Book: Ночь утра мудренее



Ночь утра мудренее

Жаклин Бэрд

Ночь утра мудренее

Глава первая

— Я до сих пор не могу поверить в то, что вам пришло в голову подвергнуть меня такому идиотскому испытанию!

Эмили Ферфакс сидела напротив своего старшего брата Тома и его супруги Хелен за столом в просторном зале пятизвездочного лондонского отеля.

— Расслабься, Эмили, — бросил Том. — Выглядишь отлично. Так что волноваться не о чем.

— Если не считать того, что я чувствую себя пациенткой сумасшедшего дома. Очень, надо сказать, неприятное ощущение.

— Что есть, то есть, — ухмыльнулся брат. — Но ты ведь помнишь нашего отца, он любое рядовое благотворительное мероприятие обязательно превращал в костюмированное шоу. Вот организаторы и решили продлить традицию. Да одно название чего стоит: «Ангелы-хранители африканских малюток»! Тьфу! Напыщенная галиматья!

— Да уж, истинно в отцовском вкусе, — подхватила Эмили.

— Надо полагать, что темой сегодняшнего вечера является Армагеддон, раз половина гостей обрядилась в ангелов, а другая — в чертей. У отца было весьма специфическое чувство юмора. Одним словом даже и не определишь. Помнишь мамин сороковой юбилей? Он тогда заставил всех нас предстать в образе Казановы. Похоже, только он один и знал потаенный смысл этого действа. Для всех прочих он так и остался неразгаданным.

— Еще бы не помнить! Поразительное зрелище… Все, независимо от пола, были в камзолах и обтягивающих чулках. Многие женщины смотрелись неоперившимися юнцами, а те, что с формами, вообще выглядели невообразимо. В этом явно усматривалось что-то провокационное. Мне тогда пришлось проложить немало усилий, чтобы отогнать все глупые подозрения по поводу скрытых сексуальных отклонений нашего покойного папочки, — смущенно призналась Эмили брату и с легким ужасом покосилась на невестку, миловидную брюнетку с задорным полудетским личиком. — Но ведь теперь иное дело, Хелен, — серьезным тоном поспешила добавить она. — Неужели тебе нравится этот гнуснейший ярко-красный латекс, тем более что костюм размера на два меньше, чем нужно? Почему ты заказала для меня именно его? — добродушно, но прямо спросила она, наблюдая, как проказливые чертики отплясывают в густо-карих глазах невестки.

Том встретил Хелен во время учебы в университете. Поженились они два года назад, будучи оба двадцати трех лет от роду. И уже успели стать гордыми родителями годовалой дочери, которая появилась на свет за неделю до того, как внезапно от обширного инфаркта умер отец Тома и Эмили. Новорожденную было решено назвать Сарой, в честь их матери, умершей три года назад от рака. Хелен не стала возражать.

— Не понимаю, на что ты жалуешься, — улыбнулась девушка. — Всем бы выглядеть как ты, Эмили. И если считаешь, что найти костюм подходящего размера легко, то ошибаешься. Помню, как на пятом месяц беременности я вдруг обнаружила, что перестала влезать в собственные вещи, а значит, придется обновлять весь гардероб. Вот это повод для переживаний. А то, что тебе пару часов придется походить в лаковом комбинезончике, — это никакая не трагедия, дорогая моя золовка, — нравоучительным тоном проговорила Хелен, но потом не выдержала и рассмеялась.

Эмили в алом обтягивающем костюме действительно выглядела диковато и вызывающе сексуально.

— Женщина небольшого роста может позволить себе вольность в одежде и при этом выглядеть миленькой маленькой девочкой. Дылде же вроде меня следует быть поосмотрительнее в выборе наряда, потому что меня издалека видать, — иронически отозвалась Эмили. — Вот ты настаивала, чтобы я натянула на голову капюшон. Вот, пожалуйста… как ты просила. Но это неприятно и дышать трудно. Я задыхаюсь, — пожаловалась она, оттягивая узкую горловину костюма.

— Не вини меня, дорогая. Я сделала, что могла. Если бы ты вернулась с Санторина чуть раньше… у тебя нашлось бы время самостоятельно подобрать другой костюм в тему. А этот отложить до праздника Хэллоуин. И все-таки лично я считаю, что тебе скорее к лицу алый цвет и огненные рожки, нежели белый балахон и золотистый нимб над головой. Ты такая прелесть в этом инфернальном наряде! Ни одно ангельское одеяние так не подчеркнет твои соблазнительные формы… Не забывай, что все это делается ради спасения африканских малюток, — ухмыльнулась Хелен.

— Но любой, кто знает меня, согласится, что по характеру мне больше подходит костюм ангела.

— А я решила сыграть на контрасте, — хмыкнула Хелен.

— Мне кажется, было бы правильнее всех женщин одеть ангелами, а мужчин — чертями.

— Протестую, — вступился за мужчин Том. — Это совершенно недопустимая дискриминация по половому признаку. Лично я, например, всех женщин поголовно считаю дьяволицами.

— В таком случае я считаю тебя идиотом. И…

— Простите, — раздался глубокий голос, заставивший Эмили замолчать, а всех вместе — повернуться. — Привет, Том! Рад снова тебя видеть.

— Антон! — Брат Эмили вскочил со стула. — Я счастлив, что ты принял наше приглашение и согласился участвовать со своими друзьями в этой акции.

Том встал навстречу прибывшему гостю и пожал ему руку. Но они этим не ограничились, а обнялись, как старые добрые друзья.

Эмили понимала, чем это чревато. Их столик рассчитан на восьмерых, а Антона, судя по его надменному виду, можно было отнести к числу самых влиятельных участников благотворительной акции. То есть Том наверняка пригласит его присоединиться к их небольшой группке.

Эмили с откровенным неудовольствием посмотрела снизу вверх на человека, который только что так грубо ее перебил, а теперь крайне неучтиво стоял к ней спиной.

Как она боялась, так и случилось. Брат принялся настаивать на том, чтобы Антон пересел к ним за столик. Тот согласился и жестом позвал свою спутницу, смазливую брюнетку, наряженную ангелом. И ангелом необычным. Ее желтого цвета туника, ниспадавшая искусными складками, по длине и прозрачности не уступала даже самым вызывающим пеньюарам. Ладненькая фигурка молодой женщины откровенно вырисовывалась сквозь тонкую ткань.

В этот миг Эмили Ферфакс, мечтавшая поскорее скинуть с себя эту резиновую кожу, искренне позавидовала незнакомке в ее продуваемом райском облачении и, невольно потянувшись к молнии, идущей от горла к талии, немного ее расстегнула. Она всегда отличалась жизнерадостностью и свободолюбием, и ей претило все, что стесняло тело, желания или волю.

— Позвольте представить вам мою спутницу, — торжественно произнес Антон. — Это моя подруга Элоиза. А там за столиком сидит еще Макс, мой друг и моя правая рука. Но, я думаю, вы познакомитесь с ним чуть попозже.

Эмили Ферфакс настороженно взглянула на стоявшего перед ними мужчину. Высокий, средних лет, с приятной наружностью, но, похоже, чересчур самоуверенный и считает себя неотразимым. Улыбаясь, он занял место возле Эмили, напротив Хелен. Эмили сухо ему кивнула, зато Хелен щедро расточала улыбки.

— Эмили! Очень приятно! Том рассказывал мне о вас, — по-хозяйски взял инициативу за столом в свои руки приятель брата. — Много рассказывал. И вот мы, наконец, познакомились. Меня зовут Антон Диаз.

Он привстал и через весь стол протянул ей руку.

Эмили едва заметно помедлила, нахмурившись. Ей показалось подозрительным насмешливое и даже можно сказать дерзкое выражение его лица. Однако, решив не устраивать сцен, пожала мужчине руку, продолжая размышлять над смыслом столь непонятной ухмылочки. Он энергично потряс ее руку, и в следующее мгновение будто электрический разряд прошил Эмили насквозь. Что за абсурд! Еще никогда с ней такого не бывало. Девушка поспешно отдернула руку.

Непонятно, Том много рассказывал этому Антону про нее, она же впервые слышит это имя. Почему? Эмили не любила подобные загадки. Все непонятное вызывало в ней смутный страх. В такие минуты она как девочка, очутившаяся в заколдованном лесу, начинала напряженно прислушиваться, всматриваться, озираться, готовая за любым деревом, мирно покачивающим ветвями на ветру, увидеть кровожадное чудовище.

Если честно, Антон Диаз не был похож на чудовище. Но его высокий рост и самоуверенный вид подавляли, особенно таких нежных и впечатлительных особ, как она.

По размаху плеч он не уступал сказочным богатырям, но его физическая мощь не выглядела грубой. Своей пластикой он скорее напоминал крупного ягуара, нежели медведя. Настоящий хищник, но в шарме ему не откажешь. И это самое опасное. Тем более что в каждом его движении сквозило осознание собственной силы.

Одет он был соответственно. Черный кашемировый свитер, но очень тонкий, совсем не то, что пришлось напялить на себя Эмили, и антрацитово-черная атласная мантия. Можно предположить, что именно так и выглядит адовладелец по будням. И еще явно сшитые на заказ черные-пречерные брюки и великолепные, начищенные до блеска туфли.

Весь черный и чрезвычайно опасный. Рожденный повелевать. Рядом с ним она в своем алом латексе выглядит как чертенок на побегушках.

Эмили постаралась изобразить улыбку, но она была похожа скорее на гримасу. Их знакомство никак нельзя было назвать удачным.

— Я краем уха услышал ваш разговор, перед тем, как подойти к вам, — произнес Антон. — Насколько я понял, Эмили всех мужчин считает исчадьями ада. Хотелось бы узнать, у столь сурового суждения есть какое-нибудь конкретное обоснование или это просто впитанное с материнским молоком мужененавистничество? — насмешливо поинтересовался «черный демон».

— Не кощунствуйте! Говоря о материнском молоке, вы невольно задеваете мою мать! — проворчала Эмили.

— И в мыслях не было. Не цепляйтесь к словам, мисс Ферфакс. Вам самой же прекрасно известно, что это всего лишь фигуральное выражение, означающее врожденные склонности, — нисколько не смутился мужчина.

— А вы должны понимать, что у слов есть и прямые значения, мистер Диаз. Однако я успела запамятовать, о чем мы с вами ведем речь, — отпарировала Эмили.

— Охотно напомню, — добродушно отозвался Антон. — Нынешним обществом не приветствуются дискриминационные идеи по расовому, национальному или половому признаку. Это считается некорректным. Так что ваше предложение обрядить всех дам ангелами, а мужчин — демонами мне показалась чересчур тенденциозным, если не сказать оскорбительным.

— Вам бы выступать в ООН, мистер Диаз. Современные политики не гнушаются и куда более сомнительных деяний, нежели подслушивание чужих разговоров.

— Эмили, а почему бы тебе просто не ответить на вопрос Антона? Меня тоже интересует, почему ты столь неблагожелательно относишься к славному мужскому племени, — неожиданно присоединилась к противной стороне коварная невестка.

— Между прочим вы сами-то вырядились чертовкой, — заметил Антон.

— Меня обрекли на эту роль. А виновники перед вами — мой братец и его супруга, — охотно посетовала девушка.

— Но вы с блеском играете эту роль. Костюмчик на вас сидит как влитой. Том и Хелен определенно знали, что делали, — немедленно отозвался он.

— В нашей семье мы любим пошутить друг над другом и не обижаемся. Но должна вас предупредить: такая лояльность распространяется только на членов семьи, — хмуро произнесла в ответ Эмили.

— Я внял вашему замечанию. Обязательно учту, — кивнул Антон Диаз.

— А разве можно верить человеку в наряде дьявола? Да, кстати, где вы забыли ваши рожки?

— Я никогда ничего не забываю. Запомните, во избежание возможных недоразумений в будущем.

— Но без рожек вы не дотягиваете до дьявола, за которого рассчитывали сойти, — входя в азарт, произнесла Эмили.

— Ошибаетесь. Вам бы следовало знать, что дьявол — это падший ангел. Откуда взяться рогам? Вот у его челяди действительно рога — совсем иное дело, ибо они — зверье. Я знаю, о чем говорю. Верьте мне, — проникновенно проговорил Антон Диаз сочным низким голосом.

— Я мало кому верю. А вам подавно не стану, — внезапно смутившись, сказала девушка и замолчала.

Она быстро отвела взгляд, изобразив на лице скуку.

Эмили Ферфакс шел двадцать пятый год — возраст вполне зрелый, однако повадки выдавали полное отсутствие житейского опыта. Дерзость ее выглядела как девичий максимализм пополам с кокетством, интонации были категоричными, жесты — чересчур резкими.

Эмили занималась морской археологией. И хотя после окончания университета не числилась ни в каком научно-исследовательском институте или центре, на свое счастье оказалась востребованной.

Работать ей приходилось преимущественно в мужских коллективах, и она научилась общаться с коллегами на равных, стараясь ни в чем не уступать даже самым сильным и выносливым из них. Большой мир не слишком интересовал Эмили, поскольку ей редко удавалась испытывать на суше такие же сильные по накалу эмоции, как на морском дне, когда удавалось добраться до обломков старинного судна со скрытыми в нем сокровищами.

Взгляд Эмили некоторое время рассеянно блуждал, пока не остановился на сладкой спутнице Антона Диаза.

Хороша, ничего не скажешь! Ну просто на загляденье! Такая милая, легкая и улыбчивая. Какой безмятежный вид, как у цветочка на лугу! Эмили тяжело вздохнула. Ее недавняя агрессивность показалась ей нелепой.

Наверное, все дело в собственных неурядицах и неудачной личной жизни. В двадцать один она расторгла помолвку после того, как застала своего жениха в постели с ее соседкой по комнате. Порвала с изменником решительно и бесповоротно. Но это не избавило ее от страданий, ибо пришлось еще долго изживать разочарование и обиду.

Найджел работал бухгалтером в фирме ее отца. Эмили влюбилась в него, когда ей было шестнадцать. А через два года, в день ее восемнадцатилетия, он впервые поцеловал ее, а потом… признался в своих чувствах. Когда мама долго и мучительно болела, он помогал ухаживать за ней, а когда мама умерла — утешал. Через некоторое время он сделал Эмили предложение, и она, не раздумывая, его приняла. Ну а затем случилась та ужасная сцена. Она собственными глазами увидела, с какой ненасытностью он ласкал ее подругу. В сердце Эмили словно вонзили нож и провернули несколько раз. Как же это было больно!

Эмили смогла найти только одно объяснение случившемуся. Бухгалтер Найджел прекрасно знал, что получит, женившись на богатой наследнице. И это была его главная, а возможно, и единственная причина, заставившая его сыграть роль влюбленного.

Все дело в деньгах и связях. Эмили часто напоминала себе об этом, когда кто-либо проявлял к ней интерес. Ведь если бы не ее финансовая привлекательность как невесты, этого предательства могло бы и не быть. Ей хотелось чувствовать собственную значимость, быть самоценной. Она не тщилась надеждой слетать на Луну или, например, открыть новый химический элемент. Она видела свою жизненную миссию в устранении белых пятнышек в истории мореплавания. Такой была ее скромная, но очень интересная для нее роль.

Что касается личной жизни, то длительных отношений у нее больше ни с кем не складывалось.

— Да… — проговорила Эмили вслух, переведя взгляд с Элоизы на Антона. — Вы правы. Я как всегда ошиблась.

— За чистосердечное признание своей вины объявляю вам прощение! — патетически объявил Антон Диаз, в театральном жесте воздев над столом левую руку.

Все рассмеялись. А Эмили поморщилась и вновь отвела взгляд.

Она воспрянула духом, когда наконец появились опоздавшие тетушка Лиза, старшая сестра отца, и ее супруг, Джеймс Браунинг, который после смерти отца Эмили и Тома стал председателем правления компании «Ферфакс Инжиниринг».

Приход двух новых гостей заставил сидевших за столом подвинуться. Антон галантно усадил тетушку Лизу на свое место, а сам расположился возле своего недавнего оппонента.

— Тетя Лиза, дядя Джеймс, я так рада, что вы смогли прийти, — искренне проговорила девушка.

— Мне кажется, вы вышли из образа, Эмили. Чертовки так мило себя не ведут, — двинув соседку локтем, шутливо упрекнул ее Антон.

Как ни странно, Эмили понравилась эта шутка. Она даже громко рассмеялась, но тут же опомнилась и, покраснев, замолчала. Бровь мужчины насмешливо вздернулась, но он не стал комментировать реакцию девушки, за что она была ему благодарна. Более того, он без единого слова передал ей наполненный шампанским бокал.

С появлением старших потекла обычная чинная светская беседа, причем Эмили говорила меньше прочих. Хотя соперничать в умении молчать с Элоизой она, безусловно, не могла, та вовсе не проронила ни звука. Но не от смущения. Она просто умела наслаждаться малым: очень внимательно слушала говорящих и живо реагировала на все произносимые за столом шутки. Ее большие умные глаза смотрели проницательно и вместе с тем озорно. Эта красивая женщина просто не испытывала потребности что-либо кому-то доказывать. Эмили всегда отмечала ценные качества в других людях, поскольку стремилась брать от других только лучшее и бороться с собственным несовершенством.



К концу вечера Элоиза несколько заскучала в обществе незнакомых людей, потому как Ферфаксы и Браунинги заговорили о делах. Она поднырнула под руку демона, который заботливо обнял ее за обнаженные плечи, и положила ангельскую головку на его широкое плечо. Так она выглядела еще более очаровательной.

Глядя на этих голубков, Эмили невольно затосковала: ей бы такие нежные отношения.

Из разговора Эмили поняла, что Антон Диаз — весьма успешный финансист. Непонятно только, почему он так упорно уклоняется от откровенных ответов на прямые вопросы и старательно избегает говорить о себе и своем происхождении.

— А почему молодые люди не танцуют? — внезапно спросила тетушка Лиза.

На что Том и Хелен, не раздумывая, поднялись со своих мест и направились к танцполу. Глядя на них, и Антон потянул за собой свою ангелоподобную спутницу. Эмили смело посмотрела на Макса, который уже с полчаса сидел за общим столом, и спросила:

— Макс, вы не хотите меня пригласить?

— С превеликим удовольствием, мисс Ферфакс, — тотчас отозвался он.


Антон Диаз всегда тщательно следил за своей мимикой. Если он и допускал какие-либо проявления чувств, то только в тех случаях, когда хотел, чтобы все их заметили. Интуитивно Эмили поняла это еще в самые первые минуты их общения.

Но когда он пошел танцевать, она прочла на его лице улыбку победителя. Интересно, что бы это могло значить? — принялась гадать девушка.

Пока она ломала голову над этим вопросом, Антон позволил себе полностью расслабиться.

Все дело в том, что единственный из Ферфаксов, кто нужен был Антону, как оказалось, умер год назад. Выходит, он опоздал, а виной тому скрытность его матери. Зато теперь Антон видел себя неуязвимым в час решающей битвы. Для победы ему было важно обрести мощь, основанную на внутреннем спокойствии и уверенности.

Встреча с прочими членами семейства Чарльза Ферфакса не оставила его равнодушным. Они показались ему вполне пригодными для реализации выстраданного им намерения.

Он огляделся.

Бальный зал отеля кишел узнаваемыми лицами представителей лондонской элиты, которым понравилась идея отпрысков династии Ферфакс продефилировать в одиозных нарядах под предлогом сбора средств в помощь африканским малюткам. И он тоже играл в эту глупую игру, но у него была веская на то причина. Того требовал его замысел. Вот поэтому он и старался выглядеть естественно и убедительно.

В декабре, когда его мать, почувствовав, что ей становится совсем плохо, призвала сына к себе и рассказала ему всю правду о смерти его сестры двадцать шесть лет назад. История повергла мужчину в шок.

Зуки приходилась ему сводной сестрой. Но в их общении это не играло никакой роли. Она была его старшей любимой сестренкой, самым близким и родным ему человеком. Он хорошо помнил, как нежно она заботилась о нем.

Когда ее не стало, ему сказали, что Зуки погибла в автомобильной аварии. Трагическое и непоправимое происшествие заставило его многое претерпеть и превозмочь. Став взрослым, Антон не забывал о сестре. В честь нее он даже назвал свою компанию. И это принесло ему удачу. Описание катастрофы застряло в его сознании: Зуки за рулем, машину заносит, скала, обрыв и падение… Чудовищная смерть в разбившейся о камни машине. А потом и глубокое отчаяние матери, от которого она так и не оправилась.

Перед смертью бедная женщина воссоздавала действительную цепь событий, приведших Зуки к гибели. В тот декабрьский день Антону довелось узнать, что «несчастный случай» на самом деле был самоубийством. Старшая сестра таким образом расценила свой долг перед семьей. Она полюбила человека, поверила ему, но он оказался подлецом и предал ее, отдав предпочтение выгодной партии. Зуки решила, что запятнала честь семьи, связавшись с Чарльзом Ферфаксом.

После смерти матери Антон Диаз разбирал ее бумаги. В них нашлось немало подтверждений обоснованности именно такой версии гибели сестры. И тогда на могиле своей матери Антон дал клятву. Его жизнь отныне приобрела новый смысл, и неважно, во что это выльется для него и какова будет цена победы.

И если ради достижения его сокровенной цели ему необходимо принять участие в этом идиотском костюмированном фарсе, ну что же, ради бога, он был готов и к худшему. Тем более что образ дьявола предполагал лукавство и скрытую игру. И это тешило самолюбие Антона Диаза.

Пока все шло как нельзя лучше. Он легко проник в стан Ферфаксов. Его в нем приняли, как дорогого гостя. И его аппетиты разрастались с каждой минутой. Теперь ему показалось мало захватить «Ферфакс Инжиниринг». Этим бы он только немного отравил жизнь дружному семейству отпрысков ненавистного человека. Он ни на секунду не забывал о том, что Зуки заплатила жизнью за его предательство. Антон решил тоже не щепетильничать.

Антон Диаз так долго выстраивал план поглощения «Ферфакс Инжиниринг» своей финансовой корпорацией, что знал наизусть каждый шаг. У него не оставалось никаких сомнений в собственном успехе, предстоящее дело даже стало казаться ему чересчур пресным, ведь он предпочитал острые блюда.

«Ферфакс Инжиниринг» была сугубо частной компанией, ею владели лишь члены семейства и близкие друзья, так что приобрести ее посредством биржевых манипуляций не было ни малейшей надежды. Подвигнуть к банкротству — тоже, поскольку компания имела квалифицированный управленческий аппарат и была чрезвычайно доходной. Но Антон и не предполагал действовать в обычных рамках.

Он тщательно изучил историю становления «Ферфакс Инжиниринг». В самом начале это была угледобывающая компания, однако в период экономического кризиса она была реорганизована в компанию более широкого профиля, включившую в себя и несколько строительных подразделений, а затем и предприятия легкого машиностроения. Впоследствии ее владельцы сосредоточились именно на этих двух направлениях. Что однозначно говорило о прозорливости умершего главы компании.

За последние десятилетия потребителями продукции «Ферфакс Инжиниринг» стали многочисленные клиенты из Америки и Китая, многократно увеличив тем самым прибыль компании. Так что нащупать слабое место представлялось не таким-то уж простым занятием. Но невыполнимых задач нет! На сегодняшний момент у Антона имелся неоценимый козырь — доверие Тома, старшего сына и главного наследника Чарльза Ферфакса. Все остальное — вопрос техники…

Прелестная головка Элоизы покоилась на его плече. Они сонно покачивались в танце. Элоиза подняла на партнера глаза. Она провела ладонью по его щеке и прошептала:

— Антон, дорогой, о чем ты задумался?

— О динамике индекса Доу-Джонса, — пошутил он, коснувшись кончиком своего носа кончика ее точеного носика.

— А почему не о моей соблазнительной фигуре? — в шутку разочарованно прощебетала она.

— Представь себе, нет. И немедленно прекрати кокетничать, у тебя для этого есть муж, Элоиза. У меня к вашей сестре стойкий иммунитет, — грубовато ответил он, изменившись в лице.

Элоиза на миг сощурилась, будто размышляла, стоит ли ей рассердиться, но все-таки оставила его высказывание без комментариев, продолжив, как ни в чем не бывало, лениво раскачиваться в танце.

Какой великолепный характер у Элоизы! Никогда не обижается! Время от времени она позволяла себе выйти за рамки дозволенного, но всегда безукоризненно владела ситуацией. Однако для Антона значение имело лишь то, что она внешне очень напоминала его сестру Зуки. Но лишь внешне. Повадками она была настоящей кошкой. Грациозной, желанной, вероломной. И никакими средствами невозможно было поколебать ее веру в себя. Если бы Зуки обладала этим последним свойством, то осталась бы жива.

Впрочем, в жизни Элоизы не все было так уж гладко. Поэтому двенадцать лет назад Антону пришлось буквально выкупать женщину из кабалы, когда ее менеджер хитростью заполучил ее подпись на контракте, принуждающем к съемкам в порнофильме. Можно с уверенностью сказать, что в тот миг он спас ей жизнь. Чтобы спасти репутацию, Элоиза поспешила тогда выйти замуж за лучшего друга Антона Диаза, но с тех пор никогда не упускала случая продемонстрировать свое расположение и самому Антону.

Антон винил себя в этой щекотливой ситуации. Он уступил ей однажды, поддался ее очарованию — устоять не было ни единого шанса. Но затем осознал, что эта женщина верна лишь собственным желаниям и больше всего в этой жизни любит играть. Брак стал для нее необходимым компромиссом, который помог пережить тяжелые времена под крылом обожающего мужа. Но принадлежать кому бы то ни было, казалось ей немыслимым.

Она развлекалась, как могла. Ее муж потакал всем ее капризам, надеясь великодушием купить ее любовь. Несчастный… Как можно быть таким наивным?

Но вовсе не Элоиза была главным предметом размышлений Антона Диаза.

Перед тем как собраться в Лондон с целью претворения в жизнь своего плана, он обратился к частному детективу с поручением собрать досье на всех, кто имеет хоть какое-то отношение к «Ферфакс Инжиниринг». В кипе отчетов и иллюстрирующих их фотографий он нашел и фотографию дочери своего заклятого врага. Так он впервые увидел Эмили Ферфакс.

На фотографии была изображена молодая женщина неопределенного возраста. На пляже, в бейсболке, козырек которой затенял ее глаза, в безразмерной футболке, в широких камуфляжных штанах. Она выглядела как пацан. Она занималась подводной археологией, то есть вела совершенно далекий от Антона Диаза образ жизни. Вчитываясь в страницы отчета, а затем и знакомясь с описанными в нем людьми, он с огорчением понимал, что его план постепенно переставал казаться ему лишь хитрой «шахматной комбинацией». Фигуры начали оживать и приобретать человеческие лица и черты характера. Пожалуй, стоит вести себя поосторожнее, чтобы не проникнуться симпатией к этим милым, в сущности, людям.

Антон не мог позволить себе подружиться с кем-либо из Ферфаксов, в противном случае он нарушил бы данную им клятву. Никакой жалости к родственникам убийцы его сестры. Сейчас для него главное — добиться их расположения. Нет ничего более легкого!

Но первая проблема не замедлила дать знать о себе. Добрый Том и его премиленькая супруга Хелен оказались по-настоящему замечательными людьми и вдобавок молодыми родителями. Да и эта самая Эмили тоже очаровательная. Такие типичные располагающие к себе англичане… Откуда им знать, что их ждет, что для них уготовил Антон Диаз?

И все же при ближайшем рассмотрении Антону удалось определить слабое место Ферфаксов. Им оказалась всеми любимая младшая дочь Чарльза синеглазая Эмили, с остренькими костлявыми плечами и блуждающим румянцем на щеках. Эта девушка с пухлыми губами показалась ему чрезвычайно ранимой. Ее агрессия, ярко проявившаяся в самом начале вечера, заставила Антона предположить, что у девушки очевидные проблемы в общении с мужчинами, какая-то неотомщенная боль, заставляющая бросаться на каждого из неприятельского стана. И это было отличным поводом для раздумий.

Чарльз Ферфакс предал Зуки, чтобы жениться на достопочтенной Саре Диверэл. Это была пышная великосветская свадьба. Через девять месяцев родился Том, еще через год — Эмили… Всем известные факты… Идиллия, за которую Зуки расплатилась собственной жизнью. А вот это известно только Антону…

— Невероятно! — тихо рассмеялась Элоиза. — Макс, оказывается, неплохо танцует танго.

Антон посмотрел туда же, куда смотрела его партнерша. Действительно, его шеф охраны эмоционально и старательно танцевал танго с Эмили Ферфакс. Это было странное зрелище. Макс танцевал танго в старомодном стиле, и Эмили выглядела совершенно беспомощной. Она изо всех сил пыталась соответствовать своему партнеру. Но все, что она могла, — это не мешать тому изображать огненную страсть. В конце концов, обессилев, она вверила себя его руководству, и как оказалось — это было все, что от нее требовалось. Танго стало походить на само себя. Макс мастерски обращался с женщиной и, похоже, преподал ей отличный урок танца.

Антон улыбнулся в ответ на замечание Элоизы и крепче прижал обворожительную женщину к своей груди, но украдкой время от времени поглядывал на чертенка в красном комбинезоне. Она была длинноногой и, несмотря на худобу, полногрудой. В латексе ее тело казалось точеным. И если значительная часть мужчин любовались его Элоизой, то можно было со всей уверенностью утверждать, что остальные глазели на Эмили. Хотя самому Антону она виделась угловатым и простоватым подростком.

— Они странно смотрятся, — сообщила Элоиза, которая никак не могла оторваться от пары Макс — Эмили. — Ты не находишь? Не думала, что в наши дни еще кто-то так танцует, — беззлобно ухмыльнулась она, прижавшись к Антону.

— Да, пожалуй, ты права, — нехотя отозвался партнер.


— Благодарю вас, Макс, — проговорила Эмили, окончательно выбившись из сил.

Макс великодушно кивнул и проводил девушку обратно к столу.

— Полагаю, урок не пошел на пользу, — со смехом встретила ее Хелен, которая давно охладела к танцам с неуклюжим Томом.

— Для первого раза сложновато. И не уверена, что во второй раз будет легче, — смущенно отозвалась Эмили.

— Добро пожаловать в клуб нескладех. Я сорок лет пытаюсь научить Джеймса элементарным па. Но у бедняги обе ноги левые, — доверительно сообщила тетушка Лиза.

— Что делать, — вяло проговорила Эмили, невольно поглядывая на Антона, который все еще покачивал в медленном ритме свою полуобнаженную спутницу.

Глава вторая

Эмили никак не могла предположить, что, вернувшись с партнершей к столу, Антон положит свою ладонь поверх ее руки и пригласит станцевать с ним следующий танец.

Ей бы следовало отказать.

Но не просто было отказать человеку с таким проницательным взглядом и бархатным голосом!

— Давайте, Эмили, — проговорил он. — Я же видел: вы не пасуете перед трудностями. Обещаю не озадачивать вас так, как это делал Макс.

— Иди, Эмили, — подбодрил ее Том. — Если я и Джеймс, по мнению тетушки Лизы, безнадежны по части танцев, то у тебя, как у юной и пластичной, есть еще шанс покорить эту премудрость, — напутствовал он сестру.

— Спасибо, братишка, — отрывисто проговорила Эмили, но на уговоры поддалась.

Антон Диаз терпеливо выждал этот обмен репликами, словно и не сомневался в согласии девушки, а затем повел ее к центру зала.

Как только он обхватил Эмили за талию, по ее телу вновь прошел электрический разряд.

— Вашему брату недостает некоторой утонченности манер, свойственной представителям славных семейств. Но я на него не в обиде. Он мил и кажется абсолютно безвредным, — небрежно проговорил Антон, властно прижимая девушку к груди.

Эмили растерялась. Она не знала, что ответить на такое замечание.

— Вы удивили меня, Эмили, — продолжал говорить Антон Диаз. — Мне понравилось, как вы танцевали с Максом. Я не утверждаю, что вы виртуозная танцовщица, но в вас есть полезное для женщины желание подстроиться под партнера. Вы признали превосходство Макса в этом мастерстве и последовали за ним.

— Это называется способностью учиться.

— Ваша правда… Откровенно говоря, если вы хотите учиться танцевать, то это не ко мне, а к Максу. Я способен лишь на то, чтобы обнять женщину вот так, как я это делаю сейчас, и повальсировать с нею по танцполу. До сих пор этих навыков мне хватало. Однако мне всегда казалось, что я умею слышать музыку и растворяться в ней, — лениво заметил Антон Диаз. — Я вас не усыпил, не разочаровал? — насмешливо спросил он девушку.

Но это был риторический вопрос, по всему было видно, что Эмили хорошо. Он пристрастно осмотрел ее. Обычная девушка. Милая, привлекательная, симпатичная мордашка, соблазнительное тело. Но в целом обычная… Если ее сравнивать с Элоизой, то, конечно же, Эмили проигрывала той.

— Нет-нет, я не разочарована, — поспешила разуверить его вежливая англичанка, как если бы в этом была нужда.

Антон Диаз коротко усмехнулся, и Эмили смутилась.

— Я думаю, мистер Диаз, мужчина вашего достатка и влияния, — сухо процедила она, быстро сообразив, что Антон с ней играет, — прекрасно осведомлен о своих способностях. Тем более, что неумение в одной области с лихвой компенсируется талантами в другой и на самооценку не влияет… Или вы надеялись услышать от меня комплимент? — спросила Эмили Ферфакс, дерзко взглянув ему в глаза.

— Ах, Эмили, вы слишком прямолинейны, — сочувственно произнес Антон и еще крепче прижал к себе партнершу в алом латексе.

— Расскажите, кто вы? — спросила «прямолинейная» девушка.

— Кто? Я сын своей матери. Она училась в закрытой школе в Швейцарии, куда ее отослали родители. В Европе она познакомилась с одним греком, влюбилась в него. Но он, к ее великому сожалению, уже был женат и имел детей. Однако оказался достаточно дерзок для того, чтобы овладеть ею. Он взял ее с собой в Коринф, где и родился я. Их роман длился годы. Отец умер, когда мне исполнилось двенадцать. Тогда мать приняла решение вернуться в Перу.



— Грустная история, — прошептала Эмили.

— Только не стоит жалеть меня, Эмили. История настолько распространенная, что кажется банальной. Или вы думаете, что моя мать не имела дивидендов от того, что являлась любовницей состоятельного человека?

— Как вы можете так говорить? — возмутилась Эмили.

— Не хотелось бы лишать вас иллюзий, милое дитя, но позвольте мне говорить как есть или хотя бы, как я думаю. У меня ведь есть такое право? — спросил он, вглядываясь в девушку.

— Безусловно, мистер Диаз. Простите, — виновато пролепетала она.

— Вам неприятно мое общество? — прямо осведомился мужчина.

— Мне просто кажется, что вы со мной играете, — откровенно призналась Эмили Ферфакс.

— Должно быть, я дьявол, — весело отозвался он. — Я действительно играю. Но не только с вами. Я вообще по натуре игрок. Игра — это в первую очередь риск. Зато скучать не приходится.

— Это ваша жизненная философия? — спросила Эмили.

— Да, если хотите. Но зато я в каждый конкретный момент знаю, чего хочу, — сообщил Антон.

— И чего же вы хотите в эту самую минуту? — на свою беду спросила девушка в алом.

— Вас, Эмили Ферфакс, — коротко и невозмутимо ответил он.

— Вы не дьявол, а чудовище! — рассмеялась она, решив, что будет лучше не возмущаться, а превратить все в шутку.

— Нет, я ангел. Падший, правда, но ангел. И обладаю даром заглядывать в сердца людей. Ваша податливость провоцирует меня на откровенность. Вы возбуждаете во мне желание. И я чувствую в вас ответное желание, Эмили.

— Вы занимаетесь мистификацией, мистер Диаз. Понимаете, что в вашем нынешнем дьявольском обличий такие речи из ваших уст звучат убедительно. Но все же не следует этим злоупотреблять.

— Вы настолько не уверены в своем женском очаровании?

— Просто у меня есть глаза, и у меня хватает смелости признать, что по части женской соблазнительности я сильно отстаю от вашей восхитительной спутницы, — проговорила Эмили Ферфакс.

— Вы удивительное существо. Вас действительно следовало нарядить в ангельское одеяние, милая Эмили. Никогда еще не встречал женщины, которая бы при таких прекрасных внешних качествах добровольно уступила бы пальму первенства другой красотке. Я был уверен, что такое невозможно, так что вы меня поразили, дорогая, — щедро прокомментировал ее слова Антон Диаз.

— Но я права?

— Элоиза — моя давняя подруга. Когда знаешь человека так хорошо, как я знаю ее, трудно питать иллюзии относительно качеств этого человека. Элоиза замужем за моим другом. Он любит ее и делает все, чтобы сохранить ее подле себя. Пока ему это удается. Сейчас Элоиза довольно известная телевизионная звезда у нас, в Латинской Америке. Но ее амбиции по завоеванию мира крепчают с каждым днем. Сейчас она пробуется во все подряд мюзиклы. Супруг ей в этом помогает. Но если его помощи станет недостаточно, возможно, она просто сменит этого супруга на кого-то более влиятельного. Пока же этого не случилось… Кстати, завтра она возвращается домой. Так что не ревнуйте, будьте ангелом.

— Я ревную?! — молниеносно вскипела Эмили. — Что вы такое несете?!

Она бы вырвалась и демонстративно бросила бы его в центре зала посреди танца, но Антон был к этому готов и загодя усмирил ее попытки, обнимая и поглаживая сильной ладонью ее спину.

— Ревную?! Да я даже не знаю вас, — проговорила Эмили ослабевшим голосом.

— Тсс… — успокаивал ее как маленькую Антон. — Я позвоню вам завтра. Мы встретимся. Никто не будет нам мешать. За ужином мы сможем спокойно поговорить обо всем, что нас так волнует. Это свидание, дорогая. Я так хочу. Вы меня поняли… А сейчас мы вернемся к столу. И больше не кипятитесь. У вас от этого лицо пунцовеет.


— Ради бога, Эмили, прекрати немедленно терзать себя! — тормошила золовку Хелен. — Ничего страшного не произошло. Ты просто обязана отужинать с ним. Он присылает розы каждый день. Домохозяйка уже сыта по горло его звонками и устала придумывать поводы, чтобы объяснить твое отсутствие. Ты сделаешь всем одолжение, если согласишься встретиться с ним. Потому что если так будет продолжаться, я в моем нынешнем состоянии не вынесу этого розоцветного дурмана. Я и сейчас выживаю с трудом, у меня, наверное, на розы аллергия, — драматически закатив глаза к небу, проговорила ее невестка.

— Ты прекрасно знаешь, как этого избежать. Достаточно отдать распоряжение избавиться от букетов и не принимать новые. Но ты сама азартно отыскиваешь вазы и расставляешь их по всем комнатам. Так что не жалуйся теперь. Меня жалобами не проймешь, и Диаз меня совершенно не интересует! — категоричным тоном выговорила ей Эмили.

— Лгунья, вот кто ты. Ни одной женщине не под силу устоять перед таким напором, тем более, если он исходит от мужчины вроде Антона Диаза. Ты просто трусишь. Но рассуди сама, дорогая. Того, что произошло с Найджелом, теперь не случится. Какие могут быть у Антона Диаза мотивы, помимо его искреннего интереса? Тем более тебе нет причин отказываться от простого ужина. Ты все равно дольше двух недель ни с кем не встречаешься.

— Эй! — прикрикнула на Хелен Эмили. — Хватит заниматься сводничеством. Во-первых, я вовсе не трушу. Во-вторых, ты понятия не имеешь, как этот самый Антон Диаз пригласил меня поужинать с ним. Более небрежного и надменного обхождения мне еще не доводилось видеть. После такого ко мне отношения и речи быть не может о какой бы то ни было встрече.

— Ты обращаешь внимание на совершеннейшие мелочи, и это всем известно. Я уверена, он всего лишь хотел немного встряхнуть тебя, зануду. У Антона специфическое чувство юмора. В этом мы все успели убедиться. Но тебя такое не может остановить. Ведь ты Ферфакс! — задорно объявила невестка.

— Но объясни, Хелен, для чего мне надо с ним встречаться? — воскликнула Эмили.

— Ты месяцами можешь сидеть дома, если у тебя нет работы. Ты превращаешься в музейный экспонат, скоро с тебя пыль смахивать придется. Никогда прежде я не встречала таких равнодушных девушек, — тоном материнской озабоченности внушала ей вторично беременная невестка.

— Я не уверена, что Антон Диаз именно тот человек, ради которого стоит менять привычный уклад жизни, — осторожно высказалась Эмили.

— Это оттого, что он более чем на десять лет тебя старше?! — удивилась Хелен. — Но ты встречалась и с более умудренными господами. Я всегда считала, что именно таков твой тип.

— Возраст значения не имеет… Да, кстати, Хелен, я тебе говорила, что собираюсь подыскать себе квартирку, чтобы не стеснять вас с Томом? Как раз сегодня собираюсь посмотреть парочку, — попыталась сменить тему Эмили.

— Слышать этого не хочу! — разгневанно бросила невестка. — Что вдруг на тебя нашло? Зачем тебе понадобилось съезжать из собственного дома, где ты прожила всю жизнь? — Хелен обвела взглядом комнату их двухэтажного особняка в Кенсингтоне, выстроенного в григорианском стиле. — Я не допущу этого, девочка! Слышишь? Ты не можешь так поступить со мной. Я буду чувствовать себя виноватой.

— Ты тут ни при чем. Мне давно следовало подыскать отдельное от вас жилье. У вас семья, а я мешаюсь под ногами. Тем более мне пригодится автономия, если я последую твоему совету и решу предаться страсти, — отшутилась девушка. — Твои дети не должны видеть того, как безумствует их тетя.

— Уехать отсюда тебе не позволит Том, милая. Ты еще не забыла, что у тебя есть заботливый братишка?

— Не забыла.

— Так ты примешь приглашение Антона Диаза? — не унималась Хелен.

— Сомневаюсь, что он еще раз позвонит. Только не такой гордец, как он, — покачала головой Эмили Ферфакс.

— А если позвонит? — выясняла невестка.

— Ну если позвонит… Придется согласиться. Удовлетворена? — спросила Эмили, искренне веря, что этого не произойдет.

— О чем вы так бурно спорите? — вмешался появившийся с маленькой Сарой на руках Том.

— Эмили собирается отужинать с Антоном Диазом, — невозмутимо проинформировала его супруга.

— А насколько это разумно? — усомнился старший брат. — Он значительно старше тебя, Эмили. Ты уверена в своем решении? Не пойми меня неправильно, он классный парень и мне очень нравится. Диаз исключительно разбирается в бизнесе. Дал мне множество дельных советов по управлению финансами «Ферфакс Инжиниринг». Но с позиции старшего брата я бы не советовал своей сестре связываться с таким человеком.

— Невероятно! — воскликнула Эмили. — Вы разберитесь сначала между собой, — насмешливо посоветовала она брату и невестке, которые высказали прямо противоположные точки зрения, и гордо удалилась из комнаты.


Эмили прошлась по магазинам. Она приняла приглашение, но только потому, что Антон Диаз не оставил ей иного выбора. Он продолжал названивать в особняк Ферфаксов на протяжении всего дня.

Она вертелась перед зеркалом в новом платье для коктейля, и ей нравилось то, что она видела. Кобальтового цвета платьице с тонкой тесемкой на шее, открывающее ее загорелые красивые плечи, смотрелось неплохо.

И все же девушка нервничала. Считая свое поведение легкомысленным, хотя в какой-то мере и вынужденным, она надеялась сохранить бесстрастность во время свидания с Антоном и дать ему понять, что между ними ничего не может быть, после чего навсегда расстаться. Но чем ближе становился час свидания, тем больше она нервничала.

— Ну вот, Хелен, и я! — тяжело вздохнув, проговорила она, выйдя из своей комнаты при полном параде.

— Да ты восхитительно выглядишь, Эмили! — сказала чистую правду невестка.

— Спасибо, — пресно отозвалась она, словно для нее это не имело никакого значения.

Оставалась долгая четверть часа ожидания момента, когда в установленный срок Антон Диаз заедет за Эмили. Видя волнение золовки, Хелен отвлекала ее посторонними разговорами…

Когда Эмили вышла в холл, где ее дожидался Антон Диаз, тот на пару мгновений изменил своему привычному хладнокровию. И было от чего. Мужчина в очередной раз изумился неисчерпаемости женских ресурсов.

Он видел Эмили Ферфакс на фото в небрежном бесформенном одеянии, затем в эксцентричном алом латексном трико, а теперь в струящемся шелковом платье из полотна темного, как ночь, синего цвета… Все это были абсолютно разные женщины. Рослая блондинка с пшеничными волосами, синеглазая, с медовой кожей. Ее прическа была великолепной, но как достигалась эта красота, Антон не в состоянии был понять, ведь ее волосы всего-навсего были забраны назад и соединены на затылке причудливой заколкой наподобие морской раковины. Макияж девушки тоже роднил ее с изысканной жемчужиной.

Все переливалось и струилось, сама девушка светилась, и ее щечки пылали румянцем детского смущения, настолько неподдельного, что совестно было всматриваться в рельефы недетской груди, в обольстительный изгиб бедер, в очертание острых коленок и изящных щиколоток.

— Значит, вот какая красота делает вас столь жестокой к соискателям, Эмили! — резюмировал он. — Понимаю. А я-то, по неведению, полагал, что вы не заслуживаете моей настойчивости. Теперь вижу, что мои усилия не напрасны. Я, знаете ли, человек в высшей степени тщеславный! Хочу, чтобы этим вечером все мужчины в ресторане, в который мы с вами отправимся, изошлись завистью ко мне. Уверен, что так и будет… Идем? — в довершение своей тирады спросил он и предложил ей руку.

— Если это был комплимент, то спасибо, — иронически проговорила Эмили и шагнула ему навстречу.

Обернувшись, девушка поймала странный взгляд Тома. Несмотря на свою природную бесхитростность и легкий нрав, ее старший брат был не на шутку озабочен. Девушку это несколько задело. Ей не хотелось думать, что Том не считает ее ровней этому элегантному и умному мужчине.

— Куда же вы меня поведете? — с улыбкой спросила Антона Эмили, выходя из дому.

Она не старалась флиртовать с ним, ей просто хотелось быть приветливой.

— Ужинать, Эмили. Хотя в конечном итоге — в постельку! — с шокирующей откровенностью объявил ее спутник.

Эмили замерла на месте, а через несколько секунд выдернула свою руку.

Антон удивленно воззрился на нее.

— Идемте, Эмили! — потребовал он и указал на свою машину, припаркованную недалеко от дома.

Но Эмили не подчинилась даже после того, как он взял ее за руку и мягко потянул за собой.

— Вот зачем вы все это делаете? — чуть не плача воскликнула девушка.

— Это не я придумал, мисс Ферфакс. Сначала ужин, затем поцелуи, все интимнее и жарче. Вы сами не заметите, как ответите согласием. И мы с вами обязательно окажемся в постели. Возможно, сегодня вечером, а быть может, в конце недели. Таков незыблемый ход событий. Я лишь ясно даю вам понять с самого начала, ради чего все это затеял.

— Послушать вас, мое мнение в расчет не идет, — возмутилась Эмили, колюче всматриваясь в черные глаза Антона, который жестко взял ее за плечи и склонился над ее лицом. — Если рассуждать по-вашему, то у меня нет права для отказа, если я имела глупость принять приглашение отужинать с вами!

— Теоретически такое право есть всегда. Да только вы сами не пожелаете им воспользоваться, — объявил Антон Диаз и немедленно поцеловал смятенную девушку. — Сам себе удивляюсь. Никогда так не бился над тем, чтобы заманить девушку в свои силки. Но оказывается, если тебе отказывают-отказывают, игнорируют-игнорируют, а потом все же уступают, это так сладко. За что вас и благодарю. Теперь я точно знаю, что, уступив однажды, вы будете уступать мне снова и снова… Пусть это будет нашей игрой. Я не возражаю, — бормотал он, целуя ее лицо.

— Вы невероятно самонадеянны, Антон, — рассмеялась Эмили.

— Все, что угодно, лишь бы вас заполучить, — бросил он и, снова взяв девушку за руку, повел к машине.


В дорогом ресторане, за изысканным ужином, Антон Диаз в избытке проявлял свои лучшие качества, он был сама любезность и предупредительность. С самого начала забрав инициативу в свои руки, он уже ее не выпускал.

Постепенно Эмили расслабилась. Ей ничего не приходилось делать, она просто ела, да слушала, да смеялась над остроумными шутками.

Антон рассказывал ей о том, как приходится разрываться между странами и континентами, как курьезны порой будни бизнесмена, как непостижимы люди, как велик мир…

За десертом Эмили положила подбородок на кулачок, и слушала, слушала. Ей не хотелось думать о том, что будет после… А «после» оказалось вполне невинным. Он просто отвез ее обратно, на порог родительского дома.

— Признайся, Эмили, сегодня ты получила удовольствие, — утвердительно проговорил он. — И запомни на будущее, девочка. Опасен не тот, кто искренен, опасен тот, кто скрытен. Если я и позволил себе шокировать тебя некоторыми своими высказываниями, то только потому, что знал наперед, что такая умная девушка, как ты, способна меня понять.

— Ты оказался весьма цивилизованным человеком, Антон, — сдержанно отозвалась Эмили. — И мне действительно было приятно провести этот вечер с тобой, — добавила она под выжидательным взглядом его черных глаз. — И все-таки в тебе есть что-то от черта, Диаз, — не удержалась она от замечания.

— Пусть так. Но завтра вечером у нас опять свидание, — объявил он ей.

— Хорошо, — ласково согласилась она.

То, что произошло в следующий миг, обрушилось на Эмили шквалистым ветром, которому под силу было все снести на своем пути.

Антон сжал ее в объятьях и накинулся на нее с обжигающими и яростными поцелуями. Эмили бессильно обмякла в его руках. Голова закружилась, и девушка глухо застонала, а затем обвила руками его шею и со страстью ответила на его поцелуи. Антон понял ее поведение по-своему и тут же просунул руки под ткань платья, стиснув ее груди. А когда ошеломленная натиском Эмили приникла к нему всем телом, он по-хозяйски сунул руку за кружевную кромку ее крохотных трусиков.

Он был близок к тому, чтобы раздеть и взять Эмили на пороге ее собственного дома, и она не подумала бы воспротивиться.

Сексуальный опыт двадцатичетырехлетней девушки ограничивался поцелуями и застенчивыми ласками. Прежде чем прежние ее кавалеры успевали подобраться к Эмили поближе, она уже разочаровывалась в них и давала отставку. Потому что ни один из них и не догадывался, что деликатность и терпение, проявленные с их стороны, окажутся невознагражденными. А главный приз получит самый стремительный, коварный и вероломный.

— Что я творю?! — процедил, опамятовавшись, Антон. Он схватил ее за плечи и, сотрясая, спросил: — Зачем ты позволяешь мне ласкать тебя на виду у всех?

Эмили Ферфакс посмотрела на него мутным взором и вытерла опухшие, слегка саднящие от поцелуев губы.

Он привел ее платье в надлежащий вид и заправил за уши растрепавшиеся пряди.

— Вот так-то лучше, — подытожил мужчина и подтолкнул ее к двери.

Эмили нерешительно взялась за латунную ручку.

Антон Диаз приостановил ее и обнял, зайдя со спины, скрестив руки поверх ее груди. Он склонился к ее шее и, лаская ее сочными поцелуями, прошептал:

— Прости меня, Эмили. Я не отвергаю тебя. Но только не сейчас и не здесь…

Он уткнулся носом в ее волосы и, с шумом втянув в себя их аромат, добавил:

— Пойми, я обещал твоему брату, что буду присматривать за тобой.

— Ты обещал моему брату? — резко повернувшись к нему, спросила девушка. — Что ты ему пообещал?

— Я поручился, что не воспользуюсь твоей слабостью, — обтекаемо ответил Антон Диаз, внимательно отслеживая все перемены, происходившие на лице обескураженной девушки.

— Как он смеет вмешиваться? Я взрослый человек, а не малый ребенок. И не нуждаюсь в его опеке. Он, кажется, забывается. Никому, даже собственному брату, я не позволю указывать мне, с кем быть, — к лукавой радости Антона негодовала Эмили.

— Ты совершенно права, Эмили. И я с тобой полностью согласен. Я не возражал Тому только потому, что понятия не имел о ваших отношениях. Но если ты убеждена, что не нуждаешься в его опеке, будем руководствоваться собственными представлениями… И все же сейчас ты должна вернуться домой. Иди.

— А ты? — робко спросила Эмили.

— Я не войду. Я позвоню тебе завтра. Сладких снов, сахарная, — пожелал на прощание Антон и, лишь слегка коснувшись ее губ, быстрым шагом направился к своей машине.

Глава третья

Неделя пролетела как в угаре. Эмили, что называется, по уши влюбилась в Антона, благоговела перед ним и старательно держала в тайне от всех свои чувства к нему. Никто из домашних не догадывался, как далеко в считаные дни зашло их общение. Ценой огромных усилий Эмили ухитрялась хранить спокойствие всякий раз, когда Том или Хелен заговаривали с ней о Диазе. Она отговаривалась малозначительными подробностями их ежевечерних встреч. А зная характер девушки, они в свою очередь и предположить не могли, что она способна быть такой беспечной.

Никогда в жизни Эмили не была столь легкомысленной и опрометчивой. Она сама себя не узнавала, особенно когда находилась в объятьях Антона. И с каждым днем становилась все смелее и раскованнее. А ночью, в своей детской, которая не менялась со школьной поры, Эмили изнывала без сна и тосковала по неведомому. Она мечтала постичь ту тайну любви, от последнего шага к постижению которой ее по-прежнему удерживал Антон, тем не менее будораживший ее воображение бесстыдными откровениями.

Теперь Антон улетел по делам в Нью-Йорк, а Эмили осталась томиться в ожидании. И она все для себя окончательно решила. Хватит с нее постылого целомудрия, она больше не пойдет на попятную в минуты любви и, когда он вернется, сама не будет и ему не позволит осторожничать.

Долой сомнения!

Целыми днями, от момента пробуждения и до засыпания, Эмили думала только об Антоне. Когда она принимала душ, одевалась или красилась перед зеркалом, ей казалось, будто он находится где-то близко, потому что все это она делала только для него одного. И сейчас, когда он был далеко, не находила себе места.

Уединившись в своей комнатке, Эмили вспоминала их совместные ужины и поход в театр, возвращения домой в его машине, смелые будоражащие прикосновения, нежные и страстные поцелуи, от которых Эмили забывала себя и весь мир в придачу.

Ей нравилось, что он открыто демонстрирует свое желание, это позволяло ей быть уверенной в его чувстве.

Эмили посмотрела на часы. Не пора ли собираться?

Сейчас ей предстояло на несколько часов отвлечься от любовных переживаний, ибо сегодня праздновался день рождения одного из самых влиятельных членов семьи — сэра Клайва Диверэла.

Брат ее покойной матери убежденный холостяк сэр Клайв ждал всех к себе на ужин в фамильный замок Диверэл-холл в Линкольншире.

Эмили нарядилась как приличествует богатой наследнице: великолепное платье и обилие драгоценностей.

Она стояла, глядя на свое отражение, и ухмылялась.

Охристо-золотое платье из шуршащей тафты заканчивалось чуть выше коленей, бретелек не было, на узких ступнях — усыпанные бриллиантами босоножки. Эмили испробовала множество причесок, но сочла, что лучше всего — оставить волосы распущенными.

Эмили отошла на пару метров и покрутилась перед зеркалом. Неплохо! Но самое прекрасное, что ей не нужно никого завоевывать. Свое счастье она уже нашла.

Раздалось мелодическое треньканье дверного колокольчика. Эмили направилась к двери.

— Спасибо, Минди, — обратилась Эмили к домработнице, которая выходила в этот момент из кухни. — Я сама открою.

На пороге стоял торжественно одетый Антон Диаз.

— Как?! Разве сегодня?! — с нескрываемой радостью воскликнула она. — Я думала, что ты только завтра возвращаешься, — прощебетала девушка, с трудом сдерживая желание кинуться к нему на шею.

— Прости, не хотел тебя расстраивать, — пошутил он в ответ. — Ты выглядишь волшебно. Отличный домашний наряд, — похвалил он и, притянув к губам ее руку, принялся осыпать поцелуями ее ладонь и запястье.

— Вообще-то я собиралась на ужин. Предусмотрительно оглядевшись и убедившись, что их никто не видит, Антон впился губами в ее шею.

— Ты собираешься на ужин без меня? Признавайся немедленно, кто мой соперник?

— Ревнуешь? — нежно спросила девушка.

— Да я просто убью негодяя! Ты моя! — шутливо рассмеялся Антон Диаз. — Так кто он? Отвечай!

— Неужели ты действительно думаешь, будто я могла бы выйти с другим мужчиной? — прощебетала влюбленная девушка и, протянув к Антону руку, нежно провела подушечками пальцев по его подбородку. — Не ревнуй. Это лишнее. Нам такие игры не нужны. Я всего лишь собираюсь на день рождения своего дядюшки. А ты, если хочешь, можешь пойти вместе со мной.

— В каком качестве? — спросил, вопросительно всматриваясь в ее лицо, Антон Диаз.

— Как мой близкий друг, — пылко ответила девушка.

— Раз так, то мне есть что сказать, помимо того, что я скучал без тебя, девочка.

— Что же? — заинтересованно спросила она.

— Мне нужно сказать это Тому. Где он? Я должен немедленно поговорить с ним, — нетерпеливо сообщил Антон.

— О чем же? — несколько разочарованно отозвалась Эмили.

— О том, что я беру тебя в жены. Полагается его уведомить, не так ли? Он ведь старший в вашей семье, — отчеканил мужчина и прошел в глубь дома, глядя по сторонам, словно предвкушая столкновение с ее старшим братом.

— Как? Что? О чем ты?

— О женитьбе! А ты не хочешь?

— Не понимаю…

— Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Эмили. Выходи за меня… Том! Том! Да где же он, в самом деле?

— Кто?

— Твой брат! — громогласно бросил он и вернулся к застывшей на месте девушке.

Он взял ее безжизненно повисшие руки и поднес к губам. Спросил интимным полушепотом:

— Так ты согласна?

— Да, — без секунды промедления прошептала она в ответ. — Да! Ну конечно же! — воскликнула она уже громко и, подпрыгнув, повисла на его шее.

— Что здесь происходит?! — сурово спросил явившийся на громкоголосые призывы Антона настороженный и откровенно недовольный Том в выходном костюме.

Антон Диаз не спешил одарить того своим вниманием. Он продолжал нескромно ласкать Эмили, властно удерживая ту в своих объятьях. Увидев свирепое лицо брата, Эмили, сгорая от смущения, попыталась отстраниться, но не смогла.

Антон впился в девичьи губы. И лишь насладившись поцелуем в полной мере, не оборачиваясь к Тому, произнес:

— Я попросил Эмили выйти за меня. Она согласилась. Это все, что я хотел тебе сказать, Том.

Замолчав, Антон вновь прильнул к губам Эмили.

— Эмили, это правда? — вмешался Том. — Ты уверена, что Антон именно тот человек, который тебе нужен?

— О, да, — заверила его девушка.

— И нам нужно твое благословение, — добавил наконец повернувшийся к нему лицом Антон Диаз.

— Эмили? — требовательно повторил Том, но девушке было не до него, она влюбленными глазами смотрела на своего суженого. — Есть кое-что, что меня смущает и требует разъяснений, — заявил он.

— Я готов ответить на любой твой вопрос, — отозвался Антон.

— Во-первых, непонятная поспешность вашего решения, а во-вторых, разница в возрасте.

— Я действительно намного старше. У меня богатый жизненный опыт, и я могу гарантировать безопасность твоей сестры. А что до поспешности, то такова любовь.

— Я хорошо знаю сестру и именно поэтому удивлен, — пояснил Том. — Я ничего не имею против этого брака, но мне хотелось бы понять, на каких условиях он заключается. Например, для Эмили всегда была важна ее работа, — холодно рассудил старший брат.

— Том, пожалуйста… — взмолилась Эмили. — Так ты отпугнешь Антона прежде, чем он подарит мне обручальное кольцо, — попыталась пошутить девушка.

— Ну уж нет, — заверил ее Диаз. — Неужели ты думаешь, что я позволю такому случиться? Что же касается сомнений твоего брата, то как твой муж я обещаю поддерживать тебя во всех твоих начинаниях, — поклялся он, глядя в васильковые глаза девушки.

— Так! — пресек этот обмен любезностями Том. — Простите, но я не верю вам. И не хочу остаться в дураках. Этот вопрос требует разрешения на семейном совете! — категорически объявил старший брат.

Антон старательно скрывал прорывавшуюся злобу. Он недооценил осторожность Тома. Но согласием Эмили он уже заручился. Поэтому предстояло разыграть карту безумно влюбленного. И дружелюбное отношение к родне невесты в этой ситуации не повредит, решил Антон, подошел к Тому, эмоционально обнял его и потряс за плечи так, словно тот уже благословил их на брак.

Антон Диаз внимательно изучил досье Ферфаксов и знал, что потребуется одобрение большого числа родственников.

— Что скажешь о том, чтобы поприсутствовать на семейном ужине? — нежно спросила его Эмили.

Антон проникновенно улыбнулся ей и, склонившись к самому уху, прошептал:

— Я рассчитывал на романтический ужин вдвоем, сокровище.

Его губы почти касались ее разгоряченного лица.

— …Но если ужин в кругу семьи для тебя так важен, я готов смириться, — кротко проговорил он, неторопливо вынимая из кармана бархатный футляр.

Он вложил его в руку девушки и шепнул:

— Взгляни.

Она открыла, и слезы умиления брызнули из ее глаз.

Крупный сапфир в обрамлении бриллиантов на золотом кольце выглядел просто изумительно.

— Какое красивое, — пролепетала она. — Оно мне нравится… Я люблю тебя. Люблю…

Эмили расцеловала щеки Антона, и тот обнимал ее за талию, принимая благодарность и признание как должное.

А в нескольких шагах от них стоял Том Ферфакс и хмурился. Но он не мог ничего возразить им, как бы того ни хотел.


Они поженились скромно, без лишней шумихи месяц спустя, в небольшой старинной сельской церквушке, недалеко от Диверэл-холла, в присутствии полусотни приглашенных. Эта была идеальная сельская великосветская свадьба…

Антон Диаз смотрел на свою сморенную усталостью невесту в белоснежном газе и кружевах. И улыбался. Но в этой улыбке проглядывало отнюдь не умиление ее трогательностью и не радость от сбывшейся мечты.

Да, он торжествовал, но иначе, чем торжествовал бы пылкий влюбленный на подступах к брачному ложу.

Да, перед ним находилась прелестная Эмили, теперь уже Диаз, а не Ферфакс… Но она по-прежнему была дочерью его врага.

Молодожены направлялись в Монте-Карло, где Антон запланировал провести медовый месяц…

Он ухмылялся. К счастью для Эмили, она не видела этого зловещего выражения любимого лица.

Двадцать шесть лет назад его восемнадцатилетняя сестра Зуки, окончив закрытую школу для девочек, вернулась в Грецию. Антон хорошо помнил то время. Ему было одиннадцать.

Зуки только начинала самостоятельную жизнь и была полна планами, многими из которых делилась со своим сводным братишкой. Тот души в ней не чаял, и она представлялась ему земным ангелом. А через несколько месяцев ее не стало. Она погибла, сорвавшись в бездну.

И только годы спустя Антон узнал, что стало тому причиной.

Чарльз Ферфакс. Его вероломство, его безжалостность, его предательство.

Хуже всего было то, что Чарльз Ферфакс бросил юную женщину беременной. Когда она написала ему в Лондон, что ждет их общее дитя, он ответил, что ребенок не его и попросил больше не беспокоить. В письме он обвинил Зуки в том, что она сама — внебрачный ребенок, ее родная бабка являлась хозяйкой борделя в Перу, а отец — безвестный французишка, вот почему она не способна промышлять ничем иным, кроме как шантажом таких столпов общества, к коим относил себя Чарльз Ферфакс.

Это была бесстыдная клевета. Мать Антона происходила из семьи зажиточного перуанского ранчеро, сеньора Себастьяна Эммануэля Диаза. Однако ее отец пригрозил лишить дочь наследства, когда узнал, что она беременна от некоего француза. От него-то юная женщина и родила дочь. Но мать Антона была такова, что совершила эту ошибку повторно, повзрослев и влюбившись в отца Антона.

Из-за внебрачных отношений ни один из ее детей не чувствовал уверенности в своем будущем, целиком завися от милости других людей.

Зуки повторила путь матери, ей оставалось только казнить себя и скрывать от всех свое состояние. Но прочтя в «The Times» известие о бракосочетании перспективного промышленника Чарльза Ферфакса и наследницы влиятельной аристократической династии Сары Диверэл, она приняла роковое решение. Она убила себя и свое дитя, перечеркнув тем самым и любовь, и надежду, и саму жизнь. Она не снесла презрения первого своего мужчины и возлюбленного.

Антон не сомневался, что это вполне достаточное основание для отмщения.

А напротив него дремала Эмили. И она была хоть и старше бедной Зуки, но столь же невинна, как и та. И, без всякого сомнения, прелестна. И он хотел ее, потому и женился. И тем не менее он хотел ее уничтожить, и женитьба не могла служить тому помехой.

Взойдя на борт частного самолета, Эмили распустила волосы. И они рассыпались по ее остреньким плечам девочки-подростка. Латунные пряди отливали на солнце, проникавшем сквозь иллюминаторы.

Антон наслаждался своей властью над Эмили. Он слышал в ее брачной клятве искренние и пылкие заверения в любви и верности. Она нравилась ему, будоражила его чувства. Он никогда прежде не сталкивался с такой безыскусной страстностью, какой одаряла его эта неискушенная в сексе девочка. На его счастье, она была ранима. И теперь ее судьба целиком и полностью зависела только от него.

Он подсел к дремлющей супруге и впился губами в ее пухлый рот.

— Антон, — сладко протянула она, пробуждаясь.

— Пора просыпаться, Эмили. Скоро садимся, — сказал он ей.

— Да? — отозвалась она, зевнув.

— А через полчаса мы будем уже на борту яхты.

— Так скоро? — удивилась Эмили. — Любимый мой, супруг мой, — шептала она, ласкаясь к нему, как котенок.


— Добро пожаловать на борт яхты! — воскликнул гордый хозяин, поддерживая за руку поднимающуюся по трапу Эмили.

— Я так устала, — призналась она, нежась в его объятьях. — Честно говоря, сейчас я с радостью отправилась бы сразу в постель.

Антон Диаз хитро посмотрел на жену и кивнул:

— Желание супруги — закон.

Он ловко подхватил Эмили на руки и понес в каюту. Та только успевала вертеть головой, примечая роскошное внутреннее убранство яхты.

— Такая огромная?! Невероятно! Мне никогда еще не доводилось видеть ничего подобного.

— Помолчи, Эмили, — раздраженно осадил ее мужчина.

Она лишь умиленно посмотрела на него и провела ладонью по его щетинистому подбородку.

Внеся Эмили в спальню, он кинул ее на не разобранную постель.

— Я слишком долго ждал этого, — сухо объявил он и принялся срывать с нее одежду, небрежно отбрасывая каждую снятую им вещь в сторону.

В пылу влюбленности, в огне желания девушка не заметила, как неожиданно изменилось отношение к ней ее обожаемого мужчины, ведь он и прежде позволял себе достаточно бесцеремонное с ней обращение.

Антон раздел Эмили и обхватил ее пышные груди ладонями.

— Эмили, — тихо произнес он, укладывая девушку на постель и любуясь видом такой доступной и желанной женщины. — Ты даже представить не можешь, как сильно я этого желал!

Эмили, не в силах оторвать взгляда от его мускулистого загорелого торса, шептала его имя. А когда он разделся, нервно облизнулась и подняла на него громадные испуганные синие глаза.

— Не волнуйся, — велел ей Антон. — И не надо закрываться. Я должен видеть тебя всю. Смущение ни к чему. Мы супруги. Ты больше не принадлежишь себе, Эмили.

Женщина недвижимо покоилась на спине и не сводила с него благоговейного взгляда.

— Можешь трогать меня. Не бойся, — насмешливо разрешил ей супруг.

Эмили подалась к нему и обхватила за плечи.

Их глаза встретились. На миг Антон застыл, внутри у него будто что-то оборвалось. Он испугался собственной решимости. Будто почувствовав его сомнения, Эмили быстро обняла его и просительно прошептала:

— Прошу тебя, любимый. Я хочу этого.

Глава четвертая

Через несколько минут Антон с шумом выдохнул и перевернулся на спину.

— Я не слишком тяжелый? — чуть ли не равнодушным тоном спросил он жену.

— Нет. Ты… восхитительный, — восторженно прошептала она и склонилась к его лицу, целуя его влажными губами.

Синь ее глаз была словно в дыму.

Он отстранился от нее и поднялся, уйдя в сумеречную глубь каюты.

— Что случилось, Антон? — обеспокоенно спросила его Эмили. — Вернись, пожалуйста, в постель, — попросила она, но он не реагировал. — Вернись ко мне, умоляю.

Антон оставался глух. Она не могла видеть смятенного лица.

— Вернись! Я люблю тебя до безумия. Я обожаю в тебе все. Ты — чудо!

— А ты девственница! — с обвинением в голосе бросил он.

— Уже нет! — торжественно воскликнула Эмили.

— Но как ты осталась девственницей? Ты же была помолвлена? — недоуменно проговорил он.

— Да, это так. Но я разорвала помолвку незадолго до свадьбы. Я только твоя, любимый. Только твоя. Верь мне, — оправдывалась Эмили, сама не зная, почему.

— Могла бы и предупредить меня… Я считал тебя просто малоопытной. Но не ожидал, что настолько.

— Какое это имеет значение? Ты бы любил меня меньше? Или… — испуганно прошептала она, совершенно сбившись.

— Да! Нет! Не знаю! — накинулся на Эмили Антон. — Должна была сказать, и все тут!

— Прости, — виновато пролепетала женщина. — Прости, — сквозь слезы повторила она, сжавшись в углу постели.

— Ты слишком бойка для девственницы, — процедил он. — Как-то уж слишком чувствительна и умела для первого раза, — недоверчиво проговорил он.

— Просто я люблю тебя, — объяснила Эмили. — Не отталкивай меня, любимый, прошу.

Эмили протянула к нему руки.

— Ах ты, лукавая женщина, — позволил ей уговорить себя Антон Диаз. — Тигрица пробудилась. Тигрица жаждет плоти, — бормотал он, покусывая ее за мягкие места. — Хищница больше не хочет ждать?

— Такой ты мне больше нравишься, — обрадовалась Эмили. — Я никогда не перестану тебя любить, — вновь поклялась она, как в час их церковного венчания.


Эмили проснулась.

Антон стоял спиной к ней у туалетного столика. Он был в шортах цвета хаки и белой рубашке-поло.

Эмили могла видеть в зеркале отражение его задумчивого лица. Она затаила дыхание, боясь, что он узнает о ее пробуждении, а ей хотелось полюбоваться им. Но тут он поднял голову и, видимо заметив в зеркале ее внимательный взгляд, вздрогнул, словно его застали врасплох. Поспешил изобразить улыбку и повернулся к Эмили.

— О, ты проснулась, милая, — сипло проговорил он. — Кофе уже готов.

— Да, я слышу запах, любимый. Почему ты оставил меня? Я скучаю. Возвращайся ко мне, — позвала она мужа.

— Уже полдень, Эмили. Пора вставать, — требовательно проговорил он. — Пей свой кофе и одевайся. Шеф-повар приготовил ленч, после которого я намерен познакомить тебя с командой и капитаном.

Сказал и вышел из каюты.

Проводив его взглядом, Эмили еще минуту улыбалась. Смущение Антона казалось ей таким трогательным.

Она пила кофе и радовалась тому, что поддалась на уговоры Хелен и согласилась поужинать со своим будущим мужем. Ей страшно было даже подумать, что было бы, продолжай она упорствовать, поддавшись безотчетному страху перед ним. Необъяснимому страху, который до сих пор еще время от времени являлся к ней и заставлял прижиматься к груди возлюбленного с безмолвной молитвой о милосердии.

Это странное, необъяснимое чувство она списывала на мнительность, которая всегда была досадной помехой на общем фоне ее ровного характера.


Антон Диаз не был готов к этому чувству. Его обуял стыд. Он даже вздрагивал, встречаясь взглядом с Эмили, которая была счастлива, как ребенок. Он же, как вор, украдкой осматривал ее тело, казавшееся ему чужим и незнакомым.

За одну ночь угловатый подросток преобразился.

Невероятно! — твердил про себя Антон. Теперь он постоянно думал об Эмили, силясь понять, как он ухитрился заполучить ее, такую чистую и невинную, в этом буйном и беспутном мире, и как она сумела сохранить свою душу. И, спрашивается, для чего? Для того, чтобы доверить ее такому мерзавцу, как он, с его планами мщения. Она, с ее ангельски чистым сердцем, не сумела распознать его темных мыслей.

Похоже, она отказывается видеть дурное в нем, хотя подчас это дурное бывало настолько нарочитым, что и не понять, как можно этого не заметить. Неужели такая нежная женщина действительно так сильно любит его? — спрашивал себя Антон. Мыслимо ли, что дитя врага любит его также безоговорочно, как юная Зуки любила Чарльза Ферфакса?

Эти вопросы сводили Антона с ума. Он сделался раздражительным. И даже не пытался это скрывать. А когда смятение становилось невыносимым, он унимал его одним-единственным известным ему способом. Он шел к жене и занимался с ней любовью.

Эмили поражала Антона. Она без гордости и смущения боготворила его. Антону не доводилось прежде обладать женщиной, которая принимала бы не только его ласки, но и дерзость и откровенную грубость. Для Эмили все представлялось любовной игрой. При этом ее нельзя было назвать развратной. Она просто любила его и верила ему. Это поражало и одновременно пугало.

Женившись на дочери врага, Антон получил нечто гораздо большее, чем то, на что мог рассчитывать.

И теперь ему было сложно вдвойне, потому что само слово «любовь» для него ничего не значило. Он не верил в ее существование. Да, есть желания и страсти, да, он обожает секс, да, он умеет наслаждаться близостью с женщиной и многократно испытывал ревность. Но так же легко он мог покинуть любовницу, не испытывая никаких сомнений, и колебаний, когда понимал, что отношения себя исчерпали. В такую одержимость любовью, какую он наблюдал в Эмили, Антон не верил. Он был готов списать чувства своей жены на аффект, на экзальтацию, на наваждение, от которого она рано или поздно излечится, насытившись и протрезвев. Ему же надлежит всегда сохранять холодную голову.


После ленча Антон Диаз в течение трех часов водил Эмили по огромной яхте, знакомя ее с командой. С каждым он обстоятельно беседовал, чувствуя на себе влюбленный взгляд супруги и удивляясь тому, с каким вниманием она вбирает в себя каждое сказанное им слово.

Он водил ее по техническим отсекам и заставлял выслушивать пространные разъяснения, сознательно подвергая испытанию ее терпение.

Но она была сосредоточенна, как отличница на уроке.

— Что скажешь, Эмили? — спросил он жену в завершение экскурсии, когда не осталось ни одного угла, куда бы они не заглянули.

Она приникла к его груди, обхватила его лицо ладонями и сказала:

— Это вполне подходящая для тебя игрушка. Многие круизные лайнеры меньше твоей яхты. Когда ты причаливаешь, места для других на пристани уже не остается, — пошутила она. — Я обожаю тебя… обожаю, — вновь зашептала она, захлебываясь от переполнявших ее эмоций и дотягиваясь до его губ. Ее даже не смущало, что он испытующе и холодно смотрит на нее, нисколько не облегчая ей задачу.

— Все так, — сухо кивнул он и вновь зашагал по палубе.

— Антон, прости, что задаю слишком много вопросов. Но не мог бы ты мне сказать, куда мы плывем? Я спрашивала капитана, чтобы не утомлять тебя, но он ничего не ответил. Что это значит? Это какой-то секретный план? Ты решил сделать мне сюрприз в честь медового месяца? — затараторила она, семеня за супругом.

— Ты в чем-то подозреваешь меня? — резко остановившись, спросил ее Антон Диаз.

— Нет. Как ты мог такое подумать?

— Не доверяешь мне?

— Что ты, любимый?! Я верю тебе, как самой себе… Даже больше.

— Почему? — спросил он.

— Ты взрослее, умнее, опытнее. И я люблю тебя.

В очередной раз услышав от нее признание, он невольно поморщился.

— Нет никакой тайны в том, что каждый год в конце мая я прибываю в Монако на автогонки «Формула-1». В воскресенье как раз состоится Гран-при, я спонсирую одну из команд-участниц. Предпочитаю лично видеть, как они выступают. А после заезда принимаю участие в посвященной этому событию вечеринке. Так завелось. Понимаешь?

— Да, любимый, я тебя понимаю, — сказала она, и к ее ультрамариновому взгляду вновь вернулось сияние ангельской безмятежности. — Я и не предполагала, что ты энтузиаст гонок. Главное для меня, чтобы в воскресенье мы были вместе, а где — не имеет значения.

Антон посмотрел на нее и, сам не зная почему, неодобрительно покачал головой.

— Я не сказал, что вечерника пройдет на этой яхте, — невзначай добавил он. — А в понедельник мы отплываем.

С минуту Эмили изучающе смотрела на него. Антон смутился под этим взглядом. Богатый и властный, он тушевался от влюбленного взгляда женщины.

— Я не понимаю этого, — внезапно проговорила Эмили.

— Чего именно?

— У нас медовый месяц, а ты устраиваешь вечеринку с незнакомыми мне людьми, — констатировала Эмили. — Я этого не понимаю…

— Ты возражаешь против того, чтобы я общался с друзьями? — с радостью зацепился за намечающееся разногласие Антон Диаз.

— Ни в коем случае, — тотчас отмела она. — Просто это кажется мне несколько странным.

Антон нахмурился.

— Не сердись, любимый. Мне все нравится. Мы совсем недолго знаем друг друга. Подумать только, всего пару месяцев. Но у нас вся жизнь впереди. Что нам этот единственный вечер? — с прежней восторженностью заверила его женщина и, ластясь к мужу, принялась целовать его лицо. — Моя мама не уставала повторять, что влюбилась в моего отца с первого взгляда. А их помолвка состоялась всего через четыре месяца после знакомства. А еще через два месяца они поженились. А до этой любви они оба были невинны! — торжественно произнесла Эмили. — Это была величайшая любовь… Как у нас.

Антон горько ухмылялся, вслушиваясь в ее детскую восторженную убежденность.

— Но только почему ты все делаешь тайком, любимый? Думаешь, я не поддержу тебя, глупыш? — нежно спросила она.

— Глупыш… — задумчиво повторил Антон за ней и внезапно схватил ее за хрупкие плечи. — Очнись, Эмили! — вскричал он. — Да ты единственный глупыш на многие мили вокруг! Бога ради, не можешь же ты действительно верить всему, что тебе говорят, и повторять это за ними. Твоя мать, возможно, и была невинной до встречи с твоим отцом, быть может, она даже умерла невинной. Но Чарльз Ферфакс уж точно невинным не был.

— О чем ты говоришь?! — испуганно спросила его Эмили.

— Я знаю, о чем говорю, — гневно заверил ее Антон и отошел к краю борта.

Он пытался унять свое волнение. В его планы не входило открывать свои карты перед Эмили прежде срока.

Эмили бесшумно подошла к нему и положила ладонь ему на спину. Она робко спросила, делая длинные паузы между словами:

— Ты… знал… моего… отца?

— Нет. Я никогда с ним не встречался. Но я хорошо знаком с плодами его деяний! — яростно отчеканил он, уперев взгляд в золотистую морскую гладь.

— Не знаю, какие у тебя причины так сердиться на него. Но точно знаю, что моя мама никогда не лгала, — твердо произнесла Эмили.

— Зато Чарльз лгал за десятерых, — едко бросил он. — Должно быть, твоя мать была столь же наивна, как и ты, раз ему удалось уверить ее в своей неискушенности. А искушен он был немало. И женился на ней вовсе не по причине вселенской любви, которую вам, женщинам, хочется видеть в мужском внимании. Его привлек титул, деньги, влияние ее родных! — безжалостно выпалил он, резко повернувшись к ней.

Антон увидел бледное лицо с трясущейся нижней губой и покрасневшие, набухшие слезами глаза молодой женщины. Он успел ухватить ее запястье прежде, чем она влепила ему пощечину.

— Ах ты, стерва! Ты посмела поднять на меня руку! — процедил он, выкручивая запястье испуганной женщине. — Не в силах выслушать правду о своем святом семействе?!

— Да, у меня есть семья. И мне безразлично, святы они или нет, мне плевать, что ты о них думаешь. Но порочить их память я тебе не позволю, — яростно проговорила она, с трудом освободившись из тисков его рук.

От Эмили повеяло таким арктическим холодом, что Антон шагнул в сторону. Его взгляд сделался спокойным и вновь устремился к морскому горизонту.

Эмили стояла поодаль и растирала саднящую руку, опасливо поглядывая на мужа.

— А хочешь знать, почему у меня нет семьи? — не глядя на супругу, отчетливо спросил он.

Эмили молчала.

— Из-за похоти твоего папаши, — объявил Антон.

— Ты не знаешь моего отца. Ты не можешь о нем судить, — твердо проговорила женщина.

— Да, я не знал твоего отца при его жизни, но я узнал о нем после его смерти. И я возненавидел его.

— Для ненависти должны быть причины, — тихо проговорила Эмили.

— У меня была сестра, сводная, — перебил ее Антон. — Сестру звали Зуки. Она была молода и красива. Восемнадцать лет. Совсем еще дитя. Но на свою беду она повстречала Чарльза Ферфакса. И он отнял у нее сначала невинность, а затем и жизнь. Зуки забеременела от него. А через пять месяцев узнала о его женитьбе на твоей матери. Зуки убила себя и свое дитя. Решай теперь сама, был твой отец невинен или не был?

— Все это ложь. Ложь! — закричала Эмили. — Мой отец всю жизнь был верен маме.

— Ты, как все женщины, любишь себя обманывать, приписывая любимым мужчинам высокие качества. Даже моя мать, потеряв дочь, долгие годы не желала принять тот факт, что Зуки стала жертвой предательства Чарльза Ферфакса. С одиннадцати лет я слышал от нее только то, что сестры не стало из-за несчастного случая на дороге. И только перед самой своей смертью она решилась рассказать мне о том, как это произошло. Но если ты думаешь, что слова умирающей матери — единственное свидетельство вины Чарльза Ферфакса, ты ошибаешься. Сохранилась еще его короткая и подлая переписка с моей сестрой. Письма я обнаружил уже после смерти мамы.

— Когда это случилось? — взволнованно спросила Эмили.

— Прошлым декабрем, — честно ответил он.

— А в январе ты познакомился с моим дядей и братом… Они мне так сказали, — пробормотала Эмили и покачнулась, ухватившись рукой за бортик.

Глава пятая

Все, что в представлениях Эмили было таинственным и непостижимым в ее отношениях с Антоном Диазом, внезапно приобрело конкретные и пугающие очертания. Нет, он не гнался за ее наследством, как Найджел. Но его планы были еще ужаснее: он избрал ее своим орудием мести. Оказывается, он вовсе не любил ее, а презирал, ибо она была дочерью ненавистного ему человека. Он просто посмеялся над ней, заставив поверить в головокружительный роман. Овладел ее душою, мыслями, телом. Он даже не погнушался сделать ее своей женой, что красноречиво свидетельствовало о том, что он готов пойти на все ради мести.

— Для чего ты женился на мне, Антон? — срывающимся от волнения голосом спросила его Эмили, пряча глаза, так как ответ был заведомо известен.

— Все просто, Эмили. Я решил, что пора обзавестись хорошей женой, чтобы она нарожала мне наследничков. А ты хорошая жена, Эмили. Ты мне подходишь, — цинично заявил он. — У тебя есть по этому поводу какие-нибудь сомнения? Несколько минут назад ты клялась мне в вечной любви. Разве между нами что-то изменилось? — спросил он ее невозмутимо.

— Я, наверное, глупа, Антон. Но не настолько. Я нужна была тебе для того, чтобы войти в ненавистную семью с тем, что разрушить все то, что всю жизнь создавалось моим отцом… Лично я для тебя интереса не представляю. Меня ты не любишь и даже не уважаешь, — обреченно проговорила Эмили.

— Замолчи! — прикрикнул на супругу Антон. — Не забывайся! Теперь ты Диаз, а не Ферфакс. Ты моя жена и будешь носить мою фамилию до конца жизни. А что до любви, я не запрещаю тебе носиться с нею. Для меня же любовь — не более чем совпадение рациональных мотивов и плотских желаний. Не понимаю, почему тебя это так расстроило, — холодно завершил он, отвернувшись, видя, что Эмили близка к истерике.

Слезы брызнули из ее васильковых глаз.

Двадцать четыре часа до этого злополучного разговора она была самой счастливой женщиной на свете. Она любила и верила, что любима. Но то, что ей представлялось любовью, оказалось всего лишь изощренной местью.

Эмили запретила себе выказывать слабость перед этим жестоким человеком. Она вытерла слезы и нетвердой поступью направилась к каюте.

— Ты куда? — как ни в чем не бывало окликнул ее супруг.

— Мне нужно в душ, — ответила она, не оборачиваясь.

— Стой! — приказал Антон, но Эмили не подчинилась. — Это ничего не меняет в наших отношениях! — крикнул он ей вслед.

— Для меня это меняет все! — отозвалась на ходу Эмили.

— Ладно, иди. Но мы поговорим обо всем позже.

Антон отпустил ее, негодуя на себя. Все это случилось так некстати.


Она услышала стук в дверь, который решила проигнорировать. Она еще не упаковала дорожную сумку.

— Какого черта ты заперлась, Эмили?! — громогласно прокричал Антон через дверь. — Не смей играть со мной в такие игры! Открой немедленно!

Эмили прислушалась. Ей показалось или действительно помимо раздражения в его голосе звучал страх? Чего он испугался? Того, что ее уход не позволит ему реализовать план отмщения до конца, или он испугался, что она сотворит что-то с собой из-за его чудовищных откровений?

— Я не играю с тобой. Я просто ухожу! — прокричала в ответ Эмили. — Достаточно с меня твоих интриг. Все, разговор окончен!

Последовала тишина, а через некоторое время запасной ключ, который Антон раздобыл у капитана, лязгнул в замочной скважине.

Антон был в бешенстве.

— Только через мой труп, — процедил он, открыв дверь.

— Это было бы идеальным вариантом! — горько рассмеялась в ответ Эмили.

— Тебе придется смириться с тем, что это невозможно. И у меня нет намерения отпускать тебя. Ни теперь. И никогда.

— Я уйду. Обязательно. И расторгну наш брак. У меня нет выбора, и у тебя тоже.

Антон Диаз остановился напротив нее.

— Выбор есть всегда, Эмили, — сказал он, положив руку ей на плечо. — И твой выбор очень прост и естественен. Ты остаешься с мужем и помогаешь ему во всем. На воскресенье запланирована вечеринка, на которой тебе надлежит быть хозяйкой. Потом у нас будет много ночей, после которых ты будешь рожать мне наших детей. Ведь так, кажется, жила твоя мать с твоим отцом все эти годы, несмотря на то, что тот был ничем не лучше меня?

— Она любила его, — проговорила Эмили.

— А ты любишь меня, — подытожил Антон и сомкнул вокруг нее свои объятья. — Напрасно думаешь, что у тебя есть другой выбор, девочка. Ты просто останешься со мной. И это самое верное. И никуда я тебя не отпущу. Я не позволю вернуться тебе в родительский дом и рассказать обо всем своему братцу и его беременной женушке. Ты больше не Ферфакс, ты — Диаз. И не советую забывать об этом. А что касается «Ферфакс Инжиниринг», то у меня есть определенные планы насчет этой фирмочки. На свою беду, Джеймс Браунинг и Том воспользовались моими финансовыми рекомендациями, и теперь у меня появилась реальная возможность распорядиться с ними по-свойски: я просто заберу эту компанию себе. Так что в твоих интересах, дорогая моя супруга, остаться по эту сторону баррикад.

— Ты действительно поступишь так жестоко с Томом и дядей Джеймсом? — недоуменно прошептала женщина.

— Мой долг — довести дело до конца.

— Я не останусь с тобой! — метнулась из его объятий Эмили.

— Останешься… Останешься! — спокойно проговорил он. — Потому что, если ты уйдешь, всем Ферфаксам придется много хуже, чем я тебе только что расписал.

— Но зачем я тебе? Ты меня не любишь, — взмолилась она.

— Успокойся, Эмили. Этими глупыми вопросами ты опять доведешь себя до слез, — раздраженно отчеканил супруг. — Будет, как я решил. Это все, что тебе надлежит знать… Мне искренне жаль, что все так получилось. Я не собирался ничего тебе рассказывать. Теперь выходит так, что ты в курсе моих планов. Ты ни в чем не должна винить себя. Запомни это. От тебя ничего не зависит. Если любишь своих родных, не перечь мне. И это все, что ты способна для них сделать в этой ситуации… Ты меня поняла? — вкрадчиво спросил он супругу.

— Ты сумасшедший? — серьезно спросила она его. — Скажи, как мы можем быть вместе после всего того, что произошло сегодня?

— Очень просто, Эмили, — ответил Антон. Эмили еще раз растерянно посмотрела на него и продолжила упаковывать свои вещи.

— Да прекратишь ты это, Эмили?! — вновь прикрикнул на нее супруг и отнял дорожную сумку. — Все в самом деле просто. Разве этой ночью ты думала о своей родне? — спросил он, обняв ее.

Эмили запрокинула голову и прикрыла глаза. Он склонился поцеловать ее, но помедлил и спросил:

— Хочешь меня?

— Безумно, — выдохнула она, не разлепляя век.

— Все правильно. Так и должно быть, — удовлетворенно подытожил мужчина.

Антон положил ее на постель и, быстро раздев, принялся осыпать поцелуями ее тело.

— Эмили, почему ты не смотришь на меня? — тихо спросил он жену.

Она медленно открыла глаза.

— Что ты сказал?

— Я не требую от тебя притворства. Все кристально ясно. Мы хотим друг друга. Мы супруги. Ты родишь мне ребенка. Ведь именно для этого и создаются семьи. А все, что сверх этого, ты сама себе напридумывала.

— А если я скажу тебе «нет»?

— Твое тело всегда ответит за тебя «да», — беззлобно посмеялся над ней мужчина.

Горше этого наслаждения Эмили не доводилось испытывать.

Стоя через час после душа в одном нижнем белье, Эмили распаковала дорожную сумку. Оставшийся в постели Антон удовлетворенно наблюдал за женой. Подходил к концу первый день их семейной жизни.

Глава шестая

Гости прибывали на яхту Диаза.

— Эмили, — позвал свою жену Антон. Эмили обернулась.

Антон Диаз был одет в светлый льняной костюм. Выглядел непринужденно, вальяжно и в то же время элегантно. Пуговицы рубашки были расстегнуты на груди. Эмили подошла к супругу и положила ладонь на обнаженную часть груди.

— А я-то думаю, где ты прячешься… Гости уже начали собираться. Пойдем со мной, — взяв ее за руку, сказал он и повлек в салон яхты.

Ко времени ужина за огромным столом собралось множество народу. Семеро супружеских пар, а еще одинокие гости обоего пола. Запомнить имена всех присутствующих не представлялось возможным, ведь в общей сложности собралось около шестидесяти человек. Пришел и Макс.

Антон Диаз, сидящий во главе стола, представил всем свою молоденькую супругу.

Эмили чувствовала себя крайне неловко. Об исполнении роли хозяйки не могло идти и речи.

С момента их воссоединения на постели Антон был крайне обходителен и предупредителен со своей супругой. Он ни словом, ни действием не обидел ее, однако она не чувствовала себя больше возлюбленной новобрачной. В собственных глазах она сделалась пособницей одержимого жаждой мести человека.

В числе приглашенных из знакомых ей людей, помимо Макса, была еще и Элоиза. Как и в первую их встречу, эта женщина выглядела просто прелестно. Ее сопровождал супруг Карло Альвиано и его двадцатидвухлетний сын от первого брака.

На ужин подали легкие блюда и много вина. За столом возле Эмили сидел Карло. Она понимала, что это неслучайно, но не могла уразуметь смысл такого решения своего супруга. Оттого тщательно выбирала слова, общаясь с мужем Элоизы.

Но несмотря на осторожность и подозрительность Эмили, Карло сумел понравиться ей. Это был импозантный зрелый мужчина, галантный и остроумный, легкий в общении. Определенно Карло был во многом схож с Антоном. Эти качества объясняли выбор Элоизы, она вела себя с ним, как капризный ребенок, которому все позволено.

К моменту, когда подали кофе, все за столом уже активно «передружились», а Элоиза принялась подбивать Эмили на какое-то непонятное пари. Подумав, что собеседница слишком налегает на вино, Эмили почувствовала сильнейшее искушение высказать Элоизе все, что она о ней думает. Но сумела сдержаться.

Видимо, заметив напряжение жены, Антон подошел к ней и понимающе проговорил:

— Последние дни выдались хлопотными. Ты устала. Если хочешь отправиться спать пораньше, я не буду в обиде. А гости тебя поймут. Решай.

— Ты прав, милый, — с благодарностью посмотрела на него Эмили. — Усталость и вино… А в результате меня клонит ко сну, — виновато проговорила она.

— Тебе не нужно оправдываться. Это так естественно, дорогая. Если хочешь, я тебя отведу.

— Буду очень признательна, — вежливо отозвалась Эмили. В ее душе внезапно проснулись подозрения: а вдруг заботливость супруга не что иное, как виртуозное лицемерие?

Кровь прилила к лицу, и она почувствовала, как в ней закипает ярость.

Вскочив, Эмили вышла из-за стола, и вдруг ее взгляд выхватил из пестрого скопления людей знакомое лицо.

— Минутку… — проговорила она, сосредоточенно всматриваясь. — Джанни! Ты ли это?! — обратилась она к молодому человеку в дальнем конце салона.

Молодой человек тотчас отозвался на ее голос:

— Да, это я.

— Соревнование между командами европейских университетов по плаванью четыре года назад в Голландии. Ты представлял университет Рима.

— Было такое дело, сеньора! — улыбчиво кивнул молодой итальянец, который сопровождал своего отца, успешного бизнесмена и давнего делового партнера Антона Диаза. — Я сразу тебя узнал, только боялся показаться нескромным. Значит, и ты меня вспомнила. Польщен.

— Конечно, я помню тебя. Ты победил тогда в своей группе. Ведь так?

— Да, сеньора Диаз, мне посчастливилось стать первым.

— Называй меня Эмили. К чему эти церемонии?

— Так ведь и ты победила среди женщин.

— Тогда был и мой день тоже, — признала Эмили.

— Надо же, какая счастливая встреча! — саркастически процедил Антон, прослушав обмен приветствий.

— Плаванье — это скучно, университетские годы — это вообще тоска, — лениво вмешалась Элоиза, видимо надеясь угодить этим Антону.

— Напротив, — возразил он, — я считаю услышанное крайне интригующим. Почему же ты мне не рассказывала, дорогая, что серьезно занималась спортом? Почему твоему супругу приходится узнавать об этом от других мужчин? — шутливым тоном, но в то же самое время весьма настойчиво обратился к жене Антон Диаз.

— За те два месяца, что мы знакомы, как-то к слову не пришлось, — тотчас ответила Эмили мужу. — Тебе кажется это таким уж удивительным? Уверена, о тебе я не знаю многого из того, о чем следовало бы знать, принимая твое предложение, — холодно добавила она.

Все собравшиеся в салоне яхты мигом замолчали и уставились на новобрачных. Антон, прищурившись, смотрел на супругу. Он понимал, что, если он продолжит этот разговор, они оба оскандалятся.

— Ты хотела, чтобы я проводил тебя в каюту, — с ухмылкой напомнил он супруге и галантно предложил ей руку.

— Нет, спасибо. Дойду сама. А ты оставайся развлекать гостей, — сказала она Антону и, обратившись к собравшимся, добавила: — Вечер был чудесный. Прошу всех меня простить. Усталость…

— И все же я провожу тебя, — настоял супруг.


— Чемпионка по плаванью! Впечатлен. И еще скромница. Впечатлен вдвойне, — бурчал мужчина, провожая супругу в каюту. — Ты полна сюрпризов, Эмили. Утешает мысль, что я все-таки поразил тебя первым. Но заруби себе на носу, дорогуша, что впредь я не потерплю подобных откровений прилюдно.

— Ты сам выставил себя идиотом! Вполне мог бы и промолчать о том, что плохо осведомлен о моем прошлом. И не смей винить меня в своей собственной глупости, — резко отпарировала Эмили. — Да, я встретила сверстника, с которым была недолго знакома и которого не видела четыре года. Да и вряд ли эта встреча способна оказать какое-то влияние на мою дальнейшую жизнь. В то время как ты не постыдился пригласить на борт яхты в наш медовый месяц свою любовницу. Как, по-твоему, я должна к этому относиться?

— Элоиза не моя любовница!

— Может, и не любовница, однако ты с ней спал. Прости, но я не знаю, как точнее тогда определить ваши с ней отношения.

— Это было давно и совершенно случайно. Ничего такого я себе больше не позволяю. Карло мой старый и добрый друг. Я не стану рисковать нашей дружбой даже из-за такой женщины, как Элоиза, тем более теперь, когда я женат.

— Надо же, мне казалось, ты не снизойдешь до объяснений со мной по этому поводу. Я ведь теперь не столько жена, сколько заложница, — с горькой насмешкой определила свой статус Эмили. — Оставь меня, Антон. Я устала и хочу спать. Надеюсь, на такой огромной яхте ты без труда найдешь себе место для сна. Я бы хотела остаться одна этой ночью.

— Что за чушь, Эмили! Когда гости отбудут, я приду спать именно сюда. Ты моя жена, и веди себя соответственно. Я не потерплю подобных капризов, — категоричным тоном проговорил Антон.

— От твоих ультиматумов у меня голова разболелась, — безразлично отозвалась супруга.

— Я пошлю стюарда за таблетками, — сказал муж и вышел.

Когда он вернулся, Эмили уже лежала, обнаженная, в постели. Антон разделся и лег рядом, положив руку на грудь жены.

Эмили вздрогнула. И стон сорвался с ее губ.

— Ты хочешь меня, — констатировал Антон.

— Да, — подтвердила женщина.

— Чем жестче мы схлестываемся, тем слаще близость, — насмешливо заметил он.

— К сожалению, это так, любимый, — пробормотала Эмили и потянулась к нему.

— Но почему ты сожалеешь об этом? — спросил Антон, приостановившись.

— Потому что это пугает меня, — призналась она.

— Чувство ко мне пугает тебя? Ты не хотела бы так любить?

— Я хотела бы не только любить, но и быть любимой. А ты же лишь играешь со мной. Моя любовь нужна тебе для иных целей, — возразила она.

— Мне бы хотелось, чтобы и через год, и через два, и позже мы все так же горели бы желанием. Только в этом случае наш брак можно будет считать удачным. Все остальные условности — пустое.

— Ты веришь в то, что говоришь? — спросила Эмили.

— Да, я в это верю, — твердо ответил Антон. — Если я буду жаждать тебя по-прежнему, ты будешь властвовать надо мной. Разве этого тебе мало?

— Я не стремлюсь властвовать, — робко ответила она. — Странно, что ты не можешь понять моего простого желания, милый.

— Что ж тут странного? Я понимаю его буквально. Потому мы женаты, потому мы в одной постели. Если твои фантастические ожидания не сбылись, то вовсе не меня ты должна винить в этом.

— Да, ты прагматик и реалист, — скептически констатировала Эмили. — А твои ожидания всегда сбываются? Ты от брака получаешь то, на что рассчитывал?

— Без сомнения. Все, даже больше, — объявил он.

— Позволь же порадоваться за тебя и посмеяться над собой, — воинственно проговорила Эмили.

— Не нужно смеха. Я сделаю так, чтобы ты стонала от наслаждения. И не стоит переносить наши разногласия в постель, дорогая. Давай будем цивилизованными любовниками, — попросил Антон и принялся ласкать ее.

Эмили млела, но не переставала думать над его словами. Она не знала, что подразумевает образ цивилизованных любовников. Ей казалось, что ночь — продолжение дня, а не оборотная его сторона.

А что, если Антон категорически не прав в отношении ее покойного отца. Тогда и их брак для него — обстоятельство бесполезное, в то время как для нее Антон навсегда останется ее первым и страстно обожаемым мужем.

Эмили искренне не верила, что ее папа мог поступить с кем-нибудь столь безжалостно, тем более с молоденькой и беззащитной девушкой, каковой была сестра ее мужа. Но стоит ли теперь доказывать обратное, если именно это заблуждение свело их вместе и стало основанием для этого странного брака?

— Так как нам теперь быть? — спросил Антон, доводя ее до исступления.

Эмили затрепетала и громко простонала.

— Я задал тебе вопрос, — настойчиво проговорил он.

— Это было волшебно, — отозвалась она.

— Именно такой ответ я и хотел услышать. Приведи себя в порядок, идем завтракать. А после мы отчаливаем в Сан-Тропе. Мы приглашены в один закрытый ночной клуб, — деловито проинформировал ее Антон Диаз, поднимаясь с постели.

Он прошел к своему столу и что-то достал из ящика. Вернулся к постели и передал жене кредитную карточку.

— Возьми, на берегу пригодится, — коротко сказал он.

— Нет нужды. Деньги у меня есть, — ответила она. — Просто удивительно, как быстро ты преображаешься. Еще секунду назад я готова была поверить, что ты испытываешь ко мне хоть какие-то светлые чувства, а теперь ты холоден и сух, — сказала оскорбленная его деловитостью женщина.

— Что опять на тебя нашло?! Я делаю то, что сделал бы любой нормальный муж.

— Мне не нужны твои деньги, — процедила Эмили. — Тебе известно, что я в них не нуждаюсь.

— Если ты намерена использовать для конфронтации любой маломальский повод, нам будет нелегко. Предупреждаю заранее, что не стану смиренно сносить нападки собственной жены. Бери кредитную карточку. А будешь ты ей пользоваться или нет, мне безразлично, — скомандовал он. — И потрудись вести себя прилично в присутствии посторонних.


Эмили еще никогда не присутствовала при таком скоплении роскошных и блистательных женщин. Но на Лазурном берегу иного и быть не могло. Эмили с облегчением заметила, что и Макс здесь. В его присутствии она почему-то чувствовала себя уверенней. Эмили подошла к Максу и поделилась впечатлениями.

— Да, как на ярмарке, — рассмеявшись, заметил он. — Женщины ищут себе мужчин, демонстрируя в лучшем виде свои прелести. Но в конечном итоге жизнь от этого становится только интереснее. Не будем судить их строго, — проговорил Макс, заметив, что его откровенность произвела на неискушенную женщину сильное впечатление.

— Да… — отозвалась она задумчиво. — Каждому свое. Хорошо, когда человек знает, на что идет, и сознательно избирает свой путь. А если нет? — взволнованно проговорила молодая женщина.

— Что вы имеете в виду? — насторожился Макс.

— Что, если человек не сознает всего в полной мере, а потому становится жертвой собственных иллюзий? Невозможно быть искушенным во всех тонкостях жизни. Многое приходит с опытом, как бы нам ни хотелось подготовиться к возможным провалам загодя.

— Вы сейчас говорите о чем-то конкретном, миссис Диаз? — осторожно уточнил Макс.

— Посмотрите на это великое множество красивых женщин. И значительная часть их — совершенно юные и неопытные. И это множество состоятельных мужчин, движимых избытком тестостерона, что смотрят на них маслеными глазками, как на товар. И можно быть уверенным наперед, что в этой игре выиграет один и проиграет другой, и проигравшей стороной будет именно девушка, — взволнованно проговорила Эмили.

— Все так. Но насильно их никто сюда не тянул. А то, что они неопытны, — это вам только кажется, — сухо отозвался Макс. — Миссис Диаз, будет лучше, если я провожу вас на яхту.

— Верно. Здесь я не в своей тарелке, — согласилась женщина и пошла вместе с Максом к пристани…


— Ты не видел мою жену? — подошел к Максу Антон Диаз некоторое время спустя.

— Двадцать минут назад, босс. Она пребывала в замешательстве. Я собирался проводить ее на яхту. Но по пути мы столкнулись с ее давним приятелем. Кажется, его зовут Джанни. Он предложил ей прокатиться на катере. И она согласилась, — кратко рассказал Макс.

— И ты отпустил ее с ним? — напустился на подчиненного Антон.

— Простите, босс. А что я мог сделать? Не силком же ее на яхту волочь. Тем более что и беспокоиться не о чем. Проветрится и вернется. Ей не вредно сменить обстановку…

— Твое мнение меня не интересует, — грубо перебил его Антон. — Я не за это тебе деньги плачу. Ты отвечаешь за ее безопасность. Или ты забыл?

— А что, по-вашему, я должен был навязаться с ними на эту прогулку? Вы ведь не хотите, чтобы миссис Диаз поняла, что я к ней приставлен. Вы просто ревнуете, босс, — прямо заметил Макс. — В этом нет смысла. Вы не можете запретить жене общаться с друзьями.

Антон раздраженно удалился, не дослушав своего телохранителя.


— Мы что-то говорили о цивилизованном общении, — прошипел на ухо Эмили Антон, подойдя к ней на берегу, после того, как она попрощалась со своим давним знакомым. — Не смей флиртовать с мужчинами.

— Нецивилизованно разговаривать со мной таким тоном и безосновательно подозревать в предосудительных проступках, — гневно бросила Эмили и быстро зашагала прочь от пирса, не дав супругу ничего добавить.

— Я отведу тебя на яхту, — потянул он ее назад, догнав.

— А я хочу в казино. Хочу посмотреть, как ты просаживаешь тысячи. Карло рассказывал, что для тебя это пустяки.


— Не может быть! Я опять выиграла! — торжествовала англичанка, когда колесо остановилось и крупье объявил выигрышный номер. — Мне определенно везет в игре. Что бы это значило? — дерзко спросила она, обратившись к мужу.

— Только то, что удача сегодня на твоей стороне, — сухо ответил он. — Надеюсь, десяти тысяч выигрыша тебе достаточно? Не следует и дальше искушать судьбу… Мы можем возвращаться на яхту?

— Я уже привыкла искушать судьбу, дорогой. Не препятствуй мне! — веселилась Эмили, замечая, как это раздражает супруга. — Сдается, теперь мне всегда будет везти в игорных домах. Что скажешь?

— Не понимаю твоего сарказма, Эмили. Нам пора возвращаться. — Он насильно вывел ее из-за стола.


Переодевшись ко сну в шелковую ночную сорочку до пят, Эмили сидела перед туалетным столиком и неторопливо расчесывала волосы.

Вошел Антон. Он был хмур, ходил взад-вперед, как зверь в клетке, бросая дикие взгляды на женщину, но не произнес ни звука.

Эмили видела лишь его отражение в зеркале.

Она с грустью сознавала, что иллюзий не осталось. Спасал лишь эротический дурман, в который она погружалась стараниями супруга всякую ночь.

Она не знала, что Антон невольно подслушал разговор Джанни со своим отцом, когда молодой человек без обиняков заявил:

— Эмили… Пусть я не очень хорошо знал ее, но всегда считал милой, очаровательной и, без сомнения, умной девушкой, а не только отличной спортсменкой. Однако ее выбор меня поразил. Не стоило ей выходить замуж за этого циничного человека. Одно то, как он проводит медовый месяц, заставляет призадуматься. Мыслимо ли, что он вверг молодую жену в круговерть безалаберной светской жизни среди чуждых ей людей, вместо того, чтобы уединиться для романтического времяпрепровождения. Ведь видно же, что она чувствует себя здесь несчастной. Не понимаю этого, отец, — озабоченно проговорил молодой итальянец.

— Согласен с тобой… Бедная девочка. И ведь из такой хорошей семьи. Трудно сказать, что ее заставило связать жизнь с этим монстром, — отозвался пожилой человек.

— Любовь все стерпит, — заметил Джанни. — Она любит его, да и он, пожалуй, ее тоже… Но как-то странно, по-своему.

Ненароком услышанный разговор не на шутку задел Антона Диаза. Он и не предполагал, что неприглядность его намерений настолько очевидна для окружающих.

Глава седьмая

— Ты восхитительно выглядишь, — признал Антон.

— Спасибо, — коротко ответила она.

— Только почему ты так поторопилась? Я рассчитывал принять душ с тобой.

Эмили тяжело вздохнула, отложила расческу и повернулась к мужу.

— Ты рассчитывал? Придется тебя разочаровать. — Она развела руками. — А ты не подумал, каково мне? Есть ли у меня желание потакать тебе после того, как ты со мной обошелся?

— Ты права. Прости меня, милая, — кротко отозвался Антон и попытался обнять ее, но Эмили выскользнула из его рук. — У меня для тебя есть кое-что. Я должен был отдать тебе это еще в нашу первую брачную ночь, — сказал он, доставая из ящика стола затянутую в синий бархат коробочку. — Но я тогда был вне себя от нетерпения, а потом мы чаще ссорились, чем… Ну, в общем, это тебе, Эмили, — смущенно произнес он, протягивая ей коробочку.

Эмили взяла ее и открыла. На жемчужного цвета атласе покоилось великолепное колье.

— Спасибо. Оно очень красиво, — сдержанно поблагодарила она супруга.

— Я очень рад, что тебе понравилось, дорогая, — отозвался Антон.

Но тут он обратил внимание на подвеску, которая ниспадала в ложбинку между ее грудей.

— Милый кулон, — отметил он.

— Есть еще браслет к нему, — сообщила Эмили.

— Да? Не видел раньше. Кто подарил? — резко спросил он.

Эмили улыбнулась и проговорила:

— Родители, на восемнадцатилетие.

— Понятно, — буркнул он.

— Рада была развеять твои подозрения, — усмехнулась женщина.

Антон порывисто обхватил ее и поцеловал в шею. Это было похоже не на романтическую сказку, а скорее на еженощный кошмар, который тем не менее притягивал ее, как головокружительная бездна.

— Нечего смущаться. Ночи придуманы для этого, — назидательно произнес он.

— Не сегодня, Антон. Я устала, — попыталась возразить женщина. — Мне необходимо побыть некоторое время одной. Слишком много всего произошло за последнее время. Необходимо все обдумать. Могу я попросить тебя оставить меня?

— Один поцелуй, — попросил Антон.

— И ты уйдешь? — с надеждой спросила его Эмили.

— Ты сама меня не отпустишь, — ответил мужчина самоуверенно.

Он припал губами к ее рту. Он продолжал целовать жену до тех пор, пока она не обмякла в его объятьях. Тогда он подхватил ее на руки и отнес на постель.

— Ты устала, — прошептал Антон Диаз и лег рядом.

— Да, — согласилась она и протянула к нему руки.

— Мне уйти? — тихо спросил он. Эмили непонимающе посмотрела на него.

— Уйти, куда уйти? Потом… Когда-нибудь, только не теперь. Не оставляй меня одну, любимый, — бормотала она в полубреду. — Ты околдовываешь меня, как и всякую свою женщину.

— О чем ты говоришь, Эмили? — удивленно спросил Антон.

— Элоиза не нахвалится на твое умение, и Салли Хардинг тоже сочла нужным поделиться своими впечатлениями от ночей с тобой. И это мне посчастливилось узнать только в первые дни супружества. Даже предположить не берусь, со сколькими твоими любовницами мне придется столкнуться в дальнейшем. Не хотелось бы, чтобы и остальные были столь же чистосердечны.

— Никогда не верь женщине, особенно отвергнутой, дорогая, — нравоучительно проговорил супруг.

— Прежде чем отвергнуть, ты все же знакомишь их со своими навыками. Признаться, твои бывшие приятельницы застали меня врасплох: откровение за откровением. Я не знала, гордиться ли мне тобой или сгорать от стыда. На будущее что ты мне посоветуешь?

— По крайней мере не разговаривать с Салли Хардинг. Скверная женщина, которая совершенно не уважает мужа, изменяя тому напропалую. Я бы предпочел, чтобы ты вовсе не общалась с нею. Все, что она тебе говорит, — злонамеренная ложь. А об Элоизе и ее интересе ко мне мы уже разговаривали. Не принимай ее болтовню на веру. Ее вообще нельзя принимать всерьез. Она капризна и взбалмошна, и жизнь ее ничему не учит. Ее счастье, что Карло к ней столь снисходителен, — обстоятельно разъяснял он, тайно радуясь, что его выбор куда более удачен и эта женщина ему не изменит. В этом он был уверен.


Эмили стояла рядом с Антоном и смотрела на океан. Антон обнял ее за плечи.

— В следующий понедельник я должен лететь в Нью-Йорк. Как бы ты хотела провести эту неделю?

Эмили пожала плечами.

— Предлагаю отправиться на мою греческую виллу. Что скажешь?

Эмили молча закивала ему в знак согласия. Антон торжествующе склонился к ней и поцеловал. Как все-таки приятно чувствовать власть над женщиной!

Эмили шутливо укусила его губу.

— Хочешь поиграть жестко? — спросил он, стиснув ее в объятьях.

Уже через несколько минут они лежали на кровати в каюте, и Эмили и думать забыла о том, что так опрометчиво рассказал ей о своих планах мести супруг. Она почти не вспоминала о своих родных, против которых был направлен этот коварный план, полностью отдавшись чувственным наслаждениям.


Антон отдал распоряжение капитану яхты держать курс на Грецию, затем незаметно от Эмили связался с Максом, который следовал на некотором отдалении от них на небольшом катере, и лишь после этого вернулся к жене.

Она с радостью приняла его в свои объятья.

— Эта спальня стала нашим домом, любимый, — шутя заметила она. — Только здесь я чувствую себя по-настоящему хорошо.

— Для тебя теперь дом там, где я, дорогая, — нравоучительно произнес супруг.

— Как скажешь, сокровище, — легко согласилась она, расстегивая пуговицы его рубашки. — Вилла в Греции — это хорошо, — промурлыкала она.

— Ты даже не представляешь, насколько, — отозвался он, о чем-то задумавшись, и поднялся с постели.

— Куда же ты? — обеспокоенно спросила Эмили.

— Вспомнил кое о чем, что не следует откладывать. Поплавай пока в бассейне. Я через некоторое время к тебе присоединюсь, — сказал Антон и вышел из каюты.

— Неожиданно… — проговорила Эмили, оставшись в одиночестве. — М-да…

А главное, что очень не похоже на Антона, который обычно никогда не упускал шанса овладеть ею. А тем более теперь, когда она так распалена, да и он, как ей показалось, тоже. Для этой странности у Эмили не было объяснения, помимо того, что он действительно припомнил что-то чрезвычайно важное, что следовало немедленно сделать.


Когда припозднившаяся Эмили спустилась к завтраку, Антон уже сидел на веранде за накрытым столом. Он кивком поприветствовал жену и жестом пригласил присоединиться, что Эмили и не замедлила сделать, продолжая осматриваться.

Они прибыли на виллу перед закатом. Утренний вид здания показался женщине совершенно незнакомым, но понравился ей даже больше, чем накануне.

Солнце стремительно близилось к своему пику, обливая искрящимся золотом простирающееся ниже приволье: цветущие сады, пляж в лагуне, зеленое, как свежий газон, море, уютная бухточка, к которой накануне причалила их огромная яхта.

Эмили удовлетворенно вздохнула и приступила к завтраку.

— Удалось почувствовать себя как дома? — спросил ее супруг, который внимательно следил за Эмили, пока та обозревала окрестности.

— Нет, любимый. — Она отрицательно покачала головой.

— А что же так? — искренне удивился он ее ответу.

— Я чувствую себя не как дома, а как в раю! — восторженно объявила женщина, которой легкий фруктовый завтрак показался небывало вкусным.

После завтрака они обошли виллу, в которой оказалось пять спален, три гостиные комнаты в разных концах просторного строения, рабочий кабинет и элегантный мраморный холл и мраморные же лестницы, расходящиеся в разные стороны и соединяющиеся наверху в балюстраду. В центре внутреннего дворика с садовыми деревьями и клумбами находился большой бассейн. В хорошо оборудованном подвале располагались хозяйственные помещения и спортзал.

Антон представил супруге служащих.

— Итак, дорогая, чем бы ты хотела заняться сегодня? — спросил он по завершении экскурсии.

— Море, солнце и пляж, — бойко ответила она.

— Ты читаешь мои мысли, девочка, — отозвался Антон.

Он вывел из гаража джип, в багажник которого Эмили покидала полотенца, пледы, поставила корзинку с фруктами и вином.

Первым делом Антон Диаз показал Эмили окрестности. Они колесили вдоль побережья на внедорожнике, пока женщина не присмотрела уютное местечко для пикника, где они и остановились. Там, на берегу океана, они и встретили закат, перемежая плаванье болтовней за легким вином и любовными играми. Ничто не казалось Эмили бесстыдством, когда она пребывала в крепких руках мужа.

Глава восьмая

— Удивительно, как же быстро ты загорела! — одобрительно заметил Антон, проведя кончиками пальцев по гладкому злато-медовому плечу супруги, когда они вернулись ближе к сумеркам на виллу. — Что собираешься делать вечером?

— Мы могли бы поплавать в бассейне, — предложила она. — А затем уложить вещи.

Неделя пролетела как один миг. Эмили никогда еще так счастливо не проводила время.

Антон поддержал план жены.

Она надела телесного цвета бикини, которое нравилось ему более всех прочих, и нырнула в бассейн с мостика. Супруг некоторое время наблюдал ее грациозное скольжение по воде — чувствовалось, что чемпионка, — после чего присоединился к ней.

— Вертолет заберет нас завтра поутру и доставит в афинский аэропорт непосредственно к часу нашего вылета, так что ждать не придется, — сказал он, подплыв к ней. — Я обо всем уже договорился.

— Нашего вылета? — удивилась Эмили. — Разве мы летим одним рейсом? Я надеялась попасть домой.

— Это не самая лучшая идея. Конечно, ты могла бы дождаться моего возвращения в моей лондонской квартире. Но я планировал лично представить тебя службе безопасности здания… Потому подумал, что и впрямь неплохо бы нам вместе слетать в Америку, а после вместе вернуться домой. Что скажешь, дорогая?

— Твои планы меняются на лету, любимый. Не поспеваю за тобой. Я ведь рассчитывала поработать во время твоего отсутствия в морском музее.

Услышав это, Антон нахмурился.

— Если ты беспокоишься за меня, — обратилась к нему Эмили, — напрасно. Я вернусь в Лондон, к себе домой. Я хочу повидаться с братом. Я соскучилась. А потом, я обязана рассказать ему и Хелен, как и всей своей родне, почему ты взял меня в жены, — честно призналась супругу женщина. — Меня не оставляет уверенность, что ты заблуждаешься насчет моего отца. Однажды ты сам в этом убедишься: Но до этого я не позволю тебе совершить необдуманный поступок, способный навредить моей семье. Так что я приняла решение лететь в Лондон, — неожиданно твердо проговорила она.

— Нет! — решительно отрезал Антон Диаз. — Насчет твоего отца я не заблуждаюсь. У меня есть письмо, подтверждающее его ответственность за гибель моей сестры. Даже преданная дочь, вроде тебя, не сможет оспорить его подлинность.

— Я верю только тому, что вижу.

— У тебя будет такая возможность, милая, — заверил ее супруг и поплыл на спине, энергично взмахивая руками.

— А что, если лгала твоя сестра? Если она действительно была беременна не от моего отца? — крайне опрометчиво спросила негодующая Эмили. — В конце концов, не станешь же ты утверждать, что она была святой.

Когда Эмили одумалась, было поздно, неосторожные слова уже прозвучали. Она не на шутку испугалась за себя, когда он подплыл к ней.

Но волнения ее были, слава богу, напрасны.

— Как же ты меня заводишь, особенно когда начинаешь перечить, милая! — объявил мужчина, поцеловав ее со всей свирепостью. — Какие еще будут вопросы, детка? — Ему удалось превратить ее негодование в игру.

— Ты полагаешь, что я когда-нибудь смогу забыть, по какой причине ты на мне женился? Думаешь, то, что происходит между нами в спальне, способно затмить твое презрение к моему отцу? Я знаю, что ты ждешь от меня единственной вещи — покорности. И пока тебе этого хватает…

— И тебе тоже, детка, — добавил Антон.

— Мне этого мало. Поэтому я возвращаюсь в Лондон и отправляюсь работать в морской музей, даже если ты станешь возражать.

— Конечно, ты права, милая. Но вернешься ты туда вместе со мной. Обсуждение окончено! — подытожил Антон. — Продолжай резвиться в бассейне, а я пойду и забронирую для себя билет до Нью-Йорка из Лондона, куда я лично доставлю тебя и водворю в свой пентхаус. Медовый месяц продолжается, дорогая женушка, по меньшей мере еще две ночи.

— Ты действительно готов сделать это ради меня? — искренне удивилась Эмили.

— А как же, дорогая?

— Спасибо, любимый, — признательно прошептала она.

— Благодарить будешь позже вечером, — хитро проговорил Антон, вылез из бассейна и, перед тем как удалиться, добавил: — Я рад, что мы так легко нашли общий язык, дорогая.

Эмили праздновала маленькую победу.

Поднявшись наверх, она тихо проскользнула мимо мужа, чтобы не отвлекать его. Антон сидел в кабинете напротив компьютера и что-то говорил в закрепленный за ухо микрофон своего сотового телефона. Эмили пробралась в ванную комнату, приняла душ и переоделась в домашнюю одежду.

Когда они вновь встретились, в глазах Антона Эмили безошибочно прочла уже знакомый чувственный призыв. Так заканчивалась их неделя пребывания в Греции. А на утро они должны были подняться на вертолете в воздух, чтобы из афинского аэропорта взять курс на Лондон.


Эмили была абсолютна уверена, что не напрасно благодарила мужа, поэтому ошибку свою поняла не сразу.

Сначала она уснула, потому что по известным причинам не выспалась ночью, затем несколько раз смотрела на часы, ожидая, что вот-вот покажутся знакомые места и небольшой частный самолет пойдет на снижение. Но под ними тянулся бескрайний океан.

— Ах ты мерзавец, — прошипела супругу Эмили, наконец догадавшись, что сплоховала. — Ты хитростью заманил меня на борт. А я-то тебе поверила. Ты хладнокровный, вероломный негодяй!

— Неужели ты всерьез думала, будто я позволю тебе поставить под угрозу реализацию моего плана? — совершенно спокойно спросил ее Антон Диаз. — Нет, женщина, этому не бывать… Угомонись! Я попрошу стюарда принести тебе чаю. Нам еще долго лететь, милая.

— Это похищение, — пробормотала Эмили, внезапно расплакавшись от отчаяния.

— Да, это похищение, девочка моя. Но оно должно тебе понравиться, — умиротворяюще проговорил он.

— Ты негодяй! Ты гадкий, подлый, отвратительный, — всхлипывала она. — Ты мне обещал… А сам… — пролепетала она, совершенно расклеившись.

Антон рассмеялся.

Эмили подняла на него свои заплаканные глаза. Он смеялся ей в лицо. Но то не был глумливый смех. Просто Эмили со своей обидой и слезами показалась ему такой забавной, что он не сумел сдержаться.

Уже через несколько мгновений муж обнял ее и посадил к себе на колени.

— Милая, какая же ты смешная! — мурлыкал он ей на ухо, пока она вновь не уснула, а когда проснулась, до приземления оставалось несколько минут.

* * *

В нью-йоркском аэропорту их встретил Макс. Он отвез их на квартиру Антона на Манхэттене с видом на Центральный парк.

Эмили все еще не знала, как следует относиться к тому, что она называла похищением, тем более что здесь ей очень понравилось.

— А наш багаж? — спросила она супруга, войдя вслед за ним в квартиру.

— Макс припаркует авто и поднимет наши вещи, а потом уедет. У него собственная квартира в Нью-Йорке.

— Он неожиданно появляется и неожиданно исчезает. Он мне нравится, но кажется странным… Что вообще он делает? Каковы его функции? — прямо спросила Эмили, особо не надеясь на то, что муж ответит на ее вопрос правдиво. Просто считала нелишним попробовать.

— Он шеф охраны, давний друг, доверенное лицо…

— Телохранитель?

— Бывает, что и телохранитель, — ответил Антон.

— Но это же смешно, — отозвалась женщина.

— Что же тут смешного? — удивился супруг.

— Ты выглядишь отнюдь не хилым. Еще не известно, кто из вас сильнее.

— Но у Макса специальная подготовка. Потом, когда я занят работой, мне недосуг озираться по сторонам. Это делает Макс. Я им доволен. Он честно зарабатывает свои деньги.

— А разве тебе что-то угрожает?

— На растяпу всегда найдется кто похитрее, поэтому не следует уповать на счастливую звезду. Правильнее подстраховаться. Макс всюду бывает со мной. Он не только предотвращает возможные покушения, но и следит за тем, как ведут себя на переговорах мои партнеры, что они говорят, что делают. Потом мы анализируем эту информацию… Кстати, со дня нашей помолвки он и его люди охраняют и тебя, милая.

— Ты хочешь сказать, что все это время я находилась под наблюдением? — ошарашенно воскликнула англичанка. — Я не хочу этого, Антон. Я протестую. Мне это неприятно. Ты меня слышишь?

— Детка, если бы я тебе не сказал, ты бы ни о чем не узнала. А сказал я тебе для того, чтобы показать, насколько серьезно я отношусь к твоей безопасности.

— Отлично! — недовольно фыркнула женщина. — Вот я уже и под конвоем.

— Какая глупость, дорогая. Что ты такое говоришь? Это общемировая практика. Зачем бороться с проблемами, когда их можно предотвратить. Именно для этого и существует охрана. Уверен, ты сознаешь мою правоту, однако тебе просто хочется покапризничать… Милая, располагайся. Чувствуй себя как дома… Познакомься, это Филипп и Мария, они здесь работают, — представил он супруге своих служащих. — Мария, будьте любезны, покажите моей супруге дом, — попросил он домработницу, удаляясь в кабинет.

— Секундочку, пожалуйста, — остановила его Эмили. — Ты не мог бы дать мне свой мобильный телефон? Я позвоню домой и предупрежу Тома, где я. Свой я не взяла.

— Не волнуйся, Я отправлю от твоего имени сообщение на номер Тома. А потом ты можешь использовать любой из здешних телефонов. Однако не забывай про разницу во времени… Это теперь твой дом, дорогая.

— А ты позволишь мне воспользоваться твоим компьютером? Я бы хотела проверить свой электронный почтовый ящик.

— Давай не сегодня, Эмили. У меня много дел. Завтра. Договорились? Мария, вы приготовите ваше коронное блюдо на ужин?

— Да, непременно, сеньор Диаз, — ответила мексиканка.

— Я буду в кабинете, — пресек всяческие обсуждения Антон и удалился.

Мария терпеливо подождала, пока Эмили переварит услышанное, и стала знакомить ее с домом.

Эмили понравилась обстановка. Все было в высшей степени элегантно и традиционно, но больше всего ее поразили огромные окна во всю стену, выходившие на Центральный парк.

— Зовите, когда понадоблюсь, синьора Диаз, — предложила Мария, закончив обход владений.

Эмили поблагодарила женщину и принялась обустраиваться. Вещи уже дожидались ее в супружеской спальне, которая прежде была холостяцкой спальней хозяина.

Через некоторое время незадолго до ужина к ней зашел Антон.

— Ты поручишь Максу следить, чтобы я не потерялась на Манхэттене, пока будешь улаживать свои дела? — дерзко спросила она супруга.

— Брось, милая. Я пересмотрел свое расписание таким образом, чтобы и в Нью-Йорке мы смогли больше времени проводить вместе. Например, завтра мы отправимся… обязательно куда-нибудь отправимся, — не придумал, что посулить, Антон.

— А вот у меня нет никакого желания, особенно если учесть, что оказалась я здесь против своей воли, — проговорила женщина.

— Какая же ты упрямица, Эмили, — нежно проворчал супруг. — Если бы ты знала, как ты испытываешь меня этими своими капризами. У меня сейчас сложный период, требующий огромной сосредоточенности. Я осуществляю поглощение одной лакомой компании. Но вместо того, чтобы оказать мужу моральную поддержку, ты изводишь меня детскими обидами.

— Конечно, что мои исследования по сравнению с твоими дьявольскими поглощениями, — упрекала мужа Эмили.

— Давай начистоту, детка. Твоя работа — это скорее хобби, чем настоящая серьезная работа, познавательные экспедиции в курортные места, не более того. Исследования в музеях и библиотеках — тоже не бог весть что.

— Ах, вот, значит, какого ты мнения? Не ожидала, что образованный человек осмелится считать исследования по истории цивилизации пустячком. На сей раз ты действительно меня разочаровал, Антон. Я была более высокого о тебе мнения, — смело отозвалась женщина.

— И все-таки тебе придется смириться с тем, что все больше и больше времени ты будешь проводить в Нью-Йорке. Тут тоже есть музеи и библиотеки. И здесь находится штаб-квартира моей корпорации. Периодически мы будем отправляться отсюда в мой дом в Перу. Так что чем раньше ты осознаешь реальное положение дел, тем проще тебе будет ужиться с этим.

— Я только и слышу от тебя ультиматумы, Антон. Постепенно прихожу к выводу, что стоит последовать твоему примеру. Так вот, сегодня я сплю одна, дорогой, а может, и не только сегодня. Смирись, и тебе будет проще с этим ужиться, — передернула плечами Эмили.

— Понимаю, ты злишься, дорогая. Ты оказалась там, где не собиралась быть. Но разве такое уж плохое место Нью-Йорк? — спросил он и хотел было поцеловать, но она увернулась. — Я попомню тебе это, — угрожающе процедил Антон и вышел из комнаты.

Глава девятая

Впервые за много дней Эмили проснулась одна. В окружении чужих вещей, она не сразу поняла, где находится, пришлось приложить усилия, вспоминая последовательность событий. Впервые Антон не настоял на том, чтобы спать вместе, должно быть, сам изрядно истощился в этом многодневном любовном марафоне. И впервые за время своего супружества Эмили не чувствовала себя отдохнувшей.

Начало дня было явно не самое лучшее. Собственно, и весь день оказался таким.

Супруги были одинаково холодны друг с другом. Однако Антон счел нужным вывести ее на прогулку по Манхэттену. Он провел ее всюду, где считал нужным показаться, не соотносясь с ее желаниями. Он действовал подобно полководцу во главе войска, вторгшегося во вражеский стан. У Эмили была возможность убедиться в том, что он не считается не только с ее мнением, а вообще ни с чьим и всегда преследует только собственные интересы.

Эмили не раздражалась и не возмущалась. Она вообще старалась не выказывать свое отношение к поступкам мужа.

Он быстро провел ее по магазинам, скупил все, что пришлось ей более или менее впору, и понесся дальше. Она лишь дивилась на него.

К полудню женщина лишилась сил, но не роптала, опасаясь, что этим самым только подстегнет его на большее сумасбродство.

Лимузин Антона Диаза остановился возле здания, в котором располагался центральный офис его корпорации. Лишь в этот момент Эмили уперлась и напрочь отказалась подниматься вместе с ним, решив отсидеться за заднем сиденье или в каком-нибудь кафе, пока он решает деловые вопросы.

К ее великому удивлению, Антон без лишних слов отпустил жену, и водитель направил лимузин к апартаментам босса, помог Эмили поднять пакеты с обновками в квартиру и исчез. Мария встретила новую хозяйку сообщением, что компьютер, который заказал для нее сеньор Диаз, прибыл и уже подключен.

Помимо нового компьютера в одной из комнат, вдоль стен которой возвышались книжные шкафы, стоял новый компьютерный стол, а рядом — удобный стул с подлокотниками. Комната, предназначенная для новой хозяйки, приобрела вид дамского рабочего кабинета. Так Эмили незаметно для себя обзавелась уютным уголком в чужом доме.

Такое поведение мужа обрадовало женщину, поскольку это было очень похоже на искреннюю заботу с его стороны, и даже многочисленные бессмысленные покупки, сделанные щедрой рукой в это утро, показались ей проявлением его внимания к ней. Она смягчилась.

Эмили заняла место за новым рабочим столом и опробовала новенький компьютер. Первым делом она заглянула в электронный почтовый ящик. Важных сообщений в нем не обнаружилось. Затем она решила разведать, какие археологические исследования в настоящий момент проводятся вдоль побережья Латинской Америки.

Появился Антон. Он остановился на пороге ее кабинета и огляделся, удовлетворенно покивав.

— Я должна поблагодарить тебя, Антон. Спасибо, что распорядился обустроить для меня эту комнату.

— Нравится? — скромно спросил супруг.

— Очень, — призналась женщина.

— Я рад. Ты можешь иметь все, что захочешь, — пообещал Антон Диаз.

— Пока не настанет час расплаты, — пошутила Эмили.

Антон звучно втянул воздух через побелевшие от напряжения ноздри, его грудь угрожающе поднялась, глаза сощурились.

— Ты разочаровываешь меня, Эмили, — резко сказал он жене. — Я не плачу женщинам сам и им не предъявляю счетов. Я не приветствую товарно-денежных отношений между мужчиной и женщиной. Или тебе самой нравится чувствовать себя шлюхой, занимающейся любовью за деньги? По какой-то причине ты не желаешь признать, что получаешь то, чего хочешь. Сколько мне еще терпеть твое упрямство?! — гневно спросил Антон и вышел из комнаты.


Эмили не могла без горькой ухмылки вспоминать об этом его выговоре. По отношению к ней это прозвучало крайне несправедливо. Не она затеяла акцию мщения, не она вступила в брак для того, чтобы использовать это в своекорыстных целях, не она ставила перед супругом сложно выполнимые условия и не она требовала безоговорочного подчинения…

Он же все делал по-своему, ни с кем не согласовывая своих намерений и планов.

Еще одну ночь они провели порознь. Утром Эмили вышла на прогулку. Она прошлась пешком, дошла до ближайшей станции подземки, села в поезд, вышла на платформу одной из станций маршрута, поднялась на поверхность и пошла наугад. Впервые за долгое время она чувствовала себя самой собой, свободной и безмятежной.


Антон Диаз сидел за огромным столом заседаний в своем офисе на Уолл-стрит.

Считанные мгновения отделяли его от торжественного объявления темы обсуждения, и он мысленно прокручивал свою речь, но тут крайне некстати зазвенел его мобильный телефон.

Антон Диаз нахмурился, но решил ответить.

— Знаю, что у вас сейчас важная встреча, босс. Я не беспокоил бы вас, не будь это так важно.

— В чем дело, Макс? — обеспокоенно спросил его Антон тихим голосом, стараясь не обнаружить своего волнения перед собравшимися. — Ты опять упустил ее?! — уже вне себя от гнева, воскликнул он, выслушав отчет своего охранника.


Эмили неторопливо шла, глядя по сторонам. У нее не было с собой часов, а телефона, как оказалось, тоже, свой она оставила в Лондоне, а тот, который дал ей по прибытии в Нью-Йорк супруг, пропал. В какой именно момент это произошло, она не могла предположить. По ее прикидке, было что-то около шести вечера. Женщина проголодалась и решила заглянуть в один из небольших уютных ресторанчиков близ Центрального парка.

Она чувствовала себя замечательно, зная, что в любой момент может сесть в такси и назвать адрес дома, где располагается квартира Антона Диаза, а до того момента она совершенно свободна и может делать все, что ей заблагорассудится. Сейчас ей хотелось есть, и она заказала легкий ужин. Перекусив, женщина направилась в ближайший полицейский участок, о местонахождении которого справилась у метрдотеля.

Там она подошла к стойке дежурного и сказала ему, что хочет заявить о пропаже. Тот искренне удивился ее британскому произношению, но еще больше поразился наивной надежде англичанки вновь обрести утраченный телефон. Однако дал ей бланк, который следовало заполнить. Ей даже сделали кофе, что весьма растрогало Эмили.

Но в целом настроение Эмили было не столь радужно. Она представила, что Антон может узнать об этом небольшом происшествии, и тогда слежка со стороны Макса и его людей будет считаться обоснованной.

Офицер попросил женщину задержаться в участке, пока они проверят кое-что по компьютеру. Доверчивая Эмили согласилась. Ей было невдомек, что Антон уже несколько часов разыскивает ее, а Макс успел разослать ориентировки по всем полицейским участкам города.

Все выяснилось, когда открылась дверь и появился сердитый Антон Диаз.

Свободную прогулку Эмили можно было считать досрочно завершенной.

— Спасибо, офицер, что сообщили мне, — обратился он к дежурному, который тотчас вышел к нему навстречу. — Моя жена всего пару дней в городе. Я очень волнуюсь за нее. Надеюсь, теперь она оценила всю опасность одиночных прогулок. Простите за доставленные неудобства, офицер, — подчеркнуто обходительно поблагодарил миллионер.

— Антон, а ты как здесь оказался? — в первый миг удивилась Эмили.

— Мне некогда. Нас ждет машина, — резко перебил он жену и указал на дверь. — Всего хорошего, офицер, — сказал он и открыл перед супругой дверь.

Их действительно дожидалась машина — черный «феррари».

— Прости, я потеряла телефон, — виновато пробормотала супруга, усаживаясь на переднее сиденье.

— Хорошо, что только телефон, — раздраженно буркнул он. — Ты намеренно запутала охрану, ты подняла на уши всех сотрудников службы безопасности, из-за твоей выходки было сорвано важное совещание… Когда ты повзрослеешь, Эмили? Ты и впредь намерена сводить меня с ума своим бессмысленным упрямством? Ты моя жена, а это подразумевает ответственность. Если не начнешь это осознавать, мы оба серьезно рискуем. И не только мы. Я сегодня уволил двух моих сотрудников из-за того, что тебе вздумалось прогуляться. Полагаю, ты собой очень довольна! — гневно подытожил супруг.

— Нет, я собой не довольна. У меня в мыслях не было лишать кого-либо работы. Ты просто мог их не увольнять, как мог и не жениться на мне, если я настолько тебе не подхожу… Ах да, я все время забываю, по какой причине ты на мне женился. Прости, дорогой супруг, — язвительно сказала Эмили.

— Я обязуюсь не увольнять их, если ты мне кое-что пообещаешь. Ты должна прекратить бунтовать против моих требований.

— Своей покорностью я должна гарантировать благополучие своих родных, а теперь еще и твоих служащих. Тебе не кажется, что жена нужна человеку не для этого? Странный у нас какой-то брак, Антон. Я не вижу в нем проку лично для себя. Ты разве что не заковал меня в кандалы, но это, судя по всему, вопрос времени.

— Прекрати истерику, Эмили, — небрежно бросил Антон, заводя двигатель. — Ты знаешь, что мои требования обоснованны. И клянусь тебе, что если ты еще хоть раз проделаешь что-то подобное, я действительно запру тебя, а ключ выкину. Ты все поняла?

Эмили хотела продолжить спор, но ясно поняла всю бесполезность этого, поэтому лишь пробормотала в ответ:

— Ты что-то сказал, милый?

Антон яростно рыкнул, но промолчал.


На следующее утро выйдя в кухню, Эмили застала в ней Макса. Она нисколько не удивилась этой встрече, а лишь поприветствовала его и села завтракать.

— Макс, Антон говорил вам, что сегодня я ожидаю гостей? — мимоходом спросила она охранника, когда Мария налила ей горячий кофе.

— Нет, мистер Диаз не предупреждал меня по поводу посетителей, — хмуро отозвался Макс.

— Не волнуйтесь, они меня не похитят.

— Миссис Диаз, должен заметить, это не повод для шуток. Ваш супруг совершенно прав, тревожась за вашу безопасность. Я знавал семью, которая потеряла ребенка. За него запросили огромный выкуп, а когда малыша нашли, оказалось, что он, замурованный злоумышленниками заживо, умер через три дня после похищения, поскольку, даже получив деньги, освобождать его никто не собирался.

— Ужасная история, — проговорила Эмили.

— И это случается чаще, чем вы можете себе предположить, — добавил Макс. — Я могу понять ваше недовольство, миссис Диаз. Вы оказались в непривычной для вас обстановке, и это, судя по всему, не совпадает с вашими ожиданиями. Но постарайтесь понять и мистера Диаза. Я знаю Антона уже много лет. Я уважаю его как босса и ценю как друга. Он тоже в растерянности. Не скрою, до вас в его жизни было много женщин, но не было любви. Даже если он и перегибает палку в желании обезопасить вас, то делает это отнюдь не из вредности, как вам могло показаться. Наверное, это его способ дать вам понять, как вы для него дороги… Если бы вы вчера видели его, миссис Диаз! Он был близок к инфаркту, когда узнал, что мои люди упустили вас в подземке… Это ребячество, миссис Диаз. Мой вам совет, оставьте это.

— Это Антон просил вас со мной поговорить? — недоверчиво спросила Макса Эмили, отказываясь верить в чистоту порывов своего деспотического супруга.


Двумя неделями позже в пятницу вечером Эмили стояла перед большим зеркалом.

Эмили не узнавала себя. И дело вовсе не в том, что на ней было новое платье из черного шелка, повторяющее каждый изгиб ее тела, а золотые пряди были схвачены изящной застежкой. Такой изысканный вид постепенно становился ее правилом. Дело было в том, что от прежней угловатой и непосредственной, эмоциональной и порывистой девушки, какой она была до замужества, не осталось и следа…

Антон Диаз подошел к ней сзади и застегнул у нее на шее бриллиантовое колье.

Десять минут назад Антон вернулся домой из офиса, отметил с удовлетворением, что супруга почти готова к выходу, и отправился в душ. И вот теперь появился в элегантном смокинге. За все это время они не перекинулись ни словом.

Полмесяца в Нью-Йорке они прожили в ситуации обостряющегося отчуждения между ними. Они больше не ссорились, возможно, оттого, что практически не общались. И если во время короткого медового месяца то и дело возникавшие противоречия лишь добавляли остроты их любовным баталиям, то теперь страсти поутихли. Хотя сам по себе секс и был по-прежнему хорош. А как могло быть иначе между сильным выносливым мужчиной и красивой молодой женщиной? Но Эмили больше не вспыхивала от его прикосновений, она просто принимала его присутствие, не таясь, откровенно иронизируя по поводу мотивов их союза.

Хотя Антон получал все, что хотел: и лояльность Эмили, и ее сластолюбивый отклик.

Эмили сильно изменилась внутри. Она усваивала негативный опыт и делала выводы.

Хотя у нее была масса и позитивных впечатлений. День она проводила в автоэкскурсиях по городу, по условиям уговора с мужем ее всюду возил шофер на «мерседесе», она осматривала достопримечательности, выбирая только официальные и рекомендованные маршруты, сознавая, что где-то, в некотором отдалении за ней следуют бдительные телохранители. Могло показаться, что Эмили и с этим смирилась.

Во второй половине дня она уединялась в своем кабинете и работала на компьютере, собирая сведения по интересующим ее археологическим аспектам. Иногда по вечерам она с супругом выходила в свет, поражаясь тому, до какой степени совпадали эстетические вкусы Антона и Макса, поскольку второй выбирал те же выставки и спектакли, что и его босс.

Антон Диаз был трудоголиком. Он отправлялся в офис в шесть утра и ранее восьми вечера не возвращался; порой Эмили отправлялась спать, так и не дождавшись его, но всегда чувствовала, когда он прижимался к ней, и просыпалась, чтобы вновь забыться после короткой физической близости.

Взаимная вежливость и секс стали флагманами их отношений. В конце концов, и секс тоже стал взаимно вежлив, равно как и привычен. Оставалось дождаться, когда он сделается скучным. Эмили без особой грусти думала о такой возможности, поскольку была убеждена, что ее чувства к мужу никогда не были взаимными и никогда таковыми не станут.

— Колье отлично смотрится, — сообщил Антон.

— Да, согласна. Я тебя за него уже благодарила, — сухо ответила Эмили. — «Колье смотрится». Тебе не кажется, что это немного странно звучит? Это я смотрюсь в зеркало, а не колье, — шутливо придралась англичанка.

— Будем считать, что это фигура речи, — пробормотал Антон.

— Как скажешь. Ты босс, — едко отчеканила она.

Антон обнял ее за талию и впился губами в шею.

— Остановись, прекрати, — строго сказала женщина. — Нам уже пора идти… Ты платье мне помнешь, негодник! — против своего желания захихикала Эмили, когда он легко поднял ее с пола, как если бы она ничего не весила.

И ее руки сами, не повинуясь разуму, обвили его шею…

А в результате открытие выставки в художественной галерее «Престиж» было отложено по меньшей мере на полчаса.


После открытия они неторопливо бродили по залам с бокалами шампанского в руках. В стенах художественной галереи собралась вся творческая и бизнес-элита Нью-Йорка, а также приезжие знаменитости. Антон постоянно останавливался, заговаривая то с одним, то с другим из гостей. Эмили отделывалась приветственными фразами и продолжала неторопливое шествие, равнодушно поглядывая на современные полотна и странные инсталляции.

— А это, кажется, выглядит недурно, — вслух заметила она, когда ее, задержавшуюся возле одной из картин, нагнал Антон.

— К нам направляется высокопоставленное лицо с семейством, — шепотом предупредил он супругу, потому что к ним в этот момент стремительно приближался перуанский посол с элегантной супругой и красавицей дочерью.

Эмили не предполагала, что отношения ее супруга с официальными лицами родной страны столь близки, поэтому ее слегка шокировала выходка девушки, кинувшейся на шею Антона с поцелуями.

Эмили показалось, что и Антон тоже несколько смешался, хотя он вполне был способен и на то, чтобы достоверно изобразить смущение.

— Так вы и есть жена Антона? — небрежно спросила девушка по имени Люсита. — Мы так удивились, когда узнали, что наш Антон женился, даже не поверили. Думали, это шутка. Вы, наверное, давно друг друга знаете?

Эмили успела только рот открыть, поскольку вопрос был адресован ей, но Антон ловко опередил ее, сказав:

— Достаточно давно, чтобы успеть понять, что Эмили — та самая единственная, которую я искал.

Эмили пожала плечами. Ответ Антона хоть и не прозвучал убедительно, но исключал повод для возможных инсинуаций.

После пары ничего не значащих реплик посол с семейством отошел, а Антон Диаз с супругой остался у заинтересовавшего Эмили полотна.

— Ведут себя вполне по-дружески. А то, как ты с ними обошелся, заставляет думать об ином.

— Светские любезности, но не более того, дорогая. У меня не так-то много друзей. А что касается посла, то мы взаимно полезны. В большей степени полезен, конечно, я ему. Но и от посольства иногда можно получить кое-какие поблажки.

— Ты и впрямь такой влиятельный? — прямо спросила супруга Эмили.

— Да, детка, я очень важный человек, — шутливо ответил Антон, отхлебнув шампанское.

— Если ты настолько важен, почему тебе приходится посещать столь малоинтересные мероприятия?

— Хотя бы по той причине, что я спонсирую эту выставку и лично поддерживаю некоторых авторов представленных здесь работ. Разве это не повод появиться и продефилировать с очаровательной молодой супругой?

— Да, пожалуй… Так, значит, ты еще и искусством занимаешься? Впечатлена.

— А вернисаж, как я уже понял, впечатляет тебя куда меньше.

— Должно быть, ничего я в этом не понимаю, — предположила Эмили, окинув взглядом выставочное пространство. — А ты мог бы объяснить смысл и ценность происходящего здесь?

— В современном искусстве я разбираюсь не больше тебя. Я просто делаю на нем деньги. Мои подопечные с моей помощью приобретают возможность работать и экспонировать результаты своего творчества, в результате их полотна видят специалисты и коллекционеры, цена их работ возрастает, таким образом, вложения оправдывают себя.

— Какой цинизм, — не удержалась от заключения Эмили.

— В современных условиях выгодно продать можно только то, что не столько хорошо сработано, сколько хорошо разрекламировано.

Эмили гневно выдохнула, бросив непримиримый взгляд на мужа, и объявила:

— Есть хочу.

— Нет проблем, — сообщил ей Антон и проводил к банкетному столу.

На пребывание в галерее Антон отвел еще один час времени, после чего, взглянув на часы, стал прощаться с организаторами, постепенно в сопровождении супруги продвигаясь к выходу.

Уходя, Эмили еще ненадолго задержалась у единственного пришедшегося ей по вкусу масштабного полотна, на котором энергичными яркими мазками были изображены Анды, о чем женщина узнала из аннотации к картине. Пейзаж выглядел завораживающе. А недалеко от него весела еще одна примечательная картина. Весьма забавное изображение индейского мальчонки, который заразительно хохотал, запрокинув голову в свисающей на уши огромной отцовской шляпе. Она невзначай заметила, что эти работы кажутся ей достойными.

Антон Диаз принял это к сведению и попросил подождать его недолго, а вернувшись, сообщил, что обе понравившиеся ей картины им куплены и завтра же будут доставлены.

— Ты не обязан был делать этого…

— Да-да, — перебил жену Антон. — Но мне они тоже понравились. Ты все еще голодна? Я намерен отвезти тебя в ресторан.

— Ты, наверное, заплатил за это удовольствие огромные деньги? — спросила Эмили, кивнув в сторону нарисованных Анд.

— Знаешь, почему мужчины успешнее женщин в бизнесе? Мы быстрее принимаем рискованные решения, и финансовая интуиция у нас лучше развита.

— Спорное и дискриминационное мнение.

Глава десятая

Антон Диаз выключил компьютер. Через несколько минут самолет должен был приземлиться. Эмили с ним не было, он возвращался к ней после нескольких недель отсутствия. Он страшно соскучился по ней.

Они были женаты уже три месяца. И все вроде шло неплохо. Он знал, что супруга свыклась со своим новым положением. Они были близки почти каждую ночь, если он не был в отъезде. Но чего-то недоставало. Он тосковал по той Эмили, какой она была на яхте в первые ночи и дни их супружества. Он понимал, что сам виноват в том, что утратил ее прежнюю, когда нелепо разоткровенничался с ней о цели женитьбы.

После трех не самых удачных недель в Нью-Йорке молодожены вернулись в Лондон. Эмили хотела вернуться к своим исследованиям и отправиться поработать на Ближний Восток, однако Антон категорически был против, и ей пришлось ограничиться музейной работой. В июле они ненадолго вернулись на греческую виллу, и, казалось, страсть всколыхнулась с прежней силой. Но так только казалось. И оба с грустью вспомнили ту счастливую неделю.

Антон был вынужден прервать отдых ради очередной рабочей поездки. В августе он намеревался взять Эмили с собой в Австралию, но жене пришлось остаться в Лондоне, поскольку со дня на день невестка Хелен должна была родить. Антон не возражал.

У Хелен родился сын, но она была очень слаба. Эмили взяла на себя уход за невесткой и новорожденным. Две недели Эмили и Антон созванивались по ночам и в итоге договорились о том, что по его возвращении они наконец отправятся в Перу.

Странно, но чем дольше эта поездка откладывалась, тем больше Эмили казалось, что ей самой не терпится увидеть Перу. Возможно, не последнюю роль сыграли две подаренные мужем картины, которые с каждым днем нравились ей все больше и больше. А глядя на малыша Хелен и Тома, Эмили тоже захотелось иметь своего…

Из аэропорта Антон отправился в Кенсингтон. Дверь ему открыла домработница Ферфаксов Минди. Она радушно поприветствовала супруга своей хозяйки и проводила его гостиную.

Эмили сидела в кресле с малышом на руках. Мальчик внимательно смотрел на нее, а она, склонившись над ним и сюсюкая, кончиком указательного пальца касалась его лобика, щечек, носика, подбородка.

— Ах ты, маленький красавчик! Ты ж моя лапочка. Тетушка Эмили любит своего сладенького племянничка.

Эмили приподняла «сладенького племянничка» и чмокнула его в щечку.

Кроха издал звук удовольствия, Эмили рассмеялась.

— Эмили! — произнес Антон, остановившийся в дверях.

— О, Антон, дорогой, ты вернулся! — радостно поприветствовала мужа, вставая, Эмили. — Ты только посмотри, какой у нас очаровашка.

Эмили с гордостью подошла к нему с ребенком на руках.

Но Антон во все глаза смотрел на жену. Он никогда не видел ее в простом белом свитере и джинсах. Ее волосы были распущены. Шло это ей необыкновенно, как, впрочем, и малыш на руках.

Антон озадаченно всматривался в ребенка.

— Забавный, — подытожил он.

— Том и Хелен собираются назвать сына Чарльзом в честь нашего отца, — сказала Эмили.

Антон внимательно посмотрел на жену, заглянул в ее синие-синие глаза. Он знал, что она неспроста сказала ему это. Но Антон остался безразличным к подтекстам, его больше волновало, как движутся сочные губы, когда говорит эта упрямица. Поэтому он улыбнулся в ответ на ее слова, будто желая выказать одобрение.

— Солидное имя. Мужское, — сказал Антон.

— Мы решили назвать его двойным именем, — уточнила появившаяся Хелен. Она сильно похудела после родов, отчего еще более прежнего стала похожа на девочку-сорванца. — Чарльз Томас Ферфакс.

— Еще солиднее, — отозвался Антон.

— С возвращением, свояк, — поприветствовала его Хелен. — И забери свою жену поскорее, пока она не узурпировала мою малютку окончательно, — пошутила она, принимая сына из рук Эмили.

— У меня есть робкая надежда, что жена согласится поехать со мной, — заявил Антон и посмотрел на Эмили, та же по какой-то неведомой причине смутилась от его взгляда. — Мы планируем завтра же вылететь в Перу.

— Рада это слышать, — кивнула Хелен.


К вечеру следующего дня они уже сидели в пентхаусе Антона Диаза.

— Две недели — слишком долго, — прошептал супруг, прильнув к губам женщины.

— Во всей Австралии не сыскалось ни одной добровольной утешительницы? — насмешливо спросила она.

— Я их не замечал, дорогая.

— Но они были? — настойчиво выспрашивала Эмили.

— Как всегда, — ответил он и поднял жену на руки.

Он пытался добраться до ее груди.

— Слишком много одежды, дорогая. Раздевайся, да поживее, — распорядился он, осторожно укладывая супругу на постель.

Эмили рассмеялась, но раздеваться не стала.

— Ты хочешь, чтобы это сделал я? — предположил супруг.

— Я уверена, ты справишься, — ответила она, шутливо уклоняясь от его поцелуев.

— Скучала по мне? — спросил он, медленно снимая с нее одежду.

— Ммм… Пожалуй, — игриво ответила женщина.

— О! Какая же ты горячая, девочка моя. Может, мне стоит отсутствовать почаще? — воскликнул он, когда Эмили принялась дразнить его поцелуями.

— Сделай такое одолжение. Видеть тебя не могу!

— А зачем меня видеть? Меня нужно чувствовать, — проговорил он и, положив женщину на спину, прижался к ней бедрами.

— Чувствую, что ты действительно соскучился, — улыбнулась Эмили.

— Отлично. Значит, все идет по плану, — удовлетворенно отметил мужчина, накрывая ее губы своими.

— Да, так… — простонала Эмили. — Две недели без тебя — это невыносимо.

— То, что Хелен сказала по поводу тебя и ее сына, это правда? Ты так хочешь стать матерью? — спросил он супругу, когда они уже лежали рядом, отдыхая.

— Я не думала об этом, — солгала Эмили.

— Ты будешь отличной матерью моих детей, — убежденно проговорил Антон.

— Возможно, — сдержанно отозвалась женщина. — Но мы так недавно женаты… И вряд ли наш брак можно считать заключенным на небесах… В любом случае торопиться незачем.

— Постой… — произнес Антон, нахмурившись, и отстранил от себя женщину. — Разве это в твоей власти? С первого дня супружества я был уверен, что любой момент может стать судьбоносным. Я был настроен именно так. Не хочешь же ты сказать, что принимаешь противозачаточные таблетки?

— Да, принимаю. И что же тут такого? Я не готова к таким переменам. Я сама решу, когда заводить детей, — безапелляционно объявила Эмили.

— Ах ты, негодница… — гневно воскликнул Антон. — Как можно принимать такие решения за спиной у супруга?

— Ты привык, чтобы все было так, как хочешь ты. Но я забочусь не только о себе. Мне невыносимо думать, что наш ребенок станет плодом ошибки, а не любви. Я никогда не рожу ребенка от человека, который не любит меня, как бы сильно я его ни любила. И обсуждать больше нечего! Ты меня не заставишь!

— И давно ты принимаешь таблетки? — спросил Антон, выслушав ее.

— Я начала их принимать через неделю после нашего первого свидания. Я с нетерпением ждала твоего возвращения и была уже на все готова. Я испугалась, что натворю дел, поэтому и приняла такое решение… Можешь представить, как я удивилась и обрадовалась, когда, вернувшись, ты сделал мне предложение. Я готова была поклясться, что это чувство взаимно. К счастью, таблетки я уже принимала, а выйдя за тебя, сочла правильным повременить с отменой.

— И сколько времени ты намеревалась принимать свои таблетки? Когда ты предполагала сказать мне правду? — требовательно спросил Антон.

— Если ты спрашиваешь об этом, то отвечу прямо. Я намерена развестись с тобой, Антон. Ты допустил серьезный просчет, не подписав со мной брачный контракт. Если ты замыслишь что-то против «Ферфакс Инжиниринг», то лишишься половины состояния, положенной мне по закону. Должна же я как-то защитить себя и свою семью от твоих аппетитов, — холодно произнесла женщина.

— А ты, оказывается, настоящая дочь своего отца. Ты права, я не могу любить тебя и не хочу, чтобы ты была матерью моих детей.

— Я всего лишь учусь у тебя, милый, — насмешливо отозвалась Эмили, одеваясь.

— Не волнуйся, я не буду устраивать сейчас сцен. Я просто уйду, а ты можешь здесь оставаться, — небрежно бросил Антон и направился к двери. — А про развод советую забыть, пока я сам не сочту нужным развестись с тобой.


Антон Диаз резко раздернул шторы, яркий свет ударил по глазам Эмили.

— Быстро пей это и собирайся! — скомандовал муж.

— Что? Постой… Собираться? Куда?

— В Перу. Куда еще? Не тяни время, Эмили. Пей кофе.

— Но разве мы летим? Не после вчерашнего же? — искренне недоумевала она.

— Именно так. Летим. Я так хочу. Все поняла? Вставай!


Эмили находилась на борту самолета, который направлялся в Перу. Она не испытывала ни волнения, ни досады. Стал совершенно ясным тот факт, что их супружество закончилось еще в день их свадьбы. Она по-прежнему отказывалась верить, что ее обожаемый отец мог так жестоко поступить с молоденькой сестрой Антона, а ее муж продолжал настаивать на обоснованности своего желания отомстить.

Глава одиннадцатая

Домработница Антона Диаза накрыла стол.

— Ваши любимые, сеньор, — медовым голосом объявила она.

Антон одобрительно кивнул.

Поднос на маленьком кофейном столике был уставлен сластями — крохотными пирожными с яркими засахаренными ягодками.

Супруги расположились насладиться здешним кофе и изысканным десертом.

— Не предполагала, что твой дом такой старинный, — сказала Эмили, которая в последние дни редко первая заговаривала с мужем.

Антон пожал плечами и проговорил, указав на красивый серебряный кофейник:

— Садись и разлей кофе.

Эмили хоть и неохотно, но все же выполнила его приказ.

— Не предполагала, что наша династия имеет не менее внушительную историю, чем ваша? — насмешливо спросил ее супруг.

— Жизнь полна неожиданностей, — сухо отозвалась Эмили, пробуя оригинальные лакомства.

Она посмотрела на Антона. Он был забавно горд собой. По возвращении в родные пенаты Антон Диаз заметно изменился, постоянно озадачивая этими переменами и без того отнюдь не благодушно настроенную женщину.

— Отвечая на твой вопрос, скажу… — менторским тоном начал хозяин дома, будто лекцию читал. — Семейство Диаз проживает на этих землях со времен Себастьяна Эммануэля Диаза, который высадился на берегах Южной Америки с конкистадорами.

— Но ты вроде бы упоминал, что твоя бабушка в тяжелые времена утратила контроль над имением. Как тебе удалось заполучить его обратно? Хотя… глупый вопрос. Сама не понимаю, почему задала его. Как будто мне неизвестны твои методы, — ехидно заметила Эмили.

— Что бы ты обо мне ни думала, но поместье вернула все та же бабушка через несколько лет после смерти деда. Ее старший брат курировал процедуру банкротства, и она сумела выкупить назад это поместье. Потом дела пошли на лад, и она еще несколько лет счастливо прожила здесь. В те годы вернулась из Европы моя мать вместе со мной. Так что я еще десять лет прожил в окружении двух любящих женщин.

— Твоя бабушка, видимо, была волевой женщиной, — предположила Эмили.

— Совершенно верно. У нее был решительный мужской характер, она всегда отстаивала свою правоту. К сожалению, моя мать и сестра сих черт характера не унаследовали… Кстати, о неожиданностях, милая жена, — едко проговорил Антон. — Если ты допила свой кофе, пойдем. То, чем я хочу тебя удивить, находится в моем кабинете.

Эмили по его ехидной интонации почувствовала неладное. Она нехотя поплелась вслед за супругом по облицованной деревянными стенными панелями галерее; половицы уютно поскрипывали у нее под ногами.

Через минуту она оказалась во внушительном кабинете, обставленном старинной мебелью. Антон указал ей на большой кожаный диван и сказал:

— Садись.

Сам же расположился за массивным деревянным столом и извлек из кармана маленький ключик, повернул его в замочке стола и достал что-то из ящика.

— Читай, — велел он, протянув Эмили через стол пухлый конверт.

Эмили уже догадалась, что ее ждет, и, немного оробев, выдержала паузу. Руки ее слегка дрожали.

Антон нетерпеливо тряхнул конвертом, как бы подгоняя ее. Он по-своему расценил выражение ее лица и нахально усмехнулся.

— Ты, кажется, имела дерзость считать меня клеветником, оговаривающим твоего безвинного отца. Мне интересно будет знать, что ты скажешь об этом свидетельстве.

Эмили встала, медленно подошла к столу и взяла конверт. В правом верхнем углу она увидела погашенные почтовые марки с профилем королевы, в стороне от которых значился адрес их кенсингтонской резиденции. Эмили отступила на несколько шагов назад и, не отрывая взгляда от конверта, опустилась на диван.

Аккуратно и неторопливо, стараясь не упустить ни одной мелочи, она развернула письмо и углубилась в чтение со всей свойственной ей исследовательской обстоятельностью.

Через несколько минут она отложила письмо и сухо проговорила:

— Весьма интересный документ. — И вежливо улыбнулась. — Надеюсь, ты не станешь возражать, если я тщательно изучу его у себя в комнате. Я несколько утомилась в дороге. Я прочту это письмо еще раз, и мы непременно обсудим его за ужином. А сейчас я хотела бы уединиться, — сказала Эмили, поднимаясь с дивана.

— Вижу, ты все еще настроена возражать, — насмешливо произнес Антон Диаз. — Это упорство никогда не перестает удивлять меня в женщинах, подобных тебе. Что бы ни происходило, они отстаивают правоту любимого мужчины, пусть даже это идет вразрез с очевидными фактами. Хотелось бы мне занять в твоем сердце место твоего отца.

— Не самый лучший способ ты избрал для этого, — холодно бросила Эмили на пороге его кабинета.

— Учитывая твою усталость, ужин назначим пораньше. В семь тебя устроит? — поинтересовался хозяин дома. — Надеюсь, к этому времени ты пересмотришь свое отношение к своему отцу.

Не ответив, Эмили вышла из кабинета мужа и плотно закрыла за собой дверь.


Такое могло шокировать лишь однажды. Эмили действительно была потрясена, когда Антон Диаз впервые высказал свое обвинение. Все, что происходило позже, вызывало у женщины лишь досаду. Так и теперь, когда пресловутое доказательство отцовской вины оказалось у нее в руках, она несколько раз перечитала его, но никакого потрясения не испытала.

Обстоятельства всей этой истории оставались весьма туманными. Ибо наличие письма доказывало единственный факт: Зуки и Чарльз Ферфакс-старший были знакомы. Письмо совершенно не пошатнуло ее веру в отца, наоборот, оно полностью доказывало его невиновность. Она отложила бумаги и принялась готовиться к первому ужину в этом доме.

Учитывая величественную обстановку дома, Эмили оделась как для официального приема. Она выбрала платье из бледно-голубого крепа с очаровательными короткими рукавами и серебристые босоножки. Она достала из шкатулки подарок родителей: кулон на тонкой золотой цепочке и браслет, а обручальное кольцо решила снять.

Около семи часов она спустилась вниз. Ей навстречу вышла домработница Антона Диаза и с легким поклоном сообщила:

— Сеньор Диаз ждет вас. Я провожу. Антон уже восседал во главе большого обеденного стола под льняной скатертью, сервированного тонким белоснежным фарфором, серебром и хрусталем. Стол украшала большая ваза с пышным ароматным букетом.

Супруг поднялся ей навстречу. Он галантно усадил ее за стол и вернулся на свое место.

— Ты прелестна, как всегда.

Эмили сдержанно кивнула, принимая этот пустяшный комплимент. Она расстелила на коленях льняную салфетку.

Подали ужин. Супруги ужинали в тишине.

Покончив с десертом, Антон заговорил:

— Отменный ужин. Почему ты так мало съела? Тебе не нравится местная кухня?

— Мне не нравится причина, по которой я здесь! — резко объявила Эмили и покосилась на домработницу, которая принесла кофе.

— Ну за это тебе стоит благодарить твоего папочку, — насмешливо проговорил Антон.

— Все дело в том, что твоя вендетта оставляет меня глубоко равнодушной.

— А как тебе тот факт, что твой обожаемый папочка оказался подлецом?

— С тобой он не сравнится, — смело отпарировала женщина. — А что касается письма, оно действительно ужасно. Чувства выражены в нем косноязычно, дело изложено крайне путано, слова сочувствия, адресованные твоей сестре, малоубедительны. Такое чтение захватывающим не назовешь. Но и крамолы я в нем не вижу… Мне ясно лишь то, что девушка была в беде и хваталась за соломинку. Мне очень жаль.

— Тебе жаль?! Это все что ты можешь сказать? — гневно вспылил Антон Диаз.

— Я сказала, что мне оченьжаль, — невозмутимо повторила Эмили. — А скажи-ка мне, Антон, часто ли ты виделся со своим собственным папочкой?

— Не часто. Но какое это имеет отношение?

— Забавно. Я так и думала. А насколько старше твоей матери он был?

— На тридцать лет. Почему ты спрашиваешь?

— О, это многое объясняет, — довольным голоском протянула Эмили.

— Объясняет что? — нетерпеливо громыхал Антон.

— Мой отец не писал этого письма, он даже не был знаком с твоей сестрой Зуки, в этом я абсолютно уверена. Это письмо было написано Чарльзом Ферфаксом-старшим, моим дедом. Это у него была интрижка с твоей сестрой. Дед всю жизнь славился своей любвеобильностью, не изменял себе даже в преклонные годы. Это все, что я могу тебе сказать.

— С дедом?

— Именно с дедом. Как ты уже понял, Чарльз — это наше семейное имя, традиционное для первенцев мужского пола. Томас, мой брат, стал единственным исключением, но и он вернулся к семейному правилу, назвав сына Чарльзом… В этих династических тонкостях так легко запутаться, — насмешливо проговорила Эмили.

— Невероятно! — воскликнул Антон. — Поверить не могу, что Зуки путалась с таким стариканом.

— Она не могла не знать, что он женат. Да и что удивительного, твоя мама тоже не избежала этой участи… Знаю только то, что мой отец и тетя Лиза очень переживали такое недостойное поведение своего папеньки. Его без обиняков звали паршивой овцой в целомудренном стане Ферфаксов. Такого ловеласа еще свет не видывал. Дед и бабушка жили порознь, хотя о разводе не велось и речи. В нашей семье развод — явление исключительное и почти невозможное. Деда не стало, когда мне было семь лет… Надеюсь, этих сведений тебе достаточно, — сухо заключила Эмили и поднялась из-за стола.

Эмили поспешно направилась к выходу из столовой.

— Эмили! — попытался остановить ее Антон. Эмили проигнорировала мужа.

— Эмили, постой! — настойчиво повторил он и встал из-за стола.

В дверях Эмили развернулась.

— Просто поразительно, Антон, насколько ты самоуверен. Ты не поленился нанять детектива, ты помешан на охране и безопасности, но даже не удосужился внимательно прочесть письма, ухватившись за первую же версию, что тебе приглянулась. Там же четко написано: «…будь я свободен…» Это подразумевает, что человек уже женат. Не так ли?

— Возможно, — отозвался Антон. — Но это могло означать и помолвку.

— Судя по штемпелю, мои родители еще не были в ту пору помолвлены.

— Это ты так говоришь, — возразил Антон. — Я этого знать не мог.

— Пора признать свою ошибку, — обратилась Эмили к мужу. — Или ты привык выигрывать любой ценой?

— Нет, я готов признать, что досадно просчитался, приняв твоего деда за твоего отца. Но причастность Ферфаксов к смерти Зуки теперь подтверждаешь даже ты.

— Не смеши меня, Антон. Зуки знала, что старый человек наверняка обременен обязательствами, но тем не менее согласилась стать его любовницей.

— Наверное, ты права. Прости. Я в долгу перед тобой. Чем я должен заплатить тебе за испорченный медовый месяц и за то время, что мы не могли быть любящими мужем и женой? Я готов на любые твои условия, — примирительно проговорил супруг, взяв Эмили за руку.

— Я знаю точно одно: прошлого не воротишь.

— Что это значит?

— А то и значит, что бессмысленно теперь делать вид, что недоразумение разрешено к взаимному удовольствию. Ты женился на мне, чтобы поквитаться с Ферфаксами, в то время как я искренне полюбила тебя. Ты поставил мне в упрек, что я принимаю противозачаточные таблетки, ты понукаешь мною, ты не считаешься с моими чувствами, не уважаешь мое мнение. Ты не можешь быть моим мужем. Я не собираюсь оставаться твоей женой. Я не доверяю тебе и, пожалуй, больше не люблю, поскольку я любила человека, каким ты никогда не был. Поэтому сейчас я уйду к себе и прошу меня не беспокоить, а завтра намереваюсь навсегда покинуть этот дом. Я поручу своему адвокату связаться с твоим адвокатом, — подытожила Эмили Ферфакс.


— Вертолет ждет тебя, в Лиме ты пересядешь на самолет. Я отдал пилоту все распоряжения. Квартиру в Лондоне я перепишу на тебя. За судьбу «Ферфакс Инжиниринг» можешь не тревожиться. Меня это больше не интересует, — хмуро проговорил Антон Диаз, когда поутру Эмили вышла в холл, готовая отправиться в дальнюю дорогу.

— Великодушие, достойное короля, — едко проговорила женщина, не глядя на супруга.

— Не сомневаюсь, мы еще встретимся. И не рассчитывай на быстрый развод. Мои юристы сейчас заняты более насущными делами. Так что придется набраться терпения.

— Не собираюсь никого торопить. В отличие от тебя я всегда готова войти в положение другого человека. Да и вряд ли мне еще хоть раз захочется связать жизнь с другим человеком. Ты умело отбил у меня всякое желание. И не нужна мне ни твоя квартира, ни твои деньги. Однако если ты предпримешь что-то против нашей семейной фирмы, берегись.

— У тебя есть моя устная гарантия.

— Рада слышать!

Глава двенадцатая

Корабль, на котором плыла Эмили, держал путь вдоль берегов Венесуэлы. Она стояла на палубе со своей коллегой и подругой Дэлией. Эмили вновь имела возможность заниматься любимым делом и испытывала от этого великое наслаждение.

— Держу пари, нам повезет! — торжественно объявила она.

— Хочется верить, — более сдержанно отозвалась Дэлия. — Прошло более недели с тех пор, как мы покинули Каракас. И пока результатов ноль. Я слышала, на Карибские острова и Флориду движется ураган.

— Мы будем в стороне.

— Нам еще три дня пути до места, — напомнила Дэлия.

— Твой оптимизм не может не восхищать, — упрекнула ее Эмили. — Пойду проверю по компьютеру, чем это ты меня так стращаешь, — насмешливо проговорила она и скрылась в рубке, где в это время беседовали Джек, руководитель экспедиции, и Марко, его заместитель, в ведении которого был анализ гидрометеорологических прогнозов.

— Что такого страшного грядет, что повергло малышку Дэлию в ужас? — спросила она мужчин.

— Это всего лишь предположение. Точнее вам все равно никто ничего пока не скажет, — раздраженно проговорил Марко, блуждая в недрах всемирной паутины.

Эмили присела на подлокотник кресла и склонилась над картой, поверх которой на прозрачной пленке был нанесен их маршрут. Не увидев там ничего, помимо привычных обозначений, она уставилась на море, на горизонт.

Она никак не могла насытиться этой свободой, пусть и с привкусом горечи. Она откровенно призналась Тому и Хелен, по какой причине оставила Антона. Прежде, до выяснения всех обстоятельств, она не смущала родных рассказом об истинных мотивах его женитьбы. Теперь же, когда все обвинения развалились, она коротко поделилась с братом и невесткой сведениями, одновременно шокировавшими и насмешившими их.

Самой же Эмили смеяться не хотелось.

Зато к ней снова вернулась ее любимая работа. Она с грустью поняла, что если без любви она и способна прожить, то никак не без свободы. Свобода ей жизненно необходима.


Две недели Антон пил. Однажды Максу даже пришлось волочь домой перебравшего босса. Всю дорогу тот бормотал о своей невосполнимой потере и о том, какой он болван. Его бросила лучшая женщина в мире, и теперь он обречен коротать жизнь в безрадостном одиночестве — так можно было резюмировать его рассказ.

— Я выяснил, где она, — объявил Макс Антону Диазу поутру, пока тот боролся с головной болью. — Она прилетела в Каракас и вышла в море в составе бригады морских археологов.

— Почему ты говоришь мне об Эмили? — гневно спросил его босс.

— Вчера вы сами просили все выяснить.

— Я был не в себе, — буркнул Антон.

— Как скажете, босс, — ответил Макс и замолчал.

— В Каракас, говоришь? — вернул его к теме Антон Диаз.

— Да.

— Мне нужно выпить… — Антон поднялся и, неровным шагом подойдя к бару, хлебнул немного виски прямо из бутылки. — Кто с ней?

— Джейк Хардингтон, руководитель экспедиции, его жена Дэлия и Марко из местных…

— И что же они рассчитывают найти? Затонувший пиратский корабль с сокровищами? — зло пробормотал Антон, еще хлебнув из горлышка. — Насмотрелись детских фильмов.

— Как ни странно, но это так, босс, — отозвался Макс, брезгливо наблюдая за поведением Диаза.

— Что ж тут странного? — буркнул тот. — Если пиратским кораблям где и быть, то на Карибах… Тоже мне, искатели сокровищ… А ты что здесь делаешь? — словно опомнившись, спросил Антон.

— Метеорологические прогнозы не самые благоприятные, босс. Существует угроза сильнейшего шторма в том районе.

— А сразу ты не мог это сказать?! Пятиминутная готовность! — бросил Антон, мгновенно протрезвев.


Команда экспедиции удивленно наблюдала, как к ним на всех скоростях несется катер венесуэльской береговой охраны и требует немедленно остановиться.

Карибское море было неспокойным весь день. Многих из команды мутило, Эмили в том числе.

Катер охраны подошел предельно близко. С одного судна на другое перекинули канаты и мосток. На мосток вскочил высокий брюнет, который был чем-то чрезвычайно взволнован. Он подскочил к Эмили, которая вышла ему навстречу, и схватил ее за руку.

— Ты с ума свести меня хочешь? Что это ты удумала в такую погоду? — негодовал он и, обратившись к ее спутникам, добавил: — Вам что, жить надоело?

— Кто это такой? — недоуменно спросил Джек и вопросительно посмотрел на жену.

— Вы скорее пойдете ко дну, чем отыщете эти чертовы пиратские сокровища. Или вам неизвестно, что недалеко отсюда эпицентр урагана?

Эмили почти не понимала, что он твердит. Она с изумлением смотрела на обросшего бородой Антона.

— Эмили, ты его знаешь? Кто это? — спросил Джек Хардингтон.

— Это Антон, — тихо сказала Эмили.

— Твой муж, что ли? — насмешливо спросил Джек.

— Да, — кивнула Эмили.

— Похож на снежного человека, — прошептала Дэлия. — Я думала, он импозантнее.

— От него несет перегаром, — поморщившись, заметил Марко.

— Это объясняет, почему она его бросила, — шепотом проговорил Джек и громко добавил: — Эмили, он беспокоит тебя? Мы могли бы принять меры.

— Беспокою ли я мою жену? — возмутился Антон Диаз. — Да я забираю свою жену с вашей лодки. Я не позволю ей продолжать участие в этой идиотской самоубийственной экспедиции! Скажи, милая, зачем тебе эти безумства? Почему ты не можешь, как все нормальные женщины, довольствоваться домашним благополучием? Какая нужда рисковать собой ради илистого хлама? Я готов дать тебе все, что ты ни пожелаешь. Ты знаешь, насколько я щедр. Я не позволю тебе остаться здесь, любимая, — частил он, нервно сжимая ее руки.

Эмили встала на цыпочки и поцеловала Антона в щеку. После чего высвободилась и отрицательно покачала головой.

Она впервые услышала слова любви, но они не радовали ее больше.

— Я не дам тебе погибнуть! — объявил он, насильно притянув женщину к себе.

— Зачем ты назвал меня любимой? — горестно спросила она его.

— Потому что люблю тебя.

— Это уже не имеет никакого значения, Антон. Мы расстались.

— Если ты хочешь выставить меня дураком перед этими людьми, — Антон кивнул в сторону ее коллег, — мне все равно. Но я настаиваю на том, чтобы ты вернулась. Ты пока еще моя жена, Эмили Диаз.

— Эмили, мы отклоняемся от графика, — сухо проговорил Джек. — Либо гони его к чертям, либо отправляйся с ним.

— Если она пойдет со мной, я обязуюсь спонсировать вашу следующую экспедицию, — пошел на сделку с Хардингтоном Антон Диаз.

— Эмили, выметайся немедленно! — шутливо бросил Джек.

Эмили растерянно оглядела всех увлажнившимся взглядом и позволила Антону себя обнять.

* * *

— Ты заказал ужин? Я страшно голодна, — объявила Эмили, появившись из ванной комнаты в пушистом банном халате с эмблемой отеля на груди.

— Да, любимая, — отозвался выбритый до глянца, посвежевший и благоухающий супруг. — Эмили, как же я истосковался по тебе! — воскликнул он, подхватив жену на руки, закружил в радостном танце. — Ты была права, обвинив меня в самоуверенности, — продолжил он, когда поставил ее на пол. — Я действительно был несправедлив к твоей семье. Но худшей моей ошибкой было то, что я отпустил тебя, позволил уйти. Я не имел права так поступать с единственной своей любовью, за что и поплатился. Не иначе как бес попутал меня в тот день, когда я рассказал тебе о своих подозрениях после первой же брачной ночи. Меня испугала твоя нежность, твое искреннее обожание. Я устрашился, что потеряю голову и не смогу довести свой план мщения до конца. Я ведь не собирался влюбляться. Это произошло как-то само собой. Сначала думал, что мною движет ревность, когда ты встретила этого Джанни. Потом я внушил себе, что меня интересует только секс. Но даже когда появился шанс освободиться от всего наносного, поскольку стало ясно, что моя месть беспричинна, мне и тогда не просто было признать, что мне нужна именно ты, вне зависимости от причины, побудившей меня на тебе жениться… — пылко проговорил Антон и кротко спросил: — Ты сердишься на меня?

— Конечно же, я сержусь, любимый! — с готовностью ответила Эмили, обнимая его. — Ты возмутителен. Ты совершенно не способен ужиться с другим человеком. Не знаю, долго ли я выдержу, если ты не прекратишь распоряжаться мною по собственному усмотрению. Нельзя запрещать человеку заниматься любимым делом, нельзя навязывать ему эскорт из телохранителей, нельзя насильно вырывать его из дружеского окружения, — назидательно проговорила женщина.

— Стыдно признать, но я ревнивец, любимая. Я начал ревновать тебя, еще когда ты танцевала с Максом на костюмированном балу.

— Это смешно.

— Я знаю, любимая.

— Но ты ведь сможешь держать себя в узде?

— Буду стараться, — проникновенно ответил Антон.

— А я буду верить в тебя, хоть это и непросто, — вздохнув, добавила Эмили и бросилась в объятия мужа.


home | my bookshelf | | Ночь утра мудренее |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу