Book: Безупречные



КАК ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НАЧАЛОСЬ

Знаете ли вы, что парень, живущий по соседству с вами, самый жуткий человек из всех? Когда вы стоите на подъездной дорожке, собираясь поцеловать своего друга на ночь, вы можете заметить его через улицу, просто стоящего там.Он появляется неожиданно, когда вы сплетничаете со своими лучшими подругами - а может быть это даже не случайность. Он как черная кошка, которая следует за тобой по пятам. Если он проедет мимо твоего дома на велосипеде, то ты обязательно решишь, что завалишь экзамен по биологии. Если он весело смотрит на тебя, будь осторожна.

В каждом городке есть свой парень, приносящий неудачи. В Розвуде это был Тоби Кавано.

- Думаю, ей нужно больше румян, - Спенсер Гастингс обернулась и внимательно посмотрела на одну из своих лучших подруг, Эмили Филдс. - Веснушки еще видны.

- У меня есть Clinique concealer (средство для ухода за кожей, маскирующий проблемные участки). - Элисон ДиЛорентис вскочила и подбежала к своей голубой вельветовой косметичке.

Эмили посмотрела на себя в зеркало, стоящее на кофейном столике в гостиной Элисон. Она наклонилась ближе и сморщила свои розовые губки.

- Моя мама бы убила меня, если бы увидела меня со всем этим.

- Да, но мы убьем тебя, если ты снимешь это, - предупредила Ария Монтгомери, гарцующая по комнате в розовом мохеровом лифчике, который она связала.

- Да, Эм, ты выглядишь потрясающе, - согласилась Ханна Мэрин. Ханна села на пол, скрестив ноги, и она постоянно вертелась, беспокоясь о том, чтобы ее попа не выглядывала из чуть маловатых, но очень модных джинсов с заниженной талией Blue Cult.

Это был вечер пятницы в апреле, Эли, Ария, Эмили, Спенсер и Ханна проводили одну из их типичных для шестого класса ночевок: наносили друг на друга слишком много косметики, поедали маринованные чипсы от Кеттл, и до половины смотрели MTV Cribs на телевизоре Эли с плоским экраном. Этим вечером был добавлен беспорядок из общей одежды, разбросанной на ковре, так как они решили обменяться одеждой на весь оставшийся учебный год шестого класса.

Спенсер приложила лимонно-желтый кашемировый жакет к своему стройному телу.

- Бери, - сказала ей Эли. - Он будет здорово смотреться на тебе.

Ханна схватила оливковую вельветовую юбку Эли и приставила к бедрам, повернулась к Эли и встала в позу.

- Что вы думаете? Шону понравиться?

Эли застонала и ударила Ханну подушкой. С тех пор, как они подружились в сентябре, все, о чем говорила Ханна, так это о своей огромной любви к Шону Экварду, мальчику из их класса Розвудской Школы, в которую они все ходят после окончания детского сада. В пятом классе Шон был низким, веснушчатым мальчиком, но за лето он прибавил пять сантиметров и избавился от детской полноты. Теперь, каждой девочке хотелось поцеловать его.

Было удивительно, как много изменилось за прошедший год.

Девочки - все, кроме Эли, - знали этослишком хорошо. Последний год, они просто были... там. Спенсер была девушкой, которая сидела за первой партой в классе и поднимала руку на каждый вопрос. Ария была весьма причудливой девочкой, которая предпочитала ставить танцы, а не играть в футбол, как все. Эмили была скромной, подающей надежды пловчихой, очень неординарной, если узнать ее получше. А Ханна была немного неряшливой и неуклюжей, но она читала Vogueи Teen Vogue(названия журналов) и могла сболтнуть что-нибудь о моде совершенно наобум, чего никто не знал.

Было в них что-то особенное, конечно, но они жили в Розвуде, штат Пенсильвания, в пригороде в двадцати километрах от Филадельфии, и все было особенным в Розвуде. Сладкий запах цветов, вкуснейшая вода, дома были просто огромные. Люди шутили, что белки проводят свои ночи, прибирая мусор и пропалывая одуванчики из-под булыжников вдоль тротуара, таким образом, Розвуд выглядел прекрасным для его требовательных жителей. В месте, где все выглядело так безупречно, трудно выделяться.

Но, так или иначе, Эли выделялась. С ее светлыми длинными волосами, лицом в форме сердца и большими голубыми глазами, она была самой потрясающей девушкой в округе. После того, как Эли объединила их дружбой - иногда было такое чувство будто она нашла их - девочки стали кем-то больше, чем просто подругами. Внезапно, они стали делать вещи, на которые раньше не осмеливались. Например, примерить коротенькие юбки в раздевалке Розвуд Дэй для девочек, после того, как они вышли из автобуса утром. Или передавать парням в классе записки с отпечатками гигиенической помады. Или пройтись по коридору Розвуд Дэй, запугивая и игнорируя неудачников.

Эли схватила мерцающую фиолетовую помаду и намазала ее на свои губы.

- Кто я? - остальные застонали - Эли передразнивала Имоген Симт, девочку из их класса, которая была слишком влюблена в свою помаду Nars.

- Нет, подожди. - Спенсер сморщила свои форменные губки и вручила Эли подушку. - Засунь это под свою рубашку.

- Мило. - Эли положила ее под свой розовый поло и все захихикали еще громче. Ходил слух, что Имоген путалась с Джефри Кляйном, десятиклассником, и она родила ему ребенка.

- Вы девочки ужасны. - Эмили покраснела. Она была самой скромной из группы, возможно из-за супер строго воспитания - ее родители считали, что забава это зло.

- Что, Эм? - Эли взяла Эмили под руку. - Выглядит Имоген ужасно толстой - она должна надеяться, что беременна.

Девочки засмеялись снова, но менее тревожно. У Эли был талант находить слабости девочек, и даже если она была права на счет Имоген, девочки иногда задавались вопросом, а что если Эли всегда критикует их, когда их нет рядом. Иногда было трудно знать наверняка.

Они вернулись обратно к сортировке одежды друг друга. Ария влюбилась в ультра-элегантное платье Спенсер от Fred Perry. Эмили натянула джинсовую мини юбку на свои тонкие ноги и поинтересовалась у остальных, не была ли она слишком короткой. Эли объявила пару джинсов Ханны от Джо слишком колокольными и убрала их прочь, демонстрирую свои конфетно-розовые велюровые мальчишечьи шорты. Когда она проходила мимо окна к стерео, она замерла.

- Бог мой! - закричала она, бегущая позади бархатной кушетки цвета ежевики.

Девочки обернулись. За окном был Тоби Кавано. Он просто... стоял там. Смотрел на них.

- Фу, фу, фу! - Ария прикрыла свою грудь - она сняла платье Спенсер и снова оказалась в своем вязаном лифчике. Спенсер, которая была одета, подошла к окну. - Отойди от нас, извращенец! - закричала она. Тоби усмехнулся прежде, чем повернулся и убежал.

Когда большинство людей видело Тоби, они переходили на другую сторону улицы. Он был на год старше, чем девочки, бледный, высокий и тощий, он всегда блуждал по соседству, по-видимому, шпионя за всеми. Они слышали слухи о нем: как он был пойман целующимся по-французски со своей собакой. То, что он был таким отличным пловцам, потому что вместо легких у него были жабры. То, что он спал в гробу на заднем дворе в домике на дереве каждую ночь.

Был только один человек, который разговаривал с Тоби: его сводная сестра Дженна, которая была в их классе. Дженна так же была безнадежной дурой, хотя менее жуткой - она, по крайней мере, говорила законченные предложения. И она была довольно надоедливой особой, со своими густыми, черными волосами, большими, серьезными глазами и красными морщинистыми губами.

- Меня как будто изнасиловали. - Ария извивала свое естественно тонкое тело, словно оно было покрыто E.coli (Escherichia coli - палочковидные бактерии). Они недавно узнали о них в научном классе.

"Как он смеет пугать нас?"

Красное лицо Эли пылало яростью.

- Мы должны проучить его.

Ханна расширила свои светло-коричневые глаза. Эли задумалась на минуту.

- Мы должны дать ему почувствовать вкус собственного лекарства.

Нужно, объяснила она, напугать Тоби. Когда Тоби не прятался по соседству, шпионя за людьми, он гарантированно был в свое деревянном домике. Он провел все свое свободное время там, играя со своим Game Boy (приставка) или, кто знает, строя гигантского робота, чтобы сбросить атомную бомбу на Розвуд Дэй. Но так как деревянный дом, очевидно, был на дереве - и потому что Тоби протянул веревочную лестницу, таким образом, что бы никто не смог следовать за ним - они не могли просто заглянуть и сказать бу.

- Так, нам нужны фейерверки. К счастью, мы знаем, где они, - Эли усмехнулась.

Тоби был поглощен фейерверком; он продолжал копить бутылки ракет у основания дерева и часто поджигал их через окно на крыше его деревянного дома.

- Мы прокрадемся туда, украдем один, подожжем и бросим в его окно, - объяснила Эли. - Это точно напугает его.

Девочки посмотрели на дом Кавано через улицу. Хотя большинство огней уже погасло, это вовсе не означало, что поздно - всего лишь половина одиннадцатого.

- Я не знаю, - сказала Спенсер.

- Да, - согласилась Ария. - Что если что-то пойдет не так?

Эли драматично вздохнула.

- Ну же, девчонки.

Все затихли. Ханна прочистила свое горло.

- Звучит здорово для меня.

- Хорошо, - прорычала Спенсер. Эмили и Ария пожали плечами в знак согласия.

Эли хлопнула в ладоши и указала на диван у окна.

- Я пойду и сделаю это. Вы можете наблюдать отсюда.

Девочки подползли под большое комнатное окно и наблюдали за действиями Эли через улицу. Дом Тоби был по-соседству с домом ДиЛорентис, и был построен в том же внушительном Викторианском стиле, но никакой дом не был столь же велик, как ферма семьи Спенсер, которая граничила с задним двором Эли. Гастингс имели свою собственную ветряную мельницу, восемь спален, отдельный гараж с пятью машинами, обрамленный камнями бассейн и отдельную квартиру-сарай.

Эли обежала вокруг двора Кавано и прямо к деревянному домику Тоби. Он был частично закрыт высокими вязом и сосной, но уличные фонари освещала его достаточно для них, чтобы увидеть его расплывчатые очертания. Минуту спустя они были уверены, что видели, как Эли держала своих в руках фейерверк в форме конуса, ступающую примерно на двадцать футов назад, достаточно далеко, что бы ей хорошо было видно мерцающие синие окна деревянного домика.

- Вы думаете, она, и правда это сделает? - прошептала Эмили.

Машина проехала мимо, украшенного дома Тоби.

- Нет, - сказала Спенсер, нервно вертя бриллиантовые запонки, которые купили ей ее родители за то, что она получила А в последнем табеле успеваемости. - Она блефует.

Ария положила кончик одной из своих черных косичек в свой рот.

- Абсолютно.

- Откуда мы вообще знаем, что Тоби там? - спросила Спенсер.

Они резко замолчали. Они всегда принимали участие в розыгрышах Эли, но это было невинно - проникали в морскую джакузи на курорте Фермата, когда им нечем было заняться, добавляли каплю черной краски в шампунь сестры Спенсер, посылали фальшивое письмо от тайного поклонника Principal Appleton тупой Моне Вандервол из их класса. Но что-то в этом сделало их всех немного... беспокойными.

Бум!

Эмили и Ария отскочили назад. Спенсер и Ханна прижали свои лица к окну. На другой стороне улицы все еще было темно. Яркий свет вспыхнул из окна деревянного домика, но это было все. Ханна прищурилась.

- Может это был не фейерверк.

- А что это еще могло быть? - насмешливо сказала Спенсер. - Оружие?

Затем немецкая овчарка Кавано начала лаять. Девочки схватили друг друга за руки. Во внутреннем дворике зажегся свет. Послышались громкие голоса, а Мистер Кавано выбежал через заднюю дверь. Внезапно, огненные пальчики выскочили из окон деревянного домика. Огонь начал распространяться. Это было похоже на видео родителей Эмили, которое они заставляли смотреть ее каждый год на Рождество. Затем послышалась сирена. Ария посмотрела на остальных.

- Что происходит?

- Вы думаете...? - прошептала Спенсер.

- Что если Эли - начала Ханна.

- Девочки. - Послышался голос позади них. Эли стояла в большом дверном проеме комнаты. Ее руки были на ее боках, а лицо было еще более бледное, чем они когда-либо видели прежде.

- Что случилось? - спросили все одновременно. Эли выглядела взволнованной.

- Я не знаю. Но это не моя вина.

Сирены были все ближе и ближе... пока машина скорой помощи не въехала во двор Кавано. Врачи выскочили и помчались к деревянному домику. Веревка была спущена вниз.

- Что случилось, Эли, - Спенсер повернулась и направилась к двери. - Ты должна сказать нам, что случилось.

Эли пошла за ней.

- Спенсер, нет.

Ханна и Ария смотрели друг на друга; они были слишком напуганы, чтобы говорить.

Кто-то мог увидеть их. Спенсер присела за кустарником и посмотрела через улицу. Это случилось, когда она увидела уродливое, зубчатое отверстие в окне деревянного домика Тоби. Она чувствовала, что кто-то полз позади нее.

- Это я, - сказала Эли.

- Что... - начала Спенсер, но прежде чем она успела закончить, врач начал снова спускаться вниз по дереву, и у него на руках кто-то был... Тоби пострадал? Он... умер?

Все девочки, одна за другой, вытягивали шею. Их сердца начали биться быстрее. Затем, через секунду, они остановились. Это был не Тоби. Это была Дженна.

Минуту спустя, Эли и Спенсер вернулись внутрь. Эли рассказала им все с почти жутким спокойствием: фейерверк пролетел через окно и попал в Дженну. Никто из них не видел ее света, так они были в безопасности, долгое время все они молчали. В конце концов, это был фейерверк Тоби. Если бы полицейские могли бы кого-нибудь обвинить, то это непременно был бы он.

Всю ночь они плакали и обнимались, и засыпали и снова просыпались. Спенсер была настолько потрясена, что она, свернувшись в клубок, молча, переключала от Е! к Cartoon Network к Animal Planet. На следующий день, когда они проснулись, новости быстро распространились по соседям: кто-то признался.

Тоби.

Девушки решили, что это была шутка, но местная газета подтвердила это, Тоби признался в игре с зажженным фейерверком в деревянном домике, случайно попав в лицо своей сестры... и фейерверк ослепил ее. Ария прочла это вслух, когда они все собрались вокруг кухонного стола, держась за руки. Они знали, что должны быть спокойны, но... они знали правду.

Несколько дней Дженна провела в больнице, она была истерична и напугана. Все спрашивали ее, что случилось, но казалось, что она ничего не помнит. Она сказала, что не помнит всего, даже того, что произошло накануне несчастного случая. Доктора говорили, что вероятно это был посттравматический стресс.

В Розвуд Дэй прошло собрание в честь Дженны "Не играй с фейерверком", за которым последовали преимущество танцев и домашней выпечки. Девочки, особенно Спенсер, участвовали сверх рьяно, хотя они, конечно, делали вид, что ничего не знают о том, что случилось. Если кто-то спрашивал, они говорили, что Дженна была милой девочкой и одной из их близких подруг. Большинство девочек, никогда не говоривших с Дженной, отвечали одно и то же. Что касается Дженны, она никогда не возвращалась в Розвуд Дэй. Она пошла в специальную школу для слепых в Филадельфии, и после той ночи ее никто не видел.

Все плохие вещи в Розвуде постепенно забывались, и Тоби не был исключением. Его родители отдали его на домашнее обучение на оставшуюся часть года.Прошло лето, а в следующем учебном году Тоби пошел в образовательную школу в Мэйне. Он просто уехал в один ясный день в середине августа.

Его отец отвез на станцию СЕПТА, где он в одиночку сел на поезд до аэропорта. Девочки наблюдали, как его родители разрушили его деревянный домик в тот день. Это было, словно они хотели стереть существование Тоби, на сколько это возможно.

Через два дня после отъезда Тоби, родители Эли взяли девочек в Поконо Маунтис. Пятеро из них участвовали в сплаве по горной реке, занимались скалолазанием и загорали на берегу озера. По ночам, когда их разговоры возвращались к Тоби и Дженны - это происходило часто этим летом - Эли напоминала им о том, что они не никогда и никому не должны рассказывать об этом. Они навсегда сохранят эту тайну..., и это навечно скрепит их дружбу. В ту ночь, когда они, закрыв свою палатку, уединились там, натянув на себя с головой кашемировые толстовки от J. Crew, Эли дала каждой из них по яркому цветному браслету-веревочке в знак их дружбы. Она завязала браслеты на запястьях каждой и сказала им повторять за ней: "Я клянусь не рассказывать об этом, до последнего дня моей жизни."

Они ходили по кругу, Спенсер к Ханне, Эмили к Арии, повторяя это. Эли завязала на себе оставшийся браслет.

- До последнего дня моей жизни, - шепнула она, завязав узел, ее руки сжались над ее сердцем.

Каждая из девушек сжала руку.

Несмотря на ужасную ситуацию, они чувствовали, что им повезло, что они есть друг у друга. Девочки носили свои браслеты во время дождя, поездки в Округ Колумбия

и Колониальный Вильямсбург на весенних каникулах - или, в случае Спенсер, Бермуды - во время грязных тренировок по хоккею и неприятной борьбой с гриппом.



Эли удавалось сохранить свой браслет чище остальных, как если бы грязное пятно испортило бы его.

Иногда, они касались своими пальцами браслета и шептали "До последнего дня моей жизни, « напоминая себе о том, насколько близки они все были. Это стало их кодексом; они все знали, что это означало.

На самом деле, Эли сказала, что менее через год последний день седьмого класса, поэтому девочки начали свои летние ночевки.Никто не знал, что всего через несколько коротких часов Эли исчезнет.

Или знал.

1 Глава.

А МЫ ДУМАЛИ, ЧТО БЫЛИ ДРУЗЬЯМИ.

Спенсер Гастингс стояла на лужайке перед церковью Розвуда с тремя бывшими лучшими подругами: Ханной Мэрин, Арией Монтгомери, и Эмили Филдс. Девушки перестали общаться более чем три года назад, вскоре после того как Элисон ДиЛаурентис таинственно исчезла, но сегодня они были вместе на панихиде Элисон. Два дня назад строители нашли тело Эли под бетонной плитой, позади которой был ее дом.

Спенсер еще раз взглянула на сообщение, которое она только что получила на свой Sidekick (модель коммуникатора).

Я все еще здесь, сучки.

И я знаю все.

- Э

- Боже мой, - прошептала Ханна. Экран ее БлэкБерри показал то же самое. Как и Treo Арии и Nokia Эмили. За прошедшую неделю, каждая из них получала электронную почту, и IMs от кого-то кто сообщения, и называл себя Э. В основном это были секреты из седьмого класса, в год, когда пропала Эли, но в них так же упоминались и новые тайны... вещи, которые происходили сейчас.

Спенсер думала, что Э это и есть Элисон - так или иначе она вернулась - за исключением того, что это было невозможно теперь, правильно? Тело Эли было захоронено под бетоном. Она... умерла... и давным-давно.

- Вы думаете это означает... Дело Дженны? - прошептала Ария, водя рукой по ее угловой челюсти.

Спенсер убрала свой телефон назад в свою твидовую сумку Кейт Спейд.

- Мы не должны говорить об этом здесь. Кто-нибудь может услышать нас. - Она нервно взглянула на лестницу монастыря, где Тоби и Дженна Кавано стояли всего минуту назад. Спенсер не видела Тоби с тех пор как пропала Эли, и последний раз, когда она видела Дженну, была ночь ее несчастного случая, слабую в руках медработника, который спускал ее вниз.

- Качели? - прошептала Ария, имея в виду детскую площадку Розвуд Дэй Элементари. Это было их старое особенное место встречи.

- Прекрасно, - сказала Спенсер, проталкиваясь через толпу присутствующих на похоронах. - Увидимся там.

Это был полдень совершенно чистого осеннего дня. В воздухе пахло яблоками и лесным дымом. В небе был воздушный шар. Это был подходящий день для поминальной службы одной из прекраснейших девочек Розвуда.

Я знаю все.

Спенсер дрожала. Это должен был быть блеф. Кто бы ни была эта Э, она не могла знать всего.

Не о Деле Дженны... и конечно не о тайне, о которой знали только Спенсер и Эли. В ночь, когда произошел несчастный случай с Дженной, Спенсер была свидетельницей кое-чего, чего ее подруги не видели, но Эли сказала, что это их с ней секрет - и о нем нельзя говорить даже Эмили, Арии и Ханне.

Спенсер хотела рассказать им, но когда она не смогла, она забыла об этом и притворилась, что ни чего не случилось.

Но... это все же случилось.

В ту свежую, весеннюю апрельскую ночь в шестом классе, сразу после того как Эли бросила фейерверк в окно деревянного домика, Спенсер выбежала на улицу. В воздухе витал запах паленых волос. Она видела, как медработники спускали Дженну вниз по шаткой веревочной лестнице деревянного домика. Эли была рядом с ней.

- Ты сделала это нарочно? - испуганно потребовала Спенсер.

- Нет! - Эли сжала руку Спенсер. - Это было...

Все эти годы Спенсер старалась забыть о том, что произошло потом: Тоби Кавано направился прямо к ним. Его волосы были спутаны на голове, а его готичное лицо было взволнованным. Он подошел вплотную к Эли.

- Я видел тебя.Тоби дрожал от злости. Он посмотрел в сторону своего дома, где стояли полицейские машины. - Я собираюсь все рассказать.

Спенсер задыхалась. Двери скорой помощи захлопнулось, и завыли сирены, удаляясь от дома. Эли была спокойна.

- Да, но я видела тебя, Тоби, - сказала она. - И если расскажешь ты, я расскажу тоже.

Твоим родителям.

Тоби сделал шаг назад.

- Нет.

- Да, - возразила Эли. Хотя ее рост был всего 1 м 60 см, внезапно она стала казаться выше. - Ты зажег фейерверк. Ты ранил свою сестру.

Спенсер схватила ее за руку. Что она делает? Но Эли оттолкнула ее.

- Сводную сестру, - пробормотал Тоби, чуть слышно. Он посмотрел на свой деревянный дом, а затем на конец улицы. Другая полицейская машина медленно скрылась за домом Кавано. - Я отомщу тебе, - он проворчал Эли. - Ты только подожди.

Затем он исчез. Спенсер схватила руку Эли.

- Что мы будем делать?

- Ничего, - скала Эли, почти легкомысленно. - У нас все хорошо.

Спенсер моргнула в знак недоверия.

- Разве ты не слышала его? Он сказал, что видел, что ты сделала. Он расскажет все полиции прямо сейчас.

- Я так не думаю. - Эли улыбнулась. - Не с тем, что я имею на него.

А затем она наклонилась и прошептала, что видела, что сделал Тоби. Это было что-то настолько отвратительно Эли, что она забыла, что держала в руках фейерверк, до тех пор, пока он не выпал из ее рук и прямо в окно деревянного домика.

Эли взяла со Спенсер обещание, что она не расскажет никому об этом, и предупредила, что если Спенсер все же расскажет им, она найдет способ для Спенсер - и только для Спенсер - отомстить.

Испуганная тем, что могла сделать Эли, Спенсер держала рот на замке. Она беспокоилась, что Дженна могла что-то сказать - безусловно, Дженна вспомнит, что Тоби не делал этого - но Дженна была напугана и безумна... она сказала, что всю ночь ничего не могла вспомнить.

Потом, год спустя, Эли пропала без вести.

Полиция допросила всех, включая Спенсер, спрашивая, был ли кто-нибудь, кто хотел навредить Эли.

Тоби, первое, что думала Спенсер. Она не могла забыть момент, когда он сказал: Я отомщу тебе. Кроме имени Тоби, который рассказал полицейским правду о несчастном случае Дженны - она практически ничего не помнила. То, что она знала правду все это время и не сказала никому. Это так же означало открыть друзьям тайну, которую она хранила больше года. Спенсер так ничего и не сказала.

Спенсер закурила Парламент и повернула на парковку Розвудского монастыря. Видишь? Невозможно знать все, как говориться в сообщение. Если только Э был Тоби Кавано... Но это не имело смысла. Записки Э для Спенсер были о секрете, который знала только Эли: в 7 классе Спенсер целовалась с Иеном, бойфрендом ее сестры Мелиссы. Лишь Спенсер одобряла, что она сделала с Эли,

Еще Э знала о Рене, настоящего-бывшего ее сестры, с которым Спенсер больше чем целовалась на прошлой неделе.

Но Кавано жилина улицы Спенсер. С биноклем, Тоби смог бы подсмотреть в ее окно. И Тоби был в Розвуде, хотя был сентябрь. Должно быть он школе интернат?

Спенсер въехала на кирпичную дорожку школы Розвуд Дэй. Ее друзья были уже там, прижавшись к школьной площадке елементари. Это был красивый деревянный замок, в комплекте с башенками, флаги и ледяной горки в форме дракона. Стоянка была пустынна, кирпичные дорожки были пусты, и тренировочное поле так же опустело, вся школа взяла выходной в память об Эли.

- Значит, мы все получали сообщения от какого-то Э? - Спросила Ханна, когда подошла Спенсер.

Каждый имел свой телефон, и смотрел на сообщение " я всё знаю".

- Я получила два других, - сказала Эмили с сомнением. - Я думаю, что они от Эли.

- Я тоже! - ахнула Ханна, хлопая ладонью по куполу.

Ария и Спенсер тоже кивнули. Они смотрели друг на друга с широко открытыми, беспокойными глазами.

- Что в нем говорится? - Спенсер посмотрела на Эмили.

Эмили убрала прядь светло-рыжих волос из ее глаз.

- Это... личное.

Спенсер была так удивлена, что громко засмеялась.

- У тебя нет секретов, Эм! - Эмили была самой чистой, сладкой девочкой на планете.

Эмили обиделась.

- Да, но, у меня есть.

- О, - Спенсер плюхнулась на горку в шаге от неё. Она дышала, ожидая почувствовать запах мульчи и опилок. Вместо этого она издавала неприятный запах горящих волос, как в ночь инцидента с Дженной. - Как на счет тебя, Ханна?

Ханна сморщила её маленький носик.

- Если Эмили не говорит о своих, я не расскажу о моих. Это было кое-что, что знала только Эли.

- Тоже и со мной, - быстро сказала Ария. Она опустила свои глаза. - Извините.

Спенсер почувствовала, как сжимается её живот.

- Значит, у каждого есть секрет, который знала только Эли? - все кивнули. Спенсер злобно фыркнула. - Я думала, мы были лучшими друзьями.

Ария повернулась к Спенсер и нахмурилась.

- Так что же ты свой скажешь, а?

Спенсер не чувствовала также ее тайну про Йена, хотя это было соблазнительно. Это было ничто по сравнению с тем, что еще она знала о нечто важном про Дженну. Но сейчас она чувствовала себя слишком гордой, чтобы рассказать.

- Это секрет, который знала Эли, так же как и твой. - Она заправила ее длинные грязно-светлые волосы за уши. - Но Э написала по электронной почте мне о чем-то, что происходит сейчас. Мне казалось, что кто-то шпионил за мной.

Ледяные голубые глаза Арии расширились.

- Здесь также.

- Так что кто-то следит за всеми нами, - сказала Эмили.

Божья коровка деликатно приземлилась ей на плечо, и она стряхнула ее, как будто это что-то гораздо страшнее.

Спенсер встала.

- Вы думаете, это мог быть... Тоби? - все удивились.

- Почему? - спросила Ария.

- Он часть Дела Дженны, - осторожно сказала Спенсер. - Что если он знал?

Ария указала на сообщение на своем Treo.

- Ты, правда, думаешь, что это из-за... Дела Дженны?

Спенсер облизнула свои губы. Скажи им.

- Мы до сих пор не знаем, почему Тоби взял на себя вину, - намекнула она, проверяя, что скажут другие. Ханна на мгновенье задумалась.

- Только Тоби мог знать, что это сделали мы, если конечно одна из нас не проболталась. - Она недоверчиво посмотрела на остальных. - Я не говорила.

- Я тоже, - Ария и Эмили быстро подали голос.

- Что если Тоби узнал по-другому? - спросила Спенсер.

- Ты имеешь в виду, если кто-то еще видел Эли в ту ночь и рассказал ему? - спросила Ария. - Или если он видел Эли?

- Нет... я хочу сказать... я не знаю, - сказала Спенсер. - Я просто предположила.

Скажи им, подумала Спенсер снова, но она не смогла. Все, казалось, стали опасаться друг друга, вроде как это было сразу после того как Эли пропала, когда их дружба распалась. Если бы Спенсер сказала им правду о Тоби, они бы возненавидили ее за то, что она не сказала это полиции, когда Эли пропала. Может быть, они даже винили ее за смерть Эли. Может быть, они и должны были. Что если Тоби действительно сделал это? Это просто мысли, « она услышала то, что сказала.

- Я вероятно ошибаюсь.

- Эли говорила, что никто не знает кроме нас. - Глаза Эмили выглядели влажными. - Она поклялась нам.

Помните?

- Кроме того, - добавила Ханна, - Как может Тоби знать об этом больше чем мы? Я думаю, это могла быть одна из старых хоккейных подруг, или ее брат, или кто-то с кем она просто общалась. Но она ненавидела характера Тоби. Мы все ненавидели.

Спенсер пожала плечами.

- Ты, наверное, права. - Как только она это сказала, она расслабилась. Она ни на чем не была зацикленной.

Все было тихо. Может быть, слишком тихо. Ветка треснула рядом, и Спенсер резко обернулась. Качели раскачивались взад и вперед, как будто их кто-то сейчас качал. Коричневая птица сидела на вершине крыши Розвуд Дэй Элементари и смотрела на них, как если бы она знала это тоже.

- Я думаю, кто-то просто пытается запутать нас, - Ария прошептала.

- Да, - Эмили согласилась, но это звучало так, будто она не уверена.

- Так что, если мы получим еще одну записку? - Ханна одернула ее короткое черное платье по стройным бедрам. - Мы, по крайней мере, должны разобраться кто это.

- Как насчет того, чтобы созвониться, когда мы получим очередное письмо, - предложила Спенсер. - Мы могли бы попытаться собрать все воедино. Но я не думаю, что мы должны делать все, как сумасшедшие.

Мы должны постараться не волноваться.

- Я не волнуюсь, - сказала Ханна быстро.

- Я тоже, - сказали Ария и Эмили одновременно. Но когда на главной дороге засигналил клаксон, все вскочили.

- Ханна! - Мона Вэндерваэл, лучшая подруга Ханны, высунула бледно-белокурую голову из окна желтого Hummer H3. Она носила большие розово-тонированные очки, как у авиатора. Ханна с неизвиняющимся видом посмотрела на остальных.

- Я должна идти, - пробормотала она, и побежала вверх по склону.

За прошедшие несколько лет Ханна создала из себя одну из самых популярных девушек в Розвуд Дэй. Она похудела, окрасила волосы сексуальным темно-каштановым цветом, получила совершенно новый дизайнерский гардероб, и теперь она и Мона Вэндерваэл — также преобразованная неудачница — ходили с важным видом вокруг школы, слишком хорошие для всех остальных.

Спенсер хотелось знать о большом секрете Ханны.

- Я тоже должна идти. - Ария подняла свою фиолетовую сумку вверх на плечо.

- Значит... я позвоню вам девчонки. - Она села за руль своего Субару.

Спенсер задержалась на качелях. Так же как Эмили, чье обычно веселое лицо выглядело расстроенным и усталым. Спенсер положила ладонь на веснусчитаю руку Эмили.

- Ты в порядке?

Эмили покачала головой.

- Эли. Она...

- Я знаю.

Они неловко обнимались, тогда Эмили отдалилась в сторону леса, говоря, что она собиралась идти домой коротким путем. В течение нескольких лет Спенсер, Эмили, Ария и Ханна не разговаривали, даже если они сидели друг за другом на уроках истории, или были вместе в туалете для девочек. Тем не менее, Спенсер знала обо всех них - сложные части их личности, которые только близкий друг мог знать. Как, конечно, Эмили переносит смерть Эли труднее всех. Они называли Эмили "Киллер", потому что она защищала Эли, как преданный ротвейлер.

Вернувшись в свою машину, Спенсер погрузилась в кожаное кресло и включила радио.

Она крутила диски и нашла 610 AM, спортивную радиостанцию Филли. Кое-что о ребятах с избытком тестостерона, рявкающие о Филлис и Sixers stats успокоило ее. Она надеялась поговорить со своими старыми друзьями, чтобы прояснить некоторые вещи, но теперь все стало еще более... неприятно. Даже с большим словарным запасом Спенсер, она не могла придумать более подходящего слова для описания, чем это.

Когда ее мобильный телефон зазвенел в ее кармане, она достала его, думая, что это Эмили или Ария. Может быть даже Ханна. Спенсер нахмурилась и открыла свой почтовый ящик.

Спенс, я не осуждаю тебя, за то, что ты не рассказала им наш маленький секрет о Тоби.

Правда может быть опасной - а вы не хотите, чтобы вам было больно, не так ли?

- Э.

2 Глава

ХАННА 2.0

Мона Вандервал припарковала родительский Хаммер у парка, но оставила двигатель включенным.

Она бросила свой мобильный телефон в свою сумку от Лаурен Мэркин и улыбнулась своей лучшей подруге Ханне.

- Я пыталась дозвониться до тебя.

Ханна осторожно остановилась на тротуаре.

- Почему ты здесь?

- О чем ты говоришь?

- Ну, я не просила тебя приезжать. - Дрожа, Ханна указала на свою Toyota Prius на стоянке. - Моя машина прямо здесь. Тебе кто-то сказал, что я здесь или...?

Мона накрутила длинную, светлую прядь волос на свой палец.

- Я еду домой из церкви, дурацкая работа. Я увидела тебя, я остановилась. - Она издала смешок. - Ты принимаешь Валиум своей матери? Ты кажется не в порядке

Ханна достала "Camel Ultra Light" из своей черной сумки от "Prada" и закурила. Конечно, она была не в порядке. Ее лучшая подруга была мертва, и она получает сообщения от некой "Э" всю неделю. Каждую минуту сегодняшнего дня - готовясь к похоронам Эли, покупая диетическую Колу в Вава, выезжая на шоссе к Розвудскому Монастырю - она чувствовала, что кто-то наблюдает за ней.

- Я не видела тебя в церкви, - пробормотала она.

Мона сняла свои солнечные очки, чтобы показать свои круглые голубые глаза.

- Ты смотрела прямо на меня. Я тебе махала. Это не ничего не напоминает?

Ханна пожала плечами.

- Я... не помню.

- Ну, наверное, ты была занята со своими старыми подругами, - Мона отступила назад.

Ханна разозлилась. Ее старые подруги были скользкой темой между ними - миллион лет назад, Мона была одной из тех девчонок, которую Эли, Ханна и остальные дразнили. После того, как с Дженной произошла та трагедия, она стала девочкой для битья.

- Извини. Это было слишком.

- Не то чтобы я скрывалась. - Мона казалась оскорбленной. - Я сидела за Шоном.

Ханна резко вдохнула. Шон.

Шон Экард - её бывший бойфренд, их отношения закончились в прошлую пятницу на вечеринке Ноэля Кана по поводу окончания лета и возвращения в школе. Ханна приняла решение, что пятница будет ночью потери её девственности, но после того как она намекнула об этом Шону, он прочитал ей лекцию об уважении к её телу. В ответ Ханна взяла семейный БМВ семьи Экардов на поездочку с Моной и врезалась в телефонный столб.



Мона нажала на педаль газа Хаммера своей пяткой, высвобождая всю энергию двигателя.

- Слушай. У нас ЧП - нет спутников на бал.

- Для чего? - Ханна моргнула.

Мона подняла свою бровь идеальной формы.

- Проснись, Ханна! На Фокси! В эти выходные. Теперь, когда ты бросила Шона, ты можешь пригласить кого-нибудь крутого.

Ханна сосредоточила свой взгляд на одуванчиках, растущих из трещин в асфальте. Фокси был ежегодным благотворительным балом для "молодых членов общества Розвуда", спонсором которого была Розвудская Охотничья Лига, отсюда и название. Плата в 250 долларов давала вам право на ужин, танцы и возможность увидеть свою фотографию в "Филадельфии Инквайерер" и "Глэм-5"- объединенный блог района - и это был хороший повод нарядиться, выпить, и подцепить чьего-нибудь парня.

Ханна заплатила за свой билет еще в июле, думая, что пойдёт туда с Шоном.

- Не знаю, пойду ли, - угрюмо пробормотала Ханна.

- Конечно, ты пойдёшь, - Закатила Мона свои голубые глаза и вздохнула. - Слушай, просто позвони мне, когда они сделают тебе лоботомию.А потом она развернулась и была такова.

Ханна медленно пошла к своей машине. Её друзья уже уехали, и её серебристая машина одиноко стояла на пустой парковке. Ею овладело тяжёлое чувство. Мона была её лучшей подругой, но, тем не менее, у Ханны было много секретов от неё. Например, сообщения Э. Или как её арестовали субботним утром за угон машины мистера Экарда. Или о том, что Шон бросил её и ничего не вернёшь. Шон был дипломатичен, он сказала своим друзьям, что они решили встречаться и с другими людьми. Ханна поняла, что она может повернуть всю эту историю в свою пользу, и никто не узнает правду.

Но если она скажет что-либо из этого Моне, она подумает, что жизнь Ханны вышла из-под контроля.

Ханна и Мона сами создали себе имидж, и общим правилом двух королев школы было то, что они должны быть идеальны. Это означало оставаться тоненькими как тростинка, надевать узкие джинсы Пэйдж раньше всех и никогда не терять контроль. Любые трещины в их имидже могли сделать их немодными придурками всей школы, а они не хотели возвращаться к своему прошлому. Никогда. Ханна притворилась, что ничего из этого ужаса прошлой недели не произошло, хотя на самом деле всё было.

Ханна никогда не знала никого, кто бы умер, тем более кто был убит. А то, что таким человеком, оказалась Эли, было так жутко, еще и сообщения от Э. Если бы кто-нибудь узнал о той истории с Дженной и мог рассказать... Если бы кто-нибудь имел дело со смертью Эли... Да, жизнь Ханны явно выходила из-под контроля.

Ханна подошла к своему дому, массивному кирпичному эпохи Георгов, который больше походил Mt.

Кейл. Когда она посмотрела на себя в зеркало заднего вида, она ужаснулась. Её кожа была покрыта пятнами, жирная, а её поры были расширены. Она приблизилась к зеркалу и вдруг... Кожа вновь была чистой, как прежде. Несколько раз глубоко вздохнув, Ханна вышла из машины. Последнее время у неё было много таких галлюцинаций.

Трясясь, она проскользнула домой и направилась на кухню. Открыв двери в кухню, она замерла.

Мать Ханны сидела за кухонным столом перед блюдом с сыром и крекерами. На её тёмно-золотистых волосах был шиньон, а её часы Чопард, инкрустированные бриллиантами, сверкали в лучах полуденного солнца. Гарнитура для телефона Моторола была на ухе.

А рядом с ней стоял отец Ханны.

- Мы ждали тебя, - сказал её отец.

Ханна отступила на шаг назад. В его волосах появилось больше седины, он носил новые очки в тонкой оправе, но в то же время он выглядел также: высокий, морщинистые глаза, голубой свитер. Голос тоже остался тем же: глубоким и спокойным, как у ведущего национального радио. Ханна не видела и не разговаривала с отцом почти 4 года.

- Что ты тут делаешь? - выдавила из себя Ханна.

- У меня была кое-какая работа в Филадельфии, - сказал мистер Мэрин, его голос нервно вздрогнул на слове "работа". Он взял свою чашку с рисунком добермана. Это была его кружка, из которой он пил, когда жил с ними. Ханне стало интересно, как долго ему пришлось искать её в буфете. - Твоя мама позвонила и рассказала мне об Элисон. Мне жаль, Ханна.

- Да, - сказала Ханна. У неё закружилась голова.

- Ты хочешь о чем-либо поговорить? - сказала её мама, откусывая кусочек чеддера.

Ханна наклонила свою голову, смущаясь. Отношения Мисс Мэрин и Ханны были больше похожи на отношения босса и подчиненного, нежели матери и дочери. Эшли Мэрин прогрызла себе путь наверх, к вице-президенту рекламной фирмы "McManus & Tate" в Филадельфии, поэтому она обращалась со всеми, как со своими подчинёнными. Ханна не могла припомнить, когда в последний раз мама задавала ей личные вопросы. Возможно никогда.

- Эм, все хорошо. Но спасибо, - добавила она с ноткой высокомерия.

Могут ли они на самом деле винить ее за резкость? После того как ее родители развелись, ее отец переехал в Аннаполис, начал встречаться с женщиной по имени Изабель, и унаследовал великолепную почти-падчерицу, Кейт. Новая жизнь отца совсем не нравилась Ханне, поэтому она навестила его только раз. Отец не пытался с ней связаться всё это время ни по телефону, ни по электронной почте. Даже не присылал подарки на дни рождения, только чеки.

Ее отец вздохнул.

- Сегодня не лучший день для обсуждения всего.

Ханна посмотрела на него.

- Что обговорить?

Мистер Мэрин прокашлялся.

- Ну, твоя мама позвонила еще и по другой причине. - Он опустил свои глаза. - Машина.

Ханна нахмурилась. Машина? Какая машина? О.

"Плохо, что ты украла машину Экардов, - сказал её отец. - Ты покинула место аварии?

Ханна посмотрела на мать.

- Я думала, что всё уже улажено.

- Ничего не улажено, - Мисс Мэрин строго взглянула на неё.

Это розыгрыш?, хотела сказать Ханна. Когда копы отпустили её в субботу, мама загадочно сказала Ханне, что она "всё уладит", так что Ханна не попадёт в неприятности. Загадка была решена, когда Ханна увидела, что её мама и молодой офицер Даррен Вилден занимались этим на кухне на следующий день после того как Ханну выпустили.

- Я серьезно, - сказала Миссис Мэрин, и Ханна перестала ухмыляться. - Полиция отозвала дело, но это не меняет того, что происходит с тобой, Ханна. Сначала ты украла из Тиффани, теперь это. Я не знаю что делать. Так что я позвонила твоему отцу.

Ханна посмотрела на тарелку сыра, слишком странным на вид взглядом. Интересно, а сказала ли мама отцу, что Ханну поймали на воровстве в магазине Тиффани? Мистер Мэрин прочистил горло.

- Хотя дело было передано полиции, мистер Экард хочет всё уладить полюбовно, без суда.

Ханна немного втянула свой рот.

- Разве страховка не покрывает это?

- Это не совсем так, - ответил Мистер Мэрин. - Мистер Экард сделал твоей матери предложение.

- Отец Шона - пластический хирург, - сказала её мама, - но его главный проект - это реабилитационная клиника для ожоговых больных. Он хочет, чтоб завтра ты пришла туда в 3-30.

Ханна сморщила свой нос.

- Почему мы не можем просто заплатить ему?

Телефон миссис Мэрин зазвонил.

- Я думаю, это будет хороший урок для тебя. Сделать нечто полезное для общества. Чтобы понять, что ты натворила.

- Но я понимаю! - Ханна Мэрин не хотела проводить все свое свободное время в ожоговой клинике. Если она должна была быть добровольцем, почему это не могло быть какое-нибудь шикарное место? Как ООН, с Николь и Анджелой?

- Это уже решено, - резко сказала Мисс Мэрин. Потом она начала разговаривать по телефону: - Карсон? Ты уже сделал макеты?

Ханна сжала кулаки так, что ногти вонзились в ладони. Честно говоря, Ханна просто хотела подняться наверх, снять платье для похорон ("мои бёдра пополнели или они так выглядят из-за отражения?"), снять макияж и выпить водки. Потом бы она снова вошла и выглядела бы по-другому.

Когда она посмотрела на своего отца, он еле заметно улыбнулся. Сердце Ханны подскочило. Его губы шевельнулись, как будто он хотел что-то сказать, но тут зазвонил его сотовый. Он поднял палец, давая знак Ханне подождать.

- Кейт? - спросил он.

Сердце Ханны упало. Кейт. Великолепная, безупречная фактически-падчерица.

Её отец держал телефон между подбородком и плечом.

- Привет! Как прошёл кросс? - он помолчал, а потом расцвёл в улыбке. - Меньше, чем за 18 минут? Прекрасно.

Ханна схватила толстый кусок чеддера с тарелки. Когда она ездила в Аннаролис, Кейт и не смотрела на неё. Эли, которая поехала с Ханной для моральной поддержки, казалась всем самой милой девушкой, забирая всё внимание у Ханны. Ханну сводило это с ума, и она съедала всё, что было можно, в радиусе мили. Но всё это было давно, тогда Ханна была толстой, уродливой и всё время ела и ела. Когда она схватилась за свой живот, мучаясь от переедания, ее отец покачал своим пальцем и сказал:

- Поросенок, тебе плохо?

У всех на глазах.

Ханна побежала в ванную и засунула зубную щётку в рот, вызывая рвоту. Кусок чеддера застыл во рту у Ханны. Глубоко вздохнув, она выплюнула сыр в салфетку и выбросила в мусорку. Вся эта ерунда произошла давным-давным... когда она было совершенно другой Ханной. Это знала только Эли и та, которую Ханна похоронила.

3 Глава

НУ И ГДЕ ЗДЕСЬ ЗАПИСЫВАЮТСЯ В АМАНИТЫ?

Эмили Филдс стояла перед Грей Хорс Инн, разрушенное каменное здание, которое во времена Революционной войны было госпиталем. В течение дня владелец гостиницы преобразовал верхний этаж гостиницы для богатых гостей и на нижнем сделал кафе. Эмили заглянула через окна кафе, чтобы увидеть некоторых из ее одноклассников и их семей, поедающих семгу, итальянские бутерброды, и большие порции салата Кобб. У всех должно быть была та же самая после похоронная тяга к позднему завтраку.

- Ты сделала это.

Эмили повернулась, чтобы увидеть Майю Сейнт-Джермайн, наклонившеюся над терракотовым горшком полным пионов. Майя позвонила, когда Эмили уезжала из Розвуд Дэй, и попросила встретить ее здесь.

Как и Эмили, Майя все еще была одета в похоронный костюм - короткая, плиссированная, вельветовая юбка, черные сапоги, и черный свитер без рукавов с нежным кружевным шитьем вокруг шеи. И казалось, что Майя, также как и Эмили, попрошайничала, чтобы найти черные траурные шмотки в закромах ее шкафа.

Эмили печально улыбнулась. Сейнт-Джермайн переехали в старый дом Эли. Когда рабочие начали рыть полу завершенную беседку, освобождая место для теннисного корта Сейнт-Джермайн, они обнаружили разложившееся тело Эли под бетоном. С того момента, новостные фургоны, полицейские машины, и любопытные зеваки собрались вокруг собственности 24/7. Семья Майи укрылась здесь в гостинице, пока все не утихло.

- Привет. - Эмили посмотрела вокруг. - Твои родные на бранче?

Майя покачала своими густыми-черными кудрями.

- Они ушли в Ланкастер. Что бы вернуться назад к природе или что-то в этом роде. Честно говоря, я думаю, что они были в шоке, так что, может быть, простая жизнь пойдет им немного на пользу.

Эмили улыбнулась, думая, что родители Майи пытаются общаться с Аманитами в маленьком городке к западу от Розвуда.

- Ты хочешь подняться в мою комнату? - спросила Майя, подняв бровь.

Эмили подтянула юбку - ее ноги выглянули мускулистыми от плаванья - и остановилась. Если семьи Майи не было здесь, значит, они были одни. В комнате.С кроватью.

Когда Эмили первый раз встретила Майю, она была не в себе. Она тосковала по подруге, которая могла бы заменить Эли. Эли и Майя действительно были похожи в большинстве случаев - они обе были бесстрашными и смешными, и казалось, что они были единственными людьми, понимающими настоящую Эмили. У них было что-то еще общее: Эмили чувствовала что-то другое вокруг них.

- Пойдем. - Майя повернулась, чтобы войти внутрь.

Эмили, не уверенная, что ей делать, последовала за ней. Она тащила Майю вверх по скрипучим, извилистым ступенькам гостиницы в ее спальню в стиле 1776 годов. Она пахла сырой шерстью. В комнате был косой сосновый пол, шаткая, королевских размеров кровать с четырьмя стойками и с огромным одеялом на ней, а так же загадочное изобретение в углу, которое напоминало маслобойку.

- Мои родители взяли для меня и моего брата отдельные комнаты. - Майя села на кровать с писком.

- Это мило, - ответила Эмили, взгромоздившись на край хрупкого стула, который возможно однажды принадлежал Джорджу Вашингтону.

- Итак, как твои дела? - Майя наклонилась к ней. - Боже, я видела тебя на похоронах. Ты выглядишь... опустошенной.

Карие глаза Эмили наполнились слезами. Она была опустошена из-за Эли. Эмили провела последние три с половиной года, надеясь, что Эли однажды появиться на ее подъездной дорожки, такая же здоровая и пылкая как всегда. И когда она начала получать сообщения от Э, она была уверена, что Эли вернулась. Кто еще мог знать? Но теперь, Эмили знала наверняка, что Эли действительно исчезла.

Навсегда. На вершине этого, кто-то, кто знал ее страшный секрет - о том, что она была влюблена в Эли - и то же самое она чувствовала к Майе. И возможно, что этот кто-то, тот же самый, кто знал правду о том, что они сделали с Дженной, тоже.

Эмили чувствовала себя плохо, отказываясь рассказывать своим старым подругам о том, что говорилось в сообщениях от Э. Это было просто... она не может. Одно из сообщений от Э было написано на старом любовном письме, которое она отправила Эли. Ирония была в том, что она могла говорить с Майей о том, что было в сообщениях, но она боялась рассказать Майе о Э.

- Мне кажется, я все еще немного шокирована, - наконец ответила она, чувствую подступающую головную боль. - Но еще.. Я просто устала.

Майя пнула свои ботинки.

- Почему бы тебе не вздремнуть?" Ты не почувствуешь себя лучше, сидя в этом перекошённом подобие стула.

Эмили обернула руки вокруг подлокотников стула.

- Я...

Майя похлопала по кровати.

- Ты выглядишь так, будто нуждаешься в объятиях.

Объятья были бы кстати. Эмили убрала свои светло-русые волосы со своего лица и села на кровать рядом с Майей. Их тела таяли друг в друге. Эмили могла чувствовать ребра Майи через ткань ее рубашки. Она была такая миниатюрная, что Эмили, возможно, могла поднять ее и кружить вокруг себя.

Они отстранились, остановившись в нескольких сантиметрах от лиц друг друга. Ресницы Майи были черными, как уголь, и на них были крошечные блестки золота в ее радужной оболочке. Медленно, Майя наклонила подбородок Эмили. Сначала она поцеловало ее осторожно. Затем уверенней.

Эмили почувствовала знакомую волну возбуждения, когда рука Майи заскользила по юбке Эмили. Внезапно её рука залезла под юбку. Руки были холодными. Глаза Эмили расширились, и она убрала руку Майи. В комнате Майя белые шторы с рюшами были раздвинуты, Эмили видела машины разных марок на парковке. Сара Ислинг и Тайрин Орр, одноклассницы Эмили, выходили из ресторана вместе со своими родителями. Эмили увернулась. Майя села обратно.

- Что не так?

- Что ты делаешь? - Эмили схватила свою расстегнутую юбку своей рукой.

- А как ты думаешь, что я делаю? - усмехнулась Майя.

Эмили снова взглянула на окно. Сара и Тайрин ушли. Майя покачивалась вверх и вниз на скрипучем матрасе на кровати.

- В эту субботу проводят благотворительную вечеринку Фокси.

- Да, я знаю. - Все тело Эмили пульсировало.

- Я думаю, что мы должны идти, - продолжила Майя. - Это прозвучало забавно.

Эмили нахмурилась.

- Билеты стоят 250$. Ты должна быть приглашена.

- Мой брат выиграл билеты. Достаточно для обоих из нас. - Майя медленно приблизилась к Эмили. - Пойдешь со мной на свидание?

Эмили встала с кровати.

- Я... - Она сделала шаг назад, споткнувшись на скользком половичке. Многие из тех, кто был на праздновании Дня Розвуда, идут на Фокси. Все популярные ребята, все качки... Все. - Я должна зайти в ванную.

Майя выглядела смущенной.

- Она там.

Эмили закрыла изогнутую дверь ванной. Она села на унитаз и стала смотреть на отпечаток на стене аманитской женщины со шляпкой и платьем до щиколотки. Возможно, это был знак. Эмили всегда искала знаки, которые могли бы помочь ей принять решение: гороскоп, печенье-гадание, случайные вещи, как эта. Может, эта картинка означала, чтоб Эмили была как Аманиты. Была ли их жизнь скромной? Была ли их жизнь до безумия проста? Не сжигали ли они девушек за то, что те полюбили других девушек?

Вдруг зазвонил телефон.

Эмили вытащила телефон из кармана, думая, что это звонит ее мама, чтоб узнать, где она. Миссис Филдс не нравилось, что Эмили и Майя стали друзьями, возможно, из-за расизма. Что было бы, если бы её мама узнала, чем они сейчас занимаются.

Экран Нокии замигал, пришло новое сообщение. Она нажала "Прочесть".

Эм! Всё еще наслаждаешься теми же видами "деятельности" со своими лучшими друзьями, как я вижу. Даже при том, что большинство из нас полностью изменились, приятно знать, что ты осталась прежней! Собираешься рассказать всем о своей новой любви? Или это сделать мне?

- Э

- Нет, - прошептала Эмили.

Внезапно позади нее послышался свист. Она подпрыгнула, ударив свое бедро о раковину. Просто кто-то смывал в туалете за стенкой в гостевой комнате. Затем послышалось шипение и хихиканье. Казалось, что звук идёт из канализационного отверстия раковины.

- Эмили? - позвала Майя. - Все нормально?

- Хм... отлично, - проворчала Эмили. Она посмотрела на себя в зеркало. Глаза были расширены и запавшими, а её волосы с красноватым оттенком были растрёпаны. Когда она вышла из ванной, свет в спальне был погашен, сгустились тени.

- Эй, - позвала Майя с кровати. Она соблазнительно лежала на своей стороне кровати.

Эмили оглянулась. Она была уверенна, что Майя даже не заперла дверь. Все ребята Розвуда внизу, если свой поздний завтрак.

- Я не могу этого сделать, - сболтнула Эмили

- Что?- Ослепляющие белоснежные зубы Майи засверкали в полумраке.

- Мы друзья. - Эмили прислонилась к стене. - Ты нравишься мне.

- Ты тоже мне нравишься. - Майя провела по своей руке.

- Но всё, что я могу сейчас тебе предложить, это быть, - уточнила Эмили, - друзьями.

Улыбка Майи исчезла в темноте.

- Извини. - Эмили быстро обула свои мокасины, одев при этом левый мокасин на правую ногу.

- Это не значит, что ты должна уходить, - спокойно сказала Майя

Эмили посмотрела на нее, когда достигла дверной ручки. Глаза уже привыкли к сумеркам, и она увидела, что Майя расстроена, смущена и невероятно красива.

- Я должна идти, - пробормотала Эмили. - Уже поздно.

- Поздно для чего?

Эмили не ответила. Она повернулась к двери. Она подозревала, что Майя не побеспокоилась закрыть дверь на замок.

4 глава

ПРАВДА В ВИНЕ... ИЛИ В СЛУЧАЕ АРИИ, В АМСТЕЛЕ (ИРЛАНДСКОЕ ПИВО)

Ария проскользнула в приземистый, авангардный дом ее семьи - который находился на их обычной Розвудской улице неоклассических Викторианцев - она услышала, как ее родители спокойно разговаривают в кухне.

- Но я не понимаю, - сказала ее мама, Элла - ее родители любили, чтобы Ария называли их по именам. - Ты сказал мне, что заедешь на обед для художников на прошлой недели. Это важно. Я думаю, Джейсон мог бы купить несколько картин, которые я нарисовала в Рейкьявике.

- Просто я уже опаздываю со сдачей бумаг, - ответил её отец Байрон. - Я еще не вошел обратно в ритм класса.

Элла вздохнула.

- Какие у них могут быть доклады, ведь ты всего два дня в классе?

- Я дал им их первое задание до начала семестра. - Байрон казался растерянным. - Я сделаю это для тебя, я обещаю. Как насчет Отто? В субботу вечером?

Ария переместилась в фойе. Ее семья только вернулась после двухлетней поездки в Рейкьявик, Исландия, где ее отец был в творческом отпуске от Холлис, гуманитарного колледжа Розвуда. Это была прекрасная отсрочка для всех них - Арии нужна была возможность сбежать после пропажи Эли, ее брату, Майку, нужно было немного культуры и дисциплины, а Элле и Байрону, которые начинали свои дни, молча, казалось, что они снова влюбились в Исландии. Но теперь, когда они вернулись домой, все возвращалось назад к их дисфункциональным отношениям.

Ария прошла на кухню. Ее отец ушел, а ее мать стояла обособленно, держа свою голову в руках.

Когда она увидела Арию, она улыбнулась.

- Чем занимаешься, тыковка? - осторожно спросила Элла, вертя в руках мемориальную открытку, которую они получили на службе Эли.

- Со мной все в порядке, - пробормотала Ария.

- Ты хочешь поговорить об этом?

Ария покачала головой.

- Может быть позже.

Она убежала в гостиную, чувствуя себя глупой и растерянной, хотя она и выпила шесть банок Red Bull. И дело было не только в похоронах Эли.

Последнюю неделю Э насмехалась над Арией по поводу одного из ее темных секретов: в седьмом классе, Ария застала своего отца целующего одну из его студенток, девушку по имени Мередит. Байрон попросил Арию не рассказывать ее матери, и Ария никогда не рассказывала, хотя она всегда чувствовала себя виноватой в этом. Когда Э угрожала Арии рассказать Элле всю ужасную правду,

Ария приняла Э за Элисон. Эли, которая была с Арией, когда она застала Байрона и Мередит вместе, а Ария никогда никому не рассказывала.

Но сейчас Ария знала, что Э не могла быть Элисон, но угрозы Э все еще были настоящими, обещая разрушить семью Арии. Она знала, что должна рассказать Элле прежде, чем это сделает Э за нее - но она не могла заставить себя это сделать.

Ария подошла к заднему крыльцу, пропуская свои пальцы через свои длинные черные волосы.

Мелькнуло что-то белое. Это был ее брат, Майк, бегающий вокруг двора со своей палкой для лакросса.

- Эй, - понимающе крикнула она. Когда Майк ничего не ответил, она вышла на газон и встала на его пути. - Я еду в центр. Поедешь?

Майк поморщился.

- Центр полон грязных хиппи. Кроме того, я тренируюсь.

Ария закатила свои глаза. Майк был настолько одержим созданием команды по лакроссу в университете Розвуд Дэй, что даже не потрудился сменить свой темно-серый похоронный костюм, прежде чем начать тренироваться. Её брат был типичным жителем Розвуда: грязная белая бейсболка, играет в игровую приставку PlayStation, копит деньги на зеленый, охотничий джип Чероки, который он собирается купить в 16. К несчастью, без сомнений они были родными: и Ария и её брат были высокими, с иссиня-чёрными волосами и незабываемыми угловатыми лицами.

- Что ж, я собираюсь напиться, - сказала она ему. - Ты уверен, что хочешь тренироваться?

Майк прищурил свои серо-голубые глаза, глядя на нее, обдумывая это.

-Ты случаем не тащишь меня на чтение стихов?

Она покачала головой.

- Мы пойдем в самый замызганный студенческий бар, который сможем найти.

Майк пожал плечами и опустил вниз палку для лакросса.

Пойдем, - сказал он. Майк залез в кабину. - Это крутое место.

Они пришли в бар "Victory Brewery" и, на самом деле, это был самый затрапезный бар, который они могли найти. Бар был между салоном пирсинга и магазинчиком "Хиппи Джипси", в котором продавали "гидропонические семена". На тротуаре перед баром было пятно от рвоты, а полуслепой, 150-киллограмовый вышибала, читающий журнал, разрешил им войти, даже не спросив их возраст.

Внутри бар был темный и грязный с выцветшим столом для Пинг-понга в конце. Это место было очень похоже на "У Снукера", ещё один студенческий бар, но Ария поклялась даже близко не подходить к нему. Две недели назад в том баре она встретила сексуального парня по имени Эзра. Как оказалось, он был не просто парнем, он был её учителем по английскому. Э посылал насмешливые сообщения об Эрзе, а когда Эзра случайно увидел, что написал Э, он предположил, что Ария разболтала всей школе о них.

Так закончился возможный роман Арии.

К их столу подошла официантка с огромной грудью и с локонами, как у Хайди, и подозрительно посмотрела на Майка.

- Вам двадцать один?

- О, да, - сказал Майк, сложив руки на стол. - Вообще-то мне двадцать пять.

- Мы будем кувшин пива "Амстел", - перебила Ария, пиная Майка под столом.

- И, - добавил Майк, - мне одну рюмку. Егера.

Локоны Хайди побледнели, но вернулась с кувшином и рюмкой. Майк выпил и сморщился. Он стукнул рюмкой по деревянному столу и взглянул на Арию.

- Я думаю, понял, почему ты стала такой сумасшедшей. - На прошлой неделе Майк сказал, что Ария ведёт себя ещё более странно, чем обычно, и он поклялся выяснить почему.

- Я умираю, как хочу знать, - сухо сказала Ария.

Майк сложил пальцы вместе, это был профессорский жест, который часто использовал его отец.

- Я думаю, ты тайно танцуешь в "Турбулентности". - Ария так сильно засмеялась, что пиво брызнуло из носа. "Турбулентность" - это был стрип-клуб, рядом с аэропортом. - Пара парней видели там девушку, похожую на тебя, - сказал Майк. - Ты не должна держать это в секрете от меня. Я классный.

Ария осторожно подтянула свой вязанный мохеровый лифчик. Она сделала один для себя, для Эли и для своих старых подруг, она надела свой на службу по Эли, чтобы отдать должное. К сожалению, в шестом классе грудь у Арии была на один размер меньше, а мохер чертовски чесался.

- А тебе не приходило в голову, что я могу вести себя странно по двум причинам? Первая - это то, что мы вернулись в Розвуд, а я его терпеть не могу, а вторая - моя лучшая подруга мертва.

Майк пожал плечами.

- Я думал, тебе на самом деле не нравилась эта девчонка.

Ария отвернулась. Были моменты, когда ей действительно не нравилась Эли. Особенно когда Эли не воспринимала её всерьёз, или когда она не отставала от Арии, добиваясь подробностей о Байроне и Мередит.

- Это не правда, - соврала она.

Майк налил много пива в свой бокал.

- Разве не странно, что она была вот так брошена в землю? А конкретно в яму, а потом засыпана землёй?

Ария зажмурилась. У ее брата не было чувства тактичности.

- Так ты думаешь, что ее кто-то убил? - спросил Майк.

Ария пожала плечами. Этот вопрос преследовал её, вопрос, который никто не задавал. На церемонии памяти Эли никто не сказал, что Эли была убита, только то, что её нашли. А что же это могло быть ещё, кроме убийства? Только что Эли ночевала с ними. В следующую секунду она уже исчезла. А через три года её тело обнаружили в яме на заднем дворе её дома.

Ария думала, связаны ли Э и убийца Эли и всё это в свою очередь имеет какое-то отношение к Делу Дженны. Когда произошло Дело Дженны, Арии показалось, что она видела кого-то, кроме Эли, возле домика Тоби на дереве. Позже той же ночью Ария была испуганна этим видением, и она решила поговорить об этом с Эли. Она нашла её вместе со Спенсер, шепчущимися за закрытой дверью в ванной, но когда Ария попросила зайти внутрь, Эли сказала ей идти спать. К утру Тоби признался.

- Готов поспорить, что убийца - это кто-то не из нашего круга, - сказал Майк. - Например, кто-нибудь, на кого никто не подумал. - Его глаза заблестели. - Как на счет Миссис Крэйфорд?

Миссис Крэйфорд была их пожилой соседкой справа. Она уже скопила 5 тысяч долларов монетами в кувшинах и попыталась обменять их на наличные в ближайшем магазине. Местные новости даже сделали репортаж на эту тему.

- Да уж, ты всё понял, - безжизненно сказала Ария.

- Ну, кому-то ведь нравится, - Майк потарабанил пальцами по столу. - Теперь я знаю, что происходит с тобой, я могу сосредоточиться на Эли Д.

- Вперёд.

- Если полицейские не смогли найти Эли на её собственном заднем дворе, Майк всемогущий может попробовать.

- Я думаю, что нам надо поиграть в пив-понг, - сказал Майк. Ария не успела сказать ни слова в ответ, как Майк уже взял несколько шариков для пинг-понга и пустой стакан из-под пива. - Это любимая игра Ноэля Канна.

Ария ухмыльнулась. Ноэль Канн был одним из самых богатых ребят в школе и типичным Розвудским парнем, именно поэтому Майк его боготворил. Самое ироничное было то, что ему тоже нравилась Ария, а она же свою пыталась подавить, что есть мочи.

- Пожелай мне удачи, - сказал Майк и приготовился кидать мячик. Он не попал в стакан, мячик покатился по столу и упал на пол.

- Промазал, - пропела Ария, а её брат взял своё пиво и выпил весь стакан до дна.

Майк попытался во второй раз закинуть шарик от пинг-понга в стакан Арии, но снова промахнулся.

- Отстой!

Ария дразнила его, от пива у неё кружилась голова.

- Как будто бы ты лучше, - парировал Майк.

- Хочешь поспорить?

Майк лишь фыркнул в ответ.

- Если ты проиграешь, ты отведёшь меня в "Турбулентность". Меня и Ноэля. Но не когда ты работаешь, - быстро добавил он.

- Если же я выиграю, то ты будешь моим рабом на неделю. В школе тоже.

- Идет, - сказал Майк. - Ты не собираешься этого делать, так как это не имеет значение.

Она отодвинула стакан на сторону стола Майка и прицелилась. Шарик несколько раз ударился об стол и приземлился точно в стакан, даже не затронув его стенок.

- Ха! - воскликнула Ария. - Ты проиграешь!

Майк выглядел потрясённым.

- Это был просто удачный бросок.

- Неважно! - радостно засмеялась Ария. - Слушай, я вот думаю... Может, мне заставить тебя ползти на четвереньках позади меня к школе? Или заставить тебя носить мамину фальдур? Фальдур Эллы была традиционная Исландская кепка, если ты носил её, то выглядел как сумасшедший эльф.

- Да пошла ты. - Майк вытащил мячик для пинг-понга из своего стакана. Мяч выскользнул из его рук и укатился.

- Я принесу, - сказала Ария. Она остановилась, чувствую себя приятно подвыпившей. Мячик укатился к барной стойке, и Ария наклонилась, чтобы поднять его. Одна парочка проскользнула мимо неё, сев за стол за углом, скрытый от посторонних глаз. Ария заметила, что у девушки были длинные темные волосы и розовое тату в виде паутины на ее запястье.

Это тату было знакомо ей. Очень знакомо. И когда она что-то шепнула парню, с которым была, он начал маниакально кашлять. Ария выпрямилась.

Это был ее отец. И Мередит.

Ария толкнула Майка.

- Мы должны идти.

Майк закатил свои глаза.

- Но я только что заказал вторую рюмку выпивки.

- Очень жаль. - Ария схватила его за куртку. - Мы уходим. Сейчас. - Она кинула сорок баксов на стол и потянула Майка за руку, пока он не встал. Он немного шатался, но у нее получалось толкать его по направлению к двери.

К несчастью, Байрон выбрал этот самый момент, чтобы издать один из своих отличительных смешков, который, как всегда говорила Ария, звучал как крик умирающего кита. Майк застыл, тоже узнав его.

Лицо их отца было повернуто к ним профилем, и он держал руку Мередит через стол.

Ария видела, что Майк узнал Байрона. Он нахмурил свою бровь.

- Подожди, - пропищал он, смущенно глядя на Арию. Она попыталась сделать беспечное лицо, но вместо этого она почувствовала, как уголки ее рта опустились. Она знала, что у нее было такое же лицо, какое делала Элла, когда пыталась защитить Арию или Майка от вещей, которые могли причинить им боль.

Майк прищурил свои глаза, глядя на нее, затем посмотрел на отца и Мередит. Он открыл рот, собираясь что-то сказать, потом закрыл его, делая шаг к ним. Ария потянулась чтобы остановить его - она не хотела, чтобы происходило прямо сейчас. Она не хотела, чтобы это происходило вообще. Потом Майк подобрал челюсть, отвернулся от их отца и вылетел из Victory, налетев на официантку по пути.

Ария захлопнула за ним дверь. Она прищурилась от яркого дневного света на стоянке, оглядываясь по сторонам в поисках Майка. Но ее брат уже ушел

5 глава.

РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА.

Спенсер проснулась на полу своей ванной комнаты, без малейшего понятия, как она там очутилась.

Часы на радио в душе показывали 6:45 вечера, а из окна вечернее солнце бросало тени на их двор.

Все еще был понедельник, день похорон Эли. Она, должно быть, заснула... и ходила во сне. Лунатизм был для нее типичным явлением - однажды все стало гораздо серьезней, на столько, что в седьмом классе ей пришлось провести ночь в Университетской Клинике Оценки Сна в Пенсильвании, с подключенными к ее мозгу электродами. Доктор сказал это просто стресс.

Она встала и умыла свое лицо холодной водой, глядя на себя в зеркало: длинные светлые волосы, изумрудно зеленые глаза, заостренный подбородок. Ее кожа была безупречна, а зубы белоснежно белыми. Это было нелепо, что она не выглядела так же ужасно, как чувствовала себя.

В ее голове снова возникло уравнение: Э знала про Тоби и Дело Дженны. Тоби вернулся. Поэтому, Тоби должен был быть Э. И он просил Спенсер держать рот на замке. Все её мучения в шестом классе снова возобновились.

Она вернулась в свою спальню и прижала свой лоб к окну. Слева была их семейная мельница. Она уже давно не работала, но родителям нравилось, что она придавала настоящий сельский вид их двору.

А справа по всему газону семьи ДиЛаурентис была полицейская лента с надписью "Не Пересекать". Место упокоения Эли, которое было покрыто цветами, свечами, фотографиями и другими вещами в её честь, становилось больше.

Через улицу от этого дома был дом Кавано. Две машины у дороги, баскетбольная сетка во дворе, небольшой красный флажок на почтовом ящике. Со стороны все казалось таким нормальным. Но вот на самом деле...

Спенсер закрыла глаза, вспоминая май седьмого класса, год спустя после того "дела Дженны". Она села на поезд до Филадельфии, чтобы встретить Эли в городе и пойти за покупками. Она была настолько занята, печатая Эли сообщение на своём новом телефоне, что проехала 5 или 6 остановок, пока поняла, что кто-то сидит напротив. Это был Тоби. Смотрит на неё.

Её руки начали трястись. Весь год Тоби был в школе-интернат и всё это время Спенсер его не видела. Как всегда его волосы свисали на глаза, на нём были огромные наушники, но что-то в Тоби в тот день было... сильнее. Страшнее.

Чувство вины, беспокойство по поводу случая с Дженной, которые Спенсер пыталась скрыть, нахлынули на неё с новой силой. Я доберусь до тебя. Она не хотела ехать с ним в одном поезде. Она высунула одну ногу с сидения, потом вторую, но рядом прошел кондуктор, и ей пришлось остаться на месте.

- Ты едешь на 30-ю улицу или на Восточный Рынок? - внезапно спросил он.

Спенсер отшатнулась.

- Тридцатая, - прошептала она. Когда проводник ушел, она взглянула на Тоби еще раз. Его лицо расплылось в широкой и зловещей улыбке. Через секунду его лицо было снова беспристрастным, но его глаза говорили: только. Ты. Подожди.

Спенсер вскочила и перешла в другой вагон. Эли ждала её на платформе тридцатой улицы. Когда он взглянули на поезд, Тоби смотрел прямо на них.

- Я вижу, кого-то выпустили из его маленькой тюрьмы, - сказала Эли с усмешкой.

- Да. - Спенсер попытался отшутиться. - А он всё ещё неудачник с большой буквы "Н".

Но через пару недель Эли исчезла. А это уже было не так смешно.

Громкий звук из компьютера Спенсер испугал её. Сигнал известил о новом письме. Она быстро подошла к компьютеру и открыла письмо.

Привет любимая!

Не разговаривал с тобой уже 2 дня и схожу с ума.

- Рен.

Спенсер вздохнула, чувствуя волну нервного возбуждения. Когда её сестра привела Рена на семейный ужин и Спенсер увидела Рена, что-то с ней произошло. Как будто он заколдовал её в ту секунду, когда появился в ресторане "Мошулу", сделал глоток красного вина и взглянул ей в глаза. Он был британцем, экзотичным, остроумным и любил те же группы инди, что и Спенсер. Он так не подходил её идеальной, податливой сестре Мелиссе. Но он так подходил для Спенсер. Она это знала... И, похоже, он это тоже знал.

До того, как Мелисса увидела их целующимися в пятницу вечером, между Спенсер и Реном были двадцать минут неповторимой страсти. Но так как Мелисса болтлива, а родители Спенсер всегда вставали на её сторону, то они запретили Спенсер видеться с Реном. Она очень скучала по нему, но что ей было делать?

Чувствуя беспокойство, она спустилась по лестнице и прошла по длинному, узкому коридору, где её мать повесила пейзажи Томаса Коула, которые она унаследовала от их отца. Она зашла в их семейную большую кухню. Её родители восстановили её, какой она была в 19 веке, за исключением новой рабочей поверхности и современной бытовой техники. Семья собралась за кухонным столом. На ужин была тайская еда из ресторана.

Спенсер застыла на пороге. Она не разговаривала с ними с похорон Эли. Туда она приехала одна и почти не видела их после во дворе. На самом деле она не разговаривала с ними с того момента, как они сделали выговор по поводу Рена два дня назад, а сейчас они снова наказывают её, начав ужинать и не позвав Спенсер. И у них были гости. Иен Томас, старый друг Мелиссы и первый её бывший, кого поцеловала Спенсер, сидел на месте Спенсер.

- О, - воскликнула она.

Иен был единственный, кто посмотрел на Спенсер.

- Привет, Спенс! Как дела? - спросил он так, будто ужинал на кухне Гастингсов каждый день. Для Спенсер было тяжело, что Йен тренировал её команду по хоккею на траве в Розвуде.

- Все хорошо, - сказала Спенсер, переведя взгляд на свою семью, но никто не смотрел на неё и никто не объяснил ей, почему Йен сидел на их кухне и ел тайскую еду. Спенсер подвинула стул к краю стола и начала накладывать курицу в лимонном соусе на тарелку. - Ну, Иен. Ты обедаешь с нами?

Миссис Гастингс пронзительно взглянула на неё. Спенсер закрыла рот, горячая волна прошла сквозь неё.

- Мы встретились на мемориальной службе, - объяснил Иен. Сирена перебила его, и Йен уронил вилку. Скорее всего, шум исходил от дома семьи ДиЛаурентис. Полицейские машины ехали туда без остановки. - С ума сойти, да? - сказал Иен, проводя рукой по своим светлым вьющимся волосам. - Не знал, что здесь всё ещё так много копов.

Мелисса слегка толкнула его.

- Тебя не один раз арестовывали, пока ты жил в этой опасной Калифорнии?

Мелисса и Ян расстались, потому что он уехал на другой конец страны, чтобы учиться в колледже в Беркли.

- Нет, - сказал Ян. Прежде чем он сказал ещё что-нибудь, Мелисса, в своей типичной манере, перешла на другую тему: о себе. Она повернулась к миссис Гастингс.

- Мам, цветы на службе были того же цвета, в какой я хочу покрасить свою комнату. - Мелисса достала журнал "Марта Стюарт Ливинг" и открыла его на помеченной странице.Она постоянно говорила о переделках в доме, она делала ремонт в своём доме в Филадельфии, который родители подарили ей за поступление в Вартонский Колледж Бизнеса при Университете Пенсильвании. Они никогда бы не сделали такого для Спенсер.

Миссис Гастингс наклонилась, чтобы посмотреть.

- Мило.

- Прекрасно, - согласился Ян.

Смешок недоверия вырвался из Спенсер. Сегодня была служба памяти Элисон ДиЛаурентис, а всё о чём они могут думать - это цвет краски? Мелисса повернулась к Спенсер.

- Что это было?

- Что ж... Я просто... - пробормотала Спенсер. Мелисса выглядела обиженной, как будто Спенсер сказала что-то грубое. Она нервно теребила вилку. - Проехали.

Воцарилась тишина. Даже Йен что-то теперь подозревал. Её отец выпил вина.

- Вероника, ты видела там Лиз?

- Да, я поговорила с ней немного, - ответила мать Спенсер. - Я думаю, она выглядела очень хорошо, учитывая обстоятельства.

Под Лиз Спенсер предположила, что они имели в виду Элизабет ДиЛаурентис, младшую тётю Эли, живущую по соседству.

- Должно быть, она чувствует себя ужасно, - торжественно сказала Мелисса. - Даже представить не могу.

Йен сочувственно хмыкнул.

Спенсер почувствовала, как её нижняя губа затряслась. " Эй, а что на счёт меня?" - хотелось закричать ей. - "Разве вы не помните? Я была лучшей подругой Эли!"

С каждой минутой молчания Спенсер чувствовала себя всё более нежеланной. Она ждала, что кто-нибудь спросит, как она держится, предложит ей кусочек жареной тэмпуры, или, по крайней мере, скажет "будь здорова", когда она чихнёт. Но они всё ещё наказывали за тот поцелуй с Реном. Даже хотя сегодня было... Сегодня.

Ком стоял у неё в горле. Она всегда была любимицей для всех: для её учителей, тренеров по хоккею, издателей школьной книги года. Даже её парикмахер, Ури, говорила, что она её любимая клиентка, потому что цвет так хорошо ложился на её волосы. У неё было куча школьных наград, 370 друзей на "My Space", не считаю сообществ. Она не был любимицей своих родителей, невозможно было затмить Мелиссу, она не выносила, что они ненавидят её. Не сейчас, когда всё в её жизни было так шатко.

Когда Йен встал и пошёл позвонить, Спенсер глубоко вздохнула.

- Мелисса? - надломлено сказала она.

Мелисса посмотрела на неё, а потом начал снова накладывать еду себе на тарелку. Спенсер кашлянула.

- Поговори со мной.

Мелисса едва заметно повела плечом.

- Просто... Я не хочу, чтобы ты ненавидела меня. Ты была абсолютно права. О... Ты сама знаешь.

Её руки так сильно тряслись, она старалась держать их на бёдрах. Извинения заставляли её нервничать. Мелисса положила руки на свои журналы.

- Извини, - сказала она. - Я думаю, что тема закрыта. - Она встала и отнесла свою тарелку в раковину.

- Но... - Спенсер была шокирована. Она взглянула на своих родителей. - Мне действительно жаль, правда... - Она почувствовала слезы, подступающие к ее глазам.

На лице отца промелькнула симпатия, но он быстро отвернулся. Её мать положила оставшуюся курицу в лимнном соусе в пакет. Она пожала плечами.

- Ты застелила свою постель, - сказала она, вставая и убирая остатки в их большой холодильник.

- Но...

- Спенсер, - Мистер Гастингс заговорил своим голосом "хватит говорить".

Спенсер замолчала.

Йен зашел назад в комнату, широкая ухмылка застыла на его лице. Он почувствовал напряжение и его улыбка сникла.

- Давай. - Мелисса остановилась и взяла его руку. - Пойдем за десертом.

- Конечно.

Иен хлопнул Спенсер по плечу.

- Спенс, хочешь пойти?

Спенсер не очень хотела, да и, судя по тому, как Мелисса взяла под руку Иена, она тоже не очень хотела, чтоб Спенсер пошла, однако, Спенсер не успела ответить.

Миссис Гастингс быстро сказала,

- Нет, Иен, Спенсер не будет десерт. - Тон её голоса был таким же, каким она выговаривала собакам.

- В любом случае спасибо, - сказала Спенсер, сдерживая слезы. Чтобы не заплакать, она откусила большой кусок манго с карри. Она так быстро его проглотила, что острый соус обжег ей горло. Наконец, после неприятных звуков Спенсер выплюнула всё на салфетку. Но когда слёзы высохли, она увидела, что её родители даже не обернулись посмотреть, не подавилась ли она. Они просто вышли из комнаты.

Спенсер вытерла глаза и посмотрела на отвратительный кусок изжёванного манго на салфетке. Она чувствовала себя точно так же.

6 Глава

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ, РАЗВЕ ЭТО НЕ МИЛО

Днём во вторник Ханна поднималась по ступенькам Уильям Атлантической Клиники пластической хирургии и ожоговой терапии. Она была одета в кремовый пиджак и кашемировый кардиган, в который она переоделась после школы. Если вы ложились туда на лечение от ожогов, то называли клинику Уильям Атлантик. Если собирались сделать липосакцию, то называли Пляж Билл.

Здание клиники было окружено лесом. Лишь маленький кусочек неба виднелся из-под кроны величественных, могущественных деревьев. Вокруг всё пахло дикими цветами. Это было идеальное утро для того чтобы наслаждаться загородным клубным бассейном и смотреть как мальчики играют в теннис. Был идеальный день для пробежки, чтобы сбросить вес после вчерашней коробки шоколада, съеденной из-за испуга от визита своего отца. В этот идеальный день можно было смотреть на муравейник или сидеть с шестилетними близнецами по соседству. Нечего не может быть лучше чем то, что она делает сегодня - волонтерство в сгоревшей клинике.

Волонтерство было словом из четырёх слогов для Ханны. Её последней попыткой в этом было Школьный Благотворительный Модный Показ на день Розвуда в седьмом классе. Девочки Розвуд Дей, одетые в дизайнерские наряды, ходили по подиуму, а зрители выкупали их, деньги шли на благотворительность. На Эли был потрясающее узкое платье от Келвина Кляйна, и какая-то пожилая дама нулевого размера поставила на него 1000 долларов. На Ханне же было ужасное платье с рюшами от Бетси Джонсон, из-за которого она выглядела ещё толще. Единственный человек, участвующий в аукционе за ее наряды, был ее отец. Через неделю ее родители сообщили, что разводятся.

И сейчас ее папа вернулся. Вроде того.

Когда Ханна думала о вчерашнем визите своего отца, она чувствовала себя головокружение, тревогу и ярость одновременно. С момента её трансформации, она мечтала о моменте, когда она увидит его снова. Она будет стройной, популярной и уравновешенной. В её мечтах он всегда возвращался с Кейт, которая потолстела, и Ханна выглядела ещё более красивой по сравнению с ней.

- Ух! - вскрикнула она. Кто вышел из двери перед тем, как она вошла.

- Осторожней, - пробормотала девушка. Тогда Ханна посмотрел вверх. Она стояла у двойных стеклянных дверей, рядом с каменной пепельницей и большим растением в глиняном горшке. Мона вышла из дверей.

Ханна открыла рот. Такой же удивленный взгляд появился на лице Моны. Они рассматривали друг друга.

- Что ты здесь делаешь? - спросила Ханна.

- Навещаю друга моей мамы. "Дурацкая работа". - Мона отбросила свои светлые волосы на свои веснушчатые плечи. - А ты?

- Эм, то же самое. - Ханна аккуратно разглядывала Мону. Бредовый радар Ханны скал ей, что Мона возможно лжет. Но тогда, и Мона могла ощутить то же самое о ней.

- Ну, мне пора. - Мона наступила на её мозоль. - Я позвоню тебе позже.

- Хорошо, - проворчала Ханна.

Они разошлись в противоположных направлениях. Ханна обернулась и посмотрела на Мону, увидев, что Мона тоже посмотрела на неё.

- Теперь смотри внимательно, - сказала Ингрид, полная, мужеподобная главная медсестра из Германии.

Ингрид учила Ханну, как убирать мусор из вёдер в смотровых комнатах. Только если это было сложно.

Каждая смотровая комната была окрашена в светло-зелёный цвет, а единственные плакаты на стенах были страшными изображениями кожных заболеваний. Ингрид назначила Ханну убирать палаты амбулаторных больных, может, когда-нибудь, если Ханна будет хорошо работать, ей разрешат убирать палаты стационарных больных. Именно там лежали люди с серьёзными ожогами. Повезло ей.

Ингрид вытащила мешок для мусора.

- Этот мешок отнесёшь в голубую помойку на заднем дворе. Еще ты должна выкинуть всё из ведра для токсичных отходов. - Она показала на такое же ведро. - - Их надо держать отдельно от обычного мусора всё время. И тебе надо всё время носить это. - Она протянула Ханне пару резиновых перчаток. Ханна взглянула на них так, словно они были покрыты токсичными отходами.

Потом Ингрид показала ей вниз по коридору.

- Здесь около 10 комнат, - объяснила она. - Вынесешь мусор, вытрешь все рабочие поверхности, а потом придешь ко мне.

Пытаясь не дышать, она ненавидела запах антисептика, больницы, Ханна прошла в кладовую, чтобы взять ещё мешков для мусора. Она посмотрела в коридор, думая, где же лежат стационарные больные.

Дженна была такой пациенткой.

Много событий в последние дни заставили думать о Деле Дженны, хотя она и пыталась выбросить это всё из головы. Мысль о том, что кто-то знал и мог рассказать, никак не укладывалась у неё в голове. Хотя Дело Дженны и было несчастным случаем, иногда у Ханны возникало чувство, что это не совсем так. Эли дала Дженне прозвище: Снежка, как Белоснежка, потому что Дженна была очень на неё похожа - на этот диснеевский персонаж. Ханна думала, что Дженна тоже выглядит как Белоснежка, но в хорошем смысле. Дженна не была такой ухоженной, как Эли, но была в ней какая-то изюминка. Однажды Ханна подумала, что единственный персонаж из Белоснежки, на которого она похожа, это Допи Дворф.

Всё же Дженна была одной из любимых целей Эли. Ещё тогда в шестом классе Ханна распустила слух, что Дженна подкладывает туалетную бумагу в лифчик. Она пролила воду на стул Дженны на алгебре, чтобы выглядело так, как будто она описалась. Она передразнивала фальшивый акцент Дженны на уроке французского...

Когда врачи вынесли Дженну из домика на дереве, Ханну стошнило. Она же первая согласилась сыграть такую шутку над Тоби. Она думала, что если мы разыграем Тоби, то мы можем разыграть и Дженну. Как будто Ханна хотела, чтобы так произошло.

Звук автоматической двери в конце коридора вырвал Ханну из её мыслей.

Она замерла, сердце выскакивало из груди, мечтая, что из лифта выйдет Шон, но это был не он. Расстроившись, она вытащила свой телефон из кармана кардигана и набрала его номер. Снова голосовая почта, Ханна повесила трубку. Она снова набрала номер, подумав, что возможно, он просто не успел поднять трубку, но в ответ услышала снова голосовую почту.

- Привет Шон, - прощебетала Ханна после гудка, пытаясь, чтобы её голос звучал беззаботно. - Это снова Ханна. Я бы хотела поговорить с тобой. Так что ты знаешь, где найти меня!

Она оставила ему уже 3 сообщения, в которых сказала, что будет здесь, но Шон ещё не перезвонил.

Она подумала, что он наверняка на встрече Клуба Д. Недавно он принял обет о сохранении девственности, поклянувшись никогда не заниматься сексом. Может, он позвонит, когда закончит. Или... может и не позвонит.

Ханна проглотила ком в горле и попыталась выбросить эту мысль из своей головы. Глубоко вздохнув, она пошла в кладовую для персонала. Ингрид повесила фирменную сумку Ханны на крючок рядом с полосатой виниловой сумкой от Гэп. Ханна еле удержалась, чтобы не содрогнуться.

Она бросила телефон в свою сумку, взяла бумажные полотенца и спрей и пошла в пустую комнату для осмотров. Может, если она будет делать свою работу, то она отвлечётся от своих мыслей о Шоне и Э. Когда она закончила отмывать раковину, она нечаянно натолкнулась на металлический шкаф рядом с ней. Внутри были пластиковые коробочки, на которых были наклейки со знакомыми названиями.

Тайленол 3. Викодин. Перкосет. Ханна посмотрела внутрь. Там были тысячи образцов наркотиков. Просто... просто лежали там.

Не запертые.

Джек-пот.

Ханна быстро взяла несколько ампул Перкосета и положила в удивительно глубокие карманы своего кардигана. По крайней мере, им будет весело с Моной в эти выходные. Затем кто-то положил руку на плечо Ханны.

Ханна подпрыгнула и обернулась, сбросив бумажные полотенца и кувшин ватных шариков на пол.

- Почему ты только во второй комнате? - нахмурилась Ингрид. Она выглядела как сердитый мопс.

- Я просто пыталась мыть тщательнее. - Ханна выкинула бумажные полотенца в мусорку и надеялась, что Перкосет остался в кармане. Её шея горела в том месте, где дотронулась Ингрид.

- Что ж, пойдём со мной, - сказала Ингрид. - У тебя в сумке что-то звенит. Это беспокоит пациентов.

- А вы уверенны, что это моя сумка? - спросила Ханна. - Я только что смотрела в сумке и...

Ингрид отвела Ханну обратно в чулан. Пикающий звук был точно из внутреннего кармана её сумки.

- Это просто мой сотовый. - Сердце Ханны ёкнуло. Может, Шон звонил!

- Пожалуйста, сделай так, чтобы он замолчал, - Ингрид вздохнула. - А затем вернись к работе.

Ханна вытащила телефон, посмотреть, кто звонит.

Она получила новое сообщение.

Ханнакинс: Моя пол в Билл Бич не поможет тебе вернуть свою жизнь. И ты не сможешь вымыть всю грязь. И, кроме того, я знаю кое-что о тебе, что гарантирует, что ты не будешь больше королевой дня Розвуда. Никогда.

- Э

Ханна смущаясь, оглядела гардеробную. Она снова прочитала записку, в горле у неё пересохло. Что знала Э, что могла гарантировать такое?

Дженна.

Если Э знала это...

Ханна быстро напечатала ответ на своей телефонной клавиатуре: Ты не знаешь ничего. Она нажала ОТПРАВИТЬ.

Через секунду Э ответила:

Я знаю все.

Я могу УНИЧТОЖИТЬ ТЕБЯ

7 Глава

О КАПИТАН, МОЙ КАПИТАН.

Днём во вторник Эмили мялась на пороге кабинета тренера Лорен.

- Можно поговорить с вами?

- У меня есть пара минут, а потом мне надо отнести документы к директору, - сказала Лорен, показывая список встреч. - Сегодня была первая встреча команд по плаванию в этом сезоне. Встреча была дружественной, даже счёт не вёлся. Все школы были приглашены, но Эмили обычно выполняла все свои ритуалы перед встречей. Только не в этот раз. - Как дела, Филдси? - спросила Лорен.

Лорен Кинкейд было чуть за тридцать, у неё были обесцвеченные волосы, носила футболки с мотивационными слоганами: "Ешь Наши Пузыри" и "Стиль - Это Свобода". Она была тренером по плаванию Эмили на протяжении 6 лет. Сначала в секции головастиков, потом уже во взрослой секции и вот сейчас День Розвуда. Немногие знали Эмили настолько хорошо, чтобы звать её "Филдси", знать, что перед встречей она любит поесть стейк в ресторанчике "Китайская Роза", знать, что когда Эмили плывёт на три-десятых секунды быстрее, это означает, что у неё месячные. И это делало еще более сложным для Эмили то, что она собиралась сказать.

- Я хочу бросить плавание, - выпалила Эмили.

Лорен моргнула. Она выглядела шокированной, как будто кто-то только что сказал, что бассейн наполнен электрическими угрями.

- П-почему? Эмили разглядывала рисунок на линолеуме.

- Это больше не смешно.

Лорен со звуком выдохнула.

- Что ж, это не всегда весело. Иногда это работа.

- Я знаю. Но... я просто не хочу этим больше заниматься.

- Ты уверена?

Эмили кивнула. Она думала, она была уверена. На прошлой неделе она была уверенна. Она плавала многие годы, не спрашивая себя, нравится ей это или нет. С помощью Майи, Эмили набралась смелости, чтобы признаться себе, своим родителям, что она хотела бросить плавание.

Конечно, это было до... всего. А сейчас она чувствовала, что всё вокруг рушится. Сейчас она хотела бросить. Через минуту уже хотела вернуть свою обычную жизнь, где она ходила на плавание, тусовалась со своей сестрой Кэролин на выходных, часами болтала о своих партнерах по команде, читала свой гороскоп. И потом она хотела свободы, чтобы заняться своими интересами и хобби

Только вот каковы были её интересы, кроме плавания?

- Я чувствую себя истощённой, - сказала, наконец, Эмили, пытаясь всё объяснить.

Лорен положила свою голову на руки.

- Я хотела сделать тебя капитаном.

Эмили приоткрыла рот от удивления.

- Капитаном?

- Что ж, да. - Лорен щёлкала ручкой. - Я думала, ты заслуживаешь этого. Ты настоящий командный игрок, ты знаешь? Но если ты не хочешь плавать, тогда...

Даже ее старшие брат и сестра: Джейк и Бэф, которые плавали все четыре, когда старшей школы, не были капитанами. Лорен вертела свой свисток вокруг пальца.

- Как на счёт того, чтобы я перестала давить на тебя? - она взяла Эмили за руку. - Я знаю, было тяжело. С твоей подругой...

- Да. - Эмили уставилась на портрет Майкла Фелипса, надеясь, что она опять не заплачет. Каждый раз, когда кто-либо упоминал Эли, а это случалось каждые десять минут, у неё чесались глаза и нос.

- Что ты говоришь? - вкрадчиво спросила Лорен.

Эмили провела языком по зубам. Капитан. Конечно, она была чемпионом штата по плаванию баттерфляем на сто метров, но команда дня Розвуда была ужасно хорошей командой по плаванию. Лэни Илер заняла пятое место на Национальных соревнованиях на пятьсот метров свободным стилем, а Стэнфорд уже пообещал Дженни Кестлер полное обеспечение на следующий год. То, что Лорен выбрала Эмили, а не Лэни или Дженни, что-то означало. Может, это означало, что её жизнь, похожая на йо-йо, наконец-то вернётся в свою колею.

- Хорошо, - услышала она себя со стороны.

- Прекрасно. - Лорен погладила её по руке. Она достала футболку из одной из своих многочисленных коробок и дала её Эмили. - Это для тебя. Подарок в честь начала нового сезона.

Эмили развернула её. На ней было написано: "Лесбиянки: Скользко, Когда Мокро". Она посмотрела на Лорен, у неё пересохло в горле. Лорен узнала? Лорен подняла голову.

- Это про стиль плавания, - медленно сказала она. - Баттерфляй, поняла?

Эмили вновь посмотрела на футболку. На ней не было написано "лесбиянки". На ней было написано "фляй девочки".

- Ох, - хрипло сказала она, складывая футболку. - Спасибо.

Она вышла из кабинета Лорен и пошла по коридору на трясущихся ногах. В комнате было полно пловцов из разных школ, приехавших на встречу. Она остановилась, почувствовав на себе чей-то взгляд. На другом конце комнаты она увидела Бена, её бывшего парня, прислонившегося к шкафу с наградами и призами. Он смотрел на неё, не моргая. Кожа Эмили покрылась мурашками, щёки покраснели. Бен самодовольно улыбнулся и прошептал что-то своему лучшему другу, Сету Кардиффу. Сет рассмеялся, взглянул на Эмили и прошептал что-то в ответ Бену. Потом они оба глупо захихикали.

Эмили спряталась в толпе ребят из школы Святого Антония.

Это была ещё одна причина, по которой она хотела бросить плавание. Так бы ей не пришлось проводить каждый день после школы с её бывшим, который всё знал. Он застал Майю и Эмили в более чем дружеских объятиях на вечеринке Ноэля в пятницу.

Она вышла в пустой коридор между раздевалками, думая о последней записке Э. Странно, но Эмили прочла сообщение в ванной Майи, как будто она слышала голос Эли. Только это невозможно, так ведь? К тому же Бен единственный, кто знал о Майе. Может, он как-то выяснил, что Эмили пыталась поцеловать Эли. А Бен мог быть Э?

- Куда ты идешь?

Эмили обернулась. Бен пошёл за ней в коридор.

- Привет. - Эмили попыталась улыбнуться. - Как дела?

На Бене был его застиранный спортивный костюм с надписью "Чемпион". Он считал, что костюм приносит ему удачу, так что Бен одевал его на каждое соревнование. Он коротко постриг волосы на выходных. Из-за этого его угловатое лицо выглядело жестоким.

- Да, всё нормально, - мерзко сказал он. Его голос пронёсся по всей комнате, отталкиваясь от стен. - Я думал, ты собираешься бросить плавание.

Эмили пожала плечами.

- Да, что ж, я передумала.

- Правда? Ты была так увлечена в пятницу. Твоя девушка была горда тобой.

Эмили отвернулась.

- Мы были пьяны.

- Конечно. - Он сделал шаг к ней.

- Думай, что хочешь. - Она повернулась к своей раздевалке. - И это сообщение ты послал не для того, чтобы напугать меня.

Бен нахмурился.

- Какое сообщение?

Она остановилась.

- Сообщение, в котором ты написал, что всем расскажешь, - сказала она, проверяя его.

- Я не писал тебе никакого сообщения. - Бен наклонил свой подбородок. - Но я могу рассказать всем. История о том, что ты стала лесбиянкой, будет сочной.

- Я не лесбиянка, - Эмили сказала сквозь зубы.

- О да? - Бен приблизился. Его ноздри раздувались. - Докажи.

Эмили рассмеялась. Это был Бен. Потом он наклонился, обнял Эмили за талию и прислонил к фонтану.

Она тяжело задышала. Дыхание Бена было на её щеке и пахло виноградом.

- Прекрати, - прошептала она, пытаясь выскользнуть. Бен удерживал её только одной рукой. Он прижал её к себе.

- Я сказал, докажи это.

- Бен, прекрати. - Из её глаз покатились слёзы. Она ударила его, но его движения стали лишь более неистовыми. Он положил руку на её грудь. Она взвизгнула.

- Проблемы?

Бен внезапно отступил. За ними вдалеке стоял парень в пиджаке. Эмили прищурилась. Это был...

- Не твоё дело, чувак, - громко сказал Бен.

- Что не моё дело? - парень подошёл ближе.

Это был Тоби Каванно.

- Чувак. - Бен развернулся.

Глаза Тоби скользнули по руке Бена на талии Эмили. Он кивнул Бену.

- В чём тут дело?

Бен посмотрел на Эмили, а потом отпустил её. Она отпрянула от него, Бен вышел из раздевалки для мальчиков. Наступила тишина.

- Ты в порядке? - спросил Тоби. Эмили кивнула.

- Наверное.

- Уверенна?

Эмили быстро взглянула на Тоби. Он был очень высоким, его лицо больше не было настороженным и похожим на грызуна, а его высокие скулы и тёмные глаза были великолепны. Это заставило её думать о другой части записки Э. Хотя большинство из нас полностью изменились.

Ее колени дрожали. Это не могло быть. Или могло?

- Мне надо идти, - пробормотала она и побежала в раздевалку для девочек.

8 Глава

ДАЖЕ ТИПИЧНЫЕ ПАРНИ РОЗВУДА ИЩУТ РОДСТВЕННУЮ ДУШУ.

Во вторник днем, когда Ария направлялась домой из школы, она проходила мимо поля для лакросса и заметила одинокую фигуру, бегающую вокруг вратарской области, его палка для лакросса качалась перед его лицом. Он постоянно менял направление, скользя по мокрой, грязной траве. Грозные серые тучи нависли над головой, начал моросить мелкий дождь.

Ария остановилась.

- Майк.

Она не видела своего брата со вчерашнего дня, когда он выбежал из бара. Пару часов спустя он позвонил домой и сказал, что остаётся на ужин у своего друга Тео. Позже он позвонил и сказал, что остаётся на ночь. Ее брат взглянул через поле и нахмурился.

- Что?

- Иди сюда.

Майк устало шёл через низко постриженный газон.

- Садись, - почти приказным голосом сказала Ария.

- Я тренируюсь.

- Ты не можешь избегать этого вечно. Мы должны поговорить об этом.

- Поговорить о чем?

Она подняла совершенную выгнутую бровь.

- Что мы видели вчера? В баре?

Майк проводил пальцами по полоскам на его палке для лакросса. Дождь бил по его кепке.

- Я не знаю, о чем ты говоришь.

- Что? - Ария сузила свои глаза.

Майк даже не взглянул на неё.

- Отлично. - Она решила действовать по-другому. - Пусть будет по-твоему.

Майк положил руку на раму.

- Я... Я не знаю, что я буду делать, - сказал он спокойно.

Ария решила немного помедлить.

- Что?

- Если они разведутся, я не знаю, что буду делать, - повторил Майк. На его лице появилось ранимое, запутанное выражение, из-за которого он выглядел лет на десять. - Буду винить себя.

На её глаза навернулись слёзы.

- Этого не случится, - с дрожью в голосе сказала она. - Я обещаю.

Майк фыркнул. Она потянулась к нему, но он отпрянул и побежал назад на поле.

Ария медленно ехала по извилистой, мокрой дороге. Дождь был ее любимой погодой. Это напоминало ей дождливые дни, когда ей было девять. Она проехала мимо припаркованной лодки своих соседей, проехала под брезентом, въехала в одну из будок, слушая шум дождя и начав писать в свой дневник.

Ей всегда лучше думалось в дождливые дни, а ей определенно было о чём подумать. Она могла бы разобраться с Э, рассказав Элле о Мередит, если бы это было в прошлом. Её родители могли справиться с этим. Байрон бы пообещал, что этого больше не произойдёт и так далее, так далее.

Но сейчас Мередит вернулась и это всё меняет. Вчера отец не пришёл на ужин из-за того, что ему надо было проверить какие-то работы студентов. Ария с матерью сидели перед телевизором с тарелками супа на коленях. Они обе молчали. Правда была в том, что она, не знала, что будет делать, если её родители разведутся.

Взбираясь вверх по холму, Ария нажала на газ. Ей всегда приходилось газовать на подъёмах. Но вместо рёва мотора, лампочки на панели потухли. Машина начала съезжать вниз.

- Черт, - прошептала Ария, нажимая на тормоз.

Когда она попробовала снова включить зажигание, машина не завелась. Она взглянула на пустую, двухполосную дорогу. Раздался звук грома, и дождь с новой силой начал бить по машине. Ария начала искать телефон в сумке, размышляя о том, позвонить ли своим родителям или вызвать аварийку. Однако обыскав всю сумку, она поняла, что оставила телефон дома. Дождь был такой сильный, что сквозь окна не было ничего видно.

- О Боже, - прошептала Ария, чувствуя клаустрофобию.

Перед глазами замигали пятна. Ария узнала это чувство тревоги. Это был приступ паники. С ней это уже было. Один приступ был после Дела с Дженной, один после того, как исчезла Эли, и ещё один, когда она гуляла по улице в Рейкьявике (столица Исландии) и увидела женщину на билборде, похожую на Мередит.

"Успокойся, - сказала она себе. - Это просто дождь."

Она два раза глубоко вздохнула, заткнула уши пальцами и начала петь французскую песенку “Frère Jacques”, по какой-то причине эта детская песенка помогала. После того как она пропела песенку 3 раза, пятна перед глазами начали исчезать. Дождь стал стихать и из ураганного превратился в проливной ливень. Ей следовало вернуться в дом, мимо которого она проехала, и позвонить оттуда. Она открыла дверь машины, натянула на голову свой свитер и побежала. Порыв ветра поднял её юбку, и она наступила глубокую лужу. Ноги быстро промокли в её босоножках.

- Чёрт возьми, - пробормотала она.

Ей оставалось около 300 метров, когда мимо неё проехала голубая Ауди. Машина обрызгала Арию грязной водой, а потом остановилась рядом с Субару. Машина медленно вернулась и остановилась рядом с ней. Водительское окно скользнуло вниз.

- Ты в порядке?

Ария искоса посмотрела, капли дождя капали на кончик ее носа. За рулём машины был Шон Экард, её одноклассник. Он был типичным парнем из Розвуда, загорелый, с гладкой кожей, типичный американец, с дорогой машиной. Только он играл в футбол, не лакросс. Она не хотела видеть его сейчас.

- Я в порядке, - прокричала она.

- Ты промокла насквозь. Тебя подвезти?

Ария так промокла, что казалось, что её лицо сейчас тоже стечет вместе с каплями дождя. Машина Шона выглядела сухой и уютной. Она села на пассажирское сидение и закрыла дверь.

Шон сказал, бросить её мокрый свитер на заднее сидение. Потом он включил печку.

- Куда?

Ария убрала свои мокрые волосы со лба.

- Вообще-то я хотела позвонить с твоего сотового телефона, а потом уйду.

- Ладно. - Шон начала рыться в своём рюкзаке.

Ария откинулась на спинку и осмотрелась. Шон не стал обклеивать свою машину наклейками, как многие парни, а внутри машины не пахло потом. В машине чувствовался запах хлеба и только что вымытой собакой. На заднем сидении лежали две книги: Дзен, Искусство Мотоциклов и Тао Пу.

- Тебе нравится философия? - Ария подвинула свои ноги так, чтобы не намочить их.

Шон наклонил голову.

- Ну, да.

В его голосе чувствовалось смущение.

- Я тоже читаю эти книги, - сказала Ария. - Мне тоже понравились книги французских философов этим летом, когда я была в Исландии. - Она замолчала. Никогда до этого она и не разговаривала с Шоном по-настоящему. До отъезда, мальчишки Розвуда боялись её. Возможно, поэтому она ненавидела их. - Я была в Исландии какое-то время. Мой отец был в творческом отпуске.

- Я знаю. - Шон криво ей улыбнулся.

Ария посмотрела на его руки.

- О. - Это была неловкая пауза. Единственными звуками были стук дождя и ритмичные звуки дворников на ветровом стекле.

- Так ты читаешь Камю и всякое такое? - спросил Шон.

Когда Ария кивнула, он ухмыльнулся.

- Я читаю Незнакомца этим летом.

- Правда? - Ария выставила вперёд подбородок, уверенная, что он не понял эту книгу. Зачем типичному парню Розвуда читать философские книги? Если бы был такой вопрос на экзамене, то он бы звучал так: "типичный парень из Розвуда, читающий французских философов: американские туристы из Исландии, обедающие везде, кроме МакДональдса". Такого просто не бывает.

Когда Шон не ответил, она набрала номер своего домашнего телефона на его сотовом. Звонки всё шли и шли, пока не включился автоответчик. Потом она набрала телефон своего отца в университете. Было почти пять, он оставил свое расписание с 3:50 до 5:30 на холодильнике дома. Она слышала только гудки.

Перед глазами Арии снова замигали вспышки, представив, где он может быть или, что ещё хуже, с кем. Она наклонилась к коленям, пытаясь глубоко дышать. Она монотонно начала напевать французскую детскую песенку "Frère Jacques".

- Эй, - сказал Шон, его голос звучал откуда-то издалека.

- Я в порядке, - отозвалась Ария, всё ещё лёжа на коленях. - Мне просто надо...

Она услышала, как Шон ищет что-то. Он протянул ей пакет из "Бургер Кинг".

- Подыши в пакет. Я думаю, там была картошка. Извини за это.

Ария приложила пакет ко рту и начала медленно вдыхать и выдыхать. Она почувствовала тёплую руку Шона на пояснице. Медленно головокружение проходило. Когда она подняла голову, Шон смотрел на неё с беспокойством.

- Приступы паники? - спросил он. - У моей мачехи они постоянно случаются. Обычно пакет помогает.

Ария комкала пакет на коленях.

- Спасибо.

- Что-то тебя беспокоит?

Ария быстро замотала головой.

- Нет, всё в порядке.

- Да ладно, - сказал Шон. - Разве не так у людей происходят приступы паники?

Ария сжала губы.

- Это всё сложно. - " Кроме того, она хотела сказать, с каких пор типичные парни Розвуда заинтересованы в странных девичьих проблемах?"

Шон пожал плечами.

- Ты же была подругой Элисон ДиЛаурентис, да?

Ария кивнула в знак согласия.

- Странно, да?

- Ага. - Она прокашлялась. - Хотя это не так странно, как ты думаешь. Нет, это, конечно, странно в одном плане, но и в других тоже.

- Как, например?

Она приподнялась, её тело под мокрым бельём начало чесаться. Сегодня в школе, казалось, что все разговаривали и сюсюкали с ней как с ребенком. Они думали, что если будут разговаривать с ней нормально, то у Ария будет нервный срыв?

- Я просто хочу, чтобы меня все оставили в покое, - выдавила она из себя. - Как на прошлой неделе.

Шон покрутил освежитель для воздуха в виде ёлочки, который висело на зеркале заднего вида.

- Я знаю, о чём ты. Когда моя мама умерла, все думали, что если я потрачу секундочку на себя, то я просто теряю время.

Ария выпрямилась.

- Твоя мама умерла?

Шон посмотрел на неё.

- Да. Давным-давно. В четвёртом классе.

- Ой. - Ария попыталась вспомнить Шона в четвёртом классе. Он был самым низким в классе, они много раз были в одной команде на физ. культуре, но это всё. Она чувствовала себя виноватой, что ни на что не обращала внимания. - Мне жаль.

Повисла неловкая пауза. Ария скрестила ноги, а потом снова поставила ровно. В машине появился такой запах, как у её мокрой юбки из шерсти.

- Это было жестоко, - сказал Шон. - Мой отец приводил в дом много своих подружек. Сначала мне не понравилась моя мачеха. А потом я как-то свыкся.

На глаза Арии навернулись слёзы. Она не хотела свыкнуться с мыслью, что еёсемья разваливается. Она со звуком выдохнула.

Шон наклонился.

- Ты уверенна, что не можешь поговорить об этом?

Ария пожала плечами.

- Это секрет.

- Знаешь, что я тебе скажу. Как на счёт того, что я расскажу тебе свой секрет, а ты мне свой?

- Хорошо, - быстро согласилась Ария. Честно говоря, она до смерти хотела поговорить об этом. Она бы рассказала своим друзьям об этом, но они ничего не говорили о своих собственных секретах. Так что Ария предпочла не раскрывать свои тайны. - Но ты никому не должен ничего говорить.

- Конечно.

А потом Ария рассказала ему о Байроне и Элле, Мередит, о том, что она с братом видели вчера в баре. Всё просто выплеснулось из неё.

- Я не знаю, что делать, - закончила она. - Я чувствовала, что я единственная, кто еще держит их вместе.

Шон молчал, и Ария боялась, что он перестал её слушать. Но затем он поднял свою голову.

- Твоему отцу не следовало ставить тебя в такое положение.

- Ну, да. - Ария взглянула на Шона. Если не обращать внимания на его заправленную рубашку и шорты цвета хаки, то он довольно милый. У него были розовые губы и узловатые пальцы. Судя по тому, как его рубашка облегала торс, можно было сказать, что он в отличной форме. Внезапно Ария засмущалась. - С тобой легко разговаривать, - застенчиво сказала Ария, смотря на свои колени. Она пропустила несколько волосков, когда брила ноги. Обычно это не имело значения, а вот сейчас стало важно. - Так, эм, спасибо.

- Пожалуйста. - Когда Шон улыбнулся, в его глазах появилась искорка и тепло.

- Не так я представляла себе свой день, - добавила Ария.

Дождь всё ещё бил по ветровому стеклу, но в машине стало очень тепло, пока она говорила.

- Это точно. - Шон выглянул из окна. Дождь почти прекратился.

- Но... я не знаю. Это было здорово, правильно? - Ария пожала плечами.Затем она вспомнила. - Эй, ты обещал рассказать мне секрет! Только давай хороший.

- Я не знаю, хороший ли он.

Шон наклонился к Арии, она тоже наклонилась к нему. На одну мгновение ей показалось, что они сейчас поцелуются.

- Я вступил в клуб "Д", - прошептал Шон. Его дыхание пахло мятными конфетами. - Знаешь, что это значит?

- Догадываюсь. - Ария еле удержалась от ухмылки. - Нет сексу до свадьбы, да?

- Точно. - Шон откинулся на спинку. - Так что... Я девственник. Только вот я не знаю, хочу ли я им оставаться

9 Глава

ЧЬЯ-ТО ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ СТАЛА НАМНОГО МЕНЬШЕ.

Днём в среду учитель Спенсер по экономике ходил по классу и раздавал тесты, положив их на столы обложкой вниз. Он был высоким мужчиной с выпученными глазами, перекошенным носом и полным лицом. Пару лет назад один из его лучших учеников заметил, что он выглядит как Сквидвард из мультфильма о Губке Бобе Квадратные Штаны, так и прилипло к учителю это прозвище.

- Многие из этих тестов были замечательными, - прошептал он.

Спенсер выпрямилась. Она делала то, что обычно, когда не была уверенна в своей оценке. Она думала о самой низкой оценке, которую она получила, оценку, которая всё ещё могла обеспечить ей пятёрку за четверть. Обычно оценка была самой низкой, хотя самой низкой оценкой для Спенсер была четвёрка с плюсом или четвёрка с минусом на худой конец. Поэтому когда обычно Спенсер получала оценку выше, она была приятно удивлена.

- 4 с плюсом, - твердила она себе, пока Сквидвард не положил тест на её стол. Это было хуже всего.

Затем она развернула его. Четыре с минусом. Спенсер отбросила лист бумаги к его столу, как если бы он был в огне. Она просмотрела тест и те ответы, которые Сквидвард отметил как неправильные, но она не знала верных ответов на них. Она не достаточно занималась. Когда вчера они писали контрольную работу, всё, о чем она могла думать, это:

А - Рен и как ей увидеть его снова,

Б - её родители и Мелисса и как заставить их снова полюбить её,

В - Эли,

Г, Д и Е - её секрет, связанный с Тоби.

Мысли о Тоби мучили её. А что она могла сделать? Пойти в полицию? И что им сказать? Какой-то парень четыре года назад сказал мне: "Я достану тебя", я думаю, это он убил Эли, и я думаю, что он собирается убить меня? Я получила сообщение, в котором было написано, что я и мои друзья в опасности? Полицейские бы рассмеялись ей в лицо и сказали, что она смотрит слишком много триллеров.

Она была напугана, слишком, чтобы рассказать своим друзьям, что происходит. Что если Э говорила серьезно и что-нибудь случиться с ними, если она расскажет?

- Как твои дела? - прошептал голос.

Спенсер подскочила. Рядом с ней сидел Эндрю Кэмпбелл. Он также старался достигнуть во всем превосходства, как и Спенсер. Он и Спенсер всегда были номером один и два во всем классе, и периодически меняясь местами. Его работа была на столе обложкой вверх. Большая, красная пятёрка гордо пылала на его тесте.

Спенсер прижала свой тест к груди.

- Отлично.

- Здорово. - Локоны светлой шевелюры Эндрю, как у льва, упали на его лицо.

Cпенсер стиснула свои зубы. Эндрю был известен своим любопытством. Она всегда думала, что это симптом его экстра-соперничества, а потом на прошлой неделе она подумала, что он может быть Э.

Но, несмотря на интерес Эндрю в деталях жизни Спенсер, она не думала, что он Э. Эндрю помогал Спенсер в тот день, когда рабочие обнаружили тело Эли, укатал ее одеялом, пока она была в шоке.

Э не сделал бы такого.

Пока Сквидвард давал им домашнее задание, Спенсер взглянула свои записи. Её почерк, который обычно был строгим, теперь же был неаккуратным. Она быстро начала переписывать свои записи, но прозвучал звонок, и Спенсер быстро встала из-за парты.

Четыре с минусом.

- Мисс Гастингс?

Она подняла глаза. Сквидвард жестом указал ей подойти к своему столу. Она подошла к нему, по пути поправляя свой голубой школьный свитер, и стараясь не споткнуться в своих красных ботиночках.

- Ты сестра Мелиссы Гастингс, да?

Спенсер почувствовала слабость внутри.

- Да.

Было очевидным, что произойдет дальше.

- Для меня это такое удовольствие. - Он постучал своим карандашом по столу. - Мне было приятно, что Мелисса училась у меня.

- Я в этом уверена - Спенсер проворчала про себя.

- Где сейчас Мелисса?

Спенсер стиснула свои зубы. Дома наслаждается вниманием и любовью наших родителей.

- Она в Вартоне. Получает степень магистра делового администрирования.

Сквидвард улыбнулся.

- Я всегда знал, что она поступит в Вартон. - Затем он одарил Спенсер долгим взглядом. - Сдача работ в следующий понедельник, - сказал он. - И я дам тебе подсказку: список дополнительных книг, о которых я упоминал на семинаре. Они помогут.

- О. - Спенсер почувствовала смущение. Он дал ей подсказку, потому что она получила четыре с минусом, и он пожалел ее, или потому что Мелисса - её сестра? Она подняла плечи. - Я все равно собиралась купить их.

Сквидвард невозмутимо смотрел на неё.

- Ну, хорошо.

Спенсер вышла в коридор, чувствуя себя не в своей тарелке. Обычно она чувствовала себя лучше всех, подлизываясь, но Сквидвард заставил её думать, что она хуже всех в классе.

Это был конец дня.

Ученики Розвуда стояли возле своих шкафчиков, засовывая книги в свои сумки, делая заметки в телефонах, доставая спортивную форму для тренировок. У Спенсер была тренировка по хоккею на траве в три часа, но она хотела сходить в книжный магазин "Вордсмит", чтобы купить книги Сквидварда. После этого ей надо было пойти к редакторам школьной книги года, узнать, что со списком добровольцев на благотворительность, и поздороваться с режиссером драмкружка.

Она опоздает на несколько минут на хоккей, но что она могла сделать? Пока она шла к двери магазина, она постепенно успокоилась.

В магазине было тихо, не было раболепных продавцов, которые шныряют туда-сюда. После исчезновения Эли, Спенсер стала приходить сюда и читать комиксы, чтобы просто побыть одной.

Персонал не ругался, когда звонили сотовые телефоны, а телефон у Спенсер как раз сейчас зазвонил.

Её сердце забилось, а когда она увидела кто это, сердце забилось ещё сильнее.

- Рен, - прошептала она в телефонную трубку, облокачиваясь о полку.

- Ты получила мое письмо? - спросил он со своим сексуальным, британским акцентом, когда она ответила.

- Эм... да, - ответила Спенсер. - Но... я не думаю, что ты должен был звонить мне.

- Хочешь, чтобы я повесил трубку?

Спенсер посмотрела на двух первокурсников, хихикающих возле полки с книгами о сексе, и на пожилую женщину, которая просматривала карту Филадельфии.

- Нет, - прошептала она.

- Я до смерти хочу увидеть тебя, Спенс. Давай встретимся где-нибудь?

Спенсер помолчала. Ей до боли хотелось сказать "да".

- Я не уверенна, что это хорошая идея.

- Что ты имеешь в виду, говоря, что ты не уверенна? - засмеялся Рен. - Да, ладно, Спенс. Мне было тяжело столько ждать перед звонком тебе.

Спенсер помотала головой.

- Я... я не могу, - решила она. - Мне жаль. Моя семья... они едва ли еще не следят за мной. Может, мы сможем попробовать через пару месяцев?

Рен помолчал минуту.

- Ты серьезно.

Спенсер хмыкнула неопределённо в ответ.

- Я просто думала... я не знаю.

Голос Рена звучал напряженно.

- Ты уверенна?

Она провела рукой по волосам и посмотрела на большие витрины магазина Вордсмит. Мейсон Байерс и Пенелопа Уэйтс, её одноклассники, целовались на улице перед кафе Ферра, где продавались сырные стейки. Она их ненавидела.

- Я уверенна, - сказала она Рену, слова застряли у неё в горле. - Прости.

Она повесила трубку. Она вздохнула.

Внезапно в книжном магазине стало тихо. Классическая музыка стихла. Волосы на её затылке встали дыбом. Э мог слышать её разговор.

Она прошла в секцию экономики, подозрительно посмотрев на парня после полки с книгами о Второй Мировой Войне, на женщину, рассматривающую календарь с бульдогом. Может, кто-нибудь из них Э? Как Э всё узнал? Она быстро нашла все книги из списка Сквидварда, подошла к прилавку и протянула свою кредитку, нервно теребя серебряные пуговицы на своем голубом школьном свитере.

После всего этого она не хотела идти ни на дополнительные уроки, ни на хоккей. Она просто хотела пойти домой и спрятаться.

- Странно. - Кассирша с тремя кольцами на одной брови протянула карточку Виза Спенсер. - Что-то не так с вашей карточкой.

- Это невозможно, - ответила Спенсер. Она протянула другую кредитную карточку.

Продавщица провела её через аппарат, но в ответ был тот же недовольный звук.

- С этой то же самое. - Продавщица позвонила куда-то, кивнула пару раз, а потом повесила трубку. - Эти карточки были аннулированы, - сказала она тихо, её густо накрашенные глаза расширились. - Я должна их уничтожить, но... - Она недоуменно пожала плечами и отдала карточки Спенсер.

Спенсер взяла карточки.

- Ваш аппарат, наверное, сломан. Эти карточки, они... - Она уже хотела сказать, что они привязаны к счёту её родителей. И тут до неё дошло. Её родители аннулировали их.

- Хотите заплатить наличными? - спросила продавщица.

Её родители аннулировали её кредитные карточки. Что будет дальше? Поставят замок на холодильник? Отключат электричество в её комнате? Запретят ей дышать? Спенсер вышла из магазина.

Вчера по пути домой со службы по Эли она купила пиццу с кредитной карточки. Тогда она работала. Вчера утром она извинилась перед своей семьёй, а сейчас они не работают.

Это пощёчина. Ярость переполнила её. Так вот что они думали о ней. Спенсер печально взглянула на две кредитные карточки у неё в руках. Их так часто использовали, подпись почти стёрлась.

Сжав зубы, она закрыла свой кошелёк, и, вытащив свой телефон, набрала номер Рена. Он ответил после первого же гудка.

- Где ты живешь? - спросила она. - Я передумала.

10 Глава

ВОЗДЕРЖАНИЕ ЗАСТАВЛЯЕТ СЕРДЦЕ ЛЮБИТЬ ЕЩЕ СИЛЬНЕЕ.

В ту же среду после обеда, Ханна стояла перед в ходом в Роузвудский YMCA, который находился в восстановленном особняке в колониальной стиле.

Фасад здания был из красного кирпича с белыми столбами высотой в два этажа, лепкой вокруг карнизов и окнами в стиле пряничного домика. Бриггсы - эксцентричная богатая семейка - выстроили это место в 1886, в котором тогда жили десять членов семьи, три постояльца, два попугая и двенадцать образцовых пуделей. Большинство исторических частей здания были снесены, чтобы расчистить дорогу к бассейну с шестью дорожками, фитнесс-центру и "комнате встреч", принадлежавших ассоциации.

Ханна прикинула, что подумали бы Бриггсы о тех людях, которые теперь встречаются в их доме.

Как, например, Клуб Девственников. Ханна распрямила плечи и прошла по отклоненному деревянному холлу в комнату 204, где собирался Клуб. Шон все еще не перезванивал ей. Она хотела всего лишь извиниться.

Как, интересно, они могли снова сойтись, если она даже не могла попросить прощения? Единственное место, которое она знала, куда ходил Шон, - и куда, как он думал, никогда не пойдет она, - был Клуб.

Может, это и было вторжением в его личное пространство, но оно было во благо. Она скучала по Шону, особенно со всей этой историей с Э.

- Ханна?

Ханна обернулась. Наоми Зиглер бегала на орбитреке в спортзале. На ней был адидасовские темно-красные махровые шорты, розовый облегающий спортивный лифчик и розовые носки в тон. Красная резинка для волос держала ее идеальный блондинистый хвостик на месте.

Ханна фальшиво улыбнулась, но внутри ее всю перекосило. Наоми и ее лучшая подруга Райли Вулф ненавидели Ханну и Мону.

Прошлой весной Наоми увела тогдашнюю любовь Моны, Джейсона Райдера, а потом бросила его через две недели. В прошлом году Райли узнала, что Ханна наденет на выпускной бал платье от Кельвина Кляйна цвета морской волны... и купила такое же платье, только красное.

- Ты чего тут делаешь? - крикнула Наоми, продолжая бегать.

Ханна заметила на экране орбитрека, что Наоми сожгла 876 калорий. Сучка.

- Я просто встречаюсь с кое-кем, - пробормотала Ханна. Она толкнула рукой дверь комнаты 204, пытаясь казаться спокойной и не замечая, что дверь была открыта. Она распахнулась, и Ханна, потеряв равновесие, наполовину опрокинулась. Все в комнате обернулись на нее.

- Ээй, - позвала ее женщина в отвратительном клетчатом поддельном жакете от Burberry. Она высунула голову из двери и заметила Ханну. - Ты пришла на собрание?

- Ээм, - пролепетала Ханна. Она оглянулась на орбитрек: Наоми ушла.

- Не бойся.

Ханна не знала что делать, поэтому она пошла за женщиной внутрь и села.

Комната была отделана деревянными панелями, темная и душная. Народ сидел на деревянных стульях с высокими спинками. Большинство из них выглядели нормальными, если не считать немного сентиментально благочестивого выражения на их лицах. Парни были или короткими и толстыми, или длинными и тощими.

Она не признала никого из Розвуд Дэй, кроме Шона. Он сидел в другом конце комнаты рядом с двумя благотворными блондинками и взволнованно смотрел на Ханну. Она еле заметно кивнула ему, но он не ответил.

- Я Кэндэс, - сказала женщина у двери.

- А ты...

- Ханна. Ханна Мэрин.

- Ну! Добро пожаловать, Ханна, - сказала Кендейс. Ей было сорок с хвостиком, коротко стриженая блондинка, пользующаяся духами Chloé Narcisse - довольно иронично, учитывая, что Ханна надушилась такими же в тот вечер, когда собиралась сделать это с Шоном. - Что привело тебя сюда?

Ханна помолчала.

- Я думала, что смогу узнать здесь больше.

- Что ж, во-первых, я хочу вас сказать, что здесь безопасно. - Кэндес обхватила руками спинку кресла, на котором сидела одна из блондинок. - Что бы ты ни сказала нам - строго конфиденциально, так что говори все, что угодно. Но ты должна также пообещать, что ничего не расскажешь кому-либо другому.

- О, я обещаю, - быстро сказала Ханна. Она ни при каких обстоятельствах не рассказала бы, о чем тут говорят. Это бы, в первую очередь, означало, что она была здесь.

- Есть что-то, о чем ты хотела бы знать? - спросила Кэндес.

- Ну, эм, я не уверена, - запнулась Ханна.

- Есть что-то, что ты хотела бы сказать?

Ханна мельком взглянула на Шона. Он одарил ее взглядом, говорящим "Да, что бы ты хотела сказать?". Она выпрямилась.

- Я много думала о сексе. Ээ, я имею в виду, что мне было действительно любопытно. Но сейчас... я не знаю. - Она глубоко вздохнула и попыталась представить, что бы хотел услышать Шон. - Думаю, это должно случиться с правильным человеком.

- С правильным человеком, которого ты любишь, - поправила Кэндес. - И за которым ты замужем.

- Да-да, - быстро добавила Ханна. - Хотя это сложно.

Кэндес прошлась по комнате.

- У кого-нибудь есть, что сказать Ханне? Какой-нибудь опыт, который они хотели бы разделить?

Светловолосый парень в камуфляжных штанах, который был почти симпатичным, если прищуриться, - поднял руку, потом передумал и опустил ее. Шатенка в розовой футболке Dubble Bubble неуверенно подняла два пальца и сказала:

- Я тоже много думала о сексе. Мой парень угрожал расстаться со мной, если я этого не сделаю. Какое-то время я думала о том, чтобы сдаться, но я рада, что не сделала этого.

Ханна кивнула, пытаясь казаться задумчивой. "Кого они пытаются обмануть? - думала она, - Они же умирают, как хотят попробовать".

- Шон, а как у тебя? - спросила Кэндэс. - Ты говорил на прошлой неделе, что у вас с твоей девушкой разные мнения о сексе. Как сейчас?

Ханна почувствовала, как кровь приливает к её щекам. Она. Не. Могла. Поверить. В это.

- Отлично, - пробормотал Шон.

- Ты уверен? Ты поговорил с ней, как мы тебе советовали?

- Да, - коротко сказал Шон.

Наступила долгая пауза. Ханна думала, знают ли они, что "девушка" - это она и есть.

Кэндес обошла комнату, спрашивая каждого об их соблазнах: был ли кто-нибудь в горизонтальном положении с парнем или девушкой? Сделал ли кто-нибудь это? Смотрел ли кто-нибудь Skinamax? Да, да, да! Ханна отметила про себя - даже, несмотря на то, что они все придерживались своих Клубных "ни-ни".

Несколько ребят задали вопросы о сексе - большинство пытались представить, что считалось за "сексуальный опыт", и чего они должны были избегать.

- Все, - невозмутимо отрезала Кэндес.

Ханна была ошеломлена - она знала, что Клуб запрещал совокупление, но не все же сексуальное меню. Наконец собрание сделало перерыв, и члены клуба встали со стульев, потягиваясь. Банки с содовой, бумажные стаканчики, тарелка шоколадных печенек и пакет чипсов Terra Yukon Golds - все стояло на столе.

Ханна встала, подтянула ремни фиолетовых танкеток и потянулась. Она не могла не заметить, как Шон таращился на ее обнаженный пресс. Она игриво улыбнулась ему и подошла.

- Привет, - сказала она. - Ханна...

Он провел рукой по своим коротко подстриженным волосам, выглядя явно не в своей тарелке. Когда он подстригся той весной, Ханна сказала, что он стал выглядеть как Джастина Тимберлейка, только не так дешево.

В ответ Шон спел ей песню Тимберлейка "Cry me a river". Конечно, у него не было голоса, но это было мило. Это было в то время, когда он был ещё весёлым.

- Что ты делаешь? - спросил он. Она приложила руку к горлу. - Я просто... я не знаю, должна ли ты быть здесь.

- Почему?- разнервничалась она. - Я имею право быть здесь, как любой другой. Я просто хотела извиниться, ладно? Я пыталась найти тебя в школе, но ты всё время избегал меня.

- Всё очень сложно, Ханна, - сказал Шон.

Ханна уже собиралась спросить, что тут такого сложного, когда Кэндэс положила руки на их плечи.

- Я вижу, вы знакомы друг с другом!

- Так и есть, - прощебетала Ханна, моментально пряча своё раздражение.

- Мы так рады, что ты с нами, Ханна. - Кэндэс светилась от улыбки.- Ты будешь примером для нас.

- Спасибо. - Ханна почувствовала возбуждение.

Даже если это и Клуб Д, то всё равно её не часто так принимали. Ни её тренер по теннису в третьем классе, ни её друзья, ни учителя и уж конечно, ни её родители. Может Клуб "Д" был её призванием. Она представила себя представительницей клуба.

Это очень похоже на звание Мисс Америки, только вместо короны, у неё будет гламурное кольцо Клуба "Д". Или может быть клубная сумка. Вишнёвая сумка от Луи Вуттона с вышитой вручную буквой "Д".

- Так, ты присоединишься к нам на следующей неделе? - спросила Кэндэс.

Ханна взглянула на Шона.

- Возможно.

- Чудесно! - воскликнула Кэндэс.

Она оставила Ханну и Шона одних. У Ханны заболел желудок. Лучше бы она не ела то шоколадное пирожное, которое она купила в грузовичке с мороженным перед встречей.

- Так, вы обо мне говорили?

Шон закрыл глаза.

- Мне жаль, что она упомянула об этом.

- Нет, не всё в порядке, - перебила его Ханна. - Я не осознавала, насколько это важно для тебя. И мне на самом деле нравилось кое-что из их слов. О человеке, которым тебе нравится быть. Мне это очень нравится. И все кажутся такими милыми.

Она удивилась, что эти слова вырвались из неё. Она была серьёзна.

Шон пожал плечами.

- Да, все хорошо.

Ханна нахмурилась, удивившись его апатии. Потом она вздохнула и подняла глаза.

- Шон, мне, правда, жаль, на счет того, что случилось. На счет... на счет машины. Я просто... Я действительно не знаю, как извиниться. Я чувствую себя такой глупой. Но я не хочу, чтобы ты меня ненавидел.

Шон был тихим.

- Я не ненавижу тебя. Просто всё вышло из-под контроля в пятницу. Я думаю, мы оба были не в своей тарелке. Я не думаю, что ты должна была сделать, что сделала, но... - Он пожал плечами. - Ты же волонтёр в клинике, так?

- Ага. - Она надеялась, что её нос не сморщился от отвращения.

Он кивнул несколько раз.

- Я думаю, что это действительно хорошо. Я уверен, ты сделаешь день пациентов намного лучше.

Ханна зарделась, но его милое отношение не удивило его.

Шон был хорошим, полным сочувствия парнем. Он давал деньги бездомным в Филадельфии, возвращал в оборот свои старые мобильные телефоны, никогда не обзывал никого, даже знаменитостей, над которыми все смеялись. Это было одной из тех причин, почему она влюбилась в Шона в шестом классе, когда была просто неуклюжей неудачницей.

Но на прошлой неделе Шон принадлежал ей. Она прошла долгий путь от неудачницы, которая делала за Эли всю грязную работу. Она не могла позволить одной маленькой, пьяной ошибке, совершённой на вечеринке, разрушить их отношения. Хотя... было что-то - или кто-то - еще, кто мог разрушить их отношения. Я могу УНИЧТОЖИТЬ тебя.

- Шон? - сердце Ханны забилось сильнее. - Ты получал какое-нибудь сообщение обо мне?

- Сообщение? - повторил Шон. Он поднял свою голову. - Нет...

Ханна начала кусать ногти.

- Если ты получишь, - сказал она, - не верь им.

- Хорошо. - Шон улыбнулся ей.

Ханна почувствовала возбуждение.

- Так, - сказала она после паузы. - Ты всё ещё идешь на Фокси?

Шон отвернулся.

- Наверное. С ребятами.

- Оставь один танец для меня, - сказала она и сжала его руку. Ей нравились его руки - тёплые, твердые и мускулистые. Она была так счастлива рядом с ним, что могла бы отказаться от секса до свадьбы. Она и Шон всегда бы стояли, закрывали глаза на сексуальных сценах в фильмах, избегали бы магазинов нижнего белья в супермаркетах.

Если всё это требовалось для того, чтобы быть с парнем, которого Ханна когда-либо любила, то она могла принести такую жертву. Или может, судя по тому, как Шон смотрел на её талию, был знаком того, что она может отговорить его от этого.

11 глава

РАЗВЕ МАТЬ ЭМИЛИ НИКОГДА НЕ УЧИЛА ЕЕ НЕ САДИТЬСЯ В МАШИНУ К НЕЗНАКОМЦАМ?

Эмили повернула рычаг автомата со жвачкой в Fresh Fields.

В среду после тренировки по плаванию, она заехала за продуктами для ужина по маминой просьбе. Она брала жвачку каждый раз, когда была в Fresh Fields, и придумала такую игру - если выпадет желтая, случится что-то хорошее.

Она посмотрела на жвачку в руке. Она была зеленой.

- Привет.

Кто-то стоял рядом с ней. Эмили оглянулась.

Ария.

- Привет.

Как обычно Ария не боялась выделяться со своей одеждой. На ней был мохнатый ярко-синий жилет, который акцентировал ее поразительные бледно-голубые глаза. И хотя она носила в школу обычную юбку от формы, она подрезала ее намного выше колен и надевала вместе с черными леггинсами и модными ярко-синими балетками. Её волосы были собраны в высокий хвостик, как у чирлидеров. Это работало и практически все парни младше 75 смотрели на неё.

Ария приблизилась поближе.

- Ты в порядке?

- Да, а ты?

Ария пожала плечами. Она тайком осмотрела парковку, полную парней, перегоняющих брошенные тележки обратно в магазин.

- Ты получала какие-либо...

- Нет. - Эмили избегала взгляда Арии. Она удалила сообщение Э в понедельник, в котором было написано о её новой любви. Так что казалось, что всего этого и не было. - А ты?

- "Nada" ("Ничего" - по-испански). - Ария пожала плечами. - Может, всё кончилось.

"Нет", - хотелось сказать Эмили. Она прикусила кожу во рту.

- Ну, ты можешь позвонить мне в любое время.

Ария шагнула в сторону витрины с содовой.

Эмили вышла из магазина, холодный пот покрывал её тело. Почему, вообще, только она получала сообщения от Э? Она ее выделяла? Эмили засунула пакет с продуктами в рюкзак, отстегнула велик и выехала с площадки.

Выехав на боковую дорогу, на которой не было ничего, кроме нескольких миль фермерской белой ограды, она почувствовала легкий оттенок осени в воздухе. Осень в Розвуде всегда напоминала Эмили о начале плавательного сезона. Обычно это было хорошо, но в этом году она чувствовала себя тяжело.

Тренер Лорен сделала объявление о том, кто станет капитаном команды после вчерашней встречи.

Все девочки поздравляли Эмили, а когда она рассказала своим родителям, её мама прослезилась.

Эмили знала, что должна чувствовать себя счастливой. Всё возвращалось на круги своя. Только она понимала, что что-то изменилось.

- Эмили! - кто-то позвал её.

Она обернулась, чтобы посмотреть, кто позвал её. И тут переднее колесо проехалось по куче влажных листьев.

Внезапно она упала на землю.

- О Боже! Ты в порядке? - сказал голос.

Эмили открыла свои глаза. Стоящий за ней был Тоби Ковано. На нём была куртка, капюшон закрывал лицо, из-за этого лицо выглядело затемнённым и зловещим. Она завизжала. В памяти всплыл вчерашний инцидент возле раздевалки. Лицо Тоби, его обеспокоенное выражение. Как он посмотрел на Бена, как Бен отступил.

Было ли это совпадением, что он шел через холм в тот самый момент, или он следил за ней? Она вспомнила о записке Э. Хотя почти все мы изменились... Что ж, Тоби точно изменился. Он присел рядом.

- Позволь мне помочь тебе.

Эмили оттолкнула велик, осторожно двинула ногами, потом подтянула штанину и рассмотрела длинную рваную царапину на коже.

- Я в порядке.

- Ты уронила это. - Тоби протянул ей ее счастливый кошелек. Он был из розовой лакированной кожи с монограммой Э на боку. Эли дала его Эмили за месяц до своего исчезновения.

- Эм, спасибо. - Она взяла его, чувствуя себя неловко.

Тоби хмуро взглянул на царапину.

- Выглядит немного паршиво. Хочешь сесть в мою машину? Кажется, у меня есть пластырь...

У Эмили заколотилось сердце. Сначала она получает эти записки от Э, потом Тоби спасает ее в раздевалке, теперь это. Почему вообще он был в Tate? Разве он не должен был быть в Мэне? И она всегда думала, знает ли Тоби об истории с Дженной и почему он признался?

- Не беспокойся. Я в порядке, - сказала она, повышая свой голос.

- Могу я хотя бы тебя отвезти куда-нибудь?

- Нет! - вскрикнула Эмили.

Потом она заметила, сколько крови лилось по ее ноге. Она терпеть не могла вид крови. Ее руки стали ватными.

- Эмили? - позвал Тоби. - Ты в...?

В глазах у нее все поплыло. Она не могла свалиться в обморок сейчас. Ей надо было убраться подальше от Тоби. Почти все мы сильно изменились... А потом все потемнело.

Когда она очнулась, Эмили лежала на заднем сиденье небольшой машины. Ее царапина была залеплена толстым слоем мини-пластырей. Она ошалело оглянулась, пытаясь определить местоположение, но потом заметила, кто был за рулем.

Тоби обернулся.

- Бу. - Крикнула Эмили.

- Вай! - Тоби остановился на светофоре и поднял руки в воздух с видом "Не стреляй!" - Извини. Я пошутил.

Эмили села. Заднее сиденье было завалено всяким хламом: пустыми бутылками из-под воды Gatorade, спиральными тетрадями, блокнотами, поношенными кроссовками и парой серых толстовок. Сиденье водителя было изношено в некоторых местах, из дыр выглядывал потрепанный голубой поролон.

На зеркале заднего вида висел освежитель воздуха в виде танцующего медведя Grateful Dead.

Несмотря на это, машина не пахла свежестью. Она пахла резко и раздражающе.

- Что ты делаешь? - завизжала Эмили. - Куда ты едешь?

- Ты отключилась, - спокойно сказал Тоби. - Возможно, из-за крови. Я не знал, что делать, поэтому поднял тебя и положил в машину. Я засунул твой велик в багажник.

Эмили посмотрела себе под ноги, там валялся ее рюкзак. Тоби поднял ее? В смысле, на руки? Она чувствовала себя так по-дурацки, словно опять собиралась упасть в обморок. Оглянувшись, она не узнала лесную дорогу, по которой они ехали. Они могли быть где угодно.

- Выпусти меня, - закричала Эмили. - Я могу сама доехать отсюда.

- Но здесь нет обочины...

- Серьезно. Останови.

Тоби остановил у газона и посмотрел на неё. Уголки его губ опустились, а его глаза посмотрели на неё с заботой.

- Я не имел в виду... - Он провёл рукой по подбородку. - А что мне надо было делать? Просто оставить тебя там?

- Да, - ответила Эмили.

- Прости, тогда. - Тоби вышел из машины, подошёл к её стороне машины и открыл дверь. Прядь темных волос упала на его глаза. - В школе я был волонтером EMS. Теперь я вроде как хочу всем помогать. Даже сбитым животным.

Эмили посмотрела на загородную дорогу и заметила гигантское водяное колесо на лошадиной ферме Эпплгейтов. Они не были в глуши. До её дома была миля.

- Давай, - сказал Тоби. - Я помогу тебе.

Может, она приняла всё близко к сердцу. Очень много людей меняются, например, старые подруги Эмили. Тоби не обязательно является Э. Она расстегнула ремень безопасности.

- Можешь подвезти меня. Если ты хочешь.

Он смотрел на неё несколько мгновений. Он улыбнулся одним уголком губ. Выражение на его лице говорило, что она сумасшедшая, но вслух он, конечно же, этого не сказал. Он снова сел за руль, и Эмили тихонько осмотрела его.

Тоби действительно изменился. Его обычно устрашающие глаза сейчас выглядели глубокими и завораживающими. И он разговаривал. Связно.

Летом после шестого класса Эмили и Тоби были в одной команде по плаванию, Тоби смотрел на Эмили беззастенчиво, потом натягивал бейсболку себе на глаза и уходил. Даже теперь Эмили хотела задать ему вопрос на миллион долларов: почему он взял вину на себя за несчастный случай с сестрой? В ту ночь Эли пришла в дом и сказала им, что все в порядке, ее никто не видел. Поначалу все боялись уснуть, но Эли всем сделала массаж, чтобы их успокоить.

На следующий день, когда Тоби признался, Ария спросила Эли, знала ли она о том, что он собирался это сделать, иначе как еще объяснить её спокойствие.

- У меня было чувство, что мы будем в порядке, - объяснила Эли.

Спустя какое-то время признание Тоби стало одной из тех тайн, которые они никогда не понимали - что Бред и Джен действительно развелись, и что было на полу в женском туалете в тот день, когда заорал уборщик, или, почему Имоген Смит пропустила так много занятий в шестом классе (потому что это определенно не было однажды), или, например... кто убил Эли. Может быть, Тоби чувствовал себя виноватым за что-то ещё или просто хотел уехать из Розвуда? Или может у него был фейерверк в домике на дереве и запустил его по ошибке. Тоби повернул на улицу Эмили

Бессвязная блюзовая песня играла на его стерео, и он постукивал ладонями по рулевому колесу. Она подумала о том, как он спас её от Бена вчера. Она хотела поблагодарить его, но что если он начнёт расспрашивать? Что тогда ему ответить? Бен был рассержен, потому что я целовалась с девушкой.

Эмили, наконец, придумала безопасный вопрос.

- Так, ты сейчас в школе Тейт?

- Ага, - ответил он. - Мои родители сказали, что если я поступлю, я могу там учиться. Я и поступил. Хорошо быть рядом с домом. Я часто вижу сестру, она учится в школе в Филадельфии.

Дженна. Все тело Эмили, включая ее пальцы ног, напряглись. Она попыталась не показывать своих эмоций, а Тоби смотрел на дорогу, не подозревая о том, что она нервничала.

- А где ты был до этого? В Мейне? - Эмили спросила так, чтобы показалось, что она не знает об Академии для Мальчиков в Мейне, которая, согласно Гуглу, была по дороге в Портленд.

- Да. - Тоби притормозил, чтобы пропустить двух маленьких ребятишек на велосипедах.- В Мейне было круто. Самое лучшее там - это EMS.

- Ты видел, как кто-либо умер?

Тоби вновь посмотрел на неё в зеркало заднего вида.

Эмили никогда не замечала до этого, что его глаза тёмно-голубого цвета.

- Нет. Но одна старая леди завещала мне собаку.

- Собака? - Эмили ели сдержалась, чтобы не рассмеяться.

- Да. Я был вместе с ней в машине скорой помощи и навещал её в палате интенсивной терапии. Мы говорили о ее собаке, и я сказал, что люблю собак. Когда она умерла, ее адвокат нашел меня.

- Так... Ты оставил собаку?

- Да, она у меня дома. Она очень милая, такая же, как и была старая леди.

Эмили захихикала, что в её душе потеплело.

Тоби казался... нормальным. И милым. Прежде чем она успела вымолвить хоть слово, они уже были у её дома. Тоби припарковал машину и вытащил велосипед Эмили из багажника.

Когда она забирала велосипед, их пальцы соприкоснулись. Сквозь неё прошла искорка. Тоби на секунду взглянул на Эмили, а она посмотрела вниз на тротуар. Казалось, прошла вечность с тех пор как она, будучи маленькой, сделала отпечаток своей ручки на свежем бетоне. А сейчас отпечаток её руки выглядел таким маленьким, как будто и не принадлежал ей.

Тоби сел за руль.

- Увидимся завтра?

Эмили дёрнула головой.

- Почему?

Тоби включил зажигание.

- Встреча между школами Розвуд и Тейт. Помнишь?

- О, - ответила Эмили. - Конечно.

Её сердце вернулось к нормальному ритму, когда Тоби отошёл. Непонятно почему Эмили подумала, что Тоби хочет пригласить её на свидание. "Такого не будет", - сказала она себе, поднимаясь по ступенькам на крыльцо своего дома.

Это был Тоби.

Они оба думали, что Эли всё ещё жива.

И в первый раз с момента её исчезновения Эмили перестала надеяться на возвращение Эли.

12 Глава

В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ, ПЕРЕД ТЕМ, КАК ДЕЛАТЬ ПОКУПКИ, ПРОВЕРЬ СОДЕРЖИМОЕ КОШЕЛЬКА.

- ¿Cuándo es? (Сколько?) - спросил кто-то.

- Сколько времени?

- Время Спенсер умереть!

Спенсер вскочила.

Знакомая темная фигура, маячившая перед ее глазами, исчезла. Вместо этого, она была в чистой, белой спальне. На стене висели гравюры Рембрандта и постеры с мышечной системой человека. По телевизору, Элмо учил детей, как говорить время по-испански. На часах было 6:04, и она предположила, что утра. За окном, она увидела, что солнце уже поднялось, и она могла чувствовать запах свежих бубликов и жареных яиц, доносящихся с улицы.

Она глянула в сторону, и все встало на свои места. Рен спал на спине с голой грудью, одной рукой прикрыв лицо. Его отец был корейцем, мать англичанкой, поэтому его кожа была идеального золотого оттенка. Над его губой был шрам, на носу веснушки, у него были растрепанные черные волосы и он пах дезодорантом Адидас и порошком Тайд. Толстое серебряное кольцо, которое он носил на правом указательном пальце, блеснуло на солнце. Он убрал руку с лица и открыл потрясающие миндалевидные глаза.

- Привет. - Он медленно обнял Спенсер за талию и подтянул к себе.

- Привет, - прошептала она.

Она все еще слышала голос из своего сна: это время для смерти Спенсер! Это был голос Тоби.

Рен нахмурился.

- Что-то не так?

- Ничего, - спокойно сказала Спенсер. Она дотронулась пальцами до основания шеи и почувствовала биение пульса. - Просто... плохой сон.

- Хочешь поделиться? - Спенсер колебалась.

Она хотела бы. Потом она покачала головой.

- Ну, тогда иди сюда.

Они несколько минут целовались, и Спенсер ощутила облегченное, приятное возбуждение. Все будет хорошо. Она была в безопасности. Спенсер впервые спала в кровати парня.

Прошлой ночью, она умчалась в Филадельфию, припарковалась на улице, и даже не думала о Клубе; ее родители, вероятно, планировали отобрать и возвратить ее автомобиль, в любом случае. Она и Рен сразу же упали в постель и не вставали с тех пор, кроме для того, чтобы открыть дверь китайскому парню-рассыльному.

Позже, она позвонила и оставила сообщение на автоответчике ее родителей, что она осталась на ночь в доме у подружки по хоккею Кирстен. Она чувствовала себя глупо, пытаясь быть ответственной, когда, на самом деле, была такой безответственной, но хоть что-нибудь. Впервые с момента ее первого сообщения от Э., она спала, как ребенок. Это было отчасти потому, что она была в Филадельфии, а не в Розвуде рядом с Тоби, но это было также из-за Рена.

Прежде чем она пошла спать, они говорили об Эли - их дружбе, о том, как это было, когда она пропала, что кто-то убил ее - целый час. Он также позволил ей выбрать звук "щебетания сверчков" на будильнике, хотя это был второй его нелюбимый звук, после "журчащего ручейка".

Спенсер начала целовать его активнее, выскальзывая из его безразмерной футболки, которую носила как рубашку. Рен посмотрел на ее голые ключицы, потом приподнялся над ней, упершись на локти и колени.

- Хочешь...? - спросил он.

- Думаю, да, - прошептала Спенсер.

- Ты уверена?

- Угу. - Она избавилась от нижнего белья.

Рен стащил рубашку через голову. Сердце Спенсер стучало. Она была девственницей и это была дискриминация секса, как и всего остального в ее жизни - она должна была сделать это с идеальным парнем. Но Рэн был именно тем человеком. Она знала, что это была Точка Невозврата, и если ее родители узнают, они больше не будут ни за что платить, никогда. Или обращать на нее внимание. Или отправлять ее в колледж. Или кормить ее, возможно. Ну и что? Рен заставлял ее чувствовать себя в безопасности.

Одна улица Сезам, одна сказка о драконах и половина Артура, позже, Спенсер перевернулась на спину, глядя блаженно в потолок. Все происходило словно во сне.

Тогда она, опираясь на локти, посмотрела на часы.

- Черт, - прошептала она. Было 7.20 Учеба начинается в восемь, и, по крайней мере, на первый урок она опоздала. - Я должна идти. - Она вскочила с постели и посмотрела на свою юбку, пиджак, нижнее белье, топик, и сапоги. Все это валялось в куче на полу. - Я должна пойти домой.

Рен сидел на кровати и смотрел на нее.

- Почему?

- Я не могу же носить одежду два дня подряд.

Рен старался не смеяться над ней.

- Но это форма, не так ли?

- Да, но я носила этот лифчик вчера. И эти сапоги.

Рен усмехнулся.

- У тебя привлекательная попка.

Она пошла в душ и быстро помыла голову и тело. Ее сердце еще билось. Она пыталась преодолеть нервное состояние, обеспокоенная тем, что она опоздала в школу, кошмаром с Тоби, но полностью счастлива с Реном.

Когда она вышла из душа, Рен сидел на кровати. В квартире пахло кофе с фундуком. Спенсер взяла за руку Рена и медленно сняла его серебряное кольцо с пальца и одела его на свой большой палец.

- Оно выглядит хорошо на моем пальце.

Когда она посмотрела на него, у Рена была маленькая, еле заметная улыбка.

- Что? - спросила Спенсер.

- Ты просто... - Рен покачал головой и пожал плечами. - Это трудно для меня помнить, что ты еще в еще в средней школе. Ты просто так ... вместе.

Спенсер покраснела.

- Я действительно не...

- Нет, ты. Это как ... ты действительно кажешься более чем вместе... - Рен остановился, но Спенсер знала, что он хотел сказать, больше, чем вместе с Мелиссой.

Она чувствовала, как нарастало ее удовлетворение. Мелисса, возможно, выиграла борьбу за своих родителей, но Спенсер выиграла бой за Рена. И это был тем, что имело значение.

Спенсер шагала по длинной мощенной кирпичом дороге к дому. Было 9:10 утра. И второй урок в Rosewood Day уже начался. Ее отец уже должен быть на работе, а, если повезет, то ее мать может быть в конюшне.

Она открыла входную дверь. Единственным звуком был гул холодильника. Она поднималась на цыпочках в свою комнату, напоминая себе, что она бы получила нагоняй за опоздание от своей матери, а потом поняла, что она никогда не делала этого раньше.

Каждый год Спенсер получала от школы Розвуд Дэй награду за лучшую посещаемость и за пунктуальность.

- Привет.

Спенсер вскрикнула и обернулась, школьная сумка выпала у неё из рук.

- Боже.

Мелиса остановилась в дверном проеме.

- Успокойся.

- П-почему ты не на занятиях? - спросила Спенсер напряжённо.

Мелисса была в темно-розовых велюровых спортивных штанах и увядшей футболке университета Пенсильвании, но ее подстриженные до подбородка белокурые волосы сдерживала темно-синие лента.

Даже когда Мелисса расслабленна, она всё равно выглядела напряжённой.

- Почему ты не на уроках?

Спенсер провела рукой по шее, вытирая пот.

- Я... Я забыла кое-что. Я должна вернуться.

- Ах. - Мелисса загадочно улыбнулась.

По коже Спенсер побежали мурашки. Она чувствовала себя так, будто готова была упасть со скалы.

- Что ж, я рада, что ты тут. Я думала о том, что ты сказала в понедельник. Я бы тоже хотела за всё извиниться.

- Ой, - это всё, что могла сказать Спенсер.

Мелисса понизила голос.

- Я хочу сказать, что мы должны быть милее друг с другом. Каждая из нас. Кто знает, что может произойти в этом сумасшедшем мире? Посмотри, что случилось с Элисон ДиЛаурентис. Это делает то, за что мы боремся, мелочным.

- Да, - пробормотала Спенсер. Это было нечестным сравнением.

- В любом случае, я говорила с мамой и отцом. Я думаю, что они передумают.

- О. - Спенсер пробежалась языком по зубам. - Вау. Спасибо. Это много для меня значит.

Мелисса улыбнулась в ответ.

После долгой паузы Мелисса сделала еще один шаг в спальню Спенсер, прислонившись к вишневому шкафу.

- Тааак... Как у тебя дела? Идёшь на Фокси? Йен пригласил меня, но я не думаю, что пойду. Наверное, я уже стара для таких развлечений.

Спенсер остановилась, ее застали врасплох. Чего хотела Мелисса? Этот разговор не был похож на те, которые они обычно вели.

- Я... ох... Я не знаю.

Чёрт. Мелисса ухмыльнулась.

- Я надеюсь, ты идёшь с парнем, который подарил тебе это. - Она показала на шею Спенсер.

Спенсер подбежала к зеркалу и увидела огромный фиолетовый след от поцелуя рядом с ключицей.

Ее руки отчаянно охватили шею. Потом она заметила, что на ней всё ещё толстое серебряное кольцо Рена. Мелисса жила с Реном. Узнала ли она его? Спенсер сняла кольцо и положила в ящик с нижним бельём. В её висках запульсировала боль.

Зазвенел телефон, и Мелисса подняла трубку в холле. В течение нескольких секунд, она вернулась обратно в комнату Спенсер.

- Это тебя, - она прошептала. - Парень.

- ... парень? - Был ли Рен настолько глуп, чтобы позвонить? Кто бы это мог быть, в девять-пятнадцать, в четверг утром? Ум Спенсер рассеяно соображал. Она взяла трубку. - Привет?

- Спенсер? Это Эндрю Кэмпбелл. - Он выпустил нервный смешок. - Из школы.

Спенсер взглянула на Мелису.

- Гм, привет, - она прохрипела. На долю секунды, она даже не могла вспомнить, кто это - Эндрю Кэмпбелл. - В чем дело?

- Просто хотел заглянуть и узнать, не заболела ли ты гриппом. Я не видел тебя на студенческом совете, который был сегодня утром. Ты никогда, эм, не пропускала его.

- О. - Спенсер сглотнула. Она взглянула на Мелиссу, которая выжидательно стояла в дверях. - Ну ... да, но мне ... мне лучше сейчас.

- Я просто решил завести тебе домашнее задание, - сказал Эндрю. - Мы же в одном классе.

Его голос отдавался эхом, как будто он говорил из раздевалки. Эндрю был из тех, кто отлынивает от физкультуры.

- По математике у нас куча заключительных заданий.

- О. Ну, спасибо.

- А ты, может быть, хочешь закончить заметки для эссе? Макадэм говорит, что это большая часть нашей оценки.

- Эм, конечно, - ответила Спенсер.

Мелисса поймала взгляд Спенсер и обнадеживающе и взволнованно посмотрела в ответ.

- След от поцелуя? - одними губами сказала она, показывая на шею Спенсер и затем, показывая на телефон.

Спенсер чувствовала себя так, как будто у нее вместо мозгов был йогурт. Затем, внезапно, у нее появилась идея. Она прочистила горло.

- Вообще-то, Эндрю... у тебя есть приглашение на Фокси?

- Фокси? - повторил Эндрю. - Эм, я не знаю.

- Я думаю, что у меня нет пла....

- Не хочешь ли пойти со мной? - прервала его Спенсер.

Эндрю смеялся; звучало, как икота.

- Серьезно?

- Хм, да, - Спенсер сказала, не сводя глаз со своей сестры.

- Ну, да! - сказал Эндрю. - Это было бы здорово! Во сколько? Что я должен одеть? Собираетесь ли вы с друзьями заранее? Будет ли потом вечеринка?

Спенсер закатила глаза. Предоставьте Эндрю право задавать вопросы, так он еще и сам ответит на них.

- Потом уясним, - сказала Спенсер, поворачиваясь к окну. Потом она повесила трубку, чувствуя, себя измотанной, как будто она пробежала мили и мили по хоккею на траве.

Когда она повернулась к двери, Мелисса уже ушла.

13 Глава

НЕКОТОРЫЕ УЧИТЕЛЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА ТАКИЕ НЕНАДЕЖНЫЕ РАССКАЗЧИКИ.

В четверг, Ария смущенно стояла в дверном проеме класса английского языка, когда Спенсер прошла мимо.

- Привет.

Ария схватила ее за руку.

- Ты получала...?

Глаза Спенсер забегали, напоминая Арии больших ящериц, которых она видела в парижском зоопарке.

- Эм, нет, - сказала она. - Я действительно опаздываю, так что... - Она побежала по коридору.

Ария сильно прикусила свою губу. Хорошо. Кто-то положил руку на ее плечо.

Ария вскрикнула и уронила бутылку с водой. Бутылка с гулким звуком ударилась об пол и покатилась.

- Ого! Просто пытаюсь пройти.

Эзра стоял позади нее. Его не было в школе во вторник и в среду, и Ария боялась, что он уволился.

- Извини, - пробормотала она, ее щеки покраснели.

Эзра был в тех же помятых вельветовых брюках, в которых он был и на прошлой неделе, твидовом пиджаке с маленькой дырочкой на локте и в туфлях "Merrill". От него пахло иланг-илангом и шафраном. Ария вспомнила, что видела "мужскую свечку" с таким же запахом в его гостиной на полке.

Она была в его квартире всего 6 дней назад, но казалось, как будто прошла вечность. На цыпочках Ария зашла в класс за Эзрой.

- Так, ты был болен? - спросила она.

- Да,- ответил Эзра. - У меня был грипп.

- Жаль слышать это. - Ария подумала, что могла и сама заразиться.

Эзра осмотрел пустой класс и подошел к ней ближе.

- Слушай. Как насчет начать сначала?

Его лицо было деловитым.

- Ммм... Ладно, - пробормотала Ария.

- У нас есть год, чтобы со всем разобраться, - добавил Эзра.

- Так, мы забудем обо всём, что произошло? - спросила Ария, пытаясь проглотить ком в горле.

Она знала, что эти отношения неправильны, но у неё ещё были чувства к Эрзе. Она раскрыла ему душу, а сделать этого с другим уже не смогла бы. Он был другой.

- Конечно, - сказала он, хотя она до конца не могла в это поверить.

Между ними была настоящая связь. Эзра слегка кивнул. Потом медленно он положил руку на шею Арии. По её спине побежали мурашки. Она задержала дыхание, пока он не убрал руку и не ушел.

Ария села за парту, все её мысли путались. Это был знак такой? Он сказал, что ей надо всё забыть, но на самом деле не чувствовал этого. Пока она думала, стоит ли сказать что-нибудь Эрзе, Ноэль Канн сел напротив Арии и ткнул в неё своей ручкой.

- Так, я слышал, что ты мне изменяла, Финляндия.

- Что? - встревожено спросила Ария. Беспокойно она положила руку на шею.

- Шон Экард спрашивал о тебе. Ты же знаешь, что он с Ханной, так?

Ария провела языком по зубам.

- Шон... Экард?

- Он больше не с Ханной, - перебил их Джеймс Фрид, садясь рядом с Ноэлем. - Мона сказала, что Ханна его бросила.

- Так, тебе нравится Шон? - Ноэль убрал свои черные волнистые волосы с глаз.

- Нет, - автоматически ответила Ария.

В мыслях он всё время возвращалась к разговору с Шоном в его машине во вторник. Так было хорошо поговорить с кем-то обо всём.

- Хорошо, - сказал Ноэль, проводя рукой по лбу. - Я волновался.

Ария закатила глаза.

Ханна вошла в класс со звонком, положив свою сумочку Прада на парту и нарочито горестно села на стул. Она напряженно улыбнулась Арии.

- Привет.

Ария почувствовала себя немного смущённой. В школе Ханна казалась такой закрытой.

- Эй, Ханна, ты всё ещё с Шоном Экардом? - спросил Ноэль громко.

Ханна посмотрела на него. Её веко задёргалось.

- У нас ничего не получилось.

- Почему?

- Потому что, - быстро вмешалась Ария.

Хотя ей и самой было интересно, почему Ханна порвала с ним. Они же были похожи как две горошины в типичном розвудском стручке.

Эзра хлопнул в ладоши.

- Хорошо, - сказал он. - В дополнении к книгам, которые мы читаем в классе, я хочу, чтобы вы написали сочинение о ненадёжных рассказчиках.

Девон Арлисс подняла руку.

- Что это значит?

Эзра начал ходить по классу.

- Что ж, рассказчик рассказывает историю в книге, так? Но что если... Он говорит неправду? Может, он говорит искажённый вариант истории, чтобы вы встали на его сторону. А может, чтобы испугать вас. А может, он сумасшедший!

Ария задрожала. Эти слова заставили её думать о Э.

- Каждому из вас я дам определённую книгу, - сказал Эзра. На десяти страницах вы должны выступить за и против рассказчика.

Класс застонал.

Ария положила голову на руку. Может, Э был недостаточно надёжен? Может, на самом деле Э ничего не знает, но хочет убедить всех в обратном. Кто же был Э? Она оглядела класс. Эмбер Биллингс, просовывающая палец через маленькую дырочку в своих чулках; Мейсон Байерс, проверяя под партой счёт футбольного матча на телефон и используя тетрадь как прикрытие; Ханна, записывающая все слова Эзры своей розовой ручкой с пером. Мог ли кто-либо из этих людей быть Э? Кто мог знать об Эрзе, её родителях и Деле Дженны? За окном послышался громкий звук, и Ария подпрыгнула от испуга.

Эзра всё ещё говорил о ненадёжных рассказчиках, останавливаясь и делая глоток из кружки.

Он едва заметно улыбнулся Арии, и её сердце бешено застучало.

Джеймс Фрид наклонился, тронул Ханну за локоть и показал на Эзру.

- Я слышал, что Фитц крутой, - прошептал он, достаточно громко для Арии и всего ряда, на котором она сидела.

Ханна посмотрела на Эзру и сморщила свой носик.

- Он? Фу!

- Очевидно, у него есть девушка в Нью-Йорке, но каждую неделю у него новая девушка, - продолжал Джеймс.

Ария выпрямилась. Девушка?

- Кто тебе сказал? - спросил Ноэль Джеймса.

Джеймс улыбнулся.

- Ты знаешь мисс Полански? Практикантка по биологии. Она сказала мне. Она иногда тусуется с нами за углом, где обычно все курят.

Ноэль дал пять Джеймсу.

- Чувак, мисс Полански - горячая штучка.

- Серьёзно, - ответил Джеймс.

- Ты думаешь, я могу привести её на Фокси?

Ария почувствовала, как будто кто-то бросил в неё петарду. Девушка? В пятницу вечером он сказал, что уже долго ни с кем не встречался. Ария вспомнила его замороженные ужины на одного, его восемь тысяч книг, но только один стакан и его засохшие растения. Не похоже было, что у него есть девушка.

Джеймс мог всё перепутать, но она в этом сомневалась. Ария просто кипела от ярости. Несколько лет назад она бы думала, что только типичные парни Розвуда игроки, однако, в Исландии она узнала много нового о парнях. Иногда самые скромные парни - это самые подозрительные. Не одна девушка, взглянув на чувствительного, милого, мягкого Эзру, не могла не доверять ему. Он кое-кого напоминал Арии. Её отца.

Арию внезапно затошнило. Она встала, взяла сумку и вышла из двери.

- Ария? - позвал её Эзра с тревогой в голосе.

Она не остановилась. Зайдя в туалет, она подбежала к раковине и начала мыть руки и шею в том месте, где до неё дотронулся Эзра.

Ария уже шла назад в класс, когда ей пришло сообщение. Она вытащила его из сумки и начала читать.

Непослушная Ария! Тебе надо было дважды подумать, прежде чем влюбляться в учителя.

Такие девушки, как ты, разбивают счастливые семьи.

- Э.

Ария замерла. Она была в середине пустого коридора. Услышав какой-то шум, она обернулась. Она взглянула на стеклянный шкаф для трофеев школы, который был превращён в святилище Элисон ДиЛаурентис.

Внутри были фотографии с уроков. В течение всего года учителя делали много фотографий, и на выпускном школа дарила их родителям. Вот Эли в детском саду со щёлкой между зубами, а вот она одета как пилигрим для пьесы в четвертом классе. Там даже были её работы, например, диорама "Под Водой" из третьего класса, рисунок сердечнососудистой системы из пятого класса. Ярко-розовый квадрат привлёк взгляд Арии.

Кто-то приклеил записку на стекло. Глаза Арии расширились.

P. S. Хочешь узнать кто я, не так ли?

Я ближе, чем ты думаешь.

- Э.

14 Глава

ЭМИЛИ ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ ПРЕКРАСНО ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПОЙМАЛА НА КРЮЧОК БЫВШЕГО ПАРТНЕРА ЭЛИ.

- Скажи баттерфляй! - скомандовал Скотт Чин, фотограф для ежегодника Розвуд Дэй.

Это был четверг, и команда по плаванию находилась в бассейне для командного фото перед началом встречи школы Тэйт. Эмили входила в состав команды по плаванию так долго, что никогда не задумывалась о подходящем купальнике для фото. Она позировала, держа руки у края стартовой линии, и пыталась улыбнуться.

- Великолепно! - крикнул Скотт, морща свои розовые губы. Большинство школьников задумывались о том, был ли Скотт гей. Внешне Скотт никогда не признавал этого, но он также и ничего не делал, чтобы рассеять слухи.

Поскольку Эмили маневрировала через платформу к своему вещевому мешку, заметила, что команда прогуливается к их открытой трибуне. Тоби находился в центре толпы, надевая голубую рубашку чемпиона и вращая его плечи вперед и назад для разогрева. Эмили задержала свое дыхание.

Эмили думала о Тоби с тех пор как он спас ее вчера. Она даже не представляла, что Бен мог бы вот так ее подобрать - он беспокоился, что поднимая ее, он мог потянуть плечевые мышцы и тем самым подвергнуть риску сегодняшние соревнования. И мысли о Тоби вызвали кое-что еще: те воспоминания об Эли, которые Эмили почти забыла.

Это был один из последних дней, которые она когда-либо проводила с Эли. Она никогда не забудет этот день - чистое голубое небо, цветы распустились и везде были пчелы. Элин дом на дереве пах сигаретным дымом - Эли по-тихому таскала Парламент из пачки старшего брата. Она схватила Эмили за руки.

- Ты не можешь рассказать другим об этом, - сказал она. - Я стала тайком встречаться с тем старшим парнем, и это удивительно.

Улыбка Эмили погасла. Каждый раз, когда Али говорила ей о парне, который ей нравился, маленький кусочек ее сердца будто отваливался.

- Он такой сексуальный, - продолжала Эли. - Я почти хочу зайти с ним дальше.

- Что ты имеешь в виду? - Эмили никогда не слышала ничего столь ужасающего в своей жизни. - Кто он?

- Я не могу сказать. - лукаво улыбнулась Эли. - Вам с девчонками это не понравится.

После этого, потому что Эмили не могла больше терпеть, она наклонилась и поцеловала Эли. Это длилось лишь одно прекрасное мгновение, а потом Эли отстранилась и засмеялась. Эмили попыталась притвориться, будто она просто играла... они пошли в отдельный дом обедать.

Она так долго думала об этом поцелуе, что с трудом могла вспомнить, что было до него. Но теперь Тоби вернулся, и он был такой милый ... все это заставило Эмили думать, что парнем Эли, возможно, был Тоби? Кого еще бы они могли не одобрить?

То, что Тоби не был тем, кто обычно привлекает Эли, имело смысл. В конце седьмого класса она была повернута на плохих мальчиках, постоянно повторяя, как бы она хотела встречаться с кем-нибудь, кто был "типа нехорошим". Быть отосланным в исправительную школу квалифицировалось как плохо, а может Эли увидела в Тоби то, чего другие не видели.

Эмили подумала, может она сможет увидеть то же самое сейчас. И, это покажется немного странным, но, возможно, из-за того, что Эли нравился Тоби, сделало, кажется, его гораздо более привлекательным для Эмили. То, что было достаточно хорошо для Эли, было, конечно, хорошо и для нее.

Как только собрание прервалось на соревнование по нырянию, Эмили вытащила свои шлепанцы из сумки, собираясь пойти к Тоби. Её пальцы нащупали сотовый телефон через полотенце. Он мигал, она бы пропустила семь звонков от Майи. Горло Эмили напряглось.

Майя звонила, писала в IM, присылала сообщения и е-мейлы всю неделю, а Эмили не отвечала. С этими новыми пропущенными звонками, она чувствовала себя более смущенной. Часть ее хотела найти Майю в школе и запустить свои руки в ее мягкие, вьющиеся волосы. Сесть сзади неё на велосипед и прогулять школу. Целуя Майю, она чувствовала азарт. Но часть ее хотела, чтобы Майя просто... исчезла.

Эмили посмотрела на экран мобильного и у нее, словно в горле застрял комок. Затем медленно она закрыла его. Это было похоже на то, как в восемь лет она решила выбросить Би-Би, свое защитное одеяло. Большим девочкам не нужны одеяла, сказала она себе, но было ужасно закрыть крышку мусорного бака с Би-Би внутри.

Она сделала глубокий вдох и пошла к трибунам. По пути она посмотрела наверх, ища Бена. Он был на стороне Розвуд Дэй, шлепая Сета по плечам полотенцем.

Со вторника Бен держался от Эмили подальше, делая вид, что она не существует. Это, безусловно, лучше, чем делать ее параноиком, говоря за ее спиной всякие вещи. Она отчасти хотела, чтобы Бен увидел, как она подходит к Тоби. " Смотри! Я разговариваю с парнем!"

Тоби положил свое полотенце на плитку плавательного бассейна и надел наушники и включил iPod. Волосы Тоби были убраны с лица, а его голубые плавки, на которые Эмили не отваживалась посмотреть раньше, делали его глаза еще более голубыми. Когда он увидел Эмили, он оживился.

- Привет. Я же говорил, что мы увидимся, не так ли?

- Да, - Эмили застенчиво улыбнулась. - Так, гм, я просто хотела сказать спасибо за то, что помог мне вчера. И позавчера.

- Ах. Ну, это ничего

Именно тогда появился Скотт со своими съемками на ежегодник.

- Попались! - закричал он и сделал фото. - Я прямо вижу перед собой заголовок: "Эмили Филдс заигрывает с врагом" - сказал он Эмили, понизив голос, - хотя я думал, что он не твой тип.

Эмили вопросительно посмотрела на Скотта. Что это должно значить? Но Скот уже убежал. Когда она повернулась снова к Тоби, то он играл в свой IPod, так что она решила идти обратно к своей команде.

Она сделала три шага, когда Тоби сказал ей:

- Эй, не хочешь пойти подышать?

Эмили остановилась. Она быстро взглянула на Бена. Он по-прежнему не обращал на нее внимания.

- Ну, хорошо, пошли, - решила она.

Они прошли сквозь двери бассейна мимо детей, которые бежали на автобус, и сели рядом с фонтаном основателей. Вода сбегала вниз из вершины длинного сверкающего пера. Было облачно, поэтому вода была серой и мутной, а не искрящейся.

Эмили посмотрела на кучу мелких монет на дне фонтана.

- В последний учебный день выпускники засовывают любимого учителя в этот фонтан, - сказала она.

- Я знаю, - сказал Тоби. - Когда-то я тоже здесь жил, помнишь?

- Ой. - Эмили почувствовала себя идиоткой. Конечно же жил. А потом его отослали подальше.

Тоби вытащил пакет шоколадного печенья из своего мешка. Он протянул их Эмили.

- Будешь? Перекуска перед соревнованиями?

Эмили пожала плечами.

- Может половинку.

- Держи, - сказал Тоби, передавая ей одно печеньице. Он отвернулся. - Забавно, насколько парни отличаются от девушек. Парни хотят переесть друг друга. Даже те, кто постарше. Как мой психиатр в Мэне. Однажды у нас было соревнование по поеданию креветок у него дома. Он съел на шесть креветок больше. А ему, кстати, не меньше тридцати пяти.

- Креветки, - вздрогнула Эмили. Потому что она не хотела спрашивать так явно: "У тебя был психиатр?". Вместо этого она спросила: - А что случилось с психиатром после того как он съел все креветки?

- Его вырвало.

Тоби дотронулся поверхности воды кончиками пальцев. Вода в фонтане пахла хлоркой даже больше, чем в бассейне.

Эмили провела руками по коленям. Интересно, он посещал психиатра по той же причине, по которой взял на себя вину за случай с Дженной?

Роскошный автобус въехал на стоянку Розвуд Дэй. Из него медленно вылезли члены группы Розвуд Дэй, они были все еще в форме - в красный жакетах с плетеной отделкой, расклешенных брюках, а главный барабанщик в дурацкой пушистой шляпе, которая выглядела слишком теплом и неудобной.

- Ты много рассказываешь о Мейне, - сказала Эмили. - Ты рад, что вернулся в Розвуд?

Тоби поднял одну бровь.

- А ты счастлива жить в Розвуде?

Эмили нахмурилась. Она наблюдала, как белка бегала вокруг дуба.

- Я не знаю, - тихо сказала она. - Иногда я чувствую себя не в своей тарелке здесь. Раньше я была нормальной, а сейчас... Я не знаю. Я чувствую, что должна вести себя так, но я веду себя иначе.

Тоби взглянул на неё.

- Я понимаю тебя, - вздохнул он. - Здесь все такие идеальные. И вроде как... если ты не один из них, ты потеряешься. Но думаю, люди, которые выглядят снаружи безупречными, внутри чувствуют себя такими же запутавшимися, как и мы.

Он перевел взгляд на Эмили, и ее внутренности перевернулись. Она чувствовала, будто ее мысли, и секреты были напечатаны 72 шрифтом в заголовке газеты, и Тоби мог их все прочитать. Но Тоби был также первым, кто высказал что-то похожее на то, что она чувствовала.

- Я почти все время чувствую, что запуталась, - тихо сказала она.

Тоби смотрел на нее так, будто не верил.

- В чем ты запуталась?

В небе грянул гром. Эмили засунула руки в теплые рукава жакета.

" Я не могу собраться, потому что я не знаю, кто я или чего я хочу" хотела она сказать. Но вместо этого она взглянула ему в глаза и пробормотала:

- Я люблю грозу.

- Я тоже, - ответил он.

И затем, медленно, Тоби наклонился и поцеловал ее. Поцелуй был таким нежным и чувственным, словно дуновение теплого ветра прошлось по её губам. Когда он отклонился, Эмили дотронулась до своих губ, будто они всё ещё могли сохранить следы поцелуя.

- За что? - прошептала она.

- Я не знаю, - сказал Тоби. - Если я не ...?

- Нет, - Эмили прошептала. - Было очень приятно.

Её первой мыслью было то, что она только что поцеловала парня, которого целовала Эли. Второй мыслью стало то, что с ней что-то не так, раз она думает о таких вещах.

- Тоби? - голос прервал их.

Мужчина в кожаном пиджаке стоял рядом с бассейном, держа руки на бедрах. Это был мистер Кавано. Эмили узнала его с летней команды по плаванию давным-давно, а еще с той ночи, когда Дженна была ранена. Её плечи напрягались. Если мистер Кавано был здесь, то где Дженна? Потом она вспомнила, что Дженна в школе в Филадельфии. Скорее всего.

- Что ты делаешь здесь? - Мистер Кавано положил свои руки снаружи тента, чувствуя дождь, который только что начался. - Скоро твой выход.

- Ой, - Тоби отскочил от стены. Он улыбнулся Эмили. - Ты собираешься возвращаться?

- Через секунду, - еле слышно сказала Эмили. Если бы она попыталась использовать свои ноги прямо сейчас, то они не смогли бы работать. - Удачи с заплывом.

- Спасибо.

Глаза Тоби на мгновение задержались на ней. Он как будто хотел что-то добавить, но передумал и пошел с отцом.

Эмили несколько минут посидела на каменной стене, пока дождь пропитывал ее жакет. Она чувствовала себя словно газированная, будто наполненная углекислотой. Что только что произошло? Когда пришло сообщение на её сотовый телефон, она вытащила его из кармана.

Ее сердце упало. Это был тот, о ком она думала.

"Эмили, как тебе понравится эта фотография для ежегодной книги?"

Она открыла приложение. Это был снимок Эмили и Майи из кабинки для фотографий Ноэля. Они с желанием смотрели друг на друга, в пару сантиметрах от поцелуя.

Рот Эмили открылся. Она вспомнила, как нажала кнопку в кабинке, но не взяла ли их Майя, когда они вышли?

" Ты бы не хотела, чтобы все это узнали, не так ли?" Так было написано под фотографией.

И - конечно - было подписано, Э.

Глава 15

ВОТ ТАК ВЫ ПЛАТИТЕ ЕЙ ЗА ТО, ЧТО ОНА КРАДЕТ ДЛЯ ВАС.

Мона появилась из раздевалки Сакс в прозрачном зеленом платье Кэлвина Кляйна с квадратной шеей. Ее пышная юбка раздувалась, когда она крутилась.

- И что ты думаешь? - спросила она Ханну, которая стояла у стойки прямо снаружи.

- Великолепно, - пробормотала Ханна.

Под люминесцентными лампами она могла сказать, что на Моне не было бюстгальтера. Мона встала у трехстворчатого зеркала. Она была настолько худой, что иногда влазила в нулевой размер.

- Я думаю, было бы лучше в другом цвете. - Она стянула одну из лямок. -Ты хочешь попробовать?

- Я не знаю, сказала Ханна. - Оно, вроде как, прозрачное.

Мона нахмурилась.

-С каких пор ты беспокоишься об этом?

Ханна пожала плечами и просмотрела стеллаж с блузами от Марка Якобса.

Был вечер четверга, они были в дизайнерском департаменте Сакса в торговом центре Кинг Джеймс, отчаянно разыскивая платье для Фокси. Много учащихся средней школы и девушки "живущие вне колледжа в поместье с арендной платой" присутствовали, и было важно найти платья, которые не носили пять других девушек.

-Я хочу выглядеть классно, - ответила Ханна, - как Скарлетт Йоханссон.

- Почему? - спросила Мона. - У нее большая задница

Хана наморщила ее губы Когда она говорила классно, то имела в виду утонченно. Как те девушки со сверкающих реклам, которые выглядят мило, но слова "трахни меня" расшифровываются по прядям волос. Шон должен быть настолько восхищен достоинствами Ханны, чтобы разрушить клятву Клуба Девственников и сорвать с нее нижнее белье.

Ханна взяла пару туфель Миу Миу бежевого цвета с открытым носом с полки распродаж, находящейся около раздевалки.

-Мне нравятся эти. - Она протянула туфлю Моне посмотреть.

- Почему бы тебе не..? - Мона кивнула в сторону сумки Ханны.

Хана положила их обратно на полку.

- Ни в коем случае.

- Почему бы и нет? - Мона прошептала.

- Обувь красть слишком просто. Ты же знаешь.

Пока Ханна колебалась, Мона цокала языком.

- Ты до сих пор переживаешь из-за Тиффани?

Ханна проигнорировала вопрос, сделав вид, что заинтересовалась парой от Марка Якобса с металлическими узорами.

Мона захватила еще пару вещей со стойки и скрылась в примерочной. Чуть позже она появилась с пустыми руками.

- Здесь пусто. Давай попробуем Прада.

Они прогуливались по торговому центру, пока Мона печатала на своем мобильном.

-Я спросила Эрика, какие цветы он мне подарит, - объяснила она. - Может быть, я подберу к ним платье.

Мона решила пойти на Фокси с братом Ноэля Канна, Эриком, с которым на этой неделе она уже не раз тусовалась. Братья Канны всегда были надежной парой для Фокси - они были привлекательны и богаты, папарацци любили их. Мона попыталась уговорить Ханну пригласить Ноэля, но она слишком долго думала. Его пригласила Селеста Ричардс из пансионата Квокер - действительно сюрприз, так как все думали, что Ноэль положил глаз на Арию Монтгомери.

Ханна не беспокоилась, хотя если она не пойдет с Шоном, значит она не пойдет вообще.

Она подняла взгляд от телефона.

- Какой солярий на твой взгляд лучше, Сан Лэнд или Далиа? Мы с Селестой могли бы пойти завтра в Сан Лэнд, но, по-моему, от них ты становишься оранжевой.

Ханна пожала плечами, чувствуя укол ревности. Мона должна была с ней загорать, а не Селеста. Она собиралась ответить, когда её телефон зазвонил.

Сердце забилось чаще. Всякий раз, когда ее телефон звонил, она думала о Э.

- Ханна? - Это была ее мама. -Где ты?

- Я хожу по магазинам, ответила Ханна. С каких пор мама беспокоилась?

- Ну, тебе нужно идти домой. Твой отец приехал.

- Что??? Зачем?? - Ханна посмотрела на Мону, которая рассматривала дешевые солнцезащитные очки в киоске эспланада.

Она не рассказала Моне, что встречалась с отцом в понедельник. Это было так странно разговаривать об этом.

-Он просто....ему надо кое-что забрать, - ответила ее мама.

- И что же это?

Миссис Мэрин встревожено фыркнула.

- Он приходил, чтобы подписать кое-какие финансовые документы. Нам необходимо урегулировать все прежде, чем он женится. Тебе достаточно такого объяснения?

Колючие капельки пота собрались на задней части шеи Ханны. Во-первых, потому что ее мама упомянула то, о чем ей не хотелось думать - что ее отец женится на Изабель, и что он будет отцом Кейт. И, во-вторых, она думала, что папа будет приходить именно к ней. Почему она должна идти домой, если он пришел по другой причине? Это будет выглядеть так, будто у нее нет личной жизни. Она проверила свое отражение в окне Банана Репаблик.

- Когда же он придет? - Спросила она.

- Он будет здесь в час, - мама резко повесила трубку.

Ханна закрыла телефон и уложила его между ладоней, чувствуя, как его тепло просачивается в ее ладони.

- Кто это был? - спросила Мона, взяв Ханну под руку.

- Моя мама, - рассеянно сказала Ханна. Интересно, хватит ли у нее времени принять дома душ - от нее разило всеми теми духами, которые она попробовала в Нейман Маркус. -Она хочет, чтобы я пошла домой.

- Почему?

- Просто так ....

Мона остановилась и пристально посмотрела на Ханну.

- Хан. Твоя мама позвонила не просто, чтобы позвать тебя домой.

Ханна остановилась. Они стояли перед входом в высококлассное китайское бистро Год кролика в торговом центре, и непреодолимый запах соуса Носин повеял им в ноздри.

- Ну, потому что....мой папа приехал.

Мона нахмурилась.

-Твой отец? Я думала, он...

- Нет, быстро сказала Ханна.

Когда Ханна и Мона стали подругами, Ханна сказала Моне, что ее отец умер. Она поклялась никогда не говорить с ним снова, так что это не совсем ложь.

- Я с ним не виделась действительно долгое время, - пояснила она. - Но я встречала его на днях и у него есть бизнес в Филадельфии или что-то такое. Он не придет сегодня из-за меня. Я не знаю, почему моя мама хочет, чтобы я была там.

Мона положил одну руку на бедро.

- Почему ты не сказала мне раньше?


Ханна пожала плечами.

- И когда это случилось?


- Я не знаю. Понедельник?

- Понедельник? - В голосе Моны звучала боль.

- Девушки! - Прервал голос.

Ханна и Мона посмотрели вверх.

Это была Наоми Зиглер. Она и Райли Вулф выходили из магазина Прада, перекинув черные сумки через свои совершенные искусственно загорелые плечи.

-Вы за покупками в честь Фокси? - спросила Наоми. Ее светлые волосы были блестящими как никогда, а кожа раздражающе светилась, но Ханна не могла не отметить, что платье от БЦБГ было прошлого сезона.

Прежде чем она смогла ответить, Наоми добавила:

- Не беспокойся о Прада. Мы купили единственную нормальную вещь.

- Может, у нас уже есть платья, - сухо сказала Мона.

- Ханна, ты тоже идешь? - Райли широко распахнула свои карие глаза и откинула блестящие рыжие волосы. - Я подумала, может быть, с тех пор, как ты не с Шоном...

- Я бы не пропустила Фокси, - сказала Ханна надменно.

Райли положила руку на бедро. На ней были черные леггенсы, потертая джинсовая рубашка и ужасный черно-белый полосатый свитер. Недавно папарацци сфотографировали Мишу Бартон точно в таком же наряде.

-Шон такой красавчик, - промурлыкала Райли. - Я думаю, он стал даже привлекательнее за лето.

- Он стопроцентный гей, - скоро сказала Мона.

Райли не выглядела обеспокоенной.

- Бьюсь об заклад, я могу заставить его изменить свое мнение.

Ханна сжала кулаки. Наоми просветлела.

- Что ж, Ханна, "Й" невероятен, да? Ты будешь на занятиях по пилатесу вместе со мной. Этот инструктор, Орен, потрясающий.

- Ханна не ходит в "Й", - оборвала Мона. - Мы ходим в Боди Тоник.

- "Й" - чертова дыра. - Ханна поворачивала голову от Моны к Наоми, ее желудок затрепыхался.

- Ты не ходишь в "Й"? - Наоми сделала самое невинное лицо, какое могла. - Я в замешательстве. Разве я не тебя видела там вчера? Снаружи зала с тренажерами?

Ханна схватила Мону за руку.

- Мы кое-куда опаздываем. - Она потащила ее прочь от магазина Прада, обратно по направлению к Сакс.

- И что это было? - спросила Мона, изящно обходя вокруг женщины, навьюченной как лошадь, сумками с покупками.

- Ничего. Я просто терпеть её не могу.

- Почему ты вчера была в "Й"? Ты сказала мне, что идешь к дерматологу.

Ханна остановилась. Она знала, что увидеть Наоми перед Клубом Девственников, было не к добру.

-Я.....Я должна была кое-что сделать там.

-Что?

- Я не могу сказать тебе.

Мона нахмурилась и развернулась. Она пошла жестким шагом в направлении Барберри.

Ханна догнала ее.

- Послушай, я просто не могу. Мне очень жаль.

- Я уверена так и есть. - Мона покопалась в своей сумочке и вытащила оттуда карамельные туфли от Миу Миу из Сакса. Они были без коробки, а защитная бирка была сорвана. Она вертела ими перед лицом Ханны. -Я собиралась дать их тебе, как подарок. Но забыла.

Ханна разинула рот.

-Но... Ты так и не рассказала мне о том, что произошло с твоим отцом три дня назад,- сказала Мона. - А теперь ты врешь мне о том, что делаешь после школы.

- Это совсем не так, как кажется... - начала Ханна.

- А мне кажется, что так. - нахмурилась Мона. - О чем еще ты мне лжешь?

- Мне жаль, - пропищала Ханна. - Я просто... - она посмотрела вниз на свои туфли и набрала побольше воздуха. -Ты хочешь знать, почему я была в Y? Отлично. Я ходила в клуб девственников.

Глаза Моны расширились. В её сумке зазвонил телефон, но она не обращала на это внимания. Надеюсь, что сейчас ты лжешь.

Ханна покачала головой. Она ощутила легкую тошноту: в Берберри слишком сильно пахло, похоже, их новый аромат.

-Но..... Почему?

- Я хочу вернуть Шона.

Мона расхохоталась.

-Ты сказала, что порвала с ним на вечеринке у Ноэла.

Ханна мельком взглянула на витрину Берберри и испытала что-то вроде сердечного приступа. Ее туловище действительно такое короткое? Внезапно ее пропорции стали такими же жуткими, как у толстой Ханны из прошлого. Она открыла рот от изумления, оглянулась и посмотрела снова. Оттуда смотрела нормальная Ханна.

- Нет, - сказала она Моне. - Он расстался со мной.

Мона не смеялась, но в тоже время не пыталась утешить Ханну.

- И поэтому ты также работаешь в клинике его отца?

- Нет, - быстро сказала Ханна, забывшая, что видела там Мону. Затем, поняв, что она возможно должна сказать Моне настоящую причину, она сменила курс. - Ну, да. Вроде того.

Мона пожала плечами.

- Что ж, я, кажется, слышала, что Шон порвал с тобой.

- Что? - прошипела Ханна. - От кого?


- Может в тренажерном зале. Я не помню. - Мона пожала плечами. - Может, Шон начал этот слух.

В глазах у Ханны затуманилось. Она сомневалась, что Шон рассказал всем, а вот Э мог это сделать. Мона пристально посмотрела на неё.

- Я думала, что ты хотела потерять девственность, а не сохранить.

- Я просто хотела увидеть, как это будет, - тихо сказала Ханна.

- И? - озорно поджала губы Мона. - Расскажи мне все грязные детали. Бьюсь об заклад, что это было весело О чем вы говорили? Вы распевали псалмы? Пели? Что?

Ханна нахмурилась и отвернулась Обычно она все рассказывала Моне. Кроме того её задевало, что Мона смеялась над ней, и она не хотела потакать ей в этом. Кэндес так печально сказала "Это безопасное место".

Прямо сейчас Ханна не чувствовала себя вправе раскрывать чужие секреты, не тогда, когда это было похоже на то, как Э раскрывала ее. И почему, если Мона услышала слухи о ней, она ничего не сказала? Разве они не собирались быть лучшими друзьями?

- На самом деле ничего из этого, - пробормотала она. - Было скучно.

На лице Моны было выражение ожидания, а сейчас оно сменилось разочарованием. Она и Ханна посмотрели друг на друга. Затем зазвонил телефон Моны, и она отвернулась в сторону.

- Селеста? - сказала Мона, когда она ответила. - Привет!


Ханна нервно кусала губы и смотрела на свой ремешок от часов "Гуччи".

- Мне надо идти, - прошептала она Моне, показав на восточный выход магазина. - Мой папа...


- Подожди, - сказала Мона в трубку телефона. Она прикрыла телефон рукой, показала глазами на туфли "Миу Миу" и протянула их Ханне. - Возьми эти. Я их ненавижу.

Ханна отошла, держа украденные туфли за ремешки. Внезапно она возненавидела их.

Глава 16

ПРИЯТНЫЙ, НОРМАЛЬНЫЙ СЕМЕЙНЫЙ ВЕЧЕР В СЕМЬЕ МОНТГОМЕРИ

В ту ночь Ария сидела на кровати и вязала игрушечную сову из мохеровой пряжи. Сова была коричневый и имела мальчишечий вид, она начала делать ее неделю назад, думая, что подарит ее Эзре. Теперь этого, очевидно, не произойдет, и она задавалась вопросом... может, ей стоит отдать ее Шону? Насколько это будет странным?

До того как Эли пропала, она продолжала пытаться свести Арию с Розвудскими мальчиками, твердя

"Просто пойди и поговори с ним. Это не сложно."

Но для Арии, это было сложно. Она подходила к Розвудскому мальчику и замирала, стоило ей выпалить первую же идиотскую вещь из своего рта, которая, по каким-то причинам, часто была о математике. И она ненавидела математику

К тому времени как она закончила 7 класс, только один парень заговорил с ней вне класса: Тоби Кавано. И это было страшно.

Это было всего за несколько недель до исчезновения Эли. Ария записалась на выходные в лагерь искусств, и кому следовало бы появиться на ее семинаре, это не Тоби. Ария была изумлена - разве ему не полагалось быть в школе-интернате... всегда? Но очевидно, его школа закрылась на летние каникулы раньше Розвуд Дэй и вот где он был.

Он сидел в углу, волосы обрамляли его лицо, а круглые резинки обхватывали запястья. Их преподавательница драматического искусства, тонкая женщина с вьющимися волосами, которая носила множество ярких индийских футболок, заставила каждого делать драматические упражнения: они разбились на пары и выкрикивали друг другу фразы, входя в ритм. Фраза должна была естественным путем измениться. Они должны были идти по комнате по кругу, партнерствуя с каждым, и вскоре Ария обнаружила себя напротив Тоби.

Фраза на этот день была - "летом никогда не бывает снега"

- Летом никогда не бывает снега, - сказал Тоби

-Летом никогда не бывает снега, - спиной к нему сказала Ария.

- Летом никогда не бывает снега, - повторил Тоби Его глаза были запавшими, а кончики ногтей - наскоро обгрызенными.

Ария нервничала, стоя рядом с ним. Она не могла не думать об омерзительном лице Тоби в окне Эли перед тем, как они навредили Дженне. И как парамедики спускали Дженну вниз по лестнице из домика на дереве, почти роняя ее. И как спустя несколько дней, когда они были на занятии по безопасному использованию фейерверков, она услышала, как их преподавательница медико-санитарной подготовки миссис Айверсон сказала:

- Если бы я была отцом этого мальчика, я бы не только отправил бы его в школу-интернат. Я послал бы его в тюрьму.

И тогда фраза изменилась на "я знаю, что вы сделали прошлым летом."

Тоби сказал фразу, но Ария окликнула его несколько раз, прежде чем поняла, что он действительно имел в виду.

- Ах, как в кино! - воскликнул учитель, хлопая в ладоши.

- Да, - сказал Тоби, и улыбнулся Арии. Настоящей улыбкой, тоже, не такой зловещей, заставившей ее чувствовать себя хуже.

Когда она рассказала Эли о том, что случилось, Эли вздохнула.

- Ария, Тоби, как, психически больной. Я слышала, что он практически утонул в штате Мэн, купаясь в замороженном ручье, пытаясь сфотографировать лося.

Но Ария больше никогда не ходила на уроки драмы. Она опять думала о сообщении Э. Задаешься вопросом кто я? Я ближе, чем ты думаешь.

Мог Э быть Тоби? Мог он прокрасться в Розвуд Дэй и прикрепить это сообщение о деле Эли? Видел ли это кто-нибудь из ее друзей? Или возможно Э в одном из ее классов. Наиболее вероятен ее английский класс - большинство сообщений по времени совпадало с занятиями там.

Но кто? Ноэль? Джеймс Фрид? Ханна?

Ария остановилась на Ханне. Она и прежде задавалась вопросом о ней - Эли могла рассказать Ханне о ее родителях. И Ханна была частью дела Дженны. Но почему?

Она пролистывала Розвуд Дэй фейсбук - справочник, который вышел только сегодня со всеми именами и номерами телефонов ее одноклассников - и нашла фотографию Шона. Его волосы были по-спортивному коротки, и он был загорелым, как будто провел лето на отцовской яхте. Парни, с которыми Ария встречалась в Финляндии, были бледными, с небрежными прическами, и если у них и были лодки, то это были каяки и их использовали для того, чтобы поплыть к леднику Снефетльдсьекудль.Она набрала номер Шона, но включился автоответчик.

- Привет, Шон, - сказала она, надеясь, что её голос не был слишком монотонным. - Это Ария Монтгомери.Я. ээ, позвонила потому, что просто хотела сказать "Привет", и, мм..У меня есть для тебя философская рекомендация. Это Айн Рэнд. Она как будто суперсложная, но действительно легко читается. Проверь это.

Она назвала ему свой номер телефона и IM screen name (единая учетная запись для AOL, MSN или Yahoo), повесила трубку, и сразу захотела удалить сообщение. Вероятно, у Шона были тонны не спазматических звонков от девушек Розвуда.

- Ария! - Позвала Элла, стоя внизу лестницы. - Обед


Она бросила телефон на кровать и медленно спустилась Она заметила странный звуковой сигнал с кухни и стала нему прислушиваться. Что это... это таймер духовки? Но это невозможно.

Их кухня была сделана в ретро-стиле 1950 годов, и духовка была оригинальной модели Мэджик Шеф 1956 года. Элла редко пользовалась ею, потому что боялась, что печь была настолько стара, что могла вызвать пожар. Но к удивлению Арии Элла что-то в ней готовила, и её брат с отцом были за столом.

Это были первые выходные, когда вся её семья была вместе. Майк последние три дня ночевал у товарищей по команде в лакросс, а её отец был слишком занят "преподаванием"

Жареная курица, картофельное пюре и блюдо из зеленой фасоли стояли на середине стола.

Все тарелки и посуда сочетались и были даже подставки. Ария напряглась. Это казалось слишком нормальным... Особенно для ее семьи. Что-то было не так. Кто- то умер? Если бы Э сказал?

Но ее родители выглядели безмятежными. Её мама вытащила лоток с рулетами из духовки, от которых, удивительно, не шел огонь, а её папа листал страницы Ney York Times Он бы всегда занят чтением: за столом, на спортивных играх Майка и даже за рулем автомобиля. Ария повернулась к папе, которого она едва видела с понедельника в баре Победы.

- Привет, Байрон, - сказала она

Её отец одарил Арию искренней улыбкой.

- Привет, обезьянка.

Время от времени он называл её Обезьянкой; он так же говорил ей волосатая обезьянка, пока она не попросила его прекратить. Она всегда выглядел так, как будто только что скатился с кровати: он носил дырявые футболки из магазина эконом класса, боксеры "Филадельфийские 76ые" или клетчатые пижамные штаны, и старые меховые шлёпанцы. Его густые темно-коричневые волосы всегда были слишком грязными. Арии казалось, что он похож на коалу.

- Привет, Майк! - радостно сказала Ария, ероша его волосы.

Майк отшатнулся.

- Не трогай, блин, меня!

- Майк, - сказала Элла, указывая на него палочкой для еды, которая, обычно, держала пучок ее темно-коричневых волос.

- Я просто буду милой, - Ария удержала себя от обычного саркастичного ответа Майку. Вместо этого она села, развернула на коленях украшенную вышивкой цветочную салфетку и подхватила бакелитовую вилку. - курица пахнет очень хорошо, Элла.

Элла разложила каждому на тарелку картофель.

- Это всего лишь одна из этих штучек из гастрономического отдела.

- С каких пор ты считаешь, что курица хорошо пахнет? - проворчал Майк. - Ты же такое не ешь.

Это была правда. Ария стала вегетарианкой в свою вторую неделю в Исландии, когда Халбьорн, ее первый парень, купил ей у тележки с закусками что-то, что она приняла за хот-дог. За него можно было умереть, но когда она доела, она сказала ей, что это было мясо буревестника. С тех пор каждый раз, когда перед ней оказывалось мясо, она представляла прелестного птенчика буревестника.

- Что ж, но, тем не менее, - сказала Ария. - Я ем картофель. - Она отправила дымящуюся полную ложку в рот.

- И это невероятно. - Элла наморщила лоб. - Просто быстрорастворимая. Вы знаете, я не умею готовить.

Ариа знала, что старалась слишком сильно. Но если она будет образцовой дочерью, вместо ворчуньи, Байрон, возможно, поймет, от чего отказывается. Она опять повернулась к Байрону.

Ариа не хотела ненавидеть своего отца. В нем была масса хорошего: он всегда выслушивал ее проблемы, он был умен, он придумывал для нее домашние программки "Поправляйся скорее", когда она болела гриппом. Она пыталась придумать логически, не романтические причины того, что произошло с Мередит. Она не хотела думать, что он любил кого-нибудь ещё или, что он пытался разбить семью.

Тем не менее, было тяжело не принимать это близко к сердцу. Когда она зачерпнула ложку зеленых бобов, начал звонить телефон Эллы, лежащий на кухонном столе. Элла взглянула на Байрона.

- Мне ответить?

Байрон нахмурился.

- Кто стал бы звонить тебе в обеденное время?

- Может, это Оливер из галереи?

Вдруг, Ария почувствовала, что ее горло сжимается. Что если это Э?

Телефон вновь зазвонил. Ария встала.

- Я отвечу. - Ария вытерла рот и отодвинула стул.

- Нет, я возьму.

- Нет! - Ария бросилась к столу.

Телефон зазвонил в третий раз.

- Я ...мм...это... - Она дико замахала руками, пытаясь думать. Ничего не придумав, она схватила телефон и швырнула его в гостиную.

Он проскользил по полу, остановился у кушетки и перестал звонить. Кот Монтгомери, Поло, подкрался к нему и потрогал кнопки полосатой лапой. Когда Ария обернулась, вся семья таращилась на нее.

- Что с тобой? - спросила Элла.

Ария покрылась потом, все ее тело пульсировало.

Майк скрестил руки за головой.

- Чокнутая, - произнес он одними губами.

Элла прошелестела мимо нее в гостиную и присела, чтобы взглянуть на экран телефона. Ее гофрированная юбка коснулась пола, собирая пыль.

- Это был Оливер.

В то же время, Байрон встал.

- Я должен идти.

- Идти? - голос Эллы покрылся льдом. - Но мы только начали есть.

Байрон нес пустую тарелку в раковину. Он всегда был быстрый едок на планете, еще быстрее, чем Майк.

- Я должен заполнить кое-что на работе.

- Но... - Элла сжала руками свою узкую талию.

Они все беспомощно наблюдали, как Байрон исчезает на лестнице и затем через полминуты спускается вниз в помятых серых штанах и синей форменной рубашке. Его волосы все еще были абсолютно растрепаны. Он схватил свой поношенный кожаный портфель и ключи.

- Скоро увидимся.

- Можешь захватить апельсиновый сок? - крикнула Элла, но Байрон хлопнул парадной дверью без ответа.

Секунду спустя Майк умчался из кухни, не поставив свою тарелку в раковину. Он схватил свою куртку и палку для лакросса, и втиснулся в кеды, не расшнуровывая их.

- Куда ты идешь? - спросила Элла.

- На тренировку, - выпалил Майк. Он опустил голову и жевал губу, как будто пытался удержаться от слез.

Ария хотела подбежать к брату и обнять его, и попытаться пояснить ему то, что тут произошло, вот только она как будто застряла, как, будто прикрепленная раствором к шахматным плиткам на кухонном полу. Майк хлопнул дверью так сильно, что казалось, что стены задрожали.

Через несколько секунд молчания Элла подняла свои серые глаза на Арию.

- Все уходят от нас.

- Нет, не уходят, - быстро сказала Ария.

Ее мать вернулась на кухню и уставилась на остатки курицы на своей тарелке. Через несколько секунд раздумий, она накрыла салфеткой несъеденное и повернулась к Арии.

- Тебе отец не показался странным?

Ария почувствовала, как во рту становится сухо.

- В смысле?"

- Я не знаю. - Элла прочертила пальцем по краю мелкой фарфоровой тарелки. - Кажется, что его что-то беспокоит. Может, что-нибудь на работе? Он кажется таким занятым...

Ария знала, что должна что-то сказать, но слова как будто склеивались в ее животе, как будто ей нужен был туалетный ныряльщик или пылесос, чтобы извлечь их.

- Он ничего не говорил о работе.

Это была не совсем ложь. Элла смотрела на неё.

- Ты бы сказала мне, если бы знала, так?


Ария наклонила голову, притворяясь, что ей в глаз попала соринка.

- Конечно.

Элла встала и убрала оставшуюся посуду со стола.

Ария стояла без движения. Это был её шанс, а она просто стояла здесь. Как мешок картошки. Она поднялась в свою комнату, села за свой стол, не зная, что делать. Она слышала, как внизу начинает накапливаться опасность. Может, вернуться вниз и остаться с Эллой. Только ей так хотелось заплакать.

Её аська издала звук, извещающий о приходе нового сообщения. Ария подошла к компьютеру, думая, что это мог быть Шон. Но это был не он.

Э: два варианта. Либо избавься от этого, либо расскажи маме.

Даю тебе возможность до полуночи субботней ночи, Золушка.

А иначе...

- Э.

Раздавшийся скрип испугал Арию.

Ария обернулась и увидела, что ее кот открыл дверь комнаты. Она начала его гладить, читая сообщение снова.

И снова.

И снова.

Или что иначе? Избавиться? А как ей это сделать?

Послышался звук еще одного сообщения.Всплыло окошко нового сообщения.

Э: не уверенна? Вот тебе подсказка: Студия Йоги на Страберри Ридж.

7:30 утра.

Завтра.

Будь там.

17 Глава

У МАЛЕНЬКОЙ ПАПЕНЬКИНОЙ ДОЧКИ ЕСТЬ СЕКРЕТ.

Ханна стояла в шести дюймах от зеркала в своей спальне и внимательно осматривала себя.

Должно быть, в универмаге было дефектное отражение - здесь она выглядела нормальной и тонкой. Хотя... не выглядели ли ее поры расширенными? Не косили ли ее глаза слегка? Нервничая, она открыла ящик комода и вытащила большую пачку чипсов с солью и перцем. Она отправила большую горсть в рот, прожевала, затем остановилась.

На прошлой неделе сообщения от Э снова вогнали ее в ужасный цикл переедание-чистка, даже, несмотря на то, что много лет она воздерживалась от этой привычки. Она не будет делать это еще раз. И особенно перед своим папочкой.

Она скатилась с кровати и снова выглянула в окно. Где же он? С тех пор, как мама позвонила ей в универмаге, прошло почти два часа. Тут она увидела темно-зеленый Range Rover, въезжающий на извилистую лесистую улицу длиной в четверть мили. Машина легко маневрировала на поворотах, словно ее вел кто-то, кто здесь жил.

Когда Ханна была младше, они с ее отцом скользили по дороге. Он научил ее вписываться в каждый поворот, чтобы она не опрокинулась.

Когда раздался звонок в дверь, она прыгнула Ее карликовый пинчер, Дот, начал лаять, и звонок прозвенел еще раз. Лай пинчера стал более высоким и бешеным, в то время, как звонок прозвенел в третий раз.

- Иду-иду, - пробурчала Ханна.

- Привет, - сказал её отец, когда она распахнулась дверь.

Дот начал танцевать вокруг его ног.

- Привет. - Он нагнулся, чтобы поднять крошечную собачку.

- Не надо! - скомандовала Ханна. - Нет, он в порядке.

Мистер Марин гладил носик миниатюрного пинчера. Ханна взяла Дота после того, как отец зашел.

- Итак. - Ее отец неловко задержался на крыльце.Он был одет в темно-серого деловой костюм и красный с

синим галстук, как будто он только что вернулся со встречи.

Ханна поинтересовалась, зайдет ли он. Она чувствовала себя неловко, приглашая папа в его собственный дом.

- Должен ли я ...? - начал он.

-Ты хочешь...? -одновременно спросила Ханна.

Ее отец нервно усмехнулся. Ханна не была уверенна, хочет ли она обнять его.

Ее отец сделал шаг к ней, а она сделала шаг назад, натыкаясь на дверь.

Она старалась сделать вид, будто это невзначай.

- Просто заходи, - сказала она с нотками раздражения в голосе.

Они стояли в фойе. Ханна чувствовала взгляд отца на себе.

- Рад тебя видеть, - сказал он.

Ханна пожала плечами. Она бы хотела, чтобы у неё в руках была сигарета или еще что-нибудь, чтобы занять их чем-нибудь.

- Да, что ж. Итак, где ты будешь заниматься своими финансовыми штучками? Здесь?

Он прищурился, игнорируя ее.

- Я хотел ещё тогда спросить тебя. Твоя причёска. Ты сделала что-то со своими волосами. Ты подстриглась?

Она улыбнулась.

- Покрасилась.

Он кивнул.

- Точно. А еще ты без очков!

- Я сделала корректировку зрения при помощи лазера, - она посмотрела на него. - Два года назад.

- О, - Её отец положил руки в карманы.

- Ты говоришь так, как будто это плохо.

- Нет, - быстро ответил ее отец. - Ты просто выглядишь по-другому.

Ханна скрестила руки на груди.

Когда её родители решили развестись, Ханна подумала, что это случилось из-за того, что она толстая. И неуклюжая. И некрасивая. Встретив Кейт, она только убедилась в этом. Он нашел замену своей дочери.

После катастрофы в Аннаполисе, ее отец пытался оставаться на связи. Сначала, у Ханны были капризные, односложные телефонные разговоры. Мистер Мэрин пытался выяснить, что случилось, но Ханна была слишком смущена, чтобы говорить об этом. В конце концов, время между звонками всё увеличивалось, а потом они и вовсе прекратились.

Мистер Марин прошел вниз фойе, наступая на скрипучий под ногами деревянный пол. Ханна интересовало, если он был оценивал: что было так же и что изменилось. Заметил ли он исчезновение черно-белой фотографии Ханни и ее отца, которая висела над столом в колониальном стиле в холле? И, что исчезла женщина, приветствующая солнце, занимаясь йогой - которую отец Ханна ненавидел, но мама Ханны любила, чтобы она висела на том месте?

Ее папа плюхнулся на диван в гостиной, хотя никто никогда не пользовался гостиной. Он никогда раньше не пользовался гостиной.

Было темно, слишком душно, висели уродливые восточные ковры, и пахло, как "Endust". Ханна не знала, что еще делать, так что она последовала за ним и села на уродливую тахту в углу.

- Итак. Как дела, Ханна?

Ханна поджала под себя ноги.

- Я в полном порядке.

- Хорошо.

Ещё одна неловкая пауза.

Она услышала, что крошечные коготки на лапках Дот бежали по кухонному полу, и его язычок лакает воду из миски. Она хотела услышать— телефонный звонок, пожарную тревогу, даже смс от "Э" — что-нибудь, что могло бы убрать эту неловкость.

- А как у тебя дела? - наконец спросила она.

- Неплохо. - Он поднял подушку с кушетки и протянул ее на вытянутой руке. - Они всегда были так ужасны.

Ханна с ним согласилась, но неужели подушки в доме Изабеллы были совершенными? Ее отец посмотрел вверх.

- Помнишь, в какую игру ты играла? Ты клала подушки на пол и перепрыгивала с одной на другую, потому что пол был лавой?

- Пап. - Ханна сморщила нос и крепко обняла колени.

Он сжал подушку.

- Ты могла играть в это часами.

- Мне было шесть.

- Помнишь Корнелиуса Максимилиана?

Она взглянула на него. Его глаза дергались.

- Пап...

Он подбросил подушку в воздух и поймал её.

- Я не должен говорить о нем? Уже прошло слишком много времени?

Она кивнула.

- Возможно. - Однако внутри себя она улыбалась.

Корнелиус Максимилиан был этой внутренней шуткой, которую они придумали после просмотра "Гладиатора". Это был большой праздник для Ханна посмотреть кровавый, R-рейтинговый фильм, к тому же, ей тогда было только десять, и все виды крови травмировали ее. Она была рада, что ей не обязательно спать в ту ночь, так что ее отец придумал Корнелиуса, чтобы заставить ее почувствовать себя лучше.

Он был только собакой — пуделем, хотя иногда они думали заменить его на Бостонского терьера — достаточно могущественного, чтобы бороться в кольце гладиатора. Он избил тигра, он избил других страшных гладиаторов. Он может сделать все, в том числе воскресить мертвых гладиаторов к жизни. Они придумали характер Корнелиуса, говорить о том, что он делал выходные, какие виды "шипованных" воротники он любил носить, какая ему нужна подруга.

Иногда, Ханна и ее отец ссылались на Корнелиуса рядом с ее матерью, и она спрашивает: "Что? Кто? ", хотя они объяснили эту шутку тысячу раз.

Когда Ханне подарили Дота, она считала, что, назвав его Корнелиусом, было бы слишком грустно.

Ее отец сел на диван.

- Я сожалею насчет всего этого.

Ханна сделала вид, что интересуется своим французским маникюром.

-Насчет чего?

- Ну.. насчет нас. - Он прочистил горло. - Прости, что не общался с тобой.

Ханна закатила глаза. Это было слишком особенно для нее.

- Не важно.

Мистер Марин забарабанил пальцами по журнальному столику. Было очевидно, он был действительно сожалел. Хорошо.

- Итак, почему ты украла отцовский автомобиль своего парня, все-таки? Я спросил бы твою маму, если бы она знала это.

- Все сложно, - быстро ответила Ханна.

Говоря об иронии: когда родители только развелись, Ханна пыталась придумать, как можно свести родителей, чтобы они снова полюбили друг друга, как это сделали героини Линдсей Лохан близняшки в Ловушка для родителей. Оказалось, ей всего лишь нужно было быть арестованной пару раз, чтобы добиться этого.

- Хватит, - упрашивал мистер Марин. - Он тебя бросил? И ты из-за этого расстроилась?

- Угадал.

- То есть он порвал с тобой?

Ханна нервно сглотнула.

- Как ты можешь знать?

- Если он дал тебе уйти, может быть, он того не стоит.

Ханана не поверила, что он сказал это. В самом деле, она не поверила. Может быть, она ослышалась. Может быть, она слушала IPod слишком громко.

- Ты думала об Элисон? - спросил ее отец.

Ханна посмотрела на ладони.

- Полагаю. Да.

- Это довольно невероятно.

Ханна еще раз сглотнула.

Вдруг, она почувствовала, что сейчас заплачет.

- Я знаю.

Мистер Марин откинулся назад. Диван издал странный пукающий звук. Это было то, что ее отец, возможно, прокомментировал бы пару лет назад, но теперь он молчал.

- Знаешь, какое мое любимое воспоминание об Элисон?

- Какое? - тихо спросила Ханна.

Она молилась, чтобы он не сказал "Время, когда вы, девочки, приехали в Аннаполис, и она подружилась с Кейт".

- Было лето. Думаю, вы, девочки, собирались в седьмой класс или что-то вроде. Я взял тебя и Элисон в Авалон на денек. Помнишь это?

- Расплывчато, - сказала Ханна.

Она вспомнила, что ела слишком много солтвотерских ирисок и выглядела толстой в своем бикини, а Эли выглядела идеально худой в своем, и мальчик-серфер пригласил Эли на вечеринку у костра, но она кинула его в последний момент.

- Мы сидели на пляже; там были парень с девушкой и с несколькими одеялами. Вы ее знали со школы - но она не была похожа на тех, с кем вы общались. У нее была какая-то бутылка с водой, хитро привязанная к спине, поэтому она всасывается воду через соломинку. Эли говорила с ее братом и игнорировала ее.

Внезапно, Ханна отчетливо это вспомнила. Было распространено столкнуться с людьми из Розвуда в Джерси — и та девочка была Мона. Мальчик был кузеном Моны. Эли подумала, что он симпатичный, так что она подошла поговорить с ним. Мона казалось, была в экстазе от того, что Эли хотя бы находится рядом с ней, но все, что Эли сделала, это повернулась к Моне и сказала:

- Эй, моя морская свинка пьет воду из такой же самой бутылки.

- Это твое любимое воспоминание? - выпалила Ханна. Она заблокировала его, она была совершенно уверена, что и Мона тоже.

- Я не закончил, - сказала ее отец. - Элисон пошла на край пляжа с мальчиком, но ты осталась позади и разговаривала с девочкой, которая выглядела такой сокрушенной, что Элисон ушла. Я не знаю, что ты сказала, но ты была с ней милой. Я действительно гордился тобой.

Ханна сморщила нос. Она сомневалась, что была милой - просто возможно не была искренней. После того, как произошел случай с Дженной, Ханна не получала удовольствия от поддразнивания.

- Ты всегда была такой милой со всеми, - сказал ее отец.

- Нет, не была, - тихо произнесла она.

Она вспомнила, что она обычно говорила о Джене: "Ты не поверишь, но эта девочка, Пап, пыталась взять ту самую часть в мюзикле, которую хотела Эли, и ты должен услышать, как она поет. Она была как корова. Или, пусть даже Дженна Кавано и ответила правильно на все вопросы по предмету здоровье и сдала тест на двенадцать подтягивания в тренажерном зале для испытаний Президента Фитнеса, но она все еще неудачник.

Ее отец всегда был хорошим слушателем, до тех пор, пока знал, что она не говорила гадости людям. Спустя несколько дней после несчастного случая Дженны он начал с ней разговаривать, поскольку они ехали к магазину. Он повернулся к ней и сказал подождать

"Та девушка, что ослепла? Она та, которая поет, как корова, не так ли?" - он выглядел так, словно нашел между этим какую-то связь.

Ханна была слишком испугана, чтобы ответить, издала фальшивый приступ кашля, а затем сменила тему.

Ее отец встал и подошел к роялю в детской. Он поднял крышку, и пыль рассеялась вокруг.

Когда он нажал на клавишу, рояль издал жестокие звуки.

- Как я понимаю, мама сказала тебе, что мы с Изабель скоро поженимся?

Сердце Ханны ушло в пятки.

- Да, она сказала что-то вроде этого.

- Мы думали насчет следующего лета, но тогда Кейт не сможет присутствовать. Она поедет учиться в Испанию.

Ханна ощетинилась, услышав имя Кейт. Бедная детка должна отправиться в Испанию.

- Мы бы хотели, чтобы и ты пришла к нам на свадьбу, - добавил ее отец.

Когда Ханна не ответила, ее отец продолжил говорить.

- Если ты сможешь. Я знаю, это как-то странно. И если это так, нам стоит поговорить об этом. Я бы предпочел поговорить с тобой об украденной машине.

Ханна фыркнула. Как смеет ее отец думать, что кража машины сводится к нему и о своем дурацком браке! Но затем она остановилась. Не так ли?

- Я подумаю об этом, - ответила она.

Ее отец провел рукой по краю рояля.

- Я остаюсь в Филадельфии на все выходные, и в субботу я забронировал для нас на ужин в Ле Бек-Фин.

- Неужели? - плакала Ханна, не смотря на себя. Ле Бек-Фин был известным французским рестораном в центре города Филадельфии, и она хотела поесть там уже давно.

Семьи Эли и Спенсер частенько обедали там, и они скулили об этом. Это было так плохо, они рассказывали, что даже меню не было на английском языке, и там было много старых дам в отвратительных мехах, которые были на их головах и лицах.Но для Ханны, Ле Бек-Фин звучал вполне гламурно.

- И я заказал для тебя люкс в "Четырех Сезонах", - продолжил ее отец. - Я знаю, что у тебя много проблем, но твоя мама сказала, что все в порядке.

- Серьезно? - захлопала Ханна в ладоши. Она обожала останавливаться в причудливых отелей.

- Это бассейн. - Он улыбнулся застенчиво.

Ханна получала действительно много радости, когда они останавливались в гостиницах с бассейнами.

- Ты можешь прийти пораньше в субботу днем на плавание.

Вдруг лицо Ханна изменилось. В субботу был... Фокси.

- Мы можем пойти в воскресенье вместо субботы?

- Ну, нет. Это должна быть суббота.

Ханна пожевал губу.

- Тогда я не могу.

- Почему?

- Просто... все из-за танцев... Это как бы ... важно.

Ее отец сложил руки.

- Твоя мама позволяет тебе пойти на танцы после... после того, что ты сделала? Я думал, ты под домашним арестом.

Ханна пожал плечами.

- Я купила билеты еще заранее. Они были дорогими.

- Для меня будет много значить, если ты придешь, - мягко сказал ее отец. - Я бы хотел провести эти выходные с тобой. - Ее отец выглядел искренне расстроенным. Почти как будто собирался заплакать.

Ей тоже хотелось провести выходные с ним. Он вспомнил об игре в расплавленную лаву, как она говорила о Ле Бек-Фин, и насколько она обожает шикарный отели с бассейнами. Она спрашивает, а что, если у него с Кейт тоже есть придуманные шутки. Она бы этого не хотела. Она хотела быть особенной.

- Я думаю, что могла бы их пропустить, - наконец, сказала она.

- Отлично. - ее отец улыбнулся в ответ.

- Ради Корнелиуса Максимилиана, - добавила она, одаривая его застенчивым взглядом.

- Даже лучше.

Ханна смотрела, как ее отец сел в машину и поехал медленно по дороге. Теплое, жужжащее чувство наполняло ее тело. Она была так счастлива, она даже не думала о поедании чипсов, которые она бросила обратно в кладовку.

Вместо этого, она почувствовала, что хочет танцевать. Когда она услышала свой блекберри, звонящий наверху, она пришла в себя. Ей столько всего надо было сделать. Надо было сказать Шону, что она не пойдёт на Фокси. Надо было позвонить и сказать это же Моне. Она должна откопать невероятный наряд, чтобы одеть его в Ла Бек-Фин - может, то миленькое платье Тиори под пояс, которое у нее так и не было возможности одеть?

Она взбежала наверх, открыла блекберри и замерла. Пришло сообщение.

Четыре простых слова:

Ханна. Мэрин. Ослепила. Дженну.

Что бы сказал твой папочка, если бы узнал об этом? Я слежу за тобой, Ханна, и тебе лучше делать то, что я говорю.

- Э.

18 Глава

БУДЬ С НОРМАЛЬНЫМИ ЛЮДЬМИ И, МОЖЕТ БЫТЬ, ТЫ САМА СТАНЕШЬ НОРМАЛЬНОЙ.

- Тебе так повезло, что ты пойдёшь на Фокси бесплатно, - сказала старшая сестра Эмили, Кэролин. - Тебе надо этим воспользоваться.

Сегодня было пятничное утро, и Эмили с Кэролин стояли у дороги и ждали, пока их мама отвезёт на утреннюю тренировку по плаванию. Эмили повернулась к сестре, проведя рукой по своим волосам. В качестве капитана сборной она получила бесплатные билеты на бал Фокси, но Эмили казалось странным, что вечеринку проводят сразу после похорон Эли.

- Я не особо хочу идти. Мне не с кем идти. Бэн и я... Мы больше не вместе, так что...

- Иди с подругой. - Кэролин накрасила свои тонкие розовые губы. - Мы с Тофером хотели бы пойти, но мне придётся потратить все свои деньги, которые заработала, на билет. Так что мы просто посмотрим кино у него дома.

Эмили взглянула свою сестру. Кэролин была старше и выглядела как Эмили, волосы такого же цвета, веснушки на её щеках, светлые ресницы и сильное, мускулистое тело пловчихи. Когда Эмили выбрали капитаном, она забеспокоилась, что Кэролин будет ревновать, ведь она старше. Но Кэролин, казалось, не обратила внимания на это.

Втайне Эмили хотела бы увидеть, как её сестра взбесится из-за чего-нибудь. Хотя бы раз.

- Эй! - оживилась Кэролин. - Вчера я видела твою смешную фотографию!

Глаза Эмили сузились.

- Фотографию? - хрипло повторила она. Она подумала о будке для фотографий, о которой вчера написала Э. Э была там неподалёку. Ужасно.

- Да, это со вчерашней вечеринке Тэйта, - напомнила ей Кэролин. -Ты выглядишь... Я не знаю. Как в западне. У тебя такое смешное выражение на лице.

Эмили моргнула. Фотографию сделал Скотт. С Тоби. Она расслабилась.

- Уф, - сказала она.

- Эмили?

Эмили подняла глаза и тихонько, едва слышно вздохнула.

Майя стояла в нескольких метрах от них, стоя рядом со своим голубым горным велосипедом. Её волнистые, тёмно-каштановые волосы были убраны с её лица, рукава её белого джинсового пиджака были завёрнуты.

Под её глазами были чёрные круги. Было странно видеть её в столь ранний час.

- Привет, - пискнула Эмили. - Как дела?

- Только тут я смогла тебя найти, - Майя показала на дом Эмили. - Ты со мной не разговаривала с понедельника.

Эмили посмотрела над её плечом на Кэролин, которая искала что-то в переднем кармане своего фиолетового рюкзака. Она снова подумала о записке Э. Как у Э могли оказаться эти снимки? Может, они у Майи или у кого-нибудь другого"

- Прости, - сказала Эмили Майе. Она не знала, что делать со своими руками, поэтому она положила их на почтовый ящик в виде дома Эмили. - Я была немного занята.

- Да, так всё и выглядит. - Горечь в голосе Майи заставил приподняться волосы на затылке Эмили.

- Что ты имеешь в виду? - начала заикаться Эмили.

Но Майя выглядела опустошённой и грустной.

- Просто ты мне не перезвонила.

Эмили потянула за шнурки своего красного капюшона.

- Пойдём сюда, - пробормотала она, проходя возле забора под ивой.

Всё, чего она хотела, это немного уединения, так чтобы Кэролин ничего не услышала, но, к несчастью, место под толстыми и густыми ветками дерева было каким-то сексуальным. Свет, падающий сквозь крону дерева, был светло-зеленый, и кожа Майи выглядела такой блестящий от влаги. Она выглядела как нимфа.

- У меня есть к тебе вопрос, - прошептала Эмили, пытаясь выбросить мысли о сексуальной нимфе из головы. - О тех наших фотографиях с будки?

- Ага.

Майя так близко подошла, что Эмили могла чувствовать, как кончики волос Майи касались её щёк. Все её чувства обострились, как будто на её теле внезапно появились миллионы нервных окончаний и они все пульсировали.

- Кто-нибудь видел их? - прошептала Эмили.

Майе понадобилась минута, чтобы ответить.

- Нет...

- Ты уверенна?

Майя кивала головой, как птичка.

- Но я покажу их всем, если хочешь. - Когда она увидела, что Эмили испугалась, в её глазах загорелась искорка поддразнивания. - Подожди. Так вот почему ты меня избегаешь? Ты думала, что я их действительно покажу всем?

- Я не знаю, - пробормотала Эмили, ковыряя ногой корни ивы. Её сердце билось так сильно, что она была уверенна, что поставила какой-то новый мировой рекорд.

Майя потянулась и взяла Эмили за подбородок, повернув Эмили к себе, чтобы взглянуть ей в глаза.

- Я бы этого не сделала. Я хочу их сохранить для себя.

Эмили помотала головой. Это не могло происходить в её дворе.

- Есть кое-что ещё, о чём ты должна знать. Я кое-кого встретила.

Майя наклонила голову.

- Кого?

- Его зовут Тоби. Он очень милый. И я думаю, он мне нравится.

Майя заморгала, как будто Эмили сказала ей, что полюбила козла.

- И я думаю, что пойду с ним на Фокси, - продолжила Эмили. Эта мысль только что пришла в голову Эмили, но казалась правильной. Ей нравилось, что Тоби не идеален и не пытается им стать. А если постараться, то можно забыть о том, что он брат Дженны. А если она приведёт мальчика на Фокси, это аннулирует те фотографии с фотографии Ноэля и докажет всем, что она не лесбиянка. Так ведь?

Майя щёлкнула языком.

- Но разве Фокси не завтра? Что если у него другие планы?

Эмили пожала плечами. Она была почти уверенна, что у Тоби их не было.

- В любом случае, - продолжила Майя. - Мне кажется, ты говорила, что Фокси слишком дорогой для тебя.

- Меня выбрали капитаном команды по плаванию. Так что я пойду туда бесплатно.

- Ух ты! - сказала Майя, помолчав.

Казалось, что Эмили может унюхать разочарование Майи, как запах. Майя была той, кто убедил Эмили бросить плавание.

- Мои поздравления, наверное.

Эмили смотрела на свои туфли.

- Спасибо, - сказала она, хотя видела, что Майя говорила это не всерьёз.

Она чувствовала, что Майя ждет, пока Эмили скажет: " Глупенькая. Я просто шучу". Эмили почувствовала раздражение. Почему Майя всё так усложняла? Почему они просто не могли быть нормальными друзьям?

Майя глубоко вздохнула и прошла сквозь деревья во двор к Эмили. Эмили пошла за ней и увидела, что её мама стояла у двери дома. Волосы миссис Филдс были растрепаны, и весь его вид говорил "не лезьте ко мне, я спешу". Когда она заметила Майю, то побледнела.

- Эмили, пора идти, - резко сказала она.

- Конечно", - весёлым голоском сказала Эмили. Она не хотела, чтобы мама видела это.

Она повернулась к Майе, которая стояла возле своего велосипеда у дороги. Майя смотрела на неё.

- Ты не можешь изменить свою сущность, - сказала она громко. - Надеюсь, ты знаешь это.

Эмили почувствовала на себе взгляды своей матери и Кэролин.

-Я не понимаю, о чём ты говоришь, - прокричала она.

- Эмили, ты опоздаешь, - предупредила её миссис Филдс.

Майя бросила на Эмили прощальный взгляд и быстро поехала по улице. Эмили проглотила ком в горле.

У неё возникли противоречивые чувства. С одной стороны, она была зла на Майю из-за этой ссоры здесь, во дворе, перед Кэролин и матерью. С другой стороны у неё было то же самое чувство, когда ей было 7 лет, и она нечаянно отпустила воздушный шарик в форме Микки Мауса, который Эмили упросила своих родителей купить ей в Дисней Уорлде. Она смотрела, как он улетает в небо, до тех пор, пока шарик не скрылся из виду.

Она думала об этом всю дорогу домой, пока её мама не сказала:

- Дорогая, это всего лишь воздушный шарик! И ты виновата, что отпустила его!

Она села на заднее сидение Вольво и без споров разрешила сесть Кэролин на переднее сидение.

Когда они выехали на дорогу, Эмили посмотрела на маленькую фигурку Майи вдалеке, глубоко вздохнула и положила руки на сидение её матери.

- Догадайся, Мам. Завтра я приглашу парня на благотворительный бал.

- Какой благотворительный бал? - пробормотала миссис Филдс голосом, говорящим "сейчас ты мне совсем не нравишься".

- Фокси, - сказала Кэролин, настраивая радио. - Ежегодный бал, о котором говорили в новостях. Для некоторых девушек это так важно, что они даже идут к пластическому хирургу.

Миссис Филдс сжала губы.

- Я бы не хотела, чтоб ты шла туда.

- Но я иду туда бесплатно. Потому что я капитан.

- Ты должна отпустить её, мама, - сказала Кэролин.

"Это таааак гламурно".

Миссис Филдс посмотрела на Эмили в зеркало заднего вида.

- Что за парень?

- Его зовут Тоби. Он ходил в нашу школу, но сейчас он ходит в школу Тейт, - объяснила Эмили, не упоминая, где Тоби провёл последние три года и почему.

К счастью, её мать не помнила каждую подробность обо всех детях Розвуда возраста Эмили, как некоторые матери. Кэролин тоже ничего не вспомнила. Кэролин вообще никогда не помнила скандалов, даже скандалов Голливуда.

- Он очень милый и хороший пловец. Намного быстрее, чем Бэн.

- Бэн был милым, - пробормотала миссис Филдс.

Эмили сжала зубы.

- Да, но Тоби намного лучше. - Она ещё хотела добавить, чтобы мама не волновалась, потому что он белый, но у Эмили не хватило смелости.

Кэролин заёрзала на сидении.

- Это тот парень, которого я видела на той фотографии?

- Да, - тихо сказала Эмили.

Кэролин повернулась к матери.

- Он хорош. Он победит Тофера свободным стилем на дистанции 200 метров.

Миссис Филдс едва заметно улыбнулась Эмили.

- Ты должна быть наказана, но после событий этой недели, я думаю, что ты можешь пойти. Но никакой пластической хирургии.

Эмили нахмурилась. Её мать всегда волновалась о таких смешных вещах.

Например, в прошлом году миссис Филдс прочитала программу о метаамфетамин, и сейчас везде, даже в частных школах, она видела продавцов метаамфетамина, как будто Эмили и Кэролин собирались заняться его производством в спальне.

Она рассмеялась.

- Я не собираюсь...

Но миссис Филдс засмеялась и посмотрела на Эмили в зеркало заднего вида.

- Я просто шучу. - Она указала на удаляющуюся фигуру Майи на другом конце их улицы и добавила: - Приятно видеть, что ты завела новых друзей.

19 глава

БЕРЕГИСЬ ДЕВУШЕК С БРЕНДОВЫМИ УТЮГАМИ

Студия йоги "Стравбери Ридж" была в переоборудованном сарае на другом краю Розвуда. На своем велосипеде Ария миновала покрытый табачного цвета краской мост и ряд зданий художественного отделения Холлис, очаровательная ветхость колониального стиля которых была выкрашена переливами различных оттенков фиолетового, розового и голубого. Она втиснула свой велосипед в стойку перед студией йоги, где уже полно было других велосипедов с наклейками "Мясо - убийство" и "PETA" на рамах. Она задержалась в лобби студии йоги и посмотрела на неряшливых девушек без макияжа и волосатых, гибких юношей.

Не была ли она сумасшедшей, последовав инструкциям Э - в студию йоги "Стравбери Ридж". Быть здесь - буквально? И она готова увидеть Мередит? Возможно, Э заманила ее. Возможно, Э была здесь.

Ария видела Мередит всего три раза до этого: первый раз, когда она пришла на студенческую коктельную вечеринку ее отца, затем, когда она застала Мередит и ее отца в машине вместе, и, наконец, в Викторе, но она никогда ее не признавала где-либо.

Сейчас Мередит остановилась напротив подсобки студии, стаскивая циновки, одеяла, блоки и ремни.

Ее каштановые волосы были собраны в грязный конский хвост, а на внутренней стороне запястья была татуировка в виде розовой паутины.

Мередит заметила Арию и улыбнулась.

- Ты новенькая, верно? - она встретилась с Арией взглядом и на ужасную секунду Ария уверилась, что Мередит знает, кто она.

Но потом она разорвала визуальный контакт, наклонившись, чтобы засунуть СД-диск в портативное стерео. Поплыла музыка индийского ситара.

- Ты занималась Аштанга прежде?

- Гм, да, - ответила Ария.

Она заметила на столе большую табличку, гласящую "Индивидуальное занятие 15$", выудила десять и пять и положила их на стол, удивляясь, откуда Э узнала, что Мередит будет тут, и, была ли здесь Э.

Мередит ухмыльнулась.

- И, наверное, ты знаешь секрет, а?

- Ч-Что? прошептала Ария, ее сердце забилось быстрее. - Секрет?

- Ты принесла свой коврик(гимнастический) - Мередит указала на красный коврик для йоги около руки Арии - Что ж, многие новенькие приходят сюда и берут коврики в студии. Ты услышала это не от меня, но ты могла бы соскоблить грибок с наших ковриков и сделать сыр.

Ария попыталась улыбнуться. Она приносила свой собственный коврик для йоги с тех пор, как впервые пошла с Эли в седьмой класс. Эли всегда пользовалась случаем сказать ей, что общие коврики на йоге наградят тебя венерическими болезнями.

Мередит искоса посмотрела на нее

- Ты выглядишь знакомо. Ты в моем классе по рисованию?

Ария покачала головой, внезапно осознав, что это место пахло смесью ладана и ног. Это был тот вид студии йоги, куда Элла ходила бы. Собственно, возможно Элла уже ходит.

- Как тебя зовут?

- Ммм, Элисон, - быстро ответила Ария

Ее имя было не самым распространенным в мире, и она боялась, что Байрон мог упомянуть его Мередит. Это заставило ее помедлить. Говорил ли Байрон Мередит об Арии?

- Ты выглядишь как эта девушка, помощник преподавателя, в классе рисования, - сказала Мередит. - Но занятия только начались. Я всех еще путаю.

Ария подобрала листок с рекламой семинара о "Знакомстве с Вашими чакрами".

- Так ты аспирант?

Мередит кивнула.

- Получила магистра.

- И какая у тебя, мм, специализация?

- Что ж, я работаю с любым материалом. Живопись. Рисунок. - Мередит посмотрела Арию за спину и помахала кому-то вошедшему. - Но в последнее время я занимаюсь брендингом.

- Что?

- Брендинг. Я свариваю эти изготовленные на заказ железные торговые марки вместе, чтобы образовались слова, а затем выжигаю слова на больших кусках дерева.

- Подожди, так что, бренд как тавро бренда?

Мередит наклонила голову.

- Я пытаюсь объяснить, но люди, должно быть, думают, что я сумасшедшая.

- Нет,- быстро сказала Ария. - Это круто.

Мередит взглянула на часы, на стене.

- У нас есть пара минут. Я могу показать тебе несколько фотографий. - Она потянулась к полосатой сумке, которая лежала рядом с ней и извлекла свой сотовый телефон. - Просто прокрути эти, вот ....

На фотографиях были светлые куски дерева. На некоторых из них были одинокие буквы, а на некоторых располагались короткие высказывания, вроде "поймай меня" или "любитель командовать". Буквы были несколько странной формы, но выжженные в дереве, смотрелись действительно классно.

Ария перелистнула следующее фото. Там был длинный кусок, сообщающий "Грех сотворен человеком, но вкус у него божественный"

Ария посмотрела вверх.

- Мэй Уэст. - Мередит просветлела. - Это одна из моих любимых цитат.

- Аналогично. - Ария вернула ей телефон. - Это действительно классно

Мередит улыбнулась.

- Рада, что тебе понравились.У меня, возможно, будет выставка через пару месяцев

- Я удив... - Ария сжала губы.

Она хотела сказать, я удивлена. Она не ожидала, что Мередит будет такой.

Когда Ария представляла Мередит, на ум приходили только противные качества. Воображаемая Мередит №1 изучала историю искусств и работала в душной, затхлой галерее на Мейн Лейн, которая продавала пейзажи с рекой Гудзон богатым старым леди. Воображаемая Мередит №2 слушала Келли Кларксон, обожала Лагуна Бич и, если ей предложить, сняла бы рубашку, чтобы попасть в "Девушки становятся дикими". Ария никогда не думала, что она будет с претензией на художественный вкус.

Зачем Байрону понадобилась художница? У него есть Элла.

Пока Мередит приветствовала другого ученика йоги, Ария переместилась в главную комнату студии.

Там были высокие потолки, демонстрирующие деревянные стропила сарая, солнечные, карамельного цвета деревянные полы, и повсюду развешены широкие индийские трафареты. Большинство людей уже сели на свои коврики и лежали на спине. Было сверхъестественно тихо.

Ария оглядела комнату. Девушка с каштановым конским хвостиком и широкими бедрами делала задний мостик. Гибкий парень перемещался из позы собаки мордой вниз в позу ребенка, яростно дыша через нос. Блондинка в углу выполняла скручивания сидя.

Когда она повернулась лицом, желудок Арии опустился.

- Спенсер? - выпалила она.

Спенсер побледнела и опустилась на колени.

- О, сказала она. - Ария. Привет

Ария сглотнула.

- Что ты здесь делаешь?

Спенсер посмотрела на нее безумно.

- Йога?

- Нет, я знаю это, но ... - Ария покачала головой. - я имею ввиду, кто-то сказал тебе прийти сюда или...?

- Нет ... - Спенсер сузила глаза подозрительно. - Подожди. Что ты имеешь ввиду?

Ария моргнула. Хотите знать, кто я? Я ближе, чем вы думаете.

Она перевела взгляд со Спенсер на Мередит, которая болтала с кем-то в лобби, затем снова посмотрела на Спенсер. Колесики в ее голове начали вращаться. Что-то в этом ощущении действительно, действительно наперекосяк. Ее сердце колотилось, пока она выходила из главной комнаты. Она мчалась к двери, столкнувшись с высоким, бородатым парнем в трико.

Снаружи мир был невыносимо безразличен к ее панике: птицы щебетали, сосны раскачивались, женщина с коляской шла, разговаривая по сотовому.

Пока Ария, бросившись к стойке, отпирала велосипед, ее руку сжала рука. Тяжело. Возле нее стояла Мередит, очень пристально на нее глядя. Рот Арии открылся. Она громко ахнула.

- Ты не останешься? - спросила Мередит.

Ария покачала головой.

- Я..м..чрезвычайная ситуация в семье - Она рывком освободила велосипед и закрутила педалями, удаляясь.

- Подожди,- крикнула Мередит - Давай я верну тебе деньги обратно!

Но Ария была уже на пол пути внизу квартала

20 глава

НЕВМЕШАТЕЛЬСТВО ОЗНАЧАЕТ "РУКИ ПРОЧЬ", МЕЖДУ ПРОЧИМ.

В пятницу на углубленной экономике Эндрю Кэмпбелл слонялся по проходам и вертел крышку ноутбука Спенсер.

- Так, я не могу вспомнить. Лимузин или автомобиль на Фокси?

Спенсер закатила карандаш между пальцами.

- Ум, думаю, автомобиль.

Это было жестоко.Обычно, промзилла (повернутая на выпускных балах), которой была Спенсер, настаивала на лимузине. И она хотела, чтобы ее семья решила, что она воспринимает завтрашнее свидание с Эндрю серьезно. только, она чувствовала себя так устало. Наличие бойфренда с иголочки было чудесным, но сложно пытаться видеть его и оставаться самой честолюбивой ученицей Розвуд Дэй.

Прошлой ночью она делала домашку до 2.30 ночи. Этим утром она заснула на йоге, после того как Ария так экстравагантно сбежала. Возможно, Спенсер следовало упомянуть о своих сообщениях от Э, но Ария убежала прежде, чем ей это удалось. Она снова спала на ходу в комнате для самостоятельных занятий.

Может она могла бы пойти в кабинет медсестры и поспать немного там, на маленькой кровати?

У Эндрю не будет времени задавать так много вопросов. Мистер Макадам проиграл в битве с диапроектором - это случалось на каждом занятии - и теперь стоял у доски.

- Я с удовольствием ожидаю прочесть тематические эссе каждого в понедельник, - прогудел он. - И у меня есть сюрприз. Если вы пришлете мне эссе по электронной почте к завтрашнему дню, вы получите дополнительные пять баллов в награду за то, что рано их начали.

Спенсер моргнула, озадаченная. Она извлекла свой сайдкик и проверила дату. Когда это наступила пятница? Она пролистала на понедельник?

Вот оно. Должна эссе по экономике. Она его не начала. У нее даже нет ни единой мысли о нем. После фиаско с кредитной картой во вторник, Спенсер собиралась взять дополнительные книги Макадама в библиотеке.

Кроме того, что случилось с Рен, даже с четверкой с минусом - ничего не значило.

Ничего.

Она провела ночь среды в доме Рена. Вчера, пробравшись в школу к третьему уроку, она прогуляла хоккей и прокралась обратно в Филли, воспользовавшись на этот раз общественным транспортом вместо такси, посчитав, что так будет быстрее. Вот только... ее поезд остановился. К тому времени, как она добралась до станции Тридцатая улица, у нее оставалось всего сорок пять минут, прежде чем пора было возвращаться домой к обеду. Так что Рен встретил ее там и они справились на уединенной скамейке за стендом цветочного зала, испуская вспышки поцелуев и запаха сирени. Она заметила, что перевести первые десять глав "Ада" с итальянского тоже нужно было на понедельник.

И три страницы о Платоне на английский. Экзамен по матанализу. Прослушивание для "Бури", первой пьесы в этом году в Розвуд Дэй, было в понедельник. Она положила голову на стол.

- Мисс Гастингс?

Пораженная, Спенсер посмотрела вверх. Звонок прозвенел, все вышли друг за другом, и она осталась одна.

Над ней стоял Сквидвард.

- Простите, что разбудил, - презрительно сказал он.

- Нет... на самом деле я не... - засобиралась Спенсер, сгребая вещи.

Но было слишком поздно. Сквидвард уже вытер записи с доски. Она заметила, что он медленно покачал головой, как, будто она была безнадежна.

- Хорошо, - прошептала Спенсер.

Она сидела за компьютером, в окружении газет и книг. Медленно она продекламировала первый вопрос эссе снова.

Поясните концепцию "невидимой руки" Адама Смита в экономике свободной конкуренции и приведите современный пример.

Хороошо. Обычно, Спенсер прочла бы дополнительное задание по экономике и книгу Адама Смита от корки до корки, отмечая подходящие страницы, и набросала бы общую схему для ответа. Но она этого не сделала.

Она даже не имела понятия, что означает свободная конкуренция. Это что-то, что делается со спросом и предложением? Что в этом невидимое? Она набрала несколько ключевых слов в Википедии, но теории были сложными и незнакомыми. Так, вот страницы с ее записями в классе - она не могла вспомнить ничего из них. Она вкалывала в школе как каторжник одиннадцать долгих, напряженных лет. Двенадцать, если считать школу Монтессори до детского сада. Неужели она не могла всего один раз написать слабо, на B с минусом и выпуститься семестром позже?

Но выпуск был важен как никогда. Вчера, когда она и Рен ввинчивались друг в друга на станции, он предложил ей выпуститься в конце этого года и подать заявление в Пенн. Спенсер немедленно воодушевилась этой идеей, и оставшиеся несколько минут до прибытия ее поезда они фантазировали о квартире, которую снимут на паях, о выборе собственных углов для занятий, и о том, как заведут кота - у Рена в молодости его никогда не было, потому что у его брата была аллергия. Идея расцветала у Спенсер в голове в поезде по дороге домой и как только она вернулась в спальню, она проверила, достаточно ли у нее кредита, чтобы выпуститься из Розвуд и скачала заявление в Пенн. Так как Мелисса тоже пошла туда, это выглядело как противостояние, но это была большая школа и Спенсер рассудила, что они никогда не пересекутся. Она вздохнула и посмотрела на свой сайдкик.

Рен должна была позвонить ей сегодня между 5 и 6,но сейчас было 6-30. Спенсер беспокоило, когда люди не делали того, что обещали. Она пролистала список пропущенных звонков, чтобы посмотреть есть ли там его номер. Она вызвала голосовую почту, чтобы посмотреть, не пропустил ли ее телефон вызов. Нет новых сообщений. Наконец она попыталась с номером Рена. Снова голосовая почта. Спенсер бросила телефон в изголовье кровати и снова посмотрела на вопросы.

Адам Смит. Свободная конкуренция. Невидимые руки. Большие, сильные, докторские, британские руки.

По всему ее телу.

Она боролась с искушением снова набрать Рена. Это так отдавало старшей школой - с тех пор, как Рен заметил, что Спенсер кажется подросшей, она начала подвергать сомнению каждое свое действие.

Сигналом по умолчанию на ее телефоне была "Мои бугорки" Блек Ай Пис; казалось ли Рену это ироничным, как и ей, или просто подростковым? Что насчет счастливой обезьянки-брелка для ключей, которую она носила на рюкзаке? И не притормозила бы более старшая девушка, когда Рен выхватил единственный тюльпан из цветочной витрины, когда флорист не смотрел, и протянул его Спенсер, не заплатив, думая о том, что они попадут в неприятности?

Солнце начало заходить за деревья. Когда ее отец просунул голову в ее комнату, Спенсер подпрыгнула.

- Скоро будем есть, - сказал он ей. - Мелисса сегодня вечером к нам не присоединится.

- Хорошо, - ответила Спенсер.

Это были первые не враждебные слова, которые он сказал ей за все дни. Свет отражался от платинового Ролекса ее отца. Его лицо выглядело почти... покаянным.

- Я прихватил несколько тех булочек с корицей, что тебе нравятся. Я их немного подогреваю.

Спенсер моргнула. И как только он это произнес, она учуяла их запах из духовки. Ее отец знал, что булочки с корицей из Страбл Бейкери были самой любимой едой Спенсер в мире. Булочная была на расстоянии долгой прогулки от его адвокатской конторы, и у него редко находилось время взять их. Это была очевидная булочно-коричная оливковая ветвь.

- Мелисса сказала нам, что ты берешь кого-то на Фокси, - сказал он. - Кого-то, кого мы знаем?

- Эндрю Кэмпбелла, - ответила Спенсер.

Мистер Гастингс поднял брови.

- Президент класса Эндрю Кэмпбелл?

- Да.

Это была щекотливая тема. Эндрю победил Спенсер как кандидата на этот пост, ее родители были подавлены ее проигрышем. В конце концов, Мелисса была президентом класса.

Мистер Гастингс выглядел довольным. Затем он опустил глаза.

- Это хорошо, что ты... В смысле, я рад, что эта неприязнь закончилась.

Спенсер надеется, что ее щеки не были ярко-красные.

-Эм.....Что мама думает?

Ее отец слегка улыбнулся ей.

- Она изменит свое мнение. - он погладил дверной косяк, затем продолжил спускаться в холл.

Спенсер ощутила вину и путаницу. Булочки с корицей, которые грелись внизу, почти пахли гарью.

Ее телефон зазвонил, испугав ее. Она рванулась за ним.

- Привет - Рен звучал счастливо и шебутно, и это немедленно разозлило Спенсер. - Как дела?

- Где ты был? - потребовала ответа Спенсер.

Рен остановился.

- Несколько школьных друзей и я зависли сегодня перед рабочей сменой.

- Почему ты не позвонил раньше?

Рен помедлил.

- В баре было шумно. - Его голос стал отдаленным, раздраженным.

Спенсер сжала кулаки.

-Мне жаль, сказала она. - Мне кажется, я немного напряжена.

- Спенсер Гастингс, напряжена?

Она могла сказать, что он улыбается.

- Почему?

- Экзамен по экономике, - вздохнула она. -Это просто нереально.

- Тьфу, - сказал Рен. - Забей на него. Приходи повидать меня.

Спенсер остановилась. Ее записи были небрежно разбросаны по столу.

На полу были вопросы этой недели. Четверка с минусом горела неоновым знаком.

-Я не могу.

- Хорошо, - тяжело вздохнул Рен. - Тогда завтра? Могу я забрать тебя на весь день?

Спенсер прикусила щеку изнутри.

-Завтра я тоже не могу. Я...я должна пойти на это благотворительное мероприятие. Я иду с парнем из школы.

- Свидание?

- Не совсем.

- Почему ты не пригласила меня?

Спенсер нахмурилась.

- Не то, чтобы я ему нравилась. Он просто парень из школы. Но, я думаю, я не пойду, если ты против.

Рен усмехнулся.

- Я принес тебе трудные времена. Иди на свою благотворительность. Оттянись. Мы сможем зависнуть в воскресенье.

Затем он сказал, что ему нужно бежать - пора было на смену в больнице.

- Удачи с твоей работой, - добавил он. - Я уверен, ты разберешься с ней.

Спенсер задумчиво смотрела на окно "Вызов завершен" на экране телефона. Их разговор длился минуту сорок шесть секунд.

- Конечно, я разберусь с этим, - прошептала она телефону. - Примерно в недельный срок.

Проходя мимо своего компьютера, она заметила новое сообщение в почтовом ящике. Оно пришло примерно пять минут назад, пока она разговаривала со своим отцом.

Хочешь легко получит пятерку? Я думаю, ты знаешь, где ее найти.

Э

Желудок Спенсер сжался. Она выглянула в окно, но на ее лужайке никого не было. Тогда она высунула голову наружу, чтобы проверить, не установил ли кто-нибудь камеру наблюдения или не прикрепил ли мини-микрофон.

Но все, что она увидела, была серо-коричневая облицовка ее дома. Мелисса хранила документы из своей средней школы в семейном компьютере. Она была такой же занудой, как и Спенсер, и она сохраняла все. Спенсер даже не нужно было спрашивать у Мелиссы разрешения, чтобы взглянуть на документы - они были на совместном диске. Но как, черт возьми, Э узнала об этом?

Это было заманчиво. За вычетом...нет. В любом случае, Спенсер сомневалась, что Э хочет помочь ей.

Было ли это тщательно продуманной ловушкой? Могла Мелисса быть Э?

- Спенсер? - мама позвала ее с лестницы внизу. - Ужин!

Спенсер свернула электронную почту и рассеянно пошла к двери. Но дело в том, что если она возьмет работу Мелиссы, то у нее будет время закончить свою домашнюю работу и увидеть Рена. Она могла бы заменить несколько слов... использовать тезаурус... Она никогда не сделает этого снова.

Ее компьютер издал новое звяканье, и она обернулась.

Р. S.

Ты причинила боль мне, и я причиню ее тебе.

Или, может быть, мне стоит навредить твоему новому парню, а? Вам, ребята, следует быть внимательнее - я покажусь, когда вы меньше всего будете этого ожидать.

21 глава

НЕКИЙ ТАЙНЫЙ ПОКЛОННИК.

В пятницу вечером Ханна сидела на футбольной трибуне, наблюдая битву между парнями Розвуд Дэй и Лансингской подготовительной. Хотя она не могла сосредоточиться.

Ее обычно ухоженные ногти были ободранными, кожа вокруг больших пальцев кровоточила от нервного покусывания, а ее глаза стали настолько красными от бессонницы, что было похоже, будто у нее конъюнктивит. Ей бы надо прятаться дома. Её слишком видно здесь, на скамейках.

«Я слежу за тобой», - сказала ей Э. – «Тебе бы лучше делать то, что я скажу».

Но может, это было как то, что политики говорят о терактах: если вы останетесь в ваших домах, опасаясь удара, это будет означать, что террористы победили. Она будет сидеть здесь, и смотреть футбол, как делала это в прошлом году и годом ранее.

Но затем Хана огляделась. Её приводило в ужас то, что кто-то знал о Деле Дженны и собирался обвинить ей в этом. А что если Э скажет обо всём отцу? Не сейчас. Не сейчас, когда всё только начало налаживаться.

Она в миллионный раз вытянула шею, обозревая трибуны в поисках Моны. Наблюдать за игрой мальчишек было маленькой Ханна-Мона традицией: они смешивали органический сахар с диетическим сиропом Доктор Пеппер из торговой палатки и выкрикивали сексуальные оскорбления команде гостей. Но Мона прогуливала

С их вчерашней ссоры в магазине Ханна и Мона не разговаривали. Ханна мельком уловила светлый конский хвостик и развевающийся красный шнурок и поежилась.

Райли и Наоми прибыли и медленно поднимались к месту недалеко от Ханны. Сегодня обе девушки несли соответствующие сумочки Шанель из лакированной кожи, и одели, само собой, абсолютно новые твидовые пальто, как будто это был промозглый осенний день, а не все еще летние семьдесят пять градусов. Когда они посмотрели в ее направлении, Хана притворилась, что очень заинтересована матчем, хотя не имела ни малейшего понятия о том, какой был счет

- Ханна выглядит жирной в этой экипировке, - услышала она шепот Райли.

Ханна покраснела. Она уставилась на свой хлопковый C&C Калифорния топ, мягко облегающий ее туловище. Должно быть, она стала толще со всеми этими перекусами на нервной почве на этой неделе. Просто она действительно пыталась сопротивляться порыву бросить это все - хотя именно это ей и хотелось сделать прямо сейчас.

Начался перерыв между таймами и мальчики Розвуд Дэй помчались к скамьям. Шон плюхнулся на траву и начал массажировать голени. Ханна увидела свой шанс и потопала вниз к металлическим откидным сидениям.

Вчера, после того как Э написала ей, она не позвонила Шону, чтобы сказать ему, что не пойдет на Фокси.

Она была слишком в трансе.

- Ханна, - сказал Шон, заметив, что она стоит возле него. - Привет.

Сегодня он выглядел великолепно, как обычно, несмотря на то, что его рубашка была покрыта пятнами пота, а лицо - крохотными клочками щетины.

- Как ты?

Ханна села рядом с ним, подобрав под себя ноги и расправив плиссированную форменную юбку вокруг себя, чтобы другие футболисты не смогли увидеть ее нижнее белье.

- Я.. - она тяжело вздохнула, пытаясь не разрыдаться. Схожу с ума. Меня мучает Э. - Слушай. - Она сложила руки вместе. - Я не пойду на Фокси.

- Неужели? - Шон склонил голову.- Почему нет? Ты в порядке?

Ханна запустила руки в коротко подстриженную душистую траву футбольного поля. Она рассказала Шону ту же историю, что и Моне: что её отец умер.

- Всё слишком тяжело. Но я думаю, что должна сказать тебе.

Шон отлепил застежку-липучку на щитке на голени, а затем закрепил ее снова. На краткий миг перед Ханной промелькнули его прекрасные, жилистые голени. По неизвестной причине она думала, что они были самой сексуальной частью его тела.

- Возможно, я тоже не пойду, - сказал он.

- Неужели? спросила она, испуганно.

Шон пожал плечами.

- Все мои друзья идут со своими девушками. Я буду как пятым колесом в телеге.

Ох. Ханна убрала свои ноги с дороги, чтобы футбольный тренер, уставившийся на табло, мог пройти. Она удержалась, чтобы не шлепнуть себя.

Означало ли это, что Шон думал о ней как о паре?

Шон надел защиту на глаза и уставился на нее.

- С тобой все в порядке? Ты кажешься... печальной.

Ханна обхватила руками свои голые колени. Ей необходимо рассказать кому-нибудь про Э. За исключением того, что это невозможно.

- Я просто устала, - вздохнула она.

Шон легко коснулся щеки Ханны.

- Слушай. Может, как-нибудь вечером на следующей неделе поужинаем.Я не знаю... Вероятно, нам стоит кое-что обсудить.

Сердце Ханны совершило крошечный скачок.

- Конечно. Звучит хорошо.

- Отлично. - Шон улыбнулся, поднимаясь.

- Тогда увидимся.

Оркестр начал играть командный гимн Розвуд Дэй, сигналя, что перерыв закончился.

Ханна поднималась наверх на открытые трибуны, ощущая себя немного лучше.

Когда Хана возвращалась на свое место, Райли и Наоми смотрели на нее с любопытством

- Хана,- крикнула Наоми, когда Хана встретила ее пристальный взгляд - Привет!

- Привет, - сказала Ханна, собрав столько фальшивой сладости, сколько смогла.

- Ты говорила с Шоном? - Наоми запустила руку в свой белокурый конский хвостик. Она всегда одержимо ласкала свои волосы. - Я думала, что вы плохо расстались

- Это не было плохим расставанием, - сказал Ханна. - Мы все еще друзья...так или иначе.

Райли издала короткий смешок.

- И это ты бросила его, верно?

Желудок Ханны покачнулся.

- Кто-то что-то сказал?

- Верно.

Наоми и Райли обменялись взглядами. Затем Наоми произнесла:

- Ты собираешься на Фокси?

- Вообще-то нет, - высокомерно ответила Ханна. - Я встречаюсь с отцом в Ла Бек-Фин.

- Ого. - Наоми сморщилась.- Я слышала, что Ла Бек-Фин место, куда люди берут людей, которых не хотят видеть.

- Нет, это не так. - Жар залил лицо Ханны. - Это вроде как лучший ресторан в Филадельфии.

Она начала паниковать. Ла Бек-Фин изменился?

Наоми пожала плечами, ее лицо выражало безразличие.

- Это только то, что я слышала.

- Ага. - Райли расширила свои карие глаза. - Все знают это

Внезапно Ханна заметила кусок бумаги, лежащий рядом с ней на трибуне. Он был скручен в форме самолета и придавлен камнем.

- Что это? - окликнула Наоми. - Оригами?

Ханна разобрала самолет и перевернула его.

Привет еще раз, Ханна! Я хочу, чтобы ты прочитала Наоми и Райли предложения внизу, прямо так, как они написаны.

Без обмана! И если ты этого не сделаешь, все узнают правду о ты знаешь-о-чем.

Включая папочку.

- Э.

Ханна уставилась на абзац ниже, написанный округлым, незнакомым почерком.

- Нет, - прошептала она и ее сердце заколотилось.

То, что написала Э, навсегда разрушит ее безупречную репутацию:

Я пыталась залезть в штаны Шона на вечеринке Ноэля, но вместо этого он меня бросил. И, о да, я вызываю у себя рвоту по крайней мере три раза в день.

- Ханна, ты получила лююююбовное письмо? - проворковала Райли. - Это от тайного поклонника?

Ханна мельком взглянула на Наоми и Райли с их укороченными плиссированными юбками и танкетками. Они обе уставились на нее как волки, как будто могли учуять ее слабость.

- Вы видели кто это сюда принес? - спросила она, но они тупо посмотрели на нее и пожали плечами.

Затем она осмотрела открытые трибуны, каждую группу детей, каждого родителя, даже Лансингского водителя, который курил сигарету, прислонившись к задней части автобуса. Кто бы это ни сделал, должен был быть здесь, так? Он знал, что Наоми и Райли сидели рядом с ней

Она посмотрела на записку снова. Она не могла этого им сказать Ни за что. Но затем она подумала о том, как отец в последний раз спрашивал ее о случае с Дженной.

Он сел на ее кровать и долгое время таращился на вязанного осьминожку, которого для нее сделала Ария.

- Ханна, - наконец сказал он. - Я беспокоюсь за тебя.Поклянись мне, что ты с девочками не играли с фейерверками в ту ночь, когда та девушка ослепла.

- Я не трогала фейерверки, - прошептала Ханна.

Это не было ложью. Внизу на футбольном поле двое парней из Лансинга дали друг другу пять. Где-то под трибунами кто-то курил травку, ее мшистый запах доносился до ноздрей Ханны.

Она смяла кусок бумаги, встала и, ощущая тошноту, пошла прочь от Наоми и Райли. Они озадаченно смотрели вверх на нее. Рот Райли открылся.

Ханна заметила, что ее дыхание воняло как у кого-то, кто сидел на Аткинсе.

- Я пыталась влезть в штаны Шона на рождественской вечеринке, но вместо этого он меня бросил, - выпалила Ханна. Она глубоко вздохнула.

Это было не совсем правдой, но какая разница?

- И я заставляю себя блевать три раза в день.

Слова вылетали стремительно, в неразборчивом порядке, а Ханна быстро оглядывалась вокруг.

- Что она сказала? - услышала она шепот Райли, но, конечно, не собиралась оборачиваться и выдавать себя.

Она потопала к низу трибун, обогнув чью-то маму, которая несла неустойчивый поднос, полный коки и попкорна. Глазами она искала кого-нибудь, кто смотрел на неё. Но ничего. Никто не хихикал и не шептался.

Все просто наблюдали за тем, как футболисты Розвуд Дэй продвигаются к воротам Лансинга. Но Э должна быть здесь. Э должна наблюдать.

22 Глава

ТЫ НЕ СПРАВИШЬСЯ С ПРАВДОЙ.

Был вечер пятницы, Ария выключила радио в своей спальне. За последний час местный Ди-джей только и говорил о Фокси. Он заставил это звучать так, как будто Фокси запуск шаттла или инаугурация президента, а не глупый благотворительный бал.

Она слышала, как родители ходят внизу на кухне. Не было обычной какофонии шумов: НРР по радио, СНН или ПБС по кухонному телевизору, или классического или экспериментального джаза с диска на кухонном стерео. Все, что Ария слышала, был лязг крышек и кастрюль. Затем треск.

- Сожалею, коротко сказала Элла

- Ничего, - ответил Байрон.

Ария вернулась к ноутбуку, становясь более и более помешанной с каждой секундой. С тех пор как ее секретное преследование Мередит было прервано, Ария изучала ее онлайн. Если начинаешь преследовать кого-то в сети, сложно остановится.

Ария узнала фамилию Мередит - Стивенс - из расписания йоги Стравбери Ридж, которое она нашла онлайн, так что она искала в гугле номер телефона Мередит. Она думала, может ей стоит попытаться позвонить ей и дружелюбно сказать держаться подальше от Байрона. Но затем она нашла ее адрес и захотела посмотреть, как далеко живет Мередит, так что залезла на МапКвест.

С этого и началось безумие. Она посмотрела по гиперссылке работу, которую Мередит сделала в свой первый год обучения в Вильям Карлос Вильямс. Она влезла на студенческий портал, чтобы посмотреть баллы Мередит.

Мередит была на Френдстер, Фэйсбук и Майспейс. Ее любимыми фильмами были "Донни Дарко", "Париж, Техас" и "Принцесса-невеста". Ее интересовали странные вещи, такие как снежные шары, тай чи и магниты.

В параллельной вселенной Ария и Мередит могли бы быть друзьями. Это делало то, что Э попросила Арию сделать в последнем сообщении даже труднее: прекратить это.

Было такое ощущение, будто угроза Э прожгла дыру в ее трео и когда бы она не подумала о том, что видела утром в студии йоги не только Мередит, но и Спенсер, ей становилось тревожно.

Что Спенсер там делала? Спенсер что-то знала?

В прошлом седьмом классе Ария сказала Эли, что видела Тоби в своей драматической студии, когда она, Эли и Спенсер зависали в бассейне Спенсер.

- Он ничего не знает, Ария, - ответила Эли, спокойно намазывая крем от загара. - Расслабься.

- Но как ты можешь быть уверенна? - возразила Ария. - А тот человек, которого я видела из домика на дереве той ночью? Может, они рассказали Тоби? Может, это был Тоби?

Спенсер нахмурилась, а потом посмотрела на Элисон.

- Эли, может, тебе стоит...

Эли громко прокашлялась.

- Спенс, - сказала она, и это звучало как предупреждение.

Ария посмотрела назад и снова на них, испуганная. Тогда она выпалила вопрос, который хотела задать позже:

- Почему вы, ребята, шептались о ночи ее несчастного случая? Когда я проснулась, а вы были в ванной?

Эли подняла голову.

- Мы не шептались.

- Эли, мы шептались, - прошипела Спенсер.

Эли быстро взглянула на неё, а потом вновь посмотрела на Арию.

- Слушай, мы не говорили о Тоби. Кроме того, - слегка улыбнулась она Арие, - разве тебе не стоит волноваться сейчас совсем о других вещах?

Ария рассердилась. Всего пару дней назад Ария и Эли поймали отца Арии с Мередит.

Спенсер потянула Эли за руку.

- Эли, я думаю, тебе стоит сказать...

Эли подняла руку.

- Спенс, клянусь Богом.

- Клянёшься Богом что? - вскрикнула Спенсер. - Ты думаешь это просто?

После того как Ария увидела Спенсер в студии йоги этим утром, она решила разыскать ее в школе и поговорить с ней. Спенсер и Эли что-то скрывали, и, может быть, это было связано с Э.

Но она боялась. Она думала, что знает своих подруг вдоль и поперёк.

Но сейчас она знала, что у них были свои секреты, которыми они не хотели делиться. Может, она и никогда не узнает их секретов.

Телефон Арии зазвонил, вырывая её из воспоминаний. Испугавшись, она уронила телефон в кучу грязных футболок, которые хотела постирать сегодня.

Она подняла телефон.

- Привет, - сказал мужской голос на другом конце провода. - Это Шон.

- Ох!, - воскликнула Ария. - Как дела?

- Неплохо. Только что вернулся с футбольной игры. Что делаешь сегодня?

Ария обрадовалась.

- Вообще-то ничего.

- Хочешь пойти куда-нибудь?

Она услышала шум внизу. Затем послышался голос её отца.

- Я ухожу.

Входная дверь хлопнула. Он даже не собирался обедать с ними. Снова.

Она снова поднесла телефон поближе.

- Как насчет прямо сейчас?

Шон припарковал ауди на заброшенном участке и повел Арию на набережную. Слева от них было проволочное ограждение, справа - наклонная дорожка. Выше них была надземная железная дорога, а ниже - весь Розвуд.

- Мы с братом наткнулись на это место несколько лет назад, - объяснил Шон. Он разложил свой кашемировый свитер на траве и жестом пригласил сесть. Затем он вытащил из рюкзака хромированный термос и протянул ей.

- Будешь?

Ария учуяла "Капитан Морган" сквозь отверстие в крышке. Она сделала большой глоток, затем косо посмотрела на него Его лицо было таким точеным, а одежда сидела так идеально, но в воздухе вокруг него не было "Я секси и знаю это" как у прочих типичных Розвудских парней.

- Ты часто сюда приходишь? - спросила она.

Шон пожал плечами и сел рядом.

- Не часто. Но бывает.

Ария считала Шона с его образом типичного Розвудского парня тусующимся всю ночь на вечеринках в толпе или крадущим родительское пиво в чьем-нибудь пустом доме под игру в "Гранд Тефт Авто" на плейстейшн. И конечно, в завершение ночи должно быть отмокание в джакузи. Почти у всех в Розвуде был джакузи на заднем дворе. Огни города мерцали внизу, Ария могла видеть шпиль Холлис, сверкающий слоновой костью в ночи.

- Великолепно, - со вздохом сказала она. - Не могу поверить, что никогда не видела этого места прежде.

- Мы жили тут неподалёку. - Шон улыбнулся. - Мы с братом объездили здесь всё вдоль и поперёк на велосипедах. Мы приходили сюда и играли в Ведьму из Блэр.

- Ведьма из Блэр? - повторила Ария.

Он кивнул.

- После того как вышел этот фильм, мы с братом умирали от желания сделать свой собственный.

- Я тоже! - громко сказала Ария. Она была так увлечена, что дотронулась до руки Шона. Но сразу же убрала её. - Только я свой фильм снимала на заднем дворе.

- Ты всё ещё хранишь это видео? - спросил Шон.

- Ага. А ты?

- Неа. - Шон помолчал. - Может, ты когда-нибудь покажешь мне его?

- С удовольствием, - улыбнулась Ария.

Шон начал напоминать ей, как она однажды заказала крук-месье в Найс. На первый взгляд это выглядело как обычный, стандартный резаный сыр-гриль, ничего особого. Но когда она его откусила, сыр оказался сыром бри, а под ним скрывались нарезанные грибы портобелло. В нем оказалось гораздо больше всего, чем казалось.

Шон откинулся на локти.

- Однажды мы с братом пришли сюда и застали одну парочку за занятием сексом.

- Серьёзно? - хихикнула Ария.

Шон взял у неё кружку.

- Ага. Они были так увлечены друг другом, что поначалу и не заметили нас. Я стал медленно отходить назад, но под ногами захрустели камни и ветки. Они так испугались.

- Ещё бы, - Она вздрогнула. - Боже, должно быть это ужасно.

Шон толкнул ее в плечо.

- А ты что, никогда не делала этого в общественном месте?

Ария отвернулась.

- Неа.

Возникла неловкая пауза. Ария не могла понять своих чувств. Смущение, вроде бы. Но еще... небольшое опьянение. Казалось, что скоро что-то произойдёт.

- Так, помнишь о секрете, который рассказал мне тогда в машине? - спросила она.

- Тот, про нежелание быть девственником?

- Ага.

- Почему ты... почему ты выбрал этот путь, как думаешь?

Шон откинулся назад на локтях.

- Я начал ходить в клуб Девственников, потому что каждый стремился заняться сексом, а я хотел посмотреть, почему люди в клубе Девственников решили этого не делать.

- И почему?

- Я думаю, что большинство из них боится. Но ещё мне кажется, что они хотят найти особого человека. Кого-то, с кем бы они могли быть честными.

Он помолчал. Ария обняла свои колени и прижала к груди. Где-то в глубине души Арии хотелось, чтобы Шон сказал, что она тот самый особый человек.

Она вздохнула.

- У меня был секс один раз.

Шон поставил кружку на землю и взглянул на неё.

- В Исландии, через год после моего переезда туда, - призналась она. Странно было признаться в этом. - Мне нравился тот парень. Оскар. Он хотел, и я хотела, но... Я не знаю. - Она убрала волосы с лица. - Я не любила его, - сказала она.

Помолчав, она добавила:

- Ты первый, кому я рассказала.

Воцарилось молчание. Ария чувствовала, как её сердце бьётся, пытаясь вырваться из груди.

Кто-то далеко внизу готовил на гриле, она слышала запах древесного угля и бургеров. Она услышала, как Шон сглотнул и переместил свой вес, придвигаясь немного ближе. Нервничая, она тоже пододвинулась немного ближе.

- Пойдём со мной на Фокси, - хрипло сказал Шон.

Ария склонила голову.

- Ф-Фокси?

- Благотворительное мероприятие? Ты нарядишься, потанцуешь.

Она прищурилась.

- Я знаю, что такое Фокси.

- Если только ты не идёшь с кем-нибудь другим. Мы пойдём как друзья, конечно.

Ария испытала крошечный приступ боли разочарования, когда он использовал слово "друзья".

Она думала, что секунду назад они почти поцеловались.

- Ты еще никого не пригласил?

- Нет. Поэтому я приглашаю тебя.

Ария быстро взглянула на Шона. Ее глаза продолжали возвращаться к небольшой ямочке на его подбородке. Эли обычно называла такие "раздвоенный подбородок", но на самом деле они выглядели довольно мило.

- Да, хорошо, пошли.

- Круто. – улыбнулся Шон.

Ария улыбнулась ему в ответ. Вот только...кое-что заставило ее поникнуть.

Я дам тебе времени до полуночи субботней ночи, Золушка. Или пеняй на себя. Суббота будет завтра.

Шон заметил выражение её лица.

- Что такое?

Ария попыталась проглотить ком в горле.

Ее рот наполнил привкус рома.

- Вчера я встретила женщину, с которой мой отец изменил моей маме. Типа случайно.

Она глубоко вздохнула.

- Или совсем не случайно. Я хотела спросить её, что происходит, но не смогла. Я просто боюсь, что мама увидит их вместе.

На её глаза навернулись слёзы.

- Я не хочу, чтобы моя семья распалась.

Шон чуть приобнял ее.

- Разве ты не можешь опять поговорить с той девушкой?

- Я не знаю - Она посмотрела на свои руки.

Они тряслись.

- В своей голове я уже придумала речь, которую скажу ей. Я просто хотела, чтобы она знала моё мнение. - Она выгнула спину и посмотрела в небо, словно вселенная могла дать ей ответ. - Возможно, это глупо.

- Это не так. Я пойду с тобой. Для моральной поддержки.

Она взглянула на него.

- Правда? Ты пойдешь?

Шон посмотрела над деревьями.

- Даже сейчас, если захочешь.

Ария быстро покачала головой.

- Я бы не смогла сейчас. Я оставила свой, гм, сценарий дома.

Шон пожал плечами.

- Ты помнишь, что хотела сказать?

- Я полагаю да,- слабо сказала Ария. Она всмотрелась поверх деревьев. - Это не далеко, вообще-то... Она живет прямо за этим холмом. В старом Холлисе.

Она знала это из выслеживания Мередит в гугле.

- Пойдем. - Шон протянул свою руку.

Прежде чем она смогла подумать об этом слишком много, они бежали вниз по травянистому холму мимо машины Шона. Они пересекли улицу у начала старого Холлиса, по соседству с которым был студгородок, полный рушащихся, призрачных викторианских домов. Старые Фольксвагены, Вольво и саабы выстроились в ряд у края тротуара.

В ночь пятницы по соседству было совершенно пусто. Возможно, в Холлис или каком-то другом месте было большое событие.Арии было интересно, дома ли Мередит, она почти надеялась, что ее не будет. На полпути вниз по второму кварталу, Ария остановилась у розового дома, на крыльце которого проветривались четыре пары беговых кроссовок, а на подъездной дорожке мелом было нарисовано что-то, похожее на пенис.

Было очень похоже, что Мередит живет здесь.

- Я думаю, это оно.

- Хочешь, чтобы я подождал здесь? - прошептал Шон.

Ария обернула свитер вокруг себя. Внезапно похолодало.

- Наверное. - Она схватила Шона за руку. - Я не могу этого сделать.

- Конечно, можешь. - Шон положил свои руки на её плечи. - Я буду здесь. С тобой ничего не случится. Я обещаю.

На Арию нахлынула волна благодарности. Он был таким милым. Она потянулась к нему и нежно поцеловала Шона в губы. Когда она отодвинулась, Шон выглядел удивлённым.

- Спасибо, - сказала она.

Она медленно шла по поломанным ступенькам крыльца Мередит, ром циркулировал по ее венам. Она выпила три четверти термоса Шона, в то время как он сделал лишь несколько джентльменских глотков. Пока она нажимала на звонок, она придерживалась за одну из колонн на крыльце для устойчивости. Сегодняшняя ночь не была подходящей ночью для ее шатких туфель без задников из Италии.

Мередит рывком открыла дверь. Она была одета в короткие махровые шорты и белую футболку с изображением банана - это была обложка к одному старому альбому, только Ария не могла вспомнить к какому. И сегодня ночью она казалась больше. Менее гибкой, более мускулистой, как те надирающие задницы цыпочки в том шоу, Роллергелз.

Ария почувствовала себя крохотной. В глазах Мередит блеснуло узнавание.

- Элисон, верно?

- Вообще-то, Ария. Ария Монтгомери. Я дочь Байрона Монтгомери. Я знаю обо всем, что происходит. Я бы хотела, чтобы это прекратилось.

Глаза Мередит расширились. Она глубоко вздохнула, затем медленно выдохнула через ноздри.

Ария почти ощущала, как драконоподобный пар ищет выход.

- Ты бы хотела, ага?

- Точно, - Ария вздрогнула, осознав, что произносила свою речь невнятно. Ссссочно.

И ее сердце билось так сильно, что она не удивилась бы, если бы ее кожа пульсировала.

Мередит подняла одну бровь.

- Это не твоё дело.

Она высунула голову на крыльцо и подозрительно осмотрелась.

- Как ты узнала, где я живу?

- Ты всё разрушаешь, - возразила ей Ария. - Я хочу, чтобы всё кончилось. Ладно? Просто это приносит боль всем. Он всё ещё женат и у него есть семья.

Ария вздрогнула от патетических ноток в своем голосе и от того, как ее прекрасно отрепетированная речь выскальзывала из под ее власти.

Мередит скрестила руки на груди.

- Я всё это знаю, - ответила она, закрывая дверь. - И мне жаль. Очень. Но мы любим друг друга.

23 Глава

СЛЕДУЮЩАЯ ОСТАНОВКА: ТЮРЬМА РОЗВУДА.

Днём в прошлую субботу за несколько часов до Фокси Спенсер сидела за компьютером. Она только что отправила электронное письмо Сквидварду и приложила все свои эссе.

«Просто отправь», - говорила она себе.

Она закрыла глаза, нажала на кнопку мыши, а когда вновь открыла, то её работа была уже отправлена. Это было что-то наподобие её работы. Она не жульничала. На самом деле. Хотя может быть, и жульничала.

Но кто мог винить её в этом? После вчерашнего сообщения Э она всю ночь звонила Рену, но его номер был недоступен. Она оставила ему пять сообщений на голосовую почту, каждое из которых становилось всё более отчаянным. Она двенадцать раз надевала туфли, готовая поехать в Филадельфию убедиться, что Рен был в порядке, но каждый раз отговаривала себя.

Один раз ее телефон звякнул, она кинулась к нему, но это была всего лишь рассылка от Сквидварда, напоминающего, что вопросы по эссе должны быть в соответствующем аннотационном стиле. Спенсер вскрикнула от испуга, почувствовав чью-то руку на своём плече.

Мелисса отпрянула.

- Уоу! Извини! Это только я!

Спенсер успокаивала себя, пытаясь отдышаться.

- Я..., -она изучала свой стол.

Чёрт! Там была бумажка, где было написано: "Гинеколог, вторник, 5 вечера".

- Орто Три-Сайклен?. - И еще у нее было старое эссе Мелиссы по истории на экране.

Она нажала ногой на кнопку выключения системного блока, и экран погас.

- Ты напряжена. Что случилось? - спросила Мелисса. - Много задали перед Фокси?

- Вроде того.

Спенсер быстро сложила разбросанные бумаги в аккуратные стопки.

- Хочешь я дам тебе свою лавандовую подушку под шею? - спросила Мелисса. - Стресс снимет как рукой.

- Всё в порядке, - ответила Спенсер, не решаясь даже взглянуть на свою сестру.

« Я украла твою работу и твоего парня, - подумала она. - Ты не должна быть милой со мной».

Мелисса сжала свои губы.

- Не хочу заставлять тебя ещё больше нервничать, но внизу полицейский. И он хочет поговорить с тобой.

- Что? - закричала Спенсер.

- Это насчёт Элисон, - ответила ей Мелисса. Она замахала головой, кончики ее волос покачнулись. - Они не должны были заставлять тебя говорить об этом - о недели ее памяти. Это жутко.

Спенсер старалась не паниковать. Она посмотрела на себя в зеркало, пригладила светлые волосы и вытерла тональные крем под глазами. Она надела белую блузку на пуговицах и облегающие брюки цвета хаки. Вот так.

Она выглядела невинной и заслуживающей доверия. Но её всю трясло. Конечно же в гостиной стоял коп и смотрел во второй кабинет ее отца, где он хранил коллекцию старых гитар. Когда полицейский обернулся, Спенсер поняла, что это был не тот, с кем она разговаривала на похоронах. Этот парень был молодым.

И он выглядел знакомым, как будто она уже где-то его видела.

- Ты Спенсер? - спросил он.

- Да, - тихо ответила она.

Он сунул руку.

- Я Даррен Уилден. Я только что начал расследовать дело об убийстве Элисон ДиЛаурентис.

- Убийство, - повторила за ними Спенсер.

- Да, - сказал офицер Уилден.

- Мы классифицируем это дело как убийство.

- Ладно. - Спенсер пыталась говорить четко и сдержанно. - Ого.

Вилден жестом предложил Спенсер присесть на ее же диван, потом сел напротив нее в кресло. Она поняла, откуда его знает: Розвуд Дэй. Он был там, когда она была в шестом классе, и имел репутацию гавнюка. Одна из безмозглых подруг Мелиссы была в него влюблена, и однажды поручила Спенсер отнести ему любовную записку в эспрессо-бар, где он работал.

Спенсер вспомнила, что у Даррена были бицепсы размером с банку супа Chunky. Теперь он смотрел на нее. У Спенсер зачесался нос, дедушкины часы громко пробили несколько раз. Наконец, он сказал:

- Нет ничего, что ты хотела бы мне рассказать?

Страх сковал ей грудь своими цепкими когтями.

- Что рассказать?

Уилден откинулся на спинку стула.

- Об Элисон.

Спенсер мигнула. Что-то здесь было не так.

- Она была моей лучшей подругой, - выдавила она из себя. Её ладони вспотели. - Я была с ней в ту ночь, когда она пропала.

- Так, - Уилден что-то пометил у себя в блокноте. - У нас есть это в деле. Вы разговаривали с кем-то в полицейском участке, когда она исчезла, так?

- Да. Дважды.

- Так. - Уилден скрестил руки. - Ты уверенна, что всё им рассказала? Был кто-нибудь, кто ненавидел Элисон? Может, тот офицер уже задавал тебе все эти вопросы, но я новенький, так что освежи мою память.

Спенсер зависла. Честно говоря, многие девушки ненавидели Эли. Иногда даже Спенсер ненавидела Эли, особенно в те моменты, когда она манипулировала ею, когда она угрожала сказать, что Спенсер виновна в Деле Дженны, если та расскажет всё, что знает.

Втайне Спенсер почувствовала своего рода облегчение, когда Эли исчезла. Эли исчезла, Тоби ушёл из школы, так что их секрет был в сохранности. Она тяжело сглотнула Она точно не знала, что мог знать этот полицейский.

Э могла сказать копам, что она что-то скрывает. Это было гениально - если Спенсер скажет им "Да, я знаю, кто ненавидел Эли, так ненавидел, что хотел убить", ей бы пришлось признаться, что она была причастна к Делу Дженны.

Если бы она ничего не сказала, чтоб защитить себя, Э могла наказать её друзей и Рена.

Ты сделала мне больно, тогда я наврежу тебе.

Пот маленькой струйкой потек вниз по шее.

Что если Тоби вернулся за ней? Что если он и Э были заодно? Что если он был Э? Но это так, - и он убил Эли, - пошел бы он в полицию и раскрыл бы себя?

- Я уверена, что сказала им все, - наконец сказала она.

Последовало долгое молчание. Уилден смотрела на Спенсер. А Спенсер смотрела на Уилдена.

Это молчание заставило Спенсер вспомнить о ночи, когда произошло Дело Дженны. Она погрузилась в прерывистый, неспокойный сон, ее друзья тихо плакали вокруг нее.

Но внезапно она проснулась. На будильнике было 3:43 утра, в комнате была тишина. Ей было неспокойно, и она нашла Эли, которая спала сидя на диване, на ее коленях была голова Эмили.

- Я не могу сделать этого, - сказала она, тряся Эли за плечо, пытаясь разбудить её. - Мы должны сдаться.

Эли встала, повела Спенсер в ванную в холле и села на край ванны.

- Держи себя в руках, Спенсер,- сказала Эли - вам нельзя спасовать, если полиция будет спрашивать.

- Полиция? - Спенсер закричала, ее сердце набирало обороты.

- Шшш, - прошептала Эли. Она постучала ногтями по краю фарфоровой ванны.

- Я не говорю, что полиция обязательно будет допрашивать нас, но нам надо придумать план, если вдруг будут. Эли нам нужна история. Алиби.

- Почему нам просто не сказать правду? - спросила Спенсер.

- Что сказать? Что ты видела Тоби, и это так испугало тебя, что ты запутала фейерверк случайно?

Эли покачала головой.

- Лучше сделать, по-моему. Мы сохраним секрет Тоби, а он сохранит наш.

Стук в дверь заставил их встать.

- Девчонки? - позвал их голос. Это была Ария.

- Справедливо", - наконец сказал Уилден, вырывая Спенсер из её воспоминаний.

Он протянул ей свою визитку.

- Позвони мне, если вспомнишь что-либо, ладно?

- Конечно, - захныкала Спенсер.

Уилден положил руки на бедра и оглядел комнату. На мебель в стиле чиппендейл, изысканные витражные окна, тяжелые обрамленные картины на стенах и призовые часы Джорджа Вашингтона ее отца, которые были в ее семье с 1800-х годов. Потом он осмотрел Спенсер, начиная с бриллиантовых гвоздиков в ее ушах, заканчивая изящными часами от Картье на запястье и мелированием волос, которое стоило 300 долларов каждые шесть недель. Его самодовольная ухмылка на лице казалось, говорила: Ты кажешься девочкой, которой есть что терять

- Ты идешь на благотворительный вечер сегодня? - спросил он ей, заставив подпрыгнуть от неожиданности. - Фокси?

- Да, - тихо сказала Спенсер.

- Что ж, - Уилден слегка улыбнулся ей. - Повеселись.

Его голос был нормальным, но она могла поклясться, выражение его лица говорило ей: " Я еще не закончил с тобой".

24 Глава.

ЗА 250 ДОЛЛАРОВ ТЫ ПОЛУЧИШЬ УЖИН, ТАНЦЫ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ.

Фокси проводился в Kingman Hall, старом английском загородном особняке, построенном изобретателем новой доительной машины в начале 20 века. В четвертом классе, когда они учили про этот холл в учебном разделе "Все о социуме Пенсильвании", Эмили прозвала его "Му особняк". Как только девушка на регистрации тщательно проверила их приглашения, Эмили осмотрелась вокруг.

Там был садовый лабиринт во дворе. Из-за арок на переднем фасаде величественного особняка искоса смотрели горгульи. Спереди от нее была палатка, где собственно и проводилось мероприятие. Она была освещена сказочными огнями и переполнена людьми.

-Вау.

Тоби присел рядом с ней. Красивые девушки промелькнули мимо них по направлению к палатке, одетые в сшитые на заказ платья и с сумочками, украшенными драгоценными камнями.

Эмили посмотрела на свое платье - оно было простое розовое без бретелек, которое Каролин надевало на выпускной в прошлом году. Волосы она уложила сама, сильно надушилась ультра-девчачим парфюмом Кэролин, что заставляло её чихать, и надела серьги первый раз за последнее время, силой продевая их сквозь почти заросшие дырочки в ушах. И не смотря на это, она всё ещё чувствовала себя наравне с остальными.

Вчера, когда Эмили позвонила Тоби, чтобы пригласить его в Фокси, он показался ей столь удивленным, но действительно взволнованным.

Ей тоже было не по себе. Они пойдут на Фокси, поцелуются разок-другой, и кто знает? Может, станут парой.

Со временем, они бы проведали Дженну в её школе в Филадельфии, и Эмили бы как-нибудь сделала это всё для нее. Она воспитывала следующую собаку-поводыря Дженны. Она читала ей все книги, которые не вышли еще на Брайле. Может быть, со временем, Эмили бы призналась в участии в аварии Дженны. Или, может быть, нет.

Только сейчас, будучи на Фокси, что-то казалось... неправильным. Эмили бросало то в жар, то в холод, а ее желудок сжимало от боли. Она ощущала покалывание от руки Тоби, нервничала, и они едва обмолвились словом по пути сюда.

И обстановка Фокси не особо успокаивала, все были так скованны и находились в подвешенном состоянии. И Эмили была уверенна - кто-то наблюдает за ней. Когда она рассматривала каждую девушку с глянцевым лицом и каждое шероховатое лицо парней, красивых, она задавалась вопросом: Ты Э?

"Улыбнись!" Вспышка ударила в лицо Эмили, и она издала едва слышный крик. Когда вспышки перед глазами исчезли, блондинка в красно-мерлотовом платье со значком прессы с правой стороны и болтающейся цифровой камерой, перекинутой через плечо, смеялся над ней.

- Я просто делала снимки для Philadelphia Inquirer (Филадельфийский опросник) - объяснила она. - Хочешь попробовать еще раз, на этом раз без испуганного выражения лица?

Эмили схватила рукой Тоби и попыталась выглядеть счастливой, вот только её выражение походило больше на окаменелую гримасу. После того, как девушка из газеты развернулась прочь, Тоби повернулся к Эмили.

-Что-то случилось? Раньше ты выглядела расслабленной перед камерой.

Эмили застыла

- Когда ты видел меня перед камерой?

- Розвуд против Тейт? - напомнил ей Тоби. - Тот сумасшедший парень из ежегодника?

- А, точно. - выдохнула Эмили.

Глаза Тоби следили за официанткой, суетящейся с напитками

- Итак, это твоя сцена?

- Господи, нет! - сказала Эмили. - Я в жизни не имела отношения к чему-либо похожему на это.

Он посмотрел вокруг.

- Все выглядит так ... так искусно. Раньше мне хотелось убить большинство из этих людей.

Резкая, пугающая дрожь прошла по телу Эмили. Это было такое же чувство, которое она чувствовала, проснувшись на заднем сидении Тобиной машины

Когда Тоби заметил ее лицо, он быстро улыбнулся.

- Не в буквальном смысле, - Он сжал ее руку. - Ты гораздо красивее, чем все девушки здесь.

Эмили покраснела. Только она знала что, когда он говорил или прикасался к ней, у нее внутри ничего не переворачивалось. А должно было.

Тоби выглядел сексуально. По правде, красивый, в своем черном костюме и с чёрной бабочкой, с уложенными назад волосами, и с угловатым, квадратным лицом. Каждая девушка на него засматривалась.

Когда он показался на крыльце, даже Кэролин, с её кроткими манерами, завизжала:

- Он такой симпатичный!

Но когда он держал её за руку, как бы сильно она, ни хотела что-то ощущать, она ничего не чувствовала. Это было похоже на то, как держать свою сестру за руку

Эмили попыталась расслабиться. Она с Тоби направились в палатку, взяли две пинаколады, и присоединились к кучке детей на танцполе. Было только несколько девочек, которые пытались танцевать супер-сексуально, руки-выше-головы, в стиле MTV Spring Break. Остальные же просто прыгали и подпевали вместе с Мадонной. Техники сидели возле караоке-машины в углу, а девочки записывали песни, которые хотели спеть.

Эмили сбежала в ванную, покидая палатку, прошла через сексуальную прихожую, освещенную огнями свечей и усыпанную лепестками роз. Девушки прошли мимо нее, соприкоснувшись руками, шепчась и смеясь. Эмили осторожно проверила свою грудь, она никогда не носила платья без бретелек, прежде чем, не удостоверившись, что оно не спадет с нее и не покажет всем окружающим ее грудь.

- Хочешь, погадаю?

Эмили оглянулась. Темноволосая женщина, одетая в шелковистое пейслийское ситцевое платье, сидела за столиком под огромным портретом Горация Кингмана, того самого изобретателя машин. Она носила много браслетов на левой руке и большую брошь в виде змеи на шее. Колода карт лежала около нее, наряду с табличкой на конце стола: "Магия карт-Таро".

- Все нормально, сказала ей Эмили.

Предсказательница карт-Таро была столь... общественной. Здесь на виду, посреди коридора. Женщина протянула свой длинный ноготь в ее сторону

- Тебе не помешало бы, кстати говоря. Что-то должно произойти с тобой сегодня ночью. Что-то, что перевернет жизнь.

Эмили застыла.

- Со мной?

- Да, с тобой. И тот с кем вы пришли, он не тот с которым вы хотите быть. Вы должны идти к тому, кого вы действительно любите

Рот Эмили открылся от изумления и ее разум начал быстро мыслить. Гадалка выглядела так, будто хотела что-то добавить к сказанному, но Наоми Зейглер оттолкнула Эмили и уселась за стол

- Я видела вас здесь в прошлом году, - Наоми начала говорить взахлеб, опираясь взволнованно на локтях. - Вы погадали мне лучше, чем кто-либо.

Эмили прокралась прочь, её разум всколыхнули.

Что-то должно произойти сегодня вечером? Что-то... Что изменит жизнь? Может, Бен собирался всем рассказать. Илм Майя собиралась всем рассказать. Э собиралась показать всем те фотографии. Или Э сказала Тоби о Дженне.

Это может быть что угодно.

Эмили плеснула холодную воду на лицо и вышла из ванной. Как только она повернула в сторону палатки, она натолкнулась на чью-то спину. Как только она увидела, кто это был, все ее тело тут же напряглось

- Привет, - сказал Бен наподобие дружеским тоном, выдавливая слово. Он был одет в угольно-чёрный костюм, с белой гортензией, что была прицеплена к лацкану.

- П-привет, - Эмили запиналась.

- Я не знал, что ты придешь.

- Я собиралась сказать тебе тоже самое.

Бен наклонился

- Мне нравится твоя пара.

Он поставил слово "пара" в воздушные кавычки.

- Я видел тебя с ним вчера на вечеринке Тейт. Сколько ты заплатила ему, чтобы он пришел сюда с тобой?

Эмили оттолкнула его. Она зашагала вниз по затемненному коридору, отметив, что это было бы не лучшим временем, чтобы идти за ней по пятам.

Шаги Бэна раздались позади нее.

- Почему ты убегаешь? - пропел он.

- Оставь меня в покое.

Она не обернулась.

- Это парень твой телохранитель? Сначала он защищает тебя в плавании, теперь здесь. Только где он сейчас? Или ты наняла его всего лишь для сопровождения, чтобы все не подумали, что ты большая лесбиянка? - Бен испустил легкий смешок.

- Ха-ха, - Эмили обернулась к нему лицом. - Ты смешон.

- Да? - Бен толкнул ее к стене.

Просто так. Он прижал ее запястья назад и прижался к ее телу.

- Разве это смешно? - действия Бена были решительные, и его тело было тяжелым.

Недалеко мимо них прошли студенты в ванную. Разве они не видят?

- Перестань, - потребовала Эмили.

Его грубая рука потянулась за подол ее платья. Он ткнул коленной чашечки Эмили, затем положил свою руку ей на ноги.

- Просто скажите, что тебе нравится это, - сказал он ей на ухо, - Или я всем скажу, что ты лесбиянка.

Глаза Эмили наполнились слезами.

- Бен, - прошептала она, сжимая ноги вместе. - Я не лесбиянка.

- Тогда скажи, что тебе это нравится, - прорычал Бен.

Его рука сжала ее голые бедра. Бен был все ближе и ближе к ее нижнему белью.

Когда они встречались, они никогда не заходили так далеко. Эмили прикусила губу так сильно, что была уверена, что пошла кровь. Она уже собиралась сдаться и сказать ему, что ей понравилось, просто так, лишь бы он остановился, но ярость захлестнула ее.

Пусть Бэн думает, что хочет. Пускай расскажет всей школе. Он никак не сможет сделать это с ней. Она прижалась телом к стене для противодействия. Тогда она подняла колено и вдарила по промежности Бэна.

Жестко.

- Уфф, - отступил Бэн, держась за пах. Крошечный, детский вопль донесся из его губ. - Что ты..? - выдохнул он.

Эмили поправила платье.

- Держись от меня подальше. - Гнев охватывал ее, словно наркотик. - Клянусь Богом.

Бен попятился назад и треснулся о дальнюю стену. Его колени подогнулись, и он скользнул вниз, пока ни сел на пол.

- Плохой, плохой поступок.

- Плевать, - сказала Эмили, затем повернулась, чтобы уйти прочь.

Её шаги были длинными, быстрыми, уверенными. Она не могла позволить ему увидеть, как расстроена. Что она на грани слез.

- Эй.

Кто-то мягко взял Эмили за руку. Когда взгляд Эмили сфокусировался, она поняла, что это была Майя.

- Я просто увидела все это, - прошептала Майя, указывая подбородком туда, где все еще скрючился Бен. - Ты в порядке?

- Да, - быстро сказала Эмили. Но ее голос прервался.

Она пыталась сдержать их, но не смогла. Она сползла по стене и спрятала лицо в ладонях. Если она просто досчитает до десяти, она сможет пройти через это.

Раз...два...три...

Майя дотронулась до руки Эмили.

- Мне жаль, Эм.

- Не стоит, - отмахнулась Эмили, ее лицо оставалось скрытым.

Восемь...девять...десять.

Она убрала руки и выпрямилась.

- Я в порядке.

Она сделала паузу, глядя на платье Майи цвета слоновой кости в стиле гейши. Она выглядела более хорошенькой, чем все блондинки, овальные пучки и клоны Шанель, которых она видела по пути сюда. Она прошлась руками по бокам своего собственного платья, задаваясь вопросом, оценивала ли Майя ее тоже.

- Мне...мне, возможно, стоит вернутся к тому, с кем я пришла, - запинаясь, пробормотала Эмили.

Майя сделала крошечный шажок в сторону. Эмили не могла двинуться и на дюйм.

- У меня есть для тебя секрет, прежде чем ты пойдешь, - сказала Майя.

Эмили подошла ближе, и Майя склонилась к ее уху. Ее губы не касались его, но были очень близко. Спину Эмили слегка покалывало, и она услышала свой резкий вдох.

Было неправильно реагировать (отвечать) подобным образом, но она просто... не могла... ничего с этим поделать. Иди к тому, кого по-настоящему любишь.

- Я подожду ради тебя, - прошептала Майя, ее голос был немного печален и очень сексуален. - Неважно, сколько понадобится времени.

25 Глава

СЮРРЕАЛИСТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ. В ГЛАВНОЙ РОЛИ: ХАННА МЭРИН.

В субботу вечером, Ханна ехала на лифте в свой номер в Четыре Сезона в Филадельфии, чувствуя себя подтянутой, свободной, и сияющей. У нее только что был 80-минутный массаж, обертывание тела и "поцелуй солнца". Благодаря процедурам, она стала чувствовать себя более расслаблено. Благодаря этому, и еще тому, что она была далеко от Розвуда... и от Э. Она надеялась, что далеко от Э.

Она открыла дверь их двуспальной комнаты и зашла внутрь. Ее отец сидел на диване в гостиной.

- Привет, - он встал. - Как все прошло?

- Чудесно, - Ханна посмотрела на него, чувствую себя и веселой печальной одновременно. Она хотела сказать, как прекрасно, что они снова вместе, и все же, она знала, что ее будущее с ним зависело от Э.

К счастью, вчера Наоми и Райли не позволили ей выболтать все, но что, если бы она все рассказала? Может, ей следует рассказать ему правду о Дженне прежде, чем Э сделает это первой.

Она сжала губы и стыдливо посмотрела на ковер.

- Ну, я должна быстро принять душ, если мы собираемся в Ла Бек-Фин.

- Минутку, - Ее отец встал. - У меня есть другой сюрприз для тебя.

Инстинктивно, Ханна посмотрела на руки отца, надеясь, что он держит подарок для нее. Может, это что-то, что компенсирует пропущенные открытки на ее день рождения. Но в руке был только его мобильный телефон. Потом был стук в дверь соседнего номера.

-Том? Она здесь?

Ханна застыла, чувствуя, как кровь оттекла от головы. Она знала этот голос.

-Кэйт и Изобель здесь, - взволнованно прошептал папа. - Они пойдут с нами в Ле Бек-Фин, и затем мы все вместе пойдем на "Мама Миа"! Разве ты не говорила в четверг, что хочешь сходить туда?

- Подожди! - сказала Ханна до того, как он закроет дверь. - Ты пригласил их?

- Да. - ее отец сумасшедше посмотрел на нее. - А что еще им здесь делать?

Э, подумала Ханна. Это в стиле Э.

- Но я думала, что будем только мы с тобой.

- Я никогда не говорил этого.

Ханна нахмурила взгляд. Да, он не говорил. Правда, же?

- Том, - позвал голос Кейт.

Ханна с облегчением услышала, что Кейт называет его Томом, а не папочкой, но все же сжала запястье отца.

Ее папа колебался идти к двери, его глаза бегали туда-сюда.

- Но Ханна, я имею ввиду - они уже здесь. Я подумал, что это было бы здорово.

- Почему...? - «Почему ты так думаешь,» - хотела спросить Ханна. – «Кэйт заставляет меня чувствовать себя дерьмом, и ты игнорируешь меня, когда она здесь. Вот почему я не разговаривала с тобой годами!»

Но ее отец был в замешательстве и выглядел разочарованным. Он, вероятно, планировал это несколько дней.

Ханна уставилась на кисточку на восточном ковре. В ее горле был ком, словно она проглотила что-то огромное.

- Думаю, ты должен впустить их, - пробормотала она.

Когда отец открыл дверь, Изабель закричала от радости, словно они были разделены галактиками, а не только государствами. Она всё ещё была чересчур худой и слишком загорелой, и взгляд Ханны сразу же упал на камень на левой руке. На ней было трехкаратно кольцо от Тиффани - Ханна знала каталог вдоль и поперек.

И Кейт. Она была более прекрасной, чем всегда. Ее диагонально-полосатое платье, должно быть, было размера второго, и ее прямые каштановые волосы, были длиннее, чем несколько лет назад. Она изящно положила кошелек от Louis Vuitton на столик в комнате. Ханна разозлилась. Кейт, вероятно, никогда не спотыкалась в своих новых Джимми Чу и не поскальзывалась на полу из твердой древесины после того, как уборщица его натерла. Лицо Кейт выглядело измученным, как будто она была совсем не рада быть здесь.

Однако когда она заметила Ханну, её вид немного смягчился. Она оглядела Ханну сверху вниз - от её жакета от Хлое до её босоножек с ремешками. А затем она улыбнулась.

- Привет, Ханна, - сказала Кейт. Её удивление было очевидно. – Вау,- она положила руку на плечо Ханны, но, к счастью, не обняла ее.

Если бы она обняла её, то поняла бы, как сильно Ханна дрожит.

- Всё выглядит довольно хорошо, - вздохнула Кейт, смотря в меню. - Действительно,

Мистер Мэрин повторил. Он остановил официанта и заказал бутылку Pinot Grigio. Затем он тепло посмотрел на Кейт, Изабель и Ханну.

- Я рад, что все мы здесь. Вместе.

- Очень мило вновь увидеть тебя, Ханна, - проворковала Изабель.

- Да, - повторила Кейт. - Это точно.

Ханна взглянула на её изысканные серебряные украшения. Было сюрреалистически видеть их снова. И вовсе не отлично, калейдоскопическое платье от Зака Позена было чем-то сюрреальным, но кошмарно сюрреальным, как когда тот русский парень в книге, что Ханна читала по английскому в прошлом году, проснулся и обнаружил, что превратился в таракана.

- Дорогая, что ты собираешься заказывать? - спросила её Изабель, держа в своей руке руку отца Ханны.

Она по-прежнему не могла поверить в то, что её отец был с Изабель. Она была такой... простой. И слишком загорелой. Её можно было назвать привлекательной, если она была моделью, ей было четырнадцати лет, или она была из Бразилии - но она была женщина средних лет из Мэриленда.

- Хм, - сказал мистер Марин. - Что такое пинтэйд? Это рыба?

Ханна листала страницы меню. Она понятия не имела, что она могла заказать. Всё было или жареное, или в сливочном соусе.

- Кейт, может переведёшь? - Изабель наклонилась в направлении Ханны. - Кейт свободно говорит на французском.

«Ну конечно..» - подумала Ханна.

- Мы провели прошлое лето в Париже, - объяснила Изабель, глядя на Ханну.

Ханна перелистнула на винную карту. Они ездили в Париж? И её отец тоже?

- Ханна, ты изучаешь какие-нибудь языки? - спросила Изабель.

- Ухм. - Ханна пожала плечами. - Я взяла год испанского языка.

Изабель сжала губы.

- Какой твой любимый предмет в школе?

- Английский язык?

- Мой тоже! – воскликнула Кейт.

- Кейт получила очень престижный школьный приз по английскому в прошлом году, - похвасталась Изабель, она выглядела очень гордой.

- Мама, - заскулила Кейт. Она посмотрела на Ханну и пробормотала: - Прости.

Ханна всё ещё не могла поверить, как обозлённый взгляд Кейт смягчился, когда она увидела Ханну. Ханна и раньше видела этот взгляд.

Это было в девятом классе, когда ее учитель английского языка попросил ее провести экскурсию Карлосу, чилийскому студенту по обмену. Ханна обиженно направилась в администрацию, чтобы поприветствовать его, уверенная, что Карлом будет придурком и понизит ее коэффициент клевости. Когда она подошла к кабинету, то увидела высокого парня, с волнистыми волосами и зелёными глазами, который выглядел так, как будто с рождения был игроком в пляжный волейбол. Увидев его, Ханна немного выпрямила спину и незаметно проверила, как пахнет у неё изо рта.

Кейт вероятно думает, что они связаны чем-то вроде притяжения миленьких девушек.

- Занимаешься чем-нибудь помимо школы? - спросила ее Изабель, - Спорт?

Ханна пожала плечами.

- Не совсем.

Она забыла, что Изабель была одной из этих матерей: все, о чем она говорила, были классы для отличников Кейт, языки, награды, факультативы и так далее. Это было ещё одной вещью, с которой Ханна не могла конкурировать.

- Не будь такой скромной, - отец слегка ткнул Ханну в плечо. - Ты же много чем занимаешься.

Ханна безучастно посмотрела на своего отца. «Чем, кражей, например?»

- Ожоговая клиника? - подсказал он. - Кстати, твоя мама сказала, что ты вступила в группу поддержки?

Ханна от удивления раскрыла рот. В минуту слабости она рассказала маме о том, что была на встречи Клуба Девственников, она хотела как бы сказать «Видишь? У меня на самом деле есть этика». Она не могла поверить, что мама рассказала все папе.

- Я... - заикаясь, сказала она. - Это ничего.

- Это не ничего, - Мистер Мэрин ткнул вилкой в нее.

- Папа, - Ханна зашипела.

Остальные смотрели на нее выжидательно. Глаза Изабелль расширились. У Кейт появилась лёгкая ухмылка на лице, но её глаза смотрели сочувственно. Глаза Ханны нашли корзинку хлеба.

«Пошло оно», - подумала она, и запихнула в рот целую булочку.

- Это клуб воздержания, ясно? - выпалила она, ее рот был полон теста и мака. Затем она встала. - Большое спасибо, папа.

- Ханна! - ее отец отодвинул свой стул и встал на полпути, но Ханна продолжила идти.

Почему она купалась на его "я хочу провести с тобой выходные" историю? Также было в прошлый раз, когда отец назвал ее хрюшкой. И подумать только, чем она рискнула, чтобы быть тут - сказала тем сучкам, что блюет три раза в день!

Это даже больше не было правдой!

Она протолкнулась в дверь уборной, вломилась в кабинку и склонилась над унитазом. Ее желудок булькал, и она почувствовала желание позаботиться о нем.

"Успокойся", - сказала она себе, глядя на свое отражение в воде туалета. - "Ты можете пройти через это."

Ханна снова встала, ее челюсть дрожала, слезы предательски растекались по лицу. Если бы только она могла остаться в этой ванной на всю ночь. Пусть у них будут специальные выходные Ханны, но без нее. Ее мобильный телефон зазвонил. Ханна вытащила его из сумочки, чтобы отключить. Затем ее сердце ушло в пятки.

Ей пришло письмо от знакомого искаженного адреса.

С учетом того, что ты так мило последовала моему приказу вчера, воспринимай это как подарок: иди на Фокси, сейчас.

Там Шон с другой девушкой.

- Э.

Это ее настолько поразило, что она чуть не выронила телефон на мраморный пол в ванной комнате. Она набрала Мону. Они до сих пор не разговаривали - Ханна даже не сказала Моне, что не собирается на Фокси - и Мона не ответила.

Ханна повесила трубку, и так расстроилась, что бросила телефон в дверь. С кем Шон мог быть? Наоми? Одна из сучек из Д клуба? Она шумно вырвалась из кабины, заставив подскочить пожилую даму, моющую руки у раковины.

Когда Ханна вернулась в угол к двери, она забуксовала. На кушетке без подлокотников сидела Кейт, нанося бледную, оранжево-розовую помаду. Ее длинные, стройные ноги были скрещены, и она выглядела супер-уравновешенной.

- Все в порядке? - Кейт подняла свои глубокие голубые глаза на Ханну. - Я зашла, чтобы проверить.

Ханна застыла.

- Да. Я в порядке.

Кейт скривила рот.

- Не в обиду твоему отцу, но он иногда говорит вполне неуместные вещи. Как однажды, когда я собиралась на свидание с парнем. Мы уже выходили, как твой папа сказал: "Кэйт? Я вижу, ты написала в список покупок Оби. Что это такое? Что не смог найти это в магазине?» Я была в шоке.

- Боже. - Ханна почувствовала приступ сочувствия. Это было похоже на ее отца.

- Эй, это не имеет значения, - мягко сказала Кейт. - Он ничего не имел в виду.

Ханна покачала головой.

- Это не так. - Она посмотрела на Кейт О, какой ужас. Может, у них и было притяжение миленьких девушек. - Это ... это мой бывший. Я получила сообщение, где говорится, что он на Фокси с другой.

Кейт нахмурилась.

- Когда вы расстались?

- Восемь дней назад. - Ханна опустилась на кушетку. - Я наполовину хочу пойти туда сейчас и надрать его задницу.

- Так почему ты все еще здесь?

Ханна откинулся в диване.

- Я хочу, но ... - Она указала в сторону двери, ведущей обратно в

ресторан.

- Слушай. - Кейт поднялась и сморщилась в зеркале. - Они ведь не осудят тебя, если ты сделаешь что-то для группы поддержки, в которой состоишь? Скажи, что одна из них позвонила и сказала, что чувствует себя действительно "слабой", а ты ее коллега, так что должна пойти и отговорить ее.

Ханна поднял бровь.

- Ты знаешь ужасно много о группах поддержки.

Кейт пожала плечами.

- У меня есть несколько друзей, которые прошли через реабилитационный центр. Хорошо.

- Я не думаю, что это хорошая идея.

- Я расскажу тебе, если ты хочешь, - предложила Кейт.

Ханна следила за ней в зеркало.

- Неужели?

Кейт посмотрела на нее выразительно.

- Давайте просто скажем, что я у тебя в долгу.

Ханна вздрогнула. Что-то подсказало ей, что Кейт говорит о том времени в Аннаполисе. Это заставило ее почувствовать себя squirmy- что Кейт все помнит, и что она признала, что была скупой. В то же время это приносило ей некоторое удовлетворение

- К тому же, сказала Кейт, - твой отец сказал мне, что хотел бы видеться с тобой почаще. Возможно, пора начать

Ханна моргнула.

- Он сказал он... он хочет видеться со мной почаще?

- Что ж, ты его дочь.

Ханна начала теребить в руке кулон в виде сердца на ее ожерелье от Тиффани. Ханна почувствовала волнение, услышав, что Кейт сказала это. Может, она слишком резко отреагировала за обеденным столом.

- Итак, тебе хватит два часа? - спросила Кейт.

- Скорее всего, даже меньше.

Все, что она хотела это принять Септу и убраться отсюда к чертовой матери. Она открыла свою дорожную сумку, чтобы проверить на мести ли дорожный чек.

Кейт стояла над ней и указала на что-то в ее кошельке.

- Что это?

- Это? - Как только Ханна вытащила этот предмет, сразу захотела положить его обратно.

Это был Перкосет, который она во вторник украла из ожоговой клиники. Она забыла.

- Могу я взять немного? - взволновано прошептала Кейт.

Ханна посмотрела в ее косые глаза.

- Ты серьезно?

Кейт одарила Ханну капризным взглядом.

- Мне нужно что-то, чтобы помочь мне пройти через этот мюзикл, на который твой папа тянет нас.

Ханна передала пакет. Кейт спаковала таблетки, потом повернулся на каблуках и зашагал уверенно из ванной.

Ханна последовала за ней с открытым от удивления ртом. Это была самая сюрреалистическая вещь этой ночи. Возможно, если ей придется снова увидеть Кейт, то это не будет хуже, чем смерть.

Возможно, будет даже весело.

26 Глава

ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, ОНА НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ НА ПОДПЕВКЕ.

К тому времени, когда Спенсер и Эндрю приехали на бал, там уже было много народу. На парковке была очередь в двадцать машин, желающие войти без приглашений толпились возле входа, главный навес был набит подростками за столиками, вокруг бара и на танцполе. Пока Эндрю пробирался обратно к столу напитков, Спенсер еще раз проверила свой телефон.

Все еще не одного звонка от Рэна.

Она прохаживалась вокруг крестообразного мраморного рисунка на полу в столовой, спрашивая себя, зачем она здесь. Эндрю должен был забрать ее, и, несмотря на всю степень ее волнения, Спенсер использовала все свои навыки актерского мастерства, чтобы ее семья думала, что они пара - слегка чмокнула Эндрю в уголок губ, когда увидела его, грациозно приняла его цветы, позировала для фотографии, прижавшись к нему щекой к щеке. Эндрю казался ужасно взволнованным, что только помогало всех обманывать.

Сейчас она в нем не нуждалась, но, к сожалению, он этого не знал. Он продолжал представлять Спенсер всем, - всем, кого они оба знали, - как свою пару. На самом деле она хотела пойти в тихое место и подумать.

Ей надо было разложить по полкам, что этот коп Вилден знал, а чего нет. Если Тоби - это Э и убийца Эли, то он не стал бы говорить с полицией. Но если Тоби не Э, а Э всё же рассказал полиции что-то?

- Я думаю, они поют караоке, - Эндрю показал на сцену.

Конечно же какая-то деваха пела "I Will Survive".

- Хочешь спеть что-нибудь?

- Не очень, - взволнованно сказала Спенсер, играя булавкой от корсажа.

Она оглянулась в пятнадцатый раз в поисках старых подруг в надежде, что они появятся. Она чувствовала, что должна предупредить их насчет Тоби... и полиции. Э сказала ей не делать этого, но может она сможет сделать это тайно.

- Ну, может, споешь одну со мной? - упрашивал Эндрю.

Спенсер повернулась к нему. Он выглядел, как один из ее лабрадуделей, выпрашивающих кусок со стола.

- Я вроде сказала, что не хочу.

- Оу,- Эндрю подергал свой цветастый галстук. - Извини.

В конце концов, она согласилась спеть бэквокалом "Dirty" Кристины Агилеры - так глупо, что писклявый Эндрю выбрал эту песню, - потому что так было проще. Теперь Мона Вандервал и Селеста Как-ее-там, которая ходила в школу Квэйкер, пели на сцене “Total Eclipse of the Heart". Они уже были навеселе, поддерживая друг друга для равновесия, и постоянно швыряя свои замшевые мини-сумочки на пол.

- Мы будем лучше них, - сказал Эндрю. Он стоял слишком близко.

Спенсер почувствовала его горячее ментоловое дыхание и рассердилась.

Одно дело, когда Рен тяжело дышал на ее шею, но Эндрю - это совсем другое. Если она не выберется на свежий воздух сейчас же, она может свалиться в обморок.

- Сейчас вернусь, - пробормотала она, и полетела к двери.

Ее телефон зазвонил, как только она вышла на террасу через французские двери. Она вздрогнула. Ее сердце встрепенулась, когда она посмотрела на экран.

Рен.

- Ты в порядке? - спросила Спенсер. - Я так волновалась!

- Ты оставила двенадцать сообщений,- ответил Рен. - В чем дело?

Спенсер чувствовала, как напряжение отпускает ее, и ее плечи расслабляются.

- Я... ты не отвечал, и я подумала... Почему ты не проверил голосовую почту?

Рен прочистил горло, его голос звучал стесненно.

- Я был занят. Это все.

- Но я думала, ты был...

- Где? - спросил Рен со смехом. - В канаве? Да ладно, Спенс.

- Но... - Спенсер остановилась, пытаясь найти правильные слова. - У меня было просто странное чувство.

- Ну, я в порядке. - Рен прервался. - Ты как сама?

- Хорошо, - ответила Спенсер, слегка улыбнувшись. - Я имею в виду, что я тут на унылых танцах с унылой спутницей, а я бы хотела быть с тобой, но сейчас мне намного лучше. Я рада, что ты в порядке.

Повесив трубку, она почувствовала облегчение, ей захотелось побежать наверх и поцеловать первого встречного на террасе, например, Адриану Пиплс из католической школы, которая сидела на статуе Диониса и курила гвоздику. Или хоккеиста Лиама Олсена, ласкающего свою девушку. Или Эндрю Кемпбелла, стоявшего за ней и выглядевшего несчастным и бесполезным.

Когда до Спенсер дошло, что Эндрю был Эндрю, ее желудок сжался.

- Привет, - запинаясь, сказала она. - Как... сколько ты уже тут стоишь?

Но по его удрученному виду она поняла, что он тут стоял достаточно долго.

- Слушай, - сказала она со вздохом. Она должна была обрубить это накорню. - На самом деле, Эндрю, я надеюсь, ты не надумал того, что может случиться между нами. У меня есть парень.

Сначала, Эндрю выглядел ошеломленно. Потом обиженно, потом смущенно, потом зло. Эмоции быстро менялись на его лице, это было как закат на покадровой съемке.

- Знаю, - сказал он, указывая на ее телефон. - Я слышал ваш разговор.

Конечно, ты слышал.

- Прости, - ответила Спенсер. - Но я...

Эндрю поднял руку, чтобы она перестала говорить.

- Тогда почему ты пришла со мной, а не с ним? Твои родители не хотят, чтобы ты с ним встречалась? И ты пошла со мной, чтобы обмануть их?

- Нет, - быстро сказала Спенсер, чувствуя неловкость. Неужели её мысли так легко прочитать или Эндрю просто догадался? - Всё это тяжело объяснить. Я думала, мы хорошо проведём время. Я не хотела обидеть тебя.

Локон волос упал на глаза Эндрю.

- Ты могла обмануть меня. - Он повернулся к двери.

- Эндрю! - вскрикнула Спенсер. - Подожди!

Ей стало так горько от того, что она видела, как он исчезает в гуще людей. Определённо, она выбрала не того парня для своего фальшивого свидания. Было бы лучше пойти с Райяном Вреелендом, который был в туалете, или с Тэйером Андерсеном, слишком увлеченного баскетболом, чтобы встречаться с девушками.

Она побежала под главный тент и осмотрелась. По крайней мере, она должна была извиниться перед Эндрю. Всё вокруг было освещено свечами, тем не менее, было тяжело кого-либо увидеть. Она могла только различить на танцполе Ноэля и девочку из школы Квакер, тайком попивающих из фляжки Ноэля.

На сцене Наоми Зиглер и Джеймс Фрид пели песню Аврил Лавин, которую Спенсер терпеть не могла. Мейсон Байерс и Девон Арлисс слились в поцелуе. Кирстен Каллен и Бетани Веллс шептались в уголке.

- Эндрю? - позвала она

Потом Спенсер заметила Эмили в другом конце комнаты. На ней было розовое платье без бретелек и розовая пашмина на плечах. Спенсер сделала несколько шагов к ней, но потом заметила рядом с ней парня, держащего ее за руку.

Как только Спенсер прищурилась, чтобы лучше видеть, парень обернулся и заметил ее. У него были темные голубые глаза, такого же цвета, как в ее сне.

Спенсер выдохнула и сделала шаг назад.

«Я покажусь, когда вы меньше всего будете этого ждать».

Это был Тоби.

27 Глава

АРИЯ ДОСТУПНА ТОЛЬКО ПО РЕЦЕПТУ.

Ария облокотилась о барную стойку Фокси и заказала чашку чёрного кофе. Тут было так много народу, что подкладка её платья была уже мокрой от пота. А она здесь была только двадцать минут.

- Привет.

Её брат встал рядом с ней. На нём был тот же серый костюм, что и на похоронах, и чёрные полированные туфли Байрона.

- Привет, - сказала Ария тонким голосом с нотками удивления. - Не знала, что ты придешь.

К тому времени как она вышла из душа, готовая идти на Фокси, дом уже был пуст. На секунду она подумала, что семья оставила её.

- Да. Я пришёл с... - Майк развернулся и показал на стройную, бледную девушку. Ария узнала её, она была на вечеринке Ноэля Кана на прошлой неделе. - Горяченькая штучка, да?

- Ага.

Ария выпила кофе за три глотка и заметила, что её руки всё ещё тряслись. За этот час это уже была четвёртая чашка.

- А где Шон? - спросил Майк. - Ты же с ним здесь? Все только об этом и говорят.

- Говорят? - растерянно спросила Ария.

- Ага. Вы как новая парочка.

Ария не знала смеяться ей или плакать. Она могла представить себе нескольких девочек, сплетничающих о ней и Шоне.

- Я не знаю где он.

- Почему? Парочка уже распалась?

- Нет.

Правда была в том, что Ария пряталась от Шона. Вчера после того как Мередит сказала Арии, что она и Байрон любят друг друга, Ария побежала к Шону и расплакалась. Никогда в своей жизни она не думала, что Мередит скажет такое. Теперь, когда она знала правду, она чувствовала себя беспомощной. Её семья развалилась.

За те десять минут, что она рыдала Шону в плечо "Что мне дееееелать?", Шон успокоил ее достаточно для того, чтобы отвести домой и даже поднялся с ней в ее комнату, уложил ее в кровать и положил ей на подушку ее любимую мягкую игрушку, Петунью.

Вскоре после того, как Шон ушел, Ария отбросила одеяло и принялась шагать. Она заглянула в спальню. Её мама мирно спала... Одна. Но Ария не могла разбудить её.

Когда она проснулась несколько часов спустя, она снова пошла в её спальню, пытаясь сделать что-то, но в этот раз Байрон был вместе с Эллой. Он лежал на своей стороне, обнимая рукой Эллу за плечи. Как ты можешь сейчас обниматься, если любишь кого-то другого?

Утром, когда Ария проснулась после еще одного часа сна, ее глаза были опухшими, а кожа покрыта маленькими красными пятнами. Она ощущала похмелье и как только пробежалась по событиям прошлой ночи, уползла под одеяло со стыдом.

Шон укрыл ее одеялом. Она сморкалась на его плече. Она вопила, как безумная. Что может быть лучше потерять парня, по которому ты, как все, пускаешь слюнки? Когда Шон пригласил ее на Фокси - удивительно, он даже рассказал это всем - он сразу же захотел поговорить о прошлой ночи, но Ария пожала плечами, сказав, что она почувствовала себя намного лучше. Шон с забавой посмотрел на нее, но он понял, что не надо задавать лишних вопросов.

И теперь она избегала его.

Майк прислонился к деревянной стойке бара Фокси, покачивая головой, когда диджей поставил Франца Фердинанда. На его лице была самодовольная улыбка - Ария знала, что он чувствовал, получив билет на Фокси, будучи только второкурсником. Но она была его сестрой, и она могла видеть его боль и грусть, которую он так тщательно пытался скрыть.

Это как тогда, в детстве. Когда они ходили в общий бассейн и друзья Майка называли его педиком, потому что он носил белые плавки, которые стали розоватого цвета после стирки. Майк пытался носить их как мужчина, но позже, пока взрослые плавали, Ария поймала его, тайно плачущего в детском бассейне. Она хотела сказать что-то, чтобы он почувствовал себя лучше.

Она собиралась сказать Элле, что ей было жаль. Ария собиралась сказать, что той ночью, когда она вернулась домой, ей не было никаких оправданий. И что Майк в этом не виноват. И что даже если их семья распадётся, всё равно всё будет в порядке. Каким-то образом. Но она знала, что случилось бы, если бы она попыталась рассказать. Майк бы просто убежал.

Ария схватила свой кофе и зашагала прочь из бара. Ей было просто необходимо двигаться.

- Ария, - послышался голос сзади неё.

Она обернулась.

Шон стоял приблизительно за шесть футов возле одного из столиков. Он выглядел огорченным.

Запаниковав, Ария выбросила свой кофе и бросилась в сторону женского туалета. Одна из ее коротких танкеток скользнула с ее ноги. Сжимая ее снова, она толкалась вперед, только чтобы застрять в стене детей. Она попыталась протолкнуться сквозь толпу, но никто не сдвинулся с места.

- Эй.

Шон был рядом с ней.

- О, - Ария старалась перекричать музыку, пытаясь сделать это как можно более небрежно. - Привет.

Шон взял Арию за руку и повёл её на стоянку, которая была в одном месте с Фокси. Там было пусто. Шон получил свои ключи у работника парковки. Он помог Арии сесть в его машину, и они поехали вдоль пустой дороги.

- Что с тобой происходит? - требовательно спросил Шон.

- Ничего, - Ария уставилась в окно. – Все нормально.

- Нет. Ты как... зомби. И это пугает меня до чертиков.

- Я просто... - Ария теребила жемчужины на своём браслете. - Я не знаю. Я не хочу беспокоить тебя.

- Почему?

Она пожала плечами.

- Потому что ты не хочешь слышать этого. Ты, наверное, думаешь, что я полная дура. Словно я очень одержима своими родителями. И я могу разговаривать только об этом.

- Ох... в какой-то степени так и было. Но я имею ввиду...

- Я не сойду с ума, -перебила она: если ты захочешь танцевать с другими девчонками и всё такое. На вечеринке есть действительно милые девушки.

Шон моргнул, его глаза стали пустыми.

- Но я не хочу танцевать с кем-либо кроме тебя.

Они оба молчали. Из палатки вырывался бас Кении Веста "Золотоискатель"

- Ты думаешь о своих родителях? - тихо спросил Шон.

Она кивнула.

- Думаю. Я должна сказать моей маме сегодня.

- Почему ты должна сказать ей?

- Потому что... - Ария не могла рассказать ему об Э. - Это должна быть я. Так больше не может продолжаться.

Шон вздохнул.

- Ты многое возлагаешь на себя. Можешь не думать сегодня ночью об этом?

Сперва Ария почувствовала защитную реакцию, но затем откинулась назад.

- Я действительно думаю, что ты должен вернуться туда, Шон. Ты не должен позволять мне разрушать твою ночь.

- Ария.. - выпустил Шон разочарованный вздох.

- Прекрати. - Ария скорчила лицо. - Я просто не думаю, что у нас выйдет.

- Почему?

- Потому что.. - она остановилась, пытаясь понять, что она хочет сказать.

Потому что она не была обычной розвудской девчонкой? Или потому что по каким бы причинам она не нравилась Шону, было гораздо больше поводов не любить ее?

Она чувствовала себя так, словно была одним из тех замечательных лекарств, которые так часто рекламируют по ТВ. Ведущий рассказывает, как лекарство уже помогло миллионам людей, но в конце шепотом добавляет, что побочными эффектами являются учащенное сердцебиение и жидкий стул. Быть с ней - это все равно, что встречаться с клевой сумасшедшей девчонкой, но наличие семейного багажа может привести к нервным срывам и периодическому вытиранию соплей об ваши дорогие рубашки.

Шон осторожно положил свои руки на руки Арии.

- Если ты боишься, что я взбесился из-за прошлого вечера, то ты ошибаешься. Ты действительно мне нравишься. В какой-то степени, ты стала мне больше нравиться, после вчерашнего вечера.

На глазах Арии появились слезы.

- Правда?

- Да, правда. - Он прижался лбом к ее губам.

Ария затаила дыхание.

Наконец то, их губы коснулись. Потом еще раз. Сильнее, на этот раз.

Ария прижалась своими губами к его, обхватила его шею и подтянула его поближе. Его тело было таким горячим и совершенным. Шон провел рукой по талии Арии. Неожиданно они уже целовались, их руки двигались вверх и вниз по спинам.

Затем они отпрянули, тяжело дыша, и посмотрели друг другу в глаза. Они пожирали друг друга глазами.

Шон дернул молнию на платье Арии. Он сбросил с себя куртку и бросил ее на заднее сидение, а она начала расстегивать пуговицы на его рубашке. Она поцеловала Шона в восхитительное ухо и провела руками под его рубашкой, по его гладкой голой коже.Он обхватил ее грудь настолько хорошо, насколько мог, его тело под странным углом было прижато к сидению Ауди.

Шон отклонил сидение назад, увлекая за собой Арию, и положил ее на себя. Ее позвонки упирались в руль. Она выгнула шею, пока Шон целовал ее.

Когда она открыла глаза, то увидела кое-что - желтый листок бумаги под "дворником". Сперва она подумала, что наверно это флаер - может быть реклама какой-нибудь вечеринки, которая будет после Фокси - но затем она увидела большие объемные буквы, небрежно выведенные черным маркером.

Не забудь! Ровно в полночь!

Она выскользнула из рук Шона.

- Что это? - спросил он.

Она показала на записку, её руки тряслись.

- Ты написал это? - Это был глупой вопрос, ведь она уже знала ответ.

28 Глава

Это не вечеринка, если нет Ханны Марин


Когда такси подъехало к Кингман Холл, Ханна бросила двадцатку водителю, стареющему и лысеющему мужчине, у которого, казалось, были проблемы с потоотделением.


- Возьмите, - сказала она.


Она захлопнула дверь и направилась к входу - ее живот свело.


Она купила сумочку Cool Ranch Doritos на вокзале Филадельфии и с маниакальной скоростью понеслась вниз в течении пяти сумасшедших минут.


Неудачный ход.


Справа от нее была таблица регистрации Фокси.


Худощавая девушка с короткими светлыми волосами и тонной подводки для глаз принимала билеты и ставила галочки напротив имен в своем блокноте.


Ханна колебалась.


Она понятия не имела, где был ее билет, но если она собиралась продолжить свой путь, то могла бы просто сказать ей возвращаться домой.


Она, прищурясь, смотрела на палатку Фокси, которая блестела словно праздничный торт.


Не было пути, который дал бы ей покончить с тем, что касалось Шона.


Она решила зайти в Фокси, и неважно, понравится это девушке с подводкой, или нет.


Глубоко вздохнув, Ханна быстро рванулась через теблицу регистрации.


- Эй! - девушка позвала её. - Стой!

Ханна спряталась за колонной - ее сердце безумно стучало.


Мускулистый вышибала в смокинге бежал за ней, потом остановился и осмотрелся.


Разочарованный и смущенный, он пожал плечами и что-то сказал в рацию.


Ханна чувствовала немного удовлетворительный трепет.


Это дало ей тот же порыв, как и в кражи.


Повсюду сновали ребята.


Она не могла вспомнить, что это когда-либо было запаковано.


Многие двушки на танцполе снимали свои туфли и держали их в воздухе, когда кружились.


Однако у бара была огромная толпа и множество людей стояли в линии возле чего-то, что напоминало стойку караоке.


Похоже, столы были пусты, а значит обед еще не подавали.


Ханна подхватила за локоть второкурсницу из Розвуда Дэй Аманду Уильямсон, которая всегда пыталась поздороваться с Ханной при встрече.


Лицо Аманды просияло:


- Эээйй,Ханна!

- Ты не видела Шона? - прокричала Ханна.


Удивление отразилось на лице Аманды, затем она пожала плечами.


- Я не уверена...


Ханна волновалась, её сердце сильно стучало.


Может его здесь и не было.


Она развернулась, чтобы уйти и чуть не столкнулась с официантом с огромным подносом сыра.


Схватив огромный кусок чеддера, Ханна запихнула его в рот.


Она проглотила его, даже не почувствовав вкуса.


- Ханна! - протянула ужасно загорелая и одетая в золотистые брюки Наоми Зейглер. - Класс! Ты здесь! Я думала, что ты говорила что не придешь.

Ханна нахмурилась.


Наоми обжималась с Джеймсом Фридом.


Она указала на них обоих.


- Вы, ребята, пришли вместе? - Ханна думала, что может быть у Шона было свидание с Наоми.


Наоми кивнула.


Тогда она наклонилась вперед.


- Ты ищешь Шона? - она покачала головой не веря этому.


- Это то,о чём все говорят. Серьезно, я не могу в это поверить.


Сердцебиение Ханны ускорилось.


- Так Шон здесь?

- Да, он здесь.


Джеймс нагнулся, вытащил бутылку из-под Колы, налил в неё подозрительную прозрачную жидкость и залил туда апельсинового сока.


Он сделала глоток и улыбнулся.


- Я имею ввиду, что они такие разные, - Наоми размышляла.


- Ребята, вы сказали, что остались друзьями, верно? Поэтому он сказал тебе попросить ее?

Отвяжись.


Джеймс подтолкнул Наоми


- Она сексуальна.


- Кто? - Ханна кричала.


Почему об этом все знают, кроме нее?


- Они там.

Наоми показала на комнату.


Это было, как будто море детей разошлось, и огромный центр внимания сиял вниз от потолка.


Шон стоял в углу, рядом с караоке и обнимал высокую девушку в платье в черно-белый горошек.


Она склонила голову на его плечо, а его руки были в опасной близости от ее бедер.


Девушка немного повернула голову и Ханна увидела знакомые экзотические черты - лицо, немного напоминающее эльфа и иссиня-черные волосы.


Ария.


Ханна закричала.


- О, Боже мой, не могу поверить, что ты не знала!


Наоми утешительно положила руку на плечо Ханны.


Ханна отбросила ее и ворвалась в комнату, прямо к обнимающимся Арии и Шону.


Никаких танцев, только объятия.


Уроды.


Ханна простояла несколько секунд, пока Ария не открыла сначала один глаз, затем второй.


Она шумно вдохнула.


- Гм, эй, Ханна.


Ханна стояла, дрожа от страха.


- Ты...ты сука.


Шон встал перед Арией.


- Подожди...


- Подожди? - Голос Ханны дрожал.


Она указала на Шона, она была так зла, что ее палец дрожал.


- Ты... Ты сказал мне,что не придешь, потому что у твоих друзей какая-то дата, и ты не хочешь!

Шон пожал плечами.

- Все изменилось.


Ханна почувствовала себя так, словно он дал ей пощечину.


- Но мы собирались встретиться на этой неделе!

- Мы собирались поужинать на этой неделе, - поправил Шон. - Как друзья.


Он улыбался ей так, словно он была ребенком из детского сада.


- Мы расстались в прошлую пятницу, Ханна. Помнишь?


Ханна моргнула


- И что, ты теперь с ней?

- Нуу... - Шон посмотрел на Арию. - Да.


Ханна схватилась за живот, уверенная, что ее сейчас вырвет.


Это должно быть была шутка.


Шон и Ария смотрелись вместе также, как толстая девушка в узких легинсах.


Затем она заметила платье Арии.


Молния на боку была расстегнута, наполовину открывая черный кружевной бюстгальтер Арии без бретелек.


- Твоя грудь сейчас станет всеобщим достоянием, - прокричала она, указывая на платье.


Ария быстро посмотрела вниз, закрыла руками грудь и застегнула молнию на платье.


- В любом случае, где ты взяла это платье? - спросила Ханна. - Luella for Target?

Ария выпрямилась.


- На самом деле да. Я подумала, что оно милое.


- Боже. - Ханна закатила глаза. - Ты такой страдалица.


Она посмотрела на Шона


- Вообще-то, я думаю, что у вас, ребята, есть что-то общее. Ария, а ты знаешь, что Шон обязался быть девственником, пока ему не стукнет тридцать? Возможно, он что-то чувствует к тебе, но никогда не доведет дело до конца. Он дал священное обещание.


- Ханна! - прошипел Шон.


- Лично я думаю, это все потому что он гей. А ты как считаешь?

- Ханна... - теперь голос Шона никак нельзя было назвать умоляющим.


- Что? - огрызнулась Ханна


- Ты лжец, Шон. И придурок.


Когда Ханна осмотрелась, увидела что собралась группа ребят.


Те, кто всегда были в паре, и те, кто по очереди цепляли кого-то.


Девушек, которые были недостаточно круты, мальчиков с избыточным весом держали здесь только потому, что это было забавно, а богатые детки развели всех на кучу денег или манипулировали всеми, потому что они были милые и интересные.


Они жадно съедят это.


Уже начали шептаться.


В конце-концов, Ханна посмотрела на Шона, но не смогла ничего сказать и убежала.


Прямо через первую линию она ушла в ванную комнату для девочек.


Кто-то хотел выйти из кабинки, но Ханна затолкнула ее обратно на пути туда.


- Сука! - кто-то прокричал, но Ханну это не волновало.


Как только она закрыла дверь, она наклонилась к туалету и избавилась от Доритос и всего того, что съела за сегодняшний вечер.


Когда она с этим покончила, она разрыдалась.


все смотрят на тебя.


Какая жалость.


И Ханна плакала на людях.


Это было одно из первых правил, которые Ханна и Мона выдумали себе: никогда, никогда никто не должен видеть как вы плачете.


А больше всего, она чувствовала себя такой наивной.


Ханна действительно верила, что Шон вернется к ней.


Она думала, что идя в ожоговую клинику или Д клуб, она делает шаги навстречу, но все это время он думал о другой.


Когда, наконец, она открыла дверь, ванная комната была пуста.


Было так тихо, что она могла слышать, как капли воды падают на мозаику бассейна.


Ханна взглянула на себя в зеркало, чтобы понять, насколько плохо она выглядит.


Когда она это сделала, она ахнула.


На нее смотрела совсем другая Ханна.


Эта Ханна была пухлой, с грязными каштановыми волосами и плохой кожей.


У нее были брикеты с полосками розовой резины, а глаза сужены и прищурены, потому что она не хотела носить свои очки.


Ее коричневый блейзер обтягивал пухлые руки, а ее блузка была пристегнула застежкой от лифчика.


Ханна закрыла глаза от ужаса.


Это Э, подумала она.


Э сделала это со мной.


Потом она подумала о записке Э: "Пойди на Фокси сейчас. Шон там с другой девушкой."


Если Э знала,что Шон сейчас на Фокси с другой девушкой,это значит... Э сейчас на Фокси.


- Эй.


Ханна вскочила и обернулась.


Мона стояла в дверях.


Она великолепно выглядела в своем облегающем черном платье, которое Ханна не заметила во время шоппинга.


Ее светлые волосы были отброшены назад, а кожа светилась.


Смущаясь, она наверняка заметила блевотину на ее лице, Ханна сделала шаг назад в кабинку.


- Подожди.


Мона взяла ее за руку.


Когда Ханна закружилась, чтобы увидеть спину, Мона серьезно и заинтересованно посмотрела.


- Наоми сказала, что ты сегодня не придешь.


Ханна еще раз посмотрела на себя в зеркало.


Ее отражение показало Ханну из одиннадцатого класса, а не их седьмого.


Ее глаза все еще были немного красными, но в целом она выглядела неплохо.


- Это Шон, не так ли? - спросила Мона. - Я только что пришла и увидела его с ней.


Она опустила голову.


- Мне так жаль, Хан.


Ханна закрыла глаза.


- Я себя чувствую такой уродкой, - призналась она.


- Это не так. Это он урод.


Они посмотрели друг на друга.


Ханна почувствовала укол сожаления.


Дружба Моны так много для нее значила, и она могла позволить ей мешать всему остальному.


Она не могла вспомнить почему они поругались.


- Прости меня, Мон. За всё.


- Прости, - сказала Мона.


И они крепко обнялись.


- Слава Богу, наконец, я тебя нашла.


Спенсер Гастингс шла по мраморному полу ванной и вытащила Ханну из объятий.


- Мне надо поговорить с тобой.


Ханна раздраженно отстранилась.


- Что? Зачем?

Спенсер выразительно посмотрела на Мону.


- Я не могу рассказать тебе здесь. Ты должна пойти со мной.


- Ханна никуда не должна идти никуда.


Мона взяла Ханну за руку и притянула её к себе.


- На этот раз она должна.


Спенсер повысила голос.


- Это скорая помощь.


Мона отпустила руку Ханны.


У нее было выражение, как в тот день в торговом центре, и она сказала: "Если у тебя еще есть от меня секреты, я клянусь, между нами все кончено."


Но Спенсер выглядела испуганной.


Что-то было не так.


Совсем не так.


- Прости, - сказала Ханна, дотронувшись до руки Моны. - Я скоро вернусь.


Мона сбросила её руку.


- Отлично, - зло сказала она, подходя к зеркалу проверить макияж. - Можешь не торопиться.

29 Глава

Пусть все выйдет


Спенсер молча вывела Ханну из ванной туда, где раньше толпились ребята.


Затем она заметила Арию в одиночестве стоящую у стойки бара.


- Ты тоже пойдешь.


Ханна бросила руку Спенсер.


- Я не пойду никуда, если она с нами.


- Ханна, ты сказала всем, что бросила Шона! - запротестовала Ария.


- На английском?

Ханна скрестила руки на груди.


- Это не означало, что я хотела, чтобы ты приходила сюда с ним. И это не значило, что я хотела, чтобы ты украла его.


- Я ничего не крала! - вскрикнула Ария, поднимая руку, сжатую в кулак.


На секунду Спенсер показалось, что Ария ударит Ханну и встала между ними.


- Хватит, - сказала она. - Прекратите. Мы должны найти Эмили.


Прежде чем они успели протестовать, их вытащили туда, где стояли ледяные скульптуры, караоке и таблицы ювелирных аукционов.


Спенсер только что видела Эмили, минут двадцать назад, но Эмили уже ушла.


Она прошла длинный стол со свечами, за которым сидел Эндрю со своими друзьями.


Он заметил ее, быстро повернулся к друзьям и что-то громко шепнул, фальшиво рассмеявшись.


Спенсер почувствовала угрызения совести.


Но она не могла разобраться с ним сейчас.


Она прошла на террасу, сильнее вцепившись в руки девочек.


Дети сидели возле фонтана, болтая в нем босыми ногами, но Эмили все еще не пришла.


Ханна застонала, проходя мимо гигантской статуи Пана.


- Я должна идти.


- Ты не можешь пока уйти.


Спенсер подтолкнула Арию и Ханну обратно к обеденной зале.


- Это важно для всех нас. Мы должны найти Эмили.


- Почему это так важно? - завопила Ханна. - Кого, черт возьми, это волнует?

- Потому что... - Спенсер сделала паузу. - Она здесь с Тоби.


- И? - спросила Ария.


Спенсер глубоко вдохнула.


- Я думаю... Я думаю, что возможно, Тоби собирается навредить ей. Я думаю, он хочет навредить всем нам.


Девушки выглядели шокированными.


- Почему? - потребовала ответа Ария, держа руки на бедрах.


Спенсер взглянула под ноги.


Ее живот сводило.


- Я думаю Тоби и есть Э.


- Почему ты так думаешь? - Ария выглядела рассерженной.


- Э отправил мне записку, - призналась она. - В ней говорилось, что все мы в опасности.


- Ты получила записку? - воскликнула Ханна. - Я думала, мы договорились рассказывать друг другу об этом?

- Я знаю.


Спенсер уставилась на свои туфли с заостренным носком от Лобутена.


Сзади в палатке несколько парней соревновались в конкурсе по брейк-дансу.


Ноэль Канн пытался сделать кикворм, а Мэйсон Байерс исполнял что-то лежа на спине.


- Разве это не подразумевало воспитательные функции? Я не знаю,что делать. Я...я на самом деле получила две записки. В первой говорилось, что лучше мне ничего вам не говорить. Но во второй действительно все было очень похоже на Тоби... и теперь Тоби здесь с Эмили и...

- Подожди, в первой говорилось, что мы в беде, и ты ничего не сделала? - спросила Ханна.


Похоже, она не была зла, а только смутилась.


- Я не была уверена, что это правда, - сказала Спенсер.


Она провела рукой по волосам.


- В смысле, если бы я знала...

- Знаете, я тоже получила записку, - осторожно сказала Ария.


Спенсер моргнула.


- Ты получила? Там тоже речь шла о Тоби?

- Нет... - казалось Ария продумывала свои слова. - Спенсер, почему в пятницу ты была в студии йоги?

- Студия йоги? - Спенсер прищурила глаза. - Какое отношение это имеет к...?

- Это как-то слишком для совпадения, - продолжала Ария.


- О чем ты говоришь? - закричала Спенсер.


Ханна прервала:


- Ария, твоя записка была о Шоне?

- Нет.

Ария развернулась к Ханне, подняв бровь.


- Хорошо, простите! - фыркнула Ханна. - Я тоже получила сообщение от Э, и оно было о Шоне! Там говорилось, что он сейчас на Фокси, с другой девушкой....с тобой!

- Ребята... - попросила Спенсер, не желая снова втянуться в этот спор.


Потом она нахмурилась.


- Подожди. Когда ты получила е-мейл, Ханна?

- Сегодня вечером.


- Так это значит, что... - Ария смотрела на Ханну.


- Если твоя записка от Э сообщила, что Шон был на Фокси со мной, это значит, что Э видела нас. Что значит... Э на Фокси.


- Я знаю, - закончила Ханна, кисло улыбнувшись Арии.


Сердце Спенсер кольнуло.


- Это по-настоящему случилось. Я была здесь...и Э - это был Тобби.

Идите сюда.


Спенсер повела их в узкий длинный зал, который был залом аукциона.


Днем в залле было очень душно и по-филадельфски, с длинными столами переговоров, портретами маслом сварливых богатых мужчин и скрипучими полами, но ночью все столы были уставлены ароматическими свечами, а деревянные стенные панели украшены разноцветными лампочками.


Девушки выглядели как трупы, когда остановились возле синей лампы.


- Повтори это для меня, Спенсер, - медленно сказала Ария.


- В твоей первой записке было сказано, чтобы ты нам не рассказывала. Но не рассказывала нам что? Поэтому ты получила записку?Поэтому Э это Тоби?"

- Нет... - повернулась к ним Спенсер. - Я не должна рассказывать вам о том, что я знаю. О Деле Дженны.


Страх отразился на лицах девушек.


"Вот оно", подумала Спенсер.


Она глубоко вздохнула.


- Правда в том... что Тоби видел, как Эли подожгла фейерверк. Он с самого начала все знал.


Ария отошла назад и облокотилась об стол.


Часть керамической посуды пошатнулась и упала, разбившись на осколки об деревянный пол.


Ни одна не пошевелилась, чтобы убрать это.


- Ты врешь, - прошептала Ханна.


- Если бы я могла.


- Что это значит, Тоби все видел? - голос Арии задрожал.


- Эли сказала, он не видел.


Спенсер скрестила руки.


- Он мне рассказал, что видел. Фактически меня и Эли.


Ее подруги ошеломленно уставились на нее.


- Ночью, когда была ранена Дженна, когда я выбежала посмотреть что происходит, Тоби подошел к нам с Эли. Он сказал, что видел, как Эли ...делала это, - голос Спенсер задрожал.


Ей столько раз снились кошмары об этом моменте, что было сюрреалистическим сейчас находиться в нем.


- Эли наступала, - продолжала она. - Она сказала Тоби, что видела, как он делал что-то... ужасное... и она всем это расскажет. Только если Тоби возмет вину на себя, она тогда этого не сделает. Прежде чем Тоби ушел, он сказал, что достанет ее. Но на следующий день она призналась.


Спенсер потерла руками шею.


Сказав это вслух, она словно перенеслась обратно в события той ночи.


Она могла почувствовать серный запах горящего фейерверка и свежескошенной травы.


Она могла видеть Эли, ее светлые волосы, собранные в конский хвостик, жемчужные сережки-капельки, которые ей подарили на ее одиннадцатый день рождения.


Ее глаза наполнились слезами.


Спенсер сглотнула и продолжила.


- Вторую записку Э прислал мне говоря, Вы причинили мне боль, поэтому я сделаю больно вам, и потом что он покажется, когда мы меньше всего этого ожидаем. Этим утром, коп приходил в мой дом, снова расспрашивал меня об Эли, и этот коп смотрел меня так, словно я знаю что-то, что не должна. Я думаю, Тоби может стоять за всем этим. Сейчас он привел Эмили сюда. Я боюсь, он может причинить ей вред.


Это заставило Арию и Ханну долгое время искать ответ.


Наконец-таки, руки Арии задрожали.


Большое красное пятно расползлось по ее шее и щекам.


- Почему ты нам раньше не рассказала? - она искоса смотрела на Спенсер, подыскивая слова.


- В смысле, в то время, в седьмом классе, когда я была наедине с Тоби, это было так драматично! Он не мог причинить мне боль... или всем из нас... и если бы он действительно причинил вред Эли, мы могли бы помочь спасти ее!

- Я плохо себя чувствую, - глухо застонала Ханна.


По щекам Спенсер катились слезы.


- Я хотела рассказать вам, но я боялась.


- Чем Эли шантажировала Тоби, что он не мог никому ничего рассказать? - потребовала Ария.


- Эли не хотела это рассказывать, - соврала Спенсер.


Она почувствовала суеверный страх перед рассказом о секрете Тоби, так словно бы молния поразила бы ее... или как-то, совершенно сверхъестественно, мог все услышать.


Ария уставилась на свои руки.


- Тоби знал все с самого начала, - начала она опять. - И сейчас он...вернулся.


Ханна выглядела позитивно-зеленой.


Он не только вернулся, - сказала Спенсер. - Он здесь. И он Э.


Ария схватила руку Ханны.


- Иди сюда.


- Куда вы идете, - Спенсер нервно окликнула.


Она не хотела, чтобы Ария вышла из её поля зрения.


Ария наполовину повернулась.


- Мы должны найти Эмили, - сердито ответила она.


Она подняла низ своего платья и побежала.

ГЛАВА 30.

КУКУРУЗНЫЕ ПОЛЯ - САМОЕ СТРАШНОЕ МЕСТО В РОЗВУДЕ.

Эмили спокойно сидела в небольшой нише в конце зала Кингмана и наблюдала за курящими. Девочки в их вычурных, платьях пастельных тонов, мальчики в их изящных костюмах. Но кто видел больше, чем она? Она не знала.

Она зажмурилась и быстро открыла глаза, и первым, кого она увидела, была Тара Келли, старшеклассница Розвуд Дэй. У неё были яркие красные волосы и красивая, бледная кожа.

Эмили скрипнула зубами и снова закрыла глаза.

Когда она открыла их, она увидела Ори Кейса, горячего футбольного игрока. Парень. Там. Но тогда она не могла не заметить тонкие, жирафоподобные руки Рейчел Фарестейн. Хлоя Дэвис делала сексуальное, дразнящее лицо на свидании, и Чад «Какой-то там» зачарованно смотрел на ее рот. Элли Кармайкл так же наклоняла свой подбородок.

Эмили почувствовала запах духов Майкла Корса, и в ее жизни ничего не пахло вкуснее. Кроме, наверное, банановой жвачки. Это не может быть правдой. Не может.

- Что ты делаешь?

Тоби стоял над ней.

- Я... - заикнулась Эмили.

- Я искал тебя по всему дому. Ты как, нормально?

Эмили подвела итоги: Она пряталась на замерзшем балконе, используя свой кашемир как согревающий прибор, и нарушила контроль теста, который проводила, чтоб понять, нравятся ей парни или девушки.

Она перевела взгляд на Тоби. Она хотела объяснить, что только что произошло. С Беном, с Майей, с гадалкой - со всем.

- Возможно, ты возненавидишь меня, за то, что я спрашиваю, но... что если мы уйдем отсюда? - улыбнулся Тоби.

- Я надеялась, что ты это спросишь.

Он потянул Эмили за руки. На их пути, Эмили заметила Спенсер Гастингс, стоящую на краю танцпола. Спенсер была позади нее, и Эмили обернулась и поздоровалась с ней.

Потом Тоби сова потянул ее руки, и она решилась. Спенсер могла расспросить ее об Э, но она была не в настроении разговаривать об этом прямо сейчас. Когда они вышли со стоянки, Эмили подбежала к окну. Ночь великолепно пахла, похоже на сосновые иглы и приближающийся дождь. Луна была огромная и полная, и густые облака иногда набегали на нее. Вокруг было так тихо, что Эмили могла слышать шум от автомобильных шин по мостовой.

-Уверена, что в порядке? - спросил Тоби.

Эмили немного подскочила.

- Да, всё нормально, - Она взглянула на Тоби. Он сказал ей, что купил для этого новый костюм, и сейчас она должна была заставить его пойти домой на три часа раньше. - Прости, что ночь испорчена.

- Это здорово, - Тоби пожал плечами.

Эмили повертела маленькую коробочку от Тиффани, которая лежала у нее на коленях. Она схватила одну перед самым выходом из палатки, полагая, что может взять себе прощальный подарок.

- Значит, ничего не случилось? - спросил Тоби. - Ты такая тихая.

Эмили выдохнула. Прежде чем ответить, она посмотрела на три разных виднеющихся кукурузных поля.

- Я обратилась к гадалке таро.

Тоби непонимающе нахмурился.

- Она сказала только, что со мной что-то произойдет сегодня ночью. Что-то, эм, что изменит мою жизнь, - Эмили попыталась засмеяться.

Тоби открыл рот, собираясь что-то сказать, и быстро закрыл его.

- Эта вещь уже, отчасти, произошла, - сказала Эмили. - Я столкнулась с тем парнем, Беном. Тот, который был в коридоре раздевалки, который... ты знаешь. В любом случае, он пытался... я не знаю. Я предполагаю, что он пробовал причинить мне боль.

- Что?

- Все хорошо. Я в порядке. Он просто... - подбородок Эмили задрожал. - Я не знаю. Может я заслужила это.

- Почему? - Тоби стиснул свои зубы. - Что ты сделала?

Эмили взялась за белый бант подарка. Капли дождя начали падать на ветровое стекло. Она глубоко вздохнула.

Неужели она действительно собирается сказать это вслух?

- Бен и я были на свидании. Когда мы еще были вместе, он застукал меня, целующейся с кем-то другим. С девушкой. Он назвал меня лесбиянкой, и когда я попыталась объяснить ему, что ничего не было, он попытался заставить меня доказать это. Что мне нравится целовать его и ...все такое. Это то, что произошло, когда ты вошел в коридор раздевалки.

Тоби поудобней устроился в сидении. Эмили провела рукой по белой гардении в корсаже, которую дал ей Тоби.

- Дело в том, что я, возможно, лизбиянка. То есть, я, вроде как, любила Элисон ДиЛаурентис. Но я думала, что то, что я влюблена в Эли, не делает меня лесбиянкой. Сейчас... сейчас я не знаю. Может Бен прав. Может, я лесбиянка. Может, я должна принять это.

Эмили не могла поверить, что все эти слова только что слетели с ее губ. Она повернулась к Тоби.

Его рот был сжат в жесткую линию. Она подумала, что возможно если он был парнем Эли, то сейчас самое время признаться в этом. Вместо этого он тихо сказал:

- Почему ты так боишься признать это?

- Потому что! - засмеялась Эмили. Не было ли это очевидным? - Потому что я не хочу быть... ну, ты знаешь. Лесбиянкой. - И тихим голосом она добавила: - Все будут смеяться надо мной.

Они выехали с пустынной двухместной остановки. Вместо того чтобы остановиться или проехать мимо, Тоби загнал свою машину на парковку. Эмили была озадачена.

- Что мы делаем?

Тоби убрал его руки от колеса регулирования и смотрел на Эмили в течение долгого времени. Так долго, что Эмили начала чувствовать себя некомфортно. Он казался расстроенным. Он обхватил рукам шею и отвернулся к окну.

Дорога была тихой, пустынной и шла параллельно кукурузному полю, одному из самых больших в Розвуде. Дождь мог начаться прямо сейчас, и так как Тоби не включил дворники на ветровом стекле, все было размытым. Вдруг, ей сильно захотелось в цивилизацию. Чтобы машина поехала. Чтобы показался дом. Заправочная станция. Хоть что-то.

Был ли Тоби расстроен, потому что она ему нравилась, а она всего лишь наполовину открылась ему? Был ли Тоби гомофобом? Это то, что ей придется делать, если она действительно окажется лесбиянкой. Вероятно, люди должны поступать так каждый день своей жизни.

- Ты никогда не была по другую сторону, не так ли? - наконец спросил Тоби. - Ты никогда никому не позволяла смеяться над тобой?

- Н-нет.. - Она искала лицо Тоби, пытаясь понять его вопросы. - Думаю, нет. Хорошо, только Бену. Так или иначе.

Гром прогремел наверху, и она подпрыгнула. Потом она увидела зигзаг молнии, разрезающей небо в нескольких милях от них. Она осветила все на мгновение, и Эмили смогла увидеть хмурящегося Тоби, который застегивал пуговицы на своем жакете.

- Увидев сегодня всех этих людей, я действительно осознал, как должно быть, тяжело это, жить в Розвуде, - сказал он. - Люди когда-то ненавидели меня. Но сегодня, все они были милы - все те, кто когда-то смеялся надо мной. Это отвратительно. Словно ничего не было. - Он сморщил нос. - Они понимают, какими засранцами они были?

"Думаю, нет", сказала Эмили, чувствуя себя неспокойно.

Тоби взглянул на нее.

- Я видел одну из твоих подруг здесь. Спенсер Гастингс. - Снова ударила молния, заставив Эмили подскочить. Тоби криво усмехнулся. - Вы, ребят, были такой бандой, в то время. Вы действительно издевались над людьми. Я...моя сестра...

- Мы не хотели, - инстинктивно сказала Эмили.

- Эмили, - Тоби пожал плечами. - Хотели. И почему нет? Ты была одной из наиболее популярных девочек в школе. Вы могли.

Его голос резко стал саркастичным. Эмили попробовала улыбнуться, надеясь, что это было шутка. Только Тоби не улыбнулся в ответ. Почему они говорят об этом? Разве они не должны были обсуждать то, что Эмили, возможно, лесбиянка?

- Прости. Мы только … Мы были так глупы. Мы делали то, что Эли хотела, чтобы мы делали. Думаю, мы бы покончили с этим, с тех пор как ты и Эли вместе на следующий год…

- Что? - резко прервал Тоби.

Эмили отпрянула к окну. Её щеки пылали из-за излишка адреналина в крови.

- Вы... вы не дурачились с Эли в, эм, седьмом классе?

Тоби в ужасе посмотрел на нее.

- Мне тяжело было даже видеть ее, - тихо сказал он. - Сейчас же мне тяжело слышать ее имя. - Он положил ладонь на лоб и глубоко вздохнул. Когда он снова повернулся лицом, его глаза потемнели. - Особенно после того... после того, что она сделала.

Эмили смотрела на него.

Снова ударила молния, и поднялся сильный порывистый ветер, шатающий кукурузные стебли. Они были похожи на руки, отчаянно пытающиеся что-то достать.

- Подожди, что? - Она засмеялась, надеясь-и-молясь-чтоб она его неправильно поняла. Молясь, чтоб она моргнула, а ночь сама собой превратилась в нормальную.

- Думаю, ты прекрасно меня слышала, - сказал Тоби. Его низкий голос был лишен эмоций. - Знаю, вы были друзьями и любили её, но честно, я рад, что эта сучка мертва.

Эмили почувствовала себя так, словно кто-то лишил ее воздуха. Что-то должно случиться с ней сегодня. Что-то, меняющее жизнь.

«Вы действительно издевались над людьми. Я....моя сестра... Для меня тяжело даже слышать ее имя. Особенно после того, что она сделала... ПОСЛЕ ТОГО, ЧТО ОНА СДЕЛАЛА. Я рад, что эта сучка мертва.»

Тоби... знал? В ее сознании прогремел гром.

Он знал. Она была уверена в этом, больше чем в чем бы то ни было. Эмили чувствовала так, словно всегда знала это, потому что это было написано на его лице, но она так хотела просто проигнорировать это.

Тоби знал, что они сделали с Дженной, но Э не могла рассказать ему. Он знал это уже давно. И он должен ненавидеть Эли за это. Он должен ненавидеть всех из них, если б знал, что все они вовлечены в это.

- О Боже! - прошептала Эмили.

Она потянула ручку двери автомобиля, подбирая платье, выходя из машины. Дождь сразу же ударил ее, и она почувствовала это как уколы от игл. Конечно же, дружелюбность Тоби была подозрительной. Он хотел разрушить жизнь Эмили.

- Эмили? - Тоби отстегнул ремень безопасности. - Где ты...

Затем она услышала рев мотора. Тоби съехал снизу по дороги к ней, пассажирская дверь широко открылась. Она посмотрела направо, налево, и потом, надеясь, что знает, где находится, она нырнула в кукурузное поле, даже не заботясь о том, что абсолютно промокла.

- Эмили! - снова позвал её Тоби.

Но Эмили продолжала бежать.

Тоби убил Эли.

Тоби и есть Э.

Глава 31

КАК ХАННА УКРАДЕТ САМОЛЕТ, ЕСЛИ ДАЖЕ НЕ УМЕЕТ ЛЕТАТЬ!

Ханна прокладывала себе путь через толпу детей, в надежде увидеть знакомые светло русые волосы Эмили. Она нашла Спенсер и Арию около большого окна, разговаривающих с Джеммой Курран, одногруппницей Эмили по плаванию.

- Она была здесь с тем парнем из Тэйт, так?

Джемма поджала свои губы и пыталась подумать

- Я вполне уверена, что видела, как они уходили.

Ханна обменялась беспокойным взглядом со своими подругами

- Что мы собираемся делать?- прошептала Спенсер - Не похоже, что у нас есть идеи, что делать.

- Я пыталась дозвониться ей, - сказала Ария - Но она не берет трубку.

- Боже мой – сказала Спенсер, ее глаза наполнились слезами.

- Ну, а чего вы ожидали? – сказала Ария сквозь зубы. - Ты единственная, кто позволил этому случиться.

Хана не могла вспомнить, чтобы Ария была такой рассерженной, как сейчас.

- Я знаю, - повторила Спенсер. - Мне жаль.

Громкий удар прервал их. Все посмотрели наружу, деревья гнул ветер, и дождь все укрыл.

- Черт, - услышала Ханна от девушки, которая стояла рядом. - Мое платье испорчено.

Хана посмотрела на своих подруг.

- Я знаю кое-кого, кто сможет помочь нам. Полицейский.

Она осмотрелась, полуожидая офицера Вилдена, парня который арестовал Ханну за кражу браслета Тиффани и и машину мистера Эккарда и который сделал ЭТО с ее мамой - увидеть сегодня на Фокси. Но ребята из частных служб безопасности охраняли входы и аукцион ювелирных изделий, и только если произойдет что-то сногсшибательное, Лига охотников на лис позвонит в полицию.

В прошлом году, старшеклассники Розвуд Дэй напились так сильно, что сбежали с браслетом от Дэвида Бирмэна, который был на аукционе, и то, они ограничились тактичным сообщением на телефон семьи, что хотели бы видеть его на следующий день.

- Мы не можем пойти в полицию – прошипела Спенсер. - Пусть один из полицейских и вел себя нормально со мной сегодня утром, я не удивлюсь, если они думают, что это мы убили Эли

Ханна смотрела на гигантскую хрустальную люстру на потолке. Парочка детей кидалась в нее своими салфетками, пытаясь заставить хрусталь раскачиваться.

- Но я имею в виду, что в твоей записке ясно говорится, что я должна причинить вам вред, правильно? Или этого недостаточно?


- Это подписано Э. И там говорится, что мы причинили вред ей. Как мы объясним это?

- Но как мы можем быть уверены, что все в порядке? - спросила Ария, подтягивая вверх свое платье в горошек.

Ханна горько отметила, что боковые молнии все еще частично расстегнуты.

- Может быть, мы должны съездить к ней домой, - предложила Спенсер

- Шон и я можем поехать прямо сейчас, предложила Ария

У Ханны отвисла челюсть.

- Ты рассказала обо всем Шону?

- Нет - крикнула Ария, громче песни Наташи Бедингфилд и ударов дождя.

Ханна даже могла увидеть, как туман окутывает застекленную крышу холла, находящуюся в тридцати футах над их головами.

- Я ничего ему не расскажу. Или я не знаю, как я объясню это. Но он не будет знать.

- Так ты и Шон продолжите на какой-то афтепати? - допытывалась Ханна.

Ария посмотрела на нее безумно.

- Ты думаешь, я могу пойти на вечеринку после всего этого?

- Да, но если бы этого не случилось, ты бы пошла?

- Ханна, - Спенсер положила свою прохладную, худую руку на плечо Ханны. - Пусть идет

Ханна стиснула зубы, схватила стакан шампанского с подноса у официантки и залпом выпила. Она может не отпустить. Это было невозможно.

- Вы проверите дом Эмили, - сказала Спенсер Арие. - Я буду продолжать звонить ей.

- Что, если, когда мы приедем к Эмили, Тоби будет там с ней? - спросила Ария.

- Разве мы против него? Я имею в виду ... если он...? - Ханна посмотрела обеспокоенно на других. Она хотела надрать Тоби задницу - как он смог узнать про Кэти? Ее отца? Как Шон мог бросить ее и как она блевала? Как он смел, пытаться опустить ее? Но также она и боялась. Если Тоби - Э, если он знал, тогда он хочет отомстить им. Это имело... смысл.

- Мы просто должны убедиться в безопасности Эмили, - сказала Спенсер. - А, что если мы позвоним в полицию и оставим анонимное сообщение, если вскоре от нее ничего не услышим. Мы можем сказать, что видели, как Тоби делает ей больно. Мы не можем вдаваться в подробности.

- Если копы начнут наблюдать за ним, он поймет, что это мы сказали, - размышляла Ханна. - И потом, что если он скажет им о случае с Дженной? - Она представила себя в оранжевом костюме, разговаривающей с отцом через стекло.

- А что если он придет за нами? - спросила Ария.

- Мы найдем ее, прежде чем это случится, - перебила ее Спенсер.

Ханна посмотрела на часы. 10.30

- Мне пора. - Она сделала большой шаг к двери. - Я позвоню тебе Спенсер

Она ничего не сказала Арие. Она не могла даже смотреть на Арию Или на гигантскую штуковину у нее на шее.

Когда она уезжала, Наоми Зиглер схватила ее за руку.

- Хан, насчет того, что ты сказала на футболе. - У нее были огромные глаза и сочувствующий взгляд участницы ток-шоу. - Есть группа поддержки против булимии. Я могу помочь найти их.

- Отвяжись, - сказала Ханна, проскочив мимо девушки.

В это время Ханна сидела на поезде в Филадельфию, вымотанная поездкой, ее голова была тяжелой. Она подмигнула отражению. Она закрыла глаза. Когда она вновь открыла глаза, поезд уже остановился. Все лампочки погасли, кроме значков чрезвычайных ситуаций. Только они больше не гласили ВЫХОД. Они говорили "СМОТРИ"

Справа от нее, Ханна видела только лес. Луна сияла над верхушками деревьев. Но разве здесь не было проливного дождя всего минуту назад? Поезд пересек 30-е направление на другой стороне. Дорога обычно была перегружена пробками, но сейчас, ни одной машины не было на пересечении. Когда она вытянула шею, чтобы посмотреть, как люди отреагировали на поломку SEPTA, она заметила, что почти все спят.

- Они не заснули, - сказал голос, - они умерли.

Ханна подпрыгнула. Это был Тоби. Она толком не видела, но была уверенна, что это он. Он медленно поднялся и подошел к ней.

Поезд громко прогудел и Ханна подскочила. Флуоресцентные огни также ярко горели, поезд мчался через город, и снаружи плясали огоньки. Когда она посмотрела за окно, то увидела, как ветка дерева сильно крениться к земле. Две подлые блондинки, сидевшие неподалеку от нее, воскликнули "О, Боже Мой! Она была такой сильной" - реагируя на молнию. Ханна прижала колени к груди.

Ничего так, как исповедь Тоби Кавано не переворачивает твой мир. И делает тебя в результате параноиком.

Она не была уверенна, как передать эту новость. Она не реагировала на вещи так, как Ария, а предпочитала все обдумать сначала. Да, она была зла на Спенсер, за то, что та ничего не сказала. И боялась Тоби.

Но в тот момент её пугали только мысли о Джене. Она тоже знает? Она знала все это время? Она знала, что Тоби убил Эли? Ханна вообще-то видела Дженну после того случая - всего один раз, и она никогда не рассказывала об этом остальным.

Это было несколькими неделями позже после того как Эли пропала, и она была на импровизированной вечеринке у себя на заднем дворе. Все популярные дети Розвуда пришли - даже старшие девчонки из хоккейной команды Эли. Сначала у Ханны был довольно неплохая беседа с Шоном, они разговаривали о Гладиаторе. Ханна говорила, каким это кино показалось ей страшным, в тот момент, как Эли подошла к ним.

Сначала Эли подала Ханне взгляд, который говорил "Ура! ты наконец заговорила с ним!" Но потом, когда Ханна сказала

- Когда мой папа и я пришли из кинотеатра, о Боже, я была так напугана, что тут, же побежала в ванну, и меня вырвало, - Эли толкнула Ханну в бок.

- У тебя проблемы с этим раньше, не так ли? - пошутила Эли.

Ханна побледнела.

- Что? - Прошло много времени после того случая в Аннаполисе. Эли была уверена, что внимание Шона сосредоточено на ней.

- Это Ханна, - сказала она и засунула пальцы в рот, а затем захихикала.

Шон, однако, не засмеялся; он оглянулся и посмотрел куда-то вдаль, казалось, что он чувствовал себя крайне неудобно.

- Я...эм, должен... - пробормотал он и пошел к своим друзьям.

Ханна с ужасом повернулась к Эли.

- Зачем ты сделала это?

- О, Ханна, - сказала Эли, уходя прочь. Ты что шуток не понимаешь?


Но Ханна не понимала. Не таких. Она пошла к другой стороне дворика, пытаясь, справится со своей злостью глубокими вдохами и выдохами. Когда она обернулась, то обнаружила себя прямо перед лицом Дженны Кавано. Дженна стояла на своей территории, на ней были солнцезащитные очки и белая трость в руке.

Ханна застыла на месте. Ощущение как будто видишь призрака Она действительно слепая, подумала Хана. Она делала вид, что ничего не произошло.

Джена неподвижно стояла на обочине. Если бы она могла видеть, то увидела бы большую дыру на заднем дворе Эли, которую вырыла ее семья под беседку и в которой позже найдут тело Эли. Ханна уже долго смотрела на нее, и Джена обернулась. Тогда она ударила её. Там, с Шоном, Ханна забрала место Дженна, а Эли забрала ее место. Не было никакой причины Эли поддразнивать Ханну, за исключением того, что она просто могла и любила это делать.

Удар пришелся с такой силой, что Ханне пришлось опереться на забор, чтобы не упасть. Она снова посмотрела на Джену.

- Мне так жаль, - протянула она.

Конечно, Джена не ответила. Она не могла видеть.

Ханна никогда не была так счастлива, как когда увидела огни Филадельфии - она наконец была далеко от Розвуда и от Тоби. У нее было время приехать в отель, пока ее отец, Изабель и Кейт не вернулись с "Мама Мии" и возможно ей удастся принять ванну с пузырьками.

Хотелось бы надеяться, что найдется что-нибудь интересное в минибаре. Что-нибудь сильное. Возможно, она даже расскажет Кейт, что случилось, они закажут еду в номер и прикончат большую бутылку вместе.

Вау. Эта мысль никогда не посещала Ханну. Она открыла карточкой номер, ввалилась внутрь и... почти наткнулась на своего отца. Он стоял напротив двери и разговаривал по телефону.

- Оу! - вскрикнула она.

Ее отец обернулся.

- Она здесь, - сказал он в трубку и положил ее. Он холодно посмотрел не Ханну. - Что ж, добро пожаловать обратно

Ханна заморгала.

Позади ее отца стояли Кейт и Изабель. Просто... сидели здесь, на диване, читали журналы для туристов по Филадельфии.

- Привет, - настороженно сказала она. Все смотрели на нее. - Кейт сказала тебе? Я была...

- На Фокси? - перебила ее Изабель

Челюсть Ханны отвисла. Еще одна молния за окном заставила ее подпрыгнуть. Она повернулась к Кейт, чьи руки надменно лежали на коленях, а голова была приподнята. Она... она рассказала? Ее лицо говорило да.

Ханна чувствовала себя, как будто у нее было сотрясение мозга.

- Это... это было срочно.

- Я уверен так и было, - Ее отец оперся на стол. - Я не могу поверить, что ты вернулась. Мы думали, что ты проведешь всю ночь где-нибудь еще... украдешь еще одну машину, может быть. Или... или кто знает? Украдешь самолет? Убьешь президента?

- Папа, - взмолилась Ханна.

Она никогда не видела своего отца таким. Его рубашка была расстегнута, концы его носок съехали до туфель, и были какие-то пятна около ушей. И он бредил. Он никогда не вопил так раньше.

- Я могу объяснить.

Ее отец потер лоб.

- Ханна... сможешь ли ты объяснить и это? - Он начал искать что-то в своем кармане. Медленно он раскрывал свои пальцы один за другим. Внутри был маленький пакет Перосета. Закрытый.

Когда Ханна попыталась вырвать это из его рук, они зажались как раковина моллюска.

- О, нет, - Ханна опять повернулась к Кейт. - Она взяла это у меня. Она хотела попробовать!

- Ты дала мне его, - ровным голосом сказала Кейт. Она знала это, все выражение лица говорило "Никогда не пытайся приблизиться к нашей семье".

Ханна возненавидела себя за свою тупость. Кэйт не изменилась ни капельки

- Что ты хотела сделать с пилюлей? - спросил отец. Затем он поднял руку. - Нет. Забудь. Я не хочу знать. Я... - он закрыл глаза. - Я не хочу знать тебя больше, Ханна. Я действительно не хочу.

Дамбу внутри Ханны наконец, прорвало.

- Что ж, конечно не хочешь! - прокричала она. - Ты не разговаривал со мной черт знает сколько лет!

Тишина заполнила комнату. Каждый боялся пошевелиться. Руки Кейт лежали на журнале. Изабель застыла, ее рука теребила мочку уха. Ее отец открыл рот, чтобы что-то сказать, но закрыл его.

Послышался стук в дверь и все подпрыгнули. Мисс Марин была по другую сторону, и выглядела нехарактерно взъерошенной: ее волосы были мокрые и спутанные, на ней не было макияжа, и она была одета в футболку и джинсы, которые были далеки от одежды из Вава.

- Ты пойдешь со мной. - Она сузила глаза и посмотрела на Ханну, но даже не обратила внимание на Изабель и Кейт.

Ханна почувствовала себя прекрасно: наконец вся община была вместе. Когда ее мать увидела Перосет в руках мистера Марина, она побледнела.

- Он сказал мне об этом по пути сюда.

Ханна посмотрела через ее плечо на отца, но он опустил голову. Он точно не выглядел разочарованным. Просто он выглядел... грустным. Безнадежным. Стыдящимся.

- Пап... - отчаянно пискнула она, выворачиваясь из рук матери. - Я не хочу уходить. Могу я остаться? Почему я не могу тебе рассказать, что со мной происходит? Разве ты не хочешь этого знать?

- Слишком поздно, - механически сказал ее отец. - Ты идешь домой со своей матерью. Может быть, она достучится до тебя.

Ханна засмеялась.

- Ты думаешь, она приведет меня в чувство? Она... она спит с копом, который арестовал меня на прошлой неделе. Она знает, как это приходить с вечеринки в два часа ночи. Если я больна и хочу остаться дома, она звонит в головной офис и делает вид, что согласна, потому что слишком занята, и...

- Ханна! - воскликнула ее мать и вцепилась в ее руку.

Мозг Ханны был настолько утоплен, что она не могла понять поможет ли ей эта чепуха или наоборот только все усугубит. Она чувствовала себя обманутой. Всеми. Ее тошнило от людей, которые находились вокруг нее.

- Есть так много вещей, которые я хотела бы тебе рассказать, но не могу. Пожалуйста, позволь мне остаться Пожалуйста

Единственная вещь, которая показала, что ее отец немного колебался, была пульсирующая вена на шее. В остальном, его лицо было каменным и безразличным.

Он приблизился к Изабель и Кейт. Изабель взяла его за руку.

- Спокойной ночи,- сказал он маме Ханы

Хане он ничего не сказал.

Глава 32

ЭМИЛИ ИДЕТ ЗА БИТОЙ.

Эмили вздохнула с облегчением, когда обнаружила что задняя дверь ее дома, была открыта. Она просунулась в прачечную, почти заплакав, увидев родной домашний беспорядок, да благословит Господь ее мать за это. Крестик над сушилкой и стиральной машиной, ряды моющих средств, отбеливателей и кондиционеров на маленькой полке, садовые шлепанцы отца около двери.

Звонок телефона прозвучал как крик. Эмили схватила полотенце из кучи в прачечной, обернула его вокруг плеч и взяла трубку.

- Алло?

Даже звук ее собственного голоса звучал пугающе.

- Эмили? - донесся знакомый хриплый голос, с другого конца дома.

Эмили нахмурилась.

- Спенсер?

- Боже, - выдохнула Спенсер. - Мы искали тебя. С тобой все в порядке?

- Я...Я не знаю, - сказала дрожащим голосом Эмили.

Она рванула через кукурузное поле. Из-за дождя между домов образовались реки грязи. Одна туфля соскочила с ноги, но она продолжала идти, и теперь подол ее платья и ноги были грязными. Поле перешло в деревья около ее дома, через которые ей тоже приходилось прорываться. Она дважды падала на мокрую траву, поцарапала свой локоть и бедро, и еще, молния попала в дерево, которое находилось всего в 20 шагах от нее, яростно сломав ветки до основания Она знала, что опасно находиться снаружи во время шторма, но она не могла остановиться, потому что боялась, что Тоби ее догонит

- Эмили. Оставайся там, - приказала Спенсер. - И держись подальше от Тоби. Я потом всю объясню, но сейчас просто запри дверь и...

- Думаю, Э - это Тоби, - перебила Эмили скрипучим, дрожащим голосом. - И я думаю, что это он убил Эли.

Все замолчали.

- Я знаю. Я тоже так думаю.

- Что? - закричала Эмили. - Что?- вскрикнула Эмили

Спенсер не ответила. Связь прервалась.

Эмили положила телефон на сушилку. Спенсер знала? Это делало открытие Эмили более реально и намного опаснее.

Затем она услышала голос.

- Эмили! Эмили?

Она застыла. Было такое ощущение, что голос доносился с кухни. Она бросилась туда и увидела Тоби, смотревшего на нее, его руки давили на раздвижную стеклянную дверь.

Под дождем его костюм промок, волосы спутались, он дрожал. Его лицо было в тени.

Эмили закричала.

- Эмили! - снова позвал Тоби. Он попытался открыть дверь, но Эмили успела закрыть ее на задвижку.

- Уходи, - прошептала она.

Он мог... Он мог сжечь их дом. Вломиться. Задушить Эмили пока она спала Если он убил Эли, значит он способен на все

- Я намок, - кричал он. - Впусти меня.

- Я... Я не могу говорить с тобой. Пожалуйста, Тоби, прошу тебя Оставь меня в покое.

- Почему ты убегаешь от меня? - Тоби выглядел смущенным. Он был вынужден кричать, потому что дождь был очень сильным. - Не могу сказать точно, что произошло в машине. Я просто... Я просто запутался, видя всех этих людей. Но это было много лет назад. Мне жаль

Сладость в его голосе делала все еще хуже. Он попытался снова открыть дверь, Но Эмили закричала:

- Нет!

Тоби остановился, Эмили безумно огляделась в поисках оружия. Тяжелая, керамическая пластина. Тупой кухонный нож. Как вариант, можно порыться в шкафах и найти сковородку.

- Пожалуйста. - Эмили сильно дрожала, ноги подкашивались. - Просто уходи

- Позволь мне хотя бы вернуть твой кошелек. Он в моей машине

- Просто положи его в мой почтовый ящик

- Эмили, не будь смешной. - Тоби озлобленно застучал по двери. - Просто дай мне войти!

Эмили взяла тяжелый поднос с кухонного стола. Она выставила его перед собой, держа обеими руками, как щит.

- Уходи!

Тоби убрал мокрые волосы с лица.

- Чепуха, которую я тебе сказал в машине... это было ошибкой Мне так жаль, если я сказал что-то…


- Слишком поздно, перебила Эмили Она зажмурила глаза. Пределом ее желаний, было снова открыть глаза и понять, что все это сон. - Я знаю, что ты с ней сделал

Тоби застыл.

- Стой. Что?

- Ты меня слышал,- сказала Эмили - Я. Знаю. Что. Ты. Сделал. С. Ней.

У Тоби отвисла челюсть. Дождь усиливался, отчего глаза Тоби становились похожи на две бездонные ямы.

-Как ты узнала об этом? - его голос дрожал. - Никто... никто не знал. Это было... это было давно, Эмили.

Челюсть Эмили отвисла. Неужели он думал, что он настолько хитрый, что сможет скрыть это?

- Что ж. Я думаю, твой секрет раскрыт.

Тоби заходил взад и вперед по террасе, провел рукой по волосам.

- Но, Эмили, тебе не понять. Я был так молод. И... и смущен. Я хотел бы не делать этого.

Эмили почувствовала огромный груз сожаления.

Она не хотела, чтобы Тоби был убийцей Эли. Как мило он помог ей выйти из машины, как он защитил ее от Бена, как потеряно и уязвимо он выглядел, когда она взглянула на него, стоя одна на танцполе Фокси. Может, он действительно сожалеет о содеянном. Может, он просто был в тупике.

Но в то же время, Эмили подумала о ночи исчезновения Эли. А ведь все так хорошо начиналось, превосходный старт для превосходного лета. Они планировали провести лето на берегу Джерси, достать билеты на концерт No Doubt в июле, и Эли собиралась закатить грандиозную вечеринку по поводу своего тринадцатилетия в августе.

Все это мгновенно растворилось, как только Эли переступила порог сарайчика Спенсер. Тоби мог подойти к ней сзади. Мог ударить ее чем-то. Мог сказать ей что-то. Когда он бросил ее в яму, он, должно быть, укрыл ее землей, чтобы никто не нашел. Так вот как это произошло? После того, как Тоби ранил ее, он просто сел на свой велосипед и уехал домой? Что если бы он был в Мэйне до конца лета? Неужели он смотрел, как каждый ищет ее сидя с попкорном, как будто это было кино по HBO?

«Я рад, что эта стерва мертва.»

Эмили в жизни не слышала ничего ужаснее.

- Пожалуйста, - закричал Тоби. - Я не могу пройти через это снова. И никто не может.

Он даже не мог закончить это предложение.

Затем, внезапно, он закрыл лицо руками и побежал прочь, обратно в рощу на ее заднем дворе. Все стихло.

Эмили огляделась. Кухня выглядела безупречно - родители Эмили уехали на выходные в Питсбург, навестить бабушку Эмили, а ее мама всегда фанатично убирается перед отъездом.

Кэролайн до сих пор была с Тофером. Она была совсем одна.

Эмили бросилась к входной двери. Было заперто, но для дополнительной защиты она закрылась на цепочку. Она подергала старый засов, чтобы увериться в своей безопасности. Потом она вспомнила о гаражной двери: часть механизма была сломана, а ее отец был слишком ленив, чтобы привести ее в порядок. Кто-нибудь достаточно сильный может ее поднять.

А потом она поняла. У Тоби был ее кошелек. Это значит... что у него есть ключи.

Она взяла на кухне телефон и набрала 911. Но телефон не звонил. Она нажала на сброс, но гудков не было.

Колени Эмили затряслись. Шторм, должно быть, разрушил телефонную линию. В коридоре она пару секунд все еще находилась в оцепенении, ее губы дрожали. Тащил ли Тоби Эли за волосы? Была ли она все еще жива, когда он бросил ее в яму? Эмили забежала в гараж и огляделась.

В углу стояла ее старая бейсбольная бита. В руках она казалось крепкой и тяжелой. Удовлетворенно, она проскользнула к крыльцу, закрыла за собой дверь запасным ключом, взятым на кухне, и мягко присела на качели в тени, с битой на коленях. На улице было прохладно, и ей было видно, как с другой стороны качелей плел свою паутину паук. Пауки всегда пугали ее, но она должна была быть сильной.

Она не даст Тоби причинить и ей вред.

Глава 33

КТО ЖЕ СЕЙЧАС НЕПОСЛУШНАЯ СЕСТРА?

Следующим утром Спенсер вернувшись в спальню после принятия душа, заметила, что окно было открыто. Как и поднятая почти на два фута защитная сетка. Занавески трепетали на легком ветру.

Она подбежала к окну, ее горло сжалось. Хоть она и успокоилась вчера после того как нагнала Эмили, это было странно. Гастингсы никогда не открывали защитные сетки, потому что моль могла влететь и испортить дорогие ковры.

Она резко опустила окно, затем нервно проверила под кроватью и в гардеробе. Никого. Когда раздался сигнал ее сайдкика, она почти выпрыгнула из своих шелковых пижамных штанов. Она нашла свой телефон погребенным в ее платье с Фокси, которое она вчера скинула и оставила грудой на полу - что-то, чего старая Спенсер Гастингс никогда бы не сделала.

Это был е-мейл от Сквидварда.

Дорогая Спенсер, спасибо, что рано справилась с вопросами своего эссе.

Я прочитал их и я очень доволен.

Увидимся в понедельник.

Мистер Макадам.


Спенсер упала вниз на свою кровать, ее сердце билось медленно, но сильно. Сквозь окно своей спальни она видела прекрасное, свежее сентябрьское воскресенье. В воздухе витал аромат яблок. Ее мама, надев соломенную шляпку и закатав джинсы, прогуливалась в конце подъездной дорожки с садовыми ножницами, подравнивая кусты. У нее не было ничего общего со всеми этими... приятностями.

Она схватила свой сайдкик и быстро набрала номер Рена. Возможно, они могли бы начать свое свидание пораньше. Ей нужно было вырваться из Розвуда. Телефон прозвенел несколько раз, затем раздался стук и глухой звук.

Рен сказал "привет" через несколько секунд.

- Это я, - всхлипнула Спенсер.

- Спенсер? - Рен звучал заторможенно.

- Ага, - Ее настроение сместилось к раздражению. Он что, не узнал ее голос?

- Могу я перезвонить тебе? - Рен зевнул. - Я вроде как... я все еще сплю.

- Но... мне надо поговорить с тобой.

Он вздохнул. Спенсер смягчилась.

- Прости. Ты можешь поговорить со мной прямо сейчас, пожалуйста? - Она зашагала по комнате. - Мне нужно услышать дружелюбный голос.

Рен молчал. Спенсер даже проверила экран сайдкика, чтобы убедиться, что они все еще на связи.

- Слушай, - наконец сказал он. - Это не просто сказать, но ... Я не думаю, что это сработает.

Спенсер потерла свои глаза.

- Что?

- Я думал, что все будет хорошо, - Рен звучал деревянно. Почти как робот. - Но я думаю, что ты слишком молода для меня. Я просто... я не знаю. Мы, кажется, находимся действительно в разных зонах.

Комната расплылась, затем накренилась. Спенсер так крепко сжала телефон, что ее пальцы побелели.

- Подожди. Что? Мы были вместе пару дней назад, и всё было хорошо!

- Знаю. Но... Боже, как тяжело! Я встречаюсь кое с кем другим.

На несколько секунд мозг Спенсер отключился. Она не имела понятия, как реагировать. Она была почти уверена, что даже перестала дышать.

- Но мы занимались сексом, - прошептала она.

- Знаю. Мне очень жаль. Но я думаю, это к лучшему.

К лучшему... для кого? На заднем плане Спенсер услышала, как кофеварка Рена дает сигнал о том, что приготовление кофе завершено.

- Рен...- умоляла Спенсер. - Почему ты так поступаешь со мной?

Но он уже повесил трубку. На её телефоне высветилось ЗВОНОК ОКОНЧЕН.

Спенсер держала его в длинных руках.

- Эй!

Спенсер подскочила.

Мелисса стояла на пороге комнаты Спенсер. В своем желтом J. В форменной тонкой футболке и оранжевых шортах адидас она выглядела как солнечный шар.

- Как прошло?

Спенсер моргнула.

- А?


- Фокси! Было весело?


Спенсер попыталась замаскировать свой вихрь эмоций.

- Мм, да. Это было великолепно.

- Они проводили этот уродливый ювелирный аукцион в этом году? Как Эндрю?

Эндрю. Она хотела все объяснить Эндрю, но на пути встал Тоби.

Спенсер покинула Фокси вскоре после того, как убедилась, что с Эмили все в порядке, вызвав одну из городских машин, тарахтящих на кольцевой стоянке у Кингман Холл. Ее родители восстановили ее кредитные карты, так что она хотя бы смогла оплатить дорогу домой. Ее замутило, когда она представила, как Эндрю чувствует себя сегодня. Возможно, они даже чувствуют себя одинаково - ошарашено, перегружено.

Но это было действительно глупо. Между Спенсер и Реном было что-то серьезное... Эндрю, должно быть, помешался, если решил, что он и Спенсер по-настоящему вместе.

Ее глаза расширились. Не помешалась ли она, думая, что по-настоящему была с Реном? В любом случае, что за придурок расстается по телефону? Мелисса села рядом с ней на кровать, терпеливо ожидая ответ.

- Эндрю был хорош, - мозг Спенсер как будто опухал. - Он был очень, мм, благороден.

- Что было на ужин?

- Мм, цыплята, - солгала Спенсер. У нее не было ни малейшей зацепки.

- Это было романтично?

Спенсер быстро попробовала представить несколько милых сцен с Эндрю. Дележка оперитива. Пьяные танцы под Шакиру. Она остановила себя. В чем суть? Это больше не имело значения.

Тучи в ее мозгу начали проясняться. Мелисса сидела здесь, так мило пытаясь все наладить. То, как она интересовалась Фокси, то, как она уговорила родителей простить ее... а Спенсер отплатила ей тем, что украла ее парня и стащила ее старую работу по экономике. Даже Мелисса не заслуживала такого.

- Мне нужно кое-что сказать тебе, - выпалила Спенсер. - Я... Я виделась с Реном.

Мелисса еле заметно вздрогнула так, что Спенсер подалась вперед.

- Всю эту неделю. Я ездила на его новую квартиру в Филадельфии, мы разговаривали по телефону и все в этом роде. Но... мне кажется, теперь все кончено.

Она свернулась в позу эмбриона, защищая себя от момента, когда Мелисса начнет ее бить.

- Ты можешь ненавидеть меня. Я хочу сказать, что не буду винить тебя за это. Ты можешь попросить маму и папу, чтобы они выгнали меня из дому.

Мелисса тихо прижимала старомодную декоративную подушечку Спенсер к своей груди. Прошло много времени, прежде чем она ответила.

- Все нормально. Я не буду рассказывать им ничего.

Мелисса облокотилась о спинку.

- Вообще-то у меня есть, что рассказать тебе. Помнишь, вечером в пятницу ты не могла дозвониться до Рена? Ты оставила ему пять сообщений.

Спенсер внимательно смотрела на неё.

- Откуда ты это знаешь?

Мелисса улыбнулась ей напряженно и удовлетворенно. И именно эта маленькая улыбка всё объяснила Спенсер.

"Я кое с кем встречаюсь", - сказал тогда Рен.

- Не может быть, - подумала Спенсер.

- Потому что Рен не был в Филадельфии, - безразлично ответила Мелисса.

- Он был здесь, в Розвуде. Со мной.

Она встала с кровати и заправила волосы за уши и Спенсер увидела на ее шее засос от поцелуя, фактически на том же самом месте, где он был и у Спенсер. Мелисса не могла бы сделать его более очевидным, даже если бы обвела маркером.

- И он сказал тебе? - выдавила из себя Спенсер. - Ты знала это всё время?

- Нет, я узнала об этом только вчера вечером, - Мелисса провела рукой по подбородку. - Скажем так, я получила сообщение от анонимного доброжелателя".

Спенсер расправила покрывало на кровати. Э.

- В общем, я была с Реном и вчера вечером, когда ты была на Фокси, - сказала Мелисса.

Она наклонила голову к Спенсер, даря ей тот самый надменный взгляд, который она имела обыкновение бросать, когда играла королеву раньше, когда они были маленькими. Правила никогда не менялись: Мелисса - королева, а Спенсер всегда делает то, что говорит королева.

Заправь мою кровать. Поцелуй мои ноги. Ты моя навсегда.

Мелисса сделала шаг к двери.

- Но сегодня утром я всё решила. Я ему ещё не говорила, но Рен не для меня. Так что я больше не собираюсь с ним встречаться, - Она помолчала, обдумывая свои слова, а потом улыбнулась. - И судя по всему, я думаю, что и ты его тоже больше не увидишь.

Глава 34

ВИДИТЕ? В ГЛУБИНЕ ДУШИ ХАННА ДЕЙСТВИТЕЛЬНА ХОРОШАЯ ДЕВУШКА.

Первое, что Ханна услышала утром в воскресенье, как кто-то исполняет песню "Элисон" Элвиса Костелло.

"ЭЛЛЛЛЛисон, я знаю, что этот мир убивает тебя!"Это был парень, чей голос громкий и скрипучий, как газонокосилка.

Ханна отбросила свое одеяло назад. Был ли это телевизор? Был ли это кто-то снаружи? Когда Ханна встала, ее голова, словно была набита ватой. Она увидела жакет от Хлои, который она носила вчера вечером, и который бросила на свое рабочее кресло, и все снова нахлынуло на нее.

После того, как мама вытащила ее из "Четырех сезонов", они ехали домой в полной тишине. Подъехав к дому, миссис Мэрин остановила Лексус и кинулась в дом, пошатываясь от злости.

Когда Ханна подошла, она захлопнула дверь перед ее носом, раздался громкий металлический звук. Ханна отступила, ошеломленная. Ладно, она вытащила на свет самые страшные родительские faux pas ее матери, и это, возможно, было ошибкой.

Но неужели ее мать действительно выставит ее? Ханна постучала в дверь, и миссис Мэрин приоткрыла ее. Ее брови слились в одну.

- О, извини. Ты хочешь войти?

- Да, - пискнула Ханна.

Ее мать рассмеялась.

- Ты можешь оскорблять и унижать меня перед твоим отцом, но жить в этом доме тебе гордость позволяет? - Ханна попыталась пробормотать какие-то извинения, но ее мать убежала прочь.

Тем не менее, она, оставила дверь открытой. Ханна схватила Дота и побежала в свою комнату, слишком потрясенная, чтобы плакать.

«Ооооо, ЭЛЛЛЛисон ... Я знаю, этот мир убивает тебя! "Ханна на цыпочках подошла к своей двери. Пение доносилось из глубины дома.

Ее ноги задрожали. Только сумасшедший человек будет настолько глуп, чтобы петь, песню "Элисон" в Розвуд прямо сейчас.

«Копы, скорее всего, арестуют тебя за это.»

Был ли это Тоби? Она выпрямила свой желтый камзол и шагнула в зал. В этот самый момент, дверь ванной открылась, и оттуда вышел парень. Ханна прикрыла свой рот рукой.

У него было обернуто полотенце - ее белое, пушистое полотенце из Поттери Барн - вокруг талии. Его черные волосы стояли торчком. Безмолвный крик застрял в горле Ханны.

И тут он повернулся к ней лицом. Ханна сделала шаг назад. Это был Даррен Вилден. Офицер Даррен Вилден.

- Ого,- Вилден застыл. - Ханна.

Было трудно не глазеть на его идеальный пресс. Он определенно не был полицейским, который съел слишком много Krispy Kremes.

- Почему ты пел это? - наконец спросила она.

Вилден выглядел смущенно.

- Иногда я не замечаю, что я пою.

- Я думаю, ты... - Ханна затихла.

Что, черт возьми, Вилден делал здесь? Но затем она поняла. Конечно. Ее мама. Она пригладила свои волосы, не чувствуя никакого спокойствия. Что если бы это был Тоби? Чтобы она сделала? Вероятнее всего она было бы мертва.

- Тебе... туда надо? - Вилден застенчиво показал на наполненную паром ванную. - Твоя мать в своей.

Ханна была слишком потрясена, чтобы ответить. Затем, прежде чем осознать, что сказала, она выпалила,

- У меня есть, что сказать вам. Что-то важное.

- Да? - Капля воды упала с прядь волос Вилдена на пол.

- Я думаю, я знаю кое-что насчет... насчет того, кто убил Элисон Дилаурентис.

Вилден поднял бровь.

- Кто?

Ханна облизнула свои губы.

- Тоби Кавано.

- Почему ты так решила?

- Я... я не могу сказать вам почему. Ты просто должен поверить мне на слово.

Вилден нахмурился и прислонился к дверному косяку, все еще полуголый.

- Ты должна дать мне немного больше чем это. Ты могла бы сказать мне имя того парня, который разбил твое сердце, ради мести.

« В этом случае, я бы сказала Шон Экард», - с горечью подумала Ханна.

Она не знала что делать. Если она скажет Вилдену о деле Дженны, ее отец будет ненавидеть ее. Все в Розвуде будут говорить. Она и ее подруги будут считаться малолетними преступницами. Но держать секрет от ее отца и остальных в Розвуде - действительно больше нет смысла. Вся ее жизнь была разрушена, и кроме того, она была единственная, кто действительно причинил боль Дженне. Эта ночь была просто ошибкой, но Ханна вредила ей и специально много раз.

- Я расскажу тебе, - медленно сказала она, - но я не хочу, чтобы кто-нибудь ещё попал в беду. Только я, если кто-нибудь всё-таки должен ответить за это. Хорошо?

Вилден поднял руку.

- Это не имеет значения. Мы проверили Тоби, когда Элисон только исчезла. У него стопроцентное алиби. Это не мог быть он.

Ханна зевнула.

- У него есть алиби? Какое?

- Я не могу разглашать это, - На секунду Вилден выглядел серьёзным, но уголки его губ начали подниматься в улыбке. Он посмотрел на фланелевую пижаму с лосем Ханны. - Мило выглядишь в своей пижамке.

Ханна зарыла свои пальцы ног в ковёр. Она всегда ненавидела слово "пижамка".

- Погоди, ты уверен, что Тоби невиновен?

Вилден собирался ответить, но его рация на краю раковины издала потрескивающий звук. Он повернулся и схватил ее, держа одну руку на полотенце вокруг своей талии.

- Кейси?

- Там другое тело, - скрипучим голосом ответил. - Это...- Рация замолчала.

Сердце Ханны начало стучать снова. Другое тело?

- Кейси, - Вилден застегивал рубашку полицейского. - Можешь повторить? Алло! - в ответ раздался только треск. Он заметил Ханну, все еще стоящую там. - Иди в свою комнату.

Ханна разозлилась.

Как он смеет разговаривать с ней так, будто он ее отец!

- Чье это тело? - прошептала она.

Вилден положил рацию на шкафчик, натянул штаны и снял полотенце, кинув на пол, как это часто делала Ханна.

- Просто успокойся, - сказал он, все его дружелюбие исчезло. Он убрал свой пистолет в кобуру и зашагал вниз по ступенькам.

Ханна пошла за ним. Спенсер звонила ей вчера, чтобы сказать, что Эмили в порядке. Но что если она ошиблась?

- Это тело девушки? Вы знаете?

Вилден распахнул дверь. На дороге рядом с бежевым Лексусом её матери, стояла его служебная машина. На боку машины чётко и ясно было написано "РОЗВУД".

Ханна вытаращила глаза. Это было здесь всю ночь? А вдруг соседи видели ее у дороги?

Ханна следовала за Вилденом до его машины.

- Ты можешь, по крайней мере, сказать мне, где тело?

Он обернулся.

- Я не могу сказать тебе этого.

- Но... ты не понимаешь…

- Ханна.

Вилден не дал ей закончить.

- Скажи своей маме, что я позвоню ей позже.

Он сел в свою машину и включил сирену. Если соседи не знали, что он был у них раньше, теперь они были уверены.

ГЛАВА 35.

СПЕЦИАЛЬНАЯ ДОСТАВКА.

Воскресное утро, 11:52, Ария села на свою кровать, рассматривая свои, окрашенные в красный цвет, ногти. Она была растерянна, так как чувствовала, что она забыла что-то... что очень важное. Как в тех снах, которые у неё иногда были, когда на дворе стоял июнь, а она осознала, что весь год не ходила на математику, и сейчас завалит экзамен.

А затем она вспомнила. Тоби был Э. И сегодня было воскресенье. Ее время вышло. Ее пугало, что у гнева Э появилось лицо и имя, и что Эли и Спенсер скрыли кое-что, кое-что, что может быть действительно, действительно серьезным. Ария до сих пор не имела понятия, как Тоби узнал про Байрона и Мередит, но если Ария дважды заставала их вместе, то и другие могли их увидеть, включая и Тоби.

Она хотела рассказать Элле обо всем прошлой ночью. Когда Шон подбрасывал ее домой, он постоянно спрашивал, не пойти ли ему с ней. Но Ария сказала ему "нет" - она должна была сделать то, что собиралась, одна.

Дом был темен и тих, единственный звук издавала посудомоечная машина в режиме повышенной интенсивности. Ария неуклюже пробралась к свету в коридоре, а затем на цыпочках вошла в темную, пустую кухню. Обычно ее мама не спала, по крайней мере, до часу или двух ночи по субботам, разгадывая судоку или дискутируя с Байроном за столом с бескофеиновым кофе. Но стол был чист, она видела высохшие разводы от губки на его поверхности.

Ария помчалась к спальне родителей, задаваясь вопросом, заснула ли Элла пораньше. Их дверь была широко открыта. Кровать была расстелена, но в ней никого не было. В родительской ванной тоже было пусто.

Затем Ария заметила, что родительской хонды цивик на подъездной дорожке не было. Так что она ждала пока они придут домой, вышагивая по комнате, проверяя свои часы каждые тридцать секунд, пока они приближались к полночи. Ее родители были, вероятно, единственными людьми во вселенной, у которых не было мобильных телефонов, так что она не могла позвонить им. Это означало, что и Тоби тоже не сможет им позвонить ...или он нашел другой способ достать их?

А потом... она проснулась тут, в своей кровати. Кто-то должен был принести ее сюда и Ария, которая спала как убитая, ничего не заметила. Она прислушалась к звукам внизу. Открывались и закрывались шкафчики. Доски пола стонали под чьими-то шагами. Переворачивались страницы газеты. Там внизу были двое родителей или только один?

Она спустилась вниз по лестнице, миллионы сценариев проносились в ее голове. А затем она увидела их: крошечные красные капельки по всему полу вестибюля. Их след тянулся из кухни прямо к парадной двери. Это было похоже на кровь.

Ариа побежала на кухню. Тоби рассказал ее матери, и она в ярости убила Байрона. Или Мередит. Или Тоби. Или всех. Или Майк убил их. Или... или Байрон убил Эллу.

Когда она добежала до кухни, она остановилась.

Элла была за столом одна. Она была в блузе винного цвета, на высоких каблуках и с макияжем, как будто была готова куда-то отправиться. Нью-Йорк таймс была развернута на странице с кроссвордом, но вместо букв в клеточках страница была небрежно исчеркана жирными черными чернилами. Элла смотрела прямо перед собой, как бы случайно сквозь кухонное окно, втыкая вилку в свою ладонь.

- Мам? - прохрипела Ария, подходя ближе.

Теперь Ария увидела, что ее блуза помята, а макияж размазан. Выглядело, как будто она спала одетой... или не спала вовсе.

-Мам? спросила Ария еще раз, с оттенком страха в голосе.

Наконец ее мама медленно перевела взгляд на нее. Взгляд Эллы был печальным и плывущим. Она воткнула вилку глубже в ладонь. Ария хотела потянуться и забрать ее, но она боялась. Она никогда не видела маму такой.

- Что происходит? - Элла сглотнула. - О... ты знаешь.

Ария с трудом сглотнула.

- Что за красные пятна в коридоре?

- Красные пятна? - бездушно спросила Элла. - О. Может быть это краска. Я выбросила немного художественного барахла утром. Я выбросила много барахла этим утром.

- Мам, - Ария почувствовала, как слезы подступают к глазам. - Что-то не так?

Ее мама посмотрела вверх. Ее движения были медленными, как будто она была под водой.

- Ты знала почти четыре года.

Ария перестала дышать.

- Что? - прошептала она.

- Ты дружишь с ней? - спросила Элла все тем же мертвым голосом. - Она не намного старше тебя. И я слышала, что ты на днях ходила в ее студию йоги.

- Что? - прошептала Ария. Студия йоги? - Я не понимаю, о ч-чем ты!

- Конечно, понимаешь, - Элла улыбнулась ей самой грустной улыбкой, которую Ария когда-либо видела. -Я получила письмо. Сперва я ему не поверила, но я предъявила его твоему отцу. И подумать только, я считала, что он отстранен из-за работы.

- Что? - попятилась Ария. Перед ее глазами пошли пятна. - Ты получила письмо? Когда? Кто его прислал?

Но в холодном, пустом взгляде, которым Элла смотрела на нее Ария точно видела ответ, кто его прислал. Э. Тоби. И он рассказал ей все.

Ария положила руки на лоб.

- Мне жаль, - сказала она. - Я...я хотела рассказать тебе, но я так боялась и ...

- Байрон ушел, - почти бездумно сказала Элла. - Он с этой девушкой. - Она издала тихий смешок. - Может, они вместе занимаются йогой.

- Я уверена, мы сможем вернуть его обратно, - Арию душили слезы. - Я имею в виду, он же должен, верно? Ведь мы его семья.

В эту самую секунду кухонные часы отбили двенадцать. Эти часы были подарком Байрона Элле на их двадцатую годовщину в прошлом году в Исландии. Элле они действительно понравились, потому что по слухам они принадлежали Эдварду Мунку, знаменитому норвежскому художнику, который написал "Крик".

Она бережно везла их домой, взяв с собой в самолет и постоянно отгибая пузырчатую упаковку и проверяя, все ли с ними в порядке. Сейчас им пришлось выслушать двенадцать чириканий и наблюдать, как дурацкая птица выскакивает из своего деревянного домика двенадцать раз.

Каждый «ку-ку» звучал более и более обвиняюще. Вместо "ку-ку" птица напевала "Ты знала. Ты знала. Ты знала."

- Ох, Ария, - пожурила Элла. - Я не думаю, что он вернется.

- Где письмо? - спросила Ария, сопли потекли по ее лицу. - Могу я увидеть его? Я не знаю, кто мог бы сделать это с нами....кто мог бы разрушить такие вещи.

Элла уставилась на нее. Ее глаза тоже были огромными и полными слез.

- Я выбросила письмо. Не имеет значения, кто его отправил. Важно лишь то, что в нём написана, правда.

- Мне так жаль.

Ария опустилась на колени рядом с ней, упиваясь забавным, знакомым маминым запахом - чем-то вроде скипидара, газетных чернил, сандаловым благовонием и, как ни странно, яичницей-болтуньей. Она положила голову на плечо матери, но Элла отошла.

- Ария, - резко сказала она, вставая. - Я не могу быть рядом с тобой сейчас.

- Что?! - вскричала Ария.

Элла смотрела не на неё, а на свою левую руку, на которой, как заметила Ария, уже не было обручального кольца. Она протиснулась за Арию и проплыла как призрак в холл, оставляя красные пятна на протяжении всего своего пути по лестнице.

- Подожди! - закричала Ария, следуя за ней.

Она взбиралась вверх по лестнице, но споткнулась о грязную пару Майковых бутс для лакросса, ударила колено и проскользила две ступеньки вниз.

- Проклятье, - выплюнула она, схватившись ногтями за ковролин.

Она поднялась и достигла лестничной площадки, задыхаясь от гнева. Дверь в спальню матери была закрыта. Также как и дверь в ванную. Дверь в комнату Майка была открыта, только самого Майка там не было. Майк, подумала Ария, ее сердце опять забилось. Знал ли он?

Её сотовый начал звонить. Она пошла в спальню, чтобы найти телефон. Ее мозг обезумел. Она все еще дышала с трудом.

Она почти хотела, чтобы звонок был от Э - Тоби - просто так она могла устроить ему разнос. Но это была лишь Спенсер.

Ария рассерженно смотрела на номер. Не имело значения, что Спенсер не была Э. Она могла быть им. Если бы Спенсер выдала Тоби еще тогда, в седьмом классе, он ничего бы не сказал Элле, и её семья была бы полной сейчас.

Она нажала кнопку "ответить", но ничего не говорила. Она просто сидела, глубоко и тяжело дыша.

- Ария? - Голос Спенсер звучал настороженно.

- Мне нечего тебе сказать, - вспылила Ария. - Ты разрушила мою жизнь.

- Я знаю, - тихо ответила Спенсер. - Просто... Ария, прости меня. Я не хотела скрывать секрет Тоби от тебя. Но я не знала, что делать. Разве ты не можешь посмотреть на это с моей стороны?

- Нет, - быстро сказала Ария. - Ты не понимаешь. Ты разрушила мою жизнь.

- Подожди. Что ты имеешь в виду? - голос Спенсер звучал обеспокоенно. - Что произошло?

Ария обхватила голову руками. Так тяжело всё объяснить. И она могла понять ситуацию со стороны Спенсер. Конечно, могла. То, что сказала Спенсер, напоминало её собственные слова, которые Ария три минуты назад сказала Элле. «Я не хотела скрывать это от тебя. Я не знала, что делать. Я не хотела ранить тебя.»

Она вздохнула и вытерла нос.

- Зачем ты звонишь?

- Что ж… - Спенсер замолчала. - Ты созванивалась сегодня утром с Эмили?

- Нет.

-Черт, - прошептала Спенсер.

- В чём дело? - Ария выпрямилась. - Я думала, что у тебя вчера было всё под контролем, и ты знаешь точно, что Эмили дома.

- Она была...

Ария услышала тяжёлый вздох Спенсер.

- Я уверенна, что ничего серьёзного не случилось, но моя мама только что проезжала мимо дома Эмили и там стоят три полицейские машины.

Глава 36

ЕЩЕ ОДИН ТИХИЙ ДЕНЬ В РОЗВУДЕ.

Эмили жила в старом благопристойном районе с большим количеством пенсионеров, и все вышли на крыльцо или на середину улицы, окружив три полицейские машины на подъезде к дому Филдс и машину скорой помощи, которая только что с воем уехала. Спенсер остановилась у дороги и увидела Арию. Она была всё ещё в платье с Фокси.

- Я только что пришла сюда, - сказала Ария, когда Спенсер подошла. - Но я ничего не могу узнать. Тут много людей спрашивала, что происходит, но никто ничего не знает.

Спенсер оглянулась.

Вокруг было много полицейских собак, полицейских, людей из службы спасения и даже журналисты канала 4, которые только что приехали от дома ДиЛаурентис. Ей казалось, что все полицейские смотрят на неё.

И тут Спенсер затряслась. Это была ее ошибка. Полностью ее ошибка. Её затошнило.

Тоби предупреждал её, что могут пострадать люди, но она ничего не сделала. Она была так поглощена Реном и вот как всё повернулось. Она не могла даже думать о Рене прямо сейчас. Или о Мелиссе. Или о них обоих. От этих мыслей у неё возникло чувство, как будто горячий свинец льётся по её венам. Что-то случилось с Эмили, а она не могла остановить этого. Полицейские сидели у неё в гостиной. Даже Э предупреждала ее.

Внезапно Спенсер заметила сестру Эмили, Кэролин, стоящую на тротуаре и разговаривающую с полицейскими. Один из офицеров наклонился и прошептал что-то ей на ухо. Лицо Кэролин исказилось, как будто она плакала. Она побежала назад в дом.

Ария почувствовала, что скоро упадёт в обморок.

- О Боже, Эмили...

Спенсер тяжело вздохнула.

- Мы ничего не знаем.

- Я просто чувствую это, - сказала Ария с глазами полными слёз. - Э - Тоби - его угрозы.

Она помолчала, пытаясь забыть мысль, которая только что пришла ей в голову. Её руки тряслись.

- Мы следующие, Спенсер. Я знаю это.

- Где родители Эмили? - громко спросила Спенсер, пытаясь заглушить то, что только что сказала Ария. - Они же были бы там, если бы Эмили...

Она не могла произнести слово "умерла".

Тойота Приус быстро маневрировала на дороге и припарковалась за мерседесом Спенсер. Вышла Ханна. Или, по крайней мере, девушка, напоминающая Ханну. Она не потрудилась переодеть пару фланелевых пижамных штанов, и ее длинные, обычно прямые темно-рыжие волосы курчавились и были слеплены в полувисячий пучок. Спенсер не видела ее такой несобранной многие годы. Ханна увидела их и подбежала.

- Что происходит? Это..

- Мы не знаем, - перебила её Спенсер.

- Девчонки, я кое-что выяснила, - Ханна сняла солнечные очки. - Я разговаривала с полицейским этим утром и...

Рядом припарковалась еще одна машина с журналистами и Ханна перестала разговаривать. Спенсер узнала её. Это была ведущая новостей с канала 8. Она подошла к девочкам, разговаривая по телефону.

- Так тело было найдено сегодня утром? - сказала она, смотря на планшет. - Хорошо, спасибо.

Девочки обменялись молящими взглядами. Ария взяла всех за руки, и они пошли через газон Эмили, наступая на клумбы. Эмили была лишь в нескольких метрах от них, когда офицер полиции появился у них на пути.

- Ханна, я говорил тебе держаться от этого подальше, - сказал полицейский.

Спенсер судорожно вздохнула. Это был Вилден, парень, которые крутился вокруг её дома вчера. Её сердце начало биться. Ханна попыталась оттолкнуть его.

- Не говори, что мне делать!

Офицер взял Ханну за плечи, она начала вырываться.

- Отпусти меня!

Спенсер быстро обняла Ханна за её тонкую талию.

- Успокой её, - сказал Вилден Спенсер. Потом он понял, кому он это сказал. - Ох, - выдохнул он. Сначала он выглядел смущённым, а потом на его лице появилось любопытство. - Мисс Гастингс.

- Мы просто хотим знать, что случилось с Эмили, - волнуясь, попыталась объяснить Спенсер. - Она наша подруга.

- Вам всем лучше пойти домой, - Вилден сложил руки на груди.

Вдруг передняя дверь дома открылась и вышла Эмили. Она была босая и в руках держала кружку с водой. Спенсер была так рада её видеть, что почти заплакала.

Из её горла вырвался всхлип. Девочки поспешили к ней.

- Ты в порядке? - спросила Ханна.

- Что случилось? - одновременно с ней воскликнула Ария.

- Что происходит? - Спенсер показала на толпу людей. - Эмили...

Вилден держал руки на своих бедрах.

- Возможно, повидаешься со своими друзьями попозже. Твои родители сказали, что ты должна оставаться в доме.

Эмили раздражённо покачала головой.

- Нет, все нормально, - Эмили увела их мимо копа на другую сторону двора. Они стояли около кустов розы, так что их никто не слышал.

Спенсер осмотрела Эмили. Под её глазами были черные круги, ноги в царапинах, но в целом, она выглядела хорошо.

- Что случилось? - спросила Спенсер.

Эмили глубоко вздохнула.

- Велосипедист нашел тело Тоби в лесу за моим домом сегодня утром. Я думаю, он принял таблетки или что-то ещё.

Сердце Спенсер остановилось. Ханны выдохнула. Ария побледнела.

- Что? Когда, - спросила она.

- Это было ночью, - сказала Эмили. - Я хотела позвонить тебе, только коп следил за мной. - Её губы тряслись.- "Мои родители были у бабушки в эти выходные.

Она попыталась улыбнуться, но у неё получилась гримаса, а потом она начала плакать.

- Всё хорошо, - успокаивала её Ханна.

- Он вёл себя странно вчера, - сказала Эмили, вытирая лицо своей футболкой. - Он провожал меня домой с Фокси. В тот момент он был нормальный, в следующую секунду он уже говорил, насколько ненавидит Эли. Он говорил, что не может простить Эли за то, что она сделала, что он рад её смерти".

- О Боже! - Спенсер закрыла глаза. Это была правда.

- Тогда я поняла, что Тоби всё знает, - продолжила Эмили, её лицо с веснушками побледнело, а руки тряслись. - Должно быть, он выяснил, что сделала Эли, и убил её.

- Подожди, - перебила её Ханна, подняв руку. - Я не думаю, что он...

- Тихо.

Спенсер положила руку на запястье Ханны. Ханна хотела сказать что-то, но Спенсер боялась, что если Эмили остановиться, то уже не сможет закончить.

- Я убежала от него, до самого дома, - сказала Эмили. - Когда я вошла, позвонила Спенсер, но звонок прервался. А потом Тоби появился у моей задней двери. Я сказала, что знаю всё, что он сделал, и что я собираюсь рассказать всё полиции. Он был удивлён, что я всё узнала.

Эмили казалась взвинченной от всех этих разговоров.

- Девчонки, а как Тоби узнал всё?

Спенсер вся сжалась. Каким образом ей рассказать правду о Деле Дженны Эмили? Ей так не хотелось рассказывать всё Эмили. Она выглядела такой хрупкой. Было уже плохо, что она рассказывает всё Арии и Ханне, но правда могла разрушить мир Эмили. Ария и Ханна с ожиданием смотрели на Спенсер, так что Спенсер пришлось продолжить.

- Он всегда знал, - сказала она. - Он видел, как Эмили сделала это. Только Эли шантажировала его, чтобы он всё взял на себя. Она заставила держать всё в секрете.

Она замолчала и заметила, что Эмили не реагирует так, как она думала. Она просто стояла, такая спокойная, как будто слушала лекцию по географии. Это выбило Спенсер из колеи.

- Когда Эли пропала, я всегда знала, что может быть... Я не знаю, - она посмотрела на небо, поняв, что она почти сказала правду. - Я подумала, что Тоби может иметь к этому отношение, но я боялась сказать что-то. А потом он пришёл на её похороны, а Э в своих сообщения говорила о секрете Тоби. В последнем говорилось, что если я обижу ее, то она навредит мне. Он хотел отомстить нам всем. Он знал, что мы все в этом замешаны.

Эмили всё ещё спокойно стояла. Потом медленно её плечи начали трястись. Она закрыла глаза.

Сначала Спенсер подумала, что она плачет, но потом поняла, что она смеётся. Эмили откинула голову назад и смеялась. Спенсер посмотрела на Арию и Ханну. Эмили была в истерике.

- Эм... - мягко сказала она.

Когда Эмили посмотрела на них, её нижняя губа тряслась.

- Эли обещала, что никто не узнает, что мы сделали.

- Думаю, она солгала, - без эмоций сказала Ханна.

Глаза Эмили бегали по сторонам.

- Но как она могла так лгать? Что если Тоби решил всё рассказать?

Она покачала головой.

- Это случилось, когда мы были у Эли, смотря на её переднюю дверь? - спросила Эмили. - В ту же ночь?

Спенсер мрачно кивнула.

- И Эли вернулась, как ни в чём не бывало, сказала, что всё хорошо. А когда мы не могли уснуть, она делала нам массаж?

- Да, - Глаза Спенсер наполнились слезами.

Конечно, Эмили помнила все подробности. Эмили посмотрела в сторону.

- И она дала нам эти браслеты.

Она подняла руку. Браслет от Эли, символизирующий, что они сделали, был на её запястье. Остальные девочки уже сняли свои браслеты. Колени Эмили подогнулись, и она упала на траву. Потом она начала рвать браслет на запястье, пытаясь снять его, но нитки были старыми и крепкими.

- Чёрт, - сказала Эмили, пытаясь сжать пальцы вместе, чтобы снять браслет, не порвав его.

Она попыталась перекусить его зубами, но ничего не получилось. Ария положила руку на плечо Эмили.

- Всё в порядке.

- Я не могу поверить во всё это, - Она вытерла слёзы, перестав рвать браслет.

Эмили вырвала клок травы.

- Я не могу поверить, что пошла на Фокси с убийцей Эли.

- Мы боялись за тебя, - прошептала Спенсер.

Ханна обвила себя руками.

- Девчонки, я хочу вам кое-что сказать. Тоби не убивал Эли.

- Что? - нахмурилась Спенсер. - О чём ты?

- Я разговаривала с полицейским сегодня утром. - Ханна показала на Вилдена, который говорил с репортёрами. - Я рассказала ему о Тоби... О том, что я знаю, что это он убил Эли. Он ответил, что он его уже сто лет назад проверил. Тоби даже не в числе подозреваемых.

- Это точно он сделал, - Эмили встала. - Вчера ночью, когда я сказала ему, что знаю, что он сделал, он испугался и умолял меня, ничего не рассказывать копам.

Все, недоумевая, смотрели друг на друга

- Так ты думаешь, что копы ошиблись?- Ханна теребила кулон в виде сердца на своём браслете.

- Подожди-ка, - медленно сказала Эмили. - Спенсер, чем Эли шантажировала его? Как она заставила Тоби взять вину за Дело Джены?

- Спенсер сказала, что Эли не расскажет ей, - ответила Ария.

Спенсер занервничала.

- Лучше сделать по- моему, сказала Эли. Мы сохраним секрет Тоби, а он наш. Но Тоби был мёртв. Как и Эли. Сейчас это не имело значения.

- Я знаю, - тихо сказала она.

Спенсер заметила, что кто-то идёт по двору, и её сердце подпрыгнуло в груди. Это была Дженна Кавано. На ней была чёрная футболка, чёрные джинсы, а её черные волосы были сложены в пучок. Её кожа была блестящей, снежно-белой, а лицо было скрыто за огромными солнечными очками. В одной руке у неё была белая трость, в другой - поводок от золотистого ретривера.

Он вёл Дженну к их группе. Спенсер думала, что сейчас упадёт в обморок. Или это, или снова начнёт плакать. Дженна и её собака остановились возле Ханны.

- Эмили Филдс здесь?

- Да, - прошептала Эмили.

Спенсер слышала страх в её голосе.

- Прямо здесь.

Дженна повернулась в направлении голоса Эмили.

- Это твоё, - Она держала розовую атласную сумочку.

Эмили очень осторожно взяла её, как будто она была сделана из стекла.

- И есть кое-что, что ты должна прочитать.

Дженна вытащила помятую записку из кармана.

- Это от Тоби.

Глава 37

Рано или поздно вязанные браслеты дружбы рвутся.


Эмили заправила свои волосы за уши и посмотрела на Дженну. Она носила солнечные очки, тянувшиеся от ее скул и чуть выше ее бровей, но Эмили разглядела несколько розоватых, морщинистых шрамов от ожогов на лбу.

Она вспомнила ту ночь. То, как дом Эли пах мятной свечой. То, какой вкус был у губ Эмили - солёные чипсы.

Как она ходила по деревянному полу в гостиной дома ДиЛаурентис, как стояла у окна и смотрела, как Эли бежит через газон Каванно. Взрыв от фейерверка, медики, лезущие на домик на дереве, как сильно плакала Дженна от боли. Дженна дала ей грязную, помятую записку.

- Они нашли это рядом с ним, - сказала она, её голос вздрогнул на слове "ним". - Он написал это всем нам. Часть о тебе где-то посередине.

Бумага была списком вещей, выставленных на аукционе Фокси, Тоби просто что-то нацарапал на обратной стороне. Эмили сжалась внутри, когда видела его неровные строчки, что он не использовал большие буквы, как неровно он подписал своим именем записку. Хотя она никогда не видела почерк Тоби, но читая эти строчки, казалось, что он воскрес. Она могла почувствовать запах его мыла, его большие руки, держащие маленькие ручки Эмили. Утром она проснулась не на крыльце, а в своей кровати.

Дверной звонок зазвенел. Она спустилась по лестнице и у двери увидела незнакомого парня в шортах и шлеме.

- Я могу воспользоваться твоим телефоном? - спросил он. - Это чрезвычайная ситуация.

Эмили сонно смотрела на него. Кэролин встала позади неё и велосипедист начал объяснять ситуацию.

- Я ехал тут неподалёку и нашёл парня. Сначала, я думал, что он спит, но... - Он остановился, и глаза Кэролин расширились. Она побежала за своим сотовым телефоном.

Тем временем Эмили стояла на крыльце, пытаясь выяснить, что происходит. Она подумала о Тоби в её окне вчера. Как он хлопнул дверью и побежал в лес. Она взглянула на велосипедиста.

- Тот парень в лесу. Он пытался навредить тебе? - прошептала она с тяжело бьющимся сердцем.

Было ужасно, что Тоби провёл всю ночь в лесу. Что если он приходил на её крыльцо, после того как Эмили уснула?

Велосипедист прижал шлем к груди. Он был примерно одного возраста с отцом Эмили, с зелёными глазами и бородой.

- Нет, - осторожно сказал он. - Он был... испуган.

А теперь еще это письмо. Записка самоубийцы. Тоби выглядел таким измученным, убегая в лес. Принял ли он таблетки сразу же? Или Эмили могла остановить его? А если Ханна была права и Тоби не убийца Эли?

Голова Эмили закружилась. Она почувствовала чью-то руку, поддерживающую её.

- Аккуратней, - прошептала Спенсер.

- Всё в порядке, - Эмили выпрямилась и взглянула на письмо. Её друзья тоже посмотрели на него.

Посередине письма стояло её имя.

Эмили, три года назад я пообещала Элисон ДиЛаурентис сохранить её секрет, если она сохранит мой. Она обещала, что никому не расскажет, но я так поняла, что она рассказала. Я пытался справиться с этим, забыть, а когда мы стали друзьями, я думал, что смогу...

Я думал, что изменился, что моя жизнь стала другой. Но, наверное, никогда нельзя изменить то, кем ты являешься.

То, что я сделал с Дженной, было моей самой большой ошибкой. Я был молод, глуп и я запутался. Я никогда не хотел навредить ей. Я больше не могу жить с этим. Я больше не могу.

Эмили сложила записку, её руки затряслись. Это не имело смысла. Они навредили Дженне. О чём он говорил? Она отдала записку Дженне.

- Спасибо.

- Не за что.

Дженна уже собиралась уйти, Эмили прокашлялась.

- Подожди, - хрипло сказала она. - Дженна.

Дженна остановилась.

Эмили проглотила ком в горле. Всё, что Спенсер только что рассказала о том, что Тоби всё знал и Эли лгала. Всё, что Тоби сказал вчера ночью, вся вина за Дело Дженны... Она просто больше не могла всё это скрывать.

- Дженна, я должна извиниться перед тобой. Мы были такими злыми. То, что мы делали, обзывались, всё это было несмешно.

Ханна сделала шаг вперёд.

- Она права. Это было совсем не смешно.

Эмили давно не видела, чтобы Ханна так мучилась.

- А ты этого не заслужила", - добавила она.

Дженна погладила свою собаку.

- Всё в порядке, - ответила она. - Я справилась с этим.

Эмили вздохнула.

- Нет, не в порядке. Всё совсем не в порядке. Я никогда не знала, как это, когда тебя дразнят из-за того, что ты другая. Но сейчас я знаю.

Она положила руки себе на плечи, надеясь, что это поможет ей не расплакаться. Часть её хотела сказать, с чем она боролась. Но она сдержалась. Это было неподходящее время. Она хотела сказать больше, но как?

- И мне очень жаль о твоём несчастном случае. Не было случая сказать тебе.

Она хотела добавить:

- Прости, что мы сделали случайно, но боялась.

Подбородок Дженны задрожал.

- Это не твоя вина. В любом случае, это не самое худшее, что случилось со мной.

Она потянула собаку за ошейник и пошла. Девочки молчали, пока Дженна не скрылась из виду.

- Что может быть хуже, чем ослепнуть? - прошептала Ария.

- Есть кое-что похуже, - перебила её Спенсер. - То, что знала Эли...

Спенсер снова взглянула на неё, она как будто хотела сказать многое, но не хотела ничего говорить. Она вздохнула.

- Раньше Тоби трогал Дженну, - прошептала она. - Он делал это в ночь, когда произошёл тот случай с Дженной. Вот почему Эли направил фейерверк в сторону домика на дереве. Когда Эли подошла к дому Тоби на дереве, объяснила Спенсер, она увидела Тоби в окно и зажгла фейерверк. А потом она увидела там Дженну. В лице Дженны было что-то странное, а её рубашка была расстёгнута. Потом Эли увидела, как Тоби подошёл к Дженне и положил руку ей на шею. Он положил другую руку под рубашку Дженны на бюстгальтер. Он снял бретельку с её плеча. Дженна выглядела испуганной. Эли сказала, что была так шокирована, что случайно сбила фейерверк с места. Пробежала искра и ракета запустилась. Была яркая вспышка. Разбилось стекло. Кто-то закричал и Эли убежала. Когда Тоби поднялся к нам и сказал, что видел Эли, Эли сказала, что видел, как он пристаёт к Дженне, - сказала Спенсер. - Она согласилась ничего не рассказывать родителям Тоби, если тот признается, что сам зажёг фейерверк. Тоби согласился, - она вздохнула, - Эли заставила меня пообещать, что я никому не скажу о том, что сделал Тоби и обо всём остальном.

- Боже, - прошептала Ария. - Дженна, должно быть, была счастлива, когда отослали Тоби.

Эмили не знала, что сказать. Она повернулась посмотреть на Дженну, которая стояла на газоне с её матерью, разговаривая с журналистом. Каково это когда сводный брат делал такое с тобой? Для Эмили было уже слишком, когда Бен налетел на неё, а что если ей бы пришлось жить с ним? Что если он был бы частью её семьи? Это просто разрывало её душу. Делать такое со своей сводной сестрой - это было ужасно, но и печально.

Конечно, Тоби хотел оставить прошлое позади, начать новую жизнь. И он неплохо с этим справлялся, пока Эмили не запугала его тем, что всё вернётся. Она почувствовала такой ужас, она закрыла лицо руками и тяжело задышала.

- Я разрушила жизнь Тоби, - подумала она. - Я убила его. Её друзья не успокаивали её, они тоже плакали.

Когда Эмили успокоилась, она взглянула на девочек.

- Я просто не могу поверить в это.

- А я могу, - сказала Ханна. - Эли думала только о себе. Она была королевой манипуляций.

Эмили удивлённо взглянула на неё. Ханна пожала плечами.

- Секрет в седьмом классе? Тот, который знала только Эли? Эли мучила меня им. Каждый раз, когда я не соглашалась с ней, она угрожала рассказать вам, девчонки, и всем остальным.

- Она и с тобой такое проделывала? - спросила Ария удивлённо.

- Было много раз, когда она говорила что-то такое, что делало мой секрет таким очевидным, - она опустила глаза.

- До того, как Тоби принял те таблетки, он рассказал один секрет обо мне. Секрет, который знала Эли, и, разоблачением которого, угрожал мне Э.

Насторожившись, все выпрямились

- Что это было? - спросила Ханна.

- Да так... Семейное дело, - Губы Арии задрожали. - Я не могу говорить об этом сейчас.

Все замолчали, погружённые в свои мысли. Эмили смотрела на птиц, летающих над отцовским скворечником.

- Теперь логично предположить, что Тоби - это Э, - прошептала Ханна. - Он не убивал Эли, но он все еще хотел отомстить.

Спенсер пожала плечами.

- Я надеюсь, ты права.

В доме Эмили было светло и спокойно. Её родителей еще не было дома, а во всём доме стоял запах попкорна, который сделала Кэролин. Для Эмили запах попкорна был лучше, чем его вкус, несмотря на то, что у неё не было аппетита, её желудок заурчал. Она подумала, что Тоби больше не почувствует запах попкорна. Как и Эли.

Она посмотрела сквозь окно спальни на улицу. Всего лишь пару часов назад Тоби стоял там и умолял Эмили не рассказывать ничего копам. Что же он имел в виду, говоря "пожалуйста, не рассказывай им, что я сделал с Дженной"?

Эмили снова подумала об Эли.

О том, как Эли лгала им обо всём.

Самое смешное, но и грустное одновременно, было то, что Эмили была уверенна, что влюбилась в Эли в ту ночь, когда произошло Дело Дженны, когда уехали кареты скорой помощи, и Эли вернулась в дом.

Эли была такой спокойной, уверенной в себе и чудесной. Эмили была такой напуганной, но Эли была рядом и успокаивала её.

- Всё в порядке, - Эли успокаивала её, медленно проводя по спине Эмили пальцами, делая большие круги. - Я обещаю тебе. Все будет в порядке. Ты должна поверить мне.

- Но как все может быть хорошо? - Эмили расплакалась. - Откуда ты знаешь?

- Потому что я просто знаю.

Затем Эли обняла Эмили и уложила на свою кровать, положив голову Эмили на свои колени. Руки Эли мягко поглаживали её голову. Это было так хорошо. Так хорошо, что Эмили забыла о том, где она и как сильно она была напугана. Вместо этого она почувствовала радость.

Движения Эли замедлялись, и Эмили стала засыпать. То, что произошло дальше, Эмили никогда не забудет.

Эли нагнулась и поцеловала Эмили в щёку. Эмили замерла, очнувшись. Эли снова поцеловала её. Так хорошо.

Она села и снова начала гладить голову Эмили. Сердце Эмили очень сильно билось. Рациональная часть Эмили считала, что Эли просто пыталась утешить её. Но чувства в её душе расцветали как цветы весной.

Именно тогда началась любовь Эмили к Эли, и возможно, без той ночи ничего бы не произошло. Эмили села на кровать, уставившись невидящим взором в окно.

Она чувствовала себя опустошённой, как тыква на Хэллоуин. В её комнате стояла тишина, а нарушал её лишь звук вентилятора на потолке. Эмили открыла верхний ящик своего комода и вытащила старые маникюрные ножнички. За одно мягкое движение она разрезала вязаный браслет дружбы, который ей сделала Эли много лет назад.

Она не хотела выбрасывать его, но и не хотела оставлять его на полу, где она могла его видеть. В конце концов, она оттолкнула его далеко под кровать кончиком своей ноги.

- Эли, - прошептала она, слезы стекали вниз по ее лицу. - Почему?

Жужжание на другой стороне комнаты испугало ее. Эмили повесила розовую сумку Дженны обратно на дверную ручку ее спальни. Она смогла заметить свой светящийся телефон через тонкую ткань. Она медленно встала и взяла свою сумочку. К тому времени, когда она достала из нее телефон, он перестал звонить.

ОДНО НОВОЕ СООБЩЕНИЕ, сообщила ее маленькая Nokia.

Эмили почувствовала, что ее сердце забилось чаще.

Бедная, испуганная Эмили.

Бьюсь об заклад, ты можешь воспользоваться большими теплыми объятиями девчонок прямо сейчас, да? Не слишком ли удобно.

Ничего не кончено пока я не скажу этого.

- Э.

В следующей книге Милые обманщицы...


Вы правда поверили, что я Тоби? Пожалуйста.

Я бы тоже себя убила.

Ну, правда, честно, да.

Он безусловно получил по заслугам.

Карма - стерва, также как и я - можете спросить Арию, Эмили, Ханну и Спенсер...

Давайте начнем с Арии.

Девчонка так занята тем, что она всегда занята, да я уже потеряла счет ее парням.

Сначала Эзра, теперь Шон, но смутно подозреваю, что и с Эзрой она еще не закончила.

Вот что раздражает в девчонках с претензией на художественный вкус, так то, что они никогда не могут принять четкие решения.

Думаю, мне придется помочь малышке Арии и сделать выбор за нее.

Уверена, ей это ох как понравится.

Теперь Эмили.

Милая, глупенькая Эмили.

Элисон и Тоби, пожалуй, сказали бы, что поцелуй сЭмили это поцелуй самой смерти.

Но...уупс...они уже ничего не скажут - они мертвы.

Полагаю, Эм следует следить за тем, куда прикладывать свои маленькие ядовитые губки.

Она всегда двое на двое, но суеверная Эмили лучше других знает, что плохие вещи случаются на троих.

Одинокая маленькая Ханночка.

Шон бросил ее.

Ее отец бросил ее.

И ее мать вероятно бросила бы ее, если бы могла.

Всегда хочется бросить того, кто не пользуется популярностью, ха? Или это все из-за самой Ханны? По крайней мере, у нее есть ее лучшая подружка Мона, чтобы придержать ее волосы сзади.

Подождите секунду, хотя нет.

Как бы я хотела сказать, что Ханне не будет от этого хуже, но ведь никому не нравятся лгуньи.

И меньше всего мне.

Наконец, Спенсер: конечно, маленькая заучка знает наизусть слова своего теста на определение способностей к обучению, но ее память довольно расплывчата, когда возвращается к ночи исчезновения Элисон.

Но не беспокойтесь, она получит свой курс напоминаний и учтивости от вашей покорной слуги.

Если бы ты была такой же сообразительной, как я, то уже вероятно вычислила к этому времени кто я.

Бог ты мой, не быть гениальной это так раздражает.

Но с этим я вам помочь не смогу - ведь мои руки в этот момент заняты четырьмя маленькими милыми лгуньями.

Но так как вы были очень терпеливы, я дам вам один намек: у Спенсер может быть 4.0,

Но мое имя тоже начинается на Э.

Целую!

- Э.



Купить книгу "Безупречные" Шепард Сара

Купить книгу "Безупречные" Шепард Сара

home | my bookshelf | | Безупречные |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу