Book: Конвой



Конвой

Б.У.Л. Нортон

Конвой

ПРОЛОГ

Конвой

Гигантский танк с грохотом выехал на исходную позицию — северный подход к мосту. Это был М-60А2, одна из наиболеё известных моделей, которые обычно не давались в распоряжение Национальной гвардии. Великолепная машина, самая лучшая в Техасе, имела основную и единственную задачу являться по первому требованию в случае любой угрозы интересам государства.

Пока мужчины, сидящие на броне, осматривали местность, выбирая наиболеё удобную позицию, отделения полицейских расположились среди скал в зарослях кустарника на той же стороне дороги.

— Будь я проклят, если знаю, что мы здесь делаем, — громко произнес один из полисменов. — В конце концов, сейчас не война.

— Заткни свою пасть! — резко оборвал его приятель. — Слушай.

Издалека раздавался низкий, быстро нарастающий рокот мощных двигателей, похожий на летнюю грозу. Этот звук повысил активность вокруг двух полицейских машин штата Техас и бронированного монстра, стоящего поперек моста в полной готовности оказать поддержку в подавлении мятежа.

Внезапно черный грузовик — Мак — с ревом вылетел из-за поворота и резко затормозил в пятидесяти ярдах от танка, охраняющего мост. Не успела осесть пыль, как второй М-60А2 выполз вслед за дизелем, отрезая путь к отступлению. Позади второго танка тянулась колонна тяжело груженых машин. Перце дизели только-только показались из-за поворота, а остальные давали о себе знать лишь ревом двигателей, М-60А2 остановился. За ним встали грузовики. Гигантские машины стояли, как доисторические животные, насторожившиеся и не подпускающие к себе никого чужого.

— Всё в порядке. Это он, — произнес гвардеё ц. — Посмотри на передок этого грузовика.

Капот Мака украшал отлично сделанный резиновый утенок. Он разместился точно по центру и служил отличительным знаком водителя — человека, чья смелость и решительность собрали здесь их всех — полицию, грузовики, Национальную гвардию и даже ФБР. Они находились в этом месте в это время только из-за него — Резинового Утенка.

Полиция разорвала тишину, прокричав в громкоговоритель с другого берега реки:

— Сдавайся! Сдавайся немедленно, или ты будешь уничтожен!

Утенок, сидящий в кабине своей машины, повернулся к Мелиссе. Сейчас больше чем когда-либо её самоотверженность была не к месту. Девушка должна была только фотографировать события, а не принимать в них участие.

— Тебе лучше выйти из кабины, — мягко произнес Утенок.

— Что ты собираешься делать?

Ожидая ответа, Мелисса обратила внимание на то, каким вдруг уставшим выглядит Утенок. Не столько из-за случившегося в последние несколько дней, сколько лет и миль на дороге, слишком многих миль… От случайных женщин и крепкой выпивки, которая помяла его лицо и разрисовала глубокими линиями морщин, как географическую карту. Прищуренные глаза тракера1 метали молнии, оценивая ситуацию, но он сказал лишь:

— Тебе лучше выйти.

— Ты будешь уничтожен, если не сдашься! — выкрикнул все тот же полицейский. — Десять секунд на размышления. Один… Два…

Утенок с хрустом распахнул дверь с той стороны, где сидела Мелисса и мягко подтолкнул женщину к выходу.

— Но что ты собираешься делать, Утенок? — требовательно произнесла она.

Мелисса знала, что услышит в ответ, и это беспокоило её. Женщине хотелось убедиться в обратном, и в её глазах мелькнула растерянность, когда тракер[1] еще раз взглянул на окружающую их действительность — танки и отделения полицейских, перекрывшие дорогу. Потом и посмотрел прямо в глаза женщины, будто прося понять его,

— Продолжать движение. А теперь вылезай.

…Семь… Восемь…

Медленно, очень медленно, чувствуя себя старой и ненужной, Меллиса выбрались из кабины и пошла прочь. Она слышала, как дверь грузовика захлопнулась за её спиной, но не оглянулась. Женщина не хотела видеть то, что сейчас должно было случиться.

— …Десять, — проскрежетал громкоговоритель. — Это твой последний шанс. Выходи с поднятыми руками.

Напряженная тишина разорвалась неожиданным боевым кличем индейцев, который, в свою очередь, оказался перекрыт ревом четырех сотен дизельных лошадей. Утенок вдавил в пол педаль газа. Черный Мак рванулся вперед, навстречу смерти — прямо у него на пути стоял танк.

Внутри бронированной махины капрал Элтон Бьюрегард снял с турели свой M-I HMG пятидесятого калибра и приготовился стрелять. Сумасшедший сукин сын собирался удрать, удрать у них на глазах, в этот момент щелкнула рация: «Говорит полковник Риджуэй. Не открывать огонь. Это действия полиции. Я повторяю — без приказа не стрелять».

Грузовик уже въехал на мост, и теперь Утенок лежал на полу кабины, вслепую управляя машиной одной левой рукой. Ели он все рассчитал точно, места будет достаточно, и ему удастся проскочить.

Башенный пулемет М-60, направленный на машину бунтовщика, мгновенно отреагировал длинной очередью. В доли секунды лобовое стекло автомобиля осыпалось сверкающими брызгами, а из пробитого радиатора повалил пар. Но несмотря на столь ужасное наказание дизель продолжал двигаться, не замедляя хода.

Почти сверхъестественным, невероятным образом машина вклинилась точно между танком и ограждением моста, лишившись при этом решетки радиатора и дверей кабины. Он сделал это! Грузовик рванул вперед и помчался по мосту навстречу отделениям полицейских.

Пуля, попавшая в кабину, задела Утенка, пройдя через руку. Но он, полный решимости и продолжающий давить на акселератор, не чувствовал ни боли, ни страха. Его ярость служила надежным щитом от всего.

Вдруг офицер, одетый в форму шерифа штата Аризона, вспрыгнул на башню танка и взял контроль за стрельбой в свои руки. Он совместил мушку прицела с надписью «ВЗРЫВООПАСНЫЕ ВЕЩЕСТВА», пересекающей боковую стенку грузовика. Пробормотав что-то похожеё на «Давай, задница, мать твою…» он нажал на гашетку, проделав ряд дыр точно по центру надписи.

Последовавший за этим взрыв ненамного отличался от ядерного. Ком огня разметал в стороны части грузовика и моста, поднявшись грибом на добрые сорок футов в небо. Колеса трейлера взлетели высоко вверх и упали в реку. Дым рассеялся, и обнажились последствия этого катаклизма.

На уцелевшей части моста остались догорать руины черного Мака. Кабина была сорвана взрывом и, пробив металл ограждения, отдыхала сейчас где-то под водой, скрытая бурлящей поверхностью реки.

Сержант Лайл Уэллэйс выбрался из-за пулемета, потирая негнущиеся колени. Конвой наконец-то был побежден.

* * *

Это была самая большая, самая длинная похоронная процессия, которую Альбукерке — или любой другой город — когда-либо видели.

её возглавлял черный грузовик — Мак — без кабины, со снятыми бортами, на нем, как на лафете, стоял гроб. Он был пуст, потому что тело Утенка так и не было найдено. Пробитый пулями резиновый утенок, не так давно помещавшийся на передке отсутствующей теперь кабины, гордо восседал на лакированном дереве гроба как эмблема.

За передним трейлером и эскортом мотоциклистов следовали несколько лимузинов, принадлежащих хозяину похоронного бюро. В них сидели экс-жены, дети, близкие и дальние родственники. За этими лимузинами шли другие. Они везли множество людей, которые были подозрительно похожи на политиков — от низших до высших чинов. Процессию замыкал ревущий конвой грузовиков — самый длинный чертов Конвой, который когда-либо существовал во всем мире за пределами главной военной зоны.

Большегрузные, мощные трейлеры, колесящие по стране и пересекавшие её не один раз из конца в конец, восемнадцатиколесные К-Хупперсы, Джимми, Маки и Фрутлайнеры[2] растянулись на много кварталов. Они были вымыты и натерты до блеска, до зеркальной чистоты и двигались, громыхая, как вереница связанных между собой животных. Следом за ними по улицам города ехала еще болеё длинная колонна грузовиков. Здесь были представители любых годов выпуска, всевозможных форм, размеров и предназначений — от массивных самосвалов до фургончиков по доставке белья из прачечной.

Маленький мальчик, игравший с друзьями в парке, начал было считать машины, показывающиеся из-за угла на перекрестке. Когда счет достиг цифры «сто», а колонне не видно было конца, мальчишка оставил это занятие и вернулся к прерванной игре. Он не умел считать дальше ста.

На одной из небольших платформ, идущих вместе со всеми, известная американская группа, исполняющая народные песни, представляла то, что должно было стать её следующим диском и разойтись миллионным тиражом — полная скорби минорная баллада под названием: «Прощай, Резиновый Утенок».

Несмотря на это почти карнавальное зрелище, настроение тех, кто участвовал в процессии, и тысяч зевак, выстроившихся по обеим сторонам улиц, было одинаково подавленным. Великий человек, один из них, ушел из жизни.

Телерепортер одной из местных станций встал в центр группы водителей грузовиков, профессионально наговаривал в мини-камеру:

«Они пришли на фургонах, мусорных машинах, самосвалах и даже лимузинах. ВОДИТЕЛИ. Живое олицетворение традиций американских ковбоев. Единственные из оставшихся. Мужчины слишком горды, чтобы плакать, но не могут сдержаться и роняют одну-две скупые слезы. Утенок мертв. Кем же он был? И почему этот первый мученик американской индустрии тяжелого машиностроения заслужил такое уважение? Любовь — вот чувство, которое испытывают сейчас собравшиеся здесь люди. Самая искренняя любовь человека к своему собрату. Ею до краев полна процессия и тысячи тех, кто собрался здесь со всей Америки, чтобы стать участником этой торжественной церемонии прощания. А почему?»

В кругу мужчин произошло какое-то движение, и массивный бородатый водитель по прозвищу Нэсти Майк вышел вперед. Он отобрал у корреспондента микрофон. Камера устремила на него свой темный прицел, а — репортер весь обратился в слух.

— Я устал от всей этой чепухи, от этой лжи, — проревел бородач в сторону изумленного газетчика. — И здесь тебе не найти человека, который не сказал бы то же самое.

Одобрительные выкрики, свист и возгласы «Скажи им, скажи», раздавшиеся из группы тракеров, прозвучали в поддержку Майка, требуя продолжать. Нэсти Майк вдруг схватил журналиста за шиворот и начал кричать в его испуганное лицо:

— Я скажу тебе, почему мы любили Утенка! Из-за таких рож, как твоя, вот почему! Правительство, большой бизнес, телевизионщики-ублюдки думают, что они хозяева этой страны, черт меня подери! А все остальные, все мы?! Почему нам достается только дерьмо? Мы не хотим этого! Разве я не прав, парни? — повернулся он в конце своей речи к водителям.

Раздались еще болеё грозные выкрики в знак согласия. Это к группе водителей, окружавших корреспондента и одного из них — всадника дорог — присоединились другие тракеры.

— И еще — продолжил Нэсти Майк, приподняв журналиста за воротник и поставив его на носочки. — Утенок никогда не жрал дерьма. Это наша страна, и она принадлежит нам ровно настолько, насколько любому другому. А сейчас Утенка уже нет с нами — эти сукины дети убили его. Я хочу сказать: мы не собираемся так оставить это! Мы ничего не забудем. Вот почему мы собрались здесь. Ты передашь мои слова своему говенному начальнику, своей говенной телестанции и своему ублюдочному правительству. Ты скажешь им, что люди в этой стране начинают действовать. И на этот раз пусть они даже не пытаются остановить нас — ничего не выйдет.

Бородач опустил журналиста на землю и выбрался из толпы в сопровождении своих друзей, направляясь в ближайший бар, чтобы выпить чего-нибудь адски крепкого.

На краю толпы женщина средних лет с добрым лицом повернулась к миловидной молодой женщине, одетой в черное, у которой на плече болталась сумка для фотопринадлежностей. В руках она держала камеру. Та, что была старше, прошептала:

— Я никогда о нем не слышала.

Молодая журналистка, опустив фотоаппарат объективом вниз, потому что водители ушли и снимать было некого, просто ответила:

— Он был величайшим тракером из всех, которые когда-либо жили на этой земле.

— О, я в этом не сомневаюсь. Судя по размерам похоронной процессии, так оно и было. Его останки будут покоиться на Мемориальном Кладбище? Его везут туда?

Мелисса мрачно улыбнулась.

— Нет. В Вашингтон. Они собираются поставить гроб на ступеньки Капитолия и оставить там до тех пор, пока не добьются ассигнований на сооружение памятника.

Пожилая женщина взвесила свой следующий вопрос, прежде чем задать его. «Боже мой», — размышляла она, — «это длинная дорога — в Вашингтон, к Капитолию».

— Я полагаю, — произнесла женщина робко, — он, должно быть, очень важная персона. Я не хочу показаться плохо информированной, но что именно он сделал?

— Он начал Конвой, — ответила Мелисса ровным голосом.

— О, вы имеё те в виду все эти грузовики, которые…

— Да.

— Конечно, теперь я понимаю. Какое несчастье, что он должен был умереть. А вы когда-нибудь встречались с ним, этим Резиновым Утенком?

Мелисса кивнула.

— Да. О, да, я знала его лично. Я была там, когда все только начиналось.

И в глазах Мелиссы пожилая женщина, которая не была такой уж наивной и плохо информированной, какой иногда пыталась казаться, смогла увидеть, как началась эта история.



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Конвой

Все началось одним воскресным августовским утром на почти пустынном шоссе один-сорок, связывающем два штата и протянувшемся к востоку от Флэгстаффа, штат Аризона.

За неделю до этого Мелисса закончила фотозарисовки, сделанные в Бсверли-Хиллз для журнала «Вестстайл», и однодневный роман с одним из редакторов этого журнала. Ей потребовалось на это всего два часа. В первую ночь она вышла из дома и вдрызг напилась. Следующие два дня она потратила на размышления. На третий день женщина поднялась и взяла в руки телефон.

За два дня её квартира была пересдана, а мебель отдана на хранение. На следующий день Мелисса опустила ключи в почтовый ящик и покинула Город Ангелов в поисках лучшей жизни.

Один день она провела в Лас-Вегасе, но в теперешнем состоянии её мыслей блеск и мишура, несмешные шутки да и все праздничное великолепие этого места стали невыносимы. Ранним утром на другой день, едва только солнце осветило на востоке горизонт, Мелисса снова была в пути.

Она не совсем хорошо представляла себе, что с ней произойдет дальше. Сейчас Мелисса просто ехала на восток с неопределенной идеё й сесть в Хьюстоне на самолет, отправляющийся в Рио-де-Жанейро, где у неё были друзья и возможность получить работу в центральном журнале.

Была все-таки хорошая сторона в её работе фотожурналиста. Если ты достаточно известна (а Мелисса была именно таким журналистом), ты сможешь найти себе много новых мест работы, когда и где захочешь.

Несмотря на эти мысли, она ощущала горечь и чувствовала себя слегка униженно. До последнего времени ей не везло в любви. Мелисса думала: «Достиг ли хоть кто-нибудь тридцатидвухлетнего возраста без подобных поражений?» Она знала, что спустя какое-то время снова вернется назад. «Я становлюсь немного лучше», — призналась она себе, — «с каждым разом немного быстреё на подъем».

Впереди женщина заметила многотонный грузовик, движущийся по её полосе. Он ехал со скоростью около семидесяти миль в час. Для Мелиссы и её настроения эта скорость была слишком мала. Она надавила на акселератор и выехала на соседнюю полосу, чтобы обогнать трейлер. Когда она поравнялась с кабиной, её взгляд упал на странное украшение капота — резинового утенка, который сжал кулаки, сердито сдвинул брови и рвался вперед. Меллиса уголком глаза посмотрела на водителя, чья эмблема произвела на неё впечатление. За рулем сидел парень моложе её на вид с лицом типа, который рекламирует сигареты «Мальборо». Интересно…

Для Утенка это был всего лишь еще один обычный рейс — доставка химических веществ класса «В» в Индианаполис За его плечами остались многие мили дорог, чтобы сейчас реальная опасность перевозимого груза сильно беспокоила его. Было только понимание возможного бедствия, похожеё на чувство боязни высоты, когда ты ходишь по краю пропасти. Но оно не играло никакой роли.

Мужчина заметил желтый «бьюик» с откидным верхом, обгоняющий его. За рулем сидела миловидная женщина. За несколько часов, проведенных в пути, не произошло ничего из ряда вон выходящего, на что Утенок обратил бы внимание. «Черт возьми, а девчонка выглядит ничего! И машину нужно вести именно так, как это делает она», — пронеслось в голове парня. Он знал: Виолетта будет ждать его в Глайд Инне, что находится в часе езды отсюда. Но это не мешало ему смотреть на девушку в желтом автомобиле. «Да, сэр», — продолжил он свои умственные упражнения, — «она, видно, из тех богатых шлюх…»

Утенок поймал себя на мысли о том, что его заинтересовал вопрос: может ли он нравиться таким женщинам и каковы они в постели.

Пока Мелисса выполняла свой маневр, шарф из шифона, которым она собрала волосы в пучок, чтобы они не лезли в глаза во время езды, развязался и почти слетел с головы. Как только женщина отъехала на приличное расстояние, оставив грузовик позади, она сбавила скорость до сорока миль, чтобы перевязать шарф заново. Ей нужно было освободить руки, и она коленями зажала руль, прямо удерживая машину на ровной дороге.

А сзади Утенок вынужден был нажать на тормоза, чтобы держать дистанцию с внезапно замедлившим ход «бьюиком». Черт возьми, что она там себе думает, эта глупая женщина? Утенок несколько раз нажал на клаксон, но Мелисса продолжала возиться с шарфом, будто на дороге кроме неё никого не было на сотню миль в том и другом направлении. Пробормотав все непристойности, которые знал, Утенок прибавил газу и выехал на обгон.

Но Мелисса не собиралась позволить ему сделать это. У неё было достаточно неприятностей и без этого проклятого грузовика. А кроме того, он мог бы подождать еще несколько секунд. Она почти справилась с этим шифоном.

Трейлер догнал «бьюик» и поравнялся с ним всего на мгновение, потому что женщина нажала на педаль акселератора, удерживая машину на той же скорости, с какой шел грузовик. Через четверть мили Утенок, который держался все это время на встречной полосе, еще увеличил скорость в попытке все же обойти женщину. И снова Мелисса держалась наравне с ним. Она становилась болеё чем надоедливой.

Утенок разразился проклятиями, и обгоны, начавшиеся будто бы в шутку, переросли в бешеную гонку по всей ширине шоссе. Водитель грузовика вел себя, как напившийся в стельку бродяга. Пройдя милю, оба автомобиля набрали одинаковую скорость — стрелка спидометра плясала на отметке в семьдесят миль, и ни один не уступал другому ни дюйма. Они вошли в поворот, подпрыгивая на уклоне. Неожиданно на полосе, по которой несся Утенок, появился невидимый раньше из-за поворота полицейский патруль, не спеша возвращающийся на базу в Флэгстафф. Утенок заметил ужас на лице водителя и то, как он направил автомобиль к обочине, чтобы избежать столкновения. Слишком поздно, чтобы быть уверенным в успехе. Утенок тем не менеё нажал на тормоз, замедлив скорость и встав на свою полосу — за Мелисой, которая быстро оценила ситуацию и проворно укатила на своем желтом «бьюике» прочь. В боковое зеркало Утенок заметил, что полицейские мигают ему фарами. Смирившись, он съехал на обочину. Боже, на этот раз ему не избежать наказания. Первая квитанция за шесть лет, и все из-за этой суки в «бьюике», который сейчас казался лишь желтым пятнышком на полотне дороги.

Когда офицер полиции выбрался из своей машины, Утенок, который имел неприятные столкновения и с полицейскими, и с дорожными патрульными, тут же понял, что дело придется иметь с копами. Это могло оказаться труднеё, чем он думал вначале.

— Путевой лист, пожалуйста, — потребовал полицейский, подходя к водителю и держа в руках квитанцию на штраф.

— Одну минутку, приятель, — возразил Утенок. — Не того поймали. Ты остановил не ту машину. Девушка в «бьюике» обошла меня на восьмидесяти милях в час. Потом она притормозила и на сорока принялась расчесывать волосы. Потом, когда я старался…

— Твой путевой лист, — повторил коп. Он оставался совершенно бесстрастным. Утенок вынул из кармана путевку и смерил полицейского взглядом. Это был молодой, с крупным носом парень. Возможно, только что закончивший Академию.

— Ладно, — произнес Утенок дружелюбно, — что бы ты там не написал, это ни черта не будет стоить.

— Что это будет стоить? — рассеянно переспросил патрульный. Его внимание было целиком захвачено сведениями, которые он переносил в уже наполовину заполненную квитанцию.

— Девушка в «бьюике» не… — Утенок сделал паузу, чтобы привлечь внимание второго полицейского. Когда тот подошел ближе, тракер продолжил:

— …надела трусики. Я взглянул на неё из кабины своего трейлера и заметил это.

Движения патрульного офицера неожиданно изменились под воздействием охватившей его похоти. Господи, это как раз то, о чем все опытные, не один год проработавшие полицейские всегда болтают где-нибудь в уголке казармы. Однако единственное, что сказал коп, было слово «действительно».

— Клянусь Богом. Пуговицы на юбке были расстегнуты. Самый сладкий кусочек плоти, который я когда-либо видел, — подзадорил водитель.

— Ты хочешь сказать, она так и сидела там, в своем автомобиле — голая? — Мужчина в форме полицейского начинал потеть. Утенок кивнул.

— Я не мог отвести от неё глаз. Она должна была заметить, что я смотрю на неё.

— Никаких трусиков или чего-нибудь еще?

— Ничего. Абсолютно ничего. — Утенок посмотрел в ту сторону, где крошечная желтая точка почти исчезла и была едва-едва различима. — Она все еще в поле зрения. Ты можешь сам проверить то, что я сказал. Если, конечно, есть желание. И потом, она обогнала меня с такой скоростью, что шарфик слетел.

Мужчина голодными глазами посмотрел на шоссе, разрываясь между двумя вещами — полузаполненным бланком квитанции, который он держал в руке, и обещанием не позволять себе удовольствий такого рода. Желтое пятнышко еще раз мелькнуло вдалеке и скрылось за следующим поворотом. Патрульный разорвал квитанцию, вернул Утенку его путевой лист и поспешил к машине, на бегу говоря через плечо:

— Я отпускаю тебя на этот раз, ограничиваясь предупреждением. Но смотри, береги теперь свою задницу. Слышишь? Если я еще раз поймаю тебя за превышение скорости, ты будешь у меня травой, а я — газонокосилкой.

— Да, сэр, — смиренно ответил Утенок. — Можете надеяться на это… кретин, — последнеё слово он добавил, когда патрульный уже пылил по дороге на своей полицейской машине. Утенок на прощание показал копу средний палец, зажав остальные в кулак, убедившись, что расстояние между ними слишком велико, чтобы полицейский разглядел этот жест.

Довольно, с триумфом посмеиваясь, он забрался в кабину своего грузовика и завел мотор. Утенок выехал на дорогу и, пока на обочине оседала поднятая им пыль, взял свой CB-микрофон[3] и нажал кнопку передатчика. Он снова был в своей тарелке. Это был его мир, его жизнь, и он снова имел возможность полностью почувствовать это.

— Вызывает один-девять, — проговорил парень в микрофон. — На дороге патруль. Полицейские движутся по восточному шоссе в направлении четырнадцатой дороги. Не доехали примерно милю до отметки два — три— четыре. Кто-нибудь в том районе слышит меня?

— Тэн-Роджер, приятель, — раздался в динамике голос. — И будь уверен, я тебя отблагодарю тем же. В какую сторону едешь, парень?

— К восточной границе, в то же место. А где ты сейчас?

— Примерно в миле от тебя. Если обернешься — увидишь.

Утенок взглянул в боковое зеркало. Все в порядке, он был сзади. По крайней мере, теперь их двое.

— О'кей, я вижу тебя, — подтвердил Утенок в микрофон. — Крытый трейлер, а позади еще кто-то.

— Этот большой — десять-четыре[4], приятель. У тебя за спиной Спайдер[5] Майк из Лаббока, Техас, и я. Меня называют Машина Любви. Мы водители первого класса и держим руль самых настоящих Маков, которые ты когда-либо видел, — говорил и говорил голос из динамика, занимая волну передатчика. — Мой Мак называют Машиной Любви из-за моего спального отсека, крайне приспособленного для получения оргазма. Там есть все: четырёхколоночная аудио-система, цветной телевизор, обшивка из крашеного кролика приятного розового цвета, резиновый матрац с водой, бар и зеркало на потолке, и…

— Да, и кое-что еще для компании… Ты настоящеё трепло.

— Ну, нам надо поближе познакомиться, друг, — осторожно ответил Машина Любви. — Надеюсь, ты найдешь способ лично проверить мою болтовню. Как насчет этого?

— А теперь постарайся, чтоб у тебя кишки не вывалились от смеха, — предупредил Утенок, широко ухмыльнувшись. — Ты не узнаешь, кто с тобой говорит?

— Нет.

— Это Резиновый Утенок, старый ты бандит. Привет, Спайдер Майк, — приветствовал он второго тракера. — Это Резиновый Утенок из Альбукерке.

— Неужели тот, который так тянет из полиции жилы, что она гоняется за ним? — Спайдер Майк растягивал слова, как большинство жителей Техаса. У него был молодой голос, низкий и мягкий.

— Похоже, это он. Мы имеё м самую надежную переднюю дверь[6] в этом никудышном бизнесе. Резиновый Утенок родился с радаром на патрульных копов. Ты с нами, Спайдер Мак? Ответь.

— Десять-четыре. Понял тебя. Рад идти вместе с тобой, Резиновый Утенок. Моя последняя любовница с полпути вернулась домой рожать, а мы вдавим педаль в пол, чтобы быть дома к этому дню. Четыре-десять.

— Конечно, ты обрадуешься еще больше, когда узнаешь, что мы собираемся отлично провести время, мальчик, — влез в разговор Машина Любви. — Старина Резиновый Утенок постоянно держит педаль газа вжатой в пол. Но не это главное. Он ни разу не попадался патрульным. Человек чести. Когда ты в последний раз получал квитанцию на штраф, Утенок?

— Я все так же чист, хвала всем святым. Но сегодня был близок к тому, о чем ты говоришь. Куда держишь путь, приятель?

Спайдер Майк, который вдруг заскромничал, как белобрысый мальчишка в свои неполные двадцать, отключил микрофон и оставил двух других мужчин разговаривать.

— В Атланту, — неохотно ответил Машина Любви.

— Атланта? — в голосе Утенка явно слышалось дикое удивление. — Какое же дерьмо ты туда тащишь? Это твой новый маршрут, не так ли?

— Да, — подтвердил Машина Любви. — Новое задание в Атланте.

— И что за груз? Мне отсюда не видно. У тебя рефрижератор?

— Нет. У меня нет холодильной камеры.

Утенок сдал чуть левеё, чтобы в зеркало лучше было видно то, что движется сзади.

— Послушай, Машина Любви, — хихикнул он, — Уж не везешь ли ты этаких подвижных веселых девушек, а?

Спайдер Майк снова вступил в разговор:

— Точно, их-то он и везет. Его трейлер совсем близко от меня, и я могу сказать тебе.

Конечно, он знал, потому что ехал позади Машины Любви и видел, что его кузов полон самых вонючих, самых грязных свиней, которых когда-либо перевозили с одного места на другое.

— Не смейся. Только не смейся, Утенок, — предупредил Машина Любви. — Я не вижу ничего смешного в этом проклятом грузе. Я знаю.

— Да я не смеюсь, совсем не смеюсь. Я просто не ожидал увидеть свиней в твоем передвижном публичном доме.

— Хорошо, приятель. Это не смешно. Милосердие — это трагедия, вот что это такое. Обычную награду за него ты видишь сейчас в грузовике. Свинство! Женщины при взгляде на мою машину пускаются в авантюру. И здесь же я везу свиней. Ты спрашиваешь, как мой замечательный трейлер собирается везти меня обратно, если сейчас я заставляю его тащить этих вонючих свиней?

— Тебе придется поменять название. Вместо Машины Любви на время этого рейса ты будешь именоваться Свиным Загоном, — заметил Спайдер Майк.

— Погодите-ка минутку, мистер Спайдер Майк. Мне понадобились годы, чтобы заполучить это прозвище — Машина Любви.

— А меня не волнует, как долго ты на ней работаешь, на своей Машине Любви. Свиной Загон. Все, что я знаю, — это вонь, которая доносится до моей кабины. И я собираюсь прибавить газу, чтобы ты ехал в самом конце этого конвоя. Только там тебе и место.

— Ты сначала соберись догнать меня, — взвизгнул Свиной Загон в микрофон. — Педаль до пола! Догоняй! Пока!

Утенок рассмеялся про себя над тем, что увидел за своей спиной в боковое зеркало. Он ровно шел на одной скорости и оставался впереди обоих затеявших это соревнование. Чтобы достойно закончить этот день, ему требовалось в течение нескольких часов держаться перед плетущимся в хвосте грузовиком, битком набитом свиньями.

Свиной Загон — кажется, это прозвище подходило его приятелю даже больше, чем Машина Любви. Утенок мысленно вернулся в те годы и мили, в течение которых знал этого человек: Старина Свиной Загон был отличным парнем, но тот факт, что в этот рейс он взял такой груз, напоминал Утенку старшеклассника, который есть в любой школе: все, что он может предложить женщине, это прокатить её на своей суперхромированной, четырехместной машине с двумя клаксонами. Но даже это не делало ему чести. Однако он был хорошим парнем, а любая компания для долгого пути через пустынные равнины была болеё чем желательна.

— Эй, — позвал Утенок в микрофон. — Ты что-нибудь слышал о старине Языке Ящерицы? Может, видел его? До меня дошли слухи, что он переселился в другое место.

— Последний раз, когда я его видел, он сидел в баре «Старый Мексиканец» и был в стельку пьян. Мне показалось, в тот момент никакие заботы не обременяли его.

Внезапно их разговор был прерван вторгшимся в передатчик голосом. Говоривший находился впереди них.

— Вызывает один-девять. Говорит Болтун. Вызываю Утенка. Похоже, я перед тобой у отметки три-пять-ноль.

— Понял тебя, Болтун, — отозвался Утенок. — Я на отметке три-четыре-три, и мне нужны сведения о патруле.

— В поле зрения нет ни одного. Все чисто и зелено. Держусь на связи.

— Отлично, Болтун. Похоже, ты скоро встретишься со мной и еще двумя, сидя в своем катящемся кресле. Мы приближаемся.

— Десять-четыре. Определенно, мне это по душе. Но если вы хотите ехать вместе со мной, вам придется двигаться побыстреё, потому что мой старый мальчик не знает другого способа езды, кроме как с педалью, вжатой в пол.



— Тен-Роджер[7], Болтун, — закончил Утенок разговор. — Что вы там двигаете, семьсот сорок седьмой «Боинг», что ли?

Судя по гудкам и свисту в передатчике именно на это и похоже. Старина Джимми может потерять двери прямо где-нибудь по дороге. Их сдует ветром.

— Вранье! Это чушь! — прервал Свиной Загон. — За исключением, может быть, моего привычного к таким гонкам Мака-Два Бульдога[8].

— Как называется твой трейлер? — усмехнувшись, спросил Болтун.

— У меня Машина Любви, и я вожу самый мощный Мак с супер-прицепом, который ты когда-либо видел.

Неожиданно связь с Болтуном прервалась. В динамике раздались щелчки, треск, а потом голос Болтуна произнес:

— Ладно, ладно… Насколько я слышал, Бульдоги вонючие, очень вонючие…

Для Пиг Пэна[9] это оказалось последней каплей за все время этого проклятого рейса.

— Хорошо. Вот что я схажу тебе, мистер Болтун, — начал он с преувеличенной вежливостью. — Сейчас увидим. Мы сделаем это прямо здесь сию же минуту. И еще до того, как ты сможешь сказать: «ОМС-Джим ми — это просто куча дерьма», мой Бульдог будет кусать за задницу твоего ощипанного, потрепанного осла. Давай! Начали!

Свиной Загон вывел большой Мак во вторую полосу и действительно прибавил скорость. Перед ним и позади него Утенок и Спайдер Майк шли в своем ряду, также набирая скорость. Когда они с ревом приблизились к повороту и вывернули рули вправо, в поле их зрения попал единственный автомобиль — белый «плимут», скорость которого не превышала установленного лимита. Он ехал в крайнем правом ряду.

В этом «плимуте», надеясь на то, что эти трое болванов не заметят антенну СВ-рации на его машине еще несколько секунд, сидел бич шоссе один-сорок, человек курсировавший и наводивший страх на всех юго-западных дорогах — сержант Лайл Уэллэйс из департамента шерифа округа Натош, штат Аризона. Лайл в среднем за неделю арестовывал тракеров больше, чем любой другой офицер в штате за несколько месяцев.

Он начал ощущать себя хозяином этого участка дороги один-сорок все больше и больше в дни непосредственно перед большим Конвоем.

Коп взял микрофон и сделал последний, убийственный вызов:

— Вызывает один-девять, Болтун вызывает Резинового Утенка и Машину Любви. Где вы, черт бы вас побрал? Я сбавил темп до половины, но не вижу ничего у себя за спиной, кроме полотна дороги. Я думал, вы, ребята, двигаетесь.

Пробормотав про себя: «Чтоб ты провалился, несведущий сукин сын», Пиг Пэн нажал на педаль газа. Самым любопытным и удивительным было то, что открытая борьба еще не началась. Спайдер Майк и Резиновый Утенок шли наравне с ним.

Когда они почти выстроились в цепь, Лайл решил подлить масла в огонь:

— Ну давайте же, вы кретины! Где вас черти носят?

На этот раз знаменитое шестое чувство подвело Утенка. Подозрение возникло слишком поздно. Этот «пли-мут». Как только они еще немного приблизились к нему, Утенок заметил на крыше автомобиля антенну СВ-рации.

— Быстро назад! Снизить скорость! — беспомощно выкрикнул он в микрофон. — Снизить скорость. Впереди нас патрульный коп!

До того, как тракеры успели сбросить скорость до позволенного лимита, Лайл поставил съемный маячок на крышу своего автомобиля, включил сирену и теперь сигналил клаксоном тем, кто находился совсем близко за его спиной. Он поставил две сотни сверхпрочных полицейских фунтов поперек дороги, поджидая трех водителей, приближающихся к нему. Коп отлично выглядел: представитель закона, он был сейчас немного похож на шерифа с Дикого Запада старого образца в своем «стетсоне» с широкими полями и летней форме полицейского. Уголки его губ медленно приподнялись и застыли в презрительной усмешке. Трос за один раз — действительно великолепный улов.

Когда все трое подошли к нему, Лайл взял инициативу в свои руки.

— Хороший денек. Пришлось немного притормозить, не так ли, ребята?

— Привет, Лайл, — тихо ответил Утенок. Сейчас Уэллэйс был сама любезность, демонстрируя сногсшибательный юмор. Он даже сделал еще шаг и пожал Утенку руку.

— Почему притих, Резиновый Утенок? — пропел он. — Какими судьбами ты оказался здесь? Мы не виделись так долго…

— Шесть лет. Я должен был догадаться, что это ты на волне передатчика.

При этих словах Лайл забеспокоился и сконфузился. Теперь он являл собой полную невинность.

— О какой волне ты говоришь?

— О СВ-рации, Болтун.

— Это не мог быть я, — запротестовал коп. — У меня даже и нет СВ. А кроме того, разве я похож на человека, который прибегает к полицейским уловкам?

— Да, но и тракер Болтун не похож на змею, сукин ты сын, — не выдержал Свиной Загон. Он слишком долго сдерживал свой гнев.

Утенок бросил взгляд на Пиг Пэна и уже одним этим утихомирил его.

— Остынь, — произнес тракер. — Не делай и без того паршивое еще хуже.

— Конечно! Давайте вести себя прилично, — заметил Лайл с некоторым облегчением. Он снова контролировал ситуацию. — Я мог бы выписать вам квитанции на штраф по семьдесят пять долларов с каждого, но… только допуская некоторые аргументы… Пусть, скажем, вы ехали семьдесят миль в час, это составляет около…

— Тридцать пять баксов плюс еще сотня или около того за то, что мы будем иметь гарантию… — огрызнулся Спайдер Майк.

Лайл устремил взгляд в небо, будто погрузившись в серьезные размышления.

— Ладно, — вымолвил он наконец, — могло быть даже хуже. Понимаете, жена судьи собирается обновить гардероб, и он на время завязывает с выпивкой…

— Сколько? — прервал его Утенок. Он уже достал свой бумажник, счастливый только оттого, что в путевом листе не будет отметки о штрафе.

— Ну, скажем, по пятьдесят с каждого.

— Ты — низкая, подлая, грязная мразь, — ворчливые интонации в голосе Пиг Пэна сменились рычанием в конце фразы.

Лайл спокойно посмотрел на него.

— Шестьдесят, — произнес коп.

Утенок схватил Свиной Загон за руки и оттолкнул назад на шаг — два.

— Полегче, — предупредил он. — Здесь не аукцион.

— Это поганая сделка. Я теряю весь доход от этого рейса, — начал брызгать слюной Свиной Загон.

— Меня это просто уничтожит. Не остается даже на еду, — вставил Спайдер Майк.

— Конечно, если вы хотели бы попытать счастье в суде… — начал Лайл задумчиво. — У меня есть отличный знакомый тюремщик. Я конфискую ваши трейлеры и буду охранять их, пока…

— Ты всегда рад прибрать что-нибудь к рукам, Лайл, — заметил Утенок, отдавая копу шестьдесят баксов. — Ты самый настоящий пират с большой дороги, и сейчас ты уберешься отсюда с нашими деньгами.

Пиг Пэн и Спайдер Майк достали свою наличность. У Майка оказались купюры по пять и десять долларов. Лайл аккуратно пересчитал их и сунул в карман своей рубашки.

— Это всего лишь моя работа, — добродушно заметил Лайл. — Я должен охранять дорогу от таких, как вы. И должен соблюдать безопасность передвижения по шоссе.

Взгляд Слайдера Майка был прикован к пачке денег, торчащей из кармана Лайла. Его денег. А что будет с его женой? А с ребенком, до появления которого на свет оставались считанные дни, может, даже часы?

— Конечно, кретин, — он метнул взгляд на Лайла, — может быть, когда-нибудь ты и обнаружишь себя охраняющим порядох на дороге, лежа где-нибудь в канаве и кормя собой мух.

Лайл глубокомысленно посмотрел на Спайдера Майка.

— Для тебя штраф — семьдесят.

— Ну ладно, будет, — выступил вперед Утенок и встал между мужчинами. — Не делай себе же хуже, — обратился он к Майку. — Я сейчас заплачу ему дополнительные десять баксов. А ты вернешь мне их в следующем рейсе, о'ксй?

— Вранье, — Спайдер Майк был все еще во власти гнева, волнами накатывающего на него и доводящего почти до сумасшествия.

Утенок обхватил его за плечи и слегка встряхнул.

— Что ты собираешься делать, когда ребенок родится? Ты хочешь этого?

Немного поколебавшись, Спайдер Майк кивнул головой.

— Тогда остынь, — мягко произнес Утенок. — Позволь мне взять это на себя.

Передавая деньги копу, Утенок заметил как бы вскользь:

— Между прочим, Лайл, я так понимаю, ты скоро собираешься стать одним из нас

— Как это? — спросил патрульный. Его лицо выражало удивление.

— Я слышал, водители хотят заключить некий союз с копами.

— Но не с такими, как я. Я не принял бы участия в вашем проклятом соглашении, даже если бы ты заплатил мне.

— Не я, Лайл, — спокойно поправил его Утенок. — Я пока ни от кого не завишу.

— Ладно. По крайней мере, одно у нас общеё. — Точно так же, как он сделал, когда тракеры подходили к нему, Лайл протянул руку. На этот раз Утенок просто смотрел на неё, пока та не опустилась.

— Есть еще одно общеё, — решительно заявил он, глядя прямо в глаза копа. — Мы ненавидим друг друга.

Очевидная, простая истина их отношений молнией ударила по окружающим их тракерам и поставила всех в неловкое положение. Над группой людей повисла тишина. Наконец Лайл прочистил горло, собираясь ответить, но вместо этого одарил присутствующих тем, что претендовало на название «развязная улыбка». Он тотчас же развернулся и скользнул в свой автомобиль.

— Будущеё покажет. Ты не сможешь угодить всем, — бросил он на прощание Утенку.

Тракер обошел «плимут» и встал у двери с той стороны, где сидел Лайл. Глядя на копа сверху вниз, он мягко произнес:

— Зато ты угодил мне. Я не могу даже передать, как ты мне угодил. Я надеюсь, когда-нибудь, когда ты не будешь одет в эту форму, у меня появится возможность показать тебя, как сильно ты мне угодил.

С минуту Лайл старался не выдать своего изумления. Потом он переключил внимание на машину. Коп собирался было что-то сказать, но, передумав, нажал на акселератор и покатил прочь, закружив смерчь пыли и гальки над головами оставшихся позади мужчин.

Пиг Пэн наблюдал за «плимутом», пока тот не исчез из вида.

— Я думаю, это первый кандидат в покойники, — голос Свиного Загона балансировл на грани холодной ярости. — Однажды мы встретимся, и вокруг не будет никого и ничего, кроме шоссе и сумерек.

Утенок хлопнул Пиг Пэна по плечу, чтобы вернуть мысли тракера к стоящему в стороне и ожидающему своего хозяина трейлеру. Он сказал:

— Масса парней не раз говорила это в течение многих лет. Однако ничего еще не произошло. Пошли. Давайте-ка поскореё уберемся отсюда. Мы и так уже потеряли полчаса на это дерьмо.

Минуту спустя они выезжали на дорогу, направляя свои грузовики в Глайд Инн к Рафаэлю и, по крайней мере, к порядочной пище в кругу себе подобных.

Именно так, хотя в то время никто даже не догадывался об этом, и начался Конвой.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Конвой

Местечко Глайд Инн пользовалось известностью среди тракеров, регулярно совершающих рейсы по шоссе один-сорок, как единственная тошниловка, где стоило останавливаться на трассе Флэгстафф — Альбукерке. Вплоть до конца пятидесятых годов это была сонная автозаправка на две колонки и спальный вагончик, который давал приют в сердце пустыни для нескольких путешественников, двигающихся через равнины.

Однажды водитель, которого звали Монихан, слегка перебрав, забыл проверить аккумулятор и застрял прямо на бензоколонке. Он просидел большую часть дня в тени одной из колонок в ожидании аварийки из Флэг-стаффа и наблюдая за грузовиками, проносящимися мимо, — большей частью дальнобойщиками, пересекающими страну из конца в конец, когда в его мозгу начала формироваться идея. Она началась с простой мысли: «Черт! Я начинаю уставать таскать свою задницу через всю страну за гроши. Мужчина в моем возрасте (ему было сорок шесть) должен найти что-нибудь болеё подходящеё для себя…» Тут дал о себе знать его геморрой. Мокихан уже перенес две операции и, судя по всему, третья была не за горами. Так он сидел и размышлял еще некоторое время. Когда наконец прибыл буксир, Монихан добрался с его помощью до города, продал свой грузовик и купил заправочную станцию. Первым делом он поменял бензин на дизельное топливо. На оставшиеся деньги он сделал пристройку к задней части вагончика, которую поделил на душевую, комнату для отдыха, где стоял маленький телевизор, и маленький магазинчик, полный дешевых товаров, которые можно было послать жене, подружке или детям, оставшимся дома.

В уступку местным традициям он сохранил прежнеё название — «У Рафаэля». Добавление «Глайд Инн» было исключительно его идеё й, посетившей его в ту ночь, когда первый покупатель, съехав с шоссе, подрулил к его колонке.

Последним нововведением была установка СВ-рации в зале ресторана. Теперь он мог одновременно держаться на связи с потенциальными клиентами в своем районе и исполнять их заказы к моменту прибытия.

Этим вечером Тельма, старшая из официанток, находилась у рации. Болезненно скромная и застенчивая. Тельма, если бы не работала сейчас в Инне, могла прийтись по душе голливудским продюсерам в качестве исполнительницы ролей «женщины без претензий». Она была терпелива и мягкосердечна в выпавшей на её долю судьбе, и все любили се.

Её любили даже больше, несравненно больше, чем Виолетту — молодую коллегу. Виолетта обладала удивительной привлекательностью, сводящей с ума мужчин. Женщины такого сорта страстны и обольстительны с восемнадцати до тридцати лет. Потом их красота начинает увядать, а знойные тела не пользуются спросом. Ей исполнился двадцать один год, и она только начала блекнуть, как свежесрезанный фрукт, который все еще в цене. Виолетту с удовольствием принимали в любой компании, и, возможно, она являлась причиной большинства ночных мастурбаций по всей трассе один-сорок. Однако каждый знал, что эта женщина принадлежит Утенку, когда тракер появляется «У Рафаэля».

Утенок был лучшим из всех, и Виолетта прекрасно знала, чего она заслуживает.

Мужчины, заезжающие сюда один раз, дважды и трижды в месяц довольствовались нежными разговорами и бросали на девушку такие взгляды, что, казалось, в них читалось количество миль, оставленных позади и страстное желание обладать Виолеттой. Но, уважая Утенка, каждый прежде всего уважал в себе человека. Все любили Тельму. Это было не самое худшеё соглашение и не самое паршивое из всех мест на дороге, которое вообще может быть.

Виолетта стояла, прислонившись к стойке и лениво слушая мягко льющийся разговор между Вдовой — чернокожей женщиной-водителем, которая похоронила за свою жизнь на дороге четырех мужей, и дорого одетой девушкой, чей желтый лимузин с номерами другого штата только что был отбуксирован в гараж. У него изо всех дыр текло масло. Тем не менеё, девушку нельзя было назвать слишком огорченной. Вот что могут сделать деньги.

Виолетта погрузилась в свою любимую мечту. Она думала о себе — прохладной, утонченной, грациозной, дарящей благосклонность великим и почти великим во внутреннем дворике своей виллы на Беверли-Хиллз. Нет, она никогда не сможет забыть маленьких людей, как бы высоко сама не поднялась.

Хорошо знакомый голос, раздавшийся из динамика СВ-рации, вернул её к действительности.

— Один-девять вызывает Глайд. Это Утенок. Буду через три минуты.

— Тебе что-нибудь нужно, Утенок? — наивно спросила Тельма.

— Тельма, — в динамике послышался смех, — ты всегда задаешь мне этот вопрос. Что случилось, разве прошлая ночь не была хороша?

Женщина покраснела. Это была одна из причин всеобщей любви.

— О, между прочим, Тел, не могла бы ты передать Виолетте, что я запаздываю из-за небольшой проблемы с копом и мне бы хотелось по приезде получить заказ не откладывая. Она знает, что я имею в виду.

— Господи, — Вдова повернулась к Мелиссе и прокомментировала: — Каждый в мире, кто еще жив, может догадаться, что он имел в виду.

— И с этим парнем, вы говорите, я должна буду ехать до Альбукерке? — подозрительно спросила Мелисса.

Вдова говорила с серьезностью, которая могла исходить только из самого сердца.

— Дорогая, ты видишь это? — она указала на ровный ряд из четырех значков, прикрепленных к нагруднику её комбинезона, похожих на орденские планки. — Каждый из них — память об одном из моих мужей. — Негритянка задумчиво провела пальцем по первому. — Этот был моим первым мужем. Я начала ездить с ним, когда мне было семнадцать.

— Что с ним случилось?

Вдова улыбнулась, поражаясь наивности вопроса Мелиссы. Судя по всему, девушка не успела еще узнать жизнь с разных сторон. Но она была любознательна. Вдове нравились люди такого типа.

— Он пошел в отрыв, и ему прострелили задницу, — небрежно ответила женщина и указала на соседний значок. — Потом пришел Рэд Галло. Он был итальянец, и смог протянуть всего одно лето. Следующий — Джулиан. Он слишком много пил. Он был отцом моих детей, его подвела печень. — Она дотронулась до крайнего значка. — А это — старый Джордж.

— Он что, тоже умер? — Мелисса слушала со все возрастающим по мере продолжения истории интересом.

— Уф-ф-ф, и он тоже. Но он умер счастливым. — Вдова радостно хихикнула и ударила себя по коленям. — Но послушай меня, дорогая, — продолжила негритянка, неотрывно глядя Мелиссе в глаза. — В свое время я знала многих мужчин. Настоящих мужчин, а не тех дешевых ублюдков, каких можно встретить сейчас. Они продадут тебя за пять центов и помчатся домой к мамочке, когда дорога повернется к ним своей худшей стороной. Я хочу сказать тебе, что Утенок — настоящий мужчина, и он останется таким в любой ситуации. Вот почему ты должна обратиться именно к нему. Утенок, вероятно, согласится взять тебя до Альбукека. Я бы поехала с этим человеком хоть на край света и всю дорогу спала бы, как ребенок.

— От него одни неприятности, — сильный, гнусавый голос Виолетты как острый нож перерезал нить их разговора.

Вдова с отвращением взглянула на неё.

— Для тебя, всеобщая ты неприятность. Ты ничего не сможешь сделать с настоящим мужчиной, если он перешагнет через тебя.

— Ты, лживая сука! — выпалила Виолетта, брызжа слюной. — Ты просто завидуешь, потому что сама уже старуха.

— Дорогая, я никогда не буду ТАКОЙ старой, как ты СЕЙЧАС.

— Эй, это я, Утенок, — воскликнул голос. Достаточно было выглянуть в окно, чтобы увидеть знакомый черный Мак, заруливающий на стоянку в сопровождении Свиного Загона и Спайдера Майка. Коротко взвизгнув от испуга, Виолетта оставила поле битвы и побежала в свою комнату.

— Я полагаю, это его подружка, — заметила Мелисса.

Вдова хмыкнула, прогоняя остатки злости, и сказала:

— Именно так ей нравится думать. На самом деле она просто получасовая остановка, которую он делает по пути туда и оттуда.

— Куда туда? И откуда оттуда?

— Откуда угодно. Куда угодно, — подмигнула негритянка.

Обе женщины разразились неудержимым, истерическим смехом. Как раз в этот момент Утенок переступил порог парадной двери. Подумав, что именно он мог послужить причиной их веселья, и слегка раздраженный тем, что девчонка, чей желтый «бьюик» недавно протащили мимо него на буксире, принимает в этом участие, тракер подошел к Вдове и полушутя, полутребовательно спросил:

Эй, Вдова, не над стариной ли Утенком ты смеё шься, а?

— Конечно, мы смеё мся над тобой, дорогой, — еле смогла выговорить женщина, вытирая выступившие от смеха слезы. — Разве тебе никто еще не говорил, как ты ужасен?

— За все эти дни из всех разъезжающих по дорогам никто не встречал человека страшнеё меня, — учтиво ответил он. — Скажи-ка лучше, как это ты ездишь, не обзаведясь еще мужем номер пять?

— Он у меня уже есть, дорогой. Я как раз жду, когда ты немного подрастешь и заметишь, что ты упускаешь. Клади свои ягодицы рядом и угости нас пивом.

— Если вы мне позволите…

Он занял пустующеё место рядом с Мелиссой и любезно кивнул ей, как если бы она была хорошей знакомой, которую он не видел некоторое время.

— Что случилось с твоей машиной? — спросил Утенок девушку. — Я заметил её в гараже.

— О, я просто ехала по дороге — как обычно, голая — и машина не выдержала скорости.

Мужчина рассмеялся.

— И тогда коп настиг тебя…

Мелисса кивнула.

— Большое спасибо, — сказала девушка. — Я по достоинству оценила твою шутку, разговаривая с этим офицером-кретином. Я никогда этого не забуду.

— А что именно ложь в том, о чем мы сейчас говорим?

Мелисса пожала плечами.

— Я отправила его в мотель, который он сам выбрал. Он, возможно, все еще ждет.

— А потом он позвал старого дядюшку Лайла, — вставила вдова.

— Который сильно интересовался твоим большим черным грузовиком, — добавила Мелисса.

— И который первый раз за шесть лет испоганил мне рейс, — заметил в заключение Утенок, обращаясь к ним обоим.

— Так, — с сарказмом произнесла Виолетта, присоединившись к компании. — Я полагаю, у вас была гонка.

Утенок и Мелисса посмотрели друг на друга и не смогли удержаться от смеха, заставившего Виолетту позеленеть от злости. Ободренная их весельем, негритянка получила возможность, которую ждала.

— Утенок, мы надеялись, что ты… Это я предложила Мелиссе… Так как её машина сломалась и она пропустила последний автобус, а следующий на восток пойдет только утром… может быть, подкинешь её до Альбукерке, чтобы она успела на самолет?

Мужчина уже готов был отрицательно покачать головой, подыскивая подходящеё объяснение. В этот момент в разговор снова вступила Виолетта.

— Добропорядочные девушки не ездят в грузовиках. — Она повернулась к Утенку. — Если ты возьмешь её с собой, нарвешься на неприятности.

Тракер улыбнулся и холодно обратился к ней:

— Я не собирался этого делать, но твои слова прозвучали так интересно, что теперь я не совсем уверен.

— Что ты теперь скажешь, Утенок? — подзадорила его Вдова.

— Позже узнаете, — ответил он, окинув взглядов сразу троих женщин. Он поднялся и посмотрел на Виолетту.

— Пошли, — резко произнес тракер. — Я и так опаздываю.

— Конечно, Утенок, конечно, — Виолетта бросила на мойку с грязной посудой свой фартук и, пройдя вдоль стойки, остановилась у кассы. — В конце концов, сегодня твой день рождения.

Эта шутка была у них в ходу. Они первый раз занимались любовью как раз в день рождения Резинового Утенка год назад, и теперь каждый раз, когда он проездом бывал здесь, Виолетта преподносила ему «подарок». Однако сегодня Утенок сильно вымотался и даже не поинтересовался, что его ожидает. Он определенно не был расположен к развлечениям. Тем не менеё по заведенной традиции он вышел из здания, и Виолетта последовала за ним. Она догнала мужчину на полдороге к его автомобилю как раз в центре стоянки и схватила его за руку.

— Ты никуда не возьмешь с собой эту суку, — в голове Виолетты слышался полувопрос, полутребование.

Перед тем, как ответить, Утенок скинул её руку со своей.

— Чем чаще ты повторяешь «не делай этого», тем больше я думаю об обратном. Я сотни раз говорил тебе: «Держи подальше от меня свои клешни».

Виолетта решила обидеться.

— У тебя нет сердца, — она надула губы. Эту фразу женщина услышала вчера вечером в старом телефильме. Там эти слова дали превосходный результат Линде Дарнелл. Но Линда Дарнелл не имела дела с Утенком.

— Я скажу тебе, чего еще у меня нет, — глубокомысленно произнес тракер. — У меня нет мужа, заключавшего пари в тюрьме с вооруженными бандитами.

Виолетта придвинулась ближе и понизила голос:

— Я просила тебя никогда на напоминать мне об этом здесь, — прошипела она. — У меня есть репутация, о которой я должна заботиться.

В ответ на это Утенок только фыркнул.

— Кроме того, Чарли был не так уж плох. Ему просто немного не повезло, — не унималась женщина.

— Конечно, я всегда и во всем замечаю только плохое. Насколько я слышал, он пытался ограбить банк, чтобы увезти тебя в Голливуд. Есть хоть какая-то доля правды в этом слухе?

— Если даже и так, по крайней мере, он заботился обо мне и пытался сделать что-то, чтобы вытащить меня из этой проклятой дыры.

Они подошли к трейлеру Утенка и стояли сейчас как раз у двери кабины.

— Послушай, — сказал мужчина, — я устал от этого нытья. Ты заткнешься, и мы займемся делом — или нет? Выбирай.

Виолетта попала в затруднительное положение. Все знают, ради чего она и Утенок покинули остальных. Если она сейчас вернется назад — станет объектом насмешек. Кроме того, она успела достаточно хорошо узнать его, чтобы сообразить: стоит ей сейчас уйти — и он тотчас же займется любовью с этой богатой сукой. Таких, как она, у Утенка было болеё, чем достаточно — знала Мелисса об этом или нет. И он уедет вместе с ней.

Виолетта приняла решение. Она имела репутацию и территорию, которую должна была защищать. Она не отказывалась и от ласк мистера Хая, а после него шла к могущественному Резиновому Утенку, иногда, разве что, пропуская одну-две ночи, если последний был слишком уставший и рядом, кроме Тельмы, не было никого. Женщина открыла дверь и забралась в кабину. Утенок влез следом. В спальном отсеке, когда они улеглись на матраце, Виолетта позволила мужчине раздеть себя. На ней остался только лифчик, на котором она красным лаком для ногтей написала «С днем рождения» сразу после того, как они познакомились. Но настоящий сюрприз скрывался под ним — соски её грудей лукаво выглядывали из двух красных наклеё к в форме сердечек. Как только Утенок взглянул на это, обоим стало абсолютно ясно, какую позицию выбрать.

Из душевой в ресторан вошли Пиг Пэн и Спайдер Майк. Они появились в тот момент, когда Виолетта и Утенок выходили через главную дверь. Тракеры подошли к стойке и устроились рядом с Мелиссой и Вдовой по обеим сторонам от женщин.

— Куда это он собрался? — спросил Свиной Загон Вдову, ткнув большим пальцем через плечо в сторону удаляющейся фигуры Утенка.

— Собирать подарки на свой день рождения, — ехидно ответила негритянка.

Спайдер Майк наклонился к женщине и чмокнул её в щеку:

— Привет, Вдова, — дружелюбно сказал он. Она пожала ему руку.

— Привет, Спайдер Майк, рада видеть тебя.

— Мое прозвище — Машина Любви, — раздался голос Пиг Пэна с другого конца квартета. Он устроился рядом с Мелиссой.

— Не совсем так, — съязвил Спайдер Майк, — В этом рейсе ты — Свиной Загон. — Обращаясь к Вдове, он добавил: Он везет танцующих девчушек.

— Это временно, — пояснил Пиг Пэн, обезоруженный прямотой приятеля. Он снова повернулся к Мелиссе: — Как я уже говорил, мой трейлер называют Машиной Любви, а я слышал, ты ищешь кого-нибудь, кто бы тебя подвез. Если так, у меня есть великолепный Мак. Это самая лучшая машина, которую ты когда-либо видела…

— Эта леди уже нашла водителя. Она поедет с Утенком, Пиг Пэн, — перебила его Вдова.

— Хорошо, в таком случае, — сказал Свиной Загон (его мысли сделали феноменальный скачок), — я просто отнесу её багаж в грузовик Утенка. Вдова держалась на шаг впереди.

— Позже, Пиг Пэн, — намеренно огрызнулась она.

— Я уверена что Утенок будет счастлив увидеть тебя с этими чемоданами и с твоим длинным носом, но чуть позже. — Она повернулась к Мелиссе, эффектно закончив препирательства с тракером.

— Ты замужем, дорогая?

— Уже нет. Вот уже несколько лет, как не замужем.

— Устала от этого дерьмового топтания на кухне, а?

— Мелисса осознала, что как бы негативно ни восприняли знакомство с чернокожей тракершей люди её круга, она нашла друга — женщину, которая заботилась о ней.

— Конечно, устала, — ответила она. — И даже больше. Это было… — она широко развела руками, чтобы показать годы сердечной боли, надежд, разочарований и всего остального, что уже прошло.

Вдова кивнула.

— Я слышала, откуда ты едешь, — посочувствовала она молодой женщине.

— Извините меня, — произнес Пиг Пэн, потянувшись за сахаром. — Вы местная? — спросил он Мелиссу.

«Кто, я? Боже мой», — думала Мелисса, оглядываясь кругом, ничего не отвечая.

— Эй, Пиг Пэн, посмотри туда.

Пиг Пэн обернулся, следуя за голосом Спайдера Майка и повторяя движение его головы. Сквозь окно, занимающеё всю стену, они увидели Лайла, въезжающего на стоянку в своем ничем не отмеченном «плимуте». Он начал медленно кружить между припаркованными трейлерами.

— Как ты думаешь, что он делает? — громко поинтересовался Спайдер Майк.

— Мне кажется, проверяет ТО-квитанции, — предложила свою версию Вдова.

Взгляд Пиг Пэна упал на торчащую из крыши «плимута» СВ-антенну, и его посетила идея. Он схватил Спайдера Майка за руку и потащил к нише, где стояла СВ-рация. Тракер взял у Тельмы микрофон и тихо произнес в него:

— Срочный вызов. Ты слышишь меня? — он передал микрофон партнеру и прошептал: — Скажи — «да».

— Я тебя слышу, — автоматически ответил Спайдер Майк. — Чего тебе надо?

Пиг Пэн снова взял микрофон:

— У нас тут патруль. Кружит по стоянке, проверят ТО-квитанции. Ты в этом году получил такую? — Он покачал головой, предлагая Спайдеру ответить, как он захочет. Тракер потянулся за микрофоном. У него тоже появилась идея.

— Нет, — произнес Майк с неподдельным огорчением. — Я навеселе. Он наверняка засечет меня.

— Тогда смываемся. Я тоже не совсем здоров. Если нас не будет на месте, он никогда не узнает.

К этому моменту все, кто мог слышать по трансляции голоса тракеров на СВ, начали собираться в зале ресторана. Они ждали развязки. Пиг Пэн и Спайдер Майк выключили микрофон и присоединились к толпе истерически смеющихся людей у большого окна.

Лайл отогнал свою машину в самый дальний конец ряда припаркованных грузовиков и вылез наружу. Крадучись в лучших индейских традициях, он начал осторожно двигаться назад, используя платформы и крытые трейлеры как прикрытия, подобно деревьям в лесу. Его тактика заключалась в следующем: незаметно подобраться сзади к каждому дизелю, а потом внезапно напасть… на ничего. Несколько человек в кафе хохотали так, что вынуждены были сесть.

В спальном отсеке Утенок и Виолетта отдыхали в промежутке между актами, когда начался разговор по рации. Тракер всегда держал её включенной, когда находился в кабине, придерживаясь проверенной временем теории: чем больше ты знаешь о том, что происходит, тем легче тебе будет удрать. Одно из сердечек на груди Виолетты едва держалось, второе было потеряно в пылу сражения.

— Это старина Пиг Пэн — произнес Утенок, — и Спайдер Майк. Как ты думаешь, что там у них?

Виолетта не знала, да и не хотела знать. Она обвила руками бедра мужчины, её ладони скользили все выше и выше. Женщина старалась отвлечь его. Однако при первых же словах «полицейский на стоянке» Утенок начал быстро натягивать брюки.

— Куда ты собираешься, дорогой? — раздраженно воскликнула Виолетта.

Оттолкнув её в сторону, тракер потянулся за рубашкой.

— Я должен пойти взглянуть, что там происходит. Могут быть неприятности.

— Ладно, если тебе так нужно… — Виолетта вытянулась на простыне во весь рост, выставив груди вперед, как двойное приглашение.

Скользнув взглядом по женской фигуре, Утенок начал натягивать носки.

— Я должен, — повторил он.

Когда Утенок вылезал из спального отсека, Виолетта успела схватить его за руку.

— Но я не собираюсь отпускать тебя, — продекламировала она в лучшей манере Скарлет О'Хара. К несчастью, это движение лишило Утенка равновесия. Он неожиданно для себя опрокинулся на простыню, сильно ударившись головой о заднюю стенку. Это стало последней каплей.

— Я просил тебя держать свои клешни подальше от меня, — он понизил голос. — Теперь я хочу, чтобы ты оделась и убрала свою задницу из этого грузовика — немедленно.

Но, Утенок, я всего лишь играю.

— Дерьмо? Все это между тобой и мной с самого начала, было плохим путешествием. Мы не созданы друг для друга, исключая секс, и ты знаешь об этом так же хорошо, как я. В общем, я кладу этому конец. Здесь, сейчас.

Он перебрался на свое место за рулем как раз вовремя, чтобы стать свидетелем действительно необычного зрелища, которое отражалось в боковом зеркале. Лайл Уэллэйс неожиданно возник из-за задней двери трейлера, двигаясь осторожно, с пистолетом в руке, готовый ко всему. Когда он обнаружил, что проход между двумя рядами грузовиков пуст, его лицо выразило удивление, а потом он с комической подозрительностью начал кружить возле следующего ряда трейлеров.

Лайл ничего не находил. Судя по тому, что он слышал по СБ у него под носом находилась легкая добыча. Он уже почти миновал то место, которое заметил для себя, когда пробрался на стоянку, но все еще не обнаружил ничего необычного. Может быть, если он еще раз послушает радио, то найдет ключ к разгадке. Держась поблизости от выстроившихся ровными линиями машин, полицейский помчался назад к своему «плимуту».

Заметив, что предпринял Лайл, Пиг Пэн и Спайдер Майк снова подошли к передатчику в кафе. Другие водители собрались вокруг них. Это начинало становиться все болеё смешным, Свиной Загон приложил палец к губам, утихомиривая обступивших его мужчин, а потом включил микрофон.

— Ты видел его, Чарли? — сказал он точно так же шепотом, как раньше.

— Да. И спасибо тебе, — ответил Спайдер Майк. — Этот старый коп все время нюхает свою собственную задницу.

— А ты знаешь, что это за коп? Старый грязный Лайл. Не слишком ли он заботливая мать, как ты думаешь?

— Точное слово, приятель.

Игра заканчивалась. Пиг Пэн, когда подошла его очередь, весело произнес:

— Подожди, пока он вылезет из своей машины. Ты увидишь, как он будет прокрадываться между трейлерами, — закончил Свиной Загон с наводящим на мысли свистом.

Тут снова вступил Спайдер Майк.

— Ты имеё шь в виду, что он один из тех недоделанных, о которых я слышал?

— Точно. Похож на одного «парикмахера», стригущего бабки с тракеров, которые водятся здесь в огромном количестве.

Лайл медленно направился в сторону кафе, проверял каждую кабину и тщетно пытаясь найти источник этой проклятой передачи. Он кружил по стоянке до тех пор, пока его неожиданно не осенила одна мысль: СВ-пере-датчик может действовать по крайней мере в радиусе тридцати миль.

— Эй, так он, возможно, потому и выписывает здесь круги в надежде подсобрать деньжат, чтобы сделать операцию по изменению пола. В следующий раз, когда мы увидим его, он будет такая кошечка.

Группа людей, толпившаяся у окна, отступила и встала у дальней стены еще до того, как началась финальная сцена. Снаружи Лайл приближался к тому крылу кафе, которое вдавалось в стоянку. Часть посетителей осталась у витрин, чтобы наблюдать за выражением лица копа.

— Я не думаю, что он — человек, — снова раздался в динамиках голос Пиг Пэна. — Он похож на склизкую, отвратительную рептилию. Что-то типа змеи, когда ты давишь её, а она извивается.

В мозгу Лайла будто произошло короткое замыкание, ЭТОТ ГОЛОС

— Как бы то ни было, дружище, когда одному из нас удается выбраться из этого дерьма, старый грязный Лайл уверен, что всегда сможет добраться до другого.

Дело было сделано. Весь зал разразился смехом в тот момент, когда Лайл заметил антенну СВ-рации на крыше кафе и сделал соответствующие выводы. Его взгляд тупо переместился вниз и остановился на большой, прозрачной витрине, сквозь которую толпа тракеров смотрела на него и ржала, не щадя своих животов. Сукины дети! Он сел в «плимут», разогнал его и с визгом тормознул у передней двери. Кто-то, и он отлично знал кто, сейчас расплатится за эту шутку своей задницей.

Он пулей влетел в кафе и устремился прямо к Спай-деру Майку.

— Утенок, — прошептала Тельма в микрофон в неожиданно наступившей тишине, — тебе лучше придти сюда. Похоже, у нас неприятности.

Утенок уже почти натянул второй ботинок, когда пришло это сообщение. Сзади, в спальном отсеке, Виолетта застегивала на себе блузку.

— Я ухожу, — произнес Утенок, оставляя дверь кабины открытой специально для нес.

— Ты не возражаешь, если я сначала оденусь? Может, ты мне дашь на это время?

— Нет.

Он спрыгнул на землю, оставив дверь приоткрытой, и подошел к боковому окну:

— Когда я вернусь, это помещение должно быть свободно. Понятно?

— Тебе надо, чтобы я поняла. — В её глазах, наполненных слезами, появилось выражение неукротимой ярости, какой еще не видывал ад. — Ты высоко летаешь и ты всемогущ сейчас, мистер Резиновый Утенок. Но найдется человек, который поможет тебе упасть. И я постараюсь не пропустить этот момент, чтобы станцевать на твоей могиле, сукин ты сын.

К тому времени, когда Утенок достиг кафе, план атаки Лайла вступил во вторую фазу. Он перегнул Спайдера Майка через стойку и сообщал ему о том, что тот будет арестован за бродяжничество. Утенок сквозь толпу проложил себе путь к ним.

— Извини за доставленные неприятности, Лайл, — произнес Утенок небрежно. — Мы скоро уедем. — Он взял СпайдЬра за руку и направился к дверям.

— Но сейчас неподходящеё время для этого, — запротестовал Лайл.

— Он обвиняет меня в бродяжничестве и собирается арестовать, — вступил в перепалку Спайдер Майк. — Я не собираюсь ни в какую тюрьму, ребята. Моя подружка скоро должна родить, и я поеду домой.

— Это правда, Лайл. Его жена носит уже девять месяцев и две недели, — шагнул из толпы Пиг Пэн.

— Кто-нибудь знает настоящего отца ребенка? — съязвил Лайл. Коп повернулся к Спайдеру Майку.

— Эй, ты, ну-ка вернись!

В дальнем углу комнаты Мелисса потихоньку пробралась к дверям и выскользнула наружу. Какая бы сейчас не завязалась драка, ей совсем незачем присутствовать при этом. Все, чего она хотела — добраться до Альбукерке. Завтра, в это же время, она будет в Рио-де-Жанейро потягивать через соломинку «Маргаритос» и наблюдать восход солнца над заливом.

Лайл вцепился Майку в руку и попытался снова уложить его поперек стойки. Но тракер сумел сделать копу подножку и тот приземлился на пол, больно ударившись задом. Какое-то время он лежал оглушенный, инстинктивно положив руку на револьвер, висящий у него на ремне. Он смутно различал Утенка, который сдерживал парней. Затем, как только сорок четвертый оказался у него в руке и он уже готов был сделать дырку в молодом засранце, раздался голос Вдовы:

— Утенок, берегись!

Не успел полицейский воспользоваться своим револьвером, как его лицо встретило тяжелый ботинок Утенка. Удар пришелся в челюсть, и кон отключился.

— Марш в свой грузовик и увози свою задницу подальше отсюда! — приказал Утенок в оглушающей тишине, повисшей над кучкой растерянных людей.

Спайдер Майк стоял и смотрел вниз, на распростертое тело Лайла, который был без сознания.

— Мне кажется, лучше тебе побыстреё добраться до своего… — мягко произнес он, обращаясь к Утенку.

Из толпы выступил Свиной Загон.

— Вы оба собираетесь чесать языки, или мы должны заткнуть вам глотки?

Утенок перетащил Лайла за стойку и, продев цепь наручников через металлический поручень, застегнул их на лодыжках копа. Ключи от наручников он передал Тельме.

— Присматривай за ним. Можешь отпустить этого ублюдка примерно через час после того, как мы уедем, о'кей?

— Это привилегия, — Тельма опустила в карман своего фартука ключи похлопала по нему ладонью.

— Я очень сожалею… — Утенок подошел к СВ-рации и оторвал шнур микрофона. — Мы заплатим за это в свой следующий приезд.

Тельма кивнула, соглашаясь. Утенок взглянул на Пиг Пэна и Спайдера Майка.

— Сматываемся, — бросил он им уже на ходу. Тракеры последовали за ним.

Направляясь к дверям, они услышал, как за спиной, в толпе, кто-то начал аплодировать. Хлопки и приветственные крики были подхвачены остальными, и вскоре стены ресторанчика задрожали от этих звуков. Сконфузившись, Виолетта скользнула вслед за Утенком и нагнала его у самого выхода.

— Возьми меня с собой, — попросила она. — Я должна вырваться из этой дыры.

Тракер сбросил её руку со своего плеча.

— Ты что, маленькая? Я не вожу с собой молоко для таких, как ты, детка. Но если даже и так, вспомни, что я сказал тебе не так давно. Между нами все кончено.

Ногти женщины полоснули Утенка по руке, оставив три длинных красных отметины от локтя до кисти.

— Тогда убирайся к дьяволу! — взвизгнула она. — Катись к черту!

На улице к Утенку подошла Вдова, сначала направившаяся было к своей машине.

— Куда ты отправишься, Утенок? — задала она вопрос.

— Мне кажется, мы должны довести дело до конца. Я имею в виду добраться до Нью-Мексико кратчайшим путем.

Они как раз поравнялись с трейлером негритянки. Женщина развернулась, готовая уже залезть в кабину, и произнесла:

— Отлично. Едем.

— Эй! Я думал, ты держишь путь на юг, — удивился Утенок.

— Да, что-то вроде того. Но я и некоторые ребята… — она показала на два грузовика, двигатели которых уже был запущены и урчали, выплевывая струйки дыма из выхлопных труб. — Так вот, мы подумали, что тебе может пригодиться наша компания.

— Я глубоко тронут, Вдова. Но не хочу сбивать вас с пути.

Женщина подмигнула тракеру.

— Когда ты станешь такой же старый, как я, единственная причина заставит тебя выбирать путь: если ты можешь пойти с кем-то и помочь ему — ты сделаешь это. А теперь давай-ка уносить свои задницы подальше отсюда. Старина Лайл не собирается вечно быть без сознания.

Не прошло и минуты, как шесть грузовиков уже выкатывали со стоянки, направляясь на восток, к Нью-Мексико. Их объединил родственный иммунитет к опасности, и они удирали от преследования из Аризоны.

Утенок, как обычно, возглавлял колонну, а Спайдер Майк замыкал строй. За Утенком отсчитывала мили Вдова, за ней двигались Нэсти Майк и Щеголь Дэн — два новых рекрута, которые везли мебель в Луизиану. Следом шел Свиной Загон на Машине Любви. Как только трейлеры набрали оптимальную скорость, Утенок нажал на акселератор до отказа. Пути назад не было. Не существовало ничего, за чем стоило бы вернуться. Впереди их ждал неблизкий путь к границе.

Виолетта, оставшаяся в кафе, только что вылила стакан холодной воды на Лайла. Он все еще лежал, распростершись на полу, шипя от злости и тряся головой, которая, казалось, служила сейчас пристанищем рою назойливо гудящих ос. Первое, на что он обратил внимание, когда пришел к себя — это то, что он прикован наручниками к стойке бара. Своими же собственными наручниками. Невнятно пробормотав: «Что за черт?», коп поднялся на колени и начал похлопывать по карманам, ища ключи, которых там, естественно, не было.

— Ладно, — проскрежетал Лайл Виолетте и Тельме — единственным двумя людям, оставшимся в кафе. — Кто в этой забегаловке взял мои ключи?

— Ключи? Какие ключи? — спросила Тельма. Виолетта ничего не сказала, она просто стояла и смотрела вниз, на Лайла. На её лице застыло выражение подозрительности и колебания.

— Ключи от наручников, тупая ты сука!

Тельма деликатно отвернулась от мужчины.

— Я не думаю, что здесь кто-то отзовется на обращение такого рода, — заметила она.

— Тельма, дай мне ключи, — Виолетта с трудом контролировала себя.

— Виолетта, я совершенно не понимаю, о чем ты говоришь, — попробовала образумить свою коллегу Тельма.

— Мы обе знаем, что ключи у тебя, — Виолетта отказывалась понимать напарницу и говорила все тем же ровным тоном. — Отдай их ему.

— Я не сделаю этого. Ты знаешь, что сказал Утенок.

Виолетта подошла к кассе и взяла револьвер, лежавший постоянно на полке под аппаратом на случай ограбления.

— Быстро. Дай ему эти ключи, или я разнесу тебе голову, да поможет мне Бог. — Дуло пистолета смотрело точно в переносицу Тельмы.

— Не надо нервничать, — прошептала Тельма, думая хоть как-то отвлечь Виолетту.

— Не нервничать? Я помогаю офицеру полиции в выполнении его обязанностей. Мне кажется, я не буду судима слишком строго за это, да, Лайл?

— Ты достанешь мне ключ, и я гарантирую тебе безопасность. — Он не совсем понимал, почему эта женщина поступает именно так, но он был на её стороне.

— Тельма! — Палец Виолетты переместился под дужку и лег на спусковой крючок. — Я сделаю это, если ты меня вынудишь. СЕЙЧАС ЖЕ ОТДАЙ ЕМУ КЛЮЧИ.

Механически, как плохо смазанный манекен, Тельма подошла к Лайлу и опустила ключи в протянутую ладонь. Он яростно начал тыкать ключом в замок, дрожа от нетерпения. Копу пришлось несколько раз прицеливаться, пока, наконец, он не освободил себя. Перед тем, как направиться к выходу, он еще раз взглянул на Виолетту.

— Господи. Ты, должно быть, сильно ненавидишь его, — произнес коп.

Женщина улыбнулась Лайлу с такой горечью, какую он видел только на лицах преступников в тюрьме штата, приговоренных к смерти.

— Достаточно, — ответила Виолетта все тем же странным, лишенным эмоций голосом, ставшим, казалось, частью её.

Как только передняя дверь закрылась за патрульным. Тельма подошла к Виолетте и ударила её. Ударила сильно, всего один раз. Звук пощечины раздался в тишине пистолетным выстрелом.

— За это ты будешь гнить в аду, — процедила женщина сквозь зубы.

В ответ на её слова Виолетта рассмеялась. Она хохотала и хохотала. «Я уже в аду. И я исправлюсь, чтобы стать первой в компании чертей».

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Конвой

Освобождение от наручников было для Лайла только началом неприятностей. Он почти посадил аккумулятор своего «пли-мута», пытаясь завести машину. Наконец он догадался проверить распределитель зажигания, который предусмотрительно был сдвинут Пиг Пзком в сторону. Лайл уже уже успел заметить, что СВ-антенна свернута и больше не торчит из крыши автомобиля. «Большая потеря», — подумал он. — «Отлично. За это им тоже придется ответить». Если ему повезет, то, возможно, поймать этих троих ублюдков не составит большого труда.

Коп поспешил обратно в кафе. Тельма стояла у столика с рацией, держа в руке микрофон, оборванный шнур которого болтался из стороны в сторону. При виде входящего Лайла она улыбнулась.

— Отличная попытка, Лайл. Ты знаешь, я чувствовала, что вижу тебя не в последний раз.

Коп знал, что телефон в этом ресторанчике сломан еще со вчерашнего вечера. Он вышел наружу и беглым взглядом окинул стоянку. На ней остались только три полуприцепа, стоящие в самом дальнем конце. Даже если он и возьмет один из них, у него будет мало шансов тягаться с огромными восемнадцатиколесными трейлерами. Он должен немедленно что-то предпринять. Если эти ублюдки доберутся до границы Нью-Мексико, момент будет упущен, а на их поимку в другом штате потребуется гораздо больше времени. Реквизировать? Может быть, это идея. Конечно. В жарком мареве, повисшем над горизонтом, глаза Лайла различили приближающийся автомобиль. Коп вышел на дорогу и поднял над головой обе руки.

— Господи, он сейчас возьмет нас за задницу! Дай-ка мне пакеты!

В машине Роджер Стаггерс, семнадцатилетний блондин, худой и прыщавый, ехал со свое очередной подружкой — Самантой Эгберг. Это была шестнадцатилетняя особа, похожая на приятеля цветом волос и худобой, хотя и не такая прыщавая. Они весело проводили время в это мирное воскресное утро. В пакетике, который передала девушка, было чуть больше унции превосходной местной марихуаны. Нет смысла говорить, что они был болеё чем удивлены неожиданным появлением копа.

Оценив ситуацию, Роджер достал из пакетика чуть больше половины его содержимого и отправил себе в рот, а потом вернул пакетик Саманте, жестами предлагая поступить так же мудро с остатками. Когда её щеки раздулись от заполнившей рот травы, парень поджег почти пустой пакетик своей зажигалкой и успел сунуть смятую, горящую массу в пепельницу как раз к тому времени, когда машина поравнялась с Лайлом.

— Офицер полиции, — жестко произнес коп. — Я реквизирую ваш автомобиль. Вылезайте оба.

— Что вы делаете? — удивился Роджер.

— Послушай, сынок. Мне срочно нужна эта машина,

Лайл распахнул дверь и вытащил парня на шоссе.

— Ты получишь её назад завтра, — он оглядел обоих.

— Позвоните шерифу в Гарольдсбурге.

— М-да, уф-ф! — Роджер старался не поворачиваться лицом к копу, чтобы тот не заметил зеленой пенки, которую парень ощущал в уголках губ. При сложившихся обстоятельствах он предпочитал потерять только машину.

— Знаешь, приятель, тебе здесь придется столкнуться с трудностями, — заключил Лайл, усевшись в машину и поставив ноги на педали. — Здесь неважная связь. Может быть, тебе стоит поискать кого-нибудь.

Когда он уехал, два подростка посмотрели друг на друга и начали хихикать. По мере того, как хихиканье переходило в неудержимый хохот, хлопья едва пережеванной марихуаны начали вылетать из их ртов.

В это время Лайл испытывал на шоссе отобранную у них машину. Он легко разогнал шестьдесят восьмой «гэлэкси» до пятидесяти миль в час, а потом вдавил педаль до отказа в пол, чтобы посмотреть, на что вообще способен этот автомобиль. Результат этого опыта вдавил копа в кресло. «Господи, у парня, должно быть, хватило ума засунуть что-то под капот», Лайл с изумлением наблюдал за спидометром, стрелка которого с легкостью перевалила через отметку «сто» и, судя по ровному урчанию двигателя, это был не предел. Полицейский улыбнулся. В машине этого парня совсем не обязательно иметь СВ-рацию. С этой малышкой он догонит крети-нов-тракеров самое большеё через полчаса. И самолично арестует их. Лайл уже видел заголовки на первых полосах газет:

«ВОДИТЕЛИ НАПАДАЮТ НА ОФИЦЕРА»

«МАССОВЫЕ АРЕСТЫ У ГРАНИЦЫ НЬЮ-МЕКСИКО»

Спустя тридцать минут, покрыв сорок пять миль, Конвой, как обычно, вышел на связь.

— Пиг Пэн вызывает Резинового Утенка. Что ты об этом думаешь, приятель?

— Мне кажется, мы объединились в КОНВОЙ, старина.

— Утенок, говорит Спайдер Майк. Послушай, я сожалею, что втянул тебя во все это. Не нужно мне было связываться с ним.

— Да, но если бы ты этого не сделал, у нас не было бы возможности надрать ему задницу, — произнес Утенок. — Ты видел, как мой ботинок достал его морду? Хоу-уоу!

— Йеа! Я надеюсь, ты как следует напугал это полицейское дерьмо, — добавила со смехом Вдова.

— Послушайте, — сказал Утенок. — Я хочу, чтобы сейчас все напрягли слух. Я поведу вас короткой малоизвестной дорогой, пересекающей границу штата. Поворот на неё в сорока милях прямо по курсу.

— Ты думаешь, как только мы свернем, у нас все будет о'кей? — спросил Спайдер Майк.

— Возможно, — снова вступил в разговор Свиной Загон. — Но не рассчитывай на проезд через этот штат в будущем. Эти места будут пестреть объявлениями с нашими приметами.

— Поверь мне, мысль о возвращении сюда придет мне в голову только в самом крайнем случае. И я хорошенько подумаю, прежде чем сделаю это, — заключил Спайдер Майк. — Эй, Утенок, а как насчет таможенного пункта на границе? Ты знаешь, как объехать и его?

— Я думаю, проскочим. Только посмотрю на карту. Я отключаюсь.

Утенок повесил микрофон и начал шарить в бардачке. После того, как его пальцы ощупали каждый предмет, находившийся там, дважды, и не наткнулись на карту, которую он искал, тракер вспомнил, что она наверняка где-то в спальном отсеке. Продолжая следить за дорогой, он просунул руку назад и начал шарить там.

В это время Лайл догнал Конвой и, обойдя задние грузовики, стал приближаться к трейлеру Утенка на скорости примерно в сто миль в час.

В тот момент, когда коп достиг заднего борта трейлера, тракер что-то нашел. Это определенно было не то, что он ожидал найти. Оно было мягкое и теплое, укрытое пледом. И очень напоминало женскую грудь. Это на самом деле была грудь. От неожиданности Утенок потерял контроль над мыслями и крутанул руль влево, почти коснувшись бортом машины Лайла, который в эти секунды объезжал его. Копу пришлось резко вывернуть руль, чтобы избежать столкновения. Не снижая скорости, оба автомобиля неслись бок о бок.

В кабине Утенка из СВ-динамика раздался возглас:

— Легавый на дороге! По левому борту!

Утенок выглянул в окно как раз вовремя, чтобы заметить, как машина Лайла снесла ограждение на обочине дороги и ушла в фантастический полет. «Гэлэкси» пронесся сквозь рекламный щит, превратив его в щепки, пролетел еще двадцать футов и приземлился точно на крышу cap: Строение изящно рухнуло, сложившись, как карточный домик. Лайл, наложивший от страха в штаны, но целый и невредимый, оказался на вершине десятифутовой груды обломков.

— Боже всемогущий, — выдохнул Утенок, все мысли которого о таинственном пассажире мгновенно улетучились из головы. Ему показалось, что он заметил СВ-антенну на багажнике «гэлэкси» до того, как автомобиль исчез под обломками. Тракер потянулся за микрофоном. Конвой заметно сбавил скорость и был похож сейчас на вереницу экскурсионных автобусов, везущих туристов, которые с любопытством рассматривают из окон старинные развалины.

— Резиновый Утенок вызывает Лайла, — поколебавшись, решился-таки произнести тракер, не совсем уверенный, какого ответа ожидать. — Ты слышишь меня, приятель?

— Да, я тебя слышу, — ответил Лайл после нескольких напряженных секунд молчания.

— Ты в порядке? — спросил его Утенок. — Нужна труповозка или что-то в этом роде?

— Нет, я отлично себя чувствую, Утенок. Отлично.

Сейчас, когда шок начал проходить. Лайл был скореё взбешен, чем обижен.

— Замечательно. Рад слышать это. Ты знаешь, я начинаю уставать от тебя… Однажды ты уже имел честь познакомиться с моим ботинком, и если не оставишь нас в покое, это будет повторяться снова и снова.

— Хорошо, а теперь ты послушай меня, дерьмо. Вы нажили себе массу неприятностей. Ты и твои приятели начали с одного преступления, а дошли до трех. Плюс побег… Плюс насильное заключение…

— Плюс безаварийное вождение, — раздалось из спального отсека Утенка. Слава Богу, они уже покидали пределы Глайд Инна. — Сокрытие уголовных преступлений, — обреченно продолжал голос, — вдобавок ко всему смертоносный грузовик… Фактически это уже киднеппинг, а не принудительное заключение.

— Я смотрю, ты везешь с собой подружку, — злобно произнес Лайл. — Отлично, её будет ожидать то же самое.

— Она ни в чем не виновата, Лайл, — запротестовал Утенок. — Я сам всего минуту назад узнал, что она в моей кабине. Собственно говоря, именно из-за этого открытия ты и сидишь сейчас на крыше развалившегося сарая.

— Десять лет, — подсчитал коп. — Я расцениваю это как десять лет тюрьмы с небольшим снисхождением за хорошеё поведение.

— Да, но ты забываешь одну вещь, старый кретин. Сначала ты должен поймать нас.

— Я немедленно подключу к этому полицию штата.

— Голос Лайла набирал силу. — Ты слышишь меня? Лайл Уэллэйс и полиция надерут вам задницы.

— Отлично. Желаю удачи, Лайл. Увидимся в Нью-Мексико. Если будешь в Альбукерке — не стесняйся, заходи.

Утенок повесил микрофон и втащил Мелиссу в кабину.

— Пристегнись, — приказал он, ткнув пальцем в ремень безопасности. — Нам надо торопиться.

Десять минут спустя три дорожных патрульных томобиля с включенными сиренами подъехали к тому месту, где на обочине под раскрошенными останками щита их поджидал Лайл.

Первая машина поехала чуть дальше и остановилась.

Лайл подбежал к ней, поспешно опустился на сиденье и протянул руку:

— Лайл Уэллэйс, департамент шерифа округа Нато-ша. Ребята, как я рад видеть вас!

Патрульный пожал протянутую руку, ничем не выразив удивления по поводу болтающихся на ней наручников.

— Боб Букман, — прои: коп. — Рад помочь. Я ненавижу этих траханых тракеров.

Тем временем Утенок нашел карту и сверил по ней маршрут. Сейчас он говорил в микрофон:

— «…осталось около десяти миль. Это будет правый поворот на покрытую гравием дорогу. Не спускайте с меня глаз.

Мелисса, сидящая рядом с ним, поменяла неудобное положение и отстегнула ремень безопасности.

— Послушай, мне кажется, все закончилось, — начала она. — Может быть, я сойду где-нибудь здесь? Думаю, я достаточно легко смогла бы поймать попутную машину.

Утенок недовольно посмотрел на женщину, но она решила не обращать на это внимания.

— Если ты согласен высадить меня здесь, — продолжила Мелисса, — я перетащу в кабину свои вещи.

Она перегнулась назад через сиденье и выволокла свой чемодан, положив его рядом на сиденье. Утенок продолжал сосредоточенно смотреть на дорогу, игнорируя Мелиссу. Когда тракер, не замедляя хода, проехал еще несколько миль, женщина громко, чтобы её было хорошо слышно, сообщила:

— Я готова.

— К чему? — спросил Утенок, продолжая глазам пожирать уходящую вдаль ленту шоссе.

— Сойти здесь.

Он спокойно посмотрел на неё.

— Ты хочешь сойти? — сказал мужчина. — О'кей.

Не снижая скорости, он перегнулся через Мелиссу и открыл дверь кабины с её стороны. Потом он начал подталкивать женщину к подножке, под которой со скоростью восьмидесяти-восьмидесяти пяти миль в час проносилось назад серое полотно. Мелисса завизжала. Выждав несколько секунд, тракер закрыл дверь.

— Послушай, крошка, мы нарвались на крупные неприятности. Сейчас, если ты заметила, мы уносим ноги. Наш единственный шанс — добраться до границы Нью-Мексико раньше, чем Лайл и его ребята схватят нас или успеют блокировать дорогу впереди, сообщив по рации постам о нашем побеге, КОГДА мы пересечем границу… ЕСЛИ мы пересечем границу, мы поговорим о том, где тебе сойти. Хочешь выйти сейчас — прыгай.

— Мне очень жаль, — произнесла Мелисса после недолгих раздумий. — Когда ты не захотел остановиться, думаю, я запаниковала.

— Изредка это случается с каждым.

— Я на самом деле не хотела, чтобы ко всем твоим обвинениям добавилось еще и это, характеризующеё ся, как развратные действия.

— Развратные действия? Это для подростков. Мелисса покачала головой.

— Эта формулировка также включает в себя транспортировку нервных женщин через весь штат с незаконными намерениями.

Утенок впервые за долгое время от души рассмеялся.

— Держись крепче, — посоветовал он. — Сейчас будет поворот.

Тракер, едва снизив скорость, резко повернул направо — на пыльную, покрытую гравием дорогу, которая тянулась через пустыню, уходя за горизонт. Пять грузовиков, будто связанные между собой, скользнули вслед за трейлером Утенка без заметной потери скорости.

В Конвое было шесть машин, и каждая имела восемнадцать колес Сто восемь покрышек одинаково вспороли гравий. Поднятая многотонными трейлерами пыль огромным грязным облаком заклубилась над равниной.

Оглянувшись, Мелисса прокомментировала:

— Отличный обманный маневр. Они никогда не догадаются, куда мы скрылись.

Утенок нажал на акселератор.

— Мы свернули для того, чтобы проскочить как можно скореё. Их догадки ни черта не помогут им.

Сзади, Лайл неожиданно воскликнул:

— Посмотри туда! Это как раз о, о чем я тебе говорил. Они выбрали второстепенную дорогу, чтобы объехать пограничный пост. — Его палец указывал на почти принявшеё форму гриба облако на горизонте.

Букман криво ухмыльнулся:

— Если это так, можно считать, что они уже мертвы. Коп притормозил, боясь пропустить поворот. Когда

в поле его зрения появилась покрытая гравием дорога, он прибавил газу и свернул на неё в сопровождении еще двух патрульных машин. Два передних автомобиля немедленно создали такую непроницаемую завесу пыли, что патрульный Джон Дункан, чуть отставший от них и шедший замыкающим, практически потерял возможность двигаться дальше. Он включил щетки стеклоочистителя, чтобы посмотреть, не поможет ли это чем-нибудь. Не помогло. Тогда он начал чихать.

Впереди грузовики двигались двумя рядами. Благодаря этому маневру поднятая ими пыль не создавала для них проблем. Однако эта завеса сильно мешала их преследователям. Когда полицейские достигли тумана, оставленного колесами тракеров, Дункан потерялся. Плотное облако пыли окутало его, и он не заметил очередной поворот. Машина сошла с дороги, пропоров десятифунтовую секцию ограждения из колючей проволоки, смяла зеленые заросли юкки и, дважды крутанувшись вокруг своей оси, устроилась на отдых неподалеку от пересохшего русла ручья. После того, как пыль рассеялась, открылась передняя дверь и ошеломленный, но почти невредимый (за исключением нескольких царапин) патрульный выполз наружу. Его губы беззвучно двигались, выговаривая слова молитвы, которую он выучил еще в детстве.

А впереди на дороге нарастала напряженность. Сержант Прайс, сидящий за рулем второй машины, страдал от ужасных приступов кашля, который заставил его затормозить и выйти из игры.

В это время Лайл и Букман были вынуждены вести жестокую борьбу с пылью, которая окутала их, как саван. Оба патрульных прижимали к лицу носовые платки в тщетной попытке защитить глаза и легкие. Свободной рукой Лайл сжимал приклад полицейского карабина.

— Быстреё, — он кашлянул. — Мы должны подобраться ближе.

Букман резко вильнул в сторону, чтобы объехать яму.

— Проклятье! — прорычал он. — Если ты думаешь, что можешь сделать это лучше, садись за руль сам.

Слыша только половину того, что говорит Букман, Лайл не мигая смотрел вперед, выискивая в поднявшемся сером занавесе очертания трейлеров. Они должны быть где-то рядом.

У Утенка, возглавлявшего колонну, были свои проблемы. На приборной панели вот уже несколько минут горела красная лампочка. Он больше не мог выдерживать такой бешеный темп. Из динамика раздался голос Пиг Пэна!

— Свиной Загон, то есть хотел сказать Машина Любви, вызывает Утенка. Сколько нам еще осталось?

— Я надеялся, вы мне скажете.

— Это не совсем то, для чего был собран мой грузовик, — пожаловался Пиг Пэн. — Я только хочу сказать, что беспокоюсь за свой водяной матрац. Он не испытывал такой тряски с тех пор, как в Карлсбаде на нем вместе со мной побывали сестры-близнецы.

Мелисса неожиданно разразилась веселым смехом.

— Что с тобой? — спросил Утенок удивленно.

— Я благовоспитанная девушка, — ответила она, смеясь еще громче.

Тракер не принял эту шутку. «Она что, выделывается?» Даже если и так, он не стал бы обвинять её в этом. Они выскочили на участок дороги, покрытый гудроном, и се смех оборвался так же неожиданно, как начался. Пыль перестала лететь из-под колес, и в боковые зеркала прекрасно была видна машина полицейских, мчащаяся менеё чем в трех ярдах позади Спайдера Майка, который замыкал колонну.

Лайл и Букман увеличили скорость. Сначала они пытались проскочить слева, но Спайдер Майк почти прижал их к ограждению на обочине дороги. Тогда они попытались прорваться справа, но тракер снова крутанул руль. Машина полицейских так вильнула вправо, что два колеса оторвались от земли. Цепляясь двумя колесами за покрытие, а двумя другими пересчитывая столбики ограждения, патрульный автомобиль проскакал так около четверти мили, пока Букману наконец не удалось выровнять машину. Во время этого трюка зубы копов громко стучали от тряски. Пока патрульные приходили в себя, тракер занял левый ряд и покатил бок о бок с Пиг Пэном, эффектно пресекая дальнейшие попытки обойти их с любой стороны.

Свиной Загон выглянул в окно и взял микрофон:

— Это я, Спайдер Майк, — радостно воскликнул он. — Говорят, у нас за спиной самоуверенные копы?

— Говорят. Что ж, давай разъедемся и посмотрим. Продолжая двигаться с одинаковой скоростью, два трейлера мягко разъехались в стороны, открывая просвет между собой. Это показалось Лайлу счастливой, представляющейся раз в жизни возможностью.

— Вперед! — завопил он, кладя одну руку на плечо Букмана, а ругой указывая на открывшуюся лазейку. Букман побагровел от напряжения, стараясь загнать последнюю лошадь двигателя, и сумел-таки всунуться между двумя кузовами. Когда копы оказались примерно посередине, Пиг Пэн снова включил рацию:

— Я не вижу никаких полицейских. А ты. Спайдер Майк?

— Нет. Я тоже ничего не вижу. Мы можем сближаться.

— О'кей, на счет три. Раз… ТРИ!

Одно ужасное мгновение было в распоряжении Букмана и Лайла, чтобы успеть осознать, что происходит. Два дизеля быстро съехались к центру дороги, зажав своими кузовами машину копов. Давление было настолько сильно, что результат не замедлил появиться — мгновенный и катастрофический. Двери вместе с боковыми зеркалами и передний бампер патрульного автомобиля были тотчас же смяты. От передних колес повалил голубой дым, и через секунду они разлетелись в разные стороны, оставляя автомобиль на бесславное поражение.

Какое-то время оба патрульных просто сидели в искореженном кузове и провожали взглядом последний грузовик Конвоя, исчезающий за следующим подъемом. Когда трейлер растворился в пространстве, Букман нагнулся к Лайлу и отчетливо выговорил:

— Кусок дерьма!

Лайл наконец очнулся. Он попробовал включить рацию, чтобы проверить, в порядке ли она. Потом коп толкнул дверь со своей стороны. Она не поддалась. Видя, что её заклинило, Лайл сильно ударил по исковерканному металлу, и дверь распахнулась.

— Пошли, — позвал он Букмана. — Поднимай свою задницу и давай действовать. Нам надо найти других ребят и радио, которое работает. С Букмана было достаточно.

— Зачем? До границы осталось не болеё пяти минут. Они успеют добраться до неё раньше, чем мы сможем кого-нибудь найти.

Губы Лайла растянулись в зловещей улыбке, которая выражала больше, чем обычную ненависть. — С этого момента они будут иметь настоящие проблемы. Мы еще не свели счеты.


Мелиссе пришлось не один раз покрепче уцепиться за сидение перед тем, как они миновали самодельный указатель, на котором корявыми буквами от руки было написано: «Добро пожаловать в Нью-Мексико!» Проехав еще с милю, Конвой свернул на хайвей и направился на восток. Утенок начал петь, и остальные присоединились к нему, образовав на волнах СВ своеобразный ансамбль.

«Звонят колокола… Колокольчики звонят… Звонят всю дорогу…»

Неожиданно Утенок одарил Мелиссу улыбкой и нажал на клаксон. Сильный, густой бас сигнала, больше напоминающий паровозный гудок, застал женщину врасплох. Она подпрыгнула на сиденье. Пиг Пэн, замыкающий сейчас Конвой, просигналил в ответ. К этим двум присоединились остальные, и теперь шесть грузовиков неслись по дороге, воя на все лады.

Это был самый громкий адский шум, который Мелиссе ни разу не приходилось слышать за всю жизнь. Он продолжался не меньше минуты, к концу которой женщина кричала и взвизгивала вместе со всеми. Они сделали это! Вместе им удалось прорваться.

Рев клаксонов постепенно прекратился, и Утенок выкрикнул в микрофон:

— Ух ты! Ребята, вы — это что-то особенное! Как вам это удалось?

— Мы просто выполняли свою работу, — ответил Спайдер Майк. — Я прав, Пиг?

— Это правда, парень, так же как и то, что мой трейлер — Машина Любви. Держись на связи.

Пиг Пэн, прибавив газу, обошел три грузовика Конвоя и проскочил мимо большой цистерны, везущей «Шартрез», которая лениво подползала к перекрестку.

— Вызов. Вызов один-девять, — произнес Пиг Пэн в микрофон. — Машина Любви спрашивает, есть ли поблизости грузовики на хайвеё. Кто меня слышит, отзовитесь.

В грузовике свинцового цвета сидел за рулем Лысый Орел, ветеран бессчетных миль, чья жизнь, проведенная на колесах, прошла весь обратный путь и вернулась на круги своя к поздним сорока. Это был маленький приземистый человек, чья голова — как видно из прозвища — была абсолютно лишена волос. Макушку венчал кожаный берет, который Лысый Орел снимал только на время сна.

— Тэн-Роджер. Слышу тебя, Машина Любви, — ответил он осторожно скрипучим голосом.

— И что ты делаешь? — поинтересовался Пиг Пэн.

— Жду тебя. Я слышал, что ты говорил за последние полчаса, поэтому знаю, что происходит. Мы ужасно хотим, чтобы ты принял наши поздравления по поводу удачно завершенной работы.

— Мы тоже благодарим тебя. — Большая часть конвоя проезжала сейчас перекресток.

— Десять-четыре. Если с тобой все будет в порядке. Крадущаяся Змея, Буйвол Билл и я, Лысый Орел, — мы будем искренне гордиться тем, что вы позволили нам стать частью вашего Конвоя.

— И нас не забывайте, — раздался в динамике голос водителя цистерны.

— Конечно, конечно, — ответил Пиг Пэн сразу обоим. — Давайте пристраивайтесь сзади.

— У нас тут группа длинноволосых друзей Иисуса, — заметил в зеркало Буффало Билл. — Ребята, вы идите вперед. Я, если вам все равно, встану замыкающим.

— Почему бы нет, брат, конечно, — ответил голос из трейлера «Шартрез», у которого с двух сторон огромными буквами через весь борт шла надпись: «Труби, если ты собираешься на небеса», — У тебя есть Преподобный Джошуа Дункан Слоан из «Церкви Странствующих Чужеземцев». Я не видел, чтобы в Библии было сказано: «Ты не должен до упора давить на педаль газа».

— Это так, — заметил Пиг Пэн. — Преподобный Слоан, ты только что встал сбоку от нас Мы по-настоящему счастливы иметь Бога на своей стороне.

Утенок чуть убавил звук своей рации во время болтовни между Конвоем и новыми рекрутами.

— Ты всё время в пути? Я имею в виду… — не договорила Мелисса.

— Сейчас — да. Мне нравится быть в движении. — Тракер взглянул на неё, измерив с головы до ног. — Мне кажется, ты сейчас в одной лодке с нами.

Мелисса откинула со лба прядь волос

— Сейчас — да, — согласилась женщина. — Когда-нибудь я остепенюсь.

Утенок рассмеялся про себя: «Это как раз то, о чем я привык думать».

Трейлер Утенка как раз миновал перекресток, где сбоку от хайвея один за другим стояли три грузовика, а еще два медленно подкатывали по боковой дороге с противоположной стороны. Пиг Пэн взял на себя роль полноправного представителя Конвоя и был занят пристраиванием вновь прибывших в конец колонны.

Конвой увеличился до двенадцати, потом до пятнадцати, а потом до семнадцати машин, оккупировавших дорогу. Большинство составляли большие дальнобойные грузовики, но был и один фургончик с трафаретной надписью «Розовое масло Адамаса», гордо взирающей с борта. За ним шел яркий, разрисованный золотыми листьями грузовик с черной полосой букв вдоль цистерны. Надпись гласила: «Септик Сэм — твой ассенизатор. Ты ср. ь — мы выгребаем».

Мелисса высунула в окно голову, чтобы увидеть размеры Конвоя. Она была восхищена.

— Невероятно! Я никогда не видела ничего подобного. Что они делают? Откуда они все взялись?

Утенок пожал плечами.

— Ты не меня спрашивай, а их. Я всего лишь бедный парень, пробирающийся в Биг Инди.

— Куда?

— В Индианаполис. Если я попаду туда, то когда-нибудь смогу вернуться обратно. А пока, на некоторое время, затеряюсь там.

— А что будет с другими?

— С ними? Ты хочешь сказать, они — мое прикрытие? Когда придет время, каждый поедет своей дорогой.

Мелисса нахмурила брови. Все как-будто ясно, но что-то, кажется, она упустила. Утенок решил немного просветить се.

— Смотри: это всего лишь конвой. Только немного больше, чем обычно. Это единственный способ борьбы с копами.

— Не собираешься же ты сказать мне, что это всего лишь игра! — Мелисса в негодовании откинулась на спинку сиденья.

— Не совсем, — объяснил Утенок. — Для тракера мили — это деньги. Когда ты занимаешься этим, все основывается на том, чтобы покрыть максимальное расстояние за минимальное время. Сейчас старый полицейский получил лицензию на грабеж. Он имеё т право штрафовать тех тракеров, кто превысил лимит скорости в пятьдесят пять миль. У копа есть радар и постановление, которым он руководствуется. Нет ничего проще, чем выписать тракеру квитанцию — и спустя совсем немного времени он получает новое звание.

— Хорошо, допустим, так, — с сомнением в голосе произнесла Мелисса и задала вопрос, который давно уже крутился на кончике её языка: — Но почему все эти грузовики покинули штат, следуя за тобой?

— Откуда я знаю? Возможно, потому, что они не из этого штата, — философски ответил Утенок. Потом, видя, что его собеседница все еще в растерянности, продолжил: — Смотри, когда я веду машину, я просто веду машину. Большинство водителей думают о чем угодно, только не об этом.

Их мысли сосредоточены на бейсболе, или на женщинах, а может быть, в их головах складываются стихи или крутятся рассеянные мысли о том, что они будут делать, когда им исполнится девяносто девять лет. И тогда эти никчемные люди выбираются из своих домов в поисках неприятностей. Может быть, им понравится одна-единственная стычка с патрульным за все время, кто знает? Что касается меня — я осторожный сукин сын.

— Ты? Осторожный? Мы уголовные преступники. Мы беглецы, делающие девяносто миль в час и не знающие, что нас ждет, а ты говоришь мне, что ты осторожный?

Утенок серьезно посмотрел на Мелиссу.

— Если говорить о случившемся, я сделал то, что должен был сделать и что делал всегда. Ты действительно хочешь знать, почему эти грузовики, выстроившись в колонну, следуют за мной? Потому что я концентратор, вот почему. Я думаю о своей дороге, своей скорости и своих шансах. И когда, сложив все это вместе, я получаю наилучшеё решение — но никак не раньше — я говорю: «Педаль до пола».

Мелисса задумчиво посмотрела на мужчину.

— Полный калибр, — мягко произнесла она.

— Что?

— У меня был дядя, который так говорил. Я думаю, он имел в виду чуть больше, чем ты, говоря «педаль до пола».

— Что с ним случилось?

— Он летел на собственном самолете из Феникса в Акапулько в марте прошлого года и пропал без вести. Место аварии так и не было найдено. Ему было шестьдесят восемь… Я любила его.

— Рано или поздно — каждый покупает себе самолет, — проговорил Утенок. — Я думаю, важно не когда, а как это происходит.

— Как забавно. Именно эти слова любил повторять мой дядя, когда мы говорили ему, что он слишком стар, чтобы летать.

Мимо окон дизеля пронеслась надпись: «Таможенный пункт взвешивания. Остановка обязательна для всех грузовиков». Вскоре показался сам пункт — маленькое строение на невысокой горке в центре асфальтированной площадки величиной с полмили. Когда тракеры достигли этого участка, Утенок нажал на акселератор и с ревом пронесся мимо. Остальные участники Конвоя последовали его примеру.

Внутри здания скучал офицер Элфонт Джитер. Он делил свое внимание между «Плейбоем» трехмесячной давности, который прочел по крайней мере уже дважды, и вялым наблюдением за проезжающими автомобилями, как вдруг большой черный Мак с забавной игрушкой на решетке радиатора просвистел мимо, даже не снизив скорость. За ним промчался еще один грузовик, потом еще один, и еще…

«Боже всемогущий, их, должно быть, не меньше двадцати сразу, и все пролетели мимо, как будто дьявол несется за ними по пятам». Его первой мыслью было побежать к патрульной машине, стоящей позади лачуги. Но тут он вспомнил, что все эти грузовики очень напоминали ночной кошмар, неудержимо стремящийся воплотиться в жизнь, и вместо машины помчался к рации.


В это время в Гэллане специальный агент ФБР Джеймс Гамильтон был оторван от своего барбекью[10] официальным телефонным звонком. Он вошел в дом, не успев вытереть перепачканные соусом руки, Джеймс надеялся, что дело окажется не настолько серьезным, чтобы его нельзя было отложить до завтрашнего утра.

— Джим, это Роберте из отдела. У нас небольшие проблемы в твоем районе, и мы надеялись, что ты разберешься с ними.

Гамильтон содрогнулся от этого «мы». Обычно это означало грязную работенку без напарника, которого можно было бы обозвать сукой при любой неудаче.

— Что случилось?

— Тут вот какое дело. Вдобавок к работам, которые мы уже ведем здесь, кажется, эта свора тракеров напала на шерифа Аризоны и оставила его закованным в наручники на стоянке при кафе, а сама направилась в сторону границы Нью-Мексико. После уничтожения двух полицейских машин они пересекли границу примерно час назад и теперь движутся на восток. С того момента к ним присоединились другие, и сейчас они едут Конвоем прямиком через штат, будто привязанные друг к друг. В последнем рапорте содержатся сведения о том, как они со свистом пронеслись мимо станции взвешивания неподалеку от Бриджертона.

Гамильтон снял передник, надетый для приготовления барбекью, и повесил его на спинку стоящего рядом стула.

— Что я должен делать? — смирившись, спросил он.

— Я уже поставил Чарли Фиша на это дело, для поддержки. Через полчаса твой напарник прибудет в аэропорт на вертолете, чтобы забрать тебя. У него на борту офицер из Аризоны, э… э… — Роберте просмотрел несколько бумаг, пока смог найти имя, — сержант Лайл Уэллэйс. Мы собираемся высадить тебя в Эллингтоне. Местный шеф полиции уже поставлен в известность о твоем прибытии. Он обещал полное содействие. У тебя будет достаточно времени, чтобы расставить на дорогах кордоны и пресечь это в корне, пока ситуация не вышла из-под контроля. Одна из радиостанций уже ухватилась за эту историю. Вопросы есть?

— Только один. Кто ведет этот Конвой?

— Все, что мы выяснили к этому моменту, — его СВ-кличку, Резиновый Утенок. Мы постараемся разузнать что-нибудь еще к тому времени, как ты доберешься до Эллингтона.

— О'кей. Собирайте информацию.

— Хорошо. И, Джим, помни — вещи такого рода иногда разрастаются, как снежный ком. Бюро хочет прекратить это раз и навсегда. Делай все, что сочтешь нужным.

Гамильтон пробормотал «гуд бай» и положил трубку.

— Элейн, — позвал он через дверь, выходящую во внутренний дворик, — тебе придется самой заканчивать с мясом. И забудь обо мне. У меня появилось кое-что «поинтереснеё».

«Боже мой», — подумал он, — «что за способ провести воскресенье».

Сзади в кабине Утенка Мелисса икала от полноты ощущений и от общего возбуждения. За последние два часа ей пришлось трижды держаться за сиденье, чтобы не вылететь из машины. Из динамика СВ-рации, звук которой был убран почти до предела, то и дело раздавался голос Пиг Пэна:

— У нас перед дверью идет Резиновый Утенок. Вы все в его команде.

К этому моменту в Конвое насчитывалось болеё двадцати грузовиков всевозможных размеров и предназначений, и это количество росло с каждой милей.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Конвой

— Фантастика! Просто невероятно! — выдохнул в изумлении Гамильтон, обращаясь большей частью к самому себе.

Конвой разросся до двадцати трех машин, из которых больше половины составляли дальнобойные дизельные полуприцепы. Все грузовики поддерживали скорость на отметке восемьдесят миль в час, которую установил для них Утенок, ведущий колонку. Геликоптер пролетел вдоль всей линии движущихся махин и завис над огромным черным Маком. Настало время для второй фазы плана, намеченного Гамильтоном.

Перелет в Эллингтон прошел достаточно гладко. По пути Лайл посвятил двух представителей ФБР в происходящеё, наиболеё полно обрисовав ситуацию. У Гамильтона сложилось сугубо личное мнение об этом офицере. «Абсолютная задница», — думал он, не произнося эту мысль вслух. Не первый год работая в бюро, фэбээровец знал, что появление таких случайных партнеров неизбежно, а потому решил просто поменьше обращать внимания на этого офицера.

Шеф полиции Стэси Лав и двое его людей уже ждали прибытия агентов и Лайла на крыше центрального полицейского управления города Эллингтона. Там была оборудована вертолетная площадка.

Спустившись в помещение, они все вместе принялись тщательно изучать подробную карту этой части страны. Один из патрульных, которого звали не то Барт, не то Барри, подошел к ней и начал объяснять:

— В данный момент они находятся приблизительно здесь, — он указал на точку в верхнем левом углу карты.

— Это около пятидесяти миль к западу? — спросил Гамильтон, быстро сверившись с масштабом.

— Да, сэр. Что-то около этого.

— На протяжении этих миль по обе стороны дороги располагаются преимущественно фермерские поля, — заметил Фиш, внимательно изучающий топографию местности.

Барт кивнул.

— Этот район подходит для полицейских кордонов? — уточнил Фиш.

— Здесь есть болеё удачное место, — Барт указывал на точку, находящуюся примерно в пяти милях от города. — Мы быстро сможем расставить тут наших людей, а кроме того, в этом месте очень близко к дороге подступают скалы. Они послужат естественным барьером в случае, если тракеры попытаются обойти кордон.

Фиш с уверенностью посмотрел на своего партнера. Гамильтон кивнул.

— Что ж, звучит неплохо, — согласился он. — Сколько сейчас грузовиков в Конвое?

— По последним подсчетам около шестнадцати, — вступил в разговор Лайл. — Но эти сукины дети, похоже, слетаются, как мухи на г. но. Многие спешат присоединиться к колонне.

«Господи», — подумал Гамильтон, — «кто у нас ловит преступников? Если бы все шерифы были такими…» Вслух он обратился к начальнику полиции Лаву:

— Соберите как можно больше своих людей и начинайте ставить заграждения: двойной ряд машин поперек обеих полос, усиленный деревянными балками. Мы держимся на связи с судьей в Санта Фе и будем иметь дополнительную информацию через… — он повернулся к Фишу: —…двадцать минут?

— Примерно, — подтвердил Фиш.

— Агент Фиш и я возьмем вертолет и перехватим Конвой. Мы сделаем все возможное, чтобы остановить тракеров по хорошему. Если же нам это не удастся, я хочу, чтобы кордоны были готовы и ждали их появления.

Шеф Лав повернулся к своим подчиненным.

— Соберите людей, — приказал он. — Барри, ты обратишься к шерифам и дорожным патрульным через службу оповещения. Можешь воспользоваться громкоговорителем. Нам может понадобиться каждый, кого мы сумеё м привлечь. Барт, мне нужны будут также Кэмпбелл и Боб Кларк.

Два фэбээровца направились к выходу, собираясь подняться на крышу, где их ждал геликоптер, и Лайл поспешил следом. Он догнал их уже наверху.

— Я думаю, мне следует сопровождать вас, ребята, — сказал коп. — В конце концов, это я должен арестовать этих ублюдков.

— Да, конечно. Но эта приятная процедура немножко отложилась, не так ли? — ответил Гамильтон с плохо скрытым сарказмом.

Лайл был уязвлен.

— Ты считаешь, несколько конторских крыс лучше справятся с этим делом? — жестко заявил он.

Гамильтон равнодушно пожал плечами и чуть отодвинулся, освобождая на сиденье вертолета место для Лайла.

— Возможно, нет. Но это первый случай, когда нас вызвали, чтобы пресечь обыкновенное нарушение по превышению скорости.

Он подал пилоту знак, и, что бы Лайл ни говорил теперь, его голос все равно потонул бы в рокоте начавших вращаться лопастей винта.

Геликоптер держался сейчас точно над Конвоем. Преодолев отвращение, Гамильтон повернулся к Лайлу.

— Они все держат между собой связь по этой СВ-рации? — спросил он.

Лайл кивнул:

— Правильно.

Гамильтон тронул пилота за плечо:

— Я могу как-нибудь связаться с тракерами по твоей рации?

— Конечно. У них какой канал, девятнадцатый?

— Правильно, — снова подтвердил Лайл. Он начинал наслаждаться своей значимостью. Как-никак, он здесь на положении эксперта.

— Внимание всем грузовикам! Внимание всем грузовикам!

Выполняя свои официальные обязанности, Гамильтон говорил властным голосом, немного удивившим бы тех, кто имел честь беседовать с ним в частной обстановке.

— Говорит специальный агент ФБР Гамильтон. Приказываю немедленно остановиться! Я повторяю: немедленно остановите машины! Дальнейшеё движение будет расцениваться как нарушение федерального закона.

Конвой ничем не показал, что слышал его слова, Лайл еще остреё почувствовал, как самодовольство переполняет его. Эти тракеры никогда не ответят фэбээровцу. Парень говорит не на том языке, Гамильтон, однако, не собирался прекращать своих попыток.

— Внимание! Водитель… — он заглянул в измятый листок бумаги, который держал в руке, — …Мартин Пенволд.

— Кто? — не подумав, выпалил удивленно Лайл.

— Их лидер — Пенволд, — торопливо объяснил Гамильтон, бросив на копа презрительный взгляд. — Внимание водителю Мартину Пенволду, — повторил агент ФБР, делая ударение на каждом слове. — Ты слышишь меня?

И снова никакого ответа. Лайл решил, что с него достаточно. Этот кретин никогда не добьется ответа.

— Ты неправильно это делаешь, — снисходительно посоветовал он фэбээровцу, отличавшемуся завидным терпением. — Скажи просто: «Резиновый Утенок, ты меня слышишь? Ответь».

— Резиновый Утенок? — переспросил Гамильтон, слегка сконфузившись. Он вспомнил, что слышал это прозвище раньше.

— Да. Это название его Мака для СВ-передач. Он не ответит ни на что другое, — объяснил Лайл. — Давай, впереда!

— Хорошо… — Гамильтон сделал последнюю доблестную попытку. — Внимание водителю Резиновому Утенку. Сейчас же остановите свой грузовик. Вы арестованы.

Так и не дождавшись ответа. Гамильтон сел, опустив в бессилии руку, сжимающую микрофон.

— Может быть, они не слышат меня, — без особой надежды предположил агент ФБР.

Лайл решил приняться за активные действия. Он протянул руку к микрофону, и Гамильтон уступил ему.

— Вызывает один-девять. Вызывает один-девять, — проговорил Лайл с намного болеё умным видом, который был действительно необходим. — В воздухе патруль, офицер Лайл Уэллэйс вызывает Резинового Ублюдка в этом грохочущем куске черного дерьма. Отвечай!

Для Гамильтона такая пауза оказалась весьма кстати, и он подумал, что сейчас уже не совсем уверен, чью сторону он принял бы, если бы оказался тогда в кафе в Аризоне. Неожиданно удивив всех официальных представителей закона, раздался голос Утенка.

— Пожалуйста, не бросай на ветер таких выражений и вообще не пользуйся языком такого рода, Лайл, — растягивая слова, невинно произнес он. — И особенно не используй их относительно моего красивого черного грузовика.

— То, что ты называешь грузовиком — всего лишь жалкая куча мусора, которую я когда либо имел несчастье описывать, — прошипел Лайл. — И, Утенок, — продолжил он елейным голоском, похожим на мяуканье кота, который подобрался к канарейке, — взгляни-ка наверх, парень. Мы выставили кордоны, и впереди на дороге тебя ждут двадцать вооруженных полицейских. Они получили приказ стрелять в эту черную бочку с фекалиями, чтобы сделать из неё решето…

— Я еще раз прошу тебя не говорить так о моем грузовике, Лайл. — Голос Утенка был спокоен, тоном он напоминал терпеливого родителя, который ставит на путь истинный свое непослушное дитя. Это вызвало у Лайла определенную реакцию.

— Ты можешь засунуть это собачье дерьмо себе в задницу, Резиновый Ублюдок, — провизжал коп, теряя контроль над собой и своим голосом.

В трейлере Мелисса начинала холодеть от страха. Она вопросительно посмотрела на Утенка. Тот, казалось, был не слишком озабочен. Взглянув на женщину, тракер начал говорить в микрофон:

— О'кей, Лайл. Вот что я тебе скажу. Я хочу, чтобы ты кое-что сделал для меня. Выбирайся из вертолета и лично встань вместе с теми двадцатью молодцами на кордоне. Но прежде чем сделать это, взгляни на надписи по бортам моего Мака.

Гамильтон высунулся в боковой проем геликоптера, служащий входом, но не смог разглядеть ничего, кроме верхушки трейлера. Он знаками объяснил пилоту, чтобы тот опустил машину ниже.

— Видишь? — продолжил Утенок, когда убедился, что надпись действительно хорошо различима для патруля. — «Взрывоопасные веществе Химические препараты, написано там. Это взрывается, Лайл, Я не думаю, что между веществами класса «А» и класса «В» есть существенная разница, хотя я еще ни разу не испытывал их. Но у меня такое чувство, что если эти парни на баррикадах попытаются остановить меня, они будут сидеть на небесах и кушать пирожки вместе с ангелами. С тобой говорил Резиновый Утенок. Мы ушли. Пока.

Он выключил рацию. Мелисса смотрела на тракера полными ужаса глазами.

— На самом деле они не взрывоопасные? — с надеждой произнесла она.

Мужчина отрицательно мотнул головой, лишая её этой надежды.

— Но ты не собираешься таранить кордон?! — в отчаяньи выкрикнула Мелисса.

— Если они не расчистят проезд, я это сделаю, — хладнокровно проговорил Утенок.

— Ты шутишь.

На этот раз ответом послужил рев двигателя. Утенок надавил на акселератор. Р-р-р-р-у-у-у-у-м-м-м-м-м-м-м-м-м. Нет, он не шутил. Он был сумасшедшим, и вся эта затея была безумна с самого начала. Утенок продолжал набирать скорость — восемьдесятая, восемьдесят пять… Мелисса сидела, откинувшись на спинку и лениво перебирала в уме всевозможные разновидности смерти. Ей нужно было выбрать, который из этих способов она предпочла бы, чтобы умереть. Женщина осознала, что сейчас, должно быть, находится в шоке. Но ничто в мире не в состоянии было ей помочь в данный момент.

В вертолете в это время Лайл делал все возможное, чтобы успокоить двух агентов.

— Он просто блефует, — доверительным тоном информировал коп фэбээровцев. — Поверьте мне, я знаю этого человека. Он никогда не сделает этого…

— Ты хочешь взять на себя ответственность за жизнь всех этих людей? — огрызнулся Гамильтон. Он бросил взгляд вниз, на Конвой. Грузовики находились меньше чем в пяти милях от баррикады и двигались быстреё, чем агенту хотелось бы думать. Он настойчиво похлопал пилота по плечу:

— Вызывай кордон! — приказал Гамильтон. — Скажи им, чтобы немедленно убирали оттуда свои задницы.

Команда, поступившая из геликоптера, оказала на людей, держащих оборону на земле, действие приближающегося снаряда. В первый момент они бросились врассыпную, но потом вынуждены были вернуться, чтобы разобрать баррикаду из бревен и отогнать в сторону полицейские машины, в два ряда выстроившиеся поперек дороги. Лихорадочно работая, они услышали приближение Конвоя. Мощные двигатели ревели уже за ближайшим поворотом, который, копы надеялись использовать как прикрытие. Полицейские возились с последними автомобилями, когда Утенок, на полной скорости вынырнувший из-за изгиба дороги, устремился на них.

Большинство людей бросились искать укрытие, но двое остались в последней машине, чтобы убрать её подальше с дороги. Их отвага и стремление показать себя во время выполнения долга в итоге оказались незамеченными, если не считать случайного инцидента. Прицеп Мака на повороте чуть вильнул в сторону и задел задний бампер патрульных. Тот, прокрутившись в воздухе несколько раз, улетел в канаву.

Победа! Они прорвались. Сразу за Утенком показалась Вдов; Она улыбалась и махала рукой остолбеневшей полиции. Еще через несколько грузовиков двигался Пиг Пэн. Его средний палец приветственно торчал вверх на высунутой в окно руке.

Когда последняя машина безопасно миновала бывший кордон и растворилась вдали, шеф полиции Лав позволил себе слегка расслабиться и вытер дрожащей рукой пот, струившийся у него по лбу и стекающий на глаза. Боже, это было настолько близко, что можно не сомневаться. Теперь все, что он и его люди могли сделать, — вернуться в ГОРОД.

Коп начал пробираться к своей машине, окликая по пути остальных офицеров, которые все еще пытались справиться с трясучкой, возникшей от повышения уровня адреналина в крови.

«Боже мой! Они направляются прямо в ГОРОД!» — остолбенел Лав.

Состязание началось. Автомобили полицейских, набрав скорость, проехали мимо Конвоя, который почти сразу замедлил движение, чтобы насладиться триумфом.

Машина начальника полиции с включенной сиреной и проблесковым маячком как могла давала знать о своем существовании. её вел Барт. Автомобиль миновал трейлер Утенка и рванулся вперед, в город. Сам шеф сидел, держа в руке микрофон громкоговорителя и обращаясь ко всем, находящимся на улице:

— Я хочу, чтобы все движение — абсолютно все дорожное движение — было остановлено. Есть кое-кто, кого мы должны пропустить. Я хочу, чтобы все следили за сигналами, которые я буду подавать. И, ради Бога, спрячьте свои задницы по домам. В вашем распоряжении две минуты. По истечении этого времени мы начнем движение к западной окраине города.

Мелиса была перепугана до смерти и дышала так, будто пробежала, по крайней мере, несколько миль. Утенок посмеивался, глядя на неё с каким-то маниакальным задором и приглашая всем своим видом присоединиться к его веселью.

— Боже всемогущий! — выкрикнула девушка, но шум мотора заглушил её голос Грузовик на полных оборотах начал настигать машину полицейских. — Ты не в своем уме!

Утенок кивнул, улыбаясь и показывая, что он знает это. Потом он громко рассмеялся. Была какая-то необузданная сила в этих звуках. Создавалось такое ощущение, что она дремала до поры до времени, и только сейчас хлынула наружу из самого центра души и жизни мужчины.

«Точно так же он будет смеяться в тот день, когда будет умирать», — подумала Мелисса. — «Я только надеюсь, что этого не случится в ближайшеё время».


«Битва Гигантов» — фильм, который показывала в это воскресенье местна телестанция КТНМ, был прерван срочным сообщением. О событиях дня рассказал Деннис Павлон, который писал, редактировал, объявлял и иногда даже сфабриковывал новости для этой станции.

— Сегодня! Опасность! — взорвался журналист оглушительными возгласами в лучшей манере Тома Бро-кау. — Мы только что получили сообщение, что беглый Конвой тракеров, с информацией о котором мы вас уже знакомили, прорвался через кордон, выставленный против него в районе «Священных Углов» и в данный момент направляется к центру города. По последним данным, ведущий грузовик, за рулем которого сидит мужчина, известный только по прозвищу «Резиновый Утенок», может везти взрывоопасные вещества. Отдел полиции предупреждает всех жителей города: не выходите на улицы. Если в настоящий момент вы находитесь в своем автомобиле, съезжайте немедленно на обочину или тротуар и ждите дальнейших инструкций. Наша телекамера следит за развитием событий, и если вы в течение следующих пятнадцати минут не услышите громкого взрыва, мы расскажем вам обо всем с экрана телевизора. А сейчас мы возвращаемся к нашей воскресной программе. Смотрите продолжение фильма «Битва Гигнатов».

Телезрители поудобнеё устроились в креслах и приготовились досматривать картину.

Снаружи, в городе Эллингтоне все было не так спокойно. Дорожное движение на главной улице ничем не а л ось от обычного движения воскресным днем, как вдруг, заслышав вой сирены, водители начали поспешно прижиматься к обочине, как они обычно делали, пропуская пожарную машину или медиков из «Службы спасения». Неожиданно появившийся мотоциклист-полицейский, промчавшийся по середине улицы со скоростью в шестьдесят миль, кричал стоявшим в ожидании водителям, чтобы те отодвинулись еще дальше.

Ни у кого не было времени до конца понять, что все это значит, и никто даже не пытался хоть что-либо сделать. Конвой приближался со скоростью в добрые семьдесят — семьдесят пять миль в час

Улица, на тротуаре которой смешались автомобили и пешеходы, стала похожа на бортик скоростной трассы, и по ней мчались шесть полицейских машин эскорта и Конвой. Барт, который оказался намного талантливеё, чем привык думать его шеф, вел фантастическую моторизованную колонну через центр города. Процессия раскачивалась и подступала вплотную к берегам припаркованных машин, залезала на противоположную сторону улицы и проезжала перекрестки независимо от светофоров.

Пешеходы были заранеё предупреждены о приближающемся бедламе и выстроились сейчас вдоль улицы на мостовых, интересуясь, что будет происходить. То, что они смогли лицезреть, было самой настоящей чертовщиной, которую они когда-либо видели. Множество грузовиков летело вниз по главной улице в сопровождении эскорта полицейских. Только немногих интересовало, причастна ли к этому делу служба безопасности, но далеё самым твердолобым из них трудно было предъявить счет грузовикам «Грошовое масло Адамса» и «Септик Сэм» согласно всей теории. Когда мимо пронесся «Церковь Странствующих Чужеземцев» с Преподобным Слоном за рулем, который, как и обещал, до отказа жал на педаль, большинство людей оставили попытки догадаться, что все это значит и отправились по домам, чтобы узнать все подробности из вечерних новостей.

Конвой промчался через центральный деловой район города и начал удаляться в восточном направлении. Утенок смеялся как сумасшедший, наслаждаясь жизнью. Мелисса не знала, кричать ей, плакать, смеяться или что-нибудь еще. У неё было такое ощущение, будто она попалась в зубы монстру, но было и что-то такое, о чем, подозревала она, еще будут говорить.

Утенок в боковое зеркало поглядывал на грузовики, идущие за ним.

— Посмотри-ка туда, — произнес он восхищенно. — Ты когда-нибудь в жизни видела столько грузовиков одновременно?

Он снова глубоко, от души рассмеялся.

Слушая его, Мелисса понимала, что тракер имеё т в виду. Хотя это и пугало её, она тоже почувствовала силу Конвоя, энергию, которой было достаточно, чтобы влиять на обстоятельства. По крайней мере, сейчас.

— Зачем мы это делаем? — спросила женщина, затаив дыхание, когда трейлеры проезжали окраину города, устремляясь к хайвею.

Утенок в ответ развел руками, на время отпустив руль.

— Будь я проклят, если сам знаю, — признался он.

— Это началось, когда мы пытались всего лишь удрать и скрыться от старины Лайла. — Мужчина замолчал и еще раз взглянул в зеркало. — Но я полагаю, теперь все изменилось. Это что-то похожеё на снежный ком, катящийся с горы. На лавину.

— Ты знаешь, рано или поздно они поймают тебя.

— Мелисса ненавидела себя за то, что была пророком гибели. Но о некоторых вещах нельзя умалчивать.

К её удивлению, Утенок громко рассмеялся.

— Йе-а, — самодовольно согласился он с её словами, — но я привык к этому. Я уже несколько лет живу с этим ощущением.

Примерно с милю они проехали в полной тишине, если не считать болтовни в динамике, которая изобиловала многочисленными голосами настолько, что трудно было вообще что-нибудь разобрать. Мелисса вернулась к прежней мысли, которая не переставала буравить её мозг.

— Мне кажется, я могу понять, почему ты, Пиг Пэн и Спайдер Майк делаете то, что сейчас делаете. Но почему остальные идут за вами? Они не бегут от закона. Некоторые из них, возможно, отклонились на сотню миль от своего первоначального пути. Что с ними?

Утенок какое-то время обдумывал свой ответ.

— Я не совсем уверен, — начал наконец он, — но если они думают так же, как и я, возможно, я смогу дать тебе ключ к разгадке.

Мелисса кивнула села поудобнеё, приготовившись слушать.

— Все выглядит примерно так, — продолжил тракер. — Человек вроде тебя… Ты прожила большую часть своей жизни на гребне волны, или я ничего не смыслю в этом.

Женщина снова кивнула. Конечно, он был прав, но ведь это не её вина. Чего бы он хотел, чтобы она делала? Специально стремилась к бедности?

Прервав её мысль, Утенок снова заговорил:

— А я и большинство этих парней — совсем другие люди. Мы жили не так. Мы смотрели на вещи изнутри, так было каждый день в течение всей жизни. Единственную вещь, которую ты можешь увидеть со своей вершины — это то, что хотя каждый и полагает, будто рожден в этой стране равноправным, некоторые думают чуть иначе. Они пытаются занять как можно больше места, даже если оно им не принадлежит.

— Вот этот Конвой, — заключил он, показывая рукой на зеркало, в котором отражалась стройная линия грузовиков, — может быть, и есть наша возможность показать, что мы существуем. И с этого момента с нами, тракерами, будут считаться чуть больше, чем раньше.

— Что ж, — Мелисса пожала плечами, — мне кажется, к этому нечего добавить.

— Кроме чего? — с любопытством поинтересовался Утенок.

Вдруг женщина одарила его сумасшедшей, заразительной усмешкой, повторяющей его собственную.

— Педаль до пола! — заключила Мелисса.


Гамильтон в это врем сидел в полицейском участке Эллингтона и по радио вел беседу со штабом округа.

— Он сказал, что везет взрывоопасный груз… Что? Вы проверили, и он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО везет нитро-маннит?.. — агент ФБР оторвался от рации, чтобы бросить на Лайла обвиняющий взгляд. Мужественно сопротивляясь соблазну заложить остальных тракеров вместе с хорошо известной «птицей». Лайл отвернулся и уставился в окно, ожидая окончания разговора.

— Да, это меняет дело, — продолжал в это время Гамильтон. — По моему мнению, ситуация достигла той стадии, когда необходимо подключение местных агентств, способных оказать давление… Что? Губернатор? Когда? Отлично! Как раз то, что надо. О'кей, я окажу поддержку. Мы это сделаем.

— Национальная гвардия! — выдохнул удовлетворенно Лайл. — Резиновый Утенок, теперь мы точно надерем тебе задницу.

— Знаешь что, Уэллэйс? — проговорил Гамильтон, когда он и Фиш направились к следующей двери, выводящей на пост через тошнотную столовую. — Если нам удастся выставить этот крепкий кордон, я хочу лично увидеть, как ты залезаешь и остаешься на вершине баррикады.

На этот раз Лайл показал ему торчащий вверх средний палец.

— Что, годы уже не те или?.. — огрызнулся Гамильтон, инстинктивно возвращаясь к восьмому уровню, от которого был оторван.

— Ты увидишь! — бушевал Лайл. — Я не нуждаюсь в вашей жалости, сукин ты сын, из-за того, что губернатор передал это дело одному вшивому кретину и кучке его ублюдочных друзей. У меня есть свой план, и вы в него не входите.

— Благодарю Бога за это, — произнес в ответ Гамильтон. — Твое присутствие заставляет меня намного сильнеё симпатизировать противоположной стороне.

Захлопнувшаяся дверь положила конец этому разговору, но снаружи продолжали вращаться колеса, приближая Конвой к финальному, неизбежному, кульминационному моменту того, что началось в пустынях Аризоны так недавно и уже так давно.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Конвой

Покрыв еще около пятидесяти миль к востоку, Конвой обнаружил, что на дороге появилось гораздо больше животных. Теперь по шоссе бродили не только «медведи»[11], Утенок заметил, как снаружи, прямо у окна его кабины, показалось нечто похожеё на змею. Это был микрофон со шнуром, идущим от репортерской машины телекомпании Эн-Би-Си. Эта компания взялась освещать события, происходящие сейчас в связи с колонной грузовиков. Сам журналист, слегка походивший на молодого Уильяма Холдена с закатанными рукавами рубашки и расстегнутым воротником, высунувшись из окна автомобиля, говорил в мегафон.

— Эй, Резиновый Утенок! — позвал он тракера.

— Да… — отозвался тот.

— Дэйв Рэймонд, Эн-Би-Си ньюс

Дэйв Рэймонд! Мелисса возбужденно посмотрела наверх. Этот голос показался ей знакомым. Она перегнулась через Утенка, чтобы поговорить.

— Дэйв, привет! — окликнула она репортера. — Разве это не совпадение?

Парень недоверчиво уставился на неё. Будучи прежде всего журналистом, он передал мегафон кому-то в машине и прокричал: «прекратить», прежде чем ответил на слова Мелиссы.

— Господи, как ТЫ попала сюда? — обратился он к девушке, игнорируя Утенка на некоторое время. — На кого ты работаешь?

— Ни на кого. Так получилось! — выкрикнула она в ответ прямо у носа Утенка.

— Ты всегда была молодцом, маленькая шалунья Мелисса. Давай, я куплю фотографии и записи. По самой высокой цене!

Женщина покачала головой.

— Ничем не могу помочь тебе. Потеряла свои камеры.

И Рэймонд не придал большого значения се словам. Он знаками попросил у фотографа, сидящего в машине, его «Nikon».

Высунув свое тело еще дальше из окна, он сделал движение, показывая, что сейчас бросит камеру Мелиссе. Женщина заколебалась. Что может подумать Утенок?

— Давай, бери её, — не унимался Рэймонд. — Вернешь назад, как только сделаешь снимки.

На этот раз он бросил фотоаппарат, почти коснувшийся на лету подбородка тракера. Мелисса инстинктивно вытянула руки и поймала его. Камера была у неё. Это теперь её камера.

— Где Билл? — уже другим тоном спросил Рэймонд, видя, что деловое соглашение достигнуто.

— Мы разошлись. Все закончилось. Я сейчас еду в Бразилию.

У Рэймонда вытянулось лицо.

— Опять? Сколько раз ты уже расставалась, оправляясь «на поиски лучшего»? О, ты и не заметишь, как вы вернетесь вместе…

— Но я не хочу возвращаться, — запротестовала Мелисса.

— Все так говорят! Послушай, малышка, я еще вернусь к этому интервью. Мы не можем все время ехать по встречной полосе. Увидимся позже!

Оказавшись случайно между говорящими, Утенок ничем не мешал им, ничем не мог помочь и слышал все до последнего слова, включая и ту часть разговора, где речь шла о Билле. Он холодно посмотрел на Мелиссу в тот момент, когда она скользнула обратно на свое сиденье, держа в руках новую камеру.

— Мистер Утенок, — снова заговорил Рэймонд через мегафон. — Может быть, вы могли бы сказать нашему корреспонденту, что сейчас происходит. У нас есть сведения, что ВЫ отказались остановиться перед заграждением и собирались пробить его своим грузовиком, уничтожив всех полицейских, находящихся там. Вы везете взрывоопасные вещества?

— Да, сэр. Это правда. Конечно, везу.

— Тогда почему вы отказываетесь остановиться? И почему отказываетесь соблюдать лимит скорости?

— Потому что так делают все конвои, — прямо ответил тракер. — Они не останавливаются и не соблюдают лимит скорости.

— Но это противоречит закону. Для таких действий должна быть причина. Она есть?

Утенок начал поднимать стекло на своем окне, Рэймонд сделал последнюю попытку:

— Скажите нам, в чем заключается ваш протест? — прокричал репортер.

При этих словах Мелисса насторожилась. Конечно! Какая замечательная, до гениального простая идея! Она схватила руку Утенка, не позволяя до конца закрыть окно.

— Это оно! — возбужденно выкрикнула женщина. — Ты протестуешь!

Утенок едва не описался над ними обоими.

— Черта с два, — проворчал он.

— Дальше ждать нельзя, — продолжала Мелисса. — Может быть, это сработает на тебя. Скажи им, что у вас — марш протеста. Гражданское непослушание. Это помогло бы тебе избежать петли!

Утенок покачал головой.

— У меня достаточно неприятностей… — начал он. Но Мелисса не собиралась сдаваться.

— Послушай. Сейчас вы всего лишь группа преступников. Вы совершили уголовное преступление. К твоим друзьям это тоже относится. Мне кажется, это ваш единственный шанс

Когда Утенок, казалось, все еще неохотно, но все-таки смирился с правдой, которую она ему сказала. Мелисса перегнулась через тракера и обратилась к Рэймонду.

— Мы направляемся в Вашингтон, округ Колумбия, где собираемся пройти первоклассной колонной против правительства Соединенных Штатов и семи главных нефтяных компаний.

Она втянула голову обратно в кабину и взяла Утенка за руку.

— Понимаешь? Я работала в телевизионных новостях. Поверь мне, я знаю, что я делаю.

— Я понимаю, понимаю, что ты делаешь, — упрямо ответил тракер. — Просто мне это не нравится.

Тут Мелисса потеряла терпение.

— Ясно, — съязвила она. — Ты хочешь попасть в тюрьму. Тебе нравится безопасность.

Негодование в её голосе плюс непоколебимая логика аргументов взяли верх. Он одарил женщину смущенной улыбкой.

— О, черт, — с оттяжкой произнес Утенок, — знаешь, а ты неглупа.

— Это преуменьшение, — гнев Мелиссы еще не совсем улегся.

Утенок опустил стекло и крикнул Реймонду:

— Давай сюда твой микрофон. Я тебе кое-что скажу.

Когда желаемое появилось у окна, тракер даже не стал ждать вопросе

— Да, мы катим прямо в Вашингтон, округ Колумбия. Как я себе это представляю, рабочие выступают с акцией протеста против всей этой бюрократии и глупости…

Реймонд, улыбаясь, откинулся на спину сидения в своем автомобиле. Запись шла. Это было как раз то интервью, ради которого он приехал сюда. Именно то, что надо.

В тот момент, когда редакционная машина свернула на боковую дорожку и направилась обратно в Альбукерке, чтобы подготовить это интервью к выпуску вечерних новостей, из СВ-динамика послышался молодой голос, больше похожий на мурлыканье кошечки:

— Привет. Вызываю всех. Вызываю всех. Меня зовут Дарлен и во мне пять с половиной футов. У меня голубые глаза, я блондинка, и я голосую у отметки три-четыре-пять. Мне нужно на восток. Есть поблизости какой-нибудь тракер, способный по-настоящему насладиться моей компанией? Ты слышишь меня? Давай, вперед.

Внезапно — впервые с момента его образования — хаос поселился в Конвое. То, что было стройной, организованной колонной, в считанные секунды превратилось в сумасшедшую свалку. Грузовики пытались обогнать друг друга по всей ширине хайвея. Каждый стремился быть первым, чтоб встретить эту сирену дороги.

После того, как Конвой триумфально миновал Эллингтон, он слегка сбавил скорость из уважения к тем своим собратьям, которые не были приспособлены к темпу, задаваемому дизелями-дальнобойщиками. И сейчас Утенок еще сбросил газ, чтобы дать парням обогнать себя. Пиг Пэн был первым, кто пронесся мимо Утенка, соревнуясь с большим Белым, который вез строевой лес Грузовики шли бампер к бамперу. Сделав несколько нерешительных попыток расчистить для себя путь, Машина Любви столкнула Белого с дороги на ограждения из колючей проволоки. Летящий лесовоз снес на протяжении пятидесяти ярдов столбики ограждения и натянутую на них проволоку, прежде чем окончательно запутался в них и остановился. Его груз каким-то чудом остался нетронутым, с платформы не скатилось ни одного бревна. На место вышедшего из строя лесовоза встал еще больший по размерам Петербилт.

Дарлен подпрыгнула от радости, когда заметила появившиеся из-за поворота примерно в миле от неё грузовики. Наконец-то она поедет! Но как только трейлеры приблизились и девушка увидела, что это пять больших, дальнобойных дизелей, мчащихся по хайвею бок о бок, её радость сменилась полнейшим ужасом.

Ей некуда было бежать! Она рванулась вправо, потом влево и, конец, вынуждена была искать жалкое убежище у одинокого телефонного столба. Девушка встала за ним, плотно прижавшись, закрыла глаза и задрожала от страха. Оглушительный рев моторов неожиданно перебила по-настоящему ужасная какофония пяти клаксонов, визжащих на разные лады бессчетное количество раз. Это водители, сталкиваясь, подрезали друг друга.

Когда Дарлен открыла глаза, перед ней стояли пятеро тракеров и все одновременно пытались что-то сказать. Находясь в состоянии полнейшей растерянности, девушка улавливала только обрывки их фраз: «Я везу муку и булки», «Водяной матрац с вельветовой отделкой», «Признанный победитель», «Он женат», «Дорогая, я возьму тебя в самую лучшую поездку за всю твою жизнь».

Девушка была польщена до такой степени, что залилась румянцем. её ресницы затрепетали. Когда все представления стихли, Дарлен сказала:

— Прекрасно. Я только не совсем уверена…

Не успели тракеры снова начать свой многоголосый концерт, как девушка сама нашла решение. Пусть судьба сама выберет. Дарлен выстроила мужчин в ряд прямо напротив себя.

— Инн… мини… мини… мо… — начала она детскую считалочку. Последнеё слово совпало с очаровательным детским жестом. Палец девушки ткнул в Пиг Пэна. Он выступил вперед и взял Дарлен за руку, пока Фортуна не успела включить заднюю скорость.

— Благословляю тебя, дорогая, — пылко произнес Пиг Пэн. — Прошу сюда.

Тракер указал на свой грузовик, и девушка улыбнулась. Она была счастлива, что боги выбрали для неё такой красивый трейлер. Дарлен подумала, что это как раз тот тракер, который говорил что-то о водяном матраце. Это было почти невероятно. Но, подойдя к машине поближе, она одновременно заметила груз и почувствовала его запах.

— Черт побери, — непроизвольно вырвалось у неё.

Пиг Пэн понял, что должен срочно предпринять какие-то действия, пока девушка не переменила свое решение. Он взял се под локоть и, помогая забраться в кабину, торопливо подсадил.

— Не беспокойся, дорогая, — быстро проговорил он, захлопывая за ней дверь. — Они — те, что в кузове у нас за спиной — единственные, кому следует волноваться.

— Но… — осторожно начала девушка, деликатно выражая свой протест.

Пиг Пэн уже обежал кабину и садился сейчас в машину со своей стороны.

— Ты просто откинься назад и расслабься, — успокоил он её. — Старина Машина Любви собирается взять тебя в настоящую скачку…

Утенок повернулся к Мелиссе и засмеялся. Они как раз проезжали мимо Пиг Пэна и остальных четверых водителей, которые были не в духе.

— Это и есть старина Пиг Пэн, — усмехнулся Утенок.

— Посмотри-ка: четверо тракеров и он, а старик выиграл так же легко, как будто съел пирог.

— Вызов, вызов, — раздался из динамика голос Вдовы. — Как это они обошлись без тебя, Спайдер Майк? Ты такой молодой и резвый!

— Ты же знаешь, что я берегу себя для одной негритянки… по прозвищу Вдова, — отозвался Спайдер Майк.

Утенок взял в руки микрофон и включился в их болтовню:

— Будь начеку, Майк! — серьезно проговорил Утенок. — Она доведет тебя до того же, до чего довела своих последних четырех мужей…

— О, попридержи свое красноречие, Утенок, — кольнула в ответ Вдова. — Каждый из моих мужей умер счастливым человеком. Я просто до смерти любила их.

Мелисса, улыбаясь, слушала эту шутливую перебранку на СВ, потягивая пиво, извлеченное из холодильника в дальнем углу спального отсека трейлера Утенка.

— Знаешь что, — произнесла женщина, чувствуя себя просто великолепно, — я должна тоже иметь прозвище.

— Как насчет клички Дырявый Рот? — с милой улыбкой предложил тракер.

— Ну же, я серьезно, — обиделась было Мелисса.

— Вот оно. Смотри туда! — Утенок вытянул руку, указывая на дорожный знак. Там было на языке графики написано: «Опасные повороты».

— Опасные повороты? — Мелисса опустила взгляд на свое тело. Оно выглядело совсем неплохо и нравилось женщине достаточно сильно. её фигура была стройна и аккуратна. Она имела некоторые округлости там, где им и положено находиться. Но это, конечно, было не то тело, которое способно остановить уличное движение, создав пробку, и не то тело, при взгляде на которое псе мужчины на пляже забывают, зачем туда пришли.

Женщина покачала головой:

— Нет. Я не думаю, что это прозвище подходит мне.

Утенок повернулся к Мелиссе и внимательно изучил её взглядом. По мере того, как глаза мужчины путешествовали по её телу, женщина начала ощущать неудобство. Тракер останавливал взгляд на наиболеё привлекательных местах чуть дольше, чем было необходимо.

— Ничего не могу сказать насчет этого, — рассудительно проговорил он в конце концов.

— Ладно, спасибо и на этом, но давай попытаемся придумать вместе. — её большая, чем обычно, неуравновешенность создавала сейчас дополнительные трудности. Утенок улыбался, глядя на женщину.

— Нашел! — торжественно объявил он. — «Мама Тракер».

— Отлично. Просто отлично. — Она откинулас на сиденье и смиренно развела руками. — Это тоже самое, что и «Опасные Повороты».

Утенок повернулся к Мелиссе и дружески хлопнул своей ладонью о её.

— Поздравляю, — сказал он, — могло быть еще хуже.

— Конечно, — ответила она, оттолкнув его от себя может быть немного сильнеё, чем ей хотелось бы. — Меня могли бы назвать Резиновым Утенком.

А тем временем сзади, через несколько грузовиков, Пиг Пэн был очарован обществом свой спутницы.

— Видишь? Что я тебе говорил? — лез из кожи вон тракер. — Ничем не пахнет. Что, разве не так?

Дарлен вежливо понюхала воздух.

— Ничем, — согласилась она таким тоном, будто все еще сама не верила этому.

— Ну вот, ветер относит запах назад, — с величайшим удовлетворением заключил Пиг пэн. — Кх-кх. Хочешь посмотреть мою спальню?

Не дожидаясь ответа, тракер выгнулся и распахнул кожаный полог позади себя. Дарлен окинула беглым взглядом знаменитый публичный дом на колесах. Казалось, нутро спального отсека на произвело н; неё никакого впечатления. «Господи», — подумал Пиг Пои полуиспуганно, полувесело, — «может быть, она из эти невинных созданий — девственниц?»

— Вот это — водяной матрац, — объяснил он, удивительно походя при этом на туристического гида в попытке сохранить хладнокровие. — А это настоящий вельвет. А ты любишь музыку? У меня квадрозвучание.

Девушка перебрала кучку кассет и, наконец, выбрав одну из них, вставила её в магнитофон. Заиграла мелодия из фильма «Последнеё танго в Париже» — самой любимой киноленты Пиг Пэна. Он взглянул на девушку. Вот она сидит здесь — стройная, молодая, сексапильная. Волею судьбы сидит в его машине. Тракер не мог в это поверить, просто не мог в это поверить.

— Тебе понравится ехать со мной, — сказал он неожиданно, одарив Дарлен самой обаятельной улыбкой, на какую только бы способен. Пиг Пэн не скрывал своего восхищения. Девушка скромно опустила глаза. Тракер заметил, что её необходимо слегка расшевелить. Черт возьми, это может оказаться забавным. Он напустил на свое лицо выражение всемирной скуки, он — старый мудрый человек дороги.

— Я не знаю, — начал он, не поясняя, к чему относятся эти слова, — эти длинные, одинокие дни на дороге действительно могут навеять меланхолию. Как говорится в песне: «…печально быть одному…» Но я думаю о своей работе. Я должен доставить этих танцующих девчонок в Вашингтон, округ Колумбия, к завтрашнему дню. Государственная собственность. Но, может быть, я не должен был рассказывать тебе это?

— Рассказывать мне что? — Дарлен настолько отвлеклась от его болтовни, что расслышала только последнюю фразу.

— О правительстве. Я не имею права распространяться об этом.

— Почему? Здесь какой-то секрет?

Пиг Пэн отметил про себя, что уровень её любопытства пополз вверх и с радостью продолжил:

— Ладно, давай скажем так. Тебе не кажется немного необычным, что такой грузовик, как этот — я имею в виду этот розовый кроличий мех вместо обычной обивки и все остальное — должен везти каких-то старых вонючих свиней? Разве это не кажется немного странным?

— Сейчас, когда ты сказал об этом… — сама не заметив как, Дарлен увлеклась его рассказом.

Пиг Пэн нагнулся к девушке, готовый доверить ей секрет огромной важности.

— Это необычные свиньи, — заявил он, тщательно следя за тем, чтобы его голос держался на уровне шепота. — Это ГОСУДАРСТВЕННЫЕ свиньи.

Дарлен была поражена, потому что смутилась, или смутилась, потому что была поражена, либо то и другое вместе.

— Может быть, они имеют какое-то отношение к свиному гриппу? — робко предположила она.

Пиг Пэн многозначительно подмигнул.

— Возможно. Возможно, что-то общеё с тем, что находится за «Железным занавесом». Но, может быть, я и так сказал уже слишком много. Почему бы нам не поговорить о тебе?..

— Обо мне? В моей жизни не произошло ничего удивительного.

— Пусть так. Но что за отличная идея голосовать на дороге при помощи СВ-рации. — Пиг Пэн старательно увеличивал количество тем для разговора. — Куда ты направляешься?

— На восток.

Эти односложные ответы вряд ли могли помочь тракеру. Он отлично это понимал и продолжал стараться разговорить девушку.

— Тебе кто-нибудь говорил, что ты похожа на Жизель Маккензи? — неожиданно произнес Пиг Пэн. Абсолютно уверенный в обратном, он сказал это только для того, чтобы хоть как-то поддерживать разговор.

— Нет. Ни разу. — Дарлен подняла глаза вверх и, обегая взглядом кабину, произнесла:

— Ты знаешь, у тебя действительно очень красивый грузовик.

Пиг Пэн с облегчением выпрямился и сконцентрировал свое внимание на дороге. Диалог коснулся его любимой темы, Он мог говорить о своем трейлере даже во сне, что, собственно, иногда и делал.

— Да-а-а, я потратился на славу. Одно хромирование стоило мне болеё двух тысяч долларов. Плюс все эти предметы роскоши внутри… Ты видела зеркала в спальне? Ты знаешь, я планировал сначала две колонки, но квадро — это…

Пока Пиг Пэн расхваливал достоинств; Машины Любви, Дарлен была занята демонстрацией достоинств несколько другого рода.

Она успела снять все, оставшись в трусиках и лифчике, когда Пиг пэн наконец обратил на неё внимание. Его речь оборвалась на полуслове. Тракер уставился на девушку в полно остолбенении.

— Черт, — пробормотал он, — я знал женщин, которым нравился мой грузовик, но чтобы так…

Неожиданно на лице Дарлен появилось жесткое выражение, а во взгляде — безжалостность убийцы.

Даже голос изменился, став вдруг глухим и холодным.

— Мне еще нет восемнадцати, и я сейчас закричу «насилуют», — заявила девушка.

У Пиг Пэна окончательно поехала крыша. Все, что он смог сделать, это еле-еле выговорить: «Что?..»

Дарлен внезапно пронзительно завизжала, как ножом полоснув тракера по мозгам:

— На-а-а-си-и-и-и-лу-у-ю-ю-т!

— Подожди. Стоп! — очнулся Пиг Пэн. — Кто-нибудь может…

Девушка прекратила кричать.

— Что с тобой? — произнес тракер в тишине, от которой звенело в ушах. — Я даже не дотронулся до тебя.

— Я знаю, что не дотронулся, — спокойно ответила девушка, — но я кричу «насилуют», надеясь на рацию… — она сделала паузу и подвернула край трусиков, не оставляя сомнений в своих намерениях. — Я не собираюсь прекращать крика до тех пор, пока ты не дашь мне двадцать пять долларов.

— У меня есть обратный билет в Аризону, где все это началось. А двадцати пяти долларов у меня нет.

Дарлен не интересовали его аргументы.

— Насилуют! Насилуют! Насилуют! — заорала она и потянулась за микрофоном, но Пиг Пэн остановил её.

— О'кей, о'кей, — сдался тракер. — Только заткнись. Твой вой сверлит мне мозги.

Он протянул руку к тайнику, сделанному в боковом зеркале и достал оттуда купюру.

— Есть какие-нибудь изменения? — с надеждой спросил тракер. — У меня только сотня.

Дарлен вздохнула. Это была Си-банкнота. Она выхватила деньги из его руки.

— Теперь будут, — произнесла девушка, засовывая купюру спереди в свои трусики — самое надежное место, какое она смогла придумать.

— А теперь погоди минутку, — начал Пиг Пэн.

— Я закричу, — предупредила Дарлен. — Эти остальные тракеры прогонят тебя.

Пиг Пэн заткнулся.

— Ты остановишься и высадишь меня на следующем перекрестке, — заключили девушка болеё спокойно.

В этот момент как раз показался перекресток. Она начала натягивать на себя одежду. Достигнув пересечения дорог, Пиг Пэн сбросил скорость и начал останавливаться.

— Да, кстати, — добавила Дарлен, держась за уже открытую дверь, — если у тебя появятся какие-нибудь идеи после того, как я сойду, лучше сразу забудь о них. Я могу сказать, что ты насильник, в любое время. Когда только захочу. У меня есть свидетели.

Пиг Пэн нажал на тормоза, и Машина Любви проехала еще несколько футов по инерции до полной остановки. Пока машина катилась, Дарлен спрыгнула на землю и захлопнула за собой дверь.

— Пока-пока, чурбан, — попрощалась она через полуоткрытое окно.

— Никогда никому не рассказывай, как ты одурачила меня!» — проревел Пиг Пэн. — Никому не говори, слышишь?! Никому. Я убью тебя!

Проезжая в этот момент мимо, Нэсти Майк отсалютовал Пиг Пэну длинным гудком. Тот отвернулся и посмотрел на девушку.

— Оу, заткнись, — выдохнул он, обращаясь к самому себе. Тракер послал прощальный взгляд Дарлен, которая скромно повернулась к нему спиной. В этом взгляде смешались гнев и глубоко затаенная грусть. Мотор взревел, и трейлер занял свое место в самом конце колонны.

Почти весь Конвой пронесся мимо девушки, и теперь Дарлен стояла на обочине, широко улыбаясь и ощупывая «надежное место», где была спрятана заработанная шантажом банкнота. У неё было такое чувство, будто начинался её самый удачный день.

Сорока милями южнеё, в Ваухнс, NBC показывала интервью с Утенком в выпуске вечерних новостей.

В зале, гордо именуемом «Стоп-бар и гриль "Летящий Орел для грузовиков"», тоже стоял телевизор.

Одинокий тракер Бубба, и Мэдж, сорокалетний подвижный официант, лениво поглядывали на его экран, наблюдая за действием шоу, как вдруг внезапно появилось другое изображение. Утенок вел свой трейлер и примерно с минуту говорил в микрофон, покрыв за это время милю.

— Да. Мы направляемся прямиком в Вашингтон. Это будет демонстрация протеста против всех этих правительственных демократов и руководителей-бюрократов, стоящих у власти, — рассказывал тракер о своих планах.

— А как насчет цен на нефть? — быстро произнесла Мелисса. её постоянно было видно на заднем плане, пока говорил Утенок. В руках она держала свой «Nikon».

— Да, самое главное, мы поговорим о ценах на нефть, — продолжал тракер, и его голос наполнялся гневом с каждой минутой. — Крупные нефтяные компании — они делают вдвое, втрое больше того, что привыкли иметь, и они говорят нам, чтобы мы приняли это как должное.

Бубба неожиданно издал торжествующий возглас.

— Правильно говоришь, парень! Продолжай! — обратился он к картинке на экране. — Давай, покажи этим ублюдкам!

— Вы не видите, как политиканы говорят нефтяным компаниям, чтобы те осуществили какие-то перемены, — выступал Утенок. — Нет, сэр. И они лгут нам… Не говорите никому, сколько они имеют и откуда берут. Отлично, может быть, мы сумеё м узнать это сами. Если их политики не захотят объясниться, мы сделаем это.

— Черт! — взорвался Бубба. — Это же мои слова!

— Что? — Мэдж подумал, что этот водитель в ящике — довольно-таки симпатичный парень.

— Я должен присоединиться к ним, — произнес Бубба и направился к дверям.

— Ты уезжаешь? — спросил Мэдж, явно удивленный.

— Но ведь у тебя нет груза, тебе сейчас нечего делать на дороге.

— Тогда я оставлю свой грузовик здесь, и возьму твой трактор, но, с Божьей помощью, я все-таки поеду.

«Люди сходят с ума», — размышлял Мэдж. Программа переключилась на коммерческий канал, и сейчас с экрана рассказывали о том, как стать владельцем участка скалы.

Тем не менеё интервью с Утенком транслировалась по всему западу Нью-Мексико. В результате этого полдюжины дизелей стояли теперь у границы с Техасом, разводя пары и готовясь присоединиться к Конвою.

Группа «Матерей Сатаны» тут же закончила пикник и запылила по дороге на своих стальных конях. Им не нужно было говорить, куда ехать.

В маленьком городке Касперс Конэс Восемнадцати-колесный Эдди, который хвастал больше четырех лет каждым колесом своей машины, ехал сейчас по улице в трехколесной инвалидной коляске, все время слушая болтовню на СВ.

— Один-девять вызывает Восемнадцатиколесного Эдди. Я подруливаю на своем крытом фургоне Пите к месту встречи у отметки чстырс-один-пять. И я говорю: «Черт бы побрал этот дабл-никель».

Конвой продолжал двигаться. Мелисс; высунувшись до половины из окна кабины, пыталась сделать несколько панорамных снимков колонны на фоне заходящего вечернего солнца. Через пару минут она втянула свое тело внутрь, чтобы переменить пленку.

— Совсем скоро мне понадобятся телескопические линзы, чтобы весь Конвой попал в кадр, — радостно пожаловалась женщина.

Они засмеялись.

— До того, как все закончится, у нас будет колонн; растянувшаяся на весь этот чертов штат.


То, что действительно являлось проблемой для губернатора Хаскинса и двух его ближайших помощников, находилось сейчас в процессе тщательного обсуждения в конференц-зале резиденции губернатора в Санта Фс. В свои тридцать с хвостиком Хаскинс был одним из тех, кто принадлежал к новому поколению политиков — молодой, проницательный, не принадлежащий ни одной партии или платформе, он был избран на этот срок отдаленными округами, и не за горами были уже следующие выборы. Двое мужчин, находящиеся при нем, казалось, были специально подобраны так, чтобы контрастировать друг с другом. Продумав сначала, какой имидж ему выбрать, Хаскинс пожелал услышать два крайне важных мнения, прежде чем принять решение. Чуть позже, когда с мелочами было покончено и ставки поднялись до национального уровня, он позволил себе встать.

Старший из двух помощников, Генри «Биг Хэнк» Мейерс, имел влияние в политических кругах штата дольше, чем Хаскинс баллотировался на предыдущих выборах, ветеран кулуаров и стодолларовых дотаций, он был самым опытным в группе. Второй, Чак Арнольди, еще не достиг и половины возраста «Биг Хэнка». Бывший запасной защитник в команде университета Нью-Мексико по американскому футболу, он начал свое восхождение по политической лестнице с футбольного поля и закончил его, по крайней мере, в здании легислатуры штата. Все трое мужчин смотрели телевизор, который в течение последнего часа просто разрывался от информации и комментариев по поводу акции, предпринятой Конвоем.

— Абсолютно, абсолютно да, — Мейерс несколько раз хлопнул ладонью по столу заседаний. — Здесь повторяются старые времена.

— Я согласен. Для компаний это будет крупным делом, — добавил Арнольди, остановив взгляд на экране телевизора. Тот вдруг неожиданно наполнился толпой людей, стоящих по обочинам центральной улицы и приветствующих Конвой.

— Ты видел эту женщину-шофера? — воскликнул изумленно губернатор. — Она показала полиции средний палец.

— Я говорю тебе, другого такого шанса не представится, чтобы попасть в газеты на первые полосы. Национальная гвардия уже поднята по тревоге. Мобилизация.

— Конечно. И подумай также насчет штата Коннектикут, — добавил Арнольди. — Все, что нам нужно — сцена, подобная этой, и — прощай выборы.

— Ты должен проследить за этим, Генри, — вдумчиво произнес Хаскинс, обращаясь к старшему помощнику. — Это адская вещь. Бомба замедленного действия.

Мейерс съязвил:

— Тракеры и байкеры[12] — подонки.

Губернатор покачал головой.

— Но не эта толпа, которую ты видишь на экране в течение последнего получаса. Они обычные люди — избиратели. Ты заметил эти плакаты: «Дорогу Конвою», которые они держат над головой? По правде говоря, я начинаю думать, что Конвой пользуется большей поддержкой населения, чем мы.

С минуту они молча следили за происходящим на экране, где в сгущающихся сумерках, словно гигантская елочная гирлянда, перемигивались красными габаритными огнями грузовики Конвоя.

— Но почему они делают это? — в раздражении воскликнул Мейерс. — Ведь это же не может быть только из-за ограничения скорости?

— Я полагаю, они просто находят анархию привлекательной. Кое в чем, — тихо ответил Хаскинс.

— Хорошо. И это все? Они нарушают закон, и неужели так важно для тебя создать репутацию законопослушного гражданина?

— Давай не будем отвлекаться, Генри. Твой шофёр нарушает закон каждый день. Хочешь, чтобы я вызвал за тобой Гвардию?

На какой-то момент Мейерс притих. У него была своя точка зрения на этот счет… Но все еще… Губернатор повернулся к Арнольди.

— Чак, я надеюсь, ты готов совершить небольшую поездку? Ты только что получил предложение быть моим официальным представителем.

Молодой помощник вскочил на ноги, это было как раз то, на что он надеялся, с хорошей перспективой публичного выступления впридачу.

— Что ты предлагаешь? — требовательно спросил Мейерс, полунапуганный тем, что он уже знал.

Губернатор снова переключил внимание на телевизор. Группа молоденьких девушек охапками бросала цветы на капот кабины Утенка.

— Если ты не можешь убить их, — тихо ответил он, — поцелуй их.


Мелисса, случайно попавшая в Конвой, была вне себя от возбуждения. Все проходило даже лучше того, о чем можно было мечтать. Публичная поддержка была огромна, и возрастала по мере того, как колонна проезжала очередной город.

Снаружи темнело, и сумерки сгущались быстреё обычного из-за грозовых облаков, надвигающихся с севера. Внимание женщины неожиданно привлек шелестящий, скребущий звук, окутавший грузовик от передних фар до заднего бампера фургона. Утенок тихо произнес: «Проклятье.» — и начал съезжать на обочину.

— Что это? — тревожно спросила Мелисса, — что случилось?

Не обращая на неё внимания, тракер потянулся за микрофоном.

— Похоже, нас застиг настоящий землеройщик, — объявил он по рации. — Лучше заглушить моторы и заткнуть все щели.

— Что происходит? — потребовала ответа Мелисса.

— Почему мы остановились здесь?

Утенок послал предупреждение об опасности и теперь показывал на лобовое стекло. Видимость свелась к нулю.

— Песчаная буря, — резко ответил мужчина. Он заглушил мотор и начал выписывать замысловатые движения спиной и плечами, разминая их после долгой дороги. — Мы ничего не можем сделать. Подождем, пока буря утихнет, а там посмотрим.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Конвой

Неожиданно разыгравшаяся буря оказалась для всех сюрпризом.

Для Лайла это был всего лишь еще один неприятный момент в ряде других таких же. Его план был очень прост, фактически примитивен. Фиаско, которое потерпел выставленный против колонны грузовиков кордон, показало ему, что сила, не меньшая чем Армия Соединенных Штатов — единственная, которая в состоянии преградить путь этому проклятому Конвою. Грузовики походили на гигантский реактивный снаряд во главе с этим Резиновым Утенком, чей трейлер являлся практически боеголовкой снаряда. Проклятье! И хотя коп был сейчас разъярен, он восхищался теми людьми, которые пошли на баррикаду в Эллингтоне.

Однако, если тракеров невозможно остановить прямо, есть ведь и окольные пути. Лайл был сыном и внуком фермера и не раз видел, как волчья стая шла по следам большого стада скота во время перегона. Волки всегда двигались по одному, вразброд. Это были те, кто не мог выдержать темп или просто отбегал время от времени в сторону. Но он видел и таких зверей, которые преследовали стадо на протяжении многих миль, иногда в течение нескольких дней в ожидании удобного случая. В конце концов один из быков ослабевал или отбивался от стада, и тогда волки становились невероятно подвижны, уверенны в себе и смертоносны.

Именно так и собирался действовать Лайл. Он научился этому у волков. Подсознательно он не забывал о возможности того, что весь Конвой может развалиться на мелкие группы, если ему удастся изолировать некоторых из них. Ударься тракеры в паническое бегство — и у копа появится одна, две, три мишени, с которыми он и сделает то, что задумал.

Возбуждение от таких мыслей спровоцировало его излюбленные мечты: его имя в заголовках центральных газет, потом приветственные речи, может быть, даже парад.

Он как сейчас видел перед собой: КОНВОЙ ОСТАНОВЛЕН!

ЛАЙЛ УЭЛЛЭЙС СОБРАЛ В ЗАГОНЕ ЛИДЕРОВ!

Таков был его план. Коп сделал несколько звонков, заручившись необходимой поддержкой, и взял ничем не примечательный автомобиль из полицейского отделения Эллингтона. Это отняло у него некоторое время, но Лайл не беспокоился. Теперь ему нужно было только одно: смотреть на экран телевизора и слушать радио, чтобы точно установить местонахождение этих сукиных детей и узнать, что они делают.

Но выяснить это оказалось не так просто, как предполагал Лайл. Хотя Конвой чуть сбавил скорость при выезде из Эллингтона, он все еще шел в хорошем темпе и не остановился ни разу даже на заправку. Сначала коп решил включить сирену, сигнальные маячки и рвануть вслед за тракерами через небольшие городки, которые Конвой уже миновал. Но вспомнив о газетчиках и телевизионщиках, все прибывающих и прибывающих, Лайлу показалось небезопасным так поступить. Он привлечет к себе внимание и может потерпеть поражение, даже не приступив к активным действиям.

Тогда Лайл отметил на карте все дороги и перекрестки, все ответвления от главных дорог, включая и несколько дорожек, ведущим к фермерским полям, которые только смог найти. Он придерживался скорости около ста миль в час и проносился мимо населенных пунктов, которые, к счастью для него, были немногочисленны и находились на приличном расстоянии друг от друга в этой части штата. Коп уже почти достиг точки, которую отметил на карте, находят в Эллингтоне, но тут разразилась эта злосчастная буря. Она появилась из ниоткуда и у неё тоже была, видимо, своя цель.

Лайл отказывался верить в это, и именно здесь он допустил свою первую ошибку. Коп снизил скорость и съехал на обочину. Это оказалось его вторым, почти фатальным просчетом. Внезапный порыв ветра накинул покрывало из песка на его лобовое стекло и буквально сдул машину Лайла на пашню. Коп остановился. Колеса автомобиля погрузились в песок по самые ступицы. Он завел мотор, стараясь выбраться из песчаного плена, но только еще глубже увяз.

Патрульный выбрался из машины с подветренной стороны, рассчитывая найти и подсунуть что-нибудь под колеса, но шквальным порывом ветра ему едва не оторвало голову. После секундной паники он забрался обратно в машину, полуослепший от набившегося в глаза песка и выплевывая его изо рта, как выброшенный на берег кит. Лайл даже не представлял себе, сможет ли он когда-нибудь избавиться от крупинок, залетевших в нос и уши.

Полицейский стиснул зубы в бессильной ярости. Песок заскрипел на зубах, и коп, чертыхаясь, потянулся к рации. После нескольких безуспешных попыток, во время которых из динамика была слышна только болтовня пятнадцатилетних ребят, обменивающихся на волнах СВ мнениями по поводу бури, он, наконец, смог вызвать гараж, который остался в десяти милях позади у перекрестка. Но даже здесь его ждала неудача. Лайл обнаружил, что владелец, он же оператор, он же механик и он же водитель буксира, ушел к своей племяннице на семейный ужин, и его не будет до позднего вечера. Ему невозможно позвонить по телефону, потому что линия нарушена. Когда буря закончится, кто-нибудь сможет поехать и привезти его. Это находится всего в сорока милях отсюда. Но если Лайл будет продолжать пользоваться своим своеобразным языком, вполне возможно, ему вообще никто не придет на помощь.

Коп щелкнул выключателем и начал хмуриться. Занимаясь только этим в течение пяти минут, он начал уставать от самого себя и бросил это занятие. В конце концов, в такую погоду Конвой тоже не сможет двигаться дальше. В машине Лайл случайно наткнулся на «Хастлер» за прошлый месяц, «Все не так плохо», — подумал коп. — «По крайней мере, мне есть что почитать».


Гамильтон и Фиш были не особо довольны собой. После разгрома в Эллингтоне геликоптер доставил их на завод в Санта Фе, где изготавливалась броня для Национальной гвардии. Там они планировали помочь скоординировать и мобилизовать военные силы. Решение губернатора заставило их и Гвардию врасплох.

Национальная гвардия оставалась в состоянии боевой готовности. Гамильтон и Фиш оставались в семидесяти пяти милях от места действий, не имея возможности отказаться от участия в акции.

Предполагая, что они могли бы двинуться вместе с Гвардией, агенты ФБР отпустили свой вертолет назад в Альбукерке, почти сразу же по прибытии на завод. Когда их проинформировали о плане губернатора, чтобы фэбээровцы могли сравнить его со своим, вся группа немедленно отправилась в штаб командования штата.

Командир — генерал Ральстон, чем-то походивший на «жука Белли» из одноименного комикса, сидел за своим столом, обхватив руками голову. Когда в комнате раздались шаги вошедших, он едва взглянул на них и произнес:

— Вы уже слышали о решении губернатора, джентльмены?

Шокированные неподдельной горечью в его голосе, агенты ФБР посмотрели друг на друга и только потом кивнули в подтверждение.

Генерал несколько раз скорбно качнул головой, не отрывая от не рук.

— Ужасная вещь, джентльмены, — снова заговорил он. Было очевидно, что командир до сих пор не пришел в себя от шока. — Ужасная вещь.

— Имея некоторый опыт в общении с Конвоем, я бы не поручился за успех в переговорах с ними, — тактично вставил свое замечание Фиш.

Генерал опять покачал головой, потом встал и подошел к окну. Снаружи, после того как буря прошла восточнеё Санта Фе, удивительно спокойный закат окрасил перистые облака над городом в оранжевый цвет. Внезапно, заставив себя очнуться, командир развернулся и уставился на двух агентов.

— Я отдал приказ отправить их к праотцам! — загремел он. — Они предупреждены.

— Конечно, генерал, но будем надеяться, что в этом не возникнет необходимости, — дипломатично ответил Гамильтон.

Старик-генерал метнул на него испытующий взгляд.

— Будем надеяться на это.

В повисшей тишине любые замечания, казалось, были неуместны. Но Гамильтон, тем не менеё, заговорил снова. Будучи рекрутом, он получил задания по установлению плодотворных контактов и сотрудничеству с людьми. Сейчас ему везло, как утопленнику. Сначала коп из Аризоны, теперь этот неотесанный болван… По всему выходило, что это дело — самое поганое за всю его карьеру.

— Вот к чему мы подошли, генерал, — как можно болеё примиряюще начал Гамильтон. — Для дальнейших действий необходимо вызвать назад вертолет.

Генерал не подал вида, что слышал его. Горячая кровь солдата акипела в жилах. Его мыслей по поводу предстоящей битвы не дано было знать никому. Когда старик поднял голову, его глаза сверкали.

— Ни одного шанса, джентльмены. Мы в боевой готовности.

— Но, конечно… — прервал его Фиш, однако договорить не успел.

— Крайне необходимо, чтобы весь персонал и техника были готовы приступить к решительным действиям, — продолжил генерал, игнорируя слова фэбээровца.

— Но, генерал, это всего лишь Конвой, а не война, — возразил Гамильтон.

Ральстон одарил каждого из них стальным взглядом. Мудрозадые федеральные недоноски.

— Еще нет, — зловеще проговорил он. — В любом случае, есть мои приказы, джентльмены, и я настаиваю на их выполнении. Всего хорошего.

— Господи, — едва смог произнести Фиш, когда они вышли из кабинета и закрыли за собой дверь. — Если такие люди на нашей стороне, может быть, нам стоит присоединиться к Конвою?

— Не могу сказать, что не думал об этом, — криво усмехнулся Гамильтон. — С того момента, как это началось, они успели привлечь на свою сторону по крайней мере несколько штатов.

Агенты вернулись к активным действиям с той минуты, как буря, пройдя широким фронтом и помешав им преследовать Конвой, наконец утихла. Они направились к радистам.

— Вызови операторов в Альбукерке и скажи им, чтобы они прислали вертолет обратно, как только он появится, — приказал Гамильтон дежурному оператору.

Он достал четвертак[13] и положил его на ноготь большого пальца.

— Орел или решка? — спросил он Фиша. — Сейчас посмотрим, кто на этот раз платит за кофе.

Губернатор Хаскинс был взбешен. Проклятая буря до предела взвинтила ему нервы. Его план был рассчитан на молниеносный удар. Арнольди должен был лететь в Тукумкари и договориться об использовании муниципального парка города для встречи с тракерами, а потом выехать на запад и объявить Конвою предложение губернатора. Все должно быть подготовлено незадолго до того, как об этом будет объявлено.

Первая часть плана прошла достаточно гладко. Парк был им предоставлен и практически готов к прибытию Конвоя. Но потом этот идиот Арнольди поехал прямо в бурю и исчез, как сквозь землю провалился. Даже радиосвязь с ним была нарушена в течение последнего получаса.

Время шло. А ответ Конвоя о принятии предложения губернатора до сих пор не был получен. Этот старый дурак — командир Национальной гвардии — каждые десять минут звонил по телефону, жалуясь и без конца повторяя: «Кровь и железо».

Американский Союз Гражданских Свобод публично признал позицию губернатора, но шефы полиции двух городов, входящих в число тех, через которые проезжал Конвой, выпустили воззвание, где губернатор был назван бабой, тряпкой и трусом. Как обычно, Лига женщин-избирателей не знала, чью сторону принять. Выборы были выиграны с наименьшими потерями. «Иисус Христос, где ты, Арнольди», — пробормотал Хаскинс про себя, потрясая кулаками Богу или кто там еще есть наверху. — «В каком же ты аду?»

То место, где находился Богу Арнольди, называлось Драй Хол Салун. Это была крошечная, испорченная непогодой хибарка, расположенная на перекрестке хайвея и второстепенной дороги к западу от Тукумкари. Арнольди имел в запасе достаточно времени. По счастливой случайности он проезжал мимо в тот момент, когда началась буря. Попав внутрь, помощник губернатора удовлетворил любопытство присутствующих там людей, заявив, что он послан Хаскинсом со специальным поручением к Конвою. В конце концов, эти люди были избирателями, а небольшое позитивное публичное выступление никогда не помешает. Потом он, как бы между прочим, заметил, что немного играл в футбол, когда учился в Университете, и бармен настоял на бесплатном пиве для него. Когда Арнольди опустошил бокал почти наполовину, старый мужчина с седой шевелюрой, который выглядел так, будто вырос в пустыне подобно юкке, подошел к стойке и сел рядом с ним.

— Ты — человек губернатора, — произнес он тоном, непохожим на вопросительный.

Арнольди кивнул:

— Ты прав.

— Скажи мне, сделку какого рода ты собираешься заключить с этими парнями в грузовиках?

— Боюсь, я не волен давать такую информацию в настоящий момент. — Это предложение Арнольди использовал практически каждый день на пресс-конференциях в столице. Седоголовому понадобилось некоторое время, чтобы расставить слова по местам.

— Ладно, я скажу тебе это, — наконец произнес он. — Если вы не отнесетесь к этим тракерам по справедливости, вам придется иметь дело с нами и всеми остальными, похожими на нас Разве я не прав, мальчики?

Человек шесть других посетителей бара выразили свое согласие отборными проклятьями и ругательствами.

— Я уверяю вас, что предложение губернатора болеё чем справедливо, — запинаясь, проговорил Арнольди.

Он вдруг почувствовал свою беззащитность и незначительность.

Старик фыркнул, давая понять, что он думает о политиках и их предложениях. Своим суровым взглядом он приковал Арнольди к месту.

— Лучше, если так оно и будет, — угрожающе произнес мужчина и вернулся за свой столик.

Потрясенный, Арнольди уткнулся в свой бокал. Помощник губернатора обнаружил, что пьет в полном одиночестве.

* * *

Когда закружился песчаный вихрь, Утенку необязательно было давать приказ об остановке. Один за другим, похожие на самолеты в фильмах о Второй Мировой войне, грузовики съезжали на обочину и выстраивались в колонну сбоку от дороги, будто заходя на посадку. Четыре «Матери Сатаны», которые оставались в Конвое, забрались в фургон, перевозивший обычно мебель, а сейчас шедший порожняком. Они немедленно завелись и начали спариваться.

— Эй, Пиг Пэн, — вызвал тракера Спайдер Майк. — Ну разве не сучье дело?

— Похоже на то, — отозвался Пиг Пэн. — Потому что оно так же плохо для медведей, как и для нас

— А как насчет твоих танцовщиц в кузове? Думаешь, с ними все будет в порядке?

— Во-первых, это не мои танцовщицы. Я только перевожу их. Во-вторых, ты хоть раз пытался убить одну из этих наркоманок? Они живучи, как кошки, парень. Я могу сказать тебе это с полной уверенностью. Мне кажется, что этот песок может оказаться для них даже полезным — почистит их немножко.

— Аминь, приятель. При мысли о них мои глаза начинают наполняться влагой. Что мы сейчас будем делать?

Это был не праздный вопрос. Большинство длинно-меров в Конвое уже давно держались на амфетаминах и сидеть сейчас взаперти из-за песчаной бури, особенно со всеми этими проблемами, которые вертелись у них в головах, было нелегким делом. Паранойя была не за горами.

— Если вы не можете предложить ничего лучшего, я почитаю вам кусочек из романа, который вожу с собой, — предложила Вдова.

— Как он называется? — поинтересовался Биг Нэсти.

— «Вересковый дом».

— О чем он? — с сомнением произнес чей-то голос в конце Конвоя.

— Если ты заткнешься, — сварливо вставил Пиг Пэн, — мы все узнаем это. Давай, Вдова, начинай.

Она прочистила горло и начала монотонно читать: «Агата сидела в будуаре, пристально глядя в зеркало и мечтая о нем, его сильных руках, мужественных бедрах. Наступит ли тот день, когда Эррол сделает её своей?»

— Господи боже мой, — взорвался Биг Нэсти. Кто-то в колонне издал звук отработанных человеческих газов.

— Прекрасно, если тебе это не нравится, — обиженно проговорила Вдова, — я буду читать про себя.

— Эй, вы, ребята, — вклинился в разговор новый голос, — заткните свои дыры. Это лучше, чем ничего.

— Скажите это своим задницам, — парировал Биг Нэсти.

— Знаешь что, выруби свой громкоговоритель, чтобы не мешать остальным, — предложил Спайдер Майк.

— С удовольствием. Не хочу засорять свои мозги этим дерьмом.

— Давай дальше, Вдова, — подбодрил Пиг Пэн после нескольких минут тишины, — не обращая внимания на этих умников сзади. Мне понравилось насчет мужественных бедер. Когда начинают с этого — значит, скоро будет что-то интересное.

«Позади неё легкая занавеска мягко качнулась, будто от слабого дуновения ветерка. Но ночь была безветренна. Могло ли это быть? «Эррол?» — окликнула она, затаив дыхание и положив руки себе на грудь в попытке унять бешено бьющеё ся сердце. Занавеска чуть отодвинулась, открыв взору женщины не грациозную фигуру любовника, а хищные движения Джейсона Уилуинса, надсмотрщика. В его глазах горел огонь желания».

— Видишь? — пропел Пиг Пэн. — Что я говорил? Продолжай, Вдова! Педаль до пола!


Заглушив двигатель, Утенок долгое время молча сидел, бездумно глядя в засыпанное песком лобовое стекло. Мелисса начала нервничать. Сам того не замечая, тракер продолжал вести внутреннюю борьбу, переваривая и анализируя тс мысли, что занимали сейчас его мозг. В конце концов, когда напряжение достигло предела и стало невыносимо, женщина достала из кармана монету в один цент и положила на колено Утенка.

— За твои размышления, — ответила она на его вопросительный взгляд. — Если ты собираешься подумать теперь об этом, можешь с таким же успехом сказать все вслух.

— Мне кажется, я и так наговорил уже больше дерьма, чем было нужно.

— Что ты имеё шь в виду?

Тракер откинулся на спинку сиденья и, прежде чем ответить, закурил сигарету.

— Похоже, я кое-что преукрасил. Я открывал рот для этих репортеров целый день, чтобы сказать, что МЫ хотим и для чего вообще нужен Конвой.

— Ну и что?

— А что, если я не знаю, о чем говорю?

— В самом деле?

— Может быть — да, а может быть — нет, — медленно, словно нехотя, ответил мужчина. — Но в одном я уверен. Я не оратор и никому больше ничего не скажу.

— Если не ты оратор, то кто же? Политики? Нефтяные компании? Может быть полиция?

Утенок покачал головой, как будто старясь сложить разрозненные части вместе.

— Я не знаю, — ответил он. — Я ввязался в это, потому что некто сунул свой нос в это дело.

— Мне очень жаль. Ты хочешь вернуться назад?

— Нет! Черт, я не могу теперь вернуться никуда, никаким образом. Я думаю, это, вероятно, одна из тех вещей, которую ты до конца так и не поймешь. Ты всего лишь прыгаешь в кабину и едешь, и это все. Давай лучше поговорим о чем нибудь другом.

— О'кей. Откуда ты? Из каких мест?

Утенок улыбнулся, уловив профессиональные нотки в её голосе. Он окинул взглядом кабину Мака.

— Ты сидишь в этом, — сказал тракер. — Я родился в Эль-Пасо. В настоящий момент у меня есть место в Альбукерке, где я могу повесить свою одежду. А как насчет тебя?

Мелисса показала на два своих чемодана, лежащих в спальном отсеке.

— Вот. Я оставила то место в Лос-Анджелесе, где могла бы повесить свою одежду, два дня назад.

— Куда ты направляешься? Женщина развела руками.

— А что тот парень, о котором говорил репортер?

— Билл? С ним все кончено. Это было всего лишь крупной ошибкой.

— Насколько я слышал… мне кажется, это такая ошибка, которую ты совершала не оди^ раз.

— Ну и что? Тебе-то какое дело?

Утенок явно повернул разговор не в ту сторону. Мысли женщины начали заполнять фразы, которые ей хотелось сейчас произнести вслух. Злые фразы…

— Извини, — проговорил Утенок с такой обезоруживающей искренностью, что гнев Мелиссы тут же прошел. — Я думаю, сказывается вся эта проклятая ситуация. Я не хотел обидеть тебя.

Мужчина ненадолго замолчал. Так и не дождавшись от Мелиссы ответа, он продолжил тихим, почти неслышным голосом:

— Я подумал… сейчас все изменилось. Мы далеё не можем знать наверняка, кто гонится за нами а кто пошел еще дальше… Ну, и, я подумал… Если ты хочешь сойти, я полагаю, что смогу остановиться где-нибудь неподалеку и высадить тебя.

— Ты шутишь? — Мелисса положила фотоаппарат на сиденье между собой и мужчиной. — Самая крутая вещь в моей карьере произошла тогда, когда я забралась в эту спальню. Эти фотографии стоят тысячи, даже больше… если я решу позже написать об этом книгу. А кроме того…

— И что? — голос Утенка наполнился холодной яростью. В этих двух словах вылилась наружу злость эксплуатируемого в корыстных целях.

Но женщина была не трусиха и не дурочка.

— А кроме того, я хотела сказать, это стало намного большим для меня, чем просто заданием. Не только работой. Здесь действительно что-то происходит, что-то важное. Я не знаю, что это такое. И не думаю, что ты знаешь, как это назвать. Но есть фотографии или их нет — я хочу быть часть происходящего.

— Конечно, — Утенок не раз слышал нечто подобное.

— Хорошо, что ты хочешь, чтобы я сделала? — выкрикнула Мелисса в раздражении. — Выбросила эти пленки? Какого дьявола?

Тракер посмотрел на неё отсутствующим взглядом.

— Это доказывает, как сильно ты хочешь быть частью всего этого, — ровно произнес он.

Голос Вдовы нарушил установившеё ся между ними молчание:

— «О, Эррол, Эррол. Я всегда любила тебя».

Глядя прямо в глаза мужчины, Мелисса протянула руку и взяла с сиденья камеру. Она открыла заднюю стенку фотоаппарата и стала вытягивать из него полуотснятую пленку. Потом журналистка открыла боковой карман своей сумки и вынула оттуда ролик, снятый этим вечером. С деланной улыбкой, дразня Утенка, она показала ему эти две пленки. В следующеё мгновение Мелисса открыла окно со своей стороны и швырнула их в разыгравшуюся бурю.

— Ну? — вызывающе бросила она в сторону тракера. Утенок удивленно посмотрел на неё, точно увидев в первый раз. Господи, сейчас рядом с ним сидела настоящая женщина. Он так давно не встречал ничего подобного, что забыл обо всем и не мог вымолвить ни слова.

— «О, Эррол. Мы не должны», — вставила по рации Вдова.

— Ты была замужем? — внезапно спросил Утенок.

— Один раз. Но из этого ничего не вышло.

— Я так об этом думаю: каким бы хорошим мужчина не был, он всегда упускает свой шанс

«Эррол, Эррол», — ворковала Вдова, целиком погруженная в роман.

— Что-нибудь заметила?

Мысли Мелиссы унеслись далеко в прошлое. Она вновь прокручивала в уме чувства, воспоминания… Словно оглушенная, она покачала головой.

— Слушай, — Утенок выключил рацию. Женщине понадобилось не меньше полминуты, чтобы осознать окружающую её действительность. Вокруг стояла поразительная тишина. Ни звука. Буря закончилась.

Утенок включил фары. Хайвей был чист. Тракер потянулся за микрофоном.

— Это Утенок. Если вы еще не заметили, сообщаю — пора двигаться. Вы все сохраняйте молчание, слышите? Ни слова о том, что увидите впереди.

Почти в одно мгновение линия грузовиков ожила, став похожей на вереницу ночных животных. Утенок громким гудком провозгласил возобновление Конвоя и выехал на дорогу.

Колонна снова была в движении.


Для Лайла все оказалось не так просто. Когда буря утихла, он попытался раскачать автомобиль, чтобы освободить колеса из пленившего их песка, и рассердился, когда у него ничего не вышло. Коп сел в машину, завел двигатель и дал полный газ — главным образом для того, чтобы показать природе, кто здесь хозяин. Эта попытка увенчалась определенным успехом. Лайлу удалось похоронить задние колеса в песке по самый бампер.

Наконец он вызвал по рации станцию обслуживания, мысленно пригрозив, что лично отберет у них лицензию на СВ-рацию, если они откажутся отвечать и на этот раз. Люди на станции ответили, но Лайл услышал все те же слова: хозяин, мистер Твитчелл, решил остаться у своей племянницы на ночь.

— Скажи мне вот что, — начал патрульный так спокойно, как только мог, — почему бы тебе не закрыть на время заправку и самому не приехать за мной на буксире? Это будет стоить двадцать баксов.

— Я не могу этого сделать. На буксире уехал мистер Твитчелл.

У Лайла не осталось сил даже на проклятья. Он заметил приближающийся в его направлении автомобиль. У того горел ближний свет фар. Немного спустя Лайлу удалось рассмотреть, что это старый «форд-пикап», внутри которого находятся двое молодых, примерно двадцати пяти лет, парней. Между ними на сиденье стояла полупустая бутылка бурбона, которую при сложившихся обстоятельствах коп предпочел бы не заметить.

Поравнявшись с Лайлом, «форд» по знаку последнего остановился.

— Как насчет буксира? — спросил коп, показывая на силуэт своей машины, до которой едва доставал свет фар «форда».

Водитель, который преждевременно облысел и компенсировал этот недостаток огромной лохматой бородой, повернулся к своему другу.

— Как ты думаешь, Том? У нас есть время?

Томом звали маленького человечка с усами, закрывающими уголки его губ. Волосы, отросшие до плеч, наверняка оказались бы светло-русыми, если бы он потрудился их отмыть. Некоторое время парень оценивал ситуацию.

— Не знаю, Лен, — наконец произнес Том. — Девушки, которые и так уж нас заждались, могут остыть.

— Он повернулся к Лайлу. — Конечно, если это будет нам что-то стоить…

— Сколько, ты думаешь, это может стоить? — поинтересовался Лайл, не собираясь торговаться. У него уже созрела мысль показать им свой значок, как только его машина окажется на твердой почве. С этой недопитой бутылкой они уже и так были у него на крючке.

Тем не менеё Лен что-то подсчитывал в уме.

— Ну, я бы сказал, по соседству за это берут двадцать пять баксов, — разродился наконец парень, когда коп собрался было уже вести переговоры другим способом.

— Каждому, — добавил парень, немного подумав.

— Пятьдесят баксов. Это немножко круто, не так ли?

Однако держа в мыслях план вернуть эти деньги обратно, Лайл согласился бы и на сумму в три раза большую. Но коп был осторожен и не хотел вызывать подозрений, пока его не вытащат из этой проклятой канавы.

Том пристально посмотрел в обоих направлениях пустынного хайвея.

— Независимо от того, каким будет твой выбор…

— О'кей, ребята. Вы меня убедили, — сдался Лайл.

— Вытащите её сюда. У меня есть важные дела на дороге.

Ни один из мужчин не шевельнулся.

— Что еще? — требовательно произнес патрульный. Лен протянул руку Лайлу, держа её ладонью вверх.

В полной тишине коп отсчитал пятьдесят долларов и положил в его ладонь. Когда парни подогнали свой пикап вплотную к машине полицейского, оба вышли и стали наблюдать, как тот привязывает трос, обматывая им оба бампера — свой и их. Потом, почти до смешного легко они выдернули автомобиль копа на обочину и вылезли еще раз посмотреть, как теперь Лайл будет отвязывать буксир.

Сейчас был его шанс.

— Мне кажется, ребята, вы не знаете кто я такой, — начал он.

— Кажется, не знаем, — согласился Лен.

Лайл достал свой бумажник и, раскрыв его, продемонстрировал значок.

— Офицер полиции.

— Ну и что?

Лен не казался даже слегка удивленным. Его друг возился где-то позади пикапа и не слышал этого разговора.

— Отлично. Когда вы подъехали, парни, я заметил, как вы пьете нечто существенное. Открытая бутылка в кабине. Вы можете лишиться прав за это. Не очень приятная новость, да? Насколько я понимаю, ваши шансы резко упали. До нуля…

Лен, казалось, еще не понял до конца, о чем говорит этот коп. Он смотрел на Лайла, ничуть не изменив выражения своего лица.

— Могу я еще раз взглянуть на значок? — поинтересовался он.

Лайл вручил ему бумажник. Лен некоторое время изучал значок, держа его в свете фар. Потом он залез пальцами в отделение для банкнот, которое было битком набито деньгами, собранными Лайлом в это утро. Коп протянул было руку, чтобы вернуть себе бумажник, но мужчина не сделал никакого движения, чтобы отдать его.

— Это значок полицейского штата Аризона, — заметил он.

— Естественно. Но у меня специальное задание. Я должен вернуться в Эллингтон этим вечером.

Все оборачивалось другой стороной. Совсем не так, как задумал Лайл.

В этот момент он почувствовал булавочный укол. Но только это была не булавка. Лезвие ножа, сверкнувшего в руке Тома, было, по крайней мере, шести дюймов длиной.

— Ты знаешь, — как бы между прочим добавил Лен, пересчитывая купюры в бумажнике болеё демонстративно, — одна вещь, которую мы просто не выносим, абсолютно не можем выносить, — это коп. Но есть вещь гораздо хуже этой. И эта вещь — коп из другого штата. У нас здесь болеё чем достаточно своих таких же ублюдков.

Будто в одобрение всего вышесказанного, Том усилил нажим на рукоятку ножа. Лайлу становилось по-настоящему нехорошо.

— Ты убьешь копа, а они поджарят твою задницу, — предупредил он.

Лен засмеялся.

— Мы не планировали смешивать тебя с пылью. Но больше всего на свете мы хотим не встречаться с тобой и твоими ублюдочными парнями из полиции. Однако наши шансы снова поползли вверх.

Он отцепил значок от бумажника и вернул его копу. Бумажник Лен сунул себе в карман.

— Вот твой значок, — пояснил он. — Ты можешь воспользоваться им, когда вернешься в Аризону.

— Одну минутку, сукин ты сын. — На какое-то время Лайл забыл, где находится. Эти ублюдки забрали его собственные пятнадцать баксов плюс еще сто восемнадцать, отобранные им у Утенка и его парней утром. Это было нечестно!

На этот раз нож распорол кожу у него на ребрах с ясно различимым звуком. С таким хрустом удаляют больной зуб.

— Разреши мне прикончить его, Лен, — попросил Том, стоя за левым плечом Лайла. — Рядом никого нет.

— Нет! — решил Лен. — Слишком много пререканий. А кроме того, ты и так уже испачкал это отличное сверкающе лезвие в таком дерьме, как это. Тебе придется выбросить этот нож.

Он подошел к автомобилю Лайла и свернул с крыши СВ-антенну. Потом, для большей уверенности, он вырвал динамики и микрофон внутри машины и выбросил их в песок.

— Не пытайся благодарить нас, — произнес Лен. — Мы сделали это с удовольствием.

Когда пикап растворился в ночи в том направлении, откуда приехал, у Лайла появилась возможность перевести дыхание. Он встретится с этими сукиными детьми позже, на обратном пути. Он запомнил их номера и не собирается забывать. Коп завел машину и направился на восток, постепенно разогнав её до восьмидесяти пяти миль в час.

Старый Лайл снова был в пути. Эти ублюдки впереди него — им лучше присмотреть за своими задницами.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Конвой

Примерно в семидесяти милях дальше по дороге эти «ублюдочные сукины дети» отлично проводили время.

Когда Конвой тронулся в путь после того, как переждал бурю, он уже стал основным объектом телевизионных новостей и вызвал экстраординарную реакцию по всей стране.

Например, в Канкаки, штат Иллинойс, толпы людей собрались на улице у местной телестанции, чтобы приветствовать Конвой и следить за его продвижением на гигантском телеэкране, установленном в одной из витрин владельцем телекомпании. В нескольких наиболеё удаленных областях по всем Соединенным Штатам начался сбор пожертвований в помощь тракерам, чтобы те могли оплатить будущие расходы на юристов и адвокатов. Начали формироваться координационные комитеты.

В Роаноке, штат Вирджиния, группа верующих, собравшаяся на вечернюю воскресную молитву, причислила Конвой к списку затворников и изгнанников, для которых они просили особой божественной милости.

До Майами Бич докатился слух, что Конвой на самом деле держит путь во Флориду, где быстроходные кубинские корабли собрались у побережья, чтобы л пить водителей на освящение.

Известный адвокат по гражданским делам из Чикаго предложил по центральному каналу телевидения принять к рассмотрению дело Утенка, Пиг Пэна и Спайдсра Майка за свой обычный гонорар. ФБР проверило все данные файла Утенка, не обнаружило в них ни одного компроментирующего обстоятельства и отдало приказ приложить усилия к текущему расследованию. Одновременно в Пентагон был выслан запрос на послужной список Утенка. Особенно подробно ФБР интересовалось теми бумагами, где говорилось о двух годах службы во Вьетнаме, где нынешний тракер был летчиком.

Вашингтон, округ Калифорния, гудел, как растревоженный улей от новостей о Конвое и сопутствующих ему событиях. Старейший сенатор из Алабамы собрал комиссию по изучению индустрии тяжелого машиностроения, в частности — дизелей. Эта комиссия руководствовалась предложением, поступившим от либеральных кокэс[14]. В нем содержались инструкции по проведению полнопрограммных ревизий основных нефтяных компаний, особенно обратив внимание на влияние лимита скорости в пятьдесят пять миль на потребление дизельного топлива в коммерческих межштатных рейсах.

Стихийно образовавшиеся группы приверженцев Конвоя возникли по всем Соединенным Штатам — в Нью-Йорке, Чикаго, Денвере, Сан-Франциско… Они избрали абсурдную, ко подходящую к случаю форму поведения — вклинивались на запруженные толпой перекрестки, обнимались, целовались и плевать хотели на правила дорожного движения. Иногда их проклятья сыпались и на голову полиции.

Это был незапланированный праздник — Что-то Случилось — и жители Америки относились к мужчинам и женщинам, составляющим Конвой, с не меньшим пылом, чем к звездам телеэкрана. Как к ослепительно сверкающим, но не имеющим квалификации кандидатам в президенты. В каждом маленьком городке, через который пролегал маршрут колонны грузовиков. Конвой встречали приветствиями, обычно сопровождающими триумфальное шествие армии-освободителя.

Первыми двигались тинэйджеры в своих фантастически разнообразных средствах передвижения — от малолитражек, похожих на жуков, до семейных «кадиллаков». Они, словно ручейки, стекались по примыкающим к центральной улицам, чтобы присоединиться к Конвою хотя бы на то короткое время, пока он проезжает через их город. Потом появлялись знаменосцы и люди с плакатами. Некоторые вытягивались в цепочку поперек улицы, держа над головой лозунги со словами приветствия и поддержки.

Главные улицы собрали на себе по два, три ряда любопытных. Тут были неизбежные группировки водителей грузовиков, которые щелкали любительскими фотоаппаратами и просили у своих героев кусочки одежды или клочки волос на память. Когда Спайдер Майк пересекал один из главных перекрестков в Санта Розе, истеричная девушка-подросток вырвалась из цепких рук своего папаши и вскочила на подножку движущегося трейлера, чтобы одарить тракера крепким, мокрым, но неоспоримо горячим поцелуем, полным энтузиазма.

На окраине города Пиг Пэн был задержан двумя молодыми женщинами на мотороллере.

— Куда держишь путь? — выкрикнула блондинка, сидевшая на месте пассажира, когда их транспорт поравнялся с грузовиком. Она была одета в шорты и топик.

Пиг Пэн уселся попрямеё и пожал плечами.

— На восток. Мы должны добраться до Атлантического океана, если не придумаем ничего болеё лучшего.

— Возьми нас с собой, — попросила брюнетка, управляющая мотороллером. Даже сейчас можно было определить, что она чуть выше ростом, чем её подруга. Девушка носила верхнюю часть от бикини и джинсы.

Пиг Пэн отрицательно покачал головой. С него было достаточно молоденьких хичкайкеров за один день. Однако девушки выглядели чертовски привлекательно на этом крошечном по сравнению с грузовиком мотороллере. Ты ведь не можешь сказать о человеке, которого совсем не знаешь, плох он или хорош. И неважно, что сегодня вот такая милая девушка тебя уже надула.

— Скажите, а сколько вам лет, девушки? — решил поинтересоваться Пиг Пэн.

— Мне восемнадцать, — ответила блондинка. — А Линде почти двадцать. А что? Почему ты спросил?

— Потому что я не беру в попутчицы несовершеннолетних, — объяснил тракер. — Но вы — совсем другое дело. Давайте, подъезжайте вон туда. — Он показал на обочину и сам съехал с дороги, чтобы посадить своих потенциальных попутчиц.

В течение каких-то пяти минут танцовщицы в фургоне претерпели некоторые неудобства, когда к ним присоединился мотороллер, в то время как Линда и её подруга Арлисс исследовали (пока только взглядом) кабину Пиг Пэна.

— Уаоу! Здесь водяной матрац! — взвизгнула Линда.

— Заройся в этот превосходный мех, — промурлыкала Арлисс, растянувшись на розовом кролике во весь рост и так поведя плечами, что Пиг Пэн почувствовал что-то близкое к полуобморочному состоянию — грудь будто сдавило тисками, а голова пошла кругом.

— Ты был в Конвое с самого начала? — захотела узнать Линда. Сейчас обе девушки находились в спальном отсеке, растянувшись на водяном матраце и повернув лица к тракеру. Их тела отвечали покачиванием на каждую неровность, попадавшуюся на дороге.

Пиг Пэн покашлял, прочищая горло.

— Был ли я там, дорогая? Почему бы тебе не сказать, что я был началом Конвоя. Так же, как любой другой.

— Расскажи нам об этом, — воскликнули подружки в унисон, наполовину высунувшись из спальни, чтобы не пропустить ни слова.

Пиг Пэн занял свое место в колонне. На его лице расплылась широкая улыбка. Он был так доволен собой, что ему ничего не стоило вклинить свой восемнадцати-колесный трейлер между другими такими же, не задев их. С возвращением в колонну Пиг Пэна Конвой снова стал Конвоем.

— Так вот, как раз этим утром, находясь в Аризоне, я, Утенок и Спайдер Майк были…


При самом выезде из города слегка побитый «форд» пятьдесят второго года выпуска пристроился сбоку от Утенка. В нем сидели две сестры — шестидесятилетние старые девы, которые являлись председателями городской библиотеки, общественницами и замороженными социалистками с тех времен, когда Гектор был еще младенцем. Минди, выглядевшая не по годам молодо, протягивала к кабине тракера трехэтажную корзинку со съестным.

— Мне очень жаль, леди, но я не могу остановиться из-за всех этих грузовиков и людей позади меня. Но все равно я вам благодарен.

— Храни тебя, Господь, Резиновый Утенок, — произнесла в ответ Минди. Она бросила пирог, стараясь попасть в открытое окно кабины, но он, не долетев, упал на мостовую между автомобилями.

— Мать, не надо больше терять понапрасну такую великолепную еду, — сказал Утенок. — Вашего благословения болеё, чем достаточно. И я уверен, оно всю дорогу будет с нами.

— Аминь, — произнесла на прощание Мелисса, когда старый «форд» отстал и исчез, свернув на узенькую улочку. — У меня такое чувство, что нам понадобятся все благословения, которыми нас одаряют. Утенок смотрел прямо перед собой.

— Нас еще ничто не смогло остановить, и ничто не остановит, кроме нас самих.

В тишине, которая последовала за этими словами, взгляд женщины упал на приборы и стрелки передней панели. Она начала рассматривать их.

— Мне знакомо большинство этих приборов, — сказала девушка, — но я не знаю, для чего вот этот.

Утенка рассмешила её серьезность.

— Я думаю, этот прибор ты не захотела бы иметь в своем автомобиле. Это пирометр — он говорит о температуре выхлопных газов, — голос тракера стал теплым и приглушенным. — Он соединен с термоэлементом в выхлопной системе. Тебе не надо наблюдать за этим прибором. Единственное, что ты должна знать — когда температура приближается к пятнадцати сотням градусов и начинает открываться клапан… — Ты следишь за мной?

— Болеё или менеё. Ты знаешь, ты по-настоящему любишь этот грузовик, да? Я хочу сказать, ты знаешь каждую мельчайшую его деталь. Потому ты и водишь его?

Утенок задумался всего на секунду.

— Нет, — ответил он. — Если бы это было так, я был бы механиком. Нет, мне нравится узнавать, как работает эта машина, а это и есть само вождение. — Он начал улыбаться. — И это абсолютно никак не относится к деталям машины. Иди сюда. Садись рядом со мной.

Плененная переменой в его голосе, Мелисса придвинулась к мужчине вплотную. Сейчас их ноги соприкасались.

— Положи свою руку на руль, — скомандовал он. Женщина осторожно протянула правую руку и коснулась теплого, вибрирующего пластика. Руль дрожал под её пальцами, как попавшеё в капкан животное. Утенок улыбнулся, глядя на выражение её лица. — Чувствуешь? — спросил он, отлично зная, что да, она чувствовала это. Мелисса кивнула, не желая или не имея сил выразить словами свои чувства.

— Это восемьсот лошадиных сил. А теперь бери их, держи обеими руками.

Не успела она передвинуться, чтобы сесть удобнеё, как Утенок бросил руль, оставляя женщину в панике. Но Мелисса не потеряла контроль над собой. Неожиданно она почувствовала всю мощь этой машины. Она ощутила, как ей передается эта энергия, бьющая через край, и наполняет её руки, все её тело. Женщина боролась, стараясь удержать грузовик и себя вместе с ним на проплывающей под колесами дороге.

— Это абсолютная сила, — тихо проговорил Утенок, наклонившись к Мелиссе близко-близко, но не загораживая ей обзор. Глаза женщины не мигая смотрели на шоссе. — Сорок тракторов и прицеп — вот что ты сейчас держишь в руках. Восемнадцать тысяч фунтов, идущие со скоростью семьдесят миль в час

— Ты думаешь, что никогда не сможешь остановить их. Но ты можешь. Посмотри на этот пневматический тормоз внизу — ради Бога, только посмотри, но не трогай. Если бы мы не везли такой груз и если ты нажмешь на этот тормоз слишком резко — сразу вылетишь через переднеё стекло. Я видел, такое случалось. И не один раз.

Мелисса постепенно начинала ощущать правоту слов Утенка. Она чуть ослабила хватку и немного расслабилась. Теперь она чувствовала себя уверено, она уже так много знала об этой машине…

— Легче. Вот так, правильно, мягко и легко, — подбодрил её мужчина. Тракер нажал на акселератор и шум мотора пополз вверх, завизжав на высоких тонах.

— Вслушайся. — Утенок протянул руку к рычагу сцепления. — Положи свою руку на мою, — обратился он к Мелиссе.

Она повиновалась, накрыв своей ладонью руку Утенка, а он обхватил свободной рукой руль, чтобы помочь ей управлять трейлером.

— Двенадцатая передача, — объяснил тракер. — А всего их тринадцать. Каждый раз нажимаешь дважды. Чувствуешь изменения?

Мелисса кивнула.

— Это невероятно. Я не знаю, слышу я это или чувствую.

— И то, и другое, — серьезно ответил Утенок. Эта машина заставляет все твое тело вибрировать, будто ты скачешь на горячей лошади. И ты ликуешь от этого. — Он следил за рулевым колесом, доворачивая его то чуть влево, то чуть вправо, чтобы удержать грузовик в пределах желтой сплошной линии. Эти маневры позволяли мужчине держать трейлер на прежнем курсе. Убедившись, что дизель идет ровно, тракер сменил свой тон на менеё профессиональный.

— В такие моменты… да, это похоже на одно целое — я и этот старый добрый воин дорог. А впрочем, не так уж это и важно. Просто я полностью принадлежу ему, я знаю, на что я способен и как долго мы можем быть вместе… — в конце фразы голос мужчины перешел на шепот.

Доли секунды понадобились Мелиссе, чтобы осознать: тракер говорил ей о гораздо большем, чем просто о вождении трейлера.

Мужчина рассмеялся и тронул Мелиссу за плечо, чтобы разрядить создавшуюся серьезную обстановку.

— Мне кажется, ты унаследуешь мою машину, — пошутил Утенок.

Женщина не засмеялась в ответ. Она сидели и смотрела не отрываясь в лицо тракера. её глаза таинственно заблестели. Улыбка, украшающая лицо Утенка, исчезла.

— Хорошо иметь рядом такого парня, как ты, — сказал он Мелиссе предельно откровенно.

Она качнула головой в его сторону и произнесла в ответ таким же серьезным тоном.

— Хорошо быть здесь.

Непередаваемое очарование этого момента было нарушено голосом Спайдера Майка, раздавшегося из динамика.

— Спайдер Майк вызывает Резинового Утенка. Ты слышишь меня, парень?

— Говори, Спайдер, — отозвался Утенок.

— Эй, послушай, я только что получил весточку из дома. Я уже почти папочка, будь я проклят.

— Это не так уж плохо.

— Да, поздравляю, — вставила Мелисса.


— Только это значит, что я должен съехать на старое восемнадцатое шоссе на Амарилло на следующем перекрестке. Мне придется оставить вас, ребята, — объяснил Спайдер Майк извиняющимся тоном.

— Мы пропустим твою бочку, — успокоил его Утенок. — Может быть, встретимся на обратном пути, а?

— Мы любим тебя, дорогой, — пропела в микрофон Вдова. — Смотри не забудь свою старую негритянку. Слышишь?

По некоторым важным причинам Вдова закончила чтение романа, который возила с собой. Она не могла одновременно читать и вести машину. Это стало ясно буквально на первых милях пути. Всеми слушателями, в число которых теперь входил даже Биг Нэсти, единогласно было решено, что сменщик одного из водителей поведет трейлер Вдовы, пока она не закончит чтение романа.

Пиг Пэн не преминул заметить во всеуслышание:

— Мне ужасно хочется узнать, получит этот Эррол от неё когда-нибудь что-нибудь или нет.

Сменщиком оказался мужчина в двести двадцать фунтов весом примерно одного возраста с негритянкой.

При таком внушительном виде он обладал манерами мышонка. За всю свою сознательную жизнь и большую часть юности, проведенной на колесах, он не утратил врожденной робости.

— Мою машину называют Бэджер Боб, мэм. Такое же прозвище и у меня, — мягко и застенчиво проговорил мужчина, усевшись за руль. Как только трейлер Вдовы тронулся, сразу стало ясно: Бэджер Боб — прирожденный тракер. Чернокожая Вдова расслабилась и целиком погрузилась в чтение.

— Ты знаешь, это отличная книга, — заметил мужчина, когда Вдова, дочитав до конца главы, остановилась, чтобы перевести дух.

— Тебе правда понравилось? — спросила она, искренне удивляясь.

— Конечно да, мэм. И я думаю, что читатель тоже не так уж плох… — вырвалось у сменщика до того, как он успел остановить сам себя.

Вдова была тронута. Слова тракера коснулись той струнки её души, которая была всем хорошо известна. Это снова произошло.

— Почему бы мне не поблагодарить тебя за эти слова, Бэджер Боб? — растроганно произнесла женщина. — Ты ведь не женат, не так ли?

Он смущенно покачал головой, не отрывая взгляда от дороги.

— Нет, мэм. Конечно, нет. Мне до сих пор никто не предлагал этого.

Вдова улыбнулась и скользнула по сиденью ближе к тракеру.

«Но где же Эррол?» — продолжила читать негритянка. — «Все тело Агаты трепетало в ожидании того момента, когда сильные руки её возлюбленного обовьют её».

— Йа-хо-о-о! — не смог сдержать эмоций Биг Нэсти. — Иди и бери её, Эррол, мальчик. Поспеши, поспеши!

Неожиданно сбоку от кабины Утенка возникла гирлянда мигающих огней. Это снова был фургончик телекомпании Эн-Би-Си.

— Сукины они дети! — рявкнул Утенок. При виде машины журналистов тракер не смог удержаться от восклицания. Руль чуть дернулся в его руках, а сердце застучало сильнеё. Справившись с собой, Утенок выровнял грузовик.

Теперь, с наступлением темноты, на крыше репортерской машины ярко горел прожектор.

— С меня болеё чем достаточно этого пронырливого дерьма, — громко объявил Резиновый Утенок.

В свете прожектора отлично был виден Дэйв Рэй-монд, говорящий что-то в телекамеру.

Голос репортера едва заметно задрожал, когда он заметил, как головной трейлер, нарушив стройную линию колонны, начал выезжать влево, сталкивая журналистов с дороги. Дэйв крикнул: «Стоп камера!» и взялся за свой мегафон.

— Что ты делаешь, дурья твоя башка? — заорал он в окно Утенку, находящемуся в данный момент всего в нескольких дюймах от фургона.

Тракер высунул голову из окна и прокричал в ответ:

— Всего лишь стараюсь помочь тебе взять у меня интервью!

К этому времени фургон двумя боковыми колесами уже ехал по обочине.

— Ты сталкиваешь нас с дороги! — проорал Рэймонд.

— Возможно. Хорошо, тогда я лучше займу свое прежнеё место. Предлагаю тебе сделать то же самое.

Огромный Мак постепенно перестроился в правый ряд.

— Погоди минутку. Ты не можешь этого сделать! — надрывался репортер. — Ты колоссальная новость!

В окне Утенка показалась рука с поднятым вверх средним пальцем.

— Разве ты ничего не слышал о губернаторе? — в отчаянье завопил Рэймонд, когда Утенок прибавил газ и начал отрываться от газетчика.

На этот раз из окна высунулись обе руки, демонстрируя тот же жест. Рэймонд был ошарашен. Кто ведет грузовик? Это не может быть Мелисса.

Дело начинало принимать совсем иной оборот. Будто маленький домашний пудель вздумал бороться со слоном.

На репортерской машине заиграли отблески красных мигалок патрульного автомобиля полиции, сирена копов ударила газетчиков по ушам и фургон сразу же посторонился.

Утенка, так же как и телевизионщиков, удивило неожиданное появление патрульных в сопровождении эскорта мотоциклистов.

«Чего ради этот телефургон объявился здесь? Снять фильм о больших задницах в полицейской форме?»

Тут тракер заметил мужчину, одетого в дорогой костюм. Этот человек, высунувшись через заднеё окно машины, говорил что-то в мегафон. Фургон телевизионщиков вырвался вперед, обогнав и грузовик и полицейских, а люди в нем деловито принялись запечатлевать разыгравшуюся чуть позже сцену.

— Привет. Приветствую тебя, Резиновый Утенок, — выкрикнул мужчина в костюме. «Господи Боже, Арнольди», — подумал мужчина про себя. (Кому еще могло бы адресоваться это обращение?) — «Ну что за дерьмо! Тут полно журналистов, мой мальчик».

Утенок даже не повернул головы, и Арнольди вынужден был продолжать, обращаясь к «пустому месту».

— Я — Чак Арнольди, специальный помощник губернатора Хаскинса. Ты можешь остановиться? Мне нужно с тобой поговорить.

Тракер быстро взглянул в его сторону и отрицательно качнул головой.

— У меня есть сообщение от губернатора Хаскинса, — выразительно произнес Арнольди.

Утенок пожал плечами, всем своим видом говоря: «Ну и что с того?»

Раздраженный взгляд Арнольди упал на телефургон, который ни на секунду не прекращал съемки, и помощник губернатора почувствовал себя добычей. Нет, не добычей, а жертвой внезапного вдохновения журналистов. Глубоко внутри, в клетке, где он прятал свои эмоции, начал хихикать тоненький голосок. Это было великолепно! Пусть его снимают эти камеры, пусть они сделают фотографии и поместят их на первые страницы газет.

— Ладно. Если ты не хочешь остановиться, не мог бы ты хоть чуть-чуть сбавить скорость, чтобы я перебрался на подножку твоей кабины и смог поговорить так? — задал он вопрос тракеру.

Утенок ненадолго задумался. Этот человек в костюме был, конечно, большой задницей, но может оказаться большой смешной задницей, если его слегка тряхнуть, особенно в присутствии телевизионщиков. А кроме того, им всем не помешает узнать заранеё, с кем имеё т дело губернатор.

Сбросив газ и идя со скоростью примерно пятьдесят миль в час, тракер махнул рукой, приглашая Арнольди совершить задуманное.

Патрульная машина прижалась вплотную к трейлеру, и пересадка началась. Задняя дверь автомобиля полицейских несколько раз открывалась и захлопывалась, прежде чем сработал механизм стопора и удержал её в нужном положении. Арнольди пригнулся, встав на подножку и держась руками за распахнутую дверцу. Его галстук бился на ветру, вытянувшись в сторону движущегося борта грузовика. Вся картина напоминала обычную историю: так старая домработница неохотно проверяет температуру воды в бассейне.

Теперь все было в руках Утенка. Как только нога Арнольди готова была коснуться подножки кабины трейлера, грузовик медленно ушел вправо, оставляя лишь тонкий свист ветра между двумя автомобилями в поддержку помощнику губернатора.

Сделав несколько поистине героических попыток найти свободной ногой какую-нибудь опору, Арнольди показал чудеса эквилибристики и почти добился успеха. Ему оставалось всего лишь втянуть тело обратно в машину, но в этот момент патрульная легковушка попала колесом тЬчно в центр ямы, зиявшей посреди дороги.

В течение нескольких секунд Арнольди висел, держась за открытую дверь, болтаясь на ветру, как совсем недавно делал его галстук. Автомобиль начал останавливаться, резко затормозив и почти потеряв Арнольди и дверь, в которую тот вцепился. Она медленно, но верно отрывалась от кузова под весом человеческого тела. Потом до водитсля-копа дошло, что ему стоит вести машину без резких рывков, с постоянной скоростью.

Помощник директора в фургоне положил руку на плечо Рэймонда.

— Господи, — произнес он взволнованно, — может быть, мы должны помочь ему?

Рэймонд оборвал его разъяренным взглядом.

— Снимайте! — приказал он. — Это классика. Мы не можем прервать съемку.

Когда, по мнению Утенка, Арнольди пережил достаточно неприятных моментов, тракер подогнал свой грузовик так близко, что его борт оказался всего в нескольких дюймах от мужчины, скребущего коленями по асфальту.

— Залезай сюда, — скомандовал Утенок, свесившись через окно из кабины Мака и схватив Арнольди за пиджак. Тракер потянул за рукав, Арнольди сделал попытку подтянуться и вдруг одним резким движением (не без помощи Утенка) взлетел вверх и распластался на двери кабины. Так выпрыгивает из океанариума дельфин и замирает в воздухе, ловя брошенную ему рыбку. Помощник губернатора словно приклеился к металлу кабины, и на этом пересадка завершилась.

— Отлично, отлично, партнер, — бодро заявил Утенок, глядя в побледневшеё, изумленное лицо гостя. — Рад приветствовать тебя на борту моего трейлера. Это был всего лишь маленький трюк. Нужно было показать этим парням из новостей, на что ты способен. Они сейчас, наверное, уже сообщают об этом губернатору.

При упоминании о телекомпании на лице Арнольди автоматически расплылась улыбка. Он сделал это! И телекамеры записали его поступок на пленку, которую увидят все потенциальные избиратели. «Они продолжают снимать», — напомнил сам себе помощник губернатора. Он окончательно взял себя в руки и рассмеялся, надеясь на то, что камера запечатлеё т и этот момент, показав его с самой лучшей стороны.

— Во-первых, по поручению губернатора Хаскинса я рад приветствовать Конвой в нашем штате.

Утенок никак не прокомментировал это заявление. Он лишь чуть приподнял бровь.

— Как вы знаете, губернатор давно уже проявляет интерес к проблемам тяжелого машиностроения, в частности, дизелей, — продолжил Арнольди. — Поэтому он просил меня передать свое личное приглашение тебе и всему Конвою провести ночь в муниципальном парке Тукумкари. Конечно, в качестве его гостей.

Тут Утенок не выдержал.

— Дерьмо собачье, — вырвалось у него.

— Нет-нет, правда, — настаивал Арнольди. — Губернатор Хаскинс лично собирается выехать вам навстречу, чтобы пожать тебе руку, Утенок. Я сам сделал все необходимые приготовления в парке. Ты, должно быть, устал. Так ведь?

«С этим дерьмом неприятностей не оберешься», — угрюмо подумал тракер. — «Поело всех этих льстивых фраз обязательно качнутся оскорбления». Может быть, их будет не так много, но сейчас заманчивые предложения настораживали Утенка, и губернатору с его помощником не удалось убедить тракера поверить в их слова. Он был взбешен.

— Убирайся отсюда! А ну, живо с моего трейлера! — рявкнул он в изумленное лицо Арнольди.

«Господи», — подумал тот. — «Парень на самом деле параноик». Теперь помощника губернатора интересовал вопрос: а что, все остальные участники Конвоя тоже шизофреники и параноики? Вслух же он сказал:

— Послушай, я абсолютно искренен с тобой. Полиция не будет вас беспокоить. Они получили жесткий приказ не…

Утенок, не желая слушать дальше, вытащил из-под сиденья роковый гаечный ключ и мягко опустил его на выступающие костяшки сжатой в кулак руки, которой Арнольди держался за дверь.

— Убирайся вон, — предупредил он еще раз болеё тихим, угрожающе спокойным тоном.

Арнольди совсем не хотелось делать то, о чем его просили. Это могло в один момент разрушить тот имидж, который он создал себе, рискуя жизнью, не болеё десяти минут назад. Если он оставит сейчас грузовик Утенка, его политическая карьера, его будущеё отложится еще на годы. Мужчина решился на безнадежную попытку — сказать правду.

— О'кей. Подожди. Я кое-что скажу тебе. Могу я доверить тебе нечто важное?

Утенок положил ключ на сиденье рядом с собой.

— Можешь. Доверь.

— Губернатор дал запрос на Национальную гвардию. Он хочет применить её, чтобы остановить тебя, — объяснил Арнольди. Он хотел еще что-то добавить, но ему не удалось этого сделать: дал о себе знать поворот, который грузовик прошел на скорости около семидесяти миль в час Арнольди придавило центробежной силой к кабине, и едва не расплющило, пока трейлер с бешеным ревом вращал колесами по дуге дороги.

— Хорошо. Как бы там ни было, — продолжил помощник губернатора, когда машина выровнялась и пошла по прямой, — приближаются следующие выборы. Ты понимаешь. А все эти люди, которые выступают в твою поддержку, — они избиратели.

Утенок кивнул. Теперь слова и действия представителей закона обретали смысл, который он мог понять.

— Как губернатор будет выглядеть перед ними, если он отдаст приказ уничтожить тебя и твой дурацкий Конвой, а? При помощи армии?

— Его повысят в звании.

Вмешательство женского голоса заставило Арнольди внимательнеё всмотреться в мягкий полумрак кабины, освещаемой лишь приборной доской. Он хотел увидеть говорящего. Однако женщина оставалась в интригующей тени. Арнольди, как любой другой житель Америки, слушающий в этот день радио и смотрящий телевизор, знал, что её зовут Мелисса Дэвис и что она — известный фотожурналист. Что эта женщина делала здесь, в Конвое, каждый мог только догадываться. Его это не касалось.

— Что нужно от меня губернатору? — спросил Утенок.

— Только поговорить. Может быть, он сможет помочь тебе. Может быть, ты поможешь ему, Рука руку моет. Ты сейчас добиваешься своими действиями уважения к себе и твоим товарищам, защищаешь свои и их права. У губернатора достаточно власти, чтобы сделать желаемое реальностью.

— Звучит разумно, — согласился тракер. Он повернулся к Мелиссе.

— А ты как думаешь?

У Мелиссы ответ был давно готов. Когда-нибудь, позже, у Арнольди мог бы возникнуть вопрос: «А не был ли этот ответ приготовлен заранеё?»

— Я считаю, ты должен встретиться с губернатором, — произнесла женщина срывающимся голосом, — при условии, конечно, что все гарантии будут зафиксированы на бумаге.

Она начала загибать пальцы, перечисляя свои требования удивленному Арнольди:

— Тракеров не трогать. Никаких арестов. Никаких беспокойств. Сюда входит и отмена штрафов за скорость. Пока Конвой будет двигаться по территории штата, его скорость будет шестьдесят пять миль в час. — Мелисса повернулась к Утенку: — Я ничего не забыла?

— Ты перечислила все, что нужно.

Арнольди был ошеломлен. Не столько самими требованиями — он предвидел их — сколько человеком, который их выдвигал. «Кем же все-таки была эта женщина?» — подумал помощник губернатора. Вслух он произнес:

— Я уверен, мой босс согласится дать вам эти гарантии, — вяло пообещал он.

— В письменном виде, — быстро подсказал ему Утенок.

— Вполне справедливо. М-м… Мэм, могу я задать Вам вопрос?..

— Она — мой официальный советник, — прервав и одновременно ответив на вопрос Арнольди, объяснил Утенок. — Просим прощения, — он наклонился к Мелиссе и что-то прошептал ей на ухо. Она хихикнула и кивнула.

— Хорошо. Я надеюсь, вы не отнесете это на свой счет. Не то, чтобы я не доверял всем этим замечательным ребятам-политикам… Просто я предпочел бы застраховать эту гарантию губернатора. Итак, мы всего лишь собираемся проделать оставшийся путь в вашем присутствии.

Неожиданно тракер закрыл окно, крепко, но абсолютно безболезненно зажав левую руку Арнольди. У того не было никакой возможности освободиться.

Сначала Арнольди ужаснулся. Потом просто ударился в панику. И наконец, к нему пришли страх, досада и унижение. Каким же идиотом он будет выглядеть на экране телевизора! Но подождите. Кое-что еще можно спасти.

— Я — заложник! — выкрикнул он в неотступно следовавшую за ним телекамеру, откинувшись назад, чтобы лучше показать свою захваченную в плен руку.

— Передайте губернатору, чтобы он поторопился. Я буду держаться так долго, как только смогу.

— Эй, вы все! — раздался из динамика голос Спайдера Майка. — Я почти у того поворота, где должен буду покинуть вас Я говорю всем: до свидания.

После дружного хора, исполняющего многочисленные пожелания удачи, раздался голос Утенка.

— Эй, парень, — серьезно произнес тракер, — держись настороже, о'кей?

— Все понял, о'кей, — весело ответил Спайдер Майк.

— У меня не должно возникнуть никаких проблем, Утенок. Я всего лишь бедный мальчик, который держит путь домой, чтобы стать папочкой. И это все. Если кто-нибудь будет спрашивать меня — я ничего не знаю ни о каком Конвое.

— Звучит неплохо, — отозвался Утенок. — Но послушай. Когда ты свернешь, ты будешь один — и передняя дверь, и задняя. Не забудь об этом.

О'кей, тебя понял. Со мной ничего не случится. У меня есть друзья наверху. А кроме того, мы — герои. Ты не знал об этом?

— О'кей. — Утенок попытался рассмеяться, чтобы рассеять возникшеё у него дурное предчувствие. — Ты немало сделал для нашего общего дела, слышишь? Мы будем думать о тебе.

— Благодарю, — откликнулся Спайдер Майк. — Это был настоящий рейс, Утенок. В любое время, как только надумаешь стать передней дверью, не забудь оставить местечко и для меня.

Старый Даймонд Рео тракера оставил стройную линию грузовиков на следующем перекрестке, поменяв направление. Теперь он двигался на юг.

Когда вдали стали едва заметны задние габариты трейлера Спайдера Майка, быстро удаляющиеся по примыкающему шоссе, Утенок снова взялся за микрофон.

— Эй, ребята, все сейчас слушают меня, — объявил он. — Есть дело. Губернатор этого штата хочет поговорить с нами.

В динамике стояла полная тишина, не считая слабого потрескивания радиопомех.

— Святая ложь, — наконец раздался среди этих щелчков и шороха чей-то голос

— Что ему нужно? — спросил другой голос.

— Я точно не знаю, — откровенно ответил Утенок. — Но он выслал своего помощника нам навстречу, чтобы тот пригласил Конвой остановиться в парке в Тукум-кари. Он готов дать нам определенные гарантии: никаких арестов за превышение скорости или за что-либо другое. А еще мы тут привязали к себе его помощника на тот случай, если понадобится напомнить губернатору его обещания. Так вот этот ассистент говорит, что мы будем гостями губернатора. Что скажете, парни?

— Святая ложь, — проговорил новый голос тем же недоверчивым тоном. — Это, скореё всего, будет первой неприятностью для всей нашей команды.

После всеобщего гама, перешедшего в гудение, Утенок попытался заговорить снова.

— Кто у нас идет задней дверью?

Он вынужден был спросить несколько раз, прежде чем остальные тракеры не затихли окончательно и у него не появилась возможность быть услышанным.

— Последним идет Джорджия Гатор, — прозвучал наконец ответ, — и ваши задницы в такой же безопасности, как если бы они покоились сейчас на коленях у ваших мамочек.

— Огромное десять-четыре за это, старина. Ты не видишь поблизости каких-нибудь признаков медведей?

— Никаких. Дорога чиста. Она не была так девственна со времен войны. Похоже, все Смоки[15] вернулись в кавалерийскую школу.

— Десять-четыре, приятель. Будем надеяться, они там и останутся, — повеселел Утенок.

— Примем это за основу. Прорвемся!

Но Утенок еще хмурился, выключая рацию и вставляя микрофон в гнездо.

— В чем дело? — поинтересовалась Мелисса. Тракер поморщился и мотнул головой, будто прогоняя дурной запах, коснувшийся его ноздрей.

— У меня гадкое предчувствие, — ответил он. Мужчина пристально смотрел на юг. — Мне не нравится, что люди покидают Конвой. Не так скоро… Пока еще нет…

— Я поняла, что ты имеё шь в виду, — успокоилась Мелисса. — Моя бабушка была ирландкой, и она часто говорила мне: «Мелисса, не создавай себе трудностей. Их и без того всегда болеё, чем достаточно». Что ты на это скажешь? — обратилась она к Утенку.

Тракер немного расслабился, даже улыбнулся.

— Знаешь, — он смерил се оценивающим взглядом, — ты дьявольская женщина

Мелисса осторожно тронула его за руку.

— Святая ложь, — посмеиваясь скореё над собой, чем над тракером, — проговорила она. — Я буду одной из неприятностей для всей вашей команды.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Конвой

Для отсутствия копов на хвосте Конвоя были особые причины. По крайней мере, для отсутствия великого папы — медведя в овечьей шкуре, Лайл был в тюрьме. Обвинение в превышении своих полномочий, угон автомобиля полиции Эллингтона и сопротивление аресту — все это Гамильтон перечислил Фишу по дороге в полицейское управление штата, где находился сейчас арестованный.

— Что, черт возьми, происходит? — изумленно спросил Фиш. — Старина Лайл в клетке?

— Будь я проклят, если знаю! — ответил Гамильтон. Девушки на центральном коммутаторе штата сказали, что он выражался абсолютно бессвязно и ужасно непристойно.

— Ладно, по крайней мере, мы знаем, что у нас есть тот, кто нужен. Когда нас вызвали, чтобы отправить вытаскивать из тюрьмы этого сукиного сына, я уже хотел было положить на стол свой значок.

Гамильтон сочувственно закивал:

— Понимаю, что ты имеё шь в виду, — согласился он, — понимаю. — Дьявольская ухмылка начала расползаться на его лице. — Ублюдочная полицейская задница, — хихикнул Гамильтон. — Как ты думаешь, что он мог натворить? Фиш рассмеялся.

— У меня едва хватает терпения ждать, чтобы выяснить это, — заметил он, Фэбээровец посмотрел на свои часы. — Но, с другой стороны, я не вижу большой необходимости торопиться, чтобы снова увидеться с ним. Что скажешь, если мы остановимся в этом маленьком кафе и выпьем по чашечке кофе?

Гамильтон замедлил шаг, подойдя почти к самому турникету.

— Сейчас, когда ты упомянул об этом, не стоит размениваться на мелочи.

Фиш оценил шутку товарища. Он мечтательно произнес:

— Я думаю съесть кусочек пирога. По слухам, они их делают на заказ, из муки высшего сорта.


Все случилось до смешного просто, по крайней мере, так просто, как это обычно происходило только с Лай-лом. Первый ключ к разгадке состоит в том, что все могло быть немного иначе, если бы коп не вошел в поворот на восьмидесяти пяти милях в час и мотор его автомобиля не заглох. Лишенный возможности манипулировать педалью газа, чтобы удержать машину — маленький трюк, который Лайл подсмотрел в специальной телепередаче Билли Бокдуранта — коп вылетел на встречную полосу, пропахав по противоположной обочине не менеё полумили. Когда этот момент был пережит им без особых потерь, патрульный начал выруливать на дорогу. В конце концов это ему удалось, но машину так тряхнуло, что Лайл едва не перелетел на заднеё сиденье.

Потом он собрался с мыслями и, вылезая из машины с немного менеё уверенным видом, чем ему хотелось бы на самом деле показать публике, поплелся к капоту выяснять, в чем дело. На первый взгляд все выглядело отлично. Лайл снова забрался в машину и попробовал завести её. После нескольких оборотов стартера мотор уже начал было схватывать, но дальше этого дело не пошло. Двигатель так и остался торчать под капотом, как кусок дерьма, неизвестно для чего помещенный туда. Коп уже знал, что это могло быть. До того, как он полностью ослабил гайки на воздушном фильтре карбюратора. Лайл понял, почему не заводится мотор. Так и должно было быть. Это было слишком отвратительное, полное дерьмо.

Коп протянул руку, сунув её через окно в салон, и повернул ключ в замке зажигания. Стрелка на показателе температуры воды резко дрогнула и зашкалила; стрелка амперметра медленно доползла до минуса, подтверждая показания термометра, а стрелка показателя уровня топлива осталась на этом своем траханом нуле, будто умерла там. Боже, у него кончился бензин!

Лайл решил было поискать запасную канистру в багажнике, но тут вспомнил, что, покидая в спешке Эллингтон, взял ключ только от замка зажигания и совсем не учел того, что ему может понадобиться ключ от багажника.

Первой мыслью, пришедшей ему в голову, была следующая: посигналить проезжающим машинам. Но эта идея тут же оставила его, стоило только взглянуть на пустынный хайвей. Потом у Лайла родилась следующая мысль: пойти поискать бензин на заправке. Но и она недолго занимала его мозг. В поле зрения копа до самого горизонта не попало ни одного огня, ни единого признака жилья человеческого. Третья мысль была о самоубийстве. И ей тоже не суждено было прожить долго. Лайл заметил огни фар приближающегося ПРОКЛЯТОГО АВТОМОБИЛЯ! надвигающиеся на него с запада. Он выбежал на середину дороги и встал там с разведенными в стороны руками. Он остановит этих сукиных сынов, если даже на карту будет поставлена его жизнь.

Почти так и произошло. Фары, слепящие Лайла, не замедлили своего движения, оказавшись в ста ярдах перед ним. Потом расстояние сократилось до пятидесяти ярдов… Когда надвигающийся автомобиль был всего в двадцати пяти ярдах и все еще делал хорошие семьдесят-семьдесят пять миль в час, Лайл начал прыгать и махать руками, как это делает группа поддержки на чемпионате по бейсболу. В последние доли секунды, оставшиеся в распоряжении копа, он сообразил резко отскочить в сторону. Лайл кубарем скатился в канаву.

На ноги поднялось существо, задыхающеё ся от гнева, сыпящеё проклятья и покрытое пылью с головы до ног. Лайл отряхнулся, насколько это было возможно. Как оказалось, только для того, чтобы обнаружить следы то ли дерьма, то ли еще какой-то дряни на заднице своих штанов. Пятно чистке не поддавалось.

«Проклятье! Ты никогда не мог доверять этим людям, которые каким-то образом умудряются покупать импортные малолитражки», — подумал про себя коп. Но он еще встретит на дороге этого сукиного сына. Наверное, в двадцатый раз за этот день Лайлу пришлось пожалеть о том, что он сменил свою форму полицейского на гражданскую одежду перед выездом из Эллингтона. Черт бы побрал этот его камуфляж! В эти дни человек мог чувствовать себя в безопасности на дороге, только если он носит полицейскую форму.

Прошло двадцать пять минут ожидания, прежде чем показались огни другого автомобиля. Они принадлежали доисторическому грузовику — лесовозу Петербилту, который сбавил скорость и остановился, заметив Лайла, подающего сигналы. На этот раз все оглядело болеё реалистично, лесовоз встал на обочине. Водитель, чье прозвище было Дасти Дэн, оказался горелым, бородатым пожилым мужчиной. Создавалось впечатление, что его компания выбрала самое прочное, самое сильное дерево из тех, что составляли груз этой машины, и поместила его на сиденье водителя.

— У меня кончился бензин, — объяснил Лайл, стоя уже одной ногой на подножке кабины. — Как насчет того, чтобы подвезти меня?

Дасти Дэн кивнул и тут же тронул грузовик, не став дожидаться, пока за пассажиром закроется дверь. Через полминуты он уже мчал свой груз со скоростью семьдесят пять миль.

Машина отзывалась и аккомпанировала каждым развинтившимся болтом, каждым шарниром, каждым куском металла в кабине. Эффект от этих звуков полностью совпадал с тем, когда принимаешь участие в карнавальном шествии и проходишь сквозь симфонический оркестр как раз мимо перкашн[16].

— Плохое место для того, кто застрял здесь без бензина, — проговорил тракер после того, как они проехали около пяти миль и не увидели ничего, кроме кустиков шалфея и заячьего горошка, растущих на обочине.

— Это ты мне говоришь? Я-то знаю, что ты — второй, кто проехал по этой дороге за последние полчаса, — отозвался Лайл.

— Ты бы и меня здесь не увидел, если бы Hie Конвой. Слышал о нем? Все выпуски новостей трубят об этом.

Лайл кивнул в ответ.

— А какое ты имеё шь отношение к Конвою? — с любопытством поинтересовался коп. Чутье подсказывало ему, что этот тракер — совсем не друг ему, скореё наоборот. Жизнь Лайла, несомненно, не стоила бы ломаного гроша, если бы этот загорелый бородач вдруг узнал, кого взял в попутчики.

— Собираюсь присоединиться, — естественным тоном бросил Дасти Дэн в ответ, будто это было самой обычной вещью в мире — присоединиться к Конвою. — В мои планы не входит доставка этих бревен в Амарилло к завтрашнему вечеру. Насколько я могу судить, эти ребята — тракеры — делают то, что должно быть сделано несколько лет назад, а сейчас они нуждаются в любой помощи, какую смогут найти.

— Особенно если учесть, что всем им рано или поздно надерут задницы, — рискнул заметить Лайл, стараясь больше не быть тем абсолютным ничтожеством, каким он, несомненно, был.

Дасти Дэн тяжело, исподлобья посмотрел на своего пассажира и сбросил газ, чтобы быть услышанным среди всех этой какофонии в кабине.

— А ты, часом, не один из прихлебателей Смоки, а? — потребовал он ответа с нотками обвинения в голосе.

— Я? Конечно, нет. Я ненавижу копов.

— Что ж, это хорошо, — с облегчением заметил Дасти Дэн. — Потому что, другими словами, я хотел сказать, что в этой кабине нет места самим Смоки и их поклонникам. Я не дал бы любому из них даже капли пота с моих яиц.

— Скажи, а сколько точно нам еще осталось до той бензоколонки, о которой мы говорили? — нервно спросил Лайл, когда они миновали еще одну неосвещенную, а стало быть, и неработающую заправку.

Тракер взглянул на приборную панель.

— Я думаю, что-то около одиннадцати миль. Может быть, чуть меньше — восемь-десять. Единственная станция, которая открыта в это время… — он вдруг перебил сам себя: — Ты ведь в курсе, что сейчас ночь, воскресная ночь… Так вот, она на полпути отсюда до Ту-кумкари.

Лайл откинулся на спину сиденья и заткнулся. Рядом с ним сидел еще один кретин, о котором он, если будет нужно, позаботится на обратном пути. Коп сидел сейчас тише воды, ниже травы, но это был не тот человек, который может забыть что-либо или кого-либо.

— А что ты думаешь насчет Конвоя? — раздался в полумраке кабины голос водителя. В нем слышались нотки сомнения, по поводу которых Лайлу придется поразмыслить.

— Конечно, они делают кое-что… — нейтрально произнес он, надеясь, что такой ответ пройдет. Но он не удовлетворил тракера. Дасти Дэн сердито посмотрел на копа.

— Кое-что! — взорвался он. — Я скажу тебе, они делают что-то!!! Как раз пришло время надрать задницы кое-каким ублюдкам, вместо того, чтобы только называть их своими именами. А что ты думаешь об этом цыплячьем г…е, копе, с которого все началось?

— Кто же этот коп? — наивно спросил Лайл.

— Оу! Эту кучу дерьма зовут Уэллэйс. Он из Аризоны. Я слушал истории об этом недоноске на протяжении многих лет. Насколько я знаю, он один из тех парней, что умеют выходить сухими из воды, — охотно пояснил тракер.

— Да, но, насколько я знаю, первый раз он остановил тракеров за превышение скорости, — предельно осторожно выступил в свою защиту Лайл.

— Ловушка. Именно так эта задница работает. Можешь заложить за это все прелести своей жены. Теперь ты понимаешь, что этот ублюдок — настоящеё дерьмо? — заключил Дасти Дэн, глядя на Лайла и ища подтверждения своим словам.

— Да, — без особого желания согласился Лайл.

— Настоящая коровья лепешка, — продолжал Дасти Дэн, глядя прямо на копа.

— Конечно, — согласился Лайл. Господи, еще несколько минут этого диалога, и он сам поверит в свои слова. Для предотвращения такой возможности он ощупал пальцами значок полицейского, лежащий в кармане.

— Ладно. Вот что я тебе скажу. Я работаю тракером большую часть своей жизни. И я точно знаю: если мы когда-нибудь поймаем этого сукиного сына, когда он не сможет прикрыться своим значком полицейского… многие из нас с радостью трахнут его в задницу.

После этих слов секунд десять тракер и коп ехали в молчании.

— А кем, говоришь, ты работаешь? — спросил Дэн, пытаясь припомнить что-то.

— Путешествую, — быстро ответил Лайл. — Можно сказать, сейчас я путешествую.

Дэн понимающе кивнул головой.

— Что-то вроде торгового агента, да?

— Можно сказать и так, — согласился Лайл, мысленно занося имя Дасти Дэна в свой «черный» список.

Они обогнули невысокую возвышенность и, выехав из-за поворота, увидели полоску огней справа от дороги примерно в трехстах ярдах впереди.

— Это и есть та станция, — сказал Дэн. Он ударил по тормозам и остановился у самой бензоколонки.

— Я очень благодарен тебе, — произнес пассажир, с огромным облегчением выбираясь из кабины и придерживаясь одной рукой за вибрирующую дверь.

— Не стоит. Желаю удачи. И счастливого обратного пути, — ответил Дастин Дэн. — Если будут и здесь неожиданные неприятности, неподалеку есть автобусная остановка. Грэйхаунд[17] подойдет через… — он посмотрел на часы, — три с половиной часа. Ладно, мне пора двигаться и жать на педаль до отказа, если я собираюсь догнать Конвой, пока он делает что-то хорошеё.

Грузовик взревел и быстро исчез из вида, умчавшись по хайвею. Лайл проводил лесовоз долгим взглядом, посмотрел на заправку и медленно двинулся к станции. В одном он был абсолютно уверен — он не будет ждать три с половиной часа этот чертов автобус. Автоматически он полез в бумажник, но вспомнил, что собирается искать не там. Коп вынул из кармана брюк значок полицейского и пихнул его поближе, в карман рубашки.

Слава Богу, он был на стороне Закона. Дьявольски не приятные времена прошли. Настала пора дать почувствовать уважение к себе как к представителю Закона.

* * *

Об уважении шла речь, хотя и довольно странная, и в разговоре губернатора Хаскинса с оставшимся с ним в большом особняке вторым помощником.

Они только что посмотрели выпуск последних новостей, рассказавший о фиаско Арнольди. Крупным планом была показана попавшая в западню рука помощника и его лицо, кричащеё и уверяющеё, что он будет держаться до конца.

— Гм, — выдавил из себя Биг Хэнк, — отличное уважение к Закону и приказу. Вот что для тебя сделали тракеры.

Хаскинс рассмеялся и сказал:

— Генри, все эти годы политического опыта наложили свой отпечаток на твое чувство юмора. Разве ты не видишь истинное предназначение всего этого?

Биг Хэнк продолжал хмуриться еще несколько секунд, а потом вдруг заулыбался. Улыбка сменилась легким смешком, перерастая в неконтролируемый приступ истерического хохота. Хаскинс присоединился к своему помощнику, громогласно извергая раскаты смеха.

— Не могу сказать, чтобы время от времени у меня не появлялось желание сделать нечто подобное, — произнес Биг Хэнк. — Может быть, это чему-нибудь научит мальчика-политика.

— Что ты имеё шь в виду?

Биг Хэнк наклонился вперед и встретился с многозначительным взглядом собеседника.

— Если ты сунешь палец в духовку плиты, найдется кто-нибудь, кто захлопнет крышку.

— Генри, я действительно хочу попытаться сделать это, — серьезно ответил Хаскинс. — Я думаю, это сможет оказаться полезным.

— Это политический динамит.

Губернатор положил руку на плечо старшего по возрасту мужчины.

— Я знаю, что ты прав, Генри, — проговорил он, — и очень скоро мне придется убедиться либо в том, что все получилось, либо в том, что я остался вне политики. Но сейчас, до того, как пришел этот судный час, позволь мне пару раз действительно представлять интересы народа. О'кей?

Биг Хэнк покачал головой. На его лице отразились оба чувства, боровшиеся сейчас в душе: восхищение и отчаяние.

— Ты пожалеё шь об этом, — торжественно предупредил он губернатора. — То, что ты задумал, не имеё т никакого смысла. Не в этом мире.


Прошло три четверти часа, и Уилли Джонсон вызывал по СВ полицию штата, сидя в грузовике-буксире. Щуплый маленький человечек примерно сорока лет, Уилли, казалось, был создан для того, чтобы послужить прототипом комического персонажа для Дон Кихота. Он устроился работать ночным дежурным на станцию «Севернз Кроссинг Мобил». Уилли вынудила это сделать его жена, пригрозившая, что выгонит из дома этого бездельника, единственные занятия которого — раскладывание пасьянсов и неотрывное, каждодневное сидение перед экраном телевизора.

— Честнейший сержант, — говорил сейчас в микрофон СВ этот ночной дежурный, — я точно рассказал вам, как все произошло. Я видел и думал о стоянке, как обычно это делаю на работе, когда огромный лесовоз въехал на заправку и высадил этого парня… Что?.. Нет, я не думаю, что водитель грузовика был с ним заодно. Наверняка просто подвез. Как бы то ни было, этот парень подходит ко мне и хладнокровно говорит, что у него кончился бензин в нескольких милях отсюда. Тогда я говорю: «Сколько вам нужно?» А он отвечает: «Пару галлонов». Я ему: «Оставьте пять долларов в залог, это меньше, чем будет стоить ваша канистра. Таковы правила компании».

— Ну вот, тогда он тычет пальцем в значок, который торчит у него из кармана и говорит, что он офицер полиции и сейчас критическое положение… Нет, я точно не видел, ко это был не значок полицейского из Нью-Мексико, потому что я знаю, как выглядят их знаки. Послушайте, сержант, это был довольно крупный парень. Я не собирался драться с ним, несмотря на то, что мне чуть было не пришлось это сделать.

— Когда я дал ему бензин, он сказал: «А сейчас ты отвезешь меня к моей машине». Я заметил: «Не могу. Это противоречит правилам компании», — но это его нисколько не волновало. Он еще раз показывает свой значок и приказывает мне побыстреё запихивать мою задницу в машину. Эти ублюдки успеют выбраться из штата до того, как он доберется до них… Да, именно так он и сказал — «эти ублюдки успеют выбраться из штата до того, как я доберусь до них».

— Короче, я отвез его к машине на тягаче… Да, это был белый «додж», даже скореё всего цвета слоновой кости. Задний номерной знак был погнут, видимо, вследствие удара, так что я ничего не смог разобрать. Он залил бензин, примерно полканистры, а потом, как летучая мышь, вырвавшаяся из ада, помчался на восток…

— Да, я заметил еще одну странность. У меня в кабине работало радио. Как раз передавали сводку последних новостей, вы знаете, по поводу этой встречи губернатора и тракеров в Тукумкари. Так вот, мне кажется, это сильно расстроило его, очень сильно. Как раз после этого сообщения он подскочил, как ужаленный, забрался в свою машину и рванул с места.

— Подождите минутку. Я только что вернулся на станцию и заметил, что на одной из колонок взломан замок.

— Это, должно быть, его рук дело. Нет, я не могу это доказать, но я не думаю, что он уедет слишком далеко, имея в баке всего около галлона, а кроме того, он поехал в эту сторону. Почему бы вам не прислать кого-нибудь сюда, чтобы снять несколько отпечатков пальцев…

— Вы хотите сказать, что ВСЕ ваши люди заняты этим Конвоем? Отлично, просто замечательно, будь я проклят… Да, я уверен, вы проследите за этим. Конечно. Между прочим, сержант, если вы поймаете этого парня, дайте мне знать. А ему передайте от меня один хороший удар. Он самый самодовольный упрямый козел, которого я когда-либо встречал.

Как раз в этот момент самый самодовольный упрямый козел, которого вообще когда-либо кто-либо видел, пылил по дороге, принимая очередное решение. С тех пор, как он услышал новости о встрече губернатора с тракерами, Лайл осознал, что его часы потенциального героя сочтены. Коп знал, что очень часто результатом такого рода переговоров была амнистия.

Это слово билось в его кишках, как полупереваренное «чили реллено». Если эти проклятые тракеры избегут наказания, из всех людей, преследовавших их, именно он, Лайл, будет выглядеть самой настоящей задницей. Коп готов был пойти на все, чтобы не допустить этого. По крайней мере, если уж на то пошло, прежде чем эти сукины дети вернуться к нормальной жизни, он постарается достичь некоторых из них.

Разумеё тся, он может привлечь к себе больше внимания, чем ему хотелось бы. Не исключена была возможность, что он разобьется, врезавшись в какого-нибудь идиота, недостаточно быстро убравшегося с дороги. Опасность усугублялась тем, что во время песчаной бури вышла из строя сирена его автомобиля. Но все это не имело сейчас значения. Настало время действовать.

Лайл проехал указатель «Вилбур, население 2800 человек, лимит скорости 35 миль в час», взглянув на него с усмешкой и намеренно увеличив скорость. Нажимая одной рукой на клаксон, коп устремился к центру города. Стрелка спидометра замерла на отметке девяносто трех с половиной миль в час Нет нужды говорить, что рев двигателя и вой клаксона разбудил множество людей, включая одного пожилого джентльмена. Этот почтенный господин торопливо выбежал из дома полюбопытствовать, что происходит, и чуть не стал первой жертвой взбешенного полицейского.

Деревенский констебль тоже был в числе разбуженных. Сначала звуками клаксона, а чуть позже серией гневных телефонных звонков избирателей. Как водится, первым делом он наорал на свою жену а потом позвонил в полицейское управление.

— Привет, Карл. Это Джим Линдкуист из Вилбура. Я получил много жалоб на сумасшедшего водителя, гнавшего через центр города на ста милях в час и не убирающего руку с клаксона всю дорогу… Да, я знаю, что ты небольшая шишка, но я подумал, что ты должен быть в курсе… Один из звонивших сказал, что это был белых «додж». Задний номер, кажется, погнут или потерян… Что? Ты думаешь, это тот самый водитель? Хорошо, хорошо. Ворвался на заправку Севернз Конэз, да?.. Похитил ночного дежурного?.. Грубит и тычет в нос значком?.. Если он снова появится здесь, я сразу же тебе позвоню.

Тем временем при выезде из города у Лайла возникли трудности. То ли от гнева, то ли от облегчения, что ему удалось проскочить через город, а может быть от полного изнеможения он проскочил поворот на «Мазоник Темпл» и, пропахав лужайку, снес полкрыльца стоящего неподалеку дома.

Мужчина в домашнем халате выскочил на шум и, увидев развороченный газон и то, что осталось от крыльца, в ярости бросился к машине и выдернул копа из-за баранки.

— Какого дьявола ты здесь делаешь, кретин? — возмутился он. впечатав непрошенного гостя в машину.

— Офицер полиции, — проквакал Лайл, глазами показывая на торчащий из кармана значок. — Я на специальном задании.

— Что там происходит, Гарри? — раздался из-за полуоткрытой входной двери испуганный женский голос.

Гарри сердито махнул рукой.

— Оставайся в доме, Миртл, — полуогрызнулся, полускомандовал мужчина. — все в порядке. Я сам разберусь.

Он повернулся к Лайлу.

— Послушай, кретин. Я полагаю, ты знаешь, что причинил значительный ущерб моей собственности, не считая морального ущерба, причиненного мне и мое жене, — сурово произнес Гарри.

Но слова мужчины не доходили до Лайла. Его внимание было сосредоточено на часах, украшающих запястье хозяина дома. До переговоров оставалось совсем немного времени, а он все еще находился в добрых пятидесяти милях от места встречи. Коп скользнул обратно в машину и повернул ключ в замке зажигания. Каким-то чудом мотор сразу завелся и ровно загудел. Лайл включил скорость и начал разворачиваться, оставляя на газоне части бывшего крыльца.

— Не могу больше задерживаться для объяснений, — выкрикнул он изумленному Гарри. — Прочитай завтрашние газеты — и все поймешь.

Автомобиль, взревев, выехал со двора, оставляя две глубокие борозды, как напоминание о случившемся.


— Да, сэр. Мы уже получали на него жалобы этим вечером.

— Господи, — дежурный офицер повернулся к лейтенанту, вызванному в участок после поступления второй жалобы. — Теперь он въезжает в дома.

— Что?

— Мне только что позвонил мужчина из Вилбура. Кажется, зтст некто проехал сквозь ограду, пересек газон и впечатался в крыльцо дома этого парня. Это один и тот же человех — значок другого штата и все остальные приметы…

— Надо сообщить всем патрульным в районе, чтобы они высматривали этого маньяка. Проклятый Конвой и так достаточная неприятность для одной ночи. Я хочу, чтобы этот еще один лунатик был немедленно задержан. До того, как чертовы газетчики уцепятся за это.

Они настигли его в маленьком местечке Виктор, обозначенном на карте крошечкой точкой к западу от Тукумкари. Это был сдвоенный патруль. Два автомобиля, до этого ехавшие один впереди, а другой сзади машины Лайла, подрулили с разных направлений и пристроились по обоим бокам «доджа» копа.

— Выйдите из машины, пожалуйста, — произнес один из полицейских, сидевших в переднем автомобиле. Оба патрульных уже расстегнули кобуры своих пистолетов и были наготове. Лайл неохотно повиновался.

— Одну минутку. Ребята… — начал было протестовать он.

— Повернитесь кругом и положите руки на машину, пожалуйста, — прервал его патрульный, стоявший за спиной.

— Сейчас самое неподходящеё для этого время. Лайл начинал выходить из себя из-за этих двоих.

Они обращались с ним, как с самым отъявленным преступником.

— Взгляните-ка на это, — потребовал он, зло тыча пальцем в пресловутый значок.

— Присмотри за ним, Джек, — произнес потерявший терпение первый полицейский. Он подошел поближе, чтобы взглянуть на карман Лайла и его содержимое. — Это значок штата Аризона, — заключил он после беглой проверки, которая, как показалось Лайлу, длилась вечно.

— Конечно. Я же говорю… — Лайл решил, что сейчас его может выручить только правда. — Потому что я шериф из Аризоны. Меня зовут Лайл Уэллэйс. Вы слышали обо мне по телевизору. Я преследую этот Конвой все время от самой Аризоны.

— Что ж, есть у вас подтверждение этому, мистер Уэллэйс? Документы? — спросил стоящий сзади патрульный изменившимся тоном, заметно удивленный.

— В этом все дело. Я остановил тех двух парней недалеко от Санта Розы, чтобы они подвезли меня. Но эти ублюдки столкнули меня в канаву, а потом наставили на меня нож и забрали мой бумажник. Деньги, водительские права… все.

— Так у вас нет никаких доказательств, кроме этого значка? Вы это хотите сказать?

— Да, но вы можете позвонить шефу полиции в Эллингтоне. Там я взял эту машину. И есть еще два агента ФБР. Они тоже могут сказать, кто я.

— Агенты ФБР?

— Да. Двое. Одного зовут Гамильтон, имени другого не помню. После того, как я высадился из вертолета, они направились в Санта Фе.

Патрульные переглянулись. Рассказ Лайла заинтересовал их, но хорошего понемножку.

— Мистер Уэллэйс, боюсь, вам придется поехать с нами. Мы проясним все эти недоразумения в участке.

— Вы имеё те в виду, я арестован?

— Скажем просто, нам бы хотелось, чтобы Вы проследовали за нами.

— Отлично. Я не пойду, — проворчал Лайл. — У меня нет времени.

И тут началась драка. Лайл был достаточно опытным копом и разбирался в тактике полицейских, чтобы предусмотреть удар сзади. Он подставил локоть и нападающий патрульный отлетел к своей машине. Чего Лайл не ожидал — так это реакции его партнера, который влепил ему кулаком точно в солнечное сплетение еще до того, как первый нападающий коснулся земли. Этот второй схватил Лайла за руки, завел их ему за спину и защелкнул наручники. Битва была закончена.

— Когда фэбээровцы узнают об этом, ты очень пожалеё шь, — предупредил Лайл, едва смог перевести дыхание.

— Конечно, приятель. Конечно, — отозвался патрульный, заталкивая копа в машину и забираясь рядом с ним на заднеё сиденье. — Я отбил себе руку из-за тебя. Ты рассказал интересную историю. Я почти поверил в неё.


Казалось, до того момента, как открылась дверь тюремной камеры, Лайл провел внутри часы, если не дни. Два фэбээровца и капитан местного полицейского управления подошли к камере Лайла и остановились у решетки.

— Отлично, отлично, Лайл, — радостно произнес Гамильтон. — Мы всегда находим тебя в самых неожиданных местах.

— Полный перечень преступлений в заведенном на тебя досье, — вставил в разговор Фиш, помахивая папкой. — Ты был очень занят…

— Ну вы, две обезьяны! Вы вытащите меня отсюда или так и будете стоять и разевать ваши пасти всю ночь?! — прорычал Лайл.

— Я полагаю, что этот человек, — заметил капитан. Он надеялся продержать Лайла взаперти по крайней мере до наступления утра.

Гамильтон кивнул.

— Откройте, дверь, сержант, — обратился капитан к другому офицеру, только что вошедшему со связкой ключей.

— Спасибо большое, — огрызнулся Лайл сразу на всех четверых мужчин. — Чем вы занимались? Задержались выпить по чашечке кофе?

Гамильтон и Фиш отвели глаза в сторону, чтобы не выдать себя. Капитан направился к выходу.

— Он весь ваш, — сказал полицейский двум агентам. — Приветствуйте его.

Фэбээровцы и коп вышли наружу. Ожидая, пока из полицейского гаража пригонят то, что осталось от машины Лайла, Гамильтон повернулся к копу.

— Знаешь, Лайл, — доверительно сообщил он, — тебе везет, сукин ты сын. С того момента, как ты подставился в Эллингтоне, им следовало сразу предъявить тебе обвинения, предвидя дальнейшие инциденты.

— Тебя могут заставить заплатить за тот дом, который ты разрушил в Вилбуре, — с надеждой в голосе добавил Фиш. — Этот вопрос все еще обсуждается.

— Послушайте, вы, две мудрые задницы! Еще до того, как я доберусь до Конвоя, этот штат уже начнет строить мне памятник. Так что вам, два кретина, лучше убраться с моей дороги, если вы не хотите заработать неприятности.

В этот момент в воротах подземного гаража показался автомобиль, который они ждали. Не успел патрульный, сидящий за рулем, вылезти из машины, как Лайл уже залезал на переднеё сиденье, устраиваясь на месте водителя.

— Пока, котятки. Знаете, все ваши проблемы в том, ребята, что ваши головы очень похожи на задницы. Вы даже не в курсе, что делать дальше.

— То же самое можно сказать и про тебя, — добродушно, с юмором заметил Гамильтон.

— Послушайте, гниды, между мной и вами есть одно различие. У меня есть план, а у вас его нет.

С этими словами Лайл, взревел двигателем, исчез из вида, подняв облако пыли и оставив на асфальте следы резины от колес

— Как ты думаешь, у него может на самом деле быть какой-нибудь план? — спросил Гамильтон напарника.

— Будем надеяться, что нет, — мрачно ответил Фшп. — У меня такое чувство, что каша сторона в недалеком будущем заимеё т все неприятности, какие только вообще возможно иметь.

Через полчаса, добравшись наконец до Тукумкари, Лайл все еще обдумывал то, что назвал планом. Он съехал на обочину недалеко от перекрестка при въезде в город и сидел сейчас в баре, размышляя, какого черта ему делать теперь, когда он уже здесь.

Худощавый подросток, который выглядел так, будто его протащили сквозь французскую жаровню, стоял за стойкой, дежуря в эту ночь.

— Слышали о Конвое? — радостно спросил он Лайла, подавая заказ — черный кофе. — Они только что проехали мимо.

— Да? — этот парнишка был, конечно, задницей, но иногда от них, этих дырок в ж. е, получаешь массу полезной информации.

— Я видел Резинового Утенка, — продолжал тинэйджер. Он, очевидно, готовился к новой карьере — профессионального свидетеля. — И я видел леди рядом с ним. А вы знаете, что сделал тот, кого они называют Спайдер Майк? Он свернул с дороги. Как раз на подъезде к нашему городу. И поехал на юг.

В мозгу Лайла при этих словах вдруг разом зазвенели все колокольчики, подающие сигнал тревоги.

— Он ЧТО? — спросил коп недоверчиво.

— Это потому, что его жена рожает. Я слышал это по СВ, когда тракеры проносились мимо.

— Какой у него грузовик?

— Это был Даймонд Рео, совсем старик… Но что у него было в кузове, я так и не смог разобрать…

Лайл мысленно вернулся в то утро на хайвеё. Три грузовика… Точно, это был Спайдер Майк. Коп метнулся к двери.

— Эй, мистер, — закричал ему вслед мальчишка. — Вы не выпили ваш кофе.

— Все в порядке, — ответил Лайл, когда из полуоткрытой двери бара осталась торчать только его голова. — Я еще и не платил за него.

Он подбежал к своей машине и достал из ящичка для перчаток карту Нью-Мексико. Полицейский внимательно изучил её, проверил и перепроверил еще раз, чтобы быть абсолютно уверенным. Из глубины его души раздался какой-то дьявольский смешок. Ошибки быть не могло. Все просто великолепно.

Лайл поспешил к платному таксофону на хайвеё и использовал свой последний десятицентовик, чтобы сделать междугородний звонок.

— Привет, Тини, это Лайл Уэллэйс… Да, давно не виделись. Послушай, я здесь, около Тукумкари, иду за этим стадом — Конвоем… Да, конечно, они кучка кретинов. Но послушай, у меня есть хорошая новость. Один из их лидеров откололся и едет в твою сторону… Слава Богу, его жена надумала как раз сейчас родить ребенка. Где-то в тех местах. Тракера зовут Спайдер Майк, и он должен быть у тебя меньше, чем через час. Едет на старом раздолбанном Дайоне Рео. Ты не можешь его пропустить… Действительно, смешно… Но послушай, если ты остановишь его, станешь известным, мальчик… Забудь об этой чертовой амнистии. Ты в Техасе, а это совсем другой штат. Конечно, я поеду вслед за ним, но из-за своей жены, которая может разродиться в любой момент, он не станет задерживаться в пути… Мы поймаем этого голубка… Все, что ты должен сделать — это держать дверцу ловушки открытой и захлопнуть её, как только птичка запорхнет внутрь. Крепко закрыть замочек — и все.

Повесив трубку, Лайл направился к машине. Он возложил на Тини часть своей работы и был доволен тем, что большой парень, тракер, попадется в сети тогда, когда меньше всего этого ожидает. Они, несомненно, схватят эту птичку, и у них появится кое-что еще — почти идеальная приманка.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Конвой

Это было одной из неприятностей для всей команды. Утенок и Мелисса отпустили Арнольди у станции техобслуживания на окраине города, а потом возглавили парад грузовиков с примкнувшими по пути местными транспортными средствами в направлении муниципального парка Тукумкари. Там Конвой распался на маленькие группки по два-три автомобиля в каждой, расположившись среди разложенных костров, теннисных кортов и мягкого мерцания фонарей. К тому времени, как последний грузовик вполз на территорию парка, тот и так уже был полон.

Утенок выключил зажигание и сейчас просто сидел, наблюдая, как Конвой суетится вокруг него. Воодушевление, царившеё в душе каждого в течение многих часов пути, постепенно начинало угасать. По прибытии в Тукумкари на людей навалилась усталость после долгой дороги. За последние полчаса Утенок и Мелисса не перемолвились ни одним словом, если не считать короткого диалога по поводу места, где нужно освободить Арнольди. Обычная жизнь со всеми её сложностями и соблазнами вновь занимала свои позиции.

— Ладно, будем надеяться, у губернатора действительно есть что нам предложить, — произнесла наконец Мелисса, чтобы разрушить молчание, стеной поднявшеё ся между ними.

Когда заговорил Утенок, его голос был тихим и задумчивым.

— Болеё того. Знает кто-нибудь или нет, но этот Конвой закончился.

— Что ты хочешь сказать? — его слова застали Мелиссу врасплох. Как может он так говорить, когда их окружает парк, переполненный грузовиками? Они стоят и ждут только его команды.

Мужчина в ответ указал на картину, раскинувшуюся перед ними. Несколько маленьких костров уже играли языками пламени, и еще больше готовы были вот-вот разгореться. Банки пива, отмеченные местными ярлычками и промаркированные магазинами по продаже ликера, были разбросаны по земле, выглядывая разноцветными боками из травы, как новогоднеё конфетти. Неподалеку от мелкого бассейна с водой битва, начинавшаяся еще на волнах СВ последние пять-десять миль, готовилась перерасти в настоящую войну.

— Это конец колонны, — отрешенно сказал Утенок. — Сейчас перед нами всего лишь кучки ничем не связанных между собой людей.

Мелисса почувствовала, как к горлу подкатил комок. Она теперь своими глазами увидела то, что тракер имел в виду. Но ей не хотелось, чтобы все закончилось. Закончилось именно так. Мимо грузовика Утенка прошли Матери Сатаны, предлагая встречным своеобразный товар — ангельскую пыль[18]. Видимо, находились желающие, потому что настроение молодых людей было приподнятым.

— Конец дороги и для нас тоже, я считаю, — произнес Утенок еще болеё мягко. Словно для того, чтобы подчеркнуть его слова, у трейлера появился репортер телекомпании ABC и деловито начал устанавливать юпитеры и камеры.

— Такого не должно быть… ничего подобного, — воскликнула Мелисса, попутно интересуясь, слышит ли она сама себя и что именно она хотела этим сказать.

Утенок попытался улыбнуться. Но вместо улыбки получилась какая-то гримаса, перекосившая черты его лица.

— Ты будешь писать мне каждую неделю? — спросил он, передразнивая как себя, так и женщину. — Может быть, ты могла бы стать моим сменщиком. А во время остановок делать фотографии всех грузовиков между нигде, и нигде-нибудь еще. Как ты думаешь, тогда ты будешь счастлива? — грусть рвалась наружу из глубины души мужчины.

Мелисса покачала головой. Боль в груди, которую она тоже чувствовала, тоска, которая сжимала ей сердце — она могла бы рассказать Утенку об этом, эти ощущения настойчиво твердили, что все неправильно, все не так. Но он был прав.

— Так что же нам теперь делать? — спросила Мелисса упавшим голосом, выдававшим её чувства.

— Мне нужно выбраться из кабины и пройтись по парку. Посмотреть, кто здесь, и попытаться удержать людей от того, что может обернуться самым худшим.

— Я думала, ты не хочешь нести никакой ответственности за все происходящеё, — заметила женщина, чтобы хоть как-то продлить минуту расставания. — Разве я не говорила тебе, что все эти люди следуют за тобой, потому что ты впереди, ты лучше всех… И все было сделано только для вот этого? — она обвела взглядом окружающие их грузовики.

Мужчина неохотно кивнул в ответ.

— Кто-то ведь должен это сделать, — просто проговорил он. — Я не вижу ни одного желающего или имеющего на это права в настоящеё время, поэтому считаю, что должен сделать это сам.

Мелисса смотрела на Утенка, изучая морщинки и складки на лице мужчины — следы усталости. Паутинками они разбегались от уголков его губ и глаз. То, что он сказал, было правдой. Утенок не хотел обладать той властью, которой его наделили, но он примет её, если нет другого выхода. Мелисса положила руку на плечо мужчины.

— Ты знаешь, я никогда еще не встречала такого человека. Ты дьявольски хороший мужчина.

Утенок обнял Мелиссу.

Его губы мягко коснулись губ женщины, стараясь не выдать тщательно скрываемую страсть.

Именно в этот момент Утенок решил, что ему пора идти.

— А ты — дьявольски хорошая женщина, — он усмехнулся про себя, вспомнив их первую встречу на дороге. — Для женщины — пикчер-тэйкера[19], — добавил Утенок после короткой паузы.

— Женственный пикчер-тэйкер. Мне это нравится. Мужчина изучающим взглядом окинул её фигуру, оставаясь еще несколько секунд на своем месте.

— Мне тоже, — серьезно произнес Утенок. Неожиданно их внимание привлекли сердитые голос снаружи. Они раздавались со стороны декоративного бассейна, где настоящая битва достигла кульминационного момента. Семь или восемь тракеров размахивал руками в доходящей до щиколоток воде, пытаясь ударить друг друга. Утенок оценил обстановку и потянулся рукой к замку на двери.

— Я лучше пойду туда, пока они не взялись за железки, — сказал тракер, и в его голосе послышались нотки командира, которым он так не хотел быть. — Ты можешь оставить свои вещи в кабине, там, в спальне, до тех пор, пока не встретишься со своими друзьями. Может быть, до того, как мы уедем, я еще увижусь с тобой.

Мелисса улыбнулась. Каким бы знаменитым он ни был, с ней он продолжал держаться просто.

— Ты можешь на это рассчитывать, — ответила он;

Женщина оставалась сидеть в кабине, пока тракер шел к бассейну и изучал происходящеё. Он пролез через низенький бортик и встал в центр водоема. Схватив главных бойцов за воротники, Утенок сунул их головами в воду. Прошло около пятнадцати секунд, и тогда тракер чуть ослабил хватку, чтобы дать им вздохнуть. Через пять минут обе стороны пили вместе, поливая друг другу головы пивом и вообще замечательно проводя время.

Мелисса расстегнула один из чемоданов в спальном отсеке и достала из него полотенце. Она заметила душевую неподалеку, всего в каких-то тридцати ярдах, и, чувствуя себя так, будто просидела в пыли и духоте кабины как минимум месяца, решила отправиться туда. Кроме того, её репортерский инстинкт подсказывал, что снаружи бродят сотни историй, которые только и ждут, чтобы их заметили и записали. Фоторепортер пообещала себе болеё или менеё откровенно, что не будет делать снимки для продажи, но никто не мог запретить ей держать глаза открытыми, а уши — настороженными, ловящими каждый звук.

За те недолгие минуты, что прошли с момента прибытия, лагерь превратился в нечто, похожеё одновременно и на пикник, и на оргию, и на передвижной цирк.

Первая группа людей, попавшихся Мелиссе по дороге, были вездесущие Матери Сатаны, получившие подкрепление — полдюжины последователей из местного бара, где собирались мотоциклисты. В промежутке между ангельской пылью и пивом, которыми увлекались молодые люди, они были окончательно потеряны для окружающих. Рядом с огромным костром эти «конвоиры» выстроили горку из упаковочных ящиков и досок, взятых напрокат у «Маленькой Лиги» белильщиков. Разгоняясь, они прыгали на своих мотоциклах через костер с этой горки, а языки пламени лизали им пятки и шины.

Стоя и наблюдая за их действиями, Мелисса заметила, как один из местных саскадеров» недооценил импровизированный мостик и упал прямо в центр костра. Мотоцикл скользнул сквозь пламя, разбросав головешки и взметнув сноп искр, затормозив и, наконец, остановившись всего в дюйме от одного из отряда Матерей Сатаны, который лежал на траве, обняв руками и ногами местную красавицу. Он даже не заметил, что их потревожили. Рокер развернул машину к костру. От его кожаной куртки валил дым. Друзья этого «героя» столпились вокруг него, одобрительно повизгивая и используя свои банки с пивом в качестве огнетушителей.

Спустя полминуты жертва выбралась из круга и потянулась за ближайшей полной банкой.

— Эй, Эвел, — позвал один из его приятелей, который, судя по виду, был еще частично трезв, — что ты делаешь для того, чтобы бисировать?

Парень посмотрел на свои ноги, до сих пор обхватывающие туловище мотоцикла, и громко газанул.

— Сейчас я еще раз покажу, как я это делаю, — пообещал он среди всеобщего хора всевозможных «отлично», «давай-давай» и «вперед, покажи нам».

Мелисса отвернулась от кучки кричащих юнцов и пошла дальше. Она не желала еще раз быть свидетелем этого захватывающего трюка.

Чуть дальше она наткнулась на поставленный на колесах огромный дом с сомнительной репутацией, арендованный консорциумом местных леди для открыто поставленной цели — заколачивания бабок, пока все у всех так хорошо. Кривая сделанная от руки надпись на борту трейлера, гласила: «Приди и получи». Первые двое тракеров, стоящие среди других таких же в очереди снаружи, спорили, кто из них пойдет следующим. Неожиданно Биг Нэсти выступил из цепочки мужчин, где он стоял шестым, и подошел к спорщикам.

— Послушайте, ребята, — громогласно начал он, вставая между ними, — тут не из-за чего ссориться. В конце концов, все мы братья, так ведь?

— Но я первый стоял здесь, — пожаловался Сэд Сэм — маленький толстячок, едва доходивший Биг Нэсти до пояса. — Женщина внутри сказала, что я буду следующим.

— К черту что она сказала, — возразил еще один из тракеров, может быть, на дюйм выше ростом.

— Я могу сказать вам, что я сделаю, если вы оба на минутку остановите свою болтовню, — предложил Биг Нэсти. Он азартно ударил себя в грудь громаднейшей пятерней, на которую можно было надеть перчатки только тринадцатого размера. — Я решу, как вам быть.

Оба мужчины посмотрели на его тело ростом в шесть с половиной футов, на бугры мускулов, перекатывающиеся под кожей, и решили принять его предложения, искренне надеясь, что оно будет справедливым.

— Вот что я решил, — объявил тракер-гигант, — следующим буду я. Видите, вам действительно не из-за чего спорить. Если вы, конечно, не хотите поспорить насчет этого со мной…

— Ну что ты! Я целый месяц ждал чего-нибудь в этом роде. Думаю, еще пятнадцать минут не будут иметь никакого значения, — безропотно заметил Сэд Сэм.

— А я пойду после тебя, — предложил второй спорщик. — Если ты готов подождать пятнадцать минут, значит, я останусь снаружи не больше, чем минут на восемнадцать-двадцать.

Вся территория парка изобиловала различного рода схватками и соревнованиями. Чуть дальше, за деревьями, Мелисса увидела, как на футбольном поле тракеры решили устроить слалом. Несколько водителей, оседлав свои грузовики, заставляли их двигатели реветь от натуги, а колеса бешено вращаться. Остальные в это время следили за скоростью прохождения слалома по своим наручным часам.

На поле для софтбола большегрузный «GMC — Джекерал» и Мак перетягивали буксировочный трос. Огромная толпа болельщиков, стоявшая по обе стороны двадцатифутового троса, протянутого от заднего бампера одного грузовика к заднему бамперу другого, следила за ходом соревнования. Двигатели рычали и фыркали, подвывая на больших оборотах, колеса вгрызались в землю, выворачивая глыбы и делая из ровного поля для софтбола полосу препятствий.

После нескольких минут, когда обе машины, казалось, замерли, ничуть не уступая друг другу, Мак начал понемногу, дюйм за дюймом, продвигаться вперед, перетягивая GMC за черту круга. Вращающиеся колеса грузовика, сопротивляющегося изо всех сил, коснулись-таки края площадки, служащей в софтболе «домом», выдирая из земли разметку и забрасывая ею толпу зрителей.

Этот матч, если не считать неизбежных извинений и немедленных ответов, был закончен.

На центральной въездной дорожке два трактора встали у одной линии, постреливая отработанными газами из торчащих кверху выхлопных труб, похожие на сделанные по заказу гоночные автомобили. Между ними стоял еще один экземпляр местных талантов — безразмерная блондинка, держащая в высоко поднятой над головой руке в качестве стартового флажка свой бюстгальтер.

— Внимание! На старт… приготовиться… — командовала она, крутя над головой предметом женского туалета и слегка пританцовывая, что, на первый взгляд, абсолютно не имело значения. — Один — за деньгами, два — за зрелищем, три…

— Просто скажи: «вперед», дура, — не выдержал один из водителей.

— Не называй меня дурой, — обиженно надула губы блондинка. Она уперла руки в бедра, демонстрируя негодование. — Я скажу «вперед», когда…

Окончание этой фразы потонуло в облаке пыли. Оба трактора как одержимые сорвались с мест; устремившись к закусочной.

Мелисса едва успела увернуться от бензозаправщик; который размеренно передвигался от грузовика к грузовику, снабжая их горючим с надбавкой в десять центов за галлон. её так захватило начало состязания тракторов, что она просто-напросто не заметила приближение бензовоза. Женщина избежала опасности и наткнулась на очередную, в равной мере причудливую и странную, но тем не менеё присущую царившей в парке атмосфере сцену.

Команда журналистов телекомпании Эн-Би-Си устроилась для ведения съемок напротив голой стены здания расторанчика. Мелиссе понадобилось всего несколько секунд, чтоб понять: эта позиция должна означать нейтральную территорию, на которой участники Конвоя дадут интервью, а монтажер в студии на фон их голосов наложит картинки из жизни лагеря. Это будет смотреться очень актуально, а запись голосов можно будет продать на радио.

Перед камерой стоял и убежденно что-то говорил не кто иной, как Дэйв Рэймонд. Со времени их последней встречи на дороге в его внешности произошли кое-какие изменения. На репортере была надета яркая вязаная спортивная куртка. Поведение Дэйва приобрело некую респектабельность в соответствии с внешним видом, но не лишилось своей обычной суетливости. И все же было заметно, что этот парень явился сюда работать.

«…Съехались не только грузовики», — вещал он с интонациями в лучших традициях Уолтера Кронкайта. — «Вы можете увидеть здесь и частные автомобили, оснащенные СВ-рацией и присоединившиеся к траке-рам. Наши репортеры насчитали огромное количество транспортных средств всевозможных предназначений, включая не работающие в этот день «Грейхаунды». А вот автобус, принадлежащий группе местных музыкантов «Сэйджбраш Коррал», исполняющих кантри-вестерн. Даже фургон путешествующего проповедника стоит неподалеку. Все они собрались здесь, в муниципальном парке Тукумкари, ожидая прибытия губернатора. Никто из них не знает наверняка и даже не догадывается, чем закончатся эти исторические переговоры. Праздничная атмосфера опустилась на землю, до странности напоминая бешеное веселье Германии 30-х годов. Одно несомненно — Конвой здесь. И останется здесь по крайней мере до тех пор, пока его лидеры не придут к какому-нибудь соглашению с губернатором. Когда и как это произойдет — можно только предполагать. Это Дэйв Рэймонд, новости Эн-Би-Си, в Тукумкари».

Он передал микрофон ассистенту и поспешил к краю толпы, заметив там Мелиссу.

— Как тебе это нравится? — спросил журналист, показывая на свой блэйзер.

Мелисса иронически присвистнула:

— Хорошо живешь.

— Сделан по особому заказу. Ты в курсе, что это значит? — он начал припевать: «Нью-Йорк, я приехал сюда..

— Я действительно рада за тебя, Дэйв, — серьезно произнесла Мелисса. — Я знаю, ты всегда платишь по счетам.

— Ты можешь еще раз повторить это. Я поработал в таких городах, в такой глуши, о которой люди, живущие в Нью-Йорке, даже не имеют представления. А как насчет тебя? Что ты мне приготовила?

— Послушай, Дэйв, это не совсем то, что ты думаешь…

— Я говорил с редакторами. Они чуть не сошли с ума от радости, когда услышали, что ты работаешь в самом центре событий, — прервал он её, даже не дослушав. — Они хотят выслать самолет, чтобы забрать твои пленки.

— Я не работаю, Дэйв. — Женщина потянулась к сумке, висевшей на плече, достала из неё фотоаппарат и передала его репортеру. Камеру была пуста.

— Ты не работаешь, — повторил Дэйв ошеломленно. Постепенно лицо мужчины начало багроветь от душившего его гнева. — Да, да. Конечно. Теперь я пои им;. «Пари Матч» высылает «Конкорд» за твоими плет сами. Грязная работа, Мелисса. Это несправедливо.

Мелисса покачала головой.

— Это не так, Дэйв. Никто от меня ничего не получит. Я выбросила пленки.

— Но почему ты… Ого, ага, я понял. Любовь наконец-то. Умно, Мелисса. Действительно, остроумно. Ты собираешься осесть где-нибудь за Мемфисом и родить маленьких дизелят. — Тон его голоса заметно изменился, стал циничным. — Или я могу сказать, что вы с Резиновым Утенком просто хорошие друзья? Могу я объявить о твоей отставке?

— Дэйв, все намного проще. Человек сделал мне одолжение. Я не могу ответить ему неблагодарностью.

— Человек сделал мне одолжение, — грубо передразнил её Дэйв. — А как насчет меня? Я предлагаю поместить твои снимки на самой вершине мира публикации. Это не одолжение?

Женщина медленно, будто в раздумье, покачала головой.

— Да, но этого недостаточно.

— Недостаточно?! Что ты можешь знать о недостаточно? — Его взгляд, направленный мимо неё, вдруг обрел осмысленность. Сейчас он смотрел в глаза женщины с такой злобой, какую трудно себе представить. — Когда ты посещала Брин Маур, или еще какую-нибудь школу, которую закончила, я вставал каждое утро в пять часов, чтобы подготовить заметки о котировках на рынках и погоде в Мэйсон Сити, Айова. Когда твоя первая большая фотография появилась в «Космо», твой покорный слуга прошел весь путь через котировки и прогнозы погоды к местным новостям по выходным дням. Ты следишь за моей мыслью? Сейчас, когда у меня появился отличный шанс, я не собираюсь позволить ни тебе, ни кому-либо другому вырвать его у меня из рук.

— Мне очень жаль, Дэйв. Я ничего не могу поделать.

— Ничего не можешь поделать? Ты совсем не умеё шь думать, крошка. Ты играла в этой кабине слишком долго. Ты знаешь свои преимущества! Сейчас старый любовник Утенок — герой, потому что мы сделали его таким в наших выпусках новостей. До того, как мы влезли в это дело, весь Конвой был всего лишь бандой преступников, бегущих от полицейских. Стоит нам захотеть — и его имидж будет разрушен. Клац-клац — и они закроют за ним двери не меньше, чем на пять лет, а то и на все двадцать. Вот что я тебе сейчас скажу: если я не получу от тебя согласия на сотрудничество, через пять минут я начну интервьюировать копов.

Мелисса погрузилась в размышления. То, что ей говорил Дэйв, звучало гадко, но это было правдой. Правдой, с которой сталкивался любой, имеющий отношение к телебизнесу. Выпуски новостей уже заполонили экраны, и теперь идти на попятную… Правда была наиболеё приемлемой вещью, если трезво оценивать ситуацию.

— Так что ты от меня хочешь? — поинтересовалась в итоге Мелисса.

— Всё. Подоплека, личные наблюдения. Сейчас я собираю материал. Я бы даже взялся за эксклюзивное интервью.

Женщина колебалась.

— Послушай, ты сделаешь этому человеку величайшеё одолжение в его жизни, — продолжал убеждать Дэйв. — Я видел список предъявленных ему обвинений и могу сказать тебе: в этой стране людей вешали и за гораздо меньшие проступки. Даже губернатор, начавший свою большую игру, не может дать гарантий, что все будут освобождены. Ты знаешь политиков. Все может слишком легко измениться, если ветер подует в другую сторону. Но ты дашь мне кое-что, над чем я смогу поработать с твоим мальчиком, какие-нибудь НОВОСТИ, и мы поднимем его так высоко, что у президента даже не возникнет мысли тронуть хоть один волосок на его голове. Что скажешь?

— У меня есть несколько кассет… — все еще колеблясь, проговорила Мелисса.

— Кассеты. Так, отлично. Что за кассеты, Мелисса?

— Весь день я не выключала свой диктофон. Не думаю, что Утенок догадывается об этом. — её мало интересовало, этично ли это по отношению к нему сейчас, когда она пытается спасти ему жизнь.

— Что-нибудь сочное? Представляющеё интерес? — с надеждой приподнял бровь Рэймонд.

— Послушай теперь ты, Дэйв. Если я сделаю это — я сказала «если» — у меня будет несколько условий, или сделка не состоится. Первое — я не хочу услышать в репортаже ни одной прямой речи. Ты можешь перефразировать или использовать эти материалы анонимно для глубокого анализа. Но не одного голоса тракеров. О'кей?

Репортер кивнул.

— Второе. Я оставлю за собой права на редактирование и рецинзирование личных материалов, не имеющих прямого отношения к Конвою. В противном случае дальше нашего разговора дело не пойдет.

Теперь настала очередь Дэйва заколебаться. Наконец он протянул Мелиссе ладонь и сказал:

— По рукам. Где пленки?

— Они в кабине грузовика. Я вернусь через пять минут.

Мелисса уже повернулась, чтобы пойти за ними, но Рэймонд остановил её, схватив за рукав.

— Мелисса, то, что ты делаешь сейчас, очень хорошо. Так будет лучше для всех нас.

— Тоже самое я говорю себе. Но почему я чувствую себя такой вшивой, такой нечистоплотной?

Они обменялись вымученными улыбками, говорящими о том, что оба знают ответ на этот вопрос, но не хотят даже думать о нем. Мужчина отпустил руку Мелиссы. Он наблюдал за тем, как она исчезает в толпе, собравшейся вокруг трех грузовиков с провизией, которые специально были присланы из города и делали сейчас свой бизнес — кормили людей.

— Она вывернется наизнанку, — громко произнес Дэйв, ни к кому не обращаясь. — Они больше не сделают ничего подобного. Возможно, никогда и не делали.

* * *

Тем временем Утенок переминался с ноги на ногу, слушая проповедь священника и думая про себя: «Какого черта я здесь делаю?» Конечно, он знал, как попал сюда, но это была совсем другая история.

Он бродил по лагерю от группы к группе, от состязания к состязанию, стараясь сделать все от него зависящеё, чтобы болеё или менеё удержать парк в состоянии одного целого к прибытию губернатора. Это удавалось ему с трудом.

Неожиданно чья-то рука ухватила его за рукав и несколько раз дернула. Утенок обернулся и увидел стоящую за спиной Вдову. Едва взглянув на негритянку, тракер понял: что-то случилось. Пока женщина говорила, она ни разу не посмотрела на Утенка, только пальцы её рук сплетались в узел и расплетались, как у маленькой девочки.

— Утенок, я хочу попросить тебя об одном одолжении, — торопливо выдохнула Вдова.

— Конечно, почему нет, Вдова? Все дело в твоем предстоящем пятом замужестве, так? Но для этого я сейчас слишком занят.

Женщина улыбнулась, но не рассмеялась.

— Да. Именно так, Утенок, — застенчиво вымолвила она. — Я уже нашла себе мужа номер пять. Его зовут

— Бэджер Боб. Он ездил сменщиком Поконо Пита из Фресно. Может быть, ты знаешь его?

Тракер ненадолго задумался, а потом качнул головой.

Единственный Бэджер Боб, которого я знаю, водил малолитражку в Техасе много лет назад.

— Нет, это не тот. Мой Бэджер Боб хороший человек, Утенок. Он тракер, прирожденный тракер. Мы только сейчас поняли, что нуждались друг в друге все эти годы. В нашем возрасте у нас осталось совсем немного времени на ухаживания. Мы пошли узнать у священника, который тоже примкнул к Конвою, не согласится ли он обвенчать нас. Тот охотно дал согласие провести церемонию в любое время, когда только мы захотим… В честь происходящего даже бесплатно.

Утенок шагнул вперед и одобрительно хлопнул женщину по плечу. Удар получился достаточно сильным для того, чтобы вытряхнуть из неё душу.

— Это просто отлично, Вдова, — заметил тракер. — Сдается мне, ты все держишь под контролем.

— Да, Утенок, но есть одна вещь, которая не зависит от меня, но она как раз самая важная. — Негритянка немного заколебалась, а потом продолжила. — Я не знаю, говорила тебе или нет, но мой отец очень много пил. Он спился к тому времени, как мне исполнилось двенадцать лет.

Она перевела дыхание, глубоко вздохнув, и заговорила дальше:

— В первый раз, с моим первым мужем, мы ударились в бега в Вегас. И некому было беспокоиться обо мне. С того момента каждый раз, когда я выходила замуж, я убегала куда-нибудь и пропускала ту часть церемонии, когда пора было идти в церковь. Но этот раз — последний, я чувствую это всей душой, каждой косточкой своего тела, и я очень хотела бы, чтобы был кто-то, заменяющий мне в этой церемонии отца, всего один раз, и я хотела спросить, не согласишься ли ты…

— Вдова, я болеё чем горд тем, что ты обратилась ко мне за помощью. Я с радостью сделаю все от меня зависящеё.

Негритянка одарил тракера широкой белозубой улыбкой со вздохом облегчения.

— На самом деле, от тебя не требуется ничего особенного. Ты только подойдешь со мной к священнику и, когда он скажет: «Кто отдает эту женщину в жены?», просто ответишь: «Я отдаю».

Тут выражение её лица изменилось и она вновь превратилась в скромную, маленькую девочку.

— Между прочим, чтобы ты знал, — произнесла Вдова, теребя пальцы и разглядывая свои руки, — у меня теперь новое имя, так что я больше не Вдова. Мы с Бобом так решили.

— Что ж, это справедливо. В этом есть определенный смысл, — заметил Утенок. — Каково же это новое имя?

Сейчас женщина на самом деле выглядела смущенной. Краска стыда проступила на её щеках. Она низко наклонила голову, Утенку были видны только щеки и макушка.

Когда негритянка подняла глаза, они были наполнены гневом, и будь проклят Утенок, если бы он сейчас рассмеялся.

— Тонэлав[20], — вызывающим тоном объявила она тракеру.


— Я спрашиваю: «Кто отдает эту женщину для вступления в брак с этим мужчиной?» — вернул Утенка в прошлое голос Реверенд Джошуа Дункан Слоана.

— Я отдаю, — ответил он, немного смутившись. Удовлетворенный, Реверенд переключил свое внимание на пару стоящих перед ним молодоженов.

— Согласна ли ты… э-э… Тонэлав, взять этого человека в законные мужья, чтобы вместе…

— Большое десять-четыре за это, — прервал: его речь Вдова. Ты можешь опустить все остальное. На этот раз я уверена, что хочу. Я это чувствую всем сердцем.

— Теперь, когда она наконец-то дожила до самой церемонии, негритянка чувствовала себя так комфортабельно, как рыба в воде.

— Согласен, — произнес Бэджер Боб еще до того, как у Реверенда появилась возможность только начать свой следующий вопрос.

— Хорошо, — с некоторым недоумением выдохнул священник. — Объявляю вас мужем и женой. — Он соединил руки новобрачных и чуть подтолкнул их друг к другу для обязательного в таких случаях поцелуя. — Господь благославляет вас, — он повысил голос, — и держите педаль до пола! — заключил священнослужитель.

Толпа, слышавшая всю церемонию по вспомогательным усилителям, разразилась бурными приветствиями.

После того, как Утенок поцелуем поздравил невесту, он покинул место церемонии и отправился искать Мелиссу. Сам толком не понимая почему, он хотел видеть.

Он провел полчаса в безрезультатных поисках. Проходя мимо выстроенных в линию переносных щитов, за которыми соорудили стол для пикника, тракер услыша нечто, заставившеё его застыть на месте. Это был его собственный голос!

«Конец дороги и для нас тоже, я считаю», — слышалось откуда-то.

Утенок обошел щиты и увидел то, чего никак не ожидал увидеть.

Мелисса и Дэйв Рэймонд сидели у противоположного конца стола, а между ними стоял диктофон. Перед Рэймондом лежал блокнот, и он делал в нем какие-то пометки.

Мелисса заметила Утенка, приближающегося к ним, и выключила запись. «Может быть, он не успел ничего услышать», — мелькнула у неё мысль. Но выражение лица тракера свидетельствовало обратное. Что ж, ничего страшного…

— Поздравляю. Ты знаменитость. Я только что продала тебя газетчикам, — произнесла женщина так радостно, будто они вместе задумали сделать это, и у них все получилось. Рэймонд же просто сидел в оцепенении, стараясь от неожиданности не раскрыть рот. Утенок, подошёл совсем близко и встал между ними, упершись руками в стол. Его поза и взгляд ясно говорили о приближении такой грозы, что песчаная буря, застигнувшая Конвой в пути, не шла с ней ни в какое оцепенение.

— Ты хочешь сказать: распродала меня.

— Это единственный способ, — попыталась объяснить Мелисса. — Ты можешь выбить из любой части этой записи отличную рекламу, а мы можем помочь тебе в этом.

— Она абсолютно права, — вставил Рэймонд. Утенок повернулся к нему с таким видом, будто только что заметил забравшегося в ухо москита.

— Это наше дело — моё и её. Если мне что-нибудь понадобится от тебя, я это получу. Я выбью из тебя то, что мне будет нужно. Почему бы тебе сейчас просто не взять свой блокнот и не убраться отсюда?

Рэймонд повиновался. Как бы там ни было, у него есть записи. Из них можно состряпать целую историю.

Оставшись один на один, Утенок снова повернулся к Мелиссе.

— Знаешь, ты очень ловкая женщина, — горько заметил он. — Это действительно так. У тебя отлично получилось представиться сторонницей Конвоя — почему бы не сделать из простой колонны грузовиков марш протеста? Потом эти выпуски новостей. А потом появляется этот пожилой мальчик, который едет впереди, чтобы открывать свой рот для телевизионной камеры. А потом ты собираешь… достаточно. Правильно?

Мелисса все время, пока говорил тракер, молчала, чувствуя себя уязвленной. Отчасти из-за презрения в голосе мужчины, отчасти из-за его слов.

— Великий человек, — съязвила она в ответ. — Ты не можешь этого вынести. Разве не так? Не надо возлагать всю ответственность за случившеё ся на меня, Утенок. Ты начал этот Конвой. И не кто иной. И он стал слишком велик для тебя. Он отнял у тебя безопасность твоего маленького грузовика, безопасность твоей маленькой жизни.

— Ладно, если ты так повернула это дело, как насчет того, чтобы убраться из моего маленького безопасного грузовика и моей маленькой жизни? Немедленно? Как долго ты еще собираешься фиксировать её? Эксклюзивный рассказ — «Сексуальная жизнь тракера»? Все, что ты должна была сделать — это спросить, и я бы рассказал тебе все.

— Нет нужды спрашивать. Я уже видела часть твоей коллекции.

Еще какое-то время они стояли лицом к лицу, предавшие друг друга, готовые, но не желающие ударить один другого. Неожиданно в их разговор вклинился голос еще одного человека. Это был Биг Нэсти, подошедший к ним с компанией других тракеров.

— Эй, Утенок, — окликнул он, — тебе стоит получше укрыть свою задницу. Губернатор уже здесь.

Будто в подтверждение слов Биг Нэсти, роскошный «аполло», этот дом на колесах, въехал в парк в сопровождении эскорта мотоциклистов. Следом за ним двигались автомобили средних чиновников. Вся кавалькада прошелестела шинами по боковой подъездной дорожке и остановилась в нескольких ярдах от того места, где находился сейчас Утенок. Тракер посмотрел на Мелиссу, как будто прощаясь с ней, а потом сурово произнес:

— Я хочу, чтобы твоего дерьма больше не было в моей кабине и в моей жизни. Слышишь?

Она взяла со стола диктофон и направилась к грузовику.

— С удовольствием, — бросила женщина через плечо. — Не стоит и говорить о том, ЧТО я могла подцепить в твоем спальном отсеке, — ядовито заключила Мелисса.

Один из полицейских-мотоциклистов слез со своей машины и открыл дверь «аполло». Из лимузина вышел губернатор, сопровождаемый Арнольди и Мейерсом. После короткой консультации у Арнольди губернатор подошел к Утенку, в то время как двое других представителей власти купались в свете фотовспышек. Он протянул вперед руку и произнес:

— Резиновый Утенок? Рад видеть вас

Тракер пожал протянутую руку и тут же почувствовал раздражение, потому что губернатор не отпускал его, пока вспышки фотокамер не запечатлели этот момент.

— Это сенатор Мейерс, — представил он своего помощника, указывая на Биг Хэнка. — Насколько я знаю, вы и мой помощник, Чак Арнольди, уже знакомы.

Мужчины, о которых шла речь, обменялись такими взглядами, что только глупец мог бы рискнуть встать на их пути. Любого эти горящие ненавистью глаза убили бы на месте.

Губернатор сомкнул пальцы рук перед собой и продолжил:

— Здесь собралось немало людей, Резиновый Утенок. А вы — их лидер.

— Я не собирался быть никаким лидером ни для кого, просто так получилось, — честно ответил тракер.

— Да, но ваш Конвой привлек внимание общественности к некоторым важным проблемам, — продолжал стоять на своем губернатор, задержав свой взгляд чуть выше плеча Утенка. Там стояла камера. — В стране растет разочарование и недовольство, и не только из-за лимита скоростей в пятьдесят пять миль. Мне кажется, нам удастся выяснить основные причины этого здесь, в Тукумкари. Я считаю, пришло время нам, официальным лицам, прислушаться к голосу народа.

— Ничего подобного, — будто невзначай обронил Утенок.

Губернатор не только не изменил своей позы — ни одна черточка его лица не дрогнула при этих словах.

— Почему бы нам не пройти в мой офис?.. — предложил он, указывая на свой огромный автомобиль и добавляя с широкой улыбкой: — И обсудить все вопросы…

— Зачем? Люди могут сами все рассказать о себе.

Губернатор осмотрел три, даже четыре ряда тракеров, столпившихся вокруг.

— Уверен, что они могут сделать это, — согласился он. — Но я не совсем уверен, что смогу понять их, если они начнут говорить все одновременно. Я считаю, эти люди вправе избрать вас своим представителем. Не так ли, ребята? — обратился он к толпе.

— Можешь заложить свою задницу. Мы так и сделаем, — раздался чей-то голос из группы людей, стоящих за юпитерами и потому невидимых в темноте.

— Покажи им, Утенок, — откликнулся еще один тракер с противоположной стороны круга.

Вслед за этим вступил общий хор голосов, в котором выделялись крики «й-е-а-а» и «покажи им!».

Когда возгласы затихли, губернатор смог опять говорить с Утенком. Он повернулся к тракеру:

— Вот видите? Вы недооцениваете себя. — Он еще раз указал на дверь лимузина, простирая к ней руки и приглашая Утенка все-таки принять его предложение.

— Может быть, я так и сделаю, — произнес лидер Конвоя, осторожно подходя к автомобилю, — но это не значит, что я переоцениваю кого-нибудь, включая и вас тоже.

Губернатор многозначительно посмотрел на тракера.

— Ты знаешь, — наполовину предлагая, наполовину констатируя очевидное, проговорил Хаскинс, — может так случиться, что это будет одна из самых интересных ночей для нас обоих.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Конвой

Спайдер Майк был счастлив. Через несколько часов он будет дома. Может быть, вот сейчас, в этот самый момент, он станет отцом. Отец! Тракер смаковал это слово, повторяя его на разные лады, стараясь почувствовать, ощутить на языке сладость его звучания.

Его собственный отец погиб в автодорожной катастрофе, когда Майку было всего пять лет. Мать мальчика больше ни разу не вышла замуж. Майк оставил дом на время службы в морской пехоте, как только достиг совершеннолетия и смог убедить мать подписать необходимые бумаги. Годы, проведенные им во Вьетнаме в качестве водителя грузовика, подвозившего продовольствие, оказали ему хорошую услугу.

Майк встретился с Кэрол на одной из вечеринок почти сразу после возвращения домой. Они просто не могли не встретиться. Кэрол продолжала работать в банке в счетном отделе, а Майк водил длинномер в Беконсе, пока они не накопили достаточно денег, чтобы сложиться и выкупить этот грузовик. Прошло совсем немного времени, и Кэрол сообщила Майку, что она беременна.

Первую реакцию Майка трудно описать. Ему не хотелось, чтобы Кэрол была беременна. Нет, конечно, они планировали иметь ребенка когда-нибудь, но все получилось чертовски быстро. Сначала они должны были пожить вместе, заработать еще немного денег вместо того, чтобы одалживать их у кого-то. Так думал Майк.

Однажды ночью, когда ему не спалось, а Кэрол тихо посапывала во сне, лежа рядом, Майк попытался выяснить для себя кое-что. Где взять необходимое, на что кормить еще один рот, не говоря уже об одежде, докторах и обо всем остальном? Неожиданно что-то шевельнулось в его душе, сердце радостно екнуло.

Нравится ему это или нет, справится он с этим или не справится, но он будет отцом. Не престо мужем или любовником, а главой семьи. Ему вспомнилось, как много он потерял со смертью отца. В раннем детстве, когда папа был рядом, мир вокруг был сосем другие — радостным и светлым. Они были очень близки с матерью, потому что в их маленькой семье не было других детей. Все свое внимание мама уделяла одному ему. Но никогда у Майка не было того ощущения полноты жизни, какое чувствует человек, имеющий и отца, и мать. Майк и его мать жили друг для друга и, может быть, для небольшого круга друзей и родственников. Но ведь это не назовешь семьей в полном смысле слова…

Сейчас он твердо решил стать частичкой семьи, своей собственной семьи. Он готов разорвать свою задницу ради того, чтобы его семья оказалась самой лучшей. И не важно, каким способом это будет достигнуто.

Когда мысли Майка встали на свои места, он не удержался и разбудил Кэрол, чтобы рассказать ей, что с ним произошло. Они вместе немного поплакали над превратностями судьбы, а потом всю оставшуюся часть ночи любили друг друга, празднуя это событие.

И вот сейчас, сейчас все должно будет свершиться — его ребенок уже был в пути, он вот-вот появится на свет.

— Держись, любимая, — громко взывал он к Кэрол, отмеряя милю за милей, которые разделяли их. — Я спешу к тебе.

Спайдер Майк вытягивал шею и крутил головой в разные стороны, стараясь вовремя заметить всевозможные препятствия с того момента, как он отделился от Конвоя. Он не мог не согласиться, что несмотря на прощальные слова Утенка тот был сильно озабочен отъездом друга. Первые несколько миль были для Майка пыткой, переходившей порой в ужас, граничащий с паникой и истерическим смехом. Если бы он отделился от Конвоя на рассвете, то и тогда было бы слишком поздно. Где-то глубоко внутри засела эта мысль, и Майк не находил слов, чтобы выразить её. Он был уверен, что это должно произойти, когда начнется его новая жизнь, все их новые жизни.

Он только что пересек границу Техаса и чувствовал себя чуть-чуть лучше, чем человек, пытающийся удержаться на катящихся шариках.

С одной стороны, он был слишком далеко сейчас от того места, где находился Конвой, и если его вдруг остановят, он всегда сможет сказать, что никогда не слышал о нем. При этих мыслях его начинали мучить угрызения совести. В конце концов, если бы Утенок не захотел помочь ему, Конвою не с чего было бы начаться. Чтобы не так остро чувствовать собственную вину, Майк убеждал себя, что его отсутствие никак не отразится на остальных участниках Конвоя, а кроме того он знал, что они от всей души желают ему благополучного возвращения домой. Такие это были люди. И он не задумываясь сделает для них что угодно, когда наступит время.

Спайдеру Майку необходимо было сохранить скорость в допустимых пределах, как бы он ни торопился. Имея в кармане всего несколько баксов, квитанция на штраф может оказаться настолько же опасной и серьезной вещью, как вооруженное нападение грабителей, если учесть его стремление без задержек добраться до дома.

Проезжая мимо указателя «Альварес Техас», Майк еще больше сбавил скорость и теперь делал на пять миль меньше положенного лимита, который составлял тридцать пять миль в час.

Хайвей был пустынен, как и можно было ожидать в воскресную ночь, но это была опасная территория. Эта дорога в Техасе была эквивалентна шоссе один — сорок в Аризоне, хозяином которой считал себя Лайл. Тракеры, регулярно пользующиеся этим хайвеё м, дали Альваресу прозвище — «Ад для тракеров». Ни один из них не сомневался, что Тини Альварес — коп, работающий в городе — настолько близок к дьяволу, насколько это вообще возможно.

Лично Майк ни разу не сталкивался с неприятностями за те несколько рейсов, что он проделал через этот участок, но это еще ничего не доказывало.

Как раз при этой мысли сзади раздался вой сирены. В боковом зеркале Спайдер Майк видел свет фар и сполохи маячка. Кто-то впереди, видимо, получит сейчас по заднице.

Тракер посмотрел на свой спидометр. Стрелка застыла на тридцати милях. Все в порядке.

Может быть, это всего лишь задние фонари незамеченного им встречного автомобиля… Или копы преследуют кого-то по очень нехорошей причине. Он слышал об одном водителе из Монтаны, который удирал от патрульных, имея при себе амфетамины. Но даже с этим у Майка все было о'кей. Он взял только необходимое, остальное выбросил по дороге. Скорость же он не превышал с того момента, как оставил Конвой.

Сирена, установленная в идущем по пятам автомобиле, завыла снова, и водитель прибавил газу, чтобы оказаться впереди грузовика. Еле сдерживая желание до отказа нажать на акселератор и оторваться от этих сукиных сынов. Майк прижался к обочине. По крайней мере, сейчас он был чист, и знал это. Даже в Альваресе никто не сможет придраться к нему без причины.

Коп, вылезший из патрульной машины, чтобы пообщаться с тракером, был больше похож на медведя, чем на человека. Его рост составлял около шести с половиной футов и брюхо, какое обычно бывает у шерифов на юге, красноречиво говорило о том, что он носит двадцать седьмой — двадцать седьмой с половиной размер. Освещенный со спины задними красными габаритами своей машины, он казался еще крупнеё, еще массивнеё. Майк был наслышан об этом человеке — это был Тини Альварес собственной персоной.

— Немного туговат на ухо, а, мальчик? — первым заговорил Тини, когда они сошлись на полпути между двумя машинами.

— Я слышал тебя, но подумал, что сирена воет не мне, а кому-то еще. Я делал по крайней мере на пять миль меньше лимита, — ответил Майк, хорошо отдавая себе отчет в том, что правда на его стороне.

Тини очень внимательно посмотрел в одном направлении хайвея, потом в противоположном, и наконец произнес:

— Я больше никого не вижу, кроме тебя, мальчик. А ты?

— Я тоже. Думаю, что так, — согласился Майк.

— Ты думаешь, так? Знаешь, хорошеё не всегда бывает хорошим, так же как плохое не всегда плохо. А теперь почему бы тебе не показать свои документы, чтобы облегчить жизнь себе и мне?

Майк передал ему права и путевой лист. Он никак не мог сообразить, в чем дело. Если не скорость и не обыск кабины, то что?

Тини в это время изучал документы Майка в свете передних фар грузовика.

— Майк Голден, — медленно прочитал он вслух. — Это не тебя тракеры называют Спайдер Майк?

— Время от времени, — тихо ответил Майк. У него засосало под ложечкой. Что-то было не так. Ему нужно получше следить за своей задницей.

В этот момент еще один автомобиль, который выглядел и пыхтел как лошадь, только что загнанная в дерби до полусмерти, описал полукруг на двух колесах и затормозил в нескольких дюймах от задка грузовика. Майк сразу узнал водителя этой развалюхи, стоило тому всего лишь высунуть голову в открытую дверь. Тракер не мог в это поверить, но это было так.

«Лайл», — вихрем пронеслось у Майка в голове. Это было больше похоже на ночной кошмар, чем на реальность.

— Это не твой город, — еле смог вымолвить Майк.

— Это и не мой штат, — развязно заметил Лайл, — но это не имеё т никакого значения. По всей дороге до самой Аризоны люди получили приказ арестовать тебя.

— Он указал на Тини. — Ты знаешь, кто это такой?

— Да, это Тини Альварес, — спотыкаясь на каждом слове, ответил Майк. Те времена, когда он мог сыграть под дурачка, давно остались в прошлом.

— Называй его «Ваша честь», — предложил Лайл.

— Он также исполняет обязанности мирового судьи.

— Да, — с хрипом выдохнул из могучей груди Тини.

— Нами было получено сообщение, что ты проедешь здесь, и мы ждали тебя. Я бы не хотел вникать в подробности этого дела, если бы это не было моим специальным заданием… — Он достал из кармана значок полицейского и передал его Лайлу.

— Тини недолюбливает тракеров, сынок, — будто с сожалением произнес Лайл, засовывая значок в карман своей рубашки. — Больше того, он их ненавидит.

— Да, я и Лайл… у нас есть что-то общеё, — ухмыльнулся Тини и издал короткий смешок.

Неожиданно он схватил Майка за руки, завел их ему за спину и защелкнул на запястьях наручники. Все произошло так быстро, что Майку показалось, будто налетел торнадо и увлек его своей силой.

— Эй, не делайте этого сейчас, — попытался протестовать тракер. — Я должен добраться до госпиталя в Форт Плэнсе. Моя жена в больнице.

Сейчас, когда арестованный был неопасен для них, оба копа проигнорировали его слова и неторопливо удалились на несколько футов, переговариваясь о чем-то друг с другом.

— Скажи мне, Тини. Как в этих местах судят людей, оказавших сопротивление офицеру полиции? — поинтересовался Лайл.

Тини качнул головой.

— Мы не судим их в прямом смысле этого слова. Все, что мы делаем… Как правило, я поворачиваюсь спиной к арестованному, вот как сейчас… И единственное, что мне нужно — это чтобы он попытался бежать.

Тини демонстративно отвернулся и уставился на дорогу. В первый момент Майк действительно подумал о побеге. Но он знал, что не сможет преодолеть и десяти ярдов с закованными в наручники руками за спиной. Эти ублюдки хорошо подловили его — не оставили ни единого шанса на избавление. Майк остался стоять там, где его арестовали, ожидая развязки.

— Да, ты прав, — после паузы проговорил Лайл, приближаясь к тракеру. — Он точно собирался бежать.

— Тогда тебе стоит поторопиться и разобраться с ним как следует, — предложил Тини.

Лайл с готовностью согласился. Для начала он ударил Майка коленом в пах. Сила удара была рассчитана точно. Тракера перегнуло пополам от боли. Потом последовал прием каратэ: Лайл ребром ладони саданул Майку по шеё, окончательно вырубив его. Коп ухватился за цепочку наручников, болтающихся на запястьях тракера, и поволок бесчувственное тело прочь с дороги. Подтащив его к грузовику, Лайл швырнул Майка на борт машины.

— Я так долго ждал этого момента. Мне многое пришлось пережить! — рычал Лайл, нанося удар за ударом в ничем не защищенное лицо. И теперь ты мне за все заплатишь!!

Через некоторое время, когда лицо Майка превратилось в кровавое месиво, нос был разбит и свернут набок, а зубы заметно поредели, Тини оттащил Лайла от тракера.

— Мне кажется несправедливым, что ты веселишься и получаешь удовольствие в одиночку, — заметил он.

— Ты должен оставить и для меня хотя бы немного… Он пододвинулся и выбрал позицию поудобнеё, встав точно напротив не держащегося на ногах Майка, а потом впечатал свой огромный кулак в солнечное сплетение. Колени Майка подогнулись, и он рухнул на землю.

— Похоже, сегодня ночью у нас больше не будет никаких беглецов, — заметил коп с удовлетворением.

— Если ты поможешь мне загрузить этот мешок с костями в твою машину, мы сможем взять его с собой, обратился Тини к Лайлу.

— Почему в МОЮ машину? — удивился тот.

— Я только на прошлой недели отчистил сиденья своей машины от крови, а этот стоит совсем недешево, скажу я тебе, — объяснил Тини. — Твой автомобиль выглядит почти готовым для перевозки мусора.

Спайдер Майк очнулся от легкого постукивания ручкой метлы по плечу — одной из немногих частей его тела, где остался почти неповрежденный участок. Тракер открыл один глаз, едва разлепив веки и так и не сумев открыть второй. В мутной пелене перед ним нарисовался пожилой негр в рабочем комбинезоне и кепке с надписью «Петербилт трак», Это был Мозес Дж. Мэ-лон, работающий по совместительству неполный рабочий день дворником в тюрьме города Альвареса. Мозес не раз наблюдал Тини за работой и видел много жертв — результатов этой работы. Но этот парень… такого Мозесу видеть еще не приходилось.

— Эй, кид[21], — осторожно окликнул он, заметив, как дрогнуло веко Майка, — с тобой все в порядке?

Майк только застонал в ответ. Его язык распух и занимал сейчас по крайней мере половину рта.

— Я слышал, о чем они говорили, — прошептал Мозес. — Ты из Конвоя?

На этот раз Майк смог невнятно пробормотать «да», и голова его безвольно повисла, коснувшись подбородком груди.

— Не переживай, кид. Я помогу тебе, — пообещал старик. — Все будет хорошо.

Прислонив метлу к стене, дворник на цыпочках прокрался в полицейское отделение. Внутри никого не было. Голоса Лайла и Тини раздавались из-за приоткрытой двери. Копы стояли у парадного входа на ступеньках, куда они вышли, чтобы слегка проветриться.

— Говорю тебе, Тини, это верное дело, — уговаривал Лайл. — И тогда мы получим огромный кусок сыра, а не этот цыплячий корм.

— Почему ты думаешь, что он приедет один?

— Потому что я знаю Утенка. Не тот он человек, чтобы впутывать сюда еще кого-то, особенно в том случае, если им дадут амнистию. А в этом ты можешь не сомневаться. Я абсолютно уверен, что амнистии эти ублюдки-тракеры добьются. Все очень просто, я говорю тебе…

— Нет, я не буду так рисковать, — решил Тини.

— Ты же не дерьмо цыплячье, а, старина? — поддел Лайл.

— Послушай-ка, Уэллэйс Ты хочешь рискнуть и вернуть этих сукиных детей в свой город, в Аризону? Давай, вперед! Ты не совсем хорошо представляешь себе, что будет, если до этого дойдет.

— Конечно, Тини. Конечно. Не стоит на меня сердиться. Твой тон раздражает и режет мне слух. Я всего лишь хочу чуть-чуть приложить руки к этим кретинам. И это все.

— Достаточно и одного, — выразил свое мнение коп-громила. — Ему понадобится несколько дней, чтобы прийти в норму. Мы дадим ему время выздороветь, а потом можем все начать сначала — мы и он — если ты, конечно, будешь в настроении заняться этим.

Мозес щелкнул выключателем СВ-рации и тихо произнес в микрофон:

— Вызывает один-десять, вызывает один-десять. Опасность десять тридцать-три. Кто-нибудь из восем-надцатиколесных на Западе «слышит меня? Ответьте.

В нескольких милях к западу от Альвареса Силвер Стрик направлялся в Кловис, где надеялся разгрузиться в рекордно короткое время и успеть в Тукумкари до того, как праздник подойдет к концу.

— Я тебя слышу, — ответил он. — Говори.

— Необходимо передать сообщение еще западнеё, Резиновому Утенку и Конвою. Спайдер Майк в тюрьме, в Альваресе, штат Техас Лайл Уэллэйс и Тини Альварес избили его почти до смерти. Ему нужна помощь. Ты понял меня?

— Десять-четыре, приятель. Я хорошо тебя понял. Сейчас же передам это сообщение.

Мозес с облегчением щёлкнул тумблером. Сейчас у них там возникнет проблема, но, насколько он знает тракеров (а он их знает очень хорошо), эта информация достигнет Конвоя в считанные минуты. Негр погрозил кулаком в сторону двери, за которой Лайл и Тини все еще чесали языки.

— Приближается день окончательных расчетов, — возликовал старик. — По правде говоря, он уже наступил.


Совещание проходило даже лучше, чем можно было ожидать с самого начала. Проложив себе дорогу среди репортеров, представители обеих сторон вошли в так называемую гостиную дома на колесах. Губернатор предложил желающим что-нибудь выпить. Биг Хэнк и Арнольди подошли к бару и принялись смешивать для себя коктейли, добавляя к крепкому напитку лишь унцию воды.

— Что скажешь, Утенок? — снова начал допытываться губернатор.

— Спасибо, хотя и не за что. Я спешу скореё отправиться дальше. Всеобщая пьянка только портит мне настроение.

— Как хочешь, — губернатор указал тракеру на стул, предложив сесть, а сам устроился на кушетке напротив. Утенок заметил, что хозяин тоже не пьет.

— Как я уже говорил, ты привлек внимание общественности к некоторым важным проблемам этим Конвоем с собой лично во главе… Откуда вы едете?

В середине этой фразы Утенок встал и направился к двери. Он немного помедлил, держась за ручку, а потом сказал:

— Если вы именно этой чепухой собираетесь кормить меня, я лучше уйду, пока у меня есть возможность свободно вздохнуть.

— Теперь ты понимаешь? Я говорил, что ты допустишь большую ошибку, явившись сюда, — раздался со стороны бара голос Мейерса. — Единственный способ разделаться с этим сбродом — хорошенько дать им по башке. Это все, что они понимают, — заметил помощник губернатора.

— Заткнись, Генри, — тихо произнес Хаскинс в тот момент, когда тракер уже повернулся, чтобы уйти. Губернатор подошел к двери и повернул Утенка лицом к себе.

— Так ты думаешь, все, что я говорил — ерунда? — спросил он.

Тракер кивнул.

— Это не может быть ничем иным.

— Да, ты прав, — согласился губернатор. — Ну и что?

Оба помощника издали глубокий вздох облегчения.

— Я думаю, ты сам занимаешься этим от случая к случаю. Скажи, тебе ни разу не приходилось говорить чепуху по СВ и делать это плохо, если была такая возможность? — продолжил губернатор.

Утенок печально улыбнулся в ответ. Его рука легко соскользнула с ручки двери.

— Все дело в том, что у нас возникли проблемы, — серьезно сказал Хаскинс. — Но у нас есть возможность как-нибудь справиться с ними, если мы объединим наши силы. Что скажешь на это?

Он протянул тракеру руку.

В следующий момент Утенок отступил на шаг от входа и пожал протянутую руку, заключая эту сделку.

— Звучит справедливо, — подвел итоги вступительной части переговоров тракер. Он тяжело посмотрел на Биг Хэнка и Арнольди, а потом строго добавил: — Как бы то ни было, говорить мы будем один на один.

Требовательный тон Утенка возымел действие, губернатор обратился к своим помощникам.

— Генри и Чак, когда вы закончите со своей выпивкой, почему бы вам не выйти наружу и не оградить наших друзей от прессы? — предложил он.

Когда они вышли, Хаскинс снова предложил Утенку все тот же стул, а себе налил немного, виски с содовой.

— О'кей, — начал он, — говори. Чего на самом деле хотят твои люди?

— Я не могу говорить за всех, но за себя скажу. Речь пойдет о том, как я работаю и как я живу. Стоит учесть, что я никого не хочу обидеть, — ответил Утенок, немного подумав.

— Звучит благоразумно. Фактически, Конституция Соединенных Штатов существует для того, чтобы гарантировать это. Как насчет некоторых особенностей, которые мы можем обсудить здесь, прямо сейчас?

Неожиданно распахнулась дверь и в проеме возникла голова Арнольди.

— Я могу сказать журналистам и тракерам, что переговоры имеют прогресс? — с важностью осведомился он.

— Такое может случиться, если ты закроешь дверь и не будешь совать сюда свой нос, — язвительно ответил губернатор. — Не появляйся здесь до тех пор, пока я не пошлю за тобой. То же самое относится и к Генри, — добавил он, обращаясь к тени, мелькнувшей за спиной Арнольди.

Когда в помещении снова установилась тишина, Хаскинс повернулся к Утенку.

— Что ты хотел сказать?

— Я хотел поговорить о лимите скорости в пятьдесят пять миль. Возможно, я скажу то, о чем вы никогда не задумывались и даже не догадывались. Такие большие грузовики, как мой, собираются на заводах для дальних перевозок и должны делать шестьдесят пять — семьдесят пять миль, но никак не пятьдесят пять. Они болеё экономичны на больших скоростях.

Губернатор отпил глоток и, скептически настроенный, приготовился слушать дальше.

— Вы не верите мне? — продолжил Утенок. — Это научно доказано. Комиссия отправила два грузовика в рейс через всю страну. Совершенно одинаковые машины. С одинаковым по весу грузом. Только один из них ехал быстро, а другой соблюдал правила относительно скорости. Догадываетесь, который из них показал лучший результат? Тот, что двигался быстреё. Это правда.

— А что имеё те вы? Дополнительные полмили на галлон или что-то в этом роде? — губернатор сдвинулся на край кушетки. Его заинтересовал этот разговор, но он был все еще далек от понимания.

— Да, что-то вроде того. И я скажу вам, что мы еще имеё м. Скажем, я веду машину пятнадцать часов в день, так?

— Так, — несмотря на свою натуру политика, губернатор чувствовал, что проигрывает. «Какая жалость, что этот парень не заинтересован в политике», — думал Хаскинс. — «Дай ему несколько лет для учебы, и он уберет с арены таких людей, как Арнольди. И это будет не такая уж плохая идея».

— О'кей, — продолжал тем временем Утенок. — До того, как эти чертовы политиканы изменили законы, я делал в среднем шестьдесят пять миль в час. Сейчас, скажем, я иду на десять миль медленнеё каждый час работы, что составляет сто пятьдесят миль в день. Вы знаете, что это такое?

Губернатор беспомощно покачал головой.

— Пятнадцать процентов моего заработка улетучивается. Как вам понравится правительство, решившеё однажды сократить вашу зарплату на пятнадцать процентов без всяких там «если», «но» и «может быть»? Скажите, что это за законы? Если я должен их слушаться, я буду делать это так, как сейчас.

— Будь я проклят! — наконец-то сообразил губернатор. — Теперь я понимаю, что у тракеров действительно есть причина для решительных действий.

— Конечно, будь я проклят! — Утенок торопился как можно подробнеё обрисовать ситуацию. — И я еще кое-что скажу вам. Эти змеи-политики и эти чертовы нефтяные компании всегда улыбаются, будто готовы расцеловать налогоплательщиков. Эти недоноски не могут придумать ничего лучшего, как собирать дань и находить для этого все новые и новые способы. У них на уме только одно: как бы получше обобрать Мистера… и Миссис… Тебя и меня.

— Эй, полегче, приятель, — возразил губернатор.

— Ты говоришь сейчас как раз змеё й-политиком. Могу понять, что ты имеё шь в виду, и я хорошо осознаю, что большинство этих людей снаружи согласны с тобой. Проблема состоит в том, как сделать, чтобы вы все не оказались за решеткой, получив по десять лет.

Через полчаса у них была выработана вполне осуществимая программа. В качестве секретаря для записи основных её пунктов был вызван Арнольди.

— Давайте посмотрим, — произнес он, пролистывая свои записи. — Судя по всем, мы имеё м соглашение о проведении в штате референдума, включая сюда вопрос об отдельных положениях, касающихся межштатных грузовых перевозок. Департамент транспорта штата немедленно начнет исследования по проверке дизельного топлива при различных скоростях. Результаты этой работы должны быть у каждого конгрессмена в штате и должны быть обнародованы до того, как референдум будет иметь место. И, наконец, всем членам Конвоя будет объявлена амнистия. Она должна будет особенно повлиять на всевозможные проступки и недоразумения внутри штата. Мы также сделаем все от нас зависящеё, чтобы убедить губернатора Аризоны Джордана следовать тому же курсу.

Выражение, появившеё ся, на лице Арнольди по окончании чтения, ясно говорило о том, что он думает по этому поводу и вообще обо всех проклятых происшествиях этой ночи. Единственным утешеньем для старины Мейерса служило то, что он остался на высоте, несмотря ни на что.

Снаружи донесся какой-то шум. Вдруг дверь «аполло» распахнулась, и на пороге возникла Вдова. Она так стремительно влетела в дом на колесах, что чуть не проломила стену.

— Утенок! — закричала женщина, не обращая внимания на присутствие двух других мужчин, — они поймали Майка! Я только что получила сообщения по СВ. Лайл и Тини Альварес держат его в Альваресе, Техас. Мне сказали, что эти ублюдки избили его до полусмерти. Действительно избили…

Утенок повернулся к губернатору.

— Вы поможете нам? — спросил он, благодаря случаю проверяя искренность последнего.

— Я сделаю все, что смогу, — пообещал губернатор, — но официальной власти я там не имею. — Он посмотрел на часы. — Возможно, завтра… Что ты делаешь?

Утенок вскочил с места и был уже на полпути к выходу.

— Мы собираемся стереть этих задниц с лица земли, — ответила за него Вдова.

— Но подождите. Есть вещи, которые требуют вашего присутствия здесь, — запротестовал Хаскинс. Арнольди стоял, широко разинув рот. «Может ли быть, что политики, окончившие университет, настолько глупы?» — проносилось у него в голове.

Вдова на секунду задержалась в дверях, как призрак мести, а потом растворилась в царящей снаружи суматохе, бросив на прощание:

— Это слишком поздно.

Утенок прокладывал себе путь сквозь тянущиеся к нему руки и звенящие голоса, приглашающие подойти к фургону Реверенда Слоана. После короткого совещания с Реверендом тракер взобрался на крышу автомобиля и, пользуясь громкоговорителем, обратился к толпе, которая состояла сейчас из всех, присутствующих в парке.

— Помолчите минутку и дайте мне сказать, — приказал он. Когда хаос немного поутих, Утенок продолжил: — Я думаю, все вы слышали о том, что произошло со Спайдером Майком в «Аду для тракеров».

— Будь мы прокляты, если это не так, — раздался сердитый возглас из задних рядов. Утенок просто посмотрел в том направлении, ожидая, пока снова настанет тишина.

— Губернатор ничем не может помочь, по крайней мере, до завтрашнего утра, потому что это не его штат. Поэтому еду я. Все остальные свободны. Я все сказал.

— Тракер поднял руку вверх, чтобы предотвратить реакцию разбушевавшихся людей. — Это наше дело — мое и Лайла. Вы все получили амнистию, так что можете разъезжаться, кто куда хочет… Держитесь подальше от этого… Лучше, если вы выедете группами, а не по одному. Держитесь вместе. Увидимся в следующем рейсе.

Утенок спрыгнул с фургона и начал пробираться через кучки изумленных людей, бесцеремонно отпихивая слишком назойливых. Он спешил к своему трейлеру. У края толпы его поджидал Дэйв Рэймонд. Как только Утенок миновал последнюю групп, репортер, словно приклеё нный, пошел за ним след в след.

— Ты кое-что должен знать насчет этих записей на кассетах. Ну, тех, что ты слышал…

— Неужели? — голос Утенка не изменился. Он не собирался снова открывать этот уже решенный вопрос.

— Да. Я заставил Мелиссу дать мне прослушать эти записи, пригрозив разоблачить тебя в прессе и на телевидении, если ока не согласится. Она сделала это только для того, что спасти твою шею.

Сейчас Рэймонд почти бежал, стараясь поспеть за тракером, быстро отмеряющим широкие шаги.

Они достигли грузовика и Утенок запрыгнул в кабину. Он взглянул поверх толпы, но Мелиссы нигде ии было видно. Впрочем, какое это сейчас имело значение? Что он мог бы сказать? Тракер посмотрел с высоты кабины на репортера, стоящего у двери на земле.

— Благодарю, — произнес он, — но это сейчас не важно.

Тракер завел двигатель и начал осторожно выезжать из парка, минуя маленькие группки водителей, собравшихся, чтобы обсудить происшедшеё. Как только путь впереди стал свободен, Утенок вдавил педаль газа в пол и с ревом похинул парк, направляясь на восток.


Пиг Пэн лежал на спине на своем водяном матраце, не замечая ничего происходящего вокруг. Сейчас у него был свой собственный маленький мирок. Слева от него лежала Линда, а справа место было занято Арлисс. Обе девушки спали, положив головы ему на плечи. Тракер широко улыбался. Таких молоденьких красоток не заставишь делать то, к чему ты привык. Может быть, конечно, и было что-то, о чем та женщина в баре Эль Пасо говорила ему много лет назад. Есть люди — молодые девушки — опьяняющие уже одним только возрастом. Именно в этот момент Пиг Пэна меньше всего заботили те слова.

Услышав, как кто-то стучит в окно его кабины, тракер сначала не поверил своим ушам. Он просто не хотел в это верить. Пиг Пэн закрыл глаза и сделал вид, будто не слышит его. Но стук все усиливался, становясь громче и настойчивей. К нему добавился женский голос, зовущий тракера по имени. Сукина дочь! Тракер вытащил руки из-под голов девушек, натянул штаны и полез в кабину на сиденья.

Какое-то время его мозг отказывался воспринимать то, что видели глаза. Парк был практически пуст. У кабины его грузовика стояла Мелисса, а по бокам от неё стояли два чемодана. Пиг Пэн опустил стекло и диким голосом завопил:

— Что случилось? Где все? Где Утенок?

— Они уехали, — ответила женщина. — Спайдера Майка избили и посадили за решетку Лайл и еще один тип по имени Тини Альварес. Утенок отправился на выручку.

— Один? С ним поехал кто-нибудь еще?

Мелисса отрицательно покачала головой.

— Он сам так захотел. Губернатор объявил амнистию. Утенок сказал, чтобы остальные тоже разъезжались после того, как уедет он сам. Они так и сделали.

— Ты хочешь сказать, он отправился в «Ад для тракеров» в одиночку? Чтобы помочь Майку? Освободить его?

Мелисса кивнула в ответ. Пиг Пэк полез в спальню за своими ботинками.

— Отлично. Но у него ничего не выйдет, — заключил тракер, натягивая ботинки на ноги.

Мелисса забралась на подножку и посмотрела Пиг Пэну в глаза.

— Возьми меня с собой, — попросила она.

* * *

— Ну, я не знаю, — засомневался тракер. — Как получилось, что ты не уехала с Утенком?

— Мы поссорились, — честно ответила женщина. — Он вышвырнул меня прочь,

— Ну, тогда… ты понимаешь… если он не хотел, чтобы ты была там, тогда я не могу… Что он скажет?..

— Пиг Пэн, — прервала Мелисса. — Я люблю его.

Тракер видел сейчас глаза этой женщины и знал, был уверен, что она не лжет.

Он бросил долгий, полный сожаления взгляд на спальный отсек. Эти девушки, что сейчас так мирно спят там, будто только лишним грузом. Тем болеё, если придется драться, а уж в этом Пиг Пэн не сомневался. Он позволил себе несколько хороших пожатий различный частей тела обеих девушек, а потом начал будить их похлопыванием по бедрам.

— Эй, малышки, — с некоторой грустью в голосе произнес тракер. — Вы должны выйти. У меня есть дела.

— Какие дела? — захотела узнать Арлисс.

— Такие, которые не имеют отношения ни к одной из вас. А теперь вы должны оставить этот грузовик. Я очень спешу.

— Оставь своих лошадок, — жалобно проговорила Линда. — Что с нами будет, когда ты уедешь?

Пиг Пэн взглянул в окно. Несколько молодых тракеров остались в парке, чтобы закончить состязание в слаломе.

— Мне кажется, девушки, с вами все будет в порядке, в полном порядке, — ответил мужчина, скрипя зубами от того, что напрасно теряет столько времени.

Когда наконец трейлер выехал из парка Тукумкари и взял курс на восток, Мелисса внесла предложение:

— Почему бы тебе не включить рацию и не проверить, есть кто-нибудь поблизости или нет? Нам, возможно, понадобится помощь каждого, кого мы только сможем найти.

Она была права. Пиг Пэн потянулся за микрофоном.

— Вызываю один-девять, говорит Машина Любви. Я еду на восток. Кто-нибудь в этом районе слышит меня? Прием.

— Вдова… э-э-э… Тонэлав здесь. Слышу тебя. Где ты находишься?

— Только что выехал из парка. Не видел пока ни одного указателя. Куда едешь ты?

— Я думаю, мы держим путь в одно и то же место. Я и Бэджер Боб обсудили этот вопрос и не собираемся позволить Утенку одному отправиться в эту чертову дыру к таким задницам, как Лайл.

— Есть еще кто-нибудь, двигающийся в том же направлении? — снова проговорил Пиг Пэн.

— Здесь есть я — Биг Нести, — ответил мужской голос — Мне кажется, смешно даже спрашивать об этом, Я ни за что на свете не упущу такой удобный случай. Кто еще с нами? Прием.

— Считайте, что с вами Лысый Орел, — прозвучал в динамиках новых голос — Я несколько раз попадал в этот «Ад для тракеров» в течение двух-трех лет, и не в настроении забыть это.

— Я тоже, — сказал еще один голос — Говорит Мексиканец Пит. Три года назад Тини Альварес избил моего брата. С тех пор брат не может водить машину, он почти инвалид.

Дасти Дэн тоже с вами, — откликнулся последний тракер. — Я не пропущу шанс вздернуть этих вонючих кретинов на шпиле их траханой тюрьмы.

— О'кей, о'кей, — заключил Пиг Пэн, когда все присутствующие на связи откликнулись. — Теперь самое верное, что мы можем сделать — это педаль до пола! И держать её там все время. У нас передней дверью идет, может быть, самый лучший человек, и нам стоит поскореё везти наши задницы, если мы хотим догнать его еще до того, как въедем в Альварес.

— Ты, должно быть, в курсе насчет этой вони, что исходит от танцующих девочек в твоем кузове, — поддел Биг Нэсти Пиг Пэна и заржал, довольный собой.

— Заткни свою пасть, — огрызнулся тракер. — Оставь эти шуточки для Лайла и Тини. То место, куда мы едем — точно не полянка для пикника. Вы это знаете.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Конвой

Утенок приподнялся на сиденье, высматривая Альварес, что находится в штате Техас. Заметив этот небольшой городишко, он крепче вцепился в руль. Тракер не спал двадцать четыре часа — ровно сутки. Сейчас он чувствовал это каждой клеточкой своего тела. Утенок проглотил таблетку транквилизатора, надеюсь, что это придаст ему сил. Он не знал, что будет делать в ближайшеё время. Одно было ясно, как божий день — он доберется до тюрьмы и попытается удивить копов своим неожиданным появлением, а уж после того, как застигнет их врасплох, он сделает то, что должен сделать. Иногда не стоит заглядывать слишком далеко вперед.

Внезапно он почувствовал волну нарастающей энергии, что-то быстрое, приближающеё ся в его направлении. И в этот момент раздался далекий, усиливающий с каждой секундой рев двигателей. Не успел Утенок понять, что происходит, как они появились с обеих сторон от него: Вдова по левому борту, Пиг Пэн по правому.

— Не думал ли ты, что мы позволим тебя смыться одному, оставив нас в парке? Ты все хотел сделать сам, да? — раздался по СВ голос Вдовы.

— Да, — подтвердил Пиг Пэн, — ты не можешь ожидать от таких людей, как мы, что они удовлетворятся только одним куском жирной задницы Лайла. Я думаю, она вся может оказаться очень вкусной.

Каждый из водителей напрягся на сиденье, внимательно смотря прямо перед собой.

По совету Пег Пэна Мелисса скрылась в спальном отсеке, чтобы не усугубить и без того критический момент. Нерешительность Утенка куда-то испарилась. Теперь он точно знал, что они будут делать. Будь он проклят, если это не так! Тракер издал боевой клич и вдавил педаль газа в пол. Семь грузовиков все как один грозно взревели и выстроились в боевом порядке — четыре занимали одну полосу, три шли по другой. И путь пролегал теперь через спящий город.


Тини и Лайл проводили ночь за игрой в покер, так и не покинув помещения тюрьмы. Они не то, чтобы не устали, а просто начали бутылку виски и хотели поболтать о последнем аресте, который (они этого еще не знали) был обречен на неудачу.

Вдруг Лайл уловил далекий шум, похожий нагрозовые раскаты грома. Однако чистое утреннеё небо и яркое восходящеё солнце убеждали его в обратном. Это был не гром.

— Что это? — настороженно спросил коп, подняв глаза от пары троек, которые, возможно, могли принести ему выигрышное очко.

— Что? — раздраженно переспросил Тини, даже не оторвав взгляда от своих карт. Как это уже на раз случалось за последние несколько часов, он сейчас держал в руках абсолютное ничего, и у копа было такое чувство, будто он снова проигрывает.

— Слушай! — скомандовал Лайл, подняв палец вверх и повернув голову в ту сторону, откуда слышался этот звук.

Грохот стремительно нарастал и превратился теперь в монотонное урчание мощных машин. Тини подпрыгнул на стуле, вскочил на ноги и пошел к двери с намерением посмотреть, что происходит. Лайл крался за ним по пятам. Они одновременно просунули головы в проем, выглядывая на улицу. Рев моторов казался сейчас еще громче, потому что не было стен здания, заглушавших его раньше.

— Дерьмо собачье! — выдохнул Тини.

То, что они увидели, заставило их содрогнуться. Семь огромных, зловеще красных в лучах рассвета дизелей мчались стройными рядами — четыре в одном, три в другом. Они неслись со скоростью в добрые семьдесят-семьдесят пять миль к главной улице города.

Тини нырнул обратно в офис, схватил пистолет и указал Лайлу на черно-белый патрульный автомобиль, припаркованный перед зданием. Лайл прыгнул за руль этой машины, и они промчались по улице несколько кварталов навстречу приближающимся грузовикам. Пусть к отступлению оставался только одни — по шоссе один-сорок, на которое можно было попасть лишь по восьмой улице, резко уходящей вниз. Это в том случае, если им вообще удастся бежать. Колонны трейлеров перестроились, разъезжавшись поодиночке, и патрульная машина копов оказалась в ловушке. Обескураженный, Лайл остановился и наблюдал, как тракеры приближаются.

Когда первый ряд грузовиков миновал предместье, где хайвей сужался с четырех полос до двух, их водители еще сильнеё вдавили педали, сохраняя существующий строй. Два крайних боковых трейлера ехали, забравшись наружными колесами на тротуар. Плотная стена двигалась как единое целое, не меняя направления. Ярды, отведенные для парковки, были преодолены с легкостью, несмотря на всевозможные препятствия.

Газетный киоск перед отелем был сметен этим ураганным налетом. Он взлетел вверх и рассыпался в воздухе газетами, кусками металла и деревяшками. Мотоцикл, мирно стоявший у обочины, явно нарушал правила ночной парковки транспортных средств в этом городе. Ему пришлось перелететь через весь тротуар и, разбив витрину магазинчика, торгующего скобяными изделиями, припарковаться внутри.

Понаблюдав, как трейдеры преодолевают квартал за кварталом, Тини вдруг очнулся и начал трепать Лайла за воротник, пытаясь вытащить того из паралитического состояния, в котором шериф Аризоны находился уже добрые пять минут.

— Давай убираться отсюда! — визжал Тини. — Поехали к участку. Живо!

Лайл быстро развернул машину, но зацепился бампером за «бьюик», который случайно оказался в этом месте и сейчас старался выбраться из этого ада. Оба автомобиля, сцепившись бамперами, сделали невозможным движение друг другу. Драгоценные секунды были потеряны напрасно в попытке разъединиться. Тини неожиданно распахнул дверь со своей стороны.

— Бежим! — крикнул он. — Это единственный шанс!

Он бросился через улицу к сравнительно надежному укрытию — задней двери банка. Но в проходе было достаточно места только для одного человека, и Лайл в ужасе остался стоять посреди улицы, колеблясь дольше, чем это было возможно. Когда передний грузовик почти вплотную приблизился к нему, коп предпринял безумную попытку спастись в общественном парке, расположенном на другой стороне улицы.

Однако, заметив его, тракеры уже не выпускали Лайла из вида. Поддерживаемый обоих бортов Вдовой и Пиг Пэном, Утенок перевалил через тротуар и вкатил в парк, ярд за ярдом сокращая расстояние между машиной и бегущим человеком. Все еще сохраняя первоначальную стройность рядов и эффективно отрезая все пути к отступлению и побегу в стороны, три крупных дизеля продолжали преследовать полицейского. Ветки кустарников сминались ломались, маленькие деревца выдирались из земли с корнем или ложились так, что им уже никогда не суждено было подняться. Пиг Пэн несся вперед, ни на что не обращая внимания. Он снес питьевой фонтанчик, оставив вместо него бьющую из земли десятифутовую струю воды.

Лайл попытался спрятаться за железной сеткой на краю бейсбольного поля, но три грузовика пропороли её, вывернув из земли столбы, на которых она крепилась, и устремились вперед. Обрывки сетки болтались на их кабинах, похожие на металлическое кружево. Коп нырнул в боковую аллею между двух легких, сделанных из стального каркаса, обтянутого брезентом, домиков садовников. Трайлеры просто проехали по этим хижинам, разбросав по траве инструменты, нехитрую мебель и зазубренные куски олова.

Тут Лайл закричал, хотя едва мог расслышать свой голос из-за грохочущих двигателей грузовиков, и последним решительным рывком пересек улицу, влетев, словно на крыльях, в полицейский участок. Он захлопнул за собой дверь, задыхаясь от быстрого бега, и отступил к противоположной стене, где в пирамиде ровными рядами были установлены карабины. Едва коп успел вытащить из кобуры свой пистолет, как вся передняя стена участка рухнула, разметав столы и стулья — обстановку кабинета — и рассыпав веё ром папки с бумагами. Обломки, летящие во все стороны, заставили Лайла прижаться к дальней стене и застыть там. Пистолет выпал из его руки еще посреди комнаты, и лежал теперь на полу бесполезный, как обыкновенная железка. Лайл не имел возможности достать его.

Утенок медленно, как ни в чем не бывало, вылез из кабины своего грузовика, отряхивая пыль со штанов и обходя валяющиеся на полу остатки стены.

— Где Майк?! — потребовал он ответа у наложившего в штаны копа.

Лайл вытянул трясущийся палец в направлении задней стены здания.

— Там, в своей камере, — прозвучал его вялый голос

Вдова и Пиг Пэн, вошедшие через пролом следом за своим лидером, отобрали у Лайла ключи и поспешили в ту сторону, где размещались камеры и куда указал полицейский.

Оставшись один на один с тракером, коп немного осмелел и попытался добраться до пистолета, продолжающего лежать на полу между ними. Но Утенок опередил его. Он подошел, поднял оружие и взвел курок.

— Не заставляй меня сделать это, Лайл, — предупредил тракер. — Я сам до смерти хочу сделать именно это.

Тут послышался какой-то шум. Оказалось, что это Вдова и Пиг Пэн тащили под руки Спайдера Майка, который не имел сил идти сам. Его ноги волочились по полу, царапая ботинками по плитке и создавая тот шум, что донесся до Утенка и Лайла. Лицо Майка выглядело как один огромный багровый синяк, покрытый запекшейся кровью. Одна нога тракера абсолютно не слушалась его.

— Да, я тоже хочу этого, — тихо произнес Майк, отвечая Утенку на его взгляд, который красноречиво свидетельствовал о том, что тракер не мог поверить своим глазам.

Утенок ткнул стволом пистолета в Лайла.

— Хорошо. Тогда сейчас твоя очередь, — мрачно возвестил он. — Поработай над ним.

В мертвой тишине, повисшей в комнате и заставившей всех застыть на своих местах. Майк, ковыляя, приблизился к Лайлу. Очень медленно, как в замедленной съемке, тракер нагнулся и поднял ножку стула, отломившуюся при крушении стены. Он занес это оружие над головой отступающего в ужасе мужчины, а потом так же медленно опустил руку и разжал пальцы. Деревяшка со стуком упала на пол.

— Я придумал кое-что получше, — едва выговорил Майк разбитыми губами сквозь сжатые от боли зубы. — У меня есть жена и ребенок, которым я нужен сейчас. И поэтому я уезжаю.

Утенок осторожно опустил пистолет на пол возле стены.

— Отлично! А я не откажусь, — процедил тракер, закатывая рукава. — Давай, Лайл. Ты и я — мы будем драться снаружи. Это первый случай в твоей жизни, когда ты не сможешь спрятаться за своим значком полицейского.

Лайл вышел за Утенком на улицу, чтобы начать открытую борьбу, которой оба с нетерпением ждали. Возможно, с того самого момента, как появились на свет.

Это была недолгая битва, но она выросла до ужасных размеров как раз из-за недостатка времени.

Первым ударил Утенок. Его прямой правой достиг своей цели. Лайл ответил, сильно боднув противника головой в живот, так что Утенок не удерх<ался на ногах и очутился на земле. Перекатываясь то в одну, то в другую сторону, тракер успевал избежать ударов копа. Наконец Утенку удалось ухватить замахнувшуюся ногу Лайла и перекинуть его через себя. Коп шлепнулся спиной на мостовую.

Когда оба смогли подняться на ноги, Утенок одарил Лайла одним-двумя хуками в солнечное сплетение, а потом скрутил обессилевшего копа, заведя ему руки за спину. Повалив его на землю, он прижал полицейского к земле. Медленно, несмотря на тычки, которыми Лайл продолжал осыпать тракера, и крики, вырывающиеся из глотки копа, Утенок оторвал его от асфальта на добрые четыре фута, а потом с силой опустил на тротуар. Голова копа с громким стуком коснулась твердойповерхности, однако обошлось без летального исхода. Бой был окончен. Этот проклятый ублюдок получил причитающеё ся ему сполна.

Сзади раздался хор голосов, приветствующих и поздравляющих тракера. Утенок повернулся и увидел Биг Нэсти, Бэджера Боба, Мексиканца Пита и Дасти Дэна, стоящих неподалеку и держащих бесчувственное тело Тини Альвареса за четыре конечности. Самоуверенный раньше коп сейчас напоминал скореё гротескную, огромных размеров куклу. Лысый Орел стоял позади этой живописной группы, держа в руках непригодившуюся винтовку.

— Мы пытались помочь ему, а он потерял сознание, — объяснил Биг Нэсти с самодовольным до скверности смехом.

— Похоже, он не единственный, кто так поступил, — заметил Лысый Орел, показывая на лежащего без сознания Лайла.

— Послушайте… Оттащите их обоих в камеры и как следует закройте, — распорядился Утенок. — Нам нужно убираться отсюда поскореё. Pronto![22]

Когда бесчувственные тела копов были надежно заперты в камерах, все тракеры собрались на улице перед разрушенным полицейским участком. Перед тем, как заговорить, Утенок оглядел всех присутствующих, переводя взгляд с одного на другого поочередно.

— Я думаю, с этим мы покончили, — начал он очень тихо. — Рад, что вы все приехали сюда, но теперь действительно не имеё т смысла путешествовать вместе. Я благодарен вам за то, что вы сделали. На этот раз мы сумели защитить свои собственные задницы, слышите? — Он хотел еще что-то добавить, но не смог, а просто развернулся и направился к своему грузовику. Группа тракеров распалась. Каждый пошел к своей машике, как-будто вдруг оборвалась нить, связывающая их.


В пятнадцати милях от города Утенок съехал на примыкающеё в хайвею шоссе, которое, казалось, вело в никуда и остановился в тени нескольких высоких деревьев. Тракер повернул ключ и заглушил мотор. Все закончилось. Утенок чувствовал себя полностью изможденным — и физически и психически. Он знал, что ему нужно определить, в какую сторону направиться и что делать дальше. Но его мозг, казалось, отключился еще во время сражения с Лайлом и до сих пор не начал работать. Неожиданно для себя Утенок заметил, что из коса все еще капает кровь и потянулся в спальный отсек, надеясь найти что-нибудь, чем можно было бы её обтереть.

Вдруг, непонятно как, у него в руке оказался чистый носовой платок. Не успел мужчина вымолвить и слова, как Мелисса выбралась из спальни, взяла платок из рук Утенка и принялась осторожно и очень заботливо стирать кровь с его лица.

— Что ты здесь делаешь? — строго поинтересовался тракер, как только до конца осознал, что женщина на самом деле находится сейчас в его кабине.

Мелисса в ответ только пожала плечами, не отрываясь от своего занятия. Для неё все было ясно, и так же ясно это должно быть и для него — об этом, казалось, свидетельствовал её жест. Где же ей еще быть?

— Я не хочу, чтобы твоя голова упала в ту же петлю, что и моя, — продолжал тракер, когда женщина закончила работу над его носом и губами.

— Что ж, если ты не собираешься действовать, как я говорю, я могу делать то, что будешь говорить ты. — её тон выдавал женщину, которая уже все для себя решила. Сомнения были оставлены для других.

— Я не могу принять такую жертву, — мягко возразил Утенок. Но даже произнося эти слова, он понимал, что хочет совсем другого. Как ей сказать, как попросить её, чтобы она убедила его взять её с собой? Мелисса пронзила его взглядом.

— Ты играешь в азартные игры? Любишь рисковать? — неожиданно спросила женщина. — Я думаю, да. Иначе тебя здесь не было бы, правильно?

— Мое присутствие здесь не имеё т ничего общего с азартными играми, — промычал в ответ тракер. — Все эти передвижения были утопией с самого начала.

— Ты играл когда-нибудь в ложный покер? — продолжала Мелисса, не обращая внимания на его слова.

Утенок кивнул.

— У тебя есть две банкноты?

Мужчина достал их из своего бумажника и вручил Мелиссе. Та спрятала руки за спину, чтобы тракер не видел, как она будет перемешивать купюры, а потом вытянула руку вперед, чтобы он выбрал.

Утенок вытянул банкноту, уголок которой торчал правеё.

— Хорошо, — произнесла Мелисса. — Давай открывай, посмотрим.

— Как насчет того, чтобы сначала сказать мне, на что мы играем?

Мелисса снова посмотрела на тракера. На этот раз взгляд её был прямой и загадочный.

— Твой способ или мой.

— А они вообще когда-нибудь смогут примениться в жизни?

— Когда-нибудь смогут, — успокоила Мелисса Утенка. — Давай сверим очки!

Номер серии на той купюре, что выбрал тракер, был не самым худшим из всех, которые когда-либо выпадали на его долю. Он имел три семерки, которых было достаточно, чтобы выиграть в этом поединке. Мужчина быстро взглянул на Мелиссу, изучающую номер серии на второй банкноте с трогательной серьезностью маленького ребенка. Она подняла голову и, успев заметить, что он смотрит на неё, улыбнулась.

— Говори, — потребовала она.

— Самое лучшеё, что я смог набрать — три семерки, — ответил тракер, предвкушая победу и готовясь объявить её.

Мелисса покачала головой.

— Не могу сказать, что тебе повезло. У меня четыре пятерки.

— Что?! Подожди-ка минутку, дай мне взглянуть на твою купюру. — Утенок попытался выхватить банкноту у Мелиссы, но женщина отдернула руку, держа свой выигрышный билетик на недосягаемом расстоянии.

— Ты мне не доверяешь? — спросила она самым искренним тоном, на какой только была способна.

— Мне кажется, я должен доверять тебе, — уступил мужчина, иначе мне придется подраться с тобой, чтобы взять этот доллар.

Мелисса сжала руку в кулак — в первый раз Утенок заметил, какие у неё маленькие и нежные руки — и потрясла им прямо перед носом тракера.

— Попробуй, — подзадорила она. — Знаешь, тебе многое пришлось испытать за последние сутки. Я думаю, ты все-таки не такой хулиган, каким сейчас выглядишь.

— Хорошо. Ты выиграла. Так что это за способ, о котором ты говорила?

Внезапно, без предупреждения она оказалась в его объятиях, нежно целуя неповрежденную часть его губы. После второго поцелуя Мелисса перебралась к мужчине на колени и прижалась к нему еще плотнеё.

— Как мне кажется, сейчас у нас нет другого выбора, — мягко прошептала она, когда оба смогли, наконец, перевести дыхание. Мелисса соскользнула с коленей Утенка и исчезла в спальном отсеке.

— Заходи, — позвала она тракера, засмеявшись, как только он оказался там. Утенок сидел, ошеломленный и неспособный прийти в себя, чтобы последовать за женщиной.

— Я так много времени провела в этой кабине, удирая от копов, что начинаю чувствовать её своим домом.


В динамик СВ-рации ворвался чей-то голос и разбудил Мелиссу. Она полежала еще с минуту, не желая двигаться и ощущая горячеё тепло тела Утенка, лежащего рядом.

— Серебряная Молния вызывает Резинового Утенка, — нетерпеливо повторил голос. — Ты слышишь меня? Ответь.

Осторожно подвинувшись, чтобы не разбудить Утенка и не нарушить действительно мирное выражение лица тракера, которое она видела впервые с того момента, как познакомилась с ним, Мелисса вылезла из спальни и взяла микрофон.

— Говорит трейлер Резинового Утенка, — отозвалась она. — Он сам сейчас спит.

— Кто говорит? Как тебя зовут? — решительно потребовал ответа голос.

— Это Me… ах, Опасные Повороты. Что тебе нужно?

— Слава богам дорог! Мы вызываем вас по всему штату вот уже два часа. Думали, может, вас сцапали медведи.

— В поле зрения нет ничего, похожего на медведя, — ответила Мелисса. «Исключая меня», — подумала она, хихикая и надеясь, что никто не проедет мимо, пока она сидит тут у окна совершенно голая.

— Отлично. Это самая лучшая новость за сегодняшний день, — с заметным облегчением произнес Серебряная Молния. Каково твое twenty?

— Моё что?

— Твое местонахождение. Где ты сейчас?

— Мы на грунтовом шоссе примерно в двадцати милях от Альвареса. Кажется, главный хайвей идет параллельно какому-то холму приблизительно в четверти мили отсюда, — объяснила женщина, сама в первый раз заметив, где они находятся.

— Понял тебя, — вступил в разговор другой голос. — Ты на старом пятьдесят четвертом шоссе штата. Я знаю это место. Когда был еще мальчишкой, ловил там сусликов.

— Оставайтесь на месте, — посоветовал Серебряная Молния. — Мы найдем вас. Отбой.

Мелисса залезла обратно в спальню, размышляя, что все это могло означать. Судя по всему, она сейчас ничего не могла поделать со всем этим, а потому решила не тратить время на беспокойство. В той ситуации, которая сейчас сложилась, час стоил по крайней мере неделю обычной жизни.

её передвижения разбудили Утенка, как оказалось, только для того, чтобы перевернуться и снова обнять Мелиссу. Этот жест плавно перешел в следующий, и вот они уже опять занимаются любовью. Когда все закончилось, женщина была абсолютно счастлива, лежа рядом с любимым мужчиной. Сон окончательно сморил её, и, погружаясь в него, она думала: «Что бы ни случилось, этого будет достаточно. Даже больше, намного больше».

Проснувшись, Мелисса обнаружила, что спальный отсек пуст. Она натянула на себя кое-что из одежды, чтобы не казаться себе совсем уж развращенной, и перебралась в кабину, надеясь найти там Утенка. Тот стоял снаружи рядом с дверью, уперевшись руками в бедра и глядя на хайвей, пролегающий по краю склона с ближайшего холма. Там, припаркованные на обочине, стояли грузовики, плотно прижавшись друг к другу. Радиатор одного касался заднего бампера стоящего перед ним другого. Это была самая длинная колонна, которую Мелисса когда-либо видела за всю свою жизнь. Несмотря на хороший обзор, позволяющий видеть далеко в обе стороны, колонна грузовиков занимала всю длину хайвея, исчезая из вида за горизонтом в обоих направлениях. Как и в первом Конвое, здесь были самые разнообразные представители грузового транспорта, но преобладали все-таки массивные дизели для межштатных перевозок.

Утенок запрыгнул б кабину и взялся за микрофон.

— Эй, кто-нибудь на хайвеё слышит меня? — возбужденно проговорил он. — Это Резиновый Утенок. Что вы делаете?!

— Ждем, когда завершится твой прекрасный сон, — ответил знакомый голос. Это был Пиг Пэн. Мелисса неожиданно почувствовала, что вот-вот заплачет. — Как ты думаешь, не смог бы ты поднять свою ленивую задницу, чтобы подъехать сюда и встать передней дверью? Я получал одни лишь жалобы от всей компании, сидя в своем катящемся кресле.

— Можешь поручиться своими сладкими молоденькими девушками в кузове, — не удержалась Вдова. — Первый раз, когда я только приблизилась к тебе, чуть не задохнулась в своей кабине.

— Вдова, — прервала её Мелисса, — как это все случилось?

— О-о, тут нет ничего необычного. После того, как мы разъехались утром, некоторые из нас начали переговариваться по рации. И мы нашли так много забавного, происшедшего в первом Конвое, что попытались повторить его. Те, кто пропустил тот Конвой, были сильно разочарованы. Тут Серебряная Молния и Вэйлор Бенни обнаружили, где вы, а все остальное совсем просто. Давайте-ка лучше заводитесь и начнем двигаться. Эти танцующие девушки заставляют меня сделать это как можно скореё.

— Мы сейчас будем, — выкрикнула Мелисса. Вдруг она осознала, что именно только что сказала и повернулась к Утенку.

— Все в порядке, не так ли? — спросила Мелисса, готовая извиниться за то, что слишком много на себя взяла. — Я имею в виду, мы трогаемся, разве не так?

Тракер улыбнулся и наклонился к ней, чтобы поцеловать.

— Даже больше того, — ответил он. — Мы стали КОНВОЕМ. — Утенок повернул ключ в замке зажигания, и мотор послушно отозвался мощным рокотом. С того момента, как заработал двигатель, Мелисса заметила, как страстно он желал остановиться в подобном месте для того же самого.

Пересечение второстепенной дороги с хайвеё м находилось менеё чем в миле. Медленно двигаясь к этому перекрестку, Мелисса не отрывала взгляда от колонны, ожидающей их.

— Это напоминает приближение восемнадцатилетия молодой Августы, — произнесла она.

— Больше напоминает приближение лидера Конвоя в Техасе, — заметил Утенок.

— Куда мы направимся, когда возглавим колонну? — поинтересовалась женщина, не торопясь приводить свои аргументы.

Утенок пожал плечами.

— Наш путь настолько далек, насколько я это вообще понимаю. Может быть, конечный пункт — Вашингтон

— не такая уж плохая идея?

— А как насчет полиции?

— Послушай. То, что мы собираемся делать — просто ехать по дороге. А там будет видно, что Смоки сами решат, как с нами разобраться, о'кей?

Оставшийся путь до хайвея они проделали в тишине. Мелисса знала, что Утенок терпеть не может, когда ему задают вопросы, на которые у него нет ответа.

У неё еще оставалось дурное предчувствие, когда они выехали на главную дорогу и заняли свое место во главе Конвоя, сопровождаемые хором клаксонов и возбужденными криками приветствия по рации. Когда трейлер набрал скорость в семьдесят миль и продолжал увеличивать её, Мелисса поймала себя на мысли: «Теперь нам действительно некуда больше ехать».

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Конвой


Конвою предстояло иметь дело с новым губернатором в новом штате. В столице штата — Остине — губернатор Клит Грай-сон настойчиво стремился показать разницу между собой и губернатором Хаскинсом.

Полностью облысевший к своим пятидесяти, он имел вдобавок округлое брюшко, приобретенное несколькими годами раньше. Сейчас этот человек разговаривал по телефону, одновременно попыхивая сигарой. Так было заведено в южных штатах, и все высокие чиновники следовали этой традиции.

— Спорю на твою жирную задницу, что вызову Гвардию! — рявкнул Грайсон в трубку. — Им не удастся протащить это дерьмо через мой штат. Я хочу иметь под рукой все, что может вышвырнуть их отсюда. Танки, джипы… и даже реактивные самолеты, будь я проклят. Я заполучу эти чертовы «Фантомы». О, и генерала. Я хочу, чтобы во главе операции стоял полковник Риджуэй. Мне нужно прекратить этот геморрой как можно скореё, и сделать это раз и навсегда.

Губернатор Техаса опустил трубку на рычаг и зажег новую сигару не докурив предыдущую и до половины. Глубокомысленно затянувшись раз-два, Грайсон постарался собраться с мыслями и обрести подходящеё строение, потом его рука потянулась к кнопке внутреннего селектора.

— О'кей, мисс Роджерс. Можете впустить этих проклятых репортеров.

* * *

Вооруженная Национальная гвардия стала похожа на муравейник, когда водители побежали к своим машинам. Кишащая и суетящаяся, армия начала хвататься за винтовки и расчехлять зенитные орудия. Сержанты носились взад и вперед, еле успевая отдавать приказы.

Внезапно суматоха прекратилась, как по мановению волшебной палочки. Люди застыли на своих местах. Воцарилась мертвая тишина.

Два гигантских танка, тяжело ворочая гусеницами, проползли мимо собравшихся здесь военных, занимая исходную позицию.

— Господи, — произнес один из гвардейцев, хлопнув по плечу своего приятеля, с которым вместе служил. — Это становится похоже на настоящие боевые действия.

— Единственное, в чем я уверен — я рад быть здесь вместе со всеми, — философски заметил тот, когда грузовик загромыхал по дороге, начав свой длинный путь на запад.


Не изменив своего курса, Конвой продолжал двигаться вперед. Мелисса повернула выключатель, настраиваясь на волну, которой пользовались корреспонденты. Она надеялась услышать очередной выпуск новостей.

Обнаружив один из каналов, Мелисса до отказа повернула ручку громкости, чтобы не пропустить ни слова.

«…и, наконец, последние сообщение. Конвой находится сейчас к востоку от Нортон-сити и продолжает нарушать все установленные ограничения скорости. Поступило сообщение, что губернатор Грайсон мобилизовал Национальную гвардию. У нас пока нет официального подтверждения из резиденции губернатора, но наш специальный корреспондент Джейсон Райт в своем отчете заметил, что видит войска и орудия, движущиеся в направлении Веббер-сити. Можно только догадываться об их миссии. В следующем выпуске…»

Мелисса выключила радио и посмотрела на Утенка, который беззаботно крутил баранку, глядя на лежащую перед ним ленту шоссе.

— Звучит не слишком многообещающе, — заметила женщина.

— Й-й-а, — согласился Утенок. Внезапно у него созрело решение, и он схватил микрофон. — Вызывает один-девять. Вызов всем тракерам. Это Утенок. Я только что слышал по радио, что вызвана армия. Мне не хочется говорить так, но вам, ребята, лучше подумать о том, как бы смыться отсюда.

— Вызов, вызов… — раздался в динамике голос — Говорит Пиг Пэн. Что собираешься делать ТЫ, Утенок?

— Высадить своего пассажира здесь, а потом попытаться прорваться в Мексику, — решительным тоном ответил тракер, не глядя на Мелиссу.

— Отлично. Я еду с тобой, Утенок, — отозвался Пиг Пэн. — Это было слишком хорошо для обычной перевозки груза. Кроме того, если худшеё обернется самым худшим, мы всегда сможем съесть этих танцующих девочек, что сдут в моем кузове, если вдруг наши желудки потребуют этого.

— Вызов. Говорит Вдова. Тут вот Боб убеждает меня, как великолепна в это время года южная граница. А кроме того, надо же нам куда-нибудь отправиться в свой медовый месяц.

Мелисса положила свою руку на руку Утенка.

— Я тоже, — мягко, но требовательно произнесла она. — Твой пассажир остается.

Утенок взглянул на неё, и в уголках его губ залегла горькая складка.

— Я бы не рекомендовал тебе делать это, — предостерег он женщину.

Мелисса пожала плечами. Мужчина начинал находить её манеры неотразимыми.

— В отличие от своей мамы, которая никогда не сделала бы этого, — упрямо проговорила она, — я здесь надолго.

— Так в чем дело, Утенок? — влез в разговор Пиг Пэн. — Эти хайвеи становятся все горячеё и горячеё, как июньская невеста на пуховой перине. Если не свернуть, мы просто сгорим. Ты не знаешь, есть какие-нибудь ответвления на этом шоссе?

Утенок был готов к такому вопросу. Последние полчаса они с Мелиссой изучали карту штата Техас в поисках альтернативы.

— Возьми вправо примерно через милю, — скомандовал он, — и все остальные тоже. Будь я на вашем месте, я воспользовался бы такой возможностью. У них не хватит медведей, даже если их соберут со всего штата, чтобы поймать вас там.

Утенок повернулся к Мелиссе.

— Я сомневаюсь только в одном — в Национальной гвардии. Они все еще не отказались от мысли схватить нас.

Женщина кивнула, соглашаясь, и скрестила пальцы на руке. «Может, пронесет», — подумала она.

* * *

В это время в Санта Фе губернатор Хаскинс, находясь в своем особняке, готовился проглотить самую горькую пилюлю в своей политической карьере. Как часто бывало в подобных случаях, Биг Хэнк находился рядом с ним, чтобы удостовериться лично: он не пропустил ничего важного. Генри Мейерс искренне симпатизировал своему болеё молодому коллеге, который был выше по положению.

Если бы он только мог, имея огромный опыт, нажитый за долгие годы работы, использовать тогда, когда на это еще было время, губернатор мог бы быть спасен. Биг Хэнк налил в свой бокал еще немного выпивки и застыл в ожидании. Были времена, когда это не играло особой роли в принятии им решений.

В течение последних пяти минут Хаскинс тихо сидел за своим столом. Его лицо ясно выражало смерть политика. Наконец, перестав витать где-то в потустороннем мире, он заставил себя вернуться в комнату, чтобы жалобно спросить:

— Но ПОЧЕМУ они сделали это? Я дал им все, что они хотели. Удовлетворил все их требования.

— Потому что люди такого сорта всегда так поступают, — быстро ответил Биг Хэнк. Пришло время борьбы. — Никакого уважения к авторитарности. Они родились такими. Они впитали свою извращенную мораль с молоком матери.

— Но разве я был неправ? — возразил молодой человек почти виноватым, неуверенным тоном.

— Прав или нет — сейчас это не имеё т никакого значения. Они нарушали закон, а ты присягал повиноваться закону. Все очень просто.

— Не может быть! — запротестовал губернатор. Его голос наполнился ужасом, когда он осознал, что на самом деле именно так в*се и обстояло.

Биг Хэнк подошел к нему, глядя прямо в глаза, которые сейчас были полны страха

— Может, — заключил помощник губернатора. Хаскинс впервые не послушался совета старшего. Его голова бессильно упала на стол. Он чувствовал, всегда чувствовал, что нечто подобное случится с ним. Он знал это. Он был неудачником.

— Как ты думаешь, что нам теперь делать? — спросил губернатор уставшим, лишенным эмоций голосом.

— Грайсон из Техаса собирается остановить их. Ты можешь сыграть на этом. Он вызвал Национальную гвардию, и нет другого способа добиться желаемого результата. — Биг Хэнк размеренно произносил слова, анализируя то, что говорит. Это была вещь такого рода, в которых он отлично разбирался. И он знал это. — Единственное, что мы должны сейчас сделать — отменить амнистию, отказаться от всех пунктов соглашения. Нужно успеть сделать это до того, как Гвардия доберется до них. Из-за того, что они не сдержали обещания, мы осуществляем отмену амнистии, избираем другую тактику в зависимости от ситуации, которая сложится. Вот самое лучшеё, что мы можем сделать.

— Разве нет каких-нибудь других способов? — в третий раз показав себя не столько политиком, сколько человеком чести (и прекрасно отдавая себе в этом отчет), поинтересовался Хаскинс.

— Нет. Если ты не хочешь, конечно, обнаружить себя причисленным к этой банде преступников в качестве соучастника. Или ты — или они.

Поколебавшись, Хаскинс набрал номер Арнольди.

— Привет, Чак. Это Джерри Хаскинс, — начал он говорить в трубку, и с каждым словом голос его становился тверже. В нем появились требовательные нотки. — У меня есть основания для немедленных действий. Я отменяю амнистию… Да, именно так. Я хочу, чтобы ты взял это на себя, Чак. Мы должны поставить в известность средства массовой информации до того, как они сами пронюхают об этом.


Конвой достиг развилки и разделился. Большинство грузовиков продолжили свой путь, чтобы, рассеявшись по городам и второстепенным дорогам, направиться на восток. Некоторые из них остановились, но только для того, чтобы позволить другим лидировать в этом рейсе. Ядро, состоящеё из ветеранов, плюс еще один сумасшедший парень, появившийся в Конвое еще в Эль-Пасо, последовало за Утенком, свернув вправо.

Над их головой кружил до сих пор не замеченный тракерами вертолет полиции штата Техас, отмечающий каждое их движение. Пилот имел связь с передними машинами полицейских и армии, находившимися в тридцати милях восточнеё. Эта колонна двигалась наперерез Конвою. В полицейской машине, возглавляющей колонну, сидели агенты Гамильтон и Фиш, полковник Риджуэй — офицер Национальной гвардии, выглядевший так, будто недавно вылез из каких-то подземных, заплесневевших катакомб Пентагона, и Лайл, который был туго перебинтован и сидел, безмолвно уставившись в заднеё стекло. Каким-то образом ему удалось сохранить свою форму, которая вряд ли еще годилась для носки. На ней не было живого места.

— Они приблизились к перекрестку, — прозвучал голос пилота в погруженной в молчание машине. — Передний грузовик и еще несколько поворачивают. Движутся к югу…

— Это двухрядное шоссе, пересекающеё долину? — спросил Гамильтон. Он изучал карту, разложенную на коленях.

— Да, это оно, — подтвердил пилот.

— Тогда это, должно быть, Декер Роуд, — заметил Гамильтон. — Держись неподалеку, но не показывайся им на глаза, если сможешь. Отбой.

Фиш перегнулся через спинку своего сиденья, чтобы лучше разглядеть карту.

— Они, судя по всему, направляются на юг, примерно вот так, — он пальцем прочертил приблизительный маршрут тракеров.

— Да, — согласился Гамильтон. И похоже, нам не составит труда вышвырнуть их отсюда. Вы знаете этот район, полковник?

— Конечно. Это Фолгерсвилль, — отозвался полковник. Он говорил с ужасным техасским акцентом, растягивая слова. — Вы можете заблокировать там мост. Это самое подходящеё место.

— Так и сделаем, — решил Гамильтон. Он начал сворачивать карту.

Лайл пытался все это время вступить в разговор. Наконец он произнес:

— Как насчет авиации? Разве вы не собираетесь использовать реактивную технику против тракеров?

Для Гамильтона этого было болеё, чем достаточно. Он очень медленно завершил свертывание карты, а потом повернулся на сиденьи, оказавшись лицом к лицу с Лайлом.

— Уэллэйс, позвольте напомнить, что вы здесь вопреки моим энергичным возражениям. Единственно для того, чтобы идентифицировать общие намерения. Ваше участие как в планировании, так и в проведении этой операции не только нежелательно, но с этого момента просто непозволительно. Это понятно?

— Да, СЭР, — ответил Лайл полным презрения голосом.

— Болеё того. Насколько я слышал, то, что вы и ваш приятель сделали с тем парнем в Альваресе, наводит меня на одну мысль. Я лично не хотел бы ничего иного, и мне доставит необычайное удовольствие наблюдать, как «Фантомы» будут использованы против вас обоих. Для пристрелки.

Коп так громко хмыкнул в ответ, что из его ноздри вылетел кусок сопли и шлепнулся на сиденье между ним и Фишем. Тот дал себе слово, что это — последний раз, когда он позволил Гамильтону ехать на переднем сиденьи. Он отодвинулся от Лайла и принялся обдумывать собственный план надвигающейся мести.

— Это было немного грубо, — тихо произнес полковник Риджуэй, рассчитывая, что за шумом мотора его почти никто не расслышит.

— Я не сказал и половины того, что мог бы сказать, — мрачно ответил Гамильтон. — Этот человек — ублюдок!

Полковник взглянул на Лайла через зеркало заднего вида и кивнул, соглашаясь с фэбээровцем. К своему глубокому сожалению, он знал этого типа.

* * *

Единственное, что оставалось Конвою, — продолжать двигаться на юг под сгущающимися тучами опасности. К этому моменту вертолет уже был замечен, но ни один тракер не мог или не хотел понять, что означает его присутствие.

— Что ты будешь делать, когда все закончится? — спросила Мелисса, чтобы разрядить обстановку, которая становилась напряженней и невыносимей с каждой милей.

— Ты хочешь сказать, кроме разрушения скал? — Утенок рассмеялся, довольный своей шуткой. — В самом начале, когда только начал ездить, я заимел некоторые временные базы. Прошло уже семнадцать лет, а я все еще здесь.

Женщина придвинулась вплотную к нему и положила голову на плечо мужчины.

— Мы оба здесь, — сказала она.


Короткий мост, соединяющий берега реки недалеко от Фолгерсвилля был немного больше, чем казалось необходимым, потому что он должен был служить переправой при наводнении, когда потоки талой воды стекали с холмов каждую весну и падали в реку. Он и сейчас, летом, служил основной дорогой и нес страх, растянувшись над водой. Главными нарушителями спокойствия, которое мост все-таки гарантировал при переправе через реку, были прибывающие колонны джипов, носильщики, полицейские фургоны, машины с форсированными двигателями и автомобили для подавления беспорядков, на крышах которых были установлены пулеметы М-60.

Далекий гул мощных двигателей возвестил о том, что Конвой приближается.

Нельзя было терять ни минуты. Гвардейцы повыскакивали из крытых брезентом грузовиков, напоминая ручейки цвета хаки, разбегающиеся в разные стороны. Выполняя отданные лающими голосами сержантов приказы, солдаты начали устанавливать баррикады из проволоки, натягивая её в шесть рядов и перегораживая дорогу автомобилями.

Полицейский контингент передвинулся на другой край моста и начал устраиваться там.

Над позициями армии описывал круги вертолет, осматривая приготовления на участке территории, где ставился кордон, территории. Летчик должен был в случае непредвиденных осложнений и брешей в защите предупредить своих.

Активность военных и полиции на мгновение приостановилась, когда два гиганта — танка — появились в поле зрения и направились к мосту.

Это были М-60А2, одна из наиболеё известных моделей, которые обычно не давались в распоряжение Национальной гвардии. Великолепные машины, самые лучшие в Техасе, имели основную и единственную задачу — являться по первому сигналу в случае любой угрозы интересам государства.

Люди просто застыли на своих местах, разинув рот и не замечая, что продолжают держать в руках инструменты и оружие. Они стояли в таких позах, пока один из танков не описал широкий поворот. Второй остановился у въезда на мост, а потом продвинулся еще немного, занял позицию в центре дороги среди хаотичного скопления машин и людей.

— Давайте, мать вашу так! — выкрикнул сержант, когда рев моторов этих монстров утих и человеческий голос мог быть услышан. — Мы не собираемся ждать целый день. Прижмем эти задницы! В чем дело, кретины, вы что, ни разу танка не видели?! — орал он на своих солдат.

Пока мужчины, сидящие на броне, осматривали местность, выбирая наиболеё удобную позицию, полицейские отделения расположились среди скал в зарослях кустарника на той же стороне дороги.

— Будь я проклят, если знаю, что мы здесь делаем, — произнес один из них. — В конце концов, сейчас не война.

— Заткни свою пасть! — резко оборвал его приятель.

— Слушай.

Издалека раздавался низкий, быстро нарастающий рокот мощных двигателей, похожий на летнюю грозу.


Утенок волновался большей частью из-за того, что ничего не происходило. Этот вертолет, кружащий над Конвоем — козырная карта в руках ублюдков. Но пока они не начали игру, и по мнению Утенка это значило, что тракеры сами едут прямо в ловушку, но им не оставалось ничего другого, как пррсто держаться начеку, готовясь к любой неожиданности.

— Вызов, вызов, — проговорил тракер в микрофон. Передняя дверь вызывает заднюю. Слышишь меня?

— Да, слышу тебя, Утенок. Говори, — отозвался Пиг Пэн. По негласному договору он двигался в хвосте колонны после того, как распался основной Конвой, потому что был самой лучшей задней дверью во всем мире, и потому что никто не мог вынести вонь от танцующих девочек, которые провели в душном кузове целый день, отмеряя мили.

— Как там сзади, дымом не пахнет, Пиг Пэн? — спросил Утенок.

— Насколько я могу видеть, все чисто. Как ты думаешь, что они делают?

— Побеждают меня. Я должен вызвать остальных. Отбой. — Он немного помолчал, чтобы переварить услышанное, а потом снова взялся за микрофон. — Вызывает один-девять. Вызов любому восемнадцатиколес-ному трейлеру на западном шоссе. Кто-нибудь из вас располагает информацией о Смоки и о том, что они собираются сделать с Резиновым Утенком и его командой?

— Десять-четыре, Резиновый Утенок, — раздался чей-то далекий голос в динамике. — Я — Железный Дюк на отметке…

Слова неожиданно заглушил шум радиопомех, а потом в динамике просто появился писк.

Утенок попытался поймать волну, но у него ничего не вышло. Тогда он принялся искать по всем четырем каналам. Динамик продолжал издавать ровный писк. Тракер со злости ударил кулаком по рации несколько раз, надеясь, что просто отошли провода, а от ударов встанут на место. Никаких изменений. Утенок рывком откинулся на спинку сиденья. На его лице отразилось беспокойство.

— Что случилось? — спросила Мелисса. её голос дрожал от страха.

— Они глушат наши сигналы. Я ни с кем не могу связаться.

Они сейчас пресекали лесистую, покрытую холмами местность с крутыми, извилистыми поворотами, достаточно трудными для каждого из грузовиков, если потерян контакт с остальными. Сейчас Конвой начал растягиваться. Дистанция между трейлерами составляла около двадцати ярдов. С неработающей СВ-рацией тра-керы начинали чувствовать себя все болеё и болеё одиноко. Что-то должно было произойти. Но что?

— Утенок… — неожиданно позвала Мелисса.

— Ух-хух, — тяжело выдохнул тот.

— Я волнуюсь.

Мужчина улыбнулся, пытаясь успокоить её.

— Не надо чувствовать себя Одиноким Путником.

С минуту она наблюдала, как он ведет машину, а потом тихо произнесла:

— Но я не жалею ни об одной минуте, проведенной здесь, Утенок. Ни об одной.

Тракер перегнулся через сиденье и ответил на её слова поцелуем. В его глазах… она видела это, знала. Они светились так же, как у неё. Оно поселилось там, это чувство. Он любил её.

С вершины холма за следующим поворотом капитан Гвардии заметил их приближение. Отлично. Между ведущим грузовиком и следующим за ним было, по крайней мере, пятнадцать ярдов. Военный поднял вверх руку, подавая сигнал стоящему внизу, сбоку от дороги, танку.

Как только Утенок миновал перекресток, бронированная громадина выбралась на хайвей и поползла по дороге, выдирая своими мощными гусеницами огромные куски асфальта. Вдове, идущей в колонне следом за Утенком вплоть до этого момента, не оставалось ничего иного, как беспомощно тащиться за танком. Утенок был отрезан, изолирован между танком и тем, что ждало его впереди.

Тракер решил набрать скорость побольше и вжал педаль в пол, с легкостью оторвавшись от преследующего его танка. Одно мгновение — и он ушел на сотню ярдов вперед, продолжая увеличивать отрыв. Утенок выжимал из машины все, на что она была способна, колеса бешено наматывали ярд за ярдом, скрежеща на поворотах. Слишком напуганная, чтобы кричать, Мелисса вцепилась в ручку на двери и расширенными от ужаса глазами смотрела перед собой. Тракер вошел в последний перед мостом поворот. Онемев от изумления и неожиданности, Утенок резко ударил по тормозам. Машина пошла юзом на ровном асфальте. Кузов дизеля развернуло на три четверти, как огромный складной нож.

Не успела осесть пыль, как М-60А2 выполз вслед за дизелем, отрезал путь к отступлению. Позади него остальные участники Конвоя в бездействии встали друг за другом. Они были абсолютно беспомощны. Все, на что они сейчас были способны — только наблюдать… и молиться. Гигантские машины стояли в неожиданно наступившей тишине, как доисторические животные, держащиеся за хвост друг друга.

Полиция разорвала тишину, прокричав в громкоговоритель с другого берега реки:

— Сдавайся! Сдавайся немедленно, или ты будешь уничтожен.

Утенок, сидящий в кабине своей машины, повернулся к Мелиссе. Сейчас болеё чем когда-либо её самоотверженность была не к месту. Неожиданно тракер осознал, что это была дурацкая мечта — быть вместе, несмотря на те немногие моменты, которые они уже успели пережить. Девушка должна была только фотографировать события, а не принимать в них участие.

— Тебе лучше выйти из кабины, — мягко произнес Утенок.

Единственным доказательством шока, который она испытала при этих словах, были чуть сузившиеся глаза.

— Что ты собираешься делать? — спросила Мелисса, нуждаясь в ответе, но на самом деле не желая знать его. На её вопрос не мог быть дан хороший ответ, и она знала это.

Пока Мелисса ждала, что скажет Утенок, она заметила, каким вдруг уставшим он выглядит. Не столько из-за случившегося, сколько от дней и миль на дороге, слишком многих миль… от случайных женщин и крепкой выпивки, которая помяла его лицо и разрисовала глубокими линиями морщин, как географическую карту. У Мелиссы внезапно возникло такое чувство, что если бы только у неё было время, она могла бы пройти от каждой складки и морщинки к их первоисточнику, в сущности, к его жизни.

Глаза мужчины, блестящие от принятых не так давно транквилизаторов, передвигались из стороны в сторону, оценивая ситуацию, но он лишь сказал:

— Лучше выйти.

— Ты будешь уничтожен, если не сдашься, — выкрикнул громкоговоритель. — Десять секунд на размышления. Один… два…

Утенок с хрустом распахнул дверь с той стороны, где сидела Мелисса и мягко подтолкнул женщину к выходу.

— Но что ты собираешься делать, Утенок?! — полутребовательным, полуистеричным тоном произнесла она. Ответ на этот вопрос не давал ей покоя.

Тракер еще раз осмотрел всю сцену — танки, полицию, группы людей, выстроившихся вдоль дороги. Его взгляд остановился на Мелиссе, будто прося понять и простить.

— Продолжать движение. А теперь вылезай.

…Семь… восемь…

Медленно, очень медленно, чувствуя себя старой и ненужной, Мелисса выбралась из кабины и пошла прочь. Она слышала, как дверь грузовика захлопнулась за её спиной, но не оглянулась. Женщина не хотела видеть то, что сейчас должно было случиться.

Пиг Пэн и Вдова подбежали к ней, сопровождаемые присоединившимися по пути Бигом Нэсти и остальными тракерами.

— Что он делает? — задыхаясь, произнес Пиг Пэн. — Что происходит?

Мелисса беспомощно развела руками.

— Боже мой! — выдохнула Вдова. Она прижала Мелиссу к себе, чтобы хоть как-то успокоить и поддержать её.

— Черт возьми, черт возьми, черт возьми, — монотонно бубнил Пиг Пэн. Нужно что-то сделать. Но что? Закричать?

— …Десять, — проскрежетал голос в мегафоне, затихнув на последнем слове. — Это твой последний шанс. Выходи с поднятыми руками.

Напряженная тишина разорвалась неожиданным боевым кличем индейцев, который заставил Мелиссу повернуться и посмотреть в ту сторону. Что бы она ни захотела сказать или даже подумать, сейчас ей это вряд ли бы удалось. Все перекрывал рев четырех сотен дизельных лошадей. Утенок вдавил в пол педаль газа. Женщина в жутком очаровании наблюдала, как черный Мак рванулся вперед, навстречу смерти — танк перегородил дорогу прямо впереди него.

Внутри бронированной махины капрал Элтон Бьюрегард снял с турели свой M-I НМС пятидесятого калибра и приготовился стрелять. Сумасшедший сукин сын собирался удрать, удрать у них на глазах. В этот момент щелкнула рация.

— Говорит полковник Риджуэй. Не открывать огонь. Это действия полиции. Я повторяю: без приказа не стрелять.

Капрал Бьюрегард ослабил давление пальца на курок. — Дерьмо! — разочарованно выругался он.

Грузовик уже въехал на мост, и теперь Утенок лежал на полу кабины, вслепую управляя машиной одной левой рукой. Если он все рассчитал точно, места будет достаточно, и ему удастся проскочить.

Башенный пулемет М-60, направленный на машину бунтовщика, мгновенно открыл огонь, в доли секунды лобовое стекло Мака осыпалось сверкающими брызгами, а из пробитого радиатора повалил пар. Но несмотря на столь ужасное наказание грузовик продолжал двигаться, не замедляя хода.

Почти сверхъестественным, невероятным образом машина вклинилась точно между танком и ограждением моста, лишившись при этом решетки радиатора и дверей кабины. Он сделал это! Грузовик рванул вперед и помчался по мосту навстречу отделениям полицейских.

Пуля, попавшая в кабину, задела Утенка, пройдя через руку, но тракер, сосредоточенный на управлении грузовиком и жмущий на педаль газа, не чувствовал ни боли, ни страха. Его ярость служила надежным щитом от всего.

В кузове патрульной машины вдруг возникло смятение, когда Лайл, уже наполовину вылезший из машины, старался отделаться от Гамильтона. Агент вцепился в ногу копа, едва удерживая его за ботинок, чтобы тот не дотянулся до оружия. Последняя, уже в панике предпринятая попытка, увенчалась успехом, и Лайл, собрав остатки сил и саданув в висок фэбээровца свободной ногой, выкатился наружу.

Он локтем оттолкнул дорожного патрульного в сторону и совместил мушку прицела полицейского карабина с надписью «ВЗРЫВООПАСНЫЕ ВЕЩЕСТВА», пересекающей боковую стенку грузовика. Пробормотав что-то похожеё на «Давай, задница, мать твою…», он нажал на гашетку, проделав ряд дыр точно по центру надписи.

Последовавший за этим взрыв ненамного отличался от ядерного. Ком огня разметал в стороны части грузовика и моста, поднявшись грибом на добрые сорок футов в небо. Колеса трейлера взлетели высоко вверх и упали в реку. Дым рассеялся, и обнажились последствия этого катаклизма. На уцелевшей части моста остались догорать руины Черного Мака. Кабина была сорвана взрывом и, пробив металл ограждения, отдыхала сейчас где-то под водой, скрытая бурлящей поверхностью реки.

Конвой был завершен.

Полиция, солдаты и траксры все как один бросились к месту взрыва и столпились у дыры в ограждении. Темная вода целиком скрыла то, что хотели увидеть люди. Кабина исчезла из вида под толщей воды. Мелисса истерично зарыдала. Пиг Пэн и вдова поддерживали её со обеих сторон, но и из их глаз текли слезы от пережитого шока и постигшей их утраты.

Джип, на котором подъехал полковник Риджуэй, рявкнул в последний раз и остановился у толпы сгрудившихся людей.

— Пошлите кого-нибудь в воду, — приказал он. — Возьмите несколько крюков.

Гамильтон вместе с остальными наблюдал, как добровольно вызвавшиеся ныряльщики погружались в воду и появлялись на поверхности снова и снова, и все безрезультатно.

— Боже мой, — прошептал он, повернувшись к Фишу, стоявшему рядом в таком же отупении, как и все. — Что мы наделали?

ЭПИЛОГ

Конвой

Губернатор Хаскинс в целом имел если не абсолютно положительный, то хотя бы удовлетворительный момент. Собственно говоря, он не любил похороны, как любой другой человек. Но эти имели большое значение при сложившихся обстоятельствах. Фактически Хаскинс являлся сейчас героем для многих тысяч избирателей, заполнивших улицы с обеих сторон и наблюдающих за процессией.

Ему было отведено самое почетное место. Лимузин губернатора следовал непосредственно за другими такими же, везущими членов семьи погибшего. Хаскинс смотрел прямо перед собой и видел резинового утенка, который задорно подпрыгивал на крышке гроба. Он подсмеивался над губернатором или губернатор над ним?

Хаскинс ткнул локтем в бок Бига Хэнка и произнес:

— Не делай такое унылое лицо, Генри. Вокруг полно наших избирателей, ты же знаешь.

Но несмотря на свое признание политика Биг Хэнк был больше человеком принципа. Он сохранял глубокое отвращение ко всему происходящему (черт бы его побрал!), и выражение его лица ничуть не изменилось.

Что ж, ладно. Губернатор отодвинулся вглубь машины, чтобы заново пережить все зигзаги судьбы, которые вынесли его на гребень волны. Сегодня он был здесь, К счастью, предвыборная кампания уже началась, и он имел все шансы занять особняк губернатора на следующий срок. В ноябре все станет окончательно ясно. А потом… кто знает?

Сейчас он был героем, политиком-героем в своем штате и за его пределами при условии, если поток информации уже обрушился на головы американцев. Всем этим он обязан Арнольди. Это может показаться величайшей шуткой столетия, если не всей истории человеческого общества.

Когда известие о смерти предводителя Конвоя разнеслось средствами массовой информации по всей стране, Резиновый Утенок не только мгновенно сам стал героем, но и послужил причиной взлета Хаскинса. Реакция общественности была неоднозначна. Мнения разделились почти поровну. Некоторые обвиняли тех, кто был у власти, а некоторые были злы на тех, кто её не имел.

Сильные беспорядки вспыхнули в нескольких крупнейших городах. Люди вынесли свои разрушенные планы и горе на улицу, демонстрируя их обществу, приговорившему человека, который был лидером тракеров, к смерти. На шестах, прикрепленных к бамперам автомобилей, развевались лозунги и призыв: «Будь проклят дабл-никель», тут же подхваченный водителями по всей стране и приведенный в исполнение.

Самые разнообразные автомобили начали собираться группами и сливаться вместе, образуя колонны, двигающиеся отнюдь не со скоростью пятьдесят пять миль в час.

Патрульный полицейский в маленьком городке штата Арканзас попытался было остановить тракера, превысившего скорость, но был избит разъяренной толпой приверженцев Конвоя.

Не прошло и двух дней, а магазины по продаже безделушек распродали всех резиновых утят и по факсу выслали запрос в Гонконг на новую партию в пятьдесят тысяч штук.

Ответный шаг учреждений власти был удивительно быстр и как раз к месту. В двух третях легислатур штата прошло голосование, в результате которого был назначен день похорон.

Патрульные прошли инструктаж: ездить по двое и на время забыть о своих прямых обязанностях.

В некоторых штатах состоялись референдумы, работающие над так называемой «Нью-Мексико Моделью». Было задумано претворить её в жизнь, а в Вашингтоне велись разговоры о болеё внимательном изучении проблемы, касающейся лимита скорости в пятьдесят пять миль. Также был затронут вопрос о пересмотре структур основных нефтяных компаний на очередном заседании Конгресса. В связи с этим во многих регионах цены на бензин и дизельное топливо упали на несколько центов за галлон. Производители дали обещание о дальнейшем снижении цен в будущем.

«Если бы не Арнольди со всей его некомпетентностью, все могло бы закончиться совсем иначе», — с содроганием признался губернатор самому себе.

К счастью, Арнольди вовремя получил официальное сообщение и уведомил репортеров на состоявшейся пресс-конференции о гибели Утенка. Эта новость разнеслась по стране, и сейчас об этом кричало каждое радио, каждый телевизор и просто голоса людей на улице.

Губернатору оставалось только уничтожить уже приготовленное им постановление и взамен издать красноречивый экспромт, подтверждающий его соглашение с Конвоем. Речь Хаскинса тронула до слез не одного человека, а потом была подхвачена и широко освещена в прессе крупнейшими издательствами.

«Добрый старина Чак», — подумал губернатор о своем помощнике, глядя на вакантное место, пассажиром которого мог бы стать Арнольди по такому случаю, как этот. У дураков свои приемы, но было слишком опасно рассчитывать на свою неспособность отдачи и выход из затруднительного положения каждый раз только благодаря ему.

Когда лимузин медленно выехал на перекресток, пожилая леди, опершись на трость, крикнула в полуоткрытое окно.

— Да хранит тебя Господь, губернатор. Ты единственный человек, который обошелся с этими парнями по справедливости.

Стараясь удержать свою улыбку в допустимых рамках, Хаскинс высунулся в окно и пожал протянутую ему старой леди руку.

— Какой печальный день, — траурным тоном заметил губернатор. — Печальный день для всех нас.

Он снова спрятался в глубину салона, от всей души желая, чтобы эта процессия завершилась. Ему необходимо было глотнуть чего-нибудь очень крепкого.

Гамильтон бесцельно бродил среди толпы, сам толком не понимая, что он здесь ищет. Он написал официальное прошение на то, чтобы ему разрешили отсутствовать на работе и принять участие в похоронной процессии. Но сейчас, находясь здесь, он никак не мог понять, что его заставило прийти.

После нескольких часов безрезультатных поисков люди поняли, что река не собирается возвращать им то, что приняла в свои воды. Тело Утенка так и не было найдено. Гамильтон сел на самолет до Голлапа, вежливо предоставленный Национальной гвардией.

Когда он приехал домой, его жена спала, но после того, как он докурил свою третью сигарету подряд, сидя в постели и перебирая в уме события последних двух дней, Элейн проснулась и, перевернувшись, посмотрела на мужа.

— Я все видела по телевизору, — произнесла она. — Это было очень трудно?

Мужчина кивнул.

— Элейн, я собираюсь попросить разрешения отправиться на похороны, где бы они не проводились.

Она довольно долго изучала взглядом его лицо. Заметив непреклонную решимость, Элейн проговорила:

— Я думаю, тебе это нужно. А теперь гаси свет и давай попытаемся хоть немного поспать.

Но сон не приходил в эту ночь, так же как и в следующую, и в еще одну… Как большинство фэбээровцев, Гамильтон был ограничен в своих передвижениях строгими правилами и графиком дежурств. В этом случае, хотя он и получил официальное разрешение из местного отдела, он никак не мог охарактеризовать свои действия или придумать, что еще можно сделать. Может быть, именно поэтому Гамильтон был сейчас здесь — найти какую-то причину, которая успокоит его измотанный мозг.

Он почувствовал, как на плечо легла чья-то рука. Обернувшись, мужчина увидел знакомое лицо.

— Фиш?! — возбужденно воскликнул он. — Что ты здесь делаешь?

Тот ответил ему вымученной улыбкой.

— То же, что и ты, — заметил фэбээровец. — Так в чем дело?

Гамильтон медленно, будто в раздумье, покачал головой.

— Я не знаю. Я просто продолжаю видеть эти куски металла, то что осталось от грузовика — парящие в воздухе, как в замедленной съемке… и слышу, как кричит эта несчастная женщина.

Фиш кивнул.

— Ладно. Но мы всегда можем попытаться найти Лайла и загнать его в тот ад, из которого он появился на свет. Может быть, это не принесет слишком много пользы, но, я уверен, будь очень хорошим успокаивающим средством.

Гамильтон посмеялся над своими мыслями.

— И нет никакой возможности упрятать этого сукиного сына за решетку, чтобы он предстал перед судом? — изумился он. — Это становится интересным. Так на чьей-же ты стороне на самом деле?

Фиш полез в карман, достал пятицентовик и поместил его на ноготь большого пальца.

— Спросим у воздуха, — произнес он. — Проигравший покупает кофе в забегаловке на той стороне улицы.

Гамильтон выбрал «орла» и проиграл. Следуя за Фишем в кафе сквозь поредевшую толпу, он говорил сам себе: «Даже если я не нашел сейчас ответа на свои вопросы, может быть, с течением времени они покажутся не такими значительными?»

Занятые каждый своими мыслями, они прошли мимо Мелиссы и пожилой миссис Джексон всего в каком-нибудь ярде, не заметив их. Мелисса закончила свою историю и сейчас плакала. Крупные слезы стекали по её щекам, а вторая женщина стояла рядом, растерянная и беспомощная.

— Какая трагедия, какая ужасная трагедия, — произнесла наконец миссис Джексон, делая слабую попытку успокоить свою собеседницу. — Он, должно быть, был очень особенным человеком.

— Да. Он был таким, — постаралась Мелисса справиться со своим горем. — Я люблю его. — Она показала на окружающих их людей, обведя толпу широким жестом. — Они все любили его. Он был величайшим тра-кером из всех, которые когда-либо жили на этой улице.

— Да. Но он так же и неплохой пловец, — раздался чей-то голос за их спинами.

По ошеломленному, недоверчивому, осветившемуся радостью лицу Мелиссы старая женщина поняла, кто это был. Должен быть. Она едва успела взглянуть на высокого, хорошо сложенного мужчину, одна рука которого была забинтована и держалась на перевязи, а лицо было скрыто огромным сомбреро, как Мелисса обернулась, выпуская из рук камеру. Это была одна из самых счастливых встреч, которые миссис Джексон когда либо видела за всю свою жизнь. Мелисса разрыдалась еще сильнеё, но теперь это были слезы радости. Временами всхлипывания переходили в смех, а потом в бессвязное бормотание, которое могли понять только сами влюбленные.

Фигура мужчины, одетого будто в маскарадный костюм, привлекла внимание человека на противоположной стороне улицы. Черт возьми, так оно и есть! Лайл следовал за Меллисой по всему Альбукерке в течение трех дней, ожидая нечто подобное. Если раньше в его голову закрадывались подозрения, то сейчас коп выглядел так, будто наконец вытянул счастливый билетик. Конечно, он не мог быть уверен на все сто, потому что лицо скрывала эта огромная шляпа, но по тому, как женщина бросилась ему на шею, Лайл сделал определенные выводы. Последние сомнения исчезли.

Но сейчас, в этом месте, он ничего не мог сделать. Если толпа хотя бы заподозрит, кто скрывается за этим маскарадом, Лайл точно знал — его самого разорвут на куски, чтобы отметить радостное событие. Но теперь уже неважно, когда именно — сегодня, завтра или на следующий день. Он умеё т терпеливо ждать. Ненависть помогает ему в этом.

Когда двое влюбленных радостно смешались с толпой, старая миссис Джексон направилась домой. её шаги отличались теперь легкостью, какой она не чувствовала в течение последних лет. Она улыбалась сама себе. Возможно, есть что-то по-настоящему загадочное и волшебное в этой штуке, которая называется жизнью. Женщина чувствовала себя так, будто всегда знала это.

Она миновала телерепортера, которого просто невозможно было не узнать. Дэйв Рэймонд готовил свой последний выпуск перед тем, как занять новую должность в центральной телекомпании Нью-Йорка.

«…но когда мы скорбим по ушедшему от нас Резиновому Утенку, во всей этой истории просматривается счастливая ирония судьбы», — серьезно говорил репортер в миникамеру. — «Сотни тракеров собрались здесь, сегодня, чтобы почтить память своего предводителя такой траурной процессией, какую наша страна редко может видеть, если вообще когда-нибудь видела».

Он посмотрел на опустевшую улицу, будто заподозрив что-то. Вдалеке затихал шум работающих двигателей. Это последние участники процессии выезжали из города.

«Утенка уже нет с нами, — задумчиво заключил Рэймонд в камеру, — но здесь, на его похоронах, Конвой продолжает жить».

Примечания

1

Тракер — водитель грузовика (от амер. truck — грузовик).

2

Марки грузовиков.

3

CB — Citizen Band radio (Си-Би рация для любого желающего. В Америке в основном используется тракерами.)

4

Десять-четыре, четыре-десять — в радиопереговорах: о'кей (амер.).

5

Спайдер — паук (англ.).

6

Передняя дверь — выражение тракерон. Означает идущий первым в колонне.

7

Тен-Роджер — эквивалент «Тебя понял. О'кей».

8

Мак-Два Бульдога — марка грузовика.

9

Пиг Пэн — Свиной Загон (англ. Pig Pen).

10

Барбекью — праздник, во время которого туша животного (барана, поросенка, теленка) жарится целиком на костре.

11

Медведь — патрульный полицейский (амер. слэнг).

12

Байкер — велосипедист (амер.).

13

Четвертак — монета в 25 центов.

14

Кокэс — амер. caucus — закрытое собрание партийных лидеров для предварительного обсуждения политических и организационных вопросов.

15

Смоки — полицейский, коп-патрульный (амер. слэнг).

16

Перкашн — англ. persucion — инструменты типа барабанов: коубэлл, там-там, цимбалы, конги.

17

Грэйхаунд — рейсовый автобус между городами.

18

Ангельская пыль — общеё название наркотиков РСР.

19

Пикчер-тэйкер (picture-taker) — выражение патрульных полицейских. Обозначает использование радара.

20

Тонэлав — англ. Tonalove — грузовая любовь.

21

Кид — парень (амер. kid).

22

Быстро, без промедления (исп. — амер. разг.).


home | my bookshelf | | Конвой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу