Book: Не Молчи...



Натализа Кофф

Не Молчи...

Пролог. Часть 1


Гавр и Ниса


Дионисия

Громкий звонок в дверь заставил вздрогнуть. Подошла к порогу, прислушалась. Завтра же вызову мастера, пусть вмонтирует глазок, а то никуда без него.

-Кто там? - крикнула я, отодвигая ногой чемодан, загородивший вход.

-Почта! - услышала в ответ приглушенный мужской голос. Странно, вроде ничего не ждала. Пожав плечами, провернула ключ в замке. Увидев парня, стоявшего на пороге, испугалась. Хотела захлопнуть дверь. Не вышло. Он оказался проворнее.

-Ну, привет! - услышала спокойный голос парня. Он, с легкостью преодолев мое сопротивление, вошел в квартиру.

-Чего тебе? - буркнула я, отступая. Поняла, что просто так от него не отделаюсь.

-Пришел должок вернуть, - насмешливая улыбка скользнула по его красивым губам. Без зазрения совести парень скинул кожаную куртку. Та с тихим стуком упала на мой чемодан, который я еще не успела распаковать. Не прошло и полчаса, как я вернулась в родной город после длительного отсутствия. Даже переодеться не успела, не то, что вещи разобрать. Да и квартира новая, еще не обжитая, коробки кругом и ящики.

Возмущение начало закипать во мне. Нет, вот ведь нахал! Какой долг? Столько времени прошло! Забыл бы уже, и дело с концом!

-Я тебе что-то должна? - спокойно, с нотками высокомерия в голосе, проговорила я.

В руках парня мелькнули металлические наручники. Внутри все похолодело, еще и всколыхнувшиеся воспоминания заставили застыть. Все с новой силой вернулось. Все, что так хотелось забыть.

-Должна, еще как должна, - глубокий голос парня проникал в самую душу, медленно, но верно подчиняя себе. А я думала, что за год избавилась от этой 'гавро'-зависимости. Ошибалась. Руки с дорогим маникюром задрожали, спрятала их за спину, чтобы не грызть ногти, как делала еще с детства, всегда, когда безумно волновалась. Вот как сейчас, например.

Пока я пыталась успокоить свои мысли и чувства, мой гость подошел ближе. Перехватил мои запястья. С металлическим лязгом наручники застегнулись. Второй браслет он пристегнул к своей кисти.

-С ума сошел? - возмутилась я.

-Угу, год назад, - услышала его голос совсем близко, над ухом. Уговаривала себя не реагировать. Ведь если не проявлю интереса, он может уйти.

Мой гость, наклонившись, провел носом по моему виску.

-Ты изменилась, - проговорил он, а его руки опустились на мою талию, - Очень.

Ответить не успела. Он, обхватив меня за талию, приподнял, и, не слушая моих визгов и угроз, прижал к стене.

-Ты что творишь? - кричала я.

-Я ведь сказал, долг забираю, - услышала его шепот над ухом, губы скользили по шее, плечу, спускаясь ниже. Прижав ногами мои ноги к стене, он чуть отодвинулся. Ухватился за края хлопковой рубашки, и рванул в разные стороны. Пуговки тихим перестуком скатились на пол.

-Год назад ты надругалась над моим телом, практически изнасиловала, потом сбежала, - хрипло проговорил он, приподнимая меня еще выше и прижимая к стене всем телом, - Теперь я хочу тебя. Хочу сделать точно так же.

Тело помимо воли начало отвечать на его прикосновения, хриплый шепот над моим ухом.

-Теперь ты будешь моей маленькой жертвой,- пообещал он, - И в этот раз ты от меня не сбежишь.

Дальше я перестала что-либо слышать. Только его дыхание. Прикосновения сводили с ума. Губы оставляли ожоги по всему телу. А сил сопротивляться ему, его натиску, больше не было. Пришлось признаться самой себе, что и я сошла с ума. Скучала. Вспоминала о нем каждый день, пока была вдали от него. Год превратился в вечность. Одна единственная ночь, проведенная с этим мужчиной, будто врезалась в память. Тело словно помнило его, хоть разум и старался забыть. И только сейчас поняла, как сильно хотела, чтобы он меня нашел. Чтобы пришел и отомстил. А я с радостью стала бы его жертвой.

Пролог.Часть 2


Радим и Вилора


Вилора

-Слышь, гопота, подвинься, когда честные тётеньки идут! - гаркнула я, как можно громче, проходя мимо этого несносного типа. Радим, бросив на меня мимолетный взгляд, послушно отодвинул свое, пусть и сногсшибательное тело. Уже порадовалась, что последнее слово остается за мной, как услышала позади себя, спокойное и вкрадчивое:

-Вилочка?

Застыла на месте. Ненавижу, когда меня так называют! Еще и малоприятные мне типы гоповатой и хамоватой наружности. Прищурившись, медленно развернулась на каблуках. Мы стояли в нескольких метрах от крыльца роддома. Всей компанией приехали забирать Эльвиру с крохой домой. Пока Ильяс беседовал с врачами и помогал собираться жене, мы с Радимом остались на улице. И зачем я вообще согласилась ехать? Нужно было дома подождать, а чуть позже прийти к ним. Блин, постоянно забываю, что они переехали в свой дом, купленный по соседству с родителями! Ну, могла бы и вечером их навестить, или завтра на крайний случай.

Развернулась, прищурившись, посмотрела на этого гада лысого. Хотя нет, уже немного волосатого, но от этого он не стал менее надменным.

-Слышь, ты! - насупилась я, смерив презрительным взглядом парня. Он стоял в метре от меня, и, спрятав руки в задние карманы джинсов, с ехидной улыбкой на губах, смотрел на меня сверху вниз, - Еще раз услышу - пожалеешь!

-Очень заинтригован, - протявкал этот ... даже слов не найду, гопник, короче.

Кивнула, мол, не зли меня, иначе порву, как Тузик грелку. И уже собралась вновь повернуться к крыльцу. Молодые родители вот-вот должны были выйти из здания клиники.

-Вилочкаааа! - раздалось позади меня, и как-то голос прозвучал слишком уж близко, практически возле уха. Вызывая мурашки. По всему телу. Даже волоски на затылке встали дыбом. Вот, гад! Придушу, голыми руками!

Стремительно повернулась к гопнику.

-Я тебе сто раз говорила, не подкрадывайся... - начала грозно я, вот только Радим меня настолько удивил, просто поверг в шок своими дальнейшими действиями. А как мне не удивляться, если с этим парнем мы знакомы вот уже чуть больше года, и ни разу за все это время он не то что ни посмотрел на меня заинтересованным взглядом, а, казалось, всегда избегал. Впрочем, как и я его, но это уже к делу не относится. Так вот, мои крохотные мозги никак не понимали, с какого перепугу этот гигант-гопник стоит сейчас, и, вцепившись в меня мертвой хваткой, целует. И не просто так, типа, по-дружески. А взаправду. Реально так. И мысли запутались окончательно. И дышать нечем. И отлепляться от него ну никак не хочется, пусть он и гопник, и придурок, и гад лысый. Но совсем не хочется....

- Вилочка? - услышала его голос, немного хриплый, но ставший вмиг таким привлекательным.

Говорить не хотелось. Да и зачем? Ведь все равно скажу что-нибудь гадкое, и испорчу всю романтику. Хотя, о чем это я? Какая к черту, романтика?! Это же не принц на белом коне, это мой старый знакомый Радя, которого я при первом знакомстве окрестила гопником!

-Вилорааа? - вновь позвал он уже чуть громче, можно подумать, я его в первый раз не расслышала, - Поехали ко мне? Я тут недалеко живу.

Вмиг вся романтика испарилась, оставив после себя чуть припухлые губы от поцелуя и растоптанную гордость.

-Конечно, Радя, - оттолкнув парня от себя, прошипела я, - Ты тут рядом, за углом, в травмпункте живешь. Поехали! - гаркнула я уже громче, на весь больничный городок, и, размахнувшись, двинула ему коленом по довольно чувствительному месту. Самому чувствительному, я бы даже сказала.

Пока Радик, согнувшись пополам, что-то неразборчиво мычал, скрестила руки на груди и наблюдала за его манипуляциями, периодически советуя ему, как поступать в сложившейся ситуации. И что самое удивительное, он послушно следовал моим советам. Врач я или как?

-Ну, как? Полегчало? - участливо поинтересовалась я, похлопав по плечу парня.

Тот, уже приняв вертикальное положение, кивнул. Постаралась как можно ехиднее улыбнуться. А Радим, ухмыльнувшись, перехватил мою руку, дернул на себя, прижал так, что невозможно было пошевелить ни ногой, ни рукой, и, прошептав 'Выдра!' вновь полез целоваться.

Я извивалась, стараясь вырваться из его медвежьих объятий, но только тщетно. Легче локомотив сдвинуть, или танкер развернуть, чем Радима. Оставалось подчиниться. Но губ я только из вредности, не разомкнула.

-Ну, открой ротик, Вилочка! - прошептал он в мои губы, так и не отодвигаясь от меня.

-Пошел ты! - рявкнула я, и тут же гопник воспользовался моментом, отбирая новый настоящий поцелуй.

Сосчитала мысленно до пяти. А что? Имею права немного покайфовать! И со всей силы вцепилась в его нижнюю губу зубами. Радим, выругавшись, отскочил на метр. И держась за пострадавшую губу, гневно смотрел на меня. Вот только в его взгляде мне почудилась еще целая куча эмоций, которых и в помине быть не должно.

-Выдра! - проворчал он, - Хоть и любимая.

Я ошарашено уставилась на него, а Радим, задорно улыбнувшись, щелкнул меня по носу и прошел мимо, будто ничего и не произошло только что. И как это все понимать? Черти что творится! Прям дурдом на выезде!

Глава 1


Радим и Вилора


Вилора


Около года назад

Взгляд то и дело возвращался к незнакомцу. Вернее, к новому знакомому. Сама не знаю, почему веду себя с ним так дерзко, постоянно напрашиваясь на неприятности. Ну, как постоянно, почитай пять часов уже.

Мы сидели в ресторане, принадлежавшем родителям друзей и по совместительству соседей по лестничной площадке. За которых, к слову сказать, я была очень и очень рада. Эльвира и Ильяс меня просто ошарашили историей своей любви. Я их все время нашего знакомства считали родственниками, но как выяснилось, таковыми они не являлись. Но это совершенно другая история. Главное, что любящие сердца теперь вместе, у них свадьба, а мы всей компанией отмечаем сие торжество. Взгляд опять вернулся к Радиму. Ну, вот чего он такой высокомерный? Точно боксер, мозги поотшибало еще на ринге. Вон, Илька борьбой занимается, и ничего, голова в норме. А этот мало что лысый, еще и странный какой-то.

Заставила себя отвернуться. Наверное, соседи теперь съедут. Эльвира говорила, что они хотят за город перебраться, когда детки появятся. Чтобы и к родителям ближе, и для детей больше места и свежий воздух без вредных выхлопных газов. Кто будет у меня в соседях теперь? Даже и не знаю. Последние шесть лет я жила одна в квартире, которую купил мне дед, благополучно проживающий за границей. Родители мои погибли в авиакатастрофе почти семь лет назад, и с тех пор я живу одна. Учусь на медика, замуж выходить не собираюсь, потому, как не нашелся еще такой человек, который не испугался бы моих закидонов, переменчивого характера, общества кота и двух белых мышей-альбиносов. Друзей у меня мало, со сверстниками я никогда не находила общий язык, чувствовала себя белой вороной. Потому как сильно отличалась от них. Еще бы. Имея фотографическую память и энциклопедию вместо мозгов, нелегко быть ученицей обычной гимназии. Учебное заведение окончила экстерном, и сразу же поступила в медицинское училище. Отучилась. Понравилось. Теперь поступила в медицинский институт, желая получить высшее образование и почетное звание врача. Желательно офтальмолога, потому как еще в детстве, подобрав на улице полуживого котенка с больными глазками, решила, что мое призвание лечить глазные заболевания. Детское увлечение не ослабло, и выбор профессии как таковой не стоял передо мной. Все было решено изначально.

Блин, ну вот чего он такой, а? Радим этот! И симпатичный же, гопник! Даже очень. Хоть и не в моем вкусе. И зачем побрился наголо? Мне больше волосатые нравятся. И глаза большущие, прям два блюдца. Серые-серые. Загадочные. Ой, смотрит! Нужно срочно морозиться!

Отвернулась, переключая внимание не Гавра. Вот, тоже парень симпатичный. И друг отличный. Поможет всегда, если нужно. А не нужно, повеселит. Хоть с виду и не скажешь, что шутник. Серьезный, даже очки иногда носит, но это так, стекляшки. Больше для понтов. Мне ли не знать, сама их посоветовала.

Поболтала с Гавром. Поерзала на стуле, отчетливо чувствуя, что взгляд серых глаз с любопытством изучает меня. Не люблю я такого. Еще в школе натерпелась. Меня так всегда учителя разглядывали, думая, что я списываю, или шпаргалками пользуюсь, потому что они никак не понимали, как же можно хранить в голове столько информации.

Плюнула на все. Повернулась к Радиму и уставилась на него, копируя его взгляд и позу. Еще и удивленно брови вверх подняла. Ну, нравится? То-то же!

Вот только парень взгляда не отвел, и мы играли в 'гляделки' минут десять, пока мне не наскучило. Вот, елки-моталки! Упертый гопник попался!

-А поехали в клуб? - услышала собственный голос. Вот тоже, ляпнула, не подумав. Завтра дел куча, до обеда спать некогда. На работу нужно успеть. Потом к занятиям подготовиться. Да и не люблю я клубы. Но раз предложила нужно идти. Народ согласился, и спустя пару часов я уже отплясывала на танцполе. Из головы не выходили слова Эльвиры, сказанные ею в дамской уборной. И вправду, чего я так привязалась к Радиму. Все. Решено! Полное игнорирование парня, тем более он на меня и внимания больше не обращает.

Булатовы уехали домой, Эльвира все еще была слаба после выписки из больницы, да и брачная ночь у молодоженов. Пусть народ жизни радуется, наедине и вдали от шума.

Пока выплясывала, совершенно случайно задела чью-то голень. Чью, интересно? Появились подозрения, что хозяина голени я знаю. Даже не оборачиваясь к нему лицом, поняла, что это Радим. Ну, я-то тут причем? Сам виноват, чего невнимательный такой.

-Извиняться не учили? - голос парня подсказал мне, что я была права. Точно, он родимый! Еще и прям в ухо шепчет. Не громко. Но даже, несмотря на шум и музыку, расслышала его слова. Даже напряглась как-то. И шепот у него такой... проникновенный. Уууух, гопник лысый!

Обернулась. Парень, едва заметно улыбаясь, смотрел на меня, чуть наклонив голову в сторону, вновь изучая, как крысу лабораторную. Бесит! Прищурилась. И как следует размахнувшись, двинула ему по другой ноге. А ботиночки у меня ой тяжелые. То, что доктор прописал для такого заносчивого типа!

-Не хрен подкрадываться к честным леди со спины! - рявкнула я, и, не обращая внимания на не самую спокойную реакцию парня, ушла в противоположную сторону. Настроение пропало. Срочно домой, к Тимофею и двум крысенышам.

-Тоже мне леди! - услышала я его голос. А сама уже направлялась в сторону выхода. Клуб клубом, а спать хочется зверски.

Вышла на улицу. Стрельнула сигаретку у стоявших на крыльце парней. Я не курила, просто мне нравился запах незажженной сигареты. Запах табака напоминал мне об отце и успокаивал как-то.

Не обращая внимания на парней, понюхала сигарету и, спрятав ее в карман, пошла в сторону такси. Передумала. От клуба до дома не так далеко, всего пара кварталов. Можно и прогуляться, мозги проветрятся, и все события лягут по своим полочкам. Радим. Странный он. А может это я странная?

До моего дома оставалась ровно половина пути. Вот тогда я и подумала, какого собственно черта я поперлась пешком? На ночь глядя? Одинокая! Никто не ищет, не ждет, а я на неприятности нарываюсь. Не дура ли? Мдаа, вопрос риторический.

Риторическим он быть перестал, когда путь мне преградила пара парней внушительной комплекции. И главное, намерения у них, судя по всему не самые невинные.

-Привет, - слишком уж весело изрек один.

-Ну, здравствуй, - буркнула я, прикидывая, как бежать, с какой скоростью, а главное, в какую сторону.

-И чего это такая цыпа одна бродит? - услышала голос второго прохожего. Нет, ну мне-то что ответить?

-Да собственно... - начала я, но не успела договорить.

-А кто сказал, что она одна? - раздалось совсем рядом, за моей спиной, в шаге от меня. Радость сменилась удивлением. Он чего, от клуба за мной перся? Или мимо проезжал и наткнулся? Но в любом случае была благодарна Радиму за его присутствие. Теоретически, он может получить сейчас на орехи от этих парней, и мне его даже жаль немного. Вот только, я ведь его не просила меня спасть. Так что, сам виноват, если что.

Моих новых случайных знакомых присутствие Радима нисколько не расстроило, наоборот, даже раззадорило. По крайней мере, парни ухмыляться не перестали, и все также нахальными взглядами оценивали мой внешний вид. Стало даже чуточку не по себе. Я - девушка приличная, случайные связи меня не прельщают, пусть я одеваюсь не как все юные особы, но меня мой стиль полностью устраивает. И волосы у меня разноцветные, а кто сказал, что так нельзя ходить? Кто-то вон, вообще лысый. А хотя нет, кепку надел. Парни, пока я вела внутренний монолог, приблизились еще на пару шагов. Даже перья достали, петухи, блин. Вот теперь мне стало страшно. Глянула на Радима, он даже и глазом не повел. Ну, до ближайшей больницы всего метров четыреста будет, а в сумочке у меня есть даже бинт стерильный, справимся, наверное. Или нет? С сомнением посмотрела на своего гопника. Эх, красивый был парень, однако. Перевела взгляд на парней.



-Чего делать будем? - тихо спросила я. А Радим мельком взглянул на меня.

-Ты - стой в сторонке и бойся, а я пораскину мозгами, - спокойно ответил он. И вдруг начал снимать куртку. Это еще в ресторане он был в костюме, а сейчас вот, пиджак сменил на кожанку, кепка прикрыла лысый котелок, и галстук наверное остался в машине.

Сняв куртку. Радим перекинул ее мне. Инстинктивно поймала.

-Не вырони документы, очень прошу, - приказал он. Прищурилась, вот возьму, и разбросаю все его бумажки по кварталу, пусть потом собирает. Посмотрела на новых знакомых. Мда, драки не избежать. Эх, а я выспаться мечтала. Теперь придется гопника в больнице откачивать, вот ведь незадача.

Радим тем временем, повернулся ко мне спиной, обтянутой белоснежной рубашкой. И руки в бока упер. От чего ткань натянулась, подчеркивая мускулатуру. Ой, мамочки! Я фитнесом не увлекаюсь. О здоровом образе жизни только из лекций и знаю. Со спортом знакома близко, на расстоянии метров двух-трех, от кресла до телевизора. Ну, олимпиады смотрю регулярно, даже пару раз на выступлениях Ильяса была. А тут мужик в метре от меня стоит и бицепсами сверкает. И как тут стоять в сторонке и бояться? Да 'хорошие' парни уже и забылись как-то, все внимание переключилось на лысого гопника Радика.

Пока я честно старалась не глазеть на спину и плечи Радима, началась потасовка. Не знаю, боксом занимается Радик, или еще чем, но в темной подворотне с ним не страшно. Вот только и парни оказались не слабаками. Еще и с ножами.

-Радя? Может ментов вызвать? - предложила я, когда мой гопник ударом в челюсть отправил одного парня прилечь на землю.

-Зачем? - пропыхтел Радим, переключая внимание на второго желающего помахать кулаками, - Парни уже уходят.

Но парни все не уходили. Радим успел вспотеть, схлопотать в ухо, один раз по почкам, но ни разу не упал. Наверное, боялся рубашку испачкать. Эх, надоела мне вся эта мутотень. И замерзнуть успела, пришлось даже куртку Радима надеть. А что? Ему ведь все равно жарко.

Пора заканчивать этот балаган. Увидела, как один из парней, подобрав выпавший нож с земли, хотел пырнуть моего гопника в спину. И куда мир катится? Где благородные поступки? Джентльмены где? Вон один встретился, хоть лысый, но все равно жалко.

Подкралась к нехорошему парню сзади. И размахнувшись, как следует, пнула его по ноге. Вот, а Эльвира говорила, что у меня ботинки безвкусные! Еще какие вкусные! С металлическими пластинами на носах. Ну и что, что тяжелые, зато в них тепло и не страшно. И парню они очень по нраву пришлись, он вон как радуется, лежа на земле. И словами литературными разбрасывается. Подошла ближе. И добавочки отвесила. Для равновесия. А Радик тем временем добивал второго.

Удовлетворенно отряхнула руки. Посмотрела на Радима, тот немного наклонившись вперед, и уперев руки в колени, не очень эстетично сплевывал кровь на землю.

-Фи, товарищ гопник, как некрасиво, - пожурила его я. Радим только недовольно глянул на меня исподлобья. Даже замерла, ожидая, что парень вот-вот взорвется. Но нет, промолчал. Господи. Он какой-то непробиваемый совершенно. На 'гопника' не реагирует, даже на мой волшебный магический пинок промолчал. Прохожий вон как меня ласково обзывал, а Радим в клубе сдержался. А я ведь очень, ну просто очень напрашивалась на 'комплименты' весь день.

Радим стер кровь с лица тыльной стороной ладони.

-Пошли уже, - вздохнула я, махнув в сторону своего дома, - Куртку вернуть?

Радим пошел следом, поправляя кепку и пряча руки в карманы брюк.

-Замерзла? - взамен спросил он. Пожала плечами. Есть немного, - Тогда оставь.

Решила не донимать парня и до моего дома мы шли в тишине. Поднявшись на этаж, открыла квартиру. Включила свет.

-Тимофей, подъем! - заорала я так, что Радим подпрыгнул на месте.

-Ты не одна живешь? - поинтересовался Радя.

-Не, нас много и все в тельняшках, - хохотнула я, гопник замер на пороге, так и не закрыв дверь. Тимофей выполз из моей спальни, сел на полу в коридоре и спокойными серо-голубыми глазищами начал изучать меня и ночного гостя. Услышала смех Радима. Посмотрела на гопника. Он, привалившись к уже закрытой двери спиной, смеялся, не сводя взгляда с кота.

-Чего ржешь? - буркнула я, - Не травмируй психику Тимофея.

-Но он ведь в тельняшке! - ржал гопник.

-Слышь, лысая башка, я ведь тебе сказала, нас много и мы в тельняшках, с чего непонятки? - ворчала я. Подошла к коту, погладила его по спине, поправила майку. Сшитую, между прочим, своими руками. Дизайнерская вещь, не меньше!

-Хватит глумиться, быстро в ванную! - скомандовала я. Смех Радима все еще был слышен в квартире. Пока парень приводил себя в порядок в ванной, я прошла на кухню, вынув из аптечки все необходимое для оказания первой помощи, вымыла руки, поставила чайник на плиту, и открыла холодильник в поисках съестного. Чего-то от ночных потасовок аппетит проснулся.

Поймала себя на мысли, что все еще в куртке Радима. Не смогла удержаться от любопытства. Чего он там про документы говорил? Порылась в его карманах.

-Господи, я честное слово больше не буду, только разочек взгляну, - пообещала я Создателю.

Вынула бумажник и недоверчиво уставилась на водительское удостоверение. С минуту думала. Смеяться или нет. На фото Радим был красавчиком, и волосы имелись. Вот только фамилия его меня окончательно добила. А может просто нервы. Радим Илларионович Вилковский. Жесть. Не. Не так, ЖЕСТЬ!

Смеялась я долго, пока гопник, завернутый в полотенце, в мое, между прочим, с разноцветными цветочками, не выполз из ванной. Хмуро глянул на меня. Подошел вплотную. Отобрал свой бумажник, спрятал его в карман своей куртки, все еще красовавшейся на мне, и демонстративно закрыл карман на молнию.

-И ты еще с кота моего ржал, - вновь начала смеяться я. Гопник сел на стул у стола. Начал открывать аптечку. Посмотрела на его руки. Сбитые в кровь костяшки. И тонкий кровоточащий порез на запястье.

- Есть будешь? - спросила я, снимая его куртку.

-Нет, поздно уже, - изрек гопник. Пожала плечами, мое дело предложить.

Отобрала у него из рук медикаменты, и начала со знанием дела обрабатывать раны. Он молчал, даже дыхание не сбивалось, когда, по моему мнению, должно было быть больно. Мужик!

-Ухо не болит? - поинтересовалась я, вспомнив, что один удар в голову он все-таки пропустил.

-Неа, - ответил Радим, - Бок только.

-Повернись, - приказала я. Гопник, повернувшись, сел ко мне спиной. На ребрах красовалась гематома.

-Мдааа, - изрекла я, прикидывая, трещина или перелом. Гопника стало совсем жалко, из-за меня ведь парень пострадал.

-Пойдем, - скомандовала я. Как ни странно, Радим послушался.

Квартира моя была просторной, для меня и четвероногих домочадцев даже очень просторной. Дед меня поддерживал в финансовом плане, еще и зарплата у меня была, копеечная, но все же деньги. Так что могла радовать себя маленькими игрушками. Вот для таких игрушек я и отвела одну из комнат в квартире. Включив свет в кабинете, махнула гопнику рукой в сторону кушетки.

-Лежать! - скомандовала я, и спохватилась, когда увидела его удивленный взгляд, - И ничегошеньки не трогать! Уяснил?

Гопник кивнул. А я, подошла к моей последней игрушке, на которую у деда выпросила деньги в прошлом месяце. Компактный рентгеновский аппарат, гордость и радость моя, практически прелесть. На следующие полгода, когда надоест сканировать костяшки всех знакомых и моих домочадцев. Порой чувствовала себя транжирой, в простых поликлиниках рентгеновские аппараты еще с доисторических времен стоят, а у меня в единоличном пользовании целая система. Но любимый дедуля с радостью спонсировал мои закидоны, а я на правах любимой и единственной родственницы наглела, правда не сильно.

Радим послушно лег на кушетку, а я подошла к компьютеру.

-Ну, товарищ гопник, - пробормотала я, - Мышите- не мышите!

Услышала, как Радим хмыкнул. Согнала его с кушетки, пересадила на стол.

Пока я изучала ребра гопника, и обнаруживала крохотную трещинку, он послушно выполнял мои команды, даже вопросов не задавал. Мой последний 'пациент' вырывался, помнится, так, что дым столбом стоял. А этот молчит. Вот мне кругом твердят, что я странная. Да они просто с гопником моим не знакомы!

-Жить буду? - все-таки изрек он.

-А надо? - подняла брови вверх.

-Хотелось бы, - выдохнул парень. Увидела, как он едва заметно поморщился, когда я касалась его правого бока.

-Значит, будешь, - пообещала я, - Гипс накладывать не будем, специального бандажа у меня нет. Я тебя забинтую. А завтра в клинику к спецам заскочи, они помогут.

-А ты не спец? - спросил он.

-Не, я пока учусь, - отмахнулась я. Гопник окинул взглядом мою конуру.

-Заметил, - хмыкнул он, - На кого учишься?

-На врача, - ответила я, осторожно начиная бинтовать ребра парня. А он даже вопросов не задавал о своем здоровье. Спросил бы, чего нашла, так нет, не любопытствует. Псих, ей-Богу.

-Понятно, что не на сантехника, - как-то грубо выдохнул он. Я даже удивленно взглянула на него. Дерзит? Я его спасаю, и никакой благодарности взамен! Гопота лысая!

Закончила накладывать повязку.

-Дверь захлопнешь! - буркнула я, и демонстративно удалилась. На пороге подумала, что зря я его одного оставляю. Стырит еще что-нибудь. Махнула рукой. Найду и покалечу в случае чего. Спать хочется. Пусть валит домой быстрее. Надоел уже.

Прошла в спальню, скинув на пороге комнаты ботинки, начала снимать юбку. Вспомнила о присутствии нового знакомого в квартире. Передумала, вновь надела юбку, и плюхнулась на кровать.

-Тимофей, спать! - гаркнула я, и провалилась в сон без сновидений.

Глава 2


Радим и Вилора


Радим

Я в ауте. И слов нет, одни буквы и междометия. Сегодня я встретил самую непостижимую и странную девушку не то, что на свете, во всей вселенной. Впечатление о девушке сложилось двоякое. При знакомстве она вздернула брови, смерила меня оценивающим взглядом и окрестила гопником. И ведь без всяких оснований, просто так, сходу. На протяжении всего вечера Вилора меня все больше удивляла. Первое впечатление обманчиво? Согласен на все сто! Вспомнил, как едва сдержал улыбку, увидев невысокую девушку с волосами неопределенного цвета, торчавшими в разные стороны. В черном корсете под пиджаком, юбке из какого-то прозрачного тюля, и ботинках на шнурках. Боты ее, кстати, ну очень тяжелые и синяки оставляют.

Поморщился, спрыгивая со стола. Дверь Вилора оставила открытой, а сама исчезла в спальне, кажется. Нет, у девчонки совсем чувства страха нет. В квартире незнакомый мужик, а она спит. Могла бы выгнать меня, а потом уже засыпать. Мало ли, что у меня на уме?

Тихо рассмеялся. Господи! И какие мысли в голову лезут?

Вилка меня все больше поражала с каждой минутой знакомства. Сам не знаю, зачем пошел за ней. Просто хотел проводить и убедиться, что все с ней в порядке. И не зря. Наткнулась она на любителей полуночного экстрима. Пришлось и кулаками помахать за честь дамы. Если честно, то ожидал истерики от нее, или на крайний случай, бегства. А она еще и отмутузила одного парня своими туфельками волшебными. Мда, чудодейственный у нее удар, магический. Вон и мне перепало волшебства, теперь мысли странные в голове бродят.

Затянул потуже полотенце на бедрах. Сам не понял, с какого перепугу начал у нее в душе мыться. На земле не валялся, кажется, только рубашка испачкалась. А я сразу в душ полез. Странно, что Вилора никак не прокомментировала мой поступок.

Еще раз осмотрел ее кабинет. А ничего так, для студентки. Деньги, интересно, на технику где берет? Неужели покровитель есть? Капец, мысли куда летят? Мне-то какое дело?

Посмотрел на свою повязку, наложенную Вилорой на ребра. А девочка, все-таки врач от Бога. Вон как все красиво завернула, и снимок сделала, и диагноз поставила. Уверен, что правильный. И ссадины и порезы обработала. Умничка!

Вышел из кабинета. Длинный коридор. Налево кухня и ванная, направо три двери. Скорее всего, зал и спальни. Заглянул в первую попавшуюся. Вот повезло, так повезло. Просторная комната. У стены кровать, не очень большая, но для девушки в самый раз. А на кровати хрупкое тело в кожаном пиджаке. Хорошо, хоть обувь сбросила. Вздохнул, аккуратно и ровненько поставил ботинки рядом с кроватью. Вилора пошевелилась, подложила ладонь под щеку. Второй обхватила подушку. Свернулась калачиком. Мило так, уютно как-то.

Блин, удар в голову не прошел бесследно. Видать, мне и вправду мозг повредили ночные знакомые.

Посмотрел на ступни девчонки. Совсем крохотные, размер тридцать пятый, не больше, а дерутся больно. Золушка! Хрусталем треснет так, что искры из глаз сыплются.

Укрыл Вилку одеялом, и раз уж хозяйка доверчиво спит в моем присутствии, решил удовлетворить свое любопытство. На комоде, стоявшем между двух окон, разместились рамки с фотографиями. Подошел, начал их рассматривать. Значит, Вилора у нас один ребенок в семье. Много снимков с пожилым дедулей на фоне какого-то старого замка. На экскурсии, наверное. Что за дедуля? Может он и есть спонсор? Оглянулся через плечо на спящую девушку. Нет, не прав я. Не похожа Вилочка на барышню, которая будет на содержании у богатого 'папика' состоять.

Подошел к книжной полке. Ожидал увидеть в комнате девушки игрушки или постеры с цепями, на крайний случай басгитару, а тут научная литература. Да, малышка умная, раз читает такое. А лет ей сколько? На вид не больше двадцати.

Пора завязывать с осмотром территории, еще проснется и огреет хрусталем своим магическим.

Вышел из спальни, прикрыв за собой дверь. Нет, малышка немного странная. Но это даже умиляет. И видно, что специально терпение мое испытывает. Ну, что ж, пусть забавляется. Я терпеливый. Посмотрим, на сколько ее терпения хватит.

Вошел в ванную, надел брюки, прихватил рубашку и вышел в коридор. А может ей телефон свой оставить? А причина? А просто так!

Вынул визитку из бумажника. Хмыкнул, вспомнив, как она смеялась над моей фамилией. Да мне самому, как бы, не очень кайфово все детство было. А что поделать?

Положил бумажный прямоугольник на край кухонного стола. На глаза попалась авторучка. Перевернув визитную карточку, быстро нацарапал два слова, и, оставив карточку на столе, вышел. В коридоре сидел Тимофей, и во все глаза смотрел на меня. Опять начал тихо посмеиваться. Вот ведь у малышки воображение! Зачем кота в тельняшку нарядила? Бедное животное!

Присев на корточки, погладил сиамскую пушистую морду. Тот заурчал, прикрыв глаза.

-Ну, как тебе с хозяйкой, весело? - спросил я, - Мышей хоть ловишь?

Кот урчал, а я уже собрался покинуть гостеприимный дом, как из-за угла вальяжно выползла здоровая крыса. Или мышь?

-Тимофей, фас! - скомандовал я, вот только ни кот, ни сама мышь, никаких признаков охоты или испуга не выказали. Тимофей даже ухом не повел, а мышка подползла ближе. Увидел ошейник. А, понятно, значит, зверюга проживает с Вилкой. Пока я рассматривал животное, мышь подкралась к Тимофею. Вскарабкалась ему на голову, и уселась между его ушей, поджав передние лапы.

-Цирк, я смотрю, отдыхает, - тихо засмеялся я. Тимофей мотнул головой, и мышь с писком свалилась на пол. Кот только высокомерно скосил взгляд на 'подругу'.

-Весело с вами, - рассмеялся я, - Но домой все равно нужно.

Обулся, натянув куртку, вышел в подъезд. Осторожно прикрыл за собой дверь, убедился, что она плотно захлопнулась, и сбежал по лестнице вниз. Вышел из подъезда. До машины возвращаться не хотелось. Поймал такси и, назвав домашний адрес, уселся на заднее сиденье. Мысли вернулись к новой знакомой. Не такая уж она и странная, а главное, красивая, особенно когда спит и не обзывается лысым гопником.

Добравшись домой, поднялся в свою квартиру. И как только лег в постель, мгновенно уснул. Сновидений не было. Ночью часто просыпался, ребро ныло, еще и голень разболелась. Нет, у Вилки все-таки магический удар. Это она меня еще легонько стукнула. А каково тому парню, павшему от ее пинка? Хреново, наверное.

Проснувшись утром, открыл глаза. Скосил взгляд на перебинтованные ребра. Улыбнулся. Воспоминания о новой знакомой радовали.

-Нет, Вилка, ты не странная, - вслух сказал я, - Ты необычная.

Даже не задумывался над своими мыслями или словами. Просто не хотел. Размеренная и расписанная по часам жизнь приелась. Спорт я люблю, для меня плаванье - смысл жизни. Вот только разнообразие в лице Вилоры все больше радовало и веселило.

Встал с кровати. Интересно, позвонит или нет? Ладно, придумаем чего-нибудь. Но почему-то хотелось увидеть новую знакомую еще раз. Даже просто для того, чтобы забрать свою испачканную рубашку, оставшуюся в ванной Вилоры.

Забрал машину, и помчался в клуб, где я тренировался, получив там от тренера нагоняй, отправился к родителям. От тренировок меня освободили на всю следующую неделю. Дома сидеть одному не хотелось, поэтому решил навестить своих предков. Они, вместе с моими двумя сестрами жили в небольшом домике, расположенном в частном секторе в черте города. Я, как только окончил школу и поступил в университет, стал жить отдельно в квартире, принадлежавшей когда-то бабушке. Сделав ремонт, превратил свои апартаменты в холостяцкую берлогу. Довольно часто сестренки ночевали у меня, когда после занятий не хотели возвращаться домой, или когда меня не было в городе. Еще на свои заработанные честным трудом деньги пару лет назад я приобрел недвижимость на берегу моря. Денег я отдал за дом немало, почти все, что успел скопить, но он того стоил. Там я мог отдохнуть от суеты, подумать, или просто бездельничать.



На пороге родительского дома меня встретила мама. Окинув заботливым взглядом мое немного поврежденное тело, вздохнула, кивнула в сторону кухни и, потрепав по плечу, велела идти следом. В духовке стоял пирог, за столом сидел отец, и, читая газету, отпускал философские замечания по поводу политики, экономики, ну, или так, без повода.

-Привет, па, - поздоровался я.

-Привет, привет, от старых штиблет, - пробормотал папа, и, пожав мне руку, вновь вернулся к чтению, и, не смотря на меня, поинтересовался невзначай, - Так подрался, или за честь дамы вступился?

Почесав лысый затылок, прикинул: скажу правду, мама вопросами о девушке забросает, совру, все равно достанет, потому как чувствует, когда говорю неправду.

-И не надо юлить! - предупредила мама. Вздохнул.

-За даму вступился, - пробормотал я, и приступил к поеданию маминого пирога, запивая крепким чаем.

-И как дама? Не фифа, надеюсь? Помнится, прошлая твоя пассия дистрофией страдала, - мама присела рядом со мной, и приступила к расспросам, - Эта та же, или другая?

Вздохнул. Не знаю, как бы мама отреагировала на внешний вид Вилки, приведи я ее с собой. Едва сдержал смех. Мдааа. Мама у нас потомственный педагог, строгая, но справедливая. Вообще, мне с родителями повезло, всегда помогут, подскажут, отругают, если где провинился.

-Другая, ма, - проворчал я.

-Чего рожа такая довольная? - услышал голос сестры с порога кухни. Поднял голову. Анна весело смотрела на меня, - Амфитаминчиками закинулся, или так, без повода веселишься?

Следом на кухни появилась моя вторая сестра - Ира. Аня и Ира были двойняшками, внешне совершенно не похожими друг на друга, но вот характер был одинаковый. Обе те еще пакостницы, помню, в детстве нашкодят, а мне попадало, как старшему. Сейчас они обе уже студентки, Анютка пошла по стопам мамы, тоже подалась в педагоги. А вот в Ирине собрался весь талант семейства Вилковских, и сестренка училась в художественной школе.

-Как ты с братом разговариваешь?! - возмутилась мама. Сестренки, рассмеявшись, налетели на меня, едва не повалив на пол. После приветственных объятий и подзатыльников по моей лысой голове, сестры уселись за стол.

Весь день провел у них до позднего вечера. Пока находился у родителей, сам не понял, как мама выпытала всю информацию о вчерашнем дне, а особенно о моей новой знакомой.

-А как девушку твою звать? - вставила пять копеек Анютка.

-Да она не девушка мне, просто знакомая, - проворчал я, недовольный тем, что теперь все семейство в курсе моих отношений со слабым полом.

-Да? А улыбка тогда такая веселая почему? - подметила сестра. Удивленно поднял брови вверх. И где она интересно улыбку на моем хмуром лице увидела?

-Так как зовут бедняжку? - поинтересовалась Ирина.

-Вилора, - буркнул я, чувствуя, что все равно не отстанут. На весь зал раздался девичий смех. Вздохнул. Нет, не понимаю я их радости.

-А как ты ее называешь? Вилорочка? А может, Лорочка? - хихикала Аня.

-Вилочка! - поддержала сестру Ира.

-Иди вы обе... - буркнул я. А сам вспомнил выражение лица Вилоры. Не смог сдержать улыбку. Нет, надо бы забрать рубашку свою у нее. Чего она там висит? Еще и в крови испачкана. Не порядок!

Выехал от родителей, когда на улице уже совсем стемнело. Сам не понял, как оказался под окнами квартиры Вилоры. Нет, все-таки вчера я сильно мозгом повредился, иначе, что я тут делаю? Поднялся на нужный этаж. Постоял у закрытой двери. Постучать? Не постучать? Посмотрел на дверь соседней квартиры. Можно к Булатовым зайти. Ага, на часах почти одиннадцать, а я в гости. Мдаа, дела.

Повернулся к двери Вилоры. Чего я как пацан на первом свидании? Вздохнул глубже, и отрывисто постучал. Спустя три секунды дверь открылась. На пороге стояла Вилора в бандане, джинсовом потертом комбинезоне, и все. То есть под комбинезоном имелось белье. Но не имелось ни топа, ни рубашки, ни майки на худой конец. Широкие лямки держали комбинезон, вот только талия и грудь девушки просматривалась отлично.

Вот так, Радик, попал ты, так попал. Стоишь на пороге квартиры девушки, в одиннадцать часов ночи, со стояком и совершенно без мыслей. Была бы возможность, я бы сам хрусталем Вилки себе и треснул бы. Но, боюсь, выглядеть это будет не очень эстетично.

-Вещай! - скомандовала Вилора, - Только быстро!

И не обращая внимания на меня, развернулась и пошла в сторону кабинета. А я стоял и смотрел ей вслед. Попка, затянутая в джинсу оказалась просто сногсшибательной.

Меня отрезвил мужской голос, донесшийся из кабинета.

-Вилка! Ну, скоро еще! Мне ведь больно! - прогрохотал мужик. Во я дурак! Приперся во время.

-Молчи, Вася! - скомандовала Вилора, - Или вали в травмпукнт!

Выдохнул как-то облегченно и прикрыл за собой дверь. Наверное, пациент. Сняв обувь, пошел за девушкой следом. В кабинете на кушетке сидел парень, чуть младше меня.

-Вилочка, может укол засандалишь? Больно, сил просто нет, - прокряхтел парень. Увидел, как из предплечья у парня идет кровь.

-Василий, я сейчас 'скорую' вызову, - пригрозила Вилка.

-Вилора Германовна, - простонал парень, - Какая скорая, у меня же огнестрел. Меня сразу в кутузку заберут.

-Вот и посидишь там пару дней, - пробурчала Вилора, - Глядишь, мозг появится.

Вилора ворчала, обрабатывая рану парня. А я стоял в сторонке и наблюдал за ее действиями. Отлаженные движения, уверенные, будто она целыми днями только и делала, что возилась с больными. Нет, малышка все-таки непостижимая, и необыкновенная.

-Все, Василий, жить будете, - Вилора, похлопала парня по плечу, отчего тот вздрогнул и застонал.

-Вилка, а может я тебя в качестве благодарности того... - начал парень, а я весь напрягся. Чего 'того'? Я ему сейчас как покажу 'того'! Точно к врачу придется обращаться, и Вилка тут не поможет!

-Вася, не надо меня ни того, ни этого, - вздохнула Вилора, а я обрадовался, - Вали домой! Быстро!

-Да я в кафешку хотел тебя позвать, потусить, или в клуб какой, - обижено выдал Василий, сползая с кушетки.

-Домой, быстро! - гаркнула Вилора, - Еще раз ко мне приползешь с ранениями, ментам сдам!

Парень послушно скрылся из комнаты, а я постарался скрыть улыбку. Строгая, оказывается, малышка.

За Василием закрылась дверь, услышал голос Вилоры из коридора.

-Чай будешь?

Это она мне?

-Я? - радостно спросил я, сам не понимая, с чего вдруг столько эмоций. Ну, пришел в гости к даме, с чего вдруг счастья столько?

-Нет, Тимофей, блин! - услышал бурчание Вилоры. Вошел на кухню, Вилка уже ставила чайник на плиту, и доставала из холодильника продукты.

-Будешь? Или опять поздно? - спросила Вилка, так и не повернувшись ко мне. И хорошо, что не повернулась. А то как-то не прилично пялиться на зад хозяйки, даже такой милый.

Есть не хотелось, но отказываться тоже не было желания.

-Буду, кофе, - совсем обнаглел я.

Спустя пару минут мы уже сидели за столом, Вилора ела бутерброды, запивая молоком, а я пил кофе.

-Дай посмотрю, - как-то устало сказала Вилора, протягивая ладонь через стол. Взглянул на нее. Она смотрела на мою руку, на которой был порез, оставшийся после вчерашней потасовки. Вилка выглядела уставшей, взгляд грустный. Еще и я тут со своими болячками.

-Вилора, все в порядке, не парься, - отмахнулся я, допивая кофе, - Я пойду, наверное.

Отставил кружку в сторону, хотел встать и, поблагодарив за кофе, ретироваться. Но Вилка, перехватив мою руку, остановила.

-Давай, говорю! - спокойно сказала она, - Еще ласты склеишь от инфекции какой. Меня потом совесть загрызет.

Вилора осмотрела порез, сменила повязку.

-Раздевайся! - скомандовала она. Слегка опешил. Нет я, конечно, могу, но чтобы вот так сразу... Да и не против я, в общем-то. Особенно нижняя часть моего тела не против.

-Свитер сними, я повязку посмотрю, - прервала мои размышления Вилора, - К врачу ходил сегодня?

- Нет, да, пустяки, Вилорка, - отмахнулся я, - Все заживет.

-Конечно, заживет, - обрадовала меня малышка. И, очевидно, потеряв терпение, начала тянуть за край свитера, помогая раздеться. Надо срочно отвлечься. Думать о чем-нибудь не очень приятном... а не о полуодетой девушке, с невозмутимым видом изучающей мои ребра. Но, несмотря на уговоры, никак не выходило. Особенно, когда торчавшие из-под косынки волосы щекотали мою кожу. Вилора, туго перебинтовывая мой обнаженный торс, то и дело наклонялась вперед, чтобы было удобнее. Почти обнимая меня, прикасаясь. А я, словно в ступоре, не мог пошевелиться, смотря на ее макушку, носик, плечи сверху вниз.

Повязка была наложена, рана обработана, кофе выпито. А я одетый вновь сидел на стуле и вертел в руках пустую чашку. Вилора, о чем-то думая и глядя на столешницу, сидела, подтянув колени к груди. Потом, спустя пару минут, оперлась о стену затылком. Спустя еще минутку, положила локоть на стол. И еще через пару минут тихо посапывала, положив голову на сложенные на столе локти.

-Пойдем спать? - предложил я. Вилора, молча, согласилась, так и не проснувшись. Встал, осторожно взял девчонку на руки, и понес в спальню. Тимофей плелся впереди меня, показывая дорогу, наверное.

Уложил Вилору на кровать. Оказавшись в постели, Вилка обхватила подушку, свернулась калачиком и засопела еще громче. Умилительная картинка.

Стянул с ее головы косынку, снял домашние тапочки, отставив их в сторону.

-Спокойной ночи, что ли, - пробормотал я, и присев на корточки, взглянул на спящую девушку. Увидел, словно со стороны, как моя рука потянулась к ее лицу. Провел по щеке, легонько, стараясь не разбудить. Не удержался, коснулся губ кончиками пальцев.

-Приятных сновидений, - шепнул я. Встал, и пока не натворил еще каких-нибудь глупостей, вышел из спальни. Убрал посуду со стола, вымыл. Попрощался с Тимофеем, и осторожно захлопнул дверь за собой. И только лежа в своей постели, анализируя свои поступки и события последних двух часов, вспомнил, что рубашку свою я так и не забрал.

Моя рубашка осталась у Вилоры надолго. Начались подготовки к зимним сборам, тренировки в усиленном режиме. Меня допустили к плаванью, и, собрав вещички, уехал из города. Месяц меня не было дома. Все порывался позвонить, как бы невзначай поинтересоваться делами Вилоры. Вот только вспомнил, что номер ее телефона так и не попросил. А сама она так и не позвонила. Озадачивать Ильяса не решился, сам не знаю, почему. Вот нравится же девушка, почему не начать ухаживания?

Ближе к Новому Году нас распустили по домам. Возвращаясь в свою квартиру, наблюдал за заснеженным городом. Красиво все-таки!

Не удержался, решил сделать крюк, и проехать через двор Вилки. Вот вроде и перегорело уже, не так часто вспоминал о необыкновенной девушке, а все равно словно что-то тянуло меня к ее дому. Попросил таксиста остановить прямо под ее окнами. Вышел на улицу, оставил сумку в салоне. Уже сделал шаг в сторону подъезда, как услышал знакомый голос. Даже встрепенулся, и улыбка появилась на лице. Нет, я все-таки скучал по ней. Обернулся на ее голос. Так получилось, что я остался в тени, да и смеркалось уже. А вот на Вилору падал свет уличного фонаря. Сделал еще шаг. Остановился. Она была не одна.

-Ну, Вилочка, солнышко, радость моя, - взахлеб говорил ее спутник, - Давай, а? Ну, я ведь люблю тебя, прям безумно люблю! Честное пионерское!

Мдя, дела, дела. Что-то кольнуло внутри. Вот так-то! Уехал, вернулся, а девушка больше и не свободна. Грустно. Сделал шаг назад, прячась от света. Трусливо, конечно. А что поделать? Гопник ей не нравится. А я уже и волосы стал отращивать, чтобы она меня лысым перестала называть.

Сел в машину, из окна наблюдал за девушкой, входящей в подъезд. Она все такая же, и ботинки тяжелые, волшебный хрусталь, елки-палки. Ухажер вошел следом за Вилорой.

Вот пойду и потребую свои вещи! Вздохнул. И получу волшебного пендаля. Ладно, нужно домой, выспаться в первую очередь.

-Поехали, - скомандовал я. Водитель послушно тронулся с места. Оказавшись дома, принял душ, выпил виски со льдом, и лег спать. Надо бы срочно девушку найти, негоже встречать Новый Год в одиночестве.

Следующую неделю бегал по магазинам с сестрами, мамой. Решил провести время с родней, мысль о поисках девушки отошла на второй план. Только сестры пару раз интересовались самочувствием Вилки. Но мама одергивала их, требуя оставить мальчика, меня то есть, в покое.

Тридцать первое декабря выдалось солнечным и теплым. Будто не разгар зимы, а начало весны. К обеду родители просили быть у них. Решил по дороге заскочить в ювелирный магазин, купить сестрам по кулону, а маме серьги или брошь. Отцу подарок к празднику купил заранее, а вот девчонкам моим все никак не успевал. Притормозил у тротуара, вышел, поставил машину на сигнализацию. И сделав пару шагов, поскользнулся. Не удержал равновесия и растянулся на земле.

-Зашибись! - рыкнул я, гадая, сломал чего, или обошлось.

-Удобно? - услышал знакомый голос откуда-то сверху. Оказалось, что лежу я прям перед Вилорой. Она, наклонившись, рассматривала меня, еще и улыбалась. Так и тянуло улыбнуться в ответ. Вот только побоялся, что она посчитает меня совсем психом.

-А ты приляг рядом, узнаешь, - буркнул я, понимая, что не очень вежливо с моей стороны. Улыбка сползла с ее лица. Так и хотелось стукнуть себя как следует.

-Вставай, - спокойно ответила Вилора. Понял, что уже пару минут лежу в снегу, преграждая путь прохожим. Послушно поднялся. Вот только в правой ноге появилась тянущая боль.

-Зашибись! - пропыхтел я, понимая, что травмы мне сейчас совершенно не нужны.

-Повреждения есть? - спросила Вилора. Посмотрел на нее исподлобья. Вздохнул. Раздумывая, кивнуть или нет.

-Поехали, - как-то спокойно сказала Вилка, и направилась в сторону моей машины.

-Куда? - спросил я, прихрамывая следом за ней.

-Отвезу тебя в травмпункт, - поставила меня Вилора в известность.

-Спасибо, Вилора, не нужно, - отмахнулся я, и даже улыбнулся. Она, глядя на меня моргнула, поправила вязаную шапку с большим помпоном, посмотрела на мою поврежденную ногу, и открыла водительскую дверь.

-Давай ключи, - строго сказала она, - И помни мою доброту.

-Серьезно, не нужно, - возразил я, - И потом, у людей праздники, пусть отдыхают.

-Господи, - нетерпеливо вздохнула Вилора, - У меня что, дел больше нет, как с тобой возиться?! - уже начала возмущаться Вилора, - Взрослый, сам справишься!

Сказав это, Вилора с силой захлопнула водительскую дверь, и поправив шапку, развернулась и утопала. Проводил ее тоскливым взглядом. Открыл дверцу, взобрался в свой внедорожник. Вот я дурак! Зачем хамил? Идиот!

Уперся лбом в руль. Ведь и вправду надо бы снимок ноги сделать, вдруг перелом? Как мне плавать с гипсом?

-Болит? - услышал, как водительская дверь открылась. Улыбнулся, не поворачивая головы. Слишком радостная была у меня улыбка. Вилора подумает еще, что головой о лед ударился, точно в дурдом отправит.

-Не хочешь в больницу, поехали ко мне? - предложила она. Отлепился от руля. Нет, есть в мире справедливость.

-Водить умеешь? - спросил я, глядя в ее зеленые глаза. Она хмуро кивнула. Выполз из машины, осторожно держась рукой за внедорожник, обошел и сел на пассажирское сиденье. Вилка уже сидела за рулем, и изучала водительское место.

-Едрен-батон, -услышал бормотание Вилоры, и уже громче, - Пристегнись, что ли!

Скрыл улыбку, наблюдая, как она осматривает владения.

-Гигантикус гопникус, елки-моталки! - ворчала она. Едва не засмеялся в голос. Наклонившись, нажал на рычаги, меняя положение водительского кресла, - Ага, благодарю.

Выпрямился, прокашлялся, стараясь крыть улыбку. Вилка такая забавная, прям одно умиление.

-Страховка есть? - поинтересовалась девушка.

-На машину? - спросил я.

-На жизнь! - серьезно так ответила малышка, и добавила, - Не боись! Солдат ребенка не обидит.

Глава 3


Радим и Вилора


Вилора

Добрая я, добрая. И дед всегда говорит, что я простофиля. А что делать? Да и жалко гопника. Был бы незнакомый, может 'скорую' бы вызвала и домой ушла. А тут жалко его стало. И потом, ведь вижу, что ногу повредил. А ему еще и спортом заниматься, как-никак, это его профессия. Да и потом, Новый Год, надо делать добро, Деду Морозу помогать, сам-то старикан не справится.

Осторожно, со скоростью сорок километров в час прокралась до своего дома. Благо, ехать не далеко. Странно, что Радим всю дорогу молчал. Если честно, предполагала, что он будет командовать, мол, не так рулишь, тормозишь, скорости переключаешь. Ан, нет, молчал. Пару раз смотрела на него. Может быть, уснул? Или отключился? Нет, все в порядке, кажется. Сидит, еще и улыбается как-то странно.

Припарковалась у подъезда. Облегченно выдохнула. Слава Богу, поездка закончилась благополучно, бить машину гопника не хотелось, пусть даже из вредности.

Выпрыгнув из внедорожника, закрыла машину, протянула ключи Радиму. Осторожно прихрамывая, он шел следом за мной. Если честно, была даже рада, встретить этого несносного типа под Новый Год. Пусть и нахамил при встрече, но все равно, приятно. В эти праздники улететь к деду не получилось, так что придется праздновать с Тимофеем и крысенышами. Компания, конечно, веселая, но другой нет. Соседи будут за городом, меня с собой звали, но мешать им не хотела. Лучше дома посижу, чем буду чувствовать себя лишней.

-Заходи, - пригласила я, открывая дверь. Радим послушно вошел в квартиру. Скинула куртку и ботинки, шапку забросила на верхнюю полку. Радим также разделся, вот только заметила, что свою одежду он аккуратненько повесил, а ботинки, слегка поморщившись, снял и ровненько поставил. Еще во время его последнего присутствия в моей квартире, вернее, проснувшись на следующее утро, обнаружила себя лежавшей на кровати, а тапки ровненько стояли на полу. Обычно они валяются в самых неожиданных местах, поэтому и мечтаю обучить Тимофея их приносить, но пока безрезультатно.

Украдкой взглянула на Радима. Вот ведь хмырь! Мало что красавчик, еще и аккуратный такой, весь из себя прям. Уууу, гопота, хоть и не лысая уже.

Насупилась, сама не понимая с какого перепугу.

-Пойдем, болезный, - буркнула я, и потопала в сторону своего святилища. Вот она моя радость, пещера чудес практически. И настроение начало подниматься.

-Садитесь, товарищ гопник, - вырвалось у меня, потом решила в честь Нового Года не хамить, а делать добро людям, и исправилась, - Радим Илларионович, то есть.

Не поверила своим ушам. Мой пациент начал смеяться.

-Ничего, я уже привык к 'гопнику', - отсмеявшись, ответил он. Оскалилась, не разделяя радости пациента. Потом, вновь памятуя о празднике, спрятала клыки и улыбнулась более дружелюбно.

-Раздевайся, - буркнула я, включая рентгеновский аппарат, - Будем опыты ставить.

Увидела, как Радим непонятно чему улыбаясь, схватился за ремень брюк. Мать моя женщина! Он что, реально решил штаны скинуть?

-Стой! Ты чего? - резко сказала я. Парень только удивленно поднял брови вверх.

-Сама сказала, - буркнул он, и даже не остановился, уже и ширинку расстегнул.

-Я это... имела в виду, носки снимай, - торопливо говорила я, стараясь не смотреть ниже уровня глаз, ну. Ладно, плеч. Хорошо, на грудь я тоже посмотрела. И торс у него с кубиками, елки-моталки!

Нужно срочно отвлечься от созерцания спортивного тела, а то мало ли, что случиться может. Интересно, а он и вправду боксом занимается? Или нет? И с чего я такая любопытная? Да еще и кем интересуюсь! Ужас!

Радим сел на кушетку, стянул носок. Скептическим взглядом осмотрела повреждение. Мдя, хана тебе гопник, будем мстить, и побоку грядущий Новый Год. Дед Мороз меня и так любит, вон уже и подарок под кактус принес.

-Все, срочно ампутировать, - серьезно сказала я, осторожно прикасаясь к голени парня. Даже нахмурилась, стараясь не смеяться.

-Все так плохо? - и голос дрогнул, вот ведь доверчивый.

-Да, тебя спасет только ампутация, - продолжала серьезно говорить я, а сама отошла от бедняги, даже отвернулась, делая вид, что ужасно занята изучением рентгеновского аппарата.

-Как скажете, профессор, - услышала грустный вздох и траурный голос Радима.

Глянула на парня через плечо. Тот лукаво смотрел на меня, упираясь ладонями в кушетку, ноги он вытянул перед собой. Ууу, гигантикус, весь кабинетик мой крохотный своей мускулатурой занял.

-Мне в конце января на сборы, заживет? - уже серьезно спросил Радим. Пожала плечами.

-Может быть даже раньше, - предположила я, - Сиди тут, я сейчас.

Сбегала на кухню, прихватив льда, вернулась. Радим сидел все также, на кушетке, и задумчиво рассматривал мои 'игрушки'.

-Приложи, - распорядилась я, передавая ему лед. А сама оправилась на поиски бинтов, чтобы наложить повязку, - Простое растяжение. Сегодня лед приложишь, завтра теплые ванночки. И мазью смажешь. Повязку я наложу. Двигаться меньше.

-Вилка? - как-то сильно уж ласково проговорил гопник.

-Еще раз так назовешь, за себя не ручаюсь, - отрезала я, продолжая перебирать бинты в поисках подходящего.

-Вилора Германовна, - все тем же голосом продолжил Радим, - А ты на каком курсе? Просто вроде мелкая совсем, а столько знаешь.

-Еще раз оскорбишь, в ухо дам, - пригрозила я, проигнорировав его вопрос.

-Хорошо, - вздохнул Радим и добавил, - Завтра приеду?

-С чего вдруг? - возмутилась я.

-Ванночки делать, - невозмутимо ответил гопник. Нет, ну это нормально да? Я к нем всей душой, можно сказать, а он?

-Ага, если утонуть не боишься, - проворчала я, - Я тебе и ванночки и примочки, и все что хочешь сделаю, - уже не так спокойно пообещала я.

-Договорились, - хохотнул этот хам, и подсунул мне свое копытце. Так и хотелось взять молоток, желательно кувалду, и стукнуть легонько. Старалась как можно быстрее наложить ему повязку на голеностоп, дабы гопник быстрее покинул мое скромное жилище, а то ненароком придушу парня, и лишится страна по моей вине звезды спорта.

Радима турнула из квартиры сразу же после оказания первой помощи. Просто устала. Хотелось уже позвонить деду и забраться под одеяло, посмотреть новогоднюю программу в компании Тимофея, и проспать до следующего вечера.

-Я завтра приду, - услышала голос Радима на пороге квартиры. И даже не спрашивает, так, утверждает.

-Утоплю, - пообещала я.

-Это маловероятно, - хохотнул парень, - Я плавать начал раньше, чем ходить.

-Я рада, - буркнула я, открывая дверь.

-С наступающим! - улыбнулся гопник. Посмотрела на его улыбающееся лицо. Симпатичный, елки-моталки!

-Взаимно, - уже более дружелюбно улыбнулась я. Этот нахал, протянув руку, взъерошил мою прическу. Нет, я ему что, собачка, блин?

Не успела ничего сказать, как Радим уже вышел из квартиры и прикрыл за собой дверь.

-Вот ведь гад, - буркнула я, входя в спальню. Взгляд задержался на рубашке гопника, висевшей на дверце шкафа. Погрозила ей кулаком.

-А я ему еще рубашку гладила и стирала, - ворчала я.

Взяв телефон в руки, набрала номер, сохраненный в записной книге.

После третьего гудка, услышала спокойный голос гопника.

-Алло, - сказал он.

-Шмотки свои когда заберешь? - не очень вежливо поинтересовалась я.

-Какие, Вилочка? - невозмутимо спросил Радим.

-Нарываешься, - констатировала я. А парень только начал смеяться.

-Завтра, - ответил он и сбросил вызов.

-Гопник лысый! - проговорила я потухшему экрану телефона.

Вернулась в кабинет, выключила все приборы, освещение, и пошла на кухню. Приготовила салатик, пиццу, и села к компьютеру. Позвонила деду, воспользовавшись видеосвязью, поздравила, отметила про себя, что выглядит он усталым. Пригрозила своим приездом, он только обрадовался. С дедулей мы проговорили до полуночи. Наступил Новый Год. Дедуля потопал в постельку. А я в зал, прихватив Тимофея, легла на диван. Услышала звонок сотового. Не глядя на экран, ответила на вызов.

-С Новым Годом! - услышала радостный голос Радима.

-И тебя туда же, - буркнула я. На экране телевизора мелькали звезды отечественной эстрады, веселясь и поздравляя народ, а мне стало вдруг грустно и одиноко.

-Вилора? - услышала голос гопника, - Все в порядке?

-Угу, - проворчала я. Повесить бы трубку, но почему-то голос Радима мне нравился, успокаивал что ли.

-Ты где? - все так же спросил он.

-Дома, - ответила я, закутываясь в одеяло. Вместо ответа гопник сбросил вызов. И даже не попрощался, хам!

Вздохнув, отложила телефон. Почувствовала себя никому не нужной. Раве что Тимофею, спавшему в моих ногах.

Начала засыпать, сквозь сон услышала дверной звонок. А вот не буду открывать, пусть думают, что дома никого нет. Но ночной гость оказался настойчивым. Перевернулась на другой бок, пряча голову под подушку. Звонок сотового разозлил еще больше. Не хотелось мне никого видеть. Не хотелось, чтобы меня кто-то видел такой. Кусаться и хамить сил не было. А иначе я и не умела уже общаться, разве что с дедом.

Звонок сотового действовал на нервы. Села. Схватив телефон, ответила на вызов.

-Да! - рявкнула я.

-Солнышко, открывай! - слишком уж жизнерадостно прокричал гопник, даже поморщилась от его громкого голоса.

Сбросила вызов. Весь путь до входной двери прикидывала в уме всевозможные пытки, предназначавшиеся лысой гопоте. Рывком распахнула дверь, уже открыла рот, чтобы сообщить ему все, что о нем думаю, как мне практически в лицо подсунули мягкого нечто. Моргнув пару раз, пригляделась. Игрушки, особенно мягкие всегда считала пылесборниками. А этот заяц очень даже милый. Несуразный, правда, с длиннющими ногами, и ушами, но милый.

-С Новым Годом! - услышала вкрадчивый голос Радима. Парень стоял на пороге, и, держа зайца за лапу, махал ею.

Вздохнула. Лады, на ближайший час так и быть, буду мягкой и пушистой, а там посмотрим.

Шире открыла дверь, впуская ночного гостя.

-Назовешь 'солнышком' или 'вилкой' - ноги вырву, и утоплю в проруби, - вздохнула я, взяла зайца в руки, и, развернувшись, пошла в зал. Приятно все-таки, уже и забыла, когда мне дарили что-нибудь. Подарки деда ни в счет, их я всегда сама себе выбирала. А вот так, сюрпризом что-то получить, наверное, впервые за много лет.

Усадила зайца на диван рядом с Тимофеем. Кот озадаченно созерцал нового домочадца.

-Ты не против, если я его Радиком назову? - невозмутимо поинтересовалась я у гостя. Парень только хохотнул, присаживаясь по другую сторону от Тимофея.

Ближе к утру, когда все интересные программы и фильмы закончились, спать хотелось просто зверски, а мой ночной гость все никак не уходил домой. Сидит себе, попкорн грызет, и еще ноги сложил на мой журнальный столик.

-У меня день рождения скоро, - поставил меня в известность гопник.

-Рада за тебя, - хмыкнула я.

-Приглашаю, придешь? - даже не глядя на него, поняла, что парень улыбался.

-Радика с собой возьму, - пригрозила я, поглаживая уши зайца.

-Буду рад, - продолжал улыбаться гопник. А я не смогла скрыть зевок.

-Я пошла баиньки, - сказала я, - Дверь захлопнешь.

Парень что-то промычал, не отрываясь от экрана телевизора. Прихватила Тимофея и Радика, и потопала в спальню. Как только легла в кровать, мгновенно уснула. Было очень уютно спать, обнимая мягкого зайца, подаренного противным нахалом.

Глава 4


Гавр и Ниса


Дионисия


Двадцать четвертое декабря

Скоро Новый Год, пора бы уже что-то сделать. Первого января в четыре часа дня уезжаю из города к родителям, проживающим в Берлине. Квартиру, которую они оставили мне, продала. Все вещи уже собрала, остался только дорожный багаж и мебель, которую новые хозяева квартиры согласились оставить у себя.

С работы в компании 'Сталь и Ко', где я славно трудилась вот почти год младшим менеджером, уволилась. По контракту я должна отработать до праздников и все, в новом году свободна, как ветер.

Причина моей иммиграции за рубеж была проста и вместе с тем довольно сложной. Родители каждый день просили меня жить с ними, раньше всегда отказывалась, мотивируя тем, что уже привыкла, тут у меня и работа и друзья. А там - чужая страна, все чужое. И до недавнего времени я стояла на своем. До тех самых пор, пока не поняла, что тут, на родине, меня уже ничего и не держит. Просто потому, что я влюбилась я в бабника. И самое обидное, меня он не замечает, что в принципе и не удивительно. Средний рост, фигурка не модельная, глаза невыразительные, скрытые стеклами очков, в общем, внешность у меня невзрачная. Во мне самое незабываемое только имя, данное дедом, который оставался тут, на попечении моих двоюродных тетушек. Он ни за какие коврижки не соглашался менять место дислокации.

Вздохнула, побродила по полупустым комнатам. Восемь утра, пора на работу идти, дорабатывать последние денечки в полюбившемся уже коллективе.

Посмотрела на свое отражение в зеркале гостиной. А что если...? Если изменить что-то? Скрасить, так сказать, последние дни на родине? И потом, все равно уезжаю, и вероятнее всего не вернусь. Так что, терять собственно уже нечего.

Даже замерла на мгновение, обдумывая идею. А что? Место есть, вся квартира в распоряжении. Жертва тоже имеется. Надеюсь, против не будет. Ведь он бабник, мимо пройти не должен. А я? Ну, мне будет что потом вспомнить, поплакать или посмеяться над собой и своими чувствами.

Осталось только продумать весь план до мельчайших подробностей.

Схватив верхнюю одежду и ключи от квартиры, выбежала в подъезд. Этажом ниже жила соседка, женщина, скажем так, не самого тяжелого поведения. А кто, как не проститутка подскажет путь и способы соблазнения мужчины.

С Тамарой мы знакомы уже давно, просто пару лет назад я случайно устроила потоп, и пошла извиняться. Подругами мы, конечно, не стали, но всегда здоровались, встречаясь на улице или в подъезде. А вот 'друелюбные' бабульки, стоящие на страже денно и нощно, щущукались и брезгливо осматривали соседку. О ее роде занятий знали все благодаря этим самым стражам нравственного порядка.

Позвонила. Постояла минут десять, уже собиралась уйти, как дверь квартиры мне открыла Тамара.

-Доброе утро, извини, что так рано, - начала лепетать я. Тамара, вздернув брови, вопросительно смотрела на меня, - Мне нужна помощь. Я заплачу, правда.

Тамара удивилась еще больше, хмыкнула, и открыла дверь шире, пропуская меня. Вошла в квартиру соседки. Потопталась на месте, думая, с чего начать. Вздохнув, решила начать сначала.

-Понимаешь, - скомкано говорила я, - Я в парня влюбилась, а он меня не замечает.

-Не везет, - прокомментировала Тамара, прошла на кухню, поставила кофеварку.

-Верно, не везет, - грустно улыбнулась я, идя следом за ней, - А еще я уезжаю первого навсегда. Так что подумала, терять-то все равно нечего, и решила.. решила его...

-Охмурить? - подсказала соседка, присаживаясь в кресло, стоявшее у окна, и закидывая ногу на ногу.

-Типа того, - улыбнулась я, - Даже не охмурить, а просто...

-Трахнуть? - со смехом подсказала Тамара, зевая и потягиваясь. Скорее всего, соседку я разбудила.

-Ну, не так грубо, конечно, но типа того, - пробормотала я, краснея с каждым сказанным словом все больше.

-Понятно, - серьезно и задумчиво проговорила соседка, - Ко мне зачем пришла?

-Просто подумала, что ты помочь можешь, - совсем потерянно произнесла я, уже подозревая, что идея, постигшая меня полчаса назад, не самая лучшая.

-Мне его подержать, пока он упираться будет? - серьезно спросила Тамара.

-Нет, мне просто совет нужен, - буркнула я, - Ладно, прости за беспокойство. Я пойду. С наступающим.

Развернулась, собираясь уйти из квартиры.

-Да стой ты, - крикнула соседка мне в спину, - Вечером, после работы заходи, подумаем над твоей проблемкой. Так и быть, буду крестной подрабатывать для золушки.

Обернувшись, благодарно улыбнулась Тамаре. И выскочила из квартиры, гадая, опоздаю на работу или нет.

Всю дорогу до офиса размышляла над своей проблемкой. Не могу ведь я парня просто так в квартиру затащить, да и не пойдет он. Тем более в Новый Год.

Войдя в здание фирмы, сразу же поднялась на второй этаж. Даже и не опоздала. Заняла свое рабочее место. Народ в преддверии праздников работал мало и нехотя, все больше обсуждали грядущее торжество.

Вообще, в компании было заведено встречать праздник всем вместе. Вернее, желающие могли прийти в ресторан, принадлежавший генеральному директору фирмы, и встретить праздник там, не отрываясь от коллектива, так сказать.

Девчата во время чаепития начали вспоминать прошедший Новый Год. Кто-то упомянул шуточный аукцион. А я, от нечего делать, просто слушала.

-В этом году, наверное, опять Когтева выкупать будем, - весело сказала Алена, соседка по рабочему месту.

-В каком смысле 'выкупать'? - осторожно спросила я, услышав фамилию своего бабника.

-А ты разве не в курсе? - удивилась Алена, - У нас каждый год кого-то выкупают. Выбирают мужчину года - сотрудника компании, и проводят торги. Парень должен быть холостым - это обязательное условие.

-А дальше что? - заинтересовалась я, в голове план охмурения парня начал все четче вырисовываться.

-А дальше ничего, покупай себе парня, и делай все, что душе угодно, - хихикнула Аленка.

Вот он выход! Осталось только надеяться, что на торги выставят именно Гаврилу Ефимовича собственной персоной.

В этот день намеченную мною жертву обольщения я так и не увидела. Откровенно интересоваться его персоной не хотелось. Да и к чему? Вдруг еще вопросы у народа появятся, или подозрения: с какой такой вселенской радости простой менеджер интересуется зам.директора по финансовым вопросам.

Вечером, как и договорились с Тамарой, я пришла к ней в гости.

-Если хочешь парня, прекрати выглядеть как особь среднего рода, - с порога встретила она меня. Окинула свою фигуру удивленным взглядом. Потерянно посмотрела на соседку.

-Проходи, - кивнула она, пропуская меня в квартиру.

Беседа с девушкой была интересной и продуктивной. Вкратце набросала ей план моего 'завоевания'. Она полностью его одобрила.

-Гардероб сменим, - деловито сказала она, - Еще прическу и макияж. Я помогу.

Я благодарно кивала, радуясь и надеясь на успех в своем нелегком деле. Вот только следующий вопрос Тамары поверг меня в уныние.

-Положим, он пойдет с тобой. Притащишь его к себе, а дальше что делать будешь?

Призадумалась.

-Ну, в идеале дальнейшие действия, конечно, понятны... - начала размышлять я.

Смех Тамары заставил меня замолчать.

- Сколько тебе лет, Ди? - спросила она.

-Двадцать четыре, - ответила я.

-А сколько мужчин у тебя было? - серьезно спросила соседка. Отвела взгляд. Нет, я, конечно, ходила на свидания, и даже целовалась, но вот дальше, чтобы до интима, отношения мои ни с кем не заходили. Просто не хотелось. Не торопилась. Да и не любила я раньше.

-Ясно, - Тамара призадумалась, - Тогда нужен более подробный курс. Будем изучать эрогенные зоны мужских особей.

С этими словами она встала и, взяв в руки телефон, позвонила кому-то.

-И еще, тебе нужно вести себя раскованней, будто ты каждый день занимаешься сексом, - спокойно напутствовала меня Тамара, - Если он бабник, значит, веди себя откровенно, заставь увидеть тебя. Ну, а дальше гормоны и природа возьмут свое. Ты барышня красивая, подчеркнем твои достоинства.


Двадцать пятое - тридцать первое декабря

Достоинства мы подчеркивали все следующие дни, вплоть до тридцать первого декабря. Достоверные источники, в лице Аленки и еще нескольких особо болтливых дам нашего коллектива, сообщили, что на торги выставят именно Когтева. Чему я безмерно радовалась, не придется приступать к плану 'Б'. Который еще предстояло выдумать.

Эрогенные зоны мужчин мы также изучали, наглядно. Я, красная до кончиков ногтей, смотрела на наглядный экспонат. Мужчину. Голого. Совершенно. Тамара, сделав пару звонков, пригласила знакомого в гости. Тот с радостью согласился. И даже денег не взял. Только весь 'урок', лежа на диване в гостиной Тамары, с улыбкой смотрел на меня. О чем он думал, я не знаю. Да и не хотелось узнавать. Вот только взгляды парень бросал очень двусмысленные. А Тамара вслух рассказывала, что да как. Отчего я смущалась еще больше.

-Артур, хватит на девочку пялиться! - строго одернула парня Тамара. Я потупилась, а парень только рассмеялся. Вручил мне свою визитку и доверительным голосом, одеваясь и выходя из квартиры, сообщил мне, что на его услуги могу рассчитывать в любое время дня и ночи. Совершенно бесплатно он готов преподать мне пару уроков. Отказалась.

И вот, настал день Икс. Полностью преобразившись, в контактных линзах, с новой прической, в очень красивом, немного прозрачном и немного откровенном платье, вызвав такси и получив последние наставления от Тамары, поехала в ресторан. Пропускали только по пригласительным, которые всем желающим раздали еще накануне.

По мужским взглядам, которые я ощущала на себе, поняла, что платье было не немного откровенным, а довольно развратным. Ну, плевать, так на все. Завтра меня уже не будет в городе, даже в стране. Расправила плечи, натянув улыбку на лицо, продефилировала мимо компании мужчин. Услышала тихое посвистывание и возгласы 'Вот это цыпа!', или 'А это кто?'.

Улыбка из натянутой превратилась в довольную. Значит, будем сохранять инкогнито.

Праздник начался. Старалась избегать знакомых мне сотрудников, дабы остаться нераскрытой. Народ веселился, распивал спиртные напитки, и радовался Новому Году. Окинула взглядом зал. И где же мне искать свою жертву? Гаврик нашелся сам. Высокий, немного худощавый, стильная стрижка, задорная улыбка, и глубокие зеленые глаза. Красивый, просто безумно красивый. Почувствовала, как руки начали мелко дрожать. Уже хотела отказаться от своего плана и трусливо сбежать домой. Вот только судьба распорядилась иначе. Жертва сама клюнула на меня.

-Почему столь прекрасное создание скучает в одиночестве? - услышала его голос совсем рядом. Порадовалась, что он меня не узнал. По работе мы никогда не пересекались, встречались только в лифте, или в коридоре компании. Так что, сомневаюсь, чтобы он знал мой голос или мое имя.

-Создание ждет общества приятного мужчины, - как можно соблазнительней улыбнулась я.

-Тогда, можно считать, что скучать Вам, милое создание, больше не придется, - широкая улыбка осветила его красивое лицо, в руке мелькнул высокий стакан с шампанским, и я пропала.

-Как звать милого ангела? - с улыбкой спросил он.

-Ди, - улыбнулась я в ответ.

-Ди? - повторил он, - Ди это Диана?

-Ди - это Ди, - улыбнулась я, не собираясь говорить своего полного имени. Пусть все останется тайной, и мое имя в том числе. Гаврил кивнул, улыбнулся еще шире и представился. Вот так мы и познакомились официально. Общество Гаврилы радовало, веселило, и влюбляло меня в него еще больше. И кто кого тут соблазняет? - так и хотелось крикнуть. Полуобъятия, мимолетные поглаживания по спине, плечу. Медленные танцы, во время которых он прижимался ко мне ближе норм, предписанных правилами приличия. Гаврила меня будто окутывал собой, заставляя забывать обо всем.

И вот, к десяти вечера настало время шуточного аукциона.

-Ди, радость моя, - вздохнул он, когда объявили о его появлении на небольшой сцене в центре зала, - Я к тебе сейчас вернусь. Ты только жди!

Рассмеявшись, согласно кивнула. Парень, поднявшись на сцену, под веселые слова ведущего, демонстрировал себя в качестве лота. Начались торги. Две покупательницы, особо рьяные, конкурировали. Я пока оставалась в тени. Гаврила бросал на меня умоляющие взгляды, а я только коварно улыбалась.

-Пять тысяч - раз, пять тысяч - два, - громко выкрикивал ведущий. А барышня, пышнотелая мадам из отдела снабжения уже радовалась приобретаемой покупке. Ну, что ж, настала и моя очередь.

-Десять! - крикнула я. Гавр радостно заулыбался, послал мне воздушный поцелуй. Улыбнулась в ответ. Ты - мой, господин Когтев!

-Одиннадцать! - крикнула моя конкурентка. Гавр смотрел на меня, а я плавилась под его горячим взглядом.

-Двадцать! - спокойно проговорила я. Дама из отдела снабжения фыркнула и гордо удалилась, а я улыбнулась еще шире. Вынув деньги из сумочки, отдала их ведущему. Под аплодисменты собравшихся, Гаврил подошел ко мне, не переставая улыбаться, соблазнительно, так, что дух захватывало. Встав вплотную ко мне, намного наклонился вперед. Моргнула, чуть запрокинула голову, стараясь рассмотреть его лицо.

-Моя спасительница! - улыбнулся Гавр и, наклонившись еще ближе, совершенно без предупреждения, прижался своими губами к моему рту. Постаралась вспомнить все, о чем мне говорила Тамара. Главное, не поддаваться ему и чувствам, которые он будил во мне.

Прервала поцелуй. Провела указательным пальцем по его губам.

-Сейчас. Ко мне, - сказала я, и, не ожидая его ответа, развернулась и пошла к выходу. В глазах появилась пелена, ноги подрагивали, но я шла вперед, расправив плечи. Это только начало, пообещала я себе. Не оборачивалась, чтобы проверить, идет ли Гаврил за мной. Просто понадеялась на удачу, его мужскую природу и любопытство.

Как оказалось, не зря. Парень быстро догнал меня, и мягко сжав ладонь, повел из ресторана. Помог надеть шубку в гардеробе.

-Подгоню машину, - сказал он мне, и, бросив горячий взгляд на меня, скрылся в темноте. Спустя пять минут к входу в ресторан подъехал черный тонированный автомобиль. Гаврил вышел, открыл пассажирскую дверь, и помог мне сесть.

Назвала адрес, и, сложив руки на коленях, улыбнулась.

- У тебя красивая улыбка, Ди, - услышала его хриплый голос. Вздернула брови вверх.

-Хочешь об этом поговорить? - спросила я. Гаврил только прибавил газ, мча машину все ближе к моему дому.

-Я много чего хочу, - еще более хриплый голос Гавра щекотал нервы, заставлял чувствовать странное волнение во всем теле.

Повернув голову, посмотрела на парня. Его черты лица, немного заостренные, четко виднелись в полумраке салона автомобиля. А я смотрела, радовалась, и грустила одновременно. Эти часы последние, когда могу его видеть. Вот так близко. В первый и последний раз.

До моего дома мы добрались быстро. На этаж поднимались тоже быстро. Открывая замок, чувствовала взгляд Гавра на себе. А спустя секунду, ощутила и его руки. Парень встал вплотную, прижавшись к моей спине. Его дыхание щекотало ухо. Почувствовала его губы на своей шее. Немного отклонилась, позволяя ему целовать меня. Переборов дрожь в руках, провернула ключ. Дверь с мягким щелчком отворилась, впуская нас в квартиру. Позволила Гавру снять мою шубку. Глянула на него через плечо. Уходя из квартиры, оставила приглушенный свет, дабы не возвращаться в темноту. И теперь четко видела выражение глаз парня. Даже мурашки прошлись вдоль позвоночника. Сладкая волна начала щекотать нервы и чувства, а обещание во взгляде Гавра просто выбивало дух.

Немного отстранившись от парня, прошла в гостиную. Отбросила сумочку в сторону, подошла к окну. Обернулась. Гавр стоял в дверях комнаты, опираясь плечом о косяк. Пальто он уже снял. Пиджак расстегнут. Рубашка плотно облегает грудь, подчеркивает линию торса. Я всегда считала Гаврила худощавым, но нет, просто из-за высокого роста создается такое впечатление. На самом деле под пиджаками и свитерами скрывалось прекрасное мужское тело, к которому не терпелось прикоснуться.

Оттолкнувшись от стены, парень направился ко мне. Протянула руку, нажав кнопку на дистанционном пульте управления стереосистемой. Из колонок полилась мягкая музыка, подобранная соседкой. Отбросила пульт в сторону. Гаврил уже стоял рядом, чуть наклонившись вперед. Чувствовала его блуждающий взгляд на себе.

Так, теперь главное не паниковать!

Протянула руку, касаясь галстука на шее парня. Чуть потянув, расслабила узел.

-Кто ты? - вдруг спросил он глубоким, чуть хриплым голосом.

-Это так важно для тебя? - почти прошептала я, голос дрожал. Постаралась улыбнуться. Горячие ладони Гавра опустились на мои плечи, скользнули ниже, вдоль спины, задержались на бедрах. Постаралась вспомнить план, продуманный мною с помощью Тамары. Вот только прикосновения парня не позволяли сосредоточиться.

Отступила на шаг от него, и, держа за галстук, повела за собой в спальню. Гавр не сопротивлялся, послушно следовал за мной.

В моей спальне из мебели осталась только кровать, большая, двуспальная, которую я передвинула в середину комнаты. Подойдя к постели, толкнула Гавра. Он, улыбаясь, плюхнулся на нее. Даже смешно как-то стало. Не удержалась, рассмеялась. Скорее всего, от нервов.

-Красивый смех, - шепнул Гаврил.

-Только смех? - шутливо поинтересовалась я. Парень хотел сесть на кровати, не позволила. Легонько толкнула его в грудь, заставляя вновь лечь. Из гостиной лилась тихая медленная музыка, а во мне боролись скромность, неуверенность.... Еще я жутко боялась, просто до чертиков было страшно. Страшно, что не смогу, разочарую, не справлюсь...

Оперлась коленями на постель, чуть приподнимая вечернее платье. Да пошло оно все к черту! Меня завтра тут уже не будет! Если я Гавра разочарую, ну и что? Главное, попробовала!

В голове будто что-то щелкнуло, будто кнопка включилась на режим соблазнения парня. Коварно улыбнулась, чувствуя на своем декольте горячий взгляд. Недаром Тамара заставила снять лифчик. Вот и результат, Гавр будто завис. Это хорошо. Просто замечательно!

Наклонившись ниже, оперлась руками в матрас по сторонам от тела Гавра. Придвинулась ближе. Почувствовала его руки на своих щеках. Кончиками больших пальцев он провел по моим губам, очерчивая контур.

-Ямочки, - хрипло прошептал Гаврила.

Продвинулась выше, оседлав парня. Руками провела по его груди, спускаясь к животу. Вытянула рубашку из брюк, наплевав на скромность. Я что, мужика голого не видела? Видела! Один разок, правда, но это ведь дела не меняет!

Медленно начала расстегивать пуговицы. Плюнула. Ничего, купит новую рубашку! Ухватившись за края, дернула тонкую ткань. Пуговицы разлетелись одна за другой.

Услышала тихий смех. Улыбнулась.

Развязала галстук, медленно стянула его. Подавшись вперед, завязала парню глаза. Так и мне легче, и ему загадочнее. Перевела дыхание.

Вспомнила слова Тамары. Она утверждала, что мужчинам нравятся прикосновения и поцелуи. Наклонилась, провела губами по шее Гавра, спустилась к плечу, прикусила кожу. Услышала тихий стон на выдохе. Руки парня сжались на моих бедрах, прижимая к себе. Чувствовала его возбужденную плоть, прижимавшуюся к моим бедрам. Приподнявшись, посмотрела на любимого. Улыбнулась. Перехватила его руки, отвела вверх, на подушки. Наклонилась, поцеловала в уголки губ, а сама руками нащупала металлические браслеты, одолженные у Тамары. Пристегнула одну кисть парня к спинке кровати.

-Что за...? - начал было говорить он, прервала его слова поцелуем в губы.

-Все в порядке. Доверься мне, - шепнула я, прерывая поцелуй.

-Как скажешь, малышка, - спокойно шепнул он в ответ. 'Малышка' покоробило слух. Обращение ставило меня вровень со всеми другими его женщинами, и вселяло неуверенность. Решила не заострять внимание на этом. Я ведь и вправду всего лишь одна из многих на его пути. Вот только он один единственный для меня.

Пристегнула его вторую руку к спинке. Провела пальцами по рукам, ребрам, спускаясь ниже. Чуть сдвинувшись, начала расстегивать его брюки. Наклонилась, поцеловала шею, грудь, задержалась на сосках, радуясь, что уроки прошли не зря. Иначе с чего бы парню так глубоко дышать, чуть хрипло, и постанывать?

Приподнявшись, спустилась ниже, освобождая доступ к его бедрам.

Расстегнула ремень. Медленно расстегнула молнию. Положила руки на живот Гавра, едва заметно поцарапала ноготочками. Он чуть дернулся, что-то пробормотал. Улыбнулась еще шире. Наверное, план соблазнения выполняется успешно.

Приподнявшись, стянула брюки с парня. Посмотрела вниз. На его бедра. Вот ведь черт! Артур тут и рядом не валялся. Опыта у меня, конечно, маловато, вернее, совсем нет, но ...

А может Тамаре позвонить? Ага, и что скажу? У меня тут парень с таким ... таким... Ага, еще сама придет посмотреть! А хотя, с ее-то опытом она вряд ли удивиться.

-Иди сюда, - выдохнул Гавр. Послушно подалась вперед, скользнула по его губам. Он резко дернулся навстречу, углубляя поцелуй, не позволяя мне отстраниться. Целовал страстно, горячо, выпивая душу. А я не могла устоять. Ноги не держали, руки, которыми упиралась в постель, подрагивали. Нашла силы в себе отстраниться. Начала спускаться ниже, прокладывая дорожку по телу Гавра, лаская руками, губами, языком.

-Отстегни, - попросил он, дернув руками. Но наручники его держали крепко.

-Нет, - шепнула я, не прекращая своих действий. Наплевав на смущение, добралась до его белья. Провела кончиками пальцев по твердому бугру. Услышала стон. Надавила чуть сильнее.

-Диии, - простонал он, не знаю, чего было больше в голосе, требования или просьбы. Наклонилась ближе. Провела языком по границе резинки его белья. А рукой продолжала поглаживать, ласкать сквозь ткань нижнего белья. Скользнула пальцами под одежду, пробуя на ощупь. Закрыла глаза, собираясь с мыслями. Главное, не забыть последовательность. Главное, думать, и не позволять ему вести. Иначе все, план провалится!

Перевела дыхание, и сдвинула одежду, полностью раздевая парня. Коснулась кончиками пальцев его плоти.

-Господи, - простонал Гаврила, - Не надо!

-Не нравится? - спросила я. Но ведь, соседка говорила, что ему точно понравится, всем ведь нравится, а ему что, нет?

-Нравится, - выдохнул он, - Но я так долго не выдержу.

-Это хорошо, - улыбнулась я, возвращаясь к своему занятию.

Парень постанывал, что-то шептал, выкрикивал, а я не прекращала. Чувствуя какое-то удовлетворение, от того, что он беззащитный, лежал, прикованный к моей кровати. Весь мой. А остальное было совершенно не важно.

-Не могу больше! - почти прокричал он. Я замерла. Поднялась. Гавр, запрокинув голову, тяжело дышал. Уселась верхом. Теперь, настала вторая часть непосредственного соблазнения.

-Проказница, - выдохнул парень, приподняв голову. Пожалела, что не видела выражение его глаз. Немного поерзав на парне, села удобнее, чем вызвала очередной стон.

Потянула подол своего платья вверх. Легкая кружевная ткань скользила по моему телу.

-Отстегни! - уже более требовательно проговорил Гавр.

-Нет, - шепнула я, сбросив платье. Осталась в одних чулках и кружевных трусиках.

-Пожалуйста! - то ли просьба, то ли приказ. Отрицательно мотнула головой. Вновь вернулась к его губам. Настойчивый язык ворвался в мой рот, лаская, хозяйничая.

Прижалась бедрами к его плоти, вновь вызывая стон.

-Я ведь рано или поздно освобожусь, - пригрозил он. Рассмеялась.

-Конечно, - уверила я парня. А сама, приподнявшись, стянула свои трусики, оставшись в одних чулках.

Вновь начала целовать его шею, скользнула языком вокруг уха, чуть прикусила мочку. Села поверх парня, чувствуя, как горячая влажная плоть упирается в меня. Выпрямилась, позволяя ему скользнуть внутрь. Перехватило дыхание от новых ощущений. Неимоверно приятных, захватывающих. Чуть приподнялась и опустилась. Услышала чертыхания любимого.

-Отстегни, пожалуйста, - ужа просил он. Но я была неумолима. Заставила себя вспомнить все, что говорила Тома. Опускалась и приподнималась, замирая, плавно скользя, до тех пор, пока Гавр не начал стонать громче. Почувствовала подрагивания его плоти. Набрав полные легкие воздуха, опустилась до конца. Резкая боль заставила охнуть. Закусила губу почти до крови. Замерла.

-Ди? - услышала голос парня. Было стыдно смотреть на него. Просто не хватило сил столкнуться с его осуждением. Заставила себя расслабиться. Приподнялась, и вновь опустилась. Мужской стон, протяжный и хриплый. Боль отступила на второй план. Гавр приподнимал бедра навстречу моим движениям.

-Отпусти меня, ну же! - требовал он, а я не слушала, продолжая двигаться.

-Милая, девочка моя, отстегни! - умолял он, а я не останавливалась. Гавр что-то шептал, кричал, стонал, пока я не ощутила, как его плоть начала пульсировать. Парень обмяк, а я улеглась поверх него.

Моя первая близость с мужчиной была приятной, вот только боль все испортила.

-Прости, - шепнул Гавр, приподнимая голову и целуя мое плечо, - Не сдержался, будем исправлять.

Я только хохотнула, стянула галстук с его глаз. В чувственном взгляде утонула, растворилась. Он смотрел на меня, немного затуманенным взглядом . За окном начался салют, освещая комнату вспышками.

-С Новым Годом! - услышала хриплый шепот парня на ухо.

-С Новым Годом! - повторила я эхом.

-Отстегни, - попросил он. Мне стало жалко его. Протянув руку, извлекла ключ из-под матраса. Освободила одно запястье, бросила ключ на пол. И лучше бы я этого не делала. Потому как вмиг оказалась прижатой к постели.

-У меня сотня вопросов, но все разговоры отложим до утра, - хрипло прошептал Гаврил на ухо. Сказать ничего не успела. Губы парня начали целовать меня, ласкать. Зубы едва ощутимо прикусывали, царапая кожу. Задержались на груди, лаская соски. Почувствовала, как волна более сильная, чем раньше, начала подниматься от низа живота вверх. Не удержалась, застонала, обхватывая бедра Гавра, стискивая, прижимая к себе.

Теперь, когда он понял, что я не так опытна, как хотела изначально показать, я почему-то расслабилась. Сейчас он вел, целовал, ласкал. Его рука и губы, казалось, блуждали по всему моему телу, не оставляя ни единого сантиметра.

Почувствовала, как он едва заметно отстранился от меня, и заставил обхватить его бедра ногами. Скользнул внутрь. Губами прижался к моей шее, прикусив. Медленно начал двигаться. А я повторяла его движения, чувствуя, как тело плавится под его ласками. Прижимала его к себе, руками обнимала за плечи, гладила, царапала спину, выгибаясь навстречу. Слышала стоны, не понимая, мои или его. Сколько продолжалась эта пытка-наслаждение, я не знала.

-Надеюсь, ты выпила что-нибудь, потому как я снова не могу остановиться, - прохрипел Гавр. Хватило сил только шепнуть прерывисто 'да'. Толчки стали резкими, чувствовала приближение чего-то большого, огромного, сродни цунами. Цеплялась за парня, словно за спасательный круг, зная, что только он может мне помочь не потеряться в этих чувствах и ощущениях. Он что-то хрипло шептал, но я уже не слышала. Будто провалилась куда-то.

-Боже мой, - донесся до меня шепот Гавра. Почувствовала, как его тело придавило меня. Обхватила его руками и ногами, прижимая к себе из последних сил. Было приятно, неимоверно, просто вот так лежать и чувствовать его всюду. Только его.

Чуть отстранившись, Гавр улегся рядом.

-Кто ты? - шепнул он, отводя волосы с моего лица. Улыбнулась. Было лень открывать глаза.

-Это не важно, - шепнула я в ответ.

-Посмотри на меня, - тихо потребовал Гавр. Отказалась. Не хотела говорить. Ни о чем.

-Я ведь все равно узнаю, - сказал парень.

-Это тоже не важно,- улыбнулась я, так и не открыв глаз.

Парень промолчал. Лег рядом, прижал меня к себе, поглаживая по спине, затылку. Провалилась в сон. Когда проснулась, Гавр еще спал.

Села в кровати, глянула на его наручные часы. Бедняга, спит уже три часа, пристегнутым наручниками. Пора бы и сматываться, подумалось мне. Вот только покидать любимого совсем не хотелось.

Провела ладонями по его груди, животу. Гаврила пошевелился во сне, сонно открыл глаза. Улыбнулась. Ну, если уж я уезжаю навсегда, и не увижу любимого больше, почему бы не воспользоваться моментом?

-Побудь тут, я сейчас, - шепнула я, и побежала в ванную.

-Можно подумать, я с кроватью куда-то убегу, - пробормотал он, переворачиваясь на бок. Бросила веселый взгляд на парня. Он, сквозь ресницы, смотрел на меня.

-Чертовка! - донеслось мне вслед. Рассмеялась.

Быстро приняв душ, надела костюмчик от Тамары. Вернулась в спальню. Гавр спал. Но как только я оперлась коленями на кровать, глаза парня открылись. По его взгляду поняла, что мои одежки ему пришлись по вкусу.

Теперь я не стала пристегивать его второе запястье, вот только не позволила ему прижать меня к матрасу, оставаясь сверху. Повторила все, с чего начиналась эта ночь. Ласкала, целовала, будто в последний раз, как, по сути, оно и было. Душа словно прощалась с любимым. А он грозил освободиться и отомстить. Вот только я не слушала его угроз, доводя его до изнеможения снова и снова. Только под утро, когда Гавр крепко уснул, собрав последние силы, встала с кровати. Прижалась губами к его приоткрытым губам, целуя. Чувствуя, как слезы текут по щекам.

-Не забуду, - шепнула я. Гаврил пошевелился во сне, рука, обнимавшая меня, сжалась, мертвой хваткой, притягивая к себе. Секунду подождала, пока он расслабится, и выскользнула из его объятий.

Осторожно собрала разбросанные вещи, оделась, прихватила уже собранную сумку. Выключила музыку. Обулась. Открыла дверь, тихо закрыла ее на ключ. Спустилась этажом ниже.

По плану, я должна была выставить Гавра утром, а сама уехать в аэропорт. Вот только сил на разговоры, выяснения моей личности и причин поступков у меня не было. Услышала, как по лестнице кто-то поднимается. Мне повезло, Тамара возвращалась домой.

-С Новым Годом!- улыбнулась она. Кивнула. В глазах стояли слезы.

-Такс, - пробормотала она, - Пойдем!

Открыв дверь, она впустила меня в свою квартиру.

-Не вышло? - с сочувствием спросила она. Затрясла головой.

-Вышло, - разрыдалась я. Сбивчиво вкратце рассказала о минувшей ночи.

-Вот и молодец, - похвалила она меня,- Думала, не справишься, если честно. Уж слишком правильная ты. Вот только чего ревешь, не пойму.

А я продолжала рыдать, оплакивая свои чувства и любовь, прикованную сейчас к кровати и спавшую безмятежным сном.

Глава 5


Гавр и Ниса


Гаврила


Первое января, восемь ноль-ноль утра

Проснулся. Рука, пристегнутая к спинке кровати, занемела, почти не чувствовал ее. Открыл глаза. Ну, и где эта чертовка? Улыбка намертво приклеилась к моему лицу, когда вспомнил Ди и все, что она делала со мной всю ночь. Это определенно, был самый незабываемый праздник за всю мою жизнь.

-Да неужели, - услышал незнакомый женский голос. Поднял голову. На меня смотрела незнакомка, стоя в проходе спальни и опираясь плечом о косяк. Она задумчиво смотрела на меня, будто изучала, - Проснулся? А девочка, все-таки молодец, - услышал ее бормотание.

-Где она? - спросил я, не зная, что и думать. Проснулся, Ди нет, вместо нее какая-то барышня.

-Испарилась, - хохотнула незнакомка. Нахмурился, что-то ситуация мне перестает нравиться.

-Где Ди? - повторил я вопрос, дернув пристегнутой рукой.

-Держи, - незнакомка, не ответив на мой вопрос, бросила ключи от наручников на кровать.

-Дверь захлопнешь, - сказала она, и, развернувшись, вышла из комнаты. Подобрав ключ, расстегнул наручники. Запястье ныло. Но сейчас меня оно волновало меньше всего. Подобрав брюки, быстро оделся. Запахнул рубашку, остававшуюся на мне всю ночь. Хорошо, хоть пиджак успел скинуть, прежде чем меня Ди приковала к постели. Обошел квартиру. Странно, будто и не живет никто. Если бы не смятая постель, точно бы решил, что приснилось все. Еще и незнакомка испарилась, даже спросить не у кого. Вернувшись в спальню, сел на край кровати. Провел ладонями по лицу. Закрыл глаза. Замелькали картинки минувшей ночи, повторяясь вновь и вновь. Даже дух перехватило. *Цензура*! Вернулось возбуждение, всего лишь от мыслей о загадочной Ди. Кто она? А главное, куда пропала? Ни телефона нет ее! Ничего! И что делать? Где искать? А самое интересное, кого? Имени не знаю, фамилии тоже.

-Поимели тебя, Гаврик, по-крупному, - зло выговорил я.

Спустя пятнадцать минут, выходил из квартиры. Более тщательный обыск помещения ничего не дал. Звонить знакомым с просьбой навести справки о хозяине квартиры бесполезно. Праздники. Раньше третьего числа никто не поможет.

Захлопнув двери, вышел на улицу. Сел в машину. Завел двигатель. Взгляд возвращался к окнам квартиры. В душе бушевали злость, обида, и желание. Злился, что меня использовали, и выбросили, даже не объяснив причин. Еще и всю ночь в наручниках продержала! Но все равно хотел ее увидеть вновь. Поцеловать. Вдохнуть, казалось, въевшийся в кожу запах. Почувствовать ее дыхание. Заняться с ней любовью.

В машине провел около часа, надеясь увидеть беглянку. Когда глаза начали слипаться от бессонной ночи, психанул и поехал домой. Добравшись до квартиры, отключил телефоны, и, упав на кровать, закрыл глаза. Вот только тело помнило минувшую ночь. Открыл глаза. Посмотрел на запястье, на котором остались кровавые следы от наручников.

-Я ведь тебя найду, - пригрозил я, - Найду и накажу.

Вновь закрыл глаза. Всплыло красивое личико девчонки, курносый носик, глаза. Ее образ будто врезался в память. Руки сжались от желания обнять ее, кожа на ладонях зудела от потребности прикоснуться к ней.

-Найду, - пригрозил я, проваливаясь в сон.

Проснулся от телефонного звонка. Вставать не хотелось. Лежал с закрытыми глазами, надеясь немного продлить сон, просто потому, что он мне нравился. И казался реальным. Очень реальным. Мне снилась Ди - загадочная маленькая девчонка, которая почти свела меня с ума. Да какой 'почти'? Свела, и кажется окончательно.

Встал с кровати, на звонок не хотелось отвечать. Включился автоответчик. Звонили родители с поздравлениями и вопросами, почему я так и не явился поздравить их с праздником. Мда... И что ответить? Меня девушка привязала и соблазняла всю ночь? Не поверят ведь.

Умылся, принял душ, оделся и вышел из квартиры. Колеся по ночному городу, думал, размышлял. Кто вообще Ди? И почему я? Нет, я безумно рад, что она поступила так со мной, но почему? Заглушил двигатель. Выключил фары. Посмотрел на окна квартиры, в которой я провел прошлую ночь. Вновь появились картинки перед глазами. Вернулись ощущения, даже пот прошиб от воспоминаний о Ди.

Вышел из машины. Вошел в подъезд, поднялся на нужный этаж. Позвонил в звонок. Тишина. Позвонил еще раз. Потом еще. И еще. Спустя минут десять, может быть, пятнадцать, окончательно уверился, что дверь мне никто не откроет. Со злости саданул по стене. Вот же бл...!

Так, отлично. Не хочешь встречаться сегодня, приду завтра!

Сбежал по лестнице на пролет ниже. Дверь квартиры, расположенной под квартирой Ди, открылась. Вышла девушка. Прищурился, рассматривая лицо.

-День добрый, мадам! - спокойно проговорил я. Незнакомка обернулась ко мне, смерила изучающим взглядом. Закрыла дверь на замок.

-Привет, Гаврила, - поздоровалась она. Поднял брови вверх. Значит, это я не знаю про Ди ничего, даже ее полного имени, а вот обо мне знает даже ее соседка, та самая, которая принесла ключ от наручников утром.

Незнакомка начала спускаться вниз по лестнице.

-Вы мне не поможете? - начал я издалека.

-Возможно, - донесся до меня спокойный голос соседки Ди, - Смотря, что ты хочешь.

-Мне нужна Ди, - сказал я, идя вслед за соседкой. Она остановилась, глянула на меня через плечо. Улыбнулась, вот только взгляд оставался серьезным.

-Зачем? У тебя и других девушек много, - проговорила она, вновь отворачиваясь от меня, - Для чего тебе Ди?

-Я... мне.. - как-то растерялся я.

-Как только решишь - приходи, - перебила соседка, и вышла на улицу. Открыла дверь подъехавшего к крыльцу такси.

-Скажите хотя бы ее имя! - крикнул я, уже и не надеясь на ответ.

-Дионисия, - девушка обернулась, уже лукаво глядя на меня, - Редкое имя.

Кивнул. Редкое, как и сама девушка.


Радим и Вилора


Радим


Первое января, восемь ноль-ноль утра

Сам не понял, как меня угораздило уснуть. Еще и у кого? У Вилки! Думаю, как только она проснется, отвесит мне волшебный пинок своим хрусталем. Вот только так приятно было лежать и смотреть на безмятежно спящую девушку. А я ведь не хотел засыпать. Просто вошел в спальню, краем глаза взглянуть на нее перед уходом. И хотел сразу же уйти. Просто решил присесть на секундочку, все само собой вышло как-то.

Вот теперь лежу и смотрю на малышку утром первого января. Любуюсь ею. А она спит, и даже не подозревает о том, что эту ночь мы провели в одной постели. Но я крупно сомневался, что Вилора обрадуется, узнав об этом. Так что нужно сейчас осторожно встать с кровати, чтобы не разбудить Вилку, и быстренько ехать домой. Но не хотелось. Куда приятнее было лежать и смотреть на нее. Протянув руку, осторожно провел по ее торчавшим в разные стороны волосам. Мягкие. Улыбнулся. Вот и сама малышка такая же ершистая на вид, но если присмотреться, она добрая, искренняя, заботливая. Вон о своих питомцах заботится, даже шмотки им шьет. И людям помогает.

Вилора пошевелилась во сне. Быстро одернул руку от ее волос, боясь, что все-таки разбудил ее. Даже дыхание затаил, пережидая. Уже лихорадочно начал выдумывать оправдание для своих действий.

Нет, не пришлось оправдываться. Девочка спала, перевернувшись на другой бок. Выдохнул. Мда, нужно бы вставать и сматывать удочки, пока хозяйка не проснулась.

Осторожно поднялся с кровати, погладил кота, спавшего в ногах, и вышел, прикрыв за собой дверь спальни.

Настроение было отличное. Всю дорогу, пока ехал до дома, подпевал радио и улыбался. Хватит бегать от себя, пора бы признаться, что девушка нравится. Так что, брат, настал в твоей жизни конфетно-букетный период. И что очень странно, меня это нисколько не пугало. Мне двадцать восемь лет, уже можно и задуматься о серьезных отношениях. И Вилора на роль моей девушки мне очень и очень подходит. Осталось только ее предупредить и все. Вот только не могу ведь я подойти к ней и прямым текстом сказать: 'Вилка, а, Вилка, будем с тобой дружить?'. Нет, она ведь и в лоб мне может треснуть. И не важно, что прыгать ей придется высоко. Нет, тут нужно действовать аккуратно, пробираться через колючки, в общем, следует покорить и завоевать даму.

Самым благоприятным моментом для начала осуществления плана я посчитал свой день рождения. Вот лучше и не придумаешь. Осталось только организовать вечеринку, а Вилку я уже пригласил. И она даже согласилась, да-да. Одно огорчало, мне сразу же после дня рождения нужно будет улетать на сборы. Но об этом старался не думать.

Мой очередной персональный праздник планировал отметить в клубе. Время до него летело быстро. Выбрал клуб, заказал столик, пригласил друзей. И каждый день не забывал навещать Вилору, как бы, между прочим. Выдумывал благовидные предлоги, стараясь приучить ее к своему обществу. Она уже даже не удивлялась, видя меня на пороге своей квартиры. В течение десяти дней приходил к ней каждый вечер. Иногда помогал ей, выполнял все поручения, когда она работала в своем кабинете, помогая то соседям, то животным, которых она постоянно подбирала на улице. Отвозил на работу, если она торопилась. Дважды просто смотрел с ней фильм, сидя на диване. И каждый раз она засыпала. Наши совместные просмотры шедевров кинематографа заканчивались сопением девушки и моим любованием милым личиком. Потом относил малышку в спальню, и уезжал. Потому как себе я больше не доверял, не рисковал засыпать рядом с ней. С каждым днем Вилора становилась все ближе, роднее. Радовался каждой ее улыбке, взгляду, брошенному на меня, даже ее обращению 'гопник'.

И вот настал долгожданный день. На обед позвал родителей, а вечером молодежь должна была собраться в клубе. Сестренки помогали, суетясь на кухне, а мама бросала на меня загадочные взгляды. Папа щелкал пультом от телевизора, переключая каналы.

-Ты влюбился? - после пятнадцатиминутного наблюдения, спросила мама. Почесал затылок. Влюбился? Вилора мне, конечно, интересна, и дорога. И привлекательная она, красивая, и умная, что тоже очень важно. Пусть и грубовата немного, но это скорее реакция на окружающих. А еще она ласковая... И хочу ее, до боли, не важно, что на ней одето, мешковатый комбинезон, или шортики в обтяжку... Да, кажется, втрескался я по уши.

Остановился посреди кухни, даже растерялся, не зная, что и ответить маме.

- Надеюсь, она хорошая девушка, - вздохнула мама. Улыбнулся.

-Ма, она такая... такая замечательная! - на одном дыхании выпалил я, все еще пришибленный осознанием новых для меня чувств. В ответ мама только улыбнулась. Мы пообедали, родители уехали. Погрузил сестренок в машину и поехал в клуб, куда должны были подъехать все приглашенные мною друзья. В назначенный час собрались все, кроме Вилоры. Каждую минуту смотрел на часы и на вход, ожидая увидеть свое чудо с растрепанным ежиком волос на голове, и в тяжелых ботах. Вот только девчонка все не появлялась. Решил позвонить ей, досадуя на себя, что не заехал за ней. Нужно было забрать ее, и вместе приехать в клуб. Мало ли, что по дороге могло случиться. Длинные гудки в телефоне вместо голоса Вилоры. Сбросил вызов. Друзья поздравляли, шутили, веселились, а мне становилось грустно. Прошел уже час. За это время можно и пешком дойти от ее дома до клуба. Вот и где она, а? Позвонил еще раз. Она не брала трубку. А может быть, что-то случилось? Точно! Нужно съездить к ней, посмотреть. Да скорее всего, опять помогает кому-то.

Уже встал, игнорируя вопросительные взгляды друзей. Как услышал телефонный звонок. Потянулся к своему сотовому, надеясь, что звонит Вилора. Сжал пальцами аппарат. Но темный экран говорил о том, что звонка нет. Посмотрел на Эльвиру Булатову, сидящую рядом. Она, извинившись, встала из-за стола. И спустя минуту вернулась.

-Радим, Вилора звонила, - услышал голос Эльки, - Говорит, пропадет на несколько недель по своим делам.

-Вот ведь *цензура*! - выругался я, глядя на Эльвиру исподлобья, - А мне она почему не позвонила? Почему на звонки не ответила?

-Потише на поворотах, друг, - услышал спокойный голос Ильяса, сидящего рядом с женой.

Плюхнулся на свое место. Горечь обиды поселилась в душе. Я к Вилке всем сердцем, значит, а она даже простое смс скинуть не может. Одно слово 'Поздравляю'. Я ведь много не прошу! Всего-то одно слово!

Появилось непреодолимое желание напиться. Посмотрел на соседнее место. Пустующее. Вот такие вот дела.

Плеснул в стакан виски.

-Ну, товарищи, с праздником меня! - сказал я, и выпил залпом. Спустя час я уже пьяный в хлам, плохо соображающий, сидел за столом и жаловался на жизнь друзьям. Иль, совершенно трезвый, сидел по левую руку от меня, а Гавр, в состоянии, точно таком же, как и у меня, сидел справа. Мы с Гаврилой методично напивались, а Ильяс слушал наш пьяный бред.

-Знаешь, Радя, как я тебе завидую! - заплетающимся голосом выдал Гавр. С сомнением глянул на друга, - Нет, больше всего я, конечно, завидую Ильясу.

Мы с Гавром посмотрели на трезвого, как стеклышко, друга. Тот внимательно смотря на нас, попивал сок из высокого стакана.

-Ему хорошо, у него на личном фронте лады, - продолжал говорить Гавр, а я только согласно кивал, подливая себе и ему спиртное в стакан. Что я пил, уже и не распознавал, просто методично напивался, стараясь не вспоминать о девчонке, лелеял обиду на нее.

-А у меня знаешь какая хе..хе.. фигня, короче? - Гаврик икнул, взял стакан в руку и поднял его, - Тост! Короче, парни. Давайте за секс выпьем!

-Неее, я не буду за него, - отмахнулся я.

-Я тоже, - поддержал меня Ильяс, - Лучше за занятия любовью.

-И я, - икнул я, вспоминая округлые формы моей нахалки.

-Вот вы же меня совсем не слушаете, - обиделся Гавр, - Говорю, давайте за секс. Че, трудно, что ли?

-Трудно, - кивнул я, - Тебе хорошо, он у тебя на каждом углу. А меня девушка продинамила, и не пришла. А у меня день рождения сегодня, чтоб ты знал!

-Знаю, - Гавр хлопнул меня по плечу, - Вот, Радя, Вилка тебя продинамила. А все равно тебе завидую.

Хмыкнул, крупно сомневаясь, что мне кто-то может позавидовать.

-Ты зря не веришь, - Гавр качнул головой, будто стряхивая туман, - Ты хотя бы знаешь, где ее искать. А я не знаю, куда моя делась.

-Твоя Вилка?- удивился я, - Че за фигня? Не понял! Ты с моей Вилкой крутишь?! А еще друг называется, бл..!

-Парни, спокойно! - Ильяс рассадил нас в разные стороны.

-Да на фига мне твоя гопница, вы сами разбирайтесь, - отмахнулся Гавр, обидевшись на меня, - От меня моя девушка сбежала, а где искать не знаю.

Ильяс рассмеялся.

-Не верю, - весело сказал он.

-Зря, - нахмурился Гавр, осушил стакан, поставил тот на стол, - Со мной вообще, по-ходу, фигня произошла жуткая, - теперь Гавр начал улыбаться во весь рот.

-Думаю, меня того... надругались, короче, - невнятно промычал Гаврила, а мы с Ильясом переглянувшись, начали смеяться.

-Зря ржете, - обиделся Гаврила, и закатав рукав свитера, показал нам свое запястье, - Во, улика!

Мы перестали смеяться, и начали внимательно рассматривать отметины на руке Гавра.

-Круто, - сказал я, - И кто тебя того.. снасильничал?

-Самый умный, да? - с сарказмом проговорил Гавр, - Если бы знал, давно бы уже женился, мать твою!

-Видать понравилась насильница, - заметил Ильяс.

-Иль, я, кажется, влип, крупно, мне она везде мерещится, и когда сплю, снится, - грустно сказал Гаврила, - На работе, дома, на улице, везде ее вижу. Уже глюки совсем замучили.

-Дак найди ее, - предложил я.

-Нет, Радя, тебе прощается тупость, потому как именинник, - обиженно сказал Гавр, глядя на меня, - Говорю ведь, имени не знаю. Где жила знаю, но квартиру продала. Соседка не колется, подружка ее. Короче, засада кругом. А я влип, понимаешь. Меня даже вон, эти, - Гавр кивнул в сторону вызывающе одетых девушек, вернее почти раздетых, танцующих на сцене, - не интересуют. Я как о ней подумаю, все, стояк жесткий. А на этих даже и намека нет, как на пустое место смотрю.

-Дааа, - задумчиво протянул Ильяс, - Нужно найти девушку, а то тебя, смотрю, совсем плющит.

-Вот и я говорю, плющит, - вздохнул Гаврила, на секунду замолчал, а потом еще тише добавил, - А самое замечательное, она ведь девушкой была, но такое вытворяла... Короче, крыша моя тю-тю. Снесло напрочь.

-Поедем, - вдруг сказал Ильяс, - Я только Эльфенка позову.

-Куда? - сказали мы с Гавром в один голос.

-К вашим барышням, - невозмутимо сказал Ильяс, - Надоел мне ваш скулеж.

Мы с Гавром быстренько встали на ноги, но, не рассчитав наше пьяное состояние, свалились на диваны.

-Давайте лучше завтра, - смеясь, предложила Элька, - Сомневаюсь, что вашим девушкам понравятся такие пьяные рожи.

Мы с Гавром переглянулись, согласно кивнули. Несмотря на огромное желание увидеть Вилору, понимал, что ничего хорошего не выйдет, приди я к ней в невменяемом состоянии. Могу ведь натворить кучу дел, о которых потом буду жалеть.

Чета Булатовых вскоре уехала, а мы с Гавром остались в клубе. Как, когда и где закончилась наша вечеринка, я не помнил. Вот только наутро, проснувшись от головной боли и жуткого похмелья, я удивленно осматривался по сторонам.

-Мать твою! - промычал я, падая на подушки, - Вот ведь я тормоз!

Глава 6

Радим и Вилора


Радим


Утро после дня рождения Радима

Со стоном провел ладонями по лицу.

-Господи, надо же было так напиться! - простонал я. Было чуточку страшно поверить своим глазам. А может сон еще? Просто выдаю желаемое за действительное? А? Ну может ведь быть так? Или нет?

Растопырив пальцы, не отнимая ладоней от лица, вновь оглядел комнату, кровать, немного коротковатую для меня, комод с фотографиями. Взгляд остановился на коте в тельняшке. Тимофей сидел на краю постели и спокойно смотрел на меня.

-Хозяйка твоя меня порвет, как Тузик грелку, - вздохнул я. Кот только широко зевнул и вновь уставился на меня.

Как я оказался у Вилоры в квартире, я не помнил. Последнее воспоминание заканчивалось на том, как мы с Гавром распивали виски из горла, горланили песни и строили планы по возвращению и завоеванию наших дам сердца. И если план Гавра упирался в 'найду, прикую, отомщу', то мой заканчивался примерно на 'найду'.

Кое-как поднялся на ноги. Вот ведь *цензура*! Еще и голый! А шмотки где? Осмотрелся по сторонам, пусто. Одежды нет.

-Я голый приперся? - простонал я, глядя на пушистую морду Тимофея. Тот только опять зевнул.

-Лады, - вздохнул я, - А хозяйка где?

Я начал готовиться к самому страшному - к гневу Вилоры. Уже собирался придумать, как все ей объяснить, извиниться. Но голова трещала так, что никак не думалось. Дышалось и то с трудом.

Прихватил халатик со спинки стула, натянул его. Тонкая ткань не выдержала, треснула по швам на спине.

-Зашибись! - простонал я. От громкого возгласа, голову пронзила очередная боль. Душ! Срочно принять душ, тогда и мысли появятся. Пугало только то, что Вилора, увидев меня сейчас, просто не позволит помыться у нее еще раз.

Щурясь от боли и яркого света, вышел из спальни. Миновал коридор. Тихо как-то в квартире. Подозрительно тихо.

Когда до ванной комнаты осталось всего два шажочка, в замке входной двери провернулся ключ.

-Ну, все, Радя, ты - труп! - простонал я, загнанным взглядом смотря на открывающуюся дверь.

-С добрым утром, алкоголик! - услышал веселый голос Ильяса, входящего в квартиру. Друг смотрел на меня, а я все еще не мог понять, как меня угораздило оказаться в квартире Вилоры, голым, плохо соображающим, еще и с похмелья. А самое любопытное, где сейчас Вилора?

-Не, не пытайся думать, тебе вредно в таком состоянии,- начал смеяться друг. Телефон Ильяса зазвонил, и Булатов, закрыв за собой дверь, ответил на вызов.

-Привет, Вилорка, - громко сказал он, а я сразу же начал вслушиваться в разговор друга, - Нет, что ты все в порядке. Да, пришел кошару кормить. Не переживай, все хорошо будет. И крысенышей тоже. Ага, понял все.

Ильяс послушал, что говорит Вилка, все это время, глядя на меня, едва сдерживаясь от смеха. А я нахмурился еще больше.

-Вилора, ты только не переживай, - уже серьезнее сказал Ильяс, - В твою квартиру ночью пытались воры пролезть, дак я все пресек, и виновных наказал. Нет, что ты! Ничего не взяли, не успели. Много? Да не, один был. Угу. Гоповатой наружности. Не, ментам не сдавал, сам разобрался. Нет, что ты, выжил. Почти сам ходит, правда с трудом. Кто такой? А я откуда знаю! Но тип странный, в шмотках женских. Походу фетешист. Твой халат спер. Конечно, не отдал, ты чего, подруга? Замки поменяю, не волнуйся. Да в порядке твой кабинет! Все, не волнуйся, я вообще говорить не хотел. Просто решил, что удивишься, когда ключ от замка не подойдет, и халатика не досчитаешься.. Ну, подруга, беги уже. Слышу, что зовут. Дед как? Вот и хорошо! До связи. Отбой!

Ильяс сбросил вызов, а я, прислонившись к стене спиной, потер глаза рукой.

-Такс, теперь с тобой будем разбираться, - невозмутимо продолжил Ильяс. Посмотрел на друга.

-Давай я сначала в душ схожу, а потом разбираться будем? - предложил я, - С бодуна мозг совсем не соображает.

-Я так и понял, Радя, - сказал Ильяс, проходя на кухню, чтобы покормить Тимку и крыс, - Вот только говорить нужно быстро, у тебя вылет через три часа.

Меня словно ветром сдуло. Еще опоздать не хватало! Помывшись, вышел из ванной. Ильяс уже пил кофе, сидя на стуле на кухне.

-Как я тут оказался? - хрипло просил я. Взял кружку кофе, который Булатов приготовил для меня. Сделав пару глотков живительного чудодейственного напитка, поморщился.

-Как? Не знаю, только могу догадываться, - серьезно проговорил Ильяс, - Нет, ты на хрена в квартиру вломился? Нельзя ключи было попросить? Я бы дал, знаешь ведь, что есть у нас с Эльвирой запасные от квартиры Вилки.

-А я знаю, блин, зачем? - пробурчал я. После душа и кофе, воспоминания начали медленно возвращаться, - А Гавр где?

-У нас дрыхнет, - отмахнулся Иль, - Тот еще больше тебя набрался, до вечера точно не оклемается. Так колись, домушник-алкоголик, как хату вскрыл?

-Мужик какой-то помог, кажется, - вспомнил я, - дядя Ваня или дядя Саня, Гаврик его знает.

-Ага, Гаврик всех знает, - проворчал Ильяс, - Ладно, потом разберемся. Я по квартире пробежался, ничего не пострадало вроде. Так что Вилка тебя не кастрирует пока что.

-Везет мне, бл..., - пробормотал я. Вот только одежды своей я пока не обнаружил, - Иль, а шмотки мои где? Не помню ни фига.

-Эх, пьянь, - вздохнул друг, - На балконе сохнут.

После минутного размышления и копания в памяти, вспомнил, что ввалившись в квартиру Вилоры, первым делом отправился в ванную. Помылся, постирался, вывесил шмотки на балкон и прокрался в спальню малышки. А дальше не помню. Только казалось, что обнимаю хрупкое тело девчонки, а она сопит мне в ухо и целует, ласково так и нежно. Это теперь могу точно сказать, что не обошлось без кошака в тельняшке, скорее всего его лизания воспринимал как поцелуи Вилки.

-Иль, а где Вилора? - наконец задал я интересовавший меня вот уже несколько часов вопрос.

-Уехала твоя зазноба к деду, - серьезно сказал Ильяс, - Инфаркт у него.

Вскинулся, уже собираясь звонить девочке, узнавать как дела. У нее ведь никого нет кроме деда. А я как дурак, на нее обижался весь вечер вчера, вместо того, чтобы разобраться, в чем дело, расспросить у друзей.

-Я мудак, да? - выдохнул я, глядя на друга, - Ей и без меня проблем хватает, а тут я со своими обидами и взломом. Даже не спросил у вас толком, что с ней, куда пропала.

-Да нет, Радим, - вздохнул Ильяс, - Она только сегодня утром позвонила, рассказала, что да как.

-А где дед живет? - поинтересовался я, прикидывая, смогу ли выкроить время между тренировками и смотаться к Вилке. Кто знает, может дед тут, на соседней улице и живет, или вряд ли далеко где-то, - Как думаешь, она меня не выгонит, если припрусь к ней, деда проведать, поддержать?

Уже представлял, как увижу ее, будет повод обнять ее.

-Думаю, не выйдет, - сказал друг, - У тебя тренировки и соревнования. Не успеешь.

-Да нет, думаю, завтра смогу точно, - отмахнулся я, - Переночую, а утром вернусь на сборы. Ты только скажи куда ехать?

-Не успеешь, - грустно сказал друг, - Без визы тебя за границу не пустят. Он в Вене живет.

-Чего за деревня такая? - замер я, ожидая ответа, опасаясь худшего и не веря своим ушам.

-Деревня, - рассмеялся Ильяс, - Большая, и лететь до нее долго.

Потеряно сел на стул, уперся ладонями в колени.

-Не везет мне в этом году, - вздохнул я, провел ладонью по затылку. Ильяс промолчал. Вздохнул, вышел на балкон, снял одежду свою, переоделся, меняя женский халатик на свое бельишко. Когда вернулся, Ильяс уже стоял в коридоре.

-Поеду я, наверное, - грустно сказал я, - Еще и вправду опоздаю.

-Я подвезу, и в аэропорт тоже, - предложил Ильяс, я только, молча, согласился.

-Спасибо, - сказал уже в машине, Ильяс кивнул, - Иль, ты только Эльвире не говори ничего. Не хочу, чтобы Вилора узнала.

-Лады, - еще раз кивнул друг.

Приехав домой, взял документы, уже собранный чемодан с вещами, и поехал в аэропорт. Ильяс пошел провожать меня. Ожидая регистрации, думал, что же делать дальше. От Вилки отказываться не собирался, вот только нужно весь план переиграть, учесть мои частые разъезды по стране и ее поездки к деду за границу, ее характер, и мои ляпы, все нужно продумать, взвесить.

-Не заморачивайся, - услышал голос друга, - Все получится у вас.

-Сомневаюсь, - честно сказал я, но был благодарен другу за поддержку.

-Я всю жизнь своего Эльфенка ждал, а надежды не было совсем, - с улыбкой сказал Ильяс, - У вас положение намного проще. Все выйдет, если любишь.

Согласно кивнул. Люблю? Люблю! И заставлю ее меня полюбить.

Ильяс пожелал мне счастливого пути, ушел. А я отправился в сторону терминала. Несмотря на головную боль и похмелье, появились логические мысли. В общем, мозг вернулся в обычный режим работы.

Тренировки и подготовки к соревнованиям отбирали все силы. Спал без задних ног, соблюдал режим и все предписания тренеров. Каждый день звонил друзьям, Ильясу или Гавру. Они поочередно сообщали последние новости о Вилоре. Но новостей как таковых не было. Она все еще была у дедушки. Его выписали из больницы, теперь он находился у себя дома под присмотром медсестры и Вилки. Сотни раз порывался слетать к ней. Останавливали две вещи: нужно открывать визу, что в принципе не такая уж и проблема, и мои объяснения Вилоре относительно моего приезда к ней.

Находясь вдали от девушки, трезво взглянул на свои поступки и наши с ней отношения, которых, по сути, нет. Это ведь я пылаю к ней светлыми чувствами, придумываю себе что-то. А на самом деле все иначе. Для нее я просто знакомый, даже не друг. Да, приходил к ней в гости и не один раз. Помог ей отбиться от хулиганов. Новый Год вместе провели. Вот только она ни разу не глянула на меня, как на друга, даже ее заинтересованного взгляда, ни разу не заметил. Простого женского интереса ко мне, как к мужчине, не увидел. Никаких улыбок, намеков, ничего.

Значит, нужно дать ей понять, какое место в ее жизни хочу занимать. Плюнуть на все. А если оттолкнет? Если я ей не нужен, не нравлюсь совершенно? Об этом попытался не думать.

Соревнования я продул, даже в пятерку не вошел, хоть и сулили мне одно из призовых мест. Тренер только вздохнул, сказав, что со мной что-то не так. Будто тревожит что-то. Не могу сосредоточиться на деле.

Промолчал. А что говорить? Прав он, на все сто процентов прав.

Домой приехал в ужасном настроении. Одно радовало, вернулся на день раньше Вилоры. Ильяс должен был встретить ее в аэропорту. Узнав об этом, упросил друга заменить его.

-Иль, ну, скажи, что не можешь, или дела у тебя, - уговаривал я его. Друг только вздохнул.

-Надеюсь, Эльвира меня не прибьет, если вы аэропорт разнесете, - хмуро изрек друг и дал 'добро' но встречу Вилки, сообщив номер рейса и время прибытия.

Перед выездом побрился, придирчиво осмотрел отражение своего обросшего уже котелка. Приоделся. Нет, костюм, конечно, не напялил, но джинсы и модный свитер нацепил.

По дороге в аэропорт раздумывал, купить цветы или нет. Купил. Вот только выбрал не розы, а васильки, чудом оказавшиеся на прилавке магазина. Ярко-синий букетик, прочно ассоциирующийся у меня с девчонкой моей.

Услышал, как объявили о посадке рейса Вилоры. Стоял, как пацан, с букетом цветов, посреди зала. Увидел малышку только благодаря своему росту. Сердце даже замерло, на лице появилась глупая улыбка. Не передать, как я был счастлив увидеть ее после почти двух месяцев расставания. Ее волосы заметно отросли, она отрезала только челку. Да и не красила свою шевелюру все это время. Теперь видно, какой цвет волос у нее. Черный. Только кончики оставались синими.

Никого не замечал вокруг. Видел только ее. Поднял руку, махнул, привлекая ее внимание. Она даже улыбнулась мне. Или просто показалось? Моргнул пару раз, стараясь собрать мысли и эмоции в кулак, чтобы выглядеть не совсем идиотом в ее глазах. И только сейчас заметил, что Вилора не одна идет в мою сторону. Еще и хмырь какой-то увязался. Идет рядом, говорит ей что-то. А она смеется в ответ. Выходит, не мне она улыбалась, а спутнику своему. Вот ведь, облажался я крупно. Увидел урну в метре от меня, быстренько, стараясь не привлекать внимание, швырнул веник в нее, и вновь посмотрел на Вилору. Мой маневр, кажется, остался незамеченным. Точно. Она как смеялась и мило улыбалась этому хмырю, так и продолжает. А взглянув на меня, только нахмурилась.

-Привет, меня Ильяс должен был встретить, - сказала она, подойдя ближе. Пожал плечами.

-Привет, некогда ему, попросил меня, - постарался как можно спокойнее сказать я, - Пошли.

И не ожидая ответа, развернулся и пошел к выходу. Опять облом! Ну, что за год такой?! Прямо слов нет. Оглянулся, проверить, идет парочка за мной или нет. Идет, еще и шушукаются о чем-то. Руки так и чесались вмазать этому хлюпику. Размазать бы его по полу, прямо тут. Ревность оказывается горючая смесь. Вновь захотелось напиться. Но нельзя. Режим у меня, мать его так!

И с чего рвался так, мчался, лысину не брил, цветы даже купил, а? Все пустое. На душе стало горько и мерзко. Все, надо кончать с этим делом. Найти кого-нибудь, да хотя бы на ночь. А то от снов эротического содержания и мыслей о Вилки совсем свихнуться можно.

Подошел к машине, не оглядываясь, и не проверяя, идет Вилора со своим хмыренышем за мной или нет. Сел в салон. Пассажирская дверь открылась, Вилора забралась в автомобиль. Одна.

-Хвост где потеряла? - буркнул я.

-Тебе какое дело? - в тон мне ответила малышка. Пожал плечами. Завел двигатель, и рывком стартанул с места.

-Радим, - вдруг сказала Вилора, когда уже подумал, что она ни слова так мне и не скажет, - Я извиниться хотела.

Резко притормозил на светофоре. Удивленно брови поднял. С чего такая милость? Но промолчал, ожидая ее слов.

-За то, что не поздравила с днем рождения, - продолжала говорить Вилора, скрыл улыбку, ну, радует, что помнит, уже хорошо, - Просто, мне ночью позвонили, сказали, что дед в больнице. Вот я и рванула быстренько. У меня ведь только он из родни.

Обида вмиг забылась. Так хотелось прижать Вилочку к себе, обнять, сказать, что у нее есть и я тоже. Утешить, хоть на минутку. Но загорелся зеленый свет светофора, и я нажал на педаль газа. Вот только не удержался, протянул руку и легонько сжал ее ладонь.

-Проехали, - сказал я. Не хотелось выпускать ее руки, но нужно.

Раздался телефонный звонок. Вилора ответила на вызов. Блин, опять настроение ниже нуля. Этот хмырь поди звонит. С силой сжал руль, так что костяшки пальцев побелели. Эх, вмазал бы этому парню прямо сейчас. Вот нос хотя бы расквасил.

До дома Вилоры домчались быстро. Подняться меня не пригласили. Только удостоили вежливой фразой 'премного благодарна'. В ответ кивнул. Вилка вышла из машины, заверив меня, что сумка легкая и сама вполне справится. Настаивать не решился, просто потому, что побоялся не сдержаться, и все-таки обнять ее, зарыться руками в волосы, приподнять над землей, прижимая к себе крепко-крепко...

-До встречи, - буркнул я, и рванул внедорожник с места.

После очередного фиаско в отношениях с Вилорой, решил закрыться в своей берлоге и тупо не отвечать на звонки. Только маме иногда позванивал, чтобы не волновалась. Пересмотрел все фильмы, выиграл все уровни в компьютерных играх, в общем, занимался тем, что жалел свою персону и бесцельно проводил время.

В один из таких бестолковых дней, меня разбудил телефонный звонок. Сначала не хотел брать трубку. Потом передумал. И не зря. На мое 'Алло', донесся веселый голос Вилки:

- Приличные тётеньки вызывают гопника на помощь! - кричала она в трубку. Я даже с дивана грохнулся на пол, - Ты там как? Живой? - поинтересовалась девушка.

-Угу, - промычал я, потирая ушибленный копчик.

-Тогда прилетай к Булатовым, помощь требуется, сможешь? - продолжала веселиться Вилка.

-Двадцать минут, - выдохнул я.

-Засекаю, - веселилась девчонка, и сбросила вызов.

Спустя двадцать минут, как и обещал, уже подходил к двери квартиры Булатовых. Мне открыла Эльвира. Улыбнулся подруге. За ее спиной маячила Вилора. Блин, ну вот почему она такая красивая. Хоть в чем, даже в этих ужасных штанах и бесформенной футболке. И улыбается мне. Мне, а не какому-то хмырю!

-Привет, - улыбнулся я, глядя на девушку.

-И тебе не болеть! - весело проговорила Вилка. Вошел в квартиру. Девчата объяснили, с какой радости пригласили меня. Оказывается, они сами не могли прикрепить плакат, на котором располагался снимок УЗИ малыша Эльвиры и Ильяса. Они скоро станут родителями, и за них я был очень и очень рад. Вилора командовала, куда прибивать гвозди и крепить бумагу. А я послушно выполнял ее указания. То и дело малышка отпускала колкие замечания, которые меня несказанно веселили. Радовался, как дите, просто от того, что она рядом, а я могу на нее смотреть сверху вниз. Жаль, что трогать нельзя. А руки так и зудели от желания прикоснуться.

Уехал я так же быстро, как и приехал. Дел никаких не было, решил просто так поездить по городу. Проветриться. Нет, ну, что я, в самом деле, как пацан. Не убьет она ведь меня, признайся я ей в своих чувствах. Ну, может отдалиться. Вот только куда больше-то? Терять - ничего не теряю. А так есть шанс приобрести многое.

Приняв решение, притормозил у цветочного киоска. Купил приглянувшийся букетик, не сильно большой, метра полтора в обхвате, корзинку такую, полную нежно белых роз. Следующая остановка была у ювелирного. Помнится, приглядел я как-то там подвеску в форме спортивных кед с цепочкой. Еще и о Вилоре подумал тогда, вот только купить не решился. Надеюсь, не продали еще.

Не продали. Повезло мне. Даже улыбаться начал, представляя удивленное и ошарашенное выражение лица малышки. А еще решил, как только увижу, сразу же поцелую. В губы. Крепко. Чтобы уже и сомнений не было в моих намерениях.

Всю дорогу до дома Вилки улыбался, от нетерпения ерзал на сиденье, словно мальчишка перед первым свиданием. Хмыкнул. По сути, оно и есть у меня первое. Первое, с любимой девушкой, и, очень надеюсь, не последнее.

Притормозил на светофоре, всего в квартале от дома Вилоры. Загорелся зеленый свет, медленно поехал вперед. Заметил боковым зрением, как мне наперерез мчится грузовик. Водитель, очевидно, решил проскочить на красный, игнорируя правила движения. Начал тормозить, стараясь избежать столкновения. Резко вильнул в бок. Не вышло. Грузовик вписался в меня на полном ходу, сминая кузов.

-Доплавался, - выдохнул я, чувствуя, как ноги прижимает искореженным металлом.

Глава 7


Гаврил и Дионисия


Гавр

- Как тебя звать, красавчик? - женский голос отвлек меня от мыслей. Оглянулся, будто посмотрел на себя со стороны. Рядом, на пассажирском сиденье оказалась незнакомая девка, имени которой, хоть убей, не вспомню. Симпатичная, и фигурка ничего так. Вот только не хватало в ней чего-то. Не те глаза, не тот голос, не то лицо, не та. Совершенно не та девушка.

Тряхнув головой, попытался прояснить мысли. Выпитый алкоголь не давал сосредоточиться. Мать твою так, еще и за руль сел не трезвый. Вновь посмотрел на пассажирку. Я, кажется, ее только что снял. Или нет?

Вздохнув, положил голову на сложенные на руле ладони. Почувствовал, как девушка коснулась моих волос. Стало противно. Нет, девушка была вполне нормальной, вот только не ее касания я бы хотел сейчас почувствовать. Не ее тело хотел бы ощутить под своими ладонями.

-Я могу и массажик, если надо, - услышал игривый голос девчонки.

Вздохнул. Кофе, душ, и спать. Пора бы уже вернуться к нормальной жизни. И начать думать мозгами, а не задницей.

Потянулся за бумажником, вынул пару купюр.

-Выметайся, - спокойно сказал я.

-Как хочешь, - пожала плечами барышня, и, взяв деньги, вышла из машины.

И где это я? Вышел на улицу, оставив пальто и шапку на сиденье. Холод вмиг прочистил мозги, выгоняя остатки алкоголя из организма. Осмотрелся по сторонам. Со стоном прислонился к машине. Зарывшись пальцами в волосы, запрокинул голову. Пятый этаж, сороковая квартира. Уже месяц прошел, а я все возвращаюсь к этим окнам, выходящим во двор. Пьяный или трезвый, не важно. И ведь знаю, что нет Ди там. В квартире давно уже обживаются новые владельцы, которые даже и не догадываются, куда делась старая хозяйка.

Взгляд скользнул к окнам соседней квартиры этажом ниже. За месяц не сказать, что я многое осознал, но кое-что понял. Так что, самое время обратиться к соседке, которая при каждой встрече, когда приходил к квартире Ди, парила мне мозг своими вопросами.

Вынул ключи из замка зажигания, и, включив сигнализацию, вошел в подъезд. Поднявшись на нужный этаж, позвонил в дверь. Мне открыла хозяйка.

-Что на этот раз? - невозмутимо поинтересовалась женщина, смотря на меня, приподняв брови.

Хмуро глянул на нее.

- Поможешь? - просто спросил я. В ответ соседка несколько секунд рассматривала меня. Не знаю, что она увидела в моих глазах, но что-то в них было. Потому как, кивнув, она впустила меня в квартиру.

-Тамара, - коротко представилась она.

-Гаврил, - в ответ сказал я, идя за ней.

-Я помню, - хитрый взгляд скользнул по моему лицу. Тамара села в кресло, махнула рукой на диван, приглашая присесть.

-И чем я могу помочь тебе? - спросила она.

-Мне нужна Ди, просто подскажи, где искать, я найду, - вздохнув, сказал я, - Ты только подтолкни в нужном направлении.

-И зачем она тебе? - поинтересовалась Тамара, - Если мне не изменяет память, у тебя куча девок. Одной меньше, одной больше...

-Да сколько можно уже? - не выдержал я, - Ты месяц меня мурыжишь этим вопросом! Нужна она мне, понимаешь, нужна!

Гневно сверлил ее взглядом. Нет, ей, кажется, в кайф надо мной издеваться.

- Сам виноват, понял бы сразу, сказала бы давно, - огрызнулась Тамара, обиженно глянул на нее.

Встав, Тамара подошла к письменному столу. И повернулась ко мне.

-Вот, визитка ее деда, - сказала она, протягивая мне карточку.

-Спасибо, - буркнул я, - А сама Дионисия где?

-За границей, - улыбнулась Тамара, - Точный адрес знает только дед. У меня есть старый номер телефона Ди, но он, скорее всего, отключен.

Прочитал инициалы деда. Присвистнул. Мда, если это тот Гиссар Р.А. о котором я слышал, то придется нелегко, прежде чем узнаю место жительства Ди. Противный старикан, кажется.

Прикинул, можно ли узнать, куда уехала Дионисия, если не обращаться к ее деду. А что? Узнаю, и поеду к ней.

-За границей, это где? - поинтересовался я, убирая визитку в карман.

-В Германии, - улыбнулась Тамара. Выругался сквозь зубы.

-Да что за невезуха-то такая?! - почти простонал я.

-Не уже ли денег на билет нет? - насмешливо спросила соседка.

-Не в этом дело, - вздохнул я, вставая и направляясь к входной двери, - Просто мне визу не откроют туда ближайшие лет пять, если не больше. Ладно, будем думать.

Уже на пороге квартиры обернулся к Тамаре.

-Спасибо за помощь, - поблагодарил я. Тамара кивнула.

-Гаврила, - уже открывал двери, когда меня остановил ее голос, вопросительно глянул на нее, - Когда найдешь ее, сильно не дави. Девчонка она совсем еще.

Хмыкнул. Девчонка, не девчонка, а от воспоминаний о ее действиях в новогоднюю ночь у меня до сих пор мурашки по спине бегут.

Хотел прикрыть дверь за собой, как в проеме появился парень.

-Тома, приветик, - весело поздоровался он, кивнул мне, и вновь посмотрел на хозяйку квартиры. Я понял, что мне тут уже, в принципе, делать нечего. Собрался спускаться по лестнице, как замер, услышав следующую фразу парня.

-Тома, солнце, не дашь мне телефончик твоей соседки Ди? Ну, той, которая уроки у меня брала, помнишь? - четко расслышал я его голос. Повернулся. И что за уроки? Сомневаюсь, что он учитель музыки или пения, скорее уж тенниса, большого.

-На кой тебе ее номер? - рявкнул я, ухватившись рукой за дверную ручку квартиры Тамары, не давая двери захлопнуться перед моим носом.

-А тебе какое дело? - ответил этот придурок.

Прищурился, сверля парня взглядом. Нет, я сейчас перестану себя сдерживать, и навешаю этому кренделю таких пилюлей, что в больнице проваляется до лета.

-Иди куда шел, - махнул он рукой, и собрался закрыть дверь. Вот только я хотел все-таки услышать ответ, зачем ему понадобилась моя Ди.

Схватив парня за шиворот, дернул на себя, заставляя выйти в подъезд.

-Я спросил, зачем тебе Ди? - стараясь не орать, повторил я вопрос.

-Да пошел ты, - ответил парень. Двинул ему под дых. Он, со стоном, согнулся пополам, хватаясь за живот.

-Я спросил, - напомнил я, дергая его за куртку, заставляя подняться и смотреть на меня. Чувствовал, как все напряжение, вся злоба, скопившаяся с момента бегства Ди, клокочет во мне, требуя выхода. Даже был благодарен парню, что он попался под горячую руку.

-Перепихнуться хотел, - выдохнул этот урод, - Завела она меня в тот раз, хотел переспать с ней.

-Господи, Артур, ты - идиот, - услышал голос Тамары. А меня будто по голове шарахнули, ярость накрыла с головой. Какой 'перепихнуться'? Я ему сейчас все перепихнушки вырву с корнем, евнухом будет!

С непонятным рыком, кинулся на парня, начиная избивать его. Уже даже не соображал ничего, перед глазами появлялись картинки, как Ди, обнаженная, стоит на кровати, или лежит, улыбается парню, прикованному к спинке наручниками... вот только этот парень не я, а кто-то другой.

-А, ну, спокойно! - услышал громкий крик Тамары, пробившийся сквозь волну ярости и злобы.

-Ты, - она пнула ногой валявшегося Артура на полу, - Быстро в квартиру, пока хозяйство цело, а то работать нечем будет. А ты, - она ткнула в меня указательным пальцем, - Марш домой! Завтра к деду Гиссару поедешь. На месте все разузнаешь! Понял?

Тряхнув головой, сгоняя туман, кивнул. Вытер кровь о пиджак, и бросив убийственный взгляд на парня, спустился на ступеньку ниже.

-Только приблизься к ней, - с угрозой проговорил я.

-Он все понял, - уверила меня Тамара и захлопнула дверь. А я, сбежав по ступенькам, вышел на улицу. Сел в машину и помчался домой. Отсыпаться. В голове уже появлялись варианты плана по заманиванию Ди домой, ко мне. Раз уж мне нельзя к ней явиться, пусть она возвращается ко мне.

План по возвращению, пленению и завоеванию не двигался с мертвой точки почти месяц. А все из-за противного старикана, ее деда. Из всей информации, которая у меня о старике была, это то, что он владеет небольшим магазином, преподает, еще коллекционирует спиртные напитки и ко всему прочему является одним из известнейших сомелье страны. На поверку старик оказался просто неуловимым, каким-то фантомом. Стоило мне явиться к нему в магазин, как мне отвечали:

-Рудольф Адамович только что уехал, когда появится - не известно.

Я гонялся за ним по всему городу, подключил свои связи в сфере торговли алкогольными напитками, благо дядя Заур помог. И вот, в конце февраля мне устроили с дедом Гиссаром встречу, под предлогом покупки бутылки коллекционного вина. Хотя я больше по более крепким напиткам специализируюсь, но ради встречи со стариком Рудольфом побродил по интернету, выискал название самого редкого вина и отправился на встречу.

Ожидал встретить почтенного старца аристократического вида, манерного, который от слова 'хрен' в обморок свалится, но дед Дионисси меня поразил. Придя в магазинчик, представился администратору, вышедшему мне навстречу.

-Рудольф Адамович ждет Вас, - женщина средних лет указала на дверь, ведущую, скорее всего в кабинет старика. Кивнув, прошел вглубь магазина. Пройдя по темному коридору, уперся в дверь. Коротко постучав, вошел. Просторный кабинет, на стенах фотографии, плакаты. Шкаф с книгами и бумагами вдоль стены. У окна большой стол, кресло. И никого. Выругался сквозь зубы. Опять старикан меня надул!

Услышал шорох, обернулся. Рядом со шкафом располагалась еще одна дверь, которую я, войдя, не заметил. Дверь была приоткрыта. Любопытство погнало меня к двери. Осторожно вошел.

-Рудольф Адамович, - сказал я, проходя в смежную комнату, - Мое имя Гаврил Когтев, я с Вами договаривался встретиться по поводу покупки бутылки вина.

-Стой, где стоишь! - услышал ворчливый старческий голос. Замер, удивленно оглядываясь по сторонам. Передо мной появился старичок-боровичок, прямо один в один, мультяшный персонаж. Только монокля не хватало, или жилетки клетчатой. Пушистые усы имелись, и хитрый, как у лисы, взгляд. Пока рассматривал старикана, он сунул мне полупустой стакан в руку с прозрачной жидкостью.

-Пей, залпом, не вдыхай! - строго проговорил он. Послушно поднес стакан ко рту, ну, ежели траванусь, буду знать, кто виновен.

Огненная жидкость опалила глотку, пищевод и даже аппендицит, кажется. Слезы проступили на глазах. Из горла рвался кашель, я сдавленно кашлянул, боясь, что вместе с воздухов вывалятся и кишки.

-Ну, как? - хитро поинтересовался старик, - Супер, клево или отстойно?

Не удержался, все-таки закашлялся.

-Варианты еще есть? - выдохнул я, стирая проступившие слезы. Старик хитро прищурился, - Тогда, наверное, супер.

Когда первый шок миновал и жар в горле притупился, решил перейти к делу.

-Рудольф Адамович, - сказал я, а старик отошел к противоположной стене комнатушки, погремел чем-то, потом подвинулся к какому-то аппарату, непонятной конструкции, что-то там пощелках, чем-то погремел, - Я Вам звонил по поводу покупки вина...

-Ага, помню, - перебил он меня, - Гаврил Ефимович, помню.

-Садись, - махнул он мне на табурет, послушно сел. Нет, и как тут вести диалог, если он даже не смотрит на меня. Как мне к теме его родственных связей перейти, если он меня и не замечает.

-Держи, эта как? - он вручил мне еще один стакан. Глянул на содержимое. Блин, я ведь почти месяц не уже не пью.

Старик взял похожий стакан, чокнулся с моим, и залпом выпил. Последовал его примеру.

-Та лучше была, - прокашлял я, ставя пустой стакан.

-Угумс, - промычал старик. Потом глянул на меня, - Дак ты чего пришел то?

-Я ж сказал, вино купить хочу, - пробормотал я, чувствуя, что выпитый алкоголь не позволяет логически мыслить, да и ноги становились ватными. Глянул на старика, тот будто специально напоил меня. Вот ведь махинатор!

Гиссар пододвинул еще один стакан ко мне. Вздохнул, гадая, могу ли отказаться от 'угощения'. Посмотрел на старика. Тот кивнул на стакан, мол, пей.

Вздохнул еще раз, взял стакан в руку, залпом выпил.

-Так чего явился? - вновь спросил старикан, - Вино у меня вон в лавке, на полках, какое хочешь стоит. А ты месяц за мной уже бегаешь. Что нужно-то?

В голове образовалась каша. Оперся локтем о край стола. Посмотрел на деда.

-Рудольф Ада... Ада..моч..мыч, - промычал я, - Говорю ж, вина надо.

Старик хитро прищурился. Попытался сфокусировать взгляд на его лице. Посмотрел на стакан.

-Убойная штука, тоже продаете? - спросил я, - Мне пару бутылочек можно?

Старичок молчал, продолжая сверлить меня взглядом. Налил еще полстакана. И себе тоже. Выпили. Господи, нужно водителю позвонить пусть мой хладный трупик везет домой, сам не справлюсь.

Взгляд зацепился за рамку, стоявшую на полке у стены. Настроил фокус зрения. Ой, солнышко мое лучистое!

Понял, что сижу и улыбаюсь, как идиот. Дионисия на снимке выглядела такой милой, с двумя косичками, в ярком оранжевом сарафане. Смотрела прямо на меня и улыбалась. Такая красивая, родная такая.

-Привет, - выдохнул я. Потом тряхнул головой, понимая, что все. Кондиция. С фотками беседу веду.

-Пьянит хлеще вина, да? - лукаво спросил дед Рудольф, - Имя я выбирал.

-Дионисия, - проговорил я, вновь улыбаясь, глядя на фото в рамке. Перевел взгляд на Гиссара, - Раскрыли меня, да? - напрямую спросил я.

Дед щелкнул языком, налил еще стакан.

-Не, я не буду больше, - отмахнулся я.

-Чаю? - милостиво предложил мне хозяин берлоги. Кивнул. Все что угодно, только не его чудодейственную настойку самодельного производства.

Старик махнул, приглашая следовать за ним. Кое-как поднялся, размышляя, сколько дедок влил в меня этой гадости. Грамм двести не меньше.

Оказавшись в кабинете, старик махнул на кресло, сам пошел к двери, открыв ее, крикнул:

-Евдокия, чаю!

И потом поразмыслив мгновение добавил:

-С баранками!

Спустя десять минут администратор, которую дед величал Евдокия, явилась с подносом, на котором разместился огромный чайник, две кружки и большая чашка с баранками. Самовара не хватает, ей-Богу!

-Значит, внучку мою потерял? - насмешливо поинтересовался дед, разливая чай по чашкам.

Открыто посмотрел на него. Соврать? А смысл? Ведь больше помощи просить не у кого.

-Сама убежала, - буркнул я.

-Да? С чего ей от тебя бегать? - недоуменно спросил дед, - Ты парень видный вроде, не урод, судя по шмоткам, при деньгах.

-Вот и я думаю, с чего? - спросил я, отпивая чай из кружки. В голове все еще был туман. А взгляд опять задержался на снимках. Такое впечатление, что у деда больше родственников нет. Только Ди.

- Ниса очень добрая и доверчивая, - проговорил дед Гиссар, - Обидел ты ее, может, изменил? Дело молодое, понимаю. А она барышня вспыльчивая.

-Да когда мне ей изменять-то, Рудольф Адамович, елки -палки? - вспылил я, - Я ее всего несколько часов видел. А она исчезла потом, ни адреса, ни телефона. Проснулся, а ее нет! И где искать не знаю! И спросить не у кого!

-Проснулся, говоришь? - буркнул дед. Посмотрел на старика. Тот серьезно смотрел на меня. протянув руку, вынул из стола продолговатый предмет. Протерев глаза, рассмотрел предмет лучше. Осторожно поднял руки вверх.

-Рудольф Адамович, предлагаю решить все мирным путем, - вежливо проговорил я. Старик направил пистолет на мои ноги, прищурив один глаз.

-Мирным? Посмотрим, - пробормотал дед. А вот мне что-то вдруг стало не очень комфортно под прицелом пистолета.

-Понимаете, я ее найти хочу, поговорить, узнать, почему сбежала, - торопливо, насколько позволяло пьяное состояние говорил я.

-Не я ее бросил, я бы ее никогда и ни за что не бросил, и не изменил бы, зуб даю! - продолжал я, не опуская рук, - Я с тех пор, как ее встретил, не встречался ни с кем. У кого хотите спросите.

Старик молчал, а я начал заметно нервничать. А потом вдруг расслабился. Пристрелит, да пофиг! Пусть либо поможет, либо уже стреляет. Может так мне легче станет без моей Ди. Хоть отвлекусь, валяясь в больничке, если выживу.

-А, стреляйте, - пробормотал я, отпивая чай.

-Сигаретка есть? - спросил дед. Кивнул, вынимая пачку сигарет. Дед, вынув одну, повертел ее в руке. Зажал во рту, поднес к сигарете пистолет и нажал на курок. Вместо ожидаемого мною выстрела из ствола появился огонек. Дед отложил зажигалку, которой угрожал мне пару минут назад, и, откинувшись на кресле, посмотрел на меня.

-Ушла, говоришь? - пробормотал он. Кивнул, - Видно, припекло, раз меня нашел.

Вновь кивнул. Несколько минут дед смотрел в окно, будто забыв, что я сижу в кабинете и попиваю чаек с баранками.

-Помогу, - вдруг сказал он, - При одном условии, никаких заграниц. Пусть сюда возвращается.

Согласно закивал.

-Я только 'за', - честно признался я, - Меня все равно не выпустят, визу не дадут.

-А что так? - поинтересовался дед, стряхивая пепел прям на пол.

-Да из-за идейных убеждений, - туманно ответил я. Дед хмыкнул, удивленно подняв брови вверх. Вздохнул, и честно добавил, - В морду одному человеку дал, а он теперь в консульстве трудится, а раньше мы в одной песочнице играли.

-Бывает, - улыбнулся дед, - Я вот тебе одну историю расскажу, так там вообще...

У деда я просидел до позднего вечера. Когда совсем стемнело, алкоголь выветрился из организма, я решил, что пора и честь знать. Прихватив с разрешения деда фотографию Ди в оранжевом сарафане, попрощался. Дед Гиссар мне понравился, общительный, веселый, со странностями, конечно, но кто без них?

Пришлось все-таки вызвать шофера, сам не рискнул сесть за руль. И по пути домой рассматривал фото Дионисии. А сам поражался тому, какая она красивая у меня, и как этому старому хитрюге, ее деду, удалось за вечер выпытать у меня все подробности знакомства с его внучкой.

Глава 8

Радим и Вилора


Радим

Ноги зажало. Легкие отказывались работать. В голове гудело. Перед глазами все кружилось, мешая рассмотреть хоть что-то. Старался выбить окно, не выходило. Кричал, но никто не слышал. Огонь, появившийся в салоне, подступал ко мне, к ногам, рукам. Страх сковал мои движения. Ужас и паника царили кругом, заставляя сердце перестать гонять кровь по венам. Вокруг суетились какие-то люди с безразличным выражением лиц. Пустые, ничего не выражающие глаза. Я молил о помощи, просил облегчить разрывающую тело и душу боль. Но люди проходили мимо, не замечая меня, не глядя в мою сторону, обходя меня и мою машину, перевернутую и лежавшую на обочине. Хотел крикнуть, да как так?! Почему никто не поможет?! Ведь вот он я, тут, лежу, придавленный грудой железа.

И тут мое внимание привлекла хрупкая фигурка девушки. Яркая, живая, от нее, казалось, исходило сияние, которое согревало меня, отпускало и успокаивало боль. Я замолчал, всматриваясь в лицо девушки. Протянул руки к ней, желая прикоснуться, обнять, найти покой и умиротворение. Она подалась вперед, позволяя прижать ее хрупкую фигурку к себе. Спрятать лицо в ее торчавших волосах, коснуться губами тонкой шеи. Стоял, наслаждаясь каждым мгновением ее присутствия в моей жизни. Видел, как она отгоняла мрак от меня. Исцеляла, приносила покой. Выдохнул.

-Ты пришла, - шепнул я, обнимая ее до хруста в ребрах, прижимая к себе еще крепче, - Пришла, - повторил я.

Но Вилора молчала. Только обнимала меня и не говорила ни слова. Почему? Почему она молчит? Закричал, прося сказать мне хоть слово. Но она молчала. Так хотел услышать ее голос. И не мог.

Открыл глаза. Повертел головой, рассматривая комнату. Разочарованно выдохнул. Сон, всего лишь долбанный сон. В палату вошла медсестра Мария Петровна, открыла жалюзи на окнах.

-Доброе утро, Радим, - вежливо поздоровалась она, - На процедуры сам пойдешь, или карету подать?

-Привет, Мария Петровна, - ответил я. Прислушался к своим ощущениям, мысленно спрашивая свое тело, смогу ли я преодолеть расстояние в сто метров самостоятельно на костылях, или попросить тетю Машу привезти коляску.

-Сам наверное, - выдохнул я, отбрасывая одеяло.

Прошло два месяца с момента аварии. Со дня крушения моих надежд и планов. Тогда я лишился многого. Карьеры, здоровья, девушки. И пока не знаю, какая потеря самая тяжелая для меня. И если девушку еще можно было завоевать, то со здоровьем и карьерой все обстояло скверно.

Как только очнулся, врачи поставили меня в известность, что усиленные нагрузки для меня противопоказаны. Травмы слишком серьезные. Так что я стоял перед выбором, либо короткая, но стремительная карьера, либо долгая и бесславная жизнь бывшего спортсмена, так и не достигшего пика карьеры. Гордость кричала о славе, вот только зачем она мне лет через пять-шесть? Когда буду прикован к инвалидному креслу, слава мне точно не поможет. А вот ноги и спина нужны.

Долгие недели неподвижного лежания заставили о многом подумать, пересмотреть взгляды на жизнь. Почти каждый день ко мне приходили друзья, родные навещали каждый день. Сестренки вообще проводили у меня все часы приема, веселили меня, развлекали. Булатовы тоже были частыми гостями в моей палате. Гавр приходил раза два в неделю. Только Вилора не приходила. Не потому, что не хотела. Нет. Просто я запретил ей рассказывать о том, где нахожусь. Пару раз она сама мне звонила, просила помочь, но я ссылался на свое отсутствие в городе. Извинялся, обещал позже перезвонить, говоря, что на сборах, и вешал трубку. Ее голос был бальзамом для меня. С замиранием сердца слушал его, потому как в моих снах она молчала.

Гавр называл меня болваном, предлагал рассказать ей, где я и что со мной. Но я не хотел. Не хотел видеть ее жалость к себе, сочувствие в ее взгляде. От нее мне нужна только любовь, а вот подачек мне не нужно. Не хочу быть бродячим котом, которого она подобрала, обогрела и вылечила. Скорее всего, она примчалась бы меня навестить, шутила бы, или изучала бы мои ранения, с врачами бы, может, пообщалась. Но я не хотел, не хотел быть в ее глазах слабым, прикованным к кровати. Хотел быть ее лысым гопником, ее парнем, любимым мужчиной.

Ухватившись за костыли, поднялся. До процедурного кабинета добрался сам под присмотром Марии Петровны.

С каждым днем я шел на поправку. На горизонте начала маячить надежда на выздоровление. Вот только знал, в спорт я не вернусь. Перенесенные травмы не позволят. Хотелось напиться, или стукнуться головой о стенку от отчаяния. Но держался. Вот только апатия и депрессия бродили где-то поблизости.

К лету меня выписали. Но жить в своей квартире мне не позволили. Во-первых, нужен постоянный присмотр, во-вторых, тяжело мне будет взбираться на этаж. Поэтому родители забрали меня к себе. Начался долгий и нудный этап реабилитации. Массажи, лечебная физкультура, прочие процедуры, которыми были до предела забиты мои будни. Порой хотелось выть от отчаяния. Порой радовался своим крошечным успехам. С каждым днем мне удавалось самостоятельно передвигаться все больше, дальше, быстрее. Мама радовалась, украдкой смахивая слезы, и глядя на отца, который слишком уж внимательно читал прессу, держа газету вверх ногами.

За время моей болезни, прошел суд над водителем, въехавшим в мой внедорожник. Благодаря какому-то полутрезвому Шумахеру моя жизнь полетела к черту. А я даже не смог явиться на заседание слушания дела.

Лето пронеслось, почти незаметно. Булатовы к осени ждали пополнение, Ильяс с Эльвирой часто приезжали ко мне в родительский дом. Украдкой, как бы невзначай интересовался делами Вилоры. В ответ получал развернутые ответы от Эльвиры и осуждающий взгляд от Ильяса. Он считал, что мне следовало рассказать Вилке обо всем. Но я считал, что еще рано.

-Когда смогу сам своими ногами прийти к ней, тогда и расскажу, - упрямо говорил я другу. Булатовы молча соглашались, но смотрели на меня с осуждением.

В начале сентября попросил Гавра продать мой домик на море. Финансовый вопрос встал ребром, сбережения закончились, а висеть на шее у родителей мертвым грузом не хотелось. Домик продавал с тоской и сожалением. Когда-то мне так хотелось свозить туда Вилку, позагорать на солнышке, поплавать, поваляться на песке... Но пьяный водитель грузовика и этого лишил меня.

Продав домик, Гаврил предложил мне открыть свое дело. Первой реакцией был смех. Потом призадумался, если попросить друзей о помощи, то все реально. Тем более стартовый капитал имелся, да и Гаврил предложил партнерство. И вот к середине октября я, во многом благодаря Гавру, стал начинающим бизнесменом, владельцем магазина спортивной одежды и инвентаря. Было безумно трудно начинать с нуля. Но интересно. Часто я валился с ног от усталости, практически проваливаясь в беспамятство. Я вновь сел за руль, но довольно часто появлялся страх, особенно, если на дороге встречались грузовики. Но я боролся с собой и своими страхами.

И я почти уже не хромал. Еще весной пообещал себе, что к Вилке заявлюсь, когда встану на ноги. И вот, кажется, момент настал. Но я решил еще чуть-чуть подождать. Когда смогу двигаться быстрее, не хромая. Когда дела в магазине более-менее пойдут в гору. Когда...Эх, едрен-батон! Сам для себя ищу какие-то отговорки, скрывая страх быть отвергнутым. Но я реально боялся. Боялся, что спустя столько времени она даже и не посмотрит на меня. А я не мог так. Не мог быть просто другом для нее.

Двадцать седьмого октября позвонил Ильяс. Радостно прокричал в трубку, что стал отцом. За друзей был безмерно рад. Поздравил их с малышкой. Взамен услышал требование явиться на перестановку мебели в их новом доме на следующий день. Смеясь, выполнил просьбу. Иль, немного ошалевший и ежесекундно улыбающийся, встретил меня в дверях дома. Гаврил уже был у него. Мы посидели в тесной мужской компании за рюмкой чая, передвинули мебель, расставили все строго по плану, составленному Эльвирой. Обновили гостевые комнаты, оставшись на ночь. Наутро нас заботливый папашка отправил по домам, потребовав явиться к обеду в роддом, дабы забрать его жену и дочурку домой. Гаврик, покаялся, что не сможет. Я милостиво согласился взять на руки его крестницу, и доставить до колыбельки. На том и порешили.

В назначенный час я уже стоял у входа в больницу. Безумно нервничал, зная, что Вилора тоже обещала приехать сюда. Но когда я подъехал, ее еще не было. Ильяс отправился к жене, помочь собрать вещи, а я ждал на улице. Надвинув кепку на глаза, лениво осматривал окрестности, пряча руки в задние карманы джинсов. Вдруг, будто почувствовал, что Вилора пришла. Просто знал, стоит обернуться и увижу ее. Даже дышать перестал. Замер. Ожидая, и боясь. Столько месяцев ее не видел, сны - не в счет.

-Слышь, гопота, подвинься, когда честные тётеньки идут! - прокричала Вилка. Оглянулся, проверяя, галлюцинации или нет. Нет, она, моя маленькая вздорная девчонка. Все такая же, только волосы стали еще длиннее, будто она и не стригла их с нашей последней встречи.

Отступил на шаг назад, пропуская ее. Секунду смотрел на нее. А потом просто плюнул на все. Я и так слишком много ждал, слишком многого лишил себя. Если не сейчас, то когда? Сколько мне еще оставаться в стороне, и ждать? Все! Не могу! И потом, жизнь она ведь коротка и непредсказуема. Секунда может решить много. Мне повезло, что я выжил в аварии. А если бы нет? Так что, хватить наматывать сопли на кулак, пора показать себя мужиком. Завоевать девушку.

-Вилочка? - ласково позвал я. Вилора замерла, даже, кажется, ощетинилась вся. Улыбнулся. Она все такая же ершистая. И все так же не любит, когда ее называют 'Вилкой'.

Развернулась ко мне лицом, смерила убийственным взглядом, что только раззадорило еще больше. Смех так и рвался наружу, вытесняя всю горечь, скопившуюся за последние месяцы.

-Слышь, ты! - пропыхтела Вилора, даже кулачки сжала от гнева, - Еще раз услышу - пожалеешь!

-Очень заинтригован, - пробормотал я. Взгляд задержался на ее губах. Смертельно захотелось прикоснуться к ним, попробовать на вкус, провести языком... Даа, Вилора Германовна, поздно бегать от меня.

Вилора отвернулась, собираясь улизнуть. Вот только я был не согласен.

-Вилочкаааа! - промурлыкал я, стремительно делая шаг к ней, почти касаясь ее. Всего миллиметр разделял нас.

-Я тебе сто раз говорила, не подкрадывайся... - почти завопила девчонка. А я только и ждал, когда она повернется ко мне. Повернулась. Договорить не дал. Накрыл ее губы своими губами, впился в них со всей тоской, нежностью и еще кучей чувств, которые всколыхнулись во мне за эту секунду. Вилора не вырывалась, даже не шевелилась, просто стояла, приоткрыв ротик, и позволяла себя целовать. От чего крышу снесло, мозг отключился, и думать никак не получалось. Как и остановиться.

- Вилочка? - ласково позвал я, не узнавая свой голос. Обхватил ее лицо ладонями, ласково удерживая, не позволяя отстраниться. Да и Вилора, судя по всему не собиралась от меня убегать. Понял, нужно поговорить. Прям сейчас все ей рассказать о своих чувствах, обо всем, что происходило со мной, о том, что только ее образ, появляющийся в моих снах, помог мне пойти на поправку. Хотел просто сказать, как люблю ее.

Вот только больничный двор не самое удобное место для долгих разговоров.

-Вилорааа? - вновь позвал я, уже чуть громче,- Поехали ко мне? Я тут недалеко живу.

-Конечно, Радя, - прошипела она, ее голос вмиг стряхнул пелену с моих мозгов, прикинул, как мои слова должны были звучать для нее, - Ты тут рядом, за углом, в травмпункте живешь. Поехали! - гаркнула он уже громче, и размахнувшись, двинула мне по ... дальше все мысли вытеснила боль. Господи! Ну и удар у нее! И как я забыл об этом ее волшебном пенделе?

Пока я отходил от удара, моя заботливая девочка еще и советы давала. Несмотря на резкую боль, едва сдерживался, чтобы не ржать на весь больничный городок. Да, Вилора - крайне редкий экземпляр, единственный в своем роде, я бы сказал.

-Ну, как? Полегчало? - спросила она, когда я разогнулся. Кивнул в ответ. Вилка ехидно улыбалась, очевидно, считая, что последнее слово остается за ней. Дудки! Теперь буду целовать ее постоянно, пусть привыкает!

Перехватил ее руку, дернул на себя, прижал, чтобы не могла повторить свой магический удар, и ласково прошептал:

-Выдра!

Прижался к ее рту. Она плотно сомкнула губы. Крепко держал ее, а вот целовал нежно, едва ощутимо проводил своими губами по ее. И сходил с ума от того, что хотел вновь попробовать ее рот на вкус. Хотел скользнуть языком внутрь, хотел... Да много чего хотел, но моя упрямая выдрочка только пыталась увернуться от меня, и вертела головой в разные стороны, не позволяя себя целовать.

-Ну, открой ротик, Вилочка! - прошептал в ее сомкнутые губы, еще крепче притиснув к себе. Чувствовал каждый ее изгиб, задержав дыхание. Тело вмиг отозвалось на близость ее тела. Уже решил и вправду ее отпустить, потому как еще мгновение такой сладкой пытки, и возбуждение достигнет предела, придется и вправду тащить ее к себе домой, и... и...

-Пошел ты! - рявкнула она, даже вздохнул от предвкушения и облегчения. Впился в ее губы своим ртом, уже не так трепетно и нежно, а страстно. Пусть знает, кому будет принадлежать.

Очередная резкая боль заставила вздрогнуть. Нельзя, даже на мгновение, нельзя расслабиться с моей выдрочкой. Приглушенно выругавшись, отскочил от нее. Из губы шла кровь. Вот ведь засранка мелкая, но моя!

-Выдра! - проворчал я, стирая кровь с губы, - Хоть и любимая, - добавил я, понимая, что рано или поздно она узнает.

Вилора удивленно замерла, смотря на меня. В ее глазах было столько недоумения, непонимания, что так и тянуло обнять ее. Взамен легонько щелкнул ее по носу, и прошел мимо в сторону крыльца, на котором уже показались новоиспеченные родители со своим крошечным чадом.

-Смотрю, у вас лед тронулся, - заметил Ильяс, лукаво переводя взгляд с меня на Вилору, все еще стоявшую на том же месте, что и минуту назад. Обернулся, нежно улыбнулся своей выдрочке, подмигнул. Средний палец, поднятый вверх, подсказал мне, что из временного ступора она уже вышла. Покачал головой, мол, ая-яй-яй, как не стыдно взрослым дядям гоповатой наружности показывать свои чудные пальчики.

Поздравил Эльвиру, поглядел на кроху. Ильяс велел садиться по машинам и ехать к ним в новый дом. Родители уже ждут там.

-Я Вилору возьму и за вами поеду, - крикнул я, подходя к своей припаркованной в нескольких метрах от крыльца машине.

-Я с Булатовыми поеду! - донеслось до меня грозное предупреждение. Обернулся. Вилка уже собиралась открыть дверцу автомобиля Ильяса. Хмыкнул, и вот чего она такая упрямая?

Постарался, не хромая, и как можно быстрее подойти к машине друга. Вилора стояла ко мне спиной и не видела меня. Это хорошо, кричать меньше будет.

Развернув Вилку, присел немного и перекинул ее через плечо. Чертыхнулся. Резкая боль появилась в пояснице. Даже замер, пережидая ее.

-Радим, отпусти, тебе ведь... - громко крикнула Эльвира, посмотрел на нее, взглядом прося молчать.

Развернулся и понес добычу в свой транспорт. А она, добыча то есть, орала на всю парковку. Грозила расправой и всеми пытками. А я что? Я за пытки всеми конечностями!

Подойдя к машине, открыл дверцу, сгрузил сопротивляющееся и матерно выражающееся сногсшибательно тело в тяжелых буцах на переднее пассажирское сиденье, пристегнул ее ремнями, чтобы не убежала. Быстро обошел машину, сел за руль.

-Я кастрирую тебя, Радя! - почти ласково проговорила моя выдрочка, правда взглядом она обещала осуществить свою угрозу как можно быстрее.

-Я знал, что ты неравнодушна к моему телу, солнышко, - ласково ответил я. А она, громко фыркнув, и пробормотав лестные эпитеты в мой адрес, отвернулась к окну.

Следующие пятнадцать минут Вилора молчала. А я, пряча улыбку, украдкой смотрел на нее, не забывая следить за дорогой.

-Пойдем завтра вечером в кино? - вкрадчиво предложил я, посмотрев на девушку, сидящую рядом, и всем видом показывающую, что меня она не замечает.

Вилора посмотрела на меня. Улыбнулся. В ее глазах опять появилась та же растерянность и недоумение, что и после первого поцелуя.

-Радя, ты что, опять падал? - серьезно спросила моя выдрочка, - Надо было сразу сказать, пока около больницы были.

Рассмеялся, радуясь слышать ее колючие замечания и фразочки. Как же мне не хватало их в эти месяцы!

-Нет, солнышко, не падал, - проворковал я, подмигивая ей. От моего тона и ласкового обращения она широко распахнула глаза, очевидно от удивления.

-Так как, в кино завтра пойдем?- повторил я свое предложение.

В салоне на несколько минут повисло молчание. Вилора смотрела прямо перед собой, а я уже начал переживать, что же не так сделал. Вроде бы, вполне нормальное приглашение, и зачем так реагировать?

-Вилора? - позвал я.

-Радим, - совершенно спокойным голосом проговорила моя выдрочка, - А почему завтра? Чего не сейчас-то?

Посмотрел на нее, хмыкнул. Притормозил, развернул машину в сторону центра города, и помчался обратно. Сейчас, так сейчас.

-Да, Господи, я не то имела в виду! - почти закричала Вилора, - Вот ты мне объясни, глупой выдре. Тебе что, вечер не с кем провести? Я-то тебе зачем? Я же грубая и наглая, и на людях веду себя отвратно. Хамлю постоянно всем и каждому. И тебе в первую очередь, а ты меня еще и в кино приглашаешь? С чего вдруг? Найди себе смазливую куклу и гуляй ее по киношкам! Ко мне-то что привязался, блин?!

Тяжело вздохнул. Нет, ну и как мне реагировать? Устало посмотрел на нее. Боль в спине поутихла, но в ногах появилась. Захотелось прилечь и расслабиться. Потер лицо ладонью. Притормозил у обочины. Посмотрел на Вилору, она все также с вопросом в глазах смотрела на меня.

-Сможешь порулить? - спросил я. Вилора моргнула пару раз.

-Чего?- не поняла она.

-Порулить, говорю, можешь? - повторил я. Она кивнула. Осторожно вышел из салона. Придержал дверцу, пока Вилора обходила машину и садилась на мое место. Помог подогнать сиденье под ее рост. Когда моя выдрочка маленькая пристегнулась ремнем, протянул руку к ее лицу. Осторожно повернул к себе, удерживая за подбородок. Во взгляде вновь мелькнуло удивление и какая-то растерянность, от которой захотелось обнять ее, погладить по волосам.

-Потому, что мне не нужны смазливые куклы, а нужна взбалмошная, наглая, грубая выдрочка, - четко проговорил я, отвечая на ее вопрос. И, пользуясь тем, что наши лица были почти на одном уровне, легонько коснулся ее губ. Не дожидаясь ее ударов или укусов, отстранился.

-Не страшно ведь было, - подмигнул ей я. И, сделав шаг, немного рваный и неувернный назад, захлопнул дверь. Держась за машину, обошел ее, стараясь не хромать. Но каждый шаг отдавался болью.

Сел в салон, пристегнулся, откинулся на сиденье.

-Все в порядке? - спросила Вилора. Улыбнулся, закрыл глаза.

-Волнуешься, - выдохнул я.

-Еще чего! - буркнула Вилка в ответ.

Почувствовал, как она развернула машину. Приоткрыв глаза, понял, что мы едем к Булатовым, а не в кино.

-Не хочу я в твое кино, - проворчала Вилора, едва слышно, так, что я с трудом разобрал ее голос, - На ребенка хочу посмотреть.

Тихо рассмеялся, лишний раз поражаясь, какая она у меня замечательная. А в кино мы можем и завтра сходить, никуда она от меня теперь не денется.

Глава 9


Радим и Вилора


Вилора

День прошел, мягко говоря, напряженно. Особенно вторая его половина. Особенно часы, проведенные в обществе Вилковского. И вот наградил же Бог фамилией! И внешностью. И фигурой тоже не обделил. И глазами, такими серыми, а иногда кажется, что они голубые. И наглой ухмылкой...

Перевернувшись на живот, со всего маха саданула кулаком по подушке.

И чего он вообще целоваться полез? Вот точно, псих какой-то!

Села в кровати, понимая, что точно не усну. Включила ночник. Потерла лицо ладонями. Вздохнула. Чаю выпить? Да, наверное. Встав с постели, обула тапочки. Прихватила Тимофея, мирно сопящего на соседней подушки, и пошла на кухню. Проходя мимо платяного шкафа, замерла. На вешалке, вот уже не знаю сколько времени, висит рубашка моего гопника. Чистая, отутюженная. И что самое удивительное, только сейчас задумалась, а почему она тут-то висит? Почему не убрать ее в шкаф, или не выкинуть в мусорное ведро? А она висит тут... И я на нее даже внимания не обращала, она будто стала частью мебели в моей спальни.

Нахмурилась. И как вообще это понимать? Может быть, деду позвонить? Он всегда в моих мозгах лучше меня разбирался. Глянула на часы. Неа, пусть поспит старичок мой.

Потопала на кухню. Поставила чайник. Заварила. Пока ароматная жидкость настаивалась, села на подоконник. Протянув руку, достала сигарету из пачки, лежавшей на полочке у окна. Втянула носом успокаивающий запах табака.

Вновь вспомнился гопник. И поцелуй. Вернее, поцелуи. Возле больницы дважды. В машине, тоже дважды. Потом у Булатовых. Опять в машине, когда он привез меня домой. И каждый раз я будто впадала в ступор, и уже даже не сопротивлялась. И что уж там таить, мне нравились эти поцелуи. Нравилось ощущение его губ. И во взгляде его что-то было такое, что пока не могла понять и объяснить. А его слова о том, что ему нравится нахальная выдра, я то есть... А что если... Что если он и правда...? Ну, правда, того... ? Ну, любит?

-Дура ты, Вилка! - простонала я, упираясь лбом в стекло. За что ему тебя-то любить? За хамство? Или за удар по причинным местам? Или за внешность пацанячую? Вот и правда, за что, а? Ответ напрашивался сам собой, и был почему-то не самым радостным.

Выпила чаю, поставив пустую кружку в раковину, и, прихватив только-только устроившегося на диванчике Тимку, пошла в спальню. Взгляд вновь задержался на рубашке Радима. А вот возьму, а одену ее! И пару пятен посажу, чтобы таких, которые не отстираются никогда! А нечего у меня свой гардероб разбрасывать! Вот!

Нацепив рубашку гопника, с поднявшимся настроением улеглась под одеяло. Рубашка пахла им, с примесью стирального порошка. Нет, точно бред! Она у меня год висит, еще и после стирки.

Подложила ладонь под щеку. Поняла, что начинаю засыпать. И только сейчас позволила себе допустить одну крохотную мысль. А что если и правда...? А я? Когда вредность и все противное, что есть во мне, уснуло, а остались только девчоночьи мечты и грезы, позволила себе предположить, что и мне он нравится. Ведь красивый. И не тормоз. Умный вроде. И сильный. Не страшно с таким. И спортсмен. И по мелочам не задирается ко мне. И целуется вообще отпадно. И зайца подарил на новый год. Нет, гопник все-таки ничего так парень.

Утро началось как обычно. Подскочив, помчалась в ванную, на кухню, вернулась в спальню, и пулей выскочила из квартиры, на забывая захлопнуть дверь за собой. Помчалась на учебу, потом на работу. Осталась на ночное дежурство. Вообще, я редко когда работала ночью. Только днем. А тут одна из медсестер попросила заменить ее. Я согласилась, все равно дома одной оставаться не хотелось. А тут вроде как чувствовала себя нужной. Вечером, около восьми позвонил Радим. Долго сопел в трубку, рассказывая о том, как провел день. Я слушала. Потом напомнил о приглашении в кино. Обломала его, сказав, что дежурю. Он вновь посопел, уже обиженно, кажется. И спустя час и одиннадцать минут, повесил трубку, сообщив, что обязательно будет мне сниться. Вот ей-Богу, был бы рядом, треснула бы по почкам. А так, пришлось только зубами поскрежетать.

Домой вернулась утром. На занятия идти не нужно, да я бы и не пошла. В этот день я всегда остаюсь дома. День рождения у меня. И день гибели моих родителей. Вот так-то.

Приняла душ. Пошла в спальню, легла на кровать, позвонила деду. Поговорила с ним, и, обняв рамку с фотографией, на которой была изображена наша дружная и некогда счастливая семья, и зайца Радю, уснула.

Проснулась к обеду. Оделась. Вышла из квартиры. Купила букет цветов, поймала такси и поехала на кладбище, где и осталась до вечера. Тихо и спокойно тут. Одиноко. Но спокойно.

Когда совсем стемнело, вернулась домой. Тишина в квартире как никогда резала слух. Больно и одиноко становилось от сознания того, что я одна. Дед, конечно, существенно скрашивал мою тоску и одиночество, но он далеко.

Тимофей потерся о ногу, напоминая о том, что еще не получил обеда и ужина. Покормила всю живность, мигрирующую по квартире. Крысеныши уползли в свои норки, а Тимка остался со мной на кухне.

Достала три стакана. Я вообще не пью, еще и крепких алкогольных напитков, но сегодня - исключение. Двойной повод. Разлила водку по стаканам. Два из них накрыла кусочком хлеба. Одним на два стакана. Так почему-то мне было спокойнее. Глубоко вздохнув, выпила огненную жидкость. На глазах появились слезы. Не стала их сдерживать или прятать. Я одна. Кроме Тимки никто не видит моей слабости. Ведь нельзя же быть всегда сильной и колючей? Бывают дни, когда мне хочется побыть слабой, беззащитной. Чтобы кто-нибудь пожалел, пригладил волосы, колючки.

Опустив голову на сложенные на столе руки, зарыдала. Единственный день в году, когда могу поплакать, выплакать всю горечь на год вперед, до следующего такого же дня, дня моего рождения и смерти моих близких.

Услышала дверной звонок. И кто там? Все равно. Открывать не буду. Если очередной страдалец, пусть топает в больницу. У доктора Гольдштерн выходной.

Звонок стих. А я, не вытирая слез, посмотрела на стаканы с водкой. Шевелиться не хотелось, даже, чтобы дойти до кровати. Прикрыла глаза. Слезы уже не бежали, но еще и не высохли. Алкоголь ударил в голову, не сильно, но трезвой меня назвать уже нельзя. Да и не ела толком весь день.

Услышала, как в замке провернулся ключ. Булатовы? Или воры? Как-то стало все равно. Было лень двинуть рукой или ногой. Да и гостей не очень хотела видеть. И потом, никто ведь не знает, что у меня день рождение. Всегда скрывала эту дату. Отмахивалась, говорила, что не важно, и сама уже не помню. А в паспорте якобы неверные данные.

Услышала, как за спиной кто-то остановился. Да почему кто-то? Точно знала, что пришел Радим. И два вопроса появились в голове. Зачем пришел и как вошел в квартиру? Вот только не хотелось спрашивать. Почувствовала, как его широкая ладонь легла на мой затылок, скользнула по спине. Вздохнула. Вдруг стало так спокойно, сама не знаю, почему.

Радим присел рядом, опираясь на колени.

-Привет, - услышала его тихий голос. Промолчала. Радим поглаживал мою спину, будто поддерживал. Вот только я знала, что мне это все кажется. Ну не мог ведь он знать, что мне плохо. Не мог и все тут!

Повернула лицо в его сторону. Взгляд замер на серых глазах, смотрящих на меня с тревогой и волнением.

Провел рукой по моему лицу, стирая оставшиеся слезы.

-Почему плакала? - мне показалось, что его голос звучит немного хрипло. Показалось?

Выдохнула. Радим посмотрел на пустой стакан, стоявший в нескольких сантиметрах от меня. На два полных стакана. На бутылку водки. Вновь повернулся ко мне. Нахмурился. А я наблюдала за ним, не меняя позы. Так и сидела, устроив голову на своих сложенных на столешнице руках.

Радим, отвинтив крышку, налил в пустой стакан водки. Залпом выпил. Отставил в сторону. Вздохнул. Вновь посмотрел на меня. Грустно улыбнулся. Обнял меня. А у меня даже не было сил ни его оттолкнуть, ни самой отодвинуться. Подхватив меня, сел сам на мой стул, и усадил меня на своих коленях. А я только глубоко вздохнула. Так мы и сидели на моей кухне, в полной тишине. Совсем обнаглев и позабыв обо всем, обняла Радима, скользнув под его куртку ладонями, ища тепло и покой. Лицо спрятала на его груди, прижавшись щекой к мягкому свитеру, под которым размеренно и успокаивающе билось сердце.

-Расскажешь? - хрипло проговорил он, чувствовала, как мой гопник прижался щекой к моей макушке. И едва заметно раскачивал меня, из стороны в сторону.

- Они разбились на самолете, когда возвращались домой, чтобы успеть на мой день рождения, - сипло проговорила я, - Хотели устроить мне сюрприз.

Радим замер, перестав раскачивать меня. Услышала, как он глубоко вздохнул. Осторожно приподнял мое лицо, заглянул в глаза. Большим пальцем стер слезинку, вновь покатившуюся по щеке.

-У тебя день рождение сегодня? - хрипло спросил он. Кивнула. Он как-то рвано выдохнул. Обнял меня еще крепче, будто думал, что я собираюсь вырываться. Вот только я удивила и его и себя. Сама не ожидала. Это все водка, не иначе. Провела рукой по его щеке, и прижалась вновь к его груди. Просто потому, что там было спокойнее, уютнее, и не одиноко, как раньше.

-Солнышко ты мое колючее, - едва различимо пробормотал Радим. А я, прикрыв глаза, только теснее прижалась к нему. Слезы вновь покатились по моим щекам, выплакивая горе на весь будущий год.

Сколько мы просидели на кухне, не знаю. Когда слезы высохли, уснула. Сквозь сон чувствовала, как мой гопник несет меня куда-то, укладывает на кровать, кажется, укрывает. Оставаться одной не хотелось. Схватила его за руку, не отпуская. Он понял. Лег рядом, вытянувшись на кровати. Обнял. Прижал к себе. Провалилась в сон. Понимая, что мягкая почти двухметровая грелка, согревает не только тело, но и душу. Ведь и привыкнуть могу. Могу?

Утро началось внезапно. Подскочила в кровати, толком глаза не успела открыть, а уже села на постели. И не будильник разбудил меня. А чьи-то руки, пробравшиеся под мою футболку. Отодвинулась от спящего мужского тела насколько позволяла кровать. Если честно, то испугалась. Не привыкла я просыпаться с кем-то в одной постели. Тимофей не в счет. А тут мужчина, еще и гопник мой. С ума сойти!

Радим, не просыпаясь, похлопал ладонью по кровати, по тому месту, где секунду назад лежала я. Не обнаружив искомое, меня, то есть, его рука отправилась на поиски дальше. Я замерла, удивленно смотря на парня. Тем временем Радим нащупал мое бедро, удовлетворенно вздохнул, придвинулся ближе, крепче ухватил за талию и притянул меня к себе, заставляя скользнуть по постели пятой точкой. Уже собралась открыть рот, чтобы высказать ему все и не в самой лестной форме, как вновь захлопнула его. Вернее захлопнуть его мне помог Радим. Прижался губами, целуя. Вздохнул.

-Давай еще поспим, - проговорил он и вновь крепко уснул, положив голову на подушку. Удивленно моргнула, глядя в его лицо.

-Ты чего это? Ты спишь?! - возмутилась я, но недостаточно громко, потому как мой гопник даже и ухом не повел.

Поняла, что все мои действия сейчас не принесут успеха, и толку зря воздух сотрясать, когда и самой спать еще хотелось? И потом, я ведь ничего не делаю предосудительного. Просто сплю в моей собственной, между прочим, постели. А то, что и гопник присоседился, так это ведь его проблемы.

Поэтому, перевернувшись на другой бок, подложила ладонь под щеку и закрыла глаза. Засыпая, почувствовала, как Радим притиснувшись еще ближе, обнял меня рукой, закинул ногу на мои бедра, а носом уткнулся в шею. В первую минуту хотела уже столкнуть его с кровати, но передумала. Тепло его тела меня согревало, лучше одеяла, да и сон мешал сопротивляться. В общем, было просто лень устраивать разборки с гопником. И я благополучно уснула.

Второе мое пробуждение было несколько мягче. Даже нежнее, я бы сказала. Кто-то ласково поглаживал меня по щеке, носу, губам, лбу. Можно было свалить на Тимку, вот только шерсть куда делась? Прикинуться спящей? А, что, вариант. Полежу вот так, авось гопник сам удалится, так же неожиданно, как появился.

-Я же вижу, что ты не спишь, - тихий смешок над ухом, а дыхание щекотало волосы на виске. Приоткрыла один глаз. Хмуро глянула на улыбающегося парня, взглядом обещая ему, что до утра он не протянет. Вот только Радим не испугался.

-Мне нужно идти, - гопник сидел на полу, устроив голову на ладони, а левой рукой он и поглаживал меня по лицу.

-И что тебя держит? - буркнула я, - Вошел ведь как-то, выйти можешь так же.

-Хотел послушать твой голос, - этот нахал еще и улыбался, глядя на меня. Прищурилась, смерив его гневным взглядом.

-Отвали, - пробормотала я, и накрылась одеялом с головой. Вот только больше не от недовольства, а от смущения, что он видел меня такой, сонной, слабой, плачущей. И потом, в голове было слишком много мыслей, появившихся при виде его улыбки. В сердце и в душе слишком много чувств, над которыми следовало основательно поразмыслить. И спрятаться под одеялом показалось мне в данный момент наилучшим выходом.

Вот только гопник мой все никак не исчезал. Скользнул рукой под одеяло, нащупал мою ладонь, вытянул из укрытия. Почувствовала, как он коснулся губами внутренней стороны ладони. Дернула свою конечность, не пустил, крепко удерживая ее в своей горячей руке.

-Заеду в шесть, - услышала его спокойный голос, - Даже и не думай пропадать, - добавил он, гладя мою ладонь своими пальцами, вновь коснулся губами, - Найду.

Сказав это, гопник отпустил мою ладонь. Услышала его глубокий, немного рванный выдох. Тихие шаги, приглушенные мягким ковром. А спустя пару секунд тихий щелчок входной двери. И я осталась одна. Отбросив одеяло, вскочила с кровати. Подбежала к окну. Нет, не для того, чтобы увидеть гопника, нет, кончено. Просто поглядеть, вдруг снег выпал, или дождь. Мало ли, что за ночь произошло на улице?

Через несколько минут из подъезда вышел Радим. Увидела, как он подходит к машине, открывает ее, садится. Услышала телефонный звонок. Протянув руку к комоду, взяла сотовый, не глядя на дисплей ответила на вызов, все так же, не сводя взгляда с машины гопника.

-Колючка моя, не стой на холодном полу босиком и позавтракай, - услышала смеющийся голос гопника.

Посмотрела на свой мобильный. Гад гоповатый!

-До вечера! - добавил он весело, а я сбросила вызов. Посмотрела на кровать, на то место, где совсем недавно спал Радим, и только сейчас увидела чашку с чаем и блюдце с бутербродами и пару свежих булочек, очень аппетитных и свежих на вид на тумбочке у кровати.

-И ничего он не холодный, - пробормотала я, зябко поджимая пальцы на ногах. И где он булки-то взял? У меня их точно не было.

До вечера не знала, чем себя занять. Переделала все домашние дела, выкупала животных, навела порядок в своем кабинете. И старалась не думать о вчерашних событиях. И о Радиме. Но никак не выходило. Мысли постоянно крутились возле его персоны. И разозлившись на саму себя, натянула джинсы, теплый свитер, ботинки, шапку и куртку, отправилась на улицу. Проветрить мозг, и побродить по любимым улицам вечернего города. Свернула за угол дома, наткнулась на соседа Алика, который вечно меня доставал странными просьбами. Вернее одной просьбой. Парень, как только узнал, что я работаю в больнице, начал уговаривать меня достать парочку препаратов, не отпускающихся в аптеках без рецепта, либо рецепты на них. Каждый раз ему отказывала, он вроде все понимал, но постоянно возвращался. Уже не знала, куда от него прятаться, приставучий, как репей, елки-палки.

-Вилочка, солнышко, я так тебя люблю, правда-правда! - вешал он мне лапшу на уши, а я старалась не обращать на него внимания, погрузившись в свои мысли, - Ну, так как? Подумала?

-Отвали, - буркнула я, даже не глядя на него или по сторонам, смотрела только под ноги. А чтобы парень не надоедал своими просьбами, включила музыку громче и всунула в уши наушники. Слов соседа я не слышала, да оно и к лучшему. Вот что нового он может мне сказать? Да и до проблем его мне дела нет никакого, со своими бы разобраться.

От раздумий меня отвлек Алик. Схватил за локоть, сильно дернул в свою сторону. От неожиданности я споткнулась, наушники не давали слышать его слова. Но от взгляда, устремленного на меня, я похолодела. Стало страшно. Совершенно дикий, злой взгляд.

Дрожащей рукой вынула один наушник.

-Ты че ломаешься, Вилка? - орал он, - Я тебе реальные бабки предлагаю, мать твою! Че, трудно? Для тебя ведь это раз плюнуть!

- Ты чего несешь? - сипло спросила я.

- Ты что, дура? - зло выплюнул он.

-Полегче, парень! - услышала грозный и спокойный голос за своей спиной. Обрадовалась. Лучше уж гопник, чем общество Алика.

-Иди, куда шел! - огрызнулся сосед.

-Дак я, собственно уже на месте, - обманчиво спокойным голосом продолжил Радим, вплотную приближаясь ко мне, отодвинул меня от Алика, будто пряча за свою спину.

Алик был чуть выше меня ростом, но до Радима ему было далеко, все равно, что Моське до слона. Радим глядел на соседа сверху вниз, не сводя взгляда, будто ожидая его дальнейших действий. Алик вжал голову в плечи, посмотрел на меня, хотел сказать что-то, не успел. Радим двинул соседу в нос. Тот закричал, и накрыл кровоточащий нос ладонями.

-Чтоб я тебя больше рядом не видел, усек? - четко проговорил Радим, и посмотрел на меня. взгляд его смягчился, парень даже улыбнулся, - Привет. Ты как?

Пожала плечами.

-Нормально, вроде,- ответила я. Алик уже удалился, не заставляя Радима повторять дважды свои слова.

-Ясно. Пойдем? - сказал Радим, беря мою ладонь в свою. Посмотрела на наши руки. Секунду позволила его ладони крепко удерживать мою, а потом выдернула, спрятала руку в карман. Услышала вздох парня.

-А все так хорошо начиналось, - трагическим голосом проговорил он, - Девушку спас, мне вроде как поцелуй за храбрость полагается.

Удивленно посмотрела на Радима. Нет. Что за приколы-то? Повертела головой, увидела идущую мимо девушку.

-Вон, глянь какая красотка, она точно не откажет, - кивнула я. Радим хмыкнул.

-И в кого ты такая упрямая, а, выдра моя? - вздохнул он. Бросила на него взгляд исподлобья. Остановилась.

-Знаешь что, Радим Илларионович, - гневно начала я, - Я не твоя выдра! Я вообще не выдра, и уж точно не твоя! И если ты спал этой ночью в моей постели, это еще не о чем не говорит и не дает тебе права на...

Вот только договорить мне Радим не позволил. Сгреб меня в охапку, стиснул так, что нельзя было вздохнуть, не то, что ударить его или вырваться, и приблизил свое лицо настолько близко, что могла разглядеть едва заметные голубые и зеленые вкрапления в его серых глазах, и каждую ресницу.

- Все верно, прав у меня нет никаких, - спокойно проговорил парень,- Вот только ты моя, нравится тебе это или нет!

И впился в мой рот своими губами. Опешила от его напора. Он так целовал меня, словно ему это было необходимо, так, словно ему сам процесс безумно нравился, он наслаждался им.

А я даже не нашла в себе сил ему противостоять, хотя бы укусить, чтобы прервать поцелуй.

Радим отстранился. Посмотрел на меня, не выпуская из объятий. Не с превосходством во взгляде, не так, мол, вот я какой сильный, победил слабую девушку. Нет. Он смотрел нежно, будто любовался моим лицом.

- Я скучал, каждую минуту думал о тебе, - шепнул он. И совсем удивил меня, прижавшись лбом к моему лбу, - Поедем в кино, пожалуйста?

И как мне устоять, а? Придется идти в кино, все равно ведь не отстанет.

-Не на последний ряд, - выдвинула я условие. Радим весело рассмеялся.

-Думал, откажешься, - проговорил он, отстраняясь от меня. Стало немного прохладно, вздрогнула. Гопник потянул меня в сторону припаркованной машины.

-Могу и передумать, - недовольно ответила я. Натянула рукава свитера на ладони, спрятала руки в карманы куртки. Радим остановился, не обращая внимания на сопротивление, вытянул мои ладони из карманов. Обхватил озябшие конечности своими горячими пальцами, согревая.

-Не можешь, - уверенно возразил парень. Чуть наклонился вперед, ближе ко мне, и начал, вот прямо среди бела дня, ну, хорошо, вечера, согревать мои замерзшие пальцы своим дыханием. Нет, это ж надо, а? Хотела возмутиться, даже руки попыталась выдернуть из его хватки. Но Радим не позволил. И потом, было так тепло, а гопник мой стоял так близко, закрывая меня от пронзительного ветра... Вот только одно неудобство, пришлось запрокинуть голову, чтобы смотреть в его лицо. А он еще на меня опять своими серыми глазищами смотрит, вот что мне делать, а?

Руки стремительно согревались, и не только руки. Да что же это...? Да как так-то? Блииин, и что делать-то?

-Мне нужно позвонить! - излишне громко крикнула я, хватаясь за этот предлог, как за спасательный круг. Даже сама вздрогнула, пугаясь того, как громко прозвучал мой голос.

Радим только улыбнулся.

-Я в машине подожду, - сказал он, кивая на свой автомобиль. Кивнула. Как только парень сел в машину, быстро достала телефон из кармана, и набрала номер деда.

-Дедуль! Приветик! - быстро проговорила я, когда мой старичок ответил на вызов.

-Выкладывай, - не тратя время на лишние разговоры, потребовал дед.

-Понимаешь, тут такое дело, - начала говорить я, - Меня парень один в кино пригласил.

-Пригласил - иди, - сказал дед, - Если парень нравится. А если нет, то кино можно и дома посмотреть. Чего ночами по городу шастать с кем попало? Так как? Пойдешь?

Посмотрела на машину, где на переднем сиденье размещался мой гопник. Нравится? Правда, что ли?

-Вилора? Ты там где пропала? - потребовал дед ответа, - В кино пойдешь?

-Пойду, - выдохнула я. И как за пару секунд дед вынудил меня признаться в том, что гопник мне нравится?

-Понятно, - поняла по голосу, что дед улыбается, - Дай трубку ухажеру.

-Дедуль, да брось, - проворчала я, - И он не ухажер. Просто друг.

-Не перечь старшим! - одернул он меня, - Передай телефончик парню, или завтра сам приеду и лично поговорю.

Угроза деда возымела действие. А как иначе? Он ведь и вправду может прибыть. А летать ему пока вредно, опять самочувствие подводит.

-Сейчас, - недовольно проговорила я.

Подошла к машине Радима, села на пассажирское переднее сиденье, недовольно глянула на его улыбающуюся физиономию, и протянула свой мобильный.

-Это тебя, - пробормотала я. Если Радим и удивился, то вида не подал. Взял телефон одной рукой, второй сжал мою ладонь, в которой секунду назад был мобильный. Зачем-то коснулся ее губами. Зачем? Проверяет, замерзла или нет? Дак я еще от прошлого сеанса согревания не отошла.

-Слушаю, - коротко сказал он, прижимая телефон к уху. Взгляд будто приклеенный остановился на моем лице. Гопник мой улыбнулся. А потом взял, и вышел из машины, захлопнув дверь. Выдохнула от досады. И как мне узнать, чего там дед ему рассказывает? Ведь не сознается, партизан со стажем!

Через окно видела, как Радим что-то говорит в трубку, стоя ко мне боком. Серьезная физиономия такая. Не привычно даже стало, мне он в основном улыбается, а тут серьезный. И ямочек нет, не привычно как-то.

Вдруг мой гопник повернулся, посмотрел на меня, не переставая вести беседы с моим дедом. Улыбнулся. А вот и ямочки! Сбросил вызов, и сел в машину.

-Приятный у тебя дедушка, - только и сказал он, заводя двигатель.

-Надеюсь, ты ему ничего такого не сказал? - спросила я, - Ему волноваться нельзя.

-Знаю, - кивнул Радим, внимательно следя за дорогой, - Поэтому и сказал только правду.

-Какую? - не унималась я.

-Правдивую, - увиливал от прямого ответа мой гопник.

-Радя, я могу ведь и огорчиться, и сделать какую-нибудь глупость, вот этим самым ботинком! - прошипела я с угрозой, тыкая пальцем в свою ногу.

Но почему-то гопник мой совершенно не испугался, только громко рассмеялся, и, передвинув кепку на затылок, глянул на меня озорным, мальчишеским взглядом.

-Ты не поверишь, как мне было скучно без твоих магических туфелек хрустальных, - смеясь, проговорил он.

Возмущенно фыркнула. Скучно ему было! Сам, между прочим, полгода от меня морозился, а я, на минуточку, ему звонила!

Пока думала, что бы такого сказать, не очень лестного в его адрес, на мой телефон пришло сообщение.

'Более подробное мнение при личной встрече. Первое впечатление - одобряю!!!! Дедуля'

Еще и три восклицательных знака поставил! Можно подумать, я один не замечу!

До кинотеатра мы добрались быстро. Вот только фильмы смотреть совершенно не хотелось. А хотелось есть, как ни странно. В животе урчало, а голова начала кружиться. Нужно срочно что-нибудь проглотить, иначе просто свалюсь в голодный обморок! С каждым шагом голова кружилась все больше. Кафельный пол холла то и дело двигался под моими ногами. Начала вспоминать, когда ела в последний раз. Кажется, утром, те самые вкусные булочки, которые оставил Радим на тумбочке. Вот бы их сейчас съесть. Или откусить малюсенький кусочек.

Пол уже не двигался, а стремительно приближался. И последнее, что я увидела, было перепуганное лицо Радима.

Глава 10


Радим и Вилора


Радим

Гнал машину в сторону дома, а сам злился так, что поражался, почему дым из ноздрей и ушей не валит. Нет, ну вот что мне делать с ней, а? Только-только деду пообещал, что присмотрю, глаз не спущу, а она - хлоп, и в обморок! С силой сжал руль, посмотрел на Вилору. Она, глядя прямо перед собой, жевала шоколадный батончик.

-Я вот не пойму, ты ведь медик! - в который раз проговорил я, - Вас там не учили, что питаться нужно не три раза в неделю, а в день, и это как минимум!

-Ой, Радя, да хватит уже, а! - пробормотала Вилора, шурша оберткой.

Замолчал. Отвернулся от выдрочки моей. Вздохнул. Ну, что ж, теперь буду еще и днем контролировать, проверять, ела или нет. Повторного такого фокуса моя хрупкая расшатанная психика точно не вынесет. Перед глазами так и стояло бледное лицо Вилоры. За какие-то секунды, пока она была без сознания, столько передумал, что не удивлюсь, если гляну в зеркало, а вместо отрастающих волос увижу лысину или седину.

Позвонил в ресторан, заказал еду на вынос. Сидеть в заведениях общепита мне не хотелось. Куда приятнее ужинать дома на диване. И потом, нужно еще кино посмотреть, раз уж в кинотеатр не попали.

Возражения Вилоры даже слушать не стал. Просто поставил ее в известность, что едем ужинать. А когда она решила все-таки высказать свое мнение, узнав, где именно мы будем ужинать, или как я предполагал, отказаться, просто поцеловал ее. Уже привык вот таким образом пресекать ее возражения. Да и она, судя по всему, тоже. Потому как уже перестала вырваться. Но и не целовала сама. Думаю, буду самым счастливым на планете, когда Вилорка моя сама поцелует меня первой. А в том, что этот момент рано ил поздно наступит, я даже и не сомневался.

Притормозив у ресторана, посмотрел на Вилору. Оставить ее тут, пока буду заказ забирать? Не, не вариант. Смотается еще.

-Пойдем, колючка моя, - улыбнулся я. Она только насупилась еще больше. Но вылезла из машины, когда я открыл дня нее дверь.

Наш заказ еще не был готов, пришлось скормить еще один батончик Вилке, и подождать в зале. Она, молча, жевала и смотрела на меня, как на самого злостного нарушителя ее прав.

А я, подперев подбородок, строил ей глазки. А Вилора в ответ кривлялась. Еще и так забавно, что с трудом сдерживал смех.

Заказ принесли. Я расплатился, и, ухватив Вилору за руку, повел к машине.

-Я домой хочу! - хныкала малышка моя.

-Не поверишь, - серьезно заметил я, -Но мы именно туда и едем.

-Я к себе хочу! - не унималась она.

-Вилора Германовна, - уже почти теряя терпение, серьезно сказал я, -Не буди во мне зверя. Поешь, и я отвезу тебя домой.

-А что там у тебя? - услышал ее тихий вопрос. Посмотрел на Вилку. Она с любопытством изучала свертки и коробки с едой.

-Мяско, - снисходительно ответил, запихивая любопытную выдрочку в салон автомобиля.

-Ну, если мяско, то так и быть, - проворчала Вилора. Смеясь, сел в салон. Завел двигатель. И с трудом сдержал смех, услышав следующую фразу Вилоры:

-Но если будешь распускать руки или еще какие конечности, я тебе не завидую!

Посмотрел на девушку, она, подняв брови вверх, смотрела на меня с вызовом.

- А можно подробнее, что именно подразумевается под фразой 'распукать руки'? - серьезно спросил я. Вот только смех так и рвался из груди. Значит она, пусть и гипотетически, а может и не только, предполагает, что я могу к ней приставать.

Пока Вилора думала, мы уже подъехали к моему дому. Вышел из машины, открыл дверь для Вилки. Удерживая в одной руке свертки из ресторана, другой крепко держал ладонь девушки.

Выдрочка моя с любопытством изучала окрестности, подъезд, лестничную площадку, лифт, стены, лестницу, двери... в общем, все, только бы не смотреть на меня.

-Так как? - не унимался я, открывая дверь квартиры ключом, - Просто понимаешь, в чем дело, - продолжал говорить, впуская Вилору в квартиру, - Мне бы четко знать границы, чтобы ненароком не переступить черту.

-Мой ботинок сообщит тебе о пересечении границы, - пробормотала Вилора, - Он как раз в пограничных войсках служит.

-Ага, понял, - кивнул я, разулся, сгрузил свертки на кухонный стол, вернулся в прихожую, снял куртку, - То есть если я буду делать вот так, то это нормально?

Развернул Вилорку к себе спиной. Помог снять куртку, и, наклонившись к ее шее, ласково прижался к ней носом. Вилора вздрогнула. Но промолчала.

Скользнул к ее уху.

-Я никакие границы не переступаю? - поинтересовался я, касаясь ее уха губами. Чувствую, аукнутся мне мои поступки. Вот только ничего не мог с собой поделать.

Ее аромат пьянил, нежная кожа дурманила, заставляя забывать, что девочка моя стоит обутая в коридоре моей квартиры, голодная. Втянул носом пьянящий аромат ее кожи. С трудом подавил стон.

-Радя, не зарывайся! - услышал ее голос. Немного дрогнувший, немного хриплый, будто она выдохнула это через силу. Улыбнулся. Значит, и я ее волную.

Заставил себя отступить на шаг.

-Тут у меня кухня, зал, - я постарался, чтобы голос звучал более уверенно. Показал Вилоре квартиру, радуясь, что сестренки мои не разбросали свои шмотки, как обычно, а все разложили по местам.

После короткой экскурсии усадил Вилку на диван в зале, а спустя пару минут, мы уже ужинали. Первые полчаса видел по поведению Вилоры, что она немного стесняется, что ли. Что для меня показалось не совсем обычным. Как правило, она удивляет меня, и уж точно никогда не стесняется, а тут вся сжалась будто.

-Не вкусно? - спросил я, глядя на девушку, сидящую напротив. Даже специально место выбрал, чтобы не рядом с ней, чтобы руки не распускать во время еды. Не улыбалось мне вилкой в глаз схлопотать.

-А? - удивленно посмотрела на меня выдрочка моя, - А, нет. Вкусно. Очень.

Задумался. И многословная ведь такая. Странное что-то с ней сегодня. Может быть, это такие последствия обморока?

Отставил тарелку в сторону. Вздохнул.

-Вилора? - вновь начал я, - Все в порядке? Просто ты тихая такая, даже не привычно как-то, - честно сознался я.

Встал, пересел ближе. Вилка глянула на меня исподлобья, не переставая ковыряться в своей тарелке без особого энтузиазма. Радует, хоть поела под моим присмотром. Не так чтобы много, но кто знает, может у нее эта обычная порция.

-В порядке, - буркнула она, отворачиваясь от меня.

Нет, и вправду странная. Ладно бы, как-то резко ответила, или нахамила, я бы расслабился. А тут... Нет, точно не так что-то!

Придвинулся еще ближе. Взял ее ладонь, осторожно отобрал вилку. Сжал маленькие пальчики.

-Хоть убей, мне кажется, что что-то не так, - сказал я, не выпуская ее руки. Вилора попыталась выдернуть свои пальчики. Не позволил.

-Пусти! - тихо потребовала она. Только крепче сжал ее ладонь.

-Скажи, что не так? - попросил я, ласково поглаживая ее пальчики.

-А что так? Что так, а? И как оно вообще 'так'? - почти закричала малышка, даже опешил немного от ее ультразвуков, - Ты меня совсем достал уже! Приезжаешь, командуешь! Прохода мне не даешь! То тебя месяцами нет, а тут каждый день появляешься! Домой ко мне приходишь, в кино зовешь. Достал уже, блин!

Слушал ее, все крепче стискивая зубы. И молчал. Значит, ошибся все-таки. Значит, не нравлюсь и не волную... Больно, все-таки. Больно.

Вилора замолчала, отпустил ее ручку. Она спрятала лицо в ладони. Вздохнула как-то тяжело. И тихо-тихо прошептала, едва различимо.

-Еще и целуешься, - голос ее совсем дрогнул, будто она вот-вот расплачется, - А я не привыкла так. Не знаю.... Не умею я так.

Смотрел на нее несколько секунд. Может быть, просто испугал? Напирал? А как иначе? Ведь убежит, скроется. А куда я без нее?

Протянул руку, погладил ее по затылку. Она тяжело вздохнула, не отнимая рук от лица. Попытался собрать все свои мысли, и хоть как-то выразить их. Ну, мало ли, не понимает девчонка, что да как?

Нет, прямо сейчас в вечной любви клясться не стоит, точно испугается. Но намекнуть, кажется, нужно.

-Понимаешь, - вздохнул я, не переставая касаться ее головы, - Я просто хочу быть рядом. Чтобы не как друг. Нет, и как друг тоже, но чтобы вместе.

Мдааа, не вышел из меня романтик. Вздохнул. Плюнул на все. Придвинулся ближе. Обнял ее за плечи, решил рискнуть, и пересадил с дивана на свои колени. Даже зажмурился на мгновение. Во-первых, ожидал, что она вырвется, ну или ударит. А во-вторых, тело мое на нее мгновенно отреагировало болью в самом неподходящем месте.

Вот только Вилора меня удивила. Ни то, что не ударила, даже не вырвалась. Просто застыла, словно каменная. Не шевелилась. Даже не дышала, кажется. И плечи опустила. И голову, пряча лицо от меня.

-Со мной? - как-то удивленно проговорила она, почти прошептала. Понял, несмотря на все колючки и браваду, она просто маленькая девчонка, которая замкнулась в себе.

-Да, а что такого? - улыбнулся я, обнимая ее и прижимая ее голову к своей груди. И Вилора обняла в ответ. Даже вздрогнул, чувствуя, как ее руки прошлись по моей спине. Приятно. До боли приятно и нежно.

Откинулся на спинку дивана, так и не выпуская Вилорку из рук. Она так уютно помещалась на моих коленях, что просидел бы и всю ночь, если не дольше.

Вилора молчала, глянул на ее макушку. Чуть отклонив голову в сторону, попытался заглянуть в ее лицо, глаза. Не вышло. Она все так же упрямо пряталась от моего взгляда, прижимаясь щекой к моему свитеру.

-Не боишься? - вдруг спросила она. Хмыкнул.

-Есть немного, - честно признался я.

-И я тоже, - в ответ проговорила Вилочка.

-Такой страшный? - тихо рассмеялся я.

-Да нет, как раз наоборот, - смущенно прошептала Вилора. Улыбнулся еще шире.

-Ты у меня тоже такая красивая, - сказал я, целуя ее в макушку.

-Ага, не то слово какая, - усмехнулась она.

Рассмеялся громче. И скромная.

Решил задать вопрос, вот уже год интересовавший меня.

-Солнышко, а почему ты меня гопником прозвала? - поинтересовался я, - В бандитских формированиях я не замечен, да и ничем незаконным не промышлял. С чего вдруг?

Вилора засмеялась. Немного отстранилась от меня и весело глянула.

-Ну, это ассоциации у меня такие, если лысый, то точно гопник, - созналась она. Притворно обидевшись, почесал затылок.

-Да я как бы отращиваю волосы, - проворчал я, не смог сдержать ответной улыбки. Нет, просто физически не возможно оставаться серьезным, глядя в ее смеющиеся глаза.

-И потом, нечего было на меня как на лабораторную крысу пялиться тогда в ресторане, - упрекнула она меня. Удивленно поднял брови вверх.

-Дак я ж не пялился, - возмутился я, - Я ж любовался!

И для убедительности кивнул пару раз.

-Да? Правда что ли? - удивленно спросила Вилочка, - А, ну тогда, извиняйте. 'Гопника' беру обратно. Буду тебя 'спортиком' звать.

-Э, нет, - отмахнулся я, - Лучше уж гопник. Привычней как-то.

-Только уже не лысый, - улыбнулась Вилора, и, подняв руку, провела по моим волосам. Перестал смеяться. Замер, наслаждаясь ее прикосновением. Она отвела руку, а я так и хотел податься за ней. Возмутиться, возразить, чего это она ее вообще убрала? Вздохнул. Хорошо, что сидит на моих коленях и улыбается, уже этому следовало радоваться. Можно сказать, что это гигантский шаг вперед.

Перевел взгляд на ее губы.

-Я тебя сейчас кааак поцелую... - предупредил я Вилору, ну так, чтобы готовилась, и сильно не удивлялась.

-А ботинком пограничным? - пригрозила Вилка.

-А я рискну, - задорно проговорил я. И рискнул. Ласково прикоснулся к ее губам, обхватив ее лицо ладонями. Отстранился, посмотрел в ее глаза.

-Ты такая красивая, даже когда язвишь, - улыбнулся я.

-Ну, ты, блин, и... - начала она, не позволил продолжить. Впился в ее рот, уже настойчиво, раздвигая ее губы языком. Так, как давно хотел. Так, что дыхание перехватило, и глаза закрылись. И мир весь исчез. Остался только ее запах, ее лицо в моих ладонях. Ее губы. Только она.

Целовал ее, но краем сознания ожидал какого-нибудь подвоха от любимой. Укуса, или на крайний случай, тычка под ребра. Но ничего не последовало. Когда воздуха стало не хватать, отстранился, всего на миллиметр. Просто чтобы посмотреть в ее глаза. Вилора смотрела на меня, немного смущенно, будто стеснялась, и уж точно не воинственно. Улыбнулся, погладил ее по щеке кончиками пальцев. И обрадовался еще больше, когда маленькие пальчики Вилки несмело, немного робко, прикоснулись к моей щеке, изучая. Вилора провела пальцами вдоль скулы, коснулась лба, переносицы. Затаив дыхание, сидел, наслаждался, и старался не спугнуть ее. Только посмотрел на ее немного припухшие от моих поцелуев губы.

-Поцелуй меня, - выдохнул я, прежде, чем успел обдумать свою просьбу. Вилора моргнула. Посмотрела на мои губы. Вновь глянула в мои глаза.

-Не буду, - проворчала она, и спрятала лицо в моем свитере. Вздохнул. Ну, не убежала ведь. А поцеловать и потом сможет, подожду. Ведь и дольше ждал.

-Чаю хочешь? - спросил я, опираясь затылком о спинку дивана и закрывая глаза. Сидеть, конечно, вот так, держа Вилку на коленях, безумно приятно, но только чертова спина затекла, начали появляться неприятные боли, отдавая в ноги.

-Хочу, - донесся голос Вилоры. Она отлепилась от моей груди, открыл глаза, посмотрел на малышку, - С конфетками. У тебя есть конфетки?

-Шоколадные? - улыбнулся я, заправил прядки волос за милые ушки. Вилора кивнула, - Ты ж сладкоежка моя!

Ссадил Вилку на диван. Она хотела помочь убрать тарелки на кухню. Не позволил. Велел выбирать фильм для просмотра, а сам осторожно поднялся на ноги. Медленно, стараясь не привлекать внимания. Даже зажмурился от резкой боли, прострелившей ноги. Выдохнул, тихо и медленно.

-Радимка? - услышал голос Вилоры. Черт, черт, черт! Спалился!

-Что такое, выдрочка моя? - спокойно спросил я, начиная составлять тарелки в стопку, чтобы отвлечь внимание Вилки от себя.

-Все нормально? - полюбопытствовала Вилора. Мозги начали лихорадочно работать. Что сказать-то?

-Да, конечно, - весело проговорил я, - Просто нога затекла. Ты фильм выбрала? Я вообще мультики люблю. Полнометражные.

-Мультики? - недоверчиво спросила Вилорка, - Че, правда что ли?

-Ну, да, - серьезно сказал я, - А что такого? Гопники не смотрят мультики?

В ответ Вилора заливисто рассмеялась.

-Я тоже мультики люблю, - призналась она.

-Я так и знал! - торжественно заявил я, подхватывая стопку тарелок, - У нас с тобой много общего.

-Я тоже вымахаю под два метра и полысею к твоим годам? - недоверчиво спросила Вилка.

-Ну, вырасти, ты точно не вырастешь, а вот полысеть можешь, - прокричал я из кухни. Оглянулся, проверяя, осталась ли Вилора в зале, или пошла за мной. Нет, кажется, не пошла. С тихим стоном привалился к стене спиной. Выругался. Мать твою так!

Завтра срочно к врачу схожу, пусть обследование сделает. Не нравится мне такой расклад.

Заварил чай, прихватил коробку конфет, чашки, и пошел в зал. На пороге замер, любуясь своей выдрочкой. Нет, я точно обречен любить ее. И как ни странно, этому я только рад. А как не любить такое чудо, свернувшееся клубочком на моем диване. На экране телевизора мелькали картинки. Вилора включила какой-то мультик, а мне было совершенно без разницы, что там идет. Куда приятнее смотреть на мирно сопящую Вилорку. Поставил чашки на стол рядом с конфетами. Присел на корточки около моей сони.

-Спишь? - тихо шепнул я. Вилора что-то тихо выдохнула.

-Пойдем в кроватку? - также тихо спросил я, не рассчитывая на ответ. Вот точно, проснувшись в моей постели со мной, Вилора отпинает меня своими ботами. Но мне было плевать. Это ведь будет после.

Осторожно подхватил выдрочу мою на руки.

-Тимофей, отбой! - пробормотала Вилорка. Едва сдержал смех. Прошел в спальню, сев на край кровати, откинул покрывало в сторону. Уложил Вилору на подушку. Малышка тут же улеглась на живот, подтянув одно колено, а руками обхватила подушку. Окинул все тело Вилки жадным взглядом. Мдааа. Сегодня мне точно не уснуть! А какой тут сон, если рядом спит любимая девушка в одном нижнем белье. Ну, ладно. В джинсах. Но ей ведь неудобно, так что будем исправлять. Осторожно перевернул Вилорку на спину. Она даже не проснулась, продолжая сопеть.

Расстегнул пуговицу на ее джинсах, сдвинул плотную ткань вниз. Не смог удержаться, распластав ладони, прижал их к ее бедрам, проводя по ее телу, и стягивая джинсы.

-Дожился, блин! - выдохнул я. И ни стыда, ни совести. Вилора доверчиво уснула в моем доме, а я над ее спящем телом трясусь, готовый заняться с ней любовью, даже не разбудив. Аккуратно положил джинсы на стул. Приподнял тонкий свитер, надетый на Вилоре. Под ним оказалась майка. Славненько. Начал осторожно стаскивать и свитер с девушки. Господи! Ну, пусть она будет в лифчике. Пусть, а? Нет. Господь временно отсутствовал, и моей просьбе не внял. И теперь в моей постели лежала любимая мной, горячо и страстно, малышка, в майке и хлопковых трусиках, которые завели так, что ноги отказывались двигаться. Сбросил свою одежду. Вернее, свитер, и носки. Предпочел остаться в плотных джинсах. Не сильно удобно, зато безопасно. Ну, почти безопасно.

Улегся рядом с Вилорой. Придвинулся ближе. Она доверчиво забросила свою ногу на мое бедро. Поворочалась. И затихла. Застонал. Нет, так ведь и с ума сойти не долго. Да пошло оно все! Чуть отодвинувшись, стянул джинсы. Швырнул их на пол. И повернувшись к Вилоре, прижался к ней всем телом. Втянул запах ее кожи всеми легкими. Выдохнул. Вздохнул еще раз. Совершенно неожиданно начал успокаиваться, и под ее тихое и равномерное дыхание провалился в сон.

Проснулся от легких касаний к щеке. Даже не поверил своим ощущениям. Приоткрыл один глаз. Вилора, опираясь на локоть, смотрела на меня. А пальцами другой руки нежно водила по моему лицу. Вот это утро!

-Привет, - улыбнулся я.

-Привет, - улыбнулась она в ответ.

-Поцелуешь? - попросил я. Вилорка хитро улыбнулась. Качнула головой. Вздохнул.

-Ну, мы не гордые, и сами можем, - проворчал я, отталкиваясь рукой от постели и переворачиваясь на живот, попутно прижимая девушку к себе.

Наклонился, ласково коснулся ее губ, которые спустя мгновение, раскрылись. Не смог сдержать стона. Углубляя поцелуй. Не позволяя ей отодвинуться. Да она, судя по всему, и не собиралась никуда.

-Я есть хочу, - капризно заявила Вилка, когда я отстранился от нее.

-Обжорка ты моя, - мягко пожурил ее я, и поцеловал в кончик носа. Встал с кровати, освобождая любимую от веса своего тела. Оглянулся в поисках своих джинсов. Отыскав их, взял в руки. Глянул на Вилору, она, скрестив руки на груди поверх одеяла, смотрела на меня. И взгляд такой хитрый. Такс, что-то тут не так.

Приподнял брови вверх. И не сводя с нее взгляда начал одеваться. Смотрел и гадал, откуда подвоха ждать. Волшебный хрустальный туфель меня не разбудил. Проснулся я от ее ласки, а не криков.

Не глядя, натянул джинсы. Посмотрел на свои ноги.

-Это мои любимые ... были, - проворчал я, рассматривая творение рук Вилоры. Вернее рук и ножниц. Пару минут разглядывал клочки, бывшие некогда стильными и модными джинсами. Потом мысленно махнул рукой, и, прищурившись, посмотрел на Вилору. Размял пальцы, хрустя костяшками. Нахмурился якобы грозно. Вилка поддержала мою игру, и, взвизгнув, спряталась под одеяло. Нырнул следом. Отыскав визжащее тело, начал щекотать.

-И зачем ты так с ними, а? - причитал я, - Что мои многострадальные брючки тебе плохого сделали, выдрочка моя колючая?

-Сам виноват, гопник мой волосатый! - смеялась она, изворачиваясь и визжа под моими щекочущими ладонями.

'Мой'. Она сказала это! Вот ведь и, правда, утро просто замечательное!

Глава 11

Радим и Вилора


Вилора

Завтракать, не спеша и не в одиночестве, очень приятно. Подперев рукой голову, смотрела, как Радим аккуратно намазывает масло на ровные ломтики батона. Поймала себя на мысли, что улыбаюсь.

-У тебя всегда так? - поинтересовалась я.

-Как? - Радим посмотрел на меня, не отрываясь от своего занятия. Закончив, положил кусочек, идеально ровный с идеально ровным слоем масла на мою тарелку.

-Аккуратно, и все на своих местах, - пояснила я. Взяв в руки кусок хлеба, поглядела на него, - Можно линейкой мерить.

Радим пожал плечами.

-Не знаю, не замечал как-то, - улыбнулся мой гопник. Взгляд задержался на его губах. И ямочках на щеках. Посмотрела в его глаза. Серый, открытый взгляд глядит прямо в душу и выворачивает там все наизнанку. Застыла, поднеся батон ко рту. Но так и не откусила его. Поняла, что тупо гляжу на парня, сидящего напротив.

-Все в порядке? - услышала его голос, немного взволнованный. Заставила себя кивнуть. Да, кажется...

-Мне надо на работу! - торопливо сказала я, вскакивая из-за стола, - Я забыла совсем! Спасибо за все, правда. И за ужин и за завтрак!

Радим нахмурился, недовольно посмотрел на нетронутый мной бутерброд.

-В тринадцать ноль-ноль мы едем обедать, - строго проговорил он.

-Отлично! - излишне радостно проговорила я, не думая особо о последствиях, подскочила к парню, быстро поцеловала его в уголок рта. Чем поразила не только его, но и себя. И помчалась на поиски куртки и ботинок.

-Я подвезу, - проворчал Радим, следуя за мной из кухни.

-Нет! - почти прокричала я, потом выдохнула, обернулась к нему, - Все в порядке, правда. Не волнуйся. Мне просто нужно... на работу нужно.

Радим приблизился вплотную. Наклонившись. Обхватил мое лицо ладонями.

-Я буду скучать, - улыбнулся он, - Заеду за тобой в обед. А вечером у нас свидание, ничего не планируй.

-Свидание? - переспросила я. Радим утвердительно кивнул.

-Я побежала? - хотела отстраниться от Радима, но тот покачал головой. Шагнул вперед, заставляя меня отступить назад и упереться спиной в стену коридора. Выдохнув, немного глухо и со стоном, мой нежный гопник приподнял меня вверх, и, не позволяя и слова вымолвить, прижался губами к моему рту. Нежные касания губ, легкое поглаживания языка. Почувствовала его руки на своих бедрах. Горячие ладони прожигали плотную ткань джинсов. А сильная грудь касалась моей груди. Было просто безумно приятно, отзывалась на каждое его движение, и хотелось большего, хотелось погладить по его спине, хотелось прижаться к его телу. Как тогда, ночью.

Подняла руки и провела по его затылку. Радим что-то простонал, оторвался от моих губ. Тяжелое дыхание опалило кожу. Немного колючий подбородок тер щеку, шею. Дрожь пробежала по телу от того, что он прижался к моей шее. Оттянув ворот свитера, прижался к плечу губами. Ноги немного задрожали, подгибаясь.

-Останься, - тихо попросил Радим. Зажмурилась. Хотелось согласиться, но что-то мешало. Будто какая-то невидимая граница останавливала меня, не позволяла до конца поверить в реальность.

-Я не могу, - запинаясь, проговорила я, - Мне нужно на работу...

-И подумать? - выдохнул Радим. Отстранился от меня, не выпуская из своих рук.

-И подумать, - честно призналась я. Радим, пару минут смотрел на меня, задумчиво поглаживая пальцами мою щеку. Кивнул.

-Много не думай, - серьезно сказал он, - Я не отпущу тебя. Мы уже вместе, хоть ты и противишься.

Замерла, слушая его слова.

-Все будет хорошо, - легкая, немного грустная улыбка скользнула по его губам, - Правда.

Безумно, просто безумно хотелось поверить. Кивнула.

-Я заеду в обед, - напомнил он мне.

-Давай лучше вечером? - предложила я.

-Хорошо, но я буду звонить и интересоваться, что именно ты ела и в каких количествах, - пригрозил Радим. Тихо рассмеялась, надеясь, что смешок не вышел нервным.

-До вечера, - улыбалась я парню.

-До вечера, - выдохнул он и нехотя опустил меня на пол. Обулась, накинула куртку. Радим, притянув меня к себе, начал застегивать замок на пуховике, пока я надевала шапку.

-Ничего не забыла? - проворчал парень, когда я уже положила ладонь на дверную ручку, намереваясь выйти из квартиры. Оглянулась.

-Спасибо? - предположила я. Мой нежный гопник отрицательно махнул головой. Удивленно подняла брови вверх. Скрестив руки на груди, Радим поднял одну ладонь к своему лицу. Указательным пальцем коснулся своих губ. Ну, намек, безусловно, вполне прозрачен и понятен.

Смутившись, отвела взгляд. Вздохнула. Зажмурилась на мгновение. Нет, ну ведь мне нравится с ним целоваться, так что... Шагнув к Радиму, привстала на цыпочки. И как ни странно, было совсем не страшно целовать его. Просто коснулась его губ своим приоткрытым ртом. Секунду помедлила и прижалась уже сильнее. Радимка обнял меня за талию, прижимая к себе.

-Уже лучше, - похвалил он меня, и тихо рассмеявшись, добавил, - Гораздо лучше.

Смущенно улыбнулась. И отступив назад, вышла из квартиры. На прощание, махнув рукой.

Выйдя из подъезда, позвонила на работу. Нет, никуда я не пойду. Мне нужно домой, позвонить деду, покопаться в мозгах. Разобраться в себе. Сославшись на простуду, отпросилась на пару дней. С учебой было проще, сессия еще не началась, а занятия я итак могла иногда пропускать.

Помчалась домой. Звонить деду не решилась, учитывая разницу во времени, старичок мой еще спал. А кому звонить? Кто посоветует? А может и не нужно ни с кем советоваться?

Оказавшись дома, накормила кота и крыс. Побродила по комнатам. Сняв джинсы и свитер, надела рубашку Радима. Знакомый запах напомнил о парне.

Да сколько можно-то? Хватит бегать уже! Ведь нравится парень, даже больше чем нравится. Взяла в руки телефон. Радим ведь сказал, что вместе хочет быть. И я кажется тоже. Ведь нет у меня никого, кроме деда. А в последнее время, Радим стал для меня таким родным. Домашним. С ним спокойно и надежно. И волнительно. И мурашки бегут по всему телу. И петь хочется, или стукнуть его как следует. И поцеловать, и обнять тоже хочется.

Посмотрела на дисплей телефона. Не поняла сама, как уже высветилось сообщение о вызываемом абоненте. Два длинных гудка, и услышала голос Радима.

-Солнышко, все хорошо?- требовательно спросил мой гопник.

-Нет... Да... не знаю, - пробормотала я.

-Ты где? - резко спросил Радим, - На работе? Я приеду!

-Я дома, - сказала я, понимая, что он примчится минут через двадцать-тридцать. И вместе с тем пришло осознание, что хочу, чтобы он приехал, обнял, поцеловал... Хочу, чтобы был рядом. Всегда.

-Я скоро буду, - коротко сказал мой ласковый и нежный гопник, и сбросил вызов. Отложила телефон. прошла на кухню. Вынула сигарету из пачки, вдохнула запах табака. Назад пути нет. Да и не хочется отступать как-то. Ведь люблю, и плохо без него. Полчаса не видела и плохо уже. Весь мир кажется серым и чужим. А с ним все по-другому. Спустя несколько минут, точно не знаю, сколько, но, во всяком случае, меньше, чем я рассчитала на дорогу от дома Радима до моей квартиры, услышала, как в замке провернулся ключ.

Обернулась к двери. Столкнулась с серым взглядом, взволнованным и ласковым.

-Что случилось? - потребовал он ответа, приближаясь ко мне. На ходу он скинул ботинки и пальто, даже не заботясь повесить одежду аккуратненько, как обычно, на вешалку.

-Ничего, - грустно улыбнулась я, - Просто я такая дура, Радимка! Самая настоящая дура!

Поняла, что вот-вот расплачусь. Быстро преодолев расстояние между нами, вжалась в его грудь лицом, руками обхватила его за пояс, закрыла глаза.

Радим в ответ сжал меня, почти до боли. Но мне было приятно. Приятно оказаться в его руках, почувствовать силу и нежность, исходившие от его тела.

-Я такая дура, - шептала я. А руки уже сами собой скользнули под его свитер, так хотелось коснуться его тела, горячего и успокаивающего. Но пальцы нащупали тонкую ткань майки. Кожу ладоней закололо, так сильно захотелось почувствовать его.

-Ну, что ты, - хрипло выдохнул он, - Ты у меня очень умная.

-Только торможу иногда, - всхлипнула я.

-Совсем немножко, - подняла глаза к лицу Радима, он ласково улыбался, погладил мою щеку, - Но это поправимо.

И поцеловал, нежно. Но с каждой секундой все более настойчиво, требовательно. Вцепилась в его свитер руками, запутавшись в нем, ненавидя одежду за то, что мешала.

Отстранившись от меня, Радим глянул своими серыми глазами. Даже вздрогнула от его взгляда. Столько нежности было в нем, что любые сомнения, еще пару минут назад терзавшие меня, испарились, словно их и не было. Подняв руку, провела по его щеке. Он закрыл глаза, улыбаясь. А потом подхватил меня на руки и понес из кухни. Обвила его шею руками. Поняла, идем мы в спальню. Радим перешагнул через свое пальто, кучкой валяющееся на полу коридора.

-Ты пальто бросил, - рассмеялась я.

-Плевать! - почти прорычал Радимка. Оказавшись в спальне, Радим уложил меня на кровать. Чуть отступил назад, глядя на меня.

-Знакомая рубашка, - выдохнул он. Улыбнулась, растягиваясь на постели.

-Сам оставил, - упрекнула его я, - Назад не верну, в ней спать удобно.

-Могу еще парочку принести, - предложил он, зачем-то подошел к окну и задвинул жалюзи, еще и плотные занавески задернул, погружая спальню в полумрак. Но так даже лучше, смущаюсь меньше.

-Принеси, - улыбнулась я. Радим подошел вплотную к моим ногам, сбросил свитер и брюки. В полумраке комнате четко виднелись очертания его фигуры, вот только лица не было видно. Посмотрела на его мускулистые руки и грудь, затянутую белой майкой. Затаила дыхание. Радим, опираясь коленями, наклонился над моими ногами. Вздрогнула от его касания. Горячие ладони скользнули от колена к бедру, касаясь края рубашки. Услышала выдох. Вздрогнула, заставила себя лежать неподвижно. Коленей коснулись губы.

-Что...? - начала я. Но Радим, быстро скользнув по моему телу от ног к лицу, прижал ладонь к губам, заставляя молчать.

-Просто полежи так, - услышала его просьбу. Подчинилась. По телу разлилась волна нежности. Ну, ему виднее, что делать со мной.

Дорожка из поцелуев повторила путь ладоней, от колена к бедру. Было приятно и немного щекотно. Губы вернулись ко второй ноге. А ладони скользнули под рубашку, накрывая трусики, чуть задержались и скользнули выше, к майке. Губы и язык продолжали подниматься выше по моему телу, перескочили трусики, задержавшись на границе резинки, и застыли на животе. Ладони скользнули к груди. Сквозь тонкую ткань майки чувствовала его горячие ладони, обжигающие и нежные.

Вцепилась руками в его плечи, когда почувствовала, как его пальцы немного сжались на моей груди, а губы спустились ниже. Коленом, Радимка раздвинул мои ноги, устраиваясь между ними. А руки скользнули под майку, теперь уже лаская грудь не через ткань, а так.

Поняла, что из груди вырвался стон. Услышала хриплый смех.

-Ты даже не представляешь, как долго я мечтал об этом моменте, - шепнул он, приподнявшись. Посмотрел на меня, наклонился, прижался к моим губам, - Ужасно долго мечтал, - прошептал он в мои губы.

Ответить не успела, потому, как его руки начали спускаться ниже, приподнимая края рубашки, скользнули под майку, накрывая грудь. Губы касались моих губ, подбородка, шеи. Сильные руки, приподняв меня, стянули рубашку вместе с майкой. Осталась в одних трусиках перед моим любимым гопником. Ухватилась за край его майки. Потянула вверх.

-Не нужно, - услышала его хриплый голос около своего уха. Хотела возмутиться. Просто ужасно желала ощутить его кожу, погладить, прижаться губами. Но мысли вновь запутались, когда его рот накрыл мою грудь. Выгнулась навстречу ему, прижимая голову руками, крепче притягивая к себе. Во всем теле появилось напряжение, особенно в том месте, которого касались его руки. Месте, прикрытом трусиками. Почувствовав, как его пальцы пробираются под тонкую ткань, вздрогнула, попыталась свести ноги вместе.

-Все хорошо, - успокоил меня любимый. Выдохнула. Широко распахнув глаза, вгляделась в его лицо. Он улыбался. Замерла, чувствуя, как его пальцы касаются меня. Всхлипнула. Неведомые ранее ощущения начали подниматься от живота, разносясь по всему телу. Радим ласково гладил, прикасался, а я боялась пошевелиться.

-Девочка моя, - услышала его хриплый шепот. Его взгляд не отпускал, он, словно не разрешал закрыть глаза, гипнотизируя, притягивая. С каждым его движением, все крепче сжимала руки на его плечах, лихорадочно гладя затылок, шею. И не могла даже моргнуть, не то, что отвести взгляд. Поняла, что хриплые полу стоны вырываются из моего горла. Смутилась, заставляя себя замолчать. Закусила губу, но серые глаза не выпускали меня из своего плена, а руки... Вокруг не осталось ничего, только пронзительные, нежные глаза, ласковые пальцы, губы, и голос. Он что-то шептал, чего я никак не могла разобрать, как ни пыталась. Двигалась навстречу его рукам. Будто стараясь получить что-то, маячившее так близко. Что-то сильное, глубокое. Но вдруг Радим замер. Остановился. Застонала.

-Радимка! - простонала я, прижимаясь сильно-сильно к его лбу своим.

-Я знаю, солнышко, потерпи чуть-чуть... - хрипло прошептал он, стягивая мое белье. Почувствовала, как его пальцы сменились чем-то твердым. Господи, я же медик, а 'что-то твердое' не распознала! Вырвался смешок, скорее нервный. 'Что-то твердое' осторожно проникало в меня. Задержала дыхание. Было неимоверно приятно, необычно, непривычно, но приятно. Руки вцепились в плечи любимого. Скользнули в вырез майки, поглаживая под тонкой тканью спину. Радим вздрогнул. Приподнявшись, завладел моими руками. Поднял вверх, прижал к подушкам. И посмотрел в мои глаза. Медленное скольжение сводило с ума. Я тянулась за ним, отвечая на каждое движение. Обхватила ногами его бедра, прижимая крепче.

-Не спеши, не торопись, - шепнул Радим, впиваясь в мои губы. Ответила на поцелуй, страстно, проводя языком по его губам. Услышала стон. Уже не мой.

Радим замерев, плавно скользнул глубже. Со стоном выгнулась навстречу его телу. Все сводящие с ума ощущения утихли. Резкая боль заставила сжаться. Хотела отстраниться, отодвинуться, убежать.

-Нет, нет, солнышко, - тихо шептал любимый, - Прости, прости, я виноват, я дурак! Прости!

Радим ласково шептал мне на ухо нежности, и целовал. Короткие поцелуи в губы, шею, лоб, щеки. Он гладил мое лицо, руки своими ладонями. Боль утихла.

Улыбнулась. Обхватила его руками, вновь пробираясь под майку. Провела рукой вдоль позвоночника, нащупала что-то непонятное, на ощупь напоминавшее шрам.

Вот только спросить ничего не успела. Какой шрам? Еще и такой огромный? Откуда? Вопросы испарились, как только любимый начал страстно целовать меня, одновременно двигаясь внутри. Прежние чувства и ощущения вернулись. Все вопросы позабылись. Остались только руки и губы любимого. Водоворот новых, еще более сильных и острых ощущений, закрутил меня, заставляя стонать и кричать от удовольствия. А Радим, прижавшись своим лбом к моему, хрипло выдыхал, так, словно и для него все было впервые. Словно и он испытывал похожие чувства.

-Я должен... нужно... - шептал любимый, а я только крепче прижималась к нему. Радим дернулся, будто собираясь отстраниться.

-Нужно выйти. Иначе... - шептал он.

-Как выйти!? Я тебе выйду! - закричала я, еще крепче обхватывая его ногами. Хриплый смех, переходящий в стон. Резкое движение вперед, и все... Застонала, чувствуя, как крупная дрожь начинает сотрясать тело Радимки. Реальность исчезла, уступая место нашему с ним миру. Господи, и почему я его год назад, еще, когда делала рентгеновский снимок, не соблазнила? Ведь приглянулось тело! И не только тело.

Руки и ноги обессилено опустились на кровать. Закрыла глаза, чувствуя, как приятная истома поселилась во всем теле. Радим, опираясь на локти, целовал мое лицо. Нежно, едва касаясь губами.

-Какая ты у меня красивая! - шепнул он, отодвигаясь. Улегшись рядом, укрыл нас пледом. Прижал меня к себе, не переставая целовать. Лениво улыбнулась. Приоткрыла один глаз. Радим, лежа на подушке, смотрела на меня, нежно, и так глубоко, словно в самую душу, в сердце. Так, словно все видел, и читал меня, мои мысли и ощущения.

-Почему не сказала? - наконец спросил он, не переставая улыбаться.

-И как бы это выглядело? - проворчала я, вот только даже ворчать на него не хотелось. А хотелось просто лежать рядом, целовать и чувствовать, как мой нежный и сильный гопник обнимает и целует меня, - Мог бы и сам догадаться.

-Я надеялся, но даже и не мечтал, - признался Радим. Поменяв положение, лег на спину, притянул меня к себе на грудь. Потерлась щекой о его майку.

-Снял бы ты уже ее, - проворчала я. Тихий смех раздался над ухом.

-Мешает? - спросил он, выводя замысловатые узоры на моей спине. Вдоль позвоночника, от шеи к пояснице и обратно. Так и хотелось замурлыкать. Теперь я понимаю Тимофея, когда он урчит.

Вспомнила о шраме на спине любимого.

-А что у тебя там? - шепнула я, зевая.

-Там? - рассмеялся Радим, - Там пока спокойно, но если ты не собираешься спать, то будет весьма и весьма напряженно...

-Пошляк! - проворчала я.

-Нет, просто предсказываю будущее, - шепнул Радим в ответ.

Подняв голову, посмотрела на моего гопника. Улыбнулась. Он, обхватив мое лицо ладонью, ласково поглаживал по щеке пальцами.

-Вилора Германовна, я... - тихо, но серьезно начал говорить Радим, но его прервал длинный звонок в дверь.

-Кого-то ждешь? - требовательно спросил Радим. Рассмеялась.

-Ага, жду, не дождусь, - отмахнулась я.

-Вилорка, я за себя не ручаюсь, если что, - лукаво усмехнувшись, проговорил парень. Звонок не умолкал. Вставать не хотелось. Куда приятнее лежать в постели рядом с любимым.

-Да кто там такой неугомонный! - рыкнул мой любимый гопник, чем вызвал мой смех.

-Гони всех, нету дома никого! - махнула я рукой, плед немного съехал, обнажая грудь.

-А может сами уйдут? - с надеждой спросил Радим, его руки уже прокрались к неприкрытому пледом телу. Но вновь прозвенел звонок. Радим тихо выругался.

-Лежи тут и запомни, на чем мы остановились! - скомандовал Радим, вставая с кровати, - Я быстро достану свой кинжал и прогоню всех гостей!

-Не, кинжал не доставай, в хозяйстве пригодится, - рассмеялась я.

Радим, корча смешные рожицы, быстро натянул брюки. Смотрела на его лицо и смеялась. Поцеловав меня, мой гопник отправился открывать дверь не званным и совершенно нежеланным в данный момент гостям.


Радим

Смех Вилоры нежным колокольчиком согревал душу. Натянув джинсы, не переставая любоваться ею в полумраке спальни, вышел из комнаты. Вот кто там приперся? Ну, никакой личной жизни, елки-палки! Так и хотелось рассмеяться. Моя личная жизнь лежала в кровати и едва ли не мурлыкала, словно маленький ручной котенок. До сих по не верилось, что мы стали близки. Во всем теле стало легко, приятно и как-то нежно, что ли. И это только первый раз. Теперь я хочу каждую ночь, и не только ночь, проводить вот так, как и пять минут назад. Слыша ее стоны, чувствуя ее прикосновения, ласки, целуя кожу... Подойдя к двери, понял, что уже опять возбудился. Такс, гостя следует быстро выгнать и вернуться к любимой. Самое время настало сказать ей три простых, но таких важных слова. Может быть, она не готова еще к ответным признаниям. Вот только я чувствую, что она неравнодушна ко мне. Осталось теперь только показать ей, что она любит меня. И да, что я ее единственный мужчина, так что пусть привыкает быть моей.

Открыв дверь, хмуро глянул на гостя. Удивленно поднял брови вверх.

Парень, держась о дверной косяк, молчал.

-Привет, - сказал я, глядя на парнишку сверху вниз.

-Привет, - как-то уж слишком тихо и неуверенно ответил гость, окинул меня взглядом, задержался на босых ступнях. Нахмурился. Ну, дак, а ты как думал? - так и хотелось спросить у пацана. Теперь тут живет мужик, и нефиг к моей девочке вваливаться в дом!

-А Вилора дома? - почти прошептал парень. Кивнул.

-Тебе она зачем? - нахмурился я.

-Я Василий, сосед ее, - представился гость.

-Я помню, Вася, - нахмурился я. Парень странно опирался на одну ногу, и начал на моих глазах оседать на пол.

-Стоять! - скомандовал я.

-Вилка меня грохнет, - выдохнул Вася, - Друг, только ментам не звони, а?

Схватив парня за шиворот, затащил в квартиру. Закрыл дверь. Прислонил пацана спиной к стене.

-Стой тут, я у доктора спрошу, принимает она сегодня или нет, - вздохнул я, - И не вздумай тут кровью все закапать, усек?

Вася кивнул, а я вздохнув, пошел в спальню.

Вилочка моя лежала на животе, и по всей видимости уже засыпала. Нет, пойду-ка я этого Васю грохну. Не хочется тревожить сон любимой.

-Кто там? - услышал сонный голос. Присев на край кровати, слегка отодвинул плед со спины Вилочки. Поцеловал открывшиеся участки нежной кожи, вдыхая запах.

-Ты мной пахнешь, - прошептал я, поднимаясь к шее, а руки уже скользили под одеялом, поглаживая округлую попку. Идея грохнуть Василия становилась все больше привлекательной.

-Может быть, - услышал тихий смех Вилоры, - Так кто там приходил?

-Я бы сказал, приползал, - вздохнул я, понимая, что придется отложить на часок исследование обнаженного тела любимой, - Василий с огнестрелом пожаловал. Скорую вызвать?

Мой личный доктор вздохнула.

-Эх, Васька, Васька, - проговорила она, поднимаясь и садясь на кровати, не упустил момент, пробрался к ее ребрам и начал медленно водить кончиками пальцев по ним. Вилора выдохнула. Придвинулась ближе ко мне, обнял ее, прижимая обнаженное тело к своему одетому.

-Поможешь мне? Жалко мне его, опять небось чего натворил, - услышал ее приглушенный голос. Почувствовал скольжение рук по своей спине. Пальчики пробежались по шраму. Вздрогнул. Нет, пока рано рассказывать. А вдруг решит, что не хочет связываться с таким неудачником, как я. А я пока не готов ее потерять.

-Помогу, доктор Гольдштерн, - улыбнулся я, вставая на ноги. Вилора подалась за мной. Заставил ее остаться на кровати. Она встала в полный рост. Нашел ее майку и рубашку. Помог натянуть, отыскал белье. Глянул на ее соблазнительные ножки.

-Штаны нужны, - проговорил я.

-Вон на стуле шорты лежат, - зевнула Вилора, махнув в сторону кучки одежды.

Глянул в нужном направлении. Подойдя к стулу, взял в руки шортики.

-Не, эти не пойдут, - хмуро изрек я, разглядывая предмет одежды, больше похожий на ремень, или трусики, - Они же короткие! В этом ты ходить не будешь! Еще и перед мужиком! Неа.

-Радимка, во-первых, это не мужик, а Васька, а во-вторых, эти шорты я всегда носила, и буду носить, - строго проговорила Вилора.

Отшвырнул злополучные шорты в сторону. Подойдя к шкафу, открыл дверцы. Начал искать более подходящую одежду.

-Радя? Там тебе не магазин, чего выбираешь-то? - вздохнула Вилка, - Я вообще сейчас прям так пойду. А то там Вася кони двинет, пока ты весь мой гардероб перевернешь.

-Держи, - протянул ей джинсы, предварительно убедившись, что они приличной длинны, - Солнышко, я ведь предупреждал.

-О чем? - Вилора щелкнула меня по носу, и начала одеваться.

-Я сильно ревнивый и очень неадекватный, - без тени улыбки проговорил я. Вилора серьезно глянула на меня.

-А я не признаю измен, совершенно, - в ответ проговорила она, - Так что, гопник мой милый, - Вилора спрыгнула с кровати, и пошла в сторону двери, - Рекомендую забыть обо всех своих поклонницах, или я возьму скальпель и сделаю пару надрезов.

Засмеялся, догнал свою маленькую выдрочку, прижался к ней со спины, обнимая, зарылся носом в ее волосы.

-Солнышко, ты просто не поверишь, как я тебя люблю! - смеялся я, стало легко и спокойно. Вилора застыла в моих руках.

-Понимаю, что не вовремя, - услышал голос Васи, -Но не хочу ласты склеить. Помогите, а?

-Эх, Вася, Вася! - вздохнула Вилорка, - Солнце, тащи пациента в кабинет, пока он весь пол кровью не залил.

Со вздохом выпустил любимую из рук. И пошел выполнять поручение. Общими усилиями, мы сгрузили стонущего парня на 'разделочный' стол.

-Оголяйся! - скомандовало мое чудо.

-Только не сильно, иначе и челюсть придется ремонтировать, - проворчал я. Вася, вздыхая, матерясь и стоная, стянул брюки.

-Значит так, ассистент Вилковский, готовьте клиента, будем ногу пилить, - серьезно проговорила Вилора. Я, ухмыляясь, закатал несуществующие рукава.

-Момент, Вилора Германовна, - отрапортовал я, - Василий, замри, и не шевелись!

Василий что-то простонал, лег на стол.

-Чё это Вилковский? - пробормотал он, - Вилкин что-ли?

-Фамилия у него такая, - пробормотала Вилора, рассматривая ранение.

Василий тихо заржал.

-Вась, я ща скальпелем тебе вторую ногу проткну, будешь ржать! - строго проговорила Вилора.

-Вилка, да я просто прикинул, Вилка Вилковская, круто звучит! - ржал парень. А я расплылся в улыбке. Да, офигительное сочетание!

-Затухни, Василий Череззаборногузадерищенко! - гаркнула Вилора. Теперь уже ржал я.

-А ты над моей фамилией смеялась, солнышко, - говорил я, пока Вилора готовила препараты, бинты и прочее.

-Да это я так, - отмахнулась Вилочка, - На самом деле Василий у нас Пупков-Подольский, да, Вася? Он у нас из этих, из голубых!

Я поперхнулся, стараясь громко не ржать.

-Не из гомиков, что ты! - серьезно проговорила Вилора, вкалывая парню какой-то препарат, - Из голубых кровей. Аристократ, короче.

-Чудеса, - смеялся я.

Вилора начала обрабатывать рану. Пуля прошла по касательной, все жизненно важные органы целы, как сказала любимая, пару сантиметров, и петь Васи фальцетом, а так, все обошлось.

Вилора накладывала швы, Вася кайфовал под действием обезболивающего препарата, а я привалившись бедром к столу, наблюдал за ловкими действиями любимой.

-Ты сказал, что любишь меня, - тихо, едва различимо проговорила Вилора. Замер. Вгляделся в ее лицо. Ну, скрывать-то уже незачем.

Она подняла голову, серьезно и как-то напряженно посмотрела на меня. Улыбнулся. Отвел прядку волос, погладил по щеке.

-Люблю, - проговорил я.

Вилора кивнула, отвернулась от меня, продолжая колдовать над раной Васьки.

-И я тебя, кажется, - услышал ее тихий голос, и дальше без паузы, - Василий, не дергайся, иначе пришью хозяйство к ноге. Не удобно, зато мочиться весело будет.

Сердце готово было выпрыгнуть от счастья из груди. Господи! Любит! Вот это да!

Подошел к Вилоре, обнял ее со спины, зарылся носом в волосы. Крепко-крепко прижал к себе. Даже глаза закрыл от удовольствия и счастья. Вилора повернула голову, глянула на меня. Улыбнулась.

-Чего лыбишься, как Тимка после обеда? - проворчала она. Рассмеялся. Поцеловал любимую в кончик носа.

-Ребята, понимаю, что у вас там семья строится, но вы меня зашейте и я пойду, - подал голос Василий. Вздохнул. Лады, момент можно и отодвинуть на полчасика.

-Слышь, друг, я тут смотрю на твое лицо, не ты звезда инета? - подал голос Вася, когда Вилора накладывала повязку на рану.

-Не знаю, - отмахнулся я. Ну, мало ли, чего в инете есть? может записи старые с выступлений по плаванью.

-А, ну, на, глянь, зацени, какая каша! - Василий вынул из кармана флиски свой телефон, поискав в нем чего-то и протянул мне, - Такая вертушка, закачаешься.

Посмотрел на экран мобильного. Ролик, скаченный из интернета. Замер. Воспоминания накатили с удвоенной силой. Кто-то из прохожих заснял на видео аварию. Смотрел на свою машину со стороны.

-Вилка, ты прикинь, жесть вообще была наверное, - не унимался Вася, - И романтика. Как в фильмах. Цветы кругом и кровища! Супер! Так, че, ты? Нет? Там лицо плохо видно, когда на носилках уносили, но потом четко покажут.

-Не я это, - отмахнулся я, стараясь, чтобы голос звучал ровно.

-Странно, на тебя похож, - размышлял Вася, - Прикиньте, как парня из машины выковыривали? Жесть просто! Говорят, он знаменитость какая-то. Там народу потом куча набежала. МЧС-ники примчались. Сказали, парень в рубашке родился, только ходить вряд ли сможет.

Вася замолчал, а Вилора посмотрела на меня. Удивленно.

-Да нет, точно не мой Радим, так ведь? - прищурилась любимая, - Вон, мой ходит, плавает, призы завоевывает. Не, Вась, ты путаешь чего-то.

Кивнул. Вот только взгляд Вилоры мне не понравился. Больно уж воинственный.

Вилора отвернулась, молча начала складывать инструменты.

-Когда, говоришь, ролик сняли? - как бы невзначай поинтересовалась моя девочка. Ну, все, Радя, сто пудов раскусила.

-Да старый он, в начале года кажется было, - выдохнул Вася. Глянул на него, нет, Вася, я тебя сейчас грохну и по кускам разрежу.

-Дай гляну, - скомандовала она, - С медицинской точки зрения.

Пипец. Приплыли, сушите весла, братцы кролики!

Василий послушно отдал телефон Вилоре. Та минуту молчала, но видел, как она с каждым мгновением становится все более мрачной.

-Солнышко, я... - начал говорить я, понимая, что сознаться придется. Не дура она у меня, все поймет, да и машину мою узнает. И морда моя там во всей красе присутствует.

Вилора подняла руку вверх, с грозным возгласом 'Тихо!'.

Выдохнул. Прислонился спиной к стене кабинета. Провел ладонями по лицу.

Видео закончилось, Вилора включила на повтор.

-Вилка, круто, да? - пробормотал Василия.

-Пошел домой, быстро! - рявкнула она.

-А телефон? - обиженно проговорил Вася. Вилора швырнула в него мобильным.

-В следующий раз точно ментов вызову, - заорала она. Василий испуганно удалился, хромая и тихо матерясь сквозь зубы.

Входная дверь с тихим щелчком закрылась. Мы остались вдвоем. Как начать разговор? С чего? И боялся, и в то же время надеялся, что Вилка поймет меня правильно.

-Вилора, я ... - вновь начал я, отлепляясь от стены.

-На стол ляг, - как-то уж очень спокойно проговорила она. И даже на меня не смотрит. Внутри все похолодело. Одно дело гадать о ее реакции, а другое увидеть ее.

-Давай поговорим? - попытался все-таки начать разговор.

-Я о многом прошу? - резко сказала любимая. Вздохнул. Лег на живот, чувствуя, как прохладная поверхность холодит тело.

Услышал легкий перестук металлических инструментов. Почувствовал, как Вилочка моя начала разрезать майку, надетую на мне. Улыбнулся.

-Это уже традиция, мои шмотки резать? - пошутил я.

Любимое мое солнце со стуком отложила ножницы в сторону. Почувствовал ее пальчики на спине, в области шрама.

-Хорошилов резал? - Вилора продолжала поглаживать шрам, проигнорировав мой вопрос.

-Майка мне тоже нравилась, - пробормотал я, и попытался перевернуться на спину. Но Вилка прижала руки к моей пояснице, не позволяя шевелиться.

-Радим, я задала простой вопрос, на который хочу услышать простой ответ, да или нет, - отчеканила моя колючка каждое слово, не убирая рук с моей спины. Ну, радовало, что шрама не испугалась. Хоть и не видел ее лица, но был уверен, что отвращения в ее взгляде точно не увижу. Хотя она ведь медик, какое может быть отвращение при виде шрамов?

-Не помню, - пробормотал я, - Колючка моя, я понимаю, ты злишься, наверное... - опять решил вызвать ее на разговор.

-Хорошо, я сама отвечу на свой вопрос, - уже громче проговорила Вилора, - Ты лежал в отделении спортивной травмы, тебя должен был посмотреть либо Васильев, либо Хорошилов. Потому как ты у нас знаменитость, пловец, надежда и опора отечественного спорта, то тебя мог смотреть только лучший, коим и является Агафон Петрович Хорошилов. Я права?

-Солнышко, - попытался перевернуться я.

-Я не о строении пищеварительного тракта мамонта спрашиваю, - почти закричала Вилора, - Да или нет, мать твою! Да? Или нет?

-Да, меня смотрел старый маразматик в очках, - пробухтел я, - Вилора, давай я все объясню, солнышко.

-Я пока не настроена слушать, - уже тише сказала любимая. Услышал щелчки, заработали какие-то приборы.

-Брюки сними, - коротко скомандовала Вилора.

-Солнышко, я под ними голый, - улыбнулся я.

-Мне что, нельзя на твою задницу смотреть!? - сквозь зубы процедила моя выдрочка.

-Можно и даже нужно, - хрипло сказал я, - Просто меня твои взгляды возбуждают, и лежать на животе неудобно, - трагично проговорил я, надеясь вызвать ее улыбку.

- Я тебе сейчас засандалю снотворного лошадиную дозу, - рявкнула Вилочка моя.

Поднялся на ноги, сбросил джинсы и обрывки майки на пол, лег на стол на живот.

-Никогда прием у врача меня так не возбуждал, - пробормотал я, чувствуя ласковые пальцы любимой на своей коже. Руки скользнули по спине, спустились по бедрам, задерживаясь на шрамах на ногах.

-Замри, - скомандовала любимая. Послушно не шевелился, понимая, что когда она в таком состоянии лучше не спорить, ведь и вправду усыпить может.

Закрыл глаза. Услышал, как хорошая моя отошла от меня. Открыл глаза, посмотрел на нее. Она сидела в своем кресле у компьютера и что-то внимательно рассматривала на мониторе. Протянула руку к телефону, стоявшему на столе. Набрала какой-то номер. Даже и не знал, что думать.

-День добрый, Вас Вилора Гольдштерн беспокоит, - услышал ее ровный голос, - Нет, что Вы, все в порядке, Агафон Петрович, Дед бегает, будто молодой, - вежливо проговорила она, глядя на меня. Моргнул. В ее глазах четко увидел жажду моей крови.

-Я люблю тебя, - прошептал одними губами. Вилора поняла. Прищурилась, но взгляд не потеплел, наоборот, стал еще более грозным.

-Вилковского помните? Вашего пациента, - тем временем продолжала Вилочка, задался вопросом, откуда у простой студентки номер телефона профессора, еще и звонит ему так свободно, - Да, весной в аварию попал. Почему интересуюсь? Лежит он у меня, рентген его рассматриваю. Любуюсь на труды Ваши. Отменно собрали. Но лишний раз не буду напоминать Вам о том, как я Вами восхищаюсь.

Колючка моя замолчала, внимательно слушая собеседника. Улыбнулась. Какая у нее красивая улыбка, устроился удобнее, подложив кулак под подбородок. Так приятно за моим колючим солнышком просто смотреть, любоваться ее растрепанным видом, глазками, которые убивали меня взглядом в настоящий момент.

-Что о прогнозах скажете? - уже серьезнее спросила Вилора. Понял, что половину диалога пропустил, пока любовался своим чудом.

-Поняла, - услышал голос любимой, - Да, красив как черт, Агафон Петрович, полностью согласна. Понимаю, что Вы много тел повидали. Угу, - кивала Вилора, заметил, что ее взгляд блуждает по моему обнаженному телу. Отчего эрекция стала просто нестерпимой.

-Огромное спасибо, профессор, - услышал голос любимой, - Завтра обязательно появлюсь. Да и мне жаль, что год в гости не забегала, много пропустила, как выяснилось.

Последнюю фразу малышка выделила, глядя в мои глаза, обращаясь больше ко мне, нежели к профессору.

-До встречи, профессор, - попрощалась Вилора. Положила трубку. Сцепила руки в замок, откинулась на спинку кресла.

-Еще раз поднимешь меня на руки, поломаю их в двух местах, - четко проговорила моя выдрочка, не спуская взгляда с моего лица.

Сел на столе, глядя на мою девочку. Просто безумно захотел обнять ее. Руку протянул, молча прося ее подойти.

Вилора дернула головой, отказываясь.

-Знаешь, Радим, мне горько и больно, - тихо сказала она, глядя куда-то в пространство, мимо меня, - Ты знаешь, как это больно терять близких?

Тут ее взгляд замер на моих глазах. Сглотнул. Ну, все, доигрался. Наши отношения закончились, так толком и не начавшись. В районе груди что-то закололо. Больно, ужасно больно.

-Я могла потерять тебя, и даже не знала об этом, - громкий шепот резал слух, отдаваясь болью в каждой клеточке моего тела.

-И больнее всего, что ты лишил меня права быть рядом, - ее голос из громкого шепота медленно превращался в звонкий почти крик, - Ты лишил меня права видеть тебя, заботиться, смотреть за тобой ночами, ухаживать, радоваться твоим успехам. Украдкой плакать, глядя, как ты делаешь первые шаги и учишься заново ходить. Ты все это у меня отобрал! - последние слова любимая моя девочка уже кричала, звонким голосом, в котором слышались слезы.

Устало опустил руки, которые почему-то начали мелко дрожать. С силой сжал их в кулаки.

-Прости меня, - прошептал я, боясь подойти к ней, боясь быть отвергнутым, и не имея сил не коснуться ее. Протянул руку, и отдернул ее, видя, как она дрожит.

-Прости, - шепнул я, - Мне не нужна была твоя жалость. Я хотел любви. Взаимности.

Вилора заплакала, а я, сделав шаг, наконец, прижал ее тело к себе.

-Не трогай... не трогай меня! - рыдала она, пытаясь оттолкнуть мои руки, но я не позволил. Крепко сжимал ее руками, впечатывал в себя, закрыв глаза. Понимая, что ничего не могу изменить, но и отпустить ее не мог.

-Я люблю тебя, - шептал я, - В тот день я ехал к тебе, купил цветы и подарок... - начал рассказывать я, понимая, что не могу остановиться, не могу молчать.

Я говорил, рассказал обо всем, что случилось со мной, все что помнил, что рассказывали врачи. А она плакала, уже не отталкивая мои руки. А цепляясь за мои плечи, спину, впиваясь пальцами, словно и не хочет отпускать меня. А ее слезы прожигали мою грудь, оставляя горькие следы.

-Прости, прости меня, - шептал я, уже не имея сил замолчать. Просто хотел услышать хоть слово от нее.

Вилочка моя молчала, продолжая всхлипывать, спрятав лицо на моей груди. Начал раскачиваться из стороны в сторону, убаюкивая ее.

-Я бы смогла помочь, -хрипло прошептала Вилорка. Грустно улыбнулся.

-Ты мне помогала, - признался я. Поднятое лицо с мокрыми от слез щеками, удивленный взгляд, в котором больше не было отчуждения или осуждения. Ласково улыбнулся, стер ее слезы ладонями, - Ты приходила в моих снах. Правда молчала всегда.

Солнышко мое хмыкнуло.

-Хорошо, что молчала. Иначе бы точно упрекнула, - предположила Вилорка. Тихо рассмеялся.

-Как мне не хватало твоего голоса, - шепнул я, прижимаясь своим лбом к ее лбу, заглядывая в глаза.

-Сам виноват, - в ее глазах вновь появилась грусть, - Булатовы знали?

Моргнул.

-И Гавр?

Моргнул еще раз.

-Гад тощий! - выругалась моя колючка, - Я у него сорок раз спрашивала как у тебя дела, а он все юлил. Ну, я ему припомню!

-Сорок раз? - переспросил я, - А я думал, не нравлюсь тебе.

-А ты не думай больше, вредно это для тебя, как выяснилось, - родная моя отстранилась, глянула из под опущенных ресниц на мое тело, которое вмиг отреагировало на ее взгляд.

-Карманов у тебя нет, чтобы что-то прятать, чем тогда прижимаешься ко мне? - лукаво спросила Вилочка. Прижался бедрами к ее телу, приподнял, посадил на стол, устраиваясь между ее раздвинутых ног.

-У тебя никогда не появлялось непреодолимых желаний? - выдохнул я, глядя на ее румяные щеки, и глазки, в которых появился огонек.

-Совсем непреодолимых? - спросила моя соблазнительница.

-Совсем, - шепнул я. Вилора улыбнулась. Потом улыбка ее пропала, она серьезно заглянула в мои глаза, коснулась щеки, сжала ладонью подбородок. Подняла вторую ладонь, удерживая мое лицо.

-Я очень надеюсь, что больше ты никогда и ничего скрывать от меня не будешь, даже если захочешь оградить меня от переживаний, - четко проговорила она. Кивнул. Повернув лицо, прижался губами к ее ладони.

-Я сильная, даже если кажусь слабой, - убеждала она меня. Вновь кивнул.

-И я бы не отказалась от тебя, - продолжала говорить моя Вилочка, а я млел от ее слов, - Полюбила бы, а не пожалела.

Вновь кивнул. Я верил ей безоговорочно.

-И по твоей вине мы потеряли столько месяцев, - с упреком сказала любимая. Шумно выдохнул. Да, виноват. Нужно было Ильяса слушать тогда, а не играть в гордость.

-Простишь меня? - тихо спросил я, не отрывая губы от ее ладошки.

Вилора грустно улыбнулась, вздохнула.

-Уже, - шепнула она, - Теперь главное, чтобы ты сам себя простил.

Крепко зажмурился, вдыхая запах ее кожи. Господи, какая же она у меня замечательная, моя колючая выдрочка!

-Ты даже не представляешь, как мне повезло, - сказал я, открывая глаза. В глазах Вилочки стояли слезы.

-Я видела, что осталось от твоей машины, - хрипло прошептала моя малышка, - Тебе очень сильно повезло.

-Я не об этом, - улыбнулся я, поглаживая ее волосы, шею, щеки ладонями, - Я о том, что ты есть у меня.

Вилора хмыкнула, лукаво глянула на меня.

-Как бы тебе жалеть не пришлось, - предположила она, - Я ведь выдрочка, ты сам говорил.

-Да, но ты моя, - рассмеялся я, наклоняясь к ее лицу, - Моя! - повторил я, ласково сцеловывая бегущую по ее щеке слезинку.

Ее руки гладили мою спину, касаясь шрама. Ноги прижимали меня к себе, заставляя ненавидеть ткань, разделявшую наши тела.

-Я люблю тебя, - выдохнул, целуя ее висок, ушко, шею, - И хочу. Прям сейчас. Безумно.

Вилочка ноготками оцарапала кожу спины, заставляя глухой стон вырваться из моей груди.

-Солнышко, - выдохнул в ее губы, - Надо бы притормозить, просто не хочу, чтобы тебе было больно.

-Радимка, - выдохнула любимая, возвращая поцелуй, - Будешь тормозить, больно будет тебе!

И поерзав на гладкой поверхности стола, колючка моя, прижала свои бедра к моим. Хрипло рассмеялся. Отодвинул любимую ровно настолько, чтобы стянуть ее джинсы.

-Мне только, кажется, помыться нужно, - смущенно выдохнула Вилора.

-Давай вместе? - выдохнул в ее рот, понимая, что остановиться не могу. Не могу не целовать ее, не ласкать, не касаться.

Не дожидаясь ответа, притянул малышку к себе, заставляя крепче обхватить меня ногами. И совершенно не напрягаясь, понес в ванную.

-Поставь меня! - скомандовала Вилочка, отстраняясь. Застонал от ее движения. Закрыв глаза, крепче притиснул ее к себе.

-Не могу! - хрипло проговорил я, - Правда, не могу.

При каждом шаге, хрипло выдыхал, вжимал ее тело в себя, больше всего на свете мечтая оказаться внутри нее. Целовал, уже не понимая, чьи стоны слышу. Любимая прижималась ко мне, отвечала на поцелуй не менее страстно, отчего терял самоконтроль. До ванны мы добрались за секунду. Оторвавшись от сводящих с ума губ, выдохнул. Глаза Вилочки, подернутые дымкой, губы, припухшие от моих поцелуев, волосы, растрепанные моими пальцами - все сводило меня с ума, хотя, казалось бы, куда уж больше.

Поставив любимую на ноги, включил воду в душе. Выдохнул, глядя на мою малышку. Какая она у меня крохотная! Девочка моя!

Одним движением сдернул ее рубашку, майку. Любимая стояла передо мной, любовался ею, не мог отвести глаз от ее груди, живота, треугольника волос. Со стоном, приподняв ее, прижал к себе и шагнул в душевую кабинку. Теплые струи воды бежали по ее спине, груди, а я понял, что все, мыться будем теперь уже после.

-Девочка моя, - шептал я, прижимая ее тело к стеклу кабинки, впиваясь губами в ее шею. Сходя с ума от того, как она гладила мою спину и плечи ладонями. Заставил ее обхватить меня своими ножками, отклонился, всматриваясь в ее лицо.

-Я люблю тебя, - простонал я, входя в ее тело. Колючка моя подалась навстречу, вздрогнув и вероятно ожидая боли. Почувствовал, как она расслабилась. Продвинулся еще, затаив дыхание. Стараясь сдерживаться, но чувствовал, что уже не могу больше.

-Я люблю тебя, - услышал ее стон. Заглянул в ее глаза, и все, я пропал. То ли рык, то ли стон, вырвался из груди. И я начал двигаться, с каждой секундой все быстрее, глубже. Ее стоны, ее касания, поцелуи, укусы сводили с ума. Обхватив ее ладони, прижал к стеклу.

-Вилочка, солнышко мое, любимая моя девочка, - шептал я. А она только стонала и всхлипывала в ответ. Почувствовал, как ее тело, крепко обхватывающее мое, начало содрогаться. Застонал, вжимаясь в нее бедрами, двигаясь до предела. Боже, мыслить совершенно не получалось. В голове билось только 'Люблю!' и 'Спасибо!'. В последний момент отстранился, вышел, и, впиваясь губами в ее рот, ловя стоны, и выдыхая свои, почувствовал, как крупная дрожь начала сотрясать мое тело. Крепко прижался к ее животу бедрами. Тяжелое дыхание с хрипом вырывалось из груди. Расцепив наши ладони, заставил любимую обнять меня за шею, а сам оперся руками о стену кабинки.

-Я прибью тебя, - услышал всхлип Вилочки. Сердце билось так, что грозило выпрыгнуть из груди. Хрипло рассмеялся, прижимаясь губами к нежной коже над ушком.

-За что? - шепнул я.

Вилора вздохнула, повернув голову, глянула на меня. Потом вновь отвернулась, пряча лицо. Но успел заметить ее немного растерянный взгляд, и появляющийся румянец. Или это от затянувшихся водных процедур?

Отстранился, осторожно переставил малышку под струи воды. И протянув руку к тюбику с гелем для душа, решил начать купание. Да и прилечь уже хотелось, ноги совсем устали. Еще и нервное напряжение сказывалось.

-Ты не ответила, - напомнил я, когда Вилора, скромненько стоя под водой, старательно отводила взгляд. Нет, странно как-то. Я бы расслабился, если она зашвырнула бы в меня тюбик с шампунем, а такая ее реакция напрягает как-то.

- Радимка, - тихо проговорила Вилора, и посмотрела на меня, - В первый раз ты... ну ты это... не прервал акт, а сейчас ... Нет, мне очень понравилось, - торопливо тараторила моя колючка, уже не краснея, и с каждым разом все увереннее звучал ее голос, - И тогда и сейчас, просто ты ... ты против, да?

Удивленно поднял брови вверх, начиная покрывать пеной такое любимое мною тело.

-Акт? - переспросил я, стараясь не засмеяться. Понимал, что малышка говорит о серьезных вещах, вот только от радости и счастья, поселившихся в моем сердце, не мог ничего поделать с собой.

-Не, актами я не занимался, - заметил я. Вилора удивленно глянула на меня.

-Но мы ведь сексом занимались, - процедила она, уже начиная закипать от моего наигранного непонимания ситуации.

-Неа, не было такого, - упрямо возразил я, смывая пену и собираясь мыть волосы Вилочки шампунем.

-Радя! - с угрозой проговорила Вилочка. Рассмеялся. Щелкнул ее по носу.

-Это типа что тогда было? Мы с тобой два раза занимались любовью, а ты мне тут втираешь не понять что! - вспылила моя выдрочка, гневно сверкая глазками.

-Ага, теперь все верно, - кивнул я, - Любовью, дааа, любовью я точно занимался. Помню, помню.

Серьезно проговорил я, не сводя взгляда с ее груди, которая так и просила, чтобы мои губы коснулись ее, провели по соскам, втянули их в рот...

-И ты знаешь, солнышко, - выдохнул я, понимая, что еще чуть-чуть и вновь не сдержусь, - Если мы быстро не вымоемся и не наденем на тебя хоть что-то, я буду заниматься любовью с тобой в третий раз.

Вилора в ответ фыркнула.

-Повернись, гопота ты моя, - потребовала малышка. Усмехнувшись, повернулся. Почувствовал ее ловкие пальчики на своей спине, плечах, руках, шее. Закрыл глаза, наслаждаясь каждым касанием любимой. Руки спустились на бедра. Протяжно выдохнул.

-Любимая? - игриво протянул я.

-Что, любимый? - тем же тоном поинтересовалась она.

-Ты как доктор просто обязана что-то сделать с моей эрекцией, - пожаловался я. Вилора молчала, продолжая мыть мое тело, возбуждая все больше. Нанесла шампунь, смыла. Выключила воду. Вышла из кабинки, бросила в меня полотенцем.

-Могу предложить зажать твою эрекцию между дверей, - милостиво предложила она. Рассмеялся. Вытираясь, смотрел на мою девочку.

-Не, я против, - сказал я, вздыхая, - Есть другие предложения?

-Нет! - рявкнула моя колючка, - И знаешь, что, гопник мой лысый, их не будет пока ты не объяснишь мне свои действия. Не хочешь отвечать за последствия, дак я уже большая девочка, и сама справлюсь!

Вздохнул. Обмотав бедра полотенцем, посмотрел на Вилору. Она уже одетая в халатик, в упор смотрела на меня.

-Я понимаю, что наши отношения только начались, - прищурившись, выговаривала любимая моя девочка, - Но знаешь, надо бы все сразу решить. Чтобы потом тебя инфаркт не хватил!

Подошел к ней, не обращая внимания на ее сопротивление, обнял.

-Знаешь, чего мне больше всего на свете хочется? - спросил я, пряча лицо в ее мокрых волосах. Вилора замерла на мгновение. Потом почувствовал ее руки на своей спине.

-Я хочу тебя. Хочу, чтобы ты всегда-всегда была со мной, хочу видеть тебя каждый день, - продолжил я, водя ладонями по ее спине, затылку, - Мечтаю, чтобы у нас с тобой была семья, большая и дружная. Чтобы дети, как минимум трое. Чтобы ты каждый день меня пилила, ворчала на меня, удивляла и веселила. И любила.

-Тогда в чем дело? - спросила Вилора, целуя меня в плечо, - Рдимка, мне двадцать четыре. Я хоть и была девственницей до недавнего времени, но откуда и как появляются дети, в курсе. И знаю, на что шла в первый раз.

Вздохнул. Отстранившись, заглянул в ее глаза.

-Какой из меня отец, если я мать своих детей не могу на руки поднять? - наконец проговорил я, - Я хочу бегать, носить и деток и любимую на руках. Играть с ними. Понимаешь?

Вилора моргнула, нахмурилась.

-Нет, - четко проговорила она, - Не понимаю. Понимаю, что ты идиот. А вот все, что касается твоего здоровья - не понимаю!

Вздохнул. Ну, какая она у меня упрямая, а!

Уже открыл рот, чтобы начать ее убеждать, что детей я хочу. И только от нее. Но чуть позже, когда со здоровьем все наладится, чтобы быть опорой в семье, а не овощем и обузой для нее. Но сказать ничего не успел. В дверь вновь позвонили.

-Да мать твою так! - выругался я, понимая, что гость опять незваный, и еще более не желанный, чем Вася, явившийся ранее.

-Я сейчас шмякну кого-то! - начал возмущаться я, выпуская Вилору из своих рук, - Солнышко, иди, ставь чайник, а я пока грохну визитера.

Мы вышли из ванной, Вилора, хитро глянув на меня, прокричала:

-Любимый, только ноги не ломай никому, сегодня уже подрабатывала доктором!

-Как скажешь, любимая! - прокричал я в ответ, одновременно открывая дверь.

-Ой, как у вас тут все по-домашнему, - услышал веселый голос друга. Тот, стоя в дверном проеме, переводил взгляд с моего полотенца на маячившую на кухне Вилору. Ну, друга убивать не рискнул. Друг, как никак. Поэтому протянув руку, пожал, и пригласил пройти.

-Я на две минуты, - пожал Гаврик руку и вошел в квартиру, закрывая за собой дверь. Вилора, обернувшись, глянула на нас.

-Ты! - ткнула пальцем в Гавра, - Глиста в скафандре, а, ну, быстро ходи сюда!

Гаврил бросил на меня удивленный взгляд. Пожал плечами, мол, мне откуда знать, чего Вилорке в голову взбрело.

-Да не боись! - не очень уж весело продолжала любимая, - Я же не бить тебя собралась. Я так, поблагодарить.

Гаврил расслабился, и шутливо стукнув меня в плечо, заулыбался.

-Ууу, чертяка, Вилковский! - ржал друг, - Рад за вас, ребята! А то жуть как надоели эти сопли-слезы. 'Вилочка моя то, Вилочка моя сё...'.

Рассмеялся в ответ, а Гавр уже входил на кухню. Усевшись на стул, закинул ногу на ногу.

-Чаю, хозяйка! - воскликнул друг. Рассмеявшись, уселся на диванчик у окна.

-Ну, Вилка, - радостно говорил Гавр, - Давай, благодари меня. Говори, как ты мне благодарна за этого оболтуса. Слушаю, слушаю, не отвлекайся!

Глянул на любимую. Солнышко мое, прищурившись, смотрело на Гавра. Ой, кажется, кому-то достанется от моей фурии! Посмотрел на друга. Этот самый кто-то, сидел и даже не подозревал о грядущем 'счастье'.

Увидел, как Вилора осторожно протянула руку с сковороде, не спуская глаз с жертвы. Решил, что надо бы вмешаться, а то мало ли, колючка моя увлечется еще.

-Ой, Гаврюша, - вкрадчиво проговорила Вилора, - Ты просто не поверишь, как я тебе благодарна! Ты главное спроси: За что?

Вилора уже замахнулась утварью на Гавра. Вовремя успел встать и перехватить ее ладошку с орудием мести.

- Солнышко, - ласково рассмеялся я, - Оставь ты его, пусть живет.

-Ты чего? Ты что, совсем припадочная?! - возмутился Гавр, почти испуганно глядя на сковородку в руках Вилоры.

-Я сколько раз у тебя спрашивала?! - начала кричать моя малышка, - Трудно было сказать, где Радим? И что с ним?

-Да ты сама с ним разбирайся, - пробормотал Гавр, - Он просил не говорить. А у тебя похомячить ничего нет? Я от стрессов всегда жрать хочу.

-Я тебя сейчас накормлю! - кричала в ответ любимая, - Будешь одними йогуртами питаться! Через трубочку!

-Я же говорю, не виноват я! - оправдывался друг, вставая и подходя к холодильнику. Открыв его, начал ковыряться там в поисках еды, - К гопнику все вопросы.

-Обзовешь его так еще раз, рыло начищу! - рявкнула моя грозная колючка. Обнял ее, начиная смеяться. Нет, ну какая она у меня замечательная и храбрая. До Гавра ей прыгать и прыгать, и все равно меня защищает. Прелесть просто!

-Ты же сама его так постоянно называешь! - возмутился Гаврил, - Радим, держи ее, а то вырвется, покусает. А я от бешенства прививок не сделал.

-Придурок! - выплюнула ругательство моя девочка. Прижал ее к себе, зарываясь в ее волосы лицом. Все никак не мог перестать смеяться.

-Любимаааая? - ласково шепнул я на ушко.

-Чего? - проворчала Вилора.

-У меня полотенце падает, - признался я ей.

Гаврила будто ни в чем не бывало, жевал еду, добытую из холодильника.

-Слышь, ты, глиста троглодитная! - закричала Вилора, обращаясь к Гавру, - Быстро к себе домой, у нас тут и без тебя дел по горло!

-Все, все, бегу, бегу! - заржал Гаврил, прихватив тарелку с чем-то съестным, - Я вечерком занесу. У меня там просто мышь повесилась. А есть охота. Все, мешать не буду. Ежели соскучитесь, милости прошу в гости.

-Исчезни уже! - крикнула вдогонку Вилочка моя, но уже не так злобно. И руки ее, обнимавшие меня за талию, больше поглаживали кожу, чем удерживали грозившее упасть полотенце.

-Ты такая соблазнительная, когда злишься, - выдохнул в ее шею, ласково проводя языком не нежной коже.

Глава 12


Гаврил и Дионисия


Гавр

-Чего молчишь, а? - громко спросил я любимые глаза, глядящие на меня с улыбкой, - Вон, соседи уже перестали дурью маяться. Они теперь вместе. Вот пока ты тут стоишь, меня там чуть сковородкой не пришибли.

Пожаловался я, садясь на единственный стул, стоящий у окна. Тарелка, принесенная от соседей, опустела. Мысленно напомнил себе, что надо бы в магазин съездить за продуктами. Вновь глянул на улыбающееся личико.

-Ну, как тебе наша квартира? Нравится? - спросил я, осматривая владения. Дионисия молчала, продолжая все так же лучезарно улыбаться. Ответа я, в принципе, и не ожидал.

Зазвонил телефон, отвлекая меня от размышлений о смысле жизни. Посмотрев на дисплей, улыбнулся.

-Привет, дедуль! - поздоровался я, - Как здоровье? Ближе к вечеру заеду. Может забрать из лавки, да поужинаем где-нибудь?

-Гаврила, не тараторь, я по делу звоню! - отчитал меня старик. Тихо рассмеялся, нет, он совсем не меняется.

-Слушаю, Рудольф Адамович! - отрапортовал я.

-Ой, балбес, - вздохнул дед, и продолжи, - Ниса звонила. Самолет прилетает через две недели.

Смех и все веселье как рукой сняло. Так и хотелось крикнуть 'Наконец-то!', вот только побоялся от деда получить очередной нагоняй.

Вспомнил все последние месяцы без нее. Теперь осталось совсем немного, чуть-чуть потерпеть, и вновь увижу ее, смогу обнять, и отшлепать, чтобы не убегала больше так далеко.

Вновь посмотрел на любимое личико. Протянув руку, кончиками пальцев коснулся скулы, больше всего жалея о том, что могу потрогать всего лишь фото, а не саму Дионисию.

-Ты там как? Чего молчишь? - услышал голос деда Гиссара.

-Все хорошо, - ответил я, - Хорошо.

-Лады, - серьезно сказал дед, - Давай через пару часов ко мне, будем ужинать. И потом, нужно еще пару дел обсудить.

- Хорошо, дедуль, - согласился я, и пообещав быть вовремя, сбросил вызов.

С момента нашего знакомства, вернее после похмелья, я стал частым гостем у старика Гиссара. Он мне стал дедом, с которым можно поделиться, поговорить, или просто выпить виски в тишине кабинета. С ним мы состряпали план по выманиваю и возвращению Нисы из далекой Германии. Мои намерения были ясны, а вот какая выгода деду из всего этого я сразу и не понял. А потом старик и сам признался, что внучка любимая, и магазин и все дела хочет передать ей. И потом, тут ей будет лучше, чем там, в чужой стране, с чужими людьми. Пусть там и родня живет, но дед решил, что будет выманивать внучку. Ну, а я был только 'за'.

Дедуля часто звонил Нисе, когда я был у него в гостях. Сколько силы воли пришлось приложить, чтобы просто сидеть и слушать ее голос! Словами не передать. Обычно, вечерами, когда гостил у деда, тот просто набирал номер, и включал громкую связь. Бывало даже и без предупреждения, что сбивало меня с толку. В такие моменты, просто сидел в кресле, откинувшись на спинку, и закрыв глаза, слушал тихий смех, нежный голос, вселявший надежду. Пусть она не знала, что я ее слышу, пусть даже и не подозревала, что я нашел ее, пусть.... Но мне становилось легче чуточку.

Иногда, когда не клеились дела на работе, или сильно уставал, ехал к деду, и попросил позвонить внучке. Тот даже не спрашивал ни о чем. Просто кивал на кресло, и набирал номер.

Кто бы мне еще год назад сказал, что невозможно любить на расстоянии, поверил бы безоговорочно. А сейчас... Сейчас понял, что не только возможно любить, но и страдать. Страдать от мысли, что она может встретить какого-нибудь мужчину, который полюбит ее и не отпустит. Но дед Гиссар успокаивал меня, говоря, что нет никого, ни с кем не встречается.

Переставил фото Дионисии.

-Приезжай уже скорее, - попросил я, а она все продолжала молча улыбаться, глядя на меня.

Обошел квартиру еще раз. Должны вот-вот привезти мебель, которую я выбрал и купил. Вот только Ниса об этом не знала. Как только дед уговорил ее вернуться, она решила купить квартиру, так как старую продала. На мое счастье Булатовы как раз продавали свою. Вот только гораздо дороже, чем Ди могла себе позволить. Дед предложил помочь, но я отказался. Нет, я сам купил квартиру, а Ниса будет думать, что ей просто повезло. Ну, мало ли, люди срочно хотели продать, вот и отдали почти за даром. На самом деле, все деньги, которые Дионисия переслала деду, положил в банк на имя Когтевой Д.А.. Пусть лежат, еще и процентами обрастают. И так случалось со всеми суммами, которые Ди переводила на оплату ремонта, или мебели.

Дед отправлял ей фото или образцы, которые выбирал я для нашей квартиры, а Ди только утверждала. Некоторую мебель я приобрел без ее утверждения, но был уверен, что любимой она точно понравится.

И к сегодняшнему дню квартира уже была полностью готова к приезду новой хозяйки. Осталось только мебель привезти и расставить. И еще кое-какие вещи, принадлежавшие Дионисии. Коробки и ящики с вещами Ди, которые пылились у деда, я перевез сюда. Через недельку собирался все распаковать и разложить.

Побродил по квартире. Взяв фотографию Ди, пошел в спальню.

-Вот, ты только глянь, - хвастливо проговорил я, ставя рамку с фотографией на подоконник. Сам прилег на единственный предмет мебели, стоявший в центре спальни. Огромную шикарную кровать королевских размеров. По всему периметру шла специальная ковка, в переплетениях которой размещалась тонкая трубка, крепящаяся к самой кровати только в одном месте. Таким образом, когда я прикую свою малышку к горизонтальной плоскости, можно будет с легкостью передвигаться по кровати. Но это еще не все. Я так же заказал тонкие изящные наручники, отделанные мягкой тканью, чтобы не поранить кисти рук, а цепочка между браслетами была довольно длинной, чтобы также обеспечить больший комфорт.

Так что, надо сказать, что я готовился, продумывая нашу встречу до мелочей.

Поворочался на кровати. Мдааа, удобно и уютно.

-Тебе понравится, - пообещал я фотографии, с которой я практически не разлучался. Даже сделал ее маленькую копию и носил в бумажнике. Еще полгода назад, друзья прикалывались, не верили. Но в последнее время уже только сочувствовали, и желали скорейшего возвращения моей малышки ко мне.

Было страшно, ну, мало ли, она не испытывает ко мне особой симпатии. Может просто решила оторваться напоследок, а я подвернулся на вечеринке. Потом, в таки моменты, вспоминал, что я ее первый мужчина, и пообещал себе, что сделаю все, чтобы и остаться единственным.

Спустя полчаса, привезли мебель. Расставив все по местам, рабочие уехали. А я, прикинув, что к деду можно и раньше заявиться, поехал к Гиссару в магазин.

После посиделок у старика в гостях, очередного сеанса связи с любимой, приехал домой, в нашу новую квартиру, которая с каждым днем становилась все уютнее.

По крайней мере, сегодня я уснул почти мгновенно, правда сны мне снились, как и весь этот год, крайне эротического содержания.

Дни летели быстро, почти незаметно. Часто ходил в гости к соседям, рискуя получить сковородкой по голове, или еще какими другими метательными предметами. Ох, и буйная у меня соседка, и как Радим ее терпит? А терпел он ее очень и очень хорошо. По крайней мере, друга было не узнать. В хорошем смысле. В общем за них я был рад, да и заслужили они быть счастливыми. Надеюсь, и у меня будет такое же счастье.

Дня прилета Дионисии ждал как самый великий праздник в моей жизни. И дождался. На работе взял отпуск на неделю, просто не знал, как сложится наша встреча с Ди, и следовало подготовиться ко всему. С вечера навел кругом порядок. Попрятал свои вещи, одежду в шкаф, чтобы с первого взгляда было не понятно, что тут живет мужчина. Пару коробок с вещами Ди оставил в коридоре. Якобы, дед не смог сам их расставить, на самом деле просто для отвода глаз. Чтобы больше спотыкалась, бродя по квартире, и меньше обращала внимания на обстановку. Нет, я конечно даже и не думал давать ей много времени на раздумья, но кто знает, что там получится на самом деле.

За полчаса до появления Ди, с учетом прилета самолета плюс время на дорогу, вышел из квартиры. Попросился к соседям. Радима дома не было, Вилора тоже собиралась уходить. Клятвенно пообещал, что в кабинет не сунусь, и ничего трогать не стану. Вилора, погрозив кулаком, убежала на учебу, а я, как обычно, обосновался на кухне. Во-первых, холодильник тут, а во-вторых, отлично просматривался двор и подъезд, так что можно было спокойно наблюдать, оставаясь незамеченным.

И вот увидел такси, подъехавшее к подъезду. Даже дыхание задержал, наблюдая, как моя малышка выходит из машины, расплачивается с таксистом, и, подхватив два тяжелых чемодана, входит в подъезд. Подбежав к двери, распахнул ее, собираясь помчаться вниз, чтобы помочь внести вещи. Заставил себя остановиться. Если она увидит меня сейчас, весь план насмарку. Нет! Нужно ждать. Мысленно пообещав себе, что это последние тяжести, которые она перетаскивает, закрыл дверь. Остался в квартире Вилоры, внимательно прислушиваясь к звукам, доносившимся из подъезда. Услышал звон ключей, которые дед должен был передать Ди в аэропорту. И дверь с тихим щелчком захлопнулась. Заставил себя мысленно сосчитать до десяти. Вышел из квартиры, глубоко вздохнул. Сосчитал еще раз, теперь уже до двадцати. Позвонил в дверь.

-Кто там? - услышал спустя, казалось, вечность.

-Почта! - приглушенно проговорил я, надеясь, что она не узнает мой голос.

Дверь осторожно открылась, сердце пропустило удар. А может быть, она меня даже не узнает? Так, главное, не думать о глупостях!

Увидев меня, Дионисия испуганно распахнула глаза и попыталась захлопнуть дверь. Сам не понял, как успел втиснуть свою ногу в образовавшийся проем.

-Ну, привет! - постарался как можно спокойнее проговорить я. Преодолев ее сопротивление, вошел в квартиру. Прикрыл дверь за собой. Взглядом старался охватить ее всю, от кончиков волос, до ступней. Смотрел и не мог отвести глаз. Господи, как же я скучал!

-Чего тебе? - девочка моя отступила на шаг назад, и как-то сжалась вся. В глаза не смотрит. Понял, помнит все она. Прекрасно помнит. Не забыла!

-Пришел должок вернуть, - улыбнулся я. А перед глазами уже встали картинки, как она улыбается мне на приеме, торгуясь на аукционе. Смотрит, открыто и в то же время загадочно. Возбуждение накатило мгновенно, ну, что ж, пора уже и мстить.

Сбросил куртку, не сводя взгляда с любимых глаз. И двинулся на свою жертву.

-Я тебе что-то должна? - слишком уж спокойно проговорила Ди. Усмехнулся. Не так-то она и спокойна, как хочет казаться...

Вынул наручники из кармана, осознавая, что все, она теперь моя. И точка!

-Должна, еще как должна, - хрипло проговорил я. Руки Ди заметно подрагивали, она убрала их за спину. Глупая, я ведь не обижу тебя, так и хотелось крикнуть, обнять ее. Но понимал, что рано. Не поверит она ни одному моему слову. Для нее я все тот же ловелас и бабник, что и год назад.

Подойдя ближе, перехватил ее запястья. Осторожно пристегнул ее руку к своей.

-С ума сошел? - возмутилась Ниса.

-Угу, год назад, - ласково прошептал на ушко, провел носом по ее виску. Господи, ее аромат так и пленил, сводил с ума.

-Ты изменилась, - шепнул, обнимая ее за талию, - Очень.

Девочка моя начала возмущаться, ругаться, кричать, а я только крепче прижимал ее к стене, немного приподняв над полом.

-Ты что творишь? - кричала любимая.

-Я ведь сказал, долг забираю, - объяснил, немного отстранившись. Дернул за края рубашки, точно так же, как и она при нашей первой встрече. Пуговки разлетелись по комнате.

-Год назад ты надругалась над моим телом, практически изнасиловала, потом сбежала, - шептал я, - Теперь я хочу тебя. Хочу сделать точно так же. Теперь ты будешь моей маленькой жертвой,- пообещал я, но всей правды так и не раскрыл, - И в этот раз ты от меня не сбежишь.

Теперь она точно не скроется, не сбежит. И от этого становилось еще приятнее. Тело мгновенно реагировало на близость любимой. В какой-то момент что-то изменилось. Она перестала сопротивляться, начала отвечать, целовать в ответ. Руки уже не отталкивали, а обнимали, притягивали к себе. Краем сознания понимал, что надо бы до кровати дойти. Но не мог. Не мог и шага сделать. Пальцы впивались в податливое тело, вероятно, причиняя ей боль. Но не мог заставить себя остановиться, расслабиться. Словно обезумел. Словно умирал все это время вдали от нее, и сейчас только начинал жить. С ней.

Сорвав с любимой остатки одежды, одним резким движением проник в нее. Впиваясь в ее рот, закрыл глаза. Ее стон заставил посмотреть в глаза моей красавицы. Широко распахнутые, затуманенные, и такие родные. Одинокая слезинка скатилась по ее щеке, падая на мою рубашку. До безумия захотел ощутить ее ладони на своей груди. Скорее всего, Ди прочитала мои мысли, потому как ее ладошки пробрались под тонкую ткань, осторожно поглаживая кожу.

Стер мокрую дорожку на ее щеке.

-Я скучал, - прошептал я. Ди вздрогнула всем телом. И все, меня унесло. Ее прикосновения, нежные стоны, ласковые руки, податливые губы... во всем мире осталась только она. А все остальное стало вдруг мелким и неважным совершенно. Только она, моя волшебная Ди.

Крепко обнял любимую, которая без сил прижалась ко мне. Подхватил под бедра, заставляя обнять меня ногами. Она не сопротивлялась, положив голову на мое плечо.

-Какой же ты все таки... - начала говорить малышка. Мдааа, до ее признаний мне еще трудиться и трудиться, вернее любить и любить.

Оттолкнувшись рукой от стены, понес малышку в спальню. Уложил на постель. Хотел прилечь рядом, но ее взгляд меня остановил.

-Убирайся из моей квартиры, - четко проговорила любимая, кивнул, вот только слушаться я не собирался, это ведь и моя жилплощадь.

Дионисия, повернувшись на бок, укрылась одеялом. Не видел ее лица, отчего стало как-то не по себе. Может быть, я дал маху? Может быть, нужно было сначала поговорить, а потом уже действовать?

Сел на край кровати, размышляя, что бы сказать ей. Протянув руку, провел по спине, закутанной в одеяло.

-Я устала, - выдохнула Дионисия. В голосе ее четко слышались слезы.

-Обедать будешь? - спросил я.

-Нет, - совсем тихо проговорила Ниса, и спустя секунду добавила, - Иди домой.

-Хорошо, - согласился я. И, встав с кровати, отстегнул наручники с ее запястья, - Когда проснешься, нам нужно поговорить.

-Посмотрим, - шепнула Ди.

Тихо вышел из спальни. Закрыв дверь, прислонился к ней спиной. Хотелось двинуть себе подзатыльник, и в то же время кричать от радости. Не сделал ни то, ни другое. Просто пошел в ванную, принял душ, переоделся в припрятанные в шкафчике шорты и майку, и обосновался на кухне. Во-первых, скопилась куча бумажной работы, а во-вторых, нужно еще приготовить ужин, и деду позвонить.

Спустя пару часов мой план уже не казался таким уж замечательным. Ди все еще не выходила из спальни, а я уже начинал нервничать. Дед подбодрил меня, говорил, что нужно дать Нисе время, чтобы привыкла. Вот только я хотел всего и сразу. Хотел ее ласковых объятий, нежностей, веселого смеха, хотел ее всю. А она все еще спала, и, может быть, даже ненавидела меня. Отчего становилось горько.

Еще через час заглянул в спальню, просто уже не мог метаться по кухне из угла в угол.

Дионисия спала, одеяло оказалось на полу. Затаив дыхание, смотрел на любимую. И почему я раньше не заметил ее, почему не обращал внимания. Скорее всего, мы бы уже были вместе, сложись все иначе. Но что толку мучиться вопросами и предположениями о прошлом? Нужно жить тем, что есть и надеяться на лучшее.

Вышел из спальни в коридор. Занес чемоданы, поставил их около платяного шкафа. Вновь глянул на Ди. Она пошевелилась во сне. Торопливо вышел. Пусть хотя бы на пару минут останется одна, вспомнит, привыкнет

Обосновался в гостиной перед телевизором. Нет, удобный я все-таки диванчик прикупил, огромный, мягкий, и главное, можно легко лежать на нем вдвоем.

-Какого лешего ты тут расселся?! - даже вздрогнул от крика любимой. Улыбнулся, не поворачивая головы. Проснулась! Ну, все, сейчас будет скандальчик. Семейная ссора! Какая прелесть!

-Да вот, сижу, телек смотрю, - ответил я, и протянув руку к пульту, включил телевизор, - Ужинать будем? А то я голодный жуть просто.

Встав с дивана, пошел на кухню. Задержавшись в дверях, быстро поцеловал малышку. Она от удивления даже не отстранилась.

-Переодевайся, а я на кухне пока разогрею все, - сказал я.

-Чего? - выдохнула Ниса.

-Говядину, но есть еще курица, - улыбнулся я, - Смотря, что ты любишь.

Дионисия стояла, придерживая на груди одеяло, и удивленно глядела на меня. Вздохнул. Взял ее за руку, и потянул в спальню.

-Вот, давай быстренько, а то есть жутко хочется, - повторил я свою просьбу.

-Ты в своем уме? - резко спросила она.

-Нет, не в своем, - рассмеялся я, - Но это ведь не важно, - подмигнул ей. И вышел из спальни, оставив дверь открытой.

Поставил разогреваться ужин. И ровно через три минуты услышал грозный голос любимой.

-Гаврил! - кричала она.

Упс, кажется, в шкафу обнаружились мои шмотки.

Вытер руки о полотенце, и пошел в спальню.

Дионисия стояла у распахнутого настежь шкафа и созерцала его содержимое.

-Это что? - возмущенно спросила она, указывая на половину шкафа с забитыми одеждой и обувью полками.

-Это шкаф, - улыбнулся я.

-Я вижу, что не холодильник! - огрызнулась Дионисия, -Вот это что?

Ди сняла пиджак с вешалки и повернулась ко мне.

-Костюм, черный, - ответил я, глядя в ее гневные глаза. Вот, прямо, завожусь с пол-оборота, всего лишь глядя в ее синие глазки.

-Понятно, - еще больше злясь, прошипела Дионисия, - Что он тут делает? Твой?

-Мой, висит, - ответил я. Ди повесила его обратно. Подошла к комоду, выдвинула первую полку. Ой, моя любимая полочка! Помнится, набегался я с ней. Вернее с ее содержимым. Во-первых, нужно было выбирать размерчик по памяти, а во-вторых, каждый раз выбирая тот или иной гарнитурчик, представлял Ди в этих тряпочках и мучился от возбуждения.

-Это тоже твое? - прищурилась милая.

-Нет. Твое, - улыбался я, как кот, - Примеришь? Только после ужина, есть ужасно хочется.

-Гаврил, я что, дура? - Дионисия швырнула вещь обратно в комод.

-Ну, что ты, нет, конечно, - утешил ее я.

-Тогда что тут вообще происходит? - как-то слишком уж нервно прокричала любимая.

-Все хорошо, не волнуйся ты так, - утешал я ее, подходя ближе.

-Гавр, уходи! Пожалуйста, уйди, а! - попросила она, - Иди домой, завтра поговорим, я устала, правда.

-Солнышко, не поверишь, но я как бы дома, - ласково сказал я, погладив ее по щеке, - Так что пойдем ужинать, иначе я от голода загрызу кого-нибудь.

-Как бы ... что?! - опешила малышка, - Дома?

-Да, Дионисия Архиповна, я дома, - честно признался я.

-А я тогда где? - Ди села на кровать, глядя на меня немного испуганно. Присел на корточки рядом с ней.

-И ты тоже дома, - улыбнулся я, - Это наш с тобой дом. Пойдем ужинать, ну, пожалуйста?

- Наш с тобой? - повторила моя девочка. Кивнул.

-Как же так? - все еще не понимала она, - Я ведь сама купила ее, - с каждым словом ее голос становился все более решительным.

-Я купила! - уже громче говорила Ди, сверкая глазами, - Сама! Ты тут вообще не при чем!

-Давай поужинаем, солнышко, - сменил тему, вот только Ниса отрицательно затрясла головой.

-Нет, - говорила она, - Бред какой-то! Ты - псих!

-Да, так и есть, - улыбнулся я, - особенно если голодный.

Ди встала с кровати, воинственно глядя на меня, начала натягивать теплый свитер и джинсы. Вздохнул. Ужин опять откладывается на неопределенное время. Торопливо переоделся, стараясь не замечать возмущенного взгляда Дионисии.

-Я ухожу! - сказала она мне, выходя из спальни и надевая куртку в коридоре.

-Как хочешь, - пожал плечами я, и приблизился к ней. Перехватив ее запястье, защелкнул наручники.

-Какого лешего? - закричала Ди. Испугался. Действительно испугался. Ее голос звучал так, словно вот-вот начнется истерика. Звенел то ли от слез, то ли от гнева.

Протянув руку, погладил Ди по затылку.

-Я с тобой, - спокойно проговорил я, - Не отпущу тебя.

- Гад! - закричала Ди. А я только кивнул в ответ. Открыл дверь квартиры, пропустил Нису вперед.

-Куда поедем? - невозмутимо поинтересовался я, - В ресторан не забежим? На пару минут? Нет?

Ниса только грозно смотрела на меня.

-Нет, так нет, - вздохнул я, входя в кабинку лифта.

Выйдя из подъезда, потянул девушку в сторону припаркованной машины. Открыл водительскую дверцу, отступил на шаг назад.

-Прошу, - улыбнулся я, глядя сверху вниз на заостренный носик Ди, который так и хотелось поцеловать. Ниса прищурившись, хмуро глядела на меня.

-Еще чего! - прошипела моя змейка. Пожал плечами. Обхватив ее за талию, приподняв, и впихнул в салон. Подталкивая под аппетитную попку, пересадил на соседнее пассажирское место.

-Куда рулить? - спросил я, понимая, что от голода уже начинаю терять терпение и хорошее настроение. Но решил быть стойким. И на что не пойдешь ради любимой?

Дионисия, очевидно поняв, что я ее не собираюсь отпускать, назвала адрес. Постарался скрыть улыбку. Вот вижу, что ей меня прибить на месте хочется, этой самой цепью, соединявшей нас, придушить, а все равно хочу ее поцеловать, обнять, прижать к себе.

Завел двигатель и, включив музыку, отправился по указанному адресу. Дионисия всю дорогу молчала. А я уже мысленно прикидывал, чем меня сможет угостить дед. Кажется, он что-то про мяско говорил, и пирог ему Евдокия сготовить обещала. В животе уже урчало так, что звук двигателя было слышно с трудом.

Остановившись около дома деда Гиссара, заглушил мотор. Посмотрел на Ди.

-Снимай это с меня! - потребовала любимая. Качнул головой.

-Ладно! - воинственно проговорила малышка, - Но ты сам напросился!

Улыбнулся еще шире. Открыв дверь, вылез из машины. Помог Дионисии.

Та, как только ее ноги коснулись земли, грозно посмотрела на меня, и, нахмурившись, потопала в сторону дома. Дверь нам открыла Евдокия.

-Добрый вечер! - радостно заулыбалась моя девочка, увидев администратора магазина, экономку и претендентку на должность новой жены дедули в одном лице, - Я так скучала!

-Привет, девочка, - заулыбалась Евдокия, обнимая мою Ди.

Девчонки, обнимаясь и смеясь, вошли в дом. А я следом. Ну, куда я без моего солнца, тем более привязанный к ней?

Евдокия посмотрела на меня, вытирая слезы радости с глаз. Уже хотела что-то сказать, как Ди прервала ее.

-Не обращай внимания, Дуся, это так, никто, - грозно проговорила моя малышка. Никто? То есть я - никто?! Уже хотел возмутиться, доказать ей, что не то что 'никто', я - 'все', я - единственный мужчина для нее. Ее мужчина!

Потом заставил себя молчать. На сегодня стрессов и волнений для Ди предостаточно. Еще с дедом нужно поговорить. И домой вернуться. А это тоже волнения. И при том не малые.

Ди протопала через холл в сторону гостиной, где горел свет. Дед, скорее всего, обосновался там.

Мы вошли в комнату. В своем любимом кресле сидел дедуля. Увидев нас, встал. Ди быстрым шагом подошла к нему. Обняла, заплакала. Дедуля смотрел на меня вопросительно. Отрицательно махнул головой. Нет. Всего я не рассказал пока. Гиссар вздохнул.

-Дедуля, у меня квартиру отбирают аферисты какие-то! - начала жаловаться моя малышка. Даже рассмеялся. Вот ведь выдумщица.

-Какие? - удивился дедуля. Ди, бросив на меня хмурый взгляд, кивнула.

-Вот этот ... говорит, что квартира не моя, - жаловалась малышка.

-Солнышко, - возразил я, - Я сказал, что квартира наша, твоя и моя.

Дед вздохнул, усадил Ди на диван, сам сел рядом. Мне пришлось усесться в кресло деда.

-Евдокия, накрывай на стол, - скомандовал Рудольф Адамович, - Гаврюша скорее всего как обычно голодный.

-Ты прав, дедуль, она есть отказалась, - пожаловался я, не спуская глаз с лица Нисы. Она изумленно открывала рот, переводя взгляд с меня на деда.

-Объяснить потрудись! - потребовала Ди.

-Сразу же после того, как только ты объяснишь, почему исчезла в ту ночь! - ласково проговорил я.

-Перетопчешься! - закричала Ди, и посмотрела на деда, - Ну, хоть ты мне все объясни!

-Внуча, - вздохнул дедуля, - Давайте вы сами разберетесь. И ссориться при мне не нужно. Сама знаешь, здоровье у меня не то, что раньше.

Моя малышка переводила взгляд, полый обещания прихлопнуть меня, как только окажемся за порогом дома, с меня на деда.

-Хорошо, - процедила Ди, стирая слезы с мокрых щек, - Я лучше дома поем. До завтра!

Ниса встав с дивана, дернула рукой, заставляя меня подняться.

-Дуся! Дусенька! - закричал я, - Так пахнет вкусно, дай кусочек с собой?

Ди глянула на меня так, что есть перехотелось вмиг. Все, наше знакомство с дедулей раскрыто. Поесть мне тоже не светит ближайший час как минимум. Ну, ничего, переживу.

Вышли на улицу, сев в машину, посмотрел на Нису. Она, отвернувшись от меня, смотрела в окно.

-Значит, ты знаком с моим дедом, - утвердительно проговорила Ди.

-Угу, - согласился я.

-И довольно близко, раз к нему на 'ты' обращаешься, - опять проговорила моя девочка.

-Угу, - вновь согласился я.

-И что это все вообще значит?- почти прокричала Ниса, оборачиваясь ко мне. Подняв руку, Ди потрясла браслетом перед моим носом.

-Это значит, что ты моя, - губы помимо воли растянулись в улыбке. Как же было приятно говорить это вслух!

-С какого перепугу? - возмутилась моя девочка.

Мы уже подъезжали к дому. Вышел из машины. Помог любимой. В полном молчании мы добрались до квартиры. Просто считал подъезд не самым лучшим местом для выяснения отношений. Оказавшись в квартире, разулся и пошел на кухню.

-Есть будешь? - невозмутимо поинтересовался я. Получил отрицательный ответ, а так же пожелания, куда я могу идти и что конкретно сделать с обедом. Очень вкусным, кстати.

Пожал плечами. Уселся за стол, и начал ужинать.

-Я все еще жду ответа, - грозно прошипела моя Ниса.

Дотянувшись до шкафа, вынул папку с документами. Осторожно положил ее на стол перед Нисой. А сам продолжил есть.

Открыв ее, Ди с минуту смотрела на содержимое, перелистывая страницы.

-Какого хрена, Гавр?! - прошептала любимая.

-Не все так страшно, солнышко, - похлопал ее по ладошке, лежавшей на столе, - И тебе совершенно не идет ругаться, - мягко пожурил ее я.

Несколько мгновений Ниса смотрела на папку с документами. Потом перевела взгляд на меня. прищурилась.

-Мне ругаться не идет? - тихо проговорила она, но по ее голосу мне вмиг стало понятно, все, буря грядет.

-О, нет, - возразила любимая, - Мне ругаться очень даже идет. А вот что мне не идет, так это вот эта штуковина! - Ди ухватившись ладошкой за цепочку, соединявшую нас, дернула ее.

-Эти кандалы мне совсем не к лицу! - уже громче и яростнее говорила моя девочка. Отложил вилку, опасаясь, как бы она не выхватила ее. А соседки дома нет, оказать первую медицинскую помощь некому.

-Мне вот это не идет, совершенно, мать твою! - уже начала ругаться любимая, схватив самый верхний листок из папки с документами, - Мне совсем не идет, что квартира, купленная на МОИ деньги, оформлена на 'левую' фамилию!

-Не 'левую', а вполне реальную, - оправдался я.

-А еще мне не идет вот это, - Ди выхватила следующий документ и швырнула его на стол, - И вот это!

Любимая разбрасывала бумаги по кухне, пока не дошла до самого нижнего документа, датированного сегодняшним числом.

-И к твоему сведению, самовлюбленный идиот, я не помню, чтобы побывала сегодня в ЗАГСе! - рявкнула она напоследок, швыряя свидетельство в меня.

-Еще не поздно съездить, если тебе так хочется, солнышко, - ласково сказал я.

Мгновение Ди сверкала глазками, глядя на меня.

-Издеваешься? - выплюнула она, прищурившись. Вздохнул. Ну, я ведь и не рассчитывал, что все будет легко.

-Даже и не думал, - честно признался я. Ди прижала ладонь ко лбу, прикрыла глаза на мгновение.

-Уйдешь? - с надеждой спросила она, вновь смотря на меня. Отрицательно качнул головой. Выдохнула, вновь закрывая глаза.

-Гаврил Ефимович, я, кажется, плохо воспринимаю реальность, - пробормотала она, - Что это?

Ди дрожащими пальцами подняла листок со стола. Убрал посуду, благо цепочка позволяла передвигаться свободно, даже не тревожа запястье Нисы.

-Ты вышла замуж за меня сегодня, - проговорил я, садясь напротив любимой, - Документы все настоящие. Не липовые. Квартира наша, записана на нас с тобой. Все также по закону. Документы это подтверждают. Все твои деньги, которые ты высылала деду, лежат на счете в банке. Можешь забрать их в любой момент, но и без них я вполне могу обеспечить нас. Так что как экономист, советую их оставить там на некоторое время.

-Ты идиот? - тихо спросила Ди. Горько ухмыльнулся. Не исключено. Вероятно, я сошел с ума, пока ждал возвращения Нисы.

Ди вздохнула, очевидно, не ожидая ответа от меня. Опустила плечи, ссутулилась вся.

-Мне нужно в ванную, - сказала она, поднимаясь со стула. Поднялся следом. Проводив ее до ванной, отстегнул браслет с ее руки.

Любимая скрылась в ванной комнате, а спустя мгновение услышал звук льющейся воды. Прислонился спиной к двери. Оставалось только надеяться, что она меня простит и примет, не сегодня или завтра, но в будущем. Просто не мог допустить мысли, что ее не будет рядом. Не сейчас. Когда увидел ее вновь, когда любил ее, слышал ее голос, держал ее тело в своих руках.

Спустя, казалось, вечность, Дионисия вышла из ванной.

-Не нужно меня пристегивать, - пробормотала она, - Не убегу. Обещаю.

Пройдя мимо меня, скрылась в спальне. Дверь не закрыла за собой. Рискнул пойти следом. Увидел хрупкую фигурку, свернувшуюся калачиком на кровати. Малышка укрылась одеялом с головой. Постояв пару минут, вышел из спальни. Выключил свет в квартире, телевизор, умылся и вернулся к любимой. Осторожно присел на край кровати. Матрас прогнулся под весом моего тела. Пока меня не было, Ди высунула голову из-под одеяла. Малышка моя спала. Вытянулся рядом, повернувшись к ней лицом. Глаза начинали слипаться. Устал я. Усталость навалилась, заставляя мозг отключаться от реальности. Проваливаясь в сон, услышал тихий шепот.

-Я хочу развода, - донеслось до меня в темноте комнаты. Открыл глаза, лег к Дионисии ближе. Обнял ее. Она не отстранилась, продолжая равномерно дышать, лежа с закрытыми глазами.

- Я не дам, - тихо шепнул я. Ди отвернулась от меня, а я, обняв ее хрупкое тело, прижался носом к ее макушке.

-Зачем тебе все это? - услышал я ее вопрос, когда уже решил, что жена спит.

-Зачем ты уехала тогда от меня? - ответил я вопросом на вопрос. Молчание. Значит, рано говорить о своих чувствах, не поверит.

Так мы и уснули, каждый думая о своем.

Глава 13


Гаврил и Дионисия


Ниса

Утро началось медленно. Открыла глаза, перевернулась на спину. Посмотрела на спящего рядом мужчину. Нахлынули чувства, кардинально противоположные. Хотелось убежать и остаться. Хотелось ударить его и поцеловать. Хотелось спрятаться от него, и молить, чтобы он не отпускал меня от себя ни на шаг, чтобы приковал к себе, и любил. Любил так, как вчерашним днем. Любил так, что создавалось впечатление, что с его стороны это не просто месть и физиология, а гораздо больше, глубже, чувственнее.

Несколько минут лежала, не шевелясь. Гаврил спал, закинув одну руку за голову, а второй по-хозяйски обнимал меня.

В голове немного не укладывалась, что я теперь Когтева. Как мне реагировать на все это, пока не понятно. Но было страшно. А что мне еще чувствовать, как ни страх, если сбылась самая сокровенная моя мечта, которую я гнала от себя весь год, даже надеяться на ее осуществление не смела. Нет, я, конечно, не так представляла себе свою свадьбу. Белое платье хотелось, и гостей, и ресторан, и веселье. А тут все разом навалилось, заставляя разум терять связь с реальностью. И оставался вопрос, что мне теперь делать? Как понять мотивы поступков Гавра? С чего ему жениться на мне? На прямой вопрос он не отвечает. Задает свои, ответ на которые я дать пока не в состоянии. Ну, не могу я признаться ему, что любила и люблю до сих пор! Не могу!

Осторожно, чтобы не разбудить новоиспеченного мужа, которого хотелось придушить, пока он спит, и вместе с тем поцеловать, потому, как уже скучала без его губ и рук, поднялась с постели. Увидела на полу, рядом с комнатными тапочками наручники. Нет, я ведь не злопамятная. Правда, нет! Да и не месть это вовсе! Или? Нет, точно не месть!

Аккуратно защелкнула браслет на руке Гавра, второй пристегнула к спинке кровати. А сама, накинув халат, обнаруженный в шкафу, еще с биркой, пошла на кухню. Проголодалась я что-то.

Оказавшись на кухне, начала детальное изучение своей кухни. А что? Моя она и точка! Нашла кофеварку, кофе. Похвалила дизайнера, занимавшегося оформлением квартиры. Кухня была напичкана всяческими приборами, техникой. В шкафу размещалась посуда, которую я сама выбрала по каталогу. В общем, эта кухня была именно такой, о которой я мечтала.

От осмотра своих владений меня отвлек крик, и столько отчаяния было в голосе, даже вздрогнула, вслушиваясь в слова.

-Нет! Черт! Черт! Черт! Ты же обещала! - донеслось до меня. На цыпочках прокралась через коридор в спальню. Осторожно заглянула в комнату, оставаясь незамеченной, наблюдала за своим пленником. Гаврил, встав на колени в кровати, передвигал браслет от наручников по резной ковке. Когда он оказался в одном их углов кровати, Гавр попытался дотянуться рукой до пола. Улыбнулась, замечая рельеф напрягшихся мышц. Пока я роняла слюни, любуясь телом парня, он дотянулся до одной из половиц. Нажал на что-то, послышался тихий щелчок. Гаврила извлек маленький ключ от наручников. Поняла, что пора бы уже смотаться на кухню. Пусть будет думать, что я не знаю о запасном ключике и тайнике. Не успела я налить себе кофе, как на пороге кухни появился парень. Не оглянулась. Просто услышала его торопливые шаги. И в следующую секунду почувствовала его руки на своей талии. Гавр, обняв меня со спины, прижался всем телом. Спрятала улыбку. Услышала, как его дыхание становится медленнее. А сердце начало биться реже, спокойнее. Волновался, значит.

Спустя пару минут, когда его руки немного расслабились, сделала маленький глоток кофе из кружки. Гаврил пошевелился, не сказав ни слова, осторожно взял мою кружку, и включив телевизор, отступил от меня. Уселся за стол с совершенно спокойным выражением лица, и начал попивать МОЙ кофе. Даже зубами заскрипела от злости. Нет, ну и что мне делать?

-Что? - невозмутимо поинтересовался Гаврил Ефимович, отпивая мой, собственноручно приготовленный, бодрящий напиток, - Кофе вредно пить. Хочешь, я тебе чай заварю?

-Сама справлюсь, - буркнула я, отворачиваясь от ухмыляющейся физиономии.

Пока я заваривала чай и готовила завтрак, Гаврилу кто-то позвонил. После обычных приветствий, услышала его слова.

-Не знаю, а может к нам? - обернулась, посмотрела на Гавра, - Сейчас только у жены спрошу. Как раз и познакомитесь.

Я уронила челюсть на пол. Не привыкла я считать себя замужней дамой.

-Солнышко, что скажешь по поводу гостей? Деда с Дусей тоже позовем, - улыбался этот наглец. Перевела взгляд на телефон в его руках. Если накричу прям сейчас, его друзья подумают, что я стерва или идиотка.

-Конечно, солнышко, зови, - ласково проговорила я, но взглядом обещала прибить гада, как только он сбросит вызов.

-А во сколько звать, сладкая моя? - продолжал допытываться Гаврил, нисколько не смущаясь от моего взгляда.

-Не знаю, часиков в пять, сладкий мой, - прищурилась я, сверля Гавра взглядом.

-Хорошо, золотая моя, - еще шире улыбнулся этот нахал.

-Я рада, золотой мой, - уже прошипела я, нащупывая рукой что-нибудь потяжелее, чтобы огреть Когтева и желательно по голове.

Гаврил озвучил приглашение, и, попрощавшись, сбросил вызов. Отбросив телефон, он поднял руки вверх.

-Солнышко, положи на месте, - ласково проговорил он, - Я ведь не могу принимать гостей с синяком на лице.

-Дак я ж не по лицу, - пообещала я, сжимая подвернувшуюся под руку скалку, - Так что синяков не будет, гарантирую!

Гавр, подскочив с места, помчался из кухни. А я следом.

-А, ну, стой, гад! - кричала я, догоняя Гаврилу. Забежав в гостиную, увидела как парень, перепрыгнув через диван, обернулся ко мне. Нет, куда мне, следом прыгать-то?

-Быстро иди сюда! - скомандовала я, грозя ему скалкой.

-Неа, ты бить будешь! - прокричал Гаврил, широко улыбаясь.

-Буду! - пообещала я.

-Тогда не пойду, - капризно проговорил парень. Я начала обходить диван, а Гавр передвигался с другой стороны, в обратном направлении. Решила плюнуть на все, и прорываться напрямик. Думала, что Гавр вновь начнет убегать от меня. Но нет. Он также двинулся мне навстречу. Теперь уже хотелось убежать мне, потому, как заметила горящий взгляд парня, направленный на вырез моего халата. Во время игры в 'догонялки' тонкая ткань распахнулась. Хотела отступить назад, но было поздно. Гаврил, запрыгнув на диван, схватил меня за талию, и прижал к себе. Его губы впились в мой рот, а руки стягивали халат и тонкую сорочку под ним. Вмиг расхотелось сопротивляться. Если разум еще и противился, то вот тело признавало любимого. И я решила пока не слушать доводы разума. Потом, все потом. С тихим стоном прижалась к парню. Одной рукой он забросил мои ноги на свою талию, заставляя прижаться еще крепче. Его губы целовали страстно, требовательно, руки вжимали мое тело в свое, почти до боли, но сладкой. Ненавидела ткань его шорт, радовалась, что не надела белья вечером после душа. Рваное дыхание между поцелуями, стоны, которые заставляли забывать обо всем, кроме любимого. То ли хныканье, то ли плач вырвался из моей груди от того, что безумно хотелось ощутить его в себе.

-Красавица моя, сладкая моя девочка, - услышала прерывистый шепот на ухо. Почувствовала первый резкий толчок. Застонала, откидывая голову. Позволяя ему целовать шею, плечи. С силой сжимала затылок любимого, цепляясь, как за спасательный круг. Но хотела тонуть в этих чувствах, от которых было не спрятаться.

Гаврил замер и в следующее мгновение вышел из моего тела. Застонала, требуя, чтобы вернулся. Вмиг стало пусто и холодно. Повалила парня на диван. Села сверху. И сама начала целовать. А Гаврил, будто этого только и ждал. Со стоном приподнял меня и вновь вошел. Дальше я не понимала ничего. Только еще ближе, сильнее прижималась к любимому, обнимала его, руками, ногами, целовала. И чувствовала только его. Не думала ни о чем. Двигалась, ведомая им. Воском плавилась в его руках. Пока не задохнулась от волны, накрывшей с головой.

Упала на грудь любимого, чувствуя, как его плоть пульсирует во мне. Его руки обхватили меня за плечи, поглаживая, прижимая крепко, но вместе с тем нежно. Будто говоря, что не отпустит. А я боялась сказать и слово. Боялась запутаться. Боялась принять его чувства, о которых кричало его тело. Открыв глаза, устало посмотрела на Гаврилу. Наткнулась на искрящийся смехом и удовольствием взгляд.

-Доброе утро? - улыбнулся любимый. Промолчала. Отвернулась, прячась от Гаврилы на его же груди. Вот только не смогла удержаться и легонько скользнула губами по его коже в мимолетном поцелуе. В ответ парень провел по моей спине рукой, поднимаясь к затылку. Легкие поглаживания пальцев успокаивали, и я уснула под равномерные удары любимого сердца.

Проснулась одна, лежа под одеялом на кровати в спальне. Наручников на мне не было. Странно, потому как моего стражника, который предпочел называть себя моим мужем, рядом не наблюдалось. Повертев головой, увидела стальные гламурные оковы на тумбочке. Появилась шальная мысль вышвырнуть их в окно. Передумала. Просто не хотелось вылезать из теплого укрытия. И потом, место, где был спрятан запасной ключик, я знала. Потянувшись, зевнула. Ну, и где Гаврик? И словно в ответ на мой мысленный вопрос, услышала два голоса, один из них принадлежавший Гавру, второй был мне незнаком. Обернувшись в одеяло, прокралась к двери. Стараясь остаться незамеченной, выглянула в коридор.

-Я чего-то не понял, Гавр, - приглушенно говорил незнакомец, стоявший у порога входной двери, очевидно, собираясь уходить, - Мне ребятам передать, чтобы они не удивлялись, увидев твою жену в наручниках?

-Ага, - кивнул Гаврила, взъерошив волосы рукой, второй он оперся о стену коридора, продолжая стоять ко мне спиной, - Да чему удивляться-то?

-Точно, и вправду, что тут удивительного? - посмеиваясь, проговорил парень, - Всего-то жену к себе пристегнул, чтобы не убежала. А может, хоть на вечер отстегнешь?

-Нет, Иль. А если убежит? - Гаврил совершенно серьезно сказал это, и таким голосом, что по позвоночнику пробежали мурашки. Прислонилась к стене спальни, продолжая слушать разговор парней. Закрыла глаза. Нет, теперь уже поздно бежать. Да и мыслей о побеге даже и не появлялось. Да и зачем?

-Ты прав, зачем рисковать, - как-то серьезно сказал незнакомец, - Второго такого года даже мы не выдержим.

Оттолкнувшись от стены, вернулась в постель. Глянула на часы. До прихода гостей еще куча времени, но и дел тоже немало. Встала и подошла к окну, на улице бушевала непогода. Как и в моей душе. Сотни вопросов, на которые мог ответить только Когтев. Но я все еще боялась задать их вслух. А если ошибаюсь? Если с его стороны все не серьезно? Ну, мало ли, может он с каждой девушкой так поступает? Ага, квартиру покупает и женится на ней. Точно!

Даже улыбнулась своим мыслям. Абсурд. Полный.

Нужно решить, продумать, как вести себя вечером. Еще и с дедом нужно поговорить. Он точно должен мне о многом рассказать.

-Проснулась? - услышала тихий голос парня. Посмотрела на него через плечо, поправила одеяло, в которое все еще была укутана. Гаврил, улыбаясь, подошел ко мне. Отвернулась к окну, вновь вглядываясь в пейзаж за окном. Почувствовала руки парня на себе, а его подбородок опустился на мою макушку. И объятия такие уютные и родные. И руки горячие и нежные. И тысячи эмоций во мне от его запаха и прикосновений. Нет, этот мужчина мой. И если он думает, что я сбегу, то ошибается. Пусть даже и не надеется. Сам женился. Никто его не заставлял.

Я молчала, выдумывая, как бы влюбить его в себя. Пусть сейчас он и не любит, но ведь у меня есть шанс? Или нет?

-Красиво, - шепнул Гаврюшка мне на ухо. От его голоса прокатилась сладкая волна по всему телу, растворяясь где-то глубоко внутри.

-Красиво, - шепнула я в ответ.

Ближе к четырем часам, когда на кухне все приготовления были закончены, на столе в гостиной закуски, блюда и напитки дожидались гостей, я скрылась в спальне. О наручниках Гаврил не заикнулся, просто забыл, или не хотел их использовать? Не знаю. Но готовили мы вместе, под моим чутким руководством и под музыку, лившуюся из динамиков.

Закрыв дверь спальни, подошла к шкафу. И что бы такого надеть? Выбор остановила на платье синего оттенка с глубоким декольте. Само платье доходило до колен, спина была открыта полностью, а верхняя часть держалась на двух широких лентах, завязывающихся на шее. Не сказать, что слишком откровенное, но и не скромное. То, что доктор прописал. Волосы высушила после душа и растрепала. Макияж легкий, подчеркивающий глаза и губы. Когда наносила последние штрихи, стоя у зеркала, в комнату вошел Гавр. В отражении зеркала увидела его лицо, улыбку, и глаза. Парень молчал. Подошел вплотную ко мне. На нем уже была стильная рубашка и брюки. Протянув руку, он провел кончиками пальцев по моему плечу, не прикрытому тканью платья.

-Ты очень красивая, - хрипло проговорил мой... муж, кажется. А почему это кажется? Муж!

-Спасибо, - улыбнулась в ответ. Его руки начали скользить по моим плечам, лаская, поглаживая, замерли на ладонях. Глядя в его глаза, улыбалась. Услышала щелчок. Его губы коснулись моего плеча, щеки, губ.

-Может, выгоним всех? - услышала шепот любимого в миллиметре от уха.

-Ну, ты сам их позвал, - усмехнулась я. Гаврила, подняв мою руку, прикованную браслетом к его запястью, поцеловал. Заглянул в мои глаза. Поняла, вот сейчас он скажет что-то. Что-то важное. Потому как взгляд больше не был затуманенным, а серьезным. Даже дыхание затаила, в ожидании...

Дверной звонок испортил все. Гавр, тряхнул головой, будто меняя ход мыслей. Улыбнулся мальчишеской улыбкой.

-Пойдем, я тебя с друзьями буду знакомить, - сказал он, и потянул меня из комнаты. Послушно шла следом, мою ладонь Гаврила крепко сжимал в своей, а остановившись около входной двери, отпустил ее. И провернув ключ в замке, вновь обнял меня, уже за плечи. Замерла, отмечая, как привычно находиться в его руках. В квартиру вошла пара, мужчина и женщина. Я растерялась, потому, как мужчина был очень похож на Гавра, только гораздо старше его. Родители? Боже мой, родители! А я в развратном платье, еще и в наручниках! Ну и что обо мне подумает семья мужа?!

Что именно подумала семья мужа, для меня так и осталось загадкой. Отец, Ефим Геннадиевич, поприветствовав сына, смерил меня долгим изучающим взглядом. Совершенно серьезным, от которого хотелось спрятаться. Я даже крепче стиснула руку Гаврюшки, обнимавшую меня за талию.

-Мне интересно, по какому такому праву, - грозно начал говорить Когтев-старший, продолжая переводить серьезный взгляд с меня на Гавра, - Меня лишили ...

Но тут, совершенно неожиданно, его супруга, мама Гавра, ощутимо ткнула мужа под ребра локтем. Отчего тот согнулся пополам.

-Ты чего это? - возмутилась мама, - Не видишь, девочка и без того от страха трясется!

Пока ее муж громко стонал, как я поняла уже после, притворно и наигранно, женщина, добродушно посмотрела на меня.

-Папа хочет сказать, что он огорчен, что свадьба прошла без нашего присутствия, - говорила Глафира Карповна, мама Гавра. Я опешила, и совершенно не знала, как реагировать на все. Тем временем, Ефим Геннадиевич выпрямился, весело рассмеялся.

-Папа шутит, - шепнул мне Гавр на ухо, и уже громче,- Да на нашей свадьбе даже невеста отсутствовала, не то, что гости.

Гаврил помог снять пальто маме, отец тем временем что-то весело рассказывал, то и дело посмеиваясь. А я все никак не могла осознать всю ситуацию целиком, продолжая находиться будто в ступоре.

-Милая, все хорошо? - ласково спросила мама Гавра, когда мы прошли в гостиную. Я кивнула.

-Сынок, ну-ка сними эти кандалы! - строго потребовала Глафира Карповна, глядя на сына.

-Неа, мам, - упрямо заявил Гавр, и, усадив меня на диван, сел на подлокотник. Родители заняли кресла напротив нас.

-Мы тут с мамой посовещались, - вновь начал говорить отец, - Как на счет того, чтобы отметить вашу свадьбу уже более пышно? В январе, к примеру? Или в декабре? Что скажете?

-Нужно у родителей Нисы спросить, смогут они приехать так быстро или нет, - услышала спокойный голос Гавра, - Так ведь, солнышко?

Ответить ничего не успела, потому, как в дверь вновь позвонили.

-Мы откроем! - сказал Гавр, поднимаясь с места и помогая встать мне.

Оказалось, пришло семейство Булатовых, как объяснил Гаврила, в полном составе. Из всех вновь пришедших знала только Заура Рахметовича, потому как работала в его фирме год назад. Ну, как знала. Знакома, конечно, лично не была. Еще среди гостей был тот самый Иль, приходивший утром.

-Знакомьтесь, господа, моя Дионисия, - представил меня Гавр, а я смутилась, немного покраснев, - Это господин Булатов-старший, глава семейства. Ты на него внимания не обращай, он только с виду хмурый, а на самом деле, крайне добрый человек. Особенно если рядом Елена Михайловна.

Женщина с длинными волосами, собранными в свободную косу, рассмеялась.

-Это мои друзья, - продолжал представлять Гавр, и, наклонившись к моему уху, громким шепотом проговорил, - Извращенцы те еще.

-Гарюшка, я могу и в глаз двинуть! - беззлобно пригрозила девушка, с маленьким ребенком на руках, - Возьми лучше крестницу!

Гаврила послушно взял маленький сверток на руки, и строя смешные рожицы крохотному личику, продолжил говорить:

-А что? Я ведь правду говорю, не нужно было жениться друг на друге, - вещал Гаврил, а я вспомнила, как кто-то год назад, когда я была еще сотрудником 'Сталь и Ко', говорил, что у Булатова двое детей, сын и дочь.

Удивленно распахнула глаза, переводя взгляд с парня, едва заметно улыбающегося, на его жену, которой он помогал снять одежду.

-А с другой стороны, Эльвире ведь даже документы менять не пришлось, в связи с изменением фамилии, как была Булатовой, так и осталась, - смеялся Гавр.

-Хватит девочку пугать! - строго проговорила Елена Михайловна, помогая раздеваться младшему сыну, - Лучше ребенка покормите!

-Да-да, я голодный! - разнесся бас Ильяса по коридору. Все дружно рассмеялись, а Ильяс, отобрав из рук Гавра дочь, пошел в гостиную, где сидели Когтевы.

-Гаврюш, а они...- тихо шепнула я, когда мы с Гаврилой пошли на кухню.

-Ммм, - парень, обняв меня, легонько прижал спиной к стене кухни, опираясь ладонями по обе стороны от меня, - Мне нравится, как ты меня назвала...

Носом он провел по моему плечу, вдыхая запах. Нервно рассмеялась. Нет, это как называется, блин? У нас там гостей полный дом, а он меня тут к стенке прижимает! Там люди, между прочим, голодные!

Подняв руку, зарылась в волосы на затылке парня.

-Что ты хотела спросить, солнышко? - услышала шепот Гавра в районе шеи.

Я? Что, правда что ли? Нет, а действительно, что-то ведь хотела...

-А что это ты делаешь? - пробормотала я.

-Снимаю твой стресс, ты слишком напряжена, - продолжал целовать Гаврила мою кожу не шее, поднимаясь к уху, - Там никто не кусается, правда-правда.

И как ни странно, поверила. Мысли все-таки пришлось собрать во что-то более осмысленное.

-Я это... - пробормотала я, - Они что, брат и сестра?

-Они? Да, - сказал Гавр, выпрямляясь, - Ильяса усыновили, так что они не кровные родственники. А вообще, пусть они сами тебе все расскажут. Очень интересно.

-Хорошо, - улыбнулась я.

Гаврил провел кончиками пальцев по моему лицу, задержался на щеке, скользнул к губам.

-Если я тебя поцелую прям сейчас, то к гостям мы еще не скоро выйдем, - пробормотал он, и без перехода, - У тебя ведь под платьем нет ничего?

-Есть, - шепнула я в ответ. Его взгляд так ласкал, возбуждал, отчего в животе запорхали бабочки, и мне тоже к гостям уже совершенно не хотелось.

-Врунишка, - мягко пожурил он меня, второй рукой скользнул вдоль декольте, пальцами касаясь груди.

-Я сниму его с тебя, как только все разойдутся, - шепнул он хрипло, наклоняясь к моему уху. Его дыхание опаляло, глаза закрылись сами собой. А воображение уже рисовало картинки, в точности следуя его голосу.

Звонок в дверь выдернул меня из сладкого плена.

-Радим с Вилорой пришли,- выдохнул Гавр. Поцеловав меня в висок, поправил платье на моих бедрах, почему-то оказавшееся сдвинутым почти до талии.

-Пойдем, - любимый потянул меня за собой в коридор, а я послушно пошла следом. Мысли все еще витали где-то далеко. А Гаврил, судя по его взгляду, точно знал, о чем именно я думаю. Потому как улыбка его была коварной и обещающей.

На пороге, вместо друзей Гаврила, стояли дедуля с Дусей. Первым делом хотела нахмуриться и обидеться на родственника за предательство, потом решила, что обижаться в принципе, бессмысленно. А поговорить по душам с родней еще успею. И ответы на интересующие меня вопросу непременно получу.

Все гости, за исключением друзей Гавра, Радима и Вилоры, кажется, заняли свои места за столом. Посиделки были в самом разгаре, когда зазвонил телефон мужа.

-О, я уже хотел сам вам звонить, - радостно проговорил муж в телефон. Посмотрел на меня. Весь вечер он сидел рядом, не выпуская моей руки из своей ладони. Или легонько касался моего плеча, или спины. В общем, не оставлял ни на секунду. Отчего было неимоверно приятно и спокойно как-то. Волноваться по поводу мнения его друзей и родни обо мне я перестала. Вся компания мне очень понравилась. Да и дед, судя по всему, уже знаком со всеми.

Увидела, как муж слегка нахмурился, слушая собеседника.

-Подъехать? - коротко спросил он, - Радим, ты ж знаешь, мы через десять минут уже у тебя будем.

Заметила, как Ильяс замер, слушая слова друга.

-Нет? Хорошо, - муж немного расслабился, вновь начиная поглаживать мою ладошку, - Чего она там кричит? А, ну, прости, не знал, что она так тебе в любви признается. Вас, гопников, не понять.

Гавр рассмеялся, лукаво посмотрел на меня. Подмигнул, отчего стало немного смешно.

-Передам, - бросил он в трубку, и добавил, - Вилке привет от нас.

Сбросив вызов, отложил телефон. На вопросительный взгляд Ильяса, пояснил:

-У Вилковских семейные разборки, - посмеиваясь, говорил Гаврила, обнимая меня за плечи, - Просили их не ждать.

-Надеюсь, город уцелеет после их разборок, - рассмеялась Эльвира.

Народ зашумел, весело прогнозируя исходы ссоры. А Гаврил, пользуясь тем, что на него больше никто не обращает внимания, скользнул ладонью вдоль моего бедра. Возмущенно посмотрела на него. Этот нахал, невинно округлив глаза, посмотрел на меня. А сам продолжал поглаживать мое бедро, медленно поднимаясь к талии. Взглядом пообещала пристукнуть его, как только гости разойдутся.

-Мы за льдом! - услышала веселый голос Гавра. Не дожидаясь ответа, потянул меня, заставляя встать. И не теряя времени, увел из гостиной.

-Теперь у них это так называется, - услышала приглушенный бас Ильяса. Кто-то рассмеялся.

-Вот кто бы говорил, а ! - тихо возмутилась Эльвира. Дальше я не расслышала. Но покраснела до корней волос. А мой муж, невозмутимо продолжал тащить меня в сторону кухни. Правда за льдом? - всплыл вопрос, но озвучить его не успела. До кухни мы не дошли. Свернули на полпути. Гавр, открыв первую попавшуюся дверь, затащил меня в комнату, оказавшуюся небольшим кабинетом. Потом сильные руки приподняли меня над полом, и в следующую секунду я оказалась прижатой к поверхности письменного стола.

-Гаврюшка! - возмутилась я, вот только голос звучал не очень убедительно. С придыханием. И совсем не гневно. Парень продолжал целовать меня, не обращая внимания ни на мои слова, ни на мимолетное сопротивление.

-А как же гости? - цепляясь из последних сил за плечи мужа, спросила я.

-У нас медовый месяц, - выдохнул Гавр, на мгновение отрываясь от моей шеи, - И ты сама виновата. Платье такое сексуальное надела... А я ведь не железный...

Гаврил обхватив мою ладонь, прижал к своему паху.

-Вот видишь, - пробормотал он мне на ухо, - И терпеть больше не могу, солнышко.

И что мне оставалось делать, когда сама хотела его так же сильно? Нервный смешок вырвался из моей груди, перерастая в стон.

-Там льда не дождутся, - пробормотала я, приподнимая голову с груди Гаврилы. Тот хрипло рассмеялся. Мы лежали на полу, на мягком пушистом ковре, и сил совершенно не было, даже чтобы одеться, не говоря уже о том, чтобы выйти к гостям. Еще и в глаза смотреть новым родственникам нужно... А было ужасно стыдно. Ведь не маленькие, все поняли.

-Моя мама гораздо больше обрадуется появлению наследника, чем льду, - вдруг выдал Гаврил, - Так что слова никто не скажет. А кто скажет, она того загрызет.

Застыла, думая, правильно ли я поняла смысл сказанных мужем слов. Но на всякий случай, решила переспросить.

-Наследнику? - подняла лицо к мужу. Тот серьезно смотрел на меня. Кивнул.

-Как...? - опешила я, - Нет, я знаю как, но... Ты... А я...

Мысли не получалось сформулировать, а Гаврил смотрел на меня серьезно, почти не моргая. И напряженно, словно ждал чего-то от меня.

-Ты ... -вновь начала говорить я, отвернувшись от мужа. Подхватив платье с пола, принялась его надевать.

-Что я? - услышала голос мужа. Мельком взглянула на него. Гаврил встал, вот только одеваться и не торопился, что немного отвлекало от мыслей.

-Ты давишь на меня! - поняла, что веду себя как малолетняя идиотка, но ничего не могла с собой поделать, непонятные чувства, смятение и неизвестность пугали. Не было уверенности, что все настолько серьезно с его стороны. В себе я была уверена, я бы за ним и на край света пошла, вот только... Я хотела любви от него.

-Давлю, - кивнул Гаврил.

-Наседаешь, прохода не даешь, еще неделю назад у меня все по полочкам было, а сейчас... - отвернулась от него.

-А я не могу иначе, - уже громче проговорил Гавр, почти прокричал. Вздрогнула от его голоса. Обернулась. Гавр лихорадочно натягивал брюки, -Не могу! Ты смоешься опять, а мне что делать?

-Как что? - не поняла я. Но почему-то вся ситуация начинала злить. Я сама не понимала себя и мотивов своих поступков. Уже взялась за ручку двери, собираясь выйти из кабинета, - Ты ведь раньше как-то жил до меня!

Глянула на мужа через плечо. По его лицу поняла, что он в гневе.

-Что не так? - рявкнула я, - Найдешь себе очередную девочку и будешь ее пристегивать к себе! А мне твои игры уже надоели!

-Игры, значит?! -прошипел Гавр, - Да к твоему сведению, ты первая меня пристегнула!

-Ой, да это когда было, - отмахнулась я, - Уже бы давно забыл.

Вышла в коридор, радуясь, что Гаврил в пылу страсти снял наручники, и теперь я могла свободно передвигаться по квартире.

-Забыл? - повторил Гаврил, следуя за мной. А я вдруг застыла на месте. В коридоре показался дед, немного взволнованный. Недовольно покачал головой, глядя на меня. И вдруг меня словно по голове ударили. Я все поняла. Все, что было недосказано между мной и Гавром. Его взгляды, поступки, все. Дед глядел на меня как в детстве, качая головой, когда я что-то делала не верно. Позади что-то громко кричал любимый, слова я никак не могла понять. Но самое главное, самое важное, что я поняла сейчас: Он ведь любит меня. Иначе зачем все? Зачем весь балаган с браком? Квартирой? Будь все иначе, ждал бы такой бабник, как Гавр, почти год? Бросил бы все ради того, чтобы находиться со мной ежесекундно? Водил бы дружбу с моим дедом? Любил бы так, как десять минут назад? Вновь столкнулась со взглядом деда. Улыбнулась ему. Дедуля кивнул, будто поддерживая меня, говоря, что я все верно поняла.

Развернувшись к любимому, посмотрела на него. Он продолжал возмущаться, что-то кричал. А я, улыбнувшись, протянула руку к его губам, накрыла его рот пальцами, заставляя замолчать. Гаврил замер, глядя на меня сверху вниз.

-Наследник гораздо лучше льда, - робко проговорила я, и, затолкав свою гордость куда подальше, решила плюнуть на все и всех, прибежавших на шум, - И я любила тебя тогда, поэтому и убежала.

Увидела, как Гавр дернулся ко мне, собираясь то ли обнять, то ли придушить в объятиях. Вот только я не все сказала еще. И решила не откладывать на потом, когда не останется ни сил, ни смелости для признаний.

-И люблю тебя сейчас, - твердо, но очень тихо проговорила я.

Гаврил замер в сантиметре от моего лица, моя рука продолжала накрывать его рот, не давая говорить. Но слова и не нужны были. В его глазах отражалось столько, что ноги мои подкосились. А сердце готово было выскочить из груди от радости.

-Такс, а может быть, чай попьем, пока хозяева опять за льдом сходят? - услышала где-то далеко громкий голос Заура Рахметовича.

Зрители испарились также быстро и незаметно, как и появились. А Гаврил, подхватив меня на руки и открыв дверь кабинета, втащил меня в комнату.

-Я не отпущу тебя, никогда, ни за что, - грубо проговорил он, глядя в мои глаза сверх вниз, - Даже если просить будешь. Я эгоист. И не смогу без тебя.

Его руки стискивали мое тело до хруста каждой косточки, но я не жаловалась. Я был счастлива. Его губы впивались в мой рот, целовали щеки, шею, оставляя следы. Но мне было неимоверно приятно. Обхватив лицо любимого за щеки, заставила замереть, глядя глаза.

-Ты не сказал главного, - робко напомнила я, затаив дыхание ждала.

Гаврил резко выдохнул, накрыл своими ладонями мои, прислонился лбом к моему лбу.

-Люблю тебя, - хрипло проговорил муж, и легонько потерся кончиком своего носа о мой, - Очень.

Рассмеялась, чувствуя, как неуверенность исчезает, словно по волшебству, а в душе остается только любовь к этому мужчине. Моему мужчине.

-И я люблю тебя,- проговорила я в ответ сквозь смех.

-Повтори, - попросил Гаврила, зарываясь пальцами в мои волосы. Уговаривать не пришлось. Казалось, проговорив признания впервые, теперь уже не возможно было остановиться. Я повторяла заветные слова вновь и вновь, а Гаврил отвечал тем же. И любил меня. Нежно, страстно, так, как, казалось никогда раньше. Будто что-то изменилось между нами. И эти изменения просто выбивали дух, заставляли петь от счастья каждую клеточку моего тела.

-Это просто ужасно!- простонала я, открывая глаза. За окном совсем стемнело. А я даже и не представляла, сколько времени мы с любимым провели в 'походе за льдом'.

-Ну, спасибо, солнышко, - проворчал муж, нахмурившись, - Все! Беру отпуск и не выпускаю тебя из кровати, пока не услышу опровержение твоей фразы.

От угрозы Гавра рассмеялась. Поцеловав его в губы, расправила морщинки на лбу.

-Я не об этом, - поспешила его заверить, - Просто уже темно, а у нас там гости. А мы вроде как за льдом ушли...

-И что? - серьезно проговорил Гавр. Запрокинув руку за голову, он вновь улегся на ковер, - Можно подумать, они за льдом никогда не ходили.

-Гаврюшка, хватит валяться! - возмутилась я, пытаясь подняться с пола, - Давай поимеем совесть и выйдем к гостям.

-Лениво мне, - раздался голос мужа.

-Вставай, быстро! - пробормотала я. Гаврил открыл глаза, лукаво посмотрел на меня.

-Так я уже, - усмехнулся муж, скосив взгляд.

-Пошляк, - поставила я его в известность, и одевшись и поправив прическу, строго проговорила, - Жду тебя на кухне!

-А может, в спальне? - донесся до меня веселый голос любимого, - На кухне дверь прозрачная, а в спальне замок и кровать. Там гораздо удобнее.

-Гаврил Ефимович! - мягко пожурила я супруга. Выйдя из кабинета, прикрыла дверь за собой. Украдкой юркнула в ванную и приведя себя в порядок, вышла. В квартире было тихо. Проходя мимо кабинета, заглянула. Гавра уже не было. Отправилась на поиски мужа. Он обнаружился в гостиной, сидящим на диване. Гости наши разошлись, даже посуду разобрали, оставив только наши с Гаврилой тарелки. В руках Гавр держал маленький листок бумаги, на котором что-то было написано.

-Что там? - поинтересовалась я. Любимый глянул на меня с улыбкой.

-Ультиматум, - рассмеялся он, - Дедуля приглашает нас на торжество, посвященное нашему бракосочетанию, родителей твоих он уже в известность поставил. У нас неделя на подготовку.

-А чего не сутки? - пробормотала я, садясь рядом с любимым.

-Можно и за сутки все устроить, - выдал мой любимый муж, - Ресторан есть, кольца тоже.

Гаврил погладил пальцами кольцо, красовавшееся на моем безымянном пальце.

- Платье купим и можно свадьбу гулять, - добавил он.

-Э, нет, - отмахнулась я от его слов.

-Солнышко, голой я тебя не пущу, так что без платья никак, - серьезно заявил Гаврил, но по глазам видела, что он вот-вот рассмеется.

Чмокнула его в щеку, радуясь, как же мне повезло с мужчиной. И вдруг мой мужчина стал серьезным.

-Что такое? - шепнула я, отводя с его лба упавшую прядь волос.

-Простишь меня? - серьезно проговорил он.

-За что? - спросила я.

-За все, и за свадьбу, что все так получилось, - выдохнул он. Нахмурилась.

-А наш брак, он и вправду настоящий? - спросила, любуясь его глазами, прямым носом, красивым лицом.

-Настоящее не бывает, - несмело улыбнулся Гаврил, обнимая меня и притягивая к себе на колени.

-Тогда прощу, - милостиво согласилась я, - Вот окажись он липовым, до утра ты бы не дожил... А так, тебе повезло, прощаю!

Я рассмеялась своей шутке. Вот только Гаврил ее не оценил. Он все также серьезно смотрел на меня, без намека на улыбку.

-Ты права, мне очень повезло, - хрипло сказал он. И поцеловав меня, добавил, - С тобой.

Я перестала улыбаться, обняла его за шею, прижалась к любимому.

-Люблю, - выдохнула я, чувствуя, как Гаврил крепко сжимает меня в своих руках, и целует. Ласково и нежно, без слов отвечая на мое признание.

Глава 14


Радим и Вилора


Вилора

День выдался не очень солнечным. Да и настроение что-то было не самым радостным. Радим, убежав с утра пораньше на работу, звонил днем всего два раза. Что огорчало. Всего -то два раза.... В связи с этим, решила обрадовать любимого. Ну, если он не дает знать о себе, то так и быть, сделаю сюрприз. Ключи от квартиры Вилковского у меня имелись. Как только мы все прояснили в наших отношениях, к моей связке прибавились два ключика. Радька просто прикрепил их к моим со словами, что его квартира находится в пяти минутах ходьбы от моего места работы. Вот и все. Просто сообщил мне, что живет он неподалеку, будто бы я и до этого не знала. Ну а додумывать приходится самой. Что я в принципе и сделала. На звонок Радим не ответил. Если честно, начала уже волноваться. Ведь могло что-то произойти. Ведь всякое бывает.

Поднялась на этаж, где находилась его квартира. Прислушалась, тишина. Глянув на часы, поняла, что надо бы поторопиться, иначе в гости к Когтеву точно опоздаем.

Отыскав в связке нужный ключик, открыла дверь. Осторожно вошла в квартиру. Расстегнула куртку, уже собиралась стянуть шапку с головы, как остановилась. В первые секунды не знала, что и сказать. Сердце замерло. В голове зазвенело...

Вот так значит, да? Прищурилась. Значит, вот что ты, Вилковский, думаешь о наших отношениях? И ключ ведь не побоялся дать! Думал, я никогда не появлюсь тут? Совсем идиот, или как?

-Где этот гопник? - рявкнула я, как можно громче. Нет, стекла не разлетелись на осколки, но немного задрожали. Бросила рюкзак на пол, ботинки решила не снимать. Волшебные. Вот ими Радим Илларионович прям сейчас и получит волшебный пендель.

Девушка, маячившая в коридоре в одной рубашке, со спутанными волосами, сонным лицом и выражением ужаса на нем, удивленно уставилась на меня.

-Дамочка, вы говорить умеете, или только глазами хлопать? - рявкнула я. Барышня, поправив волосы, кивнула.

-Я все объясню, ты, наверное, Вилора? - улыбнулась девушка.

-Нет, Робин Гуд и Рембо в одном флаконе, - огрызнулась я, приближаясь к девушке, - Буду стрелять из лука и крушить все вокруг. Где он?

-Радим? - переспросила девушка.

-Он самый, - рявкнула я.

-В спальне, где же еще?- сказала девушка, махнув рукой в сторону комнаты Радима.

-Действительно, где он еще может быть, - смерила барышню презрительным взглядом, прошла мимо, и у входа в спальню оглянулась, - Не убегай далеко. Я быстро. Одна нога там, другая ... В общем, можешь даже не одеваться.

Распахнула дверь. Та ударилась о стену. Мой, уже теперь бывший, гопник лежал в кровати. И спал, кажется. Действительно, утомился, наверное. Чувствовала себя каким-то роботом. Ни чувств, не эмоций. Ничего. Полный вакуум. Плакать буду потом, закрывшись дома в своей спальне. А пока хотелось мести и справедливости. И крови!

-Ирка, я просил свалить и не маячить! - пробормотал Радим, лежа с закрытыми глазами.

Так-так, не спит, значит. Бросила на барышню мимолетный взгляд.

-Дак я на секундочку, обещаю на долго, Вас, Радим Илларионович, от барышни не отрывать, - четко проговорила я. Радим открыл глаза, и как-то радостно так посмотрел на меня.

-Привет, - улыбнулся гопник. И что самое странное, ни страха, ни стыда, ну, ни в одном глазу. Мог бы хоть удивиться для приличия. Так нет же, лежит, не шевелится, и улыбается, как блаженный.

Вот только мне было, мягко говоря, не до улыбок. Смотрела на человека, растоптавшего мое сердце, лгавшего мне в глаза, и с каждым мгновением злилась все больше.

-Ирок, есть хочется, - услышала голос Радима, он, не сводя взгляда с моего лица, обратился к девушке, - Дуй на кухню.

-Там Анютка уже, - подала голос барышня. Моргнула. Глянула на девушку, переминавшуюся с ноги на ногу в метре от меня. Отвернулась. Нахмурившись еще больше, посмотрела на Радима. Кажется, надо бы разуться, волшебные боты сегодня не пригодятся.

Присела на корточки, и с невозмутимым видом принялась развязывать шнурки на ботинках.

-Ирина, а можно мне стакан воды? - вежливо поинтересовалась я. Когда девушка вышла из спальни, я подошла к кровати Радима, - Чего лежим, кого ждем? - спросила я, останавливаясь в метре от уже теперь вновь моего любимого гопника.

Радим промолчал, только руку протянул, без слов прося подойти ближе. Вздернула брови вверх.

-Устал, решил отдохнуть, - пробормотал Радим, отводя глаза, и опуская руку. Понял, что без объяснений я не отстану.

Вот ведь врет и не краснеет! Пока хмурилась, и, скрестив руки на груди, всматривалась в лицо Радима, вернулась Ирина со стаканом воды. Благодарно улыбнулась, беря стакан в руки.

-И давно он тут отдыхает? - поинтересовалась я, не сводя взгляда с лица любимого.

-Ирина! - на предостерегающий голос Радима никто и не обратил внимания.

-Часа три, - сдала Ирина старшего брата с потрохами.

-Доктор был? - спросила я, отворачиваясь от своего гопника. В дверях спальни появилась Анна, близняшка Ирины.

-Привет, - поздоровалась она, - Я Аня.

Кивнула в ответ.

-Доктор был, велел завтра в клинику ехать, а сегодня Радим отказался, сказал, что останется дома, - торопливо говорила Аня, не обращая внимания на возгласы брата, лежавшего в кровати. Тот, потеряв терпение, и прекратив ругаться, взял телефон в руки, и принялся куда-то звонить. Аня и Ира, перебивая друг друга, рассказывали все, что говорил доктор. А я внимательно слушала, и гадала, прибить любимого сегодня, или дождаться результатов обследования.

-Девочки, я все поняла, спасибо, - поблагодарила я близняшек, - Можно я с вашим родственником парой слов перекинусь?

-А мы, собственно, уже уходим, - Аня потянула Иру за руку.

-Да? - удивилась Ирина.

-Да, - закивала Аня головой, таща упирающуюся сестру за собой, - И вы, как только сможете к нам приезжайте, мама будет рада, наконец, с тобой познакомиться.

-Взаимно, - пробормотала я, а взгляд уже прилип к лицу Радима, он что-то говорил в телефон, и морщился. От боли.

Сестры Радима ушли, а я, сняв куртку и шапку, вздохнула. Подошла к окну, потерла лицо ладонями. Не обращая внимания на то, что мой гопник еще не закончил разговора, обратилась к нему:

-Ты опять решил скрыть от меня? - пробормотала я.

-Вилочка, солнышко, - начал говорить он. Но я не хотела ничего слушать. Меня будто прорвало. Все напряжение, скопившееся с момента прихода в квартиру Радима, выплеснулось. Облегчение от того, что он мне не изменял, переплелось со страхом и волнением за него, за его здоровье. И я со спокойной речи перешла на повышенные тона, потом на ультразвук.

Радим, проговорив что-то в трубку, сбросил вызов. Попытался сесть в кровати, поморщился. Я вмиг подлетела к нему. Замолчала.

-Даже и не думай шевелиться! - потребовала я. Радим, протянув руку ко мне, погладил по щеке.

-Привет, - повторил он, улыбаясь, - Я так рад, что ты приехала. Только не ругайся, я не хотел, чтобы ты волновалась. Я бы позвонил тебе, правда.

И этот наглец еще и глазки начал строить! Вот ведь.... Ну, и как на него злиться?

Вздохнула. Потрясла кулаком перед носом любимого.

-Еще раз, мой волосатый гопник, и я за себя не ручаюсь! - пригрозила я.

-Уйдешь от меня? - серьезно спросил Радим, перехватывая мой кулак и целуя ладошку.

-Еще чего! - возмутилась я, - Мечтать не вредно!

В ответ Радим тихо рассмеялся.

-Выдрочка моя любимая, - ласково сказал он. А я, пряча улыбку, легла рядом.

-Где болит? - тихо спросила я.

-Уже нигде, - отмахнулся мой гопник, - Ты все вылечила своим ультразвуком.

-Радим! - с угрозой проговорила я.

-Ногу тянет, - сознался он, - Укол еще не до конца подействовал.

Вздохнула. Приподнявшись на кровати, начала осторожно поглаживать такое любимое мною тело.

-Я с тобой завтра пойду к врачу, - сообщила я, не отрываясь от своего занятия.

-А ты какую свадьбу хочешь? - ни с того ни с сего проговорил Радим. Замерла. Посмотрела на любимого. О свадьбе мы как-то раньше не говорили. Просто тему не поднимали, и все. О детях - да, было, а вот о регистрации брака почему-то нет.

Не дождавшись моего ответа, Радим с трудом дотянувшись до прикроватной тумбочки, открыл верхнюю полку. Вынув маленькую коробочку, протянул мне.

-Я бы хотел, чтобы все было не так, - тихо сказал он, - Ужин при свечах, я бы на колени встал, и попросил тебя стать моей женой, но все как обычно испортил.

-Думаешь, мне нужно, чтобы ты ползал передо мной на коленях? - пробормотала я, глядя на любимого исподлобья.

-Иногда я думаю, и за что мне досталось такое чудо, - тихо рассмеялся Радим.

-Вредное? - подсказала я, - Дак ты, видно, нагрешил где-то сильно. Вот и приходится мучиться теперь со мной.

Радим хрипло рассмеялся.

-Иди сюда, выдрочка моя вредная, - позвал он меня ласково. Послушно легла рядом, чувствуя себя самой счастливой в его руках.

-Ты не ответила, - напомнил мне любимый, поглаживая по затылку.

-Я подумаю, - притворно задумалась я, - Может быть, и соглашусь выйти за тебя.... А то нужно ведь мой сегодняшний стресс как-то компенсировать. Видишь ли, вид полуголой барышни в твоей квартире значительно пошатнул мою психику.

-Ревновала? - рассмеялся Радим, - Меня? К Ирке?

-Вообще-то, я не знала, что это Ирка, - оправдалась я.

-Вообще-то, я тебя сто раз пытался с родными познакомить, - вздохнул Радим, - Кто постоянно находил сто отговорок? Так что, сама виновата!

Я промолчала. А что говорить, прав ведь.

-А вдруг я им не понравлюсь, - прошептала я.

-С чего это вдруг? - возмутился Радим.

-Ну, мало ли... - пробормотала я.

Радим только рассмеялся. Потом, будто вспомнив что-то, весело глянул на меня.

-А что, правда ревновала? - спросил он.

Я скорчила рожицу и показала язык своему гопнику.

-Ну, теперь ты меня понимаешь, - довольным тоном заявил мой гопник, - А помнишь, я тебя в аэропорту встречал? Вместо Ильяса?

-Помню, - улыбнулась я, - Это когда ты цветы в урну выбросил?

-Видела, значит, - пробормотал Радим, - Но я не об этом, - отмахнулся он, - Помнишь, ты с каким-то хмырем была?

-Ну, и? - ответила я.

-А что за хмырь? - серьезно поинтересовался любимый.

-Да парень, врач-гомеопат, мы как-то на семинаре вместе были, а он случайно тем же рейсом летел, - вспомнила я, - А что?

-Еще раз увижу, ноги вырву, - серьезно проговорил Радим, и ни намека на шутку.

-Мои? - удивилась я.

-С чего вдруг? - возмутился мой гопник, - Твои ножки я люблю. Я их лучше целовать буду. А вот гомику этому вырву при случае.

-Не гомику, а гомеопату, - поправила я Радимку.

-Плевать, - отмахнулся любимый.

-И как ты мог меня приревновать? - с сомнением сказала я, - Да у него и намека на шанс не было, мне понравиться. Знаешь, гопота ты моя любимая, когда под рукой такое атлетическое тело, то на других мужчин даже и не хочется смотреть.

-Вот-вот! - подтвердил Радим, - Вот пусть так дальше и будет, - уже посмеиваясь, добавил любимый, - А еще, если учесть, что это самое тело ты любишь до беспамятства, то ...

-Ага, - поддакнула я, - До беспамятства. Надо бы запомнить!

Начала поглаживать свое солнце по затылку, а он, разве что урчать не начал, лег удобнее, позволяя гладить его спину, и затылок.

-Так что со свадьбой? - подал голос Радимка, когда уже начала думать, что он уснул.

-Не отстанешь? - с надеждой спросила я.

-И не мечтай, - поняла, что любимый улыбается.

-Это мне туфли и платье придется надеть? - с сомнением спросила я.

-Как хочешь, мне все равно, я тебя в любой одежде люблю, - пробормотал Радим, уже засыпая, - А без одежды еще больше.

Усмехнулась.

-И я тебя люблю, - в ответ проговорила я.

-А без одежды еще больше? - пробормотал Радимка.

-Спи уже, - мягко приказала я, чувствуя, как губы растягиваются в улыбке.

Дыхание Радима стало спокойным и размеренным. Уснул, кажется.

-Главное, чтобы вместе, хоть в одежде, хоть без, - серьезно проговорила я.

-Да, вместе, - пробормотал любимый, крепче прижимая меня к себе.

Глава 15

Радим и Вилора


Вилора

Яркое летнее солнце радовало, согревало и манило на улицу. Но не только погожий летний день был причиной моего хорошего настроения. Улыбка не сходила с лица вот уже тридцать минут, с тех самых пор, как я вышла из кабинета гинеколога. Радиму решила не звонить, а сообщить лично. Предполагаю, что крышу моему любимому гопнику снесет основательно. Еще бы, с тех пор, как его здоровье пошло на поправку, мы только и занимались тем, что старались продлить род Вилковских. К новой фамилии я привыкала долго. Вернее, к мысли о том, что у меня теперь есть большая и дружная семья, сестренки и родители, я привыкла сразу благодаря Радиму и его близким. А вот с фамилией дела обстояли хуже. Во-первых, мы долго ругались, выбирая, чью фамилию после брака взять. Мне, ну, никак не улыбалось быть Вилкой Вилковской. Радим, как ни странно, быть Гольдштерн отказался наотрез. Даже пару тарелок расколотил, когда я предложила ему сменить фамилию. И деду моему звонил жаловаться. А я держалась до последнего, но потом все-таки пришлось согласиться. А что делать? Когда паспорт с новой фамилией и свидетельство о браке уже на руках, спорить смысла нет. А все этот глист троглодитный, который друг наш Гаврюшка. Если бы не его связи, все бы у меня вышло. А так, придется страдать всю жизнь, потому как развода мой гопник от меня не дождется.

Выпрыгнула из машины, припаркованной у крыльца магазина спортивного инвентаря. Дела супруга шли в гору. Я ему всячески помогала, поддерживала, ругалась, когда он допоздна задерживался на работе, приезжала, и увозила его домой, потому как его здоровье, которое только-только пошло на поправку, надо бы беречь.

Войдя внутрь, приветливо улыбнулась продавцам, и направилась к служебным помещениям. Задержалась около стены с фотографиями пловцов-чемпионов, заметив, что Иван и Анна, работавшие у нас едва ли не с самого открытия, клеили новую фотку.

-Новый чемпион нарисовался? - весело спросила я.

-Ага, новая звезда, - вздохнула Анна, - Гляньте, какой красавчик!

Хмыкнула. Не, ну, парнишка, конечно, ничего так, вот только до моего гопника ему расти и расти.

-Могу автограф дать, - услышала незнакомый голос за спиной. Повернувшись, увидела ту саму новую звезду. Парень стоял, скрестив руки на груди, и самодовольно и несколько высокомерно рассматривал нас. Мда, звезда нарисовалась, не сотрешь.

Не обращая внимания на 'звезду', развернулась, и пошла в кабинет к мужу.

-Девушка, ну, что же Вы так стремительно бежите от своей судьбы? - прокричал парень вслед. Я шла, не оглядываясь. Вдруг почувствовала сильные пальцы на своем локте.

-Киса, ну, ты чего? - услышала голос 'звезды', остановилась, начиная злиться на незнакомца, а он, будто не замечая этого, продолжил, - Что скажешь на счет завтрака с чемпионом?

Постаралась взять себя в руки. Ну, не к лицу скандалить жене хозяина магазина, еще и будущей мамочке его деток.

-А как на счет обеда у травматолога? - грубовато проговорила я, высвобождая локоть из хватки парня.

-Оу, какая крошка! - восхищенно проговорил чемпион, имени которого я даже и не знала.

-Извините, мне кажется, Вам не следует разговаривать в таком тоне! - услышала спокойный голос Ивана. Благодарно улыбнулась парню. На нас уже подозрительно косились покупатели, так что я, игнорируя чемпиона, вновь пошла к мужу в кабинет.

-Отвали, - услышала я голос 'звезды', - не с тобой говорю. Будешь влезать - придется тебе новое место работы подыскивать.

Остановилась. Развернулась к нахалу. Нет, ну, что за новости такие? Типа, чемпионам можно все?

-Полегче на поворотах! - рявкнула я. Парень удивленно уставился на меня, словно у меня вмиг две головы выросло.

-Что за шум, а драки нет? - муж вышел из кабинета, и спустя секунду почувствовала его руки на талии. Ругаться со всякими недоумками расхотелось. Повернувшись в объятиях любимого, обняла его в ответ.

-Привет, - радостно выдохнула я, вставая на цыпочки и целуя мужа.

-С каких это пор неудачникам везет? - чемпион все никак не унимался.

-И тебе добрый день, Андрей, - спокойно проговорил муж. Но почувствовала, как его руки, обнимавшие меня, напряглись.

-Добрый, добрый, - протянул 'друг' Андрей.

-Чем обязан? - Радим, обнимая меня одной рукой, вторую спрятал в карман брюк. А я, немного сдвинувшись, продолжая обнимать Радимку за талию, глянула на чемпиона, уже не воинственно, а снисходительно. Нет, ну что на убогих-то обижаться? Пусть живет себе с миром.

-Да вот, решил заглянуть к тебе, почтить, так сказать, своим присутствуем, - парень прям так и просил кирпичом по роже, но я сдерживалась. Не положено будущей мамочки драться с неизвестными дяденьками.

-Почтил? - холодно проговорил муж, - Проваливай.

-Ну, что ж так грубо? У вас, погляжу, это семейное, - Андрей перевел взгляд на меня, подмигнул, отчего Радим напрягся еще больше. Успокаивающе погладила его по груди.

-Автограф не дать? - продолжал глумиться чемпион, - Крошка, советую подумать. Сравнишь, гарантирую, тебе понравится. И потом, чемпион ведь лучше неудачника.

Радим дернулся вперед, собираясь, скорее всего, двинуть наглецу по физиономии. Но я крепко обхватила его за талию, останавливая. Нельзя ему нервничать. А вот мое терпение не железное. И лимит на сегодня уже исчерпан.

-Исчезни, Майскович! - рявкнул Радим.

-А что я такого сказал? - удивился чемпион, - Ты ведь реально неудачник.

Не дожидаясь, пока Радим окончательно выйдет из себя, стремительно высвободилась из его рук. Порадовавшись, что обула привычные 'волшебные туфельки', приблизилась к ухмыляющемуся парню. И размахнувшись, двинула ногой по причинному месту. Чемпион согнулся пополам. Оглядевшись, прихватила 'волшебную палочку' с витрины, так, исключительно в воспитательных целях.

-Ты и пальца моего мужа не стоишь, чемпион, блин! - рявкнула я.

-Солнышко, - услышала голос мужа, он едва сдерживался от смеха, - Убери биту, господин чемпион все понял.

-Милый, я на всякий случай, - проворчала я, замахиваясь 'волшебной палочкой' и выбирая место столкновения ее с телом звезды, - Повторение, как говориться, мать учения.

-Дура шизанутая! - услышала я хрипы чемпиона. Народ начал откровенно ржать, кто-то снимал на телефон, чтобы выложить ролик в интернете, кто-то предлагал вызвать 'скорую'.

Подоспевшая охрана помогла чемпиону удалиться. Радим, отобрав мое орудие возмездия, перебросил его Ивану.

-Забей! - улыбнулась я, заглядывая в глаза своему гопнику.

-Уже, - улыбнулся в ответ муж, обнимая меня, - Случилось чего? Или соскучилась?

-Ага, случилось, - постаралась скрыть улыбку, которая так и грозила намертво приклеиться к моему лицу. Радим перестал улыбаться, взгляд стал серьезным.

И чтобы не заставлять мужа волноваться, привстав, обхватила его за шею и притянула к себе.

-Я скоро в отпуск пойду, - проговорила я ему на ухо и немного отстранилась, чтобы видеть выражение лица мужа. Радим продолжал внимательно вглядываться в мое лицо, - Декретный, - добавила я.

Радим шумно выдохнул, его руки крепко-крепко сомкнулись, прижимая к себе.

-Солнышко, девочка моя, - шептал он, обнимая меня, лихорадочно поглаживая мою спину, затылок. Пока Радим 'переваривал' новость, решила раскрыть все карты. А что, пусть любимый радуется уже основательно.

-И мы перещеголяли Когтевых, - смеясь от того, что муж едва отросшей щетиной щекотал мою шею и щеки. Радим замер. Глянул на меня искрящимися счастьем глазами.

-Двое? - выдохнул мой любимый гопник. Отрицательно качнула головой.

-Боже мой! - почти прокричал Радим, - Мне присесть нужно.

Иван быстренько подтащил стул для шефа. Радим сел, притягивая меня на свои колени. Его надежные ладони накрыли мой живот.

-Трое? - выдохнул он дрогнувшим голосом.

-Ага, - кивнула я, - Трое.

-Вилковские, а вы, однако, круты, - раздался веселый голос Гавра. Повернув голов, увидела Гавра и Нису в нескольких метрах от нас. Гавр обнимал жену одной рукой, а во второй держал какие-то бумаги. Ниса выглядела довольно счастливой и ужасно беременной.

Попыталась встать с колен мужа, чтобы поприветствовать друзей. Но он не позволил, продолжая крепко, но ласково обнимать меня.

-Солнце, пустишь меня? - взъерошила волосы на затылке мужа. Но он все продолжал улыбаться и заглядывать в мои глаза, в которых читались совершенно необъяснимые чувства. Пощелкала пальцами перед лицом моего любимого гопника. Та же ситуация. Совершено никакой реакции на внешние раздражители. Уже начала переживать, ну, мало ли, крышу сорвало, или винтик какой слетел. А мне муж в полном здравии нужен.

Поцеловала любимого в губы.

-Радиииим? - позвала я, - Все хорошо?

-Нам дом нужен, - выдохнул муж, когда уже начала переживать ни на шутку, - Чтобы комнат много. И три кроватки. И коляски тоже три. Это же всего по три нужно.... А кто будет? Мальчики или девочки? А если одни девчонки? Это же втрое больше женихов увиваться будет!

Я начала смеяться, а Радим продолжал описывать будущее наших детей и высказывать переживания и предположения.

-Радимка, у меня срок беременности крохотный, какие женихи? - возмутилась я в шутку.

-А что, одного мы вам уже обеспечим, - смеялся Гавр, обнимая Нису, - А если у вас три девчонки будет, тогда придется всего-то двоих еще искать.

Радим, наконец, отошел от первого шока. Ну, не то чтобы шок совсем испарился, нет. Муж просто перестал 'зависать', а вот глупо улыбаться - нет. И из рук меня так и не выпустил. А я, в общем-то, и не особо жаловалась. Куда я без него? Без своего любимого гопника.


Гаврил и Дионисия


Ниса

Годовщина свадьбы, как правило, один раз в год. Но это не про нас. День нашего бракосочетания мы отмечаем дважды. Первый раз как указано в свидетельстве, а второй, спустя две недели. Я часто шучу над мужем, говоря, что если вдруг он забудет о годовщине, то всегда есть еще две недели, чтобы реабилитироваться. Вот только такого не случалось ни разу. И все три года я получала подарок с утра пораньше, непременно, цветы и стальной браслет, надетый на запястье. До сих пор удивляюсь, как он умудряется, пристегнуть меня к себе пока я сплю. Ведь каждый год одно и то же. Уже и будильник ставила, пробовала не спать, чтобы не быть прикованной. Но все тщетно. Вот вроде на мгновение глаза прикрыла, хоп, а на утро уже в оковах.

Вот и сегодня так же. Только глаза открыла, а уже попала в плен. Любимый, подперев голову рукой, смотрел на меня и ждал, когда я проснусь.

-Пристегнул, - выдохнула я, скосив взгляд на правую руку.

-Угум, - пробормотал муж, придвигаясь ближе, - На работу я звонил, сына родители забрали. До завтра к нам никто не сунется, а кто сунется, того загрызу.

-Какой ты у меня кровожадный, - рассмеялась я.

-Угум, - вновь повторил муж, начиная целовать меня. А я была совсем не против, скорее наоборот.

-А давай дочку сделаем? - услышала голос мужа. Гаврила осторожно поглаживал меня по лицу, выводя из состояния дремоты.

-Вон у семейства гопников целых три девчонки, - начал 'жаловаться' муж, - А у нас пацан. Надо бы сравнять счеты.

-Гаврюш, - рассмеялась я, - Как бы мы не старались, не выйдет. Вероятность того, что у нас будет тройня, или хотя бы двойня, крайне мизерная.

-Ну, я ведь не прошу двоих, - возмутился муж, - Я ж дочку прошу.

И уже серьезнее, отбросив шутливый тон, любимый, обхватив мое лицо ладонями, проговорил:

-Так как? Я очень хочу дочку, правда-правда, - Гаврила улыбнулся, всматриваясь в мои глаза. Нет, ну ведь не честно так. Ведь знает, что отказать не могу.

-А если опять мальчик? - спросила я.

-Тогда будем пытаться, пока не появится девчонка, - серьезно заявил муж, - Я очень сильно хочу дочку. Чтобы на тебя была похожа. Ну, соглашайся!

-Неа, - наигранно серьезно ответила я, и, показав мужу язык, спряталась под одеяло.

-Дионисия Архиповна! - раздался властный голос, - Выползай!

-Неа, - стараясь подавить рвущийся из груди смех, пробормотала я.

Гаврил не стал церемониться, пробрался под одеяло, и начал извлекать мое сопротивляющееся тельце на свет Божий.

После шуточной борьбы и моей капитуляции, Гаврил вновь озвучил вопрос.

-Какой ты у меня упрямый, - выдохнула я. Гаврил понял, что уговаривать меня не нужно. А я просто из вредности все еще сопротивлялась.

-Правда хочешь дочь? - поинтересовалась я, а любимый только активно закивал головой.

-Лады, - вздохнула я крайне трагично, - Хочешь - будет.

И чтобы порадовать мужа в честь праздника, добавила:

-У меня задержка, гарантировать дочку не могу, но ребенок точно будет, - проговорила я на одном дыхании, потому как знала, муж начнет выражать свою радость по поводу предстоящего появления еще одного ребенка в нашей семье и доказывать свою любовь ко мне.

Эпилог

-Ма, а когда папа приедет? - тонкий голос девчушки лет семи раздался с порога кабинета, в котором разместилась Вилора.

-Солнышко, а ты почему не спишь? - ласково проговорила доктор Вилковская, отрываясь от работы.

-Не хочу, я хочу папу подождать, - девочка зевнула, и, прижав плюшевого кролика к груди, переступила с ноги на ногу. Вилора, посмотрев на часы, вздохнула.

-Иди сюда, - позвала она дочку, и, взяв телефон в руки, набрала номер мужа. Лилиана радостно подбежала к маме, забралась на ее колени.

Вилора, дождавшись, когда муж снимет трубку, включила громкую связь.

-Выдрочка моя, солнышко, я уже подъезжаю, - торопливо проговорил Радим вместо приветствия.

-Хорошо, потому что кое-кто не спит и ждет тебя, - строго ответила Вилора.

-Лили, принцесса моя маленькая! - безошибочно догадался Радим, - А ты почему не спишь?

-Па, я тебя подожду, - упрямо проговорила дочка, самая младшая из тройняшек, - А потом сразу усну. Честное принцессовское!

-Ну, если принцессовское, то так и быть, - рассмеялся Радим, - Все, я уже во дворе. Скоро буду.

Радим сбросил вызов. Девочки решили встретить папу в коридоре, у входной двери. Осторожно, на цыпочках прокравшись мимо детской комнаты, где мирно спали две сестренки Лилианы, Аделина и Дарина, они спустились на первый этаж и остановились у входной двери. Прислушались. Шум двигателя подъехавшей машины стих. И Вилора с Лили спрятались за шкафом, откуда прекрасно просматривался вход.

Спустя пару минут дверь открылась. Радим осторожно, стараясь не шуметь, разулся, снял пальто, кепку, и только собрался пройти вглубь дома, как на него налетел маленький ураган с длинными черными волосами, с кроликом в руках, и в ярко-розовой пижаме.

-И почему это моя принцесса не спит? - наигранно строго проговорил Радим. Держа дочь на руках, он посмотрел на жену. Вилора, обняв мужа, поцеловала его. Ее гопника в городе не было всего сутки, а она уже безумно соскучилась, о чем говорили ее глаза. А Радим все понял, потому, как и сам скучал без своих принцесс и королевы своего сердца.

-Папуля, Радик без тебя спать не хотел, и я пообещала, что мы дождемся! - тихо прошептала девочка, подсовывая старого кролика, подаренного папой маме на Новый Год еще задолго до рождения самой Лили и ее сестренок.

-Понятно, - улыбнулся отец семейства.

-Вы пока укладывайтесь, - предложила Вилора, - А я ужин подогрею.

Радим, поцеловав жену, счастливо вздохнул.

-Отлично, - сказал он, и, выпустив жену их объятий, понес дочь в спальню.

Вилора отправилась на кухню. Подогрев ужин, и поставив тарелки на поднос, Вилора решила покормить мужа в спальне. Устал ведь, так что загонит-ка она своего гопника в душ, а потом в постельку. Поужинает и сразу спать. Ну, или как получится.

Оставив поднос с едой в спальне, Вилора отправилась за мужем в детскую. Гопника она обнаружила спавшего на большом диване в детской в окружении троих дочерей. Проснулись все-таки. Увидели папу, и вновь уснули. Вилора, ласково улыбнувшись, посмотрела на свою семью. Вот кто бы сказал ей, что у нее будет муж, любящий и любимый, трое детей, любящие родители, две сестры, еще и друзей куча... она бы точно не поверила еще лет семь -восемь назад... А сейчас, сейчас она и не мыслит своей жизни без семьи. Она счастлива. И все благодаря ее гопнику, который не отступился от нее, не испугался, покорил ее, полюбил и сделал счастливой.

Подойдя к мужу, осторожно погладила по щеке.

-Я уснул, - тихо шепул Радим, открыв глаза. Вилора кивнула. Радим, встав с дивана, перенес девочек по своим кроваткам. А Вилора заботливо укрыла их одеяльцами. Родители вышли из детской, прикрыв за собой дверь. Оказавшись в спальне, Радим прижал жену к себе. Обнял крепко-крепко. Поцеловал.

-Скучал! Люблю! - говорил Радим между поцелуями.

-В душ и ужинать! - строго проговорила Вилора, вот только ей совершенно не хотелось прекращать затянувшееся приветствие.

-Вместе, - требовательно проговорил Радим, и, подхватив на руки Вилору, понес ее в ванную. Спустя час, а может и больше, Вилковский вынес жену, залюбленную и сонную, из ванной. Уложив ее на кровать, лег рядом.

-Знаешь, колючка моя, - пробормотал Радим, поглаживая жену по волосам. Несмотря на усталость, спать ему не хотелось. Хотелось решить один интересовавший его вопрос пока жена в хорошем расположении духа, - Я тут подумал, девочки уже выросли. Может, повторим?

-Угу, - сонно пробормотала Вилора. Радим радостно начал целовать любимую.

-Чего??? - вдруг прокричала Вилора, когда поняла, на что только что согласилась, - Тебе троих детей мало?

-Мало, - честно признался Радим, - А тебе? Нет, я, конечно, привык уже жить в окружении принцесс, но хочется баланса.

-А если опять дочь? - пробормотала Вилора, - Или даже три?

-Это ведь хорошо, - заметил Радим, - Да и девочки помогать будут. Что скажешь?

Вилора вздохнув, повернулась на бок, устраиваясь на груди мужа удобнее.

-А давай! - озорно рассмеялась девушка. Радим засмеялся в ответ, обнимая жену крепче.

-Спасибо! - выдохнул он, целуя любимую.

-За что? - между поцелуями спросила Вилора, - Рано пока благодарить. Вот рожу четверых сразу, еще ругаться будешь!

-Солнышко, Вилочка моя любимая, - смеялся Радим, - Да я только рад буду каждой твоей копии, бегающей по дому, и заставляющей меня лысеть от беспокойства.

Смех Вилоры замер. Посмотрев на мужа, она погладила его по щеке, прикоснулась к губам.

-Я так тебя люблю, - прошептала Вилора. Радим, обхватив ладонями лицо жены, несколько секунд смотрел в ее глаза.

-И я, - выдохнул он, - Очень люблю.


Спустя ...... лет ...

-Отвали от меня, кретин! - кричала молодая девушка, обращаясь к парню, преградившему ей путь. Девушка была одета в широкие джинсы-хулиганы с множеством карманов, футболку, которая полностью скрывала фигуру, кепку, под которой прятались волосы, окрашенные во все цвета радуги, а на ногах красовались тяжелые армейские берцы.

-Лили, брось чудить! - как-то устало проговорил парень, - Мне мать твоя голову оторвет, я уже о твоем отце молчу. Так что, поедем домой.

Парень, крепко схватив девушку за руку, попытался ее потащить в сторону припаркованной на обочине машины.

-А я сказала, руки убери, чурбан неотесанный! - не унималась девушка, начиная отбрыкиваться, когда парень, потеряв терпение, перебросил девушку через плечо, и понес в сторону машины.

-Медведь бестолковый! - кричала девушка, а когда получила ощутимый шлепок по филейной части, завопила еще громче.

-Да, я такой, - смеялся Михаил, -Но ты ведь меня и таким любишь. Признавайся!

-Шиш тебе! - воинственно выкрикнула Лилиана, и замолчала. Миша хмыкнув, усадил девушку на капот внедорожника, и, опираясь руками по обе стороны от Лили, посмотрел на ее возмущенное лицо.

-Ну, как мне с тобой бороться, а? - немного устало поинтересовался парень, - Ты мой мозг, напрочь, сносишь. Я скоро без снотворного спать не смогу. А тебе все мало. Ну, что еще надо, а?

Лилиана вздохнула. Сняла кепку с головы, надела ее на голову парня. Вздохнула. Ласково провела по плечам. Всю жизнь она знала Мишу, своего Мишутку, мягкого и нежного с ней, ласкового, любящего.

-Ничего, - выдохнула она, - Все хорошо, правда.

-Если хорошо,- вздохнул Миша, обнимая девушку, прижимая ее голову к своей груди, ласково целуя ее в висок, - То хорошо. Поедем к твоим. Я обещал, привезти тебя к часу.

-Миш? - девушка заглянула в глаза любимому, - А поедем к тебе? А утром меня домой привезешь. Завтра у меня занятий нет. Киношку посмотрим, ну, или еще чем займемся...

-Шантажируешь? - вздохнул Булатов.

-Просто предложение внесла, - улыбнулась Лили Вилковская.

Михаил, достав телефон из кармана, набрал номер, и, дождавшись ответа абонента, немного отвел телефон в сторону, чтобы Лили не могла дотянуться до аппарата и начал говорить:

-Радим Илларионович, доброй ночи, - говорил он, а у Лили глаза удивленно округлились, и после секундного замешательства она принялась отбирать мобильный из рук Михаила, - Понимаю, что разговор не телефонный, но просто сами понимаете, замаялся уже терпеть. Ага. В общем, привезу утром. Ага. Да, по морде схлопотать - запросто. Угу, если за дело, то согласен и с синяком походить. Ага. Свадьба через месяц. Нет, только что узнала. Реакция? Пока молчит.

Парень лукаво посмотрел на девушку, которую продолжал обнимать одной рукой.

-Так точно, Радим Илларионович, тете Вилоре привет большой, - продолжал говорить Булатов, - Утром все решим. Ага. И по печени не против. А до свадьбы точно все заживет.

Михаил Заурович, положив трубку, посмотрел на невесту. Она гневно смотрела на жениха.

-Чего лыбишься, кретин? - возмутилась Лилиана, - Доволен, да? Теперь мама твоей сестре все расскажет, и что мне делать? Тетя Эля меня в могилу сведет своими примерками и прочей свадебной ерундой! И вообще, даже и не мечтай увидеть меня на свадьбе в туфлях! Вот! - девушка ткнула пальцем в свои берцы, - Вот в них и препрусь!

Михаила рассмеялся.

-Лили, солнышко, да хоть босиком, главное, выйди за меня, лады? - спросил парень, - Ты ведь любишь меня. Я знаю. Ну, признавайся!

Девушка еще пару минут обиженно смотрела в глаза любимого. А потом, размахнувшись, решила отвесить нахалу увесистую пощечину... но ее ладонь в сантиметре от щеки парня замерла. Булатов даже не пошевелился. Только лукаво смотрел в глаза любимой. Девушка вздохнула.

-Люблю, - сказала она, - Но только не думай, что тебе все будет легко даваться со мной! И еще, даже и не мечтай, что буду твоей покорной женушкой!

Михаил рассмеялся, громко и счастливо.

-Да нафига мне покорная жена? Мне моя Лили нужна!

Примечания

1


2


3


4


5


6


7


8


9


10



home | my bookshelf | | Не Молчи... |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 31
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу