Book: Женитьба под расписку



Женитьба под расписку

Джулия Джеймс

Женитьба под расписку

ПРОЛОГ

— То есть что вы хотите, чтобы я сделал?.. — Никос Вассилис вопросительно посмотрел на старика, сидевшего за письменным столом.

Йоргос Костакис ответил ему невозмутимым взглядом. Да уж, старость нисколько не сказалась на нем, глаза его смотрели с такой же пронзительностью, как и прежде. Это были глаза человека, знающего цену всему. Особенно человеческой душе.

— Ты слышал, — ровным тоном произнес он. — Женись на моей внучке — и можешь объединять компании.

Посетитель приложил невероятные усилия, чтобы ничто не отразилось на его красивом жестком лице. Выказывать какие бы то ни было чувства, когда имеешь дело со стариком Костакисом, было самой большой ошибкой. Накануне в три часа ночи тот позвонил ему в квартиру на Манхэттене и заявил, что если Никос все еще хочет заключить соглашение, то пусть явится утром в Афины.

Позвони ему кто-то другой, Никос бы не постеснялся в выражениях. С ним в тот момент была Эсме Вандерси, и они пребывали отнюдь не в объятиях Морфея. Но у Йоргоса Костакиса было нечто такое, с чем не могла соперничать даже эффектная Эсме, королева подиума.

Ради империи Костакиса можно было отказаться от любой женщины.

Но стоит ли она того, чтобы ради нее лишиться свободы? Жениться на женщине, которую и в глаза не видел?

Никос отвел взгляд от пронзительных темных глаз старика и рассеянно уставился в окно. Там, за зеркальным стеклом, простирались Афины — шумный, грязный, не сравнимый ни с каким другим город, одна из древнейших столиц Европы, колыбель западной цивилизации. Никос знал его как свои пять пальцев — он вырос на его мостовых, окреп и закалился в его подворотнях.

Путь наверх был тяжел и суров, но Никос его проделал, и плоды триумфа были сладки. А теперь он стоял перед самой высокой ступенькой. Еще немного, и в тридцать четыре года он станет владельцем могущественной компании «Костакис индастриз».

— Я думал, — проговорил он сдержанно, — мы проведем обмен.

У Никоса все было распланировано. Он вольет свою компанию «Вассилис инк» в гораздо более крупную империю Костакиса и в обмен получит хороший пакет акций. Да, старому Костакису придется сунуть в зубы солидный куш, но Никос предусмотрел и это. Он знал, что старику пора на покой и у него нелады со здоровьем. Но знал он также и то, что Йоргос Костакис не уйдет без доброго куска — подобно льву, с грозным рыком, а не как старый волк, которого оттолкнули от добычи.

И все же то, что он только что услышал от Костакиса, было подобно удару в поддых. Жениться на его внучке, чтобы получить компанию? Да он не знал даже, что у старика вообще есть внучка!

В душе, за натянутой на лицо маской спокойствия, Никос готов был снять шляпу перед стариком. Ничего не скажешь, умеет подловить соперника, пусть даже этот соперник рядится в одежды дружески настроенного партнера.

— Ты получишь свой обмен — в день свадьбы.

Ответ Йоргоса не требовал разъяснений. Никос молчал, лихорадочно соображая, как поступить.

— Ну так что?

— Я подумаю, — холодно бросил Никос и повернулся, чтобы уйти.

— Выйдешь за дверь — забудь о сделке. Навсегда.

Никос остановился, устремив взгляд на человека за столом. Тот не блефовал, Никос знал это. Всем было известно: старый Костакис никогда не блефует.

— Подписывай сейчас или никогда.

Взгляд серо-голубых глаз Никоса — наследство от неизвестного отца, как и великоватый для грека рост в шесть футов с лишком — встретился со взглядом черных глаз Костакиса. Какое-то мгновение, бесконечно долгое, они смотрели друг на друга. Затем медленно, словно через силу, Никос Вассилис подошел к столу, взял протянутую ему Йоргосом Костакисом ручку с золотым пером и подписал судьбоносный документ.

Не говоря ни слова, он положил ручку и вышел.

Стоя в стремительно спускавшемся роскошном лифте, Никос безуспешно пытался собраться с мыслями.

Смешанные чувства владели им — волнение оттого, что объект его вожделений, империя Костакиса, находится в пределах досягаемости, и гнев из-за неожиданного условия этого хитрого лиса, Йоргоса Костакиса.

Никос расправил плечи. Откуда ему было знать, что Костакис выкинет такое? Никто этого не мог знать. Старик совершенно непредсказуем. Ну и ладно. Никосу Вассилису никто не помешает заполучить то, к чему он стремился всю жизнь — спокойному, обеспеченному существованию на самой вершине лестницы, по которой он упорно поднимался столько лет.

В руках старого Костакиса и его внучки — ключи от его мечты, а Никос не из тех, кто отступает.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мать, готовившая на кухне завтрак, зашлась в кашле. Андреа нахмурилась. Этот кашель становится все хуже. Мать всегда страдала астмой, но последний год, после бронхита, которым она переболела прошлой зимой и от которого так до конца и не оправилась, с ее легкими стало совсем плохо.

Доктор сочувственно посоветовал увезти Ким на зиму куда-нибудь, где климат теплее и суше. Андреа вежливо поблагодарила его. Зачем доктору знать, что с таким же успехом он мог бы посоветовать ей отвезти мать на Луну? Они и так с трудом сводили концы с концами и о загранице могли только мечтать.

От входной двери муниципальной квартиры, в которой Андреа жила с самого рождения, донесся негромкий лязг — в щель просунули почту. Андреа поспешила в прихожую, стремясь опередить мать. Почта состояла в основном из счетов, а каждый счет прибавлял забот. Мать уже сейчас беспокоилась, смогут ли они оплачивать отопление грядущей зимой.

Андреа подобрала с коврика ворох бумаг и остановилась, перебирая их. Два счета, несколько реклам и плотный кремовый конверт, на котором напечатано ее имя. Андреа с тревогой уставилась на него. Что это может быть? Неужели ордер на выселение?

Она оторвала край конверта и, достав сложенный лист бумаги, развернула письмо. В глаза бросился витиеватый узор поверху, а следом было аккуратно напечатано: «Дорогая мисс Фрейзер…»

С каждым прочитанным словом Андреа все больше охватывал гнев. Она два раза пробежала глазами короткое послание, а затем в ярости скомкала письмо и швырнула на пол.

Ублюдок!

Андреа немножко постояла, сжав кулаки, потом, тихонько вздохнув, наклонилась и подобрала письмо. Нельзя, чтобы Ким увидела его.

Весь день содержание письма, лежащего на самом дне сумки, огнем жгло ее мозг. В нем говорилось:

В конце следующей недели Вас ждут у мистеpa Костакиса. Билет на самолет можете получить в пятницу утром в Хитроу. Расписание авиарейсов прилагается. В аэропорту Афин Вас встретят. Просим позвонить по нижеуказанному номеру, дабы подтвердить получение этого письма, завтра в семнадцать часов.

Волна холодного бешенства прокатилась по Андреа. Все-таки он захотел с ней познакомиться! Костакис, основатель и владелец компании «Костакис индастриз» стоимостью миллионы фунтов стерлингов. Человек, которого Андреа ненавидела всеми фибрами души.

Ее дед.

Они никогда раньше не встречались. Память Андреа хранила другое письмо. Адресованное ее матери, оно тоже было короткое, без всяких прикрас. В единственной сухой фразе Ким Фрейзер предупреждалась, что всякая повторная попытка связаться с мистером Костакисом повлечет за собой судебное преследование. Это было десять лет назад. Йоргос Костакис не мог дать понять яснее, что для него внучка просто не существует на свете.

Второе письмо пришло на следующий день, снова из штаб-квартиры «Костакис индастриз» в Лондоне.

Дорогая мисс Фрейзер,

Вы не подтвердили получение письма, датированного двумя днями раньше. Просим сделать это немедленно.

Андреа спрятала и это письмо — Ким ни за что не должна была его видеть. Слишком много горя причинил ей отец человека, которого она любила так глубоко… и так недолго. В горле Андреа встал плотный комок. Как можно было поступать так жестоко с ее нежной, мягкосердечной матерью?

Андреа набрала ответ, придерживаясь того же почти грубого тона, каким отличались полученные ею послания. Она ничего не должна их отправителю, даже вежливости. Ему нечего от нее ждать, кроме ненависти.

В связи с полученными ранее письмами уведомляю, что любое последующее письмо будет мною проигнорировано.

Распечатав письмо на принтере, Андреа подписала его одним только именем. Вот так, просто и ясно.

Как принято в той среде, к которой она принадлежит.


Никос Вассилис поднял бокал, задумчиво глядя на налитое в него марочное вино.

— Ну так когда же прибудет моя невеста, Йоргос?

Никос и его потенциальный тесть обедали в огромном, перегруженном антиквариатом доме в пригороде Афин, который Йоргос Костакис счел соответствующим своему богатству и положению.

— В конце недели, — ответил тот лаконично.

Никос отметил, что Костакис плохо выглядит.

Лицо у него было краснее обычного, морщины вокруг рта прорезались еще глубже.

— А свадьба когда?

Хозяин коротко хохотнул.

— Не терпится? Ты же даже не знаешь, как она выглядит!

Подвижные губы Никоса сложились в циничную усмешку.

— Ее внешность или отсутствие таковой, Йоргос, нисколько не повлияет на сделку.

Йоргос снова хохотнул.

— А ты занимайся с ней сексом в темноте, если уж не отвертеться! — с гадкой ухмылкой предложил он. — Я так делал с ее бабкой.

Никос почувствовал отвращение. Все знали, что Йоргос так задурил голову своей будущей жене, богатой наследнице из хорошей семьи, что бедная девушка согласилась однажды прийти к нему домой. Йоргос, сколь честолюбивый, столь и бесчестный, позаботился о том, чтобы эта весть дошла до отца Марины. Тот примчался вовремя, чтобы не дать Йоргосу воспользоваться доверчивостью и простодушием своей невзрачной дочери, но недостаточно быстро, чтобы спасти ее репутацию.

— Вы думаете, кто-то поверит, что она покинула мою квартиру девственницей? — нагло заявил он отцу — и заполучил Марину в жены.

Никос тряхнул головой, возвращаясь мыслями к настоящему. А он сам разве честно поступает? Женится на девушке, которую и в глаза не видел. Интересно, мелькнуло у него в голове, а девушка знает о предстоящем браке с совершенно незнакомым человеком? Впрочем, какая разница, среди богатейших семейств такие браки — обычное дело. Девица из рода Костакисов наверняка впитала с молоком матери сознание того, что ей предстоит стать пешкой в руках деда. Наверняка избалована и инфантильна, и все ее помыслы лишь о том, как бы потратить побольше денег, закупая в огромных количествах одежду, драгоценности и все что ни попадется на глаза.

Ну и хорошо, подумал Ник, оглядывая роскошную столовую. Уж денег у его жены будет сколько угодно. Заполучив «Костакис индастриз», он удесятерит свой доход, так что уж в чем, в чем, а в деньгах ей отказа не будет. В конце концов, трата денег — тоже занятие, вот пусть и занимается, тешит свою душеньку.

После женитьбы ему придется немножко ужаться со своей личной жизнью. Он не хочет уподобляться мужьям, встречающимся нередко в том кругу, в который он вошел. Эти типы без зазрения совести являются со своими любовницами на глаза собственным женам. Так он поступать, естественно, не станет, но и радикально менять что-то в своей приятной жизни не собирается, разве что постарается вести себя более скрытно.

Он поерзал на неудобном резном стуле. Не ко времени вспомнился ему секс. Хотя в последние несколько дней Никос проводил добавочные часы в тренажерном зале и на теннисном корте закрытого клуба, к которому принадлежал, время от времени он ощущал в теле напряженность, предшествующую приступу желания.

Ничего, после обеда он первым делом позвонит Ксанфе Палупис. Она просто идеальная любовница — всегда рада ему угодить, когда бы он ни появился. Последний раз он был у нее три месяца назад, когда ее сменила Эсме Вандерси.

Сохранит ли он эту связь после женитьбы на незнакомой внучке Йоргоса Костакиса? Никос знал, что у Ксанфы есть и другие любовники, но это его не волновало. Кстати, Эсме в этот момент тоже небось залечивает раны на своем чрезвычайно развитом самолюбии с каким-нибудь из многочисленных поклонников. Мужчины просто роились вокруг топ-модели, однако Никос был уверен: стоит ему только щелкнуть пальцами, и она тут же окажется у его ног…

Никос снова поерзал на сиденье. Нет, ему решительно нужна разрядка перед брачной ночью! Девица Костакис, конечно же, девственница, и в постели с ней он скорее будет выполнять свой долг, нежели получать удовольствие, хотя постарается, конечно, вести себя с ней по возможности осторожно. Ему еще не доводилось оказываться в постели с девственницей, и к первой ночи с ней надо непременно подойти сексуально удовлетворенным, иначе девушке придется очень тяжело.

Интересно, насколько все же она нехороша собой? — продолжал размышлять Никос. Йоргос с таким злорадством советовал спать с ней в темноте, что сама собой напрашивалась мысль: она не то что дурнушка, а настоящая уродка. Старику, судя по всему, доставляло огромное удовольствие представлять себе, как Никос, к которому льнули самые прекрасные женщины, свяжет себя на всю жизнь с дурнушкой, вся прелесть которой заключается лишь в сказочно богатом деде.

Никосу пришла в голову еще одна мысль. Откуда все-таки взялась эта внучка Йоргоса Костакиса? Одной из причин, почему он так стремился заполучить контроль над «Костакис индастриз», было то, что у Йоргоса нет детей, которые могли бы воспротивиться этому. Его единственный сын погиб много лет назад в автокатастрофе. С Мариной Костакис, женой Йоргоса, в молодости случилось что-то вроде удара, после которого она так и не оправилась, но еще долго жила беспомощным инвалидом и умерла всего года два назад. Из-за этого Йоргос не мог жениться снова и родить наследников. Что ж получается? Допустим, сын был женат и у него родилась дочь. Выходит, Йоргосу было на это наплевать. Потом вдова сына могла снова выйти замуж и вообще исчезнуть со сцены, но при этом, конечно, не преминула воспитать внучку Костакиса в духе послушания, как это положено гречанке.

Что ж, подумал Никос, то, что она, похоже, девушка кроткая, облегчает его положение. Мать наверняка внушила ей, что все мужчины склонны к изменам, это у них в крови, а ее предназначение — быть благонравной супругой, безупречной хозяйкой дома и заботливой матерью.

Никое поднял бокал с вином, рука его застыла на полпути. Йоргос снова рассказывал об операции, которую он когда-то провернул. Ему явно доставляло удовольствие вспоминать, как он разбил в пух и прах своего конкурента и довел его до банкротства. Никос слушал старика вполуха, занятый совсем другим. Он думал о том, что это значит — быть отцом.

Ведь в конечном счете именно этим все и объясняется. Йоргос доживает последние годы и хочет продлить свой род. Наследник — вот кто ему нужен.

А он сам, хочет ли он этого? Странное чувство овладело Никосом. Что ему известно об отцовстве? Его собственный отец даже не знал о его существовании — переспал с его матерью, а с рассветом исчез. Много лет они влачили жалкое существование. Постепенно, с трудом пробивая себе дорогу, Никос стал зарабатывать и кое-что подкидывать матери. Она принимала деньги, но ни о чем не спрашивала и ничем не интересовалась. До тех дней, когда он разбогател, она не дожила.

Никос поднес бокал ко рту. Вино было очень хорошее, он это сразу почувствовал. Он умеет ценить хорошие вещи, и все самое прекрасное в этом мире будет к его услугам, когда он возглавит «Костакис индастриз». И если Костакис хочет, чтобы он женился на его внучке и подарил ему правнука, — что ж, он это сделает.


Андреа застыла у входной двери, глядя на распечатанное письмо. Оно было не из «Костакис индастриз». Письмо пришло из одного из самых дорогих лондонских магазинов, в нем сообщалось, что по вложенной в конверт золотой кредитной карточке она имеет право сделать покупок на пять тысяч фунтов стерлингов. Далее в письме указывалось, что все счета за совершенные ею покупки в пределах этой суммы будут отправлены для оплаты в частный офис Йоргоса Костакиса.

Андреа сердито прищурилась. Что задумал этот старый хрыч? Чего он добивается? На душе стало тревожно. Не нравится ей все это, ужасно не нравится.

Йоргосу Костакису что-то нужно от нее. До последнего времени он и знать не хотел о ее существовании. Но он богат, очень богат. А богачи могущественны, и если чего-то захотели — добиваются своего.

Андреа похолодела. Что может с ними сделать Йоргос Костакис, пожелай он того? У Ким долги, Андреа и думать не хотелось об этих долгах и тем более о том, почему они образовались, но долги эти камнем давили на их плечи. Мать и дочь много работали и постепенно выплачивали деньги. Предстоящие пять лет они будут отдавать все заработанное кредиторам. Но до этого еще надо было дожить. А здоровье Ким между тем ухудшалось.



Отчаяние подступило к сердцу Андреа. Мать так много страдала, прожила такую безрадостную жизнь. В двадцать лет счастье улыбнулось ей, несколько счастливых недель — и все обрушилось. Навсегда. И последующие двадцать четыре года она жила только дочерью и была ей самой внимательной, самой заботливой, самой любящей матерью, какая только может быть.

Как же хочется выбраться отсюда, в тысячный раз подумала Андреа. Многоэтажный дом, в котором они живут, уже давно нуждается в ремонте, но муниципалитет не торопится приступать к работам. Самое страшное — это сырость на кухне и в ванной, что для Ким при ее астме очень опасно. Лифт большую часть времени не работает и служит в основном для ночных любовных утех, а уж о том, что там колются наркотиками, знали все жильцы.

На какую-то долю секунды Андреа подумала об огромном состоянии Йоргоса Костакиса.

И тут же прогнала эту мысль.

Она не желает иметь ничего общего с этим человеком.

Какие бы планы он ни строил на ее счет.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Никос отодвинул рукав пиджака и посмотрел на массивные золотые часы на сухощавом запястье. Зачем старик Костакис его позвал сюда? Вот уже больше десяти минут он топчется на крытой террасе, а ведь десять минут при его занятости — немалый срок. Никос Вассилис вообще не любил ждать, он был человеком действия. Такой уж у него характер.

Из-за широкой двустворчатой двери, ведущей в пышно убранную гостиную, снова появился лакей. Он приблизился к Никосу и равнодушным тоном спросил, не желает ли тот еще чего-нибудь выпить. Никос в ответ лишь раздраженно мотнул головой и продолжил смотреть на расстилающийся внизу сад. Прекрасно распланированный и ухоженный, он был рассчитан на то, чтобы производить впечатление, но вот гулять по нему не хотелось. Ну уж нет, невольно пришло в голову Никосу, если я стану отцом, надо будет создать подходящую обстановку для детей…

Его мысли приняли другое направление, обратившись к тому, что он собирался сделать — жениться на некрасивой, изнеженной внучке Йоргоса Костакиса, которую он никогда не видел. Он поймал себя на том, что побаивается. Неужели и вправду он решился на такое?

Никос решительно отмел сомнения. В конце концов, это же не на всю жизнь. Старик Костакис не бессмертен, лет через шесть он умрет, а тогда можно будет как-нибудь тихо развестись с его внучкой.

За спиной послышались шаги. Никос обернулся — и замер, глядя прищуренными глазами на незнакомую девушку. Пышные волосы цвета темной бронзы падали на плечи, подчеркивая гладкость стройной шеи. Скользнув по ней быстрым взглядом, достаточным, чтобы отдать ей должное, Никос посмотрел на лицо девушки.

О, да она красотка! Не такая смуглая, как гречанки, кажется просто слегка загорелой. Небольшой аккуратный носик, четко очерченные скулы и широкий рот с пухлыми губами. Глаза темно-каштанового цвета окаймлены на удивление длинными, пушистыми ресницами.

Взгляд Никоса скользнул вниз, по гладкой шее, обрамленной роскошными волосами, потом по высокой, полной груди, подчеркнутой облегающим жакетом. Задержался на тонкой талии и переместился на плавно круглившиеся бедра, а затем — на длинные-предлинные ноги.

Но кто она такая, черт возьми?

Его мозг заработал, прервав бездумное созерцание женских прелестей. Что делает эта сногсшибательная красотка в доме Йоргоса Костакиса?

Ответ пришел сразу, болезненный словно удар в солнечное сплетение. Существовала только одна причина, почему такая женщина могла находиться в частной резиденции старика Костакиса. Она его личная гостья. Очень личная.

Все Афины знали, что Йоргос Костакис любит держать возле себя целый табун женщин. Этим он был известен еще задолго до болезни жены.

Причем это всегда были молодые девушки, хотя сам Йоргос все больше старился.

Какая гадость, подумал Никос. Даже если старик, которому под восемьдесят, все еще на что-то способен, все равно противно даже думать о том, что рядом с ним находится женщина, которая ему во внучки годится.


Выйдя из полумрака огромного дома, Андреа зажмурилась, ослепленная ярким светом, заливавшим террасу. Когда зрение немного восстановилось, она увидела у балюстрады силуэт незнакомого мужчины. Затем прорисовались черные волосы, солидный деловой костюм, безукоризненно повязанный галстук… и лицо, заставившее ее остановиться. По-южному смуглое — наверное, человек из этих мест, — с поразительно светлыми серо-голубыми глазами, внимательно глядящими на нее.

Внезапно что-то изменилось — на лице мужчины появилось неодобрительное, даже презрительное выражение. Но Андреа успела заметить оценивающий взгляд, которым этот потрясающий мужчина только что смотрел на нее. Андреа привыкла к таким взглядам. Не сказать, чтобы ей это нравилось, скорее докучало. С некоторых пор она стала ходить в просторных одеждах, скрывающих фигуру, заплетала волосы в свободную косу и редко когда красилась. Горько было сознавать это, но она заранее знала: с каким бы интересом ни смотрели на нее мужчины, любой из них с ужасом отвернется, стоит ему только увидеть ее всю…

Андреа отогнала мрачные мысли, и привычная горечь сменилась столь же привычным, хотя тоже не лишенным горечи, чувством благодарности своей матери, судьбе, провидению, всем, кто помогал ей на протяжении долгих мучительных лет.

Решиться на поездку было нелегко. Ей помогли принять такое решение ее друзья, Тони и Линда.

— Но зачем он все это делает? — беспомощно воскликнула Андреа уже в который раз. — Он что-то задумал, и меня это беспокоит.

— Может, Энди, он просто хочет познакомиться с тобой, — успокаивающе проговорила Линда. — Может, он стар и болен и хочет загладить свою вину.

— Ну да, и поэтому я получаю письма с приказом немедленно явиться в его дом. И ни слова о маме! Нет, если б он раскаивался, то был бы повежливее, и написал бы маме, а не мне.

Андреа нахмурилась. В разговор вмешался Тони:

— Послушай, если ты ему для чего-то нужна, то он с радостью пойдет на твои условия.

— Какие условия? — взорвалась Андреа. — Да мне от него ничего не нужно!

— У него есть деньги, — спокойно проговорил Тони. — Куча денег.

— Да пусть он ими подавится! — сердито закричала Андреа. — Я и пенса у него не возьму!

— А как же твоя мама, Энди? — все так же спокойно спросил Тони.

Андреа сникла, а Тони все не замолкал:

— Что, если он отстегнет тебе достаточную сумму, чтобы расплатиться с долгами и переехать в Испанию?

У Андреа перехватило дыхание. Вот так задыхается мать, день за днем, без конца. Андреа словно услышала сухой астматический мамин кашель, увидела, как она замирает, согнувшись, у раковины и дышит, медленно, прерывисто.

— Нет, я не могу, — бессильно проговорила Андреа. — Яне могу взять деньги у этого человека!

— И все-таки подумай как следует, — настаивал Тони. — Ты их возьмешь не для себя, а для своей матери. Он ей обязан, ты сама много раз это говорила! Она подняла тебя одна, а с его стороны были только обиды и оскорбления. Он купается в роскоши, у него сотни миллионов, а ты, его внучка, живешь в доме для бедных. Сделай это ради матери, Энди.

Последние слова в конечном счете решили все. Хотя Андреа до дрожи не хотелось иметь ничего общего с человеком, столь бессердечно обошедшимся с ее матерью, в тот момент, когда Тони произнес слово «Испания», она поняла: надо ехать. Ехать и постараться заставить деда купить для матери небольшую квартирку где-нибудь, где круглый год тепло и сухо…

Вот почему Андреа стояла сейчас на террасе величественного дедова дома в Афинах.

Она выполнит свой долг перед матерью.

Андреа посмотрела на стоявшего перед ней импозантного мужчину и улыбнулась — холодной, вызывающей улыбкой. Значит, он знает, кто я такая, этот мистер Презрение? Он выглядел таким лощеным, в нем все кричало о больших деньгах — прекрасно сшитый костюм, безупречная стрижка, золото, мелькнувшее на запястье, когда он посмотрел на часы. Наверное, кто-то из дедова окружения. Точно. Один из его компаньонов, партнеров, или как там еще называют друг друга богатые люди, живущие в золотом мире, где плата за электричество не имеет никакого значения, а на стенах ванных комнат нет зеленых разводов плесени…

Напрасен, значит, был ее поход в роскошный лондонский универмаг с Линдой и Тони. Она думала, что купленный ею по золотой карточке эксклюзивный брючный костюм совершит чудо и никому в голову не придет, что перед ними всего лишь нищая лондонская девчонка.

Мужчина, с таким презрением смотрящий на нее своими холодными серыми глазами, прекрасно знает, кто она и что. Дешевка, нищая незаконнорожденная внучка Йоргоса Костакиса.

Андреа вздернула подбородок. Ну и пусть, что ей до этого? И если этот мужчина, смотрящий на нее задрав свой точеный нос и презрительно скривив губы, считает, что ей не место в таком дворце, то какое ей дело до этого? Никакого. Так же как и до Йоргоса Костакиса, от которого ей нужно только одно — небольшая денежная компенсация для женщины, на которую он привык смотреть как на грязь под ногами…

Никое заметил изменившееся выражение глаз незнакомки. Эта женщина явно не стеснялась своей продажности! Отвращение к старику Костакису, содержащему такую молоденькую любовницу, вылилось в отвращение к самой любовнице.

Так что, когда она направилась к нему с улыбкой на губах и холодом во взгляде, он ответил ей тем же.

Андреа почувствовала исходивший от него холод, словно облака вдруг закрыли солнце. Перед ней стоял теперь не просто умопомрачительно красивый, высокий и стройный мужчина, это был неприступный, холодный как лед патриций.

Ну ладно! Андреа не без кокетства тряхнула головой, так что ее роскошные волосы рассыпались по плечам. Ей вдруг захотелось вывести его из себя.

— Привет, — сказала она, подпустив в голос хрипотцы. — Мы, кажется, не встречались? Я бы запомнила.

Андреа протянула ему руку. Рука была безупречна — Линда накануне вечером сделала ей маникюр, умастила огрубевшую от работы кожу, наклеила длинные ногти и покрыла их лаком под цвет волос.

Никос руки не подал. Ему было противно касаться женщины, которую ласкает за деньги богатый старик, хотя тело его мгновенно откликнулось на хрипловатый голос и исходящее от нее благоухание. Он беспощадно подавил возбуждение.

К тому же он только что отметил про себя, что эта женщина — англичанка. Отсюда и рыжеватые волосы. Наверное, подумалось ему, женщина ее профессии с такими волосами котируется дороже в странах, где преобладают черноволосые.

Наткнувшись на открытое презрение со стороны красивого незнакомца, Андреа решила не робеть. Вместо этого, одарив его еще одной иронической улыбкой, она вскинула голову, прошла мимо, остановилась спиной к нему и стала глядеть вниз, опершись руками о балюстраду. Так было легче ногам. Они побаливали, скорее всего просто от нервного напряжения, ведь большую часть дня она просидела — сначала в удобном кресле в самолете, потом на мягком сиденье лимузина. И все-таки надо будет вечером поделать упражнения, но прежде она позвонит Тони, как они договаривались.

Андреа снова перебирала в уме меры безопасности, которые разработали они с Тони. Человек позади нее был забыт. Как он ни хорош собой, как ни велико его презрение к незаконнорожденной внучке Костакиса, он не заслуживает внимания. Для нее самое важное сейчас еще раз проанализировать все то, что они с Тони придумали.

Взяв за основу положение, что Йоргос Костакис, стремясь к своей цели, не гнушается никакими средствами, Андреа и Тони продумали серию мер, чтобы у Андреа всегда оставался путь для бегства. Прежде всего договорились, что каждый вечер она будет звонить Тони по мобильнику, который он ей одолжил. Если звонка не будет до одиннадцати вечера, Тони срочно свяжется с британским консульством в Афинах и уведомит их о том, что британская подданная удерживается против ее воли. Если же это не сработает, второй звонок Тони будет в пользующуюся популярностью британскую бульварную газету, которой он подробно расскажет о том, как так получилось, что внучка одного из богатейших людей Европы живет в муниципальном доме… Йоргос Костакис, возможно, не испугается подмоченной репутации, но вот акционеры вряд ли останутся столь же равнодушными…

На случай, если и после этого дед откажется ее отпустить, Андреа оставила свой паспорт, деньги и обратный билет до Лондона в камере хранения аэропорта, а ключ спрятала в косметичку. Кроме того, не питая ни малейшего доверия к деду, она еще в Хитроу купила второй билет до Лондона, с открытой датой, который в любой момент могла получить. За него она уплатила сама.

Андреа усмехнулась, блуждая глазами по ухоженному неуютному саду. В тот день, когда она с Линдой и Тони ходила в универмаг покупать одежду, они заглянули в ювелирный отдел. После приобретения костюма и аксессуаров на карточке оставалась сумма, которой хватило на покупку прелестного жемчужного ожерелья, такого симпатичного, что они тут же отнесли его в другой ювелирный магазин и продали за наличные. На эти деньги были куплены авиабилет и книжка дорожных чеков, а остаток обращен в фунты стерлингов, американские доллары и евро. Да, этого достаточно, чтобы в случае чего сразу уехать, размышляла Андреа, глядя невидящими глазами на сад.

Стоявший позади нее Никос Вассилис весь кипел. Это надо же, она прошла мимо, словно он пустое место! А эта провокационная улыбочка и насмешливый взгляд… он чуть не взбесился! Еще ни одна женщина не осмеливалась на такое, и уж тем более из тех, что зарабатывают на жизнь собственным телом! Сузив глаза, он сверлил ей спину взглядом.

Сбоку тихонько кашлянули. Никос повернулся. Лакей вежливо пригласил его в гостиную на встречу с будущим тестем.

Бросив последний сердитый взгляд на женщину — та как ни в чем не бывало стояла, облокотившись о балюстраду, — Никос пошел к двери.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Часом позже Андреа, прямая как струна, готовая к битве, вошла в полутемную комнату, и поначалу ей показалось, что она пуста. Голос прозвучал совершенно неожиданно:

— Подойди сюда.

Андреа послушно пошла вперед. Помещение, судя по высоким книжным шкафам вдоль стен, было чем-то вроде библиотеки. Каблуки Андреа звонко стучали по паркету. В дальнем конце комнаты она увидела большой письменный стол, за ним сидел человек.

Громко стуча каблуками, Андреа держалась так, словно человек за столом совершенно ее не интересует. Наконец она приблизилась к столу и лишь тогда удостоила взглядом человека, который ее вызвал.

Прежде всего она обратила внимание на его глаза. Глубоко посаженные, они выглядывали из глазниц. Лицо было все в морщинах, старческое, но глаза по-молодому живые. Совсем черные в полумраке комнаты, они были устремлены на нее.

— Так-так, — произнес Йоргос Костакис, — значит, ты дочка этой шлюшки. — Он кивнул. — Ладно, сойдет. Годишься. Никуда не денешься.

Теплившаяся в душе Андреа слабая надежда на то, что отношение деда к ее матери изменилось, угасла в одно мгновение. Слепой гнев накатил на нее, и пришлось приложить немалые усилия, чтобы овладеть собой. Но она справилась. Поддаться чувствам и дать отпор деду означало бы только одно — пришлось бы возвращаться домой с пустыми руками. Андреа застыла под изучающим взглядом старика.

— Сделай круг, — приказал он.

Андреа повиновалась.

— Красиво ходишь.

Эти слова прозвучали как обвинение. Андреа промолчала.

— Ты что, немая?

Андреа продолжала молчать.

Говорят, глаза — зеркало души, размышляла она про себя. Если это правда, то душа Йоргоса Костакиса находилась в бедственном состоянии. Андреа никогда не видела таких ужасных глаз. Их взгляд словно пронизывал ее насквозь, и не было в них ни проблеска доброты.

— Зачем вы меня вызвали сюда?

Вопрос сорвался с ее языка неожиданно. Битва, к которой себя готовила Андреа, началась, и дед почувствовал это.

— Не говори со мной таким тоном! — прошипел он, вытягивая шею.

В ответ она вздернула подбородок.

— Я прилетела за тысячу миль по вашему вызову и имею право знать, зачем, — проговорила она как можно спокойнее, хотя сердце в груди билось как бешеное.

Он издал короткий презрительный смешок.

— Никаких прав у тебя нет! Уж я-то знаю, зачем ты явилась! Стоило только помахать перед тобой деньгами, как ты тут же сменила тон! Зачем, ты думаешь, я послал тебе кредитную карточку? Я знал, что ты сразу прибежишь! — Он наклонился вперед, положив некогда сильную руку на полированную столешницу. — Только запомни: ты улетишь в Лондон первым же самолетом, если не станешь делать то, что я тебе прикажу! В точности! Уяснила?

Пристальный, тяжелый взгляд старика было нелегко выдержать, но Андреа не отвела глаз. Выходит, Тони был прав, пронеслось у нее в мозгу, деду что-то нужно от нее. Но что? Только зная, чего хочет сидящий перед ней старик, который по злой иронии судьбы является ее дедом, она сможет потребовать у него денег.



Спокойно, девочка, спокойно…

Она подняла брови.

— Так что я должна сделать в точности.

Старик грозно свел брови на переносице, услышав сарказм в ее голосе.

— Узнаешь… в свое время. — Он выставил вперед руку, не давая Андреа заговорить. — Все, хватит. Иди в свою комнату и приготовься к обеду. У нас будет гость. Ты не умеешь себя вести, что понятно при том воспитании, которое ты получила, так что скажу одно: поменьше выставляйся. Смотри не опозорь меня в моем собственном доме! А теперь иди!

Андреа развернулась и вышла. Путь до выхода показался ей бесконечным. Сердце тяжело билось.

Прислушиваясь к его стуку, Андреа поднялась наверх, в свою комнату, закрыла дверь и бессильно прислонилась к ней спиной. Вот, значит, какой у нее дедушка! Женщину, с которой у его сына был короткий, бурный роман, он выслал из страны, беременную, без копейки денег, и обрек на нищенскую жизнь вместе с собственной внучкой, существование которой вообще не захотел признать.

Она ничем не обязана этому человеку, ничем! Он не заслуживает ни уважения, ни какой-либо привязанности.

Тревожные мысли роились в голове Андреа. Чтобы успокоиться и убить время, она решила искупаться. Было так приятно погрузиться в ароматную воду, бойкие струи джакузи щекотали ее усталые ноги, снимая напряжение с мышц. Андреа с наслаждением вытянулась, укрытая до подбородка белой душистой пеной.

Красиво ходишь…

Она как будто услышала снова эти слова, произнесенные обвинительным тоном, и сурово сжала губы.

Когда Андреа, завернутая в большое полотенце, вошла в спальню, то увидела в ней горничную. При ее появлении девушка обернулась, сделала книксен и робким голосом сообщила, что пришла помочь ей одеться.

— Мне не нужна помощь, — сердито буркнула Андреа и тут же пожалела об этом, глядя на расстроенное лицо девушки. — Ну пожалуйста, — сказала она мягко. — В этом просто нет необходимости.

Она прошла мимо огромной кровати, укрытой тяжелым, расшитым золотом покрывалом, и направилась к гардеробной комнате. Андреа открыла дверь — и остолбенела.

На перекладинах висело с дюжину платьев в прозрачных пластиковых чехлах.

— Что это?

— Господин Костакис приказал купить их для вас, госпожа. Здесь также аксессуары и белье, — проговорила с мягким акцентом стоявшая за ее спиной горничная. — Какое платье вы желаете надеть сегодня?

— Никакое, — отрезала Андреа и протянула руку, чтобы снять свои простенькие юбку с блузкой.

— Но… это не простой обед… будут гости, — растерянно пробормотала горничная. — Господин Костакис прогневается, если вы не оденетесь как надо…

Андреа оглянулась на девушку и опустила руку. Выражение лица горничной можно было описать одним-единственным словом. Страх.

Пришлось сдаться. Сама она уж как-нибудь пережила бы дедов гнев, но нельзя давать ему повод рассердиться на служанку.

— Хорошо. Выберите что-нибудь сами.

Горничная принялась перебирать платья, а Андреа вышла и присела на кровать. Вскоре горничная появилась, неся в руках два платья, и, осторожно сняв с них чехлы, аккуратно разложила их на постели. Оба платья были дорогие и красивые, и хотя ей больше понравилось короткое, с закрытым воротом, выбрала она другое, длинное.

— Вот это, — сказала она.

Платье было изумрудно-зеленого цвета, отрезное по талии, с собранным в мягкие складки лифом и узкой юбкой до щиколоток. Рука Андреа невольно потянулась к нему и пощупала мягкий шелк.

— Очень красивое, правда? — В голосе горничной звучало восхищение.

— Очень, — согласилась Андреа. Она посмотрела на девушку. — Я не знаю вашего имени.

— Зоя, госпожа.

— А я Андреа. И я не признаю слуг и господ.

Примерно через двадцать минут Андреа остановилась перед высоким зеркалом на двери шкафа и ошеломленно застыла. Она выглядела фантастически, иначе просто не скажешь. Платье было чудом портновского искусства, вот только, правда, верх лифа, державшегося на двух тоненьких лямках, начинался очень низко, открывая взору ее полные груди.

Андреа собрала волосы в узел, оставив несколько тонких волнистых прядей свободно падать сзади на шею, щеки и лоб, и заново нанесла макияж.

Бросив последний взгляд на свое отражение, она повернулась и пошла к двери, где ее ждал лакей. Тот посмотрел на нее со сдержанным восхищением.

Андреа вежливо улыбнулась лакею и направилась к мраморной лестнице.

Пора было снова выходить на поле битвы…


Никос Вассилис дал газ, двигатель «феррари» ровно заурчал. Настроение у Никоса было неважное. Уже второй раз за день приходилось ехать к Йоргосу Костакису, а сегодня ему совсем не хотелось обедать у старика, он собирался провести вечер с Ксанфой. С этой фигуристой красоткой оказалось на удивление хорошо после сухопарой Эсме Вандерси, да еще она старается изо всех сил заставить его забыть топ-модель. А это означает, подумал он с усмешкой, что она будет очень изобретательна…

Во всяком случае, прошедшая ночь была на удивление хороша. Да, с удовольствием подумал Никос, гречанка как никто умеет угодить мужчине. Нет, Эсме тоже очень неплоха, но, будучи американкой, страдает дьявольским пороком — она почему-то считает, что имеет право изводить мужчину капризами.

И все же Ксанфа лучше понимает, какой должна быть женщина с точки зрения мужчины. И старается угадать каждое его желание…

Никос помрачнел. Сегодня он вернется к вновь открытым прелестям Ксанфы поздно. Йоргосу Костакису нравится подергивать вожжи — просто так, ради собственного удовольствия. Сегодняшнюю послеобеденную встречу можно было и не проводить, а дать поручение финансовым директорам. Но Йоргосу, видите ли, нравится, что достаточно ему только шевельнуть пальцем — и Никос Вассилис мчится на его чертову виллу.

Размышляя об этом, Никос тут же вспомнил пышноволосую любовницу Йоргоса Костакиса. Он поджал губы. Отвратительная девица, ничуть не стыдится того, чем она занимается на вилле. Мало того, что глазела на него, так еще и отрабатывала на нем свои приемчики!

Перед его мысленным взором возникли каштановые волосы, обрамляющие точеное лицо, и то, как подрагивали груди под тканью жакета. Да уж, она стоит того, чтобы ее вспоминать, он уже почти готов был даже позабыть о том, для кого предназначена вся эта красота.

Никос отогнал воспоминание. Как ни соблазнительна эта женщина, ему до нее не добраться. Он прибавил скорости, наслаждаясь тем, как послушно подчиняется ему заоблачно дорогой автомобиль. Управление высококлассной машиной похоже на секс с высококлассной женщиной: обе с такой готовностью отзываются на каждое прикосновение…

Ну, нет, никаких аналогий. На несколько часов, пока не кончится скучный обед с Йоргосом Костакисом, о сексе надо забыть.

Думай лучше о своей невесте, Никос!

Старик, наверное, уже привез внучку на виллу и успел известить ее о своих планах, так что они с ее матушкой небось с головой погружены в предсвадебные приготовления. Наверняка мечтают о пышной свадьбе. Против девушки он ничего не имеет, пусть свадьба будет такой, какую она захочет. Вот после свадьбы — другое дело, тогда она будет делать то, что хочет он, как это заведено у жен-гречанок.

Жаль, что у нее внешность подкачала… Как ни крути, а иметь хорошенькую, любящую жену все-таки приятнее.

Никос затормозил перед виллой Костакиса, охранник открыл ворота, и машина на высокой скорости помчалась к дому.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Никос стоял в аляповатой гостиной, с нетерпением ожидая, когда же начнется обед. Хозяин между тем тянул время, подробно рассказывая гостю о своей новой игрушке — недавно купленной яхте, со вкусом расписывая ее ходовые качества и великолепную отделку. Предмет разговора явно привел старика в хорошее настроение, он даже как будто порозовел, глаза светились удовольствием.

— А ты, мой друг, будешь первым, кто ее испробует, — заявил он, хлопая Никоса по спине. — Проведете на ней свой медовый месяц! Как ты на это смотришь, а?

Никос улыбнулся. Ну что же, провести медовый месяц на яхте Йоргоса Костакиса означает сделать еще один шаг в тот мир, в который он стремится попасть.

— Ну вот и ладно. — Будущий тесть еще раз хлопнул Никоса по спине и резко обернулся. Лакей открывал дверь гостиной.

На пороге возникла фигура.

Пышноволосая соблазнительница!

Какого черта она сюда явилась?

Женщина на мгновение застыла в дверях, а потом направилась к ним. Она двигалась плавно, высоко неся голову, великолепные каштановые волосы были собраны в высокий узел, представляя взору прекрасные черты ее лица.

Что же до остального…

У Никоса перехватило дыхание. Платье сидело на ней просто потрясающе, выставляя напоказ ее формы даже лучше, чем узкий жакет, который был на ней в прошлый раз. Никос беспомощно скользил взглядом по лебединой шее, прекрасно вылепленным плечам, обнаженным рукам и мягким выпуклостям тяжелых грудей.

Ему нестерпимо захотелось дотронуться до них…

Никос почувствовал на себе холодный взгляд Йоргоса Костакиса. Ясно, от него не ускользнуло, с каким вожделением он смотрит на его любовницу.

Никосу стало неприятно. Что за игру затеял старик, зачем позвал к обеду свою любовницу? Чтобы позабавиться, глядя, как его гость истекает слюной, любуясь ее прелестями? Никос нахмурился.

Андреа остановилась, опершись рукой о спинку дивана, и с вызовом посмотрела в презрительные глаза незнакомца.

— Ну и как она тебе? — спросил Йоргос Костакис, обращаясь к тому, кого он решил сделать своим зятем.

Что я должен сказать, черт возьми? — лихорадочно соображал Никос.

— Ну… у вас, Йоргос, как всегда, безупречный вкус. Она… необыкновенна.

Наверное, говорят по-гречески, подумала Андреа. Она стояла, переводя непонимающий взгляд с одного на другого.

— Вам можно позавидовать, — вежливым тоном продолжал Никос, соображая, что еще сказать старику о женщине, которая согревает его постель, и стараясь перебороть охватившее его чувство отвращения. Ему хотелось только одного — поскорее убраться отсюда.

Йоргос Костакис расплылся в улыбке.

— Отдаю ее тебе, — радушным тоном произнес он, делая широкий жест рукой.

Никое похолодел. Что это значит? Старик что, решил подсластить ему пилюлю, прежде чем женить на своей безобразной внучке? Ну уж нет, не на того напал.

— Ваша щедрость… не знает границ, Йоргос, — пробормотал он, — но я не могу согласиться на такой подарок.

Лицо Йоргоса Костакиса приняло преувеличенно удивленное выражение.

— Как же так? А я-то думал… — Он помедлил, наслаждаясь ситуацией. Пусть этот нахальный щенок еще немножко помучается. — Ты вроде бы хотел мою внучку? Тебе так не терпелось ее увидеть…

Йоргос хохотнул, со злорадством наблюдая, как Никос меняется в лице — до того стало доходить, в чем дело.

— Так вот это и есть моя внучка… А ты что подумал, а, Никос? — с наигранной заботливостью спросил он.

Лишь благодаря многолетней работе над собой Никос сумел не выдать своего потрясения, потому что на самом деле ему показалось, будто пол ускользает из-под ног.

— Это ваша внучка? — услышал он свой собственный голос.

Йоргос взглянул на девушку и поманил ее рукой.

— Иди сюда, — сказал он по-английски.

Андреа двинулась вперед, волнуясь и стараясь не показать вида. Сероглазый мужчина смотрел на нее не отрываясь, и этот взгляд жег огнем, не давая дышать. Андреа проглотила слюну. Нет, это просто смешно! С чего вдруг она так разволновалась? Как будто это первый красавчик, который ей встретился. Видывала она и раньше не хуже его, когда-то даже целовалась кое с кем, да только ни один не действовал на нее так сильно.

В присутствии сероглазого незнакомца дед как будто перестал существовать. Она словно сквозь дымку видела его кряжистую, старчески ссутулившуюся фигуру, грубое лицо, словно вырубленное топором.

Сейчас Андреа было не до него. Все ее внимание было поглощено человеком, стоявшим рядом с дедом. Если б можно было, она смотрела бы на него бесконечно.

— Моя внучка, — сказал Йоргос.

Никос пожирал глазами остановившуюся напротив девушку. Боже, да она просто чудо! Неужели это и есть внучка Костакиса? Быть того не может. Внезапно его осенило: старик просто подшутил над ним, заставил его думать, что ему предстоит жениться на дурнушке, хотя на самом деле…

Никос улыбнулся. Могучее чувство облегчения затопило его, более того — чувство торжества.

Он думал, что эта очаровательная, потрясающая девушка не для него. Улыбка на лице Никоса стала еще шире. Еще как для него!

Андреа заметила эту сияющую улыбку и почувствовала, как у нее слабеют колени.

Никос взял ее руку и поднес к губам. Андреа заторможенно смотрела, как его темноволосая голова склоняется перед ней, медленно, словно в замедленной съемке. Дыхание давалось с трудом, легкие словно сковало морозом, когда его длинные пальцы сжали ее руку. А потом она почувствовала легкое прикосновение его губ, почти неощутимое, но и его было достаточно, чтобы все ее тело пронзило током.

Он поднял голову и с улыбкой посмотрел ей в глаза.

— Никос Вассилис.

В низком голосе звучала интимность.

Андреа мгновение молча смотрела на него, прежде чем хрипло произнести непослушными губами:

— Андреа.

— Андреа… — повторил он. — Очень приятно.

— Обдав девушку ласковым взглядом, он положил ее руку себе на сгиб локтя и повернулся к хозяину.

— Йоргос, чертов шутник, — проворчал он добродушно. — Но шутка удалась, ничего не скажешь.

Взгляд Андреа метнулся от одного к другому — они снова заговорили по-гречески. Что происходит? Внезапно Никос повернулся к ней.

— Позвольте отвести вас к столу. — От его ласкового голоса, от его близости Андреа снова бросило в жар. Ей хотелось отстраниться, убежать от него, но это было выше ее сил.

Никос с чрезвычайной учтивостью отодвинул стул, отмахнувшись от собиравшегося сделать это лакея, и усадил ее за стол.

Андреа хотела посмотреть на него и поблагодарить вежливой улыбкой — и не смогла. На нее вдруг напала какая-то странная стеснительность. Все было как в сказке: она в роскошном платье, точно принцесса, а он… он принц!

В результате она пробормотала что-то невнятное в стоявшую перед ней тарелку. Все трое занимали лишь крохотную часть на одном конце длиннющего стола из красного дерева, Йоргос — в торце, его внучка и ее жених — по обе руки от него, напротив друг друга.

Душа Никоса была переполнена счастьем. Жениться на такой красавице — лучшего он и пожелать не мог. Старый Йоргос Костакис так добр к нему. Нет, конечно, он бы постарался хорошо обращаться и с невзрачной женой, но иметь рядом эту пышноволосую красавицу, обладать ею — это же все меняет! Его будущая семейная жизнь выглядит теперь в тысячу раз лучше!

Он бросил взгляд на Андреа. Та сидела уставившись в свою тарелку, словно ничего более интересного в комнате не было, но он был уверен: она чувствует, что он на нее смотрит. И если она ведет себя как полагается воспитанной девушке, демонстрируя стыдливость в присутствии мужчины, за которого ей предстоит выйти замуж, то ему ли на это жаловаться?

Пока лакей наполнял тарелки, Никос повернул голову к хозяину.

— Вы мне не говорили, что ваша внучка наполовину англичанка, — начал он по-гречески. Он не видел, как Андреа подняла голову и устремила на него пристальный взгляд.

Йоргос откинулся на спинку стула.

— Маленький сюрприз, — проговорил он самодовольно.

— Еще один, — проворчал Никос и перевел взгляд на Андреа. — Вы живете в Англии? Ваша мать англичанка? — вежливо спросил он по-гречески.

Андреа приоткрыла рот, словно собираясь что-то сказать, но Йоргос опередил ее.

— Она не говорит по-гречески, — сообщил он на английском.

— Как это? — удивился Никос.

— Скажем так: у ее матери особый взгляд на воспитание, — быстро проговорил Йоргос.

Андреа молча посмотрела на деда. В его темных глазах стояла угроза.

Ты улетишь в Лондон первым же самолетом, если не станешь делать то, что я тебе прикажу! — прозвучало у нее в ушах.

Андреа охватило смятение. Что ей делать? Открыть рот и все выложить? Но чего она этим добьется? Ответ был ясен: ее выгонят из дедова дома и отправят обратно в Лондон с пустыми руками. А она не имеет права вернуться ни с чем, она должна обязательно раздобыть денег для Ким, чего бы ей это ни стоило, пусть даже для этого придется слушать, как Йоргос Костакис старается обелить себя, перекладывая вину на мать.

Вот почему Андреа сжала губы и промолчала.

От сидевшего напротив Никоса не ускользнули ни сурово сжатые губы, ни мятежный огонь в карих глазах. Выходит, девушка выросла в Англии, воспитана матерью, у которой некий особый взгляд на воспитание, в результате чего наследница Костакиса не знает родного языка. Что же это за женщина? — размышлял Никос. Воображение угодливо подсунуло ему образ одной из тех экстравагантно одетых, нахальных, острых на язык англичанок из высшего круга, которые непременно присутствуют на всех благотворительных соревнованиях по поло. Как же так получилось, что она вышла замуж за Андреаса Костакиса? Вряд ли их брак продлился бы долго, даже если бы сын Йоргоса не погиб совсем молодым. И как Йоргос допустил, чтобы вдова, уезжая в Англию, забрала с собой его внучку? Вот и получилось, что она не знает даже своего родного языка!

Ямог бы ее научить…

Ему мгновенно представилась прелестная картина: пышноволосая красавица лежит в его объятиях, а он учит ее самым важным словам, которые жена-гречанка должна уметь сказать своему мужу.

Вот такие приятные мысли блуждали в голове Никоса, когда подали обед.

Никос, наблюдая из-под длинных ресниц за своей невестой, отметил, что она ест с большим аппетитом. Хотя ему было приятно, что Андреа умеет ценить хорошую еду, — изнурительная диета, которой придерживалась Эсме, выводила его из себя, — он решил следить за ее рационом. Пока что девушка стройна как тополь, ни грамма лишнего веса, но, если будет постоянно есть как сейчас, годам к сорока непременно растолстеет. Кстати, сколько ей лет? При первой встрече он решил, что ей лет двадцать пять, но тогда странно, как это Йоргос до сих пор не выдал ее замуж. Должно быть, она все-таки моложе.

Тут его пронзила неприятная мысль. Если она выросла в Англии, то можно ли быть уверенным, что она чиста? Современные английские девушки отличаются вольностью нравов, это известно каждому греку. Девушки из высшего английского общества более не чисты как свежевыпавший снег, некоторые из них начинают половую жизнь в безобразно раннем возрасте. Девственница ли она? Никос подумал, не спросить ли об этом Йоргоса, но передумал. Ему было заранее известно, что тот скажет: Неужели это тебя так беспокоит, мой друг, что ты в случае чего готов отказаться от " Костакис индастриз»?

А Никос знал, что он на это ответит.

Девственница или не девственница, а он женится на Андреа Костакис и получит в качестве приданого «Костакис индастриз».


Все было так вкусно, что Андреа даже почти перестала думать о мужчине, сидевшем напротив. Однако ненадолго. Не успела она окончательно успокоиться, как он заговорил с ней.

— Андреа, в какой части Англии вы живете? — спросил он учтиво, явно вознамерившись завести светскую беседу.

— В Лондоне, — ответила Андреа, отважно посмотрев на него кротким взглядом.

— Мой любимый город. Должно быть, очень беспокойная у вас жизнь, да?

— Да, — подтвердила Андреа, думая о своих двух работах, почти без выходных и свободных вечеров. Ким тоже не сидит без дела, работает в ночном супермаркете. Беспокойная жизнь, что и говорить.

— А какой, по вашему мнению, нынче самый лучший клуб в Лондоне? — продолжил Никос, упомянув названия пары самых модных заведений, о которых Андреа знала лишь из глянцевых журналов.

— Клубы не моя стихия, — ответила она.

— Понятно, — сказал Никос, довольный тем, что услышал. Клубы ассоциировались в его сознании с половой распущенностью, и ответ Андреа приободрил его. — А какова же ваша «стихия»? — не унимался он.

— Я люблю театр, — призналась Андреа. Она не лукавила, для нее не было большего удовольствия, чем отправиться с Ким в театр. Правда, случалось это не очень часто из-за дороговизны билетов.

Никос вспомнил названия двух музыкальных спектаклей, идущих в Вест-Энде, и Андреа подумалось, что он, должно быть, часто бывает в Лондоне. Она отрицательно покачала головой. Билеты на такие спектакли стоили еще дороже, чем в драматический театр.

— Я предпочитаю Шекспира, — возразила она и тут же пожалела об этом, наткнувшись на осуждающий взгляд деда. И что теперь? — подумала Андреа. — Это что, плохо, что я люблю Шекспира?

В следующую секунду все разъяснилось.

— Мужчины не любят женщин с претензиями на интеллектуальность, — пробурчал старик.

Андреа моргнула. При чем тут претензии?

— Шекспир писал понятные всем произведения, — возразила она мягко. — В его пьесах нет ничего запредельного, если только они поставлены как следует. Ими могут наслаждаться все, особенно в современных постановках, рассчитанных и на тех, кто привык относиться к Шекспиру с предубеждением.

Йоргос положил вилку и нож на стол, не отводя гневного взгляда от Андреа.

— Прекрати свою идиотскую болтовню! Если не можешь сказать ничего путного, лучше держи язык за зубами!

Андреа была поражена до глубины души. И невольно посмотрела на Никоса Вассилиса. Что, если дедов партнер разделяет его допотопный взгляд на женщин и их «интеллектуальные претензии»?

К своему облегчению, встретившись с ним взглядом, она увидела, что он заговорщицки подсмеивается.

— И что вам больше всего нравится из Шекспира? — возобновил он прерванный разговор, делая вид, будто не замечает сердитого взгляда хозяина дома.

Андреа, с радостью отметив, что гость придерживается более современных взглядов на женщину и ее запросы, приободрилась.

— «Много шума из ничего», — выпалила она, не глядя на деда. — А мои любимые персонажи — Беатриче и Бенедикт. Мне ужасно нравятся их словесные перепалки. Беатриче не спускает ему ни единой колкости, и последнее слово всегда остается за ней.

Улыбка на губах Никоса увяла. Невеста, восхищающаяся героиней, которая то и дело переругивается со своим будущим мужем, не отвечала его идеалу. Как ни хороша была Андреа, он вдруг пожалел, что она не чистокровная гречанка. Той бы и в голову не пришло перечить своему мужу!

Андреа заметила набежавшую на его лицо тень и поджала губы. Никос Вассилис, конечно, обаятелен до умопомрачения, с этим никто не спорит, но поскреби его — и обнаружишь, что он сделан из того же теста, что и дед. Такие, как они, смотрят на женщину как на бессловесную игрушку.

Андреа снова принялась за еду. Никоса, погрузившегося в думы о девушке, на которой ему предстояло жениться, беспардонно оторвал от размышлений Йоргос, который принялся выспрашивать его мнение по некоторым аспектам мирового экономического положения. Он явно хотел показать, что сыт по горло рассуждениями своей внучки. Поскольку Андреа знала много чего о своем собственном стесненном экономическом положении и ничего о мировом, она не стала возражать.

— Выпьем кофе в гостиной, но сначала я посмотрю, как дела на рынках США, — объявил Йоргос и многозначительно посмотрел на Никоса. — Присоединяйся ко мне через двадцать минут.

С этими словами он покинул столовую. Никос посмотрел ему вслед и повернулся к Андреа.

— Даже в таком возрасте ни на минуту не забывает о деле, — вздохнул он. Андреа показалось, что в его голосе сквозит восхищение.

— Мне кажется, у него и так уже достаточно денег, — едко произнесла она.

— Вам легко говорить, — отозвался Никос. — Вы всю жизнь прожили в роскоши.

Андреа от удивления чуть не задохнулась. Еще одна сказочка деда? Вслух она ничего не сказала. В конце концов, Никос Вассилис гость человека, который должен дать денег на переезд матери в Испанию.

Никос обогнул стол и, подойдя к Андреа, с улыбкой протянул руку.

— Пойдемте, — предложил он. — У нас свободные двадцать минут, почему бы ими не воспользоваться.

Решив, что компания Никоса Вассилиса намного приятнее, Андреа поднялась на ноги. Никос подвел ее к стеклянной двери — ее рука снова лежала на сгибе его локтя, отчего ее охватило уже знакомое возбуждение. Через мгновение они вышли на террасу, где встретились в первый раз.

Ночное небо пестрело звездами. Лето только начиналось, но воздух был гораздо теплее, чем в Англии. Темнота звенела от непонятных звуков.

— Что это? — спросила она.

— Цикады, — ответил Никос. Он стоял совсем рядом, почти касаясь Андреа, и ее охватило смутное чувство тревоги и волнения. — Они похожи на кузнечиков, живут в кустарниках, по ночам в Средиземноморье это самые распространенные звуки. Да вы, я думаю, уже слышали их? — произнес он вопросительным тоном.

Даже если она англичанка, трудно себе представить, чтобы девушка из столь богатой семьи не бывала на дорогих курортах по берегам Средиземного моря.

Андреа кивнула головой, почти не слушая, что ей говорят. Значит, вот как поют цикады. Когда Андреа была маленькая, она однажды спросила у мамы, кто ее отец. Ким, присев на ее постель, стала рассказывать подрагивающим от воспоминаний голосом, как много-много лет назад она гуляла по пляжу под руку с любимым человеком, слушала, как тихо плещутся о берег волны Эгейского моря и как в кустах поют цикады.

— О чем вы думаете? — вполголоса спросил Никос, водя пальцами по ее голому плечу.

О том, что от прикосновения твоих пальцев меня словно бьет током.

— Об одном человеке, — ответила Андреа, стараясь ничем не выдать своего волнения.

Зачем он меня трогает? Он не должен! Мы же только познакомились!

Андреа хотела отодвинуться, но не могла.

— О мужчине? — В голосе сквозило легкое недовольство, но она ничего не заметила, поглощенная скольжением его пальцев по ее плечу.

— Да.

Он отдернул руку.

— Как его зовут? — Вопрос прозвучал почти как приказ.

Андреа резко обернулась. Он что, сердится? Может, незамужним девушкам-гречанкам непозволительно думать о мужчинах?

— Андреас.

— Андреас? А фамилия?

Ее подбородок взметнулся вверх. Ну что ж, если этот совершенно незнакомый человек почему-то решил, что может устраивать ей допрос, она ответит, скрывать ей нечего.

— Костакис. Андреас Костакис, — проговорила она.

— Ваш отец? — спросил Никос глухим голосом и виновато опустил глаза. — Мои извинения. — С минуту он молчал. — Вы его знали?

Андреа помотала головой, пытаясь проглотить комок в горле. Он ходил по этой самой террасе, подумала она внезапно. Жил в этом доме. Умчался отсюда в ту ночь, когда погиб…

— Нет. Мама мне рассказывала о нем…

Ее голос предательски дрогнул, и это неожиданно затронуло какие — то струны глубоко в душе Никоса. Он и сам никогда не видел своего отца и ничего о нем не знает…

Мать говорила о нем очень неохотно, сказала только, что он был моряком. Откуда-то с севера. Судя по росту Никоса, наверняка из какой-то скандинавской страны. Точнее она не знала — ей было все равно.

А вот матери Андреа было не все равно настолько, что она рассказала своей дочери об отце, которого та никогда не видела.

Никос вдруг почувствовал зависть.

— И что она вам рассказывала?

— Она рассказывала, как любила отца, — заговорила Андреа, погрузив взгляд в темноту сада, освещаемого лишь звездами. — И как страстно он любил ее. Он называл ее голубкой, говорил, что положит весь мир к ее ногам… — Ее голос прервался. — А потом он погиб. — Андреа всхлипнула. — И сон кончился.

Выступившие на глазах слезы затуманили взор. Андреа не сразу заметила, как он, обняв, повернул ее лицом к себе и прижал ее голову к груди.

— Тихо, тихо, — шептал он.

— Простите, — пробормотала Андреа. — Я оказалась здесь, в его доме, и как-то особенно остро все почувствовала.

Она попыталась отодвинуться, но он держал ее за локти, не давая отойти.

— Вы поплачьте, не стыдитесь, — сказал он тихо. — Ваши слезы делают ему честь.

Андреа, запрокинув голову, посмотрела ему в глаза. На ее ресницах блестели слезы, губы вздрагивали.

И Никос не выдержал. Ничто не могло его остановить, даже если бы внезапное землетрясение выбило землю у него из-под ног.

Он наклонился к Андреа, его руки скользнули ей за спину. Андреа охнула и умолкла, потому что его губы впились в ее рот и она ощутила его язык. Сокрушенная и бессильная, она задрожала в его объятиях, и Никос почувствовал, как на него накатывает могучее желание. Он усилил напор, его руки сами собой скользнули с талии еще ниже.

Андреа захлебнулась в жаркой волне и уже не могла ни о чем думать, лишь чувствовала, как страсть бежит толчками по венам.

— Не надо, — выдохнула она, глядя на Никоса широко открытыми глазами.

Очнувшись окончательно, Андреа обнаружила, что он продолжает держать ее за талию. Она отклонилась, выгнувшись дугой и совсем не думая о том, что ее грудь оказалась прямо перед его глазами. Никосу до невозможности захотелось наклонить голову и коснуться губами манящих округлостей, которые она, сама того не осознавая, предлагала ему.

— Не надо, — повторила Андреа.

Она вцепилась пальцами в его руки, пытаясь их разжать.

Никос, которому, наоборот, хотелось обхватить ее покрепче и прижать к себе все ее мягкое тело, почувствовать каждую впадину и каждую выпуклость, покорно отпустил Андреа.

Господи, как же он ее хочет и как это не похоже на легкую, необременительную тягу к Эсме, или Ксанфе, или к любой из женщин, которые услаждали его в постели, потрясенно подумал Никос. То был просто секс, любовная игра, а сейчас…

А что сейчас?

Эта женщина нужна ему вся — и телом, и душой, он хочет владеть ею единолично. Для Никоса это было откровением. Он никогда не был собственником по отношению к женщинам. Никос прекрасно знал, что у Эсме Вандерси целая стая мужчин, из которой она выбирает то одного, то другого — это зависело от ее прихоти и его способности оказываться под рукой, что было не так-то легко при ее кочевой жизни. Что до Ксанфы, то он не единственный, благодаря кому она живет в свое удовольствие. Конечно, она достаточно тактична, чтобы ее любовники не наталкивались один на другого, но Никос мог назвать с десяток имен состоятельных афинян, которые имели удовольствие пользоваться ее благосклонностью.

Это его не беспокоило.

Совсем другое дело, когда он услышал, что Андреа Костакис думает о каком-то мужчине… Его вдруг охватила жгучая ревность, чувство доселе ему совершенно незнакомое, которому он не мог сопротивляться.

Никос посмотрел на Андреа. Она глядела на него с испугом.

— Андреа, — заговорил он ласковым тоном, — не бойтесь меня. И простите. — Уголки его губ приподнялись в улыбке, и Андреа, несмотря на все еще владевший ею испуг, залюбовалась им. — Виною всему ваша красота, — продолжал Никос. — Ей просто невозможно противиться.

Он отступил назад, освобождая ей дорогу.

— Давайте пройдемся, — предложил Никос, всеми силами стараясь умерить дыхание, и протянул ей руку. — Все равно нам о многом надо поговорить.

Он взял Андреа за руку, обхватив ее ладонь прохладными пальцами, и они медленным шагом пошли к дальнему концу террасы. Легкий ночной ветерок обдувал разгоряченное лицо Андреа, наполняя легкие свежестью.

В голове ее между тем лихорадочно роились мысли.

Что она делает тут, на темной террасе, с мужчиной, который ни с того ни с сего взял и поцеловал ее, да так, как никто и никогда еще не целовал?

А ведь она его совсем не знает. И что означают его слова «нам о многом надо поговорить»?

Сплошные загадки. Может, у греков такая манepa ухаживать? Или он просто хочет развлечь ее легким разговором?

— А о чем нам обязательно надо поговорить? — спросила Андреа, заглядывая в лицо Никосу. Он посмотрел на нее. Какие длинные ресницы, подумала Андреа и прослушала ответ.

Кроме одного слова.

— Повторите еще раз, — с замиранием сердца попросила она.

— Я сказал, моя дорогая будущая жена, — произнес он с улыбкой, — что, наверное, нам нужно говорить о нашей свадьбе.

У Андреа остановилось дыхание.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Прямо на глазах у изумленного Никоса с девушкой произошла странная метаморфоза — из невинного на вид существа она превратилась в настоящую мегеру.

С силой вырвав руку, она отпрыгнула в сторону

— О чем?

— О нашей свадьбе, — повторил Никос, мрачнея Андреа смотрела на него так, словно у него вдруг выросла вторая голова.

— О нашей свадьбе! — выкрикнула она и, уже тише, прерывистым голосом произнесла: — Господи, да вы просто сумасшедший…

Подхватив рукой длинную узкую юбку, Андреа побежала по каменному полу террасы туда, где были свет и безопасность, — к открытой стеклянной двери.

Она успела сделать лишь несколько шагов, когда Никос схватил ее за запястье.

— Как вы меня назвали?

Андреа попыталась выдернуть руку из его крепких пальцев.

— Отпустите меня! — в испуге закричала она, глядя на него широко открытыми глазами.

— Да что происходит, черт побери? — возмутился Никос.

— Вы хотите, чтобы я вышла за вас?

Она произнесла это таким тоном, словно ничего более оскорбительного в жизни не слыхала. Никос, стиснув зубы, отпустил ее руку. Андреа потерла запястье и бросила взгляд на светившуюся вдали дверь, будто собираясь бежать, но он загородил ей дорогу, прижав к балюстраде.

— Нам нужно поговорить, — сказал он сухо.

Андреа помотала головой. Все, чего ей хотелось, — поскорее избавиться от этого типа, который внезапно спятил и талдычит что-то о свадьбе…

— Ну-ка скажите мне, — потребовал Никос, — почему вы позволили мне целовать вас, если не были уверены, что я на вас женюсь?

Андреа охватила паника. Что же делать?

— Господи, да вы просто спятили! — воскликнула она и попыталась его оттолкнуть. Он не шелохнулся.

Никое глубоко вздохнул, стараясь взять себя в руки. Он не мог понять, с чего вдруг она впала в истерику. Возможно ли, чтобы она ничего не знала о том, что выходит замуж?

Может, она не хочет выходить за него!

Эта мысль задела его за живое. Да как она посмела — сначала кокетничала с ним, обнималась-целовалась, а теперь отказывает? И почему, спрашивается? Уж если на то пошло, разве это так ужасно — стать его женой?

А что, если она отказывает тебе, потому что ты ублюдок, нагулянный официанткой от случайного матроса?

От этой жалящей мысли избавиться было не легко. На щеках Никоса задвигались желваки. Ну что ж, если она не желает выходить за него, пусть скажет об этом своему деду.

Вряд ли Йоргос Костакис станет слушать внучку, которой, видите ли, не подходит социальное происхождение потенциального мужа.

— Стойте смирно. Вы никуда не пойдете, пока не успокоитесь…

Никос захлебнулся словами от сильного удара по голени. Он покачнулся, а Андреа изо всех сил толкнула его в грудь и побежала к открытой двери в конце террасы.

Забыв о боли, Никос бросился следом и поймал ее у самого порога столовой.

— Хватит! — сердито крикнул он и, схватив за плечи, сильно ее тряхнул. — Ведите себя прилично! Что я такого сказал, чтобы устраивать весь этот балаган?!

Как раз когда Никос говорил это, ему стало ясно, что злит его самого больше всего — ее решительное нежелание выходить за него замуж! Нет, ты только подумай! Он целых две недели уговаривал сам себя совершить нечто немыслимое — жениться, да еще неизвестно на ком! И вот когда все его сомнения отпали при виде красотки, каковой оказалась наследница Костакиса, она устраивает истерику.

Андреа, не помня себя от гнева, с силой ударила его локтями по рукам, пытаясь разорвать кольцо, в котором оказалась.

— Скажите, что вы просто пошутили, ну, с этими вашими разговорами про свадьбу! — проговорила она, жалостливо улыбаясь. — Это была просто неудачная шутка, да?

Никое рассвирепел. Он потемнел лицом, еще больше напугав Андреа.

— Вы наследница Костакиса, — сказал он холодно. — А я тот, кто получит компанию, когда ваш дед отойдет от дел. Это ли не повод для свадьбы?

—  Янаследница Костакиса?! — удивленно воскликнула Андреа и зло расхохоталась. Потом, оборвав смех, тяжело вздохнула. — Так, давайте уточним. Вы, мистер Вассилис, хотите жениться на мне, потому что я внучка Йоргоса Костакиса, а вы хотите управлять его компанией, я правильно говорю?

Он кивнул.

— Так и есть. Я рад, что вы меня поняли.

Андреа продолжила:

— Ну что ж, уважаемый, не хочется вас разочаровывать, но из этого ничего не выйдет. Придется вам поискать другую наследницу!

Она попробовала повернуться, чтобы уйти, ей было просто необходимо побыть одной. Он загородил проход рукой.

— Вы очень агрессивны, — проговорил он вкрадчивым голосом, от которого у нее по спине побежали мурашки.

Она медленно повернулась. Никос Вассилис придвинулся еще ближе.

— Я агрессивна? Знаете, мистер Вассилис, вы гость в доме моего деда и, я надеюсь, еще не забыли, как полагается вести себя гостю. — Она старалась говорить сдержанно, что в ее положении было очень нелегко. — Я делаю скидку на различия в обычаях между Англией и Грецией, и все же если вы решили, что после первого поцелуя мужчина обязан сделать предложение, то вы просто живете в Средневековье! Уверяю вас, не до такой степени вы меня скомпрометировали, чтобы я согласилась выйти за вас! Так что можете забыть о своих намерениях. Шантаж здесь не пройдет!

Андреа была сердита на себя не меньше, чем на Никоса. Вот что получается, когда позволяешь бог знает кому лапать себя на темной террасе! Ему взбрело в голову заполучить богатую жену! Андреа почувствовала резкий укол в сердце — оказывается, он ее целовал лишь потому, что считал наследницей Йоргоса Костакиса!

Он назвал ее наследницей Костакиса! Андреа затряслась в приступе истерического смеха. Вот было бы забавно посмотреть на деда, когда этот тип явится к нему и потребует ее в жены.

Шантаж? Это слово поразило Никоса точно громом. Чтобы кто-то поставил знак равенства между ним и Йоргосом Костакисом, который именно шантажом вынудил своего будущего тестя отдать ему руку дочери и ее приданое?! Ну, нет, этого спускать нельзя!

— Да как вы смеете мне такое говорить!

— А как еще это можно назвать? Только знайте, мистер Вассилис, мой дед рассмеется вам в лицо, услышав, что вы хотите жениться на мне, чтобы завладеть его компанией!

Никоса поразило мстительное выражение ее лица.

— Вы ошибаетесь, — ледяным тоном сказал он. — Это его собственная идея.

Она замерла.

— То есть… вы хотите сказать… — проговорила она, заикаясь, — это все дед? Мой дед хочет, чтобы я вышла за вас?

— А вы как думали? — Так что же, выходит, она ничего не знала? Старик Костакис не удосужился даже сообщить внучке о своих планах на ее счет? Еще один «маленький сюрприз», с усмешкой подумал Никос.

— Давайте перейдем к сути, — совершенно спокойным тоном сказала Андреа. — Мой дед хочет, чтобы я вышла за вас…

— А я возьму на себя управление «Костакис индастриз», когда он отойдет от дел, вскоре после нашей женитьбы. Мы с ним все обговорили, — объяснил Никос. У него больше не было ни малейшего желания щадить чувства девушки. То, как она повела себя, узнав о помолвке, было достаточно оскорбительным.

— Как удобно, — сказала она бесцветным, каким-то неживым голосом.

— Еще бы! — с иронией подтвердил Никос.

Андреа никак не могла поверить тому, что услышала. Ее дорогой, добрый дедушка, который все это время знать ее не хотел, самолично распланировал ее жизнь. Замуж решил выдать.

— Извините…

Она обошла Никоса, торопливо пересекла столовую и рывком распахнула дверь библиотеки.

При ее появлении дед оторвал взгляд от экранов мониторов, стоявших на консоли у рабочего стола.

— Вон! — буркнул он, но Андреа и не подумала слушаться.

— Этот человек, — гневно заговорила она, тыча пальцем себе за спину, где в дверях застыл Никос, объявил, что намерен жениться на мне. Я требую, чтобы вы сию же минуту сказали ему четко и ясно, что этого не будет!

Брови деда грозно сошлись на переносице.

— Он все верно сказал. Иначе зачем бы я послал за тобой? А сейчас иди и не мешай мне.

У Андреа помутилось в глазах.

— Вы что, совсем выжили из ума? — Голос ее дрожал от гнева. — Совсем ничего не соображаете? Вызвали меня сюда, устроили бог знает что и думаете, я соглашусь? Что вы о себе вообразили?

Йоргос Костакис поднялся на ноги. Не выше самой Андреа, он был раза в два шире ее и представлял собой внушительную фигуру.

— Да вы совсем спятили, если решили, что со мной это пройдет! Вы просто сумасше…

— Молчать! — оборвал ее Йоргос Костакис, испепеляя взглядом. — Марш в свою комнату! Я разберусь с тобой утром.

Андреа остолбенела.

— Простите? — Ее глаза широко раскрылись от изумления. — Вы полагаете, что можете мне приказывать? Только я вам не служанка!

— Ты моя внучка, а потому я требую послушания!

— Да ну! — насмешливо фыркнула Андреа. — В моем словаре нет слова «послушание».

На какую-то долю мгновения Андреа почудилось, будто в глазах деда мелькнула растерянность, но тут же лицо его снова стало непроницаемым.

— Ты немедленно уйдешь отсюда, или я прикажу тебя вывести, поняла? — прорычал дед.

Он нажал кнопку переговорного устройства, что-то сказал по-гречески, потом снова уставился на Андреа.

Андреа, наверное, испугалась бы, если б не была так зла. Кроме того, она понимала, что стоит ей уступить деду сейчас — и все, она пропала. Он ее растопчет, как растоптал Ким. Ну уж нет, она не сдастся.

— Я уйду, когда захочу! — отрезала она. — Но прежде вы мне скажете, что этот тип, которого вы сюда пригласили, свихнулся!

Лицо деда начало багроветь.

— Молчать! — рыкнул он. — Я не позволю тебе позорить меня в моем собственном доме, ты, подлое отродье! И не смей говорить так о своем будущем муже! — Он хлопнул ладонью по столу.

— Неужели вы говорите серьезно? — потрясенно воскликнула Андреа. — Этого не может быть!

— Да как ты смеешь поднимать на меня голос? Что ты о себе возомнила? Ты помолвлена с Никосом Вассилисом и на следующей неделе выйдешь за него! А сейчас марш в свою комнату!

У Андреа помутилось в голове. Неужели все это происходит с ней на самом деле?

— Я не могу поверить, что вы позвали меня сюда, чтобы осуществить свой безумный план, — размеренно проговорила она, глядя исподлобья на деда. — Ничего более безумного я в жизни не слышала. И вы сами безумны, если думали, что я вас послушаюсь!

Дед, багровый от гнева, вышел из-за стола. Пощечина оглушила Андреа. Она вскрикнула от боли и неожиданности, не в силах поверить, что кто-то поднял на нее руку, и попятилась, загородив лицо руками и путаясь в узкой юбке.

— Исчезни! Быстро! — прокричал Йоргос Костакис, буравя ее взглядом.

Андреа глубоко вдохнула.

— Я исчезну, не беспокойтесь. Но прежде я хочу, чтобы вы поняли одно: я не пешка и не глупышка, которую вы можете использовать в свои махинациях.

Рука старика взметнулась снова, но Андреа успела выставить свою, и болезненный удар пришелся по запястью. Девушка закричала от ужаса и гнева, внезапно ее крепко схватили сзади за локти.

— Хватит, — резко проговорил Никос.

Старик отвел взгляд от Андреа и посмотрел на дверь. Там, явно в ожидании его дальнейших указаний, стояли двое. Никос быстро повернул голову и взглянул на них. Охранники.

— Выведите ее отсюда, — сказал Йоргос Костакис.

Мужчины направились к Андреа.

— Стойте! — приказал Никос, и охранники остановились.

Андреа дернулась, пытаясь вырваться из крепкой хватки Никоса.

— В этом нет необходимости, Йоргос, — сказал Никос.

— Тогда ты ее выведи, — пробурчал тот. — И советую взять с собой плетку да как следует проучить ее. Она заслуживает хорошей трепки.

— Сволочь! — сказала Андреа и плюнула в лицо деда.

Никос потянул ее назад и развернул лицом к выходу.

— Отпустите меня! — прошипела она. — Я сама пойду!

Вышедшие в холл охранники расступились, вежливо пропуская их. Никос отпустил Андреа.

— Маленькая дикарка! О чем вы думали, ведя себя подобным образом? Вы что, не могли говорить спокойно?

Ее глаза вспыхнули.

— Он меня ударил! Ударил, а вы его защищаете?!

— Да нет, я его не защищаю, но…

Никос подождал, пока пройдут поравнявшиеся с ними охранники. Это были люди известного ему склада. Профессионалы, напрочь лишенные любопытства и готовые выполнить любой приказ нанимателя. Для них было бы проще простого затащить девушку на второй этаж.

Андреа шла, прижав ладонь к щеке. Господи, подумал Никос, глядя на Андреа, раскрасневшуюся, сердитую, темпераментом не уступит старику. Прямо фурия!

Ему вдруг стало грустно. Какого черта он тут делает, в разгар стычки между старым Костакисом и его бешеной внучкой? И какого черта старик не поговорил сначала с девушкой, не рассказал ей, за кого собирается выдать замуж?

Нет, надо выпить, чего-нибудь покрепче. И девушке тоже не помешает, хоть успокоится.

Андреа все еще трясло от злости. Никос нахмурился. Ее ухо и щека пылали после пощечины. Он повернул Андреа лицом к свету.

— Дайте я взгляну.

Она вырвалась и отскочила в сторону с криком:

— Не трогайте меня!

— Вам надо выпить, это успокаивает, — серьезно сказал Никос.

Он снова взял ее под руку, и Андреа покорно дала отвести себя в гостиную, где упала на диван. А Никос подошел к бару и вернулся с двумя бокалами, наполненными виски почти до половины.

— Выпейте. — Он протянул ей бокал.

Андреа взяла бокал, обнаружив при этом, что у нее дрожат руки, и сделала глоток. Обжигающая жидкость разлилась по телу, стало как-то легче. Она отпила еще. Никос, хмурый и замкнутый, стоял у стены, полы смокинга распахнуты. Андреа машинально отметила, что сквозь белую батистовую рубашку просвечивают темная растительность у него на груди и рельефные мышцы живота.

Она отвела глаза в сторону и потерла горящую щеку.

Надо уходить отсюда, подумала Андреа. Завтра, как только встанет, она уедет в аэропорт — и прямо в Лондон, домой.

Ничего другого не оставалось.

Ей до сих пор не верилось до конца, что все это произошло с ней на самом деле.

— Скажите, это правда? — услышала она свой собственный голос.

Никос хмуро посмотрел на нее.

— Правда, что вы с ним сговорились втайне от меня, что… что я пойду за вас замуж?

— Да, — коротко ответил он. Господи, вот вляпался! — Мне казалось, — в его голосе зазвучал сарказм, — вы получили самое что ни на есть убедительное подтверждение от вашего дедушки!

— Он подлец, — бросила Андреа.

Никое окинул ее ледяным взглядом. Он не испытывал любви к Костакису, да, наверное, и никто другой на этом свете не любил его, кроме разве что его покойной жены. Но неужели Андреа так глупа, что не понимает: такой человек, как ее дед, не потерпит открытого неповиновения, тем более в присутствии того, кого он прочит ей в мужья. Потерять лицо на глазах у человека, которого он решил сделать своим преемником на посту руководителя своей империи, — это для Йоргоса Костакиса абсолютно неприемлемо. К тому же, как бы ни был Йоргос виноват, Андреа не должна забывать о том, что именно его деньги обеспечивают ей беспечальную жизнь, уже за одно это она ему обязана.

— Вы не должны так говорить.

— А как? Может, вы меня поучите плетью?

Никос чертыхнулся. Ему хотелось убраться подальше от этого сумасшедшего дома, и как можно скорее. Перед его глазами встала как живая Ксанфа Палупис. Уж она-то будет и ласковой, и послушной. Она и усадит поудобнее, и утешит, никогда не скажет лишнего слова. Она знает по своему долгому опыту, что ему нравится и что не нравится…

Только вместо того, чтобы быть с Ксанфой, о стоит тут и выслушивает оскорбления, которые изрыгает эта пышноволосая сумасбродка.

— Вы действительно заслуживаете наказания. Ведете себя как избалованная, распущенная девчонка, — резко парировал Никос.

Андреа встала.

— Думаю, вам пора идти, мистер Вассилис. И советую вам: в следующий раз, когда вознамеритесь жениться на ком-то, позаботьтесь сначала спросить у девушки, согласна ли она, а не ставить ее перед свершившимся фактом. Как бы вам ни хотелось заполучить «Костакис индастриз», я не клюну на такого альфонса и охотника за состоянием, как вы.

Она со стуком поставила бокал на придиванный столик, так что виски выплеснулось на мозаичную столешницу, и, выбежав из гостиной, заторопилась наверх в свою комнату.

Никос в бешенстве проводил ее взглядом, а через десять секунд уже мчался по шоссе на своем «феррари», точно одержимый бесами.


Дрожащими пальцами Андреа набрала номер на мобильнике. Она чувствовала себя совершенно без сил.

— Тони, ничего не вышло. Я лечу домой. Завтра. Не беспокойся. — Она запнулась, не решаясь заговорить о том, что с ней случилось. — Нет, ничего страшного, но я так или иначе лечу домой. О'кей? Слушай, если я завтра не позвоню из афинского аэропорта, действуй по пункту один, а если не появлюсь в Хитроу… нет, нет, завтра вечером не звони… переходи к пункту два, о'кей? Мой обожаемый дед оказался точно таким, как я и думала.

После разговора Андреа почувствовала себя лучше. Было так приятно не только услышать знакомый спокойный голос Тони, но и убедиться, что там, далеко от этого сумасшедшего дома, существует по-прежнему разумный, здоровый мир. Андреа посмотрела на свои руки — пальцы все еще дрожали.

Удивительно, но уснула она очень быстро. Было уже позднее утро, когда она проснулась оттого, что Зоя легко трясла ее за плечо. Дед хотел видеть ее, срочно.

Андреа торопливо надела привезенные с собой хлопчатобумажные брюки и дешевую блузку и пошла следом за горничной. К ее удивлению, та привела ее к спальне деда. Чувствуя, как у нее вспотели руки, Андреа вошла.

Дед сидел, опершись спиной о гору подушек, на огромной антикварной кровати с балдахином. Вид у него был неважный, Андреа впервые осознала, что он стар и не очень здоров.

Я постараюсь вести себя помягче, подумала она, подойдя к ногам кровати и остановившись под пристальным взглядом непроницаемых темных глаз.

— Итак, — заговорил он сурово, — ты оказалась еще хуже, чем я опасался. Дерзкая донельзя! Надо было забрать тебя у этой потаскухи, твоей матери, и воспитать самому. Уж я бы научил тебя уважению!

Благородный порыв Андреа мгновенно увял, она почувствовала, что снова закипает. Ничего, на этот раз она будет держать себя в руках.

Она продолжала молчать, глядя на деда.

— Замолчала наконец! Жаль, что вчера не прикусила свой ядовитый язык и показала себя черт знает кем перед будущим мужем.

— Никос Вассилис мне не муж и никогда им не будет, — возразила Андреа. Удержаться и промолчать было выше ее сил.

Йоргос Костакис издал неопределенный хриплый звук.

— Тебе еще придется хорошенько постараться, чтобы он согласился взять тебя! Какой мужчина пойдет на это, поглядев на безобразное представление, которое ты тут устроила? А ты, — его глаза горели презрением, — без моей компании в качестве приданого только и годишься, что принимать в постели клиентов за деньги, как твоя распутница мать!

— Это бессмысленный разговор, — напряженным голосом проговорила Андреа, изо всех сил сдерживая гнев, готовый вырваться наружу. — Я уезжаю в Лондон. Будьте так добры, скажите, чтобы мне дали машину до аэропорта.

Лицо Йоргоса Костакиса стало быстро багроветь.

— Никуда ты не поедешь! Если будешь так себя вести — не выйдешь из своей комнаты до самого дня свадьбы! В этом доме я хозяин! — Он ударил кулаками по одеялу. — А если и после этого не образумишься, что ж, попробуем иначе. Хорошая трепка сделает тебя мягче воска!

Андреа побледнела. Ей вспомнились молчаливые охранники. Йоргос самодовольно заулыбался, и от этой улыбки у нее застыла кровь в жилах.

— Ха! Ты думаешь, я хвастаюсь? Твоему папаше я частенько всыпал ремня. Пока он не встретил потаскушку, твою мамашу. Вот тогда он осмелился открыть рот, но я приказал ему убираться вон. Он бы ни гроша от меня не получил… да так спешил к своей зазнобе, что разбился насмерть.

Андреа живо представила себе все это, и ее охватил ужас. Бедный отец, столько вытерпел от этого жестокого человека, а в последний момент, когда счастье было так близко, все потерял.

— Вы подлец, — прошептала она. — Вы недостойны жить.

— Пошла вон, — прошипел старик, буравя ее взглядом, — пока я не снял ремень и не выпорол тебя собственными руками. Я не потерплю, чтобы мне перечили!

— Успокойтесь, я ухожу, — сказала Андреа. — Я пешком дойду до Афин, если потребуется!

Лицо старика искривилось в злой гримасе.

— Ты и шага не сделаешь из этого дома, пока Никос Вассилис не возьмет тебя из моих рук!

Андреа тряхнула головой.

— Вы ошибаетесь. Уже сегодня меня здесь не будет.

— Из запертой-то комнаты? Как бы не так!

Андреа посмотрела на деда долгим взглядом. Пора расставить все по своим местам.

— А вот это будет неразумно с вашей стороны, — отчеканила она. — Если я не позвоню и не скажу условное слово сегодня вечером, и завтра, и каждый вечер, британскому посольству в Афинах станет известно, что меня удерживают насильно. И вас обвинят в том, что вы держите меня в заключении. Не думаю, чтобы вам это понравилось. Пресса съест вас заживо.

Сказанное подействовало. Старик пробормотал что-то по-гречески. Андреа наблюдала за ним с презрительной усмешкой.

— А ты можешь мне сказать, — внезапно заговорил он, — почему ты так настроена против брака с Никосом Вассилисом?

От этой перемены Андреа на миг даже растерялась, но тут же овладела собой.

— Мне кажется, это ясно как день!

— Почему все-таки? Разве он не хорош собой? По-моему, из него получится очень приличный муж. Насчет женского пола он известный мастак, женщины так и вьются вокруг него, и вовсе не из-за его денег!

— Да он же охотник за деньгами! Он сам в этом признался!

Йоргос Костакис хрипло хохотнул.

— Он хочет увеличить свое состояние, вот и все! Ты думаешь, я доверил бы свою империю непроверенному человеку? У Никоса Вассилиса есть свой собственный капитал, так что я уверен, он не пустит по ветру мой из-за своей некомпетентности.

Андреа хмуро слушала деда, пытаясь осмыслить то, что услышала, а тот между тем продолжал:

— Компания Вассилиса оценивается в пятьсот миллионов евро! Уже полтора года он уговаривает меня слить наши компании, он честолюбив, ну, я и решил позволить ему удовлетворить свои амбиции. — Голос старика окреп. — Но я поднял планку выше: прежде чем я подпишу соглашение, он должен жениться на тебе.

— Но зачем? — удивилась Андреа. — Вы же последние двадцать пять лет знать не хотели о моем существовании, с того самого дня, когда ваши головорезы засунули маму в самолет и отправили в Англию!

— Почему? — повторил Йоргос Костакис. — В тебе течет моя кровь, хоть и подпорченная. У меня нет выбора. Выйдешь замуж за Никоса Вассилиса, он сохранит мое состояние, а ты передашь мою кровь вашему сыну. Он станет моим наследником. Через два поколения, но наследник у меня будет!

Так вот в чем дело, размышляла Андреа. Я сосуд для вынашивания его потомка. Ей стало противно. Нечестивая жизнь Йоргоса Костакиса подходила к концу, и он стремился обеспечить себе единственно возможное бессмертие.

В ушах Андреа зазвучал голос Тони: Послушай, если ты ему для чего-то нужна, он согласится на твои условия.

А ей действительно кое-что нужно, ради этого она и прилетела сюда за тысячи миль. Ей нужны деньги для матери — не только для переезда в более теплую страну, но и как компенсация за все, что ей пришлось пережить. Для восстановления справедливости, в конце концов.

Дед выжидательно смотрел на Андреа. Для него она была лишь инструментом. Ну что ж, за инструменты тоже надо платить.

Пять минут назад Андреа мечтала только об одном — отряхнуть со своих ног прах этого дома, но сейчас она выдвинет свои условия.

Деньги.

Дед без слов понял ее.

— Итак, — заговорил он, откидываясь на подушки, — сколько ты хочешь за то, что раздвинешь ноги перед Никосом Вассилисом, а на твоем пальце засияет обручальное кольцо?

Пусть насмехается, пусть оскорбляет, все это неважно, важны только деньги, которые он может ей дать. Сердце Андреа стало твердым как камень, только глубоко в душе теплилась память об обнимавших ее сильных руках, о томительном пламени, сжигавшем ее…

Андреа отбросила все сомнения. Тот поцелуй ничего для нее не значит. Никос Вассилис полез целоваться лишь потому, что она может открыть ему дорогу в «Костакис индастрйз». И никакой другой причины не существует. Она просто тогда этого не понимала.

— Пятьсот тысяч фунтов стерлингов, — произнесла она твердо. — Положить в банк по моему выбору, на мое имя — Андреа Фрейзер.

Она умышленно назвала фамилию своей матери — и свою собственную. Она не Костакис. Никогда ею не была и никогда не будет.

Дед хрипло рассмеялся.

— Многовато за дочь нищей потаскушки.

Ничто не дрогнуло в лице Андреа. Это она позволить себе не имела права.

— Вы нуждаетесь во мне, так что платите. Это все.

Глаза старика вспыхнули.

— Ты что же, думаешь, став женой Никоса Вассилиса, будешь жить в нищете? Да ты будешь купаться в роскоши, о которой и мечтать не смела! Ты должна меня на коленях благодарить за то, что я вытащил тебя из трущоб и предлагаю такую жизнь!

— Пятьсот тысяч, — ровным голосом повторила Андреа. Этой суммы должно было хватить на то, чтобы расплатиться с долгами, купить для матери приличную квартиру в Испании, а оставшиеся деньги вложить в ценные бумаги и обеспечить ей таким образом скромную жизнь до конца ее дней. — Или я сегодня же возвращаюсь в Лондон.

Дед, однако, сдаваться не хотел.

— Ты не получишь ни пенса до свадьбы.

— Пока я не получу деньги, никакой свадьбы не будет, — ответила Андреа с язвительным смешком.

Она говорила это и удивлялась самой себе. Что она делает? Она же продает себя!

Но тут же мысли ее переключились на другое: сейчас не время быть щепетильной и мучиться сомнениями. Теперь или никогда, другого шанса помочь Ким не будет. Она добьется цели во что бы то ни стало! Пусть даже ради этого ей придется выйти замуж за совершенно незнакомого человека.

Андреа вдруг стало стыдно. Стоит тут и торгуется, словно на барахолке. Как же низко она пала!

Но разве Никос Вассилис не стоял перед тем же Йоргосом Костакисом и не выторговывал себе право возглавлять его компанию? И согласился на цену, которую запросил дед: жениться на девушке, которую и в глаза не видел? Какой приличный мужчина пойдет на такое?

Нет, ей нечего стыдиться и мучиться угрызениями совести. Мужчина, целовавший ее вчера, заслуживает не больше уважения, чем ее дед.

Андреа выжидательно замерла, впившись глазами в деда. Через какое-то время, показавшееся ей бесконечным, тот прохрипел:

— Утром перед свадьбой — и не раньше! А сейчас убирайся!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Директора компании один за другим что-то говорили о слиянии с «Костакис индастриз», но Никос, сидевший в кожаном кресле во главе стола, не слушал. Он думал о своем.

На ком он собрался жениться? На дикой кошке? На избалованной донельзя, испорченной девчонке? Несдержанная, грубая, истеричная — прямо гарпия какая-то. Настоящая Костакис!

Нет, но как она сцепилась со стариком! — подумал он с неожиданным восхищением. Влетела как пуля и набросилась на него!

Представив себе эту картину, Никос с трудом удержал улыбку. Да уж, это стоило увидеть. Ни единого слова не спустила этому грубияну, перед которым все ходят на цыпочках, от домашних слуг до деловых партнеров.

Никос нахмурился. Это все, конечно, хорошо, но такое поведение непростительно, особенно для будущей миссис Никос Вассилис.

Интересно, девушка в самом деле не знала про матримониальные планы деда на ее счет? В таком случае приходится признать, что Андреа имела полное право возмутиться тем, что ее держат в неведении относительно столь важного для нее события.

Перед мысленным взором Никоса вдруг ярко вырисовалось, как Йоргос Костакис ударяет Андреа по щеке. Никос, вздрогнув, выпрямился. Господи, да этот старик переходит все границы! Он принадлежит к поколению людей, для которых побить ребенка считается в порядке вещей! Пусть внучка и накричала на него в присутствии человека, которого он выбрал ей в мужья! Мужчина не должен поднимать руку на женщину! Ни при каких обстоятельствах.

Надо забирать ее оттуда, и поскорее.

Неведомое ему доселе чувство охватило его, чувство, которое не вызывала в нем ни одна женщина, — могучее, требующее немедленных действий стремление защитить Андреа.

Он поднял руку, прерывая на полуслове коммерческого директора.

— Джентльмены, к сожалению, я вынужден вас покинуть. Пожалуйста, продолжайте.

Через несколько минут его «феррари» пробрался по запруженным улицам Афин к выезду из города.


Андреа сидела на террасе и смотрела на сад, без конца прокручивая в голове разговор с дедом.

Произошло столько всего, и так быстро! Каких-то два дня назад она была дома, в своем пусть убогом, но привычном мире, а теперь сидит на террасе под средиземноморским солнцем… и вот-вот выйдет замуж!

Андреа с трудом подавила подступившую сердцу панику.

Но я же не выхожу замуж по-настоящему. Это будет просто бракосочетание, и все, а на следующий день я сяду в самолет и улечу в Лондон. Мой «муж» этому только обрадуется.

А в банке меня будет ждать полмиллиона фунтов!

Не пройдет и месяца, как они с Ким уже будут подыскивать себе дом в Испании!

Солнце приятно грело ее вытянутые ноги. Они болели с самого утра. Зря она надела туфли на высоких каблуках, да еще перенервничала в последние два дня — все это не прошло бесследно. Андреа напрягла и расслабила мышцы ног, осторожно массируя бедра.

Она была уверена, что в Испании ноги перестанут болеть. Она устроится на работу, станет получать достаточно денег, и мама наконец заживет спокойно.

Я приглашу Тони с Линдой во время отпуска! — с радостью подумала Андреа. Они так добры, очень хочется сделать для них что-нибудь хорошее. Полчаса назад она позвонила Тони — сказала, что пока остается здесь. Пришлось долго ему доказывать, что все в порядке, что никто над ней не стоит и ей не угрожает.

Андреа вдруг стало зябко. Дед просто отвратителен — хуже, чем она ожидала. Он и в самом деле мог запереть ее в комнате и не выпускать, пока она не выйдет за этого человека!

Никос…

Всего какие-то сутки назад она впервые увидела его здесь, на этой террасе. Здесь же, под мерцающими звездами, он обнял ее и поцеловал…

Горячая волна прокатилась по Андреа, сердце ее подпрыгнуло. Этот красивый до умопомрачения мужчина станет ее мужем…

Она заставила себя очнуться. Никаким мужем он не будет. Разве что на один день. Он всего лишь ее пропуск в Испанию — и больше ничего!

А она для него — всего лишь средство, чтобы подобраться к деньгам деда.

Андреа закусила губу. Что это за человек такой, который согласился жениться на незнакомой девушке лишь ради того, чтобы увеличить свое состояние, и так немалое? Да они с Ким, имея пятьсот тысяч евро, прожили бы свою жизнь в роскоши, не желая ничего большего!

Впрочем, это ее не касается. Какое ей дело до Никоса Вассилиса? Он использует ее, чтобы добиться своей цели, а она отвечает ему тем же. Причем с ее стороны нет никакого обмана — после ее отъезда он все равно получит «Костакис индастриз». Да он будет просто счастлив, если она уберется! Андреа усмехнулась. Единственным проигравшим будет ее обожаемый дед. Долго ему придется ждать драгоценного наследника!

Невеселые размышления Андреа прервал приглушенный рев двигателя, машина приближалась к дому по подъездной аллее, скрытой за деревьями. Андреа насторожилась. Это явно не дедов лимузин, тот так не ревет. А что, если…

Минуты через три ее опасения подтвердились. Никос Вассилис ступил на террасу и направился к ней.

У Андреа все внутри сжалось, сердце дрогнуло. Он был необыкновенно хорош и казался еще стройнее в светло-сером безупречном деловом костюме, ослепительной белой рубашке и сером шелковом галстуке. У Андреа при взгляде на него засосало под ложечкой.

Боже правый, он великолепен! — невольно подумалось ей.

Никос сел у столика напротив нее и вытянул длинные ноги, почти касаясь ее туфель. Андреа инстинктивно поджала ноги, от резкого движения по ним пробежала ноющая боль.

Легкая гримаса на ее лице не ускользнула от Никоса.

— Вы хорошо себя чувствуете? — спросил он, и от его обволакивающего голоса Андреа обдало холодком. Она быстро кивнула, не в силах открыть рот. — Как ваша щека?

Он неожиданно перегнулся через стол и дотронулся до ее щеки пальцами. Они были прохладные, но Андреа словно обожгло. Она молча повернула голову, показывая щеку.

Там явственно проглядывал синяк, хотя и довольно бледный. Она не стала замазывать его тональным кремом, закрыла лишь наиболее пострадавшее от удара правое ухо, распустив волосы.

— Хорошо, — ответила Андреа торопливо, отодвигая его руку. Она не хотела сочувствия: расстались они очень плохо, и его внезапное участие сбивало ее с толку.

Бесшумное появление слуги, принесшего кофе, оказалось очень кстати, дав Андреа возможность собраться.

Никос снял очки и засунул их в нагрудный карман. Лучше бы он этого не делал. Не очень приятно говорить с человеком, глаза которого не видишь, но еще тяжелее, когда на тебя в упор смотрят проницательные серые глаза.

— Вы все еще расстроены, — начал он. — Вчера вам сильно досталось. — Он замолчал, подыскивая слова. — Ваш дед, Андреа, человек… непростой, да вы и сами, я думаю, заметили это за годы, что знаете его. Он привык командовать, отдавать приказы и добиваться своего, не гнушаясь никакими средствами. То, что он вас ударил, непростительно.

Мысли Андреа обратились к отцу. Как же он жил здесь, впечатлительный мальчик, избиваемый жестоким отцом, требовавшим только одного — повиновения…

Единственной радостью в его жизни стала Ким, девушка, которую он встретил на пляже и полюбил с первого взгляда.

Я делаю это не только для тебя, мама, но и для отца тоже. Я позабочусь о тебе, что не удалось сделать ему…

Андреа взяла кофейник и наполнила две чашки.

— Я изменила свое отношение, — сказала она. — Мы сегодня утром поговорили с дедом и все уладили, мистер Вассилис. Так что можете продолжать свое объединение.

Андреа пододвинула ему чашку.

— Молоко и сахар?

Он мотнул головой, нахмурил брови.

— Он снова на вас нападал?

— Ничуть, мы заключили прекрасную сделку, которой я очень довольна.

Андреа подлила в свой кофе молока и с задумчивым видом поднесла чашку ко рту.

— Сделку? — удивился Никос. — Какую сделку?

Она улыбнулась. Как-никак она добилась своей цели. С опозданием в четверть века Ким получит от Йоргоса Костакиса то, что ей причитается. После гибели отца она, убитая горем, беременная, не собирающаяся ничего требовать у него, пришла, чтобы сообщить о том, что у нее будет ребенок от его погибшего сына.

А Йоргос Костакис обошелся с ней как с бродяжкой, явившейся клянчить деньги…

— Теперь, мистер Вассилис, у меня будут свои собственные деньги.

— Деньги?

— Да, деньги. То, вокруг чего крутится мир.

— Поясните. — Это прозвучало не как просьба, а как приказ, словно он говорил со своим подчиненным. Ну конечно, если он владеет компанией стоимостью в пятьсот миллионов евро, наверняка, у него куча подчиненных.

— Пояснить? Все очень просто, мистер Вассилис. Причем, могу вас уверить, наше с дедом соглашение ни в коем случае не затрагивает то, что спланировали с ним вы. Мой дед обязуется положить на мой счет определенную сумму, а я соглашаюсь выйти за вас замуж. — Андреа улыбнулась ослепительной улыбкой. — В отличие от вас я предпочла оплату не акциями, а деньгами.

Лицо Никоса застыло.

— Он платитвам за то, что выходите за меня?

Андреа могла бы рассмеяться ему в лицо. Он рассердился, это ж надо! Господи, какое лицемерие!

Отпив кофе, она поставила чашку на столик.

— Точно так же, как он платит вам за то, что вы женитесь на мне.

— Но это совсем другое дело! — запротестовал Никос.

Андреа с сосредоточенным видом подлила себе кофе. Она была спокойна, необыкновенно спокойна.

— Не вижу разницы. Вы бы ни за что не связали себя с незнакомой женщиной, если б это не принесло вам какую-то выгоду, ведь так? Но поскольку вместе со мной вы получаете хороший пакет акций Костакиса, вы решили, что оно того стоит.

Никос окинул ее холодным взглядом.

— Я покупаюакции Костакиса! Не за деньги, а обменивая их на акции моей компании, причем по завышенному номиналу. Ваш дед выигрывает от этой сделки. Я обязуюсь…

Андреа нетерпеливо махнула рукой.

— Не надо подробностей. Главное — дед не пошел бы на слияние без вашего согласия на брак со мной. А из этого вытекает, что вы женитесь на мне, чтобы получить «Костакис индастриз». Владение большей частью акций Костакиса сделает вас еще богаче, выходит, вам платят за то, что вы женитесь на мне. Точка.

Благородное воодушевление, овладевшее Никосом, когда он думал об Андреа Костакис в своем офисе, растаяло как дым. Сочувствие, которое он испытывал к этой девушке, исчезло. Он приехал, чтобы помириться с ней, начать все сначала, поухаживать за ней, как положено жениху…

Вчерашняя истеричка больше не вернется, потому что повода для истерики не будет. Останется лишь чувственная, податливая; мягкая женщина, которую он держал в своих объятиях. Так он думал.

А что нашел? Перед ним сидит женщина, которая одинаково спокойно говорит и о браке, и о деньгах. Не женщина, а прямо какой-то кассовый аппарат.

Совесть легонько шевельнулась в нем, но он отмахнулся. Нет, конечно, он ни за что не женился бы, если бы не возможность завладеть «Костакис индастриз». Но ведь подобные браки по расчету — обычная вещь в мире очень богатых людей, и это совсем не означает, что такой брак непременно неудачен. Он, как только увидел Андреа Костакис, сразу понял, что их брак будет не просто браком по расчету — это будет брак, счастливый для обоих.

Андреа сидела и бесстрастно рассматривала его. Он обиделся. Обиделся на нее за откровенность. Смеяться больше не хотелось, и горло больше ничто не сжимало. Непробиваемая бесчувственность укрыла ее, словно панцирь черепаху.

У Никоса при взгляде на нее упало сердце. Боже, как же он ошибался! Эта девушка, что сидит перед ним, холодна как лед. Куда девалась та; другая, которая дрожала в его объятиях словно осенний лист? Теперь перед ним подлинная Андреа Костакис, знающая, как и ее дед, цену всему и не ценящая ничего.

Ну уж свою-то цену она знает, это точно. Никос мрачно усмехнулся. Что ж, он тоже знает ей цену и будет вести себя соответственно.

Он поднялся на ноги.

— Хорошо, — проговорил он скрипучим голосом. — Раз мы все выяснили, можно начинать.

Она подняла на него глаза.

—  Чтоначинать?

Он одарил ее улыбкой.

— Нашу официальную помолвку.

Он взял ее за руку и потянул из-за стола.

— Вы, наверное, предпочли бы закрепить это событие с чековой книжкой в руке, но мне больше нравится традиционный метод.

Андреа не успела сообразить, что он собирается делать, и отстраниться.

Он поцеловал ее медленно, пробуя на вкус ее губы, неторопливо, так, словно вдумчиво изучал свое новое приобретение.

Андреа обдало жаром, будто ее окатили горячей, а потом холодной водой. Ей показалось, еще чуть-чуть, и она упадет в обморок.

Ее рука сама собой скользнула по его шее, пальцы вонзились в мягкие волосы на затылке. Поцелуй стал крепче, из ее горла вырвался тихий стон.

В следующее мгновение Никос оторвал ее от себя и разжал руки. Ее блестящие, широко открытые глаза, обрамленные густыми ресницами, растерянно смотрели на него.

— Вы очень заманчивое приобретение, Андреа Костакис, — произнес он негромко. Его голос стал почти неслышным, и у Андреа замерло сердце. — Жду не дождусь нашего персонального слияния…

Он погладил ее по щеке, отступил назад и посмотрел на часы.

— Пойдемте — я приглашаю вас на обед.

Он положил руку Андреа себе на сгиб локтя и двинулся к двери.


Ресторан был полон. Это был очень дорогой ресторан, не надо было даже заглядывать в меню, чтобы понять это. Андреа никогда не была в подобном месте, она шла по залу напряженной, механической походкой, чувствуя, что все на нее смотрят. Одного взгляда хватило, чтобы заметить, кругом почти одни мужчины. В дорогих костюмах. Понятно, подумала Андреа, здесь собираются за ланчем самые успешные бизнесмены Афин, здесь они обсуждают свои дела, договариваются о сделках, знакомятся с нужными людьми.

Встретивший их метрдотель явно знал Никоса. На лице его засияла почтительная улыбка, он был весь сама любезность, и, хотя на первый взгляд свободных мест в ресторане не было, на его умильном лице не отразилось ни малейшей озабоченности.

Никос недаром привел Андреа в этот ресторан. В Афинах любили посплетничать, и Никос сделал все, чтобы сегодня сплетничали о нем. Его репутация женолюба совсем не мешала ему в деловом мире. Мужчины завидовали ему — его успешности, его способности привлекать красивых женщин, тому, что в отличие от многих из них он удерживает их при себе не деньгами, а личным обаянием.

— Господин Вассилис, для нас большая радость видеть вас… и, конечно, вашу прекрасную даму… — Голос метрдотеля выжидательно замер.

Никос не обманул его ожиданий. С приветливой улыбкой он произнес:

— Внучка Костакиса.

Лицо метрдотеля приняло такое выражение, что Никос чуть не рассмеялся. Восторженно глядя на Андреа, метрдотель поклонился и, задыхаясь, пробормотал, что для их заведения это большая честь.

— Прошу, не беспокойтесь слишком, — сказал Никос и двинулся к стойке бара. — Мы выпьем чего-нибудь, пока будет готов стол. Накройте нам в спокойном углу, хорошо?

— Непременно! — Метрдотель еще раз поклонился, щелчком пальцев подозвал пару официантов, что-то им быстро сказал и, часто оглядываясь и кланяясь, повел Никоса и Андреа к бару. — Прошу сюда, госпожа Костакис, — произнес он, повышая голос.

Двое сидевших у стойки мужчин, которые, судя по всему, тоже ожидали, когда им освободят стол, с любопытством взглянули на Андреа. Внезапно один из них встал и, подойдя к сидевшему за одним из обеденных столов мужчине, что-то зашептал ему на ухо. Тот резко обернулся и посмотрел туда, где стоял Никос со своей дамой.

— Что за цирк? У меня что, две головы? — прошипела Андреа, садясь в огромное кожаное кресло, в котором тут же утонула.

Никос засмеялся, хищно оскалив зубы.

— Представление началось, agape mou.


Все было необыкновенно вкусно, ланч превзошел даже вчерашний обед. Для начала они выпили марочного шампанского. Андреа с ужасом подумала, сколько оно может стоить. А еще были трюфеля, икра, неизвестные ей морепродукты в сливочном соусе с красиво уложенными овощами. Кроме шампанского, Никое приказал принести еще и сухого вина, и по благоговейной церемонии, которой сопровождалась подача этого вина, Андреа догадалась, что оно, должно быть, такое же дорогое, как и шампанское, если не дороже. Сначала Никосу была продемонстрирована наклейка на бутылке, затем специальный официант налил каплю в маленькую серебряную стопку и попробовал, прежде чем Никоc, понюхав букет, утвердительно кивнул и тоже попробовал вино.

Андреа подумала, что за такой ланч ей пришлось бы выложить свою полугодовую зарплату. Но вот незадача: перед ней стояла роскошная еда, а она с трудом пропихивала в себя каждый кусочек. Желудок словно свернулся узлом.

И дело было не в том, что на ней были сосредоточены взгляды всех находившихся в ресторане, от последнего официанта и до самого почтенного посетителя. Ей было не по себе от мысли, что Никоc Вассилис специально привел ее сюда и выставил на всеобщее обозрение.

Он сделал все, чтобы каждый знал, с кем он пришел.

С наследницей Костакиса.

Судя по всему, происходящее доставляло ему огромное удовольствие. Он этого и не скрывал. Наклонившись к Андреа и улыбаясь, точно собирался сделать ей комплимент, он шепотом проговорил:

— Они умирают от любопытства, все в зале уже знают вашу фамилию и теперь гадают, кто вы такая. Как ни странно, в Афинах ни одна душа не знает, что у Йоргоса Костакиса есть внучка, — вы его джокер, которого он прятал от всех. А теперь, — в его глазах горело удовлетворение, — они увидели, как старик решил пустить его в игру! Тут не найдется ни одного, кто бы не понял, что означает ваше появление со мной.

Никоc отхлебнул вина и поставил бокал на стол.

— Ходили всякие слухи, слухи постоянно ходят. В конце концов, Йоргос стареет, что-то так или иначе должно было произойти с его компанией. До сегодняшнего дня никто и не предполагал, что есть кому унаследовать его состояние. Но сейчас, я думаю, они сделают свои выводы, как вы считаете, agape mou.

— Не называйте меня так! — фыркнула Андреа. Никос в шутливом удивлении поднял бровь.

— Но, дорогая Андреа, мы же станем мужем и женой. Кстати, какие у вас планы насчет свадьбы? Скажу вам откровенно, я хотел бы, чтобы она состоялась как можно скорее. В остальном решайте все сами. Ваша мама прибудет на торжество?

Андреа нахмурилась.

— Нет.

Ким не должна даже знать об этой свадьбе. Тони скажет ей, что Андреа задерживается на несколько недель, вот и все.

— Неужели она так не любит вашего дедушку? — В голосе Никоса проскользнула нотка осуждения. Впрочем, тут же мелькнуло у него в голове, если вспомнить, чтó дед позволил себе в обращении с внучкой вчера вечером, удивляться не приходится

— Я не хочу говорить об этом, — буркнула Андреа.

Никое посмотрел, прищурившись, на насупленное лицо Андреа. Что-то тут не так, внезапно подумалось ему. Ее глаза блестели чуть больше обычного, губы подрагивали. Никос вдруг вспомнил, как она рассказывала ему о своем отце и матери.

— Извините, — сказал он вслух. — Ей, конечно, было бы очень тяжело оказаться снова там, где она была счастлива с вашим отцом.

— Да, — сказала Андреа, глотая слезы.

_______________________________________

Любовь моя, дорогая моя ( греч.).


— Тогда, может быть, просто ограничиться церемонией бракосочетания, и все?

— Хорошо бы. И по возможности поскорее.

Андреа поднесла ко рту бокал с вином. Она уже выпила больше, чем собиралась, но это помогало успокоиться, нервы были на пределе, хотя она надеялась, что под маской безразличия, которую она натянула, это было незаметно. Никос перехватил ее руку, когда она ставила бокал обратно на стол.

— Вам так не терпится стать моей женой?

Он произнес это совсем тихо, и от его завораживающего голоса по спине Андреа побежали мурашки. Она быстро взглянула ему в глаза.

— Просто я подумала, вы хотите как можно скорее объединить компании, вот и все. — Андреа отдернула руку и, взяв свой бокал, сделала большой глоток.

Никос на мгновение замер, не зная, то ли ему рассердиться, то ли засмеяться. Как женщина она ему поддается с легкостью, в этом он уже два раза убедился, так что никакого труда не составит окончательно сломить ее сопротивление. Теперь же, когда он знает, что она выходит за него ради денег, будет особенно интересно показать ей, на что он способен как мужчина. После их первой ночи она встанет с постели влюбленной в него по уши, думающей лишь о том, как бы отдаться ему снова, и готовой выполнить любое его желание…

Никос нахмурился: всего минуту назад он сочувствовал ей, она была такая грустная, сейчас же снова взялась за старое.

— Вы так же хотите быстрейшего слияния компаний, как я — чтобы дед выдал мне мой капитал, — отчеканила Андреа.

Ей понравилось то, что она сказала. Слова, достойные наследницы. В таких местах, как это, только так и надо говорить. Пусть все знают: у Йоргоса Костакиса есть наследница и она обедает с Никосом Вассилисом.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Ланч показался Андреа бесконечным, было уже далеко за полдень, когда он наконец кончился. Но и тогда ей не удалось остаться одной.

Никос позвонил по мобильнику в офис и отменил все встречи. Это только подстегнет слухи, подумал он. Никос Вассилис был пунктуален во всем, что касалось дела.

Выходя из ресторана, он улыбался своей невесте ласковой улыбкой, предназначенной для окружающих.

— Я подумал, может, вам захочется проехаться по магазинам, купить что-нибудь особенное к свадьбе.

— У меня все есть, — буркнула Андреа.

За то время, что здесь проведет, она не успеет надеть и половины платьев, развешенных в шкафах в ее спальне.

Никос недоверчиво засмеялся.

— А мне казалось, у женщины никогда не бывает всего, что ей нужно.

— Я не увлекаюсь тряпками.

Он снова засмеялся.

— Тогда вы просто редчайшее исключение! — В его голосе появились вкрадчивые нотки.

Он беспардонно оглядел ее, остановив взгляд на груди, обтянутой трикотажным топом. Андреа бессознательно поправила вырез.

— Мне бы хотелось, чтобы вы мне доверяли, — добавил Никос и провел тыльной стороной ладони по ее щеке. У Андреа перехватило дыхание. — Мне очень хочется выбрать что-нибудь для вас, пожалуйста, окажите мне такую услугу.

— Я же сказала, у меня все есть! — Андреа отскочила назад, боясь, как бы он не заметил ее состояния.

— Ну что-нибудь особенное, — продолжал он, словно не слыша ее, — для нашей первой ночи.

Андреа кивнула, глядя на него исподлобья.

— Хорошо, если вы так настаиваете.

Он довольно заулыбался.

— Конечно, настаиваю, еще как настаиваю!

Они подъехали к торговому центру, и Никос повел Андреа в дорогой бутик, где продавали дамское белье. По тому, как просияло при их появлении лицо продавщицы, Андреа сразу стало ясно, что Никос Вассилис здесь постоянный покупатель.

Нетрудно было догадаться, для кого он покупал здесь дамское белье, мрачно подумала Андреа.

Она позволила продавщице снять с нее мерку, послушно осмотрела все, что та ей показала, но наотрез отказалась что-либо примерить.

Она все равно ничего из этого не наденет. Ее свадебная ночь будет короткой и отнюдь не сладостной.

Очень довольный своими покупками, Никос не собирался на этом останавливаться.

— Смотрите, тут повсюду салоны мод, — оживленно говорил он, — выбирайте, какой модельер вам нравится!

— Спасибо, не хочу, — ответила Андреа, равнодушно осматриваясь. — Я же вам сказала, мне ничего не нужно.

— Но одну-единственную услугу мне окажете, хорошо? — Он схватил ее за руку. — Разрешите мне купить вам юбку, ну хоть одну. Вы уже два дня подряд ходите в брюках, а мне больше нравятся юбки.

— Не может быть, — ехидно улыбнулась Андреа. — Только я, к сожалению, юбок не ношу.

— Как это — не носите?

— А вот так, не ношу, и все.

— Но вы же были вчера в платье!

— Оно длинное, — напомнила Андреа.

Ей очень хотелось переменить тему.

— Но у вас, как мне показалось, красивые ноги, — сказал он. — Длинные, хорошей формы, это видно даже сейчас.

— У вас не глаза, а прямо рентген, — фыркнула Андреа.

Он снисходительно улыбнулся.

— Даже если у вас не очень красивые ноги, agape mou, ничего, я вас прощаю.

Андреа поморщилась, но промолчала.

— Ну что, покупаем юбку? Сами убедитесь, что зря боялись.

— Все, с меня на сегодня достаточно магазинов, я устала, — сказала, побледнев, Андреа.

Никос удивился. Он впервые видел женщину, которой надоело ходить по магазинам, тем более когда платит он. Хотя, возможно, богатая наследница смотрит на это иначе?

— Ладно, меньше всего мне хотелось бы вам надоесть. И что же мы будем делать, как вас развлечь?

Андреа молча зашагала по тротуару.

— Я хотела бы посмотреть город, — сказала она внезапно. В конце концов, вряд ли она еще когда-нибудь побывает в Афинах, так почему бы не посмотреть город сейчас, раз уж они тут оказались.

На сердце у нее было тяжело. Она в городе своего отца, здесь он вырос. Она сама наполовину гречанка, а на землю Греции ступила в первый раз. И в последний.

— Посмотреть город? — удивленно переспросил Никос. — Но вы же его видели сто раз!

— Я никогда здесь не была, — призналась Андреа, глядя ему в глаза. — Да и вообще в Греции.

Никос в раздумье опустил голову. Одно дело — если матери Андреа, англичанке, не нравились взгляды свекра на воспитание детей, и совсем другое — запретить своей дочери приезжать сюда. Мало того, что Андреа не знает греческого языка, так она и на родине ни разу не была! Он думал, что хотя Йоргос Костакис и не спешит вывести в свет свою внучку, то по крайней мере на каникулы и по другим случаям она к нему приезжает.

— Хорошо, — сказал он решительно, — я покажу вам Афины.

Никос повел ее по маршруту, который совершают большинство впервые приехавших в Афины туристов, — они долго бродили по Акрополю, поднялись к Парфенону, свидетелю первого расцвета западной цивилизации.

Андреа была в восторге, но то и дело ее посещала горькая мысль, что скоро, очень скоро она расстанется с Никосом и больше никогда его не увидит.


Об этом Андреа пришлось напоминать себе из дня в день. Следующие две недели Никос старательно демонстрировал всему городу, что он несомненно женится в скором времени на наследнице Йоргоса Костакиса и с вероятностью в сто процентов «Костакис индастриз» перейдет к нему.

Андреа пыталась относиться равнодушно к его настойчивым ухаживаниям. За ланчем в дорогом ресторане, ужиная в модном клубе, он постоянно был рядом, заботливый и внимательный, обращался с ней так, словно они были близки. Всякий раз, как он дотрагивался до нее, помогая ей сесть в его урчащий «феррари», ее словно било током.

Она всячески старалась не подать виду, делала каменное лицо, что, как она инстинктивно поняла, раздражало его.

Как и веселило, впрочем.

— Моя снежная королева, — прошептал он как то, когда она при встрече увернулась от его поцелуя и его губы скользнули по ее щеке, — как бы мне хотелось растопить тебя.

Она может себе думать, будто выходит за него по расчету, но он убедит ее в обратном. И будет очень рад!

— Никос, вы растрепали мне прическу, — проворчала Андреа.

— Ничего, скоро вы привыкнете, — отозвался он, и в глазах его светилось веселье… и обещание. — Сегодня, — добавил он, — мы идем танцевать. — Он наклонился к Андреа. — Мне не терпится снова обнять вас, agape mou.

Она отпрянула.

— Я не танцую.

Он засмеялся. Его смех начинал ее раздражать. Как и еще одно обстоятельство, о котором она старалась не думать.

Больные ноги с каждым днем беспокоили ее все больше. Порой, проснувшись среди ночи, она с недоумением спрашивала себя: что она тут делает? Одно только не давало ей отступить — деньги. Она должна держаться, держаться, пока деньги не окажутся в банке.

— Я не предлагаю танцы до рассвета в ночном клубе, — объяснил Никос. — Я помню, вы не любите клубы. Я думал о чем-нибудь… попроще. Вам понравится…

Андреа куснула губу.

— Я же сказала, я не танцую.

— Но почему бы не попробовать? — настаивал он.

В конце концов Андреа сдалась. Никос вывел ее на середину зала, где под приятную музыку танцевали несколько пар. Андреа обуял подлинный страх, но он совсем не был связан с ее неумением танцевать.

Никос обнял ее обеими руками за талию, и от их тепла, проникавшего сквозь ткань ее голубого платья, сердце у нее забилось под самым горлом. Она застыла неподвижно.

— Обнимите меня руками за шею, дорогая. Он был слишком близко. Все его длинное, стройное тело прижалось к ней — живот к животу, бедро к бедру.

Андреа робко положила ладони ему на плечи. Под мягкой тканью смокинга чувствовались крепкие мышцы. Она еще больше напряглась.

— Расслабьтесь, — пробормотал Никос и закружил ее вокруг себя.

Она задвигалась на непослушных, деревянных ногах.

— Расслабьтесь, — повторил Никос.

Андреа наступила ему на ногу, они повторили движение еще раз. У нее ничего не получалось, от напряжения заныла спина.

Эти мучения продолжались еще минут десять. Наконец, не выдержав, Андреа вырвалась из его объятий

— Я не умею! У меня не получается!

Она бросилась к столику и рухнула на стул.

— Что с вами такое? — недовольно спросил подошедший следом Никос.

— Я же вам говорила, что я не танцую! — со слезами в голосе проговорила Андреа.

— Когда мы поженимся, — сказал Никос, залпом выпив вино, — я вас научу.

— Как хотите, — проговорила Андреа, поднося бокал ко рту.

Никос Вассилис никогда не обучит ее танцу. Или еще чему-то.


Андреа прижала трубку к уху.

— Вы уверены? Вы абсолютно уверены?

— Да, мисс Фрейзер, я абсолютно уверен. Сумма в пятьсот тысяч фунтов поступила на ваш счет.

— А ее не может кто-нибудь снять без моего разрешения?

— Ни в коем случае! — В голосе банковского служащего, находившегося в Лондоне, сквозило удивление.

Этим утром должно было состояться бракосочетание.

Когда Андреа, после нескольких уверений в том, что деньгами, поступившими на ее счет этим утром, сможет распоряжаться только она, и никто другой, отключила телефон, ее охватило чувство безграничного облегчения. Она это сделала! Она добилась того, ради чего приехала!

Теперь оставалось потерпеть какие-то сутки — и она сядет в самолет, который унесет ее домой.

Я справлюсь! Я столько выдержала и уж с этим как-нибудь справлюсь!

— Госпожа, вы позволите помочь вам одеться? — донесся от двери озабоченный голос Зои. — Господин Костакис желает, чтобы вы поскорее спустились вниз.

Душевный подъем, который испытывала Андреа, постепенно сменился навалившейся на сердце свинцовой тяжестью. Сидя перед зеркалом, пока Зоя старательно закалывала ей волосы, она рассматривала свое отражение. Какие-то странно большие глаза, бледное лицо. Она стиснула ладони. Сознание того, что она собирается сделать, билось толчками в висках.

Скромная церемония, без гостей, но как же долго она длится, с безнадежностью думала Андре Она уныло застыла рядом со своим женихом и еле выговорила нужные слова, когда он повернулся.

Она выходит за него замуж! Она действительно выходит за Никоса Вассилиса. Андреа почувствовала приступ дурноты. От долгого стояния разболелись ноги и спина.

В солнечных лучах у нее на пальце блеснуло кольцо.

Это ничего не значит! Завтра в это же время я буду в Лондоне. Он получил то, чего хотел, — дедову компанию. А я ему с самого начала была не нужна.

И он даже не собирается быть верным мужем…

Андреа поджала губы. Три дня назад дед снова позвал ее к себе. Они с Никосом только что вернулись с концерта, на котором исполнялись произведения Рахманинова и Дворжака. Прекрасная музыка и потрясающее исполнение привели Андреа в такое состояние, что она даже забыла об обычной сдержанности. Выйдя из зала, она порывисто повернулась к Никосу.

— Это было чудесно! Спасибо! Ее глаза сияли.

— Я очень рад, что доставил вам удовольствие, — галантно ответил Никос, внимательно глядя на нее.

Впервые в его словах не было подспудного смысла, в глазах не светилось вожделения. Какое-то мгновение они просто смотрели друг на друга. В ушах Андреа продолжал звучать бурный финал симфонии Рахманинова. Сердце ее было переполнено.

Они смотрели в глаза друг другу, и между ними пробежала искра. Андреа захотелось вдруг, чтобы это мгновение никогда не кончалось.

Ей стало почти жаль, что она не будет его настоящей женой.

Двухминутный разговор с дедом по возвращении на виллу все расставил на свои места.

— Хочу, чтобы ты кое-что себе уяснила, — начал он своим хриплым, лающим голосом. — С того момента, как ты станешь женой Никоса Вассилиса, ты будешь вести себя так, как полагается греческой жене. Ты совершенно не умеешь подчиняться, он тебя научит. Имей в виду, твое родство со мной не дает тебе никаких преимуществ. И не воображай, что сможешь воспользоваться своей красотой и тем, что какое-то время будешь казаться своему мужу сексуально привлекательной.

Он заметил, что она нахмурилась, и хохотнул.

— Заметь, я сказал «какое-то время». У нас в Греции, чтоб ты знала, женатый мужчина остается мужчиной, а жена должна знать свое место. В настоящее время у Никоса Вассилиса две любовницы: одна — американка, модель, не пропускает ни одного мужика, другая — профессиональная шлюха, тут, в Афинах. Учти, он не бросит из-за тебя ни ту ни другую. — Он угрожающе поднял руку. — Смотри мне, если я услышу, что ты хнычешь и устраиваешь скандалы, тебе не поздоровится! Поняла?

Целых две любовницы!Андреа скривила губы. Да он же ужасно занят, наш Никос Вассилис! И собирается продолжать в том же духе! Впрочем, пусть греки вытворяют что хотят, ей до этого дела нет.

Хлопок заставил ее вздрогнуть. Это официант откупорил шампанское и стал разливать по бокалам. Андреа отхлебнула и посмотрела вокруг.

Тут все просто кричит о богатстве, о больших деньгах, подумала Андреа.

Господи, как же я хочу домой!

Ей захотелось плакать. После двух недель отсутствия Андреа не терпелось вновь оказаться дома с матерью, в их тесной, сырой квартире, от которой Никос Вассилис пришел бы в ужас.


Андреа сидела с закрытыми глазами в кресле в стиле Людовика XV. Шампанское было выпито, она через силу выслушала поздравления слуг и теперь ждала своего свежеприобретенного мужа, который уединился в библиотеке с дедом, соизволившим наконец согласиться подписать документы о слиянии компаний. Час назад к ним присоединились несколько человек с папками и портфелями.

Ноги ныли. Андреа потерла их ладонями. После церемонии Зоя помогла ей снять длинное платье, и она надела брюки и блузку, в которых приехала. Слуги, опустошив стенные шкафы, набили одеждой с полдюжины чемоданов, которые надлежало взять с собой в свадебное путешествие. Андреа настояла на том, чтобы один небольшой чемодан, тот, с которым она прилетела из Лондона, поставили отдельно. Вчера ночью Андреа положила в него свои собственные вещи и косметичку, в которой был ключ от ячейки камеры хранения. Но прежде она позвонила Тони, сообщила, что приедет не позже чем через двое суток, и, как всегда, попросила передать привет Ким. Она не говорила с матерью все время, пока находилась здесь, — просто не могла себя заставить. Андреа была уверена, что, когда она приедет и все расскажет Ким, та ее поймет.

Тихо тикали бронзовые часы на покрытой позолотой каминной полке. Тишину нарушало лишь тяжелое дыхание Андреа.

Стукнула дверь, послышались голоса. Андреа открыла глаза. По холлу прошуршали шаги — наверное, уходят визитеры с портфелями.

Пора Никосу переходить ко второму пункту повестки дня — везти свою жену в свадебное путешествие, со злостью подумала Андреа.

Из холла донесся голос Никоса, дед что-то ему ответил, послышались его удаляющиеся шаги. Наверняка доволен, подумала Андреа, выгодно продал компанию и заодно свою незаконнорожденную внучку.

— Вы готовы? — врезался в ее размышления голос Никоса.

Андреа встала.

Они сели на заднее сиденье большого дедова лимузина. Андреа забилась в один угол, Никос занял другой. Машина мягко тронулась.

Оба молчали, чему Андреа была только рада. Сказать этому мужчине ей было нечего. Завтра днем она его уже не увидит.

— Хочешь выпить?

Никос открыл бар и показал на ряд бутылок.

Андреа отрицательно покачала головой. Он взял одну из бутылок, наполнил стопку. В машине запахло виски. Никос опрокинул стопку в рот, поставил обратно и закрыл бар.

— Как ты себя чувствуешь?

Вопрос застал ее врасплох. Она пожала плечами.

— Хорошо.

Никос нервно вздохнул, после чего быстрым движением расслабил галстук и расстегнул ворот рубашки. Андреа невольно посмотрела на него.

Лучше бы она этого не делала. Что такого в том, что мужчина расслабляет галстук и расстегивает ворот? Почему у нее внутри все словно сжалось в комок? Никос запустил пальцы в свою шевелюру, ероша блестящие волосы, — и снова тот же эффект.

Неожиданно он проговорил:

— Господи, как хорошо, что все кончилось!

А уж я-то как рада, зло подумала Андреа, сурово сжав губы, и стала смотреть в окно. Никос поерзал на сиденье.

— Не будь такой мрачной, Андреа, — улыбнулся он. — Мне это все надоело так же, как и тебе. Но, слава богу, все кончилось! Ты свои деньги получила? — спросил он.

В его голосе Андреа услышала осуждение.

— Получила.

— Они тебе не понадобятся, — сказал он. — Я дам тебе все, что ты захочешь.

Андреа промолчала. Он снова тяжело вздохнул.

— Андреа, пришло время нам с тобой поговорить откровенно. Мы муж и жена. Про деда можно позабыть. Давай постараемся, чтобы наш брак был счастливым. Я со своей стороны готов сделать все для этого и жду того же от тебя. Как только кончится медовый месяц, мы сразу отправимся в Англию к твоей матери. Надеюсь, неприязнь к твоему деду не помешает ей отнестись ко мне иначе.

Она никогда тебя не увидит, подумала Андреа, и даже не узнает о твоем существовании. Никос продолжал:

— Нам надо решить, где мы будем жить. На время можем расположиться в моей квартире в Афинах, но мне кажется, нам нужно что-то получше. Можем купить жилье в Лондоне, можно будет останавливаться там, когда тебе захочется пообщаться со своими английскими родственниками, а еще хорошо бы купить виллу где-нибудь на острове. Будем там спокойно отдыхать.

— Прекрасно, — из чувства приличия поддакнула Андреа.

Вечером за ужином я скажу ему всю правду, и мы расстанемся, думала Андреа.

Никос наконец сдался. Все его попытки как-то расположить к себе жену ничего не дают. Просто руки опускаются. С того дня, когда Йоргос Костакис предложил ему сделку, он работал как заведенный. Такие вещи, как объединение компаний, не делаются в одночасье, требуют огромной подготовительной работы. Не самое удачное время для ухаживаний, хмуро размышлял Никос.

Несмотря на то, что они с Андреа провели вместе столько вечеров, она по-прежнему все такая же холодная и замкнутая. Наверное, это все ее английская кровь, с досадой думал Никос. Она вежлива с ним, и только. Единственный раз, когда он заметил в ней что-то искреннее, был после концерта. Ее лицо тогда покинула обычная невозмутимость, а глаза блестели, точно каштаны по осени. И как будто что-то шевельнулось в этих глазах, когда она смотрела на него…

Но это случилось только однажды. Значит, остается единственный верный способ как-то растормошить ее, показать, насколько хрупка эта ее английская невозмутимость.

Никос искоса посмотрел на Андреа. Та сидела, словно не замечая его, и смотрела в окно. Ну и пусть! По крайней мере, можно ее спокойно рассмотреть — пухлые губы, пышный бюст, длинные ноги…

Впервые за весь день он расслабился. Свершилось. Сегодня он закрепил законным образом свое многолетнее восхождение с пыльных афинских улиц на вершину делового мира.

Надо это отпраздновать, и он знает, как.

Никос закрыл глаза и стал думать о том, как будет хорошо, когда эта женщина будет не рядом с ним, а под ним.


— Какого черта, где это мы? — раздраженно спросила Андреа.

— Это Пирей, — ответил Никос. — Афинский порт.

— Что?

— Порт. Отсюда мы отчалим.

Отчалим?

Никос взглянул на Андреа. С чего вдруг она так разозлилась?

Андреа растерянно смотрела в окно. По дороге с виллы она совсем не следила, куда они едут, поглощенная мыслями о том, как бы поскорее перевезти Ким в Испанию. Но вместо пятизвездочного отеля в Афинах, откуда утром она могла спокойно уехать на такси в аэропорт, машина остановилась на какой-то пристани перед огромным белоснежным судном.

Шофер открыл дверцу и отступил назад, давая ей выйти. Андреа неловко поставила на землю внезапно разболевшиеся ноги, выпрямилась и посмотрела вокруг.

— Пойдем, — сказал Никос, беря ее за руку. — Это яхта твоего деда, — пояснил он. — Он предоставил ее нам на медовый месяц.

— Но я думала, мы проведем эту ночь в Афинах! — возмущенно воскликнула Андреа. — В отеле.

В отличие от Андреа Никосу было совсем не безразлично, что за ними с любопытством наблюдают шофер и стоящий у сходней матрос, хотя те и делали равнодушный вид. Он потянул упирающуюся Андреа к сходням, та сопротивлялась, тогда он легко поднял ее на руки. Андреа вскрикнула, Никос победно хохотнул.

— Я перенесу тебя через порог, — произнес он скорее для зрителей, чем для Андреа, и ступил на сходни.

Андреа замерла, боясь, что, если начнет вырываться, они оба рухнут в темную воду. Никос поставил ее на палубу и что-то сказал по-гречески встретившему их человеку. Андреа торопливо поправила жакет и попыталась принять независимый вид.

— Знакомься, Андреа, это капитан Петракос.

Андреа взглянула на мужчину средних лет с аккуратной бородкой, в белоснежной морской униформе.

— Добро пожаловать на борт, госпожа Вассилис. Надеюсь, вам понравится плавание.

— Спасибо, — пробормотала Андреа. Понравится, как же! — думала она про себя. Да я смоюсь отсюда как можно быстрее!

— Если вы оба готовы, я прикажу отчаливать.

— Спасибо, — сказал Никос и протянул руку Андреа. — Пойдем посмотрим яхту.

Он крепко сжал ее ладонь, и она покорно пошла с ним, соображая, что делать дальше. Приходилось на ходу менять свои планы. Вместо гостиницы предстоит провести ночь на яхте в открытом море.

Несмотря на свое решение не обращать внимания на роскошь, окружавшую ее последние недели, Андреа не могла не изумиться, настолько потрясающе дорогим было все на этой яхте. Деревянные панели на стенах, шелковая, бархатная и кожаная обивка, металлические детали сплошь из золота и серебра, ковры на полу, повсюду инкрустация и позолота. Целое состояние потрачено, должно быть, на эти интерьеры, не говоря уж о самой яхте.

На верхней палубе Андреа остановилась и стала смотреть на удалявшийся берег. Никос украдкой взглянул на ее развеваемые ветром волосы, на угрюмое лицо. Все еще в дурном настроении.

Как же она избалована богатством, если даже такая яхта не произвела на нее впечатления! Его мысли обратились к далекому нищему детству. Уж его-то никто не баловал. И если он стоит сейчас на борту роскошной яхты как глава одной из крупнейших европейских компаний, то это исключительно его собственная заслуга.

А еще он женат на внучке Йоргоса Костакиса, что тоже нельзя сбрасывать со счетов.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Крохотные пузырьки поднимались на поверхность шампанского и лопались с легким шипением, щекоча губы, когда Андреа подносила бокал ко рту. Они с Никосом сидели в столовой, за большим столом из черного дерева, сиявшим хрусталем и золотом. От букетов, которыми была уставлена комната, исходил одуряющий запах лилий. На стол лила свет большая люстра. Четверо стюардов в униформе выстроились у стены, готовые исполнить любое пожелание новобрачных. Андреа вяло ковырялась в тарелке.

— Может, хочешь чего-нибудь другого? — нарушил тягостное молчание Никос.

— Нет, спасибо. Я просто не голодна. — Ответ прозвучал резковато, но Андреа было не до вежливости, она сидела как на иголках.

Ты должна сказать ему! Пора покончить с этим фарсом!

Жаль, что не удалось поговорить с Никосом раньше, еще на палубе, где он оставил ее одну, сославшись на неотложные дела.

Совсем плохо соображаю, подумала Андреа, механически поднося вилку ко рту. Я как-то не думала о том, что все это произойдет, все мысли были о деньгах для Ким. И вот пожалуйста — я замужем за Никосом Вассилисом, он сидит напротив меня, а я до сих пор не сказала ему, что не собираюсь быть его женой!

Так скажи ему сейчас!

Надо отослать стюардов, тогда я и скажу ему, что утром еду в аэропорт.

Мысли ее разбрелись. Интересно, подумал она, о чем они думают, эти стюарды? Сидят перед ними новобрачные и едят в мертвом молчании. Думают они вообще о чем-нибудь? По лицам ничего не прочтешь. Андреа вдруг представилось, что это вообще не люди, а андроиды, как в каком-нибудь фантастическом романе, и к горлу подступил смех.

Кто, интересно, оформлял этот интерьер? Его стоило бы расстрелять. Потратить уйму денег, чтобы получить такой результат! Ужас!

Никос посмотрел на сидевшую напротив Андреа. Она с презрительной гримасой обводила глазами столовую. Высматривает недостатки, слишком дешево, по ее мнению? — с иронией подумал он и перевел глаза на ее тарелку. Почти нетронутая.

Никос резко встал, Андреа подняла на него глаза.

— Пошли. — Он протянул руку.

Андреа не колебалась. Уж очень решительный у него был вид, да и ей самой хотелось уйти из этого неприятного помещения.

Он прошагал по устланному дорожкой коридору, распахнул дверь в самом его конце и придержал ее для Андреа.

Она вошла.

Это была спальня.

Огромная кровать под золотистым шелковым покрывалом царила здесь. Андреа потупила глаза. Скажи ему, сейчас же скажи!

— Мне надо что-то вам сказать, — пробормотала она.

— Надо же, моя молчаливая жена решила заговорить.

Его сарказм задел Андреа, она вздернула подбородок.

— Вы должны знать: я завтра возвращаюсь в Англию. И подаю на развод.

Он стоял неподвижно, ледяной взгляд его серых глаз был устремлен на нее. Андреа сжала кулаки. Ноги снова заломило.

— Этого не будет

Он не повышал голоса, но по спине у Андреа пробежал холодок.

— Я не останусь с вами!

— А позволено ли мне будет спросить, — от этого бархатного, вкрадчивого голоса Андреа стало совсем не по себе, — что вас подвигло на такое, неожиданное заявление?

Андреа с трудом взяла себя в руки.

— Я думала, это ясно и так! Единственным, ради чего вы женились, было завладеть компанией моего деда. Вы своего добились, так что в этом браке больше нет ни малейшей необходимости!

— Ход мыслей интересный, но есть одно большое упущение, — возразил Никос.

— Какое?

— А такое, — продолжал он все тем же тоном. Дело в том, что в вас и помимо родства с Йоргосом Костакисом есть что-то, что меня очень привлекает, — по телу Андреа разлилась жаркая истома, — и я не собираюсь от этого отказываться.

Он шагнул к ней, и его взгляд сказал ей яснее ясного, что он имел в виду. Андреа отпрянула назад.

— Не подходите!

Он остановился.

— Не приказывай мне, дорогая. А то убедишься, что я плохо подчиняюсь.

В его мягком голосе звучала угроза.

— Если вам нужен секс, позвоните одной из своих любовниц!

Он ошеломленно застыл.

— Кому?

— Вы слышали — вашим любовницам! Всем известно, что вы содержите двух, и один Бог знает, сколько их у вас еще! Пойдите и позвоните какой-нибудь из них, если вам приспичило! А ко мне не приближайтесь!

Он смотрел на нее удивленными глазами.

— Откуда ты об этом узнала?

— О, мой дед сделал мне исчерпывающий доклад на эту тему! Это была часть его предсвадебной лекции насчет того, что мне не положено возражать, если вы гуляете на стороне. Добропорядочная греческая жена, — с сарказмом продолжала Андреа, — не устраивает сцен из-за таких мелочей, как мужнины любовницы.

Никос вскипел. Теперь стало понятно, почему Андреа дулась весь день. Вот уж спасибо, Йоргос, удружил, нечего сказать!

— Ладно, — сказал он. — Думаю, нам действительно надо кое-что прояснить. Да, у меня были женщины. В конце концов, я был свободен и имел право делать все, что мне захочется. Но, — он поднял палец, — я и не взглянул ни на одну женщину с тех пор, как встретил тебя.

— Так вы их просто бросили, как ненужную вещь? Прелестно!

Никос недоуменно моргнул.

— У меня с обеими женщинами свободные отношения… были, — проговорил он. — У Ксанфы Палупис есть несколько других богатых любовников, которые обеспечивают ее, а Эсме Вандерси…

— Эсме Вандерси? Супермодель? — недоверчив спросила Андреа. — Это же одна из самых красивых женщин на земле!

В ее голосе Никос уловил нотку, которая приятно польстила его самолюбию, в чем он сейчас крайне нуждался. Что-то похожее на ревность.

— У нее тоже богатый выбор обожателей, которые всегда к ее услугам. Я уверен, она нашла мне замену без всякого труда.

Андреа не хотела больше слышать о прекрасной Эсме Вандерси. Ну, появись она тут, я б ей показала! — мелькнула у нее совершенно неуместная мысль. Да еще эта Ксанфа как ее там… Ишь прицепились! Господи, что со мной? Какое мне дело до любовниц Никоса, я же завтра уеду!

— Ну вот, — продолжал Никос, — теперь я понимаю, почему у тебя весь день было плохое настроение…

— Я все равно утром уеду! И ваши женщины тут ни при чем! У меня нет ни малейшего желания становиться вашей женой!

Глаза Никоса снова вспыхнули.

— И почему же, позволь тебя спросить?

— Да как я могу даже подумать о том, чтобы быть вашей женой! Мы с вами из разных миров…

Она осеклась, испуганно глядя на его изменившееся лицо.

Из разных миров? Ну да, конечно. Уличный мальчишка, безотцовщина — и изнеженная наследница…

— И все-таки, — его голос снова звучал мягко, обволакивающе, и Андреа это снова почувствовала, — ты моя жена, Андреа Вассилис. И даже если ничего не знаешь о греческих обычаях, одно ты должна знать: ни один муж не допустит, чтобы жена сделала его всеобщим посмешищем, убежав сразу после свадьбы. И уж тем более, — он скользнул взглядом по ее лицу и фигуре, — до первой брачной ночи…

Он двинулся к ней. Андреа не могла шевельнуться, прикованная к месту его взглядом.

Страх исчез, сменившись могучим, нестерпимым желанием. На смену пришла решимость. Значит, вот как? Ну что ж, пусть будет что будет. Она дойдет до горького конца, а утром сядет в самолет.

Он остановился перед ней. Она стояла не шелохнувшись. Он провел рукой по ее щеке, по стройной шее, по обнаженному плечу, пересеченному узкой лямкой платья.

— В прошлый раз ты была не такой, когда я тебя касался.

Он провел большим пальцем руки по ее дрожащим губам.

Андреа из последних сил удерживала свой черепаший панцирь.

Она не ответит ему, ни за что. Он улыбнулся. Это единственный способ добиться взаимности от девушки, которая сегодня стала его женой. Когда она будет лежать под ним и стонать, вот тогда пусть себе думает о «разных мирах», к которым они принадлежат. Пусть думает о деньгах, которые получила, о разводе, да о чем хочет пусть думает — если сможет.

Никос открыл один стенной шкаф, другой, пока не нашел то, что искал, и бросил Андреа что-то воздушное, прозрачное.

— Пойди переоденься.

Он кивнул на дверь ванной. Андреа узнала пеньюар, который он купил в магазине, где ее приняли за его содержанку.

Она развернулась и вошла в ванную. Делать нечего — через несколько минут она станет нежеланной женой богача.

Но все было предопределено — с того самого момента, когда там, на террасе, он посмотрел на нее горящими глазами и она почувствовала, как в ней вспыхнул ответный огонь.

Пришла пора погасить его.

Навсегда.

Как только дверь ванной закрылась за спиной Андреа, Никос вызвал стюарда, распорядился принести из столовой шампанское и приготовить постель, а сам закрылся в соседней ванной. Бриться не было нужды, он побрился перед ужином, оставалось только переодеться.

Он был возбужден, сказывалось воздержание последних недель. Его мысли вернулись к самому началу, когда он впервые задумался о сложностях, сопряженных с женитьбой на незнакомой внучке Йоргоса Костакиса. Его тогда волновали ее невзрачная внешность и то, что в первую ночь придется держать себя в узде, чтобы причинить как можно меньше боли своей кроткой жене.

Никос усмехнулся. Вот уж кроткой Андреа никак не назовешь. Кротости в ней ни на грош.

А ты хотел бы, чтобы она была такой? — спросил его внутренний голос, и ответ пришел незамедлительно. Ни в коем случае! Он хочет, чтобы она была… чувственной, страстной, горячей, пылкой, возбуждающей…

Господи, он хочет ее! Хочет, как никакую другую женщину!

Никос достал из шкафчика горсть маленьких серебристых пакетиков. Ему сегодня понадобится не один такой, подумал он, и тело отозвалось мощным приступом желания.

Андреа ждала его, стоя посередине комнаты. У Никоса перехватило дыхание, напряжение стало невыносимым.

Она была прекрасна! Пышные волосы свободно падали на плечи, прозрачный шелк пеньюара не скрывал линий ее тела, груди дразняще натянули тонкую ткань.

Желание жгло его точно огнем.

— Ты такая красивая… — проговорил он, внезапно охрипнув.

Чувство радости затопило Андреа, радости и желания рвануться к нему, ответить ему… Но страшная реальность заставила ее замереть на месте.

Ты такая красивая…

Ее губы скривились, глаза странно заблестели.

— Я красивая?

Ей ничего не остается, как довести игру до конца. И исход ее заранее известен.

— По-твоему, я красивая, да, Никос? Ты так считаешь?

Она провела руками по шее, подняла волосы, и они засияли точно пламя, потом медленно погладила себя по плечам, обнажая их, и коснулась пальцами — грудей. И все это она делала, неотрывно глядя в глаза Никоса.

— Я красивая, да, Никос? Твоя красивая жена?

Он не мог вымолвить ни слова, в горле пересохло, а кровь бешено бурлила в жилах.

Она улыбнулась странной, какой-то далекой улыбкой. В душе ее царили холод и мрак. Она понимала, что поступает жестоко, но это был единственный путь. Единственный.

Андреа приблизилась к кровати и легла на спину, прикрыв шелком грудь и ноги.

— Так ты считаешь, Никос, я достаточно красива для твоей постели?

Никос метнулся к кровати, не скрывая владевшего им возбуждения. Что же она за женщина? — лихорадочно размышлял он. То была холодна как лед, требовала немедленного развода, презирая его за низкое происхождение, а теперь лежит перед ним, соблазнительная и прекрасная, манит, зовет его.

— Покажи мне свое тело, Андреа…

На лице ее застыла горькая гримаса, но он не смотрел на ее лицо, он видел только округлые очертания ее бедер, ее грудь, ее живот…

— Покажи мне…

Она провела рукой по бедрам, отодвигая легкую ткань.

Ее глаза были устремлены на него, и в них не было никакого выражения.

Стало тихо — так тихо, что Никос услышал биение своего сердца.

Господи боже мой…

Он смотрел на ее ноги: страшные шрамы, глубоко врезавшиеся в изуродованные мышцы, опутывали их отвратительной сеткой.

Ужас — вот что увидела Андреа в его глазах. С застывшим лицом она встала с постели.

Он сделал шаг в сторону. Андреа натянула пеньюар на плечи и затянула потуже поясок. Все, панцирь на месте, она больше его не снимет.

—  Finita la comedia, — произнесла она ровным голосом. — Я буду спать в другой комнате. Если вы будете так любезны и распорядитесь причалить завтра в Пирее, я сама уеду в аэропорт.

Андреа повернулась, чтобы уйти. Никос задержал ее, схватив за руку. Она посмотрела на его пальцы, обхватившие ее предплечье.

— Пустите меня. Никос. Не надо ничего говорить. Я думала, это не понадобится. Думала, не придется заходить так далеко, чтобы вы согласились на развод. Но оказалось, что это… — она запнулась, — самый верный способ убедить вас. Пожалуйста, дайте мне уйти. Я возьму мои вещи и поищу какую-нибудь другую комнату… каюту… или как они там называются на этой яхте.

Никос сел на край кровати и усадил жену рядом с собой, не выпуская ее руки.

— Как это случилось? — спросил он.

Андреа почувствовала, что вот-вот заплачет.

— Как это случилось? — повторил он еле слышно.

Андреа уставилась в пол. Золотистые разводы на ковре двоились и расплывались. Наконец она заговорила:

— Попала в аварию, мне было пятнадцать. За рулем был брат одного моего одноклассника. Мы ехали домой из кино. Я помню немного. Машина вдруг вильнула… колесо лопнуло или еще что — то… потом посыпалось стекло… и мы ударились о стену. Я была на пассажирском сиденье, меня зажало, спасателям пришлось меня вырезать. Мне размозжило ноги. Врачи в больнице хотели… хотели… Они сказали, что надо ампутировать.

Не слыша тяжелого дыхания сидевшего рядом мужчины и не чувствуя, как сжались его пальцы у нее на запястье, она продолжала рассказывать, уставившись глазами в ковер:

— Мама им не разрешила, сказала, они должны их спасти. И они… спасли. Я месяцами лежала в больнице. Кое-как все срослось в конце концов, и мне разрешили сесть в инвалидную коляску. Они говорили, что я никогда не смогу ходить. Но мама сказала, что я буду ходить. И… я стала заново учиться. Мама отвезла меня в одно место, где таким, как я, помогают научиться владеть своим телом. Потом мне сделали еще несколько операций.

Узор на ковре снова расплылся, Андреа проглотила слюну.

— Знаете, мне ужасно повезло, просто сказочно повезло. Я это поняла еще в больнице. Многим гораздо хуже, чем мне. Единственное — я должна быть осторожной, не перетруждаться. И еще я никогда не выйду замуж. — Ее голос дрогнул, но мгновение — и он снова зазвучал ровно: — В конце концов, это не так уж и плохо. Я смирилась с этим. Я же знаю, ни один мужчина не захочет меня, стоит ему только увидеть…

Она умолкла.

Никос медленно опустился на колени у ее ног и приложил ладони к бедрам. Под невесомой тканью прощупывались рубцы.

Андреа хотела встать, попыталась отодвинуть ноги, он не дал. Его темноволосая голова склонилась, ладони мягко заскользили по ее изуродованным ногам до лодыжек, потом так же мягко и медленно — вверх к бедрам.

А потом он наклонился еще ниже и поцеловал ее ноги, одну и другую.

Андреа застыла в мертвой неподвижности, казалось, она даже не дышит, только билось сердце да одна мысль сверлила мозг:

Как он может их трогать? И ему не противно?

Тяжелое воспоминание всплыло у нее в памяти. Его звали Дэйв, он пользовался успехом у девушек. К ней он стал подкатывать сразу же, как только увидел, а ее отказ лишь раззадорил его. Ей было двадцать два, и она уже знала, что ее ноги останутся изуродованными на всю жизнь. Она сторонилась мужчин, но Дэйв не отставал, он был хорош собой, и она в конце концов не устояла. Ей так хотелось быть как все, встречаться с молодыми людьми, узнать, что такое секс. Она мечтала о любви. Какое-то время они встречались.

Так было до той ночи, когда Андреа решила наконец, что в двадцать два года пора расстаться с девственностью, тем более что Дэйв так сильно ее хочет…

Она помнит выражение его лица, словно это было вчера. Помнит сдавленный вскрик, вырвавшийся из его горла. Ей никогда не забыть, как он обозвал ее.

Уродка.

Колченогая уродка.

— Никос…

Она обхватила ладонями его голову. Его волосы на ощупь были мягкие как шелк.

— Никос, не надо, прошу тебя… Никос… — Ее голос был еле слышен.

Он коснулся пальцем ее губ.

— Тихо, сейчас не время для разговоров.

Так началась их первая ночь любви.


Эта ночь стала испытанием для Никоса. Были важны каждое движение, каждый жест, каждое прикосновение. Ничто не должно было произойти самопроизвольно.

Это для нее, а не для тебя

Легко, с легкостью лебяжьего пуха, Никос провел губами по ее сомкнутым губам, лизнул языком один уголок рта, другой, пока тот не раскрылся, и медленно, осторожно проник внутрь.

Ее глаза были закрыты. Он не заметил, когда она их закрыла. Впрочем, это было естественно: она закрыла их, чтобы ничто не мешало целиком отдаться ощущениям.

Никос чувствовал гнев, гнев на мир, где происходит такое. Гнев на себя за то, что вел себя как бессердечный дурак. Гнев на мужчин, которые внушили ей чувство неполноценности.

Он медленно провел губами по ее гладкому горлу и остановился в ямочке у его основания, где бился пульс. Затем он раздвинул полы пеньюара, обнажив груди, и губы его скользнули к вершинам этих пышных округлостей.

Его плоть напряглась струной, но он не дал ей воли. Ему хотелось… господи, как же ему хотелось впиться губами в твердый сосок, подмять ее под себя и овладеть ею. Но…

Это для нее, а не для тебя…

Невероятным усилием Никос заставил себя думать только о ее ощущениях. Он приблизил ее груди ладонями одну к другой и стал быстро целовать соски, и в такт этим поцелуям из ее горла вырывался тихий стон.

Руки Андреа скользнули ему на спину под махровую ткань халата, отодвигая его, чтобы прижаться к обнаженной коже. Он быстро раздвинул полы халата, чтобы ей было легче убрать его, ни на мгновение не отрывая от нее своих губ и лишь соскользнув с груди на ее напряженный живот.

А потом ниже.

Андреа показалось, что это сильнее ее. Напряжение, овладевшее ее телом, каждой его клеточкой, было невыносимо.

Но сделать ничего было нельзя, она словно попала в какой-то немыслимый, медлительный водоворот, и он засасывал ее, с неумолимой силой тянул все ниже и ниже. Надо было открыть глаза, но она не могла. Надо было остановить Никоса, оттолкнуть его руки, его губы, немедленно…

Но она не могла — она утонула в ощущениях и потеряла голову. Ее тело словно превратилось в средоточие тягучего, засасывающего наслаждения, которое проникло во все поры ее существа.

Оно нарастало с неостановимой, невыносимой быстротой, накатывая на нее волнами, омывая ее и пронизывая насквозь, пока водоворот уносил ее с собой.

Накат наслаждения усиливался. Она невесомо качалась на сияющих волнах, унесших все, кроме прерывистого прикосновения его языка и дразнящих движений его пальцев.

Протяжный стон вырвался из ее горла, она замотала головой, приподнявшись с подушки. Его пальцы не останавливались, проникая внутрь. Вцепившись руками в простыню, Андреа застонала снова. Страсть накатывала на нее — волна за волной. Андреа задохнулась, хватая воздух открытым ртом. То, что она чувствовала до этого, было лишь намеком, предвестьем. Только сейчас в ней вспыхнуло настоящее пламя. Оно пылало там, где он ее касался, и тело ее как будто плавилось, и все ее существо, вся ее способность что-то ощущать сосредоточились в той горящей точке. Костер разгорался, языки огня взметались вверх, и вот наконец ничего не осталось.

По всему телу побежали жаркие струи, вздымаясь все выше и выше, а водоворот все кружил и кружил ее, и словно откуда-то издалека до слуха ее донесся протяжный крик, исторгнутый из глубин ее тела, о которых она сама не подозревала…

Постепенно Андреа начала возвращаться к действительности, и вместе с этим к ней приходило осознание того, что с ней произошло. Ее обнимали мужские руки, она чувствовала прикосновение твердого мужского тела, вдыхала дотоле неизвестный ей мужской запах.

Андреа лежала в объятиях Никоса безвольная, словно тряпичная кукла. Его это не удивляло, он видел, как ее тело долго-долго содрогалось в оргазме, видел, как кровь отхлынула от ее лица, как трепетали ее пушистые ресницы, как прерывисто вырывалось дыхание изо рта…

А сейчас она лежала в кольце его рук.

Никос осторожно обнимал ее, стараясь не потревожить. Он знал, что поступил правильно. Возможно, это исцелит ее раны, осушит все пролитые ею слезы.

Никос чувствовал прикосновение ее длинных ног, в сердце ему закрался холод. Он как будто снова услышал сказанные ею слова: «Врачи хотели их ампутировать…»

Ему захотелось закричать, протестуя против такой участи.

— Андреа mou… — Никос и сам не понял, произнес он это вслух или только подумал.

Чувствуя, как у него тяжелеют веки, Никое посмотрел на уютно устроившуюся у него под боком Андреа. Лицо ее было спокойно, дыхание ровное. Он закрыл глаза и погрузился в сон.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

В комнате было светло, солнце врывалось в широкие окна. Андреа пошевелилась, неохотно пробуждаясь ото сна.

Кто-то потрепал ее за плечо, не грубо, но настойчиво.

— Андреа, мы пропустим прекрасный день! Вставай, завтрак готов.

Никос произнес это непринужденным, шутливым тоном. Надо ее приободрить, дать ей освоиться. Она не хочет вставать, не хочет признавать его существование, но придется — она не может больше отворачиваться от него и делать вид, что его нет. Он не станет ее торопить, он будет терпелив, но прежнему больше места нет. Он хочет ее, а она хочет его, и ее больные ноги вовсе не повод, чтобы отрицать эту неопровержимую истину.

Никос поцеловал Андреа в щеку.

— Я тебе тут чаю принес, он поможет тебе проснуться. Кок приготовил специально для тебя настоящий английский чай, ты его очень обидишь, если не выпьешь. Он тогда целую неделю будет дуться, и мы помрем с голода. Так что выпей свой чай, как хорошая девочка, и через пятнадцать минут выходи на палубу. — Никос внезапно наклонился и погладил Андреа по щеке. — Все будет хорошо, поверь мне.

И он вышел.

За пятнадцать минут Андреа успела вымыться под душем и одеться. И все эти четверть часа в голове ее вертелась одна мысль: Не думай об этом! Просто не думай об этом, и все!

Однако стоило ей выйти на залитую солнцем палубу, где был накрыт стол, и увидеть сидевшего там Никоса, как она чуть не упала в обморок. Ей сразу все вспомнилось, во всех подробностях, в малейших деталях.

Никос заметил это по ее лицу, вскочил, быстро подошел к ней и взял ее за руку.

— Давай завтракать, — сказал он. — Что ты хочешь? — Он повел рукой в сторону сервировочного стола, где еды хватило бы на целый полк и где было все, от фруктов до изысканных канапе.

Как он и рассчитывал, она с радостью позволила ему поставить перед ней яичницу-болтунью, тосты и тарелочку со свеженарезанным ананасом. Оказалось, что она ужасно голодна.

Если я не стану думать об этом, то скоро все забуду», — твердила про себя Андреа, садясь за стол.

Из команды поблизости никого не было, и этому она тоже обрадовалась. Неизвестно, то ли это Никос оказался таким тактичным, то ли просто так получилось само собой, но молчаливая свита отсутствовала.

Андреа осмотрелась. С кормовой палубы, где они находились, был виден лишь блистающий простор синего моря.

Ощущение счастья вдруг охватило Андреа. Душа ее пела. Да и может ли быть иначе в такое великолепное утро?

Она стала с жадностью поглощать свой завтрак. Вчера за ужином она почти не дотронулась до еды и сейчас наверстывала упущенное. Яичница и тосты были восхитительно вкусны.

Никос молча перелистывал газету, успевая одновременно с большим аппетитом есть, и не обращал особого внимания на Андреа, разве что время от времени поглядывал, не налить ли ей еще чая, не подать ли еще тостов, еще масла.

Никос держался естественно и просто. Впервые с момента их встречи он был не в строгом костюме, а в красивой желто-коричневой рубашке с короткими рукавами, с открытым воротом и в хлопчатобумажных брюках темнее тоном.

Он и в них выглядел великолепно, но только отсутствовал свойственный ему прежде дух повелительности.

Минут через двадцать Никос допил кофе, сложил газету и посмотрел на Андреа. Лишь поймав на себе этот взгляд, Андреа сообразила, что она уже несколько минут назад закончила завтракать и просто сидит, подставив лицо теплому солнцу.

До нее вдруг дошло, что яхта стоит на месте.

— Где мы? — удивилась она. — Почему мы остановились?

— Мы подплываем к Ираклиону. Если хочешь, можем сойти на берег.

— К Ираклиону? — воскликнула Андреа. — Это на Крите?

— Да. Остров уже виден с носа. Пойдем посмотрим?

Андреа с готовностью поднялась на ноги, как только Никос отодвинул ее стул. Они прошли на нос, откуда остров был виден как на ладони, и Никос показал рукой на Ираклион, располагавшийся прямо по курсу.

— До Кносса всего несколько километров в глубь острова. Хочешь, сходим в гости к Минотавру? — весело предложил он.

Андреа очень хотелось согласиться, но она тут же с упавшим сердцем вспомнила, что собиралась потребовать возвращения в Пирей. У нее есть план, и ему надо следовать.

Словно прочитав эти мысли, Никос коснулся ее руки. Андреа напряглась.

— Побудь со мной, Андреа mou. Что в этом плохого, в конце концов? — Он проговорил это легким тоном, но глаза смотрели умоляюще. — Давай проведем этот день как туристы. Последние недели были тяжелые, почему бы не отдохнуть немножко?

Андреа хотела воспротивиться, но не смогла. Ведь она никогда не видела древний город Кносс и вряд ли когда-нибудь еще попадет сюда.


И она его увидела, бродя с толпой туристов среди раскопанных и частично реставрированных древних строений. Ее поразили гигантские размеры дворца, возведенного свыше четырех тысяч лет назад и так внезапно разрушенного. Изумление владело ею… и печаль. Богатейший дворец древности не имел ни вала, ни укреплений и был чужд воинственности.

— Им не нужны были оборонительные сооружения, — сказал Никос, словно прочитав мысли Андреа. — Это была морская торговая держава, имевшая могущественный флот и поддерживавшая связи с Египтом, Малой Азией и Грецией. Что же до легенды о семи юношах и семи девушках, которых Афины должны были каждые девять лет посылать в качестве жертв Минотавру, то в основе ее, скорее всего, лежит миф, и империя, вероятнее всего, рухнула вследствие коммерческой конкуренции, а не из-за гибели Минотавра от руки Тесея.

— И еще из-за землетрясения, — добавила Андреа. — Как это, наверное, было страшно! — Она поежилась, вспомнив компьютерную реконструкцию ужасного извержения вулкана, когда воздух наполнился плотной ядовитой пылью, а мощный поток лавы устремился на юг, чтобы обрушиться на пологое, беззащитное критское побережье.

Андреа посмотрела вокруг. Когда-то здесь были стены, лестницы, комнаты, кладовые, дворы, сады, кишевшие людьми, занятыми своими повседневными делами. Где все это? Тишина и запустение.

Они были такие же, как ты, живые. То же солнце ласкало их кожу, та же земля была у них под ногами.

Словно догадавшись, о чем она задумалась, Никос вполголоса сказал:

— Надо жить, пока мы живы, Андреа. И наилучшим образом использовать то, что нам дано, — ум, сердце, а также тело и чувства.

На мгновение Андреа заглянула ему в глаза и поняла, что он хотел сказать. Никос тряхнул головой и улыбнулся.

— Ты голодна? Давай поедим.

По настоянию Андреа они устроились в маленьком ресторанчике неподалеку от Кносского дворца, который, несмотря на свою непритязательность, понравился ей тем, что можно было сесть на увитой виноградом террасе. Тут все было просто и без претензий, им подали то, что едят в Греции все туристы, — салат из помидоров и брынзы, политый оливковым маслом, и непременный кебаб из барашка.

Если Никосу и не понравился выбор Андреа, он этого никак не показал. Что ж, подумал он, после дорогих ресторанов, в которых она ест всю свою жизнь, ей интересно попробовать эту незамысловатую пищу и затесаться между простыми людьми, у которых нет дедов — мультимиллионеров.

Ему внезапно подумалось, что она смотрится здесь совершенно естественно. С волосами, заплетенными в косу, в джинсах и майке она выглядела так, что он, если б не знал ее, мог подумать, что эта девушка покупает себе одежду в заурядном магазине. Она должна сказать спасибо своему стилисту, который за бешеную плату добился такого эффекта.

— Что будем делать дальше? — спросил он, чтобы отвлечься. — Поедем на пляж позагораем? Или, может, ты хочешь посмотреть Ираклион? — зачастил он. — А можно поехать еще дальше, например к горе Ида, там в одной пещере, говорят, родился Зевс.

— Хорошо бы, — ответила Андреа. — Только… только я вряд ли смогу долго идти, у меня устали ноги, пока мы бродили по Кноссу. Но я об этом ничуть не жалею! — с жаром добавила она, словно испугавшись, как бы он не подумал, что она жалуется.

— Я распоряжусь, чтобы сюда подогнали машину, — сказал Никос, доставая мобильный телефон и собираясь вызвать взятый им напрокат автомобиль с шофером, на котором они приехали сюда от причала.

— Никос, — Андреа удержала его руку, он удивленно взглянул на нее, — я, конечно, не требую, но, если можно… — она запнулась от смущения, — давай возьмем вот такую машину!

Она показала на дорогу, по которой бежал один из сотен джипов с открытыми боками, которые предпочитали брать напрокат туристы.

— Они такие забавные, — добавила она.

Через считанные минуты Андреа убедилась, что быть женой богатого человека, пусть и кратковременно, очень удобно. Короткий телефонный разговор — и роскошный лимузин с шофером был заменен на джип, подпрыгивающий на неровностях дороги.

Ей пришлось крепко держаться, когда они стали подниматься в горы. Дорога вилась серпантином, повороты становились все круче, но чем выше, тем прекраснее становился открывавшийся перед ними вид. Влажный, теплый воздух равнины сменился сухим и прохладным, вдыхать его было одно удовольствие.

— Как хорошо! Спасибо тебе!

Они стояли на открытой площадке и смотрели вниз. Лесистые склоны спускались к самому морю.

— Очень рад, что тебе нравится, agape mou.

Никоc улыбался. И снова, как тогда, после концерта, в его словах не было никакого подтекста, ничего, кроме радости, что Крит ей нравится и она благодарна ему за поездку.

— Для Греции Крит очень лесистый, — заметила Андреа.

— Это не всегда было так, — ответил он, принимая от нее пас. — Когда Критом правили венецианцы, а потом турки, лес был в значительной части вырублен для строительства кораблей. В те дни главным врагов деревьев были горные козлы, которые, подрастая, поедают молодые деревца. Был издан декрет, по которому каждому, кто принесет с гор убитого козла, обещалось вознаграждение. Нечего и говорить, что вскоре хитрые горцы сообразили, что к чему, и занялись разведением козлов.

Андреа звонко рассмеялась.

— Прекрасный образчик бюрократического творчества, — сказала она.

Никоc как бы между прочим накрыл ее ладонь рукой.

— Да уж. Как ты считаешь, может, поищем какое-нибудь кафе?

Они остановились, чтобы выпить кофе у маленькой кофейни, отважно прилепившейся к почти отвесному склону. Вид отсюда открывался захватывающий. Они замерли в молчании, впитывая царившие вокруг покой и тишину. Вчера за ужином мы молчали совсем по-другому, подумалось Андреа. То было напряженное молчание, а сейчас… дружеское.


К морю они вернулись под вечер, но не в Ираклион, а западнее, в Ретимнон.

— Как раз к вольте поспели, — сообщил Никос.

— А что такое вольта?

— У нас так принято: вечером после работы все выходят на улицу и делают круг по городу — так сказать, людей посмотреть и себя показать, — пояснил Никос. — Это и называется вольта.

Андреа понравилось неспешно прогуливаться вдоль берега, смотреть, как солнце золотит окаймляющие бухту дома из известняка, а краски моря густеют, превращая дневную лазурь в темную синь. В какой-то момент Никос приобнял Андреа за плечи, ограждая от столкновения с шумными туристами, шедшими толпой в противоположном направлении. Туристы прошли, а он не спешил убрать руку, но Андреа обнаружила, что она совсем не против. По правде говоря, даже наоборот: это дружеское объятие было ей приятно. И когда он убрал руку, чтобы усадить ее за столик, где они решили чего-нибудь выпить, ей стало как-то неуютно.

Никос взял пива, Андреа — фруктового сока в высоком стакане. Мимо неторопливо катила толпа, на душе было хорошо и спокойно. Они разговаривали о Крите — о его долгой борьбе за независимость, о бедах, постигших островитян во время нацистской оккупации, о современном расцвете острова в качестве туристического центра.

— Ты хорошо знаешь остров? — поинтересовалась Андреа.

Он мотнул головой.

— Не очень. Я приезжал сюда не раз, но только по делу, долго не задерживался. За сегодняшний день я увидел больше, чем за все прежние приезды. — Он посмотрел ей в глаза. — Послушай, может, побудем здесь несколько дней?

Андреа смутилась.

— Я… я…

Он накрыл ее руку ладонью.

— Не говори сейчас. Пусть все идет как идет, хорошо?

В его словах был некий тайный смысл, но Андреа не стала ничего говорить, а устремила взгляд на золотые блики на морской глади.

— Может, пора возвращаться в Ираклион, а то они, наверное, беспокоятся, куда мы пропали?

Никос засмеялся.

— Капитан Петракос привел яхту сюда и стоит на рейде. Мы доберемся до нее на лодке, когда захотим. Спешить некуда.

— О, — только и смогла произнести Андреа. Как все, оказывается, просто, когда за тобой повсюду следует роскошная яхта.

— Может, поужинаем здесь, на берегу?

— А можно?

Он снова засмеялся.

— Андреа, у нас же медо… — он быстро поправился, — мы на отдыхе и имеем право делать все, что нашей душеньке угодно!

Андреа посмотрела вокруг. Повсюду рестораны и закусочные, столы выплеснулись на тротуары и прямо на песок, шум и гам, отпускники празднуют избавление от скучных будней. Откуда-то доносились звуки базуки.

— Пойдем туда! — воскликнула Андреа. Ей не хотелось даже думать о том, чтобы снова усесться за стол в аляповатой, раззолоченной столовой на яхте. К тому же здесь, среди людей, она чувствовала себя в безопасности…

Она ела влажные, сочные оливки, пила свой любимый апельсиновый сок, не отрывая глаз от бухты. И впервые, робко, несмело, задумалась о том, что произошло.

Никос занимался с ней любовью — вот что произошло. Он ее раздел и довел до экстаза. Превратил из неопытной девственницы в женщину, познавшую силу чувств. Всеохватывающую, неодолимую силу, которая лишила ее разума и увлекла за собой, заставив делать то, что она считала невозможным для себя.

Это случилось. И я сама это допустила.

Она могла остановить его, должна была остановить, но не остановила. А ведь прекрасно знала, что им движет.

Он же сам все сказал. И не надо себя обманывать, все предельно ясно.

Он занимался со мной любовью из жалости.

Такова была горькая правда.

Сердце Андреа разрывалось на части. Она чувствовала себя глубоко униженной, представив себе, какие усилия пришлось, наверное, приложить этому прекрасному мужчине, чтобы заставить себя заниматься любовью с ней, трогать ее безобразное, изуродованное тело.


Уже совсем стемнело, когда они возвращались на яхту. Поужинали они в одном из прибрежных ресторанчиков, полном оживленно переговаривающихся туристов. Было весело, и это отвлекло Андреа от грустных мыслей. Но вот моторная лодка помчала их сквозь темноту к сиявшей огнями яхте, и отчаяние нахлынуло на нее снова.

Никос почувствовал ее состояние по тому, как она отдернула руку, когда он помог ей подняться на палубу.

С улыбкой отпустив слуг, он повернулся в Андреа:

— Пойдем полюбуемся ночью.

Никос поднялся на верхнюю палубу и направился на корму. Там их никто не мог видеть.

С палубы открывалась великолепная картина. Огни на берегу словно перемигивались с мириадами звезд на темном небе.

Они остановились, облокотившись о перила, и стали смотреть на небо, пытаясь угадать созвездия.

— Я знаю только Большую Медведицу и Орион, — призналась Андреа. — Лондон — неподходящее место, чтобы любоваться звездами.

— Нам надо было заночевать на горе Ида, оттуда видно лучше всего, — проговорил Никос, и Андреа засмеялась.

— Крит чудесный, — сказала она с чувством. — Спасибо, что привез меня сюда.

Никос осторожно провел рукой вверх по шее Андреа, ладонь его замерла у нее на затылке.

— Может, все-таки побудем здесь подольше?

Его пальцы поглаживали затылок девушки. По всему телу Андреа пробежал озноб.

— Никос…

— Да? — Его пальцы перебирали тонкие прядки волос на затылке. По спине Андреа пробежал холодок.

— Я… мне надо поговорить с тобой! — торопливо пробормотала она.

Его пальцы нашли чувствительное местечко у нее за ухом.

— О чем? — спросил он лениво. Другая его рука скользнула у нее по спине и замерла на боку.

Андреа взяла себя в руки.

— О том, что произошло.

— Когда? — спросил Никос все так же лениво и провел большим пальцем по контуру ее лица.

— Прошлой ночью…

— А… это.

—  Да! Это!

— Это? — Его ладонь прижалась к ее щеке, a большой палец легонько нажал на нижнюю губу.

— Нет!

— А… Тогда, может быть, это…

Рука, лежавшая у нее на боку, шевельнулась и плавно двинулась вниз.

У Андреа все внутри словно сжалось в клубок, и она ничего не могла с этим поделать. Оказалось, он стоит совсем близко, почти прижавшись к ней. Когда он успел?

— Ага, — пробормотал он, — наверное, это, да?

Большой палец стал поглаживать нижнюю губу изнутри.

Сердце у Андреа судорожно заколотилось, и провалилось куда-то, и взорвалось. Она застонала, потом застонала снова, когда он стал водить большим пальцем по ее зубам, крепко держа остальными за подбородок.

Никос развернул ее лицом к себе и начал целовать. Она покорно замерла, закрыв глаза. Он целовал ее уже не сдерживаясь, как раньше, тесно прижав к себе и придерживая рукой затылок, погрузившись в этот поцелуй всем своим жаждущим естеством. И Андреа отозвалась: ее руки взметнулись вверх и обхватили его за шею, словно боясь, как бы он не исчез, до того как она утолит внезапно опалившую ее жажду… Она уже пила из этого источника, она снова хотела припасть к нему…

Только он… только он ей нужен, весь.

Сейчас же, немедленно…

Пробуждение было молниеносным. Андреа, задыхаясь, отскочила, в глазах ее стоял ужас.

— Никос! Нет!

— Нет? — с иронией переспросил он. Знала бы она, как трудно далась ему эта ирония.

— Нет, — повторила девушка уже тверже, стараясь утихомирить свое бешено колотившееся сердце. — Ты не должен это делать. Я… я же сказала, нам надо поговорить о… о том, что было прошлой ночью. Я знаю, почему ты… поступил так, как поступил. Я все понимаю. Ты пожалел меня, решил, что я достойна жалости. Все нормально. — Она сглотнула. — Но я не хочу, чтобы ты думал, будто ты обязан повторить это представление еще раз.

Никос слушал ее, прислонившись спиной к перилам и опершись о них локтями.

— Я рад, что ты все поняла, — сказал он легкомысленным тоном. — Должен тебе признаться, это действительно была самая худшая ночь в моей жизни.

Никос наблюдал, как Андреа меняется в лице, слушая его.

— Да-да, — повторил он, — действительно наихудшая ночь в моей жизни.

Андреа с такой силой сжала кулаки, что ногти впились в ладони. Зачем ему понадобилось добивать ее, подчеркивая, как ему противно было заниматься любовью с уродкой? Он снова заговорил. Андреа почти не слушала, но постепенно смысл его слов стал доходить до нее.

— …Это была настоящая пытка. Ни за что не согласился бы пройти через это снова. Хочу тебе сказать, — Никос посмотрел на нее в упор, — сдерживаться, как я себя заставил сдерживаться, было сплошной мукой. Я ужасно хотел тебя. — Он судорожно вздохнул. — Господи, да ты себе представить не можешь, что это такое, Андреа mou, — ты, такая прекрасная, лежишь передо мной и хочешь меня, а я не могу овладеть тобой. Это была пытка, настоящая пытка! — Никоc тряхнул головой. — Больше такого не будет, обещаю тебе!

Он внезапно выпрямился.

— Но я знал: тебе нужно освоиться. Это была твоя ночь, Андреа mou, но сегодня будет моя…

Никос рывком притянул ее к себе и подхватил на руки.


Размышляя позже, целую вечность спустя, Андреа подумала, что именно эта неприкрытая, буйная страсть заставила ее поверить ему. Когда он, бросив ее на широкую кровать, навис над ней и, вжав ее руки в подушку по обе стороны головы, стал жадно целовать в губы, чувство счастья охватило Андреа, такое сильное, что она чуть не задохнулась.

Никос молниеносно стянул через голову свою рубашку, потом ее футболку, умудрившись заодно каким-то ловким движением расстегнуть ее бюстгальтер. Груди вырвались на свободу, и он, зарычав от удовольствия, зарылся в них лицом.

Андреа сотрясала дрожь ожидания, а он целовал и покусывал то один, то другой сосок, пока они не стали твердыми как сталь. Господи, какое же это было наслаждение — чувствовать под пальцами его гладкую, твердую спину, ощущать на себе тяжесть его тела!..

Он оторвался наконец от груди и, часто-часто целуя живот Андреа, стал расстегивать молнию на ее джинсах, а расстегнув, тут же запустил туда руку. Она тихонько вскрикнула, пронзенная тысячами молний.

В спальне было темно, ее безвкусная роскошь не мозолила глаз, а атласные простыни так приятно касались ее обнаженного тела — джинсы и трусики куда-то подевались. Андреа обнаружила, что Никос тоже успел раздеться и очень возбужден. Никос ее хочет! Этого ведь не сыграешь!

Куда только подевались ее былые страхи? Словно тигр из клетки вырвалось на свободу такое жгучее и откровенное желание, что Андреа, не испытывая больше ни робости, ни стеснения, протиснула руку между ним и собой и обхватила его возбужденную плоть.

Никос застонал, и по ней пробежала волна желания.

— Все, больше не могу, — прорычал он и провел рукой по ее животу. Андреа, с бешено бьющимся сердцем, с кипящей в жилах кровью, не ощущая ничего, кроме желания, сама направляла его, подавшись к нему, ожидая его, зовя его. — Сейчас… — пробормотал он и, не давая ей больше шевелиться, пригвоздил обе ее руки к подушке по обе стороны головы.

Она запрокинула голову и легонько прикусила его губу.

— Возьми меня, — простонала она. — Возьми меня.

Он не стал больше медлить. Андреа приняла его, мимолетная острая боль была тут же смыта волной охватившего ее блаженства.

Он был в ней, он заполнял ее всю, они были одно тело, одно сердце и одна душа. Беззвучный крик вырвался из ее горла, и она подалась вперед, стараясь еще плотнее обнять его собою. Что-то внутри нее сжалось, и он ей ответил, и за каждым напряженным сокращением следовал мгновенный ответ его тела, они зажигались друг от друга.

Напряжение стало невыносимым, и Андреа в отчаянье закричала, выгибаясь дугой.

Она услышала его торжествующий крик. Это было и ее торжество тоже, а накатывающие волны продолжали нести их к безграничному блаженству.

Их пальцы переплелись так туго, что казалось, их уже не разделить, как не разделить их тела.

Постепенно частота приливных волн уменьшилась, Никос опустился на Андреа, придавив своим весом ее обмякшие груди.

Оба были в полном изнеможении. Андреа высвободила руки и, обняв, прижала его к себе.

Как долго они лежали так, соединенные, недвижимые, бессильные, Андреа не могла бы сказать. Да ей было и все равно, время утратило свой смысл. Она открыла вечность.


Наконец Никос пошевелился. Пот у него на спине уже успел высохнуть, и там, где ее не касались руки Андреа, кожа была холодная.

Он с трудом оторвал голову от ее плеча, она, почувствовав движение, покрепче прижала его к себе. Никос коротко засмеялся.

— Мне тоже не хочется вставать, Андреа mou, но надо.

Он приподнялся на локти.

— Вставай, я поухаживаю за тобой.

Никос встал. Андреа почувствовала себя покинутой и несчастной. Его шаги вырвали ее из полузабытья. Послышался шум льющейся воды. Андреа не успела еще ничего понять, как Никос подхватил ее на руки.

— Я не хочу, чтобы ты грустила, моя дорогая, — ласково пробормотал он, опуская ее в большую круглую ванну, наполненную пенистой, бурлящей водой.

Ах, как это было прекрасно! Андреа скрутила волосы узлом на макушке и погрузилась в воду. Струи устремлялись к ней со всех сторон, она решила, что это, по-видимому, джакузи. Тревога в ее сердце улеглась, Андреа расслабилась, позволяя живительной воде омывать ее обессилевшее тело.

— Тебе больно? — озабоченно спросил Никос.

Андреа быстро отвела взгляд. Она стеснялась смотреть ему в глаза.

— Нет, не больно. Просто… очень устала.

— Понятно, — сказал он.

— Никос, я… — начала было Андреа.

— Не надо, — перебил он, качая головой. — Ничего не надо говорить. Все потом, Андреа mou, не будем торопиться. А пока я тебя ненадолго оставлю. Отдыхай. И не вылезай, пока я не приду за тобой.

Наступила тишина, лишь с легким шорохом лопались воздушные пузырьки на неспокойной поверхности воды. Необычайный покой снизошел на Андреа, она, лежала, отдавшись теплой воде, тишине и одиночеству. Через десять минут Никос помог ей вылезти из ванны и завернул ее в большое полотенце. Андреа почти спала. Никос улыбнулся. Он мог бы продолжать всю ночь напролет, но для нее все это внове, ей нужно время.

Поэтому он отнес ее в спальню и уложил на постель, осторожно убрав полотенце. Андреа проснулась от прохладного прикосновения атласных простынь, и когда Никос лег рядом и обнял ее, она с жаром прижалась к его теплому телу.

— Никос…

— Тшш. Спи.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда Андреа проснулась, рука Никоса лежала у нее на бедре. Солнечные лучи почти не проникали сквозь тяжелые портьеры, в спальне царил полумрак. Почувствовав движение, Никос пошевелился. Андреа посмотрела на него и, тихо охнув, отвела глаза.

Никос понял, в чем дело. Она не привыкла просыпаться в постели с мужчиной. Ей нужна передышка. Ничего, подумал он, мне еще воздастся сторицей за воздержание. Он потянулся и, легко сев, опустил ноги на пол.

— Сегодня мы позавтракаем в постели, — объявил он. — А потом отправимся любоваться красотами.


Он ни разу не пожалел о своем решении. День выдался прекрасный, солнечный, но не очень жаркий. Они сели в джип — Никос за рулем, Андреа рядом — и влились в поток машин, направлявшихся в Самарию и к знаменитому ущелью. Андреа прочитала о нем в путеводителе, который Никос купил ей по дороге.

— Я, конечно, не смогу его пройти, — сказала она, — но хоть посмотрю.

Никос постарался подвезти ее как можно ближе к ущелью, заехав в самую глубь Белых гор в западной части Крита. Они выпили кофе в маленькой кофейне, около которой начинались деревянные ступени, ведущие в ущелье. Над их головами уходили вверх суровые голые склоны пика Дзингалос.

— Завтра мы приблизимся по морю к устью ущелья и проплывем вдоль южного берега, — сообщил Никос. Он посмотрел на часы. — Если хочешь, сегодня мы можем съездить в Согию.

Андреа кивнула. Она была готова ехать с ним куда угодно.

— А что означает agia? — поинтересовалась она. — Здесь столько названий содержат это слово полностью или частично.

Никое засмеялся.

—  Agiaозначает «святая». — Он задержал взгляд на Андреа. — Тебе хорошо бы выучить язык своих предков, Андреа mou, тебе же здесь жить.

Андреа промолчала.

— А что значит mou? — спросила она. — Ты все время так говоришь.

—  Мои— это «моя», — мягко сказал он, глядя ей в глаза. — Моя Андреа.

Андреа посмотрела в сторону. Он взял ее за руку

— Ты же теперь моя, правда, Андреа mou?

Андреа покраснела от смущения.

— А куда мы едем? — спросила она веселым голосом. — Я уже проголодалась.

Он сжал ее руку, поводя по коже большим пальцем.

— Я тоже, agape mou, я тоже…

Пройдет еще много часов, прежде чем ему удастся утолить свой голод. Ну и пусть, ему приятно просто находиться рядом с ней, служить ей гидом. Здесь, на Крите, с ним словно была совсем другая женщина. Сдержанная, замкнутая англичанка, которую он водил по Афинам и напрасно старался расшевелить, превратилась в живую и искреннюю женщину. Может, все дело в сексе?

Он ею овладел, и она принадлежит ему, и ни один мужчина не коснется ее. Она его жена. Она затронула его сердце, и всякий раз, глядя на нее, он чувствует острое желание оградить, защитить ее. Ни один мужчина не обидит ее больше.

Будущее казалось прекрасным, прекраснее, чем он смел надеяться.

Их столь спешный брак по расчету будет настоящим, счастливым, Никос был уверен в этом. Они пройдут по жизни вместе. Чувство счастья охватило его, будущее казалось ясным и безоблачным.


Машина бежала по извилистой дороге через живописное ущелье Агия Ирини к южному побережью. Андреа сидела рядом с Никосом и то и дело посматривала на него. В нем все само совершенство! Его блестящие, как атлас, темные волосы, чувственный изгиб его губ, шея в распахнутом вороте рубашки, гибкие сильные руки — все это неумолимо притягивало ее взор, заставляя смотреть на него снова и снова.

И все-таки на душе у нее скребли кошки. В голове вертелось сказанное Никосом в кофейне — что ей надо выучить греческий, ведь они будут жить в Греции.

Но разве это возможно? Она что, в самом деле замужем за Никосом Вассилисом? Это немыслимо! И все же, все же…

У нее есть несколько дней передышки. Тони, которому Андреа в спешке позвонила из спальни вчера перед отправлением в Кносс, она сообщила лишь о неожиданном изменении планов. Он наверняка беспокоится, потому что она ничего существенного ему не сказала, заверила только, что у нее все хорошо, чтобы дома ее пока не ждали, о том, когда собирается вернуться, сообщит позже.

— Я уже не в доме деда, — торопливо говорила Андреа. — Я… я в другом месте… не с дедом.

Тони встревожился, хотя она в начале разговора произнесла кодовое слово.

— Где ты? — спросил он.

— На дедовой яхте, — призналась она. — Но его тут нет. Со мной все в порядке, правда. Все, заканчиваю разговор, кто-то идет. Передай привет маме. Я скоро приеду, обещаю.

Но приедет ли она скоро? Андреа уставилась сквозь ветровое стекло на критский ландшафт.

Что я здесь делаю?

Ответа не было. Ее несло по неизвестному океану на гребне высокой волны, и спасения не было.

Никос, почувствовав настроение Андреа, взял ее за руку.

— Все будет хорошо, Андреа mou, верь мне. Ну что ж, пока что ей ничего другого и не оставалось.


Они остановились на ланч в маленьком городке Согия.

— Жаль, что ты не можешь долго ходить, — заметил Никос. — Мне только что сказали, что тут не очень далеко находится античный Лиссос, римское поселение, небольшое, но очень интересное. Может, как-нибудь потом подплывем к нему с моря. А отсюда по дороге ты вряд ли дойдешь.

— А долго идти?

— Официант говорит, где-то с час, но дорога наверняка плохая, так что лучше не рисковать.

— Мне неприятно, что я стала для тебя обузой, — тихо произнесла Андреа.

Он взял ее руку.

— Никакая ты не обуза. Да если вспомнить, что тебе пришлось вынести, ты просто молодец.

Он был так добр, что Андреа чуть не заплакала. Заметив подозрительный блеск в ее глазах, Никос ободряюще похлопал ее по руке.

— Ну-ну, не плачь. Подумай о том, насколько все было бы тяжелее, если б не деньги твоего деда. Я знаю, здоровье за деньги не купишь, но можно купить спокойствие и свободу от материальных забот. Твоя мать смогла предоставить тебе самый лучший уход, лучших врачей, лучшее лечение. За одно это твой дед уже достоин благодарности.

Андреа похолодела. Деньги деда? Перед ее мысленным взором встало письмо из дедова офиса, запоздалый ответ на отчаянную мольбу матери о помощи. Ким отправила тогда Йоргосу Костакису все медицинские заключения о состоянии своей дочери с перечислением всех перенесенных ею травм, рекомендуемых операций и физиотерапевтических процедур. Все заключения пришли обратно вместе с резким письмом, где говорилось о попытке мошенническим путем выманить деньги у человека, к которому Ким не имеет никакого отношения.

А потом пришло еще одно письмо, теперь уже не от деда, а от его адвокатов. Ким предупредили, что всякая ее попытка связаться с Йоргосом Костакисом повлечет за собой юридические последствия.

Никос смотрел, как мрачнеет лицо Андреа. Он не хотел быть резким, но такова истина! Подобно многим, кто родился в состоятельном семействе, Андреа воспринимает деньги как должное. Да, она вежлива с лакеями, официантами и так далее, но вряд ли она задумывалась когда-либо, как сильно ей повезло, что она родилась богатой.

Вот если б ей пришлось самой зарабатывать себе на хлеб, как это делал он, тогда, наверное, она научилась бы ценить житейские блага.

А ты сам-то умеешь?

Никос приказал прошептавшему это насмешливому голосу немедленно заткнуться. Он заслужил свое благосостояние, он работал день и ночь, чтобы его добиться. А «Костакис индастриз» — награда за многолетний труд.

И наследница Костакиса тоже…

Настроение улучшилось, Никос поднес руку Андреа к губам и легко поцеловал.

— Жду не дождусь ночи, моя милая страстная Андреа. Уж поскорее бы.

Ее щеки залил румянец, и Никос, довольный, выпрямился.

Жизнь хороша, просто прекрасна.


А ночь была еще лучше. На протяжении всех предшествовавших ей часов близость Никоса действовала на Андреа вес острее и острее. В этот вечер все проходило как-то мимо нее — и аляповатый декор яхты, и вежливые приветствия команды, она видела одни только горящие желанием глаза Никоса.

Она вся пылала, и когда за ними закрылась дверь спальни, она резко повернулась к нему, а он к ней. Они любили друг друга этой ночью с безудержной страстью. Андреа уже знала, что значат желание и страсть, и наслаждалась ими с полной самоотдачей.

В эту ночь они любили друг друга много раз, зажигая и насыщая друг друга. Настало утро, но они не стали сходить на берег, и капитан Петракос повел яхту к южной оконечности острова.

— Надо все-таки встать, — пробормотала Андреа, приподнимая голову с плеча Никоса.

— У нас медовый месяц, торопиться некуда, — отозвался тот, теребя ее за мочку уха. — Хотя, с другой стороны, — продолжал он, — может, стоит и встать. — Он легонько укусил ее за ухо. — Пойдем в ванную.

Андреа очень понравилось заниматься любовью в джакузи, так что на палубу они вышли уже за полдень и не спеша, лениво поели, глядя на проплывающий мимо гористый берег. Потом спустили моторку, и Никос повез Андреа, как обещал, в античный Лиссос, откуда они поплыли на пляж, который назывался. «Пресный Берег».

— Какое странное название, — заметила Андреа и тут же убедилась в обратном. Из — под гальки пробивались крохотные ключи. Андреа набрала в горсть воды и поднесла ко рту. — Пресная! — восхищенно закричала она.

Погода была прекрасная, на пляже, располагавшемся вдали от дорог, было немноголюдно, и они решили посидеть здесь. Неожиданно Никос вытащил из-под полотенца женский купальник.

— Никто и внимания не обратит на твои шрамы, — заверил он Андреа. — Все будут любоваться твоей великолепной фигурой. — Он наклонился и поцеловал ее. — Забудь ты про свои ноги. Для меня это не имеет никакого значения. — Он заговорщицки улыбнулся. — Ну сделай это для меня, красавица моя.

Как я могу ему отказать? — подумала Андреа. Могу ли я отказать ему хоть в чем-то?

Она поначалу застеснялась, но вскоре убедилась, что никто на нее не смотрит.

— Пошли купаться, — позвал Никос. — Море сегодня отличное.

Он быстро сбросил рубашку и брюки, оставшись в плавках, и, взяв за руку, потащил Андреа в воду.

Лето только начиналось, и вода показалась Андреа ужасно холодной. Она замерла, обхватив себя за плечи, Никос засмеялся и, безжалостно затащив на глубину, отпустил ее, погрузился с головой в прозрачную воду и снова вынырнул. С его волос падали капли, они сверкали на солнце точно бриллианты.

— Давай! Ты мне еще спасибо скажешь!

И Андреа послушно поплыла за ним. Когда минут через пятнадцать они вышли на берег, она чувствовала себя так, будто заново родилась. Никос завернул ее в полотенце, усадил на гальку и присел рядом.

Единственным, что удручало Андреа, было то, что придется снова возвращаться на дедову яхту.

Она давила на нее все больше и больше, и не только аляповатой роскошью своего декора, просто она напоминала ей о том, о чем думать совсем не хотелось, — о цели, ради которой она приехала в Грецию.

— Никос! Нам обязательно жить на яхте?

— А ты не хочешь? — Никос удивился. Он до сих пор не встречал женщины, которая не пришла бы в восторг от возможности пожить в плавающем дворце.

Но Андреа не такая, как все, напомнил он себе. По разным причинам. Андреа покачала головой.

— А нельзя пожить здесь, на Крите?

Он снисходительно улыбнулся.

— Почему нет? Я позвоню на яхту и закажу номер в приличном отеле. Или, может, ты хочешь виллу?

— А если просто ездить и останавливаться на ночь в какой — нибудь придорожной гостинице? Мы проезжали много таких гостиниц.

Он пристально посмотрел на нее.

— Ты правда этого хочешь?

— Да, хочу! Это будет так интересно! У меня еще никогда не было такого путешествия!

Ее голос звенел от восторга.

— Твое желание для меня закон, моя любимая жена, — с улыбкой сказал Никос.


Пять прекрасных, незабываемых дней Андреа путешествовала с Никосом по острову. Пять жарких, обжигающих ночей она провела в его страстных объятиях. Все сомнения были забыты. Это особые дни, думала Андреа. Такого больше никогда не будет. Значит, надо взять от них все.

У нее больно сжималось сердце при мысли, что им предстоит расстаться. В ушах звучали его слова: «Надо жить, пока мы живы, Андреа. И наилучшим образом использовать то, что нам дано, — ум, сердце, а также тело и чувства».

Она так и сделает — выпьет каждую каплю счастья, впитает в себя каждое мгновение наслаждения и страсти и каждый миг тихого блаженства.

И растянет эти мгновения на всю жизнь.

Время снова восстановит свое течение, и ей придется смириться, как бы это ни было тяжело. Андреа как никто другой знала, сколь скупа человеческая жизнь на счастье. Примером тому ее мать. И все-таки Андреа была уверена, что она ни за что не отказалась бы от короткого счастья с любимым человеком, будь такое возможно, пусть даже за ним последуют долгие пустые годы…

И со мной будет то же самое…

Когда они в свой последний вечер на Крите подъехали к причалу и Андреа увидела на фоне багрового заката стоявшую на якоре яхту, она была близка к отчаянию. Ее счастье подходило к концу, чтобы никогда больше не повториться.

Я люблю его, подумала она. Я люблю его.

Она никогда не отречется от этих слов.

И никогда никому их не скажет.


Андреа бесцельно бродила по палубе яхты, которая быстро, уверенно шла к Пирею. Небо на востоке начало светлеть. Скоро рассвет, подумала Андреа. Никос спал в каюте, обессиленный любовью.

Это был последний раз, с тоской подумала она.

Андреа уставилась невидящими глазами на море, чувствуя, как прокатываются волны под килем роскошной греческой яхты.

Все это было похоже на сон. Действительность ждала ее дома: сырая муниципальная квартира, в которой она прожила всю свою жизнь, душащие их с Ким долги — чтобы оплатить лечение Андреа, мать взяла денег в долг под грабительский процент, ведь она не могла представить в качестве гарантии какие-либо ценности.

Для того я и приехала в Грецию, чтобы освободить ее от этого бремени, дать ей наконец хоть немного счастья и покоя.

Никаких препятствий к этому больше не было — деньги лежали на ее счете в банке. Оставалось лишь приехать домой и начать их тратить.

Бросив Никоса.

Ты его никогда больше не увидишь, никогда не обнимешь его, никогда больше вы не будете заниматься любовью.

Холодный ветер обдал Андреа, продувая насквозь легкий шелковый пеньюар. Она передернула плечами.

Ну и что? Ну и что, что ты влюбилась в Никоса Вассилиса? Он тебя не любит. Он женился на тебе, чтобы завладеть дедовой компанией. А если он соблазнил тебя и затащил в постель, так это так у них положено, у греков, спать со своими женами, пусть даже у жены безобразные ноги. Нет, конечно, он был очень добр к тебе, освободил тебя от страхов, сделал тебя женщиной. Но он не любит тебя, и твоя любовь ему не нужна.

Это не входит в его планы и вряд ли входило.

Андреа поплотнее запахнула пеньюар, который не мог защитить ее от холода, проникшего в самое сердце.

Подумай о том, как он будет изумлен, узнав, что ты всего лишь незаконная внучка Йоргоса Костакиса и он вспомнил о тебе лишь потому, что ты его последняя надежда продлить свой род. Уж не думаешь ли ты в самом деле, что такому богатому человеку, как Никос Вассилис, понравится, что его жена выросла в доме для бедняков?

Ответа на этот вопрос не требовалось.

На душе у Андреа было пусто и холодно.


К завтраку, накрытому на сей раз в столовой, потому что яхта приближалась к Пирею и вокруг было много судов, Никос вышел не в самом лучшем настроении. За неделю, проведенную вдали от Афин, он успел как-то позабыть о том, что его ждет по возвращении. Но теперь придется как следует потрудиться, чтобы завершить процесс слияния его компании с «Костакис индастриз». Он уже успел позвонить своему секретарю и директорам и отдать распоряжения. Впервые в жизни его совсем не тянуло к работе.

Вот Андреа — другое дело…

Тело тут же отозвалось, Никос решительно призвал его к спокойствию. Прежде чем он снова доберется до своей страстной женушки, пройдет много времени, хорошо еще, если удастся вернуться домой до полуночи. Никос нахмурился. Надо как-то объяснить ей, что они не смогут проводить вместе много времени, по крайней мере пока не закончится объединение компаний.

Поймет ли она? Вид у нее невеселый, подумал Никос, глядя через стол на Андреа. Ее словно подменили, от живой непосредственности не осталось и следа.

— Жаль, что мы не могли побыть на Крите подольше, — начал он. — Но ничего не поделаешь, дело не ждет.

Андреа оторвала взгляд от стола. Никос снова был в деловом костюме, и это делало его каким-то чужим, далеким. Человек, с которым она провела самые счастливые дни своей жизни, исчез, на его месте сидел тот, кто женился на ней, чтобы завладеть «Костакис индастриз»..

Нельзя забывать об этом.

— Да, разумеется, — сказала она равнодушно.

Никос поджал губы. Она с удовольствием принимает жизненные блага, обеспечиваемые ей деньгами, но совсем не хочет думать о том, что их сначала надо заработать.

— Слияние компаний случается не каждый день, Андреа…

Он оборвал себя, наткнувшись на ее холодный взгляд.

Ну конечно, подумала Андреа, слияние компаний в самом деле не тривиальное событие, это такая вещь, ради которой можно даже жениться неизвестно на ком!

А потом заниматься с ней любовью, пока она не влюбится в тебя без памяти, без надежды.

Никос не просил в него влюбляться, возразила она самой себе. Ему и нужна-то была всего лишь страстная любовница на одну неделю, чтобы потом спокойно вернуться к своей настоящей жизни.

Ну что ж, за эту неделю мне неплохо заплатили, со злорадством подумала Андреа. И теперь я поеду домой тратить свои деньги. Ради этого я и приезжала сюда.

Это была моя большая ошибка — влюбиться в Никоса. Ничего, приеду домой и забуду его.

Надо забыть!

Вошел стюард и, приблизившись к Никосу, сказал ему что-то по-гречески. Никос кивнул, стюард поспешно вышел.

Никос поднялся на ноги. Какой он высокий, подумала Андреа. И неотразимый, как в тот раз, когда она увидела его впервые. Ей показалось, будто с тех пор прошла целая жизнь, а не какие-то несколько недель.

— Извини, мне надо позвонить, — сказал Никос.

Вид у него был озабоченный.

Андреа кивнула. В горле почему-то образовался тугой комок.

— Конечно.

Потом она сидела рядом с ним в лимузине, который мчал их в Афины. В машине был третий пассажир, молодой человек, которого Никос представил как своего помощника. Этот помощник, как только закрылась дверца, вытащил из папки какие-то бумаги, и они с Никосом принялись их обсуждать. Андреа смотрела в окно.

Она чувствовала себя одинокой и никому не нужной.

Я уеду от него, думала она. Я уеду от него прямо сейчас…

Лимузин остановился у штаб-квартиры компании «Вассилис инк.», и Андреа стало совсем плохо.

Никос повернулся к ней.

— Янис отвезет тебя домой. Устраивайся пока, привыкай. Я хотел довезти тебя сам, но, к сожалению, не могу, срочное совещание. Вечер мы проведем вместе. Пока.

Он нагнулся, чтобы поцеловать ее.

Это было невыносимо. Андреа отклонила голову, поцелуй пришелся в щеку.


Твое сердце ничего тебе не подсказывает? — думала Андреа, провожая взглядом Никоса.

Она откинулась на сцинку сиденья и закрыла глаза. Машина тронулась.

Через какое-то время Андреа спохватилась, что не сказала шоферу, куда ехать. Лицо его выразило удивление, когда она попросила отвезти ее в аэропорт, но он ничего не сказал.

По дороге Андреа написала письмо:


Дорогой Никос!

Я возвращаюсь в Англию. От нашего брака мы оба получили что хотели. Ты — «Костакис индастриз», а я — деньги. Спасибо тебе за время, проведенное на Крите, ты был моим прекрасным первым любовником. Я уверена, ты добьешься потрясающих успехов в управлении «Костакис индастриз». Пожалуйста, скажи своим адвокатам, чтобы они как можно скорее оформили наш развод.

Андреа


Это было все, что Андреа смогла вымучить.

Она попросила шофера передать записку Никосу.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Мама, как ты считаешь, где нам лучше поселиться — внизу у моря или на возвышенности?

Андреа была оживленна как никогда, с тех пор как приехала, огорошив мать потрясающей новостью: дед дал ей денег, так что теперь они спокойно могут рассчитаться с долгами и переехать в Испанию.

И все-таки она заметила, что мать поглядывает на нее с озабоченностью. Нет, Ким, конечно же, была рада, что они теперь богаты, и все-таки Андреа чувствовала: мать встревожена.

А она не хотела, чтобы Ким беспокоилась, тем более из-за нее. Вот и сейчас, готовя ужин, она говорила без умолку про Испанию и про то, как они там будут жить. Ей не терпелось уехать туда поскорее. Может быть, там, на новом месте, она начнет забывать Никоса…

Никос

Сердце ее болезненно сжалось. Нет, не нужно думать о нем, не нужно вспоминать. Все прошло и больше не вернется. Она начинает новую жизнь.

Андреа с улыбкой посмотрела на мать.

— Все будет хорошо, мама. Все будет просто замечательно!

Ким, улыбнувшись, взяла дочь за руку.

— Ты самая лучшая дочь, какая только может быть, я всегда это знала, девочка моя, — проговорила она растроганно, глядя в глаза Андреа.

— Я тебя очень люблю, — пробормотала Андреа, радуясь, что она наконец может хоть частично отплатить матери за ее любовь и заботу. Что значит по сравнению с этим разбитое сердце?

Обе женщины вздрогнули от громкого стука в дверь.

На лице Ким отразилось беспокойство, Андреа приняла воинственный вид.

— Не обращай внимания, мам. Постоят и уйдут. Почти каждый вечер после рабочего дня по подъезду ходили подростки, назойливые и агрессивные, стучали в двери и требовали денег.

Слава богу, что мы отсюда уезжаем, подумала Андреа.

Послезавтра они должны были лететь в Малагу, чтобы подыскать жилье, и Андреа не могла этого дождаться. По крайней мере она займется поисками, некогда будет думать о своем разбитом сердце.

В дверь постучали снова, громко и требовательно.

— Ну, знаете! — рассердилась Андреа. — С меня хватит.

Она решительным шагом подошла к входной двери, готовая наброситься на хулиганов, однако сквозь матовое стекло виднелся неясный силуэт высокой мужской фигуры.

Стук раздался опять, захрипел испорченный дверной звонок. У муниципального совета все не доходили до него руки, как и до многого другого в этом доме.

Андреа рывком открыла дверь, и взгляд стальных серых глаз приковал ее к месту.

— Никогда больше не смей меня бросать, — произнес Никос голосом, от которого у Андреа побежали по спине мурашки.

— Но как… как… — пролепетала она, чувствуя, как сквозь охватившее ее недоверчивое изумление пробивается радость.

— Как я тебя нашел? Это было нелегко, уж поверь. — Никос обвел недоуменным взглядом тесную, затхлую прихожую. — Ты забилась в такую дыру. — Он повел носом. — Чем это здесь пахнет?

— Это от сырости, — произнес тихий голос со стороны, кухни. — Здравствуйте, мистер…

Андреа резко повернулась. В дверях кухни стояла встревоженная Ким.

— Вассилис. Никос Вассилис, — коротко представился Никос. — Я приехал за Андреа.

— Я не поеду с тобой! — выкрикнула Андреа.

— Что происходит? — с беспокойством спросила Ким, подходя.

— Ничего! Совершенно ничего! — торопливо заговорила Андреа. — Мистер Вассилис просто ошибся номером! Он уже уходит! Без меня!

— Ничего подобного, — фыркнул Никос. — Собирай вещи, и не забудь свой паспорт!

— Я никуда не иду!

— Еще как идешь, — прорычал он. — Ты возвращаешься в Афины. Должен тебе заметить, ты несколько поспешила с отъездом. Ты, может, и получила деньги, которых добивалась от своего деда, — в голосе Никоса звучал сарказм, — но из-за твоего неожиданного исчезновения он чувствует себя… обманутым. Он требует, чтобы ты вернулась в Афины и выполнила свои… обязательства. Иначе он отменит слияние компаний!

— Ну да, конечно, как же я забыла про ваше драгоценное слияние? — ехидно проговорила Андреа. — Это же было твоей главной целью, если я не ошибаюсь!

Никос почему-то не обиделся.

— Было и кое-что другое, насколько мне помнится. И я твердо намерен это продолжить, как только ты вернешься в Афины, чтобы выполнить свои… обязательства по отношению ко мне. — Он умолк, сверля Андреа глазами, и она обмерла от нахлынувших на нее воспоминаний.

Это не ускользнуло от Никоса, его губы сложились в невеселую улыбку.

— Понимаешь, Андреа mou, я тоже чувствую себя обманутым.

Его голос дрогнул, но он тут же овладел собой и посмотрел на ничего не понимающую Ким.

— Мне нужно поговорить с Андреа. Наедине. Не будете ли вы так добры…

— Мне нечего тебе сказать! — перебила его Андреа.

— А мне наоборот, нужно сказать тебе очень многое, Андреа mou, — сказал Никос, и от его вкрадчивого голоса и устремленных на нее сердитых глаз Андреа почувствовала, что вот-вот потеряет сознание.

Ким выступила вперед и загородила ее собой.

— Мистер Вассилис, если моя дочь не хочет говорить с вами…

Последние ее слова были заглушены удивленным восклицанием Никоса. Он посмотрел на Андреа.

— Эта женщина твоя мать? — недоверчиво спросил он.

Ответила ему Ким:

— Да, я мать Андреа, мистер Вассилис. Может быть, вы объясните мне, в чем дело?

Никос, прищурившись, переводил взгляд с одной женщины на другую, явно сравнивая их. Они были совсем не похожи. Ким была более хрупкого телосложения, со светлыми волосами, начавшими уже седеть на висках, с голубыми, немного выцветшими глазами. Андреа получила от нее лишь овал лица да белую, чистую кожу, рыжеватыми же волосами пошла в бабушку, а светло-карими глазами — в отца.

— Миссис Костакис… — начал он неуверенно.

Ким качнула головой.

— Меня зовут Ким Фрейзер, мистер Вассилис. Мы с Андреасом не были женаты.

Она произнесла это спокойным тоном, без малейшего смущения.

Зато смутился Никос, и это отразившееся на его лице смущение было для Андреа словно удар в сердце. Все ясно, подумала она. Он разочарован!

— Понимаешь, — заговорила Андреа, с трудом выталкивая слова, — я не та, за кого ты меня принимал. Посмотри вокруг! — Она обвела руками убогую прихожую. — Похожа я на наследницу? В этой квартире?

Она смотрела на Никоса с вызовом.

— Это невозможно, — растерянно произнес Никос.

Андреа зло рассмеялась. Она с самого начала знала, что он придет в ужас, если узнает правду. В самом деле, что может быть общего между таким богатым человеком, как Никос Вассилис, и женщиной из дома для бедняков?

Никос внезапно шагнул вперед, толкнул рукой дверь в комнату и ступил внутрь. Комната сияла чистотой, но ковер был дешевый и вытертый, стулья и раскладной диван, на котором спала Андреа, — старые и ветхие.

— Ты живешь здесь?

— Да, — ответила Андреа, входя следом за ним. — Всю свою жизнь.

— Почему?

Андреа язвительно хмыкнула.

— Почему? Да потому, что это все, что мама могла себе позволить. Мы жили на пособие, пока я не пошла в школу, тогда муниципалитет поселил нас здесь. Для матери-одиночки это было большой удачей — получить отдельную квартиру! Когда я пошла в школу, мама стала работать на полставки, но все равно это нереально — накопить денег, чтобы купить собственное жилье, когда одна растишь ребенка, без всякой помощи.

— Без всякой помощи? А как же твой дед, Йоргос Костакис? Он же богат!

Глаза Андреа вспыхнули.

— Йоргос Костакис, — не скрывая негодования, заговорила она, — сказал маме, что у нее нет никаких прав на состояние моего отца. Ким вырастила меня одна, никто ей не помогал!

Никос еще раз оглядел комнату, лицо его посуровело.

— Ты хочешь сказать, что твой дед вам не помогал?

— Вот именно, — фыркнула Андреа. — Я же тебе говорила: я никакая не Костакис.

— Андреа, а как же с деньгами? — вмешалась Ким. — Ты сказала, что Йоргос дал тебе их добровольно. Но если ты каким-то образом заставила его, надо их вернуть!

— Ни за что! — закричала Андреа. — Это твои деньги, они принадлежат тебе, на них мы купим для тебя жилье в Испании, выплатим твои долги…

— Долги? — воскликнул Никос.

— Да, долги, — повторила Ким, поворачиваясь к нему. — Видите ли, Андреа в юности попала в аварию. Понадобилось лечение, чтобы поставить ее на ноги, а его проводят только в частных клиниках. Мне пришлось залезть в долги, чтобы оплатить его. Мы до сих пор не расплатились полностью, Андреа помогает мне как может. Она работает на двух работах и каждый пенс старается откладывать.

С минуту Никос стоял словно онемев.

— И вы что же, не обратились за помощью к Йоргосу Костакису? — наконец спросил он с недоумением.

У Андреа вырвался ядовитый смешок.

— Мама обратилась, еще как! Она униженно молила его о помощи, послала все медицинские заключения, все справки, умоляла помочь в память о его сыне, обещала со временем вернуть деньги!

— И что?

— Он отказал. Заявил, что мама все врет, чтобы выманить у него деньги. — Андреа перевела дыхание и продолжала: — Вот почему я ни за что не отдам ему деньги обратно, что бы мама ни говорила! Я маме еще не сказала, но долги я уже оплатила, а теперь мы едем в Испанию покупать дом или квартиру. Я получила пятьсот тысяч фунтов, так что у меня еще останется, чтобы обратить какую-то сумму в надежные бумаги и обеспечить маме приличный доход…

— Ты сказала, пятьсот тысяч фунтов, — глухо проговорил Никос. — Столько Йоргос Костакис заплатил тебе, правильно я понял?

Андреа вызывающе вздернула подбородок.

— Правильно! Это большие деньги, но они мне нужны были для мамы!

— Пятьсот тысяч фунтов, — повторил Никос. — Полмиллиона. — Он поморщился. — Да ты хоть имеешь представление, сколько стоит твой дед? — Он шагнул к Андреа и сжал ее руку. — Да полмиллиона для него мелочь! Сущий пустяк!

Андреа подалась назад.

— Мне все равно, сколько он стоит! Мне нет до него никакого дела! Он унизил мою маму, и я ненавижу его! И его деньги мне не нужны, а эту сумму я взяла, чтобы увезти маму туда, где тепло, где ей будет хорошо и спокойно. У нее астма, и эта вечная сырость в квартире очень плохо на нее действует…

Она умолкла, заметив, что Никос ее не слушает, стоит и мрачно озирается.

А чего ты ждала? — упрекнула себя Андреа, заметив, с каким презрением он осматривает убогую обстановку ее жилища. Смотри-смотри! Можешь теперь презирать меня сколько угодно!

Молчание нарушила Ким:

— Мистер Вассилис, вы, как мне кажется, огорчены таким холодным приемом. Вы уж извините меня, но… — Она запнулась. — Я была бы вам благодарна, если б вы объяснили, с какой целью пришли к нам.

— С какой целью? — Никос остановил взгляд на Ким. — Знаете, миссис… Фрейзер, — он чуть помедлил, прежде чем произнес фамилию, словно ему трудно было ее выговорить, — моя цель только что изменилась.

Андреа глубоко вздохнула.

— Мне очень жаль, Никос. Поверь, я не думала, что мой побег помешает вашему объединению.

Никос усмехнулся.

— Никакого объединения не будет.

И в самом деле, какое уж тут объединение, лихорадочно размышляла Андреа. Никос Василис думал, что женится на наследнице Костакиса, а ему подсунули бог весть кого — внебрачную дочь женщины, которую Йоргос считает мошенницей и попрошайкой. Никос думал, что берет в жены ровню, а получил девицу, выросшую в муниципальной квартире.

— Я должна была тебе сказать, — пробормотала она.

— Да, Андреа, ты должнабыла мне сказать.

— Мне очень жаль.

— Правда? — каким-то странным тоном произнес он. — Мне тоже.

Никос отвел глаза от Андреа, скользнул взглядом по сгорбившейся фигуре ее матери и уставился в окно.

За окном возвышались такие же безликие блочные дома, как тот, в котором Никос находился. Солнце садилось за невидимый горизонт, позолотив их макушки, а далеко внизу, на улицах, кипела жизнь.

Вот с таких же улиц в Афинах он начал когда-то свой долгий и трудный путь, ведомый единственной целью — разбогатеть. «Костакис индастриз» была вершиной, к которой он стремился всей душой.

А ведь он молод. Кто знает, что еще он успеет купить и продать за отпущенные годы? Сколько человеческих душ он купит за свои деньги и сколько продаст?

Перед его глазами встало лицо старика, хорошо знающего цену человеческой душе.

А сколько стоит моя? — подумал Никос. Ответ пришел сразу, ясный и четкий.

Уж она-то Йоргосу Костакису не по карману.

Никос отошел от окна и окинул взглядом обеих женщин и их убогую квартиру. Видения исчезли. Он достал из кармана мобильник и набрал номер. Говорил он недолго:

— Это Никос Вассилис. Передайте Йоргосу Костакису, что я нахожусь с Ким Фрейзер и ее дочерью в их квартире. Слияние отменяется.

Он выключил телефон и, засовывая его в карман, встретился взглядом с Андреа.

У нее подкосились ноги — так горели его глаза.

— Я заставлю его заплатить, — сказал Никос негромко. — Я заставлю его заплатить за все, что он сделал с вами, даже если на это уйдет вся моя жизнь. Я знал, что он человек жестокий, да и кто этого не знает? Но чтобы он пал так низко… Господи, да он хуже зверя!

Андреа словно в оцепенении стояла и смотрела на него неверящими глазами.

Никос еще раз обвел глазами комнату.

— Обречь вас на такую жизнь, — процедил он сквозь зубы, — отвернуться от собственной плоти и крови, бросить вас на произвол судьбы… — Он повысил голос. — Не пошевелить и пальцем, даже когда твоя внучка может провести всю жизнь в инвалидной коляске… — Он поднял глаза вверх. — Господь свидетель, лишь распоследний подлец способен на такое!

Никос снова достал телефон.

— Ну, ничего, — угрожающе произнес он, — об этом узнают все. Деметриос? — заговорил он в трубку по-английски. — Подготовь пресс-релиз. Объединение с компанией Костакиса отменяется. Да-да, ты правильно понял. Причины я разъясню позже. Вонь поднимется до небес, уж поверь мне. Я перезвоню через час, а пока оповести правление.

Он убрал телефон.

— Мистер Вассилис, — с тревогой спросила Ким, — я ничего не понимаю. Что происходит?

— Что происходит… — Никос смягчил тон: — Происходит то, что я решил не объединяться с Йоргосом Костакисом. Я вообще не хочу иметь с ним ничего общего!

— Но… — пролепетала Андреа, — но ведь слияние так много для тебя значило…

Никос нетерпеливо махнул рукой.

— Нет. Для меня важно только одно, Андреа. Только одно, — добавил он тихо.

Он шагнул к ней. Она хотела попятиться и не смогла — ноги не слушались.

— Твой внезапный побег был для меня словно удар в сердце. Я чуть не умер. — Он погладил Андреа по щеке, у нее оборвалось дыхание. — Вернись ко мне, моя дорогая, вернись…

— Зачем, — слова царапали ей горло, — зачем же я тебе нужна, если не будет слияния?

Он улыбнулся.

— Ты нужна мне как воздух, я жить не могу без тебя. Я хочу, чтобы ты всегда была со мной, днем и ночью, до самой смерти. — Он обхватил ладонями ее лицо и приподнял.

— Но я все равно ничего не понимаю, — пробормотала Андреа.

— Разве ты не доказывала мне это каждую ночь и каждый день, что мы провели вместе?

— Что доказывала? — прошептала Андреа, из ее глаз покатились слезинки.

— Что мы любим друг друга, Андреа mou.

— Любим?

— Да, любим, какое может быть сомнение. Это любовь, иначе разве мне было бы так невыносимо тяжело, когда ты меня бросила? Иначе, — он приложил палец к ее щеке, и он стал мокрым от ее слез, — разве ты плакала бы сейчас?

— Но ты не можешь меня любить, ты ведь женился на мне только ради слияния с дедовой компанией…

Ким охнула, но ее никто не услышал.

— Наш брак, моя дорогая, любимая Андреа, — это единственная стоящая вещь, которую дало мне слияние! Я с самого начала решил, что буду тебе хорошим мужем, даже когда думал, что у нас будет брак по расчету. Меня это вполне устраивало. Но на Крите все изменилось! Я влюбился в тебя без памяти.

— Но как это может быть, — еле слышно прошептала Андреа, — мы же с тобой из разных миров.

Она беспомощно повела рукой, показывая на убогую обстановку.

У Никоса всплыли в памяти эти же самые слова, сказанные Андреа в их первую ночь.

— Когда мы с тобой приедем в Афины, — заговорил он тихо, — я покажу тебе, в каких трущобах я родился и вырос. Я никогда не видел своего отца, а матери было безразлично, жив я или умер. И я поклялся себе, что выберусь оттуда во что бы то ни стало, добьюсь успеха и признания.

Он глубоко, порывисто вздохнул. Андреа смотрела на него во все глаза, она впервые увидела Никоса таким, каков он на самом деле, — не «золотого мальчика» из богатой семьи, а человека, вырвавшегося из нищеты и убожества благодаря своему собственному уму, решимости и мужеству.

— Но постепенно я понял, — продолжал он, — что истинное богатство — это не золото и серебро. Оно в наших душах. Я тебе ужасно завидую, Андреа. — Его взгляд скользнул в сторону Ким. — Я завидую любви твоей матери к тебе и еще больше твоей любви к ней. И я прошу тебя: прими мою любовь… и дай мне свою.

Никое немного помолчал, глядя на Андреа.

— Вернись ко мне и будь моей любимой женой, потому что я люблю тебя безгранично.

Андреа стояла, прижав руки к сердцу, и плакала, не стесняясь своих слез.

— Да, — всхлипнула она, и Никос поцеловал ее мокрые глаза, потом мягко коснулся губами ее губ и повернулся к Ким:

— Вы даете нам свое благословение?

Ким с минуту молчала, не в силах произнести ни слова, затем воскликнула:

— О да! Да!

ЭПИЛОГ

— Если будет мальчик, назовем его Андреас, если девочка — Ким.

Андреа улыбнулась.

— Ким не очень-то греческое имя.

Никос приложил ладонь к ее округлившемуся животу.

— Он толкается! — удивленно и радостно воскликнул будущий отец.

— Или она, — заметила Андреа, кладя руку поверх ладони Никоса. Они сидели на палубе яхты. Андреа, прислонив голову к плечу мужа, смотрела на синие воды Эгейского моря и с наслаждением вдыхала влажный соленый воздух. — Я так счастлива, прямо не верится, — произнесла она.

Никос погладил ее по волосам.

— Ты это заслужила.

Андреа подняла голову, чтобы поцеловать его.

— Ты тоже.

Ей до сих пор все произошедшее казалось чудом. После того волшебного вечера, когда Никос пришел к ней и объяснился в любви, жизнь Андреа перевернулась совершенно, и она была в восторге от этих перемен.

Никос увез ее и Ким в Грецию и снял для них виллу на одном частном острове.

— Тебе лучше пока не показываться на людях, — сказал он, уезжая в Афины. — Все это очень неприятно, а будет еще хуже.

Последовавшее вскоре разоблачение Йоргоса было беспощадно. То, как один из богатейших людей Греции поступил со своей собственной внучкой, потрясло людей и наряду с отменой ожидавшегося объединения компаний привело к резкому падению акций компании Костакиса, побудив правление прибегнуть к жестким мерам. Йоргоса заставили уйти в отставку, все отвернулись от него.

Когда месяц спустя его разбил паралич, вскоре повлекший смерть, мало кто пожалел об этом человеке, который сам не жалел никого.

Все состояние Йоргоса перешло к его нелюбимой внучке, потому что он, разозлившись на своего новоявленного зятя, уничтожил завещание, по которому оставлял все будущему правнуку. Так, за отсутствием других наследников, Андреа стала в конце концов наследницей Костакиса.

Это было беспокойное наследство.

— Никос, ты полностью уверен, что твое решение правильно? — спросила Андреа, глядя на блестевшее под солнцем Эгейское море.

— Абсолютно, — ответил он. — Фонд Андреаса Костакиса станет достойным памятником твоему отцу, да и твоя мать полностью меня поддерживает. Подумай, Андреа mou, мы все трое хорошо знаем, что такое бедность. Фонд будет помогать детям из неимущих семей выбраться из нищеты.

— Но ведь мы можем оставить у себя акции Костакиса, ты мог бы управлять его компанией…

Никос тряхнул головой.

— Не хочу. Денег у нас и так достаточно, а состояние Йоргоса пусть пойдет на благотворительность. Может быть, тогда кто-нибудь все же помянет его добрым словом.

— Он жестоко обошелся с мамой, и все-таки… как вспомнишь его жалкий конец…

— Ну и что? Он же никого не любил, кроме себя. Ты и твоя мать были не единственными, кто пострадал от него. После того, как газеты рассказали о вас, посыпались десятки писем с примерами его жестокости, равнодушия и бесчестности.

Никос взял жену за руку.

— Ну а теперь состояние Костакиса принадлежит тебе. Так пусть оно наконец послужит людям. Ладно, не будем больше об этом. Давай получим удовольствие от нашего прощального путешествия на этом плавучем образчике безвкусной роскоши!

Андреа засмеялась.

— Я уверена, какому-нибудь миллионеру яхта Йоргоса Костакиса придется по душе, как и его дом. Фонд выручит от их продажи кругленькую сумму.

— Наверняка. А я вот еще о чем подумал: мне не хотелось бы, чтобы капитан Петракос уходил от нас, надо его убедить остаться. Он сам говорил за обедом, что с удовольствием взял бы на себя обучение морскому делу в рамках программы Фонда.

— Интересно, — протянула Андреа. — Мама тоже горит желанием участвовать в программе. Вот было бы хорошо, если б они подружились! Она очень любила моего отца, но я была бы просто счастлива, если б у нее кто-нибудь появился, хотя бы просто хороший друг.

Никос улыбнулся.

— Мы с тобой так счастливы, Андреа mou, что хочется поделиться своим счастьем с другими, правда?

Андреа обняла мужа за плечи.

— Я люблю тебя, Никос, очень люблю.

— И я тебя, Андреа mou, и всегда буду любить. Они неторопливо пошли по палубе. За кормой

бурлило Эгейское море.


home | my bookshelf | | Женитьба под расписку |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 10
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу