Book: Тетрадь в сафьяновом переплете



Тетрадь в сафьяновом переплете

Константин Сергиенко

ТЕТРАДЬ В САФЬЯНОВОМ ПЕРЕПЛЕТЕ

Записки Дмитрия Почивалова сделанные им во время путешествия по Малороссии и Тавриде в 1786 году

Тетрадь в сафьяновом переплете

Начальное слово


Тетрадь в сафьяновом переплете

По смерти моей матушки Марьи Васильевны Почиваловой я не лишился угла, а остался жить в доме Осоргиных, где она провела большую часть своей жизни. Граф Иван Матвеевич Осоргин — богатый, знатный вельможа, отец его возвысился еще при Петре, и до сих пор старый граф любит вспоминать, что его «держал на ручках» сам великий государь.

Сын Ивана Матвеевича Петр в ранней молодости поехал учиться в Европу, приезжал время от времени, и окончательному его возвращению я обязан тем путешествием, которое описываю в этой книге.

Наша семья была невелика, я да матушка. Происходили мы из крепостных, но отец получил вольную в знак особого расположения старого графа. Отца я никогда не видел, потому что не было мне еще года, как он погиб в Тавриде на турецкой войне.

После смерти матушки старый граф распорядился отдать меня для должного воспитания в частный пансион. Держатель пансиона господин Эллерт был человек заезжий. В наши времена множество иностранцев направляется в Россию испытать счастья. Особенно в моде французские учителя, при этом неважно, чем они занимались раньше, достаточно того, что француз, ибо первое, что должен уметь сейчас молодой дворянин, это говорить по-французски, изысканно одеваться и делать комплименты дамам.

Хотя программа в пансионе с виду была обширна, в основном нас учили танцам, изящным манерам и фехтованью. По-русски говорить запрещалось. Если господин Эллерт слышал русское слово, он тотчас подходил к пансионеру и бил его по рукам линейкой. Применялись наказания и построже. Одного ученика, например, высекли розгами за то, что тот читал крамольную книгу.

При пансионе Эллерта было отделение для благородных девиц, но хозяин не стеснялся и там, употребляя все ту же линейку. В своем рвении он зашел слишком далеко и однажды получил пощечину от особы высокого рода, когда она заметила синяки на руках своей дочери.

Время в пансионе текло томительно долго. Еда была скудной, библиотека бедна. Каждый день требовалось заучить наизусть страницу из надоевшей книги «О должностях человека и гражданина». Развлечение состояло только из верховой езды и физических упражнений.

Спасло меня возвращение молодого графа Петра Ивановича. После многих лет обучения пора было приложить его знания к русской почве. По крайней мере, так думал его отец, получивший только что в дар от государыни-императрицы новые земли в Крыму.

Старый граф потребовал, чтобы сын совершил путешествие в Крым, осмотрел новые владенья и, больше того, возвел на берегу Черного моря гранитную статую государыни Екатерины. Ведь поговаривали, что в следующем, 1787 году сама государыня отправится в Крым, дабы отметить этим путешествием двадцатипятилетие своего правления.

Граф Петр Иванович отказался от многочисленных слуг и пожелал, чтобы в Крым сопровождал его я. Так, едва достигнув четырнадцатилетия, я счастливо покинул опостылевший мне пансион, на прощание положив дохлую крысу в ботфорт самого Эллерта, а ботфорты его всегда красовались перед входом в директорскую, где он предпочитал разгуливать в мягких туфлях.

При первой же встрече молодой граф подарил мне объемистую тетрадь в зеленом сафьяновом переплете и сказал:

— Мой друг, ты, верно, знаешь, как модно сейчас путешествовать. Столь же модно составлять об этом записки и вести путевые дневники. В европейских салонах путевые дневники ходят по рукам как увлекательные романы, их читают вслух. На записки о России особенно большой спрос. Но почему-то пишут по большей части иноземцы, пора бы и русским взять в руки перо. Ты человек молодой, примерно воспитанный и образованный, как я надеюсь, почему бы тебе не составить наш путевой дневник? Я буду давать тебе на писание время, не буду тебя проверять, дабы не ограничить свободы чувств. Пиши вольно, впечатлений не укрывай, не бойся обнажить пороки, и я надеюсь, у тебя выйдет отменная книга.

Так появился на свет мой труд, большая часть которого укрыта под зеленой сафьяновой обложкой. Но и впечатленья последующих лет, кое-какие оценки и мысли тоже вошли сюда, дополняя разрозненный путевой дневник и преображая его в повествованье, которое, быть может, кому-то покажется интересным.

Итак, в путь, мой неизвестный читатель.

Отъезд

13 апреля 1786 года мы приготовились выехать из Киева. Здесь были сделаны необходимые закупки, сюда же явился и я из смоленского пансиона Эллерта. Молодого графа я видывал в детстве и хорошо помнил. Он мало изменился. Это был мужественный человек лет двадцати пяти, роста достаточно высокого, с узким лицом и насмешливым взглядом темных глаз. Одет он был на английский манер в строгом суконном сюртуке, тогда только еще входившем в моду, и английской же шляпе с узкими полями. Парика молодой граф не носил, а слегка лишь подкручивал волосы на висках, стягивая остальные черной лентой к затылку. На ногах у него были мягкие сапоги с короткими шпорами.

— Вот ты каков, — сказал Петр Иванович, оглядывая меня с ног до головы. — Подрос, подрос! Поди, на лошади ездить умеешь.

Я мог похвастать не только умением ездить на лошадях, но и отменным фехтованием и стрельбой из пистолета. Последнему обучил меня старый граф во время коротких моих приездов в имение.

Петр Иванович приобрел в Киеве двух лошадей, гнедую и вороную, а также легкую крытую коляску. Однако лошади предназначались лишь для верховой езды и должны были следовать за нами, лошадей для коляски мы рассчитывали брать на почтовых станциях, и для этого Петр Иванович выписал подорожную у киевского губернатора.

Петр Иванович составил список нужных вещей. В основном это касалось одежды и предметов туалета, что до оружия, то молодой граф привез его с собой из Германии. То были два отличных пистолета голландской работы и английский карабин с винтовым нарезным стволом. Я слышал о таких карабинах, но в России их еще не видал. Достоинство такого оружия заключается в дальнем и точном бое, ибо пуля летит вращаясь и таким образом держится траектории.

В небольшом черном кофре у графа хранилась подзорная труба, разнообразные чертежные инструменты и даже карта Тавриды, напечатанная в парижской типографии. Было тут и несколько особо любимых графом книг, роман англичанина Свифта и записки француза Монтеня.

Была у нас с собой и походная аптечка с корпией, пинцетами и разнообразными пузырьками. Словом, мы захватили много полезных вещей. Если бы кто-то высказал сомнение в надобности оружия, он был бы не прав. Мы ехали в те края, где не так давно отгремела война. Крым из-под власти Турции перешел к России, но там еще оставалось много недоброжелателей, точно так же, как в обширных Причерноморских степях бесчинствовали шайки грабителей.

Итак, на дворе был месяц апрель. Самое время для начала путешествия. Кончились половодья, Днепр вошел в свои берега, дороги подсохли. Воздух тёпел и сух, а солнце при чистом небе пригревает так, словно бы уже полное лето.

Тетрадь в сафьяновом переплете

В три часа пополудни мы переправились через Днепр. Дорога пошла хорошо укатанная, твердая. Ямщик покрикивал, пыль поднималась из-под колес, Кагул и Чесма, так мы назвали лошадей в честь побед русского оружия, бодро бежали налегке за коляской.

— Ну что, Митя, — начал Петр Иванович, — рассказал бы ты мне про свое учение.

Он с первых дней обращался со мною просто и дружески. Обращение «ваше сиятельство» он не переносил, я называл его просто по имени-отчеству. Покоряло и то, что он превосходно говорил по-русски. Нынче дворянские дети высоких родов да еще те, которые провели молодость по заграницам, по-русски изъясняются очень плохо. Сама императрица, как тайно сказывали в пансионе, в слове из трех букв умудряется делать четыре ошибки, вместо «еще» она пишет «исчо».

Я много рассказывал Петру Ивановичу про пансион. Он хохотал до слез. Внезапно он сделался мрачным и проговорил:

— Россия недалеко ушла от прежних времен. Понадобится еще целый век просвещенья, чтобы изменить дикарские нравы.

Грело неяркое солнышко, с обеих сторон потянулся редкий лесок, светивший робкой зеленью. В семи верстах от Киева мы проехали озеро Дарница с захудалым постоялым двором на берегу. Потом дорога стала неровной, по правую руку выросли холмы, носящие название Казачьих гор. На этих холмах похоронен будто бы один из предводителей Запорожской Сечи, теперь уже упраздненной по велению императрицы. Что-то заунывное есть в мерном очерке холмов, и столь же заунывным было пение ямщика, слегка раскачивавшегося на козлах. Видно, пение это расстроило и графа. Лицо его вдруг исказилось, он ткнул стеком в широкую спину ямщика и приказал:

— Замолчи.

Борисполь

Небольшой городок Борисполь знаменит только своим свекольным квасом. Пока Петр Иванович прохаживался по его пыльным улочкам, я старательно записывал способ изготовления кваса, известного даже в доме киевского генерал-губернатора. Передо мной стоял местный житель в цветастом малороссийском кафтане, с головой, перевязанной грязной тряпицей. Он тыкал в тетрадку пальцем и приговаривал:

— Стрекай, барин, стрекай.

Я «стрекал». К зиме очищенную свеклу кладут в бочку и заполняют эту бочку водой. Вода принимает свекольный цвет и начинает бродить. Добавляют еще немного изюма и трав, названия которых я не разобрал. Бочку опускают в холодный подвал, через некоторое время питье готово.

Так посреди пыльной городской площади под вечереющим небом я сидел на подножке нашей коляски и записывал рассказ о свекольном квасе. В этот час случилась моя первая встреча с той, которая, словно звезда, пронеслась через мою жизнь, опалив ее загадочным светом.

— Стрекай, барин, стрекай, — твердил малороссиянин.

Раздался топот копыт, на площадь вылетел диковинный всадник на белом коне. На всаднике были алые шальвары, заправленные в белые сапоги, венгерка, расшитая золотом, и лихо заломленная шапка с белым пером. Всадник вздыбил коня и закричал сильным голосом:

— Десять лошадей для ее высочества!

Испуганный этим криком, выскочил почтовый смотритель и ответил:

— На станции только восемь, да вот господа двух берут.

— Всех лошадей ее высочеству! — приказал всадник, и тут же в конце улицы показался неспешный поезд.

Впереди ехала богатая и поместительная карета, запряженная шестеркой лошадей, за нею еще одна с четверкой, а по бокам скакали несколько всадников в одежде такой же яркой, как у первого.

Кареты сделали полукруг по площади и остановились, подняв целое облако пыли. Смотритель, сняв шапку, приблизился к карете. Дверца не открывалась. Спутники богатой кареты остановились в молчанье поодаль.

В этот момент на площади появился граф Петр Иванович Осоргин. Он не спеша пересек пыльный круг и остановился перед каретой, отодвинув смотрителя. Изукрашенная золотом дверка распахнулась. Со своего места я не видел, кто же сидит в карете, но хорошо слышал разговор.

— Не имею чести вас знать, сударыня, и тем более не собираюсь препятствовать вашему путешествию, — произнес граф Осоргин, — однако нам тоже нужны лошади.

Некоторое время в карете молчали, затем раздался мелодичный голос:

— Прошу прощения, сударь, что не могу представиться вам, я путешествую инкогнито. Хотя и путешествием это трудно назвать, скорей поездка по высочайшей воле.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Почтовый смотритель тем временем рассматривал подорожную и не удержался от восклицанья:

— Да тут сам подписал!

Я тотчас сообразил, что «сам» — это, вероятно, всесильный князь Потемкин, второй после императрицы человек в государстве, военный министр, властвующий сейчас к тому же над Тавридой.

Петр Иванович слегка поклонился.

— Мой долг пропустить вперед женщину, даже если она не пользуется расположением высочайшей воли.

В карете снова помолчали.

— Сударь, сколько вам надобно лошадей?

— Всего две, — ответил Петр Иванович.

— Я уступаю вам всех. Эй, Станко! — Всадник на белой лошади подлетел к карете. — Поедем без остановки до следующей почты.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Кареты сразу же двинулись и, затмив пылью небо, исчезли по дороге на Переяслав. Граф Петр Иванович задумчиво глядел им вслед.



Иртыц

Не доезжая Переяслава, возле часовенки, возведенной там, где погиб один из переяславских князей, мы свернули направо и достигли небольшой речки Иртыц. Здесь граф Петр Иванович собирался повидать человека, о котором говорили еще в Киеве.

Уральский однодворец Митрофан Артамонов переселился в Малороссию. Но каким способом! С котомкой за плечами он проехал через всю Россию на самобеглой коляске, изготовленной им самим. Этот проезд вызвал немало толков и пересудов. Мало кто верил, что какой-то крестьянин смог опередить ученых хитроумцев и покрыть такое расстояние не на лошадях и не пешим ходом.

— Мы должны примечать с тобой все любопытное, — сказал Петр Иванович, — а такого в наш век становится все больше и больше.

Иртыц небольшая, но глубокая и быстрая речка. Вода здесь прозрачна, и мы видели мелких рыб, снующих у самого дна. Ниже по течению Иртыц впадает в Трубеж, протекающий рядом с Переяславом.

Подъехать к дому умельца мы не смогли, дорогу пересекал овраг. Оставив коляску, мы отправились пешком.

Митрофан Артамонов оказался невысоким смешливым человеком с растрепанной русой бородой. Он долго не хотел нам показывать свою самобеглую коляску, но наконец выкатил ее из ветхого сарая и поставил перед белой чистенькой мазанкой. У коляски было три колеса, переднее очень большое, два задних поменьше. Между ними устроено сиденье, на котором надо сидеть верхом, ногами же следовало крутить два рычага, приделанные к оси переднего колеса.

Коляска имела довольно потрепанный вид, одно колесо ее покривилось. Петр Иванович попросил показать езду, но Артамонов только смеялся.

— Эх, господин граф, почитай тысячу верст без починки прошла, устала.

— Почему ты решил, что я граф? — спросил Петр Иванович.

— А видно! — ответил умелец и больше объяснять не стал.

— Почему ты покинул свои места? — спросил его граф.

— Как не покинуть? — отвечал Артамонов. — Мне двигаться надо. Теперь вот через море пойду.

— Корабль хочешь строить?

— Э! Уж такой построю корабль! Паром будет ходить.

— Чем, чем? — удивился граф.

— Водяной силой. — Артамонов принялся объяснять, а Петр Иванович так увлекся, что достал бумагу и попросил Артамонова нарисовать.

— Э нет, ваше сиятельство, — отвечал Артамонов, смеясь. — Я нарисую, а ты сделаешь вперед меня.

— Какие же есть у тебя еще мысли? — спросил Петр Иванович.

— Э, многие! — усмехнулся Митрофан Артамонов. — Пушку разборную сделать могу, водную мину противу корабля.

— А не ходил ли ты со своими делами в департамент? Ведь тут много пользы для государства.

— Как не ходить, ходил. Только по шее дали.

— По шее? — удивился Петр Иванович.

— Сказали, мошенник какой. Я, вишь, денег на постройку просил. Сказали, деньги возьмешь да сбежишь.

— Вот глупость! — воскликнул граф.

— Да кто его знает, — Артамонов вздохнул, — может, глядишь бы, и сбег. Не могу на месте сидеть. А деньги-то мне давали. Заводчик Мамонов давал. Да никак я деньги не могу приладить к работе. То не ту железу куплю, то загуляю. Чувствительная деньги вещь, карман не держит.

Когда мы пошли к коляске, Артамонов вслед закричал:

— Барин, селитры полпуда не хочешь? Задешево отдам!

Петр Иванович только махнул рукой.

В коляске я все размышлял о встрече в Борисполе. Кто эта таинственная незнакомка? Судя по обращению и нарядности свиты, высокая, должно быть, особа. Но спросить у Петра Ивановича я не решился.

Переяслав

Переяслав когда-то был славным городом, здесь жили удельные русские князья. На прилегающих равнинах разворачивались кровавые битвы. Теперь же город зачах. Тут захудалые торговые ряды, монастырь да народная школа на несколько десятков учеников.

Зато в трактире мы встретили замечательного человека. Это дивизионный врач Самойлович. Увидев Петра Ивановича, он кинулся к нему с объятьями. Молодой граф и доктор встречались в Англии и Германии и накоротко там сошлись. Теперь по приказу Потемкина Самойлович служит в Екатеринославской губернии.

Доктор уже в летах, но по-прежнему жив, подвижен и любознателен. Во всей Европе он известен своими трудами по леченью опасной болезни — чумы. В прошлом году чума обрушилась на Малороссию, Самойлович упорно и бесстрашно с нею боролся. До сих пор он разъезжает по губернии, выискивая случаи заболевания.

Друзья заказали себе обед и за бутылкой лафита продолжили разговор.

— Много ли сейчас случаев чумы? — спросил Петр Иванович.

— Слава богу, почти совсем извели, — отвечал Самойлович. — Твоя дорога теперь безопасна. Да если и будут случаи, я распорядился ставить у дверей охрану, чтобы никто не ходил к больным. Хотя в Стамбуле поступают еще проще, чумных или касательных к ним одевают в желтые одежды и разрешают выходить в город, их издали видно.

— Сам не страшишься слечь? — спросил Петр Иванович.

— Я виды видал! — сказал Самойлович. — Даже, ты знаешь, делал себе прививки, да государыне-императрице это не показалось.

— Но государыня благоволит к наукам, — возразил Петр Иванович.

— Так-то так, — согласился Самойлович, — да любит, чтоб все прельстительно было. А то говорят ей, Самойлович себе руку порезал да ввел чумный яд. Она чуть не в обморок. Этот Самойлович весь двор заразит. Глядишь, перемрут красивые генералы. Так, брат мой, и оказался я тут, сам Потемкин из Петербурга выдворил.

— Куда ж ты теперь?

— В Коврай, помещик там занедужил.

— Бог в помощь.

— Да и тебе. Я слышал, ты земли в Крыму получил.

— Вот еду с инспекцией по батюшкиному наказу.

— Кто ж будет с тобой? — Самойлович внимательно и ласково посмотрел на меня. Я покраснел.

— О, человек ученый! — сказал Петр Иванович. — На трех языках говорит, на лошади скачет, шпагой фехтует.

Я вовсе смешался, Самойлович же засмеялся.

— Что за время! — воскликнул он. — При Петре все в работу шли, инженерное, морское дело учили, познавали науки. А нынче? Бывал я в Московском университете, студенты бог знает в чем ходят, профессора не читают лекций. Веришь ли, за все царствие государыни один лишь студент выдержал экзамен на доктора. Да и что говорить, если нынче на медицинском факультете всего три студента числится! Зато пойди в салон. Щеголи по-парижски щебечут, а хочешь, по-лондонски или по-венски. Флирты, интриганство, дуэли, танцы всю ночь напролет! Ты посмотри на российского дворянина! Он бездельником стал. Как только освободили его от службы, он на диване лежит да романы читает. Такая в голове каша! Вольтер, Дидро — это, разумеется благородно. Всяческие Бейли и Ангильберты. Вся жизнь в голове европейская, а тело-то русское! Идеи оттуда, а жизнь тут! Мы отрываемся от среды, живем призрачными интересами, волшебными снами и грезами. Почитал красивый роман, поплакал, потом встал и отхлестал по щекам лакея — вот нынешний русский тип! Вот увидишь, мой друг, это внутреннее раздвоенье еще даст свои плоды. Еще не раз мы потащим мысль оттуда, чтобы взрастить ее здесь. Да что вырастет? Может, урод какой.

— В целом ты прав, — сказал Петр Иванович, — но иногда лишку хватаешь. Разве не из просвещенных стран ученье идет? Где издали твои труды, в Петербурге или Дижоне?

— Да разве я противу наук? — сказал Самойлович. — Я противу того, чтобы петух по-кошачьи мяукал да еще умным котом себя полагал.

— Меж французом и русским меньше разницы, чем между птицей и зверем, — возразил Петр Иванович, — не кукарекаем, не мяукаем, а говорим словами, значит, можно найти согласье.

— Знаем мы наше согласье! — воскликнул доктор. — О проекте Платона Зубова слыхал? Он перед императрицей границы Российской империи начертал да столиц в ней шесть — Санкт-Петербург, Москва, Берлин, Вена, Константинополь и Астрахань.

— Мало ли сумасбродов, — сказал граф.

— Вольный дух глупому в голову бьет. Ты верно говоришь, что императрица жаждет просвещенья. Только просвещенье указом не насадишь, сверху не спустишь. Триста лет орды — вот наше просвещенье. Ты, верно, знаешь французскую поговорку: «Поскобли русского, под ним окажется татарин». Слыхал историю про Каррика?

Случай с банкиром Карриком

Этот странный случай лучше рассказать отдельно, ибо он показывает нравы нашего века в смешном и одновременно ужасном виде. Я слышал эту историю не только из уст доктора Самойловича, но и от прочих лиц, так что сомневаться в ее достоверности не приходится, как бы она ни была невероятна.

Это произошло в Петербурге в царствие Екатерины. Императрица охотно принимала и обласкивала заезжих людей, даже зазывала их с помощью указов. Таким образом, во многих российских городах появились торговые лавки, пансионы и мануфактуры, основанные предприимчивыми европейцами. В России они столкнулись с благожелательством, добродушием, но и дикими нравами в господских домах. Так что неудивительно, если гувернера-француза высекли на конюшне, а голландского инженера услали в Сибирь.

Случай с банкиром Карриком особенно ярок.

Шотландец Каррик процветал в Петербурге. Его банкирский дом был надежен и состоятелен. Каррика знала и милостиво принимала сама императрица.

Однажды Каррик в шлафроке пил свой утренний кофе, как к нему в сопровожденье солдат явился петербургский полицмейстер, человек недалекий, но исполнительный и трудолюбивый.

— А что, Фрол Петрович, не желаете ли кофе? — приветствовал его Каррик.

— Да нет, Якоб Бертович, я по делу, — утирая красное, взволнованное лицо, отвечал полицмейстер.

— Да что за дело с утра? — спросил банкир.

— Да уж и не знаю, как и подать вам, — ответил несчастный полицмейстер.

Банкир смекнул, что дело нешуточное, и нажал на полицмейстера с расспросами. Но тот никак не мог решиться сообщить, с чем приехал.

— Да уж не впал ли я в немилость к матушке-императрице? — воскликнул банкир больше в шутку, чем всерьез.

— То-то и оно, — сказал полицмейстер.

— Как? Я только вчера беседовал с императрицей, она была со мной ласкова и мила!

— Бог его знает, Якоб Бертович, может, не то что сказали, матушка и припомнила задним числом.

— Но в чем я виновен? — спросил банкир, встревожившись не на шутку.

— Хотел бы я знать, — сказал полицмейстер, снова вытирая свой потный лоб. — Да нам секретов не открывают. Наверное, в чем-то ужасном, раз наказанье такое.

— Как? — изумился банкир. — Уж сразу и наказанье? Неизвестно за что, без суда, без объяснений?

Полицмейстер вздохнул и пожал плечами.

— Сам недоумеваю, батюшка. Ушам не поверил, переспросить хотел. Да на меня только прикрикнули, выгнали вон. Исполняй, мол, тотчас!

— Да что за наказанье, Фрол Петрович, не томите меня! — крикнул банкир. — Выслать, что ли, хотят?

— Э, кабы выслать, — вздохнул полицмейстер. — С вашими денежками, Якоб Бертович, неважно, где жить.

— В Сибирь? — с ужасом спросил Каррик.

— Да и это не самое страшное, — ответствовал полицмейстер. — Возвращались и из Сибири люди.

— Ты что же, убить меня хочешь? — завопил несчастный банкир.

Полицмейстер снова вздохнул.

— Эх, Якоб Бертович, что такое убить! Тут все честь по чести, а с вами приказано то, что и выговорить не могу.

— Да уж выговаривай наконец!

— Не знаю уж за что про что, Якоб Бертович, только повелела матушка-императрица сделать из вас чучелу.

У банкира отнялся язык. Онемев, смотрел он на полицмейстера. Но тот подтвердил, что именно такое распоряженье получил только что от императрицы и выполнить его должен в кратчайший срок. Напрасно протестовал несчастный шотландец, напрасно кидался из комнаты вон. Солдаты его схватили и вернули на место. Полицмейстер отпустил Каррику полчаса на то, чтобы привести в порядок бумаги. В первые же минуты тот успел написать отчаянную записку государыне Екатерине и послать с ней во дворец своего сына. По счастью, Екатерина прогуливалась в саду, и сын Каррика пал перед ней на колени. Прочитав записку, Екатерина изменилась в лице и спешно отправила в дом Каррика флигель-адъютанта. Тот успел вовремя, шотландца уже тащили к коляске, чтобы везти на верную смерть.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Впоследствии императрица смеялась, рассказывая этот случай. Все дело в том, что у нее скончалась любимая собачонка, шотландский мопс по имени Каррик. Императрица была столь опечалена, что первому вошедшему в кабинет человеку приказала сделать из Каррика чучело. Этим человеком и был незадачливый полицмейстер. Он был вызван впоследствии, и государыня ему сказала:

— За такое усердие не благодарю, но в качестве милости поручаю тебе написать стихотворную эпитафию на смерть моего мопса.

Полицмейстер хотел было объяснить, что никогда не писал эпитафий, тем более стихотворных, но императрица прогнала его вон, потребовав, чтобы к утру сочинение было.

Говорят, усердный служака кинулся к какому-то французу, заплатил ему золотом, но все же доставил во дворец эпитафию, за что и был прощен…

По этому поводу доктор Самойлович сказал:

— Сделать чучело из человека у нас легче, чем составить вирши. Как не признать после того, что нынешнее российское просвещение сплошной анекдот.

Курганы

Хороша степь весною. Все зелено и свежо, травы и цветы развеивают кругом хмельные дурманы, цвенькают птицы, то там, то здесь вспархивает стадо куропаток, трещат бузудержно сверчки и кузнечики, выглядывают из трав любопытные суслики, стоящие столбиком, словно солдаты.

По бокам бегут холмы, изумрудно-зеленые, если вблизи, и дымно-синие в отдаленье. Иногда на таком холме вдруг явится неподвижная каменная фигура, каменный идол. Не раз мы останавливали коляску и взбирались на холм, чтобы рассмотреть и зарисовать статую.

Такие холмы называют курганами, они остались от древних скифов, населявших эти области в незапамятные времена. В некоторых курганах находят золотые украшенья, оружие и доспехи. Нам довелось побывать у помещика, который раскопал довольно много таких предметов. Петр Иванович был возмущен, что помещик не оставил древности как они есть, а переплавил их в простое золото. Помещик ссылался на то, что надписи на доспехах никому не понятны, и называл скифов варварами. Но кем же оказался он сам, если, ни минуты не помыслив, уничтожил целое воспоминанье о давно пропавшем народе?

Нам удалось спасти изображение скифской богини и два золотых гребня. За эти предметы тысячелетней давности помещик взял всего лишь несколько мелких ассигнаций. Воистину он не понимал, что это настоящая ценность.

Петр Иванович предположил, что перед нами божество огня Табити, об этом он вычитал у Геродота. По древнему мифу, скифы произошли от брака самого Зевса с дочерью Борисфена, так греки именовали Днепр. Богов у них семь, и Табити главное божество. Я смотрел на тонкий золотой профиль богини, и мне чудилось горячее дыханье скифских степей, скрип повозок и клики воинов.

Кременчуг

Проехав Ирклеев и Славник, переправившись через малую речку Сулу, мы миновали селение Букаревку и утром 18 апреля достигли Кременчуга.

Это небольшой, но уютный город, расположенный на берегу Днепра. Улицы здесь прямые, зеленые и довольно чистые. Есть пансион для мальчиков и такой же для благородных девиц. Мы слышали о проекте открыть в Кременчуге университет, для этого будто бы императрица пожаловала 300 000 рублей. В Кременчуге оживленная торговля, оборотом она превосходит киевскую. В лавках много товара, причем торгуют не только русские и Малороссы, но и поляки, греки, армяне и даже шведы.

В городе усиленно поговаривают о предстоящем на следующий год приезде императрицы. Я слышал, как один чиновник корил грека-торговца:

— На тот год я с тобой посчитаюсь! Будешь гнилую кожу возить! Как наедет матушка-императрица, жалобу на тебя подам.

Мы остановились у поляка-ресторатора и, кажется, первый раз за путешествие удобно спали в большой чистой комнате. Обед нам тоже подали знатный, жареного поросенка с приправой, малосольные огурцы и холодный квас. Если добавить к тому, что работник починил разбитую спицу в коляске, а Кагул и Чесма провели ночь в стойле с овсом, то лучшего и ожидать было нельзя.

К тому же утром мы получили приглашение посетить имение Струнского, расположенное на правом берегу Днепра. Имя Струнского известно многим в России, наслышаны о нем и в Европе. Он очень богатый вельможа и любимец императрицы. В его владениях считают не меньше ста тысяч душ, именья раскинулись по всей России. Для нас любопытно было узнать, что теперь он построил целый дворец и на берегу Днепра. В этом дворце он намеревается принять императрицу во время ее путешествия.

Струнский известен чудачествами. Он завалил книготорговцев своими бездарными сочинениями, отпечатанными на прекрасной бумаге с золотым тиснением. Крепостные хористы и танцовщицы исполняют только его оперы и балеты. Особенно любит Струнский балы, для них он придумывает самые различные направления. Известен, например, его «шляпный бал», где множество дам явилось в самых невероятных головных уборах. Не только павлины, корзины с фруктами и целые искусно сделанные корабли возвышались на шляпках, но и бюсты высших сановников, в том числе и светлейшего князя Потемкина.



Однако поговаривали о том, что Струнский жесток с крепостными, что в подвалах его дворцов устроены чуть ли не пыточные застенки. Вспомнив об этом, Петр Иванович сказал:

— Что-то не хочется ехать мне к Струнскому.

Но поехать все же пришлось, потому что под вечер Струнский прислал своих лошадей и карету. От кареты мы отказались и сели в свою коляску. Все равно нам предстояло переправиться через Днепр, чтобы продолжить путешествие по правому берегу.

Против Кременчуга река раздается на целую версту, но мы перебрались благополучно, благо Струнский пригнал для нас целый паром. Спустившись немного по реке, паром завернул в небольшой уютный залив, обведенный регулярным французским парком, в котором высились кубы, пирамиды и шары подстриженных деревьев. На довольно крутом берегу раскинулась усадьба, главное ее сооружение представлял белый дворец с двумя круглыми башнями по бокам и высоким шпилем посередине. К подъезду дворца вела просторная каменная лестница.

Хозяин приветствовал нас на пристани. Это был пожилой, но все еще молодящийся человек в черном, расшитом серебром кафтане, под которым виднелся затканный серебром камзол. На голове его белел пудреный изящный парик, на ногах белые чулки и черные башмаки с серебряными пряжками. В руках он держал тонкую трость с тяжелым дорогим набалдашником. Наряд, быть может, несколько старомодный, но чувствовался отменный вкус и тонкая манера хозяина.

— Рад, рад! — сказал Струнский, слегка приобняв молодого графа. — С батюшкой вашим приятно служил. Очень рад.

Мы поднялись по лестнице. У самого входа вдруг выскочили два лакея и растянули перед нами искристую нить. Третий протянул Осоргину серебряные ножницы.

— Что это? — спросил граф.

— Режь, не жалей! Такой у меня обычай. Чтоб дорогу не забывал!

Осоргин с сомнением повертел ножницы, но, не желая обижать хозяина, перерезал нить. Тотчас на землю посыпались бусины, нить оказалась наборной. Лакеи бросились собирать.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Сколько, Гораций? — спросил Струнский.

— Три тысячи двадцать две, — отвечал лакей со столь необычным именем.

— Ну, ну, смотри, — произнес Струнский и жестом пригласил нас войти.

В зале все было готово для приема. Прежде всего хозяин указал нам на потолочный плафон, который, задрав головы, мы принуждены были рассматривать. Плафон велик и красиво расписан. На нем представлена государыня-императрица в виде Минервы, сидящей на облаке. Ногами она попирает разнообразные фигуры, как потом объяснил Струнский — мздоимцев, судей-крючкотворцев и нерадивых чиновников. Сюжет сочинил, конечно же, сам Струнский, а расписали его крепостные художники. Тут же хозяин вручил в подарок графу отпечатанную в его же типографии книгу «Плафон сочинения Александра Струнского к первой части его поэзии».

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Сим должно наслаждаться на досуге, — пояснил он, — а не мимолетным смотреньем.

Затем мы узнали, что нам предстоит угоститься «ханским ужином», такова была причуда хозяина. Посреди залы был расстелен огромный ковер восточной работы, а посреди красовался низкий круглый стол с серебряным бортом. Нам предложили сесть прямо на ковре, скрестив ноги и подперевшись бархатными подушками.

Кроме нас, на «ханском ужине» присутствовал еще один человек, толстый неопрятный помещик по имени Курячин. От него пахло жженым пером, он все время кряхтел и приговаривал: «Охти господи». Человеку такого сложения нелегко было скрючиться на ковре.

Что касается меня, то я неожиданно был представлен как дальний родственник и только потому мог присутствовать на ужине рядом с графом. Струнский ничего не заподозрил, а более того, внезапно ущипнул меня по-свойски, при этом довольно чувствительно.

Неслышно появились слуги, теперь уже не в европейских, а восточных одеждах, разостлали каждому из нас на колени шелковую салфетку и поднесли серебряные тазики с благовонными водами для мытья рук. Затем на столе возникла огромная сковорода с холодной яичницей, а вокруг нее шесть сосудов. Один с жидким медом, другой с виноградным соком, третий с медовым печеньем, четвертый с простоквашей, а пятый и шестой с жареным мясом.

— Будучи с русским посольством в Бахчисарае, я сходно угощался у хана. А поскольку Таврида есть нынче русское завоевание и хан упразднен, за хана вам буду я. Пробуйте, дорогие гости!

И Струнский, взяв печенье рукой, положил на него яичницу и все это обмакнул в мед, а затем отправил в рот. Мы молча проделали то же, и, надо сказать, я с трудом прожевал эту пищу. Затем подали какую-то похлебку с крупой и мясными шариками. За ней было соленое тесто и кусочки фиги, сваренные в меду, а в заключенье нам предложили кофе и шербет, сладкий тягучий напиток.

— Как думаете, граф, — обратился Струнский к Петру Ивановичу, — смогу я предложить такой ужин государыне-императрице?

— Право, не знаю, — отвечал Петр Иванович.

Забыл добавить, что во все время ужина из углов залы лилась тихая восточная музыка, исполняемая искусными музыкантами.

Внезапно Струнский хлопнул в ладоши, к нему подбежал лакей Гораций, и Струнский что-то ему приказал. Декорации мгновенно переменились. Ковер и ханские кушания были убраны, а нас рассадили в голубые атласные кресла. На золоченых ампирных столиках появились фрукты и вина. Сам Струнский, исчезнув на некоторое время, появился в другом одеянии. На нем был голубой кафтан, пышное батистовое жабо и голубые башмаки с немыслимыми бантами. Я также заметил, что он насурьмил себе брови и нарумянил щеки, а посему казался несколько возбужденным.

— Господа! — провозгласил он. — Сегодня я имею честь представить вам мое новое сочиненье, писаное на случай грядущего приезда государыни-императрицы в наши края. Однако… — он извлек из кармана часы-луковицу и щелкнул крышкой, — однако мы жаждем прибытия одной особы, которая удостоила нас чести присутствовать на первом чтении…

Не успел он договорить, как раздался пушечный выстрел. Струнский чуть вздрогнул. Как выяснилось, стреляла пушка, установленная над пристанью для встречи важных гостей.

— Вовремя, — сказал Струнский.

Незнакомка

Все мы вышли на балюстраду. У пристани стояла двенадцативесельная расписная галера, а по лестнице поднималась пышная свита, среди которой я сразу увидел всадника в алых шальварах и белой венгерке. Прочие люди были одеты тоже весьма красочно. Но впереди шла дама весьма строгого вида.

На ней был плотный синий редингот, из-под которого выступало светлое английское платье с отложным воротником. На голове красовалась мягкая широкополая шляпа, не позволявшая разглядеть лицо, пока дама не миновала последнюю ступеньку.

Впрочем, Струнский не дал ей это сделать одной. Он сбежал вниз и предложил незнакомке руку.

Наконец вновь прибывшие предстали перед нами. Я заметил замешательство на лице Петра Ивановича и быстрый взгляд, который метнула на него незнакомка. Ее лицо имело нежный цвет с легким румянцем на щеках, из-под шляпы выбивались светлые локоны, зато глаза были необыкновенно черны и смотрели пристально, строго.

— Господа, — объявил чуть запыхавшийся Струнский, — позвольте сообщить, что наша гостья не может открыть своего имени, она путешествует инкогнито. Вы можете называть ее госпожой Черногорской, как сама она к тому изъявила желанье.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Легкая улыбка скользнула по губам незнакомки, и она согласно наклонила голову.

Что ж, путешествие инкогнито в наше время не редкость. Многие знатные особы по тем или иным причинам предпочитают скрывать свое имя. Достаточно вспомнить поездку знаменитой княгини Дашковой в Европу. Она путешествовала под именем госпожи Михалковой, а в иных местах позволяла себе представляться актрисой, ищущей ангажемента. При этом все знали, что перед ними сподвижница русской императрицы, способствовавшая восхождению ее на престол.

Но кто скрывался под именем госпожи Черногорской? В Борисполе она упомянула, что совершает поездку «по высочайшей воле». Струнский, конечно, об этом знал, иначе бы он не принял гостью так пышно.

Слуги помогли госпоже Черногорской снять редингот, но, оставаясь в шляпе, она направилась в залу. Плафон Струнского ее, кажется, не впечатлил. Она едва приподняла голову, отогнув верхнюю полу шляпы. Затем она устроилась в кресле и обмахнулась веером.

— Господа! — воскликнул Струнский, покраснев от волнения. — Позвольте начинать чтение! — При этом он поманил пальцем Курячина, и тот со вздохом придвинул свое кресло вплотную к Струнскому.

Лакей Гораций внес на золотом подносе бумажный свиток. Струнский развернул его, покашлял и принялся торжественно читать:

В тот день, когда произвела ты радость

российским истинным сынам,

Эдемскую излила в их душу сладость,

подобну плещущим волнам,

В тот день, на трон как ты вступила,

престол российский укрепила,

трясущийся от близких бед,

в сей день тебя и рощи восклицают,

и холмы арфами бряцают,

ужели я не воспою тебя, поэт?

Здесь лицо Струнского покривилось, он быстро выхватил платок и промокнул им увлажнившиеся глаза. В этот миг Курячин испуганно от него отшатнулся и, как выяснилось впоследствии, не напрасно. Лишь только чтение возобновилось и возбужденный декламатор прокричал: «О ты, котора прославляешь подвижников геройский дух!» — он так ущипнул Курячина, что несчастный помещик подпрыгнул на месте. И дальше в самых, как ему казалось, возвышенных местах Струнский немилосердно щипал Курячина, так что к концу чтения тот вовсе извелся, но тем не менее первый усердно захлопал.

— Браво! Бис! — восклицал Курячин. — То-то матушка разомлеет!

Хлопали для приличья и мы, а Струнский вытирал взмокший лоб и растроганно улыбался. Госпожа Черногорская веера из рук не выпустила, а потому хлопков от нее сочинителю не досталось.

Тут лакей Гораций подал новый поднос, на нем возвышалась сверкающая горка.

— Ну, сколько? — спросил Струнский.

— Трех только и не добрали, — ответил Гораций трясущимися губами.

— Трех, — задумчиво повторил Струнский. — Ладно, ступай.

— Ваше сиятельство!.. — Гораций умоляюще приложил руку к груди.

— Ступай, ступай! — повторил Струнский.

Лакей удалился. В разговор вступил Петр Иванович.

— Как я понимаю, слуги собирали рассыпанный мною бисер, — сказал он.

— Так, батюшка, так, — ответил Струнский. — Коли рассыпали, надо собрать. Да вы ни при чем, веревочку только расстригли.

— Что же, за три бисеринки наказанье будет? — спросил Осоргин.

— Бог с вами, граф! Какое там наказанье, третейский суд.

Струнский охотно разъяснил суть дела. Дочка Горация Акулька полюбила конюха Яна и сошлась с ним без ведома хозяина. Правила Струнского этого не позволяли, он женил и выдавал замуж сам. Слуги, стало быть, провинились.

— Да я не стал бить их кнутом, — сказал Струнский, — и Яна в солдаты не отдал. Пусть фатум решает. Сколько бисеру не добрали, столько Янке с Акулькой в темной на воде и хлебе сидеть.

— Три дня? — спросил Петр Иванович.

— Ну уж, — Струнский картинно поежился, — три года!

— Позвольте! — воскликнул Осоргин. — А если бы тысяча бусин под землю ушла?

Струнский только руками развел.

— И не жалко вам, любезный хозяин, своих людей? — внезапно спросила госпожа Черногорская.

Струнский вздохнул и ответил кротко:

— Людей-то много, а вот закон един.

— Какой же тут закон? — спросила незнакомка. — Такого закона я в наших сводах не читывала.

— А в моих сводах есть, — отвечал Струнский, — уж поверьте, милостивая государыня, я этот народец знаю, он до высших законов еще не дорос.

— А что потом ждет этих влюбленных? — продолжала свои вопросы госпожа Черногорская.

— Поверьте, милостивая государыня, — ответил Струнский, — я не знаю, что ждет и меня.

— Я хочу купить у вас этих людей! — внезапно отчеканила Черногорская и поднялась с кресла. Струнский тоже встал.

— Ну что за пустяк! — воскликнул он. — Если вас хоть чуть-чуть занимает такая история, я вам их дарю!

— Благодарю, — сухо сказала госпожа Черногорская. — А теперь мне пора. — Ее взгляд остановился на Петре Ивановиче. — Кажется, мы с вами встречались?

— Ах, простите провинциальные нравы! — воскликнул Струнский. — Я позабыл вам представить. Это сын моего друга граф Осоргин.

Петр Иванович поклонился. Госпожа Черногорская протянула ему руку в батистовой перчатке.

— Вы путешествуете по Малороссии?

— Да, — отвечал Петр Иванович.

— Желаю вам отменных впечатлений.

Она повернулась и вышла. Струнский кинулся за ней.

В то время как наша коляска удалялась от имения Струнского, Петр Иванович принялся рассуждать вслух:

— И что ей за охота так прямо говорить об инкогнито? Уж если скрывается, то молчи. Нет, видно, хочет показать сразу, что она важная птица. Струнский мне намекнул, что госпожа Черногорская посланница государыни и едет по тому пути, который назначен для будущего путешествия. Может, и так. Во всяком случае, эта госпожа очень и очень не проста…

Мне было приятно, что граф делится со мной своими мыслями, потому я принимал важный вид, покашливал и кивал головой.

Борисфенский пират

Миновав ряд селений, мы приблизились к тому месту Днепра, где после бурных порогов он раздается вширь, обтекая несколько островов. Поистине это величественная картина, синие волны с шумом бьются о берег, брызгая пеной, из них вырастают зеленые острова, самый большой из которых именуется Хортицей.

Лет десять назад на этом острове и прилегающих берегах Днепра еще жил славный народ, именуемый запорожцами. Однако повелением императрицы за буйства и вольность, за поддержку мятежников этот народ был подвергнут гонениям, и в 1775 году Запорожская Сечь перестала существовать.

Нам довелось беседовать с одним занимательным человеком, проведшим у запорожцев с десяток лет и разделявшим с ними все горести и радости побед. Он сам называл себя запорожцем, хотя прежде имел чин капитана и служил в драгунском полку.

Настоящее имя свое он скрывал и просил называть Самосвистом, как именовали его на Сечи. Самосвист жил один в маленькой хатке, чем пробавлялся бог знает, но прошлое вспомнить любил. Он был уже сед, но крепок. Свой приход к запорожцам он объяснял тем, что повздорил с полковым командиром, стегнул его нагайкой и, не дожидаясь суда, бежал из кутузки.

— Эх, ясновельможные паны, или, по-старому сказать, господа! Какую чудную жизнь я прожил! — восклицал Самосвист. — Ни за какие дары на свете не променял бы ее на службу хоть при самой государыне! Какая воля, какое веселье! Тут никто не копил золотых, а если и бренчало в кармане, то вовсе недолго. Чара вина, ковш горилки, и все по ветру! Мужская дружба, честь да слава, острая сабля да верный конь — вот богатство сечевика!

Господин Самосвист очень сетовал, что среди бедных людей в Малороссии все меньше воли.

— Прибрала наша государушка, прибрала! Что ни год, все меньше хозяев. Малые хозяева под больших идут. Это все Разумовский придумал. Какой же он Разумовский, ей-богу, совсем неразумник, царствие ему небесное. А знаете, господа, — Самосвист наклонился к Петру Ивановичу, — за что мне такое прозванье дали? Ну-ка, закладывай уши!

Тут Самосвист засунул в рот по два пальца каждой руки и засвистал так громко, что я чуть не оглох. Самосвист подмигнул и улыбнулся.

— За пять верст меня ставили. Как ляхи пойдут, я и свистаю, наши снарядиться всегда успевали. Но не только в ратном бою, но и в покойной жизни свистулька моя пригодилась. На свадьбы зовут да в богатый дом на праздник. В прошлом году как свистнул, так с ветки гнездо свалилось.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— А почему бы, господин капитан, не вернуться вам к мирной жизни? На службу, например, пойти. Человек вы ученый, — спросил Петр Иванович. — Теперь уже Сечи нет, а значит, и воли. Вон в Непейводах писарь приказал долго жить, стали бы на его место.

— Тс-с-с! — Самосвист приложил палец к губам. — Ждите маленько. — Он вышел и тотчас вернулся с книгой, которую бережно прижимал к груди.

На тонкой ее обложке значилось: «Описание деяний пиратства на Средиземных и Американских морях с приложением рисунков кораблей и одежды».

Самосвист любовно погладил книжку.

— Чудеснейшее чтение, господа! Я как трижды прочел все от строчки до строчки, то понял, что мы стояли не ниже тех славных пиратов. Ну, понятно, не было у нас бригов и каравелл, но мы и на челнах галеры турецкие топили. Что есть пиратская жизнь? Накопленье богатства? Отнюдь! Это воля, свобода! Поход против всех королей! Вот тут говорится о капитане Мисоне. Благороднейший был человек, хоть и пират, золото раздавал неимущим. А мы разве не производили того же? Бывало, вернешься из похода с кубышкой цехинов и ну поселянам сыпать, уж так бывали те благодарны. А мало было средь нас благородных людей? Да во всем Петербурге столько не сыщешь! Воины, бессребреники!

Глаза бывшего капитана блистали.

— Вот вы говорите, в службу идти. А что мне там делать? Спину гнуть? Сейчас ведь как: чем ниже согнешь, тем слаже с господского сапога слижешь. Нет! Товарищи мои были не таковы! Там все равнялись! Сегодня ты кошевой, а завтра простой казак. Нет, скорбно удумала матушка-государыня. Последнюю вольницу извела.

— А что, господин капитан, — сказал Петр Иванович, — если бы сейчас другая вольница образовалась, пошли бы туда?

— Как есть, не раздумывая! — Самосвист перекрестился. — Хоть и стар, а пожил бы годок. Только свистом и выражаюсь.

Он снова засунул в рот пальцы и засвистал что было сил. Даже старый кубок на полке отозвался дребезжаньем.

Впоследствии Петр Иванович называл Самосвиста «борисфенским пиратом» и вспоминал о нем с доброй усмешкой.

Херсон

21 апреля мы прибыли в город Херсон.

До полудня нам не удалось определиться на постой, Херсон только строится, и помещений в нем не хватает. К тому же городничий, полный ленивый человек, не оказал нам никакого содействия. Нас спас инженер Корсаков, ведущий в городе множество работ и живущий в собственном доме.

Строители Херсона очень торопятся. К следующему лету они рассчитывают возвести много зданий, чтобы новый город мог предстать перед императрицей во всем размахе.

Душа всей стройки — инженер Корсаков. Это подтянутый человек средних лет, изучивший за границей все виды инженерного дела. В Херсоне он начал с добычи питьевой воды, днепровские воды слишком мутны. Корсаков приказал вырыть колодцы на глубину дальше 70 сажен, и там, под слоем известняка и белой глины, обнаружил отличную воду, которую рассчитывает собрать в большие резервуары и подвергнуть новой очистке через песок и гравий.

Корсаков повел нас на верфи, где строятся могучие корабли. Мы видели два фрегата, один 60-ти, другой 90-пушечный. И здесь проявился инженерный разум Корсакова. Для спуска судов на воду он придумал особую платформу, на которой эти огромные корабли перевозят вниз по течению в море.

— Мало рабочей силы, — жаловался инженер, — употребляем в дело солдат, да от них мало толку. Я выписал из Риги опытных мастеров, они обучают солдат. Да вот каторжников еще пригнали.

Корсаков показал на людей в серой рваной одежде и кургузых шапочках; они таскали камень и бутили насыпь у верфи.

— А это что? — спросил Петр Иванович, указывая на вполне законченное судно.

Это была стройная двухмачтовая яхта саженей двадцать в длину. Борт ее был очень белый, поверху шла красная с золотым узором кайма, ближе к носу значилась надпись «Stella Maria».

— Игрушка, — Корсаков улыбнулся. — Любуюсь не налюбуюсь. Сам Витровиус строил.

— Кто таков? — спросил Петр Иванович.

— С ревельских верфей. Преотменнейший господин.

— А что значит Стелла Мария?

— Морская звезда. Точнее сказать, звезда надежды, которая в ненастье указывает путь морякам.

— Что ж, для государыни произвели? — спросил Петр Иванович.

— О нет! Для какой-то заграничной особы. Два года назад заказала, нынешним летом должна принять.

— Этот корабль и без платформы можно спускать, — предположил Петр Иванович.

— Да, — согласился Корсаков. — Осадка невелика. Быстрая птичка, но зубастая. На ней даже две малых пушки есть.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— С кем же эта госпожа собирается воевать? — спросил граф.

— Бог ее знает, — ответил Корсаков. — Причуды нынешних дам не всегда угадаешь.

— Уж не наша ли это «инкогнито»? — произнес Петр Иванович, взглянув на меня.

В это время каторжник, тащивший мимо короб с щебенкой, остановился, бросил короб и поклонился графу, сорвав с головы шапчонку:

— Здравия желаем, барин.

— Ты что, меня знаешь? — удивился граф.

— Как не знать, свистульки делал для вас да скворца, ежели помните, говорящего подарил.

— Матвей! — воскликнул Петр Иванович. — Неужели ты?

— Я сам, — отвечал Матвеи, берясь снова за короб.

— Постой, — остановил его Петр Иванович. — Как ты в каторгу угодил? Я ничего не знал.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Откуда вам знать, — ответствовал Матвей. — Вы в корпусе обучались, а я, стало быть, за царем пошел.

— За царем? — удивился Осоргин.

— Ну да. Петром Федоровичем. А как сказали, что это не царь, а беглый казак, так меня и в каторгу. Спасибо на том. Другим ноздри рвали, кнутом насмерть секли.

— Пугачевец, — заметил Корсаков. — Здесь много таких. Да ты крепок, — обратился он к Матвею, — поди, уже десять лет в работе, а вижу, силен.

— Бог не обидел, — отвечал Матвей.

Был он и вправду могуч. Косая сажень в плечах, шея что столб, руки будто ковши, только в бороде вилась седина. Но карие глаза смотрели остро и живо.

— Очень смышленый работник, — сказал Корсаков Петру Ивановичу, — давно замечаю. Из ваших крепостных?

— Да, — отвечал сумрачно Петр Иванович.

— Ну, барин, счастливо быть, — сказал Матвей и легко подхватил короб.

Корсаков задумчиво смотрел ему вслед.

— Хорошо, камень в руках, — сказал он. — А глядишь, дубину возьмет, не одна голова затрещит.

— Ну, а как в губернии насчет возмущений? — спросил Петр Иванович.

— Да вроде не шумят. Ну прибили тут одного помещика, так он сам виноват, девку сенную замучил, а у нее жених.

— Знакомы ли вы со Струнским? — спросил Осоргин.

— Слыхал, — ответил Корсаков. — С такими особами я не знаюсь. Мое дело корабли, плотины, колодцы. Вот еще деревьев фруктовых навез, сады буду делать. Конечно, климат тут не самый благоприятный, солончаки. Оттуда малярия идет. Но будем осушать. Приезжайте в Херсон годков через пять, подивитесь.

— А имя госпожи Черногорской говорит ли вам что? — спросил Петр Иванович.

— Не имею чести, — ответил Корсаков. — А хотите, прелюбопытную покажу вам задачку по геометрии?

Петр Иванович неохотно согласился.

Корсаков тут же начертал на песке треугольники, окружности и увлеченно принялся излагать условия задачи. Петр Иванович грустно слушал его.

Старец Евгений

Перед отъездом из Херсона мы посетили местную знаменитость архиепископа Евгения Булгариса, удалившегося на покой, ибо было ему восемь десятков лет.

Этот седовласый почтенный старец когда-то преподавал в Афонской академии, однако за недостаточное послушание святой церкви и вольнодумство принужден был покинуть ее и отправился в Германию, где читал лекции в Лейпциге. Король Фридрих II благоволил к отцу Евгению и рекомендовал его государыне-императрице. Отец Евгений сначала получил место придворного библиотекаря, а затем был назначен архиепископом Словенской и Херсонской епархий. Тут он занимался многими трудами. Писал богословские работы, труды по философии, истории, переводил на греческий римских авторов. Он также по просьбе государыни-императрицы составил записки об упадке Оттоманской империи и богатом прошлом Тавриды.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Старец Евгений Булгарис живет очень скромно, однако у него много книг. Множество полок заставлено томами в кожаных переплетах. Он показал нам редкое издание Евстафия с 4-томным комментарием на поэмы Гомера. Были тут Монтескье, Гельвеций, Вергилий и множество прочих славных поэтов и философов.

— Крым следует называть Таврическим Херсонесом, или Таврикой, — говорил старец тихим, мягким голосом. — Но лучше всего, как и утвердилось, Тавридой. Полагаю, это происходит от греческого «тафрос», что означает ров, вырытый человеческой рукой. Это подтверждается тем, что возле Перекопа, к которому вы направляетесь, существовал греческий город Тафре. Ров — естественное укрепление, которое устроил бы любой владетель Крыма в узком его соединенье с большой землей.

— Наверное, вам известна долгая война России за Крым, — сказал Петр Иванович, — полагаете ли вы естественным ее право на этот полуостров?

— Посмотрите на карту Тавриды, — произнес отец Евгений и развернул перед нами большой свиток. — Вглядитесь. Крым похож на каплю, готовую оторваться от большого тела. Покуда эта капля висит, она принадлежит телу. Отсюда все беды Тавриды. Она падает вниз, на грудь Оттоманской Порты, но никак не упадет, Перекоп, хоть и надрезан рвом, держит крепко. Однако я не думаю, что для России все позади. Будут еще войны с зеленой чалмой, многие глаза позарятся на Крым, ибо это благодатная купель для жизни, но если Россия море, а Крым его капля, тут уж ничего не поделаешь. Скорблю лишь о тех невинных, кто обживает в Крыму свой очаг, не зная, откуда придет гроза.

Петр Иванович и отец Евгений разговаривали долго и о разных предметах.

— Вы человек ученый, — сказал старец, — но ваша ученость — это куча малых вещиц, из которых не собрана одна большая.

— Да если бы знать, что за вещь нужна, я бы собрал, — отвечал Петр Иванович с легкой усмешкой.

— Это не знаньем берется, — ответил старец. — Не буду вас поучать. В академии я поучал многих, да все ли хороши оттуда вышли? Скажу лишь одно: дело себе найдите, от которого каждый, его коснувшись, получил бы хоть малое благо.

— Мануфактуры строить, виноград на новых землях плодить, — сказал Петр Иванович.

Отец Евгений рассмеялся.

— И это польза. Но тут вы главное благо берете себе. А лучше такой пример. Вы наслаждаетесь Монтенем, «Опыты» на ночь читаете. А Монтень был из богатых купцов. Что вам до того богатства? Он вам главное свое богатство отдал, душу, мысль. И не вам одному. Представляете, скольких людей просветил Монтень?

— Я не философ, — сказал Петр Иванович.

— Каждый человек может поделиться с другим, — сказал отец Евгений. — У каждого есть свое богатство. Вот вы про каторжника упомянули. Когда-то он вам свистульки дарил, скворца говорящего. А теперь вы мимо прошли.

— Но чем же я мог помочь? — воскликнул Петр Иванович.

— Ну уж не знаю. Если он помощи от вас не хотел, то и здороваться бы не стал, — произнес отец Евгений.

— Да, вы правы, — пробормотал Осоргин, — надо было хоть денег дать.

В это мгновенье прозвонил колокольчик в дверях. Вбежал слуга и что-то шепнул на ухо старцу. Тот встал, лицо его озарилось радостью. В комнату вошла госпожа Черногорская. Она преклонила колено, поцеловала руку Евгения и произнесла:

— Отец мой, корабль готов к отплытию.

Мне показалось, что граф Петр Иванович замешался. А госпожа словно и не замечала нас. Однако отец Евгений вынужден был пояснить:

— Путешественники удостоили меня посещеньем и умным разговором.

Госпожа Черногорская кивнула, мы поклонились.

— Наши пути все сходятся, граф, — сказала госпожа Черногорская.

Петр Иванович вновь поклонился.

— Скажите, граф, — произнесла госпожа Черногорская, — не из тех ли вы Осоргиных, что служили в Преображенском полку вместе с князем Дашковым?

— Да, — отвечал граф, — мой отец и его брат служили в преображенцах под началом великого князя и будущего императора Петра Федоровича…

Но здесь я вынужден прервать рассказ и вставить несколько пояснений об императоре Петре III и супруге его Екатерине.

О кратком царствии императора Петра Федоровича

По смерти императрицы Елизаветы Петровны, случившейся в 1761 году, русский престол занял ее племянник наследный гольштинский принц Карл Петр Ульрих, известный потом как государь Петр Федорович. Женат он был вот уже много лет на Анхальт-Цербтской принцессе Софии-Августе, ставшей императрицей Екатериной II.

Жизнь супругов не складывалась. Если Петр, с детства не видевший родительской ласки, искал в Екатерине родственных чувств, то Екатерина относилась к мужу с плохо скрытым презрением.

Ее раздражали грубые замашки Петра, его склонность к общению с простым людом. Ведь будучи еще полковником лейб-гвардии Преображенского полка, великий князь предпочитал помногу беседовать с солдатами, чем отдавать светские приличия офицерам.

Петр Федорович не оставался в долгу и на одном званом обеде даже вслух назвал жену дурой, отчего та разрыдалась и покинула стол.

В царствие Екатерины сложилось прочное мнение, что Петр III был ограниченным солдафоном, не способным к управлению государством. Однако, мне кажется, что это не совсем так. Я много слышал о несчастном государе, читал своды изданных им законов и пришел к выводу, что хоть и был он человек неровный, сумбурный, но по натуре добрый и желавший облегчить участь своих подданных.

Кто как не Петр Федорович упразднил позорную для всякого государства Тайную канцелярию и издал указ о терпимости веры, по которому стесненным до того раскольникам полагались определенные свободы. Всего же по моим подсчетам за полугодовое свое царствие император успел издать не меньше двухсот указов, а одним из них, именным, «за невинное терпение пыток дворовых людей», была пострижена в монахини богатая помещица, а все богатство ее роздано пострадавшим.

Беда в том, что Петр Федорович, будучи внуком великого Петра, пустился подражать своему деду. Он не признавал светских приличий, за столом пил в непомерных количествах английское пиво, до беспамятства напивался, курил трубку и заставлял курить прочих придворных, ходил в распахнутом прусском мундире.

Выходки его бывали дики и нелепы. Он, например, во время приема мог подойти к знатному вельможе и дернуть его за ухо. Пойманную в своих покоях крысу он судил самым настоящим военным судом, за «причиненное беспокойство высочайшей особе». Ничего не стоило императору в споре так распалиться, чтобы вызвать на дуэль своего подданного.

При этом нрав его был мягок и мечтателен. Он содержал порядочную библиотеку и каждый месяц выписывал сотни книг из Европы. В минуты уныния и отшельничества он обучился играть на скрипке и часто, запершись в покоях, выводил грустные мелодии, после чего плакал навзрыд.

Словом, он не был властным человеком для трона. Люди его сторонились, и, быть может, только одна Елизавета Воронцова, дочь канцлера и сестра Екатерины Дашковой, питала к нему сердечную склонность. Взойдя на престол, Петр Федорович проводил много времени с Елизаветой, играл ей на скрипке и читал вслух.

Не таковой была нынешняя государыня-императрица. С первых дней пребыванья в России она думала о короне. Возможно, сказывалось предначертанье: ведь еще в детстве богемская цыганка предрекла, что маленькая принцесса станет королевой.

Екатерина была умна, начитана, обаятельна. Возвышенное чело, откинутая назад голова, гордый взгляд голубых глаз из-под черных бровей — все подчеркивало в ней царственную осанку. До конца жизни она не научилась порядочно говорить по-русски, зато французским владела отменно и восхищала стилем самого Вольтера.

Восемнадцать лет, проведенных в несчастливом замужестве, дали ей множество времени для совершенствованья ума и знаний. По образованности с ней могла сравниться, быть может, лишь княгиня Дашкова, это и сблизило их.

Екатерина взяла за правило держаться со всеми ровно, приближать людей не только нужных, но и прочих, ибо государственный ум ее понимал, что всякая кроха полезна на том пути, который вел ее к престолу. Правда, взойдя на него, императрица стала более разборчива и проявила скрытный свой нрав, отдалив, например, княгиню Дашкову, которой столь многим была обязана. Воистину прав был Петр Федорович, когда, заметив начало дружбы своей жены с «Екатериной малой», так иногда называли Дашкову, отвел ее в сторону и сказал:

— Дочь моя, помните, что благоразумнее и безопаснее иметь дело с такими простаками, как мы, чем с великими умами, которые, выжав весь сок из лимона, выбрасывают его вон.

Первым таким «лимоном» оказался по несчастию сам государь Петр. Он не умел вести светскую интригу, не вникал в тайные движения двора и не заметил, как вокруг него запутывались сети заговора.

В центре его стояли гвардейские офицеры, недовольные тем, что в гвардию стали проникать прусские порядки, строгости и всякие меры в связи с подготовкой к ненужной войне с Данией.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Как-то Екатерина обмолвилась: «Я всегда была убеждена, что лучше обладать сердцами всех, чем немногих, но если уж начинать с немногих, то у этих немногих должны быть отменные сердца».

И верно, те, кто возвели ее на престол, обладали отменными «гвардейскими» сердцами. Братья Орловы, Рославлевы, Баскаков, Бредихин, Аасунский, Барятинский, Хитрово — все они были отважными воинами. Были там и братья Осоргины, которые вместе с прочими присутствовали у Казанского собора в миг провозглашения Екатерины царствующей императрицей.

Петр в это время беспечно проводил часы в Ораниенбауме. Переворот был для него полной неожиданностью. Все слабости его характера проявились тут же. Он не смог проявить достаточно воли, чтобы удержать престол, хотя большая часть армии оставалась на его стороне. Вместо твердых мер смущенный император пустился в переговоры, потерял время и наконец был арестован и отвезен в Ропшу. Жить ему оставалось всего семь дней. Кончил он не в бою, не с оружьем в руках, а за столом во время ссоры с охранявшими его гвардейскими офицерами. Бывший самодержец был просто задушен дюжим Орловым и его товарищами.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Впоследствии ходило много слухов о причастности к тому Екатерины. После ее смерти мне довелось слышать о письме, хранившемся в шкатулке и написанном Алексеем Орловым после гибели Петра. Видел я и список с этого письма, который гласил:

«Матушка милосердная государыня!

Как мне изъяснить, описать, что случилось. Не поверишь верному своему рабу, но как перед Богом скажу истину, Матушка! Готов идти на смерть, но сам не знаю, как эта беда случилась. Погибли мы, когда ты не помилуешь. Матушка, его нет на свете. Но никто сего не думал, и как нам задумать поднять руки на государя. Но, государыня, свершилась беда. Он заспорил за столом с князем Федором. Не успели мы разнять, а его уж не стало. Сами не помним, что делали, но все до единого виноваты, достойны казни. Помилуй меня хоть для брата. Повинную тебе принес, и разыскивать нечего. Прости или прикажи скорее кончить. Свет не мил, прогневили тебя и погубили душу навек».

А миру было объявлено, что император внезапно скончался от «прежестокой колики».

Что рассуждать! Печальна судьба тех, в ком видят соперника на престол. Не только Петр погиб в царствование Екатерины, но и убогий Иоанн, в двухмесячном возрасте провозглашенный императором, свергнутый Елизаветой Петровной и заточенный в Шлиссельбургскую крепость как «секретный узник». Императрица Екатерина послала в Шлиссельбург тайное предписание, по которому Иоанн должен быть убит, если его попытаются освободить.

И «освободитель» скоро нашелся. Это был некий Мирович, наведший пушку на крепость и потребовавший освободить «настоящего царя». Тюремщики тотчас закололи невинного Иоанна.

После этого многие задавались вопросом, почему «освободитель» явился именно в царствие Екатерины после того, как было отправлено в Шлиссельбург тайное предписанье? А до того, худо-бедно, Иоанн прожил на свете двадцать два года.

Наталья Кирилловна Загряжская передавала мне на старости лет разговор свой с доживающим век Алексеем Орловым. На престоле был уже наследник Екатерины император Павел Петрович, мало кому угодный властитель. «Отчего терпят такого урода?» — удивляется старый Орлов. «А что прикажешь с ним делать? Не задушить же его, батюшка?» — возражает Загряжская. «А почему же нет, матушка? — удивляется Алексей Орлов, нюхая табакерку. — В прежние времена без разговору душили». — «Это на кого ж ты намекаешь, батюшка?» — спрашивает Загряжская. «Да на того, кому я кушак нарочно припас», — ответил Орлов и громко чихнул.

Может быть, Екатерина и не давала прямых наказов, как поступать с соперниками на корону, но приближенные знали, чего она хочет. Не случайно и гвардейцы, покончившие с Петром, и комендант Шлиссельбургской крепости получили не наказание, а награды.

То, впрочем, мои вольные домыслы, которые я осмеливаюсь излагать по прошествии многих лет, а тогда, мальчишкой будучи, я только внимательно прислушивался к взрослым.

Продолжение разговора

— Да, — сказал Петр Иванович, — мой отец служил в Преображенском полку и сразу встал на сторону императрицы.

Госпожа Черногорская молча смотрела некоторое время на графа. Наконец она проговорила:

— Я слышала, ваше семейство было очень дружно с княгиней Дашковой?

— О да, — ответил граф, — мы до сих пор в сношеньях. Вернувшись из-за границы, я навестил княгиню Екатерину Романовну. Она в полезных трудах. Как вы знаете, под ее рукой Российская Академия. Женщина во главе Академии, согласитесь, это необычно.

— Мне попадались вирши Хераскова, — сказала госпожа Черногорская:

Пойте, росски музы, пойте,

Есть наперсница у вас;

Восхищайтесь, лиры стройте:

Вверен Дашковой Парнас.

— У вас отменная память, — сказал Петр Иванович.

— Что же развело княгиню с императрицей? — спросила госпожа Черногорская.

— О, это долгий разговор, — ответил граф.

— Нет ли в числе причин того, что ее родная сестра была наперсницей государя Петра Федоровича?

Петр Иванович смутился.

— Я не силен в разборе светских интриг, сударыня.

— Боюсь, что здесь больше, чем интрига, — сказала госпожа Черногорская. — Перед самой смертью в последнем письме к жене низложенный император умоляет отпустить его в Киль вместе с сестрой Дашковой Елизаветой.

— И любимой скрипкой, — добавил отец Евгений.

— Да, скрипка — это все, что он просил из имущества, — сказала госпожа Черногорская.

— Вы любопытствуете до судьбы Петра Третьего? — спросил Осоргин.

— Я любознательна, — ответила госпожа Черногорская. — Я много слышала. Я знаю, например, что пока Елизавета не вышла замуж, ей было запрещено показываться при дворе. Сам отец, канцлер Воронцов, относился к ней с небрежением, прочие сторонились, и только граф Осоргин осмелился приютить несчастную изгнанницу.

— Это верно, — ответил Петр Иванович. — Отец мой добр, он не мог видеть страданий несчастной женщины, тем более что ее сестра, княгиня Дашкова, просила за Елизавету.

— Где ж она укрывалась, пока не была прощена?

— Сначала в нашем смоленском, а потом в подмосковном имении.

— А вам доводилось видеть Елизавету Романовну?

— Я видывал ее мальчиком в подмосковном, а потом уж кадетом корпуса в Петербурге, когда она вышла за Полянского.

— А часто ли бывали в смоленском именье? — спросила госпожа Черногорская. — Пусть не удивляет вас настойчивость вопросов, я ведь призналась, что весьма любопытна, к тому же тут есть один интерес.

— Наезжал временами, — ответил граф. — Чудесные места, дикий лес, ягоды и сны о страшных разбойниках.

— Помните Кукушкин дом? — внезапно спросила госпожа Черногорская.

— Кукушкин дом? — Петр Иванович задумался. — Но это ведь наше лесное владенье. Отчего вы спрашиваете?

— Проезжала когда-то мимо, — задумчиво ответила госпожа Черногорская.

— Про Кукушкин дом вам Митя расскажет, — сказал Петр Иванович, — он там провел свои детские годы.

Госпожа Черногорская обернулась ко мне и внимательно посмотрела. Какие все же черные у нее глаза, какой пристальный взгляд!

— С кем же ты жил там? — спросила она.

— С матушкой, — отвечал я. — Жил и отец, да погиб на турецкой, когда я был малолеткой. Матушка после него пожила да и померла тоже.

— Как звали ее? — спросила госпожа Черногорская.

— Марья Васильевна Почивалова, — отвечал я.

Взор госпожи Черногорской внезапно увлажнился, она коснулась рукой моего плеча.

— Верно, с этим краем вас связывают воспоминанья, — произнес Петр Иванович.

— Я родилась в тех краях, — сказала госпожа Черногорская.

Тут уместно мне будет снова прервать рассказ и поведать историю, которую я слышал от матушки. Хоть я и был тогда малолеткой, но история так поразила воображение, что я запомнил ее навсегда.

Рассказ матушки

Было это в те поры, когда матушке только исполнилось десять лет и жила она в Кукушкином доме вместе со своей бабкой Ариной. Родители померли во время чумы, а бабка Арина осталась жива и ходила за внучкой.

Кукушкин дом представлял собой небольшое подворье посреди векового леса. Осоргины наезжали сюда во время охоты. Стоял крепкий рубленый дом из трех комнат, а рядом избушка для слуг, сарай и конюшня.

Про жизнь в лесу матушка рассказывала много чудес. Однажды пришел в избу Леший, весь зеленый, с пустыми глазами. Леший потребовал молока и брусники, поел и, никого не обидев, ушел. Когда потерялась в лесу корова, Леший ее привел и погрозил бабке Арине пальцем. На Ивана Купалу видела мать горящий цветочек, а под ним, как и полагалось, раскопала серебряную монету.

Эта история случилась вьюжной зимой. Заскрипели полозья саней, застучали в окно кулаки. Бабка Арина, накинув зипун, выскочила на мороз. Сам Иван Матвеевич Осоргин пожаловал в закрытом возке. Он приказал бабке Арине быстро идти в дом, топить печи и греть воду.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Бабка вернулась только под утро, и не одна. В руках у нее что-то пищало и шевелилось. Это было крошечное дитя. Бабка, смеясь, сказала, что подкидыша принес косолапый Мишка и наказал звать Анастасией. Так в избе появилось еще одно живое созданье. Доставило оно много хлопот, но и много радости. Летом девочка уже встала на свои крохотные ножки и стала резво бегать по всему подворью.

Мать моя очень с ней забавлялась и полюбила, как свою сестру. Приезжал несколько раз старый граф, привозил девочке господские одежки и хвалил бабку Арину.

Так минуло лето, и желтый лист полетел с дерев. В один из еще теплых дней мать моя пошла с Настей по ягоды. Возвращаясь домой, она заметила многолюдство на подворье, но это были не графские, а чужие люди. Мать моя почему-то испугалась и спряталась за кустом.

Оказалось, что страшилась она не напрасно. Люди вытащили бабку Арину из избы и стали спрашивать: «Говори, ведьма, где младенец!» Бабка всплескивала руками и отвечала, что никакого младенца не знает.

Тогда господин в черном кафтане и треуголке поднял плеть и хорошенько огрел бабку Арину по спине. Та заголосила и пала на колени: «Помилуй, батюшка, ни в чем не повинна!» — «Где младенец?» — спросил господин в черном. «Это какой же младенец?» — отвечала бабка вопросом. «Какой тут родился в прошлую зиму». Тут бабка стала словно бы что-то припоминать и вспомнила, что и вправду прошлой зимой наезжали ночью господа, вошли в дом, а под утро уехали. Слышала бабка и детский плач. «Так они его увезли?» — спросил господин в черном. «Не ведаю, батюшка, — отвечала Арина, — может, бросили в лес, только я ничего не видала».

Господин приказал обыскать избу, а матушка, видя такую картину, затаилась с Настенькой за кустом. Девочка была тихая, не кричала, а только ела землянику из лукошка. Обыскали избу, все вокруг посмотрели да и уехали ни с чем. «Смотри, бабка, — приказал господин в черном, — помалкивай, а то худо будет».

Матушка, дрожа от страха, вышла из-за кустов и спросила, что все это значит? «Мала еще, — ответила бабка Арина, — да и откуда самой мне ведать? Знать, это дитя не простое».

Наезжал снова старый граф и благодарил бабку Арину за то, что укрыла дитя. Однако выглядел граф озабоченным. Велел он холить Настю до нового лета, а потом обещал увезти с собой.

Но судьба распорядилась иначе. Минула зима, сошел снег. Не успели распуститься листочки, как снова нагрянули всадники во главе с черным господином. Только на этот раз Настя пила в избе молоко.

«Попалась, чертова бабка! — закричал господин. — Ну, счастье твое, что спешу!» Схватили они Настю и потащили с собой. Бабка Арина кинулась за ней, но ее ударили крепко, так что она повалилась на землю без чувств.

Настя испугалась, закричала и так вцепилась в мою матушку, что сорвала с нее нательный крестик, так он и остался в ее зажатой ладошке. Всадники попрыгали на коней и собрались ехать, но тут из-за кустов выскочили другие люди. Началась перестрелка, неразбериха, матушка спряталась за избу, а когда выглянула, никого уж не было. Матушка подняла бабку Арину, принесла ей воды. Очухавшись, та спросила, где Настя, но матушка ничего не могла ей сказать. «Теперь не простит мне Иван Матвеевич», — запричитала старуха.

Старый граф молча выслушал известье, бабку не попрекал, а только дал ей золотой и еще раз наказал помалкивать обо всем, что видала.

Так и кончилась эта странная история, но матушка не раз ее вспоминала и приговаривала: «А девочка-то была хороша!»

Нет, я не хочу сказать, что в доме старца Евгения я соединил этот случай с рассказом госпожи Черногорской о своем рожденье. Но мысль эта пришла мне в голову позже, когда разные события стали указывать на ее достоверность.

А в тот раз мы учтиво раскланялись с госпожой Черногорской, поблагодарили старца Евгения за интересную беседу и отправились в путь к Перекопу, тому перешейку земли, на котором и держалась «крымская капля».

Перекоп

Мы переправились через Днепр на адмиралтейской барке и немного ниже Херсона причалили к Голой Пристани. Это место вполне оправдывает свое название. Здесь простирается пустынная солончаковая степь да несут службу казаки, выкопавшие себе землянки, накрытые тростником.

Мы оставили нашу коляску на недолгое время, сели на лошадей и поскакали к соленому озеру, лежавшему в двух верстах от Днепра. Кто-то сказал, что в таком озере можно лежать на поверхности, не погружаясь, и Петр Иванович хотел это испытать. Кроме того, говорили о лечебных свойствах озера, размягчающих ломоту в костях, чем иногда страдал молодой граф.

Средь пыльной пустыни озеро раскинулось серым пластом. Мы подскакали. Но такой тяжкий дух исходил от его вод, что Петр Иванович не решился купаться. Все вокруг было мертво, даже птицы облетали озеро стороной. Постояв немного, мы сели на лошадей и повернули обратно.

27 апреля, переехав по мосту канал, соединяющий Сиваш с Черным морем, мы прибыли в Перекоп. Тут нас принял комендант крепости господин фон Фок, старый знакомец семьи Осоргиных.

— Ну как батюшка, как его здравие? — спросил фон Фок.

— Да слава богу, — ответил Петр Иванович, и на том беседа закончилась.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Комендант выделил нам в провожатые казака, и мы направились осматривать город. Конечно, самая большая его достопримечательность, это канал или, вернее, ров, ибо воды в этом канале почти не бывает. Западный его порог выше уровня Черного моря, а восточный уходит в Сиваш, почти лишенный воды.

Канал значительное сооружение, скорее всего военного характера, хотя, будь он заполнен водой, по нему могли бы ходить корабли. Глубина канала больше десяти сажен, а ширина около двадцати. По обеим его сторонам тянутся земляные валы, южный особенно высок и укреплен семью башнями, правда достаточно разрушенными и временем и недавними сраженьями. Самая большая башня имеет шестиугольную форму и расположена у выхода в Черное море.

Раньше канал был весь обложен камнем, теперь же камень преобладает только в сооружениях крепости. Видно, на ее постройку пошло множество памятников старины, ибо везде мы видели непонятные надписи, изображения, а в одном месте даже скифскую статую, перевернутую вверх ногами и втиснутую меж прочих крепостных плит. Строили крепость наши солдаты.

Перекоп! На этом месте еще недавно была граница Российской империи, теперь же, отторгнув Крым у Порты, Россия вобрала в себя и Крым. Сердце мое учащенно стучало. Быть может, в этих местах погиб мой отец на турецкой войне и прах его покоится где-то рядом. Взобравшись на самый верх шестиугольной башни, я оглядывал ровное пустынное пространство. Палило солнце, вдали угадывалось море, а впереди простиралась загадочная Таврида с ее горами, ущельями, дубравами и водопадами.

Комендант крепости господин фон Фок, желая отличиться перед императрицей, готовит к ее приезду описание славных деяний за двадцать пять лет царствования. Он изучил многие документы и сообщил нам впечатляющие итоги. Построено не меньше 150 городов, население возросло с 20 миллионов до 35, армия увеличилась вдвое, флот в три раза, число фабрик и мануфактур в четыре, одержано не меньше 80 военных побед. Доход государства возрос в четыре раза.

Комендант называл эти цифры с довольным видом, а в заключение он сказал:

— Сие время есть время возрожденья Российской империи!

— Вы хорошо подсчитали, — возразил ему Петр Иванович. — Нет слов, государство мужает. Но вы смотрели лишь на хорошее, стараясь не замечать плохое. Возьмите хотя бы доход. Я не знаток, но видный человек в Петербурге мне говорил, что треть его составляет питейный доход, который за время оного царствования возрос в шесть раз. Я два года не был в России, а кабаков тут прибавилось вдвое.

Петр Иванович оживился и прошелся по комнате.

— Военных успехов много, не спорю, а вы знаете, сколько эти победы стоят казне? Сколько крестьян набиралось в рекруты? Вы ничего не сказали и о бунтах, о возмущении Пугачева, о чуме, унесшей почти миллион жизней.

— У всякой медали есть оборотная сторона, — согласился фон Фок, — главное, чтобы она не затмевала лицевую. Говорят, на будущий год отчеканят медаль с профилем матушки-государыни, а что будет на обороте, не так-то уж важно.

Когда мы выехали из Перекопа, я все время вспоминал слова коменданта об оборотной стороне медали, ибо сторона эта явственно предстала перед нашими глазами. Это были следы разрушения, нанесенные недавней войной. Попадались целые деревни, оставленные местными жителями, вместо домов стояли развалины. Печальный вид! Кое-где, правда, уже виднелись следы новых работ, но их еще недостаточно. Говорят, к приезду государыни развалины будут убраны, а на их месте поставят красивые дома. Пока же наш проезд до самого Енибазара был очень уныл.

Карасубазар

Примерно в 30 верстах от Перекопа пейзаж начинает оживляться. Встречается больше зеленых мест и поселений. Правда, значительная их часть опустела. Но там, где остались жители, можно рассчитывать на ночлег и радушный прием, особенно если есть рекомендации от местных старшин, а таковыми мы запасались в крупных селениях.

Труднее стало с лошадьми. Ни в Бабасане, ни в Кутлуяке, ни в Баше почтовых станций нет, и мы сменили лошадей только в Бутчале, когда переправились через Салгир.

Река эта невелика, сажен 5 в ширину, и очень мелка. Вода в ней мутная, с песком, а в жаркое лето речка пересыхает. Сразу после переправы начинаются холмы, и вскоре мы въехали в обширную долину, окаймленную грядами известковых утесов. Тут попадаются диковинные скалы и гроты, в одном из них, как говорят, можно спрятать стадо в тысячу овец.

30 апреля мы въехали в город Карасубазар, где расположен дворец правителя Таврической области генерала Каховского.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Карасубазар окружают горы средней высоты. Из них водопадом низвергается Карасу, или Черная река, и орошает сады и земли города. Сам город не очень велик, здесь живут до 5 000 татар, греков, армян и русских. Последних еще мало, но прибывает все больше, ибо окрестные земли раздаются под усадьбы знатным вельможам.

У генерала Каховского, который предоставил нам помещение, мы встретили известную путешественницу леди Кенти, совершавшую поездку через Крым в Константинополь. Это любезная молодая дама, чем-то напомнившая мне госпожу Черногорскую. Те же строгие английские одежды, те же светлые локоны из-под шляпы, но холодные голубые глаза.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Граф Петр Иванович Осоргин был представлен леди еще в Петербурге, поэтому они тотчас разговорились.

— Я слышал, вы намерены издать записки о своем путешествии? — спросил граф.

— Кто только не пишет о Крыме! — уклончиво ответила леди Кенти. — В Петербурге мне подарили книжку Клемана, он тоже путешествовал по Тавриде.

— Какое впечатление производит на вас этот край? — спросил граф.

— Оценку я могу дать спустя некое время, — ответила леди. — Сразу очень трудно собраться с мыслями. А вы тоже путешествуете, граф?

— Совмещаю путешествие с деловой поездкой, — ответил Петр Иванович. — Моему отцу дарованы земли подле Судака, надобно посмотреть, что они из себя представляют.

— О, я как раз направляюсь в Судак! — сказала леди Кенти. — У меня там назначена встреча с подругой.

— Вот это по-нашему, это по-светски! — воскликнул граф Осоргин. — Назначать свиданье за тысячу верст!

— Если бы знали мою подругу, милый граф, — произнесла леди, — вы бы помчались за ней на край света.

— Ваша подруга, вероятно, тоже странствует? — осторожно спросил граф.

— Вы угадали, — ответила леди Кенти, — путешествия — ее страсть.

— В таком случае, уж не госпожа ли это Черногорская?

Леди Кенти рассмеялась.

— Невозможно скрыть присутствие такой особы. Вы вновь угадали, граф.

Петр Иванович оживился.

— Чему я мигом обучился по возвращении в Россию, так это любопытству. Каждая светская новость меня волнует. Ответьте, миледи, не томите, кто же эта таинственная госпожа Черногорская?

Леди Кенти приложила палец к губам.

— Это маленький секрет, милый граф.

Большего Петр Иванович не смог от нее добиться.

После обеда, которым нас угостил гостеприимный Каховский, мы вышли на обширный двор, и тут гарнизонные казаки показали нам чудеса джигитовки. Они носились как вихрь на своих низких, юрких лошадях и поражали цели длиннейшими пиками. При этом в той же руке каждый казак сжимал пистолет. Одновременно с ударом пики раздавался выстрел, поражавший соседнюю цель. Казаки пускали лошадей в галоп, становясь на седло, спускаясь под брюхо лошади, подкидывая и ловя шапку. Все это они проделывали с веселым оживлением, гиканьем и свистом.

Петр Иванович возбудился и тоже хотел было вскочить на лошадь, но вовремя одумался, понимая, что может показаться смешным. Леди Кенти смеялась и раздаривала казакам мелкие монеты. Петр Иванович оказывал ей всяческие знаки внимания и наконец уговорился ехать наутро в горы к истокам Карасу. Леди дала обещание совершить это небольшое путешествие с нами.

У истоков

Генерал Каховский дал нам в провожатые двух казаков, и рано утром мы отправились в путь. Петр Иванович оседлал вороного Кагула, а я сел на гнедую Чесму, лошадь легкую, покладистую и быструю. Леди ехала на белой английской кобыле, предоставленной ей Каховским. На ней была короткая куртка спенсер, свободная ездовая юбка и легкая накидка под небольшой узкополой шляпкой. Казаки двигались сзади, весело переговариваясь и давая нам советы, как переехать ручей или миновать расщелину.

Сегодня был первый день мая. Я люблю этот благодатный месяц, время цветенья и свежей зелени. День выдался преотличный. Голубое небо застила дымка, поэтому солнце палило не жарко. Позванивала быстрая Карасу, все дальше уводя нас меж крутых, обрывистых скал. Я заметил, что многие из них сложены из серого мрамора, и сразу подумал о статуе государыни-императрицы, которую старый граф повелел возвести на берегу моря. Есть тут, наверное, и свой гранит.

Петр Иванович захватил с собой подзорную трубу, время от времени он останавливался и предлагал ее леди Кенти. Сам же продолжал свои расспросы про госпожу Черногорскую.

— Я чувствую, граф, что вы бы гораздо охотнее ехали сейчас с ней, чем со мной, — сказала на это леди Кенти.

— Ваше общество доставляет мне величайшее удовольствие, миледи, — сказал Осоргин, — но не скрою, что подруга ваша мне тоже любопытна.

— Уж не влюбились ли вы? — воскликнула леди Кенти.

— Меня всегда влекла неизвестность, — ответил граф, — в Лейпциге я долго преследовал одну скрытную незнакомку. Она всегда выходила, завернувшись в темный плащ, и избегала показываться на публике. Потом оказалось, что это жена какого-то старого банкира, сбежавшая с его золотом.

— И вы были разочарованы!

— Да уж чем же здесь обольщаться?

— Ну, а если тайна госпожи Черногорской в таком же роде?

— Готов поклясться, что это не так, — ответил граф. — Непонятно только, зачем она открыто именует себя инкогнито. Если ей хочется путешествовать втайне, зачем же возбуждать интерес?

— Дорогой граф, вы наивны, — сказала леди Кенти. — Неужели кто-то поверит, что она какая-то безвестная госпожа Черногорская? Разве верили в Европе княгине Дашковой, когда она представлялась бог знает кем? Игра в жмурки здесь неуместна. Моя подруга заявляет открыто: «Я не хочу называть своего истинного имени, зовите меня госпожой Черногорской».

— Но кто же она? — воскликнул Петр Иванович.

Леди Кенти пожала плечами и засмеялась.

— Когда скрывают свое имя, на это бывают причины, — говорил Петр Иванович. — Мне госпожа Черногорская объявила, что путешествует по высочайшей воле, подорожная ее подписана князем Потемкиным, ее сопровождает эскорт, пред ней преклоняется сам Струнский, мановением руки она вызволяет людей из беды. Так что же все это? Хорошенькое инкогнито! С одной стороны, укрывание имени, с другой, открытый кураж влияньем, богатством.

— Да отчего вы раздражаетесь, граф, — смеялась леди Кенти, — слово «кураж» тут не к месту, и, уж поверьте, если и есть у госпожи Черногорской влиянье, она употребит его с благой целью.

— Но зачем скрывать имя? — снова сказал граф. — Я бы допустил, что она иностранная особа высокого происхождения, но госпожа Черногорская говорит по-русски не хуже меня. Или все это светский розыгрыш?

— Увы, это не так, — ответила леди Кенти. — Вы даже представить не можете, насколько серьезны намерения госпожи Черногорской. У нее и в мыслях не было устраивать представление.

— Слуга называл ее вашим высочеством, — заметил граф.

— Считайте, что это условное обращенье, — сказала леди.

— Нет, я понять не могу… — пробормотал Осоргин.

Лошади потихоньку взбирались наверх, а бурное течение Карасу опускалось под нами в расщелину. Казаки объяснили, что когда-то река текла много выше, но разрушила камень и пробила себе новое русло, местами разъединяясь и утекая под скалы.

Окружавший нас известняк был живописен. В нем выступали фигуры, похожие на людей и животных, чернели входы в пещеры и гроты. Казаки сказали, что ранней весной здесь образуются бурные водопады, рушатся с грохотом подмытые камни. Они тут же показали огромный обломок скалы, под которым покоился их неосторожный товарищ.

Внезапно у дальней скалы показалась фигура. Человек стоял, уперев одну руку в бок, и ждал нашего приближения. Когда мы подъехали, он не уступил тропы, а все так же стоял, прислонившись к скале. Лошади остановились, казаки взяли в руки ружья.

На незнакомце была черная мохнатая шапка, черный казакин, перехваченный узорчатым поясом, и мягкие сапоги. За поясом торчали два пистолета и кавказский кинжал. Человек угрюмо и внимательно смотрел на нас.

Наконец он распрямился, приложил руку к груди и поклонился. Голос его был хрипл, в нем чувствовался гортанный выговор.

— Мой повелитель Кара-Вазир послал меня пригласить высоких путников отдохнуть в тени его шатра. — Он снова поклонился.

— А кто такой Кара-Вазир? — спросила леди Кенти.

— Кара-Вазир благородная особа, — ответил человек. — Он желает иметь благородный разговор с благородными путниками.

— Эй ты, не велено! — прикрикнул сзади казак. — Ступай своей дорогой!

— Это, должно быть, местный эфенди, — предположил Осоргин. — Скажи, милейший, твой хозяин тут служит?

Человек еще раз поклонился.

— Я не вижу ничего дурного, если мы побеседуем с местными жителями, — сказала леди Кенти. — Я взяла за правило не отказывать в разговоре простым людям.

— Кажись, эфенди у нас другой, — раздумчиво произнес казак.

— А может быть, мелкий старшина, — сказал Осоргин. — Они любопытны до путешественников.

Словом, мы приняли приглашение Кара-Вазира и направились вслед за его человеком. Ехать пришлось довольно долго. Мы плутали среди скал и два раза перебирались через ручьи. Казаки стали высказывать недовольство.

— Не ладно это, ваше сиятельство, — твердил один. — Темный народ, неизвестно, зачем зовут.

Наконец, протиснувшись между двумя каменными громадами, мы оказались на небольшой горной поляне, заросшей кустами тамариска. Посреди возвышались два померанцевых дерева, а под ними был расстелен ковер, и на ковре этом возлежал грузный человек в черном халате и черной турецкой феске. Он не спеша поднялся и приветствовал нас легким поклоном.

— А где же шатер? — спросила леди Кенти. — Ох, эта восточная напыщенность! — Последние слова она проговорила по-французски.

— Высоким путникам благодатного отдыха, — проговорил человек в черном халате.

— Вы и есть Кара-Вазир? — спросила леди Кенти.

— Так, так, госпожа, — ответил грузный человек и сделал знак.

Из-за деревьев вышли еще два человека и расставили по ковру блюда с фруктами и сладостями. Одежда этих слуг была самая беспорядочная. Один походил на турка, ибо голова его была обмотана чалмой, другой на русского солдата в потрепанном мундире чуть ли не петровских времен. Но вид у обоих был мрачный, и делали они все как-то нехотя.

Кара-Вазир жестом предложил нам садиться. Леди Кенти и граф Осоргин опустились на подушки, я же и казаки остались стоять.

— Куда держите путь, высокие путники? — спросил Кара-Вазир, и на его одутловатом лице появилась вежливая улыбка.

— Я направляюсь в Константинополь, — ответила леди Кенти. — А мои спутники разъезжают по своим делам. Но что вы делаете в этих местах? Здесь так малолюдно.

— Я исполняю свой долг, — сказал Кара-Вазир.

— Вы местный эфенди? — спросил Осоргин.

— Нет, я не местный, — ответил Кара-Вазир, — я тоже путешествую.

— Вот как? — воскликнула леди Кенти. — С какой же целью?

Тетрадь в сафьяновом переплете

— С благороднейшей, благороднейшей целью, — заверил Кара-Вазир.

— Откуда же вы прибыли? — спросил Осоргин. Кара-Вазир махнул неопределенно рукой.

— Вы представляете турецкое правительство? Кара-Вазир вскинул руки в защитительном жесте.

— Нет, нет! Ни в коем случае!

— Венецианского дожа, албанцев? — перечислял Осоргин.

Кара-Вазир вздохнул:

— Я представляю сам себя.

— Забавно, — произнесла леди Кенти.

— Но вы же являетесь подданным какой-то страны, — допытывался Осоргин.

— Увы, — ответил Кара-Вазир.

— Значит, у вас нет разрешенья на въезд?

— Есть, есть, — торопливо сказал Кара-Вазир.

— Я ничего не понимаю, — произнес Осоргин.

— Угощайтесь, досточтимые путники! — Кара-Вазир указал на фрукты.

— Что же вы хотите от нас услышать? — спросила леди Кенти.

Кара-Вазир сложил руки на груди.

— Я ничтожнейший из ничтожных, я странствую по земле в поисках истины.

— Сочувствую вам, — сказал Осоргин. — Вы задались целью, к которой стремились многие древние мудрецы. Однако для этого не обязательно странствовать, истина внутри нас. Диоген размышлял, сидя в бочке.

Кара-Вазир воздел руки.

— Небо ниспошлет мне истину!

— Вы мусульманин? — спросил Осоргин.

— Нет, нет, ни в коем случае! — воскликнул Кара-Вазир.

— Странно, — пробормотал граф. — А где вы научились говорить по-русски?

— Я состоял на службе у государя, — ответил Кара-Вазир.

— Какого, позвольте узнать?

— Незабвенного государя Петра Федоровича.

— Вам, должно быть, не повезло, — проговорил Осоргин. — Когда государь скончался, вы попали в опалу?

— Нет, нет, ни в коем случае! Он не скончался! — воскликнул Кара-Вазир.

— Вот как? — изумился Осоргин. — Вы так полагаете?

— Я знаю, — важно произнес Кара-Вазир и указал пальцем в небо: — Мне было ниспослание.

— И где же по-вашему он нынче находится? — спросил Осоргин.

Кара-Вазир вздохнул.

— Я странствую в его поисках.

Петр Иванович переглянулся с леди Кенти. Та вступила в разговор:

— У вас есть определенный замысел поездки или вы едете, как говорится у русских, куда глаза глядят?

Кара-Вазир развел руками.

— Я вас могу заверить, что слухи о чудесном спасении государя ложны, — сказал Петр Иванович. — Этими слухами пользуются самозванцы. Вы, должно быть, слышали о восстании казака Пугачева? Он тоже называл себя государем Петром Федоровичем.

Кара-Вазир полузакрыл глаза и покивал головой.

— Как сказывали мне в Петербурге, самозванцев пропасть, даже и нынче их вылавливают то на Урале, то в Малороссии. Этим людям не живется спокойно, им хочется воевать, поднимать возмущение, а то и простые попадаются воры, смутят народ, соберут пожертвованья, средства, а потом скроются, бросив остальных на произвол судьбы. Вы не боитесь встретить такого «Петра»?

— Нет, нет, ни в коем случае! — Кара-Вазир открыл глаза. — Вы забываете, что я знал истинного государя. Я даже сидел с ним за одним столом и пил за здоровье нашего народа.

— Позвольте узнать, какого? — спросила леди Кенти.

— Кроме того, — продолжал Кара-Вазир, не отвечая, — после чудесного спасения государь переселился в наши края и счастливо правил, пока не уехал в Россию, где обретается ныне и где я собираюсь его разыскать.

— Но откуда же вы явились, удивительный путник? — воскликнул Петр Иванович Осоргин. — Откройте нам тайну!

— Я приехал из Черногории, — ответил Кара-Вазир.

История черногорского государя

Я вновь прерываю связный рассказ о путешествии, чтобы прояснить читателю некоторые места разговора с Кара-Вазиром, дополнить их сведениями, которые я добыл в последующие годы.

Самозванство в нашем народе дело известное, но всегда новое и удивительное. Пошло это, кажется, со смутных времен, когда после смерти Грозного престол занял несчастливый Годунов. При нем погиб в Угличе малолетний сын Грозного, наследник престола царевич Дмитрий. Народная молва стойко держалась того мненья, что Дмитрия хотели убить, но он чудесным образом спасся, вместо него же погиб другой.

Так ли было или вовсе не так, но тут же явился человек, который и объявил себя спасшимся Дмитрием. Это был беглый расстрига Отрепьев, обретавшийся в польской земле и набравший там целое войско. Взлет его был чуден и легок, а падение ужасно и быстро. Лжедмитрий вошел в Москву, но там и погиб, едва обвенчавшись с гордой полькой Мариной.

Но и в гибель этого Дмитрия не поверил народ. Тут же явился второй самозванец, за ним третий. Живуча народная молва, неистребима вера в «хорошего царя». Этой верой пользовались многие отчаянные люди.

После несчастливого конца Петра III в Ропше поползли слухи, что и ему удалось спастись. По крайней мере, он был внуком великого Петра, природным государем, не то что заезжая иноземка Екатерина.

То говорили, что спасшийся государь скрывается на Яике у тамошних казаков, даже молебны во спасение служили местные священники. То кто-то видел, как государь в гусарском мундире проезжал по Малороссии и раздавал золотые. То находились люди, самолично говорившие с Петром Федоровичем.

В 1765 году на демидовских уральских заводах появился человек, назвавший себя сенатским фурьером Михаилом. Резцовым. «Фурьер» этот вмешался в распрю между работниками и приказчиками, принял сторону народа и даже послал властям ордер с требованием не чинить насилий. «Фурьер» был пойман, посажен в острог, а на допросах показал, что государь Петр Федорович жив и будто с губернским начальством разъезжает вокруг по ночам, разведывая о народных обидах. При «фурьере» был обнаружен и печатный указ о присяге прежнему государю. Пытки не сломили этого человека, его били кнутом, клеймили и навечно сослали в каторгу.

Вслед за смутными вестями о спасенье появились и сами «спасенные». На Черниговщине, под Курском, в Воронежской губернии и на Урале один за другим объявлялись императоры и на короткое время смущали умы и возрождали надежды. С самозванцами расправлялись нещадно, государыня Екатерина не терпела «чучел», говорила о них с презрительным смехом, не ведая, что придется ей и задуматься, когда в дело вмешается зимовейский казак Пугачев.

Но и до Пугачева случались вещи нешуточные. В какой-то год подалась молва на закат, за русскую межу. Толковали, что спасшийся государь покинул пределы своей империи, чтобы отдохнуть от мирских забот, оправиться и собраться с силами. В хронике Раваницкого сербского монастыря читывал мой знакомец такую запись: «И счастливо избежал он смерти, затаился, развеял слух, будто преставился от бренной жизни, сам же великой премудростью уберегся в незнаемом обличье, пошел ко славянам на Дунай, оттуда ведал царство турецкое, город Царьград и, все уяснив себе, прибыл в Черную Гору, дабы ручным писаньем объявить себя народу».

Благодатны черногорские края, раскинувшиеся на берегах Адриатического моря. В 1766 году Черногория, уставшая от турецких набегов, подпала под власть Венецианского дожа. Тот посадил туда наместника и назвал Черногорию Венецианской Албанией.

Осенью означенного года в деревеньке Майна на берегу залива Бока Которска появился удивительный человек. Росту он был среднего, а может, чуть выше, обличьем мягок, темен глазами, речью кроток и тих. Звал он себя Стефан Малый.

Нанялся Стефан Малый простым батраком, но очень скоро обнаружился его непростой нрав. Владел он тайнами врачевания, и к нему потянулись сельчане. Плату за лечение он не брал и тем удивлял до крайности. Вел со всеми тихие беседы о добре, звал людей прекратить вражду, помогать друг другу.

В особенности полюбил Стефана его хозяин, которого тот излечил от застарелого недуга и убедил простить непутевую дочь, бежавшую с албанским солдатом.

Слухи о необычном батраке ширились, и уже кое-кто из чиновников слышал о нем благоговейные слова. Наместник венецианский проведитор Реньер получил даже целое описание благих дел маинского работника с припиской: «Человек этот, по всему видно, не прост, а поговаривают, что это особа высокого происхождения, укрывшаяся в наших местах».

Неизвестно, кто пустил слух, но скоро знали уже, что в доме Вуковича живет чудесным образом спасшийся русский государь Петр Федорович. Собрали маинцы толпу народа и пошли к Стефану на поклон. Тот вышел из дома, на вопросы о себе отвечал уклончиво и все больше тем самым убеждал толпу, что таит истинное свое происхождение. Но оказался в толпе некто Марко, служивший некогда в Петербурге. Марко этот недавно возвратился в Майну и видел Стефана Малого в первый раз. Побелел внезапно бывший солдат Марко и крикнул зычно: «Да это же сам государь Петр Российский! Помнишь ли ты, государь, как говорил со мной самолично, в Преображенском полку? Я солдат того полка и отслужил в нем четыре года!» Стефан глянул кротко на Марко и произнес: «Помню тебя, Марко, ты еще лядунку уронил». — «Он, он!» — восторженно закричал Марко.

Не прошло и месяца, как на скупщине в Цетинье Стефан был провозглашен государем Черногории, а собралось на той скупщине без малого семь тысяч человек.

Окружные государства забеспокоились. Венецианцы, турки и русская императрица желали знать, что за человек новый государь Черногории, куда он повлечет за собой черногорцев. Императрица послала из Вены дипломата, чтобы он разузнал да разведал. Однако дипломат с порученьем не справился, высадился в Которе, побеседовал с разными людьми, а в горы, где находился Стефан Малый, идти не решился.

Порта и Венеция любезничать не стали, а направили против Малого войска. Стефан дрался, побеждал, терпел неудачи, но в руки завоевателям не давался. Вот уж два года он правил страной, много совершил полезного, был справедлив, но строг. Честность своих подданных испытывал не раз. Бывало, кинет на перекресток червонец и велит за ним тайно смотреть. Но не брали чужих денег ни горцы, ни жители долин.

Императрица Екатерина послала в Черногорию генерала Долгорукого, храбреца и умелого воина. Престранный тут вышел случай. Долгорукий зачитал черногорцам манифест императрицы, убеждал старшин, что ими правит самозванец. Важным для Черной Горы было мненье России, только в ней видели они защитницу от турецких набегов, венецианских поборов. Скупщина венецианскому дожу рекла: «Знаешь ли ты, господине, что мы и посейчас российские? Кто против нас, тот против России. Кто стоит против России, стоит против нас». А посему поверила скупщина русскому генералу, и Стефан Малый был пленен. Вошел к нему Долгорукий для разговора, пробыл долгое время, а вышел в обнимку, подарил русский мундир, много ружей, патронов и уехал в Россию.

Отныне черногорский государь не был врагом русской державы. «Чего ты именуешь себя Петром?» — спросил его будто бы генерал. «Не я именую, народ, — отвечал Стефан Малый, — и никогда вслух не называл я себя Петром Федоровичем, а с османами бился всегда вместе с Русской державой».

И верно, государь черногорский не был угоден Порте, было много попыток его извести. Наконец осенью 1773 года убийца, подосланный скадарским пашой, пронзил Стефана Малого кинжалом.

Так ушел в небытие человек, сделавший много добра черногорскому народу и навеки унесший истинное свое имя.

Кара-Вазир и принцесса

— Нет, государь не погиб! — воскликнул Кара-Вазир.

Граф Осоргин, долго странствовавший по Европе, слышал об этой истории в Вене. Он осторожно заговорил:

— Наш венский посланник мне точно сказывал, что Стефан Малый не остался в живых. В Вене бывал черногорский митрополит Арсений, близкий к Стефану человек. Он присутствовал и на похоронах. Стефан Малый погребен в каком-то горном монастыре.

— Нет, нет! Ни в коем случае! — Кара-Вазир воздел руки. — Я сам был на похоронах, но хоронили другого, гроб был закрыт!

— Зачем же устраивать такое представление? — спросила леди Кенти.

Кара-Вазир хитро улыбнулся.

— А как же было ему оставить черногорское правление и вернуться в Россию?

— Так вы настаиваете, что он в наших краях? — спросил граф.

— О! — только и сказал Кара-Вазир.

— Вы, вероятно, были к нему близки? — предположил Осоргин.

Кара-Вазир покивал головой.

— Так почему же он вам не оставил никаких указаний? Устраивает представление с похоронами, покидает сподвижников и исчезает неизвестно куда.

— Нет, нет, ни в коем случае! — произнес Кара-Вазир привычную свою фразу.

Граф Осоргин, кажется, начал раздражаться.

— Милейший Кара-Вазир, — сказал он, — есть ли у вас хоть одно указанье на то, что черногорский правитель скрывается в русских краях?

— Я верю, — важно ответствовал Кара-Вазир.

— Что ж, позвольте не разделить с вами этой уверенности, — произнес Осоргин.

— Но давайте разделим знание, — вкрадчиво сказал Кара-Вазир.

— Мои знания говорят о другом, — возразил граф.

Кара-Вазир помолчал, взял плод с подноса, подбросил его на руке и медленно проговорил:

— А разве вы не слыхали о принцессе Черногорской?

— Нет, — ответил граф Осоргин, — не имел чести.

— А разве вы не встречались с ней?

— Разумеется, нет.

Кара-Вазир снова подбросил плод.

— Странно. А ведь она тоже путешествует по Крыму.

— Принцесса Черногорская? — удивленно спросил Осоргин.

Кара-Вазир молча улыбнулся.

— Кого вы имеете в виду? — нетерпеливо спросил граф. — Да, мы встречали одну особу. Госпожу Черногорскую. Уж не хотите ли вы сказать, что она принцесса?

Кара-Вазир продолжал улыбаться. Леди Кенти пристально смотрела на него.

— Что ж вы молчите? — спросил Осоргин.

— Я поняла, — произнесла леди Кенти. — Этот человек любопытствует до моей подруги.

Кара-Вазир встрепенулся.

— Досточтимая путница, вы сказали, что принцесса Черных Гор ваша подруга?

— Я сказала, что у меня есть подруга по имени Черногорская, но я не говорила, что она принцесса.

— Госпожа Черногорская путешествует инкогнито. Это не истинное ее имя, — дополнил граф Осоргин.

Кара-Вазир прикрыл глаза.

— Но кто такая принцесса Черногорская? — спросил Осоргин. — Как много развелось в наше время принцесс. Я слышал, есть даже принцесса Азовская, принцесса Бессарабская. Но откуда бы взяться таким принцессам?

— Вы хоть в глаза видели свою принцессу? — спросила леди.

Кара-Вазир сделал обиженный вид, но ничего не ответил.

— А вы не страшитесь прямо говорить о цели своего путешествия? — спросил Осоргин. — У нас самозванцев бьют кнутом и упекают в каторгу, а сподвижников тоже наказывают порядочно.

— Взять его и в крепость свезти, — подал внезапно голос один из казаков, другой снял с плеча ружье.

— Оставь, — строго сказал Осоргин. — Мы гости, а не полицейская часть.

Кара-Вазир воздел руки.

— Небо ниспошлет мне истину!

— Ну, замолол, — пробормотал казак. — Ехать надо, ваше сиятельство, темный народ.

— Мой вам совет, — сказал Осоргин, — не ходите открыто и не говорите с кем попало. В Крыму нынче много войска, мигом поймают.

С тем мы и покинули «благородную особу», которая желала говорить с «благородными путниками».

— Странный, однако, человек, — размышлял Петр Иванович, — мусульманин не мусульманин, христианин не христианин. Кто он? Похоже, какой-то шельмец. Или очарованный простак, вечно гоняющийся за жар-птицей. Услышал имя госпожи Черногорской, так сразу решил, что это принцесса. Да и была ли такая, принцесса Черногорская?

— А кажется, и была, — задумчиво ответила леди Кенти. — Как-то на водах в Спа я слышала это имя. Будто среди прочих высоких особ там останавливалась принцесса Монте-Негро.

— Да, — согласился Осоргин, — Монте-Негро сиречь Черные Горы.

— Говорили, что она очень богата.

— Все указывает на вашу подругу! — засмеялся граф.

— Кроме того, что она не называет себя принцессой, — шутливо возразила леди Кенти.

— Долго ли! — воскликнул граф.

На обратном пути, оставив внизу лошадей, мы взобрались на огромную меловую скалу, именуемую Ак-Кая. С виду скала неприступна, однако с пологой стороны там есть вполне пешеходная тропка. Высота скалы не меньше 150 сажен. Отсюда открылся чудесный вид на долину, украшенную густой зеленью садов. Говорят, на эту скалу любил забираться Суворов, когда в 1777 году он занял с солдатами город. Отца моего тогда уже не было в живых. Но где он сложил голову, где покоится его прах? Я оглядывал благодатный простор, раскинувшийся во все стороны, вдыхал напоенный весенним цветением воздух, и сердце мое сжималось от неожиданной тоски.

Кизляр

3 мая, простившись с леди Кенти и гостеприимным Каховским, мы тронулись на Чубак, до которого считают 20 верст. Наш путь лежал на Феодосию через Кизляр и Старый Крым. Дорога эта, недавно лишь освоенная русскими, не имела еще почтовых станций, так что нам пришлось воспользоваться любезностью генерала Каховского и принять полковых лошадей до Кизляра, где мы надеялись сменить их в имении Разумовского.

Мы переправились через Малую Карасу, миновали Чубак и подъехали к речке Индаль, название которой можно перевести как «дорога в Индию». Рядом с переправой высится живописная известковая скала, напоминающая по очертаньям средневековый замок.

Во все время пути я беспрестанно думал о том, что слышал накануне. Принцесса Черногорская! Неужели это та, которую я увидел в имении Струнского? Я вспоминал ее лицо, ее пристальный взгляд, ее осанку и речь, полную внутреннего достоинства и властности. И уж во всяком случае, она вполне могла быть особой самого высокого происхождения. Как она смело вступилась за несчастных Акульку и Яна, даже Струнский смешался! Я вспоминал тихую радость на лице старца Евгения, когда она вошла в его покои. Что связывает этих людей, какое меж ними знакомство? А ее пестрая свита? Должно быть, эта дама не стеснена в средствах. Но больше всего я раздумывал о том, что она родилась в наших краях, что она слышала о Кукушкином доме. Сколько загадочного, таинственного! Принцесса с далеких лазурных берегов и уроженка смоленских лесов — конечно, это соединить было трудно, но воображенье мое бежало вдаль и не страшилось никаких преград. Я уже представлял, что, бродя малышом по лесу, видел ее за дальними деревами с ворохом колокольчиков и ромашек. Принцессы ведь тоже любят плести венки. А может быть, однажды она угощала меня земляникой? Ведь почему-то она посмотрела на меня теплым взором в покоях старца, почему-то положила ладонь на плечо. Это прикосновение я до сих пор помнил, и воспоминание было несказанно приятным.

Мне кажется, размышлял обо всем этом и Петр Иванович Осоргин. Во всяком случае, лицо его большую часть пути было задумчиво, он даже не ответил на вопрос возницы, останавливаться ли для отдыха у ручья.

Кизляр представляет собой обширное поместье, подаренное государыней Разумовскому. Здесь строится новый двор, но жизнь проходит пока в большом и нелепом доме, принадлежавшем местному бею. Единственное украшение этого дома — внутренний дворик, мощенный мраморными плитами и с фонтаном посередине. Из фонтана, однако, едва сочится бурая влага.

Молодой Разумовский, говорят, еще не удосужился посетить свое новое владенье, и делами ведает пока управляющий, тучный, крикливый немец, не знающий ни слова по-русски. За ним прыгает на костыле Карлуха, старый солдат, воевавший еще с пруссаками, бравший Берлин и там получивший свое немецкое прозвище. Карлуха кое-как переводит распоряжения управляющего и сообщает их работникам хриплым, но громовым голосом.

От Карлухи мы наслышались много историй про знаменитого полководца графа Суворова, побившего турок в Крыму и за Дунаем. Суворов этот был чудаковат в манерах, он не выдерживал светских приличий и умел смутить многих важных лиц. Карлуха рассказал случай, когда сам участвовал в одной из проделок лихого генерала.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Однажды в полки Суворова явились важные гости одной иностранной державы. Карлуха не мог объяснить точно, какой. С ними был сопровождающий из Петербурга, тоже важный вельможа. Суворов устроил гостям обед, а солдата Карлуху велел посадить с собой рядом. Суворов потчевал гостей шуточками, а вельможа на ухо ему выговорил насчет Карлухи. Мол, к чему сажать за парадный стол простого солдата? «Да бог с тобой, батюшка! — воскликнул Суворов. — Ну и что, если простой солдат, а разве не узнаешь ты его?» Вельможа ответил, что никогда не видел Карлухи. «Бог с тобой! — опять закричал Суворов. — Да это ж племянник самого графа Панина!» Вельможа был смущен, а гости обступили Карлуху и стали выражать восхищение, что племянник столь знаменитой особы, облеченной высокой государственной властью, воюет простым солдатом. «И как воюет! — восхищался Суворов. — Десять янычар в бою полонил! Ему бы не то что русский, иноземный орден вручить!» Тут же один из гостей снимает с себя звезду и вешает Карлухе на грудь, при этом кланяется и просит передать всяческие пожелания дядюшке. Так Суворов посмеялся над высокими чинами. Звезду он потом у Карлухи отобрал со словами: «Вот как полонишь десять янычар, так верну тебе звездочку».

Старый солдат вздыхал:

— Но не довелось. Однажды троих поймал, но десять — куда! Свойственный командир, он для солдата ничего не жалел, и сам с нами в палатке спал. Говорят, опять против турок пошлют.

Я расспрашивал его про солдата Ивана Почивалова, но встречать моего отца тому не пришлось.

Кизляр оставил унылое впечатление, места вокруг пустынные, земля бесплодна, а климат столь переменчив, что непривычные к нему русские солдаты часто болеют. В небольшом полку легкой кавалерии, который расположился поблизости от усадьбы, болеет несколько десятков человек, а командир полка генерал-майор Кубасов недавно скончался и похоронен подле холма. Может быть, и мой отец скончался вот так же от местной лихорадки, а не в лихом бою? Думать об этом было неприятно, и во время пребывания в Кизляре я много печалился. Даже Петр Иванович счел своим долгом похлопать меня по плечу и подбодрить ласковыми словами.

Левкополь

К Левкополю, или Старому Крыму, как он назывался раньше, нас привела довольно хорошая дорога, проходившая местами в глубоких долинах. Сначала на нас надвинулась высокая лесистая гора, а потом уж открылся город с богатым и славным прошлым.

Когда-то очень давно он стоял на большом караванном пути в Индию, и о Старом Крыме знали во многих странах. В городе строили мечети, фонтаны, крепостные стены и башни. Еще сейчас виден вал версты в четыре длиной. Тут был когда-то храм, облицованный мрамором и порфиром, здесь чеканили монеты для крымского ханства и генуэзцев, владевших Судаком и Кафой. Тут, по преданию, похоронен хан Мамай, бежавший после Куликовской битвы в Кафу и там убитый генуэзцами.

Много славных страниц можно насчитать в истории этого города, но ныне он оскудел. Вместо дворцов и мечетей одни развалины, из местных жителей осталось лишь несколько семей, да и они просят разрешения уехать, ибо не желают оставаться тут больше.

Словом, много трудов предстоит новым властителям, чтобы возродить в Старом Крыму угасающую жизнь. Говорят, князь Потемкин уже отпустил на восстановление многие средства, ему хочется, чтобы к приезду государыни-императрицы город принял достойное обличье.

В Старом Крыму мы остановились на постоялом дворе, только что открытом, побеленном и потому имевшем довольно приветливый вид. Хозяин постоялого двора, пожилой грек, посоветовал нам подняться на гору Агармыш, откуда можно увидеть не только окрестные дали, но и море, лежащее в 15 верстах от Старого Крыма.

И мы не пожалели, что совершили такую прогулку. Гора Агармыш высока, но подняться на нее не трудно, там и сям среди скал и деревьев проложены тропинки. По одной из них мы и взобрались на обширное плато, заросшее буковым лесом.

Благодатное место! Воздух сух и легок, дали просторны, а на горизонте простирается дымно-синяя полоса.

— Таласа! [1]— воскликнул Петр Иванович. — Митя, ты когда-нибудь видел море? Я был в Италии, Франции, Англии, Германии. Море везде разное. Любопытно, какое оно тут, в Крыму?

— А отчего в море вода соленая? — спросил я.

— А отчего в озере пресная? — ответил вопросом Петр Иванович и рассмеялся. — Одна петербургская графиня была совершенно уверена, что вода в море соленая оттого, что там водится пресоленая сельдь.

— Надеюсь, это не госпожа Черногорская? — произнес я со значением.

Петр Иванович сразу стал серьезным.

— Ты, Митя, смышлен, — сказал он. — Ты, верно, заметил, что я о ней размышляю.

— Достойный для размышлений предмет, — заметил я важно.

— А в чем же, по-твоему, достойный? — живо спросил Петр Иванович.

Я прокашлялся. Мы сидели на старом поваленном буке, кругом благоухали цветы и травы, и разговор наш на этом возвышенном месте среди простора и перед синеющим вдали морем имел какое-то особое значение.

— Она добрая, — сказал я.

— В чем же ты видишь ее доброту? В том, что она выручила крепостных? Но это мог быть простой каприз.

— У нее добрый взгляд.

— Добрый? — спросил Петр Иванович.

— Вернее сказать, ласковый, — поправился я. — Нет… внимательный… — Я задумался. — Мне кажется, ей до всего есть дело. И потом… все ее любят…

— Кто это все? — спросил Петр Иванович.

— Слуги… Леди Кенти и отец Евгений.

— Как ты заметил, что они ее любят?

— Отец Евгений очень обрадовался, что она пришла.

— Я уж узнал, он дал ей воспитанье в Лейпциге. Она долго жила в его доме. Вообще же ты, Митя, угадал, у нее очень много поклонников. Например, адьютант Потемкина князь Дашков. Полагаю, он и похлопотал о подорожной.

— Но кто же она в самом деле? — воскликнул я так же, как недавно сам Петр Иванович Осоргин. — Быть может, она и вправду принцесса?

— Кара-Вазир человек непонятный, — сказал Петр Иванович. — Глаз у него сонный, но хитрый. Ищет черногорского самозванца, давно погибшего, вслух говорит об этом, ничего не боясь, да еще готов принять за принцессу любую странницу.

— Но она не любая! — воскликнул я. — А кроме того, тоже по имени Черногорская.

— Совпаденье, — сказал Петр Иванович.

Мне было приятно, что он беседует со мной как с равным. Я напрягал ум, чтобы сказать что-то важное, значительное, а вместо этого повторил:

— Она добрая.

Петр Иванович хоть и старался мне возразить, но на самом деле было видно, что он доволен моими словами, ему тоже хотелось, чтобы госпожа Черногорская была хорошей и доброй.

Мы провели на горе Агармыш много времени, но на обратной дороге случилось событие, которое решительно переменило мирный ход нашего путешествия.

Все началось с того, что над своей головой я увидел свисающий куст, обсыпанный крупными пунцовыми цветами. Возбужденный разговорами о госпоже Черногорской, я вдруг представил, что иду по тропинке с нею. Тогда уж выходило, что я должен был проявить удальство и сорвать для нее хотя бы один цветок. Словом, меня потянуло вскарабкаться на эту скалу.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Смотри, не сорвись, Митя, — сказал Петр Иванович, — я у источника тебя подожду. — И он, посвистывая, направился вниз по тропинке.

Я полез на скалу. Оказалось, это не так-то просто. Была она саженей пятнадцать в высоту и довольно крута. В одном месте подъем оказался слишком опасным, и я подался в сторону, заметив перешеек, по которому можно было достичь куста с другого бока.

Добравшись до верхней гряды перешейка, я нашел твердый выступ и решил на нем отдохнуть. Но внезапно я услышал глухие голоса. Они неслись откуда-то из глубины массива. Поднявшись еще немного, я высунул голову.

Внизу под собой я увидел укромную площадку, раскинувшуюся перед входом в пещеру. Спиной ко мне у входа на раскладном стульчике сидел человек. Он весь оказался в тени, и разглядеть его было невозможно. Зато напротив, у дерева, стояла фигура, в которой я сразу узнал одного из людей Кара-Вазира, того, кто преградил нам путь на горной тропинке у Карасу. Все та же мохнатая шапка, два пистолета за поясом и кинжал. Не успел я что-либо сообразить, как появился сам Кара-Вазир и, приложив руку к груди, поклонился человеку в тени.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Ну что, любезный, — проговорил человек в тени, — чем порадуешь? — Голос этот показался мне знакомым.

— Третьего дня встретили их в горах, — ответил Кара-Вазир.

— Ну!

— С ними была охрана.

— Да что тебе до охраны! — раздраженно сказал человек в тени. — Разве я приказал их вязать? Ты должен был говорить.

— Я говорил, — сказал Кара-Вазир, — я все говорил, как надо, но они не знают.

— Кто не знает? — воскликнул человек в тени. — Мальчишка, может, и не знает. Где они, кстати, сейчас?

— Здесь, на горе.

— Вот как! — воскликнул человек со знакомым голосом. — Что же ты назначаешь встречу? Столкнуть меня хочешь?

— Я не знал, — ответил Кара-Вазир.

— Болван, напрасно тебе плачу. Смотри, ты у меня схватишь кнута!

Кара-Вазир поклонился и приложил руку к груди.

— Итак, по-твоему, не знают, — сказал человек в тени. — Да просто тебя раскусили. Всю твою жалкую игру. Нет, плохой из тебя лицедей. Даром тебе плачу. Как же может миледи не знать?

— Она мне ничего не ответила.

— А граф?

— Мне кажется, он совсем ничего не знает.

— Но ведь знаком?

— Знаком, а не знает.

Я слушал этот малопонятный разговор и как мог прятался за камни. Ясно было одно: эти люди замышляли нехорошее, и дело касалось нас.

— Что думаешь делать? — спросил человек в тени.

— Догоню их в Кафе, — ответил Кара-Вазир.

— И?

— Приставлю кинжал к груди. Тогда всё скажут.

— Говорил, болван! — воскликнул человек в тени. — Да ты сам уверял, что не знают! Зачем кинжал приставлять?

— Ну тогда саму вязать, — угрюмо проговорил Кара-Вазир.

— Рано! Она себя не открыла, кого же ты будешь вязать?

Кара-Вазир молчал.

— Вот что, голубчик, — сказал человек в тени, — глупости свои оставь. Дипломат из тебя не вышел, дам тебе другое направленье. Где твои люди?

— Здесь и в Караголе, — ответил Кара-Вазир.

— А за ней послал?

— Самых лучших, — заверил Кара-Вазир.

— Думаю, когда доберется до места, себя откроет, — задумчиво произнес человек в тени. — А пока занимайся графом.

Кара-Вазир поклонился. В это мгновенье я неосторожно двинул рукой, и несколько камешков покатилось вниз. Я тотчас спрятал голову, а затем поспешно спустился вниз и кинулся по тропе к источнику. Петр Иванович сидел подле него на камне и все так же задумчиво посвистывал. Я сбивчиво рассказал ему все, что слышал. Петр Иванович встал и нахмурился.

— Очень знакомый голос, — твердил я, — но вспомнить не могу.

— Тут целая интрига, — сказал Петр Иванович, — теперь нам надо держаться осмотрительно.

На постоялом дворе обнаружилось, что в наших вещах копались, кофр был раскрыт, но содержимое осталось целым, даже подзорная труба покоилась на прежнем месте. Петр Иванович особенно беспокоился за карабин и пистолеты, но и на них не позарились неожиданные налетчики. Хозяин постоялого двора, грек, был очень расстроен и твердил, что краж у него никогда не бывало. Петр Иванович его успокоил, заплатил за постой, и ранним утром мы отправились по дороге на Феодосию, готовые теперь уже к разным неожиданностям.

Феодосия

Однако до своей цели мы добрались без всяких происшествий. Древний город встретил нас, расположившись амфитеатром на берегу обширного полукруглого залива. Как нам рассказали, Феодосии более двух тысяч лет, основали ее милетские греки.

Чего только не происходило за всю историю города! Даже название менялось много раз, до сих пор Феодосию называют на крымский манер Кафа, а турки, например, предпочитают название Кучук Стамбул, что означает Малый Стамбул.

Владели этим местом тавры, скифы и киммерийцы, а уж потом явились греческие суда. Кстати, жители Феодосии считают, что слово Таврида происходит вовсе не от Тафроса, Перекопа, как говорил нам старец Булгарис, а именно от племени тавров, владевших когда-то значительной частью Крыма.

Феодосия процветала и почти исчезала с лица земли. Ее грабили и сжигали гунны, готы, сарматы и хазары. Здесь укреплялись генуэзцы, а на них нападали татары. Бывали времена, когда население многострадального города достигало ста тысяч, но к нашему приезду здесь насчитывалось чуть больше тысячи жителей самых разных национальностей. Кругом царило запустение, так характерное для войны. Множество зданий разрушено, почти ничего не строится, и только повсеместно возникают кабаки, в которых бойко торгуют молодыми крымскими винами.

Местный городничий предложил нам остановиться на Монетном дворе, громадном полуразрушенном здании, которое крымский хан выстроил себе в надежде чеканить собственную монету из награбленного золота.

Мы расположились в длинном высоком зале среди разбитых станков и прессов, причем в одном конце устроили себе походные ложа, а в другом поставили коляску вместе с лошадьми. Граф Петр Иванович остался доволен таким необычным приютом. Он расхаживал среди опрокинутых машин, рассматривал их и удивлялся тому, что эти сложные устройства, привезенные из Англии и Германии, не заинтересовали городское начальство.

Но прежде чем продолжить феодосийское повествование, я должен сказать о море. Эта громада синей воды совершенно меня поразила. В особенности тем, что она все время меняла свой цвет. То пробежит по ней фиолетовая полоса, то образуется серебристое озеро, то вдруг все потемнеет до густого кубового тона. Так ветер прихотливо играл красками стихии.

Меня сразу потянуло сбежать вниз и броситься в ласковые воды, но Петр Иванович сказал, что вода еще холодна.

— Накупаемся, брат! — весело пообещал он. — Путь наш еще далек.

Но в Феодосии мы все-таки искупались, однако не в море, а в турецкой бане, которую Петр Иванович непременно хотел посетить. Эта баня, скажу вам, забавная штука. Если в русской отчаянно парятся, стегают друг друга вениками, вскрикивают от удовольствия, то в турецкой все совершается в виде чуть ли не священнодействия. Люди здесь ходят с благообразными лицами, завернувшись в белые или голубые ткани, а банщики с непроницаемым видом совершают множество загадочных действий. Разминают вам суставы, мнут ноги, неожиданно дергают за руки, взбираются на вашу спину и босыми ногами, не хуже чем ладонями, прощупывают каждое ребро. Затем натирают тело каким-то корнем, ополаскивают его то горячей, то холодной водой, а в заключение предлагают шербет и кофе. Если прибавить к этому, что помещение бани похоже скорей на мраморный дворец, то можно понять, какое значение придают на Востоке подобным купаниям. В банях тут проводят по нескольку часов и выходят оттуда с просветленным видом.

Что касается нас с Петром Ивановичем, то вся эта банная церемония вызвала чувство, схожее с тем, когда вы отведаете экзотическое незнакомое блюдо. К такому блюду надо еще привыкнуть и разобраться, понравилось оно тебе или нет.

После бани тянет ко сну. Петр Иванович развалился на кошме и принялся размышлять:

— Все нити тянутся к госпоже Черногорской, это мне ясно. Неужто она и вправду принцесса или, по крайней мере, выдает себя за такую? А что связывает ее с самозванцем из Черногории? Если держаться простейшей логики, то она дочь черногорского самозванца или, в свою очередь, самозванка. Как полагаешь, Митя, похожа наша неожиданная знакомка на простую авантюристку?

— Но ведь она и не объявляет себя принцессой! — воскликнул я. — Вы сами считали, что это совпаденье имен.

— Считал, — задумчиво произнес Осоргин. — Но отчего же сыр-бор? За ней гоняются злоумышленники, путают в дело посторонних людей вроде нас. Нет, все это очень меня забавляет. Хотел бы я вновь увидать госпожу Черногорскую.

— Леди Кенти поехала к ней в Судак, — заметил я рассудительно, — и наша дорога в те же места.

— М-да… — пробормотал Осоргин.

Тут в Монетный двор с другого конца с грохотом вкатила коляска, а из нее выпрыгнул человек, оказавшийся нашим знакомцем. Это был народный умелец Митрофан Артамонов, к которому мы заезжали на речку Иртыц. Он был так же весел и расторопен, как прежде.

— А, господин граф! — закричал он. — Наше почтенье! Я как знал, что вас снова увижу!

— Что ж ты, приехал свою паровую машину ладить? — спросил Осоргин.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— А чего не наладить? — смешливо отвечал Артамонов. — Да тут прочих машин немало, надо бы ими вначале заняться.

Я уже говорил, что по всему Монетному двору в беспорядке валялись железные громадины. Это были прессы и хитроумные приспособления для чеканки монет, поставленные прежним властителем. Петр Иванович в первый же день дивился заброшенному хозяйству, рассматривал механизмы, но нашел, что они уже непригодны к употреблению.

Теперь рассматривать принялся Артамонов. Глаз, судя по всему, у него был острый. Он вдруг подскакивал, приседал, трогал что-то и отпрыгивал с радостным криком.

— Да что тебе эти машины? — спросил Осоргин. — Неужто хочешь что-то наладить?

— А то! — восклицал Артамонов.

— Да кто же тебя послал, или сам по себе?

— Теперь я на службе, — отвечал Артамонов.

— То дело, — сказал Осоргин, — значит, оценили тебя?

— Да ежели меня не ценить, то кого другого? — важно сказал Артамонов.

— Что же ты хочешь произвести из этой груды железа? — спросил Осоргин.

— Да самое то, к чему дадено, — ответил умелец.

— Да это же прессы, — пояснил Осоргин, — по-нашему сиречь плющильная механизма для чеканки монет.

— Ну и чеканить будем, — сказал Артамонов.

— Что ж, губернатор собрался чеканить свою монету? — спросил Осоргин.

— Ну, губернатор не губернатор… — И Артамонов, насвистывая, пошел вдоль разбросанных приспособлений.

Внезапно он остановился и снова вернулся к нам. Постоял, почесал растрепанную бороду и раздумчиво проговорил:

— А что, господин граф, машины-то совсем никудышные.

— Английские машины, — ответил Осоргин. — Ухода за ними нет, ржавеют.

— А намедни видал я, как турок тут приходил да бил их кувалдой, — проговорил Артамонов.

— Совсем никуда, — согласился граф.

— Да ежели вот так бить чем попало, что станет с машиной?

— У нас обыкновенное дело.

— Да можно ли это терпеть? — Артамонов повысил голос. — Машина хорошая пропадает!

— Понимаю тебя, понимаю, — устало сказал Осоргин.

— Взять бы того турка, да головой об стену! И наши, нечего сказать, хороши, болты отворачивают — и в ранец. Я говорю одному, зачем тебе болт, человек ты неумный. А он — пригодится в хозяйстве! Так и будет таскать всю войну, а потом бросит… — Артамонов замолк.

— Так у кого ж ты на службе? — спросил Осоргин.

— Машина тонкая вещь, — пробормотал Артамонов. — Вот вы, господин граф, за границей бывали, нешто ломают у них машины?

— Что говорить! — несколько раздражаясь, ответил Осоргин. Разговор этот как будто стал ему надоедать.

— А вот взять бы такую машину, наладить, в дело пустить! — воскликнул Артамонов.

— Вот и возьми! — сказал граф.

— Так вы согласны?

— С чем?

— Что ежели я эту машину, допустим, возьму?

— Мне-то какое дело? — Граф удивленно взглянул на Артамонова.

— Ну я, положим, возьму, а вы-то не закричите? — спросил Артамонов.

— Украсть, что ли, хочешь? — догадался граф.

— Отчего украсть? У меня и разрешенье есть. Только ночью, говорят, надо. Я, положим, ночью за машиной приеду, а вы закричите, людей всполошите.

— Зачем же ночью? — недоумевал Осоргин. — Днем забирай.

— Днем не могу, — твердо сказал Артамонов, — приказ.

— Что-то ты путаешь, брат, — сказал Осоргин. — Какое у тебя разрешенье?

— Бумага.

— А кто подписал?

— Бог его знает, люди высокие. Да говорят, ночью бери.

— Да отчего же ночью, черт побери! — воскликнул граф. — Как ты не понимаешь, что всякое ночное дело с воровством рядом!

— Да, видно, есть причины, — сказал Артамонов.

— Где твоя бумага?

Артамонов извлек из кармана сложенный лист. Граф развернул его и прочитал.

— Странно, странно, — пробормотал он. — Да вот и подпись светлейшего, да и печать. Ну, бог с тобой! — Он протянул бумагу Артамонову. — Я в этом деле сторона. По мне хоть весь двор вывози. Однако странные у вас тут дела творятся. Что же ты не говоришь, кто твой хозяин?

— Да знал бы я сам! — воскликнул Артамонов. — Мне только ассигнаций дали, распоряженья, а там, мол, посмотрим, как еще дело осилишь.

— А дело в том, чтоб машину ночью свезти?

— И ход ей поставить.

— Да я ведь тебе говорил, что она для чеканки монет.

— Стало быть, чеканить будем.

— Не иначе этот лис собирается свои деньги делать, — пробормотал Осоргин, — мало ему даров да милостей…

И тут я снова должен остановить повествование. Без сомнения, молодой граф имел в виду особу, при имени которой любой российский вельможа вытягивался во фрунт. Речь идет о военном министре, светлейшем князе Потемкине, и без краткого рассказа об этой фигуре в наши времена не обойдешься.

О светлейшем князе Потемкине

По всей линии нашего путешествия мы не видели безразличного лица, если в разговоре упоминалось имя Потемкина. Да вспомнить хотя бы того почтмейстера, который рассматривал подорожную госпожи Черногорской в Борисполе. «Сам подписал!» — воскликнул он с благоговейным испугом. С другой стороны, достойный всяческого уважения инженер Корсаков слегка покривил губы, когда на верфях кто-то сослался на распоряжение князя. Не любил светлейшего и молодой граф Петр Иванович. Впрочем, у Осоргиных были особые счеты с Потемкиным. Старый граф имени его слышать не мог, хотя выполнял все дворцовые приличия и в день именин князя ходил на поклон к государыне.

Да, все дело в том, что Потемкин был любимцем государыни-императрицы. А и началось-то с мелкого случая, на параде он успел первым поднять отскочивший темляк императрицы. Тут-то она и обратила внимание на молодого красивого офицера. Что говорить, нет у нас большей милости, чем внимание государыни. И князь Потемкин в полной мере воспользовался этим вниманьем, став вторым человеком в государстве. Много полезного совершил он. И в боях с турками преуспел, и вновь приобретенные земли сумел обустроить, и много милостей раздавал окружным людям. Но и в обратном отличался его порывистый нрав, а в особенности славился князь своей расточительностью и необузданным нравом в разгулах. Множество золота из российской казны утекло на его забавы и прихоти. В натуре его сошлись самые разнородные черты. Храбрый и нерешительный, величавый и мелочный, ленивый и деятельный, честолюбивый и беззаботный, добрый сердцем, но жестокий умом, таким представал Потемкин перед современниками. То он проводил целые дни в богословских спорах, собирался уйти в монахи и основать духовный орден, то устраивал многодневный разгул, после которого едва оставался жив. То он занимался неустанной деятельностью, то пролеживал на диване и разглядывал свои ордена, которых имел великое количество, а жаждал еще больше. Например, ему не давал покоя орден штата Цинцинатти, он непременно хотел его получить.

Петр Иванович со смехом рассказывал о недавнем своем посещении князя. На этом визите настоял старый граф. Что и говорить, ведь Осоргин только что вернулся из Европы, и непременно следовало снискать благоволенье светлейшего, а только уж потом ждать встречи с государыней, чтоб окончательно утвердиться при дворе. Таков удел молодого российского дворянина. Не понравишься или скажешь не то — век будешь коротать в глуши, не помышляя о достойном поприще.

— Да смотри, не кичись больно, — напутствовал старый граф, — уж как я Гришатика не люблю, а намедни послал ему наших смоленских медов. Любит, стервец. Зато и на нас тучу не гонит, а то ведь ему только пальцем шевельнуть.

Как сказал Петр Иванович, он пошел более для того, чтобы понаблюдать российские нравы, нежели искать расположенья. И нравы эти чрезвычайно его позабавили.

Потемкин долго его не принимал. Более того, вышел карлик Мосс, шут Потемкина, и предложил Осоргину поиграть в шахматы.

— Как важный гость, так сразу меня шлет на партию, — объявил карлик, одетый в строгую европейскую одежду, однако же с тюрбаном на голове.

— В шахматы я не очень умею, — возразил Осоргин.

— Ага! — воскликнул шут. — Он так и сказал: «Небось в шахматы не станет играть, небось другие игры припас».

— Я не любитель азартных игр, — терпеливо сказал Осоргин.

— Ага! — воскликнул шут. — Он так и предполагал. «Небось, — говорит, — без азарту, а держит в кармане свою карту!»

Тетрадь в сафьяновом переплете

Осоргин встал.

— Вероятно, его светлость заняты, — сказал он, — так мы можем сапоги и в другой раз почистить.

Шут сначала онемел, а потом расхохотался. Через мгновенье он исчез, чтобы с удовольствием передать слова Осоргина. Тотчас растворились двери, в малиновых шальварах и расшитом халате вышел Потемкин и заключил молодого графа в объятия.

— Умен, умен! — говорил он. — Ты на Мосса моего не сердись, он всякого разыграть готов.

— Вместе стараемся! — выкрикнул сзади Мосс.

— Слыхал о тебе от батюшки, — сказал Потемкин. — Ну, пойдем ко мне, я тут наряды смотрю.

Приглашенье что-то вместе рассматривать считалось милостью. Часами мог перебирать Потемкин в руках драгоценные камни, шкатулки или, например, головные уборы, из которых больше всего любил кивера. Одних киверов возили за ним слуги до трех сотен.

На этот раз Потемкин любовался нарядами, купленными для племянниц. При этом перед ним лежали императорские рескрипты, на одном из которых граф Осоргин прочитал: «Об уборе дам, имеющих приезд ко двору». Лакеи выносили бесконечные платья, ротонды, рединготы и чепчики.

— А вот этот левит не хорош ли? — спрашивал он у Осоргина и, не дожидаясь ответа, продолжал: — Ей-богу, для Нюрки, с ее куафюрой, сейчас пойдет!

Расставили по столу десятки туфель, атласных, парчовых, серебряных, золотых. Внезапно Потемкин схватил одну пару и растоптал ногой.

— Что за оказия с этаким бантом! Я у самой матушки видал подобный! Вы что, злодеи, уморить меня захотели?

Парад одежд для племянниц закончился. Потемкин подвел Осоргина к огромной, висевшей на стене карте России и сказал:

— Ты посмотри, какая громада! В Тавриде бывал?

Осоргин отвечал, что как раз собирается в путешествие.

— А зря, — произнес князь, — надо бы через два года. Будущим летом матушка едет, и на ее визит я все обустрою. Нынче, конечно, ты всякую дрянь повстречаешь, а через год не Таврида тебе будет, а пряник.

Что и говорить, «пряник» Потемкин сделать успел. Забегая вперед, скажу, что путешествие императрицы по русскому Югу золотым звоном отдалось по всей Европе, ибо сопровождали ее сотни иностранных послов и прочих важных персон. Устеленные коврами, изукрашенные резьбой и флагами плыли по южным водам расписные галеры, и смотрели на них с берегов нарядные деревеньки, кланялись богато разодетые поселяне, тучные стада паслись на зеленых лугах. Роскошные дворцы встречали знатных путешественников, умельцы показывали изделия, играли на скрипках и дудках, подносили на блюдах дары степей, лесов и вод.

Знал Потемкин, как угодить императрице. Понимала она, что не все так ладно в Малороссии и Тавриде, но ценила тот вклад, который сделал Потемкин, чтоб показать ей богатое представление. За то и любила.

Расставаясь с Осоргиным, приобнял его Потемкин и произнес:

— Батюшке передай, чтоб не серчал. Давнюю он имеет вражду, а глупо. Тебя, как вернешься, представлю матушке-императрице. Ступай, ступай.

А когда повернулся и пошел от него Осоргин, внезапно стащил с себя мягкую туфлю и запустил ее в спину графа. Тоже известный знак милости! Петр-то Иванович знал, потому и ушел не оборачиваясь, а только слегка усмехаясь.

Уже в прихожей догнал его карлик Мосс и, кривляясь, сунул в карман золотую щетку с бриллиантами.

— Их высокоблагородие жалуют! — крикнул он.

Петр Иванович повертел щетку в руках и запустил ею в дверь. Сказывали потом, что и этот поступок пришелся Потемкину по душе. Храбрец, мол, этот молодой Осоргин, но, подумав, вероятно, решил, что слишком уж храбр, и обещанного приема у императрицы Осоргин так и не дождался.

Феодосия

(продолжение)


— Вот что, — сказал Осоргин, — ты, Митрофан, бери здесь что хочешь и в любое время, но меня от свидетелей уволь. Я нынче же переберусь в другое место. Одного не понимаю, если тебя подрядили наладить чеканку, зачем механизмы в иное место таскать? Монетный двор для того и создан. Делай свои работы тут.

— Не приказано, — отвечал Артамонов. — Дело мое небольшое. Машину я должен взять и свезти на Черную Гору.

— Куда?! — Петр Иванович поперхнулся от неожиданности.

— Да на Черную Гору…

Некоторое время длилось безмолвие.

— На Черную Гору? — переспросил граф. — Но это, голубчик мой, так далеко…

— Говорят, недалече.

— Нет, — сказал Петр Иванович, — не понимаю… Опять эта Черная Гора…

— Ну, я пошел, ваше сиятельство, — произнес Артамонов и направился к своей коляске.

— Постой, постой! — позвал Осоргин. — Ты знаешь, где расположена эта гора?

— Не ведаю. Судно за нами придет. Но, говорят, недалече, совсем недалече. Будто бы верст пятнадцать.

— Когда же придет это судно?

— Будто бы известят. А вам любопытно? — Артамонов хитро скосил глаз.

— Да так… — пробормотал Петр Иванович.

— Ну, прощевайте, ваше сиятельство, мы завсегда вам рады, — сказал Артамонов, — а селитру тогда напрасно не взяли, отменная селитра была!

И, прыгнув в коляску, он укатил, только грохот шевельнулся под сводами Монетного двора.

Итак, новая загадка возникла в интриге и без того достаточно путанной. Госпожа Черногорская, принцесса Черногорская, далекая Черногория, которую часто называют Черной Горой, и вот новая Черная Гора, но расположенная всего лишь в пятнадцати верстах от Феодосии. Добавить к тому машину для чеканки монет, которую зачем-то везут на эту Черную Гору. Чеканка монет! Дело государственное. Подпись Потемкина!

— Нет, у меня голова кругом идет! — пробормотал Петр Иванович.

— Надо узнать, — сказал я.

— Да что мы можем узнать? — воскликнул граф.

— Про эту Черную Гору… которая близко.

— Нет, я чувствую, будто меня втягивает водоворот… — сказал Осоргин, — а все потому… — Он не договорил, но мне и так было ясно, первое взвихрение водоворота обнаружилось там, в Борисполе, где мы встретили пышный поезд госпожи Черногорской. Потом знакомство в имении Струнского, столкновение у старца Евгения, и далее, до самой Феодосии, незримое присутствие этой женщины превращало наше беззаботное путешествие в тревожное странствие.

— Артамонов откуда взялся? — отчаянно проговорил граф. — Нет, в простые совпадения я уж не верю. Все это крутится вокруг одного, но где разгадка? Ты представляешь, Митя, из какой глубины идет мое соприкосновение с этой женщиной? Кукушкин дом!

«И мое», — подумал я.

О Черной Горе удалось выведать на удивление быстро. Первый же встречный житель сказал, что, без сомнения, такое место невдалеке существует, это Карадаг, что в самом деле переводится как Черная Гора. До Карадага можно добраться на лошадях, но лучше морем, ибо дорога не столь хороша. Поездку туда и обратно можно совершить в один день да еще вдоволь нагуляться в горах.

Этот житель тут же стал набиваться нам в проводники, совал в лицо грязные пальцы, показывая, что возьмет всего лишь десять монет, при этом достоинство их никак не оговаривал.

Петру Ивановичу такой проводник не показался, он предложил искать другого, оставалось только решить, морем нам добираться или посуху. Первое привлекало больше, ибо никогда еще граф не плавал по Черному морю. Что уж говорить обо мне, я с восторгом принял это решение.

Карадаг

Итак, 10 мая мы отправились морем к Черной Горе, именуемой здесь Карадагом. В этом предприятии нам повезло с самого начала, ибо, перебравшись с Монетного двора, мы одновременно нашли себе хозяина дома, владельца судна и проводника.

Все эти качества соединял в себе немолодой уже грек Коста, полный говорливый человек в красной турецкой феске. Домишко его прилепился на склоне горы над самым морем и представлял из себя развалюху из трех комнат, одну из которых, лучшую, с видом на море, он предоставил нам. Зато прекрасен был сад. Феодосия вообще не слишком богата растительностью, унылые склоны гор совершенно безлесны, на улицах кое-где растут чахлые деревца, да за домом городничего разбит регулярный парк, столь бедный, что и парком называть его не хочется.

В саду же у Косты цвел буйно боярышник, горели розовые кусты и персиковые деревья давали порядочную тень. Все дело в том, что из склона горы пробивался источник, и грек легко добывал столь необходимую для поливки воду.

На стене комнаты висел кривой турецкий ятаган, а под ним кожаная сумка со свитком бумаги, на которой аккуратно был переписан рассказ турецкого министра Ресми-эфенди о знаменитом Чесменском бое.

В этом бою с турецкой стороны участвовал сам Коста, поэтому свиток был для него настоящей реликвией. Еще в молодости Коста попал в плен к туркам и, как следствие, оказался на турецкой галере, сожженной при Чесме. Сам Коста, по счастию, уцелел и теперь с удовольствием рассказывал о гибели турецкой эскадры, сгоревшей огромным факелом в Чесменской бухте.

Граф Петр Иванович, который бывал не только в Европе, но и в Стамбуле, владел турецким языком. Он сразу заинтересовался свитком и переводил его не без удовольствия, покатываясь со смеху над странным языком и причудами важного турка. Я, разумеется, не преминул переписать кое-какие места из свитка, ибо, бог знает, может, мы были единственными русскими, которым довелось прочитать измышления турецкого министра.

«Из Путербурка, лежащего на краю моря, называемого Балтык, через Гибралтарский пролив московитянин послал на воды Морей и в Архипелаг несколько мелких военных судов вертеться между островами, в Англии и в других землях нанял несколько кораблей, в Архипелаге нахватал барок и дрововозок и в четыре или пять месяцев составил себе значительный флот из старого хлама. Когда этот флот появился, опытные знатоки моря предсказывали, что первая порядочная буря этот странный флот опрометчивого гяура истолчет в щепки и размечет по морю. Но по закону успехов, предопределенных бичу мусульман, судьбы и ветры благоприятствовали его ничтожному флоту, и с первого нападения уничтожил он наш прекрасный флот, столкнувшись с ним в Чесме, месте, лежащем насупротив острова Хиос».

Эту замечательную победу русских моряков, случившуюся в 1770 году, Ресми-эфенди объясняет на свой лад:

«Но примечательнее всего, что для порядочного флота весьма трудно провести даже одну зиму в Архипелаге. Между тем, при особом покровительстве судьбы, неприятель три года кряду, зимой и летом, шатался по этим опасным водам без малейшего вреда и даже нашел средство запереть Дарданеллы своей дрянной эскадрой, так что ни один наш корабль не мог выйти из пролива. Все это одна из тех редкостей, которые у историков называются „ходисе-и-кюбра“, великим событием, потому что они выходят из порядку натуры судьбы и в три столетия раз случаются».

Ресми-эфенди писал также о разнообразных «хитростях», применяемых «нечестивыми гяурами». Особенный восторг у Петра Ивановича вызвала такая «хитрость» русских: «С пленными мусульманами не употреблять ни жестокостей, ни побоев. Гяур позволяет им жить по своему обычаю и не говорит ничего обидного для их веры, многим даже дает свободу, чтобы они бесполезно его не обременяли».

Весьма красочно изобразил турецкий министр успехи государыни Екатерины, которую упорно именовал «чарыча» вместо царицы, и я не мог не переписать такого места:

«Племя франков, или, как у них говорится, европейцев, чрезвычайно подобострастно к своему женскому полу. Поэтому они так удивительно покорны, послушны и преданы этой чарыче, они почти считают ее святой, около нее толпятся отличнейшие своими способностями и знаменитейшие люди не только московской земли, но и разных других народов, и, полные восторга к чарыче, они все мечутся рвением положить за нее душу свою. Надо сказать и то, что она также претонкая женщина. Чтобы привязать к себе этих людей, она, оказывая являющимся к ней государственным мужам и воеводам более радушия, чем кто-либо им оказывал, осыпая их милостями, отвечая вежливостями, образовала себе множество таких полководцев, как Орлуф (это, без сомнения, герой Чесмы граф Алексей Орлов) или как маршал Румянчуф (Румянцев), тот, что заключил мир с нами. При усердном содействии всех этих людей счастье ее развернулось, и она свободно поплыла по морю успехов до того, что сделалась как бы обновительницей русского царства».

Наш хозяин без конца повествовал о Чесменском бое, делал большие глаза, вскрикивал, хватался за сердце, а в тех местах, где надо было изобразить чью-нибудь гибель, с грохотом валился на пол и раскидывал руки. Я очень жалел, что наша гнедая Чесма не понимает человеческого языка, а то бы она испытала гордость, осознав, какое славное имя носит.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Майское утро было свежим, небо голубым, легкий ветерок влек наше судно по густо-синему морю, и настроение наше было отличным. Большая лодка Косты с треугольным греческим парусом оказалась ходкой, и уже через три часа мы приблизились к горным громадам. Пейзаж берегов был пустынным, дальние холмы поднимались легкой волнистой линией, одна гора казалась совершенно прямой, наподобие длиннейшего стола, другие, ломаясь причудливо, далеко проникали в море, образуя бухты.

Сам Карадаг величественно выступал, замыкая полукруглый акваторий. На берегу его виднелись татарские сакли, скудная растительность, и несколько лодок промышляли рыбной ловлей недалеко от берега.

Наконец мы приблизились к Черной Горе, выступающей в море, и стали ее огибать. Тут перед нашими глазами предстали неожиданные красоты. Очерк Карадага был совершенно необыкновенный. Это не были острые скалы и хаос камней, а нечто словно изваянное из податливого материала. Текущие потоки, ниспадающие мантии, застывшие волны — все это вместе, уходя высоко в небо, создавало суровую, но вместе с тем и мягкую красоту. Краски здесь дымчатые, приглушенные, от желтоватых до бледно-фиолетовых. То здесь, то там виднелись изумрудные рощицы, повисшие на скалах, будто акробаты.

Петр Иванович достал подзорную трубу и начал с восторгом разглядывать этот первозданный хаос. Грек Коста прищелкивал языком и говорил, что такие красоты встречаются только на его родине в Морее.

— А есть тут укромные места? — спросил Осоргин.

— О! — грек воздел руки. А затем указал пальцем вверх: — Там!

— В горах?

— Да, — сказал грек, он понизил голос и сообщил: — Там бывают разбойники.

— Корсары?

Но Коста не знал этого слова, а когда Петр Иванович объяснил, отрицательно замахал руками:

— Нет, нет! Злые разбойники!

Из этого следовало заключить, что морской разбой он считает делом благопристойным, а к разбойникам суши относится с презрением.

Петр Иванович попросил его пристать к берегу, и скоро мы очутились в уютной бухте, из которой рассчитывали забраться наверх, чтобы обозреть просторы обширного Карадага.

Грек отказался с нами идти, сославшись на тех же разбойников, которые могут увести его судно. Он показал подобие тропы, тянущейся наверх, и предупредил, что подняться по ней не легко. И он оказался прав. С великими трудностями, тяжело дыша, взмокшие, мы очутились наверху горного плато. Нас встретил оглушительный гомон птиц и душные ароматы цветущих растений. В Тавриде месяц май — самое живое время года, потом палящее солнце выжигает растительность. Сейчас вокруг стояло настоящее благоухание, травы поднимались по пояс, колыхались гроздья сиреневых, пурпурных, розовых цветов. Стрекотали насекомые, юркали ящерицы, и два ежа деловито прошествовали мимо наших ног, ничуть не страшась незнакомцев.

— Благодать-то какая! — вздохнул Петр Иванович.

Мы осторожно пошли вперед, приближаясь к торчком стоящей скале, похожей на огромный каменный палец.

— Вот уж не знаю, где здесь прячется Митрофан Артамонов, — сказал Осоргин, — да и мыслимо ли поднять на такую высоту плющильную машину?

— Он еще ее не забрал, — напомнил я, — мы же смотрели.

Да, утром по наказу Петра Ивановича я бегал на Монетный двор и убедился, что станки на месте.

— Тут несколько бухт, — сказал Осоргин, — сейчас мы с тобою пройдем по гребню и высмотрим сверху. Какие-то знаки пристанища быть должны.

Удивителен и величествен вид моря с большой высоты, необъятен его простор, и оттуда, из глубины, прилетают ветерки, доносится приглушенный шум, и ослепительные блики вспыхивают на колеблющейся поверхности вод. Хочется глубоко дышать, хочется вскинуть руки и прыгнуть с высоты, но не упасть, а взлететь и плавно понестись туда, в нескончаемую даль, где кроется неведомое чудо.

Мы миновали скалу, похожую на палец, осмотрели пещеру у ее подножья, спугнули бурого зайца, сиганувшего от нас в можжевеловый куст, и приблизились к ущелью, образованному двумя выступающими скалами.

— Осторожнее, Митя, — сказал Петр Иванович, — держись за куст.

Я схватился за крепкий ствол боярышника и заглянул в бездну, которая уходила отвесно к самому морю. То, что увидел, поразило меня красотой. На бирюзовой воде меж красных отвесов, прямо под ногами, уменьшенная высотой до размеров дамской туфельки, колебалась ослепительно белая яхта с двумя мачтами и красными балками надстроек. Тотчас вознесся оттуда нежный звук скрипки, кто-то играл под ярким полосатым тентом…

В Феодосию мы возвращались под впечатлением той яркой картинки, которая привиделась с Черной Горы. Больше разглядеть ничего не удалось, хоть Петр Иванович и приставлял к глазам подзорную трубу. Звуки скрипки умолкли, яхта оставалась неподвижной, а спуститься к ней по отвесным скалам не было никакой возможности. Когда же спустя час мы добрались до своего суденышка и попросили грека обогнуть скалу, никакой яхты в бухте уже не было, перспективу берега закрывали другие скалы, а Коста объявил, что гоняться за призраками не наряжался…

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Чудо, — бормотал задумчиво Петр Иванович, — это она, она…

В городе нас ожидала другая внезапная встреча. Едва мы выкарабкались на берег и осмотрелись, как мимо прошел человек с опущенной головой и застывшим взглядом.

— Матвей! — изумленно окликнул граф.

Человек было остановился, а потом быстро зашагал дальше. Коста привязал свою лодку и пошел в гору. Мы двинулись вслед за ним. Случайно оглянувшись, я заметил, что человек догоняет. Я тронул Петра Ивановича за руку. Мы остановились.

— Да, это я, барин, — сказал подошедший. Я тотчас узнал в нем того каторжника, с которым граф разговаривал в Херсоне.

— Зачем же ты в здешних местах? — спросил Петр Иванович.

— Бежал, — коротко и хмуро ответил Матвей.

Петр Иванович огляделся.

— Иди за мной, — сказал он и двинулся к дому.

Косту Петр Иванович ничего объяснять не стал, а просто провел Матвея в свою комнату.

— Ну, рассказывай, — произнес он.

— А что рассказывать? — возразил Матвей. — Перекусить бы маленько.

Хозяин принес нам сыру, лепешек и кувшин молодого вина. Матвей ел неспешно, с достоинством, время от времени бросая на графа внимательный взгляд.

— Зачем ты бежал? — спросил Осоргин.

— Не утерпел, — ответил Матвей, — как вас увидал, так прошлое вспомнил.

— Что ж думаешь дале?

— Не знаю. — Матвей вытер рот. — Надо опеку искать.

— Да о какой опеке ты говоришь, братец? Разве я тебя спрячу? Тут не смоленский лес.

— Вас я в грех не введу, — промолвил Матвей, — однако, думается, пригреют меня.

— Да кто же?

— А неужель не слыхали?

— О ком? — спросил недоуменно Петр Иванович.

— Сказывали мне, что она здесь.

— Она? Кто же она? — спрашивал в недоумении Петр Иванович.

Матвей замолчал.

— Да говори, говори! — торопил его Осоргин.

— Долго сказывать.

— Я послушаю.

— Смешное дело, барин, ведь все вокруг вас вертелось, а вы и не знали.

— Да что ты загадки мне делаешь! — воскликнул Осоргин. — Докладывай тут же!

— Чтоб все понять, издалека надо, — заметил Матвей.

— Ну, заморил! Время у нас в достатке. Или не хочешь, чтоб Митя слушал?

— Отчего, — усмехнулся Матвей, — пусть внимает.

— Тогда говори! — приказал Осоргин.

Рассказ Матвея

— Ну, слушай, барин. И ты слушай, малец, говорят, ты в тетрадку пишешь? Пиши, барину память будет. Вы, Петр Иванович, по Европам езживали, ну и мне сподобилось, а как, сейчас рассказывать стану.

Как знаете, служил я в вашей смоленской, там и родился, вырос. Места, ничего не скажу, отменные, густые места, лес сплошной или болото, и медведи у нас встречались, а волков полно, так что батюшка ваш, Иван Матвеевич, охоту любил, большой наезжал компанией. Как что, тотчас: «Николка где? Немедля Николку сюда!» Николка, то бишь Николай Кузьмич Потапов, отец мой, знающий до охоты человек, без него барин волка не гнал.

Ну и я, как то бывает, дело отцовское перенял. Лес знал, как свое подворье. Спустя некое время барин уже говорил: «Где там Мотька, Потапов сын, охота мне с ним погоняться».

Ну так, жили мы не тужили. Я уже парень справный, девятнадцатый год пошел. Ладно бы и в солдаты, да барин пускать меня не хотел. «Мотька, — говорит, — мне большой спомощник». Так и уберегся я от войны, а из нашей смоленской много народу пошло, да и половина на бранных полях осталась.

Ну, ближе к делу. Как помню сейчас, на борисов день, когда соловьи томятся, позвал меня граф Иван Матвеевич. «Слушай, Мотька, — говорит, — есть служба». А я-то что, к службе всегда готов, только чую, не об охоте дело, какая в мае охота?

Барин мне говорит: «Надо бы, Мотька, к Кукушкину дому людей провести, неладно в Кукушкином доме». А я, стало быть, любопытствую, что же там может случиться, в Кукушкином доме. Место глухое, лесное, был там когда-то лесник с женой, так их чумная хворь унесла, остались бабка да внучка. На охоте бывали мы там не однажды, и знал хорошо я это лесное подворье.

«Есть у меня известье, — говорит мне граф, — что остановятся в Кукушкином доме разбои, знаешь ведь ты этих крюков». А крюками в наших местах называли лесных разбоев. Разбои те влезут на дерева и крючьями таскают ездоков. Много они уморили народу, а поймать их никак не удавалось.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Само собой, поежился. С крюками-то в свару вступать! Не такой уж я боевой человек. Барин мне говорит: «Да ты, брат, не ерзай, я тебя на крюков не пошлю. Станешь всего лишь проводником».

«Нет, — вздыхает Иван Матвеевич, — лишил меня бог хоробрых людей. Я вон Микульку позвал, тот тоже трясется. А все мои бравые люди в солдаты ушли. Ладно, не ерзай, Мотька, нужный человек у меня есть. Сейчас езжай в Дублянку, он там у старосты ждет. Все знает, что делать. Отведешь его к Кукушкину дому, да чтобы тихо. Потом, как с крюками поспорите, ворочайся обратно, я тебе указанье дам».

Барин что бог, как сказал, так и делаем. Поехал я в деревеньку Дублянку, что против самого леса лежит. И вправду ожидал меня там человек. Был он в венгерке, смушковой шапке, какой-то весь тихий, но с глазом горящим. «Ты будешь Матвей?» Само собой, я. И смотрит, и смотрит на меня своим черным глазом. С ним было несколько человек, все не наши, но, по всему видно, бравые вояки. «Ну, веди нас, Матвей», — проговорил господин и махнул своим людям. Те повскакали на добрых коней, и двинулись мы к Кукушкину дому.

Господин в венгерке сказал: «Называй меня пан капитан, я это званье люблю, хотя бывали у меня чины и повыше». Добрались мы тихонько до Кукушкина дома, а я все усердно размышляю. Нет, не в крюках тут дело. И зря сетовал барин, что нет у нас храбрых людей. Есть, и немало. Только, видать, не хотел он своих посылать к Кукушкину дому. Да и чего бы крюкам тут делать? Пожалуй, другая тут будет затея. И верно. Полдня простояли мы в лесу за Кукушкиным домом, видали, как бабка к колодцу ходит, как внучка с малой дитяткой играет. Дитятку эту я видел еще зимой, когда мы на медведя ходили. Словом, обычная жизнь в Кукушкином доме.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Но в этот день она повернулась иначе. Внезапно с другой стороны наехали конники, окружили избу, бабку ударили, внучку оттолкнули, а малую дитятку схватили и собрались увезти. Тут пан капитан пальнул в воздух из пистолета, и люди его выскочили из-за кустов. Случилась драчка и перестрелка, конники ускакали, а дитятка досталась нам, только была она в беспамятстве от испуга.

Сам пан капитан осторожно взял ее на коня и мне говорит: «Знаешь ли, Матвей, кого мы спасли?» А бог его знает! Откуда мне знать? «Участвовал ты в великом деле, — говорит пан капитан, — возьми от меня награду». И протягивает золотой червонец с ликом помершего царя Петра Федоровича. «Расти, — говорит, — как понадобишься мне — позову».

Уж больно въелись в меня эти слова. И взгляд его до сих пор помню. Да неужто такая важная я персона, что могу понадобиться? Охота, лесной поход, подай, поднеси — это я понимаю. Но пан капитан иначе сказал и глядел на меня иначе.

Ну ладно, то дело прошло. Граф Иван Матвеевич меня похвалил и тоже пожаловал монету, но только рубль, и с ликом государыни Екатерины. «Ты это дело, Мотька, забудь, — приказал он мне, — я разбоев своим произволом ловил, а надо бы государевых людей, матушка непорядок не любит».

Мог я, конечно, ломать себе голову, да не стал. Мало ли что творится на белом свете, мало ли кто у кого чего отнимает. Но, конечно, смекнул, что малолетка та была непростая.

Время шло, в Кукушкин дом мы по временам наезжали. Тут славная девушка Маша росла, потом барин выдал ее за своего человека из подмосковной, а я уж и стал забывать тот майский набег. Но вот однажды позвал меня граф и дал порученье поехать в Михалково, деревеньку неважную под Москвой. Принадлежала она княгине Дашковой, а с Дашковыми Осоргины пребывали в большой дружбе, да и в родстве, хоть и дальнем.

Здоровеннейший короб с подарками приготовил граф Осоргин. В ту пору мне шел уже двадцать пятый год, и граф меня сильно приблизил. Просто никуда без меня, даже языкам мне велел учиться, одежду хорошую дал, — словом, был я уже не простой крепостной, а человек при деле, и многие мне завидовали. Эка же, не приказчика, не свойского человека, а Мотьку Потапова к Дашковым посылать! Так вот судачили наши кухарки.

Дал мне барин коляску добрую, кучера и проводить вышел сам. Все рассказал, как себя мне вести, а потом призадумался и говорит: «Есть там девчушка одна махонькая, лет ей, пожалуй, семь, кличут Настей, так ты того… — Тут почему-то слеза у него навернулась, вынул он платок, промокнул глаза, — глянь, что ли, на нее». Не больно я понял барина и стал переспрашивать. Он начал сердиться, сверкнул на меня глазами, махнул рукой и ушел прочь.

Думал я всю дорогу, что же такое я должен выглядывать в этой девчушке, и только в самом Михалкове понял. Княгиня Дашкова дама суровая, умная, все ее очень боялись. Кошек она обожала, кошек у нее было пропасть, и с одной такой серой кошечкой ходила та самая Настенька. Платье у нее розовенькое, и у кошечки розовый носик, куда Настя, туда и кошечка, премилая картина! Девочка — загляденье! Я с ней и заговаривал. Она глазками черными смотрит, улыбается, лепечет, а что-то в этих глазах уже не детское, грусть какая-то, что-ли.

Так я смотрел на нее, смотрел, и вдруг меня осенило. Да это ведь дитятко то, которое мы с паном капитаном в Кукушкином доме отбили! Ей-богу! Сходится все. Внучка, как помню, кричала: «Настя, Настя!» Года подходят, да и словно бы узнавать я ее стал, хоть и видел тогда мельком. Черные глазки! Вот что запало в меня еще тогда, в Кукушкином доме.

Отъезжали мы вместе с княгиней Дашковой, следовала она в свое имение Троицкое, что располагалось невдалеке. Выбежала провожать Настенька, выстроилась дворня. Княгиня Настю подняла на руки, прижала. «До чего ж ты мне люба», — сказала она. А потом к управляющему да гувернанту: «Смотрите вы у меня, зимой я в Европу поеду, видно, надолго. Чтоб был тут порядок. И Настеньку мне растите, чтоб к возвращению моему по-французски довольно говорила. Ну, прощай, мой светик». Настеньку обняла, села в коляску и была такова. А за нею и мой экипаж тронулся, вез я Ивану Матвеевичу ответные подарки, письма и даже громадного черного кота с белой грудью. Княгиня решила, что дар сей понравится графу в особенности.

Вернулся я вскорости, все рассказал графу, а больше всего про девчушку, как весела она да пригожа, только про грусть в глазах умолчал. Иван Матвеевич опять прослезился. Кота же он взял с собой в Петербург и долго не появлялся в именье.

Год прошел, и другой начался. Снова приехал охотиться граф. Да и вы, ежели помните, с ним были. Пригожий такой молодой человек, десяточек лет за спиною имели и в корпус собирались идти. Теперь уж не свистулечки вам да скворечники были милы, а разные мужские забавы. Ружьишко, если помните, было при вас, махонькое такое, а ничего, палило исправно, вы даже в рябчика угодили, правда, плакали сильно, когда в кровь обмакнулись.

Призвал меня снова Граф. «Мой дед был Матвей, и ты Матвей, — говорит, — езжай-ка опять в Михалково. — Походил, походил и добавил: — Сам прокатиться туда желаю. Вот Петьку возьму, с ним и поедем, по дороге охотиться будем».

Мое дело маленькое, снарядились, поехали. Конечно, не близкий путь, но и не так далекий, дороги не дурные. Дня два только и ехали, да и то с остановками, глухарей в одном месте с пяток настреляли.

В Михалкове, известное дело, переполошились. Вы-то помните, барин? Княгини Дашковой нет, гостей не ждали. Но граф распорядился, чтоб гомонили не очень. Мы, мол, проездом, закусим, переночуем, и дальше. А сам глазом зыркает, чую, Настеньку ищет.

И вот выходит она. Повзрослела, конечно, вытянулась. Было ей, наверное, годков восемь. Вы, если помните, барин, заважничали сразу, задрали голову и ну картины рассматривать. А Иван Матвеевич Настеньку на колени посадил и давай ее конфектами пичкать. Лицо довольное, красное, сам в дитя превратился.

Словом, переночевали мы и обратно. Известное дело, охота, всяческие удовольствия, а потом Москва да Петербург, такова барская жизнь. Когда уезжал обратно Иван Матвеевич, вызвал меня для разговора. «Послушай, Матвей, ты догадался, видно, что я над Настей имею опеку. Сам заниматься ей не могу, княгиня по Европам разъезжает, а надзор я иметь хочу. Я нынче в Петербург уезжаю. Так ты смотри, вертись как хочешь, но чтоб про Настеньку знал. Месяца в три разок туда наезжай, приглядывай. Глаз у тебя острый. Если покажется, что Настеньке там не впору, сразу меня извести. Особо глаза не мозоль. Ну, мол, медку вам привез или брусники, а хочешь кабана им свези, да конфектов для Насти обязательно, я тебе буду слать. Ну и само собой, отписывай мне помаленьку». С тем и отбыл барин.

Я человек надежный, все делал, как распорядился граф. Наезжал да наезжал в Михалково и, надо сказать, с Настенькой подружился. Удивительная девчушка была! Бывало, скачет, как резвая коза, а то сядет, задумается, впрямь взрослая, и смотрит, смотрит своими черными глазами. Как-то спросила: «Дядька Матвей, а зачем у меня крыльев нет? Я хочу вон туда залететь, посмотреть, что за облаком». — «Вырастут, — отвечаю я, — вот подрастешь, и крылья появятся». Она задумалась. Думала, думала и говорит: «Дядька Матвей, я плакать хочу». И слезки на глазах показались. Я обнял ее, утешил. Что за создание!

Полюбил я ее. И все Настю любили. А живность прямо-таки за ней стадом ходила. Была там корова Турка. Корова обыкновенная, пятнистая. Повадилась она под окном Настиным стоять. Стоит, жует, размышляет о чем-то. Так вот, заболела Турка. Неведомая болезнь, дурная. Мычит и падает, а как встанет, из стойла рвется. Тут все смекают, к Настиному окошку рвется. Ну, выпускают из сарая корову, она и впрямь к окну. Встала там, и ни с места. Так простояла три дня, а на третий совсем выздоровела. А Настя и всего-то руку из окошка высунет да корову погладит. Целебная, видно, рука.

Всего восемь лет было Настеньке, а она уже складно лопотала на европейских наречьях. Меня Иван Матвеевич раньше учил, а с Настенькой я поднаторел еще больше, так что, когда за границу попал, было мне не так уж трудно.

Теперь сказанье мое подбирается к главному.

Как-то на благовещенье, когда снег сходил, прискакал всадник и вручил мне депешу. «Ты, — говорит, — Потапов Матвей? Прочитай и ответ отпиши, а я пока погреюсь да отведаю, чем у вас угощают».

Отвел я посланника на кухню, взял в руки пакет. Важный пакет, с сургучами. Конечно уж, не от барина, я сразу смекнул, письма его мы брали в Смоленске у почтмейстера. Открыл пакет и важнейшую прочитал бумагу:

«В Черной Горе, генваря месяца 13 дня 1772 года.

Дошло до нашего знанья, что Матвей Потапов сын, с коим мы видывались некогда и вручили ему империал с нашим ликом, обретается ныне в смоленской земле и службу несет достойно, не забывая о нас, а также о чадах наших, чье житие по сию пору укромно, равно как и наше. Матвею Потапову сыну за то шлем мы свое благоволенье и новых пять империалов, дабы и впредь он помнил о нас и чадах наших и оставался под нашей рукой до лучших времен, как желает того Господь Бог.

Потапову же Матвею предписывается нас известить, получил ли он сие посланье и дар и в прежнем ли здравии находятся чада наши, коих с ним вместе упасли мы от злодейского умысла по благоволенью судьбы и Пресвятой Богородицы».

Прочитал я, и стало меня бросать то в жар, то в холод. Давно ведь ходили слухи, что жив истинный царь Петр Федорович, уберегся он от погибели и скрылся в дальние земли. Да неужто с ним я видался в тот день, когда отбивали Настеньку? А она? Стало быть… Кругом пошла у меня голова. Вытащил я из шкатулки тот самый империал, который хранил неустанно, и вперился взглядом в лик. Вкруг его шла надпись: «Петр III Самодержец Всероссийский». И стало мне в точности уж казаться, что пан капитан в венгерке и был российским государем, и нос его, и чуть полноватый подбородок. Черные глаза! Я вспомнил немедля его глаза! И у Настеньки…

Получил я от всадника пять империалов все с тем же ликом, отписал на бумаге, что Настенька жива и здорова, перекрестился и стал размышлять.

А всадник ускакал. Вспомнил я и слова капитана: «Понадобишься, позову». Видать, не забыл он меня, все знает, пятьдесят золотых рублей деньги несказанно большие. Если увидят, тотчас в кутузку возьмут. Где, мол, добыл?

Запрятал подальше я эти денежки, а сам вновь наведался к Насте. Точно! Похожа она на господина в венгерке. И как же так получилось? Откуда бы дочке царя попасть на лесное подворье? Понятно одно, что не от нынешней государыни дочка, а от кого-то еще. Дело известное, побочных детей на свете немало.

Стал я разведывать потихоньку, выспрашивать умных людей и наконец дознался по случаю. Пришел на побывку матрос Журка, который вкруг Европы ходил и бил османов при Чесме. Журка и прояснил мне голову.

Вместе с отрядом русских моряков он высадился в Греции и там возбуждал население к восстанию против турок. Вскорости Журка с отрядом дошел до Черногории, там местный народ дрался с турками, а русские помогали. В Черногории-то и узнал матрос Журка, что правит страной счастливо спасшийся государь Петр Федорович, только имя свое открыто не представляет, называется Стефаном Малым, государем Черногории.

Журка божился и клялся, что известие это верно, тем более что в отряде был один черногорец, который видел сам и Петра и Стефана, а различий меж ними не находил.

Ты, малый, пиши. О том, что ведаю, мало кто знает, а надо бы знать, может, тут вся правда и скрыта.

Журка отбыл на флот, а ко мне снова посланец приехал. На этот раз вытащил присягу да крест, велел ту присягу читать и крест целовать троекратно. А что в присягах бывает, известно. Клянусь, мол, именем господа, верой и правдой служить истинному государю Петру Федоровичу и крест в том целую, а ежели клятву нарушу, падут на меня кары небесные и страданья земные.

Я уже словно в тумане был. Влекущая эта вещь, тайна! Никто не знает, а ты при важнейшем деле. Другие вроде бы ниже тебя становятся. Да и дело само святое! Много было недовольств в народе нещадным правленьем. Господам все благости, а малому человеку тяготы. Виделось многим, что явится истинный государь, облегчит долю. И уж говорили, что видывали Петра Федоровича в наших краях. Будто бы объезжал места, расспрашивал, кто да чем недоволен. Шляпу надвинет на лоб и ласково так поселян пытает, какие беды, кому не хватает чего. А один человек сказывал прямо, что государь наряжен в венгерку. Чем не пан капитан?

Дал я присягу, известие отписал государю, опять же про Настю, что обретается она, как и прежде, в имении Дашковой, жива и здорова, а личиком очень мила. Схожие посланья отправлял я графу своему Ивану Матвеевичу и соображал при том, что, видно, и граф к государю Петру благоволит, иначе зачем бы он пекся так о девчушке?

Неожиданное тут случается дело. Матушка ваша, Петр Иваныч, страдала одышкой, и советовали лекаря отправиться ей в италийские земли на жаркий воздух да чистые воды. Ну да вы эту историю помните, в корпусе как раз обучались и с матушкой приезжали прощаться.

Свиту с собой взяла небольшую, но меня Иван Матвеевич придал ей как вернейшего человека. К зиме и собрались, хотели по первому санному двинуть, но снег запоздал в ту пору и пал в январе. Сдвинулась на весну поездка, и только подсохло, покатили мы в благодатные края.

Не стану описывать, как добирались, но только в мае уже оказались на лазурных водах. Не знаю уж отчего, но здоровье графини не столько поправлялось, сколько стало совсем уж дурно. К середке лета дышала она неимоверно тяжко и все предвещала, что кончит здесь свои бренные дни.

Явился внезапно один человек и сказал, что знает целебный настой, однако настой этот может приготовить лишь врачеватель, который живет в горном монастыре на черногорских берегах. А берега эти лежали как раз против италийских, и человек вызвался проводить туда за два дня. Графиня тотчас же согласилась и отправила меня за целебным настоем.

Человек нанял судно, при хорошей погоде без происшествий мы пересекли море и оказались на черногорском берегу. Благодатное место, скажу я вам! Если италийский берег сух и пустынен, то тут столько зеленых лесов, что радуется душа.

Целый день шли мы в гору и подошли наконец к монастырю, сложенному из серых камней. Не раз нас встречала охрана, но человек говорил несколько слов, и стражники расступались.

В монастыре проводили меня в полутемную келью, и там на кресле в углу сидел человек в монашьем куколе. Лица я его не видел.

«Ну что, Матвей, — сказал человек, — ждал я тебя давно». Я даже вздрогнул. Было предчувствие у меня. Как-никак оказался я в Черногории, где обретался, по слухам, истинный государь Петр Федорович, а вот теперь я услышал голос, и голос был, без сомненья, знакомый.

«Я нездоров, Матвей, — сказал человек, — смутно тебя различаю, глаза болят. Не сразу признал, вон как ты вырос».

Пал я на колени и поклонился. Видно, судьба! Вот я и встретился с тем, кому обещался служить и давал присягу.

«Сядь на скамью, — произнес он, — давай говорить. Про хворь твоей барыни слышал, это беда поправимая». Он хлопнул в ладоши, появился слуга. «Приготовьте отвар, как я пользовал патриарху Арсению, да смагуса на две головки больше, но без ботвы». Помолчал некое время. «Как там Настенька, говори». Стал я вновь толковать, что славно все у дитятки, и любят ее, и всячески холят.

Он вздохнул. «Ну, а дела на Руси? Хорошо ли живется народу?» И про это я стал говорить, но не вам, господа хорошие, пересказывать. Слушал он меня, из кресла не поднимался, куколь со лба не откидывал.

Тетрадь в сафьяновом переплете

«Ежели ты полагаешь, Матвей, что случаем ко мне попал, то не так». Молвил и помолчал снова. «Барыни хворь просто кстати пришлась, а и без нее я бы тебя позвал, ибо есть до тебя важное дело». Внимал я всем существом, а он продолжал: «Глаза мои плохо видят, и, бог знает, может, ослепну совсем. Какой же правитель без глаз? Надобно быстро мне все дела обустраивать. Взять хоть бы Настю. Покамест растет в приживалах, а станет взрослой? Происхожденьем она непростая, путь ее ждет нелегкий, и благоволеньем своим не хочу я оставить ее. Знай же, что отпишу за Настей все, что имею, весь черногорский свой клад, только в том и загвоздка, как об том до нее довести и как устроить, чтоб по прошествии лет все Насте досталось, а не случайным людям или злодеям. Надобен честный, прямой человек, не имеющий корысти, а только верное сердце и крепкий ум». Тут замер я и опустил голову. «И такого вижу в тебе я, Матвей. Вместе Настю спасли, вместе ей дале дорогу устроим. Ну что, согласен служить мне такую службу?» — «Согласен!» — ответил я.

«Тогда жди моего знака. Барыне, полагаю, еще месяца три лечиться, а в первые три недели будет пить мой отвар в день по стакану. Далее просто прогулки и спокойная жизнь. Однако советую перебраться в Каньези на Желтый ручей, это недалеко от вас. Что делать в Каньези, распишу на бумаге, держаться того неукоснительно, и барыня будет здорова».

«Где ж вы набрались такого искусства?» — с восторгом воскликнул я. «Как смерть пережил, пришло ко мне прозренье, — ответил он, — я каждую травку изнутри вижу. Во всем окружающем есть целебные свойства. Смотри на собаку. Она лечится, не ведая медицины. Просто знает, какую травку съесть. Но речь не о том. Я должен все обдумать и роль твою в деле определить. Хоть ты человек верный, на одного не могу положиться. Вдруг от меня поплывешь и волны поглотят тебя? Скажу прямо, я несколько строю путей, и ты один обеспечишь. Ступай же обратно, жди приказаний, но будут они изложены тайным реченьем, и вот тебе ключ». Он бросил мне медный кругляш с дырочками. «Приложишь пластину к бумаге и сразу поймешь. Ну, с богом, Матвей».

Он протянул мне руку, и я приложился к руке. Была она белая, холеная, истинно царская рука.

Вернулся я на италийский берег, привез барыне отвар. И отвар оказался воистину чудным. Уже на второй неделе барыня стала дышать свободней, щеки ее порозовели, и жизни прибавилось в ней настолько, что выходила она гулять со служанкой и живо поглядывала на господ, которых лечилось на здешних водах множество. Потом настоял я, чтоб мы перебрались в Каньези, и скоро графиня стала совсем здоровой. «Это не русские знахари! — говаривала она. — Вот где умеют врачевать человека».

Я ждал известия с Черных Гор и дождался, но известие было ужасным. Подосланный турками человек заколол кинжалом правителя Черногории Стефана Малого. Сердце мое упало. Кому, как не мне, знать, кто скрывался под этим именем. Теперь было некому мне служить, и тайна, которая возвышала меня, канула в черную бездну.

Мы вернулись в Россию. И тут довелось мне узнать, что государь Петр Федорович не только жив, но и собрался с силою, чтобы вернуться на трон российский. По всей земле катилась молва, что с большим войском пришел он с Урала и бьет царских генералов. Два человека исчезли бесследно из нашей деревни, бежали, видать, к государю.

Наехал к зимней охоте граф Иван Матвеевич, похвалил меня за верное служенье графине, а про государя сказал, что все враки, Петра Федоровича, мол, сам видел в гробу, а нынче себе имя его присвоил какой-то казак. Да что же еще сказать было барину? Доставил он мне известье о Насте. Она уехала из Михалкова в Москву и живет в пансионе у строгой дамы, так что навестить ее теперь нет никакой возможности. «А через год в Европу ее повезут. Так что простись, Матвей, со своей Настей, скоро она уж видной станет девицей».

Дальше Иван Матвеевич дал мне сверток и объявил: «Сунь-ка куда подальше от всякого глаза. То вещь бесполезная, я бы и выкинул, да княгиня просила хранить». Я этот сверток взял, но Иван Матвеевич захотел еще раз взглянуть. Снял он с пакета обертку, развернул. Оказалось, то шелковый штандарт с вензелем, расшитый богато, «М-да, — сказал Петр Иванович, — это знамя голштинского полка, любил его покойный император. Ну, полк-то само собой разогнали, да Лизка знамя уберегла». Посмотрел он, вздохнул и перекрестился. «На чердак спрячь, пожалуй, в ящик железный, где мои старые курсы лежат». С тем и уехал. «А Настю, — говорил, — нам с тобой уж не скоро видать».

До чего случай может всю жизнь перевернуть! Дался мне этот полковой штандарт, из головы не шел. Надо же, думаю, любимое знамя государя. Небось не хватает ему нынче этого знамени. А слухи, надо сказать, шли удивительные. Государь Петр Федорович брал со своими полками города, бил царское войско, и многие солдаты шли под его руку. Проехал через наши места отряд польских конфедератов, что отбывали наказанье в России. Конфедераты восстали и решили воевать на стороне государя. «Неужто не знаете, — кричали они, — что Катька царица ложная, обманная, а истинный государь теперь с ней воюет и скоро погонит из Петербурга, а вам, если поможете, многие милости будут!»

Так или иначе, а весною собрался я, сунул штандарт за пазуху, перекрестился и двинул к Казани, где, по слухам, стояла армия государя. Если уж, думаю, не до меня ему сейчас, то я, как присягу давал, должен послужить ему верой и правдой. Взглянул я на родные места, слезу вытер и пообещал вернуться сюда не простым человеком, а обласканным милостью государевым слугой.

Не стану долго рассказывать, как добирался, только нашел я войско и самого государя. Что и говорить, поразил меня по первости вид государевых войск. По большей части то были разбродные казаки да мужики от сохи, в военном деле не разумеющие. Обличье у многих было дикое, одежда разношерстная, а оружья порой и вовсе никакого. Но ведь бивала же вот эта толпа умелые полки!

Нашел я походную канцелярию и высказал, что имею важное дело до самого государя. «Мало ли всяких дел! — отвечали мне. — Говори, какое. Государь нынче занят, поди, и принять тебя не захочет». Тогда распорол я пояс, вытащил империал, некогда мне дарованный, и просил без слов показать его государю. Казак унес империал, а через некое время вернулся и сказал, что государь пожелал меня видеть.

Провели меня в избу, не больно-то царскую, но где же в походах сыщешь дворцы? Государь сидел на лавке в голубом кафтане, подпоясанном серебряным поясом. С первого взгляда я понял, что это не тот человек, и сердце мое упало. Человек в голубом кафтане понял мое смущенье и громко сказал: «Да ты не дрожи, а то я тебя не признаю. Говори, с чем пришел. Уж коли носил по России мой лик, то, стало быть, присягал и остался мне верен».

Делать нечего, вздохнул я и развернул перед ним знамя. «Может быть, вы и запамятовали, ваше величество, но это штандарт голштинского полка, который всегда был мил вашему сердцу».

«Я запамятовал? — крикнул человек в кафтане и грозно сверкнул своими черными очами. — Да он по ночам мне снится! — и тут же взгляд его сделался лукавым. — А ну-ка подите вон, — сказал он своим людям, — я со старым знакомцем наедине говорить буду».

Все вышли. Подпер рукой он голову и говорит: «Ну, сказывай все. Вижу, не за того ты меня принял. Да я-то другим не стану. Видал, как дело идет? Казань возьму, Петербург и в Москву на царство приеду. Станешь мне верно служить, тебя не забуду. А теперь поведай, какая дорога ко мне привела».

Тетрадь в сафьяновом переплете

Не стал ничего я утаивать. Взгляд у него въедливый, острый. Сразу я понял, говорить надо правду, иначе живым ноги не унесу. Рассказал я ему всю историю. Он слушал внимательно, любопытный был человек. «Что же ты раньше мне не попался, — говорит, — я бы кое-что перенял от твоих слов. Что же до черногорского государя, то, боюсь, и он не выше меня. И с дитятком темное дело. Доверчивый ты человек! Но такие моему сердцу любезны. Да я и сам доверчив. Вижу тебя первый раз, а сразу в ближние люди беру. В коллегию тебя определю. Станешь государственный человек!»

Я поблагодарил, но попросил, чтобы меня отпустили, ибо горько было тогда на душе. «Нет! — Он снова полыхнул очами. — Раз пришел, то служи! Или ты хочешь выйти да объявить, что не истинный я государь, а казак Пугачев Емелька, как то сказано в Катькином манифесте?» Я поклялся, что ничего дурного не замышляю, но Пугачев стоял на своем, и ничего мне не оставалось делать, как остаться у него на службе.

Дальнейшее вам известно. Разбили нас под Царицыном, а вероломные старшины полонили казака Пугачева и выдали царским властям. Ежели б я и вправду попал в коллегию, а то было высокое при Пугачеве место, то не жить бы мне на белом свете. Но я уговорил, чтоб испытали меня сначала простым воином, и среди прочих страдальцев угодил на вечную каторгу.

Пиши, пиши, малый! Историю мою потому и сказываю, что нет в ней конца, а конец либо жизнь придумает, либо ты сам сочини, да потом показывай всем как сказку. А вам, барин, должно быть, забавно про это слушать, ибо под боком у вас тайное дело творилось, да, может, уж и не тайное нынче для вас, может, слыхали вы что про Настю и видывались с ней, а уж если в одних с ней оказались краях, то сам бог велел всякое пониманье найти.

Навет

— Да, это она! — воскликнул Петр Иванович. — Я вспомнил, вспомнил! Ее лицо поразило меня с первого взгляда, и понимаю теперь, почему. Я хорошо помню, Матвей, тот наезд в Михалково и девочку в белом платье. Это она, она! Удивительная, необыкновенная история! Как-же ты здесь про нее услыхал?

— Не только услыхал, но и видел, — ответил Матвей. — Она приезжала на верфи за яхтой.

— Все верно! Я так и думал, что яхта ее.

— Красавец корабль! — произнес Матвей.

— Из твоего рассказа выходит, что она неким образом причастна к покойному государю Петру Федоровичу?

— Выходит, так, — ответил Матвей. — Чудно, что не знаете. Ведь батюшка ваш около самого дела был.

— Надо немедля ему написать, — пробормотал Осоргин и тут же воскликнул: — Да неужели дочь? Нет, чехарда какая-то. Откуда бы взяться дочке? Неужто от Елизаветы? Припоминаю, припоминаю, отец в ней участие принимал, и живала она у нас… Но… этот пан капитан, этот черногорский мошенник…

— Почем вы знаете, ваше сиятельство, что он мошенник? — спросил Матвей.

— Да я уверен! Наш венский посланник мне говорил!

— А что бы ему говорить другого? — разумно возразил Матвей. — Как государыне ладно, так и сказывал.

— Что-то мне трудно поверить, чтоб государь ввязался в дело простым воякой, как то было с Настей, да еще под началом графа, хоть граф и мой родной папаша. Да и не вошел бы он в дело против императрицы! Но девочка не проста… не проста…

Он встал и начал расхаживать по комнате.

— И что же мы видим теперь? Девочка эта, за которую бились разные люди, разъезжает нынче в богатой карете с целой свитой, строит себе корабль с двумя пушками; Госпожа Черногорская! А знаешь, Матвей, она, вероятно, и вправду дочь, но, конечно же, не нашего государя, а твоего пана капитана.

— Стал бы ваш батюшка участие принимать в каком-то капитане! — возразил Матвей.

— И то верно, — согласился Осоргин.

— Иван Матвеевич Настю очень берегли.

— Да и скрывалась у Дашковых, — пробормотал Петр Иванович. — У самой Екатерины Малой. Если и дочь того капитана, то капитан не простая птица. А если не его, а, скажем, сестры Елизаветы, то выходит… — Петр Иванович схватился за голову.

— Да что размышлять-то? — сказал Матвей. — Надо саму искать. Сама все и скажет.

— Так ты к ней держишь путь? — спросил Осоргин.

— К ней, лапушке. Поклонюсь в ноги, скажу: «Вспомни Матвея». Уж больно добрая девчушка была.

— Добрая! — воскликнул Петр Иванович и посмотрел на меня.

— А иной-то слух до тебя дошел? — спросил Осоргин. — Встретили мы людей, они уверяют, что жив твой пан капитан, черногорский Стефан. Кроется в местных краях и ждет принцессу Черногорскую, которая теперь уж без сомненья и есть наша Настя.

— Может, и так, — согласился Матвей. — Вот уж совсем было бы благодатно.

— А что ж ты на верфях-то, когда встретил ее, не бросился в ножки? — спросил Петр Иванович.

— Сробел. И конвой рядом был. Одно дело к вам обратиться, другое дело к ней. Уж вряд ли признала бы она меня сразу.

— Положим, найдешь ты свою принцессу, положим, признает она тебя. Что дальше-то делать? — спросил Осоргин. — Ведь с каторги ты бежал.

— Экое дело каторга! — Матвей махнул рукой. — Я за Настей пойду, ибо чую, замышляет она великое дело.

— Новая иллюзия, — проговорил Петр Иванович.

— Таких слов мы не знаем, — ответил Матвей. — Только она всюду благость творит, за сирых вступается.

— Это мы наблюдали, — сказал Петр Иванович.

— За ней пойду, — уверенно проговорил Матвей. — А вам, ваше сиятельство, благодарность. Накормили, рассказ мой приняли. Всегда думал, что рассудительный и добрый вы человек. Да и батюшка ваш добряк, но своеволен малость. А Настеньку он любил. Ну, пора мне в дорогу! — Матвей встал, поклонился.

— И знаешь, куда? — спросил Осоргин.

— Сказывали, за Судак надо плыть. Там ее место. Не я уж первый. Стекается народ под крыло. И говорят, принимает, обласкивает. Каждому дело найдет.

— Да мы уж таких разбойников встречали, — сказал Петр Иванович, намекая на Кара-Вазира, — что не хотелось бы видеть их подле нее.

— Люди, конечно, разные, — согласился Матвей, — но она разберет. Да и мы поможем. — Матвей еще раз поклонился. — Прощайте, даст бог, свидимся снова.

Он нахлобучил шляпу и вышел. Но не прошло и мгновенья, как снова вернулся. Лицо его было встревоженным.

— Барин, стражники к дому идут!

Петр Иванович не растерялся. Он тотчас растворил окно.

— Прыгай сюда — да в сад. Там, кажется, тропка есть на гору.

Матвей прыгнул в сад, Петр Иванович затворил окно.

В дверях комнаты появился встревоженный грек Коста, а с ним желтоватый лицом офицер и два солдата. Офицер приложил два пальца к треуголке и щелкнул каблуками.

— Ваше сиятельство граф Осоргин?

— Да, — ответил Петр Иванович, — что вам угодно?

— Я имею честь препроводить вас к господину полицмейстеру.

— Вы хотите сказать, что господин полицмейстер пригласил меня в гости? — спросил Петр Иванович.

— В некотором роде, — ответил офицер.

— Тогда передайте, что я загляну вечером.

Офицер замялся.

— Приказано немедля, — выговорил он.

— Это что же, арест?

Офицер развел руками.

— Приказано доставить.

— Арест! — воскликнул Осоргин. — Но скажите, в чем дело?

— Не ведаю, ваше сиятельство, — отвечал офицер. — Человек вы, конечно, важный, но и дело, видно, серьезное, раз так вызывают.

— Что ж, надо идти, — сказал Петр Иванович и выразительно посмотрел на меня. — Ты, Митя, за лошадьми присмотри да жди. Ежели задержусь, я известие дам.

Солдаты, неловко гремя саблями, вышли за графом и офицером. Чтобы не рвать нити повествования, расскажу, что случилось дальше с Петром Ивановичем, употребляя на то собственные его воспоминанья.

Местный полицмейстер оказался тучным капитаном, занимавшим под свою полицейскую часть бывшую лавку скобяных товаров. Он грузно восседал за столом в окружении разнообразных изделий, наваленных по углам.

— Что же это вы, батенька, — сказал он графу, пыхтя, — не успели в наши края приехать, как народ начинаете мутить.

— Однако! — воскликнул Осоргин. — Вы не слишком почтительны, капитан!

— Я в Петербурге служил, — сказал полицмейстер, — и знаю обращенье. Но тут не до тонкостей. Извольте пояснить, с какой целью путешествуете вы по нашей губернии.

— Я отказываюсь разговаривать в таком тоне, — сказал Осоргин, — и буду жаловаться на вас губернатору генералу Каховскому.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Ага! — воскликнул полицмейстер. — От него-то мне и бумага! Ужель бы стал я трогать вас без его разрешенья?

— И что же в бумаге? — осведомился Осоргин.

— Приказано разобраться на месте или отправить к нему.

— В чем разобраться? — спросил Осоргин.

— Вот полюбуйтесь, какое к депеше приложено письмо.

Хоть оно безымянно, мы не можем пренебречь подобным известьем.

Петр Иванович взял в руки бумагу и прочитал:

«Его сиятельству правителю Таврической области графу генералу Каховскому.

Ваше сиятельство, не будет лишним известить вас о том, что путешествующий ныне по Тавриде и побывавший в вашем доме граф Петр Иванович Осоргин имеет тайные сношения с французским министром Д'Эгильоном, а также с послом Франции в Стамбуле графом де Верженом. Нам достоверно известно, что во время пребывания своего в Европе граф Осоргин многажды встречался с нужными французскими людьми и совершенно вошел к ним в доверие. Он также выполнял разные поручения, направленные к укреплению места Порты и Франции на Балканах. Случайно ли появление графа Осоргина в Тавриде, которая ныне присоединена к Российской державе, но еще не оставлена заботами противных держав с тем, чтобы отторгнуть ее вновь под крыло Оттоманской Порты? Граф Осоргин уже встречался в Крыму с одной особой, именующей себя леди Кенти и являющейся прямой исполнительницей воли французских правителей. Леди Кенти выдает себя за путешественницу, однако же точно известны ее связи с французским двором, о чем, в частности, уведомлял государыню наш посланник в Париже. Леди Кенти действует вместе с другой не менее странной особой, госпожой Черногорской, которая, хоть и имеет отличные рекомендательные бумаги, все же вызывает большие подозрения, и поговаривают о ней, что она особа высокого происхождения, скрывающая свое истинное лицо. Не слишком ли много сразу знатных путешественников для скромной Тавриды? Добавим еще, что, по слухам, в свое время госпожа Черногорская скрывалась в имении Осоргиных. Если учесть, что в начале мая перехвачен у берегов Судака пакетбот со множеством оружия, привезенным издалека для целей, без сомнения, злодейских, то не видится ли за всем этим дела, опасного для благополучия государства? За сим остаюсь ваш покорный слуга и доброжелатель во все времена».

— Но это навет! — воскликнул Петр Иванович, прочитав.

Полицмейстер вздохнул.

— Гнусный навет! — повторил граф.

— Что же могу я поделать, батюшка? — сказал полицмейстер. — Видите, писано тут: «дело государственное»! И уж кланяйтесь графу Михаилу Васильевичу, он к вам благоволит. Он вам письмо приказал показать, да и уверен, что вы оправдаетесь.

— В чем же оправдываться? — воскликнул вновь Петр Иванович. — Ежели я напишу, что вы турецкий шпион, так чем вы ответите, кроме возмущения?

— Но ведь вы встречались с названной леди Кенти?

— Ну и что? Я, между прочим, встретился с ней в доме Каховского!

— А с госпожой Черногорской?

— Всего лишь однажды, случайно. — Подумав, Петр Иванович добавил: — Если быть точным, два раза.

— А из-за нее-то весь сыр-бор, — сказал полицмейстер. — Я предписание целое вчера получил. Из Петербурга. То есть, конечно, не я, а чины повыше, но переправили мне. За этой госпожой Черногорской следить неустанно.

— Вот и следите, — сказал с раздражением Петр Иванович.

— Но что бы вы могли мне о ней сказать?

— Ничего! — отрезал граф Осоргин. — Я эту особу не знаю и видел дважды случайно. Один раз в дороге, другой в имении Струнского.

— А, Струнского, — пробормотал полицмейстер.

— Вам бы не со мной говорить, а того подлеца поймать, который наветы пишет!

— Мне до высокой политики далеко, — сказал полицмейстер. — Но посудите сами, ваше сиятельство, как мне быть? Я и позвал вас для того, чтоб посоветоваться. Да вот и сам граф Михаил Васильевич пишет, поговори, мол, с графом Осоргиным, он человек головастый. Глядишь, что подскажет, прояснит.

— Так вы за советом меня вызывали? — спросил в недоумении Осоргин.

— Точно так, — горестно ответствовал полицмейстер. — Я маленький человек. Мне предписание дали разобраться, а разобраться я не могу. Господи, леди Кенти! Да была она тут, с самой государыней в переписке, могу ли я осмелиться даже взглянуть на нее? Вы, по крайности, человек русский, с вами мне проще.

— Да выбросьте вы этот навет в корзину! — воскликнул граф.

— Не могу! Верьте честному человеку. А потому прошу вашей помощи.

Петр Иванович развел руками.

— Сказано же, что эта госпожа Черногорская касательство к вам имеет.

— Никакого, — отрезал граф.

— И все же, ваше сиятельство, нижайшая просьба, — полицмейстер приложил руки к груди, — ежели что вспомните или узнаете о госпоже Черногорской…

— Позвольте! — воскликнул граф. — Вы сыщика из меня сделать хотите?

— Никак нет, просто для споможенья.

— За сим я откланяюсь! — Петр Иванович встал.

— Так мы не разрешили! — Полицмейстер тоже вскочил. — А коли так, вам следует направиться для разъясненья к генералу Каховскому!

Но Петр Иванович не стал слушать и оставил незадачливого полицмейстера.

— Надо нам, Митя, отсюда съезжать, — сказал он мне. — Не ровен час, опомнится служака. У страха глаза велики, а наговорено в навете много. Опытная составляла рука! И, как полагаю, сгущаются тучи над госпожой Черногорской. Надо бы к ней раньше поспеть. А посему в Судак!

Судак

В город Судак, лежащий к югу от Феодосии, мы решили отправиться морем, благо туда направлялось торговое судно «Европа», принадлежащее весьма предприимчивому русскому купцу Улыбину. По присоединеньи Тавриды Улыбин перекупил это судно у какого-то грека, дал ему солидное названье и стал возить в Анатолию товары со своих мануфактур, а также местную соль. На турецком берегу он удачно обменивал товар на весьма дорогую здесь медь, фрукты и таким образом получал большую прибыль.

Петр Иванович уговорил капитана судна, чтобы он погрузил нашу коляску вместе с лошадьми, и утром 11 мая мы вышли из Феодосийской бухты и взяли курс на Судак. Солнце палило, ветер был небольшой, но устойчивый, и «Европа», скрипя всеми натруженными членами, уверенно двигалась на юг.

Морское путешествие прошло для меня почти незамеченным, ибо капитан дал нам для чтения весьма любопытную книгу под названием «Приключения четырех российских матросов, к острову Ост-Шпицбергену бурею принесенных». Удивительное сообщенье! В пансионе Эллерта мне приходилось слышать о приключениях Робинзона Крузо, изложенных английским сочинителем. Самой книги я, правда, не видел, но читавшие увлеченно ее пересказывали, и мужество моряка, попавшего на необитаемый остров, казалось нам удивительным.

Каково же было мое восхищение, когда прочитал сходный рассказ, но уже о российских матросах, попавших не в жаркий и благодатный край, а на пустынный каменистый остров в ледяном море.

Повествование это совершенно достоверно, и записано оно со слов моряков. После кораблекрушения эти люди оказались на пустынном берегу почти без средств существования. С собой они имели ружье и двенадцать зарядов, несколько фунтов муки, трут и топор. Ни один из двенадцати зарядов не пропал даром! Они убили двенадцать оленей и долго питались оленьим мясом. Среди выброшенного на берег мусора они нашли кусок железа, отковали наконечник и сделали копье. Потом из жил медведя изготовили тетивы, а из плавника лук и стрелы. За шесть лет жизни на острове одних только оленей они добыли больше двух сотен. Шесть лет! Спасло их случайное судно, подошедшее к острову.

В жарком паленье солнца, при ласковом журчанье бирюзовой волны удивительно было представлять снега, смертельный холод, суровые утесы. Книжка мне так понравилась, что я успел переписать несколько выдержек, а Петр Иванович взял ее на заметку и обещался достать в Петербурге.

В отдаленье проплыл величественный Карадаг, напоминавший застывшие водопады. Чайки устремлялись за нашим судном и ловко выхватывали рыбешек из взрезанного корпусом моря.

Наконец возник ломаный очерк гор, окаймляющих бухту, возвысились башни генуэзской крепости, и мы подошли к Судаку, или, как называли его русские в древности, Сурожу.

Это город, подобно Феодосии, имеющий славную историю и основанный все теми же милетскими греками. Здесь некогда побывал знаменитый путешественник Марко Поло. Так же, как и Феодосией, Судаком владели многие властители, город и процветал, разорялся, возрождался снова. Генуэзцы возвели здесь замечательную крепость, которая доныне высится на судакских горах, опоясывая их нескончаемой зубчатой стеной.

После паденья Византийской империи Судак осадили войска татар и турок. Венецианцы защищались храбро, кое-кто спасся, выйдя через потайной ход к морю, но большая часть погибла в бою. В крепости стал распоряжаться турецкий гарнизон, и город зачах.

Еще больше опустел он вследствие последней войны. Местные жители разбегаются. Часть ушла в горы, часть перебралась в турецкую Анатолию. Однако теперь, как мы слышали, прилагаются большие усилия к возрождению древнего Судака. Сам князь Потемкин предложил создать здесь большую военную крепость и порт для морских кораблей. Это не удивительно, ведь в здешних местах Потемкину принадлежит теперь не менее 13 тысяч десятин земли, роздано множество прочих земель фаворитам государыни да и просто любезным ее сердцу людям, среди которых оказался граф Осоргин.

Когда мы выгрузились на пристани, сразу встретили нескольких знакомцев графа, все они поспешали в Судак, дабы застолбить вновь полученные владенья. Оказался тут и помещик Струнский, несмотря на яркий день наряженный во все черное. Струнский сухо поклонился нам издали, не выказав никакого желанья вступить в разговор.

— Бьюсь об заклад, — сказал Петр Иванович, — что этот и здесь построит дворец.

Чтобы не привлекать внимания местных властей, мы решили остановиться в заброшенном доме недалеко от бухты. В доме этом просвечивала крыша, в окнах не было стекол, но благодаря теплому времени года мы могли не опасаться за наше здоровье, а корм лошадям очень быстро нашелся, ибо нет никого любопытнее и проворней, чем местные мальчишки. Замурзанные, в ярких потрепанных одеждах, они быстро соображают, что надо, и не менее быстро все доставляют, вступая затем в крикливый спор по поводу оплаты. Ассигнаций они решительно не берут и желают как можно больше монет. Мы сообразили не сразу, что в их достоинстве они смыслят немного и с удовольствием возьмут, скажем, три медяка, с воплями отвергая серебряный гривенник.

Но и отогнать их от жилища было непростым занятьем. Они прятались за каждым кустом, торчали в окнах и поджидали у входа. Петр Иванович опасался, что к утру мы можем не досчитаться нашего имущества, поэтому он вышел и с самым суровым видом направил на мальчишек раздвижную подзорную трубу. Те с визгом умчались.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Следующий день мы посвятили осмотру крепости. Крепость эта, фланкированная квадратными башнями, стоит над морем на скате почти отвесной скалы. На самом верху находится квадратная башня со стрельчатым сводом. Подъем к ней довольно крут и опасен. Южная сторона скалы не укреплена, но она сама по себе представляет неприступную стену. Напротив этой скалы находится другая, столь же высокая, а между ними ущелье, загражденное со стороны моря стеной. Когда-то город находился на склоне первой скалы и оттуда спускался в лощину. Здесь тоже есть стена с такими же квадратными башнями. Вдоль первой стены ближе к морю были расположены дома, но теперь эти дома, как и все укрепления, сильно порушены. С башен и ворот сиротливо глядят надписи и гербы, которые я тотчас перенес в меру своих способностей на страницы тетради.

Подле одной греческой церкви, обращенной в мечеть, мы обнаружили колонну из полированного гранита красноватого оттенка. В другой мечети мы видели несколько светлых мраморных колонн. Местный шейх заверил нас, что гранит не привозной, а окрестный. Это порадовало Петра Ивановича, ибо над ним тяготела обязанность заботиться о статуе императрицы, как того пожелал старый граф.

За целый день мы порядочно устали, налазались по горам и возвращались домой еле волоча ноги. Быстро смеркалось. Солнце садилось за горы, разливая вокруг золотое свечение. Петр Иванович немного беспокоился о лошадях и имуществе. Перед уходом мы наняли в сторожа местного старика, щедро ему заплатили, и теперь предстояло узнать, чем он отплатит за щедрость.

Однако так скоро сделать это не удалось. Совсем уж померкло, мы еле ковыляли наверх, но у большого камня нас встретили темные фигуры.

Нападение

— Эй, руськи, иды сюда. Ай, маладэс! — сказал один. Остальные тут же кинулись на нас, схватили и, несмотря на протесты Петра Ивановича, повели в город.

— Хайды, хайды! — подталкивал нас человек самого разбойничьего вида, покалывая в спину кинжалом.

От неожиданности я даже не успел испугаться. Мне казалось, что это недоразумение, нас приняли за других. Сейчас это выяснится, и нас отпустят.

Вскоре мы вошли в низенький глинобитный домик, где прямо на полу горел тусклый масляный светильник. Это позволило немного разглядеть нападавших.

Их было пять человек, двое вышли, а трое остались в сакле. Главарь, человек с черным платком, повязанным вокруг головы, положил перед собой огромный допотопный пистолет, служащий, вероятно, больше для устрашения, и поманил к себе одного из товарищей. Они о чем-то пошептались, и главарь гулко кашлянул.

— Ай, руськи, — сказал он. — Карашо!

— Что вам угодно? — спросил Петр Иванович. — Зачем вы нас сюда притащили?

— Ай, ай! — произнес главарь и поманил к себе другого разбойника.

Они вновь пошептались. Чем-то эти люди напомнили мне шайку Кара-Вазира. Обтрепанные бешметы, торчащие за поясом ножи. У третьего разбойника на лбу красовался внушительный шрам.

— Карош руськи малшик, — сказал главарь, кивая в мою сторону и скалясь в улыбке.

— Изволь отпустить моего слугу, — сказал Петр Иванович. — Он ни при чем.

— Ай, ай! — произнес главарь, покачивая головой. — Малшик, хайды, джаным, иды сюда.

Главарь потрепал меня по щеке и сильной рукой усадил рядом.

— Мы проезжие люди, — сказал Петр Иванович. — Завтра отправляемся дальше.

Внезапно главарь протянул руку и проговорил:

— Дэниги, башли давай.

Петр Иванович вытащил из кармана несколько ассигнаций, высыпал медяки. Разбойник передал главарю добычу. Тот задумчиво повертел ассигнации в руках.

— Э! Некарашо, руськи.

Он поднес ассигнацию к огню и задумчиво наблюдал, как она сгорела.

— Некарашо! — Он быстро и непонятно залопотал.

— Не понимаю, — сказал Петр Иванович, — на каком наречии ты говоришь?

Главарь кивнул в сторону одного из разбойников. Тот внезапно заговорил по-русски:

— Эфенди тебе говорят, чтоб деньги давал.

— Я отдал все деньги, — ответил Петр Иванович.

Главарь лопотал, а разбойник, оказавшийся русским, переводил.

— Мы знаем, что у тебя много денег. Все деньги давай.

— Я не ношу с собой денег, — сказал Петр Иванович.

Главарь сделал знак, и в саклю ввели старика, которого мы наняли утром сторожем. Вслед за ним на пол было брошено все наше имущество вплоть до карабина, кофра и даже халата, который Петр Иванович одевал к ночи.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Среди вещей быстро отыскалась кожаная сумка, где хранились все сбережения Петра Ивановича. Однако и они были в ассигнациях, и это явно не понравилось главарю. Бумажные деньги вообще появились в России недавно, простые люди относились к ним недоверчиво, а главарь был, конечно же, из простых. Бумага и есть бумага, хоть и красивая, с ликом императрицы, в радужных вся разводах.

Несколько золотых монет главарь тотчас отложил в сторону, а бумаги разочарованно крутил в руках, не зная, что с ними делать.

— Гдэ дениги?

— Это и есть мои деньги, — с усмешкой отвечал Петр Иванович.

— Некарашо. — Главарь снова залопотал.

— Эфенди знает, что у тебя много денег, что ты приехал купить землю, — перевел русский. — А землю не дают за бумажки. Если ты не отдашь золото, эфенди тебя накажет.

— Послушай, — сказал Петр Иванович, — ты человек ведь русский, так объясни ему, что ассигнации тоже деньги, а кроме того, я не собираюсь покупать земли, эти земли дарованы моему отцу матушкой-императрицей, которая ныне является властительницей Тавриды. Я лишь приехал смотреть эти земли, как то указано в моей подорожной.

Русский перевел, и главарь снова залопотал.

— Он тебе не верит. Все русские, говорит, хитрые. Без денег он тебя не отпустит.

— Но где же я их возьму? — воскликнул Петр Иванович. — И сколько ему нужно?

Главарь подумал и поднял пальцы обеих рук:

— Дэсят!

— Десять тысяч, — поспешно подсказал переводчик.

— Что?! — изумился Петр Иванович. — Десять тысяч? Но это целое состояние!

— Дэсят! — повторил главарь.

Петр Иванович сел на пол.

— Можете делать со мной, что хотите, но таких денег у меня нет и быть не может.

Главарь быстро заговорил.

— Эфенди советует тебе занять эти деньги у знакомых.

— Нет у меня таких знакомых, тем более в Крыму, — ответил Петр Иванович.

— Эфенди говорит, что есть. Сейчас тебе принесут бумагу, и ты отправишь письмо знакомым.

— Бесполезное дело.

— Эфенди говорит, чтобы ты не упрямился. Если ты не пошлешь такую бумагу, он никогда не отпустит тебя.

— Но кому я могу послать? — воскликнул Петр Иванович. — Не в Петербург же батюшке?

— Эфенди говорит, что есть место поближе.

— Что он там сочиняет? — устало произнес Петр Иванович.

— Эфенди говорит, что есть богатая дама, которая внесет за тебя десять тысяч.

— Ха-ха-ха! Богатая дама! — Петр Иванович рассмеялся.

— Эфенди говорит, что эта дама находится совсем недалеко. Наши люди свезут ей письмо, она даст золото, и через два дня мы тебя отпустим.

Принесли бумагу, перо, и все это поставили на пол перед графом.

— Рюськи карашо, — произнес главарь.

— Эфенди говорит, чтобы писал, — сказал переводчик.

— Но кому? — спросил Петр Иванович.

— Эфенди говорит, что в бухте недалеко отсюда стоит белый корабль, на этом корабле плавает дама в богатой одежде. Даму зовут госпожа Черных Гор. Это очень богатая дама. Ты хорошо ее знаешь, и она знает тебя. Ты пишешь письмо госпоже Черных Гор и просишь у нее десять тысяч, но не бумажками, а золотом. Можно дорогими камнями, которых у госпожи Черных Гор очень много. Если ты не знаешь, то мы тебе говорим, что на корабле у нее много-много раз по десять тысяч и много хороших камней. Ты пишешь письмо, мы берем деньги. Иначе будет плохо. — Переводчик замолчал.

— Понятно, — сказал Петр Иванович, — вы хотите ограбить госпожу Черногорскую за мой счет.

— Эфенди говорит, что в своих краях ты вернешь ей долг.

— Нет, — сказал Петр Иванович. — На это я не согласен. Да и вряд ли госпожа Черногорская располагает такой суммой.

Воцарилось молчанье. Трепыхался огонек светильника, по глиняным стенам метались неясные тени.

— Карашо, — медленно проговорил главарь.

Внезапно он охватил мою шею рукой, притянул к себе и приставил к моей груди кинжал. Петр Иванович вскочил, но его схватили и вновь кинули на пол. Я замер. Острие кинжала уперлось прямо против моего сердца.

— Ай, руськи джаным, — сказал главарь, — некарашо.

— Эфенди говорит, чтоб писал, — произнес переводчик, — не то перережет горло слуге.

— Ч-черт… — процедил Петр Иванович и взял в руки перо.

Как я узнал позднее, в бумаге были такие слова:

«Любезная госпожа Черногорская, обстоятельства вынуждают меня обращаться к вам не по своей воле, ибо нахожусь в плену у разбойников с небезызвестным вам Дмитрием Почиваловым. Объявлено нам, что мы заложены за 10 тысяч золотом, кои те же разбойники предложили мне испросить у вас в долг. Не ведаю, откуда у них известье о вашем состоянии, но не могу поступить иначе, ибо нам угрожают смертью в случае, ежели эта бумага не будет послана. Получив ее, поступите по вашему разуменью и не корите вашего покорного слугу и совсем недавнего знакомца. А там как рассудит Бог.

Остаюсь с уважением, граф Петр Осоргин. Писано в Судаке 13 мая, года 1786».

Главарь проглядел бумагу, подал ее переводчику, тот проговорил ее вслух. Главарь удовлетворенно кивнул головой.

— Карашо! — Он махнул рукой.

— Эфенди говорит, что вы будете жить, ни в чем не нуждаясь. Он говорит, что двух дней хватит. Госпожа Черных Гор добрая, вчера она отдала тысячу золотых за двух оборванцев, которых собирались наказать. Госпожа Черных Гор не жалеет денег. Ты хорошо поступил, что написал письмо. Она даст эти деньги. Эфенди тоже добрый, он мог бы потребовать больше, но госпожа Черных Гор ему нравится, он не хочет ее разорять. А теперь вы идите спать. Эфенди не хочет вам зла, он знает, что у богатых людей много денег, а мы бедные, мы тоже хотим денег, десять тысяч, не так уж много, у госпожи Черных Гор тысячу раз по десять тысяч, и у нее богатые камни, которым вообще нет цены. А теперь вы идите спать, и эфенди тоже пойдет спать, потому что все должны спать, богатые и бедные, и эфенди никому не желает зла, потому что он очень добрый.

Так главный разбойник говорил очень долго, наслаждаясь своим реченьем, а к концу он стал закатывать глаза и подпевать сам себе, все больше впадая в блаженство от ожидания груды золота, которую ему должны были доставить через два дня.

Нас заперли в сакле, угостив ковшом воды и засохшими лепешками. Помещение было совершенно глухое с двумя крохотными окошками, куда можно было едва просунуть голову. Двое охранников расположились у выхода, задняя стена упиралась в гору, потолок был крепок, и мы не нашли никакой возможности для побега.

— Однако это ужасно, — пробормотал Петр Иванович.

Больше всего его заботило не наше положение, а те предстоящие минуты, когда госпожа Черногорская откроет письмо.

— Я в роли вымогателя! — простонал Осоргин, хватаясь за голову.

— Но можно отдать долг, — робко сказал я.

— Эти негодяи уверены, что она несказанно богата! — воскликнул Петр Иванович. — Немудрено. Представляю, как пользуются ее добротой остальные. Быть может, это не первый шантаж.

Он расхаживал по сакле и не мог успокоиться.

— Как же мы беззаботно странствовали, Митя! Я даже пистолеты сегодня не взял. Впредь будет наука. Глупо, глупо! Десять тысяч! — Он снова схватился за голову. — Вот батюшке-то подарок! Не ведает, старый, куда своего сына заслал.

Трое суток мы протомились в сакле, питаясь только сухими лепешками. Да раза два приносили козье молоко. К исходу третьего дня дверь растворилась, и вошел довольный главарь. В руке он держал увесистый позванивающий мешок.

— Карашо, рюськи! — произнес он, довольный.

— Эфенди говорит, что госпожа Черных Гор хорошая госпожа. Она никого не оставляет в беде. И он очень любит и уважает госпожу Черных Гор. Она прислала все десять тысяч хорошими золотыми монетами, а не зелеными бумажками, которые легко горят на огне. Он восхищен госпожой Черных Гор, он ни за что бы не стал брать у нее деньги, но она очень богата, и эти монеты капля в море ее богатств. Эфенди говорит, что надеется на честность господина. Он желает, чтобы господин в своих землях возвратил долг доброй госпоже Черных Гор, ибо не надо брать деньги у женщины, если можно их взять у достойного мужчины. Добрая, добрая госпожа Черных Гор, и эфенди тоже добрый. Он возвращает господину и его слуге все имущество вплоть до ружья и пистолетов, хотя ружье очень хорошее, но эфенди тоже хороший, и он не желает присваивать чужого. Он возвращает даже лошадей, хотя лошади неплохие и очень нужны эфенди, но эфенди человек честный и не желает ездить на лошадях, которые ему не принадлежат, — так переводились слова главаря.

Он очень долго держал эту речь, расчувствовался, и глаза его увлажнились. Напоследок он протянул нам пакет, в котором содержалась записка госпожи Черногорской. В ней мы прочли:

«Уважаемый граф!

Рада оказать вам эту небольшую услугу, поскольку знаю еще, что с местными разбоями шутить не стоит. Как-нибудь сочтемся, а пока осмеливаюсь пригласить вас в гости, ибо расположилась я в месте дивном, о покупке которого веду нынче переговоры с хозяином. Спросите деревеньку Парадизи, что в нескольких верстах к западу в сторону горы Куш-Кая. Любой проводник покажет место. Здесь мы поговорим и вспомянем старое.

Остаюсь ваша А. Ч».

Парадизи, Новый Свет

Утром, искупавшись, мы отправились в Парадизи. О купании надо сказать особо. Впервые я плавал в море. Когда я вошел в воду с усеянного мелкой галькой берега, первое, что меня поразило, это необыкновенная прозрачность воды. Глянув вниз, я увидел через водную толщу свои голубые ступни и мельчайшие подробности дна, слегка колеблемые движеньем легкой волны. Купание в море удивительно освежает, и даже Петр Иванович, омраченный событиями прошедших дней, повеселел.

Еще больше поправилось его настроенье в дороге. Виясь по склонам гор и ущельям, была она чудной. С одной стороны простиралась свежая громада моря, с другой — высились горы с купами майских цветений и приземистыми разлапистыми соснами.

Наконец с одного поворота открылась уютная бухта, посреди которой красовалась не только знакомая уже яхта, но и несколько малых судов с пестрыми флагами.

— Да это просто Италия! — воскликнул граф Осоргин.

Действительно, место было превосходным. К бухте полого спускался берег с несколькими десятками плоских домов, а вдали ее замыкала красиво очерченная гора, поросшая местной сосной.

При въезде в селение нас встретили звуки работ и довольное количество всякого люда, сновавшего в разные стороны. И вновь нам попался Митрофан Артамонов. Он весело приветствовал нас, сорвав свою войлочную шляпу.

— И вы к нам, ваше сиятельство?

— К кому это к нам? — недовольно спросил Осоргин.

— Множество, полагаю, народу стечется! — проговорил Артамонов, мечтательно глядя на море. — Новую жизнь обустраивать будем!

— Уж не сюда ли ты машину свез? — спросил Осоргин.

— Сюда, ваше сиятельство! До Черной Горы дотащил, а там на корабль перегрузили.

— Кто же монету чеканить будет?

— То не моя забота, — отвечал Артамонов, — налажу, как подрядился, и посыплются денежки лучшей пробы!

— Где нам отыскать госпожу Черногорскую? — спросил Осоргин.

— Как где? Вон справа шатер на горе меж сосен. Там она и бытует, но больше на корабле. К шатру идите, скажут. А что, ваше сиятельство, — он улыбнулся, — с нами пойдешь?

Петр Иванович не стал отвечать, и мы спустились к самой воде. Тут мы оставили лошадей и коляску под присмотр проводника, а сами отправились к белевшему на склоне горы шатру.

Не успели мы приблизиться к подножью горы, как из сосен явился тот всадник в белой венгерке, который возвестил прибытие госпожи Черногорской в Борисполь. Поклонившись, он произнес с гортанным южным приговором:

— Ее высочество поджидает вас.

Мы поднялись по узкой тропке, местами естественной, местами вырубленной в скале, и вышли на небольшую площадку, откуда открывался полный обзор бухты. Шатер, казавшийся издали маленьким, оказался весьма поместительным, перед ним красовалась площадка, построенная из свежего теса. На этой площадке спиной к нам сидела госпожа Черногорская. Она была во всем белом. Перед ней располагался мольберт, какие я видел лишь на картинках, и небольшой столик с красками. Легкими взмахами кисти госпожа Черногорская наносила краски на холст. Услышав наше приближение, она встала и повернулась. На ней было белое прямое платье, подпоясанное выше талии, что придавало сходство с девой античных времен, и широкополая белая шляпа, опоясанная лентой с бантом.

— Рада вас приветствовать, граф, — сказала она, подавая руку, — и тебя приветствую, Дмитрий Почивалов.

Какие у нее все же пронизывающие черные глаза!

— Вы рисуете на воздухе? — спросил Петр Иванович, и в голосе его я почувствовал смущенье и радость.

— Так учил меня мой парижский наставник, — ответила госпожа Черногорская. — Все пейзажи он начинал на натуре, а уж дописывал в ателье.

— У вас отлично выходит, — сказал Петр Иванович, приближаясь к мольберту.

— Обратите внимание на зеленоватый оттенок воды, — произнесла госпожа Черногорская. — В соседней бухте он синий, а в дальней голубой.

— Вероятно, это зависит от погоды, — предположил граф.

— Возможно. Но эти места так живописны.

— Простите, — сказал Петр Иванович, — но я до сих пор не знаю, как к вам обращаться. Ваши люди упорно именуют вас «ваше высочество».

— А, пустяки! — отмахнулась госпожа Черногорская. — Нам ли с вами до церемоний, ведь мы давние знакомцы.

— Позвольте поблагодарить вас за оказанную услугу, — сказал граф. — Разбойники были настойчивы, они приставили нож к Митиной груди.

— Хорошо, что так обошлось. — Госпожа Черногорская взяла кисть и тронула холст. — Здесь попадаются дикие люди. Поверьте, у меня ловкие, храбрые воины, они могли бы выследить разбойников и попытаться освободить вас без выкупа, но я предпочла не рисковать, кто знает, что у них на уме.

— Я уже послал батюшке письмо, — сказал Петр Иванович. — Как только вернусь в Петербург, вы без промедленья получите долг.

— Право, это не так уж важно, — ответила госпожа Черногорская, — я ведь говорила, что мы знакомы давно.

— Слишком давно, — произнес граф, метнув взгляд в сторону Станко, застывшего у сосны со скрещенными руками.

— Так вы погостите у меня несколько дней? — спросила госпожа Черногорская. — Здесь так чудесно.

— Я направляюсь к дарованным землям, — ответил граф, — и, кажется, это по дороге.

— Но где же?

— Какая-то Долина Роз.

— Мои люди узнают и проводят вас.

— Государыня-императрица пожаловала моему отцу пятьдесят десятин.

— Он должен быть ей благодарен.

— У нас благодарность выражается в раболепстве. Батюшка желает воздвигнуть на берегу моря каменную статую императрицы, и непременно к следующему году, когда императорский поезд направится в Тавриду.

— И эта задача возложена на вас?

— Увы! — Петр Иванович вздохнул. — Боюсь только, после моего неожиданного плененья батюшка рассердится не на шутку.

— Не все потеряно, — сказала госпожа Черногорская. — Во-первых, вы можете не торопить батюшку с долгом, а как-нибудь рассчитаетесь сами потом, а во-вторых, мои люди поищут злодеев, я уж дала распоряженья. Эй, Станко! — позвала она.

Станко приблизился.

— Ты не забыл про этих ужасных разбойников?

Станко наклонил голову.

— Граф пробудет у меня несколько дней, хорошо бы вернуть этот выкуп.

Станко снова наклонил голову.

— Мои люди немногословны, но деловиты, — сказала госпожа Черногорская.

— Я заметил, что к вам стекается народ, — заметил Петр Иванович.

— О да! Я решила основать здесь поселение. Благодатное место! Я просто чувствую себя новым Колумбом, потому и решила назвать эту бухту Новый Свет. О покупке земель почти договорено, осталось точно продумать планы.

— Чего же вы желаете? — спросил Осоргин.

— На это трудно дать однозначный ответ. Путешествуя по России, я встретила много несчастных людей. Жизнь так трудна, кругом нищета и бесправие. Конечно, я не всевластна, но малой части несчастных я могла бы помочь. Я поселю их здесь, дам справедливое устройство порядков, а прежде всего хочу возвести на должное достоинство человека, рабство мной нетерпимо: чем человек свободней, тем просвещенней, а стало быть, тем полезней всем остальным и себе.

— Но это я читывал в Европе! — воскликнул Петр Иванович. — Как можете переносить вы европейские нравы на нашу скудную почву? У вас все прахом пойдет!

— А мы попробуем, — спокойно сказала госпожа Черногорская. — Для того я и выбрала малый кусок земли. Если благополучье достигнется здесь, то можно опыт расширить.

— Но согласятся ли с вами российские властители? — возразил Петр Иванович.

— Об этом задумываться не хочу, — ответила госпожа Черногорская, — если наперед обо всем размышлять, то и дело никогда не начнется.

— Вы смелая женщина, — сказал Петр Иванович.

В это мгновенье из шатра неспешной походкой вышла знакомая нам леди Кенти. На ней было светло-жемчужное платье и темная шляпка с голубой полосой.

— А, граф! — сказала она. — Вот вы и пожаловали!

Петр Иванович поклонился.

— Вы знакомы, я рада, — произнесла госпожа Черногорская. — Леди Кенти рассказывала о вашей прогулке и этом ужасном Кара-Вазире. Не хотела бы я иметь дело с такими людьми.

— Должен вас предупредить, — сказал Петр Иванович, — что не только Кара-Вазир интересуется вами и, судя по всему, вашим предприятием. Феодосийский полицмейстер прямо упрашивал меня доставлять о вас всевозможные сведения.

— Но вы, надеюсь, не за этим приехали! — засмеялась леди Кенти.

— Я ничего не скрываю, — возразила госпожа Черногорская. — На собственной земле я могу заниматься чем угодно.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Моя подруга начиталась утопистов, — по-прежнему смеясь, сказала леди Кенти, — тут уж ничего не поделаешь, ей хочется даром раскидать свое состояние. Ах, Нэтти, ты так добра, что тебя все обирают. Поверь мне, как ты поселишь этих бездельников, тотчас начнется ленивая жизнь и пьянство. Здесь отличные вина, в Судаке на фунт можно купить целую бочку. Слыхала я о таких колониях! Один мой знакомый решил основать этот рай на Канарах, и, заметь, не бездельники и бродяги, а достойные люди туда устремились. Так они прожили месяц всего и переругались до драки. В результате половина наняла корабль и занялась каперством, морским грабежом.

— Не все и не у всех получается, — спокойно ответила госпожа Черногорская, — я хочу всего лишь попробовать.

— Малую ставишь цель! — воскликнула леди Кенти. — Что этот мизерный Новый Свет! Твое происхожденье предвещает многое!

— Стало быть, все-таки вы принцесса? — спросил Петр Иванович.

Госпожа Черногорская задумчиво опустила голову.

— Слишком скромна, — пояснила леди Кенти, — о высоком не хочет думать.

Станко отделился от дерева и что-то шепнул госпоже Черногорской. Она кивнула головой. Станко исчез.

— Господа, — сказала госпожа Черногорская, — я должна переговорить с хозяином здешних земель. Впрочем, вы не мешаете мне.

В сопровождении Станко перед шатром появился человек, которого я видел уже в третий раз. Это был Струнский. На этот раз он оставил любимый свой черный цвет и вырядился во все серебряное, вплоть до серебряных башмаков. Воистину этот человек был неумеренным щеголем! В такой жаркий день он был застегнут наглухо и вид имел, словно пришел в покои императрицы.

— Рада вас видеть, сударь, — сказала госпожа Черногорская.

— А я-то уж рад! — ответил Струнский, ловко целуя руку. — Мы словно бы и не разъезжались, вот и граф тут, а вот и милейшая леди Кенти. — Он приложился к руке миледи. — Я смотрю, вы всерьез хотите освоить здешние земли. Такие гости!

— Да, сударь, — ответила госпожа Черногорская. — Я хоть сегодня готова подписать купчую.

— Только после бала, только после бала! — воскликнул Струнский.

— Но что же медлить? — спросила госпожа Черногорская.

— Я, видите ли, собираюсь устроить бал, — сказал Струнский, обращаясь к миледи и графу. — Балы моя страсть. А тут, можно сказать, бал прощальный. Да ведь именины мои через два дня! Именинный бал! Нет, милейшая принцесса, без бала земель своих не уступлю!

— Благодарю за любезность в титулованье, но я ведь не представляла себя принцессой, — возразила госпожа Черногорская.

— Э, душенька, все говорят, все знают! — возразил Струнский. — Да разве уступил бы я земли кому другому? Только вам, только вам, мое очарованье!

— Не забывает вас матушка-государыня, — обратился Петр Иванович к Струнскому, — чудесная бухта, я под Ливорно такую видал.

— Вы правы, граф, — отвечал Струнский, — жаль расставаться, да, слава богу, ничего не успел здесь настроить.

— Вы имеете в виду дворец? — спросил Осоргин.

— Да хоть и дворец. Дворцы моя страсть. А вот у милой принцессы страсть выручать из беды. Я уж тут Янку своих с Акулькой видал, гнить бы им в яме, кабы не наша принцесса.

— Когда же вы собираетесь править бал? — спросила госпожа Черногорская.

— А на Елену и Константина, в именины мои. Бал отыграем — и по рукам!

— Да с кем же тут балы разводить? — спросила леди Кенти. — Дам вовсе немного.

— А мне достаточно вас, — отвечал Струнский. — Вы же помните, как Филипп Испанский на балу в Валенсии всех выставил вон и танцевал с одной герцогиней Каталонской.

— Я бы хотела поскорее начать работы, — сказала госпожа Черногорская.

— Да будто бы и не начали! Вон у вас скалу долбят. Зачем?

— Я намерена завезти лозу и готовить тут вина на манер шампанских.

Струнский присвистнул.

— Да неужто вы полагаете произвести столь благородный напиток в варварской нашей стране?

— И не только это, сударь. Я, например, стану печатать тут книги. Вы же обладаете своей книгопечатней?

— Но я вывез ее из Англии! — воскликнул Струнский. — А кроме того, я печатаю только благородные издания!

— Как вы угадали сразу. Я вот намерена печатать «неблагородное». Я буду издавать простые книги для простых людей.

— Простой человек не умеет читать, — ответил Струнский.

— Научится. Вы, кажется, забыли, кто работает в вашей печатне, кто играет на вашей сцене и кто расписывает ваши стены и потолки.

— Но под моей рукой, — сказал Струнский.

— Это покуда. А впрочем, дайте им нынче свободу, они и без вашей руки обойдутся. Да, видно, вы позабыли про самого Рокотова. Была я в его московском доме и мастерской. Какие портреты! Немудрено, что он уже академик. А теперь скажите, какого происхождения этот кудесник кисти? Мне прямо сказывали, что он из крепостных.

— Ну, это проверить надо, — пробормотал Струнский.

— А Прасковья Жемчугова в театре Шереметева? Тоже крепостная, но это чудо! Я видела Элиану в ее исполненье, она превосходит всех парижских актрис! И поговаривают, граф ее любит, даже жениться готов.

— Ну, это дудки! — возразил Струнский.

— Нет, уважаемый мой метроман, не знаете вы простого люда!

— Мне ли не знать! — воскликнул Струнский.

— Ко мне прибился умелец, который может сотворить что угодно. У него проект паровой машины готов, и подводный корабль он готов построить.

— Мошенник, мошенник! — Струнский замахал руками. — Знаю его! Он денег уменя просил под свои затеи!

Леди Кенти засмеялась.

— Вот столкновение романтизма и деловитости.

— Что спорить! — сказала госпожа Черногорская. — Я уж столько времени провела в разговорах. Разговоры да рассужденья — российская страсть, а надобно дело делать. Вот вы, граф, — она обратилась к Осоргину, — провели годы в учении, слушали курсы в Лейпциге и Сорбонне. Как вы хотите теперь применять свои знанья?

— Я еще не решил, — ответил Петр Иванович.

— Что вы изучали?

— Философию, фортификацию да и множество прочих наук, отчасти экономию.

— Словом, всего понемногу?

— Именно так, — согласился граф. — Я больше наблюдал, читал, путешествовал.

— Вот истинный путь российского дворянина! — воскликнула госпожа Черногорская. — Созерцать, но в дела не мешаться.

— Вы правы, — сказал Петр Иванович, — я просто привык жить в свое удовольствие.

— И прав, прав, милейший! — вмешался Струнский. — А для чего еще жить? Разве тот же портретист не из удовольствия кисточкой машет?

— Однако, господа, я должна сойти в поселенье, — сказала госпожа Черногорская, — меня ждут заботы. Вы не откажетесь сопровождать меня, граф? — Она обратила свой взор к Осоргину.

Тот согласился.

— А мы с леди Кенти сразимся в Кампи, [2] — заявил Струнский, — в прошлый раз я проигрался нещадно, но теперь собираюсь отвоевать победу. Или миледи предпочтет другое занятье?

— Партию-другую я обещаю, — ответила леди Кенти, и они удалились в шатер.

Мы же спустились на берег и пошли меж домов, в почтительном отдалении за нами следовал Станко.

— Я намеренно увела вас, граф, — сказала госпожа Черногорская. — Струнский не любит серьезных тем, а моей подруге не слишком близки мои усилия. Я ощущаю себя в одиночестве, и, может быть, вам покажется странным, но только поддержка простого люда дает мне силы. Вчера, например, объявился человек, который холил меня еще в детстве.

— Матвей! — невольно воскликнул Осоргин.

— Да, он рассказал про ваш благородный поступок. Я была счастлива, граф.

— Но отчего же? — тот потупил глаза.

— Воспоминанья младенчества не позволили бы мне соединить в вас два противоположных обличья. Вы знаете, как я обязана вашему батюшке, да и про вас я слыхала много хорошего. Что уж таиться? Наверное, вы знаете все. Пойдемте немного в сторону, здесь не дадут говорить.

Мы двинулись от домов, от снующих людей, каждый из которых, пробегая мимо, почтительно кланялся госпоже Черногорской. Несколько сосен на взгорке образовали шатер с призрачной тенью, под ними высилась только что возведенная беседка.

— Я здесь иногда отдыхаю, — произнесла госпожа Черногорская, — присядемте, граф. Садись и ты, Митя, верный наш паж.

Я ответил, что сидеть мне не очень хочется, и отошел на некоторое расстояние, делая вид, что разглядываю окрестности, но все слова беседы меж тем доносились до моего слуха.

— Я помню вас еще с Михалкова, — сказал Осоргин.

— О да, я тоже. Какой вы были тогда неуклюжий. Вы предложили мне прыгать с обрыва и порвали ленту.

Петр Иванович засмеялся.

— Но я бы вас никогда не признал, если бы не рассказ Матвея.

— А вот я уже все о вас знала.

— И о моем путешествии в Крым?

— Разумеется. Только я делала вид, что знакомлюсь с вами впервые. Детство так далеко!

Они замолчали.

— Это просто удивительно, — сказал Петр Иванович. — Какой-то сон. Эта наша встреча, ваш царский проезд, ваши странные намеренья, ваша цветистая свита…

— Я тоже словно пребываю во сне, — ответила она, — но мне хочется сделать этот сон явью.

— Явь сурова, — возразил Петр Иванович. — Вы не представляете, насколько все это опасно. Власти обеспокоены, они не знают, чего от вас ждать, даже кто вы, в конце концов…

Снова молчанье.

— Митя, Митя! — внезапно позвала она.

Я подошел.

— Митя, я знаю, что ты способный юноша. Я хочу, чтобы ты стал сочинителем. Понимаете, Петр Иванович, народ русский так даровит, но он неучен, и многое пропадает втуне. В дороге я подобрала мальчика, который способен к рисованью, я помогу ему стать художником. В Мите есть поэтическое зерно, пускай же он пишет оды, пускай составит историю наших дней, живую, правдивую, без прикрас. Я помогу каждому, кто имеет способность. Я построю здесь школу и приглашу хороших учителей. Петр Иванович, граф, надо ведь что-то делать! Мы пропадаем в сибаритстве, мы истязаем простой народ, недаром он все время бунтует.

— Подождите, он взбунтуется и под вашей рукой, — предупредил Осоргин. — Ваши намеренья очень похвальны, но не за тем сюда стекается люд. Вы хотите упокоить их в колыбели достатка? Не таков русский мужик! Тот же Артамонов, он вам сегодня паровую машину построит, а завтра адскую бомбу сочинит, которой разнесет дворец какого-либо Струнского. А Матвей? С виду смирный, а посмотрите, какая силища! Неужто будет ее внутри таить?

— По-вашему, кроме бунта, негде себя проявить? — спросила госпожа Черногорская.

— На первых порах — да.

— Я не согласна с вами, Петр Иванович. Человек по природе добр, он не хочет воевать, его к тому принуждают.

— Ах… — Петр Иванович осекся.

— Что вы хотели сказать?

— Да вот забавно, — Петр Иванович был смущен, — не знаю, как к вам обращаться. Настей вас называли в детстве, а вот полного имени не представляю.

— Называйте неполным. Я и сама своего отчества толком не знаю.

— Нет, это получится фамильярно, — возразил Осоргин.

— Ну так зовите меня Нэтти, как то повелось давно. Уклончиво и достойно.

— Нэтти… — пробормотал Петр Иванович. — Господи, хоть бы мне кто открыл ваше истинное происхождение!

— Кто же может открыть, как не я сама? — Госпожа Черногорская привстала и взмахнула рукой.

Тотчас из сосен появился Станко и поднес ей предмет, завернутый в синий шелковый плат. Госпожа Черногорская развернула, и под ним оказалась небольшая скрипка, блеснувшая в свете дня коричневым лаком.

— Я иногда упражняюсь, — сказала она. — Вы мне простите мой маленький каприз?

Она приложила скрипку к плечу и повела смычком. Мягкий и нежный звук вознесся в вечереющее небо Тавриды…

История Анастасии Черногорской, рассказанная ею самой и записанная Дмитрием Почиваловым

Хорошо себя помню с самой младенческой поры. Даже тот страшный день в Кукушкином доме остался во мне неясным воспоминаньем, во всяком случае мне часто снилось, как черный Верлиока с горящим глазом хватает меня и тащит в свою пещеру.

Зато годы, проведенные в Михалково, были светлыми и чудесными. Жили мы уединенно, только иногда наезжали гости, и в особенности в те дни, когда в именьи бывала сама княгиня Екатерина Романовна Дашкова.

Все знают, сколь замечательна эта русская женщина. По уму и образованности с ней может равняться разве сама государыня, да и то, как мне кажется, знанья княгини более глубоки и основательны, недаром она ныне стоит во главе Российской Академии.

Мне же княгиня заменяла на первых порах мать, да и осталась ею в известной степени, хотя к теперешним дням жизни наши достаточно разошлись.

Конечно, меня и с детства занимал вопрос, кто же мои родители, но княгиня со свойственным ей тактом умела обходить эту тему. Она говорила, что родители мои теперь далеко, а меня оставили на ее попеченье. Когда же я подросла, княгиня прямо сказала, что родителей нет в живых и я должна всецело довериться ей. Но что-то подсказывало — это не так. Я чувствовала на себе странные взгляды приезжих, иногда мне вручали подарки от неизвестных лиц, и в глазах княгини Екатерины Романовны я замечала беспокойство.

Однажды граф Иван Матвеевич Осоргин наехал в Михалково, вместе с ним был сын княгини Павел, взрослеющий юнец с отменными манерами. С Павлом мы подружились сразу. Приглашая меня на прогулку, он церемонно подавал руку и рассказывал светские новости. Я слушала внимательно, хоть шел мне всего одиннадцатый год, но так приятно было представить себя взрослой дамой.

Иван Матвеевич с разрешенья княгини собирался взять Павла на охоту в смоленские леса, а Павел по своему капризу настоял, чтобы с ними поехала я. Впрочем, Иван Матвеевич был этим доволен.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Так побывала я вновь в Кукушкином доме, и от Почиваловой Марьи немного узнала о своей истории. Верней, я подслушала ее разговор с графом, а потом невзначай спросила, верно ли, что родилась я на этом подворье. Марья покраснела и не стала скрывать от меня правды.

А бегал там еще малышок в коротенькой рубашонке, и это был, как догадываешься, ты, Митя. Мы даже ходили с тобой по землянику и видели издали кабана.

Когда мы вернулись в Михалково, здесь ждало известье от княжны Екатерины Романовны о том, что я должна переехать в Москву и обучаться в частном пансионе. Граф Иван Матвеевич отвез меня в пансион и ласково там распрощался со мной.

Полтора года провела я в пансионе, и об этом времени говорить добрых слов не приходится. Каждый раз, когда меня навещала княгиня Екатерина Романовна, я бросалась ей на шею и со слезами умоляла забрать из этих серых скучных стен, от безразличных и жестоких классных дам.

Княгиня и сама видела, что пребывание в пансионе не идет мне на пользу, знаний у меня не прибавляется, а здоровье убывает. В конце зимы она объявила, что забирает меня с собой в долгое заграничное отсутствие, связанное с планами воспитания молодого князя Павла Дашкова.

Княгиня безгранично верила в живительную силу просвещения. Человек легко увлекающийся и непомерно трудолюбивый, она многого требовала от других, порой переоценивая их силы. Так впоследствии случилось и с ее сыном.

Когда мы уже были в дороге, Павлуша, а так его называли в семье, с унынием показал мне тот перечень предметов, которые ему предстояло изучить. Этот любопытный перечень я запомнила наизусть, поскольку дальнейшее обучение происходило в строгом соответствии с ним.

Первый семестр. Языки, риторика, литература, государственные учреждения, история, математика и логика.

Второй семестр. Языки, история, государственные учреждения, математика, логика, опытная физика, рисование и фортификация.

Третий семестр. Языки и литература, история и государственные учреждения, фортификация и естественное право, физиология и естественная история, рисование и математика.

Четвертый семестр. Этика, математика, фортификация, права народов, общие начала юриспруденции и гражданская архитектура.

Пятый семестр. Этика, повторение физики, элементарная химия и повторение всех предметов.

Все эти курсы предполагалось освоить в Эдинбургском университете за пять лет. При этом надо добавить, что и сама княгиня Екатерина Романовна разбиралась почти во всех предметах, а кроме того, хорошо знала искусство.

Что касается до Павлуши, то юноша он был очень способный, но ленивый. Он хоть и постигал ученье под неустанным присмотром матери, но внутри его зрело недовольство. Он считал, что можно ограничиться гораздо меньшим, и к концу многолетнего пребывания за границей считал ученье свое чуть ли не каторгой.

Дорога через Европу длинна. Меня восхищала аккуратность здешних пейзажей, довольное устройство путей и обилие красивых городов. С долгими остановками мы ехали через Вильну, Варшаву, Берлин и Ганновер. Везде княгиню любезно встречали хозяева особняков и замков. С ней охотно говорили короли, герцоги, ученые и мыслители. Я и не предполагала, что она так известна в Европе, а между тем тут знали ее как сподвижницу государыни, просвещенную и умную женщину. Достаточно сказать, что еще с прошлой поездки в друзьях у нее оказались знаменитые философы Дидро и Вольтер.

Конечно, я была мала, чтобы понимать все значенье подобных встреч, но осознавала это впоследствии, тем более что за границей мне довелось провести годы, когда крепнет разум и человек становится взрослым.

В красивом бельгийском городке Спа мы провели остаток лета, а потом через Лондон отправились в Эдинбург, где поселились в старинном королевском замке, о котором у меня остались поэтические и грустные воспоминания, ибо в этом же замке жила когда-то несчастная Мария Стюарт, окончившая свою жизнь на плахе.

В Шотландии мы провели несколько лет, совершая небольшие путешествия в горы или на морские купания в Скарборо. Павел мужал, усердно занимался, но каждый раз, когда он оставался вне матушкиного глаза, проклинал свою судьбу и сетовал, что скоро станет ученым гомункулом.

Моему воспитанью княгиня также уделяла много внимания, хотя и была очень занята. Я порядочно знала языки, училась танцам и верховой езде. Особое место в моем воспитанье занимали музыкальные упражненья. Я играла на клавикордах, брала уроки композиции, а однажды княгиня предложила мне овладеть скрипичной игрой. Вы знаете, что в наши времена женщины почти не играют на скрипке, но независимый нрав княгини брал свое, она ни в чем не хотела уступать мужчинам, сама играла на скрипке и даже сочиняла музыкальные пьесы. Во мне она нашла особый дар и не ошиблась, игра на скрипке мне очень понравилась.

Нашлась и хорошая скрипка, в нашем багаже она была доставлена из России.

«Скрипка сия не проста, — сказала княгиня, — играй, моя Нэтти, да слушай, может, сама скрипка расскажет тебе свою историю».

Но больше она ничего не сказала, а я представляла, что это скрипка знаменитого итальянского мастера, который сделал ее в дни несчастной своей любви и в голос скрипки вложил все мольбы и страдания.

В мае 1779 года молодой князь Павел счастливо выдержал экзамены в университете и получил степень магистра искусств. Княгиня Екатерина Романовна была очень довольна. В качестве награды за успешное учение она предложила сыну, а стало быть и всем нам, долгое путешествие по странам Европы.

К путешествию княгиня относилась не столько как к приятному времяпровождению, сколько как к усердному труду. Для этой цели она написала целое назидание, которое во всех своих странствиях я вожу с собой.

«Главная вещь состоит в том, чтобы не упускать ни одного удобного случая для приобретения знания и не забывать, что ты иноземец, мимоходом посещающий чужую страну. У путешественника должны быть постоянно открыты глаза и уши, так как сцены меняются, и размышления, вызванные ими, исчезают вместе с ними.

Предметы твоего наблюдения так разнообразны и многочисленны, что я укажу тебе только главные. Сюда относятся свойство и форма правления, законы, нравы, народонаселение, торговля, географические и климатические условия, иностранная и внутренняя политика, произведения, религия, обычаи, источники богатства, пошлины и различные условия различных сословий. Эти исследования достойны внимания философа, и ни один путешественник не должен пренебрегать ими, если он не хочет остаться тупым и бессмысленным зрителем всех этих явлений, не способным ни к умственному, ни к нравственному совершенству.

Исполнив условия твоего путешествия, ты запасешься нужными и неоценимыми сокровищами, которые пригодятся тебе в кругу семейной жизни, в уединении, на старости лет, — это будет личная твоя польза. С тем вместе из тебя образуется полезный член общества, потому что, сравнивая иностранную жизнь с жизнью своего отечества, стараясь исправить, что найдешь в нем дурного, учреждая, что найдешь полезным его благосостоянию, ты будешь другом и благодетелем своей страны».

Сколь полезен этот своеобразный манифест для персон, странствующих лишь для своего удовольствия! Княгиня Екатерина Романовна с юности научила меня приглядываться к сути жизни, искать в ней смысла и возможности благого переустройства.

Конец года мы провели в гостеприимной Ирландии, а потом переправились на материк и оказались в Брюсселе. Здесь произошла досадная встреча княгини с Григорием Орловым, когда-то приближенным к государыне. Княгиня не любила его и всегда называла грубияном и выскочкой. Новая вольность Орлова повергла ее в негодование.

Надо сказать, молодой князь Дашков был тогда в полном расцвете сил. Высок, привлекателен, как покойный его отец, отлично воспитан и достаточно остроумен.

Князь Орлов взглянул на Павла и произнес:

«Трудно представить более красивого юношу. Я убежден, что по возвращении в Петербург вы затмите всех фаворитов. В мои обязанности при дворе входит утешение отставленных фаворитов. Боюсь, что скоро мне предстоит работа, когда вы замените одного из них».

Князь Павел выслушал это с рассеянным видом, а княгиня была не на шутку обеспокоена. Дойти до того, чтобы сын попал в сомнительные любимчики императрицы? Фавориты осыпаемы ласками, но и презираемы втайне. Нет, она этого не допустит. И Екатерина Романовна ответила Орлову так:

«Я благодарна вам, князь, за оценку сына, но раз вам предписана роль утешителя, то утешьте меня немедля и обещайте никогда не утешать моего сына, ибо он и без фаворитства в фаворе судьбы!»

Князь Орлов немного растерялся и перевел взгляд на меня:

«А это что за прелестное создание? Откуда вы достаете таких воспитанниц? Если вам наскучит воспитывать, отдайте ее на воспитание мне».

«Эта воспитанница вам не по зубам, князь», — коротко ответила Екатерина Романовна.

С этой, быть может в излишнем раздражении брошенной, фразы, но ставшей известной всем, и начался интерес к моей до того не слишком заметной персоне.

«Эта воспитанница не по зубам старому князю, — говорили в салонах, — хороша же воспитанница, но кто же она?»

Кто-то считал, что я дальняя родственница княгини, кто-то полагал, что я просто сирота, взятая под опеку, но, учитывая, что в свете я частенько появлялась вместе с княгиней и молодым князем, молва вокруг моей фигуры стала принимать таинственный и значительный оттенок. В Париже я даже имела удовольствие некоторое время быть в обществе королевы Марии-Антуанетты, которая появилась на балу в доме графини Полиньяк.

В Париж тогда понаехало много русских. Здесь жил граф Салтыков, граф Шувалов, племянник князя Потемкина Самойлов. Все они живо обсуждали пущенную Орловым мысль о том, что молодой Дашков мог стать фаворитом императрицы. Я не могла надивиться низости и комичности этой истории. Так вот она, закулисная политика русского двора! Станет или не станет кто-то новым фаворитом? Поддержать его на этом пути или вступить в борьбу? Какие выгоды при этом можно извлечь? Об этом шепотком судачили на всех приемах, и княгиня Екатерина Романовна потратила немало сил, чтобы приглушить неугодную ей молву.

На балу у графа Шувалова я познакомилась с привлекательной англичанкой, леди Кенти, ставшей вскорости моей близкой подругой. Она была несколько старше меня и много опытнее в блуждании по лабиринтам светской жизни. Она сразу стала моей наставницей, но не строгой и прямолинейной, как княгиня Екатерина Романовна, а сердечной, хотя и несколько ироничной, но в целом хорошо понимавшей мой стеснительный характер.

В одной из доверительных бесед она прямо спросила:

«Почему, милая Нэтти, вы скрываете свое происхождение?»

«Мне оно самой не довольно известно», — искренне ответила я.

«Но как можно жить, не зная своих корней?» — воскликнула она.

«Что делать», — вздохнула я.

«Во всяком случае, — серьезно произнесла леди Кенти, — происхождение ваше, без сомнения, высоко, только его скрывают от вас».

Эти слова затронули мое самолюбие. Почему, в самом деле, я ничего не знаю о своих родителях? Прошла пора, когда я могла удовлетворяться туманными объяснениями княгини, а она словно бы и забыла, что я уже не маленькая девчушка, а взрослая, достаточно образованная девица.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Но что-то мешало мне прямо обратиться к княгине, в последние годы мы отдалились друг от друга. Я повзрослела, замкнулась в себе, а она была слишком занята воспитанием сына и светской жизнью. Словом, вопросы оставались без ответа, а жажда правды во мне росла, и жажду эту подогревал тот интерес, который, как я замечала, возрастал к моей особе.

В марте мы покинули Париж и через Верден, Мец, Нанси и Безансон направились в Швейцарию. Здесь мы в основном останавливались в тех городах, где были значительные военные укрепления, которые изучал молодой князь, а в Люневиле любезные военачальники даже разыграли перед Дашковым военные маневры. Так велика была слава его матери.

Затем мы оказались в Италии. В Парме, Модене и Флоренции мы осматривали картинные галереи, соборы, библиотеки. В Пизе мы принимали морские купания, а 28 июня, в день восшествия на престол императрицы, княгиня Екатерина Романовна дала бал, на который пригласила всю знать Пизы, Лукки и Ливорно.

Народу собралось до пятисот человек. Много танцевали, угощались и наблюдали во дворе иллюминацию. Когда вертящиеся колеса стали разбрызгивать в разные стороны разноцветные шипящие огни, ко мне обратился молодой итальянец из Лукки. Он представился графом Кастальоне и произнес такие слова:

«Сударыня, все знают, что вы путешествуете инкогнито, но я бы хотел рассчитывать на ваше особое расположение».

Я ответила:

«Синьор, либо вы сами ошиблись, либо вас ввели в заблуждение. Я путешествую под своим истинным именем».

«Тем не менее, сударыня, я хотел бы пригласить вас в Лукку погостить в нашем фамильном доме. Уверен, вам понравится город и моя семья. В нашем доме часто бывает сам гонфалоньер, глава правительства, я хочу, чтобы вы не сомневались, что разговариваете с достойным человеком, семья Кастальоне одна из самых уважаемых в Лукке».

Я поблагодарила его за приглашение и ответила, что так или иначе окажусь в Лукке, ибо через этот город пролегает дальнейший наш путь.

«Но тогда не забудьте посетить дом Кастальоне», — сказал молодой граф и протянул мне белую орхидею.

Мне и в дальнейшем оказывали знаки внимания, над чем добродушно подтрунивал князь Павел. «А не выдать ли нам тебя замуж за здешнего князя?» — восклицал он.

В Ливорно я получила теплое письмо от моей новой подруги леди Кенти, в котором она писала, что через некоторое время отправляется в поездку по Австрии и Германии и надеется, что наши пути где-нибудь сойдутся.

В Риме мы осмотрели все достопримечательности, побывали на бегах и в театре, который удивил нас тем, что женские роли исполнялись мужчинами. Затем был Неаполь, Помпея, прогулка на Везувий, после которой княгиня долго болела. Затем была обратная дорога через Рим в Болонью, Феррару и Венецию, где мы остановились на несколько дней в доме нашего представителя маркиза Маруцци.

Дом этот был совершенно великолепен. Недавно маркиз получил орден св. Анны, и повсюду в доме, на воротах, дверях, каретах красовались цвета и звезды этого ордена. Сам маркиз произвел впечатление тщеславного, говорливого человека. Он без конца распространялся о своих заслугах и всяческих подвигах.

Вообще люди в этих краях несравненно более разговорчивы, чем в наших. Я там наслушалась множество историй. Например, в доме маркиза служил почтенный албанец, который некогда воевал в Черногории против турок. Албанец этот находился в свите правителя Черногории Стефана Малого, о котором говорили еще, что он называл себя счастливо спасшимся императором Петром Федоровичем. Албанец всячески восхвалял Стефана и утверждал даже, что он жив до сих пор, хотя венецианцы знали, что Стефан давно убит. Утверждал он и то, что у Стефана, или Петра III, как он его называл, в России осталась дочь, родившаяся от тайного брака с какой-то женщиной. Стефан часто о ней вспоминал, обещал соратникам скорое ее возвращение, а затем будто бы, инсценировав свою гибель, отправился в Россию за дочерью. Как только дочь и отец воссоединятся, Петр Федорович заявит о своих правах на российский престол.

Княгиня Екатерина Романовна назвала все это ложными измышлениями, а мне сказала:

«Множество сплетен наслушалась ты по Европам, вот и еще одна. Бог знает, чем живут люди, все им мерещатся какие-то сказки. Вот и твоя персона начинает возбуждать интерес в салонах. Не обольщайся, мой друг. Я знаю, конечно, что рано или поздно ты снова задашь вопрос о своем происхожденье. Но уверяю тебя, что ничего тайного тут нет. Я просто взяла тебя на воспитание как сиротку, а родители твои померли от чумы и были простые люди из дальнего моего именья, я даже толком имен их не знаю. В тот год вымерла почти вся деревенька. Когда я наведалась туда с лекарями, никого уж не осталось в живых, только ты шевелилась в люльке при почившей уже матери. Велела тебя я взять и покинула деревеньку. Теперь ты моя воспитанница, приданое за тобой хорошее дам, глядишь, женится на тебе человек благородный, другого и не допущу. А сиротство свое позабудь, толков не слушай, вся жизнь твоя впереди, и назад оглядываться нет резона».

Я молча склонила голову и поцеловала руку, не осмелившись спросить названья вымершей деревеньки или упомянуть о том, что довелось мне узнать в Кукушкином доме. Княгине видней, но этими словами она сомнений моих не разрешила, а то и напротив, больней затронула душу, ибо человек не может существовать, не ведая, кто он и откуда.

Но события вели к тому, что я должна была узнать многое.

Через Падую, Виченцу и Верону мы отправились в Вену, где пробыли некое время в доме нашего посла князя Дмитрия Голицына. Не знаю уж почему, но как только при мне заходили разговоры, я всякий раз слышала о черногорских делах. Князь Голицын рассказывал об этом живо и обстоятельно, а княгиня Екатерина Романовна слушала с особым интересом. Голицын имел близкое касательство к этим делам, поскольку к нему как русскому министру многократно обращались посланцы черногорского правителя Стефана Малого. В одной из бесед княгиня Екатерина Романовна спросила, слышал ли князь о мнимой дочери черногорского самозванца, но князь об этом ничего не знал, и Дашкова, как мне показалось, успокоилась.

Предстояло скорое возвращение в Россию. Княгиня уже получила милостивое письмо от императрицы, но все еще тревожилась, ибо долгих семь лет прошло с той поры, как она покинула родину, и теперь надо было приложить много сил, чтобы вернуть былое расположение государыни.

Княгиня выбрала путь через Берлин, но раньше мы оказались в Лейпциге. Тут и развернулись события, которые круто изменили мою жизнь. В Лейпциге я заболела, горячка была так опасна, что в первые же дни я чуть не отдала богу душу. Княгиня очень обеспокоилась. Дни шли, а болезнь моя только усиливалась. Княгиня не могла задерживаться в Лейпциге долее, и она стала искать путей, чтобы дать мне спокойное выздоровленье.

К счастью, в Лейпциге жил в те поры близкий ее знакомый греческий священник и богослов Евгений Булгарис. Недавно он возглавлял патриаршию академию в Константинополе, а теперь преподавал курс богословия в Лейпциге.

Для меня это была счастливая встреча. Я сразу полюбила отца Евгения, его ум и доброта были для всех очевидны. Несмотря на то что княгиня Екатерина Романовна могла оставить меня в более аристократическом и богатом доме, она предпочла вручить заботы обо мне отцу Евгению. Жилище у него было скромное, но достаточно просторное, так что, наняв сиделку и оставив необходимые средства, княгиня смогла спокойно продолжить свой путь с твердыми надеждами на мое выздоровление.

«Оставляю тебя, дитя мое, ненадолго, — сказала она. — На обратном пути из Берлина ты догонишь нас в Кенигсберге. Отец Евгений позаботится о том».

Я была очень слаба и бросила на нее жалостный взгляд, который княгиня истолковала по-своему.

«Средств ты получишь достаточно. Да вот еще скрипка. Знаю, как ты любишь играть. Забавляйся, как поднимешься».

Поцеловав меня и побеседовав на прощанье с отцом Евгением, княгиня уехала в Берлин. Князь Павел погрозил мне пальцем и, смеясь, велел через две недели быть в Кенигсберге.

Но болезнь моя затянулась. То становилось лучше, то вдруг я падала в бездну, теряя сознание. Отец Евгений часто бывал у моей кровати. В дни просветленья он читал мне книги, причем не досаждал ученостью, а предпочитал книги сердечные, исповедальные.

Трижды приходили письма из Берлина, и трижды пришлось отвечать, что я не способна к поездке. Наконец пришло последнее письмо княгини, где она просила отца Евгения опекать меня до полного выздоровления, а потом лишь избрать способ возвращенья в Россию. Это письмо было направлено из Кенигсберга, оттуда до наших рубежей рукой подать.

Я мысленно простилась со всеми, кто был близок мне в этом долголетнем вояже, и собралась с силами, чтобы окончательно встать на ноги.

Дружба моя с отцом Евгением приняла к тому времени самые сердечные очертания. Нет слов, я была привязана к княгине, обожала ее, но всегда была напряжена в ее присутствии, всегда чувствовала над собой груз ее требовательного, сурового нрава. Отец Евгений обладал другой натурой. Мягкий и чуткий, он никогда не требовал ничего прямо, не назидал и добивался большего в воспитанье души, чем в упражненье рассудка. Он обращал мое вниманье на страдания сирых, на таящееся под маской добродетели зло, на несправедливость. Время, проведенное в доме Евгения, я вспоминаю как особенно светлое, хотя и большая его часть была омрачена тяжкой болезнью.

Но вот я здорова. Княгиня уже в России, она присылает письмо, в котором предлагает на выбор либо тотчас вернуться, либо пробыть под опекой до следующей весны. «Зима у нас прежестокая, — писала она, — у тебя есть резон укрепить свое здоровье в мягком климате, для чего вместе с отцом Евгением ты могла бы совершить поездку в один из южных краев, а я знаю, что отец Евгений такой вояж собирается совершить».

Я без колебаний приняла это предложение. Мне хотелось, но и страшно было возвращаться в Россию, откуда еще маленькой девочкой я уехала много лет назад. Что ждет меня там? Замужество, о котором, без сомнения, будет печься княгиня, жизнь в глухом имении или, напротив, в шумном Петербурге. И то и другое меня страшило, ибо все воспитание, которое я получила за эти годы, звало к более высокому предназначению. Я же знала, что такого предназначения у российской женщины нет, и тяжкая судьба княгини Екатерины Романовны не опроверженье, а подтверждение этого. Ведь мы знаем ныне, что, ввергнутая в государственные заботы, она потеряла личное счастье, разойдясь со всею родней, в том числе и любимым сыном, который не оправдал ее высоких надежд.

Итак, осенью 1782 года мы с отцом Евгением отправились в теплые края. Но этому предшествовал важный разговор.

«Дитя мое, — начал он, — часто во время бреда ты лепетала несвязные речи, из которых я понял, что тебя беспокоит тайна твоего рождения. Великий грех лишать человека знания своего древа. Конечно, не я тот садовник, который это древо может возродить перед тобой, но кое-какие ветви его мне, по случаю, известны. Было бы немилосердно с моей стороны скрывать то, что знаю. С другой стороны, знаний моих недостаточно, чтобы точно очертить искомое нами древо.

Однако послушай меня. Я не раз бывал в России то для участия в богословских диспутах, то для изучения древних бумаг, то для сбора пожертвований. В тот приезд я присутствовал при важных событиях. Сначала меня принимал государь Петр Федорович, человек распущенный, но добрый, а спустя совсем небольшое время в тех же покоях со мной говорила его супруга, но теперь уж царствующая императрица Екатерина.

С княгиней Екатериной Романовной у меня установились самые благодатные отношения. Жива, любопытна, учена, добродетельна, вот достойный пример не только женщинам, но и мужчинам. Дни для княгини были горячие. Государыня, восхожденью которой княгиня всячески содействовала, вдруг отдалила ее, приблизив Григория Орлова.

Я человек случайный, приезжий. Чуть ли не мне единственно могла доверять молодая княгиня заботы свои и волненья. Одна из таких забот была связана с судьбою ее сестры Елизаветы Воронцовой, состоявшей в близких отношениях с покойным государем Петром Федоровичем. Однажды в отчаянье, чуть не плача, она сделала мне признанье:

„Отец мой, не знаю, у кого просить совета и помощи. Все дело в том, что сестрица моя готова иметь ребенка от покойного государя. Вы понимаете, как это страшно. Лиза в растерянности, я в не меньшей. Что делать? Отказаться от родов, убить живую душу — это ведь грех, но и произвести на свет ее для страданий и очевидной погибели может быть грех не меньший. Как поступить?“

Я задумался и ответил:

„Нельзя ли совершить это втайне? Ребенка передать на воспитанье, не открывая истинного происхождения. Таким образом, не будет ни первого, ни второго греха. Во всяком случае, я готов содействовать исполнению этого плана“.

Княгиня согласилась, что ответ хорош, и обещала подумать. Шли дни, разговор не возобновлялся, и я со спутниками готовился к отъезду. В час прощанья княгиня попросила меня уединиться с ней. Держалась она отчужденно и высказалась твердо:

„Отец мой, я прошу вас забыть тот опрометчивый разговор. Сестра моя несносный человек. Оказалось, что она просто ошиблась, врачи не нашли у нее никаких признаков беременности, хотя она уверяла меня, что роды неизбежны. Прошу простить мою глупость, просто я поддалась отчаянью и безмерно вам благодарна, что вы тогда поддержали меня. Надеюсь, вы понимаете, какими последствиями могла обернуться эта история, будь она в самом деле правдива“.

Я откланялся и обещал ни одним словом не обмолвиться посторонним об этом разговоре. Как видишь, дитя мое, обещания этого я не сдержал, за что буду молить прощения у господа бога, равно как и просить благословенья твоей судьбе».

Высказав все это, отец Булгарис задумался.

«Вы связываете эту историю с тайной моего рождения?» — спросила я, дрожа от волнения.

«Дитя мое, не столько я, сколько один предмет», — ответил он и подошел к столу. На нем в черном футляре лежала скрипка, на которой я много играла все эти годы.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Он раскрыл футляр, вынул скрипку и поднес ее к окну.

«Замечательная скрипка, — сказал он, — работа Андреа Террачини. Но самое замечательное в ней то, что это скрипка покойного государя Петра Федоровича».

Я замерла не дыша, боясь пропустить слово.

«Я хорошо запомнил ее, — продолжал отец Булгарис. — В день приема у государя Петра Федоровича ему вдруг захотелось поиграть на скрипке. Он не церемонился, приказал принести скрипку и добрые полчаса исполнял композиции, в том числе и свои. Затем он пустил скрипку по рукам, заставляя восторгаться ей и вызывая на соревнование любого, кто может сыграть лучше. Я держал эту скрипку в руках, я рассматривал ее. Вот даже царапина сохранилась на деке. Потом эту скрипку я видел в доме княгини Екатерины Романовны, она намеревалась запрятать ее, а потом махнула рукой и велела запереть в шкаф.

Итак, это скрипка покойного императора, дитя мое, и скрипка эта с тобой».

Я молчала.

«Возможно, это случайность и цепь совпадений, — продолжал он, — но в твоем лице я узнаю черты государя».

«Так, значит, я его дочь?!» — воскликнула я в смятении.

«Будем осторожны, дитя мое, — ответил он. — Не стал бы посвящать тебя в это знанье, но, увы, не один я уже им обладаю. Ходят упорные слухи, что государь оставил после себя дочь. Ты это или другая, но тебе надобно знать обстоятельства, которые сопутствуют твоей жизни. Обольщаться не стоит, но и недооценивать положенья нельзя. Я, например, на днях получил такое письмо».

Он нацепил очки и достал из конверта бумагу.

«Уважаемый богослов, — прочитал он, — надобно вам знать, что та, которую вы укрываете в своем доме, особа не простая и для вас опасная. По ее рожденьи она была спрятана в лесном монастыре, охраняемом целым батальоном солдат. Тем не менее нашлись силы, которые сумели ее отбить и после кровопролитного сраженья запрятать в иное место. Ее путешествие в свите небезызвестной и опасной женщины имело целью внушить в разных странах важность ее происхожденья и надежды, связанные с ее предстоящим появленьем в одном государстве. Предупреждаем, что ваша простота и наивность могут привести к непредсказуемым последствиям, а посему советуем вам распроститься как можно скорее с вышеупомянутой особой.

Ваш слуга».

Это письмо встревожило и напугало меня, но отец Евгений заверил, что не собирается лишать меня своей опеки, как бы ни обстояло дело. Мне же пришлось рассказать ему то, что я выведала в Кукушкином доме, после чего он впал в еще большую задумчивость.

Наконец мы покинули Лейпциг и в сентябре 1782 года оказались в Вене. Тут, к своему удовольствию, я встретилась с леди Кенти, которая, как и обещала, путешествовала по Европе. Леди Кенти обладала большими связями и настаивала, чтобы я появлялась в домах у знакомых сановников. Мне это порядочно наскучило, и скоро я отказалась сопровождать леди Кенти в ее бесконечных визитах, тем более что отец Булгарис списался со своим старым знакомым митрополитом Арсением и назначил день отъезда в провинцию, которая называлась Венецианской Албанией.

Прощаясь, леди Кенти погрозила мне пальцем.

«Милая Нэтти, я все о вас знаю. Сколько бы ни скрывали свое прошлое, оно рано или поздно станет явным, и напрасно вы таитесь от лучших друзей. Поверьте, придут времена, когда вам понадобится их помощь».

Мы сердечно простились, и леди Кенти взяла с меня обещание известить ее о времени отъезда в Россию, ибо она давно мечтала посетить эту страну.

«Я поеду с вами и, надеюсь, Россия будет ко мне гостеприимна», — сказала она.

Надежда ее сбылась, но намного позже, чем ожидалось. Все задержалось по воле событий, которые произошли в черногорском городе Которе.

Митрополит Арсений принял нас очень сердечно. С отцом Евгением они тотчас углубились в изученье трактатов, а я часто отправлялась гулять в чудесные места, которые окружали этот небольшой уютный город.

Сопровождал меня митрополичий служка, скромный и молчаливый черногорец. Однажды больше знаками, чем речью, он сообщил, что со мной хотят говорить по важному делу и дело это касается тайны моего рождения. При этом служка поставил условие, чтобы отец Евгений о встрече не знал. Подумав, я согласилась. Служка привел меня в каменный дом на окраине города и попросил подождать. Скоро в комнату вошел пожилой, но крепкий еще человек. Он поклонился мне, приложив руку к груди.

«Я Марко Танович, госпожа, — произнес он. — Я черногорский канцлер и самый близкий друг правителя Черногории Стефана Малого, который иначе называть себя не велел, однако все мы знаем истинное его имя».

Я слушала человека внимательно.

«Стефан Малый, человек великий, почил, но великие люди бессмертны, и проходит их жизнь во многих обличьях. То же можно сказать и о тебе, госпожа, носящая одно из своих имен, но таящая истинное».

Я попросила его говорить яснее и прямо спросила, чего он желает от меня.

«Я выполняю волю своего повелителя, — проговорил Марко Танович, — и передаю тебе его завещание».

Он дал мне запечатанный конверт. Я раскрыла его и прочла:

«Любезная дочь, не спрашивай, как мои люди разыскали тебя, и не скрывай перед ними свое истинное лицо. Я, Стефан Малый, правитель Черногории, ухожу на покой до предначертанных сроков и вручаю тебе свое состоянье, которое ты употребишь, без сомнения, с пользой и во благо подданных наших, кои обитают в известных тебе государствах.

Всю жизнь мы старались принести людям пользу, и тебе желаем, будучи осведомлены о твоем благостном нраве. Оберегаем тебя от сомнений в том, что ты кровно связана с нами, и в том, что продолжишь наши усилья.

Прими наш дар без колебаний, распорядись им полезно и ожидай встречи с нами как единственно близкой и кровной частью твоей.

Писано в Брчели, генваря месяца на 23 день 1773 года».

Прочитав письмо, я сказала:

«Не вполне понимаю, о чем идет речь и за кого меня принимают».

Марко Танович улыбнулся печально.

«Госпожа, больше всех известно твое происхожденье тому, кто составил завещанье. Спасшись чудесным образом, он спас и тебя, когда тебя хотели умертвить в малолетстве. Вот что он велел передать». — Марко Танович протянул мне маленький бархатный кошелек. В нем лежал простой медный крестик.

«Что это?» — спросила я.

«Это крестик, который ты зажала в своей ручонке, когда он спасал тебя», — ответил Марко Танович.

Да, да! Я знала об этом крестике! Марья Почивалова рассказала о нем в Кукушкином доме. Я так цеплялась, когда меня отнимали, что крестик Маши остался в руке. Крестик твоей матери, Митя. Вот он, возьми его и храни, а я продолжаю рассказ.

Да что продолжать! Все уж почти рассказано. Незримые сети стянулись вокруг меня. Я отважилась принять дар моего спасителя, хоть случилось это не сразу. С того дня Марко Танович ловил любую минуту, чтобы говорить со мной. Я узнала всю историю Стефана Малого и даже ту ее часть, о которой не ведал никто, кроме Тановича. Марко Танович не тщился прямо уверить меня, что под именем Стефана Малого скрывался государь Петр Федорович, а я его незаконная дочь. Он только рассказывал. В глазах этого человека стоял неистовый свет веры, он твердил, что Стефан жив, что он в России и ожидает встречи со мной. Что я должна принять состояние, и употребляя его во благо ближних, ехать в Россию, где меня непременно найдут.

Голова моя закружилась. Через месяц пребывания в Которе я согласилась жить по завещанью. Не стану говорить, как и где получила я черногорский дар, но это было настоящее богатство, отбитое у турецкого паши.

«Теперь ты принцесса Черных Гор! — торжественно объявил Марко Танович. — Отправляйся в путь. Я же понесу свою долю и пойду по деревням, чтоб возвещать о скором возвращении нашего государя, обретшего дочь».

Нет, я не смогла, да и не захотела утаить всю историю от Булгариса. И слава богу. Пожалуй, если б не он, я бы наделала глупостей. Булгарис уберег меня от скорых шагов. Он списался с княгиней Дашковой и сумел продлить мое пребывание вне России, сославшись на мое пошатнувшееся здоровье.

«Забудь обо всем на время, дитя мое, — сказал отец Евгений, — груз слишком тяжел, надо к нему привыкнуть. Предайся пока скромной жизни, изученью наук и искусств, дабы обрести нужную тебе силу».

Мне хорошо было с ним, но, увы, предстояла разлука. Государыня-императрица, славная тем, что привечала достойных мыслителей, пригласила Булгариса в Россию. Тот согласился, но отсоветовал мне ехать с ним, ибо молва о моем происхождении уже коснулась его персоны и вместе с ней могла проникнуть в Россию и дойти до слуха императрицы.

«Тебе надобно затаиться, дитя мое, — сказал он. — Пусть минет время, там видно будет. Ты нынче крепка, разумна, найми дом в тихом месте, размышляй и молись. Я найду тебе верных людей и буду слать известия из России».

Так я и поступила. Прожила уединенно три года, составив себе круг друзей и сподвижников и проводя время в осознанье своей судьбы. Я уж не мучилась сомненьем. Дочь ли я самого государя или правителя Черногории, но предназначенье мое состояло в том, чтобы нести благо людям.

И вот я в России. Княгиню Екатерину Романовну по приезде мне видеть не удалось. Когда я направилась в дарованное ей имение Круглое, она внезапно отъехала в Петербург по неотложным делам Академии, оставив мне ласковое письмо с приглашением проведать ее на обратной дороге.

Я отправилась в Малороссию к отцу Евгению. Служба его в Петербурге не удалась, он слишком вольно высказывался, что пришлось не по вкусу императрице. Она удалила его в Херсонскую епархию, заказав написать труд об упадке Оттоманской империи и освоении новых земель.

В Киеве мне повезло. Старый приятель мой князь Павел Дашков пребывал теперь в должности адъютанта князя Потемкина. Он мне устроил дорогу, снабдив даже чистыми бланками с подписью князя. Отец Евгений посоветовал мне осмотреть Тавриду, так что вышло целое путешествие. Это первое мое странствие по русским краям, но я хочу объехать всю землю, узнать ее горе и радость, понять нужды людей.

Ты, Митя, верно пиши, лишнего не прибавляй, история моя забавна, и, что из нее получится, неизвестно. Возьми же сей крест, он твой по праву. Видишь, как складно устроена жизнь? Двадцать лет странствовала, чтобы вернуться к тебе. Как приедем в смоленское, к матери сходим. Славная была женщина.

А вы, Петр Иванович, не грустите. Я нынче открылась вам и почему-то знаю, что вы мне друг. И дело не в том, что издавна связаны, а просто чувствую близкую душу. Ведь я богата, но все же одинока, и многие льнут к моему достатку, не понимая, что деньги-то не мои, а дадены в руки, чтоб обернуться добром для людей. Давайте же вместе об этом стараться, глядишь, и выйдет у нас хорошее дело…

Так говорила она, глядя горячим своим черным взором и не ведая, что тучи собираются над ее головой.

Ночь

Ночью я внезапно услышал голос: «Болван! Говорил, что болван!» Я вскочил с бьющимся сердцем. Этот голос вышел из сна, оттуда же выглянуло мертвенно-бледное лицо с нарумяненными щеками. Струнский! Тот человек на Агармыше, который, сидя ко мне спиной, приказывал Кара-Вазиру следить за нами, был Струнский! Сомнений нет! Тот самый голос. И спина, неуловимая поводка плеча, подергивание, что ли…

Я огляделся. За окном стояла черная южная ночь, только звезды слабо светили, месяц еще не народился. За стеной в соседней комнате спал Петр Иванович. Первой мыслью было пойти к нему, разбудить и все рассказать. Но я удержался. Лучше потерпеть до утра. Я снова лег и стал думать. Струнский. Человек с первого взгляда мне неприятный. И вот оказывается, что он руководит какими-то темными людьми. Ясно одно, этого человека надо беречься, он замышляет что-то нехорошее.

Заснуть я не мог. Струнский, Струнский, Кара-Вазир. Что им нужно? Я встал, оделся и вышел из дома. Стрекотали ночные насекомые, легко вздыхало море, светились огоньки на яхте, ночь была тепла и благоуханна.

Я безотчетно двинулся в ту сторону, где квартировал Струнский и его слуги. Подобравшись к домику, я увидел в нем свет. Осторожно ступая, я приблизился настолько, что мог приложить ухо к стене рядом с окном, оставаясь скрытым в кустах.

В доме говорили. Невнятно слышались два мужских голоса, один, несомненно, принадлежал Струнскому. Я напряг слух, но ничего, кроме отдельных слов, различить не мог. Я двинулся вдоль стены дома, обогнул угол, и голоса усилились, с этой стороны было распахнуто окно. Говорил Струнский:

— Да смотри не спутай каюты. Если паче чаяния она вздумает вернуться, сразу поймешь, она спит со свечой. В каюту самой не суйся, тут тебя и прихлопнут. Только к леди! Письмо скорей всего на столе в шкатулке либо на полке в книгах. Ищи осторожно, предметов с места не двигай, и помни, у нас всего два часа. Найдешь письмо, принесешь ко мне, а потом обратно. Положишь так, чтоб она не заметила.

Собеседник прокашлялся и глухо спросил:

— А если нет?

— Чего нет?

— Никакого письма?

— Болван! — Струнский повысил голос. — Говорю тебе, что сегодня писала, я точно знаю! Иди, исполняй!

Тетрадь в сафьяновом переплете

Человек направился к выходу. Я метнулся к углу и увидел, как темная тень скользнула по направлению к морю. Я тихо пошел следом. Размышлять было некогда, единственное, что мог я сделать, это не выпускать человека из вида.

Через малое время мы были у воды. Человек разделся и с легким всплеском исчез в море. Что же я мог сделать? Ясно, что Струнскому надо прочитать письмо, которое написала леди Кенти. Но как воспрепятствовать этому? Можно поднять шум. Но что-то удерживало меня от этого шага, что-то направляло действовать тихо и незаметно.

Время шло, а я ничего не мог придумать. Позвать Петра Ивановича я бы не успел, да и вряд ли он сноровист в таких делах. Когда послышались тихие всплески плывущего человека, я бросился к его одежде и перенес ее на несколько шагов вдаль. Действовал я безотчетно, хотя и понимал, что, не найдя в темноте одежды, человек растеряется.

Вот он появился из воды, вышел на берег, застыл в недоумении. Некоторое время он стоял неподвижно, потом двинулся в мою сторону. Сжавшись, я прятался за большим камнем. Он подошел к нему, снова остановился. Я слышал его прерывистое дыхание. Еще два шага, и он наткнется на меня. Я осторожно выглянул. Он стоял у камня, держа в руке что-то белое. Письмо! Мне стоило протянуть руку, и я мог выхватить у него бумагу. Но на это смелости у меня не хватило.

Я всегда считал себя удачливым человеком, но в этот раз мне особенно повезло. Он сделал шаг в сторону, вскрикнул, вероятно наступив на что-то острое, споткнулся и упал на гальку. Бумага вылетела из его вскинувшейся руки и, порхнув, легла на верхушку глыбы, за которой я хоронился.

Чертыхаясь, он встал и принялся разыскивать письмо. С каждым мгновением он ругался все громче. Встав на четвереньки, он начал ползать по гальке, разыскивая письмо.

Я протянул руку, осторожно снял бумагу с камня и, держась так, чтобы камень скрывал меня от его взгляда, стал отступать в темноту. Еще несколько движений, и вот я уже в кустах. Тут, уже не таясь, я выскользнул на каменистый взгорок и дал стрекача.

Вот и вся занятная история, в исходе которой мне досталось весьма важное послание леди Кенти. Вернее, не столько мне, сколько Петру Ивановичу, которого я разбудил сразу, как только достиг нашего жилища.

О важности бумаги вы можете судить сами:

«Сир,

это мое второе посланье с дороги. Как всегда, я отправлю его с верным человеком в Петербург, а там вы получите его дипломатической почтой. Учитывая ненадежность нашей связи, я попробую направить вам дубликат, но уже через посольство в Стамбуле, ибо туда изредка направляются торговые корабли.

Особа, на которую мы затратили столько сил, находится сейчас близ Судака на землях, где она собирается устроить что-то вроде колонии. Миссия моя очень сложна. Еще в Париже я уверяла вас, сир, что осуществить наш план чрезвычайно трудно. Я и там старалась внушить ей мысль о высоком ее происхождении с тем, чтобы в здешних местах она объявила свое имя и подняла возмущение, столь выгодное как нам, так и правительству Порты.

Боюсь, правда, мы переоцениваем и ее и свои возможности. Край этот малолюден, наводнен русскими полками, и добиться здесь военных успехов не представляется возможным. Единственный путь состоит в привлечении регулярной армии на сторону нашей подопечной. Однако это может произойти только в том случае, если она публично откроет свое имя и призовет войска под свою руку. Русские могут восстать только под знаменем „новой царицы“, в данном случае прямой наследницы покойного государя, иной способ возмущения, если это не простой бунт, для них немыслим.

Однако все мои попытки подвигнуть ее на это покуда безуспешны. Она действует осторожно, осмотрительно и занята больше благотворительностью, чем снисканием славы и почестей.

По части истинного ее происхождения ничего нового узнать не удалось, и ваше предположение, что она вовсе не дочь императора и не дочь черногорского авантюриста, остается неподтвержденным. Однако доподлинно мне известно, что богатства свои она получила из Черной Горы, но как это произошло, я не знаю. Кстати, невдалеке тут тоже есть местечко, называемое Карадаг, Черная Гора, но это всего лишь совпадение и не имеет ни малейшего отношения к избранному нашей подопечной псевдониму.

Местность, которую наша особа собирается купить для своих легкомысленных опытов, принадлежит весьма опасному человеку Струнскому. Я бы хотела получить сведения о нем. Подозреваю, что это не только богатый самодур, но и прямой агент императрицы. Боюсь, он многое знает или догадывается, но ведет себя уклончиво и неопределенно.

Сир! Вы поступили неосмотрительно, не снабдив меня шифром. Я испытываю затруднения, открыто занося мои мысли на бумагу. В противном случае я могла бы воспользоваться обыкновенной почтой, учтите это на будущее.

Еще одна трудность состоит в том, что я испытываю определенные симпатии к своей партнерше. Нелегко играть двойную игру, к тому же натура ее, как я уверяла вас, вряд ли соответствует нашим надеждам. Она мягка, мечтательна, слишком добра. Она окружает себя столь же мягкими и расплывчатыми людьми, как, например, граф Осоргин. Простой люд ее любит, это наш козырь. Но как заставить ее действовать более решительно? Тогда бы за ней ринулись все, кто недоволен правлением нынешней государыни, а таких множество.

Сир! Соблюдая осторожность, я буду продолжать исполнение своей миссии, однако вряд ли можно рассчитывать на успехи в ближайшее время, хотя и промедление очень опасно, ибо вояж наш уже находится под пристальным наблюденьем властей, которые, к счастью, не очень здесь расторопны.

Ждите новых известий.

По-прежнему преданная вам, К.».

Письмо было написано мудреным способом, сразу на трех языках, немецком, французском и итальянском, вперемешку, но Петр Иванович, отлично владевший всеми тремя, сумел его к утру разобрать.

Накануне

Что же происходило в поселке? Парадизи название генуэзское, оно означает рай. И вправду, местечко райское, но со времен генуэзцев здесь осталось лишь несколько развалившихся строений. Выбор места, для того чтобы основать процветающее поселение, был очень удачен, но удача зависит не только от расположенья.

К этому дню накануне именинного бала в Парадизи, или Новом Свете, как называла госпожа Черногорская, собралось не меньше сотни народу, я не беру в расчет свиту и команду яхты, а также немногочисленных гостей вроде нас или леди Кенти.

Стекались сюда в основном люди простые, вроде тех, о которых я уже упоминал. Беглый каторжник Матвей, умелец Артамонов, крепостные Янка с Акулькой. Были тут малороссийские однодворцы, казаки из степей, солдаты, покинувшие царскую службу, и прочий люд с самым разным, а то и неопределенным занятьем.

Но настроенье у всех было сходное. Казаки распевали:

Гей, царица Катерина, що ты нароб и ла?

Степь широкий, край веселый панам раздарила.

Гей, царица Катерина, змилуйся над нами,

Видай землю, край веселый с темными гаями!

Тетрадь в сафьяновом переплете

В поселке уже велись кое-какие работы, но большая часть людей слонялась без дела, собираясь в кучки и ведя ожесточенные споры. Время от времени они шли к своей избавительнице, предлагая то один отчаянный план, то другой.

Самыми беспокойными были казаки. Все они явились при оружии и каждодневно выказывали готовность ринуться в бой. Благо вокруг еще не было богатых поместий, только местные деревеньки да квартиры армейских полков.

Один матрос обещал богатую добычу, если заняться морским разбоем.

— Да кого же ты будешь грабить? — спокойно спросила госпожа Черногорская. — В здешних водах лишь русский флот.

— Через пролив к Архипелагу идти! — выкрикивал матрос. — Там и французы, и турки плавают!

— А лучше вдарить по Кафе, флаг свой поднять! — настаивали воинственные казаки.

Народ был, конечно, буйный, но простодушный, доверчивый. Стоило госпоже Черногорской спокойно и мягко разъяснить им свои планы устройства мирной и справедливой жизни, как они тотчас соглашались, кивали головами и расходились, кто строить дома, кто вырубать штольню в скале.

Госпожу Черногорскую они называли не иначе как «матушка-государыня». Это чрезвычайно смущало ее и повергало в глубокую задумчивость.

— Как мне выйти из этого положения? — спрашивала она вслух.

В канун именинного бала Петр Иванович провел много времени в обществе госпожи Черногорской. Я успел заметить, что и леди Кенти, и Струнский выглядели озабоченными, что касается до первых, то они все время старались уединиться.

На этот раз меня близко не подзывали, и я бродил в отдаленье, как и верный Станко, который несколько раз подмигнул мне со смешливым видом.

Разговор у графа с Анастасией был волнующий и горячий. Иногда они замолкали с раскрасневшимися лицами, а то вдруг пускались в бурные объясненья, взмахивая руками. Иногда доносились обрывки фраз:

— Ах, Настя, да уедем, и всё!

— Но, Петр Иванович, вы же сами…

Так они толковали не менее двух часов. Когда они расставались, их лица горели ожесточением.

— Она ничего не понимает! — бормотал Петр Иванович. — Боже, она погубит себя!

Я не осмелился спрашивать, как он поступил с письмом, но, полагаю, действия его были достойны.

— Нет, как же быть? — восклицал Петр Иванович и становился все мрачней и мрачней.

Выглядел мрачным и Струнский. Его люди готовили площадку для именинного бала. Было объявлено, что завтра он выставит две бочки вина и устроит фейерверк, для чего вбивались в землю шесты и протягивались канаты, на которых развешивали заряды.

Леди Кенти не показывалась. Вообще в этот день на всех напало какое-то уныние, даже песни, которые распевали казаки, были заунывными и печальными. В довершение ко всему стала портиться погода.

Ко мне подошел Матвей и положил на плечо тяжелую руку.

— Не тоскуй, баринок. Пойдем-ка, я Миньку тебе покажу.

Минька и был тот мальчик, которого подобрала госпожа Черногорская в надежде выучить его на художника. Пока же Минька сооружал из маленьких камешков подобие замка.

— Ну чо, годится? — спросил он.

— Годится, — ответил я.

— Дура, — буркнул Минька и ногой развалил замок. — Не годится! Вот как пойду в ученье, такую домину построю! — И, подумав, добавил: — Все будем жить.

Минька мне понравился, хотя и был задирист. Я подумал, может, из него и впрямь что-то выйдет, в глазах у Миньки светились природный ум и живость.

Под вечер мне стало совсем грустно. Петр Иванович пошел объясняться в шатер, а я сидел на берегу моря, сжимая в руке крестик и с внезапной горькой силой думая о своем сиротстве.

Погода совсем испортилась. Похолодало, небо затянуло серыми тучами, и белые барашки вздымались над неспокойной поверхностью вод.

Ночью мне приснился отец, которого я никогда не видел.

«Именинный бал»

Утром стало известно, что леди Кенти покинула Новый Свет. Это произошло после ее объяснения с госпожой Черногорской. Я только видел, как, закутавшись в плащ, она поспешно садилась в шлюпку.

В бухту по бурной воде вошел пакетбот «Геркулес», нанятый для перевозки леса и камня. Малые суда принялись за разгрузку. Сильно задуло с моря, трепетали на ветру полотнища разноцветных флагов, вывешенных Струнским в честь своих именин. Площадка для высоких персон, выстроенная против моря, была увита купами майских роз. Розы в здешних местах удивительно красивы. Особенно хороши кремовые огромные цветы, иные из которых достигают размеров с голову. Замечательны также пунцовые вьющиеся, целые лавы которых сплошь покрывают высокие кусты.

Увы, гостей на именинах оказалось немного. Госпожа Черногорская, граф Осоргин, Струнский да неизвестно откуда появившийся толстяк Курячин. От него по-прежнему пахло жженым пером, и он все так же покряхтывал, приговаривая: «Охти, господи».

— Ах, жаль, отбыла миледи! — воскликнул Струнский. — Да как же это случилось?

— Неотложное дело, — объяснила госпожа Черногорская.

— Стоило ли морем? — тревожно спрашивал Струнский. — Ведь неспокойно.

— Ее доставят опытные моряки, — заверила госпожа Черногорская.

— Ах, жаль! — приговаривал Струнский, всматриваясь в лицо госпожи Черногорской. Без сомнения, он почувствовал связь между ночным своим предприятием и неожиданным отъездом миледи.

В полдень открыли бочки с вином, и новосветский народ вольготно расположился вокруг деревянных столов, заваленных жареной рыбой, кругами сыра и караваями.

— Люблю угощать! — говорил Струнский. — Помнится, шляпный бал длился у меня неделю. А про бал самого легкого платья не слыхали? Графиня Нелединская получила главный приз, золотую Гекату с бриллиантами и сапфирами. Так верите ли, платье ее умещалось горсткой в ладони. Черт его знает, где производят такую ткань!

— Сегодня вам будет скучно, — сказала госпожа Черногорская.

— Нет! — воскликнул Струнский и ущипнул Курячина. — Сегодня лучший бал в моей жизни!

— А почему вы щиплетесь? — внезапно спросила госпожа Черногорская. — Ведь это больно.

— Я? — Струнский сделал удивленные глаза. — Помилуйте! Кого я щипал? Тебя, что ли, Мафусаил Селиверстыч?

— Нет-с! — пискнул Курячин.

— Да! — продолжал Струнский. — Вам не придется скучать, уверяю. Конечно, балюстрадка сия не эрмитаж, но у меня фейерверки, сюрпризы, да и купчую я приготовил. — Он помахал бумажным листом.

— Вот это к спеху, — сказала госпожа Черногорская.

— А что до щипков, — внезапно сказал Струнский, — так я плачу. Так ведь, Мафусаил Селиверстыч? — он обратился к Курячину. — Плачу я тебе или нет?

Курячин с несчастным видом вытащил грязный платок и вытер вспотевший лоб.

— Но это… — Госпожа Черногорская не нашлась, что сказать, и пожала плечами.

— Каждый веселится по-своему, — заявил Струнский, — вот вы денежки раздаете налево и направо, когда надо и не надо, а я плачу! За труд, можно сказать, за терпение боли! Так, что ли, Мафусаил Селиверстыч?

Курячин снова вытащил платок и крякнул.

— Сколько ж вы ему платите? — спросила госпожа Черногорская.

— Червонец щипок. Согласитесь, немало. Как предъявит синяк, я ему тотчас империал на ладошку.

— Печально, — произнесла госпожа Черногорская. — Господин Курячин, вы так бедны, что согласны терпеть униженье?

— Да, не богат, не богат, матушка, — пробормотал несчастный Курячин.

— Я вас выручу, — сказала госпожа Черногорская. — Тут было справедливо замечено, что я люблю раздавать налево и направо. Вы от меня направо сидите, так сколько нужно, чтобы вы отказались от этой постыдной роли?

Курячин молчал и только тер лоб платком.

— Говори! — закричал Струнский. — Шанс выпадает, проси десять тысяч, как граф Петр Иваныч!

— Что? — Осоргин приподнялся.

— Да вы не беспокойтесь, голубчик, всем уж известно, что вы у принцессы денег просили.

— Это вас не касается! — отрезал Осоргин.

— Как не касается! Милый, любезный! Да меня все касается в этих краях! Вы полагаете, я потерплю безобразий? Чтоб нападали разбойники да грабили почтенных людей? Да выкупа брали? Нет, я такого не потерплю. Эй, эфенди!

Тотчас, к нашему изумлению, словно из-под земли вырос главарь шайки, которая захватила нас в Феодосии.

— Как смел ты грабить почтенного человека? — строго спросил Струнский. — Да знаешь ли ты, что я могу сделать за это? Немедленно клади на стол золотые!

Эфенди, пыхтя, извлек из своих необъятных одежд увесистый мешок и брякнул его на помост.

— Это ваш подчиненный? — спросила госпожа Черногорская с нехорошей улыбкой.

— Здесь все подчиняются мне, — важно произнес Струнский.

— Может, и тот разбойник, который выспрашивал нас в горах? — спросил Осоргин.

— А как же! — сказал Струнский. — Эй, Кара-Вазир, покажись перед наши очи!

Невесть откуда явился Кара-Вазир, а за ним его угрюмые люди. Надо признать, что представление, которое разворачивалось перед нами, было устроено довольно ловко. Теперь площадку со всех сторон обступили зловещие фигуры, обвешанные пистолетами и кинжалами. Стоявший в то время у ближней сосны Станко не сдвинулся с места, равнодушно наблюдая за происходящим. Еще дальше, ближе к горе, веселились новосветские поселенцы, оттуда доносились громкие возгласы и песнопения.

— Забавные у вас слуги, — совершенно спокойно сказала госпожа Черногорская.

— Отличный люд! — воскликнул Струнский. — Но, однако, пора угощаться!

Принесли огромные блюда со всевозможными яствами, среди которых выделялись жареные фазаны и свежеприготовленная форель. На столе возникли вазы с фруктами и сосуды разнообразных вин.

— Господа! — провозгласил Струнский. — В сей благостный день за этим скромным столом я имею прочесть вам вторую часть моего сочинения на случай грядущего приезда матушки-государыни!

Он встал и принял точно такую же позу, как в своем кременчугском имении. Курячин уныло подвинул к нему грузное тело. Струнский вынул тончайший и белейший платок, вытер рот и взвыл:

Совместница богов, кумир земных царей.

Рожденна среди куп и алтарей,

Котора россам днесь блаженство изливает,

О ты, в ком божество все узнавают,

Монархиня, прими усердну песнь мою,

Устами чистыми хвалу тебе пою!

Платок проследовал к его глазам и промокнул изрядную слезу.

— Не могу, — всхлипнул он, — Мафусаил, отсядь, что ты ко мне валишься! Сказано было, не унижайся!

— Однако, быть может, подписать купчую? — в нетерпении спросила госпожа Черногорская.

— А как же! — воскликнул Струнский и, выхватив из кармана бумагу, картинно протянул ее госпоже Черногорской. — Вот она!

Та углубилась в чтение. На лице ее выразилось удивление.

— Что это? — спросила она.

— Купчая! — сказал Струнский.

— Изволите шутить, сударь.

— Да какие уж шутки. Купчая есть купчая, там все условия точно сказаны.

— Полюбуйтесь, граф, — сказала госпожа Черногорская, передавая бумагу Осоргину.

— Что граф, — сказал Струнский, — чем ему любоваться? Да вот пусть господин Курячин рассудит, я для того его и зазвал. Мафусаил Селиверстыч Курячин в губернском суде состоит, ему ли не судить?

Обстановка явственно накалялась. Разбойники Струнского сгрудились вокруг помоста, но Станко по-прежнему спокойно стоял у сосны.

— Слушай, господин судья, такую историю, — толковал Струнский с разгоревшимся лицом. — Дева, перед тобой которая восседает, скажу по-простому, есть незаконная дочь покойного государя Петра Федоровича. Заметь, господин судья, незаконная! А стало быть, находящаяся вне закона. Какие, ты спросишь, к тому доказательства? А вот я свидетель перед тобой. Ровнехонько двадцать два года назад зван я был к лицу высокому, государственному. Был я тогда еще молод, удал. Так вот, лицо, высоченное, скажу я тебе, лицо, мне говорит: «Хочешь сослужить службу государыне?» Без размышленья хочу. «Дело, брат, в том, что Воронцова, покойника полюбовница, тайно младенца родила. Государыня об этом не знает, и незачем ей знать. Это мы должны беспокоиться. Возьми людей и привези младенца. Мы должны его боронить от злого умысла, беречь царскую кровь. С богом». Отправился я в глухие леса, где младенец был спрятан, собрался везти, да что же вышло? Выскочила из леса шайка злодеев, отбила младенца и увезла невесть куда. Теперь спрошу я тебя, господин судья, случилась бы схватка из-за простой девчонки?

— Уж нет, — отвечал Курячин.

— Ага! Вот и я смекаю. А дальше больше. Девчонка бежит за межу, живет королевой. Простые живут королевами, спрошу я тебя, господин судья? Простые держат в банках у Берка и Форстера золото в слитках? Покупают яхты, швыряют ли тысячи на выкуп стороннему человеку?

Курячин тяжело вздохнул.

— То-то, Мафусаил. А ты защищать собрался. Да уж и прочие есть доказательства, что перед нами царская дочь. А вольно ли царской-то дочери жить без двора, без правил, порхать мотыльком по Европам? Отвечай, господин судья.

— Не вольно, — промямлил Курячин.

— То-то. Царских детей надо беречь, даже если они вне закона. А кто же сбережет, как не мы, слуги матушки-государыни? Матушка милостива, добра, зачем от нее бежать? Зачем притворяться невесть кем? Зачем покупать у меня, слуги государыни, землицы кусок? Сама пожалует. И просить не надо! Я к тому говорю, неужель нет резона госпоже Черногорской явиться перед светлы государыни очи, ручку поцеловать, прощения испросить за долгое небрежение да жить в Петербурге или Москве, уж государыня изберет, уповая на милость ее да разум?

— Как же, как же, — тяжко высказал Курячин.

— Вот я к тому и веду, — продолжал Струнский, — тому и способствую. Могу и сам проводить.

— А вам известна история несчастного Иоанна Антоновича? — спокойно спросила госпожа Черногорская.

— Как же, как же! — подобно Курячину, воскликнул Струнский.

— И вы хотите, чтоб я кончила свои дни в Шлиссельбургской крепости? Да вот еще княжна Тараканова, та в Петропавловской померла.

— Бог с вами! — закричал Струнский. — Матушка-государыня тут при чем? То все злодеи! Злодеи Ивашку и самозванку со свету сжили, а матушка к ним благоволила!

— Что рассуждать! — вступил в разговор Осоргин, прочитавший бумагу Струнского. — Ведь вы не хотите, чтобы госпожа Черногорская явилась с объяснениями в Петербург, вы требуете всего ее состояния.

— Каюсь! — Струнский картинно склонил голову. — Я подозревал, что госпоже Черногорской не захочется ехать в унылый северный край, она ведь к пальмам привыкла. Да и чего я прошу, всего-то лишь векселя к Берку и Форстеру, на остальное не покушаюсь. Полагаю, еще кое-где немало припрятано.

— На какую сумму вы требуете векселей взамен моей свободы? — спросила госпожа Черногорская.

— На всю. По моим сведениям там больше двух миллионов фунтов.

— А губа у вас не дура, — сказал Осоргин.

— А если я откажусь? — спросила госпожа Черногорская.

— Придется нам вместе направиться в Петербург.

— С помощью этой кучки разбойников, в то время как под моей рукой в пять раз больше, да еще отменных, воинов, вы собираетесь принудить меня отправиться в Петербург?

— Бог с вами, прелестница! — Струнский замахал руками. — Какие разбойники? У меня батальон солдат да еще с орудьями!

— Где же ваш батальон? — спросила госпожа Черногорская.

— А вы взгляните в сторону Куш-Кая на горный путь. Видите темные массы? Это солдаты устанавливают батареи. Чудная вещь мортиры. Согласитесь, десятком залпов можно потопить ваш флот. А теперь обратитесь в другую сторону. Там тоже солдаты. Генерал Небольцын любезно предоставил мне право воспользоваться его войсками. Еще эскадрон драгунов при нас. Бухта окружена, вырваться невозможно. Стоит мне взмахнуть белым платком, вот этим самым, как батареи начнут обстрел, а солдаты пойдут в атаку. Ну что им горстка ваших храбрецов? Одних солдат у меня четыреста человек.

— Вы негодяй! — воскликнул граф Осоргин.

— Каюсь, каюсь! — согласился Струнский.

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Как же вы полагаете мой отъезд, если я соглашусь на ваши условия? — спросила госпожа Черногорская. — Наверное, вы имеете указанья пленить меня.

— Ни боже мой! — отвечал Струнский. — Когда б указанье, то никакой торговли. Покуда на вас распоряжения нет, хотя, полагаю, вот-вот поступит. Просто я объяснил генералу Небольцыну, что на моей земле поселились беглые каторжники, каковых и предложил полонить.

— Значит, я подписываю векселя, сажусь на корабль и отбываю?

Тетрадь в сафьяновом переплете

— Именно! — воскликнул Струнский.

— Но, вернувшись в Европу, я могу аннулировать векселя.

— Не поспеете. У меня все продумано, мой агент будет раньше вас.

— Какой негодяй! — пробормотал Осоргин.

— А если я отпишу на имя императрицы обо всей этой истории? — спросила госпожа Черногорская.

— Не поверит. — Струнский вздохнул. — Столько уж пишут. И к тому же вам лучше скрыться, чем вступать в публичные объясненья. Сами ведь помянули о княжне Таракановой.

— А вам не приходит в голову, что вы могли ополчиться на человека ни в чем не повинного, не имеющего никакого отношения к высоким родам? — спросила госпожа Черногорская.

— Ни-ни, — отвечал Струнский. — Тут никаких сомнений, сударыня. Именно за вами я охотился двадцать лет назад. И доказать вам простое происхождение никак невозможно. В крайнем случае, вас признают самозванкой, а это ничуть не лучше. Так что подумайте и подпишите мою купчую. Не земли, жизнь покупаете.

— Значит, стоит махнуть вам белым платком… — произнесла госпожа Черногорская.

— Увы! — Струнский картинно вздохнул.

— Убедительная вещь мортира! — Госпожа Черногорская взглянула в сторону Куш-Кая.

— Да, да, — подтвердил Струнский, — навесной огонь.

— А вам известно современное оружие вроде штуцера или карабина? — спросила госпожа Черногорская.

— У нас это редкость, — ответил Струнский, — а почему вы спрашиваете?

— Да потому, что штуцер в отличие от фузеи бьет далеко и точно, шагов на триста без промаха.

— И у вас есть такой штуцер? — осторожно спросил Струнский.

— О да! Не только у меня, но и у графа. Правда, граф не любитель стрелять, и его превосходный английский карабин лежит без дела. Зато если подобная штука есть у моего человека, то она уж непременно при деле.

— Поясните намек, — еще осторожнее проговорил Струнский.

— Дело в том, сударь, — сказала госпожа Черногорская, — что ваша голова под прицелом. Не оглядывайтесь, вы под прицелом с разных сторон, а стрелков все равно не обнаружите. Поверьте мне, эти стрелки не промахнутся. Ваш платок белый, а у меня, взгляните, красный. Стоит мне им взмахнуть, как вас, без сомнения, продырявят. Но это не все.

Она приподнялась и сделала знак. К площадке подошел Митрофан Артамонов.

— Взгляните, — сказала госпожа Черногорская, — это тот, кого вы обозвали мошенником. Однако он не мошенник, а очень способный человек. — Она обернулась к Осоргину. — Вы, граф, подсказали мне своевременную мысль насчет адской бомбы. Вы оказались правы, Митрофан может выдумать и ее. Сударь, — она вновь обратилась к Струнскому, — вы человек коварный, мы подозревали это и приняли некоторые меры осторожности, хотя признаюсь, что такого коварства и даже низости я не ожидала. Вы приготовили фейерверк, но и мы постарались о том же. Взгляните в сторону ваших мортир. Обратите внимание, что над ними нависает кусок скалы. Под этим куском расположен заряд, который может быть взорван тем же способом, каким продырявлена ваша умная голова, то есть выстрелом из штуцера. Все ваши пушки и десятки человеческих жизней могут быть погребены под обвалом. Я уж не говорю о том, что дорога для прочих солдат будет перекрыта грудой обломков. Вы доверяете моему сообщению?

— Не вполне, — пробормотал Струнский, бросая по сторонам беспокойные взгляды.

— В таком случае, я могу представить вам первые доказательства.

Она извлекла небольшой красный платок, повесила его на горлышко кувшина и отняла руку. В то же мгновение раздался дальний выстрел, и глиняный кувшин разлетелся вдребезги, разбросав по столу потоки вина. Струнский побледнел.

— Советую вам не двигаться, — сказала госпожа Черногорская.

Тотчас, словно вспугнутая одиноким выстрелом, вокруг затрещала разноцветная сумятица фейерверка. Радостно закричали веселые новосветовцы.

— Сударь, — сказала госпожа Черногорская, — вы останетесь на месте. Сейчас мои люди погрузятся на корабль, и мы покинем сей благодатный, но, увы, не принявший нас край. Я щажу вашу жизнь, и жизни ни в чем не повинных солдат. То же касалось и леди Кенти, сумевшей войти в мое доверие, но с целью, увы, самой низкой. Кстати, если бы вам довелось прочитать ее письмо, за которым вы охотились, вы, может быть, взглянули бы на меня иными глазами. Сударь, вы живете корыстно и мелко. Вы несчастливый человек, нельзя довольствоваться тем, что безнаказанно щиплешь ближнего. А теперь в дорогу.

— Э нет! — внезапно произнес Осоргин. — Прежде чем господин Струнский покинет нас, я хотел бы с ним рассчитаться!

Он подошел к Струнскому, смерил его долгим взглядом и внезапно отпустил звонкую пощечину.

— Что?! — завопил тот, отступая на шаг. — Меня истязают? Молокосос!

— Я вызываю вас на дуэль, — твердо сказал Осоргин.

— Где и когда? — яростно спросил Струнский.

— Здесь и сейчас, — ответил граф.

— Трус! — закричал Струнский. — Тебе не угодно стреляться со мной в Петербурге? Ты хочешь подло меня убить?

— Дуэль будет честной, — сказал Осоргин, — порукой тому — слово госпожи Черногорской.

— Ах, граф Петр Иваныч, — нервно произнесла госпожа Черногорская, — какие нынче дуэли? Это вовсе не к спеху.

— И тем не менее я прошу вас помочь рассчитаться с этим негодяем, — сказал Осоргин, — это дело чести. В первую очередь он оскорбил вас, но и мое достоинство немало задето.

— Недоумок! — процедил Струнский. — Я охотно отправлю тебя на тот свет!

— Как мне это не по душе, — сказала госпожа Черногорская. — Петр Иванович, представьте, что вы уложите Струнского. В Петербурге это почтут за убийство. Кто меня оправдает?

— Страшитесь? — усмехнулся Струнский. — Матушка-государыня даст вам жару! Грызть вам обоим в кутузке железные прутья!

— Стреляться! Немедля стреляться! — багровея лицом, закричал Осоргин. — На десяти шагах!

— Однако, — вступила госпожа Черногорская, — уж ежели вам стреляться, то прежде следует совершить маленькую процедуру. Вам, господин Струнский, придется послать записку к солдатам. Придумайте что-нибудь незатейливое. Должны же они понять эту сцену и не открывать стрельбы.

— Ах, бестия!.. — пробормотал Струнский.

Выхода у него, впрочем, не было. Рукой Струнского было начертано короткое послание, я его прочитал, ибо стоял рядом с госпожой Черногорской, внимательно изучавшей записку. В ней говорилось: «Впредь до моего особого письменного распоряжения не двигаться с места, стрельбы не открывать. Струнский».

Один из людей Станко вскочил на коня и помчал с посланием в горы.

Принесли дуэльные пистолеты. Станко быстро разметил пространство в десять шагов и воткнул две сабли по обе стороны. Привлеченные приготовлениями, сбегались со всех сторон люди.

Противники осмотрели пистолеты и разошлись. Лицо Осоргина стало сосредоточенно мрачным, Струнский же покраснел, из-под парика выступил пот.

— Раз, два, три! — крикнул Станко.

Дуэлянты пошли друг на друга. Осоргин двигался, прижав пистолет к груди, Струнский медленно поднимал руку. Шаг его стал неровным, рука напряженно дрожала, глаза вылезли из орбит. Шагах в десяти от барьера неожиданно грохнул выстрел, Струнский сорвался. В то же мгновенье он пошатнулся и упал, хотя пистолет противника безмолвствовал.

В своем щегольском серебряном камзоле Струнский лежал на песке, подвернув руку. Станко наклонился к нему.

— Обморок! — произнес он.

— Дайте ему английской соли, — распорядилась госпожа Черногорская. — Что же, граф, отложенный выстрел?

Граф Петр Иванович молчал, опустив пистолет.

Дальнейшее заняло не более получаса. Злодейскую свиту Струнского приказано было отпустить, а новосветовцам спешно погружаться на корабли. Этот бывалый люд ко всему был привычен, странствия он любил. Неожиданный поворот событий вызвал даже радостное оживление. Собирались споро и весело.

Что касается Струнского, то он довольно быстро пришел в себя. Помутившимся взором он провожал людей, садившихся в шлюпки. Одна из них предназначалась для госпожи Черногорской.

— Что ж, Петр Иванович, — произнесла она, — видно, не судьба.

— Настя! — воскликнул он.

— Я могла бы вам с Митей предоставить каюту, да ведь не решила еще, куда направимся. Но вот господина Струнского я покуда заберу с собой, чтоб не сделал глупостей. Вставайте, сударь, возьмите меня под руку да проводите к шлюпке. Пусть ваши люди наверху увидят, что вы в добром здравии.

— Благодетель, а я-то куда? — воскликнул Курячин.

— Гуляй, Мафусаил! — в отчаянье произнес Струнский. — Эта чертовка обвела меня вокруг пальца!

Вереницей проходили новосветовцы, унося с собой самое необходимое.

— Эх! — сказал казак, глядя на гору, где у пушек мельтешили фигуры. — Коня б моего степного да в сабли!

— Опять, значит, в бега, — говорил другой, — дело привычное, ладное. От кого бы не бегать, лучше уж бегать, чем на лежанке лежать.

— Матушка-государыня, а как же гранит, что вчера нарубили?

— Дура, что с глупостями пристаешь, до тебя ли ей?

Потрескивали кое-где последние заряды фейерверка. Под низким небом веял холодный ветер, вздымались волны. Шлюпки, переваливаясь с боку на бок, уходили к яхте и пакетботу.

— Бал не удался, — сказала госпожа Черногорская, — но все же позвольте поздравить вас с днем именин, сударь.

— Благодарю, — пробормотал Струнский, — где вы меня высадите?

— В ближайшем удобном месте. Не беспокойтесь, вы в безопасности.

— А я и не беспокоюсь, — напыщенно сказал Струнский, — вы не осмелитесь причинить вред любимцу государыни!

Госпожа Черногорская засмеялась. У самой шлюпки Струнский вдруг встал в позу и, протянув к морю руку, вскричал:

О ты, котора все Европ

Затмила доблести и славы!..

— Пожалуйте в лодку, — оборвала его госпожа Черногорская.

Струнскому помогли переправиться в шлюпку. Мы остались одни, только Станко да еще несколько человек сновали по берегу.

— Что ж, прощайте, Петр Иванович, — сказала госпожа Черногорская, — даст бог, свидимся.

— Прощайте, — пробормотал Осоргин, — но свидимся ли? Право, нехорошее у меня предчувствие…

Она пожала плечами и повернулась ко мне:

— И ты оставайся счастлив, Митя. Уж я и не спрашиваю, хочешь ли ехать со мной.

Нет слов, мне хотелось. Но разве я мог так поступить в присутствии графа, который был ко мне добр и ласков? И госпожа Черногорская это поняла.

— Я извещу тебя, Митя, — сказала она. — Даст бог, ты поедешь в ученье, в Европе я тебе помогу.

Усиливался шум волны. Она тяжело набегала на берег, выбрасывая пену, и катилась обратно. Госпожа Черногорская была уже в шлюпке. Развевалось ее платье, трепетали поля шляпы, она придерживала ее рукой. Шлюпка пошла. На фоне зловещих туч и свинцового моря, в гудении ветра и веерах брызг белая стройная фигура выглядела особенно беззащитно. Она взмахнула рукой.

— Настя! — из груди Осоргина вырвался всхлип.

Сердце мое сжалось. Могли ли мы знать, что больше ее никогда не увидим? Она внезапно явилась и столь же внезапно исчезла, оставив в душе пронзительное сожаление, что эта встреча была так коротка.

Шумело холодное Черное море, сегодня оно было и впрямь черным, визгливо вскрикивали чайки, и даль все больше затягивалась мглой, обещая сильную бурю.

Прощай, Настя!

Письмо

Так закончилось это необыкновенное путешествие. К моим запискам стоит прибавить письмо, которое граф Петр Иванович получил от своего отца уже в Киеве.

«Любезный сынок,

на письмо твое отвечаю сразу и уж не знаю, успеет ли оно тебе помочь. Сын мой любезный, должен я тебе повиниться, а не повинившись, ничего разобъяснить не могу. Настенька, повстречавшаяся тебе в дороге, есть твоя ближняя родня, о чем она не ведает, но теперь прознаешь ты.

Все верно она сказывала о Кукушкином доме, и что хоронилась там, и что жила потом в Михалкове. Сын мой любезный, не знаю, как то и вымолвить, но Настенька та не есть государева дочь, она сводная сестра твоя, которую я по глупости и на старую голову прижил с девицей из дворни моей в Дуплянке.

Да хоть и не по глупости, а по любви. Девицу, коей имени не называю, я истинно полюбил. А потому не называю, что в живых ее нет, она умерла тотчас после родов, и плакал я неутешно долгие дни, да и сейчас вспоминаю с тоской сердечной.

Сын мой, и вправду сошлось, что в те же дни Елизавета, сестра княгини Екатерины Романовны, разрешалась от бремени, неся то бремя от покойного государя. И те роды оказались несчастливы, младенец вышел неживой. Слухом, однако, земля полна. Многие знали, что Елизавета ожидает дитя, и не поверили, что дитя это скончалось.

Так и вышло, что розыск привел к моей Настеньке, которая, ничего не ведая, перебирала маленькими ножками и ходила по ягоду. О первом наезде злодеев мне тотчас рассказали. Я стал узнавать и дознался, что происходит то по указке важных лиц, а в роли похитителя подвизается один нехороший человек, имени которого говорить не стану. Можешь представить, что было бы с Настенькой, если б затея разбойников удалась?

Был у меня в то время один знакомец черногорского происхождения, состоявший на русской службе. Он взялся боронить Настю и наказать злодеев. Дело свое он сделал, злодеев подстерег и отбил у них Настю. Княгиня Екатерина Романовна взяла дитятку в свое именье. Совершалось то в полной тайне, и об новом Настенькином месте никто не знал. А уж девчушка была загляденье! Ты пишешь, что и сейчас хороша, и то радует мое старое сердце, поскольку, как отъехала за границу, так я ее и не видел.

Печальней всего, что хвост молвы от нее не отстал, а только разрастался. Из дочки моей, скромницы, превратили ее в лицо, опасное для власть предержащих. Как то больно, нелепо и несправедливо.

Сын мой, ежели будет случай, скажи Настеньке все как есть, и поцелуйтесь как брат с сестрой. Я и во весь голос могу заявить, признать вину. Нечего ей пребывать в сомнительном состоянии, неугодном российской короне. За что такая судьба?

Ты пишешь, что Настенька богата. И это ранит меня, ибо, чую, богатство ее сомнительно. Что до выкупа, деньги я соберу, хотя ты знаешь, как много долгов. В прошлом годе урожая в смоленском не получилось, даже целый Хотиловский лес пришлось запродать. Но деньги я соберу, хотя, рассудить по-родственному, отчего богатой сестре не способствовать брату? И может, Настенька простит этот долг, не ругай меня, старика. Простил же я Плющееву те пять тысяч, которые он проиграл мне на рождество.

Петенька, сын, не запамятовал ли ты за нынешними увлечениями о просьбе моей воздвигнуть статую матушке-императрице? Я бы хотел, чтобы матушка стояла над морем, простирая руку к волнам. Лик ее должен быть возвышенный. Коли такая статуя будет к следующему лету готова, я извещу о том нужных лиц, и, глядишь, матушка завернет в мои земли и на себя полюбуется. Не для себя стараюсь, для тебя, сынок. Ежели статуя покажется, смело можно испрашивать для тебя камер-юнкера.

И еще, сынок, есть к тебе просьба, привези мне табачку турецкого, хорошего, фунтов несколько. Табак у нас отчего-то трухлявый, я намедни закашлялся, чуть было душу богу не отдал.

А Настеньку зазвать бы к нам. Да боюсь. Надо бы все же прояснить это дело, иначе намылят нам холку. Но и передай Настеньке мои поцелуи и всяческое благословение.

За сим прощаюсь. Твой папенька граф Осоргин.

Писано в Москве, июня 21 числа».

Последнее слово

Любезный читатель! Повесть моя закончена, остается присовокупить несколько слов.

В середине лета 1786 года мы уже были в Москве. Петр Иванович переживал ужасно, но время шло, и душевная рана его затянулась. Через два года он женился и завел жизнь размеренную, ничем не отличную от жизни прочих российских дворян.

Статуя государыни так и не была возведена на крымских землях Осоргина, о чем старый граф сокрушался до конца жизни, будучи уверенным, что в этом случае сын непременно стал бы камер-юнкером, а то и камергером императрицы.

О Насте ходили самые разные слухи. Сначала доносили, что со своими кораблями она добралась до одного из атлантических островов и основала там поселение под своей эгидой. Поселение будто бы процветало, пока к острову не пристало французское военное судно и не предложило поселенцам сдать оружие и вывесить французский флаг. Произошла ожесточенная схватка, и поселенцы захватили корабль, но сопровождающий его шлюп успел уйти в море. Через полгода на остров явилась целая эскадра, на этот раз поселенцы не могли ей противостоять. Многие, в том числе и Анастасия, были захвачены в плен и доставлены во Францию на суд короля. К счастью, как раз в это время король был низложен, Бастилия срыта, а пленники отпущены на свободу.

По другим слухам, Настя раздала все свое богатство ближним, а сама до скончания дней пребывала в одном из горных монастырей Черногории. Третий и самый краткий слух извещал, что в первые же дни после отплытия из Нового Света ее корабли погибли во время бури перед Дарданеллами.

Так или иначе, но звезда ее вспыхнула, как в осенние звездопады, и навеки канула в темноте. Что до меня, то до скончанья своих дней я буду надеяться на новые известья о ней.

Всяческие слухи о том, что император Петр и его дочь живы, не прекратились, и до самой смерти государыни ими пользовались разные лица. Полагаю, что одним из таких и был тот черногорский «пан капитан», он же правитель Стефан Малый, которому старый граф доверил охрану Насти. Вероятно, он и в самом деле считал, что спас дочь государя, потому и оставил наследство Насте, совершенно тем самым уверив соратников, что он доподлинно спасшийся государь. Свою роль этот человек играл до конца.

Первое время граф Петр Иванович подумывал вызвать Струнского на отложенный выстрел, но потом плюнул и решил позабыть эту историю. Но не позабыл Струнский, не без его участия молодой Осоргин оказался на плохом счету у государыни, и только восшествие на престол нового императора вызволило его из ссылки в смоленском имении.

Струнский государыню не пережил, но до самой смерти он продолжал печатать ей оды и хвалы. В одной из них я прочитал:

О ты, котору боги охраняют,

От ледяных поветрий заслоняют,

Которы дуют со свирепых Черных Гор,

Где злая фея порождает чумный мор…

Спустя несколько лет в книжной лавке я встретил очень толстого нелепого человека, который подошел ко мне с заискивающей улыбкой и приподнял гороховую шляпу.

— Не узнаете, сударь? Да и я вас не сразу узнал. Возмужали, возмужали!

Я узнал его по запаху, от него несло жженым пером.

— Да-с, Курячин. — Он потер маленькие ручки и улыбнулся с самым виноватым видом. — Чудо! Я все вспоминаю, чудо! Ах, какая дева была! Так бы и пополз за ней в преисподнюю. Зря граф тогда испугались, с ней надо было плыть. Да и вам, молодой человек. А что? Меня Струнский щипал, вас тоже так или иначе щиплют. Нет-с! Бежать надо было, бежать! Тут жить невозможно, нет-с!

Он еще раз улыбнулся виновато, поклонился и исчез.

Я продолжал и продолжаю свое учение. Знанья свои я постараюсь употребить так, как о том мечтала Анастасия. На пользу людям, во благо человека. Я всегда буду помнить ее, добрую, пылкую. Я не забуду и той надежды, которую она пробуждала в сердцах людей. Только надежда на лучшую жизнь и позволяет нам нести тяготы дней.

И тебе, мой неизвестный читатель, я желаю пребывать в добром здравии и не расставаться с надеждой. Я верую, наступят прекрасные дни, когда мы заживем жизнью полной, свободной, когда сбудутся ожиданья и все вокруг озарится благим светом.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Примечания

1

Море (лат.).

2

Карточная игра.


home | my bookshelf | | Тетрадь в сафьяновом переплете |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу