Book: Женщина-загадка



Женщина-загадка

Марша Ловелл

Женщина-загадка

Глава 1

Когда Сьюзен вошла в китайский ресторанчик, Бетт Дафни уже ее ждала. Подруги ужинали где-нибудь вместе каждый четверг, эта традиция зародилась шесть лет назад, когда обе закончили колледж. Подходя к столику, Сьюзен улыбнулась подруге. Бетт можно было описать примерно теми же словами, что и саму Сьюзен: блестящая, умная, энергичная, современная деловая женщина. Обе носили строгие деловые костюмы, только светловолосая Бетт позволяла себе распускать волосы, а Сьюзен предпочитала строгий пучок. Как только официант принял заказ и ушел, Бетт сразу засыпала Сьюзен вопросами.

— Как у тебя дела на личном фронте? Встречаешься с кем-нибудь? Рассказывай!

— Ты имеешь в виду, кроме тебя по четвергам? Ни с кем. — Сьюзен посмотрела на кольцо с крупным бриллиантом, сверкавшее на пальце подруги. — А у вас с Крисом, насколько я понимаю, все прекрасно?

— Да, мы вовсю готовимся к свадьбе. Как подруга, я настоятельно рекомендую тебе влюбиться.

Сьюзен добродушно усмехнулась.

— Тебе легко говорить, ты ухитрилась найти последнего достойного неженатого мужчину во всем Лондоне.

— Я нашла его потому, что искала. В отличие от тебя, между прочим. Ты думаешь только о работе, так нельзя, Сьюзен.

Сьюзен сделала вид, что обиделась.

— Ничего подобного, я тоже ищу! Кто же виноват, если ничего не получается? У меня было столько неудачных романов, что даже считать не хочется.

Но Бетт было трудно обмануть, она настойчиво уточнила:

— И когда же случился последний из этих якобы романов?

Сьюзен вздохнула и пожала плечами.

— Давненько, с тех пор прошло около года. Но я запомню тот случай надолго, так же как и самого Мартина Ричардсона.

— Вот видишь, это было давно! — воскликнула Бетт. — К тому же этот Мартин был высокомерным занудой, не знаю, что ты вообще в нем находила.

Сьюзен покачала головой, погрустнев.

— К сожалению, его предшественники мало от него отличались. Видно, я каким-то образом притягиваю только таких мужчин, которые стремятся меня подавить, переделать и взять под контроль. Теперь ты понимаешь, почему я не очень рвусь знакомиться с мужчинами? Боюсь, что они окажутся такими же.

— А если тебе встретится подходящий? — перебила Бетт. — Ты готова дать ему шанс?

— С радостью, только где он, этот подходящий? Кроме того, я слишком занята на работе, у меня нет времени на поиски этого мифического героя.

Как ни странно, Бетт вдруг обрадовалась.

— Ну вот, значит, он тебе скоро встретится. Самые лучшие мужчины попадаются на пути как раз тогда, когда этого меньше всего ждешь.

— Что ж, остается поверить тебе на слово, — вздохнула Сьюзен.

Официант принес заказ, и разговор на время прекратился. Через некоторое время Бетт озабоченно нахмурилась и вздохнула.

— Жаль, что у нас в банке нет никого, с кем можно было бы тебя познакомить. Мужчины, конечно, есть, но все они либо старые холостяки, в прямом смысле старые, или женаты, или у них какие-нибудь серьезные изъяны.

— Гм, мне кажется, к этим трем категориям можно отнести абсолютно всех мужчин.

Бетт рассмеялась.

— Не всех, всего лишь девяносто девять процентов. Найти этот единственный оставшийся процент — задача не из легких. Если бы я не встретила Криса, то могла бы решить, что нет и этого процента.

Сьюзен покачала головой.

— Некогда мне выбирать одно целое яблоко в мешке гнилых. Мужчины требуют слишком много времени и внимания, а мне сейчас и того, и другого не хватает. А еще говорят, что современные мужчины любят независимых женщин, которые за них не цепляются, я читала об этом в каком-то женском журнале. Что-то в реальной жизни мне ни разу такие прогрессивные типы не встречались. То есть некоторые поначалу именно в таком духе и высказываются, но через два-три свидания становится ясно, что это были пустые слова.

— Это точно, — согласилась Бетт. — А еще они требуют преданности, но сами не торопятся отвечать тем же.

— А еще, как только они узнают, что я не собираюсь в угоду им менять прическу, стиль одежды или политические взгляды, их интерес ко мне стремительно испаряется. Но я не хочу зависеть от мужчины, моя мама зависела от мужа, и ты знаешь, что из этого вышло. Я потому и работаю так много, что хочу быть в состоянии сама о себе позаботиться — и материально, и эмоционально.

— В этом я с тобой согласна, — закивала Бетт и тут же лукаво улыбнулась. — Но, знаешь, совсем неплохо, когда мужчина заботится о твоих физических потребностях.

— Ох, Бетт, ты меня убиваешь! Ты хоть представляешь, что вся так и светишься от счастья, а твой взгляд прямо-таки кричит о том, что ты довольна жизнью и удовлетворена во всех смыслах. Если бы я тебя не любила и не желала бы тебе счастья, меня бы, наверное, всю перекосило от зависти.

Бетт довольно рассмеялась, потом посерьезнела и посмотрела подруге в глаза.

— Сьюзен, пообещай мне, что если Мужчина с большой буквы вдруг постучится в твою дверь, ты не отвергнешь его с порога.

— Ладно, обещаю, хотя я очень сомневаюсь, что такое чудо произойдет. Твоя беда в том, что ты думаешь, что все вокруг тоже должны быть влюблены, как ты.

— Разве это недостаток? Любовь — сама по себе счастье, влюбиться — вовсе не означает обязательно потерять независимость. Знаешь, отказаться от своих планов и мечтаний — вовсе не то же самое, что разделить их с любимым. Ты сама это поймешь, когда встретишь подходящего мужчину.

Сьюзен всмотрелась в лицо подруги. То, что Бетт счастлива, было видно невооруженным взглядом, казалось, ее лицо испускало какие-то особые лучи. Радуясь за подругу, Сьюзен ей немного завидовала. Ей бы тоже хотелось обрести такую же любовь, как у Бетт с Крисом. Да и кому не хочется?

— Возможно, — сказала она, — но, пока такой не встретился, я посвящу все силы работе.

На этой не очень оптимистичной ноте они и расстались.

Глава 2

Джейк Моррис вышел из кабинета босса в приподнятом настроении. Свершилось! Наконец судьба дает ему шанс, которого он давно ждал. В том, что он сумеет им воспользоваться и добудет своей компании, архитектурному бюро «Синклер Дизайнз», очень выгодный заказ, Джейк не сомневался. В его мозгу уже роились новые идеи.

Он подошел к столу секретарши и попросил забронировать для него номер в шикарном кантри-клубе «Уэлш Роуз». Самое подходящее место для того, чтобы умаслить Эдварда Вустера и убедить его разместить заказ на проектирование сети отелей на Гавайях именно в «Синклер Дизайнз». Шикарный отель, закрытый плавательный бассейн, пятизвездочный ресторан — лучшей обстановки для того, чтобы растопить лед и завоевать симпатии потенциального клиента, и придумать невозможно.

Тельма говорила по телефону. Увидев Джейка, она показала ему на пальцах, что освободится через минуту. Джейк кивнул и прислонился к бетонной колонне рядом со столом Тельмы. Откуда-то приглушенно доносилась рождественская мелодия. Джейк огляделся и понял, что музыка доносится из динамика, замаскированного в ветвях офисной елки. Это напомнило ему о том, что он купил рождественские подарки еще не всем родственникам. Подарок сестре еще предстояло выбрать, а что дарить родителям, он пока даже не придумал: после того, что им пришлось перенести, ему хотелось порадовать их чем-нибудь необычным. Рождество обещало быть радостным, гораздо лучше, чем прошлогоднее.

— Извини, что заставила ждать, — сказала Тельма, кладя трубку на рычаг.

Она окинула Джейка долгим откровенным взглядом, но Джейк притворился, что не заметил ее внимания. Тельма была привлекательна и умна, но ее недвусмысленно выраженный интерес оставил Джейка равнодушным. Даже если бы его тело и откликнулось на ее заигрывание, он бы не колеблясь остудил свой пыл: урок, что не стоит заводить романы на работе, Джейк усвоил — да еще как хорошо усвоил! — и впредь не собирался повторять собственную ошибку.

— Что я могу для тебя сделать? — спросила Тельма, надув пухлые губки и сопровождая свой вопрос взглядом, говорившим, что она готова выполнить любое его желание.

Джейк непринужденно улыбнулся. Он старался держаться вежливо, но не слишком тепло.

— Забронируй для меня номер в «Уэлш Роуз» на четыре ночи, с пятницы по понедельник.

— Минутку. — Тельма пометила что-то в своем блокноте, потом подняла голову и проникновенно посмотрела в глаза Джейку. — Мы с друзьями из технического отдела собираемся сегодня после работы в итальянский ресторан, не хочешь присоединиться?

По ее тону можно было подумать, что речь идет не о невинном обеде в дружеской компании, а как минимум о посещении эротического шоу. Джейк бесстрастно покачал головой.

— Спасибо, но у меня уже есть планы на вечер.

— Свидание?

Лучше всего было бы сказать «да, с невестой» и положить конец заигрываниям Тельмы, но у Джейка больше не было невесты. А обманывать он не хотел. В свое время он сам пострадал от чужой лжи, кроме того, как справедливо замечал его отец, если говорить правду, то не придется запоминать, что же ты наврал.

— Если честно, то я собираюсь поработать, — сказал он. — Сроки поджимают.

Тельма погрозила ему пальцем с выкрашенным кроваво-красным лаком острым длинным ногтем.

— Знаешь, что говорят про тех, кто слишком много работает и не развлекается?

Джейк пожал плечами.

— Их называют занудами? Что ж, значит, я зануда, потому что мне придется работать допоздна, и не только сегодня.

Это была истинная правда: на то, чтобы подготовить наброски проекта, у него оставалось времени всего ничего, один день и две ночи. А наброски должны быть такими, чтобы, увидев их, Эдвард Вустер сразу понял бы: надо заказать проект их бюро и конкретно Джейку. Впрочем, Джейка не пугала перспектива провести за чертежной доской чуть ли не всю ночь — после разрыва с Эммой, который случился как раз на прошлое Рождество, то есть почти год назад, его светская жизнь практически сошла на нет. И Джейка это вполне устраивало: работа — куда менее нервное и хлопотное занятие, чем общение с женщинами.

Краем глаза Джейк заметил какое-то движение и оглянулся. Как говорится, помяни нечистого… В его сторону шла Сьюзен Хадсон — женщина и нервотрепка в одном флаконе. Ее длинные русые волосы как обычно уложены в строгий пучок, да и весь ее облик прямо-таки кричит о строгости и деловитости: неброский макияж, деловой костюм, ни намека на женскую слабость.

Сегодня она была в темно-синем брючном костюме в тонкую полоску и в туфлях-лодочках на высоком каблуке. А выражение лица… Она с таким же успехом могла держать над головой плакат с надписью крупными буквами «Не приближаться, убьет!». К счастью, опыт с Эммой научил Джейка распознавать женщин такого сорта, он прекрасно знал, что под оболочкой холодной сдержанности прячется расчетливая, амбициозная и коварная натура. Джейк понял, что эта женщина способна превратить его жизнь в ад, еще в тот момент, когда их друг другу представили, и тогда же решил для себя, что она его главный противник.

Джейк всегда старался не вникать во всякого рода сплетни, гулявшие по офису, но однажды в обеденный перерыв невольно подслушал разговор нескольких мужчин, называвших Сьюзен Хадсон Снежной Королевой. Это мнение во многом совпадало с его собственным. Он, правда, не знал, касается ли это прозвище только ее поведения на работе или личной жизни тоже, но старался об этом не думать: в конце концов, какая ему разница, растает ли когда-нибудь ее ледяной панцирь. Хватит того, что однажды он попытался выяснить ответ на такой же вопрос применительно к Эмме — на его сердце до сих пор не зажили шрамы.

Перед его мысленным взором всплыло лицо Эммы, зазывный взгляд ее голубых глаз, обольстительная улыбка, обещающая любовь и блаженство. Но Джейк быстро прогнал ненужное воспоминание, и с удовлетворением отметил, что мысли об Эмме больше не причиняют ему боли, лишь вызывают раздражение. Однако они приходят ему в голову всякий раз, когда он видит Сьюзен Хадсон, — наверное, потому, что и Эмма, и Сьюзен сделаны из одного теста. Хотя внешне они совсем разные: Эмма была миниатюрной блондинкой и в одежде предпочитала женственный стиль, а Сьюзен — русоволосая и носит деловые костюмы. Но обе одинаково талантливы и амбициозны, с такими нужно постоянно быть настороже.

Сьюзен шла, уткнувшись носом в какие-то бумаги. Джейк видел, что ее брови сосредоточенно сдвинуты, губы плотно сжаты. Очки в роговой оправе придавали ей еще больше солидности. Джейку не хотелось это признавать, но Сьюзен была олицетворением профессиональной компетентности и к тому же очень талантливым архитектором. Недаром она быстро продвигалась по карьерной лестнице.

Ну, Сьюзен, погоди, думал Джейк, заполучив заказ Вустера, я сразу вырвусь вперед. В нем шевельнулось нечто подозрительно похожее на совесть, но он подавил росток в зародыше. В бизнесе каждый за себя.

Приближаясь к столу Тельмы, Сьюзен подняла голову от бумаг, заметила Джейка и сбавила шаг. Ее лицо осталось непроницаемым, но глаза холодно блеснули, и Джейк сделал вывод, что она не рада его видеть. Принадлежи она к отряду пернатых, он бы наверняка увидел, что перышки, обычно приглаженные, воинственно встопорщились. Интересно, подумал Джейк, что нужно, чтобы по-настоящему вывести ее из себя, чтобы она вспыхнула?

Вопреки ожиданиям Джейка Сьюзен не прошла мимо, а остановилась. Он вдохнул легкий, ускользающий аромат, который впервые ощутил, когда они сидели рядом в зале заседаний. От Сьюзен Хадсон пахло свежестью — так пахнет весенний луг после грозы, но сейчас зима, и происхождение запаха было для Джейка загадкой.

— Тельма, Джейк, добрый день, — проговорила она с легким придыханием.

Словно только что выскользнула из постели с шелковыми простынями, почему-то подумалось Джейку. Сьюзен посмотрела на него поверх очков.

— Видела твой проект кондитерской, Джейк. — В их компании была принята непринужденно-демократичная манера общения, и коллеги обращались друг к другу по имени, но только непосвященный мог принять подобное обращение за фамильярность или признак симпатии. — Отличная работа.

Джейк всмотрелся в ее глаза, ища во взгляде признаки неискренности, но не нашел.

— Спасибо на добром слове. Это был лакомый заказ.

Если Джейк рассчитывал вызвать у Сьюзен улыбку, то ничего не вышло, ее губы даже не дрогнули.

— Тебе повезло, что я свалилась с простудой, иначе заказ поручили бы мне.

Джейк решил не накалять обстановку и дружелюбно заметил:

— Я рад, что тебе лучше.

Сьюзен все-таки улыбнулась.

— Я тоже. — Она повернулась к Тельме. — Йен у себя?

Секретарша кивнула.

— Да, он тебя ждет.

Кивнув обоим, Сьюзен прошла дальше по коридору, постучала в дверь черного дерева и через несколько секунд скрылась в кабинете босса.

Джейк насторожился, в его сознании сработал сигнал тревоги: по какому случаю босс ждет Сьюзен Хадсон? Обдумать этот вопрос Джейк не успел: его размышления прервал голос Тельмы:

— Ну, теперь мне все ясно.

— Что именно?

Секретарша смотрела на Джейка, задумчиво прищурившись.

— Я поняла, почему ты на меня не реагируешь. — Она многозначительно покосилась на дверь, за которой скрылась Сьюзен. — Между вами проскакивают искры.

Джейк недоверчиво рассмеялся.

— Ничего подобного!

— Я же не слепая.

— Возможно, ты что-то и видишь, но это не те искры, которые ты имеешь в виду, это искры раздражения.

Тельма понимающе улыбнулась.

— Это неважно, огонь может разгореться от любой искры.



Глава 3

Джейк поставил «форд» на крытую автостоянку при «Уэлш Роуз» и вышел из машины. От шестичасового сидения за рулем у него нещадно затекли ноги и болела поясница. Сам виноват, с досадой подумал Джейк, не надо было отправляться в путь на машине, если бы я поехал поездом, то не провел бы почти все шесть часов в пробке. Но он по наивности решил, что после восьми часов вечера на дорогах будет свободно — не учел, что ближе к выходным количество машин на дорогах увеличивается. Ну и конечно он при всем желании не мог предвидеть, что повалит снег и дороги превратятся в кошмар. Джейк достал из багажника дорожную сумку и, пройдя под навесом, вошел в вестибюль отеля. Он буквально с ног валился от усталости, у него слипались глаза, а в горле пересохло. Кроме всего прочего, он здорово проголодался, но слишком устал, чтобы идти в ресторан. В эту минуту Джейк мечтал только о том, чтобы умыться и лечь в постель, все остальные потребности подождут до утра.

Прошлой ночью работал и успел поспать всего часа три. С утра он отправился на работу, как назло день выдался на редкость напряженным, ну а вечером он отправился в путь и в результате теперь едва держался на ногах. Выезжая из Лондона, он рассчитывал добраться до отеля пораньше, расслабиться, а утром на свежую голову еще раз просмотреть свои наброски до завтрака с Эдвардом Вустером. Эти планы рухнули.

У стойки Джейка приветствовал ночной портье. Джейк назвал свою фамилию, портье сверился по книге, поднял голову и одарил Джейка дежурной улыбкой.

— Ваш номер тридцать семь, это на третьем этаже в конце коридора.

Джейк взял ключи и устало улыбнулся.

— Спасибо. Я бы хотел, чтобы меня разбудили в половине седьмого.

Встреча с Вустером была назначена на девять, но Джейк хотел еще раз просмотреть наброски перед завтраком. Портье сделал запись в другой книге и заверил, что его разбудят.

Джейк кивком поблагодарил портье и поплелся к лифту, думая только о том, как бы не уснуть раньше, чем он доберется до постели. Вестибюль был уже украшен к Рождеству, Джейк скользнул усталым взглядом по мраморным колоннам, украшенным гирляндами из разноцветных лампочек. В дальней от входа части вестибюля на небольшом возвышении стояла елка. Лифт поднимался так плавно, что Джейк едва не заснул стоя, но его разбудил щелчок открывающихся дверей. Коридор третьего этажа был ярко освещен, Джейк пошел к своему номеру, щурясь от слишком яркого люминесцентного света, открыл дверь, вошел и, закрыв дверь за собой, оказался в успокаивающем полумраке.

Он оставил сумку прямо у порога, снял плащ, разулся и стал торопливо раздеваться, как попало бросая одежду на сумку. Только бы поскорее лечь! Раздевшись до трусов, он в темноте пошел к кровати, пошатываясь от усталости. Его усталые глаза отметили, что на правой половине кровати белье постелено неровно, можно подумать, что на кровати кто-то лежит. Горничная могла бы выполнять свои обязанности получше, подумал Джейк. Но сей-час это его мало волновало, и он с блаженным стоном плюхнулся на кровать, нырнул под одеяло, повернулся на бок и вытянул руку. Его рука наткнулась на что-то теплое и гладкое. Атласные простыни, подумал Джейк, а на ощупь — как женская грудь. Великолепная кровать, хотя и неаккуратно застелена. Ему показалось, что атлас под его рукой зашевелился. Странно… Джейк не успел даже как следует задуматься, в чем дело, как вдруг тишину прорезал визг. Женский визг.

— Что за чертовщина?!

Вслед за визгом Джейк услышал ругательства, а потом на него обрушился град ударов.

— Убирайся отсюда, извращенец! А то я оторву твои причиндалы и выкину в окно!

Сон слетел с Джейка так быстро, как если бы его окатили ведром ледяной воды. Он чертыхнулся, инстинктивно прикрыл руками свое мужское достоинство. Через мгновение в комнате зажегся свет. Джейк прищурился, а когда его глаза привыкли к свету, он увидел, что на кровати стоит в воинственной позе русоволосая фурия. Стоило Джейку посмотреть в ее глаза, пылающие праведными гневом, как он понял, что угроза его детородным органам вполне реальна. Женщина схватила с тумбочки увесистый телефонный справочник и замахнулась на Джейка.

— Какого черта… — Фурия замолчала и прищурилась. — Джейк, это ты?

Она меня знает? — удивился Джейк.

— Да, а ты… — Он тоже умолк на полуслове, пораженный. — Сьюзен?

Несколько долгих секунд они смотрели друг на друга в напряженном молчании. Почему молчала Сьюзен, Джейк не знал, но в причинах собственного молчания у него сомнений не было: непривычное обличье Сьюзен так его поразило, что он на время утратил дар речи. Растрепанная фурия, грозно взиравшая на него, разительно отличалась от Снежной Королевы. Глаза без привычных строгих очков казались огромными и очень выразительными, щеки пылали, губы были приоткрыты. Ничего общего со строгой, уравновешенной и супер-консервативной Сьюзен Хадсон, которую Джейк неоднократно видел в офисе.

Джейк ошеломленно посмотрел на ее нежную шею, грудь, вздымающуюся под тонким шелком короткой голубой ночной рубашки, сквозь которую просвечивали соски, опустил взгляд на ее ноги. О, ее ноги — длинные, стройные — стоили того, чтобы задержать на них взгляд! У Джейка чуть сердце не выскочило из груди. Теперь он знал, что скрывается под строгими деловыми костюмами Сьюзен Хадсон. Мало того, он узнал не только как она выглядит на самом деле, но и какова она на ощупь — это ее кожу он, одуревший от усталости, принял за атлас. При воспоминании о том, как он гладил ее грудь, Джейк начал возбуждаться, к счастью, он вовремя спохватился и переключил мысли на другое.

Он кашлянул, прочищая горло, и спросил:

— Что ты здесь делаешь?

Сьюзен нахмурилась. Джейк сидел, а она стояла, и это давало ей возможность смотреть на него сверху вниз. Чтобы исправить положение, он встал.

— По-моему, это я должна задать этот вопрос. Что ты делаешь в моем номере? Может, это грязная шутка?

— Грязные шутки — не мой стиль. И что значит «в моем номере»? Портье дал мне ключ от номера тридцать семь.

— Да, но здесь живу я. Йен отправил меня в командировку, чтобы я пообщалась в неформальной обстановке с Эдвардом Вустером и убедила его разместить заказ в нашей фирме. А вот что привело в «Уэлш Роуз» тебя, еще надо разобраться.

— Стоп, стоп, это меня Йен послал в командировку пообщаться в неформальной обстановке с Вустером.

— Не может быть! Уж не хочешь ли ты сказать, что Йен дал нам обоим одно и то же задание?

Джейк прищурился и внимательно всмотрелся в лицо Сьюзен. Одно из двух, думал он, или она непревзойденная лгунья, что не исключено, или Йен действительно послал нас обоих обрабатывать одного и того же клиента, что, к сожалению, тоже вполне возможно.

Сьюзен внимательно смотрела на Джейка и старалась собраться с мыслями. Она пыталась понять, говорит ли Джейк правду или он оказался еще более хитрым прохиндеем, чем она подозревала, и, узнав о ее планах, решил им помешать, чтобы переманить выгодного заказчика. Сьюзен задержала взгляд на его широких плечах, обнаженной груди с порослью темных волос. Полоска волос сужалась книзу и исчезала за поясом трусов. Ее взгляд опустился ниже, прошелся по длинным мускулистым ногам Джейка, потом вернулся выше и задержался на бугре внизу живота. Если бы Сьюзен умела свистеть, она бы присвистнула. Ей показалось, что мир покачнулся и сошел со своей оси. Кажется, я сошла с ума, подумала она.

— Ну?

Голос Джейка отвлек ее внимание от его впечатляющих мужских достоинств, их взгляды встретились, и между ними проскочила какая-то искра. В глазах Джейка появилось задумчивое выражение, и Сьюзен поняла, что от него не укрылось, как она его разглядывала. Но она сказала себе, что ей нечего стесняться, если разобраться, Джейк первым начал. Когда он откровенно таращился на ее тело, ей бы следовало возмутиться и поставить его на место, а она смутилась и почувствовала, как от его взгляда по ее телу растекается жар. Разглядев ее как следует, Джейк явно удивился, но то, что он увидел, ему определенно понравилось. На Сьюзен давно никто не смотрел так, как Джейк несколько минут назад. Хотя, если разобраться, она давно не представала перед мужчиной полуголой.

— Что «ну»?

Сьюзен шагнула к краю кровати, чтобы спуститься на пол. Джейк подал ей руку, и она, не раздумывая, оперлась на нее. От его длинных пальцев по всей ее руке словно прошел разряд, воспламеняя на своем пути каждое нервное окончание. Ее тонкие пальцы утонули в его теплой ладони. Как только Сьюзен ступила на твердый пол, она тут же выпустила руку Джейка и попятилась от него. Она чувствовала себя незащищенной, выставленной напоказ, и сожалела, что не взяла с собой халат. У нее был только спортивный костюм, но тот остался в сумке, а сумка стояла в шкафу. Открыть шкаф и полезть за костюмом означало бы показать Джейку, что раздетой она чувствует себя неловко. Однако Джейка, казалось, абсолютно не смущало то обстоятельство, что они оба неодеты, и Сьюзен не желала уступать ему в этом. Она напоминала себе, что купальник, в котором она спокойно разгуливает по пляжу, прикрывает гораздо меньше, но этот довод не срабатывал: одно дело купальник, и совсем другое — полупрозрачная ночная рубашка, да еще в спальне, да еще когда рядом стоит Джейк Моррис. Но делать нечего, Сьюзен скрестила руки на груди и воинственно задрала подбородок.

— Кажется, мне все ясно, — сказал Джейк, глядя ей в глаза. — Если, конечно, ты сказала правду насчет задания Йена.

— Я никогда не вру, — процедила Сьюзен сквозь зубы. — А вот насчет тебя не знаю.

— У меня много недостатков, но лгуном меня еще никто не называл. Если хочешь, можешь позвонить Йену, он подтвердит мои слова. — Джейк посмотрел на часы. — Только не уверен, что его обрадует телефонный звонок в третьем часу ночи.

Сьюзен задумалась. Джейк казался искренним. Если он говорит правду… Она поёжилась от неприятного предчувствия.

— Ладно, я приму твои слова на веру, по крайней мере до утра. — Сьюзен тряхнула головой, отбрасывая от лица растрепанные волосы. — Не хочется верить, что Йен послал нас обоих обхаживать одного и того же клиента, но…

— Но мы оба знаем, что это вполне в его стиле, — подсказал Джейк. — Такое уже бывало. Столкнув нас лбами, он может рассчитывать, что один из нас наверняка добудет для фирмы выгодный контракт.

Сьюзен кивнула.

— Да, хитрая тактика, ничего не скажешь.

— Я бы восхищался хитростью Йена, если бы сам не оказался одной из жертв его хитрости, — недовольно пробурчал Джейк.

— Даже если ты сказал правду, это не сильно поможет тебе в полиции, когда ты будешь объяснять, почему вломился в мой номер.

Джейк метнул на нее хмурый взгляд.

— Я архитектор, а не взломщик, никуда я не вламывался. Как я уже сказал, портье дал мне ключ от этого номера.

Он подошел к столику, на котором стоял телефон, и, сверившись с листком бумаги, приклеенным к стене, набрал номер. Повернувшись спиной к Сьюзен, Джейк наклонился, чтобы взять блокнот и карандаш. Ткань трусов натянулась на его упругих мышцах, и Сьюзен, сама того не желая, залюбовалась зрелищем. С такой фигурой Джейк вполне мог зарабатывать на жизнь в качестве модели.

На том конце провода сняли трубку.

— Это Джейк Моррис из номера тридцать семь.

Джейк объяснил ситуацию, но Сьюзен поймала себя на мысли, что почти не слышит, о чем он говорит. Это никуда не годилось, нельзя было допускать, чтобы мужские ягодицы так катастрофически повлияли на ее умственные способности — да что там на умственные, даже на способность ровно дышать! Можно подумать, ей не доводилось видеть полуобнаженных мужчин… Доводилось, только давно, в последний раз это был Мартин, и он не был таким вопиюще мужественным. По какой-то неведомой причине Джейк Моррис пробудил к жизни женские инстинкты Сьюзен, мирно дремавшие не один месяц. Сьюзен замотала головой, стряхивая наваждение: этого ей только не хватало для полного счастья! Ну почему ее тело отреагировало не на кого-нибудь, а именно на Джейка Морриса?

Джейк повесил трубку и повернулся к Сьюзен.

— С какой новости начать, с хорошей или плохой?

— С хорошей.

— Очень жаль, но хороших новостей нет, во всяком случае, для тебя. А плохая, новость состоит в том, что по заявке «Синклер Дизайнз» забронировано только два номера.

— Для меня и для тебя?

— Не-е-ет, — мстительно протянул Джейк. — Один для Эдварда Вустера и один для меня.

Сьюзен подлетела к нему. К счастью для нее, злость на Джейка погасила огоньки разгоравшегося сексуального возбуждения.

— На случай, если ты запамятовал, на поминаю, это ты ворвался в мой номер, а не я в твой. В шкафу висит моя одежда, в ванной лежит моя зубная щетка. Так что предлагаю тебе одеться и прогуляться до стойки портье, пусть он даст тебе ключи от свободного номера.

Джейк улыбнулся одними губами.

— Я бы с удовольствием так и сделал, но в отеле нет свободных номеров. Уикенд, знаешь ли.

Сьюзен возвела глаза к потолку и попросила небо ниспослать ей терпение.

— Думаешь, я поверила?

Джейк пожал плечами.

— Дело твое, можешь позвонить портье. Но отель небольшой, так что ничего удивительного, что на выходные он заполнен.

Сьюзен позвонила портье. Джейк не солгал, свободных номеров не было и не предвиделось до среды. Сьюзен попросила уточнить время заказа номеров.

— Для «Синклер Дизайнз» были забронированы два номера: в восемь двадцать — номер люкс, и в девять пятьдесят — одноместный. И все.

— Спасибо.

Сьюзен со вздохом повесила трубку и повернулась к Джейку. Ее сердце камнем ухнуло вниз.

— Во сколько ты встречался с Йеном?

— Вчера утром, в половине десятого.

Этого Сьюзен и боялась. Ее собственная встреча с боссом состоялась позже. Это означало, что Тельма забронировала номер для Джейка, а не для нее.

— По-видимому, номер был забронирован в то самое время, когда ты сидела в кабинете Йена, — высказал предположение Джейк.

Этого Сьюзен при всем желании не могла отрицать. Она подавленно кивнула.

— Значит, Тельма забыла забронировать номер для меня.

— Судя по всему, да.

— Но это не моя вина.

— И не моя.

— Но я не уйду из этого номера.

— Я тоже.

Несколько долгих секунд Джейк и Сьюзен напряженно смотрели друг на друга, как две собаки, нацелившиеся на одну кость. В данный момент костью можно было считать гостиничный номер, но позже в этой роли выступит Эдвард Вустер. Ни один не собирался уступать сопернику.

Сьюзен посмотрела в окно. Снег все еще валил, о том, чтобы ехать куда-то в такую погоду — неважно, ей ли, Джейку ли, — не могло быть и речи. Но и ночевать в одном номере они не могли. Кровать в номере была только одна, да и та не сказать, чтобы очень широкая. Лечь в одну постель рядом с этим ходячим образчиком мужественности? Ни за что, твердо решила Сьюзен. Однако ей не хватит сил, чтобы вытолкать Джейка Морриса за порог, а добровольно он явно не уйдет.

— Послушай, Джейк, наверняка в вестибюле есть диван… А может быть, администрация может предоставить раскладушку?

— Насчет раскладушки я уже спрашивал, у них нет. Что до дивана, кажется, в вестибюле есть один, но я не собираюсь на нем спать, когда в номере есть отличная кровать.

— Кровать уже занята.

Джейк и бровью не повел.

— На ней хватит места для нас обоих.

Сьюзен опешила и даже не нашлась что возразить. Увидев ее вытянувшуюся физиономию, Джейк быстро сказал:

— Не волнуйся, я не собираюсь к тебе приставать. Я даже не храплю. А ты?

— Нет, но…

— Отлично, хотя даже если бы ты и храпела, это неважно, я настолько устал, что все равно засну. — Джейк вздохнул. — Послушай, произошло недоразумение, но сейчас мы ничего не можем исправить, так что давай ложиться спать, я буквально с ног валюсь.

Сьюзен молча смотрела, как он достает из бокового кармана сумки кожаный несессер, как решительно идет в ванную… Хлопок двери привел ее в чувство. Через несколько секунд Сьюзен услышала шум воды.

— Что ты делаешь?! — крикнула она.

— Чищу зубы.

Через несколько минут Джейк вышел из ванной, от него пахло мятой. Он откинул одеяло, взбил подушку и лег на бок, спиной к Сьюзен.

— Спокойной ночи, Сьюзен, приятных снов.

Спокойной ночи?! Приятных снов?! Он что, спятил?! Неужели он думает, что она сможет уснуть рядом с ним и спать до утра?! О каких снах может идти речь, с возмущением думала Сьюзен, если мне вероятнее всего предстоит неизвестно сколько пролежать, глядя в потолок, слушая его ровное дыхание и все больше злясь из-за того, что моя близость на него нисколечко не действует?!

Вот что бывает, когда слишком много времени уделяешь работе в ущерб личной жизни, рассудила Сьюзен. Оказаться после долгого воздержания в одной постели с мужчиной — такое кого хочешь выбьет из колеи. Мне еще повезло, что Джейк мне не нравится, иначе дело было бы совсем плохо.



Сьюзен покосилась на Джейка. Судя по спокойному ритмичному дыханию, он уже уснул. С минуту Сьюзен смотрела на кресло, раздумывая, не перебраться ли туда, но потом решила, что в кресле ей тем более не уснуть, а если ее все-таки сморит сон, то утром она проснется с затекшей шеей и больной головой. К чему терпеть такие неудобства, когда она заняла номер первой? Джейк вломился в уже занятый номер — и вот, извольте, спит сном младенца. Что ж, решила Сьюзен, если он может спокойно спать в одной постели со мной, то и я как-нибудь протяну до утра. Она выключила свет и осторожно, чтобы не разбудить Джейка, легла под одеяло и пододвинулась к самому краю кровати.

Все в порядке, ничего особенного не случилось, успокаивала она себя, ну и что, что рядом со мной лежит красивый мужчина? Ну и что, что я слышу его дыхание и чувствую тепло его тела? Ничего — если бы мое сердце не билось бы как бешеное, а тело не пылало бы так, словно меня поджаривают на медленном огне. Сьюзен отодвинулась еще дальше к краю и закрыла глаза, но заснуть ей удалось еще очень, очень нескоро.

Джейк лежал с открытыми глазами и старался дышать глубоко и ровно, но это оказалось нелегко: вместо того, чтобы уснуть еще час назад, он маялся от снедающего его жара, и его положение осложнялось тем, что он пытался притвориться спящим. Куда только подевалась его усталость, от которой у него слипались глаза? Глупый вопрос. Усталость испарилась, отступила перед сексуальным возбуждением в то же мгновение, когда в комнате вспыхнул свет и его взгляд наткнулся на полуобнаженное тело Сьюзен Хадсон, Спрашивается, как тут уснешь, если в той же самой кровати на расстоянии вытянутой руки от него лежит прекрасная, очень сексуальная женщина? Женщина, к которой он прикасался. Он хотел снова до нее дотронуться, но на этот раз не в полусне.

С какой стати Сьюзен Хадсон не надевает на ночь практичную пижаму из фланели? — с досадой думал Джейк. Одевается же она на работу в бесполые деловые костюмы! Будь ее тело закутано в плотную ткань, я бы, пожалуй, не маялся бы сейчас от возбуждения, снять которое у меня нет никаких шансов.

Сьюзен вздохнула, и Джейк с неудовольствием ощутил тяжесть внизу живота. Да уж, мрачно подумал он, ночь предстоит долгая.

Глава 4

Джейка разбудил настойчивый телефонный звонок. Кто может звонить в такую рань? Чертыхаясь, он наугад протянул руку и нащупал телефонную трубку.

— Доброе утро, сэр. Вы просили разбудить вас в половине седьмого.

Джейк открыл глаза и разом все вспомнил. — Уэлш Роуз», Эдвард Вустер.

Сьюзен Хадсон.

Он сел так резко, что закружилась голова. Посмотрев на кровать, Джейк с облегчением увидел, что Сьюзен нет. Из ванной доносился шум воды. Джейк представил Сьюзен под душем, обнаженную, в струйках душистой пены, и эта мысль вызвала в его теле мгновенный отклик. Прекрасно, этого только не хватало, подумал Джейк, утренняя эрекция! День еще только начался, но уже безнадежно испорчен. Он замотал головой, пытаясь стряхнуть туман, окутавший его разум. Среди ночи он все-таки отключился и заснул, но сейчас не чувствовал себя отдохнувшим, ему нужно было срочно выпить кофе — чем крепче, тем лучше.

Джейк встал, потянулся до хруста в суставах и подошел к окну. В щель между шторами было видно, что на улице еще темно и до сих пор крупными хлопьями падает снег.

Шум воды в душе прекратился. Джейк быстро подошел к своей сумке, достал джинсы и едва успел их натянуть, когда дверь ванной открылась и на пороге в облаке душистого пара возникла Сьюзен. Она была замотана в полотенце — очевидно, вместо халата — растрепанные волосы влажно блестели. При взгляде на нее Джейку почему-то вспомнилась Венера Боттичели, хотя у Сьюзен был совсем другой цвет волос.

Увидев Джейка, Сьюзен остановилась на пороге ванной и потуже затянула на груди концы полотенца. Джейк проследил за движением ее пальцев и чуть не присвистнул, по какому-то странному капризу сознания напрочь растеряв весь словарный запас.

— Я не знала, что ты встал, — сказала Сьюзен.

О, ты не знаешь и половины, мысленно ответил ей Джейк. Чувствуя себя последним идиотом, он наклонился к раскрытой дорожной сумке, достал футболку и небрежно — во всяком случае, он надеялся, что это выглядело небрежно, — перекинул через руку так, чтобы она закрывала низ его живота.

— Я… — Джейк кашлянул, прочищая горло, и повторил попытку. — Я попросил портье раз будить меня в половине седьмого, в девять я завтракаю с Эдвардом Вустером.

Глаза Сьюзен сверкнули. Джейк, прищурившись, спросил:

— А в котором часу ты встречаешься с ним?

Сьюзен ответила после едва заметного колебания.

— Я тоже с ним завтракаю. В половине восьмого.

Джейк нахмурился. То, что Сьюзен встречается с Вустером первой, показалось ему дурным предзнаменованием, ведь у нее будет преимущество хотя бы во времени. Вопрос в том, как далеко Сьюзен готова зайти, чтобы добиться контракта? Как у нее с этикой? Будет ли она играть честно? Или она, как Эмма, готова пустить в ход женское обаяние, чтобы достичь желаемой цели? Уже после разрыва с Эммой Джейк узнал, что она не раз спала с потенциальными клиентами, чтобы заполучить заказ, а Сьюзен способна на такое? Если да, то он этому ничего не сможет противопоставить. Джейк едва не скрежетал зубами от досады.

— Послушай, Джейк, я много думала о сложившейся ситуации, поверь, мне она нравится ничуть не больше, чем тебе. Думаю, Йен подстроил все это нарочно, включая и нашу ночевку в одном номере. Утром я звонила портье, администрация ничем не может нам помочь. С другой стороны, ни один из нас не захочет поселиться в другом отеле, не так ли?

— Я не собираюсь никуда переселяться! — отрезал Джейк.

— Так я и думала. Я тоже.

Сьюзен заправила за ухо прядь мокрых волос, не догадываясь, что от этого ее движения Джейку нестерпимо захотелось погладить ее персиковую кожу, на вид невероятно нежную, шелковистую.

— В таком случае, думаю, нам нужно договориться, как себя вести, чтобы свести неловкость ситуации к минимуму.

— Что ты имеешь в виду?

Сьюзен замялась.

— Для начала давай договоримся, что будем ходить в номере одетыми.

Сьюзен скользнула взглядом по обнаженной груди Джейка, и в ее глазах промелькнула искра желания. Джейк заметил это, но не понял, что при этом испытал сам — облегчение или тревогу. Вероятно, все же облегчение: не он один испытывает неуместное влечение к коллеге и сопернице. Но, с другой стороны, если им придется бороться не только с его желанием, но и с желанием Сьюзен, как, спрашивается, они справятся?

Джейк медленно кивнул, стараясь не опускать взгляд ниже ключиц Сьюзен.

— Отлично, постоянно в одежде. Боюсь только, принимать душ будет затруднительно.

Сьюзен поджала губы, невольно привлекая внимание Джейка к их зрелой полноте. Он удивился, как мог не замечать раньше, что у нее пухлые, чувственные губы, словно специально созданные для поцелуев… для его поцелуев. Джейк с трудом устоял перед искушением подойти к Сьюзен и попробовать, каковы они на вкус.

— Хорошо, мы остаемся в одежде все время, кроме тех случаев, когда принимаем душ.

Джейк кивнул.

— Что еще?

— Думаю, в интересах справедливости мы должны не мешать друг другу в переговорах с Вустером. — Сьюзен твердо посмотрела Джейку в глаза. — Я хочу получить этот заказ и буду за него бороться. Предупреждаю, я всегда борюсь до победы. Я прекрасно понимаю, что ты можешь сказать о себе то же самое. Но я собираюсь играть честно и надеюсь, что ты ответишь мне тем же.

Несколько секунд Джейк внимательно всматривался в ее лицо, пытаясь понять, насколько Сьюзен искренна и к чему она клонит. Сьюзен производила впечатление честной, но однажды Джейк уже обжегся и не собирался снова попадаться на удочку амбициозной дамочки.

— Ты хочешь сказать, что мы не должны мешать друг другу вести переговоры с Вустером?

— Именно это я и предлагаю, — подтвердила Сьюзен. — И, конечно, не саботировать работу друг друга.

Джейк даже оскорбился.

— Похоже, ты не очень высокого мнения о моих моральных качествах.

— Я осторожна.

— Я тоже.

— Именно поэтому я и считаю, что мы должны установить некие общие правила. Я намерена бороться за этот контракт, но могу дать слово играть честно — конечно, при условии, что ты дашь такое же обещание.

— Вопреки тому, что ты обо мне думаешь, я не жульничаю, у меня просто нет в этом необходимости: я вполне способен победить в честной борьбе. — Как Джейк ни старался, в его голос все-таки прокрались обиженные нотки.

— Тем лучше. Значит, по рукам?

Сьюзен протянула Джейку руку. У него по-прежнему оставались некоторые сомнения в мотивах Сьюзен, но он кивнул. До тех пор, пока Сьюзен Хадсон будет выполнять свои обязательства, он будет выполнять свои. Но если она попытается разыграть свою козырную карту — пустить в ход чисто женские уловки, — ему придется объявить ей войну, и тогда Сьюзен пожалеет, что связалась с ним. В любви и на войне все средства хороши. В любви? При чем здесь любовь? — мысленно одернул себя Джейк. Речь может идти только о войне. Но он надеялся, что до этого дело не дойдет.

— По рукам.

Рукопожатие Сьюзен было твердым, деловым, недолгое соприкосновение их рук не должно было обдать Джейка жаром, но почему-то обдало. Более того, Джейку пришлось бороться с желанием рвануть Сьюзен на себя и начать день с нарушения первого установленного ею правила — оставаться в одежде. Кожа Сьюзен под его пальцами была такой теплой, нежной, ее соблазнительное тело было прикрыто одним лишь полотенцем…

Джейк мысленно встряхнул себя. Он должен все время помнить, что Сьюзен — его коллега и соперница, причем соперница опасная, что именно она пытается увести у него из-под носа выгодный контракт. Конечно, Джейку было бы гораздо легче помнить все эти важные подробности, будь Сьюзен одета. Как только она облачится в один из своих бесполых деловых костюмов, он сразу увидит в ней не женщину, а конкурента; во всяком случае, Джейк надеялся, что это произойдет. Вот и сейчас, будь она в костюме, он бы спокойно пожал ей руку и ничего при этом не почувствовал.

Джейк скользнул взглядом по фигуре Сьюзен и чуть не застонал в голос. Даже когда она оденется, ему будет очень, очень трудно не вспоминать, как она выглядела, выходя из ванной в одном полотенце. Но ничего, подумал Джейк, мне приходилось справляться с задачами потруднее, справлюсь и с этой.

Сьюзен смущенно улыбнулась.

— Я сейчас освобожу ванную, только возьму косметичку.

— Гм… хорошо.

Через несколько секунд Сьюзен вышла из ванной с косметичкой под мышкой и прошла мимо Джейка. Его взгляд следовал за ее спиной, как приклеенный, Джейк с трудом отвел глаза. Его воображение нарисовало во всех подробностях плавные линии ее женственной фигуры, скрытой полотенцем, и его тело молниеносно отреагировало на эту картину самым примитивным образом. Не хватало еще, чтобы его возбуждение заметила Сьюзен! Джейк быстро прошел в ванную и решительно захлопнул за собой дверь.

Сьюзен услышала щелчок дверного язычка и вздохнула с облегчением. Но тут ее взгляд упал на смятую постель, в которой она и Джейк провели ночь. Сьюзен не могла сказать «спали», потому что в отличие от Джейка она после его появления не сомкнула глаз. Хорошо еще, что ей удалось немного поспать до того, как он ввалился в номер. После того, как Джейк лег в кровать, Сьюзен так и не удалось заснуть, она постоянно думала о мужчине, лежащем рядом. По-видимому, таким немилосердным способом ее тело давало знать, что период сексуального воздержания слишком затянулся.

В шесть утра зазвонил дорожный будильник. Сьюзен встала и пошла в ванную, она надеялась, что горячий душ освободит ее от прочно засевшего в ее сознании образа Джейка в одних трусах. Но вместо этого воображение нарисовало ей сцены, которые могли бы разыграться в ванной. В этих сценах фигурировали сама Сьюзен, Джейк и кусок мыла. Душ помог, но лишь отчасти. Но, по крайней мере, Сьюзен удалось взять себя в руки настолько, чтобы деловым тоном изложить Джейку свод правил. Сьюзен не тешила себя иллюзиями и отчетливо осознавала, что эти правила нужны не столько для того, чтобы держать в рамках Джейка, сколько в целях ее самосохранения. Сьюзен не собиралась разгуливать по гостиничному номеру голой, но в Джейке она не была уверена, а лицезреть его обнаженное и даже полуобнаженное тело было бы слишком опасно для ее разума и гормонов.

Главная трудность заключалась в том, что Сьюзен хотела увидеть его обнаженным. Само это обстоятельство Сьюзен не удивляло: как-никак, она нормальная женщина со здоровыми инстинктами и потребностями, но ей не нравилось, что она таяла при виде не кого-нибудь, а Джейка Морриса, коллеги и конкурента. По всем параметрам она должна считать его врагом, а не млеть при виде него от вожделения.

Сьюзен видела только один выход: постоянно напоминать себе, что Джейк — ее враг. Он стоит между ней и контрактом, который она стремится получить. Сьюзен без труда могла представить, как Джейк собирался обтяпать сделку с Эдвардом Вустером: он наверняка планировал чисто мужской уикенд с посиделками в клубах сигарного дыма за бутылкой скотча, может, он даже собирался пойти с ним в сауну. В этом Сьюзен не могла с Джейком тягаться, но она не собиралась допускать, чтобы он обошел ее за счет чисто биологических преимуществ.

Открыв шкаф, Сьюзен задумалась, что надеть на встречу. В конце концов она остановила выбор на красном костюме: яркий цвет прибавляет решимости, прямая юбка чуть выше колен — идеальный компромисс между деловым стилем и женственным. Она мысленно взяла себе на заметку, что, коль скоро ей придется жить некоторое время в одном номере с Джейком Моррисом, нужно будет купить халат, а сейчас пора выкинуть из головы Джейка Морриса и подумать о предстоящей встрече с Эдвардом Вустером. Обычно Сьюзен без труда могла сосредоточиться на работе, но на этот раз подозревала, что мысли о Джейке Моррисе еще не раз отвлекут ее от дела.

Глава 5

Джейк выключил воду и потянулся за полотенцем. Душ его освежил, в голове прояснилось. К счастью, возбуждение тоже прошло. Из комнаты слышалось жужжание фена, означавшее, что Сьюзен еще в номере. Джейк рассчитывал, что к тому времени, когда он побреется и почистит зубы, она уже уйдет. После ее ухода он собирался заказать в номер кофе и начать готовиться к встрече с Вустером. Тихонько насвистывая, Джейк вытер полотенцем участок запотевшего зеркала, достал бритву, намылил подбородок и собирался начать бриться, когда раздался стук в дверь.

— Прошу прощения, Джейк, ты еще долго?

При одном только звуке голоса Сьюзен тело Джейка снова напряглось. Он чертыхнулся под нос.

— Я как раз начинаю бриться, а что?

— Я собралась уходить, но мне нужно почистить зубы. Может быть, ты меня впустишь?

Если ты согласен потерпеть вид моей зубной щетки, я, так и быть, потерплю вид твоей бритвы. Думаю, в ванной хватит места нам обоим.

Джейк колебался, но потом сказал себе: не дрейфь, парень, велика важность, можно подумать, что тебе не приходилось делить ванную комнату с женщиной! Он вздохнул и решительно распахнул дверь.

— Прошу…

У Джейка язык прилип к гортани. Сьюзен была в огненно-красном костюме. Костюм выглядел респектабельно и даже консервативно, но его мужской взгляд первым делом отметил, что приталенный пиджак великолепно обрисовывает женственные изгибы ее фигуры, а прямая юбка чуть выше колен позволяет любоваться весьма впечатляющими ногами.

Джейк поднял глаза, их взгляды встретились. В глазах Сьюзен вспыхнули искорки, и Джейк понял, что не только он реагирует на Сьюзен, она тоже не остается к нему равнодушной. Но тут он заметил, что волосы Сьюзен струятся по плечам, и радость сменилась раздражением.

— Ты распустила волосы!

Его прокурорский тон не укрылся от внимания Сьюзен.

— А что, разве это запрещено законом? — невинно поинтересовалась она.

— Но ты всегда носила их собранными в узел.

Вот тебе и честная игра, подумал Джейк, доверяй после этого женщинам! Он ни секунды не сомневался, что Сьюзен изменила прическу неслучайно, она собирается использовать свои женские чары в борьбе за выгодный контракт. Эдвард Вустер немолод, но он мужчина, кто знает, к каким еще женским уловкам прибегнет Сьюзен, чтобы добиться расположения потенциального заказчика!

— Неправда, я не всегда собираю волосы в узел, иногда я распускаю их, как сейчас. Я решила, что сегодня мои волосы выглядят неплохо.

Неплохо? Скорее потрясающе, подумал Джейк. Шелковистые блестящие волны вызвали у него острейшее желание погрузить в них пальцы.

Сьюзен посмотрела на его макушку.

— Чем следить за моей прической, лучше позаботься о собственной. — Сьюзен изо всех сил сдерживала улыбку. — У тебя волосы торчат во все стороны, как иголки у испуганного дикобраза.

— Это потому, что я вытирался полотенцем. А ты, я вижу, нарядилась.

Сьюзен недоуменно заморгала и вдруг рассмеялась.

— Нарядилась? Я? Шутишь? Между прочим, я вообще никогда не наряжаюсь. И не занимаю ванную по целому часу, особенно когда приходится делить номер с кем-то еще, — не удержалась и кольнула Джейка Сьюзен. — Но пару минут на то, чтобы почистить зубы, мне все-таки нужно. Надеюсь, ты не против?

Джейк был зол, но не знал точно, на кого, на Сьюзен или на самого себя. Он молча подвинулся, освобождая ей место у раковины. Сьюзен вошла, звонко цокая каблучками туфель.

— Спасибо.

Сьюзен потянулась за зубной щеткой и стаканом. Джейк понимал, что ему пора бриться, пена на лице уже начала подсыхать, но он не мог пошевелиться: в том, чтобы стоять рядом с женщиной у одной раковины, было нечто очень интимное, и он не ожидал, что интимность ситуации подействует на него так сильно. Сьюзен склонилась над раковиной. Пытаясь унять учащенное сердцебиение, Джейк вздохнул поглубже, но от этого стало только хуже: он вдохнул исходивший от Сьюзен аромат весеннего луга после дождя. Из оцепенения его вывело звяканье пластмассы о стекло, это Сьюзен закончила чистить зубы и поставила щетку в стакан. Она выпрямилась, промокнула губы уголком полотенца и, даже не взглянув на Джейка, вышла из ванной, бросив мимоходом «спасибо». Через минуту она снова появилась в дверном проеме, на этот раз с сумочкой и черной кожаной папкой.

— Я ухожу, думаю, позже мы еще увидимся.

— Я тоже так думаю, — буркнул Джейк.

Сьюзен замялась и вдруг добавила:

— Раз уж мы договорились играть честно, желаю тебе удачи. Пусть победа достанется самому достойному.

— Тебе того же, Сьюзен.

Дверь номера закрылась за спиной Сьюзен с мягким щелчком. Джейк прищурился и, глядя на дверь, пробормотал:

— Играть честно, говоришь? Что ж, Мисс Распущенные Волосы, посмотрим, кто выиграет.

— Послушай, любезный, сколько мне еще ждать чашки кофе? Пошевеливайся! — раздраженно окликнул официанта Эдвард Вустер и переключил внимание на Сьюзен. — В придорожной забегаловке и то обслуживают быстрее.

Не будь Вустер потенциальным заказчиком, Сьюзен бы напомнила ему, что спешить им некуда и, если уж на то пошло, в придорожной забегаловке посетителей поят растворимым кофе, а в ресторане каждый раз варят новую порцию, что, естественно, требует больше времени. Кроме того, она могла бы сказать, что обычно посетители не требуют подливать им кофе каждые двадцать секунд, не давая официанту времени даже на то, чтобы дойти до стойки и вернуться обратно. Но подобные напоминания вряд ли пришлись бы Эдварду Вустеру по вкусу, поэтому она благоразумно промолчала.

Официант принес серебристый кофейник. Наполняя чашку Вустера, он сказал:

— Прошу прощения, сэр, что вам пришлось ждать, мы сварили свежий кофе.

— В таком случае оставьте этот кофейник на столе и сейчас же идите и поставьте на плиту новый, я не желаю ждать следующую чашку кофе до самого ланча.

На щеках бедняги официанта выступил румянец. Он поджал губы, по-видимому чтобы не высказать капризному клиенту все, что он о нем думает, и отошел от стола. Сьюзен с трудом сдерживала возмущение. В студенческие годы она подрабатывала официанткой и ее до сих пор задевало, когда хамили обслуживающему персоналу. Она не ожидала, что человек возраста и положения Вустера опустится до грубости. Однако ей приходилось иметь дело и с более трудными клиентами, и она прекрасно справлялась с работой, независимо от личных симпатий и антипатий. Главное — думать только о работе и не давать воли чувствам, за последние несколько часов Вустер был уже вторым человеком, которому Сьюзен хотелось врезать по физиономии. Первым был ее коллега и невольный сосед по гостиничному номеру. В памяти Сьюзен на редкость некстати всплыл образ Джейка Морриса, «одетого» в одно только банное полотенце.

— Итак, Сьюзен, расскажите мне, каким вы представляете проект нашего первого отеля на Гавайях.

Наконец-то перешли к делу, обрадовалась Сьюзен. Она прогнала прочь волнующий образ полуодетого Джейка Моррисона и приказала себе сосредоточиться на работе. Эдвард Вустер откинулся на спинку стула и поднес к губам то ли пятую, то ли шестую чашку кофе. Сьюзен раскрыла папку с набросками проекта и пододвинула Вустеру.

— Джейк… то есть простите, мистер Вустер. — Сьюзен покраснела и мысленно ужаснулась: это был первый случай в ее практике, когда она позволила себе настолько отвлечься на посторонние темы, что перепутала имя потенциального заказчика. — Основная идея проекта состоит в том, что здание должно гармонично вписаться в уже существующую архитектурную и ландшафтную среду, а не конкурировать с ней.

Вустер достал из кармана пиджака очки и водрузил их на нос.

— Я подготовила предварительный расчет стоимости строительства и указала сроки. И то, и другое требует уточнения после того, как вы выберете материалы. — Спохватившись, что говорит так, словно заказ уже у нее в кармане, Сьюзен поспешила добавить: — Конечно, если вы остановите выбор на моем проекте.

Изучив наброски Сьюзен, Вустер засыпал ее вопросами, из которых стало ясно, что, хотя ему явно недостает такта и хороших манер, с интеллектом и деловой хваткой у него все в порядке. Ответы Сьюзен, казалось, пришлись ему по вкусу. Пока он изучал ее чертежи и расчеты, Сьюзен получила возможность немного расслабиться. Она откинулась на спинку стула, украдкой посмотрела на часы и вздохнула с облегчением: в ее распоряжении оставалось добрых двадцать минут.

Поскольку Эдвард все еще изучал ее предложение, Сьюзен было нечем заняться, кроме как разглядывать ресторан и посетителей. Лучше бы она этого не делала — за соседним столиком, прямо за спиной Эдварда Вустера, сидел Джейк Моррис. Их взгляды встретились, Джейк поднял чашку, а второй рукой сделал одобрительный знак, дескать, все хорошо.

Сьюзен запаниковала. Как долго он здесь сидит? Если больше пятнадцати минут, то он мог видеть все, что она показывала Вустеру. Вот тебе и честная игра! Не долго же он продержался! Сьюзен злилась за себя на наивность: как она могла вообразить, что Джейку можно доверять? Но, с другой стороны, даже хорошо, что он так скоро показал свою истинную сущность. Его предательство очень вовремя показало ей, что не стоит принимать всерьез свою чисто физическую реакцию на этого мужчину, что, несмотря на влечение, ей лучше держаться от Джейка Морриса подальше.

Не желая доставлять Джейку удовольствие, Сьюзен сдержалась и не бросила на него уничтожающий взгляд, которого он вполне заслуживал, а просто переключила внимание на Эдварда Вустера.

— Впечатляет, — вынес он свой вердикт.

Сьюзен улыбнулась.

— Я рада, что вам понравилось, мистер Вустер. Если у вас есть какие-то замечания или пожелания, я их с удовольствием выслушаю.

— Пока нет, возможно, позже появятся. — Вустер захлопнул папку. — Полагаю, вы знаете, что сегодня я встречаюсь и с вашим конкурентом, Моррисом.

— Да, мне об этом известно.

Эдвард усмехнулся и покачал головой.

— Ваш босс, Йен Синклер, хитрый лис. Надо же додуматься, прислать двоих сотрудников одновременно!

Сьюзен могла бы придумать Йену с десяток других характеристик, далеко не столь мягких, но она лишь понимающе улыбнулась.

— Да, он такой.

Вустер снова посмотрел на часы.

— С вашего разрешения, я бы хотел до встречи с Моррисом подняться в номер, мне нужно сделать несколько звонков.

— Да, конечно. — Сьюзен взяла свою папку. — Наша компания забронировала для вас экскурсию в средневековый замок. В три часа вам будет удобно?

— Да, это мне как раз подойдет.

— Тогда встретимся в вестибюле в три часа.

Вустер встал и пошел к выходу из ресторана, даже не взглянув в сторону Джейка. Сьюзен тоже хотела уйти, но не успела: на освободившееся место сел Джейк.

— Очень убедительная презентация, — сказал он.

Сьюзен смерила его презрительным взглядом.

— Полагаю, у тебя была возможность ее оценить. Ты нарочно уселся так, чтобы за мной шпионить.

— Вовсе я не шпионил, просто кофе пил. Я же не виноват, что в ресторане не предусмотрены звуконепроницаемые перегородки между столиками.

— Зря все-таки я тебе поверила.

— То же самое могу сказать и про тебя.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты что же, за идиота меня держишь? Я же не вчера родился. — Джейк окинул Сьюзен долгим взглядом, потом подался вперед и наклонился над столом так, что их лица оказались совсем близко. В его взгляде полыхал гнев. — Думаешь, я не заметил, что ты пыталась вскружить Вустеру голову алыми губами, сексапильной юбчонкой и распущенными волосами?

Сьюзен задохнулась от возмущения.

— Я не обязана ничего объяснять. — Ее голос задрожал от сдерживаемой ярости. — Но если некоторые женщины делают карьеру через постель, это еще не означает, что я иду тем же путем. Я обещала играть честно и держу слово, а вот о тебе этого не скажешь. Не суди о других по себе. На работе я, прежде всего, архитектор, а не женщина. Что до моей юбки и прически, то если они кажутся тебе соблазнительными, это твоя личная проблема.

Встав, Сьюзен сунула папку под мышку, круто развернулась и, не оглядываясь, пошла к выходу.

Джейк смотрел ей вслед, и его не покидало ощущение, которое ему вовсе не нравилось: ему казалось, что он совершил ошибку. Сьюзен вроде бы разозлилась совершенно искренне. С другой стороны, если она все-таки планировала соблазнить Вустера, она ни за что в этом не признается. Джейк не мог избавиться от подозрений, но справедливости ради должен был признать, что в ее костюме, прическе и макияже не было ничего такого уж откровенно сексуального. И Сьюзен права: в новом обличье она действительно казалась ему сексуальной, и это его личная проблема. Еще какая проблема! Вопрос в другом: что он по этому поводу предпримет?

Глава 6

Сьюзен влетела в номер злая, как черт. Она злилась на Джейка Морриса, но еще сильнее — на себя.

Захлопнув дверь, она сбросила туфли, швырнула папку на комод и плюхнулась на кровать поверх покрывала. Из-за мыслей о Джейке она чуть не провалила встречу с клиентом. Сьюзен не могла понять, почему ее тело реагирует на Джейка, ведь он совершенно несносный тип, что он снова и продемонстрировал. Чего стоят его намеки, что она пытается произвести впечатление на Вустера не только творческими идеями, но и своими женскими прелестями! Но особенно Сьюзен бесило то, что, хотя на девяносто девять процентов она была возмущена его грязными намеками, на один жалкий процент она радовалась, что Джейк увидел в ней хоть что-то сексуально привлекательное.

Сьюзен взбила волосы — распущенные волосы. В голове родилась предательская мыслишка, от который она безуспешно пыталась отмахнуться: она действительно надела сексуальную юбку и распустила волосы, чтобы произвести впечатление на мужчину, только этот мужчина — не Эдвард Вустер. Сьюзен шумно выдохнула. Что толку закрывать глаза на правду? От этого она не станет менее неприглядной. Профессиональная этика не позволяла ей одеваться обольстительно ради встречи с клиентом, но в глубине души Сьюзен понимала, что сегодня постаралась одеться привлекательнее, чем обычно, чтобы Джейк обратил на нее внимание. И, судя по его ремарке, ей это удалось. Только он решил, что она пускает в ход свои женские чары, чтобы добиться расположения Эдварда Вустера.

Джейк, конечно, повел себя возмутительно, но Сьюзен понимала, что не вправе его винить. Он ведь с ней толком не знаком, так откуда ему знать, что она никогда не опустится до дешевых приемов? Что он о ней действительно знает? Что она целеустремленная, амбициозная, нацеленная на победу и что ей очень хочется заполучить этот заказ. Кроме того, им обоим хорошо известно, что многие не гнушаются использовать секс как средство достижения целей в бизнесе, так что предположение Джейка не было таким уж нелепым. Если бы они поменялись местами, а потенциальным клиентом была бы женщина, Сьюзен могла бы заподозрить Джейка в том же.

Сьюзен встала и подошла к окну. Снаружи все было белым-бело от снега. Сьюзен вдруг захотелось, как в детстве, поваляться в сугробах, поиграть в снежки. Встреча с Вустером назначена на три часа, торчать все это время в номере, где до сих пор витал дразнящий аромат одеколона Джейка? Не очень привлекательная перспектива, к тому же небезопасная. Сьюзен открыла шкаф, чтобы достать джинсы и толстый свитер. Вещи Джейка висели вплотную к ее собственным, и это ее странно взволновало. Она быстро переоделась, повесила костюм на плечики и собиралась зашнуровать шнурки ботинок на толстой подошве, когда послышался звук отпираемого замка и в номер вошел Джейк.

При виде Сьюзен он замер. Несколько секунд они смотрели друг на друга в молчании, недавнее раздражение Сьюзен стало постепенно отступать перед зарождающимся влечением. Сьюзен с большой неохотой была вынуждена признать, что, хотя Джейк и несносный тип, это не мешает ему быть чертовски привлекательным.

Посмотрев на часы, она прервала молчание:

— Что-то ты быстро управился с Вустером, сейчас только четверть десятого.

— Он передал через портье, что задерживается и переносит нашу встречу на десять. Я решил вернуться в номер и еще раз просмотреть свои наброски.

— А ты уверен, что пришел не для того, чтобы проверить, где я? — позволила себе усомниться Сьюзен. — Тебе не приходило в голову, что это я задержала Эдварда?

После короткого колебания Джейк нехотя сказал:

— Признаться, я испытал облегчение, увидев тебя в номере.

— Облегчение? — Сьюзен невесело рассмеялась. — Скажи лучше, ты был удивлен.

— Нет, не был… ну разве что совсем чуть-чуть.

Ну что ж, и на том спасибо, подумала Сьюзен, наклоняясь, чтобы зашнуровать ботинки. Закончив, она выпрямилась.

— Я ухожу.

— Отлично.

Джейк прошел к столу, раскрыл папку с набросками и выложил их на стол. В дверь постучали, это официант принес кофе. Джейк взял чашку и поставил ее на стол рядом с чертежами. Сьюзен уже выходила из номера, когда Джейк вдруг разразился потоком ругательств. Первой ее мыслью было выйти из номера как ни в чем не бывало, но что-то удержало ее, она помедлила в дверях и оглянулась. Джейк, растерянный и подавленный, склонился над столом.

— Что случилось?

— У тебя бывают неудачные дни? — пробормотал Джейк.

— Случаются, и сегодняшний — как раз один из них, по твоей милости.

— Ха, сейчас я подниму тебе настроение.

Он отошел в сторону, и Сьюзен увидела, что чашка опрокинута и черный густой кофе залил разложенные по столу наброски. По-видимому, Джейк нечаянно задел чашку. Сьюзен невольно присвистнула.

— Не вздумай смеяться! — прорычал Джейк.

— Что ты, у меня и в мыслях не было.

— Я бы мог быстро скопировать испорчен ные наброски, да у меня нет с собой чистых листов, и сомневаюсь, что в радиусе десяти миль есть работающий магазин канцелярских товаров. Даже если есть, все дороги заметены.

Сьюзен улыбнулась.

— Я слышала, что выпала месячная норма осадков.

Джейк развел руками.

— Что ж, прими мои поздравления, я вы бываю из игры.

Джейк прав, у нее был повод для торжества, однако совесть не позволяла Сьюзен радоваться чужому горю. Сьюзен вернулась в номер и взяла свою папку.

— Я могу дать тебе несколько листов взаймы — прихватила на всякий случай.

Джейк воззрился на нее со смешанным выражением подозрительности, недоверия и изумления, потом посмотрел на папку и снова перевел взгляд на Сьюзен.

— В чем подвох?

— Никакого подвоха нет. Он прищурился.

— Подвох есть всегда. Сьюзен разобрала досада.

— Какой же ты подозрительный! Уверяю тебя, я не вывела на этих листах потайным шрифтом грязные ругательства, которые проявятся, как только ты предъявишь наброски Вустеру. Вот что, если не хочешь воспользоваться моей бумагой — не надо, дело твое. Можешь так и сидеть тут до оттепели, мне все равно.

— Почему ты мне помогаешь?

Сьюзен оперлась ладонями о стол и подалась вперед, теперь между ее лицом и лицом Джейка было не больше фута. Джейк посмотрел на ее губы, и Сьюзен заметила в его взгляде проблеск желания. У нее участился пульс, но она постаралась не обращать на это внимания.

— Почему? Пожалуй, я сама не знаю, ведь ты мне даже не нравишься. Может быть, потому, что я очень сомневаюсь, что если бы в такой ситуации оказалась я, ты мне помог бы, — сомневаюсь и хочу вызвать у тебя угрызения совести. Или я хочу тебе доказать, что играю честно, и, когда я получу этот заказ, ты не сможешь утверждать, что проиграл из-за чистого невезения.

Пространство, разделяющее Сьюзен и Джейка, казалось, потрескивало от напряжения, и Сьюзен видела по глазам Джейка, что он чувствует то же, что и она. Наконец он вздохнул и примирительно сказал:

— Не принимай мою подозрительность на свой счет, дело не в тебе, у меня есть причины для недоверия.

В его взгляде мелькнуло нечто похожее на воспоминание о давней боли, но Сьюзен не стала проявлять любопытство.

— Я рада, что ты об этом сказал.

Она выпрямилась и пошла к двери, по дороге взяв с вешалки теплую куртку. Джейк пошел за ней и тронул ее за плечо, но, почувствовав, что Сьюзен вздрогнула, уронил руку. Сьюзен обернулась и с удивлением увидела, что он стоит совсем близко. Она инстинктивно попятилась, однако не сделала и двух шагов, как уперлась спиной в стену.

— Куда ты собралась? — Интимные нотки в голосе Джейка наводили на мысли об ужине при свечах и продолжении на шелковых простынях.

— На улицу.

— Но там холодно.

— Я люблю холод.

Сьюзен благоразумно умолчала о том, что как раз сейчас ей не мешало бы немного остыть. Джейк взял у нее из рук куртку и галантно помог ей одеться. Сьюзен на миг опешила: кто бы мог подумать, что Джейк Моррис способен вести себя как истинный джентльмен? Она сунула руки в рукава, запахнула куртку и снова повернулась к Джейку лицом, собираясь его поблагодарить, но он смотрел на нее с таким напряжением во взгляде, что вежливые слова вылетели у нее из головы. Сьюзен молчала, чувствуя себя мотыльком, попавшим в паутину.

Напряженное молчание тянулось секунд на десять, не меньше, потом Джейк медленно поднял руку и погладил пальцем щеку Сьюзен. От легчайшего прикосновения у Сьюзен захватило дух, ей показалось, на коже от пальца Джейка остался пылающий след.

— Сьюзен, ты меня удивила, — мягко сказал Джейк, всматриваясь в ее лицо. — Если честно, я не люблю сюрпризы.

Сьюзен заморгала и глотнула.

— Вот тебе и раз.

Джейк нахмурился и замотал головой.

— Прошу прощения, я выразился неудачно.

На самом деле я хотел сказать, что неожиданности меня настораживают, а ты оказалась…гм… не такой, как я ожидал.

Он опустил руку и отступил. Сьюзен вздохнула и тут только поняла, что стояла затаив дыхание. Джейк всматривался в ее лицо с таким выражением, словно пытался разгадать головоломку. Наконец он сказал:

— Спасибо, Сьюзен. Я очень ценю твою помощь, и поверь, я понимаю, что не каждый на твоем месте проявил бы такое великодушие.

Сьюзен улыбнулась и пожала плечами.

— Пожалуйста.

Она вышла из номера и быстро зашагала к лифту. Ей не терпелось оказаться как можно дальше от Джейка, но еще больше ей хотелось поскорее выйти на холод, чтобы остудить снедающий ее жар. Только один вопрос не давал Сьюзен покою: ну хорошо, сейчас она сбежит на улицу, но что с ней будет ночью, когда им с Джейком придется снова делить постель?

Джейк дождался, когда за Сьюзен закроется дверь, и застонал. С тех пор, как он вчера ночью вошел в этот гостиничный номер, его мир сошел со своей оси, и всякий раз, когда Джейк пытался вернуть его на место, Сьюзен вольно или невольно делала что-нибудь такое, отчего с трудом восстановленный было порядок снова разваливался. Например, она распустила волосы, Или подчеркнула свои потрясающие губы ярко-красной помадой. Или поделилась с ним чертежной бумагой. Джейку хотелось верить, что в подобной ситуации он поступил бы так же, но понимал, что не настолько благороден. Он бы, конечно, не стал нарочно пакостить Сьюзен, но постарался бы воспользоваться ее невезением в своих интересах. Эта мысль оставляла неприятный осадок. Горше всего было осознавать, что еще год назад, до того как Эмма нанесла ему удар в спину, он вел бы себя точно так же, как Сьюзен. Во всяком случае, Джейку хотелось так думать. Но Сьюзен сделала щедрый жест без малейших колебаний, и это притом, что он ей, как она сама сказала, даже не нравится.

— Ты мне тоже не особенно нравишься, — пробормотал Джейк.

Особенно ему не нравилось, что Сьюзен обладала способностью скрутить его внутренности в узел. Кроме того, ему не нравилось, что благородство Сьюзен заставило его заново оценить самого себя и сделать не очень лестные выводы. Но что больше всего тревожило Джейка, так это смутное подозрение, что в действительности Сьюзен не так уж ему отвратительна, а может быть, даже совсем наоборот.

Джейк шумно вздохнул. Сьюзен не ошиблась: он и впрямь вернулся в номер, чтобы посмотреть, там ли она, не из-за нее ли Вустер перенес встречу. И когда он застал соперницу в номере, то испытал облегчение даже большее, чем готов был признать. Мысль, что Сьюзен соблазняет Эдварда Вустера, раздражала его куда сильнее, чем следовало, причем не только на профессиональном, но и на глубоко личном уровне.

Сьюзен вызывала у Джейка чувства, которые он не хотел испытывать: влечение, желание, восхищение. Джейк дал себе зарок, что никогда больше не допустит подобных чувств по отношению к сослуживице, один раз он уже прошел этот путь и знал, куда он ведет, — в тупик. Поэтому ему нужно сосредоточиться на работе и выкинуть из головы Сьюзен Хадсон. Его взгляд упал на кровать, в которой они оба лежали всего несколько часов назад. Да, подумал Джейк, забыть о Сьюзен Хадсон будет нелегко.


Сьюзен неторопливо брела к «Уэлш Роуз». Прогулка по заснеженной дороге до ближайшего городка и по самому городку, ланч в уютном местном кафе — все это помогло ей развеять чары, которыми ее опутал Джейк Моррис, и привести мозги в более или менее рабочее состояние. Теперь Сьюзен представляла, как ей следует вести себя до конца уикенда: ей нужно поддерживать в себе спокойный деловой настрой. По-видимому, воздержание, длившееся с тех пор, как она рассталась с Мартином, привело к какому-то сбою в ее организме, только поэтому она и реагирует на Джейка так остро, иной причины быть не может. Но и этой проблеме Сьюзен нашла решение: вернувшись домой, она позвонит Бетт и они вместе придумают, как найти ей подходящего мужчину — конечно, подходящего для парочки свиданий, не более того. Тогда она сможет окончательно выкинуть из головы Джейка Морриса.

Словно дух, вызванный ее мыслями, откуда ни возьмись вдруг появился Джейк. Он шел от автостоянки к отелю, в руке у него был большой пакет — судя по размеру, с бумагой — вторую руку он держал в кармане. Сьюзен замедлила шаг, чтобы получше рассмотреть Джейка. Он был в куртке, линялые джинсы плотно облегали его длинные ноги, обутые в ботинки на толстой подошве. В этом облачении Джейк казался крупнее, еще сильнее… и сексуальнее.

По-видимому почувствовав ее взгляд, Джейк оглянулся, и их глаза встретились. Сначала он замедлил шаг, а потом и вовсе изменил направление и двинулся к Сьюзен. Ее глупое сердце забилось так быстро, что у нее зашумело в ушах. Сьюзен попыталась усилием воли взять себя в руки. Безуспешно.

— Неужели ты так и гуляешь с самого утра? — изумился Джейк, подходя ближе. — Не может быть! Я провел на улице всего не сколько минут, но уже закоченел.

Он вынул руку из кармана и подышал на пальцы. Сьюзен подняла взгляд к его растрепанным, припорошенным снегом волосам и едва удержалась, чтобы не пригладить их пальцами. Лицо Джейка разрумянилось от мороза и от этого стало еще привлекательнее.

Его сексапильность переходит все допустимые границы, с досадой подумала Сьюзен и с ужасом почувствовала, как ее с трудом обретенная решимость отныне вести себя благоразумно улетучивается как дым. Ну почему, почему из всех мужчин самым привлекательным оказался именно ее коллега и соперник? В последний раз вид мужчины в облегающих джинсах так волновал Сьюзен… Да никогда не волновал, такого еще не бывало! Она представила, как Джейк стягивает с себя эти джинсы, а потом она стягивает с него то, что под ними, — стягивает зубами. Образ получился до того живым, что Сьюзен бросило в жар, ее щеки раскраснелись, но совсем не от мороза.

— О чем задумалась?

Взгляд Сьюзен метнулся к глазам Джейка. Она мысленно чертыхнулась. Мало того, что она предалась совершенно неуместным эротическим фантазиям, так Джейк еще застукал ее за этим занятием. Сьюзен попыталась рассмеяться, но вместо смеха с ее губ сорвался какой-то нелепый, жалкий звук.

— Я просто представила, как хорошо ты будешь смотреться… — она чуть было не сказала «обнаженным», — весь в снегу.

Джейк изогнул одну бровь, в его глазах вспыхнули озорные огоньки.

— Забавно, — сказал он. — А я как раз думал, как хорошо будешь смотреться ты, если тебя вывалять в сугробе.

Он выразительно покосился на ближайший сугроб. Сьюзен восприняла его слова как вызов.

— Вот как? Хочешь проверить догадки на практике?

Джейк задумчиво поскреб подбородок.

— А что, заманчивое предложение. Пожалуй, учитывая твою щедрость, я даже позволю тебе меня победить.

Сьюзен фыркнула.

— Ха, он позволит! Я не нуждаюсь в твоем разрешении, мне ничего не стоит уложить тебя на обе лопатки.

Как ни странно, Джейк не стал спорить.

— Ладно, тогда устроим перестрелку снежками. — Его губы медленно раздвинулись в улыбке, от которой у Сьюзен замерло сердце. Джейк показал на свободный пятачок за автостоянкой. — Поле битвы будет вон там.

— Согласна. Вперед, неудач… то есть умник.

По дороге к «полю битвы» Сьюзен поинтересовалась:

— Как прошла встреча с Вустером?

— Очень удачно, кстати, еще раз спасибо за помощь, это было очень благородно с твоей стороны.

— Твоя благодарность была бы тем приятнее, если бы ты не так сильно удивлялся, что я оказалась способной на благородный поступок.

Джейк немного смутился и быстро сказал:

— Вустеру понравились мои идеи.

— Мои тоже.

— Я знаю, мне они тоже понравились. — Джейк криво усмехнулся. — Но мои собственные мне больше по вкусу.

— На этот счет я ничего не могу сказать, так как твоих набросков я не видела.

— Хочешь посмотреть?

Джейк понизил голос, в нем послышались хрипловатые интимные нотки, и Сьюзен вдруг показалось, что они говорят вовсе не о набросках.

— Конечно, — небрежно согласилась она, — если ты мне покажешь.

В глазах Джейка что-то вспыхнуло, и Сьюзен поняла, что он охотно показал бы ей что бы то ни было и она бы с удовольствием это посмотрела, не спеша, обстоятельно. Несколько секунд Джейк молчал, потом кхекнул, прочищая горло, и спросил:

— Какой назначим приз победителю?

Может, поцелуй? Оставив это волнующее предложение при себе, Сьюзен подняла свой пакет.

— Я готова предложить коробку моих любимых конфет. Поскольку конфеты на самом деле мои любимые, я постараюсь не проиграть.

— Что за конфеты?

— Шоколад с коньяком. Купила в местной кондитерской.

Джейк посмотрел на нее как-то странно.

— Это и мои любимые.

— Не может быть!

Видя, что Сьюзен ему не поверила, Джейк энергично закивал.

— Честное слово. Правда, я мало кому об этом рассказываю, считается, что любить конфеты — это как-то не по-мужски. — Он изобразил усмешку опереточного злодея. — О-о-о, я уже предчувствую, какой сладкой будет победа.

Сьюзен в ответ тоже усмехнулась.

— Мечтать не вредно. А что ты готов предложить мне в случае твоего поражения?

— Поскольку я абсолютно уверен в победе… — Джейк наклонился к Сьюзен и многообещающе прошептал: — Если ты меня обыграешь, я выполню любое твое желание.

Слова Джейка подняли в Сьюзен целую бурю эмоций и эротичных образов. Ей пришлось напрячь волю, чтобы их прогнать.

— Любое? — переспросила она. — Отлично. Надеюсь, у тебя завалялась лишняя сотня фунтов.

— Вообще-то я надеялся, что ты не забудешь о своем благородстве, которым так гордишься. — От взгляда Джейка по спине Сьюзен побежали мурашки. — Я выполню любое твое желание. В пределах разумного.

Сьюзен точно знала, чего она от него хочет, точнее, чего хочет от Джейка Морриса ее тело. Ей нужен сеанс бездумного — или безумного? — секса с Джейком Моррисом. Несмотря на мороз, ей стало жарко, а ведь Джейк к ней даже не прикоснулся. Что же будет, если он ее обнимет? Не смей об этом думать! — приказала она себе.

Глава 7

Они пересекли стоянку, Джейк остановился у своего «форда», открыл дверцу и положил пакет со своими покупками на заднее сиденье.

— Кстати, в интересах честной игры, может, оставишь конфеты в моей машине?

Сьюзен улыбнулась.

— Пожалуйста. Если ты отдашь мне ключи.

— Ну и кто же из нас подозрителен?

— Я не хочу рисковать. А вдруг ты возьмешь мои конфеты в заложники?

— Мне это не понадобится, я выиграю их в честной борьбе.

— Тогда тебе тем более не о чем беспокоиться, ты можешь спокойно отдать мне ключи.

Джейк покачал головой.

— Ну нет, а вдруг ты угонишь мою машину? Автомобиль против коробки конфет? Это неравноценно.

— Ха, ты еще не пробовал конфеты!

Сьюзен стянула с руки перчатку, вынула из пакета коробку, перевязанную золотой ленточкой, открыла ее, достала конфету и протянула Джейку.

— Попробуй.

Вместо того чтобы вынуть руки из карманов и взять конфету, Джейк наклонился и откусил кусочек, при этом его губы коснулись пальцев Сьюзен. Она словно окаменела, а ее руку охватило пламя. Джейк медленно выпрямился, не отрывая взгляда от ее глаз, и так же медленно прожевал шоколад. Сьюзен не могла пошевелить ни рукой, ни ногой, она подозревала, что со стороны похожа на ошалевшую от восхищения школьницу, которой посчастливилось приблизиться к рок-кумиру. Она вдруг обнаружила, что у Джейка Морриса самые сексуальные губы на свете, и смотреть, как они вбирают в себя ее конфету, оказалось выше ее сил. Его язык скользил по кончикам ее пальцев полсекунды, не больше, но Сьюзен испытала такой острый всплеск желания, что у нее закружилась голова. Пока он жевал конфету, она завороженно наблюдала за движениями его губ. Наконец Джейк проглотил и тихо сказал:

— Восхитительно.

Сьюзен только кивнула, язык ее не слушался.

— Теперь, когда я попробовал, мне захотелось еще.

Мне тоже, подумала Сьюзен, имея в виду вовсе не конфеты. Она вздохнула и, стряхнув оцепенение, закрыла коробку.

— К сожалению, больше тебе не достанется.

— Пока я не выиграю.

Джейк улыбнулся. Сьюзен тоже улыбнулась и протянула руку.

— Ключи.

Он захлопнул дверцу машины и положил ключи на ее подставленную ладонь. Сьюзен убрала их в карман, застегнула карман на «молнию» и побежала к дальнему концу автостоянки.

На то, чтобы перевести дух и набросить узду на разыгравшееся либидо, Джейку потребовалось несколько секунд. У него до сих пор немного кружилась голова от запаха весеннего луга, который он вдохнул, когда наклонился за конфетой. Джинсы стали невероятно тесны в паху, а…

Хлоп! Большой снежок разбился о грудь Джейка, осыпав его снегом. Джейк и опомниться не успел, как второй снежок попал ему в плечо. Это вывело его из ступора. Джейк поднял голову и увидел, что Сьюзен обстреливает его, спрятавшись за деревом. Он побежал в ее сторону, крича:

— Эй, мы так не договаривались, надо сначала установить правила!

— Правило простое, — прокричала в ответ Сьюзен, — тот, на ком будет больше снега, проиграл!

Очередной снежок угодил Джейку в бедро. Он со спринтерской скоростью бросился к ближайшему дереву, росшему в футах пятнадцати от того, за которым укрылась Сьюзен. Но раньше, чем он спрятался, Сьюзен успела попасть в него еще одним снежком. Джейк стал стряхивать с себя снег, досадуя, что не надел перчаток.

— Эй, так не честно! Я даже не знал, что мы уже начали!

— Мы играем по очень суровым правилам, так что привыкай.

Снежок разбился о ствол дерева над головой Джейка, осыпав его снегом. Джейк не мог не отдать должное меткости Сьюзен. Он стал торопливо готовить себе боезапас — дюжину снежков — уворачиваясь от новых и новых «снарядов».

— У тебя что, десять рук? Как ты ухитряешься лепить и метать снежки с такой скоростью?! — закричал он.

— Ха, это мой секрет!

— Может, одолжишь мне одну перчатку?

— Когда на карту поставлен шоколад? Ни за что!

— А как же честная игра?

— В снежной войне все средства хороши.

Джейк прицелился и метнул в Сьюзен снежок. Он попал в руку.

— Вот тебе.

Меньше чем через секунду ответный снежок угодил ему в подбородок.

— Ты проигрываешь, Моррис, сдавайся! — крикнула Сьюзен.

— Я никогда не сдаюсь.

На протяжении следующих десяти минут Джейк сумел сделать несколько удачных бросков, но без перчаток у него скоро замерзли и стали плохо слушаться руки. Он понял, что у него есть только один способ победить — взять вражескую крепость штурмом. Джейк сгреб в охапку оставшиеся снежки и со всех ног бросился к Сьюзен.

— Я иду на штурм! — крикнул он на бегу.

Он принялся швырять в Сьюзен свой боезапас, она подпустила его поближе и выпустила двойной залп, один снежок попал ему в плечо, другой — в шею. Но, когда она наклонилась, чтобы зачерпнуть снег для очередного снежка, Джейк, издав боевой клич, сделал рывок вперед и обхватил Сьюзен за талию. Она завизжала и попыталась вырваться, короткая схватка закончилась тем, что оба потеряли равновесие и упали: Сьюзен — лицом в снег, Джейк — поверх нее. Он тут же приподнялся на руках.

— Черт, Сьюзен, ты в порядке? Я не сделал тебе больно?

Она перекатилась на спину, посмотрела на него сквозь слой снега, припорошившего лицо, и смахнула снежинки рукавом.

— Все нормально, пострадала только моя гордость.

Джейк вздохнул с облегчением.

— Прошу прощения, я не собирался сбивать тебя с ног, это вышло не нарочно, ты меня толкнула, и я потерял равновесие. — Он окинул ее взглядом и торжествующе улыбнулся. — Я победил.

Сьюзен округлила глаза.

— Что-о? Да ты не смог бы попасть даже в слона с расстояния в десять ярдов. А я попала в тебя раз сто.

— Но ты же сама объявила, что победителем считается тот, на ком будет больше снега. — Он снова окинул ее взглядом с головы до ног. — А ты вся в снегу.

— Только потому, что ты уронил меня в сугроб лицом вниз.

— Я тебя уронил только потому, что ты визжала и размахивала руками, как девчонка.

— Во-первых, я не визжала, а вскрикнула от удивления, во-вторых, я не размахивала руками, а пыталась удержать равновесие. А в-третьих, если ты еще не заметил, я и есть девчонка.

Джейк посмотрел в ее большие глаза и вдруг острее чем когда бы то ни было осознал, что Сьюзен женщина, а он — мужчина. И что его тело почти по всей длине прижато к ее телу. Желание ошеломило его, как удар в солнечное сплетение, и, по-видимому, ощущения Джейка отразились во взгляде, потому что Сьюзен вдруг замерла под ним, в ее глазах вспыхнуло ответное пламя. Джейк честно собирался встать, но мышцы почему-то вдруг вышли из повиновения. Наверное, он в конце концов все-таки смог бы подчинить их своей воле, но тут Сьюзен опустила взгляд к его губам. Ее взгляд подействовал на Джейка как интимная ласка, он едва не застонал от желания. Не успев подумать обо всех причинах — а их было множество! — по которым ему не следует целовать Сьюзен Хадсон, Джейк опустил голову и приник к ее губам. Поцелуй был задуман как легкий, можно сказать, пробный, но Сьюзен провела кончиком языка по его губам, и Джейк пропал.

Послышался чей-то стон, Джейк сам не знал, был ли то его стон или Сьюзен, и их губы слились в жадном поцелуе. Несколько секунд Джейку было холодно, теперь же он чувствовал такой жар, как будто находился в горящем лесу. Губы Сьюзен сохранили вкус и аромат шоколада и коньяка, и это еще более обострило нестерпимое желание Джейка поглотить ее всю.

Сьюзен провела рукой по его щеке, перчатка ее была холодной и влажной от тающего снега, по спине Джейка пробежал холодок, и это немного остудило его пыл, он вспомнил, где находится — и с кем. Приподняв голову, он посмотрел в глаза Сьюзен. В ее взгляде смешались желание и настороженность, Джейк догадывался, что его глаза выражают те же чувства. Он понимал, что должен что-то сказать, в идеале ему надо было отшутиться, но он утратил дар речи. Он только и мог, что смотреть в глаза Сьюзен и из последних сил бороться с желанием поцеловать ее снова. И еще, и еще. И не останавливаться на поцелуях. Первой опомнилась Сьюзен.

— Хочу кое в чем признаться, — хрипло сказала она.

— В чем же? — Джейк с трудом узнал собственный голос.

— Я все гадала…

Сьюзен не договорила, но Джейк не стал притворяться, будто не понял, что она имеет в виду.

— В таком случае я тоже признаюсь. Я тоже гадал, каково было бы поцеловать тебя.

— Но, наверное, нам не стоило проверять это на практике.

— Точно.

— Мы можем объяснить этот поцелуй временным помрачением рассудка.

— Согласен.

— Раз уж мы удовлетворили взаимное любопытство, может, стоит…

— Забыть об этом? — подсказал Джейк.

— Вот именно, забыть, это разумнее всего.

— Значит, решено, — подытожил Джейк.

Он заставил себя встать и помог подняться Сьюзен.

— Джейк, у тебя ледяные руки.

Он посмотрел на свои покрасневшие пальцы.

— Кажется, у меня начинается обморожение, надо было надеть перчатки.

Джейк сунул руки в карманы, якобы для того, чтобы их согреть, но на самом деле — чтобы удержаться от искушения обнять Сьюзен и попытаться выяснить, каким бы был их второй поцелуй. Его взгляд упал на аккуратно слепленный снежок, лежащий у ствола дерева.

— Ты забыла один снаряд.

Сьюзен проследила направление его взгляда и улыбнулась.

— Ах этот. Им я собиралась тебя прикончить.

Джейк театрально вздохнул.

— Как ни неприятно мне в этом признаваться, но ты и так меня почти прикончила. Где ты научилась так мастерски бросать снежки?

— В школе я играла в женской бейсбольной команде, и очень успешно. — Сьюзен похлопала ресницами. — Разве я об этом не упомянула?

— Не-а. Между прочим, я мог бы на тебя разозлиться, если бы не был так восхищен. Думаю, тебе стоит бросить архитектуру и податься в профессиональные спортсменки.

— Ха, я разгадала твой трюк! Ты пытаешься устранить меня с пути как конкурентку.

Джейк покачал головой и театральным жестом прижал руку к сердцу.

— Честное слово, это не лесть и не хитрость, я говорил совершенно искренне.

— Просто тебе нравится так думать, — возразила Сьюзен.

— Что мне точно не нравится, так это мысль, что ты разгромила меня в пух и прах.

Но что поделаешь, так и есть.

Джейк согнулся в поклоне, чтобы Сьюзен не поняла по его глазам, что она покорила его не только своим искусством метания снежков.

Сьюзен всем своим видом выражала удовлетворение.

— Похоже, тебе придется выполнить любое мое желание, — сказала она.

— В пределах разумного, — уточнил Джейк. — Если бы я знал, с кем имею дело, я бы поостерегся давать обещания.

— Если бы ты меня спросил, я бы рассказала, что много чего умею, я хороша не только в метании снежков.

В этом Джейк не сомневался. Стоило ему представить другие сферы, в которых Сьюзен тоже может быть невероятно хороша, как вся его кровь, казалось, устремилась к одному месту пониже пояса. Сьюзен достала из кармана брелок с ключами от его машины, надела его на палец на манер кольца, танцующей походкой дошла до его «форда», достала из багажника свой пакет и бросила ключи Джейку.

— Я иду в номер переодеваться, в три у меня встреча с Эдвардом Вустером, мы собираемся на экскурсию в средневековый замок.

Джейк испытал нечто очень похожее на ревность, причем не имеющую никакого отношения к борьбе за клиента.

— Понятно. Постараюсь не мешать.

— Спасибо.

— Я встречаюсь с Эдвардом в баре в пять часов.

— Буду иметь в виду и постараюсь не вставать у тебя на пути, конечно, при условии, что ты сделаешь то же самое.

— Какая же ты недоверчивая! И это после того, как я признал свое поражение, хотя мог бы придраться, ведь на тебе больше снега, чем на мне.

Сьюзен вскинула брови.

— Может, хочешь взять реванш?

Джейк замахал на нее руками.

— Боже упаси! Хватит с меня одного поражения, я сыт по горло!

Сьюзен лукаво улыбнулась.

— Кстати, о сытости. Я собираюсь съесть одну из конфет, пока буду переодеваться в номере.

Она еще и шутница, подумал Джейк. И искусительница. И чертовски сексуальна. Последнее было особенно некстати. Он постарался сохранить серьезное выражение лица и сказал:

— Ну и что, у меня машина, я могу в любой момент съездить в магазин и купить себе коробку конфет вдвое больше.

— Конечно, но они не будут такими вкусными, как конфеты из моей коробки. У них не будет сладости победы, они не…

— Можешь не продолжать, я понял. — Джейк взял ее за плечи и легонько подтолкнул к отелю. — Иди объедайся шоколадом, пока я добрый, а то вот возьму и передумаю, пущу в ход грубую мужскую силу и отберу у тебя шоколад.

Сьюзен как-то странно усмехнулась.

— Интересно было бы посмотреть, как ты это сделаешь. Между прочим, я была чемпионкой колледжа по дзюдо.

— Меня это не пугает.

— Ты не возвращаешься в номер?

— Мне нужно уточнить кое-что у портье, я подойду позже, минут через десять. За это время ты как раз успеешь переодеться.

Их взгляды встретились, и Джейк мог поклясться, что между ними проскочила искра. Джейк заподозрил, что Сьюзен не хуже него понимает, каким искушением было бы для него оставаться в номере в то время, когда она переодевается. Она помахала рукой и ушла, небрежно бросив:

— Увидимся.

Проводив ее взглядом, Джейк вздохнул свободно — кажется, впервые за последний час.

В начале шестого в номере отеля Сьюзен сняла телефонную трубку и набрала номер Бетт. К счастью, та оказалась дома.

— Бетт, привет, это я, Сьюзен. Мне нужна твоя помощь.

— Слушаю, выкладывай, в чем проблема.

Сьюзен вкратце пересказала подруге всю историю, начиная с поручения босса.

— Я провела два часа в обществе потенциального клиента, рассматривая коллекцию рыцарских доспехов и старинной живописи, но так толком ничего и не рассмотрела, потому что все мои мысли были об этом Моррисе.

Бетт почему-то обрадовалась.

— Что я тебе говорила?! Самое интересное случается, когда ты его не ждешь! Бах! — и весь твой мир вверх тормашками.

— Здорово, только мне от этого не легче.

— Извини. Как этот твой Джейк смотрится без рубашки?

Сьюзен закрыла глаза и представила.

— Классно.

— Ты на него только смотрела или было еще что-то?

— Он меня поцеловал.

— Ну и как?

Сьюзен мечтательно вздохнула.

— Это был тот самый случай, когда хочется, чтобы поцелуй продолжался сто лет, а не три минуты.

— А он?

— Он… Скажем так, физически он не остался холоден. — Сьюзен снова вздохнула, на этот раз в ее вздохе сквозили досада и неудовлетворенность. — Беда в том, что я тоже не осталась равнодушной, и мне хочется зайти с ним гораздо дальше поцелуев.

— Что же в этом плохого?

— Ты еще спрашиваешь? Мы же работаем вместе! И к тому же он мой конкурент. Мало того, если заказ достанется мне, то он будет работать под моим началом. Да и вообще он не в моем вкусе. Джейк обожает во всем быть первым и главным, ты знаешь, как я к этому отношусь.

Бетт помолчала, потом рассудительно сказала:

— Сьюзен, по-моему, у тебя в голове кое-что перепуталось, речь идет всего лишь о том, чтобы переспать с этим парнем, а не выходить за него замуж.

— Я знаю, но если мы станем любовниками… Не представляю, как мы сможем и дальше работать вместе, будет ужасно неловко, особенно когда наша связь закончится.

— Сьюзен, давай смотреть правде в глаза. Если между вами проскакивает искра, вам в любом случае будет неловко работать вместе, тут уж ничего не попишешь.

— Но если я буду знать, как он выглядит обнаженный, как он занимается сексом, будет еще хуже.

При одной мысли об этом Сьюзен бросило в жар. Но подруга с ней не согласилась:

— Не обязательно. Если ты дашь себе волю и удовлетворишь любопытство, возможно, тебе будет легче выкинуть его из головы. Конечно, если вы заранее договоритесь о каких-то правилах.

— То есть условимся после этого уикенда не вспоминать о том, что происходило между нами в постели?

— Вот именно. — Бетт помолчала. — Послушай, Сьюзен, твое воздержание затянулось, тебе давно пора переспать с нормальным мужиком. Насколько я помню, за последнее время тебя никто не заинтересовал, так если этому Джейку удалось тебя зажечь, почему бы не воспользоваться случаем?

— Ох, Бетт, я позвонила тебе, чтобы ты помогла мне избавиться от этого безумия, а ты что советуешь?

— Извини. То есть ты хочешь, чтобы я помогла тебе держаться от Джейка подальше?

— Вот именно.

— Но тебе же нужен мужчина.

— Как ни прискорбно, вынуждена с тобой согласиться. И я займусь его поисками сразу же, как только вернусь в Лондон.

— Умница.

Сьюзен помолчала и смущенно призналась:

— Знаешь, я немного побаиваюсь.

— Чего? — удивилась Бетт.

— Я так долго не занималась сексом, что стала практически девственницей. Я, наверное, разучилась…

— Ерунда, — перебила ее подруга, — это как езда на велосипеде, один раз научившись, уже не разучишься.

— Это говорит женщина, которая регулярно занимается великолепным сексом с…

Сьюзен повернула голову и смолкла на полуслове. Прямо перед ней с непроницаемым выражением лица стоял Джейк, прислонившись спиной к закрытой двери. От стыда Сьюзен готова была провалиться сквозь землю.

— Мне пора, до свидания, — пробормотала она в трубку.

— Он вернулся?

— Да.

— Ладно, позвони мне завтра. Пока.

Вопрос в том, когда именно Джейк вернулся, в ужасе думала Сьюзен, и что он успел услышать. Она медленно повесила трубку, не сводя глаз с Джейка.

— Я не слышала, как ты вошел.

— Прошу прощения, если испугал. Я не нарочно.

— И давно ты здесь стоишь?

— Не очень.

— И что ты услышал?

— Ничего.

Лицо Джейка было совершенно непроницаемым, но Сьюзен надеялась, что он сказал правду, иначе ей придется уволиться с работы и переехать в другой город.

— Мы успели только заказать напитки, когда я вспомнил, что забыл свой блокнот.

Джейк подошел к комоду и взял блокнот. Сьюзен искренне удивилась. Она на его месте ни за что не прервала бы встречу с клиентом.

— Эдвард предлагает нам обоим сегодня поужинать с ним, — сказал Джейк.

— Вот как? И когда же он это предложил?

— Пять минут назад. Он предложил мне пригласить и тебя, если ты окажешься в номере.

Сьюзен покраснела.

— Значит, он в курсе, что мы живем в одном номере?

— Ну, он знает, что ты живешь в тридцать седьмом и что я живу в тридцать седьмом, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что это один и тот же номер. Ему это показалось забавным.

— Да уж, — пробурчала Сьюзен, — можно просто умереть со смеху. — Она настороженно прищурилась. — А если бы меня не оказалось в номере?

— Эдвард передал бы тебе записку через портье.

— Где и когда намечается обед?

— В половине седьмого в ресторане отеля.

— Я приду. По крайней мере, нам не придется толкаться вдвоем в одном номере.

— Точно. — Джейк помолчал, потом подошел к столу и открыл свою папку. — Послушай, пока я здесь, я могу отдать тебе долг чести. Можешь взглянуть на мои разработки.

По его улыбке Сьюзен поняла, что на ее лице отразилось величайшее изумление.

— Я — человек слова, а ты думала, что я притворюсь, будто забыл о том случае? Иди сюда, взгляни.

У Сьюзен был выбор: встать рядом с Джейком или позади. Она выбрала последнее, подошла и остановилась у него за спиной. Он стал показывать ей свои наброски, но она смотрела невнимательно. Оказалось, что она сделала большую ошибку: стоя почти вплотную к Джейку, Сьюзен ощущала тепло его тела, и это здорово отвлекало ее, ей пришлось сделать над собой изрядное усилие, чтобы сосредоточиться на проекте. Сьюзен с радостью заявила бы, что идеи Джейка никуда не годятся, но она не могла не признать, что он потрудился на славу.

— Мне нравится, — тихо сказала она.

— Спасибо. Я рад, что мы сравняли счет.

— Не совсем, ты же проиграл мне в снежки.

— Я надеялся, что ты забудешь.

— Ни в коем случае! Просто я еще не решила, чего пожелать. Может, еще одного раунда игры?

— Надеюсь, ты выберешь что-нибудь другое, — сказал Джейк. — В снежки я играю неважно.

Сьюзен рассмеялась.

— Знаю, потому мне и понравилось с тобой играть.

Джейк тоже засмеялся.

— Жду с нетерпением, когда ты решишь, чего же тебе хочется, чтобы я мог расплатиться за проигрыш.

После его ухода Сьюзен некоторое время стояла в задумчивости. Чего ей хочется? Она вспомнила конец разговора с Бетт. Слава Богу, Джейк, кажется, не знает, что ей хочется заняться с ним страстным сексом.

Глава 8

Джейк сидел за угловым столиком. С его места ему было хорошо видно, как Сьюзен вошла в бар и заговорила с метрдотелем. Тот кивнул и повел ее к нужному столику. Глядя, как Сьюзен приближается, Джейк не мог оставаться равнодушным, он бы и рад смотреть на нее глазами коллеги, но не получалось — он видел ее глазами мужчины. Сьюзен была в простом черном платье с длинными рукавами и воротом под горло, волосы ее были собраны в строгий узел. Образ деловой женщины довершали черные чулки и черные туфли на высоком каблуке. Из украшений на ней были только маленькие бриллиантовые серьги. При всем том она ухитрилась выглядеть невероятно сексуально. Джейк не представлял, как ей это удается. Может быть, именно потому, что платье, почти целиком закрывавшее ее тело выше колен, не было слишком облегающим и, лишь намекая на скрытые под ним женственные изгибы, будило мужское воображение. А строгая прическа вызывала у него почти непреодолимое желание выдернуть шпильки из волос и привести их в очаровательный беспорядок.

Метрдотель отодвинул для Сьюзен стул, она поблагодарила и грациозно села.

— Привет.

Знакомый аромат весеннего луга после дождя одурманил те немногие мозговые клетки Джейка, которые еще не утратили способность мыслить. Что за чертовщина, подумал Джейк, с каких это пор простой природный аромат стал казаться мне таким сексуальным? Сьюзен не надела очки, дымчатые тени на веках делали ее глаза еще больше и выразительнее. Джейк перевел взгляд на ее губы. Сьюзен даже не притронулась к ним помадой, обойдясь блеском натурального оттенка. Джейк судорожно глотнул. Сьюзен действовала на его сознание разрушительно, даже когда просто шла через бар к столику, а уж когда она села напротив него на расстоянии вытянутой руки, у него даже собственное имя вылетело из головы. Потребовалось несколько секунд, чтобы внутренний голос напомнил: Джейк, дурачина ты этакий, тебя зовут Джейк Моррис.

— Привет.

— Где Эдвард?

— Он передумал. Сьюзен нахмурилась.

— Надеюсь, ничего не случилось?

— В каком смысле? Не случилось у него в семье или в том смысле, не отпугнул ли я его своим неудачным предложением?

Джейк пожалел, что его вопрос прозвучал слишком резко, но Сьюзен сама виновата — выбила его из колеи. Особенно раздражало его то, что сама она при этом оставалась совершенно невозмутимой.

— Я имела в виду первое, но теперь не исключаю и второго.

— Тогда на оба вопроса ответ «нет». Насколько я понял, днем он познакомился с какой-то женщиной. Пока я поднимался в номер за блокнотом, она вошла в бар, к тому времени, когда я вернулся, Эдвард решил, что его больше привлекает обед в ее номере, чем с нами в ресторане. На мой взгляд, в таком повороте событий есть и плюсы, и минусы. Конечно, плохо, что у нас останется меньше времени на общение с Эдвардом. Но, с другой стороны, если он получит от этого уикенда удовольствие, то это отразится и на его отношении к «Синклер Дизайнз». Сьюзен кивнула.

— Наверное, ты прав.

Ее взгляд скользнул по столу, застеленному белоснежной скатертью, по тонкому фар-фору, столовому серебру и по свечам в хрустальном подсвечнике. В зале негромко играла музыка. Джейк понял, что Сьюзен заметила то, что он заметил еще раньше — что обстановка за столом создалась романтическая и даже интимная. Их взгляды встретились, и Джейк поразился необычайной выразительности ее глаз. У него мелькнула паническая мысль, что мужчина может запросто утонуть в их бархатной глубине. Сьюзен, казалось, пыталась прочесть на лице Джейка ответ на какой-то невысказанный вопрос. Джейк пытался понять, о чем она думает, уж не о поцелуе ли, которым они обменялись? Сам он именно об этом и думал. Он вспомнил и заново пережил их поцелуй в общей сложности раз двести, не меньше. Посмотрев на Сьюзен, Джейк не удержался от замечания:

— Ты выглядишь потрясающе.

Сьюзен заморгала, видно, от неожиданности, и пробормотала:

— Спасибо. Но имейте в виду, твой комплимент прозвучал бы более лестно, если бы ты не выглядел таким удивленным, когда его делал.

Джейк хотел заверить ее, что говорил совершенно искренне, но не успел.

— Ты предлагаешь не отменять обед, то есть, пообедать вдвоем? — спросила Сьюзен.

Джейк небрежно пожал плечами, со стороны никто бы не догадался, какого напряжения воли стоила ему эта кажущаяся небрежность.

— А почему бы и не пообедать? Нам же все равно нужно поесть, думаю, кормят здесь неплохо.

— Согласна. — Сьюзен улыбнулась и взяла меню. — Только надеюсь, что ты не очень голоден. Я недавно узнала, что здесь подают малюсенькие порции по немаленьким ценам.

Ее улыбка заставила сердце Джейка забиться еще чаще.

— Ничего, если мы не наедимся, у тебя еще остались конфеты.

Сьюзен выразительно изогнула бровь и насмешливо поинтересовалась:

— Почему ты думаешь, что я тебя угощу?

— Потому что сегодня мы всем друг с другом делимся, это девиз дня.

Сьюзен склонила голову набок и лукаво прищурилась.

— Признаться, я думала, что девиз сегодня другой: не разевай рот на конфеты, пока их не заработал. Или не выиграл.

Джейк поморщился.

— Зачем ты так! Это так же больно, как удар снежком в кадык.

В подтверждение своих слов он потер рукой кадык.

— Неужели было так больно?

Джейк криво улыбнулся.

— Только когда я дышу.

— Извини, я не хотела.

Сьюзен протянула руку и погладила пальцем то же место, которое он только что тер, не догадываясь, что ее легкое прикосновение подействовало на Джейка как разряд тока высокого напряжения.

— Да ладно, пустяки.

Стараясь скрыть свою реакцию, он небрежно отмахнулся и с досадой обнаружил, что рука слегка дрожит. Это становится нелепым, с раздражением подумал он. К счастью, к столу подошел официант, и Джейк получил возможность отвлечься от Сьюзен. Он уже начинал подумывать, что идея пообедать с ней вдвоем была не такой уж разумной. Однако вопреки здравому смыслу и инстинкту самосохранения Джейку нравилось сидеть со Сьюзен за одним столом, смотреть на нее, вдыхать ее неповторимый аромат. Смотреть в ее прекрасные глаза, на ее губы, говорить с ней. Ему хотелось узнать побольше об этой загадочной женщине, в которой удивительным образом соединились холодный профессионализм и знойная чувственность. Однако Джейк дорого бы дал, чтобы ему не хотелось всего этого. Он осознавал, что все это добром не кончится, однако ничего не мог с собой поделать.

Они заказали вина и закуски. Когда официант отошел, Сьюзен задумчиво сказала:

— Пожалуй, мы можем сидеть за столом и пить вино до тех пор, пока не проникнемся друг к другу симпатией. Думаю, полудюжины бутылок нам хватит.

Она усмехнулась и опустила глаза, изучая меню. Джейка вдруг разобрала злость. Полдюжины бутылок? Ха! Неужели он всего несколько секунд думал об этой женщине с восхищением? Да она просто заноза в боку! Особенно Джейка раздражало, что Сьюзен оставалась в его обществе спокойной и невозмутимой, в то время как он то и дело краснел, как влюбленный подросток, и маялся от сексуального возбуждения. И почему-то с каждой минутой становился все более раздражительным.

Джейк привык гордиться своей выдержкой, привык считать себя бесстрастным, хладнокровным. И он действительно таким был, пока не наткнулся в гостиничном номере на полуобнаженную Сьюзен Хадсон. Пока она не выручила его в затруднительной ситуации. Пока не угостила его конфетой из своих рук. Пока не поцеловала его в этом чертовом снегу. Пропади все пропадом. Сексуальная неудовлетворенность — скверная штука, особенно паршивая, когда страдаешь в одиночку, решил Джейк. Не может быть, чтобы Сьюзен в самом деле была так холодна и спокойна, как кажется. Он решил взять контроль над ситуацией в свои руки.

— Мне не нужно упиваться вином, — мягко произнес он, — ты и так мне нравишься.

Взгляд Сьюзен метнулся к его глазам, и Джейк с удовлетворением заметил, что она вроде бы испугалась, во всяком случае, насторожилась. Неплохое начало, подумал он, по крайней мере, удалось сбить с нее доспехи непрошибаемого спокойствия.

— И много ли ты успел выпить?

— Бокал пива.

Сьюзен заглотала наживку, теперь нужно было подсекать. Не дав ей времени задать еще один вопрос или перегруппировать силы, Джейк спросил:

— Скажи, ты занята?

— Занята чем?

Ха, уходит от ответа, притворяется, что не поняла! Джейк торжествовал.

— У тебя есть мужчина, бойфренд?

Такой вопрос невозможно понять неправильно, теперь она не отвертится. По выражению лица Сьюзен Джейк понял, что ему удалось ее ошеломить, а значит, он снова контролирует ситуацию. Джейк непринужденно откинулся на спинку стула и улыбнулся. Однако он рано расслабился, Сьюзен ответила вопросом на вопрос:

— Почему ты об этом спрашиваешь? Джейк пожал плечами.

— Так просто, поддерживаю беседу.

Ври, да не завирайся, пропищал в его голове ехидный голосок, ты спрашиваешь потому, что тебе не терпится это узнать, и потому, что ты вообще хочешь узнать о ней как можно больше.

— Никого постоянного, — ответила Сьюзен. — А ты с кем-нибудь связан?

— Что значит «связан»?

Теперь уже Джейк уходил от ответа, притворяясь непонимающим. Он чувствовал, что угодил в одну из женских ловушек, но не знал, как это случилось и что с этим делать.

— У тебя есть кто-нибудь?

— Нет. — Джейк несколько секунд раздумывал, стоит ли вдаваться в подробности, и в конце концов решил, что если он хочет узнать побольше о Сьюзен, то справедливости ради должен и сам что-то рассказать о себе. — У меня была постоянная подружка, но на прошлое Рождество мы расстались.

— Почему?

— Я хотел жениться.

Брови Сьюзен взметнулись вверх.

— А она не хотела выходить замуж?

— Хотела. Но за моего лучшего друга.

В глазах Сьюзен появилось сочувственное выражение.

— Должно быть, ты очень страдал.

Джейк невесело усмехнулся.

— Да, это было не очень приятно, я разом потерял женщину, лучшего друга и работу.

— А работу-то почему? — удивилась Сьюзен.

Джейк снова задумался, стоит ли говорить, и снова решил не увиливать.

— Мы все трое работали в одной компании. В тот же день, когда они объявили о своей помолвке, я узнал, что они украли несколько моих идей. Это был не самый удачный день в моей жизни.

— Это ужасно. И что же ты сделал?

— Уволился.

У Сьюзен расширились глаза.

— Как, ты не попытался отстоять свои идеи?

— Нет. Вижу, тебя это удивляет.

— Честно говоря, да.

— Признаюсь, такая мысль мне приходила в голову, но я не мог ничем доказать, что идеи действительно мои. Наверное, я в конце концов мог бы восстановить справедливость, но в процессе мне пришлось бы долго общаться с ними обоими, а я этого не хотел. Поэтому я обрубил концы и ушел. С недельку я предавался жалости к себе, а потом собрался с духом, подлечил сердечные раны и нашел новую работу. Сьюзен стало его очень жаль, не сдержавшись, она тронула его за руку.

— Это ужасно, Джейк, представляю, как тебе было тяжело. Ты ее до сих пор любишь?

— Нет.

Джейк посмотрел на ее руку, и Сьюзен проследила направление его взгляда. Рука Джейка под ее ладонью была теплой, Сьюзен поймала себя на мысли, что ей приятно к нему прикасаться и еще приятнее слышать, что у него нет постоянной подружки. В ее мозгу сработал сигнал тревоги, она убрала руку, подняла глаза, и их взгляды встретились. Ошибиться невозможно — между ними не просто проскакивает искра, а вспыхивает целый фейерверк!

Джейк покачал головой, нарушая волшебство момента.

— Сам не знаю, зачем я тебе это рассказал. Сьюзен заставила себя улыбнуться.

— Я же задала вопрос.

Официант принес вина и закуски. Сьюзен с удивлением отметила, что они с Джейком заказали одни и те же салаты. Когда официант ушел, Сьюзен поднесла к губам бокал и заметила:

— Теперь мне многое стало понятнее.

— Что именно.

— Например, почему в офисе ты держишься от всех на безопасном расстоянии. И почему так настойчиво делаешь карьеру — тебе пришлось начать все заново на новом месте.

Джейк не ответил. Сьюзен задержала взгляд на широкой груди Джейка, и ей почему-то захотелось, чтобы он был в кашемировом свитере. На левом запястье поблескивали тонкие золотые часы. А сами руки… они выглядели как руки человека, который умеет ласкать женщину. Сьюзен заставила себя поднять взгляд к его лицу и обнаружила, что Джейк тоже ее разглядывает, причем очень пристально, словно пытается прочесть ее мысли. От столь пристального внимания ей стало жарко, она даже пожалела, что надела платье с длинным рукавом, а не что-нибудь полегче. К столику снова подошел официант, но только для того, чтобы передать Джейку, что его просят к телефону. Сьюзен испытала острейшее разочарование: секунду назад ей показалось, что Джейк собирается сказать что-то важное. Он встал из-за стола.

— Прошу прощения, я ждал этого звонка.

Джейк прошел к стойке бара, где стоял телефон. Сьюзен проводила его взглядом. Она, конечно, не слышала его голоса, но даже на расстоянии ощущала напряжение, сковавшее его сильную фигуру. Сьюзен казалось, что напряжение это с каждой секундой нарастало, а потом внезапно спало. Когда Джейк повесил трубку и вернулся к столику, он весь светился от счастья, лицо выражало такое облегчение, что Сьюзен, даже не зная, в чем дело, невольно прониклась к нему сочувствием. Что же должно было настолько сильно его мучить, чтобы он испытал такое облегчение, когда проблема решилась?

— Хорошая новость?

Джейк вопросительно поднял бровь, и Сьюзен поспешила объяснить:

— Я вижу по твоему лицу.

— У моей матери обнаружили опухоль, было подозрение на рак, но сегодня анализы подтвердили, что опухоль доброкачественная.

— Прекрасная новость. Я тебя понимаю, у нас была такая же ситуация с бабушкой. Несколько дней, пока не стали известны результаты анализов, мы все жили в напряжении и в страхе.

Джейк улыбнулся и поднял бокал.

— Предлагаю выпить за то, чтобы такие ситуации больше не возникали.

Сьюзен засмеялась и чокнулась с ним.

— Да, за это стоит выпить. Твои родные собираются на Рождество вместе?

— Да. Видела бы ты лицо моей племянницы, когда она утром разворачивает рождественские подарки! В этом году я купил ей кукольный домик.

— Сам? Не может быть! Наверное, поручил кому-нибудь?

Джейк, казалось, пришел в ужас.

— И упустил возможность провести несколько часов в магазине игрушек? Ни за что! Я выбирал этот домик лично. Но это еще не все подарки. Родителям мы с сестрой дарим путевки в круиз по греческим островам. В эти недели ожидания им пришлось тяжелее всего, они заслужили хороший отдых.

— Прекрасный подарок.

— У меня прекрасные родители.

Джейк улыбнулся, и Сьюзен улыбнулась в ответ, она ощутила прилив какого-то теплого чувства, не совсем понятного и потому немного пугающего. За последние несколько минут она сделала большое открытие: оказывается, Джейк Моррис — не только опасный конкурент и очень целеустремленный карьерист, его личность намного богаче и многограннее. Он любящий сын и брат, любит детей, он потерял любимую женщину и столкнулся с предательством лучшего друга. А еще он — самый сексуальный мужчина из всех, с кем ей до сих пор доводилось иметь дело.

Последняя мысль ошеломила Сьюзен. Угораздило же ее проникнуться симпатией не к кому-нибудь, а к главному сопернику! Вдохновленная разговором с Бетт, Сьюзен собиралась вести себя за обедом сдержанно, с холодком. Но не прошло и получаса, как ее решимость куда-то испарилась, а она сама размякла, как воск на солнце!

Из задумчивости ее вывел голос Джейка:

— Ну вот, теперь ты знаешь обо мне даже больше, чем хотела, значит, пришел твой черед рассказывать. — Он подался вперед и кончиками пальцев погладил кисть ее руки. — Скажи, как могло получиться, что у такой красивой, талантливой и во всех отношениях замечательной женщины с невероятно нежной кожей нет приятеля?

Сьюзен была бы рада спрятаться под бесстрастной маской холодного профессионализма, но она уже не надеялась, что ей это удастся. Когда пальцы Джейка касались ее руки, ее решимость таяла с такой же скоростью, как кубики льда, брошенные в кипяток. Ей, конечно, следовало отдернуть руку, но уж очень не хотелось, и она, наоборот, передвинула ее поближе к Джейку. В его глазах вспыхнуло желание, которое ни с чем невозможно было спутать, и он начал медленно поглаживать ее пальцы.

Сьюзен постаралась сосредоточиться на разговоре.

— У меня нет постоянного бойфренда по нескольким причинам, и прежде всего потому, что я не могу уделить отношениям достаточно времени. Я трачу почти все силы и время на работу, моих знакомых это обычно раздражало, и в порядке компенсации они пытались взять мою жизнь под контроль. А еще я обнаружила, что человеческие отношения — как комнатные растения, если им не уделять достаточно времени и внимания, они чахнут и погибают. Вот почему, кстати, у меня дома нет цветов. Но дело даже не только в этом, просто мне уже довольно долго не встречается мужчина, который бы меня по-настоящему заинтересовал.

А как же Джейк Моррис? — осведомился внутренний голос. Он тебя заинтересовал, да еще как.

Сьюзен не знала, что на нее подействовало, вино ли, понимание ли, светившееся во взгляде Джейка, или прикосновения его пальцев, ласкавших ее руку, а может быть, то, что Джейк заставил ее задуматься о своих чувствах. Как бы то ни было, Сьюзен вдруг обнаружила, что рассказывает о себе больше, чем собиралась. Она рассказала, что ее отец умер от сердечного приступа совсем молодым.

— Мама никак не могла свыкнуться с мыслью, что отца больше нет, — тихо сказала Сьюзен. — Родители поженились сразу после окончания школы, вскоре родилась я, и мама с головой ушла в материнство. Она интересовалась моими делами, ходила на спортивные состязания, в которых я участвовала, но всеми остальными делами занимался отец. У него были золотые руки, мы жили не богато, но и не бедно, мама была за ним как за каменной стеной. Когда он умер, мы обе были в шоке. Не могу передать словами, что мы пережили…

— Можешь не объяснять, — тихо сказал Джейк, сжимая ее руку. — Мне хорошо знакомо ощущение, когда земля словно уходит из-под ног, мир рушится и чувствуешь себя беспомощным.

Сьюзен была благодарна Джейку за искреннее сочувствие и понимание, теплота в его взгляде вызвала у нее ответную теплоту.

— Что же было дальше? — спросил он.

— Наш мир стал разваливаться на части. Мама никогда не работала, только несколько месяцев подрабатывала официанткой на полставки, когда я училась в старших классах. Она не умела заполнять квитанции на оплату счетов, подстригать газон, обслуживать автомобиль. Она была самой лучшей мамой на свете, но была совершенно не приспособлена к самостоятельной жизни без мужа.

— И ты стала в семье за старшую, — догадался Джейк.

Сьюзен вздохнула.

— У меня просто не было выбора. Мама снова пошла в официантки, а я стала работать продавщицей в местном супермаркете. Я научилась пользоваться газонокосилкой, менять масло в машине и выполнять другую работу, которая традиционно считается мужской. Глядя на страдания матери, я дала себе слово, что никогда не буду такой беспомощной, как она. Именно тогда я решила, что должна все уметь, чтобы ни от кого не зависеть, что обязательно получу образование и хорошую специальность.

Джейк улыбнулся.

— Что ж, мне кажется, ты достигла того, к чему стремилась.

Сьюзен промолчала. Достигла ли она своих целей? В каком-то смысле да, она способна сама о себе позаботиться, и карьера ее складывается успешно. Но она внезапно поняла, что у нее нет близкого человека, с которым она могла бы разделить свой успех. Как профессионал она безусловно состоялась, но чего она достигла как женщина? Сьюзен постаралась заглушить сомнения и сказала:

— Да, я многого достигла, но мое финансовое положение пока еще не настолько прочное, как бы мне хотелось.

— И заказ Эдварда Вустера — очередная ступенька на этом пути?

Сьюзен посмотрела Джейку в глаза. Если раньше она видела в его взгляде только понимание и сочувствие, то теперь к ним прибавился чисто мужской интерес.

— Да.

На этот раз Джейк молчал долго, с полминуты, потом спросил нейтральным тоном:

— Как дела у твоей матери?

Сьюзен улыбнулась.

— Неплохо. Она долго не могла прийти в себя после смерти отца, но в конце концов вернулась к жизни. Перелом произошел, когда я окончила колледж и начала по-настоящему работать, мама тоже пошла учиться — на специальные курсы и теперь изучает бухгалтерский учет. Я ею очень горжусь.

Официант принес основное блюдо. Джейк с заметной неохотой выпустил руку Сьюзен, и она неожиданно поймала себя на мысли, что ей не хватает его прикосновения. Казалось, ее вырвали из уютного гнездышка, где они с Джейком ворковали, как два голубка — два влюбленных голубка. От огня, тлеющего в глазах Джейка, Сьюзен стало жарко. Она посмотрела в тарелку.

Черт возьми, я не хочу есть, вдруг подумала она, я хочу Джейка. В постели. Обнаженного. И как можно скорее. Зримый образ возник в ее воображении так отчетливо, что вытеснил все остальное. Теперь Сьюзен было не просто жарко, она вся пылала, как в огне.

— Ты в порядке? — спросил Джейк.

— Д-да, — пробормотала Сьюзен.

Но мне было бы куда лучше, если бы ты не смотрел на меня так, будто способен читать мои мысли!

Возможно, Джейк и впрямь читал ее мысли, но, к счастью, в его ответном взгляде не было ни намека на самодовольство, наоборот, его глаза как бы говорили: я хочу того же самого, что же нам делать?

Ответа на этот вопрос Сьюзен не знала, поэтому она взяла вилку и, подцепив с тарелки ломтик какого-то овоща, заговорила о том, что под Рождество Лондон становится похож на сумасшедший дом. Джейк подхватил безопасную тему. Потом они заговорили о бейсболе, оказалось, что они болеют за разные команды.

— Похоже, у нас с тобой очень мало общего, — заметила Сьюзен.

Однако, несмотря на различия во взглядах, она давно не получала такого удовольствия от свидания с мужчиной. От свидания? На этом слове ее мысли запнулись, внезапная паника без остатка смела хорошее настроение. Это же не свидание, а просто обед с сослуживцем! Однако чувствовала она себя как на свидании, да и вся обстановка куда больше подходила для свидания, чем для делового обеда: свечи на столе, приглушенная романтическая музыка, прекрасная еда, вино, привлекательный мужчина напротив, сексуальное напряжение… Да, мысленно подытожила Сьюзен, все это весьма смахивает на свидание, причем для них обоих оно закончится в одном и том же номере отеля.

Глава 9

Несколько долгих секунд Джейк изучал ее лицо поверх чашки с кофе, и с каждой секундой его взгляд становился все более напряженным. Наконец он подался вперед и вкрадчиво произнес:

— А, по-моему, у нас очень много общего.

У Сьюзен захватило дух. Чувство легкости, которое было у нее на протяжении почти всего обеда и разговора с Джейком, внезапно исчезло, и она с пугающей остротой ощутила жар, который тлел все это время и который она старательно не замечала. Пытаясь сохранять хотя бы видимость спокойствия, Сьюзен спросила:

— Вот как? Почему ты так решил?

Вместо ответа Джейк протянул руку и взял Сьюзен за запястье.

— Потому что твое сердце колотится, как сумасшедшее — точь-в-точь как мое. Потому что мы оба не можем забыть о нашем поцелуе.

Потому что меня к тебе непреодолимо влечет, и, думаю, тебя ко мне тоже.

Сьюзен запаниковала, разговор принял опасный поворот. Она не могла отрицать, что ее влечет к Джейку, но не могла не признать и то, что уступить влечению было бы величайшей глупостью. Сьюзен была бы и рада заявить, что Джейк со свойственной ему самоуверенностью выдает желаемое за действительное, да не могла, потому что он сказал правду. Джейку хватило смелости сказать прямо о том, что между ними происходит — что бы это ни было. Она же пыталась трусливо игнорировать их взаимное притяжение, делать вид, что его не существует, и она по-прежнему считала, что это было бы самым мудрым в ее положении. Поэтому Сьюзен изобразила беззаботную улыбку и небрежно — как она надеялась — заметила:

— Ты симпатичный мужчина и хороший собеседник, думаю, большинство женщин на моем месте сочли бы тебя привлекательным.

— Спасибо, но я говорил не об этом. По-моему, здесь происходит нечто большее, видит Бог, мне не нравится, что воздух между нами прямо-таки потрескивает от напряжения. Я изо всех сил пытаюсь не замечать этого, но не получается. Это все равно, что не замечать струю из брандспойта, бьющую прямо в лицо. — Он посмотрел на Сьюзен испытующе. — Признайся, ты чувствуешь то же самое.

Больше всего на свете Сьюзен хотелось все отрицать, но это было бы бессовестной ложью, в то время как Джейк был с ней честен. И она призналась:

— Да, чувствую, но мне это не нравится.

— Как видишь, я тоже не в восторге. Вопрос в том, что мы собираемся предпринять по этому поводу.

— Не знаю. Какие будут предложения?

— На мой взгляд, у нас есть только два пути. Мы можем попытаться игнорировать…

— Это самое мудрое решение, — перебила Сьюзен.

— Мудрое — да, но выполнимое ли? Сомневаюсь.

Сердце Сьюзен забилось так сильно, что, казалось, готово было выпрыгнуть из груди.

— Странно, — сказала она, — ты ведь уже обжегся один раз, перспектива нового служебного романа должна ужасать тебя.

— Поверь, Сьюзен, у меня и в мыслях не было заводить служебный роман. Поэтому нам остается второй путь.

— Какой?

— До конца уикенда выпустить джинна из бутылки, дать волю чувствам, а потом идти каждому своей дорогой.

Сьюзен всмотрелась в его глаза, и у нее снова перехватило дыхание.

— То есть ты предлагаешь уступить влечению, пока мы здесь, а вернувшись в офис, вести себя так, будто ничего не произошло?

— Вот именно.

Соблазнительное предложение, и сам Джейк очень соблазнителен. Однако здравый смысл Сьюзен бунтовал против его предложения.

— А тебе не кажется, что, если мы познаем друг друга в библейском смысле слова, это будет очень мешать нам в работе?

— Наверняка будет. — Джейк поднял руку и нежно погладил Сьюзен по щеке. — Но неутоленное желание будет мешать еще сильнее, так что предлагаю выбрать из двух зол меньшее.

— Понятно. Значит, ты предлагаешь удовлетворить наше влечение, а после никогда не вспоминать об этом.

Что-то в этой ситуации, в предложении Джейка показалось Сьюзен смутно знакомым, но она не успела вспомнить, что именно, потому что Джейк перевернул ее руку и поцеловал раскрытую ладонь.

— По-моему, это отличный способ справиться с влечением, которое ни ты, ни я не хотим испытывать, но не можем подавить. Ну, так как, «почти девственница», ты готова переспать со мной?

От лица Сьюзен отхлынула кровь. Она уставилась на Джейка с выражением неподдельного ужаса. По его последней реплике стало ясно, что он слышал ее разговор с Бетт, во всяком случае, последнюю его часть. Она лихорадочно вспоминала, что еще наговорила, потом со стоном закрыла лицо руками, не представляя, как сможет снова посмотреть Джейку в глаза.

— Что еще ты слышал? — спросила она, не поднимая головы.

Джейк мягко отвел ее руки от лица и взял Сьюзен за подбородок, вынуждая посмотреть на него.

— Я услышал достаточно, чтобы понять, что тебя ко мне влечет, и это очень кстати, потому что я тоже до чертиков тебя хочу. А еще я понял, что ты довольно давно не занималась сексом, это меня тоже устраивает — у меня тоже давно не было женщины. Скажу больше, меня ни к одной женщине не влекло так сильно, как к тебе. Так что я со своей стороны решение принял, слово за тобой.

От его слов, произнесенных низким, хрипловатым голосом, по венам Сьюзен разлился жидкий огонь, в котором ее сдержанность и смущение сгорели дотла. Джейк сделал свой шаг, теперь очередь за ней. Ей нужно решать, примет ли она его подачу или бросит игру и уйдет с поля. Сьюзен вдруг поняла, что ей не о чем раздумывать, все уже решено. Зов тела, настойчиво требовавшего, чтобы она занялась сексом с Джейком, заглушил слабый шепот здравого смысла. Сьюзен медленно выдохнула.

— Готова поспорить, что мое сексуальное воздержание длилось дольше, чем твое.

— Тем больше поводов с ним покончить.

Джейк провел пальцем вдоль ее скулы. Ощущение было очень приятным. По потемневшим глазам Джейка Сьюзен поняла, что от него не укрылась ее реакция.

— Сьюзен, все-таки между нами проскакивают искры, я вижу.

— Это в моем мозгу произошло короткое замыкание. Твое предложение… не скрою, оно возбудило во мне интерес.

— И не только интерес, — многозначительно уточнил Джейк, — а ведь мы просто сидим за столом.

— Хм, представь себе, что было бы, если бы я повела себя чуть более активно.

— О, я представляю это каждую минуту, каждую секунду. — Джейк посмотрел на ее губы таким взглядом, словно хотел их съесть, и, подавшись вперед, хрипло проговорил: — Мне нравятся твои губы.

Сьюзен испытала чисто женское удовлетворение. Теперь, когда решение было принято, она даже не пыталась скрыть желание, бурлившее в ее крови.

— Мне твои тоже. Хочешь, покажу, как сильно они мне нравятся?

Джейк опалил ее взглядом.

— Очень хочу.

— Тогда пошли.

Поскольку они заранее договорились, что стоимость обеда будет включена в счет за обслуживание, официанта можно было не ждать. Джейк встал и протянул Сьюзен руку. Она без колебаний вложила в нее свою, так, держась за руки, они и вышли из ресторана.

Пока они шли через вестибюль, Сьюзен с трудом сдерживалась, чтобы не броситься бегом, увлекая за собой Джейка. Ей так хотелось к нему прикоснуться, что руки в самом прямом смысле зудели, а тело горело так, что она не могла дождаться, когда сбросит с себя платье. Несколько секунд Сьюзен всерьез подумывала, не затащить ли Джейка в ближайшую нишу, ее удержало только то, что она знала: начни они целоваться, им будет неимоверно трудно остановиться. У самого лифта Сьюзен спросила шепотом:

— Как у нас дела с презервативами?

— Все под контролем.

Слава Богу, мысленно вздохнула Сьюзен, потому что в данный момент это, похоже, единственное, что под контролем. Никогда еще ей не доводилось испытывать столь сильного желания прикоснуться к мужчине, ощутить вкус его губ, почувствовать прикосновение его обнаженной кожи к своей. Как только за Сьюзен и Джейком закрылись двери лифта, Джейк резко притянул ее к себе и жадно припал к ее губам. Его язык ворвался в ее рот, а руки тем временем скользнули вниз по ее спине, прижимая ее к его сильному телу. К возбужденному телу.

Сьюзен было приятно ощущать, как его восставшая плоть упирается ей в живот. Она запустила пальцы в волосы Джейка и запрокинула голову, всецело отдаваясь поцелую. Лифт уже остановился на нужном этаже, двери раскрылись, а Джейк и Сьюзен все никак не могли оторваться друг от друга. Наконец, перемежая поцелуи со смехом, они вывалились в коридор и поспешили к номеру.

Джейк сунул руку в карман брюк и нахмурился. Потом похлопал себя по другим карманам и нахмурился еще сильнее.

— Черт, я без ключа! Кажется, я забыл его в номере и захлопнул дверь.

— Ничего, ключ есть у меня.

Сьюзен пришлось оторваться от Джейка, она открыла сумочку и стала рыться в ней в поисках ключей. Джейк обнял ее за талию и нежно лизнул ее шею. Сьюзен подняла на него глаза и пробормотала прерывающимся голосом.

— Если ты будешь так делать, я вообще ни когда не найду ключ.

Джейк наклонился к ее уху и, почти касаясь его губами, прошептал:

— Ты должна всегда держать его наготове, чтобы юркнуть в номер. А то вдруг, пока ты мешкаешь перед дверью, на тебя кто-нибудь набросится?

Он крепче прижал Сьюзен к себе. Она запрокинула голову, наслаждаясь теплом его тела, силой его рук, и вдруг куснула его в подбородок.

— Кажется, это уже случилось, на меня кто-то набросился.

Ответом ей был нетерпеливый стон.

— Не могу дождаться, когда мы войдем.

— А я тем более, мне надо наверстать упущенное за почти год.

— Не может быть!

— Правда, правда.

Джейк потерся носом о ее шею.

— Тогда я готов тебе помочь, считай, что я в твоем распоряжении. Ну что, нашла ключи?

— Есть! Послушай, ты не против, если в первый раз мы сделаем это быстро и энергично?

Джейк прижался бедрами к ее ягодицам, давая ощутить степень своего возбуждения.

— И ты еще спрашиваешь? Боюсь, если мы не войдем в номер в ближайшие секунды, наш первый раз может произойти прямо в коридоре.

Сьюзен непослушными руками вставила ключ в замочную скважину и открыла замок. Как только они переступили порог номера и захлопнули за собой дверь, все барьеры были сметены. Сьюзен положила ладони на плечи Джейка и толкнула его к стене. Он впился в ее губы страстным поцелуем и одновременно стал вынимать из ее прически шпильки, распуская волосы. Сьюзен застонала и потерлась об него бедрами. Обоих снедало нетерпение. Сьюзен казалось, что в ней бурлит раскаленная лава, как в вулкане перед самым извержением. Она сунула руки под край свитера Джейка и стала гладить теплую кожу. Потом, прервав поцелуй, потянула свитер вверх.

— Сними его!

Джейк рывком стянул с себя свитер. Тем временем Сьюзен отступила от него и взялась за «молнию» на платье. Джейк сбросил ботинки, сорвал с себя носки, выпрямился, развернул Сьюзен к себе спиной и прохрипел:

— Позволь мне.

Он быстро опустил язычок «молнии», снова развернул Сьюзен к себе лицом и стал снимать с нее платье. Наконец оно упало к ее ногам. Сьюзен переступила через холмик ткани и осталась в черном кружевном бюстгальтере, высоко вырезанных черных трусиках, в чулках с кружевной резинкой по краю и в туфлях на высоком каблуке. Ее дыхание стало частым и неровным, сердце билось с бешеной скоростью. Она взялась за ремень его брюк. Джейк повернул себя и Сьюзен так, что ее спина оказалась прижатой к стене. Пальцы Сьюзен плохо ее слушались, пока она возилась с пряжкой ремня Джейка, он успел расстегнуть на ней бюстгальтер. Взяв отяжелевшие от желания груди, он стал ласкать пальцами уже отвердевшие соски. Сьюзен едва не взвизгнула от удовольствия.

Джейк стал покрывать горячими влажными поцелуями ее шею, опускаясь все ниже и постепенно приближаясь к груди. Когда его губы коснулись соска Сьюзен, она сдавленно ахнула от восторга, выпустила из рук его ремень и, обхватив его голову руками, притянула еще ближе к себе. Джейк внял ее молчаливой просьбе. Он ласкал ее груди губами и языком до тех пор, пока у Сьюзен не стали подгибаться колени. Чувствуя ее состояние, Джейк с низким грудным рыком провел руками вниз по ее бедрам, спуская трусики. Они сползли до колен, потом Сьюзен сама нетерпеливо их сбросила. Его губы снова слились с ее губами.

Сьюзен впилась пальцами в плечи Джейка, ее желание становилось нестерпимым, она подняла одну ногу и, согнув колено, потерлась о его бедро. Джейк положил одну руку на ее ягодицы, другая скользнула меж бедер Сьюзен, и оба застонали в унисон.

— Скорее, Джейк, — прохрипела Сьюзен, — я хочу тебя прямо сейчас.

Джейк погрузил палец в ее влажное тепло. Этого оказалось достаточно, чтобы тело Сьюзен сотряс сильнейший оргазм. Она издала хриплое «а-а-ах» и выгнула спину, всецело отдаваясь охватившим ее ощущениям. Джейк медленно гладил Сьюзен по спине, дожидаясь, когда сотрясавшая ее дрожь уляжется. Наконец Сьюзен затихла, бессильно прильнула к нему и сказала все еще хриплым голосом:

— Спасибо, мне это было необходимо.

— Пожалуйста, я получил удовольствие.

— Вообще-то удовольствие получила я, а теперь твоя очередь.

— Жду с нетерпением.

Джейк подхватил Сьюзен на руки и отнес к кровати, где бережно опустил на покрывало. Оставить Сьюзен на кровати одну хотя бы на несколько секунд стоило Джейку титанических усилий воли, но он должен был это сделать — ему нужно было достать презервативы из сумки. Как назло, то, что нужно, никак не попадалось под руку. Сьюзен включила свет, Джейк не оглядываясь пробормотал «спасибо», продолжая рыться в сумке. Наконец он нашел то, что искал, повернулся к Сьюзен — и остолбенел. Сьюзен лежала поверх покрывала, раскинув ноги в черных чулках. Взгляд Джейка жадно шарил по ее телу, отмечая румянец на щеках, вспухшие от поцелуев губы, потемневшие, твердые, как бусинки, соски. Когда его взгляд дошел до треугольника темных волос внизу ее живота, он резко втянул воздух, чувствуя себя так, словно температура в комнате подскочила на несколько градусов.

— Вот что, Джейк, — хрипло проговорила Сьюзен, — я, конечно, благодарна тебе, что ты немного утолил мой голод, но мне этого мало, и, если ты собираешься стоять так всю ночь, я, пожалуй, лучше загляну в гости к мужчине из соседнего номера.

— Черта с два ты к нему заглянешь! — прорычал Джейк. Бросив пакетик из фольги на кровать, он стал расстегивать брюки. — Надеюсь, ты не передумала насчет быстрого секса? Потому что я долго не продержусь, я уже на пределе.

Сьюзен одарила его улыбкой, которая подтолкнула Джейка еще ближе к тому самому пределу, который он старался хоть немного отодвинуть. Он одним движением снял с себя брюки вместе с трусами. Сьюзен с нескрываемым восхищением смотрела на его обнаженное тело во всем его мужественном великолепии.

— Быстро и горячо — это как раз то, что мне сейчас нужно.

Большое тяжелое тело Джейка вдавило Сьюзен в матрас, но это была приятная тяжесть. Их губы снова сплавились в жарком, неистовом поцелуе, одновременно Джейк погрузился во влажное тепло ее тела. Вспышка желания пронзила его подобно молнии, он стиснул зубы, пытаясь сдержаться, оттянуть момент сладостного взрыва, но, когда Сьюзен прошептала его имя, он не выдержал. Его оргазм подтолкнул Сьюзен к новому пику наслаждения, и на этот раз экстаз был общим.

Джейк не знал, сколько времени лежал, спрятав лицо в шелковистые, пахнущие свежестью волосы Сьюзен. Он опомнился, только когда она легонько ткнула его в бедро.

— Подвинься, я не могу глубоко вздохнуть.

Он приподнялся, опираясь на локти, и посмотрел Сьюзен в глаза. Она выглядела ошеломленной, как, наверное, и он. Джейк отвел от ее щеки прядь волос и пробормотал:

— Хочу, чтобы ты знала: обычно я проявляю больше тонкости.

— Разве я жаловалась? — Сьюзен лукаво улыбнулась и потянулась под ним, как довольная кошка. — Впрочем, я жду, когда ты подтвердишь свои слова делом. И, кстати, спасибо за комплимент. Приятно осознавать, что я заставила тебя потерять самообладание.

— Сьюзен, я потерял не только самообладание, но и голову. — Он опустился ниже и провел кончиком языка по ее нижней губе. — Когда у тебя в следующий раз затянется период воздержания, имей меня в виду, я всегда готов тебе помочь.

— Ну… пожалуй, это случится уже через пять минут.

Джейк хмыкнул.

— Боюсь, пяти минут мне мало, чтобы восстановить силы.

Сьюзен провела пальцами вниз по его позвоночнику. Джейк уточнил:

— Хотя, если ты будешь так делать, это ускорит мое восстановление.

Сьюзен довольно замычала, продолжая гладить его поясницу и передвигая руку еще ниже.

— Это хорошо, если ускорит, потому что мне нужно наверстать очень много упущенного, я уж снова подумала, что придется обращаться к соседу.

Джейка кольнуло неприятное чувство, весьма сильно смахивающее на ревность. Сьюзен, конечно, шутила, но сама мысль, что к ней будет прикасаться другой мужчина, показалась ему на редкость неприятной. Опомнись, парень, ехидно прошептал внутренний голос, это все равно случится, вы вместе только до конца уикенда. Джейк отбросил неприятную мысль и напомнил себе, что до конца уикенда Сьюзен все-таки с ним, значит, он должен извлечь из отпущенного ему времени максимум. Он всмотрелся в ее глаза.

— Преимущества быстрого секса мы уже испробовали. Думаю, теперь надо перейти к неторопливому и обстоятельному.

— Слушаю вас внимательно, господин наставник. Что у вас на уме?

— Ты, я, душ. Между прочим, как ты относишься к массажу?

— Смотря кто его будет делать.

— Я.

— Тогда положительно.

Позже, много позже, когда они лежали на смятых простынях и их дыхание постепенно выравнивалось после того, что было задумано как медленное и обстоятельное занятие сексом, но где-то в процессе превратилось в неистовое соитие, Сьюзен ошеломленно прошептала:

— А ты, оказывается, великолепен в постели.

— Спасибо, ты тоже. — Джейк поцеловал ее в лоб. — Но на будущее имей в виду: этот комплимент звучал бы гораздо более лестно, если бы ты не выглядела такой потрясенной.

Сьюзен хихикнула.

— На самом деле я вовсе не потрясена, даже не особенно удивлена.

Только произнеся эту фразу, Сьюзен поняла, что удивлена она все-таки была, но не мастерством Джейка в постели. Она и раньше почти не сомневалась, что заниматься с Джейком сексом будет очень приятно, но она не ожидала, что ее ощущения будут столь острыми. Она не предвидела, что почувствует себя уязвимой. Не рассчитывала, что Джейк окажется таким щедрым, нежным, что секс с ним станет для нее чем-то неизмеримо большим, чем физическое наслаждение. А надо было предвидеть.

Джейк взял ее за подбородок, их взгляды встретились, его глаза смотрели очень серьезно, так серьезно, что у Сьюзен отчего-то захватило дух. Здравый смысл подсказывал ей, что сейчас самое время бросить какое-нибудь небрежное замечание, но, как назло, ничего подходящего в голову не приходило.

— Ты знаешь, как ты прекрасна? — нежно спросил Джейк.

Легкая хрипотца в его голосе, проникновенный взгляд, нежное прикосновение его пальцев к коже — все это подействовало на Сьюзен странным образом, она потеряла дар речи.

— Мне все в тебе нравится: как ты выглядишь, как ты пахнешь, какая ты на вкус… Ты прекрасна вся.

— С-спасибо, — кое-как выдавила из себя Сьюзен и даже сумела добавить: — Ты тоже неплох.

С лица Джейка сошло серьезное выражение, он улыбнулся и сказал:

— Знаешь, я проголодался.

— Как, уже?

Он рассмеялся.

— Я имею в виду еду… во всяком случае, для начала. Перед третьим раундом мне нужно подкрепиться.

— Предлагаешь заказать еду в номер?

— Не совсем.

На лице Джейка появилось невинное выражение — слишком невинное, и это показалось Сьюзен подозрительным.

— Признавайся, ты нацелился на мои конфеты?

Джейк притворился обиженным.

— За кого ты меня принимаешь? Ни на что я не нацелился… Другое дело, если ты надумаешь меня угостить — тогда я, пожалуй, не откажусь.

Сьюзен покачала головой.

— С тобой все ясно. Тебе с самого начала только и нужно было, что добраться до моих конфет.

— Ошибаешься. Мне были нужны и конфеты, и твое тело. — Джейк задумчиво прищурился. — А если разложить их по твоему телу в определенных местах… Догадайся, что может получиться?

— Ты получишь закуску.

Глава 10

Джейк проснулся на рассвете. Рядом с ним лежала Сьюзен, ее теплое тело касалось его тела, рука покоилась на его груди, ее волосы разметались по его плечу. Джейк погладил пальцами тонкую прядку и мгновенно вспомнил, как ночью погружал руки в эти шелковистые волны, как их тела сплетались воедино, как они шепотом звали друг друга по имени… Головокружительно, потрясающе, фантастически — вот как это было. Невероятно. Джейк не мог описать свои ощущения словами, потому что никогда прежде не испытывал ничего подобного.

Он чувствовал себя исследователем, заброшенным с парашютом в неведомую страну даже без карты. Ощущения, которые он испытал со Сьюзен, были во сто крат острее всего, что он когда-либо испытывал в постели с женщиной, по сравнению со Сьюзен все остальные женщины бледнели. Это было непривычно и пугало. Джейк не удивлялся, что Сьюзен его заводит, удивляло его другое — что она заводит его так сильно, что ее прикосновения действуют на него самым колдовским образом, что ее улыбка его завораживает.

Его привлекали в Сьюзен даже ее дерзость и обостренное стремление к независимости. Он не ожидал, что женщина, какая угодно женщина, может действовать на него так сильно. Джейк попытался проанализировать свои чувства. Сьюзен ему нравилась, более того, он ею восхищался, он хотел узнать о ней как можно больше, все, и не только в постели. Джейк вздохнул. Плохо дело, не таким он планировал этот уикенд. Он рассчитывал, что они со Сьюзен доставят друг другу удовольствие, неплохо проведут время, а потом как ни в чем не бывало вернутся к работе. Однако одна-единственная ночь в объятиях Сьюзен показала Джейку, что из его плана ничего не выйдет, он никогда не сможет делать вид, будто этого уикенда не было.

Это невозможно хотя бы потому, что ее аромат, ощущение ее кожи под его пальцами, звук ее голоса, когда она выкрикивала в экстазе его имя, накрепко, возможно даже навсегда, запечатлелись в его памяти. Джейк запоздало осознал, что совершил страшную ошибку, нельзя было ложиться со Сьюзен в постель.

Внутренний голос предостерегал, что история с Эммой может повториться, он снова окажется в постели с врагом. Джейк зажмурился и постарался не слушать внутренний голос. Конечно, он поступил опрометчиво, занявшись сексом со Сьюзен, тем более что интуиция с самого начала подсказывала, что их связывает не только секс, а нечто большее. Однако Джейк не собирался повторять ошибки, которые допустил с Эммой. Кто предупрежден, тот вооружен. На этот раз он точно знал, с кем имеет дело, он осознавал, что Сьюзен амбициозна и что она его самая опасная конкурентка.

Так-то оно так, но еще он знал, как нежна ее кожа, как восхитителен вкус ее губ, он знал, как фантастически приятно погрузиться в ее сладкое тело. Все это могло существенно повлиять на его объективность… но только если он это допустит.

А я не допущу, решительно сказал себе Джейк. Ну и что, что Сьюзен мне нравится, что меня к ней влечет, — велика важность! Коль скоро я не выкину какую-нибудь глупость, например, не влюблюсь в нее, все будет в порядке. У меня все под контролем.

Приняв решение, Джейк почувствовал себя гораздо лучше. Он погладил Сьюзен по теплому плечу, она зашевелилась и открыла глаза. Ее губы медленно сложились в улыбку.

— Доброе утро.

Всего два слова и улыбка, но этого хватило, чтобы от решимости Джейка ничего не осталось.

— Доброе утро.

Сьюзен прищурилась и серьезно сказала:

— Кажется, Джейк, у нас серьезная проблема.

Она тоже это почувствовала, подумал Джейк. Это осложняло дело. Ему бы следовало насторожиться, но он почему-то испытал облегчение, если не радость.

— Послушай, Сьюзен, я…

— Я не чувствую запаха кофе. Джейк недоуменно вскинул брови.

— Кофе?

— Ну да. Я точно помню, мы договорились, что, кто первый проснется, тот и закажет кофе.

Когда я открыла глаза, ты уже смотрел на меня, значит, ты проснулся раньше. Но кофе нет, так что ты влип.

Джейк провел ладонями вверх по ее бедрам до талии.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ты теперь мой должник.

— И сколько же я тебе должен?

Сьюзен фыркнула.

— Деньгами ты от меня не отделаешься. Я требую плоти.

— А если я откажусь уступить твоим грязным домогательствам?

Вместо ответа Сьюзен перевернулась на спину, встала с кровати и пошла через комнату, покачивая бедрами. Джейк провожал ее соблазнительную фигурку восхищенным взглядом, пока она не скрылась за дверью ванной. Послышался шум воды, через несколько минут Сьюзен выглянула из-за двери.

— Если ты не уступишь моим грязным домогательствам, я не поделюсь с тобой кофе.

— Ты жесткий переговорщик, Сьюзен.

Сьюзен выразительно посмотрела на его мужское достоинство.

— Ты тоже жесткий… местами.

Джейк потянул ее в кровать. Их губы слились в поцелуе, воспламенившем обоих.

— Ладно, так и быть, на этот раз я заплачу, — хрипло сказал Джейк. — Но только потому, что мне страшно хочется кофе.

Сьюзен просунула руку между их телами и коснулась его возбужденной плоти.

— Ты уверен, — промурлыкала она, — что хочешь именно кофе?

Джейк повалил ее на спину и вытянулся над ней, опираясь на локти.

— Уверен. Только сначала я хочу тебя.

Час спустя Сьюзен вышла из ванной, закутанная в пушистое махровое полотенце. Свежая, удовлетворенная, отдохнувшая, она была готова встретить новый день. Она чувствовала себя так, словно ей все нипочем, и не последнюю роль в ее настроении сыграли несколько раундов великолепного секса. Главное, не забывать, что это всего лишь секс, напомнила она себе, и тогда все будет в порядке. Важно не вспоминать, как приятно ощущать под своими пальцами теплую кожу Джейка, чувствовать на своих губах его губы, не вспоминать, как они со смехом кормили друг друга шоколадом с коньяком. Если она не станет обо всем этом задумываться, то все будет в порядке.

Джейк в одних трусах стоял у столика с телефоном. Вид у него был такой, словно Сьюзен застала его за каким-то непристойным занятием. Это подстегнуло ее любопытство.

— Что-то не так? — спросила она.

— Нет, все в порядке.

— Ты пытался связаться с Эдвардом?

— Только что с ним разговаривал. Похоже, до вечера мы предоставлены сами себе. Он куда-то уезжает со своей новой приятельницей на целый день, но мы договорились встретиться в семь часов в ресторане отеля.

Сьюзен вздохнула.

— Ох, боюсь, Йену не понравится, что большую часть времени, оплаченного фирмой, Эдвард провел в обществе новой подружки.

— Мы ничего не можем с этим поделать, разве что похитить Эдварда. — Джейк подмигнул. — Но, может, оно и к лучшему, что Эдвард проводит время с этой Хилари. Он мне сказал, что они отлично друг другу подошли, на что я ответил, что отлично его понимаю. — Взгляд Джейка обдал Сьюзен жаром. — Так что, похоже, нам придется провести этот день вместе.

Он подошел ближе и остановился так, что их тела оказались вплотную прижатыми друг к другу от коленей до груди, и одарил ее поцелуем с отчетливым привкусом шоколада. Сьюзен отпрянула и бросила на него подозрительный взгляд.

— Чем ты занимался в мое отсутствие? Ел мои конфеты?

— Полно, Сьюзен…

— Не увиливай! В коробке оставалась только одна конфета, если ты ее слопал, предупреждаю, я затаскаю тебя по судам! Я тебя без штанов оставлю!

— Радость моя, тебе незачем обращаться в суд, чтобы раздеть меня догола, я сам с удовольствием это сделаю.

— Зато ты меня больше не разденешь, если съел последнюю конфету!

Джейк подцепил пальцем узел на полотенце, узел развязался, и полотенце упало на пол.

— Хм, а ты, оказывается, голая. — Он притворился удивленным и в одно мгновение избавился от трусов. — И я тоже, что очень кстати.

Джейк был так красив, как только может быть красив высокий, мускулистый, возбужденный обнаженный мужчина с еще влажными после душа волосами. Сьюзен не узнавала себя: они с Джейком занимались любовью весь вечер, всю ночь и утро, однако сейчас ей стоило только взглянуть на него, как ее снова захлестнуло желание. Джейк привлек ее к себе.

— Ты должна знать, я съел только половину последней конфеты, а половину оставил тебе.

Мы можем купить еще, когда выйдем из отеля.

Он наклонил голову и лизнул сосок Сьюзен. У нее захватило дух, она с трудом пробормотала:

— Думаешь, мы когда-нибудь выйдем из этого номера?

Последнее слово перешло в хриплый стон, потому что Джейк втянул ее сосок в рот. Он поднял голову и провел языком от ее груди до шеи, а потом до уха.

— Не хочется, но придется. У нас остался всего один презерватив и половинка конфеты.

— О половинке можешь забыть, она моя.

— Ладно, раз ты поделилась со мной последней конфетой, я готов поделиться с тобой последним презервативом. Что скажешь?

— Скажу, что я двумя руками за то, чтобы делиться с ближним.

Джейк сидел за столиком в уютном кафе, Сьюзен пошла «припудрить носик». Оставшись один, он пытался понять, что с ним происходит. Казалось бы, все отлично, он сидит в кафе с красивой, умной женщиной, которая к тому же заводит его с пол-оборота, он должен быть счастлив, как ребенок в магазине игрушек. Почему же он не доволен?

Беда в том, подсказал внутренний голос, который уже изрядно поднадоел Джейку своим ехидством, что она тебе не просто нравится, а слишком сильно нравится. И это действительно так, неохотно признал Джейк. Он и сам не ожидал, что ему будет так приятно проводить время со Сьюзен, и не только в постели. У них оказалось много общего, они читали одни и те же книги, любили одни и те же фильмы, слушали одну и ту же музыку. Это было здорово. И это пугало.

За ланчем в его мозгу стал вдруг срабатывать сигнал тревоги, к тому времени, когда официант подал кофе, в голове Джейка уже не просто звенел колокольчик, а завывала сирена. Если бы кто узнал о сомнениях Джейка, то, наверное, обозвал бы его дураком. Великолепный секс с прекрасной женщиной, причем секс безо всяких обязательств, — чего еще желать мужчине? Однако он не был так доволен жизнью, как должен бы. Беда в том, что Сьюзен не просто привлекала Джейка, она начала обретать сильную власть над его телом, и не только над телом. И эту опасную тенденцию следовало подавить в зародыше. Подумав, Джейк решил, что им лучше некоторое время побыть порознь, часа должно хватить. Пока Сьюзен не вернулась, он встал из-за стола, вышел в холл и сделал два звонка. Джейк едва успел закончить разговор, когда Сьюзен вернулась. Как только она села, Джейк сказал:

— Должен кое в чем признаться.

— Я вся внимание. В чем ты хочешь признаться?

— Пока ты пудрила носик, я позвонил в отель и записался на сеанс массажа, а тебя записал к косметологу.

У Сьюзен глаза стали круглыми.

— К косметологу? Я что, плохо выгляжу?

Джейк замахал руками в притворном ужасе.

— Что ты, что ты, я же не сумасшедший, сказать женщине, которая занималась дзюдо, что она плохо выглядит! Я записал тебя к косметологу, потому что подумал, что тебе это может понравиться.

— Спасибо за заботу, но я сама запишусь, когда решу, что мне это необходимо.

Джейк вспомнил ночной мзговор и чуть было не стукнул себя по лбу от досады. Как же он упустил из виду, что Сьюзен терпеть не может, когда мужчина решает что-то за нее! ОН БЗЯЛ ее за руку. Сьюзен попыталась высвободить руку, но Джейк оказался сильнее.

— Извини, если я, на твой взгляд, повел себя слишком самонадеянно. Я просто пытался быть вежливым. Понимаешь, я записался на массаж, вот мне и показалось, что будет некрасиво, если я сам воспользуюсь какой-то услугой, а тебе ничего не предложу. Если хочешь, мы можем поменяться. — Джейк подался вперед и понизил голос: — Но я предпочел бы сделать тебе массаж сам… позже.

Выражение глаз Сьюзен снова изменилось, раздражение сменилось интересом.

— То есть ты не пытался мной управлять, а хотел проявить заботу?

— Напрасно ты так удивляешься, меня это обижает. Я действительно хотел быть заботливым.

— Ясно. В результате я и у косметолога побываю, и получу сеанс массажа?

— Точно.

— В таком случае я согласна. К тому же я наверняка выгляжу неважно, и это во многом твоя вина, я не выспалась.

— Выглядишь ты прекрасно, — возразил Джейк, — но должен тебя огорчить, этой ночью ты снова не выспишься.

Джейк встретился с ней взглядом. Он мог бы поклясться, что флюиды, которые перетекают между ним и Сьюзен, состоят не только из сексуального влечения, что их связывает нечто более глубокое, чем постельная интрижка. Он поднес руку Сьюзен к губам и поцеловал.

— Ты не рассердишься, если я заплачу за ланч?

— Не рассержусь. Просто не позволю.

— Но, Сьюзен, я привык платить за своих женщин.

— Я не твоя женщина, мы просто коллеги, и вообще счет за ланч должна оплачивать фирма.

«Я не твоя женщина, мы просто коллеги». Формально Сьюзен была права, но почему-то ее слова оставили в душе Джейка неприятный осадок. Как и вчерашний обед, этот ланч здорово смахивал на свидание. Разум подсказывал Джейку, что относиться к Сьюзен как к любовнице, а не как к коллеге было бы большой ошибкой, но он не пожелал прислушаться.

— Ладно, убедила, я выставлю счет за этот ланч компании, — согласился Джейк. — Если ты закончила пить кофе, может, пойдем за покупками?

Сьюзен отодвинула от себя пустую чашку.

— Пойдем, конфетный мальчик.

— Не мальчик, а мужчина!

— Ты осмеливаешься спорить?

Джейк перевел взгляд на ее чувственные губы.

— Я еще и не то собираюсь сделать!

Сидя в элегантном салоне автомобиля Джейка, Сьюзен листала путеводитель, взятый в том же супермаркете, где они покупали конфеты. На шоссе было много машин, поэтому Джейк был вынужден ехать медленно. Сьюзен зачитывала самые интересные места вслух и удивлялась, что она всю жизнь прожила в Лондоне, но мало знает о том, что находится в каких-нибудь двух десятках миль к западу. Джейк повернулся к ней.

— Если хочешь, можем на обратном пути заглянуть в этнографический музей или в ремесленную мастерскую, про которую ты читала.

Простой вопрос, обыкновенная улыбка, почему же у меня так сильно забилось сердце? — удивилась Сьюзен. Да потому что это улыбка Джейка, потому что вопрос задал Джейк.

— Пожалуй, в мастерскую — это было бы неплохо, — сказала она. — Тем более что при ней есть магазин сувениров.

Вдоль дороги потянулись идиллического вида сельские домики.

— Какая прелесть! — воскликнула Сьюзен. — Кажется, в этих домиках люди живут точно так же, как сто или сто пятьдесят лет назад.

Джейк посмотрел на нее, на мгновение отведя взгляд от дороги.

— Между прочим, внешность обманчива.

А вот и тот магазинчик, про который ты говорила.

Джейк свернул с шоссе и затормозил перед коттеджем, украшенным к предстоящему Рождеству. Выйдя из машины, Сьюзен и Джейк прошли по расчищенной от снега дорожке, открыли дверь и одновременно подняли головы, услышав звон дверного колокольчика.

— Мы стоим под веткой омелы, — сказал Джейк. — Ты знаешь, что это означает?

Сьюзен притворно вздохнула.

— Это значит, что мне придется тебя поцеловать.

— Точно.

— Тебе кто-нибудь говорил, что с тобой непросто иметь дело?

— Никто еще не осмеливался.

Джейк обнял Сьюзен за талию, привлек к себе и коснулся ее губ легким дразнящим поцелуем, заставляющим желать большего.

— Вижу, моя омела действует!

Не выпуская друг друга из объятий, Сьюзен и Джейк одновременно повернули головы на жизнерадостный голос продавца. На них с улыбкой смотрела пухлая женщина лет пятидесяти в клетчатом платье и белом, отделанном кружевами переднике.

— Еще как действует, — откликнулся Джейк и поцеловал Сьюзен еще раз.

— Я вешаю ветку омелы над дверью каждое Рождество и каждый год застаю здесь целующиеся парочки, гляжу на них — и сердце радуется. Ну что ж, добро пожаловать в мою мастерскую. Проходите, выбирайте, что вам понравится. Меня зовут Дороти.

Джейк поздоровался с женщиной за руку, Сьюзен сделала то же самое. Пожатие мягкой теплой руки Дороти оказалось неожиданно крепким.

— Вы ищете что-нибудь конкретное? — спросила Дороти.

— Вообще-то я хотела присмотреть кашпо для горшка с кактусом, это единственные цветы, которые у меня выживают, — ответила Сьюзен.

— А я сам не знаю, что мне нужно, — сказал Джейк, — так что я сначала посмотрю, что у вас есть.

Дороти проводила гостей в большую комнату, служившую одновременно и мастерской, и выставочным залом, и складом готовой продукции. Здесь можно было проследить разные стадии изготовления изделий из лозы. От разнообразия плетеных вещиц, начиная от стаканчиков для карандашей и заканчивая мебелью, у Сьюзен глаза разбежались. Пока она рассматривала выставленный товар, Джейк разговорился с хозяином. Сьюзен слышала, как Дороти объяснила, что мастерская приносит совсем немного прибыли, но графство платит ей дотацию за то, чтобы она сохраняла ее как часть исторического наследия.

Сьюзен выбрала себе плетеное кашпо, а Джейк — газетницу. Звякнул дверной колокольчик. Дороти извинилась и пошла встречать новых покупателей.

— Кажется, Дороти романтичная натура, боится пропустить момент, когда очередная парочка будет целоваться под омелой, — насмешливо заметил Джейк. — Покупатели должны быть ей благодарны, ведь она предоставляет им прекрасный повод лишний раз поцеловаться.

— Мне не нужны никакие поводы, чтобы тебя поцеловать, — сказала Сьюзен.

Она обняла Джейка за шею, приподнялась на цыпочки и нежно куснула его за мочку уха. В ответ Джейк зарычал, и этот звук был для Сьюзен милее рождественских гимнов.

— Пошли отсюда, — пробормотал Джейк севшим голосом.

Сьюзен на секунду прижалась бедрами к его бедрам, лишний раз убеждаясь в своей власти над Джейком, потом отстранилась и одобрительно кивнула.

— Что мне в тебе нравится, так это твоя сообразительность.

Джейк посмотрел на нее с каким-то странным выражением.

— Мне нравится в тебе то же самое, но не только.

Сердце Сьюзен пропустило удар. В который раз непринужденный разговор как-то незаметно стал слишком серьезным для того, чтобы она могла чувствовать себя непринужденно. Сьюзен не хотела, чтобы Джейк ей нравился. Она бы предпочла использовать его для секса, а потом забыть о его существовании.

А может быть, в том, что он ей нравится, а она нравится ему, нет ничего плохого? Если мужчина и женщина занимаются сексом, они и должны друг другу нравиться, разве нет? К тому же слово «нравиться» — такое безопасное, теплое, уютное… Сьюзен нравились сиамские кошки, ей нравился цвет морской волны, ей нравился ванильный пудинг. А теперь ей нравится Джейк! До тех пор, пока ее чувства можно описать именно этим словом, пока они не вышли за границы простой симпатии, все в порядке.

Сьюзен подала Джейку руку.

— Пошли.

— Куда?

— Оплачивать покупки.

— А я бы с куда большим удовольствием утащил тебя в подсобку и дал волю своим инстинктам.

Сьюзен очень зримо представила картину, нарисованную Джейком, и притворно нахмурилась.

— Боюсь, это запрещено законом.

Джейк снова привлек ее к себе и коснулся губами шеи между ухом и плечом.

— Обожаю нарушать законы!

Сьюзен захихикала.

— Джейк, ты меня отвлекаешь. Этак я никогда не выберу сувениры в подарок.

Джейк подышал ей в ухо и прошептал:

— Предлагаю простое решение. Ты просто берешь все, что попадется под руку, и мы уходим.

Сьюзен повернулась в кольце его рук и посмотрела ему в лицо.

— Сразу видно, что тебе давно не приходилось ограничивать себя в средствах.

— Предлагаю продолжить эту дискуссию в горизонтальном положении и без одежды, когда мы доберемся до нашего номера.

Сьюзен покачала головой.

— И этот человек еще упрекал меня в ненасытности!

Джейк притворился удивленным.

— Разве я не говорил, что ненасытность — мое второе имя?

— Не говорил. С каких это пор, интересно? Он вдруг посерьезнел.

— Ты правда хочешь это знать?

Его неожиданная серьезность, хрипловатые нотки в голосе подействовали на Сьюзен странным образом, несколько секунд она стояла не шелохнувшись, даже дышать перестала, а потом, отмахнувшись от протестующего голоса здравого смысла, тихо сказала:

— Да, хочу.

— С ночи пятницы, когда я вошел в тридцать седьмой номер и увидел тебя.

Именно это Сьюзен одновременно и желала, и боялась услышать, потому что сама чувствовала то же самое. Джейк всмотрелся в ее глаза и тихо проговорил:

— Ты чувствуешь то же самое.

Сьюзен вдруг запаниковала. Джейк задал слишком серьезный вопрос, у нее возникло искушение отшутиться или солгать, сказать, что она ничего подобного не чувствует. Но какой смысл? Джейк все равно поймет, что она лжет. И Сьюзен посмотрела ему в глаза и ответила:

— Да, я тоже это чувствую.

Во взгляде Джейка мелькнуло облегчение, а может быть, ей это только показалось.

— Тогда другой вопрос, — сказал он. — Что мы будем с этим делать?

Джейк немедленно пожалел, что произнес вслух вопрос, который весь день не давал ему покою. Если бы мог, он бы охотно взял свои слова обратно. Последовавшее гнетущее молчание и настороженный взгляд Сьюзен заставили его еще сильнее сожалеть о неосторожной реплике. Хорошо, что он записался на массаж — ему явно не помешает побыть час вдали от Сьюзен и ее чар.

Наконец Сьюзен нарушила молчание:

— Будем вести себя так, как и договаривались. До конца уикенда будем наслаждаться обществом друг друга, а потом… — Она замялась и неловко закончила: — Не будем.

— Ты права.

— Да, конечно.

К сожалению, Джейк подозревал, что теперь он не сможет выполнить их уговор. И чем больше времени он проводил в обществе Сьюзен, тем сильнее это подозрение крепло. Положение Джейка сильно осложнялось тем, что он больше не мог мысленно наклеить на Сьюзен ярлык «Снежная Королева» или «враг», поместить ее в своем сознании на соответствующую полочку и на этом успокоиться. Но он постарался не выдать своих сомнений. Улыбнувшись, как он надеялся, беззаботно, Джейк небрежно заметил:

— Поскольку уикенд скоро закончится, предлагаю поскорее вернуться в отель и использовать оставшееся время с наибольшей пользой. Как ты думаешь, коробки презервативов нам хватит?

Сьюзен заметно расслабилась. Она с сомнением покачала головой.

— Тридцать шесть штук за двадцать четыре часа? Не уверена. — Она улыбнулась. — Но есть только один способ это проверить.

— Я готов пойти на рекорд, если ты готова. Что скажешь?

— Скажу, пора заканчивать с покупками и возвращаться в отель.

Пробивая чек за покупки, Дороти кивком указала на большое керамическое блюдо, на котором лежала горка визитных карточек.

— Через месяц мы будем разыгрывать призы среди покупателей. Если хотите участвовать, можете оставить свои визитки.

Сьюзен и Джейк одновременно достали визитки и протянули Дороти. Дороти взглянула на визитки и посмотрела на клиентов с интересом.

— Так вы сослуживцы?

Джейк отчего-то смутился.

— Да.

Дороти кивнула и бросила визитки на блюдо к остальным.

— Мы с мужем тоже работаем вместе, иногда это не очень удобно, — заметила она. — А иногда наоборот, очень приятно. — Она протянула им пакеты с покупками. — Желаю удачи, Джейкоб и Сьюзен. Надеюсь еще увидеть вас у нас в гостях. Советую заглянуть в наши края весной, когда все цветет.

— Спасибо за приглашение, Дороти, обязательно приедем.

Ответ Сьюзен неприятно кольнул Джейка. Если она собирается приехать к Дороти, то, по-видимому, с мужчиной, который… которым будет не он. Мысль была настолько неприятной, что Джейк поспешил ее отбросить. Взяв Сьюзен за руку, он пошел к двери. Когда дверь открылась, они снова оказались под омелой. Сьюзен улыбнулась и подняла голову, ожидая чисто символического поцелуя. Но Джейк неожиданно притянул ее к себе, развернул так, чтобы загородить спиной от посторонних взглядов, и припал к ее губам — страстно и требовательно. Когда Джейк поднял голову и увидел выражение лица Сьюзен, он не смог удержаться от удовлетворенной ухмылки.

— Вот так омела! — выдохнула Сьюзен.

Джейк оглянулся на Дороти, та одобрительно улыбнулась, покачала головой и сказала:

— Омела всегда срабатывает.

Джейк еще раз помахал Дороти на прощание, и они со Сьюзен пошли к машине. Сев за руль, Джейк вставил ключ в зажигание и посмотрел на Сьюзен.

— Я готов войти в номер, раздеться и начать расходовать запас презервативов. Что скажешь?

— Скажу, что я разделяю твое стремление к трудным целям.

Глава 11

Из салона косметолога Сьюзен вернулась отдохнувшей и довольной, разве что не мурлыкала от удовольствия. Они с Джейком договорились встретиться в баре, откуда собирались вместе вернуться в номер и готовиться к обеду с Эдвардом Вустером.

Сьюзен собиралась подождать Джейка в низком мягком кресле, стоявшем в уютном уголке, откуда было хорошо видно холл отеля. Сьюзен посмотрела на часы: до возвращения Джейка оставалось минут десять-пятнадцать. Воспользовавшись случаем, Сьюзен позвонила Бетт.

— Привет, подружка. Помнишь, ты советовала мне переспать с Джейком, чтобы удовлетворить любопытство?

— Помню.

— Так вот, я последовала твоему совету.

— Рада это слышать. Ну и как у тебя дела?

— У меня две новости, хорошая и плохая. С какой начать?

— Начни с хорошей, — попросила Бетт.

— Меня больше нельзя назвать почти девственницей.

— Отлично! — Бетт искренне обрадовалась за подругу. — А плохая новость?

— План удовлетворить любопытство и выкинуть Джейка из головы не сработал. Во-первых, мое любопытство далеко не удовлетворено, а во-вторых, кажется, выкинуть его из головы будет не так-то просто.

— Все ясно, он тебе понравился.

Сьюзен потерла переносицу.

— Боюсь, что так.

— Ну и что, закон не запрещает вам продолжать отношения и после того, как вы вернетесь в Лондон.

— Что ты говоришь, при чем тут закон? Закрутить роман с коллегой — да это равносильно профессиональному самоубийству! Самое ужасное в этой истории, что тот из нас двоих, кто получит заказ Вустера, станет для второго начальником. Как представлю — мороз по коже. Да и вообще Джейк не в моем вкусе.

— То есть он нравится тебе только в постели? — уточнила Бетт.

Сьюзен нахмурилась, думая о том, насколько легче была бы ее жизнь, если дело обстояло именно так. Ее разобрала досада — на Джейка, за то, что он внес в ее душу сумятицу, и на себя, за то, что она ему это позволила.

— Нет. Дело в том, что он подавляет мою независимость.

— Каким образом?

Сьюзен замялась, не зная, как объяснить подруге то, что она и сама не до конца поняла.

— Ну… например, сегодня он записал меня к косметологу. А до этого пытался заплатить за ланч, хотя я вполне способна заплатить за себя сама.

Бетт рассмеялась.

— Ты права, он просто мерзавец. Может, хочешь, чтобы я приехала и надрала ему уши?

— Очень смешно. Но я поняла, что ты имеешь в виду. Может, то, о чем я рассказала, и мелочи, но они характеризуют его как…

— Заботливого и романтичного мужчину? — подсказала Бетт.

— С Мартином все тоже начиналось очень романтично, я и оглянуться не успела, как вся моя жизнь стала вращаться вокруг его персоны.

— Так-то оно так, но Мартин, как потом выяснилось, не был ни заботливым, ни романтичным, — напомнила Бетт.

Сьюзен не на шутку рассердилась.

— Бетт, я не пойму, на чьей ты стороне?

— На твоей, дурочка! У меня есть подозрение, что ты нашла именно то, что искала, и мне обидно, что ты пытаешься от этого отказаться, даже толком не разобравшись.

— Но я ничего не искала!

— Сьюзен, все мы что-нибудь ищем. Я точно помню, как ты говорила, что, если тебе подвернется подходящий мужчина, ты за него ухватишься.

— Джейк — не «подходящий»!

Бетт помолчала, потом серьезно сказала:

— Знаешь, Сьюзен, в чем твоя проблема?

— Я уж и спрашивать боюсь.

— И правильно делаешь, потому что мой ответ тебе не понравится. Но я все равно скажу. Я думаю, ты растеряна и чувствуешь себя не в своей тарелке, потому что этот парень тебе по-настоящему понравился, а ты этого не ожидала. Ты боишься, что он может понравиться тебе еще больше. И дело не только в обычном страхе к кому-то привязаться, потерять независимость, дело еще и в том, что связь с Джейком может повлиять на твою карьеру, а она для тебя очень важна.

— С каких это пор ты стала психологом?

— Я не психолог, просто я сама влюблена и узнаю признаки.

У Сьюзен тревожно засосало под ложечкой.

— Ради Бога, только не говори, что я влюбилась, этого мне только не хватало!

— Сьюзен, я сужу по себе. То, что ты рассказала, очень похоже на мои ощущения, когда я познакомилась с Крисом. Когда я поняла, что влюбилась, то испугалась до смерти.

— Я не влюбилась в Джейка!

— Ну, если ты уверена…

— Уверена! Я всего лишь недовольна собой за то, что он мне нравится. — Даже слишком сильно, уточнила Сьюзен мысленно. — И меня раздражает, что он такой… положительный. Я не хочу, чтобы он мне нравился, мне нужно выкинуть его из головы.

— Знаешь, Сьюзен, единственный способ забыть мужчину — это найти другого.

— Отлично, я так и сделаю, как только вернусь домой. Ты ведь мне поможешь?

— Конечно. — Бетт помолчала. — Только имей в виду, у этого способа есть один изъян.

— Какой же?

— Он не действует, если ты любишь того мужчину, которого пытаешься забыть.

— Ну, тогда все в порядке, потому что я Джейка не люблю.

— А эту ночь ты проведешь с ним?

— Конечно. Я сказала, что не люблю его, но это не значит, что я его не хочу — хочу, еще как. Между прочим, он должен с минуты на минуту подойти, так что я закругляюсь. Пока.

— До свидания. Позвони, когда вернешься в Лондон, и мы вместе составим план похода по разным клубам, где ты сможешь найти замену Джейку.

Закончив разговор, Сьюзен испустила долгий вздох. К сожалению, мысль отправиться на поиски мужчины, который поможет ей забыть Джейка, вовсе не казалась ей заманчивой, совсем наоборот.

После сеанса массажа Джейк чувствовал себя новым человеком. Массаж помог ему не только расслабиться физически, но и навести порядок в мыслях. У Джейка сложился четкий план на остаток уикенда: встретиться со Сьюзен, выпить, подняться в номер, позаниматься сексом, одеться, пообедать с Эдвардом, заодно ненавязчиво прощупать перспективы получения заказа, потом вернуться со Сьюзен в номер, снова позаниматься сексом, возможно, немного поспать, утром заняться сексом, собрать вещи, отбыть домой и вернуться к привычной жизни.

Отличный план, и он сработает, как хорошо отлаженная машина.

Однако «хорошо отлаженная машина» дала сбой сразу же, как только Джейк увидел Сьюзен. В голубой водолазке и в брюках свободного покроя, она сидела за круглым столиком и улыбалась молодому обаятельному брюнету, восседавшему в одиночестве за соседним столиком. В свою очередь этот тип смотрел на Сьюзен как на мороженое, которое ему не терпится лизнуть.

Джейк не питал иллюзий на свой счет и осознавал, что острое неприятное чувство, которое он испытал, есть не что иное, как ревность. Джейк не мог винить мужчину за его интерес к Сьюзен, его бесило, что Сьюзен, вместо того чтобы охладить пыл новоявленного поклонника, мило улыбалась ему в ответ.

Джейк осознавал, что не имеет права ревновать, что Сьюзен не принадлежит ему, но он не желал об этом вспоминать; сейчас он мог думать только о том, что до конца выходных она — его женщина, и он решительно не собирался делить ее с этим смазливым типом, похожим на итальянца. Он вздохнул поглубже, чтобы успокоиться, и пошел к столику. «Итальянец» встал и вручил Сьюзен свою визитную карточку. Джейк услышал, как он говорит с нескрываемым сожалением:

— Увы, я должен сейчас идти на деловую встречу. — Он улыбнулся. — Но я был бы рад встретиться с вами в Лондоне, мой кабинет находится всего в паре кварталов от вашего бизнес-центра.

«Итальянец» удалился, а Джейк усилием воли заставил себя разжать стиснутые от злости зубы, подошел к столику и сел напротив Сьюзен.

— Привет, — с улыбкой сказала Сьюзен.

— Привет. — Джейк кивнул в сторону удаляющегося мужчины. — Кто это был?

Еще секунду назад Джейк не собирался ни о чем спрашивать, но вопрос вырвался сам собой, хорошо еще, что голос прозвучал почти бесстрастно.

Сьюзен небрежно пожала плечами и, к досаде Джейка, не выбросила визитную карточку «итальянца» в пепельницу, а спрятала в сумочку.

— Просто мужчина, который сидел за соседним столиком. Его зовут Хью, он дантист.

— Дантист, говоришь? Тогда все ясно.

— Что именно тебе ясно?

— Почему он пялился на тебя так, словно мечтает отполировать твои зубы… своим языком.

От неожиданности Сьюзен заморгала, потом недоуменно подняла брови.

— А тебе не приходило в голову, что он мог, как ты выразился, пялиться на меня просто потому, что я ему понравилась, а не потому, что он дантист?

Джейку стало стыдно, он понял, что ведет себя как ревнивый брюзга.

— Извини, я ничего такого не хотел сказать, сразу видно, что ты ему понравилась. — Он заставил себя улыбнуться. — У парня хороший вкус.

— Спасибо, успокоил. — Сьюзен всмотрелась в его глаза. — А то мне уж было показалось, что ты ведешь себя как ревнивый любовник.

По тону Сьюзен было невозможно догадаться, нравится ей эта идея или раздражает. Джейк решил сказать правду.

— Я и есть ревнивый любовник — до конца уикенда. Начиная со вторника я перестану им быть, но до конца нашего удлиненного уикенда ты моя. Или ты передумала?

— Нет, — быстро ответила Сьюзен.

Джейк выдохнул и тут только понял, что в ожидании ее ответа затаил дыхание.

— Как массаж? — спросила она.

— Отлично, я как будто заново родился. — Он не стал добавлять, что по милости «итальянца» результаты массажа сведены на нет. — А как косметолог?

Сьюзен закрыла глаза и блаженно вздохнула.

— Я чувствую себя обновленной.

Джейк взял ее за руку и поцеловал, наблюдая, как темнеют глаза Сьюзен.

— Предлагаю ничего не заказывать, а сразу подняться в номер. Мне не терпится взглянуть на твою ухоженную, обновленную кожу.

Сьюзен окинула его зазывным взглядом и промурлыкала:

— Я ее тебе покажу, если ты обещаешь показать мне свои ухоженные мышцы.

Джейк подмигнул ей.

— Значит, договорились. Ты показываешь мне, а я показываю тебе.

Как только за ними закрылась дверь лифта, Джейк прижал Сьюзен к себе и крепко поцеловал в губы, вложив в поцелуй и накопившееся желание, и ревность. Едва он отстранился, Сьюзен потерлась бедрами о его возбужденную плоть и прошептала:

— Твой массажист схалтурил. Ты совсем не расслабился.

— Это ты виновата.

— Позволишь мне исправить дело?

— Считай, что я в твоем распоряжении.

Лифт остановился, автоматические двери открылись. Джейк и Сьюзен пошли к номеру, то и дело останавливаясь, чтобы поцеловаться. Джейк с трудом попал ключом в замочную скважин, потому что Сьюзен постоянно его отвлекала, просунув руки под его рубашку и гладя его грудь. Наконец он открыл дверь, с бешено бьющимся сердцем вошел в номер, прижимая к себе Сьюзен, и ногой захлопнул дверь. Неожиданно Сьюзен толкнула его и приперла к стене. Джейк поднял руки, и она через голову стянула с него рубашку. Рубашка с тихим шорохом упала на пол. Джейк потянулся было к Сьюзен, но она мягко, но решительно прижала его руки к стене. Их взгляды встретились, и Джейк глухо застонал. От его поцелуев губы Сьюзен стали влажными и припухли, волосы растрепались, она выглядела возбужденной и очень обольстительной.

— Дай мне к тебе прикоснуться, — попросила Сьюзен.

Джейк ответил не сразу: ему пришлось сначала сглотнуть.

— Я весь в твоем распоряжении.

На губах Сьюзен заиграла сексуальная улыбка, она перешла от быстрых действий к неторопливому обольщению. Покрывая легкими поцелуями лицо и шею Джейка, она стала поглаживать кончиками пальцев его грудь. Джейк зажмурился и стиснул кулаки, чтобы сдержать желание дотронуться до Сьюзен.

Она опустила голову и стала прокладывать дорожку из поцелуев вниз по его торсу. Не переставая гладить пальцами его живот, она погладила кончиком языка его сосок и прижалась к нему губами. Она стала опускаться ниже, и, когда ее пальцы потерли бугор, распирающий ширинку, Джейк вздрогнул и застонал. Сьюзен опустилась на колени и стала расстегивать на нем джинсы. Джейк открыл глаза и стал наблюдать за ее действиями. Зрелище было невероятно возбуждающим, хотя он и так уже был на пределе возбуждения. В конце концов Джейк не выдержал. Боясь, что не сможет продержаться и нескольких секунд, он схватил Сьюзен за плечи и заставил встать.

— Не могу больше, — прохрипел он. — Я хочу тебя прямо сейчас.

Сьюзен, ни слова не говоря, сделала шаг назад и стала раздеваться. Джейк сорвал с себя одежду. Сьюзен взяла Джейка за руку и повела в спальню.

— Ложись.

Джейк помедлил только несколько секунд, которых ему хватило, чтобы достать презерватив и надеть его. И вот он уже лежал на кровати, а Сьюзен медленно опускалась на него сверху. Для Джейка ее неторопливость была равносильна сладостной пытке. Вид Сьюзен, оседлавшей его, подействовал на выдержку Джейка самым разрушительным образом, его самоконтроль дал трещину, и Джейк перешел в атаку. На пике наслаждения он повторял имя Сьюзен, как молитву.

Глава 12

Дыхание Джейка постепенно возвращалось в норму, он поднял голову, посмотрел на Сьюзен и испытал странное ощущение: казалось, в его сердце образовалась пустота, а потом его наполнило чувство, подобного которому он еще не испытывал. Джейк убрал руки с бедер Сьюзен и, словно слепой, неуверенно провел пальцами по ее лицу. Пальцы заметно дрожали. Джейк чувствовал, что должен что-то сказать, но в горле стоял ком. Он прижался лбом ко лбу Сьюзен и прошептал единственное, на что у него хватило сил:

— Сьюзен.

Она провела рукой по его волосам и прошептала в ответ:

— Джейк.

Час спустя Сьюзен критически оглядывала себя в зеркале, перед тем как выйти из номера и спуститься в ресторан, где у них была назначена встреча с Эдвардом. В узкой юбке прямого покроя до колен и в белой шелковой блузке она выглядела деловой женщиной. Но это только вниз от шеи. А если смотреть от шеи вверх, то она выглядела как женщина, которая только что долго и с удовольствием занималась любовью с мужчиной; Ее глаза блестели, губы припухли, и даже строгая прическа мало что меняла в ее облике. С таким же успехом Сьюзен могла держать над головой плакат следующего содержания: «Да, я это сделала, и не один раз, и не могу дождаться, когда займусь этим снова».

К ней подошел Джейк, их взгляды встретились в зеркале, Джейк привлек ее к себе и поцеловал в шею. Сьюзен понимала, что должна отстраниться, но вместо этого изогнулась так, чтобы ему было удобнее.

— Ты прекрасна, — прошептал Джейк. Ладонями он накрыл ее груди поверх блузки, отчего у Сьюзен сбилось дыхание. — И от тебя так приятно пахнет. Что это за духи?

Сьюзен подумала, что обязательно ему ответит, как только снова обретет дар речи. Вздохнув поглубже, она сумела прошептать:

— Называются «Весенний ливень».

Джейк поднял голову и посмотрел на отражение Сьюзен в зеркале.

— Ты шутишь?

— Нет.

Если бы Сьюзен была сейчас в состоянии произносить длинные фразы, то она бы объяснила, что Джейк своими прикосновениями лишил ее способности к такой сложной умственной деятельности, как шутка.

— Именно так от тебя и пахнет: весной и дождем.

Сьюзен улыбнулась, стараясь не смотреть на отражающиеся в зеркале руки Джейка, накрывающие ее груди.

— Послушай, если ты не прекратишь… — Голос плохо слушался Сьюзен, дрожал, слова вылетали с придыханием, — мы так и не попадем на обед с Эдвардом. И он поймет, чем мы тут занимались.

Джейк усмехнулся.

— Поскольку Эдвард нашел себе женщину, он, вероятнее всего, занимался тем же самым.

— Неважно, нам предстоит обед с клиентом, так что давай настроимся на деловой лад. — Собрав волю в кулак, Сьюзен отстранилась от Джейка. — Давай договоримся, что до тех пор, пока мы не вернемся в номер, ты ко мне не прикасаешься.

Джейк горестно вздохнул.

— Тогда, наверное, и целоваться нельзя?

— Конечно.

— И обниматься?

— Исключено!

— Ну а смотреть-то хоть на тебя можно?

— Можно, но только не таким взглядом. Джейк притворился удивленным.

— Каким «таким»?

— Как будто ты хочешь меня съесть.

— А что, это мысль! — Джейк прислонился к стене, усмехнулся и подмигнул. — Тебя случайно нет в меню обеда?

О, черт, подумала Сьюзен, я, как дура, теряю голову от сексуального мужчины, который мне подмигивает! Это глупо, нелепо, но это так. Почему-то именно подмигивание заводило Сьюзен сильнее всего. Она поняла, что им нужно как можно скорее, немедленно покинуть номер, иначе они не выйдут из него в течение ближайшего часа, а то и двух. Она схватила сумочку и поспешила к двери.

— Меня ты получишь на десерт, но для этого ты должен вести себя как хороший мальчик.

Помни, десерт бывает только после обеда, а не перед ним.

Чтобы не поддаться искушению, в лифте Сьюзен и Джейк встали у противоположных стен кабины. Джейк прервал напряженное молчание:

— Сьюзен, хочу, чтобы ты знала: хотя мне не терпится тебя раздеть, я понимаю, что нам предстоит деловой обед, и буду вести себя прилично.

— Отлично. Я тоже, хотя мне не терпится раздеть тебя.

Джейк подошел к ней и, опершись ладонями о стену, наклонился так, что его лицо оказалось в паре дюймов от лица Сьюзен. Он ее не касался, но тепло его тела согревало Сьюзен так, как будто он развел костер у нее под юбкой.

— Но после обеда я дам себе волю.

От его многообещающих слов, от его дыхания, щекотавшего ей ухо, по коже Сьюзен побежали мурашки. Так нечестно, в панике думала она, Джейку надо было оставаться на своей половине лифта! А теперь я вся пылаю и в голове не осталось ни одной мысли о работе!

Сьюзен решила отплатить Джейку той же монетой. Когда они вышли из лифта, Сьюзен немного обогнала Джейка, оглянулась через плечо и тихо сказала:

— Знаешь, на мне нет белья.

Джейк остановился так резко, словно налетел на невидимую стену. Сьюзен шла за метрдотелем к столику, Джейк смотрел ей в спину, и в его мозгу снова и снова звучали его слова: «На мне нет белья». Его попытка оставить последнее слово за собой позорно провалилась, финальная реплика Сьюзен надолго лишила его дара речи. Джейку оставалось только надеяться, что, когда он снова откроет рот, из него не вылетит фраза: «На Сьюзен нет белья». Он не без труда оторвал взгляд от ее аппетитной попки и прибавил шаг.

Эдвард уже сидел за столом, причем не один, а с эффектной рыжеволосой женщиной. Джейку это не понравилось: обед планировался как деловой, зачем же он притащил сюда свою новую подружку? Однако Джейк ничего не мог изменить, ему оставалось только смириться с решением Эдварда. Возможно, это даже к лучшему — больше будет тем для разговора, меньше времени думать о том, что на Сьюзен нет белья. Сьюзен выбрала на редкость неподходящий момент, чтобы показать, кто из них круче.

Когда Сьюзен и Джейк подошли к столику, Эдвард встал и представил им свою знакомую Хилари Брукс. Все сели за стол, и Эдвард спросил:

— Как прошел день? Чем занимались?

Сьюзен расстелила на коленях салфетку и ответила за двоих:

— Ходили по магазинам.

Эдвард усмехнулся.

— И ухитрились не поубивать друг друга? Это большое достижение для конкурентов.

— Пару раз мы были к этому близки, но потом Джейк сходил на массаж, а я посетила косметолога, и это сделало нас обоих более покладистыми.

— Вы побывали у косметолога? — оживилась Хилари. — Я тоже ходила, но вчера, и до сих пор чувствую приятное покалывание под кожей.

— О да, покалывание я определенно чувствую, — бесстрастно согласилась Сьюзен.

Только Джейк понял, что в действительности слова Сьюзен были обращены к нему и относились совсем не к посещению косметического кабинета. У него не просто покалывало под кожей, он весь горел. Он был возбужден до предела и туго соображал. Такого с Джейком не бывало лет с шестнадцати, а виновата Сьюзен и ее провокационная реплика.

Джейк попытался сосредоточиться на разговоре.

— А как вы провели время, Эдвард?

Эдвард Вустер пустился в пространное описание своего времяпрепровождения, Хилари время от времени вставляла какое-нибудь игривое замечание. Джейк вздохнул с облегчением: он мог вовсе не участвовать в разговоре, достаточно было иногда кивать и вставлять междометия. Затем разговор перешел на еду, вина, и Джейк стал постепенно расслабляться.

После того, как официант принял у них заказ, Джейк обратился к Хилари:

— Чем вы занимаетесь?

— Я медсестра. Эдвард рассказал, что вы и Сьюзен работаете в одной компании и оба боретесь за его заказ. — Она перевела взгляд на Сьюзен и снова посмотрела на Джейка. — Должно быть, у вас был очень интересный уикенд.

— Да, скучать не пришлось, — согласился Джейк.

— Вы оба творческие натуры, — с улыбкой продолжала Хилари. — Эдвард говорил, что ему нелегко сделать между вами выбор.

Джейк посмотрел на Сьюзен и, встретившись с ней взглядом, замер. Казалось, между ними установилась незримая связь, но что это было, Джейк не мог определить. Ему бы следовало подхватить фразу Хилари и развить ее в нужном направлении, объясняя, почему Эдвард должен выбрать его проект, а не Сьюзен, но он молчал как рыба.

— Кстати, о выборе, — неторопливо заметил Эдвард. — Мне предстоит сделать выбор между дегустацией виски и ирландского эля.

Кто посоветует, что лучше?

Разговор снова перешел на отвлеченные темы. Джейку приходилось делать над собой усилие, чтобы не потерять нить беседы, и ему это неплохо удавалось, как вдруг он почувствовал, что женская нога без туфли гладит его лодыжку. Места за столом было не так уж много, но Джейк немного отодвинулся, продолжая слушать рассказ Хилари о ее недавней поездке в Париж. Но через несколько секунд он снова почувствовал такое же прикосновение, на этот раз женская ножка поднялась чуть выше. Джейк замер, не донеся вилку до рта, и посмотрел на Сьюзен. Та была воплощением невинности, если не считать двух красных пятен, выступивших на ее щеках. Джейк попытался отодвинуть ногу, но у него было мало места для маневра. Женская ступня тем временем принялась поглаживать его бедро. Джейка охватило желание, к которому, впрочем, примешивалось раздражение. Сьюзен не сдержала обещание держаться в деловых рамках, и, хотя ему было приятно ее внимание, время она выбрала самое неподходящее. Джейк бросил на нее предостерегающий взгляд, но Сьюзен его проигнорировала. Черт подери, подумал Джейк, если ты так, то учти, в эту игру могут играть двое. Если ты думаешь…

Сьюзен отодвинула стул и встала из-за стола.

— Прошу прощения, мне нужно в дамскую комнату.

Джейк сосчитал в уме до десяти и тоже встал.

— С вашего разрешения, и я ненадолго вас покину.

Он быстро обошел вокруг колонны и пошел в том направлении, в котором скрылась Сьюзен. Вскоре он ее увидел — Сьюзен стояла у двери женского туалета и нетерпеливо постукивала носком по полу. Ее прищуренные глаза прямо-таки испепеляли Джейка взглядом.

— Ты соображаешь, что делаешь? — прошипела она.

У Джейка отвисла челюсть.

— Я?

— Да, ты. Мы же договаривались придерживаться делового тона.

— Точно, и вам, мисс Без белья, следовало бы об этом помнить.

— Насчет белья я упомянула только потому, что в лифте ты повел себя как примитивный мачо.

— Означает ли это, что белье на тебе все-таки есть?

Джейк скользнул взглядом по ее юбке и подозрительно прищурился. Сьюзен воинственно скрестила руки на груди.

— Сейчас не о том речь.

— Верно, речь о том, что ты предложила играть честно, а сама жульничаешь. Я, может, и не прочь сыграть по новым правилам, только надо было сообщить мне о них заранее.

Сьюзен задохнулась от возмущения.

— Я жульничаю? Кто бы говорил! Я поняла, ты разозлился, потому что я не поддержала твою игру под столом.

— Что значит — мою игру? — опешил Джейк. — Я к тебе не притронулся, тогда как твоя нога оказалась чуть ли не у меня в паху!

— Я к тебе тоже не притрагивалась. — Сьюзен расширила глаза. — Постой-ка, если ты ко мне не прикасался, кто же тогда гладил мою коленку?

— Ты хочешь сказать, что не гладила меня ступней по ноге?

— Клянусь, я к тебе не прикасалась!

Несколько секунд Сьюзен и Джейк смотрели друг на друга. Джейк заговорил первым:

— Извини, кажется, я зря на тебя накинулся. Видно, это была Хилари.

— А меня трогал Эдвард, — закончила Сьюзен. — Вопрос в том, они нарочно тискали нас с тобой или хотели дотронуться друг до друга, а наткнулись на нас?

Джейк стиснул зубы.

— Грязный старикашка! Он пытался с тобой заигрывать!

Сьюзен содрогнулась от отвращения.

— Тогда как его подружка сидела за тем же столом!

Джейк не стал уточнять, что его возмутило совсем не это. Его охватывала ярость при мысли, что Эдвард Вустер прикасался к Сьюзен. А предположение, что Сьюзен, возможно, действительно не надела белье, только подливало масла в огонь.

— И как далеко он посмел зайти? — процедил Джейк.

— Когда он попытался передвинуть руку выше моего колена, я встала из-за стола. — Сьюзен шумно выдохнула. — У-уф! Подумать только, какая гадость! Наверняка Эдвард и Хилари думали, что ласкают друг друга.

Джейк с сомнением покачал головой.

— Не знаю, не знаю, пока я беседовал с Хилари, Эдвард строил тебе глазки.

— Паскудник!

— Боюсь, ты прав. Эдвард пару раз отпускал двусмысленные замечания.

— Правда? И как же ты реагировала?

Лицо Сьюзен приняло холодное выражение.

— Так же, как всякий раз, когда я оказывалась в подобной ситуации. С профессиональной вежливостью, но не более того. Я не играю в игры с клиентами. — Она посмотрела на Джейка. — Ну и что нам теперь делать?

— Я лично думаю, что нам пора заканчивать обед. Если Эдвард и Хилари пытались заигрывать друг с дружкой, пора оставить их наедине, если с нами — тем более пора.

— Согласна. Только надо постараться, чтобы наш уход не выглядел демонстративно. Сначала уйду я, а ты минут через десять.

— Договорились.

Сьюзен собиралась пройти мимо Джейка, но он остановил ее, взяв за руку. Она смерила его холодным взглядом, от которого Джейк испытал острое чувство потери и почувствовал себя неуютно.

— Тебе что-нибудь нужно?

Да, хотелось сказать Джейку, мне нужно, чтобы ты перестала смотреть на меня ледяным взглядом, мне больше нравится другой взгляд — знойный, полный желания. Он вздохнул и тихо сказал:

— Я хочу, чтобы ты знала: я верю, что ты не играешь с клиентами в игры, и мне жаль, что раньше я подозревал тебя в этом. Я прошу прощения. — Он подошел ближе и с наслаждением вдохнул аромат свежести. — И еще. Если Хилари заигрывала именно со мной, а не с Эдвардом, то мне это неинтересно, я хочу, чтобы ты об этом знала.

— Это, конечно, не мое дело, но с твоей стороны было бы очень рискованно заигрывать с подружкой потенциального клиента.

— Эдвард тут ни при чем.

В глазах Сьюзен что-то вспыхнуло и погасло так быстро, что Джейк не успел понять, что это было. По крайней мере, она больше не выглядела чужой и бесстрастной.

— Что-нибудь еще?

— Только одно: когда вернемся в номер, не раздевайся, пожалуйста, я хочу знать точно, есть ли у тебя что-нибудь под этой юбкой.

Глава 13

Сьюзен закрыла за собой дверь номера, бросила сумочку на стол и подошла к окну. До прихода Джейка у нее было всего несколько минут, и ей срочно нужно было собраться с мыслями и приготовить речь.

Если даже Хилари точно знала, чью ногу ласкала, это неважно, и если бы Джейк принял ее предложение, это не имело значения. В конце концов, он хорош собой и свободен, и его личная жизнь не должна ее касаться, начиная с завтрашнего дня. Но несмотря ни на что, Сьюзен было приятно услышать, что Хилари Джейка не интересует, и, наоборот, когда она узнала, что Хилари с ним заигрывала, ревность заставила ее пережить несколько очень неприятных секунд.

Сьюзен вздохнула и снова мысленно напомнила себе, что личная жизнь Джейка ее не касается. Это напоминание причинило ей острую боль.

— Ничего, прошептала она, — зато сегодня вечером Джейк мой, и я использую оставшееся время на все сто.

Зазвонил телефон. Сьюзен сняла трубку.

— Мисс Хадсон? — спросил мужской голос. — Это звонят со стойки регистрации. У нас для вас посылка, спуститесь за ней, пожалуйста.

— Что за посылка?

— Не знаю, она запакована.

— А может кто-нибудь доставить ее в номер?

— К сожалению, мисс Хадсон, это запрещено правилами. Вы должны расписаться в получении посылки в книге у портье.

— Понятно. Я сейчас спущусь.

Наверное, Йен прислал какие-то документы, подумала Сьюзен. Она быстро черкнула записку для Джейка и вышла из номера.

Портье встретил ее с улыбкой.

— Ваша посылка лежит в служебном помещении, сейчас я ее принесу.

Но «сейчас» затянулось на несколько минут, Сьюзен так и подмывало ворваться в дверь с табличкой «Только для персонала» и закричать: «Нельзя ли побыстрее, меня ждет самый сексуальный мужчина на свете, а я торчу тут!» Она воспользовалась телефоном портье, чтобы позвонить в номер, но Джейк не ответил. Это было странно. Сьюзен покосилась на двери ресторана: неужели он до сих пор сидит с Эдвардом и Хилари? Много же ему понадобилось времени, чтобы вырваться… Или он даже не пытался? Вдруг Джейк решил воспользоваться ее отсутствием и повлиять на решение Эдварда?

Наконец портье вернулся.

— Прошу прощения за задержку, мисс Хадсон.

Он протянул Сьюзен прямоугольную коробку, перевязанную золотой ленточкой.

— Что это?

— Ваша посылка. По-моему, это цветы. Сердце Сьюзен забилось чаще. Расписавшись в книге за получение, она развязала бант и открыла коробку. Внутри на подложке из белого атласа лежали алые розы и ветка омелы. Сьюзен вдохнула сладковатый запах и закрыла глаза от удовольствия. Ей очень давно никто не присылал цветов, она уже и забыла, когда это было в последний раз. Между длинными стеблями роз была вложена записка.

«Я купил эти цветы в честь нашей последней ночи и решил, что омела тоже пригодится. Жду тебя».

Сьюзен стало стыдно: она подозревала, что Джейк ведет за ее спиной переговоры с Эдвардом, а он, оказывается, в это время покупал ей цветы. Этот романтический жест тронул ее до глубины души, у Сьюзен даже слезы навернулись, возможно, потому, что Джейк упомянул, что это их последняя ночь.

Она убрала записку на прежнее место, взяла коробку и поспешила к лифту.

Подходя к двери номера, Сьюзен глубоко вздохнула, пытаясь унять волнение, но безуспешно. Она понимала, что волнуется не потому, что за дверью ее ждет великолепный секс, а потому, что розы и приложенная к ним записка — предвестники жестокой сердечной муки. Сьюзен вдруг представила, что она стоит перед Джейком, вооруженным до зубов, и на ее груди прямо против сердца нарисована мишень.

Недовольная собой, она расправила плечи, подняла голову и сказала себе, что все будет в порядке, если она не допустит, чтобы этот уикенд обернулся чем-то большим, чем он был на самом деле — ни к чему не обязывающей возней на кровати. Ну и что, что Джейк ее приятно удивил? Она была о нем очень низкого мнения, поэтому все, что он говорил или делал, оказалось для нее приятным сюрпризом. На следующей неделе она вместе с Бетт займется поиском подходящего мужчины, который не будет ни ее конкурентом, ни коллегой, который не будет решать за нее, который будет лучше Джейка, сексуальнее… пожалуй, последнее — задача не из легких, но ведь она любит преодолевать трудности, борьба с трудностями закаляет характер. Сьюзен еще разок глубоко вздохнула и открыла дверь номера.

Джейк стоял в непринужденной позе, опираясь на стол и скрестив ноги, но взгляд его горящих глаз был каким угодно, только не непринужденным. Сердце Сьюзен подпрыгнуло, но она заставила себя идти дальше и медленно приблизилась к Джейку. Воздух в комнате, казалось, сгустился от напряжения… Ни к чему не обязывающая интрижка подразумевает совсем не такую атмосферу! Сьюзен почувствовала себя уязвимой, что ей совсем не понравилось. Она натянуто улыбнулась и с напускной небрежностью сообщила:

— Кто-то прислал мне цветы. Понятия не имею, карточка была не подписана. Может, они от парня из соседнего номера?

Взгляд Сьюзен упал на кровать, и она смолкла на полуслове. Все покрывало было усыпано лепестками роз, на тумбочке возле кровати стоял поднос, на котором в серебряном ведерке со льдом охлаждалась бутылка шампанского, рядом стояли два фужера, блюдо с фруктами и две тарелки, накрытых крышками. Сьюзен еще пыталась вернуть себе дар речи, когда Джейк шагнул к ней и сказал:

— Нет, они от парня из этого номера.

Сьюзен посмотрела на кровать, на поднос, потом снова на Джейка.

— Что это?

— Десерт. Мы же не заказали его в ресторане, вот я и подумал, что можно устроить пикник на кровати.

Сьюзен срочно пыталась вспомнить хотя бы одно событие из своей жизни, которое она предвкушала бы с таким же удовольствием, как этот пикник на кровати с Джейком, но не припомнила ни одного. Наконец она тихо сказала:

— Ты не пожалел трудов.

— Я хотел сделать нашу последнюю ночь запоминающейся, я не рассматривал это как труд.

— Думаю, она стала бы запоминающейся и без всего этого.

— Пожалуй. — Уголки губ Джейка слегка приподнялись, но улыбка получилась натянутой. — Но я хотел, чтобы со мной было трудно тягаться.

Трудно? Скорее невозможно, подумала Сьюзен.

— Почему ты решил, что мне придется по вкусу то, что ты заказал?

— Сьюзен, я знаю, что тебе нравится. — Джейк понизил голос, и у Сьюзен мурашки пробежали по спине, но не от страха, а от приятного предвкушения. — Хочешь, чтобы я доказал это на практике?

Сьюзен не была уверена, удалось ли ей кивнуть, во всяком случае, она, видимо, как-то выразила свое согласие, потому что Джейк мягко забрал у нее коробку с цветами и положил на стул. Затем он обнял Сьюзен за талию, положил руку на ее затылок и, не дав ей опомниться, поцеловал с такой несдерживаемой страстью, что у Сьюзен ослабели колени. Она обвила руками его шею и прильнула к нему, Джейк прижал ее к себе еще сильнее, давая почувствовать свое возбуждение. Да, мелькнула у Сьюзен мысль, Джейк действительно знает, что ей нравится.

Сьюзен почувствовала, как Джейк задирает ее юбку, когда подол оказался на уровне бедер, Джейк замер. Прервав поцелуй, он посмотрел Сьюзен в глаза. Она положила ладонь ему на грудь, чувствуя, как его сердце бьется сильными частыми ударами. Ей было приятно осознавать, что это она заставила его биться чаще. Джейк завел руки под ее задранную юбку и накрыл ягодицы. Он на миг зажмурился, а когда снова открыл глаза, их выражение опалило. Сьюзен огнем.

— Ты представляешь, каково мне было осознавать, что ты сидишь напротив меня так близко, что я могу до тебя дотронуться, и под юбкой на тебе ничего нет? Эта мысль весь вечер сводила меня с ума. Я только о тебе и думал. — Он снова приблизил губы к ее губам. — Мечтал к тебе прикоснуться, попробовать тебя на вкус.

Джейк наступал на Сьюзен, заставляя ее пятиться, и в конце концов он бережно опустил ее на кровать. Сьюзен легла на спину и немного приподнялась на локтях. Джейк встал на колени рядом с кроватью.

— Сьюзен, позволь мне до тебя дотронуться, изведать твой вкус.

Джейк подсунул руки под ее ягодицы и приподнял ее бедра. Когда он стал покрывать поцелуями внутреннюю часть ее ноги от колена и выше, у нее захватило дух, когда же его губы достигли соединения бедер и стали ласкать ее между ног, Сьюзен застонала, окончательно теряя власть над собой. Оргазм потряс Сьюзен, как землетрясение, как извержение вулкана, как цунами. Волна накатывала за волной, и, когда отхлынула последняя, Сьюзен осталась лежать обессиленная, почти бездыханная.

Джейк поднял голову и застыл. Сьюзен лежала с закрытыми глазами, заново переживая только что испытанное наслаждение.

— Сьюзен, посмотри на меня.

Она медленно приподняла веки, их взгляды встретились, и в этот момент Джейк одним долгим плавным движением вошел в нее, погружаясь в теплую глубину. Глаза Сьюзен потемнели, потом заблестели от страсти. С каждым движением Джейка внутри нее нарастало напряжение, Джейк сосредоточился на своих ощущениях, смакуя страстный отклик Сьюзен. Он пытался продлить удовольствие, но, когда Сьюзен обняла его бедра ногами и со стоном выдохнула его имя, выдержка изменила Джейку, и через несколько секунд он рухнул на Сьюзен.

Прошла, наверное, целая минута, не меньше, прежде чем Джейк смог поднять голову, а когда ему хватило сил это сделать, его взгляд встретился с очень серьезным взглядом Сьюзен. В ее глазах отражался тот же вопрос, который не давал покою ему: как они смогут забыть все это и вести себя так, будто ничего не было?

Джейк хотел разрядить обстановку какой-нибудь шуткой, но он не смог — какие шутки, когда рядом Сьюзен, когда ее сердце стучит в унисон с его сердцем, когда их пальцы переплетены, а ее ноги обвивают его бедра?

Губы Сьюзен тронуло слабое подобие улыбки, и она прошептала:

— Так что у нас там на десерт?

— Ты можешь получить все, что хочешь.

— Ты говоришь мне эту фразу уже во второй раз.

— А ты все еще не потребовала с меня свой выигрыш.

Сьюзен освободила одну руку и погрозила ему пальцем.

— Не надейся, что я забыла. Я просто жду подходящего момента.

— По-моему, сейчас отличный момент.

— Срок, когда я могу потребовать свой выигрыш, ограничен?

— Нет.

— Очень хорошо, тогда я еще повременю. Может, я подожду, когда ты сменишь свой «форд» на «ягуар».

— Имей в виду, ограничение насчет разумных пределов остается в силе.

Сьюзен погладила его плечо.

— Кажется, ты говорил, что на десерт я могу получить все, что угодно?

— Ну, говорил.

— Я умираю с голоду.

Джейк наклонился к ней и провел кончиком языка по ее нижней губе.

— Я тоже, так что говори поскорее, чего ты хочешь.

— Я хочу тебя в ванне с теплой водой, в пузырьках пены, и чтобы мы кормили друг друга виноградом вон с того блюда и пили шампанское. Что скажешь?

— Скажу, что я хочу того же.

Сьюзен проснулась и открыла глаза. Она лежала на боку, накрытая одеялом до самого подбородка, часы на тумбочке показывали без четверти двенадцать, но в комнате царил полумрак, благодаря задернутым портьерам. Джейк лежал за ее спиной, его ладонь накрывала ее грудь, ровное дыхание щекотало ей шею и шевелило волоски на затылке. Сьюзен снова закрыла глаза, — ей не хотелось поворачиваться, чтобы не спугнуть ощущение тепла тела Джейка, окутывающего ее уютным коконом.

Образы прошлой ночи, Сьюзен точно это знала, будут еще долго преследовать ее: они с Джейком в ванне, пьют шампанское, кормят друг друга клубникой и занимаются любовью, потом они перебираются на кровать, едят шоколадный мусс и снова занимаются любовью. Сьюзен была абсолютно уверена, что кондитер, готовивший мусс, не догадывался, каким образом они его используют и с чего будут его слизывать. Они с Джейком уснули, обессиленные и удовлетворенные, уже под утро.

И вот наступил понедельник, их безумный уикенд закончился. Джейк в последний раз так ее обнимает, в последний раз она ощущает его тепло и аромат его кожи. При этой мысли Сьюзен испытала щемящее чувство потери и подумала: интересно, чувствует ли Джейк то же самое? Или он сможет благополучно забыть об их близости и вернуться к обычным деловым отношениям? Сьюзен в этом сомневалась: судя по тому, как Джейк к ней прикасался, как занимался с ней любовью, ему тоже было жаль, что сказка кончается. Он не сказал этого словами, но это чувство сквозило в его взгляде, в его прикосновениях. Спросить напрямик Сьюзен боялась. Если Джейк скажет «нет», она почувствует себя глупо, а если он скажет «да, я чувствую то же самое»…

О том, что из этого следует, Сьюзен боялась думать, так что лучше оставить все как есть, в состоянии недосказанности, решила она. Условия не изменились, и, как только Эдвард Вустер примет решение, либо она станет начальницей Джейка, либо он ее боссом. При таких обстоятельствах служебный роман исключается. С самого начала было ясно, что их отношения обречены: на что можно надеяться, если два человека стремятся к одной и той же награде, которая достанется одному?

Джейк зашевелился, его рука, лежавшая на ее груди, пришла в движение, лаская мгновенно набухший сосок. Сьюзен выгнула спину и замурлыкала от удовольствия.

— С добрым утром, — прошептал Джейк ей в ухо, приятно согревая его дыханием.

— Взаимно. Хотя уже почти полдень.

А в час дня мы должны освободить номер.

Джейк зарылся лицом в ее волосы, стараясь не думать о том, что это в последний раз. Он был намерен выжать из Оставшихся минут максимум. Джейк коснулся губами ее шеи и прошептал:

— Я тебе уже говорил, как ты прекрасна на вкус?

— Хм, нет, за последние несколько часов не сказал ни разу.

Он поцеловал нежную кожу за ухом, Сьюзен задышала чаще.

— А как от тебя приятно пахнет? И какая у тебя нежная кожа?

Его рука скользнула ниже, и Сьюзен с блаженным вздохом переместилась так, чтобы ему было удобнее ее ласкать. Времени оставалось мало, но Джейк занимался со Сьюзен любовью так, словно у него в запасе был весь день, он смаковал каждое движение, наслаждался каждым вздохом Сьюзен. Когда она достигла пика наслаждения, он крепко прижал ее к себе, уткнулся носом в теплый изгиб между ее плечом и шеей и перестал сдерживаться. В последний раз.

Полчаса спустя Джейк выключил воду, вытерся и повязал вокруг бедер махровое полотенце. Он был разочарован тем, что Сьюзен не присоединилась к нему под душем, но понимал, что расстраиваться нелепо: Сьюзен приняла душ раньше, да и время их подошло к концу.

Он вышел из ванной. Сьюзен стояла полностью одетая, в джинсах, в куртке и в теплых ботинках, ее волосы были уложены в строгий пучок, но от этого она не стала выглядеть менее сексуально. Ее чемодан стоял у двери, на нем лежала коробка с цветами, подаренными Джейком накануне, рядом была прислонена папка с набросками.

— Я готова, — сказала Сьюзен деловым тоном.

Джейк сглотнул и только после этого смог выдавить из себя:

— Дай мне несколько минут, и я тоже буду готов.

— Джейк, я уже заказала такси до железнодорожной станции, я не могу ждать.

Джейк взъерошил пятерней влажные волосы, не зная, как выразить переполняющие его противоречивые чувства. Он равно боялся сказать и слишком много, и слишком мало.

— Я бы с удовольствием подвез тебя до дома, можно даже сказать, я на это надеялся.

— Спасибо, но в этом нет необходимости.

С таким же успехом Сьюзен могла бы сказать: «Мне не нужна ни твоя помощь, ни ты сам». От досады Джейк готов был рвать на себе волосы, но он постарался взять себя в руки.

— Думаю, так будет лучше для нас обоих.

Здравый смысл подсказывал ему, что Сьюзен права, короткое «до свидания» в отеле — лучше, чем долго томительное прощание, только почему он чувствует себя таким несчастным?

— Хороший был уикенд, — сказала Сьюзен.

— Да, неплохой.

Губы Сьюзен — те самые губы, чьи мягкость и нежность навсегда запечатлелись в его памяти, — тронула тень улыбки.

— Увидимся в офисе, до завтра.

— До завтра.

Сьюзен чуть помедлила, и Джейк замер в ожидании, скажет ли она что-нибудь еще, но что она могла сказать, кроме…

— Прощай, Джейк.

Да, больше сказать нечего. Сьюзен взяла вещи, шагнула к Джейку и быстро коснулась губами его щеки. На него повеяло ароматом весеннего ливня. Потом она открыла дверь и ушла, оставив Джейка наедине с ароматом ее духов и воспоминаниями. И с ощущением ноющей пустоты в области сердца.

Глава 14

Сьюзен деловой походкой вошла в офис. Ее волосы были уложены в самую что ни на есть строгую прическу, темно-синий костюм сигнализировал всем, что его хозяйка не терпит сантиментов. Сьюзен находилась в полной боевой готовности и готова была встретиться лицом к лицу с кем угодно, в том числе и с Джейком Моррисом. Если ее сердце и билось немного учащенно, то лишь потому, что утром она не позавтракала и выпила кофе на голодный желудок, а если дыхание было не совсем ровным, то только из-за того, что лифт ушел у нее перед носом и она решила не ждать и поднялась на свой этаж пешком.

Сьюзен дошла до своего рабочего места, положила портфель и пошла на офисную кухню, чтобы выпить еще одну чашку кофе с купленным по дороге сандвичем. Она вошла в ярко освещенную кухню и замерла как громом пораженная. Прислонившись к столу, с большой керамической кружкой в руке стоял Джейк. Он пил кофе и листал свежую газету. Он поднял голову, увидел Сьюзен и тоже замер. Несколько долгих секунд они смотрели друг на друга в полном молчании. В памяти Сьюзен пронеслись, сменяя друг друга, десятки образов: Джейк смеется, Джейк целует ее, Джейк занимается с ней любовью… Она решительно прогнала воспоминания, заставила себя сдвинуться с места и даже изобразила улыбку, хотя и подозревала, что последняя получилась неестественной.

— Доброе утро.

Сьюзен быстро подошла к полке и взяла чистую чашку.

— Доброе утро. — Джейк кивнул в сторону кофеварки. — Кофе совсем горячий, я только что сварил, так что наливай.

— Хорошо.

Чтобы не видеть, как черный деловой костюм обрисовывает широкие плечи и узкие бедра Джейка, не вспоминать, как он выглядит без костюма, Сьюзен повернулась к нему спиной и стала наливать себе кофе.

— Интересно, Вустер уже позвонил Йену? — сказал Джейк.

— Не знаю, но если не позвонил, то наверняка сделает это сегодня.

Сьюзен заметила боковым зрением, что Джейк подошел к холодильнику, потом повернулся к ней и поставил на кухонную стойку пакетик сливок.

— Это еще зачем? — спросила Сьюзен.

— Это тебе к кофе.

Их взгляды встретились, и Сьюзен показалось, что внутри у нее все одновременно и заледенело, и расплавилось. Она подняла голову.

— Раньше ты никогда не приносил мне сливки.

— Я не знал, что ты пьешь кофе со сливками… раньше не знал.

Пока они обменивались репликами, которые показались бы стороннему наблюдателю незначащими, их тела вели между собой молчаливый диалог на совсем другом языке. Сьюзен вдруг охватила паника. Как она сможет работать бок о бок с Джейком изо дня в день, если она не способна сохранять спокойствие даже на протяжении короткой встречи в кухне? Она поняла, что нужно срочно взять себя в руки и выкинуть из головы малейшие воспоминания об их совместном уикенде. Придав своему лицу бесстрастное выражение, она сказала:

— Я в состоянии купить себе сливки.

— Не сомневаюсь.

— Джейк, надеюсь, ты будешь следовать нашему уговору и поддерживать со мной чисто деловые отношения.

Он пожал плечами.

— Конечно. — И, помолчав, добавил: — Если только ты не передумала.

— Я не передумала. Но мне показалось, что тебе стоит об этом напомнить.

— Из-за того, что я угостил тебя сливками?

Еще до того, как Сьюзен успела ответить, Джейк шагнул к ней и остановился совсем рядом, слишком близко для того, чтобы она могла чувствовать себя непринужденно. Сьюзен попятилась, но уперлась в стол и поняла, что отступать некуда. Джейк положил обе руки на край стола, и Сьюзен оказалась в ловушке. Ее сердце забилось как птица в клетке, разум требовал громко возмутиться поведением Джейка, призвать его к порядку, но Сьюзен не могла вымолвить ни слова, ей даже дышать стало трудно. На гладко выбритой щеке Джейка задергался мускул, выдавая, что и он далеко не так спокоен, как кажется.

— Я помню наш уговор, я честно собирался делать вид, будто в этот уикенд между нами ничего не было, но на практике это оказалось труднее, чем я рассчитывал. К сожалению, я не автомат, меня нельзя выключить одной кнопкой, хотя так было бы гораздо проще. Надеюсь, что со временем мне станет легче, а пока прошу поверить мне на слово, что я стараюсь изо всех сил, хотя мои старания не всегда успешны. — Взгляд Джейка скользнул по ее фигуре и снова вернулся к ее глазам. — Поверь, Сьюзен, если бы я хотел нарушить наш уговор, ты бы об этом сразу узнала, потому что вместо того, чтобы предлагать тебе эти чертовы сливки, я бы обнял тебя и поцеловал. Я бы признался, что этой ночью почти не спал, что я с ужасом думаю о предстоящих неделях, а может, даже о месяцах… не знаю, сколько понадобится времени, чтобы я смог оставаться спокойным, находясь с тобой в одной комнате, не чувствовать… не знаю, как это назвать, словом, не чувствовать себя, как сейчас. И что вместо того, чтобы говорить всякую ерунду, я хочу пригласить тебя сегодня на обед.

Сьюзен забыла, что собиралась на него рассердиться. Неудовлетворенность, горевшая во взгляде Джейка, оказалась заразительной, казалось, само тело Джейка излучало напряжение и желание. Сьюзен стоило больших усилий воли не прикоснуться к нему. Ей было приятно осознавать, что он, по всей видимости, испытывает такие же противоречивые чувства и желания, что и она, хотя, если бы она прислушалась к голосу разума, это должно было бы ее встревожить. Сьюзен глубоко вздохнула и отвела глаза. Джейк опустил руки, и Сьюзен, воспользовавшись этим, отошла в сторону — так она чувствовала себя немного увереннее.

— Да, нам трудно и неловко, но ведь мы знали, что так будет. Как ты сам сказал, со временем нам станет легче. Что касается сегодняшнего вечера, то я не могу с тобой пообедать. Во-первых, это противоречило бы нашему уговору, а во-вторых, у меня уже назначено свидание.

Повисло тягостное молчание, Сьюзен заставила себя не отводить взгляд, хотя это оказалось нелегко. Назвать предстоящую встречу с Бетт свиданием было, мягко говоря, не совсем точно, и голос совести, проснувшись весьма некстати, уже упрекал Сьюзен за это. Но Сьюзен сказала себе, что она никого не обманывает, она ведь не уточняла, что встречается с мужчиной, а если Джейк сделал именно такой вывод, то это его вина.

Лицо Джейка стало непроницаемым.

— Не волнуйся, я на самом деле не собирался тебя приглашать, я помню правила.

Он ушел. Сьюзен еще несколько секунд смотрела на дверь, за которой он скрылся, и зажимала зубами нижнюю губу, чтобы она не дрожала.

Джейк ушел, и это к лучшему, так почему же ей так плохо?

— А как тебе вон тот высокий блондин, что сидит за стойкой у колонны? — спросила Бетт, когда грохочущая музыка в баре на время стала чуть тише.

Сьюзен проследила направление ее взгляда и поморщилась.

— Я предпочитаю брюнетов.

— Хорошо, тогда что ты скажешь насчет другого, который сидит рядом с тем блондином? У него темные волосы, да и сам он очень даже ничего.

Сьюзен равнодушно посмотрела на мужчину. Да, он темноволосый и хорош собой, если судить объективно, но в ней он не вызывает ни малейших эмоций. Она перевела взгляд на подругу и покачала головой.

— Извини, он меня не цепляет.

Бетт вздохнула и закатила глаза.

— Может, он бы тебя зацепил, если бы ты не поленилась подняться со стула и хотя бы подойти к стойке бара. Скажи на милость, как мы найдем тебе нового мужчину, если ты даже смотреть ни на кого не желаешь? Ты общаешься только со мной.

— Мне интересно с тобой разговаривать.

— Спасибо, конечно, на добром слове, но если бы ты дала кому-нибудь из этих парней хотя бы полшанса, уверена, им бы тоже было интересно с тобой поговорить. Глядишь, и тебе бы кто-нибудь понравился. Сьюзен пожала плечами.

— Что-то не хочется, лучше я дослушаю твой рассказ, как вы с Крисом провели уикенд.

Бетт смирилась и продолжила:

— Мы с Крисом составили список гостей, которых собираемся пригласить на свадьбу, а остальное время посвятили сексу. Между прочим, а как тебе вон тот парень, который только что вошел? По-моему, он симпатичный.

Сьюзен удостоила вошедшего лишь мимолетным взглядом.

— У него слишком длинные волосы и козлиная бородка.

— И то, и другое поправимо, его можно подстричь и побрить.

— Знаешь, как говорят? Не пытайся переделать мужчину.

Бетт внимательно посмотрела на подругу, Сьюзен постаралась напустить на лицо скучающее выражение, но, по-видимому, не слишком преуспела.

— Все ясно, — изрекла Бетт.

— Что тебе ясно?

— Я поняла, какой недостаток у всех этих мужчин: ни один из них — не Джейк Моррис.

Сьюзен хотела возразить, но сразу сникла: Бетт попала в точку. Она опустила голову и прижала пальцы к вискам.

— Ох, Бетт, что же мне делать?

— Тут возможны варианты. Скажи, твои чувства к Джейку сильны?

— Очень. Я очень остро чувствую, что он мне не подходит.

Бетт возвела глаза к потолку.

— Я не про эти чувства, и не притворяйся, что не понимаешь.

— Тогда не знаю, не уверена.

— Зато я уверена. Если женщина не заинтересовалась ни одним из полудюжины интересных, привлекательных мужчин, причина может быть только одна. Ты влюблена.

Сьюзен чуть не поперхнулась коктейлем.

— Ничего подобного!

— Да-да, и не спорь. Я давно это подозревала.

— Но ты тоже не заинтересовалась этими мужчинами!

— Естественно, ведь я люблю Криса. Что и требовалось доказать.

Бетт удовлетворенно откинулась на спинку стула и сложила руки на груди. Она так четко разложила все по полочкам, что не подкопаешься. К сожалению, Бетт права, Сьюзен не просто хотела Джейка, она его полюбила. Ей нравится в нем все: его улыбка, смех, чувство юмора, любовь к семье, даже его неумение метко бросить снежок. А как он ее целовал, как занимался с ней любовью! Тревога Сьюзен переросла в панику, из ее груди вырвалось сдавленное восклицание.

— Что это за звуки? — удивилась Бетт.

— Это у меня в мозгу крутятся колесики и при этом скрипят. Черт, я не должна в него влюбляться!

Бетт покачала головой и посмотрела на подругу с нескрываемым сочувствием.

— Слишком поздно. Скажи, как вы с ним сегодня пообщались на работе?

Сьюзен шумно вздохнула и на несколько секунд зажмурилась.

— Ужасно. Я чувствую его присутствие в офисе, даже если его нет в поле зрения.

— А когда вы рядом?

— Когда мы рядом — это сущая пытка, у меня сбивается дыхание, сердце начинает бешено колотиться, руки становятся липкими, и мне хочется сорвать с него одежду… зубами.

— Так и есть, ты влюблена в него по уши. Тяжелый случай.

Сьюзен в панике всплеснула руками.

— Бетт, но я не хочу его любить! Ну почему я влюбилась не в кого-нибудь, а в сослуживца? Да еще с замашками диктатора, ты же знаешь, как меня это раздражает.

Брови Бетт поползли вверх.

— Можно поподробнее насчет диктатора? Он еще что-нибудь натворил кроме того, что записал тебя на массаж?

— Он хотел отвезти меня домой на своей машине.

— О, это, конечно, страшное преступление — проявить заботу.

— У меня уже было заказано такси.

— И он попытался затолкать тебя силой в свою машину?

— Нет.

Сьюзен поняла, что по этому пункту победа снова осталась за Бетт. Она вспомнила еще одно прегрешение Джейка:

— Сегодня он специально для меня принес в офис сливки для кофе.

Бетт вдруг расхохоталась.

— Сьюзен, ты так долго не позволяла ни одному мужчине о тебе заботиться, что забыла, что это такое. Джейк не диктатор, он просто заботливый. Сама подумай, ведь все, что он пытался сделать без твоего ведома, он делал ради тебя, разве не так?

Сьюзен на минуту задумалась. На работе Джейк действительно привык решать все самостоятельно и брать на себя ответственность, но его нельзя в этом упрекнуть, именно поэтому он и достиг таких высот в своей профессии. А вне стен офиса… Пожалуй, Бетт права, он не командовал, он проявлял заботу. Сьюзен заморгала.

— Кажется, Бетт, ты права, я приписываю ему недостатки, которых у него на самом деле нет.

— Конечно.

Сьюзен совсем сникла.

— Какая же я мегера… Ужас.

— Ничего подобного, ты просто осторожная, а это в наше время и в нашем возрасте не лишнее.

— Но я все равно не хочу его любить! Пойми, Бетт, эта связь угрожает моей карьере. Как мне излечиться от чувства к Джейку?

— Излечиться? Сьюзен, любовь — не простуда, от нее нельзя излечиться таблетками. Я понимаю, тебе трудно и больно, но никто и не говорил, что любить легко. Все равно это лучше, чем совсем ничего не чувствовать.

— Я в этом не уверена. — Сьюзен вздохнула и попыталась взглянуть на свою личную проблему с точки зрения логики. — Кажется, у меня есть три пути. Первый — продолжить связь с Джейком, если, конечно, он тоже этого хочет, и пустить все на самотек.

— Какие у тебя доводы за и против такого варианта?

— За — я буду вместе с мужчиной, в которого имела глупость влюбиться. Против — когда все закончится, а это обязательно рано или поздно случится, мне будет очень плохо, и даже представить страшно, как это отразится на работе.

Бетт поморщилась.

— А второй вариант?

— Держаться от Джейка подальше и молиться, чтобы мои чувства к нему со временем прошли.

— Жаль тебя разочаровывать, но в сутках всего двадцать четыре часа, боюсь, этого времени тебе не хватит, чтобы прочесть все молитвы, которые нужны, чтобы этот план сработал. Какой третий путь?

— Подойти к стойке бара, познакомиться вон с тем симпатичным брюнетом и надеяться на лучшее. Если он поможет мне забыть Джейка хотя бы на один вечер, попытка того стоит. — Сьюзен расправила плечи и встала из-за стола. — Пожелай мне удачи.

Джейк сидел на диване в своей гостиной в уютном старом свитере и в вылинявших почти до белизны джинсах. Он держал в руках бутылку пива и смотрел пустым взглядом на экран работающего телевизора.

Он взглянул на часы. Ровно десять. Интересно, Сьюзен все еще на свидании? Небось сидит в каком-нибудь модном заведении с этим дантистом. А может быть, они уже пообедали и отправились к нему домой… или к ней. Джейк непроизвольно сжал бутылку так сильно, что, будь на ее месте стакан, стекло бы треснуло. Представлять Сьюзен в обществе другого мужчины было мучительно, невыносимо, почти так же мучительно, как стоять рядом с ней и не сметь к ней прикоснуться.

Джейку весь день приходилось прикладывать гигантские усилия, чтобы сосредоточиться на работе. Он во второй раз наступил на одни и те же грабли, снова влюбился в сослуживицу. Но еще большей ошибкой, поистине роковой, было понадеяться, что он сможет без труда забыть Сьюзен. Сейчас Джейку самому не верилось, что он мог всерьез на это рассчитывать. Видно, у него с головой не все в порядке, если он вообразил, что сможет три дня чуть ли не беспрерывно заниматься со Сьюзен любовью, а потом вернуться на работу и сделать вид, будто ничего не было. Ничего не вышло, и главная проблема заключалась в том, что Джейк и не хотел, чтобы Сьюзен все забыла и ввела себя как ни в чем не бывало, как до этого памятного уикенда. Нои чувствовать то, что он чувствовал сейчас, Джейк тоже не хотел. Его не покидало ощущение, что у него вынули душу и сердце, оставив на их месте кровоточащую рану.

Он откинулся на спинку дивана, запрокинул голову и уставился в потолок.

Удивляешься, что с тобой стряслось? — произнес в него в голове какой-то голосок. Все очень просто: ты влюбился.

Джейк резко выпрямился. Влюбился? Не может быть! Он, конечно, наломал дров, но не мог же он дойти до такой степени безрассудства!

Однако догадка, посетившая его, не собиралась исчезать. И на Джейка вдруг снизошло странное спокойствие, наверное, так себя чувствует приговоренный к смерти, смирившийся с приговором: он понял, что во второй раз совершил одну и ту же ошибку, влюбился в женщину, с которой работает. Все его существо противилось этой мысли, но отрицать очевидное было бесполезно.

Может, это не любовь вовсе, а просто похоть? Или — в худшем случае — редкая форма помешательства? Как бы Джейк ни хотел себя утешить, все в нем противилось этой мысли. Он знал, что такое физическое влечение, и его чувства к Сьюзен далеко, очень далеко выходили за пределы простого и понятного желания уложить женщину в постель.

Нет, при всем желании Джейк не мог отрицать очевидное: он полюбил Сьюзен, и точка. Он думал, что любил Эмму, но то, что он чувствовал к ней, бледнело по сравнению с чувствами к Сьюзен. Он желал ее с такой силой, что его самого это удивляло, и она была нужна ему не только в постели. Сьюзен стала для него важнее всех и всего.

Оглядываясь назад, Джейк стал понимать, что влечение к ней возникло у него с их первой встречи, точнее с первой словесной пикировки, произошедшей между ними в офисе. Он тогда восхищался профессионализмом Сьюзен, хотя, наученный горьким опытом с Эммой, не совсем ей доверял. И вот теперь Сьюзен завоевала не только его доверие, но и его сердце. Естественно, Джейк не жаждал делиться этой новостью, особенно с женщиной, которая может стать его боссом — или он ее.

Джейк встал с дивана и прошелся по комнате. Он не планировал влюбляться, но это случилось, и теперь ему нужно решать, что с этим делать. Джейк пока не придумал, как быть дальше, но точно знал, что, сидя дома на диване, он свои проблемы не решит. Пришло время составить план действий.

В оставшиеся дни недели Сьюзен делала все, что в ее силах, чтобы не думать о Джейке. Она с головой ушла в работу и не выходила из кабинета без крайней необходимости, чтобы случайно не столкнуться с Джейком в офисе. В среду утром она все-таки пару раз мельком увидела его в коридоре, и оба раза ее сердце болезненно дернулось. В четверг ей стало легче: Джейк уехал к клиенту и провел на объекте весь день. Но, к сожалению, поговорка «с глаз долой, из сердца вон» в ее случае почему-то не сработала.

В четверг, вместо того чтобы провести вечер в тишине своей квартиры, Сьюзен уговорила Бетт совершить очередную вылазку по клубам и барам. Она общалась с самыми разными мужчинами, танцевала, вела светские беседы, но не получала от этого общения ни малейшего удовольствия. В довершение всего ей не давала покою мысль, чем в это время занимается Джейк. Танцует ли он сейчас с другой женщиной? Или, может, целует ее, занимается с ней любовью?

К концу вечера Сьюзен поняла, что он был потрачен впустую, и, когда Бетт предложила в пятницу снова встретиться после работы, отказалась. Она честно пыталась забыть Джейка, встречаясь с другими мужчинами, но беда в том, что никто другой ей не был нужен. Ее план вытеснить Джейка из своего сердца с треском провалился — Сьюзен желала только его, никого больше, и пришло время что-то с этим делать.

Но что? Сьюзен боялась признаться Джейку в своих чувствах, но перспектива окончательно с ним разойтись пугала ее еще больше. Сьюзен догадывалась, что Джейк не придет в восторг, если услышит от нее признание в любви, но ведь никто и не требует, чтобы она призналась ему во всех своих чувствах. Можно ведь просто сказать, что он ей очень нравится и что она хочет возобновить с ним связь… С другой стороны, позволить себе роман с мужчиной, в которого влюбилась, причем без взаимности, слишком опасно, это может закончиться разбитым сердцем.

Раздумья Сьюзен прервал звонок внутреннего телефона. Сняв трубку, Сьюзен услышала голос босса.

— Сьюзен, зайдите ко мне, — сказал Йен. — Дело касается заказа Эдварда Вустера.

— Сейчас приду.

Сьюзен повесила трубку и встала из-за стола, ощущая легкое волнение. По тону Йена невозможно было догадаться, какая новость ее ждет, хорошая или плохая, но в любом случае ей предстоял серьезный поворот и в карьере, и в личной жизни. Сьюзен знала, что выйдет из кабинета Йена либо начальницей Джейка, либо его подчиненной. Когда она подошла к столу секретарши босса, та улыбнулась и сказала:

— Заходите, Сьюзен, он вас ждет.

Сьюзен кивнула и открыла дверь. Йен указал ей на стул и посмотрел на нее строгим взглядом, от которого у Сьюзен возникло неприятное предчувствие.

— Что ж, Сьюзен, я бы хотел подсластить пилюлю, но суть от этого не изменится. К сожалению, заказ Вустера достанется не вам.

От разочарования Сьюзен чуть не расплакалась. Ей так хотелось получить этот заказ, она вложила в работу над проектом столько сил! Однако вместе с разочарованием она чувствовала радость за Джейка. Его идеи были блестящи, неудивительно, что Вустер оценил их по достоинству.

Сьюзен кашлянула, прочищая горло, и сказала:

— Я, конечно, разочарована, это естественно, но Джейк очень точно уловил, что нужно мистеру Вустеру, я знаю, он прекрасно справится с этой работой.

Йен кивнул.

— Да, он бы выполнил ее отлично, впрочем, как и вы, если бы Вустер выбрал кого-то из вас. К сожалению, он этого не сделал.

Сьюзен оторопела.

— Кажется, я чего-то не понимаю.

Йен развел руками.

— Я вроде бы обо всем позаботился, послал к нему своих лучших сотрудников, но он…

— Вы не просто послали лучших сотрудников, вы их стравили, — перебила Сьюзен.

Йен усмехнулся, ничуть не смущенный.

— Я поступил так, как считал правильным для компании. Я стремился повысить наши шансы на успех. К сожалению, мы проиграли.

— Джейк уже знает?

— Нет, я решил сначала сказать вам.

— Кого же Вустер выбрал?

— Нового архитектора из конкурирующей фирмы, она поступила на работу совсем недавно, ее зовут Хилари Брукс.

Подружка Эдварда! «Медсестра»! Сьюзен осторожно поинтересовалась:

— Вы ее знаете?

— Теперь — да, Эдвард познакомил нас сегодня утром.

— Высокая, стройная, с рыжими кудрями, очень привлекательная?

Йен кивнул.

— Все правильно. А вы что, знакомы с ней?

— К сожалению.

Сьюзен вкратце рассказала о том, как Эдвард Вустер познакомился в отеле с женщиной, которая отрекомендовалась медсестрой.

— Значит, она никакая не медсестра, и их знакомство не было случайностью! Она все подстроила! — Сьюзен помолчала. — Интересно, как Эдвард отреагировал, когда узнал, что она на самом деле архитектор?

— По-моему, он не расстроился, — сухо сказал Йен. — Это, конечно, неприятно, но в нашем деле всякое случается, нечестная игра — не такая уж редкость. Не будем махать кулаками после драки, я хотел обсудить с вами другое предложение. Мы только что подписали контракт с частной клиникой пластической хирургии, она расширяется, и им нужен новый, современный корпус. Клиника расположена в живописной местности, и здание должно быть органично вписано в пейзаж. Я собираюсь предложить эту работу вам. Вас это интересует?

Еще как! Однако Сьюзен поймала себя на мысли, что не торопится с ответом.

— Я очень ценю ваше доверие, Йен, но мне кажется, вам нужно поручить этот проект Джейку.

Йен нахмурился.

— Это еще почему?

— Потому что Джейк с ним отлично справится, он как-то упоминал, что проектировал курортный отель в Корнуолле, так что у него есть опыт в этой области, я знаю, он будет очень рад такому заказу. Между прочим, я думаю, что Эдвард совершил большую ошибку, предпочтя Джейку эту Брукс.

Йен искренне удивился и не стал это скрывать.

— Вы что же, хотите сказать, что Джейк как архитектор лучше вас? Что Вустер должен был из вас двоих выбрать его?

— Я думаю, мы оба профессионалы высокого класса, но в проекте Джейка была благородная простота, которая мне понравилась. Он очень талантлив. — Сьюзен улыбнулась и добавила: — И я тоже талантлива, но думаю, все же вам следует отдать новый проект Джейку.

Йен, прищурившись, всматривался в лицо Сьюзен, будто пытался понять, что за игру она затеяла, но, так ничего и не поняв, спросил напрямик:

— В этот уикенд произошло нечто такое, о чем мне следует знать?

Сьюзен покраснела.

— Дело не в этом, просто я думаю, что в интересах компании поручить новый заказ тому сотруднику, который больше всего подходит для его выполнения. В данном конкретном случае мне кажется, что таким человеком является Джейк Моррис.

Йен встал, давая понять, что аудиенция окончена.

— Хорошо, я приму ваш совет к сведению.

Сьюзен тоже встала, пожала боссу руку и вышла из кабинета. Войдя в свой кабинет, она взяла портфель и пальто и поспешила к выходу. Сьюзен нужно было ехать на встречу с клиентом, но она думала не о предстоящем разговоре, а о том, как хорошо Джейк справится с новым заказом.

Глава 15

Встреча Сьюзен с клиентом закончилась около шести часов, поэтому она не вернулась на работу, а поехала домой. Сьюзен устала, в данный момент ей хотелось только одного: переодеться в удобную домашнюю одежду, сварить себе какао и устроиться на диване с книжкой.

У Сьюзен уже не осталось сомнений в том, что она любит Джейка, будь это не так, ей бы и в голову не пришло отказаться от выгодного заказа в его пользу. Но она искренне верила, что Джейк заслужил эту работу и выполнит ее лучше всех. Он вообще самый лучший, думала Сьюзен, и не только как архитектор. Она решила посвятить выходные разработке плана действий, цель которого — убедить Джейка продолжить их отношения. Сьюзен рассчитывала, что это будет не так уж трудно, идея должна ему понравиться, но все равно ей нужно было продумать, что и как сказать, чтобы не выдать своих чувств больше, чем необходимо.

Конечно, когда-нибудь их роман все же закончится, и тогда ей будет очень плохо, но Сьюзен уже все взвесила и решила, что будущая боль все же не так страшна, как та, что она чувствует сейчас — она страдает каждую минуту, проведенную в разлуке с Джейком.

Ей пришла в голову отличная мысль: Джейк задолжал ей желание, и она придумала, что пожелать, — она потребует в качестве приза его самого.

Сьюзен свернула на тихую улочку. В окнах домов мерцали рождественские огни, на газонах лежал снег, напоминая Сьюзен об уикенде с Джейком. У ее дома стояла очень знакомая машина. Сердце Сьюзен пропустило удар и пустилось вскачь. Когда она поравнялась с «фордом», дверца открылась и из машины вышел Джейк. Он выглядел очень импозантно и, как всегда, сексуально. Что привело его к ее дому? Сьюзен вздохнула поглубже, чтобы унять волнение, и поздоровалась:

— Привет, Джейк. Какой сюрприз.

— Надеюсь, приятный? Сьюзен вскинула брови.

— Смотря зачем ты приехал.

— Я тебе охотно расскажу, если ты пригласишь меня в гости. — Джейк развел руками, в одной руке он держал бумажный пакет. — Я тут малость замерз, забыл, понимаешь, перчатки.

Сьюзен снова вспомнился их снежный поединок, тогда Джейк тоже забыл перчатки. Она отчетливо представила, как они целуются в снегу.

— Как ты узнал мой адрес?

— Я бы рад пустить пыль в глаза и сказать, что мне пришлось проделать блестящую аналитическую работу, но на самом деле я просто посмотрел в справочнике.

— Ясно, тайна разгадана. Давно ждешь?

— Около часа.

— А вдруг я бы вообще не пришла домой?

В глазах Джейка что-то сверкнуло.

— Я не знал точно, но надеялся, что ты придешь.

Сьюзен слышала громкое биение собственного сердца и подозревала, что Джейк тоже слышит, очень уж громко оно стучало. Облачка пара, вырывавшиеся из ее рта при разговоре, выдавали ее учащенное дыхание. Сьюзен попыталась взять себя в руки, для начала это подразумевало перестать пялиться на Джейка и сдвинуться наконец с места.

— Ладно, пойдем в дом, не хочется возиться с твоим трупом, если ты замерзнешь.

Джейк усмехнулся.

Через минуту они уже входили в прихожую. Пол здесь был выложен керамической плиткой, в углу стояла небольшая наряженная елка. Джейк с трудом оторвал взгляд от Сьюзен, но сделать это было необходимо, иначе он не устоял бы перед искушением выдернуть из ее строгого пучка все шпильки, чтобы ее роскошные волосы рассыпались по плечам. Он прошел в гостиную и осмотрелся. Светлые стены, мягкий диван, журнальный столик, на специальной тумбочке — телевизор. На стенах висят фотографии, по-видимому, родителей Сьюзен. Обстановка комнаты соответствовала личности хозяйки — Сьюзен была такой же аккуратной, теплой, приветливой.

— Симпатично тут у тебя. — Джейк постарался скрыть волнение под улыбкой.

— Спасибо. Район хороший, мне повезло, я купила эту квартиру незадолго до того, как цены на недвижимость взлетели до небес.

Джейк снял пальто, и Сьюзен повесила его в шкаф, стоящий в прихожей.

— Комнату на втором этаже я сдаю, это помогает мне выплачивать ссуду. Моя квартирантка, миссис Потер, пожилая вдова, — настоящее сокровище, с ней мне тоже очень повезло.

— Где она сейчас?

— Уехала на праздники к сыну в Шотландию. Мне ее даже немного не хватает, с ней не так одиноко.

— Да-а… — задумчиво произнес Джейк. Он окинул взглядом лицо Сьюзен и задержал внимание на губах. — Одиночество — паршивая штука.

На это Сьюзен ничего не сказала. Закрыв шкаф, она посмотрела на пакет, который Джейк все еще держал в руке.

— Что это?

— Скоро узнаешь.

Сьюзен показала на диван.

— Садись, чувствуй себя как дома. Налить тебе что-нибудь выпить?

Джейк скользнул взглядом по ее юбке, вспомнил их последний обед с Эдвардом Вустером, и в его мозгу пронеслась цепочка далеко не деловых ассоциаций. Он быстро тряхнул головой.

— Нет, спасибо.

Сьюзен подошла к дивану и села на крайнюю подушку. Джейк тоже сел — в другой угол дивана. Заметив, что Сьюзен украдкой посмотрела на часы, Джейк запаниковал.

— Я тебя от чего-нибудь отвлекаю? — Или от кого-нибудь.

— Нет. Я просто удивляюсь, как ты сумел приехать раньше меня, ведь тебе пришлось ехать через центр, а я была на встрече с клиентом в этом районе.

— Я ушел из офиса пораньше, если совсем точно, я ушел сразу после разговора с Йеном.

Сьюзен вздохнула.

— Просто не верится, что эта Хилари оказалась такой пройдохой и увела у нас из-под носа выгодный заказ.

— Вообще-то мне как раз верится, — возразил Джейк, — однажды мне уже доводилось сталкиваться с подобной тактикой.

Он протянул руку и взял Сьюзен за руку. Сьюзен расширила глаза, но руку отнимать не стала. Это обнадежило Джейка, и он едва удержался, чтобы не привлечь ее к себе и не поцеловать так, чтобы у нее голова закружилась. Однако сначала им нужно было поговорить.

— Сьюзен, я должен тебе кое в чем признаться. В эти выходные были минуты, когда я подозревал, что ты можешь прибегнуть к той самой тактике, которую использовала Хилари Брукс. Я прошу у тебя прощения за то, что плохо о тебе думал.

— Я об этом догадывалась.

— Но я довольно быстро понял, что был не прав. За этот уикенд я очень многое понял. Хочешь узнать, что именно?

Рука Джейка лежала как раз на запястье Сьюзен, и он почувствовал, как участился ее пульс.

— Расскажи, если хочешь.

— Хочу. Когда я пришел работать в «Синклер Дизайнз», я сразу обратил на тебя внимание и мысленно отметил как основную соперницу. А еще я с первой же минуты почувствовал к тебе влечение, но постарался подавить его в зародыше, поскольку считал тебя конкуренткой. Мысленно я окрестил тебя Снежной Королевой, так было легче и безопаснее. Лишь гораздо позже я понял, что подсознательно пытался взять реванш за то, что случилось со мной на предыдущем месте работы. — Джейк покачал головой с таким видом, будто удивлялся собственной глупости. — В этот уикенд я понял, как сильно ошибался. Ты показала мне, что не все вокруг хищники, что еще остались добрые, щедрые, порядочные люди. — Джейк погладил большим пальцем ее запястье. — Ты вернула мне веру в людей. До тебя я не встречал женщину, в которой сочетались бы ум, красота и чувство юмора… и у которой была бы такая нежная кожа… и от которой так приятно пахло бы. А еще я понял, что у тебя самая прекрасная улыбка на свете.

Сьюзен улыбнулась дрожащими губами.

— Как ты можешь так говорить? Ты что, встречался со всеми женщинами на свете?

— Не встречался, но мне это не нужно, я и так знаю. Здесь. — Он похлопал себя по левой стороне груди. — За последнюю неделю я понял, что жизнь без тебя — это мука, я понял, что больше так не могу ни дня.

Сьюзен слушала его, затаив дыхание. Джейк говорит то, что она мечтала услышать: что он хочет продолжить с ней отношения. Ей полагается прыгать до потолка от радости? Однако призрак разлуки все равно маячил где-то вдали. Однако Джейк честно признал свои ошибки, и она должна ответить ему тем же. Сьюзен глубоко вздохнула.

— Джейк, я тоже должна кое в чем признаться. Я видела, что ты очень талантлив, но мне казалось, что ты чересчур любишь командовать.

На самом деле ты не властный, а заботливый, только я тогда не видела разницы между двумя этими качествами. Теперь я знаю, что ты не пытался мной командовать или решать за меня, что ты просто обо мне заботился.

— У меня такое впечатление, — заметил Джейк, — что, хотя мы были знакомы целый год, некоторые очень важные вещи друг о друге мы узнали только в этот уикенд.

Джейк погладил ее по щеке, и Сьюзен пришлось стиснуть зубы, чтобы не замурлыкать, как кошка.

— Йен мне сообщил, что ты отказалась от интересного заказа и предложила отдать его мне.

Сьюзен смутилась и опустила глаза.

— Я думала, что Йен не станет распространяться на эту тему.

— Он и не собирался. О том, что он предлагал этот заказ тебе, я узнал, только когда сам отказался от него в твою пользу.

Сьюзен была так поражена, что, наверное, рухнула бы на диван как подкошенная, если бы уже не сидела на нем.

— Ты отказался от этого заказа? Ты что, с ума сошел?

— Странно слышать такой вопрос от человека, который сделал то же самое.

Джейк всмотрелся в лицо Сьюзен так пристально, что она сжала колени, чтобы не заёрзать, как взволнованная школьница.

— У меня были причины так поступить.

— Интересно, какие?

Я тебя люблю и хочу, чтобы эта работа досталась тебе. Вслух же Сьюзен сказала:

— Мне кажется, ты справишься с этой работой лучше всех. Ты ведь уже выполнял похожий заказ, и выполнил его блестяще.

Это была правда, но не вся, и Джейк это почувствовал.

— Это единственная причина?

— Да.

Во всяком случае, единственная, о которой Сьюзен готова была сказать вслух. В глазах Джейка мелькнуло нечто похожее на разочарование. Он снова погладил пальцем запястье Сьюзен, и ей показалось, что от его прикосновения по ее руке пробегают маленькие язычки пламени.

— Мой отказ вполне логичен, я учитывала, что у тебя уже есть опыт такой работы. Но почему отказался ты? Почему посоветовал меня?

— Потому что я знаю, какая ты талантливая. Ты настоящий профессионал. Потому что я тебя ценю и уважаю. Потому что ты работаешь в компании дольше меня. И потому что я хотел, чтобы тебе представилась возможность, которую ты заслужила.

— Джейк, ты меня смущаешь, совсем захвалил. Я сейчас покраснею. — И Сьюзен действительно залилась румянцем, отчего смутилась еще больше. — Вот видишь!

Он улыбнулся.

— Знаешь, ты выглядишь очень сексуально, когда краснеешь.

От его слов и особенно от желания, вспыхнувшего во взгляде Джейка, сердце Сьюзен сделало кульбит. Она сменила тему:

— Интересно, кому достанется этот заказ, если мы оба отказались?

Джейк вскинул брови.

— Ты не знаешь?

— Нет. А тебе это, похоже, известно.

— Йен отдал его Берту Тьюллету.

— Новенькому?

— Да. И тот ухватился за него обеими руками.

— Что ж, — Сьюзен пожала плечами, — пожелаем ему успеха.

Джейк посерьезнел и кашлянул с таким видом, как будто находился на важном совещании и готовился произнести речь.

— Сьюзен, я пришел к тебе не за этим.

— А зачем?

— Я хотел…

Зазвонил телефон. Джейк с досады чуть зубами не заскрипел.

Сьюзен не спешила снимать трубку: это вполне могла звонить Бетт, чтобы пригласить ее в очередной бар, и Сьюзен совершенно не хотелось, чтобы Джейк невольно услышал такой разговор. Но телефон не умолкал, и Сьюзен взяла трубку и вышла в кухню.

Джейк проводил ее хмурым взглядом. Пока она отсутствовала, он бесцельно полистал первый попавшийся журнал из лежащих на столике, но, как только Сьюзен вернулась, бросил журнал обратно. Сьюзен посмотрела на него с каким-то странным выражением.

— Джейк, ты замечал, что, когда происходит что-то плохое, судьба часто предлагает как бы в компенсацию что-нибудь хорошее?

— Да, пожалуй. Со мной такое случалось.

— Сейчас как раз такой случай. Угадай, кто звонил?

— Ну… судя по выражению твоего лица, тебе только что сообщили, что ты выиграла миллион в лотерею.

— Нет, но это не намного хуже. Помнишь Дороти, продавщицу из сувенирной лавки при ремесленной мастерской?

Джейк кивнул.

— Оказывается, она не просто продавщица, а владелица туристического агентства, которому принадлежит и мастерская с магазинчиком. Так вот, она только что поделилась со мной своей новой идеей — она хочет построить отель для туристов, стилизованный под старинную фермерскую усадьбу. Все должно быть по-настоящему, но со всеми современными удобствами.

Джейк задумчиво поскреб подбородок.

— Это большая работа.

— Да, и поэтому она предлагает ее нам обоим. Если мы согласимся, она официально обратится к нашему боссу.

Реакция Джейка на новость была не такой восторженной, как Сьюзен ожидала. Он кивнул и серьезно заметил:

— Да, это можно считать компенсацией. Если бы не одна проблема.

— Проблема? Ты о чем?

— О нас с тобой. Когда зазвонил телефон, я как раз собирался ее решить. — Джейк взял Сьюзен за руку и сплел ее пальцы со своими. Когда она слегка пожала его руку, он расценил это как добрый знак. — Насчет нашей связи… Как ты смотришь на то, чтобы ее продолжить?

На лице Сьюзен отразилась сложная гамма чувств, от облегчения до неловкости.

— Ты понимаешь, что это очень затруднит нашу работу в одной фирме?

— Понимаю. Вот почему я думаю, что нам не стоит продолжать наш роман.

Сьюзен почувствовала себя так, словно в нее вонзили нож. Никогда еще она не испытывала такой боли. Но Джейк почему-то выглядел довольным. Почему? Она с трудом перевела дыхание и тихо пробормотала:

— Понятно. Тогда зачем ты здесь?

— Чтобы вручить тебе вот это.

Джейк поднял пакет, стоявший возле дивана, и протянул его Сьюзен.

— Открой.

Сьюзен достала из пакета коробку, перевязанную шелковой лентой, и с трудом развязала бант дрожащими непослушными руками.

Она ничего не понимала. Джейк считает, что им не стоит продолжать отношения, но зачем-то пришел к ней домой, принес подарок… А еще говорят, что женщины ведут себя нелогично и их трудно понять… Понять мужчину ничуть не легче.

В коробке оказалась глиняная фигурка снеговика, под одну его руку была подсунута карточка размером с визитную, Сьюзен взяла ее и прочла три слова: «Я тебя люблю».

Она зажмурилась, замотала головой, потом открыла глаза и прочла еще раз. Нет, ей не померещилось, там действительно написано «Я тебя люблю». Взгляд Сьюзен метнулся к Джейку.

— Я не понимаю.

Джейк взъерошил пятерней свою шевелюру.

— Черт, я надеялся на другой ответ. — Он всмотрелся в ее лицо и заключил: — Ты удивилась.

— Удивилась? Это очень мягко сказано, это слово не отражает мои чувства. Я вообще ничего не понимаю! То ты говоришь, что нам не стоит продолжать нашу связь, а через минуту признаешься мне в любви. Что все это значит?

Джейк пододвинулся ближе и взял лицо Сьюзен в ладони.

— Это значит, что я тебя люблю, люблю всем сердцем.

Джейк склонился к губам Сьюзен и поцеловал ее очень нежно, сдерживая страсть, но от его поцелуя у Сьюзен перехватило дыхание. Он поднял голову и снова всмотрелся в ее глаза.

— Ты сказала, что слово «удивилась» не отражает твои чувства. Тогда что ты чувствуешь?

Сьюзен начала кое-что понимать. В ее сердце затеплилась надежда, и она решилась признаться Джейку во всем, не таясь.

— Я думаю о тебе каждую минуту, я пыталась с этим бороться. Но ничего не выходит. Я чувствую, что в тебе соединилось все, что я искала в мужчине. Я чувствую себя счастливейшей женщиной на свете, потому что я только что узнала, что мужчина, которого я люблю, отвечает мне взаимностью.

Джейк на секунду зажмурился и быстро пробормотал нечто подозрительно похожее на «слава тебе, Господи». Открыв глаза, он лукаво улыбнулся.

— Откуда ты знаешь, что ты счастливейшая женщина на свете? Ты что, разговаривала со всеми остальными?

Сьюзен замотала головой.

— Нет, но в этом нет необходимости. Я это чувствую вот здесь.

Она приложила руку к сердцу.

— Значит, ты меня любишь, — повторил Джейк, гладя ее по щеке.

— Всем сердцем.

— Ты не представляешь, как я рад это слышать. Но тогда у меня есть к тебе еще один вопрос. Ты выйдешь за меня замуж?

Сьюзен порывисто обняла Джейка. В его сильном теле явственно ощущалось напряжение. Неужели он нервничает в ожидании ее ответа? Неужели он не знает ответ заранее? Сьюзен отстранилась и заглянула Джейку в глаза. Да, в его взгляде действительно читалась тревога.

— Джейк, объясни: если ты хочешь на мне жениться, почему же ты сказал, что нам не стоит продолжать нашу связь?

— Потому что мне нужен не роман, не связь на несколько недель или месяцев, я хочу разделить с тобой всю жизнь. На меньшее я не согласен. Так ты выйдешь за меня замуж? Ты до сих пор не ответила.

Сьюзен охватило ощущение беспредельного, ничем не омраченного счастья.

— Да, Джейк, я выйду за тебя замуж.

Больше Сьюзен ничего не удалось сказать:

Джейк надолго завладел ее губами. Когда Сьюзен снова получила возможность — и обрела способность — говорить, она прищурилась и подняла вверх указательный палец.

— Между прочим, я так и не потребовала свой выигрыш.

Джейк притворно вздохнул.

— А я надеялся, что ты забудешь.

— Зря. Я намерена потребовать свой выигрыш прямо сейчас. Если помнишь, ты обещал исполнить любое мое желание. Так вот, я хочу, чтобы мы перестали обниматься на диване, как два подростка в родительской гостиной, перешли в спальню и начали наверстывать упущенное за эту неделю.

— Твое желание для меня — закон!


КОНЕЦ


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Женщина-загадка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу