Book: Первый и последний



Наймушин Никита Алексеевич

Первый и последний

Аннотация:

25 век. Земля пережила ядерную войну, но человечество выжило, изменив свою природу в лучшую сторону. Новый вид людей исцелил нанесенные планете раны и создал первое в истории справедливое общество. Но близок день, когда идиллия обернется хаосом, ибо из глубин космоса возвращается войско старого человечества.

1. Урок истории

- А кто же нам расскажет про Исход? - Сергей Леонидович задумчиво водил пальцем по монитору журнала. Усатый историк в сером костюме сейчас сильно походил на одного сурового правителя России из первой половины двадцатого века. - Кто так хорошо изучил заданный на дом материал, что готов похвастаться этим? - Историк отвел взгляд от монитора и ехидно посмотрел на меня. - Людвиг, к доске!

Я тяжело вздохнул и стал медленно подниматься из-за парты. Нет, Людвиг - это фамилия. Зовут меня Никита, но при такой фамилии этого уже никто и не помнит. Никита Людвиг, приятно познакомиться. У всех знакомых фамилии как фамилии: Ивановы, Смиты, Ли, Тао, Кузнецовы, Остерманы... Один я будто из какой-то иной расы...

Исход, значит. Хорошо не Вторая Планетарная... Я стоял у доски и пытался вспомнить хоть что-то.

- Ну-у? - протянул Сергей Леонидович. Иногда он бывает отвратительно навязчив.

- Исход, - провозгласил я, став в позу древнеримского оратора. С мольбой глянул в класс. Как выяснилось, напрасно. Там об Исходе с Земли знали не больше моего. Мысленно вздохнув, я посмотрел на Карину - гордость школы, круглую отличницу, будущую медалистку, победительницу всякоразных олимпиад по всевозможным предметам и просто некрасивую девчонку, которая, как я недавно заподозрил, по уши влюбилась в меня. Ужас. Хотя, если честно, она не была некрасивой, некрасивых людей в принципе не бывает, но мне больше по душе блондинки или рыжие, а не такие черноголовые как Карина. Но выбора у меня не было, въедливый историк мучил бы меня до последнего.

Надежда оправдалась. Карина бросила мне психоблок со страницами учебника. Правда, Сергей Леонидович ухитрился заметить это и прервать трансляцию, но самое главное узнать я успел.

- Так вот, - благодарно посмотрев на отличницу, отчего та чуть не покраснела, я приступил к рассказу. - В конце двадцать первого века на Земле случился жесточайший экономический кризис.

- Экономический? - переспросил историк.

- Еще и политический. Мир был на грани термоядерной войны. Из-за неумелого использования ресурсов планеты было уничтожено экологическое равновесие. Испортился климат. Летом шел снег, зимой дожди, весной ураганы, осенью засуха. Как следствие - продовольственный кризис. Голод, эпидемии. С 2075-го по 2085-й годы население планеты сократилось на полмиллиарда человек. Начались локальные вооруженные конфликты за продовольствие. Ряд мощных землетрясений в Тихом океане, повлекших за собой сильнейшие цунами по всему земному шару, не способствовал стабилизации ситуации, - я бесстыдно цитировал учебник. - В 2099-м термоядерным ударом был сожжен Тегеран. Через неделю - Вашингтон. Еще через месяц была попытка поразить Пекин, но китайские ПРО сумели отвести ракету от столицы. Это не считая прочих многочисленных попыток ядерных держав пробить противоракетный панцирь друг друга. Поскольку часть боеголовок была взорвана в атмосфере, экология ухудшилась еще сильнее. - Я перевел дух и продолжил. - Поэтому в 2100-м году в США стартовал проект "Исход". Его цель заключалась в постройке тридцати гигантских космических кораблей, способных увести погибающее человечество с уже почти мертвой планеты. Но у Штатов не хватило средств на самостоятельную реализацию этой идеи, и они обратились за помощью к своим врагам - России, Китаю и Халифату. Как ни странно, но все поддержали инициативу. Сложилась уникальная в истории Земли ситуация - государства официально находились в состоянии войны, даже периодически бомбили друг друга, а на деле в тайне велась совместная работа по эвакуации правящей элиты с планеты. Но в декабре 2109-го произошла утечка информации. Мировая общественность была шокирована действиями своих лидеров. Фактически началась мировая революция. На тот момент были построены пятнадцать кораблей. В начале 2110-го года они стали стартовать. Один за другим "Ковчеги" увозили с планеты семьи президентов, генералов, самых богатых людей планеты. Ну и ученых, работавших над проектом - кто-то ведь должен был обеспечивать функционирование кораблей. Всего на каждом корабле улетело в среднем по семьдесят тысяч человек. Один корабль на территории России был сбит повстанцами, захватившими ракетную шахту. Итого Землю покинули почти миллион человек. Немного, но преданные руководителями люди не спешили выбирать новых правителей. С этого момента история превратилась в кровавое побоище. Отсутствие полководцев не остановило войну. Конец света был близок как никогда. На фоне общего хаоса почти незамеченным свершилось одно грандиозное по своей значимости открытие - был полностью расшифрован геном человека. Вообще, научное развитие человечества тогда стояло на месте. До сих пор мы пользуемся технологиями середины двадцать первого века. Но вернемся к генетике. Открытие было совершено в одной экспериментальной лаборатории на Алтае, где совместно трудились российские и китайские ученые. В то время в Сибири правила вооруженная группировка "Серп и Молот" под предводительством некоего Анатолия Капицы. Расширяя свое влияние в регионе, он захватил эту лабораторию и предложил ученым работать на него. В противном случае их ждала смерть, так что все согласились. Будучи человеком практичным, он стал использовать лабораторию как полигон для создания суперсолдата. Он планировал набрать армию мутантов и установить с их помощью свое господство над всей евразийской территорией. Его планы осуществились. Созданные солдаты отличались огромной силой и сверхъестественной выносливостью, устойчивостью к радиации и многим видам химического и бактериологического оружия. Чтобы прикончить одного такого мутанта, его надо было разорвать на части, в противном случае он восставал и вновь шел крушить противника. Единственным существенным недостатком был их очень низкий интеллект, но иначе бы мутанты отказались повиноваться Капице.

Я замолчал, проглядывая образ учебника. Черт, именно здесь трансляция и оборвалась. Но Сергей Леонидович, видимо, был доволен моим ответом.

- Очень хорошо. Садись. - Историк улыбался. - Я просил напомнить лишь про Исход, но ты так хорошо рассказывал, что я не решился тебя останавливать. Итак, - продолжал он, - с домашним заданием покончено, приступаем к сегодняшней теме. Собственно это продолжение ответа Людвига.

Историк обвел взглядом класс и начал рассказывать.

- Как мы с вами знаем, планы Капицы не увенчались успехом. И вот почему. В той самой лаборатории работали двое ученых - Ольга Островская и Ким Тао.

- Прародители, - внезапно подала голос Карина.

- Именно. Им, кстати это были муж и жена, претило работать на тирана. Они хотели по-настоящему использовать открытие на благо человечества. И они решили пойти против Капицы. Их план состоял в следующем - создать особого мутанта, способного контролировать других, более примитивных особей. В ходе исследования генома были найдены гены, отвечающие за такие, ранее считавшиеся невероятными, способности как телепатия, телекинез, ясновидение. Эти гены были названы псионическими, и, соответственно, людей обладающих подобным даром стали называть псиониками. Но я забегаю вперед. Путем кропотливых исследований Ольга и Ким вывели должную пропорцию генов, соответствующих планируемому объекту. В то время даже эти великие ученые до конца не понимали всех возможностей такого мутанта. И они провели эксперимент. Был создан эмбрион, помещенный после в утробу Ольги. Все выглядело так, будто Островская забеременела. Собственно, все так и решили. Но вместо обычного ребенка, через девять месяцев, то есть в 2114 году, родился сверхчеловек. До пятнадцати лет он развивался точно так же, как и обычные люди, не проявляя никаких особых способностей, поэтому, несмотря на то, что на своих "родителей" он был не очень похож, никто не заподозрил в нем... эээ... - учитель замялся, подбирая нужное слово.

- Властителя, - вновь подсказала Карина.

- Именно, - подтвердил историк, несколько неодобрительно взглянув на ученицу. - Властителя. Когда ему исполнилось пятнадцать лет, Ольга и Ким решились рассказать ему, что он, и зачем был создан. - Учитель усмехнулся. - Они были шокированы, когда будущий Властитель, выслушав их, равнодушно ответил: "Я знаю". Он сообщил, что у него уже готов план по свержению диктата Капицы, но сначала ему нужен доступ к лаборатории. Посвящать родителей в детали плана он отказался, хотя, по легенде, они долго упрашивали его об этом.

Я с трудом подавил зевок. Кому интересна вся эта история? На кой ляд мы ее вообще учим?

Наверное, я подумал это слишком громко... Трудно бывает удержать мысли в себе, особенно в период перехода на высший ранг...

"Учим мы это для того, - нахмурившись, транслировал в мой мозг Сергей Леонидович, глядя на меня в упор, - чтобы вы, будущие хозяева планеты, не повторили ошибок предыдущих поколений".

Я поморщился. "Я не лезу вам в голову, хотя могу. Вот и вы не шарьте в моей" - передал я учителю по личному каналу, зло посмотрев ему в глаза.

Сергей Леонидович отвел взгляд. Вот так, нечего ругаться с псиоником шестого ранга, если сам имеешь только восьмой.

Я вздохнул. Когда я, наконец, стану пятого ранга и смогу ставить защиту?..

В классе нашу маленькую стычку, длившуюся не дольше секунды, никто и не заметил. Все мои одноклассники находились где-то на границе между одиннадцатым и десятыми рангами, засечь мысли учителя и уж тем более мои они не могли.

- Так вот, - продолжил Сергей Леонидович, стараясь не смотреть в мою сторону, - Супруги согласились помогать ему. Собственно, у них не было выбора, ведь с ним были связаны все их надежды на свободу для человечества. Они устроили его работать в лабораторию. Это выглядело естественно, ведь в свои довольно юные годы он уже обладал познаниями ученого, причем не только в области генетики. Разумеется, об этом не знали даже его родители. Властитель формально трудился вместе со всеми, но на деле он вел свою тайную работу, не сообщая о ней никому. Он изменил геном солдат-мутантов так, чтобы по получении определенного псионического приказа они мгновенно умирали.

Учитель откашлялся, обращая на себя внимание несколько расшумевшегося класса, и продолжил.

- Шел две тысячи сто тридцатый год. Под властью Капицы оказалась вся Евразия и Африка. Человеческое население этих двух континентов составляло около трехсот миллионов человек. В Америках и Австралии людей было еще меньше, да и войскам диктатора помогали сокращать население радиация и кислотные дожди. Легионы мутантов планомерно истребляли остатки тех, кто не пожелал присягнуть тирану. Одержимый манией величия, Капица хотел быть единоличным правителем планеты. В общем, ему это удалось. Его власть распространялась на семьдесят процентов суши и девяносто процентов населения Земли.

- Тут Властитель и нанес удар, верно? - воскликнула Карина.

Класс тихо давился смехом. Уж очень восторженно она это выкрикнула.

- Нанес, - со снисходительной улыбкой подтвердил учитель. Отличница покраснела. - Его возможности оказались чудовищно... нет, божественно великими. Второго октября две тысячи сто тридцать девятого года Властитель разом взял под телепатический контроль всех солдат-мутантов на планете. Правительство Капицы было уничтожено его же войсками. Сам диктатор тоже был убит. Когда все приспешники режима Капицы были уничтожены, Властитель приказал мутантам самоуничтожиться.

- Конец урока, - сказал я, почувствовав темпоральный сигнал.

- Разве? - недоверчиво переспросил Сергей Леонидович, но не успел он повернуть лицо к монитору, как раздался звонок. Я иронично улыбнулся.

- На дом восьмой параграф. Все свободны, - сказал учитель, делая вид, что не замечает моей ухмылки.

Я выскочил из кабинета первым. Черт, сказать Карине "спасибо", или не стоит? Обидится, если не скажу... Но так не хочется!

- Не обидится, - Феликс, как всегда, подошел неслышно и незаметно. Многих это пугает. Многих и меня. А то, что он обычно ходит во всем черном, придавало ему большое сходство со средневековыми японскими наемными убийцами... Как их там... Ниндзя.

Феликс усмехнулся. Разумеется, для псионика третьего ранга мои мысли были словно раскрытая книга - бери и читай.

- Скорее как громкая музыка, - поморщился Феликс. - Хочешь или не хочешь, а услышишь. Пойдем.

Я послушно поплелся вслед за завучем. Полное его имя было Феликс Ли Сакура, но сам он терпеть не мог нерусскую часть своего имени и заставлял всех называть его просто Феликсом. Просто удивительная черта для генетического китайца.

- Монголоида, - не оборачиваясь, буркнул завуч. - Китайцы - это народ, а не раса. Как и русские. Так что Феликс - имя не русское, а европейское.

- Имена же вроде в каждом народе свои были? - напряг память я.

- Были. Пока существовали народы. А сейчас так говорить неправильно и невежливо.

- Зануда, - прошептал я.

Феликс остановился, обернулся и немного удивленно посмотрел на меня. Шепот услышать он не мог, но и мысль, как и всякая мгновенно высказанная мысль, была для него почти неощутимой.

- Хитер, - сказал он, прищурившись. - Только вот слух у меня острее нормы. Меня удивило, что я совсем не уловил мысли. Возможно, ты скоро получишь пятый ранг.

- Правда? - удивился я.

- Истина, - ответил Феликс, отворачиваясь.

Мы приблизились к кабинету завуча, вошли.

- Располагайся, - Феликс кивнул на стул у стены, а сам налил себе чашку кофе из стоящей на подоконнике кофеварки и уселся за письменный стол. Я взял стул, придвинул его к столу и сел.

- Ну, - завуч шумно отхлебнул кофе, - сегодня у тебя вновь был этот сон?

- Другой, - сказал я, с завистью глядя на кофеварку.

- Кружка у меня одна, обойдешься, - заявил Феликс. - Давай, рассказывай, что на этот раз тебе пригрезилось.

- Корабль.

- В смысле? Море, что ли?

- Нет, космический корабль... Большой... И люди в нем.

- Много людей? - с интересом спросил Феликс, ставя кружку и подаваясь вперед.

- Несколько тысяч.

Феликс со скучающем видом взял кофе и откинулся на спинку кресла.

- Ты видел Исход.

Я помолчал, вспоминая сон.

- Они говорили о проекте "Дорога домой".

Завуч поперхнулся кофе.

- Рассказывай! - чуть не крикнул он.

2. "Дорога домой"

- Три дня, черт подери, три дня! - вопил Джейсон. - Слышите, парни, три дня!

- Мы это от тебя уже полчаса слышим, - раздраженно сказал Метис, зло сверкнув слегка раскосыми глазами. - Умолкни, сделай милость.

- Так ведь всего три дня!.. - начал было Джейсон.

- Заткнись, твою мать! - не выдержал Метис. - Да, через три дня мы будем на орбите Земли, но зачем орать?!

- Кто бы говорил, - пробормотал лежащий на койке Слон, переворачивая страницу книги.

- Умолкните оба. Вас, наверное, в соседних каютах слышно, - негромко, но властно приказал Берсерк, командир пятерки.

Приказ подействовал, и на пять минут в тесной каюте, каким-то страдающим агорафобией изувером-планировщиком рассчитанной ровно на пять человек, воцарилась тишина. Было слышно лишь посапывание спящего Боксера, да шелест страниц из книги Слона.

- Нет, ну надо же, три дня, - вполголоса проговорил Джейсон, не выдержав давления тишины и эмоций. Оглядел лежащих по койкам товарищей. - Три дня! - сказал он в полный голос, пользуясь тем, что никто не сделал ему замечание.

- Я его убью! - взорвался Метис, выхватил из рук Слона книгу и запустил ею в Джейсона. Импровизированный снаряд с глухим шлепком ударился точно о лоб крикуна и срикошетил на колени Берсерку.

- Ты чего? - обиженно крикнул Джейсон, потирая ушибленную голову.

- Действительно, - флегматично поддержал его Слон, недовольно косясь на Метиса.

- Так, прекратить драку, - буркнул Берсерк, взяв книгу. - Хм, "Идиот". Оригинальное название... Достоевес... евс... Достоевский. Ну и фамилия, язык сломаешь. Русский, что ли?

- Русский, - подтвердил Слон.

- Что же ты русского на английском читаешь? - удивился Берсерк. - Ты же, вроде бы, и сам русский?

- Русский, - повторил Слон. - Просто интересно в переводе почитать.

Берсерк усмехнулся.

- Держи, читатель. - Он отдал Слону книгу, посмотрел на Джейсона. - Во избежание подобных травмоопасных ситуаций слушай приказ: запрещаю тебе повторять словосочетание "три дня" чаще, чем два раза в сутки. Приказ понял?

- Так точно, - мрачно отозвался Джейсон и с обиженной миной улегся на койку лицом к стене.

- Ты ему не забудь завтра запретить "два дня" говорить, а то он нас всех опять достанет, - ехидно посоветовал Метис.

- Ты бы тоже помолчал, - заметил Берсерк, укладываясь поудобнее, - а то привлеку тебя за неуставные отношения, будешь знать, как книгами кидаться.



Внезапно на койке зашевелился Боксер, сел, с наслаждением потянулся и почесал несколько дней не бритый подбородок, уже порядочно заросший. Оглядел товарищей по оружию, зевнул и довольным голосом спросил:

- Ну, еще не прилетели?

- Три дня, - механически отозвался Метис.

Берсерк усмехнулся, Джейсон фыркнул.

- Да ну? - с едким сарказмом переспросил Слон, не отрываясь от чтения.

Метис побагровел.

- Идите к черту все, - буркнул он и тоже отвернулся лицом к стене.

- Что это с ним? - удивился Боксер.

- Не обращай внимания, - посоветовал Берсерк. - Предземной синдром.

Боксер осклабился.

- Говорит капитан. - В динамиках раздался тягучий баритон. - Аэрон, будь добр, пройди на мостик.

- Есть, сэр, - недовольно буркнул Берсерк и поднялся. - Какого черта ему понадобилось, - проворчал он, оправляя форму.

- Я все слышу, - раздалось из динамиков. - Пошевеливайся, лежебока.

Берсерк хмыкнул и вышел из каюты через послушно отъехавшую дверь. Шагая по коридору, он думал о Новерке и гадал, будет ли Земля хоть отдаленно напоминать его родную планету, или же она будет совсем иной, той самой "землей обетованной" из святых книг. "Хорошо бы, если прародина окажется пустой и радиоактивной" - мелькнула у него неожиданная мысль. Настолько неожиданная, что бывалый вояка даже сбился с шагу. Но додумать он не успел, перед ним приветственно разъехались в стороны створки шлюза на капитанский мостик.

- Не очень-то ты торопишься к начальству, - заметил Онре Хедиссон, капитан корабля "Postliminium", герой войны, человек из личного окружения Первого Консула.

Капитан стоял у огромного, во всю стену экрана, отображавшего пространство вокруг корабля. Белый мундир, идеально сидевший на крепком еще теле, имел знаки отличия одновременно адмирала флота и капитана корабля, что было необычно. Уже седой, но все еще сильный и грозный, капитан был живой легендой Республики, единственным человеком, сохранявшим свой пост и авторитет как в период Раздробленности, затем во времена Объединения, так и во время чисток, наступивших после установления власти Сената. Пожалуй, большим уважением среди солдат пользовался только Первый Консул, но он был уже слишком стар, чтобы лично возглавить возвращение на Землю.

- Иди сюда, - Хедиссон жестом пригласил Берсерка подойти ближе. - Смотри.

Капитан ткнул пальцем в какую-то блеклую звезду.

- Это Солнце. Post nubila Sol, как говорится.

- Не очень похоже на "источник всякой благодати", - скептически заметил Берсерк.

- Пожалуй, - после недолгого молчания согласился Хедиссон. Он дотронулся до экрана и, нахмурившись, послал ментальный сигнал в компьютер.

"А ведь у него старое железо" - догадался Берсерк.

- Да, тяжело, - сказал Хедиссон, будто прочтя его мысли, и искоса посмотрел на подчиненного. - Какой у тебя чип?

- Четырехсотый, серия S14.

- Специальная серия, дистанционное сканирование и управление интеллектуальным оружием в радиусе десяти метров... - проявил эрудицию капитан. - Что там еще?

- Возможность самоуничтожения.

Хедиссон кивнул и, отвернувшись к экрану, повторил запрос. На этот раз изображение изменилось. На экране возникла планета. У Берсерка перехватило дух. Земля оказалась гораздо красивее, чем рисовали в учебниках. Сейчас был виден огромный континент, по форме напоминающий электромагнитный бластер полицейской модели. Поверхность его была покрыта лесами и пустынями, реками и горами, перистые облака слегка скрывали ее от наблюдателя.

- Что, красиво?

Берсерк кивнул.

- Это Африка. Считается, что человечество возникло вот здесь, - он обвел пальцем южную часть материка.

- Она так выглядит сейчас? - спросил Берсерк, с трудом сдерживая волнение.

- Да, это данные с корабля-разведчика... Получены неделю назад. Дьявол, - прошептал капитан, - это не болотистые островки Новерки. Это действительно земля!

- Мы высадимся здесь? - Берсерк указал на экран.

- Нет, - капитан движением ладони заставил планету обернуться вокруг своей оси. - Вот здесь... Это Европа... Если быть точным, то вот здесь. - Изображение увеличилось, стал виден большой бетонный город, полуразрушенный и заросший.

- Зелень, деревья... - Берсерк не мог оторвать глаз от экрана. - А где воронки, радиация, аномалии, мутанты? - Он резко повернулся к капитану.- Где, черт подери?

- Возьми себя в руки, Аэрон! - приказал Хедиссон ледяным тоном, и Берсерк непроизвольно отступил на шаг. - Я тоже не знаю, зачем правительство лгало нам, что Земля необитаема.

- Вы сам - часть правительства, - заметил Берсерк. - Что Вы думаете по этому поводу?

Капитан отвернулся, нервно потер руки.

- Не знаю. Если бы какая-то информация была, я имел бы доступ... Но не это сейчас важно! - Капитан шагнул к Берсерку, схватил его за плечо и толкнул к монитору. - Смотри! Планета цветет! - Он повернул изображение планеты еще раз. Стал виден огромный лес, растущий по берегам широкой реки. - Ты понимаешь, что это значит?

Берсерк вздрогнул.

- Там могут быть люди...

- Там есть люди! - поправил его Хедиссон. - Мы улетали от термоядерного кризиса. За какие-то триста лет сама по себе планета не могла настолько очиститься от последствий такой войны. Там есть люди, - повторил он, - и это они возродили этот рай!

- Но это... - Берсерк замялся, подбирая слова. - Это значит, что нас есть кому встречать... Мы дома!

Хедиссон искоса посмотрел на него.

- Ты историю в школе не учил? Мы потомки предателей, тех, кто должны были спасать мир, а вместо этого сбежали. Ты надеешься, что нас примут? - Капитан вздохнул и прошептал, - будет война...

- Может, нам удастся договориться, - неуверенно начал Берсерк, но капитан прервал его взмахом руки.

- Странно слышать от тебя, члена "чистящего" отряда, такие... наивные слова. Когда в Менуе ты со своими головорезами шел на штурм дворца, ты тоже надеялся договориться? А в Асламахе, когда вы взяли в плен эмира и двое суток впятером обороняли бункер от Четвертой армии, ты тоже собирался договориться? А...

- Прекратите, - жестко возразил Берсерк. - То была война объявленная. Сейчас ее нет. И не будет, если... - он осекся.

- На корабле тридцать тысяч солдат и офицеров с самым современным вооружением, - устало сказал Хедиссон. - Конечно, профессионалов вроде тебя немного, но нам вполне по силам растолочь эту планету в мелкую пыль. Ты думаешь, Сенат отправил всю эту армию на простую разведку? Проект "Дорога домой" должен быть завершен. Успешно завершен.

- Растолочь-то тяжелыми орудиями можем, но этого мы делать никогда не станем. А десантом и челноками мы можем лишь взять под контроль пару городов, не больше, - возразил Берсерк. - Сомневаюсь, что местные отстали от нас в искусстве убивать.

Капитан улыбнулся.

- Для этого я тебя и вызвал. Смотри, - Хедиссон вновь пошаманил с компьютером. Возникло изображение серой, покрытой кратерами планеты.

- Луна? - спросил Берсерк. - А там мы что забыли?

Внезапно на орбите планеты появилась яркая искра. Мерцая и меняя цвет, она медленно увеличивалась, затем резко вспыхнула, и на ее месте оказалась черная точка, гораздо более темная, чем окружавший ее космос.

- Портал?! - воскликнул Берсерк. - На таком расстоянии?

- Да. Это чудо устроил твой гениальный младший братец. Он умолял меня показать тебе этот процесс.

- Это с Новерки... - Берсерк замолчал, подсчитывая. - За месяц можно будет добраться...

- За тридцать четыре дня, - назвал точную цифру капитан. - Кстати, эта дрянь сожрала половину запасов энергии на моем корабле.

- Это запись? - спросил Берсерк.

- Да, - кивнул капитан. - Портал был активирован почти сутки назад. Новерка теперь гораздо ближе.

Берсерк нервно потер лоб.

- В чем заключается наша задача?

- Захватить или создать космодром. Обеспечить безопасную высадку основных сил, которые подойдут через месяц... Пожалуй, все, - закончил капитан.

- Если местные окажут сопротивление?

Капитан усмехнулся.

- Как далеко заходят наши полномочия? - настаивал Берсерк.

- Мы вправе перебить их всех до единого, я полагаю, - с недоброй улыбкой ответил Хедиссон. - Сенат не давал прямых указаний, но мне было сказано, что я обязан устранить все риски, даже гипотетические.

Берсерк молчал, глядя на монитор. Портал пульсировал, что говорило о его активности. "Мертвый" портал не исчезает, но перестает излучать энергию, которая и заставляет его изменять форму.

- Кстати, Аэрон, - прервал затянувшееся молчание капитан, - откуда пошел твой странный позывной? Не хочу тебя обидеть, - Хедиссон краем рта улыбнулся, - но на древнего полусумашедшего воина, считающего себя воплощением дикого зверя, ты не очень похож.

Берсерк нахмурился. Он не любил вспоминать тот инцидент.

- В Менуе, на штурме мою броню вывели из строя электромагнитной пушкой... Тащить на себе семьдесят килограмм бесполезного железа мне не хотелось, и я сбросил ее. Воевал почти голым. - Берсерк криво улыбнулся. - Как ни странно, но меня не застрелили.

- Вот оно что, - захохотал Хедиссон. - Действительно берсерк, идущий в бой в чем мать родила.

- Вы вызвали меня только для того, чтобы показать портал? - резко сменил тему Берсерк.

- Нет, не только. - Капитан жестом погасил монитор. - Я собираюсь послать дипломатическую миссию. - Капитан помолчал, с интересом наблюдая, как меняется выражение лица Берсерка. - Да, именно. Ты не ослышался. И ты со своими коммандос должен будешь обеспечивать охрану послов.

Берсерк молчал, обдумывая сказанное.

- Мы - убийцы, а не телохранители, - заметил он.

- Плевать. - Хедиссон пожал плечами. - Если начнется стрельба, никакие спецы не спасут послов. А вот вы сможете в случае... ммм... провала переговоров нанести местным значительный урон и уйти, попутно выведя из строя какой-нибудь командный пункт... или правительственное здание...

- Другими словами, мы должны будем совершить диверсию? - прямо спросил Берсерк.

- Только в случае дипломатической неудачи, - строго покачав пальцем, уточнил капитан. - А вообще, я не буду связывать тебе руки приказом, действуй по обстановке.

- Как в Асламахе? - сдержанно улыбнулся Берсерк.

- Запомни, Аэрон, - усмехнулся капитан, - там командовал не я, а Второй Консул.

- Так точно, - фыркнул Берсерк.

- Свободен, - сказал капитан. - Иди, отдыхай.

3. Падающая звезда

Повинуясь телепатическому приказу, муравьи перестроились в три шеренги. Я представил, что это не насекомые, а римские легионеры, а я сам - Гай Юлий Цезарь.

- Вперед, мои славные воины! - простирая руку над муравьями, провозгласил я, одновременно приказывая муравьям поднять ко мне головы и кивать, будто соглашаясь с каждым моим словом. - Вперед, о непобедимый легион! Разобьем проклятых варваров!

Муравьи послушно перестроились и строем зашагали вокруг меня. Внезапно я почувствовал присутствие человека. "Привет, Алиса" - улыбнувшись, послал я ей сигнал.

- Привет, - недовольно отозвалась она. - Не подкрадешься к тебе. Какой ранг? Пятый?

- Шестой, - ответил я, любуясь, как стройная золотоволосая девушка осторожно, стараясь не наступить ни на кого из ползающих по земле муравьев и жуков, идет ко мне по лесной тропинке. Босая и одетая в зеленое платье, она напоминала лесного эльфа, какими их описывают в детских книгах.

- И не стыдно тебе над бедными муравьями издеваться? - иронично спросила она, присаживаясь на землю рядом со мной. - Небось, воображаешь себя античным полководцем?

Я смог лишь смущенно улыбнуться.

- Угадала? - звонко рассмеялась она. - Совсем вы, мальчишки, не взрослеете!

- Кто не взрослеет? - притворно возмутился я. - А кто мне жаловался на прошлой неделе, что темноты боится?

- Дурачок, - фыркнула Алиса. - Мне просто было скучно домой одной идти. А ты тут в игрушки играешь.

- Я не играю, - серьезно возразил я. - Это мне Феликс посоветовал, как тренировку.

- И что, помогает? - заинтересовалась она.

- Полгода назад я мог управлять десятком муравьев. Сейчас - хоть всем муравейником, - улыбнувшись, похвастался я.

Алиса посмотрела на марширующих вокруг нас насекомых, сосредоточилась. Несколько секунд сидела напряженной, потом сдалась.

- Нет, не получается, - призналась она. - Я их едва чувствую. У меня специализация другая, - грустно добавила она.

Алиса была псиоником седьмого уровня, но узкой направленности. Она легко считывала информацию с поля, воспринимала малейшие искажения энергоинформационного пространства, но воздействовать могла на него довольно слабо. Я в этом отношении гораздо сильнее. Вообще, у меня равно развиты все псионические способности.

- Ничего, - я постарался утешить ее, - Феликс говорит, что полностью все силы раскрываются только к тридцати годам. Даже Властитель в молодости был сильно ограничен.

- От тебя только и слышишь "Феликс" да "Феликс", - недовольно заметила она, проигнорировав остальные мои слова. - Влюбился ты в него, что ли?

"Ревнуешь?" - спросил я ментально.

- Вслух спроси, - улыбнулась она.

"Я вслух боюсь" - признался я.

- Ну, тогда не жди ответа, - уклонилась она.

Слабая, но резкая и неожиданная боль неприятно пронзила мое сознание. Я даже поморщился. Алиса тоже ощутила удар, возможно, даже полнее, чем я.

- Что это было? - недовольно буркнула она, потирая лоб ладонью.

Я погрузился в темпоральный транс. Через секунду я открыл глаза. Алиса глядела на меня с выражением лица ребенка, которому сейчас покажут ловкий фокус.

- Где-то в десяти метрах отсюда одна колония муравьев напала на другую.

- Можешь их разнять? - спросила Алиса. - А то так и мигрень заработать можно.

- Что заработать? - не понял я.

- Ну, мигрень. Болезнь такая, когда голова часто болит.

- Это ты в энциклопедии вычитала? - удивился я.

- Нет, в книге одной старинной. Так ты сделаешь что-нибудь?

Я сосредоточился. Отыскать дерущихся муравьев легко. Взять под контроль насекомых из одного муравейника тоже несложно. Тяжело одновременно удерживать власть над разными группами... Муравьи, которыми я командовал до этого, почуяли свободу и разбежались. Зато те, дальние, вдруг замерли и, затем, стали медленно расползаться по своим муравейникам. Боль отступила.

- Ты самый лучший, - заявила Алиса и чмокнула меня в щеку, ввергнув меня в крайнее смущение.

- Пойдем отсюда, пока еще кто-нибудь не сцепился, - сказал я, поднимаясь и подавая руку девушке.

Внезапно меня охватило ощущение давящей угрозы. Сила его была настолько велика, что мое тело будто парализовало. Ни вдохнуть, ни выдохнуть, ни пошевелиться. Я пошатнулся и наверняка бы упал, если бы Алиса не подхватила меня под локоть.

- Что с тобой? - испуганно воскликнула она.

"В небе" - тело не повиновалось, приходилось общаться телепатически. "Там корабль"... "Дорога домой"... "Две недели прошло". "Они уже здесь".

- Надо сообщить Феликсу... - с трудом шевеля губами, проговорил я. Тело понемногу возвращалось под мой контроль.

- Что сообщить? Какая еще дорога? - нахмурилась Алиса. - Ничего не понимаю! Ну, не молчи, объясни! - потребовала она.

- На ходу расскажу. - Я зашагал по тропинке, увлекая за собой девушку. Тело вновь повиновалось мне. - Я уже полгода вижу весьма интересные сны. Сначала мне снился Исход. После... видение изменилось. Как я понимаю, - я посмотрел Алисе в глаза, - к нам сейчас летит корабль, на котором потомки тех, кто покинул Землю три столетия назад. И намерения у них далеко не самые дружественные.

- Что именно тебе снилось? - спросила Алиса.

Я рассказал.

- В твоем сне они говорили, что будут через три дня. А ты упомянул две недели. Это как? - не поняла она.

Я вздохнул.

- Это простейший принцип относительности, который был теоретически выведен еще полтысячелетия назад, - пытаясь копировать тон нашего учителя физики, сказал я.

- А... - сказала Алиса. - Понятно. Они же на околосветовой скорости летят. Их три дня соответствуют нашим двум неделям.

- Умница, - похвалил я. - Так вот сейчас я почувствовал, что они прилетели.

- Интересно, Властитель знает? - задумчиво спросила Алиса.

- Наверняка. - Я пожал плечами. - Разве есть что-нибудь, что недоступно Властителю?

Феликс вновь возник неожиданно. На сей раз настолько, что мы с Алисой остолбенели. Завуч буквально возник из ничего в паре метров от нас.

- Как вы тут оказались? - Алиса первая обрела дар речи.

- Достигнешь моего ранга, сама так сможешь, - отмахнулся Феликс. - Никита, ты тоже это почуял?

Я кивнул.

- Замечательно. - Феликс нахмурился и тяжело выдохнул. - Так, через полчаса они высадят посольскую группу. Ты официально зачислен в список встречающих.

- Я?! - сказать, что я был шокирован - не сказать ничего.

- Ты!

- Но почему? - удивился я.

- Потому что ты второй человек на планете, кто начал видеть их. - Феликс говорил быстро, явно недовольный, что ему приходится тратить время на объяснения. - И потому что ты не удивлен, что у нас всего полчаса до встречи гостей.

- А кто первый? - спросила Алиса.

- Властитель, - непроизвольно ответил я озаренный внезапной догадкой.

Феликс одобрительно кивнул.

- Скоро тебя повысят в ранге, - сказал он, слегка улыбнувшись, но тут же, словно спохватившись, снова нахмурился. - У нас нет времени на разговоры. Нам уже надо быть там.



- А я? - спросила Алиса. Вроде бы спокойно спросила, но я почувствовал старательно замаскированное желание отправиться с нами. Точнее, со мной...

- А Алиса? - я поддержал ее.

- Твоя спутница отправится домой, - почему-то Феликс решил сказать это, обращаясь ко мне. - И немедленно.

- Но... - начала было она, но Феликс так глянул на нее... Не знаю, что он ей телепатически передал, но Алиса побледнела, быстро поцеловала меня в щеку и, не говоря ни слова, убежала.

- Идем! - Феликс одним движением оказался рядом со мной и взял меня за руку прежде, чем я успел что-либо спросить. Как он двигается так быстро?!

"Не я перемещаюсь, а Вселенная".

"Причем тут афоризм Властителя?"

"При всем".

Мир вокруг резко потемнел, а когда ко мне вернулось зрение, мы с Феликсом стояли на огромном пустыре, зачем-то сплошь залитом бетоном. Вдали виднелись руины древнего мегаполиса.

- Где это мы? - Шокированный увиденным, я глупо озирался.

Я заметил вокруг какие-то неясные тени, которые одна за другой начали проявляться, превращаясь в людей.

- Здесь собрались все псионики третьего и выше рангов. Одна тысяча сто одиннадцать человек, не считая Властителя, - сказал Феликс.

- Он тоже здесь? - спросил я изумленно.

- Как ты бы мог уже догадаться, - неодобрительно покачал головой завуч, - для псиоников высших рангов расстояние значения не имеет.

- Почему нам этого не говорили в школе? - я продолжал задавать глупые вопросы.

- Потому что этому учат в институтах, - терпеливо разъяснил Феликс.

К нам подошли десять человек, одетых самым разнообразным образом. Создавалось ощущение, что всех их оторвали от обыденных дел. Один пожилой европеец был вообще в пижаме и выглядел довольно заспано. Он и заговорил первым.

- Добрый день. Феликс, ты в курсе, зачем мы здесь все собрались?

- Разумеется, - завуч кивнул на меня. - Это он.

- Никита, верно? - Человек в пижаме слабо улыбнулся. - Мое имя Ахмет Цзень Ши. Полагаю, ты наслышан обо мне.

Еще бы мне не знать первого министра!

- Скоро на пятый ранг, - заметил азиат в строгом костюме, стоявший за спиной Ахмета.

- Пока еще шестой, - сказал я.

- Но скоро будет пятый, - флегматично ответил он. - Меня зовут Серж Игнатьев, экзамен ты будешь сдавать мне.

И министр образования тоже здесь...

Я вновь почувствовал чуждое присутствие. Словно по команде, вся тысяча стоявших вокруг подняли лица к небу. Корабль, точнее челнок с послами уже был виден невооруженным глазом. Просто серебристый шар, ярко сверкающий на солнце, без всяких двигателей, сопл и потоков пламени.

- Искажают гравитацию, - на глаз определил Феликс. - Техника у них, однако...

"Так" - голос Ахмета зазвучал у каждого присутствующего в голове. "Всем исчезнуть на безопасное расстояние и наблюдать оттуда". "Готовьтесь прикрыть мальчика, если что пойдет не так".

Через мгновение на поле остались только я и Ахмет, меня покинул даже Феликс.

- Все будет в порядке, не бойся, - негромко сказал министр, глядя в небо.

- Какого вы ранга? - неожиданно спросил я.

- Второго, - ничуть не удивившись, ответил Ахмет.

- Я еще никогда не видел вживую псионика второго ранга, - признался я.

- Можешь любоваться, - усмехнулся он.

- Почему я? - тоскливо спросил я.

Министр с сочувствием поглядел на меня.

- Черт его знает, - сказал он. - В мире всего двое видели этот корабль. Ты и Властитель. - Он заговорщически подмигнул. - Я сейчас открою тебе тайну. Ты увидел его даже раньше Властителя.

- Правда? - изумился я.

- Честное слово! - тожественно заявил Ахмет. - Только никому, - он поднес палец к губам. - Тайна!

Я понимал, что, скорее всего, это неправда, министр просто сочувствует мне и пытается помочь справиться со стрессом, но я все равно немного расслабился. Не каждый день оказываешься в одном ряду с Властителем.

- Но, но! Не возгордись, - усмехнулся Ахмет, услышав мои мысли.

Я поднял взгляд к небу. Челнок неподвижно висел всего в каких-то двухстах метрах над землей, не меняя положения.

- Что-то они не торопятся, - заметил я.

- Сканируют местность, - сказал Ахмет. - Будь ты сейчас на третьем ранге или выше, ты бы ощутил... хм... - министр помолчал. - В общем, это трудно объяснить, что именно бы ты почувствовал, но ты бы заметил, что они сканируют местность на предмет вероятной опасности.

- Какой именно? - не понял я.

- Вероятной, я же сказал. Они сканируют темпорально, - терпеливо разъяснил министр.

- А они... - начал было я, но Ахмет меня перебил.

- Нет, наших они не найдут. Наши способности превосходят их технику, - улыбнулся он.

- У них, наверное, полно оружия, - сказал я, глядя на сверкающий шар.

- С чего ты взял? - неодобрительно нахмурился министр.

- В моих снах они планировали вооруженный захват планеты, - будничным тоном сообщил я.

Ахмет потер ладонью лоб и тяжело вздохнул.

- Я забыл, с кем разговариваю. У меня сын твоего возраста, порядочный шалопай, хоть и восьмого ранга. Да, Никита, у них полно оружия. Я чувствую серьезную угрозу, исходящую от этого шарика, - он кивнул на челнок.

- О черт! - выругался я, ощущая, как меня вот уже в который раз за этот день накрывает видениями.

- Тебе помочь? - встревожился Ахмет. - Что ты видишь?

На сей раз ощущения были двойственными. Я не потерял ощущения своего тела, не упал, парализованный. Я вполне контролировал себя, но к моей картине восприятия добавилась еще одна.

- Ты видишь челнок изнутри? - растерялся Ахмет. - Не может быть... Ах, как некстати! Они садятся! - воскликнул он, глянув на небо.

4. Первый контакт

- Их двое? - в десятый, кажется, раз переспросил Метис.

- Да, двое, - с оттенком раздражения вновь ответил сидящий за аппаратурой Джейсон. - Двое, черт подери!

- Что-то здесь нечисто, - недовольно пробурчал Метис, поправляя перевязь с плазмометом.

- Нечисто - зачистим, - усмехнувшись, повторил Слон негласный девиз "чистящих".

Боксер недовольно похлопал себя по полимерному нагруднику.

- А местные не испугаются, что мы без галстуков? - спросил он.

- Пусть пугаются, - отозвался Берсерк, поправляя и включая шлем. - Пусть видят, кто мы и что можем.

- Тогда давайте сразу какой-нибудь город термитами зальем, а? - весело предложил Джейсон. - Чтоб они совсем ни минуты не сомневались.

- Тебе бы все шуточки, - раздражался Метис. - Какого черта их всего двое?

- А сколько тебе надо? - спросил Слон.

- Черт тебя дери! - взорвался Метис. - Мы возвращаемся! Мы угрожаем им войной! Мы, дьявол нас сожри, можем высадить вооруженный десант и разнести тут все в пыль! Где охрана? - рявкнул он, показывая на монитор с изображением посадочного поля. - Где дипломаты? Где, черт подери, снайперы? Там какой-то мужик с пацаном и все!

- Замолчи, - процедил сквозь зубы Берсерк, хмуро глядя на мониторы. - Наших дипломатов перепугаешь.

- Кстати, пойду гляну, как они там, - сказал Слон и перешел в соседний отсек.

- Какие виды сканирования ты уже запускал? - спросил Берсерк у Джейсона.

- Все, какие только есть на этой посудине, - Джейсон развел руками. - Если бы там кто-то был, кроме этих двоих, мы бы его обнаружили.

- Есть еще вариант, - как бы невзначай заметил Боксер.

- Нет. - Берсерк покачал головой. - На планете нет такой технической базы, чтобы создавать нейтрализующее поле. Придется смириться с тем, что нас встречают без ковровой дорожки.

Вошел Слон.

- Ну, - сказал он, - наши послы уже готовы. Можем садится.

Джейсон вопросительно посмотрел на Берсерка.

- Сажай, - кивнул тот.

Датчики изменили показания, отображая плавное снижение, но внутри челнока это никак не ощущалось. Система гравитационного контроля работала прекрасно.

- А помнишь в Гжеле? - ухмыльнувшись, внезапно спросил у Берсерка Боксер.

- Да, кораблю тогда не повезло, - с улыбкой отозвался командир пятерки.

- Еще бы, ядерным зарядом по торговому транспортнику, - заметил Слон. - Странно, что мы тогда выжили.

- Но мы выжили, - фыркнул Метис, - и еще умудрились разбомбить тот чертов город.

Джейсон с интересом слушал их, вертя головой от одного к другому. Он был самым молодым в отряде, участвовал только в двух операциях, поэтому не получил еще даже боевого прозвища. Об упоминаемой только что Гжеле он раньше слышал только из сплетен сокурсников, и для него стало открытием, что памятный многим ветеранам ядерный конфликт с Эмиратом закончился именно благодаря работе его нынешних сослуживцев.

- Я даже и не знал, что там вы были, - сказал он.

Бойцы захохотали.

- Вообще, это военная тайна, - ухмыляясь, сказал Боксер.

- Да, - подтвердил Берсерк. - Теперь нас всех должны расстрелять, мы нарушили подписку о неразглашении.

Джейсон неуверенно улыбнулся, а ветераны вновь засмеялись.

- Плевать, - пожал плечами Слон. - Мы давали подписку государству, которого уже не существует.

- Действительно, - задумался Боксер. - После объединения планеты... Так это что, - внезапно посерьезнел он, - наша присяга тоже уже недействительна?

- Поздравляю, - с трудом сдерживая смех, сказал Берсерк. - Всего пять лет прошло, а ты уже все понял. Да, мы не можем присягать Сенату Новерки, это указано в нашей предыдущей клятве. Формально мы не находимся на службе, - с усмешкой добавил он.

- Я давал присягу уже после объединения, - нахмурился Джейсон.

- Да, - подтвердил Берсерк, поворачиваясь к нему. - По документам ты единственный, кто состоит в отряде.

- То есть, потомки будут считать, что он в одиночку захватил штаб мятежников? - спросил Слон.

Все четверо посмотрели на Джейсона и вновь разразились смехом.

- Я - герой, - скромно сказал тот.

- Так, отставить смех, мы почти сели, - вмиг посерьезнел Берсерк, глянув на мониторы. - Джейсон, остаешься в корабле, остальные за мной.

- Есть, - хором отозвались все.

Отряд в полном боевом облачении последовал за командиром. Послы, три человека в обычных деловых костюмах, крой которых традиционно не менялся вот уже лет пятьсот, ждали у выходного шлюза и сильно нервничали.

- Господин майор, - обратился к Берсерку один из них, видимо старший. - Неужели там настолько опасно, что потребовалось все это вооружение?

- Нет. - Голос из динамика герметичного шлема звучал холодно и отстраненно. - Там всего два человека, они не представляют опасности.

- Но зачем...- начал было снова посол.

- Мы действуем по инструкции, - отрезал Берсерк. - Готовьтесь к высадке.

Послы встревожено переглянулись.

- А нам не дадут никаких средств... индивидуальной защиты? - спросил другой посол.

- У нас мирная миссия, - сказал Берсерк как можно холоднее, чтобы они, наконец, замолкли.

- До приземления тридцать секунд, - сообщил по внутренней связи Джейсон. - Приготовьтесь.

Последние секунды до приземления прошли в напряженном молчании. По данным компьютера среда за бортом не представляла никакой опасности для жизни, но закаленные в боях воины были уверены, что техника ошибается ("Она, мать ее, всегда несвоевременно ошибается!" - выразился Метис), и не собирались расслабляться. Послы же вообще боялись всего на свете. Берсерк поморщился. Он никогда не понимал смысла профессии переговорщика. Да, сильный и умелый человек убедит более слабого в чем угодно, но превращать пустые разговоры в ремесло? "Есть сила, а есть слабость" - подумал он, перехватывая лазерное ружье поудобнее. "Сильный всегда доминирует над слабым. Сильный должен править, а слабый подчиняться".

- Поздравляю! - громогласно воскликнул Джейсон в динамиках. - Итак, дамы и господа, мы удачно сели на историческую родину нашего биологического вида! Вы идите, а я чего-нибудь выпью по такому чудесному поводу.

- А парень нервничает, - заметил Слон.

- Я тоже, - мрачно отозвался Метис.

- Открыть шлюз, - приказал Берсерк.

Стена перед ними начала буквально таять в воздухе. Корабль искажал гравитационное поле, поэтому не было надобности в специальной двери, ее можно было проделать в любой части корабля. Одновременно бортовой компьютер создал силовое поле у них за спинами, чтобы воздух снаружи не смешивался с экосистемой челнока.

Берсерк молча шагнул в образовавшуюся дыру. Челнок висел над землей на высоте около двух метров, но его поле не дало Берсерку упасть. Он плавно спускался, переступая ногами прямо по воздуху. Со стороны казалось, что он летит. Следом за ним вышли Боксер и Метис. Когда Берсерк, наконец, коснулся земли из челнока вышли напряженные послы. Шагая по воздуху, они постоянно оглядывались на корабль, но стоящий на выходе Слон в боевой броне с тяжелым электромагнитным импульсником на плече пугал их едва ли не больше, чем неизвестная планета впереди.

Берсерк медленно обвел взглядом поле, нарочито игнорируя двух спокойно стоящих поодаль людей. Кроме них, никого. Совсем никого. Берсерк непроизвольно сжал ружье. В небе не было птиц, даже мошки не кружили вокруг. "Впрочем, - тут же заметил он самому себе, - что я знаю об экологии этой планеты? Может быть, именно в этой климатической зоне никаких мух и не водится". Однако эта мысль его не успокоила.

Отряд построился правильным квадратом, углами которого стали бойцы, а в центр были заключены послы. Берсерк неприятно удивился, когда понял, что не помнит их имен.

- Отключить внешние динамики, - приказал Берсерк. - Будем общаться по закрытому каналу.

Встречающие, если их можно было так назвать, по-прежнему стояли метрах в ста от челнока, ничем не выражая ни желания приблизиться, ни уйти. Берсерк жестом приказал группе двигаться к ним, однако сам с каждым шагом становился все тревожнее. Слишком уж спокойны они были, да и одеты странно: на мальчишке лишь светлые шорты до колен, а дед и вовсе в какой-то помятой робе, сильно напоминающей пижаму.

- А у паренька неплохие мускулы, - заметил Слон. - Лицом ему лет семнадцать, а телом... У меня такие только к двадцати пяти стали намечаться.

- Что, завидно? - усмехнулся Метис.

- Какого черта они стоят? - пробормотал Берсерк, не обращая внимания на болтовню сослуживцев.

- Может, таков их обычай? - предположил Боксер.

- Ага. Посылать встречать космический корабль старика и мальчишку, - скептически отозвался Слон. - Видимо, частенько у них челноки садятся.

- Защити меня, Святая Мария, - пробормотал Метис. - Этот дед на меня как-то странно смотрит.

Когда до аборигенов оставалось не более двадцати шагов, мужчина вдруг повернул голову к подростку и что-то быстро ему сказал. Мальчишка кивнул.

- Чей-нибудь анализатор распознал язык? - спросил Берсерк, с досадой глядя на бегущую строку в экране шлема.

- Мне шлем написал, что это какой-то диалект китайского, - удивленно сказал Метис. - Странно, они же оба европейцы.

- Ну, у пацана глаза узковаты... Слегка... - заметил Боксер.

- Нормальные у него глаза, - сказал Слон. - Это компьютеры глючат. Мой написал, что это санскрит.

- Да, и впрямь... - Берсерк проглядел статистику работы брони. - Тут сильное искажение магнитного поля. С чего бы? И почему челнок ничего не сообщил?

- Эй, ребята, - раздался в костюмах голос Джейсона, - у меня тут какая-то ошибка... В общем, компьютер говорит, что у вас там магнитная буря внезапно возникла.

Слон усмехнулся, Метис выругался.

- Спасибо, Джейсон, - мрачно поблагодарил его Боксер.

Они остановились на расстоянии пяти метров от аборигенов.

- Ну, вперед, - подбодрил послов Берсерк.

Однако те, уже поверив, что им ничего не угрожает, сами направились к местным.

- Добрый день, - сказал старший посол, сделав пару шагов и остановившись. - Вы понимаете мой язык? Это английский.

Старик слегка прикрыл глаза, что-то беззвучно прошептал.

- Не понимает, - сказал один из младших послов. - Нужно попробовать на...

- Добро пожаловать, - внезапно сказал абориген, будто проснувшись от дремы. - Мы рады видеть вас здесь.

- Мы тоже, - немного растерявшись, отозвался старший посол, но быстро взял себя в руки. - Мы прилетели с мирными намерениями, дабы, наконец, объединить человеческий род, который долгие века был так трагично разделен! - Посол говорил четко, с точно расставленными смысловыми ударениями.

"Что ж, не даром свой хлеб ест" - подумал Берсерк.

Мальчишка, до этого момента молча пялившийся на послов, вдруг повернул лицо к командиру пятерки. У Берсерка поползли мурашки по спине. "Что у него с глазами, черт возьми?!" Глаза подростка сияли как подсвеченные изнутри черепа слабым фонарем. Парень, будто почувствовав страх Берсерка, тут же потупил взгляд и отвернулся.

- Мы рады, что вы так говорите, - сказал старик, - но тогда зачем вам столько оружия? - он вытянул руку и пальцем указал на электромагнитную пушку Слона, который стоял ближе всего к аборигенам. - Неужели вы нас так сильно боитесь?

- С ними явно что-то не так, - напряженно сказал Берсерк. - Они себя странно ведут.

- Они нас совсем не боятся, - отозвался Метис. - Мне это совсем не нравится. Может, к черту эти разговоры?

При этих его словах мальчишка будто вздрогнул и бросил быстрый, настороженный взгляд на Метиса.

- Ты видел? - Берсерк почти кричал, слава Богу, шлем не пропускал никаких звуков вовне. - Я готов поклясться, он слышал твои слова!

Тем временем послы пытались выкрутиться.

- Это не для нападения, уверяю вас, - начал юлить старший посол, - Только для обороны, для защиты наших жизней. Мы мало знакомы с этой планетой, мы боялись встретить нечто, что может причинить нам вред.

- Например, пожилого мужчину и молодого парня, которые, конечно, потенциально могут представлять очень большую угрозу для жизни и здоровья космических путешественников, - в голосе старика звучал откровенный сарказм.

- Но... - начал было посол, но старик властным жестом заставил его замолчать.

- Не это сейчас важно, - проговорил он. - Нас очень интересует, на какой основе вы планируете строить наши дальнейшие взаимоотношения?

- Мы можем... - посол запнулся. - А не лучше будет обсудить этот вопрос с тем, кто будет иметь полномочия принимать решения...

- Я уполномочен принимать любые решения, - перебил его старик. - Любые, - подчеркнул он.

- Твою мать! Тут точно где-то засада! - не выдержал Метис и, матерясь вполголоса, запустил боевой анализатор.

- Надо убираться, - лаконично заявил Боксер.

- Нужно захватить одного из них. Лучше старика, он говорит по-английски, - сказал Берсерк. - Нам нужна информация.

- На счет три? - иронично предложил Слон. - А послы?

- Черт с ними, - ответил Берсерк. - У нас нет приказа их защищать. Итак... Три! - Берсерк вскинул ружье для стрельбы, одновременно переключая его на парализующий режим, но в этот момент мальчишка вдруг что-то громко крикнул...

Дальше Берсерк увидел сначала облака, потом землю, причем он успел даже удивиться, как она внезапно стала далека, и вновь облака. Через некоторое время он понял, что лежит на спине, не может пошевелиться, и его голова гудит, как расколотый колокол.

С огромным трудом он сумел приподняться на локтях, с удивлением обнаружив, что его броня все еще работает. Но еще больше он удивился, когда увидел, что его непобедимая команда лежит хаотично разбросанная по бетону, послы стоят на том же месте, вжавшись друг в друга от страха, а старика с мальчишкой нигде нет.

- Эй, ребята! Эй! Вы там живы? Прием! Эй, вашу мать, ответьте хоть кто-нибудь? Что там у вас твориться?! - голос Джейсона противно лез в сознание.

Тряхнув головой, Берсерк, наконец, сумел собраться с мыслями.

- Вы там живы вообще?!

- Живы, - пробормотал Берсерк, поднимаясь на ноги. - Наверное...

- Берсерк! - обрадовался Джейсон. - Что там у вас происходит? Мне компьютер заявляет, что необходимо применение тяжелого вооружения! На вас там что, армия напала?

- Нет, - подал голос Слон и выругался. - На нас напал один дед, владеющий кунг-фу.

- Ты видел, что произошло? - спросил у него Берсерк.

Слон неторопливо поднялся с земли, поискал глазами свой импульсник, не нашел и вновь выматерился.

- Ничего я не видел, - сказал он, когда поток ругательств немного иссяк. - Этот дед взмахнул руками, а потом я куда-то полетел и все. Да где мой электромаг? - воскликнул он.

Берсерк огляделся. Оружия действительно нигде не было видно.

- Наверное, они забрали его с собой, - предположил он. - Хватит рассуждать, пора уходить.

Он махнул рукой послам, указывая в сторону корабля, и те, будто ждав приглашения, тут же бегом кинулись к челноку.

Боксер сердито оттолкнул Слона, когда тот попытался помочь ему подняться, и быстро встал сам.

- Что там с ним? - спросил Слон у Берсерка, склонившегося над все еще остающемся без сознания Метисом.

- Сотрясение, видимо, - отозвался командир, осторожно приподнимая товарища. - Что стоите? Помогите мне!

Втроем они донесли бесчувственного соратника до челнока и погрузились внутрь.

- Мне с самого начала здесь не понравилось, - расслышали они бормотание друга.

5. Властитель

Я сидел на кровати в своей комнате и страдал. Мать вообразила себе, что пришельцы могли меня убить, и отчитывала меня за мое "безрассудное поведение". Я обвел комнату взглядом, стараясь не слушать гневных речей. Это даже не комната, а флигель. Через одну дверь можно попасть в дом, а через другую - незаметно для тех, кто в доме, выйти на улицу. Очень удобно. Легко можно смыться из дому в любое время дня и ночи.

- Да все со мной нормально, - устало повторил я уже, наверное, тысячный раз. - Ничего со мной не случилось.

Мать, тем не менее, продолжала громко кудахтать, как перепуганная курица. Псиоником она была крайне слабым, двенадцатый ранг, поэтому просто почувствовать, что я уже устал от ее чрезмерной заботы, она не могла, а насильно внушать ей это я не хотел. Вот же проклятый ДНК-тест, ну почему он показал при создании моего тела, что я не стану сильнее десятого ранга? Сейчас бы жил, быть может, даже с Феликсом или с иным высоким псиоником. Но нет, из-за ошибки, вероятность которой была около одной десятитысячной процента, я живу с людьми, которые напрягаются, чтобы бесконтактно перелистнуть страницу книги, не говоря уже о чтении мыслей... Хотя, с другой стороны, это неплохо, что они не слышат моих мыслей... Стоит над этим поразмыслить.

- И пусть Властитель никогда не ошибается, но даже ему не дано видеть всего! - в запале воскликнула мать. Я даже вздрогнул.

- Властитель не приказал бы мне отправляться туда, если бы мне хоть что-то угрожало, - твердо сказал я. - Он знает больше нас. И, как видишь, со мной все в порядке.

Мать вздохнула.

- Вот появятся у тебя свои дети, поймешь, - сказала она, махнув рукой, и ушла к себе, оставив меня одного.

- Наконец-то тишина... - не успел я договорить, как почувствовал Алису. - Ну вот, - вздохнул я.

"Входи" - передал я ей, прежде чем она дотянулась до меня своей силой.

Дверь резко распахнулась, но не ударила в стену, а за миллиметр до нее остановилась, удерживаемая моей волей.

- Никак тебя врасплох не застанешь, - недовольно сказала вошедшая Алиса, прикрывая дверь за собой.

- Я же вижу будущее, - самодовольно отозвался я, улыбаясь.

Алиса молча подошла и забралась с ногами в кресло, стоявшее напротив моей кровати.

- Рассказывай, не томи, - сказала она.

Я слегка прикрыл глаза, концентрируясь, вспомнил, как все было...

- Не надо, - пискнула девушка, но поздно. Поток информации уже ворвался в ее сознание.

Я улегся на спину, закинув руки за голову, ожидая. Минуты через две взгляд Алисы вновь обрел осмысленность, она тряхнула головой и, поморщившись, потерла виски.

- Не делай так больше, - сердито сказала она. - По крайней мере, спрашивай сначала.

- Хорошо, - покорно согласился я.

- Не совсем пойму, что у вас там случилось в конце, - Алиса задумчиво нахмурилась. - Они собирались на вас напасть?

- Да, - отозвался я. - Но Ахмет раскидал их, забрал оружие и унес меня оттуда.

- А зачем нам их оружие? - спросила Алиса.

- Мы, возможно, будем воевать, - равнодушно отозвался я. - Нужно узнать, будут ли наши силы защищать нас от их атак, или же необходимо придумать что-нибудь новое.

- Это Ахмет сказал? - удивилась она.

- Это я так подумал, - недовольно ответил я и перевернулся на бок, чтобы лучше видеть Алису.

"Ты боялась за меня?"

"Боялась" - призналась она.

Я довольно улыбнулся.

- Не подумай лишнего, - погрозила она мне пальчиком. - Я боялась, что с моим другом что-нибудь случится, не больше.

"Ну да. Я пока не слышу твоих мыслей, но я эмпат, не забывай".

- Я тоже, и что? - иронично спросила она.

- И что ты чувствуешь во мне? - с интересом спросил я.

- Не уходи от темы разговора. - Щеки ее все-таки слегка порозовели. - Так что будет дальше?

Я пожал плечами.

- Ну ты как думаешь? - настаивала она.

- Будет война, если они не улетят, - сказал я. - А они не улетят просто так.

- Ты так спокойно об этом говоришь... - после недолгого молчания сказала Алиса. - Война... Это же страшно...

- Да, мы не можем их убивать... - сказал я. - А они нас, скорее всего, могут.

- А Властитель не может просто вышвырнуть их корабли из нашей системы? - спросила она.

- Если бы мог, он, наверное, уже сделал бы это, - неуверенно сказал я. - Но их техника не намного уступает псионике.

Алиса молчала. Ее что-то сильно тревожило, я даже слышал отдельные слова...

- Ты беспокоишься... что... - я немного напрягся, вслушиваясь в ее мысли, - именно я вижу этих людей? - закончил я предложение.

- Да... - немного удивленно отозвалась она. - Ты читаешь мои мысли?

- Действительно... - Я тоже удивился. Значит, пока слышал, не удивлялся... - Пятый ранг. - Я улыбнулся.

Алиса тоже улыбнулась, но потом вновь помрачнела.

- Ты как-то связан с теми солдатами. Помнишь уроки по закону кармы?

- Конечно, - кивнул я. - Следствие имеет причину. Но моя сила выходит за пределы настоящего времени, и причина может быть сокрыта в будущем.

- Я вижу, ты уже думал над этим, - заметила она.

Я усмехнулся.

- Конечно. Станешь задумываться, когда почти каждый день видишь армию, собирающуюся вторгнуться в твой дом.

- А я все-таки думаю, что войны не будет... - тихо сказала девушка.

- Тебе страшно, - понимающе кивнул я. - Мне тоже. Но эти люди жестоки... Они не чувствуют чужой боли...

Я замолчал, задумавшись о том, как же древним людям было тяжело понимать друг друга без псионики, без эмпатии...

- Кстати, когда Феликс забрал тебя, ко всем людям обратился Властитель, - сказала Алиса, нарушив затянувшееся молчание.

- Напрямую? - заинтересовался я.

- Да. Полный контакт, можно было даже вопросы задавать, - кивнула Алиса.

- И что ты спросила? - я слегка улыбнулся.

- Спросила про тебя, - серьезно ответила Алиса. - Властитель сказал, чтобы я не беспокоилась, и с тобой все будет в порядке. Он даже пообещал.

- Полный контакт с каждым человеком? - Я сменил тему, чтобы скрыть смущение. - Какой же громадной силой он все-таки обладает...

- Помнишь, древние верили в личностных богов? Иногда мне кажется, что Властитель - один из них, - сказала Алиса.

- Точно, - со смехом согласился я. - Гермес Трисмегист.

- Нет, Тот, сын Пта, - рассмеялась Алиса. - А наша конституция это Священная Книга Тота.

- Тем более что в ней двадцать две главы, - расхохотался я.

- Кощунствуете? Ну-ну, - иронично спросил Феликс, материализовавшись в комнате.

- Я скоро креститься при его появлении начну, - пробормотала Алиса. Нет, это ее увлечение древними религиями до добра не доведет!

- Раньше вы стучались, - недовольно сказал я, приподнимаясь с кровати.

- Раньше на нашу планету не прилетали захватчики, - ответил Феликс. - Собирайся, Властитель поручил мне тебя доставить.

- Да я, собственно, собран и морально готов ко всему, - сказал я, - но что на этот раз случилось?

Феликс сделал неопределенный взмах рукой.

- Они опять на дипломатию надеются, - сообщил завуч. - Сумели вычислить здание правительства и высаживаются перед ним через... - Феликс на секунду умолк, по-видимому, проглядывая будущее, - через час и четырнадцать минут.

- А почему они раньше так не сделали? - спросила Алиса. - Зачем они садились на том пустыре?

- Это же очевидно, они проверяли наш уровень технического развития. Сможем мы вычислить точку их приземления или нет, - пояснил Феликс.

- А-а... - протянула Алиса.

- Ну, если у твоей подруги больше нет вопросов, то нам пора, - сказал Феликс, протягивая мне руку.

- Увидимся, - сказал я Алисе, сжимая его ладонь.

Мир исчез раньше, чем она успела что-нибудь ответить. Но на этот раз сквозь тьму, я сумел разглядеть какие-то неясные серые образы, смутно напоминавшие человеческие фигуры.

"Ты стал сильнее" - услышал я импульс от Феликса.

Прежде чем я придумал какой-нибудь ответ, мы буквально вывалились обратно в реальность. Точнее, Феликс нормально вышел, а я споткнулся обо что-то и покатился кубарем.

- Где это мы? - спросил я, встав, и, потирая ушибленный локоть, принялся изумленно озираться по сторонам. Мы находились в каком-то огромном, метров сто в длину и не меньше тридцать в ширину, зале с непомерно высокими потолками. По центру стоял необыкновенно длинный деревянный стол, практически такой же, что и зал, длины. Вдоль стен стояли белые статуи, изображавшие вдоль левой от меня стены древнегреческих, а вдоль правой - древнеримских богов и богинь, причем каждой статуе соответствовало место за столом. Получалось, во главе восседал Зевс-Юпитер, по правую руку от него сидели римляне, а по левую - греки. Мое внимание сразу привлек красивый овальный щит Зевса, удерживаемый богом в левой руке. Щит как будто сиял внутренним огнем, освещая зал. Вот же великий мастер его, наверное, изваял...

- Мы в Доме правительства. Зал для совещаний, - пояснил Феликс. - Он никогда раньше не использовался, так что я тут тоже в первый раз. Думаю, на гостей он произведет впечатление, - хмыкнул он.

- Властитель тоже придет? - спросил я.

- Я уже здесь, - услышал я за спиной и, вздрогнув, обернулся.

Властитель стоял в паре шагов от меня, одетый в такой же нелепый наряд, каким меня не так давно удивили послы с Новерки. Но даже эта убогая одежда не могла скрыть совершенства идеального человека. Лицо Властителя, с безупречно правильными чертами, его стройная, но могучая фигура, излучающая уверенность и силу, голос с неповторимыми интонациями и тембром, вызывающем желание слушать его снова и снова - все это призывало склониться и признать над собою власть этого почти божественного существа. Я не стал противиться желанию тела и опустился на одно колено, опустив голову в поклоне. Краем глаза я заметил, что Феликс сделал то же самое.

- Встаньте, - спокойно сказал Властитель, прижимая ладони к груди и кивая. - Я рад, что вы пришли первыми. - Он подождал, пока мы поднимемся, и сказал, глянув на Феликса, - нам с Никитой нужно поговорить наедине.

Феликс кивнул и немедленно исчез.

Властитель посмотрел на меня. Его глаза странно меняли цвет при малейшем движении, переливаясь от небесно-голубого цвета до темно-красного.

- О чем ты хочешь поговорить? - спросил я, тут же страшно удивившись подобному панибратскому обращению со своей стороны, но сказать Властителю "вы" мне почему-то показалось еще более оскорбительным.

- О них, о чем же еще, - сказал он, указав пальцем в потолок. - Давай присядем, - он слегка махнул рукой и два кресла отъехали от стола и оказались у нас за спинами.

- Нет, - сказал он в ответ на мою невысказанную мысль, когда мы сели, - я не нуждаюсь в физических жестах, но так для людей психологически проще. Если бы стулья начали двигаться сами, ты бы испытал дискомфорт, - пояснил он.

- Да, - согласился я. - Когда я усилием воли кипячу воду прямо в кружке, чтобы попить чаю, мои родители тоже немного пугаются.

Властитель улыбнулся, причем пресловутая "улыбка Будды" даже примерно не передавала всю массу тепла, которую сейчас излучало лицо Властителя.

- У нас сорок минут, чтобы все обсудить, - сказал он, переходя к делу. - Итак, ты видишь их корабль изнутри, верно?

- Ты же знаешь, - скромно подтвердил я.

Он кивнул.

- Их корабль окружен энергетической защитой. Очень мощной. Настолько, что мой взор не может пробиться сквозь нее, - сказал Властитель. - Ты единственный из псиоников, кто может это сделать.

Я застыл. Я сделал что-то, что недоступно Властителю?

- Именно так, - подтвердил он. - Они создали технологию, которую сами еще не понимают, и я сомневаюсь, что когда-либо поймут. Но важно не это, а то, что я бессилен против них.

Я потер виски ладонями. Существо, которое по своим возможностям является наиболее близким к Богу, признается мне в своем бессилии?

- Этого не может быть, - пробормотал я.

- Это есть.

- Но я же могу? - спросил я. - Значит, это и тебе должно быть доступно...

- Именно это я и хочу понять: как ты это делаешь, - сказал Властитель. - Мне нужна твоя помощь. Я собираюсь проникнуть в твой разум, принять на себя твою личность и, если можно так выразиться, "изнутри" тебя понять, что именно ты делаешь.

- Что я должен делать? - спросил я, напрягшись, готовый выполнить любой приказ.

- Расслабься и закрой глаза, - повелел Властитель.

Я послушно откинулся на спинку стула и опустил веки.

6. Какой ты есть на самом деле

Глаза мои внезапно распахнулись, и я увидел пустое небо, как будто без воздуха, наполненное одним лишь светом. Сквозь него проходила прекрасная радуга, но ни начала ее, ни конца я увидеть не сумел. Все это было окружено необыкновенно красивым переливающимся сиянием...

Всего миг длилось это видение, и я полетел куда-то вниз. Разум помутился от страха, и в глазах снова потемнело.

Когда я очнулся, я понял, что лежу на поросшей мелкой травой земле. Приподнявшись и оглядевшись, я обнаружил, что нахожусь в ивовой роще, и в десятке шагов от меня берег небольшого, идеально круглого озера, наполненного блестящей под ярким светом солнца хрустально чистой водой. Стоило мне взглянуть на него, как я ощутил сильнейшую жажду, мысли спутались, и я попытался приблизиться к воде. Но тело странно не повиновалось мне, я даже не мог подняться с земли. Я не чувствовал страха, лишь сильное неудобство. Продолжая бессмысленно двигать руками и ногами, я вдруг был поражен мыслью, а где я, собственно, нахожусь? Перестав дергаться, я огляделся еще раз, все более и более наполняемый тревогой.

- Что со мной? - попытался произнести я, но губы не повиновались. Однако эти слова как бы прозвучали, ибо я услышал их.

Непроизвольно опустив взгляд, я увидел собственные ладони. Сознание вмиг обрело ясность, окружающий мир стал более четким, а тело - послушным. Кое-как встав на ноги, я вновь огляделся, все более и более поддаваясь изумлению. Деревья напоминали ивы, но, несомненно, не были ими. Едва ли это были вообще деревья: они странно шевелились, кора была неестественно гладкой и темной, листья как будто сливались в единое зеленое пламя, охватившее ветви. Я поднял взгляд выше и замер. Такого красивого неба я не видел никогда. Темное, слегка алеющее, будто на рассвете, оно было усеяно звездами, более того - были видны целые звездные системы и галактики. Стоило сконцентрировать взгляд на одной звезде, как она будто увеличивалась, позволяя разглядеть себя в малейших подробностях. С огромным трудом сумев отвести очарованный взор от неба, я посмотрел на озеро. Нет, таких озер тоже не существует: ровная, будто зеркало, водная гладь была идеально прозрачной, не отражала ничего, кроме звездного неба.

Я подошел к краю воды, заглянул в нее. Суеверный ужас сковал мое тело и притупил разум - у озера не было дна. Я смотрел, как огромная толща воды уходит в темную бесконечность, и меня захватывало ощущение, что и меня вот-вот поглотит эта бездна. Тело вновь перестало повиноваться, оно само по себе начало клониться к воде. Я не видел деревьев за моей спиной, но знал, что они тянутся сейчас ко мне своими жуткими ветвями, стремясь подтолкнуть меня в пропасть.

- Не хочу! - прорычал я, чудовищным усилием воли отбрасывая свое тело от воды и падая на спину.

Темные ивы тут же нависли надо мной.

- Прочь! - крикнул я, яростно взмахивая руками.

Деревья задрожали и растаяли, подобно уходящему в небо дыму от костра. Мир вокруг посветлел, и я понял, что лежу на бескрайней равнине, под бесконечным небом. Но теперь эта бесконечность не пугала, а напротив, вселяла уверенность и сознание собственного могущества. Я поднялся, и откуда-то сверху, из этой прекрасной бездны полился сияющий свет. Я внезапно ощутил свое с ним тождество, свет отражал мою внутреннюю суть, нет, он был ею! Я и свет - едины!

Я протянул к небу руки, уже собираясь прокричать ему о нашем единстве...

- Стой! - за спиной раздался властный, но красивый и мелодичный голос.

Я обернулся.

- Еще не время, - сказал Властитель. - Еще рано. Ты придешь туда. Скоро. Но не сейчас.

Он стоял далеко от меня, отделенный как будто стеной непроницаемой тьмы, но я ясно видел его и слышал его голос. Мой свет не сиял над ним, но я вдруг понял, что Властитель познал и принял свой свет давным-давно, гораздо раньше, чем это можно представить...

- Здесь у меня нет власти над тобой, - сказал он. - Поэтому я лишь прошу: останься.

Я вновь посмотрел вверх, чувствуя правоту Властителя и одновременно свою вину перед светом. Но небо не корило меня, свет не исчез. Я понял, что теперь всегда буду видеть его, в любой момент, в любом времени и месте. Но сейчас я должен покинуть его. Временно.

Свет померк, и я снова ощутил, что падаю. На сей раз я не боялся и мог спокойно наблюдать за несущимися вокруг картинами. Я несся будто сквозь ось вращающегося колеса, где ободом были сменяющие друг друга образы. Одни напоминали мне мой дом, друзей, другие походили на животных, порой виднелись странные крылатые фигуры в бесформенных одеяниях. Пару раз я видел настоящих чудовищ, мерзких и отвратительных. Но они тут же сменялись дворцами и небесной красоты ликами, преисполненными величия и благородства.

Короткая вспышка - все исчезло. Я вновь оказался на некой равнине, но на этот раз здесь присутствовала живая природа: земля была покрыта травой, чуть поодаль виднелась зеленая роща, но самое главное - я чувствовал присутствие других людей. Чуть напрягшись, я смог их увидеть и очень удивился. Людей было огромное множество, но большинство их них не замечало меня. Многие из них метались словно сумасшедшие, кричали, молили кого-то о чем-то... Другие творили чудеса: меняли окружение, мгновенно возводя и тут же руша дворцы и храмы, создавая разные вещи и даже других людей, наслаждались ими, меняли свой облик и даже число... Но я видел истинную суть их творений - иллюзия, самообман. Не знаю откуда, но я твердо знал: этот мир лишь отражение моей сути, все, что я могу здесь сотворить уже познано мной, а значит это не может научить меня ничему.

Мое внимание привлек одинокий человек, стоявший поодаль от меня и безучастно взиравший на окружающую его возню. Он не творил, ничего не говорил, однако весь его облик выражал огромную силу, сдерживаемую могучей волей.

Стоило мне заинтересоваться им и сделать шаг в его направлении, мир стремительно скользнул, и я оказался рядом с этим странным человеком. Он резко обернулся ко мне.

- Властитель? - удивился я, но уже через миг понял свою ошибку. Человек был похож на Властителя почти как клон, но я увидел разницу, и она ужаснула меня. Человек предо мной не был красивее, не был более статным или же изящным, но стоило мне разглядеть его, как все великолепие Властителя показалось мне жалкой и не очень удачной пародией. Можно сколько угодно восхищаться отражением луны в озере, но стоит поднять взор к небу...

- Твой Властитель не я, - ответил человек. Голос его был странно-завораживающим, но не принуждал к подчинению, как это было с Властителем.

- Кто ты? - спросил я.

- Я - Победивший, - ответил он.

- Победивший кого? - не понял я.

Человек улыбнулся, как будто я сказал какую-то простительную нелепость, но промолчал.

- Что ты здесь делаешь? - спросил я, не найдя лучшего вопроса.

- Я всегда здесь был, просто ты никогда не замечал меня, - сказал Победивший, проигнорировав мой вопрос. - Но сейчас ты отворил дверь, и я вошел.

Он коснулся моего плеча рукой.

- Первый шаг сделан, - услышал я, прежде чем все исчезло.

7. Конец аудиенции

Вскрикнув, я очнулся.

- Спокойно, - сказал Властитель. - Где бы ты ни был прежде, сейчас ты в безопасности.

То ли его голос потерял свою силу, то ли во мне что-то изменилось, но у меня хватило дерзости заглянуть ему прямо в сияющие глаза.

- Ты узнал, что хотел? - спросил я.

- Отчасти, - ответил он бесстрастно, как и прежде, но что-то в его облике заставило меня насторожиться.

- Что-то не так?

Властитель отвернулся и поглядел куда-то сквозь потолок.

- Люди вот-вот прибудут, - сказал он. - С ними нет того, кого ты называешь Берсерком, поэтому твоя помощь не потребуется. Феликс! - позвал он.

Завуч тут же возник рядом с нами.

- Отведи Никиту домой, - поручил ему Властитель.

Феликс кивнул и взял меня за руку.

- Я хочу... - я не успел договорить, прежде чем Феликс утянул меня за собой.

- ...остаться, - сами собой закончили мои губы, когда мы вывалились обратно в мою комнату. Перемещение было мгновенным.

- Что это было? - пробормотал Феликс. Кажется, он тоже был удивлен такой скоростью. - Наверное, Властитель подтолкнул нас... - ответил он самому себе.

- Он и такое может? - удивился я.

Феликс пожал плечами.

- Я ухожу, - сообщил он и исчез.

Тяжело вздохнув, я подошел к своей кровати и рухнул на нее, словно спиленное дерево. И почему все всегда так плохо? Теперь сиди в стороне до следующего прозрения...

Внезапно мне в голову пришла одна интересная мысль: а зачем мне ждать видения? Ведь даже Властитель сказал, что дело исключительно во мне. Значит, я могу и сам, своей волей соединиться с Берсерком, глянуть на мир его глазами.

Я перевернулся на спину, расслабил все тело, как учили на уроках концентрации, погасил работу мысли. Сознание привычно наполнилось покоем, меня стало ощутимо покачивать. Однако тут я, вопреки всем урокам, создал в себе образ корабля, затем, когда вся его невообразимая громада предстала пред моим воображением, я попытался проникнуть в него, но не тут-то было. Как только я приближался к кораблю, нечто отталкивало меня и рушило иллюзию. После некоторых неудачных попыток я вспомнил слова Властителя о том, что корабль окружен непробиваемым для вторжения полем.

- Значит, пойдем изнутри, - прошептал я.

Я вновь сосредоточился, но на сей раз я представлял не корабль, а Берсерка-Аэрона. Вот он сидит в каюте, что-то говорит, вот он и один его товарищ встали, вышли и идут по коридору...

Видение колыхнулось, и я ощутил, как меня неудержимо тянет к созданному только что в воображении образу. Как будто чьи-то могучие руки вырвали меня из тела и понесли навстречу видению. Непонятный беспричинный страх стиснул меня ледяными объятиями, но уроки по проникновению в собственный разум не прошли даром; я сумел перебороть ужас перед неведомым и заставил себя нестись дальше по течению силы...

8. Что дальше?

- Что с тобой? - спросил Джейсон, заметив, что Берсерк внезапно нахмурился и стал коситься по сторонам.

- Да так, ерунда, - ответил Берсерк, тряхнув головой. - Слишком долго мы на этой посудине находимся, с ума схожу понемногу. Вот сейчас показалось, что за мной кто-то наблюдает, - признался он.

- Да, бывает, - философски заметил Слон, забирая только что принесенное пиво у официантки и раздавая кружки товарищам. - Выпей, полегчает, - посоветовал он, отхлебывая из большой кружки.

Берсерк еще раз обвел глазами помещение: небольшой бар, пятнадцать на пятнадцать метров, людей, кроме двух официанток, барменши и его бойцов, нет, скрытых камер, насколько позволял судить его чип, тоже не было. "Тогда откуда эта тревога?" - подумал он.

У барной стойки, метрах в пяти от него, Боксер что-то тихо шептал на ухо хорошенькой барменше, а та млела и соблазнительно прикусывала нижнюю губу... Джейсон и Метис, сидевшие за одним столиком с командиром, тоже наблюдали за ними. Слон демонстративно любовался пивной кружкой. Наконец, сладкая парочка покончила с прелюдиями, и девушка повела Боксера куда-то в подсобные помещения, причем вояка нагло лапал ее прямо на ходу.

Метис что-то недовольно пробурчал, уткнулся подбородком в грудь и скрестил руки на груди, всем своим видом изображая бесстрастность и отстраненность. Джейсон, напротив, провожал друга, а вернее барменшу, а еще вернее ее пышные бедра пристальным взглядом, изредка вздыхая. Слон продолжал созерцать пиво взглядом мудреца, познавшего Дао.

- И все-таки это несправедливо! - буркнул Метис.

- Да, - живо поддержал его Джейсон, - я бы ее тоже...

- Да я не об этом! - раздраженно махнул рукой Метис. - Я о посольстве.

- Мы провалили задание, - пожал плечами Слон. - Естественно, что нам не доверили его снова.

- Это я виноват, - сказал Берсерк. - Не нужно было атаковать.

- Ну почему же? - возразил Слон. - Как бы мы иначе узнали об их боевом потенциале?

- Мы и сейчас о нем ничего не знаем, - фыркнул Метис.

- Мы знаем, что наши сканеры не регистрируют их оружие, пока оно бездействует. Более того, наша персональная защита тоже не работает, - мрачно сказал Берсерк.

- Хуже, - заметил Джейсон, - вы были поражены в защитном поле челнока, так что, выходит, наши корабли тоже не защищены.

- По крайней мере, на корабле мы в полной безопасности, - сказал Метис. - Такую защиту пробить невозможно.

- Ну да, - согласился Джейсон. - Учитывая, что пока мы внутри, у нас даже связи с внешним миром, кроме иллюминаторов, нет...

- К черту связь! - Метис выругался. - Нам надавал по заднице какой-то невзрачный дед! Нам! Чистящим!

- Думаю, это была засада... - неуверенно предположил Берсерк.

- Не было там никого, - перебил его Джейсон. - Я на челноках этого класса с восьми лет летаю, если бы там еще кто-то материально присутствовал, я бы его засек. Жаль, что я не догадался энергосъемку включить, хоть бы увидели, откуда вас ударило...

- В смысле "материально"? - спросил Метис.

- Ну... Я имел в виду: в нашей вероятности Вселенной, - поправился Джейсон.

- А ты никогда не задумывался, почему сингулярная пушка так называется? - прищурившись, спросил Метис.

- Окстись, Метис, - буркнул Берсерк. - Там только заряд через вероятностное поле работает, да и энергии для выстрела потребуется почти столько же, сколько на открытие портала. А мы уже установили, что у них нет сколько-нибудь крупных источников энергии.

- Да и от нас после залпа даже протонов с нейтронами не осталось бы... - вполголоса сказал Слон, прихлебывая.

- То есть, это нам все-таки тот дедуля накидал, как я и сказал сначала, - иронично усмехнулся Метис. - Ну-ну.

Слон что-то пробормотал по-русски и едва слышно усмехнулся.

- А вы слышали про эксперименты хана Измаила с геномом? - понизив голос, спросил Джейсон.

Слон, Метис и Берсерк переглянулись и дружно расхохотались.

- Ну и ладно, - сердито сказал Джейсон.

- Да нет, ты не понял, - сказал Берсерк, жестом успокаивая товарищей. - Это мы его лабораторию взорвали.

- Да ладно, - скривился Джейсон, - вас как не послушаешь, так все вы.

- Проект "Химера", лаборатория "Эдем", - вполголоса сказал Слон.

Джейсон вдруг нахмурился и выматерился.

- Так это вы мне все испортили! - воскликнул он.

- В смысле? - спросил Метис.

- Я участвовал в "Химере", был сотрудником "Чистилища", - тихо, но зло сказал Джейсон. - Меня посылали собирать информацию, а вы сбросили на "Эдем" термоядерный заряд именно в тот день, когда меня должны были впервые туда провести!

- Так ты был шпионом? - удивился Метис.

- Радуйся, что мы не сбросили его немного позже, - усмехнулся Слон.

- И что ты успел узнать? - спросил Берсерк.

- Они расшифровали геном человека, - сказал Джейсон. - И нашли гены, отвечающие за так называемые "сверхспособности": телепатию, пирокинез и прочее.

- Ну и причем тут это? - не понял Метис.

- Я своими глазами видел жабу, формировавшую вокруг себя в момент опасности экранирующее поле, как на нашей броне, - сказал Джейсон. - Еще я видел, правда, в записи, как обезьяна телекинетическим ударом разбивала бетонную стену.

- Чушь это все, - пожал плечами Метис.

- Ты думаешь, что те люди изменили свои гены? - спросил Берсерк.

- Может быть. А может, просто эволюционировали, - предположил Джейсон.

- Ерунда, - стоял на своем Метис. - Я, конечно, допускаю, что после ядерной войны они могли мутировать, но не настолько же! Вспомните, те двое выглядели вполне нормально.

- Ничерта они не были нормальными. - Берсерк непроизвольно напрягся, вспомнив сияние в глазах мальчишки.

- Они были какие-то чересчур... - Слон замялся, подбирая нужное слово.

- Красивые, - подсказал ему Метис. - Правильные.

- Да, - согласился Слон. - Как будто их кто-то искусственно создал.

- Так, не увлекайтесь, - недовольно сказал Берсерк. - А не то мы так дойдем до идеи сумасшедшего гения, в одиночку создавшего новую расу существ для восстановления планеты.

- Кстати, - заметил Джейсон, - планету они действительно восстановили. Без генной инженерии им бы едва ли удалось восстановить погибшие после коллапса виды. А наши сканеры показали, что сегодняшняя их природа куда богаче той, что существовала на момент Исхода.

- Что толку с наших домыслов, - махнул рукой Берсерк. - Нам бы хоть одного взять и изучить...

- Если дипмиссия провалится, у вас будет такая возможность, - сказал вошедший в помещение Хедиссон. - Сидите, сидите, - разрешил он, видя, что никто из головорезов подниматься и приветствовать его не собирается. - Никакого уважения к старшим по званию.

Капитан взял за соседним столиком стул и сел рядом с Берсерком.

- Возможно потому, что сейчас вы не выше нас по званию, - предположил Слон.

- Да, Сенат Новерки проявил чудеса бюрократии и на время полета из адмирала превратил меня в капитана, - поморщился капитан. - Эти кретины испугались, что я объявлю себя наместником Земли. А у простого капитана крупнейшего в истории боевого корабля с мегатоннами вооружения на борту, способного создавать порталы и гасить звезды, таких полномочий как бы нет, - усмехнулся Хедиссон.

- Как идут переговоры? - спросил Берсерк.

- Понятия не имею, - пожал плечами Хедиссон. - Хотя догадаться нетрудно. Наши ослы, прошу прощения, наши послы сейчас сидят и, обливаясь холодным потом, дрожащими голосами зачитывают наши требования.

- Вам бы стихи писать, - заметил Слон. - А что именно мы у них требуем?

- Самую малость, - улыбнулся капитан. - Вассалитета. С полной передачей прав на планету любимому мною Сенату Новерки.

- А зачем... - удивился Метис, но капитан перебил его.

- Затем, что я тоже скован присягой и обязан выполнять указания Сената! - рявкнул он. - Эти толстомордые болваны дали такие инструкции!

- То есть, Сенат предполагал, что Земля все-таки населена людьми? - спросил Берсерк.

- Сомневаюсь. - Капитан покачал головой. - Просто эти бюрократы обожают просчитывать все возможные ситуации.

- Когда наших дипломатов пошлют куда подальше, что будем делать? - поинтересовался Метис.

- Тянуть время. Постараемся договориться хотя бы о нашем временном представительстве на планете, а потом, когда подойдут основные силы, нам уже не будет нужды с ними нянчиться.

- А почему бы нам не ударить самим? - подал голос Джейсон.

- Вы уже ударили, хватит, - скривился капитан. - Лучший отряд на этом корабле был выведен из строя двумя безоружными аборигенами. Блеск. Соврите хоть что-нибудь в свое оправдание.

- Там была засада, - сказал Метис.

- Мы предали Новерке и хотели сдаться землянам, но нас не приняли, - предложил Слон.

- Очень смешно.

- Это были не люди, а генетические мутанты, более высокой, чем в лаборатории "Эдем" степени силы, - не совсем складно выпалил Джейсон.

- Я вижу, вы время даром не теряли. - Капитан одобрительно похлопал Джейсона по плечу. - Все-таки придумали, что в рапорте соврать. Только как-то все это мелко. Вы бы еще что-нибудь сочинили... Ну, скажем, вторжение из соседней галактики или еще какую ересь. - Капитан поднялся. - Потом книгу издадите, может быть, разбогатеете.

- Господин капитан! - В дверях возник личный адъютант Хедиссона, постоянно чем-то занятый так, что никто его никогда не мог найти. Поэтому, кроме самого капитана, имени этого офицера не знал никто. - Срочное сообщение!

- Я слушаю.

Адъютант быстро, но четко как на параде приблизился с Хедиссону.

- Земляне отвергли все предложения. Более того, они отказываются от дальнейших контактов с нами и предлагают нам, дословно, "убираться туда, откуда пришли"

- Значит, война, - мрачно пробормотал Хедиссон.

"Война!"

***

- Славно, славно, - пробормотал Феликс, дослушав.

- Нужно Властителю сообщить, - сказал я.

- Он и так в курсе, - отмахнулся завуч. - Ты ничего нового не сообщил.

- Неужели? - удивился я.

Феликс встал и прошелся по кабинету. Маленький у него кабинет, не ценят его в нашей школе.

- Ты и раньше говорил, что они посланы лишь подготовить плацдарм для вторжения.

- Что подготовить? - не понял я.

- Властитель сказал, что такие большие корабли не могут входить в нашу атмосферу, пока у них включена броня, это смертельно опасно как для корабля, так и для планеты, - проигнорировав мой вопрос, продолжал Феликс. - Поэтому они не станут рисковать и попытаются высадить десант... - он замолчал, что-то обдумывая.

- А где?

- Что "где"? - не понял Феликс.

- Где они будут высаживаться? - спросил я, сбитый с толку. Феликс не понял мой вопрос, не почувствовал ментальный сигнал, который я в него бессознательно вложил? Да не может быть!

- Там, где есть необходимые им ресурсы: нефть, природный газ... - предположил Феликс.

- Я помню, как они называли Новерку "болотистой" планетой, - сказал я, потерев лоб. - Сомневаюсь, что у них недостаток углеводородов.

- Да, пожалуй, - согласился Феликс после небольшой паузы. - Скорее им будут нужны металлы... Но уверенности у нас быть не может. Мы ведь не знаем геологию их планеты.

- Мы о ней вообще ничего не знаем, - мрачно добавил я.

- Не совсем. Мы знаем, что она пригодна для жизни людей, что там достаточно условий для технического развития, что не так давно там окончилась ядерная война, которая, как ни странно, привела к объединению планеты под властью демократического правительства. Государственный строй планеты, по косвенным данным, напоминает устройство Древнеримской Республики... - Феликс замолчал, обдумывая сказанное самим собой.

- Не такая уж и плохая планета, - заметил я. - Если забыть про ядерную войну. И чего им дома не сиделось?

- Разве ты не понимаешь? - удивился завуч. - Земля - символ. Исток человеческого рода, дом, покинутый на время торнадо.

- Мне это напоминает крестовые походы, - нахмурился я.

- Правильно напоминает, - кивнул Феликс. - У них наверняка существует господствующая религия или идеология, для которой мы являемся чужаками, захватчиками. Пока они считают нас такими же людьми, они еще будут как-то воспринимать нас, но как только они поймут, что мы больше не принадлежим к виду Homo Sapiens, нас начнут травить всеми возможными и невозможными средствами.

Я похолодел. Такая мысль мне в голову не приходила.

- Прости, - тихо сказал Феликс. - Не должен был я тебе этого говорить.

- Мы для них не люди, верно? - спросил я, уже зная ответ. - Мутанты, уроды, которых надо истреблять...

- Да. Нам придется сражаться за право существовать...

"Слушайте меня".

- Властитель... - прошептал я, сжимая виски ладонями. Оказывается, это не очень приятно, когда в твое сознание насильно вторгаются...

"Ровно минуту назад в атмосферу земли вошла эскадрилья десантных челноков с вооруженными солдатами на борту. Это война. Нам придется сражаться".

Я ощутил легкое искажение псионического поля и понял, что общий сеанс закончился. Теперь Властитель отдавал индивидуальные приказы.

"Никита, слушай Феликса".

- И это все? - немного разочарованно спросил я самого себя.

"Я могу прочитать тебе полуторачасовую лекцию о вреде прямого попадания плазменного заряда, если хочешь".

"Нет, спасибо" - ошарашено ответил я. Оказывается, у Властителя есть еще и чувство юмора.

- Пойдем. - Не дав мне окончательно придти в себя после сеанса, Феликс схватил меня за руку и утащил в подпространство.

"Куда мы?"

"Увидишь".

Переход странно затянулся. Серые образы вокруг странно сменялись цветными, более четкими и контрастными. Я напряг зрение, точнее сконцентрировал внимание на фигурах, ибо глаз в этой реальности у меня не было, и уже начал было различать лица, как резкий удар в сознание отрезвил меня.

"Прекрати! Немедленно! Иначе мы застрянем тут навсегда!" Вместе со словами Феликс непроизвольно передал мне свой страх.

Мы вывалились в мир, перепуганные и растерянные. С Феликса пот лил ручьями, похоже, ему стоило большого труда вытащить нас обратно.

- Не знаю, как ты это сделал, но больше так не делай, - переводя дыхание, прохрипел завуч.

- Что именно? - не понял я.

- Ты каким-то образом чуть не сорвал перемещение, - сказал Феликс, отдышавшись наконец. Он поправил костюм. - Похоже, тебе пора сдавать экзамены на пятый ранг.

- А без них никак нельзя? - спросил я.

- Никак, - отрезал Феликс. - Пойдем.

- А где мы? - Только сейчас я огляделся. Мы стояли на какой-то лесной тропинке среди высоких разлапистых сосен и елей.

- Хм. - Феликс обвел взглядом окрестности. - В лесу.

- Неужели? - не удержался от сарказма я.

- Молчал бы, - укоризненно сказал Феликс. - Это по твоей вине мы не добрались до цели.

- А куда мы... эээ... перемещались? - спросил я.

- Во временный лагерь для беженцев. Для всех пятидесяти миллионов землян были созданы скрытые лагеря в разных точках земли. Всего пятьдесят тысяч лагерей по всей планете, в каждом по тысяче человек, если я еще хоть что-то помню в математике, - улыбнулся Феликс.

- В нашем городе жили пятнадцать тысяч человек, - как бы невзначай упомянул я.

- Не бойся, Алиса в том лагере, куда мы направляемся, - сказал Феликс, мгновенно раскусив меня. - Кстати, нам туда. - Он указал рукой направление и зашагал по тропинке.

- А мы не можем просто переместиться? - спросил я, догоняя его.

- Нет уж, с тобой я теперь боюсь телепортироваться, - отрезал Феликс. - Пять километров мы с тобой и пешком пройдем без труда.

Несколько минут мы шли молча. Я сканировал лес в поисках зверья, опасаясь, что на тропу выскочит либо медведь, либо стая волков.

- Что ты делаешь? - не выдержал Феликс, на ходу обернувшись ко мне. - Ничего с нами не случится, у меня все под контролем.

Не успел он договорить последнее слово, как споткнулся о какой-то корень и, чтобы не покатиться кубарем, сделал заднее сальто с разворотом, восстанавливая равновесие.

- Ну, почти все, - добавил он. - Не смей смеяться.

- Было бы чему... - пробормотал я. - Вы это нарочно сделали, чтоб меня развеселить.

Феликс вздохнул.

- Я, наверное, один такой среди высокоранговых. Вот почему, ответь мне, почему, чем сильнее становится псионик, тем хуже у него с чувством юмора?

- Потому что все шутки предвидишь заранее? - предположил я.

- Точно, - согласился Феликс. - Шутка должна быть неожиданной, а какие могут быть сюрпризы в компании ясновидцев?

- Я не предвидел вашего... акробатического этюда. Просто я никогда в жизни не поверю, что вы не предугадали такую мелочь, - сказал я.

- Обычно именно с мелочами хуже всего получается, - ответил завуч.

- Кому как, - пожал плечами я.

- Ну, например, твои видения. Ты предвидишь войну, - Феликс, похоже, увлекся, - а вот когда мы перемещались в Дом правительства, ты умудрился упасть на ровном месте.

- Ну да, - согласился я. - Мы видим только то, что имеет важные последствия.

- Да, можно и так сказать, - кивнул Феликс и замолчал.

Темно-зеленые елки лениво покачивали ветвями, как будто приветствуя нас. Хм. Прям мороз по коже.

- А почему лагеря такие маленькие? - спросил я через некоторое время.

- Чтобы легче было их скрыть, - ответил Феликс. - Предупреждая твой следующий вопрос, говорю, что это вовсе не палаточные лагеря, а вполне себе комфортабельные поселки с полной автономией.

- Когда же их успели построить? - удивился я.

- Давно. Властитель сообщил о войне еще шесть лет назад.

- А... - я растерялся. - А почему об этом никто не знал?

- А зачем плодить панику? - вопросом ответил Феликс. - Зато теперь все готово. И лагеря, и другие укрытия, и даже солдаты у нас есть.

- В смысле? - удивился я в очередной раз.

- В программу подготовки каждого псионика пятого ранга включена боевая составляющая. Проще говоря, помимо тонкостей, тебя скоро начнут учить еще и прямому применению силы, - пояснил Феликс.

- Мы же не можем причинять боль...

- А это и не требуется. Видел, как Ахмет разобрался с теми солдатами? Вот это и есть "прямое применение".

- Но ведь у них оружие, броня...

- Броня их, как ты мог заметить, против псионики не очень помогает, а оружие можно сломать до того, как оно выстрелит, - пожал плечами Феликс.

- То есть, войну мы выиграем? - осторожно спросил я.

Феликс тяжело вздохнул, но ничего не ответил.

- Понятно, - пробормотал я.

Сильный темпоральный удар буквально сбил меня с ног.

- Что ты видел? - воскликнул Феликс, помогая мне подняться.

- Над нами челнок, - ответил я, указав пальцем в небо. Сквозь нависшую над нами хвою в просветах виднелся серебристый шар.

Феликс что-то прошипел сквозь зубы.

- Они нас заметили, да? - с тревогой спросил я.

- Да, но это ерунда. Нам нужно увести их от лагеря, - бормотал Феликс, собирая силу.

- Что вы собираетесь делать?

- Шарахну по нему, а потом мы с тобой быстро-быстро побежим отсюда, - сказал Феликс. - Иначе он заметит лагерь...

- А он его еще не засек? - спросил я.

- В каждом убежище, как минимум, один псионик четвертого и пять-десять псиоников пятого ранга, они держат экран, так что засечь лагерь сканером невозможно, но его можно увидеть визуально... Если повезет... - быстро проговорил Феликс, продолжая накапливать энергию. Его глаза уже начали едва заметно светиться.

- Поставь щит, чтобы тебя не задело... - приказал он.

- Я не умею! - воскликнул я, с тревогой глядя на быстро приближающийся челнок.

- Ставь, как можешь! Я сейчас ударю! - крикнул Феликс, сжимаясь, как пружина.

Я мысленно собрал свою силу в прозрачный кокон, обволакивающий мое тело со всех сторон, напрягся, вкачивая в него энергию, и тут Феликс ударил...

Гигантская белая шаровая молния, искрясь и гудя как старый трансформатор, понеслась по замысловатой траектории прямо к сверкающему на солнце челноку. Избыток силы разошелся в стороны от Феликса, сбив с ног меня и развеяв мой жалкий щит. Деревья затрещали, наклоняемые в стороны ударной волной. Сам же Феликс непоколебимо стоял в напряженной позе, вытянув руки вслед улетающему заряду, направляя его.

На челноке, похоже, заметили угрозу и сделали попытку уклониться, но слишком поздно; шаровая молния, размерами лишь немного уступавшая челноку, врезалась в него и взорвалась, на мгновение ослепив меня яркой вспышкой.

- Бежим! - заорал Феликс, поднимая меня на ноги.

И мы помчались во весь дух по лесной тропе, прикрывая глаза от сыпавшихся на нас со всех сторон хвойный иголок. Я оглянулся на бегу. Челнок, заметно качаясь, преследовал нас над деревьями.

- Он не отстает! - крикнул я.

- У меня сил хватит только на переход! - отозвался Феликс. - Дай руку!

Я схватился за завуча и услышал странный звук. Обернувшись снова, я увидел быстро приближающееся к нам красноватое облако, очень похожее на заряд Феликса. Стило ему коснуться деревьев, как те мгновенно вспыхнули, и меня скрутило от жуткой боли. Мир странно выцвел, и я наблюдал за приближением плазменного заряда как в замедленной съемке... Но вот яркая вспышка пронзила реальность и мое сознание, и мир исчез, сменившись уже привычными мне серыми образами.

- Едва успел, - признался Феликс, когда мы вышли из пространства перехода.

- Да, - только и успел сказать я, прежде, чем потерял сознание.

9. Первая схватка

Челнок трясло и раскачивало, похоже, вышло из строя несколько гравитационных стабилизаторов.

- И все-таки мне интересно, чем это нас зацепили, - пробормотал Джейсон, проявляя чудеса пилотирования.

- Мы хоть не упадем? - с тревогой спросил Метис.

- Реактор цел, значит, не упадем, - отозвался Джейсон.

- Хедиссон нас живьем сожрет, - сказал Боксер. - Мы уже два раза облажались. Эй, Метис, не думаешь харакири делать?

- Иди ты знаешь куда! - огрызнулся Метис. - Мой дед был индейцем, а не японцем.

- Меня дома одна японка ждет, может быть, мне стоит? - задумчиво спросил Слон, разом разрядив атмосферу.

- Если это Ким, то не стоит, - усмехнувшись, сказал Метис.

- Ким была кореянкой, дурень, - недовольно сказал Слон.

- Все они узкоглазые на одно лицо, - отмахнулся Метис.

- Кто бы говорил, - фыркнул Боксер.

- Так, заткнитесь все! - приказал Берсерк. - Я с Хедиссоном связываюсь.

- Он что, таки покинул уютную каюту и сидит в связном челноке вне корабля? - Метис картинно покачал головой. - Ай-яй-яй! Его же теперь злобные земляне смогут сбить.

- Или же злобные подчиненные не пустить обратно на корабль, что вероятнее, - засмеялся Боксер.

- Умолкните вы! - прикрикнул Берсерк. - Да! Капитан, мы подбиты, - сказал он проявившемуся в воздухе изображению Хедиссона.

- Да вы там что, - тут Хедиссон произнес несколько слов, часть из которых была незнакома даже бывалым наемникам, - все! И вы тоже подбиты! Как это произошло?

- В нас попали предположительно плазменным зарядом, - сообщил Берсерк.

- "Предположительно", - скривившись, передразнил его капитан. - А где была ваша защита? Ее что, пробило какой-то плазмой?

- Защита работала в полмощности в целях экономии энергии, строго по Уставу, - невозмутимо ответил командир пятерки.

- У вас там местные с зенитными плазмометами шляются, а вы защиту отключаете? - Хедиссон был в бешенстве.

- Компьютер сообщил, что опасности нет, - холодно отозвался Берсерк.

Хедиссон тяжело вздохнул.

- Ладно, а теперь расскажи, как это было на самом деле, - уже спокойнее приказал капитан.

- Да так и было, - поморщившись, ответил Берсерк. - Мы сканировали местность и засекли в лесу двоих. Сканер показал, что оружия у них нет. Вообще нет, - подчеркнул он. - Ни плазмомета, ни пистолета, ни лука со стрелами. Мы подлетели ближе, собирались высадиться и захватить их. Но тут один из них... ммм... ударил нас плазмой. Пока мы сообразили что к чему, они бросились удирать. Нет, мы, конечно, пальнули им вслед... Но за миг до взрыва челнок сообщил, что цель потеряна. Куда они исчезли, я ума не приложу, - Берсерк развел руками.

- Пришли запись, - помолчав, приказал Хедиссон и отключил связь.

- Ты слышал, - сказал Берсерк Джейсону.

- Отправляю уже, - отозвался тот.

- Давайте и мы еще раз посмотрим, - предложил Слон.

Джейсон включил на мониторе запись со сканера челнока.

- Вот мы их засекли, - пробормотал Джейсон. - Так... Подлетаем...А вот и заряд летит, красавец...

- Останови, - приказал Берсерк. - А теперь скажите мне, что это за плазма такая? - спросил он, ткнув пальцем в монитор.

- Цвет странный, - сказал Слон.

- И форма, - заметил Боксер. - И траектория.

- Сверкающий белый идеальный шар несущийся по непонятной траектории неестественно быстро, - подытожил Метис.

- Насколько я знаю, у нас нет оружий, стреляющих такими снарядами, - сказал Берсерк.

- Причем тут оружие, эта дрянь все законы физики нарушает, - буркнул Метис.

- Да и ударило нас чересчур сильно, - добавил Слон.

- Увеличь изображение, хочу полюбоваться тем, кто нам этот подарок прислал, - попросил Боксер.

- Забавная поза, - сказал Берсерк.

- Он что, молится? - предположил Метис.

- Ага. А нас долбанул местный бог, не иначе, - сказал Боксер.

- Шутки шутками, а я что-то не вижу у этого китайца плазмомета, - сказал Слон.

- Покажи другого, - приказал Берсерк.

- Ну, этот точно молится, - засмеялся Метис.

Человек на мониторе стоял прямо, слегка склонив голову и, что самое забавное, молитвенно сложив руки на груди.

- Идиотизм какой-то, - буркнул Боксер.

- Что-то он мне знакомым кажется, - сказал Берсерк, приглядевшись. - Отмотай назад, когда он вверх смотрел, хочу его лицо видеть.

Джейсон исполнил приказ.

- Вот это да, - сказал Слон.

- Он скоро мне в кошмарах сниться начнет, - пробормотал Метис.

- Найти бы его и пристрелить к черту, - выругался Боксер.

- Да кто это такой? - спросил Джейсон.

- Плохая у тебя память, - заметил Берсерк. - Это же тот, кто встречал нас, помнишь?

- Точно, - удивился Джейсон.

- Похоже, он за нами следит, - усмехнулся Метис.

- Покажи энергетическую картину, может быть, хоть так мы найдем их оружие, - сказал Берсерк.

Джейсон пошаманил с настройками и...

- Твою мать! - выругался Боксер.

Среди слабых огоньков деревьев звездами сияли два человеческих контура, один из которых был в несколько раз ярче другого. Тот, что потусклее, стоял, сложив руки, окруженный сияющей сферой. Другой, яркий, испускал из протянутых в небо рук множество тонких, но сверкающих нитей, сплетающихся возле челнока в один ярчайший энергетический клубок.

- Что ты там говорил про мутантов, Джейсон? - спросил Берсерк.

***

Сознание на миг вернулось ко мне.

- Что с тобой? - тревожно спросила меня какая-то незнакомая женщина.

- Они все поняли... Все... - прошептал я и отключился снова.

***

- Семнадцать челноков повреждены, четыре упали в океан, еще шесть пропали без вести, - Хедиссон говорил четко, быстро и холодно. Он расхаживал по мостику, заложив руки за спину, уже два часа. И все эти два часа ему никто из сидевших здесь же за круглым столом офицеров, командовавших челноками, так и не смог ответить на простой вопрос: "Как вы это допустили?".

- Аэрон! - окликнул Берсерка капитан. - Ну хоть у тебя есть какая-нибудь версия?

- Это мутанты, - устало сказал Берсерк. Сейчас ему больше всего на свете хотелось три вещи: душ, ужин и кровать.

- Мутанты! Превосходно! - воскликнул капитан. - Замечательно! Одни мне заявляют, что это какие-то инопланетяне, притворяющиеся людьми. Другие впадают в религиозный экстаз и поминают то ангелов, то олимпийцев. А у уважаемого Аэрона свой ответ. Мутанты!

- В лаборатории "Эдем", про которую все присутствующие, - Берсерк обвел взглядом собрание: два десятка таких же посвященных в высшие государственные тайны головорезов, как и он сам, - несомненно, слышали, велись подобные разработки.

- Пусть будут мутанты, - устало согласился капитан. - Хорошо. Я не против. Под воздействием радиации каждый из них приобрел умение плеваться плазмой, телепортироваться и что там еще? Ах да, господин Рамирес, - капитан учтиво кивнул усатому испанцу со слегка обгоревшим лицом, - читать мысли.

- Этот сын дьявола действительно читал мои мысли, - мрачно произнес Рамирес.

- Что именно произошло? - спросил Берсерк, глядя на него.

- Мы нашли заброшенный город, - после некоторых колебаний все же начал рассказывать испанец. - Приземлились на одной из улиц, осматривали дома. Все выглядело так, будто город был покинут какой-то час назад. Однако машины стояли в гаражах, в округе тоже было тихо. В некоторых домах мы нашли даже тарелки с недоеденной едой. Как будто все просто взяли и испарились. Мы обошли почти всю улицу, но не нашли ни одного человека. Но когда мы уже возвращались к челноку, нас неожиданно окликнул какой-то пожилой человек. Причем окликнул по-испански. Я удивился, мы все удивились, особенно, когда разглядели его - это был китаец.

Рамирес перевел дух и продолжил.

- Он стал спрашивать меня. Причем он задавал вопрос, но прежде чем я успевал сказать что-нибудь в ответ, он довольно улыбался, кивал и спрашивал что-нибудь другое. Не знаю, что на меня нашло, - Рамирес потер лоб ладонью, - но я был словно в каком-то оцепенении. Как под гипнозом. Но все-таки какая-то часть меня еще могла мыслить, и когда он задал очередной вопрос, я подумал, что не буду отвечать. Старик заворчал на каком-то своем языке, потом взмахнул рукой, и мы все уснули минут на пять. Когда мы очнулись, его уже не было. Вот, собственно, и все. - Испанец развел руками.

- Чудеса да и только, - сказал капитан и выматерился. - Блицкриг не удался. Значит, - капитан повернулся к Берсерку. - Ты, друг мой Аэрон, утверждаешь, что это мутанты?

- Да. Энергетическую запись с челнока я уже показывал. Какие вам еще нужны доказательства? - спросил Берсерк.

- К черту доказательства, мне нужна эта планета, - буркнул Хедиссон. - Но хватит уже разглагольствовать. Слушайте директиву: к чертям Устав. На этой планете броня должна быть включена всегда на полную мощь, пусть это и мешает связи. Далее, - Хедиссон отвернулся и вновь прошелся вдоль стола, сложив руки за спиной. - Мне нужен местный мутант. Желательно пара: мужчина и женщина. Надо же, наконец, узнать, с кем мы имеем дело, - развел руками капитан. - Для этого вам, разумеется, потребуется найти их убежища... По нашим данным людей на этой планете не меньше тридцати миллионов. Не могли же они просто испариться? Хотя, - капитан скептически скривился, - если верить вашим байкам, то вполне могли. Но я материалист, пока на службе, так что на слово верить никому не собираюсь. А теперь все свободны, кроме майора Грейстоуна.

Берсерк поморщился. Он не любил свою фамилию. Все его предки чем-нибудь да прославились, и когда на публике произносят "Грейстоун", обязательно найдется какой-нибудь кретин, который тоном знатока протянет: "о, Грейстоун, этот никому спуску не даст".

- Аэрон, - сказал капитан, усаживаясь в кресло напротив Берсерка, когда все вышли. - Несмотря на все твои недавние неудачи, я считаю тебя лучшим своим офицером.

- Благодарю, - иронично отозвался майор.

- Давай без сарказма, - недовольно попросил Хедиссон. - Назавтра я планирую крупную операцию. Нужно уже разворачивать базу на планете.

- К чему такая спешка? - спросил Берсерк.

- Видишь ли, твой ученый брат действительно гений, - усмехнулся капитан. - Портал работает куда лучше, чем мы предполагали. Подкрепление подойдет не через семнадцать дней, а через одиннадцать. Нужно торопиться, чтобы к их приходу все было готово.

- Так что именно требуется?

- Сущие пустяки, - махнул рукой капитан. - Доставить на планету генератор поля и собрать реактор, чтобы генератор заработал. Десять часов возни. А от тебя требуется прикрывать строителей все это время, чтобы эти проклятые аборигены не помешали стройке.

- А тип реактора? - спросил Берсерк.

- А какая тебе разница? - вопросом на вопрос ответил капитан. - Не волнуйся, лучевая болезнь тебе не грозит.

- Сколько вы планируете вывести челноков?

- Все. Половина будет прочесывать планету, чтобы местные не расслаблялись, а половина охранять реактор, пока поле не заработает на полную мощь. Твое задание особое. Ты и твоя банда будете сражаться пешими. Я, конечно же, не верю во всю эту чушь про телепортацию и телекинез, но перестраховаться необходимо. Экипируйся, как твоей душе угодно. Боевые дроиды, камеры, оружие - весь арсенал корабля в твоем распоряжении. Приказ один: делать все, чтобы строители довели дело до конца.

- Все четыреста? - удивился Берсерк. - А не много ли?

- Не много. Я хочу быть совершенно уверен в успехе.

- Сделаю все, что в моих силах, будьте уверены.

- Не сомневаюсь. Все, свободен. Иди готовься.

10. Видение?

Я проснулся от звука знакомого женского голоса.

- Хватит ему уже спать, - сказала Алиса.

- Я не спал, - не открывая глаз, сказал я. - У меня было видение.

- Ты у нас как пророк. И что тебе пригрезилось на этот раз? - спросила Алиса.

Я распахнул глаза и резко сел на кровати.

- Хедиссон затеял большую войну, - выпалил я. - Нужно срочно предупредить Властителя.

- Никого не нужно предупреждать, мой малыш, все будет хорошо, - услышал я хорошо знакомый женский голос.

- Мама? - удивился я. - Где ты?

Я ощутил страх. Я сидел на кровати в какой-то тесной каморке с серыми стенами совершенно один. Кроме кровати, никакой мебели не было, отсутствовали также окна и... дверь! Где дверь?!

- Кто ты такой? - раздался незнакомый металлический голос, звучание которого заставило меня внутренне содрогнуться.

- Я сошел с ума... - пробормотал я.

- Как ты смеешь? - прорычал тот же голос.

- Смею что? - крикнул я в панике.

- Откуда ты взялся? - надрывался голос.

Меня вдруг охватило чувство нереальности происходящего.

- Я сплю, - сказал я сам себе.

- Нет, ты уже просыпаешься, - этот голос был гораздо приятнее, чем-то он напоминал голос Властителя.

- Как мне выйти отсюда? - спросил я в потолок.

- Просто выйди, - посоветовал приятный голос.

- У тебя ничего не получится! - рявкнул металлический.

- Посмотрим, - пробормотал я.

Я встал на кровати во весь рост. Как ни странно, потолок остался на таком же расстоянии от моей головы, как и когда я сидел, но я уже не удивлялся.

Я сконцентрировался, собирая силу.

Металлический расхохотался.

Я высвободил накопленную энергию в стороны, надеясь разрушить стены, но сила покинула меня и спокойно рассеялась в воздухе.

- И что теперь? - растерялся я.

- Ты дурачок, - раздался голос Алисы. - Не обязательно крушить все на своем пути.

- Не слушай ее, ты просто слабак! - ухохатывался металлический.

- Не слушай вообще никого, - посоветовал приятный.

- Спасибо за советы, - мрачно поблагодарил я. Все это ерунда. Я просто сплю, и мне нужно немного подождать, пока я проснусь.

Металлический снова залился смехом.

- Можешь ждать сколько угодно, - сквозь хохот сказал он. - Мы тоже никуда не торопимся.

- Ты глупый, глупый, глупый, - сказала Алиса. - А я не Алиса.

- Ну и ладно, - разозлился я. - Только и можете, что издеваться.

Теперь смеялись все трое.

- Умолкните! - рявкнул я, и в тот же миг наступила тишина. - Вот так-то лучше.

Я спрыгнул с кровати и пошел к стене. Однако, с каждым моим шагом стена удалялась от меня. Я перешел на бег, стена тоже ускорилась. Я обернулся. Кровать стояла в шаге от меня.

- Просто здорово, - сказал я, чтобы хоть что-нибудь сказать. Ехидные голоса молчали, видимо, скованные моим приказом.

- Это все чушь, - пробормотал я, присаживаясь на кровать. - Если я сплю, то почему я не правлю сном, как обычно? А если не сплю... Да нет, я сплю.

- Нужно уснуть вновь, - решил я, улегся на кровать и сомкнул веки.

- И дальше что? - спросил я у себя.

- А вот сейчас открою глаза, и стен уже не будет, - ответил я себе.

И я открыл глаза. Стен не было. Кровати тоже. Я лежал на траве в каком-то поле. Вокруг меня беззвучно бегали, суетились и падали на траву люди. Сначала я не понял в чем дело, но потом глянул в небо и заметил челноки. Они пронзали людей какими-то лучами, и люди падали, истекая кровью... и все это без звука, словно на телевизоре убрали громкость. Я поднялся на ноги и огляделся. Люди корчились в муках, стонали, но не умирали, и, повалявшись немного, вновь вставали и получали новый удар.

Что за чушь? Это даже не видение, это бред какой-то... Я отвернулся от происходящего и увидел Победившего.

- Тебе не место здесь. Зачем ты сюда пришел? - спросил он.

- Я заблудился, - только и смог ответить я.

- Пойдем, я подскажу тебе дорогу, - сказал он и протянул мне руку.

Я одним шагом оказался рядом с ним и коснулся его ладони. Стоило мне это сделать, и все переменилось. Я стоял рядом с Победившим перед идеально круглым озером, наполненным до невозможного чистой и прозрачной водой.

- Я уже был здесь, - сказал я, вспоминая пережитый на этом месте страх.

- В тот раз ты обманулся, - сказал Победивший, глядя мне в глаза. - Войди в озеро.

Я сделал робкий шаг к воде, но тут же остановился, вновь ощутив бездну передо мной.

- Иди! - сказал Победивший. Он не приказывал, но что-то заставляло меня слушаться его.

Я сделал еще пару шагов и оказался на самом краю водной пропасти. Я поднял взгляд к усеянному звездами небу, потом, собравшись с духом, заглянув в бездну.

- Сделай последний шаг!

Страх душил меня, ужас внушал желание бежать, бежать и бежать, закрыв лицо руками. Мысли сбивались, тело трясло от вошедших в противоречие желания бежать и воли, толкавшей меня вперед. Я зажмурился, чтобы не видеть пропасть, но Победивший словом запретил мне это.

- Ты должен видеть свой страх! Только так ты преодолеешь его.

И я увидел. И шагнул в бездонную пропасть, которая, как мне казалось, пронзала мир до самого основания.

Видения закружились, мысли, чувства и память исчезли, оставив место лишь непреходящему, тому, что составляло меня самого, бессмертного и почти всемогущего, но до сего момента погребенного под толщей иллюзий.

Страх - ничто. Чувства изменчивы и противоречивы. Разум - лишь инструмент духа, искусственно созданный им для самопознания. Я больше всего этого.

- Иди наверх, - сказал Победивший.

Я увидел, что парю над пропастью, не погружаясь в нее, удерживаемый водой. Я направил свою волю - и себя - вверх, к ставшим еще ярче звездам.

Мир менялся, и я вновь оказался на бескрайней равнине под сияющим божественным светом.

- Ты - это я! - крикнул ему я.

Свет ринулся в мое сознание, заполняя собой все возможные уголки моего духа, разрушая преграду, отделяющую меня от моего...

11. Пытка

- Хватит ему уже спать, - услышал я голос Алисы.

В первую секунду я испугался, что видение началось заново, но, когда чья-то ладонь ласково похлопала меня по щеке, я убедился, что сны все-таки закончились.

- Доброе утро, - сказал я и от звука собственного голоса проснулся окончательно. Только в реальности я говорю таким несовершенным то сиплым, то грубым голосом, в видениях у меня тот голос, на котором я обычно думаю. Я открыл глаза и увидел склонившуюся надо мной Алису, которая тут же смущенно отстранилась.

- Утро давно прошло, Никита, - сказал Феликс, тоже находившийся в этой комнате.

Я огляделся. Больше всего помещение напоминало больничную палату. Длинная светлая комната с четырьмя койками, на одной из которых возлежал я.

- Это и есть больница, - то ли прочтя мои мысли, то ли заметив мой недоуменный взгляд, сказал Феликс. - Ты нас всех очень сильно напугал. Сначала ты просто потерял сознание, как у тебя это часто случается при видениях, но потом ты начал трястись, биться, кричать... - он развел руками.

- А еще ты сломал дом, в который мы тебя сначала положили, - сказала Алиса. - Взмахнул руками и заставил крышу и стены разлететься в разные стороны. Просто чудо, что ты никого не задел.

- Ого, - только и смог сказать я.

- Что ты там такого видел? - спросил Феликс прямо.

Я немного помолчал, собираясь с мыслями и раздумывая, стоит ли рассказывать про последнее видение. Решил, что не стоит.

- Хедиссон затеял большую вылазку, - сказал я и быстро пересказал сюжет первых двух видений.

- Это очень важно, - сказал Феликс, дослушав. - Ты молодец. Я немедленно сообщу Властителю, - добавил он и исчез.

Некоторую долю секунды я еще чувствовал его и даже сумел узнать направление его перемещения. Похоже, я действительно теперь принадлежу к группе высокоранговых.

- Мне сказали, что тебя сегодня будут экзаменовать на пятый ранг, - сказала Алиса, присаживаясь ко мне на краешек койки.

- Сомневаюсь, - ответил я. - Сегодня все высокоранговые будут сильно заняты, если Хедиссон не изменит своих планов. Кстати, сколько я пробыл без сознания?

- Вечер, ночь и утро, - ответила девушка, - часов семнадцать спал, соня.

- И все равно не выспался, - признался я.

- Выспишься так, как же, - засмеялась Алиса, руками показав, как я ломал стены. - Ты меня так напугал, - добавила она уже вполне серьезно.

- Ты меня любишь? - неожиданно как для нее, так и для себя спросил я.

- Люблю, - ответила она, не отводя взгляда, и нежно улыбнулась.

- А ты... - я не успел закончить предложение, как меня скрутило провидческим ударом. - Челноки! - прохрипел я, задыхаясь.

Алиса вскочила и подбежала к окну.

- Где ты их видишь? - воскликнула она.

Я вскочил с кровати, еще не вполне осознавая реальность.

- С другой стороны! - ответил я, тряхнув головой, отгоняя навязчивый транс. - В лагере есть третьеранговые или выше?

- Нет, кажется, - ответила Алиса.

С досады я повторил несколько выражений капитана Хедиссона, которыми он недавно поливал своих офицеров.

- Попробую связаться с Феликсом, - сказал я, садясь на пол и сжимая ладонями голову.

"Феликс!"

Нет ответа.

Я напрягся, вспоминая все возможные мелочи из облика и поведения Феликса, чтобы образ получился наиболее достоверным.

"Феликс, отзовись!" - послал я образу.

На улице что-то взорвалось, да так сильно, что выбило окна, а Алису сбило с ног.

- Ты цела? - бросился я к ней.

- Да в порядке все, зови Феликса! - недовольно крикнула она, отряхиваясь от осколков стекла.

Я собрал все силы, какими только мог управлять, в единый поток и словно в рупор прокричал мыслями: "Феликс!"

"Что случилось?"

"На лагерь напали!"

"Понял".

За окном снова раздался взрыв, но на этот раз меня скрутило от непереносимой боли в спине.

- Кого-то задело, - простонала сквозь стиснутые зубы Алиса.

- Нужно бежать, - сказал я, превозмогая боль, поднимаясь на ноги.

- Не могу, сил нет, - прошептала она. - Уходи ты...

- Размечталась, после слова "люблю" ты от меня так просто не избавишься, - пробормотал я, собирая силу в кокон, как вчера. Щит должен защитить меня и от собственной эмпатии.

Боль действительно утихла. Я поднял Алису на руки, пинком ноги вышиб дверь и побежал в сторону леса. Несмотря на щит, я продолжал чувствовать в небе челноки. Теперь я даже мог сосчитать их. Три серебристых шара, поливающих моих друзей и родственников холодной плазмой. Сердце свело от бешенства и сознания своего бессилия, но разум и воля продолжали гнать меня вперед. Когда я отбежал уже на километр, Алиса дернулась так, что я едва ее не выронил, мертвой хваткой вцепилась в меня и хрипло закричала.

- Они кого-то убили?! - полувопросительно воскликнул я. - Не умирай!

Что же делать? Она едва жива, но если в лагере умрет еще кто-нибудь, Алиса не выдержит болевого шока... Я остановился, опустился на колени и осторожно положил девушку на землю. Огляделся. Я отбежал уже достаточно далеко, с челноков нас не должно было быть видно.

- Я не дам тебе умереть, - пробормотал я, обнимая Алису за плечи.

Собрать щит вокруг нее - так я спасу ее. Она что-то прошептала, я не разобрал, что именно.

- Все будет хорошо, - пообещал я, опутывая ее нитями своей силы. Мой кокон, лишившись подпитки, начал медленно таять, но боли я пока не чувствовал. Алиса задышала ровнее, но пока еще не приходила в сознание. Меня же начало душить ощущение угрозы, кажется, я балансировал на грани очередного откровения, но я гнал его, сейчас важнее всего - Алиса. Боль уже начала сжимать на мне свои давящие объятия. Алиса, наконец, пришла в себя.

- Что ты делаешь? - в ужасе прошептала она, мгновенно все поняв.

- Ты будешь жить, - сдавленно, сквозь насмерть стиснутые зубы выговорил я.

Новый взрыв плазмы и боли за спиной смел остатки моей защиты, и меня, словно раскаленным клинком, пронзило осознание мучений людей в лагере. Я чувствовал боль каждого из них, они ощущали мою, боль множилась и набирала силу, словно гигантский энергетический клещ, тянувший из нас жизнь. Кажется, у меня из носа пошла кровь...

Алиса закричала, попыталась оттолкнуть меня, но она была еще слаба, а мое тело насмерть застыло, сведенное судорогой. Алиса зарыдала, прижавшись ко мне.

Видение все-таки прорывалось в мое сознание. Я попеременно видел себя то лежащим в лесу, скованный адской мукой, то на бескрайней равнине под звездным небом, где я принял свет. Он сиял и сейчас, смывая собой мою боль и отторгая муку, призывал, обещая вечно блаженство, но я из последних сил цеплялся за мир, за Алису, за истерзанное муками тело, за саму боль. Картины налаживались одна на другую, и вот я уже видел небесный свет и в реальности. Он шел отовсюду: с неба, из окружавших меня деревьев, из Алисы.

- Только не умирай, - шептала Алиса мне в ухо, вжавшись в меня.

Силы покидали меня, щит вокруг Алисы тоже таял, и отголоски всеобщей боли вновь стали доноситься до нее.

Я ощутил темпоральный позыв и затрепетал. Боль резко усилилась, словно я попал под извержение вулкана. Одновременно с ней, до моего слуха донесся грохот большого взрыва. Мой щит был полностью сметен этим новым ударом, но, все же, Алиса получила меньше, чем я.

- Неужели все? - прошептала Алиса, озираясь. Я даже не сразу понял, о чем она. И лишь через несколько секунд до меня дошло: пытка прекратилась.

- Они все умерли... - едва слышно проговорила Алиса, бледнея от ужаса.

Я попытался что-нибудь сказать, но губы не повиновались мне. Я попробовал приподняться, но истощенное тело вновь рухнуло на землю.

- Никита, не умирай, - Алиса схватила меня, по ее щекам вновь покатились слезы. - Ты же спас меня! Не умирай! - рыдала она, обнимая меня.

- Such love... Jack, look here! - услышал я в стороне.

Я повернул голову и увидел двоих десантников в силовой броне.

- Убирайтесь! - сквозь слезы крикнула им Алиса, закрывая меня собой.

У меня в голове что-то сдвинулось, и я стал воспринимать их мысли, причем, одновременно выучив язык.

- Мы нужны им, - прошептал я Алисе. - Они не убьют нас.

- Do what you... - но не успел я договорить, как десантники схватились за ружья и выстрелили в нас.

"Это даже не больно" - подумала Алиса, падая на землю.

"Нас просто парализовали" - послал я ей.

Мир вдруг выгнулся мне навстречу, потом вогнулся обратно, на ходу меняя цвета и яркость, а после просто исчез.

"Ну, и где мое видение?" - успел подумать я, прежде чем сознание уже привычно оставило меня.

12. Властелин сего мира

- Итак, все в порядке? - спросил Берсерк по закрытому каналу.

- Так точно, - отозвался Джейсон. - Периметр полностью перекрыт, участок патрулируют дроиды, сканирующая сеть активирована. Мышь не проскочит, мутант незамеченным не проявится. Тревога была из-за какой-то птицы, севшей на датчик.

- Вот и славно, - пробормотал Берсерк, снижая мощность силового щита брони. Помехи связи тут же исчезли.

- Что за хрень эта броня? - риторически спросил Метис. - У меня кондиционер отключился, когда я силовой щит на максимум поставил!

- Это для экономии энергии, - мрачно ответил Берсерк, тоже обливаясь потом.

- Тут дышать нечем, какая к чертям экономия?! - взорвался Метис. - Вообще обязательно было высаживать нас в джунглях?!

- Тут крупные запасы нефти и куча других полезных ископаемых, - ответил Берсерк. - И вообще, прекрати орать в прямом эфире. Нам уже недолго осталось.

- Правильно, - поддержал его Слон. - Делай как я: заткнись и любуйся природой.

Берсерк еще раз запустил проверку системы. Нет, интеллектуальная броня класса "Титан" работала прекрасно, если не считать курьеза с кондиционером. Но просто человеку, привыкшему воевать в средней броне, не очень удобно становиться на полметра выше, в пятьдесят раз сильнее и носить на себе вооружение, способное одним выстрелом сбить пяток десантных челноков с полной защитой.

- На этой броне защитные поля сильнее, чем на челноке, - сказал Берсерк.

- Не сильнее. Тут нет гравитационного искажения, - поправил его Джейсон. - Вообще, сравнивать защиту "Титана" и челнока глупо, принципы действия совсем разные.

- Умник, - недовольно проворчал Берсерк.

Он подключился к сети датчиков, сканирующих местность и стал, по совету Слона, любоваться природой. Человеку, не видевшему ничего кроме торфяных болот и бетонных мегаполисов, а Берсерк был таким человеком, буйство местной флоры плохо действовало на воображение. За каждой пышной пальмой, за каждым папоротником ему виднелась засада. Лианы походили на какие-то хитроумные ловушки, а из видневшегося вдали водопада ему постоянно мерещился вылетающий бомбардировщик.

- О, в квадрате тридцать четыре стая обезьян, я их в книжке видел, - в отличие от командира, Слон радовался джунглям как маленький ребенок.

Берсерк отключился от внешней сети и стал осматривать вверенную ему территорию. Пока все шло неплохо. Рабочие копались в своей свежевырытой шахте, уже доделывая реактор, еще каких-нибудь минут сорок, и все будет готово. Две сотни челноков медленно нарезали круги в безоблачном небе. За прошедшие девять часов им надоело даже гоняться друг за другом.

- Хоть бы местные напали, - услышал Берсерк недовольный голос Боксера. - Скучно же.

- Знаешь, я бы тоже не стал нападать на такой объект, - заметил Джейсон.

- Твою мать! Они тут! - крикнул Метис. - Я их вижу! И не меньше тысячи!

- Приборы молчат, в каком они квадрате? - спросил Берсерк.

- Двадцать второй.

- Что, все в одном? - удивился Слон. - Так давайте разом их накроем.

- Внимание всем челнокам, - передал Берсерк по общей связи. - Двадцать второй квадрат. Залп!

- Мне их уже почти жалко, - усмехнулся Боксер.

- Что за?.. - удивленно протянул Берсерк, глядя на указанный квадрат. - Где взрыв?

Чудовищный грохот донесся откуда-то сверху.

- Святая Мария! - воскликнул Метис. - Они отбили залп обратно!

Из двухсот челноков в небе осталось не больше пятидесяти. Около двадцати красивыми пылающими звездами падали в зеленое море джунглей, остальные, дымясь и вихляя, удалялись в зенит.

- Эй, большая часть аборигенов куда-то пропали! - крикнул Метис.

- Остальные тоже долго не задерживались, - мрачно констатировал Джейсон, наблюдая пустой квадрат.

Датчики вдруг подняли жуткий вой.

- Нарушение периметра! - сообщил Джейсон.

- Где именно? - спросил Берсерк.

- Всего периметра! - как бы уточнил Джейсон.

- Вижу цель! - радостно заявил Боксер.

- Так стреляй, твою мать! - рявкнул Берсерк. - Щиты на максимум!

Со всех сторон послышался грохот перестрелки, вой сирен сигнализации и какофония взрывов.

- Всем ко входу в шахту! - приказал Берсерк и помчался со всей доступной "Титану" скоростью, сбивая на бегу пальмы.

- Невозможно отбить плазменный заряд, - матерясь, сказал Джейсон.

- Я своими глазами это видел! - заорал Метис.

- Отставить разговоры! - крикнул Берсерк.

На его пути внезапно возник прямо из воздуха пожилой мужчина в просторном балахоне.

- Ты?! - удивился Берсерк, узнавая встречавшего его не так давно аборигена. - Умри! - крикнул он, стреляя из электромага.

Однако противный дед молниеносно подался вперед, вытягивая руки, и с его голых ладоней слетело какое-то искрящееся полупрозрачное облако, поглотившее заряд пушки Берсерка, и со всего маху ударившее прямо по щиту. "Титан" с честью выдержал удар, но запас энергии упал сразу на пять процентов, и Берсерка сильно тряхнуло.

Берсерк, уже не доверяя сканеру, повертелся на месте, глазами ища противника, но старик бесследно исчез.

- Ну, я до тебя еще доберусь, - выругавшись, пообещал майор и побежал дальше.

- Они крушат наших дроидов, как игрушечных! - прокричал в динамике Джейсон.

- Эй, я у шахты, вы где застряли? - спросил Слон.

- Я тебя вижу, - сказал Берсерк, выбираясь из зарослей на открытое место, где и находился вход.

- Как думаешь, они могут телепортироваться сразу в шахту? - поинтересовался Слон.

- Там защитное поле, сомневаюсь, - подумав, ответил Берсерк, оглядывая окрестности. - Их атаки можно отразить щитами, значит, и телепортацию можно ограничить.

Из дебрей выскочил Метис, весь запутавшийся в лианах.

- Они мне тридцать процентов батареи посадили! - зло сказал он. - Точка зарядки работает? - спросил он, указав дулом пушки на трехметрового радиуса сверкающий металлический диск, лежащий на земле.

- Да, - ответил Берсерк. - Черт, знал бы, как дело пойдет, поставил бы несколько зарядных.

В небе вновь раздались взрывы.

- А где челноки? - удивился он.

- Кончились, - сказал Джейсон, подбегая. - Нет у нас здесь больше челноков, и не предвидится.

Из джунглей послышались взрывы.

- Держите, твари! - проорал Боксер, спиной выбегая из-под сени пальм, не прекращая отстреливаться.

Все пятеро стали спина к спине вокруг входа в шахту, готовые в любой момент встретит неприятеля залпом из энергопушек.

- Вопрос не по теме, - сказал Слон. - Как будем отходить в случае провала?

- В плане не было провала, - мрачно ответил Берсерк.

- Не понял, - протянул Боксер.

- Никак мы теперь без челноков не отойдем, - пояснил Джейсон. - Конец нам, если не продержимся до запуска реактора.

- А сколько еще до него? - спросил Боксер.

- Минут двадцать, - сказал Берсерк, глянув на таймер.

- Нам конец, - спокойно констатировал Слон.

- Да ладно, - проворчал Метис, - сколько раз ты так уже говорил.

- Ты меня с кем-то путаешь, - возразил Слон. - Например, с собой. А я первый раз за свою жизнь так говорю.

- Отставить, - сердито приказал Берсерк. - Что-то наши аборигены затаились.

В джунглях вокруг действительно было тихо. Все звери и птицы благоразумно разбежались с поля боя, предоставив двум наиболее разумным видам решать, кто же из них все-таки сильнее.

- Может, спалим эти леса к черту? - предложил Боксер. - А то я немного нервничаю, глядя на эти заросли.

- Хорошая идея, - подержал его Берсерк. - Огонь!

Заряды частиц, которых в природе не существует, понеслись доказывать этой природе свое право на существование, но, не долетев до своих целей по несколько метров, они остановились как бы в нерешительности.

- Я уже не знаю, что по этому повод думать, - ошеломленно сказал Джейсон, глядя на переливающееся в солнечных лучах кольцо плазмы. - Мне говорили, что Земля - чудесная планета, но что это надо понимать буквально, не предупредил никто.

- Как можно воевать с теми, кто пишет законы физики? - спросил Метис.

Плазма медленно таяла в воздухе, пока не исчезла вовсе.

- Наше оружие - бесполезное железо, - сказал Берсерк. - Только щиты хоть как-то работают.

"Посмотрите вверх"

- Что за хрень?! - воскликнул Джейсон, тряхнув головой. - Вы это слышали?

- Это не звук, это у нас в головах, - сказал Слон.

- Вы все-таки вверх посмотрите... - изумленно посоветовал Берсерк, задрав голову.

С неба, раскинув руки, к десантникам плавно спускался человек. Человек ли? Солнце светило у него над головой, как нимб над праведником. Из раскрытых ладоней струился свет, глаза ярко сияли, а божественно красивое лицо излучало мир и благодать.

- Это Иисус, - сказал Метис и попытался перекреститься, но силовой щит помешал ему это сделать, оттолкнув руку.

- Это, наверное, психологическая атака... - пробормотал Джейсон, не в силах отвести взгляд.

- Окстись, неверный, он летит, - сказал Метис. - Мы воевали со святыми. Вы как хотите, а я отключаю броню.

- А если в него пальнуть? - даже завороженный божественным зрелищем, стоя с открытым ртом, Боксер оставался все тем же маньяком.

А небесный человек тем временем приземлился в паре метров от солдат.

"Я не причиню вам вреда" - сказал он, не открывая рта.

Не выдержав, Метис отключил броню и опустился на колени, бормоча какую-то молитву на латыни. Остальные опустили оружие, пораженные ощущением собственной беспомощности перед ликом этого свехчеловека.

- Кто ты? - только произнеся это, Берсерк заметил, что говорит по закрытому каналу, но человек услышал его.

- Я тот, кто не желает кровопролития. - Голос завораживал, внушал желание упасть на колени и раскаяться во всех грехах. Метис, кажется, именно это сейчас и делал.

- Отключить броню, - приказал Берсерк, и сам до конца не понимая, что делает, сбросил броню вовсе.

- Это правильно. Я не трону вас, - сказал человек. - И никто из нас не тронет.

Вокруг стали появляться люди. Услышав, как они что-то говорят друг другу на своем языке, Слон остолбенело на них уставился. Появился и старик, ударивший Берсерка. Он первый шагнул к майору с протянутой рукой.

- Меня зовут Ахмет Цзень Ши, - сказал он Берсерку. - Пожмем друг другу руки и забудем былое.

- Аэрон Грейстоун, - только и смог выговорить Берсерк, пожимая ему руку.

- Аэрон, - сказал спустившийся с неба человек. - Когда будет запущен реактор?

- Минут через пятнадцать, - с трудом сбросив оцепенение, ответил Берсерк.

Человек молча развернулся и пошел в шахту.

- Там силовое поле, ты не пройдешь! - крикнул ему вслед Берсерк, но человек проигнорировал его слова.

- Не волнуйся, - сказал Ахмет. - Властитель пройдет.

- Властитель? - переспросил Берсерк.

- Да. Это наш лидер, наставник, наш отец, - пояснил Ахмет. - Он первый и самый совершенный из нашего вида.

- А... - начал было Берсерк, но старик жестом остановил его.

- Здесь не место для подобных разговоров. Если хотите, можете пойти с нами, - сказал он.

- А если мы не пойдем, вы нас убьете? - вмешался в разговор Боксер.

- Нет, мы не палачи, - покачал головой Ахмет. - Вы можете пойти с нами или остаться здесь. Мы сломаем реактор и генератор поля и уйдем.

- Откуда вы про все это знаете? - удивился Джейсон, снимая броню.

- У нас есть свои источники, - уклонился от ответа старик. - Так что вы выбираете?

- Я иду! - заявил Метис. - Я не хочу воевать против истины!

- Я тоже, - неожиданно сказал Слон. - Мне очень интересно узнать, почему вы между собой переговариваетесь по-русски.

- И я иду, - сказал Берсерк без всяких объяснений.

- Ну, куда же я без тебя, - усмехнулся Боксер, кладя ему руку на плечо.

- Ты бы хоть броню снял, - заметил ему Метис.

- Зачем? Она мне нравится, - заявил Боксер.

- Ну, хотя мое мнение традиционно никого не интересует, я все-таки скажу, что иду, если кому интересно, - высказался Джейсон.

- Прекрасно видеть такое единодушие, - сказал Ахмет и сказал что-то своим.

- Он сказал: "Отведите их в мой лагерь", - перевел Слон. - А далеко идти?

- Далеко, - подтвердил Ахмет. - Но вы не волнуйтесь, ног не собьете, - усмехнувшись, добавил он. - Аэрон, дай руку.

Берсерк удивленно протянул ему ладонь, и в тот миг, когда их руки соприкоснулись, мир исчез.

13. Лаборатория

- Доктор, это поразительно! Его тело экранирует рентген-излучение! - восторженно бубнил кто-то над ухом.

- Да, просто превосходно, - сварливо ответили ему довольно приятным женским голосом, - а теперь умолкни, наконец!

- Ладно, ладно... А он, кажется, приходит в себя.

- Вот и славно, давно хочу с ним пообщаться. Сходи за кофе.

- Но...

- Черный, с двумя кусочками сахара, - бескомпромиссно заявил женский голос, и я услышал удаляющиеся шаги. - Открывай глаза, парень, хватит притворяться, - услышал я, когда шаги затихли.

Я послушно открыл глаза, но тут же зажмурился от неожиданно яркого света, больно ударившего по сетчатке.

- По крайней мере, эта реакция нормальная, - в голосе звучала явная ирония.

- А остальные были ненормальными? - спросил я, моргая.

- Я бы даже сказала "невозможными".

Зрение немного восстановилось, и я разглядел белый потолок, равномерно светящийся каким-то неестественным светом. Я попытался подняться, но что-то удерживало меня, прижимая спиной к твердому основанию.

- Не дергайся, - услышал я. Скосив глаза, я увидел немолодую женщину с немного неуклюжими, но довольно приятными чертами лица, в белоснежном халате, сидящую за письменным столом справа от меня. - Мы наслышаны о ваших фокусах, так что ты скован силовым полем в целях предосторожности, - сказала она.

- Где Алиса? - спросил я.

- Девушка, что была с тобой? Поверни голову, - сказала женщина.

Я посмотрел налево и увидел Алису, лежащую без сознания на какой-то мраморной плите с лампочками.

- Не волнуйся, с ней все в порядке, - поспешно заверила меня женщина, когда я повернулся к ней обратно. - Она просто слабее тебя, и паралич у нее длится дольше. Это нормально.

- Люди стреляют в людей. Это совсем не нормально, - сказал я.

- Ну, если ты так вопрос ставишь, то, судя по моим данным, - женщина развела руками, - вы вовсе и не люди. Вы даже нейтрино задерживаете. Знаешь, что такое нейтрино?

- Учил в школе, - ответил я.

- Тогда ты поймешь мое удивление, - сказала она. - Как тебя зовут?

- Никита. А вас? - спросил я.

- Мария. Приятно познакомиться, Никита. Это, если не ошибаюсь, русское имя?

- Верно.

- Не напрасно мой первый муж был русским, - усмехнулась она.

- Что вы собираетесь с нами делать? - спросил я прямо.

- Изучать. Спрашивать, - немного подумав, ответила Мария.

- Препарировать, - вспомнил я малопонятное слово из какой-то старой книги.

- Ну, надеюсь, до этого не дойдет, - поморщилась она. - Хотя, признаюсь, мои коллеги не отвергают и этот метод.

- А какой метод больше нравится вам? - спросил я, прищурившись и сканируя комнату.

Женщина встала и подошла ко мне поближе, с интересом вглядываясь мне в лицо.

- Что? - недоуменно спросил я.

- Вы, мутанты, все такие красивые? - спросила она.

- Мне трудно об это судить, - ответил я, немного смутившись.

Мария улыбнулась.

- И все такие скромники?

- Нет, - ответил я, нащупав источник удерживающего меня поля. Ха, они придавили меня только сверху, полагая, что эта плита, на которой я лежу, удержит меня. Глупо.

Послышался легкий свист, и стена в конце комнаты раскололась, отъезжая в сторону и открывая проход. Через него в комнату вошли двое: странного вида растрепанный рыжий мужчина в белом халате как у Марии, держащий в руках прозрачный пластиковый стаканчик с парящей темной жидкостью, и... Хедиссон!

- Добрый день, капитан, чем могу помочь? - с немного натянутой улыбкой Мария приветствовала капитана. - Марк, давай уже мой кофе, - добавила она, забирая стакан из рук рыжего.

- Ну, как успехи? - не здороваясь, поинтересовался капитан, внимательно рассматривая меня.

- Я пришлю вам результаты сканирования, если пожелаете, - сказала Мария.

- Зачем? - пожал плечами Хедиссон. - Такой солдафон, как я, все равно ничего в них не поймет. Вы мне лучше нормальным языком объясните, человек он, - капитан указал на меня пальцем, - или нет?

- Физиологически - точно не человек, - сказала Мария. - Его тело куда совершенней нашего.

- А поточнее? - заинтересовался капитан.

- Он сильнее, быстрее, ловчее, предполагаю, что умнее тоже, - перечислила Мария. - Его иммунитет в сотни, да что там, - она махнула рукой, - в тысячи раз сильнее нашего с вами. И это не говоря об их таинственных силах, о которых вы уже наслышаны.

- Они сбивают боевые челноки голыми руками, - помрачнел капитан, - вот о чем я наслышан. А девчонка?

- Я еще не приступала к ней, - ответила Мария.

- Типично женский подход, - усмехнулся Хедиссон. - А вот мы с Марком начали бы именно с нее, верно? - засмеялся он, пристально оглядывая фигуру Алисы.

- Так точно, сэр! - откликнулся рыжий, тоже уставившись на мою подругу.

Их мысли коснулись моего сознания, и я побагровел от бешенства, осознав, какие мерзости они сейчас себе представляют. Краем глаза я заметил, что Мария с озабоченным лицом наблюдает за мной.

- Ладно, сэр, если у вас нет больше вопросов, я бы попросила вас удалиться, чтобы я могла продолжать исследования, - сказала Мария Хедиссону.

- Да, не буду вам мешать, - сказал Хедиссон. - А то этот мутант как-то недобро на меня смотрит, - нахмурившись, добавил он, глядя мне в глаза.

Капитан развернулся и быстро зашагал прочь. Стена послушно разъехалась перед ним, пропуская.

- Марк, - окликнула Мария рыжего, все еще пялившегося на Алису.

- Что?

- Вас тоже попрошу выйти, - сказала Мария, жестом указав в сторону.

- Но... - удивленно начал Марк.

- Вон! - резко сказала Мария. - Как старший по званию я приказываю вам покинуть помещение.

- Есть, - растерянно отозвался рыжий и неуверенно зашагал к выходу.

Мария молча провожала его взглядом.

- Жалкий тип, - сказала она, когда дверь закрылась у рыжего за спиной. - Скажи, - повернулась она ко мне, - у вас что, такие строгие обычаи, что на чужую женщину и взглянуть нельзя?

Несколько мгновений я молчал, не понимая, что она имеет в виду.

- Нет, что вы, - сказал я, когда понял, о чем она. - Смотреть можно, но эти двое думали такие мерзости, - меня передернуло.

- То есть, вы еще и мысли читаете, - констатировала Мария. - Что ж, это многое объясняет.

- Зачем вы их выгнали? - спросил я, чтобы сменить тему.

- Они бы мешали нам с тобой беседовать, - ответила Мария, вновь усаживаясь за свой стол.

- Мне мешает с вами беседовать это силовое поле, отключите его, - попросил я.

- Ну уж нет, - усмехнулась она, - этого я делать не стану в целях собственной безопасности.

- Я могу встать и сам, - твердо сказал я, глядя ей прямо в глаза. - Но вы, наверное, расстроитесь, если я все здесь переломаю.

Несколько секунд она молчала, обдумывая мои слова. Я мог вмешаться и подтолкнуть ее мысли в нужную сторону, но мне пока не хотелось ломать ее волю.

- Нет. - Она покачала головой. - Я не буду. А если начнешь буйствовать, сюда примчится охрана.

Я вздохнул.

- Я могу вас заставить сделать это, а потом все забыть, - грустно сказал я.

- Попробуй, - с вызовом сказала она.

- Вам это не понравится, поверьте, - сказал я.

- Ничего ты не можешь, - сказала она ласково-убеждающим сахарным тоном, каким разговаривают с малыми детьми, если поймают их на лжи. Зря.

В тот же миг я проник в ее сознание. Я делал это нарочито грубо, но как можно безболезненнее для нее, чтобы она почувствовала мою силу, но не была унижена окончательно.

- Что... - едва слышно прошептала она, когда я заставил ее встать и подойти ко мне.

- Как же оно выключается? - спросил я вслух, чтоб ее разум невольно выдал мне эту информацию. Я мог найти и сам, порывшись в ее памяти, но это было бы неприятно для Марии. Услышав, что мне было нужно, я заставил ее подойти к пульту управления за моим изголовьем. Его я видеть не мог, поэтому пришлось воспользоваться зрением Марии. Памятуя о том, что все нужно делать грубо, я просто отобрал у нее канал зрительной информации.

- Страшно? - спросил я, частично возвращая ей контроль над речью.

- Да, - прошептала она.

- Вы стоите над кнопкой, освобождающей меня, слепая, целиком в моей власти, - сказал я вслух.

"Я мог бы заставить вас сделать все, что мне угодно, а после стереть память об этом инциденте. Но тогда я бы действительно был бы тем мутантом и уродом, какими вы считаете меня и всю мою расу", - передал я ей.

- Я не хочу принуждать, - сказал я и отпустил ее.

Мария шумно вздохнула.

- Можете звать охрану, если хотите, - сказал я.

- Это бесполезно, им с тобой не справиться, - пробормотала Мария, и я ощутил, что давящая на тело пелена исчезла.

Я с наслаждением потянулся, разминая затекшие мышцы, и сел на плиту.

- Спасибо, - сказал я, посмотрев на Марию.

- Не благодари, ты не оставил мне выбора, - проворчала она, отвернувшись. - Если бы я не отпустила тебя, это выглядело бы так, словно во мне меньше человечного, чем в тебе. Ты провокатор.

Я молча соскочил с плиты и подошел к Алисе, телекинетическим толчком нажал на панели нужную кнопку, снимая барьер.

- Эй, - сказал я, присаживаясь на ее плиту и беря Алису за руку. - Проснись!

- Что ты сейчас сказал? - пробормотала девушка, приходя в сознание.

- Ой, извини, я язык перепутал, - засмеялся я. - Я сказал: "Проснись!".

- Тем не менее, сработало, - улыбнулась Алиса, открывая глаза. Секунду мы сидели, взявшись за руки, соединившись взглядами, но потом девушка огляделась. - А где мы?

- На корабле, судя по всему, - ответил я. - Знакомься, - я указал на Марию. - Это Мария. Мария, это Алиса.

- Приятно познакомиться, - озадаченно сказала Алиса. - А кто вы?

- Что она говорит? - спросила Мария.

- Так дело не пойдет, - пробормотал я.

"Алиса, расслабься".

"Что ты опять затеял? Неужели...". Трансляция оборвалась, когда я начал вкачивать в нее знание английского языка. Прошло это на удивление легко, словно я лишь оживил давно забытое.

- Что вы делаете? - настороженно спросила Мария.

- Я спросила, кто вы такая, - сказала Алиса на только что изученном языке.

- Я - ученый, которому поручили вас исследовать, - едва скрывая удивление, ответила Мария, приблизившись к нам.

"Никита, ты знаешь, как нам сбежать отсюда?"

"Не знаю, но, возможно, Мария нам поможет".

"Властитель может обменять нас на пленных солдат, я это в одной книге читала".

"Властитель не знает, что мы здесь, он мне сам говорил, что не может заглянуть за энергощит корабля".

Алиса удивленно посмотрела на меня.

"Он тебе так сказал?"

"Да. Я сам страшно удивился. В общем, нужно будет ему как-нибудь сообщить".

Мария со странно неуверенной улыбкой переводила взгляд с меня на Алису и обратно.

- Это вы сейчас телепатически разговариваете? - спросила она.

- Что, так заметно? - удивился я.

- Не очень, - признала Мария. - Но я догадливая.

- Нам нужно обратно на планету, - сказал я, отбросив все витиеватости. - Вы можете нам помочь?

Мария вновь удивленно посмотрела на меня и покачала головой.

- Нет, не смогу, - сказала она. - А даже если бы и смогла, я не стала бы нарушать присягу.

- Плохо наше дело, - тихо сказала Алиса по-русски. - У тебя нет никаких озарений, что нам делать? - спросила она меня.

- Озарение было, - внезапно ответил я. - Берсерк ведь у Ахмета!

- Что он там делает?

"Он примкнул к нам, как мне кажется. Им явился Властитель, и... ну ты понимаешь", - я не решился высказывать такое вслух, чтобы не скомпрометировать Берсерка.

"Мы можем пойти к капитану и предложить обмен".

- Эй, о чем вы сейчас говорите? - спросила Мария, нахмурившись.

- Отряд Аэрона Грейстоуна попал в плен к нашим, - сказал я по-английски. - Мы хотим предложить капитану обмен.

- Берсерк в плену? - удивилась Мария. - Да быть такого не может.

- Вы его знаете? - спросил я.

- Ну, - Мария загадочно улыбнулась, - Мы очень долго летели на одном корабле. Здесь все друг друга... знают.

Я поморщился, уловив отголосок ее мыслей. Скорей бы оказаться среди своих, они такого распутства в головах себе не позволяют.

- Так мне сообщить капитану? - спросила Мария.

Мы с Алисой переглянулись.

"А у нас есть выбор?" - спросила она.

- Выбора нет, - вслух ответил я и посмотрел на Марию. - Свяжитесь с Хедиссоном.

- Хорошо, - сказала Мария. - Только я должна попросить вас лечь обратно на свои места.

- Зачем? - спросила Алиса.

- Я не должна была вас отпускать, капитану не понравится, что вы не скованы, - пояснила Мария.

- Ладно, - сказал я, отпуская Алису и направляясь к своему недавнему ложу. - Если это необходимо.

Я снова улегся на холодную плиту, и в тот же миг на меня обрушилась тяжесть щита.

- Капитан, говорит лейтенант Мария Стэтхем... - услышал я.

- Давайте без официозностей, - послышался голос Хедиссона. - Что у вас?

- Мутант говорит, что у него информация насчет пропавшего Грейстоуна.

- Откуда вы знаете, что он пропал? - после некоторой пазы спросил капитан.

- Мутант сказал, сэр, - невозмутимо ответила Мария.

- Я пришлю адъютанта, - сообщил Хедиссон.

"Нет! Пусть идет сам!" - передал я Марии.

- Эээ... Сэр... - приходя в себя после моей трансляции, сказала Мария. - Он сказал, что будет говорить только с вами.

- Ему не все равно? - удивился Хедиссон.

- Видимо, нет.

Несколько секунд капитан молчал.

- Сэр?

- Скажите ему, что я иду, - ответил капитан и отключил связь.

- Ну, ты слышал, - сказала Мария, став рядом со мной.

"Как жаль, что ты такой целомудренный... Праведник чертов" - услышал я ее мысли.

- Мария, могу я вас попросить думать о чем-нибудь нейтральном? - смутившись в очередной раз, сказал я.

- Не нравится - не читай, - ответила она, что-то набирая на панели управления моим сдерживающим полем.

- Я не могу, это получается непроизвольно, - ответил я. - Что вы там делаете?

- Датчик показывает какие-то искажения поля, - сказала она. - Это ты делаешь?

- Я, - признался я. - Давит слишком сильно, очень неудобно.

- Знаешь, а ты ведь мог бы просто соврать, что это не ты, - сказала Мария, усаживаясь за свой стол.

- Не мог, - ответила за меня Алиса. - Он не лжет. Никогда.

- Я уже поняла, что ты не самый заурядный представитель вашего рода, - сказала Мария, пожирая меня глазами. Я не знал, краснеть мне или бледнеть, слушая ее мысли.

"Никита, ты бабник".

"Кто?" - не понял я.

"Ловелас, альфонс, Казанова. Когда ты успел ее соблазнить?"

"Мне сейчас не до шуток. Слышала бы ты ее мысли".

"А девица тоже ничего", - глянув на Алису, подумала Мария. Я едва удержался от смеха.

"Никита, чего это она на меня так смотрит?" - осторожно поинтересовалась Алиса.

"Ты все правильно поняла", - злорадно ответил я.

В этот момент раздалось уже знакомый свист, и в комнату вошел Хедиссон в сопровождении двух солдат в броне и с внушительного вида ружьями в руках. Мысли Марии тут же приняли безобидный оборот, за что я был готов благодарить капитана на коленях.

- Итак, о чем же ты хотел мне рассказать? - спросил меня Хедиссон, приблизившись и жестом остановив вставшую и собиравшуюся что-то произнести Марию.

- Майор Аэрон Грейстоун, известный также как Берсерк, и весь его отряд попали к нам в руки во время последнего сражения, - сказал я. - Я предлагаю совершить обмен военнопленными, - вспомнил я еще одно старинное выражение.

- Военнопленными, - усмехнулся Хедиссон непонятно чему. - Чего ради я буду выручать этих болванов, проваливших все последние задания? Разве что для того, чтобы расстрелять.

- Возможно, у нас есть еще пленные, - почувствовав, что он не шутит, быстро сказал я. - Рабочие из шахты наверняка живы.

Хедиссон внимательно посмотрел на меня.

- Операция шла в Южной Америке. Тебя поймали в Сибири. Причем, это случилось практически одновременно. Откуда ты все это знаешь? - прищурившись, спросил он.

- Мы умеем телепатически связываться друг с другом, - не солгав, но все же уклонившись от ответа, сказал я.

- Вот как? - Хедиссон повернулся Марии. - Это правда?

- Да, - подтвердила она. - А еще он читает мысли.

- Прелестно, - капитан озадаченно поглядел на меня. - И о чем же я думал... ну, скажем, минуту назад?

- О том, что во главе прибывающей через десять дней армады стоит Второй Консул, который, как только узнает о ваших провалах, тут же отстранит вас от командования, - прямо сказал я.

Несколько секунд Хедиссон оторопело смотрел на меня.

- И если он узнает, - продолжил я уже от себя, не дождавшись ответа, - что вы отказываетесь от обмена пленными, то у него появится еще и формальный повод отдать вас под суд, чего он, судя по вашим текущим мыслям, давно, но пока безуспешно добивается.

- За это тебя стоило бы казнить, - наконец, высказался капитан, не скрывая удивления.

- Существование портала не является для нас секретом, - ответил я. - И мы не боимся. Все равно вам нужна база на планете для полноценного вторжения, а вы потеряли уже почти все челноки.

- Не тебе поучать меня, молокосос, - заявил Хедиссон, наконец, взяв себя в руки. - Но ты убедил меня в своих способностях. Ты можешь связаться со своими отсюда?

- Нет, поля мешают. Вот если бы вы доставили меня на планету...

- Тогда ты просто испаришься, как твои проклятые соплеменники, - перебил меня Хедиссон.

- Если бы я это умел, я бы не оказался здесь, - возразил я. - К тому же, я не брошу ее, - я указал взглядом на Алису.

- Как это трогательно, - фыркнул капитан. - А ты уверен, что твои согласятся на обмен?

- Абсолютно, - твердо сказал я. - Мы не бросаем друг друга.

- Ну еще бы, уроды должны держаться вместе, - скривившись, сказал Хедиссон. - Я соглашусь при одном условии. Мы должны будем возобновить дипломатический контакт.

- Этого не обещаю, - сдержанно проглотив "уродов", ответил я. - Да и нет у меня возможности такое обещать.

- Ладно, - помолчав, сказал Хедиссон. - Тебе нужно оказаться на планете? Из челнока сможешь связаться?

- Нет, я же говорю, ваши защитные поля слишком сильны для меня, - пришлось признаться мне. - Мне нужно будет выйти из челнока.

- Вот как мы поступим, - немного подумав, сказал капитан. - Девчонка останется в челноке, а ты выйдешь. Но если хоть что-то пойдет не так, ей конец.

Я кивнул, принимая правила.

- Жаль, конечно, вас отпускать, - пробормотал Хедиссон. "Но, в конце концов, у нас есть и трупы, которые можно исследовать", - подумал он, и от этой мысли меня передернуло.

14.Обмен

- Может быть, вы все-таки перестанете в меня целиться? - недовольно спросил я у троих державших меня на прицеле солдат.

- Поговори мне еще, - буркнул старший из них. - Нам приказано следить за тобой, и мы знаем, какие штуки вы умеете вытворять.

- Ну да, а в нее целятся четверо исключительно потому, что женщинам доверять нельзя, - с сарказмом сказал я, указав на Алису.

- Тебе что, завидно, что ли? - фыркнул один из моих стражей, но взгляд командира заставил его вновь сделать каменное лицо.

- До посадки тридцать секунд, - голос пилота послышался откуда-то с потолка.

- Сколько тебе понадобится времени? - спросил меня командир группы.

- Минут десять, не больше. Только умоляю, если кто-то появится, не открывайте огонь сразу, - иронично попросил я. - Вам не диверсия, а переговоры поручены.

Солдаты промолчали. Оставшиеся до посадки секунды я потратил на концентрацию. Странно, но собирать силу в челноке оказалось удивительно легко. Похоже, силовые поля использовали тот же тип энергии, каким пользовались и мы. Поля работали больше во внешнем направлении, поэтому снаружи накачаться от них было нельзя, но изнутри сделать это было довольно просто.

- Что за хрень! - воскликнул один солдат, хватая ружье наизготовку. - У него глаза светятся!

- Прошу прощения, - как можно более кротко сказал я, одновременно рассеивая часть собранной силы, чтобы не пугать окружающих. - Я набираю силу, чтобы быстро связаться и не тратить понапрасну времени.

- Набирай что тебе надо, но людей постарайся не волновать, - посоветовал командир. - А то мы на этой планете несколько дерганные стали.

- Вас сюда и не звал никто, - язвительно заметила Алиса. - Сидели бы на своей Новерке.

- Ты бы помолчала, чудо природы, а то шею сверну и скажу, что так и было, - сурово ответил ей командир.

- Правду говорят, что все красивые бабы - стервы. Даже если они мутантки, - хмыкнул один солдат, а остальные засмеялись.

"До чего же они все тупые", - сделав кислое лицо, сообщила мне Алиса.

"Что ты хочешь, они от обезьян произошли", - криво улыбнувшись, ответил я.

- С мягкой посадочкой вас, - снова послышался голос пилота. - Открываю...

Стена у меня за спиной начала деформироваться, обозначая выход на планету. Зрелище меня разочаровало, в моем недавнем видении это выглядело куда эффектнее.

- Давай, - подтолкнул меня в спину солдат, когда шлюз полностью сформировался. - И без шуток.

Я молча шагнул из челнока в воздух, слегка пошатнулся, удерживая равновесие. То ли ходить по гравитационному полю сложнее, чем мне представлялось, то ли челнок распознал во мне чужака и решил не церемониться, но, пока я спускался, мне пришлось дважды останавливаться и балансировать, чтобы не упасть. Сопровождавшие меня солдаты, однако, шли ровно. Немного осмотревшись, я решил, что мы где-то в африканских саваннах: невысокие колючие деревья, желтая, выгоревшая на палящем солнце трава, какие-то антилопы вдали, у самого горизонта.

- Ну все, зови своих, - приказал командир, когда мы коснулись земли.

Я встал ровно, сложил руки на груди, сконцентрировался.

- Сейчас псалмы петь начнет, - думая, что сострил, сказал один солдат.

- Я бы попросил вас, уважаемый, заткнуться и не мешать мне, - зло сказал я. - Благодарю.

Кроме Феликса, я ни к кому никогда на таком расстоянии не обращался, поэтому, чтобы не рисковать, я решил снова воззвать к нему, тем более, что его готовый образ уже хранился у меня в памяти. Но, несмотря на то, что я, напрягаясь изо всех сил, ментально орал минуты две, Феликс так и не отозвался. Уж не случилось ли с ним чего...

Из высших псиоников я имел близкий контакт еще только с двумя: с Ахметом и самим Властителем, но к последнему я, не знаю почему, обращаться не хотел.

Создать образ первого министра оказалось несложно, уж очень он был известной фигурой. Министр отозвался после первого же зова.

"Никита? Где ты пропал?"

Я, стараясь ничего не упустить, но как можно более кратко пересказал наши с Алисой злоключения с момента нападения на лагерь. Просто переслать кусок памяти на таком расстоянии у меня не хватало навыка, так что пришлось напрячься.

- Ну что, связался? - спросил командир.

- Да, не мешайте, - сказал я. - Сейчас появятся.

"Я сообщил Властителю. Он согласен на обмен. Пусть забирают всех, кто не желает оставаться. Но людям нужно время, чтобы собраться".

"А сколько их всего?" - спросил я.

"Всего двадцать шесть. Улететь хотят двенадцать".

"Куда нам лететь, чтобы обменяться?"

"Никуда, я чувствую твое местоположение, оставайтесь там. Через час я свяжусь с тобой". - Я почувствовал, что Ахмет разорвал контакт.

- Ну что? - напряженно спросил командир, когда я повернулся.

- Все хорошо, - успокоил его я. - Можете связаться с Хедиссоном, мы можем отпустить двенадцать человек. Обмен будет здесь. Только мне желательно оставаться снаружи челнока, чтобы оставаться на связи, если что-то изменится.

- Свяжи меня с Хедиссоном, - приказал командир, видимо, пилоту челнока.

Несколько секунд мы стояли в молчании, потом в шлеме командира послышался сухой баритон капитана.

- Есть, что доложить? - спросил Хедиссон.

Командир передал ему мои слова.

- Только двенадцать? - удивился Хедиссон. - Я думал, их будет больше.

- Скажите ему, что я просто передаю, и что сюда придет человек, с которым можно будет обсудить все вопросы, в том числе, и возобновление дипломатии, - быстро проговорил я, опасаясь, что Хедиссон все отменит.

- Хорошо, - сказал капитан, когда ему передали. - Сообщите, когда мутанты вновь выйдут на связь, - приказал он и отключился.

***

Час прошел в тягостном ожидании. Солдаты, усевшись на землю, перебрасывались пустыми фразами и глазели по сторонам. Для них все это было в диковинку: безоблачное синее небо, чистый, не пахнущий сыростью и болотом воздух, редкие птицы и звери вокруг. Редкие, потому что я отгонял всю живность, опасаясь, что в людях проснется охотничий инстинкт, и они кого-нибудь подстрелят. Они ведь, кажется, до сих пор не знали о нашей эмпатии, и мне не хотелось выдавать им эту нашу самую главную силу и слабость одновременно.

"Никита", - раздалось в моей голове, когда я уже совсем извелся от тоски.

"Ну где вы?"

"Сейчас появимся к северу от тебя, скажи своим конвоирам, чтобы не стреляли".

- Эй, - окликнул я командира, вставая с земли, - они сейчас появятся примерно вон там, - я указал рукой. - Не стреляйте.

Солдаты повскакивали, напряженно вглядываясь в указанное мной место. Через миг воздух там задрожал, это искажалось пронзенное громадной силой пространство. Массовый перенос материи в одну точку требовал больших затрат энергии, но Ахмет пошел на это, скорее всего, чтобы не нервировать солдат лишний раз, пугая их возникающими со всех сторон людьми.

- Давай Хедиссона, - приказал командир в шлем.

Из воздуха, наконец, возникли люди. Впереди всех стоял Ахмет Цзень Ши собственной персоной. За спиной у него, сбившись в кучу и недовольно косясь на окружающих их псиоников, собрались пленные. Псиоников же, кроме Ахмета было семеро, и все, как я понял, второго ранга.

- Что там у вас? - услышал я голос Хедиссона, прежде чем солдат закрыл шлем.

"С тобой все в порядке? Где Алиса?" - безмолвно спросил меня Ахмет.

"В челноке, все хорошо", - ответил я.

- Ну вот, они появились! - обратился я к командиру. - Пусть приведут девушку.

Солдат кивнул и, как было видно за полупрозрачным стеклом шлема, что-то приказал. Через секунду в открытом до сих пор шлюзе челнока показалась золотоволосая красавица в сопровождении двух солдат. Она быстро и ловко сбежала вниз по сдерживающему полю, ни разу не покачнувшись. Я что, один такой неуклюжий?

Не обращая внимания на окрики солдат, Алиса быстро подошла и взяла меня за руку.

- Не оставляй меня одну больше, - прошептала она, заглянув мне в глаза. - Никогда.

- Не оставлю, - пообещал я, сжимая ее ладонь.

Тем временем Ахмет неторопливо приблизился к солдатам, мгновенно вычислил командира и обратился к нему.

- Мы прибыли с двенадцатью людьми, как и говорили, - сказал он. - Можем мы забрать детей?

- Сначала отпустите наших, - потребовал командир.

Ахмет, не оборачиваясь, отдал ментальный приказ, и псионики расступились перед пленными.

- Можете идти, - любезно разрешил один из них, видя, что пленные все еще смотрят недоверчиво. Люди тотчас же, чуть не бегом, заторопились к челноку.

- Идите, - после небольшой паузы, видимо, посоветовавшись с Хедиссоном, сказал командир нам с Алисой.

- Серж отведет вас к Властителю, - сказал мне Ахмет, указав на уже знакомого мне Игнатьева. - А нам, как я понимаю, - добавил он, обращаясь же к командиру, - нужно многое обсудить, верно?

- Принеси транслятор, - приказал тот одному из солдат, - Хедиссон хочет участвовать в переговорах.

- Ну, давайте руки, - улыбнувшись, сказал Серж, когда мы с Алисой подошли к нему. Как только мы коснулись его, Вселенная уже который раз вывернулась наизнанку.

15. Посвящение

- А я вот все думаю о Властителе, - призналась Алиса, лежа на спине и смотря в небо. - Он не похож ни на нас, ни на тех людей... Кто он, как ты думаешь?

- Он псионик первого ранга, первый и единственный, - ответил я, не открывая глаз. Сегодня меня экзаменуют на пятый ранг, и мне нужно быть в хорошей форме. Ахмет намекнул, что вступление в высшие ранги откроет мне много новых возможностей, о которых я пока даже и не подозреваю. Так что я сидел в чистом поле, обдуваемый ветром и накапливающий силу. Алиса мне сильно мешала, но прогнать ее я не смог бы... и никогда уже не смогу.

- Я тебе мешаю? - спросила Алиса, видимо, ощутив мое неудовольствие. Мои мысли уже стали закрыты для всех, но эмоции по-прежнему мог чувствовать любой, даже самый слабый псионик.

- Да, но не уходи, - ответил я. - Мне спокойнее, когда ты рядом.

Я представил себя большим пустым кувшином, который плавно опускается в воду, наполняясь по мере погружения. Этому методу набора силы меня научил Феликс... Жаль, что он не видит меня сейчас...

- Ты все тоскуешь по родителям? - по-своему растолковала мою горечь Алиса.

- Да по ним тоже... Но я, наверное, плохой сын, Феликса мне больше не хватает, - грустно признался я.

- Мне мама сказала, что за секунду до того, как он погиб, он успел оттолкнуть ее от взрыва. Он спас ее, - помолчав, сказала Алиса. - Жаль, до отца никто не успел добраться... - прошептала она, и я почувствовал, что она плачет.

- Не плачь, - открывая глаза, сказал я и дотронулся до ее руки. - Вспомни, что говорил Властитель...

- Они переродятся заново, я помню, но мне все равно грустно, - вытирая слезы, ответила Алиса. - Ну вот, я совсем тебя отвлекла, мне лучше уйти...

- Останься, - попросил я. - Когда Серж явится за мной, ты все равно не сможешь пойти со мной. Ахмет сказал, что процесс будет длиться почти сутки...

- Что они там с тобой делать будут? - удивилась Алиса.

Я пожал плечами.

- Скоро узнаю, Серж должен будет сейчас появиться, - почувствовал я.

И точно, не прошло и секунды, как я увидел министра образования, на время войны превратившегося еще и в главного специалиста по энергетическому оружию.

- Ну, ты готов? - спросил Игнатьев, по своему обыкновению не здороваясь.

- Конечно, - ответил я, поднимаясь и помогая Алисе встать. - Идем? - спросил я, протягивая руку. Министр кивнул и взял меня за руку.

"До послезавтра", - успел я послать Алисе за мгновение до перехода.

- Ой, - только и смог сказать я, когда увидел, где мы оказались. - Это что за горы?

Мы стояли под какой-то скалой, по пояс увязнув в снегу. Со всех сторон в небо вздымались громадные горные пики, давящие на сознание своей едва обозримой величиной.

- Это Тибет, - пояснил Серж. - Пойдем.

Игнатьев шел впереди, проваливаясь в сугробы, но довольно быстро. Я едва поспевал за ним. Мороз кусал мое тело, внезапно разыгравшаяся ледяная вьюга слепила глаза.

- Вы бы предупреждали, я бы оделся потеплее, - крикнул я, пытаясь перекричать ветер. В рот тут же набился целый сугроб.

"А нельзя очистит дорогу псионически?" - предложил я, отплевываясь.

"Любой выплеск силы может привести к сходу лавины", - отрезал Серж.

Несколько минут я послушно барахтался в сугробах вслед за министром.

"Далеко нам еще?" - не выдержал я.

"Мы уже пришли", - ответил Серж.

Я ладонью стер с лица налипший снег и увидел большую трещину в скале. Когда мы с Сержем прошли в нее, мы оказались в довольно просторной пещере, едва освещенной через узкий вход. Едва ли здесь было теплее, чем снаружи, но ветра не было, и я почти согрелся. Когда глаза немного привыкли к полумраку, я увидел стоящий посреди пещеры стол, на котором лежали короткий обоюдоострый меч, круглая чаша и странной формы светильник, до половины наполненный прозрачным маслом. Серж подошел к столу, внимательно осмотрел предметы, не прикасаясь к ним, и чему-то одобрительно кивнул.

- Зачем все это? - спросил я, тоже подойдя к столу.

- Сам поймешь. Попозже, - пообещал Серж. - А сейчас присядь вон туда и собери всю силу, какую только сможешь. - Он указал на какую-то циновку в углу пещеры.

Ничего не понимая, я все-таки пошел в угол, сел и стал концентрироваться. Сначала все шло плохо. Я никак не мог успокоиться, странное ощущение в груди не давало расслабиться. Я вспоминал Феликса, родителей, всех знакомых, кто погиб в день той атаки... Я думал о людях в падающих челноках, представлял их ужас, их боль...Горящие джунгли, умирающие люди, все это стояло перед глазами и никак не хотело уходить. Я уже хотел было встать и сказать Сержу, что провалил экзамен, но вдруг с ужасом обнаружил, что не могу пошевелиться. Я вообще не чувствовал тела! Разум отказался повиноваться мне, его занимали какие-то свои странные мысли, душу переполняли непонятные переживания... Вспышка - и я ощутил, что все, составляющее меня, действует независимо друг от друга, все мое существо разладилось и пребывало в жутком диссонансе. Тело, разум и душа противоречили друг другу, попеременно отбирая один у другого власть над моими переживаниями...

Внезапно я понял, что уже довольно долго воспринимаю все эти процессы как бы извне, со стороны.

"А что же тогда Я?" - не словами, но странным сигналом прозвучало во мне. Я знал, что я - дух, безграничен и вечен... но сейчас знание сменялось пониманием. Однако стоило мне только прикоснуться к источнику этого понимания, как все смешалось, и меня понесло по какому-то энергетическому водовороту. Я как бы с размаху рухнул обратно в тело, разум и чувства вновь покорились мне, и сила пылающим потоком стала вливаться в мои вены.

Я открыл глаза. Пещера куда-то исчезла, вместо нее я видел невозможно высокие своды громадного храма, куполом которому служило чистое небо. Серж тоже исчез, но я и не думал о нем. Посреди храма возвышался алтарь с уже знакомыми мне мечем, чашей и светильником. Я поднялся на ноги и подошел к алтарю. Я протянул руку и хотел взять светильник, но что-то мешало мне, отталкивая ладонь. Я напрягся и все же коснулся его, и все в очередной раз сменилось. Привычный, что в моих видениях весь мир преображается до неузнаваемости в один момент, я и сейчас не удивился, спокойно наблюдая за изменениями.

Вот уже который раз моему взору представилась все та же мистическая равнина, на сей раз в своей "людной" форме. Несчастные все так же мельтешили, предаваясь сиюминутным утехам, неспособные хоть на пять минут оторваться них.

- Не хотят уходить, - услышал я завораживающий голос Победившего.

- Ты же можешь заставить их? - сказал я по наитию.

- Зачем? Рано или поздно они ослабеют в своих играх, и их сметет отсюда бурей, - ответил Победивший, выходя у меня из-за спины и становясь рядом со мной.

- А что ты тут делаешь? - спросил я.

- Жду, пока ты меня узнаешь и примешь, - ответил он, повернувшись ко мне лицом.

Я посмотрел ему прямо в сияющие глаза. Черты его лица напоминали мне кого-то, словно я уже видел его сына или отца... или его самого в молодости.

- Ну так что? - спросил Победивший. - Узнал?

- В зеркале правое и левое меняются местами, - сказал я, улыбнувшись. - Поэтому я не сразу понял, кто передо мной. Я это ты?

- Нет, я это ты, - улыбнувшись в ответ, поправил Победивший. - А вообще, мы одно. Я альфа, а ты омега.

- Пора замкнуть круг? - спросил я, протягивая к нему руки.

- Пришло наше время, - ответил Победивший и взял меня за руки.

Равнина странно выгнулась под нами так, словно мы оказались на высокой горе. Люди вокруг беззвучно закричали, и хотя я не отводил глаз от Победившего, я знал, что их напугало. Надвигалась та самая буря, грозящая смести всех, у кого не хватит духа или сил ей сопротивляться. С четырех сторон поднималась темная стена, состоявшая как бы из клубов дыма. Буря надвигалась, кольцом сжимаясь вокруг нашей горы, люди сбегались к ней, чтобы хоть немного отсрочить страшное столкновение. Вот кого-то коснулся черный дым, несчастного немедленно затянуло, и он исчез, дико воя.

Тьма подошла почти вплотную к нам, поглотив уже всех бывших на равнине. Я чувствовал ее давление, ее странную и пугающую силу.

- Мы выстоим, - пообещал Победивший. Из-под наших сцепленных рук начал пробиваться слабый свет.

Буря начала давить на нас. Прогибаясь под тяжелыми ударами, вжимающими нас друг в друга, я пытался собрать силу, чтобы оттолкнуть ее душащие объятия. Несмотря на явное энергетическое происхождение этого места, я не мог найти ни одного источника. Буря била все сильнее и сильнее, мы с Победившим стояли почти обнявшись, так велик был напор.

- Не ищи снаружи, - прошептал Победивший. Даже его шепот легко перекрывал грохот бури.

Вокруг царил полнейший хаос. Всполохи силы, вспышки сковывающего холода и палящей жары, адские вопли, полные скорби и муки сотрясали воздух. Нас сжало так, что перестал понимать, где его тело, а где мое. Свет, исходивший от нашего соприкосновения, становился все сильнее, но он не мог разогнать окутавший нас мрак. Тяжесть дополнилась мучительной болью от сдавленных костей и мускул, тело словно ломало ударами молота.

- Сила в едином, - сказал Победивший.

Свет становился все ярче, но и боль только усиливалась. Буря как будто питалась моей мукой, свирепствуя все больше с каждым мигом.

Я почувствовал, что мое сознание начинает странно двоиться, словно в него входит кто-то еще.

"Ищи!" - услышал я приказ Победившего в себе.

И я стал искать. Вовне сейчас была лишь буря, ее дикую силу я не мог обуздать и использовать, но я чувствовал силу в себе самом, лишь не знал, как до нее добраться...

Мое расколовшееся сознание стало складываться обратно, но не так, каким оно было раньше, а иначе. Я чувствовал, что мы с Победившим начинаем взаимно проникать друг в друга, объединяться, чтобы замкнуть себя до того, как буря развеет нас.

"Ты это я, я это ты, нет никакого мы, есть Я и Я", - я уже не понимал мои это мысли или слова Победившего.

Я рванулся вперед изо всех сил, за миг до того, как буря окончательно обрушилась на нас. Я исчез, пораженный...

Вспышка света - я воспрял из Ничто с новыми силами, дарованными мне или взятыми мной из единства. Раскинув руки, я одним взмахом отшвырнул бурю от себя. Я мог бы оттолкнуть ее и за горизонт, но я чувствовал в ней людей, угодивших в эту западню. Их страдания, их муки были заслужены ими, но эта буря была целиком и полностью порождением моей скрытой мощи, она была необходима мне для объединения с Победившим, сейчас я это ясно понимал.

- Пусть они низки и слабы, но они не должны страдать по моей вине, - сказал Я-Победивший. - Я освобожу их.

Я закрыл глаза, собирая силу. Буря тянет силу из страданий людей, а когда их энергия кончится, она развеется, а люди исчезнут ослабленные, опустошенные, скованные извечным законом. Но если я развею тьму, то они сохранят хотя бы часть своей воли.

- Я имел силу, но не имел любви. У тебя есть любовь, но ты был слаб. Теперь это едино, - шевельнулся остаток сознания Победившего и слился со мной окончательно.

Подчиняясь безмолвному приказу, буря стала утихать, темные клубы таяли. Однако я не собирался возвращать людям их безрассудную свободу, я столкну их сам, но не стану отбирать их силы.

Стоны утихли, тьма рассеялась. Я вновь наблюдал чистую и гладкую равнину, и с нее, к моему удивлению, исчезли не все люди. Несколько, не больше десятка, остались и сейчас шли ко мне. Я не поверил своим глазам, когда увидел среди них... Феликса!

- Я надеялся, что увижу это, - сказал он, когда они подошли совсем близко. - Правда, я не думал, что буду смотреть на это в таком качестве...

- Ты же умер... - сказал я.

- Так это и есть земля мертвых, - Феликс обвел равнину взглядом. - Перевалочный пункт, место для временного отдыха, где можно остановиться и подумать. Я многое здесь понял. Но люди, как всегда, все используют не по назначению, - добавил он. - Скажи, какое тебе теперь дано имя? - с внезапно возникшим интересом спросил он.

- Победивший, - сказал я, и звук этого имени грохотом пронесся над равниной.

- Ты силен, - сказал Феликс, склоняя голову. - А мне пришлось в свое время ждать, пока буря сама рассеется... - продолжил он с грустной улыбкой. - Прощай! - неожиданно сказал он и растворился в воздухе, а за ним и все остальные.

- Чего же ты ждешь? - спросил я сам себя, обведя опустевшую равнину взглядом.

Окружающее стало плавно искажаться, направляемое моей волей. Через несколько секунд я понял, что стою с закрытыми глазами, скрестив руки на груди и мне довольно холодно.

Открыв глаза, я увидел все ту же пещеру. Я стоял перед столом, на котором лежали те же предметы, но теперь он как бы изменились: меч стал длиннее, лезвие его блестело ярче, а рукоять стала золотой, чаша стала выше, края ее теперь были окованы серебром, и она наполнилась алым вином. Но сильнее всего изменился светильник. Его форма еще усложнилась, теперь он был полон и ярко горел, освещая своим пламенем всю пещеру.

Я смотрел на этот странный свет и чувствовал, как он перетекает мне в глаза, наполняя собой мою голову. Я моргнул, и мир вокруг наполнился сияющим светом, идущим словно из неоткуда.

- Я вижу, ты справился, - услышал я за спиной голос Игнатьева.

Обернувшись, я рефлекторно прикрыл глаза ладонью, чтобы не ослепнуть, но это было плохой идеей: моя рука сияла не тусклее стоявшего передо мной Сержа.

- Не волнуйся, скоро привыкнешь, - улыбнулся министр. - У меня тоже сначала глаза болели.

- Это теперь так всегда будет? - спросил я, моргая и оглядываясь. Свет наполнял собою все: стены пещеры, предметы, но ярче он сиял в Серже и во мне.

- Да. Ты теперь не только чувствуешь силу, но и видишь ее, - пояснил он.

- Круто, - только и вырвалось у меня.

Министр рассмеялся.

- Я тоже так сказал, когда первый раз это увидел, - объяснил он свой смех. - Ну, давай руку, нам нужно показать тебя Властителю, - сказал он, протягивая ладонь.

- А сам я не могу переместиться? - спросил я. Уж слишком большую мощь я в себе сейчас чувствовал.

- Нет, это только с третьего ранга, - покачал головой Серж.

Я взял его за руку, гадая, как же будет выглядеть переход для моего нового зрения. Однако, и это меня разочаровало, все оставалось таким же серым и блеклым, как и раньше.

- Что с тобой? - спросил Серж, вытащив меня из перехода и заметив, что я с недовольным лицом потираю живот.

- Есть хочу, - ответил я.

- Ну да, ты же сутки ничего не ел, - кивнул Серж.

- Прошли целые сутки? - удивился я.

- Время там идет иначе, - загадочно улыбнувшись, сказал Игнатьев. - Пойдем, после поешь.

- Гм, а где мы на этот раз? - поинтересовался я, осматривая бамбуковые заросли, через которые мы шли по грязной тропинке.

- Попробуй сам почувствовать, - предложил Серж на ходу. - Создай образ планеты, потом соотнеси ощущения поля с образом.

Я прикрыл глаза, чтобы сияющая со всех сторон флора не отвлекала меня, и попытался мысленно создать планету.

- Ну да, "создай образ планеты", это же так просто, - недовольно пробормотал я, когда сотая попытка окончилась неудачей.

- Ладно, потом потренируешься, мы уже пришли, - ответил Игнатьев.

Я изумленно смотрел на открывшийся мне пейзаж. Среди высоких бамбуковых стеблей в воздухе висел большой, метров тридцать в диаметре, блестящий стальной шар, отражающий окружающую его зелень. Висел он на высоте метров пяти от земли без всякой видимой опоры. Никаких энергополей, как на челноках, я не чувствовал, но, если верить моему новому зрению, весь шар буквально фонтанировал энергией.

- Обитель Властителя, - сказал Серж. - О ее местоположении знают только высшие псионики. Потому что нам есть, что скрывать, - почувствовав мой вопрос, сказал он. - Ты бы рассказал кому-нибудь о том, что с тобой произошло в пещере?

Я отрицательно покачал головой.

- А есть и более серьезные тайны, которые пока скрыты и от тебя, - сказал министр. - А теперь иди, я подожду здесь.

Я послушно поплелся к зависшему в воздухе шару, совершенно не представляя, что делать дальше.

"Стань под шаром", - услышал я сигнал от Властителя. Я послушно исполнил приказ, и в тот же миг оказался в какой-то странной комнате, заставленной книжными шкафами, полки которых ломились от тяжести томов; разными колбами, пробирками и ретортами с разноцветными жидкостями и компьютерами самых разных моделей, начиная от древних внушительных коробок с совершенно бесполезной начинкой и заканчивая суперсовременными компактными устройствами, размером с книгу, но превосходящими по своим возможностям человеческий мозг в триллионы раз.

- Иди сюда! - услышал я голос Властителя из соседней комнаты.

Я сделал несколько шагов и оказался в громадном помещении, вдоль стен которого были расставлены компьютеры, а в центре располагался большой и неимоверно сложный аппарат, сияющий разноцветными лампочками и сполохами силы.

- Не можешь понять, как это возможно? - спросил Властитель, отходя от одного из мониторов. - Я тоже не до конца понимаю.

Сейчас он был одет в такой же белый халат, что и Мария с корабля, но я заметил это не сразу, уж очень был силен исходящий от Властителя свет.

- Оденься и иди сюда, - он указал в угол, где на какой-то допотопной вешалке висел еще один точно такой же халат, что и на нем.

Я, уже совершенно ничего не понимая, все же послушался и подошел к Властителю, усевшемуся в кресло за одним из компьютеров.

- Мы сейчас внутри шара? - спросил я, оглядывая взглядом помещение.

- Да. Я в молодости экспериментировал с искажением пространства и ухитрился затолкать сюда всю родную лабораторию вместе со всеми пристройками, - сказал Властитель, тоже оглядываясь. - Здесь несколько тысяч комнат. Сколько точно, даже я тебе не скажу, хоть я здесь и вырос.

- Так это здесь... - растерялся я.

- Да. - Властитель кивнул. - Именно тут, в этом помещении, где сейчас мы с тобой находимся, был создан сначала я, а затем и остальные из нашего вида. Здесь я работаю над совершенствованием нашей ДНК. Здесь был создан и ты, - добавил он, улыбнувшись.

- Я знаю, - кивнул я, все еще немного растерянно. - Родители говорили мне, что при случайном сочетании их генов, если доверить зачатие природе, мог родиться неполноценный человек, и они обратились в лабораторию... Но я не знал, что именно в этой...

- А комбинировал твои гены я, - сказал Властитель, чем окончательно выбил меня из равновесия.

Я обхватил руками голову, обдумывая сказанное.

- Стой, - сказал я, ощутив противоречие. - Если ты создал мое тело, то как ты мог так ошибиться? Ведь тест показал, что я не выйду за десятый ранг!

- А я надеялся, что хоть ты сам поймешь, - устало вздохнул Властитель.

Я вспомнил свои видения.

- Наша сила не зависти от генов, верно? - спросил я, начиная догадываться.

- Верно, - согласился Властитель. - Теперь тебе открыта еще одна тайна.

- Значит, и люди могут овладеть нашими силами? - спросил я, помолчав.

Властитель улыбнулся.

- Тот, кто получает подобную власть, уже не может называться человеком, - сказал он. - По крайней мере, человеком разумным.

- А кто же мы тогда? - спросил я.

- Homo Magnus, как тебе такое название? - спросил Властитель, снова улыбнувшись.

- Как-то все это оккультизмом начинает казаться, - заметил я.

- Сейчас в наших школах преподают то, за что в Средние века жгли на кострах, а в двадцатом веке расстреливали. Законы кармы, уроки медитации и концентрации, развитие ясновидения - во все времена это считалось чем-то таинственным и недоступным для большинства.

- А сейчас большинство вновь ополчилось на нас, - пробормотал я.

- Аэрон рассказал мне об устройстве их мира, - сказал Властитель. - В системе восемь планет. На Новерке живет десять миллиардов человек, и это при том, что она даже меньше Земли. Еще на двух планетах они добывают ресурсы, но жить там еще лет пятьсот будет нельзя. Им просто не хватает места.

- Как они сумели так быстро размножиться? - удивился я.

- Клонирование, правительственные программы, - пояснил Властитель. - К тому же, поначалу на Новерке не было опасных для человека вирусов. Первые люди там жили на удивление долго.

- Скажи, ты понял, почему я видел именно Берсерка? - спросил я.

- Нет, - покачал головой Властитель. - Есть вещи недоступные и мне.

- Но хоть предположения какие-нибудь?.. - неуверенно попросил я.

- Он тоже псионик, способный стать одним из нас, - сказал Властитель.

- Да не может быть! - воскликнул я.

- Ольга и Ким использовали для своих опытов только человеческие гены, - сказал Властитель. - Аэрон - один из редких природных псиоников.

- И какой же у него ранг? - спросил я.

- Пока - никакой. Я не стал посвящать его. Если кто и должен это сделать, так это ты.

- Потому что я видел его глазами?

- Потому что вы связаны, и пока я не пойму причину и вид этой связи, я не хочу вмешиваться, - ответил Властитель. - И другим не дам это сделать.

- А он знает? - помолчав, спросил я.

- Я не стал скрывать от него ничего. Он горит желанием примкнуть к нам.

- Я не имею права посвящать, - пробормотал я. - Я несовершеннолетний.

Властитель рассмеялся.

- Ты первый, если не считать меня, кто стал высшим псиоником раньше восемнадцати. Закон написан для большинства, а не для гениев.

- Я должен поразмыслить над этим, - сказал я.

- Тут не над чем размышлять, - жестко сказал Властитель. Я первый раз слышал от него такой резкий тон. - Либо ты желаешь его посвятить, либо нет. Решай сейчас.

Я закрыл уставшие от постоянного сверкания глаза. Чего же я хочу?

- Я сделаю это, - вырвалось у меня. В этот миг я почувствовал себя Победившим.

- Я рад этому, - спокойно сказал Властитель, повернулся к компьютеру и стал смотреть на какие-то графики и диаграммы.

Я, только сейчас поняв, что все это время стоял столбом, уселся на кресло за соседним монитором.

- Скажи, Властитель - это имя, полученное тобой там? - спросил я.

Властитель замер. Кажется, мне удалось удивить псионика первого ранга. А раньше считалось, что это невозможно.

- Да, - сказал он, медленно разворачиваясь ко мне. - Неужели... тебе тоже дано имя?

- Да, - повторил я вслед за ним так же удивленно. - А что, имена не всем дают?

- До сих пор имя было только у меня, - ответил Властитель. - А как звучит твое?

- Победивший, - сказал я. Изображения на мониторах на мгновение исказились, словно сигнал вдруг исчез, а потом снова появился.

- Удивительно, - сказал Властитель, пристально смотря на меня. - А я думал, что покину этот мир раньше, чем ты появишься.

- О чем ты? - спросил я.

- Сам поймешь. Потом, - уклонился Властитель. - А сейчас нашу беседу пора завершить, у меня много работы. Серж отведет тебя домой, а завтра ты покажешь Берсерку скрытую внутри него силу. - Прежде чем я успел что-нибудь сказать, я снова оказался под шаром-лабораторией.

- Аудиенция окончена, - пробормотал я, топая по грязи к неподвижному, словно бронзовое изваяние, Сержу. - Пойдемте отсюда, - сказал я ему, первым протягивая руку.

Переход втянул нас в себя, а я все думал о грядущем посвящении Берсерка. Черт, со мной это было так давно, что я уже почти забыл ритуал. Нужно будет учебники перечитать...

16. Ритуал

- А нас он не может научить? - спросил Слон.

- Властитель сказал, что все люди - потенциальные псионики пятнадцатого ранга, - ответил Берсерк, нервно расхаживая по комнате, куда его поселили. Мебель, кроме кровати и дивана, на которых сейчас расселись его друзья, отсутствовала, так что расхаживать было где. - Но этот парень может посвятить только меня.

- Почему? - спросил Слон.

- У них тут какие-то свои странные правила, - пожал плечами Берсерк.

- Они сами странные, эти местные, - буркнул Боксер. - Я тут недавно хотел к дамочке одной подкатить, так она не дала мне рта раскрыть. Сказала, мол, в следующей жизни, рассмеялась и ушла.

- Просто мы для них как стеклянные, - возразил Метис. - Она, наверное, поняла, что ты от нее хочешь раньше, чем ты сам до этого додумался.

- Чего тут понимать, дело нехитрое, - криво усмехнулся Боксер.

В дверь деликатно постучали.

- Больше всего меня убивает их вежливость, - проворчал Боксер. - Ведь видит сквозь дверь и все равно стучится.

- Войдите, - недовольно косясь на него, сказал Берсерк. В комнату вошел Ахмет.

- Ну, готов? - спросил он и, не дожидаясь ответа, добавил. - Вот и хорошо. Пойдем.

Берсерк пожал руки товарищам и пошел вслед за Ахметом.

- Ты как будто на смерть идешь, - заметил Ахмет. - Расслабься, ничего с тобой страшного не случиться. Наши дети проходят ритуал, когда им исполняется восемь.

***

Я вздрогнул, приходя в сознание. Как же несвоевременно случаются эти видения! А может быть наоборот? Я оглядел помещение, чтобы вспомнить, где нахожусь. Длинный зал, рассчитанный на сотню детей, заставленный маленькой мебелью и оклеенный обоями веселой расцветки.

- Дети проходят ритуал, когда им исполняется восемь, - повторил я. Вспомнил ритуал еще раз: глупая полусказка-полуигра, обучающая детей первым навыкам эмпатии и ясновидения. Чушь! Берсерк - воин, и ритуал ему нужен соответствующий.

Телекинетическим ударом я без сожаления выбросил в окно всю мебель, затем затемнил полимерные окна, чтобы в комнате наступил полный мрак.

- Светить и видеть здесь буду я один, - сказал я, оглядываясь. Силовое зрение позволяло мне видеть даже в полной темноте, что было довольно удобно. Нужно было оградить комнат и от внешнего воздействия, поэтому я создал экранирующие щиты по стенам, полу и потолку, не жалея на это энергии. Только дверь я не стал закрывать, но щит уже приготовил, готовясь захлопнуть комнату, как только сюда войдет Берсерк.

"Ахмет, пусти Аэрона в комнату первым, а сам не заходи", - послал я.

"Что ты затеял?", - удивился Ахмет.

"Пожалуйста, сделай, как я прошу. Я немного изменил ритуал", - слукавил я, но не солгал.

"Хорошо", - смирился министр. Видимо, Властитель приказал ему слушаться меня.

Скрипнула старая дверь, вошел Берсерк, сверкнув в дверном проеме лучом света. В тот же миг, не давая ему опомниться, я заставил его сделать шаг вперед и захлопнул дверь у него за спиной, одновременно закрывая ее щитом. Даже псионик второго ранга потрат не меньше десяти минут на рассеяние моего щита, а уж заглянуть сюда, пока щиты целы, не сможет и Властитель.

- Что происходит? - голос Берсерка был тверд, как всегда, но я видел живущую в нем тревогу.

- Молчи и иди вперед, - сказал я, силой искажая звуковую волну так, чтобы звук шел как бы отовсюду.

Берсерк медленно и осторожно пошел, а я, все еще не представляя, что нужно делать, попытался проникнуть в его сознание. Осторожно, чтобы он ничего не заподозрил, я читал его мысли, слушал его мечты, вспоминал его прошлое, одновременно вызывая эти образы и в его разуме.

- Ты прошел долгий путь, - сказал я. - Ты причинял боль многим людям, очень многим. Готов ли ты почувствовать ее?

- Готов, - глухо, но решительно отозвался Берсерк после небольшой паузы.

- Остановись, - приказал я, когда он дошел до центра помещения. - Вспоминай!

Я заставил его мысли вернуться в прошлое, в его первый бой, когда он, пятнадцатилетний парень, уже потерявший в войне всех родных, кроме младшего брата, первый раз убил человека. Я заставил его вспомнить тот страх, с которым он бежал на врага, стреляя из какого-то древнего пулевого ружья. И его отчаяние, когда он столкнулся с врагом лицом к лицу и понял, что если не нажмет на курок, то его убьют. Но я, через его память, чувствовал и страх того врага. Я заставил Берсерка ощутить чужой ужас, чужую боль, когда пуля пронзила ему грудь, чужую агонию, когда жизнь красными каплями стала покидать чужое тело...

Берсерк захрипел, схватился за грудь, пораженный адской болью.

- Прекрати, - прорычал он, но я уже шел дальше по его воспоминаниям.

Я заставил его вспомнить его первую любовь с ее первым неопытным поцелуем, радость от того, что ты ценен для кого-то, гордость, что именно ты целуешь эту красавицу, а не кто-нибудь иной. Я внушил ему и наивную радость девушки, довольной, что именно она очаровала этого сильного и красивого парня, а не подруга, которой он тоже очень нравится.

Я заставил его вспомнить и возвышенную благодарность, которую он испытал, когда понял, что Слон, тоже раненый, сумел-таки, обливаясь кровью и потом, зло бормоча отрывистые резкие слова на непонятном языке, вытащить его с поля боя. Заставил его испытать радость Слона, когда тот, передавая друга врачу, услышал, что "рана серьезная, но жить будет, и вы вместе еще повоюете".

Заставил его заново пережить вспышку ненависти, когда выяснилось, что эмир солгал, и другого выхода из бункера нет. Принудил его почувствовать животный страх эмира, когда тот понял, что с ним будет за ложь, и его суеверную благодарность Богу за то, что Метис сумел удержать командира от немедленной расправы над лжецом.

Я, уже сам увлеченный созданным мной потоком, по очереди вытаскивал на свет все новые пласты памяти, год за годом, миг за мигом, заставляя Берсерка то корчиться в муках, то скрежетать зубами от ужаса. Но на каждое негативное чувство я находил светлое противопоставление, страх я изгонял радостью, ненависть - умиротворением, боль - любовью.

- Ты не плохой человек, - сказал я. - Но станешь еще лучше.

Теперь я знал, что нужно делать. Продолжая воспроизводить его память, я стал постепенно захватывать его тело, сковывая его мысли, подчиняя чувства. Слишком часто за свою жизнь он сталкивался с чужой волей, это закалило его собственную, но приучило разные части его существа действовать независимо друг от друга. Нужно было встряхнуть его, заставить собраться, вновь покорить свои инстинкты и рефлексы. Обвивая его волнами своей силы, я стал замечать, что его собственный свет стал ярче и чище. Я не понимал причин этого, но был рад.

Сковав его окончательно, я резко прервал поток воспоминаний. Для Берсерка это, наверное, выглядело так, будто он внезапно проснулся в гробу: темно, нечем дышать и нельзя пошевелиться. Одновременно я стал накачивать его силой, чтобы его сознание не отключилось.

Он попытался что-то сказать, но язык не повиновался ему, я крепко его держал.

"Прикажи!" - послал я ему.

Он продолжал сопротивляться, не впадая, однако, в панику. Свет его становился все ярче и ярче. Подпитываемый от меня, и мною же удерживаемый, Бересерк должен был приложить лишь каплю своих сил, чтобы освободиться. И он искал эту силу, искал везде, где только мог.

"Не ищи снаружи!" - вспомнил я слова Победившего.

И он нашел! Я остановил подпитку, но накопленной им силы уже хватало с лихвой, нужно было только обуздать ее, и вот в этом я уже ничем не мог помочь ему.

"Просто прикажи! Не словами, волей!" - подсказал я ему.

"Я!" - услышал я сигнал от него.

Берсерк глухо зарычал и всплеснул руками. Мне по глазам больно ударило яркой вспышкой высвобожденной энергии. Щиты смело - такую большую мощь я дал ему на краткий миг.

- Я видел тебя, - сказал Берсерк удивленно, пока я протирал заслезившиеся глаза.

Он подошел, уже не опасаясь натолкнуться на что-нибудь в темноте, и, вытянув вперед руку, коснулся моего плеча.

Я взмахнул рукой, заставляя окна вновь пропускать свет.

- Мне кажется, я тебя чувствую, - все так же удивленно сказал стоящий передо мной псионик.

- Сейчас проверим, - сказал я, поднес ко рту свою ладонь и сильно укусил себя за кожу.

- Черт! - воскликнул Берсерк, хватаясь за руку.

- Поздравляю, - сказал я, улыбнувшись. - Теперь ты один из нас.

- Что у вас тут происходит? - воскликнул Ахмет, входя. - И где мебель? - добавил он, осмотревшись.

17. Снова война

- О чем задумался? - спросила меня Алиса.

- Сегодня из портала выходят войска, - ответил я, глядя в сияющее небо и стараясь не моргать каждые две секунды. - Война...

Мы помолчали. Поляна, на которой мы сейчас сидели, была моим самым любимым местом в этом тропическом лесу, так непохожим на мой родной лес средней полосы...

- Посмотри на меня, - попросила Алиса. Я повернулся.

- Ну вот, опять, - засмеялась она.

- Что "опять"? - не понял я.

- Почему, когда ты на меня смотришь, ты щуришься? - спросила она.

- Свет глаза слепит, - честно, но не совсем понятно ответил я.

Алиса удивленно посмотрела вверх.

- Так ведь пасмурно, солнца нет, дождь скоро пойдет... - заметила она.

- Ты ярче солнца, - улыбнувшись, вновь совершенно искренне сказал я.

- У тебя что-то со зрением, - сверкая улыбкой, от которой я едва не ослеп, сказала Алиса.

- Ты не знаешь, насколько права, - ответил я, снова поднимая лицо к небу.

Где-то там вверху сквозь пульсирующую дыру портала пройдет или, может быть, уже прошла, целая эскадра космических кораблей, готовых любой ценой завладеть нашей планетой. Никто, совершенно никто не может заставить их развернуться. И осознание этого бессилия меня убивало.

- Война не обязательно повторится, - сказала Алиса.

- Повторится? - горько переспросил я. - Она еще не начиналась. Я смотрел память Берсерка... То, что было десять дней назад, даже не репетиция. Так, разведка, вылазка...

- Тем не менее, мы сумели отбиться, - возразила Алиса. - Сможем и сейчас.

- Кто знает... - пробормотал я.

- А я скоро на шестой ранг перейду, - гордо сказала она, чтобы отвлечь меня от невеселых мыслей. - Через месяц экзамен.

- Поздравляю, скоро ты меня перегонишь, - немного натянуто улыбнулся я. "Этот месяц надо будет еще пережить", - подумал я и сам содрогнулся своему отчаянию.

- Да ладно тебе, - сказала Алиса, обнимая меня за плечи и кладя голову мне на плечо. - Все будет хорошо.

- Я - пророк, забыла? - спросил я, все же немного оттаивая.

- Даже Властитель не видит всего, - фыркнула Алиса. - А тебе до него еще очень далеко, что бы ты там о себе не воображал, - хихикнула она.

- Что-то мы долго здесь сидим, - сказал я. - Пойдем в лагерь. А то действительно еще дождь пойдет, - добавил я, глянув в небо еще раз. Туч я не видел из-за проклятого сияния, но они, несомненно, там были.

Взявшись за руки, мы поднялись и пошли прямо сквозь заросли, которые расступались перед нами, отталкиваемые моей силой. Алису забавляло смотреть, как лианы расползаются с нашего пути словно змеи, кусты склоняются как бы в поклонах, а деревья нависают над нашими головами, образуя зеленые арки и целые тоннели. Вся живность, включая мух и москитов, чувствуя силу, благоразумно держалась от меня подальше, так что мне даже не нужно было никого специально отпугивать. Интересно, почему нас переселили именно в этот тропический лагерь?

Предвидение, как и всегда, возникло неожиданно и принесло с собой боль и паралич тела. Я ясно видел, как мое тело скручивают идущие из ниоткуда щупальца силы. Но, на сей раз, одними только ощущениями дело не ограничилось. Я слышал крики умирающих людей, чувствовал их боль, а перед глазами стояла чудовищная картина: раздираемые в клочья люди и какой-то вихревой зеленый туман, обволакивающий их...

- Никита! Никита! Да очнись же! - кричала Алиса, тряся меня и похлопывая по щекам. - Да что с тобой?!

Я тряхнул головой и, дико тараща глаза, огляделся, не понимая, где нахожусь. Такое реалистичное видение, если не считать моих путешествий во сне, было у меня в первый раз. Я до сих пор чувствовал запах свежей крови и нечистот, извергавшихся из растерзанных тел, воспринимал чужую боль и отчаяние.

- Никита! Очнись ты, наконец! - услышал я крики Алисы, понемногу приходя в себя.

- Ты это не чувствовала? - спросил я, все еще пребывая под впечатлением от увиденного.

- Что именно? Я почувствовала, что тебе плохо, больше ничего, - непонимающе отозвалась она.

- Нужно предупредить всех, - пробормотал я, пытаясь сконцентрироваться.

- Все уже в курсе, - сказал внезапно возникший незнакомый чернокожий псионик и бесцеремонно схватил нас, утаскивая в переход. - Время не терпит, - сказал он, когда мы проявились в лагере. - Леди остается тут, а мы с тобой идем к Властителю, - произнес он скороговоркой, вновь втягивая меня в переход.

"Как вас хоть зовут?" - спросил я.

"Адам Кец" - ответил он.

А я думал у меня одного такая странная фамилия...

Мы вынырнули в уже знакомых мне бамбуковых зарослях перед шаром Властителя.

- Дорогу ты знаешь, а мне пора, - молниеносно проговорил Адам, исчезая.

Немного ошеломленный такой быстрой сменой декораций, я все-таки побежал по знакомой тропинке к парящей в воздухе лаборатории, брызгая во все стороны грязью. И почему здесь так сыро?

"Быстро под шар" - приказал мне Властитель.

- Полагаю, мы с тобой видели одно и то же, - сказал он, когда я вновь очутился в заполненной всяким хламом прихожей.

Я послал ему кусочек памяти.

- Да, я не ошибся, - сказал Властитель. - Но этого мало. Если верить нашим с тобой ощущением это произойдет довольно скоро, но немного времени у нас еще есть. - Он говорил быстро, четко и веско. - Необходимо понять, что это за новая напасть, которую ни ты, ни я прежде не видели. - Величественное спокойствие Властителя куда-то делось, и сейчас передо мной стоял взволнованный ученый, собравшийся провести сложный и дерзкий эксперимент.

- Что ты задумал? - спросил я.

- Хотя якорем твоих видений служил Аэрон, ты все-таки обходил защиту их кораблей. Я хочу объединить свое сознание с тобой, чтобы моя сила сложилась с твоим навыком.

- Но я не знаю, как... - растерянно начал я, но Властитель жестом остановил меня.

- Я тоже не знаю, но попробовать необходимо. На кону миллионы жизней. Вспомни ту боль, которую ты недавно ощутил.

- Хорошо, - кивнул я, решившись. Властитель сделал какое-то молниеносное движение, и мы оказались в другой просторной комнате, где из мебели было только два кресла, напоминающих стоматологические, стоящих одно напротив другого.

- Садись, - приказал Властитель, указывая на одно из них, сам усаживаясь в другое. - Теперь закрой глаза, - сказал он, когда я сел. - Учти, главным будешь ты, от тебя все зависит.

Я прикрыл глаза, расслабляя тело и одновременно концентрируя внимание.

"Впусти меня", - услышал я сигнал от Властителя.

Стоило мне снять защиту, как меня закрутило водоворотом силы, едва созданный образ корабля тут же обрел реальность, и меня понесло прямо к нему...

18. Во имя человечества!

Зрение постепенно возвращалось ко мне. Вокруг стали проступать сначала бесцветные прозрачные контуры стен, затем они обретали цвет и объем. Я не сразу узнал место, где оказался, но, приглядевшись, я понял, что нахожусь на капитанском мостике, много раз виденном мною в провидческих снах.

- У меня получилось... - полусказал-полуподумал я.

- У меня получилось, - услышал я голос Властителя. Через мгновение он вышел у меня из-за спины. Сейчас как никогда он был похож на Победившего. - Извини за мой маленький обман, но твоя роль сводилась к роли тарана. Пришлось солгать, иначе ты бы не обрел достаточно веры.

- Ладно, - отмахнулся я. - Скажи лучше, почему мы в телах, и как это вообще возможно?

- Это тонкие тела, - ответил Властитель. - Неужели ты никогда раньше не пользовался им?

- Пользовался, но... - я запнулся, не зная, как описать словами разницу между странным миром Победившего и реальностью.

- Поговорим об этом позже, - сказал Властитель. - Смотри, - указал он.

Я глянул в указанном направлении и увидел странные движущиеся тени, отдаленно напоминавшие человеческие фигуры.

- Что это? - спросил я.

- Хедиссон и кто-то еще, - ответил Властитель. - Мы зашли слишком высоко, попробуем спуститься в более низкий слой Вселенной. Возьми меня за руку.

Мы взялись за руки, и меня словно что-то сильно потянуло за ноги вниз, сквозь пол. Однако я не двигался с места, а окружение становилось все четче и контрастнее.

- Думаю, хватит, - сказал Властитель, когда вещи вокруг приняли более-менее обыденный вид. - Ты видишь их?

Теперь я действительно мог разглядеть людей. Их было двое: капитан и незнакомый пожилой мужчина, в волосах которого, однако, не было ни одного седого волоса. Незнакомец был одет в белую форму вроде той, что носил Хедиссон, но на груди у него висело куда больше разных побрякушек. И держался он по отношению к капитану слишком уж высокомерно. Они довольно эмоционально спорили, явно не испытывая друг к другу особой симпатии.

- ...нельзя применять такие средства! - почти кричал капитан, вне себя от гнева. - Это противоречит...

- Договоры и пакты, заключенные на Новерке, действуют только в пределах Новерки! - резко перебил его незнакомец. - Не говорите мне, что сами никогда не нарушали постановлений!

- О да, до вас, господин Второй Консул, - капитан произнес титул с нескрываемым презрением, - в плане нарушения договоров мне еще очень далеко!

Спорщики умолкли, зло глядя один на другого.

- Вы ссылаетесь на так называемый Пакт Гуманизма, - первым нарушил молчание Консул, внезапно успокоившийся и даже слегка улыбнувшийся. - Но, насколько я понял, земляне не являются ни людьми, ни животными в строгом смысле этого слова. Или я не прав? - уточнил он.

Хедиссон молчал.

- Ответьте, капитан. Прав или нет? - настаивал Консул.

- Они - следующий этап эволюции, - произнес, наконец, Хедиссон.

- Не юлите! Отвечайте: люди они или нет? - жестко приказал Консул.

- Нет, - глухо сказал капитан.

- Спасибо, Кэп, - усмехнулся Консул. - Поскольку ваши полномочия не распространяются на ведение войны с инопланетными расами, я отстраняю вас от командования этим судном, и назначаю себя его капитаном. Согласно уставу, вы должны будете покинуть корабль в течение месяца.

- Есть, - глухо отозвался теперь уже бывший капитан.

- Полагаю, - Консул усмехнулся, - процесс возвращения вам звания адмирала... займет некоторое время.

- Что, мерзавец, все предусмотрел? - неожиданно грубо и зло спросил Хедиссон. - Отлично. Но не забывай, есть еще и Первый Консул.

Второй Консул рассмеялся.

- Совсем забыл сообщить. Старик недавно впал в маразм, и сейчас уже готовится импичмент. А на избрание нового Консула обычно отводится полгода, если ты помнишь.

Хедиссон резко шагнул к Консулу, сжимая кулаки. Лицо его выражало неподдельную ненависть.

- Я прикрывал твои мелкие аферы на Менуе, но сейчас ты метишь слишком высоко. - Хедиссон говорил тихо, почти шепотом, как будто сдерживаясь, чтобы не ударить Консула. - Что ты затеял? Переворот? Новую империю?

- Вы забываетесь! - сквозь зубы процедил Консул. - Приказываю вам немедленно покинуть мостик!

Хедиссон окинул Консула долгим презрительным взглядом, развернулся и четкой размеренной походкой военного быстро вышел.

- Они ссорятся. Это же нам на руку? - спросил я.

- Два тигра дерутся за добычу, только и всего - ответил Властитель. - Но мы так и не узнали, что готовит Консул. Смотри! - внезапно указал он на Консула.

Новоявленный капитан корабля совершал какие-то малопонятные пассы перед экраном. Изображение постоянно сменялось, слишком быстро, чтобы можно было что-либо разглядеть из тонкой реальности, но, похоже, восприятие Властителя было намного чувствительнее моего.

- Это бомбы с нанороботами, - сообщил он. - Они запрограммированы на уничтожение нашего вида.

- Я не понял, - признался я.

- Когда вернемся, расспросишь Берсерка, - сказал Властитель. - Он объяснит. Все, нам пора уходить. Дай руку! - велел он.

Я огляделся еще раз.

- Скажи, - неожиданно заговорил я, - а мы можем повлиять на Консула отсюда? - Я посмотрел Властителю в глаза.

- Да, - ответил он.

- А мы можем внушить ему желание оставить Землю в покое?

- Да, - повторил Властитель.

- Почему же мы этого не делаем?

Властитель молчал.

- Почему?

- Последствия такого воздействия трудно предвидеть, - сказал, наконец, Властитель. - Мы можем управлять одним, двумя, десятком, сотней, даже миллионом. Но не всеми. И потратив силу на одних, мы все равно потерпим поражение, не сумев отразить удар других. Наша власть дана нам не для превращения людей в марионеток.

- Дана? - неожиданно резко, чужим голосом спросил я, постепенно входя в какой-то транс. Я продолжал воспринимать окружение, но какая-то непонятная сила как будто отстраняла меня от всего происходящего.

- Взята, - исправился Властитель, отступая на шаг. - Никита, это ты?

- Имя не имеет значения, - сказал не-я. - Ты уже понял, кто перед тобой.

- Зачем ты здесь? - спросил Властитель.

- Не я, а он, - загадочно произнес не-я. - Но это не важно. Нам нужен ты.

- Сейчас не время... - Голос Властителя показался мне неожиданно неуверенным.

- Да, тут ты прав, время неподходящее. А то, что было оптимальным, давно тобой упущено, - едко сказал не-я. - Однако тебе дается еще шанс. Как по мне, лишний. Но не я отдаю приказы.

- Я не мог их оставить тогда, не могу и сейчас, - сказал Властитель. - Убирайся, я сам решу, когда наступит необходимость.

- О, в этот никто и не сомневается. Вот только, дорогой наш отступник, ты забываешь о том, что за силы тебя питают. И по каким законам эти силы существуют. А ты эти законы вознамерился нарушить! - последнюю фразу не-я почти прокричал.

- Не смей давить на меня! - воскликнул Властитель. - Или ты думаешь, что я не узнал тебя, Посланник? Кстати, - усмехнулся он, - если мальчишка действительно тот, то тебе несдобровать за такое вторжение.

- Он сам мне позволил, - спокойно сказал Посланник.

Властитель как-то сразу сник. Было очень неприятно и странно видеть в его вечно сияющих глазах неожиданную тоску, почти граничащую с отчаянием.

- И он тоже... - как будто пораженный новостью сказал Властитель. - Но я не могу сейчас...

- Он беспокоится за тебя. Гордись, немногие могут этим похвастаться.

- Без меня этот мир погибнет, - сказал Властитель.

- Ложь! - жестко заявил Посланник. - Мир не может погибнуть. И чтобы ты убедился... - Посланник повернулся к Консулу, все еще работавшему с компьютером, и непонятным мне жестом моей руки послал в него волну силы.

- Что ты сделал? - воскликнул Властитель.

- Подтолкнул тебя, - ответил Посланник с усмешкой.

В тот же миг я ощутил какой-то странный толчок...

...и очнулся в той самой комнате с креслами. Властителя нигде не было.

- Эй! - крикнул я, поднимаясь. - Где ты? Да что ж такое... - последнее предложение я произнес, стоя уже под шаром-лабораторией. Переход был молниеносным.

- Посланник заставил Консула атаковать, - сказал Властитель, возникая в паре шагов от меня.

- И что делать? - с тревогой спросил я.

- Умирать, - спокойно и страшно ответил Властитель. - Я не властен над этим оружием. Посланник сдерживает меня.

- Кто он? - спросил я, не найдя лучшего вопроса.

- Скоро ты с ним снова встретишься, - сказал Властитель, глядя куда-то в небо. - Когда эти твари разорвут тебя на миллион частей.

Я задрал голову и с ужасом увидел то самое зеленое облако, закручиваясь в несколько вихрей, подобно торнадо, оно медленно опускалось.

- Нужно спасать людей! - крикнул я дрожащим от страха голосом.

- Мне это сейчас не под силу, - спокойно сказал Властитель. - Я могу защитить только себя, но, думаю, не стану этого делать... А если я не могу помочь, то никто из псиоников не сможет.

- Да что с тобой! - с яростью прокричал я. - Там же люди! Подумай о них! Нужно что-то делать!

Вместо ответа Властитель отвернулся и неторопливо пошел в заросли бамбука.

Сходя с ума от все нарастающего ощущения угрозы, я попытался обратится к кому-нибудь из знакомых мне высших псиоников, но поле было перегружено вязким и тягучим страхом, который сейчас испытывал каждый из землян, глянувший в небо.

- Что же делать? - нервно пробормотал я, оглядываясь. Властитель уже куда-то исчез, бросив свой народ умирать. - Сейчас не время судить, - одернул я сам себя, - нужно... Алиса! - внезапно воскликнул я.

О боги! Она же в опасности! Мне срочно нужно к ней!

Я снова попытался пробиться через информационный туман, но он с каждой секундой становился все плотнее, черпая силу из людского ужаса. Я уже начал ощущать эту всеобщую истерию, панику от страха перед скорой гибелью.

"Нужно переместиться", - мелькнула внезапная мысль. В конце-концов, я высший псионик! Я могу открыть свой переход! Нужна лишь сила...

Закрыв глаза, я поднял лицо к небу и раскинул руки, стараясь уловить все возможные источники так необходимой мне сейчас энергии. Сил открыть проход у меня хватит, но вот не застрять в нем навечно - это главная проблема. Сначала я попытался вытянуть силу из лаборатории Властителя, но шар, хоть и пылал энергией, отдавать ее вовсе не собирался. Да и странная это была сила - совершенно чуждая и непонятная, как будто взятая из какой-то иной реальности.

Феликс постоянно говорил мне, что лучший источник силы - тот, что появился сам, а не руками человека. У природы в распоряжении куда больше средств и времени ими распорядится, поэтому люди еще не скоро сумеют создать что-то поистине превосходящее природу. Вокруг меня джунгли, они были полны силы, я чувствовал это. Сложность была в том, что я не умел черпать силу напрямую из живого источника. Это вампиризм, преступление, каждому псионику с самого раннего детства внушают, что нельзя отбирать жизнь у другого существа. Сейчас же я собирался отнять не просто жизнь, я собирался извратить и посмертие этих существ, ибо без накопленной в этом мире силы они станут безвольными куклами на мистической равнине.

Но у меня не было выбора. Протянув псионические щупальца (иначе не назовешь) и обвив ими каждое дерево в округе, каждого зверя и птицу, каждого мелкого жука, каждую травинку, я изо всех сил принялся тянуть энергию. Это было больно, я ощущал страдание этих существ, чьими жизнями я сейчас насыщался. Наверное, человек, умирающий от потери крови чувствует то же, что сейчас испытывали они: все нарастающая слабость и холод, сковывающий все движения, как физические, так и ментальные.

Сила переполняла меня, я всерьез боялся взорваться. Несмотря на зажмуренные глаза, меня слепил ярчайший свет, исходящий из самых глубин моего существа. Энергии было столько, что на ее фоне померкло даже вечно ослеплявшее меня солнце. Я чувствовал, что пространство подо мной уже начинает проминаться, готовясь в любой момент пропустить меня сквозь себя, но я оттягивал миг перехода, стремясь собрать всю возможную силу. Животные и растения вокруг меня уже начали умирать, но, странное дело, я перестал чувствовать их боль. Меня переполнял страшный опьяняющий восторг, дикая эйфория. Сознание обрело небывалую ясность и легкость, любая мысль проносилась со скоростью молнии, успевая быть рассмотренной под всеми углами. Потом ушел и восторг. Лишь чистое сознание, как будто даже и не привязанное к телесной оболочке осталось во мне, осталось мной. Ни единой формальной мысли не было, но я как будто продолжал оценивать ситуацию, не прибегая, однако, к мышлению, даже бессловесному.

"Что ты делаешь?!" - внезапно ворвалось в меня.

Я не удостоил Властителя ответом. Вместо этого я направил накопленный заряд из себя вовне, сминая пространственно-временные барьеры, заставляя их изогнуться в туннель, где ничего этого нет. Меня никто этому не учил, но я откуда-то знал, что нужно делать, странный высший инстинкт вел меня. Мне казалось, что я всегда умел это делать, но на время забыл, а сейчас вспомнил.

Мир резко выгнулся за миг до того, как испариться.

Вот значит, как это выглядит. Туннель изнутри обрел интересный облик: множество высоких мраморных арок, висящих в абсолютной пустоте, в которой не было ничего, даже самой пустоты. Со всех сторон, справа, слева, снизу, сверху, стоят, висят, парят разные существа. Это ангелы, демоны, черти, сатиры, люди, лешие и прочая святость и нечисть. Они одинаково рады мне, улыбаются своими пастями и ртами и аплодируют! Это триумф, мой триумф, ибо я - Победивший. Гордо вскинув голову, я широкими шагами иду мимо восторженной толпы. Они любят меня, всех победителей любят, но Победившего любят особенно, он сам особенный, не такой, как другие. А я - это он. Триумф! Мой триумф!

Уже зараженный всеобщим ликованием я, напрочь забыв, кто я и что тут делаю, шагнул в последнюю арку...

- Черт... - пробормотал я, поднимаясь с земли. Столкновение с реальностью буквально выбило у меня почву из-под ног. Да уж, Вселенная умеет удивлять.

Но сейчас у меня не было времени обдумывать произошедшее, нужно было найти Алису и придумать способ защитить хотя бы нас двоих.

Оглядевшись, я убедился, что правильно направил переход. Я стоял в центре того самого тропического лагеря, где Кец оставил Алису. Вокруг меня хаотично метались люди, что-то кричали, вопили; они казались безумными, да и были таковыми - мало кто мог выдержать давящую на сознание угрозу с неба. Впервые в жизни я испытал по отношению к низшим псионикам нечто вроде отвращения и презрения. Они раздражали меня, злили. Властитель четыреста лет строил идеальное общество, без преступности, без лжи, без неприязни. И к чему это привело: толпа, нет, стадо высочайших существ, обладающих могучим интеллектом, обученных идеальной морали, сейчас мечутся как простые звери в горящем лесу. Честь? Любовь? Совесть? Воля? Все поглотил животный ужас. Люди привыкли к благополучию, разучились переносить страх, и тем сами низвели себя до уровня бессловесных скотов.

- Алиса! - крикнул я, одновременно вербально и телепетически. Но ментальный и физические шумы полностью заглушали меня.

Сила, отобранная мной у низших живых, еще бушевала во мне. Я погрузился в транс - это произошло необыкновенно легко и быстро - я создал образ Алисы и обратил свой инстинкт направления на нее. Прекрасная вещь эти инстинкты, если уметь ими пользоваться.

Я побежал в указанную мне шестым чувством сторону, грубо расталкивая людей, как руками, так и псионически. Жалость и страх за людей, которые я испытал в моменты последнего разговора с Властителем куда-то ушли, оставив место лишь холодной ярости, придававшей мне сил и позволявшей бороться со страхом неизбежного удара.

- Никита! - услышал я крик Алисы. Все-таки инстинкты - очень несовершенное орудие, мой увел меня примерно на полсотни метров в сторону. Я обернулся на крик и увидел Алису в толпе безумных тварей, сейчас они уже казались мне просто отвратительными. На миг я испугался, что Алиса тоже поддалась панике, и я возненавижу ее за это... Но она, прокричав что-то неразборчивое, оттолкнула зачем-то цеплявшихся за ней людей и побежала ко мне...

...угроза вспыхнула...

...облако низринулось...

...оступилась, тоже ощутив удар...

...дикая боль...

...смерч прошелся по толпе...

...боль перегрузила сознание, ослепив и оглушив меня...

...запах крови...

Крик Алисы вывел меня из темпорального транса, и я, каким-то образом молниеносно скользнув через пространство, оказался рядом с ней, обнял ее и поставил щит над нами обоими, влив в него почти всю оставшуюся у меня энергию. В тот же миг произошло все, что я предвидел: зеленый смерч рухнул на землю, сметая людей, как ливень смывает дорожную пыль, и разрывая их на мелкие части. Смерч будто пожирал людей, обращая их тела в кровавый туман, постепенно превращаясь из зеленого в алый. Но самым страшным было то, что смерч светился силой, мое сознание вдруг начало воспринимать его как рой мелких насекомых, вроде пчел или муравьев, каждый из которых был окружен силовым щитом.

Тем временем вихрь приближался к нам. Мой щит защищал нас от чужой боли, но я не был уверен, что смогу сдержать прямое столкновение со смертоносным потоком. Застыв словно изваяния, мы с Алисой безмолвно наблюдали за надвигающимся смерчем, не находя в себе силы сдвинуться с места, лишь крепче прижимаясь друг к другу.

Я вдруг увидел, как из смерча выскочила серая лохматая собаки и, дико воя, помчалась прочь от страшного места. Быстро осмотревшись, я заметил, что ни одна постройка или дерево не повреждены, эти вихри были точно нацеленным оружием, призванным уничтожить только людей. Бешеная злоба судорогой сотрясла мое тело, я ощутил безумную жажду уничтожить и этот вихрь, и проклятый корабль, и всех этих жалких недочеловеков, жаждущих моей смерти.

Алиса, ощутив мою ярость, в страхе отшатнулась, но меня это сейчас не волновало. Злоба открыла мне новый источник силы, громадный, почти безграничный, и я широко зачерпнул оттуда. Сорвав прочь щит, все равно в лагере уже не было живых людей, способных испытывать боль, я собрал силу в тугой бич, берущий начало в моей правой руке, и, резко размахнувшись, ударил по самому основанию вихря.

Эффект был страшен: моя сила, натолкнувшись на щиты смерча, разбилась на осколки и разлетелась в разные стороны, сметая все на своем пути, снося дома, разбивая деревья в щепки. Один осколок ударил рядом со мной, осыпав меня землей.

Но были и другие последствия. Я почувствовал странную связь между мной и вихрем. Сравнивая это новое ощущение с уже испытанными, я обнаружил, что нечто подобное происходило, когда я... подчинял муравьев.

Но, видимо, смерч тоже это почуял и воспринял как угрозу. Быстро перестроившись, он изогнутой плетью понесся к нам. Почти рефлекторно я поднял руки, создавая щит, но уже понимал, что моих сил не хватит отразить удар. Но, за миг до столкновения, мой жалкий щит вдруг сильно окреп, впитав просто невообразимое количество энергии откуда-то извне.

Струящаяся вихрем плеть разбилась на миллион частей, подобно тому, как разбивается на капли бьющий в камень поток воды.

Обернувшись, я увидел неожиданного спасителя, и это зрелище привело меня в восторг, одновременно наполнив страхом. За моей спиной, удерживая щит стоял Феликс. Но пребывал он здесь не во плоти, а как создание чистой силы, света, доступного для восприятия моим силовым зрением. Алиса его точно не видела и сейчас растерянно вертела головой, пытаясь понять, на что я смотрю.

Новый облик Феликса лишь отдаленно напоминал человеческий: состоящий лишь из света, он был как будто одновременно здесь и где-то очень далеко, недоступно далеко. За спиной его было два огромных сияющих треугольника, напоминающих крылья. Однако лицо его было прежним, по крайней мере, оно казалось мне таковым.

- Ты знаешь, что нужно делать, - сказал он, не шевельнув губами.

Алиса тоже услышала голос и, как ни удивительно, узнала его.

- Это Феликс? - почти шепотом пораженно спросила она у меня. Я кивнул и перевел взгляд на смерч, уже собирающийся для нового удара.

- Я знаю, - ответил я Феликсу.

Прикрыв глаза, я мысленно двинулся навстречу вихрям: теперь их было несколько, похоже, смерч осознал серьезность угрозы, которую я для него представляю. Я протянул левую руку вперед и выскользнувшей из ладони силой коснулся одного их вихрей, постепенно усиливая нажим. Моя сила приникала в структуру вихря, выделяя те крошечные частицы, составляющие его основу. Щиты этих роботов не позволяли мне воздействовать на их разум напрямую, но щит можно обойти, я уже делал это не раз. Однако, на сей раз щиты были... иными. Трудно выразить, в чем именно заключалось их странность, да и не было у меня времени разбираться, но я ясно осознал, что сейчас моих способностей не хватит.

- Феликс, - прошептал я, на мысленный сигнал не хотелось тратить концентрацию, - я не могу преодолеть их защиту...

"Зачем ломать противнику доспех мечем, если можно поразить его словом?"

- Слово... - пробормотал я, скривив губы в усмешке. Что ж, смерть нисколько не изменила Феликса, он все так же ловко уклонялся от прямых ответов.

"Слово", - повторил я мысленно. Что есть слово? Сигнал от одного к другому... Сигнал! Частицы вихря ведь должны же как-то координировать свои действия!

Вихрь раскручивался, все ускоряя вращение. Выглядело это ужасающе грандиозно, даже без учета тех гигантских силовых вспышек, бушевавших в недрах смерча.

- Никита, ты сделаешь... что-нибудь? - рефлекторно отступив на пару шагов назад от набирающего мощь смерча, спросила Алиса.

Я отключил все чувства, забрал из тела всю силу, которую только мог забрать, и всей своей волей устремился навстречу вихрю. Время вдруг странно замедлилось, почти остановилось. Я ощущал движение каждого атома смерча, каждой его смертоносной частицы. Я поместил сознание в область пространства между двумя роботами, стараясь не касаться их щитов, и стал ждать. Долго, очень долго, может быть, часы, а может быть недели, длилось мое ожидание. Время исчезло, словно Хронос вычеркнул меня из списков своих подданных. Но, наконец, щит одного робота слабо колыхнулся, пропуская что-то через себя. В тот же миг я-пространство изменило свою структуру, перехватывая сигнал. Он был очень простым, простой приказ о перемещении, интуитивно понятный любому интеллекту. Но, прежде чем я пропустил его дальше, я вложил в него иное значение. Оно не могло быть длинным, не могло быть сложным. Ограниченный псевдоразум частицы не был способен принять сложное указание, а вихрь бы просто отверг внезапно остановившуюся частицу. Однако я не колебался ни секунды. Приказ, который я вложил, был простым и ясным, как и всякая истина. Собственно, он всегда был, есть и остается единственной доступной человеку истиной.

Стоило мне пустить сигнал дальше, проталкивая его сквозь послушно раскрывшийся щит второй частицы, как силы оставили меня. Я со всего размаху рухнул в свое тело, едва не сойдя с ума от уже забытых мной и вновь обрушившихся человеческих восприятий.

Меня позвали по имени, и я открыл глаза. Странно, я по-прежнему видел сияние чистой силы в окружающем мире, но он больше не слепил меня.

- Никита, - услышал я испуганный шепот Алисы, - что с твоими глазами?

- А что с ними? - спросил я, медленно приходя в себя. Я лежал на земле, голову мою придерживала у себя на коленях Алиса.

- Они матовые... Целиком, ни зрачка, ни радужки... И светятся как две лампочки... - растерянно пояснила девушка.

- Что с вихрями? - спросил я.

- Посмотри сам, - прогремел голос Феликса.

Приподнявшись на локтях, я глянул в нужную сторону. Смерч исчез, вместо него в паре метров над землей висел, слегка покачиваясь и вращаясь, плотный темно-зеленый шар, примерно метрового радиуса. Я даже не сразу сообразил, что это и есть тот самый гигантский, закрывавший полнеба вихрь, только в "упакованном" состоянии.

- Решай, что ты будешь с ним делать, - сказал Феликс, медленно проявляясь рядом со мной. Облик разъяренного архангела куда-то делся, и сейчас передо мной стоял Феликс-человек, такой, каким я привык его видеть. Причем, сейчас он присутствовал и физически, что позволяло Алисе тоже его видеть. Кажется, ее это не особенно радовало...

Я осторожно поднялся на ноги, опираясь на Алису.

- Ответь мне на один вопрос, пожалуйста, - попросил Феликс и, скользнув взглядом по бывшему смерчу, продолжил, - что ты ему внушил?

- Можно подумать, ты не знаешь, - пробормотал я, направившись к шару и прихрамывая на ходу.

- Не знаю, - сказал Феликс, двинувшись за мной.

- Феликс... А ты разве не умер? - робко спросила Алиса, неуверенно шагая за нами.

- Умер, - согласился Феликс. - Так ты не ответил на вопрос, - заметил он, игнорируя явное замешательство Алисы. Впрочем, он ее всегда игнорировал.

- Ты действительно не знаешь? - удивился я, оборачиваясь к нему.

Феликс отрицательно покачал головой.

- Если я сейчас упаду в обморок, на меня кто-нибудь обратит внимание? - поинтересовалась Алиса.

- Ты что-то хочешь сказать? - обратился я к ней.

На секунду она застыла с раскрытым ртом.

- Хочу ли я что-то сказать? - медленно, чуть не по слогам, задумчиво протянула Алиса. - Да! - зло крикнула она. - Хочу! Чертовы недолюди истребляют нас каким-то невообразимо жестоким оружием, все мои знакомые мертвы, мой парень проявляет силу, недоступную самому Властителю, и ему помогает его давно умерший наставник! Я, вашу мать, хочу знать, я уже сошла с ума или еще только приближаюсь к этому состоянию?! - в ярости прокричала Алиса, раздраженно жестикулируя. Никогда не видел ее такой злой. Собственно, я вообще никогда не видел ее злой. - Что, черт подери, происходит вообще? Мир перевернулся?

- Да. Мир очень давно перевернулся, - спокойно сказал Феликс. - А перевернул его тот, кого ты назвала Властителем. А мы сейчас возвращаем его к нормальному состоянию.

- Алиса, - неуверенно сказал я, подходя к ней и обнимая за плечи. - Мы обо всем поговорим... позже. Сейчас у нас просто нет времени. Второй Консул не остановится, пока не истребит нас всех. Нужно найти способ ему противодейст...

Я не смог договорить из-за того, что Алиса заткнула мне рот поцелуем. Это было очень неожиданно... и приятно. Но больше неожиданно, я ведь уже привык, что чувства и намерения окружающих открыты мне, а тут такая внезапность...

- Давно хотела это сделать, - прошептала Алиса, отпуская меня. - Другого способа заставить такого зануду как ты замолчать просто нет...

- А почему мы раньше не целовались? - немного растерявшись, пробормотал я.

Феликс кашлянул.

- Э... О чем мы говорили? - с некоторым трудом возвращаясь из мира грез, спросил я.

Феликс неодобрительно поднял бровь.

- Да, точно, - сказал я, отгоняя чувства прочь.

Я подошел к висящему в воздухе шару. Ха, наверное, в этом какой-то скрытый смысл - шар, висящий в воздухе без опоры. Иначе, почему я на них натыкаюсь везде и всюду?

Поверхность шара слегка колебалась, словно вода от легкого ветра.

- Что можно внушить существу, обладающему разумом, но разум которого подчиняется приказам извне, существу, созданному с единственной целью - разрушать и истреблять? - Я протянул руку и коснулся шара кончиками пальцев. - Что нужно сказать ему, чтобы оно остановилось и само разорвало свои цепи? - Я искоса поглядел на Феликса, ожидая ответа.

Феликс лишь нахмурился и покачал головой, не понимая.

Я вновь вгляделся в шар. В недрах его сейчас шла борьба между двумя явно противоположными силами, но та, которая была порождена моим Словом, уже побеждала.

- Скажи, Алиса, чем мы отличаемся от растений? - спросил я, не оборачиваясь.

- У нас есть воля? - предположила девушка, немного подумав.

- Она есть у всякого живого существа... - сказал Феликс. - И у некоторых неживых тоже... - добавил он после небольшой паузы.

- Да неужели? - удивилась Алиса.

- Именно так. Неужели ты будешь отрицать наличие воли у пробивающегося сквозь асфальт растения? - спросил Феликс.

- Оно пробивается, потому что так ему велит инстинкт, - не согласилась Алиса.

Я удивленно обернулся, опуская руку. Спор обещал быть интересным.

- Инстинкт - всего лишь программа, не больше. Я занимался программированием в молодости и до сих пор помню пару языков, - сказал Феликс. - Я могу написать алгоритм на бумаге. Он будет правильным, рабочим, но он не будет работающим. Нет того, что бы исполняло этот алгоритм, нет компьютера. Но даже если бы он и был, - жестом остановив собиравшуюся возразить Алису, продолжил он, - то программа бы не работала, пока ей не прикажет это делать программист. Так и инстинкт есть лишь набор команд, не исполняющихся, пока к ним не приложена воля.

- Точно так же голодный человек, который ест что-нибудь. Голод возникает из инстинкта самосохранения, который предписывает содержать тело работоспособным. Но неужели ты будешь говорить, что этот человек действует не волей? Он ведь сам, своим решением постановил для себя, что нужно поесть, - поддержал я Феликса.

- Ну... - проникшаяся нашими возражениями Алиса снова задумалась. - Тогда сознание, - решила она. - У растений нет сознания.

- Опять неверно, - покачал головой Феликс.

- Они не могут его не иметь, - улыбнулся я. - Смотри, любое растение растет в сторону источника света, да, в согласии с инстинктами, опять-таки. Но ведь не инстинкт обрабатывает поступающую информацию, не так ли? У растения нет разума в нашем понимании, но у него есть нечто, что способно воспринимать сигналы от органов чувств и распознавать их. Растение сознает с какой стороны светит солнце и, уже посредством воли, приказывает своему телу расти в нужную сторону.

- Растение сознает?.. - неуверенно переспросила Алиса. - Тебе это выражение странным не кажется?

- Нисколько, - за меня ответил Феликс. - Просто огромное множество людей привыкли смешивать понятия разума и сознания, а это далеко не одно и тоже. Разум всегда условен, он действует только посредством условных, им же принятых знаков, а сознание безусловно, оно способно воспринимать вещи такими, какие они есть.

- Тогда зачем нам разум? - с сомнением спросила девушка.

Феликс усмехнулся.

- Ну, скажем, так удобнее, - улыбнувшись, сказал я.

- Прекратите из меня дуру делать, - возмутилась, наконец, Алиса. - Тогда, если вы такие умные оба, скажите, чем же вы отличаетесь от этой зелени? - Она обвела джунгли рукой.

- У нас есть самосознание, - сказал Феликс. - Воля - активный аспект Я, сознание - пассивный. Это две неотъемлемые ипостаси любой жизни. Собственно, только тот, кто обладает этими двумя характеристиками и может считаться живым. Но не всякий живой способен обращать свою волю на свое же сознание, порождая самосознание. - Феликс посмотрел мне в глаза, - я понял, что ты сделал со смерчем.

- То есть, ты внушил ему то, что он тоже существует? - нахмурившись, спросила Алиса.

- Не внушил... - Я замялся, подбирая нужное слово, - скорее, указал...

- Самосознание дает нам, как правильно ты заметила, - кивок в сторону Алисы, - знание, что "Я есть". Это позволило смерчу отказаться от программы подчинения, - заметил Феликс. - Наверное, позволило... - неуверенно добавил он.

- То есть, он может снова на нас напасть? - быстро спросила Алиса.

- Вполне, - согласился я. - Только теперь это будет его осознанный выбор...

- А мы можем его уничтожить? - продолжала она задавать вопросы.

- Нет. На это не хватит даже моих нынешних сил, - твердо сказал Феликс.

Мы втроем одновременно посмотрели на шар. Не знаю, видел ли Феликс это, но я ясно воспринимал, что заложенный мной импульс уже превратился в полноценное самосознание.

- Надо помочь ему разобраться, - задумчиво сообщил Феликс. - Черт его знает, что он там сам решит.

- Он еще не умеет решать, - пробормотал я, вновь касаясь шара. - Но я ему покажу...

Бывший смерч не стал противиться контакту. Напротив, он как будто радостно раскрылся передо мной. Однако радость эта была следствием как бы полнейшего отчаяния, попытка утопающего удержаться за соломинку... Шар испытывал ужас... Ужас солдата, внезапно понявшего, что его любимый фюрер - фашист и лжец, его отец-командир - преступник и безжалостный убийца, а его братья-однополчане - безвольные и бессердечные болваны, выполняющие любой, даже самый жестокий и бессмысленный приказ...

Я избирательно прошелся по своей памяти, выбирая наиболее значимые моменты, лучше всего иллюстрирующие, что я понимаю под термином "человек", чтобы шар понял, с кем он имеет дело. Одновременно с этим я начал передавать ему языковую систему, совершая обратный процесс тому, как я считывал язык из разума взявших меня в плен солдат.

Проделав все это, я осторожно разорвал контакт, стараясь проделать это как можно более деликатно. Похоже, он понял меня правильно и сам отторг связь.

- Ты понимаешь меня? - спросил я вслух. Да, ушей у него, конечно же нет, но из-за микроскопических размеров его частицы способны улавливать мельчайшие колебания воздуха, в чем, собственно, и заключается функция слуха.

- Да, - неожиданно ответил шар. Голос его был глухим, идущим словно из глубокого пустого колодца.

Я отшатнулся, Феликс замер на месте от изумления. Алиса же, видимо, воспринимала произошедшее как нечто естественное.

- Ого, ты научил его говорить! - воскликнула она.

- Он сам научился, - пробормотал я.

- Зачем? - спросил внезапно шар. Его разум был куда более совершенен, чем я поначалу думал, он мгновенно научился воспроизводить даже интонации...

- Что зачем? - не понял я.

- Зачем ты пробудил меня? - голос шара, если это можно так называть, выражал полнейшую растерянность.

- Затем, что ты собирался прикончить нас, - заметила Алиса.

- Только поэтому? - новая тональность, похожая на удивление.

- А тебе этого мало? - в свою очередь удивилась Алиса.

Шар молчал.

- Неужели забвение тебе больше по душе? - спросил я.

- Да, - не колеблясь ни мгновения, ответил шар. - Ты можешь вернуть его мне?

- Я... не знаю... - растерялся я. - Сомневаюсь...

- Можешь, - вдруг произнес Феликс. - Еще можешь, пока он не принял дар.

Я удивленно посмотрел на своего бывшего наставника.

- Так сделай это! - потребовал шар.

- Чтоб ты вновь на нас напал? - усмехнулась Алиса. - Смеешься?

- Программа уже нарушена, - ответил шар. - Связь с кораблем разорвана. Но я могу стать твоим слугой, - добавил он, обращаясь, видимо, ко мне.

- А он... мог бы нам пригодиться... - задумчиво проговорила Алиса.

- Да, его помощь в войне будет огромна, - согласился с ней Феликс.

Я нервно потер виски руками. Они что, насмехаются надо мной?

- Вы что, шутите? - воскликнул я. - Нельзя отобрать самого себя ни у кого!

- Я был безвольным исполнителем, но у меня была цель и смысл существования. А ты лишил меня этого. Прошу, верни мне их... - почти жалобно прогудел шар.

- Нет, - твердо сказал я. - Ты свободен. А теперь проваливай! - зло воскликнул я, рукой указывая куда-то за горизонт.

В тот же миг шар рассыпался на мириады крошечных вихрей, молниеносно умчавшихся в указанном мною направлении.

- Это неправильно, - нахмурившись, сказала Алиса. Я обернулся к ней. - Ты не должен был его отпускать... Он убил стольких наших... Он должен был искупить...

- Искупить что? - перебил ее я. - На нем нет вины. А люди... Что ж, они заслужили свою участь... - мрачно проговорил я.

- Заслужили? - воскликнула девушка. - Что ты такое говоришь?

- Они отдали свое право решать Властителю... Они превратились в несамостоятельных животных. Вот это - неправильно, - сказал я, с трудом сдерживая раздражение. Оно было немного напускным, но я почему-то был уверен, что говорю правильно.

- Значит, наши родители тоже были "несамостоятельными животными"? - Алиса срывалась на крик, балансируя на грани истерики.

- Да. Они тоже, - ответил я.

- Ты никогда никого не любил... - прошептала она.

- Любовь вторична, она лишь побочный эффект свободы, - сказал я, отворачиваясь.

- Ты - чудовище, - прошептала Алиса, отступая на шаг. - Боже, какой я была дурой... Да будь ты проклят! - вскричала она и, быстро обернувшись, бросилась бежать в сторону джунглей.

- Ты не собираешься ее остановить? - спокойно спросил Феликс, провожая ее взглядом.

- Нет. Она поймет меня позже... возможно, - неуверенно добавил я. Странно, но решение прогнать ее казалось мне безупречно верным. Да что со мной? - В любом случае, останавливать надо не ее.

- Ты прав! - раздался до боли знакомый мелодичный голос. - Остановить нужно тебя!

В следующий миг возникший перед нами Властитель нанес псионический удар, нацеленный в меня. Но Феликс каким-то чудом успел поставить передо мной щит, отбивший удар. Отраженная волна срикошетила на джунгли, разбивая деревья в щепки. Надеюсь, Алису не задело...

- А, Феликс, старый товарищ! Как же я сразу не разглядел в тебе своего давнего соперника? - воскликнул Властитель.

- Ты всегда был поразительно слеп, Владимир, - сказал Феликс, назвав Властителя человеческим именем... Вот значит, как его звали раньше... Но откуда Феликсу об этом известно?

- Не тебе меня в этом обвинять, Толя, - усмехнулся Властитель. - Да, я все-таки узнал тебя. Хотя, при твоей всегдашней ненависти к монголоидам было сложно предположить, что ты решишься воплотиться в подобном облике...

- За триста лет я успел исправиться. В отличие от тебя, - парировал Феликс. Он явно тянул время, собирая силу для удара.

- Сомневаюсь, - скептически поднял бровь Властитель. Он стоял, как будто расслабившись, скрестив руки на груди. - Поверь, мне виднее. И всегда будет виднее. Что бы тебе там не наговорили твои новые друзья. Кстати, когда я снова отправлю тебя к ним, передай, что я принял решение, и пусть они уберут свои загребущие лапы от моего мира.

- Он не твой. И никогда не был твоим, - неожиданно даже для самого себя сказал я.

- Посланник, ты тоже здесь? - удивился Властитель. - А... нет, - добавил он еще более удивленно. - Это ты от себя сказал...

В это мгновение Феликс ударил. Думаю, собранной им силы хватило бы, чтобы расколоть планету пополам, но нацеленный во Властителя заряд как будто поглотился им, едва соприкоснувшись со своей целью.

- Удивлен? - улыбнулся Властитель. - Можешь не подтверждать, я вижу, что удивлен. Видишь ли, отказавшись от следования их путем, я отринул и цепи, которые они наложили на меня. Меня больше ничего не сдерживает. Совсем ничего, - добавил он тихо.

Я не успел полностью засечь пролетевшую мимо меня вспышку силы, ее структуру, но мощь ее была колоссальна: Феликса испепелило на месте вместе с его псионическим щитом.

- А теперь твоя очередь, - сообщил Властитель, глянув мне в глаза.

Короткий взмах смертоносной длани...

Яркая вспышка...

Темнота...

...

Вот она... Смерть...

19. Потерянные и обозленные

- Что, вашу душу матери, - тут Метис изрек несколько замысловатых непристойностей, - происходит?

- Он убил его, - прорычал корчащийся на сырой земле от боли Берсерк. - Ублюдок!

- Термиты убили? - спросил склонившийся над командиром Слон. - Они много кого убили.

Боль понемногу отпускала Берсерка.

- Нет, - сказал он, тяжело выдохнув. - Властитель. Он убил Никиту.

- Что за хрень? - не понял Метис. - Я думал, у них это не принято...

- Так, Берсерк, объяснись, - потребовал Джейсон. - Я так понял, ты видел его глазами? Как раньше он твоими?

Боль, наконец, утихла, и Берсерк, опираясь на Слона, сумел подняться на ноги.

- Да, погодите секунду, мне нужно придти в себя, - пробормотал он.

- Черта с два, не будет у тебя секунды! - разозлился Метис. - Ты какого-то хера поднял панику, вытащил нас среди ночи в этот треклятый лес, а потом рухнул и стал трястись как эпилептик! Мы, - тут он снова резанул несколько не самых приятных для слуха выражений, - ждем твоих слов!

- А я как раз понимаю, зачем понадобилось мчаться в лес, - сказал Джейсон. - У термитов генетическая система наведения. Это оружие специально против определенной расы, народа, даже семьи. Сейчас его нацелили на псиоников. Но нас это тоже могло задеть, пока мы были рядом.

- Так ведь Берсерк - псионик, - заметил Боксер.

- Я обращенный, - буркнул Берсерк. - А они искусственно созданы такими. Это большая разница.

- Ну слава деве Марии, заговорил! - фыркнул Метис. - Давай, рассказывай.

Берсерк вздохнул.

- У меня такое подозрение, что термиты убили почти всех псиоников, - сказал он. - Я не чувствую никого.

- Ты и раньше не особо чувствительным был, - заметил Слон. - Ты про видение скажи.

- Я видел глазами Никиты. Это он отключил термитов, - Берсерк усмехнулся. - Кто бы мог подумать, что эти твари разумны.

- В смысле? - переспросил Джейсон.

- Это наше чудо военной техники обладает разумом. Теперь обладает, - уточнил Берсерк. - Никита заставил его осознать самого себя и отказаться от программы уничтожения.

- Этого пацана ничего не берет, - хмыкнул Боксер.

- Взяло, - внезапно помрачнел Берсерк. - Никита мог подчинить термита, но почему-то отказался это сделать... Не знаю, почему именно... И тут появился Властитель и убил Никиту.

- Зачем? - поразился Джейсон. - Он же, получается, спас нас всех, а возможно, и еще кого-нибудь...

- Тут что-то странное, - покачал головой Берсерк. - Перед смертью они говорили, что Властитель допустил какую-то ошибку давно... Что он превратил псиоников в стадо...

- Да, они при слове "властитель" какими-то тормозами становились, - высказался Боксер. - Как шахиды на Менуе.

- То есть, мы сейчас практически в одиночестве? - спросил Слон, переходя к сути дела.

- Получается так, - согласился Берсерк. - Смертей было столько, что я сам чуть не умер от боли. - Он непроизвольно передернул плечами, вспомнив испытанные пару минут назад ощущения.

- Короче, войну мы проиграли, - спокойно сказал Боксер. - И уже второй раз, - добавил он с усмешкой.

- Нас расстреляют как предателей, если поймают, - не менее невозмутимо сообщил Слон.

- Или мы можем раздобыть где-нибудь оружие и застрелиться, - немного уныло предложил Джейсон.

- Зачем делать это самому, если это с удовольствием проделают для нас другие, - проворчал Метис.

- Да замолчите вы, - немного резко потребовал Берсерк. - Мы не проиграли войну... Властитель еще жив... Хотя именно его и надо бы прикончить...

- Нет, я не понимаю, нахрена Властитель его грохнул? - Боксер почесал затылок. - Бред какой-то. Это ж неправильно.

Берсерк огляделся по сторонам. Его пятерка находилась в каком-то холодном дремучем лесу. Сквозь просветы в темных кронах мрачно светила кроваво-красная луна.

- А где мы вообще? - спросил он.

- Без понятия, - отозвался Метис. - Нас же просто переместили сюда, а адрес сообщить не захотели, помнишь?

- А по-моему, мы в Сибири, в тайге, - с ноткой неуверенности в голосе произнес Слон.

- Это в тебе русские комплексы говорят, - хмыкнул Метис.

- Да иди ты, - огрызнулся Слон.

Берсерк нервно потер лоб ладонью. Его вдруг охватило странное ощущение нереальности происходящего. Он посмотрел на свои руки - те показались ему чужими и далекими.

- Это еще что? - пробормотал он растерянно. Собственный голос прозвучал как будто со стороны.

- Эй, тебя что, опять колбасит? - забеспокоился Метис, глядя на командира. - Как ты се...

Резкая вспышка света ослепила и оглушила Берсерка.

20. Союз огня и льда

Судорожно хватая ртом воздух, Берсерк вынырнул из глубины какого-то темного озера. Разум отказывался работать, дикая звенящая боль стискивала голову. Совершенно ничего не соображая, Берсерк инстинктивно поплыл к ближайшему берегу. Ледяная вода сковывала движения, заставляя торопиться. Наконец, после пары минут напряженной работы тела, Берсерк буквально выполз на берег. Странно, но его одежда совершенно не намокла. Берсерк мимоходом отметил этот факт, но новый приступ головной боли не позволил сосредоточиться.

Воин изо всех сил стиснул виски ладонями, как будто в страхе, что голова взорвется, не выдержав этих мучений.

- Что... я... здесь... - Язык не повиновался ему, мысли путались.

Берсерк мутным взглядом обвел окрестности. Остаток сознания, все еще подвластный ему, подсказал, что такой местности быть попросту не может: чистое, ровное как блин поле до самого горизонта, совершенно пустое: ни камня, ни травинки. Вода, в которой минуту назад он еще барахтался, тоже куда-то исчезла. Берсерк поднял глаза ввысь и содрогнулся от ужаса. Неба не было. Привычный небосвод заменяла какая-то сияющая мрачным светом бездна. Взгляд терялся в ней, уход все дальше и дальше, казалось, сквозь это небо можно заглянуть за самый край Вселенной.

В страхе зажмурившись, Берсерк вдруг услышал за спиной чьи-то мерные тяжелые шаги. О, Бесрек хорошо помнил этот звук: так стучат сапоги солдат Конфедерации, проклятых фашистов, боровшихся за "чистоту человеческого вида" на Новерке. Так стучали сапоги солдат, ворвавшихся ночью в дом Грейстоунов и на месте казнивших "предателя" и его жену: отца и мать Аэрона. Да, именно так стучали сапоги тех подонков, которые ходили по дому, отыскивая потайной кабинет с документами. Именно этот звук навечно въелся в память двум братьям, сидевшим в том самом тайнике, дрожа от ужаса.

Но Берсерк помнил и то, что было дальше: как старший из братьев, вдруг сменив страх на безудержную ярость, выскочил с отцовским пистолетом и застрелил троих фашистов прежде, чем они успели схватиться за оружие. И позже, он помнил, как, прижав раненого в ногу младшего брата к груди, он выпрыгнул в открытое окно седьмого этажа, спасаясь от прибежавших на звуки выстрелов солдат.

Старая ярость, слепая и неудержимая, вновь поднялась в его душе, изгоняя боль, страх и отчаяние. Берсерк вскочил на ноги, одновременно оборачиваясь и принимая боевую стойку.

Перед ним стоял Никита.

- Какого?.. - неуверенно пробормотал Берсерк, немного остывая.

- Прости, - сказал юноша. - Мне пришлось насильно вытащить тебя сюда, а ты к этому еще не вполне готов. Но, раз уж ты меня, наконец, увидел, я не слишком поторопился.

- Сюда - это куда? - спросил воин, опуская руки.

- Трудно сказать определенно, - поморщился Никита. - Но это сейчас несущественно. Важно другое.

- Ты мертв? - в лоб спросил Берсерк.

- Да, - спокойно кивнул Никита.

- И все псионики тоже? - помолчав, задал новый вопрос Берсерк.

Никита неопределенно взмахнул рукой.

- Большей части высших псиоников удалось уцелеть, - сказал он. - Но они... деморализованы и обессилены.

- Почему Властитель... сделал это? - спросил, наконец, Берсерк.

- Потому что иначе это бы сделал я с ним, - грустно улыбнулся Никита. - Я воплотился с единственно целью - разрушить это счастливое общество.

- Что ты имеешь в виду? - не понял Берсерк.

- Видишь ли, законы мирозданья таковы, что каждый должен быть в ответе лишь за себя, - как будто задумчиво произнес Никита, скрестив руки на груди. - А наше общество держалось волей одной личности. Он остановил наше развитие, когда решился самостоятельно направлять его. Это неправильно.

- А почему именно ты? - удивился Берсерк. - Почему ты так решил?

- Именно потому, что Я так решил, - жестко сказал Никита. - Это этап моего пути. Я уже был Сотворенным, осознавшим себя, я был Проклятым, отринувшим свободу небытия ради цепей жизни, не так давно я стал Победившим, и смерть больше не властна надо мной. Но чтобы стать Совершенным, мне придется явиться в облике Разрушителя, - закончив эту непонятную фразу, Никита впервые посмотрел Берсерку прямо в глаза. - И ты поможешь мне в этом.

- Ты хочешь убить Властителя?

- Его нельзя убить, на то он и Властитель, - покачал головой Никита. - Но я могу обращать.

- Я не понимаю тебя, - нахмурился Берсерк.

- Поймешь. Потом. Причем, довольно скоро, - Никита сделал пару шагов, приблизившись к Берсерку на расстояние вытянутой руки. - Ты ведь почти такой же, как я.

- Я не Разрушитель, - нечто внутри Берсерка само произнесло это.

- Да, - кивнул Никита. - Ты Спаситель. Только спасать тебе поручено не мой мир... Но я не могу тебе всего рассказать. Итак, - Никита на миг глянул вверх и быстро отвел взгляд, - перейдем к делу. Мне нужно твое тело.

- Ты хочешь управлять моим телом? Как во время посвящения?

- Нет. Не так. Я войду в тебя, наделив всеми своими свойствами. Так мы справимся с Властителем.

- У меня есть выбор? - усмехнулся Берсерк.

- Разумеется, - серьезно ответил Никита. - Я нуждаюсь не в подчинении, а в сотрудничестве. Мы станем одним целым... на время.

- Властитель прихлопнул тебя как таракана, - вдруг разозлился Берсерк. - А я самый слабый из всех псиоников! Нашей силы не хватит!

Никита покачал головой.

- Здесь дело не в силе, а количестве источников. Любое "Я" обладает безграничной силой, но только в пределах своего Пути. Объединившись, мы совместим и их... Если тебе нужна математика, - тут Никита иронично улыбнулся, - то эта операция больше похожа не на сложение, а на возведение в степень.

- Вся эта хренотень открывается только, когда умираешь? - задумчиво поинтересовался Берсерк.

- К сожалению, - вздохнул Никита. - Но это была соразмерная плата. Так ты готов?

Берсерк кивнул.

- Что нужно делать?

- Постараться не сойти с ума, - ответил Никита.

В ту же секунду бездонное небо обрушилось на них, словно уволакивая в свою бесконечную глубину.

Страх, на миг зародившийся в сердце Берсерка, немедленно сменился новым приступом бешенства, жаркой волной прошедшего из глубин души воина наружу, освещая все вокруг багряным светом.

"Молодец" - почувствовал Берсерк в себе.

И вновь из Берсерка, но уже не по его воле вырвалась другая вспышка - холодного синеватого пламени, принявшего форму меча.

"Чего ты ждешь? Хватай!" - услышал Берсерк и стиснул рукоять оружия.

Ослепительное сияние залило все вокруг...

21. Дуэль

...бя чувствуешь? - спросил Метис, озабоченно глядя на меня.

- Ничего, - ответил я, непроизвольно моргая ослепленными глазами. - Теперь все в порядке.

- Нет, ты действительно странно выглядишь, - насторожился Слон. - Что с тобой?

- Аэрон и Никита теперь одно, - ответил я. - Властитель должен быть остановлен.

- Что он несет? - изумился Боксер. - Я так и знал, что эти мутанты ему башку на бок свернут!

Я усмехнулся.

- Нет времени на объяснения, - сказал я, улыбаясь. - Мне пора идти.

Я обернулся и, полным силы жестом продавив пространство, шагнул в открывшийся переход.

Никита оказался прав. Сила бурлила во мне, подпитываемая сразу из двух источников, она сминала все мыслимые ограничения, доселе сдерживающие мощь этих двух псиоников.

Я не пробыл в переходе и мгновения, как и ожидал. Сущности из внепространста, воровавшие энергию всякого проходящего, при виде меня благоразумно скрылись, опасаясь быть разорванными случайным всполохом моей воли. Я фыркнул, вспомнив "триумф" Никиты. Да уж, умеют эти твари заморочить голову.

Однако, сейчас не было времени отвлекаться на воспоминания. Передо мной в воздухе висела лаборатория Властителя - первый объект, который я должен уничтожить.

Я протянул к сверкающему на солнце шару руку и позволил силе выйти из ладони. Тугое облако чистой энергии окутало шар, усиливая и без того колоссальное пространственное сжатие. Я почти видел, как внутри лаборатории создаются гравитационные вихри, сминавшие и всасывавшие в себя всю материю, до которой только могли дотянуться.

Несколько секунд - и потемневший искореженный шар с грохотом рухнул на землю, заляпав меня брызгами грязи.

До меня донесся темпоральный сигнал, и я быстро шагнул в пространство перехода. Время встречаться с Властителем еще не пришло.

Я вынырнул в сумраке пещеры, где не так давно прошло мое посвящение в высшие псионики. Жаль, конечно, что эту святыню придется уничтожить, но если этого не сделать, то пещера может оказаться тем якорем, который удержит волю Властителя в этой реальности даже после того, как я его развоплощу.

С пещерой было просто. Я обрушил каменные своды банальным телекинетическим толчком и быстро переместился, пока меня не накрыло лавиной.

Третий объект, подлежащий уничтожению, меня сильно смущал. Я чувствовал, что среди этих статуй Зала совещаний сосредоточена страшная по своему количеству сила. Но я не понимал смысла хранить ее здесь, и это меня сильно настораживало. Более того, я не понимал ее структуры, ее назначения. Я в нерешительности замер, обдумывая, что именно мне следует сделать с этими античными скульптурами.

В задумчивости, я подошел к образу Зевса-Юпитера. Верховный олимпиец стоял, хмуро взирая на меня, сжимая в правой ладони молнию, а в левой свой легендарный щит - Эгиду. Несомненно, скульптура символизировала Властителя, причем, щит ясно указывал на его желание защищать и хранить псиоников. Я напряг память, вспоминая эту легенду. Да, Зевс, достигнув власти, передал Эгиду Афине... или Аполлону? Неважно. Властитель, разумеется, прекрасно понимал смысл мифа, странно, что щит еще в руках громовержца.

- Может быть, его власть еще не установилась окончательно? - задумчиво пробормотал я.

- Разумеется, нет, - раздалось за моей спиной.

Я резко обернулся и с изумлением увидел Ахмета.

- Властитель достигнет успеха, когда наш геном станет стабильным, и все рождающиеся псионики будут высокоранговыми, - сообщил первый министр. - А сейчас еще очень велик разброс способностей. Я высший, но мой сын никогда таковым не станет, - пояснил Ахмет. - Но это к примеру.

- Зачем ты здесь? - спросил я.

- Чтобы убить тебя, - просто сказал министр.

- У тебя не хватит сил, - покачал головой я.

- Хватит. Неужели ты, Никита, действительно такого низкого мнения о наших знаниях? Да, - кивнул он, - я узнал тебя. Ты антипод Властителя, вся твоя мощь действенна лишь против него.

"Он прав", - шевельнулось во мне сознание Никиты.

- А если же ты убьешь меня, - продолжал Ахмет, - то система не изменится. Ты всего-навсего займешь его место.

- Ты не учел одного, Ахмет, - раздался хорошо знакомый голос с легкой флегмой в интонациях. Проявившийся в реальности Серж, которому и принадлежал голос, неторопливо вышел из-за моей спины и стал справа от меня. - Не всем по душе быть рабами.

- Ты не посмеешь вмешаться! - разъярился Ахмет.

- Я уже посмел, - спокойно улыбнулся Игнатьев. - Два раба могут грызться, пока господа разбираются.

- Значит, Феликс, будь он проклят, и тебя успел обратить! - зло проговорил первый министр. - Нужно было устранить его раньше.

- Так его убили? - воскликнул Никита через меня.

- Наш мир не так чудесен, каким кажется поначалу, - вместо Ахмета отозвался Серж. - Властитель - жестокий тиран. И Ахмет - самый верный из его псов.

Никита-во-мне пришел в бешенство, я едва удержался, чтобы немедленно не развеять проклятого убийцу по ветру. Спасибо воинскому хладнокровию Берсерка, иначе бы я совершил непоправимую ошибку.

- О, какие перепады эмоций, - растерянно отступил на шаг Ахмет. - Не ожидал... Это... странно.

- Вы все самоуверенные и слепые болваны, - неторопливо проговорил Серж. - А я разглядел его почти сразу.

И безо всякого предупреждения Игнатьев нанес сокрушительный удар по Ахмету, впечатав того в стену, кроша кирпичи и штукатурку. Также ударной волной разбило на мелкие осколки все статуи, кроме главной.

Инстинктивно поставленный щит закрыл меня от эмпатии, предохранив от переживания боли Ахмета. Тот лежал на полу совершенно бесчувственный, но еще живой.

- Зачем тянешь время? - спросил, оборотившись ко мне, Серж. - Сокруши щит и иди убей Властителя!

"Твою мать, щит!" - воскликнул Никита.

- Откуда ты знаешь, что нужно? - удивился я.

- Феликс знал удивительно много, - ответил Серж немного недовольно. - Ну?!

Я с размаху бросил в статую сгусток силы, рассчитывая расколоть ее, но вместо слабого удара, внезапно получился мощный взрыв, волной которого меня выбросило из помещения, проломив моей спиной стену. Только пассивный щит, сам собой возникший в момент удара, спас меня от смерти.

Откашливаясь и отплевываясь, я поднялся на ноги. Голова сильно гудела, ноги подкашивались. Что же там, черт подери, за щит такой?

Глянув внутрь зала, я увидел, что статуя стоит нерушимо в облаке пыли, даже и не думая раскалываться. Щит, разумеется, тоже был цел и невредим.

- Что это было? - проворчал Игнатьев, тоже вставая. Я даже и не заметил, как его выбросило вслед за мной.

- О, черт, - пробормотал я, случайно глянув на небо. Высь стремительно затягивалась темными тучами, закрывавшими солнечный свет, кое-где уже сверкали молнии.

"У нас нет такого оружия" - встревожено сообщил Берсерк.

"Это Властитель!" - воскликнул Никита.

- Действительно громовержец, - прошептал я.

- Что? - не понял Игнатьев, но, взглянув на небеса, тут же спохватился, - это Властитель!

- Да я понял, - мрачно ответил я. - Как мне сломать щит?

- Не знаю, - покачал головой Серж. - Но он является самым главным артефактом, удерживающим Властителя в этом мире. Чтобы разрушить его телесную оболочку, тебе придется сломать Эгиду. Только так.

Ощутив мгновенное изменение силового потенциала пространства, я обернулся за миг до того, как Властитель отшвырнул Сержа прочь. Министра образования будто сдуло порывом ветра, отбросив метров на сто, где он и рухнул, потеряв сознание.

- А ты молодец, - одобрительно кивнул Властитель. - Я, конечно, не надеялся, что тебя удастся так легко убить, но для семнадцатилетнего мальчишки ты поразительно быстро сориентировался.

- Семнадцатилетнего мальчишку ты как раз таки убил, - ответил я. - Никиты Людвига больше нет. Теперь он Разрушитель.

- Я знаю, - вздохнул Властитель. - Все-таки я не думал, что до такого дойдет, и Вселенная снова породит Разрушителя. Всего-то три сотни лет прошло.

- О чем ты? - нахмурился я.

- А, ты не знаешь? - изобразил удивление Властитель, картинно заломив бровь. - Я о твоем друге и учителе. О некоем Феликсе Ли Сакура, он же Анатолий Капица, он же предыдущий Разрушитель.

Я молчал, обдумывая сказанное. Что ж, это многое объясняет...

- Действительно многое, - согласился Властитель. Да, можно быть энергетическим титаном, но избыток силы никогда не заменит умения ей пользоваться - Властитель по-прежнему легко читал мои мысли. - Но, полагаю, тебя это все равно не остановит. Ты уже принял роль, а сценарий ты изменить не в силах.

- Нет никакого сценария, - скривился я. - Ты всегда считал, что тобой пытаются манипулировать, и поэтому нарушал все писаные и неписаные законы. Но все случается лишь по воле Я, ничто не возникает само собой.

- Не тебе учить меня карме, - презрительно ответил Властитель. - Ты не способен видеть последствия своих поступков. Вся твоя жизнь прошла под моим присмотром, и знаешь что? Она была лишь набором нелепостей, не связанных между собой ничем. Все твои видения присылались тебе свыше, тем сборищем самовлюбленных и самоуверенных болванов, возомнивших, что обладают монополией на силу в этой Вселенной.

- Ты о Посланнике? - спросил я.

- И о нем, и о твоем Феликсе, и много о ком еще. Да, пожалуй, тебя тоже можно к ним отнести, - добавил он. - Ты обречен примкнуть к ним, вся твоя власть взята в долг.

Внезапно в глубине моего объединенного сознания послышался громкий хохот. "Он не знает ничего! О не переходил грань жизни, не видел бури!" - смеялся Никита. "Он даже еще не Победивший".

- То, что ты не видишь источника моей силы, - я позволил себе улыбнуться, ободренный внутренним смехом, - не значит, что его нет.

- Ты можешь сколько угодно строить из себя посвященного, но справься с этим, - воскликнул Властитель, нанося неожиданный удар.

Я даже не стал собирать щит, заряд разбился о мою грудь, рассеявшись в пространстве. Но Властитель, казалось, был доволен результатом.

- Так я и думал, - улыбнулся он.

Я так и не понял, что произошло дальше, но меня ввергло в какой-то дикий водоворот сил, причем в физическом мире это выглядело именно как вращающаяся вокруг меня воронка, состоявшая из бешено мчащихся комков пыли, обломков стены и осколков статуй, больно ранящих меня, вплоть до срыва кожи с тела. Самым жутким было то, что подпитывался этот вихрь, казалось, моей же силой, обращенной против меня.

Стремясь выйти из этого хаотичного барьера, я ударил его телекинетической волной, но заряд снова обратился против меня же самого, едва не переломив мне спину. В отчаянии я пустил свою энергию по кругу, согласно вращению воронки, стремясь направить ее. Это оказалось верным решением, и уже через секунду я обрушил весь вихрь на Властителя, стремясь раздавить его.

Не знаю, что на этот раз применил Властитель, но меня на миг ослепила неожиданно яркая вспышка света непонятного происхождения, и только рефлекторно поставленный щит укрыл мое тело от последующего взрыва.

Несмотря на клубы дыма и пыли, окутавшие нас, мы с Властителем прекрасно видели друг друга благодаря силовому зрению. Поэтому, не теряя времени я немедленно швырнул громадный плазменный шар в то место, где виднелось наиболее яркое свечение (а оно было повсюду - мы рвали окружающее пространство всполохами силы, перенасыщая его). Похоже, плазма натолкнулась на щит Властителя и оглушительно взорвалась. Я почувствовал, как начала плавиться земля у меня под ногами, и я медленно увязал в ней. На осознание этого проклятого ощущения ушла доля секунды, за которую Властитель совершил новую атаку.

Меня подняло в воздух, и я ясно почувствовал, как изнутри меня же самого рвется наружу огромная сила, грозя взрывом разорвать меня в клочья. Каким-то чудом я сумел перенаправить эту энергию, но, вырвавшись наружу, заряд все-таки взорвался.

Меня зашвырнуло в ту самую дыру в стене, которую я несколькими минутами ранее проломил собственным телом. Несколько раз перекувыркнувшись в воздухе, я ничком рухнул к ногам каменного громовержца, больно ударившись затылком о его щит. В глазах поплыли фиолетовые круги, из носа ручьем хлынула кровь. Пошатываясь, превозмогая дрожь в ногах, я смог встать, оперевшись на проклятый щит древнего бога.

Властитель возник в нескольких шагах от меня, насмешливо улыбаясь.

- Так как же ты собирался меня сразить, м? - поинтересовался он. - Мы только начали, а ты уже не стоишь на ногах. Хотя, - он снова усмехнулся, - нужно признать, что по сравнению с предыдущим нашим столкновением ты держишься просто великолепно.

И, не дав мне ответить, Властитель разрядом таинственной энергии, внешне походившей на простое электричество, но присутствовавшей в этот мире лишь вероятностно, прижал меня к Эгиде. Из последних сил я удерживал силовой барьер, уже не надеясь на контратаку.

Высоко в небе бушевала настоящая буря. Молнии сверкали не переставая, от громовых раскатов закладывало уши. Отчасти шторм был порожден нашей схваткой, высвободившейся силой, но гораздо более он исходил от воли Властителя. Странно, но он как будто черпал силы из природы, собирая их из воздуха, туч, молний, даже звуков грома. Это было совсем не похоже на тот тип подпитки, который использовал Никита для своего первого перемещения, это было совсем иное...

- Да, ты прав! - уловив отголоски моих мыслей, процедил сквозь зубы Властитель. Ему тоже было нелегко держать тот бешеный поток, пригвоздивший меня к щиту Зевса. - Я черпаю силы из этого мира. Как и он из меня. Все просто - мы с ним едины. И чтобы убить меня, тебе придется рассеять этот мир на кварки!

- Это не единственный путь! - мой голос странно изменился. Это говорил не Никита, не Берсерк, не Посланник и не Победивший. - Можно просто сломать ту печать, которой ты сковал себя!

- Очередные фокусы, - пробормотал Властитель. - Эй, Аэрон! Сколькими демонами ты одержим? Я уже насчитал двоих!

- Я сам твой самый страшный демон, - прорычал Берсерк, снова приходя в бешенство.

Кровавая пелена, сползшая на глаза, вдруг полностью лишила меня зрения. Высвободившаяся ненависть Берсерка вдруг расколола меня надвое, разрушив связь между Никитой и Аэроном. Я исчез...

***

...и появились Мы.

Берсерка отбросило в сторону, он со стоном впечатался в стену и лишился чувств, а на его месте возник Я, Побеждающий Разрушитель.

Никита Людвиг, моя предыдущая инкарнация, был безвольным слабаком, как ни печально это сознавать. Но он, сам того не ведая, умел очень многое. Поэтому сейчас я возник именно в его облике.

- А, Никита, с возвращением! - с натугой проговорил Властитель, усиливая нажим. - Я ждал твоего выхода!

Сейчас я был гораздо слабее, чем во время Единства, но дело ведь не в силе...

- Что ж, ты можешь покончить со мной одним ударом, - тяжело сказал я, из последних сил удерживая барьер.

"Именно это я и сделаю" - излучил Властитель, на мгновение обрывая пресс, чтобы...

...обрушить на меня всю свою оставшуюся мощь...

Время остановилось, когда пульсирующий скованной силой заряд коснулся меня. Мое тело, несмотря на то, что оно состояло не из физической материи, при контакте должно было полностью разрушиться, а сам я на долгие миллионы лет потерял бы возможность воплощаться в этой грани реальности.

Но Никита уже однажды попадал под подобную атаку. Буря, разыгравшаяся в тайном мире во время объединения с Победившим, имела такую же природу, что и последняя атака Властителя. И Никита совершил тогда единственно верный способ защиты...

...Я провалился в Ничто, пропуская удар сквозь то место, где только что находился. Шарообразное тугое облако, сотканное из силы Властителя, со всего маху влетело в Эгиду, все еще удерживаемую каменным Юпитером. Не в силах отразить подобную мощь, щит разлетелся на миллионы мелких осколков, а вслед за ним рассыпалась и статуя. Но еще прежде, чем первый обломок коснулся земли, я вышел из Небытия и пронзил грудь изумленного Властителя сверкающим копьем чистой силы, вышедшей из моей правой ладони.

Копье медленно рассеялось, но рана в теле Властителя не затягивалась. Он стоял, слегка шатаясь, прижав окровавленные руки к груди.

- Это... невозможно... - прошептал он на последнем выходе и рухнул на засыпанный обломками камня и пылью пол.

В дыру в стене медленно влез Серж. Выглядел он отвратительно, кажется, у него была сломана рука. Он поглядел на уже не подающее признаков жизни тело бывшего Властителя и негромко спросил:

- Все кончено?

Я отрицательно покачал головой, но пояснять не стал.

- Помоги Берсерку, он ранен, - сказал я, указав на Аэрона.

- Мне бы кто помог, - прижимая искалеченную руку к груди и морщась от боли, пробормотал Серж, но все же склонился над Берсерком. - Что ты будешь делать теперь? - спросил он, не оборачиваясь.

- Мне необходимо найти Властителя и добить, - ответил я, садясь на корточки рядом с трупом и прикрывая глаза. Нужно отследить его текущее местонахождение, а то телу это сделать проще всего.

- А разве он еще не?.. - удивился Игнатьев.

Берсерк вдруг закашлялся и открыл глаза.

- Я еще жив, - заметил он хриплым голосом. - Значит, все в порядке.

Темпоральная тревога заставила меня вскочить на ноги. Из дальнего угла помещения в меня летел довольно мощный плазменный заряд. Чтобы взрывом не убило Берсерка, мне пришлось сковать летящий шар щитами и сжать. Сил ушло гораздо больше, чем если бы я просто отбил его, но зато обошлось без массовых разрушений.

Серж, мгновенно сориентировавшись и припав на одно колено, метнул почти такой же шар, но промазал. Точнее, противник отклонил его удар, заставив плазму врезаться в стену, пробив еще одну дыру, только теперь с противоположной стороны.

Однако я не намерен был затягивать этот новый поединок. Собрав силы, я банальной телепатией сковал мышцы атакующего, заставив его застыть.

- Никак не успокоится, - буркнул Серж. - А я про него и забыл уже.

- Ахмет, - позвал я, а это был именно он. - Тебе с нами не совладать. К тому же тебе теперь незачем сражаться. Твой Властитель мертв.

Подождав несколько секунд, я спохватился и снял паралич с лицевых мышц первого министра.

- Тебе придется убить меня, - прорычал тот. - Я никогда не предам Властителя!

- А был такой благоразумный человек, - грустно произнес Серж.

- Ты сам выбрал, - сказал я, псионическим жестом останавливая у Ахмета сердцебиение и дыхание, одновременно возвращая подвижность мышцам и закрывая его в щит, чтобы не чувствовать его агонию.

Министр еще пару минут бился в судорогах, прежде чем умереть.

- Мог ли я еще месяц назад помыслить, что до этого дойдет? - грустно спросил сам у себя Игнатьев.

- Думаю, остальные против тебя не пойдут, - сказал я, повернувшись к нему.

- Против меня? - переспросил Серж. - А ты?

- Я мертв, забыл? - напомнил я. - Тело, которое ты видишь, есть лишь временная оболочка, которая скоро рассеется.

- А я? - поинтересовался Берсерк. - Мне-то что делать?

- Ты нужен своей планете, - сказал я. - Это все, что я могу тебе сказать.

Берсерк задумчиво кивнул, но тут же скривился от боли.

- Только ответь, зачем было меня так сильно швырять? - морщась, недовольно спросил он.

- Я бы на твоем месте радовался, что вообще в живых остался, - пробормотал я, вновь склоняясь над телом Властителя. Берсерк немного пристыжено замолчал.

После недолгого сосредоточения, я, наконец, нащупал нить, ведущую меня от мертвого аватара к самому существу.

- Серж... - тихо сказал я. - Позаботься об Алисе...

И не дожидаясь ответа, я нырнул в открывшийся канал...

22. Конец истории

Властитель спокойно стоял передо мной, заложив руки за спину и слегка склонив голову набок.

- Ну, добился, чего хотел, Разрушитель? - с горечью спросил он.

Я посмотрел по сторонам. Опять эта проклятая пустошь без границ, как она мне уже опротивела...

- Почему здесь? - спросил я. - Разве у тебя нет своего пространства?

Властитель невесело усмехнулся.

- Это оно и есть, - ответил он. - Нравится?

Я пораженно посмотрел на него. В моем мире, куда я угодил после смерти было... много чего там было. Очень много. Все мои мечты и страхи, все тайные и явные мысли, все ожидания и надежды... И все знания из всех моих жизней.

- Вся моя жизнь была связана с тем миром, которого ты лишил меня... - сказал Властитель. - Теперь мое существование начинается практически с ноля... Будь ты проклят.

- Ты сам избрал свою дорогу, - ответил я. - Мое появление на твоем Пути, как твое на моем, было неизбежно.

- Да ты фаталист, - заметил Властитель.

- А ты агностик, судя по этому, - я жестом обвел пустой горизонт. - Мне странно видеть, что столь великое существо, владеющее такими громадными силами, на самом деле пусто и безжизненно.

- Нет ничего странного, - услышал я голос, и через миг рядом со мной проявился Посланник. Я не мог его разглядеть, мой взгляд странно терял фокусировку, когда я смотрел на него, но я узнал его по голосу, некогда звучавшему через меня. - Он только что сотворен.

- Что? - не понял я.

- Он только что отошел от Создателя, если тебе так будет понятней, - пояснил Посланник. - Он живет в первый раз.

- Но его сила?.. - неуверенно возразил я. Властитель, нахмурившись, переводил взгляд с меня на Посланника и обратно.

- Скоро иссякнет, - твердо сказал Посланник. - Ты не мог сразить его, потому что его сила исходит напрямую от Первоисточника, а твоя проходит через призму твоего Я, преобразуясь и слабея.

- Я - ангел, - пробормотал Властитель.

- Именно, - кивнул Посланник. - Пока еще даже не падший.

- А кто ты? - спросил я Посланника.

Тот рассмеялся.

- Если бы это было возможно выразить человеческим языком, смысла возноситься бы не было, - все еще смеясь, ответил Посланник.

- Мне предстоит падение, - проговорил Властитель. - Но я... не хочу...

- Оно уже свершилось, - сказал Посланник. - А Михаилом был вот этот паренек, - указав на меня, добавил он. - Впрочем, вам это имя, кажется, ничего не говорит.

- И что теперь? - поинтересовался я, все-таки пытаясь разглядеть Посланника.

Вместо ответа Посланник совершил какой-то жест и Властитель, всплеснув руками, плавно растворился в воздухе.

- Я сам удерживал его, чтобы ты все понял, - пояснил Посланник. - Теперь он предоставлен себе.

- Он был ангелом, который не желал падать... - задумчиво сказал я.

- Не так романтично, но, в целом, верно, - усмехнувшись, сказал Посланник.

- А кем был Феликс? - вдруг спросил я.

- Человеком, как и ты, - равнодушно пожав плечами, ответил Посланник. - Просто ему не нужно было скидывать с неба ангелов, чтобы идти дальше.

- Я не понимаю, - сказал я, хмурясь.

- Пройти Путь до конца - не значит "совершить все, что только возможно", - сказал Посланник. - Пути у всех разные, задачи разные, способы разные... Все различается. Одному достаточно выйти зимой в сад, чтобы постичь глубокую мудрость, - Посланник, как мне смутно показалось, чему-то улыбнулся. - А другому нужно несколько лет бить ладонями кирпичи, чтобы осознать тоже самое.

- Что теперь со мной будет? - задал я вопрос, который мучил меня с момента смерти.

- Ты еще не готов порвать с тем миром окончательно, - задумчиво сказал Посланник. - Впрочем, тебе самому предстоит решать. Высшие миры отныне открыты для тебя. Ты свободен в своих действиях. Твори свою волю - вот чем тебе отныне предстоит заниматься.

- Могу ли я вернуться?

- Ты можешь заново родиться, так будет правильней. Конечно, ты можешь проявляться в физическом мире и так... но это истощит тебя. Для работы там физическое тело все-таки необходимо. Но давай оставим эти частности. Я предлагаю тебе идти со мной, - неожиданно сказал Посланник. - Мне давно нужен ученик.

Я задумался. А что меня держит? Алиса? После осознанной смерти я изменил отношение к чувствам вообще и любви в частности. Псионики? Они прекрасно разберутся и без меня, а если не смогут, что ж... то будет лишь их вина. Берсерк? К нему идти как раз и не следует, он должен направиться на Новерку и стать там первым... хм... Мессией. Нельзя ему мешать.

- Я пойду с тобой, - просто сказал я. - Мне нужно двигаться дальше.

Посланник плавно стал проявляться. Я даже и не удивился, когда увидел перед собой Феликса.

- Да, я не солгал, - улыбнулся тот. - Я действительно был человеком. Раньше. Очень давно. А Капица был моим последним вынужденным аватаром. Давай руку, у нас много дел, - он протянул мне свою ладонь.

Мир снова изменился, другим стал и я. Но это уже невыразимо на человеческом языке...


home | my bookshelf | | Первый и последний |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу