Book: Сумасшедшая любовь



Сумасшедшая любовь

Кейт Ринка

Сумасшедшая любовь (или от любви до ненависти и обратно...)

Купить книгу "Сумасшедшая любовь" Ринка Кейт

 Пробежаться пальцами легкомысленно, мысленно

 По рукам, по глазам и губам твоим искренне.

 Затаить на секунду дыхание. Выстрелом

 Расплескать на тебя все эмоции истинно.

 Опуститься на землю осенними листьями,

 Разжигая костер между нашими жизнями.

 И проснуться в слезах и движеньями быстрыми

 Затереть все следы, нанесенные искрами.

 (автор: Willow)


Пролог

 Спортивный запыленный спорт-байк с юзом остановился возле здания кафе. Опустив пыльным носком ботинка железную подножку, он слез с мотоцикла. Его взгляд сразу же упал на белый Мэрс. Летний теплый ветер играл с искусственными розами, которые оплетали свадебные кольца. И снова в сердце больно впились колючие мысли - он опоздал. Он опоздал еще три часа назад...

 Нет, он опоздал гораздо раньше.

 Сняв шлем и сжав его онемевшими пальцами, он зашагал в кафе, уставший как черт, злой как собака, и опустошенный как высушенный колодец. В этот раз любимая езда на двух колесах, растянувшаяся в четырнадцать часов, показалась бесконечным кошмаром. Все это время неугомонные мысли и чувства держали его на пределе, окутывали отчаянием и болью, напоминали о несбывшихся мечтах, травили душу и вспарывали на ней затянувшиеся раны, пока он выжимал из своего байка все возможное. Ему еще никогда так не хватало скорости. Спидометр его родной Хонды заканчивался всего лишь на 240 километрах в час.

 Когда-то ему не хватило смелости, сегодня не хватило скорости, а завтра что? А завтра ему может не хватить сил... сдержаться, забыть, отпустить...

 Перед дверью он облизнул пересохшие губы, и тут же вытер их тыльной стороной ладони, затянутую в кожаную перчатку с открытыми пальцами. Ладонь сжалась в кулак, который лег на дверь, отталкивая ту в сторону. И он шагнул внутрь...

 Звуки веселой музыки раздражали, а атмосфера праздника выводила из себя. Им всем тут весело, черт бы побрал его друзей, родных... и ее...

 Окруженная гостями, в центре зала, в белом пышном платье, кружилась невеста, и счастливая улыбка играла на ее лице. Он резко остановился, не закончив шаг, и чувствуя, как перехватило дыхание, от боли и восхищения, от лавины различных и противоречивых чувств. И резко пропало все вокруг. Она была... черт! Она была все так же красива, и все так же ему необходима, как вода и воздух, как жизнь и смерть, как спасение и сладкая мука. И тут, зеленые глаза его заметили. Один взмах ресниц, один судорожный вдох, и улыбка исчезла с красивого лица.

 Ее правая рука легла на грудь, стянутую корсетом. На безымянном пальце сидело золотое кольцо, как печать запрета, как клеймо... снова. И эта рука заходила в такт неровному дыханию. Она начала задыхаться, обессилено оседая на пол. Но мужские руки ее аккуратно подхватили.

 И он заглянул в озлобленные глаза своего брата...

Около года назад...

 Максим слез с мотоцикла и встал перед салоном мотто-техники "Мото-стайл": ноги на ширине плеч, в зубах сигарета, руки в карманах джинс, и недовольный взгляд придирчиво разглядывает вывеску.

 "Спалить бы к чертям этот "стайл"", - подумал про себя Максим, докуривая сигарету. - "Проблем было бы меньше".

 Выбросив окурок и выпустив изо рта дым, он зашел в салон. Вывеска и название то же, а вот внутри здесь за полтора года многое изменилось. Придурок по фамилии Михайлов тут все переделал. И мало того - обогатился ассортиментом. Мотоциклы, шлемы, экипировка и прочая ерунда для любителей двухколесного экстрима. Макс прошелся вдоль рядов, глазея по сторонам, как обычный посетитель, а потом зашел в зал, где стояла сама техника.

 - О, да у нас тут есть даже обновленная Гледис*,- пробубнил он себе под нос издевательским тоном, когда увидел мотоцикл Сузуки.

 Переступив через ленту, на которой висела табличка "Не заходить за ограждение", Макс подошел к байку и присел перед ним на корточки. Байк был новый. А вот о том, который стоял рядом, сказать то же самое было нельзя. Максу хватило одного взгляда на его превосходно крашеный пластик с фирменной, казало бы, надписью. А вот продавался он, как только что с завода.

 Чертов засранец все еще промышляет нечестным бизнесом. Впрочем, Макс не был удивлен, но, как и раньше, недоволен, что в ЕГО салоне до сих пор происходит такой беспредел.

 Снова обратив свое внимание на Гледис, Макс поднялся и сел на него. Удобный руль, хорошие габариты для среднего роста, приемлемый вес - неплохой был мотоциклы, хотя, Макс предпочитал другие модели, более агрессивные и шустрые на дороге.

 - Эй, слезь с мотоцикла, - хамским тоном сказал ему коренастый парень в черных брюках и белой рубашке, на груди у которого висел бейджик с надписью "Охранник". - Читать что ль не умеешь, тут же для тупых написано - "не заходить за ограждение".

 Макс выпрямился, посмотрел парню в глаза и ответил:

 - Да ладно, что, правда? А я и не заметил, - усмехнулся он, прикуривая сигарету. - Зато, я хорошо умею писать. И что ты скажешь, если я напишу одну бумажку, где будет написано... - посмотрев на бейджик охранника, Макс продолжил, - Антон Викторович Сидоров - уволен. Кто из нас окажется прав?

 Парень шутки не понял. Он, кажется, вообще ничего не понял. Но в раз побагровев, охранник двинулся к нему. У Макса напряглась каждая мышца, готовясь дать отпор. Подраться он не прочь в любое время, а сейчас особенно. Но к его разочарованию, к ним подбежала девушка, преграждая дорогу обнаглевшему работничку.

 - Стой, - тихо сказала она, упираясь охраннику в грудь ладонью.

 Обратив все внимание на парня, Макс не успел разглядеть лица девушки. Но зато спина, и все прилагающиеся к ней аппетитные части предстали перед ним во всей красе. И в глаза бросилась татуировка - внизу спины красовался кельтский узор, клином уходя за пояс коротеньких джинсовых шортиков. Макс усмехнулся, узнавая эту татуировку.

 - Кира, - обратился он к девушке, расплываясь в улыбке.

 - Привет, Макс, - со вздохом сказала она, поворачиваясь к нему. - У нас не курят.

 - Рад, что ты все еще тут, милая, - ответил он, игнорируя замечание о сигарете.

 Хоть что-то в этом чертовом салоне его все еще радовало. Кира почти не изменилась, оставаясь все такой же стройной и аппетитной, и это в возрасте около двадцати семи лет. Ммм, да, два года назад он испытывал дикое желание подмять под себя эту красотку прямиком на полу этого салона. Впрочем, как дало знать ему его тело, это желание никуда не делось. Но Макс так думал до тех пор, пока случайно не посмотрел на бейджик: "Администратор... Михайлова". Он крепко выругался, а потом добавил:

 - Только не говори мне, что вышла за него замуж?

 Кира наигранно-виновато улыбнулась, а потом ответила:

 - Да, год назад. А что такое? У тебя с этим какие-то проблемы? - спросила она, складывая руки под грудью. - Хотя, ты знаешь, мне это не интересно. И слезь с мотоцикла, у нас нельзя заходить за ограждение без продавца.

 - Вижу, ты скучала по мне так же сильно, как и я по тебе, - усмехнулся он. - Но, между прочим, я сам прописывал это правило.

 - Я помню, - замялась она. - Тебя давно не было.

 - Это не лишает меня определенных прав. Артем здесь? - спросил он, туша сигарету об колесо соседнего, краденого байка.

 Кира ахнула от этого жеста, начиная злиться.

 - Артема нет. И жаль, что ты помнишь только о своих правах и давно забил на обязанности. Пока тебя где-то носило, мы тут работали. И я тоже имею тут какие-то права. Слезь с мотоцикла, Максим!

 У-у-у, сколько в ней было дикости. И Максу определенно это нравилось. А уж то, как она произнесла его имя... Черт, кроме нее еще никто не произносил его таким сладким голосом.

 Макс слез с байка, перешел через ограждение и встал перед Кирой, нос к носу. Она гордо выдержала такое нарушение ее личного пространства. И так же гордо выдерживала его пристальный и презрительный взгляд. Максу стало тошно от одной мысли, что эта девчонка теперь жена человека, которого он когда-то невзлюбил. Его аппетит к ней несколько поутих, словно бы у сладкого яблока выступила гниль. И посмотрев в ее озадаченные глаза, он произнес:

 - Как скажешь... Михайлова.

 И подмигнув изумленной красотке, Макс направился к выходу, добавив напоследок:

 - До встречи, и привет Артему.



 ***

 Этим прекрасным летним утром ничто не предвещало беды.

 Кира глубоко вздохнула, провожая взглядом широкую спину самого нахального и сексуального мужчины, который ей когда-либо встречался.

 Глаза б ее его не видели!

 За полтора года она уже почти забыла о его существовании. Ведь тогда он волновал ее до дрожи в коленках. Этот обаятельный наглец одним своим взглядом и словом добирался до самых чувствительных мест на ее теле. Стоило ему подойти к ней, окинуть с ног до головы томным взглядом, словно уже раздевая и лаская, и в довершении к этому хриплым низким голосом сказать на ухо какие-нибудь пикантные слова, как она уже была готова отдаться ему душой и телом. Или даже нет, это могло случиться гораздо раньше, стоило ему только появиться перед глазами, даже ничего не говоря и не делая. Стоило ему просто быть, где-то совсем рядом, будоража все потаенные желания. Весь его нахально-небрежный вид кричал о том, что он способен воплотить в реальность каждое из них. Он, как сам грех, притягивал вкусить запретное, закрывая тебе глаза на то, что будет после.

 Она всегда считала, что таких мужчин, как он, нужно сторониться. Они возьмут тебя, дадут то, о чем ты только когда-либо могла желать, за одну ночь завладеют твоим сердцем, а потом... хладнокровно вырвут его из груди, оставив истекать кровью месяцы, а то и годы.

 Сейчас Кира имела все, что может желать нормальная девушка. У нее был любимый муж, прекрасная работа, высокий достаток, и куча друзей... кстати сказать, половина из которых были и друзьями Макса. Но в его отсутствие этот факт нисколько ее не тревожил. Поэтому Кире хотелось бы знать, надолго ли Макс вернулся. И для нее было бы прекрасно, если бы этот срок сократился до одной их сегодняшней встречи, чтобы она смогла спокойно жить дальше.

 Ее горестные мысли прервали мужские руки, которые обхватили ее за бедра и прижали к твердому телу.

 - Девушка, а можно с вами познакомиться? - прошептал ей на ухо голос мужа.

 Кира повела плечом, с улыбкой пытаясь убрать с себя его руки.

 - Тём, отстань, мы в салоне, - одернула она его, замечая любопытные взгляды посетителей.

 - Ну и что, мой салон - что хочу, то и делаю, - ответил он, поворачивая ее к себе лицом и обнимая одной рукой, пока другая аккуратно сминала грудь. - И с тобой я могу делать все, что пожелаю. Ты моя жена.

 Кира не успела возразить, как Артем заткнул ей рот властным поцелуем. Теплые и мягкие губы привычно ласкали, пробуждая желание и обещая нечто приятное, родное... и заставляя забыть о недавнем посетителе. И хоть Кира не любила, когда муж так открыто утверждает свои права на нее, она охотно ответила на этот поцелуй.

 - Слушай, ты сегодня такая сексуальная, - усмехнулся он. - Или у нас просто давно не было секса?

 - Если быть точным, то неделю назад.

 - Ну, тогда я предлагаю это исправить после скромного обеда.

 Такой план ближайшего времяпровождения Кире пришелся по вкусу, и лукаво улыбнувшись мужу, она пошла за сумкой.

 Оставив салон на заместителя, они сели в Мазду Артема и поехали в суши-бар, который располагался недалеко от их дома. Привычное меню, обычный бытовой разговор семейной пары, новые шутки и сплетни, и любимый смех. Все было прекрасно, пока Артем не заговорил о Максиме...

 - Ребята мне сегодня сказали, что Макс вернулся, - как бы невзначай произнес муж, пристально следя за ее реакцией.

 От такого изучающего внимания Кира напряглась, поднимая на мужа глаза. Казалось бы, что в этом такого? Ну и что с того, что Макс вернулся? На правой руке Киры красовалось кольцо Артема. Она теперь его жена, а он все так и продолжает ее ревновать к своему бывшему другу. Разве не глупо? - попыталась она себя убедить.

 Это все началось около двух лет назад. Кира искала работу, и один приятель привел ее в недавно открывшийся салон под названием "Мото-стайл". Она едва ли не мечтала работать в подобном месте, поближе к двухколесной технике, которая с недавних пор стала ее маниакальным увлечением. А всему виной был тот же самый приятель, который год назад посадил ее за руль своей 600-кубовой Ямахи.

 На то время салоном "Мото-стайл" владели два парня, которыми и оказались Артем и Максим. И они с удовольствием взяли ее к себе на работу в качестве "менеджера". А потом они оба стали с ней флиртовать, соревнуясь друг с другом и сводя ее с ума. Кира явно видела, как сильно ими двигал мужской дух соперничества. И если не она, так оказалась бы на ее месте какая-нибудь другая симпатичная девчонка. Это так ее злило, что она обоим отвечала "нет", зато охотно кокетничала, находя в этом свое маленькое, коварное удовольствие. Только вот, если отказывая Артему, она отказывала лишь ему одному, то с Максом приходилось отказывать и самой себе. Этот Макс... ему невозможно было сопротивляться. Он слишком сильно ее притягивал, чтобы можно было допускать его к своему телу, не говоря уже о чем-то большем. И хоть она была далеко не девочкой строгих правил, а мозги у нее еще не все выветрились на любимой скорости за 100 километров в час; "он тебя погубит" - твердил разум, пока тело пылало от его поцелуев, которые он иногда смел у нее красть...

 А потом между двумя мужчинами что-то произошло... и Макс уехал из города, бросив салон на них.

 И Кира сделала свой выбор.

 - Я знаю, что Макс вернулся, - ответила она.

 - Откуда, - потребовал муж ответа, строго смотря на нее. - Он был в салоне?

 Кире начинало не нравиться его поведение, обещая новую ссору. Она взяла со стола бокал с клюквенным морсом и поднесла к губам. Муж нетерпеливо ожидал ее ответа.

 - Да, он заходил.

 Артем раздраженно бросил вилку на стол, звеня посудой, а потом так же раздраженно спросил:

 - А сразу сказать ты мне не могла?

 - Тём, в чем дело?

 - В чем дело?! - бросил он. - Ты с ним говорила? Что он тебе сказал?

 Не понимая поведения и вопросов мужа, Кира захлопала глазами.

 - А что он может мне сказать? Мы поздоровались, перекинулись парой слов, он спросил на месте ли ты, а потом ушел...

 - И ты даже не стала от счастья прыгать ему на шею? Это же твой неотразимый Макс, - со злым ехидством добавил он.

 "Господи, и за этого человека я вышла замуж?" - промелькнуло в голове у Киры, прежде чем она встала, со злостью опуская бокал на стол.

 - Нет, извини, не стала, потому что у меня есть "ненормальный" муж, - ответила она, выходя из-за стола и направляясь к выходу.

 От злости ее даже затрясло. А еще стало до жути обидно, что родной муж такого о ней мнения. Вылетев на улицу, Кира услышала, как пискнул в сумке мобильный, извещая о новой смс. Достав телефон, она открыла письмо от Артема: "Прости, и иди домой, я сейчас приду".

 "Вот еще..." - подумала Кира всем своим бунтарским существом.

 И она пошла на остановку, попутно набирая номер такси и собираясь вернуться обратно в салон.



 ***

 - Макс! Привет! - поприветствовал его двоюродный брат, обнимая и хлопая по спине.

 - Привет, Игорек!

 - Молодец, что вернулся. Надеюсь, надолго?

 - Думаю, да, - хмыкнул он. - Хотя, ты меня знаешь, могу сорваться в любую минуту и снова куда-нибудь укатить.

 - Ты не исправим.

 - Эй, дорогие мои, идите к нам, - с улыбкой позвала их мать Максима, проходя по коридору мимо его комнаты с тарелкой различных печеных сладостей.

 Любимая мама решила сделать из его возвращения праздник, и теперь половина родственников, в количестве семи человек, собрались в их трехкомнатной квартире. Макс уже не мог ни пить, ни есть, поэтому выполз из-за стола и вышел на балкон покурить. И как раз в это время пришел Игорь и присоединился к нему.

 - Фу, блин, на еду уже смотреть не могу.

 - Кто ж виноват, что твоя мама так вкусно готовит, - ухмыльнулся Игорь.

 - Это верно, - ответил он, выпуская дым изо рта и опираясь локтями о подоконник застекленной лоджии.

 Валентина Игнатовна, она же мама, была поваром по призванию. Когда-то отец, будучи достаточно обеспеченным человеком по причине владения строительной фирмой, подарил ей на День рождение небольшое Кафе. Это Кафе существовало и процветало до сих пор, где Валентина Игнатовна воплощала свои кулинарные фантазии. А вот брак родителей таким долгим не оказался. Они разошлись пять лет назад, и отец уехал жить в Сочи. Последние полтора года Максим провел именно там.

 - Как отец? - спросил Игорь.

 - Отлично. Живет и наслаждается жизнью.

 - А ты кем там наслаждался? Давай, рассказывай теперь во всех подробностях, а то мы с тобой по телефону-то почти и не общались.



 - Да, в общем-то, сам понимаешь, некогда было, - усмехнулся он в ответ.

 - Ну-ну, блондинка или брюнетка?

 - Сначала была блондинка.

 - Красивая?

 - Хех... сам посуди, если я планировал побыть у отца неделю, а остался на полтора года.

 - Это что, из-за нее все? - удивился Игорь, которого даже перекосило от изумления.

 - На первые два месяца - да, а потом как-то все затянуло, у вас тут зима началась, в Сочи даже осень толком не наступила. Шины сменил и снова на дороге.

 - Понимаю... - ответил ему такой же любитель экстрима на колесах, как и он. - Артем тут рвал и метал после твоего отъезда. Ты же на него одного все оставил.

 - Да пошел он, сам виноват. Хотя, он прекрасно со всем справился и даже успел жениться, я смотрю.

 - Так я же тебе как-то говорил, что он женится.

 - Не помню, - ответил Макс, досадуя на упущение такого факта.

 - Да куда уж тебе было, - усмехнулся Игорек. - Так что случилось с блондинкой?..


 Отметив с родней свое возвращение, Макс вместе с Игорем отправился к друзьям. Половина из них уже оборвали его сотовый, постоянно названивая и зазывая присоединиться к ним. Как и несколько лет назад основное место их сходки осталось в клубе "Марс", которым управлял их общий друг. Этот клуб уже для многих из них стал вторым домом, а позади него даже соорудили пристройку для общего гаража.

 Как и в любой пятничный вечер, клуб гудел. После будничной рабочей и учебной недели молодежь отдыхала. Ди-джей плясал в наушниках за своей установкой, подогревая толпу. Бармены крутили шейкерами, а девушки-танцовщицы - своими аппетитными телами. Сам клуб состоял из двух этажей, где на первом располагался бар и танцплощадка, а на втором развлечения и столики. И там же на втором этаже была территория их большой компании. И поднявшись по лестнице, Макс подошел к ним, уже издалека слыша радостные вопли и крики.

 - Ээээ... Маааакс!

 Парни пожимали ему руку и обнимали, хлопая по спине, девчонки дарили поцелуи, и каждый был безмерно рад его видеть.

 Почти каждый.

 Артем даже не встал с дивана, чтобы его поприветствовать. А жаль. Максим бы с удовольствием демонстративно проигнорировал этот жест. И, конечно же, рядом с ним сидела великолепная Кира. Но, стоило только Максу на нее взглянуть, Артем как бы невзначай поднял руку и небрежно положил на ее плечо. Макс не удержался от ухмылки, забавляясь такой реакцией. Не успел он появиться, а этот хренов собственник уже вовсю ревнует. Ну ничего, он ему еще устроит "райскую" жизнь, и даже не со злости, а просто так. Злость поутихла еще год назад, а все равно осталось желание сделать какую-нибудь пакость. Но вот какую, Макс собирался на днях подумать. О делах же он решил поговорить с ним позднее, прекрасно понимая, что сейчас не место и не время. И не успел он со всеми поздороваться, как ему в руку всучили рюмку водки. И хоть все знали, что Макс обычно не пьет эту гадость, а все равно настаивали. "За приезд", - твердили все тост. Потом он уже оказался на диване, с бутылкой пива и облепленный девчонками, которые верещали, как рады его возвращению. Макс, конечно, был не против, такого внимания, но не сейчас, когда он еще толком не пообщался с друзьями. К счастью, Санек с Фирсом их разогнали, прилипнув к нему вместо них. Макс только сейчас осознал, как соскучился по этим чертям.

 - Ну что, Макс, - положив руку ему на плечо, крикнул на ухо Леха Фирсов, которого уже давно все звали коротко и просто - Фирс. - Рассказывай, где был? Чем занимался? А то пропал совсем, друзей своих забыл.

 - Да брось, вас разве забудешь. Я у отца жил. Фирс, ты не представляешь какой там кайф - круглый год на двух колесах.

 - О, да, это круто. Ты, небось, и не слезал с байка.

 - Естественно, я жил на нем.

 - И что у тебя сейчас?

 - Фаер*, тысяча-кубовый.

 - Ммм, красава, надо взглянуть, - толкнул друг его в плечо.

 Макс усмехнулся.

 - Хорошо, сейчас сходим.

 - Куда собрались? - спросил Санек, который все это время уделял внимание своей требовательной подруге.

 - Так, ты не отвлекайся, - поддел его Фирс, кивая на усердно улыбающуюся девчонку.

 - Фирсов, отвянь. Я вообще не с тобой разговариваю, - сказал Саня, кладя пятерню на хохочущее лицо Фирса и отталкивая того назад. - Макс, друг ты мой сердечный, вот скажи мне, какого *** ты вообще уехал? Мы же, блин, скучали.

 - Жизнь заставила, - просто ответил Макс, посмотрев на Артема. Он единственный из всей компании выглядел чем-то расстроенным или недовольным, сидя молча и попивая пиво. Впрочем, такой же была и Кира, которая быстро отвела глаза, стоило ему на нее взглянуть. "Жена Артема! Вот же хрень! Ну, кто бы мог подумать, что этому засранцу так повезет?" - подумал Максим, у которого следом промелькнула мысль, что все-таки зря он так надолго уехал, пропустив тут слишком много интересного.

 Его руки сами собой потянулись к карману, где лежали сигареты. Достав одну, он засунул ее в рот, а вот зажечь оказалось нечем.

 - Блин, где эта чертова зажигалка, - ругался Макс, ощупывая карманы.

 И как раз вовремя из-за его плеча вытянулась чья-то рука, в которой горело пламя от металлической зажигалки. Макс посмотрел вверх через плечо, замечая довольное лицо хозяина клуба.

 - Алан! - чуть ли не крикнул он, протягивая руку и сразу забывая о сигарете.

 - Макс, - ответил ему парень, приветствуя крепкой хваткой, отчего пришлось закрыть зажигалку. - Привет. То-то я смотрю, все наши свободные цыпочки закудахтали. Надеюсь, ты надолго, а то я один уже с ними не справляюсь.

 - Да потому что со всеми делиться надо, - усмехнулся Фирс.

 Алан наклонился к ним, кладя локти на спинку дивана, и в шутку сказал Фирсу:

 - Это когда я с тобой не делился вниманием прекрасной половины человечества? А, Фирс? Еще раз скажешь такую гнусную "неправду", я наплету твоей дорогой Олесе, с которой я, кстати, тебя и познакомил, что у тебя вокруг одного места носится стадо вшей.

 - Эй, - обиделся тот, - так не честно. Мне тогда с ней вообще ничего не обломится. Я ее и так уже месяц обхаживаю. Совесть имей.

 - Она не в моем вкусе, чтобы ее иметь, - с ухмылкой поддел Алан.

 - Черт, парни, я безумно счастлив вас всех видеть, - расплылся в довольной ухмылке Макс. - Но, блин, дайте все-таки прикурить...



 ***

 Кира никак не могла понять, почему ей так тяжело дышится. Ей жутко не хватало воздуха. Да еще и Артем смотрел на нее волком, ревнуя даже к каждому брошенному на нее взгляду Максима. Киру это нервировало. Неужели, так бурно нужно было реагировать на появление этого парня в их жизни? Конечно, проигнорировать его тоже было нельзя, потому что у них с Максом было слишком много общего. Но, черт! Почему это должно было влезать в личную жизнь? И если бы муж не делал такой акцент на каждом взгляде и самом присутствии Максима, она бы прекрасно с этим справилась.

 Вечер шел своим чередом. Все было привычным, и все-таки, не таким, как обычно. Их компания сегодня отмечала возвращение Максима. И хоть он вместе с Фирсом куда-то ушел уже как десять минут назад, Кира больше не могла сидеть в помещении. Ей был необходим свежий воздух, а еще лучше - высокая скорость, чтобы проветриться наверняка. Но просить Артема уйти и что-то потом объяснять было не выходом. Тема предпочитал четыре колеса, а не два, и увереннее себя чувствовал за рулем машины. Было время, когда он пытался освоиться за рулем мотоцикла, но одна несерьезная авария надолго выбила из него подобное рвение. Первое время он пытался заставить и Киру бросить это опасное занятие, но она не шла ни на какие компромиссы, не желая отказываться от этого увлечения. Ни на какие компромиссы, кроме одного - она перестанет ездить на мотоцикле только после того, как забеременеет.

 Пока муж что-то увлеченно обсуждал со знакомым, Кира достала телефон и украдкой набрала заговорческую смс подруге, которая сидела напротив нее и пускала слюни на Алана. Эта девчонка вбила себе в голову, что он самый лучший мужчина. Но тридцатилетний Алан смотрел на двадцатилетнюю Еву как на младшую сестру. Они не были родственниками, но их родители так давно и тесно общались, что Алан заменил ей старшего брата. Когда-то Ева таковым его и видела, но с возрастом ее отношение к нему изменилось. Только вот Алан упорно отказывался это замечать. И смотря на печальную подругу, Кира решила, что не помешало бы проветриться обеим.

 "Ева, забери меня отсюда", - написала она в смс.

 Телефон подруги замигал и потух, а она все так же продолжала смотреть на Алана, который ворковал с симпатичной брюнеткой, нежно убирая той прядь волос за ухо. Закатив глаза, Кира пнула подругу носком летнего сапожка. Ева подскочила на месте, переводя на нее испуганный взгляд. И только когда Кира многозначительно взглянула на ее телефон, та бросилась к нему.

 Прочитав смс, подруга улыбнулась, встала с дивана и подошла к ней.

 - Кир, пойдем, прокатимся, а? А то мне тут надоело.

 - Я только "за".

 Услышав это, Артем перевел на жену подозрительный взгляд.

 - Что? - спросила она.

 - Куда вы собрались?

 - Прокатимся. Может, на Смотровую* съездим, или еще куда.

 Кира посмотрела на мужа, который быстро сдался под ее невинным взглядом.

 - Ладно, только недолго, и держи телефон при себе, чтобы я не звонил тебе десять раз, - пробубнил муж, целуя ее в губы.

 - Конечно, любимый, - ответила она, подскочила с места и поспешила вслед за подругой.



 ***

 - ...семнадцатый радиус, - восхищенно сказал Фирс, смотря на переднее колесо Фаера. - Круто. Я себе тоже хочу такие поставить.

 - Поставь, эта резина дорогу сама находит. Так что, не пожалеешь.

 Они не успели обсудить и половины его Хонды, как Максим заметил на крыльце "Марса" Киру. Она выпорхнула из клуба вместе с Евой, что-то тихо говоря той на ушко. И в руке у каждой было по шлему. Ни на кого не оглядываясь, они вышли на стоянку, надели шлемы, оседлали две прекрасные Хондочки и сорвались с места.

 - Вот дают, - сказал Фирс, облокачиваясь о его плечо. - Как только Кирка вышла замуж за Артема, они с Евой знаешь, как спелись. У-у-у, целая женская банда.

 Макс усмехнулся, задаваясь, вдруг, вопросом - какого черта он все еще стоит и смотрит, как уезжает Кира? Он застегнул куртку и сел на байк, снимая с его ручки шлем.

 - Фирс, если меня будут искать, а особенно Артем, ты понятия не имеешь, где я.

 - Э-э-э, Макс, - запротестовал друг, который сразу понял все его не благие намерения. - Ты не успел вернуться, а уже наживаешь себе новые проблемы. Не торопись.

 Надев шлем, Макс похлопал друга по плечу и напоследок добавил.

 - Я позвоню.

 И его рука выжала скорость, срывая мотоцикл с места. А через несколько километров Максим уже сидел на хвосте у Киры. Заметив его, она нажала на газ, сделав попытку оторваться и ловко лавируя среди машин. Такая реакция у Макса вызвала лишь улыбку. На светофоре его Хонда поравнялась с ее и даже через окошко шлема он смог разглядеть, как сверкают злостью ее глаза, придавая этой девчонке лишь еще большую сексапильность.

 Уф! Как же ей шла черно-желтая экипировка - кожаные штанишки были натянуты на упругую попку, а куртка с высоким воротником и грубыми ребристыми вставками на спине и локтях лишь подчеркивала ее женственность, очень заманчиво обтягивая аппетитную грудь. Бесстыдно рассматривая все эти прелести, Макс чуть не упустил момент, когда загорелся зеленый. И показав ему кулак, затянутый в черную перчатку, Кира тронулась с места, догоняя Еву.

 Насколько Макс знал, у Евы было больше опыта в вождении мотоцикла, в чем постарался Алан. У Киры же опыт был меньше. Она, кажется, только начинала свои верховые подвиги, когда устроилась работать в "Стайл". И то, что он видел сейчас, его радовало до безумия. Он был в таком восторге от своей компании на дороге, что набухшее напряжение между ног мешало спокойно сидеть.

 Догнав девчонок, он нагло вклинялся между ними, поднимая байк на задние колеса и с ревом уходя вперед. И опустил байк он как раз вовремя, что увидеть, как две Хондочки, сбавив скорость, красиво вошли в левый поворот на перекрестке, идя по ходу движения. Макс выжал тормоза, едва успевая повернуть под мигающую стрелку и почти что слыша мат в спину от других участников движения.

 Их остановка оказалась на Смотровой. Ну, конечно же, куда еще можно было податься любителю экстрима в пятничный летний вечер. Нет, места-то, конечно, были и другие, но самым значимым считалась именно Смотровая на Воробьевых горах. Каждый вечер московская дорога оживала другой жизнью. Любители авто и мотоциклов собирались в кучки и именуемые общества. Где-то гремела музыка, где-то устраивались гонки, где-то показывали свое водительское мастерство, разя паленой резиной на всю округу, где-то танцевали пьяные тела, причем чаще женские и на капотах дорогих и тюнингованных иномарок, а порой без верхней одежды - вечерами, тут можно было увидеть много чего интересно.

 Осторожно проезжая между людьми вслед за Кирой, Макс понял, что соскучился и по этому месту. Но вот его интерес, чего он и не ожидал, даже спустя столько времени, все равно был сосредоточен на девчонке, на которой так шикарно смотрелась черно-желтая экипировка. Остановившись у бордюра рядом с Евой, Кира сняла шлем, и каштановые локоны рассыпались по ее плечам. Может и странно, но Макс до сих пор помнил, какие они на ощупь. Он даже помнил, какие на вкус ее губы, сейчас накрашенные бледно-розовой помадой. Черт! Нет, это действительно было для него странно - помнить о ком-то такие мелочи. И все же, он все прекрасно помнил, желая продолжить то, что когда-то началось. И ему было наплевать, что она замужем. У них осталось незаконченное дело, которое, как оказалось, сжигает его до сих пор, как и полтора года назад, и все с тем же азартом. А может, он просто так сильно соскучился по этой девчонке, которая, выйдя замуж за его бывшего друга, лишь подогрела к себе интерес.

 Хм, похоже, он нашел, чем насолить своему "партнеру".

 - Привет, девчонки, не возражаете, если я присоединюсь к вашей великолепной компании? - спросил он с наглой улыбкой, когда снял шлем.

 - А тебе не кажется, что нужно сначала спрашивать, а потом присоединяться? - зарычала на него Кира.

 - А я спрашивал, - быстро ответил он. - Вы, наверное, просто не слышали. - Он слез с мотоцикла и подошел к ней, нагло любуясь злостью в зеленых глазах. - Знаешь, даже когда ползешь на скорости в шестьдесят, может закладывать уши.

 Кира опустила шлем себе на коленку, сложила на нем руки и обиженно спросила:

 - Значит, мы ползли?

 - Да, - ответил он с довольной ухмылкой, небрежно опираясь рукой на левую сторону ее руля. - Я даже успел разглядеть, какое белье у тебя под этими кожаными штанишками.

 Рядом фыркнула Ева. А Кира захлопала на него глазами, начиная злиться еще сильнее. И кажется, сама того не замечая, прожигая взглядом его улыбающиеся губы. Правый край его рта пополз вверх в усмешке, как в немом доказательстве того, что он прекрасно понимает, о чем она сейчас думает. И ему нравились ее мысли. Кира смутилась, покачала головой и спрятала глаза, опуская их вниз, будто на подножке ее байка было что-то интересное.

 - Мне все равно, что ты будешь делать, - тихо буркнула они, как-то обреченно принимая свое поражение.

 - Ну так, если все равно... - произнес Макс, обхватывая Киру за талию и притягивая к себе...

 Он впился в нее с таким голодом, что удивил сам себя, и плевать было даже на помаду, которая смешалась на их танцующих языках. Первое мгновение Кира попыталась его ударить, попадая рукой в шею и плечо. Но спустя мгновение, она оставила эти попытки, вцепившись руками в его куртку, а ее ротик открылся навстречу его языку. Она была все такой же сладкой, головокружительной, неистовой даже в такой мелочи, как простой поцелуй. И когда ее губы жадно заскользили по его губам, и она протяжно застонала, Макс поймал себя на мысли, что обычная шалость за короткий миг превращается в нечто гораздо большее. Сам того не ожидая, он терял голову, ощущая, как внутри все взрывается вспышкой изнывающих ощущений. Как и прежде, он был готов уже сейчас подмять под себя Киру и наконец-то узнать, что же она кричит мужчине в момент экстаза.

 - Макс, ты чего, спятил совсем! - услышал он навязчивый голос Евы, которая ко всему прочему еще пихнула его в плечо. - Кира!

 Тяжело дыша, Кира подскочила на месте, поворачиваясь к нему спиной и зарываясь пальцами в свои волосы. Взволнованная, возбужденная и прекрасная. Ее шлем медленно пополз с коленки. Макс подхватил его, так и не дав упасть на асфальт.

 - Спасибо, - проговорила она, перехватывая у него свой шлем и поднимая подножку.

 - Кира... - серьезным тоном позвал ее Макс, сразу догадавшись о ее намерениях.

 - Отвали, - бросила она ему, одаривая уже не злостью, а гневом.

 И пихнув его ладонью в грудь, она выжала газ, оставляя Макса смотреть ей вслед. Слишком потрясенный от такой непривычной для него встряски ощущений, он не стал ее останавливать, не стал ехать следом. Он прекрасно знал, что она от него никуда не денется, а их встречи будут так же неизбежны, как и ее ответная страсть. Она его не забыла и все так же вспыхивала в его руках, обещая подарить массу приятных впечатлений.



 Жаль только, что сейчас поцелуй так быстро закончился.

 - Спасибо, дорогая, - сказал он Еве.

 Но проигнорировав его сарказм, она уперлась руками в бедра и спросила:

 - Макс, ты что делаешь?

 - А на что это похоже?

 - Ты пытаешься соблазнить Киру.

 - Значит, так и есть.

 - Она замужем, - напомнила она ему.

 - Я знаю.

 На лице Евы появилось изумление.

 - Слушай, Макс, я рада, что ты вернулся, но не порть мне эту радость. Оставь Киру в покое и поищи себе другой объект для развлечений.

 - Ты не себя ли имеешь в виду? - усмехнулся он в шутку, демонстративно осматривая девушку с ног до головы.

 Ева даже дернулась от такого намека.

 - С ума сошел, что ли? Тебе точно нужна девчонка, а то кидаешься на всех подряд, - пробубнила Ева, садясь на мотоцикл. - Давно секса не было?

 Он подошел к ней и придержал байк за руль, чтобы ей было не так тяжело. Еще совсем молодая Ева выглядела такой хрупкой, что он всегда удивлялся ее упорству и желанию научиться управлять мотоциклом. Некоторые из них весили столько, что даже мужчинам приходилось тяжело, хотя девчонки, обычно, старались выбрать себе, естественно, полегче.

 - Да, целый день, - хохотнул он, отвечая на вопрос и добиваясь, наконец, ответной улыбки.

 - Дурак, - ответила ему Ева, надевая шлем, и прежде чем уехать, добавила. - Не зли меня, Максимка...

 Это кто еще тут кого злит? Он терпеть не мог, когда его так называли. А еще не переносил, когда не мог чего-то добиться.



 ***

 Кира зашла домой, снимая обувь под внимательным взглядом Артема. Муж вышел из комнаты, как только услышал щелчок замка, и теперь, прислонившись плечом к стене, пристально смотрел на жену.

 - Где была? - строго спросил он.

 - Как где? Каталась с Евой, - ответила она, снимая один сапожок и принимаясь за второй.

 - Я звонил полчаса назад, и ты не ответила.

 - Тем, ты звонил мне каждые полчаса, я устала останавливаться и отвечать на звонок, - с небольшим раздражением в голосе ответила Кира.

 В самом деле, неужели можно быть таким подозрительным?

 Артем отошел от стены и подошел к ней, отбирая у нее из рук сапог и откидывая в сторону, чтобы ее рукам ничего не помешало его обнять, когда он прижал жену спиной к двери.

 - Я соскучился, - сказал он, - а тебя носит неизвестно где.

 И губы мужа смяли ее рот в страстном поцелуе. Кира даже растерялась, сама не понимая, в чем же дело. Губы горели, тело пылало, но какое-то странное ощущение предательства не давало покоя. Ведь ее тело так же вспыхнуло от прикосновений других губ... или нет, не так же, а гораздо сильнее, словно она и не знала раньше, что бывает такое неуправляемое желание. И это совершенно к чужому ей человеку, который не был ее мужем, не был тем, с кем она решила связать свою жизнь. Это все показалось Кире таким неправильным и отвратительным, что ей стало противно от самой себя. Она уперлась рукой в грудь Артема, слегка отталкивая назад.

 - Тем, подожди.

 - В чем дело? - спросил он перед тем, как поцеловать ее снова.

 Кира еще сильнее уперлась рукой ему в грудь.

 - Тем, я не хочу сейчас.

 В глазах Артема мгновенно вспыхнула злость, словно он включил ее по сигналу, либо до этого тщательно прятал.

 - Это из-за него? - прямо спросил он.

 Уже вспыхнув от такого вопроса, как бенгальская свеча, Кира постаралась быстро взять себя в руки, чтобы на ее лице не проскользнула ни одна лишняя эмоция.

 - Тем, перестань.

 Смерив жену долгим взглядом, Артем опустил руки. С минуту он стоял молча, разглядывая ее лицо и о чем-то серьезно размышляя, будто пытаясь в ней что-то найти. А потом отвернулся и прошел в комнату, сев в кресло перед включенным телевизором.

 "Господи, что я делаю?" - подумала Кира. Что же вдруг стало не так с тем, что было в порядке всего какой-то день назад? Она любила и радовалась жизни, и никаким сомнениям в душе не было места. Но каким сомнениям? В чем? У нее было все самое необходимое и любимое. Так что же не так?

 Закусив губы до боли, Кира заставила себя выкинуть из головы все ненужные мысли. Они поселились в ее душе после того поцелуя, которого она не хотела... не хотела снова чувствовать на своих губах... который снова пытался сбить ее с толку, расставив главные роли в ее сердце так, как она не желала принимать. Только и всего.

 Однажды она уже обожглась, второго такого раза не хотела, тем более - сейчас.

 "Он тебя погубит"...

 Зайдя в комнату, Кира подошла к любимому мужу - уж в этом у нее не было никаких сомнений, и не в слепую она отвечала "да" на главный вопрос в своей жизни. Вспоминала ли она тогда Максима? "Нет... кажется... кажется... а, черт!" Но даже если и так, ни одна мысль не позволяла ей согласиться с тем, что она сделала неправильный выбор. Артем был надежным человеком, великолепным любовником и хорошим мужем. А недостатки... они есть у каждого.

 Сев к мужу на колени, она прижалась к нему, обняла за шею и тихо произнесла:

 - Тем, прости, и перестань забивать себе голову всякой ерундой, хорошо?

 - Ты уверена, что это ерунда? - спросил он, посмотрев на нее серьезным и взволнованным взглядом.

 - Да, - ответила она, искренне надеясь, что не врет ни себе, ни ему.

 Взяв лицо мужа в ладони, Кира попыталась его поцеловать, но он дернул головой, уходя от поцелуя. Не перенося такой холодности, она едва не дернулась сама. Артем редко себя так вел, но в этот раз Кира не могла его в чем-то упрекнуть. Он переживал, как переживал бы любой мужчина на его месте. Но Кира знала, чем можно его успокоить.

 Она встала, наклонилась к лицу Артема и тихо сказала:

 - Если что - я в постели, буду ждать, пока ты сменишь гнев на милость. И кстати, пожалуй, я ничего не стану надевать. Так что, советую поспешить, пока я не замерзла и не передумала.

 Кира не успела даже выпрямиться, как Артем обхватил ее запястье, снова сажая на себя и обхватывая губами губы...



 ***

 Выкинув окурок, Максим зашел в салон "Мото-стайл", пройдя прямиком к стойке. Его встретила симпатичная брюнетка, с красивой улыбкой и карими глазами, которая тут же кокетливо произнесла приветствие, от которого Макса едва не перекосило:

 - Доброе утро, Максим Геннадьевич.

 Вальяжно облокотившись о высокую стойку, он опустил глаза на ее бейджик, который крепился к карману джинсовой рубашки, как раз возле аппетитного декольте.

 - Валя, детка, какой же я тебе Максим Геннадьевич? Для тебя просто Максим. А еще раз назовешь по имени-отчеству - уволю, - в шутку добавил он.

 В ответ девушка снова щедро одарила его кокетливой улыбкой, которая вкупе с хитрым блеском в глазах говорила ему о всей ее готовности общаться с ним так, как он захочет.

 - Как скажешь, Максим.

 - Вижу, вы уже знакомитесь с персоналом, Максим Геннадьевич, - неожиданно прозвучал за его спиной голос Киры.

 "Вот заноза", - пронеслось у него в голове. Он обернулся, встречаясь с зелеными глазами, которые окатили его злостью, словно ведром холодной воды, и устраивая ему контрастный душ, потому что в жар бросило от одного звука ее голоса.

 - Как видите, Кира Викторовна.

 - Артем тебя ждет, он у себя, - бросила она, проходя мимо.

 Макс проводил ее взглядом, уделяя особое внимание стройным ножкам в туфлях на высоком каблуке и округлым бедрам, на которых великолепно сидела короткая джинсовая юбка. Уж сколько таких юбок он повидал, но, почему-то, еще ни под одну из них ему не хотелось забраться так неудержимо, как под эту. Вот же гадство!

 Макс отвернулся он Киры, озадаченно взъерошивая рукой волосы, и прошел через дверь, на которой висела табличка "посторонним вход запрещен". Артем сидел в кабинете, за лакированным столом, напряженно разглядывая какие-то бумаги. Увидев Макса, он отложил все документы в сторону. Макс прошел внутрь и, не ожидая особого приглашения, сел перед ним через стол, закинув на столешницу скрещенные в лодыжках ноги, обутые в тяжелые мотоботы. Артем перевел взгляд на его подошву, наверняка вычитав там незамысловатые американские слова, написанные белыми буквами: "Fuck you".

 - Я тоже рад тебя видеть, Макс, - выдержанно улыбнулся ему Артем. - Но думаю, нам уже кроме дела говорить не о чем, так что, скажу одно - сколько ты хочешь за свою половину салона?

 Макс усмехнулся, доставая сигареты.

 - Тут не курят, - сказал ему Артем. - Разве ты видишь пепельницу на моем столе?

 Макс демонстративно поджег сигарету, выпуская дым в сторону Артема.

 - А с чего ты взял, что я хочу продать свою часть?

 - Тебя долго не было...

 - У меня был долгосрочный отпуск. И хочу заметить - если бы я не уехал, то набил бы тебе морду... в лучшем случае, - добавил Максим. - И вообще, мне интересно, какого хрена в моем салоне до сих пор процветает криминал? В главном зале я заметил как минимум два краденых байка.

 Взяв со стола стакан Артема с водой, Максим стряхнул в него пепел, ожидая ответа.

 - А ты думал, на чем "твой" салон сделал столько бабла, чтобы себя содержать в таком виде, в каком он сейчас существует? Я тебе уже когда-то объяснял, Макс, что без вложений мы загнемся. Это бизнес, и чтобы в нем держаться, нужно уметь находить доступные ходы и выходы из любой ситуации, и деньги тут играю главную роль...

 - Да мне наплевать. Я тебе тоже объяснял, что не собираюсь учувствовать в этом криминале.

 - Тогда продай мне свою половину, и катайся дальше, хоть до северного полюса.

 Макс едва не поперхнулся дымом. Еще учась в школе, у него появилась навязчивая идея открыть свое дело, и чтобы оно непременно было связано с мотто-миром. Отец мог себе позволить осуществить эту идею сына в любое время, но он никогда не баловал его до такой степени. "Хочешь открыть свое дело, сначала заработай на него капитал, причем своим непосильным трудом. Разберись в том, что для этого необходимо знать, посети какие-нибудь бизнес-тренинги. А уж в остальном я всегда помогу" - такими были его слова. Макс прислушался к советам отца, а также прислушался к тому, что всегда лучше иметь надежного партнера, который будет владеть отличной от его сферой деятельности, и который всегда поможет решить нужные вопросы. Макс выбрал Артема, юриста по профессии, который добавил к его капиталу свою половину. Это было их первым вложением. И, казалось бы, все было хорошо, если бы только партнер не оказался таким ненадежным.

 Артему захотелось всего и сразу, он нашел им новых "компаньонов", которые не производили свою технику, а торговали чужой. Максу это все не понравилось, о чем он и сказал другу. Тот уговаривал его неделю, после чего резко прекратил все нападки. А еще через неделю Макс заметил, что с одним из их продаваемых мотоциклов что-то не так.

 - А ты ничего не напутал? Забыл, что это я пришел к тебе со всей этой идеей? - напомнил ему Максим.

 Артем хмыкнул.

 - А может, давай теперь поспорим, кто больше всего сделал для этого салона? Кто составлял все документы? Кто вытаскивал его из задницы, пока ты отдыхал на Югах? Кто тут вообще всем заправляет уже последние полтора года? Ты хоть в курсе, какие у нас контракты и что мы продаем?

 Черт! Этому засранцу все-таки удалось заткнуть его за пояс. И Макс на это решил ответить по-своему.

 - А Кира знает о том, что торгует крадеными байками?

 Взгляд Артема стал на порядок злее.

 - Даже не смей ей что-нибудь об этом говорить.

 Макс широко улыбнулся, наклоняя голову к плечу.

 - Значит, не знает. Кстати, она прекрасно выглядит. А знаешь, что мне еще интересно... - Макс затянулся и выпустил кольца дыма, которые рассеялись в воздухе, - ...скажи, она так же дика в постели, как я и думал?

 Артем подскочил с места так быстро, что за его спиной грохнулось офисное кресло.

 - Только попробуй ее тронуть...

 Макс усмехнулся, обдумывая, что бы такое ответить.

 Когда стало ясно, что Артем решил все-таки продавать "левый" товар, Макс предупредил, что если через 24 часа этот товар не исчезнет из Салона, то он вычистит его сам. Но новые "компаньоны" оказались не так просты, как ему казалось...

 В тот день он летел на байке, и до дома оставалось около пяти минут, как перед последним светофором его подрезал БМВ-Икс-5. Макс успел аккуратно увести байк в сторону, но даже в среднем потоке машин деваться оказалось некуда. Он положил мотоцикл на бок и отпустил его, выполняя все действия уже хорошо наработанным навыком. В такие моменты экипировка оправдывала себя на все 200%, и от физических повреждений его спасла именно она, когда он откинулся на спину и проехался на защите по асфальту несколько метров, сумев избежать серьезных повреждений. Остался лишь синяк на плече, которым он налетел в заднее колесо стоящего на светофоре автомобиля. И он до сих пор помнил, как с этого ракурса было прекрасно видно его байк, от которого сыпались искры, когда он скрежетал по асфальту, пока не впечатался в бампер Тайоты.

 Но это было только начало.

 Из Икс-5 вышли двое парней, решив провести с ним серьезный разговор...

 - Слушай, парень, мы не хотим никаких проблем, ни для тебя, ни для себя. Поэтому, давай договоримся по-хорошему - мы делаем общий бизнес, делим лаве, и никто не остается в обиде. Усек?

 Макса и без того трясло после аварии, а тут еще добавила злость. Он сорвался... и двое на одного для него оказались в тот момент, и в его состоянии, сущей мелочью. Прослыв в своей округе не последним любителем уличных драк, он обоих уложил на лопатки. После чего, позаимствовал у них машину, отвез свой байк в гараж, сел на другой и выехал на трассу, решив подумать и успокоиться, чтобы при встрече с Артемом случайно не сломать ему шею.

 Так знакомая трасса привела его в Сочи, куда он уже решил ехать после того, как преодолел половину пути. Тут его встретил отец, друзья и девушки, одна из которых быстро помогла ему отвлечься, незаметно для него надолго завладев вниманием. А потом была другая, и все так закрутилось, что он решил продлить свой отпуск на пару месяцев, потом на полгода, потом еще чуть-чуть... пока было, в чьей постели проводить время... и пока не решил, что пора возвращаться.

 За эти полтора года он успокоился, но ничего не забыл. И кроме Артема больше некому было его так подставить.

 - И что ты сделаешь? А? Опять сдашь меня своим новым дружкам? Давай, вперед.

 - А может, и сдам, - проговорил его бывший друг.

 - Я готов, - ответил ему Макс, бросая бычок в стакан и ставя обратно к Артему.

 Со злости тот спихнул со стола его ноги и грозно добавил:

 - Я тебя предупредил.

 - Уже боюсь, - усмехнулся Макс, вставая с кресла. - Когда-то я пришел к тебе со своей идеей не для того, чтобы ты ею воспользовался по своему усмотрению и так замечательно отмел меня в сторону. Это и мой Салон, и я вернулся. А что касается Киры, - Макс снова широко улыбнулся, - если ты ее затащил замуж, это еще не значит, что ты выиграл.

 Наконец, Артем сорвался, хватая Макса за воротник футболки и дергая на себя так, что затрещала ткань.

 - Только тронь ее...

 Обхватив его запястья одной рукой, Макс занес вторую руку для удара. Как же давно он хотел это сделать!

 - Даже не сомневайся...

 Удар в скулу ослабил хватку Артема, но усилил злость, с которой тот кинулся в ответ, протаскивая его к краю стола. Макс выругался, когда тяжелый кулак ударил его в левую бровь. Обхватив Артема за воротник рубашки, он дернул его, толкая в сторону. Артем обо что-то споткнулся, хватаясь за Макса. Тяжело дыша, злые и рычащие мужчины повалились на пол. Максу удалось упасть сверху на Артема, над которым он снова занес руку для удара. Но тут раздался крик Киры:

 - Максим!

 Макс замер, поднимая к ней глаза. И в этот момент кулак Артема основательно приложился к его челюсти.

 - Тема! Хватит! - снова закричала Кира.

 Артем попытался перехватить инициативу, но Макс не дал. Подогретый болью в челюсти, он замахнулся для ответного удара... раз, другой... пока его не окатили ледяной водой из графина, так что закололо от холода кожу. Твою-то мать! И воспользовавшись моментом, Кира на полкорпуса протиснулась между ними, загораживая ему Артема, едва не ложась на него, и слишком близко оказываясь к Максиму...

 - Хватит, - уже тише попросила она, умоляюще смотря ему в глаза.

 И Макс замер, заворожено наблюдая, как капля воды с его носа падает ей на губы. Под ней закашлял и заматерился Артем, приходящий в себя после серии его ударов... напоминая ему о том, что они с Кирой тут не одни. Черт, а так бы хотелось!..

 - Боюсь, что все только начинается, - тихо ответил ей Максим, вставая на ноги и вытирая кровь с края разбитой губы. - Ну что ж, рад снова быть в команде. Вернусь через пару часов, и если тебя не затруднит... Кира, - сделал он акцент на ее имени, - то приготовь мне, пожалуйста, отчет о сегодняшнем состоянии салона.

 - Затруднит, - резко ответила ему девушка, заставляя остановиться в дверях.

 Макс ухмыльнулся, слизывая с губы вновь выступившую кровь.

 - Тогда поручи это дело нашей весьма симпатичной Валентине.



 ***

 Кира едва не зарычала в голос, когда за Максом закрылась дверь. Возмущение и негодование в ней бушевали как никогда. И где только этот мужчина научился такой наглости?!

 - Ублюдок, - проговорил Артем, слегка отталкивая Киру с себя, которая совсем не подумала, что мужу сейчас не очень удобно под ней лежать.

 - Ты цел? - нависая над ним, спросила Кира.

 Артем пощупал свой нос, из которого текла кровь.

 - Цел, - прогундосил он.

 - Лежи, не вставай.

 Кира поднялась и подошла к бару. Достав оттуда лед, она положила его в пакет, обернула салфеткой и вернулась к мужу.

 - Полежи пока так, я сейчас принесу мокрое полотенце.

 Артем кивнул, забирая у него лед.

 Кира вышла и отправилась в санузел, где можно было найти чистое полотенце. Но стоило ей открыть дверь, как она едва не налетела на Максима, который умывался над раковиной. "Ох, черт! Он уже и футболку успел снять!" - промелькнуло в голове у Киры, пока она хватала взглядом его обнаженный торс, спина которого была покрыта симметричным узором татуировки, уходящей конусом к низу спины и оплетающую линиями широкие плечи.

 - У нас тут есть защелка, на которую принято закрываться, - бросила она, со злостью собираясь хлопнуть дверью.

 Но Макс отпихнул дверь в противоположную сторону, хватая Киру за руку и затаскивая к себе. И только после этого закрывая дверь... на защелку. Не зная, куда деться, Кира вжалась в стену, боясь соприкоснуться с кожей Макса хоть чем-то. И без того в крохотной комнатушке стало совсем тесно. Особенно, когда Макс уперся рукой в стену над ее головой, нависнув всем своим соблазнительным телом.

 - Так устроит? - спросил он, сверкая наглой ухмылкой.

 - Нет, - быстро ответила Кира, впившись взглядом в его глаза, лишь бы не смотреть куда-то еще, например, на линии его выточенной грудной клетки и тугого пресса, до чего так сильно хотелось прикоснуться руками.

 "Дура, у тебя есть муж!" - крикнула она сама себе. - "Любимый муж, который тебя ждет".

 - Что опять не так? - спросил Макс.

 - Ты не мог бы отойти, - произнесла она, ощущая себя загнанной в угол - с одной стороны была дверь, с другой - раковина, позади нее - стена, а перед ней... Господи, за что ей было дано знакомство с таким мужчиной?! Наглость и секс воплоти. И как его игнорировать, когда внизу живота все скручивается узлом, когда рядом с ним перестает хватать воздуха и тело заполняет огонь, который ничто не в состоянии потушить, кроме этого мужчины? И ни намека на какие-то чувства, одна сплошная похоть, самая первобытная по своей природе, которая рисует в голове картинки сплетенных, жарких и скользких тел, так неумолимо двигающихся в такт друг другу и пытающихся затушить в себе этот первобытный огонь, живущий внутри каждого из них...

 Кира так ярко себе все представила, что едва не задохнулась. А вместо того, чтобы ее послушать, Максим так и стоял, молча разглядывая ее лицо и видя каждую не спрятанную вовремя эмоцию. Снова вытащив на поверхность злость, злость за все то, что он заставляет желать всему вопреки, Кира попыталась его отпихнуть локтем в грудь.

 - Отойди.

 Но Макс перехватил ее локоть, толкая снова спиной к стене. Кира разозлилась еще сильнее, уже стараясь его отпихнуть двумя руками, но Макс стал пытаться поймать запястья и прижать ее к стене уже своим телом. В ход пошли удары, когда Кира попыталась отвесить ему пощечину. Ей удалось слегка задеть его по подбородку, перед тем как руки оказались за ее спиной, крепко зажатые в одной руке Максима. И все-таки, ему удалось одержать верх и прижать ее к стене гораздо теснее, чем было до этого, так что Кире оставалось только досадливо выругаться и усердно удерживать себя в руках, надеясь, что он не станет к ней прикасаться... Но как бы не так! Пальцы его свободной руки коснулись ее лица и погладили скулу, словно исследуя, опускаясь по шее, скользя по ключице и снова вниз, нежно поглаживая видимую часть груди, которая поднималась и опускалась от каждого ее глубокого вдоха и выдоха... От такого прикосновения Кира ощутила слабость в ногах, задрожав от столкновения совершенно противоречивых ее ощущений - потребности в большем и в необходимости немедленно это все прекратить.

 - Ты никогда не думала о том, как было бы, если бы на месте Артема был я? - неожиданно спросил Макс, удивив своим вопросом.

 Как ни странно оказалось, Кира об этом думала, и не раз, всегда приходя к выводу...

 - Ты не Артем, так что никак не можешь быть на его месте.

 Кира попыталась опустить глаза, но Макс обхватил пальцами ее подбородок и приподнял к своему лицу.

 - Это логично, но я говорю о другом. Как было бы, если не он, а я был рядом с тобой? Если бы не он, а я любил тебя каждую ночь?

 Кира хмыкнула на это замечание, пытаясь скрыть истинные эмоции.

 - Да что ты знаешь о любви?

 - А ты знаешь?

 - Да, - твердо ответила ему Кира. - Я люблю своего мужа, ясно?

 Макс ухмыльнулся в ответ.

 - Звучит так, будто ты пытаешься убедить в этом саму себя.

 - Не льсти себе, Максим. Если ты мне нравишься, это еще не значит, что я готова играть с тобой в твои игры.

 - А я тебе нравлюсь? - хитро спросил он, продолжая удерживать ее подбородок и неумолимо к нему наклоняться.

 Кира запаниковала, чувствуя, как тело разгорается в желании ему подыграть.

 - Макс, - попыталась она его одернуть.

 - Да? - спросил он, уже выдыхая ответ ей в губы.

 Кира задержала дыхание. И единственное, что пришло ей в затуманенную голову, это приподнять ногу и ударить Максима по ноге. Он вскрикнул.

 - Ау! За что? - с усмешкой спросил он, явно забавляясь всей ситуацией.

 - За все, - ответила она, открывая дверь нараспашку. - Уходи, если не хочешь получить еще куда-нибудь.

 - Слушай, да что я тебе сделал?

 - Начнем с того, что ты избил моего мужа.

 - Ой, подумаешь, пара дружеских синяков. И причем тут вообще твой муж?

 - А причем здесь ты? Улови разницу - ты мне всего лишь нравишься, а мужа я люблю. И именно он рядом со мной, а не ты, и он, а не ты, любит меня ночами... - Кира уперлась пальцем ему в грудь и толкнула... - страстно, жарко, сильно, заставляя кричать от наслаждения. Понятно?

 Видя, как в глазах Макса загорается злость и нечто похожее на мужскую зависть, Кира ликовала, радуясь тому, что смогла ему достойно ответить.

 - Так что, можешь не растрачивать на меня свое время, Максим, а потратить его с пользой и удовольствием, например, на нашу Валентину. Она оценит твое внимание лучше меня, я уверена.

 Выслушав ее маленькую тираду, Макс усмехнулся, но злость в глазах так и не ушла.

 - А ты знаешь, я, пожалуй, так и сделаю, - ответил он, снимая с крючка свою футболку и перекидывая ее через шею. А прежде чем выйти, он решил оставить последнее слово за собой, тихо добавив. - Но я сомневаюсь, что такая юридическая крыса, как Артем, способна показать тебе страсть, ответную твоему пылу.

 И подмигнув ей, он вышел, оставляя ее в тупом недоумении. "Как только у него нахальства хватает такое мне говорить? Откуда ему знать, что мне нужно, и какой, к чертям, у меня пыл?! И вообще, таких пылких как Артем, еще поискать надо..."

 - Черт, я что, себя уговариваю? - спросила Кира у своего отражения в зеркале.

 - Кира, - робко окликнула ее Валентина, заглядывая к ней через открытую дверь. - У тебя все в порядке?

 - Да, - ответила она. - Что-то случилось?

 - Нет, все хорошо, я просто хотела отпроситься на час, сходить пообедать.

 - Конечно, иди, я побуду в зале вместо тебя, - обыденно ответила Кира на обыденную ситуацию, наконец-то добравшись до полотенца, которое Артем уже наверняка заждался, причем, вместе с ней. Намочив злосчастное полотенце, Кира поспешила к мужу, проходя через основной зал и как раз вовремя замечая, как Макс придерживает дверь для выходящей Валентины.

 "И когда только успел?" - промелькнуло в голове у Киры, пока она смотрела на Максима, который к тому же еще посмел ей улыбнуться, прежде чем выйти на улицу. А широкие окна позволили ей увидеть, как эта самая Валентина садится на Хонду позади Максима, обнимая его за талию. Заревев, байк сорвался с места под вскрик везучей девчонки.

 "Нет, "самой" везучей девчонки".

 От собственной горечи Кира едва не подавилась. И отчего-то так сильно сдавило грудь, что стало труднее дышать. А чего она ожидала, когда провоцировала такого хищного самца, как Максим? Она сама ему посоветовала обратить свое внимание на эту девушку. И с чего ей вообще ревновать?

 "О, Боже, я что, правда ревную?!" - ужаснулась Кира.

 Но ведь не должна. Макс ей свершено никто и волен делать все, что ему вздумается и с кем вздумается. У нее же есть муж, которому сейчас нужна ее помощь. Приложив полотенце к горящим щекам, Кира поспешила к Артему.

 Вот только, все равно ей почему-то, вдруг, сильно захотелось уволить Валентину...



 ***

 Макс не собирался заходить так далеко. Но черт! Кира его так распалила, что он не смог ничего с собой поделать, когда Валентина начала с ним откровенно кокетничать. И закончилось все тем, что он поимел девчонку в одноместном туалете того кафе, куда они забежали на ранний обед.

 - Блин, я опаздываю, - ругалась Валентина, глядя на себя в зеркало и пытаясь поправить растрепанную прическу.

 Макс выкинул в урну презерватив и застегнул штаны. И так как Валя занимала место возле раковины, он прислонился спиной к стене и уставился на свое отражение. И почему-то в этом отражении его взгляд был полон безразличия и неудовлетворения. Страстно желать одну, а залезать на другую ей назло - это было не тем, чего он хотел. Даже назло. Обычно, он либо добивался девушку, либо находил новую. Но в этот раз девушка оказалась слишком упертой. Вот только другую он сейчас не хотел, отчего недавний секс принес ему не те эмоции, на которые он рассчитывал. А это Макса даже злило.

 - Эй, скоро там? - крикнул женский голос с той стороны двери.

 - Уже выхожу, - крикнула в ответ Валентина, со смешком прикрывая рот.

 Когда Валя отошла от раковины, чтобы снять с себя рваные трусики, Максу удалось умыться и стереть с лица остатки помады.

 И уже через пять минут он несся обратно в "Мото-стайл".


 - Ты опоздала, - встретила Кира Валентину такими словами.

 - Это по моей вине, - устало проговорил ей Макс, у которого на сегодня, кажется, иссяк запас хорошего настроения.

 - Я вижу, - бросила Кира, одаривая его... черт, даже не злостью, а ненавистью. Ее зеленые глаза блестели от этого чувства. - Валентина... ты уволена.

 Удивился даже Макс, не веря своим ушам. Он и не думал, что Кира способна на такую... месть? Или что это сейчас было? Черт, да кто поймет этих баб? Сначала она дает тебе отворот поворот, а потом злится, что ты нашел ей замену.

 Валентина так и застыла, прекратив поправлять свою юбку, под которой, как он теперь знал, и что случилось по его вине, теперь ничего не было надето.

 - Как уволена? - не поняла девушка.

 "Черт, ну только этого мне еще не хватало..." - пронеслось в голове у Макса.

 - Где Артем, - спросил он у Киры.

 - В больнице, - ответила она, поворачиваясь к нему спиной. - Валя, я буду в кабинете, будь добра зайти подписать заявление.

 - Но, за что? - не унималась Валентина, вспыхивая злостью.

 - За опоздание, - бросила ей Кира через плечо.

 - Надеюсь, с Артемом стряслось что-то серьезное, - съехидничал Макс, заходя в кабинет вслед за Кирой и захлопывая за собой дверь.

 - Нет, с ним все в порядке, - спокойно ответила она, - не считая пары ссадин и синяков на лице.

 Обогнув стол, Кира села на место Артема, достала бланк с заявлением на увольнение и принялась его заполнять. Причем, от Макса не ускользнуло то, как тряслись ее руки, и что она усердно пыталась скрыть. Он подошел, наклонился над столом и положил ладонь на бланк, мешая ей писать.

 - За что ты на нее взъелась?

 Кира подняла на него глаза.

 - Я же сказала, за опоздание.

 - А может, все-таки признаешь, как оно есть?

 - А как оно, по-твоему, есть? - спросила Кира, начиная стучать концом ручки по столу, что лишь подтверждало ее нервозность.

 - Злишься, что не ты была на ее месте.

 Кира хмыкнула, думая, что он совсем не видит того, что скрыто под этим жестом.

 - Максим, я же сказала тебе, не обольщаться. Я как администратор этого салона имею право "казнить и миловать". И я не люблю, когда пренебрегают работой только затем... затем... - запнулась она.

 - ...затем, чтобы заняться сексом с парнем, с которым хотела бы и ты? - закончил он с довольной ухмылкой.

 Кажется, его настроение стремительно поднималось, как и кое-что еще...

 - Нет, не за этим, - ответила Кира, опуская глаза и пытаясь отпихнуть его руку.

 Но сжав ладонь, Максим смял листок.

 - Если ты ей завидуешь, это не повод увольнять с работы. И еще, - упершись руками в стол, Макс наклонился к Кире и добавил: - Тебе стоит только намекнуть, и ты окажешься на ее месте.

 Кира смерила его долгим взглядом, прилагая немало сил, чтобы казаться равнодушной.

 - Хорошо, я намекну своему мужу, чем можно заниматься в рабочее время.

 Эти слова вызвали у Максима усмешку - кажется, у нее всегда было, что ему ответить.

 - Только не переусердствуй. Но мое предложение остается в силе, в любое время, - самодовольно добавил он, разводя руками и демонстрируя то, что предлагал, а именно - самого себя. - Ну а пока ты думаешь, можем заняться салоном. Мне кто-нибудь приготовил отчет?

 Задав свой вопрос, Макс присел на краешек стола, наслаждаясь всполохами злости и замешательства в зеленых глазах. Обомлев от его наглости, Кира не сразу нашлась что ответить, произнося, кажется, первое, что пришло в голову.

 - Иди ты знаешь куда, Макс, вместе со своим предложением. - Кира встала, кидая ближе к нему зеленую папку. - Здесь все основные документы. Остальное ищи сам или спросишь... у Валентины! - бросила она, словно произнесла особо гадкое ругательство.

 "Черт, надо же, она ревнует" - подумал Макс, чувствуя, как от этой мысли становится радостно на душе.

 - Обожаю тебя злить, - произнес он с довольной улыбкой.

 - Не переусердствуй, - передразнила его Кира, обходя стол и направляясь к двери.

 - Непременно, - сказал Макс, провожая ее пристальным взглядом.

 Сев в кресло, он закинул ноги на стол и открыл папку, продолжая смотреть на выходящую Киру, которая не шла, а плыла, призывно покачивая бедрами.

 "Ох, Боги, дайте мне силы" - подумал он про себя, едва не присвистнув вслух.

 Не оборачиваясь, Кира вышла, оставив Макса наедине со своими похотливыми мыслями. За полтора года все-таки кое-что изменилось, а что-то осталось таким, как и раньше. Например, неизменным осталось его влечение, как еще и некий азарт. Ведь, когда Кира только появилась у них в Салоне, они с Артемом поспорили, кто же сумеет ее добиться. Тогда Кира была такой же неприступной, как и сейчас, подогревая азарт обоих. Но тогда в ней не было такой злости, и она не была замужем. Тогда все было проще. И все-таки, Макс не считал себя в проигрыше из-за того, что Артем стал ее мужем.

 Ему не стоило уезжать так надолго. Но черт, ответное влечение Киры было заметно невооруженным глазом. А как она его вчера целовала! О, такой пыл как у нее встречался не в каждой. Красива и изящна, как шестиструнная гитара, при каждом его прикосновении она была готова для него петь. Стоило только зажать пальцами нужный "аккорд"... и она вся твоя. Макс не добился этого раньше, но не собирался останавливаться на достигнутом. А то, что у Киры был муж... да и черт с ним! Желание насолить и неуважение к Артему давали о себе знать, ставя соперника наравне, если не ниже. И что связывало этих двоих, Макса не интересовало. Он знал одно - он хочет Киру, а она хочет его. Так причем тут Артем?



 ***

 Сегодня был первый такой день, за который Кира не раз прокляла свою работу. Макс так и не дал ей уволить Валентину, хотя Кира сама себя не понимала, почему же ей так хотелось это сделать. Просто напросто, продолжая мельтешить перед глазами, Валентина заставляла ее задыхаться от зависти. И никакие доводы разума не давали ей успокоиться. Она ревновала и завидовала, и эти чувства не поддавались контролю, понукая Киру принимать такие решения, за которые становилось стыдно. Они просто были, жгли и душили, даже в присутствии Артема, отчего на душе становилось совсем гадко. Ведь, когда она выходила замуж, не о такой жизни она грезила, и совсем не думала, что ее будут изводить прежние метания. Когда она выходила замуж, все казалось простым и решенным, правильным и необходимым, таким, как ей и хотелось. И была любовь, которую Артем сумел в ней разжечь за несколько месяцев своего активного ухаживания, когда ему не мешал никакой Максим. И Кире все нравилось, она любила и была счастлива... на тот момент. И не было никаких сомнений.

 Так что же происходит сейчас?

 Стоило Максиму вернуться, как все продолжилось, словно и не было этих полутора лет. Но Кира не собиралась позволять рушить то, что сейчас имела, и что успела полюбить. Вот только, как это объяснить Максу... да и самой себе? Но с собой она бы справилась, если бы Максим не обращал на нее внимания, и не испытывал на ней весь свой сексапильный и обаятельный мужской арсенал. А вот как заставить Максима перестать это делать, Кира не знала. Нормальный бы человек все понял без намеков, а Максу все было сказано прямо. Это же сколько наглости и самоуверенности нужно иметь, чтобы ни о чем не думать и ничего не слышать? Вот только Макс вполне мог себе это позволить. Такой как он мог себе позволить все что угодно и кого угодно. Для Максима не было правил, он жил так, как хотел жить сегодня. И это подкупало, но никак не могло заменить спокойного постоянства.

 - Кира, ты скоро? - позвал ее муж, заглядывая к ней в ванную комнату.

 - Да, уже выхожу, - поспешила она ответить.

 - Давай скорей, мы опаздываем.

 - Тём, так я договорилась с Евой, что мы поедем в ее любимый клуб, - сказала Кира, выглядывая из-за ванной шторки.

 - Поедите в другой раз. Выходи.

 И не дав ей что-то ответить, Артем закрыл дверь. Вот тебе и муж - "сказал, как отрезал". Но Кира была готова говорить сейчас все что угодно, лишь бы не идти в "Марс". Она не хотела видеть Максима, хотя бы этим вечером, хотя бы несколько часов провести спокойно, не думать о нем и не переживать за то, что в ее жизни что-то не так. Она предлагала Артему остаться дома и никуда не ходить, предлагала открыть шампанское и провести время за просмотром какого-нибудь фильма. Но Артем отказался, списывая на то, что в субботний вечер не дело сидеть дома. Он пообещал ей такое приятное времяпровождение в воскресенье, а сегодня тащил в клуб. Но именно сегодня Кира меньше всего хотела туда идти.

 Выключив воду, она вытерлась полотенцем, замотала им волосы и вышла из ванной.

 - Тем, я уже давно обещала Еве, что мы поедем в ее любимый клуб. Там сегодня намечается класная вечеринка, и ты, кстати, мог бы поехать с нами.

 Муж подошел к ней и притянул к себе за талию.

 - И что я буду там с вами ненормальными делать? Вы же с танцпола вылезать не будете.

 Кира сделала вид, что задумалась, и воодушевленно ответила:

 - Очень может быть. Ну, Тём, не будь букой, дай жене немножко повеселиться.

 - Ладно, я готов тебя отпустить, если только на пару часов и если мне за это что-нибудь будет.

 Кира лукаво улыбнулась и обняла за шею любимого мужчину.

 - А как же.

 - Да, и еще одно, - добавил Артем, - если все эти два часа у меня не будет повода нервничать и переживать.

 - Например, с чего? - спросила Кира, и без того понимая намек на Максима.

 Угадать было не сложно уже по той причине, что еще день назад Артем так не бесился от ревности.

 - Ты знаешь, о чем я, - серьезно сказал муж, заглядывая в ее глаза.

 Кира сглотнула, проглатывая непослушные эмоции, коснулась губами губы Артема, но прежде чем поцеловать, тихо в них прошептала:

 - Даже и не думай об этом...



 ***

 В клубе Марс все было, как и всегда в субботний вечер - музыка и танцы, звенящий бар и гудящий зал развлечений. В их тусовке собрались почти все знакомые лица. Макс отдыхал душой и телом, но постоянно ловил себя на мысли, что ему чего-то не хватает, а вернее - кого-то. Артем сегодня пришел в клуб без Киры, и она уже около часа так и не появлялась.

 Настроение Макса медленно сползало к нулю. И он даже не стал задумываться над причинами такого состояния, и почему среди всех прекрасных женских лиц ему хотелось видеть сейчас лишь одно. Он привык поддаваться своим желаниям, редко думая об их причинах.


 - Фирс, ты мне друг? - спросил он парня, обнимая одной рукой за шею.

 Фирс рассмеялся, сразу понимая намек.

 - Говори сразу, что от меня надо?

 - Ты можешь для меня по-тихому узнать, где сейчас Кира?

 - Блин, Макс, уймись ты уже на ее счет. Она вообще-то замужем, и, причем, за твоим другом.

 - Думаю, для тебя не секрет, что мы с ним уже давно не ладим.

 - Я в курсе, только не знаю почему. Вы же оба, как партизаны, ничего никому не говорите. Скажешь причину, узнаю - где Кира.

 - Не-е-е, так дело не пойдет. Давай за ящик пива.

 Фирс задумался, почесал затылок и ответил:

 - О"кей, договорились. Я сейчас вернусь.

 Оказалось, что Кира была на другом конце города, в клубе "Фантазия". И не долго думая, Макс улыбнулся в спину Артема, прыгнул на байк и поехал к Кире.

 Клуб "Фантазия" был ярким местом, в котором всегда звучала хорошая музыка, и проводились различные массовые мероприятия. Это был единственный в городе клуб, где чаще всего проходили тематические вечеринки. Сегодня отмечали праздник Эротики, и в клуб пускали только тех, кто хоть чем-то подчеркивал свой эротизм - одеждой, либо каким-нибудь аксессуаром. Причем на входе фейс-контроль вели парень и две девушки, которые и вынудили его раздеться по пояс, чтобы он мог пройти внутрь. Но в клубе было так жарко, что он и не пожалел. Сегодня здесь царила какая-то Вакханалия - повсюду виднелись пляшущие полуобнаженные тела; то тут, то там танцевали стриптиз; на сцене проходили всевозможные конкурсы с эротическим подтекстом, и коктейлем вечера наименовался "Секс на пляже", который бесплатно раздавали всем прекрасным посетительницам. Поглазев по сторонам, Макс отправился искать Киру. Эротики ему в жизни и так хватало. Не хватала чего-то другого...

 Он нашел Киру на танцплощадке. И вот она для него была эротизмом в чистом виде. Макс даже заметил, что у него подскочил пульс, как только он увидел в толпе эту девчонку. На идеальной фигурке Киры были надеты кожаные штанишки, которые вызывали одно желание - немедленно их снять, а тугую грудь облегала такая же кожаная жилетка, которая не прикрывала ни соблазнительного живота, ни поясницы с красивой татуировкой; и довершали наряд туфли на высоком каблуке. Темные волосы Киры были распущены, в которые она иногда запускала пальцы и встряхивала завитые локоны. И черт, но ему хватило одного взгляда на нее, чтобы почувствовать в паху напряжение. К тому же, она так эротично двигалась, что Макс променял бы на нее любую стриптизершу.

 Пожелав понаблюдать за этой девчонкой, Макс решил ненадолго остаться в стороне. Но почти сразу же Ева повела ее на сцену, собираясь, кажется, участвовать в каком-то конкурсе. И он решил не терять такого заманчивого шанса...



 ***

 Кира давно так не отрывалась на танцплощадке, как этим вечером. Все вокруг перестало существовать. Была только она и музыка, ну еще и Ева, которая плясала напротив нее. Причем молодая подруга успешно училась методам соблазнения, испытывая их на мало знакомых мужчинах. Похоже, Ева решила сегодня затмить всех, отрываясь по полной. Она даже старалась не пропускать ни одного конкурса, которые устраивал ведущий клуба.

 "Третий "Мохито", кажется, был лишний" - подумала Кира, когда подруга полезла на сцену, на этот раз таща ее за руку вместе с собой.

 - Итак-итак, у нас есть пять прекрасных девушек, и трое замечательных парней. Кто еще? - кричал в микрофон ведущий.

 - А какой конкурс сейчас будет? - тихо спросила его Кира, дернув за руку; уж слишком откровенные конкурсы были до этого, чтобы Кира задумалась, стоит ли участвовать.

 - А вот это вы сейчас узнаете, - ответил тот, махая руками толпе. - Парни, не стесняемся, выходим к нам! Посмотрите, какие девушки вас ждут...

 На сцену стал подниматься еще один парень, а вслед за ним... Максим?!

 "Вот гадство!"

 - А что он тут делает? - спросила ее Ева.

 Но Кира не то, чтобы ответить, она уже не могла дышать. Этот желанный мужчина решил ее свести с ума, шагая к ней всей свой соблазнительной массой, которая при этом еще ей нагло ухмылялась. На нем были кожаные экипировочные штаны, за пояс которых была заткнута черная футболка, свободно болтаясь сбоку. "Неужели так сложно ходить одетым" - ругалась про себя Кира, блуждая взглядом по его прекрасно-сложенному торсу, на плечи которого заходили линии татуировки. На его шее висела цепочка и кожаный шнурок с кулоном. На запястьях черные и серебряные браслеты. И все в Максиме выдавало его бунтарскую натуру. И этот бунтарь встал напротив нее, улыбнулся чуть шире и сказал:

 - Привет.

 - Почему ты не в "Марсе"? - строго спросила ошарашенная Кира вместо приветствия.

 - Потому что там нет тебя, - ответил он таким тоном, будто сказал что-то очевидное.

 - Ясно, могла бы и не спрашивать, - съязвила Кира, краем уха услышав слова ведущего.

 - ...это конкурс на самый э-р-о-т-и-ч-н-ы-й поцелуй! У нас есть пять пар...

 - Ох, нет, я в этом не буду участвовать, - поспешила сказать Кира, намереваясь немедленно уйти со сцены.

 Она была готова сгореть от одного предвкушения, а тут хотели заставить ее целоваться с Максом у всех на виду.

 "Ну уж нет..."

 Но только сам Макс оказался не согласен с ее решением. Схватив Киру за предплечье, он дернул ее к себе, да так резко, что она споткнулась на своих шпильках, заваливаясь плечом на этого мужчину. Ладонь обожглась о горячую кожу, до которой так и подмывало дотронуться и провести по линиям татуировок, и Кира сжала ее в кулак, поднимая глаза и слишком близко смотря на то, как его губы произносят:

 - Будешь...

 "Ох, нет!" - успела она подумать, прежде чем эти губы обхватили ее рот, выбивая из-под ног твердую почву и обдавая волной жара. Кира попыталась его оттолкнуть, но Макс обнял за талию, прижимая к себе, и обхватил рукой затылок, не только не позволяя отстраниться, но и целуя ее так, как ему хотелось. И под горячим напором влажных губ расплавились все мысли. Макс настойчиво пытался добиться от нее ответа, проскальзывая языком меж ее зубов, заставляя поддаться ему, глотая ее обреченный стон... И Кира быстро забыла, где находится. Остался один Максим и ее нужда по этому мужчине, первобытная, самая низменная, но при этом и самая необходимая. Словно бы и не было ничего важнее ее нужды, сильнее любой другой, важнее воды и воздуха, важнее ВСЕГО!

 И губы Киры поддались, быстро подстраиваясь под его ритм, отвечая таким же бешеным напором, требуя гораздо большего, чем он давал. Одна ее рука зарылась в его волосах, когда другая скользнула за спину, сжав пальцы на каменных мышцах, исследуя их на ощупь. А когда ножка Киры приподнялась по его ноге и легла на его талию, Макс перехватил ее, врезаясь пальцами в бедро. И Киру уже совершенно не волновало, что она целуется на виду у всех с посторонним ей мужчиной. Главным было ощущение его пальцев, его тела, и то, что в такой позе она могла почувствовать всю силу его возбуждения, до боли вжимающуюся в ее уже мокрую промежность.

 Словно где-то далеко играла музыка, кричали и гудели люди, и так близко был Максим, без всяких правил приличия выдавая все свои намерения на ее счет. Подхватив Киру за ягодицы, он на что-то ее усадил, не отпуская губы, делая еще более плотным соприкосновение их тел, еще более невыносимым... с утробным стоном сжимая пальцами ее ягодицы и вдавливая себя в нее... такого горячего и готового, такого необходимого ей сейчас...

 - Воу-воу, ребята, притормозите, - услышала Кира чей-то голос, чувствуя, как кто-то дернул Макса за плечо, отталкивая от нее. - Вот это страсть. Вы видели это?! - воодушевленно кричал ведущий ей на ухо, и тут же ему в ответ заревела толпа.

 Кира дернулась, резко осознавая, что происходит и где она находится, и жуткий страх пробежал по нервам коротким оцепенением, бросая в холодный озноб.

 "Боже, что я делаю?!"

 Желая оказаться от Макса как можно дальше, она попыталась отползти назад, но он притянул ее обратно к себе, жарко и часто дыша в губы, крепко сжимая руки на талии. Кира успела разглядеть в его глазах такое вожделение, что внутри пробежала мелкая дрожь. Но Макс быстро спрятал от нее свои эмоции, закрывая глаза и упираясь лбом в ее висок. И снова бросая в дрожь уже своими словами:

 - Черт возьми... Кира, ты не представляешь, как я тебя хочу... Вот же, фак! - ярко выругавшись, он приподнял руки с талии, не ослабляя нажима своих пальцев, сдавливая ребра и останавливаясь под грудью. - И если быть честным, то могу с уверенностью сказать, что со мной такого еще не было...

 Ха, так она ему и поверила! Только тело все равно слишком бурно реагировало на эти волнительные фразы.

 - О, Боже..., - выдохнула Кира, которую то и дело подбрасывало от толчков возбуждения.

 Попытавшись отвернуться от Макса и вздохнуть, она наткнулась взглядом на улыбчивого ди-джея, которая плясал за своей установкой, подняв вверх одну руку. Он подмигнул ей, давая почувствовать себя еще более гадко, чем было. И тут до Киры дошло, что она вообще-то сидит на краешке его установки...

 - Боже...

 Макса снова толкнули за плечо, и на этот раз Кира смогла разглядеть, что это был ведущий, который кричал в микрофон что-то о том, что они выиграли конкурс. Макс выпрямился, сдергивая на ноги и ее. Только Кире пришлось ухватиться за его руку, чтобы не свалиться на совершенно неустойчивых ногах. "Фак!" - хотелось кричать и ей, хотелось провалиться сейчас сквозь землю под взглядами этой беснующей толпы. "Мама дорогая! А если об этом узнает Артем!?" - со страхом подумала Кира, замечая, как ведущий отдает Максу два купона на бесплатные коктейли и еще какой-то маленький пакетик... "Черт, это что, презерватив?" - с ужасом от такого откровенного намека подумала Кира.

 Похлопав ведущего по плечу и поблагодарив его, Макс потащил Киру со сцены.

 - Кира! - закричала ей в спину Ева, хватая за руку и спеша следом.

 Но Кира и так шла недостаточно быстро, потому что то и дело спотыкалась на ходу, так что Еве и Маску пришлось ее ловить с обеих сторон. Но стоило им спуститься, как Макс дернул Киру на себя, отталкивая за спину и заставляя Еву ее отпустить.

 - Ева, солнце, будь хорошей девочкой, и оставь ее хоть на какое-то время.

 - Вот еще, - воспротивилась подруга. - Это тебе надо бы оставить ее в покое. У тебя вообще совести нет! Все вы одинаковые!

 - Только не надо срываться на мне, если у самой наболело...

 Ева сжала кулачки, позволяя Кире понять всю степень своей обиды и злости.

 - Так, хватит, - одернула она обоих, пытаясь протиснуться между ними, но Макс снова толкнул ее за свою спину, так что Кира на кого-то налетела.

 После коротких извинений, которые пришлось принести людям, выпавшим на счастье оказаться за их спинами, Макс решил обнять Киру за талию и прижать к себе. И вот тут Кира уже была готова взорваться, что этот парень таскает ее за собой без всякого ее согласия. Не говоря уже о том, что он вообще себе позволяет!

 - Да отпусти ты меня! - закричала она на него, пытаясь оттолкнуть от себя горячее и полуобнаженное тело, но вместо этого получалось лишь наносить удары, в чем Кира очень быстро вошла во вкус.

 Смеясь и забавляясь, Макс попытался перехватить ее руки, что удалось ему достаточно быстро. Кира и не заметила, как оказалась прижата лицом к стене.

 - Ева, отстань, дай нам спокойно поговорить, - просил Макс ее подругу.

 - Ну да, конечно, так я и поверила, что ты хочешь с ней "просто" поговорить.

 - Слушай, тебе не кажется, что она уже достаточно взрослая девочка, чтобы обойтись без помощи подруги? Или ты что, завидуешь ей?

 - А?! - вскрикнула возмущенная Ева.

 - Так, хватит вам, - попыталась Кира их одернуть, что не очень-то выходило из ее положения, потому что Макс продолжал прижимать ее к стене. - И Макс! Отпусти меня!

 - Придурок! - обиженно крикнула на него Ева, а потом развернулась и ушла в толпу.

 Кира проводила подругу взглядом, слушая тихий смех Максима, который прозвучал уже над самым ее ухом.



 ***

 - Забавная девчонка. Не понимаю, почему Алан ее до сих пор игнорирует, - озвучил Максим Кире свои мысли, когда Ева, наконец-то, оставила их одних.

 - Эти отношения тебя вряд ли касаются, - ответила Кира, пытаясь повернуться к нему лицом. - Как и мои. Может, хватит уже мне жизнь портить?

 - Какие громкие слова, - подметил Макс, жадно осматривая линию ее спины с прекрасной округлостью и соблазнительной татуировкой. Он себе не раз представлял, как сжимает эти бедра с красивым узором на крестце, направляя себя в нее... - И мне кажется, я слишком недавно приехал, чтобы столько уже успеть. Может, дело не во мне?

 Отвернувшись к стене, Кира ответила:

 - Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю.

 - Нет, не знаю, - соврал он, обхватывая руками эти бедра и вплотную прижимаясь к ним. - Я знаю только то, что безумно тебя хочу, а остальное меня не интересует.

 Пальчики Киры, лежащие на стене, тут же сжались, выдавая реакцию на его слова или близость... а возможно и на то, и на другое. Хотя, он и так прекрасно знал, что она чувствует то же самое.

 "Нет, все же вряд ли".

 Вряд ли она чувствует ту же сумасшедшую необходимость, которая бушует в нем. Эта необходимость уже начинала скручивать тело до ломоты в мышцах и почти до боли в самом главном органе. И на передний план выходил лишь один инстинкт - оказаться внутри той, которая этого так жаждала.

 - Ты не можешь настаивать на том, на что не имеешь право, - произнесла Кира, видимо, пытаясь достучаться до его сознания.

 Но о каком сознании могла идти речь, если все мозги сосредоточились ниже пояса, пульсируя и набухая, мешая нормально ходить, не говоря уже о том, чтобы о чем-то думать.

 Уткнувшись носом в шею Киры, Макс вдохнул ее запах... Темные мягкие волосы приятно пахли ароматными травами. И пока он наслаждался этим завораживающим ароматом, его руки поползли вверх по талии. Скользя по кожаной жилетке, они аккуратно погладили упругую грудь, лишь слегка задевая пальцами обнаженную кожу... а потом опустились вниз, снова сжимаясь на округлых бедрах и резко дергая на себя, чем вырывая из Киры шумный вдох.

 - Макс...

 - Кира... - прошептал он, - позволь мне показать тебе небо в алмазах.

 - Я замужем! - последовал ее ответ, сказанный раздраженным голосом.

 - Да и черт с твоим мужем, - не менее раздражено ответил он. - Забудь ты о нем хоть на один вечер.

 Но его слова, почему-то, вызвали в Кире смех.

 - Какая же ты сволочь, Максим, - произнесла девушка, и из ее уст это прозвучало достаточно обидно, чтобы охладить его пыл и встряхнуть мозги. И она к тому же еще добавила. - Причем, эгоистичная сволочь.

 Начиная злиться, Макс развернул Киру к себе лицом.

 - Спасибо за комплимент, а теперь можно узнать, что же тебя так рассмешило?

 - О, это я смеюсь над собой, - ответила она с горькой улыбкой, - что я оказываюсь такой дурой. Из-за того, что я тебе отказываю, ты еще сильнее пытаешься добиться от меня желаемого. Так было раньше, и так продолжается сейчас. Ты просто хочешь самоутвердиться, поставить на мне клеймо, как часто делают на манер: "Здесь был Вася", - усмехнулась она. - Или же ты хочешь отомстить своему другу, с которым что-то не поделил, и отомстить через меня. И ты совершенно не принимаешь моего отказа, а ведь я действительно не хочу с тобой заниматься сексом, хоть меня и тянет к тебе, что никак не скроешь. Но я замужем, Максим, и я не позволю тебе сломать мою жизнь, ясно? - уже твердым голосом произнесла она, толкая его рукой в грудь. - Ты можешь сколько угодно пытаться меня соблазнить, но знай - мне противна сама мысль, что ты этого добьешься. И если ты этого добьешься, я возненавижу нас обоих, и я даже не представляю, что с тобой за это сделаю.

 Макс усмехнулся, пытаясь воспринять все сказанные ему слова. В чем-то Кира была права, а чего-то она недоговаривала, причем, возможно, не договаривала и самой себе. Он сделал к ней шаг, снова сокращая расстояние, и посмотрел в ее зеленые глаза.

 - Ты знаешь, Кира, я не буду с тобой спорить, как нужно жить. Скажу лишь одно - если ты что-то в жизни упустишь, ты себе этого никогда не простишь. А я прекрасно вижу, что ты хочешь попробовать то, что я могу тебе дать. Но главное - в жизни редко удается испытать такое влечение, какое есть между нами...

 - Да о чем ты говоришь? Какое влечение, если у меня есть муж? Ты хоть знаешь, что такое брак?

 - Я не верю в брак. И зачем он нужен, если ты не можешь наслаждаться жизнью. Разве ты не ценишь моменты, ради которых и умереть не жалко? - спросил он, опуская взгляд на ее губы. - Ты, которая любит скорость, любит экстрим и свободу. Ведь так? И спорю, что ты приехала сюда на двух колесах? - вопросительным тоном заметил он, приподнимая левую бровь. - Верно?

 Кира промолчала, и тут доказывая его правоту.

 - Брак не для таких как мы, Кира.

 - Я прекрасно наслаждаюсь жизнью, когда мне не мешают, - ответила она, снова отталкивая его назад. - И не тебе решать, что для меня, а что нет. Ты ни черта обо мне не знаешь.

 - А вот тут мы подошли к самому главному, - улыбнулся он. - Ты врешь сама себе, потому я искушаю тебя тем, чего тебе не хватает в жизни, и это я знаю прекрасно. Твой пыл, как я уже сказал, не для такого парня, как Артем. Он не потянет тебя. И тебе всегда его будет мало.

 - Может, хватит?! Ты прям как змей искуситель. Всегда проводишь такую мозговую атаку с теми, кто тебе особо усердно сопротивляется?

 Тут Макс снова усмехнулся, опираясь рукой о стену над головой Киры.

 - Нет, поверь мне. Обычно мне не приходилось так долго кого-то добиваться.

 - Я должна быть польщена?

 - Более чем.

 - И все-таки, я сделала свой выбор, я вышла замуж и я люблю своего мужа, и я очень бы хотела, чтобы ты не лез ко мне и в мою жизнь. Это было актуально полтора года назад, но не сейчас, понимаешь? Могу я попросить тебя оставить меня в покое?

 Черт, вот это был совсем нечестный прием. Макс старался отвечать за свои слова. Не важно, какой жизнью он жил, но старался быть... сволочью примерной.

 - Ты, правда, этого хочешь?

 - Если бы не хотела, не просила.

 Макс задумался над тем, какой стоит дать ответ. Ведь вряд ли он сможет успокоиться, пока не узнает эту девчонку так близко, как только возможно. Но раз Кира от него этого хочет, он согласится на ее условие, и просто напросто поменяет тактику.

 - Хорошо, но при условии, что мы сойдемся с тобой на дружеских отношениях, - ответил он, оставляя себе шанс.

 - Без поцелуев... - уточнила она, снова вызывая в нем усмешку.

 - Так и быть, без... но только если ты сама меня об этом не попросишь.

 - Отлично, договорились, - воодушевилась она. - Но даже не надейся, я никогда тебя об этом не попрошу.

 - Никогда не говори "никогда", Кира, - ответил он, обхватывая пальцами ее подбородок и приподнимая к себе. И ощущая ее дыхание на своих губах, он уже был готов пожалеть о своем обещании. - Ты попросишь...

 Кира решила ему что-то ответить, но Макс положил на ее губы большой палец. Она замерла, и губы вздрогнули от этого касания. Макс искренне не понимал, как она может ему отказывать и при этом ТАК на него смотреть, и реагировать. И от каждого ее такого взгляда, от каждой такой реакции у него внутри все вздрагивало, вспыхивая желанием. И если она решила довести его до края сдержанности, то она шла верным путем. И вот когда они перешагнут через эту черту, уж он-то знал, что с ней сделает. А пока, они договорились о приличных отношениях, при которых он собирался довести до края ее. Но начинать сегодня, в таком распаленном состоянии, было слишком рискованно. Поэтому Макс решил уйти, с коварной усмешкой сказав на прощанье:

 - Когда будешь заниматься сексом со своим "любимым" мужем, подумай обо мне, хорошо? Мне будет приятно.

 - Да ты... - попыталась Кира что-то сказать, начиная снова злиться, но Макс не дал ей продолжить, сминая мягкие губы пальцем.

 - До понедельника, Михайлова.



 ***

 Если Максим хотел ей испортить выходные - для начала - то ему это удалось.

 Раздражаясь и злясь, она снова поссорилась с Артемом, и их воскресный вечер едва не сорвался. Но все обошлось, когда Кира взяла себя в руки и придушила бушующие в ней эмоции. Этот вечер она провела в объятьях мужа. Они смотрели новую комедию с Сандрой Балок, пили вино с французским сыром и виноградом, и закончилось все приятным сексом...

 А потом Кира долго не могла уснуть.

 Оставив Артема спокойно посапывать в постели, она взяла бокал с вином и вышла на балкон. Ночь была звездной и тихой, и ничто ей не мешало вспоминать Максима всеми ругательствами, которые она только знала. Во время секса с мужем были моменты, когда она думала о Максе. Как он ее и просил. Неужели этот нахал всегда добивается своего? Если так, то у нее серьезные личные проблемы. Хотя, и так можно было с уверенностью сказать, что они есть, причем, на пустом, казалось бы, месте.

 Можно ли любить одного, а страстно желать другого? И Кира была готова ответить без раздумий - можно, особенно если желанный мужчина не оставляет тебя в покое, если он провоцирует и искушает, сея сомнения относительно всех ее чувств. Такова была человеческая природа - желать того, что тебе не принадлежит. А свое... свое не оценишь, пока не потеряешь. И никакие доводы порой не в состоянии остудить эмоции и желания, которые не дают нормально жить.

 Правда, выходя замуж, Кира думала, что будет проще. В возрасте двадцати семи лет она уже доросла до того, чтобы желать семью и детей. Она очень хотела детей, и она была уверена, что Артем способен ей это все дать. Он был надежным и заботливым, пусть и со своими недостатками. И ведь все было так, как она хотела, и над появлением детей они активно работали. Кира делала тест на беременность каждый месяц, всегда с грустью наблюдая, как проявляется всего одна полоска.

 Так чего же ей еще не хватает? Острых ощущений? Страсти? Или же... Максима?

 "Бред", - фыркнула она себе под нос.

 Что ей может дать этот безответственный бунтарь? Только лишь острых ощущений и страсти, но он никогда не будет рядом и только с ней. Когда он ею насытится - в лучшем случае - он станет колесить по дорогам, пока она будет стирать пеленки и нянчить его детей. В худшем - он просто ее бросит. За короткую жизнь Киры с ней уже так поступали. Мужчины всегда обращали на нее внимание, но из них всех Кира, почему-то, выбирала не тех, кого надо. Она переживала и тяжелее расставания и измены, и больше не хотела чувствовать ни одной из тех эмоций, которые когда-то испытала. Когда-то она слепо шла за своими желаниями, и было бы ей на десяток лет меньше, она бы даже и думать не стала над предложением Максима, а сейчас... поумнела, похоже. Только гормонам на это было наплевать.


 Ее утро понедельника началось бодро, несмотря на малое количества сна. Но не успели часы подползти к обеду, как Кира начала засыпать на ходу. В Салоне было все спокойно и буднично, покупатели делали покупки, присматривались к мотоциклам, мерили экипировку, задавали вопросы. У Валентины, к счастью, был выходной, а Артем проводил большую часть времени в кабинете, обзванивая поставщиков и изучая контракты, или занимаясь своими личными делами, бороздя просторы интернета. А Кира решила выпить кофе, пока ее окончательно не сморил сон.

 Она зашла в буфет, которому они выделили небольшую комнатку, где работники Салона могли выпить что-нибудь горячее или перекусить. Выставив на кофеварочной машине программу для экспрессо, она снова задумалась о Максиме.

 И словно по волшебству объект ее мыслей тут же материализовался в дверном проеме.

 - Доброе утро, красавица, - бросил он ей, заходя в комнату.

 - Пффф, я тебя умоляю, утро добрым не бывает, особенно в твоем присутствии, - огрызнулась она, слыша в ответ его хриплый, возбуждающий смех.

 Макс проходил мимо, и уже почти прошел, как неожиданно сделал шаг назад и встал за ее спиной. Кира напряглась и крепко про себя выругалась.

 - М-м-м, какой вкусный запах, - раздался его шепот над ее ухом, пока он носом водил по ее плечу. - Так и хочется тебя облизать. Что за духи?

 - Не твое дело, - буркнула она на выдохе, когда саму всю встряхнуло от его такой близости и одного мнимого ощущения - его мокрого и горячего языка на ее коже...

 Макс снова рассмеялся, отходя в сторону. И Кира выдохнула, забирая свое готовое экспрессо.

 - Ты что, не выспалась?

 "Я его сейчас придушу", - подумала Кира, из последних сил пытаясь держать себя в руках.

 - Макс, тебе больше нечем заняться, как доводить меня? - спросила Кира, поворачиваясь к нему лицом и поднося чашку к губам.

 - Почему же, есть чем. Просто доводить тебя мне нравится больше всего. Злость делает тебя еще более сексапильной, чем ты есть.

 От этих слов Кира поперхнулась, обжигая губу горячим напитком. А Макс продолжил:

 - Извини. Могу я попросить тебя сделать кофе и мне? Обещаю, после хорошей чашки свежего кофе буду вести себя лучше, - с ухмылкой ответил он, расстегивая свою куртку.

 "Кажется, он и спит на мотоцикле", - подумала Кира, отмечая, что он приехал сюда на Фаере. И так ему шла прекрасно подобранная по его габаритам и размерам экипировка, что Кира каждый раз одергивала себя, чтобы не смотреть на него дольше необходимого... особенно на кожаные штаны, которые очень здорово сидели на его мужской заднице и слегка бугрились в паху... очень по мужски.

 - Обойдешься, - ответила ему Кира, отказываясь делать для него кофе и опуская глаза в свою чашку. - Обслуживай себя сам.

 - Если я сделаю кофе себе сам, оно не будет таким вкусным, как от тебя.

 Начиная злиться, Кира встала в стойку, положив свободную руку на талию.

 - Слушай, Максим, мы, кажется, договорились, что ты не будешь ко мне лезть.

 - А я лезу?

 - Да.

 - Но я тебя даже не трогал, - усмехнулся он, подходя ближе. - А ты уже на дыбы встала, как мартовская кошка.

 Кира опешила.

 "Это с кем это он меня сравнил?!"

 - Ошибаешься, - ответила она, подходя к нему на шаг ближе и окончательно убирая расстояние. - И мне незачем вести себя как мартовская кошка, потому что у нас с Тёмой сегодня ночью был великолепный секс. Или почему я еще, по-твоему, могла не выспаться?

 Макс изменился в лице и перестал улыбаться. Как и думала, она задела его, указав, что кому-то позволено то, чего не позволено ему, а именно - доступ к ее телу. Макс добивался ее полтора года назад, продолжает и сейчас. Но своему сопернику он уже проиграл по всем параметрам... или почти по всем.

 - Ты только что подписала себе сексуальный приговор, - серьезно сказал он, подавшись вперед и как-то угрожающе нависнув над ней.

 Кира фыркнула, делая шаг назад. И хотелось бы сделать еще несколько... нет, сотню шагов подальше от Максима, да только уже было некуда, потому что она уперлась попой в край стола.

 - Мне что, нужно испугаться?

 Снова подойдя к ней вплотную, Макс наклонился к ее губам, только касаться их не стал. Кира запаниковала, плохо перенося такую томительную близость. Она затаила дыхание, ощущая онемение в напряженных мышцах, кажется, всего тела. И тут же в ней проснулась злость, обида и презрение к самой себе, что она не в состоянии реагировать по-другому. К тому же, в любую минуту сюда мог кто-нибудь зайти, включая и самого Артема. А она тут... но черт, как же еще можно было реагировать на этого искусителя, который ответил на ее вопрос, обдавая губы жарким дыханием.

 - Нет, тебе стоит предвкушать.

 - Макс, мы же договорились, - со злостью процедила Кира. - Или ты не отвечаешь за свои слова?

 - Знаешь, очень сложно становится отвечать за свои слова, когда тебя так жестко провоцируют. Так что, скажи спасибо, что ты еще не стонешь подо мной на полу. - Он медленно поднял руки, разводя в стороны и показывая раскрытые ладони. - Но я обещал. Только тебя это не спасет, и жаль, что ты этого не понимаешь. Ты можешь договариваться со мной о чем угодно, но твое влечение ко мне от этого меньше не станет.

 К ее злости добавилось смущение и стыд, рождая вслед за собой возмущение. У Киры даже щеки запылали от такого дерзкого разоблачения. И так близко находясь рядом с Максом, вдыхая дурманящий запах его кожи, которая пахла пеной после бриться, и дыша ему в губы, ей захотелось дать этому наглецу пощечину.

 Это же противозаконно быть таким притягательным!

 И, кроме того, пользуясь нечестным приемом, Макс еще к тому же облизнулся, хитро переводя взгляд с ее глаз на губы и обратно. У Киры внутри все затрепетало и в который раз за последние дни низ живота скрутило узлом, особенно, когда Макс тихо произнес хриплым голосом:

 - Только попроси...

 И единственное, что смогла выдохнуть Кира, было:

 - Отойди от меня.

 Макс улыбнулся, но улыбка вышла несколько поникшей.

 - Вообще-то, я не это хотел бы услышать. Но я подожду. - Обхватив пальцами ее чашку, он потянул к себе, заставляя отпустить.

 И отходя назад, он поднес чашку к губам, отпивая глоток (ее!) кофе, причем с того края, которого только что касались ее губы, да еще набираясь наглости ей отсалютировать и сказать: - Спасибо, прекрасный кофе.

 И в этот момент боковым зрением Кира заметила, что в комнату кто-то вошел... Она вздрогнула, поворачивая голову и натыкаясь взглядом на мужа. Артем остановился в проеме, весь напряженнее тетивы, что выдавало его серьезное лицо и тело, словно сжатое в тугую пружину. Он ничего не говорил, а только переводил взгляд с нее на Максима. И стоя от Макса на расстоянии двух метров, Кира не совсем понимала такой реакции мужа. Он словно бы их застукал в какой-то запретной близости. И хоть сейчас все должно бы выглядеть безобидно, у Кира все равно было ощущение, что их застукали.

 - Что-то не так? - спросил Макс у Артема с таким грозным видом, будто имел на это полное право.

 Кира поймала себя на мысли, что никогда не перестает удивляться его наглости. Пять минут назад он соблазнял жену человека, у которого сейчас спрашивает - "что же не так?" А, действительно, что может быть с этим не так? Но уж ничего нормального, это точно.

 - Кира, подожди меня в кабинете, - попросил Артем.

 Кира оттолкнулась от стола, подошла к мужу и взяла его за руку.

 - Тём, если у тебя к Максиму нет ничего срочного, то я хотела бы с тобой поговорить.

 Его рука сжала ее пальцы, до боли.

 - Я сейчас приду, - ответил он ей, прожигая Максима недобрым взглядом.

 Кира была почти уверена, что если оставит двоих мужчин наедине, то будет новая драка. Она встала перед Артемом, загородив ему Макса, и тихо произнесла:

 - Тём, пожалуйста, пойдем со мной. Поговорите позднее.

 Но, как назло, Максим решил усугубить обстановку.

 - В сексе она тебя тоже так на что-то уговаривает? - съязвил он.

 Артем дернулся, переводя взгляд за ее плечо.

 - Смотри не позеленей от зависти.

 - Тёма! - повысила она голос, начиная выходить из себя. И обернувшись к Максу, который уже открыл рот, чтобы что-то сказать в ответ, она ткнула в него пальцем. - Макс, даже не смей что-то говорить сейчас. - Тём, - снова повернулась она к мужу и строго сказала: - пошли со мной.

 На этот раз Артем послушал и потянул ее за руку, уводя из комнаты, и отпустил только тогда, когда они зашли в кабинет. Кира думала, что с порога последует сцена ревности, но первым делом Артем подошел к бару и налил себе коньяка. Не дожидаясь бури, Кира приблизилась к нему со спины и обняла.

 - Не злись, - сказала она.

 - Я спокоен, - ответил он, наливая себе еще коньяка.

 Кира накрыла ладонью его руку, которая держала стакан.

 - Тём, перестань, ты за рулем.

 - Отпусти, - холодно сказал он.

 Кира отпустила, отходя от мужа. Но резко отставив стакан, он развернулся и притянул ее к себе.

 - Я достаточно хорошо знаю Максима, чтобы иметь представление о том, на что он способен в своем желании добиться от женщины то, чего он хочет. Но я не могу контролировать каждый твой шаг, как бы мне этого ни хотелось. Так скажи мне хоть одну причину, почему я должен сомневаться в том, что у него ничего не выйдет?

 Кира понимала переживания Артема, но ее нервы тоже имели предел. Она поднесла к лицу мужа раскрытую ладонь и пошевелила пальчиками, на одном из которых сидело обручальное кольцо.

 - Разве этой причины тебе мало?

 Но Артем лишь усмехнулся.

 - Мало.

 Кира опустила руку и вздохнула.

 - Очень жаль, потому что для меня это серьезная причина ценить то, что у меня есть сейчас.

 Артем какое-то время вглядывался в ее лицо, а потом неожиданно оттолкнул, снова хватаясь за стакан с коньком.

 - В чем дело? - спросила Кира, уже начиная злиться.

 Они с Артемом были еще молодой парой, чтобы Кира знала, как нужно себя вести в той или иной ситуации и чего ожидать.

 - Ты не сказала, что любишь меня.

 Кира открыла рот, но тут же его закрыла. Для нее эта причина была и без того очевидной, чтобы ее сейчас озвучивать. Но она действительно не подумала о том, чтобы напомнить об этом мужу, который готов в этом усомниться.

 - Если бы не любила, то не вышла бы за тебя замуж.

 - Хорошо, тогда у меня такой вопрос, - сказал Артем и подошел к ней вплотную, чтобы смотреть в глаза и не пропустить ни одной эмоции на ее лице. - Что сильнее: твоя любовь ко мне или влечение к Максу?

 - Любовь, - поспешила ответить Кира, чувствуя себя неловко под таким пристальным взглядом.

 Ей совершенно не нравились такие провокационные вопросы, будто Артем пытался уличить ее во лжи, причем, совершенно не сомневаясь, что она ему врет. Но разве правильнее было бы признаться мужу в том, что она сходит с ума по мужчине, которого уже ненавидит? Она же совершенно не хочет чувствовать к нему то, что чувствует. И как это объяснить?

 "Я люблю тебя, но хочу другого, - так что ли было бы честнее и лучше?" - думала она про себя.

 Но Артему даже не нужно было этого говорить. Он все понял и без лишних слов, начиная грубо ругаться и повышать на нее тон почти что до крика:

 - ...ты даже не стала возражать против того, что тебя влечет к этому придурку!

 Кира вздрогнула, а внутри мгновенно заклубилась обида и злость. Мало того, что Артем пытался вытащить из нее ту правду, о которой она не хотела даже думать, так он еще на нее и кричал. А ведь она с ним, и искренне старается быть примерной женой.

 - Из вас двоих сейчас именно ты похож на него больше, - бросила она, разворачиваясь и направляясь к выходу.

 Артем буркнул себе под нос очередное ругательство, но ей выйти так и не дал. Догнав Киру возле двери, он развернул ее лицом к себе и прижал к стенке.

 - Прости меня, - произнес он, обхватывая ее лицо и приподнимая к себе. - Ты же знаешь, что я тебя люблю, знаешь? - спросил он, мимолетно целуя в губы.

 - Да, - ответила ему Кира, быстро начиная успокаиваться под этой лаской.

 - А ты знаешь, что твое предательство меня убьет? - спросил он, продолжая целовать, открыто предупреждая и неявно прося одной этой фразой.

 У Киры заныло в груди, и она вцепилась в волосы и губы Артема.

 - Знаю, - ответила она, краем глаза замечая, как открывается дверь кабинета, и в комнату входит Максим...



 ***

 - Фу, черт! - выругался Максим, содрогаясь от представленной ему картины двух обнимающихся и жадно целующихся тел.

 Но самое интересное оказалось в том, что эта картина его взбесила. Ему не понравилось видеть со стороны то, что он бы хотел сейчас делать сам, находясь на месте Артема. Он хлопнул дверью и прошел в комнату, вытаскивая из кармана пачку сигарет.

 - Вы бы хоть дверь закрыли, мать вашу...

 Артем дернулся к нему, но Кира его остановила, вцепившись в воротник рубашки и что-то там шепнув на ухо. Максим одарил их безразличным взглядом, который дался ему не так просто, как хотелось бы, и поджег сигарету.

 - Потуши сигарету, или ты меня сейчас окончательно выведешь, - со злостью бросил ему Артем.

 - И что будет? Хочешь еще раз получить по морде? - съехидничал Максим, переводя взгляд на Киру. - Кстати, у нас разве не увольняют за секс в рабочее время?

 Артем тоже перевел взгляд на Киру и спросил:

 - О чем это он?

 Кира открыла рот, но что-то ответить никак не решалась. Макс с нетерпением ожидал реакции этого петуха, когда тот узнает, что же его жена хотела недавно сделать. Но Кира молчала и выглядела в этот момент такой взволнованной и растерянной, что Макс переставал получать удовольствие от своего вопроса. И он быстро сдался, даже слишком, решив отметить в памяти этот странных факт такой перемены своих коварных планов. И выругавшись про себя, он произнес:

 - Что значит о чем? Мне что, и поинтересоваться о чем-то нельзя?

 Артем недоверчиво оглядел Киру, потом снова повернулся к Максу и недовольно бросил:

 - Выйди отсюда.

 Максим ухмыльнулся, выпустил дым изо рта, и только потом сказал:

 - Слушай, Тём, я понимаю, что ты тут рулил достаточно долго, чтобы успеть почувствовать себя полноправным хозяином, и я, правда, благодарен тебе за все то, что ты "хорошего" сделал для нашего Салона, но теперь можешь с этим заканчивать. Свою жену трахнешь дома, - выплюнул он, сам не ожидая того, с каким тоном вылетят эти слова. - А сейчас предлагаю поговорить о деле.

 - Я не собираюсь оставлять вас одних, - произнесла Кира.

 - Мне начать? - спросил Макс, глядя на Артема.

 - Кира, иди в зал, - попросил тот, аккуратно подталкивая свою драгоценную жену к двери.

 Устраивать сцену Кира не стала. Зато она повернулась к Максиму и произнесла:

 - Могу я попросить обойтись без драки?

 Макс ухмыльнулся, чувствуя, как сводило язык от желания произнести ответ, достойный этого вопроса. Например, что она может попросить его о чем угодно, абсолютно. Но он сдержался, и вместо ответа кивнул в знак согласия.

 - Я тебя слушаю, - строго произнес Артем после того, как за Кирой зарылась дверь.

 - Ревнуешь? - поддел Макс.

 - А ты, я вижу, получаешь удовольствие от моей ревности.

 - М-м-м, черт, это что, так заметно?

 Артем оценил его сарказм и усмехнулся.

 - Можешь ехидничать сколько угодно, но запомни одно - я не советую тебе доводить мою ревность до точки кипения. Тебе это не понравится.

 - Это угроза?

 - Предупреждение.

 Макс стряхнул пепел в стакан и снова глубоко затянулся.

 - Знаешь, я не раз задумался о всей нашей ситуации и пришел к одному выводу - ведь все началось из-за Киры, верно? Ты всегда был хватким парнем, но с женщинами тебе везло чуть меньше. Ты же из-за нее повелся на весь этот криминал? Что б мне назло, например.

 Артем сложил руки на гуди, подошел ближе и пожал плечами.

 - Мне не нравилось, что она отвечает тебе взаимностью. И я просил тебя, как друга, оставить ее в покое.

 - У нас был спор...

 - Он был лишь изначально, пока я не понял, что хочу от этой женщины намного больше, чем просто выиграть наше дурацкое пари. Для тебя она очередная, одна из многих, а для меня - нет.

 - А я-то думал, ты решил схитрить, - усмехнулся Макс. - И именно поэтому нужно было вести себя как ублюдок и натравливать на меня тех уродов?

 - Это была их инициатива.

 - Да ты что? - съязвил Максим.

 - Извини, - услышал он ответ.

 - Свои извинения можешь засунуть, сам знаешь куда. А пока ответь мне на вопрос - ты собираешься завязывать с этой левой торговлей?

 - Пока не планирую. А что такое? Тебя что-то не устраивает? - поддел Артем его же словами.

 Макс посмотрел Артему в глаза, замечая в них издевку.

 - Да, не устраивает.

 - А не слишком ли поздно ты спохватился? Тебя не было полтора года, и за это время ни разу не поинтересовался, как у нас дела. Так что случилось сейчас?

 Макс опустил сигарету в стакан, лениво поводил ею по краю стекла и стряхнул пепел. Хитрая улыбка появилась на его лице, и в шутку он произнес:

 - Я разрабатывал план мести.

 - А если серьезно?

 - А если серьезно, то я не люблю, когда у меня что-то идет не так, как я хочу. И если такое происходит, я обычно быстро переключаюсь на нечто другое, не менее интересное. Но в последнее время что-то со мной странное происходит, - усмехнулся он своим мыслям, вспоминая до кучи и Киру, которую он уже был готов упорно добиваться. - Когда я приехал в Сочи полтора года назад, то у меня была мысль позвонить одному человеку и попросить его сделать так, чтобы этот салон закрыли к чертовой матери. Ты не опасался подобного?

 - И почему же ты этого не сделал?

 - Я передумал, - ответил Макс с широкой улыбкой. - Я замечательно устроился, ни в чем не нуждался, ни в чем себе не отказывал и послал тебя к черту вместе с этим салоном.

 - До недавнего момента, как я погляжу.

 - Ты прав, знаешь ли, как-то мне стало скучно. Да и мысли меня начали часто одолевать, как же там Кира, не тоскует ли по мне...

 Артем напрягся.

 - Как видишь, я о ней позаботился.

 - Да ты у нас вообще молодец, и салон под себя подгреб, и девчонку какую себе отхватил.

 - Ревнуешь? - спросил теперь его Артем.

 - Пока нет, но если начну, ты об этом узнаешь первым.

 - Не сомневаюсь. И если у тебя на этом все, то будь добр, освободи мое кресло. Я тут, в отличие от тебя, занимаюсь делом.

 - Я хочу, чтобы наш салон прекратил торговать леваком.

 - Нет, - четко ответил Артем.

 - Почему же, можно узнать?

 - Потому что я так решил.

 - Жаль, - ответил Макс. - Значит, мы с тобой вряд ли о чем-то договоримся.

 Он медленно затянулся, так же медленно затушил бычок и встал.

 - Прошу, - произнес Максим, махнув раскрытыми ладонями в сторону кресла, на котором только что сидел сам. - Приступай, а я пойду посмотрю, как там дела у Киры.

 Артем дернулся от этих слов, но остался стоять на месте, провожая его до двери хмурым и обозленным взглядом. А когда Макс вышел, ему доставили большое удовольствие звуки мелкого грохота, которые раздались в кабинете. Тихо рассмеявшись, он пошел на поиски Киры. Но стоило Максу шагнуть в зал и увидеть ее, как он остановился, слушая заразительный смех. Кира была в той части зала, где находилась экипировка. И она смеялась над чем-то таким, что ей тихо говорил Игорь, его двоюродный брат.

 "Не понял?", - пронеслось в голове у Макса.

 Во-первых, он не знал, что его двоюродный брат общается с Кирой, а во-вторых, ему как-то сразу не понравилось это общение, хотя бы уже потому, что в его присутствии за последние дни Кира не удостоила Максима даже скромной улыбкой. Она только бесилась, злилась и огрызалась, тогда, как с Игорем вела себя так, будто он был ее давним и весьма близким другом. Они разглядывали перчатки, кажется, не замечая никого вокруг. Макс сложил руки на груди и уставился на эту веселую парочку. И пусть даже Макс понимал, что в чем-то... лишь в чем-то... сам был виноват в таком поведении Киры, но ее отношение к нему стало выглядеть несколько иначе, давая понять, что он упустил из вида что-то важное.

 На душе у Макса стало как-то неуютно, но еще хуже оказалось тогда, когда Киру кто-то окликнул, и она повернула голову в его сторону. Ее улыбка стазу померкла, будто ее медленно выключили, и радость ушла даже из глаз, которые нахмурились, заполняясь привычной для него злостью.

 "Прекрасно... Неужели, я заслужил только это? Твою ж ***"

 Зато вместо Киры ему улыбнулся Игорь, которого Максиму, вдруг, дико захотелось ударить.

 "Предатель", - с нотками злости подумал он, делая шаг в их сторону.

 - Привет, Макс, - с радостью встретил его Игорек.

 - Привет, - ответил он, стараясь не раздувать бурную сцену из мелочи, в которой он сам еще не разобрался. - Каким ветром?

 "Только сцену чего? Ревности?! Мать ее! И почему же, блин, не к мужу тогда?"

 - Хотел себе новые перчатки купить, а то мои уже все стерлись.

 - М-м-м, - протянул он, переводя серьезный взгляд с него на Киру, которая повернулась к нему спиной и копалась в перчатках, разглядывая размеры и марки.

 - Макс, да ты чего таким волком смотришь? - в лоб спросил Игорь.

 Эта фраза Максима встряхнула, помогая слегка утихомирить непослушные эмоции. Только отвечать он ничего не стал. Он подошел к Кире, встав за ее спиной, и протянул руку так, что его тело прижалось к ней, а рука вытянулась вслед за ее рукой, перехватывая из женской ладони ту пару перчаток, которые она держала. Кира замерла и... черт же! он мог поклясться, что ощутил дрожь в ее теле. И от такой ее реакции Максу стало значительно лучше, потому что он знал - ТАК она не реагировала ни на кого. Сняв с вешалки перчатки, он отошел от Киры и протянул их Игорю.

 - На, попробуй эти. Прочные и качественные.

 - Спасибо, - ответил Игорь, переводя взгляд с него на Киру.

 - Мы не очень ладим, - решила пояснить Кира.

 - Что правда, то правда, - согласился Макс, не сумев сдержать ни лукавой улыбки, ни слов, которые вырвались следом из его уст. - Зато мы безумно хотим друг друга трахнуть.

 Кира дернулась, бросив на него убийственный взгляд. А ее рука метнулась вверх, собираясь отвесить ему пощечину, но так и застыла, сжимаясь в кулак. И то ли рыкнув, то ли грязно выругавшись, Кира развернулась и быстро зашагала прочь.

 - Макс, ты сдурел? Ты что такое несешь? - спросил Игорь, не решивший еще, как ему на все реагировать - рассмеяться или отчитать своего брата.

 Макс обнял одной рукой Игоря за шею и повел к выходу.

 - Пошли, расскажу тебе где-нибудь за столиком кафе.

 - Стой, я же хотел купить перчатки.

 - Да брось ты их. - Выхватив перчатки из рук Игоря, Максим повесил их на место. - Потом купишь, будет лишний повод зайти к Кире.

 - Мне не нужен повод, я могу и так зайти.

 Макс сильнее сжал свою руку на шее брата, не до боли, но ощутимо.

 - А вот об этом расскажешь мне ты.



 ***

 Два мотоцикла ловко обходили попутный транспорт, вырываясь по очереди вперед. Максим видел Игоря то в боковом зеркале, то где-то рядом, то садился ему на хвост. И только красный цвет светофора заставлял их останавливаться, стирая расстояние между ними. И с каждым светофором начинался новый старт и новое соревнование, в котором лидировал то один, то второй. Но когда они подъехали к кафе, Игорь остановился у его входа на минуту раньше Максима.

 - А-ха-ха, я тебя сделал, - веселился Игорь, сидя на своем байке.

 Макс слез с мотоцикла и снял шлем.

 - Смейся-смейся, пока есть возможность. Но я еще за все отыграюсь, - улыбнулся он брату.

 - Попробуй, если силенок хватит.

 - Не сомневайся...

 Зайдя в кафе, они заняли столик у окна и сделали заказ. Макс закурил сигарету и решил сразу же начать свой допрос.

 - Давно вы с Кирой так общаетесь?

 - Так - это как? - спросил Игорь с хитрым блеском в глазах.

 Макс ухмыльнулся, понимая всю глупость своего вопроса, и все же, решил уточнить:

 - А, действительно, какие у вас отношения?

 - Мы хорошие друзья, ни больше, ни меньше. А с чего такой нездоровый интерес к замужней девушке?

 - Она мне нравится, - честно признался Макс.

 - Тебе все нравятся.

 - Очень... нравится.

 - Другими словами, и как ты уже признался - ты ее хочешь трахнуть.

 - Можно и так сказать, - ответил он, делая новую затяжку.

 Игорь усмехнулся, опуская глаза.

 - М-да, Макс, с возрастом ты наглеешь все больше и больше, и почему я не удивлен? Только сомневаюсь, что у тебя что-нибудь выйдет.

 - А с чего ты так уверен? Сам что ли пробовал?

 Игорь снова улыбнулся и ответил:

 - Нет, я в отличие от тебя не пристаю к замужним девушкам.

 - А хотел бы?

 Игорь прищурился и внимательно посмотрел на брата.

 - Ты ревнуешь?

 - Нет, с чего? - соврал Макс, убеждая в этом и самого себя.

 И Макс в это почти верил, в отличие от Игоря.

 - Вот и я спрашиваю, с чего это ты? Может потому, что у тебя ничего не выходит?

 - Своего я все равно добьюсь.

 - А зачем? - уже более серьезным тоном спросил Игорь.

 - Тебе нужны детальные объяснения?

 - Нет, я к тому, что - зачем ты это делаешь? Если Кира не хочет...

 - Она хочет.

 Игорь усмехнулся и покачал головой.

 - Ладно, допустим. И что с того? Как ты можешь так просто к этому относиться?

 - А к чему сложности?

 - Да, точно, извини, я забыл, что у тебя всегда все просто. Но, знаешь, я бы тебе посоветовал оставить Киру в покое. Во-первых, потому, что она замужем, и у нее все так просто как у тебя не выйдет. А во-вторых, если ты ее обидишь, я тебя повешу за одно место.

 Макс рассмеялся, едва не подавившись дымом, так что пришлось прокашляться, прежде чем ответить.

 - Ты ЧТО сделаешь? - с усмешкой спросил он.

 Игорь хоть и говорил с улыбкой и в шутку, но серьезные нотки в его тоне тоже имелись.

 - Ты слышал. Она хорошая девчонка и моя подруга, и я не буду спокойно смотреть, как ты ее обижаешь. Так что, или смени объект, или готовься.

 - Ничего себе заявление. И это говорит мне двоюродный брат? Моя родная кровь? - улыбнулся Макс, на что Игорь пожал плечами. - А ты жесток. Но если Кира будет на все согласна и останется всем довольна?

 - Тогда это будет не мое дело. Просто не пойму твоего упорства. Ты же обычно предпочитаешь более доступных девушек. Вот я и спрашиваю - зачем тебе это?

 Макс сделал последнюю затяжку, затушил бычок, почесал подбородок, а потом облокотился о стол и подался ближе к Игорю.

 - Вот ответь мне, как мужик мужику - ты, разве, не хотел бы заняться сексом с Кирой?

 - Нет, - быстро ответил ему Игорь.

 - Врешь.

 Брат виновато ухмыльнулся.

 - Черт, Макс, это к делу не относится.

 - И все-таки?

 - Ладно, хотел бы, доволен? - признался Игорь. - Но это не значит, что я должен на нее кидаться.

 - А для меня это и значит, и это еще мягко сказано. - Макс снова достал сигарету. - Я как вернулся, не могу больше ни о ком и ни о чем думать. И меня это бесит. Она мне даже снилась сегодня, я едва не кончил. Пришлось новый будильник покупать, потому что старый полетел в стену. Я всего пару дней в городе, а мне кажется, что я скоро с ума сойду, потому что стоит мне ее увидеть, начинается такая ломка, будто у меня как минимум год секса не было. А знаешь, как она мне отвечает на простой поцелуй?

 - О, Макс, только не говори мне, что ты уже себе это позволил. Хотя, чему я удивляюсь? И она что, даже не дала тебе за это по лицу?

 - По лицу еще нет, но на поцелуи она отвечает так, что мне крышу сносит. И ты мне будешь говорить, что она не хочет? И какого черта я вообще тогда уехал? - задал Макс самому себе вопрос.

 Стоило Максиму упомянуть о поцелуе с Кирой, как накатили воспоминания и эмоции, подбрасывая его на волне острых ощущений. Он снова вспомнил ее податливое, горячее тело в своих руках, ее влажные, мягкие губы на своих губах, и свое неудовлетворенное, бешеное желание.

 - Черт, она меня точно с ума сведет, - произнес он, пытаясь сделать ровный вдох на сбившемся дыхании.

 Поджигая сигарету, Максим затянулся. Потом раздраженно бросил зажигалку на стол и выпустил изо рта дым.

 - Слушай, Макс, ну я даже не знаю, что тебе на это сказать, - произнес Игорь, который стал смотреть на него с долей удивления в глазах. - Ты сам на себя не похож.

 - Ладно, проехали, - ответил Макс, которому резко перехотелось продолжать разговор о Кире, потому что начинал дико желать сейчас же встать из-за стола, сесть на мотик и отправиться к ней. - Лучше расскажи мне, как твои дела с подготовкой к фристайлу?

 - Да, кстати, - заметил Игорь, залезая рукой в карман куртки и так же быстро переключаясь на другую тему разговора. - Я тебе билет принес на шоу. Все наши должны поехать.

 Игорь достал из куртки билет и положил перед ним на стол. В эту пятницу, с вечера до утра, планировалась вечеринка под открытым небом с различной шоу программой, и Игорь был одним из его участников. Два брата с детства и почти с одного возраста полюбили всякого рода мото-технику. Но если Максиму больше нравились дальние дороги и простая, непрерывная езда, то Игорь предпочитал экстрим в чистом виде. Он с пятнадцати лет занимался мотофристайлом, участвуя в различных соревнованиях и шоу, при этом работая обычным инструктором по вождению в мотоциклетной школе.

 Взяв со стола билет, Макс положил его в карман куртки, освобождая место для того, что как раз принес по их заказу официант.

 - Спасибо, такое я не пропущу, только не вздумай на моих глазах сломать себе шею.

 - Не дождешься, такого удовольствия я тебе не доставлю, - с усмешкой ответил ему брат.



 ***

 Эта неделя для Киры прошла на нервах и в ожидании. К ее удивлению, Макс не так часто появлялся в салоне, а если и чтил их своим присутствием, то возился с бумагами или ходил по складу, раздражая Артема. В общении же с ней он обходился пикантными комплиментами и острыми комментариями. И никаких прикосновений, одно лишь редкое ощущение его горячего дыхания на коже, когда ему удавалось к ней подкрасться со спины. Только, как бы Кира не пыталась его игнорировать, а постоянно ловила себя на мысли, что каждое утро уделяет внимание своей внешности больше обычного, и каждый день находится в нетерпеливом и тревожном ожидании... в ожидании, когда появится Максим, в ожидании, когда он снова коснется ее кожи, или отважится на поцелуй. Да! Она этого хотела, не переставая себе врать. И это состояние ее злило, так злило, что стоило ей увидеть Макса, как злость брала верх над всеми чувствами... или почти над всеми, смешиваясь с той потребностью в этом человеке, которую она не хотела бы ощущать. Она желала того, за что себя ненавидела. И всю неделю, день за днем, эта пытка не кончалась, проходя под пристальным взглядом Артема, который внимательно следил за каждым ее жестом и словом.

 Кира хоть и оправдывала такое поведение мужа, но все равно чувствовала себя рядом с ним крайне неуютно. Между ней и Артемом не было серьезных ссор, и тем более скандалов. Он больше не устраивал сцен ревности и вел себя сдержанно, словно чего-то выжидал. Он будто уже ждал измены, пытаясь определить ее по малейшему изменению в поведении жены. А Кира пыталась вести себя так, будто ничего не происходит, не особо беспокоясь, если у нее где-то плохо получалось притвориться. И Артем прекрасно видел каждую такую не спрятанную ложь, психуя тихо и молча, и удивляя ее своим поведением. Его настроение менялось с непривычной для Киры частотой - он был то холоден как лед, то жарок как огонь.

 Но как бы Кира ни пыталась все наладить, а появление Максима сильно изменило их отношения с Артемом. Они охладели друг к другу, а ее мужа словно подменили. Его страсть стала грубее и теперь проявлялась с толикой злости. У Киры даже порой складывалось чувство, что муж хотел ее только потому, чтобы утвердить на нее свои права. Его поведение рождалось в его неуверенности, а уверен он был лишь в том, что у него есть причины так себя вести. И Кира терпела, прекрасно все понимая, и пыталась быть хорошей женой, стараясь стереть неуверенность Артема своей лаской и заботой. И вроде бы у нее что-то получалось, и вроде бы к концу недели их отношения немного наладились, а все равно было что-то не так... что-то не так было с ее чувствами. И когда Кире становилось совсем тяжело, она брала ключи от мотоцикла и выезжала на дорогу.

 Требуя максимум внимания, дорога отвлекала и помогала собраться. Когда летишь на скорости, а попутный транспорт так и норовит тебя подрезать, то мысли сходятся к тому, как бы в кого-нибудь не влететь. Кроме того, лишь не так давно став увереннее себя чувствовать за рулем мотоцикла, Кира теперь пыталась насладиться каждой поездкой. И в этот пятничный вечер дорожка привела ее к "Марсу", откуда они всей компанией должны были выехать на вечеринку под открытым небом.

 Припарковав свой мотоцикл в ряд с остальными, Кира опустила подножку и сняла шлем.

 - А где Артем, - спросила у нее Ева вместо приветствия, выдувая из жвачки во рту белый пузырь.

 - Он приедет позже, задерживается на какой-то встрече.

 - Это что за встреча может быть в пятницу вечером? - иронично поинтересовалась подруга.

 - Не спрашивай, меня не захотели посвящать во все подробности.

 - Даже так? И он не боится тебя оставлять с... - не закончив фразу, Ева кивнула в сторону Максима, который стоял в компании Фирса, подпирая стену клуба.

 Заметив на себе ее взгляд, Макс ухмыльнулся, как всегда хищно и сексуально, на что Кира только фыркнула и повернулась обратно к Еве, упорно стараясь подавить в себе дрожь от этой улыбки.

 - Я тебя умоляю, не надо раздувать из мухи слона. К тому же, у меня есть ты, а ты ко мне Макса не подпустишь ближе, чем на расстояние вытянутой руки.

 - Я никого не раздуваю, просто твоя муха подозрительно похожа на слона, - подколола ее Ева. - А я не смогу выполнять свой долг весь вечер, потому что у меня сегодня серьезные планы. Думаешь, я просто так сегодня расфуфырилась?

 Ева многозначительно улыбнулась, подняла одну ножку, уперлась каблуком в бок рядом стоящего мотоцикла и подтянула свои высокие сапоги. Кира оглядела Евины шортики, обычную кожаную куртку, короткую и с собранными на локтях рукавами, пышную прическу, и спросила:

 - И что тебе на это сказал Алан?

 - Ну-у-у, его слова: "или переоденься, или ты никуда не едешь", я посчитала за комплимент.

 - Значит ли это, что твой "серьезный план" идет как задумано?

 - А вот это пока не знаю, - с грустью ответила Ева. - Ты знаешь, кого Алан хочет с собой взять? Эту толстозадую Ленку, которая надевает вещи на размер меньше, так чтобы у нее все вываливалось из одежды. Мне прям противно, что Алан положил глаз на такую козу... - увлеченно рассуждала Ева, вызывая у Киры улыбку от сочетания своих слов и сегодняшнего внешнего вида. - Вот чем она лучше меня? А? - спросила подруга, решительно говоря следом. - Нет, она с ним сегодня точно никуда не поедет.

 В этот момент мимо проходили двое парней, не спуская с них увлеченных взглядов. Но стоило Еве это заметить, как она им грозно выпалила:

 - Чего вылупились? Нормальных девчонок никогда не видели?

 У парней вытянулись лица.

 - Ева, ну ты чего? - одернула ее Кира с улыбкой на губах. - На тебя обращают внимание, а ты грубишь. Вместо того, чтобы сохнуть по своему Алану, завела бы роман с каким-нибудь симпатичным парнем. Тебе хоть выбирай.

 - Не хочу никого другого, - ответила та, гордо подняв подбородок. - И я тебе обещаю, он будет моим, рано или поздно.

 - Ну что ж, Алан еще не знает, как ему повезло, - со смехом заметила Кира. - И все-таки, тебе действительно не стоит без защиты садиться за мотоцикл.

 - Ой, Кира, ну только ты не начинай. Это часть моего плана.

 - Тогда, если что, я не имею к этому никакого отношения, - шепотом сказала ей Кира, замечая, как к ним идет Алан, и вид у него был не очень довольный.

 - Ева, черт бы тебя побрал, - процедил Алан, хватая Еву за предплечье, - я тебе еще полчаса назад сказал съездить с Фирсом и переодеться.

 Ева захлопала на Алана глазами, строя из себя саму невинность.

 - А в чем дело?

 - Начнем с того, что на тебе нет ни грамма защиты, не говоря уже об одежде. И этим вечером я бы хотел отдохнуть, а не следить за тем, как бы с тобой чего-нибудь не случилось.

 Ева выдернула свою руку, и, едва ли не топая ногой, твердо ответила:

 - Я никуда переодеваться не поеду.

 - Ева... - строго процедил Алан, растеряв остальные слова.

 С губ Алана сорвался какой-то недовольный возглас смешанный с рыком. И взяв Еву за руку, он потащил ее к своему байку. Так Ева, довольная и счастливая, оказалась на мотоцикле позади Алана, которому ничего не оставалось, как взять ее с собой. Но настроение подруги немного спало, когда Алан попросил Фирса взять с собой его новую пассию по имени Елена, за что получил от недовольной Евы подзатыльник по шлему. От этого жеста, кажется, обалдели все, замерев в ожидании бури. Но бури не последовало, и только Еве Алан мог такое простить. Она всегда была для него младшей сестренкой, которую он баловал и о которой заботился. И о каких-то других отношениях между ними не могло быть и речи, а любые намеки или разговоры со стороны ребят или кого-то еще, вплоть до самой Евы, он отсекал на корню. Но Еве это не мешало желать и упорно добиваться своего.

 Наконец, все стали залезать на мотоциклы, занимая свои места. Алан, как ведущий, раскидал всех, кто за кем едет, и они организованной толпой выехали на дорогу. Скорость их колонны была небольшой, но придерживаться ее стало сложнее, когда они встряли в пробке, так что всем приходилось объезжать машины, кто и где мог. Обычно в таких ситуациях они делились на пары или группы, подстраховывая друг друга. И Кира совсем не удивилась, когда рядом с ней на эту роль негласно вызвался Максим. Он ехал впереди нее, словно расчищая дорогу и ища более доступные пути проезда.

 Для Киры же все равно ситуация была непростой. Приходилось часто тормозить и притормаживать, удерживая мотоцикл на весу, и тяжело было уходить от столкновений, когда подрезали машины. И в один момент, когда между рядами автомобилей появился свободный коридор, по которому Макс свободно проехал, Кира тоже прибавила скорости. И как назло один из водителей решил резко перестроиться, нагло вклиниваясь в соседний ряд прямиком перед колесом Киры.

 Короткий испуг, и Кира среагировала, пытаясь уйти от столкновения. Она повернула руль, отчего колесо пошло в сторону, а мотоцикл занесло на преградивший ей дорогу автомобиль, после чего он повалился на асфальт вместе с ней. Каким-то чудом Кира успела вовремя спрыгнуть, зацепившись носком ботинка за руль. Но вовремя подставленные руки в кожаных перчатках уберегли ее от падения шлемом в асфальт.

 А после испуга пришла злость. Кира уже мысленно представляла, как убивает того водителя, который не смотрит в зеркала, прежде чем выполнить маневр. Оставалось только встать на ноги, которые от всплеска адреналина сотрясала крупная дрожь. Но тут к ней кто-то подскочил и решил ее проблему, хватая Киру за предплечье и придерживая на ногах.

 - Ты в порядке? - спросил ее Макс, такой серьезный, взволнованный и злой, что Кира смогла ответить только тогда, как налюбовалась этим сочетанием эмоций на его лице.

 - Да, в порядке.

 - Сядь, - потребовал он, сажая ее на асфальт, а сам пошел к водителю, который не мог выйти из машины, потому что мотоцикл лежал возле его двери.

 За рулем оказался молодой парень, которому и вовсе перехотелось выходить, когда он увидел приближающегося к нему Максима. Парень даже заблокировал двери, догадавшись о его намерениях. Макс подвинул мотоцикл, чтобы пройти к машине, и дернул ручку, которая оказалась заперта. Тогда он стукнул ладонью по стеклу, пугая и без того испуганного горе-водителя, который что-то кричал ему с той стороны стекла.

 - Выходи! - выкрикнул ему Макс. - Черта-с два ты ее не видел!

 Кире сразу стало жаль паренька, когда она подумала о том, что Макс с ним сделает, если доберется. Она сняла шлем и окликнула его:

 - Максим!

 Он тут же оказался рядом, присев на корточки.

 - Оставь его, - попросила Кира. - Может, он и правда меня не видел.

 - Тогда ему вообще нехрен делать за рулем.

 Воспользовавшись моментом, парень решил поскорее улизнуть с места аварии, уже выкручивая руль на свою полосу. Макс дернулся, собираясь ему каким-то образом помешать, но Кира вцепилась в рукав его куртки, не давая подняться.

 - Макс, да Бог с ним, ничего страшного не случилось, и мне не впервой так попадать. Пусть себе едет. Лучше помоги мне встать и поднять мотоцикл.

 - Ты головой не стукнулась? - серьезно спросил он, хотя Кира явно слышала в этих словах совсем другой подтекст.

 - Нет, головой не стукнулась, только нога болит, которую немного зажало между мотоциклом и этой чертовой машиной.

 Кира проводила взглядом отъезжающий автомобиль, который и сам не остался невредимым - от их столкновения на водительской двери остались царапины и небольшие вмятины. В этот момент мимо них проезжал Фирс, который притормозил рядом.

 - Макс, что у вас?

 - Нормально все. Езжай вперед, - ответил Макс, протягивая руки к Кириной ноге. - Дай посмотрю.

 - Нет! - выпалила Кира. - Не надо, я сама.

 - Сиди на месте, ты сама уже все сделала, - ответил он, расстегивая ее мотобот.

 Он сел рядом с ней на асфальт, как ни в чем не бывало, словно бы они сидели на широкой полянке, а не посреди дороги, по которой машины пытались протолкаться в пробке. Но для Киры пропало все вокруг, когда Макс коснулся обнаженной кожи, и его пальцы аккуратно заскользили по ноге, ощупывая травму.

 - Так больно? - спросил он.

 - Нет, - поспешила ответить Киры, и от того, что она задержала дыхание, ответ прозвучал на хриплом выходе.

 Макс заметил ее реакцию и ухмыльнулся своей фирменной ухмылкой, а движения его рук сместились на стопу, став сразу нежнее и превращаясь в массаж вместо простого осмотра.

 - А так? - хитро спросил он.

 Кира едва не застонала от удовольствия, не сумев все же сдержать дрожи от остроты всей ситуации - она сидит на проезжей части, вокруг шуршат колесами автомобили, а Максим делает ей массаж.

 "Обалдеть..."

 - Я в порядке, просто ушиблась, - ответила она, пытаясь вытащить из его рук свою ногу и прекратить эту приятную пытку.

 Но Макс не собирался все упрощать и сильнее сжал ее ножку. Схватив свой ботинок, Кира стукнула им Максима по руке.

 - Макс, прекрати.

 - Ау, больно же! - с улыбкой воскликнул он, все-таки оставляя ее ножку в покое. - Ты всех так благодаришь за помощь?

 - Ты еще поцелуй попроси за это.

 - Ну, зачем же сразу поцелуй, можно просто заняться сексом.

 Надев обратно свой ботинок, Кира попыталась встать, и Макс подал ей руку для поддержки.

 - Лучше помоги мне поднять мотоцикл, и я, может быть, скажу тебе за это спасибо.

 Макс молча встал на ноги. Отряхнув свои штаны, он подошел к ее мотоциклу, поставил его на колеса и стал осматривать повреждения.

 - М-да, крылья помялись, а с остальным вроде все нормально.

 - Блин, - сорвалось у Киры, которая уже пожалела, что отпустила водителя безнаказанным.

 - Ничего, это поправимо, - попытался Макс ее подбодрить, пробуя завести мотор, который жалобно заревел и завелся лишь со второй попытки.

 - Прошу, - сказал он, жестом руки приглашая ее занять свое место. - Вести-то сможешь?

 - Смогу, - ответила она, надевая шлем.

 - Тогда езжай аккуратнее, и держись рядом, хорошо?

 - Боже, какая забота, - поддела его Кира. - А ты всегда такой заботливый с теми девушками, от которых чего-то хочешь?

 - Нет, - улыбнулся Макс, - только с теми, кто носит имя Кира и у кого очень острый язычок, который так и нарывается на что-нибудь приятное.

 - Ну конечно, другого ответа я и не ожидала услышать.

 Пока Кира садилась на мотоцикл, Макс стоял рядом, все еще пытаясь удостовериться, что с ней все в порядке. И только убедившись в этом, повернулся к своему байку, который одиноко стоял чуть впереди.

 - Макс! - окликнула его Кира, пока он еще не успел от нее отойти.

 Максим сразу повернулся.

 - Да.

 - Спасибо, - сказала ему Кира.

 Макс расплылся в довольной улыбке, и подошел обратно к ней.

 - Ну уж нет, в таком случае простое "спасибо" я не принимаю. С тебя поцелуй.

 - А вот это уже наглость, - возмущенно ответила Кира. - Нет, даже не надейся.

 - Тогда, я возьму его сам.

 - Не имеешь право, у нас дружеские отношения, и ты мне сам это обещал.

 Макс усмехнулся, кажется, принимая свое поражение.

 - Ладно, а как насчет дружеского обеда где-нибудь среди недели?

 - Это слишком много.

 - Это слишком мало, Кира, - вдруг резко выпалил Макс, начиная злиться.

 Кира обомлела от такой внезапной смены настроения.

 "Ничего себе концерт..." - подумалось ей, а вслух она сказала:

 - Я подумаю.

 - Хорошо, - уже сдержанно, без тени улыбки, ответил Макс и пошел к своему мотоциклу, оставляя Киру удивленно смотреть ему вслед.




 ***

 Макс не знал, какая муха его укусила, но сегодня как никогда все раздражало, а в особенности то, что Кира не выходила у него из головы. Он еще никогда так много и так часто не думал об одной и той же девушке. Запретный плод сладок, и теперь он знал насколько же сильно можно хотеть того, что тебе не принадлежит.

 Макс привык получать желаемое, либо переключаться на что-то другое. Даже полтора года назад, когда он пытался добиться Киру, получая отказ за отказом, причем в кокетливой форме, Макс просто нашел себе новое увлечение. Но с Кирой в этот раз так не выходило. И он даже не знал, как ему себя с ней вести - попытаться быть другом, стать любовником, или кем еще? Но в этот раз эмоции решали за него, раздирая изнутри какой-то неуправляемой необходимостью в одной лишь девушке.

 Всю прошедшую неделю он пытался уйти с головой в дела Салона. И он все еще не оставлял надежды, что способен контролировать свои желания. Днем на работе, вечером в клубе с друзьями, и каждый день чем-то занят и увлечен. Но стоило ему увидеть Киру... и с ним происходило что-то для него неестественное. Один взгляд на эту девчонку, и его тело так бурно реагировало, что учащался пульс, и он едва себя сдерживал, чтобы не наброситься на нее. Кроме того, он ловил себя на мысли, что ему хочется видеть ее и слышать чаще, не говоря уже о той близости, которая все сильнее становилась для него навязчивой идеей. Но самым удивительным для него было то, что он начинал ощущать ревность, завидуя Игорю и уже почти ненавидя Артема, что им обоим доступно недозволенное ему. И как со всем этим справляться, Макс совершенно не знал.

 - Дырку протрешь, - поддел его Фирс, намекая на то, что он слишком откровенно смотрит на Киру, которая стояла напротив них в компании девчонок.

 Она распустила волосы и расстегнула куртку, позволяя свободно любоваться ее достоинствами, тесно обтянутыми одеждой.

 - Отвянь, - ответил ему Макс, отбирая у друга бутылку пива и присаживаясь на сиденье своего байка.

 Они уже как полчаса назад приехали на место, и наконец-то определились, где же им расположиться. Вечеринка проходила на открытой и достаточно вместительной площадке за чертой города. Недалеко от них стояли трамплины, готовые для фристайла. Чуть дальше располагалась сцена, на которой сейчас весьма эротично плясали девушки под ударную музыку ди-джея. Небо только начинало сереть, и все больше и больше становилось людей, многие из которых приезжали на всякого рода мотоциклах - от чопперов до тюнингованных байков. Кто-то уже веселился и танцевал, кто-то ждал начала шоу-программы, и везде был слышен рев моторов, разговоры и смех.

 - Ты сегодня не в духе? - спросил его Алан, облокачиваясь о руль своего мотоцикла.

 - Похоже на то.

 В этот момент к ним из толпы выбежал Игорь в ярко раскрашенной экипировке, держа в руке шлем.

 - Привет, парни, - поприветствовал он их, пожав каждому руку.

 - Привет, когда шоу уже начнется? - спросил Фирс.

 - Через пять минут все будет.

 Отбежав от них, Игорь подошел к девчонкам, поприветствовал их, а потом... обнял Киру за талию, притянул к себе и поцеловал в щеку. Она ответила ему улыбкой и таким же поцелуем. И вроде бы ничего особенно не было в этом жесте, потому что так часто парень с девушкой приветствуют друг друга. Но только... Макса передернуло от этого зрелища.

 - Блин, - вырвалось у него, и он отвернулся в другую сторону. - Чувствую, кто-нибудь меня сегодня выведет.

 Алан рядом рассмеялся и решил спросить:

 - У тебя что, секса давно не было? Хочешь, я тебя с девочкой хорошей познакомлю?

 - Ой, - скривился Макс, - знаю я твоих хороших девочек, одна пустышка другой краше.

 Фирс разразился хохотом, а на лице Алана отразилось искреннее недоумение:

 - Это с каких пор ты стал так думать?

 Макс повернулся к Алану, только сейчас понимая, что сказал сейчас что-то не то. Но продолжить разговор им не дала Елена, которая подошла к Алану, обняла за шею и крепко поцеловала. Невольно, Макс посмотрел на Еву, которая оглядела эту обнимающуюся парочку едва ли не с ненавистью. Но заметив на себе взгляд Максима, показала ему язык и отвернулась, вызывая на его лице грустную улыбку. Кто бы мог подумать, что он когда-нибудь сможет понять эту девчонку, оказавшись примерно на ее месте.

 Вскоре началось шоу под динамичную музыку, и все внимание переключилось на центр площадки, по которой закружили мотоциклы, порыкивая моторами. Устроив небольшой парад, они остановились в стороне и начали по очереди заезжать на трамплин. Первый прыжок сорвал аплодисменты с восторженными криками. И один за другим мотоциклы подлетали к небу, где любители и профессионалы фристайла выделывали в воздухе чудеса акробатики. Среди них был и Игорь, который за то время, когда Макс видел его последний раз, освоил новые трюки. И Кира едва не визжала от радости после каждого удачного прыжка Игоря. Макс, конечно, и сам был рад за брата, но поведение Киры все омрачало. Проклятая ревность, похоже, все прочнее и прочнее обосновывалась в душе.

 Но не успело закончиться это показательное представление, как к ним подошла Кира и спросила:

 - Вы не видели, куда направилась Ева?

 - Так она только что рядом с тобой была, - удивленно произнес Фирс.

 - Я знаю, но сейчас-то ее нет.

 - Я не видел, - ответил Макс, внимание которого было слишком занято ею, чтобы он смог заметить исчезновение Евы.

 Так же не заметил его и Алан, который крепко выругался, доставая из кармана телефон.

 - Невозможная девчонка, и куда ее понесло? - уже более мягко произнес он, слушая гудки в трубке. - Не отвечает, блин. Кира, позвони ей.

 Макс прекрасно понимал волнение Алана - разгуливать девушке в такой подвыпившей толпе было не безопасно, особенно для Евы, которая любила находить неприятности на свою прекрасную задницу. Достав телефон, Кира тоже попробовала дозвониться подруге, и та ответила, только со второго звонка.

 - Ты где? - спросила Кира, прижимая трубку к уху и зажимая ладонью другое ухо, чтобы расслышать ответ среди посторонних громких звуков. - А почему одна? Не могла меня с собой взять? ...Что-то случилось? ...Так, где ты? ...Будь там, я сейчас приду.

 - Что там? - спросил взволнованный Алан.

 - Она у бара, я сейчас ее приведу.

 - Подожди, я с тобой, - сказал он.

 - Нет! Не надо, я лучше сама, ладно? - попросила она, видимо надеясь, что и Алан все поймет.

 В конце концов, зная отношение Евы к нему, он мог бы сделать соответствующие выводы, как на девчонку может подействовать его такое тесное общение с другой девушкой на ее глазах. И посмотрев на все это дело, Макс молча встал со своего мотоцикла, подошел к Кире и просто сказал:

 - Пошли.

 - Мне не нужен провожатый, - возразила Кира.

 Но Макс даже слушать не стал, не собираясь отпускать Киру одну. Взяв ее за руку, он пошел в толпу, ощущая, как непроизвольно сжались на теплой коже его пальцы, которым сразу же захотелось больше, чем это целомудренное прикосновение. Видимо, понимая, что сопротивление бесполезно, Кира пошла за ним. Как она и сказала, они нашли Еву у "бара", который представлял из себя длинную брезентовую палатку с деревянными столиками, за которыми весьма искусно колдовали бармены. И к Еве уже клеился какой-то парень.

 - Да отстань ты! - кричала на него Ева, отпихивая от себя загребущую руку.

 Подойдя к ним, Макс недобрым голосом спросил у парня:

 - Проблемы?

 Кира вытащила свою руку из его ладони и подошла к подруге.

 - А что? - нагло спросил парень, кивая в сторону девчонок. - Твои что ли?

 - Мои.

 Парень выпрямился и поднял подбородок, оценивающе оглядел Макса с головы до ног, засунул руки в карманы джинсов, пожал плечами и ответил:

 - Ну ладно.

 А потом он развернулся и вальяжно зашагал прочь. Посмотрев ему вслед, Макс фыркнул:

 - Пижон.

 - Да вы все такие, - буркнула Ева, по виду глубоко убежденная в своих словах. - Нормальных парней вообще нет.

 Макс промолчал, в удивлении приподнимая брови, а Кира спросила:

 - Ева, что случилось?

 - Не могу я больше на них смотреть, - выпалила девушка.

 - На парней? - с усмешкой спросил Макс.

 - И на вас тоже, - съязвила маленькая язвочка. - А вообще, я говорила об Алане и этой... фу, как он может вообще с ней целоваться? - сокрушалась Ева.

 - Так, как это обычно делаю люди, - недовольным тоном ответил Алан, который неожиданно для всех появился рядом.

 Увидев его, Ева обиженно опустила глаза на свою банку пива, начиная отковыривать язычок. Алан подошел ближе к ней и протянул руку.

 - Пойдем, прогуляемся.

 Ева подняла на него глаза, потом посмотрела на его руку и сдалась, обреченно вкладывая в нее свою ладошку.

 - Извините, - сказал им Алан, уводя с собой Еву.

 - Боюсь представить, чем это все может закончиться, - заметила Кира, провожая их взглядом.

 Но Макса не особо заботили чужие отношения, его больше волновали свои. И он чувствовал лишь то, что уже не может спокойно находиться рядом с Кирой и не касаться ее.

 И решив не упускать момента, он шагнул к ней, вставая нос к носу, но при этом держа руки в карманах кожаных штанов. Кира вздрогнула и отступила назад. Но Макс продолжил уверенно наступать, пока она не уперлась спиной в какие-то ящики.

 - Макс... - взволнованно выдохнула она ему в губы.

 Он промолчал, замерев в такой тесной близости. Его взгляд пробежался по ее рту и поднялся к зеленым глазам, находя в них отблески той же потребности, что бушевала и в нем. Это просто ничем невозможно было скрыть, когда человек, в котором ты так нуждаешься, находится от тебя на расстоянии короткого вдоха. И чтобы ощутить вкус его губ, стоит всего лишь слегка наклонить голову. И между ними не просто полетели искры, между ними словно накалился сам воздух, забирая кислород и мешая дышать, что даже сердцу пришлось ускорить ритм, чтобы справиться с этой нехваткой.

 Тем не менее, Макс помнил о своем обещании. И кроме того, он хотел кое-что от Киры услышать.

 - Попроси поцеловать тебя... - прошептал он ей.

 - Нет... - испуганно выдохнула она.

 Макс стиснул челюсть, чтобы не дать волю чувствам, которые рвались наружу и рвали его изнутри.

 - Попроси... - снова произнес он, немного наклоняя голову к ее губам, еще не целуя, но так близко, что уже едва касался, сходя с ума от ощущения ее тепла на своих губах.

 Кира затрепетала, но продолжала сопротивляться им обоим, упираясь руками в его грудь и пытаясь оттолкнуть. И вот тут Макс сорвался, совершенно не волнуясь о том, что они стоят в центре многочисленной толпы. Эта толпа наверняка видела и не такое. Вытащив руки из карманов, он схватил Киру за волосы на затылке и притянул к себе за талию. И заглядывая в распахнутые зеленые глаза, задевая ее рот губами, он настойчиво процедил:

 - Попроси.

 - Ох, Боже... - выдохнула Кира, и уже вместо того, чтобы оттолкнуть, хваталась за его куртку, лишь бы устоять на ногах, - как же я тебя ненавижу... - добавила она таким тоном, будто подразумевала совершенно противоположное своим словам.

 Но ее выдержка оказалась куда сильнее, чем он думал. Она все-таки сумела взять себя в руки, хоть и не так просто ей это далось. Толкнув его в грудь, Кира судорожно вдохнула и строгим, но неровным голосом, произнесла:

 - Отойди от меня, Максим.

 Макс выругался и отскочил от Киры, поднимая руки и зарываясь пальцами в свои волосы. Невозможно! Это просто невозможно было выносить! Он шагнул в сторону, но сделав небольшой круг, вернулся обратно к Кире, резко притягивая ее к себе, и снова их обоих лишая воздуха. Но в этот раз его губы коснулись ее уха и дерзко прошептали:

 - Вот скажи мне, как ты можешь этому сопротивляться?

 Тонкие пальцы снова на нем сжались, но отвечать Кира не торопилась. Рука Макса легла на ее затылок, собирая в горсть темные локоны, которые щекотали ему нос приятным запахом полевых трав.

 - Неужели тебе не хочется попробовать, как это может быть между нами? - спросил он, медленно и аккуратно кладя другую руку на ее обнаженный живот, который дернулся под его ладонью, и с губ Киры сорвался резкий выдох на грани полу стона.

 В ответ на такую реакцию пробежала дрожь и по телу Макса, уже давно напряженному до предела.

 - Неужели... - продолжил он ее мучить так же, как она мучает его, поднимая руку вверх по теплой и бархатистой коже, и заползая пальцами под плотно облегающий топик, который не давал ему покоя последние полчаса, - неужели тебе не хочется испытать все то, что я хочу тебе дать?

 Губы Макса прикоснулись к ее ушку в жадном поцелуе, и язычок попытался проскользнуть внутрь, чтобы лизнуть чувствительное местечко. Кира ахнула. Но вот следующие ее действия Максим не ожидал. Насколько позволяло расстояние между ними, Кира попыталась его ударить по лицу. Ее рука тяжело хлопнула по щеке, да так там и осталась, сжимая пальцы на его скуле. И зеленые глаза обожгли ненавистью.

 - Ненавижу... - процедила она со злостью.

 И с привкусом этой злости, с привкусом страсти, она притянула к себе его лицо и обожгла рот своими губами... Макс перестал дышать, бросаясь ей навстречу. Вот оно! Наконец-то она сделала то, чего он так долго от нее ждал, о чем просил! Сжимая пальцы на ее теле, он жадно глотал ее поцелуй. И с каждым мгновением этого становилось мало. Хотелось намного большего и немедленно. Подхватив Киру за ягодицы, он заставил обвить ими его торс, с силой толкаясь в ее промежность и выбивая из нее резких стон, который тут же слизал с жарких губ. Но после этого снова последовало сопротивление, только уже по другой причине. Кира попыталась слегка оттолкнуть его, чтобы сделать вдох. И то, что Кира задыхалась от страсти, кружило ему голову, заставляя все сильнее желать оказаться в этот момент внутри нее. Упираясь руками в его плечи, Кира откинулась затылком на ящики, пытаясь вдохнуть. Руки Макса заскользили по ее телу, забираясь под куртку, под топик, сминая горячую кожу, пока губы и язык нещадно ласкали нежную шейку.

 - ...Господи, - выдохнули ее губы, начиная его молить, - Максим, перестань, я не могу так больше... мне дышать нечем...

 И Максим, у которого так же голова шла кругом от нехватки воздуха и переизбытка эмоций, попытался притормозить. Все-таки, он еще помнил о том, что они далеко не одни.

 - Кира... пойдем со мной, - попросил он ее, поглаживая руками изящный изгиб спины и ощущая под пальцами ажур кружевного белья. - Куда угодно, просто сбежим от всех и от всего.

 - Я не могу, - ответила Кира, у которой все еще активно работали какие-то остатки разума.

 - Можешь, а главное - хочешь. А я могу тебе помочь на это решиться.

 Кира опустила к нему лицо, упираясь своим лбом в его, так что ее волосы скрыли их от всех, и тихо попросила в ответ:

 - Не надо, Максим...

 Пальцы Макса невольно сжались сильнее. Как же ему надоело слышать ее отказы! Решительно сделав шаг назад, он поставил Киру на ноги, взял за руку и потащил за собой. Он больше не будет слушать, что она ему говорит, он будет слушать только ее тело.

 - Максим, отпусти, мне больно! - крикнула она ему в спину.

 Макс слегка разжал пальцы, но отпускать не стал. Сквозь толпу он шел к тому месту, где остановилась их компания, собираясь посадить Киру на свой байк и укатить с ней туда, где их никто не найдет. Но как только они оказались на месте, он встретил на себе обозленный взгляд Артема, медленно переместившийся за его спину, а потом на их сплетенные руки. Макс так резко остановился, что Кира влетела в его плечо. Ее ладонь тут же попыталась скорее выползти из его руки, но Макс лишь сжал сильнее.

 - Максим, отпусти меня, - прошипела она ему на ухо.

 Взгляд Артема снова вернулся к нему. Макс, конечно, понимал, что муж Киры имеет полное право на такой взгляд, да и не только на это. На его месте он бы уже чесал кулаки об физиономию наглеца. Но это понимание не помогало ему заставить себя поступать иначе.

 Артем шагнул к ним, и все их парни засуетились. Фирс поспешил встать между ними, Серый схватил Артема за локоть, остальные же наготове встали рядом, будто собираясь предотвратить смертельную схватку. Ну, подумаешь, они подерутся. Не в первый же раз. А рядом с Максом появился Игорь, который подошел к нему, крепко обхватил за предплечье, придвинулся к его уху и тихо сказал:

 - Макс, отпусти ее.

 - Так, пацаны, хватит, - произнес Фирс, смотря то на одного, то на другого. - Успокоились все.

 - Кира, иди в машину, - строго произнес Артем, продолжая смотреть на Макса.

 - Максим, пожалуйста, - услышал он тихий и взволнованны голос Киры.

 И он отпустил, медленно и нехотя, сжимая свободные пальцы в напряженные кулаки от собственного бессилия. Ему оставалось только смотреть, как Кира уходит к своему мужу.

 - Иди в машину, - сказал ей Артем.

 - Тём, я на мотоцикле...

 - Иди в машину, - повторил он.

 - Я не оставлю его тут...

 На это возражение Артем схватил Киру за плечи и встряхнул.

 - Ты будешь делать то, что я сказал!

 При виде этой сцены у Макса внутри что-то щелкнуло, и, кажется, это был замок, который держал на цепи его злость. Он дернулся к Артему, натыкаясь на Фирса, который встал у него на пути, и ощущая, как со спины на него навалился Игорь. Еще двое друзей обступили Артема, пытаясь не пустить и его к нему. А между ними встала Кира.

 - Максим, пожалуйста, не надо, - попросила она.

 И вместо того, чтобы сделать по-своему, Макс смотрел в ее молящие глаза и стоял на месте, чувствуя, как его колотит от негодования и ревности.

 - Кира, иди, - произнес Игорь над его ухом. - Дай мне ключи от мотоцикла, я привезу его.

 Кира даже не стала раздумывать. Она достала из кармана ключи и кинула им. Фирс перехватил их на лету и передал Игорю. А потом она развернулась, подошла к Артему и стала толкать своего мужа в сторону его машины, которая была припаркована неподалеку от них. И прежде чем они уехали, Макс успел еще раз посмотреть Артему в глаза. Двое мужчин друг друга поняли без слов, как и то, что их "разговор" еще не закончен.



 ***

 Такой растерянной, кажется, Кира еще не была никогда.

 "Господи, неужели это со мной происходит..." - думала она, обхватывая ладонями свое лицо. Кира оказалась между двумя мужчинами, как меж двух огней. Сопротивляться Максу было невозможно. Его страсть была чем-то невообразимым, и что хотелось испытать хотя бы раз в жизни.

 "Неужели тебе не хочется попробовать, как это может быть между нами?"

 "...не хочется испытать все то, что я хочу тебе дать?"

 Да! Черт возьми! Она хотела! И так сильно, что позволила себе забыть, кому принадлежит.

 - Я сейчас задам тебе несколько вопросов, - произнес муж, который вел машину по трассе. - И будет лучше, если ты ответишь на них честно.

 Кира повернулась к Артему, который смотрел на дорогу. Таким злым она его еще не видела. И эта злость в нем начинала ее страшить, хоть она прекрасно понимала все ее причины.

 - Хорошо, - согласилась Кира.

 - Ты трахаешься с ним?

 - Тём... - устало протянула она.

 Зачем он так? Как мог такое подумать? Хотя, что еще можно было подумать, увидев их сегодня вместе? Да в голову могло прийти все что угодно. А если бы он застал их целующимися, то можно было исключить любые сомнения.

 "Боже, какой ужас... я снова с ним целовалась..."

 - Я хочу услышать - да или нет.

 - Нет, - ответила она.

 - Тогда какого черта между вами происходит?! - на повышенном тоне спросил Артем. - И почему вообще у моей жены что-то с кем-то происходит?

 Говоря эти слова, он отвлекся от дороги и едва успел нажать на тормоза, когда у впереди стоящего автомобиля загорелись стоп-сигналы. Кира чувствовала себя сейчас такой виноватой, что готова была простить мужу всю его истерику. Он не был виноват в том, она не в состоянии держать себя в руках. Подвинувшись к мужу, Кира прижалась лбом к его виску и провела рукой по щеке.

 - Тёма, хороший мой, не злись. Ну что может быть между мной и Максимом, когда у меня есть ты, - ответила Кира.

 Говоря это, она не считала, что соврала, ведь Кира действительно так думала. Но только... между ней и Максимом действительно что-то происходило, и это что-то ее совершенно не устраивало. Слишком сильные эмоции и слишком запретные желания.

 - Что-то я этого не заметил, когда увидел вас вдвоем, - ответил он, пихая ее в плечо, чтобы оттолкнуть от себя. - И ты еще из меня решила сделать идиота, разгуливая с Максом на виду у всех наших! - сокрушался он, включая правый поворотник и ругаясь матом себе под нос.

 Вильнув в сторону, Артем остановил машину на обочине и вылетел из машины, оставляя Киру испуганно хлопать глазами. Она хоть все и понимала, но менее обидно от этого не становилось. Походив рядом с машиной, и так и не найдя выхода своим эмоциям, Артем ударил ногой в свою дверь. Кира вздрогнула, совсем не ожидая такого проявления злости. И это уже было слишком. Открыв дверь, она вышла из машины и пошла вдоль дороги, слыша за спиной голос Артема:

 - Кира!

 Она даже не стала сбавлять шаг. Артем мог ее ревновать, мог злиться, но не имел права пугать ее своим неадекватным поведением.

 - Кира, - снова позвал муж, догоняя и дергая за руку. Развернув ее, он притянул к себе и обхватил ладонями лицо, заглядывая в глаза. - Поклянись мне, что у тебя с Максимом ничего нет.

 И Кира поклялась. Артем все прекрасно понимал, но она сказала ему именно то, что он хотел услышать. И в благодарность за это, он крепко ее обнял, шепнув на ухо:

 - Прости...



 ***

 Выжав тормоза, Макс остановился у входа в Салон. Он опустил подножку, снял шлем и попытался сделать вдох, от которого грудная клетка отозвалась дикой болью. Сегодня было утро вторника, и у него болело все тело после тех драк, в которых он успел побывать за прошедшие дни. Первая была в пятницу, на вечеринке, когда он сцепился с какими-то парнями, уже толком не помня, из-за чего именно. Да и не важно это для него было, потому как вся причина состояла в том, что Кира находилась не рядом с ним. Вторая же драка была в субботу, возле его дома. Чертов Артем решил не пачкать свои поганые руки и подослал к нему уже знакомых Максу парней. Только в этот раз их было четверо на одного, и они даже не стали тратить время на разговоры. Макса спасло лишь то, что в его доме жил знакомый парень, который работал личным охранником и возвращался со смены после полуночи, имея при себе рабочее оружие.

 - Это предупреждение, парень, - сказал ему не последок один из четверых. - Не лезь не в свое дело и останешься цел.

 Макс слез с мотоцикла, чертыхаясь и кряхтя, потому что эти привычные и простые движения сейчас были уж слишком болезненными. После двух драк, на нем, кажется, не осталось живого места. Благо не было переломов, одни лишь разноцветные синяки с ушибами. Все-таки, постоять за себя он был в состоянии.

 Присев на краешек сиденья своего мотоцикла, Макс достал из кармана сигареты и засунул одну в зубы, радуясь, что те остались целы. Зато его кулаки так приложились к чьей-то челюсти, что он содрал кожу, и так сильно распухли руки от ударов, что теперь не влезали в перчатки.

 С трудом и через кашель докурив сигарету, он выбросил окурок и хромой походкой пошел в Салон. Какой-то придурок умудрился ударить его по левой коленке, и теперь она чертовски болела при каждом шаге. И в таком виде он предстал перед Кирой, с которой столкнулся в дверях кабинета.

 - О, Боже! - воскликнула она, увидев его лицо, где над правым глазом красовался пластырь, который заклеивал рассеченную бровь, а на скуле синяк с фиолетовым оттенком.

 Максим уперся рукой в стену и улыбнулся ей, игнорируя боль в ушибленной челюсти.

 - Я тоже рад тебя видеть, дорогая.

 - Макс, что случилось?

 - У меня все в порядке. Где твой ненаглядный?

 - Его нет сейчас. И как это в порядке, ты себя в зеркале видел?

 Макс снова не сдержался от ухмылки.

 - Неужто, ты за меня волнуешься?

 - Максим! - едва не крикнула она, явно взволнованная. - Я серьезно. Что случилось?

 - А на что это, по-твоему, похоже?

 - Ты подрался?

 - Угадала, теперь, я надеюсь, твое любопытство удовлетворено?

 - Это не любопытство, - обиженно сказала она.

 - А что же?

 Этот вопрос для Киры оказался таким сложным, что она никак не решалась на него отвечать. Пауза между ними затягивалась, а взгляды друг на друга становились слишком долгими, чтобы и дальше продолжать себя сдерживать. Но Макс сейчас был слишком вымотан, чтобы бороться с Кирой хотя бы за ее поцелуй, что он безумно хотел бы сейчас почувствовать на своих губах.

 - Пойдем со мной, - попросил он, отталкиваясь от стены.

 - Куда?

 - Всего лишь в зал. То, что ты пойдешь со мной еще куда-нибудь, я уже и не надеюсь, и все-таки, буду настаивать. Ты подумала на счет моего предложения пообедать? - спросил он ее по дороге.

 - Не думаю, что это хорошая идея.

 - Это отличная идея.

 - И все-таки, нет, извини.

 Он резко остановился и развернулся, делая шаг к Кире и сталкиваясь с ней нос к носу.

 - Тебе не надоело повторять одно и то же? У меня скоро аллергия будет на слово "нет". И в конце концов, - Макс понизил тон, придвигаясь к Кире, - я же не сексом тебе предлагаю сейчас заняться. Почему опять "нет"?

 - Хочу напомнить, что я несвободная девушка. И потом, мы договорились, что остаемся друзьями, а ты нарушил свое обещание. Так чего ты ждешь теперь от меня?

 Макс снова широко улыбнулся.

 - Это ты о нашем незабываемом поцелуе? Ладно, согласен, я не сдержался. Так позволь мне принести свои извинения за чашечкой кофе и каким-нибудь вкусны десертом. Неужели, и это уже так много?

 - А разве, тебе хоть чего-нибудь бывает достаточно?

 Посмотрев Кире в глаза, Макс опустил ленивый взгляд на ее губы, и снова вернулся к глазам.

 - Только не с тобой, - ответил он, после чего развернулся и снова направился в зал.

 Уговаривать упрямую девчонку он будет позже, а пока займется другим делом. Когда они вошли в главный зал, Макс подошел к одному из мотоциклов и повернулся к Кире.

 - Вот этот мотоцикл, и вон те два, - показал он на соседние, - снимаем с продажи.

 - Что? - удивилась она. - Почему?

 - Кира, только не надо со мной спорить. Просто сделай, как я прошу, ладно?

 - Ты хотя бы объясни, что с ними не так? Ты говорил об этом с Артемом?

 - Нет, и не собираюсь.

 Кира сложила на груди руки, приняв свой самый строгий вид.

 - Ты не говорил об этом с Артемом, не желаешь что-то объяснять мне, и думаешь, что после этого я стану выполнять любое твое абсурдное поручение? Макс, тебя не было полтора года, - напомнила она ему.

 - Но я все еще владелец, верно?

 - Как и Артем.

 - Ненавижу, когда ты произносишь его имя, - сказал он ей очередное откровение, и снова вводя Киру в легкий ступор.

 - Оставь эти мотоциклы в покое и жди меня на улице, - почти прошипела она, прежде чем развернуться.

 Макс сначала подумал, что ему послышалось. А когда же понял, что ему сказала Кира, то не удержался от очередной усмешки. Похоже, он совершенно не знает, чего можно ожидать от этой девчонки.


 ***

 Все! Ее терпение кончилось!

 Застегнув куртку, Кира вышла на улицу. Максим уже сидел на своем мотоцикле, порыкивая двигателем. Кажется, он никогда не оставит ее в покое. Но, сколько можно? Она же не железная леди. И мало того, что он волновал ее как мужчина, она еще и волновалась за него самого.

 "Откуда эти синяки на его лице? И почему он хромает?"

 Сев на свой мотоцикл, Кира завела его и выехала на дорогу. Макс тронулся за ней, пристраиваясь рядом. В обеденное время машин было мало, и две Хонды очень быстро набрали скорость, ловко обходя попутный транспорт. Правда, Макс иногда отставал, и часто встряхивал рукой, когда они останавливались на светофорах. Видимо, досталось ему не только по лицу. Но его сбитые костяшки пальцев, которые увеличились в два раза, говорили о том, что кому-то досталось и от него.

 "Кошмар! Не парень, а ходячая катастрофа".

 Кира остановилась возле своего любимого суши-бара, куда она иногда приходила с Артемом. Муж сегодня собирался решать вопросы с одними из поставщиков, поэтому сегодня она обедала одна. А раз Максим так напрашивался, то Кира подумала о том, что может согласиться на его предложение, а заодно и серьезно с ним поговорить в располагающей для этого обстановке и без любопытных взглядов работников Салона.

 Когда они зашли в суши-бар, их встретил приветливый администратор, чтобы проводить к свободному столику. Но стоило Кире войти внутрь зала и бросить взгляд на посетителей, как она увидела за одним из столиков Артема. И кроме того, муж сидел в компании какой-то блондинки, которая сидела к ней спиной, вертя в руке бокал к красным вином. Потрясенная, Кира резко остановилась, чувствуя, как в горле забился пульс.

 - Вот это встреча, - усмехнулся Макс за ее спиной. - Хорошо сидят.

 Но за это ужасное мгновение, Кира успела забыть об этом мужчине. Она видела только Артема и его спутницу.

 И тут муж ее заметил. Долгий взгляд в ее лицо, потом на Максима, и только администратор вернула ее в реальность.

 - Молодые люди, так за какой столик вы сядете?

 - Спасибо, мы сами, - рассеянно ответила она ему, решительно направившись в сторону Артема.

 Под его пристальный взгляд она села за столик, наконец, сумев увидеть лицо девушки.

 "Симпатичная, ухоженная и крашенная блондинка", - оценила она ее.

 - Всем добрый день. Не помешаем? - спросила Кира у мужа, открывая меню и стараясь держать себя в руках.

 Макс же сел напротив нее, не произнеся ни слово, и за столиком воцарилась напряженная тишина. Не видя букв, Кира пялилась в меню, которое подрагивало в ее чуть трясущихся руках. Все ее мысли были о муже. Она немедленно хотела знать, что его связывает с этой девушкой. А еще дико хотелось влепить Артему пощечину и наорать на него, не зависимо от того, каким может быть ответ на ее вопрос. Хотелось его ударить уже за одно то, что он заставил ее сейчас чувствовать. Но самое парадоксальное было в том, что Кира осознавала, видя перед собой Максима - она наверняка заставила Артема ощущать такое же предательство, что ощущает сейчас сама.

 Макс достал сигарету, и Кира уже решила, что Артем, который не переносил запах дыма, сейчас откроет рот, чтобы сделать ему очередное замечание. Но тут открыла рот блондинка:

 - Ой, а не дадите девушке сигаретку? А то мои кончились.

 - Конечно, - улыбнулся ей Максим. - Для вас все что угодно.

 Кира нахмурилась, начиная злиться и на Макса.

 "Вот черт! Какая же я единоличница, что ревную сразу двоих..."

 А вот наглости девушки оставалось только удивляться - не успел нагреться стул под Максом, как та уже с ним кокетничает. У Киры сразу пропал аппетит.

 - Меня, кстати, Лиза зовут.

 - Максим, - ответил он, продолжая улыбаться девушке.

 - Могу я узнать, какого... черта вы вдвоем тут делаете? - грозно процедил Артем.

 - Я бы то же самое хотела бы знать, - дерзко ответила Кира.

 - Лиза, это моя жена, Кира, Кира - это Лиза, представитель компании, которая поставляет нам самую лучшую экипировку. А это Максим, второй владелец нашего Салона, мой бывший друг и моя самая большая заноза в заднице... Ах да, еще он любовник моей жены. Я ничего не упустил?

 Такого ответа Кира не ожидала, понимая теперь, как зол муж. А не поспешила ли она с выводами? Впрочем, Артем в них совершенно не стеснялся.

 - Ты недооцениваешь свою жену и переоцениваешь с ней меня, Артем. Твоя жена упорно не хочет тебе изменять.

 Кира удивленно посмотрела на Макса, совсем не ожидая от него таких слов.

 - И все-таки, вы оба здесь. Видимо, ты не оставляешь своих попыток. Кстати, хреново выглядишь. Что-то случилось?

 На лице Максима исчезла улыбка, и он прожог Артема таким недобрым взглядом, что Кира насторожилась.

 - Сам бы ты так не справился, правда? - произнес Макс.

 - Вижу, у вас очень дружный коллектив, - заметила Лиза.

 - Извини, - ответил ей Артем. - Это временно.

 - Тогда и вы меня извините, я ненадолго отлучусь, - сказала девушка, вставая из-за стола.

 Стоило только ей отойти, как Кира зашипела:

 - Что происходит? У меня такое чувство, что я чего-то не знаю. Тём, что ты тут делаешь с этой блондинкой? - спросила она прямо.

 Артем подвинулся ближе к столу и уперся в него локтями, с виду вполне уверенный в себе.

 - Мы с Лизой все утро решали вопросы по поставкам, а потом я предложил ей пообедать. Не вижу в этом ничего криминального. А вот в том, что ты делаешь тут с Максимом, я вижу только одну причину, и я ее озвучил.

 - Тём, ты что, издеваешься надо мной?

 Макс рядом закашлял, и попытался сказать.

 - Черт, увольте меня от этой семейной сцены.

 - Тебя тут никто не держит, - процедил ему Артем.

 - Если бы не держали, меня б тут не было.

 - Ах, вот как. Так значит, Кира тебя тут держит. Ты держишь его? - спросил он с сарказмом и злостью в голосе.

 - Перестаньте! - процедила Кира. - Никого я не держу. И я тоже ничего не вижу криминального в том, что мы с Максимом решили вместе пообедать. Ты же позволяешь себе обедать с кем попало, - сорвалась Кира, - Кроме того, я хотела с ним обсудить один вопрос о том, что он хочет снять с продажи несколько мотоциклов. Может, раз уж мы встретились, вы решите этот вопрос сами. Потому что я явно не все знаю о том, что между вами происходит. Только очень бы хотелось, чтобы от этого не страдал Салон... и я, в том числе, - добавила Кира, посмотрев Максиму в глаза и надеясь, что он ее поймет.

 - Тебе мало? - строго спросил почему-то Артем у Макса.

 - Смотри, чтобы тебе много не было, - ответил ему со злостью Максим.

 - Вы о чем? - спросила Кира.

 Но ей никто не спешил отвечать. Обстановку за столиком накалилась в два раза сильнее, и двое парней даже не смотрели в ее сторону, прожигая друг друга ненавистными взглядами.

 - Все, мне надоело, - бросила им Кира, вставая со стула. - Во-первых, я беру на неделю больничный, и можете хоть поубивать друг друга, главное, не на моих глазах. И второе - решайте свои вопросы сами, раз не желаете их обсуждать со мной!

 Выйдя из-за стола, Кира решительно пошла к выходу. И ни один из мужчин не стал ее останавливать, приняв очень верное решение.



 ***

 - Такой бы темперамент, да в нужное русло, - заметил Макс, смотря вслед Кире.

 - Что это за новости с мотоциклами? - спросил Артем, сделав вид, что не слышал его слов.

 - Раз ты отказываешься убирать из салона краденые байки, это решил сделать я.

 - Вижу, ты так ничего и не понял, - сказал Артем со злорадной улыбкой, придвигаясь ближе и переходя на шепот. - Нам двоим тесно в одном салоне. Поэтому, я тебе советую последний раз - продай мне свою долю, или ты пожалеешь, что не согласился с моим предложением.

 Макс хмыкнул и почесал подбородок, что заставило его поморщиться от боли. И тут ему в голову пришла одна мысль.

 - Хорошо, я могу согласиться с твоим предложением, но у меня есть одно условие - ты отдаешь мне Киру.

 Брови Артема сошлись на переносице. А Макс продолжил:

 - Я продаю тебе свою часть салона, ты отдаешь мне Киру, и мы мирно расходимся. А иначе, я сделаю так, что ты лишишься всего. И все свои угрозы можешь засунуть себе в зад.

 Взгляд Артема обозлился еще сильнее, и он так стиснул челюсть, что вот-вот мог сорваться на рык.

 - Не помешаю? - спросила Лиза, подходя к столику и занимая свое место. - А то вы такие серьезные сидите, к вам подходить страшно. А где твоя жена, Артем?

 - Ушла, - ответил тот.

 Макс бросил взгляд на Артема, потом на блондинку, которые смотрели друг другу в глаза.

 - Она милая, - сказала девушка Артему с грустной улыбкой.

 Макс хмыкнул, сделав выводы о характере отношений этих двоих. Возможно, на малую долю процентов, любовниками они и не были, но тогда от этого их разделял один шаг, причем совершенно простой, потому что девушка вполне была к этому расположена.

 - Пожалуй, я пойду, не буду вам мешать, а то вы вдвоем так хорошо сидели. Думаю, Кира тоже это оценила.

 Блондинка виновато опустила глаза. А Артем схватил его за руку прежде, чем Макс успел подняться.

 - Не вставай у меня на дороге, Макс. И Киру ты никогда не получишь, понял?

 - Эти угрозы можешь засунуть туда же, куда я сказал засунуть и остальные. И на твоем месте я уделил бы больше внимания своей любовнице, а не любовнику своей жены.

 Артем дернул его к себе, так что Макс среагировал, обхватив его руку и стараясь фиксировать на расстоянии. А сам уже чертыхался на тему о новой драке, которая ему сейчас совершенно была не нужна.

 - Я тебе когда-нибудь язык оторву, - процедил Артем.

 - Ну что ж, попробуй.

 К счастью для Макса, к ним подошел охранник.

 - Молодые люди, я попрошу вас прекратить или покинуть наше кафе.

 Артем нехотя разжал пальцы, Макс сделал то же самое. Наконец, выйдя из-за стола, он наклонился к Лизе и сказал ей на ушко.

 - Извините за это маленькое представление, у нас бывает, но на бизнес это никак не сказывается, ведь так, Артем? И, кстати, был рад знакомству, вы очаровательны.

 Чмокнув девушку в щеку, Макс развернулся, и довольный своим последним словом покинул кафе.

 Сейчас он мог бы вернуться в салон и в отсутствии Артема осуществить задуманное, а именно избавиться от краденых мотоциклов. Но Макс, вдруг, понял, что ему совершенно не этого хочется. Его Салон уже давно перестал быть "его", да и черт бы с ним. Он вполне в состоянии открыть свое новое дело, только в этот раз без компаньонов.

 "Новое дело, а почему бы и нет?"

 И единственное, что бы он хотел получить, это Киру. Привычное и несерьезное дурачество в какой-то момент перестало быть токовым. Значит, было самое время принимать решения и как-то действовать. И с этими мыслями, а заодно и за советом, он надумал обратиться к одному человеку, у которого в эту субботу намечался День рождения. Только, во избежание конфликтов накануне этого события Макс надумал подождать до его окончания.



 ***

 - Боюсь даже спрашивать, что ты подаришь Алану на день рождение, - заметила Кира, делая глоток кофе.

 Довольная и счастливая Ева залезла в пакет и достала оттуда какой-то предмет одежды из белой ткани.

 После неудачного обеда Кира решила поехать домой, позвонив перед этим Еве и попросив составить ей компанию. И теперь подруга сидела рядом с ней на диване и показывала те покупки, на которые потратила половину дня.

 Подняв предмет одежды за лямки, Ева продемонстрировала ей очень короткое и прозрачное платье.

 - Что это? - настороженно спросила Кира.

 - Это часть моего подарка.

 - Ох, нет, Ева, только не говори мне, что будешь танцевать ему стриптиз.

 - А ты как думаешь? Я же не просто так целых пол года ему училась.

 - Ты сумасшедшая! - воскликнула Кира. - Ты думаешь, он обрадуется этому подарку? Или между вами произошло что-то, чего я не знаю?

 - Да ничего не произошло, - расстроено ответила Ева. - Тогда на вечеринке он снова попытался меня убедить, что я зря трачу на него свое внимание. И опять познакомил меня с каким-то своим другом. Достал уже спихивать меня всем подряд.

 - Ева, он просто хочет, чтобы ты перестала сходить с ума и нашла уже себе кого-то, кто ответит тебе взаимностью. И, знаешь, я думаю, он прав.

 - И ты туда же, - возмутилась подруга. - Да он не смотрит на меня как на женщину, ты понимаешь, он смотрит на меня, как на сестру. И меня это расстраивает больше всего.

 - Мне кажется, быть сестрой Алана не так уж и плохо.

 - Не хочу быть ему сестрой. И я заставлю его рассмотреть во мне женщину, и мой подарок этому может очень даже поспособствовать, - рассуждала Ева, разглядывая белое платье, которое и платьем назвать, было сложно.

 Зная упорство подруги, Кире оставалось только согласиться с ее решением и затаиться в стороне в ожидании бури. Ей даже представить было сложно, как может на такой "подарок" от Евы отреагировать Алан.

 - Лучше расскажи мне, как у вас дела? - спросила Ева. - Вся наша компания обсуждает то, что произошла между Максом и Артемом в последнюю пятницу. Мне кажется, если ты это не прекратишь, то что-то будет.

 - И как я должна, по-твоему, это прекратить? Деловая, дай совет.

 - Хотя бы, перестать Максу отвечать взаимностью.

 - Поверь, я очень стараюсь, но разве ты его не знаешь? Сегодня я хотела с ним уже во второй раз серьезно поговорить.

 - И? Чем кончился разговор?

 - Его не было, потому что в том кафе, куда я привела его для разговора, оказался Артем.

 - Ого, и что было?

 - Артем был не один, - грустно призналась Кира. - Он был с какой-то блондинкой.

 - Да ладно! - не поверила Ева. - Ты шутишь?

 - Нет, но как он объяснил, она представитель той компании, с которой сотрудничает наш Салон, и они просто зашли пообедать.

 - Ничего себе! Хотя, я тебе уже давно говорю, что все мужики козлы. К тому же ты тоже хороша, сама с Максом собиралась обедать.

 Кира лишь печально улыбнулась на это замечание.

 - Ева, я не знаю, что думать, и что вообще делать, - устало призналась она. - Я так запуталась.

 Ева отложила свое платье и посмотрела на Киру.

 - Дорогая, ну о чем тут можно думать? Может Артем и не подарок, но ты за него вышла замуж, и насколько я знаю, он тебя любит, а ты любишь его.

 Кира поднялась с дивана.

 - Это ясно. Но что, если у него что-то есть с той блондинкой?

 - Сомневаюсь. Хочешь, спроси его об этом напрямую. Но подумай, какой нормальный мужик станет тебе изменять? У вас с сексом все в порядке?

 Кира села обратно.

 - Последний раз был почти месяц назад.

 - Оу, - посочувствовала Ева. - А с Максом?

 - Что с Максом? - не поняла Кира.

 - С ним у тебя что-нибудь было?

 - Ева! Если мы целовались, это еще ничего не значит. У нас ничего не было и не будет.

 - По вам так не скажешь. И я все еще помню, что ты мне говорила насчет того, как он на тебя действует.

 - Вот и что мне тогда с этим делать?

 Но Ева не успела ответить, потому что их отвлек звук открывающейся двери.

 - Привет, Ева, - сказал Артем, зайдя в комнату.

 - Привет, - ответила та с улыбкой.

 Смерив жену долгим взглядом, он развернулся и прошел на кухню. Кира услышала звон стекла и открывающейся пробки.

 - Пожалуй, я пойду, - тихо сказала ей Ева.

 Кира только кивнула, а проводив подругу, зашла на кухню. В нос ударил запах дыма. Артем сидел за столом, а перед ним стояла налитая рюмка коньяка. И кроме того - он курил, чего уже не делал три года с того момента, как бросил. Волнение Киры резко подскочило вместе с пульсом.

 - Ты же бросил, - заметила она, намекая на сигарету в его руке.

 Артем сделал затяжку, выдохнул дым, и только потом ответил:

 - Тебе же нравятся курящие мужчины.

 - А тебе, похоже, блондинки.

 - У меня с ней ничего нет.

 Кира не стала ничего говорить или спрашивать. Она просто достала еще одну стопку, закуску из холодильника, шоколадку, и села за стол напротив Артема. Раз муж ей говорит, что у него ничего нет с той девушкой, то она может ему доверять так же, как вынуждает доверять ей. Кира решила попытаться все наладить. Она попробовала завести с мужем обычный разговор, поговорить о Салоне, о том общем, что было между ними. Но в этот раз Артем словно замкнулся, отвечая коротко и сухо. Он был обижен, и показывал ей это всем своим видом. Когда же у Киры стало заканчиваться терпение, и ей надоело смотреть, как он курит и пьет, не закусывая, словно решил сегодня напиться, она попыталась отобрать у него бутылку и отвлечь поцелуем. Но в ответ получила отпор и грубые слова, которые резали слух. В результате, она просто развернулась и ушла в спальню, еще долго пролежав в одиночестве на мокрой от слез подушке.



 ***

 Остаток недели Макс зализывал раны и проводил в компании друзей. Большую часть времени они ковырялись с мотоциклами в их гараже, который располагался за клубом "Марс", а вечерами устраивали свои вечеринки. Алан как всегда приводил им девчонок, и время проходило веселее, если, конечно, не брать в счет фырканья подруг и жен некоторых парней. Но в целом, Макс хорошо проводил время, а главное без драк и ссор. Всю неделю он не появлялся в Салоне, да и Артем не торопился мозолить ему глаза. Единственное, что Макса расстраивало - это отсутствие Киры. И к его разочарованию ни одна девчонка не могла ее заменить. Он не отказывал себе в общении с ними, он флиртовал и позволял им его жалеть, такого побитого и одинокого. И все это время он бесился от того, что рядом с ним не та девушка, которая ему была нужна. Но так все оставлять он не собирался. Может, Салон он Артему и проиграл, но Киру еще нет.

 Вечер субботы начинался на даче у Алана с перспективой продолжения веселья до самого понедельника. Макс приехал к семи, чуть раньше, чем большинство, но зато вовремя подоспев на помощь. Девчонки накрывали стол под открытым небом, а парни разделились на два лагеря - одни им помогали, когда вторые мешали, таская со стола закуску к пиву, которое уже вовсю попивали, греясь под лучами заходящего солнца. Макса же Алан привлек помогать ему расставлять на улице пластиковые стулья и устанавливать барбекю. Фирс же с Серым настраивали аппаратуру, задавая музыкальное настроение этого вечера.

 Постепенно подъезжали и остальные гости, рыча двигателями мотоциклов и машин. Наконец, приехала и Кира... с Артемом.

 - Слушай, Макс, - обратился к нему Алан после встречи очередных гостей. - Я понимаю, что у вас с Артемом напряженные отношения, но я бы хотел попросить вас обоих вести себя прилично хотя бы этот вечер, иначе я вас обоих стукну, и стукну больно.

 Макс усмехнулся, потирая подбородок, который только день назад перестал болеть.

 - Не могу обещать, но я очень постараюсь, даю слово.

 - Уж постарайся. И, кстати, если говорить начистоту, то вы меня уже достали, и я хочу с тобой об этом поговорить.

 - Сейчас? - удивился Макс.

 - Нет, сейчас вряд ли. Может, когда напьюсь, - усмехнулся друг. - Шучу, конечно, серьезно поговорим на днях. А пока порадуй старого друга, - Алан обнял его по-дружески за плечо и прикурил сигарету той шикарной зажигалкой, которую Макс ему сегодня подарил. - Найди себе какую-нибудь девчонку на вечер и развлекайся по полной, договорились?

 - Как скажешь, - согласился с ним Макс.

 "Девчонку на вечер" Максу удалось найти без труда, а вот с "развлечением по полной" оказалось все не так-то и просто. Почти все время Кира была в центре его поля зрения, и Артем практически не отпускал ее от себя, периодически бросая на него обозленные взгляды. Один раз Макс даже удостоился знака, который показывают средним пальцем руки, чему безмерно удивился, как и тому, что в этой руке у Артема уже не один раз за вечер появлялась сигарета. Такими темпами к разгару вечера этот парень очень быстро опьянел, начиная вести себя хамски, причем по отношению к жене в первую очередь. Поэтому, стоило Максу увидеть, как Артем дергает к себе Киру, хватая за волосы так, что она вскрикнула, его терпение лопнуло. Отставив бутылку пива, Максим пошел к ним. Но Алан его опередил, преграждая дорогу со словами:

 - Макс, ты обещал мне, иди погуляй.

 Уходить он не стал, но и настаивать на своем тоже, оставшись в стороне наблюдать, как Алан настойчиво забирает Киру у Артема.

 - Ты принадлежишь мне, тебе ясно! - заорал тот на Киру, которая вздрогнула так, будто ее ударили. - Ты моя жена, а не его! Моя!

 Выкрикнув эти слова, Артем пошатнулся, заваливаясь на девчонок, которые сидели на скамейке. Те вскрикнули, но Алан с Фирсом успели его вовремя подхватить.

 - Тём, пошли в дом, потолкуем, - сказал ему Алан, отмахиваясь от Фирса и кивая Максу, чтобы ушел подальше с их дороги.

 Макс обошел их по широкому кругу и первый раз за вечер приблизился к Кире.

 - Ты в порядке? - спросил он.

 - Да, - неуверенно ответила она, кивая, будто пытаясь убедить в этом и саму себя.

 Но тут неожиданно раздался громкий голос Евы:

 - Кира! Ну что там?!

 Девчонка так кричала, что перекрикивала музыку, стоя в длинном халате на балконе дома и от нетерпения подпрыгивая на месте.

 - Сейчас! - ответила ей Кира, уже тише добавляя от себя, прежде чем отправиться в дом. - Блин, я ж должна была ей привести Алана.

 Макс еще раз взглянул на Еву, удивляясь этому странному заговору. И невинная улыбка этой девчонки, которая к тому же еще и мило помахала ему ручкой, лишь убедили его в том, что они обе что-то задумали. Хмыкнув, Макс пошел вслед за Кирой.

 - А могу я узнать, что происходит? - тихо спросил он у Киры, которая остановилась в коридоре на втором этаже, возле той комнаты, куда Алан увел Артема.

 - Тебе лучше не знать, поверь, - так же тихо ответила она ему.

 - Хм, - задумался Макс. - Твой ответ лишь убеждает меня в том, что мне об этом даже нужно бы знать. Так что Ева делает в халате на балконе комнаты Алана? Она хоть одета?

 - Можно и так сказать.

 - Ты серьезно? - усмехнулся Макс. - Вы что, обе спятили? Хотя, о чем я спрашиваю, это и так ясно как белый день.

 - Макс, отстань, ладно? - устало попросило его Кира, опираясь спиной в стену. - Будет буря, тогда и начнешь махать руками. Лучше позови Фирса, чтобы он остался с Тёмой, а Алан пошел к себе в комнату.

 - И что Алана там ждет?

 - А вот это не твое дело. Это сюрприз для него.

 Макс сделал к Кире шаг и уперся рукой в стену над ее головой.

 - Как бы это не оказалось сюрпризом для всех. Ты хоть понимаешь...

 Макс запнулся, когда душа сделала сальто от тех чувств, что вздрогнули внутри него. И все от одного Кириного взгляда, брошенного на его рот из полуопущенных ресниц. Заметив его реакцию, Кира поспешила отвернуться и сделать вид, что ничего не было. Но Макс не собирался давать ей такую возможность. Обхватив пальцами ее подбородок, он развернул лицо Киры к себе, чтобы заставить смотреть на него и самому видеть ее глаза. Но и Кира не стала сдаваться. Схватив за запястье, она попыталась отпихнуть от себя его руку, начиная злиться. Макс лишь сильнее сжал пальцы на ее подбородке, удерживая в том положении, в каком хотел. Тогда Кира принялась пихать его в грудь и бить в плечо, отвоевывая один шаг от стены. Незажившие еще до конца ушибы отозвались болью, но уступать Макс намерен не был. Толкнув Киру обратно к стене, он прижался к этой упертой девчонке, все-таки вынудив сдаться и смотреть ему в глаза.

 - Пусти... - грозно процедила она, шипя ему в губы.

 - Тебе не надоело свое упорство?

 - Мне надоело твое упорство. Если я сказала "нет" - значит нет, неужели это так сложно понять? - добавила она с ноткой истерики в голосе, снова ударяя его по плечу.

 - М-м-м, что, правда? - начал язвить и злиться Макс. - Твое "нет" от "да" отделяет всего один поцелуй, хочешь, я тебе это докажу?

 - Твою мать, что здесь за возня? - прошипел рядом Алан, закрывая за собой дверь в комнату. - Макс, уйди от Киры, я же тебя попросил.

 Максиму ничего не оставалось, как послушать друга, у которого был достаточно веский для этого аргумент. И он отпустил.

 - Как Тёма? - спросила Кира у Алана, пролезая к нему между Максом и стеной.

 От досады Максу оставалось сжимать кулаки.

 - Нормально, пусть отдохнет, - ответил ей Алан.

 Тут у Кира в заднем кармане джинсов заиграл звонок телефона. Она достала его, посмотрела на дисплей, отбила звонок и взяла именинника за руку.

 - Алан, если не хочешь моей смерти, пойдем со мной. Тут кое-кто приготовил тебе один сюрприз.

 Тот ухмыльнулся, видимо, даже не догадываясь, что его ждет. Впрочем, Макс и сам этого не знал, но в отличие от друга как раз догадывался.

 - Интересно, - произнес Алан, шагая за Кирой. - Люблю сюрпризы. Макс, ты в курсе, о чем она говорит?

 Шагая за ними, Макс отрицательно покачал головой.

 - Даже не представляю.

 Кира подвела Алана к его комнате и остановилась.

 - Только пообещай, что если ты останешься не очень доволен этим сюрпризом, то не будешь сильно злиться.

 - Та-а-к, - протянул Алан, засовывая руки в карманы джинсов и готовясь внимательно слушать. - Мне уже за вас страшно. Может, тогда стоит меня предупредить конкретнее?

 - Не уверена, что это будет хорошая идея, - ответила Кира, открывая дверь. - Заходи.

 Алан внимательно посмотрел на Максима, в надежде, что тот ему что-то объяснит. Но Макс лишь пожал плечами, расползаясь в ухмылке.

 - Ладно, пошли, - сказал Алан, смело проходя в комнату.

 Кира зашла за ним, закрыв за собой дверь, и вышла быстрее, чем истекла минута. Отойдя чуть в сторону, она остановилась и сложила на груди руки. Макс сделал то же самое и оперся спиной о стену.

 - Если ты мне скажешь, что там за сюрприз, то я смогу ответить, как скоро последует реакция Алана, и какой она может быть.

 Кира сменила позу и положила руки на бедра, явно выдавая свое волнение.

 - Знаешь, я без тебя все прекрасно могу предугадать, и уже жалею, что не отговорила Еву от этого...

 - Ева! - перебил ее голос Алана с той стороны двери. - Твою мать! Ты совсем спятила!

 - Надо же, как быстро, - хохотнул Макс, доставая сигарету и засовывая ее в рот.

 Дверь распахнулась, и из комнаты вылетел Алан, злой как черт.

 - Я охреневаю с этого дурдома, - ругался он, шагая по коридору мимо них грозовой тучей.

 И тут в проеме появилась взволнованная Ева, от вида которой у Макса изо рта выпала сигарета. Его взгляд по ней прошелся снизу вверх, отмечая высокие каблуки, белые чулочки, непристойно короткое, прозрачное и белое платье, под которым было надето такого же цвета белье, кошачий макияж и пышная прическа.

 "Вот это сюрприз, так сюрприз", - пронеслось у него в голове.

 - Алан, подожди, - позвала его Ева, выбегая следом за ним.

 Тот резко развернулся к ней лицом, почти что сталкиваясь нос к носу.

 - А ты куда вышла? Иди обратно в комнату, и пока не переоденешься, можешь даже не выходить оттуда! - кричал он на отчаянную девчонку.

 От этих криков Ева аж вздрогнула, только Макс не сразу понял, что это было не единичная реакция. Еву колотило, а в распахнутых глазах наворачивались слезы. И тут прозвучала звонкая пощечина, которую она влепила Алану. Кира громко ахнула, Макс ругнулся, а Ева закричала в ответ:

 - Ненавижу тебя! Слышишь?! Ненавижу!

 Выкрикнув эти слова, Ева ринулась к лестнице. Пришедший в себя Алан дернулся за ней, хватая за руку. Но Ева, пытаясь вырваться, развернулась и снова замахнулась на своего обидчика, попутно ударяя его носком туфли по коленке с криками:

 - Не трогай меня!

 - Ева, перестань, - взволновалась Кира, отойдя от шока и пытаясь подойти к подруге.

 Но заставив все-таки Алана ее отпустить, Ева снова бросилась к лестнице, стуча каблуками по ступенькам и спотыкаясь на последней. Гости и друзья внизу встретили ее недоумевающими и любопытными взглядами.

 - Ева, стой на месте! - крикнул ей Алан, которого уже и самого трясло от злости.

 Он стал спускаться, но по пути пришлось отмахиваться от туфель со шпильками, которые летели в него из рук разъяренной девчонки. Макс едва успел дернуть Киру в сторону, чтобы той не досталось вместо Алана. Когда у Евы кончилась обувь, она развернулась и выбежала на улицу. Алан зашагал за ней, голося по дороге:

 - Фирс, держи ее!

 Кира перешла на бег, вылетая следом. Выходя на улицу, Макс услышал крик Евы, а потом Фирса, которому тоже досталось, когда он пытался удержать девчонку. Зато ему удалось ее задержать для Алана. Снова добравшись до Евы, тот схватил ее и встряхнул, процедив сквозь сжатые зубы:

 - Хватит.

 - Ненавижу! - продолжала вырываться она. - Ты - бесчувственный сухарь! Который трахает все, что движется и ничего не замечает вокруг! Не трогай меня!

 Макс прислонился к дверному косяку и прикурил сигарету, решив пока не вмешиваться в этот кипиш, в котором уже и без него хватало участников. Ева продолжала безуспешно вырываться и кричать, удивляя, пожалуй, всех. По крайне мере, Макс ее такой никогда не видел, сделав выводы, что у девчонки уже давно накипело. У нее была явная истерика, из глаз катились слезы, и она совершенно не беспокоилась о своем внешнем виде - что потекла тушь, что порвались чулки, и платье собралось на талии. Со всем отчаянием она пыталась ударить Алана и вырваться из его рук. И ей это удалось, когда она засадила Алану коленкой в пах.

 - У-у-у, - сочувственно вырвалось у Макса.

 От боли Алан согнулся пополам, падая на колени и выпуская Еву. Отскочив от него, сумасшедшая девчонка подбежала к своему мотоциклу, запрыгнула на него с разбега и завела мотор. Максу окончательно перестала нравиться эта ситуация. Он спустился с крыльца, направившись к сумасшедшей. Кира тоже была почти возле нее, как и еще два человека, кто решил ее остановить. Но все были слишком далеко, и никто не ожидал от Евы подобного, хотя стоило бы. Перед самым носом подруги Ева выжала ручку газа и сорвалась с места, вылетая через открытые ворота, которые приготовили к въезду запоздалых гостей.

 - Если я ее сейчас догоню... то не знаю, что с ней сделаю, - ворчал Алан, поднимаясь на ноги.

 Только Макс решил вставить свое слово, как на него налетела Кира, хватая за ворот куртки обеими руками.

 - Макс, пожалуйста, поехали за ней, - попросила она.

 И столько отчаяния, столько мольбы было в ее глазах, что он без лишних разговоров взял Киру за руку и повел к своему байку, прося по дороге Фирса придержать разгневанного именинника.



 ***

 Когда Кира просила Макса поехать за Евой, она совсем не подумала о том, чем это может для нее обернуться. Сегодня Ева сделала такое, чего никогда себе не позволяла, отчего появлялся повод для серьезных переживаний. Если уж она публично набросилась на Алана, это могло значить только одно - ее терпение дало трещину. К тому же езда на мотоцикле в полуголом виде, да еще в ее состоянии, могла привести к беде. Потому, сидя позади Макса, прижимаясь к нему и крепко обнимая, Кира старалась ничего не чувствовать. Старалась, а все равно чувствовала. Для нее слишком много всего было в этой, такой простой ситуации. Если раньше Кира была один на один с ветром и скоростью, то сейчас с ней был Макс. Скорость и ветер, дорога под колесами, и один момент на двоих. Слишком много в этом было личного, слишком тесно приходилось прижиматься к желанному мужчине, и невозможным становилось ничего не чувствовать даже со всеми ее переживаниями за подругу.

 Но когда Кира увидела впереди стоящую на обочине Еву, все ее мысли сосредоточились на ней, и одним поводом для волнений стало меньше - подруга была цела и невредима. Но вот ее душевное состояние граничило с истерикой. Склонившись над рулем мотоцикла, она ревела в голос. И когда Макс остановился рядом, Кира бросилась к ней.

 - Ева, милая, перестань, - просила она ее, привлекая к себе, чтобы крепко обнять.

 Подруга тут же потянулась к ней, сама едва не душа Киру за шею.

 - Кира... я его так... ненавижу, - сквозь всхлипы произнесла она.

 - Я знаю, знаю.

 - Я так хотела... ему понравиться...

 - Ну... видишь, видимо, это не то, чего бы он от тебя хотел.

 - Да он вообще ничего не хочет! - выпалила Ева на одном дыхании, прежде чем снова зареветь.

 - Ева, перестань...

 Еще около получаса ушло у Киры на то, чтобы успокоить подругу. После чего Ева села на мотоцикл к Максу, а Кира на ее, и они поехали домой. Возле дома подруги Максим угостил их пивом, и они какое-то время проболтали о жизни, о мотоциклах, и немножко об Алане. После того, как Ева успокоилась, они отпустили ее домой, потом вернули в гараж ее мотоцикл, и только тогда Кира решила позвонить Алану.

 - Как она? - задал он первый вопрос.

 - Расстроена.

 - Я тоже.

 - А чего ты ожидал? Она влюблена.

 - Хочу видеть ее такой как раньше.

 - Такой как раньше она уже не будет.

 Алан тяжело вздохнул.

 - А жаль. Ладно, вы когда приедете?

 - Как там Тёма?

 - Он уже видит десятый сон.

 Теперь настала очередь вздыхать Кире.

 - Алан, ты не обижайся, но у меня сейчас совсем нет настроения веселиться. Я тоже поеду домой.

 - А Макс?

 Кира посмотрела на Максима, который стоял рядом, дымя сигаретой. Прекрасно слыша голос Алана, он ответил с хитрой улыбкой на лице:

 - Не знаю, это не от меня зависит.

 - Он сейчас будет, - ответила Кира, разом обрубив все его глупые надежды.

 - Хорошо, тогда до встречи.

 - Подвезешь? - спросила она у Макса, после того как попрощалась с Аланом.

 - Смотря куда, - ответил он, выкидывая окурок и подходя к ней.

 - Домой, - резко ответила она, делая шаг назад и начиная волноваться.

 Такому его поведению Кира даже не удивилась. Этого стоило ожидать, и стоило бы послушать свой разум, прежде чем отважиться оставаться наедине с этим мужчиной. И если бы Кира передумала раньше ехать обратно к Алану, она бы осталась у Евы.

 - А у тебя дома есть кофе? - спросил Макс, не переставая наступать.

 - Для тебя нет, извини.

 Протянув руку, Макс попытался ухватиться за Киру. Но она не позволила, отскакивая назад.

 - Даже не пытайся...

 Макс насмешливо фыркнул.

 - Я не пытаюсь, я просто это сделаю.

 - Макс! - успела выкрикнуть она, прежде чем он дернулся к ней и схватил за руку, привлекая к себе.

 Врезавшись в твердое тело, Кира уперлась руками в его грудь, стараясь оттолкнуть. Но Максим так крепко обхватил ее за талию, что у нее не получалось добиться нужного результата. А его вторая рука легла на ее лицо, захватывая подбородок и приподнимая к нему.

 - Отпусти, - процедила она, начиная сопротивляться усерднее.

 Ей в ответ по губам пробежал тихий и довольный смех.

 Разозлившись окончательно, Кира пошла на крайние меры, снова со всей силы наступая Максу на ногу. От боли он вскрикнул и зашипел, ослабляя хватку, что дало ей возможность его оттолкнуть и развернуться. Но она успела сделать всего шаг, как его руки обхватили ее талию, дергая назад, отчего подвело равновесие. Повинуясь рефлексу, Кира попыталась за что-то ухватиться, и это оказался руль его мотоцикла. Пользуясь моментом, Макс подтолкнул ее вперед, зажимая в капкане своих рук между собой и мотоциклом. Чтобы не упасть вперед, носом через байк, Кира едва ли не легла на него, упираясь руками в кожаное сиденье. И сквозь злость она рассмеялась, находя что-то смешное во всей ситуации и своей пикантной позе... посреди улицы... с посторонним ей мужчиной. Или это уже было нервное...

 - Макс, хватит.

 Но когда его тело накрыло ее, и щеку обожгло горячее дыхание, все перестало уже быть таким смешным.

 - Вот именно, может, хватит сопротивляться своим желаниям? - спросил он, проводя носом по ее щеке.

 - Вижу, ты-то им никогда не сопротивляешься, - заметила Кира, пропуская вдох.

 - С тобой приходится, если ты не заметила.

 - Вообще-то не заметила. Хотя, чего еще можно ожидать от человека, который не отвечает за свои слова.

 - Это ты сейчас на что намекаешь?

 - Ты сам мне пообещал, что мы будем друзьями, а друзья не нагибают друг друга посреди улицы с недвусмысленными намерениями.

 Макс хохотнул, низко и хрипло.

 - Согласен.

 - Тогда отойди от меня, потому что я хочу взять такси и поехать домой.

 - Ты снова говоришь мне "нет"?

 - Говорю и буду продолжать это делать, до тех пор, пока ты этого не поймешь. Я не собираюсь изменять Артему, как бы ты не старался, и что бы ни хотела я. Каким бы он ни был, а он мой муж, которого я люблю. Поэтому, я бы хотела тебя попросить, еще раз, оставить меня в покое, или мы перестаем общаться вообще.

 - Это вряд ли выйдет, учитывая, что у нас общие друзья и работа.

 - Тогда мне придется уволиться с работы и сократить встречи с друзьями. Ты этого добиваешься?

 Макс резко вздохнул и отвернулся от ее лица, уставившись куда-то в сторону, и в его голосе пропали все веселые нотки.

 - Серьезный аргумент, если ты готова пойти на такое, только чтобы не пересекаться со мной. Здорово... нет, даже отлично, я бы сказал.

 Наконец, он отошел, дав ей возможность спокойно дышать. Прислонившись к мотоциклу, он достал сигареты, и вскоре в воздухе снова запахло дымом.

 - И у тебя еще хватает наглости на меня обижаться? - спросила она, сделав выводы относительно его поведения и слов.

 - Это не обида.

 - А что, по-твоему?

 - Не спрашивай, ладно? Я сам не знаю. И, в конце концов, я что, не могу расстроиться? Мне отказывает единственная девушка, которую я хочу, чем не повод?

 Подобное заявление вызвало в ней улыбку.

 - И она еще смеется надо мной, - серьезно произнес Макс, смотря на Киру.

 - Никто над тобой не смеется. Просто не надо все так драматизировать.

 - Будем считать, что я поверил. Так ты хотела домой? Отлично. Садись за руль и вези себя домой, потому что я дороги не знаю. И можешь не переживать, обещаю, мои руки будут только на твоей талии.

 - Нет, спасибо, Макс, но я лучше возьму такси.

 - Ты мне не доверяешь? - открыто спросил он, замерев в ожидании ее ответа.

 - Твои слова для тебя ничего не значат, поэтому, извини, но нет, не доверяю.

 Оттолкнувшись от мотоцикла, он подошел к Кире, выдохнул в сторону дым и посмотрел ей в глаза, серьезным внимательным взглядом. А потом ответил:

 - И правильно делаешь. Но если ты сейчас не посадишь свою прекрасную задницу на мой мотоцикл, я перестану отвечать и за свои дальнейшие действия.

 - Это угроза?

 - Считай, что да.

 Что-то во взгляде Макса подсказывало Кире, что ей стоит его послушать и перестать провоцировать в нем хищника. И, все-таки, от предательского предвкушения по телу пробежала дрожь. Не послушать Макса было бы куда интереснее, и именно поэтому она молча села за руль его мотоцикла. Максим же пристроился позади нее, положив руки на талию, как и обещал. Там его руки и оставались всю дорогу. Но Макс был бы не Максом если бы сидел спокойно. В какой-то момент горячие ладони заползли под ее футболку, а мизинцы под пояс джинсов, отчего у Киры участился и без того неровный пульс. Максу повезло, что Кира в этот момент ехала на скорости и никак не смогла отреагировать, даже когда его пальцы на ней сжались, притягивая к нему еще ближе, хотя она до этого полагала, что ближе было уже некуда. И все это время его лоб упирался в ее затылок. А на одном из светофоров он как всегда решил ее добить своими словами, произнося каждое из них хрипловатым шепотом:

 - Не могу удержаться, чтобы не заметить, как невероятно сексуально ты смотришься за рулем моей Хонды. Скажи, ты когда-нибудь занималась сексом на мотоцикле?

 - Не твое дело, - выдохнула она, уже почти не в состоянии дышать от переизбытка эмоций. - А если хочешь, чтобы я довезла нас целыми и невредимыми, то помолчи и посиди спокойно.

 - Поверь, я сижу куда спокойнее, чем мог бы в другой ситуации, а мой вопрос можешь считать обычным любопытством. Так, занималась?

 - Нет, - ответила она, лишь бы он отстал.

 - А хотела бы?

 - Нет.

 - Врешь, - уверенно пошептал он.

 - Можешь считать, как тебе хочется.

 - Вот же заноза... - обозвался он.

 Их разговор прервался, когда на светофоре загорелся зеленый. Наконец, закончилась и эта пытка, когда они подъехали к ее подъезду. Кира соскочила с мотоцикла в такой спешке, будто сиденье под ней горело. А по-другому с Максом просто не бывает. И что самое страшное - ей это невообразимо нравилось. Да, она злилась, но не только на него, но и на себя, что рядом с этим мужчиной для нее начинает гореть все вокруг, и этот жар брал начало в самом центре ее женского существа. И то, что этот огонь был неуправляем, кажется, выводило из себя их обоих. Единственное, что могла делать Кира, это упорно стоять на своем. Иначе, ее шестое чувство подсказывало, что стоит этот огонь выпустить на волю, и она сгорит в нем дотла, как сгорит и ее брак, и все ее надежды на спокойное существование рядом с мужем и будущими детьми.

 - Спасибо за помощь с Евой, - сказала Кира ему напоследок. - А на счет наших отношений - подумай. Я не шутила про работу и друзей.

 На ее удивление, Макс ничего не ответил, только посмотрел внимательно и хмуро, и снова щелкнул зажигалкой, когда она развернулась и отправилась в дом. Когда же Кира вошла в квартиру, то почему-то сразу почувствовала себя в безопасности. Но вместе с этим появилось еще и грустное одиночество. Артем остался у Алана, и она не сильно переживала за то, что оставила его. В конце концов, он повел себя с ней сегодня не лучшим образом, и пусть его поведение вполне можно было оправдать, но ей самой от этого менее обидно не становилось. К тому же Артем остался у друзей, а вот она - совершенно одна. И было бы проще это пережить, если бы тот человек, единственный сейчас, которого она хотела бы видеть больше всего, так на этом не настаивал. Но это были не все ее терзания. Кира скучала по тем беззаботным дням, когда ощущала себя счастливой в объятьях мужа. Тогда у них не было таких проблем, как сейчас... тогда Максим был слишком далеко.

 Устало вздохнув, Кира первым делом отправилась в ванную, чтобы принять душ перед сном и смыть усталость тяжелого дня. После душа она уже почувствовала себя немного лучше, но не успела выйти из ванной, как по квартире прокатился звонок в дверь. От неожиданности Кира вздрогнула, и чаще забился пульс. Она посмотрела на часы, недоумевая, кто может к ним зайти в три часа ночи. Артем - вряд ли, потому как наверняка среди друзей к этому времени не осталось трезвых, чтобы его отвезти, даже если он и проснулся. О второй своей догадке она не хотела даже думать. Но именно так и оказалось, когда она подошла к двери и посмотрела в глазок, увидев на пороге Максима.

 "Господи, когда же он оставит меня в покое" - подумала она со злостью, отходя от двери.

 Пройдя в кухню, Кира выглянула в окно, которое выходило на сторону подъезда. Мотоцикл Максима стоял там же, где она его припарковала. Звонок повторился снова, но Кира даже не подумала открывать. Она зашла в спальню и легла на кровать, накрывшись одеялом с головой. Она просто решила проигнорировать визит нежданного, но такого необходимого ей гостя. Кажется, Макс решил свести ее с ума своим усердием, что начинало откровенно пугать, и все настойчивее становились мысли о том, чтобы хоть как-то свести к минимуму их встречи. И все потому, что оставаться равнодушной становилось все сложнее и сложнее.

 Когда звонки прекратились, она высунула из-под одеяла голову. И если, собираясь домой, она намеревалась лечь в кровать и уснуть, то сейчас уже ни о каком сне не было и речи. Нервное состояние и переизбыток эмоций обещали еще долго ее мучить. Тогда Кира решила встать и выпить что-нибудь успокоительное, чтобы скорее уснуть. Но когда она дошла до двери, то услышала на балконе спальни посторонний шум. Замерев, она прислушалась. Шум повторился. Тихими шажками она подошла к окну и осторожно выглянула на балкон через прозрачную тюль... и тут, на перила балкона легла мужская рука... а следом в поле зрения Киры появился и ее обладатель. Ухватившись за перила, Максим пытался перелезть на ее балкон со стороны подъездного парапета, и второй этаж, где находилась ее квартира, вполне располагал к подобным трюкам. Только вот Кира к ним совершенно не оказалась готова.

 Ее сердце пропустило удар, и поперек горла встало ощущение ужаса. Смахнув с дороги тюль, Кира выскочила на балкон.

 - Ты совсем спятил, - стала возмущаться она громким шепотом.

 Лицо Макса повернулось к ней.

 - Вот только не говори мне, будто раньше об этом не знала, - ответил он, перекидывая ногу через перила.

 Дальнейшие слова у Киры потерялись в возмущении, когда невероятный наглец оказался на ее балконе прямо перед ней. Отряхнув ладони о штаны, он шагнул в комнату.

 - Извини, где у вас ванная? Мне бы руки помыть, - произнес он, оглядывая ее с головы до ног и озвучивая свои мысли по поводу увиденного. - Мило.

 - Разувайся, - тем же шепотом гаркнула на него Кира, показывая пальцем ему под ноги.

 - О, простите, хозяйка.

 Макс разулся, взял ботинки и прошел в комнату, оставив Киру приходить в себя. Ощущение безопасности снова резко пропало, как и надежды на спокойную ночь, потому как источник всех ее сегодняшних бед без приглашения расхаживал по ее квартире. Оглядев футболку Артема, в которую она была одета, Кира первым делом бросилась за халатом, закутываясь в него и завязывая пояс на два узла. Потом поспешила на кухню, чтобы заварить успокоительный чай и просто хоть чем-нибудь себя занять. Но дрожь в руках отчетливо выдавала все ее паническое состояние. И Макс это заметил, когда появился на кухне, прислонившись плечом к дверному косяку, и держа руки в карманах. Кира отметила, что он успел снять и куртку, и, не выдерживая уже подобного нахальства, она спросила напрямую:

 - Максим, что за наглость? Если бы я хотела тебя здесь сейчас видеть, то просто открыла бы тебе дверь.

 Максим грустно хмыкнул, опуская глаза, и прошел на кухню. Шаг, другой, и он уже оказался с ней на расстоянии вытянутой руки. Еще два шага, внимательно смотря в ее лицо, и Кира попятилась, пока не уперлась ногами в стол. Паника внутри нее достигла пика, отбивая пульсом барабанную дробь. Оказавшись к ней вплотную, Максим наклонился к ее уху и, задевая его губами, хрипло прошептал:

 - Я не могу больше это терпеть...

 Кира задрожала, ощутив себя пойманной в клетку. И как всегда, рядом с Максом, от его близости, стало невозможно дышать. И понимание того, что неизбежно сейчас может случиться, если она ничего не предпримет, вызвало в ней бурю эмоций, от предвкушения до ледяного страха. Самый желанный, самый красивый и самый страстный для нее мужчина может быть сейчас в ее полной власти, или она в его. И разделяет их всего лишь один ее шаг, и целая пропасть ему длиной.

 Губы Макса коснулись ее скулы. И это прикосновение оказалось таким пугающе приятным, что она толкнула Максима ладонями в грудь. Он пошатнулся, только и всего, а его руки перехватили ее запястья, настойчиво заламывая их ей за спину. Ее же сопротивление не возымело никакого эффекта, кроме того, что сделала себе больнее. А когда Кира поймала его взгляд, то у нее не осталось никаких сомнений в решительности его намерений. Он сейчас возьмет от нее то, чего хочет, и что было самым обидным - вряд ли это будет насилием.

 Сцепив ее запястья одной ладонью, он запустил пальцы другой руки ей в волосы, захватывая затылок и привлекая к себе.

 - Максим... - попыталась она начать молить его остановиться.

 - Так, как ты, еще никто не произносил моего имени, - ответил он ей, нежно обхватывая губы.

 Кира заныла, начиная оседать и присаживаться на стол, и губы помимо ее воли отвечали на его ласки, которые с каждым новым касанием становились все глубже и требовательнее... пока поцелуй не превратился в жадные заглатывания, и страсть не начала выплескиваться из него наружу, обдавая ее волнами жара.

 Отпустив ее запястья, Макс подхватил Киру и посадил на стол, дергая к себе, так, чтобы между ними не осталось свободного пространства. Его руки сдернули с плеч халат, раскрывая его, и потянули за футболку, пока губы продолжали обжигать ее рот. Отвечая на поцелуй, Кира все-таки засуетилась ему помешать, стараясь выдернуть из его рук свою одежду. Но это оказалось совсем не просто. И как назло, Максу на глаза попались кухонные ножницы, о чем она догадалась, когда услышала знакомый металлический звук. Макс разрезал низ ее футболки, что позволило ему по разрезу свободно разорвать несчастную ткань. Кира успела только ахнуть и мысленно возмутиться, как остатки футболки съехали с плеч вслед за халатом. И не позволяя ей вытащить руки из капкана одежды, он наклонился к ее открытой груди, захватывая в плен уже давно затвердевший сосок. По телу снова пробежал жар, останавливаясь внизу живота и выбивая из Киры очередной стон. Но разум продолжал настаивать на своем.

 - Макс... перестань, пожалуйста... - попросила она его, едва справляясь с речью.

 Максим лизнул твердую горошину и слегка прикусил, убивая Киру контрастом ощущений.

 - Даже не проси меня об этом, - ответил он, отпуская ее лишь для того, чтобы снять футболку теперь с себя. - Я просто не в состоянии это сделать.

 Посмотрев Максу в ошалевшие от страсти глаза, она ему поверила, но паника не позволяла ей так просто сдастся. Когда Макс снимал футболку, Кира решила воспользоваться моментом, едва ли не отпрыгивая от него и соскакивая со стола с другой стороны. Но Максим оказался быстрее, чем она рассчитывала. Догнав ее в коридоре, он схватился за подол халата и дернул так, что Кира споткнулась, падая на четвереньки. Споткнулся и Макс, завалившись на нее сверху, и лишь успев вовремя подставить для опоры руки. Кире удалось повернуться к нему лицом и со злости ударить его по щеке. Кое-как справившись с ее руками, Макс придавил их к полу над ее головой и навалился сверху всем своим великолепным телом, лишив возможности двигаться.

 После чего у них последовала пауза, с частым дыханием на губах друг друга, от страсти и суеты, и глаза в глаза с долгими пронзительными взглядами.

 - Мне тяжело, - произнесла, наконец, Кира.

 Макс слегка приподнялся, перекидывая вес на руки.

 - Ты невозможна, - произнес он, закрывая газа и упираясь носом в ее щеку.

 Одна рука Максима опустилась вниз. Пальцы сжали бедро, заползая под край белья, а потом поднялись вверх, накрывая ладонью живот. Кира не успела вдохнуть, как его рука уже оказалась у нее между ног. И от одного его прикосновения ей показалось, что она готова рассыпаться на мелкие осколки чистого удовольствия.

 - Черт... ты такая мокрая, а все равно продолжаешь сопротивляться, - выдохнул он.

 - Отпусти меня... - попросила она, когда сама же вцепилась пальцами в его плечи и потерлась щекой о его лицо.

 - Скажи мне, что я тебе не нужен, и я попробую взять себя в руки. Обещаю.

 Пальцы Макса без труда скользнули в ее лоно, и Кира прикусила губу, чтобы не застонать в голос от такого дерзкого вторжения, которое окончательно выбило ее из реальности. Сопротивление Киры пошатнулось, потому что на него уже не осталось никаких сил. Она может обманывать его, может обманывать себя, но чувства и желания от этого не менялись. И что она должна ему ответить на вопрос, когда ответ всегда, а в особенности сейчас, был очевиден?

 - Нужен... - ответила она, и это короткое слово тут же слизали с ее рта его губы.

 И это не был поцелуй, это было нечто невероятное, словно бы они оба хотели друг друга проглотить. Руки Киры с жадностью сминали его кожу там, куда она могла дотянуться, пока Максим расстегивал кожаные штаны. Еще секунда бесконечного ожидания, и он уже отодвигал в сторону мешающий ему кусочек ткани. И Кира почувствовала, как в лоно уперлась его упругая и горячая плоть. Всплеск паники снова дал о себе знать.

 - Подожди... - выдохнула она.

 Но было уже поздно. Одним тягучим и мощным движением Максим протиснулся в нее, и по мере того, как он ее заполнял собой, в ней росло напряжение, взорвавшееся фейерверком за один короткий момент.

 - Господи, Кира... - сорвался и Макс, кончая вместе с ней. - Блин, красавица, ты не могла подождать, я же все чувствую, или ты решила меня убить этими ощущениями? Поверь, еще чуть-чуть, и у тебя это получится.



 ***

 - Это, кажется, я просила тебя подождать, - ответила она ему.

 - Сколько же еще мне нужно было ждать? - спросил Макс, заглядывая в ее глаза и замечая в них... слезы. - Нет... черт! Только не это... Кира, перестань.

 Она закрыла глаза, и по щекам побежали прозрачные капли, которые Макс поймал губами. Он не переносил женских слез, а Кирины ему и вовсе показались кошмаром. Только не сейчас, только не на лице этой девушки, и только не из-за него!

 - Не надо, пожалуйста... - нежно шептал он.

 Но Кира даже и не думала успокаиваться.

 Застонав от собственной досады, Макс попытался приподняться над ней, но Кира не дала ему этого сделать, обняв ногами за талию и толкая обратно, чтобы он даже не смог выскользнуть из нее. А обхватив ладонью за шею, она грубо притянула его к себе.

 - Мне уже не нужно твое сожаление, - со злостью сказала она. - Ты хотел меня трахнуть, так в чем же теперь дело? Неужели мои слезы способны тебя теперь остановить? Давай же, продолжай.

 Он нахмурился. Макс прекрасно знал, какой он подлец. Но когда ему об этом говорила Кира, то всегда остро реагировал, потому что ее мнение было для него важным.

 - Я не такой монстр, как ты думаешь.

 - Я знаю - ты гораздо хуже, чем я думаю. И я, оказывается, не лучше тебя, - ответила она, впиваясь в его рот горячим поцелуем.

 Макс едва не потерял голову от ее напора, особенно от его неожиданности. И злость Киры перемешалась со страстью, что он прочувствовал в полной мере, когда она прикусила его нижнюю губу, так что поцелуй приправился металлическим привкусом. Поцелуй со вкусом крови и соленых слез, будь оно не ладно! Его снова бросило в жар, а так и не удовлетворенное желание накатило с новой силой. Да, он получил свою долю разрядки, но не этого он хотел. Обычным сексом Максим мог бы заняться с любой другой. А с Кирой... он и сам не знал, какое объяснение было у его желаний. Он просто ее хотел - чувствовать всем телом, слышать ее дыхание и стоны, тонуть в этой страсти вместе с ней.

 Продолжая неистово целовать Максима, Кира положила руки на его спину. Пальцы смяли кожу и опустились вниз, впиваясь коготками в его зад и толкая вперед. Макс не сдержал стона, и ей не пришлось его долго уговаривать. Всего каких-то несколько минут, и он снова горел в своем желании. Покинув Киру, он толкнулся обратно, теперь глотая ее стон. Он так давно этого хотел, что происходящее казалось ему исполнением какой-то заветной мечты. И он не собирался упускать своего шанса. Да и как он мог это сделать, если девушка под ним так льнула и требовала.

 Начиная двигаться в ней и медленно сходить с ума, Макс приподнялся на руках. Кира потянулась за ним, обнимая за шею, будто не желая его отпускать от себя даже на такое короткое расстояние. И он был совсем не против. Наконец-то, она отмела в сторону все, кроме них, наконец, перестала сопротивляться им обоим. И теперь она не прекращала требовать... все новых поцелуев с жадными и влажными касаниями губ, слегка кусая за подбородок, и все более резких и сильных толчков внутри нее, царапая ноготками его ягодицы. Максим повидал много разных женщин, но не одна не была такой чувственной и прекрасной в своей ярости и страсти. Он ловил губами ее стоны, выбивая их из податливого тела, и упивался каждым моментом, так, как никогда прежде. Этот первый раз был как последний, и безумно... невыносимо долго ожидаемый. И он снова не выдержал накала, когда лоно Киры запульсировало вокруг его плоти, унося вслед за ней на пик безмерного блаженства...

 Не прошло и пяти минут, как Кира попыталась выползти из-под него. Но Максим не собирался ее куда-то от себя отпускать, придавив обратно к полу. Тогда она начала извиваться еще упорнее, пытаясь оттолкнуть его за плечи.

 - Кира, стой...

 Его просьба также не была услышана. Пытаясь удержать Киру, он едва не лег на ее хрупкое тело, приподнимаясь чуть выше и запуская пальцы в ее волосы. Но дернув головой в сторону, она вцепилась зубами в его руку и прикусила, в то время как ногти вдавились в кожу на плечах. И это уже было больно. Максим стиснул зубы и опустился к ее лицу, нежно прошептав на ушко:

 - Перестань...

 Кира так резко повернула к нему голову, что стукнула лбом по носу, и грозно выплюнула:

 - Отпусти меня.

 И снова началось сопротивление, будто теперь она совершенно не могла находиться рядом с ним, пытаясь спастись бегством. Макс радовался только одному - что сейчас не было слез.

 - Кира... да погоди секунду...

 - Пусти! - выпалила она дрожащим голосом.

 Черт же! Кажется, на счет слез он не угадал. Макс тут же убрал руки и приподнялся, так что Кира, наконец, смогла отползти. Опираясь о стену, она поднялась, бросая ему через плечо:

 - Убирайся теперь из моей квартиры.

 Макс выругался, поднялся на ноги и, подтягивая на ходу штаны, поспешил за ней, натыкаясь лишь на закрытую перед его носом дверь ванной комнаты. Он схватился за ручку, но замок защелкнулся за секунду раньше, чем он ее повернул.

 - Кира, открой.

 - Убирайся! - было ему громким ответом.

 - Кира... - снова позвал он ее, ударяя ладонью по двери, за которой зашумела вода.

 "И что теперь?" - спрашивал он у самого себя. Не так он все представлял. Но если быть честнее хотя бы с самим собой, то он вообще не думал ни о реакции Киры, ни о последствиях. О чем вообще могла идти речь, если он даже не позаботился об элементарных средствах предосторожности, что позволял себе только в особо исключительных случаях, когда был уверен, с кем и что делает. С Кирой же его мозг, да еще слегка сейчас затуманенный алкоголем и страстью, кажется, отключился на значительную долю. Макс просто не хотел о чем-то думать, хотел только чувствовать, хотел удовлетворить свой неуправляемый голод по этой девчонке, который скручивал его тело в невыносимой нужде. Но вместо желаемого было лишь гадкое ощущение своего идиотизма. Почему он не сделал все по-другому? По-другому... а как по-другому?

 Презирая Артема, он не считался с его ролью в жизни Киры, и полагал, что между ним самим и ею стояло лишь ее упрямство, пропитанное каким-то глупым чувством долга. Люди каждый день изменяют друг другу. Но с Кирой он даже не считал произошедшее изменой. Пусть она и была замужем за Артемом, но она никогда ему не принадлежала, и не будет. А все ее слова о любви - это лишь бессмысленный самообман. Если бы любила, то не нуждалась бы в другом мужчине, не нуждалась бы в нем так, как сегодня показала Максиму... как показывала всегда. Да, он не считался и с ее мнением, но лишь потому, что не доверял ее словам. Ее тело, ее эмоции слишком многое ему говорили за их обладательницу, а уж он-то достаточно знал о женщинах, чтобы все понимать. А являясь приверженцем свободы, он не видел причин, чтобы себя сдерживать. Только не в их случае. Подавлять такое влечение, какое существует между ними, это был... по меньшей мере... бунт против природы. Она создала людей со всеми их потребностями, а уже люди создали проблему в виде браков, загнав себя в добровольные клетки. Но далеко не для каждого они милы, а жизнь человека слишком коротка и разнообразна, чтобы проживать ее в каких-то неоправданных рамках.

 Простояв под дверью какое-то время, Максим отошел к противоположной стене и опустился на пол. Коридор все увереннее заполнял естественный свет, сообщая о том, что на улице уже рассветало. Но Максим никуда не собирался уходить, пока не поговорит с Кирой. Он прикрыл глаза и уже почти провалился в дрему, когда распахнулась дверь ванной комнаты, и к нему вышла Кира.

 - Ты еще что-то хотел? - спросила она безразличным тоном.

 Максим встал и подошел ближе, замечая, как припухли карие глаза. Он был уверен, что понимает поведение Киры, только вот ее слезы с его пониманием не вязались. Она, конечно же, могла переживать, но не до такой же степени, будто он ее насиловал. А он ведь просто настоял, верно? Да и в конечном итоге еще можно было поспорить, кто кого насиловал.

 - Отчего слезы?

 - Это мое дело, знаешь ли. А ты почему еще здесь?

 В Кире было столько злости, что она сочилась из каждого слова. От ее горечи Макс стиснул челюсть.

 - Перестань... - попросил он.

 - Максим, я хочу, чтобы ты ушел, - повторила она.

 - А я хочу знать, откуда слезы, - твердо произнес он.

 - Этого не объяснишь тому, кто не умеет слушать.

 Макс подался вперед, чтобы встать к ней ближе, так что Кира уперлась спиной в раскрытую дверь.

 - А ты попробуй. Неужели, произошедшее для тебя такая трагедия?

 - Да, пожалуй, ты подобрал самое подходящее слово.

 Макс нахмурился еще сильнее.

 - Почему же?

 - Потому что я слишком этого хотела. Надеюсь, ты собой доволен?

 - Нет, я чувствую себя козлом. Но я меньше всего хочу, чтобы ты переживала из-за нашего секса. Зачем? Разве мы оба не получили то, чего хотели?

 - И что дальше?

 - Поехали со мной куда-нибудь... прямо сейчас, - тихо, почти ласково, предложил он.

 Кира грустно усмехнулась и покачала головой.

 - Тебе мало?

 - Безумно... - прошептал он, наклоняясь к ее лицу.

 - Пошел... вон... - неожиданно произнесла Кира в его губы, обдавая их ядом своей злости.

 Внутри у Макса что-то неприятно перевернулось. Опустив глаза, Кира слегка толкнула его в грудь, чтобы освободить себе пространство, и прошла в спальню, закрыв за собой дверь. Ну что ж, его упорство тоже имело пределы, и на сегодня оно их достигло.

 Он застегнул штаны, надел свои вещи, вышел из квартиры и закурил, размышляя над тем, отчего же ему так гадко на душе. Он не хотел, чтобы Кира так переживала. И в то же время понимал, что поступить сегодня по-другому он бы не смог. Слишком необходима была ему эта девчонка, и что главное - на сексе все далеко не заканчивалось... и это тоже стоило того, чтобы об этом подумать.



 ***

 Зайдя в спальню, Кира подошла к кровати, но вместо того, чтобы сесть, она опустилась на пол рядом с ней, ошеломленная и уязвимая, еще плохо понимающая, что с ней теперь происходит. Она услышала, как за Максимом закрылась входная дверь, но совсем не обратила внимания, как на халат капнули слезы с подбородка. Кире казалось, что ее жизнь поменяла орбиту. В голове хаос, в душе ужас, и бесконечная ненависть к самой себе... и к Максу, которого все равно было мало... мало и слишком много, чтобы уместить в себе все то, что она к нему чувствовала. Он обнажил эти чувства, которые она так долго и усердно прятала, как словно бы содрал с нее кожу, оставив одной сплошной раной. Но как он мог?! И что ей теперь с этим делать? А Артем? Как она будет, хотя бы, теперь смотреть ему в глаза? Да такую жену, как она, расстрелять мало. Она изменила мужу, причем сделала это не без удовольствия, хоть и честно пыталась сопротивляться всему и всем.

 Но сколько можно было этому сопротивляться?! Она желала этой близости с момента знакомства с Максимом, и это желание доросло до того, что она стала ее бояться до панического страха, потому что Кира не представляла, что с ней будет после. А после... ей оказалось совершенно недостаточно тех крох, которые она себе позволила. Но этих крох хватало для того, чтобы окончательно свести ее с ума. Она ненавидела Максима за то, что он с ней делал, и в то же время дико хотела, чтобы он вернулся к ней, и немедленно. Она хотела слышать его голос и смех, снова чувствовать жар его тела и его самого внутри нее. Она хотела держать его за руку и свернуться калачиком на широкой груди, чтобы прижаться к разгоряченному страстью мужчине... к мужчине, который так дико желал ее. Она так много хотела, и так мало себе позволяла. И одной из причин был все тот же страх, потому что со всеми этими желаниями и чувствами невозможно было нормально жить, и особенно если их причиной являлся такой мужчина, каким был Максим - непостоянный, неуправляемый, совершенно безответственный и со своими взглядами на жизнь. Она гнала его прочь, плевалась ядом своих слов, и сама же заламывала себе руки, чтобы только не сорваться в полном противоречии своего поведения.

 Стерев с лица слезы, Кира поднялась и подошла к окну. Максим уехал, и она даже не могла точно сказать, радует ли ее это больше, чем расстраивает. Холодные пальцы смяли штору, и Кира закрыла глаза, возвращаясь в прошедшие мгновения этой ночи, которая оказалась ее самым сладким кошмаром. И что теперь? Она осталась один на один с воспаленными чувствами, и рядом не было никого, кто бы мог ее заставить взять себя в руки.

 Отыскав свой сотовый, Кира набрала номер Евы.

 - Кира? Что-то случилось? - сразу спросила та сонным голосом.

 - Ева... можно я к тебе сейчас приеду?

 - Ты еще спрашиваешь? Конечно, приезжай.

 Кире понадобилось несколько минут, чтобы одеться. Потом она взяла такси и уже через несколько минут была у подруги.

 - Ну, ничего себе, - встретила та ее. - Ты чего такая опухшая? Что случилось? Макс? - догадалась она.

 Закусив губу, Кира смогла только кивнуть.

 - Блин, я так и знала, - начала сокрушаться подруга, прижимая ее к себе. - Пойдем ко мне.

 Так как Ева жила с родителями, то в пять часов воскресного утра пришлось вести себя тихо и говорить на пониженных тонах. Они зашли в комнату, где Кира опустилась в кресло, тяжело вздохнула и посмотрела на зевающую подругу.

 - Прости, что не даю тебе спать.

 - Перестань, - махнула та рукой, протягивая ей чашку горячего чая. - Лучше успокойся и расскажи, что случилось.

 Машинально взяв у Евы чашку, Кира наклонилась вперед и стала размешивать сахар. А слова, словно, не желали слетать с губ.

 - Кира? Не пугай меня и не томи.

 - Прости, я даже говорить об этом не могу.

 - Ты где сейчас была? - спросила та, решив начать с наводящего вопроса.

 - Дома.

 - А Макс?

 Кира посмотрела на Еву, собралась с силами и произнесла:

 - Мы переспали.

 - Капец, - расстроено произнесла Ева, со стуком поставив свою чашку на прикроватный столик. - Нет, у меня была такая мысль, но... - мгновенно проснувшись, Ева встала и начала ходить по комнате. - Блин, я его придушу своими руками... после Алана, конечно. - Подойдя к ней, Ева взяла ее за руку. - Спокойно, ты только не переживай, ладно? Вы хоть предохранялись?

 Кира опустила глаза, вспоминая, что забыла заехать в аптеку, чтобы купить таблетки, какие можно было принять в таких экстренных случаях, как случился у нее. Но сама мысль о том, чтобы принимать подобный препарат наводила на нее ужас. Она хотела зачать ребенка, а не уничтожать его возможное существование. Может, именно поэтому она так просто забыла попросить таксиста сделать еще одну остановку. Да и нужна ли вообще ей эта таблетка? Какой сегодня был день? С возвращением Макса Кира стала совершенно растерянной, а сегодня еще и апатичной. Какая уже во всем разница?

 - Ясно, - произнесла Ева, догадавшись без слов, и присела на подлокотник кресла. - Знаешь, я думаю Артему не обязательно об этом знать.

 Одно упоминание о муже вызвало в Кире всплеск болезненных эмоций. Она застонала и приложила ко лбу холодную ладонь.

 - Я не знаю, что теперь делать.

 - А ничего не делать. Что с Макса взять? Тебе хоть понравилось?

 - Ева, - снова застонала Кира, - я тебя умоляю, не надо об этом...

 - Ну, правда? Не зря хоть все было? Хотя, можешь не отвечать, я прекрасно знаю, как ты к нему относишься. Но я знаю Макса дольше, чем ты. У него никогда не было постоянной девушки, поэтому с ним совершенно не на что рассчитывать. А если ты хочешь сохранить семью, то лучше, если муж будет спать спокойно. Поэтому даже не думай ему в чем-то признаваться. А даже если он будет спрашивать, отрицай, и поверь - здесь честность не вариант.

 - Ева, я тебе еще не говорила, что для своего возраста ты слишком умная?

 - У меня просто много друзей, у которых богатый жизненный опыт.

 Кира вздохнула, отставляя чашку чая и откидываясь спиной на спинку кресла.

 - Я не смогу так, я вообще уже не знаю, что теперь смогу, а что нет. - От чувства безысходности у Киры на глазах снова стали наворачиваться слезы. - Ты понимаешь, это не был обычный секс. Я вообще не знаю, что это было...

 - Кира, перестань... - Ева подала ей салфетку и обняла за плечи. - Иначе я сейчас тоже опять начну горевать о своем...

 - Прости, тебе сегодня самой досталось, а тут я еще, - говорила Кира, сморкаясь в салфетку.

 - Похоже, теперь моя очередь тебя успокаивать.

 Остаток утра подруга отпаивала ее чаем и уговаривала успокоиться, настойчиво давая один и тот же совет - сделать вид, что ничего не произошло, а главное - убедить себя, что не произошло ничего страшного. И Кира с ней в чем-то была согласна, только чувства совершенно не желали этого признавать.

 В конце концов, Ева скормила ей две таблетки успокоительного и предложила остаться у нее. И ей даже удалось уговорить Киру прилечь поспать, едва ли не силком заставив снять часть одежды.

 Совершенно вымотанная и уставшая, Кира уснула на кровати подруги рядом с ней.

 Ей что-то снилось, что-то совершенно бредовое и беспокойное. И не успела Кира проснуться, как сквозь дрему услышала тихий голос Артема. Сначала она решила, что ей показалось, но когда открыла глаза, то увидела его и Еву. Они стояли на балконе и тихо о чем-то беседовали. Желая исчезнуть, Кира забралась с головой под одеяло. Она сейчас совершенно не была готова встречаться с мужем, но что-то ей подсказывало, что тяжело будет независимо от того, когда именно произойдет их встреча - часом раньше или часом позже. Ей просто нужно взять себя в руки.

 Спустя несколько минут эти двое зашли в комнату. Ева отправилась на кухню, обещая заварить кофе, а Артем подошел к кровати и встал где-то рядом с Кирой. Спустя еще минуту он потянул одеяло и стащил его с ее головы. Не зная, как себя вести, и опасаясь сорваться на истерику, Кира так занервничала, что пульс стал ощутимо отдаваться в висках.

 - Привет, - с улыбкой сказал ей Артем.

 - Привет, - смогла ответить она.

 Присев на кровать, Артем взял ее руку в свою, и потер ладонь пальцами. В ответ на эту ласку ее ладонь тут же сжалась, стискивая его руку. И все силы Киры ушли на то, чтобы не пустить слезы.

 - Ты злишься? - спросил он.

 Пока Кира соображала, о чем он говорит, Артем пытливо смотрел в ее лицо.

 Но на что она может злиться?

 - Прости, я вел себя как идиот, - произнес Артем, по-своему растолковав ее молчание. - Признаю, я сорвался. Но, думаю, ты должна понимать, почему.

 - Я понимаю, - кивнула Кира.

 - О, кто проснулся, - воскликнула Ева с улыбкой, появляясь в комнате с чашкой кофе.

 Подруга обошла Артема со спины, многозначительно посмотрев на Киру и проведя по губам двумя сжатыми пальцами в знак того, чтобы она держала рот на замке.

 - Кира, мы столько всего пропустили. Игры на раздевание, танцы на капотах и стриптиз Фирса, представляешь такое? Это он поспорил с Серым и выиграл у него новые колеса для своего мотика.

 Кира попыталась улыбнуться, но удалось плохо. Не выпуская руки мужа, но стараясь не встречаться с его внимательным взглядом, она села и поправила растрепанные волосы. Рука Артема коснулась ее лица и погладила подушечкой большого пальца нижнее веко.

 - У тебя глаза красные, - заметил он.

 - Еще бы, - произнесла Ева, - мы спать легли два часа назад. Болтали до самого утра.

 Совершенно растерянная, Кира продолжала молчать. За одну ночь все так сильно изменилось, все стало таким... другим, и совершенно все не так было с ней самой. Она ужасно себя чувствовала, ей жутко хотелось спать, и она ощущала себя лживой дрянью, которую покрывала подруга. Кире хотелось уйти, потеряться, просто исчезнуть, чтобы только убежать от всего этого кошмара. И она все-таки не выдержала, когда Артем придвинулся к ней, коснулся щекой ее щеки, и прошептал тихое "прости".

 - Извини, я сейчас, - попросила она, отползая от Артема.

 Она встала с кровати и поспешила в ванную, закрывая дверь уже со слезами на глазах. Это не он должен просить у нее прощения, это она должна бы его о нем молить.

 Но ей так надоело плакать! Она ненавидела свою слабость и подобное состояние, которое делало ее уязвимой. Ей нужно успокоиться и перестать раскисать, иначе Артем все поймет сам. Она не приветствовала подобную ложь, но все больше начинала склоняться к мысли, что как раз в этом случае ложь во благо. Если Артем что-то узнает, то лучше от этого никому не сделается, а так, возможно, у нее еще есть шанс все исправить. Именно эту цель выбрала для себя Кира, как ориентир на ближайшие дни, которые еще как-то нужно было пережить. Что же до Максима... о нем она даже думать не могла спокойно.



 ***

 - Эй, хватит дрыхнуть! - услышал он голос Алана, который тряхнул его за плечо.

 Максим даже голос не подал, чтобы сообщить другу о том, что уже проснулся. Но когда Алан открыл шторы, и в лицо ударил свет, Макс поморщился и повернул голову, уткнувшись носом в подушку.

 - Макс, вставай, проспишь все самое интересное, - не унимался Алан, который снова подошел к нему. - Ого, ничего себе царапины, - произнес друг, проводя пальцами по его спине. - Прям на татушках.

 - Да и хрен с ними, - пробубнил он, наконец. - Не первые и не последние.

 - И кто эта счастливица? - спросил Алан, усаживаясь на кровать.

 Повернув голову, Максим посмотрел на друга, и имя само сорвалось с языка:

 - Кира.

 - Какая Кира? - нахмурился Алан.

 - У меня только одна Кира.

 - Макс, ты спятил? Ты сейчас говоришь мне о жене Артема?

 Пожалев на минуту о своей откровенности, Макс перевернулся на спину и сел.

 - Да, - коротко ответил он, потянувшись к тумбочке, где лежали сигареты, и спросил разрешения покурить у хозяина дома: - Можно?

 - Нет, пошли на балкон, - ответил Алан, вставая с кровати, и все веселые нотки разом пропали из его голоса.

 Максим поднялся и вышел на улицу вслед за Аланом. Внизу под балконом располагалась лужайка, где сейчас загорали и приходили в себя ленивые гости после насыщенной весельем ночи. И все их внимание было обращено на Фирса, который носился трусцой и махал над головой женским предметом белья, убегая от хозяйки этого предмета.

 - Фирс! А ну отдай! - кричала девушка, придерживая на груди полотенце.

 Закурив, Макс с Аланом облокотились о перила балкона, молча наблюдая за развернувшимся внизу зрелищем, пока друг не спросил:

 - Ну и что у вас там происходит?

 - Я не знаю.

 - Макс, тебе девок что ль мало? Или у тебя зуб на Артема? Может, уже расскажешь, что вы с ним не поделили? Ваши недомолвки уже начинают меня нервировать.

 - Кажется, как раз Киру мы и не поделили.

 - Что значит "кажется"?

 - Потому что сначала я думал, что мы не поделили Салон. А сейчас я думаю о том, что этот Салон мне уже и даром не нужен, мне Кира нужна, понимаешь?

 - Ни черта, так что давай сначала.

 - Извини, у меня в голове сейчас такая каша.

 - Заметно, - поддел друг.

 Выпустив изо рта дым, Макс попытался собраться с мыслями. Настроение было кошмарное, состояние не лучше, и всего одно желание - видеть Киру. После того, как она его выгнала, он поехал обратно к Алану на дачу, где напился окончательно и уснул в комнате хозяина дачи. Остатки этой ночи он помнил плохо, да и особо ему не хотелось вспоминать, как он восторгался Кирой и жаловался на нее одной малознакомой девчонке, которая явно хотела с ним переспать. Только сейчас Макс сообразил, почему же получил от нее пощечину, прежде чем девушка решила покинуть его общество. Тогда он думал о том, что впервые вот так откровенно излил всю душу какой-то... да он даже имени ее не помнил, а в ответ... В общем, вывод остался один - зря он столько выпил вчера, и больная голова это только подтверждала.

 - Ты знаешь, что в нашем Салоне продаются краденые байки, причем продаются, как новые? - спросил Максим.

 - Нет. И откуда они у вас? Макс, а ты в курсе, что это риск и срок?

 - Думаешь, я не знаю? Это не моя идея, между прочим. Но, знаешь, меня больше всего бесит другое - если бы у меня украли мотоцикл, я бы за это всю душу вытряс.

 - Значит, это идея Артема? Здорово, и давно?

 - Почти с самого начала.

 - И почему же я об этом узнаю только сейчас? - не без нотки злости в голосе, спросил Алан. - Я имею право это знать хотя бы потому, что если у вас начнутся проблемы, то я догадываюсь, к кому вы оба можете прийти, чтобы их решить. Не ко мне ли?

 - Стой, Алан, не кипятись. Думаешь, почему я тебе рассказываю об этом сейчас?

 - Вот и мне интересно, почему именно сейчас?

 Макс коротко попытался рассказать Алану с самого начала, как он был против такой торговли, и как Артем его обставил, как потом между ними начались ссоры, которые закончились его аварией возле дома, когда Артем подослал к нему дружков, и после чего Максим уехал к отцу в Сочи, желая обо всем подумать, вместо чего остался на год с лишним.

 - И что, ты думаешь, я должен был прийти к тебе и пожаловаться на твоего друга? Ты же знаком с ним с детства, и ты познакомил меня с ним. И что я должен был? Прийти и сказать - "какой плохой Артем, обижает бедного Максима и торгует леваком в его Салоне"? Не смеши меня, я рассчитывал на то, что мы сами можем с этим разобраться, как два взрослых мужика.

 - Похоже, не смогли. Удивляюсь только, как такой далеко нескромный тип, как ты, может иногда так скромничать в серьезных ситуациях? И что сейчас, ты, наконец, решил на него пожаловаться?

 - Нет, вообще-то сейчас я тебе это все рассказываю, потому что мне эта ситуация уже осточертела, и мне нужен совет.

 - Ты хочешь, чтобы он перестал торговать леваком?

 - Нет, я хочу, чтобы он отдал мне Киру.

 - Кира не игрушка, и вообще не вещь, как он может ее тебе отдать? Это его жена, Максим, и сомневаюсь, что она вышла за него замуж просто так. Я вообще-то на их свадьбе был свидетелем, если ты не в курсе.

 - Нет, я не знал, но об этом не сложно было догадаться.

 Макс замолчал, уже жалея о том, что начал весь этот разговор.

 - Ты помнишь, как мы с тобой познакомились? - спросил Алан.

 - Да, - ответил Макс.

 Он как сейчас помнил ту аварию, в которую попал Алан. Это был обычный день и обычный перекресток. Максим остановился на красный свет, а мимо него проехал мотоцикл, на котором парень пытался затормозить уже едва ли не ногами. А перед ним выехала иномарка, когда у той загорелся зеленый. Парнем на байке и был Алан, у которого тогда отказали тормоза. На счастье Алана, он отделался сотрясением и несколькими переломами. Макс тогда оказал ему первую помощь и проводил карету скорой до самой больницы. Потом несколько раз навестил, потом они еще несколько раз встретились, познакомились с друзьями друг друга, а вскоре уже было сложно сказать, где и чьи были друзья, они стали общими. Это случилось лет восемь назад.

 - Так вот, - сказал ему Алан. - Ты мне такой же друг, как и Артем, не зависимо от того, сколько я кого знаю. И вы оба мелкие предатели, понятно? Только каждый по-своему отличился. Я займусь вопросом Салона, потому что я не хочу видеть своих друзей за решеткой или вытаскивать их задницы из какой-нибудь передряги. Но с вопросом личной жизни разбирайтесь сами. Артем от меня за свое по голове получит. А тебе хочу дать такой совет - если Кира с тобой быть не хочет, тогда оставь ее в покое, иначе за это и ты получишь от меня по голове. Если же между вами что-то серьезное, то не морочьте голову Артему. В общем, разбирайтесь сами, но я вмешаюсь, когда дело примет нехороший оборот. Договорились?

 Макс хмыкнул. Вот в этом и был весь Алан - рассудительность в нем всегда превосходила любые другие качества. Иногда Макс даже удивлялся, как его угораздило подружиться с таким серьезным типом. Но все вопросы пропадали, когда Алан разделял с ним одну дорогу на двоих, рыча рядом мотором своего хищника с маркой Дукати. Алан умел веселиться, любил женщин, и всегда и во всем был хорошим другом и товарищем, которому можно было доверить все, что угодно.

 - Договорились, - согласился с ним Максим.



 ***

 Со дня рождения Алана прошла ровно неделя. Этим субботним вечером Кира сидела с Евой в кафе, болтая трубочкой в своем стакане, пока подруга с кем-то разговаривала по телефону.

 Кира с трудом представляла себе, как смогла пережить эту неделю и сохранить свою тайну от мужа. Эта неделя была кошмарной. Сославшись на недомогание, она продлила на работе больничный. Артем был недоволен ее отсутствием в Салоне, но молчал, видимо, ощущая себя более спокойно, ведь общение Киры и Макса таким образом сводились к нулю. Возможно поэтому, а, возможно, еще ощущая какую-то свою вину, Артем даже стал вести себе немножко терпеливее. Он даже с пониманием относился к таким моментам, когда Кира отказывала ему в близости. Он будто решил попытаться что-то наладить в их так внезапно расшатавшихся отношениях. Но от его попыток у Киры начинался острый приступ депрессии, который она всячески пыталась скрыть. И одна горькая мысль не давала ей покоя - как бы уже не было поздно что-то исправлять. Она лишь надеялась, что ее состояние временное, и что если Артем будет продолжать так себя вести, то она и вовсе вскоре поправится и оставит все тревоги, мысли и ненужные ей желания где-то позади.

 Но неделя, кажется, и как она надеялась, это слишком маленький срок.

 - Я решила уехать, - произнесла Ева, отрывая Киру от тревожных мыслей.

 - Куда уехать? Надолго?

 - Не знаю, - с грустью ответила Ева. - Я просто не могу больше тут находиться.

 - Ну вот, приехали, - расстроено подметила Кира.

 Ей еще только не хватало потерять сейчас подругу.

 - Ты будешь по мне скучать? - с хитрой улыбкой спросила нахалка.

 - А ты сама как думаешь? С кем я теперь буду гонять по дорогам?

 - На счет этого можешь даже не расстраиваться. От меня так просто не избавишься, даже если захочешь. Я всего лишь хочу переехать на какое-то время к сестре в соседний город. Это не так далеко, так что мы часто сможем видеться, просто сюда я какое-то время ни ногой.

 - А почему ты вообще хочешь уехать?

 Ева обхватила свой стакан обеими руками и отпила из трубочки, прежде чем ответить.

 - Я устала. Я не могу больше смотреть, как Алан целуется и проводит время с другими. И впервые приняла для себя серьезное решение, представляешь? - с грустной улыбкой произнесла она.

 - Убежать - это ты считаешь серьезным решением?

 - Да, а почему нет? Мне кажется, я уже начинаю сходить с ума от своих чувств.

 - Ну... это заметили все.

 - Так вот о чем и речь. Я хочу уехать и попробовать пожить без Алана, без его голоса, без его смеха и опеки... - с этими словами на глазах у Евы появились слезинки, и с грустным смехом она продолжила, передразнивая Алана, - ...без его "Ева, ты несносная девчонка, я тебя когда-нибудь выпорю!"

 Кира улыбнулась, накрывая ладонь Евы своей.

 - Знаешь, возможно, твое решение не такое уж и плохое. Может, без него тебе станет легче, может, ты хоть тогда сможешь кого-нибудь найти, кто поможет тебе его забыть.

 - Вот и я об этом же подумала. Хватит. Мне надоело чего-то ждать и на что-то надеяться, и если Алан не хочет видеть меня в своей жизни как свою девушку, то я вообще исчезну из его жизни.

 - Он расстроится.

 - Пфф! Естественно, я и на это тоже рассчитываю.

 - Ах ты, хитрая девчонка, так вот в чем причина, - сообразила наконец Кира. - Ты хочешь его этим помучить? Ты ведь прекрасно понимаешь, что ты для него не просто сестра, ты еще и подруга и... - Кира замялась, не зная, как же еще можно объяснить, кем она видит для него Еву.

 Отношения этих двоих когда-то вызывали у Киры недоумение. И вроде не кровные брат с сестрой, когда Алан ведет себя как брат, и вроде бы не пара, когда Ева ведет себя как влюбленная девушка. И вроде бы часто вместе и всегда готовы друг другу помочь. И вроде бы между ними что-то есть, но это что-то сложно вписать в привычные рамки отношений.

 - Но и не девушка, достойная его мужского внимания, - подытожила Ева.

 - И когда ты хочешь уехать?

 - Я уже перевезла почти все вещи к сестре. Сегодня хочу попрощаться с Аланом, а потом уехать к ней, чтобы еще успеть с горя напиться.

 - Радикально, - подметила Кира, на что Ева пожала плечами.

 - Поедешь со мной сейчас в "Марс"?

 Кира уже хотела начать уверенно отказываться, потому что меньше всего ей хотелось видеть Максима, как и встречу его с Артемом, который в это время как раз находился в клубе, но тут Ева начала ее сразу же уговаривать:

 - Я только что разговаривала с Фирсом, он сказал, что Максима там нет. Мы ненадолго, я просто хочу попрощаться с Аланом, и мы можем сразу же уехать.

 Кира вздохнула, почти принимая поражение.

 - Я бы не стала тебя просить, если мне не нужна была твоя поддержка, - сделала Ева контрольный выстрел.

 - Ладно, поехали, - согласилась она.

 Как часто бывало, девчонки в этот день катались на мотоциклах. Они уже успели поколесить по дорогам, прежде чем заехать в кафе, и вот теперь их дорожка вела именно туда, куда Кире совершенно не хотелось ехать. Но что, порой, не сделаешь ради сумасшедшей и неугомонной подруги?

 Клуб "Марс" жил своей обычной субботней жизнью. Людей здесь хватало всегда, как и атмосферы праздничного веселья, мимо чего они уверенно прошли, направляясь прямиком на второй этаж. И только на лестнице Кира начала волноваться, замечая, как слишком сильно нервничает Ева, пальцами стирая с губ помаду. Сначала Кира недоумевала такому непривычному для нее жесту. Но когда Ева не обратила внимания на ее оклик в спину, а вместо этого уверенной походкой наступала на Алана, который стоял с какой-то девушкой... вот тут Кира почувствовала, что сейчас что-то будет. И это что-то произошло через секунду.

 Подойдя к Алану, Ева грубо оттолкнула девушку, с которой он стоял, и... повисла у него на шее в неожиданном и дерзком поцелуе. У Киры сердце ухнуло в пятки, и она поспешила к этой парочке, даже боясь представить реакцию Алана. А реакция была вполне ожидаемой - сначала он был ошарашен, застыв озадаченной статуей, а потом словно взорвался. Схватив Еву за плечи, он отлепил ее от себя и сильно встряхнул, начиная срываться на крик:

 - Ты совсем сдурела! Ты что творишь?!

 Подбежав к ним, Кира решила прийти подруге на помощь и вмешаться.

 - Алан, подожди...

 - Это всего лишь поцелуй, - ответила ему Ева, зажатая в его руках, как нашкодивший котенок. - Я хотела попрощаться, только и всего.

 - Что значит попрощаться!?

 - Я переезжаю в другой город...

 - Что? - кажется, вот тут Алан разозлился еще больше.

 - То, что слышал! - ответила ему со злостью Ева. - Я уезжаю, и больше не буду тебе надоедать своей детской любовью. И на прощанье я прошу от тебя всего лишь поцелуй. Ты раздаешь их всем подряд, и неужели жалко для меня?

 - Ева... - попыталась Кира теперь успокоить и подругу, совершенно не зная, как достучаться до тех, кто отказывался обращать на нее внимание, и лишь опасение за обоих все еще держало ее рядом с ними.

 - Так ты хочешь поцелуя? - спросил Алан с каким-то недобрым намеком, слегка прищурив глаза.

 - Да.

 - Хорошо, - ответил он, жадно впиваясь в губы Евы.

 Кира мгновенно почувствовала себя лишней, попятившись назад. И вот такого от Алана она никак не ожидала. Впрочем, не ожидали такого и все их друзья, ошарашено уставившись на целующихся. Прижимая к себе Еву рукой за затылок, Алан целовал ее так, будто хотел проглотить, причем его ярость прослеживалась в каждом движении, и эту ярость вполне можно было спутать со страстью, если бы Кира была уверена, что та имела место быть. И не смотря на это, спустя мгновение лишними уже казались все вокруг, а Кира и вовсе вспыхнула, став свидетелем подобного зрелища. Но все кончилось так же резко, как и началось.

 - Это был первый и последний раз, - процедил Алан Еве, когда оставил в покое ее губы. - Это первое, второе - ты никуда не едешь, и третье - я жду тебя в своем кабинете через десять минут.

 После этих слов Алан отпустил Еву, развернулся и ушел, уже не увидев, как зацелованная им девчонка оседает на пол. И впервые увидев Еву в таком состоянии, видя ее слезы на щеках, зная, что для нее может значить этот поцелуй и тем более пред отъездом в другой город, Кира была готова Алана за это растерзать.

 - Ева, спокойно, - сказала она подруге, придерживая за руку, пока та окончательно не села на пол. - Только не реви.

 Вцепившись в руку Киры, Ева приподнялась, находя опору в подруге, и закрыла глаза. Вспоминая поцелуи Максима, Кира вполне представляла, каково сейчас ей может быть.

 - Не реви, Ева, сделай вдох и выдох.

 - Я в порядке, - ответила та, когда у самой закапало с подбородка. - Пойдем отсюда, а?

 Кире второй раз повторять не пришлось, и она повела Еву к выходу, попутно ища глазами Артема, который должен был быть где-то среди друзей. Муж сидел на диване, бросая на них озадаченный и хмурый взгляд. Но Кира и сама не ожидала, что они так быстрой уйдут. Не зная, как же поступить, Кира растерялась. Тогда Артем встал и догнал их на лестнице.

 - Вы куда собрались? - спросил он.

 - Тём, давай я тебе позвоню чуть позже, ладно? Я с Евой покатаюсь еще немного...

 - Вы разве не накатались за целый день? - спросил он, хватая Киру за предплечье и останавливая, тогда как Ева молча тянула ее вниз, не переставая задумчиво трогать свои губы. -Ева, Алан сказал тебе зайти к нему, а я бы хотел, чтобы моя жена провела и со мной хоть часть вечера.

 - Она сейчас придет, - огрызнулась на него Ева. - Дай ты ей хоть еще несколько минут.

 Артему не понравились нападки Евы, что отразилось на его лице, но он промолчал.

 - Я сейчас приду, хорошо? - попросила Кира, и только тогда Артем ее отпустил.

 - Я жду, - только произнес муж напоследок.

 - Ненавижу всех мужиков! Чтоб они провалились куда-нибудь... - ругалась по дороге Ева, вытирая со щек слезы.

 Когда они вышли на стоянку, подруга села на мотоцикл и сразу же завела его.

 - Ева, может не стоит уезжать, хотя бы не в таком состоянии.

 - Я в порядке, мне наоборот сейчас нужно прокатиться.

 - Извини, что не могу с тобой поехать...

 - Перестань, - ответила ей та, обнимая за шею одной рукой. - Я и так тебе за все благодарна. Поеду к сестре сейчас и напьюсь до потери сознания.

 - Я думаю, что мужики этого не стоят, разве нет?

 - Может ты и права. Ладно, к черту все, я поехала. Но с тобой-то мы не прощаемся. Я позвоню, - с этими словами, Ева отпустила Киру и выехала на дорогу.

 Проводив подругу, Кира так и осталась стоять на стоянке, приходя в себя и дыша свежим воздухом. У них с Евой были совершенно противоположные ситуации. И почему же им так не везет? Только Кира не успела толком о чем-то подумать, как заметила знакомый мотоцикл и его наездника, заезжающего на стоянку. Максим! И от одного взгляда на него в ней взорвалось столько эмоций, что от них тело мгновенно начала бить дрожь, а сердце забилось, кажется, в сотню раз быстрее, словно желая выскочить из груди, прямиком под колеса его мотоцикла. И вроде бы ей захотелось скорее убежать, только ноги отказывались слушаться, и Кира осталась стоять на месте, провожая Максима взглядом.

 Подъехав к ней, он притормозил, но останавливаться не стал. Кира подняла взгляд и посмотрела ему в глаза, которые было прекрасно видно благодаря открытому окошку шлема. От ответного взгляда Максима ее дрожь стала сильнее, а воздух перестал поступать в легкие. Но этот взгляд прервался, когда Максим заехал ей за спину, тут же выезжая вперед с другой стороны. Он объехал ее по кругу, и остановился перед ней, так и не выключая мотор, и это выглядело, как приглашение к нему присоединиться. Он предлагал сесть к нему на мотоцикл и уехать, так заманчиво и пугающе до ужаса.

 Кира подхватила волосы, который разметал ветер, подувший ей в спину, и сделала шаг назад. Мотор Хонды Максима зарычал, когда он слегка поджал ручку газа, словно в знак своего протеста. Но Кира ничего не желала слушать. Она развернулась и поспешила в клуб. А за спиной повторился долгий рев мотора.



 ***

 Проводив взглядом поспешно удалившуюся фигуру Киры, Максим громко выругался. Ему надоело ее упорство и эта постоянная притворная холодность, что сейчас кололо его куда сильнее, чем раньше. Сколько можно?

 Его жизнь еще никогда не измерялась неделями. Он сам не заметил, как стал жить выходными, рассчитывая только в этот отрезок времени на встречи с Кирой. И последняя неделя ожидания была невыносимой. Он столько хотел ей сказать, стольким поделиться и... столько разделить вместе с ней, что кроме этого уже не мог больше ни о чем думать. В его голове были мысли об одной девушке, и куча планов, которые все больше казались обреченными не осуществиться. А это уже его злило, потому что он не привык себе отказывать в столь сильных желаниях. Но злило еще и то, что чувствуя все это, он продолжал бездействовать. Всю неделю, день за днем прокручивая в голове момент их близости, ее слова, ее запах, ее... жар, он продолжал сидеть на месте, вместо того, чтобы что-нибудь предпринять. И задавая себе вопрос: что же его останавливает, он только сегодня пришел к выводу: ни-че-го! Нет ничего, что бы могло его остановить.

 Максим решительно зашел в клуб, прошел сквозь толпу и поднялся на второй этаж, где сидела их компания.

 - Макс, ну наконец-то, Алан тебя заждался, - встретил его Фирс, задерживая у прохода.

 Макс молча пожал Фирсу руку, отогнав все мысли о том, как он будет оправдываться перед Аланом, с которым должен был встретиться еще вчера. Это все потом... позже. Сейчас же имела значение лишь та девушка, которая стояла рядом... со своим мужем.

 "Черт бы побрал этого Артема!.."

 Кира держала его за руку и что-то говорила, когда тот внимательно слушал. Когда же Артем заметил Максима... этот гад будто специально притянул Киру к себе одной рукой и поцеловал в висок. И его взгляд, полный какого-то мужского удовлетворения и убежденности в своих правах на эту девушку, для Макса стал последней каплей. Все его чувства разом взбунтовались, расшатанные нервы дали сбой, а от жгучей ревности зачесались кулаки.

 Так никого больше и не замечая, Максим пошел к ним. Артем разом насторожился, почувствовав неладное. И не зря. Он только успел оттолкнуть от себя Киру, как Максим замахнулся для удара ему в лицо. Перехватив его руку, Артем попытался оттолкнуть и Максима, но тот даже не собирался отступать. Дернув Артема на себя, Макс повторил удар, достигая цели... раз, другой... получая следом удар в ответ, отбиваясь и снова в суете нанося свои.

 Рядом завизжали девчонки, и закричала Кира:

 - Максим! Хватит!

 Но тряхнув головой, Максим снова пошел на Артема, желая разбить ненавистное ему лицо, как неожиданно чья-то рука обхватила его за горло и потянула назад. Двое друзей загородили ему Артема, у которого из носа текла кровь.

 - Макс, ты что творишь? - со злостью спросил его на ухо Алан, когда перестал душить, и оттолкнул в сторону.

 Макс прокашлялся и только потом смог ответить:

 - Извини, ничего не могу с собой поделать.

 - А ты попробуй! И где тебя черти носят?! Кончай мне тут устраивать бои без правил, пошли, нам надо поговорить, - строго произнес Алан.

 Слегка сбросив пар, Макс уже был готов послушать друга, если бы не увидел, как развернулась Кира и поспешила вниз по лестнице. Он дернулся за ней, но рука Алана жестко обхватила его за предплечье.

 - Пусти, - попросил его Макс, совсем не ожидая, что эти слова прозвучат таким угрожающим тоном.

 Но Алан продолжал его крепко держать и внимательно смотреть в глаза. И видя в них немое предупреждение, Макс понял, что у него нет шансов.

 - Пусти... пожалуйста, - попросил он тогда, впервые, кажется, кого-то так о чем-то прося.

 Алан смерил его строгим взглядом и отпустил. Развернувшись, Макс поспешил за Кирой, нагоняя ее как раз вовремя, когда она уже заводила мотор своей Хонды.

 - Кира, постой...

 - Не трогай меня! - начала она разговор с истерики, отталкивая от себя его руки.

 Перехватив ее запястье, Макс потянул к себе, стаскивая упрямицу с мотоцикла. Вторая рука попала ему по виску, прежде чем он смог схватить и ее.

 - Ненавижу! - ругалась Кира, пуская в ход свои ножки, обутые в тяжелые мотоботы.

 Получив удар под коленкой, Макс зашипел от боли, и стиснул Киру в крепких объятьях, лишая ее возможности нанести ему еще какой-нибудь ущерб. Предприняв неудачную попытку сопротивления, Кира, наконец, затихла, и ее губы замерли у самого его рта, дразня горячим и сбившимся дыханием. Макс сглотнул, убеждая себя, что сейчас не время давать волю желаниям, а дальнейший план действий появился в сознании за считанные секунды, и за те же секунды Макс решил его воплотить в жизнь. Подхватив Киру за ягодицы, он заставил ее обвить ногами его торс и обнять руками за шею. Потом перекинул ногу через ее мотоцикл, сел на него вместе с хозяйкой, завел мотор и тронулся с места. А вместо того, чтобы сопротивляться, Кира только крепче ухватилась за его плечи и уткнулась носом в шею, отчего тело Макса пробила дрожь удовольствия и едва терпеливого предвкушения.



 ***

 Кира чувствовала такую усталость и обреченность, что ей уже было на все наплевать. Какая уже разница в том, что она позволила Максиму ее куда-то увезти? Какая разница, что обо всем узнает Артем? У нее уже не осталось сил притворяться и убеждать себя в чем-то. У нее не осталось сил сопротивляться этому мужчине и своим чувствам.

 "И гори оно все синим пламенем..."

 Ведь она так скучала - каждый день, каждую ночь, запрещая себе вспоминать ту проклятую субботу, и что едва ли выходило. Крепче обняв Максима, она коснулась губами его теплой кожи на шее, и на что в ответ, когда они в этот момент остановились на перекрестке, он положил руку на ее затылок и ласково погладил, зарываясь пальцами в волосы. И это было бы даже очень приятным, если бы все равно не казалось запретным. У Киры уже словно выработался рефлекс, не позволять себе наслаждаться прикосновениями Максима, что на деле лишь смешивало все чувства в неоднозначные и противоречивые ощущения. У нее был муж, и только это должно бы иметь значение. Только вот, практически то же самое, помимо воли, она начала чувствовать и по отношению к Артему. Она уже не понимала, что должно быть правильным, кого она любит, чего хочет, и что ей нужно со всем этим делать. И окончательно запутавшись в себе, Кира решила оставить все попытки в чем-то разобраться.

 "К черту все... пусть будет так, как будет".

 Обнимая Максима, Кира старалась ни о чем не думать и безвольно ждала, когда же он остановится. Но они все продолжали ехать. Ее мобильный в заднем кармане не переставал вибрировать, пока, кажется, не села батарейка. Ветер уже надул ей затылок и растрепал волосы, но Кира молчала и по этому поводу, и ей даже было наплевать, сколько сейчас времени. Единственное, что она поняла - они уже давно выехали из города и заехали в другой. Проехав по незнакомым ей улицам, Максим, наконец, остановился, слез с мотоцикла и поставил Киру на ноги. А крепко взяв за руку, Макс повел ее в магазин, где перед их носами уже хотели закрыть дверь.

 - Извините, ребята, мы закрываемся, - сказал им бородатый тип.

 - Нам два шлема и мы уходим, - ответил ему Макс. - Нужны позарез.

 Мужчина оглядел их с усмешкой и запустил внутрь.

 - Ладно, только давайте быстрее.

 - Макс, что ты задумал? - спросила его Кира.

 - У нас мало времени, так что выбирай скорее шлем, - ответил он ей, заводя внутрь.

 - Могу для девушки предложить вот этот, - произнес мужчина, снимая с витрины сине-желтый шлем.

 Кира не стала вредничать. Макс хотел купить ей шлем, так пусть покупает, тем более что ее уже и так порядком продуло. И уже через несколько минут они снова садились на мотоцикл.

 - Ты мог хотя бы сказать мне, куда мы едем? - решила спросить Кира, занимая место позади Максима.

 - Пусть это будет для тебя сюрпризом, - ответил он ей. - Держись крепче, теперь поедем быстрее.

 Кира тяжело вздохнула, поразмыслила пару минут над тем, есть ли смысл просить этого наглеца вернуть ее домой, и, не придя ни к какому выводу, надела шлем и обняла Максима.

 Дорога казалась бесконечной. Кира уже не раз пожалела о том, что согласилась на эту авантюру. Прошла ночь, время близилось к полудню, а они до сих пор ехали. У нее уже затекли все части тела и онемели ягодицы, даже с их короткими остановками на заправку и разминку. А Максим продолжал умалчивать о том, куда они едут, так что Кире приходилось додумывать сомой. То, что они ехали на юг, это было очевидно по дорожным указателям и городским пунктам. И когда она увидела море, то ответ пришел сам собой, стоило только вспомнить, что он рассказывал о своем отце, и о том, где провел последний год. Они ехали в Сочи.

 Спустившись почти к самому морю, Максим, наконец, остановил мотоцикл возле высокого железного забора. Кира слезла с Хонды, сняла шлем и попыталась размять затекшие ноги, которые едва ее держали, пока Максим нажимал на звонок.

 - О-о-о, кто к нам приехал, - услышала Кира женский голос из динамика домофона.

 Ворота открылись, и Макс закатил мотоцикл внутрь, приглашая Киру зайти следом за ним.

 - Мне все равно, где мы, и что ты намерен делать со мной дальше, - сказала ему Кира. - Я хочу сейчас ванную и чистую постель, ясно?

 Макс протер лоб рукавом куртки и расстегнул ее, и выглядел он не менее уставим, чем она, только шутить продолжал даже в таком состоянии.

 - Надо же, первый раз мы хотим одного и того же. Это прогресс, ты так не считаешь?

 - Нет, - ответила Кира, опираясь о руль своего мотоцикла.

 Максим тоже устало опустил локти на руль и придвинулся к ней.

 - Ах да, ты права, я и забыл что мы часто хотим одного и того же, только кто-то это любит тщательно скрывать.

 - Где здесь ближайшая гостиница? - спросила Кира, начиная злиться.

 - Забудь об этом. Пошли, - ответил Макс, взяв ее за руку.

 Не находя в себе уже и физических сил сопротивляться, Кира пошла за Максимом. И когда они зашли в дом, откуда-то появилась ухоженная девушка со светлыми волосами, одетая в шелковый белый халат и со стаканом в руке. Кира оглядела ее, решая для себя, стоит ли или не стоит начинать ревновать.

 - Максим, дорогой, почему без предупреждения? - спросила та.

 - Извини, некогда было, - ответил ей Макс, отбирая стакан и отпивая из него долгим глотоком, после чего протянул его и Кире. - Отец дома?

 Кира взяла стакан и тоже отпила, встречая на себе ответный любопытный и внимательный взгляд девушки.

 - Нет его, но если бы ты предупредил, что приедешь, он наверняка был бы дома. Может, познакомишь со своей спутницей? Первый раз вижу, чтобы ты кого-то сюда тащил.

 Отпивая из бокала, Кира поперхнулась. Макс сжал ее ладонь, забрал почти пустой стакан и пояснил.

 - Извини, у Дианы отменные манеры, и она очередная жена моего отца. Диана, это Кира, и вполне особенная для меня девушка, чтобы я ее сюда... привез погостить. Поэтому, будь добра...

 - Ну ладно, ладно, не обижайтесь на меня. Макс, ты же знаешь, я хоть и зараза, но откровенная и вполне доброжелательная. Мне что, и удивиться нельзя?

 - Понимаю, удивил, - ответил ей Максим. - Только давай об этом поговорим потом, мы, как видишь, с дороги.

 - Твоя спальня готова встретить тебя в любое время, еду сейчас принесут, - улыбнулась девушка.

 - Вот за это особое спасибо, - ответил ей Макс, и потащил Киру на лестницу.

 - Теперь я понимаю, в кого ты такой, - тихо пробубнила она ему по дороге.

 - Это на что ты сейчас намекаешь?

 - На то, что жена твоего отца моего возраста.

 - Ты не права, она старше тебя на целых два года, - усмехнулся Макс.

 Кира фыркнула на такое замечание.

 - Все равно с твоими генами все ясно, и это одна из главных причин, почему я не хочу с тобой тесно общаться.

 Максим так резко остановился, что Кира влетела в его грудь.

 - Извините, мадам, я такой, какой есть, - произнес он, и в его взгляде можно было прочитать, как его задели ее слова.

 Ответить Кира ничего не успела, так как руки Максима обхватили ее лицо и притянули к нему, и его рот властно и дерзко обхватил ее губы, лишая всяких мыслей и ощущений, кроме тех, что давал этот поцелуй. Кира попыталась сделать шаг назад, лишь для того, чтобы спастись от этих сумасшедших эмоций. Но из-за своей вялой попытки сопротивления оказалась в еще более пикантном положении, прижатая к стене крепким мужским телом.

 - От молодежь, - раздался рядом уже другой женский голос.

 Это оказалась женщина средних лет, с пучком на голове и повязанным на поясе фартуком, которая несла в руках поднос с чем-то съестным.

 - Здравствуй, Нина.

 - Угу, - с многозначительной улыбкой ответила та, - с приездом Максим. Я поставлю поднос на тумбочку.

 - Спасибо, - ответил он, продолжая прижимать Киру к стене, при этом нежно поглаживая щеку.

 - А это кто? Боюсь даже спрашивать.

 - Это наша домработница. Как ты, наверное, понимаешь, Диана не из тех, кто с утра до вечера готова убирать двухэтажный дом и готовить.

 - Ясно. А теперь не мог бы ты мне показать, где тут в этом двухэтажном доме ванная комната.

 - С удовольствием.

 Максим завел Киру в тут комнату, из которой вышла Нина. Это оказалась просторная спальня в синих тонах, с большим телевизором и музыкальным центром. Здесь же и была ванная комната, отдельная для этой спальни, куда и проводил Максим Киру.

 - Спасибо, дальше я сама справлюсь.

 - Ты уверена? - спросил наглец, расстегивая ее куртку.

 - Да, - ответила она, ударяя Макса по рукам. - Выйди, пожалуйста.

 На ее удивление Максим не стал настаивать, он только обреченно вздохнул и вышел.

 Кира понежилась под душем, растерла уставшие мышцы и вымылась с головы до ног. Теперь она стала себя чувствовать значительно свежее, только после душа от усталости и бессонной ночи появилось лишь одно желание - добраться до кровати и уснуть. Только неизвестно было, чего ждать от Максима, и даст ли он ей спокойно уснуть. Но когда она вышла в спальню, этот мужчина уже преспокойно спал. Он только успел снять куртку и ботинки, и, видимо, прилег на кровать, пока она была в ванной. Кира не стала его будить. Она скромно легла рядом и закуталась в махровый халат. Хоть погода на улице стояла жаркой и солнечной, но благодаря кондиционеру в комнате была самая оптимальная температура.

 "Это какое-то сумасшествие" - подумалось ей, когда Кира оценила всю ситуацию. Она убежала от мужа, и неожиданно оказалась на Юге с самым безответственным парнем. Она спятила! Но был ли смысл о чем-то сожалеть? И Кира пришла к выводу, что был. Она готова была сожалеть обо всем. О том, какую боль и обиду принесла Артему, и какой ей еще предстоит с ним разговор, о чем сейчас тошно было даже думать. О том, куда вообще катится ее жизнь. И хотела бы сожалеть о том, что находится сейчас рядом с Максимом. Но почему-то именно об этом сожалеть не получалось. Протянув руку, Кира коснулась его щеки, погладила пальцами скулу и губы, что давно хотела сделать и никогда не решалась. Для нее Макс всегда был безумно привлекателен, в любом виде, хоть уставший, хоть побитый и с синяками... хоть спящий. Она так многое хотела бы ему дать, хотела бы отдать всю себя без остатка, если бы... если бы все было по-другому. Но все по-другому - это бы значило, что и Макс должен быть другим. И как ни странно, он сегодня оказался прав - он такой, какой есть, и именно этим Максим был так для нее привлекателен. Он свободолюбивый бунтарь, который живет по своим правилам. И как бы Кира не хотела этого понимать, а оставалось только это. Понимать и принимать его таким, какой он есть. Ей только нужно было решить, готова ли она ко всему этому?

 "Вряд ли..." - с грустью ответила она себе, засыпая рядом с Максимом.



 ***

 Еще толком не проснувшись, Макс блуждал в своих мыслях, и первая же - о Кире - заставила его открыть глаза. Она никуда не пропала и не ушла, она была так же рядом, и невероятное облегчение разлилось в душе... это даже было похоже на маленькое счастье. Он действительно был сейчас счастлив видеть ее рядом с собой, и был бы, пожалуй, счастлив просыпаться так каждый раз. Довольный, как мартовский кот, свалившийся в бочку со сметаной, Макс придвинулся к Кире и дотронулся до ее губ в нежном поцелуе... еще раз, и еще, пока не затрепетали ее веки. Но такими темпами он ее сейчас разбудит и уже не сможет остановиться, а не мешало бы прежде привести себя в порядок. Он ведь даже не успел руки вымыть после долгой дороги, как его затянуло в сон.

 С трудом отстранившись от Киры, Макс посмотрел на часы. Уже был вечер, а за окном солнце только-только садилось за горизонт. Встав с кровати, он поплелся в душ, почесывая затылок с довольной улыбкой на губах, и на минуту остановился в дверном проеме, чтобы посмотреть на Киру. И почему ему раньше не пришла в голову эта сумасшедшая идея привести ее сюда?

 Приняв душ и взбодрившись под холодной водой, Макс надел чистые джинсы и решил выйти из комнаты, чтобы узнать, вернулся ли отец. Киру он будить пока не стал, дав ей еще немного времени на спокойный сон. И не успел зайти в гостиную, как услышал голос отца. Его сорокадевятилетний папа, одетый в белые брюки и рубашку, сидел на диване рядом со своей новой женой, обсуждая какой-то животрепещущий семейный вопрос. Но когда зашел Максим, внимание отца перешло на него.

 - А-а-а, проснулся, бездельник?

 Макс ухмыльнулся и подошел к отцу, который встал с дивана, чтобы его поприветствовать.

 - Я тоже рад тебя видеть, пап, - ответил ему Максим.

 Отец и сын обняли друг друга.

 - Не ожидал, что ты так быстро вернешься.

 - Я сам не ожидал.

 - Надолго?

 - Не знаю, но вряд ли.

 - Ладно, пошли на веранду, там и поговорим. Милая, - привлек он к себе Диану, - принеси нам кофе.

 - Хорошо, еще что-нибудь?

 - Я бы не отказался перекусить, - сказал Максим, только сейчас ощутив чувство голода.

 - Конечно, и покушать что-нибудь, давай только быстро, - сказал отец, подтолкнув Диану за мягкое место и еще не забыв напоследок похлопать ладонью.

 Они вышли на веранду и сели в плетеные кресла. С веранды выходил прекрасный вид на море. Жара спала, и в этот вечерний час только и хотелось, что наслаждаться моментом, и желательно не в одиночестве... а с Кирой. Отец открыл свою ценную шкатулочку, которая стояла на столе, и достал оттуда сигару.

 - Будешь? - спросил он у Максима.

 - Нет, не хочу пока, иначе это надолго.

 - Спешишь к кому-то? - с улыбкой поддел папаня.

 - Пожалуй, - улыбнулся в ответ он.

 Срезав ножницами кончик сигары, отец прикурил ее, и в воздухе повеяло дымом кубинских трав с привкусом древесных ноток.

 - Ну что, рассказывай, - произнес он, садясь поудобнее в кресле и закидывая ноги на плетеную подножку. - Кто эта девушка, с которой ты приехал?

 - Она... черт, знаешь, это оказывается не так просто объяснить.

 - Попробуй.

 Тут на веранде появилась Диана и поставила на стол поднос, на котором стояли две чашки с кофе и что-то съестное, после чего поворковала с отцом и убежала обратно внутрь дома.

 - Так кто она?

 - Она работает в моем салоне и жена моего чертова компаньона.

 - Угу. И что же она делает здесь и с тобой?

 - Пап, отстань, я, правда, не знаю, что тебе сказать. Я просто хочу, чтобы она была здесь, со мной.

 - Когда ты уезжал, то сказал, что собираешься решать свои проблемы с салоном. Это ты их так решаешь?

 - Не совсем.

 - Может, нужна моя помощь? - спросил отец с коварной улыбкой.

 - Нет, спасибо, я как-нибудь сам, - ответил Максим, прекрасно зная, чем может кончиться предложение отца - салон просто перестанет существовать, как и закончатся все проблемы, связанные с ним. И это притом, что Максим еще не рассказывал ему всех подробностей, что творилось в салоне, иначе бы отец даже не стал спрашивать.

 - Ну, сам, так сам, я никогда не мешал тебе совершать ошибки. Как мать?

 Дальше их разговор пошел о матери и о семье, о Диане и о жизни, но долгим он не получился. Максим только выпил кофе, перекусил, и поспешил к Кире.

 Когда он вернулся, Кира все еще продолжала спать. Максим лег рядом и склонился над ней. Во сне она была чертовски красива и спокойна. Он провел пальцами по ее лицу, убирая в сторону темные локоны. Потом опустился к шее, поглаживая нежную кожу, прочертил ключицу и скользнул по груди, отодвигая ворот халата, пока не остановился над розовым соском. На этом его терпение кончилось. Наклонившись, он обхватил губами этот сосок, втянул в рот и провел по нему языком. Кира вздрогнула, и он услышал ее резкий вдох, который она завершила его именем. Ее пальцы зарылись в волосы, и она попыталась отодвинуть его от себя. Максим перехватил тонкое запястье и прижал к кровати, продолжая терзать упругие горошины.

 - Максим...

 - Молчи... - сказал он ей, распахивая халат.

 - Максим, подожди...

 Пальцы Киры сжали его волосы, на что он дернул головой и перекатился, оказываясь меж ее колен.

 - Нет, Кира, здесь только я и ты, и ничего и никого больше, - тихо сказал он, нависая над ее губами и с предупреждением смотря в глаза. - Здесь ты моя...

 Рот Максима жадно обхватил ее губы, с которых сорвался долгий стон поражения. Пальцы Киры снова зарылись в его волосы, но уже не затем, чтобы оттолкнуть, а чтобы притянуть к себе ближе. Ее ножки раскрылись и крепко обхватили его торс. И Максим с напором толкнулся в нее, за три оборота теряя контроль. А разве у него с этой девчонкой когда-нибудь было по-другому?

 - Больно... - выдохнула Кира, сжав пальцы на его бедрах.

 - Это легко исправить, и ты знаешь как.

 - Ненавижу... - тихим и ноющим тоном ответила она, расстегивая молнию на джинах.

 - Мне нравится, как ты меня ненавидишь, - хриплым шепотом произнес Максим, почувствовав напряженной головкой всю влажность ее лона.

 Один тягучий толчок с дрожью по всему телу от столь долгого ожидания этого момента, и Максим заполнил Киру собой настолько, насколько было возможно. Горячее дыхание, шорох ткани и кожи, и только они одни на всем белом свете. Ее пальцы впились в его плечи, и губы снова нашли губы. Выскользнув из жаркого лона, Максим двинулся обратно, ощущая, как его накрывает эмоциями, и как все невыносимее становится терпеть то постоянное вожделение, скрутившее сейчас в узел все внутренности и его самого. Он не хотел спешить, но ничего не мог с собой поделать, и чем мощнее становился ритм, тем глубже поцелуй. Кира была так ему нужна, вся, целиком и полностью, а пока его хватало только на то, чтобы упиваться ее скользкой влажностью. Но Кира совсем не была против. Она ловила бедрами каждое его движение, обнимала и льнула, требовала еще и сильнее. И эта сладкая пытка для них только начиналась...




 ***

 Лежа в кровати, Кира смотрела на Максима, который сидел к ней спиной, так завораживающей своим рисунком татуировки.

 - Алан, я знаю, хватит меня отчитывать, - говорил Максим в трубку телефона. - У меня есть своя голова на плечах.

 - Да ты не той головой все время думаешь... - услышала Кира повышенный голос Алана, у которого, похоже, было не очень хорошее настроение.

 Кира опустила глаза и подобрала к груди одеяло, будто бы это могло согреть и успокоить взволнованную душу. Ее телефон лежал на тумбочке, и она впервые была рада, что у него разряжена батарея. Как бы она себе ни врала, а ей было хорошо с Максимом, даже более чем, но чувство вины перед мужем грызло роем тли. После эйфории и взлетов до седьмого неба всегда наступала жесткая посадка на землю. И это было ощутимо больно... и обидно, что, будучи с Максом, которого так сильно желала чувствовать рядом с собой, она не могла ощутить всю полноту моментов. Нагнетало понимание своей измены, своих ошибок, и того, что будет с ее жизнью дальше. Но больше всего нагнетало то, что эти моменты с Максимом вскоре закончатся. Так стоит ли оставлять в памяти еще хоть что-то, о чем потом будет больно вспоминать?

 - Давай вернемся, - попросила Кира, когда Максим закончил разговор.

 - Нет, - коротко ответил он, даже не поворачиваясь к ней лицом.

 Кира робко протянула к нему руку, но резко себя одернула. Что она хотела сделать этим жестом? Привлечь его внимание и убедить? Или она просто искала причину, чтобы его коснуться? А нужна ли ей сейчас для этого причина? "Стоит ли оставлять в памяти еще хоть что-то, о чем потом будет больно вспоминать?" Этот вопрос уже не стоил внимания, потому что больно будет вспоминать в любом случае, и больнее будет думать о том, что имея что-то в своих руках, она чего-то не сделала сполна. Повинуясь порыву, Кира дотронулась до спины Максима и провела пальцами по извилистой линии татуировки. Но ей было мало и этого. Подвинувшись ближе к нему, она коснулась спины губами.

 - Черт... - озвучил Максим на выдохе свои эмоции.

 Продолжая нежные поцелуи, Кира скользнула руками к груди Максима, обняла его и прижалась к спине щекой.

 - Этот момент надо запомнить, - произнес Макс. - Наконец я дождался хоть какой-то твоей инициативы.

 - Не обольщайся.

 - Хех, ну конечно, как я могу? Но может, ты все-таки продолжишь?

 - Ты привез меня сюда, чтобы заниматься сексом с утра до вечера?

 Макс выдержал короткую и задумчивую паузу, а потом уверенно ответил:

 - Да.

 - Нет уж, я не согласна.

 Повернувшись к ней лицом, Макс навалился на Киру, укладывая ее на кровать, и навис над самыми губами.

 - Спорим, я знаю, как могу тебя уговорить.

 От такой обоснованной самоуверенности Кира не сдержала улыбки.

 - Не надо меня уговаривать, я прекрасно знаю, на что ты способен.

 - Н-е-е-т, это вряд ли. Ты не знаешь и половины того, на что я способен, - с хитринкой ответил Максим, стаскивая с ее груди тонкое одеяло.

 Макс лизнул тугую горошину, обхватил губами, слегка прикусил и снова облизал языком. Кира мгновенное забыла, как дышать, и все равно попыталась остановить эту пытку, потому что чувствовать ее таким потоком эмоций, так сильно и так часто уже казалось невыносимым, да еще вкупе со всеми другими чувствами.

 - Давай, я сейчас поверю тебе на слово?

 Но слишком занятой Макс не стал отвечать. Окончательно стащив с нее одеяло, он опустился губами ниже, прокладывая дорожку поцелуев по животу и уже заставляя раскрыть для него ножки.

 - Максим, ну хватит, я не могу больше, дай хоть передохнуть.

 Повернув голову, он с тихим рычанием слегка прикусил кожу на внутренней стороне бедра.

 - Так и быть, но только чтобы передохнуть. - Подтянувшись к ее лицу, Макс коснулся ее рта в коротком поцелуе. - Но за мое терпение тебе потом долго придется со мной расплачиваться. А раз нам пока нечем заняться, то предлагаю проветриться.

 Кира согласилась. Только сразу возник вопрос - в чем выйти на улицу? Но он быстро отпал, когда Макс принес ее же чистую одежду, которую успели выстирать и высушить на солнце за то время, пока они спали.

 К тому моменту, когда они вышли на улицу, время уже близилось к полночи. Пока Кира одевалась, Максим вымыл ее мотоцикл, и на нем они отправились в город. Пальмы, которые оплетали неоновые огоньки, запах моря, витавший в воздухе, атмосфера южного курорта - все было таким неожиданным, что Кира никак не могла поверить в то, где находится.

 Прокатив ее по городу, Максим по извилистым дорогам спустились к побережью, где проходила пляжная вечеринка. Тут громко играла музыка, полным ходом шли танцы, а на подъездной дорожке, где они припарковали ее Хондочку, Кира заметила много разных мотоциклов. И очень скоро ей стало ясно, что он привез ее в компанию своих друзей.

 - Ну, нифига себе, кто вернулся! - воскликнул какой-то парень из толпы.

 Бурные приветствия, новые ненужные знакомства, и Кира уже жутко захотела отсюда сбежать. И захотела исчезнуть вовсе, когда к выкриком "Макс!" к ним подскочила какая-то девчонка, симпатичная и молодая брюнетка, и запрыгнула на него, крепко обняв за шею.


 - Ах, ты, засранец, почему не предупредил, что приедешь?

 У Киры перехватило дыхание и защемило сердце, которое забарабанило в грудную клетку. За одно мгновение, испытав бурю неприятных чувств, она отвернулась, лишь бы не видеть подобной сцены.

 - Блин, Маш, чуть с ног не сбила, - услышала она за спиной его голос. - Слезь с меня, я вообще-то тут не один.

 - Что? А с кем это? Ну-ка покажи мне мою соперницу, я ей все волосенки-то повыдеру.

 От подобной наглости Кира ощутила такую злость, что едва не покрылась алыми пятнами, а новый вдох застрял где-то в горле. Она повернула голову и посмотрела на девушку, которая продолжала цепляться за Максима. Заметив на себе ее взгляд, девушка прищурила глаза и оценивающе оглядела Киру сверху вниз, как оценивают соперниц. Максим ярко выругался и заставил Машу встать на ноги. Кира даже не стала в чем-то разбираться или закатывать сцену ревности, она просто отвернулась и поторопилась к своему мотоциклу. Горело бы оно все синим пламенем, вместе с Максом!

 - Кира! - услышала она за спиной его оклик, от чего только перешла на более быстрый шаг.

 Тут Кире пришло в голову, что вроде бы ничего особенного и не произошло, но ей было так больно, что на глазах наворачивались слезы. И больно было за одно понимание, что Максим никогда не будет принадлежать ей одной, если, конечно, не брать в расчет то, что и она не совсем свободна... еще пока.

 "Господи, какая же я дура!"

 - Кира, - снова позвал ее Максим, уже догоняя и разворачивая к себе лицом.

 Внутри Киры что-то щелкнуло, будто отпустили туго сжатую пружину, и она замахнулась рукой на Максима, отвешивая тяжелую пощечину. Ведь все ее беды, все ее переживания начинались с него одного.

 - Не трогай меня! - выкрикнула она, замахиваясь снова.

 Перехватив ее руки, Максим прижал Киру к себе и крепко обнял.

 - Отпусти! - продолжала она настаивать, пытаясь оттолкнуть.

 Но все ее попытки вырваться оказались тщетными.

 - Кира, перестать. Ты чего так завелась? Из-за Машки, что ль?

 Прекратив сопротивляться, она обмякла в руках Максима, уже хватаясь за него и сжимая в кулаках ворот его куртки. Она так устала от бурных эмоций, что совсем расшатались нервы.

 - Ты не обязан мне что-то объяснять, - сказала она, уткнувшись носом ему в шею и смотря на золотое кольцо, которое было на ее безымянном пальце.

 - Нет уж, пожалуй, я объясню. Машка моя подруга, не близкая, а ее поведение не больше, чем шутка или даже скорее ее стиль общения со мной.

 - Замечательный стиль общения, особенно для "не близкой" подруги, - не удержавшись, съязвила Кира.

 - У нее парень есть... хотя, на данный момент, не знаю, есть ли, - усмехнулся Макс. - Она их часто меняет.

 - Ай-яй-яй, какое непостоянство, - продолжала Кира горько язвить, поднимая к нему лицо.

 Макс хмыкнул и ответил на тот же манер:

 - Да, она объясняет это тем, что так ждет, когда нагуляюсь я.

 - М-м-м, вот как? И что будет потом?

 - Говорит, что заставит на себе жениться.

 - А ты что?

 - А я отвечаю, что не собираюсь жениться, и особенно на ней.

 - Ты даже ни капельки не хочешь семью? Детей? - уже без шуток решила поинтересоваться Кира.

 Макс чему-то усмехнулся и на секунду отвел глаза в сторону.

 - Не знаю, никогда не думал серьезно над этим вопросом. Но я уже говорил тебе как-то, что брак не для меня. А для тебя это так важно? - Он бросил взгляд на ее кольцо - Что хорошего в этом дер... - вовремя себя оборвав на слове, он произнес его по-другому: - в браке?

 - А что плохого?

 - Нет, Кира, я не хочу сейчас об этом с тобой спорить.

 - Ты боишься ответственности? Постоянства? Ущемления твоей свободы?

 Макс задумался на несколько секунд, а потом ответил:

 - Возможно, не знаю. Но знаю одно - сейчас я хочу быть с тобой и ни с кем больше, и я готов отвечать за свои поступки. По-моему, это достаточно ответственное заявление, которое я произношу впервые, и которое говорит о желании иметь какое-то постоянство в жизни на данный момент, и опять же едва ли не впервые со мной такое происходит. Тебе этого мало?

 - Да, мало. На данный момент ты хочешь быть со мной, а что будет завтра?

 - Я не живу завтрашним днем, я живу сегодняшним. Завтрашний день всегда непредсказуем, и никогда не угадаешь, что тебя в нем ждет и куда заведет дорожка. И, знаешь, если бы ты себя спросила об этом, когда выходила замуж за Артема, то сейчас все было бы проще.

 "Ну и как с ним можно разговаривать?" - подумала Кира, с разочарованием посмотрев на Максима. Хоть Кира считала, что он во многом ошибался, но в чем-то с ним можно было даже согласиться. И, тем не менее, их жизненные взгляды были слишком разные, чтобы они могли так просто прийти к единому мнению. И Кира не была уверена в том, что готова на себе проверять, смогут ли вообще их мнения когда-нибудь сойтись так, чтобы устраивали обоих.

 - Отвези меня домой, - снова попросила Кира.

 Максим поднял руки к ее лицу и запустил пальцы в волосы, прикасаясь лбом к виску и тихо шепча:

 - Ты нужна мне, как я могу сейчас добровольно это сделать?

 Максим нашел губами ее рот и обхватил в нежном поцелуе, в легкой ласке проникая язычком внутрь. Кира открылась ему навстречу, упиваясь этой нежной лаской и его вкусом. Но с каждым касанием этого поцелуя становилось мало все сильнее и сильнее, и все более и более жадным становился сам поцелуй. Страсть завибрировала на кончиках их сплетенных языков, начиная напоминать о потребности друг в друге, и хоть это уже не было чем-то непознанным и обещающем нечто новое, но это было тем, в чем они оба безумно нуждались.

 - Тогда отвези меня куда-нибудь, где я смогу обо всем забыть, - попросила Кира.

 Второй раз Максиму повторять было не нужно, он взял Киру за руку и повел к мотоциклу. На этом их прогулка и закончилась, едва начавшись, и он привез их обратно домой.

 Куртки полетели на пол. Стащив свою футболку, Максим дернул к себе Киру за пояс джинсов, пока она снимала майку и лиф. Его руки быстро справились с молнией и сдернули ткань вниз по ногам вместе с трусиками. Опираясь о плечи Максима, Кира выскочила из одежды. Подхватив ее за ягодицы, он бросил ее на кровать, нависая сверху и снова находя губами губы, пока руки нетерпеливо исследовали ее тело и мяли набухшую грудь. Пальчики Киры ловко справились с пуговицей и молнией на его джинсах и протиснулись под белье, сжимая тугую плоть. От этой ласки Максим застонал ей в рот, усиливая напор своих губ, и Кира застонала в ответ.

 На несколько томительных секунд Максим резко отстранился, чтобы снять джинсы, но когда вернулся обратно к Кире, она толкнула его в плечо, заставляя лечь на спину. Максим не стал упираться и с удовольствием наблюдал, как она садиться на него и опускается лицом к паху. Когда же ее проворный язычок лизнул головку члена, он снова глухо застонал, запуская пальцы в ее волосы и слегка сжимая горсть в кулаке. Ее мягкие губы обхватили его плоть и скользнули по ней вниз, потом вверх, усиливая нажим и дразня язычком.

 - Ох, черт... - выдохнул Максим, чуть сильнее сжимая ее волосы. - Нет, Кира, иди сюда, иначе я так долго не выдержу.

 Послушав, Кира оставила его и поползла вверх, по дороге осыпая поцелуями его торс. Когда же она добралась до его лица, Макс жадно впился ей в губы и приподнял за ягодицы, так чтобы его плоть уперлась в створки ее лона. Теперь от нетерпения застонала Кира, и, упиваясь поцелуем, она стала медленно на него опускаться. Все ее ощущения сосредоточились внизу живота, и чувствовать Максима внутри себя казалось сейчас самым важным и необходимым, самым правильным, и тем, чего ей до этого так не хватало. Его руки сжались на ягодицах, и он стал помогать ей двигаться, то медленно и томительно, то более жестко. Но долго занимать ведущее положение Максим ей не дал. Он уложил ее на спину и ускорил темп, так что Кира утонула в этой пытке наслаждения. Их дыхания слились в одно, сплетенные тела отдавались без остатка, и в этот момент они существовали только друг для друга. И на удивление Киры, подарив ей фееричную разрядку, Макс в этот раз успел вовремя выскользнуть из нее, кончая ей на живот. Кира оценила такую заботу, хотя предпочла бы в их случае более надежные методы, которые как на зло и как раз в их случае в самый нужный момент казались совершенно лишними.

 После такого горячего секса они приняли душ и спустились, наконец, к морю. Курортные пляжи редко когда пустовали даже ночью, но им удалось найти небольшое укромное место, где они смогли разложить покрывало. Макс захватил с собой фрукты и бутылку шампанского из отцовских запасов, которую они распили под разговор о жизни и мотоциклах. И снова были поцелуи. Посадив Киру к себе на колени, так чтобы она обняла его руками и ногами, Максим снова напомнил ей о том, как она в нем нуждается. Но вместо того, чтобы бежать обратно в кровать или плевать на все правила приличия здесь, в этот раз они просидели так до рассвета, встретив его в печальном молчании. И пусть Кира ни в чем не была уверена, но она четко знала, что хочет провести это время именно так, как есть сегодня и сейчас.



 ***

 Максим лежал в кровати, обнимая со спины обнаженную Киру и никак не мог насытиться моментом. Он еще никогда не чувствовал себя таким удовлетворенным, и в то же время таким ненасытным. Они уснули после секса, и не успели проснуться, как снова занялись этим приятным времяпровождением. Кира была такой потрясающей, что у него с ней напрочь уносило крышу. Но главное - она с ним, она рядом, и ничто не может им сейчас помешать... так он думал, пока не зазвонил его мобильный. Нехотя дотянувшись до тумбочки, Максим взглянул на дисплей и ответил на звонок:

 - Да, пап.

 - Вы хоть к ужину выйдите?

 - Э-э-э... думаю да.

 - Тогда ждем вас через двадцать минут.

 - Хорошо, - согласился он.

 - Что там? - спросила Кира, повернувшись к нему лицом.

 - Нас зовут ужинать.

 - Если честно, я не очень голодна.

 Ладонь Максима, лежащая на бедре Киры, скользнула вверх и нежно смяла мягкие округлости, пока его губы пропорхали по хрупкому плечу и остановились возле ее ушка, чтобы тихо прошептать:

 - Если мы сейчас не спустимся, тогда я за себя не ручаюсь.

 - Ой, нет, Максим, у меня уже все болит от такого марафона.

 - Прости, ничего не могу с собой поделать, - прошептал он, скользя ладонью по гладкому животу и теснее прижимая к себе Киру.

 - Ма-а-акс, - протянула она неровным голосом.

 - Что, моя красавица?

 - Пошли ужинать.

 В этот раз настаивать Максим не стал. Они поднялись с постели, оделись и вышли из комнаты. Взяв Киру за руку, он привел ее на террасу, откуда просматривался прекрасный вид на морскую гладь. И опять они покинули кровать тогда, когда солнце уже почти опустилось за линию горизонта.

 - Ох, какая красавица у нас в гостях, - произнес с улыбкой отец, когда они зашли на террасу.

 - Эй, - возмутилась Диана, которая сидела рядом с ним.

 Макс закатил глаза, совершенно ничему не удивляясь. Отец погладил по руке свою молодую жену и встал из-за стола, чтобы подойти к ним.

 - Геннадий Викторович, но можно просто Геннадий, - галантно представился он, целуя Кире руку, - очень приятно.

 - Кира, - ответила она слегка смущенно. - Спасибо, мне тоже приятно с вами познакомиться.

 - Прошу к столу.

 Проводив их, отец занял свое место и предложил девушкам вина.

 - Как дела у Салона? - спросил он первым делом у Киры, пока разливал вино.

 - Неплохо. У нас хорошие контракты и хорошая прибыль. Правда, уверена, что если бы нам помогал Максим, было бы еще лучше.

 Отец коротко хохотнул, а Макс усмехнулся на такое замечание Киры.

 - Не могу не согласиться. У моего сына есть голова на плечах, только чаще он ею не пользуется.

 - Так, давайте не будем посвящать этот вечер мне и моему раздолбайству, - возмутился Максим.

 - Ой, какие мы стали стеснительные и самокритичные, - вставила свое слово Диана. - Максим, я перестаю тебя узнавать. Это Кира на тебя так интересно влияет?

 - Какие мы проницательные, - передразнил Максим свою мачеху.

 - Кира, не обращай на них внимания, они всегда так общаются, - произнес отец, поднимая свой бокал. - Предлагаю выпить за знакомство.

 Они выпили и приступили к ужину. Постепенно разговор становился более непринужденным и уходил на нейтральные темы, хотя без взаимных подколов с Дианой не обходилось и тут. И все было бы ничего, если бы эта глупая и любопытная женщина неожиданно не произнесла:

 - Кира, извини за такой вопрос, но правда очень интересно. А твой муж о вас знает?

 - Ди, солнце, вот зачем ты лезешь с такими вопросами? - спросил ее отец, который уже курил сигару.

 - Котик, ну ты же знаешь, что мне все надо знать. И потом, это же касается твоего сына.

 Макс выругался про себя, заметив, как изменилась в лице Кира, из улыбчивой и спокойной став напряженной и хмурой.

 - Честно говоря, не думаю, что эта тема достойна разговора, - ответила Кира, поднимаясь из-за стола. - Извините меня, ничего личного, и спасибо за ужин, все очень вкусно, а вино - восхитительно.

 - Ничего страшного, спасибо за приятную компанию, - ответил ей отец с ленивой улыбкой.

 - Спасибо и тебе, дорогая, - недовольно сказал Максим недоумевающей Диане, встал из-за стола и поспешил за Кирой.

 Они вместе зашли в его комнату, где Макс притянул ее и прижал спиной к себе, не позволяя больше сделать от него и шагу.

 - Прости, что сказал отцу об этом. Тебя так задел вопрос Дианы? Кира, у нее язык без костей...

 - Максим, дело не в тебе и не в ней, дело во мне. Я устала за эти дни. Все так перемешалось, что я уже не знаю, чего хочу, и что делать со своей жизнью. Понимаешь? Море, романтика, и ты - это все чудесно, но я не могу спокойно этим наслаждаться, когда меня дома ждет муж и... и скандал. Я волнуюсь, я переживаю, и я хотела бы во всем винить тебя, и меня злит, что не могу этого сделать, потому что...

 На этом Кира замолчала, и Максим решил спросить:

 - Потому что - что?

 - Просто "потому что"... потому что я хочу вернуться.

 Максим крепче обнял Киру, уткнувшись губами в ее плечо, и решив не настаивать на ответе. Все и так было предельно ясно. Он хоть и осознавал, что насильно ее сюда привез, но только сейчас ощутил себя настоящим эгоистом. Он прекрасно чувствовал ее состояние, хоть порой все было настолько замечательным, что он совершенно забывал о том, что существует что-то помимо них, потому что об этом также забывала и Кира. Или ему это только казалось?

 - Ладно, только у меня есть одна просьба.

 - Какая?

 - Подари мне здесь еще одну ночь, а утром мы поедем обратно.

 Она помедлила с ответом, а потом произнесла на выдохе:

 - Хорошо.

 - Тогда пошли, прокатимся.

 Максим выпустил Киру из объятий, схватил их куртки, взял ее за руку и повел за собой. Раз они приняли такое решение, то он не хотел терять эти драгоценные минуты, которые с каждой новой становились все ценнее. Они сели на мотоцикл, и он привез их в одно из своих любимых мест на побережье. Это был лесистый склон с крутым спуском, огороженный металлической сеткой в цвет зелени, но к краю которого можно было проехать на мотоцикле. Где-то наверху стоял дом отдыха, внизу располагался пляж, откуда доносилась легкая музыка, а впереди открывался вид на море и ускользающий горизонт. И вроде бы кругом были люди, только слишком далеко, чтобы нарушить здесь такое уютное уединение. Именно за это Максим любил здесь иногда проводить время, когда не хотелось никого видеть, когда хотелось побыть одному, или как сейчас, когда хотелось побыть с Кирой вдвоем.

 Они слезли с мотоцикла, и Максим достал пиво, которое они купили по дороге. Отдав Кире ее и свою открытые бутылки, Максим подхватил ее за ягодицы и заставил обвить его ножками, чтобы вместе с ней сесть на мотоцикл. Кира не возражала против такой тесной близости, и с удовольствием упивалась ею в моменты восхитительных поцелуев. Они провожали закат, говорили на разные несерьезные темы, и даже смеялись... иногда, пока Максим не ощутил, что уже не в состоянии себя сдерживать.

 Он бросил куда-то на землю свою недопитую бутылку пива, тоже самое сделал и с Кириной, когда его рот уже жадно сминал ее губы. Освободив руки, он заполз ими под ее футболку и добрался до тугих сосков. Когда Кира застонала ему в рот, он бесцеремонно задрал футболку вверх и притянул к себе так соблазнительно торчащие соски, чтобы уделить им особое внимание.

 - Макс, мы на улице, - напомнила ему Кира, едва дыша.

 - Ну и что? Уже стемнело, и я хочу тебя здесь и сейчас, на твоем мотоцикле, - ответил он в перерыве между ласками языком ее твердых горошин.

 - Ты совсем спятил?

 - Хватит меня об этом спрашивать, ты же прекрасно знаешь ответ, - сказал он, слегка сжимая зубы вокруг соска и упиваясь ее новым тихим стоном.

 Встав вместе с Кирой, он слез с мотоцикла и поставил ее на ноги. Его губы снова завладели сладким ротиком, пока пальцы расстегивали молнию на ее джинсах.

 - Максим, перестань, я не могу так, - попыталась запротестовать Кира.

 - Так это как? Послать все к черту и сделать что-нибудь сумасшедшее? - спросил он, стаскивая джинсы с ее бедер вместе с трусиками.

 - Нет, это я, кажется, сделала тогда, когда позволила себя сюда привести.

 - Так зачем останавливаться на достигнутом? Почему бы не брать от жизни все, что она тебе дает, и ни о чем не задумываться?

 Присев, Максим снял с Киры так мешающую ему одежду и быстро вытащил ее ножки из тяжелых ботинок. И никакие возражения принимать не собирался, потому что не мог по-другому. Но Кира уже и не спорила, позволив подхватить себя за обнаженную гладкую попку и посадить на мотоцикл.

 - Это и есть твой девиз по жизни, верно ведь? - спросила Кира, пока он расстегивал теперь свои джинсы.

 Максим посмотрел Кире в глаза, даже в сгустившихся сумерках замечая в них какие-то сожаление.

 - Тебя это так расстраивает? - спросил он, сразу же забывая о своем вопросе и теме разговора, когда его возбужденная плоть уперлась во влажные и горячие складочки Киры.

 Ее пальцы ощутимо сжались на его затылке, слегка вдавливая ноготки в кожу. И прислонившись лбом к его подбородку, она тихо выдохнула:

 - Какая сейчас в этом разница?..

 Сжав руки на ее бедрах, Максим двинулся им навстречу, медленно заполняя собой жаждущее его сейчас лоно. Ножки Киры сцепились за его спиной, подталкивая еще глубже, так как ей хотелось его чувствовать. Застонав, она обхватила губами его рот и проскользнула внутрь язычком, и Макс загорелся в их общем жаре, забывая обо всем. Он был нежен и немного груб, он старался быть терпеливым, хоть и хотелось всего и сразу. А Кира отдавалась ему так открыто и страстно, будто в последний раз. Она так крепко его обнимала, так жадно целовала, что страсть Максима все больше уступала место львиной доле нежности. Но эта же нежность вскоре угасла, когда ощущений стало слишком много, переставая в нем умещаться и сужаясь до одного первобытного желания... обладать, двигаться, утолять свой голод плоти, пока разрядка не прокатилась волнами по его телу, когда бархатные стеночки жаркого влагалища запульсировали вокруг его болезненно напряженного члена...

 После такой бурной прогулки они вернулись домой. Сначала был прохладный душ вдвоем, уже без всякого секса, а лишь с одной нежностью, которая отражалась в их взаимных трогательных ласках и молчаливых объятиях под тугими струями. Потом Максиму пришлось уговаривать Киру поесть, а так как она упорно отказывалась, то удалось насильно покормить только со своих рук. А потом он долго не мог выпустить ее из объятий и начать собираться, хотя сборы в основном состояли в том, чтобы подготовить к поездке ее мотоцикл.

 Осознание, что он обещал Кире отъезд, который должен состояться уже через несколько минут, начинало вызывать у Макса смену настроения и рождать злость. Он совершенно не хотел куда-то уезжать, а тем более отдавать кому-то Киру, что непременно по приезду придется сделать, если только...

 - Прежде чем мы сядем на мотоцикл, я хочу у тебя кое-что спросить, - произнес Максим, когда они уже стояли на улице, собранные и готовые выезжать за ворота.

 - Спрашивай.

 Максим достал сигарету и затянулся, прежде чем озвучить свой вопрос.

 - Когда мы приедем, что ты собираешься делать? Я имею ввиду с Артемом... и со мной.

 - Я не знаю, Максим, но знаю, что когда мы вернемся, все будет совсем по-другому.

 Макс на это ничего не ответил, ощущая, что с каждой минутой начинает все сильнее злиться и нервничать. И задавая себе вопрос: отчего так происходит? - он ловил себя на мысли, что боится потерять Киру. Эта его привычка ни о чем не задумываться преподносила ему неожиданные сюрпризы, когда все-таки мысли обрушивались лавиной в один момент, переполняя от неготовности их принять такими, какие они есть.

 - Скажи, ты готов дать мне стабильность в жизни, семью и детей, о которых нужно заботиться?

 Макс усмехнулся, хотя вопрос Киры совсем не казался ему смешным, скорее - неуместным сейчас.

 - Кира, какие дети? Нет, я понимаю, конечно, что мы не всегда были с тобой осторожны...

 - Все, я не хочу ни о чем больше разговаривать, - оборвала его Кира, разозлившись с пол оборота и поднимая вверх ладонь, словно отгораживаясь от его слов или от него самого. - Мы едем?

 Прекрасно, они еще не уехали, а проблемы уже начались.

 - А если я скажу, что нет?

 - Тогда я поеду одна, - решительно ответила Кира.

 Максим сделал шаг, сокращая между ними расстояние, но в ответ Кира тоже отступила на шаг, отмахиваясь от его рук.

 - Не трогай меня, Максим, хватит. Ты пообещал мне, что мы сегодня уедем.

 Поймав Киру за руку, он дернул к себе и заглянул ей в глаза.

 - Так ты притворялась все это время, чтобы я сделал так, как ты хочешь?

 - Ты начинаешь бредить. Я не способна так мастерски управлять своими чувствами, чтобы ими играть.

 С этим Максим не мог не согласиться. Он никогда не замечал за ней такого, а сам, и правда, от злости начинал бредить. Выдохнув дым изо рта с последней затяжкой, и загнав свою злость куда-то вглубь души, он притянул к себе Киру и крепко обнял.

 - Прости, я злюсь и переживаю, что эта ночь больше не повторится. Я понимаю, чего ты хочешь, но для меня сейчас это слишком сложно. Я не готов к этому, и не знаю, буду ли вообще когда-нибудь готов. Но я уверен в одном - я хочу быть с тобой... очень хочу.

 - Сейчас... - тихо повторила Кира, прерывисто вздохнув ему в шею. - Я понимаю.

 - Так что ты мне скажешь?

 - Поехали.

 - Я не об этом.

 - А о другом не готова сейчас разговаривать я.

 Макс выругался, крепче прижимая к себе Киру. Она решила оставить его в жестоком неведении, и ему ничего пока не оставалось, как согласиться, если он не хотел ссоры перед тяжелой дорогой. Он приподнял к себе подбородок Киры двумя пальцами и коснулся ее губ в легком поцелуе, от нежного ответа убеждаясь в том, что он ей все еще не безразличен. Ему так многое хотелось ей еще сказать, когда получалось только терпеливо молчать, чтобы не испортить хрупкую надежду. И наконец, он пришел к выводу и согласию с самим собой, что чем быстрее они вернутся, тем быстрее все решится.

 - Поехали, - произнес он, выпуская Киру из своих объятий.



 ***

 Дорога обратно оказалась еще утомительнее, чем когда они ехали на юг. По приезду Кира чувствовала себя такой уставшей и разбитой, что когда они въехали в родной город, у нее было всего одно желание - скорее оказаться в ванной. Она даже не отказалась бы в ней и уснуть. И к черту все! И она бы так и сделала, если бы только было возможно обойти стороной все проблемы.

 Они приехали уже под вечер, и первым делом Максим позвонил Алану, который попросил их заехать в клуб, причем, не принимая никаких возражений. Макс так и сделал, но когда они поднялись к столику на второй этаж, вся компания поприветствовала их и спустилась вниз... вся, кроме Алана и Артема. Увидев мужа и его безумный взгляд, Кира оцепенела. Она замерла на месте, не в силах сделать новый шаг, и крепко обхватила Максима за руку. Эта встреча здесь была вполне очевидной, и Кира половину пути только и думала о том моменте, когда встретится с мужем. Но, оказавшись к нему лицом к лицу, у нее появилось лишь одно стойкое желание - исчезнуть. Она испугалась того, что могло произойти дальше, испугалась за всех троих.

 Оглядев их презрительным взглядом, Артем отвернулся и поджег сигарету, и от Киры не ускользнуло то, как дрожали его руки, такие родные, и в тоже время уже такие чужие, как и их обладатель.

 - Пойдем, - тихо сказал ей Максим, потянув к столику. - Я буду рядом.

 Решительно выдохнув, Кира пошла за Максимом, и они присели за стол напротив Артема, который продолжал нервно курить, заламывая пальцы и отводя глаза с таким видом, будто не желал смотреть в их сторону. Закурил и Максим. Секунды шли, отдаваясь пульсацией крови, бегущей по венам в ускоренном ритме. Затаив дыхание, Кира ждала бури, но она никак не начиналась. Между ними висело упорное, совершенно неуютное и неуместное здесь молчание, тогда как по всему клубу гремела музыка, и искрился смех. После тяжелой дороги, невыносимого напряжения сейчас и дыма сигарет Кире стало дурно. Попытавшись сесть удобнее, она повернулась к хозяину клуба.

 - Алан, а можно кого-нибудь попросить принести воды?

 Алану потребовалось только поднять руку и щелкнуть пальцами, и вскоре на стол перед Кирой поставили стакан воды.

 - Слушайте, вы так весь вечер будете в молчанку играть? - спросил их Алан. - Вы уже начните разговор или побейте что ль друг друга? Хотя, нет, это вряд ли я вам позволю сделать. Но чего сидеть-то просто так?

 Артем посмотрел на Максима с холодной ненавистью. Взгляд Макса был не лучше, и эти двое нахохлившихся соперников начинали Киру уже утомлять.

 - Как покатались? - спросил Артем.

 - Хорошо...

 Не успел Максим ответить, как муж махнул над столом рукой, сметая на пол несколько бутылок и стаканов. Кира вздрогнула, а Алан возмутился:

 - Твою душу, Тём!..

 - Хватит! - перебила всех Кира. - Перестаньте.

 - Ты не получишь ее, ясно? - рявкнул Артем, которого едва не трясло от желания накинуться на Максима с кулаками. А Кире он добавил: - Развод ты не получишь.

 - Так, Тём, успокойся, - обратился к нему Алан. - Ты обещал мне вести себя прилично.

 - А я, бл*ть, как себя веду?!

 - Ты не имеешь права ее держать... - решил возразить Максим, казалось бы, совершенно спокойным голосом, хотя Кира прекрасно видела, с каким трудом себя сдерживает и он.

 - Это я не имею на нее прав?!

 - Хватит! - не выдержала снова Кира. - Я вам не игрушка и не вещь, и я в состоянии сама принимать решения. Тём, нам нужно поговорить, но без криков и истерик.

 - Поговорим, но главное я сказал. Ты погуляла? Я тоже времени даром не терял, дорогая. А теперь можно ехать домой и решать наши проблемы. Я сказал - развод ты не получишь.

 Слушая мужа, Кира даже не понимала, что сейчас чувствует. Этих чувств было так много, что они уже перемешались в неразбериху. Сделав очередную затяжку, Максим повернулся к Кире:

 - По-моему, самое время тебя сейчас сделать выбор.

 - Что? - рассмеялся Артем на его слова. - Какой выбор? Макс, ты что-то попутал...

 - Так, тихо всем, - оборвал Алан. - Кира, Макс прав.

 - Что?! - возмутился уже муж на друга.

 - Тём, перестань заводиться и включи мозги. Своей бычкой ты ничего не добьешься, и извини, но будешь так относиться к Кире, я вас сам разведу в два счета. Я ее не оправдываю, я никого не оправдываю и ни в чем не обвиняю, вы все хороши. Но если хочешь вернуть жену, тогда, прежде всего, тебе стоит засунуть в задницу свою злость, потому что ею ты ничего хорошего не добьешься. Кира, я понимаю, что у всех зашкаливают гормоны и все прочее, но ты уж выбери, кто тебе больше дорог.

 От слов Алана Кира похолодела. Как тут можно выбирать, если она уже ни в чем не уверена?

 - Алан, это выбор не между апельсином и грейпфрутом. Как ты хочешь, чтобы я здесь и сейчас что-то решила?

 - Надо, Кира, надо. Я не хочу, чтобы эти двое друг друга поубивали.

 - Тогда, я никого не выбираю, - резко ответив, Кира попыталась встать, но Максим не дал ей это сделать, положив руку на ее колено, и тем самым удержав на месте.

 Он смотрел на нее с такой тревогой, что у Киры защемило сердце. И заглядывая в его глаза, она подумала о том, что вот если бы только все было немножко яснее и чуть проще, то проблема выбора не казалась бы такой неразрешимой. Кира накрыла руку Максима своей и крепко сжала ее, но следом с глубоким вздохом убрала со своего колена.

 - Прости, - тихо произнесла она, поднимаясь на ноги.

 Но когда встала, ей стало так нехорошо, что голова пошла кругом. Оседая на диван, она почувствовала, как ее подхватили сильные руки Максима. Пытаясь не ускользнуть в темноту, она услышала, как кто-то рядом позвал ее по имени. Аккуратно уложив Киру на диван, Максим слегка похлопал ее по щекам.

 - Кира... - взволнованно повторял он, пока рядом не появился Артем, который был озабочен лишь своими эмоциями, которые явно сейчас зашкаливали.

 Он схватил Макса за воротник куртки и отбросил спиной на стол. Снова зазвенело стекло, разлетаясь по полу осколками. Едва дыша, Кира выкрикнула имя мужа. Поддаваться обмороку было просто некогда. Но вопреки ее страхам, драка так и не состоялась, потому что к их столику подскочили два охранника и растащили мужчин, пока они не успели сцепиться. Оттолкнув от себя охранника, Артем посмотрел на Киру. Взъерошенный, ошалевший и злой, но в его глазах застыло бесконечное страдание.

 - Ты хоть понимаешь, что делаешь со мной? Я ведь все равно тебя, дуру, люблю!

 Кира вздрогнула, задержав дыхание, когда слово "люблю" отдалось в душе безграничным сожалением и чувством вины. Она сломала все, что у них было. Она сделала ему больно, она предала их обоих, и теперь сама не знала, что осталось в ней на том месте, где когда-то жила любовь, та любовь, которая связала их судьбы узами брака.

 - Ты не достоин ее, - произнес Максим.

 - Хочешь сказать, ты достоин? - возмутился Артем, плюясь словами. - Донжуан хренов.

 - Так, хватит! - вмешался Алан. - Надя! - позвал он официантку, которая стояла неподалеку. - Отвези Киру домой, будь так добра. Артем, ты сегодня переночуешь у меня. Макс, даже не думай рыпаться сейчас. Вы меня утомили своей ерундой. Всем ясно, что сейчас это будет самый лучший вариант для всех?

 Макс и Тёма промолчали. Уже не в силах о чем-то думать, Кира потихоньку поднялась с дивана и пошла за Надей. Она так от всего устала, что решила-таки послать все к чертям. Пусть эти двое разбираются дальше сами, и делают, что хотят. Пусть они хоть поубивают друг друга, лишь бы только оставили ее в покое. Покой... это именно то, чего она сейчас хотела больше всего на свете.



 ***

 Поводив Киру взглядом, Максим достал сигарету и сел на диван, уставившись в пол невидящим взглядом. Последние дни с Кирой уже сейчас начинали казаться сладким сном. Ее как не было в его жизни, так и нет сейчас. И только теперь он начинал понимать, что все выглядит совсем не таким простым, каким казалось, вплоть до его чувств. Слишком многое он не видел, слишком многое не замечал, как в самом себе, так и в тех преградах, которые стояли между ним и Кирой. И вроде бы их нет вовсе, и вроде бы он уже не раз через них спокойно переступал, но это совершенно не значило, что эти преграды не существовали. И самая большая преграда сейчас сидела напротив него, в виде обиженного и обманутого мужа.

 "Черт бы его побрал!"

 Максим выпустил дым изо рта, ощущая, как переворачивается все внутри от мысли, что Кира может остаться с Артемом. Почему-то раньше этот вопрос у него не стоял так остро. Он просто хотел эту девчонку, и он получил. Теперь же разница состояла в том, что он хотел быть с Кирой рядом, днем и ночью, как было все эти дни. И как же ему оказалось сложно свыкнуться с мыслью, что этой ночью ее рядом не будет. Это даже казалось уже чем-то непривычный, мало нормальным, ведь ко всему хорошему привыкаешь слишком быстро. А это даже было не чем-то хорошим, это было чем-то необходимым. Вот просто - как он теперь сможет без нее?

 Глухо застонав, Максим запустил в волосы пятерню. Новые эмоции, новые потребности, новые мысли - слишком сложно с этим оказалось справляться. Но черт! Он не собирается сдаваться так просто и отходить в сторону только потому, что Кира в чем-то засомневалась. Его ничто не останавливало раньше, и тем более не остановит и сейчас.

 Затушив окурок, Макс решительно поднялся с дивана, собираясь отправиться за Кирой, и плевать он хотел на чье-то мнение.

 - Макс, сядь, - грозно попросил его Алан, пока Артем буровил злобным взглядом.

 - Слушай, я сегодня откатал почти тысячу километров. Может, отложим пока дальнейшие тирады?

 - И куда ты поедешь? - спросил тот.

 - Домой.

 - Макс, не усложняй и без того сложную ситуацию, - предупредил его друг.

 - Да что я усложняю!? - возмутился Макс, начиная срываться. - Мне уже и домой поехать нельзя?

 - Если бы я вчера с тобой познакомился, то может и поверил бы, что ты сейчас поедешь домой.

 - А если я увижу тебя в своем доме... - произнес Артем, который от злости уже едва не покрывался красными пятнами.

 - Да иди ты со своими угрозами, - перебил его Макс. - Я не собираюсь отходить в сторону только потому, что ты вовремя подсуетился.

 Артем подорвался на ноги, встал и Алан, а возле них тут же оказались охранники.

 - Я тебе клянусь, что если ты не исчезнешь из нашей жизни, я тебя урою, и никакой Алан или твой папочка тебе не помогут, - процедил Артем свою угрозу, которая Макса лишь разозлила сильнее.

 - Тём, ты думай, что несешь, - обратился к нему Алан. - Я все, конечно, понимаю, но никто из вас никого тут не уроет. Это только я с вами могу сделать, причем сделаю это сейчас же, если вы оба не успокоитесь. Вы ведете себя как два павлина в период брачных игр. Макс, сядь на минуту, мы обсудим один вопрос, и ты поедешь отдыхать.

 Смотря ответным взглядом в глаза Артему, Макс продолжал стоять.

 - Сядьте, мать вашу!

 - Что за вопрос? - спросил Макс.

 - Это касается Салона.

 - И что с ним?

 Алан дал знак охранникам отойти в сторону, и сам сел на диван. Максу и Артему ничего не осталось, как сделать то же самое.

 - А то, что ты неправильно полагал, думая, что именно Тёма рулит всем, что касается краденых мотоциклов.

 - Да неужели? Еще скажите, что у него нет выбора.

 - Мне насрать, что ты об этом думаешь, веришь? - со злостью произнес Артем.

 - А у него действительно нет выбора, Макс. Там такая повязка и замешаны такие люди, что если он откажется продавать товар, могут пострадать те, кто к этому не имеет прямого отношения, вплоть до самой Киры.

 Макс нахмурился, снова в упор посмотрев на Артема. Вся ситуация с Салоном начинала складываться другим рисунком, и Максу это не нравилось уже только потому, что он привык видеть ее такой, какой видел раньше.

 - То есть? О чем он говорит?

 - Я ничего не собирался тебе объяснять раньше, не собираюсь и сейчас, - ответил Артем.

 - Тём, ну что ты как ребенок? Вы, между прочим, компаньоны еще.

 - Это лишь твоя заслуга.

 - Что? - не понял Макс.

 Тема перевел на него взгляд.

 - Скажи спасибо Алану за то, что я до сих пор тебя не выписал всеми возможными и невозможными методами из числа владельцев Салона. Это первое. И второе, я скажу один раз - мне приходится торговать леваком, потому что у меня не такой уж широкий выбор, как поступить, но и то, сегодняшнее состояние дел меня устраивает как лучший вариант, потому что те, кто подгоняет мне товар, меня же и прикрывают со всех сторон, а вот ссорится с этими людьми может обернуться очень плачевно, и не для меня одного. Так что, Макс, теперь советую тебе последний раз подумать, что к чему. Я сделал все, чтобы твой дорогой Салон поднялся, я терплю тебя в компаньонах только по просьбе Алана, я на многое закрываю глаза, а ты приходишь и нагло пытаешься забрать у меня мою женщину. И поверь, если бы не Алан, я бы уже давно испортил тебе твою сладкую жизнь, как ты испортил ее сейчас мне. И если ты не исчезнешь из моей с Кирой жизни, я обещаю, что это изменится.

 - Твою женщину? - возмутился Макс тому, что его зацепило больше всего во всей тираде Артема. - Да если бы я не уехал, это было бы еще под большим вопросом.

 - Но ты уехал, и теперь не имеешь никакого права вмешиваться в наши с Кирой отношения.

 - Ты готов строить с ней какие-то отношения и дальше? После того, что у нее было со мной? Ты готов простить ей измену?

 Артем сжал руку в кулак и накрыл ее второй ладонью с таким напряжением, что побелели костяшки пальцев, а потом коротко процедил:

 - А это уже не твое дело.

 - Макс, Артем прав, - решил сейчас вмешаться Алан. - И только не вздумай сейчас что-нибудь ляпнуть в своем стиле. Хватит, вы и так уже достаточно друг другу сказали и сделали.

 Макс усмехнулся, пытаясь удержать во рту именно то, что попросил его не говорить Алан. Он опустил глаза, достал сигарету, прикурил ее, почесал голову, внутри которой заметались запутанные мысли, и пришел к выводу, что ему ни черта не нравится во всей ситуации, которая сложилась в его жизни на данный момент. Он устал с дороги, Артем оказывался не таким козлом, каким он его считал, и что главное - он, действительно, любил свою жену. Вот тут Макс впервые почувствовал себя лишним, а кроме того - напрочь лишенным мозгов эгоистом. Но все бы ничего, если бы его не донимали злость и уныние от того, что рядом с ним нет Киры.

 - Да пошли вы... - тихо выплюнул он, вставая с дивана.

 На этот раз Алан его останавливать не стал.



 ***

 По дороге домой Кира позвонила Еве и попросила ту приехать к ней. Она хоть и нуждалась в покое, но одиночество сейчас казалось чем-то невыносимым, и если бы не подруга, она попросту утонула бы в своих горьких слезах. Но как оказалось, страдающая от неразделенной любви Ева и сама нуждалась в поддержке. Переезд в другой город оказался для нее нелегким испытанием только уже потому, что в том городе не было Алана, как почти и не стало его в ее жизни. Он перестал ей звонить и не предпринимал никаких попыток встретиться. А это Еву злило, обижало и жутко расстраивало. Он словно бы согласился с ее импульсивным решением оборвать на этом все их общение. Либо все дело было в гордости, и он ждал ее звонка или появления, чего Ева делать первой не собиралась так же, как и он. Кире оставалось лишь понимающе выслушать Еву, и понадеяться, что эти двое упрямца когда-нибудь решат свою непростую ситуацию. Единственное, в чем она была рада за подругу, это что та нашла для себя какое-то отвлечение, а именно - Ева всерьез занялась танцами.

 Кира в свою очередь поведала подруге обо всем, что с ней случилось за последние дни: про юг, про Макса, про Тёму, и про свои чувства, которые разлетелись в душе на острые осколки. Подруга качала головой, даже не зная, что ей посоветовать, потому как любой выход не казался простым и верным.

 Вволю излив друг другу душу, девчонки улеглись спать в зале на широком диване. Кире стоило только завернуться в одеяло и закрыть глаза, как она сразу провалилась в сон. Но как она засыпала с тяжелыми мыслями, с такими же и проснулась, будто сна не было вовсе. Новый день уверенно завоевывал свои права, а Кира даже не собиралась вставать с постели. Ева решила остаться с ней и отпраздновать этот день их общего уныния горячим черным кофе под просмотр какого-нибудь фильма. Но их девичье уединение была нарушено, когда домой вернулся Тёма.

 Едва успокоившееся сердце Киры снова понеслось вскачь, стоило ей только услышать звук поворачивающего в замке ключа.

 - Мне уйти? - шепотом спросила ее Ева.

 - Нет, - испуганно ответила Кира.

 Умом она понимала, что ей с мужем жизненно необходимо поговорить, только вот решиться на это было безумно сложно.

 Артем появился в дверях, ответил на приветствие Евы, прошел в комнату и сел в кресло.

 - Ева, извини, но ты не могла бы нас оставить, - попросил он.

 - Тём, я уходить не буду, пока не попросит Кира. Так что, я пока посижу на кухне и заодно приготовлю чего-нибудь поесть.

 Ева вышла из комнаты и прикрыла дверь. Кира продолжала молчать, не в состоянии повернуть язык и что-то произнести. Так многое хотелось сказать, и в то же время казалось, что говорить совершенно нечего.

 - Ты любишь его? - спросил муж.

 - Я не знаю, как тебе ответить на этот вопрос, Тём. Правда, не знаю.

 - Я не могу тебя отпустить, понимаешь? Даже не смотря на все то, что ты сделала.

 - Я понимаю, и я понимаю также, как виновата перед тобой.

 Словно не услышав ее слов, Тёма продолжил:

 - Я не знаю, что заставляет меня держать себя в руках и мыслить рационально. Во многом, конечно, это заслуга Алана, а в чем-то любовь к тебе, которую ты так упорно пытаешься растоптать. Видит Бог, как я злюсь на тебя за это, но тут есть и моя вина, и я это понимаю. И единственное мое желание сейчас, это обо всем забыть и начать все сначала. Макс не даст тебе того, что даю и могу дать я, и ты должна это понимать.

 Кира закусила губу, чтобы не расплакаться от избытка разнообразных чувств.

 - Неужели, ты готов мне все простить?

 Артем опустил глаза к полу, словно неуверенный в том, какой хочет дать ответ, а потом произнес:

 - Просто давай начнем все заново.

 Кира тяжело вздохнула, но ни о чем подумать толком не успела, как вдруг прозвучала трель дверного звонка. Она вздрогнула, Тёма напрягся, а Ева крикнула им из коридора:

 - Я открою!

 Открылась входная дверь, приглушенный разговор, какая-то суета, уверенные шаги по коридору... и в комнату вошел Макс со сверкающими в глазах привычными озорными искорками.

 - Привет, не помешал? - спросил он.

 Кира перестала дышать, наблюдая, как Тёма медленно поднимается с кресла.

 - Я тебя, кажется, предупреждал, - произнес он, свирепея на глазах.

 Ева юркнула между ними:

 - Так, мальчики, спокойно...

 Кира подорвалась с кровати и подлетела к Артему.

 - Тём, пожалуйста, успокойся... Макс, что ты тут делаешь?

 - За тобой пришел, - ответил тот уже с долей злости в голосе. - А чего это вы переполошились так, девочки? Дайте нам с Артемом поговорить спокойно, как мужчине с мужчиной.

 - Даже не надейтесь, что мы вам это позволим, - сказала Ева, сложив на груди руки и с вызовом посмотрев на Максима.

 Сорвавшись, Артем попытался оттолкнуть Киру в сторону, но та успела уцепиться за его шею и прижаться, прежде чем на нее со спины налетел Максим, схвативший Тёму за ворот рубашки. Вскрикнув, она зажмурилась и уткнулась мужу в плечо, опасаясь получить от кого-то по голове, пока двое мужчин дергали друг друга на себя, зажав Киру между своими телами. Тем временем, Ева не придумала ничего лучше, как бить всех по голове тяжелой диванной подушкой, так что случайно досталось по лбу и самой Кире. Но ни выкрики, ни действия подруги на мужчин никак не действовали, и только Кира мешала им сцепиться по-настоящему. Они закружились по комнате вместе с ней, пока Макс не толкнул Тёму в стену, вжавшись в спину Киры, и его горячее дыхание обожгло затылок.

 - Кира, отцепись от меня и отойди, - процедил Артем, прожигая ненавистью Максима.

 - Нет, я вам не позволю... - возразила она.

 - Макс, отойди от них! - закричала рядом Ева, после чего послышался глухой удар и Макс впечатался носом в затылок Киры.

 - Блин... Ева! - тут же выругался тот.

 - Я не позволю вам покалечить друг друга, ясно? - решительно произнесла Кира, которую уже трясло от злости и страха.

 Кроме того, ее эмоции хлестали через края, и все к той же злости тело совершенно не оставалось равнодушным к двум горячим мужским телам. Но дело было не в вожделении. Единственное чего бы сейчас хотела Кира это утешения в крепких мужских объятьях, прекрасно понимая, что никто из этих двоих ей его не даст. Зажатая между Максом и Тёмой, она чувствовала, будто эти двое тянули ее каждый на себя, и эта неопределенность уже переходила все границы ее терпения.

 - Все, хватит! - не выдержала Кира, стараясь не думать о том решении, какое принимает. - Максим, уходи.

 - Без тебя я никуда не пойду, - произнес ей на ухо Максим, и его горячая ладонь обожгла поясницу.

 - Пойдешь, Макс, еще как пойдешь, - произнес обозленный Артем. - Я тебя еще с лестницы спущу.

 - Да неужели? - съязвил Макс. - Кто кого спустить с лестницы - это еще спорный вопрос...

 - Макс, хватит! Уходи, пожалуйста, я тебя очень прошу, - едва не умоляла Кира, продолжая цепляться за Артема.

 Сдерживать слезы уже с трудом хватало сил.

 - Кира... - тихо произнес Максим, пока Артем от злости не пихнул его ладонью в лицо, стараясь оттолкнуть назад.

 В ответ на это Макс замахнулся рукой и попытался ударить Артема кулаком по лицу, но удалось лишь слегка задеть скулу, прежде чем кулак влетел в стену. Кира снова вскрикнула, а потом в ней что-то щелкнуло и, резко развернувшись, она толкнула Макса в грудь, переходя на крик и совершенно не замечая катящихся по щекам слез:

 - Я же попросила, хватит! Максим! Ты не имеешь никакого права вламываться в мой дом и куда-то тащить по своей прихоти! Ты не имеешь права бить Артема! Я устала от вас обоих до чертиков! Убирайся!

 После того, как Кира закончила, в комнате воцарилась тишина. Ошарашенное выражение лица Макса резко сменилось на озлобленное, и Кира не сразу поняла, что кроме злости на нем еще читалась и боль. Тихо, но крепко выругавшись, он протер лицо ладонью, запуская пальца в волосы, а потом спросил:

 - Ты, действительно, хочешь, чтобы я ушел?

 Сложив на груди руки, Кира заставила себя произнести:

 - Да, хочу.

 Но каким бы сложным ни было решение, иногда рушить все оказывается достаточно просто, когда чувства настолько переполняют, что немеет душа.

 - Ну что ж, как пожелаешь, - с горькой ухмылкой ответил он, разводя руками, прежде чем покинуть комнату.

 Продолжая неподвижно стоять, Кира вздрогнула, когда за Максимом хлопнула входная дверь. До ее руки дотронулся Артем, но она отдернула ее так резко, словно кожу лизнул огонь.

 - Не трогай меня, - процедила она мужу со злостью в голосе.

 И уже не в силах сдерживать эмоции, она вышла из комнаты и бросилась в спальню, рухнув на кровать со слезами на глазах. Она позволила себе зареветь в голос, сама не зная, что именно оплакивает - уход Максима, свой брак, свою сломанную жизнь, или все и сразу. Вскоре к ней пришла Ева, легла рядом и прижала к себе, но никакое тепло дружеских объятий не могло стереть той боли, которая разливалась в ее душе.

 Кира успокоилась только тогда, когда кончились слезы. К этому времени на улице уже стемнело, а Ева ушла на кухню и все-таки приготовила легкий ужин из яичницы с помидорами и беконом. Но запах еды вызывал в Кире только тошноту. Она не хотела есть, и вообще ей совершенно ничего не хотелось. Вместе со слезами она словно выплакала и свои эмоции, на месте которых осталась пустота с тлеющими угольками выжженных чувств. И во всем этом ей сложнее всего было смириться со своим же решением, которое она приняла, снова прогнав Максима. Сложно ли, просто ли, но это казалось хоть чем-то правильным для разрешения сложившейся ситуации, которая ее уже душила. Только почему-то легче совсем не стало. Почему-то к Артему она почувствовала ненависть, впервые такую сильную за все время их брака, хотя именно она была перед ним виновата. И ей еще долго пришлось уговаривать саму себя, что она приняла действительно верное решение, что у нее не будет с Максимом хорошего будущего, и она вполне справится без него и тех сладких дней и ночей, которые он ей способен подарить...

 В правильности своего решения Кира смогла убедиться уже на следующий день, когда узнала, что Максим снова куда-то уехал, прихватив с собой одну девчонку из их компании. И, несмотря на понимание его поступков, это было для Киры ударом в самое сердце.

 - Ну, а что ты от него еще хотела? - спрашивала ее Ева. - Это же Макс, и ты успела его узнать не хуже меня. Я вот, например, не удивлена его поступку.

 - Я все понимаю, Ева, но почему же так больно?

 - Это любовь, моя дорогая, - ответила ей подруга со знанием дела.

 - Да ну какая любовь, когда я его ненавижу.

 - Вот именно это и есть та самая сумасшедшая и гадская любовь. И, знаешь, я сама бы не желала знать этого чувства, никогда...

 Но со всеми своими чувствами Кире пришлось жить и дальше, а Артем словно бы все понимал и выжидал. В этот раз муж был как никогда проницательным, и будто радовался в душе тому, как она поступила с Максимом, и какое приняла решение, хотя Кира ему ничего не озвучивала и вообще не была уверена, что у них с Артемом что-то выйдет дальше. Не смотря на отношение к ней, его злость никуда не исчезала. Он словно бы не простил, а просто решил смириться, что удавалось ему не так просто, как он хотел сам. Он все равно злился и срывался по мелочам, но старался быстро взять себя в руки. И он не проявлял никакой нежности, одну лишь сухую заботу. Они жили в одной квартире, как чужие друг другу люди, мало разговаривали и редко пересекались.

 Началась новая неделя и Артем вышел на работу. Вместе с ним вышла и Кира, решив отвлечься делами и пустить свою жизнь по инерции, пока не сможет окончательно успокоиться, смириться со всем сама и что-то для себя решить окончательно. В рутине дел дни проходили почти незаметно, и очень ее спасала Ева и долгие прогулки на мотоцикле по ночным городам. Единственное, что Киру начало сильно тревожить, это свое здоровье, и когда утренняя тошнота повторилась второй день подряд, она в ужасе начала вспоминать тот день, когда у нее последний раз были месячные. Но вспоминать долго не пришлось, потому что в то утро два теста на беременность красовались двумя полосками.

 Это был шок. Смотря на очередной тест, Кира зажала рот ладонью и сползла вниз по стене ванной комнаты. После того как прошла первая реакция, она рассмеялась, только смех вышел нервным. А потом потекли слезы.

 У нее будет ребенок... которого она так хотела... но чей? Неужели... Максима? Но какие тут могли быть сомнения, когда все указывало именно на это, и мало того - Кира совершенно не была удивлена. И все равно в один момент ей все показалось чьей-то злой шуткой, будто кто-то на небесах над ней потешался, устраивая ей самые тяжелые испытания одно за другим. И вроде бы стоило радоваться, только вот выходило это плохо, потому что в голове крутился один безвыходный вопрос: что теперь? В ее сознании совершенно ничего не желало укладываться. Ребенок Максима... самое ли большое счастье в ее жизни или самая тяжелая мука?

 И все-таки Кира могла думать только одно - чей бы он ни был, а это может быть только...

 "...настоящее счастье".



 ***

 Крепко выругавшись, Максим выкинул окурок, который уже обжигал ему пальцы, и снова крутанул ручку мотоцикла так, чтобы громко зарычал двигатель. Этот знакомый и любимый звук был восхитителен, он успокаивал и подбадривал, он толкал на подвиги. А именно подвиг ему сейчас необходимо было совершить, чтобы выехать на дорогу. После недели пьяного угара его трясло и подбрасывало, шла кругом голова и одолевала слабость.

 "Нет, так пить нельзя..." - подумал он, делая глубокий и тяжелый вдох.

 Заглушив двигатель, Макс слез с мотоцикла, решив, что прежде чем на него садиться, не мешало бы сначала привести себя в норму. Он зашел обратно в дом, где после пятничной вечеринки отходила такая же молодежь, и прошел на кухню.

 - О, Макс очнулся, - встретила его такими словами жена друга. - Кофе будешь?

 - Нет, если можно крепкий чай, и не откажусь от какой-нибудь волшебной таблетки.

 - Так может, пивка? - лениво предложил ему парень, который сидел за столом в обнимку с девушкой, чьи имена он даже не помнил.

 Макс поморщился и покачал головой, занимая место за столом в ожидании своего чая.

 После того, как Кира его выгнала из своей квартиры, как и из ее жизни, Макс слетел с тормозов. Его одолело столько эмоций, что он не знал, как с ними справиться, и, чтобы заглушить их, окунулся с головой в привычный образ жизни. Тот вечер он провел в клубе Алана, веселился и строил из себя самого беззаботного и довольного жизнью человека. Щемящая боль толкала на безрассудство, и заставляла идти на крайности, лишь бы только он смог доказать себе, что его ровным счетом ничто не волнует - ни его чувства, ни Кира, ни то, что у них было. Он молод и свободен! И он способен и волен делать все, что пожелает! Это ощущение пьянило сильнее любого спиртного напитка, вместе с болью смешиваясь во взрывоопасный коктейль отчаяния. И когда тем вечером ему позвонил давний друг из Питера, он сорвался к нему, зачем-то прихватив с собой Аленку, знакомую девчонку.

 Друг встретил его широко и с размахом, который закончился выездом на озеро большой компанией мотоциклистов, причем даже приезжих из других городов. Макс купался в любимой атмосфере, позволял себе забываться в объятьях Алены и кадрил других девчонок на ее глазах, пока та не высказала ему все, что о нем думает и не нашла себе нового друга в лице одинокого байкера из Москвы, на что Максу было действительно совершенно наплевать.

 Но сегодняшнее утро вернуло его в реальность. Первая причина состояла в том, что ему надоело делать вид, будто его ничто не заботит и у него все прекрасно. А все старания избавиться от чувств к Кире потерпели крах, потому что вторая и главная причина была именно в этой девушке. Этим утром ему так сильно захотелось ее увидеть, что от невозможности этого внутри все скрутилось узлом. Макс устал притворяться, что ему нет до нее никакого дела, раз она решила, что он не нужен ей. Подумаешь, сколько раз у него обрывались так и не начавшиеся толком отношения. Но сейчас он хотел видеть Киру и лишь ее одну, он безумно хотел снова ощутить жар ее тела и вкус ее губ. И к черту бы всю эту компанию и его любимый образ жизни, когда рядом нет Киры. Да ему вообще не следовало ее слушать и уезжать. Разве ему было дело до тех девчонок, с которыми он веселился эту неделю? Никакого. Кроме того, этим утром все только раздражало, и выводило из себя то, что он был не в состоянии сесть за руль и приехать к Кире. Но стоило ему почувствовать себя лучше, как он сразу же сорвался в дорогу.

 Вернувшись в город уже под вечер, Макс первым делом сунулся в "Марс", чтобы разузнать про Киру у Алана, потому как на звонки девушка не отвечала. Правда, друг оказался не в лучшем настроении, и это еще не считая того, что он и так злился на Максима.

 - Слушай, Макс, я устал с вами нянчиться. Вы сами отказываетесь от помощи и пытаетесь закопаться в проблемы еще глубже. Поэтому делайте, что хотите, но помни - я предупредил.

 - Я понял, и ты прекрасно знаешь, как я ценю твою помощь, - ответил ему Максим, переходя сразу к делу. - Помоги мне найти Киру. Сейчас для меня это самое важно, а потом я обещаю, что мы спокойно решим все остальное.

 - Неужели? Верится с трудом... и потом, тебя все, включая саму Киру, насколько я знаю, просили, чтобы ты оставил ее в покое...

 - Алан, я не могу без нее, - перебил его Макс. - Это не просто какой-то порыв, со мной такого раньше не было, и я не могу отойти в сторону. Не теперь, понимаешь?

 - Черт, а? Вам с Тёмой обязательно нужно было влюбляться в одну девушку? Других что ли мало?

 - Алан, мне не до шуток...

 - А кто тут шутит? Ты Кире звонить не пробовал?

 - Она не отвечает.

 - Тогда позвони Еве, и запиши адрес, по которому ее можно найти. Кира сейчас с ней проводит большую часть времени.

 Записав адрес, Макс вышел из клуба и позвонил Еве. На звонок та тоже не ответила, но к его удивлению почти сразу же прислала короткую смс: "Мы на Смотровой, где обычно". Оседлав свой мотоцикл, с ревом мотора Макс сорвался к Кире, и уже через несколько минут был на месте. Он нашел ее в толпе зевак, которые собрались вокруг танцующих уличные танцы. И стоило ему увидеть Киру, как на душе стало легче, и внутри разлился трепет предвкушения. Осторожно подкравшись к ней со спины, он прижался к ее телу, кладя руку на талию, сжимая в другой руке ее опущенную вниз ладонь, и тихо прошептал на ушко:

 - Привет, моя красавица...

 Кира вздрогнула, и он почувствовал, каким напряженным стало ее тело в его руках. Секунды замешательства, после чего последовала бурная реакция. Выдернув свою руку из его ладони, Кира попыталась ударить Максима локтем в бок и вырваться из его объятий. Макс слегка ослабил хватку, разворачивая Киру лицом к себе, и едва успевая перехватить ладонь, которая с размахом летела в щеку. Он ожидал любой встречи, но только не такой. Крепко обхватив запястье, он завел одну руку Киры ей за спину, и притянул ее к себе вплотную. Но второй руке все-таки удалось добраться до его щеки, только уже не с такой силой удара, с какой бы наверняка хотела сама Кира. Но Макс был готов все стерпеть. Правда, дальше действия Киры немного поменялись, вызвав в нем жаркую дрожь. Ее рука, так и оставшаяся на его лице, стиснула пальцами подбородок. Глубокое и горячее дыхание пробежало по его губам. Но будто в борьбе с самой собой, Кира прикрыла глаза, прикасаясь лбом к его. Максим не сдержал улыбки, радуясь такой на него реакции, и осторожно потянулся к ее приоткрытым губам. Но стоило ему коснуться нежного рта, как Кира снова начала вырываться.

 - Не смей меня трогать своими грязными руками, - шипела она, толкая его в грудь. - И не смей целовать своими грязными губами... отпусти!

 - Кира, подожди, давай поговорим...

 Макс не закончил, почувствовав, как кто-то пихнул его в плечо.

 - Эй, парень, отпусти девушку, - произнес рядом неотесанный и подвыпивший байкер в потрепанной косухе.

 От такой наглости Макс моментом вскипел, обозлившись на байкера, который решился к нему полезть.

 - Отвали, предупреждаю по-хорошему.

 Воспользовавшись моментом, Кира вырвалась из его рук. Быстро расставив приоритеты, что для него важнее - догнать свою красавицу или проучить наглеца - он дернулся за Кирой. И уже сделал один шаг, как вдруг рука парня крепко обхватила его предплечье. Уже замахиваясь по инерции, Макс впечатал кулак в его лицо, и только любопытная толпа вокруг не дала тому свалиться на землю.

 - Я предупреждал, - сказал он ошарашенному ударом парню.

 Поправив на себе куртку, он поспешил за Кирой, но успел только проводить взглядом удаляющуюся Хонду. Максим громко выругался и ринулся к своему мотоциклу, прыгнул за руль и поехал догонять Хонду. Он заставит эту неугомонную девчонку его выслушать, и уже ни за что не позволит его прогнать снова.

 Догнать Киру ему труда не составило, и уже через несколько минут они вместе обгоняли попутный транспорт. Макс решил просто ехать с ней рядом, пока она не сбросит пыл и не остановится. Единственное, что его начинало тревожить, это поведение Киры на дороге. Она будто пыталась от него оторваться, слишком резко порой перестраиваясь и входя в повороты. На одном перекрестке ему удалось остановиться позади нее и, подняв визер, он крикнул ей в спину:

 - Кира, хватит, остановись где-нибудь!

 Ответом ему был клуб белого дыма из-под визжащего колеса, в котором он прочитал явное несогласие. И снова ему пришлось ее догонять. Но уже на следующем перекрестке, где Кира решила проскочить на оранжевый, ей неожиданно преградил дорогу не вовремя перестроившийся автомобиль... У Макса замерло сердце, когда он смотрел, как Кира пытается выжать из тормозов все возможное, потому как уходить в сторону ей было некуда. Оставляя на асфальте тормозные черные полосы, уже на маленькой скорости Хонда наискось въехала в задний бампер иномарки. И у Макса вовсе перестало биться сердце, когда он смотрел, как Кира перелает через руль. Секунды превратились в минуты. Успев хоть как-то сгруппироваться, Кира влетела спиной в заднее стекло машины, и по скользкому багажнику свалилась на землю.

 Для Максима время остановило ход. В такой панике он, кажется, еще не пребывал никогда. Подъехав ближе, он бросил мотоцикл и подлетел к Кире, не зная, за что хвататься - звонить ли сразу в скорую, или сначала проверить, что с Кирой. Только вот вовремя напомнил себе, что если у нее что-то сломано, то трогать ее совсем не стоит. Вспоминая Бога и Черта, Макс склонился над Кирой и протер о штаны вспотевшие ладони. Первым делом он решил снять с нее шлем, что с сильно трясущимися руками оказалось сделать не так просто.

 - Твою мать... Кира!

 Она была без сознания, пульс бился. По-быстрому оглядев ее, внешних повреждений он тоже не нашел. Рядом появились люди, кто-то о чем-то его спрашивал, но Макс ничего не воспринимал, и только когда мужчина дотронулся до шеи Киры, чтобы проверить биение пульса, он сорвался и наорал на бедолагу.

 - Парень, успокойся, - дернул его кто-то за плечо. - Скорая уже едет, все будет хорошо...

 Максу показалось, что эта скорая приехала спустя вечность, но Кира так и не приходила в себя. Ее аккуратно положили на носилки и погрузили в карету скорой, пока Макс прыгал рядом, взволнованный как сотня чертей. К этому времени подоспела машина ГАИ, чьи сотрудники сразу же принялись оформлять ДТП. Проигнорировав все настояния освидетельствовать аварию, Макс сел на свой мотоцикл и поехал за скорой.

 В больнице же настало время томительного ожидания, грозившего свести Максима с ума. Его посадили в коридоре, не пояснив толком, сколько времени ждать до момента, когда станет ясно, все ли в порядке с Кирой. Первым делом он позвонил Алану, который очень скоро приехал вместе с Фирсом и еще несколькими ребятами из их компании. Так же быстро приехал и Артем, и только Алан и медсестра не позволили ему размазать Максима по стенке, как тот пригрозился сделать с порога. Самая неожиданная реакция оказалась у Евы, которая со слезами на глазах бросалась на Максима, выкрикивая странные фразы, что если с "ним" что-нибудь случиться, она прикончит его своими руками. Но все ответы вскоре дал доктор, который вышел к ним и первым делом спросил:

 - Кто муж?

 - Я, - ответил Артём, на которого врач тут же перевел все свое внимание.

 - У Киры стабильное состояние, не волнуйтесь за нее...

 - Что значит стабильное? - от нетерпения перебил его Артём, успев спросить быстрее Максима. - Что с ней?

 - Сотрясение, перелом ребра, вывих правого плеча и множественные ушибы, но это все поправимо, в отличие от... - Тут врач подозрительно поменял тон на сочувствующий, и ошарашил следом словами: - Простите, но ребенка она потеряла...

 У Макса кровь отхлынула с лица, и из-под ног ушла твердая почва. Он прислонился плечом к стене и, не задумываясь о том, что делает, полез за сигаретой. Думать же о том, что сказал доктор, казалось едва возможным.

 - Что!? - воскликнул на врача Артём, хватая того за ворот халата. - Какой ребенок? Погодите, какой был срок?

 - Недели три, не больше...

 Дернув к себе доктора за воротник халата, Артём со злостью оттолкнул его, будто именно тот был во всем виноват. Уже что-то осознавая, Максим все равно отказывался это понимать, а в голове крутились слова: три недели... три...

 "Что это, черт бы всех побрал, может значить?.. Ведь если, этому ребенку было... то тогда чей он?.."

 Задумавшись, Максим пропустил всю суету, которая развернулась вокруг него. Кажется, совсем недружелюбно настроенный Артём сделал попытку к нему подойти, но ребята ему помешали, и тогда тот развернулся и, матерясь на ходу, вышел из здания. Вспомнив о сигарете, которая повисла у него на губе, Максим поднес к ней зажигалку. Но прикуривать оказалось нечего, когда Алан выдернул у него ту изо рта.

 - Здесь не курят, уймись, пока совсем не выгнали, - строго сказал ему друг. - Ты знал об этом?

 - О чем? - не понял Максим, то ли делая вид, то ли просто отказываясь понимать - что сам для себя еще не решил.

 - О ребенке.

 - Да ни черта я не знал! - выкрикнул он в ответ, выходя, наконец, из состояния оцепенения.

 Подбежав к доктору, который уже собирался скрыться за дверью, он спросил:

 - Где Кира? Мне нужно с ней поговорить.

 - Успокойтесь, с ней все будет хорошо, но посетителей мы к ней пока пустить не можем...

 Макс схватил врача за руку мертвой хваткой.

 - Мне очень нужно с ней поговорить, пожалуйста...

 - Молодой человек...

 - Доктор, пустите его... - начали разом уговаривать и остальные, поднимая шум и гам.

 - Ладно-ладно, хорошо! Я вас проведу, но только на пять минут. Пойдемте.

 Максим пошел за доктором. Тот завел его сначала в какой-то кабинет, где заставил надеть бахилы и халат, и только после этого проводил в палату Киры, но пока не стал проходить вместе с ним внутрь. При виде ее на больничной койке у Максима в груди все сжалось. В нос ударил запах лекарств. А вот при виде его Кира повела себя совсем не так, как он думал.

 - Что он тут делает? - испуганно спросила она у медсестры, которая хлопотала рядом. - Пусть уходит, пожалуйста...

 Максим успел сделать всего несколько шагов в палату, как в него полетел стакан с водой.

 - Убирайся... - требовала Кира, которой едва хватало воздуха, чтобы говорить.

 - Кира, перестань и лежи смирно, - попросила ту медсестра. - Молодой человек, а вам лучше уйти.

 Чудом поймав уже почти пустой стакан, Максим проигнорировал обеих и подошел к Кире. Ее левая ладонь тут же влетела в его щеку со звонкой пощечиной. Максим сжал челюсть и стерпел. Стерпел и следующий раз, пока эту руку не перехватила медсестра.

 - Боже мой, Кира, ну что ты делаешь...

 Максим обхватил рукой пальцы Киры и крепко стиснул, заглядывая в ее мокрые от слез глаза, и такая боль разлилась внутри, что стало тяжело дышать самому.

 - Чей это был ребенок? - только спросил он.

 - А ты как думаешь? У самого ума не хватает? Да и какая сейчас уже разница? А? Скажи мне?

 Тяжело вздохнув, медсестра отпустила Киру и отошла.

 - Скажи, чей? - снова повторил Максим.

 Выдернув свою руку, Кира снова его ударила, почти выкрикивая короткое слово:

 - Твой... Ненавижу тебя, Боже... как же я тебя ненавижу... - повторяла она со слезами на глазах, пока он пытался принять очевидное. - Убирайся, я прошу тебя, убирайся из моей жизни... Максим, оставь меня в покое, я тебя умоляю, пожалуйста... Ни видеть, ни слышать тебя не хочу...

 Слезы Киры постепенно переходили в истерику. Спохватившись, к Максиму подошла медсестра и стала убедительно просить его покинуть палату, при этом начиная его толкать на выход. В комнату вошел доктор и, быстро оценив ситуацию, помог ему выйти окончательно, подхватив за предплечье. Но выдернув в коридоре свою руку, Максим сам поспешил на улицу, быстрым шагом проходя мимо своих ребят. Вылетев на крыльцо, он спустился по ступенькам и затянулся сигаретой, но совершено не находя себе места, начал ходить из стороны в сторону, никого и ничего не видя перед собой. Руки тряслись, как и все тело, и душу выворачивало так, как никогда еще не было в его жизни.

 Что же он наделал? Как вообще такое могло случиться?

 Остановившись на секунду, Макс прикусил губу. Мужчины не плачут... да, черт возьми, если только не теряют так безалаберно что-то дорогое в жизни, что оценивается так лишь тогда, когда уже все потеряно.

 "Черт... а у меня бы мог быть ребенок... ребенок Киры..." - эта мысль плохо укладывалась в голове, но приносила ощущение всепоглощающей потери и боли, всю степень которой, в чем он был уверен, ему еще предстояло узнать. Кира его ненавидела, и он ее прекрасно понимал, чувствуя к себе сейчас примерно то же самое.

 Неожиданно на плечо аккуратно опустилась чья-то ладонь. Макс повел плечом, сбрасывая руку, и зашагал дальше, увидев Алана только тогда, когда развернулся обратно, одаривая друга обозленным взглядом. Он сейчас совершенно никого не хотел видеть и тем более ни с кем не хотел говорить.

 - Макс, поехали со мной, - попросил его Алан.

 Максим прошагал мимо него к урне, где выкинул окурок и прикурил новую сигарету.

 - Поехали, - снова попросил его Алан. - Дай Кире прийти в себя, и позволь мне помочь тебе с этим же. Поехали...

 Оставив в зубах сигарету, Макс засунул руки в карманы джинсов и молча зашагал к машине Алана...




 ***

 Медленно тянулись дни, сменяясь один за другим. Кира впервые ощутила, как же неспешно может течь время, и впервые ей не хотелось просыпаться которое утро подряд. Физически она быстро шла на поправку, но вот что касалось ее внутреннего состояния, то тут ей никто не был в силах помочь. Было больно, и эта боль не проходила, прочно обосновавшись в глубине души. Не успела она привыкнуть к осознанию, что станет мамой, как все кончилось. Она так хотела ребенка, так радовалась, и так непростительно глупо позволила себе все испортить. И винить было совершенно некого, кроме самой себя. Ну, если только еще и Максима.

 В тот день она сказала себе, что до рождения малыша последний раз садится на мотоцикл. В тот день она совершенно не ожидала увидеть самого любимого и в то же время ненавистного ей мужчину. Она растерялась и разозлилась, она была обижена его поведением и отношением к ней, и очень дорого поплатилась за свою импульсивность. Вот если бы только она не села тогда за руль, если бы попыталась выслушать Максима... И все "если бы", отчего каждая подобная мысль только разрывала душу. Какой толк теперь думать о том, как могло бы быть, если случилось все так, как случилось. И обратной дороги уже не было - ни для Киры, ни для Артема, ни для Макса. И после всего остались только ноющая тоска и боль, и чувство разочарования в самой себе.

 - Я принес твои любимые конфеты, - сказал ей Игорь, вытирая со щеки молчаливую слезинку. - Чай будешь?

 Как бы это было не парадоксально, но именно брат Максима оказался с ней рядом в самые тяжелые для Киры моменты. Не зависимо от его семейных уз, он всегда был и оставался ее другом и всячески старался поддерживать, подставляя сильное мужское плечо и жилетку, в которую можно было выплакаться. Также каждый день к ней в больницу приходила Ева и несколько раз посещали родители, с которыми она в последнее время не так часто встречалась из-за занятости обоих. Несколько раз приходил и Артем, закончив свои визиты на ноте развода, о котором холодно предложил сам. Так же сухо Кира просто согласилась, уже давно смирившись с потерей всего того, что их когда-то связывало.

 Приходил и Максим, только Кира не позволяла ему даже переступить порог своей палаты, потому что при виде него у нее начиналась истерика. Она так упорно пыталась справиться со своими эмоциями, но уже только один вид Макса рушил все ее старания. В результате, врачи просто ему запретили ее навещать. А потом к ней как-то зашел Алан и положил перед ней документы на увольнение из салона "Мото-стайл".

 - Что это? - спросила его тогда Кира, отказываясь понимать.

 - У Салона серьезные проблемы, и будет лучше, если ты никаким боком к нему сейчас относиться не будешь.

 - Какие проблемы? Я разве не могу об этом знать?

 Алан вздохнул, переждал, пока она успокоится и примет неожиданную новость, а потом произнес:

 - Кира, давай поговорим об этом как-нибудь позже. Просто, доверься мне, ладно?

 Кира согласилась, а также тогда узнала от Алана, что Макс отписал ему свою долю Салона и уехал из города. После этого известия она не сумела сдержать очередного приступа слезливости. Но такова была женская натура, когда в самом ужасном состоянии ничто не устраивало. Кира все задавала себе вопрос: стоило ли так рьяно отталкивать Максима, чтобы так горько оплакивать его очередной отъезд? И стоило ли вообще о нем сейчас плакать? Она прогнала его, и он уехал - все элементарно, оставалось только с этим смириться, когда других вариантов уже не было. И Кира искренне верила, что если она не будет его видеть и знать, что он где-то рядом, то ей обязательно станет легче.

 После выписки из больницы она вернулась уже в пустую квартиру. Мотоцикл, который ей починили ребята за время поправки, оказался брошенным в гараже "Марса". А весь адреналин и позитив ей стали заменять активные поездки с Игорем и Евой на разного рода соревнования по фристайлу, байк-шоу и простые тусовки - летом и осенью еще под открытым небом, а зимой под крышами всевозможных помещений.

 Алан так и не сказал ей, какие проблемы возникли у Салона. Не знал об этом даже никто из персонала. Было только ясно, что случилось что-то серьезное, с чем так и не смогли справиться. Через два месяца после ее аварии "Мото-стайл" прекратил свое существование, а Артем уехал из города, и по слухам собирался открывать новое дело. Участь Салона, в который она вложила немало сил, Киру серьезно расстроило, но долго без работы она не сидела. Игорь помог ей устроиться администратором в очень хорошее место к своей тете, а именно в уютное кафе "Шоколадная Фантазия", владелицей которого была замечательная женщина, Валентина Игнатовна... и мать Максима. Как оказалось, та была в курсе всех основных событий, которые происходят в жизни ее сына, и знала о том, что случилось с ним и Кирой. Но при этом, эта женщина ни разу не полезла к ней с какими-то расспросами или со своим мнением, и у них быстро сложились теплые отношения.

 Несмотря на такой активный образ жизни, Кира еще долго приходила в себя. Она с головой окунулась в жизнь Игоря, даже не сразу сообразив, что для нее стал значить этот мужчина. Он стал ее самым большим спасательным кругом. Она нуждалась в нем каждый день, но лишь как в друге и опоре. И при этом Кирой долго отметалось в сторону его отношение к ней, когда такой дружбы ему стремительно становилось мало.

 Принять очевидное Кира смогла только спустя несколько месяцев, когда весна уже вступила в свои права. Тогда Игорь впервые ее поцеловал, по-настоящему, глубоко и требовательно. И Кира не смогла устоять, потом долго сокрушаясь и ругая себя за то, что рушит такую необходимую ей дружбу. Но после этого поцелуя Игоря как подменили. Всегда учтивый и сдержанный, он стал проявлять свою мужскую инициативу к ней уже не как к подруге, а как к женщине. Кира и сама не поняла, как оказалась со своим лучшим другом в одной потели, и их отношения резко переросли в нечто большее. А на открытии мото-сезона, когда на заброшенном футбольном поле столичного пригорода было организовано байк-шоу с участием фристайлеров, в момент выступления Игоря Кира увидела на огромном табло несколько важных слов: "Я люблю тебя, Кира. Выходи за меня..."

 И она сказала "да"...



 ***

 Сидя на веранде, Макс курил сигарету под жарким июньским солнцем, которое уже клонило к закату. Сегодня его одиночество разделял аудио-плеер, в котором играла любимая альтернативная музыка. Он наслаждался началом законных выходных, лениво думая о том, куда бы пойти в этот пятничный вечер после трудовой недели. С началом зимы он стал работал в строительной фирме отца, каждый день координируя поставки различных материалов и сырья. Работа была несложной, но занимала достаточно времени, чтобы не позволять ему закапываться в своих мыслях.

 С момента его приезда в Сочи прошел почти год - вроде бы и не много, а вроде бы и не мало, но еще не было и дня, чтобы он не думал о Кире. Макс надеялся, что это пройдет, но все оставалось по-прежнему, подстегивая его вернуться, особенно с наступлением лета, когда расстояние до Киры измерялось в смешных километрах по трассе на любимой скорости за двести. Ему стоило лишь сесть на мотоцикл и выехать на дорогу в направлении столицы. Только что-то останавливало, и он никак не мог понять что именно - страх, неуверенность, чувство вины, что-то еще? Господи, как он себя винил, и как любил Киру - известно было лишь Алану и отцу, которые поддержали его в трудные минуты. А ведь он так и не успел ей сказать о том, как ее любит. Она просто не дала ему этого шанса, и он не смел ее за это осуждать, запоздало все осознав сам.

 С момента аварии Киры его жизнь поменялась, так как поменялись его взгляды на эту жизнь. Все вокруг него стало выглядеть бессмысленным. К своим двадцати девяти годам он не добился ничего, кроме потерь, которые казались катастрофически огромными. Он впервые задумался о детях и о семье, поздно сумев понять, каким же был идиотом в своих взглядах и поступках. Он всегда считал, что брак это узы, которые убивают свободу и личность. Но только без любимой женщины никакая свобода ему оказалась не нужна. И, тем не менее, он уехал, оставив Киру в покое, как она и попросила. А сейчас сидел и думал, считать ли свой поступок проявлением слабости или трусости?

 Но как можно было поступить иначе, когда любимая женщина слезно умоляла уйти из ее жизни? Он не смог это вынести, и именно в этом была главная причина его отъезда. Он переписал свою долю салона на Алана и уехал, что впервые далось ему непросто. Он не хотел уезжать, он хотел быть с Кирой и разделись с ней боль потери их общего крохотного существа, которое могло бы уже к настоящему моменту появиться на свет. Он мог бы быть папой - эта мысль сводила с ума, и помогала осознать, как бы он был этому рад. А в результате оставалось сожалеть о том, что слово "семья" для него слишком поздно приобрело совершенно иной смысл.

 - Что высиживаешь? - спросил его отец, занимая место в соседнем плетеном кресле.

 - Сам не знаю, - ответил ему Максим, снимая наушники.

 - Мне на днях твоя мать звонила.

 Максим нахмурился, заметив, что отец хочет сказать ему что-то важное, иначе не было смысла акцентировать внимание на редких, но случающихся звонках его родителей друг другу, которые до сих пор поддерживали отношения.

 - И? - спросил он.

 - Она просила тебе не говорить, но я с ней не согласен, как видишь. Думаю, ты должен знать, что твой брат Игорь завтра женится.

 Макс насторожился, не понимая, почему так поздно узнает об этом важном событии.

 - Не понял, и почему же это для меня должно быть секретом? - спросил он, чувствуя, как в нем просыпается злость.

 - Потому что он женится на той девочке, с которой ты приезжал прошлым летом, - закончил отец, внимательно следя за реакцией сына.

 Макс усмехнулся, пытаясь сделать вид, что его это совершенно не тревожит, когда у самого внутри все перевернулось, и с такой болью, словно до этого в душу насыпали острые осколки битого стекла. Он потянулся за сигаретой и прикурил, уже наплевав на то, как его выдают руки, которые затряслись от всплеска эмоций.

 "Кира выходит замуж, за Игоря... Какого хрена?"

 Это показалось ему двойным предательством - любимая женщина и брат.

 "Ну ладно еще Игорь, но Кира! Нет, а брат! Как они могут так со мной поступить? И когда только успели, мать их..."

 Максим встал, перестав находить себе место, и зашагал по веранде, потирая мокрые ладони о джинсы.

 - М-да, наверное, мать была права, - подытожил теперь отец.

 - Почему мне об этом раньше никто не сказал!? - выпалил Макс, едва не выплюнув сигарету.

 - А был смысл, как думаешь? Ты бы смог тогда что-то изменить? Или тебе бы стало от этого легче?

 - Да какая разница, я должен об этом знать, черт возьми! - выкрикнул он, делая шаг в сторону и запуская пальцы в волосы.

 - Надо же, я уже и не думал, что мой сын способен так кого-то полюбить.

 - Пап, мне сейчас не до этого, ладно?

 - Прости, я, кажется, действительно поторопился с этой новостью.

 - А ничего, что Игорь мой брат? Он не хотел бы меня пригласить на свою собственную свадьбу? - начал заводиться Максим. - Ах, ну конечно, как он может меня пригласить, если женится на девушке, которую я люблю! Нет, я мог бы понять, если бы промолчала Кира, но Игорь...

 - Максим, прекрати, уже ничего не изменишь. Ты оставил ее, и с тех пор прошел уже почти год, так, что изменилось сейчас? Ты же не многое знал о том, что с ней происходит, и с таким же успехом она могла выйти замуж в любое другое время.

 - Но не за брата. Причем заметь, что промолчали все, даже Алан. И черт! Я вообще-то подумывал вернуться.

 - Когда?

 - Когда-нибудь, - буркнул Макс, прикуривая новую сигарету.

 - Она слишком красивая девушка, и, полагаю, к тому же достаточно интересная, чтобы ждать тебя одного всю свою оставшуюся жизнь.

 - О, спасибо, пап, а то-то я этого раньше не замечал.

 - Видимо, не замечал, раз все еще здесь.

 - Что ты хочешь этим сказать? Что мне стоит вмешаться?

 - Разве я это сказал? Нет, Максим, я думаю, что вмешиваться уже поздно, но в дальнейшем, я надеюсь, ты не упустишь своего шанса.

 - Да черта-с два я упущу его и сейчас, - выпалил Макс, затушил окурок и решительно отправился собираться в дорогу.



 ***

 - Кира, дыши глубже, - сказала Ева, бросив мимолетный взгляд на ее лицо, пока поправляла на ней белую пышную юбку.

 - Я в норме, - ответила Кира, пытаясь сделать вдох, которому, как она искренне думала, мешал всего лишь сильно затянутый корсет.

 - В какой норме? Зеленая вся, того и гляди в обморок хлопнешься в самый ответственный момент.

 - Ева, лучше добудь где-нибудь водички, а? А то во рту как в пустыне.

 - Хорошо, я сейчас.

 Ева выбежала из комнаты невест, и тут из коридора Кира услышала знакомые женские голоса, один из которых был уже не вполне трезвый:

 - Где наша невеста? О! Вот она.

 Кира вымученно вздохнула, наблюдая, как к ней вламываются ее веселые девчонки во главе с Соней, которая являлась менеджером Игоря.

 "Вот только ее сейчас не хватало!"

 С того времени, как Кира начала чаще встречаться с Игорем, эта девушка стала к ней относиться отвратительно. Она часто грубила и игнорировала ее, и, как полагала Кира, вся причина была в ревности. Только что она могла поделать, если Игорь сделал свой выбор, которого, по сути, и не было, так как с Соней его кроме фристайлинга и дружеских отношений ничто не связывало.

 - Вау, какая красотка, - саркастически произнесла Соня.

 Но Киру тут же отвлекли другие девушки, которые обступили ее со всех сторон и засыпали вопросами о ее самочувствии и прочем. Наконец, прибежала Ева с пластиковой бутылкой воды и начала поторапливать всех в зал, где через пять минут должна начинаться церемония бракосочетания. Кира еще раз посмотрела на себя в зеркало и попыталась сделать глубокий вдох, чтобы взять себя в руки. Когда она первый раз выходила замуж, то нервничала намного меньше. И она не переставала задавать себе вопрос, правильно ли все делает. И вроде бы все казалось именно таким, как она хотела, а только все равно что-то было не так. Что-то никак не давало ей покоя, рождая в душе неприятную тревогу. В конце концов, она все списала на одного человека, к ее счастью, не присутствующего сегодня здесь, и которому она не собиралась больше позволять влезать в ее жизнь, даже на расстоянии вытянутой руки, не говоря уже про километры.

 Поправив и без того идеальную прическу, Кира повернулась к выходу, но когда уже проходила мимо двери, Соня бросила ей вслед:

 - Ты недостойна его...

 Кира замерла в проходе, ощущая себя так, будто на нее вылили ведро холодной, грязной воды. Все девушки замолчали, и только Ева произнесла:

 - Так, она меня достала.

 Вручив невесте ее букет, а заодно и свою бутоньерку свидетельницы, она шагнула на Соню в боевом расположении духа. Для пущего устрашения оставалось только закатать рукава короткого облегающего платья.

 - Ева, Ева! - затараторили девушки, вставая на ее пути.

 Успев вовремя схватить свою свидетельницу за руку, Кира потянула ее за собой.

 - Ева, нам некогда этим сейчас заниматься. Игорь ждет.

 - Блин, ладно, тогда пошли скорее, потом с ней разберемся, - согласилась Ева, резко поворачиваясь к Кире и едва ли не выталкивая ее через проход.



 ***

 Спортивный запыленный спрот-байк с юзом остановился возле здания кафе. Опустив пыльным носком ботинка железную подножку, он слез с мотоцикла. Его взгляд сразу же упал на белый Мерс. Летний теплый ветер играл с искусственными розами, которые оплетали свадебные кольца. И снова в сердце больно впились колючие мысли - он опоздал. Он опоздал еще три часа назад...

 Нет, он опоздал гораздо раньше.

 Сняв шлем и сжав его онемевшими пальцами, он зашагал в кафе, уставший как черт, злой как собака, и опустошенный как высушенный колодец. В этот раз любимая езда на двух колесах, растянувшаяся в четырнадцать часов, показалась бесконечным кошмаром. Все это время неугомонные мысли и чувства держали его на пределе, окутывали отчаянием и болью, напоминали о несбывшихся мечтах, травили душу и вспарывали на ней затянувшиеся раны, пока он выжимал из своего байка все возможное. Ему еще никогда так не хватало скорости. Спидометр его родной Хонды заканчивался всего лишь на 240 километрах в час.

 Когда-то ему не хватило смелости, сегодня не хватило скорости, а завтра что? А завтра ему может не хватить сил... сдержаться, забыть, отпустить...

 Перед дверью он облизнул пересохшие губы, и тут же вытер их тыльной стороной ладони, затянутой в кожаную перчатку с открытыми пальцами. Ладонь сжалась в кулак, который лег на дверь, отталкивая ту в сторону. И он шагнул внутрь...

 Звуки веселой музыки раздражали, а атмосфера праздника выводила из себя. Им всем тут весело, черт бы побрал его друзей, родных... и ее...

 Окруженная гостями, в центре зала, в белом пышном платье кружилась невеста, и счастливая улыбка играла на ее лице. Он резко остановился, не закончив шаг, и чувствуя, как перехватило дыхание, от боли и восхищения, от лавины различных и противоречивых чувств. И резко пропало все вокруг. Она была... черт! Она была все так же красива, и все так же ему необходима, как вода и воздух, как жизнь и смерть, как спасение и сладкая мука. И тут, зеленые глаза его заметили. Один взмах ресниц, один судорожный вдох, и улыбка исчезла с красивого лица.

 Ее правая рука легла на грудь, стянутую корсетом. На безымянном пальце сидело золотое кольцо, как печать запрета, как клеймо... снова. И эта рука заходила в такт неровному дыханию. Она начала задыхаться, обессилено оседая на пол. Но мужские руки ее аккуратно подхватили.

 И он заглянул в озлобленные глаза своего брата...



 В зале воцарилось напряженное молчание, где веселая музыка казалась уже неуместной, несмотря на торжество. Все застыли в ожидании. Максим не сводил глаз с брата и Киры... с жены и мужа, задавая себе вопрос - что же ему теперь с ними делать? Пульс отдавался в висках, эмоций было не счесть, и одно огромное желание - стиснуть Киру в объятиях и зацеловать до потери сознания. Он так соскучился, что от этого желания сводило пальцы.

 - Макс, возьми, - сказал ему подошедший Алан, протягивая рюмку водки.

 Макс посмотрел на рюмку, потом поднял глаза к лицу друга, сжимая челюсть. С языка так и рвался вопрос: "почему не сказал?", но который он так и не задал. Бросив взгляд через его плечо, он оглядел собравшихся за столом гостей, словно свору предателей, куда входила и собственная мать. Повернувшись обратно к молодоженам, он взял рюмку у Алана и оглядел свою грязную после долгой дороги одежду.

 - Простите, что в таком виде, не успел надеть фрак к такому торжеству. Наверное у нас что-то со связью, раз я вовремя не получил приглашение на свадьбу от двоюродного брата и любимой женщины...

 - Макс... - одернул его Игорь.

 - Да ладно тебе, брат, все в порядке, даже не парься, - саркастически ответил Макс, подходя ближе и с силой хлопая Игоря по плечу. - Хотя, могли бы черкануть хоть смс, чтобы и я за вас порадовался.

 Отойдя в сторону, Макс поднял вверх рюмку и произнес короткий тост:

 - За Игоря и Киру!

 Осушив рюмку одним глотком, он резко бросил ее в пол, и под звон стекла добавил:

 - Горько!

 А потом послал все к чертям! Он сделал шаг к ошеломленной Кире, обхватил ладонями ее лицо и впился поцелуем в приоткрытые губы, по которым безумно истосковался. Но успел только почувствовать ее вкус и проглотить ее стон, как Алан оттащил его назад, а Игорь дернул к себе Киру, которая потрясенно схватилась за свои губы. Обозлившись, что ему помешали, Макс отпихнул от себя Алана и, пытаясь не дать волю кулакам, которые зверски чесались, заорал на друга:

 - Хотя бы ты мог мне об этом сказать!?

 На вопрос Алан не ответил, он просто подошел и попытался аккуратно взять Максима под руку.

 - Макс, пойдем, выйдем на улицу.

 Сдержав еще более колкие слова, он выдернул свою руку и попятился назад. Его глаза неотрывно смотрели на молодоженов, которых он так яростно возненавидел в этот момент, что испугался сам себя. Глаза Киры блестели, а руки мелко подрагивали, выдавая ее волнение. Тем не менее, он был уверен - то, что чувствует сейчас он, не понимает никто. Это была жгучая ревность и невыносимая боль в душе, которая выворачивала наизнанку. И видеть эту пару, здесь и сейчас, в такой момент, было невыносимо. И самое обидно состояло в том, что он уже совершенно не понимал, зачем сюда приехал.

 Развернувшись у выхода, Макс вылетел на улицу, не удержавшись от возможности громко хлопнуть дверьми вместо очередных грубых слов напоследок.



 ***

 Вздрогнув от громкого хлопка дверей, Кира до боли прикусила губу, развернулась и поспешила выйти из зала, пока не разрыдалась в голос при всех.

 "Господи, ну зачем он приехал?" - крутился у нее в голове один мучительный вопрос.

 Уже почти у прохода ее догнал Игорь и подхватил за талию, выходя вместе с ней. И как только они покинули зал, муж развернул Киру к себе, пытаясь повернуть ее лицо, которое она упорно отворачивала в сторону.

 - Кира, посмотри на меня, - попросил Игорь.

 - Гош, прости... - заныла Кира, продолжая вырываться.

 "Ты недостойна его" - эти слова Сони сейчас показались ей самыми верными.

 Но Игорь лишь прижал ее крепче, обхватил ладонью затылок и заставил посмотреть на него.

 - Кира, прекрати. Я все знаю, и я больше не позволю ему делать тебе больно, ясно? Сегодня был последний раз.

 - Гош...

 - Молчи, я все знаю, - повторил Игорь.

 Теперь уже Кира сама не удержалась от того, чтобы посмотреть ему в глаза, не веря тому, что слышит. Она хоть прекрасно знала, как великодушно и терпеливо к ней всегда относился Игорь, но не ожидала от него этого в подобный момент. И мало того, его отношение даже немного пугало своей неожиданностью, потому что чаще она видела совершенно другое. Артем бы, например, бесновал в такой ситуации, и совершенно не стал бы утруждаться в том, чтобы понять ее. Перестав наблюдать за смятениями Киры, Игорь крепко прижал ее к себе.

 - Успокойся, все будет хорошо. Помни, я люблю тебя.

 Кира обняла Игоря в ответ и уткнулась носом в шею.

 - Гош, ты у меня такой хороший, - сказала она со слезами на глазах.

 С появлением Максима закончилось все торжественное празднование. Мало у кого осталось настроение продолжать, и тем более не осталось его у Киры. И прекрасно это все понимая, Игорь почти сразу увез ее из кафе в отель, где они на эту ночь сняли для себя номер.



 ***

 Едва проснувшись, Максим не сразу понял, что находится у себя дома, а вернее в доме матери. Он лежал на застеленной кровати в своей комнате, одетый, но укрытый мягким пледом. Голова раскалывалась, хотя, прежде чем его сморила усталость, он успел выпить всего одну бутылку пива. Но его физическое состояние было сущей мелочью по сравнению с тем, что творилось в душе. Он натянул на голову одеяло и укутался в него, желая и вовсе не просыпаться.

 Узнав, что Кира выходит замуж за Игоря, он сорвался и приехал к ним, собираясь действовать по ситуации. И он полагал, что успеет приехать раньше, чем они зарегистрируют брак. Но он не успел, и когда приехал, то смог сделать лишь то, что сделал. Ревность и обида его тогда душили нестерпимо, а сейчас он уже не знал, что же ему делать дальше. Пока оставалось сокрушаться на самого себя за то, что ничего не предпринял раньше. Ведь это было так просто - взять и приехать. И все, что его останавливало раньше, сейчас казалось совершенно глупыми отговорками.

 - Максим, - тихо позвала его мать, заглянувшая в комнату.

 Он высунулся из-под одеяла и приоткрыл один глаз.

 - Что?

 - К тебе Игорь пришел. Поговоришь с ним?

 Уронив голову на подушку, он тихо выругался. Меньше всего ему бы сейчас хотелось видеть этого новоиспеченного мужа.

 - Пусть заходит.

 Нелегкими усилиями Максим заставил себя сесть. Потянувшись к тумбочке, он взял пачку сигарет, в которой осталась одна штука, что так же не поднимало настроения.

 - Привет, - сказал ему брат, заходя в комнату.

 - И тебе, - сухо ответил ему Максим, даже не зная, как себя теперь вести с братом, когда впервые хотелось накинуться на него с кулаками.

 Подойдя к кровати, брат сел на край и спросил.

 - Как ты?

 - А как я, по-твоему, могу себя чувствовать, если у меня кончились сигареты?

 - Да, это проблема, - ответил с грустной ухмылкой брат, а после короткой паузы добавил: - Спасибо, что испортил свадьбу.

 - О, да брось, это тебе спасибо, что увел у меня любимую девушку.

 - Вообще-то, ты сам ее оставил.

 Эти слова на Макса подействовали подобно красной тряпке на быка, и он со злостью ответил:

 - Ты прекрасно знаешь, почему я это сделал. А ты, я смотрю, быстро так подсуетился, пока меня не было.

 - Слушай, я не собираюсь оправдываться перед тобой. Я не за этим сейчас пришел.

 - А зачем же тогда? Может, рассказать мне, как ты счастлив? Или как тебе с ней спится? А? - спросил Макс, со злостью отбрасывая от себя плед и подскакивая с кровати.

 От одной всплывшей в его сознании картинки Игоря и Киры в объятиях друг друга, Максима начало трясти. А руки зачесались так, что он едва смог себя сдержать. Взяв сигарету, Макс открыл балкон, вышел на улицу и закурил. Вся ситуация казалась каким-то извращенным дежа-вю. Кира снова замужем. Только вот эмоции в этот раз были в несколько раз сильнее и болезненнее. И мужем Киры теперь был брат, с которым его многое связывало, и которого он по-братски любил, хоть и злился сейчас со страшной силой.

 - Не могу сказать, что я счастлив настолько, насколько хотелось бы, - ответил ему за спиной Игорь. - Кира переживает, ты переживаешь, и вы мне оба не безразличны, потому переживаю и я. И знаешь, когда я делал ей предложение, я прекрасно понимал, на что иду, и что делаю. Пожалуй, наверное, одному мне известно в полной мере, что чувствовала Кира, и как ей было плохо и тяжело, после потери ребенка и твоего отъезда, и вообще всего. Но она справилась, и я помогал ей, как мог.

 - Зачем ты это делал для нее? - спросил Макс, резко выдыхая сигаретный дым.

 - Я люблю ее. Ты это откровение хочешь от меня услышать?

 - И давно? - только и спросил Макс.

 - Сейчас уже и сам не знаю.

 Максим повернулся к брату и посмотрел ему в глаза. Осознание того, что тому и самому не сладко, не могло не приносить хоть какое-то облегчение. Снова отвернувшись, Максим нахально спросил:

 - Что она говорила о своих чувствах ко мне?

 Прежде чем ответить Игорь тяжело вздохнул.

 - Она любит тебя, Максим, но и ненавидит так же сильно. И уж что еще я знаю точно, с тобой она быть не хочет. Ты причинил ей слишком много боли. Именно поэтому я хочу, чтобы мы сейчас все выяснили.

 Максим выкинул с балкона окурок, но поворачиваться к брату так и не стал.

 - Сейчас Кира со мной, - продолжил тот, - и я хочу сделать ее счастливой. Я могу ей дать то, чего она хочет. И я прошу тебя, как твой брат, как ее муж и просто друг - оставь ее в покое и позволь быть счастливой. Она это заслуживает. И поверь, я бы не вставал между вами, если бы был уверен, что у вас все может быть хорошо.

 Максим долго молчал, а потом все-таки ответил:

 - Не знаю, что мне тебе на это сказать. Она снова свой выбор сделала. Пусть будет так. Правда, я не уверен, что смогу спокойно уйти, даже при всем моем желании сделать ее счастливее именно таким образом. Ты говоришь, она переживала мой отъезд? Тогда какого хрена она так просила меня уехать?! - повышенным тоном спросил он, злясь уже и на Киру.

 - Макс, я же сказал тебе...

 - Что она ненавидит меня? - перебил он брата. - Для меня это не новость. И также не новость, что она была бы счастлива, если бы я ее оставил в покое. Но черт, что тогда делать мне со всем этим? Я узнал о вас всего какие-то сутки назад, и знаешь ли, у меня еще не все укладываешься в голове. У меня брат - предатель, как и вся семейка, и друзья, мать их раздери. И я понял одну вещь, - сказал он, подходя к Игорю вплотную, - я тот, кого она хочет, но не такой, какой ей нужен. Понимаешь разницу?

 С минуту подождав ответ, да так его и не дождавшись, Макс ответил за себя:

 - Вот и я не совсем ее понимаю.

 - Ладно, что собираешься делать дальше?

 - Послать вас к чертям. Это устроит? - ответил он, отталкивая брата с прохода, чтобы войти в комнату. - А вообще нет, пожалуй, первым делом я все-таки схожу за сигаретами, - ответил он брату и поплелся в коридор.

 На этом их разговор был закончен. Игорь уехал, так и не дождавшись от него ответа на свой последний вопрос. А Макс ближе к вечеру поехал к Алану.

 - Как ты? - спросил его и друг.

 - Нормально, только очень хочется тебе врезать.

 Алан понимающе вздохнул, по-дружески обнял его рукой за плечи и повел в сторону выхода.

 - Знаю одно место, где ты можешь вполне попытаться это сделать.

 Так Алан привез его в спортивный зал, где предоставил возможность выпустить пар на ринге и вволю помахать кулаками. А после такой хорошей разрядки они отправились в "Марс" и засели в кабинете Алана на весь остаток вечера.

 - Извини, что не сказал тебе о свадьбе, - сказал ему тогда друг, затягиваясь сигаретой. - Кира очень просила не говорить тебе. А, кроме того, я и сам считал, что так будет лучше.

 - Лучше для кого?

 - Для вас обоих. Если у вас не получается решить проблемы и быть вместе, тогда нужно учиться жить порознь. И мой тебе совет, отстань от Киры и найди себе хорошую девушку.

 - Думаешь, ты один такой умный? Я уже пробовал это сделать и не раз, - ответил ему Максим, лениво отпивая пиво из высокого бокала.

 - Но ты хоть понимаешь, что если решишь сейчас за нее бороться, из этого ничего хорошего не выйдет? И кстати, если бы я не был в этом уверен, то обязательно бы сказал тебе раньше об этой несчастной свадьбе.

 - Ты полагаешь, у меня нет шансов?

 - Нет, я полагаю, что Кира тебе не даст ни одного из них.

 Максим промолчал, но что-то подсказывало ему, что Алан может оказаться прав.



 ***

 Кире понадобилось три дня на то, чтобы успокоиться и убедить свою совесть, что у нее нет причин для паники. Игорь хлопотал над ней так, как в те первые месяцы после аварии. Постоянные знаки внимания, завтрак в постель и конфеты. Наверняка были бы еще и цветы, если бы у них весь дом и так не был ими завален после свадьбы. К ее сожалению этот день вышел ужасным. Но расстраивалась она даже больше не за себя, а за Игоря. Он так много сделал для нее, что ей безумно хотелось ответить ему взаимностью. И она очень надеялась, что день их свадьбы будет одним их самых счастливых.

 Сейчас же оставалось только о чем-то сожалеть: о том, что ей не удалось отреагировать на появление Максима по-другому, о том, что не удалось сдержать слез, и главное о том, что она не может себя заставить не думать об этом человеке. Его появление разбередило душу и напомнило о том, что она чувствует к этому мужчине. И это было невыносимо. Максим всегда врывался в ее жизнь как ураган, сметая на своем пути все, что она выстраивала. Он ворвался когда-то в ее мерное существование, а потом уехал, потом снова вернулся, и вот опять происходит то же самое. Только в этот раз Кира была решительно настроена не позволить ему сломать все то, что сейчас имела. Игорь не заслуживал того, что по ее вине пришлось пережить Артему. Для своего нынешнего мужа она хотела быть самой лучшей. Она очень старалась, чтобы это было так, и, мало того, она этого действительно хотела.

 - Доброе утро, соня, - с улыбкой сказала она сонному мужу, нежно касаясь его губ поцелуем. - Теперь моя очередь тебя баловать.

 Игорь улыбнулся и воодушевлено оглядел завтрак, который она принесла ему в постель.

 На четвертый день после свадьбы Кира вышла на работу. Так как медовую поездку они запланировали на август, она не видела причин брать отпуск сейчас, и Игорь совершенно не был против.

 Этим утром Валентина Игнатовна встретила ее приветливой улыбкой и уже привычным вопросом:

 - Как ты, дорогая моя?

 - Хорошо.

 - Игорь в порядке? Как вы отдохнули?

 - У нас все в порядке, не переживайте.

 - Если хочешь, можешь взять еще пару выходных.

 - Ой, нет, этого сейчас точно не надо.

 - Хорошо, тогда за работу.

 С этими словами Валентина Игнатовна отправилась на кухню, а Кира так и не спросила у нее, как там Максим. Она волновалась за него? Да, вполне, хотя должна была бы больше злиться. В конце концов, он позволял себе такое, что сложно было прощать. И, тем не менее, она за него волновалась, а в памяти так и всплывал его озлобленный и минорный взгляд.

 Привычные дела быстро закрутили ее в рутине. Кира полюбила свою работу. Кафе "Шоколадная фантазия" было самым уютным местом, какое она только знала. Здесь всегда витали такие кулинарные запахи выпечки, шоколада, кофе и пряностей, что невозможно было ими не наслаждаться. Раньше Кира даже и не предполагала, какая же она сладкоежка, а пироги от шеф-повара была готова уплетать на завтрак, обед и ужин. Благодаря этой уютной атмосфере и вкусным кулинарным изыскам у них всегда было много посетителей. Кира следила за порядком на кухне и в зале, координировала официантов, и решала всевозможные организационные и прочие вопросы в течение дня. И если кому-то из посетителей требовался администратор, она незамедлительно подходила к нему.

 - Кира, там требуют администратора, - сказала ей девушка-официантка, когда Кира находилась на кухне.

 Бросив все дела, она поспешила в зал. Но когда девушка показа ей на требовательного посетителя, у Киры сбился пульс. За одним из столиков сидел Максим. Кира сосчитала до трех, сделала глубокий вдох, отругала себя за излишнюю эмоциональность по такому незначительному поводу, и подошла к нему, сразу сев напротив.

 - Я слушаю. Только, если можно, коротко и по делу, потому что у меня много работы.

 Их взгляды встретились, и между ними повисло молчание. Ни тебе "привет", ни какой-нибудь язвительной фразы. Его пальцы лениво крутили пачку сигарет, и она была уверена, что если бы у них можно было тут курить, он непременно уже сидел с зажженной сигаретой. Максим опустил взгляд на ее губы, потом вниз по шее, и Кире невольно захотелось прикрыть свое откровенное декольте.

 - Извини, у меня нет времени сидеть и молчать, - не выдержала она, делая попытку подняться.

 Но дернувшись к ней через стол, Максим схватил ее за руку.

 - Подожди, Кира, сядь, пожалуйста.

 От ощущения его пальцев на коже по ее телу пробежала дрожь. Кире пришлось сделать еще один глубокий вдох и попытаться успокоить свой гнев, который вспыхнул от того, что она до сих пор не может контролировать свои эмоции и чувства рядом с этим мужчиной. К ее счастью, Максим убрал руку, когда она села на место.

 - Хорошо выглядишь, - произнес он. - Впрочем, как и всегда.

 - Спасибо. Еще что-нибудь?

 - Так и продолжаешь на меня злиться? - спросил он вопросом на вопрос.

 - Да, а что, так заметно? Или я должна относиться к тебе по-другому? Если считаешь, что должна по-другому, озвучь хотя бы одну причину.

 - Ты меня любишь, этого разве мало?

 Кира слегка оцепенела от такой наглой и самоуверенной откровенности, успев почти за год забыть, что это такое. Поставленная в тупик, она не сразу нашлась с ответом.

 - Выкинь из головы эту глупость, хорошо? Я сделала свой выбор, и не намерена...

 - ...предавать Игоря, и так далее, и тому подобное. Ты это хотела сказать?

 Кира стиснула зубы.

 - Можно было и не перебивать.

 - Знаешь, Игорь не Артем.

 - Я знаю. Игорь замечательный человек и хороший брат, и ты это прекрасно знаешь.

 - Возможно, - вяло ответил Макс. - И все-таки тебя я ему не прощу.

 - Не имеешь права, потому что я никогда не была твоей.

 - Была, - не согласился с ней Макс. - Тогда в Сочи ты была моей, и душой и, что самое запоминающееся, телом.

 Кира отвернулась и сделала прерывистый вдох. Эти воспоминания ей сейчас совершенно были не нужны. Не хватало еще, чтобы он напомнил ей о ребенке.

 - Я не буду с тобой спорить, - ответила она, стараясь успокоиться. - Но скажи, чего ты сейчас хочешь от меня?

 - Чего бы я хотел от тебя, как я понимаю, мне уже не добиться. Верно?

 - Абсолютно.

 - Тогда скажи хотя бы, что во мне не так для того, чтобы быть рядом с тобой?

 Кира внимательно оглядела Максима, а потом ее понесло:

 - Ты - безответственный, эгоистичный и наглый тип. Ты не воспринимаешь слова "нет", когда оно действительно имеет значение. Тебе наплевать на все, кроме удовлетворения своих желаний и потребностей. Ты захотел что-то, и ты это получаешь, не смотря по сторонам. Ты пришел ко мне и растоптал все, что у меня было, и что оставил после себя? Ты только и знаешь, что гонять на своем мотоцикле и уезжать каждый раз, когда тебе это приспичило, и плевать тебе на всех, кто остался. Поэтому, мой тебе совет на будущее - если хочешь, чтобы нормальная девушка продержалась возле тебя как можно дольше, то попытайся прислушиваться к ее словам, а не только к своему паху. - Она решительно поднялась, но прежде чем уйти, добавила. - И вот еще что - если надумаешь снова открывать свое дело, то не забудь, что на тебя рассчитывают и полагаются многие люди, которые имеют к этому отношение.

 Грозно проговорив последние слова, Кира поспешила покинуть зал, пока не вцепилась ногтями в озадаченное лицо Максима, который в очередной раз напомнил ей все ее обиды и душевные терзания. И на его благо, в этот раз он не стал ее останавливать.



 ***

 Слова Киры его задели? Да, именно так и было, а также еще заставили задуматься. И вроде бы ничего нового он о себе не узнал, но из ее уст все прозвучало так, словно это были удары плетью. А самое интересное состояло в том, что он был уже готов с Кирой в чем-то согласиться. Максим и без нее знал, что во многом не прав. Но он был таким всегда, и что-то менять не собирался, пока в его жизни не появился человек, ради которого это хотелось сделать. Способен ли он быть другим? Способен! И намерен это доказать, как Кире, так и самому себе.

 - Алан, найди мне покупателя на мотоцикл, - попросил его Максим тем же вечером, когда сидел у него в клубе.

 - Не вопрос. А что ты хочешь себе взять вместо него?

 - Ничего, - решительно и серьезно ответил он.

 Алан удивился так, что брови поползли вверх.

 - Как ничего? У тебя есть еще байк, о котором я не знаю?

 - Нет, это последний, - обречено ответил Максим, доставая сигарету и удивляясь сам себе, что вообще решился продать своего самого верного друга.

 - Макс, ты чего? Шутишь? Что ты будешь делать без мотоцикла?

 - Не знаю, пожалуй, учиться ходить пешком. А может куплю себе машину вместо него, чтобы передвигаться по городу.

 Алан насторожился, отсаживая от себя пышногрудую подругу, и наклонился ближе к нему.

 - Так ты серьезно?

 - Нет, блин, мне пошутить захотелось на эту животрепещущую для меня тему.

 - А ты уверен, что это вообще необходимо? Чего ты этим хочешь добиться?

 - Ничего. Я просто хочу попробовать жить по-другому.

 - Ради кого? Ради Киры? - подозрительно спросил его догадливый Алан.

 Максим в ответ только пожал плечами.

 - Ты все-таки решил за нее побороться? - спросил тогда друг.

 - Не уверен. Как бы я этого ни хотел, но в данной ситуации мне сложно вмешиваться. Просто... - Максим замолчал, собираясь с духом, чтобы произнести следующее откровение, - я не могу сейчас уехать, и черт, я так соскучился по ней, ты даже не представляешь...

 Максим нервно выдохнул дым, стараясь держать себя в руках.

 - Я понял, ты хочешь отрезать себе все пути к отступлению.

 Эти слова у Максима вызвали улыбку, хоть она и вышла слегка грустной.

 - Найди мне покупателя. И еще, у тебя остались документы Салона?

 - А это тебе зачем?

 - Хочу попробовать еще раз.

 - Прости, что? - спросил друг, хотя Макс думал, что удивлённее, чем до этого момента, он быть уже не может.

 Насчет Салона Максим решил совершенно для себя неожиданно. Но раз он останется в этом городе, то придется уйти с фирмы отца, а если придется уйти, то нужно найти себе новое место работы. И тогда Максим решил начать сначала то воплощение своей идеи, которое когда-то бросил. И в этот раз он собирался сделать все правильно, и так, чтобы доказать себе - он способен на что-то посерьезнее, чем бесцельная езда, бесконечные тусовки и глупый флирт.

 Его идее Алан мало обрадовался, но в результате стал помогать, не забывая при этом напоминать Максиму, что он с ним сделает, если тот снова все бросит на произвол судьбы. Прежний Салон так погряз в криминальном круговороте, и такая началась дележка левого дохода, что Алан ничего не придумал лучше, чем подключить нужных людей и аккуратно прикрыть Салон, пока все не перецапались окончательно, и не подставил бы кто-то кого-то под суд.

 - Нет Салона - нет проблем, - сказал ему Алан тогда по телефону в качестве приободряющего фактора.

 В результате все остались ни с чем, но при этом не затронуты никаким подсудным делом, даже те, кто был непосредственно причастен к кражам мотоциклов. Только спустя два месяца после затишья всей этой суеты был кто-то пойман и наказан, но Салон к этому уже не имел никакого отношения.

 В этот раз Максим все хотел начать с чистого листа, и первым делом он занялся поиском помещения. Отец понял его без лишних вопросов, пообещав помочь материально, но с условием, что станет совладельцем нового салона. Также Максиму не пришлось ехать в Сочи, чтобы решать вопросы по увольнению из фирмы отца, потому что для этого к нему специально приехал человек из отдела кадров и помог оформить все необходимые бумаги. От прежнего салона осталось много полезных документов. Также осталось и много нужных контактов тех фирм, с кем бы можно было заключить сделки. Но, как и прежде, начинать приходилось с малого и через долгие переговоры. Тем не менее, Макс был рад такому отвлечению от тех мыслей, которые его съедали каждый день. Он с ними ложился и с ними просыпался, а если вставал ночью, то подолгу не мог уснуть. Быть не далеко от Кирой и не иметь возможности с ней встретиться, обнять, прикоснуться - это было сущей пыткой, которую, как считал сам, он заслужил.

 Каждое утро Максим завтракал в кафе своей матери. Он просто приходил, заказывал кофе, а иногда что-нибудь еще, и смотрел, как Кира мечется по помещению. И ни разу за все это время он не попросил ее к нему подойти. Подходила лишь мать, и иногда даже пила с ним кофе. И каждый раз он видел, как нервирует Киру его присутствие. Она всегда старалась ходить по залу так, чтобы и на метр не приближаться к его столику, что вызывало в нем ухмылку, особенно когда Кира до абсурдного петляла вокруг посетителей.

 За неделю Максиму удалось найти помещение и оформить на него бумаги. Далее началось обустройство этого помещения, к чему он подключил двух неплохих дизайнеров. Параллельно с этим Максим начал встречаться с поставщиками, большинство из которых не давали ему пока никаких гарантий. Попрощавшись со своим Фаером, Максим продал его и купил машину. Новая Тойота в черном кузове не могла не радовать глаз, но на что бы Максим не садился, если у этого транспорта было четыре колеса, он всегда неуютно чувствовал себя на дороге. А сама машина казалась неповоротливой коровой. Как не крути, а столько колес было для него слишком много. Но он справлялся и с этим, пусть через таксистский мат, а все равно вполне удачно и даже без аварий.

 И вроде бы Максим даже начинал собой гордиться. Хотя, иногда садился на водительское место с сигаретой в зубах, при этом опустив ноги на асфальт, и, небрежно облокачиваясь о колени, задавал себе вопрос - "Какого хрена я вообще все это делаю?" Черт, он даже начал носить рубашки, к которым обязывали деловые встречи. Мать даже попыталась пару раз надеть на него галстук, сказав, что так он будет выглядеть солиднее. Но эту удавку он отказывался надевать напрочь, так же, как и брюки.

 - Что ж, тогда не удивляйся, что люди тебе не доверяют и не подписывают с ходу контракты, - сказала ему мать, убирая в коробку очередной купленный ею для него галстук.

 Максиму оставалось только вымученно выдыхать и продолжать упорно добиваться своего так, как он способен это делать.



 Добавлено:



 ***

 Каждое утро Киры начиналось с нервного тика. Теперь в кафе как по часам стал заходить Максим, нервируя ее одним своим присутствием. Кира хоть и старалась не обращать на него внимания, а взгляд невольно сам тянулся к нему каждый раз, когда она выходила в зал. А когда она увидела его в рубашке, то тут уже совсем ничего не смогла с собой поделать. Максим и такой предмет одежды как "рубашка" были чем-то несовместимым, но при этом ему невероятно шел. Кира только задавалась вопросом, какая женщина помогает ему их выбирать. Широкие манжеты, высокий воротник и несколько расстегнутых верхних пуговиц - такое смотрелось на нем непривычно, но невероятно сексуально. И весь этот уверенный в себе и прекрасно выглядящий субъект приходил в кафе каждое утро и не спускал с нее глаз, заставляя нервничать помимо воли.

 Радовало только то, что Максим не предпринимал никаких попыток с ней заговорить или встретиться. В остальном же, Кира была уверена, что обязательно справится со своими эмоциями и чувствами. Ей просто было необходимо время, которое Игорь давал ей со всем терпением и пониманием. Все-таки приезд Максима был неожиданным и случился в самый неподходящий момент. И Кира все ждала, когда же он уедет снова, теперь искренне на это надеясь.

 "Чего он ждет?" - не понимала она, а увидев его новый образ начала задавать еще один вопрос - "Что происходит?"

 Ответ она получила только тогда, когда решилась спросить у Игоря.

 - Я так понимаю, он пока остается тут, - ответил ей тогда Игорь. - И он хочет снова открыть салон.

 - Что? - вырвалось у Кира. - Сомневаюсь, что его хватит надолго. В конце концов, опять куда-нибудь укатит на своем Фаере, - прокомментировала Кира, в ответ на что получила ошеломляющий ответ:

 - Максим его продал и купил вместо него машину.

 "Он издевается надо мной" - пронеслось тогда в голове у Киры. Он начал менять все то, что ее в нем не устраивало, и о чем она ему сказала. Только эти перемены были совершенно неожиданными и кардинальными, а к тому же и не вполне ясными. Зачем он это все делает? Что и кому хочет доказать?

 На следующее утро после этого известия Кира сама подошла к его столику, села напротив и недовольно спросила:

 - Зачем ты это делаешь?

 - Что делаю? - сделал он вид, что не понял. - Зачем я пью кофе в такое прекрасное утро, когда ты ко мне осмелилась подойти и заговорить?

 - Нет, черт тебя подери! И ты прекрасно знаешь, о чем я спрашиваю, - прошипела Кира.

 - Если честно, то не совсем.

 - Зачем ты продал Фаер?

 - Кира, ты хоть сама поняла, каким тоном это спросила? Ты злишься, что я перед этим не посоветовался с тобой?

 - Максим, просто ответь мне на вопросы. Зачем ты это сделал, и что пытаешься доказать? - уже более сдержанно спросила она.

 Максим тяжело вздохнул, немного подумал, а потом ответил:

 - В первую очередь я это все делаю для себя же, эгоистичного. Ты лишь ткнула меня носом в мои ошибки и наставила на путь истинный, за что я тебе искренне благодарен.

 - Не ври мне, я прекрасно знаю, что для тебя значит мотоцикл.

 - И что же, по-твоему?

 - Он твоя жизнь. Ты и мотоцикл - это как неделимое целое. Кого ты пытаешься обмануть? Меня или себя?

 - Ты хочешь услышать правду?

 - Да, хочу, - решительно ответила Кира.

 - Без тебя он мне не нужен.

 Психанув, Кира подскочила со своего места, одарила Максима злющим взглядом и поторопилась уйти из зала, полыхая гневом. Но на полпути она остановилась, развернулась и снова подошла к нему.

 - Но ты же справлялся как-то все это время, - тихо прошипела она, уже не садясь, а просто наклонившись к Максиму.

 Он прищурился и подался к ней, заставив слегка занервничать. Но когда Кира попыталась выпрямиться, он запустил пальцы в ее волосы и удержал рядом с собой, заглядывая в глаза так, что она запылала.

 - Послушай, - тихо проговорил он хрипловатым голосом. - Ты свой выбор сделала, я сделал свой. И давай не будет продолжать это обсуждать, и, если можно, говорить сейчас вообще, потому что меня распирает от желания заткнуть тебе рот поцелуем, посадить на этот чертов стол и показать, как же зверски я по тебе соскучился...

 От этих слов у Киры так подскочил пульс, что закружилась голова и ноги стали ватными. Со злостью оттолкнув от себя руку Максима, она резко развернулась, вспоминая самые страшные ругательства, какие только знала. Но не успела сделать и шага, как врезалась в грудь Игоря. Прижав ее к себе и не дав этим растянуться на полу, он деликатно у нее спросил:

 - Все в порядке?

 Кира смотрела в глаза мужа и чувствовала, как вся горит, а язык в пересохшем рте отказывается поворачиваться. Потому, вместо ответа она только кивнула и угукнула. Тогда Игорь перевел взгляд на Максима. Тот натянуто ему улыбнулся и поднял из-за стола.

 - Рад был повидаться, и счастливо оставаться.

 Обойдя их, Максим направился к выходу, возле которого все-таки повернул к ним голову, и в его глазах отчетливо проглядывалась злость, густо смешанная с ревностью. Засунув в рот сигарету, он покинул кафе. Игорь только обнял ее, больше ничего не сказав и не спросив. Но тут, совершенно случайно, Кира увидела в зале и маму Максима. В ее глазах не было осуждения, но было столько тревоги, какую может чувствовать только она за своего сына, а может быть и за них всех.

 Весь этот день был самым тяжелым за все последнее время. Кира постоянно отвлекалась, ни на чем не могла сосредоточиться, и все валилось из рук. Она думала, что справится со своими чувствами, и у нее это даже неплохо получалось, но поведение Максима постоянно сбивало ее с толку и вышибало из-под ног твердую почву, как и уверенность во всем. Да, он сейчас себя вел лучше, чем раньше, он не кидался на нее с поцелуями и прочим, но сейчас ей хватало и его стремления изменить свою жизнь. Ведь ее расстраивало в большей мере именно то, что он в данный момент пытался в себе исправить. Кира так цеплялась за его недостатки, что совершенно не знала, как быть в том случае, если их станет намного меньше. И в связи с этим всем в ней начинала теряться уверенность и просыпаться прежние страхи.

 Как бы этот парень ни старался, а Кира все равно не верила, что его хватит надолго. Он не сможет отказаться от мотоцикла на весь остаток своей жизни, да и совершенно ему не стоило этого делать. Эта тяга была у Максима в крови. Кира по себе знала, как непросто отказаться от дороги, когда под тобой ревет мощь в сотни лошадиных сил. А ведь сама была всего лишь увлеченным любителем по сравнению с Максимом. По сути, он отказался от самого себя, и все только потому, что Кира ему поставила что-то в упрек. По ее мнению, это было глупо, а еще к тому же и нечестно. Он просто не имел права так поступать. Лучше бы сел на мотоцикл и укатил в свой дорогой город Сочи. А вместо этого он мозолил ей глаза каждое утро, щеголяя в красивых рубашках, и снова заставлял ее плавиться всего от одной, томно сказанной и нескромной, фразы.

 В этот вечер Кире срочно потребовалась моральная поддержка в лице сумасбродной подруги. И когда под конец рабочего дня за ней заехал Игорь, она быстро уговорила его отправиться к Еве, а именно в стип-клуб среднего класса под неброским названием "Бабий бум", где теперь та работала по вечерам. Около полутора лет назад Ева решила заняться стрип-танцами, чтобы как-то привлечь внимание Алана. Но после того как эти двое разругались, и Ева переехала в другой город, то увлеклась подобными танцами на профессиональном уровне. Это быстро стало частью ее жизни и работой. И подруга хотела не просто трясти на сцене обнаженными частями своего тела перед давящимися слюной болванами, она хотела делать шоу - откровенные, вызывающие и фееричные шоу, где гвоздем программы была бы пластика, красота и физические возможности прекрасного женского тела.

 Но мечты оставались мечтами, а пока, строя планы, Еве приходилось работать, где получалось и с тем опытом, который набрала к настоящему моменту. Хотя, этого опыта и бесконечных тренировок уже вполне хватало на то, чтобы зажигать толпу. И иногда, сидя в рядах зрителей, Кира краснела и не могла поверить, что перед ней танцует ее подруга - нахальная и невозможная девчонка, которая хорошела на глазах. Куда смотрит Алан, Кира не понимала до сих пор. Впрочем, эти двое пересекались не так часто. Ева принципиально не ходила с ней в "Марс" и избегала по возможности все совместные с ним мероприятия. И кроме того, чтобы как-то утвердиться или что-то доказать себе, она все-таки стала встречаться с парнем, которым увлеклась так сильно, что на какое-то время совершенно позабыла об Алане. Или, хотя бы, Кира искренне на это надеялась.

 Следующая неделя у Киры началась с абсурда. Теперь она нервничала от того, что Максим не приходил завтракать в кафе уже как два дня подряд. И этот абсурд дошел до того, что она срывалась на Игоря из-за каких-то мелочей. А все потому, что она два дня думала, как там Макс, и все ли у него в порядке, когда спросить об этом ни у кого не решалась. Но в среду, случайно выглянув в окно, Кира увидела на стоянке Макса. Видимо, кто-то из посетителей приехал на спорт-байке, возле которого он и сидел на корточках. Это была Сузуки, а именно, насколько Кира поняла, обновленная модель R-серии. Максим внимательно оглядел двигатель, потом раму и колеса, а потом провел пальцами по черному блестящему крылу так нежно и трепетно, как только мужчина может прикасаться к любовнице. От этой сцены у Киры екнуло в груди. И вот как этот человек мог отказаться от всего того, что так ему дорого и необходимо? Подумав об этом, Кира собралась с духом и, когда Максим сел за столик, подошла к нему.

 - Оля, я приму заказ, подойти пока к другим, - сказала она официантке, отбирая у нее ручку и блокнот.

 - Надо же, какая честь, - съязвил самый нахальный их посетитель.

 - Что будешь заказывать?

 - Кофе, черный со сливками.

 - И?

 - И еще раз кофе.

 Кира постучала концом ручки по блокноту.

 - У нас есть свежевыпеченный банановый пудинг. Твоя мама сказала, ты его любишь.

 - Предательница, - с усмешкой произнес Максим.

 - Приятно видеть, что сегодня у тебя хорошее настроение.

 Максим посмотрел ей в глаза.

 - Рад стараться, лишь бы только тебе было хорошо. А вообще, может уже скажешь то, что хочешь мне сказать? Потому что я не поверю, что этот предлог меня обслужить забавы ради.

 - Послушай, - начала Кира, присаживаясь рядом, - мне кажется, ты погорячился с мотоциклом. Если ты хотел мне что-то доказать, можешь считать, что доказал. Я оценила и готова взять некоторые свои слова назад.

 Максим хмыкнул.

 - Почему ты решила мне это сказать?

 - Не могу смотреть, как ты себя изводишь только из-за каких-то моих слов.

 Макс тихо рассмеялся, а потом спросил, немного придвинувшись к ней:

 - Красавица моя, разве я просил меня жалеть? Хотя, не могу не признать, что мне приятна твоя забота.

 Он поднял руку и попытался поправить волосы на ее лице, но Кира отмахнулась от его руки как от назойливой мухи.

 - Я серьезно, не стоит ради меня приносить такие жертвы, потому что они не оправдают себя.

 - Кира, я же скал тебе, что делаю это все ради себя любимого.

 - И ты думаешь, я в это поверю? - спросила она его.

 На это Максим ничего не ответил. Он опустил взгляд на ее губы, задержался на них, вернулся к глазам и спросил то, что мог спросить только такой наглец как он:

 - Скажи, мой брат целуется лучше, чем я?

 Киру бросило в жар, и она сразу же попыталась встать из-за стола.

 - Так, ясно. Скорее всего, из нас двоих погорячилась именно я.

 Но Максим снова схватил ее за руку, так и не позволив встать.

 - Извини, - произнес он. - Но что меня действительно изводит, так именно это, а уже потом отсутствие двух колес под жопой.

 - Максим, пусти, - тихо прошипела ему Кира. - С тобой совершенно невозможно о чем-то разговаривать.

 - Жаль, когда-то у нас это неплохо получалось, - произнес он и добавил, - в перерывах между сексом.

 - Максим, отпусти Киру, - неожиданно раздался голос Валентины Игнатовны.

 Она подошла с подносом и поставила на стол три чашки кофе - одну перед Максимом, вторую перед Кирой, и третью перед собой. А потом села напротив сына. Максим отпустил руку Киры и принялся вяло размешивать сахар в своей чашке. Валентина Игнатовна сделала небольшой глоток и первая нарушила неловкое молчание.

 - Максим, как у тебя дела с новым салоном?

 - Мам, ты прекрасно знаешь, как у меня с ним дела. Зачем спрашиваешь сейчас?

 - Так, не груби матери, молодой человек. И я думаю, Кире тоже может быть интересно, а может даже она тебе в чем-то поможет или что-то подскажет.

 - Я сам справлюсь, ладно?

 - Что-то не выходит? - спросила Кира, отпивая черный кофе.

 Максим усмехнулся и отвернулся к окну.

 - Ему не доверяют поставщики, - произнесла Валентина Игнатовна.

 - Мам, блин, вот это обязательно обсуждать сейчас?

 Эта сцена разговора матери и сына немного улучшила ее настроение. Максим так забавно бушевал перед ней, что Кира не сдержала улыбки, спрятав ее за чашкой.

 - А почему бы и нет? Кира работала в этой сфере, и наверняка кого-то знает. Ведь так, Кира?

 - Да, я часто ездила с Артемом на переговоры.

 - Ну вот. Кира, а с Максимом ты не могла бы съездить?

 - Здорово ты, мам, придумала. Да я ее изнасилую где-нибудь по пути. Извини за откровенность.

 - А ты на дорогу тогда смотри внимательнее, а не на Киру. Если она не против помочь, почему не попробовать?

 - Уверен, она будет против, и правильно сделает.

 - А почему бы у меня это не спросить? - возмутилась Кира. - И нет, я не против, если ты будешь вести себя в рамках приличия, и если на это согласится Игорь.

 - Вот и славно, - заключила Валентина Игнатовна.

 На этом все и решили. И Игорь был не против, чтобы она помогла, только хорошо зная брата, он переживал за нее так, что вызвался сам возить на встречи и забирать обратно. Но все его переживания не имели особого смысла, так как за это время Кира ни разу не осталась с Максом наедине. Вместе с ними ездил юрист, кем являлась симпатичная кареглазая девушка, которую им посоветовал Алан. Кире она понравилась, но против воли ревности оказалось не избежать, которую, тем не менее, ей удавалось не показывать. По этой, как и по многим другим причинам, Кира была благодарна Игорю за то, что он оставался рядом.



 ***

 Дела Максима постепенно налаживались, и очень большую роль в этом сыграла Кира. Как и следовало ожидать, она знала многих поставщиков из тех, к кому пытался обратиться Максим. Сделка заключалась за сделкой, и быстрым темпом шло обустройство салона. Так же во многом помогла Надя, юрист, которую Максиму посоветовал Алан, и финансист - девушка по имени Алена, без которой Максим наверняка погряз бы в бумагах с банковскими счетами, как и в прочих финансовых вопросах. Так у них получилась неплохая команда, которая быстро справлялась с поставленными задачами.

 Единственное, что Максима напрягало, это частое присутствие Игоря. Видеть Киру вместе с ним было пыткой, пыткой было не иметь возможности к ней прикоснуться, и такой же пыткой было отсутствие двухколесного транспорта. Максим и сам не понимал, каким чудом еще не сорвался, ни в отношении Киры, ни в отношении мотоцикла. Каждый день он крутился вокруг любимой техники, а вокруг него - две симпатичные девушки, Надя и Алена, которые не раз намекали ему, что не прочь бы познакомиться поближе. Но Максиму никто не нужен был кроме Киры. Он твердо решил добиваться своего и совершенно не собирался заводить пусть даже несерьезные романы, тем более, на глазах у Киры. И только глядя на молодую, черт бы их побрал, счастливую пару, порой спрашивал себя - почему же сам отказывается от простых радостей жизни?

 Порой ему казалось, что он начинает смиряться с осознанием, что Кира ему не принадлежит. Но иногда, когда ловил на себе ее взгляды, полный различных эмоций - от ревности, злости и до нежности, он понимал, ради кого старается быть таким, как сейчас. Он просто хотел, чтобы она думала о нем лучше, что он способен чего-то добиться и быть другим. И пусть даже она не с ним, но, по крайне мере, она будет рядом, как жена брата и как подруга. Максим лишь искренне начинал надеяться, что ему этого когда-нибудь станет достаточно. Он прекрасно видел, как ее любит Игорь, как терпит все ее всплески эмоций, все ее прошлое и то скудное настоящее, которое проскальзывает между ней и Максимом. Но никакое осознание чужой ревности не могло сгладить его ответного чувства и той злости на брата, которая никак не собиралась утихать.

 Тем не менее, он ни в чем не был уверен наверняка и не брался судить свою жизнь и жизнь окружающих его людей раньше времени. Максим увлекся Салоном, посвятив ему все свое внимание, а излишний пар почти каждый вечер сбрасывал в спортивном зале.

 Спустя месяц ударных трудов наступил день открытия его салона под названием "Мах-Моторс". Реклама была давно пущена и расклеена, все подготовлено и завершено, и в этот день Максим был спокоен как никогда. Он остался доволен проделанной работой, он добился еще одной своей цели, а дальше уже оставалось только держать темп в заданном ритме. Отец поздравил его по телефону, обещая на днях приехать в гости.

 Для первого дня посетителей оказалось даже больше, чем Макс рассчитывал. Хоть основную их часть составили его друзья и знакомые, которые пришли поддержать или просто поглазеть. К тому же все готовились к вечеру, на который Максим запланировал празднование по случаю открытия. Долгожданная вечеринка была назначена на шесть часов, после закрытия. Максим хотел начать в Салоне, а потом постепенно переместиться в "Марс" вместе с самыми стойкими и желающими продолжения банкета. Но сам он ждал вечера совсем по другой причине. Ближе к шести приехала Кира. Она сдержанно поздравила его и пожелала удачи, в ответ на что, Максим признался перед всеми собравшимися, что без нее у него ничего бы не вышло. Он даже предложил ей перейти к нему работать, но, как и ожидал, она отказалась.

 Бурные разговоры, смех и обсуждения не утихали два часа. Спустя это время Максим уже был готов ехать в "Марс". Останавливала одна Кира, которая просила дождаться Игоря. У брата в этот день были тренировки, и он пообещал приехать к вечеру. Но в восемь часов его еще не было, и уже как полчаса Кира не могла ему дозвониться, отчего сильно нервничала. И когда Максим в какой-то момент заметил ее отсутствие в зале, то сразу же оправился искать.

 Максим нашел Киру в комнате, которую определил под складскую. Спрятавшись от всех, она сидела на мотоцикле, которому сегодня в зале не нашлось места, и пыталась кому-то дозвониться. Макс тихо подошел к ней, молча перекинул ногу через мотоцикл и уселся позади Киры, прижавшись к ее спине. Она вздрогнула и выгнулась дугой, попытавшись отстраниться. Но Максим положил ладонь на ее живот и придвинул обратно к себе.

 - Кира, я просто посижу рядом. Обещаю вести себя прилично.

 Она промолчала и снова попыталась набрать номер.

 - Ты Игорю звонишь? Он так и не отвечает?

 - Нет, - только и ответила она.

 - Какая жалость, - не сдержался он от сарказма.

 В миг опьяненный запахом ее волос, Максим уткнулся в них носом, и его пальцы сжались на мягком животе. Как он любил и как хотел эту женщину, известно было одному Богу. Накрыв его руку своей, Кира попыталась ее с себя убрать, но когда Максим задал следующий вопрос, острые ноготки больно впились в кожу.

 - Как думаешь, у нас был бы мальчик или девочка?

 Кира вздрогнула как от удара, и пихнула его локтем в грудь. Освободив себе пространство, она спрыгнула с мотоцикла, повернулась к Максиму и фурией выпалила:

 - Никогда больше не смей со мной об этом заговаривать! И я не пойму, тебе что, так нравится надо мной издеваться?! Ты понимаешь, что я не могу дозвониться Игорю, и это меня сейчас волнует больше всего.

 Максим выругался на свой идиотизм и добавил:

 - Извини, когда ты рядом у меня отключается часть мозга.

 Кира уже открыла рот, чтобы ответить, но тут зазвонил ее мобильный.

 - Да, - сказала она в трубку.

 На том конце ей что-то такое сказали, отчего она изменилась в лице, а это уже заставило Максима занервничать.

 - Что там? - спросил он.

 - Игорь в больнице, - выдохнула она.

 На этом кончилось все веселье и прочие глупости. В этот вечер Максим отказывался пить спиртное до приезда в "Марс", и потому свободно сел за руль. Вместе с Кирой они поспешили в больницу. Как оказалось, Игорь на тренировке слетел с мотоцикла, когда выполнял какой-то сложный трюк. Но все могло бы обойтись, если бы не неудачное падение, в результате которого он получил перелом ноги и сотрясение. Кира так переживала, что Максим по дороге останавливался у аптеки и покупал успокоительное.

 - Перелом и сотрясение это не так страшно. Он быстро поправится.

 - Если бы ты знал, как я ненавижу больницы.

 Максим шумно выдохнул, принимая ответ на свой счет, а потом произнес:

 - Прости.

 - За что?

 - За все, - ответил он, посмотрев Кире в глаза. - За все, что я сделал не так, и за все, что по моей вине причинило тебе боль.

 - Это что за приступ откровения сейчас? - взъелась Кира.

 - Хорошо, извини, пожалуй, я лучше помолчу.

 - Нет, подожди. Ты считаешь, что, попросив у меня прощения, я все быстро забуду и прощу?

 - Кира, давай продолжим этот разговор в другой раз, потому что сейчас ты слишком взвинчена.

 - А какой еще я должна быть, если мой муж в больнице, а ты...

 Она не договорила, и когда Максим понял, что и не собирается, спросил сам:

 - Я "что"?

 Кира опять промолчала и отвернулась к окну, обняв себя руками.

 - Кира, ответь, пожалуйста, - настаивал он, пытаясь одним глазом смотреть на дорогу.

 - Ты снова все рушишь, - ответила она.

 На это Максиму ответить было нечего. Он только стиснул зубы и крепче вцепился в руль. Выходило, что бы он ни делал, а все было не так, абсолютно.

 - Ты уезжаешь и приезжаешь, - снова прозвучал голос Киры в тишине салона автомобиля, - ты бессовестно заставляешь себя любить, ревновать и ненавидеть. Сначала ты играешь роль обнаглевшего мачо, а когда я говорю, что мне в тебе что-то не нравится, ты начинаешь меняться. И именно тогда, когда я большего всего хотела бы спокойно пожить рядом с тем человеком, в котором я уверена, который меня любит, никогда не сделает мне больно и не уедет в другой город на своем мотоцикле, прихватив с собой какую-нибудь развязную девицу.

 - Я не берусь себя оправдывать, но в тот раз ты меня сама прогнала.

 - То есть, по-твоему, я сама во всем виновата?

 - Я не это хотел сказать, - поправил ее Максим. - Просто, если не заметила, но ты сама меня всегда отталкивала, не давая ни единого шанса ни на что. Не пойму только, почему тебя абсолютно ничего не устраивает, что бы я ни делал. Остаюсь я или уезжаю, да что угодно, а все не так.

 Больше ничего они друг другу не сказали, хотя Максим знал, им многое есть что обсудить, но не во всем уже находился смысл. И совершенно не то для этого было сейчас время. Остальную часть пути они провели в молчании, и когда приехали в больницу, то сразу же попросились в палату к Игорю. Здесь уже были его родители и некоторые друзья. Узнав от врачей, что ничего непоправимого с Игорем не случилось, Кира смогла, наконец, немного успокоиться. Спокойнее стало и самому Максиму. Но когда они зашли к Игорю в палату, он спал, сморенный обезболивающим и лекарствами. Ему уже наложили гипс, и выглядел он совсем не так плохо для человека, который свалился на землю с нескольких метров.

 Вскоре ушли друзья, а за ними и родители. Кира же решила пока остаться, не желая слушать медперсонал, который пытался ее выпроводить. "Не положено!" - кричали все в один голос. Перестали только тогда, когда Максим сунул денег дежурному главврачу и попросил их оставить. Сама палата не отличалась изыском убранства, но радовало то, что Игорь был в ней один, хотя стояла еще одна кровать. Именно на ней расположились Кира с Максимом. Сначала они, молча сидели рядом, потом немножко поговорили о мотоциклах и соревнованиях Игоря, а потом Кира прилегла отдохнуть, положив голову на колени Максима.

 Ему же спать совершенно не хотелось. Да и как можно было уснуть в такой момент? Охраняя сон Киры, и аккуратно поглаживая ее по волосам, он не сразу заметил, что проснулся Игорь.

 - Она очень красивая, правда? - прозвучал в тишине голос брата.

 Рука Максима замерла в темных волосах, и он посмотрел на Игоря, прежде чем ответить:

 - Да, у нее много достоинств, к которым можно даже отнести и недостатки.

 - Согласен.

 - Как себя чувствуешь?

 - Не очень, если честно, но спасибо, что спросил.

 - Нечего было выпендриваться. Уверен, ты именно этим и занимался, прежде чем свалиться с мотоцикла.

 Эти слова Игоря рассмешили.

 - Вообще-то, выпендреж - это мой конек. Каждый трюк к этому только и располагает.

 - Тогда не ной, заживет все, и будешь выпендриваться дальше. Только смотри, не сверни себе шею окончательно.

 Игорь промолчал, а после паузы серьезно спросил:

 - Ты любишь ее? Я имею в виду - по-настоящему? Хотя, черт, о чем я спрашиваю, это и так ясно.

 Поговорив сам с собой, Игорь тяжело выдохнул и уставился в потолок.

 - Это сейчас не так важно, - сказал ему Максим.

 - Нет, это важно. Думаешь, я совсем слепой? Или такой же единоличник как ты?

 - И что же ты, не единоличный наш, видишь?

 - Я вижу, как вы оба мучаетесь, и мучаете меня уже так, что это становиться мало выносимо.

 - Слушай, ты уверен, что именно сейчас хочешь об этом поговорить?

 - Мне хотелось об этом поговорить еще неделю назад. Она тебя тоже очень любит, только боится этого чувства к тебе как огня. Я слишком люблю ее, чтобы продолжать и дальше все игнорировать. Я очень старался ей помочь и действительно хотел этого...

 - Так, подожди, к чему ты клонишь? - спросил Максим напрямую, чувствуя, что у него начинают сдавать нервы.

 - Я хочу отойти в сторону, но лишь с тем условием, если пообещаешь мне всегда быть таким как сейчас, и что ты больше никогда не сделаешь ей больно.

 - Твою мать, - выдохнул Максим. - Ты таблеток, что ли, обожрался?

 Макс заерзал на месте, желая бы встать, но, в то же время ему совсем не хотелось будить Киру. Так и оставшись на месте, он тихо добавил:

 - Ты вот зачем сейчас мне это говоришь? Ты как на смертном одре тут распинаешься. Я, бл*ть, изо всех сил стараюсь удержать себя, чтобы не начистить тебе морду, и чтобы вас вообще не трогать, а ты мне тут жертву устраиваешь.

 - Макс, я понимаю, что мои слова тебя ошарашили, но не обязательно из-за этого нести ахинею. Можешь просто сказать "спасибо" и дать обещание, которое я прошу. И, знаешь ли, я хоть и понимал, на что шел, и многое терпел, но мне не очень-то легко дается такое говорить, и тем более отдавать тебе Киру. Но я не могу ее держать, когда она так тянется к тебе. И я готов спокойно отойти в сторону, если буду знать, что с тобой она станет счастливой.

 На этот раз Максим ответить не успел. Неожиданно проснувшись, Кира резко села и сонно спросила:

 - Что? О чем вы тут таком говорите?

 Воспользовавшись моментом, Максим слез с кровати.

 - А вот это ты у своего мужа спроси, - сказал он. - Или уйми его, или... - слегка запутавшись в мыслях, Максим продолжать не стал. Но, посмотрев на Киру, сказал другое. - Ты меня когда-нибудь действительно с ума сведешь.

 После этих слов он шагнул к двери.

 - Макс, подожди, - окликнул его Игорь.

 - Я курить, а то на вас никаких нервов не хватает, - пробубнил он на выходе, - всю душу, блин, вымотали.



 ***

 - Гош, мне приснилось или ты действительно это сказал? - спросила потрясенная Кира, подходя к Игорю.

 Он взял ее руку и сжал в ладони.

 - Ты же этого хочешь, кому как не мне этого не знать.

 - Ты не прав, Гош. Все, чего я хочу, это справиться со своими чувствами.

 - А зачем с ними бороться? Может, стоит их принять?

 - И ты готов вот так оттолкнуть меня к этому нахальному монстру?

 На губах Игоря появилась грустная улыбка.

 - Максим изменился, и он очень старается быть лучше, для тебя.

 - И это, по-твоему, повод рушить все, что есть между нами?

 Игорь прикрыл глаза и прижал к щеке ее руку.

 - Кира, мне очень тяжело это все говорить сейчас.

 - Тогда перестань заниматься ерундой и отдыхай. Поговорим, когда ты поправишься, ладно?

 Кира наклонилась к Игорю и прикоснулась к его губам в нежном поцелуе. Но в этот момент услышала за спиной кашель, который заставил их невольно разорвать поцелуй.

 - Вижу, вы быстро все решили, - сухо произнес Максим. - Очень рад.

 - Макс, отвезешь Киру домой? - попросил Игорь, проигнорировав его язвительные слова.

 - Я никуда не собираюсь, - возразила она.

 - Кира, давай я тебя хоть в этом не буду уговаривать. Я все равно сейчас опять усну, и тебе нужно отдохнуть. Буду ждать тебя завтра утром, договорились?

 Она тяжело вздохнула, немного подумала, и все-таки согласилась.

 - Я подожду внизу, - сказал Максим, прежде чем покинуть палату.

 Попрощавшись с Игорем, вышла и Кира. Она подошла к машине и скромно села на заднее сидение, явно показывая, что не настроена сейчас разговаривать. Максим молча завел двигатель и покатил машину по ночной дороге. Но, в конце концов, этой тишины он не выдержал.

 - Если хочешь, я могу уехать.

 - Ну, конечно, ты только это и можешь сделать, - сгоряча и не подумав, выпалила она.

 Максим выругался себе под нос и вильнул рулем вправо. Съехав на обочину, он выжал тормоза, вышел из машины и обошел ее. Открыв дверь со стороны Киры, он схватил ее за руку и выволок на улицу.

 - Тогда скажи, чего ты от меня хочешь? - спросил не на шутку разгневанный Максим, толкая ошеломленную Киру спиной к машине.

 Придавив к кузову своим телом, он зарылся пальцами в ее волосы и притянул к своему лицу, уже тише спросив:

 - Чего ты хочешь от меня?

 Но Кира не то, чтобы ответить, она не могла нормально дышать от такого напора и близости этого мужчины. А потом его горячие губы накрыли ее рот, и Кира напрочь забыла, как нужно делать вдох, и о чем же он ее спрашивал. Его язык проскользнул внутрь и сцепился с ее. Жадно и жарко губы доводили до беспамятства, добивая словами:

 - Я люблю тебя, Кира, я с ума по тебе схожу, и хочу так безумно...

 Опять короткий жадный поцелуй, и очередной глоток его жаркого дыхания, пока он произносит:

 - Господи, как же я по тебе соскучился.

 И снова губы попали в плен сумасшедших движений, но в этот раз поцелуй вышел соленым, со вкусом горечи и ее слез.

 - Я не могу без тебя, слышишь? Ты нужна мне как воздух. Кира, чего ты хочешь от меня, скажи? Я все сделаю, только попроси.

 - Пусти, - кое-как смогла выдохнуть она.

 Прекратив целовать и прикрыв глаза, Максим уперся лбом в ее щеку, опаляя своим частым и горячим дыханием, а его руки по-прежнему оставались в ее волосах.

 - Ты этого хочешь? - хрипло спросил он, расценив ее слова по-своему.

 - Мне дышать нечем, - добавила тогда она.

 Подхватив Киру за ягодицы, Максим заставил обвить ногами его торс, а сам развернулся и сел на землю, откинувшись спиной на крыло машины. И притянув к себе, он обнял ее, уткнувшись носом в шею. Пальцы Киры так крепко вцепились в воротник его рубашки, что начали неметь. Если бы он только знал, как же сильно соскучилась она! Как она устала убивать в себе любовь! Но как же сложно было на что-то решиться!

 - Максим, я не могу так, дай мне время.

 - Сколько?

 - Я не знаю, но нам всем нужно время.

 - Хорошо, - ответил он, проводя носом по ее шее с прерывистым вдохом.

 - Только сейчас отвези меня, пожалуйста, домой.

 На ее удивление, Максима не пришлось просить второй раз. Не сразу и нехотя, он встал и помог ей залезть в машину. Но сам пока остался на улице и закурил, что ему действительно казалось необходимым. Он был так взволнован, что заметно дрожали руки, так же, как и у нее. Наблюдая за Максимом, Кира задумалась о том, как же они друг друга довели до такого состояния? И сколько им еще нужно сделать ошибок, чтобы прийти хоть к какому-то согласию? Он любил ее - она в этом уже перестала сомневаться, хоть и продолжала бояться своих неугомонных чувств, этих бесконтрольных и сильных эмоций, которые сводили ее с ума уже который год подряд.

 В этот раз Максим подвез Киру к дому и позволил спокойно уйти. На следующее утро она вернулась в больницу. Так же приехали родители Игоря, и они забрали его домой, так как состояние больного было удовлетворительное, и необходимости в стационарном лечении не возникло. С этого дня Кира взяла недельный отпуск, чтобы ухаживать за мужем первое время. Правда, муж уже отказывался занимать в ее жизни именно это положение.

 - Я очень ценю то, что у нас есть, и не жалею о том, что сделал тебе предложение. Но все-таки, я не имел права так поступать, - сказал как-то Игорь, когда они сидели на диване перед телевизором в обычный летний вечер.

 - А кто-то обещал, что больше не позволит Максиму меня обидеть, - лукаво напомнила ему Кира.

 - Поверь, я дам ему всего один шанс, и если он его не использует, то заберу тебя обратно к себе.

 - Как у вас, мужчин, все просто - захотел отдал, захотел забрал. А как же мы? - без тени обиды спросила она.

 - Кира, ну хоть кому-то из двух полов нужно быть более решительным. Вы, женщины, порой, и сам не знаете, чего хотите. Если бы и мы так мучились сомнениями, ты представляешь, что было бы?

 - Если на твоем пути попадется девушка, которая осмелится тебя обидеть, я ее укокошу, - заключила Кира, кладя голову на плечо Игоря. - Ты заслуживаешь самую лучшую.

 Игорь поцеловал ее в макушку и обнял за плечи, но ничего не ответил. Так, без лишних выяснений, они сошлись на том, что останутся друзьями, как и прежде. Сожалеть же о браке ни у кого даже не было в мыслях, а очередной развод Кире дался не так просто, как она бы хотела. Добровольно отпускать от себя такого человека, как Игорь, могла только сумасшедшая... и только безумно влюбленная в другого мужчину.

 Максим выполнил свое обещание и дал столько времени, сколько ей было нужно. За эту неделю они нигде не пересеклись, и он даже не заходил проведать Игоря, только позвонил ему несколько раз. Спустя неделю Кира задумалась над тем, как бы дать понять Максиму, какое решение она приняла. Оно было не таким простым, как хотелось бы, и сложно было делать первый шаг. Но именно этого сейчас он от нее ждал, пусть даже Максиму вполне было достаточно намекнуть, ведь, в любом случае, он быстро перехватит инициативу. Кира в этом даже не сомневалась. И отпросившись с работы еще на один день, Кира оправилась с салон "Мах-Моторс".

 Зайдя в помещение, Кира первым делом попросила администратора позвать Максима, а сама прошла к мотоциклам. От этих новых и блестящих "железных монстров" у нее до сих пор голова шла кругом, хотя Кира не садилась за руль с момента аварии. У кого-то жизнь на двух колесах делилась на отрезки - до аварии и после, если удавалось в ней выжить. У кого-то не делилась вообще, и никакая авария не способна согнать с мотоцикла. Кира знала, что Максим относится ко второй группе людей, и то, от чего он отказался ради нее, она очень ценила. Только совсем не хотела, чтобы он отказывался, даже ради нее, от той части своей жизни, которая имела для него большое значение.

 - Что-то подсказать красавице? - раздался за спиной голос Максима, когда Кира разглядывала потрясающую модель Сузуки Хайбуса.

 - Да, если можно, - ответила она, поворачиваясь к Максу. - Я ищу мотоцикл для своего любимого человека.

 Максим нахмурился и уже серьезно спросил:

 - Извини, у тебя их столько, что я могу потеряться в догадках, о ком же идет речь.

 Подойдя к Максиму вплотную, она тихо сказала, заглядывая ему в глаза:

 - О тебе.

 С минуту он недоверчиво рассматривал ее лицо, а потом обхватил его ладонями и притянул к себе, впиваясь поцелуем в губы со всей жадностью и страстью, на какую только был способен. Но этот поцелуй оказался коротким. Неожиданно резко отпустив Киру, Максим схватил ее за руку и повел за собой. Так ничего и не говоря друг другу, они зашли в кабинет, где он закрыл дверь на ключ, подхватил Киру и посадил на стол, устраиваясь между ее колен. Губы снова нашли губы, продолжая распалять и без того бушующую между ними страсть. Руки Максима нетерпеливо задирали и стаскивали с нее одежду. Потянувшись к его джинсам, Кира расстегнула пояс, едва сумев справиться непослушными руками со всеми застежками. И очередной глубокий поцелуй окрасился их стонами, когда горячая и твердый плоть протиснулась в ее мокрое лоно. От избытка нахлынувших чувств, Кира начала дрожать, ощущая, как колотит и самого Максима.

 - С ума сойти, как же я давно этого хотел, - севшим голосом произнес Максим. - Но черт, скажи, что это не последний раз.

 - Если только сам этого не захочешь.

 - Никогда, - ответил он, медленно выскальзывая из нее и снова заполняя собой. - И фиг я дам еще хоть один повод меня прогнать, ясно?

 - Что еще? - на выдохе спросила она, впиваясь ногтями в его шею, когда он в очередной раз толкнулся в нее.

 Положив руку на щеку Киры, Максим повернул к себе ее лицо и спросил то, что она никак не ожидала так скоро и вообще когда-либо услышать из его уст:

 - Ты выйдешь за меня?..

Эпилог

 Стоял конец августа. Солнце медленно садилось за горизонт. В ушах свистел теплый ветер и ревел мотор новенького спорт-байка Сузуки R-серии, под колесами которого стремительно уплывала дорога. Они мчались на юг.

 Но в этот раз дорога для них оказалась нелегкой. Почти за пять часов они сделали уже шесть остановок, и все потому, что Кира себя неважно чувствовала. Решив ее больше не мучить, Максим въехал в Воронеж и остановился возле круглосуточной аптеки.

 Кира слезла с мотоцикла и сняла шлем.

 - Все, не могу больше, - тяжело выдохнула она.

 Сняв шлем, Максим повесил его на руль и подошел к Кире.

 - Зая, ну ты чего? Перенервничала? - спросил он с улыбкой, ловя ее фату, которую подхватил ветер и бросил ей в лицо.

 Прикрепленная на ее голове к низкому хвосту фата - была единственным, что осталось от утреннего наряда. Этим днем они зарегистрировали свой брак, без друзей и гостей, только они вдвоем. Тем не менее, Кира была одета в великолепное свадебное платье, правда неприлично короткое для невесты. Уже только одни воспоминания будили в нем такие мысли, что Макс начинал твердеть в паху. Впрочем, красно-белая экипировка делала Киру не менее сексуальной, и фата очень подходила к ее образу "спортивной невесты". Потому, они отправились в свадебное путешествие только после того, как он вволю насладился своей молодой женой.

 - Очень может быть, - ответила она ему, пихая в плечо. - Я хоть и выходила замуж в третий раз, но из-за тебя нервничала как в первый.

 Прижав в себе жену, Максим наклонился к ее губам.

 - Значит, опять я во всем виноват?

 Но его губам так и не удалось прикоснуться к ее, потому что Кира остановила их пальцами.

 - Максим, у меня ужасно кружится голова, и меня подташнивает.

 - Ну и что мне теперь с тобой делать? - спросил он, сжимая в ладони ее руку и убирая в сторону. - Нам еще ехать и ехать.

 - Не знаю, пойду в аптеке что-нибудь спрошу.

 - Давай, я жду, - поцеловав в щеку, Максим выпустил ее из объятий.

 Кира зашла в аптеку, а он присел на свой мотоцикл и закурил. Золотое кольцо на безымянном пальце с непривычки мешало, но его это нисколько не тяготило. Он был счастлив, как никогда раньше. Кира теперь его жена... его любимая девочка теперь принадлежала ему, по всем законам любви и брака, и это было самым главным. Ведь столько ошибок было сделано, прежде чем они к этому пришли, но тем ценнее становилось то, что есть между ними, и что Максим теперь собирался беречь.

 Когда вернулась Кира, он решил, что они останутся в Воронеже на ночь, или пока не улучшится ее самочувствие, и поэтому повез их в гостиницу, которая находилась в центре города. Сняв люкс, они поднялись в номер, где Кира сразу же скрылась в ванной комнате. Максим успел только заказать в номер легкий ужин, как неожиданно раздался взволнованный голос Киры:

 - О, Боже!

 Он подошел к ванной и уже собирался постучать в дверь, как та внезапно распахнулась, и на него налетела встревоженная Кира, хватая за плечи.

 - Что случилось? - спросил он, бросив взгляд на предмет в ее сжатой ладони, который уколол его в руку.

 Максим нахмурился. Он, конечно, плохо в этом разбирался, но предмет был подозрительно похож на...

 - Кира? - произнес он, опасаясь озвучивать свой вопрос, потому что это касалось их единственной запретной темы.

 - Что Кира? Это опять ты во всем виноват, - произнесла она, с радостной улыбкой бросаясь ему на шею и страстно целуя в губы.

 - Вижу, тебе уже лучше, - сказал он, подхватывая Киру за ягодицы, сажая на себя и увлекая в сторону спальни. - И что же так порадовало, можно узнать? - терпеливо спросил он, когда у самого от волнения сердце было готово выпрыгнуть из груди.

 И Кира в ответ нежно прошептала:

 - Ты станешь папой.

 Максим так и замер, глядя в счастливые глаза своей любимой женщины, а те эмоции, которые он ощутил в этот момент, невозможно было описать простыми словами...


 Конец...


Купить книгу "Сумасшедшая любовь" Ринка Кейт

home | my bookshelf | | Сумасшедшая любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 17
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу