Book: Ну, погоди! Или достать казанову. Часть первая



Ну, погоди! Или достать казанову. Часть первая

  -Стоять, зараза! - Гневный вопль застал меня, когда я уже была у порога квартиры. Поняв, что незаметно прокрасться на улицу не удастся, я помчалась по лестнице, перепрыгивая сразу по несколько ступеней. Но, к моему глубочайшему сожалению, побег не удался, меня догнали, схватили за шкирку, как провинившегося щенка, и поволокли домой. Молча. Я еле успевала перебирать ногами, ворча себе под нос о несправедливости жизни.

  И зачем брательник пустил его к нам жить? Ну, по справедливости говоря, этот живет в квартире брата по приглашению, а меня ему навязали.

  Окончив школу в своем маленьком городке, я решила поступить в ВУЗ в областном центре. Но ...

  Да, было одно 'но'. Нельзя сказать, что экзамены на поступление я провалила, просто недобрала немного, и мне не досталось места в общаге. В этом же городе в собственной трешке проживал мой двоюродный брат, который учился на втором курсе аспирантуры. Его родители, узнав о моих проблемах, предложили мне первый год пожить у Ильи, а там, может быть, и место в общежитии освободится. Брат был не в восторге, но, узнав, что я хорошо готовлю, смирился.

  Артем появился в наших владениях через неделю, после моего переезда. Я стояла на кухне и жарила сырники на завтрак своему любимому братцу, когда в проеме двери появилось это ... нечто, с растрепанными волосами и в одних труселях. Надо сказать, что Илья меня заранее предупредил, что у него какое то время поживет друг, который уже продал квартиру, но в доме еще не закончил ремонт. Тот приехал поздно вечером, когда я уже сладко спала.

  Пока я рассматривала шикарную фигуру парня, он тоже дотошно рассматривал меня, а затем, хмыкнув, развернулся и отправился в комнату к брату. И тут я услышала:

  -Илюх, ты - извращенец. С каких это пор тебя на малолеток потянуло? И ладно, если бы симпатичная была, а то ... это. Ни рожи ни кожи,- даже голос не приглушил!

  - Молчи, дебил. Это - моя сестра.

  Я аж зашипела от возмущения. Ну, все! Кабздец тебе, красавчик! Злобная малолетка вышла на тропу войны.

  С тех пор мы стали врагами.

  Пока я предавалась воспоминаниям, меня приволокли на кухню, все еще держа под капюшон куртки.

  -Здесь сидела девушка. Где она? - и тряхнул меня перед табуреткой.

   Угу, ты еще носом ткни!

  -Это такая чернявая шпала с бледно-сиреневыми варениками вместо губ?

  -Ну.

  -Не видела.- А глазки такие честные-честные, угу. И ресничками так хлоп-хлоп.

  Ну не буду же я ему объяснять, про то, как сказала брюнетке, что у Артемки недержание, и он пошел на самом деле не переодеваться, а сменить подгузник. После чего, очередная пассия моего врага почему-то расхотела его дожидаться, и по-быстрому свалила из квартиры.

  Артем неожиданно разжал пальцы, от чего я чуть не растянулась на кафельном полу, и, хлопнув дверью, вышел.

  М-да, Полянский, нервишки тебе подлечить не помешает.

  Мерзенько захихикав, я потерла ручки. Вечер начался просто волшебно.

  Поправив одежду, уже беспрепятственно, покинула квартиру.

  Чем занимается порядочный студент первого курса накануне сессии? Зубрит и строчит шпаргалки? Фи! Это же моветон, так бездарно тратить время! Нормальный учащийся любого ВУЗа сбивается в маленькие и не очень стайки и свободно мигрирует между клубами, кино, свободными квартирами, ну и, на крайний случай, просто без дела болтается по улицам.

  Наша большая, но дружная компашка особой оригинальностью не отличалась, поэтому, встретившись возле общежития, мы направили свои стопы к ближайшему кинотеатру.

  Комедия была американской, и абсолютно дурацкой. Но, что может спасти даже самый безнадежный фильм? Правильно, комментарии из зала. Так что, вдоволь поиздевавшись над потугами актеров изобразить что-нибудь смешное и просидев потом пару часов в уютной кафешке, мы, в прекрасном настроении, разбрелись по домам. Провожать меня отправились Макс и Ника - мои одногруппники и друзья.

  Максим - мальчик-солнышко, с ярко-рыжей шевелюрой и конопушками по всему лицу. Самый лучший друг на свете, которого можно подбить на любую авантюру. Если честно, то я даже немножко в него влюблена.

  Ника - девочка-сюрприз. Из-за голубых наивных глаз, тоненькой фигурки и пристрастия называть все уменьшительно-ласкательными именами ее считают недалекой и несерьезной. Но, на самом деле, это лиса под маской кролика. Умная, расчетливая, и, чего скрывать, стервозная. За это и люблю. Артема она называет исключительно 'лапочкой' и 'тюпочкой'. Он бесится - я радуюсь.

  Перекидываясь шутками и обсуждая прошедший вечер, мы уже подходили к подъезду, когда заметили предмет моей ненависти. Вот он. Герой-любовник в действии. Не прошло и нескольких часов, как у него новая краля.

  Полянский стоял возле парадного и мило общался с девахой, утянутой в мини и куцую курточку, не прикрывающую поясницу. Он нежно держал ее грабельку в своих ладонях и скалился во все тридцать два, она о чем-то стрекотала, преданно заглядывая в глаза.

  Мой мозг тут же начал анализировать ситуацию, пытаясь найти способ как лучше подгадить. Но тут, Артемка - добрая душа, сам пришел мне на помощь. Чмокнув тощую конечность с километровым маникюром, кабальеро, отойдя на несколько метров, ответил на звонок телефона и отвернулся. Я не теряла ни секунды. Нацепив на нос максимкины очки (в них выглядела как злостный ботаник) и, выхватив из сумки большой блокнот, быстрым шагом подошла к девице.

  -Здравствуйте, я - личный секретарь Артема Константиновича, - очень серьезно, ни тени улыбки на лице, - Ваше имя, пожалуйста...

  Растерявшись под таким напором, новоявленная возлюбленная моего соседа ответила:

  -Дина.

  Я, быстро начав черкать какие-то каракули в блокноте, монотонным голосом проговорила:

  -Итак, Диночка, ваш порядковый номер тридцать один, запомните, пожалуйста. Артем Константинович даст мне Ваш номер телефона, и я Вам перезвоню, когда включу Вас в расписание. Сами понимаете, девушек много, а он один,- я тяжко вздохнула, жалея своего 'шефа'.- Так устает, так устает,- покачала головой.- Видите, даже память уже не та, пришлось секретаря нанимать.

  Пассия номер тридцать один изменилась в лице и поспешила скрыться от меня и, заодно, от чересчур любвеобильного мачо, буркнув на прощание что-то не очень цензурное.

  -Ну, куда же Вы?- позвала я, впрочем, не слишком громко, чтобы не привлекать внимания.

  Убедившись, что девица ушла, махнула рукой друзьям, катающимся на снегу от смеха, и метнулась в подъезд, пока не застали на месте преступления.

  ***

  Утро началось с приятного сюрприза. На прикроватной тумбочке дымилась, распространяя божественный аромат, чашка горячего кофе.

  М-м-м, обожаю своего брата! Так заботится о своей сестренке!

  Усевшись на кровати поудобнее, я, растягивая удовольствие, наслаждалась бодрящим напитком.

   Наслаждение закончилось минут через пятнадцать, резкой болью в животе. Меня приспичило так, что я опрометью бросилась в уборную. Просидев целую вечность в уголке задумчивости, услышала голос Ильи:

  -Ты не знаешь, где Васька?

  И довольный смешок этого..., этого... Слов нет!

  - Как и положено настоящей засранке, парит над унитазом, - ржет, сволочь такая.

  Измучившись, но не потеряв боевого настроя, я разъяренной фурией влетела на кухню, где завтракали парни. От запаха еды меня затошнило.

  -Ты на своих двоих или на реактивной тяге?- если бы можно было убивать взглядом, от Артема не осталось бы и мокрого места.

  -Я тебе это еще припомню!- буквально прошипела.

  -Угу, главное, не чихай!

  Метнув полотенце, от которого этот гад отмахнулся, я отправилась в свою комнату, слыша смех за спиной.

  Но это было не бегство, а тактическое отступление! Главный бой еще впереди!

  ***

  Засунув руки в карманы домашних шорт, я бродила по спальне, пиная перед собой подушку и представляя, что это голова моего врага. Со стороны это, наверно, походило на поведение зверя в клетке. Единственное, что могло помочь - немедленная месть, но в голову ничего не приходило.

  -У-у-у, фармацевт недоделанный! - за неимением в обозримом пространстве объекта моей ненависти, погрозила кулаком стене.

  Так, нужно взять себя в руки.

  В качестве успокоительного, решила взяться за учебник по общей и неорганической химии. И остыть поможет, да и экзамены на носу. Прозанимавшись какое-то время, сама не заметила, как задремала.

  Проснулась резко, как от толчка. Влажные волосы прилипли к вискам, сердце колошматило где-то в горле.

  Пффф, и что это было?

  Сначала мне снилось, что я ругаюсь с электронами, которые отказываются вставать на нужные уровни и говорят, что у них спин чешется. Ладно, после трудов товарища Карапетьянца(*) и не такой бред пригрезиться может. Но потом, там появился Полянский, распинал неадекватные частицы и ...

  Даже от воспоминаний мои щеки приобрели румянец свекольного оттенка.

  Да что ж это за самец человеческий, что даже мне снится эротика с его участием!

  В угнетенном состоянии от предательства собственного подсознания, поплелась в душ, чтобы под прохладной водой смыть с себя эту дурацкую истому. По дороге шарахнулась от Артема, который собирался куда-то уходить. По-моему, он остался этим весьма озадачен, но мне пока было все равно. С собой бы разобраться.

  Так, все! Это просто гормоны, на его месте мог оказаться любой другой.

  После водных процедур и сеанса аутотренинга мне стало немного легче. Поскольку учебник порождал нежелательные ассоциации, да и весь настрой на учебу ушел, вызвонила Нику и уговорила ее отправиться со мной по магазинам. Что лучше шопинга поможет девушке избавиться от нежелательных эмоций? Ни-че-го! Заодно, подарок Илье прикупить надо, все-таки днюха завтра.

  Самый крупный в городе торговый центр гостеприимно распахнул перед нами свои двери. Ника с удовольствием перебирала вешалки со шмоточками, шмотулечками и шмотатулечками (в ее интерпретации это звучало несколько иначе, но смысл тот же). Но, стоило ей отправиться в примерочную, улыбка на ее лице сменялась брезгливой гримаской, и уже неугодное платье или что-то другое отправлялось обратно, дабы не смущать своим неугодным видом пресветлый взор.

  На самом деле, ходить по магазинам с моей подружкой - это настоящая пытка, но если уж она что-нибудь одобрила, то это, действительно, Вещь.

  Уставшие, но довольные, сделав несколько удачных покупок, мы приступили к самому тяжкому: выбору подарка. По-моему, нет ничего утомительней, чем выбирать подарок парню. В голову, как правило, сначала приходит полная банальщина, всякие там одеколоны-бритвы, и приходится потратить не один час, а то и день, чтобы выбрать что-то достойное. Хвала богам, я была избавлена от метаний, пристрастием моего братца к футболкам с дурацкими надписями. Его коллекция насчитывала уже не один десяток образцов текстильной продукции с отпечатками последствий человеческого маразма. Поэтому, выбрав майку с наименее идиотской надписью, гласившей 'Я - не подарок, я - сюрприз', с чистой совестью и порядком опустевшими кошельками мы покинули царство Меркурия.

  Квартира встретила меня пустотой и тишиной, чему я была несказанно рада. После основательного загула по магазинам, хотелось немного побыть в одиночестве и отдохнуть. Но тут мой покой прервала трель телефона. Не моего. Источник звука оказался в комнате Артема. Подождав, пока звонящему надоест слушать длинные гудки, я загробастала забытый аппарат в свои жадные ручки.

  Сама поверить не могла своему счастью! Сколько возможностей! Сколько пакостей можно сотворить!

  Не, я, конечно, понимаю, что мобильник - это святое, но упустить шанс отомстить за утреннее дежурство в сортире, было просто не возможно.

  Для начала полностью скопировала себе телефонную книжку - пригодится. Затем, поменяла несколько абоненток именами, думаю Даша (классный зад) не обрадуется, когда ее назовут Юлей (на днюхе у Дена). М-да, комментарии были весьма занимательны и довольно циничны. Напоследок позвонила себе, чтобы узнать номер, не забыв потом стереть вызов.

  Вернув аппарат на место, с довольной улыбкой отправилась спать.

  ***

  Бздыньц. Бздыньц. Бздыньц.

  Ночью на улице потеплело, и то, что еще недавно было снегом, оплакивало свою преждевременную гибель, срываясь с крыши и звонко разбиваясь о жестянку карниза.

  Я проснулась под утро от монотонного бряцанья воды за окном, и поняла, что опять уснуть мне не удастся. Изредка проезжали машины, высвечивая огнями фар абстрактные картины на стене, дворник размеренно скребыхал лопатой, тихо играла гитара.

  Гитара?

   Звуки доносились откуда-то из нашей квартиры. Я встала и, стараясь не шуметь, вышла в коридор. Прислушалась к комнате брата, но там было тихо.

  Неужели Артем? Мне в голову никогда бы не пришло, что он умеет играть, тем более, так. Музыка, лившаяся из-под плотно прикрытой двери, была... завораживающей. Она была грустной, немного тревожной, но какой-то очень светлой и искренней. В мою картину мира совершенно не укладывалось, как этот повеса и циник может вкладывать столько души в простые гитарные переборы.

  Он играл еще около часа, а я стояла, прислонившись к стене возле его двери, не в силах уйти, и только когда звуки стихли, вернулась к себе.

  ***

  К завтраку Полянский не вышел, видно дрых после бессонной ночи. Я поздравила брательника, чмокнув в щечку и вручив подарок, затем принялась кашеварить.

  -Вась, - мне не понравилась ехидца, проскользнувшая в голосе Ильи, - а тебе не кажется странным то, что практически вся твоя так называемая месть сводится к тому, что ты пытаешься избавить Артема от любых отношений с девушками?

  Тэкс, спокойно.

   Глубокий вдох, медленный выдох.

   Будет очень некрасиво, если день рождения братца совпадет с днем его смерти.

  Стараясь, чтобы голос звучал ровно, ответила:

  -Ты на что-то намекаешь?

  -Да зачем намекать? Я открыто говорю, что, по-моему, ты ревнуешь его к тем девушкам.

  Я спокойна. Я спокойна. Я спокойна как удав.

  -Да нет, - и плечами пожала. Хороший такой жест, равнодушный, - Просто это самый простой способ подгадить твоему дружку.

  -Ну-ну, - скептично глянул, принимая протянутую мной тарелку с кашей, - Поживем - увидим.

  Не прошло и пяти минут после этого разговора, как в проеме двери появился мой вражина, одетый в светлые джинсы и расстегнутую рубаху, открывающую скульптурную грудь.

  -Здорово, други-недруги, - сказал Артем и потянулся, отчего рубашка распахнулась еще шире.

  А я стояла, как дурочка, уставившись на полоску темных волос, спускавшихся по животу к застежке штанов, и не сразу услышала едкий комментарий.

  -А?- подняла взгляд на довольную рожу.

  -Я говорю, что если ты помоешь мою машину, даже потрогать дам, а может и не только... - Полянский добавил в голос бархатистых ноток, медленно приближаясь ко мне, - Если ты, конечно, хорошо попросишь... - а потом обычным голосом, - А то весь пол слюнями заляпала - непорядок.

  Последняя фраза спустила меня с небес на землю, я бы даже сказала, хорошенько припечатала об асфальт.

  'Василиса, держи себя в руках!'

  -Правда, потрогать дашь? - благоговейно прошептала и посмотрела влюбленным взглядом.

  -Конечно,- тоже шепотом.

  -Я сейчас! - сказала и выбежала из комнаты.

  -Машину мыть?- услышала из коридора и тут же вернулась.

  -Нет, за утюгом!

  -А утюг зачем?- удивился Илья, наблюдавший за нашим диалогом.

  -Я об это, - указала пальцем на Артема, - руки пачкать не собираюсь. Кто знает, где оно валялось. А утюжком пройтись, самое оно. От него еще следы такие прикольные остаются...- мечтательно улыбнулась.

  Затем, не услышав комментариев, удалилась с поля боя с гордо поднятой головой.

  Этот раунд остался за мной, но какая-то тревожная мысль, мелькнувшая где-то на границе сознания, не давала полностью насладиться своей победой.

  Ревную я, значит? Да нифига подобного!

  Неожиданно пришедшая в голову идея, заставила подскочить с кровати, на которой я до этого благополучно угнездилась.

  Великолепно!

  Шустро собравшись и одевшись, я покинула квартиру.

  ***

  -Васенька, солнышко, ты обо что так сильно головушкой своей дурной приложилась? - Ника почему-то не разделяла моего мнения о собственной гениальности.

  Сидя на разложенном диване в ее комнате мы разглядывали мои покупки.

  -Ника, хорошая моя, ну пожалуйста!- скорчила жалостливую физиономию, - Ты только представь, какая у него рожа будет! Да я ради такого, не только на это, я на МХК (**) к первой паре пойду!

  -Ладно, уломала. Леську еще уговорить надо, может быть, у нее на сегодня планы есть.

  Пока подруга отправилась к старшей сестре, я поменяла в своем телефоне SIM карту на новую.



  ***

  Недавно открывшийся клуб 'Heavy zone'(***) был одним из самых популярных мест отдыха в нашем городе. Когда-то в этом здании располагался дом культуры не так давно почившего завода, теперь же, здесь было царство альтернативной музыки. Вошедший мог остаться на первом этаже, где находилась большая танцплощадка и сцена, с которой три дня в неделю выступали с живыми концертами местные и приезжие группы, справа и чуть в стороне от нее находился бар, а за ним бильярд. Самые голодные и притомившиеся могли подняться на второй этаж, который представлял собой широкий балкон, опоясывающий все помещение по периметру и огороженный высокой балюстрадой. На нем стояли столы с мягкими уютными диванами, отгороженные друг от друга ширмами, здесь можно было поесть, насладится видом сверху на танцующую толпу, и, в особо запущенных случаях, даже поспать. Днем клуб работал, как ресторан, и только вечером начиналась музыкальная программа и дискотека. Именно в это место Илья направил свои стопы, дабы отпраздновать знаменательное событие.

  Мы зашли в зал через пятнадцать минут после того, как за его дверями скрылись брат, Полянский и еще несколько парней. Поднявшись на балкон, наша компания разделилась на две. Я, Макс и Ника отыскали столик, с самым лучшим видом на объект наблюдения, а Леська, которую мы все же уговорили принять участие в нашей авантюре, со своими друзьями заняла соседнее место от ничего не подозревающей жертвы.

  На осуществление основной части своего плана, был потрачен почти весь день. Воспользовавшись телефонной книжкой Артема, я разослала от его имени несколько SMS, девушкам, возле чьих имен значилось: 'не брать трубку', 'неадекват' и другие, им подобные записи, назначив несчастным встречу в клубе с промежутком в пятнадцать минут. Несколько абоненток не ответили, несколько послали дальним эротическим маршрутом (да, были и такие), зато основная масса эсемесила свое восторженное согласие.

   Несмотря на то, что идея была потрясающей, у нее имелись и слабые стороны. Во-первых, мне не улыбалось отвечать на звонки неугодных пассий - изобразить бархатный баритон великого мачо не смог бы даже Максим, что уж говорить обо мне. Это решалось просто: в послания я включала фразу о том, что безумно хочется услышать божественный голосок, бла-бла-бла, но чертовски занят, не могу говорить - упражняйтесь в эпистолярном жанре.

  Во-вторых, чтобы вкусить сладость мести в полном объеме, мне нужно было присутствовать при этом знаменательном событии и остаться не узнанной. С этим тоже особых проблем не возникло: пришлось потратиться на блондинистый парик и короткое платье в блестках. В сочетании с отвратительно ярким макияжем они делали меня абсолютно неузнаваемой, что было проверено на Максимке, который до сих пор нервно вздрагивал, если я внезапно появлялась в его поле зрения.

   Третья задача была самой сложной: мне хотелось и видеть и слышать организованное мной представление, поэтому мы задействовали никину сестру. Она, сев за соседний столик, должна была позвонить мне и, включив телефон на громкую связь, положить его как можно ближе к теплой компании.

  До начала выступления какой-то фолк группы оставалось около часа времени, до прихода первой жертвы моего коварства - десять минут. После того, как связь с Лесей была налажена, а мы заняли свой наблюдательный пост, к нам подошел официант. Друзья заказали что-то из еды, а меня от предвкушения слегка трусило, поэтому решила ограничиться соком.

  Парень, обслуживающий наш столик, внимательно посмотрел на мои глаза, жирно обведенные ярко-голубым, губы с которых перламутровая помада цвета фуксии разве что ошметками не падала, затем опустил взгляд на платье, едва прикрывавшее попу.

  -Ананасовый фреш и...- он явно ожидал, что вульгарно выглядевшая девица будет накачиваться спиртным.

  -Просто фреш. - ответила с напором.

  Официант невозмутимо кивнул и отправился выполнять заказ.

  Честно говоря, толстый слой макияжа на лице вызывал определенные неудобства, рука так и тянулась потереть зудящую кожу. Глядя на мои мучения Ника не выдержала:

  -Васен, да не страдай ты, сходи - умойся и живи счастливо.- Подруга кивнула в сторону уборной.

  -Угу, счастливо, но не долго. Ты представляешь, что сделает Полянский, если увидит меня здесь? Вы меня потом дружно со стенки соскребать будите..., если останется что соскребать. Я уж лучше потерплю как-нибудь.

  Разговорившись, мы чуть не пропустили начало представления. К столику на противоположной стороне балкона, сияя улыбкой, подходила мадам, сильно смахивавшая на куклу 'Барби'. Вдев наушники от телефона, мы приготовились к началу шоу.

  Полянский не сразу увидел угрозу, и только услышав душераздирающий вопль: 'Тимулечка!', вздрогнув, обернулся. Смазливую мордаху перекосило, но, быстро справившись с собой, видно, сказывался немалый опыт, герой эротического фронта нацепил на лицо улыбку 'Как я рад встрече' и, расцеловав в наштукатуренные щечки девицу намбер ван, пригласил ту к столу.

  Я поняла, что идея с телефоном была почти провальной: в зале играла музыка; так как трубка лежала ближе к Леське, то и слышно было гораздо лучше тот разговор, который проходил за их столом; интересующая нас компания вовсе не декламировала свои реплики - в наушниках звучали лишь отдельные фразы, и не так разборчиво, как хотелось бы. Но даже это не смогло испортить моего настроения, после замеченного мной едва ли не ужаса в глазах врага. Прошло минут десять. Сияющая улыбкой девушка мирно лопотала о чем-то с друзьями Ильи, а Артемка, на мой взгляд, мечтал куда-нибудь испариться, или чтобы испарилась она. Тут на сцене, видно боясь, что супер мачо передумает и уйдет раньше времени, появилась моя неосведомленная соучастница намбер ту. Полянский втянул голову в плечи, а потом, прилично приложившись лобешником об столешницу, попытался спрятаться за скатеркой.

  -Вот, б***я! - эту реплику мы расслышали просто замечательно.

  -Тимулечка! - видно, оригинальностью пассии соседа не страдали.

  Теперь уже стукнувшись затылком, и улыбкой очень похожей на оскал 'Тимулечка' вылез из укрытия и встал, дабы поприветствовать вновь прибывшую красотульку. Намбер ван, не возрадовавшаяся прибытию соперницы, смерила ту взглядом прищуренных глаз. Атмосфера накалялась. Девушки цедили фразы, недовольные присутствием друг друга.

  Через небольшой промежуток времени, спеша на крыльях любви, ну, или чего-то другого, в поле зрения появилась третья участница шоу. В отличие от первых двух, жгучая брюнетка.

  Панику в глазах Артемки сменили смертная тоска и желание повеситься. Попыток скрыться он уже не предпринимал. Не отрывая зад от дивана, жертва моего коварства вяло махнула рукой, и потянулась за меню, видимо желая, напиться и забыться от этого кошмара. Блондинки, решив, что две это всяко лучше, чем три, объединились и уже на пару сверлили последний намбер ненавидящими очами. Ох, чует мое сердце, быть потасовке!

  Ника, не желавшая привлекать внимание, опустила голову на сложенные на столе руки и тихо похрюкивала от смеха. Макс, видимо, в прямом смысле слова уписавшись, побежал в уборную.

  А я ликовала, наблюдая за действом со стороны.

  Но мое счастье, неожиданно, было прервано самым наглым образом.

  Обдав мне лицо перегарным выхлопом и положив свою граблю на мое бедро, к нам подсел, порядком накаченный спиртным мен маргинальной наружности. Как его сюда впустили, оставалось загадкой.

  -Дэвшка, пошли танцвать, - перепивший товарищ был уверен в своей неотразимости и моем согласии. Я, на всякий случай, стараясь его не раздражать, ответила вежливым отказом и попыталась отодрать от себя отвратительную клешню.

  Ника посмотрела на официанта умоляющим взглядом, и он, видя, что мы не рады пополнению в нашей компании, подошел и обратился ко мне:

  -Вам нужна помощь? - нет, блин, я в восторге! Более дебильного вопроса не смогла бы придумать при всем желании. Но ответить мне не дали. Обхватив за плечи, отчего меня чуть не стошнило, люмпен, развалившись на диване проблеял:

  -Отвали, хлдей, это жена моя, - и, повернувшись одутловатой рожей в мою сторону, добавил, - будуща.

   Паника в моих глазах сказала парню все, что требовалось. Посмотрев куда-то в сторону и слегка кивнув, он отошел. А через мгновенье к нашему столику устремились два амбала - о таких, обычно, говорят: 'Угадай, в какой руке зажат волейбольный мячик?'. Вот, хоть и не люблю перекаченных мужчин, но к этим я, определенно, испытывала большую симпатию. Мужик, сидящий рядом, моего мнения не разделял. Но, похоже, пропойца, лишившись человеческого вида, не лишился инстинкта самосохранения. Он, не пререкаясь, встал и под конвоем дюжих молодцев покинул помещение клуба.

  Тем временем, на той стороне балкона события тоже не стояли на месте. К веселой компании присоединилась еще одна брюнетка, и теперь все четверо выясняли отношения на повышенных тонах, дело близилось к драке. А Полянский, наконец, догадавшись о не случайности происходящего, внимательно вглядывался в лица посетителей.

  Мы с Никой, одновременно ляпнув: 'Валим!', не сговариваясь, поспешили к лестнице, оставив на столе деньги за заказ. По дороге нас нагнал Макс.

  Поскольку подруга не доверила свою норковую шубку служащим клуба, мы ее отправили ловить такси, а сами пошли в гардероб, и через пару минут покинули место моего триумфа.

  Выйдя на улицу, я со счастливой улыбкой вдохнула морозный воздух.

  Несмотря ни на что, месть удалась!

  ***

  Стоянка современных извозчиков находилась за углом здания. По дороге туда, увлекшись описанием Максу пропущенных им событий, я не сразу поняла причину его остановки.

  Из узкого проулка между домами, с искаженным от ярости лицом, на нас, покачиваясь, шел отвергнутый мной 'кавалер'.

  Схватив Максима за руку, я попятилась назад, пытаясь просчитать ситуацию. Мужик пьян, причем сильно, поэтому у нас есть все шансы убежать, даже несмотря на мои высоченные каблуки. Но отступление было неожиданно прервано. Кто-то, подкравшись сзади, обхватил меня за талию. Вонь от перегара и давно немытого тела окутала тошнотворным коконом, не давая вздохнуть.

  -Ты смотри, Саныч, девочка ко мне больше хочет, - руки сжались плотнее, почти подняв меня над землей.

  Друг, сначала растерявшийся от неожиданности, подлетел к нам и попытался отбить меня от отвратительного типа. Но что может сделать восемнадцатилетний пацан, никогда не занимавшийся никакими боевыми искусствами, против двух матерых мужиков? 'Ухажер' из клуба, успевший подойти к нам, особо не замахиваясь, ударил защищавшего меня парня. Тот упал. На снегу появились красные пятна. Именно они, почему-то испугали меня больше всего.

  Думай. Думай. Думай.

  Но в голове билась единственная мысль: 'Только бы не убили!'.

  Мои попытки вырваться или причинить хоть какой-то вред своим обидчикам оканчивались поражением. Заткнув рот грязной тряпкой, от которой несло соляркой и чем-то протухшим, меня отволокли в подворотню. Прислонив лицом к облупленной штукатурке здания, кто-то из них, одной рукой удерживал мои запястья, а другой пытался стащить колготки и белье. Я брыкалась, пытаясь освободиться, извивалась, обдирая о неровную стену лицо, но на это никто не обращал внимания.

  Что произошло, я поняла не сразу. В один момент куда-то делись лапы недочеловека истязающие мое тело, меня развернули и вытащили изо рта ветошь.

  Я ждала удара, продолжения пытки, но только не того, что меня притянули к крепкой, груди и обняли.

  -Вася, - на выдохе, еле слышно, но я все равно узнала этот голос.

   Артем.

  От него приятно пахло корицей и еще чем-то очень мужским, какой-то... надежностью, наверно. Хотя, как может пахнуть надежность?

  Я глупо хихикнула. Мой враг, над которым я издевалась весь вечер, спасает меня от насильников. Смешок перешел в хохот. Мне не было весело, но остановиться не могла.

  Полянский, немного отстранившись, ощутимо ударил по лицу.

  Сначала затихла, а потом меня затрясло от плача. Артем, прижимая к себе, что-то тихо шептал на ухо и гладил по голове, как маленькую девочку. Я вжималась в него всем телом, и казалось если он отойдет хотя бы на шаг, то упаду и больше не поднимусь. Вокруг нас ходили люди. Кто-то кричал, кто-то задавал какие-то вопросы, но мой мир сузился до одного человека, только его руки и его биение сердца отгоняли панику, завладевшую моим рассудком.

  Постепенно я успокоилась, осталась только напряжение сковавшее тело и вызывавшее мелкую дрожь. Прислушалась к тому, что нежно шептал спаситель, легко раскачиваясь, как будто убаюкивая.

  -Дурья твоя башка, и какого хрена ты поперлась в клуб в таком виде? Мозгов нет. Инстинкта самосохранения тоже. Придем домой, выпорю так, что неделю сидеть не сможешь. И за что мне такое наказанье только? Ну, тише, тише, маленькая. Все хорошо.

  Резкий контраст между интонацией и тем, ЧТО он говорил, заставили окончательно прийти в себя.

  Мало мне тут досталось, меня еще и пороть собираются!

  -Успокоилась? - видимо почувствовав изменение моего состояния, тихо спросил Артем.

  -Угу, - промычала куда-то ему в рубашку. Но тут же встрепенулась, подняв голову.- Как Максим?

  -Живой твой сообщник, ему просто нос разбили.

  Упс. Я съежилась под прищуренным взглядом. Сейчас мне еще и за баб перепадет.

  -Расслабься, я - не изверг. Но просто так этого не оставлю.

  Что-то мне не нравится это выражение лица.

  Полянский снял незастегнутое пальто и накинул мне на плечи.

  -Поехали домой, аферистка.

  ***

  Войдя в квартиру, первым делом отправилась в душ. С остервенением терла себя губкой, пока кожа не приобрела малиновый оттенок. Отчего-то казалось, что от грязи, налипшей на меня с прикосновениями насильника, не помогут ни мыло, ни мочалка. В ванной я проторчала очень долго, пока Полянский не забарабанил в дверь, с обещанием вынести ее к чертовой матери через пять минут, если я не выйду. Не став дожидаться столь радикальных мер, надела длинный махровый халат и выползла из ванной.

  Артем внимательно посмотрел на мое лицо и, кивнув головой в сторону спальни, сказал:

  -Иди, укладывайся, я скоро зайду.

  М-да. На голове тюрбан из полотенца, физиономия опухшая и красная, глазки заплыли от недавних слез - красотка, одним словом.

  -Можешь не утруждать себя, - задрав подбородок, продефилировала мимо.... Даже в мыслях у меня не получилось назвать его врагом.

  Порывшись в комоде, достала с самого дна ящика старую фланелевую ночную рубашку. Длинная, до пят, на несколько размеров больше, чем нужно, она была страшненькой, с оторванной тесемкой, но такой мягкой, теплой и уютной, что когда мама предложила ее пустить на тряпки, я с возмущением отказалась. Сейчас мне очень хотелось хоть какого-то тепла и уюта, пусть хотя бы от вещи.

  Как и обещал, скоро пришел Полянский и поставил на тумбочку перед кроватью стакан с какой-то мутной жидкостью, вызывающей опасения, что меня решили все-таки отравить, чтобы сама не мучилась, и другим жить не мешала.

  -Выпей. Это снотворное. Детское. На травах, - Артем, засунув руки в карманы брюк, смотрел в окно.

  -А почему детское? - я решилась взять в руки стакан.

  -Извини, но в ближайшей аптеке кошачьего не было. Пей, давай.

  Посмотрев на парня, стоящего все в той же позе, глотнула неожиданно приятное на вкус лекарство.

  -Спасибо.

  Кивнув, мой бывший враг вышел, а я довольно быстро забылась беспокойным сном.

  ***

  Проснулась необычно поздно, но все равно чувствовала себя не выспавшейся уставшей и разбитой. Совершив утреннее омовение, выползла на кухню, где весело насвистывая, и задорно гремя посудой, хозяйничал мой брателло.

  -О! Васелиска! Хочешь сосиску? - глупо гоготнув над собственной импровизацией, Илья поставил на плиту кастрюльку с водой.

  -И чего ты радостный такой? Тебе плакать надо! Вчера четверть века долбануло! Ты старый теперь, скоро будешь ходить с палочкой и выкладывать на ночь челюсть в стакан с водичкой!

  Я показала ему язык и, налив кофе в кружку, села за стол. Брат показал кулак и уже серьезно спросил:

  -Ты как?

  -Жива, как видишь,- говорить о произошедшем не хотелось.

  -Кстати, хотел тебя поблагодарить, такой веселой днюхи у меня отродясь не было, но даже не представляю, что теперь предпримет Артем. А то, что он не спустит все это на тормозах - факт.

  -Знаю, ты лучше расскажи, что там происходило, пока... - я неопределенно махнула рукой.

  -Пока прекрасные дамы увлеченно драли друг другу волосы, Артем увидел Максима, а, как известно, где Макс, там и Вася где-то рядом. Он растащил девиц и за вами рванул, а там возле стоянки друг твой весь в кровище сидит. Кое-как добился от него, где ты, ну, а дальше ты знаешь,- Илья пожал плечами и высыпал в кипяток полкило сосисок. - Подонки успели свалить, Ника сгребла Макса в охапку и отвезла в травм пункт. А ты, как клещ, влепилась в Полянского. Все.



  -Я-а-а-асно,- от воспоминаний о вчерашнем вечере снова задрожали руки.

  -Вась, когда же ты сама себе врать-то прекратишь?

  -Илья, не лезь! И без тебя тошно, - с громким стуком поставив кружку на стол, я удалилась.

  ***

  До первого экзамена оставалось всего два дня, поэтому пришлось засесть за зубрежку. К вечеру, когда от формул, теорем и их доказательств пухла голова, и казалось, что если я прочитаю еще хоть строчку, знания полезут из ушей, в мою комнату вошел Артем. Не спеша прошелся вдоль стены, на которой висели рисунки и фотографии, потом плюхнулся на кровать, немного попрыгал, проверяя мягкость и, наконец, улегся, закинув руки за голову. Я с тоской наблюдала за его маневрами. Дождалась. Сейчас начнется.

  -Я тут подумал...

  -Ну нифига себе! - изобразила искреннее удивление. - И как? С первого раза получилось?

  -Что? - не понял он.

  -Думать. Обычно, с непривычки сложно.

  -По себе знаешь? Ох, Василиса, тебе бы в цирке выступать, - моя попытка съязвить не произвела никакого впечатления.

  -Кем? Если дрессировщицей таких кошаков, как ты - я согласна.

  Так и представила себе: я на середине арены, у меня в руках плетка, и Полянский в одних трусах скачущий через горящие обручи. А я так плеточкой: щелк, щелк! Прелесть!

  -Нет, в качестве обезьянки, - вот обязательно было такие мечты обламывать? - Ты выслушаешь меня сегодня или нет?

  -Если ты даешь мне право выбора, то нет, конечно!

  Он еще сомневается!

  Отвернулась к столу и изобразила бурную деятельность: полистала учебник и стала перерисовывать какой-то график, тем не менее, не забывая одним глазом наблюдать за гостем.

  Артем поерзал, устраиваясь поудобней.

  -А ничего так у тебя, уютно,- с видом знатока кошак-переросток осматривал мою комнату.- Вот мне интересно, откуда такое противоречие?

  -Какое? - я внимательно посмотрела на парня, повернувшись на стуле к нему лицом.

  -Ты пытаешься изобразить из себя дерзкую и циничную женщину, которой все нипочем, а судя по картинкам, ты романтик до мозга костей.

  -Глупости, - пожала плечами. - Рисунки - это работы моей подруги, которая осталась в родном городе. Я скучаю по ней, а это - напоминание.

  -А еще, - Полянский пропустил мои слова мимо ушей, - я почти уверен, что под подушкой у тебя лежит мягкая игрушка.

  Черт, только бы не полез проверять!

  Ну, подумаешь, если и лежит. Мне папа много лет назад привез мягкого медведя из заграничной командировки, и с тех пор он живет в моей постели. Исключительно в функции маленькой подушки.

  На лице Артема, заметившего, что я покраснела, появилась самодовольная улыбка, а его рука полезла под покрывало, туда, где хранилась моя маленькая тайна.

  -И что я говорил? - через пару секунд компромат был извлечен.

  От чего-то мне показалось очень важным отнять игрушку. Не раздумывая над своими действиями, я рванулась вперед, стараясь извлечь изделие текстильной промышленности, набитое синтепоном, из чужих рук, и сама не поняла, как оказалась лежащей на Артеме, впервые увидев его лицо так близко: темно-карие, почти черные глаза, нос с небольшой горбинкой, тонкую светлую полоску шрама над бровью. Я облизнула внезапно пересохшие губы. Через мгновение он уже лежал на мне, прижимая всем телом к кровати. Тыльной стороной ладони провел по щеке, склонился и поцеловал - раз, другой, третий - короткими дразнящими поцелуями.

  Он издевается?

  Не выдержав, я сама потянулась за его губами и, коснувшись их, почувствовала его улыбку. Мне бы возмутиться, но в тот момент все вылетело из головы. Он целовал горячо и сладко, вызывая приятную дрожь. Его язык ворвался в мой рот и встретился с моим, дразня и лаская. Мои руки скользнули по гладкой коже его предплечий, под которой перекатывались упругие мышцы, пальцы, поднявшись выше, заблудились в его коротких волосах на затылке. Я была готова замурчать от удовольствия, хотелось прижаться к нему еще сильнее, а когда его ладонь, недолго задержавшись на животе, накрыла мою грудь, дразня сквозь ткань майки ставший болезненно чувствительным сосок, ...

  Так, стоп!

  Внезапно опомнившись, я со всей дури цапнула его за губу. Артем подскочил как ошпаренный, прижав руку к поврежденной части тела, на которой уже начали выступать капельки крови. На симпатичной мордашке появилось выражение искренней обиды, которое почти сразу сменилось каким-то очень хищным. Его, явно, осенило. И боюсь, как бы после этого 'осенило' мне бы не поплохело.

  -Ой, прости, я просто сегодня не ужинала,- ляпнула первое, что пришло в голову.

  Свежепокусанный сжал ладонь в кулак, с силой выдохнул и хотел что-то сказать, но только мотнул головой. Встав с кровати, вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

  А-ФИ-ГЕТЬ!!!

  Я только что целовалась с Полянским!

  Меня разобрал несколько нервный хохот, и, чтобы никто не услышал, я уткнулась лицом в покрывало, прижав сверху подушку. Стоило только немного успокоиться, как представляла обиженную мосю парня, что снова заставляло мелко трястись от смеха.

  Я не знаю, сколько это продолжалось, но в какой-то момент почувствовала чьи-то руки на своей спине.

  -Ну, и чего ты рыдаешь? Это же мне придется прививки от бешенства делать.

  Тэкс, кажется, я попала.

  Если он обнаружит, что рыданиями тут и не пахнет, то мои шансы выжить после этого, стремятся к нулю. Он попытался стащить с меня подушку, но я вцепилась в нее, как бабка в последний кулек крупы в магазине. Мы некоторое время молча перетягивали такой, мягко говоря, своеобразный эквивалент каната, пока Артем, наконец, не уступил.

  И правильно, мне ж неудобно и за свое укрытие бороться и лицо от покрывала не поднимать.

  Полянский вздохнул.

  -Ладно, чего ты хочешь?

  'Выжить и розовый хаммер!'

  Молча соплю в подушку, закусив уголок, чтобы не выдать себя.

  -Черт! Ну прости меня! Я не должен был так на тебя набрасываться!

  Какая патетика!

  'Ты еще на колени встань!'

  Я почти подпрыгивала на кровати от рвущегося наружу хохота, когда почувствовала, как кровать немного просела под его весом, а теплая ладонь, в попытке успокоить, прошлась вдоль позвоночника.

  -Не плачь, хорошая моя, только не плачь...

  Когда услышала тихий шепот, смеяться мне почему-то сразу расхотелось.

  'Да что же ты делаешь со мной, Артем? Почему твой шепот пробирает меня до костей, а воспоминание о поцелуе заставляет так сладко сжиматься сердце? Почему мне не хочется больше мстить и враждовать с тобой, а хочется прижаться как можно крепче и никогда не отпускать?'

  Я отвернулась лицом к стене.

  -Уходи, - голос охрип, сама не понимаю от чего.

  Рука на моей спине на секунду замерла, а потом исчезла.

  -Как скажешь.

  Только услышав, как тихо прикрылась дверь за Полянским, выползла из-под подушки.

  Ой-йо!

  Этот... этот... и не думал уходить! Стоял, привалившись плечом к косяку, скрестив руки на груди, и смотрел. Ну о-о-очень не добро.

  -А вот теперь, радость моя, мы, наконец, поговорим.

  Я только что думала, что мне с ним враждовать надоело? Да я его прибить готова!

  -Я не в нас...

  -Лучше молчи, - спокойно сказал, но почему-то от этого 'спокойно' по моей спине табуном пронеслись мурашки. Чует мое сердце, что желание прибить у нас взаимно, но должно же в нас быть хоть что-то общее?

  -Знаешь, я никогда не поднимал руку на женщину, но ради тебя, мне все чаще хочется сделать исключение, он сделал глубокий вдох, как будто пытаясь успокоиться.- Ладно, это все - лирика. Поскольку всех моих дам ты благополучно распу...

  -Неужели всех? - удивление было несколько наигранным, но мне действительно было очень любопытно.

  -Заткнись и слушай. Завтра на фирме, где я работаю, состоится корпоратив, вечеринка будет тематической, костюмом я тебя обеспечу, можешь не переживать, - Артем, неприятно усмехнувшись, опять подошел к моей кровати и, резко склонившись, оперся на кулаки, расставив их по бокам от меня.- И только попробуй выкинуть какой-нибудь фокус. Пожалеешь.

  Почему-то я сразу ему поверила. Он еще какое-то время смотрел мне в глаза, и, видно удостоверившись, что достаточно напугал, вышел из комнаты, плотно прикрыв дверь.

  И это все? Как-то не верится, что я отделаюсь просто походом в качестве спутницы мачо на скучный прием. Моя интуиция просто вопила о том, что все это неспроста.

  Весь оставшийся вечер и следующий день я изводила себя, пытаясь догадаться, какую подлянку задумал Полянский, и при этом не думать о нашем с ним поцелуе. И все это вместо того, чтобы спокойно готовиться к экзаменам. Если я не сдам сессию, то виноват будет только он!

  Подумав о побеге, сразу отмела эту мысль, потому что тогда, мне лучше сюда не возвращаться. И в конце концов! Я же не трусиха! Наверно...

  Вечером я убедилась в том, что предчувствия меня не обманули.

  -Красотка! - Артем, обойдя по кругу и окинув мой костюм придирчивым взглядом поцокал языком.

  -Где ты это взял? - я указала на..., на то, что было на мне надето...

  -Малыш, тебе лучше не знать! - на смазливой физиономии расплылась ехидная улыбка. - А впрочем, я думаю, что ты сама уже догадалась.

  У меня не было слов, чтобы описать это... нечто.

  Платье или, скорее, халатик с молнией впереди туго утягивал мое бренное тельце. Длина приемлемая - где-то до середины бедра. Было три вещи, которые меня в нем просто убивали. Первое - декольте, оставалось совсем немного до того, чтобы был открыт пупок. Второе, и самое убийственное - это материал, из которого было сшито это, с позволения сказать, платье. Черный блестящий латекс с нашивками, которые обозначали принадлежность к какой-то несуществующей авиакомпании, облегал фигуру, не давая никакого пространства для воображения. Но это еще не все. По подолу была пришита не растягивающаяся тесьма, и ходить я в 'этом' могла только на манер японской гейши - очень короткими шажками. Дополняла картину кокетливая шапочка - пилотка все из того же латекса.

  -Из тебя получилась замечательная стюардесса!

  Мой хмурый взгляд его не устрашил.

  -Ну, что, хорошая моя? Поехали? - настроение Артема зашкаливало за отметку 'отлично'.

  -А твой костюм где? - я прищурилась, изучая пиджак и брюки классического покроя без какого либо намека на специфическую 'тематику' вечеринки, в которые он был одет.

  -В машине, я там переоденусь, а то помять боюсь.

  Я недоверчиво покосилась на Полянского, но, все же, надев куртку, прошла за ним на выход.

  Первое, что меня насторожило, это то, что мы выехали из центра города к окраине. Второе - что свернули в один из самых престижных районов города, где стояли частные дома 'сильных мира сего'. А когда мы подъехали к одному из особняков, возле которого не наблюдалось ни малейших признаков проходящей там гулянки, я поняла, что этот гад слукавил.

  -Ты куда меня привез? И где вечеринка? Я из машины не выйду!

  -Выйдешь, моя хорошая! И только попробуй рыпнуться! А вечеринка - в офисе, я просто сегодня решил принять другое приглашение. Пошли, - вытянув из салона, Полянский поволок упиравшуюся меня по тропинке, выложенной брусчаткой, к двухэтажному дому, но перед самой дверью остановился.

  -Только попробуй мне не подыграть. Ты очень об этом пожалеешь, - сейчас Артем был серьезен, как никогда, и я, сама не знаю отчего, то ли от испуга, то ли понимая, что это, чем бы оно ни было, для него действительно важно, кивнула.

  Мы вошли в просторный, красиво обставленный холл, а нам на встречу вышли трое: высокий, моложаво выглядевший мужчина, элегантно одетая, ухоженная женщина средних лет и парень, чуть старше меня.

  Артем, подхватив меня за талию, подтолкнул вперед.

  -Папа, мама, позвольте вам представить мою невесту. Это Василиса.

  У меня, наверно, на нервной почве отнялся язык.

  -Э-э-э, стгрхфш, - все, что я смогла из себя выдавить, но зато изобразила жалкое подобие книксена, что в моем наряде выглядело несколько провокационно.

  -Дорогая, это Карина Евгеньевна, можешь называть ее просто 'мама', - новоявленная 'мама' нацепила на себя нечто отдаленно напоминающее улыбку и застыла с ней на губах, аки соляной столбик. - Это Константин Дмитриевич...

  -Можно просто 'папа', - мужчина шагнул вперед и протянул руку для рукопожатия, что-то мне подсказывало, что только ему было действительно весело. - Рад познакомиться.

  А уж я то как!

  Пожав мою слегка подрагивающую конечность, беспричинно радостный папахен накрыл ее второй ладонью в жесте поддержки и подмигнул. Не успела я сообразить, что к чему, как мое внимание привлекли к младшему члену прайда.

  -А это Леонид, мой брат, - молодой человек скривился, но выдавил из себя что-то приветственное.

  -Прошу к столу, - провозгласила все еще слегка подзамороженная маман и легкой походкой поплыла в сторону, насколько я поняла, столовой.

  Никогда в жизни я бы не подумала, что Артем происходит из настолько обеспеченной семьи. Он хорошо одевался, имел неплохую машину, но от него не исходил тот 'запах' больших денег, который присущ той самой 'золотой молодежи'. Да и трудился он, хоть и в одной из самых крупных фирм нашего города, но на рядовой должности. Что-то здесь не сходится.

  Я попыталась притормозить и устроить Полянскому допрос с пристрастием, но тот только рыкнул: 'Потом', и утащил меня вслед своему семейству.

  Дом был обставлен дорого и со вкусом, но в нем не было индивидуальности и уюта. Я чувствовала себя здесь как в музее. В идеальной, как с картинки, столовой было уже накрыто к ужину. У дальней стенки в темно-серой униформе с белоснежным передником стояла... Горничная?

  Я никогда в жизни не бывала в доме, где есть прислуга, потому в должности могла ошибаться.

  Артем подвел меня к столу и отодвинул передо мной нечто, смахивающее по форме скорее на трон, чем на стул.

  -Присаживайтесь, пожалуйста, - сказал фазер.

  -Прошу вас, - сказала мазер.

  -Хм, - сказал бразер.

  -Скрип хрррясь, - сказало платье и разошлось сзади по шву, когда я попыталась чинно воссесть на троноподобное нечто.

  Я откинулась на спинку стула, прекрасно чувствуя кожей бархатистую обивку.

   Прибить заразу! Это он во всем виноват!

   Было стыдно до слез. Руки сжались в кулаки, а для того, чтобы оставаться на месте и не накинуться на Полянского с намерениями очень далекими от пацифистских, требовалось невероятное усилие воли. Благородное семейство сделало вид, что ничего не заметило, только на надменной физиономии младшего брателло появилась снисходительная усмешка, а Полянский нахмурился.

  Артем приподнялся, сняв пиджак, накинул мне его на плечи и прошептал, так, чтобы слышала только я:

  -Как ты? Потерпишь? Мы здесь ненадолго.

  Блин, а что мне остается? Я кивнула. Злость как-то постепенно сходила на нет.

  Я принюхалась к пиджаку, от которого очень приятно пахло Полянским. И вот как мне понять этого человека? Сначала делает гадость, потом заботится.

  -Эм, милочка, - решила все-таки начать светскую беседу маман, - а чем Вы занимаетесь? Учитесь? - небольшая заминка и осмотр моего 'маскарадного' костюма. - Работаете?

  Эх, ну если уже опозорилась, то что мешает поглумиться?

  -Не-а, а зачем? - удивилась, раскрыв глаза.

  -Ну, как... - стушевалась мадам. - Заниматься ведь чем-то нужно. Деньги зарабатывать...

  - А деньги Темочка зарабатывать будет. Он мне сам сказал: 'Будешь с детишками сидеть'. Во-о-от, - Полянский испуганно на меня покосился. - Вот только мы все спорим, я одного хочу, а он троих и ни одним меньше. Правда, дорогой?

  Прихватив пальцами, потрепала 'дорогого' за щеку.

  - А как же образование? - все не сдавалась маман.

  -А с этим у Васеньки проблемы, - Вмешался мой 'женишок'. - Ее из училища выгнали за неуспеваемость. Третий раз уже.

  -Не правда!

  -Ой, прости, четвертый. Я забыл про курсы маникюра. Или это не считается?

  -Я сама ушла, там скучно.

  Братишка презрительно скривился.

  -Ой, Леня, ты тоже на курсы ходил и тебе не понравилось?

  -Нет, не ходил.

  -И правильно, - покивала головой. - Давай я тебя сама научу? Я даже наращивать умею!

  -Не надо.

  -Как не надо? - сцапала его руку, заставив встать из-за стола. - Ноготь широкий и короткий, нарастить обязательно!

  -Спасибо, обойдусь, - вырвал свою конечность и спрятал на всякий случай за спину, усевшись обратно.

  -Ой, какая цацка! - теперь в моих загребущих лапках оказались тонкие пальчики маман, на одном из которых красовалось изящное колечко из белого металла (не серебро точно) с сапфиром. - Я на рынке такое видела. У цыганки, седой такой, вы же у нее брали? Шик! Надо себе такое же прикупить.

  Оставив в покое даму, переключила свое внимание на папахена, но тот поднял ладони вверх.

  -Сдаюсь! Что угодно, только не маникюр!

  -Эм, э-э-э, - почти пришедшая в себя Евгеньевна подыскивала безопасную тему для разговора. - А где вы познакомились?

  -В клубе, - успел вякнуть Полянский.

  -Анонимных... - продолжила я.

  -Трезвенников, - перебил, взяв мою руку и сильно сжав пальцы.

  -Хм, - папахен почесал подбородок. - Что-то я о таком не слышал.

  -А это клуб рукоделия для мальчиков, я туда к брату приходила, - я улыбнулась Артему - Темка вот из бисера фенечки плетет. Правда, мой хороший? - обернулась к семейству и продолжила. - Он мне такой браслетик сделал! Блеск! Розовый, с сердечками! Он у меня такой романтичный!

  Хотела снова потрепать за щеку, но он успел отклониться.

  -Как много нового можно узнать о своем сыне, - покачал головой папочка и подмигнул. - А вы, Вася, чем-нибудь увлекаетесь?

  -Я...

  -Она бы рада, да все время на меня тратит. Такая хозяйственная! Без конца готовит, убирает, стирает. И все вручную! Стоит мне только прийти, так сразу тапочки приносит! Ели уговорил мне на ноги не надевать! Такая заботливая!

  Я аж замерла от такой наглости, чем тут же воспользовался Артем, почесав меня за ухом.

  Как кошку, блин!

  -Ну, что ты, милый, - от моего тона парниша побледнел. - Мне же не тяжело, родной мой. Тем более, те кружевные стринги, которые ты носишь, можно только руками стирать, от машинной стирки они портятся. Ой! - прикрыла рот ладошкой. - Ты же просил никому не говорить! Прости, дорогой!

  Артем покраснел. Нет, побагровел.

  Маман икнула, папан закашлялся, Леня подавился водой.

  Я обвела их суровым взглядом.

  -И не надо осуждать! Каждый имеет право выбирать себе белье по вкусу! Я даже слова не сказала по этому поводу! - обернулась к закипающему Артему и погладила его по голове. - Не переживай, милый, я тебя не оставлю, а с остальными мы справимся!

  Перехватив меня за запястье, он резко встал и заставил подняться меня. Платье хрустнуло еще раз.

  -Мама, папа, мы отойдем на пару минут. Нам надо переговорить.

  -Милый, только не бей меня больше! - сказала умоляющим голосом. - У меня еще старые синяки не сошли! Я буду послушной, правда!

  -Пошли, - дернул за руку Артем.

  -Ну, хотя бы не плеткой!

  Я пятилась лицом к благородному семейству, не желая показывать тылы, сверкающие в прорехе.

  -Я тебя сейчас вообще убью, - прошипел так, чтобы слышала только я.

  Мадам следила за нашим отступлением, поджав аккуратно подведенные губки и нервно комкая льняную салфетку. Выдержка, в который раз за вечер, ее подвела. Есть повод собой гордиться!

  -Ты что вытворяешь? - вытащив меня в холл, подальше от любопытных глаз, налетел на меня Полянский.

  -Я чего? Не, я ничего! - похлопала невинными глазками и замотала головой.

  -Какого хрена ты устроила этот балаган! - сделала удивленное лицо. - И прекрати из себя идиотку корчить!

  Прекратить? Да пожалуйста!

  -А чего ты от меня хочешь, Полянский? Вырядил в наряд путаны, привез к своим предкам и ждешь, что я в тряпочку молчать стану? Ну, нет! Хотели оригинальную невесту? Так получите - распишитесь!

  Артем выдохнул, отошел от меня на несколько шагов.

  Я привалилась к стене, поправив пиджак и скрестив руки на груди.

  Пару минут мы молчали.

  -Ладно, давай по-хорошему, - встал напротив меня.

  -А ты сможешь? - усомнилась я.

  -Если ты опять не выкинешь очередной крендель, то смогу.

  -Значит, нет,- тяжело вздохнула. - А жаль.

  Артем осуждающе посмотрел на меня.

  -Ладно, если мы объявили вооруженное перемирие, то придумай, во что мне переодеться, а то голым задом сверкать как-то не очень хочется, - решила пока его больше не доводить.

  Полянский на секунду задумался, потом кивнул.

  -Пошли, - сделал шаг к лестнице.

  -Куда?

  - В мою комнату.

  -А может не надо?

  -Надо, Вася, надо.

  Пока Артем рылся в гардеробной, я осмотрелась. Его комната, как, собственно, и весь дом, была идеально обставленной и безликой. Даже книги на полках были выдержаны в единой цветовой гамме - золотисто-бежевый и темно синий. Я провела пальцем по корешкам - ни одного названия на русском языке.

  -Это не мои книги. После того, как тут ремонт сделали, я не жил здесь.

  Я обернулась. Артем стоял, привалившись к косяку двери, и наблюдал за моими перемещениями.

  -А почему?

  -С Кариной характерами не сошлись.

  -Кариной? Она же...

  -Она - вторая жена отца.

  -То есть...

  -Нет, мне она не мать.

  На кровати лежало несколько мужских рубашек и пара свитеров на выбор. Я подцепила один, темно-синий, мягкий даже на вид.

  -Отвернись.

  -А если нет? - в его голосе появились воркующие нотки.

  -То я продолжу выступление перед твоими предками. И то, что было раньше, покажется милой шалостью.

  Полянский демонстративно зажмурился и отвернулся лицом к стене. Я стянула остатки безвременно почившего одеяния и нырнула в свитер. Смотрелся он на мне, как танковый чехол на трехколесном велосипеде, радовало только то, что был длинным - прикрывал ноги почти до колен. Пришлось выпросить у Полянского еще и пояс, который я обмотала вокруг талии, и подвернуть рукава.

  Если сильно не приглядываться, то вполне сойдет за платье.

  -Ты готова?

  -Готова. Итак, чего ты от меня ждешь?

  -А просто посидеть и помолчать можешь? - Артем с надеждой посмотрел на меня.

  -Тогда они решат, что ты точно меня побил, - я фыркнула.

  -Знаешь, а это была хорошая идея, - демонстративно повертел в руках один из отвергнутых мной ремней.

  -У нас перемирие, не забывай! - устрашение не произвело на меня ни малейшего впечатления.

  -Ну, помечтать-то можно, - со вздохом отложил орудие возмездия.

  -Можно, - кивнула, - но не нужно.

  На лице Полянского появилось несколько хищное выражение.

  -В общем, так. Ты себя сейчас ведешь тихо и смирно, - он сделал шаг ко мне.

  -И какая мне от этого выгода? - попятилась.

  -Я тогда тебе ничего не сделаю, - снова шаг.

  -Не убедительно, - уперлась спиной в стену.

  -А еще за тобой должок, - Артем еще сильней сократил расстояние между нами.

  -Это какой? - хотела уйти в сторону, но наткнулась на его руку.

  -А кто мне устроил множественное свидание, м?

  Я попыталась соскользнуть по стенке вниз, но мне не дали, подхватив за талию и вернув в исходное положение.

  -Кто старое помянет...

  -Не отмазывайся.

  Он притянул меня ближе к себе.

  -Если еще раз укусишь, - его губы коснулись моей шеи, - куплю плетку, - легко прикусил мочку уха.

  Горячие ладони спустились по бедрам. Кончиками пальцев провел по краю свитера, едва задевая неприкрытую тканью кожу, отчего на ней появились мурашки. Я чувствовала его дыхание на своей щеке, его руки на своем теле, но...

  -Ты чего ждешь? - все-таки не выдержала я.

  Артем хохотнул, но целовать не спешил.

  Ах, так! Ну, держись, Полянский!

  Положила ладошки ему на живот, затем, медленно провела ими к груди, разведя пальцы. Отыскала маленький сосок и обвела его сквозь ткань кончиком ногтя. Артем резко втянул воздух. Перехватив мои руки, завел их мне за голову, легко удерживая одной ладонью перекрещенные запястья, а второй прижимая меня к себе.

  Так, значит? Ну, уж нет! 'Врагу не сдается наш храбрый Варяг!'

  Немного прогнувшись, закинула ногу ему на бедро, притягивая еще ближе. А кончиком языка провела по его шее.

  Артем сглотнул. Его рука спустилась по спине, подхватив под попу, он приподнял меня над полом, и наконец-то поцеловал. Точнее, попытался, но теперь захотелось поиграть мне.

  Едва позволив ему коснуться моего рта, повернула голову, скользнув губами по подбородку. Полянский тихо рыкнул и, отпустив запястья, обхватил рукой мое лицо, не позволяя больше отстраниться.

  Поцелуй был глубоким и властным. Это была его попытка подчинить и подавить мою волю. И, отчасти, ему это удалось. Голова кружилась - в ней не осталось ни одной мысли, ни одного желания, кроме того, чтобы он стал еще ближе, обнимал еще крепче, прижимал сильнее.

  У Полянского все-таки выдержки было гораздо больше, и он первым прервал поцелуй. Я спрятала лицо на его плече, пытаясь отдышаться и усмирить бешено колотящееся сердце.

  -Пора спускаться, - его пальцы поглаживали мою шею, легко массируя затылок.

  -А? - я подняла лицо, посмотрев на него. - Куда?

  -В столовую, нас нет уже около получаса, если не ошибаюсь.

  -А-а-а, ну, да, ну, да, - покивала головой и отстранилась. Он меня не удерживал.

  Проходя мимо зеркала, случайно взглянула на свое отражение и ...

  Лучше бы я этого никогда не видела...

  С гладкой поверхности на меня безумным взглядом смотрела растрепанная девица. Ее волосы стояли дыбом, свитер был задран дальше некуда, щеки и губы краснющие...

  Жуть.

  Артем подошел ко мне и одернул одежду. Попытался справиться с прической, но это ему не удалось. Махнув рукой, он быстренько смотался в ванную, притащил расческу и вручил ее мне.

  -И что о нас подумают? - я пыталась разодрать спутанные пряди.

  -Неужели это тебя так заботит? - усмехнулся Полянский.

  Покосилась на парня. Он стоял, как ни в чем не бывало. Даже не разрумянился, гад.

  Отвечать я ему не стала.

  В трапезной царила нездоровая атмосфера. Леньчик колупался в своей тарелке с видом пресыщенного жизнью аристократа. Маман и папан, судя по всему, еще за мгновенье до нашего прихода выясняли отношения, поэтому не успели нацепить на лица безмятежные маски.

  -Просим прощения, мы немного задержались, - объявил от порога Артем.

  -Ничего страшного, - отче улыбнулся и сделал приглашающий жест рукой.

  Полянский отодвинул передо мной полутрон, помогая сесть. Вечер продолжался.

  Сначала торжественную тишину нарушало только тихое звяканье столовых приборов.

  -И когда ожидается торжественное событие? - внезапно спросил фазер, решив продолжить общение.

  Я сначала даже не поняла, о чем он вещает, и растерялась.

  -Мы еще не назначили точную дату, - Артем был невозмутим. - Но в самое ближайшее время мы решим этот вопрос. Правда, милая?

  Я растянула губы в улыбке.

  -Да, дорогой.

  -Но вы еще так молоды. Может быть, не стоит спешить с официальным оформлением отношений? - вмешалась взбледнувшая мадам. - Может, стоит пока просто попробовать пожить вместе?

  -Ну, что ты, мам? Вася - особенная девушка, таких больше нет, - мы с Полянским удостоились скептических взглядов всего семейства. - И зачем тянуть? Мы замечательно подходим друг другу.

  Артем накрыл ладонью мою руку, лежавшую на столе. А мне отчего-то стало немножко грустно. Спектакль начал утомлять и захотелось домой. Только не к брату, а в родной дом, к маме, туда, где меня действительно любят.

  Я встряхнулась.

  Нельзя расслабляться, ни как нельзя.

  Посмотрев на 'мамочку' Артема, чуть не отшатнулась - столько неприязни и бессильной злобы было в ее глазах.

  Я подцепила с тарелки нечто... наверно, мясное и поднесла к лицу. Выглядело оно не аппетитно, пахло тоже.

  -Ой, а вы сами готовите, да? - я обратилась к 'добродушной' хозяйке, сделав вид, что не заметила ее взгляд. - Какой интересный рецепт! Не поделитесь?

  Все же решившись попробовать сероватую кашицу, я едва удержалась от того, чтобы не скривиться в отвращении.

  Печенка, да еще и несоленая. Фу, гадость!

  -Нет, готовит у нас повар, я скажу, чтобы тебе записали рецепт, - соизволила ответить мадам.

  -Спасибо, - я расплылась в улыбке. - А почему вы сами не готовите? Это же такая радость, когда близкие люди с удовольствием едят то, что сделано твоими руками! Вот Темочка очень любит кушать мою стряпню!

  Я погладила его по голове. Уклониться даже не пытался.

  -Для приготовления еды в нашем доме есть специально обученные люди. Каждый должен заниматься своим делом, - маман передернула плечами, видимо, представив себя возле плиты.

  -Правда? - я изобразила на лице восторг, как будто мне открылся смысл жизни. - А Вы чем занимаетесь? Не может же такая... - махнула рукой, пытаясь подобрать слово, - талантливая женщина сидеть у мужа на шее.

  Мысленно дала себе подзатыльник, за то, что начала выходить из образа.

  -Я веду дом и занимаюсь благотворительностью. И считаю, что именно в этом мое призвание.

  'Та-а-ак! Вася! Молодца!' - подбодрила я себя. - 'Заставили кошелку оправдываться'.

  -Ой, а 'вести дом' - это как? Вы убираетесь тут, да? - окинула взглядом просторное помещение. - Уважаю! Такой дом круглосуточно драить нужно! А благотворительность? Вы к детишкам в наш детский дом ходите, да? Или в дом престарелых?

  -Нет, я состою в международной благотворительной организации... - дальше я ее не слушала.

  Во мне клокотал гнев и все моральные силы уходили на то, чтобы сдержать себя и не высказать все, что я об этом думаю.

  -И чем же Вы помогаете бедным африканским детишкам? - все-таки злость взяла свое.

  -Мы закупаем качественные вещи и медикаменты, а потом продаем их по бросовым ценам. Это позволяет...

  -Понятно, - оборвала я ее. - А вы не задумывались над тем, что своей так называемой помощью, делаете только хуже? Товары местных производителей не могут конкурировать с качественными и дешевыми заграничными аналогами и вся промышленность и без того бедных стран летит в тартарары! Соответственно, растет безработица и нищета...

  Увлекшись эмоциональным монологом, не сразу заметила задумчивый взгляд отца Артема, а обратив на него внимание, замолчала на полуслове.

  Черт! Спалилась!

  -Ой, - закончила свою прочувствованную речь.

  -Ну, что же Вы, Василиса, замолчали? Нам очень интересны Ваши рассуждения, - насел на меня папахен.

  -Это я по телику видела, - закивала головой.

  -Да, да, - отче посмотрел на сына. - Между стиркой и готовкой.

  Маман была похожа на кобру, готовую к броску, разве что не шипела.

  Позабытый всеми Леня тоже выглядел несколько озадаченным. На его лице промелькнуло любопытство.

  Я зареклась хоть еще раз в этом доме открывать рот и стала увлеченно размазывать по тарелке печеночную кашицу.

  -Кхм, - Полянский поднялся из-за стола. - Нам, пожалуй, пора.

  -Ну, куда же вы, а десерт? - продолжал развлекаться неугомонный папочка.

  -Вася бережет фигуру.

  Отче с сомнением посмотрел на мою невнушительную тушку.

  -Очень боюсь располнеть, - уверила я мужчину.

  -Ну, как хотите, - семейство встало со своих мест, чтобы проводить нас. - Очень рад был познакомиться и очень заинтригован, Вася. - Фазер, заговорщицки улыбнувшись мне, перевел взгляд на Артема. - А тебя, молодой человек, я жду завтра у себя в офисе.

  Полянский обреченно кивнул и поволок меня из дома, подхватив под локоток.

  -И что это была за речь в защиту униженных и оскорбленных? - усадив меня в машину и пристегнув ремень безопасности, поинтересовался Темка. - Фиговая из тебя актриса.

  Последнюю фразу он сказал с непередаваемой интонацией, в которой сочетались и облегчение, и обвинение.

  -Уж какая есть. Просто бесит меня такая 'благотворительность!' Вот и вышла из образа... - начала было оправдываться, но тут же опомнилась. - Кстати, мил человек, а не подскажите, с чего это вы к юной честной девушке с поцелуями своими домогаетесь, а?

  -Что-то я сегодня не заметил, чтобы она против была, - на лице Полянского, усевшегося на водительское место, появилась кошачья улыбочка.

  -Но, но, но! Полянский, мне не нравится выражение твоего фейса! - я отодвинулась подальше к окну, на всякий случай.

  -А так? - Артем скорчил умильную физиономию и похлопал глазками.

  -И так тоже. Ты за рулем, не отвлекайся, - кивнула на баранку.

  -Мы же еще стоим...

  -Во-о-от, в том-то и проблема. А нужно ехать и желательно домой. У меня сессия, между прочим, и экзамен завтра сдавать нужно. Важный.

  Хотелось отвлечь мачо от амурной темы, и, кажется, мне это удалось.

  Вздохнув, парень завел авто и, немного подождав, пока прогреется, выехал на дорогу. Что немаловажно - молча.

  Ехать в тишине было не уютно, поэтому я заговорила первой, решив все-таки удовлетворить свое любопытство.

  -Слушай, объясни мне все-таки, зачем тебе понадобилось притаскивать меня для знакомства с предками?

  -Зачем тебе это? - не оборачиваясь, ответил вопросом на вопрос Полянский.

  -Считай это моей природной тягой к новым знаниям. И не надо напоминать про Варвару, я по базарам не хожу.

  -Пусть это будет моим справедливым возмездием.

  -Не убедительно.

  -Вась, кто-то говорил про экзамены, которые сдавать нужно? Вот и не забивай свою умную головку.

  Откровенничать Полянский не собирался.

  -Ну, Те-е-ем, - протянула я сладким голоском, с капризными нотками.

  Парень покосился на меня.

  -Не делай так больше.

  -Тимулечка! - пискляво взвизгнула.

  Артем вздрогнул.

  -А так тем более, - похоже, что он уже начинал злиться.

  Так и не получив ответа, я отвернулась к окну и оставила попытки разговорить интригана. На время. Чуяли мои вторые девяносто, что на этом мое знакомство с его семейкой не закончится.

  Придя домой, решила еще немного покорпеть над учебниками. Сделав на кухне пару бутербродов и чай - нормально поесть на семейном ужине мне так и не удалось - потопала к себе в комнату, для пополнения багажа знаний. Но стоило только устроиться, как объявился Артем.

  -Сгинь с глаз моих, Полянский! - проворчала, дожевав бутер. - У меня тут гранит недогрызенный остался, мне ботанить надо.

  Кивнула на стопку учебников.

  -Как скажешь, - парень расплылся в улыбке. - Только вещичку мне верни, нужна очень.

  'Вот же ж жмот!'

  Если честно, то свитерок хотела себе заныкать, уж очень он был уютным и мягким. А я, как истинный кинестетик, ценила такие вещи.

  -Хорошо, выйди на минуту, я переоденусь и отдам, - пожала плечами, глядя на чему-то ухмыляющегося Артема, который опять включил 'мачо'.

  -Нет, радость моя, мне он сейчас нужен.

  -Вот, именно в данный момент? - уточнила я.

  -Да, -кивнул... гад ползучий.

  -То есть, ты мне предлагаешь...

  -Да, - опять кивок и ухмылка на кошачьей моське.

  -Ты оборзел?

  -Что ты? Нет, конечно. Просто пришел за своей вещью, - нахал перекрестил руки на груди.

  -Хорошо, как скажешь, - философски пожала плечами.

  Подойдя к проигрывателю, включила соответствующий трек. Как только зазвучала музыка, резко обернулась. Медленно провела ладонями по бедрам, покачиваясь в такт мелодии, затем по животу к груди, как будто лаская себя. Полянский, потеряв свой самоуверенный вид, следил за моими движениями. Обведя пальчиком пряжку ремня, расстегнула и позволила ему упасть. Снова плавное скольжение рук по телу, 'случайно' задела край предмета спора, позволив ему довольно сильно задраться, облизнула губы, глядя парню в глаза.

  Артем сглотнул.

  Повернулась к нему спиной и прогнулась, изображая волну. Посмотрев из-за плеча, на секунду замерла.

  Товарищ готов.

  Шлепнула по кнопке проигрывателя, обрывая музыку, содрав с себя свитер подскочила к Полянскому и всучила шмотку ему в руки. А потом, воспользовавшись эффектом неожиданности, вытолкала его из комнаты. Видимо, оправившись от первого шока, на пороге он обернулся и хотел что-то сказать, но я захлопнула перед ним дверь, едва не ударив по носу.

  -Ауч!

  Ну, или ударив...

  Не мешкая, закрылась на задвижку и, уже не торопясь, пошла к шкафу за одеждой. Не успела сделать и нескольких шагов, как услышала сильный удар, едва не проломивший деревянную створку.

  -Ты офигела? - взревел Полянский.

  -Нет, милый, просто, выполнила твою просьбу, - ехидно пропела я в ответ.

  -Открой дверь.

  -Не-а, я жить хочу, - надев спортивный костюм, села за стол. Чай уже остыл, но на кухню за новым идти было чревато.

  Вдев в уши наушники от плеера и сделав музыку громче, приступила к догрызанию гранита науки.

  На следующий день, благополучно сдав первый экзамен на заслуженные положительные оценки наша дружная компания отправилась отмечать знаменательное событие в кафе под говорящим названием 'Татьянин день'.

  Мне все не давала покоя необычная ситуевина в семье Полянских, и тут, после принятия на душу поллитры пива, в мою гениальную голову пришел очередной, не менее гениальный план.

  -Ника, солнышко, ты меня сильно любишь?

  Подруга с сомнением покосилась на мой бокал.

  -Васечка, люблю, конечно, может мы домой пойдем - баиньки ляжешь, а?

  -Нет, баиньки - рано, я тебя попросить хотела.

  -Опять? - всполошилась девушка.

  -Ну, в прошлый раз ведь весело было, - я заискивающе посмотрела в ее глаза.

  -Ага, обхохотаться можно! Васенька, а чем все это закончилось, ты уже забыла, хорошенькая моя?

  -Это просто случайность! Такого не повториться! Ну, Никуля! Ну, миленькая! - законючила, изобразив жалостливую физиономию.

  -Эх, веревки из меня вьешь! - сдалась подруга. - Излагай!

  Я рассказала свою задумку.

  -Нет, - был категоричный ответ.

  -Ника, заинька, солнышко, ласточка, ну, пожалуйста! Кроме тебя мне просить некого! - неумолимая подруга сморщила носик.

  -Вон, Макса попроси, - хохотнула девушка. - Он на все согласен.

  -И как ты себе это представляешь?

  -Ну-у-у, - она задумалась. - Переодеть, накрасить... и из него получится просто симпотяжка.

  Максимка, почувствовав на себе наши взгляды, обернулся.

  -Максик, иди сюда! - друг подошел к нам. - Хочешь девочкой стать?

  Наверно неосознанно, Макс принял позу футболиста перед пенальти.

  -Мне и так хорошо. Вы чего задумали?

  -Это не я! Это она! - меня тут же сдали.

  -О, это интересно! - Макс потер руки в предвкушении. - Только без операции по перемене пола, если можно!

  Вот за что я люблю этого человечка, так это за авантюризм!

  -Нет, ты сначала послушай, что нашей Васечке в голову взбрело!

  Я повторила свой план для Макса.

  -А что? Мне нравится! Ни-и-ик?

  Теперь мы с парнем на пару уговаривали подругу, и ей не оставалось ничего, кроме как сдаться.

  -Уломали, шпиёны, - Никуля махнула на нас рукой.

  ***

  В кафешке мы просидели довольно долго, так что домой я ввалилась уже в первом часу ночи. Слегка навеселе и в прекрасном расположении духа. На кухне рылся по кастрюлькам в поисках съедобного вечно голодный Илья.

  -Оп-па! Пришла, гулена! Теперь я знаю, с кого хавчик требовать!

  -Ты на часы-то смотрел? Поздно уже.

  Стоять у плиты мне совсем не улыбалось. Хотелось по-быстренькому в душ и спать.

  -Нормально. Вась, хоть омлет забабахай, а?

  -Черт с тобой, сейчас сделаю.

  Переодевшись, приступила к готовке.

  -Полянский где? А то сейчас припрется на запах, тоже затребует.

  -А нет его, сказал, что ночевать сегодня не будет, так что, можешь расслабиться.

  Вместо того, чтобы обрадовать, эта новость меня огорчила.

  Нет. Взбесила.

  Это что? Сначала меня целует так, что коленки подгибаются, а потом шляться, значит уходит?

  Не на ту напал! Ну, держись, мачо! И только попробуй ко мне еще раз подойти!

  -Вась, а можно мне омлет без скорлупы? - ворвался в мои 'радужные' мысли братец.

  Я посмотрела на свои руки, в которых были сжаты остатки раздавленных яиц. Вздохнула.

  -Можно.

  Быстренько убрав остатки зародышей курицы и вымыв руки, со второй попытки я все же приготовила брату поздний перекус и ушла к себе в комнату.

  Черт! Ну откуда эта обида и желание разреветься?! Ничего необычного не произошло! Все в порядке вещей.

  Приняв душ и уже лежа в кровати, я очень долго ворочалась, то строя планы жестокой расправы, то борясь со слезами.

  После такой ночи, понятное дело, утро добрым не было. И ранним тоже - продрала я свои глазоньки только в одиннадцатом часу.

  Организм, непривычный к возлияниям выдал мне полную похмельную гамму: припухшая физиономия, кака во рту, желание выпить пару литров воды и т.д. и т.п.

  И, что вполне естественно, настроение было соответствующим.

  Умывшись и почистив зубы несколько раз, я выползла на кухню, где мирно беседовали за чашкой чая мой брателло и... будущий клиент клиники пластической хирургии, потому что мне было крайне сложно бороться с желанием расцарапать эту самодовольную рожу.

  -Привет, соня, чего такая недовольная, - жертва еще не знала о моих планах.

  -Я? Нормальная. Просто, увидеть тебя с утра, для меня плохая примета.

  -Не обращай внимания, друг, Васятка вчера посреди ночи пришла и под шафе. Болеет человек, - тут же выдал меня Илья.

  -Еще раз услышу, что ты назвал меня 'Васяткой', будешь болеть ты! Если выживешь, конечно.

  Я перевела прищуренный взгляд на Полянского, который... точно так же смотрел на меня.

  -Тебе что, жить надоело? Мало в прошлый раз досталось? И с кем это ты, Василиса, по ночам пьешь?

  У меня от такого хамства даже на мгновение язык отнялся.

  -Да какое тебе дело с кем, где и что я делаю?! Я же не спрашиваю, с какой из своих девиц ты сегодня кувыркался!

  -Ну, вы тут беседуйте. А я, пожалуй, пойду, - братец протиснулся мимо меня к выходу. - Постарайтесь обойтись без рукоприкладства.

  Почему-то он очень строго посмотрел именно на меня.

  -Что?

  -Вася, ты поняла? Драться не надо!

  -Офигел?!

  -Сами разберемся! - рыкнул на друга Артем.

  -Ну, ну, - Илья хохотнул и выскочил с кухни, увернувшись от пущенной мной в него прихватки.

  Мы с Полянским остались одни.

  -А почему это ты, хорошая наша, так интересуешься, с кем я ночь провел, а?

  -Да что ты? И кто тебе сказал такую глупость?

  -А почему тебя тогда так задело мое отсутствие?

  -Да с чего ты это взял?

  -А с того, моя хорошая, что ты сейчас разговариваешь со мной, как ревнивая жена.

  -Полянский, ты с ума сошел! - он встал со стула и сделал шаг на встречу. - Не подходи ко мне, вдруг это заразно!

  -С тобой разговаривать невозможно! - еще шаг в мою сторону.

  -Вот и хорошо, - я попятилась. - Вот и не надо.

  -Надо, Вася, надо.

  Вжалась в стену под его взглядом.

  -То, где я ночевал, тебя абсолютно не касается, но могу успокоить, в моей кровати не было женщины.

  -Кроме кровати есть еще много разных мест или ты перешел на парней? - вытаращила глаза.

  - Ты сомневаешься в моей мужественности? Я легко могу развеять твои сомнения, - промурлыкал Полянский, но потом, став серьезным, добавил. - Если еще раз узнаю, что ты по ночам пьешь неизвестно с кем, то потом пару недель на свою круглую попку сесть не сможешь. Гарантирую.

  Я приняла встревоженный вид и положила ладошку к нему на лоб.

  -Так, жара, вроде, нет, - заглянула с беспокойством в глаза. - Зрачки не расширены. Артем, ты сядь, посиди чуть-чуть. Может, отпустит.

  Уперев руки в его плечи, я подтолкнула его к табуретке и заставила сесть. Растерянный парень подчинился.

  -Ты о чем?

  -Тем, ты только не переживай, но мне кажется, что ты болен.

  -С чего ты решила?

  -А с того, что ты бредишь! - я сорвалась на крик. - Пошел ты нахрен со своим воспитанием и загулами, понял?

  Я развернулась, чтобы уйти.

  -Что?

  Не оглядываясь и не тратя слова, показала ему средний палец и собиралась вернуться в свою комнату, но меня перехватили за руку, показывавшую неприличный жест.

  -Отпусти! - но, вместо этого, Полянский дернул меня на себя, так, что я упала к нему на колени. - Ты слов не понимаешь?

  Попыталась вырваться, но мне это не удалось. Удерживая обе мои руки за спиной одной своей, прижал к себе и поцеловал. Скорее наказывая и подчиняя, чем даря ласку, не давая мне ни отвернуться, ни оттолкнуть его от себя.

  -Только попробуй опять укусить - отшлепаю, - прошептал, чуть отстранившись, и снова припал к моим губам, теперь гораздо нежнее, будто пытаясь успокоить.

  Я замерла, больше не сопротивляясь, но и не отвечая на поцелуй.

  Даже несмотря на то, что очень хотелось.

  Чувствуя мою пассивность, Артем прервал ласку, но так и не разомкнул рук .

  -Ну? - я серьезно посмотрела на него.

  -Что: 'ну?'

  -Ты показал, что сильнее меня физически. Дальше что?

  -Как же с тобой тяжело, - вздохнул Полянский.

  -Вот именно, оставь меня в покое и тебе будет гораздо легче.

  -Я не ищу простых путей, это скучно.

  -Слушай, что тебе от меня надо, а?

  Парень откинулся, упершись спиной в стену, и смерил меня оценивающим взглядом.

  -Приручить было бы забавно.

  Во мне поднялась волна возмущения.

  'Я что? Обезьянка в цирке?'

  -Ни-ког-да!

  Артем вздернул бровь.

  -Не думаю, что это займет много времени.

  -Окстись, парниша. Тебе ничего не светит.

  Я похлопала его по плечу, и собралась слезть с колен, но меня опять не пустили.

  -А я уверен в обратном, - он снова притянул меня ближе к себе, легко поглаживая спину через тонкую ткань. - Ты так остро на меня реагируешь.

  Его ладонь переместилась со спины на грудь, большой палец обвел по кругу сосок, заставляя его подняться.

  Я, позволяя ему касаться себя, подалась вперед и провела губами по его шее от выреза футболки к уху, несильно прикусила мочку и прошептала:

  -Ты большой мальчик и должен понимать, что это - только физиология, и на твоем месте мог быть любой другой.

  Артем напрягся. Несильно потянув за волосы, заставил поднять лицо.

  -Нет, Вася, другого не будет, - меня аж передернуло от серьезности, с которой он произнес эти слова.

  Я вздернула бровь, копируя его недавний жест.

  -А это не тебе решать.

  -Посмотрим.

  Я поерзала на его коленях.

  - Нечего смотреть. Ты меня отпустишь когда-нибудь? Я есть хочу.

  Полянский хитро прищурился.

  -Поцелуй. Если мне понравится - отпущу.

  -Да пошел ты...

  -Как хочешь, - он пожал плечами и принял скучающий вид.

  -Отпусти.

  -Ты слышала условия.

  Пробралась ладошкой под футболку и погладила его живот, медленно поднимаясь к груди.

  -А ты не боишься, что пожалеешь?

  -Нет, - Артем улыбнулся.

  -Только поцелуй?

  -Да.

  -И ничего больше?

  -Да.

  -Хорошо.

  Кивнула и, притянув его к себе за шею поцеловала, вкладывая в свои действия все свое умение и, вместе с тем, подчиняясь интуиции, то играя, едва касаясь его губ, то наоборот, глубоко и горячо.

  Качнулась вперед, прижимаясь к нему, сжала бедра, немного отстранилась, снова повторила свои действия. Его руки блуждали по моему телу, лаская и мешая удерживать контроль над ситуацией.

  Почувствовав, как сильно бьется его сердце под моей рукой, плавно опустила ее ниже, несильно царапнув кожу. Немного поколебавшись, я все же решилась и накрыла ладонью его пах.

  Полянский был возбужден.

  Отстранилась, прервав поцелуй и, насколько это было возможно при сбившемся дыхании, спокойно сказала:

  -А теперь отпусти, и только попробуй вякнуть, что тебе не понравилось.

  Артем на мгновенье замер, а потом едва ли не спихнул меня со своих колен и, полоснув злым взглядом, вышел из кухни.

  Я устало опустилась на стул, на котором только что сидел Полянский. Довести-то его - довела, да только сама была близка к состоянию тихого помешательства.

  'Вот, блин, гад! Приручить ему забавно! Еще посмотрим кто кого!'

  ***

  Из одного из богатых особняков города вышел молодой человек и с досадой посмотрел на небо, докучавшее ему мелким, похожим на крупу, снегом. Ветер, как будто от злости, набрав мелкие жесткие льдинки в пригоршни, швырял их в лицо и за воротник. Парень, поморщившись, поспешил сесть в машину и не заметил, как вслед за его авто медленно поехал мотоциклист - экстримал, отважившийся в такую непогоду вывести своего железного коня.

  ***

  На этот день у меня была запланирована необходимая зубрежка последующему экзамену и встреча с друзьями.

  С Полянским, когда несколько раз днем встречались на кухне, не говоря ни слова, лишь обменивались многозначительными взглядами. Когда вечером я уже собралась выходить из дома, он нарисовался возле порога.

  -Куда собралась? - перекрестив руки на груди, встал возле входной двери аки суровый папочка.

  -У тебя спросить забыла, - уперев руки в боки, возмущенно фыркнула. - Я как-то до этого восемнадцать лет прожила и дальше без столь навязчивой опеки обойдусь.

  -Василиса, честное слово, тебе проще рассказать. Я просто так не отстану и, если понадобится, не мудрствуя лукаво, запру тебя в твоей же комнате.

  -Полянский, ты... ! У меня даже слов нет, чтобы рассказать все, что я о тебе думаю!

  -Все-таки попробуй найти несколько, для того, чтобы внятно и быстро изложить куда, насколько и с кем ты уходишь.

  -Хорошо. Как скажешь. Одна, в запой и навсегда.

  -Ну, как знаешь. Не хочешь идти - оставайся, - Полянский не сдвинулся с места, заслоняя мне проход.

  -Пусти, - я попыталась его сдвинуть, но эта затея была заранее обречена на неудачу ввиду разницы весовых категорий. - Ну, что тебе от меня надо?

  -Нежности, ласки и послушания. Смирись, можешь считать меня своим личным тираном, от которого нет спасения.

  -Если приласкать, то только утюгом. Артем, я иду с Никой и Максимом в кафе. Доволен? Теперь пусти.

  -Что за кафе и во сколько вернешься?

  Так, Вася, глубокий вдох, медленный выдох. С психами лучше не пререкаться.

  -Кафе - 'Алекс', когда вернусь, точно сказать не могу.

  -Хорошо, я за тобой заеду, - я задумалась над тем, чтобы сменить место встречи. - И если тебя там не будет... ну, ты поняла.

  -Ага, я помню, ремень и все такое... Теперь мне можно идти, папочка?

  -Шуруй, - все так же недоверчиво глядя на меня, Артем посторонился, давая пройти.

  Я все-таки не удержалась и показала ему язык, перед тем, как выбежать в подъезд.

  -Дите малое, - донеслось мне в след.

  -Сатрап!

  Он еще что-то сказал, но я уже не расслышала.

  'Алекс' был не самым лучшем местом в городе, но у него было несколько достоинств: мягкие, удобные диваны, хороший кофе и то, что в нем почти никогда никого не было.

  Ника и Максимка уже ждали меня, устроившись за круглым деревянным столом.

  -Она еще и опаздывает! - заявила вместо приветствия подруга. - А тут, между прочим, люди из-за тебя здоровьем рискуют!

  -Уж ты-то сегодня точно перетрудилась, - Макс был не в настроении.

  -У меня еще все впереди! - Нику это не смущало.

  -Не ссорьтесь и простите за опоздание. Я не виновата, меня задержало неадекватное стихийное бедствие.

  -А они бывают адекватными? - поинтересовалась недовольная девушка.

  -Не знаю, но это точно не в себе. Давайте лучше о деле.

  -Нет, подожди, ты расскажи, чем тебе Артемочка насолил, ведь это он был? - Ника едва ли не лопалась от любопытства.

  -А кто еще?

  -И что он хотел?

  -Полного отчета о моих перемещениях, а еще он обещал заехать за мной, - я ожидала сочувствия или возмущения наглостью моего соседа, но услышала совсем другое.

  -О-о-о! Здорово! - подруга радостно потерла ручки.

  -Чувак рулит, - Макс тоже одобрил действия Полянского.

  -Этот мир слетел с катушек! С вами-то что? С каких это пор вы встали на его сторону, предатели?

  -Васенька, мы всегда с тобой! Но ведь он же тебе нравится, а тут такое проявление, - Никуля махнула рукой, подбирая слово, - заботы.

  -Да мало ли, что мне нравится? Я от кобр тащусь, может быть, но это же не значит, что я себе дома змею заведу!

  Макс только вздохнул и возвел очи горе, подруга скептично хмыкнула.

  -Васенька, ты меня, конечно, прости, но на заклинателя змей он больше похож.

  -И то правда, - Максимка был с Никулей согласен.- Но мы тебя и такую любим, не переживай.

  У меня даже слов не нашлось, чтобы высказать все, что я чувствовала.

  -И когда он вам по тридцать серебряников всучить успел, а? Иудушки вы мои. Ладно, это я вам еще припомню. А сейчас делитесь добытой информацией.

  -В общем, слушай, - Макс начал свое повествование. - Проследил я за ним от дома. Сначала он заехал в кафе 'Винтаж', просидел там пару часов за чашкой кофе в гордом одиночестве.

  -А ты что все это время делал? Тебе же там всех твоих денег даже на стакан воды не хватит.

  -Спасибо, Вася, что поинтересовалась. Я через дорогу в спортивном магазине тусил, пока от продавцов отбрыкивался, чуть твоего знакомого не упустил, - посетовал шпион-любитель. - А дальше товарищ поехал в консерваторию. Оказалось, что наш объект - непризнанный гений композиторского искусства. И завтра у него концерт, организованный благодаря большому денежному вливанию господина Полянского-старшего. Вот, как-то так.

  Друг явно был очень горд собой.

  -И как ты выяснял подробности, мил человек?

  -Я с гардеробщицей подружился. Она мне все как на духу выложила. Кстати, немаловажный факт - билеты на концерт не проданы даже на треть. Видно, папашка организовать - организовал, а вот чтобы обеспечить кворум, не подсуетился.

  -Никуль, теперь твой выход, ты у нас прирожденная актриса! - подруга церемонно склонила голову.

  -Ага, ты, главное не переиграй, звезда наша! - Макс скептически посмотрел на Нику. - А то получится, что я зря как идиот по морозцу на байке катался.

  -Можете не волноваться. Ленечка будет у меня с рук кушать.

  -Главное, чтобы прием пищи не мешал ему информацией делиться, - Ника вздернула бровь.

  -Васечка, не учи меня, как с мальчиками обращаться. Лучше расскажи в подробностях, что между вами с бусечкой происходит.

  -О, нет! - запротестовал Максимка. - Эта тема не для слабонервных. И вообще, Ника, любопытство - это порок.

  -Нет, хорошенький. Любопытство - это просто желание восполнить недостающую информацию.

  -Знания преумножают печали. Кто-то из мудрых сказал, а они врать не будут. Так что, не пытай Ваську, захочет - сама расскажет.

  -Ой, Максимочка, как ты соловушкой заливаешься! А из-за чего мы вообще на эту авантюру подписались? Пра-а-авильно, из-за того, что у Васеньки любопытство разыгралось. Так что, прекращай свои гнусные инсинуации в мой адрес, сам не лучше!

  -Это совсем другое, - Макс поморщился, как будто надкусил лимон. - С тобой спорить бесполезно.

  -Со мной спорить не разумно, потому что я все равно права. И вообще, это опасно для мужской психики, поэтому, лучше сразу соглашаться.

  -Как скажешь, - парень улыбнулся и поднял руки вверх.

  -Вот за что я тебя люблю, так это за твою понятливость, - подруга погладила Максимку по голове.

  Я наблюдала за их перепалкой и тихо надеялась на то, что подруга забудет меня допросить. Но напрасно.

  -Васелисочка, я вся внимание, а если Максику не интересно, то он может заткнуть ушки.

  Парень закатил глаза и совету не последовал.

  -Да ничего не происходит!

  -Ага, - подруга нехорошо улыбнулась. - И из-за этого 'ничего' он за тобой, пуще чем нянька за дитятей следит. Васенька, солнышко, как говорил Станиславский: 'Не верю!'. Колись, что там между вами? Вы уже целовались? - Я покраснела. - Правда? Ой, какая прелесть! И как? Тебе понравилось?

  -Нет, Ника, мне не понравилось, - прорычала я.

  -Не может такого быть! А почему? - на симпатичном личике отразилось разочарование.

  -Потому что, он - нахальный кошак, с огромным самомнением!

  -Васенька, заинька моя, уверенный в себе мужчина - это прекрасно! И я не о том. Как тебе сам процесс?

  -Отвратительно!

  Ника прищурилась.

  -Плохо! - мне стало не по себе под ее взглядом.

  -А если честно?

  Я сдалась.

  -Офигительно. У меня до сих пор слабеют коленки только от воспоминания, - скорее пожаловалась, чем похвалилась я.

  -Во-о-от, что и требовалось доказать, - подруга удовлетворенно откинулась на спинку дивана. - С тобой все ясно. А он что?

  -А ему поиграть интересно, - я совсем загрустила. - Похоже, он решил пополнить моим экземпляром свой гарем.

  Ника вздохнула и закатила глаза.

  -Максимочка, скажи ей, а то мне не поверит.

  -Ника, а можно я сам буду решать когда мне говорить, а когда молчать? Что с тобой сегодня? У тебя критические дни и поэтому ты на меня кидаешься?

  Я была уверена, что Максика сейчас порубают на гуляш, но девушка неожиданно сникла и потупилась.

  -Нет, все нормально.

  -Что-то незаметно, - съехидничал парень.

  Следя за друзьями перекрестила пальцы под столом. Конечно, маловероятно, что тему моих отношений с Полянским больше не поднимут, но... вдруг чудо случится?

  -Максик, ну не обижайся, я не хотела! - Ника, встряхнувшись, 'включила блондинку'.

  Парень, облокотившись на стол и положив подбородок на переплетенные пальцы, серьезно посмотрел на нашу подругу.

  -Не катит.

  Ника вздохнула.

  -Хорошо. Максим, извини. Я сама не знаю, что на меня нашло. Не хотела обидеть. Мир?

  -Вот теперь мир, - Макс расплылся в улыбке.

  Я своим ушам не верила, уж очень такое поведение было несвойственно для моей подруги.

  -Никуль, ты думала, что завтра делать будешь? - мне не терпелось перевести разговор в безопасное русло.

  -А что тут думать? Приду на концерт и буду изображать восторженную идиотку. Уверена, что он не избалован вниманием поклонниц.

  Я хотела спросить что-то еще, но заметила странные взгляды друзей, направленные куда-то за мою спину. После секундного замешательства они, как по команде, засверкали улыбками.

  -Артем, здравствуй! - что одна, что второй просто излучали приветливость и расположение.

  'Предатели! А где 'тюпочка'? Где все те милые эпитеты, от которых у Полянского сводит скулы?'

  -И вам не хворать, - вновь прибывший обменялся рукопожатием с Максом и сел рядом со мной. - На какую авантюру на этот раз вас Васенок подбивает?

  -Как ты меня назвал? - взвилась я, вскочив с дивана.

  -Васенок. А что? Мне нравится.

  -А мне нет. Слушай и запоминай, - мой указательный палец ткнулся ему в грудь. - Первое - меня бесит, когда коверкают мое имя. Второе - тебя сюда никто не приглашал, так что, свободен. И третье - ты меня достал!

  Перехватив мою руку, Полянский поцеловал тыльную сторону ладони и осклабился.

  -Вася, не нервничай. Я понимаю, что рядом со мной тебе сложно сохранять спокойствие, но все же, попробуй держать себя в руках.

  Как бы мне не хотелось этого признавать, но совет был своевременным. Для операции по вскрытию мозга нужны трезвый рассудок и твердая рука. Собрав остатки самообладания, я плюхнулась на мягкую сидушку и подвинулась, стараясь устроится как можно дальше от Полянского.

  -Артем, а давай, ты оставляешь в покое меня, а я оставляю в покое тебя? Никто никому нервы не треплет. Все счастливы, все смеются.

  -Васенька, мы обсудим все наши интимные проблемы наедине. А теперь будь послушной девочкой, попрощайся с друзьями, и поехали домой. Я что-то проголодался, - он выжидательно посмотрел на меня.

  -Полянский, ты оборзел. Я-то тут причем? Хочешь лопать? Вон, закажи себе тут что-нибудь. Может даже повезет, и ты не отравишься. А я домой поеду, когда сама захочу. Будь человеком, отстань от меня, а?

  -Как показывает практика, самостоятельность тебе не на пользу - это раз. И мое природное чутье подсказывает мне, что ты опять задумала что-то не слишком умное - это два, - Ника хихикнула в кулачек. - Во-о-от, о том и речь. Так что, можешь считать меня своим ангелом хранителем.

  -Артем, я понимаю, что сейчас сделаю для тебя открытие, но на свете существует такое слово 'нет'. Еще раз повторяю, я с тобой никуда не пойду.

  -Пойдешь.

  -Нет.

  Артем ругнулся сквозь зубы и, склонившись ко мне приглушенно сказал:

  -Василиса, либо ты сейчас спокойно прощаешься с друзьями и идешь за мной в машину на своих двоих, либо я на глазах изумленной публики перекидываю тебя через плечо и уношу. Результат один - мы едем домой, но выбор за тобой.

  У меня просто не нашлось слов, чтобы высказать все, что я об этом думаю.

  -Вась, ну, это, нам вроде как пора, - Макс поднялся из-за стола, поморщившись от того, что подруга двинула его локтем в живот. - Учить еще надо, все дела. Правда, Ника?

  -Конечно, конечно, Максимушка. Ты как всегда прав, - было заметно, что самое последнее, чего хотелось девушке, это уйти в такой момент и не досмотреть шоу до конца.

  -Вот и мы пойдем. Правда, Васенок? - Артем вздернул бровь, ожидая, что я на это отвечу.

  Не произнося ни слова, взяла сумку и направилась к выходу.

  Представления не имею, что за это будет Полянскому, но простым пургеном в кофе он не отделается - это факт.

  Выйдя из кафе, потопала по тротуару в направлении дома, проигнорировав припаркованную неподалеку машину Артема. На то, что он оставит меня в покое, рассчитывать не приходилась, но добровольно садиться в его авто я тоже не собиралась.

  -Вась, как же с тобой сложно! - посетовал догнавший меня парень. - Сама к машине пойдешь или все-таки тебя нести надо?

  Я развернулась лицом к Полянскому.

  -Только попробуй ко мне приблизится.

  -Ты похожа на шипящего котенка, - он усмехнулся и как-то устало посмотрел на меня. - И что будет, если приближусь?

  Прикрыла глаза. Нужно успокоиться и привести мысли в порядок.

  'Так, вдох - выдох, если будешь психовать, то ничего не добьешься'.

  -Хорошо, мой сладкий, как скажешь, пошли в машинку и поехали быстрее домой, - я расплылась в дебильной улыбке, что очень насторожило Полянского. - Ну, что же ты стоишь?

  Подхватив под руку, потащила недоумевающего парня к средству передвижения.

  -И откуда вдруг такой энтузиазм? - наконец обрел дар речи Артем, открыв передо мной дверь.

  -Как откуда? Темочка, миленький, просто я осознала свое недостойное поведение. Поехали скорей!

  Пожав плечами, он обошел машину, не успел он сесть в кресло, как я изрекла:

  -Зайка, не забудь пристегнуться.

  -Сейчас пристегнусь.

  -А то знаешь, как бывает? Вот попадем в аварию и будешь ты непристегнутый, то бы все обошлось, а так бац и все...

  -Что - все?

  -Все - все, - в подтверждение своего гениального изречения покивала головой.

  Артем вздохнул и завел машину.

  -Поворотник включи,- тут же дала ценное указание.

  Полянский промолчал.

  -Подожди, не отъезжай, видишь, там машина едет?

  -Вижу.

  -Вот и славненько, ты такая умница! О, проехала. Теперь плавненько выруливай с парковочки, - поджав губы, Артем выехал. - Держи левее. Теперь перестройся правее. Нет, ту машинку обгонять не надо. Не надо, говорю! Ты почему меня не слушаешь?

  Парень не отрывал взгляд от дороги.

  -Во-о-от, теперь подожди, видишь светофор?

  -Вась, я понимаю, чего ты добиваешься, но можешь не стараться, не поможет, - но судя по тону, мне все-таки удавалось задуманное.

  -Милый, не отвлекайся. Тут лучше ехать медленнее, смотри, ямки на дороге. Ты не слышишь? Ямки, говорю! - Артем рыкнул. - Знаешь, мне кажется, что перед тем, как садиться за руль, тебе следовало потренироваться на велосипеде.

  -Помолчи минутку, пожалуйста.

  -А что это изменит? - оглянулась. - Мы же еще не приехали...

  -Я найду место для парковки.

  -Зачем, Полянский? - я тут же сбилась с выбранной манеры общения. - Ты куда меня привез?

  Вокруг были только жилые дома чужого района.

  -Пока никуда. Я просто знаю только один действенный способ заставить тебя замолчать, но на ходу его применить сложно.

  -Только не надо поползновений в мою сторону, Полянский!

  -Надо, Вася, надо.

  На удивление быстро пристроив машину возле маленького продуктового магазинчика, рядом с которым тусовались несколько личностей маргинальной наружности, Артем отстегнул ремень и повернулся в мою сторону.

  -Молодой человек, ваши маниакальные наклонности меня пугают.

  -А по-моему, вполне себе нормальные наклонности, тем более, сама виновата.

  -Ты считаешь домогательство в публичном месте нормой?

  -Хочешь остаться со мной наедине?

  -И я ни в чем не виновата! Что-о-о? Да я тебя вообще видеть не желаю!

  -Видеть - не главное.

  Артем отстегнул ремни безопасности, а я прижалась к двери. Дернула ручку - закрыто.

  'Как там в рекламе говорилось? Шок - это по-нашему?'

  Расплылась в самой сладкой улыбке, на которую только была способна.

  -Ну, хорошо, я согласная, - сложив губки трубочкой и причмокивая, потянулась к нему. - Иди ко мне, мой сладкий, я тебя почалую.

  Мне если и получилось его смутить, то только на несколько секунд. Хмыкнув, Полянский быстрым движением обхватил за талию и притянул к себе и усадил на колени, своими действиями заставив растеряться теперь уже меня.

  -Ну, давай? - в его голосе сквозило самодовольство.

  -Что? - я уперлась в его плечи, не давая обнять меня крепче.

  -Чалуй, - охотно ответил на вопрос этот...

  Я зажмурилась, вздохнула и поцеловала, то есть, чмокнула его в губы и тут же отстранилась.

  -Халтура, - обвинительно протянул Полянский. - Я же знаю, что ты можешь лучше.

  Снова вздохнула, посмотрела в окно.

  Не знаю от чего, но в этот момент я почувствовала, как устала от этих непонятных игр. Мне нравится Артем и, возможно, даже более того... К чему врать себе? Но у нас вряд ли что-то получится. Опять закрыла глаза, представляя невозможное - то, что мы действительно вместе... Склонилась к нему и поцеловала так, как давно хотела, отдавая что-то нежное, то, что уже давно рвалось из груди и на что я так упорно не хотела обращать внимания.

  -Вась, посмотри на меня, - когда я отстранилась, попросил Артем. Отрицательно помотала головой. - Почему?

  В его голосе звучало чувство, которого я раньше не слышала. Нежность?

  А может быть жалость?

  Вот этого мне было точно не нужно, и я сказала фразу, о которой потом могла пожалеть:

  -Потому что, так я могу представить, что на твоем месте другой человек.

  Все-таки посмотрела на Полянского. На его лице было непередаваемое выражение: губы сжаты в нить, глаза прищурены, а в них... В его глазах плескалась ярость.

  Чуть ли не с брезгливостью он буквально скинул меня с колен, вернув на соседнее кресло.

  -И кто же этот счастливчик?

  -Какая разница? Что стоим? Поехали. Ты говорил, что устал и хочешь есть.

  Артем, отвернувшись от меня, посмотрел в окно, сжав руками руль так, что побелели костяшки пальцев, и, не говоря не слова, тронул машину.

  Краем глаза заметила, как несколько бомжеватых мужиков показывают нам в след большие пальцы.

  Плевать, только бы не разреветься на глазах у Полянского.

  Всю остальную дорогу мы преодолели молча. Войдя в квартиру, я сразу направилась в свою комнату, но меня остановили, обхватив сзади за талию.

  -Знаешь что? Я тебе не верю.

  -Твои проблемы, - передернула плечами и попыталась отстранить от себя руки, но они сжались только крепче.

  -А если даже ты и не врешь мне, то самой себе - точно.

  Я почувствовала его губы на своей шее, от чего по телу разлилось уже знакомое тепло. Развернув к себе лицом, Полянский посмотрел мне в глаза.

  -Артем, чего ты хочешь? - я замерла под его взглядом.

  -Тебя, - прошептал он. - Вместе с твоими безумными идеями, - его ладонь обхватила мою щеку, - язвительностью, - большой палец погладил нижнюю губу, - и отвратительным характером. Всю.

  Я закрыла глаза, ожидая поцелуя, но он медлил.

  -Так не пойдет, - Артем усмехнулся. - Были прецеденты. Посмотри на меня, я хочу, чтобы ты запомнила, с кем сейчас находишься.

  Мне не оставалось ничего, кроме как прислушаться к его просьбе. Слишком велико было желание быть рядом с ним, прижаться к нему, почувствовать его губы на своих...

  -Артем...

  -Да, именно я, - подхватив под бедра, Полянский усадил меня на комод, стоящий возле стены, так, чтобы наши лица были на одном уровне, провел кончиками пальцев по скуле. Я убрала с его лба упавшую прядь волос.

  -Почему ты это опять делаешь, Тём?

  -Что? - он удивленно приподнял бровь.

  -Тянешь время, - притянув его за шею, поцеловала сама.

  -М-м-м, мне нравится, - муркнул Полянский, буквально на мгновение оторвавшись от моих губ.

  -Что тебе нравится? - немного оттянула его голову за волосы и заглянула в глаза.

  -Как ты меня назвала, - перехватив запястья, он завел их мне за спину.

  -Полянский, лучше молчи, - он тихо усмехнулся и, взяв меня на руки, понес в мою комнату. - Ты чего задумал, изверг? - Попыталась вывернуться, но безрезультатно. - Верни, как было! Я бо...

  Тяжко вздохнув и возведя очи горе, Артем заткнул мне рот самым действенным способом. Буквально через несколько мгновений меня водрузили на кровать, прервав поцелуй только на то время, которое требовалось для того, чтобы стянуть через голову платье. Следом за ним вскоре полетела рубашка Артема, снятая не без моей помощи.

  -Полянский, что за ерунда? - собрав в кучку ошметки того, что когда-то было здравым смыслом, я все-таки озаботилась происходящим.

  -Это не ерунда, это называется прелюдией, - Артем приподнялся надо мной, опираясь на локти.

  -Я не собираюсь выслушивать теорию..., - взмахнула рукой, пытаясь подобрать слово.

  -Предпочитаешь сразу преступить к практике? Хвалю, - с лукавой улыбкой Артем склонил голову и, наблюдая за моей реакцией из-под ресниц, обвел кончиком языка сосок, видневшийся сквозь кружево белья.

  Я вздрогнула от непонятной остроты этого прикосновения, тем самым вызвав довольный смешок парня. Аккуратно отстранив полупрозрачную ткань, он накрыл темную вершинку губами, легко дразня ее языком.

  -Артем...

  Что-то в моем голосе заставило Полянского снова отстраниться и уже серьезно посмотреть на меня.

  -Тише, маленькая, не бойся, - он обхватил ладонью мою щеку.

  Я приподнялась так, чтобы наши лица были на одном уровне.

  -Угу, тебе легко говорить: 'Не бойся', а меня, между прочим, первый раз невинности лишают!

  Артем поперхнулся.

  - Во-первых, еще не лишают...

  -Полянский, ты офигел! Я уже настр... - вздохнув, парень переместил руку со щеки на рот, мешая мне продолжить.

  -А во-вторых, обычно это происходит раз и навсегда, - авторитетно заявил парень.

  -Ну, не скажи, - я отстранила его ладонь, - ты знаешь, при достижениях современной медицины...

  -И ты именно сейчас хочешь поговорить об этом? - закивала, даже не дослушав вопрос. - У меня есть предложение получше.

  Чему-то усмехнувшись, Полянский снова меня поцеловал, параллельно избавив от бюстгальтера.

  Мои ощущения в тот момент сложно облечь в слова - полная беззащитность перед ним и, в тоже время чувство надежности исходящее от него, непонятно откуда взявшееся безграничное доверие и уверенность в том, что происходящее сейчас между нами правильно, что все так, как и должно быть.

  Когда Артем почувствовал, что я расслабилась в его руках, губы парня, оставив мои, спустились к шее, медленно лаская, заставляя тело отзываться на нежные прикосновения. Теплая ладонь накрыла грудь, несильно сжимая и обводя пальцем сосок, почти в то же мгновение я почувствовала горячее прикосновение языка к другой вершинке.

  Стремясь отчасти подарить ему свою нежность, отчасти завладеть хоть толикой контроля над ситуацией, я подалась вперед, скользнув руками по его плечам и зарывшись пальцами в волосы на его затылке, бестолково целуя, куда могла дотянуться. Но инициатива была подавлена на корню.

  -Тшшш, - обхватив запястья, он отвел от себя мои руки. - Вась, просто чувствуй. Хотя бы сегодня, доверься мне, хорошо? - Коротко поцеловав в губы, аккуратно опрокинул на спину. - Не бойся.

  Проведя ладонями по бокам, подцепил трусики и медленно стянул их с меня, не отводя взгляда от моих глаз, прочертил губами влажную дорожку по бедру, заставив кожу подернуться мурашками. Склонился надо мной, неторопливо обласкал живот, затем, лукаво улыбнувшись, закинул мою ногу себе на плечо.

  Я дернулась, почувствовав нежное, но чересчур интимное, на мой взгляд, касание губ и попыталась отползти.

  -Куда-то собралась? - Артем поднял лицо и прижал меня к матрасу, положив руку поперек живота.

  -Я это... - в голову не приходило ни одного достойного ответа.

  Полянский фыркнул.

  -Маленькая, расслабься, - его ладонь переместилась на бедро, легко поглаживая кожу.

  -Нет, я, конечно, попытаюсь, но...

  -И помолчи.

  -Я тебе мешаю?

  -Нет.

  -А то я и уйти могу, - опять рыпнулась.

  Артем, вздохнув, снова поднялся к моему лицу и поцеловал так, что у меня закружилась голова, а в животе разлилось горячее, тянущее чувство.

  Парень, оторвавшись от моих губ, довольно улыбнулся, глядя из-под ресниц. Возбуждение внутри меня и влюбленность боролись с уже устоявшейся привычкой - подгадить в самый неподходящий момент.

  Видимо, заметив эту борьбу, Полянский насторожился.

  -Вась, что ты...

  'Пошло оно все к черту! Да здравствуют гормоны!'

  Притянув его голову к себе, посмотрела в глаза.

  -Ничего, - провела языком по его губам.

  Ответом мне был очередной поцелуй, более собственнический и такой..., как будто и Артем потерял толику контроля над собой.

  Где-то на краю сознания мелькнула благодарная мысль, что ему уже в который раз хватает выдержки успокаивать меня и проходить один и тот же путь, чтобы, по сути, доставить мне же удовольствие.

  Я нежилась под его руками и губами, терпеливо и не спеша изучающими мое тело, заставляющими сердце все быстрее разгонять кровь по венам и сбивающими дыхание, чувствовала под своими ладонями тепло его кожи и упругость мышц.

  Артем провел кончиками пальцев по шее, спустился к груди, несильно сжав между пальцами мучительно напряженный сосок, затем повторил тот же путь губами. Пока его язык дразнил чувствительную вершинку, ладонь накрыла низ живота. Теперь без какого либо принуждения я сама развела бедра, позволив его руке скользнуть по увлажнившимся складкам и почувствовав кожей, как он улыбнулся моей капитуляции.

  Его пальцы сменил рот, вобрав в себя чувствительную плоть и заставив полностью окунуться в новые ощущения. Постепенно, то дразня быстрыми касаниями, то, наоборот, лаская медленно и плавно, Артем подводил меня к черте, вынуждая выгибаться навстречу его движениям, едва ли не до крови прикусывая губу.

  В какой-то момент напряжение, нарастающее внизу живота, достигло высшей точки и как будто оборвалось, разливаясь по телу необыкновенно приятным ощущением. Полянский, мимолетно скользнув губами по моему животу, встал.

  Я, еще не окончательно придя в себя, несколько отстраненно наблюдала за тем, как Артем избавляется от оставшейся на нем одежды, надевает презерватив и медленно склоняется надо мной, сцеловывая испарину с разгорячённой кожи. В тот момент, когда я почувствовала прикосновение его члена к своему лону, меня пронзила мысль, что сейчас ЭТО случится.

  -Вась, посмотри на меня, - тихо позвал, обхватив ладонями мое лицо.

  -Тем, а может не надо, а? - жалобно пискнула я и зажмурилась.

  Полянский замер и напрягся. Прошла секунда, другая, но ничего не менялось. Открыла глаза.

  -Ну? Ты живой? Я жду.

  Артем невесело усмехнулся.

  -Чего ты ждешь, Васенок?

  -Ну, твое коронное: 'Надо, Вася, надо' и решительных дей... Ауч!

  Он неожиданно качнулся вперед, и я почувствовала режущую боль внизу живота. Впрочем, мне представлялось, что все будет гораздо хуже.

  -Больновато как-то, - тихо пожаловалась.

  -Знаю, маленькая, - он снова замер, перенеся свой вес на расставленные по бока руки, и коснулся моих губ бережным поцелуем, как будто и это движение могло причинить мне лишнюю муку. По сбившемуся дыханию и быстро бьющейся жилке на его виске было заметно, что такая сдержанность дается ему совсем нелегко.

  Провела кончиками пальцев по плечу, коснулась лица и, подавшись вперед, поцеловала, прижавшись к нему всем телом. Дав мне какое-то время, чтобы привыкнуть к новым ощущениям, он начал медленно двигаться внутри меня, и, по мере того, как его скольжение наращивало темп, неприятная резь сменилась вполне терпимым дискомфортом. Но все это отходило на второй план перед чувством близости и какой-то причастности, знанием того, что он в этот момент для меня, а я для него.

  Когда Артем стиснул меня в своих руках, получая разрядку, я в первый раз, пусть не вслух, а только в уме произнесла пугающее слово, которое так гнала от себя.

  'Люблю'.

  Перекатившись на спину, Полянский подтянул меня к себе под бок. Никто из нас не нарушал тишины. Я рассеянно рисовала кончиком пальца какой-то замысловатый узор на его груди, он перебирал мои волосы. Внешне - идиллия, а в душе...

  В душе творилось черти что.

  Не было ни грана сожаления о произошедшем, но не давал покоя вопрос: 'Что дальше?'

  Артем добился своего, и я - очередная звездочка на фюзеляже, или...

  Даже не позволив себе додумать эту мысль, дабы лишний раз не обнадеживаться, поморщилась.

  - Как ты, Вась? Больно? - Полянский, коснувшись губами моего виска, заботливо накрыл нас обоих одеялом.

  -Чуть-чуть, - устроилась поудобней, закинув ногу ему на бедра и положив голову на плечо.

  -Хочешь чего-нибудь? - его ладонь собственническим жестом прошлась от ягодицы к колену.

  -Нет, все хорошо, - подняла лицо, посмотрев на Артема.

  Он недоверчиво прищурился, но промолчал.

  Мне захотелось спрятаться и от этого проницательного взгляда, и от недомолвок между нами, а в первую очередь от своих вопросов, которые все настойчивее лезли в голову. Вздохнув, попыталась встать, но не удачно - Полянский перехватил мою руку.

  -Ты куда собралась?

  -В душ, - пожала плечами. - А что?

  -Спинку потереть? - Артем, улыбнувшись, вскинул бровь.

  -Сама справлюсь, - я не поддержала игривого настроения.

  -Что с тобой? - парень не собирался меня отпускать.

  -Я же сказала, что все хорошо.

  Артем нехотя разжал пальцы, а я, поднявшись, побрела в ванную. Чуть теплая вода приятно охладила тело и как будто смыла хандру. Когда я, уже собиралась вылезать, раздался настойчивый стук в дверь.

  -Вась, ты часом не утонула?

  -Нет, - обернувшись полотенцем, открыла. - Приобщение к сексуальной жизни прошло успешно, можешь собой гордиться. - Протиснувшись мимо замершего Артема, похлопала того по плечу. - Я есть хочу, ты будешь?

  Полянский оценивающе осмотрел меня, склонив голову на бок.

  -Буду, - кивнув то ли мне, то ли своим мыслям, Артем усмехнулся... и закрыл дверь перед моим носом. Через пару секунд послышался шум воды, а я все еще стояла с открытым ртом, не зная, как на это реагировать.

  Накинув халат, отправилась на кухню. Меня, что вполне предсказуемо, совершенно не тянуло на кулинарные подвиги, поэтому решила обойтись овощным салатом. Когда оставалось только заправить незатейливое блюдо маслом, ко мне присоединился Артем, все скудное одеяние которого состояло из полотенца, как-то уж слишком небрежно повязанного вокруг бедер. Казалось, что одно неверное движение, и махровая тряпочка упадет к его ногам. И даже в свете свершившихся событий, это меня несколько беспокоило.

  Полянский, перегнувшись через мое плечо, заглянул в блюдо с салатом и недовольно скривился.

  -И этим ты собралась кормить своего утомленного мужчину?

  -А мой..., - я запнулась, - а мужчина желает чего-то другого?

  -Вообще-то, да. И мне первый вариант понравился больше.

  -Ты о чем? - я обернулась.

  Артем сделал шаг вперед, оказавшись еще ближе, и оперся руками о столешницу, так, что я находилась в своеобразной ловушке.

  -Мне бы хотелось чего-нибудь посущественней, чем кучка силоса.

  -Если ты от меня отойдешь, то, так и быть, я что-нибудь придумаю, - попыталась отстраниться и соблюсти хотя бы минимальную дистанцию между нами.

  -Вася, да что с тобой? - Полянский посерьезнел, вглядываясь в мои глаза. - Тебе не кажется, что уже поздно от меня бегать?

  -Ох, - я выдохнула, склонив голову к нему на плечо. - Артем, дай мне просто немного времени, хорошо?

  -Да, а как только придешь в себя, опять начнутся боевые действия, - он осторожно перебирал мои волосы.

  -Скорее всего, - улыбнулась, не поднимая лица, и пожала плечами.

  -Амазонка, - дал мне определение Артем обреченным тоном. - Ладно, будь по-твоему, но до утра у нас перемирие.

  -Согласна, - ответила после секундного размышления.

  -Вот и умница.

  -Только если ты оставишь этот покровительственный тон, - строго сделала дополнение к пакту о ненападении.

  Полянский фыркнул.

  -Мы меня кормить-то будем?

  -Будем. А то вдруг ненароком меня слопаешь, уж коли такой голодный, а я жить хочу, - положив ладони на его грудь, подняла голову. - Чего изволите?

  То, что я сделала ошибку, задавая подобный вопрос в такой ситуации, когда между нами были всего лишь тонкая ткань халата и полотенце, готовое сорваться при любом неосторожном жесте, поняла сразу. Стоило только увидеть шальной огонек в карих глазах и немножко хищную усмешку на его губах.

  -Я про еду говорю, - быстро добавила, как только до меня дошла двусмысленность вопроса.

  Артем, выждав несколько мгновений, когда я уже подумала, что сейчас меня сгребут в охапку и отволокут обратно в койку, рассмеялся.

  -Все равно, лишь бы быстро, вкусно и с мясом.

  -Голубцы есть, которые днем делала, разогреть?

  -Угу, - Полянский и не пошевелился, чтобы меня отпустить.

  -Тем, уж коли у нас мир, то можно тебя попросить?

  -Смотря о чем.

  -Штаны надень.

  -Тебя смущает мой внешний вид?

  -Ну-у-у, не то, чтобы сильно, но отвлекает определенно. А кто-то тут голодный.

  -Уговорила, - чмокнув в нос, Артем удалился, а я одновременно почувствовала и облегчение и напряжение, от его отсутствия.

  Ужин прошел молча и поэтому мирно. Илья, поздно пришедший домой, узрев такую идиллию только усмехнулся и, умыкнув со стола тарелку с оставшимися голубцами, ушел к себе.

  Оставив на кухне Артема, вызвавшегося помыть посуду и убрать со стола, отправилась в свою комнату. Я успела только сменить испачканное пастельное белье, как Полянский появился на пороге.

  -Ты как предпочитаешь спать? У стенки или с краю? - потянувшись, он плюхнулся на кровать и выжидательно посмотрел на меня.

  -Артем, у тебя есть свое койко-место. Ты зачем сюда пришел?

  Показалось, что парень даже растерялся на несколько секунд.

  -Если хочешь, мы можем пойти ко мне, но то, что ночуем вместе - не обсуждается, - он похлопал ладонью по матрасу рядом с собой. - И не забывай, у нас перемирие.

  Напоминание было своевременным, потому что на то, чтобы сдержаться и не послать его куда подальше потребовались титанические волевые усилия.

  -Я пинаюсь во сне, - ляпнула первый аргумент, который пришел в голову.

  -Я тоже, - Артем усмехнулся.

  -Тогда тем более тебе нельзя здесь оставаться, потому что ты сильнее, и если пнешь, то я улечу. И вообще я тебя боюсь, - выпалила на одном дыхании.

  Полянский, поднявшись, подошел и обнял меня со спины.

  -Так вот в чем дело... - прижав к себе, тихо, но четко продолжил: - Во-первых, я пошутил, а во-вторых, мы будем действительно только спать. До утра...

  Последние слова да меня дошли не сразу, потому что его губы нежно коснулись шеи, проведя дорожку поцелуев от основания к уху.

  -А утром?

  -Посмотрим.

  -Ладно, - убрав его руки обернулась. - Я сплю у стенки, ты не толкаешься и не делаешь поползновений в мою сторону...

  -До утра.

  -Да что ты так к этому утру привязался?

  Полянский филосовски пожал плечами.

  -Просто уточняю.

  -Хорошо, - я отмахнулась. - А теперь отвернись, дай переодеться.

  -Вась... - начал парень, но я его остановила, положив указательный палец на его губы.

  -Я уступила тебе, теперь твоя очередь уступать мне. Это называется консенсус.

  Хмыкнув, Артем все-таки исполнил просьбу.

  Подойдя к шкафу, выудила новую шелковую ночную рубашку. Ну и пусть, что это выглядело несколько провокационно, но кутаться в старую фланельку - было бы смешно. Позволив гладкой ткани скользнуть по телу, нырнула под одеяло рядом с парнем и отвернулась к стене. Сна не было ни в одном глазу, но я, замерев, притворилась спящей.

  Время тянулось, как вязкая застывающая карамель, руки и ноги были как чужие, но пошевелиться, чтобы сменить неудобную позу я так и не решилась, не уверенная в том, что Полянский уснул. Сама не знаю отчего, но показывать то, что его присутствие в моей постели волнует, не хотелось.

  Когда терпение было уже на исходе, Артем, обреченно вздохнув, притянул меня к себе и устроил под боком, обхватив мою талию рукой. Вопреки любой логике, мое напряжение начало сходить на нет, и я сама не заметила, как уснула, прислушиваясь к его дыханию.

  Пробуждение было приятным хотя бы потому, что пахло свежесваренным кофе.

  -Вставай, мелкая, полдень за окном.

  -А в квартире какое тогда время? - приоткрыв один глаз, узрела перед собой Полянского, красовавшегося голым торсом, которого тут же захотелось коснуться. - И почему ты меня мелкой обозвал?

  -Не обозвал, а назвал. А какая же ты еще? - Артем сграбастал мою ногу, торчавшую из-под одеяла, и поставил на свою ладонь. - У тебя ступня меньше моей руки.

  -Небольшие размеры тела компенсируются большой и доброй душей, - парень фыркнул.

  Я попыталась извлечь конечность, но ее не отпустили, а наоборот, легко потянув, сволокли меня с подушки.

  -Не вредничай, кофе стынет, - чмокнув в губы, Артем встал и направился из комнаты. Хорошо, что хотя бы озаботился одеванием брюк.

  -И что на этот раз ты мне подмешал? - крикнула ему вдогонку.

  -Только сахар, подозрительная моя, - сделав ручкой, Полянский исчез в направлении кухни.

  Подозрительно принюхалась к парящему напитку и все-таки решила рискнуть. Как-то не верилось, что Артем снова попытается что-то нахимичить.

  Выпив несколько глотков и накинув халат, потопала на подозрительный запах горелого, начавший распространяться по квартире. Его источник, в чем сомневаться не приходилось, был на плите, возле которой стоял Артем с задумчивым видом. Одетый в фартук и легкие брюки, сползшие на бедра, Полянский, как никогда раньше напоминал модель из эротического календаря для женщин. Отодвинув бедром грезу наяву, приподняла крышку сковородки, на которой неаппетитной кляксой лежало то, что должно было быть яичницей. Как ее можно было поджарить так, что низ обуглился, а верх оставался совершенно жидким, для меня осталось загадкой.

  С сомнением посмотрела на Артема.

  -Прости пожалуйста, но, надеюсь, ты меня не заставишь есть это?

  Потыкав лопаткой в неудавшийся завтрак, Полянский пожал плечами.

  -Нет, - парень с хитрой улыбкой глянул на меня. - Собственно, я надеялся, что ты, оценив мое старание, приготовишь что-то съедобное.

  -Какой ты меркантильный! - я безжалостно стряхнула со сковородки в мусор 'шедевр' кулинарного искусства.

  -Это не меркантильность, а продуманная стратегия, - коснувшись губами моей макушки, Полянский уселся за стол.

  -И, как я понимаю, не раз использованная на практике? - мне самой стало тошно от ревнивых ноток в голосе. - Извини, не стоило этого говорить.

  Артем, хмыкнув, промолчал.

  Завтрак прошел относительно спокойно. Я с переменным успехом пыталась не вредничать, а Полянский с улыбкой наблюдал за моими потугами, уплетая омлет и пропуская мимо ушей все-таки вырывавшиеся иногда язвительные реплики.

  -Вась, есть планы на сегодня? - доев, парень сыто откинулся на спинку стула.

  -У меня сессия. К двум на консультацию, потом зубрить. Какие еще могут быть планы у студента?

  -Зная тебя, сложно предугадать, что ты задумаешь в следующий момент.

  В ответ только пожала плечами - знать обо всех планах ему точно не следовало.

  -А ты что делать собираешься? - не знаю от чего, но задавая этот вопрос, почувствовала себя неловко.

  -К сожалению, сейчас мне пора уходить на работу, - посмотрел на часы, - если ты быстро соберешься, то могу подвезти. Правда, на месте ты будешь раньше, чем нужно.

  -Сама доберусь, - отрицательно качнула головой, опустив взгляд.

  -Ты чего загрустила? - Артем приподнял кончиками пальцев мой подбородок.

  -Все в порядке, - натянуто улыбнулась и встала со стула. - Я в душ, еще увидимся.

  Не дожидаясь ответа, буквально сбежала в ванную и, только закрыв дверь на щеколду, почувствовала себя уютней.

  Что со мной творилось, я до конца не понимала и сама.

  ***

  Консультация прошла относительно гладко: Ника, получившая по этому предмету 'автомат', осталась дома, готовясь к вечернему выступлению, а Максимка, почти не прислушиваясь к тому, о чем вещал препод, сидел, уткнувшись в телефон и, как только нас отпустили, первым вылетел из аудитории, только перед дверью показав мне рукой, что позвонит.

  Денек выдался солнечным, что зимой случалось не часто и я, отчасти желая насладиться погодой, отчасти пытаясь оттянуть время перед неизбежной зубрежкой, решила прогуляться до дома пешком, не прибегая к услугам общественного транспорта. Но, стоило мне отойти от универа на пару кварталов, как передо мной остановился черный фольксваген и из него, открыв переднюю дверь, высунулся амбалоподобный детина.

   -Василиса? Вам придется проехать со мной, - это было сказано таким тоном, что желания спорить и не возникло.

   Оглянулась по сторонам, и так не очень оживленная обычно улица, как будто вымерла мне назло. Решив сделать все, чтобы не попасть в эту машину, пусть и шансы на то, что меня не поймают, минимальны, я пустилась наутек, нырнув в арку. Синяя птица, как и следовало ожидать, даже не появилась на моем горизонте - двор, в котором я оказалась, был тупиковым.

  -Василиса, поверьте, с Вами просто хотят поговорить. Вам не причинят никакого вреда.

  Я взвизгнула, услышав голос моего возможного похитителя у себя за спиной, и, отбежав чуть дальше, обернулась.

  -Если хотят поговорить, пусть позвонят по телефону, - пятясь, я наткнулась на низкий сугроб недоубранного снега и шлепнулась на пятую точку опоры, которая в данный момент просто вопила, о приближающихся неприятностях. Впрочем, ей вторили глаза, наблюдавшие за тем, как эти самые неприятности в лице шкафообразного верзилы потихоньку подкрадывались, подняв руки. Если этим жестом он хотел меня успокоить, то просчитался - вид грабушек, одна ладонь которых, была в половину моей спины, только усилили панику.

   - В знак добрых намерений, оставайтесь, пожалуйста, на месте, - вежливо попросила верзилу, не особо надеясь на то, что просьба будет исполнена, но тот послушно замер.

  -С Вами хотят встретиться лично...

  -Это желание очень не взаимно, - подгребая ногами, попыталась отползти.

  -Девушка, не заставляйте меня применять к Вам силу, - амбал развел руками, - не люблю я этого.

  Я с сомнением оглядела пацифистски настроенного качка, который выглядел, скорее как машина для убийства, нежели мирный обыватель: одежда, казалось, вот-вот лопнет на бугрящихся мышцах, голова плавно перетекает в шею, без лишних выступов и углублений, да и росточком он явно удался - метра два, если не больше.

  -Не-не-не, силу - не надо, боюсь, что я этого не переживу. А давайте, Вы меня не видели, а я Вас не видела, а?

  -Это что? Соврать что ли? - искренне обиделся мой оппонент, отчего мне очень захотелось прикопаться сереньким снежком, на котором я восседала, и притвориться трупиком. - Нет, врать я тоже не люблю.

  -Нет, товарищ, люблю - не люблю - это не аргумент, такими темпами мы никогда не придем к консенсусу! - мою триаду несколько портил подрагивающий от страха голос.

  'Товарищ' пару раз хлопнул глазками, почесал репу и... изрек:

  -Не, к консенсусу везти не велели...

  Что меня еще больше насторожило в его поведении? Явная наигранность. И затаенная хитринка в небольших умных глазах.

  -Дяденька, Вам процитировать Станиславского?

  -Детка, я же по-хорошему хотел, а ты... - он закачал яйцеобразной головой и зацокал языком. - Кончай х***й страдать, ноги в руки и пошла в машину, пока я добрый.

  Я с надеждой покосилась на проходящего в десяти шагах от нас парнишку, но тот, видимо оценив ситуацию, трусливо отвернулся и шмыгнул в подъезд. Большой дядя, скинув личину вежливого, но туповатого увальня, саркастично хмыкнул.

  -Ну, сама пойдешь или за шкирку тащить?

  -А других вариантов нет? - оставалось только тянуть время, в надежде, что рядом появятся более сознательные граждане, чем недавний прохожий.

  -Есть.

  -И какие же?

  -Кляп в рот в качестве бонуса к принудительной переноске.

  -Это будет не слишком эстетично, - я поморщилась.

  -Зато практично, - устав ждать, амбал двинулся на меня.

  ***

  Ника всегда очень ответственно относилась к любому делу, будь то поход по магазинам, мытье посуды или... очередная Васькина авантюра. Исходя из сведений, собранных Максом, выходило, что очаровывать ей сегодня придется индивида, претендующего на утонченность и - что являлось и самым обнадеживающим, и самым удручающим - на гениальность.

  Перерыв свой не маленький, тщательно подобранный гардероб, девушка остановила выбор на приталенном платье, классического покроя. Неброские аксессуары и естественный макияж дополнили образ юной, возвышенной леди.

  Название концерта - 'Футуристический диссонанс', не предвещало ничего хорошего, и ожидания, к сожалению, оправдались... Если футуризм этих звуков еще можно было подвергнуть сомнению, то диссонанс был полным и безоговорочным.

  Ника, потихоньку, чтобы не привлечь внимания маэстро, заткнула уши наушниками и возблагодарила Бога за то, что послушалась родителей и не стала отрезать длинные локоны, которыми удачно скрыла недопустимый на концерте гаджет.

  Откинувшись на спинку не самого удобного кресла, девушка тихонько вздохнула и уставилась обожающим взглядом на композитора - исполнителя, увлеченно извлекающего из несчастного рояля секунды и септимы. Конечно, было маловероятно, что он обратит на нее внимание во время исполнения, но подстраховаться было не лишним.

  Концертный зал консерватории был небольшим, но, что являлось гордостью жителей города, с замечательной акустикой. Впрочем, в данной ситуации, это было скорее недостатком, чем благом.

  От созерцания творческого процесса девушка отвлекалась только на то, чтобы проводить немного завистливым взглядом людей, постепенно покидающих зал - если в начале мероприятия можно было насчитать около трех десятков зрителей, то до конца досидели только единицы, и Ника искренне не понимала мотивы последних.

  Наконец, сорвав 'бурные овации', в виде пары вялых хлопков, непризнанный гений вознамерился удалиться за кулисы, но был остановлен симпатичной девушкой, подбежавшей к сцене.

  -Это было... это было волшебно! Просто невероятно! Не могу найти слов, чтобы описать степень моего восхищения! Можно Ваш автограф?

  Леонид с некоторым недоверием в глазах посмотрел на новоприобретенную поклонницу, так, что Ника начала сомневаться в том, что не переборщила с восторженностью, но все-таки принял из дрожащей от наигранной экзальтации ручки программку, чтобы поставить автограф.

  -Вы так считаете? - гений обвел уже совсем пустой зал тоскливым взглядом. - Судя по всему, Вы единственная, кто получил удовольствие от моей музыки...

  -О, маэстро! Разве стоит гению авангарда ровняться на плебс?!

  Ленечка подобрался и гордо вскинул голову.

  -Вы правы, э-э-э... позвольте узнать Ваше имя, леди, - теперь в его тоне звучали несколько покровительственные нотки. - И...

  'Объект разведывательной деятельности' изобразил в воздухе жест, как будто что-то писал.

  -Ручка! - юная шпионка схватилась за голову. - О, Боже! Как я могла забыть!? - в огромных голубых глазах засверкали слезы. -Простите, а у вас не найдется, чего-нибудь пишущего? Я так рассеяна... И под впечатлением... Простите...

  Девушка поникла и смахнула со щеки несуществующую влагу.

  -Не стоит так расстраиваться, э-э-э...

  -Вероника, меня зовут Вероника...

  -Какое красивое имя... - Леонид накрыл своей рукой ладошку девушки. - Я уверен, что мы что-нибудь придумаем. В моем портфеле, в гримерке, точно есть ручки. Вы не пройдете со мной? Не хотелось бы заставлять ждать меня здесь столь очаровательную леди.

  Ника снизу вверх, благодарно посмотрела на распустившего перья молодого мужчину, мысленно захлопав в ладоши. План знакомства выполнялся как по нотам.

  Дорога до гримерки, в обычных обстоятельствах занявшая бы от силы пару минут, растянулась на все двадцать. И все от того, что Леня, возможно впервые в жизни, найдя столь неприхотливые и благодарные уши, причем еще и довольно миленькие, стал практически в лицах объяснять концепцию своего творения. Ника обдумывала список косметики, который неплохо было бы прикупить и способ, с которым она будет убивать Пахомову, не забывая между тем, вовремя поддакивать и держать умиленно-восхищенное выражение лица. Ставя столь желанный автограф, который девушка, уже не боясь перегнуть палку, пообещала поставить в рамочку, Леня едва ли не прослезился - видимо, это тоже для него было впервой.

  Выбрав секунду, пока нескончаемый поток музыкальных терминов прервался, Вероника решила подтолкнуть Леню к дальнейшему знакомству.

  -Маэстро, мне так неловко, что я отнимаю у Вас время, - программка с каракулей была трепетно прижата к груди. - Вы, наверно, очень заняты...

  -Ну, что вы, дорогая, - Леня на мгновенье задумался. - Позвольте вас пригласить на ужин. Тут не далеко есть весьма приличное место...

  -Леонид, ты гениален, - к огромной досаде Ники, в продуманный до мелочей план вмешались непредвиденные обстоятельства в виде молодой ухоженной женщины, подошедшей к ним, - впрочем, как всегда...

  Со скучающим видом, 'помеха', привычным движением чмокнула воздух возле щеки 'объекта'.

  -Сандра, ты только что приехала и не слышала ни звука!

  -Мне не обязательно слышать, чтобы вновь убедиться в твоей гениальности, - та, кого Ленечка назвал Сандрой, выжидательно посмотрела на Нику, которая, неожиданно для самой себя, стушевалась под этим проницательным взглядом.

  Если выражаться театральными терминами, то амплуа Ники, которую даже на самый требовательный взгляд нельзя было назвать дурнушкой, это инженю - трепетная, наивная блондинка, и только узнав ближе, за глянцевым фасадом можно было рассмотреть ум и сильный характер девушки. В отличие от нее, при взгляде на знакомую Леонида в голову не приходило другого определения, кроме как 'femme fatale'. Ее красота была яркой, острой и многогранной, как хорошее вино, после которого остается долгое послевкусие. В ее внешности не было ни грана наивности или легкомыслия. Темно-каштановые волосы лежащие тяжелой гладкой волной, тонкие, аристократические черты лица, точеная, но не хрупкая фигура... В целом, Александра производила впечатление холеной, очень умной стервы.

  -Позволь тебе представить, - Леонид, чуть отступив, повернул лицо к растерянной девушке. - Вероника, моя, не побоюсь этого слова, поклонница.

  Сандра вскинула тонкую бровь, надменно улыбнувшись. Успевшая опомниться Ника, смело встретила взгляд черных глаз и ответила не менее надменной гримаской. Ленечка, не замечая безмолвной дуэли, продолжил представление:

  -А это Александра, моя, - Леня глуповато хохотнул, - можно сказать, дважды родственница. Двоюродная сестра и жена моего брата...

  Увлеченная борьбой взглядов, Ника не сразу услышала последнюю фразу, а когда расслышала, то ей стоило неимоверных усилий 'удержать' лицо.

  -Оу, а разве такое возможно? - умерив любопытство в голосе до легкого и ненавязчивого, поинтересовалась разведчица. - А как же кровосмешение?

  -Мы сводные братья, поэтому все в порядке, но... не будем о скучном...

  Ленечка принялся дальше вещать о своем гениальном детище, уже забыв о том, что девушка так еще и не приняла его приглашения, но Нике было не до него... Да и представления о скучном и интересном у них различались в корне.

  ***

  Надо отдать должное амбалу - кляпа в рот не было, впрочем, как и мешка на голову, наручников и прочих атрибутов, которые мерещатся невинным жертвам похищения, вроде меня. Я, за отсутствием выбора, как такового, самостоятельно с полным комфортом устроилась на заднем сидении и, вконец обнаглев - помирать, так с музыкой - поинтересовалась:

  -Куда едем, дядя?

  Качек фыркнул, но ответил:

  -В ресторан.

  -Это на откорм что ли? Дяденька, признайтесь, Вы состоите в клубе анонимных каннибалов?

  'Дяденька', ругнувшись сквозь зубы, резко затормозил, так, что я едва не вылетела к лобовому стеклу в промежуток между сидениями.

  -Ты что? Совсем сбрендила?

  -Не-не-не, это нервное, не обращайте внимания.

  Мотнув головой, амбал снова выехал на дорогу.

  -Дяденька-а-а, - видимо поняв мои слова буквально, тот никак не отреагировал. - Ну, дяденька!

  Тот хранил молчание, но через зеркало заднего вида я отчетливо увидела, как у него нервно дернулся глаз.

  -Успокойте меня, пожалуйста, скажите, что Вы - вегетарианец.

  -Я уже жалею, что не каннибал!

  -Вы меня пугаете!

  -А ты меня достала!

  -Я нервничаю! И от этого много говорю! А Вы, вместо того, чтобы успокоить, все съесть пытаетесь!

  -Я-а-а-а? - взревел мужик, вновь резко останавливая машину.

  -А вы-то чего нервничаете? И вообще, вы почему так машину водите неаккуратно? Вы же меня везете, а мне лишний стресс ни к чему, и без того хватает!

  -Выбирай, либо сама замолкнешь, либо при помощи кляпа.

  -И как вы это осуществите посреди оживленной улицы?

  -До переулка дотяну как-нибудь.

  -Вы ресторан обещали... - загрустила я, - а вместо этого - темный переулок, вот и верь после этого мужчинам!

  -Деточка, решай сама, продолжаешь вещать - переулок, затыкаешься - ресторан, усекла?

  Услышав серьезную угрозу в его голосе, кивнула, не решившись ответить вслух.

  -Вот и договорились.

  Не прошло и пяти минут, как верзила припарковал машину перед входом в один из самых пафосных ресторанов города. Не говоря ни слова, провел в одну из отдельных кабинок, отгороженных от общего зала и, жестом пригласив присаживаться, замер возле входа в закуток.

  Я помахала ручкой, привлекая внимание моего пленителя, тот вопросительно посмотрел на меня. Постучала пальчиком по меню, бугай кивнул и равнодушно отвернулся.

  Вот теперь - договорились.

  Мысленно пересчитав деньги, которые у меня были с собой, открыла кожаную папочку и чуть не упала со стула в приступе амфибиотропной асфиксии...

  Цены не просто кусались, они загрызали насмерть при первом неосторожном взгляде.

  -Э-э-э... мне бы водички... Можно, из-под крана.

  Официант, материализовавшийся будто неоткуда, безропотно записал заказ в красивом блокнотике.

  -Скажите, а из-под крана желательно или все-таки предпочтете бутилированную воду?

  -Мне, пожалуйста, бесплатную, я все равно ее пить не буду, это так... Чтобы руки не пустовали.

  -Как пожелаете, - невозмутимый молодой человек учтиво склонил голову и испарился...

  Похоже, что персонал этой едальни проходил обязательную стажировку у Коперфильда.

  Тут, стоявший до этого неподвижно, мой конвоир встрепенулся и протянул руку.

  -Телефончик свой дай, пожалуйста.

  -Ой, Вы знаете, мне конечно лестно и безумно приятно, что Вы решили продолжить наше знакомство, но, знаете, я не встречаюсь с большими взрослыми дядями, а еще, - подманив пальчиком, заставила склониться к моему лицу и прошептала на ухо, - я Вас боюсь. - Сообщила доверительным шепотом и сделала страшные глаза.

  -Дура! Мне аппарат нужен, а не номер! - сказал вроде бы тихо, но лучше бы кричал, ей Богу!

  -Не могу, - прижав к груди сумку, замотала головой.

  -Почему? - рыкнул амбал.

  -Он мне дорог как память!

  -Если ты мне его не отдашь, то вспоминать будет некому и нечем.

  Я, тяжко вздохнув, проводила взглядом свою последнюю надежду на быстрое спасение, которая нырнула в нагрудный карман бугая.

  Несмотря на все угрозы и внушительный вид качка, мне отчего-то не верилось, что он действительно может мне причинить какой-то физический вред. Но нарываться все-таки не следовало.

  -Извините, а можно Вам задать личный, можно даже сказать, интимный вопрос?

  -Нет!

  -А я все-таки задам. Как Вас зовут? А то Вы мое имя знаете, так даже не честно как-то! - пожаловалась я.

  -Можешь звать Федором, - обретший имя качек, тоскливо покосился на наручные часы.

  -Так вот ты какой, Дядя Федор, а был приличным ребенком!

  Мне очень не понравилось, с каким мечтательным выражением лица он посмотрел на мою шею. Но тут, опять-таки немыслимым образом, радом со мной возник официант, принесший большой кувшин с соком, судя по аромату, апельсиновым. Я вопросительно посмотрела на парнишку.

  -За счет заведения.

  Мне показалось, или тот подмигнул?

  Я уже не удивилась, когда он, налив в стакан альтернативу водички, развоплотился. Тем более, ко мне в голову, как всегда неожиданно, пришла идея. В любом фильме, где героине нужно срочно сбежать от преследования, она уходит откуда? Правильно, через маленькое окошко в туалете.

  Конечно не факт, что в клозете данного заведения есть это окошко, и уж совсем маловероятно, что оно будет открыто зимой, но... Если есть хоть малейший шанс, то нужно его использовать!

  Выдув залпом два стакана свежевыжатого сока, я заканючила:

  -Фе-е-едь! Фе-е-едяа-а-а!

  Подняв на меня сумрачный взгляд, тот сжал руки в кулаки. Впечатляюще...

  -Я в туалет хочу, - неожиданно тоненько даже для себя, пискнула я. Федя возвел очи горе.

  -Потерпишь.

  -Не могу. Это от страха, - быстро-быстро закивала головой.

  Проведя ладонью по лысой голове, Федор сел напротив меня. Могу поклясться, что дубовые ножки стула скрипнули и подогнулись.

  -Слушай меня внимательно. Сейчас ты идешь по нужде, потом, когда вернешься, если я услышу от тебя хоть звук, то вместо комфортного зала, ты будешь ждать в запертой подсобке, уяснила? - задавая последний вопрос, он зажал между пальцев мой подбородок, не больно, но жестко, и посмотрел в глаза. Очень близко. Меня мороз продрал по коже от холодности и какой-то безжизненности этого взгляда.

  В голове, помимо вновь родившейся паники билась единственная мысль: бежать!

  ***

  Единственное, что останавливало Нику от того, чтобы не забиться головой о стеклянную столешницу от тоски, в которую ее повергало самовосхваление Леонида, это смутная надежда хоть как-то выяснить подробности такого неожиданного поворота событий, как брак Артема на надменной красавице.

  Сама Александра, еще раз поздравив братца с концертом, благоразумно ретировалась, воспользовавшись каким-то не очень убедительным предлогом и наградив перед уходом Нику уничижающим взглядом, в котором мешались жалость и брезгливость.

  Девушка как будто услышала непроизнесенные слова: 'Охотишься за обеспеченным мужем? Придется потерпеть!'

  Когда поток слов Ленечки не иссяк, но прервался, для того, чтобы гений мог смочить пересохшее от бесконечного словоизвержения горло, Ника успела вставить реплику.

  -Вы такой талантливый! В семье, должно быть, вас носят на руках...

  -К сожалению, моя дорогая, это не так, даже в нашей семье не все понимают и принимают высокое искусство, - Леонид сидел с таким удрученным видом, что выглядел не как непонятый композитор, а как партизан, решивший отдать жизнь ради Родины. - Мои отчим и сводный брат - очень черствые люди...

  -Странно... А жена Вашего брата мне показалась очень милой девушкой, - Ника мысленно поморщилась. - Неужели у нее с мужем такие разногласия?

  -Да, с мужем они не ладят... - очень задумчиво произнес Леня. - Он даже... - Неожиданно маэстро встрепенулся. - Простите, семейные проблемы - это скучно, так на чем я остановился...

  Вероника, которой претило употребление любых бранных слов, едва сдержалась от того, чтобы не выругаться вслух.

  Незаметно достав из сумочки мобильный, девушка отправила заранее набранное SMS Максу с просьбой перезвонить. Пора было покинуть непризнанного гения под благовидным предлогом - самую главную новость она уже узнала.

  ***

  В туалете не было окошек, вообще никаких - ни открытых, ни закрытых.

  Разочарованно вздохнув, отправилась обратно в закуток, под конвоем амбала - Феди.

  'Телефона нет, побег не удался... Что же делать-то?'

  Попробовала отстучать сигнал SOS на морзянке, когда чудо-официант появлялся забрать пустой графин, но тот, то ли не понял, то ли не захотел понять. Зато хмурый Федя показал кулак.

  'И кто сказал, что все качки тупые? Мне вот, так шибко догадливый попался...'

  Пока я, пытаясь придумать хоть какой-то способ сбежать, сворачивала и разворачивала льняные салфетки, лежащие на столе, не сразу заметила, как к нашей с Федей теплой компании прибавился еще один человек.

  Стуча острыми каблучками, в костюме, к созданию которого приложила ручку, казалось, сама великая Габриэль, к столику подошла Карина Евгеньевна собственной персоной.

  -Здра-а-авствуйте, мама... - протянула я, откинувшись на спинку стула и скрестив на груди руки. Мимолетное облегчение сменилось напряжением. О чем пойдет речь, я уже представляла, но на что еще может пойти женщина, не побрезговавшая похищением человека - оставалось загадкой.

  Маман поморщилась и, не опустившись до приветствия низшего существа в виде меня, воссела на стул, напротив меня.

  -Итак, Василиса, не будем терять времени...

  -Конечно, не будем, я его и так по вашей милости потеряла - будь здоров!

  -Не перебивай, - прошипела женщина, самообладание которой держалось, судя по всему, на волоске.

  Я фыркнула и отвернулась.

  -Сколько денег тебе нужно, чтобы я никогда больше не видела тебя рядом со своим пасынком?

  'Оп-па, что называется, не ждали...'

  -А сколько дадите?

  Видимо, мадам не ожидала от меня такого вопроса, поэтому на секунду растерялась, но тут же взяла в тебя в руки.

  -Тысяча долларов.

  -Это не серьезно, - удерживая серьезное выражение лица, прищурилась.

  -Две.

  -Ха, и как вам не совестно?! Такого мужчину, - развела руки, - за такие деньги, - показала пальцами что-то маленькое.

  -Три.

  -Так я пойду? - попыталась встать, но меня остановил резкий окрик:

  -Сидеть!

  Я все-таки медленно поднялась и склонилась к маман, опершись кулаками о столешницу.

  -Я не собака, чтобы подчиняться командам. Разговор с Вами мне не интересен. Вы и так отняли у меня слишком много времени. Прощайте.

  Я развернулась и хотела уйти, но дорогу мне перегородил амбал.

  -Федя, хотя у нас и не сложились отношения, но от всего сердца тебе желаю - смени работу, а? И жить станет легче, и характер может исправится... - похлопала его по каменному плечу, едва дотянувшись. - Да, телефончик мне верни, пожалуйста.

  Федор, поверх моей головы посмотрел на свою работодательницу, никак не прокомментировав прочувствованный пассаж.

  -Не думай, что сможешь чего-то добиться! Ты просто очередная девка в длинном ряду, - не самые приятные слова комьями грязи ударили в спину.

  Дав себе секунду, на то, чтобы собраться, обернулась с яркой улыбкой на лице.

  -Тогда почему Вы меня так боитесь?

  Выудив свой мобильник из кармана несопротивляющегося Федора, потопала к выходу.

  Чувствовала я себя, надо сказать, премерзко.

  За то время, пока меня держали в ресторане, погода успела испортиться окончательно и бесповоротно. Высвеченные недостаточно ярким светом фонарей, в безумном танце носились колючие снежинки, подчиняясь рваному ритму порывистого ветра.

  Одна. Другой конец города. Как вокруг меня, так и внутри, твориться черти что. И в придачу ко всему экзамен, к которому я уже не успеваю как следует подготовиться...

  Мне что-то стало так себя жалко, что я всхлипнула, но тут же мысленно дала себе подзатыльник.

  'Не раскисать! Да, куча проблем, зато не скучно'.

  Натянув поверх шапки капюшон, и скомчившись, чтобы не задубеть, аки цуцик, я направилась в сторону автобусной остановки, в уме перечисляя темы которые нужно повторить в первую очередь.

  Мои размышления прервала трель мобильника.

  -Васенька, срочно иди в 'Алекс', есть новости, - оттарабанив это, Ника отключилась, а я недоуменно уставилась на трубку. Такая немногословность была очень не характерна для моей подруги. Зябко поежившись, решила не экономить и вызвала такси, сама не понимая чем больше руководствовалась - боязнью замерзнуть или острым приступом любопытства.

  Буквально через десять минут я вошла в кафе, ставшее нашим постоянным местом встреч. Максим, опершись о столешницу локтями, как-то нервно теребил в руках свой мобильный, Ника сидела на другом конце дивана, потупившись, и, казалось, ничего не замечала вокруг. Только когда я села рядом, вскинула голову.

  -Васенька, ты только не переживай!

  Я, хотя и понимала, что это несколько несправедливо, немного разозлилась на подругу. По-моему, любой человек, который слышит эту 'гениальную' фразу, тут же представляет себе нечто ужасное, в итоге, высказывание вместо того, чтобы как-то успокоить, имеет абсолютно обратный эффект.

  -Ника, к делу! - рыкнул Макс.

  'Да что с моими друзьями твориться, что они сами на себя не походят?'

  Интуиция мне подсказывала, что дело тут не только в новостях, которые принесла Ника. Между ними как будто что-то произошло, причем не очень приятное, но размышления на эту тему вылетели из моей головы, когда я услышала следующую фразу подруги:

  -У Артема есть жена, и я ее видела.

  -Какой хреновый день, как жаль, что я - не пень... - напела себе под нос на мотив песенки из мультика про мышонка.

  Наверно, это было защитной реакцией, все события, которые произошли сегодня, я отложила, как непрочитанные книги на дальнюю полку. Все нужно было обдумать, переварить информацию..., но не сейчас.

  -И как она тебе? - я не старалась говорить равнодушно, это выходило само собой.

  -Ты о чем? - Ника с тревогой вгляделась в мои глаза.

  -О жене.

  -Стерва, - тут же последовал ответ.

  -Пфффф, я про внешность спросила.

  -Я... - подруга замялась, - не разглядела толком.

  -Ага, зато о характер сразу поняла. Ник, не юли, - я устало откинулась на спинку дивана.

  Подруга обменялась настороженным взглядом с Максимом.

  -Красивая, очень, как с обложки...

  -Ясно, - постучав по столу пальцами, посмотрела на притихших друзей. - Пойду я. - Выхватила из рук Макса телефон, чтобы посмотреть время, мельком заметив фото симпатичной девушки на заставке. - Меня ждет бессонная ночь в обнимку с матаном. Пока.

  Нацепив на лицо улыбку, которой, впрочем, никто не поверил, встала, махнула на прощание рукой и вышла из кафе.

  ***

  Выпорхнув этим же вечером из подъезда своего дома, я чувствовала себя, аки разведчик, выполнивший опасное задание во благо своей страны.

  По закону равновесия, хоть в чем-то мне должно было повезти, и повезло. В квартире никого не было, в чем я предварительно убедилась, обойдя дом по периметру и заглянув в окна. Света не было ни в одном, что меня очень обрадовало. Быстренько поднявшись и собрав все необходимое, я выскользнула на волю, так и не встретив ни братца, ни Полянского.

  Когда села в автобус, позвонила Лельке - одногруппнице, которая жила в общежитии и напросилась на ночевку. Затем отправила сообщение Илье, в котором сообщила, что дома не появлюсь до завтра, и выключила телефон.

  'Идите все лесом!'

  Чем меня всегда поражала, а иногда и раздражала Лелька, так это своей воистину непрошибаемой флегматичностью и невозмутимостью. Нужно переночевать? Ночуй. И ни каких вопросов, ни малейшего проявления любопытства.

  Напоив очень даже неплохим чаем и предложив на ужин растворимую лапшу 'Прощай, желудок', одногруппница расстелила мне постель на надувном матрасе и, предупредив, что соседки могут появиться в любой момент, и чтобы я не пугалась по этому поводу, завалилась спать, оставив меня наедине со своими мыслями.

  До часу ночи я честно корпела над учебниками, что требовало от меня титанических усилий воли, но, когда из длинного списка был вычеркнут последний вопрос, плотину прорвало.

  Позволив себе чуть-чуть поплакать, собрала остатки самообладания и попыталась все разложить по полочкам.

  'Я жива и здорова. Все мои близкие тоже. Значит, что? Правильно. Ничего действительно страшного и непоправимого не произошло.

  Артем...

  Такс, убираем все эмоции и оставляем сухие факты. Он женат, но с женой не живет и довольно давно. Дальше. При встрече с родителями, Полянский представил меня своей невестой, это вызвало удивление, но никаких лишних вопросов задано не было... И помнится, папочка даже интересовался датой свадьбы... Поскольку многоженство в нашей стране не законно, значит, скорее всего, развод - дело решенное.

  Не сказал. Обидно. Но, если по-честному, мы же с ним ни разу толком-то и не поговорили...'

  Фыркнув, посмотрела в окно, почти ожидая, что звездочки на небе сложатся в сакраментальное:

  'Эх, Вася, Вася...'

  Но увидела лишь свое отражение на темном стекле.

  'Жалею ли я, о том, что произошло прошлой ночью? Не капли. А дальше... Будь, что будет!'

  Встав из-за стола, сходила в ванную, распугав местных тараканов, умылась и, переодевшись в прихваченную из дома длинную футболку, легла спать.

  'Все остальное решу завтра'.

  ***

  Утром я не проспала только потому, что как всегда невозмутимая Лелька беспощадным движением спихнула меня с матраса.

  -Я через пять минут выхожу и закрываю дверь. Если хочешь попасть на экзамен - одевайся.

  Потирая ушибленный локоть, я с минуту мутным взглядом смотрела на хозяйку помещения, которая отточенными движениями дорисовывала глаз на пухленьком личике, не понимая, кто я, где я, и что вообще тут забыла.

  А когда полученная информация дошла, заметалась по комнате, пытаясь умыться, одеться, причесаться и сгрести тетрадки учебники и белье в сумку.

  -А-а-а! Ты чего меня раньше не разбудила?!

  -Я будила, - подруга пожала плечами, не удостоив меня и взглядом. - Ты сказала, что данное предложение тебя не интересует.

  Мы действительно вышли из блока через пять минут. Лелька, перед тем, как заткнуть уши наушниками от плеера, вручила мне в руки огромный бутерброд и термос с чаем.

  -На, по дороге поешь, а то не сдашь на голодный желудок.

  Упомянутый орган согласно заворчал.

  Поблагодарив заботливую подругу, которая, впрочем, этого не заметила, поспешила вслед за ней на остановку, жуя угощение.

  ***

  Не успела я подойти к аудитории, в которой проводился экзамен, как ко мне подлетел слегка растрепанный Макс.

  -С тобой все в порядке? Ты где была?

  -Хорошо все. В общаге была... - я даже немного растерялась от такого напора. - А что случилось-то?

  -А телефон зачем отключила? Мы весь вечер тебе названивали.

  -Билеты учила... Что случилось? Объясни толком.

  Макс хмыкнул.

  -Скоро сама поймешь. Пошли, Вагоныч пришел.

  Действительно, к нашей группе подошел преподаватель и, открыв дверь, окинул нас острым взглядом.

  -Ну, что, жертвы моего плохого настроения? Готовы к кровавой расправе?

  На самом деле препод был вполне вменяемым и не особо злобным. Билет, который мне достался, знала не плохо, поэтому, ответив на дополнительные вопросы и получив высший балл, я покинула аудиторию довольно быстро.

  О чем тут же пожалела.

  Возле окна, напротив двери из которой я только что вышла, перекрестив на груди руки и сверкая злым взглядом из-под ресниц, стоял Полянский собственной персоной.

  Мне очень захотелось вернуться обратно и ответить все билеты, причем не только по матану, а по всем пройденным за этот семестр предметам.

  'Такс, стоп! Кто у нас тут в тапочки нагадил? Не я!'

  Лениво улыбнувшись, подошла к Артему. Походка от бедра, движения плавные...

  Само воплощение женственности.

  -Привет, Тем, - положив ладошку ему на грудь, чмокнула в щеку. - Ты за мной приехал? Спасибо. Я так устала. - Томно потянулась. - Почти всю ночь не спала.

  Отвернувшись от немного растерянного парня, направилась к выходу, считая шаги.

  'Раз, два, три...Очухался'.

  Схватив за запястье, Полянский резким движением прижал меня к стене.

  -Где ты была? - лед и злость так и звенели в голосе.

  -Ох, мужчины... Никакой фантазии... Одни и те же вопросы... - не единым движением не сопротивляясь, расслабленно оперлась спиной на чуть шершавую поверхность.

  -Отвечай!

  -Хороший, ну какая разница где? Главное, что я замечательно и с пользой провела время в хорошей компании, - его пальцы на моей руке сжались сильнее. - Артем, я знаю, что ты сильный, не нужно мне это демонстрировать подобным образом.

  Скрипнув зубами, Полянский отпустил меня, но расставил ладони по бокам от моей головы, давая понять, что уйти не получится. Я потерла запястье, на котором остались красные отметины.

  -И как же ты его проводила? - Артем смотрел в сторону и был напряжен так, что я это чувствовала, даже не прикасаясь к нему.

  -Ты и правда хочешь знать?

  Вместо ответа услышала какой-то утробный взрык.

  'Нервничаешь? Хорошо'.

  -Хм... Ну... Можно сказать, что я занималась анализом, - парень, вздернув бровь, посмотрел на меня, а я многозначительно добавила, - сравнительным...

  -Кто? - как-то глухо спросил Полянский.

  -Очень заботливый человек, не переживай! Он даже завтраком меня накормил! - не упустила момента, чтобы еще и ввернуть шпильку.

  Но в этот момент, когда враг был уже у моих ног, не побоюсь этого слова, гениальная игра была прервана Лелькой, появившейся за спиной Артема, которую черт дернул именно в этот момент поинтересоваться:

  -Вась, ты не видела, я с утра мобилку с собой брала или уже умудрилась его где-то по дороге посеять?

  Полянский с силой саданул кулаком по стене и обернулся с яростью во взгляде, которая была направлена на меня, но досталась ни в чем не повинной девушке. Впервые в жизни я видела Кузнецову испуганной.

  -Извините, что отвлекла, пойду я, - девушка меленькими шажочками попятилась от нас.

  -Домой. Сейчас же. Молча, а то прибью, ей Богу! - не дожидаясь моей реакции, Артем схватил меня за шкирку и потащил к выходу.

  Расстояние до машины я преодолела, почти не касаясь ногами пола.

  'Да что за манера такая? Нет бы, как все нормальные люди, на руки взять!'

  То, что Полянский всю дорогу хранил гробовое молчание, с одной стороны напрягало - кто его знает, что там внутри копиться? Может так потом рвануть, что небо с копеечку покажется. А вот с другой стороны, это давало мне немного времени, чтобы подумать и принять окончательное решение.

  'Как дальше себя с ним вести? Это зависит от того, чего мне хочется'.

  Обернувшись, посмотрела на злющего парня: костяшки на пальцах побелели - с такой силой руки сжимали руль, губы плотно сжаты... Но красив...

  'И угораздило меня в тебя влюбиться! Тот еще фрукт... Но готова ли я отказаться от того, что только может быть? Наверно, нет. Да и лучше жалеть о том, что сделала, чем корить себя за то, что даже не попыталась что-то сделать...'

  Откинувшись на спинку сидения, прикрыла глаза и попыталась придумать, что мне дальше делать.

  Домой мы приехали быстрее, чем мне бы хотелось. Спокойно, не обращая ни малейшего внимания на Полянского, скинула верхнюю одежду, помыла руки и обосновалась на кухне, сев на угловой стул, между столом и стеной.

  -Чаю хочешь? - примирительно спросила, неловко себя чувствуя под прожигающем взглядом.

  -Ты почему соврала?

  -Не, я не врала, я правда его приготовить могу!

  -Василиса, не ерничай!

  -Хорошо. Во-первых, раздавать приказы и орать будешь на свою жену, Это понятно? - смело подняла глаза. - Во-вторых, я не сказала ни слова лжи. Если ты и услышал что-то такое... - Развела руками. - Каждый понимает в меру своей испорченности...

  Артем, отвернувшись от меня, с видимым усилием пытался успокоиться. Молчание, затянувшееся надолго, было прервано неожиданной репликой:

  -Знаешь, я, пожалуй, буду чай.

  Кивнула.

  -Присаживайся, я заварю свежий.

  Встав, привычными движениями поставила на плиту чайник, достала заварку...

  Готовка для меня в чем-то сродни шаманству, есть в этом какая-то уютная магия... Пока накрывала на стол старалась не замечать следующий за мной внимательный взгляд карих глаз.

  -Вась, ты почему не захотела ночевать дома? - Артем все-таки сумел справиться с собой.

  Вздохнув, пожала плечами.

  -Узнала, что ты женат. Мне нужно было подумать.

  Полянский сжал в руке только что положенную перед ним салфетку.

  -И что ты надумала?

  -А это для тебя важно? - я дрожащей рукой отсыпала сухие листья в заварник.

  Пауза, наступившая после вопроса, неприятно кольнула сердце.

  -Да, - простой, но такой нужный мне ответ.

  Оставив свое занятие, подошла к Артему и забралась к нему на колени.

  -Мы играли в игру, о правилах которой я не имела ни малейшего представления. Ты сделал мне больно, - Полянский с грустной полуулыбкой взял мою руку и погладил большим пальцем все еще заметные следы на запястье. - Я не про это.

  Попыталась извлечь конечность, но он мягко удержал.

  -Тс-с-с, я знаю. Продолжай.

  От его прикосновений вверх по руке, а затем и по всему телу распространялось тепло.

  -Тем, теперь игра будет по моим правилам. Мне очень понравилось быть с тобой, правда, - его улыбка из грустной превратилась в самодовольную. - Но я сделаю все, чтобы этого не повторилось.

  Удовлетворённо пронаблюдала за метаморфозами его лица.

  -Ты непредсказуема, как шаровая молния. Уже меньше чем через месяц мы с Александрой будем официально разведены. Зачем городить непонятно что?

  -Вот что могу сказать абсолютно точно, так это то, что ты ко мне не прикоснешься, пока состоишь в браке с другой женщиной.

  -Ты уверена? - ладони парня плавным движением скользнули по моим бедрам, а от них по бокам, отчего сердце забилось чуть чаще, - Ты же сама не хочешь того, о чем говоришь, м?

  Полянский коснулся губами пульсирующей точки на моей шее.

  -Артем, не надо, пожалуйста, - каким-то чудом мне удалось это сказать так, что он понял - это не заигрывание, а действительно просьба перестать. - Да, а если ты опять вернешься к своим бабам, то не прикоснешься ко мне больше вообще никогда! - Отстранилась, упершись руками в его плечи.

  До Полянского дошло не сразу, но когда он понял, что я сказала, то замер и с недоверием посмотрел на меня.

  -То есть, ты мне только что объявила месяц целибата?

  -Получается, что так, - развела руками.

  -А ты того стоишь? - вопрос был очень неприятным, но ставка сделана..., отступать нельзя.

  -Это решать тебе, - крепко, но коротко поцеловав, встала с его колен. - Кстати, дорогой, ты не дорогой. - Обернулась с язвительной усмешкой на лице. - Мне тебя тут по сходной цене толкнуть предлагали.

  -Что ты имеешь ввиду? - Полянский откинулся на спинку стула и положил ногу на ногу.

  -Твоя благоприобретенная маман предлагала мне деньги, чтобы я исчезла из твоей жизни. Не много, но... - сделала вид, что задумалась. - Чтобы полгода снимать квартирку где-нибудь на окраине, мне бы хватило. Как думаешь, я не прогадала?

  -Так, стоп. С этого места поподробней. Когда ты виделась с Кариной?

  -Вчера.

  Пожав плечами пересказала наш разговор с маман. Артем выслушал меня, не перебивая, и на несколько минут ушел в себя, о чем-то задумавшись. Затем, не сказав ни слова, вышел с кухни, а мне захотелось закричать и разбить что-нибудь тяжелое о его голову. Все мое самообладание и выдержка, которые потребовались для разговора с Полянским трещали по швам.

  'Уходишь? Так быстрей же, черт возьми!'

  Сама не знаю, для чего, залила кипятком никому не нужный чай, чувствуя, как по щекам бегут влажные, горячие дорожки и слыша, как в коридоре шуршит верхней одеждой уже, скорее всего, совсем чужой мне человек.

  Когда я уже ожидала услышать щелчок закрывшегося замка на входной двери, Артем вернулся на кухню, встав в проеме.

  Подошла к окну, делая вид, что меня очень интересует что-то происходящее во дворе.

  Опять молчание. Несколько долгих-долгих секунд.

  -У меня тоже будут условия, - я выдохнула, сама не заметив, что все это время сдерживала дыхание и стерла слезы со щек, тихонько улыбнувшись самой себе. - Вечером обсудим. - Полянский вышел из квартиры, довольно громко хлопнув дверью.

  Все-таки напившись чаю - нечего добру пропадать, пошла в свою комнату и, как только голова коснулась подушки, заснула - сказалась почти бессонная ночь.

  Разбудили меня, не очень-то и ласково потрепав по плечу.

  -Просыпайся, стратег.

  -Зачем? Я спать хочу! - попыталась залезть с головой под одеяло, но его безжалостно сдернули.

  -Василиса, вставай.

  -Изверг!

  -Мелочь вредная, - взяв за руки, Полянский перевернул меня на спину и, прижав запястья к матрасу, навис надо мной. - Все. Проснулась уже. Хватит дергаться.

  Я с трудом разлепила веки, узрев перед собой Артема грозного.

  -Который час?

  -Время для конструктивного диалога.

  -Ты злой. Я тебя боюсь. Ничего конструктивного не получится. Дай поспать, - Полянский как-то утробно рыкнул. - А. Правда злой. Что ж сразу не сказал? Слушаю.

  Артем, уткнувшись лицом мне в грудь как-то конвульсивно задергался, не опуская рук.

  -Темочка, хороший мой, только не плачь, если хочешь, я сегодня вообще больше спать не бу...ду?

  Поняв, насколько двусмысленно звучит фраза, захотела откусить себе язык. Отсмеявшись, парень посмотрел на меня.

  -Заманчивое предложение. Вась, ты невыносима.

  Пожала плечами, насколько это было возможно в моем положении.

  -А что поделать.

  -Я действительно когда-нибудь тебя отшлепаю, - серьезным тоном, но все еще улыбаясь, пообещал Артем.

  -Нет, Тем, не отшлепаешь, - он удивленно вздернул бровь. - Сильный духом мужчина никогда не поднимет руку на слабую женщину.

  -Я про руку ничего не говорил, для этого есть специальные приспособления.

  -Ты меня пугаешь.

  -И это хорошо.

  -А по-моему, не очень!

  -А тебя никто не спрашивает.

  -Ты наглый, деспотичный...

  -Цыц, шмакодявка.

  -Эй...

  Вопль протеста был заглушен поцелуем, который длился ровно до тех пор, пока я не перестала вырываться.

  -Это что за посягательства на меня?

  -Это не посягательства, а единственный действенный способ заставить тебя замолчать.

  Мне стало даже как-то обидно от того, что поцелуй имел такую утилитарную функцию.

  -А теперь слушай внимательно, - Полянский для убедительности строго посмотрел в мои глаза. - Я принимаю твои условия, но и тебе придется принять мои.

  -Это какие? - я настороженно замерла.

  -Первое - воздержание не распространяется на поцелуи.

  -Согласна, - ничего ТАКОГО в этом условии я не видела, но Полянский хитро усмехнулся.

  -Второе - ты сама вправе в любой момент попросить меня о большем, и при таких условиях, впоследствии, это не принесет никаких репрессивных мер.

  Сонный мозг не сразу переварил информацию, но когда до меня дошло то, что он сказал, я прищурилась.

  -Полянский, я не попрошу тебя заняться со мной сексом.

  -Ну, тогда тебе нечего бояться, правда?

  -Хорошо. Это все?

  -Нет, конечно, - чмокнув меня в нос, Артем улегся рядом со мной, уставившись в потолок и чему-то улыбаясь. - Ты проводишь со мной столько времени, сколько я захочу.

  -Поправка: если это не мешает учебе.

  -Согласен, - Артем перевернулся на живот и снова посмотрел в мое лицо, как будто принимая какое-то решение. - И последнее условие, самое главное.

  -Ты меня все-таки пугаешь...

  -Через месяц, когда вся эта эпопея закончится, ты выполняешь одно мое желание.

  -Только если...

  -Без ограничений.

  -Но...

  -Это мое условие, - твердо сказал парень, не отводя серьезного взгляда.

  -А вдруг, ты в качестве мести попросишь меня прыгнуть с крыши высотки? Или вставить кольцо в нос, как у быка? - я почесала потенциально пострадавшую часть тела.

  -Вполне возможно, что так, - Артем без улыбки пожал плечами. - Это вопрос доверия. Ты хотела чего-то серьезного? Все более чем серьезно...

  Я задумалась. Практически все наши предыдущие отношения сводились к дедсадовской войне в песочнице - кто кого больнее ударит лопаткой по голове. А что сейчас? Это его способ мне отомстить за задетую гордость или, действительно, ... просьба о доверии?

  -Хорошо, Артем, я выполню одно твое желание.

  -Вот и умница, - довольный Полянский опять перевернулся на спину и, подхватив за талию, устроил меня на себе. - Рассказывай, как экзамен сдала.

  Первым порывом было спросить, про какой экзамен он спрашивает, потому что в таком положении, когда подо мной и практически в моем распоряжении оказалось шикарное тело любимого парня, из головы вылетали все мысли.

  'Мама дорогая! Он же меня еще и целовать будет!'

  Теперь мое согласие на поцелуи уже не казалось разумным.

  -На отлично сдала, - я разлеглась на нем, устроив подбородок на перекрещенных руках. - Но мне достался хороший билет.

  Полянский улыбнулся и как бы невзначай провел ладонями по моим бедрам от колена к талии, затем обратно.

  -Мне досталась не только красивая девушка, но еще и умная.

  -Подожди, подожди, медоточивый мой. Дай вспомнить, - подняла указательный палец, изображая бурную мозговую деятельность. - 'Малолетка, ни рожи, ни кожи' - так, кажется, ты охарактеризовал мою красоту!

  -А ты обиделась и запомнила, - не стал без толку отпираться парень.

  -Конечно, - я кивнула с деловым видом. - И мое уязвленное самолюбие тут же возжаждало твоей крови.

  -Да, уж кровушки ты у меня попортила... А ты помнишь, как выглядела?

  -Нет, а ты запомнил?

  -Вася, это было незабываемо, поверь мне. Стоит мелкое чудов... - я нахмурилась, - чудо с огромной сковородкой наперевес. Да, и с очень нездоровым интересом в глазах. У тебя был такой взгляд, как будто ты примериваешься, как лучше меня разделать, чтобы влез на эту сковородку. Так что, можешь считать, что все это я от страха сказал.

  -Будем считать, что я тебе поверила.

  Я опять улеглась, лениво выводя кончиком пальца рисунки на его груди. Мне было хорошо, уютно и спокойно, пока минут через пятнадцать молчания меня не позвал Полянский:

  -Вась?

  -М?

  -Ты хоть когда-нибудь можешь вести себя предсказуемо?

  -Не знаю, я не пробовала. А что не так?

  -Любая другая девушка сейчас бы с пристрастием расспрашивала меня о жене, а ты дремлешь на моем плече.

  -А ты хочешь, чтобы расспрашивала?

  -Нет. Но поговорить нам о ней надо.

  -Зачем? Нет, Тем, если честно, то я просто умираю от любопытства, но..., - я замолчала, не договорив.

  -Что? - Артем приподнял мое лицо за подбородок.

  -Я не уверена, что на самом деле что-то хочу знать о ней.

  -Почему?

  Вместо ответа пожала плечами и снова прижалась щекой к нему.

  В голове звучали фразы: 'Красивая, очень, как с обложки' и 'А ты того стоишь?'

  -Мы поженились, когда мне было восемнадцать, а ей двадцать два.

  -Она старше тебя? - удивленно посмотрела на Артема.

  -Ты слышала, что я только что сказал. Зачем переспрашиваешь?

  -Извини, просто неожиданно...

  -Она очень красивая женщина и просто прирожденная актриса, - я постаралась не подать виду, но слова о ее красоте неприятно задели и разозлили.

  -Зачем ты мне все это рассказываешь? Я же не просила, - приподнявшись на руках, попыталась встать, но меня не отпустили. - Артем, ты с ней разводишься, она - перевернутая страница твоей жизни, с меня этого достаточно. Правда.

  -Вась, я тебя не понимаю совершенно! Что это за детский сад? Ты вообще обо мне хоть что-то знаешь? Или девочка созрела, взыграло либидо, вот и влюбилась в ближайшую кандидатуру? Тогда... - я закрыла его рот ладошкой, заставив замолчать.

  -Извини, - Артем полоснул меня злым взглядом. - Просто, знаешь, очень обидно слышать о красоте другой женщины из уст мужчины, который тебе небезразличен. - Артем убрал со своего лица мою руку. - И еще, для того, чтобы знать человека, не обязательно в подробностях изучить его биографию. И, - замялась, - я знаю самое главное.

  -Что?

  -Ты мне нужен.

  Полянский вздохнул и надолго замолчал, но из его глаз пропали гневные искры. Я прикрыла веки и устроилась поудобней на его груди.

  -Вещай дальше, я постараюсь больше не злиться и не комментировать.

  Артем, пристроив под спину подушку, сел чуть выше и начал перебирать мои волосы, стянув с них резинку.

  -Ты, я думаю, уже поняла, что я родился в очень обеспеченной семье.

  -Ты ж про жену говорил? - Полянский замер. - Все, молчу.

  Я была готова замурлыкать от его прикосновений к моей голове.

  -Вот и молчи. Свою мать я помню очень плохо - она умерла, когда мне еще не было и пяти. Отец практически все свое время проводил на работе, иногда я не видел его по несколько дней, а меня оставляли с нянями, которые менялись с завидным постоянством. И так лет до семи, пока в нашем доме не появилась Карина.

  Меня она обработала довольно быстро, и скоро при отце я называл ее не иначе, как 'мама'. Что потом происходило между ними мне доподлинно неизвестно, но не сложно догадаться. Сразу после свадьбы она привезла в дом своего сына, который до этого жил с бабушкой. После изменения ее социального статуса отношение ко мне резко изменилось, цель была достигнута, я стал только помехой, но жаловаться отцу был не приучен.

  Когда мы с Леонидом подросли, то выяснилось, что он, как я думаю, ты заметила, не от мира сего и на одном из 'семейных советов', которые ввела в нашу жизнь Карина, отец объявил, что его бизнес перейдет ко мне, как к более адекватному из отпрысков, а Лео будет получать только ежемесячное содержание.

  Сказать, что Карина была против такого распределения - это не сказать ничего, но отец настоял на своем решении, и ей не оставалось ничего, кроме как смириться.

  Когда мне было семнадцать, на праздновании годовщины их свадьбы, я познакомился со своей сводной двоюродной сестрой. Наверное, изображать страстную любовь и втираться в доверие мужчин - это генетическая особенность женщин той семьи, - Артем ненадолго замолчал. - Вскоре Александра забеременела, и была организована поспешная свадьба - мы поженились через неделю, после того, как была озвучена радостная весть.

  Я, услышав последнее предложение, резко поднялась на руках, заглянув Полянскому в глаза.

  -То есть, у тебя есть...

  -Ты обещала слушать, - парень с укоризной посмотрел на меня. - Нет, у меня нет детей.

  -Но...

  Молчание и вздернутая бровь были мне ответом. Вздохнув, вернулась в исходное положение, снова прижавшись к его груди.

  -Несмотря ни на что, я был счастлив такому стечению обстоятельств - любимая женщина..., ребенок. Я мечтал о том, что у меня будет настоящая семья...

  Перед свадьбой отец, у которого на глазах, в отличие от меня не было розовых очков, настоял на брачном контракте. Видимо в отношении меня он был намного прозорливее, чем в отношении себя самого. Не буду вдаваться в подробности, но в пунктах этого договора значилось, что если в течение первых пяти лет брака на развод подает Александра, то она уходит ни с чем. Если бы на развод подал я - то выплатил бы ей очень круглую сумму, на этом пункте настояла Карина. По прошествии пяти лет, мы имеем право разойтись на условиях, о которых договоримся сами.

  Через месяц после свадьбы у Сандры сдали нервы, и мне открылась очень неприятная истина. Ее заставили выйти за меня, чтобы сохранить деньги в той семье. В последний момент она сделала аборт. Мысль о том, что нас с ней всю жизнь будет связывать ребенок, ей была ненавистна, - Артем снова замолчал, а я прижалась к нему чуть плотнее, едва удерживаясь от того, чтобы не разреветься.

  -Мы вместе с ней прожили еще несколько месяцев, сказав, что потеря ребенка была трагической случайностью. А потом разъехались. Неделю назад была пятая годовщина нашей свадьбы, и я подал на развод. Карина до последнего надеялась, что этого не случиться, и мы каким-то чудом помиримся, но я привел в дом другую невесту...

  -Это ты про меня?

  -Про тебя, - я не видела его лица, но слышала по голосу, что он улыбается.

  -Грустная история...

  -Какая есть.

  Мне стало понятно, что на сегодня эту тему лучше закрыть, не примет он от меня сочувствия, а тем паче, жалости.

  Я прекрасно понимала, что будь Артем счастлив в браке, мы с ним, вполне возможно и не встретились бы никогда, но... За то, что эта женщина причинила любимому боль и не оценила его, я готова была ее порвать, как Тузик грелку.

  -Ты чего как ежик пыхтишь?

  Я еще плотнее прижалась носом к свитеру Полянского, вдыхая приятный запах.

  -Ты и правда знать хочешь?

  Артем на секунду задумался.

  -Да нет, пожалуй.

  -Вот и правильно...

  Каждый из нас думал о своем, не нарушая молчания. Когда почувствовала, что засыпаю, даже не попыталась уйти или выгнать из комнаты Артема. Мне было удивительно уютно и спокойно рядом с ним, да и знала, что не уйдет и меня не отпустит.

  ***

  -Васька! Ты какого хрена дрыхнешь, если у тебя брат ненакормленный? - дверь в мою комнату содрогнулась от удара кулаком.

  -Илюх, имей совесть, дай поспать! - рыкнул Артем, прижав меня чуть плотнее к себе. Я промычала что-то согласное с предыдущим высказыванием. Но, вместо того, чтобы извиниться и удалиться, брателло распахнув дверь, вошел в комнату и замер на пороге.

  -Ба! И что за картину я вижу?

  Я, поняв, что поваляться в теплой постельке нам уже не дадут, выползла из-под одеяла. Казалось, что Илья был гораздо больше удивлен тому, что на мне пижама, чем тому, что в моей кровати Полянский. Проходя мимо братца, остановилась и тыкнула ему пальцем в грудь.

  -Ты говорил, что я обманываю саму себя? Теперь прозрела! И только попробуй что-нибудь вякнуть! - гордо задрав голову, потопала в ванну, слыша громкий хохот с кровати.

  Но когда я, после утренних процедур, вошла на кухню, настроение у парней поменялось на диаметрально противоположное. Угрюмый Полянский прижимал к глазу холодный компресс, а довольный Илюха, насвистывая, доставал из верхнего шкафа новый кулек с мукой.

  -Мне оладушки, пожалуйста.

  -Я сейчас из тебя самого отбивную сделаю! Это что такое? - хотела ткнуть в компресс, но Артем его очень не вовремя убрал, и ...

  -Да ёшкин кот! Вы сговорились?

  -Ты сказала не вякать? Так я молча, - оправдывался братец.

  -Ты чего творишь? Блюститель нравственности недоделанный? - вооружившись половником, я пошла атакой на вражину, но меня подхватила за талию сильная рука.

  -Вась, не лезь, без тебя разберемся, - пострадавший, устроил меня на своих коленях.

  -Больно? - я виновато-виновато посмотрела в тот глаз, который не был прикрыт.

  -Нормально, - Артем усмехнулся. - А вот про оладушки - это была хорошая идея.

  -Тебя накормлю, а вот его, - грозный взгляд на братца, - не буду!

  -Вот и вступайся теперь за честь сестрицы... голодным останешься. В собственном доме не кормят! - возмутился Илья.

  -Не средневековье на дворе! И моя честь - мое личное дело! - фыркнув, прижалась к Полянскому.

  -Хватит права качать. Мы есть хотим, - Илья точно не собирался от меня отстать, пока не налопается.

  Вздохнув, чмокнула в щеку посмеивающегося Полянского, выдернула из рук брателло кулек и 'встала к барьеру'.

  -Знаешь, я даже не могу определить, кого мне из вас жальче, - Илья, обращаясь к Артему, переводил взгляд с меня на него.

  -Себя пожалей, мы же тут живем, - я полезла в холодильник за яйцами и кефиром.

  -Ну, я думаю, что это ненадолго, - ехидно протянул Илья.

  -Это еще почему? - обернулась и заметила, что Артем с моим братцем обменялись странными взглядами.

  -Потому, что вы друг друга поубиваете, и довольно скоро... С вашими то характерами.

  Я чувствовала какую-то фальшь в голосе брата.

  -А если серьезно?

  -Если через пять минут в мой желудок не упадет что-нибудь съедобное, то я покусаю тебя. Серьезно!

  -Не покусаешь!

  -Это еще почему?

  -Я за Полянского спрячусь! Он меня защитит!

  -Защитника нашла, - Илья фыркнул и отвернулся.

  Когда троглодиты были благополучно накормлены, Илья, чмокнув меня в щеку и обменявшись с Артемом многозначительными взглядами, убежал к себе на кафедру, а Полянский, откинувшись с сытым видом на спинку стула поинтересовался:

  -Какие планы на сегодня?

  -Вечером сяду готовиться к начерталке, а день свободен.

  -А можно наоборот? Я сейчас на работу, а вечером свободен. Так как?

  -Хорошо, - я улыбнулась. - Но только за такое вмешательство в мой распорядок дня, ты моешь посуду.

  Полянский уныло покосился на внушительную горку в раковине.

  -Эксплуотаторша.

  -Нет, это просто справедливое распределение обязанностей.

  -Вась, иди сюда, - Артем, чуть покровительственно улыбнувшись, протянул руку, и, как только мои пальцы ее коснулись, притянул меня на себя, заставив сесть на колени. - Я понимаю, что ты сейчас всеми доступными методами пытаешься взять ситуацию под свой контроль. Но так не пойдет, мелкая.

  Он убрал прядь моих волос, упавших на лицо, за ухо.

  -Тем, я пытаюсь понять, о чем ты мне сейчас сказал, но у меня не получается. Ты не хочешь мыть посуду?

  -Не горю желанием, но я не об этом, - Полянский пытался не рассмеяться, но у него это слабо получалось.

  -А о чем?

  Артем задумался.

  -В любой паре есть ведущий и ведомый. Я не буду ведомым. Попробуй привыкнуть к тому, что ответственность за тебя примет кто-то другой, м? - приподняв мое лицо за подбородок, Полянский заглянул мне в глаза.

  Теперь задумалась я.

  -Мне будет сложно...

  -Знаю.

  -И не всегда будет получаться...

  -Я в этом не сомневаюсь.

  -Но я попробую свыкнуться с такой мыслью.

  -Вот и умница, - Артем, чуть криво улыбнувшись, поцеловал меня в губы.

  -Только не думай, что это спасет тебя от мытья посуды! - чмокнув его в нос, встала с колен. Улыбнулась себе под нос и уже с жалостливым видом обернулась. - Нет, правда, Тем, помой, пожалуйста, я ведь готовила... - тихо сказала, потупив глазки. - А еще на ужин что-нибудь вкусненькое сделаю.

  Парень, усмехнувшись, подошел к раковине.

  -Растешь на глазах.

  -Стараюсь, - поцеловав его в щеку, удалилась в свою комнату.

  День прошел в зубрежке, так что под вечер, казалось, задымиться голова. Артем пришел поздно, очень уставший и, как подсказывала моя интуиция, злой, хоть он и пытался этого не показать.

  -Пойдем в кино? - по-моему, при слове 'кино' Полянский едва удержался от того, чтобы не поморщиться. - Успеешь собраться, пока я ем?

  -Это что? Типа романтическое свидание? А кино - это единственное место, где ты можешь во время этого свидания с чистой совестью поспать? - парень глянул на меня волком. - Тем, прости. Я опять язвлю. - Подошла к нему и, положив ладони на его грудь, заглянула в глаза. - Может быть, останемся дома? Ты же устал. Поужинаем. Кино посмотрим с компа, а сходим в другой раз, м?

  -Хорошо, - парень немного расслабился и обнял меня. - Вторая попытка была лучше.

  -Угу. У тебя что-то случилось?

  -Нет, просто устал, - Артем провел ладонью по моей спине. - А еще мне завтра придется уехать по делам отца. На два дня.

  Я только вздохнула, не став говорить, что буду скучать.

  -Пойдем ужинать? Илья опять где-то загулял.

  Вечер был замечательным, несмотря на то (или, скорее, благодаря тому), что говорили мы очень мало. Поев, устроились перед компьютером на диване и, почти не спорив, выбрали какую-то комедию. Я если честно, при всем желании не смогла бы вспомнить ее сюжета, потому что почти все время дремала, лежа рядом с Артемом и чувствуя на талии его руку.

  Когда проснулась утром, Полянский уже уехал. Выдраив до полудня всю квартиру, чтобы не ходить неприкаянной тенью по дому, в обед отправилась на консультацию в универ. В вестибюле, приплясывая от нетерпения и любопытства, меня ждала Ника.

  -Привет, Васелисочка, рассказывай, как ты выжила?

  -Привет. Ты о чем? - я огляделась по сторонам, ожидая увидеть и Макса, но того в обозримом пространстве не наблюдалось.

  -Я о том, что Полянский, который позавчера ввалился ко мне домой в поисках Вашей персоны, был настроен очень решительно. Не смогу повторить его речь в точности, но слова: 'выпорю', 'зад', 'ремень' и 'прибью' там точно были.

  -А ты говорила ему про то, что ты узнавала для меня? - хотя я и сама с трудом разобрала, что сказала, подруга меня поняла.

  -Нет, я решила, что ты сама выберешь момент, чтобы ему сообщить. И Макс не говорил.

  -А к Максу он тоже домой вломился?

  Ника хихикнула.

  -И не только, он его заставил обзванивать одногруппников. Всех.

  -Ё-маё, - я схватилась за голову. - Стыдно-то как...

  -Да, ладно тебе. Максик все всем объяснил в лучшем виде. Ты лучше расскажи, что там у вас твориться? Ты же с ним с экзамена ушла, да?

  -Да.

  Пришлось вкратце рассказать о боях на личном фронте и о настоящей расстановке сил, пока мы не спеша шли к кафедре.

  -Ох, и влипла ты, подружка, по самые ушки, - сочувствующая реплика Ники никак не совпадала с довольной физиономией.

  -Сама понимаю, - я облегченно вздохнула, заметив преподавателя, спешащего к аудитории. - Пошли быстрей, а то сейчас вопить будет, что мы опаздываем.

  Следующие полтора часа я получала ЦУ: в устной форме от препода - о том, как сдавать экзамен завтра и в письменной форме от подруги - о том, как мне себя вести с Полянским.

  Но вся эта адски полезная информация проходила мимо моих ушей и глаз, потому что моя персона внезапно прочувствовала все возможные последствия желания Артема.

  'А ведь исполнять-то придется в любом случае'.

  Когда я уже представляла себя, идущей голяком по центральной площади города, меня не самым ласковым образом потрясли за плечо.

  -Васечка, ты где витаешь? - Ника с осуждением во взгляде положила перед моим носом краткий - всего на четыре листа - конспект на тему 'Как покорить сердце мужчины'. - Уже домой пора.

  -Угу, - я рассеянно сгребла со стола бесценный труд вместе со своими вещами.

  -В 'Алекс' пойдешь?

  -Нет, Никуль, извини, - подруга закатила глаза, но спорить или уговаривать не стала, а, чмокнув в щеку, убежала догонять Макса, появление которого в аудитории прошло мимо моего сознания.

  Когда я вышла из стен альма-матер, у меня появилось стойкое ощущение дежавю: хорошая, солнечная погода, желание пройтись до дома пешком, почти пустая улица и дорогая машина, остановившаяся перед моим носом.

  'Да, что ж такое-то!? Новая традиция?'

  -Василиса, мне нужно с Вами поговорить.

  Из маленькой спортивной ауди вышла стройная, темноволосая молодая женщина.

  -У меня нет настроения, попробуйте найти другого собеседника, - поправив сумку на плече, попыталась продолжить свой путь дальше, но меня остановил окрик:

  -Это в твоих же интересах.

  Обернулась.

  -Я не припомню, чтобы мы с Вами пили на брудершафт. И почему Вы так уверены, что...

  Брюнетка с досадой шлепнула ладошкой, утянутой в кожаную перчатку, по крыше авто.

  -Меня зовут Александра, я - жена Артема, - она, закрыв машину и нажав кнопку на брелоке, подошла ко мне ближе. - Нам действительно нужно поговорить.

  Я замерла, разглядывая женщину, в которую был (я перекрестила пальцы, надеясь, что в этом случае оправдано употребление именно прошедшего времени) влюблен Полянский.

  Она была эталонно женственна и грациозна. Действительно, как с обложки.

  'Недостаточек, ну хоть маленький, найдись, а?'

  У меня не было ни комплексов, ни иллюзий по поводу своего внешнего вида: хорошенькая, симпатичная, с пропорциональной спортивной фигуркой, но... Александра была ярко, даже глянцево красива. Во мне не было ни намека на ту ауру успешности, уверенности в себе, которая у нее была заметна даже на расстоянии.

  С тоской пришлось признать - мы бойцы разных весовых категорий, и я ей не соперница.

  -Не переживай, любая кошка когда-то тоже была котенком, - увлекшись разглядыванием, я вздрогнула от неожиданности, когда услышала немного хриплый голос, и поймала снисходительный, чуть насмешливый, но неожиданно незлой взгляд. - Ты миленькая, у тебя есть все предпосылки.

  -Предпочитаю ассоциировать себя с людьми, а не животными, - я сделала шаг назад. Нежданное расположение настораживало больше, чем явная враждебность.

  -Послушай, мне нужен быстрый развод и не нужны неприятности, поэтому, давай куда-нибудь зайдем, - я прищурилась. - На твой выбор. - Тут же попыталась успокоить меня Александра. - И поговорим.

  -Хорошо, - я кивнула на ближайшее заведение общепита, которое не очень бойко торговало малосъедобным фастфудом. Женщина слегка поморщилась, но согласилась.

  Прикупив по стаканчику кипятка, в котором плавали прозрачные мешочки с чайной трухой, красителями и ароматизаторами, мы поднялись на второй этаж едальни и попытались устроиться с максимально возможным комфортом, благо, кроме нас там обреталась только влюбленная парочка, не обращающая ни малейшего внимания на окружающую обстановку. Я молчала, предоставив моей vis-à-vis право начать разговор.

  -Можно поинтересоваться? Тебе Артем что-нибудь рассказывал обо мне? - Александра, рассеянно помешивала палочкой темно-коричневую бурду в стаканчике, не поднимая взгляда.

  -Да, но не много, - сама того не заметив, я стала заниматься тем же.

  -Осуждаешь?

  -Не мне тебя судить, - пожала плечами. - Хотя..., нет, знаешь, осуждаю.

  Александра улыбнулась, посмотрев на меня.

  -Честная.

  -Не всегда, - я бросила дурацкую палочку на стол. - Мы тратим время.

  -Как скажешь, - после небольшой паузы, женщина продолжила. - Вчера я подслушала часть разговора своего деда и Карины. Они обсуждали, где найти людей, для того, чтобы - цитирую: 'справиться с наглой девчонкой'. Будь осторожна. Карина помешана на деньгах, а в тебе видит угрозу. - Александра серьезно посмотрела мне в глаза. - Она готова на многое.

  -Почему ты меня предупреждаешь? - у меня вспотели ладони, а пальцы мелко дрожали.

  -Я же сказала, мне нужен развод, но на открытый конфликт с семьей я пойти не могу.

  -И что мне делать? - вопрос был риторическим и задан был тихо и скорее самой себе, чем Александре, но она ответила.

  -Постарайся не оставаться одна и никому не верь.

  Мы ненадолго замолчали, впрочем, не спеша расходиться.

  -Зачем тебе развод? - я то комкала, то старательно распрямляла бумажную салфетку.

  -Я давно люблю другого человека и хочу быть с ним.

  Все-таки встав, Александра коснулась моего плеча и собиралась уйти, но вернулась с полдороги.

  -У меня будет просьба, - я подняла на нее взгляд. - Пожалуйста, никому не говори о нашей встрече. У меня могут быть серьезные неприятности.

  Дождавшись кивка, женщина, так неуместно смотревшаяся в убогой обстановке, покинула помещение.

  Проводив ее взглядом, я осмотрелась по сторонам, подсознательно ожидая увидеть 'людей', притаившихся, наверно, в засаде по мою душеньку. Место дислокации агрессивно настроенных субъектов могло находиться либо за одним из пластиковых хлипких стульчиков, либо под чахлым искусственным кустиком, который по задумке шедевранутых дизайнеров этого заведения пытался закосить под райские кущи.

  'Так. Успокойся, выдохни и думай'.

  Получилось: скрипнуть зубами, вздохнуть и не расплакаться.

  Достала телефон, и первым порывом было позвонить Артему, но...

  Передо мной встала дилемма: сообщать о разговоре с Александрой нельзя, соответственно, никаких других аргументов в доказательство тому, что мне что-то может угрожать нет; если промолчать о беседе, то меня вполне могут принять, за слишком мнительную истеричку. Это не так уж и страшно, но маловероятно, что все это воспримут всерьез и предпримут хоть какие-то действия...

  Видимо судьба решила надо мной вдоволь похохотать, ну, или совсем избавить мир от столь несуразного существа, но телефон, моргнув экраном, выключился и включаться обратно отказался.

  'Без паники. Без паники, кому говорю!'

  Просидев еще несколько минут в забегаловке, решила отправиться домой. Как-то не верилось, что кто-то может пробраться в квартиру. С неспешными прогулками в гордом одиночестве на сегодня было покончено, поэтому я, короткими перебежками, при помощи общественного транспорта добралась до места назначения, но остановилась перед подъездом.

  Вполне возможно, что это были просто последствия испуга, но вторые девяносто просто вопили о неприятностях.

  'Так, интуиция подсказывает, что туда лучше не идти. А куда? Макс и Ника - отметаются. Не хватало еще и друзей втягивать во всю эту историю, и без того подружка с братцем Артема общалась, как бы чего не вышло... Полянского нет в городе. Черт! Уехать к родителям? Нельзя. Сессия. Илья... Тоже не вариант... Что же делать-то?'

  Решив, что внезапно возникшая подъездофобия - это просто обострение моей подозрительности, тихо матюкаясь для поднятия боевого духа, я решительно пошла навстречу своим страхам.

  А зря...

  Интуиции лучше верить.

  Металлическая дверь, закрывшись за мной лязгнула, казалось, по самым нервам, отрезая от дневного света и окуная меня в чернильную тьму маленького помещения тамбура, в котором была то ли вывернута, то ли разбита лампочка.

  -Привет, крошка, - большая ладонь в холодной толстой кожаной перчатке зажала мне рот. - А мы тебя давно ждем. Ты не бойся, убивать тебя не просили. Мы просто съездим сейчас на одну дачку и немножко, - тихий смешок, - пообщаемся.

  Вывернув руку за спину, меня потащили вниз по короткой лестнице к двери, ведущей в подвал.

  Я смотрела на все, как будто со стороны. Все правильно. Сейчас день, и если просто вывести меня из подъезда, то можно нарваться на свидетелей. А в подвале есть небольшие окошки, выходящие на задний двор. Если припарковать машину рядом с одним из них, то из-за балконов почти невозможно разглядеть, кого силком затаскивают в салон.

  На меня неподъемным грузом навалилась апатия, и я ни единым движением не сопротивлялась похитителям.

  -Ты смотри, какая понятливая девочка! - подал голос второй мужик. - Может, еще и с удовольствием порезвимся.

  Мерзкий, мерзкий тихий смех. Впрочем, именно он заставил прийти в себя.

  'Охренела расслабляться? Смотри в оба, идиотка! Нужно не упустить малейший шанс. А он должен быть. Должен!'

  -Услышу от тебя хоть звук - сломаю челюсть. Поняла? - я отрывисто кивнула, и с моего лица пропала ладонь.

  Как я и думала, меня привели к окну, с которого была снята решетка. Свет, сочащийся из него позволил мне разглядеть отморозков: один, который держал меня, чуть повыше, другой - пониже, оба сутулые, невнушительные и серые какие-то... Пройдешь мимо по улице - не заметишь.

  Но, несмотря на их субтильное телосложение, я прекрасно понимала, что у меня не было ни одного шанса с ними справиться.

  -Руки! - не дождавшись моей реакции, один из мужиков свел за спиной мои запястья и быстро связал их веревкой.

  Тот, что стоял напротив окинул меня маслянистым взглядом, другой, вынув из кармана телефон, кому-то позвонил.

  -Чисто?

  Видимо, ответ удовлетворил, и первый из мужиков, использовав в качестве ступеньки снятую с рамы решетку, пролез в окно, откуда почти сразу появилась его рожа и протянутые руки.

  -Куколка, иди к дяденьке, - сказанное наверно показалось ему невероятно остроумным, и он приглушенно заржал.

  -Ты че не принимаешь приглашения? - оставшийся со мной грубо толкнул в спину, отчего я сделала шаг к окну, а после, подхватив за талию, передал остряку, который больно обхватил мои руки подмышками и вытащил на улицу. Второй тут же, подтянувшись, оказался рядом. Передо мной стояла грязная девятка с тонированными задними стеклами, за рулем которой сидел еще один тип, примерно мой ровесник.

  Дальше... Время как будто растянулось, замедлив свой ход.

  Из-за угла дома не спеша вырулил небольшой джип. Похитители, все надеющиеся избежать лишних свидетелей, попытались быстро впихнуть меня в машину, но спас каблук, зацепившийся за что-то на земле, и я упала, ударившись о машину головой.

  -Что происходит? - этот мужской голос показался мне райской песнью, но разглядеть ответственного гражданина мне не удалось, потому что от боли в вывернутых руках, за которые меня дернули, чтобы поднять с земли, зажмурилась.

  -Пацан, вали, если не хочешь неприятностей.

  Что случилось потом, я не имею не малейшего представления, потому что внезапно отлетела к стене дома и сжалась в комок, боясь видеть происходящее, но не в силах его еще и не слышать.

  Звуки ударов. Мат. Визг спешно отъезжающей машины. А затем тишина. Оглушительная. Пугающая неизвестностью.

  -Девушка, Вы сильно пострадали? - от аккуратного прикосновения к плечу я вздрогнула. - Как ты? Давай скорую вызовем.

  -Не надо, я вроде в порядке, - все-таки подняла лицо и увидела перед собой красивого молодого парня присевшего на корточки, внешний вид которого портили только разорванное на плече пальто и струйка крови, бегущая из носа.

  -Точно? Ну-ка, милая, сколько пальцев? - перед моими глазами появилась рука со стесанными костяшками, показывающая такой символичный на данный момент знак 'victory'.

  -Два, - я заглянула в синие-синие глаза спасителя. - Ты сам-то как?

  Он, как будто опомнившись, коснулся лица, размазывая красные струйки по смуглой коже.

  -Жить буду. Веселый тут у вас райончик... - он окинул двор взглядом. - Я только вчера в вашем доме квартиру снял.

  -Уже жалеешь? - я поднялась, опираясь на поданную руку.

  -Что ты? Нет, конечно, - парень усмехнулся. - Такую девушку спас. Значит, все не зря.

  -Просто благодарность - это очень мало, но, все равно, спасибо, если бы не ты... - я всхлипнула, на секунду представив это 'если', но тут же одернула себя. Только истерики тут не хватало.... Нет, в том, что она будет я не сомневалась, но нужно подождать до того момента, пока не останусь одна. Порывшись в карманах куртки, выудила упаковку бумажных платочков и протянула парню.

  -А по-другому - никак, - спаситель пожал плечами. - В качестве компенсации я заберу у тебя все салфетки. - Он помахал у меня перед носом упаковкой, прежде чем ее раскрыть. - И давай-ка, милая, полицию вызовем.

  -Давай, - оглянулась. - Только у меня сумка где-то в подъезде или в подвале упала. И телефон сломался сегодня.

  -Я смотрю, у тебя сегодня на редкость удачный день, - тонкая белая бумага, приложенная к его лицу, довольно быстро пропитывалась кровью.

  Слезы, сдерживаемые только гордостью, подступили близко-близко.

  -Эй, ну ты чего? Я только хотел восхититься твоим самообладанием, - парень, затолкав в ноздри платочки, положил руки мне на плечи. - Поплачь, если нужно. Но знай и верь, что если сегодня намного хуже, чем просто хреново, то скоро обязательно будет намного лучше, чем просто хорошо. - У меня получилось только кивнуть. - Вот и славно.

  Внезапно в кармане парня зазвонил телефон. Я, кривовато улыбнувшись, отошла, давая ему поговорить.

  -Да, кис, - не смотря на расстояние в несколько шагов, я услышала женский голосок, что-то вопрошающий из трубки. - Ляль, я не могу пока приехать. Правда, не могу. Тут человечек один в неприятности попал. - Телефон что-то взвизгнул. - Да, это девушка, но ей нужна моя помощь. Приеду, как только освобожусь. Ляль, я люблю только тебя... Ляля! - неведомая мне девушка теперь вопила не переставая. - Я приеду и все объясню.

  Закончив разговор, парень немного виновато улыбнулся.

  -Извини.

  - Это ты извини. Жена? - я кивнула на мобильник, который опять зазвонил.

  -Невеста, - в том, как он сказал это слово, были и нежность и раздражение одновременно. -Прости.

  Теперь мой спаситель, отойдя, боком сел на водительское кресло своей машины, которая до сих пор стояла распахнутой, и что-то приглушенно и быстро заговорил в трубку.

  Я, тем временем, не желая подслушивать, оглядела себя.

  Хороша - просто неописуемо! Джинсы порваны, на куртке разошлась молния, и все это еще и покрыто равномерным слоем подвальной склизкой грязи.

  Потерла запястья, на которых краснели следы от веревки.

  'И как я умудрилась не заметить, когда парень ее с меня снял?'

  Чтобы чем-то себя занять, взяла в руки ком снега и попыталась оттереть вещи, но только сильнее размазала грязь.

  -Боюсь, что их уже не спасти, - я едва ли не подпрыгнула, услышав его голос рядом. - Напугал?

  -Нет, - обернулась. - Но в свете недавних событий, я немножко нервная.

  -Постараюсь больше не допускать таких промахов. Я полицию вызвал, обещали скоро приехать. И..., - парень ударил себя ладонью по лбу. - Черт, где мои манеры? Меня зовут Никита, можно Кит. - На его лице заиграла обаятельная улыбка, которую не могли испортить даже торчащие из носа салфетки.

  -Василиса. Вася, - я протянула руку для пожатия, но ее поцеловали, легко коснувшись губами тыльной стороны ладони. - Мама с папой мальчика хотели? - У меня, наверно, вытянулось лицо, от такого несоответствия галантного жеста и совсем не галантного вопроса, заданного сочувствующим тоном, но он тут же попытался исправить ситуацию: - Прости, видно меня все-таки сильно ударили по голове. Красивое имя. Лисса.

  -Нормальное, - поддерживать светскую беседу не было сил.

  -Не раскисай! Чтобы без толку не торчать тут в ожидании бравых правоохранительных органов, пойдем сумку твою искать, вдруг еще не уперли? - я уже в который раз кивнула. - Если хочешь, расскажи куда влипла. Но я не настаиваю...

  Пока ходили за сумкой, которая валялась в углу все еще темного тамбура, я, вкратце, опуская многие подробности, объяснила ситуацию.

  -Да уж... - Кит, дослушав мою историю до конца, сочувственно вздохнул. - Влипла ты, Лисса.

  Похлопав себя по карманам, он достал бумажник, из которого вытянул простую белую визитку.

  -Если будет совсем уж не к кому обратиться - звони, попробую помочь, - я приняла прямоугольничек, на котором красивым, но без излишеств, шрифтом было написано: 'Синицын Никита Алексеевич' и чуть ниже номер мобильного телефона. Ни фирмы, ни должности указано не было.

  -А как же невеста? Не приревнует?

  -Приревнует, - Кит досадливо поморщился, потерев затылок. - Я пытаюсь объяснить ей, что мне можно доверять, пока безрезультатно. Но я уверен, что со временем мы решим эту проблему.

  Не прошло и получаса, как приехал наряд. Очень усталый и равнодушный дядечка долго задавал мне одни и те же вопросы, я что-то подписывала, о чем-то говорила... Все как в тумане.

  Приехал взъерошенный Илья, которому кто-то позвонил, непонятно откуда выползли соседи, слепые и глухие в тот момент, когда нужна их помощь, но удивительно зрячие и остро слышащие, когда в воздухе пахнет новой сплетней.

  А мне хотелось только запереться в своей комнате и разреветься. И желательно, чтобы рядом никого не было. Даже Артема.

  У меня сложилось ощущение, что домой я попала только через несколько часов. Брат пытался напоить то чаем, то успокоительным, от которых я отказалась и, в конце концов, оставил меня в покое. Наскоро приняв душ и одев старенькую ночнушку, упала на кровать и, даже не расстилая постель, уснула.

  Мне снилось, что я иду по бесконечному, очень холодному снежному полю. Какой-то цели нет - просто знаю, что нужно идти. Идеально ровный, синевато-белый наст незаметно сливается на горизонте с абсолютно белым небом. Обернулась и с удивлением заметила, что не оставляю следов. Наклонилась, пытаясь собрать снежок, но рука прошла насквозь, как у призрака. Удивилась. Присела, чтобы попытаться набрать снег в обе ладони, но заметила краем глаза несколько приближающихся точек. Волки. Хотела побежать, но за мгновение до этого бывший нематериальным снег, вдруг стал твердым, как камень и сковал утонувшие в нем ступни, не давая сделать ни шагу. Дернулась, но вместо того, чтобы освободить ноги - упала. Закричала - но не получилось издать ни звука. Бессильные, злые слезы покатились из глаз. Вдруг что-то изменилось...

  Снег, который был подо мной, вдруг превратился в мягкую теплую траву, а шею защекотало горячее дыхание. Оглянулась. За моей спиной разлегся большой белый тигр. Вместо того, чтобы еще больше испугаться, я успокоилась. Он защитник. Не палач.

  -Тише, маленькая, - тигр вдруг заговорил очень знакомым голосом.

  Прижалась всем телом к зверю, рядом с которым чувствовала уют и надежность.

  -Замерзла? - сильные руки притянули меня ближе. - Ты почему нормально спать не легла?

  'Руки? Спать?'

  Открыла глаза.

  Холодный полумрак комнаты рассекал свет уличных фонарей, украдкой заглядывающих в незашторенное окно. Я лежала под чужим тяжелым одеялом, а к моей спине прижималось горячее мужское тело. И мне не нужно было оборачиваться, чтобы узнать кто это.

  -Ты приехал, - я сама не разобрала интонацию: полувопрос-полуутверждение. Развернувшись, обхватила его за шею и спрятала лицо на его груди.

  -Приехал, - Артем прижал меня к себе. - Ты вся как ледышка. Почему легла спать с открытой форточкой и без одеяла?

  Пожала плечами.

  -Не знаю. Уснула так. Ты как здесь оказался? Говорил ведь что на два дня уезжаешь...

  -Ты не рада? - может быть мне показалось, но Полянский чуть напрягся, ожидая ответа.

  -Рада.

  -Мне Илья позвонил.

  -Ясно...

  -Как ты? - Артем еще теснее прижал меня к себе.

  -Мне страшно, Тем, - он приподнял мой подбородок, вглядываясь в глаза в полумраке комнаты.

  -Мелкая, не бойся, к тебе больше никто не прикоснется.

  -Она же больная...

  -Тсссс, - Полянский заставил меня замолчать, поцеловав в губы. - Она - это не твоя забота. - Стало понятно, что подробного рассказа о том, как он будет обезвреживать Карину, я не дождусь. - Попробуй уснуть, маленькая.

  -Угу, - Полянский о чем-то вздохнул и лег чуть повыше, чтобы мне было удобней, но мы оба еще долго лежали без сна, каждый думая о своем.

  ***

  Экзамен я провалила. Можно, конечно, списать все на стресс и неудачный билет, но... Если быть честной с самой собой, то причиной была только недостаточная подготовка.

  Полянский, который конвоировал меня (по-другому и не скажешь) к вузу и обратно пытался говорить на отвлеченные темы, но заметив отсутствие какого бы то ни было энтузиазма, умолк.

  -Из-за экзамена так расстроилась? - поинтересовался Артем, когда мы вышли из вестибюля кинотеатра.

  После неудачной попытки меня разболтать, Полянский предпринял не менее неудачную попытку развлечь. Все, на что хватило его воображения - это тупая американская комедия в кино.

  -Да, - я пошла к его машине, сунув руки в карманы куртки.

  -Вась, - он, догнав, развернул меня лицом к себе.

  -Артем, а ты думаешь, что у меня нет других проблем? Ты сказал, что разберешься, и я тебе верю..., но... Черт, я не привыкла полагаться на кого-то кроме себя! Вокруг меня твориться хрен знает что, а ты предлагаешь расслабиться и получать удовольствие! А я не понимаю, во что вляпалась... И, да, - пристально посмотрела в глаза, - а ты того стоишь, Полянский?

  Сказав, тут же пожалела, но было уже поздно...

  Парень, отпустив меня, посмотрел в сторону. Невеселая, саркастичная полуулыбка, острый взгляд из-под ресниц.

  'Обиделся? Ну и черт с тобой! Не я виновата в том, что моя жизнь стала похожа на помесь арт-хауса с мексиканским сериалом!'

  - В обратку? Нехорошо, - Артем усмехнулся и, подцепив за капюшон куртки, притянул к себе, обнял. - Я задел тебя тогда? Прости.

  -Ушам своим не верю! Ты извиняешься?

  -Вась...

  -Не васькай! Говорила мне мама, что все беды от красивых мужиков, и нужно искать умного и заботливого, так нет же! Угораздило меня... - оборвав себя на полуслове, попыталась оттолкнуть Артема, но с тем же успехом можно было попытаться сдвинуть соседнее здание кинотеатра.

  -Ну? - Полянский был невозмутим.

  -Что 'ну'?

  -Ты не договорила, - этот... едва ли не смеялся!

  -Отстань!

  -Боевой котенок в действии, - прокомментировал мои новые попытки вырваться Артем. - Шерсть дыбом, коготки выпущены, шипит, но силенок не хватает. Успокойся. Пока не выслушаешь - не выпущу.

  -Вещай, - я замерла, но расслабляться не спешила.

  -Спасибо. И попрошу не перебивать.

  -А это уже как получится.

  -Ты уж постарайся.

  -Ты хотел мне что-то сказать? Так говори.

  -Мы же договаривались, что ты не будешь язвить, - не желая смотреть на Артема, я оглянулась по сторонам - похоже, если мы задержимся еще на чуть-чуть, то соберем вокруг себя толпу. Прохожие уже начали на нас оборачиваться.

  -Но мы не договаривались, что твоя мачеха будет подсылать ко мне головорезов! Тем, пойдем в машину.

  -Я же сказал, что она тебя не тронет! - он начинал злиться.

  -Она уже тронула, Артем!

  -Тише, Вась..., - я хмыкнула, все так же отводя взгляд. - Того, что произошло, я изменить уже не могу. Да, я виноват в том, что случилось и сделаю все, что в моих силах, чтобы такого не повторилось. От того, что ты сейчас истеришь, никому легче не станет. Что бы сейчас ни предпринимала самостоятельно - ощутимо повлиять на ситуацию не сможешь. Тебе придется положиться на меня.

  Несмотря на то, что он говорил спокойно и приглушенно, в интонации проскальзывало раздражение.

  -Ага, то есть сейчас я должна признать свою неправоту, возрадоваться тому, что меня взял под свое крыло Артем Непобедимый и пасть ниц перед этим самоотверженным героем?

  -С тобой невозможно разговаривать!

  -Я устала от пустых разговоров! Верить тебе? Доверять? А что ты сделал для этого? Или только языком работать горазд? - Артем отпустил меня, сделав шаг назад и сжав кулаки. - Ну? Больше ничего СКАЗАТЬ не хочешь? - развернулась и пошла к автобусной остановке, но меня остановили, схватив за руку.

  -Иди в машину.

  -Да пошел ты... - попыталась выдернуть свою конечность из его хватки, но пальцы сжались только сильнее.

  -Я не шучу.

  -Отвали, - снова безрезультатная попытка освободиться.

  Не став больше спорить, Полянский одним неуловимым движением перекинул меня через плечо и понес к месту, где было припарковано авто.

  -Что? Переспорить не смог, решил самоутвердиться за счет физической силы? - ударила его ладонью по тому, что подвернулось.

  -Замолчи, - рыкнул Артем, впихнув меня в салон.

  -Как скажешь, - порывшись в сумке, достала плеер и, вдев наушники, включила музыку на полную громкость, уставившись в окно.

  Пока мы не переступили порог квартиры, никто не сказал ни слова.

  -Ты успокоилась? - Полянский остановил меня, когда я пыталась закрыться в своей комнате.

  -А что ты хотел? Опять поговорить? Мне это не интересно, - я устало привалилась к косяку. - И..., - решение, которое я обдумывала по дороге домой, было тяжелым, но, пожалуй, лучшим, - Артем, я разрываю наш договор. Ты теперь свободен, аки ветер в поле. У нас ничего не получится.

  Не дожидаясь реакции, закрыла дверь на щеколду. Села на кровать... и разревелась.

  -Открой! - глухой удар по деревянной створке.

  -Пожалуйста! Уйди! - крикнув, сжалась в комок, как от боли.

  'Да что со мной?'

  Откинула подушку, которую прижимала к себе. Прислушалась, но кроме собственных всхлипываний ничего не услышала.

  'А, плевать, даже если не ушел!'

  Когда вышла из комнаты, обнаружила Полянского сидящего рядом с моей дверью на полу.

  -Послушай...

  -Не приближайся ко мне! - я отскочила от него, как от чумного. Надо отдать должное, больше попыток пообщаться со мной он не предпринимал.

  Порывшись в кухонных шкафах, наметила несколько жертв - две тарелки с отбитыми краями и одну особо раздражавшую меня керамическую кружку.

  'Маловато будет'.

  Залезла в кладовку и вытянула оттуда почти полную коробку, в которую Илья аккуратно складывал банки из-под консервов.

  'Вот теперь - в самый раз!'

  Оттащив картонный ящик к раковине, затеяла небольшую перестановку - стол и стулья отодвинула подальше. И...

  Первый снаряд в виде кружки с дебильными лягушками разлетелся по кафельному полу, услаждая мой слух звонким дребезгом.

  'Прикольно!'

  Я глупо хохотнула и взялась за тарелку...

  Через пятнадцать минут о моих рыданиях напоминали только припухшие глаза и зудящие от соленой влаги щеки.

  Не скажу, что мое настроение было превосходным, но выть и лезть на стену от несправедливости жизни мне расхотелось.

  Удовлетворенно осмотрев плоды трудов своих праведных, ровным слоем покрывающие кухонный пол, я потерла руки и принялась за уборку, стараясь не обращать внимания на Полянского, который маячил на пороге кухни, но в конце концов не выдержав:

  -Артем, со мной все в порядке, я не шутила и решения не изменю. Пожалуйста, не действуй мне на нервы, их и так мало осталось.

  Отвернулась. Несколько секунд - и громкий хлопок входной двери.

  'Вот и славно'.

  Снова захотелось разреветься, но вместо этого я достала купленный сегодня на свои кровные простенький телефончик и позвонила Нике.

  -Мы сегодня идем в клуб, - услышав дежурное 'Алло', объявила я подруге.

  -Васечка, это вопрос или предложение? - похоже, что Ники спала до моего звонка.

  -Это констатация факта. Через, - осмотрела кухню, - три часа я за тобой зайду.

  -Ладно, - особого энтузиазма в голосе не наблюдалось, но и отказа я не услышала. И то мед.

  Уборка занимала руки, но оставляла свободной голову, в которой воспоминания, эмоции, размышления носились стадом обезумивших тараканов, не позволяя сосредоточится на чем-то одном. Но, как только с грязной работой было покончено, мной завладела одна насущная мысль - что надеть.

  Распотрошив весь свой не очень большой гардероб, я остановила свой выбор на узком темно-синем платье без бретелек и атласном клубном пиджаке к нему, который можно будет скинуть в любой момент. Клатч, длинные тонкие митенки, сапоги на высоком, но устойчивом каблуке, не самый яркий, но выразительный макияж с акцентом на глаза...

  Черт возьми! Я сама себе безумно нравилась!

  Как только сборы были окончены, я услышала дверной звонок.

  'Ну, кого еще принесло?'

  На пороге, нетерпеливо притопывая ножкой стояла Ника.

  -Меня Леська привезла, - не дав задать вопрос, ответила подруга. - Я смотрю, ты уже готова? Сейчас еще Макс сюда придет. И с чего тебе вдруг, Васенька, втемяшилось в голову в клуб пойти? И почему с нами? Где Полянский?

  Не успела я и рта раскрыть, как в дверь снова позвонили.

  -Это Максимка теперь пришел, - Ника, не глядя в глазок, щелкнула замком и напрасно...

  Ее едва не снесло ураганом...

  -Доча! Здравствуй, моя маленькая! - на мгновенье стиснув в медвежьих объятиях, меня подкинули к потолку. - Что у тебя тут твориться и где этот засранец? - папа не любил растекаться мыслью по древу и сразу перешел к делу.

  -К-какой засранец?

  Папулек огляделся по сторонам. Ника попыталась слиться со стенкой.

  -А их тут много? О, так ты тут с подружкой! Дядя Женя, - представился родитель, сотрясая Никину ладошку. - Ага, - теперь досмотру повергся мой внешний вид, - и наряд 'Прощай невинность, здравствуй папин инфаркт'. На танцульки намылились? Это правильно, нечего дома по вечерам сидеть. Покажи, где тут у вас холодильник, и можешь идти.

  Несильно шлепнув меня по пятой точке, папулька упираясь в пол ногами начал перетаскивать через порог огромный баул. Если бы такой достался вьетнамцу с рынка - тот прослезился бы от счастья.

  -Папуль, ты решил переехать сюда, зачем тебе столько вещей? А как же мама? - в монструозное нечто, на треть въехавшее в квартиру, легко поместилось бы пара десятков таких как я.

  -Вещи тут, - папа поправил небольшую, полупустую сумку, болтавшуюся на плече, - а это - кивок в сторону мечты вьетнамца - тебе мама покушать передала.

  -Понятно, - мамино стремление меня накормить было неистребимо.

  -Ну, ты обжора... - Ника с выпученными глазами наблюдала за въезжанием монстра в квартиру. - А так и не скажешь...

  -Доча, ты так и не ответила, где племяш? - пыхтя от натуги вопросил родитель.

  -Илья? Не знаю, смылся куда-то... Пап, может, мне остаться?

  -Даже и не думай! О, ухажер! - я выглянула на площадку, где под прицелом папиного взгляда стоял растерянный Макс. - Вы с серьезными намереньями или так, побаловаться? - Второй раз за последние пять минут я наблюдала за безуспешной попыткой мимикрии.

  -Не пугайся, батюшка шутить изволят, - я пошире распахнула дверь, давая Максиму возможность протиснуться в квартиру.

  -Евгений Дмитриевич, - отче повторил маневр с сотрясанием, как только Максимка оказался в зоне доступности, - можно просто...

  -Папа!

  Батя обернулся.

  -Не, я не хочу, чтобы он, - Макса тыкнули пальцем в грудь, - меня папой звал. - Друг был подвергнут критическому осмотру. - Вот дядей Женей - можно.

  -Пап...

  -А ну брысь на дискотеку, а то от твоей трескотни у меня уже голова болит!

  -Как скажешь, папуль, но я очень-очень рада тебя видеть! - обхватив за шею, поцеловала разулыбавшегося родителя в щеку.

  -Иди! Рада она..., - папуля чмокнул меня в нос и продолжил нелегкое дело доставки маминых гостинцев к месту назначения. - Бу! - Пытавшийся прокрасться по стеночке мимо моего родителя Макс едва ли не подпрыгнул. - Да не боись ты! Я добрый... иногда бываю.

  Папа хохотнул и, махнув на прощание рукой, закрыл за нами дверь.

  -Теперь понятно, в кого ты такая уродилась, - Макс стер со лба воображаемый (а, может быть, и нет) пот.

  -Ха! Ты еще мою мамулю не знаешь!

  -И слава Богу! - буркнул друг и припустил по лестнице.

  Ника только немного ошалело покачала головой, но никак не прокомментировала знакомство с моим родителем.

  В клуб мы добрались на такси, решив не мелочиться и не морозить на пробирающем до костей ветру свои тушки.

  Музыка оглушала, мигающий свет дезориентировал, атмосфера пьянила - все, что нужно девушке, решившей оторваться, присутствовало.

  Поручив Максу сдать вещи, мы с Никой протиснулись к бару.

  -Васенька, золотко, расскажи, что случилось? - заботливый тон не сочетался с игривой улыбкой, посланной бармену.

  -Солнце, я все расскажу, но не сейчас, - я задумалась над тем, нужен ли мне допинг, или и так пойдет.

  -Хорошо, - Ника надула губки, но я точно знала, что она не обиделась на мой отказ. - Выпьешь?

  Решив не усугублять плохое настроение алкоголем, отрицательно качнула головой.

  -Я - танцевать, идешь?

  -Нет, - мурлыкнула подруга, которая явно настроилась на флирт с служителем шейкера и стакана. - Я пока тут побуду. Не теряйся.

  -Это уж как получится..., - судя по всему, меня не услышали, увлеченные окучиванием новой жертвы.

  А для меня все отошло на второй план. Мысли, проблемы, чувства - все не важно, только ритм, бьющий по барабанным перепонкам, только музыка, живущая в теле...

  Я танцевала несколько часов, отбегая иногда к бару, чтобы попить сока, пока не почувствовала, что больше просто не держат ноги. Познакомилась с несколькими парнями, но те, когда понимали, что им ничего не светит, испарялись с моего горизонта.

  Ника, которая быстро разочаровалась в бармене, сказав, что у него мозгов меньше, чем у инфузории-тапочки, то составляла мне компанию, то, когда в поле зрения появлялся Макс, усиленно флиртовала с тем, кто попадался под руку. Судя по тому, что друг на это почти никак не реагировал, только предостерегал, если очередной кавалер был слишком пьян, то ее труды были напрасны. На мой вопрос о том, что это за маневры, подруга только отмахнулась и мстительно заявила, что обо всем расскажет, но только потом.

  Отловив Макса, тусившего со своими одноклассниками, которых он случайно встретил, и уломав его пойти домой, мы покинули уже порядком утомившее заведение.

  В моей голове была только одна единственная мысль - в душ и спать. Но моим мечтам не суждено было сбыться. Как только мы с Максимом (Нику проводили первой) подошли к подъезду оттуда вышел... Нет, скорее вывалился пьяный в драбадан Полянский.

  -О! Василиса премудрая нарисовалась! И верный друг на подхвате! Что? Наб***сь? А я еще нет! Мало мне! Ма-ло! - Артем попытался надеть на голову шапку, но шерстяная ткань только соскальзывала с затылка, не желая занимать положенное место. Так и не добившись желаемого результата, эта... пьянь болотная отбросил в сугроб ни в чем неповинный предмет гардероба, и по замысловатой траектории направился к своей машине, припаркованной в нескольких шагах от нас. - Все! Прощай, незабвенная! Я по бабам!

  Пока Полянский, роняя ключи, пытался открыть авто, у меня перед глазами мелькали картинки с авариями, случившимися по вине нетрезвых водителей, и то, что собственно от них оставалось в при неблагоприятном исходе.

  -Идиот! Стой!

  -Что-то не так? - В карих, с дурным блеском, глазах плескалась обида и злость.

  -Ты пьян! - я встала перед ним, привалившись спиной к двери машины.

  -Да в г***но! - радостно заявил Артем. - Иди спать. Устала теперь. - Не прилагая особых усилий меня аккуратно отпихнули в сторону, чтобы не мешалась.

  -Тем, не нужно никуда ехать. Пожалуйста, а? - я вернулась обратно, снова мешая ему открыть авто.

  -Черт! - сжатый кулак ударил по крыше, оставив вмятину. - Да какая тебе нахрен разница?! Мы расстались! Сама захотела! Все! Вали!

  Я осталась на месте.

  -Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, - сказала спокойным голосом, несмотря на то, что мне тоже хотелось кричать.

  Полянский несколько секунд вглядывался в мое лицо, то ли пытаясь разглядеть что-то, то ли просто сфокусировать зрение. А затем произошло то, что заставило меня усомниться в том, что он действительно настолько пьян, насколько хочет показать...

  Всего пара мгновений потребовалось ему, чтобы открыть-таки машину, впихнуть меня в салон, перекинув через рычаг переключения передач, причем, не ударив и не задев мной ничего, сесть самому и заблокировать двери. Не глядя на меня, Артем, хоть и не с первой попытки, но вставил ключ в замок зажигания и завел мотор.

  -Ты куда намылился, Полянский? - я вжалась в сиденье.

  - Никуда, - перекрестив руки на руле, он положил на них голову.

  -А зачем тогда машину завел?

  Устало выдохнул.

  -Отопление включил. У тебя ноги голые.

  -Артем, я не понимаю, к чему это все...

  -Знаешь, я тоже нихрена не понимаю! - он снова сорвался на крик. - Что в тебе такого? Почему я не могу быть с другой женщиной, кстати, красивей тебя, просто потому, что она - не ты, а? В тебе же все не так! Черт! - он, откинувшись назад, ударил ладонью по рулю. От раздавшегося сигнала я вздрогнула. Почти в тот же момент раздался настойчивый стук в окно со стороны водителя.

  Стоило Полянскому опустить стекло, как в салон заглянуло взволнованное лицо Максима.

  -Вы куда собрались? Вась, у тебя все в порядке?

  -У нее все в порядке. Мы никуда не едем - просто поговорим, а потом я провожу ее домой. Свободен, - как только прозвучали слова, стекло снова поднялось, едва не прищемив нос моего друга.

  -Артем...

  -Помолчи!

  -Я не буду молчать! Ты на себя-то смотрел? Что у тебя за плечами, кроме бесконечных баб, да папенькиных денег? Что ты сам по себе? Красивая моська - и то не твоя заслуга! Какие ко мне претензии? Я уважаю и люблю себя и прогибаться не понятно для чего не собираюсь!

  -Вась, - после крика приглушенный тон казался не естественным. А недолгая пауза - бесконечной. - У меня есть хоть шанс?

  Я отвернулась к окну, не зная, что сказать.

  -Можешь не отвечать, ты уже ответила, - обернулась к Полянскому - на пьяной физиономии нарисовалась немного затравленная, но довольная улыбка.

  -Что ты...

  -Если не отказала сразу, значит, есть. Пошли домой. Тебе давно спать пора.

  -Если бы тебе не приспичило мне душу излить посреди ночи, то я уже давно спала бы. Тоже мне, заботливый нашелся...

  -Все равно, ты меня любишь, - авторитетно заявил Полянский, - можешь не ворчать.

  -Ты самонадеянный, пьяный, наглый, отвратительный хам!

  -Да, я такой! - Заглушив двигатель, он вышел из машины и, обойдя ее, открыл передо мной дверь.

  -Слушай, что мне такого сказать, чтобы у тебя испортилось настроение?

  -Я верю в твою зазебре... зезабре... тьфу, и-зо-бре-та-тель-ность, - тщательно выговорил Полянский и, несмотря на то, что его слегка шатало из стороны в сторону, протянул мне руку, чтобы помочь выйти из авто.

  -Ты решил использовать меня в качестве подпорки, алканафт-любитель?

  -Мимо, - Артем улыбнулся.

  -Что 'мимо'? - я вышла, проигнорировав протянутую ладонь.

  -Я не обиделся.

  -Детский сад - трусы на лямках... Не обиделся он...

  -И вообще, я хороший, а не такой, как ты сказала.

  -Угу, когда спишь зубами к стенке.

  -А ты вредная.

  -И чего такой хороший ты, пристал к такой вредной мне, а?

  -Знай, это любовь, с ней рядом амур, ля-ля-ля-ля-ля, - пропел Артем, открывая передо мной дверь подъезда.

  -Это признание? - я остановилась.

  -Эх, Вася! Это - песня!

  Нет, я прекрасно понимала, что он пьян, и всерьез его слова воспринимать не стоит, но в груди что-то екнуло.

  Мы поднялись на свой этаж, я - молча, алконафт - с песнями и подобием плясок. Поскольку он опять заблудился в карманах, честь разбираться с замками досталась мне.

  -О! Доча пришла! Как погуляла? - не успела я войти, как с кухни вырулил папахен. - А это что за покемон? - Полянского он заметил не сразу. - Вася! Я надеялся, что ты избавилась от детской привычки тащить к себе всякую бездомную гадость! Оставь его в подъезде, пусть на коврике поспит. Если жалко, то вынеси ему одеяльце. - Мельком взглянув на Артема, распорядился родитель.

  -Дядь Жень, это Артем, я тебе про него говорил, - на выручку другу поспешил Илья.

  -А почему они вместе пришли? - пронзительный взгляд папочки, которому могли позавидовать в гестапо, был мне знаком, поэтому Полянскому я не завидовала. До полной картины не хватало только света, направленного в глаза.

  -Мы возле подъезда встретились, и я ее проводил. Меня зовут Артем, очень приятно с Вами познакомиться.

  Папа пожал руку, протянутую Полянским, но сила этого пожатия была такова, что парню приходилось прилагать немалые усилия, для того, чтобы не сморщиться.

  -Говорит мне моя отцовская чуйка, что ты - вредитель, а не проводитель, - наконец, папа отпустил Полянского. - Ладно, живи пока... Меня дядей Женей зови. Так. Васе - спать, покемону - проспаться, а с тобой, молодой человек, - папа обратился к брателло, - мы еще не договорили.

  Раздав ЦУ, родитель вернулся на кухню, а я тихо порадовалась, что этот длинный, ужасный день наконец-то закончен. Простояв несколько минут под душем, отправилась спать.

  Все было как всегда: моя постель, моя кровать... Но, черт побери! Может быть из-за того, что белье до сих пор слабо пахло Артемом, мне безумно не хватало под боком его самого и я еще довольно долго ворочалась без сна, бессознательно ища и не находя ставшее уже привычным тепло...

  Проснулась я совсем поздно, с удивлением обнаружив, что кто-то задернул шторы, заботливо отгородив меня от дневного света. По квартире разливался аромат чего-то вкусненького, а с кухни доносились звуки бурной хозяйственной деятельности и какая-то попсовая мелодия.

  Совершив моцион, я зашла в пищеблок и обнаружила престранную картину.

  Возле раковины стоял Полянский и чистил овощи, а у плиты, насвистывая что-то не в тон доносившейся из радио мелодии, вооруженный лопаткой, стоял Илюха и следил за уютно побулькивающей кастрюлькой.

  -Дочка, проснулась, чертенок? - за столом восседал папа и зорко следил за процессом готовки. - Артем! Тоньше шкурку делай!

  -Доброе утро, - я растерянно обозревала непривычную экспозицию.

  -Что, эксплуатировали тебя изверги?

  -Она, между прочим, тут...

  -Молчи, оболтус! Пригорит, как в прошлый раз, заставлю заново готовить!

  -Строго ты с ними... - мне даже стало чуть-чуть жалко парней.

  -Учись, дочка! В жизни пригодится. Садись, чайку попей и рассказывай, как у тебя дела. Замуж не собралась? - Полянский икнул и покосился на меня.

  -Нет, папуль. Что я такого плохого сделала, что ты меня замуж гонишь? - вместо чая, налила себе кофе.

  -Вот тут ты не права! Мне внуки нужны! Кстати, про тебя Тим спрашивал. Может зря ты так с ним? Хороший мальчик, хозяйственный. И тебя, между прочим, до сих пор любит, - услышав про друга детства, который внезапно воспылал ко мне отнюдь не дружескими чувствами, я загрустила. Не самые приятные воспоминания.

  -Как он?

  -Да нормально, вроде. Учится, работает... Передать ему что-нибудь? - я почти физически почувствовала на себе ну очень заинтересованный взгляд Артема. Впрочем, папа тоже его заметил и вопросительно посмотрел на меня.

  -Нет, папуль, ничего не передавай, - я отвела взгляд, но было уже поздно.

  -Так, Артем Батькович, ну-ка, поди-ка ты сюда, - Полянский, не мешкая подошел - то ли сказалась дрессировка, то ли и сам хотел поговорить. - Нож-то оставь.

  -Пап, а может не надо, а?

  -Чего не надо? Он, может, зять мой в перспективе, а я его покемоном называл! Я, может, извиниться хочу, - родитель повернулся всем корпусом к Артему, который тоже сел за стол. - Так как? Зять или не зять?

  -Папуль, от такого напора любой потенциальный зять быть им перестанет.

  -Во-первых, трусы нам в семье не нужны, а во-вторых, тебя пока никто не спрашивал. Соблюдайте порядок очередности, девушка, - не смотря на его манеру общаться, в наблюдательности и умении делать выводы родителю отказать было нельзя.

  -Евгений Дмитриевич...

  -Меня пугает такая официальность, молодой человек. У меня больное сердце! Пожалей ты старика!

  -Пап!

  -Не, она права - сердце здоровое, но в моем возрасте так положено, так что вы имели мне сказать?

  -Дядь Жень, попробуй, как посолено, - братец подсунул папе под нос ложку с жижицей.

  -Илья, да что ж ты за человек-то такой? Тут такой момент! Я почти прослезился, а ты со своими поварешками! - не смотря на отповедь, блюдо было продегустировано. - Пойдет.

  -Евгений Дмитриевич, я хотел бы попросить Вашего разрешения ухаживать за Васей.

  -От оно как! - родитель, хмыкнув, откинулся на спинку стула и прищурился. - А если не позволю? Ты малахольный какой-то, да и готовить не умеешь. Как такому дочку-то доверить, а?

  -Если не позволите, то это будет очень печально, но, - Полянский улыбнулся и посмотрел папе в глаза, - меня не остановит, уж простите.

  -У-ти, какой прыткий, - у меня было настойчивое ощущение, что батя сейчас еще и 'козу' сделает. - Не растерялся! Молодец, возьми с полки пирожок, понюхай и положи обратно. Да я что? Я-то ничего, это пусть она сама решает. Но обидишь, - с папы слетела вся шутливость, и он стал абсолютно серьезен, - шкуру спущу.

  -Папа! Хватит! Мы и без тебя разберемся...

  -А ты не лезь, разберется она! Один вон, - папа кивнул на Илюху, - уже наразбирался, дальше некуда.

  -Дядь Жень! Я же...

  -Вари, давай, - отче с наигранным удивлением посмотрел на Полянского. - А ты чего сидишь? Кабачки еще не дочищены, за морковку вообще не брался. Вперед и с песней. - Раздав задания, папа снова обратил внимание на меня. - Ну, что, чертик, рассказывай, как с учебой дела?

  -Я вчера экзамен завалила.

  -Пересдать можно?

  -Можно.

  -Тогда ничего страшного, - папа побарабанил пальцами по столу. - Тебе денег хватает?

  -И даже остается. Я же до сессии подрабатывала. Папуль, мы же все обсудили, когда я на праздники приезжала. Ты, кстати, надолго приехал? - парни оторвались от своих дел и, синхронно повернувшись, заинтересованно прислушались к нашему разговору.

  -Уже гонишь? - батя сделал вид, что обиделся.

  -Конечно! Ты же мне всех женихов распугаешь!

  -Ничего не поделать, дочь, естественный отбор, - папуля развел руками.

  -Твое мнение субъективно, поэтому отбор не естественный.

  -Ты хочешь вступить со мной в диспут? - папа сделал грозный вид.

  -Упаси, Боже! Ты всегда прав! - я подняла ладони вверх в знак капитуляции. - Ты на вопрос не ответил.

  Парни едва не закивали головами. Родитель, заметив их интерес, хитро улыбнулся.

  -Я тебе потом скажу. На ушко.

  -Ага. Ты мне шифровку напиши, а я, как прочитаю - тут же ее съем.

  -Илья, вари быстрее, мой ребенок так оголодал, что даже на бумагу согласный!

  -Пусть бутер схомячит, коль уж такая голодная, - пробухтел брателло, - и вообще, это не я варю, а плита. Все претензии к ней.

  -Такой взрослый, а с такой простой техникой договориться не можешь. Позор тебе, братец! - на меня посмотрели многообещающим взглядом. - Ой, боюсь-боюсь! - показала язык.

  Теперь осуждающе на меня смотрел папа.

  -Дите ты у меня еще, - покачал головой. - Нет бы... - батя оборвал себя на полуслове, махнув рукой.

  Я сделала вид, что устыдилась, а потом начала выспрашивать о родственниках, соседях, да и вообще, о том, что случилось в городе, пока меня не было. Родитель охотно мне отвечал, не забывая, впрочем, следить зорким глазом за процессом готовки, результат которой не поддавался какой-либо классификации, но был съедобным и даже вкусным.

  Папа, насытившись, уволок Илью в неизвестном направлении, строго наказав нам с Полянским не шалить.

  -Знаешь, у меня появилось настойчивое желание нарисовать что-нибудь на обоях или взорвать петарду в ванной, - задумчиво изрек Артем, как только за папулей закрылась дверь.

  -Я думаю, что под 'шалить' он подразумевал нечто другое, - я пожала плечами и отправилась в свою комнату, надеясь сегодня укомплектовать до полного багаж знаний, который мне был нужен для успешного окончания эпопеи с сессией.

  -У тебя замечательный папа, - Полянский проследовал за мной, но остановился на пороге спальни.

  -Ты пытаешься меня умаслить или на самом деле так думаешь?

  -Почему ты всегда ищешь подвох в моих словах? Мне понравился твой отец. В детстве..., - Артем ненадолго замолчал, но все же продолжил, - я очень хотел такого папу, как у тебя.

  -Да, мне с папой повезло. Ты что-то хотел? Мне готовиться надо. Ты отвлекаешь, - я серьезно посмотрела в его глаза.

  Полянский постучал кончиками пальцев по косяку.

  -Да, нет... Наверно, нет. Учись, - шагнул в коридор, остановился, обернулся, хотел что-то сказать еще, но передумал и только усмехнулся. Проделав все эти занимательные маневры, Артем удалился, заставив меня гадать: это он так не уверен в себе или опять что-то придумал.

  'Василиса! Это все не важно! Ботанить, быстро!'

  Я постаралась не отвлекаться на посторонние мысли и с головой ушла в учебники. Полянский появился в поле моего зрения только через некоторое время.

  -Вась, ты сегодня куда-нибудь идти собираешься?

  -А? - я подняла взгляд от учебника, не сразу поняв вопроса. - Нет.

  -Неожиданно... - пробормотал парень и хмыкнул.

  -Я ответила на твой вопрос, Полянский.

  -Это-то меня и удивляет. Ладно, мне нужно уйти. Будь дома, пожалуйста.

  Я помахала рукой, уже не отрываясь от процесса познания и не особо прислушиваясь к тому, что он говорил.

  Когда до победного конца оставалось совсем немного, меня отвлек настойчивый звонок в дверь.

  -Нет меня дома! Не-ту! - пробурчала себе под нос, надеясь, что визитер воспримет мои эманации и испариться с порога. Но, видимо он был либо слишком плохим эмпатом, либо ему было уж очень нужно добраться до моей тушки или до кого-то из парней и поэтому, плевать он хотел на мое нежелание отрываться от стачивания зубов и мозгов о научный гранит.

  'Ну, ты нарвался, кем бы ты ни был!'

  Я с силой саданув по столу учебником, отправилась воздать непрошенному гостю по заслугам и, заодно, на будущее, в качестве профилактики, чтобы потом не повадно было отвлекать бедного ребенка от зубрежки, но замерла на пороге, как только открыла дверь.

  Размазывая по красным щекам черные потеки туши и хлюпая носом, передо мной стояла совершенно несчастная и растрепанная Ника.

  -Что...

  -Вась, дай мне умыться, чуть-чуть успокоиться, и я все расскажу, - перебила подруга деловым тоном, который испортила всхлипыванием в конце фразы.

  Я молча пропустила ее в квартиру. Пока Вероника сидела в ванной, сделала чай. Мне в голову не могло прийти, что так расстроило спокойную девушку, не склонную к истерикам. Неприятно кольнула совесть.

  'Совсем ты, Василиса, в своих проблемах погрязла, даже не знаешь, что с подругой твориться'.

  На то, чтобы умыться и отчасти привести себя в порядок Нике понадобилось минут пятнадцать, по истечении которых она присоединилась ко мне на кухне, сверкая неестественной улыбкой на совсем детской, из-за отсутствия косметики, физиономии.

  Я поставила перед ней чашку с ароматным напитком, которую подруга приняла, благодарно кивнув.

  -Вась, я - дура, - вздохнув, заявила Ника.

  -Что случилось, солнце?

  Девушка посмотрела на потолок, быстро-быстро заморгав глазами, чтобы согнать подступившие слезы.

  -Знаешь, я тебе не говорила, но мне очень понравился Максим. Еще летом, на практике, когда только познакомились... - Вероника пригубила чая, поморщилась - она не очень любила горячий, и поставила чашку на стол.

  А дальше... последовала незамысловатая история любви.

  То, что Максимка сразу обратил внимание на мою подружку, я заметила и даже немного взревновала, но отношение парня к нам постепенно стало ровным, и это его предпочтение было мной забыто. Как оказалось, многого я просто не знала...

  Макс начинал ухаживать за Никой, но та, начитавшись умных книжек, решила, что сразу ответить на его знаки внимания будет слишком просто. 'Мужчина - охотник, он должен добиваться женщину' - гласила первая заповедь соблазнительницы, и моя подружка, вооружившись этим постулатом, решила поиграть, и отвергла нескромные притязания.

  Судя по всему, Макс был неправильным мужчиной или не читал книжек о взаимоотношениях полов. Зажав мою подружку в коридоре во время перерыва между парами, парень задал прямой вопрос - будет она с ним встречаться или нет, на что потребовал такого же прямого ответа.

  Видимо, помимо того, что он был неправильным мужчиной, он был еще и неопытным, потому что принял кокетливый отказ девушки за чистую монету.

  Больше попыток завоевать эту крепость Макс не предпринимал.

  А Ника тем временем прочувствовала всю глубину своей неправоты и стала всеми методами, не выходящими за рамки приличий, стараться привлечь внимание парня, но он уже не обращал на это внимания, относясь к Веронике так же как ко мне - ровно и по-дружески. Постепенно и Ника успокоилась, но...

  В один памятный вечер, когда у моего братца был день рождения, Максимка схлопотал по носу, и Вероника сама не заметила, как процесс утешения и дружеской заботы о пострадавшем перешел в куда более увлекательный... в горизонтальной плоскости.

  Когда на утро довольный Макс притащил ей завтрак в постель, подруга, то ли испугавшись, то ли растерявшись, заявила тому, что все произошедшее ночью было единоразовой акцией и вообще ошибкой, о которой она очень жалеет. Одевшись в рекордные сроки, она покинула квартиру Макса. Он ее остановить и не пытался.

  Подзабытые чувства в душе Ники вспыхнули с новой силой, но парень принял правила ее игры и, похоже, действительно относился к той ночи как к ошибке.

  Поведав мне сию печальную песнь, подружка замолчала.

  -Так. Понятно все и грустно, конечно... Но сейчас-то ты что ревешь?

  - Максим встречается с другой девушкой, а у меня, - судорожный всхлип, - задержка...

  Если бы я не сидела - упала бы.

  -Тест делала? Ко врачу ходила?

  Ника отрицательно мотнула головой.

  -Я боюсь.

  -Никуль, ты меня прости, но бояться нужно было раньше. Вы предохранялись? - ответом мне было рыдание. Подруга, оперев руки о столешницу и спрятав лицо в ладонях, снова расплакалась. - Тааак... Ник, сиди тут, я сбегаю в аптеку.

  Напоив подругу пустырником и быстро одевшись, побежала за тестом.

  Днем была оттепель, но к вечеру опять подморозило, и теперь по тротуарам было бы логичней перемещаться на коньках, нежели в сапогах на высоком каблуке. Несмотря на то, что нужное мне заведение находилось всего в квартале от моего дома, у меня были все шансы переломать себе ноги, но что не сделаешь ради подруги.

  До аптеки я добралась благополучно, и, прикупив нужный девайс в нескольких экземплярах на всякий случай, отправилась домой. Но на обратном пути, уже возле собственного подъезда умудрилась растянуться, пребольно приложившись копчиком.

  -Видимо, судьба у меня такая, все время приходить тебе на помощь, - я, опершись на протянутую руку чуть улыбающегося Кита, приняла вертикальное положение. - Привет, ходячее несчастье. Ты в порядке? Не сильно ушиблась? - последний вопрос был задан очень заботливым тоном.

  -Привет. Все в порядке, вроде, - я проследила за его взглядом, и улыбка сползла с моего резко покрасневшего лица - у наших ног лежал пакет, из которого вывалилось несколько очень приметных упаковок.

  -Черт! - наклонилась, суетливо запихивая в тонкий полиэтилен розовые коробочки.

  -Извини, - Никита, видимо, тоже несколько смутился.

  Я поднялась.

  -Ох, - мне потребовалось несколько секунд на то, чтобы придумать какой-нибудь вопрос. - Как твоя невеста?

  -Все, - Кит поморщился, - как всегда...

  -Что-то ты не очень весел, - мне захотелось прикусить себе язык. - Прости, это не мое дело...

  -Нет, ничего, ты, наверно, спешишь? - он не мог отвести взгляда от пакета, который я прижимала к себе.

  -А? Да, - совесть не то, что уколола, а пребольно цапнула - как я могла забыть о подруге и трепаться с парнем в такой момент! - Извини, мне и правда, пора! Спасибо еще раз, за все!

  Я махнула на прощание рукой и бегом понеслась в подъезд.

  Надежды подруги на гормональный сбой, нервы или что-то подобное не оправдались - на тесте, беспощадно проявилась хоть и бледная, но отчетливо заметная, вторая полоска.

  -Васенька, а может это не считается? - Ника подняла на меня полный надежды взгляд.

  -Что не считается?

  -Ну, что она такая бледная...

  Из осунувшейся девушки как будто выпустили воздух, мордашка побледнела, отчего неровные красные пятна, появившиеся из-за слез на щеках стали еще заметней, пальцы, сжимающие белую полоску, заметно дрожали.

  Как бы мне не хотелось обнадежить подругу, но пришлось сказать правду.

  -Зайка, шансы на то, что он ошибается - ничтожно малы, но, если хочешь, можешь сделать еще. Но на мой взгляд, тебе лучше как можно быстрее сходить к доктору и, - я замялась. Было странно думать, что между моими друзьями что-то было, - обязательно нужно поговорить с Максом.

  -Нет! - Вероника вскинулась. - Ему ничего говорить не буду!

  -Почему? Солнце, нужно сказать, - присела рядом с ней приобняв за плечи.

  -Не буду! У него другая! И ни я, ни..., - Вероника посмотрела на свой живот так, как будто он стал отдельным от нее, чуждым существом, - ни он ему не нужны.

  Плотину слез прорвало вновь, и я решила пока не настаивать на своем, просто подставив плечо и позволив подруге выплакаться.

  Я не знаю, как долго мы с Никой просидели на кухне. Когда поток иссяк, она заговорила об учебе, о том, какого хочет приобрести котенка, и как сложно достать эту породу в нашем городе, о том, что заказала какую-то косметику в интернет магазине, а ее все не привозят - в общем, обо всем, что не было действительно важным.

  -Вась, ты сходишь со мной ко врачу? Мне нельзя пока говорить ни маме, ни Леське, - наконец, подруга вернулась к основной теме.

  -Конечно. А почему нельзя? - я оторвалась от нарезания салата к ужину, который успела приготовить во время бессодержательной беседы, и присела рядом с ней.

  -Мама... - Ника судорожно вздохнула, - не позволит ему родиться. Меня заставят сделать аборт. Я знаю. - Она сделала паузу, прежде чем продолжить. - Нужно прождать, когда уже нельзя будет...

  -Почему ты думаешь...

  -Я не думаю - я знаю, - Ника прервала меня на полуслове, и я сочла за благо не спорить. - Беременность в восемнадцать лет не вписывается в универсальную схему человеческого счастья. Я должна закончить ВУЗ, сделать карьеру, выйти замуж и только потом, если захочу, рожать детей. - В голосе девушки сквозила горечь.

  -Прости за настойчивость, с родителями - как хочешь, тебе лучше знать, но вот Максиму сказать - нужно обязательно.

  Подруга поджала снова задрожавшие губы и постучала пальцами по столешнице, а я пожалела, что снова подняла этот вопрос.

  -Вась, а представь себя на его месте. Встречаешься с девушкой, все хорошо, а тут раз - и приходит другая, с которой раз случайно переспал, и говорит: 'Милый, у нас будет беби!'. Ты Макса знаешь, уж если облажался - то от ответственности бегать не будет. И что в итоге? Классная семейка получится: папа сохнет по утерянной любви, мама сохнет по папе, а бедный детенок будет за этим всем наблюдать... Нет уж... -было заметно, что она сдерживается, чтобы снова не заплакать.

  -Солнышко, ты сейчас одна решаешь за троих, так нельзя. И, тем более, что Максим все равно узнает.

  -Васенька, рожать мне, так что... А Макс... Он - не первый, так что, наверняка знать ничего не будет. Все. Закрыли тему.

  Я вздохнула, мелькнула мысль - рассказать все самой, но тут же была отвергнута. Это было бы предательством.

  Ника провела у меня еще около получаса, а потом засобиралась домой. Мы больше ни о чем не разговаривали.

  Проводив подругу, вернулась к недомученным учебникам, но полностью сосредоточиться на учебе уже не получалось. Я то и дело соскальзывала в размышления о Веронике и о нас с Полянским. Если быть честной с самой собой, то мы с Никой делали по сути одни и те же ошибки, только меня пока не заставили за них платить.

  'А что, если у Артема появится другая? Я же от ревности с ума сойду. Сдаться и принять то, что он готов мне дать, не претендуя на что-то большее? Тогда это уже будет измена самой себе...

  И что делать? Продолжать сидеть собакой на сене? Не выход...'

  От вопросов, на которые не было ответов, разболелась голова. Так хотелось найти какое-то простое и безболезненное решение, но его, судя по всему просто не было.

  'Что ж, Полянский, следующий ход за тобой'.

  Артем не заставил себя ждать, стоило мне, собрав волю в кулак, опять углубиться в зубрежку, как предмет моих размышлений появился во плоти и поставил передо мной что-то укутанное в несколько слоев газеты.

  Я подняла на него вопросительный взгляд.

  -Открой - увидишь, - Полянский ехидно улыбнулся. - Это подарок.

  -Оригинальный способ упаковки, - нечто, завернутое в серую бумагу, испещренную буковками и черно-белыми фотографиями, выглядело не презентабельно.

  -Не придирайся, это чтобы он не замерз.

  Что поделать... Женщины - существа слабые, и во мне победило любопытство.

  Потратив некоторое время на избавление от газеток, я узрела перед собой маленький, круглый, белый и пушистый... кактус в аккуратном небольшом горшочке.

  -Это типа букет? - мне хотелось съязвить, но подвела интонация. Животинка мне понравилась, и вместо подколки в голосе слышалось умиление.

  -Нет, это типа кактус, - Артем положил ладони мне на плечи. - Мне показалось, что он тебе должен приглянуться... Есть в вас что-то общее... - последняя фраза была произнесена очень задумчивым тоном.

  Несмотря на то, что он был прав, я сурово посмотрела на парня.

  -Но, если хочешь, будет букет, - Артем, с наигранно печальной улыбкой на вредной моське протянул руку к цветку, но я шлепнула его по пальцам.

  -Не трогай!

  Полянский усмехнулся и, легонько коснувшись губами шеи, утопал на кухню, но не прошло и минуты, как вернулся.

  -Василиса, ты ничего мне сказать не хочешь? - игривого настроения как не бывало. Артем был очень серьезен и... зол.

  -Ты о чем? - я растерянно посмотрела на парня.

  -Об этом, - на стол, рядом с ворохом газет лег положительный тест на беременность, который я выкинула в мусорное ведро.

  -Артем, с каких это пор ты в мусоре копаться начал?

  -Прекрати! - парень запустил пальцы в волосы, на секунду замерев. Затем, подойдя ко мне, развернул на кресле лицом к себе и, глядя прямо в глаза, очень серьезно сказал: - Твои выкрутасы больше не имеют значения. Добро пожаловать в семью, детка.

  Я вздохнула.

  -А теперь подумай головой, сопоставь все факты, и ты придешь к единственно правильному выводу, что того, о чем ты подумал, быть не может. Соответственно, тест - не мой.

  Эмоции на его лице сменялись одна за другой, и их значение оставалось для меня загадкой. Единственное, что меня удивило, это то, что среди них не было самых ожидаемых - облегчения и радости.

  - Извини. Ника?

  -Я не беременна, и это единственное, о чем тебе стоит знать.

  Полянский уселся на пол перед креслом, сложив руки на моих коленях и устроив на них подбородок, и задумчиво уставился на меня.

  -Вась, а если бы... кхм, этот тест был твой, ты бы мне сказала?

  Я задумалась. Давать советы подруге было легко, а вот представить себя на ее месте...

  -Наверно, да... Может быть не сразу..., но - да, сказала бы...

  -Это радует, - мне стало чуть-чуть не по себе под его взглядом, оценивающим, чуть отстраненным и...

  Да черт его знает, сколько всего в этот момент было в его глазах!

  -Спасибо за кактус. Его будут звать Федя, - ляпнула первое, что пришло в голову, чтобы хоть как-то разрядить атмосферу. И, к счастью мне это удалось.

  -Почему Федя? - Артем хмыкнул, наверняка разгадав мой маневр. - И с чего ты вообще взяла, что это 'он', по-моему, это - она.

  Мы вместе уставились на симпатичное растение, пытаясь определить его половую принадлежность.

  -Все равно - Федя, - заключила я. - Даже если девочка. Мой кактус, как хочу, так и назову.

  -М-да... - Полянский задумчиво почесал затылок. - Имя ребенка тебе доверять точно не следует.

  -Гражданин хороший, вас куда-то занесло! - я легонько щелкнула Артема по носу, благо он до сих пор сидел на полу, и его моська была полностью в моем распоряжении.

  -А бить-то за что? Требую сатисфакции!

  -Мне не нравится ни это слово, ни то, как ты на меня сейчас смотришь, - я попыталась отъехать от него на кресле, отталкиваясь пятками от ковра.

  Как всегда, с этим человеком, у меня ничего не получилось. Не дав мне отползти, меня сдернули с насиженного места, пристроив на своих коленях и, заведя мои руки за спину, наверно, чтобы не сопротивлялась, поцеловали.

  Легкое скольжение губ по губам, прикосновение языка. Не требование, нет - просьба, на которую я не могла не ответить.

  Артем, отпустив мои запястья, провел ладонями по спине, углубляя поцелуй, но затем, обхватив ими мое лицо, отстранился, внимательно заглянув в глаза. Я едва не захныкала, от того, что ласка длилась так недолго.

  -Тшшшш, мелкая, скоро придут Илья и твой папа. А если мы сейчас не остановимся, то представь, какую картину они застанут, м? - обняв, Артем прижал меня к себе, коснувшись губами виска.

  Мне пришлось согласиться с его доводами.

  -Угу, а поскольку ты все еще женат, папа решит, что ты меня обидел, и выполнит угрозу. Ты прав, Полянский, я не хочу, чтобы твоя мучительная смерть была на моей совести...

  Артем хмыкнул.

  -Ты до обидного рассудительна, - чмокнув меня в нос, поднялся, причем вместе со мной, и, не спуская с рук, потащил на кухню. - Я есть хочу.

  -Ты собрался съесть меня? - не успела я толком возмутиться, как меня пристроили на табуретке, тут же загремев кастрюльками на плите.

  -С чего ты взяла? - Артем выцепил из салата кусок огурца и смачно им захрумкал.

  -А зачем тогда на кухню поволок?

  Полянский с наигранным удивлением приподнял бровь.

  -Я просто смел надеяться, что ты составишь мне компанию.

  -Да я и не против, - подперев щеку ладонью, наблюдала не самую привычную, но очень занимательную картину: Полянский шуршит по хозяйству, сиречь - накрывает на стол.

  Не успели мы приступить к трапезе, как в коридоре зашуршало-загремело, и на кухню вошел краснощекий с мороза папа.

  -О, тут кормят! Илья, мы вовремя! - он потер ладони. - А нам по порции?

  -Яволь! - я поднялась, а вслед за мной Артем.

  -Я помогу.

  От того, что мы с ним что-то делали в четыре руки, я сомлела, не хуже, чем от поцелуя. Родитель, поймав мой, наверняка чуть шальной, взгляд, усмехнулся.

  -Ну что, братцы кролики, должен вам сообщить прискорбную весть, - Мы настороженно посмотрели на батю. - С тяжким сердцем и почти слезами на глазах... - папа вздохнул, - говорю...

  -Папенька, вы меня пугать изволите! - зная папин характер, всерьез я пугаться не собиралась, но подыграть стоило.

  -Увы, дщерь, но жизнь сурова. С тяжким сердцем сообщаю, что вынужден вас покинуть и отбыть завтра утром к месту постоянной дислокации. Так что, - папуля сурово посмотрел на парней, - дочку мою не забижать. Приеду - проверю. По кухне назначить дежурных и соблюдать порядок очередности!

  -Пап, а может не надо? Мы ж помрем, если не от голода, то от пищевого отравления - точно! - парни согласно закивали.

  -Дочь, не позорь папу! Ты что, не можешь правильно организовать раб силу? Пусть купят соответствующую литературу... Им еще жен кормить!

  -Вас понял! Будь сделано! - хотела еще и козырнуть, но, вспомнив одну из папиных любимых поговорок про пустую голову - не стала.

  Что Артем, что Илья, затравленно переводили взгляды с меня на папу.

  -Дядь Жень, а про отравление - она правду говорила, - братец умильно захлопал ресницами, Полянский поддакнул.

  -Ну что вы как дети малые, аж тошно, - папа фыркнул и уселся за стол, кивком пригласив и нас троих. - Не мужики - слово одно.

  Парни, которых явно не вдохновила столь низкая оценка их мужественности, подобрались, видимо мысленно решаясь на столь тяжкий подвиг, как дежурство по кастрюлькам.

  Я тихо усмехнулась, ладно Полянский, но брателло, который папу знает с детства, должен помнить, какой тот манипулятор.

  Видимо, все трое так оголодали, что ужин трескали молча. Даже папуля не отвлекался на замечания.

  -Дочь, ты у меня мастерица, - насытившись, папа довольно провел ладонью по раздувшемуся пузику. - Спасибо, чертенок.

  Парни, которые ели медленнее, что-то согласно промычали, толи от того, что им и правда понравилось, толи боясь разозлить родителя, ревностно блюдущего мои интересы.

  -Не за что. Чаю будешь?

  -Нет, спасибо. Давай оставим на охламонов мытье посуды и пойдем, поговорим. А то я их знаю, -

  папуля шутливо пригрозил кулаком, - они любят уши погреть.

  -Пойдем - послушно потопала за папой в свою комнату, но, вспомнив о компромате, оставшемся лежать на самом видном месте, поднырнула под папину руку и, подскочив к столу, сныкала его в ворохе газет.

  Родитель недоуменно-недоверчиво следил за моими па, пристроившись на кровати.

  -Выкинуть забыла, - показала плотный комок, который успела скомкать. - Сейчас вернусь.

  На кухне парни о чем-то тихо разговаривали, не спеша приступать к ответственной миссии.

  -Полянский! Представь, что бы с тобой стало, если бы папа нашел то, что нашел ты, археолог-помоишник! - зашипела с порога грозно сотрясая газетным шариком.

  Артем взбледнул, а Илюха посмотрел на меня, как на умалишенную.

  -Вась, ты это о чем? - вкрадчиво поинтересовался брателло.

  -Не важно, я понял, - Полянский кашлянул в кулак.

  -О любопытстве и неумении быстро делать выводы, что может трагично, - я запустила комок в ведро, - закончиться.

  От хлопка дверцы вздрогнули уже оба.

  'Папа, можешь мной гордиться'.

  Родитель, ожидавший все на том же месте, встретил меня с лукавой усмешкой на лице.

  -И чего ты от меня так прятала?

  -Папуль, если бы я хотела, чтобы ты это узнал, то прятать бы не стала, логично? - я уселась рядом с ним, прижавшись к теплому боку.

  -Логично, - отче усмехнулся и обнял меня за плечи одной рукой. - Чертенок, у тебя все хорошо?

  Мне захотелось, как раньше рассказать ему обо всех проблемах, положиться на большого и сильного папу, который даст совет или подтолкнет к верному решению, да и раздаст люлей всем моим обидчикам, если я не могу сделать этого сама. Но...

  Детство-то кончилось. Нельзя же до бесконечности полагаться на родителей...

  -Не переживай, пап, вот сдам экзамен, и все будет замечательно.

  -А этот парень, - кивок в сторону кухни. - Ты вокруг него, как кошка увиваешься.

  -Ни вокруг кого я не увиваюсь!

  -Вась, так как? - на мой 'бунт' не обратили внимания.

  -Ох, - я отвернулась. - Сама понять не могу.

  -Давай тебе квартиру снимем? Поживешь одна, поймешь, - на последнем слове папа хмыкнул.

  -Нет, ты чего? Дорого, да и не хочу я одна... Кто ж их, кроме меня перевоспитывать-то будет? Мне с ними веселее, правда, - заглянула родителю в лицо. В зеленых глазах, того же оттенка что и у меня, окруженных мелкими 'смешливыми' морщинками плескалось беспокойство и толика недоверия.

  -Ты про 'дорого' не рассуждай, ты думай, как тебе лучше будет, - меня легонько щелкнули по носу.

  -Мне тут лучше.

  -Ну, смотри, милая, тебе решать, - папа снова прижал меня к себе. - Мама по тебе скучает, ты звони ей чаще, хорошо? - я кивнула.

  Мы с родителем проговорили до поздней ночи, пока я не начала клевать носом, как часто бывает ни о чем и обо всем одновременно. Но, несмотря на 'бессодержательность' этого разговора, я уснула со спокойной душой и ощущением того, что все обязательно наладится.

  ***

  Единственным источником освещения темной комнате, с задернутым шторами окном, был только экран ноутбука. Артем, потерев пальцами переносицу, откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. От бесконечного количества документации, изученной за эту ночь, ломило в висках.

  Ему хотелось взвыть.

  Размеренная жизнь в свое удовольствие встала с ног на голову и полетела в Тартарары за каких-то две недели.

  Отец болен. Теперь никуда не деться и, как бы ни хотелось послать всех к черту, придется впрягаться в этот хомут под названием 'Семейный бизнес', нести полную ответственность за огромные деньги, а прежде всего, за толпу чужих и не нужных ему людей, которых по какой-то глупой насмешке судьбы он называл родственниками.

  Под ненавистным и железобетонным 'должен' корчились в агонии все его привычные и приятные 'хочу'.

  А еще в Артеме росла детская, и от этого было еще сложнее ее осознавать, обида на отца, который давно его предал, променяв на работу, и предавал сейчас, пусть и не по своей воле, но лишив своего сына хоть малейшего права на выбор, лишив даже времени, чтобы с этим смириться.

  Он встал и подошел к окну, разминая затекшую шею. Отдернув плотную ткань, рассеянно посмотрел на улицу. Видимо недавно прошел снег, припорошив белым темные крыши гаражей и заставив так рано выползти на улицу дворника, ожесточенно шкрябовшего лопатой по чуть прикрытому искрящейся в свете фонарей пеленой асфальту.

  Помимо воли, Артем задумался о жене, которая скоро быть таковой перестанет. Сандра до сих пор была в его сердце, а скорее, даже в гордости, занозой, боль от которой давно притупилась и стала не важной и привычной, но не проходила.

  Когда-то у него сносило крышу от одного взгляда на эту женщину. Парень поморщился, вспомнив свой щенячий восторг во время свадьбы, ту надежду, а скорее даже уверенность в том, что у него-то все будет так, как надо: красивая, любимая жена, ребенок, с которым он проводил бы время, не подсчитывая ту сумму денег, которую мог бы заработать за эти часы... Будет Семья.

  Ребенку не позволили родиться, а красавица жена оказалась в его, Артема, видении душевным уродом. Утрата иллюзий ударила больнее всего. Он понял, что гораздо проще ни от кого ничего не требовать и не ждать, впрочем, не отказываясь от того, что предлагают сами.

  Зачем менять свой образ жизни ради женщины, если гораздо проще поменять женщину?

  Сколько их было... Всех и не вспомнить...

  Артем поймал себя на мысли, что у него нет ни малейшего желания кого-то вспоминать, зато есть почти потребность прямо сейчас пробраться в соседнюю комнату, улечься рядом и прижать к себе одну, которую язык не поворачивается пока назвать женщиной - девчонка. Его девчонка.

  'Опять влип'.

  Подумав это, Артем, вместо того, чтобы с досадой поморщиться, усмехнулся.

  Несмотря на все тревожные симптомы, он долго и упорно убеждал себя в том, что все, что ему нужно от мелкой строптивой язвы - это поставить ее на место. Как так? Вместо того, чтобы стараться его очаровать, девчонка старается подгадить...

  Красная пелена на глазах и желание порвать на клочки пьяного му***ка в подворотне, который ее коснулся, были списаны на зачатки рыцарства и желания защищать слабых, которые каким-то чудом уцелели под тяжем нажитого цинизма.

  Ревность? Да ё-моё, он не ревновал, а так... злился.

  Желание постоянно видеть ее, прикасаться... - а черт его знает! Хочется - и все! Зачем что-то городить?

  А дальше, с этой дурной суматохой, Артем и не пытался прислушаться к себе... А, наверно, зря.

  Точкой невозврата стала узкая белая полоска, которую он заметил лежащей поверх мусора.

  Все чувства, которые он испытывал в следующие пять минут, после того, как нашел тест, невозможно облечь слова, но результатом стало решение, которое оставалось только донести до мелкой.

  'Моя'.

  Закрыв ноутбук, Артем осторожно прокрался в соседнюю комнату. Вполне возможно, что завтра с него попытаются спустить шкуру, но по-другому...

  Не мог он по-другому.

  ***

  Я проснулась совсем рано утром из-за того, что одна, в конец обнаглевшая моська без зазрения совести сдвинула меня с середины кровати к стенке, прижав, между делом к горячему, вкусно пахнущему Артемом телу.

  Внутри меня тут же подняла голову вредность, которая возжаждала крови наглеца, но она была в тот же момент придушена чувством уюта и..., больше всего это было похоже на облегчение.

  Я перевернулась на другой бок и уткнулась носом в шею Полянского.

  -Спи, рано еще совсем.

  -Угу, - спать мне особо не хотелось, как и шевелиться. Мне и так было неплохо.

  Чтобы мысли не заползали в совсем уж волнительные области, стала вспоминать выученные вчера вопросы и составлять подробный план на день.

  Стало немного грустно от того, что скоро придется проводить родителя домой, а еще то, что он приезжал без мамы, по которой я тоже скучала.

  'Такс, стоп. Папа... Папа!'

  -Полянский, - я потрясла его за плечо, - тебе жить надоело?

  -Вась, дай поспать, - недовольно буркнул претендент на принудительное оскопление, прижав меня сильнее.

  -Артем, если ты сейчас же не вернешься к себе, у тебя есть все шансы не проснуться, - я удвоила усилия. - Вставай!

  Парень вздохнул и, неожиданно резким движением перевернув на спину и прижав запястья к подушке, навис надо мной.

  -Либо мы сейчас вместе спим, либо мы не спим, - пауза, - тоже вместе, - серьезность его намерений подтвердил поцелуй, заставивший меня выгнуться и почти потерять связь с реальностью. - Я не уйду. - Добавил Полянский через несколько минут, отпустив меня и улегшись рядом. - Твой выбор?

  На секунду представив, что будет, если вдруг, не дай Бог...

  -Спим, - быстро озвучила свое решение, боясь даже подумать о том, что может быть.

  -Я почему-то так и думал, - снова притянув меня за талию, Артем зевнул. - Но потом мы все наверстаем, так что... - он говорил все тише и не разборчивей, - не расстраивайся... или готовься.

  -Ага, думаешь, если кактус подарил, значит все можно? Вот фигушки тебе! - я была уверена, что он уже уснул и можно тихо побузить для успокоения вредности, но ошибалась. Артем еще раз тяжело вздохнул, защекотав дыханием кожу на моей шее.

  -Вась, уймись. Мы обязательно обсудим все фикусы и кактусы, но не сейчас, ладно? Я устал, - между тем, его ладонь, как бы невзначай переместилась с талии на грудь, легонько ее сжав, а губы, тоже, как будто случайно, коснулись изгиба шеи. Я замерла, понимая, что даже от такой нехитрой ласки у меня чуть сбилось дыхание, и услышала приглушенный смешок.

  -Полянский, ты издеваешься?

  -Я уже сплю.

  Как бы меня не подмывало продолжить игру и ответить той же монетой, пришлось себя сдержать, потому что вычислить последствия таких забав не составляло труда, и такое продолжение меня не устраивало.

  Дождавшись момента, когда Полянский ровно засопел, я осторожно выползла из-под его руки.

  Если меня не будет в комнате, то и папа туда вряд ли зайдет.

  Приняв душ, отправилась на кухню. На часах было без пятнадцати шесть утра. Чтобы зря времени не тратить, решила побаловать себя, да и мужчин шарлоткой на завтрак. Обычно мне было лень с ней возиться из-за отсутствия у Ильи на кухне миксера.

  Первым на запах выпечки подтянулся брательник, но стоило ему только протянуть руку, как на него рявкнули с порога:

  -А ну цыц! Это дочка для папки пекла, а не для всяких неумытых оболтусов. Правда, дщерь? - папа чмокнул меня в щеку и уселся за стол.

  Илья, от души зевнув и потянувшись, встал возле окна и уставился на улицу с философским видом, рассеянно почесывая пятерней плоское пузико.

  -Вот что значит фрустрация... А я так обрадовался... Так надеялся... Эх, злые вы.

  -Mon cher ami, вы в своих лексических изворотах упражняйтесь-ка на ком-нибудь другом, мы люди простые, в аспирантуриях ваших не обучались и словей таких не знаем.

  -Агась, mon frèrot, от света вашей эрудиции болят глаза, пощадите нас, непросвещенных.

  -Хорошо, ежели по-вашему, по-плебейски, то это значит..., - Илья сделал вид, что задумался, - дайте кусочек вкуснятины, очень хочется.

  -А волшебное слово? - я поставила на стол три тарелки.

  -Крибли-крабли-бум! - тут же откликнулся брателло.

  -Не, такого колдунства нам не надо. Такое колдунство только бутер заслуживает. С маслом. Постным.

  -Благодарствую, что не с моторным. Васька, не вредничай, - Илья сделал умильную моську.

  -Эх ты, свинтус, я стараюсь, готовлю, а ты еще меня и во вредительстве обвиняешь! - я покачала головой, но все-таки выделила братцу кусок.

  -Кстати, чертик, ты чего поднялась-то в такую рань? - папа, до этого наблюдавший за нашей с Ильей перепалкой, как учитель, гордый успехами своих подопечных, теперь, прищурившись, смотрел на меня.

  -Выспалась, - я пожала плечами. - Да и захотела что-нибудь особенного приготовить, ты же любишь домашнюю выпечку.

  -Ну-ну, - родитель все не отводил взгляда. - А чего покраснела-то?

  -Так я тебе и рассказала! - фыркнув, задрала нос. - Может быть ко мне полюбовник в комнату пробрался, и для того, чтобы вы, папенька, его не заметили, я решила на кухне покулинарить?

  Папуля, усмехнувшись, покачал головой.

  -Мало мы с мамой тебя в детстве ремнем почивали. Полюбовник у нее... Придумала тоже...

  -Ежели ты запамятовал, то вы меня вообще не ремнем не угощали.

  -А зря!

  -Угу, - дал о себе знать Илья и покрутил пальцем у виска, так, чтобы папа не заметил.

  -Папуль, тебе еще кусочек положить? - я заметила, что его тарелка пуста.

  -Будь ласкова, - пустая тара была подвинута ко мне, для повторного заполнения.

  Брателло закатил глаза и постучал кулаком по лбу.

  Позавтракав, родитель засобирался уезжать - не терпелось быстрее попасть домой, и, через каких-то пятнадцать минут, уже стоял с сумкой у порога.

  -Так, график дежурства пришлешь мне на утверждение по электронной почте, - указательный палец уткнулся братцу в грудь.

  -Какого дежурства, дядь Жень? - на мордахе Ильи было полнейшее непонимание, чего с него требуют.

  -По кухне, mon cher, по кух-не, - папа повернулся ко мне. - Чертенок, проследишь.

  Я с готовностью кивнула.

  -Так, стоп, - батя замер, - я забыл в ванной бритву.

  А дальше время как будто растянулось. Отче собрался повернуться лицом к коридору, в конце которого распахнулась дверь в мою комнату, и оттуда появился растрепанный, в одних джинсах...

  'Че-е-ерт!'

  -Папа! Не уезжай! - подпрыгнув, повисла у родителя на шее.

  -О-о-о, а-а-а, э-э-э... - меня осторожно погладили по голове и попытались поставить на пол, но я вцепилась мертвой хваткой, аки майский клещ, одновременно, одной рукой пытаясь объяснить непроснувшемуся Полянскому, чтобы смылся с горизонта. - Ты чего, Василек?

  -Я буду скуча-а-а-ать! - Артем, не сходя с места, растерянно моргал, глядя на мою пантомиму.

  -Чертенок, ну что ты? - плавательные движения, указания на его комнату вкупе со страшными глазами не помогали.

  -Ты так мало тут пробыл... - мой палец показал на папу, затем на Артема, дальше я изобразила что-то похожее на повешенье, высунув, заодно, язык и закатив глаза.

  Тот момент, когда до парня дошло, ярко отразился на его физиономии, кивнув, он отступил назад, тихо прикрыв за собой дверь.

  -Пора мне, дочка, мама там одна осталась. А у тебя, сама говорила, весело тут... - папа, потрепав меня по голове, спустил на пол. - На каникулах приезжай.

  -Угу, - я, потупившись, отступила, а родитель шагнул к порогу, но остановился, не переступив.

  -Кстати, скажи своему полюбовнику, что он - бессовестный наглый тип. Мог бы и дождаться, когда уеду.

  Пока я открывала и закрывала рот, папа чмокнул меня в щеку, пожал руку Илье и удалился.

  -Ну, вы - бар-р-раны! - проследив за тем, как моя тушка по стеночке сползает на коврик, изрек брателло и снова постучал кулаком по лбу. - Ни ума, ни совести.

  -Илюш, не жужжи, - во мне боролись два желания: рассмеяться от облегчения и придушить Полянского. Перед папой и в самом деле было не очень удобно.

  -Кхе, - на пороге моей комнаты вновь материализовался Артем. Изобразив виноватое выражение моськи, он рассеяно потирал затылок, глядя на меня из-под ресниц. - У меня есть последнее желание. Можно?

  -Глаза б мои на тебя не глядели! Устроил явление Христа народу, - поднявшись с пола, побрела на кухню.

  -Вась... - вместо ответа передернула плечами. - Илюх, можешь позвонить Митричу, попросить задержаться на пару минут?

  -Эй, ты чего удумал? - услышав последний вопрос, я вернулась.

  -Постараюсь исправить ситуацию, - Полянский, подмигнув мне, исчез в своей комнате. - Или пасть смертью храбрых. - Донеслось уже из-за прикрытой двери.

  -Тогда не стоит привлекать папу! Гораздо проще и практичнее сделать сепуку в гордом одиночестве! - прокричала в след, услышав только приглушенный смешок от Ильи, который названивал родителю. - Этот мир сошел с ума! Делайте, что хотите. - Махнув на них рукой, заперлась в собственной спальне, уединившись с недогрызенным гранитом науки.

  Усилием воли заставив себя не размышлять на тему: 'Прибьет нафиг или только покалечит', я смогла прозаниматься около получаса, перед тем как потенциальный смертник, принеся в комнату морозный воздух с улицы, возник за моей спиной, положив перед моим носом большую шоколадку.

  -Если это попытка загладить свою вину, то она неудачная, - я отодвинула подношение в сторону с конспекта, несмотря на то, что соблазн был велик.

  -Нет. Это не подарок и не подношение, - я обернулась и пристально посмотрела на парня без каких-либо следов физических травм, да к тому же еще и довольно улыбающегося. - Это подпитка для твоего утомленного сессией мозга. Можно сказать, лекарство, - присев передо мной на корточки, Полянский снова протянул плитку. Я прищурилась. - Мелкая, не сопи. Давай ты сначала сдашь сессию, а возмущаться будешь потом? Если захочешь, конечно.

  -Давай сюда калории и сгинь с глаз моих. Я злая.

  -Я понял, - вручив мне шоколадку, Артем коснулся губами моего носа и собрался выйти из комнаты.

  -Подожди, ты о чем с папой говорил?

  -О тебе, конечно, - парень пожал плечами.

  -И-и-и?

  -Договорились.

  -Пф-ф-ф, - положила подбородок на переплетенные пальцы рук и посмотрела в окно. - Понятно. Серьезный мужской разговор, о котором глупой женщине знать не положено. Куда я попала? Кругом одни шовинисты.

  -Не дуйся, - Артем вернулся и, встав за моей спиной, положил руки на плечи. - И не утрируй. - Его ладони несильно сжимались, массируя мышцы. - Получилась не очень красивая ситуация и я попытался ее исправить.

  -И как? Удалось?

  Полянский фыркнул и задумался на пару минут.

  -Точно сказать сложно, но теперь, если что не так, то я рискую самым дорогим, - я прыснула, представив то, что мог обещать ему родитель. - Честью, Вася! Честь-ю! А не тем, о чем ты сейчас подумала, бесстыдная!

  Пальцы на моей коже едва дрогнули - наверно парень представил весь ужас потери... морального облика.

  -Ладно, как скажешь. Телепат. Мне ботанить надо... - я с тоской обозрела уже осточертевшие учебники.

  Полянский, молча чмокнув меня в макушку, удалился из комнаты.

  Пересдача была назначена да два часа дня и я, увлекшись зубрежкой, едва не опоздала, влетев в аудиторию в последний момент, только махнув рукой группе поддержки в лицах Ники и Максима. Судя по тому, что сидели они в разных углах, подруга продолжала чудить.

  Не смотря на то, что ноги подкашивались, а пальцы мелко дрожали, я вызвалась отвечать одной из первых, пока не успела окончательно запаниковать. Подготовилась я неплохо, но сказывался неудачный опыт.

  Сам ответ в памяти не запечатлелся, но, если учесть то, что, выйдя из кабинета, обнаружила в зачетке запись 'хорошо', говорила я что-то правильное.

  -Умничка, Васенька! - Вероника, заглянув мне через плечо и обнаружив необходимую запись, чмокнула меня в щеку, но отступила на несколько шагов, как только приблизился Максим.

  -Поздравляю, - хотя реплика была направлена мне, но взгляд парня был прикован к подруге.

  Злой, чуть растерянный и такой непривычный...

  Задумавшись над перипетиями судьбы, я не сразу заметила Полянского, который поспешил к нам.

  -Ну, как, мелкая, сдала? - я кивнула, а Артем, оглянувшись на моих друзей, продолжил: - Я надеюсь, что ты не против оставить будущих родителей наедине и пойти со мной отметить окончание сессии.

  Ника, после слов Полянского, отшатнулась от меня с таким лицом, как будто я ее ударила, попятилась на несколько шагов, а затем, резко развернувшись, быстрым шагом направилась к лестнице. Максим несколько секунд, которых хватило девушке, чтобы скрыться из виду, недоуменно переводил взгляд с нее на Артема, а когда до него дошел весь смысл полученной информации, отстранив меня с дороги, едва ли не грубым движением, побежал за подругой.

  -Я сказал что-то не то? - Артем с полуулыбкой наблюдал за маневрами парочки.

  -Какого хрена ты вообще что-то ляпнул про родителей? Я тебе ничего не говорила!

  -Выводы сделать не сложно. И если я был не прав, то это не вызвало бы такой реакции.

  -Да кто тебе дал право вмешиваться в их отношения?

  -Я и не думал, что вмешиваюсь куда-то, - Полянский почесал затылок. - Откуда мне было знать, что здесь тайны мадридского двора развели...

  -Оно и видно, что не думал. Ты попробуй ради разнообразия, говорят, что иногда полезно, - обойдя его по кругу, направилась к выходу.

  Как теперь оправдаться перед подругой за поступок, которого не совершала, я не имела ни малейшего представления, оставалось только надеется, что она меня выслушает. Когда-нибудь...

  -Вась... - тон парня был извиняющимся, но меня это не впечатлило.

  -Артем, - остановившись, развернулась к нему лицом. - Спасибо тебе за такой прекрасный день! - Поклонилась в пояс. - Спасибо за то, что пришлось устраивать спектакль перед папой, и отдельное за то, что, скорее всего, потеряла подругу. - Подняв упавшую с плеча сумку, развернулась, чтобы уйти, но остановилась. - Ты сегодня накосячил везде, где только мог. Оставь меня в покое. Хоть это можешь сделать?

  ***

  Скрывшись за поворотом, Вероника побежала по лестнице, но не вниз - к выходу, а вверх, к столовой, где, пройдя по мостику, соединявшему два корпуса университета, можно было попасть в другое здание и выйти из него на задний двор, откуда не далеко и до стоянки такси.

  -Стой! - окрик возымел на девушку совершенно обратное действие и она только ускорилась, не смотря на то, что осознавала - даже в удобной обуви ей бы не удалось скрыться, а уж в сапогах на шпильке - подавно. - Ника!

  Максим, перешагивая сразу по несколько ступеней, нагнал девушку, перехватив за руку выше локтя и резко развернув к себе лицом.

  -Что? - надменное, едва ли не брезгливое выражение ее лица портило только чуть сбившееся дыхание.

  -Это правда? - Макс напряженно всматривался в ее глаза, которые отражали гораздо больше истинных эмоций.

  -Частично, - Ника по одному разжимала пальцы парня на своей руке, следя за своими движениями.

  -Как это понимать?

  -Я жду ребенка, но ты к нему не имеешь ни малейшего отношения. Отойди, мне неприятно, когда ты стоишь так близко.

  -Ты врешь, - Максим, не спеша выполнять требование, поднял ее лицо, заставив посмотреть на себя.

  -Нет! Сам подумай. У нас был только разовый перепихон... - девушка с силой оттолкнула парня и отвернулась. - Я уже была тогда... Но не знала, правда... - Взгляд из-под ресниц. - Я просто хотела с тобой отвлечься от... - Поморщившись и махнув рукой, Вероника начала спускаться к выходу.

  -Кто он? Он бросил тебя? - Услышав эти слова, Ника на секунду замерла, а затем резко обернулась.

  -Никто меня не бросал! Понял? Это я его бросила! Я!

  -Не сомневаюсь, - на лице парня появилась презрительная гримаса. - Ты же у нас королева, а королевы всегда уходят первыми. Надеюсь, что у тебя хватит ума сказать отцу о нем. - Кивнув на живот девушки, парень стал спускаться мимо нее по лестнице. - Или ты не в курсе, кто отец?

  Услышав последний вопрос, Ника со всей дури ударила его по лицу.

  -Я его люб... любила!

  -Окстись! Ты не умеешь любить никого, кроме себя, - Макс потер щеку, на которой наливался красным след ее ладони. - И никого, кроме себя не видишь. - Теперь в словах Макса не было злости, только горечь. - Но скажу, как друг, которым когда-то тебе был: расскажи отцу ребенка. Не ради себя, ради него. - Снова кивок. - Если ты, конечно, позволишь ему родиться. И...- Он с едва ли не отчаяньем посмотрел на нее. - А, к черту! - Резко отстранившись, Максим сбежал вниз.

  Ника, проводив его взглядом, медленно опустилась на ступеньку. В ее голове набатом звучала единственная мысль: 'Что же я наделала!'.

  -Не сиди на ступенях - холодные, - задумавшись о том, что она в очередной раз все усложнила, хотя, казалось, что дальше некуда, девушка не сразу обратила внимание на подошедшего парня, который протягивал ей руку.

  -Только тебя мне до полного счастья не хватало... - Ника, даже не подумав прислушаться к полезному совету и подняться, уткнулась лицом в обтянутые джинсой колени.

  -Ник, - Артем присел на корточки перед ней. - Я не знаю, что тут твориться, и понимаю, что мои извинения звучал глупо, но.... прости.

  -Хорошо, - вместо отчаяния и какой-то загнанности в душе девушки воцарилась апатия. - Прощаю.

  -И Вася мне ничего не говорила, я сам...

  -Мне все равно, - девушка подняла на парня пугающий своей пустотой взгляд.

  -Та-а-ак, а ну ка, вставай, - Полянский, потянув Веронику за руку заставил, едва ли не силой, подняться. - Пойдем.

  Девушка, безразлично пожав плечами, покорно пошла за Полянским.

  ***

  Надев пуховик и замотавшись шарфом едва ли не до макушки, я вышла из стен альма-матер, зябко ежась от промозглого ветра.

  Вопреки моим ожиданиям, Артем прислушался к просьбе и, изобразив отпускающий жест рукой, отвернулся к окну, позволив мне уйти в гордом одиночестве.

  Первым порывом было догнать друзей, но подумав, поняла, что мое вмешательство было бы как минимум не нужным, и, понадеявшись на Никино благоразумие, отправилась в гардероб за курткой.

  Теперь, стоя на морозном, с немного горьким привкусом, воздухе я размышляла о противоречивости женской натуры и о том, куда бы мне податься, потому как перспектива провести весь вечер дома не вдохновляла. Решив завезти вещи и переодеться, а потом действовать по обстоятельствам, я потопала к остановке. На этот раз традиция была нарушена и судьба позволила мне добраться до пункта назначения без приключений и неожиданных встреч.

  Дома, оккупировав кухонный стол, сидел Илья, ожесточенно долбящий по клавишам своего ноутбука и переодически запихивающий в рот что-то из разносолов, переданных мамой и представленных перед ним практически в полном ассортименте.

  -Илюшенька, братик, если ты, съев все это, не лопнешь, то несварение заработаешь - точно, -брателло, оторвавшись от созерцания монитора, поднял на меня апатичный взгляд. - А, понятно. Заработаешь, но тебе пофиг. Ты бы тогда розетку в санузел провел, что ли... Что б уж не отрываться совсем от компа.

  Вместо того чтобы достойно ответить, Илья чуть сморщил нос и изобразил ладонью пренебрежительный жест 'сгинь под лавку'.

  'Да что ж такое! Даже поиздеваться бедному ребенку не над кем!'

  Оставив не поддавшегося на провокацию братца наедине с его шайтан-машиной, решительным шагом направилась в свою комнату и, забросив сумку на диван, распахнула шкаф.

  -Прищеми попу и сиди дома! Что-то будет! - заорал здравый смысл.

  -Ой, чё буде-е-ет! - предвкушающе подтвердила пятая точка, которая категорически отказывалась прищемляться.

  -Цыц! - рявкнула на них я и задумалась над тем, чтобы на себя напялить, так чтобы было и красиво, и тепло.

  Не мудрствуя лукаво, выбрала тонкую шерстяную тунику и плотные узкие джинсы - не сильно секси, но зато без угрозы обморожения бренного тельца.

  Илья мое заявление, что приду утром, пьяная с парой гопников в качестве эскорта, проигнорировал, никак не показав, что вообще меня услышал.

  Ну, что ж, как говориться, молчание - знак согласия. Отогнав подальше мысли о возможных последствиях и шикнув еще раз на метущийся в панике здравый смысл, я вышла из дома на встречу... чему-нибудь.


   (*) Карапетьянц - автор ооочень нудного учебника по химии.

  (**)МХК - мировая художественная культура. В технических вузах, как правило, к этому предмету никто, в том числе и преподаватели, серьезно не относится.

  (***)'Heavy zone' - название клуба придумано автором, если где-то такой и есть, то я о нем не знаю.



home | my bookshelf | | Ну, погоди! Или достать казанову. Часть первая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 22
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу