Book: Безссердечная




Сара Шепард. Серия «Милые обманщицы»

Книга 7

«Бессердечная»


Предисловие.


Потеряна и найдена.


Имели ли вы когда-нибудь что-то действительно важное, что однажды исчезло без следа?

Как этот старенький шарф Pucci, что износился к девятому классу.


Он был вокруг вашей шеи всю ночь, но когда настало время возвращаться домой, пуф.


Исчез.


Или великолепный золотой медальон, который дала тебе бабушка.


Каким-то образом оно отрастило ноги и убежало.


Но потерянные вещи просто не растворяются в воздухе.


Они должны быть где-то.


Четыре симпатичные девочки в Роузвуде потеряли очень важные вещи тоже.


Вещи, намного большие, чем шкаф или ожерелье.


Как доверие их родителей.


Будущее в Лиге Плюща.


Непорочность.


И они думали, что потеряли лучшего друга детства тоже...


но может нет.


Может быть, Вселенная вернул ее в целости и сохранности.


Но только помните, что мир имеет способность приводить все к балансу: когда что-то возвращено, что-то другое должно исчезнуть.


И в Роузвуде это может быть что угодно.


Правдоподобие.


Здравомыслие.


Жизнь.


Ария Монтгомери прибыла первой.


Она остановила свой велосипед на гравийной дорожке, плюхнулась под бледно-лиловую плакучую иву и запустила пальцы рук в мягкую, подстриженную лужайку.


Еще вчера трава пахла летом и свободой, но после всего случившегося, этот запах уже не наполнял Арию ликованием.


Эмили Филдс прибыла следующей.


Она носила те же потертые, невзрачные джинсы и лимонно желтую футболку Old Navy, в которой была накануне вечером.


Сейчас одежда была помятой, как, если бы она спала в ней.


"Эй" - сказала она вяло, опускаясь на колени рядом с Арией.


В тот же момент Спенсер Хастингс появилась из своей парадной дверь, с торжественным взглядом на ее лицо, и Ханна Марин захлопнул дверь мерседеса ее мамы.


"Так" - Эмили наконец нарушил молчание, когда они были все вместе.


"Так" - вторила Ария.


Одновременно, они повернулись и посмотрели на сарай в глубине двора Спенсер.


Накануне вечером, Спенсер, Ария, Эмили, Ханна, и Элисон Дилурентис, их лучшая подруга и лидер, должны были провести там свою долгожданную ночевку в честь окончания седьмого класса.


Но вместо того, чтобы продолжаться до рассвета, вечеринка закончилась до полуночи.


Далеко от идеального старта лета, это было неловкой катастрофой.


Никто из них не мог посмотреть в глаза.


Никто не мог взглянуть на соседний огромный Викторианский дом, принадлежавший семье Элисон.


Они должны были быть там в любую минуту, но сегодня их пригласила не Элисон - это была ее мама, Джессика.


Она позвонила каждой девушке рано утром, сказав, что Элисон не появилась после завтрака, она была в одном из их домов?

Мама Эли, казалось, не слишком встревоженной, когда они сказали нет, но когда она перезвонила через несколько часов, сообщая, что Эли все еще не вернулась, ее голос был тонким и очень встревоженным.


Ария сжала хвостик.


"Никто из нас не видел, куда ушла Эли, так?" - они покачали головами.


Спенсер мягко тыкала фиолетовый синяк, который появился на ее запястье сегодня утром.


Она не знала, когда она ударилась.


Также у нее было несколько царапин на руках, как, если бы она запуталась в виноградной лозе.


"И она никому не говорила, куда идет?" - спросила Ханна.


Все девушки пожали плечами.


"Наверняка, она веселиться где-то" - заключила Эмили, опустив голову.


Девочки звали Эмили "Киллер", как личного питбуля Эли.


То, что Эли могла веселиться где-то еще больше разбивало ее сердце.


“Мило с ее стороны позвать нас” с горечью сказала Ария, стряхивая траву со своих мотоциклетных ботинок.


Горячее июньское солнце безжалостно палило по их бледной после зимы коже.


Они услышали всплеск из бассейна на заднем дворе и стон газонокосилки вдалеке.


Это был типичный загородное блаженное лето в Роузвуде, штат Пенсильвания, роскошный и нетронутый пригород в двадцати милях от Филадельфии.


Прямо сейчас они должны были бы быть в загородном клубе Роузвуда, строить глазки милым мальчикам, которые ходили в их элитную частную школу, Роузвуда.

Они все еще могла сделать это, но было странно веселиться без Эли.


Они чувствовали себя плывущими по течению, как актрисы без директора или марионетки без кукловода.


На последней ночевке Эли выглядела более отягощенной ими, чем обычно.


Расстроенная, она хотела загипнотизировать их, но когда Спенсер настояла, чтобы шторы были открытыми, Эли утверждала, что они должны быть закрытыми; затем Эли внезапно исчезла, не попрощавшись.


У всех девушек было чувство погруженности, они знали почему она ушла - Эли нашла занятие получше с ее старшими друзьями и путь круче, чем они были.


Хотя никто не признавался в этом, они знали, что это может произойти.


В Роузвуде Эли была той, кто диктует моду, возглавляет список "Самых горячих цыпочек" каждого мальчишки, решает, кто популярен, а кто нет.


Она могла очаровать любого, от ее угрюмого старшего брата, до самого строго школьного учителя истории.


В прошлом году она собрала Спенсер, Ханну, Арию и Эмили из безвестности и пригласила их в свою святая святых.


Все было прекрасно в течение первых нескольких месяцев, пятеро из них управляли коридорами Розвуда, находились в эпицентре внимания на вечеринках шестиклассников, и всегда получали лучшие палатки в Rive Gauche в King James Mall, прогоняя менее популярных девочек, которые первыми заняли места.


Но ближе к концу седьмого класса, Эли отдалялась все дальше и дальше.


Она не звонила им сразу, как пришла домой.


Она не отправляла им тайно сообщения во время урока.


Когда девочки говорили с ней, ее глаза смотрели в даль, будто ее мысли были далеко.


Единственная вещь, которая интересовала Эли - это их самые сокровенные, самые темные секреты.


Ария покосилась на Спенсер.


"Ты выбежала за Эли прошлой ночью.


Ты точно не видела, куда она пошла? - ей пришлось перекрикивать шум чьей-то газонокосилки.


- Нет, - быстро ответила Спенсер, уставившись на свои белые вьетнамки от J.Crew.


"Ты выходила из амбара?" - Эмили дернула за один из своих рыжих хвостиков.


"Я не помню этого".


"Это было сразу после того, как Спенсер сказала Эли уйти" - Ария сообщила им, с оттенком раздражения в голосе.


"Я не думаю, что она собирается" - пробормотала Спенсер, срывая одинокий ярко-желтые одуванчик, выросший по ивой.


Ханна и Эмили обдирали свои кутикулы.


Ветер переменился, и сладкие запахи сирени и жимолости наполнили воздух.


Последняя вещь, которую они помнили было странным гипнозом Эли: Она отсчитала обратно от ста, коснулась их лбов большой пальцем и объявила, что они были в ее власти.


Казалось, что они проснулись часы спустя от глубокого дезориентированного сна и Эли исчезла.


Эмили натянула воротник футболки на нос - то, что она делала, когда волновалась.


Ее футболка слабо пахла дезодорантом для всех температур.


“Так что мы скажем маме Эли?”

“Мы солжем,” с легкостью сказала Ханна.


" Мы скажем, что Эли с друзьями по хоккею на траве" -


Ария подняла голову вверх, рассеянно следуя за путем самолета в безоблачном небе.


"Я думаю".


Но внутри ей не хотелось покрывать Эли.


Накануне Эли делала очевидные намеки на ужасный секрет отца Арии.


Неужели она действительно заслуживала помощи Арии? Глаза Эмили следили за шмелем, который блуждал с цветка на цветок в саду Спенсер.


Её тоже не хотелось покрывать Эли.


Скорее всего, Эли была со своими старшими подругами из команды по хоккею – искушенные, запугивая девочек, курящих Мальборо из окон своих Range Rovers и присутствующих на вечеринках с выпивкой.


Была ла Эмили ужасна, желая, чтобы у Эли были проблемы, убежав с ними? Была ли она плохим другом, желая все Эли себе?

Спенсер тоже нахмурилась.


Было нечестно, что Эли заставляла лгать их ради нее.


Прошлой ночью, до того как Эли коснулась лба Спенсер, чтобы загипнотизировать, Спенсер отскочила в знак протеста.


Она была сыта по горло контролем Эли над ними.


Она была сыта по горло тем, что все происходило так, как хотела Эли.


"Да ладно" - позвала Ханна, чувствуя нежелание остальных.


"Мы должны соврать для Эли".


Последняя вещь, которую хотела Ханна - дать Эли причину бросить их. Если бы это случилось - Ханна снова стала бы уродливой толстой неудачницей.


И это не было худшей вещью, которая могла бы произойти.


"Если мы не прикроем ее, она может рассказать всем о..."


Ханна замолчала, глядя через улицу на дом, где жили Тоби и Дженна Кавано.


Он пришел в упадок в прошлом году, трава во дворе остро нуждаются в косить, а в нижней части двери гаража покрыты тонким слоем зеленого цвета, пятнистые формы.


Прошлой весной они случайно ослепили Дженну Кавана, когда она и ее брат были в деревянном домике.


Никто не знал, что они подожгли фейерверк, однако Эли взяла с них слово никогда не говорить о том, что случилось, заявив, что это останется тайной, которая укрепит их дружбу навсегда.


Но что, если они не были друзьями больше? Эли могла быть беспощадна с людьми, которые не нравились ей.


После того, как она выкинула из жизни Наоми Зиглер и Райли Вульфа в начале 6 класса, она отлучила их от вечеринок, заставила мальчиков звонить им домой с шутками, и даже взломала их страницы в MySpace, и писала безумные правдивые и смешные посты об их компрометирующих секретах.


Если Эли откопала себе четверых новых друзей, какие обещания она могла нарушить? Какие тайны она могла бы рассказать? Входная дверь дома ДиЛаурентис отворилась, и мама Эли высунула голову на крыльцо.


Всегда элегантная и изысканная, Мисс ДиЛаурентис собрала свои светлые волосы в неаккуратный хвостик.


Пара потертых шорт, низко висела на ее бедрах, и рваная футболка, отрывающая живот.


Девушки встали и пошли по каменной дорожке к двери Эли.


Как обычно, в фойе пахло, как фабрика ополаскивателя, а фотографии Элисон и ее брата, Джейсона, висели линией вдоль холла.


Пристальный взгляд Арии тот час же заметил школьную фотографию Джейсона, его длинные светлые волосы падали на лицо, а углы его губ изогнулись в намеке на улыбку.


Прежде чем девочки смогли выполнить свой обычный ритуал, касаясь правого нижнего угла их любимой фотографии с поездки в Poconos прошлым илем, мисс ДиЛаурентис отвела их в кухню и жестом указала им сесть за большой деревянный стол.


Было странное ощущение - быть доме Эли без нее, будто они шпионили за ней.


Ее присутствие чувствовалось всюду: пара бирюзовых Tory Burch крепились на двери в прачечную, на телефонном столике стояла банка Эли с ванильным кремом для рук, и карточки с сообщениями Эли и отчет по оценка, все "5", разумеется, прикрепленный у холодильнику магнитом в виде пиццы.


Мисисс ДиЛаурентис села с ними и прочистила горло.


"Я знаю, девочки, что вы были с Элисон прошлой ночью и мне нужно чтобы вы действительно хорошо подумали.


Вы уверены, что она не давала вам никаких подсказок, куда она могла уйти?"

Девочки покачали головами, глядя на тканные джутовые салфетки.


"Я думаю, она со своими друзьями по хоккею на траве" - выпалила Ханна, когда, казалось, никто другой не собирался говорить.


Миссис ДиЛаурентис разорвала список продуктов на маленькие кусочки.


"Я уже позвонила всем девочкам из команды и ее друзьям из хоккейного лагеря.


Никто не видел ее".


Девочки обменялись встревоженными взглядами.


Нервы добрались до груди, их сердца забились немного быстрее.


Если Эли не была ни с кем из других ее друзей, то где она была?


Миссис ДиЛаурентис барабанила пальцами по столу.


Ее ногти выглядели неровными, будто она кусала их.


"Она упоминала, что возвращалась домой прошлой ночью? Я думала, что видела ее у двери кухни, когда разговаривала..."


Она замолчала на мгновение, бросив взгляд на заднюю дверь.


"Она выглядела расстроенной".


"Мы не знали, что Эли возвращалась в дом" - пробубнила Ария.


"о"


Руки матери Эли дрожала, она потянулась за своим кофе.


"Эли не говорила вам, что кто-то дразнил ее?"

"Никто не стал бы этого делать" - быстро ответила Эмили.


"Все любят Эли".


Миссис ДиЛаурентис открыла было рот в знак протеста, но передумала.


" Я уверена, вы правы.


И она никогда не говорила о побеге?" - фыркнула Спенсер.


"Ни за что"


Только Эмили опустила голову.


Она и Эли иногда говорили о том, чтобы сбежать вместе.


Одна из их фантазий о том, чтобы уехать в Париж и взять новые удостоверения (личности), сейчас имело тяжелый оборот.


Но Эмили была уверена, что Эли никогда не была серьезна.


"Она когда-либо выглядела расстроенной? - миссис ДиЛаурентис продолжила.


Каждое выражение девочек все больше и больше заводило в тупик.


"Расстроенной?" - наконец выпалила Ханна.


"Как... в депрессии?"

"Совершенно нет" - Эмили заявила, думая о том, как радостно Эли сделала пируэт через лужайку за день до празднования окончания седьмого класса.


“Она сказала бы нам, если бы что-то беспокоило ее,” добавила Ария, хотя она не была до конца уверена в правдивости своих слов.


С тех пор, как Эли и ария выяснили неприятный секрет об отце Арии несколько недель назад, Ария избегала общества Эли.


Она надеялась, что они смогут оставить это между собой на ночевке прошлой ночью.


Посудомоечная машина ДиЛаурентис шумела, переходя в следующий режим.


Мистер ДиЛаурентис зашел на кухню с затуманенным взглядом и выглядел потерянным.


Когда он посмотрел на свою жену, странное выражение отразилось на его лице, и он быстро повернулся и ушел, энергично почесывая свой большой, медвежий нос.


"Вы уверены, что не знаете ничего?" - спросила миссис ДиЛаурентис.


От беспокойства на ее лбу появились морщинки.


"Я искала ее дневник, думая, что могла написать что-нибудь в нем о том, куда она ушла, но не смогла найти его нигде".


Ханна проявилась.


"Я знаю на что похож ее дневник.


Вы хотите, чтобы мы поднялись на верх и поискали?" - они видели, как Эли писала в дневник пару дней назад, когда миссис ДиЛаурентис отправила их в комнату Эли, не сказав ей сначала.


Эли была настолько поглощена своим дневником, что удивилась, увидев своих друзей, словно она забыла, что вообще их приглашала.


Через несколько секунд миссис ДиЛаурентис отправила девочек вниз, потому что хотела о чем-то поговорить с Эли, а когда Эли вышла во внутренний дворик, она, казалась, была огорчена их присутствием, словно они были не правы, оставаясь в доме, когда мама Эли кричала на нее.


"Нет, нет, нет" - миссис ДиЛаурентис, ставя чашку кофе быстро.


"Действительно." -


Ханна пошла в холл, задев спинку ее стула.


"Это не проблема".


“Ханна” - рявкнула мама Эли, ее голос внезапно стал острым как бритва.


"Я сказала нет".

Ханна остановилась под люстрой.


Что-то невероятное для понимания передернуло кожу миссис ДиЛаурентис.


"Хорошо" - сказала Ханна тихо, поворачиваясь к столу.


"Извините".


После этого миссис ДиЛаурентис поблагодарила девочек, что пришли.


Они вышли, одна за другой на яркое солнце.


В глухом переулке Мона Вондервол - неудачница из их класса, делала большие восьмерки на своем скутере Razor.


Когда она увидела девочек, она помахала им.


Никто из них не помахал в ответ.


Эмили пнула кирпич в проходе.


"Миссис ДиЛаурентис слишком остро реагирует. Эли в порядке".


"Она не была в депрессии" - настаивала Ханна.


"Что за глупость она сказала".


Ария засунула свои руки в задние карманы мини-юбки.


“Что если Эли действительно сбежала? Возможно не потому, что она была не счастлива, а потому что где-то там лучше и она хотела там быть.


Она, вероятно даже не будет скучать по нам".


"Конечно, она скучала бы по нам" - возразила Эмили.


И затем она расплакалась.


Спенсер повернулась, закатив глаза.


"Боже, Эмили. Ты должна делать это прямо сейчас?"

"Оставь ее" - возразила Ария.


Спенсер перевела пристальный взгляд на Арию, осматривая ее сверху вниз.


"Твое кольцо в носу скривилось" - указала она с оттенком злобы в голосе.




Ария вслепую нащупала шпильку (иглу) в левой ноздре.


Так или иначе, он скользнул почти к щеке.


Она затолкнула его обратно в правильное положение, а затем, в порыве самосознания, сняла его в целом.


Что-то зашелестело, а затем раздался хруст.


Они повернулись и увидели, как Ханна достает горстку Cheez-Its.


Когда Ханна заметила, как осторожно они смотрят, она застыла.


"Что?" - сказала она губами, окруженными оранжевым ореолом.


Каждая девочка замолчала на мгновенье.


Эмили вытерла свои слезы.


Ханна взяла другую горстку Cheez- Its.


Ария играла с молниями на ее мотоциклетных ботинках.


А Спенсер, скрестив руки, выглядела скучающей с ними.


Без Эли они, вдруг, стали казать дефектными.


Даже не крутыми.


Оглушительный рев раздался на заднем дворе Эли.


Девушки обернулись и увидели красный грузовик с цементом, стоявший рядом с большой ямой.


ДиЛаурентисы строили беседку на 20 человек.


Грязный, тощий работник с коротким светлым хвостом, поднял зеркальные солнечные очки на девушек.


Он похотливо улыбнулся им, обнажая передний золотой зуб.


Лысый, сильно татуированный работник в жалких и рванных джинсах свистнул.


Девочки напряглись – Эли постоянно рассказывала им, как рабочие кричали ей непристойности, когда она проходила мимо.


Затем один из рабочих подал знак парню за рулем бетономешалки и грузовик медленно развернулся.


Темно серый бетон сочился по длинному желобу в яму.


Эли рассказывала им о проекте беседки неделями.


Это было, как иметь горячую ванну с одной стороны и яму огня, с другой.


Большие растения, кустарники и деревья окружали все это так, что в беседке будешь чувствовать себя, как в тропиках и ощущение безмятежности.


"Эли полюбит эту беседку" - уверенно говорила Эмили.


"У нее будут лучшие вечеринки там".


Они все кивнули.


Они надеялись быть приглашенными.


Они надеялись, что это не будет концом эры.


И они разделились, каждая девочка пошла домой.


Спенсер бродила по своей кухне, глядя на заднее окно амбара, где была та ужасная ночевка.


Так что, если Эли бросила их навсегда? Ее друзья могут быть разрушены, но, возможно, было бы не так уж плохо.


Спенсер надоело, что Эли подталкивала ее всюду.


Когда она услышала дыхание, она подпрыгнула.


Ее мать сидела напротив, уставившись в пустоту стеклянными глазами.


"Мам?" - мягко сказала Спенсер, но ее мать не ответила.


Ария шла по парковке ДиЛаурентисов.


Мусорные баки семьи стояли на обочине, ожидая субботней порции мусора.


Одна из крышек упала и Ария увидела пустой бутылок с рецептом, лежащей на большом полиэтиленовом пакете.


Этикетка была почти сорвана, но на ней прописными буквами было написано имя Эли.


Ария заинтересовалась были ли это антибиотики, или таблетки от аллергии - пыльца этим летом была безжалостна.


Ханна ждала на одном из булыжников заднего двора Спенсер пока ее заберет мама.


Мона Вондервол ездила на своем скутере вокруг глухого переулка.


Может Миссис ДиЛаурентис права?

Что если кто-то дразнил Эли, как Эли и остальные дразнили Мону?

Эмили взяла свой велосипед и пошла на задний двор Эли, чтобы срезать путь к своему дому.


У рабочих беседки был перерыв.


Тот же тощий парень с золотым зубом валял дурака с каким-то парнем с тонкими усами, не обращая внимания на бетон,вытекающий из цементного миксера в яму.


Их машины стояли вдоль обочины: Honda с вмятиной, два пикапа и Jeep Cherokee с большим количеством наклеек на бампере.


В самом конце линии был смутно знакомый черный винтажный седан.


Она была лучше, чем остальные и Эмили могла видеть свое отражение в блестящих дверях, как она ездила на велосипеде в прошлом.


Ее лицо выглядело задумчивым.


Что она будет делать, если Эли не хочет больше быть ее подругой?

Когда солнце поднималось все выше в небо, каждая девушка спрашивала себя, что будет, если Эли охладела к ним также, как к Наоми и Райли.


но никто из них не уделил внимания фантастическому вопросу миссис ДиЛаурентис.


Она была мамой Эли - ее работой было беспокоиться.


Никто из них не мог предположить, что на следующий день на лужайки у дома ДиЛаурентисов расположатся новостные микроавтобусы и полицейские машины.


Никто не мог знать, где на самом деле была Эли или с кем на самом деле она планировала встретиться, когда убежала из амбара той ночью.


Нет, в тот милый июньский день, первый день каникул, они отставили в сторону проблемы миссис ДиЛаурентис .


Плохие вещи не случались в местах вроде Роузвуда.


И, разумеется, не случались с девушками вроде Эли.


Они думали, с ней все нормально.


Она вернется.


И спустя три года, может быть, только может, они все же были правы.


1 глава


Не вдыхай


Эимли Филдз открыла глаза и посмотрела вокруг


Она лежала посреди двора Спенсер Хастингс, окруженная стеной дыма и огня.


Кривые ветви деревьев резко и громко бились о землю.


Из-за жара от деревьев казалось, что на дворе в самом разгаре июль, никак не конец января.


Старые подруги Эмили, Ария Монтгомери и Ханна Марин, в грязных шелковых и расшитых пайетками платьях, захлебывались кашлем рядом.


Позади ревели сирены.


На расстоянии мигали огни пожарной машины.


Четыре кареты скорой помощи неслись по лужайке Хастингов, не обращая внимания на идеально стриженные кустарники и цветные клумбы.


Медработник в белой униформе прорвался сквозь клубы дыма.


- Вы в порядке? - крикнул он, опускаясь на колени рядом с Эмили.


Эмили казалось, будто она только что проснулась от годовалого сна.


Что-то важное только что произошло...


Но что?

Сотрудник скорой помощи подхватил ее за локоть прежде, чем она опять рухнула на землю.


- Вы надышались дыма! - кричал он.


- Мозгу не хватает кислорода.


Можете потерять сознание.


Он надел ей на лицо кислородную маску.


В поле зрения появился еще один человек.


Роузвудский коп, мужчина с серебристыми волосами и добрыми зелеными глазами, которого Эмили не признала.


- В лесу есть еще кто-нибудь? - спросил он, перекрикивая шум.


Губы Эмили приоткрылись, ища ответ, которого не было.


И вдруг, словно кто-то включил свет, события последней пары часов обрушились на нее.


Все эти сообщения от Э, мучительная смс с вестью о том, что Йен Томас не убивал Элисон ДиЛаурентис.


Книга регистрации, найденная Эмили на вечеринке отеля Рэдли, с именем Джейсона ДиЛаурентиса на всех страницах, свидетельствующая, что он мог быть пациентом Рэдли, когда это была еще клиника для душевнобольных.


Йен, подтвердивший, что Джейсон и Дарен Вилден, полицейский, работающий над делом Элисон, убили Эли - и предупреждающий, что они не остановятся ни перед чем, чтобы заставить девочек замолчать.


Потом вспышка.


Отвратительный запах серы.


Десять гектаров леса, охваченные пламенем.


Они слепо бежали ко двору Спенсер, нагоняемые Арией, срезавшей путь от своего нового дома через улицу сквозь лес.


Ария была с девушкой, попавшейся в ловушку воспламенившихся деревьев.


С кем-то, кого Эмили думала уже никогда не увидеть.


Эмили убрала от лица кислородную маску.


- Элисон! - прокричала она.


- Не забудьте Элисон!

Полицейский склонил голову.


Медработник приложил к уху ладонь.


- Кого?


Эмили повернусь, указывая на место, где только что на траве лежала Эли.


Она сделала большой шаг назад.


Эли пропала.


- Нет, - прошептала она.


Девушка резко обернулась.


Сотрудники скорой помощи грузили ее подруг в машину.


- Ария! - закричала Эмили.


- Спенсер! Ханна!

Ее подруги обернулись.


- Эли! - взвизгнула Эмили, махая на пустое теперь место, где раньше лежала Элисон.


- Вы видели, куда она пошла?

Ария покачала головой.


Ханна прижимала кислородную маску к своей лицу, ее глаза то западали, то лезли из глазниц.


Спенсер побелела от ужаса, но вот ее окружила группа медиков, помогая забраться в машину скорой помощи.


Эмили в отчаянии повернулась к медработнику.


На его лице плясали отсветы от горящей ветряной мельницы Хастингов.


- Элисон здесь.


Мы ее видели!

Фельдшер неуверенно глянул на нее.


- Вы имеет в виду Элисон ДиЛаурентис, ту, что...


умерла?

- Она не мертва! - завопила Эмили, делая шаг назад и чуть не падая, зацепившись за корень дерева.


Она указала на пламя.


- Она ранена! Она сказала, что кто-то пытался убить ее!

- Мисс.


Полицейский положил ей руку на плечо.


- Вам надо успокоиться.


В паре футах раздался треск, и Эмили дернулась.


У ограды Хастингов стояли и глазели четыре новых репортера.


- Мисс Филдс? - позвала журналистка, подбегая к Эмили и тыкая ей в лицо микрофоном.


Мужчина с камерой и другой, с микрофоном, последовали за ней.


- Что вы сказали? Кого вы только что видели?

Сердце Эмили тяжело билось.


- Мы должны помочь Элисон! - она снова оглянулась.


Лужайка Спенсер кишела сотрудниками медицинской помощи и копами.


Старый двор Эли, напротив, был пуст и угрюм.


Когда Эмили увидела доску для дартса за чугунной оградой, отделяющий двор Хастингсов от ДиЛаурентисов, сердце у нее упало.


Эли? Но то была просто тень от мигающих огней полицейской машины.


Со стороны фасада Хастингов и с углов двора все прибывали журналисты.


Завывала пожарная машина, пожарники спрыгивали с транспортного средства, целясь в огромный дом за деревьями.


Лысый журналист средних лет коснулся Эмили за руку.


- Как Элисон выглядела? - потребовал он ответа.


- Где она была?

Достаточно.


Полицейский отодвинул толпу.


- Дайте ей места.


Репортер сунул микрофон ему в лицо.


- Вы будете рассматривать ее заявление? Будете ли искать Элисон?

- Кто устроил поджог? Вы видели? - другой голос перекрикивал шум от поливных шлангов.


Медработник сумел вывести Эмили из толпы.


- Мы должны увести вас отсюда.


Эмили истерично скулила, в отчаянии пялясь на пустой участок травы.


То же самое произошло и в тот раз, когда они видели мертвое тело Йена в чаще на прошлой неделе - минуту назад он, раздутый и бледный, лежал здесь, а в следующую...исчез.


Но этого не могло случиться снова.


Не могло.


Эмили годами тосковала по Эли, одержимая каждой черточкой ее лица, вспоминая каждый волосок на ее голове.


И девушка из леса выглядела точь-в-точь как Эли.


У нее был ее хрипловатый, сексуальный голос, и руки, которыми она вытирала сажу со своего лица, были такими же маленькими и нежными.


Сейчас они были в машине скорой помощи.


Другой медработник приложил к ее лицу кислородную маску и помог забраться на койку.


Сотрудники медицинской помощи склонились рядом.


Завыли сирена и автомобильно медленно скатился с лужайки.


Когда они вывернули на улицу, в заднем окне фургона Эмили заметила полицейскую машину с выключенными сиренами и погасшими огнями.


Она двигалась не в направлении дома Хастингсов.


Она переключила свое внимание на дом Спенсер, ища Эли, но все, что увидела, это толпу любопытных зевак.


Там была миссис МакКлелан, соседка дальше по улице.


У почтового ящика замерли


Мистер и миссис Вондервол, чья дочь, Мона, была настоящим Э.


Эмили не видела их с ее похорон пару месяцев назад.


Даже семья Кавано была здесь, в ужасе пялясь на огонь.


Рука миссис Кавано защитным жестом лежала на плече дочери, Дженны.


Хотя невидящие глаза Дженны были скрыты темными очками от Гуччи, казалось, что она смотрит прямо на Эмили.


Но среди всего этого хаоса не было Эли.


Она исчезла - снова.


2 глава


Из дыма


Шестью часами позже бойкая медсестра с длинным коричневым хвостом на затылке отдернула полог вокруг выделенной Арии кровати в комнате неотложной помощи Роузвуд Мемориал.


Она передала отцу Арии, Байрону, планшет с бумагами и попросила расписаться внизу.


- Не считая синяков на ногах и того, что она наглоталась дыма, думаю, все в порядке, - сказала медсестра.


"Слава Богу" - вздохнул Байрон, ставя роспись.


Он и брат Арии, Майк, показались в больнице сразу после того, как Арию сюда доставили.


Мама Арии, Элла, вместе со своим мерзким бойфрендом Ксавье была на ночь в Вермонте, и Байрон убедил ее, что нет причин срываться домой.


Медсестра глянула на Арию.


"Твоя подруга Спенсер хочет повидаться, прежде чем ты уйдешь.

Она на втором этаже.

Комната 206".


"Хорошо" - дрожащим голос ответила Ария, меняя ноги под колючим больничным бельем.


Байрон встал с белого пластикового стула у кровати и встретился глазами с Арией.


- Я подожду тебя в фойе.


Не спеши.


Ария медленно встала.


Она взбила руками свои иссиня-черные волосы - на простыни посыпались маленькие хлопья сажи и пепла.


Когда она склонилась, чтобы натянуть джинсы и обуться, все ее мускулы заныли, словно она только что взбиралась на Эверест.


Она была на ногах всю ночь под сильным впечатлением от произошедшего в лесу.


Хотя ее подруги тоже были в больнице, их расселили по разным палатам, так что у Арии не было возможности поговорить с кем-нибудь из них.


Всякий раз, когда она пыталась встать, в палату врывалась медсестра, настаивая, что ей нужно отдохнуть и немного поспать.


Точно.


Как будто у нее когда-нибудь получится.


Ария не знала, что и думать обо всем этом кошмаре, через который только что прошла.


Вот она неслась через лес к амбару Спенсер, а кусок флага для Капсулы Времени, который Ария украла у Эли в шестом классе, лежал у нее в заднем кармане.


Она не смотрела на блестящий синий кусок ткани долгие 4 года, пока Ханна не убедила ее, что рисунки на ней могут содержать разгадку об убийце Эли.


И вдруг, как раз когда Ария поскользнулась на куче мокрых листьев, едкий запах бензина ударил ей в ноздри, а слух уловил, как чиркнула спичка.


Деревья вокруг нее вспыхнули, загоревшись ярко и почти опаляя ей кожу.


Парой мгновений позже она наткнулась на кого-то, отчаянно звавшего на помощь.


Кого-то, чье тело, как все думали, было в той вскопанной яме на старом заднем дворе ДиЛаурентисов.


Эли.


Так, во всяком случае, думала Ария раньше.


Но теперь...


теперь она была не уверена.


Она посмотрела на свое отражение в зеркале на двери.


Щеки впали, глаза покраснели.


Врач скорой помощи, осматривавший Арию, объяснил, что часто можно увидеть сумасшедшие вещи, после вдыхания большого количества вредного дыма, лишенный кислорода, мозг был не в себе.


Лес действительно был удушливым.


И Эли казалась такой туманной, сюреалистичной, определенно, как сон.


Ария не знала, что возможны групповые галлюцинации, но им всем привиделась Эли прошлой ночью.


Возможно, это было понятно, почему Эли было первое, что каждый из них думал о том, когда их мозг начал отключаться.


После того, как Ария закончила переодеваться в джинсы и свитер, которые Байрон принес ей из дома, она отправилась к Спенсер на второй этаж.


Мистер и миссис Хастингс упали в кресла, стоящие в холле, проверяя свои BlackBerry.


Ханна и Эмили уже были в комнате, одетые в джинсы и кофты, но Спенсер все еще была в постели в больничной робе.


Трубка с питанием торчала из ее руки, ее кожа выглядела болезненной, под ее голубыми глазами были темно-фиолетовые круги, и синяк на ее квадратном подбородке.


"Ты в порядке?" - воскликнула Ария.


Никто не сказал ей, что Спенсер была ранена.


Спенсер слабо кивнула, используя маленький дистанционный пульт, чтобы сесть ровнее.


"Сейчас мне намного лучше. Они говорят, что вдыхание дыма по разному влияет на людей".


Ария посмотрела вокруг.


Комната пахла болезнями и хлором.


В углу комнаты стоял монитор, который следит за жизненными показателями Спенсер и маленькая хромовая раковина со складным ящиком для хирургических инструментов.


У стен был зеленый цвет васаби, а напротив окна со шторами в цветочек висел большой плакат, объясняющий, как самостоятельность провести ежемесячное обследование груди.


Как и следовало ожидать, рядом с изображением женской груди кто-то нарисовал пенис.




Эмили сидела на высоком детском стульчике у окна: ее волосы спутались, тонкие губы потрескались.


Она неловко поерзала - ее тело, широкое от плавания, было слишком большим для сидения.


Ханна была у двери, прислонившись к знаку, гласившему, что все сотрудники больницы должны носить перчатки.


Ее карие глаза были стеклянными и отсутствующими.


Она казалась более хрупкой, чем обычно. Темные джинсы свободно висели на ее бедрах.


Не говоря ни слова, Ария вытащила флаг Эли из сумки и разложила на кровати Спенсер.


Все зашевелились и посмотрели.


Блестящие серебряные рисунки покрывали ткань.


Там был логотип Шанель, рисунок Луи Вьютон и имя Эли, написанное буквами в виде мыльных пузырей.


В углу был изображен каменный колодец желаний с А-образной крышей и ручкой.


Ария пальчиком провела линию от колодца.


Она не видела в них никаких жизненно-важных подсказок о том, что произошло в ночь смерти Эли.


Это были такие же рисунки, какие рисовали все ребята для своих флагов Капсулы Времени.


Спенсер дотронулась до края ткани.


"Я забыла, что Эли делала буквы-пузырьки, как эти".


Ханна вздрогнула.


"Просто видеть надпись Эли заставляет меня чувствовать, что она здесь с нами".


Все подняли головы и обменялись испуганными взглядами.


Было очевидно, что все они думали об одно и том же.


Словно она была с нами в лесу пару часов назад.


И всё же они все заговорили одновременно:


- Мы должны... - выпалила Ария.


- Что мы... - прошептала Ханна.


- Врач сказал... - прошипела Спенсер на полсекунды позже.


Она замолчали и посмотрели друг на друга: их лица были такими же белыми, как наволочка на подушке под головой Спенсер.


Эмили заговорила следующей.


"Ребята, мы должны сделать что-то.


Эли там.


Нам нужно выяснить, куда она ушла.


"Кто-нибудь слышал о людях, которые ищут ее в лесу? Я сказала копам, но они просто стояли там!"

Сердце Арии перевернулось.


Спенсер посмотрела недоверчиво.


"Ты сказала копам?" - она повторила, убирая прядь светлых волос с глаз.


"Конечно я сказала!" - прошептала Эмили.


"Но... Эмили..."


"Что?" - щелкнула Эмили.


Она безумно посмотрела на Спенсер, словно на ее лбу растет рог, как у единорога.


"Эм, это всего-лишь галлюцинации. Врач сказал так. Эли мертва".


Глаза Эмили были испуганными.


"Но мы все видели ее, или нет? Вы хотите сказать, что это одна и та же галлюцинация?"

Спеенсер не моргая посмотрела на Эмили.


Прошло несколько напряженных секунд.


Снаружи послышался сигнал.


Больничная койка со скрипом прокатилась по коридору.


Эмили хныкнула.


Ее щеки стали ярко-розовыми.


Она повернулась к Ханне и Арии.


- Девчонки, вы думала, Эли была настоящей?

- Это могла быть Эли, я думаю, - сказала Ария, падая в запасное кресло-коляску у крошечной ванной комнаты.


"Но, Эм, врач сказал мне, что это было отравление газом.


Это имеет смысл.


Как еще она могла просто исчезнуть после пожара?"

"Да" - слабо сказала Ханна.


"И где она пряталась все это время?"

Эмили уперла руки в бока.


Шест капельницы рядом с ней качнулся.


"Ханна, ты сказала, что видела Эли, стоящей у твоей кровать в прошлый раз, когда ты была здесь.


Может это и правда была она!"

Ханна возилась со своими замшевыми ботинками на высоких каблуках, казалось ей неудобно.


"Ханна была в коме, когда она видела Эли" - подпрыгнула Спенсер.


"Это, определенно, был сон".


Не испугавшись, Эмили указала на Арию.


"Ты вытащила кого-то из леса прошлой ночью. Если это была не Эли, то кто?"

Ария пожала плечами, проведя рукой по спице одного из колес инвалидной коляски.


В большом окне солнце только поднималось.


На парковке больницы в линию были расположены блестящие машины марок BMW, Mercedes и Audi.


Все выглядело удивительно нормальным после такой безумной ночи.


"Я не знаю" - она призналась.


"Лес был темным. И... вот черт."

Она покопалась во внутреннем кармане своей сумки.


"Я нашла это прошлой ночью".


Она открыла ладонь и показала знакомое кольцо школы Rosewood Day с блестящим голубым камнем.


Надпись на внутренней стороне гласила: "ЙЕН ТОМАС".


Когда они нашли, предположительно, мертвое тело Йена в лесу на прошлой неделе, то кольцо было на пальце Йена.


"Оно просто лежало там в грязи" - она объяснила.


"Я не знаю, как копы не нашли его".


Эмили ахнула.


Спенсер была в замешательстве.


Ханна взяла кольцо из ладони Арии и поднесла его к свету около кровати Спенсер.


"Может оно упало с пальца Йена, когда он сбегал?"

"Что мы будем делать с этим?" - спросила Эмили.


"Отдадим копам?"

"Определенно, нет" - сказала Спенсер.


"Я думаю, это будет казаться немного странным.Сначала мы видим тело Йена в лесу, заставляем полицейских обыскать это место, они ничего не находят, а потом вуаля! Мы просто так находим кольцо. Это выглядит подозрительно. Тебе ,возможно, вообще не стоило подбирать его. Это - улика".


Ария скрестила руки поверх ее разноцветного свитера.


"Как я могла знать это? Так что мне делать? Положить его туда, где нашла?"

"Нет" - инструктировала Спенсер.


"Копы снова будут исследовать этот лес из-за пожара.


Они могут заметить, как ты положишь его обратно и будут задавать вопросы.


Просто придержи его сейчас, я думаю".


Эмили нетерпеливо переместилась в маленьком кресле.


"Ты увидела Эли после того, как нашла кольцо.


Правильно, Ария?"

"Я не уверена" - призналась Ария.


Она попыталась вспомнить те ужасные минуты, проведенные в лесу.


Они становились все более и более размытыми.


"На самом деле, я даже не касалась ее..."


Эмили встала.


"Что не так с вами, ребята? Почему вы вдруг перестали верить в то, что мы видели?"

"Эм" - осторожно сказала Спенсер.


"Ты становишься действительно эмоциональной."


"Не становлюсь" - закричала Эмили.


Ее щеки стали ярко розовыми, что заставило выделиться ее веснушки.


Они были прерваны пронзительным криком из соседней комнаты.


Медсестры кричали.


Послышались пугающие шаги.


В животе Арии появилось чувство тошноты.


Она задалась вопросом, что, если это была тревога, оповещавшая, что кто-то умирает.


Через несколько минут в крыле снова стало тихо.


Спенсер прочистила горло.


"Наиболее важным является выяснить, кто устроил пожар.


Вот на чем копы должны сконцентрироваться сейчас.


Кто-то пытался убить нас прошлой ночью."


"Не просто кто-то" - прошептала Ханна.


"Они".


Спенсер посмотрела на Арию.


"Мы связались с Йеном в амбаре той ночью".


Он рассказал нам все.


Он уверен, что это сделали Джейсон и Вилден.


Все о чем мы говорили прошлой ночью - правда, и они определенно сделают все, чтобы заставить нас замолчать".


Ария напряглась, вспомнив что-то еще.


"Когда я была в лесу, я видела, что кто-то устроил поджог".


Спенсер резко выпрямилась, а ее глаза стали размером с блюдца.


"Что?"

"Ты видела их лица?" - взволнованно спросила Ханна.


"Я не знаю".


Ария закрыла глаза, чтобы вновь погрузиться в ужасные воспоминания.


Спустя несколько секунд, после того как девушка нашла кольцо Йена, она увидела кого-то, крадущегося среди деревьев, всего в нескольких шагах впереди нее, его капюшон и его лицо в тени.


Внезапно она поняла, что знает этого человека.


Девушка застыла, когда осознала, что он делает.


Она почувствовала, что не в силах остановить его.


В считанные секунды пламя распространялось по земле, направляясь прямиком к ее ногам.


Она почувствовала, что друзья смотрят на нее в ожидании ответа.


"Кто бы это ни был, на нем был капюшон", - призналась Ария


"Но я точно уверена, что там кто-то был".


Она затихла, услышав протяжный, громкий скрип.


Дверь в больничную палату Спенсер медленно отворилась.


В дверном проеме обрисовалась фигура, подсвечиваемая ярким светом из коридора.


Когда Ария увидела ее лицо, сердце чуть не выпрыгнуло из груди.


"Не теряй сознание," - сказала она себе, немедленно почувствовав слабость.


Это был один из тех, о ком Э предупреждал их.


Человек, которого, Ария была в этом почти уверена, она видела в лесу.


Один из убийц Эли.


Офицер Даррен Вилден.


- Привет, девочки, - Вилден перешагнул через порог.


Вилден зашел через дверь.


У него были яркие зеленые глаза и красивое, заостренное лицо, обветрившееся на морозе.


Полицейская униформа плотно прилегала к телу, демонстрируя развитые мускулы.


Он остановился у края кровати Спенсер, заметив, наконец, неприветливые лица девчонок.


"Что?"

Они обменялись испуганными взглядами.


В конце концов, Спенсер прочистила горло.


" Мы знаем, что ты сделал."


Вилден прислонился к кровати, стараясь не задеть капельницу Спенсер.


"В смысле?"

"Я вызвала медсестру" - сказала Спенсер громким, поставленным голосом, каким всегда говорила на сцене драмкружка Роузвуда.


"Она вызовет охрану прежде, чем ты сможешь нам навредить.


Мы знаем, это ты устроил поджог.


И знаем, почему.”


На лбу Вилдена залегли глубокие морщины.


На шее вздулась вена.


Сердце Арии билось так громко, что заглушало все другие звуки в комнате.


Никто не двигался.


Чем дольше Вилден смотрел на них, тем напряженнее становилась Ария.


Наконец, Вилден поменял позу.


"Пожар в лесу?" - он с сомнением вздохнул.


"Вы серьезно?"

"Я видела, как ты покупал пропан в Холм Депо" - дрожащим голосом ответила Ханна, ее плечи были напряжены.


"Ты погрузил три бочонка в машину, вполне достаточно, чтобы поджечь лес.


И почему тебя не было на месте после пожара? Каждый полицейский в Роузвуде был там.”


"Я видела, как твоя машина удалялась от дома Спенсер" - неожиданно подала голос Эмили, подтягивая колени к груди.


- Как будто ты оставлял место преступления.


Ария неуверенно взглянула на Эмили украдкой.


Она не заметила прошлой ночью машину полицейского, покидающую дом Спенсер.


Вилден оперся о маленькую металлическую раковину в углу.


"Девочки.

Зачем мне поджигать лес?"


"Ты скрывал улики на то, что вы сделали с Эли" - ответила Спенсер.


- Ты и Джейсон.


Эмили повернулась к Спенсер.


"Он ничего не делал с Эли.


Она жива."


Вилден резко обернулся и покосился на Эмили.


Потом он оценивающе посмотрел на других девочек, с выражением удивления на лице.


"Вы правда думаете, что я хотела навредить вам?" - спросил он.


Девочки почти незаметно кивнули.


Вилден покачал головой.


- Но я стараюсь помочь вам!

Ответа по-прежнему не было, и он вздохнул.


"Господи.


Хорошо.


Прошлой ночью я был со своим дядей, когда разгорелся пожар."


Я жил с ним, когда был в старшей школе, он действительно болен.


Он запустил руки в карманы куртки и извлек кусок бумаги.


- Вот.


Ария и остальные подались вперед.


Это был рецепт из аптеки.


- В 9-57 я забирал для него рецепт, а пожар, как я слышал, начался около 10, - сказал Вилден.


- Меня наверняка засняли камеры видео наблюдения в аптеке.

Как я могу быть в двух местах одновременно?


В комнате внезапно остро запахло мускусным одеколоном Вилдена, Арии стало плохо.


Возможно ли это, что Вилден не был тем, кого видела Ария и кто устроил поджог?

- А что касается пропана, - продолжил Вилден, касаясь большого букета на ночном столике Спенсер, - Джейсон ДиЛаурентис попросил меня купить его для их домика на озере в Поконос.


Он был занят, а мы с ним старые друзья, так что я предложил это сделать за него.


Ария посмотрела на остальных, захваченная врасплох безразличием полицейского.


Прошлой ночью, когда они узнали о старой дружбе между Джейсоном и Уилденом, это было огромным открытием, раскрытым секретом.


Теперь же, при свете дня, когда он признался, это не имело никакого значения.


"А что до того, как Джейсон и я поступили с Элисон..." - - замолчал Уилден, остановившись у маленького столика на колесиках с небольшим кувшином воды и двумя чашками.


Он выглядел ошарашенным.


"Думать, что я мог навредить ей - просто безумие.


А Джейсон - он ее брат! Вы правда думаете, что он способен на это?"

Ария открыла рот, чтобы поспорить.


Прошлой ночью Эмили нашла книгу регистрации Рэдли, когда тот еще был больницей для душевно-больных, и на всех ее страницах фигурировало имя Джейсона ДиЛаурентиса.


Новый Э дразнил Арию, мол Джейсону есть что скрывать - возможно, проблемы с Эли - и намекнул Эмили, что Дженна и Джейсон ссорились у Дженны.


Ария не хотела верить, что Джейсон виновен - она ходила с ним на пару свиданий несколько недель назад, осуществляя мечту детства - но Джейсон слетел с катушек, когда Ария была у него в квартире в Ярмуте в пятницу.


Вилден покачал головой в полнейшем недоумении.


Он казался таким ошарашенным, что Ария невольно задумалась, а было ли правдой все, во что Э заставил их поверить.


Она вопросительно посмотрела на подруг.


На их лицах отразилось сомнение.


Вилден закрыл дверь, повернулся и посмотрел на всех них.


"Дайте угадаю" - начал он в вполголоса.


- Это Новый Э вдолбил вам в голову эти идеи?

- Э настоящий, - убежденно обронила Эмили.


Снова и снова Вилден настаивал, что Новый Э был никем иным, как подражателем.


- Э фотографировал и тебя, - продолжила она.


Она порылась в карманах, достала телефон и открыла сообщение с фотографией Вилдена, идущего на исповедь.


Краем глаза Ария увидела записку, приложенную Э к фото: "В чем его вина?"

- Видишь? - Эмили сунула ее ему под нос.


Вилден уставился на экран.


Выражение его лица не изменилось.


- Не знал, что ходить в церковь - преступление.


Нахмурившись, Эмили спрятала телефон в свою сумку для плавания.


Повисла долгая пауза.


Вилден сжал переносицу.


Казалось, что весь воздух из комнаты просочился сквозь окна,


"Послушайте.


Мне надо сказать вам, зачем я пришел."


Его глаза были такими темными, что казались черными.


- Девочки, перестаньте твердить, что видели Элисон.


Все обменялись испуганными взглядами.


Спенсер приподняла идеально очерченную бровь, что, если перевести, значило "я же говорила".


Конечно же, Эмили заговорила первой.


- Ты хочешь, чтобы мы врали?

- Вы ее не видели - грубо отрезал Уилден.


"Если продолжите настаивать, это привлечет к вам нежеланное внимание.


Помните, какой была реакция общественности, когда вы заявили, что видели тело Йена? В этот раз будет в десять раз хуже."


Ария поерзала, теребя рукав свитера с капюшоном.


Вилден говорил с ними, словно был копом из Южной Филадельфии, а они барыжили амфитамином.


Но что такого неправильного они сделали?

- Это несправедливо, - запротестовала Эмили.


- Ей нужна наша помощь.


Вилден в защитном жесте поднял руки к белому потолку.


Рукава сползли к локтям, открывая татуировку в виде восьмиконечной звезды.


Эмили уставилась на татуировку.


Судя по ее сморщенному носику и сузившимся глазам, та ей не понравилась.


- Я скажу вам кое-что, что является конфиденциальной информацией, - обронил Вилден, понижая голос.


- Результаты ДНК тела, найденного рабочими в яме на вокзале, на 100% совпали с ДНК Элисон, девочки. Она мертва. Так что сделайте, как я сказал, ладно? Это в ваших же интересах.


Затем он одним движением раскрыл телефон, вышел из комнаты и захлопнул за собой дверь.


Чашки на столике для еды опасно покачнулись.


Ария повернулась к подругам.


Спенсер раздраженно поджала губы.


Ханна нервно грызла большой палец.


Эмили моргала своими круглыми зелеными глазами, от потрясения потеряв дар речи.


- И что теперь? - прошептала Ария.


Эмили захныкала, Эмили завозилась со своей капельницей, а Ханна выглядела так, будто вот-вот потеряет сознание.


Все их идеально выстроенные теории растаяли как дым - буквально.


Возможно, Вилден и не устраивал поджог, но Ария видела кого-то там, в лесу.


Что, к несчастью, значило только одно.


Этот кто-то, зажегший спичку, был неподалеку.


Кто-то, кто пытался убить их, все еще был на свободе и, вероятно, ждал своего шанса попробовать снова.


Глава 3


Если только кто-то обманул Спенсер несколько лет назад.


Когда тусклое, воскресное солнце спряталось за горизонтом, Спенсер стояла на заднем дворе своего дома, глядя на пепелище.


Ее мама стояла рядом, ее макияж был размазан и волосы были поникшими - она не была сегодня у своего парикмахера Ури этим утром.


Папа Спенсер тоже был здесь, и на этот раз без гарнитуры Bluetooth, прикрепленной к его уху.


Его губы слегка задрожали, будто он пытался сдержать рыдание.


Все вокруг было разрушено.


Высокие, вековые деревья почернели и разломались, и вонючая серая дымка висела над верхушками деревьев.


От семейной мельницы не осталось ничего большего, чем каркас каркас, лопасти обуглились, а решетка раскололась и рухнула.


Газон Хастингсов был испещрен протекторами шин от аварийных машин, которые тушили пожар.


Сигаретные окурки, пустые стакана из Starbucks и даже разлитая банка пива были разбросаны по траве, остатки зевак кишели на месте происшествия и задержались здесь даже после того как Спенсер и остальных забрали в ER.


Но самым страшным, самым душераздирающим результатом пожара было то, что он сделал с сараем, который стоял с 1756.


Половина постройки была еще цела, хотя деревянный сайдинг, когда-то вишнево-красный, теперь был обугленным, токсично серым.


Большей части крыши не хватало, все стекла в окнах выбило, и входная дверь была кучей золы.


Спенсер могла видеть прямо сквозь пустоту в большой комнате в сарае.


Там была огромная лужа воды на полу из бразильского вишневого дерева, оставшаяся от галлонов воды, которые пожарные закачали в сарай.


Кровать с балдахином, плюшевый кожаный диван, кофейный столик красного дерева были разрушены.


Так был стол, за которым Спенсер, Эмили и Ханна собрались накануне вечером, чтобы узнать по IM у Йена кто на самом деле убил Эли.


Это выглядело так что Джейсон и Вилден не были убийцами Эли


Что означало,что Спенсер вернулась к тому что она абсолютно ничего не знает


Она отвернулась от сарая, и глаза ее слезиться от паров бензина.


Ближе к дому было место, где она и ее друзья рухнули на газон после того как выбежали из огня.


Как и остальная часть двора, он был завален мусором и копотью, и трава была захудалой и мертвой.


Во всем этом не было ничего особенного, никаких магических признаков того, что Эли была здесь.


С другой стороны, Эли не могла быть здесь - это была их галлюцинация.


Это не могло быть ничто иное как эффект от вдыхания большого количества дыма.


Рабочие нашли ее разложившееся тело на заднем дворе ДиЛаурентисов месяцы назад.


"Мне так жаль", прошептала Спенсер, когда кусок красной крыши отвалился от сарая и с глухим стуком упал не землю.


Медленно


Миссис Хастингс потянулась и схватила руку Спенсер.


Мистер


Хастингс прикоснулся к ее плечам


Прежде чем Спенсер осознала это, обняли ее ее охватила дрожь дрожь, она всхлипывала в их объятиях.


Я не знаю что бы мы делали,если бы с тобой что то случилось


плакала Миссис Хастингс


Мы увидели огонь,и затем услышали что ты возможно пострадала.


Мистер Хастингс затих.


Так ничего - этого неважно.


Продолжала Миссис Хастингс,ее голос прерывался из-за рыданий.


Все из этого могло сгореть


По меньшей мере,у нас все еще есть ты.


Спенсер цеплялась за родителей,ее дыхание перехватило.


За последние 24 часа ее родители,ее родители были замечательными с ней.


Они сидели у ее больничной кровати всю ночь,наблюдая за каждым вдохом и выдохом Спенсер..


Они докучали медсестрам просьбами о том,чтобы Спенсер приносили воды, как только она хотела, обезболивающие таблетки, как только она нуждается в них, и теплые одеяла, как только она почувствует холод.


Когда врач выписал ее во второй половине дня, они взяли ее в Creamery, ее любимое кафе-мороженое в Старом Холлис.


Это было большой переменой за многие годы, когда они относились к ней как нежелательному ребенку, неохотно давая жить в их доме.


И когда она рассказала правду о том,что она украла эссе своей идеальной сестры Мелиссы для победы в конкурсе Золотая орхидея, они в отлучили ее.


Только теперь у них была причина чтобы ненавидеть ее, и Спенсер сказала им, их забота, их редкие проявления любви исчезли.


Спенсер обняла их крепко,возможно последний раз,когда они с ней говорили.


Она откладывала это как только могла, но она должна была сказать им когда-то.


Она отступила на шаг и расправила плечи.


"Вы должны это знать", призналась она, ее голос был хриплым от дыма.


"Это об Элисон?" изменился голос Миссис Хастингс.


"Потому что, Спенс-"

Спенсер покачала головой, остановив ее.


Нет.


Что-то еще.


Она смотрела на почерневшие ветви высоко в небе.


Тогда правда вылилась в быстрой последовательности.


После того,как Нана Хастингс ,бабушка Спенсер не оставила денег,Мелисса предположила что она возможно была удочерена.


Спенсер зарегистрировалась на интернет-сайте усыновления и всего за несколько дней получила сообщение, что ее биологическая мать была найдена.


Ее посещение с Оивией Кэлдвелл в Нью Йорке был так прекрасен,и поэтому Спенсер решила что она хочет переехать в город.


Спенсер просто продолжала говорить, боясь, что если она остановится,то она разрыдается.


Она не смела взглянуть на родителей, опасаясь их опустошающих выражений,которые могли бы разбить ей сердце.


"Она оставила мне визитки агента по недвижимости, поэтому я позвонила и дала ему мой номер счета сбережений колледжа , чтобы покрыть депозит и аренду за первый месяц", Спенсер продолжала, засовывая пальцы в ее серые замшевые сапоги.


Она едва могла получить эти слова.


Белка зскрылась в грязные кусты.


Ее отец застонал.


Ее мать закрыла глаза и прижала руку ко лбу.


Сердце Спенсер упало.


Поехали.


Начало операции:Ты больше не наша дочь.


Ты можешь догадаться, что произошло дальше.


"Она вздохнула, глядя на высокий скворечник.


Ни одна птица подлетела к нему,пока они были здесь.


"Брокер, очевидно, работающий с Оливией, и они обчистили счета и исчезли.


Она с трудом сглотнула.


На заднем дворе было тихо и спокойно.


Теперь, когда солнечного света почти не осталось, сарай выглядел как реликтовый город-призрак, темные окна, как полые глазницы в черепе.


Спенсер украдкой взглянула на своих родителей.


Ее отец был бледен.


Ее мама втянула щеки, как будто она проглотила что-то кислое.


Они обменялись нервными взглядами, а затем проверили двор, ища фургоны прессы.


Репортеры крутились у дома весь день, расспрашивая Спенсер о том, что действительно ли она видела Эли.


Ее отец глубоко вдохнул.


Спенсер,деньги не имеют значения.


Спенсер моргнула,вздрогнула.


Мы можем проследить,что с ними случилось.


объяснил Мистер Хастингс,сжимая руки.


Возможно,что мы вернем их.


"Он посмотрел на флюгер на вершине крыши.


Но.


Ну, мы должны были это предвидеть .


Спенсер нахмурилась, удивляясь что ее мозг был пьяный от вдыхания паров от огня.


"Ч-что?"

Ее папа переместил свой вес и посмотрел на жену.


"Я знал, что мы должны были ей сказать раньше, Вероника," пробормотал он.


"Я не знаю, что это должно было произойти", мама Спенсер пискнула, поднимая руки.


Воздух был холодным, ее дыхание выходило клубами пара.


Рассказать мне что? настаивала Спенсер.


Ее сердце начало глухо стучать.


Когда она вдыхала, все, что она могла почувствовать запах пепла.


"Мы должны войти внутрь",


Миссис Хастингс сказала рассеянно.


"Ужасно холодно здесь.


"Сказать мне что?" повторила Спенсер,мотая ногой.


Она никуда не собирается.


Ее мать остановилась на долгое время.


Скрип раздался внутри сарая.


Наконец,


Миссис Хастингс села на один из огромных валунов, которые засыпали большой двор.


Дорогая,Оливия родила тебя


Глаза Спенсер расширились


"Что?"

"Отчасти тебя породила,


исправился Мистер Хастингс.


Спенсер отступила назад,и хрупкая ветка затрещала под ее сапогами


Так я была удочерена?Оливия сказала мне правду?Поэтому я чувствовала себя отличающейся от вас?Поэтому вы всегда предпочитали Мелиссу-потому что я на самом деле не ваша дочь?


Миссис Хастингс покрутила трехкаратный бриллиант на своем пальце


Где-то глубоко в лесу, ветка дерева упала на землю с оглушительным треском.


"Это, конечно, не то, что я думал, что мы сегодня обсудим.


"Она взяла Zen-центрированное дыхание, встряхнула руками, и подняла голову.


Мистер Хастингс потер руки в перчатках.


Вдруг, они оба выглядели настолько невежественными.


Не так, как всегда уравновешенные, абсолютно-под-контролем родители ,которых Спенсер так хорошо знала.


"Передача Мелиссы была запутанной"


Миссис Хастингс барабанил руками по гладкому, тяжелому валуну.


Ее глаза мерцали в передней части дома на мгновение, наблюдая, как потрепанный Honda замедлился на дороге.


Любопытные соседи были кружились безрезультатно весь день.


"Врачи сказали мне, что рождение еще одного ребенка может быть опасно для моего здоровья


Но мы хотели еще одного ребенка, поэтому мы конечном итоге прибегли к помощи суррогатной матери.


В принципе.


мы использовали мою яйцеклетку и твоего отца.


ты знаешь.


Она опускала глаза,стесняясь сказать вслух слово сперма


Но нам нужна была женщина чтобы выносить ребенка-тебя-для нас


Так мы нашли Оливию.


Мы ее тщательно проверили,чтобы быть уверенными что она здорова.


"Мистер Хастингс сел рядом с женой на скале, едва заметив, что он сделан Э.


Его обувь погрузилась в грязь.


"Она, отвечала что мы хотели, и она хотела чтобы у нас была ты.


Только к концу беременности,она начала получать деньги.


Требуя.


Она хотела больше денег от нас


Она угрожала сбежать в Канаду и забрать тебя.


И мы заплатили ей больше.


Выпалила Миссис Хастингс.


Она обхватила руками свою белокурую голову.


И наконец она отказалась от тебя.


Это просто.


после того, как она отказалась от тебя, мы не хотели, чтобы у тебя был хоть какой нибудь контакт с ней.


Мы решили, что лучшее, что мы могли сделать, это держать это в тайне от тебя, потому что, в действительности, ты наша.


Но некоторые люди не поняли это," Мистер Хастингс сказал, потирая волосы.


Его телефон звонил в кармане,играя первый ноты 5 симфонии Бетховена.


Он проигнорировал это.


как Нана


Она думала,что это неестественно, и она никогда не простит нас за это.


Когда Нана пожелала,что она завещает деньги свои родным внукам",нам следовало признаться.


Это выглядело так ,как будто Оливия ждала этого момента очень долго


Ветер успокоился.


Собаки Хастингсов, Руфус и Беатрис, вцепились в заднюю дверь, желая, чтобы выйти и посмотреть, что семья делает.


Спенсер уставилась на родителей.


Мистер и Миссис Хастингс выглядел небрежным и измученным,и хотел признаться в чем-то.


Было очевидно, это было что-то, что они не говорили об этом в течение долгого времени.


Спенсер посмотрел вперед и назад на них, пытаясь обработать все это.


Их слова имели смысл отдельно, но не в целом.


"Оливия выносила меня,"повторяла она медленно.


Дрожь пошла по ее спине, что не имело ничего общего с ветром.


Да -сказала Миссис Хастингс.


Но мы твоя семья,Спенсер


А ты наша.


Мы так сильно хотели тебя,и Оливия была нашим единственным вариантом," Мистер


Хастингс сказал, глядя на пурпурные облака.


"В последнее время мы, кажется, упустили из виду, насколько все мы важны друг другу.


И после всего ты прошла через пожар с ЙЕном и Элисон.


"Он покачал головой, глядя снова на сарай, а затем на сгоревший лес позади.


Ворона закаркала и кружила над головой.


Мы должны были быть с тобой.


Мы никогда не хотели чтобы ты думала,что ты не нелюбима.


Ее мать взяла руку Спенсер и сжала.


Что если мы начать все заново?

Можем ли мы попробовать?

Можешь ли ты простить нас? "


Ветер подул снова и запах дыма усилился.


Несколько черных листьев ворвались через лужайку во дворе Эли, подлетая к тому месту, где было найдено тело Эли.


Спенсер играла с пластиковым больничным браслетом, который все еще был на ее запястье, колеблющийся от шока до сострадания и гневу.


В течение последних 6 месяцев,родители лишили ее привилегии жить в сарае,и отдали его Мелиссе,забрали ее кредитки,продали ее машину,и сказали что она для них умерла.


Черт возьми, я не чувствовала, что у меня есть настоящая семья, хотела закричать она.


Да, черт возьми вы там не были для меня!

И теперь они хотели просто с чистого листа?

Ее мать кусала губы, она подняла с земли ветку.


Ее отец, казалось, затаил дыхание.


Спенсер должна была решить.


Она могла никогда не простить их,топнуть ногой и оставаться разгневанной,но она видела боль и сожаление на их лицах.


Они действительно имели это ввиду.


Они хотели ее прощения больше чем чего либо


"Разве это не то,что она хотела больше всего-родители которые ее любят?"

Спенсер согласилась.


Я прощаю вас.


Ее родители глубоко вздохнули, и обняли ее.


Отец поцеловал макушку Спенсер,его кожа пахла его любимым афтершейвом.


Спенсер почувствовала, как она плыла рядом с ее телом.


Только вчера, когда она обнаружила, что ее сбережения для колледжа исчезли, она считала,что ее жизнь кончилась.


Она думала,что Э наказала Спенсер не достаточно хорошо выследить убийцу Эли.


Но потерять эти деньги, возможно, было лучшим, что могло случиться.


Ее родители стояли назад и оценила их младшая дочь, Спенсер улыбнулась шаткой улыбкой.


Они желали ее.


Они правда желали ее.


Ветер дул через двор, а другой знакомый запах щекотал нос.


Это пахло как.


ванильное мыло ,которое Эли всегда использовала.


Спенсер вздрогнула и ужасающие изображения Али в саже, задыхающейся от огня, появились в голове.


Она закрыла глаза,силой воли,отгоняя видение из своей головы.


Нет.


Эли была мертва


Это была галлюцинация.


И это все.


4 глава


Разве Prada делает смирительные рубашки?


Когда аромат свеже сваренного Starbucks французской обжарки повеял вверх по лестнице, Ханна Марин лежала на кровати, греясь оставшиеся несколько минут, прежде чем начать собираться в школу.


MTV2 гремел в фоновом режиме, ее миниатюрный доберман Дот дремал на спине на своей кроватке Барберри, и Ханна только что закончил полировать ногти.


Сейчас она говорила по телефону со своим новым парнем, Майком Монтгомери.


Еще раз спасибо за подарок Аведа.


Она снова взглянула на продукцию, сидя на тумбочке.


Вчера, когда Ханну выписали из больницы, Майк подарил ей корзину, в которую входили охлаждающая маска для глаз, масло для тела с огурцом и мятой и ручной массажер.


Ханна уже использовала их все, отчаянно пытаясь найти панацею, которая бы стерла пожар - и причудливое видение Эли - с ее головы.


Врачи списали видение Эли на отравление дымом, но оно все ещё было таким реальным.


В каком-то смысле,Ханна была разбита тем фактом,что этого не случилось.


После всех этих лет,у нее все еще было жгучее желание ,чтобы Эли увидела своими собственными глазами ,как сильно изменилась Ханна.


В последний раз Ханна видела Эли, когда Ханна была пухленьким гадким утенком - и конечно же самой странной в группе - и Эли всегда подшучивала над весом Ханны, ее вьющимися волосами и плохой кожей.


Она,возможно,никогда не предполагала,что Ханна может превратиться в стройного,прекрасного ,популярного лебедя.


Иногда Ханна спрашивала себя, действительно ли ее преображение случилось с благословения Эли.


Конечно же,сейчас это никогда не случилось бы.


С удовольствием - ответил Майк, возвращая Ханну из задумчивости.


И предупреждаю, я отправил несколько очень интересных твитов кое-кому из прессы, из тех кто ждал снаружи.


Только для того, чтобы они переключились на что-то другое, кроме пожара.


"Например?" спросила Ханна с тревогой.


Майк что-то замышлял.


"Переговоры Ханны Марин с MTV о реалити-шоу" прочитал Майк.


"Мультимиллионная сделка"


Потрясающе.


Ханна выдохнула и начала водить руками в разные стороны ,пытаясь высушить ногти.


"Я и о себе кое-что написал.


Майк Монтгомери отменяет свидание с хорватской супер моделью."


"Ты отменил свидание?" Ханна кокетливо хихикнула.


Это не похоже на Майка Монтгомери ,которого знаю я.


"Кому нужны хорватские супер модели, когда есть Ханна Марин?"-сказал Майк


Ханна почувствовала головокружительную радость.


Если бы несколько недель назад кто-то сказал ей, что у нее будет свидание с Майком Монтгомери, у нее бы глаза на лоб полезли от удивления, она преследовала его только потому, что он нравился ее сводной сестре Кейт.


Но как-то в процессе он ей понравился.


С его ледяными голубыми глазами, приятными розовыми губами, и непристойным чувством юмора, он бы не просто добавил популярности Арии Монтгомери, он стал ее младшим братом.


Она встала, прошла по комнате к своему шкафу, и пробежала пальцами по кусочку флага Эли, который забрала из больницы, когда Ария не смотрела.


Она не чувствовала своей вины по этому поводу, более того - не было похоже на то, чтобы флаг принадлежал Арии.


" Я слышал, что вы, ребята, получали записки от новой Э." сказал Майк.


Его голос вдруг стал серьезным.


"Я не получала никаких записок от Э." честно ответила Ханна.


С тех пор как она купила себе новый Айфон и сменила сим-карту, Э оставила ее в покое.


Это конечно было изменением старой Э в лучшую сторону, которая оказалась одноклассницей Ханны, Моной Вандервал - иногда она очень сильно старалась не думать об этом.


Будем надеяться, что так пойдет и дальше.


Хорошо, ты просто дай мне знать, если я могу что-нибудь сделать для тебя." заверил ее Майк.


Надрать чью-нибудь задницу, что угодно.


Оу.


Ханна покраснела от удовольствия.


Ни один из предыдущих ее парней никогда не предлагал защищать ее честь.


Она послала ему воздушный поцелуй, пообещала встретиться с Майком за чашкой латте у Стима в кофейне в Роузвуде после обеда и повесила трубку.


Потом спустилась вниз в кухню, чтобы присоединиться к завтраку, запустив руки в свои длинные каштановые волосы.


На кухне пахло мятным чаем и свежими фруктами.


Ее приемная мать Изабель и сестра Кейт уже сидели за столом и кушали дыню с творогом.


Ханна считала, что нет более ужасного сочетания еды.


Когда они увидели Ханну, то обе вскочили на ноги.


"Как ты себя чувствуешь?" спросили они одновременно.


"Хорошо." уверенно ответила Ханна, убирая руки от волос.


Как и предполагалось, Изабель поморщилась - она была брезгливой и не переносила вида волос около еды.


Ханна плюхнулась на свободный стул и потянулась за кофейником.


Изабель и Кейт сели обратно на стулья, и повисла долгая пауза, как буд-то приход Ханны прервал что-то.


Возможно они сплетничали о ней.


Она бы хотела чтобы всё это было в прошлом.


Отец Ханны встречался с Изабель уже несколько лет, даже Эли познакомилась с Изабель и Кейт за несколько месяцев до того, как исчезнуть, но они переехали в Роузвуд после того, как мать Ханны перевели в Сингапур и ее отец устроился на работу в Филадельфии.


Достаточно плохо было уже и то, что папа решил взять в жены медсестричку по имени Изабель, взамен ее успешной, гламурной матери, но получить в придачу высокую, тощую, почти того же возраста что и Ханна, сестру было просто невероятно.


Уже две недели как Кейт переехала к ним, Ханне каждый день приходилось терпеть поппури из песен Американского Идола в душе, вонючий яичный кондиционер Кейт для блеска волос, и постоянные похвалы отца за любую мелочь, которую Кейт сделала правильно, как будто она была его настоящей, родной дочерью.


Не говоря уже о том, что Кейт завоевала доверие новых подчиненных Ханны - Наоми Зеглер и Райли Вулфа и сказала Майку, что Ханна вызывает его на спор.


И потом, несколько недель назад на вечеринке Ханна ляпнула, что у Кейт был герпес, а может он и сейчас есть.


"Дыньку?" мило спросила Кейт, подвигая тарелку ближе к Ханее своими тонкими руками.


"Нет, спасибо." ответила Ханна таким же милым тоном.


Это было похоже на то, как будто они вызывают пожарную машину на вечеринку Редли - Кейт даже улыбнулась когда Ханна и Майк встретились - но Ханна не хотела давать этому ход.


И тут Кейт ахнула.


" Упс.." сказала она, придвигая утренний выпуск Филадельфия Сентинел ближе к своей тарелке.


Она попыталась прикрыть ее перед тем, как Ханна увидит заголовок, но было поздно.


Там был большой снимок Ханны, Спенсер, Эмили и Арии, стоящих перед горящим лесом.


Сколько лжи мы можем позволить? гласил один из заголовков.


По словам лучших друзей, Элисон ДиЛаурентис восстала из мертвых.


" Мне очень жаль, Ханна."


Кейт накрыла статью своей тарелкой с творогом.


"Все в порядке." отрезала Ханна, пытаясь побороть смущение.


Что было не так с этими репортерами? Неужели в мире больше не было важных вещей, на которые стоило обратить внимание? И, эй, это же было отравление дымом. Кейт откусила кусочек дыни.


" Я хочу помочь, Ханн."


Если тебе нужен, скажем, адвокат по связям с пресс-службой - вперед, на камеру и всё такое, я буду только рада.


"Спасибо" с сарказмом ответила Ханна.


Кейт была как внимательная шлюха.


Затем она заметила фото Вилден на той части газеты, что еще была видна, на странице Мнения.


Полицейское Управление Роузвуда, гласил заголовок под его фото.


Действительно ли они делают все возможное?

Теперь это было то, что стоит прочитать.


Вилден не мог убить Эли, но он действительно был странным в последние несколько недель.


Например, когда он подвозил Ханну домой после утренней пробежки, при этом превысив скорость в два раза и чуть не подрезал встречную машину.


Или когда он решительно потребовал, что бы она перестала говорить, что Эли жива, и вообще.


Действительно ли Вилден защищал их, или у него были свои причины, чтобы они прекратили говорить об Эли? И если Вилден был невиновен, кто тогда, черт возьми, устроил пожар...и почему?


"Ханна, хорошо, что ты уже встала.


Ханна обернулась.


Ее отец стоял в дверях, в полосатых штанах, которые застегивались на пуговицы.


Его волосы еще были влажными после душа.


"Мы можем поговорить минутку?" спросил он, наливая себе чашку кофе.


Ханна положила газету.


Мы?

Мистер Марин подошел к столу и сел на стул.


Он громко скрипнул о плитку.


"Несколько дней назад я получил имейл от доктора Аткинсона."


Он смотрел на Ханну, как буд-то ждал, что она поймет.


"Кто это?" наконец спросила она.


"Школьный психолог" ответила Изабель всезнающим тоном.


"Он очень милый."


Кейт встретила его, когда он осматривал школу.


Он настаивает, чтобы студенты звали его Дейв.


Ханна поборола желание фыркнуть.


Что ханжа Кейт поняла за весь день в Роузвудской школе?

"Доктор Аткинсон сказал, он будет приглядывать за тобой в школе." вел дальше отец.


"Он очень заинтересован, Ханна.


Он думает, что у тебя может быть пост-травматический стресс из-за смерти Элисон

и автомобильной аварии ".


Ханна поболтала оставшийся кофе в чашке.


"Не то ли это ПТСР ( Посттравматическое стрессовое расстройство ) которое проявилось у солдатов?"

Мистер Марин покрутил тонкое платиновое кольцо, которое он носил на правой руке.


Кольцо было подарком Изабель, и когда они поженятся, он собирался одеть его на левую руку.


Фу.


Ну, видимо это может случиться с любым, кто прошел через что-то действительно ужасное ", пояснил он.


Обычно у людей выступает холодный пот, учащается сердцебиение и тому подобное.


Они переживают то что произошло снова и снова."


Ханна изучала рисунок по дереву на кухонном столе.


Ну да, у нее были подобные симптомы, обычно тот момент, когда Мона сбила ее на своем внедорожнике.


Но в самом деле, кто станет переживать по этому поводу.


"Я чувствую себя великолепно" прощебетала она.


"Во-первых, я не долго думал о письме", сказал мистер Марин, игнорируя ее, "я вчера поговорил с психиатром из больницы, перед тем как тебя выписали.


Потливость и учащенное сердцебиение не единственные симптомы ПТСР.


Оно может проявляться множеством других путей.


Например, как плохое питание."


"У меня нет проблем с питанием", отрезала Ханна в ужасе.


"Вы, ребята, видите что я ем постоянно!"

Изабель откашлялась, многозначительно глядя на Кейт.


Кейт крутила прядь каштановых волос вокруг пальца.


"Ну просто..Ханна...", она посмотрела на Ханну своими огромными голубыми глазами.


она посмотрела на Ханну своими огромными голубыми глазами.


"Ты говорила мне, что у тебя есть проблемы."


У Ханны отвисла челюсть.


"Ты сказала им?" Пару недель назад, в приступе паники Ханна сказала Кейт, что у нее были проблемы с пищеварением.


"Я думала, так будет лучше для тебя", прошептала Кейт.


"Клянусь."


"Психолог сказал, что вранье тоже может быть симптомом." продолжал мистер Марин.


"Сначала ты говоришь всем, что видела тело Йена Томаса в лесу, а теперь вы с девочками говорите, что видели Элисон.


И то, что заставило меня подумать о лжи - ты сказала нам неосознанно за ужином, что идешь на танцы в школу, украла Перкоцет от ожогов из больницы, воровала в магазине у Тиффани, разбила машину своего парня, и даже сказала всему классу что у Кейт..." Он замолчал, явно не желая говорить вслух о герпесе.


"Доктор Аткинсон считает, что было бы лучше, если бы ты несколько недель отдохнула от всего этого сумасшествия.


Поехала бы куда-нибудь, где сможешь расслабиться и сосредоточиться на

проблемах.


Ханна просияла.


"Например, на Гавайи?"

Отец закусил губу.


"Нет ... в центр например."


"Куда?", Ханна с грохотом поставила кружку на стол.


горячий кофе пролился через край и обжег ее указательный палец.


Мистер Марин сунул руку в карман и вытащил брошюру.


Две блондинки гуляли по покрытому травой холму, позади них светило солнце.


Они обе были плохо крашеные и с толстыми ногами.


Заповедник в Аддисон-Стивенс, гласила круглая надпись в нижней части брошюры.


"Он лучший в стране.", сказал отец.


"Там лечат все виды заболеваний - проблемы с памятью, пищевые расстройства, ОКР, депрессии.


И это не очень далеко, сразу за границей штата Делэвер.


Там целое отделение для таких пациентов, как ты.


Ханна тупо уставилась на венок из засушенных цветов, который повесила Изабель, когда она стала хозяйкой в доме, заменив мать Ханны, вместо гораздо более предпочтительных, из нержавеющей стали, настенных часов.


"У меня нет проблем." пропищала она.


"Мне не нужно ехать в психиатрическую лечебницу."


"Это не психиатрическая лечебница." прощебетала Изабель.


"Думай об этом как о...спа-центре.


Люди называют его Каньйон Ранч в Делэвере."


Ханне захотелось свернуть тощую, ненатурально рыжего цвета, шею Изабель.


Неужели она никогда не слышала о эвфемизмах? Люди называли Берлитз-Апартмент Таун, кряжистое, ветхое жилище, комплекс на окраине Роузвуда Берлитз-Карлтоном, но никто не воспринимал это буквально.


"Может быть, это хорошее время, чтобы вырваться из Роузвуда," ответила Кейт ровным голосом.


"Особенно репортеры."


Отец Ханны кивнул.


"Вчера я вынужден был прогнать какого-то парня со двора - он пытался сделать фото, когда ты была в спальне, с помощью каких-то телескопических линз, Ханна."


"И еще кто-то позвонил нам прошлой ночью, и хотел, чтобы ты дала показания о Нэнси Грейс," добавила Изабель.


"Становится только хуже." заключил мистер Марин.


"И не беспокойся," сказала Кейт, снова откусывая кусочек дыни.


"Наоми, Райли и я никуда не денемся, когда ты возвратишься."


"Но..." Ханна замолчала.


Как мог ее отец поверить во всю эту чушь? Да, она солгала несколько раз.


Это было по уважительной причине - она бросила их за ужином в Ле Бек-Фин прошлой осенью потому что ее бывший парень, Шон Акард, был в Фокси с другой девушкой.


Она сказала всем о герпесе Кейт, потому что была уверена, что Кейт расскажет всем о ее проблемах с пищеварением.


Да кому какая разница? Это еще не значит, что у нее посттравматический синдром.


Это было еще одно болезненное напоминание о том, как Ханна и ее отец отдалились друг от друга.


Когда родители Ханны еще были женаты, она с отцом были не разлей вода, но после того как Изабель и Кейт переехали жить к ним, Ханна вдруг стала такой же ненужной вещью в доме, как старая вешалка.


Почему отец так сильно ее ненавидит?

И вдруг ее давление упало.


Ну конечно.


Э наконец-то нашла ее.


Она встала из-за стола, толкая керамический горшочек с мятным чаем ближе к своей тарелке.


"Это письмо не от доктора Аткинсона. Кто-то написал его, чтобы причинить мне боль." Изабель положила руки на стол.


"Кто бы мог это сделать?" Ханна с трудом вздохнула.


"Э"

Кейт прикрыла рот рукой.


Отец Ханны поставил чашку на стол.


"Ханна," сказал он голосом воспитателя в детском саду.


"Мона писала вместо Э."


И она умерла, помнишь?"

"нет," запротестовала Ханна.


"Это новая Э"


Кейт, Изабель и отец Ханны обменялись нервными взглядами, как-будто Ханне, как дикому животному, нужен был укол транквилизатора в задницу.


"Дорогая...", сказал мистер Марин.


"Это бессмысленно."

"Это как раз то, чего хочет Э." проплакала Ханна.


"Почему ты мне не веришь?"

Вдруг она почувствовала сильное головокружение.


Ее ноги онемели и зажужжало в ушах.


Стены начали надвигаться на нее, и аромат мятного чая заставил ее желудок взбунтоваться.


В следующий момент Ханна уже стояла на парковке Роузвуда в День города.


Внедорожник Моны надвигался на нее, горящие фары были похожи на два самонаводящихся прицела.


Ее ладони вспотели.


Горло обожгло.


Она видела лицо Моны, сидящей за рулем, губы ее сложились в дьявольскую усмешку.


Ханна закрыла лицо руками, готовясь к столкновению.


Она услышала, как кто-то закричал.


Через несколько секунд она поняла, что это она кричала.


Это закончилось так же быстро, как и началось.


Когда Ханна открыла глаза, она лежала на полу, схватившись за грудь.


Ее лицо было горячим и влажным.


Кейт, Изабель и отец Ханны склонились над ней, сдвинув брови в беспокойствии.


Маленький доберман Ханны, Дот, неистово лизал ее лодыжки.


Отец помог ей подняться и сесть обратно на стул.


"Я действительно думаю. что это к лучшему." вежливо сказал он.


Ханна хотела возразить, но знала что от этого не будет никакой пользы.


Она положила голову на стол, сбитая с толку.


Все звуки вокруг нее вдруг стали резкими и смешались у нее в ушах.


Холодильник тихонько гудел.


Мусоровоз грохотал, съезжая вниз по склону.


И вдруг она услышала что-то другое.


Волосы у нее на шее встали дыбом.


Возможно она была сумасшедшей,но она могла поклясться, что слышала...смех.


Он звучал так, как будто кто-то радостно хихикал, в восторге от того, что все идет точно по его плану.


5 глава


Духовное пробуждение


В понедельник утром Байрон предложил подвести Арию в школу на своем древнем Honda Civic., т.к. Subaru Арии был все еще сломан.


Она передвигала кучу слайдов. разобранных учебников и работ на заднем пассажирском сидении.


Под ногами у нее валялись пустые чашки от кофе, упаковки SoyJoy и куча щитов из "Солнечного света", магазина экологически-чистых детских вещей, в котором закупались Байрон и его девушка Мередит.


Байрон включил зажигание и старый дизельный двигатель ожил с ворчанием.


Одна из его кассет с едким джазом гремела из динамиков.


Ария посмотрела на почерневшие деревья на ее заднем дворе.


Маленькие завитки дыма поднимались из леса из все еще тлеющих мест.


Вдоль линии деревьев была желтая лента с надписью "НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ". Теперь лес был слишком хрупким и было опасно входить в него.


Сегодня утром в новостях Ария слышала, что полицейские прочесывали лес в поисках ответа на вопрос, кто мог устроить пожар. И ей позвонили прошлой ночью из Полицейского Управления Роузвуда, по поводу человека, которого она видела в лесу с канистрой бензина.


Сейчас было ясно, что этим человеком точно не мог быть Вилден и у Арии было не так много, что можно рассказать им.


Кто кгодно мог быть под этим огромным капюшоном.


Ария затаив дыхание ехала мимо большого колониального дама, принадлежавшего семье Йена Томаса.


Газон был покрыт утренним инеем, красный флаг на почтовом ящике был поднят и пара купонов кружила по подъездной дороге Томасов.


На двери гаража была свежая надпись, гласившая: "Убийца", краска совпадала с той, которой была сделана надпись "Киллер" на двери гаража Спенсер.


Инстинктивно Ария полезла в меховую сумочку и нащупала кольцо Йена во внутреннем кармане.


Она хотела просто отдать его Вилдену вчера, не хотела быть ответственной за это, но Спенсер была против.


Rosewood PD упустили кольцо во время массовых поисков в лесу и могли предположить, что Ария подбросила его туда.


Но почему они не нашли кольцо? Может они не исследовали лес полностью.


Во всяком случае, где был Йен? Почему он дал им неверную информацию в чате?

И как он не заметил, что его кольцо исчезло? Ария сомневалась, что оно просто соскользнуло с пальца. Единственный раз, когда такое случилось с ней, тогда она мыла кисти после живописи, она сразу заметила, что ее кольца соскальзывают.


Возможно ли, что Йен был мертв и кольцо упало, когда кто-то оттаскивал его, пока Ария и другие побежали искать Вилдена?

Но кто в этом случае говорил с ними в чате?

Она вздохнула и Байрон искоса взглянул на нее.


Сегодня он был очень растрепанным, его темные волосы стояли дыбом.


Не смотря на холод, он был не пальто и на локте его тяжелого шерстяного свитера была большая дыра.


Ария распознала, что это был один из тех, что были куплены, когда себя жила в Исландии.


Она хотела, чтобы ее семья никогда не покидала рекьявик.


"Так как твои дела?" - осторожно спросил Байрон.


Ария пожала плечами.


На углу они проехали мимо толпы детей из общественной школы.


Они указывали на Арию, узнав ее из новостей.


Ария натянула капюшон из искусственного меха на голову.


Потом они проехали мимо улицы Спенсер.


Большой автомобиль службы деревьев стоял у обочины и полицейская машина за ним.


На другой стороне улицы Дженна Кавано и ее немецкая овчарка изящно шли к Лексусу миссис Кавано, избегая участков льда.


Ария вздрогнула.


Дженна знала об Эли больше, чем показывала.


Ария даже подумала, что Дженна хранит секрет.

В день вечеринки в честь ребенка Мередит, Дженна стояла в центре лужайки Арии, словно собиралась что-то сказать ей.


Но когда Ария спросила, что не так, то Дженна развернулась и убежала.


Она, казалось, очень хорошо знала Джейсона ДиЛаурентис , но почему Джейсон

ворвался в ее дом на прошлой неделе и начал спорить с ней?

И почему Э хотел, чтобы они знали это, если Джейсон действительно не имел ничего общего со смертью Эли?

"Сотрудник полиции Вилден сказал, что вы, ребята пытались выяснить, кто на самом деле убил Эли" - Байрон сказал сиплым голосом так громко, что Ария подпрыгнула.


- Но, милая, если Йен не убивал Эли, то копы выяснят, кто убил.


Он почесал шею - то, что он делал только когда был в стрессе.


"Я волновался за тебя.


И Элла тоже".

Ария поморщилась от ссылки Байрона на ее мать.


Родители Арии развелись и оба двигались дальше в новых отношениях.


С тех про, как Элла начала встречаться с Хавьером, развратным художником, Ария начала избегать ее.


И ее отец, конечно, был прав - Ария была очень далека от того, чтобы отдохнуть от расследования смерти Эли.


"Разговор об этом может помочь" - попытался Байрон, пока Ария все еще не отвечала, вытаскивая диск с джазом.


- Ты можешь даже рассказать мне... Ты знаешь. О том, что видела Элисон.


Они проехали мимо фермы, где было 6 толстых белых альпак, затем мимо Wawa.


"Прекратите говорить, что видели Эли" - голос Вилдена звучал в ее голове.


Что-то об этом продолжало беспокоить ее.


Он говорил так... агрессивно.


"Я не знаю, что мы видели" - она слабо призналась.


- Я хочу верить, что мы просто надышались угарным газом и это конец.

Но это видели все мы.

Эли в один и тот же момент делала одни и те же вещи. Разве это не странно?


Байрон включил поворотник и перестроился в правый ряд.


- Это странно.


Он отхлебнул из своей чашки для кофе Hollis College .


- Помнишь, как ты спросила несколько месяцев назад, могут ли призраки отправлять СМСки?

Этот разговор остался в памяти Арии. Она помнила, как разговаривала с Байроном после того, как получила первое сообщение от старой Э.


До того, как тело Эли нашли на ее заднем дворе, Ария предполагала, что призрак Эли отправил ей сообщение с того света.


"Некоторые люди верят, что мертвые не могут успокоиться, пока не передадут важные сообщения" - Байрон остановился сразу за Toyota Prius с надписью VISUALIZE WHIRLED PEAS на бампере.


"Что ты имеешь в виду? - Ария села прямо.


Они пронеслись мимо башни с часами за миллион долларов жилищного строительства с собственным гольф-клубом, и затем мимо городского парка.


Несколько смельчаков шли вниз по парку, выгуливая собак.


Байрон выдохнул через нос.


- Я просто хочу сказать, что смерть Элисон была таинственной.

Они арестовали убийцу, но никто не знает, что произошло в действительности.

И вы, девочки, были там, где умерла Элисон.

Ее тело лежало там годами.


Ария протянула руку и отхлебнула из кружки отца.


- Так, ты говоришь... что это мог быть призрак Эли?


Байрон пожал плечами, поворачивая вправо.


Они въехали на подъездную дорогу школы Rosewood Day и замедлились, поползли за линией автобусов.


- Может быть.


"И ты думаешь, что она хочет что-то сказать нам? - Ария недоверчиво спросила.


"Так ты больше не думаешь, что Йен сделал это?" - Байрон яростно покачал головой.


- Я не говорю этого. Я просто говорю, что некоторые вещи могут иметь логическое объяснение.


Призрак.


Это звучало, словно сумасшедшая хиппи Мередит повлияла на него.


Но когда Ария взглянула на профиль отца, то увидела напряженные линии вокруг его рта.


Его брови были сведены вместе и он снова почесывал шею.


Он был серьезен.


Она повернулась к Байрону, вдруг наполнившись вопросами.


Что призраку Эли делать здесь? Какие у нее были незаконченные дела? И что Арии теперь делать?

Прежде, чем она сказала хоть слово, послышался стук в пассажирскую дверь.


Ария не заметила, как они подъехали к обочине Rosewood Day.


Трое журналистов собрались вокруг машины, делая фотографии их лиц через окно.


"Мисс Монтгомери?" - женщина громко, через стекло, позвала ее.


Ария глазела на них, а затем страдальчески взглянула на отца.


"Игнорируй их" - призвал Байрон.


- Беги.


Сделав глубокий вдох, Ария толкнула дверь и расчистила себе путь через толпу.


Вспышки камер.


Лепет журналистов.


За ними ария увидела глазеющих школьников, очарованных этой шумихой.


"Вы действительно видели Элисон?" - звали журналисты.


- Вы знаете, кто устроил пожар?

- Кто-то устроил пожар, чтобы скрыть какую-то очень важную подсказку?

Услышав последний вопрос, Ария повернулась, но рта не раскрыла.


"Это вы устроили пожар?" - крикнул темноволосый мужчина, которому было за 30.


Журналисты приближались.


"Конечно нет!" - крикнула Ария, испугавшись.


Она пробежала по дорожке, растолкав их логтями и забежала в первую попавшуюся дверь и оказалась за кулисами зрительного зала.


Дверь захлопнулась. Ария тяжело выдохнула и огляделась вокруг.


Большой театр с высокими потолками был пуст.


Набор лодок от "Южной части Тихого океана", последнего школьного мюзикла лежали в углу.


Ноты были разбросаны по полу.


Перед ней были красные бархатные кресла, все места были свободны.


Здесь было так тихо.


Устрашающе тихо.


Когда деревянный пол скрипнул, Ария напряглась.


Тень исчезла за занавеской.


Она быстро повернулась вокруг, ужасная возможность пронеслась в ее голове.


Это тот, кто устроил пожар.


Тот, кто пытался убить нас.


Здесь.


Но когда она подошла ближе, там никого не было.


Или может, только может быть это дух Эли отчаянно притаившийся поблизости.


Что, если Байрон был прав и мертвый человек не может упокоиться, пока ее сообщение не будет услышано. Тогда, может быть, Арии нужно выяснить, как связаться с ней.


Может пришло время выслушать, что хочет сказать Эли...


6 глава


Вниз в кроличью нору


В понедельник днем Эмили захлопнула дверцу своего шкафчика, взяв в руки учебники по биологии, тригонометрии и истории.


кусочек бумаги выскользнул из ее тетради.


Большие готические буквы гласили: "Поездка в Бостон молодежной группы Святая Троица".


Она нахмурилась.


Эта бумажка была вложена в тетрадь за неделю до того, как ее парень (в то время) Исаак пригласил ее.


У Эмили даже было разрешение от родителей, она думала, что это будет идеальным способом провести время с Исааком наедине.


Но не теперь.


Ее грудь сжалась.


Было тяжело поверить, что несколько дней назад она действительно думала, что они с Исааком достаточно влюблены друг в друга, чтобы переспать, впервые для нее.


Но потом все стало ужасно, убийственно неправильно.


Когда Эмили попыталась рассказать Исааку о том, как зло его мама смотрит и какие обидные замечания делает, он расстался с ней на месте, назвав Эмили психом, не больше и не меньше.


Несколько второкурсниц прошли мимо нее, хихикая и сравнивая блески для губ.


Как Эмили могла думать, что он любил ее? Как она могла переспать с ним?

Через некоторое время он нашел ее на вечеринке в Райдли в субботу и извинился, но она не была уверена, что все еще хочет быть с ним.


После пожара он несколько раз писал СМСки и звонил - хотел узнать, в порядке ли она. Но Эмили не ответила на те сообщения.


Между ними все было кончено.


Исаак даже не выслушал ее версию истории.


Сейчас, когда она думала о том, что сделала в тот день в спальне Исаака после школы, она хотела взять большой кусок мыла и пемзы, чтобы содрать с себя кожу.


Оа смяла листовку, бросила ее в ближайший мусорный бак и продолжила спускаться вниз в холл.


Классическая музыка, звучавшая между уроков, послышалась из громкоговорителя.


На стене был растянут постер в розовых и красных тонах, оповещавший о скором школьном балле в честь дня Св. Валентина.


Была обычная пробка на лестнице и кто-то пукнул на лестничной площадке.


Это был обычный понедельник в школе... за исключением одной вещи. Все смотрели на нее.


Буквально каждый.


Двое старшеклассников из баскетбольной команды одними губами сказали "чудачка".


Миссис Бут, в прошлом году учившая Эмили творческому письму, высуналась за дверь, посмотрела на Эмили, расширив глаза и снова нырнула внутрь, как мыши шныряют в норки.


Единственным человеком, который не глазел была Спенсер.


Вместо этого Спенсер демонстративно повернула голову в другую сторону, очевидно, до сих пор досадуя, что Эмили рассказала полиции о том, что они видели Эли на ее заднем дворе.


Какая разница.


Ее друзья могли считать это коллективной галлюцинацией, тест ДНК мог сказать, что в яме якобы лежало тело Эли, весь Роузвуд мог считать, что Эмили бредит, но она знала, что она видела.


Прошлой ночью во сне он переживала снова и снова видела сны об Эли, будто Эли просит подсознание Эмили найти ее.


В первом Эмили пошла в церковь и нашла там Эли вместе с Исааком, они смеялись и шептались.


В следующем сне Эмили и Исаак лежали голыми под покрывалом в постели Исаака, как на той неделе.


Они услышали шаги на лестнице.


Эмили подумала, что это мама Исаака, но вдруг в комнату вошла Эли.


Ее лицо было в саже, ее глаза были широко раскрыты и испуганы.


Она сказала: "Кто-то пытается убить меня".


А потом она превратилась в кучу пепла.


Эли была там.


Но... чье тело было в Яме? И почему Вилден настаивал, что у тела ДНК Эли, если в действительности нет? Кто-то, очевидно, устроил пожар, чтобы скрыть что-то.


Конечно, у Вилдена было алмби на начало пожара, но кто сказал, что рецепт CVS был вообще его?

И как удобно, что рецепт был у него наготове?

Эмили о таившейся одинокой полицейской машине, которую она видела из дома Хастингсов в ночь пожара, почти как, если бы водитель не хотел быть замеченным.


Вилден не был на сцене в ту ночь... или был?

Она вошла в класс биологии.


Здесь пахло обычной смесью запахов газовой горелки Бунзена, формальдегида и отбеливателя для маркерной доски.


УчИтеля мистера Хейнца еще не было, ученики собрались вокруг стола в центре класса и смотрели на что-то в серебристом MacBook Air.


Когда Шон Акард заметил Эмили, он побледнел и отделился от толпы.


Лани Илер, подруга Эмили по плаванию увидела Эмили следующей и начала как рыба открывать и закрывать рот.


"Лани?" - попыталась Эмили, ее сердце начало сильно стучать.


- Что это?

У Лани было враждебное выражение лица.


Через некоторое время она указала на ноутбук.


Эмили прошла несколько шагов до компьютера.


В классе была тишина, толпа расступилась.


На экране была веб-страница с местными новостями.


Эмили прочитала заголовок "БЕДНЫЕ, БЕДНЫЕ МИЛЫЕ ОБМАНЩИЦЫ" под школьными фотографиями Эмили, Арии, Спенсер и Ханны.


Ниже на странице была размытая фотография девочек в палате Спенсер.


Они все были вокруг кровати Спенсер и озабоченно болтали.


Пульс Эмили ускорился.


Палата Спенсер была на втором этаже, так как же папарацци получили фото? Ее глаза вернулись к их прозвищу.


Милые обманщицы.


Пара детей за ее спиной захихикали.


Они думали, что это смешно.


Они думали, что Эмили была шуткой.


Она сделала большой шаг назад и натолкнулась на своего бывшего парня - пловца Бена.


"Я полагаю, что должен следить за тобой, маленькая обманщица" - он поддразнил, ухмыляясь.


Это было оно.


Не взглянув больше на одноклассников, она выбежала из класса и направилась в ванную, ее резиновая подошва скрипела на полированном полу.


К счастью, никого не было внутри.


Воздух пах, как свежевыкуренная сигарета и вода бежала из крана в голубую раковину.


Оперевшись на стену Эмили глубоко вздохнула.


Почему это случилось?

Почему никто не верил ей?

Когда в субботу вечером она увидела Эли в лесу, ее сердце наполнилось радостью.


Эли вернулась.


Они могли продолжить дружить.


И теперь, в мгновение ока Эли снова исчезла и сейчас каждый думал, что Эмили выдумала ее.


Что, если Эли действительно была там, испуганная и раненная? Была ли Эмили единственным человеком, который действительно хотел помочь ей?

Она плесну холодной водой на лицо, пытаясь отдышаться.


Вдруг ее телефон зазвони, отдаваясь эхом в стенах ванной комнаты.


Она подпрыгнула и сняла рюкзак с плеча.


Ее телефон был в переднем кармане.


"Одно новое сообщение" - говорилось на экране.


Ее сердце отправилось в свободное падение.


Она осмотрелась вокруг, ожидая увидеть наблюдающую за ней пару глаз из шкафа с инструментами или пару ног на полу кабинки.


Но ванная была пуста.


Ее дыхание было поверхностным, когда она посмотрела на экран.


"Бедная маленькая Эмили, ты и я знаем, что она жива.


Вопрос в том, что ты сделаешь, чтобы найти ее? - Э"

Задыхаясь Эмили выдвинула клавиатуру и начала печатать.


"Я сделаю все, что угодно."


Ответное сообщение пришло сразу.


"Делай все, в точности, как я скажу.


Скажи родителям, что отправляешься в благотворительную поездку в Бостон.


Но на самом деле ты поедешь в Ланкастер.


За большим иди к своему шкафчику.


Я оставил тебе там кое-что."


Эмили прищурилась.


Ланкастер...


Пенсильвания? И как Э узнал о поездке в Бостон? Она же выбросила флаер в мусорную корзину в холле.


Э видел, как она выбрасывала его?


Э был в школе?


И более специфично, как она могла доверять Э?


Она посмотрела на телефон.


Что ты сделаешь, чтобы найти ее?


Она быстро побежала вверх по лестнице к своему шкафчику, который был в крыле иностранных языков.


Пока французские ученики подпевали “La Marseillaise”, Эмили ввела код и открыла дверцу.


Внизу, рядом с запасным купальником был продуктовый мешок.


"Надень меня" - гласили каракули, написанные спереди грязным маркером.


Руки Эмили трепетали рядом с губами.


Как это попало сюда? Глубоко вдохнув, Эмили вытащила из сумки длинное простое платье.


Под ним было простое шерстяное пальто, чулки и странная обувь с кнопками-ушками.


Это было похоже на домик в прерии, костюм на Хэллоуин, который Эмили надевала в 5-м классе.


Ее рука коснулась бумаги на дне мешка.


Там была другая записка, казалось, напечатанная на старой пишущей машинке.


Завтра садись на поезд до Ланкастера, пройди на север около мили от депо и поверни к большому знаку лошади с тележкой.


Спроси Люси Зук.


Не смей брать такси. чтобы добраться - никто не будет доверять тебе.

- Э


Эмили перечитала записку трижды.


Э намекал на то, о чем думала Эмили намекает? Затем она заметила надпись на обратной стороне записки.


Она перевернула бумажку.


Тебя зовут Эмили Столтсфус.


Ты из Огайо, но приехала в Ланкастер в гости.


Если хочешь увидеть свою старую ЛПН снова, то сделаешь все точно, как я скажу.


И... о я забыл отметить?

Ты - амиши.

(прим.: Амиши - религиозное движение, зародившееся как самое консервативное направление в меннонитстве (разновидность анабаптизма) и затем ставшее отдельной протестантской религиозной деноминацией)


Каждый там тоже.


Viel Glьck! (с немецкого: "удачи")

- Э.


7 глава


Возвращение старого друга


Когда прозвенел последний звонок , Спенсер с благодарностью побрела к своему шкафчику


Ее конечности болели.


Казалось, что ее голова весит миллион фунтов.


Она с нетерпением ждала, когда этот день закончится.


Ее родители сказали ей, что она может несколько дней отдохнуть от школы, чтобы восстановиться после пожара, но Спенсер хотела вернуться в курс дела как можно скорее.


Она поклялась выиграть у Э в этом семестре, чего бы это не стоило.


И возможно к весне Роузвуда исключит ее из академической стажировки, и позволит остаться в команде по лакроссу - ей нужно было это для колледжа.


Еще оставалось время вступить в Лигу Плюща на летнюю программу и она могла подписаться на Среду Обитания Человечества чтобы закончить свои общественные работы.


Когда она ставила книги по английскому в шкафчик, она почувствовала как кто-то дернул ее за рукав куртки.


Когда она повернулась, то увидела Эндрю Кемпбелла, он засунул руки в карманы, блондинистые волосы убрал от лица.


"Привет" - он сказал.


"П-привет" - запнулась Спенсер.


Она и Эндрю начали встречаться несколько недель назад, но Спенсер не разговаривала с ним с тех пор, как сказала, что переезжает в Нью-Йорк, чтобы быть с Оливией.


Эндрю пытался предостеречь ее, говорил, что нельзя доверять Оливии, но Спенсер не слушала.


Фактически она назвала его прилипалой и неудачником.


С тех пор он избегал встречаться с ней в школе, что было почти невозможно, после того как все уроки у них проходили вместе.


"Ты в порядке?" - он спросил.


"Я думаю" - она ответила застенчиво.


Он повозился с ярлычком "ЭНДРЮ В ПРЕЗИДЕНТЫ!", приколотого к его сумке.


Он остался с прошлого семестра, с выборов президента класса, которые он выиграл, обогнав Спенсер.


"Я был в больнице, когда ты еще была без сознания," сказал он.


"Я говорил с твоими родителями, но я..."

Он посмотрел на шнуровку своих кроссовок.


- Я не был уверен, что ты захочешь видеть меня.


"О" - сердце Спенсер сделало сальто.


- Я - я бы хотела увидеть тебя. И... Прости меня... За... ты знаешь.


Эндрю кивнул, и Спенсер подумала, не узнал ли Эндрю о том, что случилось с Оливией.


"Может я могу позвонить тебе позже?" - он спросил.


"Конечно" - сказала Спенсер, чувствуя трепет от волнения.


Эндрю неловко поднял руку, помахав на прощание.


Она видела как он исчезает в коридоре минуя группу девушек из оркестра, держащих скрипки и чехлы от виолончели.


Она была близка к тому чтобы заплакать уже второй раз за сегодня, она была уставшей и перенапряженной от того, что дети смотрели на нее так, как будто она пришла в школу в одной туфле.


Наконец произошло хоть что-то хорошее.


Подъездная дорожка была заполнена желтыми автобусами, регулировщиками в оранжевых жилетках, и конечно же фургончиками вездесущих репортеров.


Оператор канала CNN заметил Спенсер и ткнул локтем репортера.


"Мисс Хастингс?" - они бросились к ней.


- Что вы думаете о людях, которые сомневаются в том, что вы видели Элисон в субботу вечером? Вы действительно видели ее?

Спенсер стиснула зубы.


Черт побери Эмили за то, что выболтала, что они видели Эли.


"Нет" - она сказала в объектив.


- Мы не видели Эли. Нас неправильно поняли.


"Так вы соврали?" - у журналистов, практически, пошла пена изо рта.


Куча учеников остановилась прямо позади Спенсер тоже.


Пара детей махали в камеру, но большинство взбудоражено глядели на нее.


Первокурсник сделал фото камерой телефона.


Даже учитель Спенсер по дополнительным занятиям по экономике , мистер МакАдам, остановился в вестибюле и смотрел на нее сквозь большое переднее окно.


"Мозг вызывает в воображении всякие странные мысли при нехватке кислорода," Сказала Спенсер, повторяя фразу, которую сказал ей доктор экстренной медицинской помощи.


- Это то же явление, которое происходит с людьми прямо перед смертью.


Потом она протянула ладонь к экрану.


- Больше никаких вопросов.


"Спенсер!" - позвал знакомы голос.


Спенсер обернулась.


Ее сестра, Мелисса, была серебряном Mercedes SUV, припаркованном в одном из мест для посетителей.


Она помахала рукой.


"Запрыгивай!"

Спасена.


Спенсер нырнула мимо журналистов и мимо автобусов.


Мелисса улыбнулась Спенсер, как если бы это было не совсем необычным, что она забирала Спенсер

из школы.


"Почему ты вернулась?" выпалила Спенсер.


Она не видела Мелиссу уже больше недели, после того, как она выскочила из дома после похорон Наны.


Как раз тогда, когда Спенсер начала переписываться в чате с Йеном Томасом.


Спенсер ждала его в чате вчера вечером, хотела поговорить о пожаре, но он не заходил.


Спенсер подозревала, что Мелисса не считала Йена причастным к убийству - после того как Йена арестовали и отправили в тюрьму, Мелисса утверждала, что он не заслуживает пожизненного заключения.


Она даже призналась, что говорила с Йеном по телефону, когда он был в тюрьме.


Ее сестра так быстро собрала вещи на прошлой неделе, что Спенсер стало интересно: если Мелиссе пришлось уехать из Роузвуда по тем же причинам что и Йену, то скорее всего из-за того, что она знала слишком много о том что действительно произошло с Эли.


Мелисса завела машину.


Загремело радио, и она быстро сделала тише.


"Я вернулась, потому что слышала что ты играешь со смертью."


Очевидно


И я хотела бы посмотреть на разгром после пожара.


Это

страшно, да? В лесу ...Ветряная мельница .... даже сарай.

Так что большая часть моих вещей, тоже.


Спенсер опустила голову.


Когда Мелисса училась в старшей школе сарай был её квартирой.


Почти все её вещи хранились там:ежегодники,журналы,сувениры,одежда.


"Мама рассказала мне и о тебе тоже."


Мелисса выехала задом, чуть не сбив оператора CNN, снимающего фасад школы.


"О...повседневных(?)вещах..Как ты?"


Спенсер пожала плечами.


"Это было шоком. Но все к лучшему. Это хорошо, что я знаю".


"Да, хорошо".


Они проехали отделение журналистики и учительскую парковку.


Она была заполнена машинами, намного более старыми и скромными, чем на парковке для учеников.


"Я бы хотела, чтобы ты не говорила, что я подала тебе эту идею.

Мама очень рассердилась на меня за это. Она была безжалостна."


Спенсер почувствовала приступ гнева.


Бедняжка, она хотела нагрубить.


Это было похоже на то, через что проходила Спенсер.


Они остановились на светофоре позади Джипа Чероке, полного мальчиков в бейсболках.


Спенсер посмотрела на свою сестру долгим взглядом.


Кожа Мелиссы была похожа на бумагу, у нее был прыщик на лбу и связки выступали на шее, как будто она плотно сжимала челюсть.


На прошлой неделе Спенсер заметила кого-то, кто выглядел также, как Мелисса, когда она рыскала по лесу позади их дома, недалеко от того места. где они нашли тело Йена.


Ария нашла кольцо Йена в лесу как раз перед началом пожара - интересно, это было то, что искала Мелисса?

Но Спенсер не успела ее об этом спросить, ее телефон зазвонил.


Она открыла сумочку и достала его.


Не ходи завтра в школу, говорило сообщение.


Давай устроим день-спа.


Я позабочусь об этом.


Мама.


У Спенсер вырвался визг восторга.


"У нас с мамой завтра день-спа!"

Мелисса побледнела.


На ее лице промелькнуло сразу несколько эмоций.


"Да?" недоверчиво спросила она.


"Ага." Спенсер нажала "ответить" и напечатала Да! Конечно.


Мелисса ухмыльнулась.


"Она пытается купить твою любовь?"


"Нет." ощетинилась Спенсер.


"Всё не так."

Загорелся зеленый и Мелисса нажала на газ.


Я думаю, наши роли поменялись местами", сказала она

беззаботно, заворачивая за угол слишком быстро.


"Теперь ты мамина любимица, а изгой."


"Что ты имеешь ввиду?" спросила Спенсер, пытаясь игнорировать тот факт, что Мелисса обращалась к ней, как к изгою.


"Разве вы не ладите друг с другом?"

Мелисса покрутила челюстью, пока та не затрещала.


"Забудь об этом."


Спенсер сразу захотелось это обсудить, Мелисса всегда была очень драматичной.


Но любопытство взяло верх.


"Что случилось?"

Они проехали мимо Wawa, Ferra’s Cheesesteaks и Исторического района Роузвуда, череду старых домов, которые были перестроены под конфетные лавки, спа-салоны и бюро по продаже недвижимости.


Мелисса вздохнула.


Перед тем как Йен был арестован, Вилден приходил и спрашивал нас о ночи, когда Эли пропали без вести.


Он спросил, были ли мы вместе все время и не видели ли мы чего-то странного, чего-нибудь."


"Да?" Спенсер никогда не говорила Мелиссе, что она наблюдала со ступенек за ней и Йеном в тот день, беспокоясь, что ее сестра собиралась упомянуть о драке Спенсер и Эли возле сарая, которая произошла прямо перед исчезновением Эли.


Это было воспоминание, которое Спенсер пыталась забыть на протяжении многих лет, но она выболтала его Мелиссе, упомянув даже о том, что Эли и Йен были в их секретном месте и дразнили Спенсер, потому что ей тоже нравился Йен.


Спенсер толкнула Эли, и та, подскользнувшись, ударилась головой о каменную дорожку.


К счастью, с Эли все было в порядке - пока несколько минут спустя, во всяком случае, пока кто-то другой не толкнул ее в полу-вырытую яму на ее заднем дворе.


"Я сказала Вилдену, что мы не заметили ничего странного, и что мы все время были вместе." продолжала Мелисса.


Спенсер кивнула.


"Но после этого мама спросила меня, рассказала бы я Вилдену то же самое, если бы Йена не было со мной в комнате.


Я сказала ей, что говорю правду.


Но после того, как она надавила на меня, я проговорилась, что мы пили.


Мама набросилась на меня.


"Ты должна быть уверена в том, что говоришь полиции" продолжала она.


"Правда имеет значение."


Она продолжала распекать меня по этому поводу, пока я не была полностью уверена, что произошло.


Я имею ввиду, было пару минут, когда я проснулась, а Йена там не было.


Я была немного уставшей в ту ночь.


И я имею ввиду, я даже не знаю была ли я все время в моей комнате или..."


Она резко остановилась, у нее дергался глаз.


"И наконец я сломалась.


Я сказала, что Йен встал, хотя я не была в этом уверенна.


И она сказала что-то вроде,

"Тогда ладно.


Ты должна сказать об этом полиции."


Поэтому мы перезвонили Вилдену и договорились о разговоре.


Это было на следующий день, после того как ты вспомнила, что Йен был у нас во дворе, когда умерла Эли.


Мое заявление стало последним гвоздем в крышку ее гроба."


У Спенсер отвисла челюсть.


"Но в этом все дело," прошептала она.


"Я больше не уверена, что видела Йена во дворе.


Я видела кого-то, но не уверена, что это был он."


Мелисса свернула налево, на дорогу Вивертаун, она была узкой, там было полно яблоневых садов и сельскохозяйственных предприятий.


"Тогда, мне кажется, мы обе ошибались. И Йен заплатил эту цену."


Спенсер откинулась на сиденье, думая о втором визите Вилдена.


Предыдущей ночью они выяснили что Мона Вондервал была Э, и она тогда чуть не столкнула Спенсер с карьера Floating Man.


На следующее утро Мелисса резко виновато упала на диван.


Родители стояли в конце комнаты, их руки были скрещены на груди, разочарование застыло на их лицах.


"Я была растеряна в тот день," сказала Мелисса, как-будто прочитав мысли Спенсер.


Она свернула на улицу Хастингсов, проехала мимо полицейских машин и ландшафтных грузовиков, которые были припаркованы у края тротуара.


Через дорогу, возле дома Кавано, стоял грузовик водопроводчика.


Во время последних заморозков одну из главных труб прорвало.


"Я вела себя будто мне было стыдно за то, что я не рассказала тебе раньше", сказала Мелисса.


"Но на самом деле, я была расстроена потому, что выдавала Иена, хотя не была уверена в его виновности".


Вот настоящая причина, почему Мелисса так сочувствовала Иену в тюрьме.


"Мы должны пойти в полицию", - сказала она.


"Они могут закрыть дело Иена".


"Мы уже ничего не можем сделать".


Мелисса наградила ее осторожным косым взглядом, и Спенсер захотелось спросить общалась ли она с Йеном тоже.


Она должна была, разве нет? Но было во взгляде Мелиссы что-то, предостерегающее любые вопросы, когда они подъезжали к гаражу.


Ее пальцы слегка сжимали руль, даже когда они остановились.


"Как ты думаешь, почему мама заставила тебя сказать, что Иен виновен?" - спросила она взамен.


Мелисса повернулась, потянувшись за своей сумочкой Foley+Corinna с заднего сидения.


"Возможно она чувствовала подвох в моем рассказе и пыталась таким образом вытянуть из меня правду. Или..." - озабоченное выражение промелькнуло на ее лице.


"Или... что?" - настаивала Спенсер.


Мелисса пожала плечами, нажимая большим пальцем на логотип Мерседес в центре руля.


Кто знает? Может быть, она просто чувствовала себя виноватой, потому что она была не совсем большой поклонницей Эли


Спенсер нахмурилась, чувствуя себя еще более запутавшейся чем раньше.


Насколько она знала, ее мама относилась к Эли точно так же как к остальным ее друзьям.


Если кому-то и не нравилась Эли, то это была Мелисса.


Эли увела у нее Иена.


Мелисса натянуто улыбнулась Спенсер.


"Вообще я не знаю, почему мы вдруг заговорили об этом", сказала она с прохладцей, похлопав Спенсер по плечу.


Затем она вышла из машины.


Спенсер смотрела, как Мелисса обошла стороной папины новенькие инструменты и направилась к дому.


Ее голова была как перевернутый шкаф, все ее мысли валялись, как смятая одежда на полу.


Все, что сказала ее сестра, просто не укладывалось в мозгу.


Мелисса была неправа насчет удочерения Спенсер, и насчет этого тоже.


Свет в Мерседесе погас.


Спенсер отстегнула ремень и выбралась из машины.


Гараж пах одурманивающей смесью машинного масла и дыма.


В боковом зеркале машины промелькнул блик черных волос с улицы напротив.


Она чувствовала чей-то взгляд, упирающийся ей в спину.


Когда она повернулась, там никого не было


Она взяла телефон, собираясь позвонить Эмили, Ханне или Арии и пересказать разговор с Мелиссой о Иене.


Но на экране она заметила оповещение.


Одно новое сообщение


Когда она нажала "Прочитать", болезненный страх прополз по ее внутренностям.


"Все подсказки, которые я давала тебе, верны, Милая Обманщица, просто не так, как ты думаешь.


Но так как моя доброта безгранична, вот еще одна:


Темное дельце разворачивается прямо у тебя под носом... и кто-то рядом знает об этом все"


Э.


8 глава


Оторванная Ханна


Солнечным ранним утром во вторник отец Ханны ехал по узкой, проросшей деревьями дороге где-то в Бамблфаке, Делэвере.


Изабель, которая сидела на переднем пассажирском сиденье вдруг наклонилась вперед и показала.


"Вот он!"

Мистер Марин быстро крутанул руль.


Они свернули на дорогу с покрытием и остановились у охраняемых ворот.


Вывеска на воротах гласила ЗАПОВЕДНИК АДДИСОН-СТИВЕНС.


Ханна плюхнулась на заднее сиденье.


Майк, который сидел рядом с ней, сжал ее руку.


Они ездили кругами целых пол часа.


Даже GPS не знал, где они находились- он продолжал пищать"Пересчет маршрута", но не мог найти ни одного подходящего маршрута для них.


Ханна всем своим сердцем надеялась, что этого места не существует.


Всё, чего она хотела это поехать домой, прижать к себе Дота и забыть об этом ужасном дне.


"Ханна Марин, зарегистрирована," сказал отец человеку в форме цвета хаки, в пункте безопасности.


Охранник сверился со списком и кивнул.


Ворота позади него медленно поднялись.


Последние двадцать четыре часа пролетели очень быстро, все бегали вокруг нее и принимали решения относительно жизни Ханны, и даже не спрашивали ее мнения.


Это было похоже на то, что она беспомощный ребенок или домашнее животное, с которым куча хлопот.


После приступа паники за завтраком мистер Марин позвонил в ту больницу, которую, Ханна была уверена, посоветовала Э.


И, о, неужели! , Заповедник Аддисон-Стивенс мог принять Ханну уже на следующий день.


Потом мистер Марин позвонил в Роузвуде и сказал методисту Ханны, что она пропустит две недели занятий в школе, и если кто-то будет спрашивать, сказать что Ханна навещает свою мать в Сингапуре.


Затем он позвонил офицеру Вилдену и сказал ему, что если вдруг пресса появится в больнице, он подаст в суд на весь отдел полиции.


И наконец, он посмотрел прямо на Кейт, которая все ещё была на кухне, наслаждаясь каждой минутой этого разговора, и сказал, что если новость о помещении Ханны в больницу дойдет до кого-нибудь в школе, он немедленно обвинит во всем ее.


Ханна была так взволнована, что даже не потрудилась сказать, что если Кейт и промолчит о ее исчезновении, то это не значит что Э сделает то же самое.


Отец Ханны продолжал вести машину.


Изабель заерзала на сиденье.


Ханна погладила две полоски флага, которые были тщательно сложены в ее сумочке, один из которых принадлежал Эли, а другой она нашла в кофе-баре в Роузвуде на прошлой неделе.


Она не хотела спускать глаз с этих флагов.


Майк вытянул шею, пытаясь разглядеть клинику.


В отличии от Кейт, Ханне не придется беспокоится, что Майк скажет хотя бы слово об этом - она сказала, что он больше никогда не увидит ее сиськи, если сделает это.


Они остановились у кольцевой дороги.


Перед ними стояло величественное белое здание с греческими колоннами и небольшими террасами на втором и третьем этажах, и походило оно больше на особняк какого-нибудь барона, чем на лечебницу.


Мистер Марин выключил зажигание и они с Изабель обернулись.


Отец Ханны попытался улыбнуться.


Лицо Изабель выражало жалость, губы она поджала, так она выглядела с самого утра.


"Он выглядит действительно хорошо," сказала Изабель, указывая на бронзовые скульптуры и тщательно подстриженные фигурные кусты у дверей.


"Прямо как дворец!"

"Это и есть дворец", мистер Марин быстро согласился, отстегивая ремень безопасности.


"Я достану твои вещи из багажника."


"Нет," отрезала Ханна.


"Я не хочу, чтобы ты заходил, пап. И тем более не хочу, чтоб она заходил" - она кивнула в сторону Изабель.


Мистер Марин сощурился


Возможно он был близок к тому, чтобы сказать Ханне, что она должна больше уважать Изабель, потому что она скоро станет ее приемной матерью, бла бла бла.


Но Изабель положила оранжевую, морщинистую руку на его плечо.


- Всё нормально, Том. Я понимаю.


Ханна нахмурилась еще сильнее.


Она выскочила из машины и начала вытаскивать чемоданы из багажника.


Весь гардероб был при ней - она не собиралась ходить в больничной форме только потому, что находилась под наблюдением.


Майк тоже вышел из машины и погрузил чемоданы на большую, громоздкую тележку и покатил ее к клинике.


Вестибюль был просторный, с мраморным полом, в воздухе витал запах мыла, такого какое стояло на ее туалетном столике.


На стенах висели большие, современные картины, в центре - бурлящий фонтан, а за спиной - мраморный широкий стол.


Регистраторы носили белые халаты, прямо как специалисты из Kiehl, и молодые привлекательные люди сидели на пшеничного цвета диванчиках, смеясь и разговаривая.


"Не похоже на Алькатрас," сказал Майк, почесывая голову.


Ханна посмотрела назад, потом вперед.


Ладно, вестибюль выглядел неплохо, но это должно быть только начало.


Эти люди вероятно были актерами, которых наняли на один день, как родители Спенсер наняли актеров для того, чтобы они исполнили Сон в летнюю ночь Шекспира на тринадцатый день рождения Спенсер.


Ханна была уверена, что настоящих пациентов прячут где-то в задней части здания, в собачьих клетках из металлической проволоки.


Белокурая женщина с беспроводной гарнитурой в платье пронеслась мимо них.


"Ханна Марин?"

Она подняла руку.


"Я Дениз, ваш консьерж.


Мы с удовольствием примем вас здесь."


"Ага" - невозмутимо ответила Ханна.


Она не собиралась целовать задницу этой женщине и говорить, что она тоже этого очень ждала.


Дениз повернулась к Майку и виновато улыбнулась.


"Дальше вы не можете идти. Можете попрощаться здесь, если всё хорошо."


Ханна сжала руку Майка, желая чтобы он превратился в плюшевого мишку, которого можно взять с собой.


Они отошли в сторону.


"Теперь слушай внимательно" - его голос стал на октаву ниже.


"Я положил творог Пеперидж в красный чемодан.


Внутри него есть пилка.


Ты сможешь распилить прутья решетки в своем номере и ускользнуть, когда охрана не будет смотреть.


Это старый трюк из книги."


Ханна нервно улыбнулась.


"Я не думаю, что там будет решетка на дверях."


Майк приложил палец к ее губам.


"Ты же не знаешь наверняка."


Дениз подошла и положила руку на плечо Ханны, говоря, что пришло время идти.


Майк подарил ей долгий поцелуй, задержал взгляд на ее красном чемодане и пошел обратно ко входу.


Один из его ботинков развязался, шнурки волочились по мраморному полу.


Браслет Роузвуда хлопал на запястье.


Слезы застелили глаза Ханны.


Официально они были парой всего три дня.


Это не честно.


Когда он ушел, Дениз наигранно улыбнулась Ханне, взмахнула пластиковой карточкой в электронном замке в дальнем конце вестибюля и провела Ханну в коридор.


"Твоя комната в конце коридора."


Сильный запах мяты витал в воздухе.


Удивительно, но коридор был так же хорош как и вестибюль, здесь были пышные цветы в вазонах, черно-белые фотографии, и ковровое покрытие, на котором не было ни крови, ни волос из скальпов сумасшедших людей.


Дениз остановилась возле двери с номером 31.


"Твой дом вдали от дома."


Дверь в темную комнату открылась.


Там были две двуспальные кровати, два шкафа, и большое панорамное окно, которое выходило на подъездную дорожку.


Дениз огляделась.


"Твоя соседка пока еще не здесь, но она появится довольно скоро."


Затем она огласила правила клиники - Ханне назначат врача, и они будут встречаться несколько раз в неделю или по одному разу в день.


Завтрак в девять, обед в полдень и ужин в шесть часов.


После ужина Ханна была свободна делать что угодно и Дениз посоветовала ей подружиться с другими пациентами- они все были очень милыми.


Конечно, подумала Ханна.


Неужели она похожа на девушку, которая заводит друзей-шизофреников.

"Безопасность для нас на первом месте, поэтому на двери есть замок, ключи есть только у тебя, твоей соседки по комнате и у охранника.


"И есть еще одна вещь, которую мы должны решить перед тем как я уйду." добавила Дениз.


"Нужно чтобы ты сдала вой мобильник."

Ханна вздрогнула.


"Ч-что?"

Губы Дениз были ярко розовыми.


" Наша мантра "никакого внешнего влияния",


Звонки разрешены только с 4 до 5 вечера по воскресеньям.


Мы не разрешаем вам лазить в Интернете и читать газеты, телевизор тоже запрещен.


У нас есть огромный выбор DVD-дисков.


Так же много книг и настольных игр!"

Ханна открыла рот, но у нее получилось только маленькое, скрипучее "охх" .


Ни телевизора. Ни интернета.


Ни телефонных звонков. Как, черт побери, она должна говорить с Майком? Дениз протянула ладонь, выжидая.


Ханна беспомощно отдала свой Айфон, увидела как Дениз обмотала маленькие наушнички вокруг телефона, и положила его в карман своей униформы.


"Твое расписание на тумбочке." сказала Дениз.


"У тебя встреча с доктором Фостером в три сегодня.


Я думаю, тебе здесь понравится, Ханна."


Она пожала Ханне руку и ушла.


Дверь с хлопком закрылась.


Ханна завалилась на кровать, чувствуя себя так, словно Дениз только что избила ее.


Какого черта она собирается здесь делать? Выглянув в окно. она увидела как Майк шел к машине ее отца.


Акура медленно сдала назад.


Ханну вдруг охватила паника, такая же самая, как в детстве, тем летом, когда родители отвозили ее в лагерь Роузвуд Хэппилэнд каждое утро.


Это всего лишь на пару часов, говорил отец Ханны, когда она пыталась убедить его, что она была бы счастлива поехать вместе с ним на работу.


И теперь он привез ее в Заповедник по малейшему поводу, полагаясь на записку от Э.


Как будто консультанты в Роузвуде не замечали студентов! Но ее отец, казалось. был рад избавится от нее.


Теперь он мог жить безупречной жизнью, со своей безупречной Изабель и безупречной Кейт в доме Ханны.


Ханна закрыла жалюзи.


Прекрасная работа,Э.


Это уж слишком для Э, которая была их лучшей подругой и хотела чтобы они выследили настоящего убийцу Эли - Ханна не могла сделать много, будучи запертой в психушке.


Но, возможно Э хотела, чтобы Ханна сошла с ума, стала жалкой, изолированной от Роузвуда навсегда.


Если это было так, то Э это почти удалось.


9 глава


Ария пересекается ...


Во вторник после школы Ария стояла на тротуаре в центре Ярмута - города, находящегося в нескольких милях от Роузвуда.


Грязные кучки слякоти с прошлой недели покрывали тротуар, из-за этого магазины казались тусклыми.


На доске перед Салуном рекламировалась сегодняшняя акция: "Выпей три пива, получи два бесплатно".


Флюоресцентный знак в окне соседнего салона наполовину перегорел, так что светилась только часть "лон".


Ария сделала глубокий вдох и повернулась лицом к лавке перед ней - причина, почему она здесь.


МИСТИЧЕСКИЙ МАГАЗИН, было каллиграфически выведено на навесе.


В окне висела флюоресцентная пентаграмма. Зеленый знак на двери оповещал: КАРТЫ ТАРО, ГАДАНИЕ ПО РУКЕ, ЯЗЫЧЕСТВО, ВИККАНСТВО, МИСТИЦИЗМ.


И подо всем этим: СЕАНСЫ И ДРУГИЕ МИСТИЧЕСКИЕ УСЛУГИ ПРЕДЛОЖЕНЫ ЗДЕСЬ.


СПРОСИТЕ ВНУТРИ


После вчерашнего разговора с Байроном Ария стала намного увереннее, что они видели призрак Эли.


Это было таким разумным объяснением. Месяцами Ария клялась, что кто-то следил за ней, маячил за окном ее старой спальни, подглядывал из дремучего леса, скрывающийся из виду за углом школы.


В некоторых случаях это могла быть Мона Вондервол, собирая секреты для А. ... но возможно не всегда.


Что если Эли хотела рассказать Арии и остальным о ночи, когда она умерла? Не было ли это их долгом - выслушать? Когда она вошла, зазвонили колокольчики.


Магазин пах пачулями, скорее всего из-за ароматических палочек, тлеющих в каждом углу.


Кристальные амулеты, аптечные склянки, и кубки с вырезанными драконами выстраивались в длинные ряды на полках.


Радио, настроенное на новости, взгромоздилось на полку за кассой.


"Полиция Роузвуда расследует причины пожара, уничтожившего десять акров пригородного леса и чуть не убившего Роузвудских Милых Обманщиц", - пропищал радио ведущий, заглушающий фоновый звук печатания.


Ария рыкнула.


Она ненавидела их новое прозвище.


Оно звучало, будто они полоумные куклы Барби.


"Кстати говоря," - добавил ведущий, "полиция будет сотрудничать с ФБР, чтобы расширить поиск Иена Томаса, обвиняемого в убийстве мисс ДиЛаурентис.


Также обсуждается наличие


сообщников.


Прервемся на рекламу". Кто-то прочистил горло, и Ария подняла глаза.


Лысеющий парень лет двадцати, в куртке, по виду сделанной из конского волоса, тяжело опустился за прилавок.


ПРИВЕТ, Я БРЮС, было написано на его бейдже.


МЕСТНЫЙ КОЛДУН.


На его коленях лежала пыльная, в украшенном переплете книга, и он изучал девушку будто думал, что она что-нибудь украдет.


Ария отошла от столика с ритуальными маслами и мило ему улыбнулась.


"Эмм, привет", - ее голос дрогнул.


"Я пришла на спиритический сеанс.


Он начинается через пятнадцать минут, верно?", она нашла расписание на сайте магазина.


Продавец перевернул страницу со скучающим видом.


Он подвинул блокнот через стол.


"Запиши свое имя в список. С тебя двадцать баксов". Ария пошарила в своей меховой сумке и выудила пару помятых купюр.


Тогда она наклонилась над стойкой и расписалась.


Еще три человека зарегистрировались на сегодняшнее мероприятие.


"Ария?" Она подпрыгнула от удивления.


Рядом со стеной талисманов вуду стоял парень в блейзере школы Роузвуда, с желтым резиновым браслетом команды Роузвуда по лакроссу, и с большой довольной улыбкой на лице.


"Ноэль?" Ария поперхнулась.


Ноэль Кан был лучшим другом ее брата и наитипичнейшим Обычным Роузвудским Мальчишкой которого она когда-либо встречала, и, пожалуй, последним человеком, которого она ожидала встретить в подобном месте.


В шестом или седьмом классе, когда популярность была важна, Ария была по уши влюблена в Ноэля. Но, конечно, взамен он сходил с ума по Эли.


Все обожали Эли.


Ирония иронии, в тот самый момент, как Ария сошла с самолета из Исландии в начале года, Ноэль сразу ей заинтересовался, вдруг начав считать ее экзотичной, а не с закидонами.


Или он наконец-то заметил, что у нее есть грудь.


"Не ожидал встретить тебя здесь",- протянул Ноэль.


Он подошел к прилавку и нацарапал свое имя под ее в списке.


"Ты пойдешь на сеанс?" - недоверчиво пискнула Ария.


Ноэль кивнул, изучая набор карт таро с полуголой волшебницей на рубашке.


"Спиритические сеансы это круто. Ты когда-нибудь слушала Лед Зеппелин? Они были помешаны на мертвецах. Я слышал они брали свои тексты от сатанистов". Ария уставилась на него.


Лед Зеппелин были последним увлечением Ноэля и Майка.


Как-то раз Майк попросил у Байрона старую пластинку Лед Зеппелин IV - он хотел прослушать "Stairway to Heaven" задом наперед, чтобы найти скрытые послания.


"Во всяком случае, раз ты здесь,я смогу быть поближе к такой горячей девушке, не так ли?" Ноэль похотливо хихикнул.


"И кстати, если получится, можешь прийти на мою вечеринку в джакузи в четверг ночью" Ария почувствовала, как по ее коже поползли пиявки.


Черепа, выставленные на соседней полке искоса смотрели на нее.


Продавец за прилавком загадочно улыбнулся, словно знал какой то секрет.


Но что Ноэль на самом деле делал здесь? Мог ли кто то из прессы Роузвуда послать его сюда, чтобы следить за каждым шагом Арии? Или может быть это просто какая то шутка парня, играющего в лакросс.


В шестом классе, прежде чем Ария стала членом компании Эли, чудаковатая Ария была целью насмешек таких же парней и девчонок.


Ноэль взял в руки фаллическую фиолетовую свечу и затем, положил ее на место.


"Я думаю, ты тут из-за Эли?"

От благовоний с запахом пачули нос Арии перестал нормально дышать.


Она уклончиво пожала плечами.


Ноэль внимательно посмотрел на Арию.


"Так ты видела ее в лесу?"

"Не твое дело!" Ария огляделась в поисках камер или диктофонов среди коробок с гвоздичными сигаретами.


Похоже было на то, что он задает эти вопросы по просьбе одного из репортеров Роузвуда.


"Ладно, ладно!" Сказал Ноэль защищаясь.


"Я не хотел обидеть тебя."


Продавец с грохотом закрыл свою книгу.


"Медиум говорит, что вы можете войти"

Провозгласил он, приоткрывая занавес в другом конце магазина.


Ария посмотрела на занавес, затем на Ноэля.


Что если компания Типичных Роузвудских Парней ждали момента, чтобы выпрыгнуть из-за коробок и сфотографировать ее, а затем выложить фото в сеть? Но продавец уставился на нее и Ария стиснув зубы, прошла за занавес и уселась на одно из свободных кресел, стоящих в центре комнаты.


Несмотря на то, что она не хотела этого, Ноэль сел по соседству с ней и снял свою куртку.


Ария взглянула на него.


Было очевидно, почему так много девчонок мечтали встречаться с Ноэлем - у него были темные и волнистые волосы, томный взгляд, высокий рост и тело атлета.


Его дыхание пахло мятными конфетами Altoids.


Но все-равно.


Даже если он был здесь по каким то своим причинам, он определенно не был в ее вкусе.


Его идеально-потертые темно-синие джинсы были определенно из дорогого бутика, и он был слишком ухоженным по мнению Арии; у него не было даже миллиметровой щетины на лице.


Нахмурившись, Ария оглядела эту часть оккультного магазина.


Единственным светом тут были голая лампочка свисающая с потолка и ароматическая свеча в углу.


Полки были загромождены коробками, а рядом с пожарным выходом стояла огромная, продолговатая штука, жутко напоминающая гроб.


Ноэль проследил за ее взглядом.


"Ага, это гроб" сказал он.


Люди покупают их, как бы для личного использования.


Они лежат в нем и претворяются мертвыми.


"Откуда ты знаешь все это?" ошеломленно прошептала она.


"Я знаю больше, чем ты думаешь"


Ультра-белые зубы Ноэля сверкнули в темноте и Ария вздрогнула.


Занавесь снова раскрылась и еще двое людей зашли и уселись на свободные места.


Первым был усатый пожилой мужчина, а второй была женщина, которая выглядела примерно на тридцать лет, но точнее сказать было сложно.


Ее волосы были повязаны платком, а на глаза одеты солнечные очки.


Последним зашел молодой парень.


Он был одет в вельветовый плащ, а его голову покрывал шарф.


Всевозможные кулоны и бусы свисали с его шеи, а в руках он нес чашу с сухим льдом, который окутал и так задымленную комнату, густым паром.


"Приветствую вас" прогудел он.


"Меня зовут Экинокс (Равноденствие)."


Ария еле подавила смешок.


Экинокс? Да ладно!


Но Ноэль придвинулся вперед, излучая полное внимание.


Экинокс возвел руки к потолку.


"Чтобы призвать духов, которых вы ищите, я прошу вас закрыть глаза и сконцентрироваться на нем.


Он напел звук ОМ.


Несколько человек, включая Ноэля, присоединились.


Ария почувствовала холод от металлического кресла, проникающий сквозь ее шерстяную юбку.


Она приоткрыла один глаз и огляделась вокруг.


Все выжидательно наклонились вперед, а пара человек даже взялись за руки.


Вдруг Экинокс откинулся назад, словно какая то невидимая сила толкнула его.


Дрожь пробежала по телу Арии, а воздух вокруг стал тяжелым.


Поверив в происходящее, Ария тоже стала напевать ОМ.


Наступила долгая тишина.


Теплопроводные трубы шумели.


На них были сухие следы от протечек этажом выше.


Аромат ладана исходящий из гостиной был сладким и пряным.


Что то мягкое и похожее на перо коснулось щеки Арии и она подскочила на месте.


Когда она открыла глаза, рядом ничего не было.


"Хорошоооо!" сказал Экинокс.


"Ладно, теперь можете открыть глаза.


Я чувствую чье то присутствие с нами.


Кого то, кто очень близок одному из нас.


Кто нибудь терял друга?"

Ария напряглась.


Эли не могла быть здесь...


Или могла?

Пугающе, медиум шел напрямик к ней и присел на корточки рядом.


Его козлиная бородка свисала тонкой ниточкой и он слегка пах марихуаной.


Его глаза были широко раскрыты и не моргали.


"Это ты" сказал он тихим голосом.


"Эм.." прошептала Ария, а волосы на ее спине встали дыбом.


"Ты потеряла особенного друга, не так ли?" спросил он.


В комнате было абсолютно бесшумно.


Сердце Арии бешено забилось.


"Она... здесь?" Она оглядела комнату, в надежде увидеть девушку, которую спасла от пожара, одетую в рубашку и со следами сажи на лице.


"Она рядом." Уверил ее медиум.


Он сложил руки вместе и сжал челюсть так, как будто находился в глубочайшей концентрации.


Прошло несколько секунд.


И комната погрузилась во тьму.


Единственным светом был святящийся в темноте циферблат подводных часов Ноэля от IWC Aquatimer.


Ария слышала биение своего пульса.


Ее пальцы задрожали, как будто подвергнувшись вибрации.


Вибрации Эли.


"Она говорит, что знает о тебе абсолютно все", почти дразня, сказал Экинокс.


Волосы Арии стали дыбом от страха и надежды.


Звучит так как будто это была действительно Эли.


-Мы были лучшими друзьями.


"Но ты ненавидела то, что она знала все твои секреты" поправил ее Экинокс.


"Она знала и об этом тоже."


Ария ахнула.


Теперь уже и ноги затряслись в такт с ее пальцами.


Ноэль заерзал в своем кресле.


Она знала?


"Она знала многое", прошептал Экинокс.


"Она знала, что ты хотела, чтобы она исчезла.


Это очень огорчало ее.


Многое огорчало её


Ария прикрыла рот ладонью.


Все остальные уставились на нее.


Она видела их широко-раскрытые глаза.


"Я не хотела, чтобы она исчезла" пропищала Ария.


Экинокс поднял взгляд к потолку, как если бы так он лучше мог рассмотреть Эли.


"Она прощает тебя.


Она знает, что была не справедлива по отношению к тебе."


"Правда?", заикаясь сказала Ария.


Она прижала руки к коленям, чтобы они перестали трястись.


Это конечно было правдой.


Иногда Эли была несправедлива по отношению к Арии.


Точнее, она была таковой частенько.


Экинокс кивнул.


"Она знает, что было не очень хорошо отбивать твоего парня.


Особенно зная, что вы были парой долгое время."


Ария подняла голову, подумав не ослышалась ли она.


Послышался скрип стульев и чей то кашель.


"Моего... парня?" повторила Ария.


Странное чувство появилось в ее животе.


В седьмом классе у нее не было парня.


Это означало, что этот шарлатан на самом деле не говорил с Эли.


Ария вскочила, почти ударившись о низко-висящую лампочку.


Она направила свой путь через пелену дыма, благовоний и пара от сухого льда, напрямик к выходу.


"Эй!", позвал Экинокс.


"Ария, стой!" сказал Ноэль, но она проигнорировала его.


Картонный колдун рукой указывал путь до уборной комнаты.


Ария побежала по этому направлению, распахнула дверь и рухнула рядом с раковиной, не обращая внимание на разбившуюся мыльницу в виде дракона.


Идиотка, она разговаривала сама с собой.


Конечно же Эли не могла быть тут.


Конечно же этот сеанс был фальшивкой.


Этот парень подошел к ней, только потому что как то видел ее в новостях.


О чем вообще она думала?

Ария взглянула на свое отражение в круглом зеркале над раковиной.


Ее кожа была белой как молоко.


Но даже не смотря на то, что Экинокс был шарлатаном, некоторые из его речей были ужасной правдой.


Ария хотела, чтобы Эли исчезла.


Эли была вместе с Арией, когда она застала своего отца с Мэредит на парковке Холлис,


Недели спустя, она никак не давала ей забыть о случившемся.


Она останавливала Арию в школьных коридорах и спрашивала не было ли никаких новых подробностей.


Она пришла без приглашения на ужин к Арии, кидала убийственные взгляды на Байрона и симпатизирующие взгляды на Эллу.


Даже не смотря на то, что все пять подруг были вместе, Эли угрожала Арии, что расскажет все ее секреты в любую минуту, если она не будет делать в точности то, что скажет Эли.


Ария была взбешена и за несколько недель до исчезновения Эли, старалась избегать ее как можно чаще.


Это огорчало ее, так сказал медиум.


Могла ли Эли действительно знать, что Ария хотела ее исчезновения?


Ария вспомнила кое что из прошлого: на следующий день после исчезновения Эли, мисс ДиЛаурентис навестила Арию и ее подруг и задавала вопросы куда могла деться Эли.


И в один момент, мисс


ДиЛаурентис наклонилась к ней и спросила "Выглядела ли Эли когда нибудь... расстроенной?" Девочки сразу же запротестовали - Эли была красивой, умной и неотразимой.


Все обожали ее.


Грусть не была чертой характера Эли.


Ария всегда представляла себя жертвой, а Эли хищником, но что если у самой Эли были проблемы и переживания?

Что если Эли нужен был кто то, с кем она могла бы поговорить, а Ария просто отвернулась от нее?

"Прости" прошептала она и начала плакать.


Тушь потекла по ее щекам.


"Эли, мне так жаль.


Я никогда не желала твоей смерти."


Прозвучал громкий шипящий звук, словно пар выходящий из радиатора.


Затем лампочка над зеркалом погасла и комната погрузилась во тьму.


Ария застыла, ее сердце ушло в пятки.


Затем, ее нос почувствовал что то.


Аромат чего то невыносимо знакомого.


Ванильное мыло.


Ария ухватилась за раковину, чтобы не упасть.


Затем, неожиданно с гудением свет снова загорелся.


Ария испуганно посмотрела на свое отражение в зеркале.


Но ее лицо было не единственным, что она увидела в нем.


Над ее голубыми как лед глазами была девушка с сердцевидным лицом, огромными голубыми глазами и ослепительной улыбкой.


Ария ахнула и огляделась вокруг.


Прикрепленная к задней части двери туалета, поверх поэтических постеров и рекламных листовок и объявлений, висела цветная фотография Эли.


Ария подошла ближе, глаза Эли пристально смотрели на нее.


У нее перехватило дыхание.


Это была одна из тех листовок о пропаже Эли, та же самая что была напечатана на молочных пакетах и других продуктах питания.


ПРОПАЛА, гласил текст.


ЭЛИСОН ДИЛАУРЕНТИС


ГОЛУБЫЕ ГЛАЗА, СВЕТЛЫЕ ВОЛОСЫ, 5'0", 90 ФУНТОВ.


ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ВИДЕЛИ 20 ИЮНЯ.


Ария не видела её много лет.


Она обследовала каждый дюйм листовки, перевернула его в надежде понять как он оказался здесь и кто его оставил.


Но там не было ничего.

10 глава


Легчайшая жизнь


Позже, в тот же день, Эмили стояла возле дома с черно-белой вагонкой в Ланкастере, штат Пенсильвания.


Вместо машины на подъездной дорожке стоял спортивный автомобиль с огромными колесами и красным треугольным значком "медленно движущееся транспортное средство" на заднем стекле.


Она потрогала манжеты серого хлопчатобумажного платья, которое дала ей Э и поправила белую кепку.


Недалеко от нее стоял нарисованный вручную знак ФЕРМА ЗУК.


Эмили прикусила губу.


Это сумасшествие.


Несколькими часами ранее она сказала своим родителям, что собирается поехать в Бостон с молодежной группой.


Потом села на автобус до Ланкастера, переодевшись в платье, кепку и сапоги в крошечной, пахнущей моющим ванной комнате в задней части автобуса.


Она разослала своим старым друзьям сообщение, сказав, что пробудет в Бостоне до пятницы - если бы она рассказала им правду, они бы подумали, что она псих.


И если вдруг ее родители начнут что-то подозревать, она выключила телефон, чтобы они не могли отследить ее местонахождение по GPS, и выяснить, что она в Ланкастере, притворяется амишей.


Эмили интересовалась амишами всю свою жизнь, но она никогда не знала как это - быть амишей на самом деле.


Насколько она поняла, амиши всего лишь хотели чтобы их оставили в покое.


Они не любили фотографироваться с туристами, не любили, когда кто-то из не-амишей пересекал их территорию, несколько амишей, которых видела Эмили, были суровыми и лишенными чувства юмора.


Так почему же Э отправила ее в общество амишей? Знала ли Люси Зук Эли? Неужели Эли убежала из Роузвуда и стала амишей? Это казалось невозможным, но огонек надежды загорелся в душе Эмили.


Могла ли Люси быть Э? Эмили все еще думала о причинах почему - и как - Эли могла все еще быть там.


Было время, когда Эмили с друзьями встречалась с миссис ДиЛаурентис в день, когда исчезла Эли, и миссис ДиЛаурентис спросила, не сбежала ли Эли.


Эмили сразу отбросила эту догадку, но правда состояла в том, что они с Эли говорили о том, чтобы покинуть Роузвуд навсегда.


Оно придумывали всякие скоропалительные решения - ездили в аэропорт и брали билет на самолет, который вот-вот должен был взлететь.


Покупали билет на поезд до Калифорнии и искали соседок по комнате в Лос-Анжелесе.


Эмили не могла себе представить, почему Эли хотела уехать из Роузвуда; она всегда втайне надеялась, что Эли хотела проводить с Эмили все свое время.


Летом после шестого класса Эли вдруг исчезла на две недели.


Каждый раз, когда Эмили звонила ей на мобильный, она попадала на голосовую почту.


Когда она звонила Эли домой, срабатывал автоответчик.


Но семья ДиЛаурентис была дома - Эмили проезжала мимо их дома и видела, как мистер ДиЛаурентис моет машину, а миссис ДиЛаурентис вырывает сорняки во дворе.


Она была уверена, что Эли злилась на нее, хотя она не понимала за что


И она не могла поговорить со своими лучшими подругами об этом.


Спенсер и Ханна отдыхали со своими семьями, а Ария была в арт-лагере в Филадельфии.


А через две недели Эли появилась как гром среди ясного неба.


"Где ты была?" спросила Эмили.


"Я сбежала!" прощебетала Эли.


Она засмеялась, когда Эмили ничего не ответила.


"Я шучу.


Я ездила в Поконос с тетей Гиадой.


Там мобильники не ловят."


Эмили снова посмотрела на самодельный знак.


Она не доверяла загадочным инструкциям Э поехать в Ланкастер, ведь Э заставила их поверить, что Вилден и Джейсон были убийцами Эли, хотя фактически Эли все еще была жива - крошечная часть предложения крутилась у нее в уме: что бы ты сделала, чтобы найти ее? Все, что угодно, конечно.


Сделав глубокий вздох, Эмили поднялась по ступенькам на крыльцо усадьбы.


На бельевой веревке висели рубашки, на улице было так холодно, что они казались полузамерзшими.


Из трубы на крыше вился дым, а на заднем дворе крутились лопасти ветряной мельницы.


В холодном воздухе стоял запах свежеиспеченного хлеба.


Эмили посмотрела через плечо на виднеющиеся вдалеке завядшие стебли кукурузы.


Э сейчас наблюдает за ней? Она подняла руку и трижды постучала, ее нервы звенели.


Пожалуйста, пусть Эли будет здесь, пела она про себя.


Раздался скрип, потом грохот.


Кто-то выбежал с черного хода, и побежал по кукурузному полю.


Было похоже, что это мальчишка, такого же возраста как и Эмили, одетый в пуховик, джинсы и яркие красно-синие кроссовки.


Он бежал изо всех сил, не оглядываясь.


Сердце Эмили забилось чаще.


Секунду спустя открылась входная дверь.


В проходе стояла девушка.


Она была одета в платье, как у Эмили, коричневые волосы собраны в пучок.


Ее губы были красными, как будто она с кем-то долго целовалась.


Она посмотрела на Эмили с презрением, молча, сузив глаза.


Желудок Эмили сжался в разочаровании.


"Э...меня зовут Эмили Штольцфус," выпалила она, назвав фамилию, указанную в записке Э.


"Я из Огайо.


Вас зовут Люси?"

Девушка выглядела удивленной.


"Да," медленно сказала она.


"Ты приехала сюда на свадьбу Мэри?"

Эмили моргнула.


Э ничего не сказала о свадьбе.


Возможно ли, что новое имя Эли теперь Мэри у амишей? Может ее заставили быть ребенком невесты, и Э послала Эмили спасти ее.


Но обратный билет Эмили был на пятницу, как раз к возвращению группы из Бостона.


Она не могла ждать до свадьбы в субботы, не вызвав подозрения своих родителей.


"Ээ...я приехала помочь с приготовлениями," сказала она, надеясь что это не будет выглядеть слишком по-дурацки.


Люси посмотрела куда-то мимо Эмили.


"Вон Мэри.


Не хочешь пойти поздороваться?"

Эмили проследила за ее взглядом.


Но Мэри оказалась девушкой гораздо меньше и коренастей, чем та, которую она видела в лесу несколько дней назад.


Ее черные волосы были собраны в узелок, открывая пухлые щеки.


"Э..все в порядке." мрачно сказала Эмили, ее сердце прыгало в груди.


Она снова повернулась к Люси, изучая выражение ее лица.


Губы Люси были плотно сжаты, как будто она хранила какой-то секрет.


Люси открыла дверь пошире, чтобы пропустить Эмили.


Они вошли в гостиную.


Это была большая комната, освященная светом всего лишь одного газового фонаря.


Ручной работы столы и стулья теснились возле стен.


На книжной полке в углу стояла банка с пахучим сельдереем и большая потрепанная Библия.


Люси прошла в центр комнаты и осторожно посмотрела на Эмили.


"Где именно в Огайо ты живешь?"

"Э..недалеко от Колумбуса," Эмили выпалила первый пришедший на ум город.


"О."


Люси почесала голову.


Должно быть, это приемлемый ответ.


"Пастор Адам прислал тебя ко мне?"

Эмили с трудом сглотнула.


"Да?" догадалась она.


Она чувствовала себя актрисой, играющей в пьесе, которой не потрудились дать сценарий.


Люси спросила и посмотрела в сторону задней двери.


"Он всегда думает о том, что мелочи такого рода помогут мне чувствовать себя лучше." пробормотала она язвительно.


"Прости?" Эмили была удивлена от того, насколько раздраженной казалась Люси.


Она думала, что амиши всегда были умеренными и спокойными.


Люси махнула худой бледной рукой.


"Нет, это ты прости."


Она повернулась и пошла по длинному коридору.


"Можешь спать на кровати моей сестры," сказала она как ни в чем не бывало, и повела Эмили в маленькую спальню.


Там стояли две односпальные кровати, накрытые цветными домоткаными покрывалами.


"Можешь спать на той, что слева."


"Как зовут твою сестру?" спросила Эмили, глядя на голые белые стены.


"Лия."


Люси взбила подушку.


"Где она сейчас?"

Люси ударила подушку сильнее.


Ее горло сжалось, она отвернулась в угол комнаты, как будто сделала что-то постыдное.


"Я как раз собиралась подоить коров.


Пойдем."


И она вышла из комнаты.


Спустя минуту Эмили шла за Люси по лабиринту залов и комнат.


Она заглядывала в каждую комнату, надеясь увидеть в одной из них Эли, сидящую в кресле-качалке, с пальцем, прижатым к губам или сидящую за бюро, с подтянутыми к груди коленями.


Наконец, они прошли большую, светлую кухню, где ужасно пахло мокрой шерстью, и Люси повела ее в огромный сарай.


Коровы стояли в стойлах, вертя хвостами, образовав длинную линию.


Некоторые из них, увидев девушек, начали громко мычать.


Люси передала Эмили ведро.


"Начинай слева.


Я начну справа."


Эмили ступила ногами в колючее сено.


Она никогда раньше не доила корову, даже когда ее отправили в Айову, на ферму к дяде и тете прошлой осенью.


Люси уже ушла, спеша к своей череде коров.


Не зная, что еще делать, Эмили подошла к корове, которая стояла ближе всех к двери, поставила ведро под ее вымя и присела.


Насколько это сложно? Корова была огромной, с сильными ногами и широким, похожим на фургон, задом.


Коровы пинаются как лошади? Они кусаются?

Она хрустнула костяшками пальцев, глядя на другие стойла.


Если корова замычит в следующие десять секунд, значит все будет хорошо, подумала она, ссылаясь на суеверную игру, которую она придумала для напряженных ситуаций, как эта.


Она сосчитала до десяти в уме.


Корова не замычала, наоборот, издала звук, похожий на пуканье.


"Кхе-кхе."

Эмили вскочила.


Люси смотрела на нее.


"Ты что, никогда раньше не доила корову?" спросила Люси.


"Э.."


Эмили выискивала подходящий ответ.


"Ну, нет."


Там, откуда я родом, довольно конкретная работа.


Доить коров это не моя ответственность."


Люси посмотрела на нее, как будто никогда раньше не слышала таких вещей.


"Тебе придется делать это пока ты здесь.


Это не сложно.


Просто возьми и сожми."


Э..ладно." запнулась Эмили.


Она повернулась к корове.


Ее дойки болтались.


Она взяла одну; на ощупь она была эластичной и полной.


Когда она надавила, молоко брызнуло в ведро.


Оно было странного сероватого оттенка, совсем не похоже на молоко, которое ее мама покупала в магазине Fresh Fields.


"Хорошо." сказала Люси, стоя над ней.


У нее опять было это смешное выражение лица.


"Кстати, почему ты говоришь по-английски?"

Резкий запах сена защипал глаза Эмили .


Амиши что, не говорят по-английски? Прошлой ночью она прочитала кучу статей о амишах в Википедии, пытаясь поглотить за раз столько информации, сколько могла - и почему она не наткнулась на этот факт? И почему Э ничего не сказала об этом?

"Разве вы не говорите на верхненемецком диалекте?" спросила Люси недоверчиво.


Эмили нервно поправила шерстяной берет.


Ее пальцы пахли скисшим молоком.


"Ну...нет. Мы довольно таки прогрессивные."


Люси покачала головой в изумлении.


"Вау.


Тебе так повезло.


Мы должны поменяться местами.


Ты оставайся здесь, а я поеду туда."


Эмили нервно засмеялась, немного расслабившись.


Может Люси и неплохая.


Может и страна амишей не настолько уж ужасна - по крайней мере тут всё было тихо и без происшествий.


Но разочарование сдавило ее грудь.


Не было похоже на то, чтобы Эли пряталась в этом обществе, так почему Э послала ее сюда? Чтобы она выглядела глупой? Чтобы отвлечь ее на время? Чтобы она посмотрела на диких гусей?

Как по команде, одна из коров издала громкий, протяжный звук, и наложила лепешку на усыпанный сеном пол.


Эмили сжала зубы.


Возможно, дикая гончая корова была больше похожа на эту.


11 глава


Не самая обычная прогулка матери и дочери


Как только Спенсер вошла в спа-центр, на ее губах заиграла улыбка.


В комнате пахло медом, мягкие, бурлящие звуки, доносящиеся из фонтана в углу действовали успокаивающе.


"Я заказала тебе глубокий массаж, морковную маску для тела и кислородную маску для лица." сказала мать Спенсер, доставая кошелек.


"А после всего этого у нас поздний обед в Фиесте."


"Вау." выдохнула Спенсер.


Фиеста, бистро по соседству, было любимым местом миссис Хастингс и Мелиссы.


Миссис Хастингс сжала плечо Спенсер, запах ее духов, Шанель №5, ударил Спенсер в нос.


Эстетик показал Спенсер шкафчик, где она могла оставить свои вещи и переодеться в халат и тапочки.


В следующее мгновение она уже лежала на массажном столе, превращаясь во что-то мягкое.


Спенсер не чувствовала такого сближения с родителями уже очень долгое время.


Прошлой ночью они с папой смотрели Крестного отца в гостиной, папа цитировал каждую реплику наизусть, а потом они с мамой начали планировать день Охоты в Роузвуде, который будет проходить через два месяца.


Плюс, сегодня утром она проверяла свои баллы, и увидела, что она сдала последний тест по экономике.


Хорошие новости распространялись и на Эндрю - он был ее учителем - и он написал, что он знал, что она сможет это сделать.


Он также спросил, не хочет ли она пойти с ним на вечеринку в честь дня всех влюбленных которая состоится через несколько недель.


Спенсер согласилась.


Их разговор с Мелиссой все еще изводил ее, и еще эта записка от Э о сокрытии.


Спенсер не могла поверить, что ее мама заставила Мелиссу обвинить Йена в убийстве Эли.


Мелисса должно быть неправильно истолковала озабоченность своей мамы.


И озабоченность Э...ну, Спенсер точно не доверяла ничему из того, что говорила Э.


"Дорогая?" донесся откуда-то сверху голос массажиста.


"Ты как будто превратилась в камень.


Расслабься."


Спенсер расслабила мышцы.


Звуки волн и крик чайки доносились из колонки.


Она закрыла глаза, сделав три коротких вдоха.


Она не будет перегибать палку.


Возможно этого и хотела Э.


После массажа, морковной маски и кислородной маски для лица Спенсер чувствовала себя потерянной, расслабленной и сияющей.


Мама ждала ее в Фиесте, попивая лимонад и читая журнал MainLine.


"Это было прекрасно." сказала Спенсер, плюхаясь рядом.


"Спасибо тебе большое."


"С удовольствием." ответила миссис Хастингс разворачивая свою салфетку и кладя ее на колени.


"Что угодно, лишь бы помочь тебе расслабиться после всего, через что тебе прошлось пройти."


Они замолчали.


Спенсер уставилась на ручной работы керамическую тарелку перед собой.


Ее мама водила указательным пальцем по краю стакана.


После шестнадцати лет игры во вторую скрипку, Спенсер не знала, что сказать своей матери.


Она даже не могла вспомнить, когда в последний раз они были наедине.


Миссис Хастингс вздохнула и рассеянно посмотрела на дубовую барную стойку в углу.


Несколько посетителей сидели на высоких стульях, попивая мартини или шардоне.


"Знаешь, я не хотела чтобы между нами все так получилось," сказала она Спенсер, как будто читая ее мысли.


"Я точно не знаю, что случилось.


Мелисса случилась, подумала Спенсер.


Но она пожала плечами и постучала пальцами в такт “Fur

Elise” - одному из последних музыкальных произведений, выученных на уроках фортепиано.


Я давила на тебя слишком сильно в школе и это отталкивало тебя,-ее мать сказала понижая голос, когда мимо проходили четыре девушки, несущие коврики для йоги и кошельки от Tory Burch, за хозяйкой к резервному стенду.


- С Мелиссой было легче.


В ее классе было меньше отличников.


Она сделала паузу,чтобы выпить воды.


Но с тобой...


ну, твой класс был другим.


Я видела, что ты была удовлетворена, когда была номером два.


Я хотела,чтобы ты была лидером,а не последователем.


Сердце Спенсер ускорилось, вчерашний разговор с Мелиссой был еще свеж в ее голове.


- Мама точно не была самым большим поклонником Эли.-сказала Мелисса


"Ты имеешь ввиду. Элисон?" - спросила она.


Миссис Хастингс сделала глоток газированной воды.


- Да, она - один пример. Элисон определенно нравилось быть в центре внимания.


Спенсер аккуратно подбирала слова.


"И... ты думаешь, мне следовало?"- миссис Хастингс поджала губы.


-Ну, я думала ты могла бы самоутверждаться больше.


Как в то время, когда Элисон получила место в команде старшеклассников по хоккею на траве, а ты нет.


Ты просто... приняла это.


Ты, обычно, немного больше боролась.


И ты, конечно, заслужила это место.


В ресторане вдруг запахло сладким картофелем фри.


Три официантки щеголяли из кухни к столу, где сидела старая дама, с тортом.


Они пели ей "С днем рождения тебя..."


Спенсер провела рукой по немного вспотевшей шее.


В течение многих лет она надеялась,что кто-то скажет вслух, что Эли был далеко не всем, но теперь, она только

чувствовала себя виноватой и немного обороняясь.


Была ли права Мелисса? Любила ли ее мама Эли? Это казалось,личной критикой.


В конце концов, Эли была ее лучшим другом, и миссис Хастингс всегда нравились все друзья Меллисы.


"В любом случае" - Миссис Хастингс сказала после того,как официантки перестали петь, держа пальцы вместе.

"Я волновалась, что ты приняла второе место за лучшее, поэтому я начала на тебя давить еще сильнее. Теперь я поняла, что это было для меня важнее, чем для тебя. " - Она заправила прядь светлых волос

за ухо.


"Что это значит?" - спросила Спенсер,вцепившись в край стола.


Миссис Хастингс уставилась на большие принты Magritte Ceci n’est pas unepipe, развешенные по комнате.


"Я не знаю, Спенс.


Может быть, не стоит вмешиваться в это сейчас.


Я не говорила этого даже твоей сестре."


Мимо прошла официантка, неся поднос с Вальдорфским салатом и бутербродами Фокачча.


За окном,

Две женщины с детьми в колясках Maclaren болтали и смеялись.


Спенсер наклонилась вперед,она почувствовала,что ее рот сухой,как бумага.


Итак, был секрет, как и сказал А.


Спенсер надеялась, что Эли была ни при чем.


"Все нормально" - смело сказала она.


"Ты можешь мне рассказать."


Миссис Хастингс вытащила тюбик губной помады Chanel,намазала губы,а затем встряхнула плечами.


"Ты знаешь, зачем твой папа пошел в Йельский университет?" - начала она.


Спенсер кивнула.


Ее отец послушно делал пожертвования юридической школе каждый год, и пил кофе из

его красивой кружки с Дан Йельским бульдогом.


На ежегодной семейной Рождественской вечеринке он всегда выпивал слишком много, и пел, что “Boola Boola” Yale борясь со своими приятелями.


Ну, я была в Йельском университете тоже - сказала миссис Хастингс.


Это место, где я встретила твоего отца."


Спенсер прижала руку ко рту,интересно,правильно ли она услышала свою мать.


"Я думала,вы,ребята встретились в Martha’s Vineyard" - сказала она.


Мать одарила ее задумчивой улыбкой.


"Одно из наших первых свиданий было на той вечеринке.


Но встретились мы в первую неделю школы."


Спенсер развернулась,а затем положила льняную салфетку на колени.


- Почему я не знала об этом?

Прибыла официантка и вручила Спенсер и ее маме меню.


Когда она ушла, Миссис Хастингс продолжила.


"Потому, что я не закончила юридическую школу


После моего первого года я забеременела твоей сестрой


Нана (бабушка) Хастингс узнала и потребовала, чтобы мы с твоим папой поженились


Мы решили отложить Йельский университет на несколько лет и воспитывать ребенка


Я планировала вернуться..."


Спенсер не могла оценить мерцающее выражение на лице ее мамы.


"Мы кое-как засвидетельствовали наш брак, но мы не хотели, чтобы это выглядело вынужденно" - Она откинула светлую прядь волос от глаз.


BlackBerry издал два сигнала.


Человек в баре издал громкий хохот.


"Это было то, чего я хотела.


Но я также всегда хотела быть юристом


Я знаю, что не могу контролировать твою жизнь, Спенсер, но я хочу убедиться, что у тебя есть все возможности в мире


Вот почему я всегда была так жестока с тобой во всем... оценки, Золотая Орхидея, спорт.


оценки, Золотая Орхидея, спорт.


Я была не справедлива."


Спенсер долго смотрела на мать,потеряв дар речи.


Кто-то уронил поднос в кухне,но она не дрогнула.


Миссис Хастингс потянулась через стол и дотронулась до руки Спенсер.


"Я надеюсь, что не слишком тяжело слышать это.

Я просто хотела,чтобы ты знала правду."


"Нет" - вздохнула Спенсер.


"Это многое объясняет


- Я рада,что ты мне сказала.


Но почему ты не вернулась к школе после того,как Меллиса достаточно выросла?"


"Я просто..." - миссис Хастингс пожала плечами.


"Мы хотели тебя... а то время прошло. "


Она наклонилась вперед.


"Пожалуйста, не говори Мелиссе" - попросила она.


"Ты же знаешь,насколько чувствительна она.


Она будет волноваться, обидеться.


Внутри Спенсер почувствовала крошечные острые ощущения.


Значит она была дочерью, которую они запланировали... А Мелисса таковою не являлась


И может быть это было то прикрытие, о котором говорил Э. Хотя это не имело никакого отношения к Эли или к тому, что она не нравилась миссис Хастингс.


Но когда Спенсер потянулась за кусочком лепешки, небольшое забытое воспоминание с ночи исчезновения Эли мелькнуло в ее голове.


После того,как Эли бросила их в сарае,Спенсер и другие решили вернуться домой.


Эмили, Ханна и Ария позвонили родителям, чтобы они забрали их, а Спенсер вернулась домой, в свою комнату.


Телевизор был включен внизу,Меллиса и Йен были в сарае,но ее родителей нигде не было видно.


Это было странно,потому что обычно они не позволяли Спенсер и Меллисе быть наедине с мальчиками в их доме.


Спенсер скользнула под одеяло, расстроенная, тем, как плохо прошла ночевка.


Что-то разбудило ее гораздо позже.


Когда она вошла в зал и заглянула через перила, она увидела две фигуры в

фойе.


Одной из них была Мелисса, все еще одетая в серую кофту с развивающимися рукавами и черный шелковый ободок, в которых она была ранее.


Она взволнованно шепталась с мистером Хастингсом.


Спенсер не могла услышать многое из того,о чем они говорили.Только то,что Мелисса звучала агрессивно,а отец оборонительно.


Внезапно, Мелисса издала разъяренный вопль.


- Я не могу поверить тебе,- сказала она.


И тогда отец сказал ей что-то,чего Спенсер не смогла разглядеть(услышать).


"Где мама?" спросила Мелисса, ее голос стал высоким и истеричным.


"Мы должны найти ее!"

Тогда они поспешили к кухне,а Спенсер закрыла дверь и быстро вернулась обратно в свою комнату.


-Спенс?

Спенсер подскочила.


Ее мать смотрела на нее большими круглыми глазами через весь стол.


Когда Спенсер посмотрела на свои руки,обхватив ими стакан воды,она поняла,что они бесконтрольно дрожали.


"Ты в порядке?" - спросила Миссис Хастингс.


Спенсер открыла рот,а затем снова закрыла его.


Это было реальное воспоминание или воображение?Что если бы ее

мать пропала без вести в ту ночь тоже? Это было невероятным,но она видела истинного убийцу Эли.


Если бы это была она,то пошла бы в полицию немедленно.


Она была не то,что бессердечной или беззаконной.


И чем бы она это доказала?


"Где ты сейчас?" - спросила Миссис Хастингс,ее голова была наклонена.


Спенсер сжала свои размягченные,пропитанные парафином ладони вместе.


Так как они были честны друг с другом, может быть, она могла бы говорить об этом.


"Я... Я просто думала о той ночи,когда Эли пропала без вест" - выпалила она.


Миссис Хастингс покрутила двух каратный бриллиант в ее правом ухе.


Потом ее лоб сморщился.


Линия вокруг ее рта выглядела,как будто она выгравирована долотом.


Ее глаза метнулись к тарелке.


"Ты в порядке?" - спросила быстро Спенсер,ее сердце взлетело к горлу.


Миссис Хастингс натянуто улыбнулась.


- Это была ужасная ночь,милая.


Ее голос упал на октаву.


- Давай никогда не будем об этом говорить.


А потом вернулась их официантка,чтобы принять заказ.


Она казалась достаточно беспечной,когда просила азиатский салат из курицы с кунжутом,но Спенсер не могла не заметить,что ее руки были плотно сжаты вокруг ножа,и ее палец медленно отслеживал заостренные края лезвия.


12 глава.


Даже в психушке нужна компания.


Ханна стояла в столовой заповедника в Аддисон-Стивенсоне, в руках она держала разнос с жареной курицей и овощами на пару.


Столовая была большой комнатой, с деревянным полом цвета меда, маленькими столиками, с большим черным глянцевым роялем марки Стеинвей, который стоял с одной стороны, с другой стороны была стена с окнами, которые выходили на мерцающий луг.


На стенах висели текстурированные абстрактные картины, на окнах - серые вельветовые шторы.


На столе стояли два блестящих, дорогостоящих кофейных автомата, длинный, из нержавеющей стали, холодильник, полный содовой всех видов, которую только можно было представить, и горы изумительно выглядящих шоколадных пирожных, лимонных пирогов, и конфет с тоффи-карамелью.


Это конечно не значило, что Ханна собиралась съесть десерт.


Это место могло завоевать награду шеф-кондитера Джеймса Беарда, но последняя вещь, которую Ханна собиралась сделать - это набирать пять килограмм веса.


Правда, первый день в дурдоме не был так уж плох.


Она провела первый час своего пребывания в клинике разглядываю зазубринки на потолке, и размышляя, почему ее жизнь превратилась в отстой.


Потом в комнату зашла медсестра и принесла таблетку, как буд-то бы это был Тик-Так.


Оказалось, это был Валиум, который она могла принять в любое время, когда захочет.


Потом у нее была назначена встреча с психотерапевтом, доктором Фостером, который пообещал связаться с Майком и сообщить, что Ханне запрещено пользоваться телефоном или посылать электронные сообщения кроме вечера воскресенья, для того чтобы он не думал, что она игнорирует его.


Доктор Фостер так же сказал Ханне, что ей не обязательно говорить об Эли, Э, или Моне во время сеанса, если ей этого не хочется.


И наконец, терапевт уже в который раз повторил, что ни одна девушка на этаже Ханны не знает, кто она такая, они находились в Пансионе настолько давно, что не слышали ни об Э, ни об Эли.


"Так что тебе не придется об этом думать, пока ты здесь." сказал доктор Фостер, похлопав Ханну по руке.


И все это заняло целый час терапии.


Очко.


И вот теперь было время обеда.


Все девочки в одном крыле с Ханной собрались за столиками по три-четыре человека.


Большинство из них носили больничную форму или фланелевые пижамы, их волосы были не расчесанными, ногти - не накрашенными, на лицах не было макияжа.


Было, однако , несколько столиков, за которыми сидели симпатичные девушки в узких джинсах, длинных туниках, и мягких кашемировых свитерах, их волосы были блестящими, тела в тонусе.


Но никто не заметил Ханну, не пригласил ее сесть с ними за стол.


Они все смотрели на нее так, как будто она была двухмерным изображением, нарисованным на кальке.


Когда Ханна стояла в дверях столовой, переминаясь с ноги на ногу, она почувствовала, что переносится в столовку Роузвуда, в первый день шестого класса.


Шестиклассники были частью средней школы, что означало, что они обедают вместе с семи- и восьмиклассниками.


Ханна стояла тогда на входе, прямо как сейчас, мечтала о том, чтобы быть симпатичной и худенькой, и сидеть вместе с Наоми Зиглер и Элисон ДиЛаурентис.


Тогда Райли Вулф толкнул Ханну под локоть и все ее спагетти с фрикадельками полетели вниз, на ее туфли и на пол.


Даже сегодня она все еще слышала пронзительный смех Наоми, скромное хихиканье Эли и неискреннее "Извини" Райли.


Ханна тогда убежала из столовой в слезах.


"Простите?" Ханна обернулась и увидела низкую, коренастую девушку с каштановыми волосами и брекитами.


Она бы приняла ее за двенадцатилетнюю, если бы не ее огромные сиськи.


Ее балахон цвета дыни настолько их обтягивал, что делал и ИХ похожими на дыни.


С печальным укором Ханна подумала о Майке.


Скорее всего он сделал бы такое же дурацкое замечание.


"Ты новенькая?" спросила девушка.


"Ты выглядишь немного потерянной."


"Ээ..да."


Ханна сморщила нос, внезапно почувствовав запах Vicks VapoRub.


Казалось, он исходил от кожи этой девушки.


"Я Тара."


Девушка немного брызнула слюной, когда говорила.


"Ханна," безучастно ответила Ханна, двигаясь в сторону, чтобы пропустить работника в розовой униформе.


"Хочешь поесть с нами? Отстойно есть одной.


Мы все вон там."


Ханна перевела взгляд на полированный деревянный пол, обдумывая варианты.


Тара не выглядела сумасшедшей, скорее туповатой.


И нищие не могли выбирать.


"О, конечно," сказала она, стараясь быть вежливой.


"Прекрасно! ответила Тара, и ее сиськи подпрыгнули вверх и вниз.


Она пошла между столиков, ведя Ханну к четырем столикам в задней части столовой.


Худая, как рельса девушка, с виноватым выражением лица и бледной кожей набирала на тарелку лапшу, ее полная подруга, с рыжими волосами и заметной лысиной над правым ухом яростно грызла кочан кукурузы.


"Это Алексис и Руби," объявила Тара.


"А это Ханна.


Она новенькая!"

Алексис и Руби застенчиво поздоровались.


Ханна тоже поздоровалась, чувствую себя все более и более нерешительной.


Она умирала от любопытства узнать у этих девушек, почему они здесь оказались, но доктор


Фостер подчеркнул, что диагнозы не должны обсуждаться, за исключением закрытых заседаний или групповой терапии.


Наоборот, пациенты должны были делать вид, что они находятся здесь по своей воле, как будто это был своего рода лагерь.


Тара села рядом с Ханной и тут же начала накладывать еду себе на тарелку - она взяла гамбургер, порцию лазаньи, зеленые бобы в масле с миндалем и огромный кусок хлеба, такой же большой, как ладошка Ханны.


"Так это был твой первый день, верно?" весело спросила Тара.


"Как он прошел?"

Ханна пожала плечами, удивляясь тому, думает ли Тара о переедании.


"Скучный."


Тара кивнула, жуя с открытым ртом.


"Я знаю.


Без интернета вообще никак.


Не зайти ни в Твиттер, ни в блог, ни куда-либо вообще.


У тебя есть блог?"

"Нет." ответила Ханна, стараясь подавить издевку в голосе.


Блоги вели люди, у которых не было реальной жизни.


Тара взяла следующую порцию еды в рот.


В уголке ее рта была крошечная ранка.


"Ты привыкнешь к этому.


Большинство людей здесь действительно хорошие.


Есть только пара девушек, от которых стоит держаться подальше"


"Они суки," сказала Алексис, ее голос был удивительно грубым, как для такого худого человека.


Остальные девушки шаловливо захихикали при слове "суки".


"Они проводят все свое свободное время в спа-салоне"

сказала Руби, закатывая глаза.


"Они ни дня не могут прожить без маникюра."


Ханна чуть не подавилась кусочком брокколи, она думала, что неправильно поняла Руби.


"Ты только что сказала что здесь есть спа?"

"Да, но только за дополнительную плату."


Тара сморщила нос.


Ханна провела языком по зубам.


Как это она до сих пор не слышала о спа? И кого волнует, что он требует дополнительных затрат? Ее лечение полностью оплачивает отец.


Он это заслужил.


"Так кто же твоя соседка?" спросила Тара.


Ханна вынула свою кожаную сумочку от Марка Джейкобса из-под стула.


"Я ее ещё не видела."


Ее соседка не возвращалась в комнату весь день.


Наверное ее отправили в изолированную комнату, или что-то в этом роде.


Тара улыбнулась.


"Ну, тебе стоит зависать с нами.


Мы потрясные."


Она указала вилкой на Алексис и Руби.


"Мы сочиняем пьесы о рабочем персонале и ставим их в своих комнатах.


Обычно лидер - Руби."


"Руби нужно на сцену в Бродвей," сказала Алексис.


"Она действительно хороша".


Руби покраснела и опустила голову.


Маленькое кукурузное зернышко приклеилось к ее левой щеке.


У Ханны было такое ощущение, что если Руби и попадет на сцену Бродвея, то только в роли кассира в закусочной вестибюля.


"Мы так же ставим Топ-модель по-американски," продолжала Тара, ковыряясь в лазанье.


Это немедленно привело Алексис и Руби в истерику.


Они хлопали руками и пели песни из теле-шоу, очень фальшиво.


"Я хочу быть на вершине! На на на на на!"

Ханна упала на свой стул.


Ей показалось, что все светильники в столовой погасли, кроме одного над их столом.


Пара девушек за соседним столом повернулись и глазели на них.


"Вы что, представляете что вы модели?" спросила она слабым голосом.


Руби сделала глоток Кока-Колы.


"Не совсем.


Мы просто собираем одежду из наших шкафов и ходим по коридору, как буд-то это подиум.


У Тары очень красивые вещи.


И у нее есть сумочка от Барберри!"

Тара вытерла рот салфеткой.


"Это подделка," призналась она.


"Мама купила мне ее в Чайнатауне, в Нью-Йорке.


Но она полностью такая-же как и оригинал."


Ханна почувствовала, как ее воля к жизни медленно стекает в пятки.


Она посмотрела в сторону лотка с десертом, на двух разговаривающих медсестер, и ей захотелось уговорить их дать ей двойную порцию Валиума прямо сейчас.


"Я уверена, что так и есть." соврала она.


Внезапно белокурая девушка, наблюдавшая за ними, встретилась взглядом с Ханной.


У нее были шелковистые, пшеничного цвета волосы, великолепная кожа и что-то неопределенное, притягивающее к ней внимание.


Дрожь пробежала по телу Ханны.


Эли?

Она присмотрелась и поняла, что лицо у этой девушки более круглое, глаза зеленые, а не голубые и все ее черты были немного острыми.


Ханна медленно выдохнула.


Но теперь девушка кратчайшим путем направлялась к Ханне, Таре, Алексис и Руби, быстро лавируя вокруг столиков.


У нее на лице была такая-же ухмылка как и у Эли, когда она собиралась дразнить кого-то.


Ханна уныло посмотрела на своих компаньонок.


Затем она провела руками по бедрам, начиная тревожиться.


Ее ноги стали толще? И почему волосы кажутся такими ломкими и вьющимися? Ее сердце начало учащенно биться.


Что, если просто сидя с этими придурками, Ханна мгновенно превратилась в хромую и уродливую, такую как она была во времена Эли.

Что, если у нее появился второй подбородок и она опять стала толстой, а зубы стали кривыми? Нервничая, Ханна взяла кусочек хлеба из хлебницы в середине стола.


Она уже была близка к тому, что бы засунуть целый кусок хлеба себе в рот, но вдруг застыла в ужасе.


Что она делает?

Ведь Ханна никогда не ела хлеб.


Тара заметила, что девушка подходила к ним и толкнула Руби.


Алексис выпрямилась.


Все задержали дыхание, когда девушка подошла к столу.


Когда она коснулась плеча Ханны, Ханна ощетинилась, готовясь к худшему.


Она наверно уже превратилась в ужасного тролля.


"Ты Ханна?" спросила девушка, ласкающим слух голосом.


Ханна попыталась заговорить, но слова застряли у нее в горле.


Она издала звук, похожий на что-то общее между икотой и отрыжкой.


"Ага," наконец произнесла она, ее щеки горели.


Девушка протянула ей руку.


Ее длинные ногти были покрыты черным лаком от Шанель.


"Я Айрис," сказала она.


"Твоя соседка по комнате."


"П-привет" осторожно сказала Ханна, глядя в бледно-зеленые, миндалевидные глаза девушки.


Ирис отступила назад, оценивающе осматривая Ханну с верху до низу.


Потом она предложила ей руку.


"Пойдем со мной," беззаботно проговорила она.


"Мы не связываемся с лузерами.


Все за столом с возмущением выдохнули.


Лицо Алексис было длинным, как у лошади.


Руби нервно потянула себя за волосы.


Тара яростно замотала головой, как будто Ханна собиралась съесть что-то отравленное.


Она одними губами проговорила: "сука".


Но от Айрис пахло лилиями, а не Vick’s VapoRub.


На ней был длинный кашемировый кардиган от Joie, такой же, какой Ханна купила себе две недели назад в Otter, и у нее не было лысины на голове.


Уже очень давно Ханна поклялась себе, что больше никогда не будет отбросом.


Это правило распространялось и в психиатрической больнице.


Пожав плечами, она встала, подняв свою сумочку с пола.


"Простите, дамы," сладенько пропела она, послав им воздушный поцелуй.


Затем она взяла Айрис под локоть и ушла не оглянувшись.


Пока они шли по кафе, Айрис наклонила голову к уху Ханны.


"Тебе очень повезло, что ты получила комнату вместе со мной, а не с кем-то из остальных уродов.


Я здесь единственный нормальный человек."


"Слава богу," пробормотала Ханна, закатывая глаза.


Айрис остановила Ханну и посмотрела на нее долгим взглядом.


У нее на лице появилась улыбка, будто говоря "да, ты классная"


И Ханна поняла, что Айрис, должно быть, тоже классная.


Даже больше чем классная.


Эти двое обменялись самодовольными взглядами, такими, которые понимают только привлекательные, популярные девушки.


Айрис намотала прядь светлых волос на палец.


"И так, грязевые маски после обеда? Я думаю, ты знаешь о спа."


"Договорились."


Ханна кивнула.


В ее душе появилась надежда.


Возможно это место не будет таким уж ужасным.


13 глава


Кто-то не так типичен, как ты думал


В среду днем, Ария сидела за кухонным столом в новом доме Байрона и Мэредит, мрачно уставившись на корзинку с медово-пшеничными крендельками.


Дом был построен в 1950 году, с королевской лепниной, трехуровневой прихожей и прекрасными французскими дверьми в каждой комнате.


К сожалению, кухня была маленькой и тесной, а бытовая техника была времен холодной войны.


Чтобы как то исправить эту старомодность, Мэредит поклеила обои и окрасила их в неоновый оттенок зеленого.


Как будто он мог понравится ребенку.


Майк сидел рядом с Арией и ворчал, что единственным напитком в доме было соевое молоко Rice Dream.


Байрон пригласил Майка заехать к ним в гости после школы, чтобы он смог поближе познакомиться с Мэредит, но единственное, что Майк сказал как пришел было то, что сиськи Мэредит стали больше с тех пор как она залетела.


Она натянуто улыбнулась и направилась обратно наверх выбирать сиделку для ребенка.


Майк включил новости на маленьком кухонном телевизоре.


Общество призывает Милых Обманщиц пройти проверку на детекторе лжи, гласила бегущая строка на экране.


Ария вздохнула и наклонилась вперед.


"Некоторые люди считают, что четыре Роузвудские девочки, утверждающие, что видели Элисон ДиЛаурентис живой, могут скрывать важную информацию от полиции", говорила самодовольная блондинка репортер.


Центр Розвуда, с его городской площадью, Французским кафе и Датским мебельным магазином, были видны на заднем плане.


"Они были в центре многих скандалов, связанных с Элисон ДиЛаурентис.


В субботу они были найдены на месте пожара в лесу, где


в последний раз видели Мистера Томаса, пожар уничтожил последние зацепки о его нынешнем местонахождении.


По некоторым заявлениям, полиция готова принять меры в отношении Обманщиц на основании возможного преступного заговора.


"Заговор?", ошеломленно повторила Ария.


Они что, действительно думают, что Ария и остальные помогли Йену сбежать? Похоже, что предупреждение Вилдена было правдой.


Они потеряли последние остатки доверия, когда Эмили заявила, что они видели Эли.


Весь город ополчился против них.


Она рассеяно посмотрела в окно на задний двор.


Рабочие и полицейский блуждали среди деревьев на заднем дворе ее двора, ковыряясь в пепле в поисках улик, которые могли помочь найти зачинщика пожара.


Они были похожи на деловитых муравьев в муравейнике.


Женщина-коп стояла возле телефонного столба и сдерживала на поводке двух немецких овчарок.


Ария хотела выбежать во двор прямо в своих тапочках и положить кольцо Йена на то место, где нашла его, но полиция с собаками патрулировали это место круглосуточно.


Успокоившись, она взяла свой телефон и начала писать сообщение Спенсер.


Ты видела новости по поводу детектора лжи?

Да, ответила Спенсер незамедлительно.


Ария задумалась, как правильно задать свой следующий вопрос.


Как ты думаешь, возможно ли, что душа Эли пытается нам что-то сказать? Возможно это и есть то, что мы видели в лесу?

Секунду спустя как она отправила сообщение, Спенсер прислала ответ.


В смысле как призрак?

Да.


Не может такого быть.


Ария положила свой телефон экраном вниз.


Не удивительно, что Спенсер ей не поверила.


В прошлом, когда они плавали в водоеме, Эли уговорила их напевать песню, которая могла вызвать призрак мужчины, утонувшего в нем.


Спенсер была единственной, кто закатив глаза не поддался на уговоры.


"Чувак", сказал Майк взволновано и Ария обернулась.


"Ты должна будешь рассказать мне какого это проходить тест на детекторе лжи.


По мне так это круто."


Затем увидев лицо Арии, он усмехнулся.


"Я просто шучу.


Копы хотят, чтобы ты прошла тест.


Вы не сделали ничего плохого.


Ханна сказала бы, если бы сделали."


"Вы правда встречаетесь с Ханной?", спросила Ария, меняя тему.


Майк пожал плечами.


"А что в этом удивительного? Я горячий"


Он засунул крендель себе в рот.


Крошки полетели на мозаичный пол.


"И говоря о Хане, если ты искала ее, она сейчас в Сингапуре со своей мамой.


Она не под домашним арестом или что-то в этом роде.


И она не... я не знаю, не учиться стриптизу в Вегасе."


Ария с безумным видом уставилась на него.


Она не имела понятия, как Ханна сумела так свести его с ума.


Она не обвиняла Ханну в том, что та уехала в Сингапур - Ария и сама бы сделала что угодно, чтобы уехать из Роузвуда.


Даже Эмили поехала в экскурсионный тур по Бостонским монастырям.


"Я кое-что слышал о тебе."


Майк обвиняюще приподнял свои темные брови.


"Один надежный источник сообщил мне, что вчера вы с Ноэлем Каном оттягивались вместе."


Ария застонала.


"Надежный источник - это наверное и есть сам Ноэль?"

"Ну да."


Майк пожал плечами.


Он наклонился вперед и заговорщицким голосом спросил, "Так и чем вы там ребята занимались?"

Ария слизнула соль от крендельков со своих пальцев.


Хех.


Значит, Ноэль не рассказал Майку, что они были на спиритическом сеансе.


Это значит, что он и не слил эту информацию в прессу, пока что.


"Мы просто столкнулись друг с другом в одном месте."


"Ты безумно нравишься ему."


Майк закинул свои ноги, обутые в грязные кеды на кухонный стол.


Ария опустила голову и стала разглядывать кусочек мюсли на полу.


"Нет, не нравлюсь."


"Он устраивает вечеринку в джакузи в этот вторник.", добавил Майк.


"Ты ведь слышала об этом, не так ли? Каны уезжают и Ноэль с братьями решили повеселиться."


"Почему вечеринка во вторник?"

"Вторник - это новое воскресенье," Майк закатил глаза, как будто все должны были знать об этом.


"Это будет что то невероятное.


Ты должна пойти."


"Нет, спасибо," быстро ответила Ария.


Последнее, чего ей сейчас хотелось - это идти на очередную вечеринку Ноэля Кана, где Типичные Роузвудские Парни заливались пивом вверх ногами, Типичные Роузвудские Девчонки потягивают шоколадный мартини и шоты Jell-O, а Типичные Роузвудские Парочки развлекаются на диванах времен Людовика XV.


В дверь кто-то позвонил и они оба напряглись.


"Открой," сказала Ария.


"Если это кто-нибудь из журналистов, то меня нет дома."


Журналисты настолько обнаглели, что стали звонить в дверной звонок по несколько раз на дню. Ария была почти уверена, что скоро они начнут пролазить в дымовую трубу.


"Нет проблем."


Майк быстро подбежал к зеркалу в холле и зализал волосы назад.


Когда Майк почти открыл дверь, Ария поняла, что ее оттуда видно.


Если это был один из журналистов, то они просто протиснуться мимо Майка и уже точно не оставят ее в покое.


Запаниковав, Ария оглянулась вокруг, бросилась в кладовку, втиснувшись под полкой с коричневым рисом она с трудом закрыла дверь.


Кладовка пахла перцем.


Одна из дощечек Мередит, с выженным слоганом лежала под упаковкой с кус-кусом.


"ЖЕНСКИЕ ШТУЧКИ", гласила она.


Ария услышала как со скрипом открылась парадная дверь.


"Чуваааааааааак!" заорал Майк.


Послышался звук хлопающих друг об друга ладоней и шаги со стороны холла.


Шаги двух человек.


Ария взглянула в щель между дверьми, недоумевая, что происходит.


К ужасу, она увидела Майка ведущего Ноэля Кана прямо на кухню.


Что он здесь делал?

Недоумевая, Майк оглядел кухню.


Когда его взгляд упал на кладовку, он поднял одну бровь и открыл маленькую дверцу.


"Нашел ее!", заорал он.


"Она развлекается с рисом!"

"Вау."


Ноэль подошел к Майку.


"Я бы хотел, чтобы Ария сидела в моей кладовке!"

"Майк!" Ария выскочила из кладовки так быстро, как будто она там и не сидела.


"Я же просила тебя сказать, что меня нет дома!"

Майк пожал плечами.


"Ты просила меня сказать так, если бы это был журналист.


Про Ноэля ты ничего не говорила."


Ария прищурившись, посмотрела на них.


Она все еще не доверяла Ноэлю.


И стыдилась за свое поведение на спиритическом сеансе.


Она просидела долгое время в туалете оккультного магазина, разглядывая листовку с фотографией Эли.


В конце-концов Ноэль постучал в дверь и заявил, что свет уже выключили и всем нужно было покинуть магазин.


Ноэль отвернулся и хихикая разглядывал плакат с упражнениями для беременных, который Мередит повесила на холодильник.


Большинство изображений были о укреплении мышц влагалища.


"Я хотел поговорить с тобой, Ария."


он взглянул на Майка.


"Наедине, если ты не против."


"Конечно" ответил Майк.


Он кинул на Арию взгляд, говорящий "не упусти свой шанс" и ушел.


Ария смотрела куда угодно, только не на Ноэля.


"Эм.. Хочешь что нибудь выпить?" спросила она, чувствуя неловкость.


"Ага", ответил Ноэль.


"Можно просто воды."


Ария поднесла стакан к куллеру в холодильнике, чувствуя безумное напряжение.


Она могла ощутить запах коктейля из бурых водорослей с тыквой, который Мередит делала пятнадцать минут назад.


Когда она вернулась к столу со стаканом воды, Ноэль залез в свой рюкзак и вытащил серый пластиковый пакет и вручил его ей.


"Это тебе!"

Ария залезла внутрь и достала большой пакетик наполненный чем-то похожим на грязь.


"АРОМАТ УДАЧИ", гласила упаковка.


Когда Ария поднесла его к носу, в глазах помутнело.


Он пах как туалетный лоток ее кота.


"Ох", пробормотала она.


"Я купил это в том странном магазине," Объяснил Ноэль.


"Он должен принести тебе удачу.


Тот колдун сказал мне, что ты должна сжечь его в магическом круге или что-то вроде того."


Ария фыркнула.


Э... спасибо."


Она положила пакетик на стол и протянула руку к корзинке с крендельками.


Ноэль потянулся к корзинке в тоже самое время.


Их пальцы коснулись друг друга.


"Упс," Сказал Ноэль.


"Прости." Сказала Ария, отдергивая руку.


Ее щеки пылали.


Ноэль положил свои локти на стол.


"Вчера ты сбежала с сеанса.


У тебя все в порядке?"

Ария засунула кренделек в рот так быстро, чтобы не было возможности ответить.


"Тот медиум был шарлатаном," Добавил Ноэль.


"Глупая трата двадцати баксов."


"Ага," промычала Ария, жуя с задумчивым видом.


Она была очень расстроена, говорил медиум Экинокс.


Возможно он и был шарлатаном, но что если эти слова были правдой?


Миссис ДиЛаурентис намекала на это, когда Эли пропала.


Еще несколько тревожных воспоминаний об Эли пришли на ум Арии.


Вскоре после того, как они стали друзьями, Эли пригласила Арию поехать с ней и ее мамой в их новый семейный загородный дом в Поконосе. Ее отец и Джейсон остались в Роузвуде.


Дом был большим, с патио, игровой комнатой и убирающейся лестницей, которая вела из одной спальни на кухню.


Одним утром, когда Ария сидела на лестнице, она услышала доносящийся до нее шепот.


"Я чувствую себя виноватой," сказала Эли.


"Ты не должна," строго ответила ее мама.


"Это не твоя вина.


Ты же знаешь, что так лучше для нашей семьи."


"Но... это место.." - Эли была расстроена.


это место..."


Эли была расстроена.


"Оно такое... грустное.


По крайней мере, Ария думала, что правильно расслышала Эли.


Потом Эли заговорила совсем тихо и Ария больше ничего не услышала.


Если верить регистрационной книге, которую Эмили нашла в Рэдли, то Джейсон начал посещать больницу в то время, когда Ария, Эли и остальные стали друзьями.


Возможно место, о котором Эли говорила со своей мамой было именно Рэдли.


Может быть Эли чувствовала вину потому что Джейсон ходил туда.


Возможно он ходил туда из-за Эли.


Как бы Ария не хотела верить в то, что у Эли с Джейсоном были проблемы, возможно они все таки были.


Она почувствовала на себе взгляд Ноэля, ждущего ответа.


Было не лучшее время думать об этом, особенно когда Ноэль был рядом.


"Не существует никаких призраков, говорящих с нами с того света", сказала она, подражая Спенсер.


Ноэль взглянул на неё возмущенно, как будто Ария только что сказала, что лакросса не существует.


Когда он переменил положение, Ария могла слышать запах его пряного, древесного дезодоранта.


Это было на удивление приятно.


"Что если Эли действительно хочет что-то сказать тебе? Ты уверена, что хочешь бросить эту затею сейчас?"

Ария начала что- то подозревать.


Разозлившись, она хлопнула ладонью по столу.


"Почему тебя это волнует? Кто-то втянул тебя в это? Это какой-то странный прикол с твоими друзьями по лакроссу, чтобы смутить меня?"

"Нет!"


"Конечно же нет!"

"Тогда почему ты был на сеансе? Парни твоего типа не увлекаются таким.


Ноэль опустил подбородок.


"В смысле, парни моего типа?"


Мередит хлопнула наверху дверью, от чего весь дом вздрогнул.


На самом деле Ария никогда не говорила, что она окрестила парней типа Ноэля Типичными Роузвудскими Парнями - ни своим родителям, ни друзьям, и конечно же, ни Типичным Роузвудским Парням лично.


"Ты кажешься таким, эмм, элитным школьником," она выдавила из себя.


"Хорошо определила.


Ноэль поставил локоть на кучу детских каталогов, его темные волосы упали на лицо.


Он вздохнул пару раз, как-будто он собирается сказать что-то, и наконец-то посмотрел вверх.


"Хорошо, это правда — я хожу на сеансы не потому что я люблю Led Zeppelin.


"Он посмотрел в угол ее глаза, а потом уставился в стакан, как будто кубики льда были чайными листьями, от которых зависит его будущее.


"Десять лет назад, когда мне было шесть, мой брат покончил жизнь самоубийством.


Ария моргнула, застигнутая врасплох.


Она подумала о двух братьях Ноэля, Эрике и Престоне.


Они были постоянным элементом на домашних вечеринках Каннов, даже когда оба были в колледже.


"Я не понимаю.


"Мой брат Джаред.


"Ноэль прокрутил верхний каталог в своих руках.


"Он был намного старше.


Мои родители стараются говорить о нем как можно меньше.


Ария схватилась за край видавшего виды стола.


У Ноэля был еще один брат? "Как это произошло?"

"Ну, мои родители были не в городе," Ноэль объяснил.


"Джаред сидел со мной.


Мы играли в Myst, компьютерную игру, а потом стало поздно, и я задремал.


Джаред не особо хотел укладывать меня в постель, но , в конце концов, он это сделал.


Когда я проснулся немногим позже, что-то вдруг упало...


странно.


Дом был подозрительно тихим, что-то вроде этого.


Итак я встал и прошел в конец зала.


Дверь в комнату Джареда была заперта, и я постучал, но он не ответил.


Поэтому я вошел.


И..."


Ноэль схватил и развернул каталог.


Он открылся на странице со светловолосым, улыбающимся ребенком в красном упругом кресле.


"Он был там.


Не думая, что делает, она коснулась руки Ноэля.


Он не убрал.


"Он...ты знаешь.


Повесился."


Ноэль закрыл глаза.


" Я сначала не совсем понял, что произошло.


Я подумал, что он играл или что-то вроде этого, может быть он мстил мне за то, что я не остался играть с ним в Myst подольше.


Мои родители пришли домой, и я не помню ничего из того, что происходило потом."


"О Боже," прошептала Ария.


" Он собирался в Cornel на следующий год."


Голос Ноэля вздрогнул.


" Он был звездой в баскетболе.


Его жизнь казалась... чудесной.


Мои родители этого тоже не ожидали.


Также мои братья и его девушка.


Никто."


"Мне так жаль,"прошептала Ария.


Она чувствовала себе бесчувственной, лицемерное задницей.


Кто знал, что Ноэль хранить такой ужасный секрет? И как она могла подумать, что просто глупо шутит над ней.


"У тебя получалось говорить с ним на сеансах?"

Ноэль играл с солонкой в форме лягушки в центре стола.


"На самом деле нет.


Но стараюсь.


Я много говорю с ним на кладбище.


Кажется это помогает."


Ария поморщилась.


"Я старалась сделать то же с Эли, но чувствовала себя так странно.


Словно говорила сама с собой".


"Я так не думаю" - сказал Ноэль.


"Я думаю, она слушает."


Пылесос стонал, воздух над ними вибрировал.


Ария и Ноэль сидели, прислушиваясь.


Пронзительно зеленые глаза Ноэля встретились с ее глазами.


"Не могла бы ты сохранить это между нами? Ты вроде как единственный человек, который знает об этом."


"Конечно" - быстро сказала Ария, изучая Ноэля.


Она была вынуждена признать, что он не выглядел сумасшедшим.


Когда она взглянула вниз, то осознала, что ее рука все еще касается его руки.


Она быстро отдернула ее.

вдруг чувствую себя очень взволнованной.


Ноэль все еще смотрел на нее.


Сердце Арии забилось.


Она нервно теребила античную серебряную цепочку на шее.


Ноэль придвигался ближе и ближе

пока она не почувствовала его дыхание на своей шее.


Пахло черной лакрицей, одними из любимых

конфет Арии.


Она затаила дыхание, ожидая.


Но потом, как бы очнувшись от сна, Ноэль отдернулся, схватил стакан со стола, и

встал.


"Думаю, я найду Майка сейчас.

Увидимся."


Немного обдув ее ветром, он скользнул в холл через арку.


Ария прижала прохладный

стакан воды ко лбу.


На мгновение, она думала, что Ноэль собирается поцеловать ее.


И в очень нетипичный для Арии момент, ей вроде хотелось, чтобы он сделал это.


14 глава


Даже у хороших девочек есть секреты


Раннее в тот же вечер среды, Эмили пробежала через поле позади дома Люси с ведром воды для животных в сарае.


Ветер дул в лицо, заставляя глаза слезиться.


В паре домов на расстоянии уже горел свет, и лошади с колясками уже цокали по грязи к дороге, отражающей треугольный сияющий знак на спине.


"Спасибо" - позвала Люси, догоняя Эмили.


Она тоже несла ведро воды.


"После этого все, что нам останется сделать - это почистить пол у Мэри дома к ее свадьбе в субботу."


"Хорошо" - сказала Эмили.


Она не стала спрашивать, почему свадьба Мэри будет у нее дома, а не вв церкви.


Возможно, это было чем-то из штучек амишей, о которых она должна была знать.


Их день был заполнен делами по ферме рано утром, часами в однокомнатной школе, читая библейские легенды и помогая младшим детям выучить алфавит, а потом помогаю маме Люси приготовить ужин.


Мистер и миссис Зук, родители Люси, выглядели, как классические национальные амиши. У отца Люси была большая пушистая борода, а у матери было строгое редко улыбающееся лицо, лишенное макияжа.


Тем не менее они казались достаточно милыми и любезными. И не подозревали о том, что Эмили подделка.


А если и подозревали, то ничего не сказали.


Но на фоне всей своей деятельности Эмили все еще искала зацепки об Эли везде, где была.


Но никто не упоминал имени, которое хотя бы звучало, как "Элисон". И никто не говорил о пропавшей в Роузвуде девушке.


Больше было похоже, что Э взял карту США и слепо выбрал любое старое местечко, чтобы выставить Эмили из Роузвуда.


И Эмили купилась на это.


Утром Эмили хотела проверить телефон, не написал ли Э снова, но батарея разрядилась.


Ее обратный билет на автобус был на вечер пятницы, но она полагала, что уедет раньше.


В чем смысл оставаться здесь, если она не найдет каких-либо ответов. Но большая часть Эмили не верила, что Э действительно был злом.


Э дал им все виды ключей, может они просто неправильно собрали пазл.


Что еще Э сказал им о том, где Эли может быть сейчас ... или где она была все это время?

Эмили стояла на крыльце, холодный ветер пробирается под ее воротник. Она увидела темноволосую девушку с ведром воды в сарае за полем.


С этого расстояния девушка очень напоминала Дженну Кавано.


Дженна.


Может ли она быть ответом? Э отправил Эмили старое фото Дженны, Эли и неизвестной блондинки сзади, возможно Наоми Зиглер,стоящей во дворе Эли.


"Одна из этих вещей не принадлежит" - было сказано в сопроводительной записке Э.


Быстро выяни это... или.


Э также предупредил о том, что Дженна и Джейсон Дилурентис спорили в окне Дженны.


Эмили видела ссору собственными глазами, но не могла представить из-за чего.


Почему Э показал эти вещи? Почему Э говорит, что Дженна не принадлежит? Э указывал на то, что Дженна и Эли были ближе, чем все думали? Дженна и Эли сговорились, чтобы избавиться от Тоби по-хорошему. Может быть Эли рассказала Дженне, что собиралась убежать.


Возможно, Дженна даже помогла ей.


Эмили и Люси спустились по ступенькам и пересекли поле к дому родителей Мэри.


Коляска была припаркована на участке из гравия, там также были старомодные качели, припорошенные снегом.


Прежде, чем они поднялись по ступенькам, Люси искоса взглянула на Эмили.


- Кстати, спасибо за все. Ты очень помогла.


"Без проблем" - сказала Эмили.


Люси наклонилась через перила крыльца, она выглядела так, как будто еще не закончила.


Ее горло подскочило, когда она сглотнула, и ее глаза выглядели зеленее в смертельном, наклонном свете.


"Скажи честно, для чего ты здесь?"

Сердце Эмили упало в пятки.


Гремящий звук исходил из дома.


Ч-что ты имеешь в виду?" запнулась она.


Люси узнала её?

"Я пыталась выяснить.


Что ты сделала?"

"Сделала?"


"Очевидно, ты была послана сюда, потому что мы были более традиционным обществом.


Люси натянула свою длинную шерстяную кофту ниже попы и села на деревянные ступеньки на крыльце.


"Это, чтобы вернуться на путь добродетельный снова, не так ли? Я предполагаю, что что-то случилось с вами.


Если тебе хочется с кем-то поделиться, ты можешь рассказать мне.


Я ничего не скажу."


Несмотря на то, что воздух был холодный, ладони Эмили вспотели.


Спальня Исаака появилась в её голове.


Она поморщилась, представив себя и его голыми, хихикающими под одеялом Исаака.


Казалось, что это так, так давно, почти как это произошло с другим человеком.


Всю свою жизнь она думала, что её первый секс будет особенным и значительным, чем-то таким, чем она будет дорожить всю остальную жизнь.


Вместо этого, это было ужасной ошибкой.


"Это связано с парнем," она признала.


"Я думал, что это может быть что-то вроде этого."


Люси тронула расколотую доску на ступеньках.


"Ты хочешь поговорить об этом?" Эмили наблюдала за лицом Люси.


Она казалась неподдельно искренней, а не выпытывающей или осуждающей.


Она присела на крыльце рядом с ней.


" Я думала, мы были влюблены.


Это было так здорово сначала.


Но потом..."


"Что случилось?" спросила Люси.


" Это не сработало." Глаза Эмили наполнились слезами.


"Он вообще не знал меня в действительности.


Я тоже не знала его."


"Твои родители не одобряли?" - выпытывала Люси, хлопая длинными ресницами.


Эмили насмешливо фыркнула.


"Вообще-то не совсем, это его родители не одобряли".


Она даже не лгала в этой части.


Люси откусила один из своих небольших ногтей в форме полумесяца.


Дверь в дом открылась, женщина в возрасте с суровым выражением лица высунула голову, посмотрела на них и скрылась внутри дома.


Изнутри доносился лимонный запах моющего средства.


Внутри женщина говорила на Пенсильванском Датском, который по большей части звучал, как немецкий.


"Я вроде как в такой же ситуации" - прошептала Люси.


Эмили, заинтригованная, подняла голову.


Что-то прояснилось в её сознании.


"Это тот парень, которого я увидела выбегающим из дома на днях?"

Люси посмотрела направо.


Две более старших Амиши поднялись по ступенькам в дом, вежливо улыбаясь двум девушкам.


После того, как они прошли Эмили коснулась руки Люси.


"Я не скажу ничего.


Я обещаю."


"Он живет в Hershey," Люси сказала это почти шепотом.


"Я встретила его, когда покупала ткань для моей мамы.


Мои родители убили бы меня, если бы узнали, что я всё еще с ним общаюсь.


"Почему?"

"Потому, что он - англичанин," сказала Люси.


Амиши называли англичанинами обычных современных людей.


" И в любом случае, они уже потеряли одну дочь.


Они не могут потерять и меня."


Эмили наблюдала за Люси, стараясь понять, что она имела в виду.


Глаза Люси были сосредоточены на покрытом льдом озере, которое находилось через дорогу.


Парочка уток гнездились на береге, постоянно крякая.


Когда она повернулась к Эмили, её губы дрожали.


"Ты спросила меня вчера, где моя сестра Лиа.


Она ушла во время rumspringа."


Эмили кивнула.


Согласно со статьей про Амишей на Википедии, которую она прочитала, rumspringa - период, когда подростки Амиши могут покинуть свои дома и одевать обычную одежду, работать и водить машину.


После какого-то времени, они могут выбрать : вернуться обратно в семью или жить так всегда.


Она была уверена, что если человек отказывается быть Амиш, он вряд ли увидит свою семью еще когда-нибудь.


"И...в общем, она никогда не вернется," Люси добавила.


"В один день она писала родителям письма, рассказывала, что она делала.


А на следующий... ничего.


Никаких вестей.


Ни слова от нее.


Она просто... ушла".


Эмили прижала руки к тяжелой старой дощечке на крыльце.


"Что случилось с ней?"

Люси пожала плечами.


"Я не знаю.


У нее был парень, парень, который был частью нашей общины.


Они встречались несколько лет, с тех пор, как им обоим было около 13 лет. Но я всегда думала, что в этом парне есть что-то странное.


Он просто казался... конечно, он не был достоин ее.


Я была так рада, когда он решил покинуть наше общество навсегда после rumspringa (дословно - "Греческая весна").


Но он хотел, чтобы Лия пошла с ним. Фактически он умолял ее.


Но она всегда отказывалась."


Люси сбросила кусок засохшей грязи с черных сапог.


"Мои родители поняли, что она умерла в результате несчастного случая, или, может быть по естественным причинам.


Но я всегда задавалась вопросом..." - она замолчала, качая головой.


"Они часто спорили.


Иногда довольно напряженно."


Сильный ветер потянул темную прядь волос Люси.


Эмили вздрогнула.


"Мы получили участие полиции.


Они искали ее, но пришли с пустыми руками.


Они сказали нам, что люди все время убегают и они ничего не могут с этим поделать.


Мы даже наняли частного детектива - думали, что она могла просто убежать. И не хотела иметь ничего общего с нами.


Даже это было бы хорошо. По крайней мере это означало бы, что она жива.


Долгое время мы были уверена, что Лиа просто убежала, но однажды мои родители сдались.


Они сказали, что им нужно закрытие.


Я - единственная, кто всё еще надеется.


"Я понимаю,"- прошептала Эмили.


Я тоже потеряла близкого мне человека.


Но люди возвращаются.


Чудеса случаются."


Люси отвернулась, глядя на большое цилиндрическое зернохранилище.


Прошло почти четыре года с того момента как она исчезла.


Может, мои родители правы.


Может быть, Лиа действительно ушла."


"Ты не можешь сдаться" - закричала Эмили.


"Прошло не так уж много времени!"

Фермерская собака с пятнистой коричневой шерстью и без ошейника подбежала к крыльцу, понюхала руку Люси, а потом легла у её ног.


" Я думаю, что всё возможно," задумчиво сказала Люси.


" Может я просто глупа.


Самое время хранить надежду, но отпустить."


Она махнула рукой в сторону маленького кладбища за церковью внизу дороги.


"У нас есть ее могильная плита.


У нас были похороны и все такое.


Я не была там с, хотя."


Слезы покатились вниз по ее щекам.


Подбородок Люси подергивался и негромкий писк вырвался из горла.


Наклонившись к бедрам, она сделала судорожный вдох.


Фермерская собака беспокойно посмотрела на Люси.


Эмили положила руку на спину Люси.


"Все нормально" - кивнула Люси.


"Это так тяжело" - она опустила голову.


Кончик ее носа был ярко-красный.


Она подарила

Эмили грустно, кривую улыбку.


"Пастор Адам всегда говорил, что я успокоюсь, если поговорю об этом с кем-то.


Это первый раз, когда я признала, что Лия может быть мертва.


Я не хотела верить в это."


Ком застрял в горле у Эмили.


Она не хотела, чтобы Люси верила в это—она хотела, что Люси надеялась так же, как и она насчет Эли.


Но так как Эмили не знала Лиа лично, потому что она не была Эли, Эмили могла быть более реалистично насчет того, что могло произойти.


Люди, которые пропадают, обычно не возвращаются домой.


Скорее всего, родители Люси были правы в том, что Лиа умерла.


Яркая одинокая звезда появилась на горизонте.


С самого детства Эмили загадывала желание, когда видела первую звезду, произносила “Star Light, Star Bright” стишок и загадывала желание.


После того, как исчезла Эли, единственным желанием, которые загадывала Эмили на звезды, было вернуть Эли живой и невредимой.


Но если бы Эмили посмотрела на свою жизнь объективно, как она могла посмотреть на семью Люси, через что она должна была пройти, чтобы осознать, что случилось с Эмили? Она была глупой тоже? Может врачи были правы— может девушка в лесу была просто вымыслом воображения?


И, может быть, Вилден не врал, может, ДНК анализ совпадал с ДНК Эли.


Может, Эмили стала так одержима той мыслью, что Эли всё еще жива, что она перекрутила все факты по своей потребности, чтобы доказать, что Эли всё еще здесь.


И сейчас приехала в страну Амишей, чтобы преследовать цель, которой на самом деле не существует.


Несколько минут назад, она даже предположила, что милая, невиновная Дженна Кавано могла помочь Эли сбежать из Роузвуда.


Может, она должна была отпустить её, как сделала семья Люси для Лиа.


Возможно, это - единственный способ в её жизни, чтобы начать двигаться дальше.


Из дома доносился лязг кастрюли, упавшей на пол.


Тогда было еще больше аварий, как разбивающейся посуды.


Женщина завизжала, немного напоминая корову.


Эмили украдкой посмотрела на Люси, сдерживая смех.


Люси слегка сморщилась.


Эмили фыркнула, прикрыв рот рукой.


Мгновенно они вдвоем разразились смехом.


Та же повариха выглянула из двери и посмотрела на них вновь.

Но от этого они стали смеяться еще сильнее.


Эмили протянула руку и коснулась руки Люси, преисполненная теплотой и благодарностью.


В параллельной вселенной Амишей, они с Люси могли бы быть хорошими друзьями.


"Спасибо," - сказала Эмили.


Люси выглядела удивленной.


"За что?"

Но Люси очевидно не поняла этого.


"Э" могла послать Эмили в страну Амишей, чтобы найти Эли, но вместо этого Эмили нашла для себя мир.


Друзья из Facebook


Спенсер и Эндрю сидели на диване в готовом доме Хастинсг, блаженно прижимаясь

и листая телеканалы.

Занятия вернулись к нормальному с Эндрю, лучше, чем

к нормальному, их борьба на прошлой неделе была давно забыта.

Они посылали друг другу кокетливые твиты во время

исследований зала, и когда Эндрю прибыл в свой ​​дом, он подарил ей подарочную коробку J. Crew.


Внутри был новый, Зимний белый кашемировый с V-образным вырезом, точное соответствие с любимым свитером Спенсер, который был разрушен в огне.


Спенсер сделала мимолетную ссылку на

свитер по телефону с Эндрю в понедельник.


Эндрю даже правильно угадал ее резмер.


Она задержалась на CNN, которые перешли из отчета фондового рынка на новости историю

о том, что на самом деле не было новостью вовсе.

Ожидание доказательства, заголовок говорил.


Был интерьер снимка из Steam, эспрессо -бара Rosewood Day.


Эти кадры должны были

принять только на несколько часов раньше, потому что доска заявила в среду SPECIAL:HAZELNUT ICE CREAM SMOOTHIE.


Толпы студентов в темно-синих блейзерах стояли в

очереди за латте и горячим шоколадом.


Кирстен Каллен разговаривала с Джеймсом Фридом.


Дженна Кавано

задержалась навязчиво в дверях, ее служебная собака тяжело дышала.


В углу, Спенсер заметила сводную сестру Ханны - Кейт, в окружении Наоми Зиглер и Райли Вульф.


Ханны

с ними не было, Спенсер слышала, что Ханна внезапно уехала в Сингапур.


Эмили уехала

тоже, на экскурсию в Бостон.


Казалось странным, что Эмили жила в тени-она была

так твердо уверена, что полиция ищет Эли, но это был тоже хорошо.


"Результаты анализа ДНК тела, которое было найдено на заднем дворе ДиЛаурентис ожидаются в любой день" - говорит голос за кадром.


-Давайте узнаем реакцию старых одноклассников Элисон.


Спенсер переключала каналы быстро.


Последнее, что она хотела услышать было случайной девушкой, которая

не знала Эли говоря о том, что это была трагедия.


Эндрю сжал утешительно ее руку

и покачал головой.


На следующей станции, лицо Арии появилось в поле зрения.


Репортеры преследовали ее, когда она выбежала из ее Цивика отца

в Роузвуде .


"Мисс Монтгомери! Неужели кто-то устроил пожар, чтобы скрыть эту важную улику?" - кричал голос.


Ария продолжала идти, не отвечая им .

Заголовок появился на экране.


Что скрывает Эта Милая Обманщица?

"Ух ты" - лицо Эндрю покраснело.


-Они серьезно должны остановить это,


Спенсер массировала виски.


По крайней мере, Ария не говорила , что они видели Эли.


Но потом она подумала о текстах, которые она получила от Арии утром того же дня, предполагая, что дух Эли пытается сказать им что-то важное о той ночи, когда она умерла.


Спенсер не верит ни единому слову из этого бреда, но ее слова напомнили Спенсер то, что сказал Йэн в день когда егоарестовали.


Что если я скажу вам, что есть что-то, чего вы не знаете? Он шептал ей, когда она сидела на ее заднем крыльце.


Есть секрет, способный перевернуть вашу жизнь с с ног на голову.


Йэн был неправ думая, что Джейсон и Уилден были вовлечены в убийство Эли, но она по-прежнему считает, что существует что-то, что происходит там, что никто из них не понял.


Сигнализация на часах для дайвинга Эндрю пискнула, и он встал.


"Комитет призывает на танцы в честь Дня Святого Валентина"- он застонал.


Он наклонился и чмокнул ее в щеку, потом сжал ее вялую руку.


-Ты в порядке? -,

Спенсер не смотрела ему в глаза.


-Я так думаю.


Он склонил голову, ожидая.


-Ты уверена? -

Спенсер открыла и закрыла свои кулаки.


Было бессмысленно пытаться скрыть это, Эндрю обладал сверхъестественной

умением знать, когда что-то ее беспокоит.


-Я узнала некоторые действительно сумасшедшие вещи

о моих родителях, - выпалила она.


"Моя мама хранила большой секрет о ее знакомстве с отцом.


Что заставляет меня задаться вопросом, может она скрывала и другие вещи тоже."


"Например, почему мы не можем говорить о ночи смерти Эли" - она чуть не добавила.


Эндрю сморщил нос.


-Почему бы вам просто не поговорить с ней об этом? -Спенсер убрала воображаемую пушинку с ее лилового кашемирового свитера.


-Потому что это, кажется, за пределами

возможностей.


Эндрю снова сел.


"Смотри.


В последний раз, когда ты что-то подозревала о своей семье, ты

действовала у них за спиной, пытаясь выяснить правду... и в конце ты обожглась.


В любом случае, просто будь готова к этому.


В противном случае ты можешь предположить что-то неправильное."


Спенсер кивнула.


Эндрю поцеловал ее, надел старые, поношенные ботинки, скользнул в свое шерстяное пальто и вышел за дверь.


Она смотрела на него, уходившего вниз по тропинке, потом вздохнула.


Может быть, он

был прав.


Если она будет шпионить, это не даст ей ничего хорошего.


Она была на втором подъеме по лестнице, когда она услышала шепот на кухне.


Любопытствуя, она

остановилась, насторожив уши, чтобы слушать.


"Тебе не нужно поднимать шум" - прошептала ее мать.


"Это очень важно.


- Ты можешь сделать, в это раз?

"Да" - ответила Мелисса, обороняясь.


Они вышли через заднюю дверь.


Спенсер остановилась, тишина звенела в ее ушах.


Если Мелисса была в натянутых отношениях со своей матерью, почему они распространяли секреты? Она

снова подумала о том, что ее мама сказала ей вчера, тайну, которую даже Мелисса не знала.


У Спенсер все еще не укладывалось в голове, что ее мама была студенткой Йельского университета.


Когда она услышала шум двери гаража и отъезжающий мерседес, ей вдруг внезапно стали нужны материальные доказательства.


Вращаясь вокруг, Спенсер вошла в темный, воняющий сигарами офис ее отца.


В последний раз, когда она была здесь, она скинула содержимое жесткого диска на болванку. Среди документов она обнаружила банковский счет, который позже присвоила Оливия.


Осматривая книжные полки отца, на которых были книги по юриспруденции, собрание первых изданий произведений Хэмингуэя, награды Lucite за победы в суде, она заметила красную книгу, спрятанную в верхнем углу.


Йель ежегодник юридического, было написано на корке книги.


Тихо, она потащила кресло Аэрон ее отца к книжной полке, поднялась на колеблющееся сиденье,и схватила книгу кончиками пальцев.


Когда книга с треском открылась, оттуда донесся запах плесени.


Старая фотография выпорхнула, скользя по недавно вощеному деревянному полу.


Она наклонилась и подняла ее.


Это был небольшой, квадратный Polaroid с беременной блондинкой

перед красивым кирпичным зданием.


Лицо женщины было размыто.


Это была не мама Спенсер, но было что-то знакомое в ней.

Она перевернула фотографию .


Написано сзади было сегодняшний день, 2 июня, почти семнадцать лет назад.


Может быть, это Оливия, суррогатная мать Спенсер?

Спенсер родилась в апреле, но, возможно, Оливия не лишилась груза ребенка сразу?

Спенсер спрятала фотографию обратно в ежегодник и перелистала портреты

студентов-юристов-первогодников.


Она нашла ее отца сразу.


Он выглядел почти так же, как он выглядел

сегодня за исключением его лица, которое было немного меньше и его волосы были гуще и длиннее, почти пернатые.


Сделав глубокий вдох, она перевернула вперед на M для Макадам,

девичью фамилию ее матери.


И она была там,с теми же гладкими и прямыми , длиной до подбородка светлыми волосами и широкой,ослепительной улыбкой.


Там было выцвешее желтое кольцо от чашки кофе, над ней картина, как если бы

Папа Спенсер подпер открытую книгу на этой странице, глядя с тоской на фотографии

в течение нескольких часов.


Это действительно было правдой, ее мама была студенткой Йельского университета.


Спенсер бесцельно пролистала несколько страниц.


Студенты-первокурсники улыбались с таким энтузиазмом, не зная, какой тяжелой должна быть юридическая школа.


Затем ее мозг кое-что поймал.


Она второй раз взглянула на одно из имен студента, затем изучила его фотографию.


Молодой человек со светлыми волосами и крючковатым до жути знакомым, большим носом уставился на

нее.


Эли всегда говорила, что если бы она унаследовала этот нос, она пошла бы прямо к

пластическому хирургу и исправила его.


Места плавали в глазах Спенсер.


Это должно быть другая галлюцинация.


Она проверила имя студента снова.


И еще раз после этого.


Кеннет ДиЛаурентис.


Это был отец Эли.


Бип.


Книга выпала из ее рук.


Ее мобильный телефон вибрировал в кармане ее кардигана.


Спенсер смотрела из окна офиса ее отца, внезапно почувствовав, что кто-то наблюдает за ней.


Неужели она только что услышала хихиканье? Был ли,это человек, бросаясь за забором? Ее сердце стучало, когда она открыла свой телефон.


Думаешь, что это безумие? Теперь возьмем другой спин через жесткий диск твоего отца... начинается с Дж.


Ты не поверишь тому, что узнаешь.


-Э.


16 глава


Это колени королевы пчел


Ханна и Айрис сидели за круглым столом в кафе в заповеднике Aддисон-Стивенс, с горячим латте, домашним йогуртом и чашей свежих фруктов.


Они сидели за лучшим столиком в кафетерии - не только потому что он был дальше всех от поста медсестер, но и потому что он стоял возле окна, из которого открывался первоклассный вид на секси-садовника, который энергично сметал снег с подъездной дорожки в плотном, с длинными рукавами, костюме-тройке.


Айрис толкнула Ханну.


"О боже мой.


Тара собирается съесть дерьмо-ягоду!"

Ханна повернула голову.


Тара, которая сидела вместе с Алексис и Руби за тем же самым столом, когда Ханна присоединилась к ним за завтраком два дня назад, вот-вот собиралась взять ягоду черники в рот.


"Фууу," протянули Ханна и Айрис в унисон.


По какой-то причине чернику здесь называли дерьмо-ягода.


Есть их было огромной ошибкой.


Тара остановилась и обернулась к ним.


"Привет, Ханна. Что значит фу?"

"Ты."


Ухмыльнулась Айрис.


Улыбка Тары испарилась.


Щеки залились краской.


Она перевела едкий, мстительный взгляд на Ханну.


Ханна быстро отвернулась, притворяясь, что не заметила этого.


Тогда Айрис встала и выбросила свой йогурт в мусорное ведро.


"Да ладно тебе, Ханн.


Я должна тебе кое-что показать."


Она схватила Ханну за руку.


"Куда вы?" пропищала Тара, но обе девушки проигнорировали ее.


Айрис фыркнула, как только они вышли из кафетерия и направились к комнатам.


"Ты видела ее туфли? Она говорит что они от Tory Burch, но они больше похожи на пару из Payless.


Ханна хихикнула и почувствовала маленький укол вины - Тара была первой девушкой, которая с ней заговорила.


Но как бы там ни было.


Вины Ханны не было в том, что Тара такая невежественная.


И кроме того, общение с Айрис сделало пребывание Ханны в Заповеднике Аддисон-Стивенс, или просто Заповеднике, как все здесь его называли, сказочным.


Она показала Ханне спортзал и спа, и прошлой ночью они украли очищающие средства, тоники, молочную маску из комнаты отдыха спа и сделали друг другу маски для лица.


Ханна проснулась утром, впервые казалось за многие годы хорошо отдохнувшая, ее ноги выглядели похудевшими после фруктов и овощей, которые она ела.


Ханна и Айрис мгновенно подружились, проводя часы за разговорами в своей комнате.


Айрис сразу призналась, что ее отправили в Заповедник из-за пищевого расстройства - "единственная приемлемая причина быть здесь" добавила она.


Ханна быстро призналась, что она тут тоже из-за пищевого расстройства - это была частично правда.


Впервые Айрис попала на лечение в Заповедник, когда была в седьмом классе.


Она тогда целую неделю ничего не ела.


Ее выписали как раз в начале летних каникул - как раз тогда, когда пропала Эли, Ханна ничем не могла помочь, но отметила это в уме - но мама Айрис заставила ее вернуться сюда в октябре, потому что ее вес снова начал падать.


Заповедник не был единственной клиникой, в которой побывала Айрис, но она сказала что ей здесь нравится больше всего.


Знание того, что у Айрис были проблемы с питанием, помогло Ханне чувствовать себя менее застенчивой.


В безопасности их комнаты она не переживала о том, что бы где-то спрятать журнал калорий, который она вела с лета после окончания седьмого класса, в котором записывала все калории, которые съедала в день.


Она не испугалась, когда Айрис застала ее за натягиванием джинсов из восьмого класса, которые она привезла с собой, чтобы проверять, набирает она или теряет вес.


Как оказалось, у Айрис тоже были такие джинсы.


Чего бы Э не добивалась, отправив Ханну сюда, это имело обратный эффект.


Что навело Ханну на мысль, что Э могла быть на ее стороне.


Возможно Э отправила ее сюда для того что бы отвлечь ее от хаоса в Роузвуде, чтобы защитить от кого-либо, кто устроил пожар.


А прямо сейчас Ханна шла за Айрис по желтому залу к маленькой двери с надписью АВАРИЙНЫЙ ВЫХОД.


Айрис нахмурила брови, приложила палец к губам, потом нажала кнопочки на маленькой клавиатуре, расположенной сразу слева от ручки.


Послышался щелчок и дверь открылась.


Там была металлическая лестница, поднявшись по которой можно было попасть в маленькую уютную комнату, достаточно большую для двух удобных кресел.


Граффити покрывали все четыре стены, там были удивительные рисунки лиц людей, высокие тонкие деревья, пара мультяшных сов, куча неразборчиво написанных сообщений и имен.


Также на подоконнике стояла огромная стопка контрабандных журналов People и Us Weekly.


"Вау" - выдохнула Ханна.


"Это мое тайное укрытие." сказала Айрис, раскинув руки в стороны, как буд-то собиралась сказать "та-да-дам"! "Я единственная, кто знает комбинацию.


Большинство сотрудников просто не знают ее, а если и знают, просто позволяют мне делать то, что я хочу.


Она взяла копию People.


На обложке как обычно была Анджелина Джоли.


"У меня есть кое-кто, кто протаскивает их сюда.


Я полностью зависима.


У меня еще пачка в тумбочке.


До тех пор, пока будешь молчать о них, можешь читать их.


"Конечно"- усмехаясь сказала Ханна.


"Спасибо"


Айрис указала на рисунки на стенах.


"Они все бывшие пациенты


Правда круто?"

Ханна кивнула, но почувствовала жуткую дрожь. когда посмотрела на все эти имена.


Эилин.


Стеф.


Дженни.


Почему они были здесь? От чего они страдали - пищевое расстройство или СДВ (синдром дефицита внимания), обычная причина, чтобы попасть сюда, или от чего-то серьезнее? Брат Эли, Джейсон, по-видимому провел некоторое время в больнице на подобии этой, когда учился в средней школе.


Его именем была исписана вся та книга, которую Эмили нашла в кабинете на вечеринке Рэдли.


Было странно, что Эли никогда не делилась ни с кем из них этим секретом.


Был только один случай, когда Эли возможно упомянула о психических расстройствах Джейсона.


В начале седьмого класса Ханна и Эли зависали вместе в воскресенье после обеда, пытаясь выбрать какую-то одежду к следующему дню.


Как только Эли выскользнула из пары вельветовых брюк, зазвонил телефон.


Эли подняла трубку, но там была тишина.


Ее губы сложились в тонкую полоску, а лицо побледнело.


Ханна услышала жуткий, визгливый смех из динамика.


"В последний раз предупреждаю, прекрати это, урод!" - Прокричала Эли и бросила трубку.


"Кто это был?" спросила Ханна шепотом.


"Всего лишь мой глупый брат," пробормотала Эли


И потом она упустила его.


Но теперь, Ханна была почти уверена в том что Джейсон звонил от Рэдли - в книге Эмили было написано, что он проводил у них несколько часов в выходные.


Возможно он звонил оттуда чтобы напугать ее.


Подонок.


Айрис уселась на один из стульев и Ханна плюхнулась на второй.


Молча они смотрели на каракули и имена.


Хелена.


Бэки.


Линдси.


"Интересно, где все они сейчас," мягко сказала Ханна.


"Кто знает," ответила Айрис расчесывая пальцами свои белокурые волосы.


"Хотя я слышала об одной пациентке, которая должна была пробыть здесь, что-то вроде, двух недель, но ее родители забыли о ней.


Она до сих пор живет здесь... в подвале.


Ханна фыркнула.


"Так это неправда."


"Да, возможно неправда.


Но кто знает."


Айрис достала из-под подушки маленький одноразовый фотоаппарат, завернутый в зеленую бумагу.


"Он тоже контрабандный.


Хочешь, сделаем совместную фотографию?"

Ханна колебалась - последняя вещь, которую она хотела, это доказательство того, что она была в психбольнице.


"Не похоже, чтобы ты могла это проявить," осторожно сказала она.


"Я пошлю снимок моему отцу."


Айрис потупилась.


"Но похоже он не читает мои письма."


Ее нижняя губа задрожала.


"Когда-то мы были очень близки, но потом он получил должность зав.отделения в одной тупой больнице, это очень утомительная работа.


У него больше нет времени для меня.


И теперь еще я здесь..." - она пожала плечами.


"Я не существую для него."


"Тоже самое и у меня с отцом" Ханна ахнула, пораженная тем, что это еще одно сходство между ними.


"Когда-то мы говорили с ним обо всем, но потом он уехал и привез с собой свою новую подружку, Изабель.


Теперь они живут в моем доме - с драгоценной дочерью Изабель, Кейт.


Она поджала ноги.


"Кейт не может сделать ничего плохого.


Мой папа абсолютно одержим ею."


"Не могу поверить, что твоему папе нужен кто-то лучше чем ты"


Айрис ужаснулась.


"Спасибо." благодарно сказала Ханна, смотря в окошко чердака на пустые теннисные корты возле центра.


На протяжении долгого времени она думала что отец не любит ее из-за того что она некрасивая и не идеальная.


Но Айрис была идеальна... и ее отец до сих пор относился к ней как к дерьму.


Может проблема не в дочерях - а в отцах.


Полная решимости, она выхватила камеру из рук Айрис и держала ее на вытянутой руке между ними.


"Давай покажем всем дерьмовым папочкам в мире фак.


"Всем-всем" - сказала Айрис, они посчитали до трех, скорчили рожицы и показали средний палец в камеру.


Ханна нажала на кнопку.


"Прекрасно." сказала Айрис и засунула камеру обратно в сумку.


Ханна скользнула вниз, и получилось что они с Айрис сидели на одном стуле.


Они обе были худенькими и поместились на нем.


В комнате запахло корицей и паленым деревом.


"Как ты нашла это место?"

"Кортни дала мне код." сказала Айрис, сбрасывая шипованые балетки от Maloles.


Ханна разглядывала ноготь на большом пальце.


Ее немного раздражали постоянные рассказы Айрис о ее предыдущей соседке по комнате, Кортни, которая была своего рода знаменитостью в Заповеднике.


Только за вчера Айрис рассказала двенадцать историй об этой сучке Кортни - не то что бы Ханна считала, или как там.


"Так когда Кортни уехала?" как только можно небрежнее спросила Ханна.


Один уголок рта Айрис опустился.


"В ноябре, я думаю. Я не могу вспомнить."


Она потянулась к металлической кружке и взяла маркер.


"Так что же с ней произошло? Она сейчас в порядке?"

Айрис взяла маркер и начала рисовать на стене.


"Как знать? Я не говорила с ней с тех пор, как она уехала."


Ханна почувствовала триумф.


"Почему нет?"

Айрис пожала плечами, рассеянно выводя буквы.


"Она соврала о причине своего пребывания здесь.


Она сказала, что она здесь из-за небольшой депрессии, но на самом деле у нее были проблемы покрупнее.


Я уже потом узнала.


Она была настолько же ненормальной, как и все здесь."


Порыв вера ударил в окно.


Ханна сделала вид, что откашливается, чтобы скрыть виноватое выражение лица.


Она ведь не была честной с Айрис, когда сказала причину своего пребывания, более того - она не сказала ни слова о Эли, Э и Моне.


Айрис закрыла Маркер, показывая, что она нарисовала на стене.


Это был вышедший из моды флажок в форме буквы А, с рукояткой.


Ханна ошеломленно заморгала.


Дрожь пробежала по рукам.


Флажок был ей знаком... и конечно, не случайно.


"Почему ты это нарисовала?" прошептала она.


Айрис на минуту задумалась, выглядя пойманной.


Она нервно защелкнула крышку маркера.


Сердце Ханны билось все быстрее и быстрее.


Наконец она указала на сумочку Ханны.


"Твоя сумочка сегодня лежала на бюро открытая.


Я не собиралась заглядывать внутрь, но эта штука лежала прямо сверху.


Кстати, что это?"

Ханна посмотрела на свою сумочку и выдохнула.


Ну конечно - она повсюду таскала за собой флаг капсулы времени Эли, как будто это был Бриллиант Надежды, и никогда не спускала с него глаз.


Она коснулась ткани кончиками пальцев.


Конечно же рисунок флажка был сверху, хорошо виден.


Рядом с ним был странный символ, значение которого Ханна не понимала - это была буква, обведенная кругом и перечеркнутая, как знак "Не парковаться."


Вместо буквы П там была буква I... или J.


Возможно это означало "Джейсон".


Никакого Джейсона.


По ней пробежала дрожь.


Каждый раз, когда она смотрела на флажок Эли, у нее было такое чувство, как будто Эли рядом, наблюдает.


В какой-то момента она почти было почувствовала аромат любимого ванильного мыла Эли.


Ханна чувствовала на себе взгляд Айрис, которая ждала ответа.


Не говори ей, твердил внутренний голос.


Если ты ей скажешь, она решит что ты сумасшедшая.


"Это для одной школьной игры," услышала она свой небрежный голос.


"Это моей подруги, Элисон."


Она застегнула молнию сумочки и засунула ее под кресло.


Айрис посмотрела на часы от Movado и застонала.


"Дерьмо


У меня сейчас терапия.


Скука."


Она выпрямила ноги и встала с кресла.


Ханна тоже встала.


Обе девушки потопали вниз по лестнице, прошли через потайную дверь и разошлись.


Нервы Ханны все еще звенели от напряжения.


Она чувствовала, что ей нужно выпить таблетку Валиума и прилечь.


Если бы она могла позвонить Майку: ей хотелось услышать его голос, даже его пошлые шуточки.


Правило "никаких телефонов" взрывало мозг.


Она как раз открывала дверь в свою комнату, когда позади нее кто-то кашлянул.


Тара покачивалась вверх и вниз, проводя языком по брекитам.


"О."


Сердце Ханны подпрыгнуло.


"Привет"


Тара поставила руки на бедра.


"Так вы с Айрис соседки?"- прошепелявила она


"Ага" - ответила Ханна сладеньким голосом.


Тара была с Ханной, когда Айрис представилась.


И оба их имени были написаны на двери блестящими золотыми чернилами.


"Так значит ты знаешь о ней?"

Ханна повернула ключ в замке и услышала как он открылся.


"Что я должна знать?"

Тара сунула руки в карманы махрового балахона.


"Все знают что Айрис не в своем уме.


Поэтому она здесь.


Поэтому не пытайся вывести ее из себя.


Я говорю тебе это как друг."


Ханна изучающе посмотрела на Тару.


Ее кидало то в жар, то в холод.


Она толкнула дверь.


"Тара, мы с тобой не друзья."


Она захлопнула дверь перед носом Тары.


Оказавшись внутри, она потрясла руками чтобы снять напряжение.


"Твои похороны," услышала она как Тара говорила через дверь.


Она посмотрела в глазок, как Тара уходила.


Вдруг Ханна поняла, почему она с самого начала испытывала отвращение к Таре.


Тара была такая же низкая и толстая, у нее были отвратительные скобы, и невзрачные коричневые волосы, она была такой же как и Ханна, до ее преображения в восьмом классе.


Это было как смотреть на себя прежнюю, несчастную, не популярную и запутавшуюся.


До того, как она стала красавицей.


До того, как стала хоть кем-то.


Ханна села на кровать и прижала пальцы к вискам.


Если Тара была кем-то вроде старой Ханны, становилось ясно почему она так сказала об Айрис - и почему Ханне не стоило верить не единому ее слову.


Тара безумно ревновала - прямо как Ханна ревновала Эли.


Глядя на свое измученное отражение в зеркале, она вспомнила старую фразу, которую Эли постоянно говорила, и которую Ханна переняла себе после исчезновения Эли.


Я Ханна, и я прекрасна.


Дни ее жизни, когда она была похожа на Тару давно прошли.


17 глава


Просто еще одна пивная вечеринка у Канов


К тому времени, как Ария и Майк подъехали к уродливому дому Каннов, в четверг вечером, там уже было громное количество автомобилей, припаркованных на дороге и на газоне.


Музыка стучала

в доме, и Ария услышал всплеск от горячей ванны сзади.


"Мило" - сказал Майк, выскакивая из пассажирской двери.


В один миг он преодолел половину пути к дому по двору.


Ария сердилась.


Так много для сопровождения.


Ария вышла из машины и оказалась в кругу худеньких красивых девушек из частной школы Quaker, идущих к двери Ноэля.


Одна девушка была блондинистее другой.


На них были надеты меховые шляпы, которые, вероятно, стоили больше, чем весь наряд Арии.


Ария чувствовала себя потерянной и странной рядом с ними в своем темно-зеленом мохеровом платье-свитере, серых замшевых сапогах и гетрах.


Каждая из девушек, толкавшихся на крыльце, отчаянно хотела первой попасть внутрь и натыкалась на Арию, словно ее здесь и не было.

Когда Ария уже хотела развернуться и побежать назад к своей машине, Ноэль, одетый в черные футболку и плавки, распахнул дверь.


"Ты здесь!"- прокричал он Арии и только Арии, не обращая внимания на других девушек.


"Ты приготовилась к горячей ванне?"

"Я не знаю" - застенчиво ответила Ария.


В последний момент она бросила купальник в сумочку, но все еще не решила, наденет ли его.


Она до сих пор не знает, что делает здесь.


Это была не совсем ее группа.


Ноэль нахмурился.


"Это вечеринка с горячей ванной.


Ты пойдешь в нее".


Ария хихикала, пытаясь расслабиться.


Но тогда Мэйсон Байерс схватил руку Ноэля и спросил, где открывалка для бутылок.


Наоми Зиглер провальсировала и сказала, что уродливая пьяная девушка бросилась в дамскую комнату.


Ария вздохнула.


Это была типичная вечеринка Каннов, в чего она ожидала? Просто потому, что она и Ноэль поделился друг с другом чем-то особенным вчера, он вместо бочки с пивом устроит прием с изысканным вином и сыром?

Как будто почувствовав ее раздражение, Ноэль посмотрел через плечо на Арию и поднял один палец.


"Сейчас вернусь" - проговорил он одними губами.


Ария бродила мимо двойной лестницы и легендарных мраморных львов, которых мистер Кан, якобы купил из гробницы египетского фараона.


Справа от нее была гостиная, набитая подлинниками О'Кифа и Джаспера Джонса.


Она вошла в огромную кухню из нержавеющей стали.


Повсюду были дети.


Девон Арлисс смешивала напитки в блендере.


Кейт Ренделл дефилировала по комнате в крошечном бикини от Missoni.


Дженна Кавано стояла, прислонившись к окну и что-то шептала на ухо бывшей девушке Эмили.


Ария остановилась и отступила.


Дженна Кавано? Никто не потрудился сказать ей, что ее собака - поводырь упивалась пивом из лужи на полу, или то, что кто-то нацепил собаке на шею черный кружевной бюстгалтер, который болтался на шее чашечками вниз, как галстук - бабочка.


Вдруг Арии отчаянно понадобилось знать, почему Дженна и Джейсон ссорились в ее доме на прошлой неделе, когда Эмили видела их в окно.


Ария была лучшей подругой Эли, но Дженна знала намного больше о семье Эли, чем Ария, включая предполагаемые "родственные проблемы" с Джейсоном.


Ария проталкивалась сквозь толпу, но множество детей подалось в кухню, преграждая ей путь.


Через какое-то время Ария снова могла увидеть окно, но Дженна и Мая исчезли.


Куча парней из команды по плаванию Rosewood Day прошли позади Арии и схватили пиво из кулера под столом.


Ария почувствовала, что ее потянули за руку.


Когда она обернулась, она увидела белокурую блондинку с безупречной кожей и большими сиськами, смотревшую на нее.


Она была одной из девушек школы Квакера.

Ария стояла рядом на крыльце.


"Ты Ария Монтгомери, верно?" - сказала девушка.


Ария кивнула, и девушка многозначительно улыбнулась.


"Милая обманщица", повторяла она.


Тощая брюнетка в шелковом платье цвета фуксии подвинулась к ним.


"Ты видела Элисон сегодня?"- она назойливо спрашивала.


"Ты видела ее сейчас? Она стояла рядом с тобой?" Она жутко пошевелила пальцами перед ее лицом.


Ария сделала шаг назад и наткнулась на круглый кухонный стол.


Насмешки продолжались.


"Я вижу мертвых людей" - Мейсон Байерс заявил фальцетом, прислонившись к стойке возле горшков .

"Она просто любит внимание" - усмехнулась Наоми Зиглер из-за раздвижных стеклянных дверей.


Напротив был внутренний дворик Каннов.

От горячей ванны поднимался пар.


Ария заметила Майка на краю газона, он дурачился с Джеймсом Фридом.


"Она, наверное, просто хочет быть в новостях", добавил Рэйли Вульф, сидя на стуле рядом с овощами и соусом.


"Это не правда!"- поспорила Ария.


Еще больше детей вошло в комнату, глядя вниз Ария сказала: в их глазах были насмешки и ненависть.


Ария посмотрела по сторонам, стремясь убежать, но она была прижата к кухонному столу и с трудом могла двигаться.


Кто-то схватил ее за левое запястье.


"Пошли" - сказал Ноэль.


Он вытащил ее через толпу.


Дети сразу разошлись.


"Ты пнул ее" - мальчик из бейсбольной команды, чье имя

Арии не помнила, кукарекал.


"Вы должны принять ее" - Сет Кардифф поощрил.

"Нет, он не должен, идиот" - голос Мейсона Байерса вырос .

"Эта вечеринка вне зоны действия полицейских.


Ноэль потащил Арию на второй этаж.


"Мне так жаль" - сказал он, подталкивая ее к открытой темной спальне, на стене которой висела огромная картина маслом миссис Канн.


В комнате пахло всепоглощающим

нафталином.

-Ты не должна быть в центре этого.


Ария села на кровать, слезы текли по ее щекам.


О чем она думала, придя сюда? Ноэль сел рядом с ней, предлагая Арии носовой платок и его джин с тоником.


Она покачала головой.


Внизу кто-то включил музыку.


Девушка вскрикнула.


Ноэль положил стекло на колено.

Ария взглянула на его наклонный нос, густые брови, длинные ресницы.


Она чувствовала себя комфортно, сидя в темноте рядом с ним.


"Я делаю это не для привлечения внимания", заревела она.


Ноэль повернулся к ней.


"Я знаю.


Люди - идиоты.


Они не имеют ничего хорошего, кроме сплетен."


Она плюхнулась обратно на подушку.


Ноэль подсел к ней.


Их пальцы слегка коснулись.


Ария чувствовала, ее сердце начинает биться.


"Мне нужно кое-что сказать тебе", сказал Ноэль.


"Что?", пискнула Ария.


В ее горле вдруг пересохло.


Прошло много времени, прежде чем Ноэль начал говорить.


Дрожа от нетерпения, Ария пыталась успокоится, наблюдая за вращающимся потолочным вентилятором над их головами.


"Я нашел другого медиума" - наконец выпустил Ноэль.


Весь воздух медленно отхлынул от тела Арии.


-Ох.


"Этот якобы действительно хорош.


Она вроде как становится тем человеком, с которым ты пытаешься связаться.


Все, что ей нужно, это быть в том месте, где умер человек, а потом..."


- Ноэль замахал руками

в воздухе, что указывало на волшебное превращение.


Но мы не должны делать это, если вы не хотите.


Как я уже сказал, идя на кладбище и просто говоря, также действительно помогает тоже.


Это мирно.

Ария провела ладонями по животу.

"Но поход на кладбище, не даст мне ответы.


Не похоже на то, что Эли собирается ответить."


-Хорошо.


Ноэль поставил свой ​​напиток на стол, достал сотовый телефон, и пролистал свои

контакты.


-Как насчет того, что я вызову медиума и скажу ей, что мы можем встретиться завтра вечером? Я мог бы поехать с

тобой и мы могли бы съездить на старый двор Эли вместе.

-Подожди.


Ария села, скрипнув пружинами.

- Двор... Эли?

Ноэль кивнул.


"Мы должны пойти туда, где человек умер.


Так это работает."


Руки Арии покалывало, и он почувствовал, как температура в помещении упала по меньшей мере на десять градусов.


Идея стоять над наполовину выкопанной дыры, где Эли была найдена, охлаждала Арию до костей.


Неужели она действительно хочет поговорить с призраком Эли о том, что плохо?

Тем не менее мучительное чувство, дернуло ее.


В глубине души, она чувствовала, что Эли действительно есть что

важное сказать, и это была ответственность Арии слушать.


-Хорошо,


Ария посмотрела в окно на луну в форме ногтя над деревьями,


-Я сделаю это,


Она вытянула колени так, чтобы она сидела, скрестив ноги.


"Спасибо, что помогаешь мне с этим.


И достал меня из того беспорядка внизу.


И..." - Она сделала глубокий вдох.


-Спасибо за то, что

был так добр ко мне в целом.


Ноэль бешено на нее посмотрел.


-С чего бы мне быть с тобой милым?

-Потому что...


Ария затихла.


"Потому что ты типичный Роузвудский мальчик" - она хотела сказать, но остановилась.


Она не знала, что это значит больше.


Они молчали, казалось, часы.


Не в состоянии выдержать напряжение больше, она наклонилась

и поцеловала его.


Его кожа пахла, как хлорка из горячей ванны, а рот являлся на вкус как

джин.


Ария закрыла глаза, забыв на мгновение, где она была.


Когда она открыла их, Ноэль

был там, улыбаясь, как будто он ждал ее, чтобы сделать это в течение многих лет.


18 глава


Дело, о котором не забыть.


В пятницу утром, Спенсер сидела за кухонным столом, нарезая яблоки над миской с горячей овсянкой.


Во дворе рабочие начали рано утром, перетащив сожженную древесину из

леса и погрузив ее в длинную зеленую корзину.


Полицейский фотограф стоял рядом

с сараем, снимая высокотехнологичной цифровой камерой.


Зазвонил телефон.


Когда Спенсер взяла кухонный телефон, женский голос завизжал в

ей в ухо.


-Это мисс Хастингс?

-Эээ, - пробормотала Спенсер, застигнутая врасплох.


Женщина говорила в темпе быстрого стаккато.


-Меня зовут Анна Николс.


Я корреспондент MSNBC.


Хотели бы вы дать комментарий о том, что вы видели в лесу на прошлой неделе?

Мышцы Спенсер напряглись.


-Нет.


Пожалуйста, оставьте меня в покое.


-Можете ли вы подтвердить непроверенных отчетов, которые на самом деле хотел быть лидером клики?

Может быть, вы разочаровались мисс ДиЛаурентис, которая была лучшей из вас,а вы случайно...


сделали что-то.


Это случается со всеми из нас."


Спенсер сжала телефон так, что случайно нажала кучу цифр.


Они просигналили в ее

уши.


-На что вы намекаете? -

-Ничего, ничего - репортер сделала паузу, чтобы роптать что-то кому-то на ее другом конце.


Спенсер

бросила трубку, дрожа.


Она была так преодолена, единственное, что она могла сделать в

ближайшие несколько минут, это смотреть на мигающие красные цифры на СВЧ по всей комнате.


Почему она продолжала получать телефонные звонки? И почему журналисты копали вокруг, чтобы увидеть, если она не имела ничего общего со смертью Эли. Эли была ее лучшим другом.


А как насчет Йена?

Разве полицейские все еще думают, что он был виновен? Или это человек, который пытался поджарить их живьем в

лесу? Как общественность не понимает, что они были жертвами этого, так же, как Эли?

Дверь захлопнулась, и Спенсер подскочила с ней, упав в позицию по отношению к стене.


Она слышала голоса в прачечной и стояла неподвижно, прислушиваясь.


-Было бы лучше, если бы ты не сказал этого ей,- Миссис Хастингс говорила.


-Но, Мама,- прошептала Мелисса в ответ,- Я думала, что она уже знает.


Дверь распахнулась, и Спенсер вбежала обратно на кухонный остров, изображая забывчивость.


Ее мать прощеголяла с ее утренней прогулки, держа оба семейных Лабрадудля на разделенном

поводке.


Тогда Спенсер услышала, что дверь прачечной ударилась и увидела, как Мелисса штурмует вокруг стороны из дома к дороге.


Миссис Хастингс отцепила собак и поводок на острове.


"Привет, Спенс!" - сказала она голосом, который был слишком бодрым, будто она упорно пыталась казаться беспечной и спокойной.


Посмотри какую сумочку я купила в торговом центре прошлой ночью.


Весенний показ Kate Spade великолепный.


Спенсер не могла ответить.


Ее конечности дрожали, а ее живот чувствовался нарезанным в клочья.


"Мама?", сказала она дрожащим голосом.


"О чем ты шепталась с Мелиссой?"

Миссис Хастингс быстро повернулась к кофеварке и налила себе чашечку кофе.


"О, ничего важного.


Только о доме Мелиссы в городе."


Телефон зазвонил снова, но Спенсер не сделала ничего, чтобы ответить.


Ее мать бросила взгляд на телефон, затем на Спенсер, но тоже не ответила на него.


Позже ответил автоответчик, она коснулась плеча Спенсер.


-Ты в порядке? -

Тонны слов, чувствовалось, задыхались в горле Спенсер.


"Спасибо, мам.


Я в порядке."


-Ты уверена, что не хочешь говорить об этом? - А-образные морщинки от беспокойства, образованной между совершенно восковыми бровями миссис Хастингс.


Спенсер отвернулась.


Она сильно хотела поговорить со своей матерью, но все это казалось запретом.


Почему ее родители никогда не говорили ей, что ее папа и папа Эли учились в Йельский Университет Права вместе? Разве это как-то связано с тем, почему миссис


Хастингс не любила Эли? Всё то время, что семья Элисон жила здесь, семьи поддерживали прохладное расстояние, вели себя как чужие.


В действительности, в третьем классе, когда Спенсер легкомысленно заявила, что девушка ее возраста переехала по соседству и спросила, может ли она пойти туда и встретиться с ней, папа Спенсер схватил ее за руку и сказал: «Мы должны дать им некоторое пространство.


Пускай они примут решение.


Потом, когда Эли стала лучшей подругой Спенсер, ее родители, казалось...


не были расстроены, но Миссис Хастингс не советовала Спенсер приглашать Эли на ужин, как она обычно делала со своими новыми друзьями.


В то время Спенсер думала, что ее родители просто завидуют - она думала, что все завидуют вниманию Эли, даже взрослые.


Но видимо, мама Спенсер считала дружбу с Элисон нездоровой.


Эли не должна была знать о том, что их папы были в Йельском Юридическом вместе, либо, если она была, она безусловно, привела бы его.


Она, однако, делала много замечаний о родителях

Спенсер.


Мои родители думают, что ваши родители такие показушники.


Вам, ребята, серьезно нужно еще одно дополнение в вашем доме? А под конец их дружбы, она спросила у Спенсер много вещей об ее отце, в ее голосе сочилось презрение.


Почему твой папа, как гей носит эту обтягивающую одежду, когда он едет на велосипеде? Почему твой отец все еще зовет свою маму Наной?

Фу!

-Им никогда не будет предложено со стороны моих родителей прийти в беседку - сказал Эли за несколько дней, до ее исчезновения.


Как все, что происходило между ними, Эли, возможно, также пристегивается,

не то, что ты.


Спенсер хотела спросить маму, почему семьи притворяются, что не знают друг друга.


"Думаешь, что это сумасшествие?" - говорило письмо Э.


Теперь запиши еще кое-что с жесткого диска отца...

начинается с Дж.


Ее руки начали печатать.


Но что, если Э был ее ненавистником? Все, наконец, наладилось

с ее мамой.


Эндрю был прав.


Зачем раскачивать лодку прежде, до получения полной информации?

"Я вернусь" - пробормотала она маме.


"Хорошо, но вернись вниз,чтобы я могла показать вам, что я купила" - Миссис Хастингс прощебетала.


На втором этаже пахло Fantastik и лавандовым мылом для рук из зала, ванной комнаты.


Спенсер толкнула дверь в свою спальню и щелкнула на переход на совершенно новый MacBook Pro, которые ее родители только что купили ей , ее старый компьютер умер за неделю до того как заемщик Мелиссы был уничтожен в огне.


Затем она вставила компакт-диск, состоявший весь жесткий ее отца, дисков, которые

она тайно скопировала его на диск, когда она пыталась выяснить, действительно ли она была принята.


Компьютер пискнул и зажужжал.


За окном, утреннее небо было серым.


Спенсер могла видеть только верхушку обугленной ветряной мельницы и ветхий сарай.


Она опустила взгляд на переднюю часть дома.


Сантехнические грузовики были вне дома Кавано снова.


Тощий блондин, носивший темный, выцветший комбинезон, прогуливался из дверей Кавано и закурил сигарету.


Дженна Кавано выходила из дома в то же самое время.


Водопроводчик смотрел на Дженну, как она и ее собака-поводырь медленно

направились к Лексусу миссис Кавано.


Когда он решил поцарапать губу, Спенсер заметила, что у него был золотой передний зуб.


Ее компьютер пискнул, и Спенсер снова повернулась к экрану.


CD был загружен.


Она нажала на папку с надписью Папа.


Конечно же, была папка под названием Дж.


Внутри были два безымянных документа.


Стул скрипел, когда она сидела спиной.


Неужели ей действительно нужна, чтобы открыть их? Неужели ей действительно нужно знать это?

Спустившись вниз, она услышала, как смеситель Kitchen Aid начинает жужжать.


Сирена кричала.


Спенсер массировала свои виски.


Но что, если тайна была в чем-то, связанным с Эли?

Соблазн слишком велик, Спенсер щелкнула на первый файл.


Он открылся быстро, и Спенсер наклонилась вперед, слишком стремясь сделать полный вдох.


Дорогая Джессика, мне жаль, дела прервались в вашем доме сегодня вечером.


Я могу дать тебе все время, что небе нужно, но я не могу дождаться побыть наедине с тобой снова.


С большой любовью, Питер.

Спенсер почувствовала себя плохо.


Джессика? Почему ее отец писал письма какой-то Джессике, сказав ей,что он хотел быть с ней?

Она щелкнула на следующий документ.


Это было еще одно письмо.


Дорогая Джессика, оно говорило еще раз.


По нашем обсуждения, я думаю, я могу помочь.


Пожалуйста возьми это.


Xx, Питер.

Ниже был захват экрана из банковского перевода.


Строки из нулей плыли перед глазами Спенсер.


Это была огромная сумма, намного больше, чем было на счете сбережений для колледжа Спенсер.


Потом она увидела имена учетных записей в нижнем углу документа.


Провод прибыл из кредитной линии,принадлежащей Питеру Хастингсу, и он зашел в учетную запись с именем Восстановительный Фонд Элисон ДиЛаурентис.


Бенефициаром сбора средств была Джессика ДиЛаурентис.


Джессика ДиЛаурентис.


Конечно.


Мать Эли.


Спенсер уставилась на экран в течение длительного времени.


Дорогая Джессика.


Много любви.


Хх.


Все те деньги.


Восстановительный Фонд Элисон ДиЛаурентис.


Она прокрутила обратно к первому письму снова.


Прости за прерванные вещи сегодня вечером.


Я не могу дождаться побыть наедине с тобой снова.


Она щелкнула правой кнопкой мыши на документ, чтобы

проверить, когда он был последний раз изменен.


Дата говорила: двадцатое июня, три с половиной года назад.


-Какого черта?-зашипела она.


Там было много о том липком, ужасном лете,которое Спенсер пыталась забыть, но

она всегда, всегда помнила, это двадцатое июня, пока она жила.


Это был последний день седьмого класса.


В ночь их семиклассной ночевки.

В ночь смерти Эли.

19 глава


Секреты не остаются похороненными надолго.


Люси достала листок из под верхнего уголка матраца кровати и встала.


"Готова?" Спросила она.


"Да," сказала Эмили грустно.


Это было в пятницу утром, и она уже собиралась уезжать, чтобы поймать автобус обратно в Роузвуд.


Люси провожала Эмили на станцию,а не автовокзал.


Хотя это было приемлемо для Амишей,что люди ездят на автобусах,Эмили не хотела,чтобы Люси знала что она собирается в Филадельфию,а не в Огайо,как она говорила,откуда она.


После всего Люси доверяла ей,Эмили не хотела признаваться, что она была на самом деле не Амиш.


С другой стороны, часть ее спрашивает,что если Люси уже догадались, и не начала спрашивать.


Может быть, лучше было просто не говорить об этом при всех.


Эмили бросила прощальный взгляд на дом.


Она уже попрощалась с родителями Люси,которые просили ее бесчисленное количество раз ,остаться еще хотя бы на день на свадьбу.


Она гладила коров и лошадей в последний раз, понимая, что она будет по ним скучать.


Она будет скучать и по другим вещам-тихим ночам,запаху свежеприготовленного сыра,мычанию коров.


И каждый в этом сообществе улыбнулся и поздоровался с ней, хотя она была чужой.


Этого бы не произошло в Роузвуде.


Эмили и Люси толкнул в дверь, дрожа от внезапного, бодрящего холода.


Запах свежеиспеченного хлеба был в воздухе, все для свадебного торжества, которое состоится завтра.


Выглядело так,как будто семья Эмишей в сообществе готовилась к свадьбе.


Мужчины чистили лошадей для процессии.


Женщины вешали цветы на дверь семье Марии, и послушные дети Амишей убирали мусор из окружающих дворов.


Люси свистела под нос, руки свободно качались.


С момента их разговора о Лии, Люси казалась намного светлее, как будто огромный рюкзак для кемпинга был снят с ее плеч.


Эмили, с другой стороны, чувствовала надежду, что Эли была жива держал и забирала ее энергетику все это время.


Они прошли мимо церкви, приземистого, невзрачного здания без каких-либо религиозных символов на нем .


Несколько лошадей были привязаны на постах,и было видно их дыхание в морозном воздухе.


Кладбище было в задней части церкви, оцепленное коваными воротами.


Тогда Люси остановилась, размышляя.


"Вы не возражаете, если мы остановимся там на секунду?" Она нервно возилась с шерстяными перчатками.


"Я хочу увидеть Лию.


Эмили взглянула на часы.


Ее автобуса не было еще час.


"Конечно.


Ворота скрипнули, когда Люси толкнула их.


Их обувь рассекала сухую траву.


Выстроились серые, простые могилы для детей, стариков, и всей семьи Стивенсон.


Эмили закрыла глаза, стараясь, утонуть внутри реальности


Все из этих людей были мертвы.


как и Эли.


Эли мертва.


Эмили пыталась позволить этому заполнить ее тело.


Она думала не об ужасных часах смерти Эли, как бьется ее сердце в последний раз, ее легкие наполняя их последним вздохом, ее кости становятся пылью.


Вместо этого, она думала о Эли, декадентской загробной жизни.


Вероятно, он был наполнен прекрасными пляжами, идеальными, безоблачными днями, и коктейль из креветок и красного бархатного торт-а любимых блюд Эли.


Каждый парень был влюблен в нее, и каждая девушка хотела бы быть ей, даже принцесса Диана и Одри Хепберн.


Она все еще была потрясающей Элисон ДиЛаурентис, правящей небом так же, как она правила землей.


"Я буду скучать по тебе так сильно, Эли," Эмили тихо , ветер уносил слова в сторону


Она сделала несколько глубоких вдохов, ожидая, увидеть, что она чувствовала себя по-другому, чище.


Но ее сердце все еще стучало и ее голова продолжала болеть.


Казалось, что каждая жизненно важная часть ее была разорвана.


Она открыла глаза и увидела Люси, смотрящая на нее несколькими рядами ниже.


"Все в порядке?"

Эмили изо всех сил, чтобы кивнуть, обходя несколько кривых надгробий.


Сухие сорняки торчали вокруг многих из них


Это могила Лии?"

"Да", сказала Люси, водя пальцем по верхней части камня.


Эмили подошла и посмотрела вниз.


Надгробие Лия была серого мрамора, с ровной надписью.


Лия Зук.


Эмили уставилась на даты на камне.


Лия умерла 19 июня,почти 4 года назад.


Ух ты.


Эли пропала без вести на следующий день, 20 июня.


Тогда, Эмили заметила, восьмиконечную звезду над именем Лии.


Искра загорелась в ее мозгу, и она видела, эту картину в последнее время. (


"Что это?" Она указала на нее.


Лицо Люси омрачилось.


Мои родители очень хотели ее на надгробие.


Это символ нашего сообщества.


Но я не хочу видеть его там.


Это напоминает мне о нем.


Ворон приземлился на одном из надгробий, хлопая черными крыльями.


Порывы ветра, что заставляли ворота кладбища скрипеть.


"Кто это« он »?" Спросила Эмили.


Люси посмотрела вдаль на полосу тонких деревьев в середине поля.


Парень Лии.


"Он использовал ее для борьбы с кем-то? Эмили запнулась.


Ворон взлетел с дерева и улетел далеко.


"Тот,кто тебе не нравится?"

Люси кивнула.


"Когда он уехал,у него была тату на руке.


Эмили пристально посмотрел на надгробие, ужасная мысль застыла в ее голове.


Она снова посмотрела на дату, на надгробии Лии.


19 июля.


За день до этого Али пропали без вести, в том же году.


Память развернула перед ней, точную и ясную картину, человека, сидящего в больничной палате, рукава закатаны до локтей, освещаемый ярким светом..


Были татуировки звезды, черные и ясные на внутренней стороне запястья.


Должна быть связь.


Была причина по которой Э отправила Эмили в Ланкастер.


Потому что кто-то был здесь перед ней.


Кто-то кого она знала


Она подняла глаза к Люси и схватила ее за плечи.


"Как звали парня твоей сестры ?" спросила она


Люси сделала глубокий вдох, как будто собиралась с силами произнести имя ,которое она не осмеливалась произнести долгое, долгое время.


"Его имя Даррен Вилден.


20 глава


Минные поля.


Ханна стояла возле зеркала в ванной, нанося следующий слой блеска для губ от Bliss и поправляя свои каштановые волосы круглой щеткой.


Минуту спустя Айрис появилась позади нее, посылая Ханне улыбку.


"Привет, сучка" сказала она


"Че, как дела?" сказала в ответ Ханна.


Это уже стало для них обычным утренним занятием.


Даже после того, как они не спали почти всю ночь, занятые написанием писем Майку и Оливеру, парню Айрис, и рассматривали тела знаменитостей на страницах People, ни одна из них не выглядела хуже.


Белокурые волосы Айрис как всегда струились вниз по спине.


Ресницы Ханны выглядели супер-длинными благодаря туши от Диор, которую она одолжила из бездонной косметички Айрис.


Если это и была пятничная групповая терапия, это не значило,что они должны выглядеть жалкими неряхами.


Как только они вышли из своей комнаты, Тара, Руби и Алексис пошли за ними, очевидно шпионя за ними.


"Эй, Ханна, могу я с тобой минуту поговорить?" спросила Тара.


Айрис резко обернулась.


"Она не хочет с тобой говорить."


"А Ханна может сама ответить?" потребовала Тара.


"Или ты ей тоже мозги запудрила?"

Они подошли к креслам у окна, вид из которого выходил на сад позади центра.


Несколько розовых коробок с салфетками Клинекс стояли рядом с креслами, видимо это было излюбленное место девочек поплакать.


Ханна усмехнулась Таре, которая по всей видимости исходила ревностью и была расстроена отказом, и пыталась настроить Ханну и Айрис друг против друга.


Не то чтобы Ханна поверила хотя бы единому ее слову.


Я вас умоляю.


"Мы пытаемся поговорить наедине," отрезала Ханна.


"Придуркам здесь нет места."


"Тф от нас так легко не отделаешься," плюнула Тара.


"У нас тоже сегодня групповая терапия."


Кабинет групповой терапии был прямо перед ними, за большой дубовой дверью.


Ханна закатила глаза и обернулась.


К сожалению Тара была права - у всех девочек на их этаже сегодня была ГТ.


Ханна не понимала эту ГТ вообще.


Частную, с глазу на глаз терапию она еще могла выдержать - он встречалась со своим терапевтом, доктором


Фостером вчера опять, но все о чем они говорили это о уходе за лицом, который предлагает Заповедник, о том, как она начала встречаться с Майком Монтгомери прямо перед поездкой в центр и о неустойчивой дружбе с Айрис.


Она ни разу не упомянула о Моне или Э, и не собиралась раскрывать свои секреты Таре и ее банде троллей.


Айрис оглянулась, увидев хмурое выражение лица Ханны.


"ГТ это нормально" уверила она ее.


"Просто сиди там и пожимай плечами.


Или скажи, что у тебя такой период, и тебе не хочется говорить."


"Доктор


Родерик или "доктор


Фелиция," как она любила, чтобы ее называли - была ухоженной, веселой, непоседливой женщиной, заведующей ГТ.


И вот сейчас она выглянула в коридор и улыбнулась всем.


"Заходите, заходите!" монотонно произнесла она.


Девушки зашли в кабинет.


Простенькие кожаные кресла были расставлены по кругу по середине комнаты.


Маленький фонтанчик шумел в углу комнаты, там же в ряд стояли бутылки с водой и минералкой на буфете красного дерева.


На столе стояло много коробок с салфетками Клинекс, а возле двери- большое мусорное ведро полное пенной лапши, с которой Ханна, Эли и остальные любили баловаться в бассейне у Спенсер.


Куча барабанов бонго, деревянных флейт и бубнов лежала на полке в углу.


Они что. собирались создавать группу?

После того как все девушки уселись, доктор


Фелиция закрыла дверь, и тоже села.


"Итак," сказала она, щелкая огромным ежедневником в кожаном переплете.


Сегодня, после того, как мы поговорим как вы провели неделю, мы сыграем в Минное поле.


Все издали разные всхлипывания и стоны.


Ханна посмотрела на Айрис.


"Что это значит?"

"Это упражнение на доверие," объяснила Айрис, закатывая глаза.


"Она разложит эту фигню по всей комнате, и она будет означать бомбы и мины.


Одному человеку завязывают глаза, а второй ведет его через "мины", так чтобы он не подорвался."


Ханна скорчила рожицу.


И за это ее отец платит тысячу долларов в день?

Доктор


Фелиция похлопала в ладоши, чтобы привлечь внимание девушек.


"Так, давайте поговорим, как у вас делишки.


Кто хочет начать?

Никто не заговорил.


Ханна почесала ногу, думая о том, что сегодня у нее французский маникюр, или обработка волос горячим маслом.


Худенькая, темноволосая девушка по имени Пейдж в другом конце комнаты кусала ногти.


Доктор Фелиция сложила руки на коленях, устало вздохнув.


Потом ее взгляд упал на Ханну.


"Ханна!" прощебетала она.


"Добро пожаловать в группу.


Ребята, Ханна у нас в первые.


Давайте дадим ей почувствовать себя в безопасности и примем ее."


Ханна подогнула пальцы в полусапожках от Proenza Schouler.


"Спасибо," пробубнила она.


Звуки бурлящего фонтана громыхали в ушах.


Отчасти из-за этого ей захотелось в туалет.


"Тебе здесь нравится?" голос доктора


Фелиции тот повышался, то понижался.


Она была одной из тех людей. которые никогда не моргали, и всегда улыбались.


Это делало ее похожей на психованную чирлидершу-наркоманку.


"Тут круто," сказала Ханна.


"Действительно, постоянное веселье."


Доктор нахмурилась.


"Весело, это хорошо, но нет ли чего-нибудь чтобы ты хотела обсудить с группой?"

"Вообще-то нет," отрезала Ханна.


Доктор


Фелиция поджала губы, она выглядела разочарованной.


"Ханна моя соседка по комнате, и она кажется нормальной.," вставила Айрис.


"Мы с ней очень много разговариваем - я думаю, что это место для нее чудное.


Я имею ввиду, что она не вырывает волосы, как Руби."


В ту же секунду все повернулись к Руби, которая как-раз схватила прядь волос, готовая выдернуть ее.


Ханна благодарно улыбнулась Айрис, за то что та отвлекла от нее Фелицию.


Но после того, как доктор


Фелиция задала Руби несколько вопросов, она снова вернулась к Ханне.


"Итак, Ханна, не хочешь рассказать нам, почему ты здесь? Ты будешь очень удивлена, насколько помогает разговор."


Ханна повертела ногой.


Возможно, если она просидит молча достаточно долго, Фелиция переключится на кого-то другого.


Затем она услышала, как кто-то в комнате сделал глубокий вдох.


"У Ханны обычные мелкие проблемы," сказала Тара высоким резким голосом.


"У нее пищевые расстройства, как у любой прекрасной девушки.


Ее папочка больше ее не любит, но она старается не думать об этом.


О, и еще у нее есть озлобленная бывшая подруга.


Бла бла бла, не о чем говорить."


Довольная, Тара откинулась на стул, скрестив руки на груди, послав Ханне взгляд, который говорил "ты сама напросилась".


Айрис шмыгнула носом.


"Ого, хорошо, Тара."


Ты шпионила за нами.


У тебя есть уши.


И какие же они уродливые, крысиные уши.


"Так," сказала


доктор Фелиция.


Ханна не хотела показывать Таре, что она удивлена ее словами, но когда она вспомнила их, кровь отлила от ее лица.


Кое что из слов Тары было очень, очень не правильно.


"К-как ты узнала о моей лучшей подруге?" пролепетала она.


Лицо Моны всплыло перед глазами, взгляд ее был наполнен яростью, когда она прострелила двигатель своего внедорожника.


Тара моргнула, застигнутая врасплох.


"Это очевидно," вскочила Айрис.


"Она подслушивала под нашей дверью всю ночь."


Сердце Ханны билось все быстрее и быстрее.


Снаружи прогрохотал грузовик.


Плуг заскрежетал по тротуару, заставив ее содрогнуться.


Она посмотрела на Айрис.


"Но я никогда не говорила ничего о своей бывшей лучшей подруге.


Ты помнишь, чтобы я что-то говорила о ней?"

Айрис почесала подбородок.


"Нуу...нет.


Но я тогда устала, может я к тому времени уже уснула."


Ханна провела рукой по лбу.


Что, черт побери, происходит? Она приняла еще одну таблетку Валиума прошлой ночью чтобы уснуть, неужели из-за этого она ляпнула что-то о Моне? Ее сознание было похоже на темный бесконечный туннель.


"Может тебе и не хочется говорить об этой подруге, Ханна," перебила


доктор Фелиция.


Она поднялась на ноги и отошла к окнам.


"Но иногда наше сознание и тело как бы выталкивают проблемы наружу."


Ханна посмотрела на нее.


"Я просто так не говорю всякую фигню.


У меня нет болезни Туррета.


Я не идиотка."


"Не стоит заводиться," мягко сказала доктор Фелиция.


"Я и не завожусь!" выкрикнула Ханна, ее голос эхом отозвался от стен.


Фелиция отступила, ее глаза округлились.


Девушек охватило напряженное молчание.


Меган прокашляла "психованная" в кулачок.


По коже Ханны побежали иголки.


Доктор Фелиция вернулась к своему креслу и взяла блокнот.


"Итак.


Давайте продолжим."


Она перевернула страницу.


"Ээ.


Джина.


Ты разговаривала со своей мамой на этой неделе? Как у нее дела?"

Но в то время как


Доктор Фелиция спрашивала других девушек, как они провели эту неделю, Ханна не успокаивалась.


У нее в мозгу как будто был маленький осколок, который нужно было вытянуть.


Когда она закрыла глаза, она снова очутилась на парковке в Роузвуда, автомобиль Моны катился на нее.


Нет, прокричала она про себя.


Она не могла пройти этот путь, не здесь, никогда больше.


Она заставила себя открыть глаза.


Взгляд упал в угол, все было размытым и качалось.


Лица девушек были деформированы и растянуть, как будто она смотрела на них сквозь зеркало в комнате смеха.


Не в силах больше это терпеть, Ханна указала трясущимся пальцем на Тару.


"Ты должна сказать мне, как ты узнала о Моне."


Наступила тишина.


Тара нахмурила свой прыщавый лоб.


"Не поняла."

"Это Э рассказала тебе о ней?" спросила Ханна.


Тара медленно покачала головой.


"Что за Э?"

Доктор


Фелиция встала , пересекла комнату и тронула Ханну за плечо.


"Ты выглядишь растерянной, дорогая.


Может лучше пойдешь к себе в комнату и отдохнешь?"


Но Ханна не двинулась.


Тара встретилась с ней взглядом, потом закатила глаза.


"Я не знаю кто такая Мона.


Я думала твою подругу звали Элисон."


У Ханны сжалось горло.


Она опустилась на свое место.


Айрис встала.


"Элисон? Ее флажок ты носишь в своей сумке? Почему она бывшая лучшая подруга?"

Ханна едва ее слышала.


Она посмотрела на Тару.


"Как ты узнала об Элисон?" прошептала она?


Неохотно Тара полезла в свою холщовую сумку.


"Отсюда."


Она бросила копию People, которую Ханна раньше не видела.


Она упала рядом с креслом Ханны.


"Я собиралась сказать тебе об этом перед ГТ.


Но ты слишком крутая, чтобы говорить со мной."


Ханна схватила журнал и открыла помеченную страницу.


Сразу бросился в глаза заголовок Неделя Тайн и Лжи.


Ниже была фотография Ханны, Спенсер, Арии и Эмили, выбегающих из горящего леса.


Подпись гласила - Милые обманщицы, затем все их имена.


"О боже," прошептала Ханна.


Затем она увидела опрос и график в правом нижнем углу.


УБИЛИ ЛИ МИЛЫЕ ОБМАНЩИЦЫ ЭЛИСОН ДИЛАУРЕНТИС? Опросили сотни людей на Площади Таймс.


Почти все - 92% - проголосовали за.


"Мне нравится твой ник, кстати." Тара скрестила ноги.


"Милые обманщицы.


Это так круто."


Все столпились возле кресла Ханны, чтобы прочитать статью.


Она чувствовала, что их не остановить.


Руби ахнула.


Джули цокнула языком.


И Айрис - ну, Айрис смотрела с ужасом и отвращением.


Мнение всех о Ханне мгновенно изменилось.


Отныне она будет этой девушкой.


Психом, которая четыре года назад убила свою лучшую подругу.


Доктор Фелиция забрала журнал с коленей Ханны.


"Где ты его взяла?" ругала она Тару.


"Ты же знаешь, что журналы запрещены."


Тара съежилась, стала робкой, потому что вляпалась в неприятности.


"Айрис всегда хвастается, что у нее есть старые издания." пробубнила она, отдирая этикетку от бутылки с водой.


"Я всего лишь хотела посмотреть копию своими глазами."


Айрис поднялась на ноги, почти опрокинув хромовую лампу рядом с собой.


Она подошла к Таре.


"Этот номер лежал в моей спальне, ты сука! Я его еще даже не читала! Ты рылась в моих вещах!"

"Айрис."


Доктор Фелиция похлопала руками, чтобы восстановит дисциплину.


Медсестра заглянула в маленькую боковую дверь, решая прийти ли на помощь доктору Фелиции.


"Айрис, ты знаешь что твоя комната закрывается.


Пациенты не могут туда входить."


"Он был не в спальне," проплакала Тара.


Она показала через комнату на зал.


"Он был на кресле возле окна, в вестибюле."


"Это невозможно!" прокричала Айрис, оборачиваясь и смотря на доктора Фелицию.


Ее взгляд метался между журналом в руках доктора Фелиции и лицом Ханны.


"А ты.


Ты пыталась показаться такой крутой, Ханна.


Но ты такая же сумасшедшая как и все здесь."


"Милая обманщица," передразнила девушка из комнаты.


У Ханны в горле образовался огромный ком.


Теперь все взгляды были снова прикованы к ней.


Она хотела подняться и убежать из комнаты, но ее задница как будто приросла к стулу.


"Я не обманщица," сказала она тихим голосом.


Айрис фыркнула, глядя на Ханну с презрением, будто у нее внезапно появились прыщи на лице и руках.


"Какая разница."


"Девочки, прекратите!" доктор


Фелиция оттащила Айрис за руку.


"Айрис и Тара, вы нарушили правила и у вас неприятности."


Она сунула People в задний карман брюк, затем помогла Таре встать на ноги, Схватила Айрис за руку и двинулась с ними к двери.


Перед тем как они ушли, Тара обернулась и послала Ханне ухмылку.


"Айрис," умоляюще воскликнула Ханна, "это не то, что ты думаешь!"

Айрис повернулась в дверном проеме, тупо уставившись на Ханну будто она была чужой.


"Извини, но я не разговариваю с придурками."


Потом она развернулась и пошла за Фелицией по коридору, оставив Ханну позади.


21 глава


Вред правды.


Большой Грейхаунд фыркнул на стоянке автобусной станции Ланкастер, его конечный пункт назначения,

Филадельфии, украшенный над ветровым стеклом.


Эмили предварительно поднялась на борт, вдыхая

запах новой обивки и очистителя для ванной комнаты .


Даже если она только провела

несколько дней с Люси и ее семьей, автобус казался раздражающе современным, почти чудовищным.


Эмили едва не произнесла ни слова после того, как Люси призналась, что Вилден был старым другом ее покойной сестры.


Люси неоднократно просила Эмили,сказать, что случилось, но Эмили говорила, что она была в порядке-просто устала.


Что она могла сказать? Я знаю старого друга твоей сестры.


Я думаю, что он действительно мог убить Лию.


Там в отверстии в задней части двора человек, который мог ее там бросить.


Ее мозг был на скорости деформации с тех пор как, кружась в памяти после того, как воспоминание об этом ужасной времени.


На следующий день после исчезновения Эли , после их разговора с миссис


ДиЛаурентис, Эмили и ее друзья пошли в противоположном направлении.


Эмили прошла прямо к большой дыре, где они в конечном итоге нашли тело.


Рабочие, она вспомнила, наполняли дыру именно в тот же день.


Все их автомобили стояли вдоль обочины рядом с газоном ДиЛаурентис .


Был один в конце,который она исследовала для секунду или две, интересуясь, где она видела его раньше.


Это был старый черный седан, как нечто из фильма шестидесятых или семидесятых годов.


Это был тот же самый автомобиль, что визжал вплоть до дня пресечения Rosewood Day Lower School, Эли хвасталась всем, что она собирается найти кусок флага для Капсулы Времени.


После его борьбе с Йэном, Джейсон ДиЛаурентис распахнул пассажирскую дверь этой машины и упал внутрь.


Это был тот самый автомобиль, который, пыхтел за пределами дома ДиЛаурентис в день, когда Эмили и другие пытались украсть флаг Эли.


А вот это было в ее память снова, надвигающейся на дом ДиЛаурентис,где скрывали тело в течение трех долгих лет.


Та машина принадлежала Даррену Вилдену.


Автобус отстранился на несколько минут позже, зеленые поля Ланкастера исчезали за ним.


Были только четыре другие пассажиры, так что Эмили была строкой для себя.


Шпионя за розеткой рядом с ее ногами, она наклонилась, включил в свой ​​мобильный телефон и включил его.


Экран светился с жизнью.


Эмили сделала что-то, о чем она узнала, но что? Если она спросила Спенсер, Ханну, или Арию, они бы сказали ей , что она была сумасшедшей, когда думала,что Эли был жива и после инструкции для перехода к стране аманитов .


Она не могла позвонить ее родителям, они думали, что она была в Бостоне.


И она не могла позвонить в полицию-Вилден был полицейским.


Это было невероятно, что Вилден действительно когда-то был аманитом.


Эмили очень мало знала о его жизни,только то, что он был бунтарем в Роузвуде, но затем заново открыл себя в качестве полицейского.


Это наверное, не займет слишком много усилий, чтобы выяснить, когда Уилден покинул общину и пошел в школу Rosewood Day, хотя,когда он говорил с Эмили и другими в больнице, он сказал, что он жил со своим дядей в средней школе.


По словам Люси,Вилден убедил Лию, сестру Люси, оставить сообщество.


Может быть, когда она отказалась, он рассердился.


и строила планы, чтобы покончить с ней навсегда.


Вилден мог говорить с Эли о своих тайных мечтах убежать, так как он и Джейсон были друзьями.


Вилден, возможно, даже обещал Эли помочь ей убежать навсегда, тайком из

Rosewood Day, в ночь, когда она пропала без вести.


Он выбросил тело в дыру на заднем дворе ДиЛаурентис , заставляя это быть похожим, на то, что Эли была убита.


Но тело в этой дыре не принадлежит Эли.

Оно принадлежало к девушке, которая разбила сердце Уилдена .


Ужасно, это все подходит.


Он объяснил, почему Лия никогда не найдется.

Это объяснило, почему Эли появилась в лесу в прошлую субботу, и почему Уилден отговорил полицию от расследования возможности того, что Эли был жива, если они поняли, что это не ее тело в этой дыре, они должны были бы выяснить, чье тело было.


Это было то, почему Вилден не верил в и не купился что Йэн знал тайну о том, что произошло в ту ночь.


Э был прав с самого начала, что не было секрете.


Но это не было о смерти Эли.


Это был о том, кто был убит на месте Эли.


Эмили уставилась на граффити, кто-то нарисовал на стене автобуса под окном.


MIMI

БУВ Кристофер.


У ТИНЫ ЖИРНАЯ ЗАДНИЦА


Там был даже набросок двух жирных стыков щек рядом с ним.


Эли был там, где-то, она всегда знала.


Но где она был все это время? Казалось невероятным, что семиклассница может выжить самостоятельно.


или Может быть, она знала, кого-то, кто мог бы приютить ее.


Почему она не связалась Эмили, чтобы он знала, что она в порядке?

Или, может быть, она не хотела ни с кем связываться.


Может быть, она решила забыть ее всю жизнь в Роузвуде, даже ее четырех лучших подруг.


Телефон Эмили запищал, сигнализируя три непрочитанных текста.


Она прокручивала свой почтовый ящик.


Двое из них были от сестры Кэролайн, в обеих строках темы читалось People Survey.


Ария послала сообщение тоже, его тема сказала, что нам нужно поговорить.


Старая женщина в передней части автобуса закашлялась.


Автобус проехал ферму, и кабина временно пахла навозом.


Эмили переместила курсор от текста к тексту, пытаясь решить,который необходимо читать в первую очередь.


В этот момент ее телефон зазвенел снова, на этот раз с сообщением от неизвестного

номера.


Ее пульс мчался.


Оно должно было быть от Э.


И на этот раз, Эмили не могла дождаться, чтобы узнать,то, что Э должен был сказать.


Она нажала "читать" немедленно.


Это была фотография текста.


На картине была куча брошенных веером работ на столе.

В верхнем

документе под названием "Исчезновение Элисон ДиЛаурентис:

Хронология.


В статье внизу говорится в интервью, Джессика ДиЛаурентис, 21 июня, 10:30 вечера


Другой документ имел гребень, то, что называется заповедник в Эддисон-Стивенс, с фамилией "ДиЛаурентис"показанной на рисунке.


На каждой странице был красный штамп "СОБСТВЕННОСТЬ ПОЛИЦИИ РОУЗВУДА".


ДОКАЗАТЕЛЬСТВА.


НЕ УДАЛЯТЬ.


Эмили ахнула.


Затем она заметила,что последний лист бумаги выглядывал из-под других.


Эмили прищурилась,пока ее глаза не пострадали.


АНАЛИЗЫ ДНК, там было написано.


Но Эмили не смогла прочесть результаты.


-Нет,-Эмили застонала, чувствуя, что она сейчас взорвется.


Тогда, как автобус совершил резкий удар, она заметила, сопроводительную записку с фотографией.


Хотите посмотреть на себя? Номер доказательства в задней части станции полиции Роузвуда.


Я оставлю дверь открытой.


-Э.


22 глава


Возвращение.


В пятницу после школы, Ноэль отвез Арию в дом Байрона.


Когда она села в машину, он наклонился и слегка коснулся губами ее щеки.


Несмотря на бабочек, разъедавших живот, Ария почувствовала, как по спине пробежали мурашки.


Они ехали по извилистым улочкам различных районов, мимо старых ферм и детской площадки, где все еще была пара выброшенных елок на дальнем конце стоянки.


Хотя ни Ария, ни Ноэль не произнесли ни слова, эта тишина была уютной.


Ария была благодарна, что ей не приходится вести светскую беседу.


Когда они сворачивали на старую улицу Али, у Арии зазвонил телефон.


"Скрытый номер" - отобразилось на дисплее.


Ария ответила.


- Мисс Монтгомери? - прощебетал голос.


- Это Бетани Ричардс из "ЮЭс Викли"!

- Извините, но меня это не интересует, - быстро ответила Ария, ругая себя, что вообще взяла трубку.


Она уже почти отключилась, когда репортер сделала резкий вдох.


- Я просто хотела узнать, есть ли у вас ответ на статью в "Пипл".


Какую еще статью? - резко спросила Ария.


Ноэль взволновано на нее посмотрел.


-Один с опроса, который сказал,что девяносто два процента опрошенных думают, что вы и ваши друзья убили Элисон - репортер звучал головокружительно.


-Что? - Ария ахнула.


-Это неправда, - тогда она нанесла удар и уронила телефон в сумку.


Ноэль смотрел на нее, тревожный взгляд был на его лице.


-Там в статье люди, говорят, что мы убили Элисон, - прошептала она.


Брови Ноэля соединились в букву V.


-Господи Иисусе.


Ария прижала голову к окну, уставившись безучастно на проходящий зеленый знак для Дендрария Холлиса.


Как же люди могли поверить в такие сумасшедшие вещи? Просто потому, что у них глупыми?

Потому что они не хотели, ответить на любые грубые, вопросы любопытной прессы?

Они подъехали к старому куль-де-мешку Эли.


Ария почувствовал запах паленых останков от костра даже через закрытые окна.

Деревья были скрученные и черные, как разложившиеся конечности,ветряная мельница Хастингсов теперь была мясистой, сожженной тушей.


Но самое страшное было сарай Хастингсов.


Половина его рухнула, не более чем кучей темных, разрушенных досок на

землю.


Старые планера крыльца, когда-то окрашенные в старинный белый, теперь были грязного, ржавого цвета,висели, скрипя на одной петле.


Она качалась мягко, как будто призрак лениво качался назад и вперед.


Ноэль привлек его нижнюю губу в рот, глядя на сарай.


-Похоже на дом Ашера.


Ария взглянула на него, пораженная.


Ноэль пожал плечами.


-Ты знаешь.


История Эдгара По, где сумасшедший парень хоронит свою сестру в том старом, разрушенном, страшном доме?

И некоторое время он чувствует себя очень нестабильным и безумным, и это потому, что оказывается, она на самом деле не умерла?

-Я не могу поверить, что ты знаешь эту историю, - сказала Ария, довольная.


Ноэль посмотрел больно.


-Я в AP английском, так же, как ты.


Я читаю время от времени.


-Я не это имела в виду, - быстро сказала Ария, хотя она подумал, что она вроде имела.


Они припарковались спереди дома ДиЛаурентисов и вышли.


Новые хозяева,


Сент-Жермены,переехали обратно, когда цирк СМИ Элисон утих, но не выглядело так, что они были дома,,что было облегчением.


Даже лучше, там не было ни одного фургона новостей припаркованных на обочине.


Тогда Ария увидела Спенсер у ее почтового ящика, со стопкой конвертов в руках.


Спенсер увидела Арию точно в то же время.


Ее глаза перешли от Арии к Ноэлю,взгляд немного запутался.


-Что вы, ребята,

здесь делаете? - выпалила она.


-Эй.


Арию подошла, огибая большие, круглые изгороди.


Ее нервы прыгали и трещали.


-Ты слышал, что люди думают, что мы убили Эли? -

Спенсер сделала кислое лицо.


-Да.


-Нам нужны реальные ответы.


Арию махнула рукой в сторону старого двора Элисон, который был все еще

случайно окружен желтой лентой полиции.


-Я знаю, ты думаешь, что Эли-призрак сумасшедший,но медиум собирается выполнять сеанс, где она умерла.


Хочешь посмотреть?

Спенсер сделала шаг назад.


-Нет!


-Но что если она действительно может найти контакт с Эли? Разве ты не хочешь знать, что произошло на самом деле?

Спенсер поправила конверты в руках, пока все они столкнулись в том же направлении.


-Это вещи не реальные, Aрия.


И вы не должны бродить вокруг того отверстия.


Пресса будет иметь поле днем!


Порыв ветра прошелся по лицу Арии, и она обратила свое пальто вокруг себя.


-Мы не делаем ничего плохого.


Мы просто стоим там.


Спенсер хлопнула дверью почтового ящика и отвернулась.


-Ну, исключите меня.


-Хорошо, - Ария возмутилась, кружась вокруг.


Когда она ворвалась обратно к Ноэлю, она заглянула через плечо.


Спенсер все еще стояла у почтового ящика, глядя конфликтно и грустно.


Арии хотела,чтобы Спенсер дала ей бдительность и веру в то, что не может быть объяснено.


Это была Эли,о ней они говорили.


Но через некоторое время, Спенсер опустила плечи и направилась к входной двери.


Ноэль ждал у мемориала Эли на бордюре.


Как обычно, он был переполнен цветами и свечами и безличными записками, где говорилось что-то вроде "мы будем скучать по тебе и Покойся с миром".


-Должны ли мы вернуться туда? - спросил он.


Арии тупо кивнула, прижимая ее шерстяной шарф к носу, запах гари от пожара

делал ее глаза влажными.


Молча они прошли через жесткий, морозный двор к задней части собственности Элисон.


Несмотря на то, что было всего лишь немного позже четырех вечера, небо уже темнело.


Было странно туманно, и густой туман кружился вокруг старой доски Эли.


Ворон каркал глубоко в лесу.


Треск.


Ария вскочил в испуге.


Когда она повернулась, женщина вдруг стала прямо за ней,дыша ей в шею.


У нее были развевающееся соль-с- перцем волосы, глаза навыкате, и желтая, бумажная кожа.


Ее зубы были желтоватые и гниющие, а ее ногти были по крайней мере дюймом длиной.


Она была похожа на труп, который только что вылез из гроба.


-Я Эсмеральда, - сказала женщина тонким, низким голосом.


Ария была слишком напугана, чтобы говорить.


Ноэль сделал шаг вперед.


-Это Ария.


Женщина коснулась руки Арии.


Ее пальцы были ледяные костлявые.


Эсмеральда посмотрела на тесьненное отверстие.


-Проходи.


Она ждала, чтобы поговорить с тобой.


Комок в горле Арии увеличился в три раза.


Они переместились ближе к дыре.


Воздух был холоднее там.

Ветер утих до жуткого тупика, и туман стал еще гуще.


Это было похоже на дыру в глазу бури - портал в другое измерение.


Это не может случиться, она думала, стараясь сохранять спокойствие.


Эли нет здесь.


Это невозможно.


Я просто ловлю момент.


-Сейчас.


Эсмеральда взяла руку Арии и привела ее к краю дыры.


-Посмотри вниз.


Нам необходимо связаться с ней вместе.


Ария задрожала.


Она никогда не смотрела в наполовину вырытое отверстие раньше.


Когда она взглянула беспомощно на Ноэля, который был в нескольких шагах позади них, он кивнул слабо, подталкивая его подбородок к отверстию.


Сделав глубокий вдох, она вытянула шею и посмотрела вниз.


Ее сердце забилось.

Ее кожа была холодной.


Внутри дыры было темно, и она была наполнена скоплениями грязи и высушенными кусочками цемента.


Пара кусочков от полицейской ленты упала на дно, около девяти футов.


Хотя тело Эли уже давно было удалено, Ария могла видеть матовые отступы, где что-то тяжелое лежало в течение долгого, долгого времени.


Она закрыла глаза.


Элисон была там в течение многих лет, прикрытая цементом, медленно уходящая

в почву.


Ее кожа отвалилась с ее костей.


Ее красивое лицо сгнило.


При жизни Эли была увлекательной,на кого вы не могли не смотреть, но при смерти, она была тихой, невидимой.


Годами, она спряталась в ее собственном заднем дворе.


Она взяла с собой секрет того, что было на самом деле.


Ария потянулась за рукой Ноэля.


Он быстро скривил пальцы вокруг нее и сжал.


Эсмеральда оставалась на краю отверстия в течение длительного времени, вдыхая глубокие, гортанный вдохи,закатывая шею, покачиваясь взад и вперед на пятках.


Потом она начала корчиться.


Это выглядело как, что-то проникает в ее тело, скользя через кожу и получая

удобство.


Дыхание Арии перехватило горло.


Ноэль не двигался, благоговея.


При взгляде Арии Эсмеральда сорвалась на мгновение, она заметила свет в окне спальни Спенсер следующий двери.


Спенсер стояла на окна, глядя на них.


И, наконец, Эсмеральда подняла голову.


Удивительно, но она каким-то образом оказалась моложе, и там был шепот с ухмылкой на лице.


-Эй,-Эсмеральда сказала совершенно другим голосом.


Ария ахнула.


Ноэль вздрогнул, тоже.


Это был голос Элисон.


-Так ты хотела поговорить со мной?-Эсмеральда-Эли скачала, звуча скучающей.


-Ты можете получить только один вопрос, таким образом, сделать его хорошим.


Собака завыла вдалеке.


Хлопнула дверь, через улицу, и когда Ария повернулась, она подумала, что она увидела Дженну Кавано, скользящую мимо эркера в гостиной.


И Ария даже подумала, что она почувствовала запах ванильного мыла, доносящийся из нижней части дыры.


Могла бы быть Али прямо здесь, глядя на нее глазами этой женщины?

И о том, что было, Арии предполагалось спросить у нее? Были так много тайн, которые Эли держала от них, о ее свидании с Йеном,проблемы с ее братом, правда о ослеплении Дженны, и возможность того, что Элисон была не так счастлива, как все думали.


Но на самом деле, один вопрос, выделялся чисто от других.


-Кто убил тебя? - спросила она наконец тихим, дрожащим шепотом.


Эсмеральда сморщила нос, как будто бы это был самый глупой вопрос в мире.


-Ты уверена, что хочешь знать? -

Ария наклонилась вперед.


-Да.


Медиум опустила голову.


-Я боюсь сказать это вслух, - выпалила она, по-прежнему голосом Эли.


-Я должна написать это.


-Хорошо,- сказала Ария быстро.


-А потом ты должна уйти, - Эсмеральда-Эли сказала.


-Я не хочу, чтобы ты была здесь.


-Конечно, - Ария прохрипела,


-Все что угодно.


Эсмеральда полезла в сумочку и вытащила маленький, в кожаном переплете записную книжку и шариковую ручку.


Настрочив быстро, она сложила записку и передал его Aрии.


-Теперь иди, - прорычала она.


Ария отступила от отверстия, почти отключенная,она пошла.


Она даже не чувствовала своих ног когда она бежала к машине Ноэля.


Ноэль был прямо позади нее, притянув ее к себе и держа ее близко.


На мгновение они оба были слишком перегружены, чтобы говорить.


Ария уставилась на храм Эли снова.


Одинокая свеча освещала школьный портрет Элисон с седьмого класса.


Широкая, зубастая улыбка Эли и немигающие глаза, вдруг сделали ее взгляд обладающим.


Она думала об истории, упомянутой Ноэлем- Падение дома Ашера.


Так же, как сестра в истории,которая была погребена в старом доме, тело оказалось в ловушке под бетоном в течение трех долгих лет.

Были души, освобожденные от своих земных судов, как только

человек умирал.


или гораздо позже? Если бы душа сбежала, из той дыры сразу после последнего вдоха Элисон.


или только после того, когда рабочие раскопали ее труп, сгнивший в земле?

Бумажка, которую дала Эсмеральда, все еще находилась в ладони Арии.


Она начала медленно разворачивать её.


-Тебе нужна минута в одиночестве?-тихо спросил Ноэль


Ария тяжело сглотнула.


-Всё хорошо.


”Она нуждалась в нем здесь.


Она слишком боялась, чтобы смотреть на записку одна.


Бумага была смята, когда она нашла ее.


Буквы в письме были круглыми и игристыми — почерк Али.


Медленно, Ария прочитала слова.


Были только три, и они охладили ее до самого сердца: Эли убила Эли.


23 ГЛАВА


Вся семья В сборе.


Почти час спустя, Спенсер сидела за столом в своей комнате и смотрела в окно.


Огни на заднем крыльце бросали жуткие отблески на разрушенный сарай и на искаженный, устрашающий лес.


Весь снег растаял, оставив слой грязи на земле.


Группа хирургов сломала дерево далеко в ежевике с цепными пилами, оставляя большую груду мертвой древесины на лужайке.


Команда уборки рылась в сарае сегодня, вынося остающуюся мебель около патио.

Круглый коврик, где Спенсер и другие сидели в ночь Эли, загипнотизировала их, был прислонен к шагам палубы.


Это когда-то было белое, но это было теперь коричневый сожженный зефир.

Ария и Ноэль больше не были собраны вокруг холла.


Спенсер наблюдала за ними из окна, все это со средой занял лишь около десяти минут.


Хотя ей было любопытен предмет того, что Ария обнаружилась с мадам Псичик Фринд, но она чувствовала себя слишком упрямой, чтобы спросить.


Среда походила подозрительно на женщину, которая болталась в зеленом Колледже Холлиса, утверждая, что она могла говорить с деревьями.


Спенсер надеялась, что пресса не узнает, что Ария делала -. тогда они стали бы выглядеть в их глазах еще более безумными


"Эй, Спенс


Она вскочила


Ее отец стоял в дверях, по-прежнему в темном в полоску костюме от работы

-Хочешь посмотреть на ветряной мельнице веб-сайты со мной -. Спросил он


Ее родители решили заменить поврежденную огнем ветряную мельницу новой, которая помогло Бы В доме

Хмм ...


Спенсер почувствовала укол сожаления ?

КОГДА ЕЕ Отец последний попросил принять ЕЕ УЧАСТИЕ В семейном решении

ТЕМ НЕ менее , она не могла даже смотреть на него


Письмо ОНА ЕГО нашли На жестком диске прокручиваются через ЕЕ


ум, как CNN новостную ленту.


Дорогая Джессика, извини, что все прервалось.


Не могу дождаться того момента, когда мы снова останемся с тобой наедине.


Целую , Питер.


Это было не трудно, делать выводы ужасно.


ОНА ЕЩЕ Все представляла Своего отца И миссис ДиЛаурентис сидя На бежевом диване с запахом В гостиной Эли Же диване Спенсер, Эли и другие сидели, они смотрели American Idol, уткнувшись носами таким же образом, как некоторые PDA-одержимые пары в коридорах Роузвуда.


"У меня есть домашнее задание", -. она солгала, гриль, салат из курицы, она была на обеде вспенивая свой ​​желудок


Ее отец выглядел разочарованным


Ладно, тогда может позже


"Он повернулся и пошёл вниз по лестнице.


Спенсер выпустила сдерживаемое дыхание.


Ей нужно было с кем-нибудь поговорить об этом.


Секрет был слишком весомый и подавляющее давал справиться в одиночку.


Она достала телефон и набрала номер Мелиссы.


Он звонил и звонил.


-Это Спенсер , - сказала она дрожащим голосом после звукового сигнала голосовой почты.


-Мне нужно поговорить с тобой о чем-то с мамой и папой


Перезвоните мне


Она отчаянно нажала на кнопку ?


Где мама Мелисса бледнела, что их папа в ночь когда Эли пропали без вести.

Нам нужно найти ее.


В соответствии с письмом своего отца, мама Эли, двое из них встретились в ту же ночь.


Что делать, если мама Спенсер поймала их вместе, и именно поэтому она никогда не хотела говорить об этом, что случилось ночью? ударил ее еще ​​раз.


её папа и мама Эли.


Она вздрогнула.


Это было немыслимо.


В лесу было жутко до сих пор.


Порхание с правой стороны от неё попалось в глаза, и она повернулась.


Была вспышка желтого цвета в старом окне спальни Эли.


Затем зажегся свет.


Майя, девушка, которая жила там сейчас, пересекла комнату и плюхнулась на кровать.


Телефон Спенсера гудел, и она в удивлении.


Но вместо ответного от Мелиссы, IM появился на ее экране.


Этот Спенсер?

Она с недоверием уставилась на псевдоним отправителя .


USCMidfielderRoxx.


Это был Йен.


Спенсер еще не решила, что делать, но уже другое сообщение высветилось на экране.


Я получил имя твоего IM от Мелиссы.


Это хорошо, что я - твой Ming?

Голова Спенсер чувствовала себя загипнотизированной.


Таким образом, Йэн и Мелисса были в контакте.


Я не уверена, что хочу говорить с тобой, быстро напечатала она.


Ты была не права по поводу Джейсона и Уилдона.


А потом кто-то попытался убить нас.


Он сразу же ответил.


Я чувствовал себя ужасно из-за того, что это случилось.


Но все, что я сказал тебе - правда.


Уилден и Джейсон терпеть меня не могли.


Они прибывали здесь, чтобы скрыть со мной ту ночь.


Может, они и не причиняли боль Эли.


Но они что-то скрывают.


Спенсер издала тихий стон.


Как я знаю, что вы не убивали Эли и теперь пытаетесь настроить нас, чтобы взять вину? Полиция ненавидит нас.


Весь Роузвуд ненавидит.


Я сожалею, Спенсер, - написал Иан.


Но я клянусь, я не убивал Эли.


Ты должна поверить мне.


Занавески в окне майи шевелились.


Спенсер сжала свой телефон.


Она не могла поместить Йэна в сцену,момент когда исчезла Эли.


И ни один не мог

Мелисса.


Тогда что-то произошло с нею.


Йен был с Мелиссой в ночь, когда Эли пропала - и в ночь, когда Мелисса и ее отец ссорились.


Он может знать что-то о том, что произошло.


У меня вопрос по поводу кое-чего еще, - быстро написала она.


Ты помнишь, как Мелисса ссорилась с отцом в ночь, когда Эли умерла? Она увидела его в дверях и начала кричать на него из-за чего-то.


Она говорила что-нибудь тебе об этом?-Курсор вспыхнул.


Спенсер нетерпеливо барабанила пальцами по ее промокшей бумаге на столе Тиффани.


Прошло двадцать долгих секунд, прежде чем Йен ответил.


Я думаю, тебе стоит поговорить об этом с родителями.


Спенсер кусала свои губы.


Я не могу,ввела она на клавиатуре.


Если ты что-то знаешь, скажи.


Последовала длинная пауза.


Пара ворон вылетели из леса, перелетели на дальний телефонный столб.


Пристальный взгляд Спенсера блуждал в разрушенном сарай записанному на пленку - из отверстия в заднем дворе ДиЛаурентисов.


Ее нервы расшатывались.


В одном широком взгляде она видела всё,как Эли путешествовала за ее последние несколько часов жизни.


Наконец, новое сообщение появилось.


Мелисса и я спали в берлоге, Йен написал.


Я помню как я вставала в ту ночь и разговаривала с твоим отцом.


Когда она вернулась, она была очень расстроена.


Она сказала, что она уверена, что у твоего отца был роман с матерью Эли.


Она также сказала, что мама тоже что-то узнала.


"Боюсь, она сделает что-нибудь глупое,"- сказала она.


Глупое, например? - ответила Спенсер, ее сердце бешено колотилось.


Не знаю.


"Боже," - громко произнесла Спенсер.


Где ее мама застукала их? Была ли Миссис


ДиЛаурентис и ее отец в кухне ДиЛаурентисов, заманчивая судьба в этом виде?

Спенсер прижала ее пальцы к ее лицу.


День после как Эли исчезла, мама Али усадила девочек и спросила, сказал ли Эли им о подслушивании чего-то в доме — что она думала, что видела Эли в дверном проеме.


Что, если Эли тоже застукала своих родителей? Может быть, Эли вошла в дом через заднюю дверь, прошла по коридору на кухню, и натолкнулась на них.


Вместе.


Если бы Спенсер вломилась в момент как, она знала бы, что она сделала — оборачивая и идя назад снова.


Может быть, именно то, что и с Эли тоже.


И тогда все, что с ней произошло.


случилось.


Телефон Спенсер завибрировал снова.


И,Спенс, я очень не хочу сказать тебе это — но я уже знала о деле прежде, чем она рассказала мне.


Я видел твоего отца и маму Эли вместе две недели назад перед этой ночью.


Я также по ошибке сказал Эли об этом.


Я не знала, она знала, что я держала что-то от нее.


Она заставила его из-за меня.


Спенсер взяла телефон на расстоянии вытянутой руки.


Эли знала? "Иисус",- шептала она.


Выскочил другой IM .


Я никогда не говорила тебе, почему Джейсон связываться со мной в ту ночь,когда Эли пропали без вести.


Я надеялся, что не придется.


Но это потому, что я рассказала Эли об этом деле.


Это для её было действительно трудно, и Джейсон думал, что я сказал ей, просто чтобы чувствовать себя лучше.


Он и Вилден ненавидели меня из-за многих вещей, но это было последней каплей.


Прежде, чем у Спенсера был шанс обработать то, что она сказал,ещё больше слов появилось.


И есть что-то еще, что я всегда думала, было странным.


Ты заметила твой, Мелиссы и Эли взгляд? Возможно именно поэтому мне понравились все вы.


Спенсер нахмурилась, чувствуя головокружение.


Знание о Йэне перерабатывалось в ее мозгу и начало гноиться.


Было странно, что Эли абсолютно не похожа на отца.


Было странно, что Эли абсолютно не похожа на отца.


Она не унаследовала его вьющиеся волосы или его кривой нос.


С другой стороны, Эли не унаследовала длинный, как у ее мамы острый нос,в отличие, как у Джейсона, миниатюрный нос с чуть-чуть подъемом на конце.


Он очень был похож на нос отца Спенсер, стоило бы задуматься.


И еще страшнее - на ее собственный.


Она думала о том, что ее родители сказали ей в больнице: хотя Оливия рассказала

Спенсер, она была ребёнком своего папы и мамы.


Если то, что Йен предполагал, было правдой, это бы означало, что Спенсер и Эли были связаны между собой.


Сестры.


А потом Спенсер вспомнила кое-что еще.


Она вскочила и повернулась, глядя с удивлением в ее комнату.


Тогда она побежала вниз в офис ее отца.


К счастью, она была пуста.


Она вытащила Йельский ежегодник со стены и поднял ее вверх дном.


Размытые фотографии Polaroid упали на восточный ковер.


Спенсер подняла его и посмотрел на нее.


Линии были размытыми, но в форме сердца-лицо,и кукурузные шелковые светлые волосы были несомненны.


Спенсер должна знать прямо сейчас.


На картина была не Оливия.


Это была Джессика ДиЛаурентис-очень беременная Джессика ДиЛаурентис.


Дрожа, Спенсер перевернула ее и посмотрела на дату, которая была написана на спине.


2 июня,

почти семнадцать лет назад.


Это было за несколько недель до того как родилась Эли.


Она схватилась за живот, держась чтобы не стошнило.


Если ее мать знала о деле,она объяснила, почему она ненавидела Эли.


Это, вероятно, свело ее с ума, зная, что физическое воплощение ее неудавшегося брака жило по соседству с ними — и хуже, что она была девочкой, которую все любили.


Девочка, которая до чего-то добралась, независимо от того, что она хотела.


Фактически, если подозрения матери Спенсер были подтверждены той похожей на привидение ночью, которая закончила седьмой класс, она, возможно, была выдвинута прямо к краю.


Это, возможно, заставило ее сделать что-то невероятное и незапланированное, что-то, что она должна была отчаянно забыть.


Давайте никогда не говорят о том, что произошло ночью, - сказала её мать.


И на следующий день после седьмого класса ночевки, Миссис ДиЛаурентис получилось сделать опрос девушек, Спенсер натолкнулся на ее мать, сидящую за кухонным столом, столь отвлеченной, она даже не слышала, что Спенсер назвал ее имя.


Потому что она была настолько полна вины, может быть.


Была так испуганна в том, что она только что сделала сводной сестре своих дочерей.


"Боже мой", Спенсер вдохнула.


Нет.


Нет, что? "

Спенсер быстро обернулась.


Ее мать стояла в дверях офиса, одетая в черное шелковое платье и серебряные Givenchy на каблуках.


Тонкий писк издавался из горла Спенсер.


Затем взгляд ее матери прошёл от ежегодника Йеля, который лежал открытым на столе,на Polaroid фото в руках Спенсер.


Спенсер немедленно сунула ее в карман, но взгляд облачно пришел на лице ее матери.


Быстро, она прошла комнату и коснулась за руки Спенсер.


Ее руки были ледяными.


Когда Спенсер посмотрела в прищуренные глаза ее матери, она почувствовала вспышку страха.


"Держи свое пальто, Спенс," Миссис Хастингс сказала, и голос у ее был устрашающе спокойным.


Мы собираемся на прогулку.


24 глава


Другие крупные достижения в Заповеднике.


Ханна открыла глаза, она была в маленькой палате.


Стены были выкрашены зеленым.


Рядом с ней был большой букет цветов и рядом с дверью шарик с ручками и ножками с надписью ПОПРАВЛЯЙСЯ СКОРЕЕ.


Странно, но это был такой-же шарик, как папа принес ей после того, как Мона сбила Ханну на своем внедорожнике.


И если подумать, стены там были такого же зеленого оттенка.


Когда она повернула голову вправо, то увидела на подушке серебряный зажим.


Когда в последний раз она надевала его? И вдруг она вспомнила: на вечеринку в честь семнадцатилетия Моны.


Вечеринка, когда случился тот несчастный случай.


Она вздохнула и попыталась встать, и только сейчас заметила гипс на руке.


Интересно, она снова перенеслась в прошлое? Или она никогда не покидала эту комнату?

Неужели несколько прошедших месяцев были просто страшным сном?

И тут над ней нависла знакомая фигура.


"Привет, Ханна," мелодично сказала Эли.


Она выглядела выше и старше, лицо стало угловатым, а волосы немного потемнели.


У нее на щеке было пятно от сажи, как будто она только что выбежала их горящего леса.


Ханна заморгала.


"Я умерла?"

Эли захихикала.


"Нет, глупенькая."


Потом она приподняла голову, прислушиваясь к чему-то на расстоянии.


"Скоро мне прийдется уходить.


Но выслушай меня, хорошо? Она знает больше, чем ты думаешь."


"Что?" проплакала Ханна, пытаясь сесть.


Эли зачарованно посмотрела на нее.


"Когда-то мы были лучшими подругами," сказала она.


"Но тебе нельзя ей доверять."


"Кому? Таре?" озадаченно спросила она.


Эли вздохнула.


"Она хочет причинить тебе боль."


Ханна питалась вытянуть свою руку из-под простыни.


"Что это значит? Кто хочет причинить мне боль?"

"Она хочет обидеть тебя, как уже обидела меня."


Слезы скатились по щекам Эли, сначала прозрачные, потом огромные и кровавые.


Одна из них упала на щеку Ханне.


Она была горячей и шипела, как будто кислота просачивалась сквозь кожу.


Ханна поднялась, тяжело дыша.


Щека больше не пекла.


Стены вокруг нее были бледно голубыми.


Лунный свет проникал в комнату сквозь большое окно.


Не было ни цветов на прикроватном столике, ни шариков возле двери.


Кровать рядом с ней пустовала, подушки были тщательно уложены.


Маленький отрывной календарь висел на стене возле Ханны, и до сих пор показывал пятницу.


Должно быть, Ханна уснула.


Айрис еще не вернулась в их общую комнату после того ужасного инцидента на ГТ.


Ханна подумала, до сих пор ли она в другом крыле больницы, отрабатывает наказание за то, что протащила внутрь журналы.


Ханна стыдилась идти в столовку на завтрак, чтобы не доставлять удовольствия Таре, которая забрала у нее единственную подругу.


Единственные люди, которых Ханна видела были: медсестра, которая присматривала за больными, доктор Фостер, которая извинилась перед Ханной за свое поведение, и Джордж, один из швейцаров, который пришел забрать журналы Айрис, он положил их в большой серый мусорный мешок.


В комнате стояла такая тишина, что Ханна могла слышать жужжание флюоресцентной лампы возле кровати.


Ее сон был таким реальным, как буд-то Эли только что побывала здесь.


Она знает больше, чем ты думаешь, сказала Эли.


Она хочет обидеть тебя, как уже обидела меня.


Должно быть она говорила о Таре, и о случае на групповой терапии.


Тара была более проницательной, как для уродливой лузерши.


Ключ повернулся и дверь со скрипом открылась.


"О.


" Лицо Айрис скривилось, когда она увидела Ханну.


"Привет."


"Где ты была?" выдохнула Ханна, садясь на кровати.


"С тобой все в порядке?"

"У меня все прекрасно," вежливо ответила Айрис.


Она прошла к зеркалу и начала рассматривать кожу на лице.


"Я не думала, что навлеку на тебя неприятности," вздохнула Ханна.


"Мне очень жаль, что Фелиция забрала твои журналы."


Айрис посмотрела на Ханну в зеркале.


Разочарование исказило ее лицо.


"Дело не в журналах, Ханна.


Я тебе все про себя рассказала, но мне пришлось узнать о тебе все из какого-то тупого журнала.


Тара узнала все раньше меня."


Ханна виляла ногой, свесив ее с кровати.


"Прости."


Айрис скрестила руки на груди.


"Извинения не помогут.


Я думала что ты нормальная.


А ты - нет."


Ханна прижала большие пальцы к глазам.


"Так вот, я вляпалась в крутое дерьмо," сболтнула она.


"Ты уже услышала часть этого в группе."


Она пустилась в рассказы о ночи, когда исчезла Эли, о своем преображении, об Э, и о том, как Мона пыталась убить ее.


"Все вокруг меня ненормальные, но я не такая, клянусь."


Ханна опустила руки на колени и посмотрела на отражение Айрис в зеркале.


"Я хотела тебе рассказать, просто я не знала кому можно верить."


Айрис стояла прямо несколько минут, все еще не оборачиваясь.


Глейд с ароматом ванили стоял в углу.


Он до жути напомнил Ханне об Эли.


Наконец Айрис обернулась.


"Господи, Ханна." выдохнула она.


"Это звучит ужасно."


"Это так и было." заметила Ханна.


Потом из ее глаз полились горячие слезы.


Это было похоже на извержение, напряжение и страх, которые она так долго держала в себе, вырывались наружу.


Она так долго думала, что если сделает вид, будто она сильнее Моны, Эли и Э, то в конечном итоге они исчезнут.


Но они не исчезали.


Она была так зла на Мону, что это ранило ее морально.


Она очень злилась на Эли за то, что та плохо обращалась с Моной и превратилась в ужасную, бессердечную Э.


И еще она злилась на себя, за то что предала дружбу Моны и Эли.


"Если бы мы с Эли не были подругами, ничего этого бы не произошло," всхлипывала Ханна, рыдая так сильно, что ее грудь постоянно дрожала.


"Я бы хотела, чтобы ее никогда не было в моей жизни.


Я не хочу ее знать.


"Чшш."


Айрис погладила волосы Ханны.


"Ты не это имеешь в виду."


Но Ханна имела ввиду именно это.


Все, что Эли принесла Ханне - несколько месяцев счастья, которые превратились в годы боли.


"Неужели так плохо, если бы я осталась той неудачницей? спросила Ханна.


Тогда бы она не причиняла людям боль.


Тогда бы и люди ей не причиняли бы боли.


"Может я заслужила то, что со мной сделала Мона.


Может Эли тоже заслужила то, что кто-то с ней сделал.


Айрис отшатнулась, как будто Ханна внезапно щипнула ее.


Ханна слишком поздно поняла, что значили ее слова.


Но тут Айрис встала и поправила юбку.


"Персонал заставляет нас смотреть Заколдованную Эллу в учительской."


Она закатила глаза и скорчила рожицу.


"Если хочешь, я могу сказать им, что тебе нездоровится.


Может ты хочешь побыть одна.


Я пойму, если ты не хочешь видеть Тару и других девочек."


Ханна почти кивнула, но вдруг у нее забурчало в животе.


Она расправила плечи.


Все верно - она не хотела встретиться лицом к лицу с Тарой и другими, теперь, когда они знали правду.


Но вдруг она поняла, что ее это не волнует.


Все, кто были здесь - уже облажались.


Они были не лучше чем она сама.


"Я приду." решила она.


Айрис улыбнулась.


"Не торопись."


Дверь за ней захлопнулась.


Ханна почувствовала, как ее пульс замедляется.


Она снова протерла глаза салфетками, сунула ноги в угги, и прошла к зеркалу.


Замаскировать опухшие глаза займет много времени.


Вдруг на тумбочке она заметила черную кожаную сумочку Айрис от Шанель, из нее торчал уголок журнала.


Ханна потянула его, не веря своим глазам.


Это был свежайший номер People.


Тот, в котором была история про Ханну.


Тревога начала подниматься в теле Ханны.


Разве медсестры не забрали его? Ханна начала яростно перелистывать страницы, что бы найти статью о себе.


Неделя Секретов и Лжи.


Она пробежала глазами по тексту.


Там были моменты о дружбе с Элисон.


Их перепалки с Моной-Э.


Тело Йена Томаса, исчезающее в огне.


Был блок, в котором говорилось, что 92% страны думают, что Ханна с подругами убили Эли.


И вдруг Ханна заметила еще одну сноску.


Куда же делась Ханна Марин? было написано жирным шрифтом.


Вы не поверите! Рядом была фотография Заповедника.


Кровь Ханны застыла в жилах.


Там был даже список снотворного, таблеток, которые она принимала и Валиум.


Было даже написано, что она обычно делает днем, что она ест на завтрак, как долго бегает на беговой дорожке и как часто делает записи в своем журнале еды.


Ниже статьи была фотография на которой Ханна в леггинсах и футболке, показывает язык в камеру, а сзади на стене граффити из секретной комнаты на чердаке.


Средний палец Ханны был вырезан, как и палец второй девушки на фото.

«О господи». прошептала Ханна.


Она смотрела на журнал, а в желудке все переворачивалось.


В группе Ханна обвинила Тару.


Но что-то не совпадало.


Даже если каким-то образом Тара нашла одноразовый фотоаппарат Айрис, некоторые из этих подробностей были Весьма личными ЭТО были Вещи, которые мог знать только тот человек, который проводил с Ханной каждую минуту.


Перед тем как швырнуть журнал через комнату, Ханна увидела на фото кое-что еще.

Возле ее головы, на расписной стене Айрис был еще один рисунок теми же чернилами, в том же стиле.


Это была девушка, с лицом в форме сердечка, пухлыми губками и большими голубыми глазами.


Ханна поднесла журнал ближе к глазам, и смотрела на него, пока у нее не закружилась голова.


Это был рисунок девушки которую Ханна знала очень и очень хорошо.


Девушки, которую она думала что видела неделю назад в лесу.


Внезапно, голос Эли зазвучал у нее в голове.


Она хочет обидеть тебя, как уже обидела меня.


Эли говорила не о Таре, она говорила об Айрис.


25 ГЛАВА


Ария сказала пока ..


Через час после ее встречи с Эсмеральдой, Ария припарковалась у ворот кладбища Василия Блаженного.


Грандиозные мавзолеи и надгробия в пятнах лунного света.


Пара высоких, старомодных фонарей освещала кирпичную дорожку.


Легкий ветерок покачивал голые ивы.


Ария знала каждый шаг к могиле Эли, но путь от этого легче не становился.


Эли убила Эли.


Это было шокирующе и невероятно и наполняло Арию проникающим, невероятным чувством вины.


Кто-то, замешанный в убийстве Элисон был с одной стороны, действительно трагической.


Но Эли покончила с собой?

Это можно было бы предотвратить.


Эли могла бы обратиться за помощью.


И все же, Ария была настроена скептически, что Элисон могла бы сделать такую ​​вещь.


Она казалась такой счастливой, такой беззаботной.


Но в день, когда миссис ДиЛаурентис расспрашивала их о местонахождении Элисон, после того,как Ария и её друзьями расстались, она начала спускаться по дороге ДиЛаурентисов и заметила,что крышка одного из мусорных баков их была сдута.


Наклонившись, чтобы вернуть ее на бак,она увидела пустые бутылке от таблеток, расположенных на вершине мешков для мусора.


Лекарство было выписано на имя Элисон, но само название было затерто.


Тогда, Ария не придала этому особого значения, но сейчас она начала кое-что понимать.


Что, если таблетки должны были лечить депрессию или беспокойство?

Что, если Эли взяла целую горстку их ночью вечеринки с ночевкой седьмого класса, также преодолеть, чтобы продолжить?

Она, возможно, поднялась в то отверстие нарочно, сложила руки вокруг груди и ждала , чтобы наркотики вступили в силу.


Но доказать это было невозможно - к тому времени, когда рабочие нашли тело Эли оно было настолько разложившимся, что тест на передозировку провести было невозможно.


Ты избегаешь меня? - Элисон писала Арии в те последние несколько недель, когда она еще была жива.


Я хочу поговорить.


Но Ария проигнорировала почти каждых из них — было только такое поддразнивание о деле Байрона, которое она могла взять.


Что, если Эли должен был говорить о чем-то еще?

Как Ария пропустила что-то настолько огромное?

Даже при том, что она видела Ноэля час назад, она вытащила свой телефон и набрала его.


Он сразу же ответил.


“Я на кладбище,”- сказала она.


Тогда она сделала паузу, полагая, что Ноэль будет знать почему.


“Всё будет хорошо,”- сказал Ноэль.


"Тебе станет лучше, я обещаю."


Ария подняла помятую обертку вокруг букета, который она несколько минут назад купила в бакалейной лавке.


Она не знала, что скажет Эли, или какие ответы получит.


Но сейчас она была готова на все, лишь бы почувствовать себя лучше.


Она нервно сглотнула, прижимая телефон к уху.


"Может быть Эли было что-то нужно от меня, а я ее проигнорировала.


Это моя вина."


Нет, не твоя," сказал Ноэль искренне.


На другом конце телефона появились какие-то помехи.


"Тоже самое я думаю и о своем брате.


Но это не твоя вина.


Это то, чему я не мог препятствовать, и ты тоже не могла это остановить.


И ты не была единственной подругой Эли.


Она могла бы обратиться к Спенсер, или Ханне, или к своим родителям.


Но она этого не сделала."


"Поговорим позже, хорошо?" - сказала Ария сквозь слезы.


Повесив трубку, она взяла цветы, открыла пассажирскую дверь и пошла.


Грязь под ее ногами была мокрая и скользкая.


Через несколько минут она поднималась по холму к надгробию Эли.


Кто-то положил цветы к надгробию и прикрепил фотографию Эли.


"Ария?"

Она вздрогнула.


Мурашки побежали по ее спине.


Джейсон ДиЛаурентис стоял в нескольких футах под больших белым кленом.


Она напряглась, ожидая его гнева, но он просто стоял, переводя взгляд..


Он был одет в теплую черную куртку с большим капюшоном, черные брюки и черные перчатки.


На какой-то миг Ария подумала, не собирается ли он ограбить банк.


"П-привет," наконец-то пробормотала она.


"Я просто хотела поговорить с Эли.


Ты не против?"

Джейсон пожал плечами.


Конечно.


Он начал спускаться с холма, оставляя ее одну.


"Подожди," - окликнула его Ария.


Джейсон остановился, оперся рукой на дерево, и посмотрел на нее.


Ария обдумала свои слова.


В ту короткую неделю, что они с Джейсоном были вместе, он завел с ней разговор об Эли. То, как многие боятся произнести даже ее имя в его присутствии.


Она вытерла руки о джинсы.


"Мы узнали много нового об Эли," наконец сказала она.


То, что причиняет боль.


Я уверена и тебе тоже было тяжело."


Джейсон пнул ногой комок грязи.


Да.


"Иногда, ты просто не знаешь, что происходит у другого человека внутри," добавила Ария, думая о том, как Эли радостно танцевала на лужайке в день окончания седьмого класса, очень довольная встречей со своими подругами.


"Люди кажутся такими идеальными снаружи," добавила она.


Но это не всегда так.


У каждого есть свои тайны."


Джейсон пнул еще один комок грязи.


"Но это не твоя вина," продолжила Ария.


"Это не наша вина."


И внезапно, она сама поверила в это.


Если Эли действительно совершила самоубийство, и если она давно задумала это, Ария все равно ничего не могла бы сделать, чтобы остановить ее.


Ее сердце разрывалось от того, что она не почувствовала этого, еще хуже ей становилось от того, что она не знала, почему Эли сделала это,но может быть ей нужно было просто принять это, погоревать и двигаться дальше.


Джейсон открыл рот, собираясь что-то сказать, но тут раздался пронзительный звонок.


Он залез в карман и достал оттуда телефон.


"Я должен ответить," сказал он, извиняясь, взглянув на экран.


Ария помахала ему на прощание, когда он начал спускаться с холма.


Затем она повернулась к надгробию Эли.


Элисон Лорен ДиЛаурентис.


Больше ничего.


Знали ли Эли, что та вечеринка будет ее последней, или это был минутный порыв "Я так больше не могу"? В последний раз Ария видела Эли живой, когда та пыталась загипнотизировать их, но Спенсер вскочила и попыталась раздвинуть шторы.


Здесь слишком темно, сказала Спенсер.


Здесь и должно быть тесно, заспорила Эли, задергивая шторы обратно.


Так это работает.


Когда Эли повернулась, Ария взглянула на ее лицо.


Она казалась скорее слабой и испуганной, чем властной.


Чуть позже, Спенсер сказала Эли уходить.


и Эли ушла.


Она отступила, чем прежде никогда не делала, словно ее мужество и решимость испарились.


Эли опустилась на колени, прикоснувшись к холодному мрамору надгробия Эли.


Слезы хлынули из ее глаз.


"Эли, прости меня," прошептала она.


"Что бы ни происходило, прости меня."


Над головой взревел двигатель.


От запаха розового букета рядом с могилой Эли у Арии зачесался нос.


"Прости меня," повторила она.


"Прости, прости меня."


"Ария?" кто-то позвал ее.


Ария подпрыгнула.


Ей в лицо был ослепительный свет.


Ее руки тряслись. На секунду ей показалось, что это действительно Эли.


Но затем свет переместился.


Женщина-коп в очках в темной оправе и в лыжной шапочке Роузвудской полиции присела на колени.


"Ария Монтгомери?"

"Д-даа?" запнулась Эли.


Женщина прикоснулась к руке Арии.


"Вам необходимо проехать со мной."


"Зачем?" нервно засмеялась Ария, отдергивая руку.


Рация на пояса копа запищала.


"Будет лучше, если ты поговоришь с детективами в участке."


"Что происходит. Я ничего не сделала."


Женщина улыбнулась, но улыбка не коснулась ее глаз.


"О чем ты так сожалеешь, Ария?" Она посмотрела на могилу Эли. Очевидно, она слышала все, что Ария говорила.


"Не потому ли, что ты прятала улики от нас?"

Ария в недоумении покачала головой.


"Улики?"

Коп снисходительно посмотрела на нее.


"Кольцо."


В горле Арии моментально пересохло.


Она прижала к груди свою меховую сумку.


Кольцо Йэна до сих пор находилось во внутреннем кармане.


Она настолько была занята, пытаясь связаться с Эли, что не думала о нем уже много дней.


Я не сделала ничего плохого!"

"Хм-м," пробормотала коп, не заинтересовавшись и не впечатлившись этим заявлением.


Она сняла с пояса наручники и посмотрела на Джейсона, который стоял в нескольких футах от них.


"Спасибо, что сообщили о ее местонахождении."


У Арии отвисла челюсть.


Она резко обернулась и тоже уставилась на Джейсона.


-Ты сказал им что я здесь? -воскликнула она.


-Почему? -

Джейсон покачал головой, его глаза расширились.


-Что? Я не...

-Мистер ДиЛаурентис сказал офицеру на станции все, что он знал, - коп прервал.


-Он просто выполняет свой ​​гражданский долг, мисс Монтгомери.


Она вырвала сумку из рук Арии, затем одела наручники на ее запястья.


-Не сердись на него за то, что ты сделала.


Что вы все сделали.


Слова копа начали медленно доходить до Арии.


Неужели она действительно имеет в виду, что Ария думала,она имеет в виду? Она резко обернулась к Джейсону.


"Ты все это придумал!"

"Ария, ты не понимаешь," запротестовал Джейсон.


"Я не -"

"Двигайся," взревела коп.


Руки Арии были согнуты теперь примерно за спиной.


Она видела, как двигаются губы Джейсона, но не могла разобрать слов.


-И с каких это пор полиция принимает советы от психов? - она взорвалась .


-Разве вы не знаете, что Джейсон был в психиатрических больницах в течение многих лет?


Полицейский склонила голову набок, как бы недоумевая.


Джейсон сделал булькающий звук.


Ария.


"Его голос дрогнул.


Нет.


Ты поняла всё неправильно.


Ария остановилась.


Джейсон звучал ужасно.


-Что ты имеешь в виду? - Резко спросила она.


Полицейский схватил ее за руку.


-Ну же, мисс Монтгомери.


Пойдем.


Но взгляд Арии был прикован к Джейсону.


"Что со мной не так?" начал Джейсон.


-Скажи мне! - умоляла она.


"Что со мной не так?" Но Джейсона просто стоял там и смотрел, как коп ведет Арию вниз по холму к машине.


26 глава


Доказательства не лгут.


Поездка из Ланкастера в Роузвуд должна был занять два часа в большинстве, но Эмили совершила ошибку, попадая на автобус, который остановился на паре подлинных Голландских Пенсильванских хозяйств на обратном пути.


Он затем выпустил ее в Филадельфии, то есть ей , чтобы попасть на другой автобус в Роузвуд, который стоял на станции дополнительных сорок пять минут, прежде чем

застрять в пробке на Schuylkill Expressway.


К тому времени, Грейхаунд вздохнул в Роузвуд, Эмили обкусала каждый ноготь и порвала гигантскую дыру в виниловом сидение автобуса.


Было почти шесть часов вечера, и холодный, уродливый снег начал падать.


Автобус открыл свои двери, и Эмили спрыгнула вниз по ступенькам.


В городе было тихо и мертво.


Светофоры изменились с красного на зеленый, но автомобили не прошли до конца.


У кафе Ferra’s Cheesesteaks была табличка ОТКРЫТО на окне, но там не было ни одного клиента.


Запах жареных кофейных зерен доносился из кафе Unicorn, но место

было заперто наглухо.


Эмили бросилась бежать, тормозя носом по блестящему тротуару, осторожно, чтобы не скользить в ее жалких тонких, невесомых сапогах аманитов.


Полицейский участок находился всего в нескольких кварталах.


Там были огни в главном здании, откуда Эмили и другие ушли, когда они поняли,что Мона была старым Э.


В задней части комплекса, куда Новый Э велел ей идти, не было окна, что делает, невозможным сказать, было ли оно занято.


Эмили увидела большую металлическую дверь,подперевшуюся открытой чашкой кофе и ахнула.


Э оставил дверь открытой, как и обещал.


Длинный коридор протянулся перед ней.


Полы пахли промышленным уровнем очистки, а также знак выхода светился в дальнем конце коридора.


Был только слабый звук, раздражающий шум из верхнего флуоресцентного освещения, и Эмили могла услышать каждое вздох, который она делала.


Она провела пальцами по краям стены, когда она шла, останавливаясь в каждом офисе, читая имена на бляшках дверей.

Подачи.


ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ.


ТОЛЬКО ДЛЯ ПЕРСОНАЛА.


4 раздела ниже,ее сердце вздрогнуло.


ДОКАЗАТЕЛЬСТВА.


Эмили посмотрела в маленькое окошко в металлической двери.


Комната была длинная и темная, с беспорядочно расположенными полками, папками, коробками и металлическими архивными шкафами


Она думала о бумагах в тех фотографиях которые прислала Э


Интервью с мамой Эли.


Сроки когда Эли пропала без вести


Странные бумаги из заповедника на что-то или-другой, который звучал как шикарная жилая застройка.


И наконец последнее, но не менее важное, в отчете об анализе ДНК , безусловно, говорится что тело было не Эли, А Лии.


Внезапно рука прикоснулась к ее плечу


"Что вы делаете?"Эмили отскочила от двери и оглянулась.


Роузвудский полицейский держал ее за плечо,его глаза горели.


Знак выхода над ним бросил жуткие красные тени по щекам.


-Я.


-пролепетала она.


Он нахмурился.


-Ты не должен быть здесь -.

Потом ОН посмотрел На нее злее


Догадки вспыхивали у него На Лице


"Я знаю тебя", сказал он


. Эмили попыталась отойти от него, НО ОН крепко держал ЕЕ


ЕГО челюсть отвисла .


Ты одна из девушек, которые думают что они видели Элисон ДиЛаурентис.


уголков губ искривились ЕГО В улыбке И ОН ЕЕ прижал лицо К своему


От него пахло луковыми колечками.


-Мы искали тебя.


Струя страха пронзила живот Эмили


Вы должны искать Даррена Вилдена.Тело в той лачуге не Элисон ДиЛаурентис-эту девушку зовут Лиа Зук.Вилден убил ее бросил ее там!Он преступник.


Но полицейский только засмеялся и,к ужасу Эмили сковал ее наручниками.


-Милая-, сказал он и повел ее по коридору, единственная виновная здесь ты.


27 глава


Это - Любовь!


Миссис Хастингс отказалась сообщить Спенсер, куда они идут, только то, что это был сюрприз.


Они проехали большие дома с башнями, бессвязные Весенние Фермы и высококлассные дома Gray Horse Inn.


Спенсер взяла деньги из своего кошелька и перестроила все деньги по серийному номеру.


Ее мама всегда была тихим водителем, отчаянно сосредоточившись на дороге и дорожном движении, но что-то было по-другому сегодня, и это было на краю Спенсер.


Они ехали почти полчаса.


Небо было кромешно-черным, все звезды мерцали ярко,на крыльце каждого горели огни.


Когда Спенсер закрыла глаза, она увидела, ужасная ночь, когда Элисон

пропала без вести.


На прошлой неделе в ее туманной памяти возникал образ стоящих на краю леса Элисон и Джейсона.


Но это видение сдвинулось снова, и человек, которого она считала Джейсоном

превратился в кого-то меньше, легкого, более женственного.


Когда же мать, наконец, вернется в дом? Если бы она спросила у мистера


Хастингса о том,что он сделал и показал, что она сделала? Может быть, именно поэтому он проводил непомерные суммы денег в фонд восстановления Элисон ДиЛаурентис.

Конечно семья, которая дала так много наличных фонду, чтобы помочь найти Эли, не могла быть ответственна за ее убийство.


Спенсер подпрыгнула, когда ее телефон вдруг издал звуковой сигнал.


Судорожно сглотнув, она начала искать телефон в своей сумке.


"Одно новое сообщение" - сообщал экран.


Твоя сестра рассчитывает на тебя, чтобы сделать это,Спенс.


Или иначе кровь будет и на твоих руках также.


А.

- Кто это? - мама Спенсер затормозила на красный свет светофора.


Она отклеила глаза от внедорожника,остановилась перед нею и посмотрела на Спенсер.


Спенсер хлопнула рукой по экрану своего мобильного телефона.


-Никто.


Снова загорелся зеленый свет, и Спенсер вновь зажмурила глаза.


Твоя сестра.


Спенсер провел много времени, негодуя по Эли, но все ещё чувствовала себя не хорошо.


Она и Эли имели одного отца, одно родство.


Она потеряла больше, чем просто друга тем летом - она потеряла члена семьи.


Ее мать в Mercedes повернула от главной дороги и поехала в otto, самый старый и самый хороший итальянский ресторан Палисандра.


Золотой свет сиял из столовой здания, и Спенсер могла чувствовать запах чеснока и оливкового масла и красного вина.


“Мы выходим в обед?”- спросила она у shakily.


-Не только обед, - сказала ее мама, поджав губы,


-Давай же.


Стоянка была забита машинами.


В дальнем конце, Спенсер увидела две полицейских машин Роузвуда.


Белокурые близнецы вышли из черного внедорожника.


Они навели справки,и оба были одеты в жакеты, покрытые шерстью,белые шляпы, один рассказал про КЕНСИНГТОН ХОККЕЙ НА ТРАВЕ из письм университета.


Спенсер и Эли обычно носить их письма- хоккея на траве - в те самые дни.


Она задавалась вопросом, глядел ли когда-либо на них кто-то и думал, что они были близнецами.


Дыхание Спенсер, прерывалось в ее горле.


- Мам, - сказала она надломленным голосом


Ее мама обернулась.


- Да?

"Скажи что-нибудь" - кричал голос в голове Спенсер.


Но ее губы отказывались шевелиться.


“Там она! ” Два числа были освещены широкими полосами света через автостоянку, махая дико им.


Мистер Хастингс сменил свою рабочую одежду на синее поло и штаны.


Рядом с ним стояла Мелисса,в синем платье,сжимая кошелек под ее локтем.


- Прости, я не перезвонила тебе, - сказала сестра Спенсер, подходя к ней.


- Я боялась, что если мы поговорим, то я испорчу сюрприз!

- Сюрприз? - промямлила Спенсер, отвлекаясь.


Она взглянула на полицейские машины в партии снова.


Скажи что-нибудь, голос у нее в голове кричал.


Твоя сестра рассчитывает на тебя.


Миссис Хастингс направилась к двери.


-Ну, что? Должны ли мы идти?

-Совершенно верно, - Мистер Хастингс согласился.


-Подождите! - заплакала Спенсер.


Все остановились и обернулись.


Волосы ее матери выглядели глянцевыми под флуоресцентным светом прожекторов.


Щеки ее отца были красными от холода.


Оба они улыбались с надеждой на нее.


И вдруг, Спенсер поняла, что ее мать не знала, что Спенсер должна была сказать.


Она не видела фотографию миссис ДиЛаурентис, которую держала Спенсер.


Она не знала, что Спенсер и Йен переписывались несколько секунд назад.


Впервые, Спенсер стало жаль ее родителей.


Она хотела, чтобы она могла бросить одеяло на них и защитить их от этого.


Она хотела бы никогда не узнал об этом,так.


Но это была она.


"Почему вы, ребята это делаете?"- тихо спросила она.


Миссис Хастингс сделала шаг вперед,раздался стук о каменный проход из-за ее высоких каблуков.


"Почему мы делаем это?"


Спенсер заметила ,что полицейские сидели внутри машины.


Она понизила голос, направляя свои слова маме.


Я знаю, что случилось в ночь когда умерла Эли.


Вы узнали о папе и миссис ДиЛаурентис,вы увидели их в доме Эли.


И вы узнали, как Эли была моей.


Там был папа миссис Хастингс,у неё дернулась голова назад,когда она получила пощечину.


- Что?

- Спенсер! - мистер


Хастингс воскликнул в ужасе.


"Что за черт?"

Только эти слова вырывались сейчас.


Она едва заметила, что поднялся ветер и прошел по её коже.


"Разве это началось, когда вы были в юридической школе вместе, пап?Поэтому вы не сказали нам,


Мистер ДиЛаурентис был студентом Йельского университета то же время что и вы, поэтому между вами и Джессикой случилось это тоже?

Поэтому ты никогда не говорил с семьёй Эли? "

Еще один автомобиль уехал.


Ее отец не ответил.


Он просто стоял в посередине парковки, покачиваясь чуть-чуть вперед и назад.


Мелисса бросила сцепление и быстро наклонился, чтобы восстановить его.


У неё были стеклянные глаза и рот нараспашку.


Спенсер повернулась к матери.


"Как ты мог причинить ей боль? Она была моей сестрой.


И, Папа, как ты мог скрыть это, когда она была ваша дочь? "


Лицо Хастингс, казалось, превратить в пепел.


Она медленно моргнула, как будто она только что проснулась.


Она повернулась к мужу.


"Ты и.


- Джессика?

Отец Спенсер открыл рот, чтобы что-то сказать, но смог произнести лишь несколько невнятных слогов.


Я знал, что," Миссис


Гастингс шепотом.


Ее голос был пугающе спокоен и уравновешен.


Мускул на ее шее дернулся.


- Я спрашивала тебе миллион раз, но ты всегда говорил, что это не так.


Она бросилась к мистеру


Хастингсу и начала избивать его сумочкой от Гуччи.


- Ты ходил к ней домой? Как часто ты делал это? Что, черт побери, не так с тобой? - Казалось, что весь воздух исчез с парковки.


Уши Спенсер гудели, и она наблюдала за этой сценой, будто в замедленной съемке.


Ее мама действовала не так, как обычно.


Она вспомнила чаты Йена.


- Джессика?


Отец Спенсер открыл рот, чтобы что-то сказать, но смог произнести лишь несколько невнятных слогов.


Я знал, что," Миссис Хастингс шепотом.


Ее голос был пугающе спокоен и уравновешен.


Мускул на ее шее дернулся.


- Я спрашивала тебе миллион раз, но ты всегда говорил, что это не так.


Она бросилась к мистеру Хастингсу и начала избивать его сумочкой от Гуччи.


- Ты ходил к ней домой? Как часто ты делал это? Что, черт побери, не так с тобой? - Казалось, что весь воздух исчез с парковки.


Уши Спенсер гудели, и она наблюдала за этой сценой, будто в замедленной съемке.


Все раскрылось неправильно.


Ее мама действовала не так, как обычно.


Она вспомнила чаты Йена.


Может быть возможно, что ее мать не знала ничего из этого,поэтому это было первым,что она услышала о нем когда-либо?


Ее мать наконец прекратила поражать ее папу.


Он повернулся назад,задыхаясь.


Капли пота стекали по его лицу.


"Просто признай это.


Хоть раз, просто скажи мне правду, - выдохнула она.


Следующие несколько секунд тянулись очень медленно.


- Да, - ее отец, наконец, признался и низко опустил голову.


Мелисса вскрикнула.


Миссис Хастингс издала пронзительный вопль.


Ее отец нервно ходил.


Спенсер закрыла глаза на долгое время.


Когда она открыла их, Мелисса исчезла.


Миссис Хастингс повернулась к ее мужу снова.


- Как долго это длилось? - требовательно спросила она.


Жилы на ее висках были напряжены.


“И действительно ли она была Твоей?”


Плечи мистера Хастингса дрожали.


Тонкий, гортанный звук пробежал по его губам.


Он закрыл лицо руками.


“Я не знал о детях и раньше.


Миссис Хастингс отступала,обнажив её зубы и сжатые кулаки.


- Когда я приду домой сегодня, я хочу, чтобы ты ушел, - ревела она.


“Вероника —”

Искать!”

После небольшой паузы ее отец сделал так, как она попросила.


Мгновение спустя его Ягуар , проехал к выходу из автостоянки, оставляя его семью позади.


"Мама.


- Спенсер тронула ее мать за плечо.


- Оставь меня одну, - отрезала ее мама, прижавшись к стене рядом с рестораном.


Веселая итальянская музыка, издаваемая аккордеоном, слышалась изнутри.


Внутри ресторана кто-то высоко засмеялся.


"Я думала, вы знаете",отчаянно сказала Спенсер .


"Я думала, что вы узнали об этой ночи,когда Эли пропали без вести.


Вы, кажется, так отвлеклись на следующий день, как будто вы сделали что-то ужасное.


Я подумала, про это, почему мы никогда не могли поговорить о той ночи.


Ее мать обернулась, глаза дикие, помада нечетко покрашена .


Вы честно думали, что я могла бы убить эту девушку? "- прошипела она.


"Я действительно являюсь одним из монстров для вас?"

"Нет!"- Спенсер пискнул тоненький голосок.


Я просто —”

“Ты просто, нечто,”- ее мать ворчала, встряхивая палец так яростно, Спенсер,была несколько испуганной, отстраняясь в цветник.


"Вы знаете, почему я сказала, что бы мы никогда не должны говорить о том, что случилось ночью, Спенсер?

Потому что ваш лучший друг пропал без вести.


Потому что Эли исчезла из на ваших жизней, и вы должны двигаться дальше.


Не потому, что я убила ее! "


"Прости!"- плакала Спенсер.


Это было именно это.


Я имею в виду, Мелисса не могли найти вас в ту ночь или она казалось такой "

"Я была с друзьями,"-сказала мать .


"Уже поздно.


И единственная причина, по которой я ещё помню, потому что полиция спрашивала меня об этом почти пятьдесят раз в течение следующих нескольких дней! "


Мелисса была раздавлена,стоя рядом с маленькими фигурно-стриженными кустами.


Спенсер схватила ее за руку.


“Почему мы говорили папе много раз, что должны были найти маму?”

Мелисса покачала головой, сбитая с толку.


"Что?"

"Вы, ребята, были у двери в ту ночь, и вы продолжали говорить:"


Мы должны найти маму.


Мелисса уставился на Спенсер беспомощно.


Затем ее глаза расширились, память возвращалась к ней.


“Вы имеете в виду, когда я спросила папу о необходимости в поездке в аэропорт, чтобы поймать мой полет на Прагу? ” -сказала она слабо.


Я знал, что я слишком пьяный, но в основном папа сказал мне повезло.


Я должен был думал о том,перед тем, как опьянел.


Она моргнула. Спенсер в недоумении.


Семьи с молодой девушкой вышли из микроавтобуса.


Муж и жена держались за руки,улыбались друг другу.


Девушка с любопытством уставилась на Спенсер, её большой палец был у неё во рту, прежде чем как ее родители были в ресторане.


"Но.


Спенсер почувствовала головокружение.


Запах оливкового масла,исходящего из ресторана, был внезапно всепоглощающе гнилым.


Она искала обиженное лицо сестры.


“Вы не боролись с папой, потому что мама узнала о деле?

Вы не не расскрывали Йэну и говорили, ‘У моего папы есть дело с Миссис


Дилаурентис и я думала, что моя мама пошла и сделала что-то ужасное? "

"Йен?" - прервана Мелисса,её брови поднялись.


Я никогда не говорил этого.


Когда он сказал тебе это? "

Спенсер побледнела.


«Сегодня.


Он сказал, что был IMing, также.


Что?"- взорвалась Мелисса.


Спенсер схватилась за голову, чувствуя, дезориентирование..


Йен, Мелисса, и слова ее матери смешиваются в туманной вихре, скрутились и смешались, пока она не знала, что действительно было правдой.


Был ли Спенсер даже Иминг Йэн вообще?

Она была IMing кого-то, кто утверждал, что был Йэном, но она действительно знала наверняка?

“Но что относительно, чему ты и мама шептали обо всей неделе? ” Спенсер попросила, отчаянно, чтобы понять ситуацию, оправдать то, что она только что сделала.


Мы планируем праздничный ужин для вас.


Ее мама искала, боролась.


Мелисса издала вздох отвращения и ушла.


- Андрю и Кристен Каллен здесь.


Мы собирались сводить вас на новую постановку "Как важно быть честным" в театр Уолнат-стрит.


Руки Спенсер покрылись мурашками.


Живот скрутило.


Ее семья пыталась показать,как сильно они любили ее, и посмотрите, что она сделала.


Слезы начали струиться по щекам Спенсер.

Конечно, ее мать не убила Элисон.


Ее мать даже не знал об этом деле.


Тот, у кого был IMED, ей солгал.


Тень упала на нее.


Когда она обернулась, она увидела седого, сурового на вид копа Роузвуда.


Его пистолет блестел в его поясе.


-Мисс Хастингс, - сказал полицейский, качая головой торжественно.


-Вам придется пройти со мной.


-Ч-что? - вскрикнула Спенсер.


-Почему?

-Было бы лучше, если бы вы делали это тихо, - пробормотал полицейский.


Не говоря ни слова, он встал перед ней,сталкивая ее мать с пути.


Он схватил руки Спенсера за ее спиной, и она чувствовала холод, твердый металл на ее запястьях.


-Нет!-Спенсер заплакала.


Это происходило так быстро.


Она посмотрела через плечо.


Ее мать просто стояла там, ручейки туши сбегали по ее щекам, а ее рот был в форме буквы "О".


“Почему вы делаете это? ”- она спросила полицейского.


“Общаться с преступником в бегах - тяжкое преступление,”- сказал он.


Заговор после факта.


И у нас есть сообщения, чтобы доказать это.


IMs? ” Спенсер повторилась, ее сердце, погружающееся в ее пищеварительный тракт.


Сообщения от Иэна.


Слышал ли кто-нибудь из полицейских то, что она только что сказала своей семье? Или Мелисса уже побывала в полиции и сдала ее?

"Вы не понимаете!"- взмолилась она.


"Я ни с кем не сговаривалась! Я даже и не думала, что это сообщения от Иэна!"

Но полицейский не обращал на нее никакого внимания.


Он открыл дверь на заднее сиденье, поместил руки Спенсер за голову и пихнул ее внутрь.


Он хлопнул дверью, рев сирен, высвечивание огней фаз, направляясь прямо в отделение полиции Палисандра.


Глава 28.


Кто теперь сумасшедший?


Ханна неслась вниз по коридору мимо столовой, прибывая к входу в тайное логово Айрис.


"Впусти меня, Айрис", она зарычала.


Она прижала ухо к двери, но не было никаких звуков наверху.


Ханна искала Айрис в течение последних четырех часов, но Айрис, казалось, исчезла.


Она не была в театре на спектакле Заколдованная Элла с другими пациентами.


Ее не было в столовой, спортзале,или спа.


Уставшая,Ханна прислонилась к запертой двери.


Было несколько каракулей на косяке.


В левом верхнем углу было имя Кортни, старая соседка по комнате Айрис.


Рядом с именем Кортни был подмигивающий смайлик.


Ханна умирает, чтобы вернуться внутрь чердака и увидеть рисунок Эли-она понятия не имела, как она пропустила, когда она была там.


Ханна была уверена, что Айрис знала Эли, она просто не знала откуда.


От Джейсона, может быть? Арис сказала она лечилась на различных объектах, кроме этого, может быть, она была вРэдли, где Джейсон лечился.


Она могла бы встретить Эли, когда она пришла навестить брата, мгновенно завязать дружбу, которая потом обратилась в ревность.


На следующий день после пропажи Эли, мама Эли на барбекю задавала вопросы, которые они не могли ответить.


Эли когда нибудь говорила что кто-нибудь задирает ее?

Конечно, никто из Роузвуда не будет дразнить Эли.


но кто-то из психиатрической больницы мог.


Когда Ханна и Эли мерили одежду , Эли позвонили,чтобы разыграть, может быть, это был стон Айрис на другом конце, а не Джейсона.


Возможно, Айрис была в ярости, что Эли была в состоянии прийти и уйти из больницы, в то время как она была заперта внутри.


Или, может быть Айрис было просто завидно, что Эли была Эли.


Она психотик, Тара предупредила Ханну в зале несколько дней назад.


Не переходи ей дорогу.


Ханне следовало слушать ее.


И может.


просто может. .


Айрис убила Эли.


Айрис сказала Ханне, что она была вне больницы, в то время когда Эли исчезла.


Ханна думала, о той букве с косой чертой на флаге Эли из Капсулы Времени-это, возможно, было J, но также, возможно, была я.


Например Айрис.


Э отправила Ханну в центр,чтобы она узнала об Айрис.


или Айрис была Э, ведущая Ханну прямо в ее ловушку?

Она хочет сделать тебе больно, говорила Эли.


Ханна побежала по коридору, ее шлепанцы от Tory Burch причмокивали от подошвы ее ног.


Когда она завернула за угол, медсестра остановила ее.


"Не убегай,милая.


Ханна остановилась, задыхаясь


Вы видели Айрис?"

Медсестра покачала головой.


"Нет,но она скорее всего смотрит кино с остальными.


Почему ты не идешь?Там попкорн.

Ханна хотела сбить веселую улыбку с ее лица.


"Нам надо найти Айрис.


Это серьезно.


Улыбка медсестра поникла немного.


Мерцал страх в ее глазах, как будто Ханна была маньяком-убийцей.


Тогда Ханна заметила красный телефон на стене.


"Могу я воспользоваться им?"просила Ханна .


Она могла позвонить в полицию Розвуда и рассказать им все.


"Извини, милая, но телефон выключен до четырехчасов дня воскресенья


Ты знаешь правила.


Медсестра осторожно взяла Ханну за локоть и направляя ее обратно в палату.


"Почему бы вам не отдохнуть? Бетси может принести вам глазную маску для ароматерапии.


Ханна вырвалась.


мне надо


Найти Айрис.


Она убийца.


Она хочет навредить мне! "

"Дорогая..


Взгляд медсестры упал на красную кнопку аварийной ситуации на стене.


Персонал мог нажать ее, чтобы позвать на помощь при проблемах с пациентом .


"Ханна"?

Ханна обернулась.


Айрис стояла в десяти шагах, опираясь небрежно на фонтанчик для воды.


Ее светлые волосы блестели, зубы были такие белые, они были почти синего цвета.


"Кто ты?" Ханна прошептала, подходя к ней.


Айрис поджала ультра-красные губы.


"Что ты имеешь в виду? Я Айрис.


И я легендарна.


Болт электроэнергии рассек грудь Ханны, Айрис повторяла старую мантру Эли.


"Кто ты?" Повторила она, громче.


Медсестра встала между ними.


"Ханна, милая , ты выглядишь очень возбужденной.


Давай просто успокоимся.


Но Ханна не слушала.


Она смотрела на Айрис горящими глазами.


"Откуда ты знаешь Элисон?" плакала она.


"Ты была в больнице с ее братом? Ты убила ее? Ты Э? "

"Элисон?" заверещала Айрис.


Это твоя подруга,которая была убита? Та, про которую ты говорила мне,что хотела чтобы она умерла? Та,которая по твоим словам получила то, что она заслужила? "

Ханна отступила назад, четко осознавая, что медсестра все еще стоял прямо за ней.


Несколько секунд она стояла ошеломленная.


Я просто сказала.


Это не правда.


И я сказала это,когда доверяла тебе.


Когда я думала,что мы друзья.


Айрис откинула голову жестоко смеясь.


Друзья!", Она гудела, как будто это было изюминкой в шутке.


Ее смех заставил дрожать руки Ханны


Все это было мучительно знакомо.


Эли смеялась так же, когда она дразнила Ханну о ее переедании.


Мона так смеялась,когда платье для сопровождения на 17-летие треснуло на Ханне на танцполе.


Ханна была изюминкой.


Девушка которую все хотели сломать.


"Скажи мне, откуда ты знала Элисон," зарычала Ханна


"Кого?" дразнила Айрис.


"Скажи мне, откуда ты ее знала!"

хихикнула Айрис.


"Я понятия не имею, о ком ты говоришь.


Что-то шевельнулось внутри Ханны, боролось, а потом вырвалось на свободу.


Как только, как Ханна рванулась к Айрис, громкий бум прозвучал за ними.


Куча медсестер и охранников ворвались через боковую дверь, и две сильные руки схватили Ханну.


"Уберите ее отсюда»,кричал голос.


Кто-то вытащил Ханну в коридор и прижал ее к стене.


Жгучая боль пронзила ее плечо.


Ханна пинала его босыми ногами, стараясь освободиться.


"Отпусти меня! Что происходит? "

Охранни попал в поле зрения.


"Достаточно", прорычал он.


Раздался щелчок, а затем Ханна почувствовала жесткие металлические наручники вокруг запястий.


"Я не та, кто вам нужен!" отчаянно закричала Ханна .


"Это Айрис! Она убийца! "

"Ханна", отругала ее резко медсестра.


"Почему никто не слушает меня?"

Охранники стали толкать ее по коридору.


Каждый второй пациент в палате стоял возле театральной комнаты, пялясь на волнение толпы.


Тара посмотрела взволнованно.


Алексис засунула костяшки пальцев в рот.


Руби осмотрела Ханну с ног до головы, хихикая.


Ханна обернулась и посмотрела на Айрис.


"Откуда ты знаешь Элисон?",Но Айрис просто одарила их загадочной улыбкой.


Охранники провели Ханну через дверь и вниз по незнакомой прихожей.


Виниловые полы были темными, и накладные люминесцентные лампы гудели и щелкали.


Был странный запах в воздухе, как будто что-то в стенах гниет.


Высокая фигура в полицейской форме попала в поле зрения в конце зала.


Он спокойно наблюдал, как охранники потащили Ханну к нему.


Когда они подошли ближе, Ханна поняла, что это был начальник полиции Роузвуда.


Ее сердце упало.


Ханна вздохнула с облегчением. Наконец, кто-то, кто будет слушать ее!


"Здравствуйте, мисс Марин", сказал начальник.


Ханна вздохнула с облегчением.


Я как раз собиралась звонить вам ", выпалила она.


"Слава Богу вы пришли.


Убийца Эли ЗДЕСЬ


Я Могу привести тебя прямо к ней.


Главный усмехнулся с укоризной, глядя почти насмешливо.


"Веди меня к ней не так ли? Это хороший выбор,


Мисс Мэрин.


"Он наклонился, пока его лицо не стало параллельным с ее лицом.


Его кожа светилась красным под неоновой вывеской ВЫХОД.


"Учитывая, что вы находитесь под арестом.


29 глава.


Кукольщик.


Когда они добрались до Роузвудского полицейского участка, полицейский расстегнул наручники Ария и отвел ее в темную комнату допросов.


"Мы вернемся за тобой позже.


"Ария ударилась бедром о деревянный стол


Медленно, ее глаза привыкли к темноте.


Комната была маленькой,без окон и пахла потом.


У стола стояло 4 стула.


Ария отодвинула один из них и начала тихо плакать.


Дверь открылась и кого-то еще втолкнули в комнату.


Это была девушка с длинными каштановыми волосами и стройными ногами.


Она была одета в черные штаны для йоги,длинную полосатую футболку и золотые балетки.


Ария шагнула к ней.


"Ханна?" плакала она.


Ханна медленно повернула голову


"О," сказала она приглушенным голосом.


"Привет.


Ее глаза потускнели.


Рядом со ртом у нее был маленький порез


Ее глаза двигались туда и сюда.


Почему ты здесь? - спросила Ария.


Губы Ханна раскрывались медленно.


Саркастичная улыбка появилась на ее лице.


По той же причине,что и ты.


Видимо, мы были частью некоторых заговоров с целью убийства Эли.


Мы помогли Йену сбежать и препятствовали правосудию.


Ария схватилась за голову.


Может это на самом деле происходит? Как полицейские верят в такие вещи?

Прежде чем она успела ответить, дверь снова открылась.


Еще два человека были засунуты внутрь.


Спенсер была одета в зеленое облегающее фигуру платье и черные туфли на высоких каблуках, в то время как Эмили была в платье прерии, тонких кожаных ботинках и маленькой белой шапочке.


Ария уставилась на них в изумлении.


Они оглянулись.


На мгновение,все замолчали.


Они думают мы сделали это",прошептала Эмили,идя к столу.


"Они думают,что мы убили Эли.


Полицейские узнали о чатах Йена, "Спенсер призналась.


"Я говорила с ним онлайн сегодня.


И они думают.


Ну, они думали, что мы в заговоре .


Но,ребята.


Я не уверена,что говорила с Йеном.


Я думаю,это Э


"Но ты поклялась,что это был Йен!" вспыхнула Ария.


"Я так думала",ответила Спенсер обороняясь.


Но сейчас,я не уверена.


Она уставилась на Арию.


Копы сказали,что они знают о кольце Йена.


"Ты отдала его им?"

"Нет!",кричала Ария.


-Но, возможно, мне следует иметь.


Они думали, что я держала это в огромном секрете.


"Как они узнали о кольце Йена?"


Ханна удивилась вслух,ее глаза сфокусировали на черном пятне на линолеуме.


"Джейсон ДиЛаурентис был на кладбище", сказала Ария.


"Коп сказал, что он сказал им, но Джейсон утверждает, что он этого не делал.


Я не знаю,что думать.


У меня нет ни одной идеи как Джейсон узнал о кольце.


"Она думала о той вещи ,когда Джейсон сказал Арии, что он был психически больной.


Мы это поняли неправильно.


Что если она ошиблась?

"Может Уилден сказал ему," прошептала Ханна.


"Он мог бы услышал наш разговор в больнице.


Он был за пределами комнаты.


Ария упала в кресло и смотрела, как паук, взобрался до серого шлакоблочной стены.


"Это даже не имеет никакого смысла",заговорила Спенсер .


"Вилден -коп.


Он не сказал бы Джейсону он пришел к этому самостоятельно.


"А почему Вилден ждал меня несколько дней в засаде ?" добавила Ария .


"Кроме того, я думала, Вилден был на нашей стороне.


Эмили фыркнула.


Правильно.


Ария взглянула на Эмили, действительно принимая в ее странной одежде.


"Что же вы носите?"

Эмили закусила потрескавшуюся губу .


"Э послал меня в коммуну Амишей , а затем сказал мне получить ДНК-доклад из комнаты свидетельств.


Ее зеленые глаза расширились.


Некоторые копы нашли меня перед тем как я забралась туда.


Ария закрыла глаза.


Неудивительно, что полицейские думали, что они виновны.


Они, вероятно, полагали,что Эмили фальсифицировала доказательства.


Но, ребята, Вилден лжет о ДНК тела в яме," Эмили пошла дальше.


Это не Эли- Это девушка из Амишей,Лия Зук.


Рот Спенсер открылся.


"Вы все еще думаете, Эли жива?"

«Я видела ее", сказала Эмили.


"Я знаю, это звучит безумно, но я видела, Спенсер.


Я не могу позволить этому уйти.


Я попыталась рассказать полицейским, но они не хотели слушать.


Спенсер фыркнула.


"Естественно они не слушали.


Ария сморщила нос.


Эмили,в той яме действительно была Эли.


Эли покончила с собой.


Это то, что помогли мне выяснить.


Спенсер обернулась и посмотрела на Арию.


Это то, что псих тебе сказал?"

"Это может быть правдой," протестовала Ария.


"Это такая же хорошая теория, как и все остальное.


"Нет, сумасшедшая девушка по имени Айрис убила Эли," Ханна вставила громко, стараясь сгладить ее связки.


Э направила меня прямо к ней.


Тогда все смотрели на Спенсер, ожидая, в чем ее теория была.


На руках Спенсер были мурашки.


Э сказал мне,что моя мать убила Эли.


потому что у моего отца был роман с мамой Эли.


Эли-моя сестра.


"Что?"воскликнула Ария.


Эмили просто уставилась на них.


Ханна посмотрела с отвращением, как она могла бы посмотреть в помятое металлическое мусорное ведро в углу.


Но моя мама не делала этого,"добавила Спенсер.


Она даже не знала о романе.


Я бы разрушила брак моих родителей.


Э просто.


путает меня.


Я думаю Э запутывает всех нас.


Все напряглись.


Понимание ударила Арию, как тяжелая боксерская перчатка к виску.


Э запутала всех их.


Э стоит за всем этим.


Джейсон не рассказывал копам о кольце,это сделала Э.


Может быть, даже посадил его в лесу, чтобы Ария его нашла.


Э отправила Эмили найти анализ ДНК в комнате доказательств,Только представив ее дежурному полицейскому.


Э рассказал полиции о чатах Йена, что делает его похожим, что они сговорились с ним.


Э играл с ними все время, дергая за веревочки.


И теперь они сидели в тюрьме за убийство, которого они не совершали.


Ария посмотрела на остальных.


По ошеломленным взглядам на их лицах, казалось, что они просто приходят к такому же выводу.


Э наш наихудший враг," прошептала она.


Она похлопала карман, доставая свой мобильный телефон.


Конечно, Э послала им сообщение, чтобы показать, насколько доверчивы и глупы они были.


Попались! говорилось бы там.


Или, Кто смеется сейчас!

Но потом Ария вспомнила -полицейские конфисковали все их телефоны.


Если Э пришлет сообщение, они его не получат.


30 глава.


Наконец свободны.


Около тридцати минут спустя раздался стук двери.


Все девочки подпрыгнули.


Сердце Эмили катапультировалось к горлу


Это был он.


Они собирались на допрос.


а затем они отправятся в тюрьму.


Офицер полиции- женщина заглянула в комнату.


Были фиолетовые круги под глазами и кофейное пятно на груди форменной рубашка.


"Собирайте вещи, девочки.


Вы освобождены.


Все замолчали, ошеломленные.


Тогда Эмили рухнула с облегчением.


"Правда?"

"Вы нашли Э?"спросила Ария .


"Что случилось?" Ханна сказала в то же время.


Выражение лица полицейского был каменным.


"Все обвинения против вас сняты.


"Но было что-то при взгляде на ее лицо, как будто было что-то еще, что она хотела сказать


"Давайте просто скажем, обстоятельства изменились.


Эмили вслед за другими вышла из комнаты, обдумывая произошедшее.


Обстоятельства изменились? Это может означать только одно.


Ее сердце подпрыгнуло.


Это тело в яме не было Эли, не так ли?", Она плакала.


Вы нашли ее!" Таким образом, они слушали, когда она сказала им, что Вилден был убийцей!

Спенсер толкнула Эмили.


"Тебе бы заткнуться об этом?"

"Нет", Эмили лопнула.


Возможно, их отправили в тюрьму, но теория Эмили все еще правильной.


она чувствовала это сердцем.


Она повернулась к полицейскому, который шел быстро по коридору.


"Это Али в порядке? она в безопасности? "

"Вы, девочки, идете домой", полицейский ответил.


Ее ключи звенели на поясе


Это все, что я могу вам сказать.


Они получили свои личные вещи от другого офицера на стойке регистрации.


Эмили сразу же проверила телефон, думая, что, возможно, Эли написала, но не было никаких новых сообщений.


Нет даже насмешливой записки, смеясь, что Эмили шла прямо в ловушку.


Женщина полицейский нажала звонок, и двойные двери открылись на парковку.


Он был битком набит полицейскими машинами и фургонами новостей.


Эмили не видел так много волнения, с пожара в лесу.


"Эмили", сказал голос.


Даррен Вилден побежал на них по всей темной стоянке, его стеганая куртка полиции распахнулась.


"Хорошо.


Они позволяют вам.


Я сожалею об этом.


Эмили отпрянула, ее сердце подпрыгнуло к горлу.


Почему Вилден здесь? Разве он не должен быть арестован?

"Что происходит?" Ария спросила, останавливаясь возле пустой патрульной машины.


Почему они вдруг освободили нас?"

Вилдену уводил их подальше от толпы, не отвечая.


Просто будь рада, что ты вне этого беспорядка.


Мы направили парней, чтобы сопроводить вас домой.


Эмили присела.


Я знаю, что вы сделали", сказала она низким голосом.


И сделаю так,чтобы каждый знал это.


Вилден обернулся и посмотрел на нее.


Его рации шумели, но он проигнорировал это.


Наконец, он вздохнул.


Ты думаешь, что Ты знаешь, это не правда, Эмили.


Я знаю,вы ездили в Ланкастер


И я знаю, что вас заставили поверить.


Но я не делал больно Лии.


Я бы никогда этого не сделал.


Кровь отлила от головы Эмили.


Что? Откуда вы знаете, где я была? "

Уилден смотрел на светящиеся линии парковки.


Вы, ребята, были правы насчет нового Э.


Мне следовала прислушаться.


Ария топнула ногой.


"О, теперь вы верите нам? Почему ты не слушал на прошлой неделе, прежде, чем мы были почти обжаренные заживо в лесном пожаре? "

"И прежде чем послала меня в лечебницу в Addison-Стивенс!" выла Ханна.


Я была заперта с сумасшедшими!"

Эмили резко встала.


Лечебница в Эддисон Стивенс.


Это название было в файле доказательств Эли.


Это была психиатрическая больница?

"Я сожалею, что не верил вам, ребята," говорил Вилден, шагая мимо забора.


За ним были неиспользованные транспортные средства полиции и большой белый школьный автобус.


"Это была ошибка.


Но мы все знаем сейчас


У нас есть все сообщения,которые он вам послал


Девушки остановились как вкопанный.


"Он?" Спенсер пискнула.


Кто он? "прошептала Ханна


Йен"?

Затем, другая полицейская машина завопила.


Полицейские подбежал и начал тянуть кого-то из заднего сиденья.


Были крики, а затем пинок, затем вспышка зубов.


Полицейские, наконец, вытащить его, из машины и начали вести его к станции.


Когда был перерыв в действии, Эмили увидела высокого, долговязого человека с жирными волосами и усами.


Ее живот сжался.


У Спенсер появился морщинка беспокойства между глазами


Почему его лицо так знакомо? пробормотала она


"Я не знаю", прошептала Эмили, ее ум лихорадочно рылся в памяти.


Представители прессы бросились на полицию и начали делать снимки.


"Как долго вы это планировали,Мистер


Форд? " кричали они


"Что заставило вас сделать это?" И, наконец, возвышается над остальными, "Зачем ты убил Элисон?"

Ария схватила руку Эмили


Ноги Эмили слабели.


Что они говорят? "

"Он убил Элисон," пробормотала Спенсер.


Этот парень убил Элисон.


"Но кто же он?" выпалила Ханна .


"Идите," Вилден сказал хрипло, толкая их.


"Вы не должны видеть это.


Ни одна из девушек могла двигаться.


У него развязались шнурки,полицейские толкнули его к станции.


Его голова низко висела, обнажив лысину.


Эмили впилась ногтями в руки.


Эли была.


Эли была мертвой?


Как насчет Лии?


Что о девушке, которую, Эмили видела в лесу?


Журналисты кричали, и их голоса бессвязно размывались.


Один из репортеров кричал громче, чем остальные.


«А как насчет тела, которое было только что найдено? Вы несете ответственность за это убийство тоже? "


Ханна повернулась к Вилдену.


"Другой убийство?"


"О, мой Бог.

Все внутри Эмили перемешалось в кашу.


"Девушки" строго сказал Вилден


"Пойдем.

В настоящее время предполагаемый убийца Эли был на крыльце , около в двадцати футах от Эмили.


Он заметил, Эмили и похотливо улыбнулся, обнажив золотой зуб впереди.

Электричество потрескивал в венах Эмили.


Она знала ту улыбку.


Почти четыре года назад, рабочие начали заливать бетон в яму на заднем дворе ДиЛаурентисов, на следующий день Эли пропала без вести.


Вилден был там.


но было много других парней, тоже.


После Миссис ДиЛаурентис допрашивали их, Эмили прорваться через двор Эли в лес.


Один из рабочих повернулся и искоса посмотрел на нее.


Он был высокий и долговязый, и когда он улыбался, у него был тот же самый ужасный передний золотой зуб.


Эмили повернулась к Спенсер, ужаснувшись.


"Этот парень был одним из работников, которые закапывали яму в беседке на следующий день после того как Эли пропала без вести.


Я помню его.


Спенсер побледнела.


"Я видела его несколько дней назад.


На моей улице.


31 глава


Очень хорошее и очень плохое.


Четыре младших полицейских Роузвуда сопровождали домой Спенсер и остальных.


Спенсер залезла в заднюю части крейсера, который отвез ее обратно, задыхаясь от запаха искусственной кожи автомобиля, рвоты,

и пота.


Темноволосый полицейский скользнул на переднее сиденье, завел двигатель, и поехал к выходу.


За окном, пресса требовала взглянуть на убийцу у дверей полицейского участка.


Спенсер уставилась в окно перед полицейским участком.


Все жалюзи были

плотно закрыты.


Мог ли тот парень действительно это сделать? Он был таким чужим, посторонним.


Это казалось как гром среди ясного неба.


Она обернула пальцы вокруг металлической клетки разделения на переднем сиденье сзади.


-Кого же еще тот парень убил?-она спросила.


Полицейский не ответил.


-Как вы узнали, что он убил Али? -она попыталась.


Он просто поднял его CB радио.


Расстроенно, Спенсер пинала ногами жесткую спинку сиденья.


-Ты что, глухой? -

Полицейский дал ей пугающий взгляд в зеркало заднего вида.


Мой заказ: привезти вас домой.


Это все.


Спенсер выпустила небольшое хныкание.


Она не была точно уверена, что хочет вернуться домой.


Какой

государство будет ее дом находится в прямо сейчас?

Был ее отец все еще там?

Неужели он сбежал, чтобы быть вместе с миссис ДиЛаурентис?


Все это было так сюрреалистично и немыслимо.


Спенсер была уверен, что в течение нескольких минут, она проснется в

постели, обнаружив, это был всего лишь сон.


Однако еще одна минута прошла.


И еще одна, и она была

все еще здесь, живя в ее худшем кошмаре.


Внезапно она поняла кое-что.


Когда ее мать умоляла ее папу признать правду,

он выпалил,что не знал о детях раньше.


Он сказал дети, а не ребенок.


Это было ошибкой.


или скольжением? Был ли Джейсон ребенком ее отца и сводным братом Спенсер тоже? Они миновали центр города Роузвуда, причудливый, кирпично-мощеный торговый район, полные шикарной мебелью магазины, антикварные магазины, и салоны по изготовлению домашних кремов из льда.


Спенсер погрузил руку в золотую сумку от Kate Spade и нашла ее Sidekick внизу.


Удивительно, но не было никаких новых сообщений от Э.


Она позвонила домой.


Телефон звонил и звонил, но ответа не было.


Затем, она набрала веб-адрес CNN на клавиатуре.


Сотрудник Сжатые Губки, не может сказать ей что-нибудь, что будет новостью для нее.


Конечно же, главная новость была в том, что никого не арестовали, в подозрении убийства Элисон ДиЛаурентис.


Милые Обманщицы освобождены, добавил подзаголовок.


Спенсер быстро нажала на видео в прямом эфире .


Темноволосый репортер стоял перед мемориалом Эли, сбором фотографий, свеч, цветов и мягких игрушек на обочине старого дома ДиЛаурентис.


Полицейские фары моргнули позади нее.


Ее глаза покраснели, как будто она плакала.


"Сага об убийстве Элисон Диларентис наконец завершилась," - мрачно объявил репортер.


"Только что на основании неопровержимых доказательств был арестован виновный в убийстве".


На экране мелькнуло расплывчатое черно-белое фото слащавого блондина.


Он притаился на стоянке рядом с круглосуточным магазином, попивая пиво из алюминиевой банки.


Его звали Билли Форд.


Как Эмили подозревала, что он был частью команды, вырывшей отверстие для беседки ДиЛаурентисов почти четыре года назад.

Теперь следователи думали, что он следил за ней.


Спенсер закрыла глаза, с охватившим ее чувством вины.


Слава Богу, рабочие не здесь, когда они раскопали половину дыры в ночь их семи-классной ночевки Эли сказала:


"Они продолжают преследовать меня".


В то время, Спенсер считала, что Эли хвалилась: Ха-ха, даже взрослые ребята думают, что я горячая.


Тем временем.


"После того как еще одно тело было найдено ранее этим вечером," - говорил корреспондент, - "полиция получила наводку, что эти смерти могут быть связаны".


Расследование привело их к Мистеру Форду, и они нашли фото Мисс ДиЛаурентис в его компьютере, находящимся в его грузовике.


Так же были обнаружены фотографии четырех девушек известных как "милые обманщицы" - Спенсер Хастингс, Ария Монтгомери, Ханна Мэрин и Эмили Филдс.


Спенсер укусила свой кулак.


-Также найдены находившиеся в машине записи соответствующие форме текстовых сообщений, фото-сообщений и чатов под ником USCMidfielderRoxx, -Репортер продолжал.


Спенсер прижалась лбом к холодному стеклу окна, наблюдая, как мимо деревья размываются.

USCMidfielderRoxx был IM Йэна.


Темные воспоминания с ночи убийства Эли переполняли ее мозг.


После Спенсер , Эли получила в бою за пределами сарая и побежала в чащу.


Там была подпись хихиканья, шелеста звуков, а затем Спенсер видела двух человек в различных формах.


Эли и кто-то еще.


Я увидел два блондинок в лесу, Йэн сказал Спенсер, когда он подошел ее на крыльцо,умоляя, что он был невиновен.


Спенсер уставилась на фотографию человека на крошечном экране своего мобильного телефона.


Билли был блондином.


И он был новой "Э", посылающей им сообщения, обвиняющие Джэйсона, Уилдена и даже мать Спенсер.


Но как он смог столько узнать про них? Кто он был на самом деле? И зачем ему это надо?

Экран ее телефона загорелся.


Новое текстовое сообщение.


Спенсер сцепилась с клавиатурой и нажала "читать".


Оно было от Эндрю Кэмпбэла, парня Спенсер.


-Я слышал о тюрьме и что вы были освобождены.


Ты в порядке? Ты дома? Ты знаешь, что происходит на вашей улице?

Спенсер откинулась на спинку сиденья, уличные фонари проносились за окном.


Что он имеет в виду, говоря " на ее улице"?

Еще одно сообщение появилось в папке "входящие".


Это было от Арии.


Что происходит? Дорога к тебе перекрыта.


Повсюду полицейские машины.


Ужасная идея начала формироваться.


По радио сказали,что было совершено еще одно убийство.


Полицейская машина сделала широкий левый поворот на ее улице.


По меньшей мере десять автомобилей были перекрещены ножом по дороге, синих огнях.


Соседи стояли на своих дворах, их лица были вялые.


Полицейские двигались и выходили из тени.


Они были прямо перед домом Спенсер.


Мелисса.


-О, Господи,- Спенсер заплакала.


Она дернула дверь и выскочила из машины.


-Эй! - ее водитель зарычал.


Тебе нельзя, пока мы находимся в дороге! -

Но Спенсер не слушала.


Она бросилась к мигающим огням, руки и ноги болели.


Ее дом был впереди.


Она прошла через ворота и до долгой поездки.


Все звуки исчезли.


Фигуры были размыты перед ней.


Она могла почувствовать вкус желчи в задней части горла.


Потом она увидела фигуру на крыльце,силуэт ее тела.


Она прикрыла рукой лоб,щурясь от яркого света крыльца.


Ее колени подогнулись.


Облегченный вопль булькнул в ее горле.


Она опустилась на траву.


Мелисса бросилась к ней и сжала ее в объятиях.


-О,Спенс, это так ужасно.


Спенсер дрожала.


Сирены звучали в ее ушах.


Пара соседских собакк выла,они были дезориентированы и напуганы.


Это так ужасно, - Мелисса рыдала на плече Спенсер.


-Та бедная девочка,-


Спенсер отступила назад.


Воздух был холодным и резким.


Запах пожара был еще острый и затхлый.


Какая девушка? -челюсть Мелиссы дернулась.


Она схватила руку Спенсер.


-О, Спенс.


Ты не знаешь?

Затем она махнула рукой в ​​сторону тротуара.


Полиция не окружила их дом, но окружила лом Кавано на пересечении улицы.


Желтая лента полиции покрыла весь двор Кавано.


Миссис Кавано стояла на дороге, крича в агонии.


Немецкая овчарка в синем жилете стояла рядом с ней, нюхая землю.


Небольшой храм уже начался на обочине, изобилующий фотографиями и свечами и цветами.


Когда Спенсер увидела имя написанное бледно-зеленым мелом на тротуаре, она накренилась назад.


-Нет,


-Спенсер посмотрела на Мелиссу умоляюще, надеясь, что это был сон.


-Нет!-а затем она поняла.


Несколько дней назад она смотрела из окна своей спальни и увидела человека с сальными волосами, одетого в комбинезон водопроводчика на дороге Кавано.


Он

дал красивой девушке хищный взгляд , показывая блестящие золотые зубы спереди.


Но девушка не видела его взгляд.


Она не знала, чего боялась.


Она не могла ничего видеть.


никогда.


Спенсер повернулась к Мелиссе в ужасе.


-Дженна? -

Мелисса кивнула, слезы лились по ее щекам.


-Они нашли ее в траншее ее заднего двора,

где водопроводчики заменяли трубы,-сказала она.


-Он убил ее, так же как и убил Эли.

Бедная бедная Дженна Кавано.


Я чувствую себя плохо, но что сделано - то сделано.


Финито.


Кончено.


Придержите виллы, она мертва.


Это звучит бессердечно с моей стороны? Ну что же!

Конечно, милые обманщицы примут это жестко.


Ария пожалеет, что спросила Дженну о грязных и непростых отношениях Эли с братом.


Эмили будет плакать, ведь Эмили всегда плачет.


Ханна наденет маленькое черное платье, чтобы выглядеть стройнее на похоронах.


А Спенсер...


что ж, она просто будет рада, что ее сестра жива.


Так что же дальше? Тело нашли.


ДНК взяли на анализ.


Арест готов, фото для досье - тоже.


Но мои ли это фото? Я - большой злой Билли Форд...


или совершенно другой человек? Что ж, вам придется следить за событиями, ведь этот маленький секрет я не раскрою.


Сейчас, по крайней мере.


Целую,

- Э.



home | my bookshelf | | Безссердечная |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу