Book: В оковах мрака



В оковах мрака

Кресли Коул

В оковах мрака

Из Книги Ллор

Ллор

“ …а те разумные существа, что не являются людьми, объединятся в одну страту, тайно сосуществуя с человеческой расой”.


Клан Ликанов

“Однажды один сильный, но гордый воин Кельтского народа (Тайного Народа, позднее известного как Кельты)ещё в отрочестве был растерзан бешеным волком. Воин восстал из мёртвых, будучи уже бессмертным. Но дух животного навсегда стал его неотъемлемой частью. С того времени ему стали присущи такие характерные черты животного, как потребность в общении, сильное чувство верности своему виду, тяга к плотским удовольствиям. Но, порой, то животное, дремлющее глубоко внутри, просыпается…”

— Также известные как оборотни.

— Являются врагами Орды.


Вампиры

Существуют две группировки: Орда и Армия

— Каждый вампир ищет свою невесту, единственную жену, и существует как живой мертвец, пока не найдет её.

— Невеста изменит его тело и сделает его полностью живым, даст ему дыхание, заставит его кровь быстрее бежать по венам.

— Перемещение является телепортацией — это способ вампиров передвигаться. Вампир может перемещаться только в ту точку, где бывал ранее, или в то место, которое может видеть.

— Падшие — это вампиры, которые убивают, выпивая жертву, пока не наступит смерть. Их отличают по красным глазам.


Орда

Во времена первой смуты на землях Ллора господствовало братство вампиров. Они полагались лишь на свою холодную натуру и логику, будучи абсолютно лишёнными чувства милосердия. Придя из суровых степей Дакии, они обосновались в России, хотя и поговаривали, что где-то в Дакии всё ещё существовала некая тайная группа вампиров.

— В их ряды входят Падшие.

— Являются врагами большинства кланов Ллора.


Обуздавшие жажду

“ …Кристоф, законный владыка Орды, чья корона была украдена, посещал одно древнее поле сражения за другим, разыскивая наиболее доблестных воинов среди людей, умиравших в бою, чем впоследствии заслужил имя Воскрешающий из мёртвых. Предлагая вечную жизнь, в обмен он требовал вечной верности ему и его растущей армии”.

— Армия вампиров, состоящая из обращённых людей, которые не пьют кровь напрямую из источника, за исключением их бессмертных Невест.

— Кристоф был воспитан как человек и жил среди них. Он и его армия очень мало знают о Ллоре.

— Являются врагами Орды.


Демонархии

“Демоны столь же различны, как и расы людей…”

— Существует несколько династий демонов. Некоторые царства являются союзниками Орды.

— Большинство династий могут перемещаться, как вампиры. Некоторые династии связаны обещанием или долгом.

— Демоны должны вступить в связь с возможной самкой для того, чтобы удостовериться, что та является его истинной половиной — процесс, известный как проба.


Дом Ведьм

“ …бессмертные обладатели магических сил, несущие как добро, так и зло”.

— Мистические наёмники, продающие свои заклинания.

— Им абсолютно запрещено создавать личное благосостояние, а также предоставлять бессмертие.

— Разделены на пять каст: воительницы, целительницы, чародейки, колдуньи и прорицательницы.

— Единственная известная ведьма, обладающая мощью всех пяти каст — Марикета Долгожданная.


Валькирии

“Когда дева воительница, умирая в сражении, издала бесстрашный крик, полный отваги, Один и Фрейя вняли её призыву. Поразив её ударом молнии, эти два бога перенесли воительницу в свои залы, тем самым навсегда сохранив её храбрость в образе Валькирии — бессмертной дочери девы”.

— Валькирии живут за счёт электрической энергии земли, которую возвращают потоком в виде молнии вместе со своими эмоциями.

— Не пройдя соответствующей тренировки, могут быть загипнотизированы сиянием необработанных и обработанных драгоценных камней.

— Обладают сверхъестественной силой и скоростью.

— Являются врагами Орды.


Гонки за талисманом

Полная предательства и неукротимой жажды победы дикая охота за магическими талисманами, амулетами, другими мистическим сокровищами по всему свету.

— Правила запрещают убийство до последнего, финального раунда. Любые виды жульничества и насилия поощряются.

— Проводится каждые две сотни лет.

— Хозяйкой игр является Риора — богиня невозможности.


Обращение

Только через смерть кто-либо может стать «другим».

Такие существа, как Ликаны, вампиры и демоны могут происходить из человеческого существа или даже из других существ Ллора различными способами, общее название которых — обращение, но катализатором изменений всегда является смерть, а результат не гарантирован.


Воцарение

“И придет время, когда все бессмертные существа Ллора, от самых сильных фракций Валькирий, вампиров, демонов и Ликанов до призраков, перевёртышей, фей и сирен… будут сражаться и уничтожать друг друга”.

Происходит каждые пятьсот лет. Или прямо сейчас…


— Роковая женщина? С сомнительным прошлым танцовщицы бурлеск-шоу [1]? Вы, должно быть, приняли меня за кого-то другого. Я лишь скромная балерина, просто изящный воробушек.

Наоми Ларесс, прима-балерина, бывшая роковая женщина и танцовщица бурлеск-шоу

(годы жизни: примерно 1901 г.24 августа 1927 г.)


— Клянусь посвятить свою жизнь уничтожению рода вампиров. Клянусь хранить в тайне от всех свою принадлежность к Ордену.

Конрад Рос, посвящение в Орден Капслига Урр в возрасте тринадцати лет, 1609 г.

Пролог

Новый Орлеан

24 августа 1927 года


«Я убью тебя за то, что ты с презрением отвергла меня…»

Стараясь выбросить из головы воспоминания об этой угрозе Луиса Робишо, Наоми Ларесс стояла на верхней ступени величественной лестницы своего поместья и обводила взглядом наполненный людьми бальный зал у её подножья.

В руках, будто укачивая ребенка, она держала большой букет роз, завёрнутых в шёлк. Это был подарок от одного из гостей, толпившихся внизу и являвших собой пёструю смесь представителей её бесшабашной компании, богатых покровителей и репортеров. Дуновения знойного морского бриза доносили отголоски музыки оркестра, игравшего снаружи.

«… ты ещё будешь молить о пощаде».

Наоми подавила дрожь. Её отношения с бывшим женихом в последнее время становились всё более и более сложными, а его подарки после примирений — всё более расточительными. Наоми всегда отказывалась спать с Луисом, из-за чего тот расстраивался и злился, но разрыв их отношений привёл его в ярость.

Во взгляде его светлых глаз сегодня ранним вечером было такое…

Девушка внутренне содрогнулась при воспоминании. Она наняла охранников на этот вечер — Луис не сможет до неё добраться.

Один из поклонников, привлекательный банкир из Бостона, заметил её наверху и начал аплодировать. К нему присоединились остальные, и Наоми невольно представила себе поднимающийся над сценой занавес.

— Bienvenue [2] всем вам, — сказала она, улыбнувшись медленной, милостивой улыбкой и начала с величественной грацией спускаться по лестнице.

Никто никогда бы не заметил её тревоги. Наоми не только была опытной балериной, но, помимо всего прочего, ещё и актрисой. Она собиралась покорить всех, находящихся в этом зале, рассыпая налево и направо колкие саркастические замечания и мягкие добродушные остроты, очаровывая всех критиков и заставляя улыбнуться даже самых консервативных из них. Несмотря на то, что её руки уже давно затекли от огромного количества букетов, которые ей приходилось держать, а вокруг одна за другой сверкали ослепляющие вспышки, улыбка девушки была неизменной. Осталось сделать лишь ещё один скользящий шаг вниз.

Да будет она проклята, если позволит Луису испортить ночь триумфа Наоми Ларесс. Три часа назад она дала лучшее в своей жизни представление и собрала полный аншлаг. Её недавно отреставрированное поместье Эланкур, построенное в готическом стиле, ради сегодняшнего праздничного званого вечера сверкало огнями тысячи свечей. Деньги, которые Наоми зарабатывала, танцуя на сцене, позволили ей оплатить капитальную реставрацию своего нового дома и всё его внутреннее роскошное убранство.

Каждая деталь в организации этого праздника была доведена до совершенства, а снаружи на небе сверкала серебристая луна. Луна, сулившая счастье.

На эту ночь Наоми решила выбрать платье plus risqufi [3] по сравнению с её обычными нарядами. Оно было из блестящего чёрного атласа в тон её волосам цвета гагата, с тугим лифом, зашнурованным спереди на манер вышедших из моды корсетов, и юбкой с разрезом почти до подвязок, поддерживавших чулки. Её макияж был в стиле голливудского образа женщины-вамп — подведённые чёрно-дымчатыми тенями глаза, тёмно-красная помада на губах, и коротко остриженные ногти, покрытые кровавым лаком. Весь её образ, дополненный драгоценными камнями, обвивавшими шею, и сверкающими серьгами, которые танцевали в ушах, обошёлся Наоми в небольшое состояние. Однако этот вечер стоил того, потому что сегодня все её мечты могли, наконец, воплотиться.

Только Луис мог всё испортить. Наоми заставляла себя не обращать внимания на предчувствия, втихомолку проклиная Луиса и по-английски, и по-французски, что какое-то время помогало ей снять напряжение.

До тех пор, пока она почти не споткнулась на ступеньках. Он был там — стоял позади других и пристально на неё смотрел.

Луис всегда выглядел лощённым и ухоженным, но сейчас его галстук был расслаблен, а волосы растрёпаны.

Как он смог пройти через охрану? Луис до неприличия богат — неужели этот ублюдок подкупил их?

Налитые кровью глаза мужчины пылали маниакальным огнем, но Наоми уверила себя, что он не решится причинить ей вред в присутствии такого количества людей. В конце концов, в её доме было около сотни гостей, включая репортеров и фотографов.

Тем не менее, с него станется устроить сцену или предать всеобщей огласке подробности её скандального прошлого. Покровители Наоми из фешенебельных районов закрывали глаза на экстравагантные выходки девушки и её друзей, однако, они не имели и малейшего представления о том, кем она на самом деле являлась, и уж тем более, чем она занималась в прошлом.

Поэтому, подняв подбородок и распрямив плечи, Наоми продолжила спускаться, хотя руками крепко сжала розы. Негодование, охватившее девушку, боролось в ней со страхом. И, да помоги ей Бог, если она не выцарапает ему глаза, попробуй он испортить этот вечер.

Как раз перед тем, как Наоми достигла нижней ступени лестницы, Луис начал протискиваться сквозь толпу по направлению к ней. Наоми хотела подать сигнал дородному охраннику, стоявшему у открытой двери во внутренний дворик, но толпа окружила её так плотно, что она не могла и с места сдвинуться. Девушка попыталась пробраться к охраннику, но безуспешно, потому что каждый стремился «быть первым, кто поздравит её».

Услышав, как Луис расталкивает людей у неё за спиной, её вежливые «Pardonnez-moi» [4]превратились в резкие «Дайте пройти!».

Он приближался. Краем глаза Наоми заметила, что в его спрятанной в карман пиджака руке было что-то зажато. Ещё один подарок? Это было бы так неловко.

Когда он резко вытащил руку, она развернулась и уронила букеты. Металл блеснул в свете свечей. Широко распахнув глаза, Наоми закричала…

И в следующее мгновенье Луис вонзил нож в её грудь.

Боль… невообразимая боль. Она даже услышала, как лезвие со скрежетом прошло по её костям. Сила удара была такой, что острие клинка пронзило девушку насквозь и вышло через спину. Наоми вцепилась в руки Луиса, но из её горла вырывались лишь булькающие звуки. Те, кто стоял ближе всего к ней, в ужасе попятились назад.

«Этого не может быть…», — мелькнула мысль.

Только когда он разжал окровавленные пальцы и выпустил нож из рук, её тело упало на пол. Розовые бутоны рассыпались вокруг Наоми, и их лепестки взметнулись над торчащей из тела девушки рукояти. Наоми могла лишь безмолвно смотреть застывшим взглядом в потолок, а тем временем тёплая кровь вытекала из спины и разливалась лужей вокруг её тела. Она отчётливо слышала воцарившуюся в зале тишину, разрываемую частым дыханием Луиса, который, упав позади неё на колени, начал рыдать.

«Это не по-настоящему…»

В ответ на её мысль первый истерический крик разрезал тишину. Люди бросились прочь от места происшествия, толкаясь и создавая неразбериху. Наоми услышала, как охрана, наконец, подняла шум и начала прорываться сквозь толпу.

Наоми была ещё жива. Она была упрямой, настоящим бойцом, и она не умрёт в доме своей мечты, в ночь своей мечты.

«Бороться…»

Луис вновь сжал рукоятку ножа, двигая лезвие внутри её тела.

«Агония… это слишком… не могу этого вынести…»

Однако у неё не хватало дыхания, чтобы закричать, не было сил поднять свои ставшие безвольными руки, чтобы защитить себя.

Задыхаясь от слёз, Луис взревел и провернул нож в ране.

— Почувствуй это для меня, Наоми, — выдохнул он ей на ухо. Тело взорвалось болью, разливающейся от сердца до кончиков ногтей и волос. — Почувствуй, что мне пришлось выстрадать.

Это было слишком! Искушение закрыть глаза стало почти невыносимым. Однако ей казалось, что пока она сможет удержать их открытыми, она останется живой.

— Видишь, как сильно я тебя люблю? Теперь мы будем вместе, — с хлюпающим звуком он выдернул нож из её тела.

За мгновение до того, как его скрутили и повалили на землю, Луис перерезал себе горло от уха до уха.

Когда доктор склонился над Наоми, чтобы ощупать её запястье, тело девушки уже начало остывать.

— Пульс не прощупывается, — сказал врач кому-то невидимому, заглушая всеобщий гам и беспорядок. — Она умерла.

«Но я не умерла! Ещё нет!»

Наоми была так молода, и было ещё столько всего, чего она не испытала. Она заслуживала жизнь.

«Я не умираю», — стучало где-то в подсознании. Руки девушки каким-то образом сжались в кулаки. — «Я отказываюсь умирать!»

Вопреки всему, со следующим дуновением бриза зрение Наоми начало гаснуть, как свеча. «Нет, нет… ещё живу… не могу видеть, не могу видеть… так страшно».

Ветер подхватил розовые лепестки и бросил ей в лицо. Она почувствовала каждый их холодный поцелуй.

Потом… пустота.



Глава 1

За пределами Орлеанского округа.

Наши дни.


«Сохраняй рассудок, веди себя нормально», — он повторял это себе, как мантру, спускаясь широкими шагами по шаткому пирсу.

Сознание воспринимало мир какими-то вспышками, урывками. Вот с обеих сторон плещется чёрная, как дёготь, вода. Впереди неясный свет таверны, что на болотах у дельты. Бар Ллора. Мерцание одинокой неоновой вывески над яликами, покачивающимися на воде. Отзвуки музыки и смеха.

«Сохраняй рассудок… надо притупить ярость. Пока всё не закончится».

Зашёл внутрь.

— Виски, — услышал свой низкий, охрипший от длительного молчания голос.

Лицо бармена вытянулось. Как и у того бармена, прошлой ночью. Другие так и вообще начали дёргаться.

«Неужели они чувствуют, что я еле удерживаю себя от убийства?»

Посетители зашушукались. Их шёпот раздражал натянутые нервы, как звук пенопласта по стеклу.

— Это Конрад Рос, бывший военачальник… самый сумасшедший вампир из всех, кого я знал на своем веку.

— Он наёмный убийца. Если он объявился в вашем городе, существа Ллора начнут исчезать.

«Исчезать? За исключением тех, кого я хочу, чтобы нашли».

— Слышал, он набрасывается на свои жертвы, как варвар… разрывая их глотки в кровавое месиво.

«Ну да, у меня манеры не изящные».

— Слышал, он съедает их.

«Ну, это уже преувеличения и сплетни. А может правда?»

Слава о помешательстве Конрада Роса бежала далеко впереди него.

«Я ещё ни разу не упускал свою цель, так до какой степени я безумен?» — ухмыльнулся Конрад. — «Чертовски, мать его, вот до какой».

Воспоминания роились в его голове. Воспоминания его жертв, перешедшие к нему с их кровью. Их число постоянно росло. Они разрывали его голову своим гулом.

«Что из всего этого реально? Что лишь иллюзии?» Большую часть времени вампир едва мог разобраться в своих собственных мыслях. Ни дня не проходило без того, чтобы он не увидел ту или иную галлюцинацию, обрушивавшуюся на него из какой-нибудь тени.

О нём говорили, что он был как граната с выдернутой чекой. И это лишь вопрос времени, когда она должна была взорваться.

Что ж, это было сущей правдой.

«Сохраняй рассудок, веди себя нормально».

Взяв стакан в руку, он, мягко усмехнувшись, направился к слабо освещённому столику у дальней стены.

Нормально? Он — проклятый Богом вампир в баре, полном ликанов, демонов и остроухих эльфов. В задней части бара рождественские гирлянды были протянуты через глазницы человеческих черепов, обрамлявших зеркало. В углу демонесса лениво ласкала рога своего любовника, заметно возбуждая самца. У барной стойки огромный ликан оскалил клыки и склонился в защитной позиции, отодвигая себе за спину миниатюрную рыжеволосую женщину.

«Не можешь решить, стоит ли нападать, ликан? Это правильно. Я не пахну кровью. Это одна из уловок, которой я хорошо выучился».

Пара двинулась к выходу, и оборотень чуть ли не тащил рыжую за собой. У самого выхода женщина обернулась и бросила взгляд через плечо. У неё оказались странные глаза, словно два зеркала. И затем они вышли в ночь, которой принадлежали.

«Сиди. Откинься и сиди».

Он поправил солнечные очки, за которыми прятал свои красные, осквернённые глаза. Внимательно изучая помещение, вампир с трудом подавил желание помассировать шею. Было чувство, словно за ним кто-то незримо наблюдал.

С другой стороны, он всегда чувствовал себя подобным образом.

Вампир поднял напиток и, прищурившись, уставился на свою твёрдую руку.

«Мой разум повредился, но рука, держащая меч, всё ещё верна. Это убийственная комбинация».

Он сделал медленный глоток. Виски притупляло потребность наброситься на первого встречного. Но не до такой степени, чтобы это желание исчезло вовсе.

Любая мелочь могла привести его в бешенство. Наглый взгляд. Если кому-то вдруг вздумалось слишком быстро к нему приблизиться или вторгнуться в его личное пространство. Его клыки заострялись при малейшем намёке на вызов. Ярость словно сама по себе существовала внутри него, как алчущее живое существо, жаждущее крови и горла, которое можно разорвать. И каждый раз, когда он поддавался ярости, чужие воспоминания всё больше и больше отравляли его собственные.

Однако ему ещё доставало здравого рассудка, чтобы выследить свои главные цели — своих братьев. Он ещё определит меру воздаяния Николаю и Мёрдоку Росам за то, что те сотворили с ним это непотребство. Себастьян, третий брат, был такой же жертвой, как и он сам, но его тоже необходимо убить — просто потому, что он был тем, кем был.

«И моё время выходит»,— он знал это, чуял это, словно животное. Он выследил своих братьев на этой таинственной земле болот, туманов и музыки, и уже видел Николая и Себастьяна с их женами. Конрад должен был бы позавидовать тому, как братья смеялись с ними. Тому, как они прикасались к ним с чувством собственников и выражением изумления в их ясных, незамутнённых убийством глазах. Но ненависть способна затмить всё на своем пути, не только неуместную ревность.

У братьев могут быть дети. Ему придётся убить и их женщин. Уничтожить их. Уничтожить собственными руками — до того, как его враги доберутся до него самого.

Вампир поправил повязку под рукавом рубашки на левой руке. Располосованная кожа под ней не исцелялась. Пять дней назад сонный демон оставил эту метку и теперь по этой отметине мог выследить его.

Брови вампира сошлись в одну линию. Охотник скоро сам мог стать добычей. Конец его жизни был близок.

В душе еле заметно шевельнулось сожаление. Что-то, о чём ему приходилось сожалеть больше всего… Конрад пытался вспомнить, чего же он так трепетно желал, но чужие воспоминания тут же обрушились на него, взрываясь в мозгу. Рука сама собой взметнулась вверх, чтобы сжать лоб…

И снова мир стал видеться, словно сменяющие друг друга картинки.

Вот Николай входит в бар, а за ним по пятам Мёрдок. У них мрачные лица

«Они пришли меня убить».Как он и ожидал. Конрад решил, что сможет выманить их, если станет раз за разом сюда возвращаться. Рука опустилась, а губы обнажили клыки. Бар спешно опустел.

Затем… всё словно застыло. Братья, пристально смотрящие на него, будто на привидение. Повисший в воздухе стрекот насекомых с улицы. Пронизанный влагой приближающегося дождя воздух. Где-то далеко сверкнула молния, и в бар вошёл Себастьян и встал рядом с двумя другими братьями. Он объединился с ними? Этого Конрад не ожидал.

Сняв солнцезащитные очки, он продемонстрировал им свои красные глаза. Самый старший, Николай, едва не вздрогнул при виде этих глаз, но взял себя в руки и двинулся Конраду навстречу. Троица, кажется, была удивлена, что он оставался на месте, готовый сцепиться с ними, а не переместился прочь при первой же возможности. Они были сильны и опытны, тем не менее, они даже не представляли себе степень его мощи, то, кем он стал.

Он мог вырезать их всех в мгновение ока, и он наслаждался бы этим. Они всё ещё не обнажили мечи? Тогда их судьба предрешена. Он не станет заставлять их ждать.

Конрад рванулся с места, опрокинув по пути стол, и крушащим череп ударом тут же вырубил Себастьяна, отшвырнув его к дальней стене. И прежде, чем остальные двое опомнились, он схватил их за горло, всё сильнее и сильнее сжимая хватку, в то время как они пытались высвободиться.

— Три сотни лет вот этого, — прошипел вампир.

Их усилия были тщетны, шокированные выражения их лиц приносили несказанное удовлетворение.

«Сжать, сжать сильнее…»

За спиной скрипнуло дерево, и Конрад, резко развернувшись, швырнул своих братьев в нового противника. Но было поздно. Тот Ликан вернулся и уже обращался, выпуская когти и разрывая плоть на собственной груди, разбрызгивая во все стороны кровь. Конрад яростно зарычал и атаковал оборотня, уклоняясь от клыков и зубов со сверхъестественной скоростью, в попытке опрокинуть того на землю. Когда его руки почти были готовы сомкнуться на жилистой шее ликана, чудовище защёлкнуло что-то на его правом запястье.

Наручники?

Сжимая хватку сильнее, он резко расхохотался:

— Ты же не думаешь, что это может меня удержать? — кости затрещали под его ладонями, смерть врага была близка, и ему хотелось завыть от удовольствия.

Ликан, словно не чувствуя боли, щёлкнул вторым наручником вокруг левого запястья вампира.

«Что за…?» — металл не поддавался попыткам его согнуть. Он не ломался. —« Они, мать их так, собираются взять меня живым?»

Конрад подскочил на ноги, пытаясь переместиться. Но ничего не вышло. Лежащий на полу Себастьян, не обращая внимания на кровь, текущую из разбитого виска, ухватил его за лодыжки.

Конрад пнул Себастьяна прямо в грудь так, что у того хрустнули ребра. Вампир тут же развернулся, и как раз успел перехватить обломок перил от ограждения бара, который ликан попытался обрушить на его лицо.

Конрад пошатнулся, но устоял на ногах.

— Что, чёрт возьми, он такое? — заревел ликан, снова со всей своей мощи замахнувшись обломком перил и обрушив жесточайший удар на хребет вампира.

Конрад брыкался ногами и кусался, клацая зубами.

«Не могу вырваться… не могу…»

Они прикрепили к наручникам на его запястьях ещё одну цепь. Вампир неистово вырывался, но к его ошеломлению им удалось заковать и его ноги.

Он бился в цепях изо всей своей силы, задыхаясь от ярости. Металл прорезал кожу до кости, но всё было без толку.

Они его поймали. Конрад заревел и плюнул в них кровью. До него как в тумане доносились их голоса.

— Надеюсь, у тебя есть подходящее место, куда его можно поместить, — сказал, борясь со сбившимся дыханием, Себастьян.

— Я купил давно заброшенное поместье, — прохрипел в ответ Николай. — Называется Эланкур.

Конрада пробрал озноб, и рана на руке вспыхнула болью. Это было как во сне. Его ждет там погибель. Ему нельзя ехать в этот Эланкур. Он понял это со всей ясностью. Он слишком силён, чтобы демоны с лёгкостью могли обнаружить его местонахождение — так что у него ещё есть время на побег.

Если братья попытаются его туда отвезти, живым они его туда не доставят…


Под затянутым тучами ночным небом призрак Наоми Ларесс стоял на коленях на подъездной дорожке у самого края её владений и с жадностью вглядывался в лежащую на земле газету в целлофановой упаковке.

Сегодня разносчик — этот мерзкий негодяй — снова промахнулся мимо подъездной дорожки и попал прямо на заброшенную дорогу.

Наоми безумно хотела заполучить эту газету, отчаянно нуждаясь узнать новости, познакомиться с рецензиями и обзорами последних событий, которые могли развеять монотонный ход её жизни — или вернее её загробной жизни, длившейся уже восемьдесят лет.

Однако она не могла выйти за пределы поместья, чтобы подобрать эту газету. Будучи призраком, Наоми могла воздействовать на материю телекинезом — и эта её сила была практически абсолютной в Эланкуре — здесь девушка могла бы заставить все окна хлопать или сорвать крышу с дома, если бы только захотела. Также в зависимости от её настроения могла меняться погода. Но только в пределах её владений.

Горячо любимое поместье стало тюрьмой Наоми, её пожизненной камерой, состоявшей из пятнадцати акров [5] земли и медленно умирающего дома. Среди прочих проклятий, обрушившихся на неё, каждое из которых было, по-видимому, придумано судьбой специально для Наоми, чтобы мучить её как можно сильнее и болезненнее, было то, что Наоми не могла покидать это место.

Она не знала, почему это было так — но так было с того самого дня, когда она проснулась наутро после своего убийства. Она вспомнила, как впервые увидела своё призрачное отражение в зеркале. Именно в тот момент Наоми поняла, что мертва, и впервые осознала, чем она стала.

Призраком.

Наоми стала тем, что пугало даже её саму. Чем-то противоестественным. Никогда больше она не сможет быть кому-нибудь любовницей или другом. Никогда не сможет стать матерью, как она всегда хотела по завершении своей сценической карьеры. И она безмолвно плакала часами напролёт, а снаружи бушевала буря.

Лишь за одно она была безмерно благодарна — за то, что Луис не попал в эту ловушку вместе с ней.

Наоми потянулась сильнее. Она должна… заполучить эту… газету!

Девушка не была точно уверена, почему они продолжали приходить. Последняя прочитанная ею статья подробно излагала проблемы, возникающие при «периодических платежах при помощи кредитных карт», и она полагала, что обязана своей удаче тем, что какая-то ошибка произошла с кредитной картой одного из последних владельцев её поместья. Доставка могла прекратиться в любой момент. Поэтому каждая доставленная газета была бесценным даром.

В конце концов, она не выдержала и сдалась, сев назад на заросшую сорняками подъездную аллею. По привычке Наоми попыталась отряхнуть колени, но ничего не почувствовала.

Наоми никогда не сможет больше чувствовать. Никогда. Она была столь же бестелесной, как и дымка, клубящаяся у залива.

«Спасибо, Луис. О, и чтоб ты сгнил в аду, потому что, я знаю, ты точно там…»

Обычно на этом этапе сражения за газету она пыталась совладать с захватывавшим её порывом рвать волосы на голове, вопрошая небеса, как долго ещё она сможет выносить подобное существование, и гадая, что такого она сделала, чтоб заслужить всё это.

Да, в ночь убийства она отказывалась умирать — но это было так глупо!

Однако, к слову, даже доведённая до отчаяния своей беспомощностью, сегодня она не чувствовала себя столь отвратительно, как обычно.

Потому что прошлой ночью в её дом пришёл человек. Высокий, привлекательный мужчина с мрачным выражением лица. Он мог вернуться сегодня. Он мог даже въехать в поместье.

Ей не следовало возлагать уж слишком большие надежды на этого незнакомца, иначе её мечты разрушатся вновь…

Размышления девушки прервали ослепившие её огни и визг покрышек, разорвавший ночную тишину.

Машина ворвалась на гравийную дорожку, и Наоми, тихо вскрикнув, инстинктивно вытянула руки, пытаясь защитить лицо. Машина проехала прямо сквозь неё. Двигатель прогремел так, будто прямо в её голове оказался эпицентр землетрясения.

Машина тем временем, не снижая скорости, помчалась по заросшей с обеих сторон дубами подъездной аллее Эланкура.

Глава 2

Наоми заморгала, пытаясь восстановить ослеплённое светом фар зрение. Даже по прошествии стольких лет, она до сих пор удивлялась тому, что ничто не могло причинить ей вреда.

Наоми узнала модную машину с низкой посадкой, приезжавшую прошлой ночью и столь разительно отличавшуюся от грузовиков, которые обычно пыхтели, проезжая мимо Эланкура по старой просёлочной дороге. А это значит… это значит…

Он вернулся! Мужчина с мрачными глазами, который был здесь вчера!

Наоми тут же позабыла про газету и перенеслась на главную лестницу Эланкура. Возникнув в воздухе над лестничной площадкой, девушка, широко раскинув руки, словно собираясь прикрыть створки распахнутого там окна, взглянула вниз наружу на парадный вход.

Там, на подъездной аллее стояла его машина.

«Почему бы Вам не въехать в поместье?» — хотелось ей умолять прошлой ночью, когда мужчина осматривал Эланкур. Он проверил колонны, снял чехлы с некоторых предметов оставшейся мебели и даже подёргал радиатор в главной гостиной. Удовлетворившись тем, что обогреватель оказался прочным, мужчина изучил хитроумное устройство системы труб, спрятанных под полом и мраморной облицовкой.

«Отопление работает», — воскликнула Наоми про себя. Молодая пара, прожившая здесь хоть и довольно недолгое время десять лет назад, полностью модернизировала поместье.

Тем не менее, Наоми всё равно не смогла бы рассказать загадочному незнакомцу обо всех достоинствах Эланкура. Потому что была призраком. Девушка уже убедилась, что говорить с кем-либо, или обратиться к кому-нибудь так, чтобы её услышали, она не могла. Её даже никто не видел.

Что, возможно, было и к лучшему. Отражение Наоми вселяло страх даже в неё саму. Несмотря на то, что она выглядела точно так же, как в ту ночь, когда умерла — на ней по-прежнему было то же платье и те же украшения — теперь её кожа и губы были бледны, словно рисовая бумага. Волосы девушки с запутавшимися в них розовыми лепестками развевались в беспорядке, а под глазами залегли чёрные тени, из-за чего глаза казались сверхъестественными, невероятного синего цвета.

Наоми снова посмотрела на машину. Изнутри доносились низкие мужские голоса. Неужели тот мужчина приехал не один?

Может быть, там окажутся двое «убеждённых холостяков» [6] , как та пара красавчиков, которые жили здесь в пятидесятых.

Но кто бы там ни был, им следовало поторопиться зайти внутрь. Осеннее небо, затянутое тучами, то и дело начинавшими моросить дождём, прорезали молнии и начали бить с возрастающей частотой. Наоми надеялась, что мужчины не успели обратить внимание на главный фасад здания, освещённый вспышками молний. Все эти арки, козырьки и витражи могли создать… не лучшее впечатление о поместье.



Подчёркнутый готический стиль дома, которым Наоми так восхищалась, казалось, напротив, отталкивал других людей.

Машина тем временем начала раскачиваться из стороны в сторону, и голоса внутри зазвучали громче. Затем послышалось, как один из мужчин заревел. Наоми в изумлении раскрыла рот, когда два огромных ботинка вынесли заднее стекло автомобиля, расколотив его в дребезги, и разлетевшиеся во все стороны осколки засыпали гравийную дорожку.

Кто-то невидимый заволок хозяина ботинок обратно внутрь, и тут же задняя дверь выгнулась от удара по ней.

«Неужели машины в этом веке столь непрочны, что мужчина может ударом ноги искорёжить кузов?» — недоумевала Наоми. Нет, она внимательнейшим образом читала статьи о краш-тестах [7] , и там говорилось…

Размышления Наоми прервала та самая искорёженная дверь, сорвавшаяся с петель. Её выбили с такой силой, что она долетела прямо до крыльца. Наоми потрясённо выдохнула, когда безумного вида мужчина с дикими глазами вырвался наружу из автомобиля. Его запястья и лодыжки сковывали наручники, а сам он с ног до головы был выпачкан кровью. Мужчина поскользнулся на слякоти и упал в грязь, но его немедленно подхватили трое других мужчин, появившихся вслед за ним.

Одним из них оказался тот самый предполагаемый новый владелец, навещавший Наоми прошлой ночью.

Девушка заметила, что все трое также были в крови, потому что закованный в наручники мужчина, вырываясь, плевал ею в них.

— Нет… нет! — кричал он, сопротивляясь изо всех сил и пытаясь не дать остальным затащить себя в дом. Неужели он чувствовал, что там было что-то ещё, помимо видимого глазу? Никто до него ничего подобного не замечал.

— Конрад, прекрати бороться с нами, — процедил сквозь сжатые зубы тот, кого Наоми приняла за нового владельца. Его акцент походил на русский. — Мы не хотим причинить тебе вреда.

Однако сумасшедшего вида мужчина, которого назвали Конрадом, и не подумал прекратить вырываться.

— Будь ты проклят, Николай! Что тебе надо от меня? — прорычал он в ответ.

— Мы собираемся избавить тебя от этого безумия, помочь тебе обуздать жажду крови.

— Глупцы! — маниакально расхохотался их пленник. — Ещё никто, перейдя черту, не вернулся назад.

— Себастьян, хватай его руки, — рявкнул тот, которого звали Николай, одному из других мужчин. — Мёрдок, держи его проклятые ноги.

Когда Себастьян и Мёрдок бросились выполнять приказ, Наоми заметила, что эти два мужчины были невероятно похожи на Николая. Все трое оказались высокими, могучими и с одинаково непреклонными выражениями на лицах.

«Они братья», — поняла Наоми. И их пленник, похоже, тоже один из них.

Мужчины тем временем поволокли окровавленного и брыкавшегося Конрада к парадной двери. Наоми содрогнулась при мысли о крови в своём доме. Она питала отвращение к ней, ненавидела и её вид, и запах. Девушка не в силах была забыть, что она чувствовала, когда лежала в луже собственной крови, ощущая, как та стынет и сгущается, разливаясь вокруг её тела.

Разве Эланкур ещё не достаточно её повидал?

В панике Наоми бросилась вниз по лестнице и вскинула руки, заперев двери с помощью своей невидимой силы. Она вложила всю свою мощь в магическую печать на входе. Через такую преграду никто не смог бы прорваться…


Вопреки её ожиданиям, двери распахнулись и мужчины ввалились внутрь. Они беспрепятственно прошли прямо сквозь Наоми. Девушка вздрогнула, почувствовав себя, словно прикоснулась к мерзкой паутине. Вслед за ними в открытые двери ворвался порыв ветра и разметал песок и листья, которыми был усыпан пол.

Насколько же они сильны? По правде говоря, они были огромного роста, однако, Наоми удерживала дверь с силой, равной силе двадцати мужчин.

Оказавшись внутри тёмного дома, Николай швырнул цепь через всю комнату, ни малейшим образом не беспокоясь об итальянском мраморе на полах Наоми.

Его сумасшедший брат смог ещё раз вырваться и встать на ноги. Он оказался невероятно высоким! Мужчина заковылял к двери, но скованные лодыжки не позволили ему далеко уйти, и он с размаху налетел прямо на антикварный гардероб, укрытый чехлом, и вместе с гардеробом, разбитым в щепки, рухнул на пол.

Наоми в своё время пришлось дать два представления подряд, чтобы позволить себе эту вещь, и она помнила, с какой любовью натирала его до блеска собственными руками. Это был один из немногих подлинных предметов антикварной мебели, оставшихся в доме.

После того как Мёрдок и Себастьян подняли упавшего Конрада, Мёрдок обхватил могучими руками своего помешанного брата и сжал его шею в захвате. Наоми видела, как лицо Мёрдока исказилось от напряжения, мускулы бугрились на его шее, в то время как он изо всех сил удерживал захват.

Невероятно, но несколько довольно продолжительных минут на Конрада это не оказывало никакого влияния Однако мало-помалу его сопротивление ослабло, и он обмяк. Пока Мёрдок укладывал брата на пол, Николай торопливо закрепил цепь на том самом радиаторе, который проверял на прочность прошлой ночью, а другой её конец прикрепил к наручникам Конрада.

« Так вот зачем Николай так тщательно осматривал поместье. Он собирался заточить здесь этого безумца. Но почему здесь?» — мысли Наоми лихорадочно метались у неё в голове.

— А ещё более жуткого места для него ты отыскать не смог? — проговорил, едва переводя дух, Себастьян, после того как все они поднялись на ноги. В то же самое мгновенье прямо за окном сверкнула молния. Высокие витражные окна были местами разбиты и отбрасывали внутрь разноцветные полосы света, рассеивавшие тени в доме. — Почему было не использовать старую мельницу?

— Кто-нибудь может натолкнуться на него там, — возразил Мёрдок. — Кроме того, Кристоф знает о мельнице. Если ему или его людям станет известно о том, что мы задумали…

« Кто такой Кристоф?» — Наоми ничего не понимала. —« И что они задумали?»

— К тому же, Эланкур мне рекомендовали, — добавил Николай.

— Кто в здравом уме мог это порекомендовать? — Себастьян обвёл рукой окружавшее его пространство. — Это место выглядит, словно декорации из фильма ужасов.

И как бы ни хотелось Наоми, чтобы он ошибался, будто в подтверждение слов мужчины ударил гром, сверкнула молния, и разноцветные тени зловеще поползли по полу, подкрадываясь к стоящим в комнате. Себастьян выразительно поднял брови.

Взгляд Николая остановился на лицах его братьев. Он хотел видеть их реакцию на свой ответ и колебался, не зная, как они воспримут это — расхохочутся, станут браниться или просто согласно кивнут.

— Это была Никс, — ответил он, наконец.

Мёрдок пожал плечами, а Себастьян, помрачнев, кивнул.

« Что ещё за Никс?»— Наоми жадно ловила каждое слово своих ночных посетителей.

Себастьян нервно оглянулся.

— От этого места волосы встают дыбом, как будто… — он замолчал, прерванный очерёдной вспышкой молнии, — … как будто это — дом с привидениями.

« Что ж, конфетку Себастьяну за сообразительность», — ухмыльнулась Наоми.

— И знаете, здесь действительно жутко, раз уж я об этом вообще говорю. И Конрада что-то тоже напугало, — добавил Себастьян.

Вероятно, это на самом деле было так, потому что в противном случае их умалишённый брат, очевидно, был бы в порядке.

— Это из-за погоды всё выглядит хуже, чем есть на самом деле, — Николай провёл рукой по своим мокрым волосам и вытер низом рубашки лицо. — И что с того, если тут обретается какой-то призрак? Вы забываете, кто мы — мы на любого призрака способны нагнать страху.

« Страху?»— удивилась Наоми. Ни одно живое существо не могло даже прикоснуться к ней.

— На самом деле — это идеальное место, потому что оно само по себе отпугивает людей, — продолжил Николай после очередного раската грома. — Кроме того, ковен валькирий недалеко отсюда, так что мало кто из существ Ллора отважится ошиватъея где-нибудь поблизости.

« Валькирии? Ллор?»Наоми вспомнила газетную статью, опубликованную несколько лет назад. Она называлась «Бандитский жаргон». Эти мужчины, скорее всего, говорили на подобном жаргоне. Должно быть, они гангстеры.

— Валькирии могут не оценить то, что вампиры поселились так близко от Вал Холла.

« Вампиры? Не гангстеры? Да они все сумасшедшие. Моп Dieu [8] , где мой бурбон [9]

— Это место хотя бы пригодно для жилья? — усмехнувшись, поинтересовался Себастьян.

Николай кивнул.

— Конструкция и крыша прочны, — «Как камень», — добавила про себя Наоми, — и когда мы кое-что здесь переделаем, оно вполне подойдёт для наших целей. Мы отремонтируем только то, что нам нужно: несколько спален, душ, кухню. Я уже договорился, чтобы ведьмы зашли к нам сегодня и наложили оградительное заклинание по периметру поместья. Пока Конрад носит эти цепи, он не сможет вырваться за пределы установленной границы.

«Ведьмы? О, с меня довольно!» — Наоми привычным движением вскинула руку, чтобы потереть виски, и хотя ничего не почувствовала, тем не менее этот простой жест подействовал на неё успокаивающе.

Мёрдок, всё это время внимательно осматривавший главную гостиную и срывавший паутину с мебели и стен, воспользовался возникшей паузой и заметил:

— Конрад знал, что мы будем в таверне.

— Я в этом даже не сомневаюсь, — ответил Николай, проведя пальцем по одному из грязных витражей, и посмотрел наружу сквозь протёртую полосу на стекле. — Он ждал нас. Чтобы убить.

— Что ж, он, похоже, весьма преуспел на этом поприще, — Себастьян похлопал себя по рёбрам, оценивая причинённый ущерб, и поморщился от боли. Присмотревшись повнимательней, Наоми заметила, что все они были так или иначе изранены. Даже у Конрада грудь была располосована когтями какого-то чудовища. — Ему нравится убивать.

«Ему нравится убивать? Убийца в моём доме. Опять!» — волнение Наоми достигло предела. Был ли этот Конрад таким же, как Луис — способным ударить кинжалом беззащитную женщину прямо в сердце? — «Выдохни, Наоми…», — успокаивала себя девушка. — «Только посмотри, как разбушевался ветер. Контролируй свои эмоции».

— Я полагаю, что ему действительно это должно нравиться, если слухи о том, чем он занимается, правдивы, — отозвался Мёрдок.

«Он что, наёмный убийца?» — ужаснулась Наоми.

— Надо же было ему отыскаться именно сейчас… он не мог выбрать более неудачное время для этого, — вздохнул Себастьян. — Как мы со всем этим управимся?

— Мы продолжим сражаться в нашей войне, будем обманывать нашего короля, постараемся не тревожить Кэдрин и Мист, и попытаемся спасти рассудок Кона, — спокойно ответил Николай.

Мёрдок выгнул бровь.

— Думаю, нам придётся попотеть, — усмехнулся он.

Братья принялись исследовать соседние комнаты, проверять, не прогнило ли дерево, срывать чехлы с мебели и осматривать обстановку.

Раньше Наоми неизменно везло с теми, кто приезжал и оставался жить в Эланкуре. Одна за другой сменяли друг друга милые, безобидные семьи. Об этих же мужчинах нельзя было сказать «милые и безобидные»!

Особенно, об убийце в цепях. Он лежал на полу, и из уголка его приоткрытых губ на пол капала кровь.

Капля за каплей… Кровавая лужа так и резала глаз на безупречных мраморных полах Наоми. Точно, как и в прошлый раз. «Выдохни. Держи себя в руках».

И вдруг глаза безумца распахнулись. Наоми вздрогнула, но она не смогла бы предупредить остальных, даже если бы захотела! Девушка увидела, как в свете вспыхнувшей молнии он каким-то образом подскочил на свои скованные ноги и, прихрамывая, двинулся вперёд со сверхъестественной скоростью. Прежде чем она успела вскинуть руки, чтобы обрушить на него свою удерживающую магию, он с такой силой натянул цепь, что… радиатор выгнулся.

«Он не сможет его сломать. Это невозмо…» — она не успела даже додумать, как металл с треском сдался, и, вырвавшись на свободу, этот сумасшедший бросился прочь из комнаты по направлению к двери — той самой двери, в проёме которой стояла Наоми. Она не верящими глазами потрясённо смотрела, как по пятам за ним тащился радиатор, круша всё подряд на своём пути.

Внезапно трубы системы отопления, проложенные под полом, вырвались наружу с душераздирающим звуком корёжащегося металла, и во все стороны полетели куски битого мрамора и щепки от уничтоженной мебели.

Остальные трое мужчин снова бросились вслед за своим пленником и кубарем покатились по полу, остановившись лишь у самых ног невидимой хозяйки дома.

Наоми стояла, как громом поражённая. Её дом, её возлюбленный дом! За пятнадцать минут этот безумец нанес Эланкуру больший урон, чем поместье претерпело за последние восемьдесят лет вместе взятые.

Кулаки девушки сжались. «Держи себя в руках», — безуспешно пыталась она успокоить себя, однако, волосы Наоми уже начали развиваться вокруг её лица, а розовые лепестки кружиться вокруг тела девушки во всё ускоряющемся темпе. Снаружи поднялся ветер, врываясь внутрь сквозь щели в высоких окнах и сметая на своём пути песок и пыль, пока она рассматривала все учиненные разрушения.

Её итальянский мрамор! Горькие слёзы обожгли глаза Наоми, и на улице тут же хлынул дождь.

«Успокойся, Наоми, выдохни!»

Однако было слишком поздно. Молнии били по дому одна за одной, освещая ночь, словно удары снарядов во время бомбёжки. И тут Конрад, лежащий под грудой тел у ног девушки, резко вскинул голову и посмотрел прямо на Наоми.

В сопровождении вспышки молнии Наоми взлетела в воздух, развернулась вокруг своей оси, разметав волосы вокруг лица, и опустившись на пол, пристально посмотрела вниз, на него.

Конрад же ошеломлённо продолжал смотреть на то самое место, где она стояла, недоумённо моргая и даже перестав бороться с братьями.

Возможно ли … возможно ли, что он видел её?

Никто никогда прежде не мог её видеть. Никогда. На неё так долго никто не обращал ни малейшего внимания, что Наоми порой начинала сомневаться, существует ли она на самом деле.

Приблизившись, девушка смогла рассмотреть, что белки глаз Конрада были… красными. Сначала Наоми решила, было, что у него просто-напросто лопнули кровяные сосуды, например, от удара. Но потом поняла, что эти глаза были сплошь красными, словно залитые ярко-алым.

Кем были эти существа? Неужели, на самом деле… вампирами? Даже несмотря на то, кем она сама являлась, Наоми до сих пор с трудом могла принять факт существования всего сверхъестественного.

Тем временем Конрад, тряхнув головой, возобновил своё яростное сражение за свободу, мало-помалу отвоёвывая дюйм за дюймом на пути к двери, несмотря на то, что ему приходилось сражаться с тремя противниками одновременно.

— Я не хотел этого, но ты вынуждаешь меня, Конрад! — прорычал Николай, запустил руку в карман своей куртки и выудил оттуда шприц. Как только остальные умудрились придавить Конрада к полу, Николай сдёрнул зубами колпачок с иглы и ввёл содержимое шприца Конраду в руку.

Что бы это ни было, оно немедленно возымело эффект. Конрад заморгал своими красными глазами и его сопротивление тут же ослабло.

— Что ты ему дал? — спросил Себастьян.

— Варево ведьм — отчасти основано на лекарствах, отчасти магическое. Это должно его вырубить.

Наоми хотелось бы знать, на какое именно время это зелье должно было вырубить Конрада? И как долго они вообще собирались держать его здесь? Как долго ей придётся наблюдать, как он плюёт кровью на её полы и слушать, как он, словно дикий зверь, рычит в её комнатах? Да будет она проклята, если позволит ещё кому-нибудь, подобному Луису, пятнать своим присутствием её любимый дом. Этот Конрад — животное, которое следовало бы усыпить. Или, по крайней мере, выгнать вон отсюда.

Придётся ей продемонстрировать этим незваным гостям такие силы, каких они ещё не видали. Она вышвырнет их из Эланкура, как ненужный мусор! Она пинками погонит их до самой дельты. Наоми исполнилась непреклонной решимости продемонстрировать этим захватчикам, что такое настоящий полтергейст…

— Где… она? — неожиданно, практически задыхаясь, прохрипел Конрад.

Наоми застыла. Он не мог говорить о ней, он не мог её видеть.

— Кто, Конрад? — потребовал ответа Николай.

— Женщина… красивая, — проскрежетал Конрад и потерял сознание.

Глава 3

Наступил рассвет, а потом и утро сменилось днём, но Наоми всё никак не могла прийти в себя. Теперь было совершенно очевидно, что Эланкур заполонили самые, что ни на есть, настоящие вампиры.

Последние её сомнения на этот счёт окончательно развеялись в тот момент, когда девушка увидела, как братья, сновавшие туда сюда по дому и задавшиеся целью отремонтировать выбранные ими помещения, то исчезали на ровном месте, то снова появлялись из ниоткуда.

Однако самым удивительным событием прошлой ночи было другое — неожиданные последние слова Конрада: «Женщина… красивая». Мог ли он говорить о ней?

Чтобы выяснить это, Наоми ничего не оставалось, как с нетерпением дожидаться, когда он снова придёт в себя.

Конрад так и лежал со скованными за спиной руками там, где братья оставили его прошлой ночью. Предварительно сняв со своего пленника грязные сапоги и цепи, сковывавшие лодыжки, они уложили его на новый, специально для этого принесённый матрац. Изорванная одежда на Конраде высохла и из-за въевшейся в ткань грязи сделалась жёсткой и негнущейся. Ужасные рваные раны на его груди полностью зажили прямо на глазах Наоми за какие-то считанные часы.

Наоми парила в воздухе, словно сидя в невидимом кресле примерно на расстоянии фута [10] над кроватью, и задавалась вопросом, как долго ещё Конрад пробудет без сознания. Она полагала, что вампиры должны были днём впадать в состояние, похожее на кому, однако, его братья весь день напролёт то появлялись на первом этаже дома, то исчезали и без устали телепортировали всякие вещи в поместье.

Ожидание делалось всё более и более невыносимым. Потому что этот вампир, возможно… всё же видел её. Наоми прекрасно понимала, насколько эфемерной была эта возможность. Потому что, во-первых, никто никогда прежде её не видел, и, во-вторых, её предположение, будто этому мужчине вопреки всему это всё же удалось, основывалось исключительно на том, что он якобы счёл её красивой. Однако надежда уже зародилась в душе девушки и теперь не давала ей покоя. Если вдруг розовые щёчки и внешность, пышущая здоровьем — это не то, что привлекало Конрада в женщинах, то тогда, может быть, он действительно?..

Наоми не решалась в это поверить, ведь ей не достаточно было простого факта признания её существования. Если бы девушке вздумалось привлечь к себе внимание или развлечения ради спровоцировать кого-нибудь на проведение в Эланкуре сеанса изгнания нечистой силы, ей ничего не стоило взять простынь и, написав на ней «Bonjour от le spectre!» [11] , помахать импровизированным плакатом перед носом незваных гостей. Но нет, она хотела, чтобы её на самом деле увидели. Наоми тосковала по настоящему общению.

При мысли о том, что впервые за много лет ей, возможно, удастся побеседовать с кем-нибудь, грандиозный план девушки по выселению новых жильцов поместья тут же испарился в воздухе, а злость из-за причинённых Эланкуру повреждений ненадолго улеглась. Теперь она желала лишь одного, чтобы они остались — и в первую очередь Конрад.

Наоми сгорала от любопытства. Почему из всех случайных владельцев поместья, сменявших друг друга на протяжении восьмидесяти лет, именно этот харкающий кровью вампир оказался способным её видеть? И почему его братья, казалось, не замечали её? Когда они заковывали Конрада в кандалы, чтобы отлучиться от него на день, Наоми отчаянно махала руками прямо перед их лицами и кричала так громко, как только могла. Она даже бросалась на них и проходила сквозь их тела, однако, они никак не реагировали.

Неужели Конрад мог её видеть только потому, что у него единственного из братьев были красные глаза?

Наоми выпрямилась и принялась нетерпеливо перелетать от одной стены с осыпающейся голубой штукатуркой к другой. Братья очень удачно выбрали для Конрада именно Голубую комнату. Из всех гостевых комнат дома эта лучше всего подходила для мужчины. Тяжёлые гардины на окнах были тёмно-синего цвета, а вся немногочисленная мебель — каркас кровати, прикроватная тумбочка и кресло-бержер [12] перед камином — крепко сработанными и выдержанными в тёмных тонах.

По правде говоря, Наоми полагала, что вампиры должны были спать в гробах, однако, братья уложили Конрада на заправленную свежим бельём кровать. Она также думала, что даже непрямые солнечные лучи должны были их обжигать, тем не менее, бледный солнечный свет разливался по всей комнате, освещая каждую пылинку. А когда сквозняк, гулявший по дому, шевелил занавеси, лучи света подбирались к самым ногам лежащего на кровати мужчины.

В какой-то момент Конрад перевернулся, и Наоми в очередной раз подивилась, каким же огромным он был. Казалось, что его широкие плечи едва умещались на кровати, а ноги так и вовсе свешивались с неё. В нём было, по меньшей мере, шесть с половиной футов [13] роста.

Девушка подлетела и, зависнув в воздухе прямо над Конрадом, принялась внимательно изучать его, слегка склонив голову на бок. Он выглядел лет на тридцать, хотя в этом Наоми не была уверена, потому что всё его лицо по-прежнему покрывала грязь и кровь. Она нервно сглотнула, сконцентрировалась и использовала свои телекинетические способности, чтобы немного приподнять верхнюю губу Конрада. Удалось это не сразу, и прежде, чем у неё вышло задуманное, Наоми пару раз попала ему по носу.

В конце концов, ей удалось увидеть его зубы, казавшиеся особенно белыми на фоне его выпачканного лица, и… клыки, не оставлявшие больше никаких сомнений на тот счёт, кем он на самом деле являлся. Всё выглядело в точности, как в тех романах, которые Наоми когда-то читала, и в фильмах про вампиров, которые так любила смотреть последняя молодая пара, жившая в Эланкуре.

«Интересно, как эти мужчины стали вампирами? Их обратили? Или они такими появились на свет?» — гадала Наоми.

Размышления девушки прервал грохот, донёсшийся с первого этажа. И хотя ей нестерпимо хотелось узнать, что они там вытворяли с её домом, Наоми боялась, что если отлучится, Конрад может очнуться во время её отсутствия.

Братья уже заколотили досками многие из окон, которые не были занавешены плотными шторами, не пропускавшими свет, и доставили в дом раскладные стулья, матрацы, постельное бельё и даже современный холодильник. В главной ванной комнате починили трубы, а незадолго до этого вдруг ожило электричество, и так внезапно, что лампочка над кроватью в Голубой комнате с громким хлопком разлетелась на мелкие осколки.

Наоми подняла в воздух битое стекло, усыпавшее Конрада, и разбросала его по сторонам — это оказалось хорошей идеей, потому что спустя некоторое время он начал ворочаться на скомканных простынях.

Его изорванная рубашка немного задралась, и девушка заметила тонкий шрам, начинавшийся чуть выше пояса штанов Конрада. Наоми стало любопытно, где он заканчивается? Она взмахнула рукой и заставила рубашку приподняться ещё немного, однако шрам уходил дальше под ткань. Прикусив нижнюю губу, Наоми с усердием взялась за пуговицы, пока ей не удалось расстегнуть их все, одну за другой, и распахнуть рубашку на груди мужчины.

Шрам доходил почти до сердца. Выглядело так, будто Конраду в живот вонзили острый, как бритва, клинок, а затем резанули им вверх по телу.

Когда Наоми, наконец, смогла оторвать взгляд от ужасной отметины, она рассмотрела грудь мужчины, широкую и мускулистую. Из-за того, что его руки были скованы за спиной, рельефные мышцы на груди казались даже в расслабленном состоянии напряжёнными. Тело Конрада выглядело твёрдым, как камень, подтянутым и жилистым.

Наоми обуяло любопытство, какой оказалась бы его кожа на ощупь?

« Вот только мне не суждено узнать…», — печально подумала она.

Его штаны сидели так низко, что девушка могла видеть линию чёрных волос, спускавшуюся от пупка и уходившую под пояс. Наоми так и подмывало приспустить их ещё ниже, чтобы увидеть, куда же вела эта тёмная дорожка, но она сдержалась — правда, с трудом.

Мужчины, которые привлекали Наоми раньше, обычно были старше Конрада и обладали не столь яркой и более цивилизованной внешностью. По сравнению с ними красота этого мужчины казалась слишком суровой и резкой.

Почему же в таком случае ей так понравилось это покрытое боевыми шрамами тело?

— Ох, ну просыпайся же, Конрад, — окончательно потеряв терпение, с трудом выдавила девушка.

Наоми тяжело давалось говорить вслух, слова так и застревали у неё в горле, словно она пыталась протащить через ушко иголки слона. Вот и сейчас ей показалось, что то, что она только что произнесла, прозвучало как-то странно и искажённо.

— Ну же… очнись.

Ей нестерпимо захотелось попрыгать на кровати или закричать ему прямо в ухо. Если бы только у неё было ведро воды… Наоми лихорадочно обдумывала, что же ей сделать такое, чтобы привести его в чувства, и вдруг Конрад резко распахнул глаза.


Сознание медленно возвращалось к нему. Свет оказался настоящей пыткой для его чувствительных глаз, а тело пронзала то усиливавшаяся, то притуплявшаяся боль. Конрад, стиснув зубы, едва переводил дыхание после каждого такого приступа.

« Нужно освободиться»,— лишь одна мысль оформилась в его голове.

Он попытался бороться с цепями, но его руки и ноги будто налились свинцом.

«Они накачали меня наркотиками»,— вспомнил Конрад, и ярость затопила его, а от невыносимой потребности убить кого-нибудь стало трудно дышать, словно его кто-то душил.

« Как долго я был в отключке?»— Конрад огляделся и понял, где он находился.

Это было то самое поместье, и, как он и предчувствовал, это место оказалось жутким. Ещё будучи в машине, при виде этого дома его начало всего колотить и бросило в пот.

Ощущение, что за ним наблюдают, внутри дома настолько усилилось, что мурашки бежали по спине.

Конрад напрягся. Он действительно что-то видел… — вроде как взметнувшийся занавес блестящих чёрных волос обернувшейся женщины?

«Она настоящая? Или это лишь иллюзия?» — подумал он в то мгновение.

И, прежде чем она исчезла, ему показалось, что он ещё мельком увидел изумлённо распахнувшиеся голубые глаза, почувствовал запах роз и заметил обнажённое плечо — худое и невероятно бледное. Однако никто другой помимо него никак на неё не отреагировал.

«А значит, она не могла быть настоящей», — решил Конрад.

Он не доверял себе, когда видел что-то, чего не видели другие. Вероятнее всего она оказалась лишь плодом его воображения и явилась ему из чьих-то чужих воспоминаний. Скорее всего, она была женой, любовницей… или одной из жертв кого-то, кого он убил, выпив досуха.

Конрад ещё яростнее забился в цепях. Но это не дало никакого результата. Металл, из которого были сделаны оковы на руках вампира, не мог его сдержать. Если только… не был магически усилен.

«Чтоб им гореть в аду!»— мысленно проклинал своих братьев Конрад.

Какого чёрта они вообще его сюда притащили? Он, словно животное, чуял опасность, пропитавшую воздух, в этом месте точно было что-то не так. Что именно и почему, он не знал, да ему, собственно, было всё равно. Он просто должен был освободиться от своих оков и убраться отсюда.

Внезапно Конрада окутал запах роз, и он со всей очевидностью понял, что не один в этой комнате. Несмотря на то, что он никого не видел, вампир отчётливо ощущал чьё-то присутствие. Может, снова явилась та женщина, которую он видел раньше? Но на самом ли деле он видел её тогда? Конрада бросило в жар.

Что-то было в полумраке комнаты буквально в нескольких дюймах от него, и подкрадывалось всё ближе… Конрад мог поклясться, что почувствовал тёплое дыхание у своего уха. Он отдёрнулся и угрожающе оскалил клыки. Потребность убить захлестнула его, от жажды крови внутри всё кипело.

Но это что-то, невзирая на предупреждение, подобралось ещё ближе… и ещё…

И прямо над ухом Конрада раздался едва слышный голос. Голос что-то невнятно сказал, и Конрад не смог разобрать слова.

Однако он явственно почувствовал, что тот, кому принадлежал этот голос, ждал от него какого-то ответа — с нетерпением, которое почти осязаемо разливалось в воздухе бурлящими волнами. Конраду показалось, что его голова сейчас взорвётся. От него чего-то ожидали.

— Что? Что? — неуверенно переспросил он, не зная, что ему делать и чего от него хотят.

Сжигающая его изнутри потребность убивать сделалась почти невыносимой. Как же он ненавидел эту жажду.

— Тыыыыыы меняяяяяяяя вииииииидишь? — ответил едва различимый голос.

Конрад завертел головой по сторонам, но так никого и не увидел.

Он резко сел, и ощутил что-то странное, как будто удар статического электричества.


Наоми задохнулась, когда тело Конрада прошло сквозь неё, и он вздрогнул. Пошатываясь, вампир поднялся на ноги, и его лицо выдавало всё возрастающее замешательство.

— Здесь кто-то есть. Ты реальна? — его голос звучал ещё более хрипло, чем прошлой ночью.

— Конрад, успокойся, — медленно проговорила она.

Красные глаза мужчины полыхнули в ответ ещё более ярким пламенем.

— Покажись… мне!

Наоми гадала, отвечал ли он на её слова, или просто какое-то особое вампирское чутьё подсказывало ему, что он был здесь не один?

Тем временем Конрад с низким рычанием прижался спиной к стене, безуспешно пытаясь высвободить руки из наручников. В конце концов, бросив в эту безнадёжную затею, он просунул ноги через кольцо своих скованных рук так, что теперь мог держать руки перед собой. Предвкушая предстоящее возможное сражение, Конрад обвёл взглядом комнату в поисках врага, высматривая того, кого мог бы убить.

Наоми парила, нависая над ним, и махала рукой прямо перед лицом вампира. Его взгляд лихорадочно метался по комнате, он вертел головой направо и налево, и смотрел куда угодно, только не на неё. Наоми нахмурилась, вытянула указательный палец и ткнула им Конраду в прямо в глаз.

Он даже не моргнул.

Надежды рухнули, и девушка отлетела прочь, будто он её оттолкнул.

«Он не может меня видеть», — разочарование тяжким грузом легло на сердце Наоми. — «Красивая женщина? Пустая болтовня сумасшедшего».

Наоми ухватилась за эти слова, потому что была в отчаянии, хотя с самого начала это звучало неправдоподобно.

Воодушевление, захватившее девушку прошлой ночью, сменилось самым горьким разочарованием. Она в последний раз взмахнула рукой перед его глазами…

И он бросился на её руку, клацнув зубами со звуком захлопнувшегося капкана на медведей. Девушка испуганно вскрикнула, взметнула руки и оттолкнула его с такой силой, что он отлетел в бержер, словно пушечный заряд. Ударившись о противоположную стену, кресло с треском сломалось, превратившись в груду щепок, изодранной обивки и отделки.

Пытаясь выбраться из обломков, он орал что-то на неизвестном Наоми иностранном языке. Вероятно, сыпал проклятьями. Тем не менее, казалось, что насилие его не удивило или, по крайней мере, он к нему привык.

— Конрад… постой! — воскликнула Наоми.

«Ну, где же твои братья? Со своими шприцами?»

Конечно, эти мужчины то появлялись, то исчезали, но подолгу они никогда не отсутствовали.

Поднявшись, наконец, на ноги, Конрад в неистовстве принялся метаться по комнате, колотить закованными в цепи руками по стенам, пробивая дыры в хрупкой штукатурке.

— Прекрати… крушить мой дом! — закричала Наоми.

Однако он не успокоился. Вместо этого, выхватив кочергу из каминного набора, размахнулся и швырнул её с такой силой, что она глубоко вонзилась в кирпичи камина и так и осталась там. Затем он развернулся и его бешеный взгляд остановился на прикроватной тумбочке.

— Даже не думай! — предупредила девушка.

Конрад бросился к ни в чём не повинному предмету мебели, и Наоми, не раздумывая, подбросила вампира к потолку. Он крепко зажмурился, и когда снова открыл глаза, казалось, был поражен, что по-прежнему смотрит на пол.

Придя в себя, Конрад принялся вырываться из её хватки и сопротивлялся изо всех сил. Он был силён, поэтому довольно скоро, намного раньше, чем ей этого хотелось, Наоми пришлось отпустить своего пленника — и он плашмя свалился на пол. Когда Конрад поднялся, у него оказался рассечен лоб, и кровь, заливая глаза, стекала по лицу мужчины вдоль носа.

Наоми охнула, она не хотела причинить ему вред!

— Dieu, je regrette! [14]

— Конрад! — донёсся снизу крик Николая.

Спустя мгновенье брат появился на пороге комнаты и окинул озадаченным взглядом картину разрушения, представившуюся его взору.

— Какого чёрта ты?..

Конрад не дал Николаю закончить вопрос. Он замахнулся и обрушился на брата с такой силой, что тот, словно от удара тараном, вылетел на лестничную площадку и, перелетев через перила, упал на первый этаж.

Конрад бросился вон из комнаты, а Наоми, с широко распахнутыми от изумления глазами, полетела вслед за ним. И, несмотря на то, что скорость вампира была нечеловеческой, он двигался медленнее, чем прошлой ночью, хотя на этот раз его ноги не были скованы. Снадобье, введённое ему братьями, видимо, существенно ослабило его.

Пока Николай с трудом поднимался, Себастьян встал на лестнице, широко раскинув руки и не давая Конраду пройти. И всё же Конрад увернулся и, схватившись скованными руками за перила, одним движением спрыгнул вниз. Обернувшись к главному входу, он обнаружил Мёрдока, преградившего ему путь.

— Ты не можешь уйти, Конрад. Проклятье, там солнце! — закричал Николай.

«Что будет с ним, если он выйдет под прямые лучи дневного света?»

Наоми затаила дыхание, когда Конрад набросился на Мёрдока и впечатал брата в двустворчатые двери красного дерева. Одна из створок сорвалась с петель и с грохотом упала на веранду.

За мгновенье до того, как они вылетели под лучи утреннего солнца, Мёрдок переместился под укрытие навеса над верандой, однако Конрад двинулся дальше. Наоми растерянно обдумывала, стоит ли ей попытаться его остановить?

Николай бросился, было, за ним, но Себастьян схватил его за рубашку и втащил в тень. — Он далеко не уйдёт, Николай.

Наоми стояла рядом с братьями и, по привычке приложив руку козырьком к глазам, вместе с ними провожала взглядом Конрада, бежавшего по подъездной аллее.

«Я не собиралась его так ронять», — думала девушка. — «Он, должно быть, в невероятном смятении».

— Он сгорит, — сказал Николай с неприкрытой болью в голосе.

Мёрдок вслед за Наоми прикрыл глаза рукой.

— Это будет ему наукой.


Солнце жгло ему глаза, словно в них плеснули кислотой.

«Продолжай бороться».

Дельта реки была в конце подъездной аллеи, прямо через дорогу от въезда. Конрад чуял запах её тёмных вод.

Кожа начала гореть, и он стиснул зубы от боли.

«Дельта реки прямо за дорогой. Я смогу добраться, смогу выжить там в тени», — подбадривал себя Конрад, всё сильнее занимаясь огнем.

Он уже приближался к границе владений, удаляясь всё дальше от того существа, задумавшего его изводить… чем бы оно ни было. Конрад не мог его видеть, у него не было глотки, которую вампир мог бы разорвать. Конрад лишь слышал бестелесный голос, эхом раздававшийся со всех сторон.

«Почти добрался… Я горю… горю…»

Неожиданно у Конрада потемнело в глазах, и какая-то сила сбила его с ног и отбросила назад. Когда его зрение прояснилось, Конрад не поверил тому, что увидел. Его окружали голубые стены с осыпающейся штукатуркой. От отчаянья и потрясения он заревел.

Это была та же спальня! Он был… всё в той же богом проклятой комнате.

Скорчившись на полу, Конрад стал биться головой о стену, пока не почувствовал, как в его руку вонзилась игла.

Глава 4

«С пациентом явно что-то происходит», — думала Наоми, зависнув в воздухе у изножья кровати и наблюдая за спящим Конрадом.

В течение последней недели Наоми начала замечать, как пустота в красных глазах вампира постепенно сменялась осознанным взглядом, от которого, однако, кровь стыла в жилах.

С ним действительно что-то происходило, и девушка, во что бы то ни стало, хотела выяснить, что именно. С момента его странного возвращения Наоми только и занималась тем, что изучала этого мужчину, лишь изредка возвращаясь в свои покои — потайную студию, расположенную на нижнем этаже. Вот и сейчас она несла добровольное дежурство подле уснувшего в очередной раз Конрада.

Вернувшись в то первое утро, он буйствовал и бился головой о стену, словно хотел заглушить, выбить из неё что-то, терзавшее его разум. Штукатурка сыпалась со стен, словно снежные хлопья, и налипала на его окровавленные скулы. Когда братья вновь заковали его — на этот раз ещё и привязав для верности к кровати — Конрад под воздействием введённого снадобья уже потерял связь с реальностью и лишь тихо, несвязно бормотал что-то на иностранном языке своим сорванным голосом.

Откровенно говоря, Наоми на его месте тоже была бы сбита с толку. Не каждый день увидишь, как кто-то бежит по подъездной аллее Эланкура прочь от поместья, а мгновенье спустя его ужасный рёв раздается со второго этажа дома.

Теперь Наоми была не единственной, запертой в ловушке в этом доме. По-видимому, ведьмы действительно наложили оградительное заклинание на Эланкур. Пока Конрад носил эти цепи, он не мог пересечь границу поместья. Цепи также лишили его возможности телепортироваться, или перемещаться, как они это называли.

Наоми не могла сказать точно, когда именно она впервые почувствовала перемены, произошедшие в его состоянии. Каждый раз, когда братья пытались с ним говорить, Конрад бормотал в ответ что-то бессвязное, и всё же, у неё появилось чувство, что… его сознание стало более ясным. По крайней мере, прояснялось время от времени.

Иногда казалось, что в голове у этого мужчины крутится миллион мыслей одновременно, и он безуспешно пытается остановиться хотя бы на одной из них. Вот почему ему так трудно было их формулировать и говорить нормально. Временами у него даже менялся акцент…

Конрад забился в цепях, прерывая размышления девушки, его голова заметалась из стороны в сторону. Без сомнений, в это мгновенье он был во власти вселяющих ужас кошмарных видений. Конрада постоянно мучили кошмары. Он корчился, оскаливая, казалось, ещё более заострявшиеся клыки, и напрягая мышцы, от чего цепи врезались в его кожу. Наоми неодобрительно хмурила брови. Ей не нравилось видеть это.

Несмотря на то, что всё в этом мужчине должно было вызывать у неё отвращение, Наоми обнаружила, что ей очень трудно заставить себя оставаться безразличной к его судьбе. Этот вампир разрушил пол её дома. Он был убийцей. У него постоянно случались приступы агрессии и жажды насилия. И он, ко всему прочему, был немытым. Грязь, кровь, и прилипшая к запёкшейся крови штукатурка по-прежнему покрывали его лицо, а волосы сбились в ужасные колтуны. Следы от огня чёрными пятнами расходились по его коже и жалким обрывкам одежды. Когда Себастьян попытался вытереть обгоревшее лицо брата, Конрад клацнул зубами так, что Себастьян едва не лишился пальцев.

Наоми следовало ненавидеть Конрада. Так почему же её так влекло к этому могучему мужчине, находившемуся во власти безумия?

Может быть, потому что он, как и она, познал ужас насильственной смерти? Возможно, он переживал его снова и снова, даже в это самое мгновенье, когда она смотрела на него спящего.

Не был ли Конрад просто заблудшей душой, достойной сожаления? Может, он стоил того, чтобы попытаться его спасти? Наоми никогда не интересовали «мужчины, которых нужно спасать». Вокруг всегда хватало женщин, готовых жертвовать собой, ради подобных мужчин…


Как всегда неожиданно Конрад, вскинувшись, проснулся. Он осмотрелся по сторонам, хотя взгляд его оставался пустым, и, выгнувшись, открыл рот и впился клыками в собственное запястье. Его напряжённо сдвинутые брови тут же расслабились, и он медленно, словно, чтобы успокоиться, принялся высасывать кровь из вены.

При виде этой картины сердце Наоми растаяло.

— Merde [15] , — прошептала она.

Когда он коротко, сердито зарычал, не отрываясь от руки, она устроилась рядом с ним на кровати.

— Тише, вампир, — Наоми вздохнула, откидывая волосы со лба Конрада с помощью телекинеза. — Успокойся, ну же.

Он замер, медленно вынул клыки из запястья и откинулся назад, опять погружаясь в дремоту, будто она действительно успокоила его…

Каждую ночь, до самого рассвета, пока братья пытались достучаться до Конрада, Наоми парила под потолком и слушала их. И она не только получала удовольствие, прислушиваясь к тембру мужских голосов в то время, как они разговаривали друг с другом, но ей также многое удалось узнать об этих вампирах.

Они были из Эстонии, балтийской страны, граничившей с Россией, что объясняло их акцент. Мужчины с Севера. Их обратили в вампиров три сотни лет назад. Перед этим они сражались в Великой Северной Войне [16]против России в ранге обычных офицеров из дворян, однако, в конечном счёте, взяли в свои руки бразды правления над выбивавшейся из последних сил армией Эстляндии [17]. Каждый из братьев стал военачальником, возглавившим оборону своей части страны, под верховным командованием старшего — Николая.

Поначалу Наоми оставалась в комнате Конрада, потому что всё ещё лелеяла надежду, что он видит её. Теперь же она не уходила потому, что была заинтригована этим сумасшедшим вампиром.

Его история оказалась похожей на увлекательную головоломку, и с каждым добытым Наоми кусочком складывавшаяся картина становилась всё более и более захватывающей. Конрад был знатного происхождения, но в конечном итоге весь свой опыт военачальника и всю свою силу вампира он использовал для того, чтобы стать наёмным убийцей. Он планировал убить собственных братьев за какое-то деяние, совершённое ими, о котором Наоми пока ничего не удалось узнать.

Конрад веками был одинок, у него не было друзей.

Его прошлое разительно отличалось от прошлого Наоми — наполненного танцами, смехом и беззаботным, весёлым времяпрепровождением — оно было его полной противоположностью.

Впрочем, с каждым открытием, сделанным девушкой, у неё возникало всё больше вопросов. Конрад, очевидно, был могущественным человеком когда-то, что же могло произойти, чтобы его рассудок помутился до такой степени? И как он мог оставаться день за днём в кровати? Неужели у вампиров вообще не было никаких физиологических потребностей?

Каждую ночь братья приносили Конраду термос из нового холодильника, и Наоми прекрасно отдавала себе отчёт, какое содержимое он в себе заключал. Но где они его добывали? И, поскольку Конрад отказывался от предлагаемого питья, спустя какое время он мог умереть от голода?

Наоми наблюдала за тем, как он спит, несчётное количество времени, и у него ни разу не было эрекции, как это неосознанно случается с мужчинами во сне. Почему?

У неё была ещё тысяча вопросов, но когда начало смеркаться, и братья спустились вниз, Конрад тотчас распахнул глаза.

Наоми перелетела через комнату и высунулась сквозь закрытую дверь наружу так, что наполовину оказалась на лестничной площадке, а наполовину осталась внутри спальни Конрада. Однако и так она едва могла расслышать голоса братьев, доносившиеся с нижнего этажа дома. Тем не менее, девушка видела, как реагировал Конрад, и поняла, что он их, напротив, прекрасно слышал даже через закрытую массивную дверь.

— После того, как я увидел его в этом состоянии, — говорил Себастьян, — я начал понимать, почему ни один из падших не смог избавиться от жажды крови.

— Ни у кого ещё не было таких средств, какими располагаем мы, — ответил брату Николай. — Мы договорились, что на протяжении месяца будем пытаться его вылечить. Если по истечении этого срока никаких признаков улучшения не будет, тогда мы сделаем то, что должны сделать.

Конрад слушал их. И слушал сосредоточенно.

« Интересно, о чём он думает сейчас?» — гадала, глядя на него, Наоми.

— Это было до того, как я увидел его, Николай, — возразил Себастьян. — Возможно, мы должны… положить конец его страданиям.

« Он страдает?»— подумала Наоми и заметила, как челюсти Конрада после этих слов Себастьяна сжались, и выражение лица сделалось убийственным. Однако затем его брови сошлись на переносице, будто он всё же обдумывал такую перспективу. Когда он нахмурился и закрыл глаза, у Наоми всё сжалось в груди.

Вампир действительно страдал. И он был в достаточно здравом уме, чтобы осознавать это.

« Страдания? Что, на хрен, они знают об этом?»— Конрад тряхнул головой, словно пытаясь избавиться от этих мыслей.

Он прекрасно слышал, как Мёрдок там внизу объяснял своим братьям, что ему удалось узнать о падших вампирах, тех, которые убивают, выпивая кровь своих жертв.

— Их приводят в бешенство любые громкие звуки и крики. А также резкие движения, и не важно, насколько безобидными они являются — падшие реагируют на них, как на источник опасности. Они могут просто взбеситься, если их застать врасплох. И любой намёк, малейшее ощущение собственной физической уязвимости пробуждает в них ярость.

Почему бы тебе просто не объяснить, что не приводит их в ярость? — спросил Себастьян.

«Таких вещей не много», — подумал Конрад одновременно с Мёрдоком, сказавшим то же вслух:

— Этот список будет коротким.

Конрад перестал прислушиваться к их разговору и в очередной раз вернулся мыслями к загадочному существу, обитавшему в доме.

Это существо могло быть лишь одним из трёх: отголоском его обрывочных воспоминаний, галлюцинацией или призраком. И если с первыми двумя он регулярно сталкивался на протяжении почти трёх сотен лет, то опыта общения с последним у него не было. Первые два варианта могли с лёгкостью оказаться лишь порождением его помутившегося разума. Но если это было привидение — то оно не было плодом его воображения.

«Что из всего этого реально? Что лишь иллюзии?»

Всю последнюю неделю это существо день за днём возвращалась в его комнату. Конрад снова начал её видеть, но не так отчётливо, как в первую ночь. Только лишь бледные, мерцающие очертания. Тем не менее, он мог чувствовать её присутствие. Даже сейчас его окутывал аромат роз.

И каждый раз, когда она навещала его, сознание вампира прояснялось. Конрад не понимал, как это было с ней взаимосвязано, но эта призрачная женщина завладела всеми его помыслами, и он понял, что просто нуждается в ней.

Это было непостижимо. Как могло порождение его разума прояснять его же собственный рассудок? Обдумывая все за и против существования этой женщины, Конрад вдруг осознал, что что-то действительно заставляет проясняться его мысли, раз уж ему вообще достало этого самого долбанного рассудка, чтобы усомниться всё-таки в её реальности.

Может быть, уколы, которые братья продолжали ему делать, помогали?

Конрад мало что помнил из того, что произошло в то утро, когда он пытался сбежать. Однако ему казалось, что в тот день она пыталась раздеть его и, возможно, поцеловать — перед тем, как принялась швырять его об стены.

Впрочем, с тех пор это существо ни разу на него не нападало. Обычно она стояла у окна с низким подоконником, обустроенным как кушетка в проеме окна. Довольно часто вампир ощущал, как она приближалась к изножью кровати, что более чем нервировало его.

Годами напролёт Конрад чувствовал себя так, словно нечто незримое за ним наблюдало, сейчас же, вполне возможно, так действительно и было.

Нет. Он видел призрачные тени каждый день. Почему он должен был думать, что она отличалась от них? Потому что от неё исходил аромат? Потому что впервые ему хотелось, чтобы галлюцинация оказалась реальной?

Конрад знал, что видеть галлюцинации и общаться с ними — это совсем не одно и то же. Если с первым ещё можно жить, то стоило перейти эту грань и начать общаться с выдуманными существами, и тогда назад пути не было.

Всё последнее столетие он из последних сил хватался за остатки своего разума. Если он признает, что эта женщина существует на самом деле, это может стать последней каплей, тем самым камнем, который утянет его на дно.

И всё же, несмотря на то, что он это понимал, Конрад продолжал о ней думать. Если она действительно существовала, тогда она была призраком. Насколько он знал, призраки появлялись в результате насильственной смерти или убийства. Как в таком случае умерла эта женщина? И когда? Да и вообще, разумное ли она существо? Конрад видел её глаза и длинные волосы, и ему было интересно, как выглядело всё остальное?

«Почему мои проклятые мысли становятся такими связными, когда крутятся вокруг неё?»

Голоса его братьев раздались совсем близко, словно они вот-вот должны были войти в комнату. Конрад этого не хотел. С каждым днём, когда садилось солнце, и комната погружалась в полумрак, он видел это существо всё более отчётливо. Когда же являлись его братья, она становилась невидимой. Конрад понял, что новая лампочка над его головой была слишком яркой, и в искусственном свете призрачная женщина исчезала. Во тьме же становилась видна.

В ту первую ночь Конрад увидел её не в свете молний. Он увидел её в промежутках кромешной тьмы между их вспышками.

Сумерки сгущались. И это значило, что он с каждой минутой приближался к тому, чтобы узнать, как она выглядит. Только бы его браться задержались ещё немного. Он жаждал увидеть её, наконец. Руки сами собой сжимались в кулаки и разжимались у него за его спиной от нетерпения.

Глава 5

— Я тороплю события, или он всё же выглядит намного лучше? — спросил Николай, материализовавшись в комнате Конрада вместе с остальными братьями.

— Он уже не кажется… настолько невменяемым, — отозвался Себастьян.

Как будто желая убедить их в обратном, Конрад принялся что-то неразборчиво бормотать на языке, который Наоми раньше не слышала, и бросать странные взгляды в сторону окна.

— Почему бы тебе не попытаться поговорить с ним наедине? — предложил Мёрдок.

Старший брат согласно кивнул, и Мёрдок с Себастьяном покинули комнату.

Николай поставил термос на прикроватную тумбочку и, притянув к себе раскладной стул, развернул его и сел лицом к спинке. Наоми очень нравилось, когда мужчины так садились.

— Где ты был всё это время, брат? — спросил Николай негромко.

Брат. Наоми до сих пор поражалась, что Конрад был частью их семьи. Себастьян казался таким решительным и серьёзным, Мёрдок сдержанным и загадочным, а Николай властным, как и полагается генералу, коим он являлся. Этот же сумасшедший вампир в отличие от своих братьев был агрессивным и производил впечатление бесчестного человека, способного, к примеру, на дуэли швырнуть противнику песком в глаза.

— Что тебе нужно от меня? — рявкнул Конрад. — Почему вы меня не убили?

— Это не то, чего мы добиваемся, — ответил Николай, казалось, удивлённый тем, что Конрад всё-таки пошёл на контакт.

— И чего же вы добиваетесь? Посадить меня на наркотики и уморить голодом?

Николай рывком потянулся за термосом.

— Япринёс тебе крови. Ты будешь пить? — спросил он, проворно отвинтив крышку-чашку и налив её доверху.

Наоми увидела тёмную тягучую жидкость. До неё донёсся вязкий, булькающий звук, и девушка невольно подумала, могло ли стошнить привидение.

— Снова будешь вливать в меня кровь, — едко отозвался Конрад. — Что ж, тебе не впервой.

Николай едва не отшатнулся этих слов брата, однако, подавив свой невольный порыв, всё же поднёс чашку к губам Конрада.

«Он пьёт. Кровь»,— задохнулась Наоми, увидев, как Конрад покорно сделал большой глоток. — «Меня тошнит…»

Однако Конрад, набрав полный рот крови, вдруг выплюнул её прямо Николаю в лицо и резко, зловеще расхохотался. Его красные глаза пылали такой жгучей ненавистью, какой Наоми никогда не доводилось видеть. Девушка подумала, что от подобной ненависти лишь смерть могла бы излечить.

Николай невозмутимо утёрся низом рубашки. Казалось, его неземному терпению не было предела. И это невольно пробудило у Наоми симпатию к нему. Как же сильно он должен был любить своего брата, чтобы сносить всё это, ведь Николай не производил впечатление миролюбивого мужчины.

Тем не менее, Наоми, конечно же, даже не пыталась скрыть своё отвращение к увиденному. Удивительно, но она могла бы поклясться, что после того, как взгляд Конрада метнулся в её сторону, беспокойство вампира возросло. Однако он довольно быстро перевёл взгляд обратно в сторону окна.

— Кровь из пакета — это всё, что ты получишь, — сообщил Николай. — Если не станешь её пить, то тебе и вовсе ничего не достанется.

— Яохочусь. Япью прямо из вены. В отличие от вас, трусливых предателей, — огрызнулся Конрад, вновь повернувшись к брату лицом. — Язнаю, что ты прячешь меня от своего короля. Своего русского короля. Он казнит тебя за это, невзирая на то, что ты его любимый генерал.

— Возможно. Значит, ты понимаешь, на какой риск мы идём.

— Только не понимаю, почему?

— Мы хотим тебе помочь…

— Так же, как и в прошлый раз! — прорычал Конрад, рванувшись в цепях, приковывавших его к кровати, напрягая до предела свои невероятные мускулы.

— Мы собираемся помочь тебе преодолеть жажду крови, — бесстрастно продолжил Николай.

— Нет, — окровавленные клыки Конрада, казалось, ещё сильнее заострились. — Никто не возвращается из этого ада. Кровавая пелена никогда не исчезнет из моих глаз.

— Могла бы исчезнуть, если бы я тебя обескровил, если бы высосал всю твою кровь до последней капли. Но ты захотел бы вернуться в своё прежнее состояние и стал бы убивать ещё больше, чем раньше. К тому же, ты лишился бы всей силы, которую накопил.

— Я знаю!

— А знаешь ли ты, что можешь научиться контролировать чужие воспоминания в своей голове, если прекратишь добавлять к ним новые? — спросил Николай и, уловив на мгновенье мелькнувшее удивление во взгляде Конрада, продолжил. — Мы знаем про воспоминания. Это болезнь. Ты не в состоянии различить воспоминания своих жертв и свои собственные. Они вызывают постоянные галлюцинации, и тебе всё время кажется, будто твоя голова вот-вот разорвётся.

«Что всё это значит? Конрад действительно болен? Неужели у его безумия есть причины, объяснимые с медицинской точки зрения?» — размышляла Наоми.

— Однако что бы ты сказал, если смог бы отключать их по собственному желанию и позволять им проявляться только тогда, когда сам бы этого захотел? — спросил Николай. — Насколько лучше стала бы твоя жизнь, если бы они перестали тебя мучить? Ты сможешь научиться держать их под контролем, если нам удастся стабилизировать твоё состояние.

Конрад резко мотнул головой.

— Я хочу крови из вены. Только из вены…

Значит, мы поможем тебе найти твою Невесту. Потому что лишь один инстинкт силён настолько, что способен затмить собой жажду крови.

«Его Невесту? И о чём это Николай, о сексуальном влечении?»

— А что ты расскажешь мне про потребность убивать? — язвительно поинтересовался Конрад. — Я наслаждаюсь, убивая… Мне до боли хочется прикончить тебя прямо сейчас.

— Точно так же, как есть инстинкт, затмевающий собою жажду крови, существует потребность, которая сильнее желания убивать.

— Интересно, какая? — презрительно усмехнулся красноглазый вампир.

— Ты поймёшь, когда придёт время, — спокойно ответил Николай.

Конрад снова посмотрел на окно.

— Чем вы меня колете?

Временами, разговаривая с Николаем, Конрад запинался, будто сам не мог поверить, что произнёс что-то осмысленное. Должно быть, он слишком долго уже жил в своём безумии.

— Одна провидица раздобыла это зелье у ведьм специально для нас. Это вроде успокоительного. Оно будет и дальше продолжать тебя ослаблять физически, но через несколько дней оцепенение, которое ты сейчас чувствуешь, пройдёт.

— Вы не имеете права пичкать меня наркотиками! — огрызнулся Конрад, взглянув на брата.

— Мы будем делать всё, что потребуется, — сказал Николай непреклонным голосом. — Ты был хорошим человеком, и снова можешь им стать.

— Но я не человек! Больше нет! — Конрад заскрежетал зубами. — Я убийца, и точка.

— Большинство обитателей Ллора уверены, что ты безвозвратно потерян. Что твои красные глаза не оставляют нам другого выбора, кроме как убить тебя. Я с этим не согласен. Запомни это, Конрад. Так или иначе, мы вылечим тебя от этого, — горячо поклялся Николай, и его серые глаза потемнели от обуревавших мужчину эмоций. Что бы там между ними ни произошло, Наоми точно знала теперь, что Николай искренне любил своего младшего брата. — Мы располагаем возможностями, которые тебе даже не снились, — добавил он.

Заявление Николая прозвучало так уверенно, но при этом оставило столько недосказанного, что вопреки всему сумело пробудить интерес Конрада.

— И как долго вы предполагаете держать меня взаперти и накачивать своими зельями?

— Месяц. Мы не позволим тебе убивать в течение месяца. Если по истечении этого времени не будут видны изменения… нам придётся всё заново обдумать.

Интерес, зажёгшийся, было, в глазах Конрада, погас.

— У меня нет столько времени.

— Почему? Что ты имеешь в виду?

Конрад не ответил. Казалось, он снова погрузился в собственные мысли, и его красные глаза опять взглянули в сторону Наоми. Девушка могла бы поклясться, что он начал следить за её передвижениями, поэтому она полетела к кушетке в проёме окна. Однако Конрад не перевёл взгляд вслед за ней. Он неотрывно смотрел на то место, где она только что была.

Наоми буквально увидела, как Николай осознал, что дальше он не продвинется. Мужчину захлестнуло разочарование, и это было написано на его лице. Мрачно кивнув Конраду, он переместился из комнаты, а через несколько секунд появился Мёрдок. Он развернул стул и сел, склонившись вперёд и опёршись локтями на колени.

— Мы скучали по тебе, Кон, — тихо произнёс Мёрдок. Этот мужчина показался Наоми очень уставшим, словно человек, отправившийся в дальнее, утомительное путешествие. И у него на лице постоянно было такое выражение, будто он только что осознал, в какое изнурительное предприятие ввязался, и что не прошёл ещё даже и половины пути.

— Я знаю, ты ненавидишь нас с Николаем за то, что мы сделали с тобой, — добавил он. — Но мы не можем вернуть всё назад.

«Что же такое Николай и Мёрдок сделали?» Наоми должна была признаться, что скрытый подтекст в их разговорах, это напряжение между братьями, все эти недомолвки невероятно её интриговали.

— Не имеет значения, как ты будешь к нам относиться, Николай не сдастся. По крайней мере, пока он не будет уверен, что тебя уже не спасти.

Конрад улыбнулся, обнажив всё ещё покрытые кровью, удлинившиеся клыки — и это была самая ужасающая улыбка, которую Наоми доводилось видеть.

— Тогда убеди его в этом, брат. Я — неисправимое зло, — ответил Конрад таким тоном, что Наоми содрогнулась.

Глава 6

«Когда же это клятое солнце здесь садится?»

Конрад посмотрел в окно, но солнце было там же, где и двадцать секунд назад, и тогда он снова перевел взгляд на усталое лицо своего брата.

— Кон, я не могу уговорить Николая перестать верить в тебя, ведь я сам в тебя верю, — сказал Мёрдок. — Просто помоги нам. Жизнь опять может наладиться.

Мёрдок сильно изменился с тех пор, как перестал быть человеком. Тогда он был беспечным. Женщины находили его очаровательным, и Мёрдока мало заботил тот факт, что он умудрился забраться под юбку почти к каждой хорошенькой девице в радиусе ста миль вокруг.

«Мне же обаяния явно не хватало, а в жизни было столько забот, что на женщин времени не оставалось совсем», — думал Конрад, разглядывая брата.

— Расскажи, чем ты занимался все эти триста лет? Я даже мельком не видел тебя с той ночи, когда ты умер и восстал из мёртвых, — допытывался Мёрдок.

Конрад ненавидел, когда ему об этом напоминали. Он и Себастьян с мечами в руках защищали своих тяжелобольных четверых сестёр и отца от русских солдат-мародёров. Вдвоём против целой рати. У них не было ни единого шанса. Возвратившись домой, Николай и Мёрдок обнаружили пятерых членов своей семьи, умерших от чумы, и двух смертельно раненых братьев, из последних сил цеплявшихся за жизнь.

Конрад был без сознания и не мог оттолкнуть Николая, решившего влить свою кровь вампира в глотку собственного брата. Когда же Конрад очнулся, он уже превратился в чудовище.

Ни он, ни Себастьян не хотели, чтобы их обратили. Однако предательство старших братьев ударило по Конраду в значительно большей мере, чем по Себастьяну. Ведь Конрад превратился в одно из существ, к которым ему внушали ненависть и учили уничтожать…

— Не хочешь рассказывать? — вздохнул Мёрдок. — Что ж, тогда я уеду сегодня и сам до всего докопаюсь. Теперь, когда я знаю, кем ты был…

— Кем я являюсь, — оборвал его Кон. — Я по-прежнему наёмный убийца.

— Посмотри на себя, — Мёрдок, казалось, старался сдержать раздражение. — Кому придёт в голову тебя нанять?

Конрад вспыхнул.

— Пошёл ты, Мёрдок!

Брат выставлял его конченным неудачником. На что Конраду было бы глубоко наплевать, однако ему почему-то не хотелось, чтобы эта женщина тоже так решила. Не существующая женщина. Та, которую он вот-вот должен был увидеть.

Солнце уже почти скрылось за горизонтом… она могла появиться в любую секунду. Вампир уже видел, как замерцали на фоне окна в неясном свете уходящего дня очертания её тела, вырисовываясь все чётче и чётче с каждым гаснущим лучом.

— Прекрасно, — сказал Мёрдок, вставая. — Кон, ты можешь сопротивляться нам, потому что ненавидишь то, чем мы являемся, или потому что тебя возмущает, как мы с тобой обходимся. Но не делай этого просто из гордости или упрямства.

И тут брат вдруг ухмыльнулся, напомнив Конраду прежнего Мёрдока.

— Что это я несу? Если бы ты не был гордым и упрямым, ты бы не был Конрадом Росом, — добавил он и переместился, оставив Конрада в одиночестве.

Несколько мгновений спустя в спальню вошёл Себастьян и включил верхний свет. Комната ярко осветилась, и девушка, чей силуэт едва успел возникнуть в проёме окна, исчезла.

— Выключи!

— Что? Почему?

— Он режет мне глаза. Выключи.

Пожав плечами, Себастьян щёлкнул выключателем и сел, вытянув вперёд свои длинные ноги.

— Японимаю, как ты зол на Николая и Мёрдока, — размеренно начал Себастьян. — Я их тоже ненавидел, ты же знаешь. Яжаждал отмщения на протяжении очень долгого времени. Однако жизнь снова может наладиться. Стать даже лучше, чем прежде.

— Почему я должен тебя слушать? С моей жизнью и так всё в порядке.

«Ни черта, конечно, с ней не в порядке… сколько же ещё ждать, чтобы увидеть её?»

— В таком случае, когда ты встретишь свою Наречённую Невесту, жизнь понравится тебе ещё больше, — продолжил Себастьян. — Невеста принесёт тебе покой и всё расставит по своим местам. Яи сам был на грани, когда встретил свою женщину. У меня ничего не было, ни настоящего дома, ни друзей, ни семьи. Но, как только я понял, что она — моя, я неожиданно для самого себя увидел свет в конце туннеля, — Себастьян говорил это с таким просветлённым выражением лица. Он явно вспоминал о своей возлюбленной в это самое мгновенье. Конрад подумал, что это просто отвратительно. — Яхочу познакомить тебя с Кэдрин. Как только ты выздоровеешь.

«Они ведут себя так, словно то, что я вылечусь, само собой разумеется».

Однако это были несбыточные мечты. Конрад знал бы, если бы существовала хоть какая-то возможность избавиться от одержимости кровью. Только обратного пути не было. Ни одного известного случая исцеления.

Тем не менее, непоколебимая вера его братьев заставляла Конрада задуматься.

— У Кэдрин были… ну, у её отношений с падшими вампирами весьма длинная история, даже для валькирии.

— Кэдрин Холодное Сердце? — уточнил Конрад и медленно кивнул. — Убийца, как и я. По слухам она коллекционирует клыки убитых вампиров, выдёргивая их из отрубленных голов и нанизывая на нить. Звучит очень, мать твою, умиротворяюще, Бастиан.

Себастьян пожал плечами. Снаружи всё сильнее темнело… И женщина появилась. Её фигура обрисовалась в неровном, переливающемся свете. Конрад по-прежнему не мог разглядеть её черты. Но он мог видеть все изгибы её тела. Губы вампира приоткрылись, когда взгляд задержался на груди призрачной незнакомки.

— Как я уже сказал, у Кэдрин долгая история отношений с падшими, — продолжил тем временем Себастьян. — А это значит, что мы сражаемся на одной стороне. Кто знает, может, ты тоже найдёшь свою невесту среди валькирий.

Темнота продолжала сгущаться.

Валькирии — странные, похожие на эльфов женщины. Невероятная сила заключалась в их изящных телах — и они никогда не сомневались, прежде чем принять участие в битве или развязать войну. Если бы его невеста оказалась одной из этих воительниц, Конрад предпочёл бы встретить восход солнца, чем делить вечность с подобным существом.

Тьма. Долгожданная темнота разлилась по комнате.

И призрачная женщина, наконец, предстала взору вампира.

Её силуэт дрожал и мерцал, словно чёрно-белая картинка старого телешоу, однако Конрад смог рассмотреть платье девушки, а также отчётливо увидел её обнажённые руки и плечи. Она сидела, прислонившись лбом к стеклу, на кушетке в проёме окна. Присмотревшись, вампир заметил, что образ незнакомки не совсем лишён красок. Ногти девушки, бархатка не её шее и шнуровка на лифе платья были насыщенного кроваво-красного цвета.

«Это что, розовые лепестки запутались в её растрёпанных волосах?»

Чем больше подробностей её смутного образа удавалось рассмотреть Конраду, тем больше эта девушка… нравилась ему.

Он отметил про себя, что она невысокого роста, и что у неё великолепная, пышная грудь. Руки Конрада снова сжались в кулаки у него за спиной, а клыки слегка заныли при виде этой аппетитной плоти. Он никогда не пил крови женщины — и почему, чёрт возьми, он никогда не пробовал женщину на вкус?

Конрад видел, как поблёскивал лак на её ногтях, и как переливались ремешки туфель, высоко обвивавшие изящные лодыжки. В высоком разрезе платья виднелось кружево подвязки на бедре девушки.

Брови Конрада поползли вверх при виде этой картины, хотя он недоумевал, почему. Конрад лишился потенции, став вампиром, и так как он пока не встретил свою Невесту, то не испытывал ни малейшего сексуального влечения. В любом случае ни вид груди этой девушки, ни подвязок в разрезе платья не должен был вызывать у него никакого иного интереса к их хозяйке, кроме как к источнику пищи.

Тем не менее, к изумлению Конрада характер его интереса был явно совсем другим.

И тогда… он впервые увидел её лицо. И еле сдержал проклятье. Он не ошибся той ночью.

Она оказалась чертовски хороша. Вампир издал короткий смешок. Само собой разумеется, что плод его воображения должен был быть совершенством.

Огромные синие глаза ярко сияли на фоне чёрно-белого лица девушки. У неё был дерзкий изящный нос, гладкая, полупрозрачная кожа и пухлые, сочные, особенно нижняя, губы, хотя и бледные на вид.

Словно почувствовав на себе его взгляд, она обернулась и завораживающим, грациозным движением, поднялась на ноги. Конрад принял безучастное выражение лица, хотя продолжал держать её в поле своего зрения.

Девушка склонила голову набок и, казалось, изучала его.

«Может ли она видеть в темноте?» — подумал вампир. — «Нет, она не реальна. Видеть галлюцинации и общаться с ними — далеко не одно и то же… Нельзя пересекать черту».

Тем временем, девушка, похоже, решила направиться в его сторону, однако, она скорее парила над полом, чем шла. И она двигалась прямо по направлению к кровати. Что ей было нужно от него? Она приближалась, сокращая расстояние между ними… Конрад отвлёкся настолько, что едва расслышал вопрос Себастьяна.

— Знаешь ли ты, что произойдёт, когда твоя Невеста вдохнёт в тебя жизнь? — спросил брат. — Твоё сердце снова начнёт биться, и ты опять начнёшь дышать. Поначалу воздух в лёгких покажется тебе холодным и тяжёлым, но если ты не будешь противиться, это ощущение станет приятным. А потом, с небольшой помощью с её стороны… всё остальное также вернётся к жизни. И твоя кровь закипит, словно пламя, вспыхивающее от спички.

«Словно пламя… Другими словами, я снова смогу испытывать возбуждение».

Однако в отличие от всех других известных ему вампиров, Конрад не желал, чтобы в него вдохнули жизнь. Ему нравился тот холод, которым он был скован изнутри. За это ощущение внутреннего оцепенения он был готов держаться всем своим естеством. Смерть не кажется такой уж страшной перспективой, когда ты уже на полпути к ней…

Призрачная женщина подобралась совсем близко и склонилась над грудью Конрада.

«Что она делает? Прислушивается, бьётся ли сердце? Услышала, что Себастьян говорил про моё небьющееся сердце, и решила убедиться в этом сама? Но это значит… что она разумное существо».

Конрад лелеял надежду, что эта женщина — лишь лишённый разума призрак, не сознающий своих действий. Или, что она, как и он в минуты, когда его разум затмевает жажда крови, способна лишь на бездумные, инстинктивные реакции. Вопреки его ожиданиям, она оказалась более чем мыслящим созданием.

Неожиданно, осознав, как он должен был выглядеть со стороны, Конрад испытал невероятное смущение. Он был скован по рукам и ногам и привязан к постели. Он был в полной власти других, и чувствовал себя таким беспомощным, как никогда в жизни.

Разве что, за исключением ещё одного случая…

Девушка была так близко, что он отчётливо видел её переливающиеся призрачные волосы, переброшенные через плечо. Конрад сглотнул, зажмурился и сосредоточился, пытаясь ощутить прикосновение этих волос к своей коже. Однако ничего не почувствовал, кроме слабых электрических разрядов, похожих на лёгкое покалывание. Они не причиняли боли и не были неприятными.

Едва она отстранилась, Конрад приоткрыл веки.

— Как странно, dément [18] , твоё сердце действительно не бьётся… — пробормотала девушка, откровенно удивляясь.

Конрад едва удержался, чтобы не отдёрнуться прочь, когда понял, что призрак обращался напрямую к нему.

Ну вот. Он таки лишился своего грёбанного рассудка.

Девушка говорила медленно. Её слова долетали до вампира, словно отзвуки эха, зародившегося за много миль отсюда. Конрад едва мог их разобрать, а значит, никто другой, кроме него, не способен её слышать. Ведь его слух был в десять раз острее слуха даже его братьев. И в сто раз острее человеческого.

Конрад понял, что незнакомка не надеялась на его ответ. Казалось, девушке был интересен сам процесс. Она словно пробовала слова на вкус, прислушивалась к ощущениям, возникавшим у неё, когда слова слетали с её языка.

«Постойте-ка? Она назвала меня dément? Это значит «сумасшедший» на французском».

Конрада бросило в жар. Несмотря на то, что в основном он вёл себя, словно дикое животное, иногда, хотя и очень редко, он всё же испытывал эмоции, которых, как ему казалось, давно должен был лишиться. Такие, например, как стыд.

«Нельзя переходить черту… Но, неужели, именно таким она меня видит?»

— Тебе всё это прекрасно известно, не правда ли? — спросил Себастьян и вздохнул. — Неужели, тебе совсем не интересно, каково это, быть оживлённым? Мы против нашей воли были лишены стольких вещей. Поверь мне, твоя Невеста может вернуть тебе очень многое.

Эти слова отвлекли внимание Конрада от призрака.

«Не вздумай, Себастьян! Не смей об этом даже заикаться!…»

Глава 7

— Разве ты не хотел бы снова заняться сексом? — поинтересовался Себастьян, понизив голос. — Вряд ли, Конрад, ты бывалый ходок, пресыщенный женским вниманием. Если, брат, ты хоть немного похож на меня — то можно будет перечесть по пальцам одной руки, сколько раз ты был с женщиной.

Конрад не стал возражать, лишь заскрежетал зубами так, что желваки заиграли на стиснутых челюстях.

«По пальцам одной руки? Какой кошмар», — подумала Наоми, полетела к изножью кровати и зависла там, будто села в невидимое, парящее в воздухе кресло.

Наоми позволила себе немного любовников, потому что возможная беременность для работающей балерины могла обернуться катастрофой. Однако теми отношениями, которые у неё всё же были, Наоми наслаждалась в полной мере.

Даже несмотря на грязь, покрывавшую лицо Конрада, и шрамы на теле, Наоми не могла не признать, что у него приятные черты. Женщины должны были находить этого мужчину привлекательным. По крайней мере, достаточно привлекательным для того, чтобы он мог уложить в постель ту, которую бы захотел. Себастьян также был хорош собой. Однако и он утверждал, что им приходилось обходиться без этого. Наоми слышала, как братья говорили о том, что их маленькая страна была вынуждена десятилетиями обороняться от врагов, и что её население выкосила чума — неужели там совсем не осталось женщин, которые могли бы приласкать этих мужчин?

— У le dément… совсем нет в этом опыта? — пробормотала она своим странным призрачным голосом. — Intéressant [19] .

Наоми по-прежнему было трудно говорить, однако, к её удивлению, с каждой новой попыткой речь давалась девушке всё легче и легче. Чем больше она говорила, тем меньше усилий ей приходилось для этого прилагать. Она будто тренировала речь, подобно тому, как тренируется тело бегом по колено в воде. Жаль только, что как раз тогда, когда у Наоми начало получаться, никто не мог составить ей компанию в беседе.

Впрочем, даже если никто и не мог ей ответить, у Наоми, когда она говорила вслух, появлялось чувство, что она… всё же реальна. Ведь порой девушке казалось, что она подобна вошедшему в поговорку падающему в безлюдном лесу дереву [20] , и раз никто со дня смерти Наоми не видел и не слышал её, то она и не существовала на самом деле.

Наоми вздохнула и подтянула колени к груди. Разрез платья скользнул вверх по бедру, и у девушки возник внезапный порыв прикрыть подолом ноги. Странный порыв… Ведь, во-первых, этот вампир не мог её видеть, а во-вторых, при жизни она никогда не была скромницей. Скорее совсем наоборот.

Наоми распрощалась со всеми предрассудками ещё в ранней юности. Её детство прошло в тесных номерах на втором этаже бурлеск-салона, в котором и сама она блистала со временем на пару со своей дражайшей maman [21] . Обе они были местными звёздами, привлекавшими в салон посетителей.

С самого нежного возраста Наоми крутилась в гримёрках актеров. Её зачаровывали шёлковые костюмы, баночки с косметикой и экзотические ароматы, наполнявшие эти комнаты. А звуки чувственной музыки увлекали за собой и заставляли кружиться в такт с ними…

Однако, как бы там ни было, Наоми готова была поклясться, что заметила желание, вспыхнувшее на мгновенье во взгляде вампира.

Нет. Пришло время взглянуть фактам в лицо. Либо он действительно находил её призрачную внешность прекрасной, но при этом намеренно делал вид, будто не видит Наоми, не желая признаваться в том, что осведомлён о её существовании — либо этот вампир ничем не отличался от всех остальных людей, переступавших порог Эланкура за все последние восемьдесят лет.

Наоми невесело рассмеялась.

— Если бы я считала, что ты можешь меня видеть, — медленно начала она, — я бы показала не только подвязки.

К тому же, Наоми, скорее всего, не должна была волновать Конрада в этом смысле. Ведь за всю прошедшую неделю у него ни разу не было эрекции.

«Неужели он действительно на это не способен? Неужели именно такое «пламя» должна разжечь его пресловутая Невеста?» — гадала девушка.

Из всего, что братья обсуждали друг с другом, больше всего Наоми интриговала именно эта их вампирская «концепция Невесты».

Недавно ей довелось услышать, как Себастьян говорил по телефону со своей Невестой. Он уверял валькирию, что не было никакой нужды в её присутствии в Эланкуре, что ей следовало продолжать заниматься своими делами с её сестрами, и обещал быть дома в скором времени. Казалось бы, самый обычный телефонный разговор, однако Себастьян выглядел во время их беседы так, словно весь мир померк, пока голос его возлюбленной звучал на том конце провода.

Николай также звонил своей Невесте, ещё одной валькирии по имени Мист, и был не менее внимателен и заботлив. Впрочем, в разговоре с Мист он не казался столь уверенным в неизбежном исцелении Конрада, как старался заверить остальных братьев.

— Возможно, нам придётся воспользоваться даром Риоры, — сказал он своей Невесте, понизив голос.

«Кто такая Риара?» — подумала тогда Наоми. —«Ещё одна загадка».

Столь горячая привязанность этих двух вампиров к своим женщинам навеяла на Наоми тоску и душевное томление, ведь ничто не могло быть более сексуальным, чем влюблённый без памяти мужчина.

Наоми давно уже не испытывала физического желания подобного тому, которое охватывало её при жизни. Душевное томление, терзавшее девушку, было другого характера. Она всё ещё помнила, что такое истинная страсть, по-прежнему жаждала настоящих прикосновений, но теперь испытывала скорее не возбуждение, а нечто подобное электрическому напряжению, всё нараставшему и нараставшему внутри неё. По телу словно начинали бегать мурашки, вызывавшие зуд, который никак не унять.

Наоми приходилось мириться с таким положением вещей на протяжении всех минувших восьмидесяти лет, и она никак не могла избавиться от этих ощущений или хоть как-то облегчить всё нараставшее напряжение. Иногда она чувствовала себя, словно готовая вот-вот взорваться бомба — изнывающая, изголодавшаяся Наоми, тикающая внутри.

Как правило, когда становилось совсем невыносимо, и отчаянье готово было поглотить её, Наоми начинала вести себя… дурно.

Вот и сейчас, когда все братья вернулись в комнату Конрада, искушение стало слишком велико, чтобы ему противиться.

Конрад заметил, как призрачная незнакомка поднялась с кровати, выждал немного и снова бросил взгляд в её сторону. И едва не поперхнулся. Прямо у него на глазах зажим для денег выплыл из кармана пиджака Себастьяна и лёг в раскрытую ладонь девушки.

А вместо зажима в карман брата… отправился камень? Себастьян ничего не заметил, даже когда она, довольная удачей, перенесла свою добычу восвояси.

«Телекинез?» — предположил Конрад. —«Да, точно, и весьма умелый».

Перехватив хитрый прищур синих глаз в свою сторону, вампир снова постарался придать пустое выражение своему взгляду. И тогда призрачная женщина двинулась к своей следующей цели. Она ловко двигалась между братьями, тем не менее, мужчины то и дело, несмотря на невероятную скорость движений призрака, задевали её рукой или локтем. И каждый раз, когда братья касались её, девушка вздрагивала и замирала.

Следующей её жертвой оказался Николай. Один взмах призрачной руки, и сотовый телефон выплыл из его куртки. А на место украденного она снова подложила камень, сама же между делом отправила телефон плыть по воздуху куда-то в угол комнаты.

Конрада позабавили эти игры в кошки-мышки с его братьями, кроме того он хотел, чтобы она обчистила ублюдков. Наблюдать за призраком было намного интереснее, чем слушать высокопарные речи Себастьяна о семье, чести и всепрощении.

Вампир гадал, куда это изящное создание собиралась припрятать свои трофеи? И зачем они ей вообще? Она так развлекается? Или это порыв, которому она не в силах противостоять — как он своей потребности убивать?

Тем временем подошла очередь Мёрдока, и она выудила из его кармана украшенный драгоценными камнями женский гребень для волос.

«И для кого же Мёрдок покупает гребни?»

Призрачная незнакомка при виде этой добычи просияла.

«Ох, какая улыбка…»

Глаза заблестели, губы соблазнительно изогнулись. Такая улыбка разила в самое сердце.

Она порхнула в угол комнаты, подняла свои тонкие, обнажённые руки над головой и сделала потрясающий пируэт. А затем ещё один. Конрад увидел, как взметнулись и закружились её юбки, услышал их шелест. Один из розовых лепестков, запутавшихся в её беспорядочной прическе, слетел и приземлился на простыни рядом с ним.

«Такое гибкое тело, и эта манера двигаться, и эти туфельки — она, должно быть, была танцовщицей. Tantsija [22] . Конечно».

Закружившись снова, девушка вдруг рассмеялась, и звук её смеха оказался незабываемым. Губы Конрада невольно изогнулись в подобии ухмылки в ответ на него. Однако его улыбка быстро поблекла и сменилась привычной угрюмой гримасой, когда Себастьян уставился на него, как на окончательно сдвинувшегося. Должно быть, это выглядело со стороны как отсутствующая, безумная улыбка на лице сумасшедшего.

А он действительно безумен — и значит, на самом деле не существует никакой призрачной красавицы с волосами цвета воронового крыла, которой вздумалось бы показать ему не только свои подвязки.

Себастьян снова завёл свою песню, а Конрад, несмотря ни на что, всё не мог оторвать от неё глаз. Слова брата долетали до сознания вампира лишь обрывками. И как всегда, когда он начинал терять терпение и хотел, чтобы его оставили в покое, Конрад принялся повторять услышанное, бормоча обрывки фраз брата на разных языках.

— Вина снедает Николая… три сотни лет они сражаются с Ордой… Мы можем присоединиться к их армии… искоренить их род… не все вампиры — зло.

Конрад моргнул, осознав, что Себастьян умолк.

— Ты не сам с собой разговаривал, — сказал Себастьян, прищурившись. — Ты повторял наши слова. На этот раз по-гречески! У тебя не было галлюцинаций — ты слушал нас. — Себастьян воодушевлённо закивал головой. — Интересно, что ещё ты можешь делать, о чём мы не знаем?

«Я могу видеть привидения».

— Ты ничего странного не видишь справа от себя? — спросил Конрад Себастьяна по-эстонски. — Ты не видишь в комнате женщину?

Себастьян оглянулся по сторонам.

— Нас только четверо здесь, Конрад, — ответил брат также по-эстонски спокойным, поучительным тоном. — И небо у нас по-прежнему синее, а не зелёное.

Женщина тем временем, похоже, закончила красть и теперь двигалась значительно медленнее, и казалась более бледной.

«Она устала?»

— Конрад, ты видишь кого-то ещё? — поинтересовался Себастьян. — Насколько мне известно, такие, как ты, страдают от бреда и галлюцинаций…

Его «галлюцинация» в это самое мгновенье подслушивала тихий разговор Мёрдока и Николая в другом конце комнаты.

— От него несёт кровью и грязным телом, — сказал Николай. — Он может поправляться, но со стороны этого не заметно. Если нам когда-либо придётся отстаивать наш план…

В мгновение ока она метнулась к кровати и оказалась подле Конрада.

— Это правда, вампир? — выдохнула девушка прямо на ухо Конраду. На этот раз она говорила значительно быстрее, почти нормально. Ещё он заметил лёгкий французский акцент. — Ты воняешь, dément? Я не чувствую запахи. Но это вполне вероятно… учитывая, насколько ты грязный.

Конрад внезапно осознал, что всё его лицо измазано запёкшейся кровью и грязью, а волосы слиплись и свалялись. Dément. Это то, каким она его видит? Сумасшедший, на которых обычно не обращают внимания? Или, что ещё хуже — жалеют? Таким он ей представляется.

Грязный, не имеющий сексуального опыта безумец.

Она видела, как он харкал кровью. Видела ли она, как он бездумно бился головой о стену? Проклятье, эта ясность мыслей всё меньше и меньше ему нравилась! Конрад снова жаждал забвения. Гораздо проще погрязнуть в забвении, ненавидеть и, не задумываясь, причинять боль…

Однако женщина, находившаяся рядом с ним, надёжно, словно якорь, привязала его к реальности.

— Они должны выкупать тебя, — сообщила призрак своим шелестящим голосом, перебивая Себастьяна, заговорившего одновременно с ней.

— Отдыхай, Конрад. Галлюцинации исчезнут прежде, чем ты…

— Оставьте меня! — рявкнул вампир, обрывая брата на полуслове. Он едва не ляпнул: «Оставьте нас!»

Призрачная женщина отпорхнула прочь от него и принялась собирать украденные у братьев вещи, чтобы, вероятно, куда-то перенести.

«Нет, я не тебя имел ввиду!» — только и успел подумать Конрад.

Однако она уже исчезла, и лишь одинокий розовый лепесток, оставшийся лежать на кровати, напоминал о её существовании. Конрад осторожно подвинулся, желая прикоснуться к нему, но лепесток поблёк, а затем и вовсе испарился.

Вампир беспокойно заёрзал в кровати, раздражённо сражаясь со своими путами.

«Хочу, чтобы она была здесь».

— Ладно, мы уйдём, — сказал Себастьян, поднимаясь. — Позови, если что-то понадобится — или, если решишь всё-таки попить.

И братья удалились, оставив его одного в тёмной комнате.

— Ты не видел мой телефон? — спросил Николай у кого-то из них на выходе.

И прежде чем Конрад смог обдумать, почему его до такой степени расстроило исчезновение призрачной незнакомки, чужие воспоминания клокочущим потоком заполонили его разум, словно в его голове забил фонтан.

Конрад никогда не убивал достойных людей. Его жертвами на протяжении многих лет становились лишь те, кто был даже большим чудовищем, чем он сам. И от их жутких воспоминаний, ставших теперь его собственными, вампира пробирал озноб.

Он видел сцены пыток, которых никогда никому не причинял, душераздирающие картины убийств женщин и детей, которых не совершал. Их остекленевшие, потухшие глаза взирали из прошлого прямо на него, заглядывали ему в душу — хотя это не он отнял их жизни.

Эти воспоминания нещадно преследовали Конрада, требовали, чтобы он снова и снова переживал эти моменты. И они не отступят, пока окончательно не сведут его с ума.

Только вот его рассудок расшатан до такой степени, что ему уже нечего терять.

Глава 8

Наоми всегда в изрядной степени была открыта для окружающих, не скрывала своей сексуальности, не стыдилась ни тела, ни взглядов. Однако и в её шкафу со скелетами хранилось два маленьких грязных секрета.

Одним из секретов Наоми была её склонность брать и присваивать чужие необычные вещи.

Вот и последние свои приобретения она принесла в комнату, скрытую за потайной готической дверью, и выложила рядом с остальными трофеями на экспозиционном столике. Здесь лежали все её маленькие сокровища и безделушки, позаимствованные у разных владельцев поместья и собранные девушкой за многие годы.

Столешница уже почти полностью была заставлена. Так что в скором времени для этих целей придётся использовать и кофейный столик. Учитывая, что люди жили в Эланкуре лишь треть её загробной жизни, добыча Наоми могла считаться весьма неплохой.

«Что ж, надо признать, я, действительно, склонна к воровству», — думала Наоми, разглядывая свои сокровища.

Как правило, девушка присваивала не какие-то ценные вещи, а разные мелочи, которые ей были интересны. В её коллекции значились работающий от батарей телевизор с давно севшими батареями, новомодный бюстгальтер, граммофон, а также упаковка презервативов, за которые в двадцатые годы Наоми готова была бы отдать любые деньги.

Здесь также лежали спичечные коробки и дублоны, оставшиеся после празднования Марди Гра [23] , леденец, который Наоми не суждено было съесть, и около дюжины баллончиков с краской, конфискованных у бесчисленных юных вандалов, посещавших Эланкур.

Наоми обычно встречала их стуком дверей, заставляла взлетать в воздух чехлы с мебели, а сухие листья кружиться вихрями, после чего les artistes [24] граффити, намочив в штаны и побросав свои баллончики с краской, задавали стрекача. Этот дом принадлежал Наоми, в нём заключался весь её мир. И она не желала до конца своих дней лицезреть эти дурно состряпанные произведения «искусства».

Словно сорока, которая тащит всё в гнездо, девушка собирала самые разные вещи и приносила их в своё тайное убежище. Когда-то эта комната была танцевальной студией, с деревянным паркетным полом, зеркалами во всю стену и станками для упражнений. За прошедшие годы здесь почти ничего не изменилось. Разве что повсюду появились стопки газет, да зеркала претерпели кое-какие изменения, чтобы лучше соответствовать новому внешнему виду Наоми. Проще говоря, она их все разбила.

Когда после её смерти в доме появились грузчики и принесли коробки, чтобы упаковать и вывезти её имущество, Наоми так горячо хотела забрать и припрятать кое-что в этой комнате, что эти вещи на самом деле начали двигаться. Именно тогда она впервые осознала, что может перемещать предметы силой мысли.

В безумном порыве девушка подняла в воздух все вещи, которыми особенно дорожила: драгоценности, одежду, альбом для газетных вырезок, весь запас запрещённого ликера и даже тяжёлый сейф, и переправила их в свою потайную студию.

Однако теперь ей оставалось лишь беспомощно наблюдать, как её вещи, так же, как и весь её дом, ветшали у неё на глазах. Наоми не могла даже прикоснуться к ним, не могла провести страждущими кончиками пальцев по волнам прохладного шёлка или щекочущим перьям страждущими кончиками пальцев по волнам прохладного шёлка или щекочущим перьям.

— И что теперь? — спросила девушка вслух.

Словно в насмешку над ней ответом Наоми была лишь звенящая тишина. Одна… она была одна… совсем одна…

Наоми задумалась, может, ей материализоваться снова в комнате вампира или переместиться туда. Девушка уверяла себя, что это всё из-за давящей на неё тишины она колеблется, а не из-за самого этого красноглазого сумасшедшего. Тем не менее, он, казалось, чувствовал её, как никто другой из всех, кто когда-либо появлялся в Эланкуре.

Что-то в этом вампире притягивало Наоми, несмотря даже на его безумие и немытый внешний вид. Иона безо всяких сомнений страстно хотела попытаться снова с ним поговорить.

Тем не менее, сегодня она была настолько истощена, что на возвращение уже не осталось сил. Концентрируясь для телекинеза, Наоми исчерпала всю свою призрачную энергию. Девушка нуждалась в отдыхе, поэтому она полетела к своей «походной» кровати [25] .

Наоми принесла её в свою студию давным-давно. И хотя она не ощущала прикосновения ни к самой кровати, ни к белью, которым та была застелена, Наоми спала на ней почти каждую ночь. Ей нравилось вести себя так, как при жизни, насколько это, конечно, было возможно, за исключением, правда, прохождения сквозь стены и телепортации.

Девушка свернулась клубочком в дюйме над кроватью и приготовилась погрузиться в мечтания Наоми называла свой призрачный сон мечтаниями, потому что он отличался от того сна, который она знала при жизни. Если ей не приходилось прибегать к телекинезу для чего-то большего, чем перемещение газеты, она могла обходиться без такого отдыха на протяжении многих дней. Просыпалась она всегда внезапно, не ощущая никаких изменений, кроме восполненной внутренней энергии. Всё остальное, её одежда, волосы оставались неизменными, ведь теперь ей даже не нужно было брить ноги и подмышки. Как правило, девушка просто теряла сознание часа на четыре.

И так происходило всегда, пока каждый месяц на небосклон не восходила серебристая луна. В такую ночь какие-то силы заставляли Наоми танцевать. И каждый раз она кружилась в безумном танце до тех пор, пока в полном изнеможении и потрясении не начинала желать себе настоящей смерти.

До следующего подобного представления Наоми осталось всего три дня…

Её maman всегда говорила, что серебристая луна приносит удачу таким людям, как они — людям, которые изо всех сил стремятся взлететь до небес и удержаться там как можно дольше. И неважно, сколько раз они упадут, они поднимаются и делают это снова и снова. Вот почему Наоми задумала организовать свой приём именно в одну из подобных ночей.

Однако удача не сопутствовала ей в тот вечер — вечер торжества, задумывавшегося, чтобы отпраздновать свершение всех мечтаний Наоми. Наоми было двадцать шесть лет, когда она купила Эланкур. Она добилась всего сама, тяжким трудом вырвавшись из Vieих Саггfi [26], и тщательно скрывая своё тёмное прошлое.

Её покровители из фешенебельных кварталов так никогда и не узнали, что Наоми была незаконнорождённой дочерью французской fimigrfie [27], родившейся в убогом Французском квартале. Связь между Наоми JIapecc и безызвестной танцовщицей бурлеска Маргаритой л'Ар так никем и не была обнаружена. Как и то, что и сама Наоми некоторое время танцевала в бурлеск-шоу.

Тёмное прошлое известной балерины осталось тайной за семью печатями.

Наоми едва исполнилось шестнадцать, когда её maman умерла от гриппа, и девочке, чтобы прокормить себя, пришлось выйти на подмостки. Она к тому времени уже была довольно хорошо развита, и с помощью соответствующего макияжа и нарядов вполне могла сойти за двадцатилетнюю. Времена были тяжёлые, а деньги получалось заработать приличные.

У Наоми не было ни душевных метаний по поводу своего занятия, ни каких-либо моральных предубеждений. Каждый получал то, что хотел, и никому это вреда не приносило. Так что она никогда не стыдилась того, чем занималась. Тем не менее, всё же хранила своё прошлое в секрете, потому что понимала — другие могут не разделять её взглядов.

Наоми целый год копила деньги, а потом ушла из бурлеск-салона. Она всегда мечтала стать балериной и не желала, чтобы пропали даром все те уроки, на которые с трудом наскребала деньги её мать, и все те усилия, которые приложила Наоми, дабы оправдать жертвы, принесенные её матерью ради образования дочери. Так или иначе, но Наоми всё удалось…

«А потом я умерла».

Наоми хотела бы, чтобы Конрад увидел в ней балерину, которой она когда-то была — блистающую на сцене, в роскошном наряде, разрумянившуюся от гордости, утопающую в бурных овациях. Счёл бы он такую Наоми привлекательной?

Девушка мрачно вздохнула. Этого ей никогда не узнать.

Что несёт завтрашний день для неё и для Конрада, этого вампира-убийцы с могучим телом и больным разумом?

«Сможем ли мы его спасти, если он не желает быть спасённым?»— подумала Наоми перед тем, как окончательно погрузиться в свой призрачный сон. — «Мы?»

Призрак не возвращалась целую ночь.

И он негодовал на неё за это.

Лишь далеко за полдень следующего дня Конрад вновь ощутил аромат роз. Свет вечернего солнца заливал всю комнату, тем не менее, он мог видеть, как призрачная девушка прошла прямо сквозь закрытую дверь. Теперь он знал, что нужно искать, как высматривать её, словно скрытый текст в графической головоломке.

Посетительница вела себя так, будто и не уходила. Она с рассеянным видом прилегла на матрац и закинула свои изящные руки за голову. При этом её длинные волосы разметались по простыням чёрными, блестящими локонами, ярким пятном выделявшимися на белом фоне, а бледная грудь едва не выскочила из корсета платья.

Она, без сомнений, была прощена.

Однако, если в Конрада ещё не вдохнули жизнь, то почему это зрелище так пленило его? Почему оно заставило его клыки болезненно заныть?

Конрад по-прежнему не мог решить, была ли она порождением обрывочных воспоминаний, хранившихся в его памяти, галлюцинацией или призраком. Для порождения искажённой памяти эта девушка слишком хорошо подходила к этому месту и к ситуации. А если она всего лишь плод его воображения, то с какой стати ему воображать женщину, абсолютно противоположную тому типу, который был в его вкусе?

Конрад думал, что ему нравились высокие светловолосые женщины, нордической внешности, с позолоченной солнечными лучами кожей от длительного пребывания на открытом воздухе. Эта женщина, напротив, была миниатюрной, с бледной кожей и не выше пяти футов [28] ростом. И её волосы были черны, как ночь.

В своей наполненной тяготами человеческой жизни Конрад едва ли удостоил бы её хотя бы жалостливым взглядом, ведь такая хрупкая девушка скорее всего не пережила бы очередную зиму в его разрываемой войной стране.

И она на самом деле долго не прожила. На вид ей было немногим за двадцать. Если призраки появлялись в результате насильственной смерти, то как она встретила свою кончину так рано?

Этого не случилось бы, если бы у неё был сильный защитник.

«Я был сильным», — подумал Конрад и низко зарычал. — «Если бы она была моей женщиной, я бы её уберёг».

Может быть, встреть он эту девушку на самом деле в прошлом, он не предрёк бы ей так поспешно гибель в ближайшую зиму и не отвернулся от неё. Может, он сблизился бы с ней. В своей обычной грубой манере, но он мог бы предложить ей покровительство и защиту. В конце концов, Конрад был опытным офицером, благородного происхождения — и, по крайней мере, до Великой Войны это что-то, да значило. Возможно, она приняла бы его.

«О, мой Бог, иметь такую женщину на своём попечении… брать её каждую ночь…»

Конрад мог живо представить себе, как это могло бы быть. В течение минувшего дня привычные кошмары вампира начали перемежаться странными видениями, в которых он, удерживая руки этой девушки над головой, накрывал собой её восхитительное маленькое тело.

«Существует грань… черта…» — взывал к остаткам благоразумия Конрад. — «Но может ли статься так, что эта женщина реальна?»

В таком случае вполне вероятно, что призрак не плод его воображения, и что вот уже три дня он прожил без единой галлюцинации. Последний раз подобное случалось с ним не меньше сотни лет назад.

А это могло означать, что он, возможно… начал исцеляться.

Словно вспышка в его сознании всплыло воспоминание, и он понял, о чём сожалел, чего жаждал так страстно…

Однако его размышления прервали Николай и Себастьян. Они вошли в комнату с одинаковыми хмурыми выражениями на лицах и направились прямо к нему.

«Почему у Николая шприц в руках?»

— На черта этот долбанный укол? Я ничего не сделал, — низким, предостерегающим голосом обратился к ним Конрад.

— Нет, но мы опасаемся, что ты можешь что-нибудь натворить, — ответил Николай. — Нам нужно вывести тебя из комнаты, а это убережет тебя от лишнего вреда.

Николай приблизился, и Конрад взвыл.

— Убери эту грёбанную штуку от меня, Николай! — он не желал быть в беспамятстве, не мог допустить этого снова. — Нет!

«Я не хочу, чтобы она видела меня в таком состоянии».

— Будьте вы прокляты! Я сказал нет!

Глава 9

Наоми в очередной раз потрясённо взирала, как неистово Конрад сопротивлялся двум мужчинам. Себастьяну достался сокрушительный удар головой, Николай же едва не лишился руки, повстречавшись с клыками Конрада.

И всё же его сопротивление ни к чему не привело. Они снова сделали ему укол. За мгновенье до того, как лекарство подействовало, Конрад со сведёнными бровями и стиснутыми зубами уставился прямо на Наоми. И этот взгляд показался ей почти невыносимым.

«Когда это моё любопытство успело уступить место состраданию к этому вампиру?»

Его братья обращались с ним, как с животным, потому что буквально считанные дни назад именно как животное он себя и вёл. Наоми понимала, что этого мужчину необходимо было держать в цепях, ведь при его невероятной силе, вырвавшись на свободу, вампир мог представлять опасность.

Однако сейчас он вёл себя намного лучше. А они не дали ему ни единого шанса…

Босого, с отяжелевшими веками, Николай и Себастьян отвели его в огромную главную ванную комнату дома. Конрад покорно следовал за ними и бормотал что-то своим низким, захватывающим дух голосом. Его руки по-прежнему были скованы за спиной. Братья, должно быть, намеревались его выкупать. Заинтригованная, Наоми последовала за ними.

Что ж, пожалуй, это был второй грязный секрет Наоми. Будучи призраком, она сделалась в некоторой степени вуайеристкой.

Наоми и раньше наблюдала за мужчинами в душе, однако, нужно признать, никогда прежде она не была столь решительно настроена выяснить, как выглядит тело одного вполне определённого мужчины.

Пока Себастьян регулировал температуру воды и распаковывал мыло, Николай сорвал с Конрада остатки лохмотьев, в которые превратилась его рубашка.

Наоми, зависнув в воздухе у противоположной стены ванной комнаты, задохнулась от восхищения при виде могучего телосложения вампира. Конрад так долго находился в лежачем положении, что девушка и не представляла себе, насколько в действительности он высок. Этот мужчина возвышался бы над ней, как башня, встань она рядом с ним.

У него оказались тонкая талия и узкие бёдра, но при этом широкие плечи, будто специально созданные для того, чтобы женщина могла цепляться за них во время секса. Рельефные мышцы груди и плеч, напряжённые до предела из-за скованных за спиной рук, представляли собой завораживающую картину.

Всё в нём дышало грубой мужской силой. Множество шрамов, похожих на тот длинный тонкий шрам, который тянулся от живота до груди, покрывало его тело. Однако, несмотря ни на что, Наоми поняла, что ей нравятся эти свидетельства его суровой прежней жизни. Она даже попыталась представить себе, как он мог получить каждую из этих отметин в бою.

Девушка видела, как яростно сражался Конрад, и каждый раз это было просто невероятное зрелище. Она с лёгкостью могла представить себе, как три сотни лет назад этот могучий военачальник бесстрашно врывался на поле боя, размахивая мечом над головами врагов…

Внимание Наоми привлекла потрёпанная повязка на руке Конрада. Себастьян также нахмурился при виде этих бинтов, а когда сорвал их, под ними обнаружилась необычная почерневшая рана.

— Это что ещё, к чёрту, такое? — пробормотал Себастьян.

Рана выглядела так, будто Конрада порвало дикое животное, а потом кожа вокруг укуса отмерла.

«Интересно, почему те ужасные, зияющие раны на его груди закрылись, а эта нет?» — удивилась девушка.

— При его силе всё давно должно было зажить, — сказал Николай, взглянув, прищурившись, на руку Конрада. — Может быть, нужно промыть рану, и тогда она залечится.

— Господь всемогущий, ты только взгляни на все эти шрамы, Николай.

— Я незнал, что он получил столько ранений во время войны, — отозвался старший брат и обошёл Конрада, чтобы осмотреть его спину.

— Может, он получил их ещё до войны, — предположил Себастьян, рывком выдёргивая ремень Конрада из его штанов. — Сам подумай — он никогда не снимал рубашки, даже когда работал. И вечно где-то пропадал в одиночку. Что мы вообще о нём знаем? Да он мог быть разбойником с большой дороги… — Себастьян запнулся, заметив выражение лица Николая. — Что?

— Иди и сам посмотри.

Наоми также последовала приглашению, и мгновенье спустя все трое с нахмуренными лицами рассматривали искусно сделанную чёрную татуировку, покрывавшую всю правую лопатку Конрада. Татуировка была необычной, состоявшей из резких линий, складывавшихся в странный узор, но в то же время завораживала.

— Разве это не знак Капслига Урр? — нарушил, наконец, тишину Николай.

«А это что ещё такое? И почему они побледнели при одном его упоминании?»

— Не может быть, — произнёс Себастьян сорвавшимся голосом. — Мы бы знали об этом. Они вербуют в свои ряды в самой ранней юности. Он не смог бы скрывать принадлежность к ордену на протяжении двадцати лет.

Конрад тем временем продолжал бессвязно что-то бормотать своим хриплым голосом, даже не представляя себе, какое открытие только что сделали его братья.

— У него всегда были какие-то свои дела, и он вечно отмахивался от вопросов о том, где и с кем он был, — возразил Николай. — Боже правый, он всё это время охотился на вампиров с Капслигой. Немудрено, что обратившись, он сошёл с ума.

Лицо Себастьяна потемнело.

— Выходит, его с мальчишеских лет обучали уничтожать вампиров и разжигали в нём ненависть к таким, как мы.

А я взял и обратил его в одно из существ, которых он всю жизнь ненавидел, — Николай резко выдохнул сквозь стиснутые зубы, будто кто-то пнул его ногой в живот. — Для него это, скорее всего, было просто невыносимо.

— А как же их клятва?

«Что ещё за клятва?»— Наоми вся обратилась в слух.

Николай побледнел ещё больше, хотя, казалось, куда уж бледнее.

— При всех его недостатках Конрад никогда не нарушал своих клятв. Разве что, это могло случиться ещё до того, как ему исполнилось тринадцать…

«Что «это»?— Наоми ничего не поняла.

Братья замолчали на довольно продолжительное время. Себастьян был мрачен, а Николай преисполнен чувством вины.

— Он посвятил себя великой цели, делу, которое для него было важнее собственной жизни. Я должен был… — Николай провёл рукой по лицу. — Мне следовало поговорить с ним, я должен был оставить и ему, и тебе выбор той ночью.

— И тогда я наверняка отказался бы от обращения и никогда не встретил бы Кэдрин, — отозвался Себастьян. Он произнёс это так, будто едва избежал самой большой трагедии в своей жизни. Этот мужчина явно без ума от своей Невесты. — Кроме того, Конрад к тому времени уже почти отдал богу душу. Солдаты вспороли его ещё до меня, за много часов до того, как вы с Мёрдоком появились. Не думаю, что он вообще пришёл бы в сознание.

Наоми подлетела прямо к Конраду и, зависнув перед ним, вгляделась в лицо вампира. Его закололи в живот, а Наоми в сердце. И потом их обоих против воли превратили во что-то противоестественное. Ни один из них не просил для себя такой участи.

Конрад, оказывается, был героем, посвятившим свою жизнь великой цели. Наоми вздохнула и нежно погладила его по щеке.

«Что же случилось с тобою там вампир?»

— Знаешь, а ведь он никогда не сможет примириться с нашим существованием, — продолжил Себастьян. — Если только нам не удастся убедить его, что мы, всё же — не зло.

Николай покачал головой.

— Нам ни в чём не удастся его убедить, пока его разум не просветлеет ещё хоть немного. Давай для начала покончим с этим.

И они стащили с него штаны, освободив брата от последнего предмета одежды.

При виде обнажённого Конрада Наоми закачалась.

«Le dwnent est exquis» [29].

Скользнув взглядом вслед за дорожкой тёмных волос, спускавшейся от пупка мужчины, девушка задохнулась.

«О Боже, Боже, Боже».

Даже в расслабленном состоянии его размеры были впечатляющими.

— Конрад, посмотри на меня, — позвал Николай и помахал рукой перед пустым взглядом брата.

Конрад заморгал, явно не понимая, где он находится и как сюда попал.

— Ты хочешь мыться сам? — спросил Николай. — Мы могли бы связать тебе руки впереди.

Конрад прекратил бормотать и, казалось, сумел в какой-то степени стряхнуть с себя наркотическое оцепенение. В красных глазах на мгновенье полыхнуло пламя.

«Он явно обдумывает предложение».

— Сам, — прохрипел вампир спустя некоторое время.

Братья переглянулись, вероятно, пытаясь предугадать все возможные способы побега Конрада.

— Прекрасно, — согласился Николай.

Конрад приподнял запястья за спиной, и рельефные мускулы словно вылепленного искусным скульптором торса ещё больше напряглись, свидетельствуя о невероятной силе этого мужчины.

Расстегнув браслеты наручников, Николай снова защёлкнул их на руках Конрада, но на этот раз впереди. Затем он ослабил цепь на кандалах таким образом, чтобы у Конрада было больше возможности двигать руками. Когда Конрад не предпринял ни малейшей попытки к бегству, братья снова переглянулись. Очевидно, по их мнению, это свидетельствовало о поразительном прогрессе в деле исцеления их неистового брата. И Наоми полагала, что это действительно было так.

— Я положил полотенце и чистую одежду на полку, — сообщил Себастьян. — Эти вещи должны подойти, но если нет, у нас есть и другие…

— Разберусь, — рявкнул Конрад.

Когда братья, наконец, ушли, он вошёл в просторную душевую кабину и, по-прежнему держась лицом к Наоми, встал под струи воды, позволяя им стекать по спине. Вампир выглядел совершенно измученным действием введённого ему лекарства. Он с трудом передвигал отяжелевшие и непослушные руки и ноги, но, казалось, наслаждался простым удовольствием, которое приносила горячая вода, омывая тело.

«Я завидую каждой капельке!» — невольно подумала Наоми.

Мужчина тем временем взял мыло и понюхал его. По всей видимости посчитав его приемлемым, Конрад намылил лицо и, прислонившись спиной к облицованной кафелем стене, позволил воде литься по груди.

А Наоми потрясённо смотрела, как стекая тёмными потоками, с его кожи отмывалась грязь, налипшая штукатурка и следы ожогов, открывая взору девушки красивое лицо.

Нет, не просто красивое, необыкновенное.

Наоми с самого начала предполагала, что вампир обладал приятной внешностью. Тем не менее, его противоестественные глаза и грязь, покрывавшая лицо, не позволяли ей в полной мере оценить его губы, мужественный подбородок и аристократическую линию носа.

Это было истинное потрясение, словно обухом по голове. Именно так Наоми себя чувствовала, когда разом увидела его чистое лицо и нагое тело. Ей доводилось слышать, что есть мужчины, настолько великолепные, что в их присутствии ошеломлённые женщины просто-напросто теряют дар речи и испытывают головокружение. Теперь она поняла, каково это.

Наоми вдруг пришло в голову, что несмотря на то, что она уже не в первый раз подглядывала за мужчинами в душе, ни один из представителей мужского пола в её прошлом не был и близко так сексуально привлекателен, как тот, который в данный момент украшал собой душевую кабину Наоми.

Конрад тем временем принялся намыливать грудь и руки, от чего великолепные мускулы заиграли под кожей, завораживая Наоми этим захватывающим дух зрелищем. Ей понадобятся недели, чтобы изучить все эти мускулы — как они работают, как заставляют его тело двигаться…

Рука с мылом опустилась ниже, и Наоми невольно сглотнула.

Ещё ниже…

Наоми показалось, что она разучилась дышать, когда его большая, покрытая шрамами ладонь опустилась на пах. Мужчина спокойно мылся, намыливая свою внушительную плоть и мошонку простыми, привычными движениями, в то время как она зачарованно следила за ним, не в силах отвести взгляд.

«Я дрожу?»

За все прошедшие восемьдесят лет Наоми ни разу не испытывала настолько непреодолимого желания прикоснуться к чему-то, как к телу этого мужчины. Лишь усилием воли девушка сдержалась, чтобы не потянуться к нему, притом, что прекрасно знала, что в любом случае не сможет ощутить этого прикосновения.

Внезапно рука Конрада застыла на члене, и красивое лицо залилось краской. Взгляд вампира на мгновенье остановился прямо на Наоми, но тотчас скользнул в сторону и беспокойно забегал. Это была типичная реакция обычно замкнутого, неопытного мужчины, который только что заметил, что он моется перед публикой.

Глаза Наоми округлились.

«Чёрт возьми, он меня видит», — осенило девушку, и она тут же нахмурилась. — «Но это значит, что он… игнорирует меня».

— Вампир, посмотри на меня. Пожалуйста, поговори со мной, — подала голос Наоми.

Однако он никак не отреагировал на её просьбу. Единственный мужчина на земле, с которым Наоми могла общаться, отказывался с ней разговаривать.

Но в таком случае…

— Ты находишь меня симпатичной, Конрад? Может быть, даже красивой? В конце концов, ты же меня видишь, не так ли? И я знаю, что ты также можешь меня слышать. И я это докажу. Ты посмел бросить вызов женщине, которая зарабатывала на жизнь, развлекая мужчин? Что ж, от меня ты так просто не отделаешься.

Лишь немногие знали, что была ещё одна причина, почему Наоми предпочла посвятить свою жизнь балету, вместо того чтобы пойти по стопам своей maman и превратиться в этакую роковую красавицу, соблазняющую толпы мужчин. Это было слишком…. просто. Слишком легко ей удавалось заставлять кровь мужчин кипеть и превращать их в бездумных животных, способных только глупо таращить на нее глаза.

Ей стоило лишь облизнуть язычком нижнюю губу и рассмеяться гортанным смехом, как мужчины бросались искать свои шляпы — чтобы прикрыть ими вполне ожидаемую Наоми реакцию на свои действия.

Слишком просто. А Наоми скучала, если ей не бросали вызов, если не нужно было что-то преодолевать, чтобы добиться желаемого результата.

Порочно ухмыльнувшись, Наоми решила, что самое время вспомнить своё туманное прошлое. Пора подключать тяжёлую артиллерию. Этот вампир и вообразить себе не мог, какой арсенал припрятан у Наоми.

Глава 10

— Возможно, я не достаточно старательно привлекала твоё внимание, вампир? — выдохнула Наоми. — Разве я не обещала показать тебе не только подвязки, если бы только ты действительно мог меня видеть?

Она принялась медленно приподнимать юбку, заставляя ткань сминаться в ладонях.

— Знаешь, я в некоторой степени разбираюсь в том, на что мужчинам нравится… смотреть, — сообщила Наоми, продолжая не спеша обнажать ноги.

— Тебе всё ещё не интересно? — поинтересовалась девушка, едва показались кружевные края чулок на изящных бёдрах.

— Может быть, Конраду хотелось бы увидеть мои трусики? — добавила она, и за какое-то мгновение до того, как эти самые трусики должны были явиться взору вампира, Наоми отпорхнула в дальний угол ванной комнаты. Здесь она находилась вне поля зрения Конрада, и чтобы увидеть её, ему придётся обернуться.

— Грань… грань… — настойчиво твердил вампир.

«Он, должно быть, имеет в виду, что нельзя пересекать определённую черту между нами».

— Да, Конрад, грань! Давай пересечём её! Или мне придётся повысить ставки? Что ж, прекрасно, — вздохнула девушка. — Решил поторговаться со мной. Впрочем, я и так чувствую себя слишком одетой, особенно, учитывая, что ты так очаровательно обнажён…

Конрад весь напрягся, как натянутая струна. Наоми видела, как сокращались мышцы его плеч и шеи.

— Ну же, я здесь, в углу, расшнуровываю корсет, — продолжила Наоми, заставляя свой голос звучать низко и чувственно, а платье шелестеть, как настоящее. — Я это делаю медленно, для моего вампира. О… как же… медленно.

«Мне не послышалось? Он только что издал рычание?»

Наоми слегка выдвинулась вперёд, чтобы платье в её руках попало в поле зрения мужчины, и снова отступила в угол, дразня его, словно животное, которое приманкой заманивают в ловушку.

И Конрад не выдержал. Застонав, он обернулся и замер с открытым ртом.

Она стояла к нему спиной, одетая лишь в пояс с подвязками, чулки и миниатюрные чёрные трусики, и смотрела через плечо прямо на Конрада.

— Я так и знала, вампир! — радостно воскликнула девушка.

Горящий взгляд Конрада медленно скользнул по её лицу, спустился по спине, прошёлся по округлым ягодицам, вниз, вдоль ног, и снова нестерпимо медленно наверх.

— Повернись ко мне, — дрогнувшим голосом с трудом выговорил он, и его акцент ещё никогда не был слышен так явственно, как сейчас.

Вампир обращался напрямую к ней. Впервые за последние восемьдесят лет с Наоми кто-то заговорил. Девушка задрожала от счастья и признательности. Всё внутри неё возликовало от этого краткого акта общения. Не говоря уже о том, в каком волнении она пребывала от обжигающих взглядов этого мужчины. Прикрыв руками грудь, она повернулась. Наоми не смущалась, она сделала это намеренно, желая разжечь в нём ещё больший огонь.

Конрад провёл тыльной стороной ладони по губам.

— О-опусти руки.

Прислонившись спиной к стене, Наоми убрала одну руку, затем другую, и подняла их над головой. Руки Конрада непроизвольно сжимались и разжимались, будто в своём воображении он сжимал эту великолепную грудь. Ничто на свете, казалось, не могло заставить его отвести взгляд. Красные глаза мужчины тлели, как горящие угли в золе. Наоми пришла в трепет, заметив, как едва уловимым движением он прошёлся кончиком языка по клыкам.

— Ты думал, я блефовала?

Словно лишившись дара речи и не в силах оторваться от представившегося ему зрелища, вампир лишь коротко кивнул в ответ.

— Я никогда не блефую. Если требуется обнажить моё тело, чтобы доказать, что ты можешь меня видеть, тогда смотри вдоволь, Конрад, — когда он, наконец, взглянул Наоми в глаза, она склонила голову и послала ему кокетливую улыбку. — Но почему ты игнорировал меня?

— Потому что ты не ре… ты не была реальной, — ответил Конрад и поморщился, словно нашёл свой ответ идиотским.

Он думал, что она галлюцинация. Бедный вампир! Он игнорировал её, потому что пытался сохранить остатки самого себя.

— А ты хочешь, чтобы я была реальной? — отпорхнув от стены, Наоми медленно направилась к мужчине, не отпуская его взгляд. Казалось, он даже не заметил, что неосознанно двинулся ей навстречу и вышел из под льющейся воды. — Меня зовут Наоми, — промурлыкала девушка.

— Наоми, — повторил он рассеянно, — неужели ты совсем не испытываешь смущения?

Девушка покачала головой, разметав волосы по плечам и груди. Несколько локонов скользнули к её соскам, и это зрелище вновь приковало взгляд вампира.

— Довольно трудно заставить себя испытывать сожаления по поводу содеянного, когда мой вампир одаривает меня взглядами, от которых пальцы ног загибаются от удовольствия.

Конрад громко сглотнул.

— Я заставляю твои пальцы загибаться от удовольствия?

Она кивнула и тут же спросила:

— Позволишь присоединиться к тебе?

— Почему ты этого хочешь? — недоверчиво нахмурился Конрад.

— Потому что в настоящий момент кроме тебя ничто на свете для меня не имеет значения, — честно призналась Наоми.


Полуобнажённая призрачная женщина с высокой, пышной грудью желала присоединиться к нему в душе.

А Конрад понятия не имел, как в таком случае следовало себя повести. Вампир покрылся испариной и заскрежетал зубами. У него не было подобного опыта, и он не знал, что полагается делать в такой ситуации.

Конрад родился и вырос в чрезвычайно консервативной среде. За всю свою взрослую человеческую жизнь он ни разу не представал ни перед одной женщиной раздетым, и уж точно ни перед одной не мылся.

А теперь эта призрачная девушка невозмутимо стоит перед ним, облачённая лишь в чулки, подвязки и невероятно сексуальные трусики, плотно облегающие роскошную округлость её попки блестящим чёрным кружевом. А её величественная грудь гордо выставлена напоказ.

«Она ведёт себя столь непосредственно, словно мы муж и жена. А я даже не знаю её полного имени».

Не удержавшись, Конрад окинул очередным жадным взором тело девушки. Наоми оказалась удивительно хорошо сложена, с сильными, стройными ногами и изящными гибкими формами. Это было тело танцовщицы, поражавшее мягкими изгибами бедёр и такой тонкой талией, которую он с лёгкостью мог бы обхватить руками.

И эта грудь…

Конрад тряхнул головой. Она слишком хороша. С чего вдруг полуобнажённой красавице заглядывать к нему в душ? Совершенно случайно появляться в его жизни? Это никак не вязалось со всем тем, что происходило с Конрадом на протяжении целых столетий. С его-то удачей.

— Скорее всего, ты не реальна.

Она лишь ухмыльнулась в ответ, и Конрад в очередной раз проклял себя за свою неотёсанность. Как же ему не хватало той лёгкости, с которой Мёрдок умел обращаться с женщинами. Хотя ещё в ранней юности он уже знал, что напрочь лишён какого-либо обаяния, сейчас Конрад, как никогда прежде сожалел об этом.

— Тебе часто мерещатся вещи, которых не существует? — спросила Наоми.

— Каждый день, — отозвался он. «Но что, если она реальна?..» — Входи. Если хочешь.

Не сводя с него взгляда, девушка полетела по направлению к Конраду. У неё были синие, тлеющие страстью глаза. Они всё понимали. Гипнотизировали. Мужчина против собственной воли потянулся навстречу.

Едва Наоми впорхнула в душевую кабину, тысячи мельчайших электрических разрядов заискрились вокруг неё, словно сверкающий ореол, не позволяющий воде намочить девушку.

Это был сон… эротический сон. Неужели это действительно он, Конрад, абсолютно голый в душе с полуобнажённой танцовщицей? Нужно только расслабиться и получать удовольствие.

Только, чёрт возьми, как? Он не испытывает сексуального возбуждения. Он не способен к эрекции. И она… она — призрак!

Тем не менее, Наоми это всё, казалось, не останавливало. Конрад никогда ещё так отчётливо не ощущал исходящую от неё силу. Призрачная девушка буквально излучала энергетические волны, перетекавшие от неё к вампиру и обратно.

— У le dfiment великолепное тело, n`est-ce pas [30]? Ты такой сильный, мужественный.

Затылок Конрада привычно заныл.

— Не зови меня так больше.

— Значит, помимо прочих языков, ты говоришь и по-французски? — удивилась Наоми и, когда он лишь коротко кивнул в ответ, продолжила:

— Что ж, как же мне тебя называть в таком случае? Конрад Неистовый? Или Конрад Безумный? А может, я могла бы называть тебя «Мой вампир»? — проворковала девушка ещё более ангельским голосом. — О, кажется, последнее тебе пришлось по душе.

Она будто видела его насквозь, и Конрад не представлял, как ей это удавалось.

— Ну, раз ты можешь слышать меня и видеть, я хотела бы выяснить и всё остальное. Быть может, я смогу… возможно, я могла бы прикоснуться к тебе? — прошептала Наоми, и в её голосе вдруг проявилась такая пронзительная тоска, что Конрад невольно содрогнулся. — Видишь ли, я ничего не чувствую. Мои руки проходят сквозь всё, к чему я прикасаюсь.

Эта девушка не могла ни к чему прикоснуться, а он не способен был испытывать возбуждение. Впрочем, он всё же не лишился всех радостей жизни — Конрад по-прежнему ощущал вкус крови на языке, опьянение от бодрящего прикосновения прохладного ветра.

— Что если я очень тщательно сконцентрируюсь, может быть, с тобой… с тобой я снова смогу чувствовать? — Наоми подняла изящную, бледную руку с окрашенными тёмным лаком ногтями и прилипшим к тыльной стороне ладони розовым лепестком. Лепесток слетел с запястья девушки, закружился и растворился в воздухе. — Можно я попробую к тебе прикоснуться?

«По крайней мере, на этот раз она спрашивает».

— Делай, что хочешь, — хрипло согласился Конрад.

Она потянулась к нему, медленно, дюйм за дюймом приближая дрожащую руку к телу мужчины. Конрад ощутил, как его кожу начало покалывать электрическими разрядами. Ощущала ли она прикосновение к нему?

«Хочу ли я, чтобы у неё получилось? Да, Господи, да».

Он этого хотел. Однако рука девушки беспрепятственно прошла сквозь его грудь. И хотя там, где она коснулась его, Конрад ощутил небольшое покалывание, и мускулы непроизвольно сократились, он не почувствовал ни малейшего давления, как от настоящего прикосновения.

Наоми выглядела поникшей от разочарования. Она сделала ещё одну безуспешную попытку, проведя рукой вниз по телу вампира, но он по-прежнему ощущал лишь покалывание, которое, впрочем, не казалось ему неприятным

Значит, не судьба, — вздохнула Наоми, и в её голосе прозвучало столько горечи, что Конраду сделалось не по себе, будто это он был повинен в разочаровании, постигшем девушку.

Откашлявшись в кулак, вампир предложил:

— Ямогу попробовать… коснуться тебя.

В мгновение ока лицо Наоми прояснилось. Неужели ему удалось её воодушевить? Так просто?

— И где бы ты хотел коснуться меня, Конрад?

Он уставился на её грудь, прежде чем смог совладать с собой.

— Тогда коснись их, Конрад, — промурлыкала Наоми, и каждое слово девушки звучало, словно ласка.

Энергия, исходившая от Наоми, привела Конрада в состояние необъяснимого внутреннего смятения. Странные желания обрушились на вампира. Он вдруг захотел не просто коснуться её. Конраду хотелось целовать её тело, заставить Наоми прильнуть к нему, пройтись языком по её напряжённым соскам. Понравилось бы ей такое? Смог бы он заставить её стонать от удовольствия?

Вампира внезапно обуяла невыносимая потребность прижать Наоми спиной к стене душевой кабины, не оставляя девушке пути к отступлению. Она могла бы пройти сквозь эту стену, однако позволила Конраду опереться коленом о кафельную поверхность у самого её бедра и, подняв скованные руки над её головой, нависнуть над ней.

Конрад замер, утонув в самых прекрасных глазах, какие ему доводилось видеть. Он смотрел в лицо этой девушки, и мгла в его голове рассеивалась, словно утренний туман, сдуваемый морским ветром. Смущение отступало, мысли делались ясными. Конрад чувствовал, что может сосредоточиться.

Он чувствовал… что-то… столько всего…

Разум прояснялся. Все его эмоции приходили в равновесие. Даже мысли, казалось, упорядочились. Он мог сфокусироваться на каждой из них в отдельности.

И Конрад хотел понять почему.

Неужели, Наоми действовала на него подобным образом, или лекарства, которые ему кололи, всё же начали давать эффект? Кем эта девушка была для него? Смутное подозрение закралось в душу мужчины, однако Конрад отмахнулся от него.

Дыхание Наоми участилось, и она прикрыла веки, будто прислушиваясь к своим ощущениям. Эта миниатюрная девушка казалась самим совершенством, но при этом смотрела на Конрада таким… жадным взглядом, словно, ни его красные глаза, ни его испещрённое множеством шрамов массивное тело не смущали её. Способны ли призраки испытывать желание?

Конрад терялся в догадках, ведь с подобными созданиями он никогда не имел дела — ни с призраками, ни с чувственными, не скрывающими своей страстной натуры женщинами.

А Наоми оказалась одновременно и тем и другим, и поэтому Конраду вдвойне хотелось прикоснуться к ней.

Шумно сглотнув, вампир опустил руки на восхитительную грудь девушки.

Она действительно выгнулась ему навстречу? Большие ладони Конрада накрыли грудь Наоми, но он ощутил лишь уже знакомое покалывание электрических разрядов.

Вампир заметил, как девушка опустила взгляд. Она желала знать, как отреагировал он. Конрад уронил руки, ощущая волну стыда за то, что не был твёрд. В это мгновенье он всё бы отдал, лишь бы снова быть на это способным.

— Ты не можешь меня возбудить, — он шагнул назад под поток воды. — Я такой уже три сотни лет.

— Но тебе бы этого хотелось?

— А тебе?

— Да, — начала Наоми и уже шутливо добавила: — думаю, это было бы милое зрелище.

Когда-то Конрад был доблестным, гордым военачальником. А теперь это бестелесное создание заставило его сгорать от стыда. Что бы она подумала о нём, вернись к нему жизнь? Что сказала бы, если бы его член гордо вздымался, твёрдый и налившийся от вожделения?

— Для того, чтобы вдохнуть в меня жизнь, нужна особая женщина. Я полагаю, женщина во плоти и крови. Так что, ты не подходишь.

— Ты говоришь о своей Невесте?

— Радуйся, что ты — не она, — отозвался Конрад, но задумался.

Сегодня его разум просветлел настолько, что вампир, наконец, смог вспомнить, чего он так страстно желал, о чём так сожалел, осознав, что ему не суждено больше это познать.

«Я хотел найти свою женщину. Заявить на неё права, защищать, делить с ней удовольствия».

В своей смертной жизни Конрад непрестанно об этом мечтал. Что если именно эта женщина была ему суждена?

Рана на руке вдруг засаднила под струями воды. Если то, что этой отметиной на него наложили проклятье, было правдой…

Неужели сама судьба привела его к маленькой призрачной хозяйке Эланкура? Вампир вспомнил, как его пробрала дрожь, когда Николай всего лишь упомянул название её поместья.

А теперь Конрад оказался здесь взаперти. И это, скорее всего, лишь первый шаг на пути к предречённому. Его мечта… её злой рок.

— Тебе нужно держаться от меня подальше, — «Я должен выбраться из этого места». — Ради твоего собственного благополучия.

Наоми нахмурилась.

— Не знаю, вампир, смогу ли я удержаться от искушения, — возразила девушка, но ответить Конрад не успел.

В ванную комнату вошёл Николай, а за ним по пятам Себастьян.

— Что здесь происходит? — поинтересовался старший.

Конрад стремительным движением закрыл Наоми своим телом и оскалился в сторону братьев. Ярость затопила вампира при мысли, что она не одета и находится в одном помещении с другими мужчинами. Клыки сами собой заострились от охватившего его бешенства.

— Уходи. Немедленно, — велел он ей через плечо. Конрад рычал и шипел одновременно.

— Но они не могут меня… — заикнулась Наоми.

— Я сказал немедленно! — рявкнул Конрад, да так, что Наоми невольно зажмурилась, замерцала и исчезла.

Он её напугал. Ему следовало её напугать.

— Что здесь, чёрт побери, происходит, Конрад? — допытывался Николай, держа наготове новый шприц.

«Мне нельзя ещё один укол».

Ему нужно было осмыслить всё то, что только что произошло между ним и этой женщиной. Сжав виски руками, Конрад постарался подавить плещущуюся в нём ярость, заглушить воспоминания, вернувшиеся к нему вместе с гневом. Николай заколебался — ведь это именно он говорил Конраду, что его воспоминаниями можно управлять. И сейчас, прямо у него на глазах Конрад прилагал все усилия, чтобы справиться с ними…

Время шло… «Держи себя в руках», — внушал себе вампир. И он, должно быть, преуспел, потому что Николай, в конце концов, убрал шприц в карман.

— Ты совладал с этим, Конрад, — с гордостью провозгласил Себастьян. — Это первый шаг.

Николай оказался более внимательным.

— С кем это ты здесь разговаривал?

— Просто уйдите и дайте мне одеться, — устало отозвался Конрад, ощущая, как его тело было измотано борьбой с собственным разумом. — Вы не поверите мне, даже если я скажу.

Теперь, когда женщина исчезла, а её волнующий аромат развеялся, Конрада охватили сомнения по поводу произошедшего. Братья не стали давить на него — они, скорее всего, не сомневались, что не поверят ему. После некоторых колебаний они, всё же, вышли дожидаться Конрада снаружи.

Выключив воду, он насухо вытерся и, возможно, впервые за минувшие три сотни лет решил взглянуть на собственное отражение. На щеках давно не бритая щетина, кроваво-красные глаза, волосы пострижены неровно и уже слишком отросли. Даже ему самому его внешний вид показался устрашающим, и это учитывая, что из зеркала на Конрада взирал весьма улучшенный за несколько последних дней его вариант. Вампир выругался. Хотя и в прошлом, будучи ещё смертным, он никогда не уделял своей внешности особого внимания, удостаивая собственное отражение в лучшем случае мимолетным взглядом.

С другой стороны, никогда прежде ему не хотелось ни на кого произвести впечатление.

Конрад натянул джинсы, оставленные для него братьями. Со скованными руками рубашку одеть не получилось, и ему нестерпимо захотелось прибить за это Николая и Себастьяна. Однако на это у вампира совсем не осталось сил.

Впрочем, у него появилась гораздо лучшая идея…

— Что тебя там так взбесило? — спросил Себастьян, едва Конрад переступил порог ванной комнаты.

«Надо заставить их думать, что я исцеляюсь».

— Ничего.

«А я исцеляюсь?»

Конрад решил, что станет делать то, чего братья он него хотят, пока не придумает, как сбежать отсюда.

Себастьян взял в руки бинты и с молчаливым вопросом на лице уставился на Конрада. Поколебавшись мгновение, вампир протянул брату раненную руку.

— Как ты это получил? — поинтересовался Николай, пока Себастьян перевязывал рану.

— Профессиональный риск, — пробормотал Конрад.

Любезность Тарута, древнего и могущественного сонного демона, сотрудничавшего с Капслигой.

Они с Конрадом пытались убить друг друга на протяжении нескольких столетий, но ни один не преуспел. Однако две недели назад Тарут записал на свой счёт весьма значительную победу.

Он отметил Конрада когтями. И, если сплетни о сонных демонах правдивы, то всякий раз, когда Конрад и демон заснут одновременно, Тарут сможет определить местоположение вампира.

Конрад полагал, что слухи о метке были обычными байками, которые демоны распространяли намеренно. Однако рана не заживала.

И это была лишь часть проклятья. Легенда гласила, что Конрад не сможет излечиться, пока либо он, либо демон не будут убиты — или пока самая заветная мечта и самый страшный кошмар Конрада не станут явью.

— Ты потеряешь всё, о чём мечтал, — сказал ему Тарут при их последней стычке.

Конрад подавил озноб. Проклятье, возможно, начинало сбываться. Его мечта… её злой рок.

— Ты выглядишь в тысячу раз лучше после душа, — отметил Себастьян. — И существенно более собран.

Конрад пожал плечами. Это не имело значения. Ведь помимо Тарута за его головой охотилось по меньшей мере полдюжины профессиональных убийц, готовых заполучить его любыми средствами, живым или мёртвым.

Капслига, орден, к которому он когда-то принадлежал, требовала его смерти, потому что само существование вампира, носящего знак ордена на спине, было кощунством. Конрад стал их главной целью, и они объявили охоту на него, спустив с цепи Тарута и других убийц.

Следующими на очереди шли бесчисленные потомки жертв Конрада, жаждущие отомстить мечом за кровь своих предков.

И, наконец, это было лишь вопросом времени, когда его разыщут Ридстром Вуд, сверженный король свирепых яростных демонов, и его наследник Кейдеон, потому что Конрад раздобыл некую информацию, за которую эти двое готовы были убить.

И, хотя ещё по меньшей мере дюжина самых разных демонархий объявила падшего вампира своим врагом номер один, никого из них Конрад не опасался, кроме этих братьев Вуд, как прозвали эту пару.

Любой из тех, кто охотился на вампира, был способен не колеблясь уничтожить всё на пути достижения своей цели. Всех, кто был рядом с ним, могли прикончить в любую минуту, да так, что Конрад и братья и пальцем не успели бы пошевелить ради своей защиты.

— Не надумал попить? — спросил Николай.

— Единственное, что я пью помимо живой крови из вены — это виски, — солгал вампир.

Конраду доводилось пить кровь из пакетов, но сейчас он упорно отказывался. Его жажда усиливалась, однако он не нуждался в столь частом приеме пищи, как многие другие вампиры, и да будет он проклят, если подчинится братьям и в этом.

Мёрдок обозвал его упрямцем, и Конрад этого не отрицал. После того, как они его пленили, заковали в цепи и напичкали лекарствами, вампир не собирался потакать их тщетным планам, особенно теперь, когда он решил убраться отсюда как можно скорее.

Конрад обратил внимание, что ключ от его цепей был у каждого из братьев. Когда призрак вернётся, он заставит её украсть один из них. А потом он сбежит.

Нет ничего проще.

Глава 11

Два проклятых дня! Эта женщина уже два дня не появлялась в его комнате. И всё это время Конрад разрывался между жгучим желанием вырваться на свободу и потребностью выяснить, кем же Наоми для него является.

По ночам приходили братья и продолжали попытки достучаться до Конрада. Однако ему было не до них. Потому что, хотя Конраду и стало существенно лучше, та часть его души, которая должна была тянуться к семье, уже давно была мертва.

К тому же, всеми его мыслями завладела Наоми, и он не мог думать ни о чём другом.

Конрад скрежетал зубами и изо всех сил пытался сохранять спокойствие. Он не мог отправиться на поиски девушки и чувствовал себя в ловушке. Если у него случится очередной приступ ярости, братья, чего доброго, заставят его покинуть Эланкур и заточат где-нибудь в другом месте.

А у Конрада ещё остались тут дела, и покидать поместье было рано. По крайней мере, он не мог этого сделать прежде, чем выяснит наверняка, влияет ли эта девушка каким-то образом на его разум. Конрад по-прежнему страдал приступами неконтролируемой жестокости, однако, мало-помалу его агрессия и ярость становились более управляемыми. Он всё же не сорвался тогда в душе, и этот факт говорил сам за себя.

Может быть, дело вовсе не в Наоми — может, что-то такое таилось в самом этом доме. В конце концов, теперь он трезво мыслил, несмотря на то, что девушки рядом не было.

Нет, это не имело значения. Конрад по-прежнему ощущал её незримое присутствие. Вчера весь день напролёт моросил дождь, и вампир мог поклясться, что чувствовал, как она… грустила. А поздней ночью он то и дело слышал, как Наоми бродила по коридорам дома. До Конрада отчетливо доносился шелест её призрачного платья и вырывавшиеся время от времени тихие вздохи девушки. Он жадно вдыхал воздух каждый раз, когда Наоми проходила мимо его комнаты, и постепенно научился различать даже самый слабый след присущего ей аромата роз.

Конрад звал её, но безуспешно. В ответ на его зов лишь каждый раз врывался в спальню Николай и обеспокоенно допытывался:

— С кем ты разговариваешь?

Конраду уже начинало казаться, что его психическое расстройство просто обрело новую форму.

«Мне нужно её найти. Хочу, чтобы она была здесь».

Вампира снедало любопытство и мучили множество вопросов. Наоми носила украшения — серьги, бархатку, массивный перстень на указательном пальце — но обручального кольца он не заметил. Если все эти драгоценности принадлежали ей, значит, Наоми была богатой, но, очевидно, не замужем. Однако Конрад сомневался, что девушка происходила из состоятельной семьи. Что-то в её манере держаться выдавало в Наоми человека, которому в прошлом было нечего терять.

«Мог ли заработок танцовщицы быть достаточным, чтобы позволить себе этот дом?»

«Чёрт возьми, при её чувственной привлекательности и абсолютном отсутствии комплексов, она запросто могла бы быть куртизанкой и заработать на этом состояние».

Впрочем, кем бы ни была Наоми при жизни, теперь она мертва. Как он мог так страстно возжелать привидение? Неужели он настолько ненормален? На протяжении минувших дней воображение Конрада то и дело рисовало ему обнажённое тело девушки. Вампир не испытывал физического возбуждения, однако безумно этого хотел.

Он действительно был ненормальным. Не просто сумасшедшим, а ненормальным.

Будь у Конрада хоть немного благоразумия, ему следовало подавить эту всё усугублявшуюся одержимость призрачной женщиной и сосредоточиться на собственных проблемах и плане побега.

На него была объявлена охота. И не дело отвлекаться на воспоминания о том, как призрачная девушка выгибалась навстречу его рукам, жаждущим прикосновения к бледной груди.

С наступлением сумерек последние лучи солнца окрасили дельту в туманные цвета. Мох густым занавесом свисал с ветвей кипарисов, растущих вдоль берега. У самой кромки воды сохранился, хотя и значительно покосившийся, причудливый садовый павильон фолли [31] , стилизованный под руины античного здания.

Несколько десятилетий назад эта небольшая бухта у Эланкура была судоходной, но со временем она настолько заросла водорослями и заилилась, что стала больше походить на болото.

Постепенно плавни обжили самые разные водные обитатели, и теперь болота кишели змеями и аллигаторами. Здесь обосновались также норки и нутрии — эти крупные водоплавающие грызуны частенько резвились среди листьев кувшинок, демонстрируя свои жёлтые зубки.

Это было одно из любимых мест Наоми в поместье. Девушка весь день провела на берегу, сидя на корточках у самой воды и наблюдая, как у головастиков отрастали конечности.

Ничего другого, чем можно было бы себя отвлечь, чтобы не тянуло вернуться в комнату вампира, ей так и не пришло в голову.

«Держись от меня подальше», — предупредил он её.

«Bonne idée [32] », — решила Наоми.

Потому что Конрад её по-настоящему привлекал. Узнав о его героическом прошлом, Наоми невольно смягчилась к вампиру. А вид его обнажённого тела привел девушку в трепет, и теперь её неотвратимо влекло к этому мужчине. Их краткое общение показалось Наоми опьяняющим, и ей безумно хотелось повторения. Это было, словно наркотическая зависимость. Даже воспоминания о грозном рычании вампира на прощанье не могли притупить желание Наоми снова видеть его.

И Наоми отчётливо поняла, что это желание день ото дня будет только усиливаться.

Но что же будет, когда Конрад покинет Эланкур? Если этот сумасшедший, но такой сексуальный вампир исчезнет, она снова останется одна в безлюдном доме, обречённая влачить своё бессмысленное существование, от пустоты которого лишь он сумел её отвлечь.

С её общительным характером для Наоми оказалось невыносимо привыкать к одиночеству загробной жизни и бесконечности однообразных унылых дней, нескончаемой чередой сменявших друг друга. Особенно сокрушительно одиночество обрушивалось на неё, когда очередные жильцы поместья съезжали.

А они всегда съезжали рано или поздно.

Конрад Рос не станет исключением.

И эта мысль приводила Наоми в такое уныние, что она поклялась себе держаться от братьев подальше.

«Лучше мне не привыкать к их присутствию в доме», — решила девушка.

И всё же, всё это время, которое она не приближалась к братьям, ей ежеминутно приходилось бороться с самой собой. На это потребовался весь запас силы воли Наоми, однако в итоге к исходу вечера девушка поняла, что исход этой борьбы предрешён. Она проиграет.

Уже скоро луна нальётся и серебристой прорехой разорвет полотно ночного неба. Наоми чувствовала неотвратимое приближение этой ночи и, как всегда в эти дни, ощущала себя невероятно уязвимой.

Сказав Конраду, что она ничего не чувствует, Наоми немного погрешила против истины. Каждый месяц, танцуя в полночь под серебристой луной, Наоми снова и снова испытывала смертельную боль и агонию, пережитые ей в вечер своей гибели.

«Я не хочу быть одна. Только не сегодня ночью…»

В конце концов, едва наступили сумерки, Наоми, словно влекомая невидимыми нитями, направилась к спальне Конрада. У самой двери она на мгновенье заколебалась, но из команты неожиданно послышался голос вампира:

— Призрак, иди ко мне!

«Что ж, наслаждайся общением, только не привыкай к этому», — напомнила она себе.

— Я знаю, что ты там, — его голос звучал утомлённо. — Ты теперь меня боишься?

Наоми, пожалуй, никогда не забудет то ужасающее, агрессивное рычание, которое издал тогда вампир. Оно обещало боль, оно говорило о жестокости, не позволяя забыть, кем он на самом деле являлся. И всё же Наоми его не боялась.

Прикусив губу, Наоми загадала:

«Когда я войду в комнату, он не покажется мне таким красивым, как я думала».

Девушка влетела в спальню сквозь закрытую дверь и тут же впилась взглядом в мужчину. Нет, он был даже более прекрасным, чем она его запомнила.

«Très beau [33] ».

Почему он настолько её привлекал? Наоми всегда предпочитала более зрелых, состоявшихся мужчин, не столь пылких и пламенных, а тех, чей темперамент немного поостыл под грузом прожитых лет.

Конрад же был подобен пылающему огню… Изумительно прекрасный безумец.

— Где, чёрт побери, тебя носило? — рявкнул вампир без предисловий. Его красные глаза голодным взглядом впились в её лицо, прошлись по груди, метнулись вниз по всему телу девушки и обратно. Он разглядывал Наоми точно так, как это делали мужчины при её жизни.

Как она сможет прожить следующие восемьдесят лет без таких вот обжигающих взглядов?

— Ты скучал по мне? — спросила девушка, не обращая внимания на его тон. Наоми хотела казаться беззаботной. Вампир никогда не узнает, сколько сил ей стоило оставаться вдали от него. — Я должна была быть здесь?

— Раньше ты являлась каждый день, — резко отозвался он.

— Ты велел мне держаться подальше, помнишь? И потом, ты наорал на меня, как взбесившийся медведь.

— Взбесившийся медведь? Я не хотел, чтобы мои братья видели тебя раздетой.

— Конрад, они вообще не могли меня видеть.

Вампир сердито нахмурился.

— Я… забыл об этом! По крайней мере, в тот момент. Иногда мне трудно… — он умолк, а затем добавил: — Проклятье, меня ведь тогда только что укололи этой дрянью!

И снова внутри Наоми шевельнулось непрошенное сочувствие к этому мужчине. Она вдруг подумала, что даже не представляет, что нужно было бы сотворить Конраду, чтобы разрушить это необъяснимое влечение, которое она испытывала к вампиру.

— Почему тебя волнует, увидят ли они меня обнажённой?

Конрад отвёл взгляд и пробормотал:

— Хотел бы я сам это знать.

Наоми спрятала улыбку. Вампира, похоже, влекло к ней не менее, чем её к нему.

— Чем ты там на улице занималась? — спросил Конрад, и в его голосе послышался упрёк.

— Откуда ты знаешь, что я выходила из дома?

— Яцелый день тебя не слышал.

Наоми нахмурилась.

— Ты вообще когда-нибудь спишь?

— Нет, если могу, не сплю.

Наоми уже знала, что Конрад спал не больше трёх-четырёх часов в сутки.

— И ты никогда не спишь в одно и то же время. Яне заметила, чтобы у тебя был какой-то режим

— Значит, этого не сможет и никто другой, — обронил он, и прежде чем Наоми попыталась выяснить, что он хотел сказать, вампир сменил тему:

— А теперь расскажи мне, чем ты занималась всё это время?

— Ну, если ты так хочешь знать… Янаблюдала за головастиками. Решила выяснить, как долго у них отрастают ножки. С точностью до минуты.

— Головастики? Зачем тебе это?

— У тебя есть другие предложения, Конрад? Чем ещё мне заниматься?

Вампир не знал, что ответить на это.

— Единственная газета, которую я смогла выудить с подъездной дороги, уже прочитана вдоль и поперёк. В доме нет ненасытных новобрачных, или ищущих приключений подростков, вооружённых баллончиками с краской, так что мне не за кем подглядывать и некого пугать. Однако теперь я здесь, так чего ты хотел?

Конрад дважды открыл и закрыл рот, как будто не знал, с чего начать, но так и не произнёс ни слова

— Ничего? — беззаботно поинтересовалась девушка и помахала рукой. — Ну ладно, всего хорошего…

— Останься! — воскликнул вампир. — Я хочу, чтобы ты осталась.

— Почему? Находишь моё общество более интересным, чем созерцание облупившейся краски на потолке?

Конрад покачал головой.

— Яхочу с тобой поговорить.

Высоко подняв подбородок, Наоми с беспечным видом прошествовала через комнату и уселась в воздухе над кушеткой в проёме окна.

— Возможно, я останусь, если ты согласишься ответить на пару вопросов.

— Каких вопросов?

— Яслучайно подслушала несколько разговоров твоих братьев, но многое, из сказанного ими, мне совершенно не понятно. Ты мог бы кое-что прояснить.

Он как-то устало, коротко кивнул, соглашаясь.

— Что они имеют в виду, говоря о твоих воспоминаниях?

— Если вампир пьёт прямо из вены, он пьёт живую кровь. Живая кровь несёт в себе воспоминания человека о всей его жизни. Таких воспоминаний со временем становится всё больше и больше, пока ты не теряешь над ними контроль. Я уже не могу отличать чужие воспоминания от своих собственных.

— Мёрдок каждую ночь возвращается откуда-то с новой информацией о тебе. Он говорит, что чуть ли не все на свете хотят видеть тебя мёртвым, — продолжила девушка.

— Это правда.

— Он также сказал, что ты, возможно, играл со своими жертвами, прежде чем убить их.

— Яделал только то, за что мне платили.

— Тебе платили за то, чтобы ты разрывал им глотки так, что жертва лишалась головы?

Конрад прищурил глаза.

— Когда пьёшь из источника, помимо воспоминаний жертвы ты получаешь и бульшую часть силы того, кого убиваешь, и даже его магические способности. А гарантированно убить бессмертного можно лишь обезглавив его.

— А женщин и детей ты тоже убивал? И людей?

— Зачем мне это? — недоумение Конрада казалось искренним.

Немного успокоенная его ответом, Наоми продолжила:

— Как ты стал вампиром?

Гнев исказил лицо мужчины.

— Николай решил влить мне в глотку своей заражённой крови, когда я был при смерти.

— Ему не надо было тебя кусать?

— Так бывает только в фильмах, — пояснил Конрад. — На самом деле лишь кровь запускает механизм трансформации, а смерть выступает катализатором этого процесса. Обратиться в существо Ллора можно только так.

— Значит, стать вампиром так легко?

— Легко? Не знаю. Это не всегда работает. И когда не срабатывает, ты просто умираешь.

— Кто обратил твоих братьев?

Кристоф, рождённый вампир, а не обращённый — и о нём я говорить не хочу. Спроси что-то другое.

— Хорошо. А ты всё ещё можешь есть обычную пищу?

— Могу, но для меня это то же самое, как для тебя пить кровь, — лицо Наоми исказилось от отвращения. — Вот именно. Впрочем, я люблю хороший виски.

Наоми тоже когда-то любила виски. В студии у девушки до сих пор был припрятан небольшой его запас.

— А эта ваша телепортация, или перемещение? Как далеко ты можешь переместиться?

— Мы можем пересечь весь мир — не только гостиную дома, населённого привидениями, — ответил вампир, и Наоми поджала губки, состроив ему гримасу. — Но мы можем отправиться только к тем местам, где уже побывали, или если пункт назначения находится в пределах нашей видимости.

— А что такое Воцарение?

— Это феномен в мире Ллора, который происходит каждые пятьсот или около того лет. Зарождаются новые семьи и союзы, и число бессмертных резко возрастает. Между различными фракциями разгораются конфликты, и вспыхивают клановые войны. Многим из бессмертных суждено погибнуть в них.

Эти таинственные мужчины не раз в присутствии Наоми говорили о мире Ллора как об отдельной реальности, в которой существуют различные расы существ, непохожих на людей. Братья упоминали валькирий, ведьм и упырей, а также «благородных эльфов». Наоми слышала про оборотней и духов — и, очевидно, все эти существа жили бок о бок друг с другом.

— А русалки существуют на самом деле? — спросила Наоми.

— Да.

Девушка невольно ахнула, широко распахнув глаза и не в силах скрыть своего волнения.

— А ты видел хоть одну? У них длинные рыбьи хвосты? Покрытые чешуёй? А Несси [34]? Она существует? Она кусается, и вообще, она девочка, или?…

— Сколько тебе было лет, когда ты умерла, призрак? — прервал её Конрад со снисходительным выражением на лице. — Ты так и не успела повзрослеть?

Наоми расправила плечи и выпрямилась.

— Мне было двадцать шесть.

— Как вышло, что ты умерла так рано? — пробормотал вампир, нахмурив брови.

Что ей было на это ответить? Она не смогла бы просто заметить, что была убита, и при этом не вдаваться в детали. Вот только обнажив эти самые детали, она созналась бы в собственном бессилии. Впрочем, то, что Наоми позволила убить себя, и так говорило само за себя. Разве это не было наивысшим проявлением слабости? Лишь тот, кто также стал жертвой чужой злой воли, был способен это понять.

«Этот мужчина поймёт», — прошелестело в мыслях девушки. Он, как никто другой, поймёт боль, которую она испытала.

— Меня убили, — вымолвила Наоми, в конце концов.

— Как?

— У тебя есть какие-то мысли на этот счёт?

— Ревнивая женушка застрелила прелестную любовницу своего неверного муженька?

— Ты считаешь меня прелестной? — Наоми окатило жаром, когда он бросил на неё раздраженный взгляд, говоривший: «Сколько можно повторять одно и то же». — Я бы никогда не увлеклась женатым мужчиной.

— Отвергнутый любовник столкнул тебя в лестничный пролёт? — сделал следующее предположение Конрад.

— Почему ты считаешь, что это было преступление на почве ревности? — поинтересовалась девушка.

— Просто предчувствие.

— Твоё предчувствие тебя не обмануло. Мой бывший жених… вонзил мне нож в сердце, — произнесла Наоми и поёжилась, словно её обдало ледяным ветром. — Это случилось здесь. А когда я очнулась, оказалось, что это место стало ловушкой для меня, и я не могу покинуть пределы поместья. И ничего не чувствую.

Красные глаза вампира… неожиданно смягчились.

— Почему он с тобой так поступил? — спросил Конрад дрогнувшим голосом.

— Не мог смириться с тем, что я его бросила, — Луис всё время твердил ей, что скорее умрёт, чем будет жить без неё, что ни за что на свете не отпустит её. — Он наложил на себя руки сразу после того, как убил меня.

Конрад замер, и лицо вампира исказило бешенство.

— Он тоже здесь?

— Нет. Я не знаю, почему я оказалась здесь, а он нет, но эта единственная вещь, за которую я безмерно благодарна судьбе.

Вампир немного расслабился.

— Когда это случилось?

— 24 августа 1927 года. В тот вечер я устроила вечеринку, чтобы отпраздновать свой переезд в Эланкур. Я только-только закончила реставрацию поместья.

Этот запущенный дом с самого начала запал Наоми в душу. Она с любовью следила за реставрацией каждой маленькой детали, стремясь вернуть поместье и сад к жизни в их первозданной красоте.

Тогда она и представить себе не могла, что этот дом станет её вечным пристанищем…

— Ну, хватит о нём, — сказала Наоми и отмахнулась от воспоминаний о Луисе. Здесь и сейчас она была с Конрадом, и намеревалась наслаждаться каждой секундой их беседы. Ведь это вторая по счёту беседа с тех пор, как она умерла.

— Но почему ты превратилась в привидение? — поинтересовался Конрад.

— Я надеялась, что кто-нибудь из вас сможет мне это объяснить.

— От обитателей Ллора я ничего не слышал о таких, как ты. Привидения — это явление мира людей. Но, как я понимаю, вы редкий вид. До тебя я за всю свою долгую жизнь ни разу не встречал призраков.

— О, — опечалилась Наоми. Она, конечно, не ожидала, что вампир сможет просветить её по поводу всех аспектов загробной жизни приведений, однако надеялась получить хотя бы незначительные сведения.

— А… похоронили тебя в Эланкуре? — спросил неожиданно Конрад.

— Как-то странно отвечать на подобный вопрос, non [35] ? Ну, если не произошла какая-то ужасная ошибка или путаница, то меня похоронили в городе, на старом кладбище, в склепе, в котором хоронили известных представителей французского общества Нового Орлеана, — Наоми вдруг подумалось… что её останки прямо сейчас покоятся где-то в гробу в высоком, подобном башне, склепе, наряду с как минимум тридцатью другими покойниками. — Однако, может быть, расхитители гробниц давно уже выкопали моё тело для ритуалов вуду.

— Как ты можешь шутить на эту тему? — нахмурился вампир.

— Скажи мне, Конрад, что предписывает этикет относительно обсуждения собственного мёртвого тела? Не насмехаться над костями усопшего? Как бестактно с моей стороны!

Мужчина одарил её взглядом, в котором красноречиво читалось, что он никогда не сможет её понять, и даже не станет пытаться.

— А как ты получила этот дом? — спросил он, решив сменить тему.

— Я его купила. Сама, без чьей-либо помощи.

— Но как ты смогла его оплатить? — Конрад с недоверием уставился на девушку.

«Вот, типичная реакция мужчины», — усмехнулась Наоми.

— Заработала, — ответила она, не скрывая гордости. — Я была балериной.

— Балерина. А теперь привидение.

— Военачальник. А теперь вампир, — Наоми фыркнула, подумав, как разительно изменились их судьбы. — Ну и парочка мы с тобой.

Конрад внимательно на неё посмотрел.

— Знаешь, твой смех кажется таким неправильным… неуместным, что ли.

— Почему?

— Я думал, привидения обычно с головой погружаются в скорбь и меланхолию.

— В данный момент я наслаждаюсь нашей беседой, и я счастлива. Чувствовать себя несчастной я могу и потом. Поверь, у меня на это будет уйма времени.

— А ты обычно несчастна?

— Вообще-то, это не в моем характере, но так уж сложилось, что моя настоящая жизнь далека от идеальной.

— Пожалуй, это у нас общее. Наоми, когда вернутся мои братья, я хочу, чтобы ты украла у них ключ от моих цепей.

— Украла? Moi [36] ? Никогда! — задохнулась Наоми.

— Я собственными глазами видел, как ты избавила их от парочки вещей, — возразил Конрад. Она уставилась в потолок, пытаясь взять себя в руки и не выдать смущения. — А зачем ты подложила вместо украденного гальку?

— Видишь ли, одно дело забрать что-либо у живых, и совсем другое — отдать им какую-то вещь взамен. Мне всегда хотелось услышать что-то вроде: «Эй, откуда взялся этот камень?» Это словно вещественное доказательство моего существования, которое меня саму могло бы убедить, что я реальна.

— Но теперь, когда я с тобой разговариваю, ты больше не сомневаешься, что реальна? — Наоми кивнула. — Тогда, полагаю, ты должна быть хоть немного благодарна и могла бы мне помочь. Наоми, я с ума схожу, валясь здесь часами напролёт.

— Ты ведь уже и так сумасшедший.

Конрад сверкнул на неё сердитым взглядом.

— Говорят, привидения не любят, когда нарушают их покой. Добудь мне этот ключ, и дом снова будет в твоём единоличном распоряжении.

— Я не всегда здесь одна, — сообщила девушка. — Время от времени здесь поселяются разные семьи. И, несмотря на то, что там рассказывают про призраков, я люблю, когда в доме есть люди. Даже, если они не видят и не слышат меня, они меня развлекают.

— Как давно здесь жили последние из них?

— Десять лет назад. Одна очаровательная молодая пара.

Супруги польстились на невероятно низкую цену, по которой им удалось заключить сделку и приобрести Эланкур. Тогда они ещё не знали, что этот дом был сценой кровавого преступления — «вселяющая ужас история убийства и самоубийства», как писали в газетах.

Эта пара по мере сил и возможностей усердно реставрировала и модернизировала поместье. После рождения их первенца Наоми часто нянчилась с малышкой, качая колыбель и устраивая представления с летающими по воздуху куклами и игрушками, чтобы отвлечь ребёнка и дать уставшим родителям время на отдых. Но когда кроха начала говорить и принялась требовать, чтобы её невидимый друг поиграл с ней в летающие куклы, родители испугались и съехали.

Это разбило Наоми сердце. И она осталась в одиночестве на долгие десять лет… пока не появились Конрад и его братья.

— Ты никогда никого не выживала отсюда? — удивился Конрад, словно, будь он на её месте, именно так бы и поступал.

— По правде говоря, я становлюсь очень злобным призраком, когда в мой дом приходят вандалы. И я пугаю их так, что они никогда не возвращаются обратно, — сообщила, лучезарно улыбаясь, Наоми.

— Я нанёс твоему дому ущерб существенно больший, чем любой вандал. И, тем не менее, ты не горишь желанием от меня избавиться?

Наоми знала, что если отдаст ему ключ, вампир исчезнет раньше, чем его цепи упадут на пол, и она больше никогда его не увидит.

«Merde [37] », — от этой мысли девушку пронзило острой болью, и она внутренне вся содрогнулась.

— Даже если я смогу заполучить этот ключ, зачем мне отдавать его тебе? Чтобы ты смог претворить в жизнь свои угрозы братьям?

— Потому что, если ты мне его не отдашь, я буду таким же твоим пленником, как и их.

— Почему ты так стремишься избавиться от братьев, Конрад? Они пытаются сделать то, что будет лучше для тебя.

— Ты не знаешь, о чём говоришь.

— Ну, так расскажи мне, почему ты их так люто ненавидишь? Потому что они обратили тебя?

Конрад горько рассмеялся.

— А этого недостаточно?

— Это было так давно, а теперь они так стараются тебе помочь. Они вообще не спят. Когда на другом конце мира ночь, они перемещаются через океан и сражаются там со злыми вампирами, а потом спешат сюда, чтобы заботиться о тебе, чтобы помочь тебе.

— Ты знаешь, что такое ненависть? — спросил он её с непроницаемым лицом.

— Pardon [38] ? Ты говоришь о ненависти к кому-то?

Он кивнул.

— Представь себе того, кого ты ненавидишь сильнее всего на свете.

— Запросто. Это Луис. Мужчина, который меня заколол.

— А теперь представь себе, что ты умерла, а потом воскресла и оказалась привязанной к этому ничтожному ублюдку навечно. Разве ты не возненавидела бы того, кто сделал это с тобой?

«О, Боже, его можно понять».

— Они лишили меня цели в жизни, моих друзей. Они отобрали у меня жизнь, такую, какой я хотел её прожить.

— Ты предпочёл бы умереть?

— Не задумываясь ни на секунду.

Наоми ясно видела теперь, что попытки убедить его в обратном бессмысленны и заранее обречены на провал.

— Я знаю, ты слышала, что за моей головой охотятся все, кому не лень, — продолжил Конрад. — Это лишь вопрос времени, когда они найдут меня в твоём доме. Мне нужен этот ключ, привидение.

— Меня зовут не «привидение», — фыркнула девушка.

— А меня не «dément».

— Touché, dément [39] , — мягко отозвалась она.

— Чёрт возьми! Я же сказал, не называй меня… — разозлился Конрад, но умолк.

В комнате внезапно появился Мёрдок.

Глава 12

— Не называть тебя как? — переспросил Мёрдок, но Конрад лишь пожал плечами. — Знаешь, хоть ты и продолжаешь говорить сам с собой, ты всё равно выглядишь в сто раз лучше, чем раньше.

Мёрдок, казалось, вопреки здравому смыслу совершенно не был удивлён его успехами. Похоже, у братьев был припрятан туз в рукаве. Конрад, прищурившись, впился взглядом в лицо Мёрдока. «Они знают что-то о жажде крови, чего не знаю я», — догадался он.

— Если мне настолько лучше — освободи меня, — предложил вампир.

— Не могу. Твоё состояние ещё может ухудшиться. Да и об этом не может быть и речи, пока ты не начнёшь пить пакетированную кровь и как минимум две недели подряд не проведёшь, не впадая в ярость.

— И я должен всё это время оставаться здесь? — поинтересовался Конрад, сдерживаясь лишь усилием воли.

— Нет, конечно, нет. В конце следующей недели мы возьмём тебя на вечер в честь Воцарения. Ожидается многочисленная публика — представители Ллора со всех концов света. Там будут тысячи женщин — валькирии, сирены, нимфы. Возможно, ты найдёшь свою Невесту среди них. Вероятность очень велика, ведь, говорят, Воцарение уже почти достигло апогея. Мы также хотим встретиться с Никс, валькирией-прорицательницей. Она оказала нам помощь в твоих поисках, и мы надеемся, поможет ещё. Если нам удастся её отыскать, конечно.

Конрад слышал о Никс Всезнающей. Она была могущественной и, по всеобщему мнению, такой же сумасшедшей, как и он. Однако если его разум поглотили чужие воспоминания, то её заполоняли видения будущего.

— С чего ей помогать вам?

То, что Себастьян и Николай были женаты на валькириях, ещё не означало, что остальные их соплеменницы должны были проникнуться лояльностью к вампирам. «Пиявок» ненавидели все обитатели Ллора, причем всех без исключения, включая тех, чьи глаза не были запятнаны убийством.

— Мы, в общем, не уверены, — отметил Мёрдок, — но она может помочь с поисками твоей Невесты.

— А что насчёт твоей Невесты, Мёрдок? Твоё сердце бьётся, и Себастьян и Николай это знают. Тебе этого не скрыть.

Мёрдок встал и направился к окну. Увидев приближающегося мужчину, Наоми взлетела с облюбованной ею кушетки в проёме окна и пристроилась на кровати рядом с Конрадом. Вампир испытал невероятное удовлетворение. Впервые женщина предпочла Мёрдоку общество другого Роса.

— Я поклялся своей Невесте, что никому не расскажу о ней, а Росы держат данное слово, — ответил Мёрдок, запуская руку в волосы на затылке. — Я прошу тебя не поднимать этот вопрос при них.

— Меня это не касается — как и моя Невеста не касается тебя, — отмахнулся Конрад.

— Но мы думаем, что если ты найдёшь свою Невесту, ты сможешь полностью исцелиться.

— Даже если я полностью исцелюсь, я всё равно останусь вампиром.

— Это так, — согласился Мёрдок. — Но ты должен осознать, Конрад, мы должны тебя убедить, что не все вампиры — зло. Не всех представителей нашего рода необходимо истреблять. В противном случае, все наши старания будут напрасны.

— Что подразумевал Николай, когда говорил о контроле над воспоминаниями, о том, что к ним можно обращаться только по собственной воле?

— Ты можешь этому научиться, но сначала твоё состояние должно стать стабильным.

Стабильным. Когда же он в последний раз был стабилен?

— Чем вы меня кололи?

— Успокоительным и мышечными релаксантами, состряпанными ведьмами. Они также подмешали туда кое-какие ингредиенты, благодаря которым ты будешь более восприимчив к воздействию твоей Невесты. Если, конечно, нам удастся помочь тебе её отыскать.

«Сукины дети».

— Да неужели! — разозлился Конрад.

Его взгляд остановился на Наоми, пристроившейся рядом. Она внимательно слушала разговор мужчин, склонив к Конраду голову. Была ли она… его? Не потому ли эта девушка так сильно на него воздействовала? В таком случае, почему она не вдохнула в него жизнь? В особенности, если он должен был быть более восприимчив к ней благодаря инъекциям?

Конрада пробрал озноб. Нет, это невозможно. Ведь она на самом деле неживая.

— Кто именно из ведьм вам помогал? — уточнил Конрад. — Марикета Долгожданная?

— Откуда ты узнал про Ведьму в Зеркале?

Конрад не встречался с Марикетой лично, но знал её по воспоминаниям кого-то из своих жертв.

— Похоже, с ней был знаком кто-то из тех, кого я выпил досуха, — непринуждённо бросил вампир, на что Мёрдок удивлённо вздёрнул брови.

— Мы не могли обратиться за помощью к Марикете. Она женщина Бауэна МакРива, того оборотня, который помог нам пленить тебя. Так уж вышло, но он считает, что тебя следует убить. Тогда в таверне он сказал нам, что если за две недели мы не приведём тебя в нормальное состояние, он лично явится, чтобы тебя уничтожить.

— С какой это стати он решил дать вам время? И почему он вообще вам помогал?

— Недавно Себастьян спас МакРиву жизнь. Кроме того, он уберёг его от судьбы, которая, по мнению Ликана, могла обернуться для него в тысячу раз худшей участью, чем даже смерть.

— Тогда зачем ему всё-таки являться по мою душу?

— Потому что ты — падший вампир. И ты объявился в городе, на его территории — его и его женщины. А когда падшие вампиры подбираются так близко, ликан начинает нервничать. Так что, МакРив, конечно, дружелюбно настроен по отношению к нам, но до определённой степени.

А ведьме оборотня ничего не стоит заглянуть в магический кристалл и отыскать Конрада, где бы он ни был. Что ж, вот и ещё один враг, вознамерившийся уничтожить его.

«В очередь, господа, в очередь!»

Конрад, мы все трое поклялись вернуть тебя с края пропасти, даже если ты будешь сопротивляться и отбиваться руками и ногами. Япрошу тебя, как твой брат прошу, просто… попробуй.

«Как далеко они намерены зайти?» — Конрад тряхнул головой. — «О чём я только думаю? Воображаю, что смогу излечиться?»

Он уже сделал свой выбор, и ему осталось лишь пожинать его плоды.

Даже если и существовал способ его вылечить, у Конрада не хватит времени. Боль пронзила его руку, словно ставя точку в размышлениях вампира о возможном исцелении.

Если слухи о проклятии этой метки были правдивы, то тот факт, что Конрад начал видеть сны о Наоми, мог означать гораздо больше, чем вампир себе представлял.

Ему необходимо было освободиться и устроить охоту на ублюдка, пометившего его руку когтями. Если удастся одержать победу над Тарутом и забрать кровь демона, Конрад станет воистину самым могущественным мужем Ллора. Он станет непобедим.

И тогда он сможет одержать победу над следующими своими противниками — братьями Вуд.

Примерно месяц назад Конрад выпил досуха колдуна, который знал один чрезвычайно важный секрет — о единственной возможности для Ридстрома одолеть узурпатора власти в его наследном королевстве.

И теперь Конрад оказался последним живым существом, располагающим этой информацией. Хотя он понятия не имел, ни что именно она собой представляла, ни где и как искать эти сведения в ворохе воспоминаний, роившихся в его мозгу.

Однако Ридстром был готов убить за то, что хранил в себе разум Конрада. Так же, как и его брат, Кейдеон Создатель Королей, демон-наёмник, чьими усилиями было короновано уже пять правителей, но которому никак не удавалось вернуть корону собственного брата.

— Вы сильно рискуете, решив взять меня с собой на вечеринку, — заметил Конрад.

— Там будет достаточно шумно и людно, так что мы пристроимся где-нибудь в сторонке и понаблюдаем, не вызовет ли какая-нибудь женщина твоего интереса.

Конрад представил себе, как сидит, затаившись, в кустах, наблюдая за вечеринкой и высматривая подходящую женщину. «Ниже я ещё не падал», — подумал вампир и усилием воли заставил себя не смотреть на Наоми.

— Я не желаю, чтобы мне навязывали женщину. Я должен выбрать женщину сам, чтобы хотеть о ней заботиться и защищать её, — рявкнул Конрад.

Однако едва эти слова сорвались с его языка, вампир невольно задумался, что было бы, если бы судьба выбрала для него Наоми?.. Смог бы он отыскать способ быть вместе с ней? Сделать так, чтобы он мог взять её, как мужчина? Ему живо представилось, как он заявляет права на эту девушку. Было бы это хоть отдалённо так же хорошо, как в его снах?..

— Конрад, — Мёрдок щёлкнул пальцами, привлекая внимание брата. Конрад моргнул.

— Что?

— Я сказал, что мы знаем о твоём членстве в Капслиге, и знаем, какие обеты это налагает.

Глаза Конрада широко распахнулись.

— Замол…

— Мы знаем, что ты никогда не был с женщиной.

Глава 13

Демон ярости Кейдеон Вуд скорее согласился бы, чтобы ему вырвали его чёрные когти или отпилили рога, чем идти в этот бар — грязная забегаловка для байкеров с кучкой постоянных посетителей преимущественно из одних демонов.

Однако если бы Кейд не был вынужден вместе со своими людьми сопровождать сегодня Ридстрома, он бы снова отправился следить за ней. А Ридстром и так уже стал слишком подозрительным из-за его постоянных ночных отлучек.

К тому же, здесь у них была назначена деловая встреча с предсказательницей.

— А вот и звезда вечера, — пробормотал Кейд, когда Никс в сопровождении ещё одной валькирии вошла в бар. Братья уже несколько дней разыскивали Никс, и, наконец, один общий друг устроил им эту встречу.

Ридстром обернулся и увидел, как к двум миниатюрным женщинам, вошедшим в бар, тут же начал клеиться демон пафоса. Вот только мускулистый байкер выглядел очень молодым, слишком молодым, чтобы связываться с валькириями намного старше него.

— С дороги, — бросила Никс, не удостоив демона и взглядом.

Когда тот и не подумал сдвинуться с места, её спутница ощутимо напряглась.

— Отвали, — велела она. — Пока цел.

Низко опущенная ковбойская шляпа не позволяла разглядеть её обладательницу. Однако Кейд мог побиться об заклад, что под этой шляпой скрывалось пылающее лицо Реджин Лучезарной. Вспыльчивая валькирия никогда не упускала возможности затеять драку.

— Мою подругу уже несколько недель так и подмывает с кем-нибудь сцепиться, — сообщила Никс. — И она вполне в настроении надрать задницу нескольким дошколятам их же лопатками в их же песочнице. Прислушайтесь к совету — убирайтесь.

— Не-а, красотки, — воспротивился демон с характерным для Кокни [40] девятнадцатого века акцентом. — Сдается мне, что ежели две пригожие штучки навроде вас забрели в такое место, то они не прочь пустить демона к себе промеж ножек.

Никс закатила глаза.

— Только об этом и мечтала! — раздражённо заметила она. — Это я всегда с удовольствием, но с условием — чтобы он и близко не был на тебя похож.

— А вот это совсем нелюбезно, — прорычал демон, преградив Никс дорогу рукой и не позволяя валькирии пройти.

Кейд покачал головой. Придурок не ведал, что творит.

— Нет, — вмешалась Реджин. — Нелюбезно с нашей стороны было бы воткнуть твои кривые рога тебе в задницу.

— Может, нам предупредить парня? — спросил Ридстром.

— Оставь, пусть разберутся с этим задротом, — отозвался Кейд. — Спустят пар немного, зато потом будут в хорошем настроении.

К тому же, это представление могло хоть немного отвлечь его от мыслей о ней.

Одним молниеносным движением Никс схватила преграждающую ей путь руку и ослепительно улыбнулась, обнажив свои маленькие клыки. Глаза демона расширились, когда пришло запоздалое понимание, но валькирия уже сжала ладонь, дробя кости неудачливого ухажёра. Он взвыл так, что у всех остальных в баре сразу отпала всякая охота принять участие в стычке, за исключением одного его сородича, всё же имевшего глупость влезть.

Покрытое шрамами лицо Ридстрома озарила ухмылка.

— Если валькирии поблизости, скучно не бывает.

— Эй, Никс, — выдала Реджин несколько минут спустя, — мой демон визжит, как сучка во время течки, а твой?

— Тоже, как повизгивающая сучка, — непринуждённо ответила Никс. — Сучка без яиц.

Пока Никс забивала левый рог бедолаги в розетку на стене, Реджин развлекалась, награждая второго демона очередной порцией ударов ниже пояса, которыми так славилась. В какой-то момент в запале драки шляпа слетела с головы валькирии, и её сияющее лицо открылось взору окружающих, заставив зрителей инстинктивно отшатнуться.

Несмотря на то, что Никс была значительно старше и поэтому сильнее, жестокий нрав Реджин давно стал притчей во языцех.

— Только не Реджин! — послышалось со всех сторон и тихие проклятья, после чего все в баре притихли.

— Эта сверкающая милочка как-то заставила меня проглотить транзисторный радиоприёмник, — пробормотал один из изрядно выпивших посетителей у стойки бара.

Избитые противники валькирий тут же ретировались, воспользовавшись представившейся возможностью.

Реджин лишь пожала плечами, подняла свою шляпу и, отряхнув её от пыли, ослепительно улыбнулась подруге.

— Ну и задала ты ему жару, Никси!

— А твой дворовый стиль кун-фу был как всегда неподражаем! — отозвалась Никс, заправляя выбившиеся тёмные локоны за свои заострённые ушки.

Как и ожидалось, девушки теперь пребывали в великолепном расположении духа.

Увидев, что шоу закончилось, Ридстром поднялся и направился навстречу дамам, и Кейду ничего не оставалось, как последовать за ним. Демоны пересекли бар широким шагом, и даже самые суровые завсегдатаи сочли за благо убраться с их пути.

— Никс, — поздоровался Ридстром, приблизившись. Валькириям пришлось задрать головы, чтобы взглянуть возвышавшемуся над ними мужчине в лицо.

— Король Ридстром, — приветствовала его Никс с улыбкой. — И твоя неизменная тень и телохранитель, Кейдеон Создатель Королей.

— Не желаете присесть за наш столик? — пригласил Ридстром и повёл Никс к их столу в дальнем конце зала, а Реджин и Кейд последовали за ними.

— Прошу извинить меня за наёмников Кейдеона, — Ридстром кивнул в сторону людей брата, не скрывая своего неодобрения. — Некоторые из них остановились в городе. На какое-то время.

Порой Ридстром мог быть не менее жестоким, чем Кейд и его наёмники, но он никогда не терял хороших манер.

Кейдеон иногда спрашивал себя, откуда только брат сумел набраться всего этого. Сам он не мог похвастаться умением держать себя в обществе.

Никс картинно помахала парням Кейда, не обращая внимания на их хмурые лица. Двое из них показались валькирии знакомыми — дымный демон Рок, беглец, живущий в двух измерениях одновременно и в обоих разыскиваемый с пометкой «Подлежит безжалостному уничтожению», и сидящий в самом углу в темноте Гримслейд.

Грим принадлежал к воинственной расе демонов, обитающих под землёй, и он вырос во тьме и в поистине адских условиях. Поэтому, когда Реджин села рядом с ним, у демона едва не случился сердечный приступ. Валькирия не знала, что Грим питал настоящее отвращение лишь к двум вещам — ко всему блестящему и ко всему прекрасному. А Реджин была и тем и другим одновременно.

— Марикета Долгожданная сказала, что ты хотел со мной поговорить, — сообщила Никс Ридстрому, присаживаясь за стол.

— Да, мне нужен твой совет.

— Мой совет? — она прижала руки к груди. — А не ты ли недавно говорил, что я «сумасшедшая», которая явно «больна на голову»? Хнык-хнык, Ридстром. Хнык-хнык. Я была так раздавлена, что едва не слопала галлон [41] мороженого «Бен энд Джерриз» [42] , только вот незадача — валькирии же не едят.

— Это Бауэн тебе сказал? — прищурился Ридстром.

— Ну, я, вообще-то, Всезнающая!

— Тогда ты также знаешь, что я тогда назвал тебя красавицей, — заметил Ридстром, хотя льстить было совсем не в его правилах.

Кейд, однако, отметил про себя, что Никс на самом деле была симпатичной крошкой. Впрочем, представить себе валькирию, которая была бы нехороша собой, было просто невозможно. Кейд впервые увидел одну из них, когда ему едва исполнилось девять лет, и с тех пор он был пленён красотой воительниц.

Никс поправила причёску и обронила:

— Хотя этой топорной попыткой заигрывания ты лишь констатировал очевидный факт, я всё же прощаю тебя.

Затем она театрально вздохнула и добавила:

— Думаю, теперь ты захочешь со мной переспать, — и, не обращая внимания на бурные протесты ошалевшего Ридстрома, продолжила: — Увы, здоровяк, я не свободна.

— Неправда, ты свободна, — возразила Реджин.

— А вот и нет, — настаивала Никс. — Майк Роу, звезда телешоу «Грязная работёнка» [43] , совсем скоро осознает, что я — любовь его жизни, — она мечтательно вздохнула. — Он даже поручил своим адвокатам связаться со мной, конечно, под предлогом… — Никс изобразила пальцами кавычки, — «запретительного судебного приказа» [44] .

Выдав это, валькирия опять переключила внимание на совершенно ошеломлённого Ридстрома.

— Итак, что касается моего совета… Чего ты хочешь, Ридстром, найти женщину, предназначенную тебе судьбой, или победить узурпатора твоего трона, Оморта Бессмертного? Что ты выберешь? Свою королеву или корону, которую твой брат благополучно потерял?

Кейд стукнул стаканом об липкий стол. Он облажался и прекрасно об этом знал. И ему ежечасно об этом напоминали. Кейд наизнанку выворачивался, чтобы исправить ситуацию — но раз за разом терпел неудачу.

— Мне будут пенять этим до конца моих дней? — огрызнулся он, не в силах от волнения скрыть свой плебейский говор. Обычно у Кейда это лучше получалось.

Он хотел быть похожим на своего старшего брата. На самом деле, очень хотел. Кейд часто представлял себе, как бы это было, если бы его уважали, если бы его ценили за мудрость и справедливость. Однако, по мнению Ридстрома, младший брат был «вспыльчивым, импульсивным и бестолковым».

Люди Кейда зарабатывали деньги, делая работу, за которую не брались даже отъявленные головорезы. Так уж вышло, но в характере Кейда просто-напросто отсутствовали какие-либо моральные барьеры.

Впрочем, и у Ридстрома были свои тайны. И Кейд совершенно случайно был посвящен в некоторые из них. Кое-что могло и невозмутимого Короля Ридстрома напрочь лишить его хвалёного хладнокровия.

— Да, я проверяла. Это будет висеть на тебе всю жизнь, — заявила Никс со всем авторитетом предсказательницы, которая ни разу не ошибалась — по крайней мере, ни разу за последние три тысячи лет.

Остальные демоны усмехнулись, кроме Грима, который окидывал Реджин нервными взглядами и неосознанно царапал когтями стол.

Ридстром открыто обвинял Кейдеона в потере своей короны, а Кейд в свою очередь ни разу не принёс брату извинения. Кейд полагал, что большинство братьев решили бы этот конфликт простым «Прости» и «Всё наладится, не переживай» в ответ. Но не он и его брат. Они спокойно не могли даже идти рядом по улице, чтобы не наброситься друг на друга с кулаками.

И при всём при этом братья Вуд были практически неразлучны на протяжении целых столетий.

— Зачем заставлять меня делать выбор? — спросил Ридстром. — Ты могла бы сказать мне, как получить и то, и другое.

Никс хитро подмигнула демону.

— Тогда это не будет так… забавно? — Валькирия пытливо взглянула на Кейда, а затем выжидающе уставилась на Ридстрома, словно подталкивая его к ответу.

— Я хочу… свою корону.

— Прекрасно, — ответила Никс, и взгляд валькирии гневно потемнел. — Вот ты и спустился по дереву решений до своего листа. Всего четыре слова — и обе ваши судьбы только что изменились коренным образом, — она обернулась к Кейду. — А ты? Что ты готов сделать, чтобы вернуть брату его королевство?

Что угодно, мать его, — процедил он.

Никс вздохнула, словно не одобряла его ответ, но удивлена им не была.

— Ты бы пожертвовал жизнью ради этого?

— Да, — не задумываясь, согласился Кейд. Он и так уже достаточно пожил. Кейду было больше тысячи лет от роду, а жил он одиночкой, не имея никого родного на свете, кроме брата и сестёр.

Умерев, он мог, по крайней мере, искупить свою вину. Если кто-то должен был расстаться с жизнью, чтобы спасти их королевство, так уж лучше он.

— А ты отрёкся бы от женщины, которую предназначила тебе судьба? — спросила валькирия, и демоны за их столом притихли.

Вот этим, в отличие от его жизни, оказалось не так легко пожертвовать. «Ответь на чёртов вопрос»,— встряхнул себя Кейд. Он всё равно не мог быть с ней. Эта женщина была запретным плодом. — «Ридстром сейчас прожжёт во мне дыру. Он знал? Да отвечай же».

— Да, я бы сделал это.

— Прекрасно, — она обернулась к Ридстрому. — Что касается твоей короны… Ты и шайка Кейда уже многие месяцы ищете одного чрезвычайно мерзкого колдуна, который единственный знает, как победить Оморта Бессмертного.

— Мы никому об этом не рассказывали, — удивился Ридстром и, прищурившись, устав и л ся н а в алькир ию.

— Не переживай, я растрезвонила об этом по всей округе, — отмахнулась Никс. Ридстром окинул её сердитым взглядом, и она добавила: — Но здесь есть одна проблема.

— Какая?

— Этот колдун… был убит, — ответила валькирия и поднесла руку к уху. — Ух ты, я прямо слышу, как рухнули твои надежды и разбились вдребезги.

— Как? — выдавил Кейдеон, проводя рукой по лицу.

— Его выпил досуха один красноглазый вампир.

Кейд и Ридстром заметно напряглись.

— Этот кровопийца… он ещё жив? — Кейд подался вперёд, уже представляя себе, как станет пытать вампира, чтобы добыть украденные у колдуна воспоминания. Братья Вуд вампиров не жаловали.

— О, да, — ответила Никс. — И я даже знаю, где он.

Ридстром королевским движением руки подал ей знак продолжать. Никс замерла.

Кейд уткнулся в стакан и отхлебнул большой глоток. «Мать твою, Ридтром, ты только что всё испортил»,— только и успел подумать демон.

Ты смеешь мной помыкать? — глаза Никс сверкнули серебром от злости. — Будто я твоя придворная гадалка, или того хуже, ученица у этой гадалки на побегушках? — она понизила голос. — Я в два раза старше тебя, и двое из моих троих родителей — боги.

Ридстром, должно быть, уже понял, что сделал глупость, но не уступал.

— Никс… — настойчиво повторил демон, медленно и предостерегающе.

— Ох, Ридстром, — валькирия застенчиво улыбнулась ему и почесала, как котенка, под подбородком, — у этой сумасшедшей такая каша в голове, что она совсем забыла, куда подевала пиявку! — сообщила она и поднялась, делая вид, что уходит. — Бывай! Ночь коротка, а нам с Реджин нужно успеть ещё кое-кому сегодня надрать задницу.

— Никс, останься. Я уйду. Ты можешь поговорить с Кейдом, — взмолился Ридстром, очевидно, полагая, что Кейду больше повезёт в общении с ней.

Как правило, Кейдеону удавалось ладить с женщинами значительно лучше, чем его брату. За исключением того единственного случая, когда он первый и последний раз говорил со своей суженой. И Ридстром не уставал с удовольствием напоминать ему, какой «идиотский вздор он тогда нёс».

Кейд признавал, что оказался в тот раз не на высоте, но «идиотский вздор»? Чёрта с два!

Ридстром тем временем велел всем отойти к барной стойке, и демоны тут же подчинились. Все, кроме Рока, который, грязно выругавшись, исчез, бросив напоследок лишь:

— Меня опять призывают.

«Твою ж так, и кто теперь меня подвезёт?» — подумал Кейдеон. Ни он, ни Ридстром больше не могли телепортироваться. Они потеряли эту способность после неудачной попытки свергнуть Оморта — тот околдовал обоих, лишив возможности перемещаться в пространстве.

«Я верну Ридстрому его чёртову корону, даже если это, мать его, убьёт меня…»

Когда они остались наедине с валькирией, Никс спросила:

— Ты придёшь на собрание в эти выходные?

Кейдеон кивнул.

— Как там союз, складывается? — поинтересовался демон. Он слышал, что Никс активно прилагала руку ко всем событиями этого Воцарения. А раз Никс принимала в этом столь живое участие, это могло означать лишь одно — у нынешнего Воцарения ожидался аппокалиптический размах. В противном случае Никс Всезнающая предпочла бы заняться любимым занятием валькирий — пройтись по магазинам.

— Пока что на нашей стороне Ликаны, Обуздавшие жажду, Фурии, Духи, благородные эльфы, несметное число демонархий, Дом Ведьм, возможно ЦРУ и даже один колумбийский наркобарон. Нимфы заняли выжидающую позицию и сохраняют нейтралитет.

Реджин открыла, было, рот, но Никс оборвала её, не дав произнести и слова:

— С ним было проще всего, Реджи.

Лучезарная валькирия пожала плечами и снова принялась наблюдать за соревнованием по армрестлингу в другом конце бара.

— Может, ты всё же хочешь мне что-нибудь сказать про этого кровопийцу? — поинтересовался Кейдеон у Никс между делом, стараясь придать своему голосу непринуждённый тон.

— Я не знаю, сможете ли вы с ним совладать, — ответила Никс. — Он несказанно могуч.

Кейд заскрежетал зубами.

— Хотел бы я, чтобы ты видела, как я разделался со своим последним врагом. А это было, как два пальца об асфальт.

Никс воззрилась на потолок, а когда вновь взглянула на демона, в её глазах светилось удивление.

— Очень мило. Но я не рассмотрела, что ты сделал с его позвоночником.

Она могла заглядывать и в прошлое? Ходили такие слухи…

— Я заставил его ползти за ним, перед тем как отсечь ему голову, — ответил Кейд и нахмурился. — А ты что делаешь, когда вырываешь кому-то хребет?

— То же самое. Это же классика, её нельзя переписать. Кстати, насчёт бесхребетности — как идут дела с твоей дамой сердца, Кейд?

Кейдеон изучающе уставился на валькирию поверх своего бокала. «Никс видит меня насквозь. Она знает, что я чувствую. Она знает». Кейд славился своей жестокостью, он был наёмником, одно имя которого вселяло страх. Однако иногда он хотел свою женщину так отчаянно, что его буквально выворачивало наизнанку. Вот только она была слишком молода и слишком человечна — и то и другое единственные две вещи недостижимые и запретные для демона.

Человеческая женщина не переживёт, если демон заявит на неё права в своём истинном демоническом обличье.

Кейд больше не мог отрицать, что она была его, и другие женщины абсолютно перестали его интересовать. Каждый раз, когда он смотрел на неё из темноты, его уверенность росла.

Он задумался, знала ли Никс о фотографии, которую он хранил рядом со своей кроватью, и в ту же секунду Никс понимающе улыбнулась ему. Кейдеон выругался.

— Всезнающая, Кейд, — тихо произнесла она.

Кейд пожал плечами, в очередной раз пытаясь придать себе безразличный вид.

— Так ты расскажешь мне о вампире, или нет, милая? Ни тебе, ни мне на самом деле не хочется здесь торчать.

— Я расскажу тебе, — ответила Никс, не сводя восхищённого взгляда с его рогов. — Только если ты дашь мне облизать твои каменно-твёрдые рога…

— Никс! — внимание Реджин вернулось к их разговору.

— Кто это сказал? — воскликнула Никс, недоумённо распахнув глаза. — Я этого не говорила! Ох, ну ладно, вампира зовут Конрад Рос. Но с ним надо быть начеку. Он в одиночку одолел мага-некроманта Ботропа Живого Мертвеца.

— Это был Рос? — Кейду доводилось слышать об этом наёмном убийце. И Кейдеон вынужден был признать, что кровопийца делал свою работу хорошо. У его убийств был неповторимый, ужасающий почерк. А в их деле это было очень важно. — Где он?

— Чтобы его найти, вам нужно следовать за тем, кто преследует вампира во сне.

— Я не говорю по-предсказательски, — ответил Кейд, но Никс не стала ничего объяснять. — Это всё, что ты можешь мне сказать?

— Хочешь знать больше? — Никс выгнула брови. — Тогда ты должен был позволить мне лизнуть твои рога.

Глава 14

Когда Конрад, стиснув челюсти, медленно закрыл глаза, Наоми поняла, что он не собирается опровергать слова брата.

«Никогда не был с женщиной?» — девушка даже рот приоткрыла от изумления. Наоми и до этого невероятно влекло к Конраду, но теперь в её глазах он стал просто неотразим. Этот мужчина, с его потрясающим, словно созданным, чтобы дарить удовольствие женщине, телом — оказался девственником.

О! Вот только это разоблачение создало проблему. С его-то гордостью и скрытностью, Конрад теперь откровенно сгорал от стыда и не находил покоя в удерживающих его цепях. Жилы вздулись на напряженных руках, которые он, должно быть, с неистовой силой сжимал за спиной в кулаки. Для Конрада, конечно же, было унизительным то, что Наоми оказалась посвящена в его тайну.

Гордость вампира получила чувствительный удар. Наоми знала мужчин, и она знала, что любое проявление слабости перед женщиной, которую они находили привлекательной, уязвляло их самым сокрушительным образом.

У девушки сердце разрывалось от сочувствия к нему.

Мёрдок непонимающе нахмурился при виде реакции Конрада.

— Просто вообрази, если ты найдёшь свою Невесту на вечеринке, не далее как через неделю ты сможешь уложить её в постель. Неужели тебе даже не интересно, каково это?

— Уйди, — велел Конрад голосом, полным ярости.

— За океаном ситуация накаляется, так что никто из нас не сможет вернуться раньше, чем завтра к вечеру. Не хочешь попить, прежде чем я уйду?

— Вон с глаз моих, — прорычал вампир, изо всех сил натягивая цепи. Мышцы на шее мужчины напряглись до предела, и Конрад принялся раскачиваться из стороны в сторону на кровати. Наручники с такой силой врезались в его запястья, что на простынях уже алели пятна крови.

— Конрад, успокойся, — Мёрдок встал. — Я ухожу.

Когда Мёрдок исчез, Наоми собралась с духом и пристроилась ещё ближе под боком Конрада.

— Ты, кажется, смущён, но, право, не стоит, — начала она, стараясь говорить как можно более непринуждённо. — Et alors. Ce n’est pas grand-chose [45] . Подумаешь, большое дело…

— Уходи.

— Конрад, кажется, твой брат искренне полагает, что ты в самом скором времени сможешь найти свою Невесту и уложить её в постель. Однако я думаю, что он упускает один чрезвычайно важный момент — надо, чтобы и она захотела тебя. Я могла бы рассказать тебе обо всём, что нравится женщинам. Я могла бы научить тебя, как соблазнить её.

Её слова лишь со всей очевидностью ещё больше взбесили его, и девушка поторопилась добавить:

— Послушай, это твоя комната, и я уважаю твоё право на уединение, но, может быть, этой ночью я могла бы просто посидеть здесь с тобой? Я не скажу ни слова. Я просто не хочу оставаться одна…

Наоми уже успела заметить, что когда Конрад был разъярён, его клыки становились острее — и сейчас они выглядели именно такими.

— Что ж, ты прекрасно знаешь, чего я хочу, — тихим, неестественно ровным тоном начал он. — Так что, будь хорошей девочкой и пообещай мне, — прорычал вампир и сорвался на крик, — что добудешь этот чёртов ключ!

— Ты сказал, что хочешь убить своих братьев. Ты сказал, что просто жаждешь сделать это.

— И что с того?

Она раздражённо фыркнула.

— А то, что если я освобожу тебя, ты можешь просто устроить им тут засаду и напасть на них. Тогда я стану соучастницей убийства.

У Конрада было такое выражение лица, будто он хотел её удушить и, представься ему такая возможность, он сделал бы это с превеликим удовольствием.

— Я не стану делать это здесь, — пообещал он сквозь зубы.

Наоми покачала головой.

— А я не собираюсь это даже обсуждать, пока ты не поклянёшься, что не причинишь им вреда.

— Да тебе-то какое дело?

— Я чувствую себя так, будто знаю их. И считаю их достойными мужчинами, — ответила Наоми. — Они не заслуживают смерти, и уж тем более, за попытку тебе помочь.

— Клянусь, если ты не добудешь мне ключ, я сожгу эту прогнившую развалюху, которая тебе так дорога!

— Почему ты говоришь такие вещи? — воскликнула Наоми.

— Потому что я слов на ветер не бросаю. А теперь убирайся! И не возвращайся без ключа!

— Это мой дом, и ты не можешь выгнать меня отсюда!

— Ну, конечно! Ты не хочешь остаться одна. Полагаю, твой удел — таскаться повсюду за живыми, как жалкая собачонка.

— С-собачонка? — Наоми не могла поверить своим ушам, неужели он на самом деле посмел её так обозвать?

— Именно. Ты же из шкуры вон лезешь, вымаливая крохи внимания к себе. Выкидываешь эти свои трюки, раздеваешься, как стриптизёрша.

Девушка задохнулась от возмущения, борясь с желанием освежить в памяти вампира его знакомство с потолком.

— Беги-беги, привиденьишко! Или тех объедков, что я швырнул тебе, недостаточно? Послав ему испепеляющий взгляд, Наоми круто развернулась и исчезла из комнаты. Да будь он проклят, но она не желала оставаться одна. Только не сегодня!

Почему мужчины всегда так злятся при малейшем проявлении собственной уязвимости? Почему им так сложно позволить себе ослабить броню? Её совсем не трогало то, что Конрад был девственником. Ну, неправда, конечно, трогало, однако она определённо не реагировала на это так, как он думал.

«Что если я просто вернусь и скажу ему, что испытываю к нему влечение — и то, что я узнала о нём, нисколько не уменьшает этого чувства?» — подумала девушка.

Но зачем? Чтобы он снова принялся на неё орать и всячески оскорблять? Неужели она относилась к тому типу женщин, которые готовы терпеть унижения, лишь бы не оставаться в одиночестве?

Да ни за что!

«Что же теперь делать? Куда идти?»— обречённо размышляла Наоми. Жестокие слова Конрада эхом раздавались в ушах в то время, как она уныло бродила по коридорам дома.

В конце недели все братья собирались выбраться на вечеринку… ей же, как и прежде, придётся остаться здесь. Наоми любила ходить на вечеринки и обожала наряжаться для выхода в свет Всё, что было связано со светской жизнью, приводило девушку в восторг.

Наоми вспомнила, как весело когда-то проводила время — как танцевала вокруг костра на пляжных вечеринках на берегу залива, как плавала на яхте по Миссисипи и отмечала Марди Гра с такими же, как она, артистами и людьми искусства, весёлыми и жаждущими наслаждений bons vivants [46] .

Однажды на Четвертое июля [47] она плескалась в фонтане на площади Джеке он-сквер [48] . А потом целовалась с незнакомцем в озарявших небо отблесках разноцветных фейерверков. Она помнила привкус абсента на губах мужчины и чувственные звуки джазовой музыки, наполнявшей ту ночь.

«Когда-то я шла по жизни с высоко поднятой головой, и вся моя жизнь была сплошным праздником»,— вздохнула Наоми. Но не теперь. Сейчас она не чуралась вымаливать для себя крохи внимания, как самая что ни на есть настоящая «жалкая собачонка».

Донёсшийся снизу голос немного развеял мрачные мысли Наоми. Оказалось, что Мёрдок ещё не ушёл. Наоми телепортировалась к нему и обнаружила вампира сжимающим трубку сотового телефона. Пока Мёрдок набирал какой-то номер, девушка решила проверить, не завалялась ли в его карманах ещё пар очка-другая таких же прелестных гребней для волос, как тот, что она обнаружила в прошлый раз.

— Возьми трубку, Дани, — пробормотал мужчина. Когда стало ясно, что Дани не ответит, он с грохотом ударил по стене кулаком.

«Да сколько можно?» — возмутилась Наоми. —«Пусть только ещё хоть один Рос попробует дырявить мои стены…»

Мёрдок был настолько поглощён своими мыслями, что при всём желании не смог бы заметить, как девушка забралась к нему в карман и…

Выудила оттуда ключ.

Несколько часов подряд Конрад порывался позвать Наоми обратно. Он всё не мог выбросить из головы выражение её лица перед тем, как она ушла — смесь страха и обречённости, словно у приговорённой к виселице. В глазах девушки было столько печали — даже не верилось, что это те самые глаза, которые ещё недавно сияли восторгом и радостным возбуждением, когда она расспрашивала его о русалках и обо всём остальном, что ей не терпелось узнать.

В том, что она подслушала постыдный секрет Конрада, не было её вины. Однако он обошёлся с ней так, словно она была в чём-то виновата. Потому что его тошнило от собственного бессилия и импотенции. Ему опротивела такая жизнь. Рос уже почти решился наступить на горло собственной гордости и позвать Наоми, когда почуял запах зажжённых свечей и ощутил… какую-то энергию?

У Конрада волосы зашевелились на затылке. Что-то происходило, что-то, о чём Наоми знала, и что подстерегало её. Вампир вспомнил, как она была напугана. Всё, чего девушка хотела, это остаться сегодня рядом с ним. Чего она боялась?

А он безжалостно отослал её восвояси. Неожиданно Конрада охватила необъяснимая паника. Чувства, затопившие вампира, потрясли его и совершенно сбили с толку. Конрад весь покрылся испариной от напряжения. В голове пульсировала лишь одна мысль:

«Наоми не должна бояться. Никогда».

Пока в его теле есть ещё силы, он этого не допустит.

Внезапно Конрад услышал доносящуюся с нижнего этажа музыку. Зрачки вампира расширились и он прислушался. Что-то было не так. Совершенно точно не так. Он лихорадочно забился в цепях, раскачиваясь взад и вперёд, пытаясь вырваться из удерживающих его оков. В конце концов, навалившись всем телом на одну руку, он принялся тянуть изо всех сил, пока… с отвратительным щёлкающим звуком не вывихнул себе плечо.

Это позволило ему протянуть скреплённые цепью руки через ноги и отсоединить свои оковы от кровати. Конрад встал и с силой ударил плечом о дверной проём, чтобы вставить сустав на место, а затем опрометью устремился вниз. Вампир пытался следовать за ароматом роз и оказался в бальном зале.

Эта часть дома сильно обветшала под воздействием времени — и немало пострадала от рук самого Конрада. Однако сейчас всё здесь выглядело так, как, должно быть, было восемьдесят лет назад. Мраморные полы казались невредимыми и мерцали, отражая свет не менее тысячи свечей. Зал украшала дорогая мебель, накрахмаленные скатерти красовались на столах, и повсюду стояли вазы со свежесрезанными розами. И, словно сама по себе, лилась откуда-то та самая мистическая музыка, которая привлекла внимание Конрада.

Невероятная, сюрреалистическая картина. Всё, что он видел перед собой, смахивало на галлюцинацию в чистом виде. Только Конрад не верил, что это была галлюцинация. А потом он увидел, как Наоми, словно в трансе, вошла в комнату.

— Наоми? — позвал Конрад, но она, не ответив, начала танцевать.

Девушка взмахнула ногой и принялась медленно вращаться вокруг собственной оси, каким-то невероятным образом удерживая высоко поднятую голову, распрямлённые плечи и руки в неподвижном состоянии. Затем скорость её вращений возросла, и Наоми принялась вскидывать руки выверенными, чёткими, но удивительно плавными движениями, создававшими ощущение струящихся переливов шёлка, словно руки были напрочь лишены костей.

— Tantsija, — ошеломлённо пробормотал вампир.

Даже он смог узнать в её танце некоторые элементы, характерные для классического балета, однако Наоми удавалось наполнить эти движения особой чувственностью. Что-то в том, как она двигалась, наводило на мысли… что этот танец был немного более волнующим, чем ему следовало, что она танцевала так, словно хотела соблазнить мужчину.

«И у неё это получается», — подумал Кон, наблюдая за девушкой.

Кружась в танце, под определённым углом Наоми выглядела полупрозрачной, тем не менее, Конраду казалось, что он никогда прежде не видел ничего более прекрасного. Кожа девушки мерцала, её бледные губы чувственно изогнулись. Дымчатые тени вокруг глаз лишь подчёркивали их синеву и делали линию скул ещё более утончённой.

Лицо Наоми светилось от удовольствия и какой-то безрассудной радости. Конрад успокоился, наблюдая, как она танцует, и его волнение улеглось. Зрелище настолько заворожило вампира, что чужие воспоминания впервые за много столетий полностью отступили, не в силах пробиться на поверхность его сознания. Они постепенно затихали у него в голове с каждой секундой, пока не исчезли окончательно.

Мёртвая танцовщица с озарённым радостью лицом наполнила его… надеждой. У Роса появилось ощущение ожидания чего-то большего от их отношений — он хотел смотреть, как она танцует, ему хотелось говорить с ней обо всём на свете.

Конрад уже смирился с тем, что, возможно, скоро умрёт, и он верил в то, что заслуживает смерти. Он был вампиром, существом, которое Конрада учили ненавидеть на протяжении всей его жизни.

Сейчас же… он понял, что не готов умереть.

«Я, наверное, не смогу отказаться от возможности быть с ней рядом», — подумал Конрад, продолжая наблюдать за девушкой. Зрачки вампира сузились, когда пришло осознание. — «Я… хочу эту танцовщицу».

Ещё тогда в душе ему пришлось признать, что эта девушка каким-то особым образом воздействовала на него. Этим вечером его подозрения, что именно она была его Невестой, лишь укрепились. А теперь Конрад больше не мог отрицать очевидное. Она не вдохнула в него жизнь, должно быть, лишь потому, что формально сама не была живой.

«Наоми — моя!»

Обладать такой женщиной…

Мог ли он отказаться от своих планов мести за возможность быть с ней? Мог ли поверить, что ему не обязательно умирать?

Наоми тем временем без видимых усилий кружилась на носочках, заставляя развеваться свою чёрную юбку и длинные волосы. Девушка была так прекрасна, что у Конрада всё сжалось в груди при взгляде на неё.

Да, понял Рос, ради неё он мог.

«Она моя. И я добьюсь того, чтобы мы были вместе», — решил вампир. И хотя для этого существовали определённые препятствия, Конрада это не смущало. Вампир достиг непревзойдённого мастерства в вопросах устранения того, что стояло между ним и тем, чего он желал.

Тем временем темп движений девушки ускорился. Она вращалась всё быстрее и быстрее. Что-то не так, почувствовал Конрад. За окнами засверкали молнии, прорезая небо, освещённое почти полной луной. Ветер застонал в ветвях деревьев, обрывая с них листья. Комната прямо на глазах начала изменяться, ветшая и разрушаясь. Музыка резко оборвалась, и розовые лепестки рассыпались, устилая полы.

Конрад бросился к Наоми, неспособный телепортироваться из-за цепей, в то время как её движения сделались ещё более быстрыми.

— Наоми? — позвал вампир.

Воздух вокруг сгущался. Выражение лица девушки постепенно менялось от мечтательно-обольстительного к искажённому ужасом.

— Наоми, прекрати! — закричал Конрад, добравшись до неё, наконец.

Она даже не взглянула на него, и казалось, просто не могла это сделать. Глаза девушки остекленели, дыхание стало прерывистым. Когда Конрад попытался остановить её, Наоми беспрепятственно скользнула прямо сквозь него, заставляя вампира содрогнуться от окатившей его волны электрических разрядов.

Все инстинкты Роса всколыхнулись внутри него. Он должен был её защищать. Он должен был позаботиться о её безопасности… удержать возле себя.

Но у него не получалось. Конрад заревел от отчаянья, когда Наоми прошла сквозь него в очередной раз.

«Как долго она сможет удерживать этот темп?» — думал он, беспомощно наблюдая, как девушка кружится всё быстрее и быстрее, удаляясь от него всё дальше и дальше, пока… не исчезла, как и не бывало.

Конрад медленно обернулся кругом, оглядев весь зал, и не обнаружил и следа её присутствия.

— Наоми! — закричал мужчина и услышал то, чего не хотел слышать и не хотел задумываться, что должны были означать эти звуки — скрежет лезвия, с хлюпающим звуком входящего в тело и задевающего кость, крик Наоми — и потом оглушающая тишина.

Внезапно кровь растеклась по полу у него под ногами, заливая розовые лепестки.

А затем всё исчезло.

Глава 15

Конрад всё видел. Каким-то образом вампиру удалось освободиться.

Когда он бросился разыскивать её по всему дому, непрестанно выкрикивая имя Наоми, она сбежала из студии и укрылась в своём любимом павильоне у реки.

Наоми хотела остаться там на ночь, подальше от бального зала и всего, только что пережитого. Стрекот сверчков и уханье сов действовали на девушку успокаивающе, а прохладный бриз приятно освежал. Наоми не ощущала его ласковых прикосновений, но слышала, как величественно шелестели над её головой кипарисы, в ветвях которых резвился ветер. Девушка уже почти погрузилась в свой сон-мечтания, когда вампир нашёл её.

Конрад остановился, как вкопанный, и на мгновенье смежил веки.

— Что тебе нужно? — пробормотала Наоми.

Рос обошёл вокруг торчащих корней кипариса и присел на корточки рядом с ней.

— Ты ранена? — спросил вампир, оглядывая Наоми с ног до головы.

И, как не ненавистно ей было это признавать, его присутствие подействовало на неё ободряюще.

— Не говори глупостей, вампир. Ничто не может меня ранить, — отмахнулась Наоми, хотя её сущность на самом деле была чрезвычайно истощена. Так происходило каждый раз. Очень непросто переживать эту боль и потрясение снова и снова. Удар ножом прямо в сердце не самый приятный жизненный опыт.

Особенно, когда клинок в ране провернули… Наоми пробила дрожь при воспоминании.

«Как долго я смогу ещё всё это выносить?»

— Что, чёрт возьми, это было там такое? — спросил Конрад. Наоми лишь пожала плечами. — Ты сейчас даже бледнее, чем обычно. И блёклая.

— И сколько ещё я должна выслушивать твои оскорбления, Конрад? Чтобы ты знал, я не из тех женщин, которые станут безмолвно терпеть презрение к себе, — неужели звучит так, будто она хочет убедить в этом саму себя? — Я не желаю с тобой сейчас разговаривать.

— Я не хотел тебя обидеть, — мягко ответил Конрад. Вампир не мог отвести от неё глаз, будто боялся, что Наоми снова исчезнет, если он сделает это.

— Недавно ты не хотел, чтобы я была рядом. Может быть, теперь я не желаю твоего присутствия.

— Мне кажется… Мне кажется, это неправда, — возразил Рос, внимательно всмотревшись в лицо Наоми.

— Не слишком ли ты о себе возомнил? Le dément решил продемонстрировать нам свою очередную личность — «Конрад-нахал»? — Наоми совсем не по душе было то, что он не ошибся, и особенно то, что он знал, что прав. Может быть, она действительно была настолько жалкой, какой он её считал? — Как ты смог освободиться?

— Вывихнул себе плечо, — ответил Конрад безразличным тоном, словно этот факт не стоил и упоминания.

— Naturellement [49] , — отозвалась Наоми, приподняв бровь. Этот мужчина ни перед чем не остановится.

— Давай вернёмся в дом.

— Неужели ты хочешь снова впустить собачонку? А я даже не успела поскрестись в дверь чёрного хода. Какое тебе вообще дело до того, что со мной происходит?

— Я… не важно. Просто пойдём со мной. — Наоми видела, что он уже готов был схватить её за руку и затащить обратно. — Почти светает.

— Хм, — девушка постучала пальчиком по подбородку, — как я могла предположить, что тебя волнует что-то ещё, кроме большого оранжевого шара, который вот-вот взойдёт над горизонтом?

— Если ты не вернёшься в дом, мне не останется ничего другого, как дожидаться рассвета с тобой, — возразил вампир.

— А как же солнце? Ты сошёл с ума? А, ну, да… Но ты же не совсем идиот?

— Расскажи мне, что произошло с тобой сегодня ночью, или пойдём со мной. Выбирай, одно из двух.

— Allez au diable [50] !

— Тогда я остаюсь здесь, — сообщил Конрад и с нарочито упрямой миной опустился на землю рядом с Наоми.

— В таком случае уйду я.

— И куда же? — поинтересовался вампир. — Разве не сюда ты обычно отправляешься, когда не хочешь меня видеть?

— Нет. Я пришла сюда, чтобы не слышать, как ты орёшь на весь Эланкур! — огрызнулась Наоми, окончательно потеряв терпение. — Ладно. Я не знаю, почему это происходит. Каждый месяц всегда в одно и то же время я танцую. И я не владею собой, не могу остановиться. А когда кажется, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди, и я дохожу до полного изнеможения, в моё сердце вонзается кинжал. И так повторяется из месяца в месяц.

— Но ты говорила, что ты здесь одна.

— Так и есть. Я не вижу Луиса. Не вижу нож. Я только… чувствую всё это.

— Мне доводилось слышать, что призраки порой заново переживают мгновения своей гибели.

— Ну что же, теперь, когда я знаю, что это происходит не только со мной, мне стало гораздо легче. Так что ты можешь идти. Adieu [51] .

Если раньше Наоми казалась беззаботной и чрезвычайно уверенной в себе, то теперь девушка выглядела глубоко потрясённой и взволнованной, как раненый зверёк, забившийся в угол, чтобы зализать раны.

Впрочем, Конрад действительно верил в то, что Наоми хотела, чтобы он был рядом — даже если и была на него рассержена. Конечно же, она по-прежнему злилась на него за всё, что он ей наговорил. Кроме того, она расстроилась, что Конрад видел её леденящий душу танец. Наверное, это свойственно всем женщинам — стоит им выдать какую-то из своих слабостей, они тут же выпускают коготки, защищаясь.

— Пойдём со мной, Наоми, — попросил он ещё раз.

Изящная рука девушки накрыла её лоб. Наоми выглядела измождённой, её образ мерцал, а утомлённый взгляд утратил сияние и потускнел. Вероятно, все те изменения в бальном зале, мистическая музыка и полтергейст, который творился там совсем недавно — всё это питалось за счёт энергии Наоми, вытягивая силы из её естества.

— Зачем? — уронила девушка.

Потому что она должна быть рядом с ним. Потому что то зрелище, которому он стал свидетелем, что-то сотворило с ним. Он изменился. Конрад не просто был убеждён, что Наоми его женщина. То, что он испытывал к этой девушке, оказалось чем-то большим, чем простая решимость что-то предпринять, чтобы защитить её.

Это было нечто большее. Какое-то незнакомое чувство поселилось у вампира в груди и теперь беспокойно ворочалось, словно пытаясь отвоевать для себя побольше места.

— Почему нет? — ответил мужчина, скрывая истинную бурю эмоций, бурлившую в нём.

Несмотря на очевидную усталость, Наоми туг же вскинулась.

— Ты меня жалеешь. Но тебе не нужно со мной нянчиться. Будь покоен, я и без тебя справлялась раньше.

Я знаю, — на протяжении восьмидесяти лет этой хрупкой девушке приходилось из месяца в месяц переживать свою смерть в полном одиночестве. «Никогда больше»,— решил вампир. — Однако ты пойдёшь в дом, потому что в противном случае я обращусь в пепел прямо у тебя на глазах. Видишь ли, tantsija, я могу быть таким же упрямым, как и ты.

— Что означает это слово?

— Это значит «танцовщица».

Первые лучи солнца уже начали подбираться к ним. Наоми поджала губы и согласилась.

— Ну, хорошо.

Она вспорхнула и направилась в сторону дома в сопровождении Конрада. И хотя всю дорогу Наоми недовольно ворчала, Конрад всё же уговорил девушку пойти с ним в его комнату. Вероятно, она просто слишком устала, чтобы возражать. Войдя в спальню, она тут же устремилась к кровати и свернулась клубочком, зависнув в воздухе в нескольких сантиметрах над матрацем.

Кон уже и раньше замечал, что Наоми парила над стульями так, будто сидит на них. Теперь Конрад узнал, что таким же способом она спала в кровати.

Едва свернувшись над постелью, девушка в какие-то считанные мгновения провалилась в сон…

Рос наблюдал за ней на протяжении всего дня. Чем дольше она спала, тем чётче становился её облик, и это приводило Конрада в такое благостное расположение духа, какого он у себя уже и не помнил.

Вампира охватывали желания, каких он раньше не ведал. Конрад испытывал необъяснимые порывы… Ему хотелось прилечь рядом с Наоми и прижать её миниатюрное тело к своему. Руки мужчины то и дело гладили контур её призрачных волос, и он пытался представить себе, какими должны были быть на ощупь эти блестящие локоны.

Конрада внезапно обуяло непреодолимое желание купить это поместье, отремонтировать его и сделать так, чтобы Наоми была здесь в безопасности — лишь бы ей не пришлось больше танцевать, как прошлой ночью. Руки вампира сжались в кулаки при мысли о проклятии, обрекавшем её испытывать снова и снова смертельную боль.

Память Роса хранила в себе знания, благодаря которым он мог бы даже прибегнуть к колдовству — правда, в основном это были довольно примитивные защитные и маскировочные заклинания — однако Конраду почти никогда не удавалось их вспомнить. Когда вампиру требовалось обратиться к определённому воспоминанию, именно это воспоминание самым вероломным образом ускользало от него, приводя Конрада в бешенство. Если бы он умел пользоваться теми знаниями, что скопились в его разуме, смог бы он узнать, как защитить Наоми?

Что если готовый ответ уже есть в его голове и лишь ждёт часа, когда Конрад сможет его отыскать? Николай сказал, что Конрад может этому научиться.

К тому же, брат также говорил, что единственный инстинкт, способный преодолеть жажду крови — это сексуальное влечение. И что лишь одна потребность способна притупить всеподавляющее желание убивать.

Теперь Конрад знал, какая — потребность защищать.


Изрядно попотев, с помощью силы воли и грабель, раздобытых в обветшалой кладовой, вампиру удалось достать несколько газет, валявшихся на подъездной дорожке, до которых Наоми так и не смогла дотянуться. Он намеревался преподнести эти газеты своей женщине в подарок.

У Конрада не было никакого опыта в подобном, да и ничего другого предложить Наоми в подарок он всё равно не смог бы, поэтому лучшее, что вампир смог придумать, это добыть для неё вожделенные газеты.

Однако едва он закончил складывать свою добычу аккуратной стопкой и устроился поудобнее дожидаться, когда Наоми проснётся, как его братья материализовались в спальне.

Николай, обнаружив, что его брат свободно перемещается по дому, обречённо выдохнул.

— Как ты освободился?

— Вывихнул себе плечо.

Почти в ту же секунду все трое удивленно воззрились на коллекцию газет.

— Ты вывихнул себе плечо, чтобы добраться до газет на улице? Ты же мог попросить любого из нас, если тебе хотелось почитать…

— Нет. Это не то, что ты думаешь, — Конрад задумался, не рассказать ли братьям всё, как есть? Они и так считали его сумасшедшим. Однако, может быть, кто-нибудь из них встречался раньше с призраками? Что если они ему поверят? — Я достал их для женщины, которая здесь живёт, — по крайней мере, он был достаточно в здравом уме, чтобы понимать, насколько безумно звучало это заявление. — Ей нравится читать газеты.

— Этот дом заброшен, Конрад. Здесь никого нет. Ты же знаешь, — попытался вразумить его Николай и устало сжал переносицу.

— Я единственный, кто может её видеть, — возразил Конрад и провёл руками по штанам. — Она лежит на этой самой кровати прямо сейчас.

На лицах мужчин появилось такое выражение, словно все трое вполне серьёзно обдумывали, не заразно ли сумашествие.

— Если здесь на самом деле есть призрак, заставь её что-нибудь передвинуть, — предложил Мёрдок. — Она может хлопнуть дверью? Или погромыхать чем-нибудь на чердаке?

— Да, она умеет передвигать предметы силой мысли.

Себастиан приглашающим жестом взмахнул рукой.

— Что ж, в таком случае, пусть она…

— Она… спит, — сообщил Конрад, в очередной раз переведя взгляд с братьев на Наоми. И он не смог бы потрясти её за плечи, чтобы разбудить, даже если бы захотел.

— Я так и думал, — пробормотал Себастиан. Он всегда был самым большим скептиком из всех четверых. И по прошествии трёхсот лет ничего, по всей видимости, не изменилось.

— Чёрт возьми, я говорю правду.

— Тем не менее, ты не можешь её разбудить?

На мгновенье Конрад задумался, не попытаться ли объяснить им причины её глубокого сна, но решил, что это только усугубит ситуацию.

— Почему мы должны поверить, что ты видишь призрака, а не страдаешь вновь от галлюцинаций? — спросил Мёрдок. — Для тебя вполне естественно видеть иллюзии и бредить наяву.

— Так и было раньше. Всё время. Но больше нет. Она настоящая, — Конрад склонился к уху девушки и позвал: — Наоми, проснись! — никакой реакции. — Проснись! — повторил он громче, понимая, что со стороны это выглядит так, будто он кричит на простыню.

Лицо Мёрдока выражало смятение, словно брат не знал, то ли смеяться, то ли плакать над поведением Конрада. В конце концов, он просто сообщил:

— Кристоф прислал приказ явиться. Сегодня мы участвуем в битве, так что примерно два дня не будем здесь появляться.

— Мы позволим тебе передвигаться в пределах границ поместья, — добавил Николай. — Холодильник забит пакетами с кровью. Их хватит на несколько недель. И я попрошу мою жену приехать…

— Я справлюсь сам, — оборвал Конрад.

— Ну что ж, хорошо.

— Почему бы вам не освободить меня полностью? — спросил Конрад, удивлённый уступками, на которые пошли братья.

Николай бросил взгляд на газеты и, шумно выдохнув, посмотрел Конраду прямо в глаза.

— Мы не можем. Твоё состояние, кажется, снова ухудшается. А в скором времени мне придётся попросить тебя принять одно решение. Чрезвычайно важное решение. И ты должен быть стабилен для этого.

Конрад горько усмехнулся.

— С каких это пор вы просите меня принять решение, вместо того, чтобы решить всё за меня самим?

Лицо Николая потемнело.

— С тех пор, как я потерял брата на целых три столетия, — мрачно ответил он.

Глава 16

— Скажи, Конрад, ты азартный человек? — спросила Наоми, удивляясь, как смогла совладать с голосом, чтобы он при этом не дрогнул.

Рос побрился, и когда Наоми вплыла в комнату, взору девушки во всей красе предстали поразительные черты его лица. Увидев вампира, откинувшегося на кровати, Наоми буквально оцепенела, едва не лишившись дара речи от неожиданности.

Умопомрачительный мужчина. А она ещё гадала, почему не может долго злиться на него.

Конрад нахмурился, заметив её реакцию. Очевидно, он даже не представлял, насколько его внешность заставляла трепетать женские сердца.

— А что?…

Вчера, проснувшись после довольно продолжительного сна, Наоми обнаружила стопку газет на полу. А на её вопросы вампир лишь угрюмо буркнул:

— Я сумел достать несколько из тех, до которых ты не дотягивалась.

Для такого мужчины, как Конрад, скорее всего, это было всё равно, что сорвать для неё цветы. Наоми была тронута, однако по-прежнему колебалась с ответом, когда Конрад попросил её быть рядом с ним.

— Зачем мне быть рядом с тобой? — спросила девушка. — Чтобы ты снова мог оскорблять мои чувства или докучать из-за ключа?

Того самого ключа, который она уже благополучно украла у Мёрдока и спрятала.

— Пока ты спала, приходили мои братья. Они сказали, что их не будет следующие два дня. Так что, считай, на проблему ключа объявлен мораторий. И я не буду тебя оскорблять, — ответил Конрад.

Похоже, братья позволили ему свободно передвигаться по дому, хотя кандалы со скованных впереди рук всё же не сняли. И это даже после того, как он сообщил им, что в доме живёт привидение.

Наоми представила себе, как забавно он, должно быть, выглядел, когда заявил братьям, что мог бы заставить привидение проявить себя, если бы это привидение по чистой случайности не спало именно в тот самый момент. А то, как он орал на, казалось бы, пустые простыни, и вовсе было уморительно.

В общем, Наоми решила дать вампиру ещё один шанс. Именно поэтому она сегодня вечером принесла с собой карты.

— Как насчёт партии в vingt-et-un [52] ? Кто проигрывает раздачу, отвечает на вопрос, правдиво и без утаек. Любой вопрос, о чём угодно.

— Идёт, — согласился Конрад и приподнялся, принимая сидячее положение.

Наоми зависла у изножья кровати напротив мужчины. Конраду явно было трудно держать карты скованными руками, но он не собирался просить помощи. Наоми же в свою очередь знала, что для того, чтобы сыграть, ей придется приложить все силы, ведь такой выверенный телекинез требовал невероятной концентрации. А значит, она снова будет долго спать. Как бы там ни было, они оба были настроены довести начатое до конца.

На первой раздаче удача улыбнулась Конраду.

— Я выиграл, — сообщил он Наоми, и губы вампира чуть дрогнули. Это была даже не полноценная улыбка, но она так подействовала на девушку, что ей пришлось хорошенько себя встряхнуть, чтобы избавиться от наваждения.

«О, да, ты выиграл…» — подумала она и решила, что такие губы следовало бы объявить запрещённым приёмом в карточных играх. Они здорово отвлекали. Настоящее жульничество.

О чём только думали женщины его времени? Как они могли упустить подобного мужчину? Наоми показалось, что впору обмахнуть себя картами, словно веером, чтобы хоть немного остыть.

— Ну, задавай свой вопрос, — рассеянно обронила она.

— Кто-нибудь из членов твоей семьи пережил тебя?

— Нет. Я никогда не знала своего отца, а maman [53] умерла, когда мне едва исполнилось шестнадцать. И я была единственным её ребёнком.

Наоми сдала карты по второму кругу. Конраду выпал туз, а у неё на руках оказалось семнадцать очков. Она сдавала, значит должна остановиться.

— Merde [54] , — выругалась девушка, когда вампир перевернул десятку треф.

— Почему ты не знала своего отца? — спросил Конрад. Когда она замешкалась с ответом, мужчина напомнил: — Любой вопрос, о чём угодно. Правдиво и без утаек.

— Я не знала его, потому что он был подлецом. Богач родом из города Ним на юге Франции. Моя мать познакомилась с ним совсем молоденькой — она была служанкой в его доме. И, несмотря на то, что он был женат, он всё же соблазнил её. Когда мама сообщила ему, что ждёт ребёнка, он сказал ей: «Ты уедешь в Америку. А я отправлюсь за тобой сразу же после развода. Мы будем жить там как семья и вместе растить нашего малыша». Но он не приехал. А она ждала его — без средств к существованию, в положении, и даже без денег на обратный билет.

— Может, он погиб во время путешествия? Кто знает, что могло с ним случиться в те времена?

— Нет, он прислал maman немного денег — жалкую подачку, которой было достаточно лишь для того, чтобы дать ей понять, как она обманулась. Он просто её одурачил, преднамеренно убрав с глаз долой и устранив таким образом угрозу скандала. Однако мама до последнего дня своей жизни верила, что он всё же приедет и заберёт нас к себе. Поэтому так и не вышла замуж, — закончила Наоми и невольно погрузилась в воспоминания.

А ведь предложений от поклонников таланта Маргариты л'Ар хватало — и намерения некоторых из них были вполне серьёзными. Наоми не понимала, как Маргарита, французская fimigrfi [55] и танцовщица бурлеск-шоу, могла отказаться от того, что ей предлагали — возможности изменить к лучшему свою жизнь, выбраться из Vieux Саггfi [56] вместе со своей незаконнорождённой дочерью.

Наоми полагала, что если женщина настолько глупа, чтобы сидеть, сложа руки, и ждать, когда явится мужчина и спасет её, то не стоит быть переборчивой в вопросе, кто именно должен стать этим «спасителем». Жизнь Маргариты многому научила Наоми. Девушка поклялась, что никогда не позволит себе оказаться в подобной ситуации и никогда не будет зависеть от мужчины.

Наоми раздала карты. Ей выпало девятнадцать очков, а перед Конрадом лёг валет червей.

— Карту, — сказал Конрад. Она сдала ему карту. — Ещё. И ещё одну, — велел вампир и раскрылся — валет, двойка, тройка, шестёрка.

Наоми поджала губы. Эта игра пошла не так, как она планировала. Девушка надеялась узнать побольше о его прошлом и о том, как так вышло, что у него не было секса — а не сидеть тут, словно на допросе.

— В яблочко. Двадцать один — я снова выиграл. Если твоя мать так и не вышла замуж, то на что вы жили?

— Она работала.

— Это неполный ответ.

Она была танцовщицей бурлеска. Явыросла в комнатах, расположенных над заведением, в котором работала maman.

Брови Конрада поползли вверх.

— Это многое объясняет насчёт тебя. Особенно полное отсутствие стеснительности. Но при твоей внешности… — Его взгляд на мгновенье опустился на грудь Наоми. — Почему ты не пошла по её стопам?

— Кто сказал, что я этого не сделала? — вкрадчиво улыбнулась девушка.

— Но ты же была балериной! — опешил вампир.

— Не всегда, — промурлыкала она.

— Ну же, договаривай. Ты не можешь это так оставить.

— Выиграешь следующую раздачу, расскажу остальное, — отозвалась Наоми и сдала себе двадцать очков. У него оказалось семнадцать.

— Я выиграла, — наконец-то. И если уж он решил покопаться в её прошлом, тогда… — Почему ты не можешь быть лояльнее к своей семье?

— Ты хочешь обсудить мои родственные чувства?

— Oui [57] . Я, кажется, задала прямой вопрос.

— На протяжении восемнадцати лет я служил Капслиге. А потом орден обернулся против меня. И всё из-за моих братьев, с которыми я сражался плечом к плечу в непрерывной десятилетней войне, а они взяли и превратили меняв монстра.

— Почему ты считаешь себя чудовищем? Мне бы хотелось, чтобы ты посмотрел на вампиров с другой стороны. Ведь ты нравишься мне всё больше, — «Боже, да я уже по уши влюблена».— И я считаю, что твои братья достойные мужчины. Ну, а то, что вы вампиры, это несущественно.

— Несущественно. Все мои убеждения перечёркнуты одним словом, — невесело усмехнулся Конрад, теребя пальцами края карт. — Если бы ты увидела меня в момент нестерпимой жажды, ты бы тоже считала меня монстром. Раздавай. Я намерен получить ответы на свои вопросы.

Наоми подчинилась.

— Ха! Я выиграла. Почему твои братья так отличаются от тебя? Почему они никогда не пили прямо из вены?

— Себастьян сделался отшельником и держался подальше от любого соблазна. А два старших присоединились к армии вампиров, которые называют себя Обуздавшие жажду. Их главный закон запрещает им пить напрямую из источника. Хотя теперь я узнал, что им позволено пить кровь своих бессмертных Невест.

Обуздавшие жажду — это армия короля Кристофа, n'est-ce pas [58] ? — он кивнул, и тогда она поинтересовалась: — Почему же ты не присоединился к своим братьям?

— Кристоф — чёртов русский! — рявкнул Конрад. — Я сражался с этими ублюдками больше десяти лет почти каждый день напролёт и умер от русского клинка. А когда очнулся, мерзкая кровь одного из них уже текла в моих венах, а мои братья обещали ему мою, мать её, вечную верность. Русскому и вампиру! Нет никого, кого я мог бы презирать сильнее.

— Но если эти Обуздавшие жажду неустанно сражаются с плохими вампирами… — начала, было, Наоми.

— Кристоф обратил уже тысячи человек. В мире Ллора баланс сил поддерживается сам собой, но это равновесие долго не протянет, если он и дальше будет создавать всё новых и новых вампиров, — оборвал её Конрад, явно прилагая немалые усилия, чтобы успокоиться. — Раздавай.

— Похоже, ветер переменился, — сообщила девушка, когда снова собрала «двадцать одно». — Расскажи мне о своей семье.

— Мои родители поженились по любви, — ответил явно недовольный подобным раскладом Конрад. — Мать умерла при родах последней из четырёх наших младших сестёр. Отец был намного старше матери, и он так и не смог оправиться от этой потери.

— Три брата и четыре сестры? Вас было восемь в семье? А я всегда мечтала хотя бы об одном брате или сестричке.

— Сёстры долго не прожили — умерли во время эпидемии. Старшей было всего тринадцать.

— Мне очень жаль, Конрад.

— Я не был с ними настолько близок, насколько хотелось бы. Или насколько следовало. К тому времени, как первая из девочек появилась на свет, я уже несколько лет сражался в рядах Капслиги. Сёстры были больше привязаны к Себастьяну.

— Почему из всех сыновей выбор Капслиги пал именно на тебя?

— Николай был наследником, Себастьян — учёным. Мёрдок — героем-любовником. Так как во мне ничего выдающегося не было, я стал убийцей.

— Почему ты не видишь себя защитником? Ведь ты спасал людям жизнь, уберегал их от ужасной участи.

— Чтобы позже самому обрекать этих же людей на неё. Раздавай карты.

— Merde [59] , — прошептала Наоми, когда ей не хватило всего одного очка. — Posez votre question [60] .

— Ты действительно раздевалась перед толпами посторонних мужчин?

— Да. Моя мать скоропостижно скончалась, и я оказалась перед выбором — либо танцевать по ночам в клубе, чтобы днём продолжать заниматься балетом, либо отправляться на бумажную фабрику и вкалывать там до конца своих дней.

На тот момент её ещё не осаждали перспективные женихи. В конце концов, Наоми тогда едва вышла из подросткового возраста.

Конрад прищурился.

— Ты же сказала, что твоя мать умерла, когда тебе было шестнадцать.

— И?

Губы мужчины удивлённо приоткрылись, обнажая клыки, которые с каждым днём казались Наоми всё более и более притягательными.

— Но… всего шестнадцать?

— Et alors [61] ? Я не собираюсь оправдываться. Тогда были другие времена, и всё было не так уж плохо, мне даже нравилось. Я всегда скрывала подробности об этой части своей жизни лишь потому, что знала, что люди будут реагировать так же, как и ты, хотя я не стыжусь и никогда не стыдилась своего прошлого. Так что, подними челюсть, вампир.

— Стало быть, непорочной девой ты не была?

— Non, je suis Capricorne [62] , — выдала Наоми и подмигнула ему.

— И ты не была замужем? — продолжил Конрад, игнорируя комментарий девушки. Когда она покачала головой, Рос окинул её взглядом, в котором буквально читалось: «А, одна из этих женщин».

— Да, Конрад. Я одна из «этих» женщин, — улыбнулась Наоми, раздавая карты на следующий круг. — И за это мне тоже не стыдно.

Конрад не мешкал на этот раз, сыграл быстро и снова удачно. Когда вампир замялся, прежде чем задать свой следующий вопрос, она уже знала, о чём он собирался спросить. Рос, без сомнений, хотел знать, сколько у неё было мужчин — и Наоми сомневалась, что ему понравится её ответ…

Глава 17

— Со сколькими мужчинами ты была? — в конце концов, всё же решился спросить вампир.

— Ты действительно хочешь это знать?

Конрад кивнул, несмотря на то, что абсолютной уверенности у него не было. Он до сих пор невольно скрежетал зубами, возвращаясь к мыслям о том, что она раздевалась перед толпами мужчин в двадцатые годы.

— Их было не так много, чтобы начинать вести счёт, но больше одного, — ответила девушка.

— Правдиво и без утаек, — напомнил он ей.

— Хорошо, к двадцати шести годам у меня было четверо любовников.

— Так много? — вампир нахмурился, внутренне негодуя, что четверо мужчин познали её тело, а он — нет.

— Увы, так мало. Хотя их мог быть целый легион, если бы в те времена средства контроля рождаемости были более надежными.

Она так открыто говорила об этом, даже, казалось, гордилась собственным опытом.

«По крайней мере, этот опыт у неё хотя бы имеется», — думал Конрад мрачно. У него же его не было вовсе, и что хуже всего — Наоми это знала.

Конраду едва исполнилось тринадцать, когда он принёс присягу Капслиге. И он был слишком молод, чтобы отдавать себе отчёт, на что именно его обрекали принесённые обеты.

К несчастью, в памяти вампира накопились воспоминания других мужчин о сексе. Однако ни одно из них не было похоже на то, что он сам хотел бы увидеть или испытать. А от некоторых и вовсе мурашки бежали по коже. Конрад старался блокировать эти воспоминания, едва они всплывали на поверхность его сознания…

— Именно поэтому ты разорвала отношения со своим женихом? Потому что тебе было мало одного любовника?

Наоми покачала головой.

— Я была до оскомины моногамной.

— Тогда почему?

— На самом деле Луис не сделал ничего такого, что я могла бы назвать непосредственной причиной нашего разрыва. Однако что-то в нём всегда меня подспудно тревожило. И, как ни прискорбно, я все же отмахнулась от предчувствий, потому что жажда обладать всем самым лучшим ослепляла меня. Я всегда стремилась добиться завидной участи и получить от жизни всё. Иной я свою жизнь и не представляла. А более завидного жениха, чем Луис, в то время было не сыскать во всей округе — такой чрезвычайно привлекательный, и у этого мужчины были деньги. Нефтяные деньги.

Конрад ощутил укол какого-то незнакомого обжигающего чувства, зародившегося внутри и скрутившего внутренности.

— Так что же, всё-таки, произошло с «нефтяным» женихом?

— Я знала, что слишком долго игнорировала то, что говорила моя интуиция в отношении Луиса. И, ко всему прочему, в конце концов, поняла, что не должна вообще выходить замуж. Ни за него, ни за кого-либо другого. Я вполне могла сама себя содержать и получала массу удовольствия от своей жизни, будучи абсолютно независимой ни от кого. Так что, после того, как я почти полгода прилагала все мыслимые и немыслимые усилия, искушая Луиса, чтобы он женился на мне, я взяла и передумала. Луис так и не смог меня простить.

— И что именно обычно делают женщины, искушая мужчину, чтобы он согласился жениться? — спросил Рос, стараясь придать голосу обыденный тон и не выдать, насколько интересно ему было это узнать. Конрад представил, как Наоми использует свои уловки на нём, чтобы добиться чего-то от него… и эта мысль странным образом взволновала вампира. Всё, чего эта девушка могла от него хотеть, было для Конрада под запретом слишком долго — почти столько, сколько он вообще себя помнил.

— Я дразнила его, а затем оставляла без сладкого. Никакого бесплатного молока [63] , — улыбнулась Наоми.

«Молока?»

— А-а-а, понял.

По крайней мере, она не спала со своим «нефтяным» женихом.

— Vingt-et-un [64] . Я выиграла, — сообщила между тем Наоми. — Теперь расскажи мне об этой ране у тебя на руке.

Заметив, что Конрад явно колеблется, она тут же добавила:

— Любой вопрос, о чём угодно. Правдиво и без утаек.

— Меня оцарапал Тарут, демон на службе Капслиги. И пока демон жив, эта рана не заживёт.

Конрад полагал, что Тарут вполне мог посетить субботнее собрание. Если бы вампиру удалось освободиться от своих оков, он мог бы первым перейти в наступление и устроить Таруту хорошенькую увеселительную прогулку.

— Зачем он это сделал с тобой? — поинтересовалась Наоми.

— Он считает, что мне следует сдохнуть — но я не согласен.

— Как ему удалось уцелеть после встречи с тобой? Должно быть, он очень силён.

— У Тарута целая банда, — это был инстинкт, характерный для многих демонов — охотиться стаей. Так что на собрании Конраду придётся держать ухо востро. — Кроме того, демоны в принципе один из самых сильных видов существ Ллора, а Тарут, к тому же, очень древний и могучий.

— Как ты стал наёмным убийцей? — спросила девушка, уже совсем позабыв об игре.

— Меня интересовал гонорар.

— Жадность, Конрад? — мягко ухмыльнулась она. — На тебя не похоже.

— Откуда тебе знать? — она пожала плечами, и тогда Конрад пояснил: — Мне нужны были средства к существованию. Когда Капслига отвернулась от меня, я не знал куда податься и как прокормить себя.

— И что было дальше?

— Мои бывшие братья по ордену охотились на меня, как на чёртова бешеного волка, а я даже представления ещё не имел, как вампиру выжить в этом мире, — таким обессиленным и загнанным в угол, как тогда, Конрад не чувствовал себя никогда в жизни. Половину семьи Конрада только что прибрала смерть, другая половина превратилась в его врагов, а сам он необратимо и навсегда изменился. — Я умирал от голода, а кровь была повсюду, куда бы я ни повернулся. Каждую ночь я боролся с собой, чтобы не утащить какого-нибудь человека и не вцепиться в его горло.

— А что случилось потом?

— Была ещё донорская кровь, которую можно было купить, но она дорого стоила. Поэтому, когда однажды мне подвернулся весьма выгодный заказ на одного оборотня, из тех, на которых никто не хотел охотиться, я взялся.

— Почему никто не хотел?

— Потому что охота на оборотня весьма сложная штука. К тому моменту, когда ты понимаешь, как справится с одной их формой, они перевоплощаются в другую. Я был истощён от голода, и тот ублюдок откровенно надрал мне задницу. Однако, когда я почти распрощался с жизнью, мои новые инстинкты самым ошеломляющим образом дали о себе знать.

Клыки Конрада словно по собственной воле вонзились в шею оборотня, и кровь брызнула фонтаном, заливая вампиру глаза и наполняя его рот…

Взгляд Конрада затуманился от нахлынувших воспоминаний, и Рос надолго замолчал.

— Конрад? Посмотри на меня, Конрад! — когда он, наконец, встретился с ней взглядом, Наоми напомнила: — Ты говорил об инстинктах.

Это были инстинкты вампира Они управляли мной. Я вернулся за наградой не только с головой оборотня в мешке, но и с его воспоминаниями в моей голове. Вскоре я стал весьма востребован.

— Скольких ты убил? — спросила Наоми и прикусила нижнюю губу.

— Бесчисленное множество. Включая тех, кого я лишил жизни, ещё будучи человеком. Мне было тринадцать, когда первый вампир пал от моей руки.

— Ты был таким молодым? Какой была твоя человеческая жизнь?

— По большей части наполненной ужасом, холодом и отчаяньем. Те, кто не становился добычей мародёров, попадали в цепкие лапы чумы. Люди боялись обнять любимого человека, возвратившегося домой, потому что не знали, не принёс ли он с собой смерть. Моя семья была богата, но мы не могли купить ни еды, ни каких других товаров, потому что их просто не было.

— Это так грустно. Мне очень жаль, что жизнь так сурово обошлась с тобой и с твоей семьёй.

— Ну, теперь это в прошлом. А как ты прожила свою?

— Моя жизнь была полной противоположностью твоей — наполненной чувственными удовольствиями, жаркой и страстной, — взгляд Наоми сделался мечтательным. — Я помню марево летней жары над Французским кварталом, когда с каждой улицы доносились мелодии каких-то песен. Я резвилась в фонтанах и была помешана на джазе — а это, между прочим, даже являлось смягчающим обстоятельством в судах в моё время, — Наоми склонилась к Росу, и её волосы разметались по бледным плечами девушки. — Я вот всё думаю, как бы тебе понравилось то время и Новый Орлеан, каким он был тогда?

— Я бы чувствовал себя чужим. Меня воспитывали в строгости и военной дисциплине.

— А в моём мире боготворили джаз и контрабандные алкогольные напитки, а погоня за удовольствиями была главным смыслом жизни. Военачальник и балерина, у кого может быть меньше общего, чему нас с тобой?

— Что значит быть настоящей балериной?

— Это значит давать представление за представлением. Даже возвращаясь из туров, я не могла позволить себе полностью расслабиться, хотя и любила развлекаться. Мне приходилось упражняться по шесть дней в неделю, без права на прогул.

— Представляю. Я видел, как ты танцуешь.

— Ах, да, правда. Ты видел это. Позавчерашний день весь пошёл наперекосяк для собачонки Наоми.

Конрад нахмурился, но всё же, спросил:

— Почему ты так… снисходительна ко мне? После всего, что я тебе наговорил?

— Потому что я знаю, что ты на самом деле так не думал. И потому что я не верю, что ты такой плохой, каким тебя считают другие.

Она и понятия не имела, каким злом он на самом деле являлся. Лучше было сразу пресечь её кокетство и заигрывающие взгляды.

— Наоми, у тебя сложилось слишком идеализированное представление обо мне. Давай проясним всё раз и навсегда. Менее двух недель назад я убил живое существо, и я пил кровь из его шеи, словно животное, которое лакает из канавы.

— Что ж, эта картина, действительно, способна подпортить твою привлекательность, — ответила девушка, широко распахнув глаза. — Но, по счастливой случайности, у тебя такой привлекательный низкий голос, который нравится мне значительно больше, чем следовало бы — и это уравновешивает все эти образы животного и канавы.

Когда она вела себя так, словно испытывала к нему влечение, Конрад то приходил в восторг, то едва ли не начинал ненавидеть Наоми.

— Ты поворачиваешь всё так, словно это легко выбросить из головы.

— Что было, то прошло, Конрад. Ты должен научиться на своих ошибках и двигаться дальше. Если бы я думала, как ты, я до конца своих дней осталась бы танцовщицей бурлеска. Я никогда не загорелась бы целью стать балериной, получить профессию, которая сделала меня счастливой. Только представь себе, сколько ты упускаешь в жизни — возможность быть со своей Невестой, завести семью, обрести покой. В отличие от меня, ты можешь иметь будущее. Оно совсем рядом, нужно лишь протянуть руку и взять то, что предлагает судьба. У тебя появится так много причин смотреть вперёд, если ты просто перестанешь оборачиваться на прошлое.

Вот именно это делало Наоми столь опасной для него. Она заставляла его мечтать о том, что могло бы быть. Например, если бы он смог сделать её своей Невестой.

Его мечта… её злой рок.

Конрад резко встряхнул головой. Это проклятье не могло её затронуть — даже если действительно имело силу. Наоми нельзя причинить физическую боль. Однако Конраду всё равно хотелось нанести удар Таруту первым.

— Наоми, когда мои братья вернутся, ты должна заполучить тот ключ.

Она таинственно пожала плечами, что могло значить всё и ничего.

— Я устала, mon grand [65] . Пойду, пожалуй, спать.

Конрад бегло говорил по-французски. «Mon grand» означало «мой взрослый мальчик». Так матери, любя, дразнили малышей.

— Где ты обычно спишь? — спросил вампир. Когда Рос той злополучной ночью рыскал по дому в поисках девушки, он видел хозяйскую спальню. Там сохранилось несколько предметов мебели, но это явно не было то место, куда она удалялась, когда не желала быть с ним. Скорее всего, где-то в доме у Наоми было тайное убежище.

— О, то там, то здесь.

— Ты вернёшься завтра?

Наоми медленно подлетела к нему.

— Честное слово, вампир, — взмахом руки она откинула волосы со лба мужчины и заглянула ему в глаза, — если ты и дальше будешь таким же очаровательным, как сейчас, как я смогу удержаться от соблазна? — обронила Наоми и исчезла.

И, конечно же, она собиралась вернуться. Потому что просто не могла ничего с собой поделать.

Неожиданно Конрад осознал, что улыбается.

Глава 18

— Ну вот, а мы так хорошо ладили… — пробормотала Наоми, что лишь ещё больше разозлило Конрада. Последние три дня путь вампира к выздоровлению не был простым и гладким, скорее весьма извилистым, с крутыми поворотами, на которых его бесчисленное количество раз заносило назад.

Сейчас они как раз были в состоянии одного из таких вот откатов.

— Наоми, поклянись, что добудешь для меня этот ключ! — требовал Конрад, расхаживая с угрожающим видом перед девушкой, сидящей на кушетке у окна. — Сегодня вечером мои братья уж точно появятся.

Вампиры должны были вернуться ещё день назад, но почему-то задерживались.

— Я же сказала тебе, что не хочу это даже обсуждать, — возразила Наоми. По правде говоря, она даже думать об этом не хотела. Мёрдок считал, что состояние Конрада снова ухудшится, если поторопиться с его освобождением. И Наоми по-прежнему опасалась, что он впадёт в ярость и набросится на братьев, если те попадут ему под горячую руку.

Едва Наоми готова была дать слабину, ей стоило лишь напомнить себе, как всего неполные две недели назад Конрад плевал кровью в лицо братьям, и её решимость тут же укреплялась. Братья разыскивали Конрада несколько веков, так что Наоми не желала оказаться безмозглым призраком, которому втемяшилось освободить вампира, едва он пошёл на поправку.

Прятать от него ключ было рискованно — девушка прекрасно представляла себе бешенство, в которое придёт Конрад, если узнает, что ключ всё это время был у неё. Однако Наоми не хотела, чтобы он зациклился на этом, особенно сейчас, когда его состояние медленно, но верно улучшалось. Если бы Конрад прознал, что у неё есть ключ, это стало бы навязчивой идеей вампира, и он угрозами заставил бы его отдать.

Наоми не лгала ему, просто избегала этой темы. Однако она понимала, что если Росу станет известно, что средство к его освобождению давным-давно лежит в одной из её комнатных туфель в потайной студии, вампир захочет её просто убить…

Конрад перестал мерить комнату шагами.

— Я знаю, тебе мои братья кажутся героями, но если моё состояние не улучшится, они убьют меня, Наоми.

Наоми не верила в это, но знала, что переубедить Конрада не сможет.

— Ты думаешь, я допущу, чтобы в этих стенах тебе кто-нибудь навредил?

Любого, кто попытается убить её вампира, она вышвырнет в болота дельты pour les alligators [66] .

— Ты не понимаешь, что поставлено на карту! — огрызнулся он, едва не срываясь на крик. — Если ты не расслышала, они решительно настроены «положить конец моим страданиям» — мускул задёргался на щеке вампира, что было верным признаком надвигающегося приступа ярости.

К сожалению, эти приступы продолжали случаться. Такой мужчина, как Конрад, просто не мог находиться взаперти. Вампира постоянно угнетало чувство собственного бессилия, и при этом ему всё ещё трудно было управлять своей агрессией.

Порой Рос был подобен бочонку с порохом, который мог в любой момент взорваться. Однако свирепость Конрада была столь неподдельной и искренней! Наоми помнила Луиса двуличным и преисполненным обмана. Ярость же Конрада клокотала в нём в первозданном виде и без прикрас. Этот мужчина не скрывал то, чем являлся.

Впрочем, это вовсе не значило, что Наоми собиралась смиренно терпеть его поведение, если оно оскорбляло её. Однажды она прочла статью о том, как следует устанавливать границы в общении с другими людьми. Если кто-либо ведёт себя недопустимым образом, не следует поощрять подобное поведение, нужно просто игнорировать таких людей. Когда Конрад становился невыносим, Наоми разворачивалась и покидала его, что, по правде говоря, имело прискорбный результат, потому что он лишь ещё больше злился.

Совладав со своим нравом и успокоившись, вампир обычно отправлялся на её поиски и находил Наоми в её излюбленной беседке-фолли или в заросшем саду. Глядя куда угодно, только не в лицо девушки, он, как правило, протягивал руку и резко ронял что-нибудь вроде: «Пошли» или «Не надо убегать…»

— Чёрт побери, Наоми! Почему ты не можешь сделать это для меня? — рявкнул Конрад и в очередной раз ударил кулаком об стену её дома. Терпение Наоми лопнуло.

— Ясотню раз просила тебя не ломать мой дом, Конрад, — произнесла она самым спокойным голосом, на который была только способна. — Может быть, мой дом и выглядит не бог весть как, но это всё, что у меня есть. И если ты не в состоянии относиться уважительно к тому, чего я хочу, я в таком случае не желаю быть рядом с тобой.

И, чтобы он не смог последовать за ней, Наоми телепортировалась в буйно разросшийся сад прямо под палящие лучи полуденного солнца. Оттуда, паря в воздухе над извилистыми запущенными и заросшими травой дорожками, она полетела на берег в свою беседку.

Чем ближе был берег, тем отчётливее Наоми слышала, как под водной гладью сновали обитатели дельты. Они тоже чувствовали её приближение. Почему другие так не могли? Почему лишь Конрад et les animaux [67] были способные её чувствовать и видеть?

Каждый раз, когда Конрад пытался обуздать свой нрав, он устремлялся именно сюда и ходил из стороны в сторону, пока не успокаивался. У Наоми защемило в груди, когда она остановилась взглядом на протоптанной ногами мужчины дорожке вдоль берега, вокруг торчащих из земли корней кипариса.

«Что же мне с ним делать?»

Он так старался. И достиг значительных результатов.

Она подсмотрела однажды, как Конрад нашёл тряпку и попытался с её помощью начистить до блеска свои ботинки, словно солдат, которым он когда-то был. Вампир ежедневно принимал душ, чистил зубы и брился. Ну, возможно, брился он раз в два дня, но ей нравилась лёгкая щетина. Каждый день на закате Наоми, борясь с отвращением, приносила ему кружку крови, из той, что оставили братья. И Конрад выпивал её, потому что его хозяйке это стоило таких очевидных усилий. Постепенно цвет кожи вампира значительно улучшился, а мускулы налились ещё больше.

И по мере того, как он шёл на поправку, они говорили друг с другом всё больше и больше, оба отчаянно нуждаясь в общении. Часто они теряли нить рассуждений, перепрыгивая то назад, то вперёд, но отлично понимали друг друга, словно их мысли каким-то непостижимым образом были абсолютно схожими. Наоми как-то сказала ему:

— Мне нравится, как мы то умолкаем, то снова начинаем говорить, как ни в чём не бывало. Кажется, нет необходимости отзываться на каждое замечание, нет нужды что-то пояснять — как будто мы чувствуем друг друга, понимаем с полуслова. Это всё равно, что танцевать.

— Или заниматься сексом?

Она улыбнулась:

— Только, если он потрясающий.

Он, соглашаясь, кивнул:

— Тогда у нас был бы потрясающий секс.

«О, Господи, да, мог бы быть…»

Казалось, они подходили друг другу во всех смыслах. Конечно, вампир был наполовину безумен, но, поскольку Наоми была призраком из времен «Сухого закона» [68] , имевшим склонность к воровству презервативов, пристрастие к пирожным «Мун-пай» [69] и коллекционированию нижнего белья, в отношении неё также можно было сказать, что она слегка не от мира сего.

Конрад мог её видеть, и присутствие Наоми, казалось, было единственным, что успокаивало его разум. Вампир постепенно приходил в норму, а Наоми чувствовала себя счастливой, как никогда прежде за прошедшие восемьдесят лет. Их истерзанные души обрели подобие покоя рядом друг с другом в этом р азрушающемся доме.

Возможно, пребывание Конрада здесь не было такой уж случайностью, как она полагала сначала. Наоми не могла поверить, что всё это лишь совпадение. Может быть, ему суждено спасти Наоми от её проклятой загробной жизни?

А может быть, судьба Маргариты л'Ар так ничему её и не научила. Если кто и должен был спасать Наоми, то только она сама…

Как только наступили сумерки, явился Конрад.

— Я не буду больше наносить вред твоему дому, — сообщил вампир сходу, при этом умудрившись сохранять одновременно и строптивое, и раскаивающееся выражение лица.

— Merci d' avance [70].

— Я хочу, чтобы ты пошла в дом вместе со мной, — сказал Рос и протянул ей руку.

— Нет, Конрад, не сегодня, — ответила Наоми, заставляя его заскрежетать зубами.

Она знала, что её отказ расстроил его не только потому, что он хотел быть рядом с ней. Наоми полагала, что Конрад испытывал тайную потребность защищать её, словно ей что-то угрожало, и она нуждалась в его защите.

Как будто он считал, что вправе опекать её.

Когда бы он ни смотрел на Наоми в последнее время, его глаза темнели, и взгляд становился всё более и более собственническим.

— Возможно, я сломал кое-что, но я же многое и отремонтировал, — заметил Конрад.

— C’est vrai [71] , — согласилась Наоми. Вампир раздобыл кое-какой инструмент в сарае за подъездной аллеей и подремонтировал дом, починив на скорую руку и залатав дыры в окнах, а также посадил на петли входную дверь, которую сам же и вынес недавно.

Как будто повинуясь какому-то непреодолимому инстинкту, Конрад, казалось, вознамерился окружить Наоми заботой, содержать в тепле и безопасности, и изо всех сил пытался придать главным апартаментам поместья пригодный для жилья вид.

На кровать в основной спальне Конрад уложил новый матрац и добавил к обстановке комнаты несколько предметов мебели из того, что удалось найти. На чердаке вампир откопал антикварный туалетный столик и стул, о которых даже Наоми понятия не имела. Каким-то чудодейственным образом ему удалось прочистить дымоход, и теперь они могли разводить огонь в камине. И, хотя не было заметно, что он мёрз, а Наоми не ощущала холод в принципе, он сообщил ей, что отныне она будет спать с ним в этой комнате.

Это живо напомнило Наоми, что он был военачальником семнадцатого столетия, рождённым аристократом. Конрад Рос привык, чтобы его желаниям подчинялись.

Поэтому он оказался совершенно сбитым с толку, когда она лишь рассмеялась в ответ и высказала мнение, что его деспотические повадки кажутся ей très charmant [72] . А когда Наоми сообщила ему, что у неё уже есть своя комната в доме, он и вовсе разозлился.

Вампира в высшей степени раздражал тот факт, что у неё уже было собственное убежище, куда она каждый день удалялась, оставляя его одного…

— Итак, ты идёшь? — повторил мужчина.

Когда она и с места не сдвинулась, у Конрада буквально на лице было написано, как у него чешутся руки затащить её в дом. Безо всякого сомнения, если бы она существовала во плоти, вампир бы силой заставил её вернуться. Если бы она была материальна, то уже висела бы у Роса на плече, а он тащил бы её в дом.

Этот мужчина, нависавший над Наоми подобно горе, мало-помалу смирялся с тем, что его огромная физическая сила, на которую он, безусловно, полагался во всём и везде, была абсолютно бесполезна в её случае.

Хоть в чём-то её бестелесность оказалась очевидным преимуществом.

Поэтому, если Конрад желал быть с ней, ему стоило убедить её вернуться назад или же не вести себя в самом начале так, чтобы ей захотелось покинуть его.

— Я сказала — не сегодня, — настояла девушка, хотя чувствовала себя не менее несчастной вдалеке от вампира. Однако Наоми не могла позволить, чтобы у него вошло в привычку срывать свой гнев на её доме — или на ней.

— Поступай, как знаешь, — ответил он, едва сдерживая бурлящие эмоции, и отвернулся, чтобы уйти. И всё же Наоми успела заметить, как задёргался мускул на его щеке.


Поздно ночью Наоми, только-только задремавшая в своей студии, проснулась от вопля Конрада.

И, прежде чем она успела подумать, что делает, девушка телепортировалась к нему. В ту секунду, когда она материализовалась рядом с вампиром, Конрад вскинулся и снова закричал во все легкие так, что стёкла задребезжали в окнах.

Наоми метнулась к нему, увидев, как он спустил ноги с кровати и сел.

— Конрад, всё в порядке. Это был просто сон.

Раскачиваясь из стороны в сторону, Рос упёрся локтями в колени и сжал голову закованными в цепи руками.

— Моя голова… разрывается.

Он так сильно сжимал виски, что Наоми испугалась, как бы он не раздавил собственный череп.

— Ш-ш, ш-ш, mon coeur [73] , — прошептала Наоми и толкнула вампира с помощью телекинеза, опрокидывая его на спину. — Всё закончилось.

— Я не хочу… не хочу быть таким больше, — его голос был полон страдания.

— Тебе стало гораздо, гораздо лучше, — уговаривала мужчину девушка. — Скоро твои кошмары прекратятся.

Конрад сфокусировал на ней взгляд, словно только сейчас заметил, что Наоми здесь.

— Ты была… убита, ты напоминаешь мне о всех тех вещах, которые я делал… о последствиях, — сдавленно выговорил он. — И, глядя на тебя, я вижу, что мог бы иметь… если бы всё было… по-другому.

Он снова схватился за голову и забормотал: — Ты — всё, чего не хватало в моём прошлом. И всё, чего будет не хватать в будущем.

Наоми знала, что назавтра он не вспомнит почти ничего из сказанного, а может, и не единого своего слова, но она будет помнить.

— Конрад, твоё будущее не предопределено. У тебя ещё много хорошего впереди.

— Ты — идеальное наказание для меня.

— О, — задохнулась Наоми и поднялась, чтобы уйти, но он потянулся, чтобы удержать её. Когда его огромная ладонь сомкнулась, ухватив лишь воздух, он отвернулся и в отчаянии ударил кулаком об изголовье кровати. Его пылающие красные глаза были пусты.

— Был ли на свете человек, который желал своё собственное наказание с большей силой? — прохрипел вампир.

Наоми ничего не ответила, но вернулась, села рядом с ним и убрала волосы с его лба. Она не хотела, чтобы он испытывал подобную боль, и неистово желала быть способной избавить Конрада от неё. Когда-то он был героем, посвятившим свою жизнь чему-то великому, но сейчас он страдал.

Наоми знала, что этот мужчина был сломлен и нуждался в спасении. И за последние трое суток она убедилась, что вампир был достоин того, чтобы его спасли.

Однако сейчас, глядя на него, Наоми осознала, что, возможно, это будет её бремя.

Только как она могла ему помочь? Девушка вздохнула и попыталась снова уложить Конрада в кровать. Наоми была танцовщицей, поднявшейся из низов до полусвета [74] , которую при жизни увлекали лишь шумные пирушки и вечеринки. Что она знала о том, как возвращать вампиров назад от края бездны?

Похоже, ей придётся положиться лишь на те средства, которые были под рукой, и уповать на то, что целебные свойства виски и смеха просто недооценены.

Глава 19

— Ну, и кто твой лучший друг, mon grand [75] ? — проворковала Нaоми, демонстрируя вампиру две бутылки, зависшие в воздухе перед ней. — Кого Конрад любит больше всех?

Она объявилась в его комнате как раз тогда, когда Конрад, стоя на коленях перед камином, разводил огонь. Ночь выдалась ненастной, однако он позаботился, чтобы в доме было тепло и уютно.

— Что ты там принесла? — поинтересовался мужчина, вставая и вытирая руки о штаны. Усевшись в одно из кресел, расположенных напротив очага, вампир взглянул на Наоми.

— Подарок — для тебя.

— Подарок?… — повторил он, невольно отмечая, как ошеломлённо прозвучал его голос.

— Oui [76] . Также известный как дар. Или, как говорят французы — un présent.

Рос взял бутылки и, стерев пыль с одной из этикеток, в изумлении открыл рот.

— Это же «Глен Гери» [77] тысяча девятьсот двадцать пятого года! — воскликнул Конрад, опасаясь даже взглянуть на вторую бутылку. — Бог мой, — выдохнул мужчина. — «Макаллан» [78] двадцать четвёртого. Нaоми, этот виски стоит около сотни тысяч долларов. Я не могу его выпить — ты могла бы его продать. Ну, или найти кого-то, кто продал бы его для тебя.

— Какой мне прок от денег? У меня и так полно их в сейфе. K тому же, я получу гораздо большее удовольствие, наблюдая, как ты станешь его пить, — Наоми зависла в воздухе у Конрада за спиной так, что её мягкий голос раздавался прямо над ухом мужчины. — А потом ты непременно опишешь мне его вкус, неторопливо, этим своим глубоким, рокочущим голосом. Какой он, с нотками дыма или древесными оттенками, словно настоянный на торфе? Как его вкус раскрывается на твоём языке? Как быстро после обжигающего глотка жар распространится по твоему телу?

Эта женщина могла бы читать вслух даже телефонную книгу, и сухие наборы цифр и имён звучали бы эротично.

— Ты уверена?

— Чин-чин! — воскликнула Наоми и одарила его загадочной улыбкой. — Á votre santé!

Это значило: «За ваше здоровье!»

— Тогда я хочу пить и смотреть, как ты танцуешь.

Наоми просияла от восторга — и Конрад подумал, что никогда не сможет насмотреться на это выражение её лица.

— А я хочу танцевать и смотреть на моего вампира, пока он будет пить.

Моего вампира… Чёрт возьми, ему нравилось, когда она так его называла. Конрад знал, что в лучшем случае это был всего лишь флирт, но не мог противиться окатившему его чувству удовлетворения.

Он открыл бутылку «Макаллана» и оставил его подышать. Аромат благородного напитка немедленно наполнил воздух, и губы Конрада довольно изогнулись. Он не станет пить этот виски так, как делал это в прошлом. Во-первых, ему больше не нужно глушить спиртным свою ярость. Однако главное, конечно, то, что подобному виски следовало отдать должное и наслаждаться им сполна.

— Я сейчас вернусь, — сообщила Наоми и исчезла.

Kонрад тут же напрягся, испытывая необъяснимую тревогу, как и всякий раз, когда она оставляла его одного, но Наоми вернулась буквально в считаные минуты, неся над одной из призрачных рук заводной граммофон, а над другой хрустальный бокал для виски. Подав Росу бокал, девушка установила граммофон на пол, завела его и опустила иглу. Зазвучала медленная джазовая баллада с характерным для старой пластинки потрескиванием.

— Итак, уважаемая публика! — произнесла Нaоми, подражая голосу конферансье. — Мы начинаем наше представление! Сегодня и только сегодня вам посчастливится увидеть выступление непревзойдённой мисс Ларесс! Эксклюзивное шоу для единственного зрителя, — Наоми кокетливо улыбнулась и добавила: — Я тут вспомнила один из танцев, который танцевала, когда была совсем юной. Думаю, он тебе понравится…

Конрад отставил свой редчайший виски, давая ему время подышать, и откинулся в кресле перед камином, приготовившись смотреть, как самая красивая женщина, которую он когда-либо видел, будет танцевать для него одного.

Несмотря на то, что образ Наоми был лишён красок, девушка казалась вампиру прелестной — особенно, когда двигалась. Это было гипнотизирующее зрелище. Она танцевала, словно безо всяких усилий, посылая Конраду улыбки и подмигивая во время сложнейших пируэтов или замерев с высоко поднятой ногой в арабеске [79] .

Наоми жила настоящим моментом, умела от души смеяться и без устали флиртовала. Она от природы была чрезвычайно жизнерадостна, и именно это в ней зачаровывало и притягивало Конрада. За всю свою долгую жизнь Рос никогда не знал подобного состояния души. Впрочем, у Наоми имелась теория по этому поводу, которой она как-то поделилась: «Многие думают, что счастье просто возьмёт и свалится им на голову. Однако счастья нужно добиваться. А порой надо вцепляться в него и держать изо всех сил, даже если оно вырывается, отбиваясь руками и ногами».

Наоми убили, она лишилась тела, но всё равно цеплялась за любую возможность получить удовольствие от жизни, которая ей представлялась. И это вызывало у вампира уважение.

А теперь она танцевала так, будто инстинктивно знала, что должно было понравиться именно ему, как именно этого мужчину она могла привлечь. Как стать для него неотразимой. Тогда зачем же ему сопротивляться своему влечению? Зачем бороться с самим собой?

Потому что, в конце концов, он всё равно её разочарует, даже если она ответит на его чувства взаимностью.

Конрад действительно поправлялся в Эланкуре, но в любом случае у него не всё было в порядке с головой, и он по-прежнему страдал от припадков ярости и мучительных кошмаров. Что будет, когда он вернётся в реальный мир за стенами поместья? Удастся ли ему сдерживать себя и отказаться от крови своих врагов? Ведь он, как наркоман, пристрастился к силе, вливавшейся в него с каждой обескровленной жертвой.

На протяжении целых столетий враги Роса настойчиво искали хоть что-то, что было ему дорого. Впрочем, это являлось неписаным правилом мира Ллора. Бессмертные относились к смерти довольно равнодушно, так как жили очень долго, поэтому лучшим способом давления на них могла стать лишь угроза расправы с семьёй или возлюбленными. Конраду все эти годы нечем было угрожать.

Теперь же всё изменилось. У Роса впервые появился кто-то, кто действительно был дорог ему, и он опрометчиво позволил себе увязнуть в этих чувствах.

Вампир встряхнулся. Нет, его враги не могли причинить вред Наоми, не могли её похитить или поранить. Возможно, отчасти ему было так легко и спокойно с этой девушкой, потому что он знал, что и сам не сможет ничего ужасного с ней сотворить. Даже когда он освободится и даже если утратит контроль над собой, он не сможет причинить ей вреда.

Вот только как ему освободиться? Ни один из его братьев так и не вернулся с того самого дня, как он пытался убедить их в существовании Наоми — дня, когда они отправились в замок Обуздавших жажду — «Горное Облако».

И это могло означать лишь одно из двух.

Возможно, Кристоф узнал, что они отыскали Конрада и держат его живым. А каков второй самый главный закон Обуздавших жажду? Убивать падших без суда и следствия. Уже одно то, что они оставили Конрада в живых, могло считаться изменой против их короля. Кристоф, скорее всего, бросил братьев в темницу, пообещав отпустить, лишь когда они выдадут ему место нахождения Конрада.

Чего они, конечно же, никогда не сделают. Несмотря на все свои недостатки, семейные узы между братьями были нерушимы.

Какой была вторая перспектива? Братья могли пасть в бою. И Конрад не был уверен, что он чувствовал по этому поводу. В течение минувшей недели вампир со всей ясностью осознал, что если бы не они, он никогда бы не познакомился с Наоми.

Теперь, когда его разум частично просветлел, и он научился справляться со своей агрессией, мысль о потере всех троих вызывала у него необъяснимую гнетущую тревогу.

Тот разговор с Наоми о его прошлом пробудил в Конраде воспоминания и о хороших временах. Он вспомнил, как Николай раз за разом выручал его из самых разных переделок. И тот день, когда четыре брата приняли судьбоносное решение взять в свои руки оборону страны. Они поняли тогда, что кроме них больше некому. Конрад вспомнил, как был горд, что ни один из них не колебался ни на секунду, возлагая на себя подобную ответственность.

Если его братья до сих пор живы, он, пожалуй, не сможет их уничтожить, как планировал изначально. Конрад по-прежнему не желал иметь ничего общего с ними, но знал, что убить у него не поднимется рука…

— Ты совсем не хочешь попробовать виски? — спросила Наоми, прекратив танцевать.

— Что? — задумавшись, Конрад даже не сразу понял, о чём она — А, хочу.

Он планировал дать напитку подышать по минуте на каждый год его выдержки, но Наоми с таким нетерпением ждала, когда же он приступит. Так что Рос решил, что получаса должно быть достаточно, а со временем его вкус ещё больше раскроется. Конрад наполнил бокал и всколыхнул его, наблюдая, как виски растекается по хрусталю.

Делая первый глоток, мужчина едва удержался, чтобы не закрыть глаза от удовольствия.

— Мой Бог, вот таким он и должен быть.

У «Макаллана» был яркий и в то же время мягкий вкус, в котором отчётливо угадывались все ноты по отдельности и при этом сливались в цельный и идеально уравновешенный букет.

— Это лучше того, что ты обычно пьёшь? — поинтересовалась Наоми.

— Ты имеешь в виду виски или кровь? — уточнил вампир.

— И то и другое.

— Этот виски затмевает все остальные — и он лучше крови, которую мне доводилось пить.

Однако Конрад инстинктивно чувствовал, что та кровь никогда бы не сравнилась с кровью Наоми.

— Bien [80] , — сказала девушка и продолжила танцевать.

Наблюдая за движениями Наоми, Конрад невольно задумался, каково это было бы — пронзить клыками её бледную кожу? Если бы она была женщиной из плоти и крови, что бы он чувствовал, охватив её грудь двумя руками и одновременно высасывая кровь из её шеи?

Ещё никогда он не касался груди женщины. Временами Конрад пытался представить себе, какой могла бы быть на ощупь грудь Наоми, судя по тому, что он видел. Она, скорее всего, должна была мягко лечь в его загрубевшие ладони, так и напрашиваясь, чтобы он её сжал…

Конрад всегда страстно желал обрести женщину, которая бы принадлежала ему одному. Он мечтал, что не будет выпускать её целыми днями из кровати, пока не познает все возможные способы доставить ей удовольствие. Он хотел узнать, как заставить свою женщину тосковать по нему каждое мгновенье, пока его не будет рядом. И выкрикивать его имя, когда он, возвратившись, будет брать её тело.

Этим чувственным голосом с едва заметным французским акцентом.

Внезапно его разум заполонили фантазии — о том, как он мог бы сжимать её попку, одновременно посасывая её соски, или часами напролёт осыпать её тело ласками. А она бы снова и снова кончала для него…

— Ты выглядишь очень довольным, mon trésor [81] .

Конрад откашлялся в кулак.

— Должен сказать, ни одна из тех тюрем, в которых я раньше бывал, с этой не сравнится.

Особенно учитывая, что сокамерницей тут была такая соблазнительная красотка. Несмотря на то, что в нём всё нестерпимее росло желание расквитаться с Тарутом и поохотиться в своё удовольствие, Конрад осознал, что даже мысль о том, чтобы оставить Наоми здесь одну, вызывала у него невероятный внутренний протест.

Внезапно Наоми развернулась и запечатлела на его щеке обжигающий электрическими разрядами поцелуй. Конрад подозрительно сощурил глаза, но Наоми лишь засмеялась.

— Это называется симпатия. Ну же, повторяй за мной — сим-па-ти-я.

Рос только недавно предположил, что она флиртовала с ним, потому что это было свойственно ей от природы. Но могла ли она… могла ли она действительно быть им увлечена? Могла ли испытывать настоящее влечение — к нему, красноглазому падшему вампиру, покрытому шрамами с ног до головы? Может быть, она хотела чего-то большего от их отношений так же, как и он?

Впрочем, помимо него здесь попросту не было никого другого, кто мог бы завладеть её вниманием. У Конрада не имелось соперников.

— Почему ты решила продемонстрировать мне свою симпатию?

— Может, потому…. что я испытываю это чувство?

— Но почему?

— Почему, почему, почему? — рассмеялась Наоми. — Ты всегда подвергаешь сомнению всё хорошее, что случается с тобой?

— Да, когда в этом нет логики. Ты ничего не знаешь обо мне…

— Я знаю о тебе больше, чем любая другая женщина, n’est-ce pas [82] ? Тебе не нужно собираться с духом, прежде чем открыть мне все свои грязные секреты, опасаясь в тайне, что я в ужасе сбегу с воплями, узнав о них. Я и так всё знаю о тебе. И, как видишь, я до сих пор здесь, — её глаза сверкали, а губы украсила улыбка. — И уж вернее всего я знаю, что ты мой самый любимый мужчина. Dans le monde entier [83] .

— Потому что я один во всём свете, кто может тебя видеть и слышать.

Она снова только таинственно пожала плечами. Конрад знал, что Наоми могла всего лишь играть с ним, флиртуя и говоря ничего не значащую чепуху. Но, чёрт возьми, её слова задели его за самое сердце. Легче было притвориться, что он верит в искренность её чувств.

— А ведь ты даже понятия не имеешь, что нужно делать, когда кто-либо демонстрирует влечение к тебе, не так ли? — продолжила Наоми.

— Я… не знаю, — признался вампир. — Я не знаю, что должен делать. И я чувствую себя уязвимым. Порой ты заставляешь меня чувствовать себя слабым.

— Не представляю, как такой сильный мужчина, как ты, может чувствовать себя слабым? Меня это пугает. Что я должна делать по-другому, чтобы ты себя больше так не чувствовал?

Конрад провёл рукой по лицу и постарался найти правильные слова.

— Иногда я чувствую себя неуверенно в твоём обществе, потому что всё, что связано с тобой, и всё, что ты делаешь, столь чуждо для меня.

— Что, например?

— Твой смех. Порой мне кажется, что ты готова смеяться или дразнить меня каждое мгновенье своей жизни.

— Похоже, я просто très terrible [84] . Как ты меня выносишь? Наверное, только благодаря твоему ангельскому терпению и невозмутимости, — изрекла Наоми и плеснула ему ещё виски в бокал.

Глава 20

Окончив танец, Наоми проплыла по воздуху и опустилась в кресло рядом с тем, в котором сидел Конрад.

Погружённый в свои размышления вампир молча пододвинул оба кресла ближе к камину. Рос продолжал относиться к ней, словно она была живой женщиной, а не призраком. Он открывал перед ней двери и часто подавал руку, несмотря на то, что она физически не могла её принять, чтобы опереться.

Подобные мелочи делали привлекательность этого мужчины в глазах Наоми всё более и более неотразимой.

— Конрад, на что была похожа твоя жизнь, когда ты служил Капслиге?

— Она подчинялась строгой дисциплине, — коротко ответил он, ни на мгновение не сомневаясь, к чему она клонит.

— Наверное, ужасно тяжело было переносить воздержание? — Наоми настойчиво пыталась разузнать побольше об этой части его жизни. Вероятно, с не меньшим упорством, чем он добивался от неё согласия выкрасть ключ. По крайней мере, в недавнем прошлом.

Конрад перестал настаивать — потому что его братья больше не появлялись.

Наоми подозревала, что Конрад чувствовал себя покинутым, потому что они так и не вернулись. Неизвестность, должно быть, тягостно довлела над ним, ведь он понятия не имел, что с ними произошло. Однако вампир не показывал своей тревоги.

— Почему ты так этим интересуешься? — спросил Конрад, делая глоток. Наоми могла ожидать, что он станет пить прямо из горла бутылки, однако Рос с изяществом медленно потягивал напиток из бокала.

— Потому, что я хочу знать о тебе больше.

— Тогда почему бы тебе не расспросить меня о Великой Войне, о нашей величайшей победе или самой успешной обороне?…

— Может быть, потому что я женщина?

— С этим не поспоришь, — заметил Конрад, отсалютовав ей бокалом. — Спрашивай, что пожелаешь.

Наоми устроилась поудобнее, словно на самом деле сидела в кресле.

— Ты воздерживался только по причине своей клятвы?

— Ты же слышала моих братьев — Росы держат данное слово. Одного этого было бы достаточно. Впрочем, у меня не было так уж много искушений. Здоровые женщины рядом с линией фронта встречались редко. Да и те немногие, что имелись, немедленно попадали под чары Мёрдока, — Конрад уставился в бокал. — Кроме того, конец службы уже маячил на горизонте. В Капслиге служили с тринадцати до тридцати семи лет. Мне оставалось совсем немного.

— Держу пари, ты считал дни до окончания.

— Когда были временные затишья в войне — да, — брови Конрада сошлись над переносицей. — Но потом я умер.

— Неужели не было девушки, которая заставила бы тебя потерять голову? Ты, правда, никогда не влюблялся?

— По правде говоря, в моей жизни не хватало времени даже чтобы задуматься о подобных чувствах. Каждый день я сражался в битвах, а ночами боролся с вампирами. Все были озабочены лишь одним — чтобы выжить, — Конрад сделал очередной глоток и замолчал. Взгляд мужчины на несколько долгих мгновений сделался абсолютно отстранённым. Возможно, заново переживал все ужасы той своей жизни? Когда Наоми уже собралась, было, вернуть его к разговору, он моргнул и спросил: — А что насчёт тебя? Ты любила своего нефтяного магната?

— Ничуть.

И он её не любил. В ту ночь, когда Луис орудовал своим ножом, Наоми поняла его лучше, чем когда-либо ранее. Луис пришёл в бешенство не потому, что желал быть вместе с ней, а потому, что хотел наказать Наоми. И не имеет значения, какие чувства он разыгрывал над её телом, он убил её просто со зла.

— А мужчины, с которыми ты была, ты любила хоть одного из них?

— Я испытывала сильную привязанность. Однако всепоглощающей любви между нами, конечно, не было.

— Но почему никто так и не смог тебя добиться? — Конрад даже наклонился ближе, будто ответ на этот вопрос имел для него какое-то особое значение.

— О, это не их вина. Просто я так и не смогла найти мужчину, равного себе.

— А они… удовлетворяли тебя?

О, если этого и не происходило в начале отношений, Наоми заботилась о том, чтобы в конечном итоге всё наладилось.

— Я принимала для этого меры, — сообщила девушка. — Видишь ли, я никогда не страдала излишней застенчивостью и не стеснялась сказать мужчине, чего ожидала от него, или в чем нуждалась.

Конрад удивлённо приподнял брови. У него на лице было написано, что он жаждал расспросить её об этом, однако Наоми была намерена вернуть разговор к той теме, с которой начала: — Конрад, но как же ты справлялся со своими физическими потребностями?

Лицо мужчины залила краска.

— Понятно, — обронила она.

— И часто, — признался вампир севшим голосом.

— Тебе, наверное, было безумно интересно, каково это по-настоящему?

Конрад заколебался, но затем встретился с ней взглядом.

— До сих пор интересно.

Наоми медленно выдохнула, впервые в жизни приходя к выводу, что она, вероятно, всё же способна влюбиться без памяти в мужчину.

Девушка полагала, что сможет легко справиться с Конрадом, потому что ни одному представителю мужского пола прежде не удавалось затронуть ее сердце. А также потому, что она была опытна, а он нет.

Однако Конрад Рос оказался не обычным мужчиной. На самом деле даже не совсем мужчиной. Он был бессмертным мужем, никогда не знавшим женщины. И он, со всей очевидностью, безумно желал познать эти чувства. Наоми ощущала неуловимую страстность внутри него — пламя, тлеющее и ждущее часа, когда оно сможет вырваться на свободу.

И теперь Наоми захотелось быть той женщиной, которая высвободит этот огонь. И никогда ещё она не сетовала на свою бестелесность с большей силой, чем сейчас.

— Ты, действительно, никогда не прикасался к женщине интимным образом? Ни единого раза… даже не целовался?

Плечи вампира напряглись.

— Достаточно вопросов. Я же сказал, я не хочу обсуждать это с тобой.

— Но почему нет? — возразила девушка, отмечая про себя, что он ничего такого не говорил. «Mon Dieu [85] , ни одна женщина никогда не предлагала ему свои губы», — поразилась Наоми. — Мои вопросы тебя смущают?

— А они не должны? — он отвёл взгляд и добавил сквозь стиснутые зубы: — Разве хоть один мужчина согласился бы, чтобы прелестная девушка узнала о нём такое?

— Если бы я не знала тебя лучше, то сочла бы подобный комментарий своеобразной попыткой флирта.

— Своеобразной попыткой? — нахмурился Конрад. — В противовес нормальной ситуации, когда мужчина более опытен? Явижу, ты намеренно испытываешь моё терпение. Тебе нравится то, что я никогда не буду равен тебе в этом.

— Конрад, это глупо.

— Неужели?

— Mais oui [86]. Яскажу тебе прямым текстом. Если бы ты мог, и если бы я была способна, я бы уже соблазняла тебя — в эту самую минуту.

Руки вампира сжались в кулаки, а губы слегка приоткрылись, демонстрируя Наоми его белые зубы и такие сексуальные клыки.

— Ты обожаешь дразнить меня, да? — Конрад встал и устремился к окну. Вглядываясь в бушующую непогодой ночь за стеклом, он добавил: — Не нужно говорить мне слова, которые на самом деле ничего не значат для тебя.

— Яникогда так не поступаю.

Этот мужчина был роскошным бессмертным, шести с половиной футов ростом и в придачу ко всему неопытным в сексе. Наоми страстно желала заполучить его. И это было истинной правдой.

— Тогда тебя влечёт ко мне лишь потому, что здесь больше не из кого выбирать.

— Это не так, — снова возразила девушка, поднялась и подошла к нему.

— Не так? Значит, я похож на мужчин, которые побывали в твоей постели?

— Нисколько.

— Тогда с чего тебе хотеть соблазнить меня?

Наоми не ожидала подобного вопроса.

— Меня влечет к тебе, потому что я никогда не была с таким, как ты. Конрад нахмурился ещё сильнее:

— С красноглазым вампиром?

— Со зрелым, сильным мужчиной, состоящим из одних мускулов, в которые я безумно хочу вцепиться пальцами.

Вампир опустил бокал на подоконник, но Наоми успела заметить, как дёрнулся его кадык, когда он судорожно сглотнул. Затем он обернулся к ней и шагнул ближе, надвигаясь, вырастая громадой своего роста над девушкой. А она начала отступать назад, точно как тогда в душе, пока не упёрлась спиной в стену.

Подняв свои скованные руки над головой Наоми, он вновь навис над ней всем телом.

— Что если я сам предпочёл бы роль соблазнителя?

О, это было в его духе. Он был столь возбуждающе деспотичен.

— Почему ты всегда пытаешься прижать меня к стене?

— Может быть, я не делал бы этого, если бы ты не исчезала каждый раз. Ты такая же неуловимая, как воздух, и это чертовски сводит с ума, koeri [87].

— Что это значит?

— Это значит — приманка.

Наоми изумлённо захлопала ресницами.

— По-твоему, назвать меня синонимом «рыбьей наживки» значит проявить нежность?

— Синоним тут «искушение». Ты соблазняешь меня, выманивая из мрака моего безумия, — произнёс он и, понизив голос, добавил: — Пожалуй, лишь это влечение к тебе пробуждает во мне волю бороться с сумасшествием.

— Ты последуешь за мной куда угодно? — спросила Наоми и прикусила нижнюю губу.

— Даже под солнце, — отозвался Конрад, и чувствовалось, что он напряжён, как натянутая струна. Это были не пустые слова Они вырвались сами собой, от чистого сердца. — Ты сказала, что обучишь меня, как соблазнить мою Невесту. Я желаю получить первый урок.

Все мысли разом улетучились из головы Наоми.

— Урок? — на свою удачу, Конрад был слишком притягателен, чтобы она смогла ему противиться. — О, да. Что ж, если ты удерживаешь женщину в положении, подобном этому, ты можешь для начала сказать ей комплимент.

Пристально глядя вниз на Наоми, он проговорил:

— Значит, я могу сказать ей, что у неё поразительные глаза? Что я постоянно думаю о том, какого они потрясающего цвета?

— Ей очень, очень это понравится. Затем ты можешь заключить её лицо в ладони и, возможно, провести по её губам большим пальцем, — продолжила Наоми и увидела, как дёрнулись мускулы на руках вампира.

Она поняла, что он сжимает кулаки над её головой, отчаянно желая прикоснуться к ней.

— И как я пойму, вызываю ли я у неё ответный интерес?

— Возможно, она обовьёт твою шею руками, чтобы притянуть тебя ближе, — произнесла Наоми, сжимая собственные руки в кулаки, чтобы удержать их там, где они были. Она неистово желала запустить пальцы в длинные волосы на его затылке, до боли хотела хоть как-то прикоснуться к нему. Но не могла. И никогда не сможет.

«Я никогда не смогу почувствовать, как перекатываются его мышцы, в то время как он доводит меня ласками до безумия. Никогда не увижу то мгновенье, когда он, сдавшись своему вожделению, потеряет последний контроль над собой».

Наоми знала, что никогда не сможет насладиться этим мужчиной — и эгоистично хотела, чтобы он не достался ни одной другой.

— И что я должен делать затем? — его голос казался и резким, и мягким одновременно, словно хороший виски.

Наоми почувствовала себя опьянённой, будто пила вместе с ним.

— Ты посмотришь ей в глаза и наклонишься, чтобы прикоснуться к её губам.

— Прикоснуться своими губами? — его привычная сдержанность сдавала позиции, и Конрад уже казался столь же захваченным происходящим, как и Наоми. И ей безумно это нравилось. — А что если я хочу чего-нибудь более серьёзного?

«Более серьёзного? О, да!»

Наоми пришлось хорошенько встряхнуть себя.

— Большинство женщин предпочитают, чтобы их соблазняли не спеша. Тебе придётся подождать, растянуть удовольствие. Но когда твоя леди начнёт задыхаться, ты можешь более настойчиво завладеть её ртом.

— Как?

— Медленно скользни языком внутрь и дразнящим прикосновением поласкай мой… её, — Наоми тряхнула головой. — Её язык.

Вампир пробежался кончиком языка по своим клыкам, от чего Наоми едва не растаяла.

— Дразнящим прикосновением?

— Т-ты можешь свести женщину с ума одним лишь поцелуем, если сделаешь всё правильно. Понимаешь… хм-м-м… так сладчайше медленно и томительно.

Конрад придвинулся ещё ближе, настолько, что между ними засверкали электрические разряды.

— А когда я смогу прикоснуться к ней?

Наоми подняла на него взгляд и увидела, что глаза вампира превратились из кроваво-красных в сверкающе-алые, словно внутри них полыхало пламя.

— Если она застонет, ты можешь прикоснуться к её шее. Может быть, даже пройтись костяшками пальцев от её ушей до ключиц и ниже, чуть коснувшись округлости груди. И если ей это понравится, ты можешь проделать тот же путь своими губами.

— А затем? — выдохнул он.

— Что подсказывает тебе твой инстинкт?

— Мой инстинкт говорит мне, — его жадный взгляд задержался на её ушных раковинах, прошёлся по ключицам и скользнул ниже, к груди, — продолжать двигаться вниз. Делать что угодно, лишь бы мои губы оказались на твоих грудях. Её грудях.

Представив это, словно наяву, Наоми изящно выгнулась вперёд, приподнимая свою грудь навстречу мужчине.

— Как ты станешь их целовать?

— Я буду целовать их вокруг сосков, медленно проводя губами по коже. Ей это понравится?

— Она, возможно, даже обхватит твою голову, постанывая и прижимая тебя ещё ближе.

— Потом я сомкну губы вокруг одного из твоих сосков…

— Ты имеешь в виду её, твоей Невесты, — поправила Наоми, но Конрад медленно покачал головой.

— Когда я представляю, что целую кого-то, я вижу тебя. Только тебя, Наоми. Я не могу притворяться, что это не так.

— Мне это приятно, Конрад. Потому, что я не хочу, чтобы ты целовал другую женщину, — пробормотала она.

— Почему?

— Я буду ревновать и захочу выцарапать ей глаза за то, что она целует моего вампира, — Конрад нахмурился, но едва открыл рот, как девушка его оборвала: — Je suis sérieuse [88] . Ну, расскажи же мне, что ты станешь делать со мной дальше?

Явно отбросив попытки определить, говорила ли она правду, Рос продолжил:

— Я зажму один из твоих сосков между губами, и стану посасывать его…

— Сильно? — выдавила она.

— А тебе так понравится? — когда в ответ она кивнула, он не стал сдерживать стон. — Тогда я стану сосать их сильно и ласкать одновременно кончиком языка.

Веки Наоми грозили вот-вот сомкнуться. Он был такой сексуальный, такой мужественный. Весь преисполнен мощи. Как её вообще когда-то могли прельщать мягкие, покорные бизнесмены с их менталитетом в стиле «да, дорогая»?

— А я представила себе, как бы ощущались твои губы на моей груди, — призналась Наоми. Короткий, резкий звук вырвался из груди мужчины.

— А я пытаюсь представить, какими были бы твои груди, если бы я действительно мог сделать с ними всё то, чему ты меня научила.

— Ты тоже хочешь быть способным к ним прикоснуться?

— О, мой Бог, да, — быстро ответил он и покраснел.

— Ты часто о них думаешь?

Конрад заглянул ей прямо в глаза.

— Бывают минуты, в которые я думаю о них чуть меньше, чем в другие.

Наоми гортанно рассмеялась, а Конрад, казалось, не мог поверить, что ему удалось её развлечь.

— А что ты будешь делать, когда я буду целовать их?

— Мои руки пройдут лаской вдоль всей твоей спины.

Конрад опустил ладони, пытаясь прикоснуться к Наоми, и она прикрыла глаза. Его ладони, такие большие, полностью накрыли контур её груди.

Девушка нежно застонала, почувствовав лёгкие электрические разряды по всей линии прикосновения.

— Я стану ловить ртом воздух от восторга каждый раз, когда твои мышцы будут перекатываться под моими ладонями. А затем я сожму твои бёдра, чтобы показать, что мне нужно больше, — Конрад приподнял брови, и она пробормотала: — К тому моменту я уже потеряю голову окончательно.

— Значит, ты не станешь меня останавливать, если… — он сглотнул, и его голос упал на октаву ниже. — Если я попытаюсь забраться рукой под твоё платье?

— Останавливать? Я положу твою ладонь на мои трусики, — ответила она, вырывая у вампира ещё один отчаянный вздох.

— Я запущу свои пальцы под это чёрное кружево и сорву их.

О, этот мужчина определённо думал о большем, чем только лишь о том, как будут её груди ощущаться у него в руках.

— Конрад, я буду влажная для тебя.

Его глубокий рокочущий голос сделался низким, когда он прохрипел:

— А я буду таким чертовски твёрдым для тебя.

— Тебе захочется меня укусить?

— Да, — выдавил он сквозь стиснутые зубы. — А ты мне позволишь?

Она позволит ему всё, что он пожелает.

— Я ни в чём тебе не откажу.

— Тогда я укушу тебя в шею, и твои груди тоже. И твои бледные бёдра, чуть повыше чулок.

Сколько страсти было в этом мужчине. Наоми едва не всхлипнула.

— Мы опять это делаем, играем словами, бросая друг другу фразы, сплетая их.

— Как будто танцуем.

Она покачала головой и прошептала:

— Словно занимаемся сексом.

Конрад заглянул ей в глаза так пристально, что Наоми показалось, будто её окутал огонь.

— Наоми, ты заставляешь меня желать, чтобы в меня вдохнули жизнь. Только я хочу, чтобы это сделала ты. И никто другой.

Глава 21

Это был второй по счёту сексуальный опыт Конрада, если считать тот раз в душе с Наоми.

У этой девушки не было тела, прикосновение к которому он мог бы почувствовать, а у него не было эрекции, но всё равно ощущения оказались ошеломительными. Поэтому Конрад даже представить не мог, что испытал бы, если бы они познакомились, когда ещё оба были живы.

Естественно он знал, что то, что происходит между мужчиной и женщиной, доставляет удовольствие. Однако Конрад никогда не ожидал такого эмоционального накала, столь бурного трепета, охватившего его при осознании, что Наоми испытывает к нему желание. Никогда ещё он не чувствовал уверенности, что женщина, если он решится ей овладеть, будет для него влажной и вцепится в его бёдра, желая большего.

Наоми приподнялась на носочки и легонько потёрлась своей щекой о его. Конрад почувствовал электрические разряды, но не ощутил прикосновение кожи девушки. Он попытался представить, какой мягкой она должна была казаться.

— Я хочу чувствовать тебя, Наоми. Я хочу быть в тебе.

Она закрыла глаза и прикоснулась своими губами к его губам.

— Бог мой, как бы я хотела быть из плоти и крови.

Вампир застонал, услышав в её голосе неутолимое желание. Подобное положение вещей приводило Роса в отчаянье. Он хотел её сильнее, чем любую другую женщину на свете — и был уверен, что будь она жива, Наоми вдохнула бы в него жизнь. А ещё Конрад верил, что она приняла бы его таким, каков он есть.

«Но я не могу ей обладать…»

С тихим проклятием на устах Конрад уронил руки, и они прошли сквозь Наоми. Отвернувшись от девушки, он заметался по комнате, останавливаясь время от времени только для того, чтобы в бессильной ярости ударить кулаком о стену…

Вампир сумел взять себя в руки лишь, когда штукатурка под его ударами уже вот-вот грозила обратиться в порошок. Конрад бросил быстрый взгляд на Наоми, но она смотрела на него так, будто он достал ей луну с неба. Чёрт возьми, Рос мог привыкнуть к таким взглядам.

Если он попросит её о большем, не сочтёт ли она его смешным? Они знали друг друга совсем недолго. У неё был опыт, а у него… нет. К чёрту всё — он должен был узнать.

— Ты бы хотела быть со мной? Если бы могла? Не только для секса?

Наоми грустно улыбнулась в ответ.

— Где-то там, в реальном мире, тебя ждёт твоя предначертанная тебе судьбой Невеста.

— Наоми, может быть, это ты… ты моя Невеста.

При этих словах у Наоми замерло сердце, но она заставила себя спросить:

— Тогда почему я тебя не пробудила? Твоё сердце не бьётся, и ты, как и прежде, не дышишь. И физически… никак не реагируешь на меня.

— Я думаю, что мои инстинкты вампира не распознают тебя как мою Невесту, потому что на деле ты не существуешь, — ответил он. — Я должен знать, не игра ли это для тебя? Не играешь ли ты со мной, потому что я просто подвернулся под руку как удачная возможность развлечься?

— Я не играю с тобой, Конрад. Но даже если бы между нами не было никаких физических барьеров, я не знаю, вышло бы что-нибудь у нас или нет. Мы слишком разные.

— Что, чёрт возьми, ты хочешь сказать этим «слишком разные»?

— Ничто на свете для меня не может быть ценнее жизни. Я жажду её настолько, что готова кричать от безысходности. А ты… уничтожаешь жизнь. И, кажется, будто для тебя это ничего не значит.

— Да, я убиваю. И это единственное, что я умею делать лучше всего.

— Знаешь, если бы ты делал это из самозащиты или ради благого дела, в которое веришь, я могла бы понять. Но лишать жизни ради денег? Я никогда не смогла бы смириться с этим.

— А если я… покончил бы с этим? Что если я бы тебе сказал, что когда я рядом с тобой, мне хочется стать лучше? Это ничего не значит для тебя?

— Это значит очень многое! — отозвалась Наоми, подняла руку и прижала ко лбу. — Однако это всё пустое. Если только ты не знаешь, как воскресить привидение.

— Нет, не знаю. Но это не означает, что такой возможности не существует. Если потребуется, я готов потратить века на её поиски.

«Века. Сотни лет ежемесячных пыток при свете серебристой луны», — грустно подумала девушка.

— Одно ты должна понять, Наоми. Я сделаю это независимо от того, захочешь ли ты большего от наших отношений или нет. Не хочу, чтобы это повлияло на твой ответ.

— Конрад, ты серьёзно?

«Я должна быть с тобой… Я хочу, чтобы мы попробовали…»,— ей так хотелось это сказать, эти слова буквально рвались из неё.

Конрад открыл рот, чтобы ответить и вдруг замер.

— Снаружи кто-то есть, — вампир устремился к окну и раздвинул портьеры. И тут же сердито нахмурился. — Прекрасно. Мои невестки решили заскочить в гости.

Наоми украдкой приблизилась и тоже выглянула в окно. Две изящные женщины вышли из спортивной машины и поспешили к дому, чтобы поскорее укрыться от непогоды. — Это и есть валькирии? Они великолепны. Неужели все женщины мира Ллора выглядят так же?

— Не все. Та рыжеволосая — это Мист Желанная. Она вместе с Николаем. А блондинка — Кэдрин Холодное Сердце — она женщина Себастьяна.

Наоми так много слышала о них обеих, что девушке казалось, будто они уже знакомы…

— Их я тоже собирался убить, — добавил Конрад. Когда Наоми уставилась на него полным негодования взглядом, он поднял скованные руки в примирительном жесте. — Собирался. Прошедшее время. Видишь? Я исправляюсь.

Поджав губы, Наоми внимательно изучала его. Было похоже, что вампир не лгал.

Не дойдя полпути до дома, валькирии остановились на покрытой грязью подъездной дорожке и начали спорить друг с другом, чем вновь привлекли внимание Наоми. Мист, казалось, не хотела впускать Кэдрин в поместье. Когда их спор перерос в драку, Наоми потрясённо распахнула глаза.

«О, нет, я их совсем не знаю», — поняла девушка.

— Да они же колотят друг друга, — сказала она, не веря своим глазам. — Я полагала, что у валькирий крутой характер, ведь Кэдрин наёмная убийца, но чтобы драться друг с другом!

Конрад пожал плечами.

— Боюсь, эта свирепость у них в крови. Они любят подраться.

— Я не позволю тебе! — прокричала Мист и нанесла Кэдрин удар кулаком по лицу. Вторая валькирия вытерла рукавом кровоточащую губу.

— А ты по-прежнему бьёшь без предупреждения. Как в первой нашей Гонке за Талисманом.

И это только начало. Если ты выдашь Конрада Кристофу, братья в глубине души никогда не простят нас. Если бы они хотели его сдать, то сделали бы это сами!

Кэдрин оттолкнула Мист от себя.

— Не знаю, как насчёт тебя, но я хочу своего мужа назад!

«Значит, Кристоф их пленил? И не освободит, пока не получит Конрада?» — подумала Наоми и окинула вампира взглядом.

— А вот и ответ на вопрос, куда же они запропастились, — изрёк Рос с непроницаемым выражением лица.

— Я тоже этого хочу! — воскликнула Мист и пихнула Кэдрин в ответ. — Но так не пойдёт! Николай искал Конрада целую вечность. Столько переживаний, столько усилий, и всё коту под хвост?

Похоже, Николай до сих пор не сдался в отношении брата — ведь он его не выдал.

— Постой-ка, — Мист прищурилась. — Что, чёрт возьми, мы с тобой делаем? Мы же валькирии — а если валькирии чего-то хотят, они идут и берут это.

— Что ты хочешь сказать? — спросила Кэдрин.

— Кристоф не хочет отпускать наших мужчин? В таком случае придётся преподать Кристофу урок. Я предлагаю захватить весь его чёртов замок.

В глазах Кэдрин загорелся опасный огонёк.

— Да, чёрт побери.

— Да только из нашего ковена Реджин, Кара и Анника всё сделают за шанс надрать вампирам задницу, и не важно, каким. И им будет плевать, что при этом они помогают парочке других таких же вампиров, как те, с которыми сражаются, — продолжила Мист. — А я знаю «Горное Облако» изнутри, как свои пять пальцев.

Губы Кэдрин искривились в опасной ухмылке.

— Добудем ещё клыков для моей коллекции, — согласилась она.

В следующий момент валькирии исчезли так же быстро, как и появились.

— Задайте им, девочки, — тихо сказал Конрад.

— Эти хрупкие женщины на самом деле могут развязать войну?

— Они могут казаться миниатюрными, но каждая из них способна поднять поезд, — рассеянно заметил погружённый в какие-то свои мысли вампир. — Кристоф сидит там у себя на другом конце мира и не догадывается, что только что на него спустили все силы ада.

Глава 22

Людям, страдающим расстройством психики, желательно всё упрощать и расставлять по полочкам.

Пытаясь справиться с реальностью, чтобы хоть как-то вписаться в нормальную жизнь, Конрад решил смотреть на своё существование как на путь к достижению всего двух целей — получать желаемое и уничтожать все препятствия, мешающие этому.

То, чего он желал сейчас, вампир видел со всей ясностью — он хотел обладать Наоми, во плоти и крови.

Однако Рос томился в заточении, у Наоми отсутствовало тело, и над ними обоими, возможно, довлело проклятие Тарута. Одна цель и три препятствия.

Таким образом, список первоочередных действий не вызывал вопросов, и этот список был коротким. Получить свободу, покончить с Тарутом. Выяснить, как воскресить Наоми.

Каким бы невозможным ни казалось последнее, Конрад знал, что нужно лишь отыскать подходящего чародея и принудить его сделать это. Хотя вампиру было прекрасно известно, что во всём мире и даже во всех других измерениях вселенной найдётся не так уж много колдунов, способных воскресить умершего. А уж тех, кто согласится это сделать, и того меньше.

Что касается его заключения — совершенно очевидно, что его братья не вернутся. По крайней мере, не в ближайшее время, пока не закончится война. Если им вообще удастся выжить.

Смогут ли валькирии взять приступом «Горное Облако»? Определённо это возможно. Однако им потребуется время для подготовки.

Время, которого у Конрада не было. Запасы крови в холодильнике рано или поздно закончатся. Кроме того, проклятие Тарута не давало Росу покоя.

А значит, сегодня было самое время начинать работать над пунктами его списка.

Едва Конрад проснулся вечером, Наоми принесла ему чашку крови и отправилась на очередную охоту за газетами. Всё складывалось удачно. Он хотел, чтобы она ушла. Схватив банное полотенце, вампир устремился вниз по лестнице.

Так или иначе, Конрад был намерен снять наручники. И, если сломать их невозможно, значит, оставался лишь один способ.

В старом сарае он отыскал топор. Чурбан для рубки дров стоял рядом.

Если он будет пить много крови, то сможет восстановить руку за три или четыре дня. Правда, ему придётся рубить их по очереди. Так что полная регенерация займёт как минимум дней шесть. А это значит, что он пропустит вечеринку, обещавшую так много возможностей для охоты. Без рук убивать становится весьма затруднительно…

Внезапно Конрад услышал… телефонный звонок? Нахмурившись, вампир быстро пошёл на едва различимый звук и оказался в небольшой гостиной в отдалённой части дома.

Звонок, казалось, доносился из-за стены. Повесив полотенце на плечо, Конрад поднял руки и хлопнул по ней ладонями — стена глухо отозвалась, словно была полой. Губы Конрада изогнулись в ухмылке. Подвижная панель. Ему уже доводилось видеть такие в старых домах.

Конрад внимательно осмотрел панель, определив, где она начиналась и заканчивалась, и попытался отыскать запор. Возможно, он был спрятан под обшивкой. Конрад ощупал бывшее некогда белым, но потемневшее от времени, дерево.

«Вот он!»

Вампир нажал и услышал тихий щелчок.

Отодвинув панель, он обнаружил, что прямо за ней были складированы газеты. Впрочем, Наоми не требовалось открывать двери, чтобы войти.

Оказавшись внутри, мужчина прищурил глаза. Это была танцевальная студия — её студия — с закреплёнными вдоль стен станками и полностью отделанная зеркалами. Итак, он нашёл то самое «то там, то здесь», где укрывалась Наоми, её секретное место.

Откровенно женственное пространство, декорированное в приглушённых розовых и красных тонах, драпированное шёлком и украшенное обсыпающимися позументами. Однако все зеркала были разбиты, как будто кто-то бил по ним кулаком — или обрушил на зеркальные поверхности телекинетический удар.

У дальней стены стояла небольшая раскладушка. На ней лежали одеяла, которые всё равно не могли согреть Наоми. Небрежно брошенная пара ни разу не надетых балетных туфель валялась поверх одеял. Рядом со стоящим на полу сейфом Конрад заметил внушительную груду гальки и ящики с ликёром.

На столе он обнаружил массу всякой всячины, разложенной так, словно это были сокровища. Среди прочего там лежали зажим для денег Себастьяна, уже умолкший телефон Николая и гребень для волос из кармана Мёрдока. Судя по всему, гребень приглянулся Наоми, и она стащила его.

«У неё будет тысяча таких», — решил Конрад.

Рос медленно обходил гнёздышко своей миниатюрной призрачной хозяйки, наполненное безделушками, украденными девушкой у жильцов поместья. Видимо, эти вещи позволяли ей чувствовать связь с миром живых. В замешательстве Рос опустился на раскладушку. Это всё, что было у Наоми. И в Эланкуре сосредоточен весь её мир.

«Несмотря на это ты грозил сжечь его дотла».

Конрад попытался представить себя на её месте, каково это быть запертым здесь, словно в ловушке. И хотя он и сам не мог покинуть поместье, Конрад всё же, в отличие от Наоми, знал, что рано или поздно выберется отсюда.

Не мудрено, что она так сильно к нему привязалась. Эта девушка, должно быть, доведена до отчаянья.

Вампир почувствовал, как задел что-то задником сапога, наклонился и увидел альбом в кожаном переплете. Смахнув слой пыли с обложки, Рос открыл его, не обращая внимания на протестующий скрип кожи, потерявшей от времени эластичность.

Страницы были аккуратно пронумерованы, а содержимое — театральные афиши и статьи об успехах Наоми — тщательно покрыты тонким слоем воска.

Конрад поднял взгляд, отчасти ожидая, что в любую минуту она появится здесь и примется распекать его за вторжение. Однако девушка без сомнений увлеклась охотой за газетами, словно терьер, которому бросили кость. Поэтому Конрад начал читать…

Одна из статей была озаглавлена «Балет для бастардов? Культурной элите придётся потесниться». В статье цитировали Наоми, заявившую, что дети из Французского Квартала и Сторивилля [89]обязательно будут обеспечены местами на её представлениях.

В другой статье мисс Наоми Лapecc и её друзья обвинялись в неоднократном нарушении законов округа о благопристойном поведении.

«Русский князь и местная балерина» — гласил очередной заголовок. Пальцы Конрада впились в кожаный переплёт.

«Везде эти чёртовы русские!»

Когда репортер спросил Наоми, не намеревается ли она в ближайшее время переехать в Москву, она ответила: «Уехать из Нового Орлеана? Никогда, и уж точно не ради мужчины, князь он или нет Этот город в моей крови». Что ж, слова Наоми стали пророческими, даже смерть не заставила её покинуть Новый Орлеан.

Почему Конрад решил, что Наоми может выбрать его, если она отвергла даже князя? Разочарование тяжким грузом легло на сердце вампира Недавно она сказала ему, что они слишком разные. В любой другой ситуации эта девушка, скорее всего, даже не удостоила бы его повторным взглядом.

С другой стороны, в России чуть ли не каждый второй был князем!

Конрад уже собирался отложить альбом, когда заметил в самом конце небрежно вложенную вырезку, выделявшуюся на фоне общего собрания навощённых страниц. Вырезка не была обработана воском и распадалась на части от времени.

Нахмурившись, мужчина всмотрелся в выцветшие строки, пытаясь разобрать написанное.

«Известная балерина безжалостно убита отвергнутым нефтяным магнатом.

В субботу вечером в собственном доме была убита широко известная и досточтимая жительница Нового Орлеана, Наоми Ларесс. Балерину заколол ножом в грудь Луис Робишо, один из самых влиятельных представителей городской элиты. Сразу после этого он покончил с собой, перерезав себе горло.

…её прошлое туманно и покрыто тайной, однако Ларесс сумела подняться на вершины славы и стать профессиональной танцовщицей, получившей национальное признание как прима-балерина…

«Это было так ужасно», — заявила одна из свидетельниц, пожелавшая сохранить анонимность, поскольку на вечеринке подавалось запрещённое законом спиртное. — «Она ещё дышала, когда он повернул нож в ране и сказал ей, что хочет, чтобы она почувствовала это! Кровь была повсюду, на ней, вокруг неё. Я подумала, что упаду в обморок».

Трясущиеся руки Конрада стиснули альбом. Он уставился в растрескавшееся зеркало, и его глаза пылали красным так сильно, как никогда прежде.

Наоми была не просто убита, этот монстр сделал всё возможное, чтобы она… страдала. Конрад знал, что её закололи ножом. Тысячу раз представлял себе, какую боль она, должно быть, испытала. Однако он и вообразить не мог, что кто-либо способен был не просто вонзить клинок в её хрупкую грудь, но и провернуть лезвие внутри, говоря ей, чтобы она прочувствовала это как следует.

«И я даже не могу прикончить этого ничтожного ублюдка».

Ошеломлённый открывшимися ему подробностями смерти девушки, Рос рассеянно накрыл ладонью её, словно кукольные, туфельки и поглаживал пальцами шёлковую поверхность. Смерть Наоми была ужасающей, её посмертное существование жалким, но Конрад мог сделать его лучше.

Нужно только освободиться.

Даже если Наоми не испытывала к нему такого влечения, какое он испытывал к ней, эта девушка была замечательной и заслуживала лучшей участи. И уж точно лучшего отношения с его стороны.

Теперь его решимость укрепилась ещё больше. Вампир отложил туфельку и устремился прочь из студии.

Подойдя к чурбану для рубки дров, Рос схватил топор. Цепи, сковывавшие его руки, существенно осложняли задачу, однако он думал, что сумеет замахнуться так, чтобы справиться с одного удара.

Не было ли это сущим безумием? Нет. Он сделает это ради Наоми.

«Так чего же ты ждёшь?»

Поднимая топор, Конрад безжалостно взглянул на свои руки.

Эти руки — препятствие.

Глава 23

— Я смогу её достать. Наверное, — пробормотала Наоми, пожирая взглядом газету. — А, может, и нет.

В конце концов, она решила, что эта газета не стоит таких усилий. Наоми отвернулась, хотя, вполне возможно, могла её раздобыть, но теперь это не трогало её так, как прежде. Безмятежно дул лёгкий бриз, на безоблачном небе сияли звезды, и Наоми никак не могла перестать улыбаться, вспоминаю вчерашнюю ночь, пока парила вдоль подъездной дорожки к дому.

Она решила, что отдаст ключ Конраду сегодня же, так как была уверена, что он поклянётся ей не причинять вреда своим братьям.

И тот взгляд его глаз… Каким бы невероятным это ни казалось, Наоми верила, что он искренне желал совместного с ней будущего.

И она в ответ безумно хотела этого захватывающего дух вампира.

Разозлится ли он из-за ключа? Наверняка. Однако в какое бы бешенство он ни пришёл, рано или поздно Рос остынет. Кроме того, если его братья на самом деле были взяты в плен, она не могла поступить по-другому…

Когда дом появился в поле зрения Наоми, девушка заметила какое-то движение у старого сарая. Узнав Конрада, Наоми нахмурилась.

«Что он там делает?»

Наоми моргнула и прищурилась, чтобы лучше рассмотреть. Потому что ей показалось, что Конрад стоял перед чурбаном для рубки дров с топором в руке.

«Что, чёрт возьми, он там делает? Зачем ему?…»

Внезапно ужасное осознание обрушилось на неё. И почти в ту же секунду опустился топор.

Мир поплыл перед глазами Наоми.

В ушах девушки всё ещё отдавался звук удара, а из раны уже фонтаном хлестала кровь… Вампир пошатнулся, но не издал ни звука.

«Молчит, не хочет меня напугать своим криком, не хочет, чтобы я его случайно нашла, когда он в темноте и тишине отрубает себе руку. Mère de Dieu [90] ».

Энергия Наоми вспыхнула, пронзив тело девушки, и погасла.

Конрад тем временем прижал полотенце к ране. В считаные секунды белая ткань окрасилась красным и пропиталась насквозь.

Это было сущим безумием… Над их головами вдруг сгустились грозовые тучи. И Наоми осознала, что не сможет этого вынести. С первыми каплями дождя она, наконец, смогла вдохнуть воздух в лёгкие и закричала.

Конрад резко вскинул голову, и его огромное тело снова пошатнулось. Он скрежетал зубами от боли, пока Наоми летела к нему, а он шёл ей навстречу.

— Не расстраивайся, koeri, — выдавил мужчина, впившись взглядом в Наоми. Его лицо было искажено от боли, но не от физической боли, которую он себе причинил. — Она… регенерирует.

В ушах Наоми стоял такой гул, что она почти не слышала слова Конрада.

— Но…, но….

— Я сделал это для нас.

— О Господи! — Наоми в ужасе представила, как он, должно быть, сейчас страдал!

Разметавшиеся чёрные волосы Конрада хлестали его по мокрому от проливного дождя лицу.

— Ты можешь?… Как ты думаешь, ты сможешь помочь мне с другой?

— Конрад, нет.

— Ты сможешь, Наоми. Это позволит выиграть… много дней, которые требуются на восстановление. Я должен избавиться… от этих проклятых штуковин.

— Но зачем? — Наоми плакала уже почти взахлёб.

— Это первый шаг. Я принял это решение осознанно. Ты смотришь на меня так, будто я… будто я снова рехнулся, — он запнулся. — П-похоже на это, да?

— Я… Я не поэтому так расстроена!

Вокруг тела девушки закружились лепестки роз. А волосы начали развеваться сверхъестественным образом, и всё усиливающийся ветер не был тому причиной.

— Тогда почему ты так на меня смотришь? — глаза вампира сузились. Он понял, что её реакция — это не просто ужас. — Что с тобой происходит? Что происходит с небом?

Наоми подняла на него заплаканные глаза.

— Конрад, п-пойдём в дом, чтобы я могла о тебе позаботиться. Я д-должна тебе кое-что рассказать. Daccord [91] ?

Где-то рядом ударила молния.

Нет. Скажи мне сейчас, — даже после того, что этот мужчина только что перенёс, его лицо не покидало это присущее ему упрямое выражение.

— S´il te plait [92] , дай мне взглянуть на твою…

— Говори, Наоми!

— Я… я сейчас вернусь, — она, словно в дурмане, перенеслась в свою студию. Потом ей понадобилось три попытки, чтобы взять ключ. Когда Наоми вернулась, страх ледяными тисками сковал её изнутри. — Я-я хотела отдать тебе его сегодня, — прошептала она и протянула Конраду ключ.

Брови Конрада сошлись над переносицей, и он смотрел на этот ключ, словно не мог осознать то, что видел. А потом его глаза сделались совершенно дикими. Вампир запрокинул голову, и нечеловеческий яростный рёв разорвал тишину ночи.

Наоми хватала ртом воздух, её энергия буквально вырывалась из неё.

— Что это значит? Наоми, что, мать твою, здесь происходит?

Наоми сосредоточилась на его лице, чтобы голова снова не пошла кругом, и мир не начал расплываться перед глазами.

— Позволь мне помочь тебе, — взмолилась девушка.

— Не подходи ко мне!

— Конрад, пожалуйста, перестань. Я хотела отдать его тебе…

— Чушь собачья! Хватит с меня твоего вранья, — заорал он.

Наоми зажмурилась и открыла глаза лишь, когда услышала, как зазвенели цепи. Он швырнул ей наручники под ноги.

И тогда Наоми узнала, как выглядит настоящая ярость.


«Я не могу поверить… как это возможно?…»

Гнев струился по его венам, вытесняя собою боль. Она сознательно держала его здесь. Лгала о ключе. Лгала снова и снова.

«Только не она». Конрад не мог смириться с мыслью, что она могла его предать.

Он слышал самого себя, но не осознавал слов, которые произносил. Он лишь знал, что должен выпустить на свободу ярость, рвущуюся из него, прежде чем она сожжёт его изнутри.

Дождь хлестал всё сильней, и электрические разряды вокруг девушки сверкали всё интенсивнее. С каждым его словом лицо Наоми становилось бледнее, и весь её образ колебался, как неверная картинка старого кино. Губы девушки приоткрылись, будто она была в ужасе, будто она не узнавала его.

До него, словно издалека, донеслись её слова:

— Т-ты сейчас скажешь то, о чём пожалеешь позже, то, что не сможешь взять назад…

И, должно быть, именно это он и сделал.

— О, — тихо уронила она. Наоми выглядела так, будто он её ударил. Из её глаз бежали слёзы. — Прощай, вампир, — прошептала она и исчезла.

Конрад услышал, как где-то далеко в ночи она разрыдалась ещё громче. И в ответ на этот плач из его груди вырвался наполненный болью крик.

Глава 24

Освободившись от цепей, Конрад, наконец, смог переместиться. Игнорируя пульсирующую болью рану, он вернулся в свою хижину в дебрях эстонских болот.

Оказавшись внутри, вампир внимательно осмотрелся.

«Хорошо, что она никогда этого не увидит».

Это место выглядело в точности, как типичное логово психопата — порождение больного разума. Стены покрывали какие-то таинственные письмена, повсюду валялись поломанные вещи, которые он крушил в несчётных приступах ярости. Книги с вырванными и измятыми страницами были разбросаны по полу.

На окнах висели небрежно наброшенные тёмные покрывала. Над дверью красовался приколоченный гвоздём череп демона. А вся мебель состояла лишь из обшарпанной кушетки, стола с единственным стулом и матраца на полу. Единственное, что содержалось здесь в порядке — это его многочисленное оружие.

На столе до сих пор лежали записи, которые он вёл, когда разыскивал братьев. Уцелевшей рукой Конрад смахнул бумаги со стола. Эти записи ему больше не нужны, как и эта хижина.

Рос шёл по следам братьев от самого «Горного Облака» в России и выслеживал их по всему миру, пока не отыскал в Луизиане. В любом случае, все сделанные во время поисков заметки больше не представляли для него никакой ценности. Потому что он стал другим. Эти же страницы хранили свидетельство его прежней всепоглощающей потребности во мщении.

Однако теперь внутри него было пусто. Даже жажда мести угасла.

Конрад лёг на матрац, но на протяжении долгих часов не мог заснуть. Рука начала регенерировать, и предплечье исполосовали вздувшиеся красные жилы. Боль была адской.

Он пожертвовал рукой для неё. Для них обоих. И с гордостью принял страдания, потому что эта жертва была ради их воссоединения. Первый шаг на пути к достижению цели.

«Она предала тебя. Сознательно держала в ловушке и вертела, как марионеткой».

Ну почему каждый раз, когда в его жизни появляется что-то, на что ему в кои-то веки не наплевать, всё непременно заканчивается ударом в спину?

Она держала его за дурака и пудрила мозги, лишь бы он не думал об охоте. А он расхаживал по этому её мавзолею, такой умиротворённый, и думал лишь о ней. Она очаровала его, и он, словно слепец, не видел, что на самом деле происходит…

Прошло несколько мучительно долгих часов, пока Конрад, наконец, отключился.

Несколько раз посреди ночи он подхватывался с криком в холодном поту, прижимая к себе израненную руку. Во сне ему виделась Наоми, кричащая от ужаса в каком-то жутком месте, во тьме, где он не мог её отыскать.

Однако теперь он пробуждался от своих кошмаров в одиночестве. Её не было рядом, как прежде. «Ш-ш-ш, mon coeur [93] », — обычно шептала девушка, успокаивая его.

«Прощай, вампир», — сказала она прошлой ночью.

Конрад хмурился. Хватит думать о ней!

Наоми наполнила его жизнь смехом и принесла ему успокоение. Она пробудила в нём решимость переосмыслить свою слепую ненависть.

«Ты никогда больше её не увидишь», — то и дело одёргивал себя вампир. Те, кто утрачивали его доверие хоть раз, не в силах были его вернуть.

Однако Конрад даже после её предательства тосковал по ней больше, чем страдал от потери руки. И он презирал себя за это.


Тишина в её доме оглушала, окутывала её и, казалось, пробиралась даже внутрь Наоми, как промозглая сырость, от которой пробивал озноб, и ей казалось, что она вот-вот сойдёт с ума.

Она ведь знала, что всё будет именно так.

На протяжении трёх последних дней Наоми бессмысленно бродила по комнатам одиноким, отчаявшимся призраком, исполненным сожалений. И каждое мгновенье она думала лишь о том, куда же ушёл Конрад, в каком уголке огромного мира он сейчас находился? Был ли он в безопасности? Исцелялся ли? Как пил кровь, из стакана — или напрямую из своих жертв?

«Думает ли он обо мне?»

Наоми и не представляла раньше, что можно тосковать о ком-то настолько сильно.

Однако он не вернётся, а ей не остаётся ничего другого, кроме как… ждать. Ждать, пока снова не пройдут годы, пока в Эланкуре не появятся другие люди, хоть кто-нибудь.

Наоми чувствовала себя абсолютно беспомощной, не способной даже облегчить своё никчёмное существование. Она действительно была жалкой, как он заявил ей той ночью.

Вздохнув, девушка шагнула за порог, под моросящий дождь, намереваясь раздобыть себе газету. Минуло много времени с тех пор, как она читала последний раз, и сейчас она изнывала от желания найти хоть что-то, что отвлечет её от невесёлых мыслей о вампире.

У неё не было возможности сбежать отсюда. Наоми не могла поплакаться на плече друга или просто сменить обстановку. Она даже не могла напиться. А в доме не было телевизора, чтобы отвлечься на какое-нибудь телевизионное шоу, или хорошей увлекательной книги.

На границе её поместья надежды Наоми в очередной раз разбились в дребезги, и глаза девушки обожгли слёзы. Газеты валялись далеко за пределами её досягаемости.

«Ну вот, я рыдаю над газетами на собственной подъездной аллее», — горько думала она, осознавая, что это низшая точка падения в её жизни после смерти. Она была именно такой слабой и жалкой, какой заклеймил её Конрад, когда кричал на неё, обезумев от ярости.

В следующее мгновенье до сознания Наоми дошло, что леденящие душу стоны — «Ууууоооууу» — раздающиеся вокруг, издает она.

К черту всё это! Она не станет хандрить, как… как проклятый призрак.

Гнев закипел внутри девушки, вытесняя из сердца печаль. Она не станет изводиться от вины за то, что сделала. Ведь она всего лишь пыталась защитить вампира и его братьев. Сколько лет они потратили на то, чтобы найти и спасти Конрада. И, в конце концов, он сам пошёл и отрубил себе руку, не посчитав нужным посвящать Наоми в свои планы.

Злость на саму себя отрезвила разум, и пришло озарение. Неужели она действительно решила, что нуждается в мужчине, для того чтобы стать реальной? Чтобы спастись от этого проклятого загробного существования? Неужели она станет целую вечность ждать его возвращения, как Маргарита л`Ар ждала презренного папашу Наоми?

«Конрад назвал меня ничтожеством, и он был прав!»

Как же сильно она изменилась. При жизни Наоми была бесстрашной. Её судьба находилась лишь в её руках. Протанцевав год на подмостках бурлеска, Наоми заявила всем и каждому в клубе: «Я хочу стать балериной». И они смеялись над ней. «Из бурлеска в лучшем случае ты можешь вырваться лишь в водевиль», — говорили они. — «Да и до водевиля поднялись лишь единицы таких танцовщиц, как ты».

А уж между балетом и бурлеском лежала непреодолимая пропасть. Однако именно поэтому Наоми должна была сделать это.

Час за часом, день за днём Наоми думала лишь об одном: «Как можно попасть из точки «А» в точку «Б»?» Это казалось почти невыполнимым, но она решила, что даже если это займёт годы, она всё равно это сделает.

И Наоми протанцевала свой путь из Французского квартала к мировой славе!

«Я хочу стать собою прежней!» — она должна была сделать хоть что-то. —«Думай… Думай…»

Однако за все последние восемьдесят лет она так и не сумела отыскать способ изменить своё существование…

Постойте… Наоми приобрела кое-что, чем ранее не обладала. Во-первых, к ней в руки попало приспособление, которое Николай называл сотовым телефоном. А во-вторых, она теперь знала, что, по крайней мере, одно существо на свете способно её услышать.

Что если кто-нибудь другой тоже сможет? Кто-то подобный Конраду, кто-то из мира Ллора? И уж если Наоми что и усвоила об этом Ллоре, так это то, что его обитатели всегда держали ухо востро.

Братья говорили, что в их мире существуют ведьмы, некоторые из которых обладают экстраординарными способностями, как эта… Марикета. Может быть, ведьмы способны слышать призраков?

«Ага, после дождичка в четверг»,— подумала Наоми и нахмурилась. К чему эта мрачная ирония над своей дерзновенной идеей?

Всё потому, что она уже не была прежней Наоми, которая наслаждалась, бросая вызов судьбе. Наоми полагала, что такое случалось со всеми, кто лишился тела. Кроме того, девушка не припоминала ни одной истории про привидений, в которой они вызывали бы у кого-то симпатию и желание им помочь. А в скольких из этих историй повествовалось об отважных призраках?

«С другой стороны, что мне терять?» — Наоми рассмеялась. —«Моё драгоценное время?»

Что если Марикета обладает силой достаточной для того, чтобы… воскресить Наоми? Наоми должна найти её номер телефона. Но как?

Девушка парила по заросшему саду к унылым руинам фолли, мучительно обдумывая свои возможности. Как? Как?

Николай пользовался услугами ведьм — а значит, их номер мог до сих пор сохраниться в его сотовом! В мгновение ока Наоми телепортировалась назад в свою студию и подняла телефон Николая до уровня глаз.

Снаружи затихал дождь, и погода становилась ясной, словно подчёркивая изменения её настроения. «Только не надо слишком обольщаться»,— напомнила она себе. Даже если  ей удастся разгадать, как управиться с телефоном, столь точный телекинез будет невероятно сложной задачей и очень утомительным.

«Конечно же, я смогу разобраться! Может быть, в тысяча девятьсот двадцать седьмом позвонить по телефону было затруднительно, теперь — нет».Кроме того, сотовый телефон не был такой уж диковиной для неё. Наоми неоднократно видела, как братья использовали свои телефоны, даже не глядя нажимая на кнопки. И она прочла все обзоры в газетах о новейших товарах, изучая их предназначение и свойства

Наоми прищурилась и всмотрелась в экран. О, да, она знала достаточно, чтобы увидеть значок батареи и понять, что тот горит угрожающе красным цветом.

— Merde! [94]Нет, нет, нет, только не теряй заряд. Только не сейчас!

Управляться с лёгкими прикосновениями к клавишам было и так нелегко, и гораздо сложнее в состоянии паники. Сосредоточенно нахмурив брови, девушка старательно прокручивала список, пока не нашла адресную книгу. Там содержались карточки, выглядевшие совсем как привычные Наоми бумажные карточки, которые кто-то старательно скопировал в телефон. Под буквой «В» она отыскала:

Ведьмы.

«Дом ведьм»

Учрежден в 937 году.

Первоклассные чародейство, колдовство и снадобья.

Продаём дорого!

Тел.: (504) WIT-CHES [95]

info@faouseojwitches.com

Партнёр «Либерти Белл Банк»


Сглотнув, Наоми выбрала эту карточку и нажала на зелёную кнопку вызова.

— MonDieu [96], мы звоним! — телефон издал зловещий сигнал. — Держись, батарея!

Два гудка.

«Может, там никого нет?»

Гудок, ещё гудок. Уже намного позже пяти вечера. Возможно, даже в мире Ллора рабочее время было таким же, как в мире людей.

Красный значок батареи начал мигать. В тот момент, когда Наоми уже была готова отключиться, чтобы сберечь заряд батареи, в трубке прозвучал женский голос и сообщил зловещим, вызывающим мурашки тоном:

— Прииивееееет, Кларисса.

У Наоми отвисла челюсть.

«Получилось? Я дозвонилась? Кто такая Кларисса?»

Из трубки доносилось нестройное пение, как будто около дюжины женщин, явно в состоянии подпития, распевали песни, и пьяно фальшивили на высоких нотах. Сначала они бормотали: «Ду-ду-ду-ду-ду-ду», а потом дружно вопили: «Ве-ееечная любовь».

— Алло? Алло? Кто это балуется? — переспросила женщина уже нормальным голосом. — Предупреждаю, ты набрал номер не того ковена. Чтоб ты знал, я могу сделать так, что палец, которым ты нажимал на кнопки телефона, окажется у тебя там, где всегда темно, усёк?

Отбросив все предосторожности и тихо помолившись про себя: «Пожалуйста, будь способной меня услышать!» — Наоми проговорила:

— Это не Кларисса. Могу я поговорить с мисс Марикетой? Меня зовут…

Ведьма отложила трубку и прокричала в сторону:

— Эй, тут кто-нибудь умеет говорить на языке потустороннего мира?

Наоми широко распахнула глаза. «О, мой бог, я обожаю Ллор!»

Ведьма же, вернувшись к разговору, продолжила:

— Я шучу! Я и есть Мари. И как это вам, духам, удаётся пробираться в линии сотовой связи? Потому что ты вся такая электрическая и всё такое?

— Я, гм-м-м, электрическая? — ошеломлённо повторила Наоми онемевшими губами.

— А ведь я всем говорила, что наша линия не защищена от прослушивания. Не отключайся, я тут кое-что должна сделать, — она снова отвела трубку и прокричала: — Эй, Реджин! Во-первых, перестань заглядывать в мои чёртовы карты. Во-вторых, нечего протягивать ручонки к моим сигарам. И вот ещё, представь, я сейчас тут с призраком разговариваю, и она придёт к нам прямо сейчас по телефонным проводам.

— А-а-а-а-а-а-а-а! — закричала женщина, и Наоми услышала сначала быстро удаляющиеся шаги, а затем как хлопнула дверь. Марикета захихикала.

— Реджи не боится василиска или сороконожек двадцати футовой длины, но, заслышав про призраков, она делается просто ополоумевшей. Мы только что заставили одну из самых грозных валькирий на земле бежать в страхе. Классика.

Музыка зазвучала ещё громче, песня с каким-то безумным ритмом, единственным словом в тексте которой было повторяющееся «текила».

Сладостная преисподняя. Наоми до боли захотела быть сейчас там с этими женщинами. Телефон снова предупреждающе просигналил.

— Итак, как тебя зовут, дух?

— Н-Наоми, Наоми Ларесс.

— О, ёлки! Я же слышала о тебе. Танцовщица, так? Из добрых старых времен? Ты не позволила себя окольцевать и тебя пырнули в сердце. Мы изучали твою биографию в местной феминистской школе.

«Люди изучают мою биографию?»

— Что я, кстати говоря, Наоми, могла бы и пропустить, если бы ты позвонила два года назад, — добавила ворчливо Марикета. — Итак, что ты хочешь от меня?

Это было так эксцентрично!

— Мне нужно… м-м-м, я была бы весьма признательна, если бы снова обрела тело. И, возможно, ты способна мне помочь.

— У тебя есть деньги? — спросила Марикета деловым тоном, явно отбросив шутки в сторону. — Я не работаю бесплатно.

— У меня целый ящик комода набит антикварными драгоценностями, — торопливо ответила Наоми, потому что телефон принялся пикать всё настойчивее!

— Ну, сегодня у меня единственная возможность выбраться на девичник на этой неделе, да ещё крайне удачно легли карты, чтобы надрать задницу в покер одной…

— Там более пятидесяти бриллиантов! Один размером около четырёх карат. Вы можете забрать их все.

— Вот это уже теплее, дух.

Бииииииип.

— В сейфе лежит ещё пачка акций, купленных перед тем как я… умерла. Восемьдесят лет назад они стоили около двадцати или тридцати тысяч долларов. Сегодня должны стоить целое состояние, потому что эти компании до сих пор процветают.

— Какие именно компании?

Эта Марикета явно могла быть весьма серьёзной, когда речь шла о деньгах.

— М-м, «Дженерал Электрик» и «Интернациональные Бизнес Машины». Я думаю, последние сегодня называются просто «IBM».

— О`кей, теперь у меня в округлившихся глазах замелькали доллары, как у мультяшных героев. Я прибуду прямо сейчас. Постучи по ближайшему к тебе зеркалу, пока нас не разъединили.

Неужели Марикете для заклинаний нужны зеркала? У Наоми оборвалось сердце.

— Но все мои зеркала разбиты.

— Неважно, достаточно маленького осколка, — Наоми послушно постучала. — О, я… поймала. Хорошо, когда невозможно шикарная ведьма станет выкарабкиваться из твоего зеркала, не кошмарь меня своими призрачными фокусами, пожалуйста.

«Выкарабкиваться из моего зеркала?»

— О, я уверяю вас…

Телефон разразился длинным, непрерывным гудением.

— Пожалуйста, поторопитесь, мисс Марикета!

— Эй, зови меня просто Мари, — отозвалась ведьма и зловещим тоном картинно протянула: — А я буду звать тебя… Призрачный Друг.

Глупо улыбаясь, Наоми выключила телефон и отбросила его на кровать. У неё кружилась голова… У неё появилась надежда.

Она принялась расхаживать, ожидая прибытие Марикеты… нет, Мари. Эти женщины, со всеми их песнями, музыкой и картами были невероятно похожи на bons vivants [97] , которых она обожала при жизни. И одна из них собиралась посетить Наоми!

Жизнь внезапно заиграла новыми красками и наполнилась обещанием перемен.

«Не может быть всё так просто. Но что если, что если, что если?»

Глава 25

Конрад разглядывал толчею собрания, устроившись на одном из деревьев на вершине холма. Он выискивал в толпе Тарута, но пока не замечал. Демон был восьми футов ростом, так что даже при таком скоплении народа должен был выделяться на фоне других.

Конрад сильно рисковал, заявившись сюда, однако он был ко всему готов. Рука практически полностью регенерировала. Последствия наркотиков, которые ему вводили, почти прошли. И он был вполне психически стабилен.

Хотя последнее, конечно, чушь собачья.

Он был одержим Наоми.

«Я одержим привидением».

С тех пор, как Конрад перестал чувствовать её присутствие, ощущать её запах, он не находил себе места. Разлука с ней просто убивала его.

Едва подумав это, Конрад закатил глаза, скрытые под тёмными очками. Сколько раз ещё придётся повторять себе, что лишь его собственное выживание теперь имеет для него значение? Что ему на неё наплевать. Чёрт возьми, что ему всё равно!

Тем не менее, его гнев поостыл, и на протяжении последних трёх дней Конрад всё чаще думал, что Наоми вряд ли действовала из каких-то злых или даже эгоистичных побуждений. На ней не было лица, когда она протянула ему тот злополучный ключ. Наверное, пока он жив, он не сможет забыть печальный образ девушки, стоявшей под дождем той ночью в окружении электрических разрядов.

С каждым часом его память восстанавливала всё новые и новые подробности того, что он ей наговорил в запале. Он обвинил её в том, что она намеренно подвергла его опасности со стороны его врагов. А ведь она всегда оберегала его сон. И если бы кто-нибудь напал на него в Эланкуре, то Наоми — и в этом он был абсолютно уверен — без промедления швырнула бы напавшего об потолок.

Он кричал ей, что она бессердечная тварь, которой всё равно, что запасы крови в холодильнике на исходе, и которая только и ждёт, чтобы уморить его голодом. И это при том, что именно Наоми убедила его начать пить пакетированную кровь. Преодолевая собственное отвращение, девушка каждый день на закате приносила ему наполненный доверху стакан. «Я просто не могу не вспоминать, когда вижу её…», — объясняла она свою брезгливость. — «Когда я умерла, я была с ног до головы покрыта своей кровью, и Льюиса…»

Конрад знал это, потому что в ту ночь, когда она танцевала, видел, как кровь разлилась по всему полу.

«Так зачем же ты носишь мне её?» — раздражённо спросил он однажды.

Она моргнула и просто ответила: «Потому что она тебе нужна».

Нет, ну, правда, зачем Наоми выпускать на волю убийцу, который не скрывает, кем и чем он является? Ведь такой же, как он, однажды жестоко убил её.

«Вернись к ней», — услышал он шёпот в своих мыслях. Вернуться? И что потом? Ему никогда не приходилось утешать обиженную женщину. Он не был Мёрдоком, и красноречием никогда не блистал.

И почему она вообще должна захотеть иметь с ним дело, после всего, что он ей наговорил? Он был так чертовски груб. Конрад вспомнил, как пожелал ей гореть в аду, а она в ответ лишь прошептала, что давно уже там.

Конрад сжал виски. «Да что со мной такое?»

Все восемьдесят лет её загробной жизни действительно были сущим адом, а затем ещё явился безумный вампир и принялся крушить её дом и ломать стены кулаками. А ведь ей пришлось страдать и до того, как она стала привидением. Подонок, убивший её, позаботился об этом. Этот Робишо не просто вонзил нож ей в грудь и отшатнулся в ужасе о того, что наделал. Подлец не выпускал рукоять из рук и садистки провернул клинок в груди.

И Конрад даже не мог запытать этого ублюдка до смерти.

Вампир распахнул глаза. Его осенило. У него не было возможности убить Робишо, но вместо этого он мог осквернить его могилу.

И конечно, это бы порадовало Наоми, поэтому она должна узнать о том, что он сделал. Так что ему придётся вернуться, хотя бы для того, чтобы рассказать ей об этом.

На душе у Роса слегка потеплело, и находиться на этом собрании сделалось чуть более сносным.


Одно из зеркал Наоми выгнулось, сделавшись гибким и тягучим. Наоми даже рот приоткрыла от изумления. Потом из зеркала вылетел портфель и с глухим шлепком приземлился на пол студии. Вслед за портфелем появились руки, раздвинули зеркальную поверхность, словно занавески, и из образовавшегося проёма выползла, сияя улыбкой, симпатичная рыжеволосая девушка. За ней последовала прекрасная брюнетка таинственного вида с завораживающими золотистыми глазами… и заострёнными ушками. Как только обе шагнули в комнату, зеркало за ними сомкнулось, закрываясь.

— Я Мари МакРив, — сообщила рыжеволосая и, ткнув большим пальцем в сторону подруги, добавила: — А это Никс Всезнающая. Она валькирия.

Наоми встряхнулась, пытаясь прийти в себя от удивления, и поздоровалась:

— Очень рада познакомится с вами обеими, — затем, обернулась к брюнетке: — Никс? Я знаю несколько людей, которые ищут тебя.

— Меня всегда кто-то ищет, моя юная лапушка, — вздохнула Никс, подышала на свои ногти, похожие на изящные, элегантные коготки, и принялась полировать их. — Ну как ты себя чувствуешь рядом со всеми этими зеркалами? — обратилась она к Мари.

— Ничего, терпимо, — вздохнула Марикета.

— Мари — зеркальная ведьма, — объяснила Никс. — Она использует зеркала для заклинаний и чтобы путешествовать из одного места в другое.

— Однако, — продолжила Мари, — во мне живёт невыносимая тяга к зеркалам, из-за которой я могу себя зачаровать, если не буду осторожна. Так что я не могу с ними жить, но и без них не получается, — Мари обернулась и, оглядевшись по сторонам, восхищённо воскликнула: — Ух ты, какая комната!

Наоми заметила на спине ведьмы бумажку с надписью: «Я сплю с упырями».

— О, милая, — Наоми смущённо показала на записку. — Мари, у тебя…

Марикета ощупала спину и сорвала записку.

— Чёртова Реджин, — скомкав бумажку, Мари послала Никс яростный взгляд. — Когда Люсия возвращается? Я уже не справляюсь с Реджи одна.

Никс пожала плечами:

— Не волнуйся. О Реджи я уже позаботилась. А Люсия Ветреная, эта отщепенка валькирия-лучница и персональная карающая Немезида Реджин, появится в четверть пятого в пятницу.

Марикета облегчённо вздохнула.

— Классная штука — этот твой дар предвидения. Если бы мои способности в этой сфере соответствовали хоть толике твоих.

— Тут не нужно быть провидицей. Это я купила Вертихвостке билет на самолёт. Она прилетит первым классом из Новой Зеландии. Реджин, конечно, придёт в ярость из-за нашего предательства, но иногда, чтобы творить добро, приходится быть жестоким.

— Не перестаю восхищаться твоей мудростью, — сказала Мари и снова обернулась к абсолютно ошеломлённой Наоми.

— Как так получается, что вы обе можете видеть привидений? — спросила Наоми.

— Это потому что я ведьма, — пояснила Мари, — а она — чертовски древняя и могущественная.

— Такая старая, что впору делать углеродный анализ, — согласилась Никс. — И такая могущественная, что уже подумываю заказать себе бейджик полубогини.

Никс не казалась Наоми хоть на день старше Мари, но что она в этом понимала?

— Кто-нибудь из вас может объяснить мне, как я стала привидением?

Мари замотала головой:

— Никто точно этого не знает, но я слышала, что порой встречаются души, которые слишком сильны, чтобы перейти в другой мир, даже после смерти. О, и, как правило, эти души что-то очень крепко держит в мире живых, как якорь.

— Якорь?

— Ну да. Если ты умерла в месте, которое очень любила или которое имело для тебя какое-то особое значение, тогда это место не отпустит тебя.

Наоми любила Эланкур. Имение было единственной стабильной и надёжной вещью в её жизни. Здесь она хотела пустить корни и смотреть, как её дети станут играть в саду. Здесь она хотела постареть с тем, кого полюбила бы.

Почему-то, когда она представила себе это, перед мысленным взором всплыло лицо Конрада.

— Ну, и чем ты тут занимаешься, когда тебе хочется развлечься? — поинтересовалась Мари.

— Развлечься? Хм, читаю газету. И… о, иногда здесь заводятся кошки. А ещё на зиму в дом перебирается семейство нутрий. Они так забавно резвятся, я могу часами за ними наблюдать, — Наоми нахмурилась. — Откровенно говоря, я часами так и делаю.

Мари послала Никс выразительный взгляд:

— Бонс, мы прибыли вовремя!

— Само собой, Джим [98] , — отозвалась Никс скучающим голосом.

«Бонс? Джим?»

— Значит, вы уже слышали обо мне? — уточнила Наоми.

— Хм, я как-то собиралась писать о тебе реферат.

— Но потом передумала? — предположила Наоми, пытаясь сохранить обыденный тон.

— Просто одна ведьма из старших классов уже написала работу о поборнице феминизма из Батон-Руж. Ну, а я не постеснялась её списать. Но из того, что успела прочитать, я запомнила, что ты была танцовщицей бурлеска, а потом стала балериной.

— Бурлеск? Это стало достоянием общественности? Но люди воспринимают это не так, — поспешила объяснить Наоми. Она спрашивала себя, что эти женщины думают о ней? Конрад был в шоке, когда узнал. Не изменят ли они своего отношения к ней? Воспримут ли её просьбу серьёзно? — Я занималась этим всего три месяца. Может, четыре. Ну, от силы год. И я никогда не обнажалась до конца, — добавила она. — Ну, почти никогда. Знаете, тогда в слове стриптиз вторая часть слова была важнее первой [99] . Главное было не обнажаться, а дразнить, понимаете? Там было очень много вееров или больших перьев…

— Однако именно за эту часть твоей жизни люди тебя и любят, — сказала Мари. — Сегодня бурлеск считается модным. Это круто. А после того как твой секрет был раскрыт, тебя прозвали «Балерина, в душе которой жил бурлеск». Ты подходишь Новому Орлеану, как никто другой.

— О… — выдохнула Наоми. По крайней мере, люди видели её именно такой, какой должны были. — Тогда я спокойна.

— Прекрасно. Значит, перейдём к делу.

— Может быть, вы хотите присесть? — предложила Наоми. Так необычно было принимать гостей!

Мaри согласно кивнула, пнула свой портфель, так что он пролетел мимо кофейного столика прямо к раскладушке Наоми, и присела. Никс запрыгнула на демонстрационный стол и уселась на единственном не покрытом пылью месте — там, где ещё недавно стоял граммофон. Она обвела взглядом коллекцию презервативов, бюстгальтеров и всяческой дребедени с Мади Гра, но ничего не сказала.

— Я бы предложила вам кофе…

— Я не принимаю пищу и не пью, — отказалась Никс.

— Боюсь, кофе после стольких «Маргарит» может не поладить с «Куэрво» [100] … — улыбнулась Мари и вынула ручку и записную книжку из своей сумки. — Итак, Наоми, для начала пару вопросов, просто хочу знать… Почему ты именно сейчас решила ко мне обратиться? Ведь ты стала привидением много десятилетий назад.

— Собственно говоря, до того, как пару недель назад сюда заселились вампиры, я не знала о мире Ллора. Я и понятия не имела, что существуют ведьмы и валькирии…

— Вампиры? — воскликнула Мари, бросив быстрый взгляд на Никс. — Забавно. Я только недавно видела одного чужака вампира в баре у дельты. Какое совпадение.

«Что-о-о-о? Кого?» — изобразила Никс одними губами.

— Да, вампиры. Они из Эстонии, — продолжила Наоми и слово за слово рассказала всю историю. — …и потом Конрад отрубил себе руку и обозвал меня ничтожным привидением. И я поняла, что он прав. И осознала, что я так больше не могу. Поэтому я позвонила тебе.

— Ты ведь не из-за вампира стремишься получить тело? — спросила Мари. — Не для того, чтобы показать ему, что он потерял? Потому что это всё очень серьёзно.

Наоми задумалась и поняла, что даже если никогда больше не увидит Конрада, она должна хоть что-то предпринять. «Потому что я ненавижу то, кем я стала».

— Я хочу этого, потому что время пришло.

— Хорошо, в таком случае я выложу тебе всё, как есть, — Мари отложила ручку. — Я могу помочь тебе решить проблему с бестелесностью, но результат будет временным, и цена за это очень высока. И не только в смысле денег. В общем, речь идёт о заклинании образа, с помощью которого будет создано тело абсолютно идентичное тому, которое было у тебя при жизни. Однако спустя некоторое время ты умрёшь.

— Но почему?

— Понимаешь, в играх с бессмертием такая магия — это как пас в никуда. Судьба такого не любит. Ты возьмёшь и удумаешь исправить старые ошибки, или воспользуешься знаниями, приобретёнными в загробной жизни, чтобы как-то изменить настоящее. Мойрам такое не по душе, и они быстренько обрежут ниточку, прервав твою новую жизнь каким-нибудь насильственным способом, — объяснила Мари. — Ты будешь ходить, словно со светящейся мишенью на спине. Рано или поздно этот рок настигнет тебя — попадешь в авиакатастрофу, или тебя собьёт потерявший управление троллейбус, а может, замкнёт фен и тебя убьёт ударом тока. В общем, обязательно случится что-то ужасное. Твоя ново приобретенная телесная оболочка погибнет и исчезнет, а затем умрёт и твой дух. По-настоящему умрёт. Конец.

— Сколько времени мне будет отпущено?

— Пару недель? Одна единственная ночь? Может, несколько месяцев. Этого никто не сможет точно сказать. Год — самый большой известный срок, как писали на одном из форумов в интернете.

Наоми сглотнула.

— А что будет после того, как мой дух умрёт? По-настоящему умрёт, как ты сказала.

— В этом вся фишка. Что будет потом, не знает никто. Это, так сказать, останется только между тобой и твоим богом, или богами, богинями, ну, в общем, кто бы там ни был.

— Хм, раз уж мы всё равно об этом говорим, — сказала Наоми, — я бы хотела задать ещё один вопрос. Может, всё-таки можно получить тело на целую человеческую жизнь? Возможно, у меня хватит денег на настоящее воскрешение?

Мари и Никс переглянулись.

— Во-первых, я больше этим не занимаюсь. А во-вторых, то, о чём ты просишь, это не воскрешение. Твой дух здесь, а значит, его не нужно вытаскивать в наш мир. То, что тебе на самом деле нужно — это вселиться в тело. И это само по себе очень опасная затея. Да к тому же есть ещё дюжина условий, которые должны быть соблюдены. Но даже если бы все обстоятельства сложились идеальным образом, у меня просто не хватает опыта, чтобы попытаться. Пока нет.

— Ты никогда не пробовала ничего подобного?

— На человеке? Нет, только на симуляторе, — выдала Мари и после секундного колебания призналась: — Вообще-то, недавно я попробовала сделать это с привидением своей кошки.

— И?

— Ты смотрела «Кладбище домашних животных» [101]?

Наоми отрицательно покачала головой.

— Нет? В общем, мой Тигр вернулся другим! — всхлипнула ведьма.

Никс поднялась, присела к Мари и начала утешающе гладить подругу по спине.

— Ну, успокойся. Ты же моя самая любимая ведьма из всех ведьм на свете.

— Кажется, соринка попала, — пробормотала Мари и утёрла глаза.

— Мари зашибись какая могущественная, — пояснила валькирия Наоми. — Но для этого нужны способности уровня… — Никс нахмурилась, — Хм, какого уровня?

— Пятого, — отозвалась Мари, явно совладав уже с эмоциями. — Из пяти.

— Ну, почему бы тебе не потренироваться на мне? — стараясь придать голосу бодрый тон, предложила Наоми. — Я в игре.

Никс покачала головой:

— Для заклинаний пятого уровня Мари придётся воспользоваться зеркалом, чтобы выпустить всю свою силу. Скорее всего, она не сможет отовраться от собственного отражения и зачарует саму себя. Вероятно, навечно.

Мари кивнула, подтверждая слова валькирии.

— А вот через пятьдесят лет, когда я наберусь опыта и стану сильнее, я смогу посмотреть в глаза своему отражению. Мы уже обвели этот день в календаре. Если ты согласна подождать, я внесу тебя в свой список первым номером и назначу символическую плату за услуги…

— Нет. Merci [102], но нет.

Провести ещё пятьдесят лет в одиночестве, танцуя каждый месяц под серебряной луной? Переживать свою смерть ещё около шестисот раз?

Или прожить примерно год. Её выбор даже не обсуждался.

— Прости, Наоми. Но даже если бы я попробовала дать тебе тело сейчас, то, скорее всего, зачаровала бы себя, но ты всё равно вернулась бы неправильной. Эта участь страшнее смерти. Я знаю, ты думаешь, страшнее смерти ничего быть не может, но…

— Нет, я так не думаю, — нескончаемая не-жизнь Наоми и так была страшнее смерти. Она поняла, что имела в виду ведьма, и почему было бы мудро от такого отказаться.

— Но есть и другой путь, — вдруг вмешалась Никс. — В мире Ллора существуют фантомы — своего рода перевёртыши, которые могут по желанию принимать вещественную форму или обращаться в духов. Они похожи на привидений, но существуют между жизнью и смертью. Если ты проживёшь достаточно долго как привидение в нашем мире, постепенно накопишь такую силу, что станешь подобна фантомам и сама восстановишь физическую оболочку. Ты уже не будешь привязана к своему призрачному якорю, но сохранишь способности к телекинезу.

Это звучало просто прекрасно!

«Достаточно долго» — это сколько? — поинтересовалась Наоми. — Как долго мне надо продержаться, чтобы получить тело?

Никс щёлкнула пальцами.

— Каких-то четыре или пять столетий. Ты и не заметишь, как они пролетят.

— Ох, — то, как небрежно Никс произнесла это, заставило Наоми задуматься, сколько же на самом деле лет может быть валькирии. — Это, к сожалению, для меня не вариант. Каждый месяц мне приходится переживать свою смерть, раз за разом. Я не выдержу и пятидесяти лет, что уж говорить о пяти сотнях.

— А, ну да, эта навечно заевшая пластинка, на которую обречены призраки, — Никс сочувственно кивнула. — В любом случае, это твоё поместье, твой призрачный якорь, к тому времени сгорит, или его снесут чего доброго.

— Может быть, есть кто-то ещё, кто мог бы вселить меня в тело?

Никс выгнула бровь.

— Никто, с кем бы ты захотела иметь дело. Я знаю нескольких магов, которые могли бы пойти на это, но они затребуют чрезмерную плату, твоего первенца, например, или что-то в таком же духе.

— Послушай, Наоми, — сказала Мари, — у тебя нет причины нам верить, но я могу дать тебе целый список людей, которые с удовольствием подтвердят…

— Нет, я вам доверяю. Как быстро ты сможешь создать мне эту временную телесную оболочку? — спросила Наоми.

Мари, казалось, была удивлена, что у Наоми так и не отпало желание пойти на этот шаг.

— Гм, сегодня же. Но, слушай, эта затея вообще-то не ахти. Я имею в виду, ну, неужели тебе здесь действительно так плохо?

Наоми посмотрела Мари прямо в глаза.

— Моя жизнь здесь — нескончаемый ад. И я заперта в этой ловушке, из которой невозможно сбежать. Я даже не могу убить себя, чтобы покончить со всем этим. Моя жизнь лишена красок, запахов, ощущений. И лишь один раз в месяц я способна чувствовать, и я чувствую — как в мою грудь вонзают нож и проворачивают его внутри.

— Оки-доки, похоже, мы всё-таки проведём ритуал! — согласилась Мари и достала из портфеля какие-то бумаги и формуляры. — А теперь об оплате.

Наоми взмахнула рукой, и в тот же момент за её спиной открылся внушительных размеров ящик, полный драгоценностей. Ещё четыре привычных движения руки, и распахнулась дверца сейфа.

— Бери, что хочешь, — разрешила девушка.

Мари с видом знатока отобрала несколько бриллиантов с прилагающимися к ним сертификатами и сложила в портфель. Никс даже не удостоила сверкающие камни вниманием. Отвернувшись, валькирия усердно осматривала студию, то и дела бросая задумчивый взгляд на Наоми.

— Ну? — обратилась Мари к подруге, раскладывая контракты на кофейном столике. — Ты видишь что-нибудь о Наоми?

— Ничего, — отозвалась Никс.

— Это хорошо или плохо? — спросила Наоми.

Никс сощурила глаза:

— Это необычно.

— Поставь подпись здесь и здесь, — попросила Мари, передавая Наоми ручку. — Можно просто крестик, — Наоми с помощью телекинеза вывела немного неуверенный крестик. — Отлично. И вот здесь тоже. Никс, ты нужна мне как свидетель.

Валькирия взяла ручку и нацарапала рядом: Никс Всезнающая, Прото-валькирия и предсказательница, которой нет равных.

— Я должна что-то сделать, чтобы подготовиться? — спросила Наоми.

— Зачем спешить? Обычно я даю своим клиентам сорок восемь часов на размышление, если это касается необратимых заклинаний.

— Мне нравится мир Ллора, и я хочу узнать его получше. А сегодня вечером будет это собрание…

— Ах да. Слёт высшей лиги. Отвязная тусовка. Закусок, правда, не много, зато выпивка — рекой. Мы называем её «Удар по печени». Это всё Никс организовала.

Валькирия кивнула с чрезвычайно довольной миной:

— А я называю это «В.Б.В.О.К.» Всё бухло в один котёл.

— Итак, почему мое паучье чутьё нашёптывает, что Конрад Рос тоже будет там? — спросила Мари.

— Правда? Он там будет? — небрежно уронила Наоми.

— Само собой, ты захочешь, чтобы он увидел, как ты флиртуешь с другими мужчинами, и пожалел о своих словах, — подключилась Никс.

Наоми не была уверена, что станет делать, если встретит там Конрада. Какая-то часть её до смерти хотела выяснить, сможет ли она вдохнуть в вампира жизнь. Другая часть желала знать, сумел ли он сохранить психическое равновесие за эти три дня, проведённые вдали от Эланкура. А ещё она хотела доказать ему, что он был не прав, обозвав её жалким призраком, обречённым чахнуть в унынии и одиночестве в своём поместье.

— Ты можешь пойти с нами, — предложила Мари. — Там будет мой муженёк со своими сородичами. Он ненавидит наши девичники, и каждую неделю устраивает по этому поводу скандал, а потом ходит разобиженный. Думаю, я могла бы заскочить туда, чтобы его утешить.

— Я с удовольствием с вами пойду! — загорелась Наоми. И, если ей доведётся повстречаться там с Конрадом, она сможет сказать ему, чтобы катился к чёрту, предварительно смерив вампира таким же презрительным взглядом, каким он одарил её. — Я хочу одеться в красивую одежду и познакомится с новыми людьми. Я хочу снова чувствовать!

— Это не обычная вечеринка. Для тебя это будет в определённом смысле экстремальное приключение, — предупредила Мари. — Ведь ты станешь простым человеком — без каких-либо сверхъестественных сил, которыми сейчас обладаешь. Уверена, что справишься?

— Я уже не могу дождаться.

— Адреналинщица, — ухмыльнулась Мари. — Всё понятно. Похоже, у нас планируется «Возвращение Золушки». Я уже чувствую себя доброй феей, — и вдруг совершенно серьёзно заглянула Наоми в глаза: — Ты совершенно точно уверена, что хочешь этого?

— Мой бал меня ждёт.

— Что ж, можешь пока посмотреть «Удар по печени» лайф. Прямой репортаж. А я всё подготовлю. — Мари прикоснулась кончиками пальцев к зеркалу, старательно избегая зрительного контракта с ним, и вдруг на блестящей поверхности появилась картинка. Наоми увидела огромный, с пятиэтажное здание высотой, костёр и шумную, весёлую толпу самых различных существ, танцующих вокруг него.

Там творилось настоящее безумие. И Наоми отчаянно хотелось оказаться в его гуще, в этом великолепном столпотворении, хотя она слегка переживала, впишется ли туда. Единственная смертная среди бессмертных.

— Вот, посмотри на моего муженька, — Мари сменила картинку и указала на невероятно симпатичного мужчину внушительного роста. Он с угрюмым видом изучал содержимое своего бокала, бросая время от времени сердитые взгляды на окружающих. — О, чёрт, я просто таю от этого ликана, — вздохнула Мари и с умилением добавила: — Только посмотрите, каким несчастным он выглядит.

Наоми нахмурилась.

— Бауэн МакРив — твой муж? — спросила она. Мари кивнула. — Вампиры сказали, что он явится за головой Конрада, если Конрад не поправится за две недели. Ты не могла бы попросить своего мужа не… гм… не причинять Конраду вреда?

— Я с ним поговорю. Однако я не думала, что тебе есть до этого дело, после того как вампир обозвал тебя ничтожеством.

— И всё же, это важно для меня, — Наоми вздохнула. Скорее всего, судьба Конрада уже никогда не будет ей безразлична. Потому что она, возможно, немного… совсем чуточку… влюбилась в этого вампира.

— А тебе не кажется, что прежде чем туда идти, нужно выбросить вампира из головы? — спросила Мари. — Потому что может так случится, что именно сегодня ночью он найдёт свою невесту — и ей окажешься не ты. Там будет много других мужчин. Тебе нужно отвлечься. Никс стоит познакомить тебя с Кейдом и Ридстромом. Они — мои друзья, и самые сексуальные братцы-демоны, каких только можно себе вообразить, — Мари извлекла из кармана сотовый. — Мне нужно сделать один звоночек, — сообщила ведьма и отошла в другой конец комнаты.

Пока Мари говорила по телефону, Никс показала Наоми двух исключительно красивых мужчин с рожками на голове.

— Вот это абсолютно лишённое всяческих моральных принципов ходячее совершенство — Кейд. Великолепный контраст благородному Королю Ридстрому и его бесчисленным шрамам, не находишь?

— Ты только посмотри на их глаза, — прошептала Наоми. Глаза у обоих братьев, и у светловолосого и у тёмноволосого, были сверкающе-зелёными.

— О да, шикарные глаза в придачу ко всему остальному. Говорят, именно эти глаза причина тому, что женщины под них штабелями укладываются. И ещё этот их акцент, смесь австралийского и южно-африканского. Но я считаю, что всё дело в рогах.

Их рога, перламутровые и закрученные, начинались сразу над ушами и загибались назад, напоминая Наоми своей формой лавровые венки, которые носили мужчины в античные временя. Правда рога Ридстрома хранили на себе следы сражений, как и всё остальное его тело, отмеченное шрамами.

— О, да, — продолжила Никс, — эти гладкие… твёрдые рога… так и хочется их облизать! Р-р-р-р-р.

— Ты, как будто, не против отхватить себе одного из этих красавчиков. Или… даже обоих, — улыбнулась Наоми.

— О нет, нет. Я обещана Майку Роу.

— Этот Майк тоже там?

— Нет, Майки пока что строит из себя недотрогу, — сообщила Никс, и вдруг её взгляд сделался отсутствующим, и валькирия пробормотала: — Вот как? Но тебе это не поможет… ах ты, маленький негодник.

Никс отвлеклась и Наоми услышала, как Мари сказала в трубку:

— Хм, Элиана… Ха-ха, очень смешно. Нет, мне не нужно поручительство! Меня интересует то заклинание образа для привидений, помнишь? Правильно, так вот, там «corpus carnate» или «carnate corpus»?

«Merde [103] ! Эта ведьма точно знает, что нужно делать?»

Мари на мгновенье замолчала, слушая свою собеседницу, и снова заговорила:

— Вот не надо. Я доросла до этого заклинания… да… да… и я себя не зачарую, ты не веришь?

Наоми уже хотела выразить свои сомнения, когда Никс вдруг снова заговорила:

— Я привела вампира в твой дом. И я всё ещё не знаю, почему, — она склонилась к Наоми и озадаченно уставилась на девушку. — Не знаю… особенно, учитывая, что ты умрёшь.

Наоми сглотнула.

— Откуда ты знаешь Конрада?

— Я знакома с его братьями, — пояснила валькирия, и её голос сделался мечтательным. — Кроме того, полагаю, у нас с Конрадом есть что-то общее. В моей голове тоже имеются жильцы, которых я не приглашала.

— Так, а вот и я! — вернулась Мари. — Тебе было видение о Наоми? Ну, так что, какое решение ей следует принять?

Никс, казалось, уже вернулась в реальность.

— Я очень мало вижу о тебе, — ответила валькирия. — На самом деле я — Всегда знающая, а не Всезнающая. Однако с полной уверенностью могу сказать, что тот день, когда о твоих намерениях станет известно хоть одной живой душе, будет твоим последним днём.

— Что ты имеешь в виду?

— Никто, кроме нас троих, не должен знать условий, на которых тебе вернут тело. Никто не должен знать, что часы начнут тикать, как только ты получишь телесную оболочку.

— Конрад захочет знать, что происходит, — сказала Наоми, но тут же быстро добавила: — Если, конечно, он вернётся, и если я вдохну в него жизнь, и если он извинится за своё поведение.

«И если перестанет чувствовать себя преданным и сходить от этого с ума».

— Я уверена, ты найдёшь способ обходить эту тему, — фыркнула Никс. — Если, конечно, хочешь прожить подольше.

— Тогда мы поклянёмся, что никто, кроме нас, никогда не узнает этого, — сказала Мари. — Мы никому не расскажем, как произошло её превращение, и что время Наоми сочтено. Договорились?

Наоми кивнула:

— D´accord [104] .

— Договорились, — согласилась Никс. — Обожаю грязные заговоры.

— Хорошо. С этим покончили, — Мари достала небольшое зеркальце из кармана. — И я могу приступать. Наоми, спрашиваю последний раз, ты уверена?

Влачить жалкое существование ещё десятилетия или даже столетия, или же прожить полной жизнью один единственный день? Наоми давно уже всё для себя решила.

— Давай сделаем это.

Мари положила зеркальце на ладонь и открыла его.

— Хорошо. А теперь самый жизненно важный вопрос, — ведьма начала водить большим пальцем по зеркальной поверхности, и её глаза изменились, превратившись в два маленьких зеркала, в которых Наоми увидела себя. — Во что ты хочешь быть одета?

Глава 26

С тех пор, как он прибыл сюда, прошло несколько часов, и эта гудящая, как растревоженный улей, толпа начала действовать ему на нервы. Конрад сжал виски, пытаясь привести мысли в порядок. Резкие движения и пронзительные звуки сводили падших вампиров с ума. Так что он будто попал в ад, устроенный специально для него.

«Вернись к ней…»

Вот только для начала ему нужно было придумать, как объяснить Наоми, что творится у него в голове. Как сказать ей, что ему хочется забрать свои слова назад.

Рос уже почти решился перенестись в Эланкур, когда вдруг увидел Тарута. Все его восемь футов роста. Гигантский демон возвышался над столпившимися рядом с ним демонами всех мастей. Он явился в сопровождении боевиков Капслиги. Целая банда, все, как на подбор, с обнажёнными торсами и широкими кожаными перевязями крест-накрест через грудь. Когда-то Конрад тоже с гордостью носил такие.

Внезапно прямо перед ними возникло облако дыма, и из него выступили ещё семь демонов, среди которых оказались братья Вуд. Конрад слышал, что эти двое каким-то образом потеряли способность к телепортации. Должно быть, Рок, дымный демон с общеизвестной дурной репутацией, перенёс их сюда. Рок как раз открыл рот и втянул свой дым обратно.

Тарут, Кейд и Ридстром — все три мишени, как на ладони. Это будет легче лёгкого. Конрад знал, что братья Вуд не рискнут схлестнуться с ним, полностью обратившись. Яростные демоны в своём истинном демоническом обличье чрезвычайно сильны, но почти не могут себя контролировать. Они побоятся ненароком убить вампира, ведь в таком случае все их надежды на получение тех сведений, за которыми они охотятся, рухнут.

Что касается Тарута, Конраду больше нет нужды беспокоиться о том, что тот может его оцарапать.

Рукопожатий между демонами не последовало. Наоборот, братья не убирали рук со своих мечей, изучая людей Тарута. Внезапно Кейдеон напрягся, явно узнав главаря наёмников Капслиги. Он схватил Ридстрома за руку и, оттащив в сторону, что-то принялся объяснять брату, горячо жестикулируя. Ридстром слушал молча и лишь время от времени бросал в сторону Тарута хмурые взгляды.

Итак, демоны знали, что они охотятся на одну и ту же мишень. С одной лишь разницей — Тарут желал убить Конрада, тогда как братьям вампир был нужен живым, по крайней мере, на какое-то время….

Клыки Конрада удлинились в предвкушении драки…

Он уже приготовился напасть, как вдруг услышал смех Наоми.


— Обязательно было наколдовывать ту последнюю бутылку вина? — пожурила чуть слышно Никс Марикету, но Наоми всё равно услышала её, даже несмотря на шум толпы и собственный смех.

Веселье было в самом разгаре. Повсюду расхаживали существа, словно сошедшие со страниц мифов. Пылал огромный костёр.

Она как будто попала на небеса! Впервые за восемьдесят лет Наоми вырвалась из Эланкура!

И да, она была слегка навеселе.

«Неужели «Мерло» всегда было таким изысканным на вкус?»

Множество звуков и новых ощущений кружили Наоми голову. Где-то настраивал струны оркестр. Под подошвами её кожаных сапожек шуршали листья. Благоухающий жасмин и гардении наполняли ночь упоительными ароматами. И новое платье восхитительным образом ласкало кожу девушки.

Когда её спросили, что она хочет надеть, Наоми ответила: «Всё, что угодно, только не это осточертевшее вечернее платье из чёрного атласа. Хочу что-то цветное! И что-то короткое и действительно сексуальное».

Мари наколдовала ей алое, тесно облегающее фигуру платье с длинными рукавами, но оставляющим полностью обнажённой спину глубоким вырезом сзади. К тому же, наряд получился вызывающе коротким Наоми никогда ещё не носила ничего подобного.

И это уж точно была одежда не для тех, кто достоин сожаления.

Душевная боль и обида, которую ей принесли слова Конрада, с каждой секундой отступали. Потому, что она не была жалкой. Теперь Наоми снова держала судьбу в своих собственных руках.

«Господь Всемогущий, голова просто кругом Я опять прежняя Наоми».Та Наоми, которая, играя ва-банк, бросала кости и смеялась в лицо фортуне. Рано или поздно её настигнет обещанный рок, но ей было плевать!

— Я не могла иначе, — пробормотала Мари в ответ. — Ты же видела её, она готова была хлопнуться в обморок.

Поначалу, сразу после преображения, Наоми не могла прийти в себя. Тысяча ощущений обрушилась на неё, подобно лавине, и она стояла совершенно оглушённая посреди своей студии и могла лишь хлопать широко раскрытыми глазами, безуспешно пытаясь совладать с собой.

Вес её тела внезапно прижал ноги Наоми к полу, а пол неожиданно оказался твёрдым и устойчивым. Волосы тяжёлой волной оттянули голову назад, и по каждому дюйму её кожи пробежали мурашки.

Наоми показалось, что изменилась не только она, но и весь мир вокруг. Будто до этого она жила в каком-то мыльном пузыре, а теперь выбралась наружу.

Её новое тело трясло от обилия ощущений, круживших голову. Первым делом Наоми восхищённо ощупала своё лицо и прошептала: «Может, и правда, это было не очень хорошей идеей?»

Мари заявила, что это обычный приступ гиперчувствительности, и добавила, что недавно сама прошла через подобное. И что скоро станет лучше…

— К тому же, если бы мы её не напоили, то чёрта с два затащили бы в зеркало, — добавила Мари. — Это же было всё равно, что попытаться окунуть кошку в кислоту.

Мимо прошествовали несколько женщин, с закреплёнными на горжетках небольшими коробочками.

— Что это у них там такое? — поинтересовалась Наоми, очевидно, чересчур громко, судя по выражению лица Мари. На каждой такой коробочке красовалась какая-то вязь или высказывание.

Голосовые модуляторы. Сирены проявляют вежливость, — объяснила Мари. — Своим пением они могли бы зачаровать всех не связанных мужчин в округе. А это не очень спортивное поведение.

На одной коробочке значилось: «Конечно, всегда пожалуйста», на другой — «Бумц! Я подцепила твоего бойфренда». Наоми от души рассмеялась. Сирены! Конечно!

Мимо прошла ещё одна группа женщин, смахивающих на эльфов, всю одежду которых составляли лишь прозрачные юбки. От пояса и выше они были полностью обнажены, если не брать во внимание искусный, изображающий листву и растительные орнаменты боди-арт.

— О, боже, — пробормотала Нике. — Дендрофилки.

— Дендро… что? — переспросила Наоми.

— Дерево-филки — древесные нимфы.

— Ой, а это не та самая Чокнутая Нике и её наймитка ведьма? — огрызнулась одна из них, очевидно, главная.

— Ой, а это не шлюшки подтянулись? — ласково откликнулась Нике. — О, прошу прощения, нимфеточки, оргия не здесь — она там дальше, вниз по дороге.

— Никси, любая вечеринка — потенциальная оргия

Нике открыла рот, собираясь что-то сказать, но затем передумала, схватила Мари и Наоми под руки и потянула прочь:

— Ладно, с этим не поспоришь, не правда ли?

«Нимфы!» — осенило Наоми, и её приподнятое настроение слегка омрачилось. Мёрдок говорил Конраду, что нимфы тоже будут здесь, и они всегда рады мужскому вниманию. Эти потрясающе красивые женщины напомнили ей, что одна из них вполне может стать Невестой Конрада.

К счастью, здесь было также много роскошных представителей мужского пола, и вскоре Наоми, Нике и Мари были просто окружены ими. Огромные, высоченные, кое-кто даже выше, чем Конрад.

Наоми почувствовала себя Дюймовочкой в окружении великанов. Впрочем, надо отдать должное, они изо всех сил старались ничем её не испугать. Особенно после того, как Нике представила: «Наоми, смертная». Наоми всех одаривала приветливыми улыбками, а сама тайком вглядывалась в окружающих, пытаясь высмотреть вампира.

— Это Уильям и Монро, — сообщила Нике, представляя ей пару лукаво улыбавшихся шотландских красавцев-близнецов. — Мы зовем их Секси и Даблсекси, или Даблсекси и Секси? Всё время их путаю, — пожала плечами валькирия. — Они оборотни. А это демоны Кейд и Ридстром, те братья, о которых я тебе рассказывала.

Приятно познакомиться, сладенькая, — поздоровался Кейд. Однако он казался отрешённым, будто витал мыслями где-то в другом месте, рассеянно потирая коротко стриженую светлую бородку.

— Я польщён, Наоми, — улыбнулся Ридстром, хотя его потрясающие зелёные глаза, как и у брата, оставались серьёзными и выдавали озабоченность.

Братья были невероятно похожи, однако лишь чертами лица. Во всём остальном Кейд и Ридстром разнились, как день и ночь. Манера одеваться, держать себя, даже их акценты. Хотя оба изъяснялись на колониальном английском, речь Ридстрома звучала, как речь представителя высшего класса, а Кейд говорил, словно уличный оборванец.

Ридстром повернулся к Никс:

— Я искал тебя, валькирия.

— О, зачем? Ты что, нашёл того, кто преследует его во сне?

— Собственно говоря… — Ридстром взял её под локоть и повёл в сторону.

— Помогите, помогите! — закричала Никс через плечо. — Меня похищает демон.

Наоми дёрнулась было в её сторону, хотя чем она смогла бы помочь? Но Никс подмигнула ей и одними губами изобразила: — Шутка.

— А вот и Бауэн объявился, — подала голос Мари. Мужчина, казалось, шёл по следу, пытаясь не потерять её запах. Едва завидев Мари, он в мгновение ока оказался рядом с ней, сгрёб в охапку и принялся так страстно целовать, что Наоми сделалось жарко. Оторвавшись от мужа, Мари представила их друг другу. Бауэн улыбнулся Наоми, а потом смерил Кейда сердитым взглядом, и демон ответил ему тем же. «Intéressant [105] ».

Музыканты заиграли мелодичную балладу с удивительным барабанным ритмом. Наоми никогда не слышала её, но песня просто захватила девушку. Музыка буквально проникала в неё, и впервые за восемь десятилетий ей по-настоящему захотелось танцевать.

— Иди, потанцуй, Наоми, — предложила Мари. — Мы будем ждать тебя здесь. Просто не уходи слишком далеко.

Наоми кивнула и со счастливой улыбкой побежала к костру. Музыка управляла ею, и девушка с радостью подчинялась. С каждым мгновеньем её тело всё лучше слушалось, вспоминая, как двигаться, кружиться и скользить в танце…

Это было, как во сне. Сказочная ночь исполнения желаний.

Вскоре она почувствовала на себе чей-то взгляд. Замерев на мгновенье в пируэте, Наоми всмотрелась в темноту и увидела мерцание горящих красных глаз, неотступно следящих за каждым её движением.

Конрад. Он следил за ней, словно лев, выслеживающий оленя.


«Это, должно быть, галлюцинация. Этого не может быть».

Конрад не верил своим глазам. Он собирался отправиться к ней сегодня вечером. А всю прошлую неделю изводился от желания прикоснуться к этой девушке.

А теперь она оказалась здесь, словно явилась специально для него. Из плоти и крови, и такая… живая. Каким-то образом она больше не была чёрно-белым призраком. Её щёки раскраснелись от танца, а губы были алыми, в тон её платью.

Как такое могло случиться?

Она выглядела, как язычница, танцующая у костра с дико развевающимися волосами. Каждое её движение, наклон и поворот были призывно-порочными, влекущими, кружащими голову.

— Tantsija [106] , — пробормотал Конрад.

Как всегда, стоило ей начать танцевать, он, словно завороженный, прикипал к ней взглядом, не в силах оторваться. Однако если раньше танец Наоми оказывал на его разум успокаивающее воздействие, то теперь он заставил его тело напрячься и вытянуться, словно струна. Она была прекрасна даже тогда, когда была призраком. Теперь красота этой девушки стала несравненной.

И теперь он действительно мог сорвать тот поцелуй, одна мысль о котором сжигала его изнутри всё это время, и мог прикоснуться к её волнующей груди…

Нет, не мог. Ведь она, безусловно, ненавидит его сейчас.

Даже с такого расстояния Конрад слышал, как её сердце возбуждённо стучит. А это значит, что в её жилах течёт кровь… и что он может её ранить. Он может её убить.

Там, в Эланкуре, он мечтал о том, как будет пить кровь прямо из её шеи. Однако если он попробует, найдёт ли в себе силы остановиться?

Раньше он знал, что не может причинить ей вреда, и потому рядом с Наоми Конрад действительно познал покой. Теперь от этого чувства не осталось и следа, и на его место в душу закрался страх.

Отныне Наоми может стать целью его врагов. Ведь Тарут всего пару мгновений назад избежал встречи с ним. Рана под повязкой заныла, словно в ответ на его мысли, и Конрад грязно выругался. Потому что его самая заветная мечта только что стала явью. Она танцевала прямо у него перед глазами — девушка, дороже которой для него не было ничего на свете.

«Ты потеряешь всё, о чём мечтал…»

Тем не менее, его собственное сердце так и оставалось мёртвым в его груди. Ни единого вздоха не нарушило покоя его лёгких. Несмотря на то, что Конрад видел Наоми во плоти, это не заставило его кровь побежать по венам.

Разочарование затопило вампира.

«Отвернись и уйди».

Но как только он решился перенестись отсюда восвояси, за спиной прогремело:

— Защищайся.

Глава 27

В считаные секунды разразился настоящий хаос.

Вокруг со скоростью огня, распространяющегося по сухой траве, завязывались драка за дракой. Существа Ллора обращались, изменяясь до неузнаваемости. Откуда ни возьмись у всех в руках возникло оружие.

Наоми изумлённо смотрела, как изящные нимфы с воинственными криками размахивали кинжалами, и недоумевала, каким образом им удавалось скрывать эти клинки под своими прозрачными юбками. Немного поодаль она увидела Кейда и Ридстрома с внушительными мечами в руках. Сирены что-то сделали со своими голосовыми модуляторами и теперь издавали пронзительные крики, от которых их противники падали на землю, и из их ушей лилась кровь.

Краем глаза девушка заметила, как Мари и Бауэн бросились в её сторону.

— Не двигайся с места! — крикнула Мари.

— Oui [107] , — пролепетала Наоми. От шока она и так не могла пошевелиться.

Однако чей-то случайный удар локтем отправил Мари в полёт по воздуху. Бауэн рассвирепел и начал обращаться. У Наоми перехватило дыхание. Это было ужасающее зрелище. Она даже обрадовалась сначала, что ликан напрочь о ней позабыл, пока взбешённая толпа не поглотила её.

Как она могла столь самонадеянно думать, что способна справиться с чем-то подобным? Нечаянный удар локтя кого-то из существ Ллора не мог убить бессмертную Мари, а вот Наоми такого, скорее всего, не пережила бы. Неужели это и есть тот самый момент, когда судьба решила избавиться от неё? Так скоро?

Наоми пыталась пригибаться, избегая ударов, и бежать, но поток движущихся существ всё время отбрасывал её назад, всё ближе к огню. Над всем этим безумием раздавалась музыка. Музыканты невозмутимо продолжали играть, точно как их коллеги когда-то на «Титанике», вспомнила Наоми.

И вдруг увидела его.

Вампира с его огромным ростом сложно было не заметить. Он прорывался сквозь толпу по направлению к ней. Тёмные очки скрывали глаза мужчины, но Наоми знала, что он неотрывно смотрит прямо на неё.

Конрад двигался к ней напролом, сметая всех, кто смел встать на его пути.

Наоми и представить себе не могла, чтобы кто-то мог так сражаться — методично и жестоко, и… словно играючи. Мышцы рук и груди мужчины перекатывались от каждого движения, и ужасающий оскал демонстрировал острые, как ножи, клыки.

Любому, кто пытался дать отпор, вампир просто сворачивал шею, или одним ударом отшвыривал попадавшихся под руку с дороги.

«Спава Богу, его рука восстановилась…»,— подумала Наоми и тут же увидела, как чей-то кулак с сокрушительной силой врезался Росу в лицо. Очки отлетели в сторону, но он не замедлился даже на секунду.

Чёрные волосы хлестали его по лицу. Дикий, неистовый бессмертный! Наоми вдруг совершенно не вовремя затопила гордость, что такой мужчина, как он, спешит к ней на помощь.

«Он меня хочет».

Пылающие, налитые кровью глаза были прикованы к ней. Он смотрел на неё так, будто она была его собственностью, принадлежала ему вся без остатка. Конрад говорил, что став вампиром, приобрёл новые инстинкты — животные инстинкты. И сейчас это читалось в его алых глазах…

Каждый, кто попробует удержать его от того, что ему принадлежит, умрёт.

Конрад не мог рисковать переместиться к ней. Она тут же стала бы мишенью для его врагов.

«Не могу отвести он неё взгляд. Надо бежать быстрее, сражаться жёстче…»

Внезапно Конрад споткнулся. Ощущение было такое, будто под его ногами взорвалась мина. Поднявшись, он пригнулся и опять помчался к Наоми.

Снова громыхнуло, вампира шатнуло вперёд и на секунду потемнело в глазах.

«Что, мать его, здесь происходит?»

Всё новые и новые громогласные удары бомб сотрясали его один за другим. И до него вдруг дошло. Конрад разинул рот.

«Наоми… это она».

Отдающиеся у него в ушах раскаты грома имели определённый ритм — ритм… его сердца. Впервые за три сотни лет Конрад услышал, как оно забилось в груди.

«Моя!»— взорвалось в голове, наполняя Конрада чувством дикого триумфа. Он продолжал бежать, ощущая, как пробуждаются его лёгкие. Наоми вдохнула в него жизнь.

Однако всего в каких-то десяти футах от девушки, вампира швырнуло на землю с силой товарного поезда. Затем чьи-то могучие руки схватили его и вздёрнули на ноги.

Конрада держали два демона, впрочем, Наоми пока была в безопасности, хотя с ужасом, разинув рот, во все глаза смотрела на него.

«Слишком слабый… не могу вырваться»,— должно быть, в эти несколько драгоценных секунд, пока его тело пробуждалось, он стал уязвим. — «Не могу избавиться от них».

— Красноглазый падший в Новом Орлеане, — произнёс Кейдеон Создатель Королей, выходя вперёд и становясь прямо перед Конрадом. — Это ты высосал досуха колдуна?

Грудь вампира судорожно вздымалась с каждым вздохом. И с каждым новым вздохом к нему возвращалась сила. Причём он становился даже сильнее, чем прежде. Энергия, которую Конрад и вообразить себе не мог, потекла по его телу.

— Изъясняйся точнее, Кейдеон, — осклабился он. — У меня на счету не один колдун.

— Мы тебя искали, вампир, — глаза демона сделались абсолютно чёрными, и его устрашающие рога распрямились от ярости. Однако Конрад был уверен, что Кейдеон не станет обращаться полностью.

Вот только Наоми этого не знала. Он услышал, как она прошептала: «Мйге de Dieu» [108]. А ведь Кейдеон и близко не был к своему истинному демоническому облику. Те, кому доводилось видеть демона полностью обратившимся, как правило, долго после этого не жили.

Тем временем дыхание Конрада выровнялось, и его сердце забилось в уверенном ритме… Вампир одним рывком освободил руки, и отшвырнул в сторону тех, кто его удерживал. Затем он бросился на Кейдеона и схватил горло демона двумя руками, сдавливая изо всей своей новоприобретённой силы.

Невероятная мощь клокотала в его венах. Взгляд застила красная пелена. Вампира охватила жажда крови и убийства. Его братья ошиблись — от этой жажды ему никогда не избавиться. Он никогда не сможет её преодолеть. Он всегда был и останется воплощённым злом.

Конрад бросил Кейдеона об землю так, что на мгновенье оглушил демона. Вампир чуял его кровь, слышал стук его сердца. В этой крови плескалась сила. Он мог её взять, стать ещё более могучим.

«Я должен её взять».Инстинкты завладели им, и Конрад отдёрнул голову Кейдеона, открывая шею.

Кожа демона начала принимать тёмно-красный оттенок. Его клыки удлинялись. Он решил всё же обратиться, но было уже слишком поздно…

— Конрад, нет!

Вампир вскинул голову и встретился взглядом с расширившимися от страха глазами Наоми. Он хорошо представлял себе, какое, должно быть, являет сейчас собой зрелище. Обезумевший от жажды, с горящими глазами и окровавленными клыками.

— Теперь ты знаешь, что я такое, — он опустил голову, чтобы закончить начатое.

— Теперь я знаю, кем ты был. Конрад, я хочу домой, пожалуйста.

Вампир замер у горла демона, пытаясь разобраться в своих чувствах. Желание защитить её… затмило желание убивать.


«Если бы ты увидела меня в момент нестерпимой жажды, ты бы тоже считала меня монстром», — сказал он ей однажды.

Конрад не преувеличивал. Если бы Наоми его не знала, то пришла бы в ужас. Однако она его знала и понимала, что сдержался он только ради неё.

Она смотрела на него в его самом ужасном обличье… и испытывала лишь гордость за этого мужчину и невероятную нежность к нему…

Внезапно Кейд, воспользовавшись представившейся возможностью, ударил Конрада лбом с такой силой, что у вампира, должно быть зазвенело в голове. Два других демона тоже очухались и одновременно напали на Роса со спины…

Без своего телекинезa Наоми была абсолютно беспомощна и ничем не могла помочь. Многие вокруг перестали сражаться, чтобы поглазеть на эту драку. Все потрясённо передавали друг другу, что падший вампир по каким-то причинам не стал пить кровь, а демон ярости не закончил превращение.

Словно из-под земли возникли Ридстром и ещё четыре демона угрожающего вида.

— Ты знаешь этого вампира? — навис над Наоми Ридстром, и у всех его спутников сделался зловещий вид, и глаза залила чернота.

Они начали окружать её, и Наоми сглотнула.

— Я… э-э-э… ну, н-не официально…

— Ты его невеста, не так ли?

«Я его невеста?»

Столпившиеся вокруг начали возбуждённо перешёптываться, разглядывая её с новым интересом.

«Но почему?»

Наоми отступила на пару шагов назад и, когда люди Ридстрома двинулись за ней, обернулась к Конраду. Он всё ещё боролся с тремя своими противниками.

— Конрад! — закричала она.

В следующий же миг он оказался перед ней, схватил в охапку и рывком задвинул себе за спину. Его тело было сплошной горой мускулов, широкие плечи поднимались и опускались при каждом вздохе…

«Вздохи?»

Наоми прижалась ухом к его спине и услышала, как стучит сердце.

«Я его пробудила!»

— Кое-кто, о ком нужно заботиться, Рос? — бросил Кейд, отирая ладонью окровавленное лицо. — Что ж, представь нас своей невесте.

— Задумаешь причинить ей вред, подпишешь собственный приговор, — процедил Конрад сквозь стиснутые зубы и, схватив Наоми за руку, притянул к себе.

Наоми в очередной раз сглотнула, заметив сочувствующие взгляды у нескольких присутствующих женщин.

«Что они знают, чего не знаю я? Что он со мной сделает?»

Конрад был бессмертным убийцей, которому только что не позволили убить. Он упустил свою жертву. Из-за неё. Наоми подняла взгляд и увидела, как горят его глаза диким, собственническим, голодным огнём. А ещё где-то там, в глубине, плескалась клокочущая ярость и неудовлетворённость, как будто из-за того, что он не убил этого демона, он лишился частицы своей души.

Никто не решался бросить ему вызов. Никто не хотел схлестнуться с вампиром, который защищал свою невесту. Конрад положил руку на затылок Наоми, демонстрируя всем, что она принадлежит ему.

— Она — моя. А я защищаю то, что мне принадлежит.

И… они исчезли.

Глава 28

Они перенеслись в их комнату в Эланкуре, и Конрад некоторое время не произносил ни слова, молчаливо разглядывая Наоми с высоты своего роста. На лице мужчины отражалась такая непередаваемая смесь ярости и желания, что Наоми пробирала дрожь то от страха, то от возбуждения.

Он отпустил её и начал обходить вокруг, пожирая взглядом тело девушки. Наоми повернулась вслед за ним, не позволяя зайти себе за спину, и так они и кружились по комнате.

— Как ты стала такой?

— У меня нашлись скрытые ресурсы, Конрад. Возможно, я не такая жалкая и никому не нужная, как ты полагал.

Он горько усмехнулся:

— Жалость, это последнее, что я чувствую по отношению к тебе, koeri.

— Что ты собираешься со мной сделать? — спросила она.

— Скоро увидишь, — тихий голос вампира волной прокатился сквозь тело Наоми, и она могла бы поклясться, что почувствовала, как он отдаётся раскатами эха внутри.

Они продолжали, словно танцуя, кружить по комнате. Все её так давно дремавшие чувства снова пробуждались к жизни, и с каждой секундой Наоми чувствовала всё возрастающее возбуждение.

— Почему некоторые женщины так сочувствующе на меня смотрели?

— Они думают, что знают, что тебя ожидает. Ты — невеста падшего вампира, которого прервали, не дав завершить убийство.

Наоми смотрела на Конрада во все глаза и не могла понять, что на самом деле у него на уме. Впрочем, одну вещь она совершенно точно знала — что Конрад самый чувственный и сексуально-привлекательный мужчина из всех, кого Наоми когда либо встречала.

— И что же, по их мнению, должно произойти?

Наоми верила, что Конрад никогда умышленно не причинит ей вреда. Тем не менее, он был невообразимо силён, а её новое тело — бесконечно уязвимо, и это не могло не тревожить.

— Они думают, что я брошу тебя на землю, ворвусь меж твоих ног и, обезумев от жажды, вцеплюсь клыками тебе в горло, — ответил вампир, и его голос выдавал, что одна мысль об этом всём его невероятно возбуждает.

Внезапно он схватил её за предплечья и потянул на себя.

— Отпусти, Конрад! — Наоми чувствовала, как нарастает его возбуждение, как твёрдый член вжимается в её живот. — Что ты собираешься делать?

— Я собираюсь заявить права на свою Невесту. Ты предназначена для меня, для меня одного! Ты — единственное, чего я желаю жизни, — рука мужчины схватила её волосы, зажимая их в кулак, и резко оттянула голову Наоми в сторону. Глаза вампира не отрывались от открывшейся ему шеи, кончик языка пробежался по клыкам. Голос сел. — Я вижу, как бьётся твой прекрасный пульс.

Подавив порыв вскрикнуть, Наоми постаралась говорить как можно спокойнее:

— Ты делаешь мне больно, Конрад.

Наоми интуитивно чувствовала, что сейчас у неё единственный шанс не дать ему сорваться. Ведь он никогда сможет простить себя, если навредит ей.

— Ты хочешь наказать меня за то, что не отдала тебе ключ? Или снова теряешь контроль над собой?

Конрад нахмурился, всё еще не в силах отвести взгляд от шеи девушки.

— Тебе больно? — когда она попыталась высвободить волосы из его хватки, вампир отпустил её. — Никогда не причиню тебе боль, — поклялся Рос, но, даже говоря это, по-прежнему слишком сильно сжимал второй рукой её предплечье. — Я был неправ насчёт ключа. Мне жаль, что я наговорил тебе такого.

И всё. Вот так, легко и просто, всего двумя фразами он заставил её позабыть обо всех обидах.

— Если хочешь быть со мной, тогда нужно не так. Только не когда ты ещё не отошёл от боя, и в тебе не угасла ярость, — Наоми накрыла ладонью сжимающую её предплечье руку. — Не калечь тело, которое я только что получила.

Конрад глубоко вдохнул, явно пытаясь совладать с собой.

— Если я смогу… смогу взять себя в руки, — вампир резко дёрнул головой в сторону, потом запрокинул назад, и посмотрел на потолок, — ты простишь меня за то, что я сорвался тогда из-за ключа? Скажи!

— Да, если ты сможешь сделать это для нас обоих, — Наоми осмелилась поднять руку и провести пальцами по его лицу. Удивление и восторг пронзили девушку — это был первый раз, когда она по-настоящему прикоснулась к его коже. И этот брутальный и такой жестокий с другими вампир прижался своим прекрасным лицом к её ладони. Наоми положила другую ладонь на грудь мужчины, прямо туда, где билось его сердце. — Конрад, je crois en toi, я верю в тебя. Иди на берег к беседке.

Заметив его колебания, она добавила:

— Я буду на этом самом месте, когда ты вернёшься.

Он коротко кивнул и исчез.


Конрад вновь ходил взад и вперёд по своей привычной тропе на берегу утопающей в туманах дельты. Его разум пребывал в суматохе.

И взбунтовавшееся тело вторило ему и не желало успокаиваться.

Он глубоко вдохнул, невольно содрогаясь, когда холодный воздух ворвался в его лёгкие, наполняя их. Ощущение было именно таким, каким описывал его брат. Воздух казался тяжёлым… и это было замечательно.

Конрад прожил без этого три сотни лет, но теперь…

Теперь в него вдохнули жизнь. Это сделала маленькая танцовщица, которую он хотел больше всего на свете. Господь Всемогущий, она пахла дымом костра, вином и… женщиной. Слишком хорошо, чтобы это могло быть правдой. Может, всё — лишь очередной сон, новое порождение его безумия?

Конрад боялся, что Наоми может исчезнуть, и не хотел выпускать её из поля зрения ни на секунду. Однако если бы он не ушёл, он причинил бы ей вред. Конрад едва сдержался, чтобы не поддаться порыву сорвать с неё одежду и погрузиться в её горячее тело.

Наоми была такой хрупкой, такой… смертной. Он мог переломать ей кости одним прикосновением.

А Конрад скорее умрёт, чем причинит ей боль. Он мог быть падшим вампиром, в которого только что вдохнули жизнь. Но это была Наоми — женщина, которую он так страстно желал видеть своей невестой, и которую ему ниспослали во плоти.

Рос не понимал, как это вышло, и его снедало жгучее любопытство. Тем не менее, сейчас он мог думать лишь о том, как избавиться от ощущения невыносимой тесноты в штанах, сжимающих его восставший член.

С каждым ударом сердца член вампира увеличивался в размерах. Конрад невольно морщился. Он не мог сконцентрироваться, не в силах совладать с шокирующими метаморфозами, происходящими в нём.

Казалось, что вожделение копилось в нём все три минувшие сотни лет, и теперь его член был готов взорваться, пульсируя от невероятного напряжения. Как только Конрад подумал, что давление в паху достигло своего предела…

…оно сделалось ещё сильнее.

Ради блага Наоми ему следовало бы уйти прямо сейчас. Но разве он сможет отказаться от этой ночи? Наоми ждала в их комнате. Он мог коснуться её, он мог её взять.

«Она верит, что я справлюсь».

Она сказала, что хочет быть с ним. Он, наконец, сможет испытать, каково это по-настоящему. Однако, как он ей и сказал, он мог причинить ей вред, и это казалось единственной преградой, мешающей ему броситься туда прямо сейчас и овладеть этой девушкой.

Конрад должен быть уверен, что не причинит ей боль.

И он должен доставить ей удовольствие.

Хотя бы вначале, до того, как им завладеют его инстинкты, решил вампир и тут же задумался, а сможет ли он вообще удовлетворить её. Конрад выругался… ведь он даже никогда не целовался.

«А она меня ждёт»,— тревожно подумал мужчина снова, и вдруг его глаза распахнулись.

Ведь Наоми в подробностях рассказала ему, как вести себя с ней, как заставить её хотеть большего, как заставить отчаянно его желать.


Наоми внимательно вглядывалась в лицо Конрада. Он медленно к ней приближался и казался уже не таким обезумевшим. Или, может быть, просто лучше это скрывал, запрятав своё безумие поглубже внутрь.

Вампир навис над ней, прижимая к стене, и поднял руку.

«Что он будет делать?»

Наоми нервно сглотнула…

Однако Конрад лишь заключил её лицо в ладони. Жест получился кротким и нежным.

— Обними меня за шею, — попросил он севшим голосом, и Наоми поняла, что он задумал.

Как же сильно он старался ради неё!

«Вот почему я теряю от тебя голову, вампир».

Именно в этой комнате, на этом самом месте они представляли себе свой воображаемый поцелуй. Руки сами собой скользнули вверх и обвили шею мужчины. Как же Наоми мечтала зарыться пальцами в густые пряди на его затылке, теперь она проделала это с наслаждением.

— Моя Наоми, — хрипло обронил он, проводя большим пальцем по её нижней губе. — Они такие мягкие, — ресницы Наоми затрепетали. — Ядаже не мог себе представить, что они окажутся такими.

Руки Конрада дрожали.

«До меня он никогда не прикасался к женщине. Всё это внове для него».

Она хотела навсегда запечатлеть этот момент в памяти.

— Этой рукой я держу меч, и она никогда не дрожала прежде. Что ж, если кто и должен меня одолеть, пусть это будет моя маленькая танцовщица.

Его запах, жар его тела… Боже, он пах так замечательно.

— Конрад, я хочу, чтобы ты меня поцеловал. Не хочешь прикоснуться своими губами к моим?

— А что если я захочу чего-нибудь более серьёзного?

— Не спеша, помнишь? Нужно подождать, растянуть удовольствие.

Вампир всё ещё не до конца владел собой. Наоми пришлось остановить его, как бы ей ни хотелось обратного.

Конрад посмотрел на неё своими пылающими, словно алое пламя, глазами и наклонился чтобы выполнить просьбу девушки. Когда он накрыл её рот своими губами, Наоми пронзило жаром. Она вскрикнула, и он тут же скользнул языком внутрь, но позволил ей вести.

Наоми дразнящими движениями касалась язычком его языка и облизывала его рот, пробуя на вкус и заставляя мужчину стонать. Очень скоро, он углубил поцелуй, и они страстно целовались, сплетаясь языками.

Наоми держалась за плечи Конрада, наслаждаясь мощью его мышц, мягко сжимая их руками в ответ на каждое его движение, приносившее ей удовольствие.

Он схватывал на лету. Настолько быстро, что вскоре они уже поменялись ролями, и теперь он дразнил её, слегка ударяя языком и распаляя желание.

«Способный вампир».

Поцелуй Конрада был таким страстным, эротичным, таким… требовательным.

Наоми затрепетала, когда он провёл костяшками пальцев от её ушка, по ключице и направился вниз, к возвышению груди. Её изголодавшиеся чувства жадно отзывались на любое прикосновение, но прикосновение Конрада было воистину гипнотизирующим…

Он оторвался он неё, оставив Наоми бездыханную и оглушённую. Стоило губам мужчины последовать за пальцами, Наоми почти испугалась того, насколько возбуждена. Это было не просто желание, а чистой воды вожделение, почти животная тяга самки к своему самцу.

Её груди отяжелели, соски напряглись. Она чувствовала влагу, выступившую между бёдер.

— Хочу губами ощутить твоё тело, — он смял её платье, готовый разорвать на части.

— Конрад, позволь мне, — остановила Наоми и заёрзала, стягивая ткань, пока платье не сползло с плеч, обнажая грудь, вид которой исторг из Конрада низкий, рычащий звук.

Вампир несколько мгновений пожирал её взглядом, потом склонился и, как и обещал, покрыл поцелуями вокруг сосков, скользя губами по чувствительной коже.

Наоми обхватила ладонями его голову, прижимая ближе.

— Забудь всё, что я говорила про… про растягивание удовольствия…

Рос потёрся о неё щекой, продолжая дразнить. Когда Конрад, наконец, провёл языком по напряжённому соску, Наоми вскрикнула:

— О, Господи!

— Ты хочешь, чтобы я сильно его сосал? — спросил он, сжимая обе груди девушки в ладонях. Наоми в ответ застонала, и Конрад вернулся к своему занятию, перекатывая один из её сосков между губами и одновременно облизывая кончиком языка. Издав низкий, горловой стон, он принялся с силой его сосать.

— Да… да…, — выдыхала Наоми. Движения его языка, горячая влага рта, дарящая блаженство. Её пальцы тонули в волосах Конрада, прижимая его ближе и ближе. Наоми хотела этого вампира до безумия.

Когда он переключился на вторую грудь, сжал её и принялся сосать, Наоми поняла, что больше не вынесет этой сладкой пытки. Она уцепилась за его бёдра. И он вспомнил. Конрад запустил свою большую руку под её платье. Грубая ладонь восхитительно ощущалась на нежной коже внутреннего бедра девушки.

— Выше, — она задыхалась. — Прикоснись ко мне.

Рука вампира медленно направилась вверх, и Наоми принялась яростно расстёгивать его рубашку, рывками стягивая её. Положив ладони на обнажённую грудь мужчины, она провела ими вниз по восхитительным изгибам мышц живота. У него была упругая, гладкая кожа… а тёмные волоски, убегающие дорожкой от пупка за пояс штанов кружили голову.

Его рука скользила вверх, а её опускалась вниз. Конрад резко выпрямился, стоило ей обхватить его член поверх штанов. Первая женщина, которая коснулась его в этом месте. Она принялась ласкать его. Веки Конрада отяжели, рот приоткрылся. Он обронил что-то, похожее на проклятье, и запустил палец под ткань её трусиков, отодвигая шёлк в сторону.

Наоми содрогнулась от его первого прикосновения к её плоти. Низкий стон вновь вырвался из его груди.

— Наоми, ты такая влажная…

Она постанывала, когда Конрад ласкал её, распространяя её влагу, словно зачарованный реакцией её тела.

— А ты такой твёрдый, — промурлыкала Наоми, продолжая поглаживать член мужчины через ткань штанов.

Его рука застыла. Их глаза встретились. Они оба знали, что должно сейчас последовать.

— Даже думать не могу о том, чтобы прикоснуться к твоей шее, такой тонкой…

— Тогда отнеси меня в постель.

Конрад подхватил её на руки, отнёс к кровати и усадил на постель. Наоми схватилась за его ремень и расстегнула его. Вампир снял с девушки сапоги, затем избавился и от своих ботинок. Зашипев, Конрад стянул штаны, освобождая напряжённый внушительный член.

«О, мой…»

Наоми уставилась на открывшуюся картину и почувствовала, что ещё сильнее возбудилась. Его мощный член гордо вздымался, пульсируя в одном ритме с каждым ударом его сердца. Упруго обтянутая гладкой кожей головка поблёскивала от смазки. Наоми охватили двойственные чувства. С одной стороны, она испытывала ликование, как будто только что развернула невероятно соблазнительный подарок. С другой стороны где-то в глубине души шевельнулась тревога из-за его размеров.

Однако девушка отбросила все страхи прочь.

«Я снова прежняя Наоми», — напомнила она себе. И она позаботится, чтобы они оба были готовы к тому моменту, когда Конрад войдёт в неё. Поэтому Наоми уверенно откинулась на спину и раскрыла для него объятия.

Конрад нахмурился, словно от боли, и последовал за ней.

— Иисусе, надеюсь, это всё же реальность.

Глава 29

— Это реальность, — пробормотала Наоми между поцелуями. — Я на самом деле здесь.

— Но как это возможно?

— Я так мечтала о том, чтобы вот так быть с тобой вместе. И вот теперь я могу.

Она положила его руку себе на грудь. С громким стоном вампир обхватил сначала одну, потом другую грудь девушки. Его дыхание становилось всё более прерывистым.

Конрад возбуждал Наоми и потрясал до глубины души, её к нему невероятно влекло, но одновременно она ощущала некоторый страх. Его эрекция уткнулась в бедро девушки, обжигая кожу прикосновением горячей и влажной широкой головки.

— Конрад, — выгнулась под ним Наоми, когда он стал сжимать её грудь немного грубее, чем ей хотелось. — Чуть-чуть нежнее.

Вампир замер. Он ослабил хватку, и Наоми расслабилась.

— Я могу быть с тобой нежным, — обронил мужчина. Он отпустил её, чтобы тут же провести тыльной стороной ногтя по одному из её сосков, а потом погладить его кончиком пальца. Наоми застонала, когда он проделал то же самое ещё раз. — Так лучше?

Наоми закивала, прижимаясь лицом к его плечу. Огрубевшие руки этого наёмника каким-то чудом оказались такими нежными, он так бережно обходился с её телом — невероятный контраст с образом безжалостного убийцы, сражавшегося на глазах Наоми сегодня ночью.

Его ноготь скользил взад и вперёд, сменяясь сводящим с ума прикосновением пальца, пока Наоми не показалось, что её соски готовы разорваться от желания.

— Скажи мне… скажи, что тебе нравится.

— М-м-м, мне нравится.

— Я чувствую, как они подрагивают, koeri, — хрипло уронил он.

И снова Наоми застонала и выгнула спину. Вампир склонился и принялся сосать её соски. Твёрдые, безжалостные губы легонько потянули одну заострённую вершинку, потому другую. Наоми почувствовала, как он начал медленно толкаться о её бедро, и как рука мужчины двинулась вверх по её ноге.

Конрад выпустил сосок изо рта и потёрся о влажную кожу носом.

— Наоми, раздвинь ножки, я хочу потрогать тебя внутри… узнать, какая ты там.

Ноами невольно занервничала, несмотря на то, что жаждала его прикосновений. Она, конечно, не была девственницей, однако он всё же мог случайно поранить её.

Руки Конрада ощутимо дрожали, когда он взял её за колено и потянул его в сторону.

— Раздвинь свои ножки для меня, — после короткого колебания… Наоми повиновалась. — О, да, хорошо. Дай мне посмотреть на тебя.

Лизнув последний раз напряжённый сосок, вампир отпустил её грудь и сел. Уставившись между ног девушки, Конрад резко втянул воздух. Член мужчины дёрнулся от новой волны возбуждения, обрушившейся на него.

И это возбудило Наоми ещё больше. Она потянулась, чтобы погладить его великолепные мускулы на спине, а он провёл пальцем между складочек её плоти.

Ей хотелось целовать его, лизать его тело, раздвинуть ноги для него ещё шире…

Внушительных размеров палец проник в неё, и Наоми начала извиваться и застонала, когда почувствовала, как он её наполняет, как всё глубже исследует её, дюйм за дюймом. Наоми вскрикнула, когда он остановился и не мог двигаться дальше.

Конрад тут же застыл.

— Я сделал тебе больно?

— Нет, Господи! N’arrête pas! [109]

Он начал двигать свой палец вперёд и назад внутри её тела.

— Тесно. Как же тесно, — хрипло прошептал Конрад.

Наоми ещё ни разу не видела мужчину, который был бы настолько возбуждён, но всё же сдерживался, чтобы исследовать её тело. И она спрашивала себя, если бы он взял её дико и необузданно, как предполагали другие, может, ей понравилось бы даже больше, чем эта пытка медленно нарастающим, обжигающим и едва сдерживаемым вожделением.

Не спеши, советовала она ему. Растягивай удовольствие. Но насколько?

— Конрад, прошу тебя…

— Ты кончишь, если я продолжу?

— Да, и очень скоро.


Конрад резко выдыхал через приоткрытый рот, наблюдая, как его палец погружался и выходил наружу из её блестящего влагалища.

— Конрад, да, да…, — всхлипывала она, не помня себя от желания. Наоми приподнялась, чтобы полизать его грудь.

Вампир был потрясён, насколько влажной она была для него, как жадно её плоть обхватывала палец.

— Ты просто совершенство, — выдохнул он с благоговением. Конрад и представить себе не мог, что женщина может настолько потерять голову от возбуждения.

«И не какая-то женщина. А моя женщина».

Неизведанные инстинкты начали обуревать его. Он почувствовал огромное желание прижать её к кровати, чтобы она не сбежала от него. Он должен был сказать ей, какое удовольствие она ему приносит. Конрад наклонился, чтобы прошептать ей это на ухо, но его слова застряли в горле, и он лишь зашипел, когда почувствовал, как Наоми задвигала бёдрами, насаживаясь на его палец ещё глубже.

— Выше… большим пальцем, — выдохнула девушка.

Тяжёлый стон исторгся из груди вампира, когда он увидел, каким набухшим стал её маленький клитор. Конрад повиновался и начал ласкать его круговыми движениями большого пальца.

— Да, Конрад…, — простонала она.

Второй палец по-прежнему оставался внутри её тела, и он отчётливо ощутил тот момент, когда стенки влагалища сжались в преддверии оргазма. Конрад безумно хотел, чтобы она кончила, жаждал этого. И она была на грани только от его пальцев.

Он едва не потерял голову, представив себе, как его пенис войдёт в неё, и как она сомкнётся вокруг него, словно тугая перчатка. Однако прежде Конрад хотел узнать, как это будет ощущаться, когда она кончит.

Наоми содрогалась всем телом, трепетала. Её острые и твёрдые соски вздымались в такт порывистому дыханию. И вдруг она замерла. Веки девушки опустились, рот приоткрылся в беззвучном крике, ноги раскинулись ещё шире. И нежная влажная плоть сжалась вокруг пальца Конрада. Наоми кончала снова и снова. Вампир с трудом сдержался, чтобы не пролить семя на её бёдра. Это было поразительно…

Теперь Конрад до смерти хотел, чтобы она сделала то же самое, когда его член будет в ней. Едва тело Наоми расслабилось, он упал на колени между её разведённых ног.

Лицо Наоми выражало ошеломление от только что пережитой разрядки и всё ещё не утолённый голод. Бёдра приподнимались ему навстречу, словно умоляя наполнить её лоно. Видеть её такой открытой, зовущей было просто невыносимо…

Конрад опустился между ног Наоми и, опираясь на вытянутые руки, попытался войти в неё, но в этот же момент она двинула бёдрами вниз. Головка члена скользнула меж влажных складок, вырывая из вампира рычание. Наоми пришла в неистовство, её голова заметалась по подушке.

Обливаясь потом, стиснув зубы в попытке держать себя в руках, он попробовал ещё раз, но Наоми снова повела бёдрами. Конрад схватил её и попытался удержать на месте, но когда придавил её к кровати, девушка выгнулась так, что её твёрдые соски потёрлись о его грудь, обрушивая остатки его самообладания.

— Не двигайся, koeri! Или я сейчас кончу на тебя!

— Плевать, — простонала Наоми.

— Ты… ты опять?..

— Да, да! — когда член вампира снова скользнул по её лону, Наоми вцепилась в простыни, резко выгнулась и принялась тереться о его плоть. — Конрад! — выкрикнула она, и её тело забилось в конвульсиях. Полные груди подпрыгивали перед его глазами от каждого содрогания девушки…

И к стыду Конрада невыносимое давление в паху помимо его воли взорвалось разрядкой.

— О, Боже, ты заставила меня кончить! — вампир запрокинул голову и закричал, кончая и разливая своё семя по её груди и животу. Никогда ещё он не знал такого экстаза… Конрад продолжал тереться членом о её клитор и непроизвольно выгибался, пока семя точками изливалось из него.

Когда всё закончилось, Конрад зарылся лицом в её волосы. Всё ещё ошеломлённый пережитым наслаждением, он глубоко вдохнул запах Наоми.

И вдруг на него обрушилось осознание того, что он только что наделал. Он хотел овладеть своей невестой, а вместо этого опозорился, кончив прежде, чем вошёл в неё. Стиснув зубы от отчаянья, вампир ударил кулаком в матрац.

Несмотря на это Наоми… неожиданно поцеловала его. Счастливая и удовлетворённая.

— У нас вся ночь впереди, mon trfisor adorfi [110]. Держу пари, к пятому или шестому разу, ты сможешь продержаться столько, сколько пожелаешь, — промурлыкала девушка, чуть прикусила мочку его уха и пососала её. — А теперь принеси полотенце, дорогой…

Конрад неохотно поднялся и пошёл в ванную. Он чувствовал себя так, будто она отправила его не в соседнюю комнату, а в многолетнее путешествие на поиски Святого Грааля, настолько тяжело ему было покинуть её хотя бы на минуту. Он всё ещё опасался, что Наоми исчезнет, стоит ему отвернуться.

Просто он никак не мог объяснить себе, как она заполучила тело с тех пор, как он видел её в последний раз, и сгорал от желания узнать правду. Это было настолько невероятным, что кто угодно на его месте засомневался бы в здравости собственного рассудка. И он сомневался. Снова.

Всего несколько дней назад Наоми была… мертва. А теперь живее всех живых.

Впрочем, Конрад повидал на своем веку и более странные вещи в мире Ллора, как собственными глазами, так и глазами тех, чьи воспоминания хранила его память. У него ещё будет возможность разгадать её тайну. А пока он хотел лишь снова попытаться оказаться внутри её тела… и снова заставить её кончить для него.

Раньше Конраду казалось, что удовлетворить женщину очень сложно, что это практически невыполнимая задача. Однако у него получилось довести её до оргазма с первой попытки, и он заставил её кончить не один, а несколько раз. Эта мысль согрела вампира изнутри и заставила распрямить плечи, хотя у него пока и не вышло овладеть ею полностью.

При воспоминании о том, насколько Наоми забылась от его ласк, кровь опять прилила вниз живота Он ещё не успел принести ей полотенце, а его член уже снова начал твердеть, несмотря на то, что он только что пролил столько спермы, что, казалось, был полностью опустошён.

«Пять или шесть раз? Это как минимум, koeri», — улыбнулся Конрад.

Однако когда он вернулся, Наоми крепко спала, подложив под голову согнутую руку. Губы девушки слегка приоткрылись, пышные ресницы отбрасывали тень на раскрасневшиеся щёки.

Конрад вдруг осознал, какой измученной она должна была быть после всех событий сегодняшней ночи, и лёгкое разочарование, охватившее его при мысли, что ему придётся подождать, тут же испарилось. Эта девушка только что получила тело, оказалась в гуще сражения, на неё напали, и, скорее всего, ко всему она была слегка пьяна. Её губы окрасились от вина, и сладковатый привкус напитка ощущался при поцелуях.

Вампир склонился над ней с полотенцем в руках и принялся вытирать аккуратными движениями, восхищаясь красотой её тела. Наоми была сильной и гибкой. У неё было тело танцовщицы… и оно отзывалось на его прикосновения, словно было именно для этого создано. Ещё никогда он не ощущал такого естественного, правильного единения.

«Моя невеста»,— думал Конрад, и его грудь переполняла гордость. Он был уверен, что ни одному другому вампиру не повезло назвать своей женщину, которая была бы прекраснее Наоми.

Закончив обтирать её, Конрад мог любоваться Наоми в своё удовольствие. Он навис над ней, опершись на руки, и разглядывал, невольно думая, что, если так пойдёт и дальше, то он может впасть в зависимость от вида её груди. Ему нравилось, как грудь Наоми подрагивала, и какой мягкой была на ощупь. Как напрягались соски, превращаясь в две твёрдые жемчужинки, так и просившиеся в его рот.

Застонав, Конрад обхватил рукой член и принялся двигать кулаком вверх и вниз, всё ещё удивляясь ощущению давно забытой твёрдости в чреслах. И замер. Ведь он поклялся себе, что в следующий раз кончит только глубоко внутри её тела под звуки криков Наоми…

Конрад всегда сожалел, что ни разу не занимался сексом при жизни. Его мучило любопытство. Теперь же любопытство сделалось невыносимым и буквально терзало его. Когда он возьмет её, это будет умопомрачительно.

И всё же, он был слишком неопытен в сексе, чтобы предугадать свою реакцию. Если это действительно будет умопомрачительно, то неизвестно, чем может закончиться в результате. Ведь он по-прежнему сумасшедший падший вампир.

И как ему не причинить вред её нежному телу, когда они будут вместе? Этой ночью он исследовал её самую сокровенную часть, почувствовал, какой узкой и тесной она была внутри… Он ни за что не сможет поместиться там, не сделав ей больно.

Конрад попытался выбросить точившие его сомнения из головы. Потом лёг, стараясь игнорировать давление в паху, и притянул Наоми к себе. Девушка закинула ногу ему на колени и обняла за грудь. Конрад удовлетворённо вздохнул… именно так он представлял, как они станут делить эту кровать.

Вампир знал, что будет мучиться от возбуждения всю ночь, но наслаждался прикосновениями Наоми, тем как она во сне прижималась к нему, и смаковал каждое мгновенье. Он мог бы всю ночь с упоением вдыхать запах её волос. Сердце девушки билось в ровном ритме у его груди, и Конрад, убаюканный его стуком, в конце концов уснул…

Перед самым рассветом вампир внезапно проснулся и резко сел в кровати, склонился над Наоми, закрывая её своим телом, и лихорадочно осмотрелся.

Но никого не было. Лишь ветер шумел за окном.

Наоми прошептала что-то по-французски и доверчиво повернулась к нему. Его невеста стала такой хрупкой, такой… смертной. Ей так легко причинить вред. Даже просто находясь рядом с ней, Конрад подвергал её жизнь риску.

Братья Вуд теперь знали его слабое место. Они не успокоятся, пока не получат её в свои руки. Отныне Наоми, по их мнению — ключ к короне Ридстрома. Конрад с радостью дал бы им ту информацию, которую они искали, если бы только мог откопать её в собственной голове. Но они никогда не поверят ему, что он ничего не скрывает намеренно. Они будут искать Наоми.

К тому же, проклятие Тарута довлело над Конрадом… и теперь уничтожение демона стало воистину жизненно необходимым.

Мечта Конрада сделалась явью. Вполне возможно, прямо сейчас где-то там какая-то злобная сила готовилась лишить его всего. Однако если он хоть немного верил в силу проклятия сонного демона, не слишком ли эгоистично с его стороны до сих пор оставаться здесь? Или механизм судьбы уже запущен, и если он покинет её сейчас, то лишь оставит совершенно одну и без защиты?..

В любом случае, пока Конрад не получит голову Тарута в свои руки, Наоми не будет в безопасности.

Вампир заставил себя отстраниться от девушки и перенёсся на нижний этаж. Он знал простое защитное заклинание, которое сможет уберечь её, по крайней мере, пока она находится внутри дома. Отломив вместо мела кусок от осыпающейся штукатурки, Рос вывел на входной двери древние письмена. Уверившись, что никто незваный не сможет войти в дом, он вернулся в кровать.

Конрад решил остаться в постели до рассвета. А потом он начнёт заниматься покупками всего того, чего Наоми скорее всего не хватает: продуктов, одежды, всяких вещиц, в которых нуждается женщина…

Вампир притянул девушку обратно в свои объятья, и его мысли вернулись к событиям этой беспокойной ночи. Несмотря на то, что она знала обо всех его грязных секретах, Наоми всегда видела в Конраде героя и защитника. Она всегда говорила ему об этом, и уверяла, что верит в него. Этой ночью он оказался достойным её доверия.

Он никогда не забудет выражение абсолютной уверенности в её глазах, когда она сказала: «Теперь я знаю, кем ты был». Она так верила, что он совладает с собой, что заранее гордилась им.

Вот только Наоми не знала о его тайных фантазиях… ведь он грезил о том, как набрасывается на её шею…

«Я самая большая угроза для неё».

Конрад боялся за неё даже на пике высочайшего наслаждения, которые она ему сегодня подарила. Он боялся тех тёмных желаний, которые она будила в нём.

«Если она для тебя хоть что-то значит, ты должен отпустить её», — прошептала давно преданная забвению совесть. Но руки в ответ лишь ещё крепче прижали девушку к груди.

«Моя».

Глава 30

Вернувшись после завершения запланированных на утро дел, Конрад услышал шум льющейся в душе воды. За звуками падающих струй он смог разобрать лёгкие вздохи Наоми.

Вампир моментально позабыл о своём намерении обсудить с ней то, как ей удалось превратиться из призрака в смертную, и отбросил свёртки и пакеты с покупками. Ещё секунда потребовалась, чтобы раздеться и перенестись в отделанную плиткой душевую кабину.

Глаза Наоми были закрыты, а руки неторопливо скользили по телу. Слизав каплю воды с губ, она обхватила ладонями груди, словно изучая их.

Стараясь не выдать себя ни звуком, затаившись, словно на охоте, вампир уставился на девушку и пожирал её взглядом. Иссиня-чёрные волосы разметались по плечам, укрывая белые груди. Среди прядей проглядывали напряжённые соски.

Конрад забыл, как дышать, когда её пальцы скользнули вниз по плоскому животу, и ноги раздвинулись, пропуская их. Он бы не удивился, если бы Наоми услышала, как в его груди грохочет сердце.

Тёмные ногти блеснули на свету, когда она начала мягко поглаживать себя. Конрад едва сдержался, чтобы не застонать, и сжал в кулаке до боли напрягшийся член. Наоми сосредоточилась на клиторе, лишь изредка погружая пальцы внутрь, словно лишь для того, чтобы увлажнить их.

Вампир с упоением следил, как на лице девушки отражался всё возрастающий экстаз. Ему хотелось, чтобы она посмотрела сейчас ему прямо в глаза, как в тот момент, когда его пальцы проникали в неё. Такая самозабвенно страстная. Никогда ещё он не видел зрелища, способного внушать большее благоговение, чем эта женщина, ублажающая саму себя.

Конрад подумал, что мог бы вечность стоять и наблюдать за ней, изучая способы прикосновения, которые принесут Наоми максимальное удовольствие. И вдруг испытал негодование — она не дождалась его. Ведь он удовлетворил её прошлой ночью, не так ли? Возможно, ему стоило напомнить ей, почему не следовало начинать без него.

Когда нестройные стоны Наоми превратились практически в одно непрерывное стенание, вампир остановил её, точно за мгновение до того, как девушке удалось достигнуть разрядки.


За миг до кульминации Наоми услышала хриплый голос Конрада:

— Ай-яй-яй.

Наоми распахнула глаза. Он был здесь, рядом с ней, а она его не слышала!

В ту же секунду взгляд сам собой опустился на возбуждённый член мужчины. Даже в прошлый раз, когда они были в этом душе вместе, его мужское естество показалось Наоми прекрасным. От вида члена Конрада в эрегированном состоянии у неё потекли слюнки. Она помнила, какой скользкой и блестящей от смазки была его широкая головка прошлой ночью…

Однако когда Наоми потянулась поласкать его, Конрад перехватил её руки и завёл их ей за спину, резко притягивая девушку к себе.

Острые вершинки её грудей потёрлись о его грудь, а его твёрдый член прижался к её животу. Оба тяжело дышали.

— Почему ты меня не дождалась? — спросил вампир зловещим тоном, от которого даже воздух вокруг сгустился, наполняясь опасностью.

— Я проснулась… простыня тёрлась о мои… мои соски, — пролепетала Наоми и поёжилась.

— Если у тебя есть эти потребности, я хочу сам их удовлетворять.

— Я не знала, когда ты вернёшься, — ответила она в оправдание. — Но теперь ты здесь, — Наоми приподнялась на носочки, чтобы поцеловать его, и неуверенно коснулась губами. Однако вскоре поцелуй углубился и сделался обжигающим. Конрад сминал её губы своими, пока их языки сплетались вновь и вновь. Они оба задыхались, когда оторвались друг от друга.

— Конрад, я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью, — выдохнула Наоми, заставляя член вампира, прижатый к её животу, пульсировать от желания. — Мне кажется, я умру, если ты не сделаешь этого.

Конрад выпустил её запястья, подхватил под ягодицы и поднял Наоми на руки. Прежде чем она смогла вымолвить хоть слово, он повернулся спиной к воде и приподнял её, словно она весила не больше, чем кукла, ещё выше. Лоно Наоми оказалось прямо напротив его лица. Поддерживая её на раскрытых ладонях, он заставил Наоми откинуться назад так, что она могла видеть плитку на стене душевой. Девушка зарылась пальцами в его густые волосы, помогая себе удерживаться в этом положении.

Конрад потёрся лицом между её разведённых бедёр, царапая кожу небритой щекой. И Наоми это понравилось. Ощущения сделались оглушающими. Каждая капля воды, стекавшая по коже, несла дополнительное удовольствие.

Будет ли он наслаждаться, лаская её ртом? Он никогда не делал этого раньше, никогда не пробовал женщину.

Коснувшись Наоми языком, Конрад хрипло застонал. Он прижался губами к средоточию её страсти и засунул язык глубоко внутрь, тщательно вылизывая её и лаская.

— Да, — выкрикнула Наоми. Ноги соскользнули вниз, и она сжала их вокруг плеч мужчины. Но Конрад не дал ей упасть и перехватил ещё уверенней.

— Яникогда не смогу пресытиться этим, — пробормотал он, и вернулся к своему занятию. Он посасывал и лизал. Пальцы мужчины почти до боли сжимали ягодицы Наоми, а язык без устали обводил пульсирующий клитор.

— Да, здесь, — её стон срывался на крик, — Конрад, прямо здесь.

Лёгкий удар языком… посасывание… потом сильнее. Наоми с криком кончила, выгибаясь навстречу его рту, а он продолжил свои неистовые ласки, не давая перевести дыхание между оргазмами, заставляя её тело извиваться и изнывать от желания разрядки.

Вторая волна оргазма оказалась даже сильнее первой. Глаза Наоми изумлённо распахнулись, когда её тело буквально расплавилось от ласк его жадного языка, беспомощно подаваясь ему навстречу. Придя в себя, Наоми была вынуждена оттолкнуть его голову, потому что он продолжал не спеша её облизывать, тихонько урча.

Когда, наконец, он позволил Наоми соскользнуть вниз, вампиру пришлось поддерживать её, чтобы она не упала Наоми чувствовала, каким твёрдым он был, однако Конрад по-прежнему не предпринимал попыток овладеть её телом. Член мужчины зримо пульсировал от желания, но на его лице невозможно было ничего прочесть.

— Ты хочешь заняться со мной любовью? — спросила Наоми. Этот вампир был таким мужественным и неотразимым, и она ничего другого больше не могла желать, как познать его всего, целиком и полностью.

Однако было и кое-что ещё.

Впервые в жизни Наоми хотела отдаться мужчине… которого любила.

«Я люблю Конрада».

И хотя она не признавалась себе в этом до настоящего момента, это чувство не возникло только что. Оно расцветало в ней с той самой ночи, когда Наоми впервые увидела его в неистовстве сражающегося с братьями.

— Конрад, ты хочешь этого?

Он покачал головой.

— О, — глаза Наоми потухли. — Понимаю, — затем она нахмурилась. — Нет, не понимаю.

Ябоюсь причинить тебе боль, — объяснил он, с трудом переводя сбившееся от того, что они только что проделали, дыхание. Вспомнив, как она прижималась ещё теснее к его рту, Конрад едва не застонал. — Я почувствовал, какая ты узкая и тесная. Я думал об этом всё утро и не вижу способа, как уберечь тебя от боли. Я не могу… не могу причинить тебе боль.

Наоми склонила голову на бок.

— Ты готов отказаться от возможности оказаться внутри женщины, потому что беспокоишься обо мне?

— Конечно, — прохрипел он.

Наоми приоткрыла рот и прижала ладонь к его лицу.

— Ты такой удивительный, вампир. Просто невероятный, — её рука скользнула вниз по его телу. — Если честно, я никогда не была с мужчиной столь внушительных размеров, как ты, — она обхватила его член у основания, заставляя Конрада порывисто выгнуться. — Во всех отношениях. Но если ты позаботишься, чтобы я была готова, всё будет просто прекрасно.

Конрад стиснул зубы.

«Яне знаю, как это сделать!»

Он мог попробовать то же, что делал прошлой ночью, но будет ли этого достаточно, чтобы подготовить её? Он едва мог проникнуть в неё пальцем, даже когда она истекала влагой.

Должно быть, Наоми прочитала его мысли, потому что, слизав каплю воды с его груди, попросила:

— Отнеси меня в постель, и я покажу тебе, в чём нуждаюсь…

Конрад подхватил её на руки ещё до того, как она окончила фразу. Не озаботившись тем, чтобы вытереться после душа, он перенёсся в спальню и опустился вместе с Наоми на постель. Простыни тут же намокли от их тел.

Губы девушки изогнулись в улыбке:

— Смотрю, тебе понравилась эта идея.

Он кивнул. Если Наоми сможет показать ему, что необходимо сделать… Господи, если он сможет, наконец, оказаться внутри этой женщины…

Конрад опустился перед ней на колени, и Наоми, взяв в руку его указательный палец, начала медленно себя им ласкать, поглаживая от влагалища к клитору и обратно. Когда она направила палец Конрада внутрь, он продолжил движения сам, вперёд и назад, как прошлой ночью.

Через несколько минут она пробормотала:

J'ai besoin de deux [111].

Ей нужны два его пальца внутри, понял Конрад.

Он судорожно сглотнул, но попытался протиснуть второй палец. Наоми ещё шире раздвинула колени. Её влага становилась всё обильнее.

— Всё отлично, Конрад, — подбодрила девушка и прижала обеими ладонями его руку к своему лону, пока его пальцы не оказались глубоко внутри, проникая на всю длину. Прикрыв глаза отяжёлевшими веками, она прошептала:

— Раздвинь пальцы внутри меня.

Он выполнил просьбу, содрогаясь от наслаждения, когда Наоми выгнула спину.

— А теперь внутрь и наружу… — скомандовала девушка. Он сделал движение туда и обратно раздвинутыми пальцами.

— Так?

— Ах, да! Ещё…

И он повиновался.

— Конрад, сейчас.

— Ты готова?

— Не… не важно. Я так хочу…

Конрад до безумия хотел заменить свои пальцы членом, но он должен был быть уверен. Он гладил и ласкал её пальцами, пока она не вцепилась от отчаянья ему в плечо зубами.

— Ты всё ещё не решаешься? — спросила она, задыхаясь.

— Я до сих пор не вижу, что мы можем… что мы соответствуем друг другу.

— Вот увидишь, это будет очень приятно, дорогой. Давай я покажу тебе, как хорошо мы подходим друг другу.

Она оттолкнула его запястье, и Конрад вынул пальцы. Наоми заставила вампира перевернуться на спину и оседлала его.

Грудь девушки прерывисто вздымалась и опускалась, пальцы впились в мускулы его груди, точно так, как она и говорила много дней назад. Нежные ладони заскользили по всему его телу, и Наоми казалась зачарованной открывшейся ей картиной.

Конрада охватило первобытное возбуждение, когда он проследил за её взглядом, блуждающим по нему.

«Моё покрытое шрамами тело годится не только для того, чтобы получать удары. Оно возбуждает её».

Когда она обвила пальцы вокруг его члена, чтобы направить в себя, он затаил дыхание. Наконец, это произойдёт… От нетерпения он не мог удержать бёдра на месте. Конрад сглотнул комок в горле, гадая, сможет ли продержаться дольше, чем прошлый раз.

Вампир сдерживался невероятным усилием воли, член пульсировал от переполняющего его семени.

— Безумного этого хочу… — когда она начала опускаться на него, руки мужчины взлетели вверх и вцепились в бёдра девушки. — Наоми, я…

Её плоть была горячей и влажной, когда он скользнул в неё. И его глаза закатились.

Глава 31

Что может быть эротичнее поглощённого страстью мужчины? Поглощённый страстью мужчина, никогда прежде не знавший женщины. Наоми вся горела, глядя на него. Она наслаждалась реакцией Конрада и страстно желала ощутить его внутри.

Конрад издал короткий приглушённый стон, когда Наоми слегка опустилась, впуская в себя широкую головку его члена. Вампир неотрывно следил за тем, как их тела соединялись. Губы Конрада приоткрылись.

Шквал эмоций, обрушившийся на Наоми, был в новинку и для неё. Девушка чувствовала, что окончательно и бесповоротно влюбилась.

Это был не секс. Это было настоящее занятие любовью.

— Всё так, как ты ожидал?

— О Господи, ты… — Конрад снова попытался что-то сказать, но безуспешно, и просто кивнул. — Не знал… не представлял… что всё может быть настолько…

Изумление, светившееся в глазах вампира, когда он смотрел, как Наоми двигалась на нём, заставляло Наоми чувствовать себя как никогда сексуальной и привлекательной. Его огромное тело было невероятно сильным, но несмотря на это, она полностью контролировала его и уже была на грани от удовольствия. Наоми наслаждалась своей властью над этим могучим мужчиной, постепенно опускаясь все ниже на его плоть.

Конрад содрогался.

— Горячо, — процедил он сквозь стиснутые от напряжения зубы, — тесно.

Руки вампира, сжимающие бёдра девушки, вздрагивали. Наоми чувствовала, что Конрад теряет контроль над собой. Его мускулы напряглись, жилы на шее натянулись, великолепные мышцы живота очертились ещё резче, непроизвольно сокращаясь.

— Глубже, Наоми, — акцент Роса стал более заметным.

Наоми прикусила нижнюю губу, приподнялась и опустилась, принимая его ещё глубже. Она тоже желала большего, но его размеры были действительно впечатляющими.

Вампир раскинул колени и утробно зарычал.

— Хочу большего. Ещё!

Наоми двинула бёдрами, чтобы впустить его ещё глубже, но когда она опускалась, бёдра Конрада взметнулись вверх, и он ворвался в неё до упора одним мощным движением.


— О боже, Наоми!

Наоми невольно вскрикнула и поморщилась.

— У тебя слёзы на глазах. Ты же сказала, что я не причиню тебе вреда! Но тебе больно!

— Дай мне секунду, Конрад, — прошептала она Влагалище так плотно охватило член мужчины, что Наоми чувствовала, как он пульсирует внугри неё. — Ты же сможешь?

— Япопробую, — прокипел вампир.

Наоми некоторое время, показавшееся Конраду вечностью, не двигалась. Затем робко приподнялась и осторожно опустилась обратно. Потом ещё раз. И ещё. С каждым новым движением ей становилось всё легче принимать его в себя, её тело привыкало к нему.

Очень скоро желание затмило боль, а выражение разгорячённого лица Конрада подстегнуло возбуждение Наоми. Она начала объезжать его медленными, размеренными движениями, заставляя вампира выкрикивать её имя. Наоми удалось разжать мёртвую хватку Конрада на своих бёдрах и положить его руки себе на грудь. Вампир сжал груди девушки и отчаянно застонал. По телу Конрада пробежала дрожь, когда коготки Наоми прочертили дорожку по внутренней стороне его бёдер. Мужчина подогнул колени, побуждая Наоми повторить ласку.

К тому моменту, как она довела его до предела, Наоми сама была недалека от оргазма.

И она решила отдаться страсти…


Вот чего он был так долго лишён. Вот чего так невыносимо желал.

Ничто и никогда прежде не приносило ему такого наслаждения. Он ждал этого всю свою жизнь…

Наоми откинула голову назад и выгнула спину. Её длинные волосы разметались, лаская бёдра Конрада. Она завела руки за спину, вцепилась в ноги мужчины и начала скакать на нём быстрее. Член вампира погружался в её тело снова и снова, и от каждого толчка груди девушки подрагивали.

Казалось, Наоми полностью отдалась желанию. Она извивалась над Конрадом, поднимала свои стройные руки, раскидывала их и скрещивала над головой. Потом, обхватив себя руками, двигала бёдрами из стороны в сторону, словно танцуя, и, прогибаясь в пояснице, впускала Конрада в себя до предела.

— Боже, как ты двигаешься! — прохрипел он.

С каждым движением девушки желание кончить становилось всё нестерпимее, но Конрад поклялся себе, что она кончит первой.

— Я хочу, чтобы ты… — слова застряли у вампира в горле, когда Наоми, лаская себя, скользнула обеими ладонями вниз по своему телу. У Конрада перехватило дыхание, когда девушка начала мастурбировать на нём.

— Наоми! — его самообладанию пришёл конец. Он резко вскинул бёдра, так что даже приподнял Наоми на своём члене.

Но она не возражала.

— Сделай так ещё раз… — попросила Наоми, едва переводя дыхание.

Конрад убрал руки с её груди и, подхватив её прекрасную попку, принялся поднимать девушку и опускать её на свой член, одновременно двигая бёдрами.

— Тебе нравится?

— Да! — выкрикнула она, всё быстрее потирая клитор.

— Кончи на мне, Невеста.

— О да! — её веки затрепетали. Наоми облизала губы и громко застонала, кончая.

Сокрушительный оргазм обрушился на неё.

Конрад почувствовал, как её плоть сомкнулась вокруг члена. «Я больше не могу».

Влагалище девушки, казалось, жаждало его семени. Он не мог устоять перед этим первобытным призывом.

Инстинкты завладели вампиром, готовые одержать верх над остатками его контроля. И он страстно желал отдаться им.

«Пометь её, укуси, оставь на ней своё клеймо\»

Он хотел, чтобы его запах был на ней повсюду, даже внутри. Он сходил с ума от желания ощутить вкус её крови на языке.

Поддавшись порыву, Конрад бросил Наоми на спину и ещё шире раздвинул её колени.

Схватив руки девушки, он завёл их ей за голову и принялся неистово вбиваться в её тело.

— Я теряю… контроль. Наоми!

Взгляд вампира был диким. Огромное тело нависало над ней горой напряжённых мускулов, перекатывающихся от каждого движения. Сейчас он мог сделать с ней всё, что ему заблагорассудится.

Ещё недавно Наоми боялась, что ей не суждено увидеть Конрада, этого могучего, сурового воина, таким — поглощённым клокочущей страстью. И вот теперь она видела его совершенно потерявшим голову от желания. И ей нужно было верить в него, верить в то, что он не причинит ей вреда.

И она решила верить. И отдалась ему вся без остатка…

Будто почувствовав её капитуляцию, Конрад приподнялся на колени, чтобы проникать в неё ещё глубже. Крепко обхватив девушку за плечи, Конрад прижал её к постели и снова и снова вторгался в её тело. Наоми никогда не испытывала ничего подобного. Никогда прежде её не брали так безжалостно, не позволяя даже шевельнуться. Она чувствовала себя абсолютно беспомощной и могла лишь тонуть во всё возрастающем наслаждении.

С каждым ударом бёдер у Конрада вырывался короткий, хриплый стон. Он стонал всё громче и громче, пока под конец не перешёл на крик.

Голова Наоми металась по подушке.

— Конрад… — выдохнула она и забылась в очередном умопомрачительном оргазме.

— Я чувствую, как ты кончаешь… — он схватил её за затылок. — Ты моя, Наоми! — их взгляды встретились, и Конрад дёрнулся всем телом, проливая семя в свою женщину. На лице мужчины отразился шок, сменившийся выражением муки. А затем экстаза, когда он понял, с какой силой его горячее семя разливается в ней.

Он не отпускал её взгляд… пока от невыносимого наслаждения не выгнулся назад, запрокидывая голову. Семя толчками покидало его тело, пронзая вампира удовольствием. Наоми услышала, как Конрад тихо бормочет:

— Это лучшее… ничто не сравнится…

С последней волной дрожи, Конрад обессилено упал на Наоми, уткнувшись в шею девушки. Она чувствовала его неровное дыхание, слышала, как грохочет его сердце рядом с её собственным. Член Конрада оставался твёрдым и не прекращал движений внутри Наоми, будто вампир всё ещё не мог насытиться своим новым открытием.

— Боже мой, Наоми, — пробормотал Конрад.

Наоми провела пальцами по влажной спине мужчины и удовлетворённо вздохнула.

— Если бы я сейчас умерла, это была бы счастливая смерть, — сказала она и тут же нахмурилась.

«И когда придёт время, я умру счастливой».

Нет, она не будет смотреть на это, как на смерть. Она просто уйдёт, поменяет форму существования. Ведь после того, как она поделилась своим телом с Конрадом, дала им обоим возможность познать такое счастье, Наоми почувствовала ещё большую уверенность в правильности своего решения.

Если бы не она, в него никогда бы не вдохнули жизнь. И он никогда не пережил бы такого наслаждения…

— Как я мог жить без всего этого? — прохрипел Конрад. — Я и не догадывался, каково это.

Он… потребовал от неё всего, что она могла дать. Наоми увидела это в его глазах, когда он кончал. Он желал, чтобы Наоми отдалась ему без остатка, жаждала его, любила его.

И она любила этого вампира, всем сердцем.

Приподнявшись, Конрад дерзко и сексуально улыбнулся. И от этой ухмылки у Наоми перехватило дыхание.

— Я был хорош, не так ли?

Она вытянула руку и погладила его лицо.

— Лучше всех, кто у меня был, и даже лучше, чем я когда-либо могла себе представить в фантазиях. — Конрад замер и вдруг посерьёзнел. — Это правда, — уверила Наоми. — Некоторые мужчины инстинктивно лучшие любовники.

Ухмылка вернулась.

— Представь, что будет, если мы станем упражняться раз по пять за ночь.

— Жду, не дождусь увидеть это, — промурлыкала Наоми.

В ответ член мужчины дёрнулся внутри неё, снова пробуждаясь к жизни. Наоми потрясённо охнула, почувствовав, как быстро он становится большим и твёрдым.

— По-моему, самое время начинать упражняться, koeri.

Глава 32

— Куда ты ходил этим утром? — спросила Наоми, прикончив самый восхитительный круассан, когда-либо выпекавшийся в истории человечества.

После возвращения Конрада они дважды занимались любовью… и вампир горел желанием продолжать, но Наоми взмолилась: «Еда. Твоя смертная хочет есть».

Тогда он спросил, чего бы ей хотелось из всего, что угодно, на свете. «Горячий круассан с маслом, café au lait [112] и свежевыжатый апельсиновый сок», — ответила девушка, и Конрад в два счёта переместился во Францию и доставил завтрак для неё прямо оттуда.

— Мне нужно было кое-что сделать, — ответил вампир, возвращая Наоми в реальность. И она вдруг обратила внимание, что он, оказывается, успел постричься. Хотя волосы по-прежнему оставались чуть более длинными, чем следовало, но именно так ей нравилось. Их кончики до сих пор не просохли после душа. А ещё он был одет в новую одежду, элегантную, чёрную и, безусловно, дорогую.

Этот мужчина был красив, как дьявол. А пылающие красные глаза придавали образу вампира воистину сатанинский вид.

Наоми подумала, что красный цвет этих глаз всегда будет напоминать ей неистовое пламя.

— Кое-что? И что именно?

— Я купил тебе вещи, — он протянул ей пакеты с надписью «Harrods». Много пакетов. Очевидно, Рос и в Лондоне успел побывать. — Тебе нужна одежда. А здесь… подарки, — голос мужчины предательски сел, и Конрад откашлялся в кулак.

Не трудно было догадаться, что никогда прежде ему не приходилось покупать что-либо женщине.

В пакетах обнаружилось всё, что можно было только вообразить, — туфли, платья, пуловеры, слаксы. Наоми нашла набор для ванной, включавший несколько шампуней, различную парфюмерию и косметические средства.

— Продавщица сказала, что здесь есть всё, что тебе может понадобиться.

Наоми перебирала покупки, наслаждаясь прикосновением к различным тканями и любуясь дизайном одежды. И главное, среди всех купленных Коном вещей не было ни одного вечернего атласного платья чёрного цвета!

— Вампир, у тебя безупречный вкус! — восхищённо резюмировала девушка.

Он пожал плечами, однако Наоми могла бы побиться об заклад, что ему была приятна её похвала.

Среди прочего Наоми на глаза попалась бархатная коробка. Внутри оказался инкрустированный драгоценными камнями гребень для волос.

— Конрад, какая прелесть! — восхитилась девушка, но вглядевшись в блики света, игравшие на гранях камней, нахмурилась. — Они что, настоящие?

— Конечно.

— Значит, ты богат?

— Чрезвычайно, — Конрад гордо расправил плечи. — А разве я не похож на того, кто имеет деньги?

— О, нет. Не в этом дело. Просто это так мило. Я обожаю такие гребни.

— Знаю. Ты стащила похожий у Мёрдока.

Наоми застенчиво заулыбалась и продолжила исследовать содержимое пакетов. В одном из пакетов лежало нижнее бельё всех мыслимых расцветок и фасонов. Наоми выгнула бровь и извлекла на свет пару крошечных чёрных бикини.

— Дай-ка угадаю. Это что, такое теперь носят в Лондоне?

— Знала бы ты, чего мне стоила эта покупка.

— Они дорогие? — удивилась Наоми, и Конрад покраснел.

— Не в этом смысле. Просто когда я представил твоё тело в этих трусиках… я едва смог идти дальше. У женского белья появилась совсем другая привлекательность в моих глазах с тех пор, как я почувствовал и поцеловал всё то, что в него может быть облачено.

Наоми прикусила нижнюю губу:

— Ты возбудился прямо в магазине? — он отвернулся и кивнул, а Наоми подумала, что с удовольствием взглянула бы на такую картину. — В следующий раз можешь взять меня с собой. И я примеряю их для тебя.

Конрад снова на неё посмотрел и вдруг спросил:

— Наоми, скажи мне, как произошла эта трансформация?

Ну вот, он и сделал это. Задал ей этот вопрос, который она так боялась услышать.

— Это останется моим секретом. Я поклялась, что никогда и никому не расскажу, как это произошло. Прости, я не могу тебе сказать.

— Ты мне не доверяешь? — изумился он.

— Не надо, Конрад, — отрезала Наоми. — Если ты будешь настаивать, я всё равно ничего не расскажу, и мы просто поругаемся.

— Но как ты себе это представляешь? Я не могу оставаться в абсолютном неведении о том, как моей невесте удалось превратиться из призрака во вполне себе живую смертную!

— Я прошу тебя, сделай это для меня и отступись. Почему бы тебе просто не принять это, как что-то хорошее, что случилось с нами? Зачем изводиться пустыми вопросами?

— Я не могу просто так от этого отмахнуться.

— Тогда мне придётся выдвинуть это одним из условий, от выполнения которых зависит, будем ли мы вообще вместе, — заявила Наоми серьёзным тоном.

— Одним из условий? А у тебя их много?

— Да, собственно говоря. Ты должен пообещать мне, что не будешь никого убивать, пока я с тобой. Разве что при самозащите.

Он прищурил глаза.

— Это обещание я могу дать.

— И ещё одно… — уронила Наоми.

Проснувшись этим утром, Наоми осознала, как близок был вампир прошлой ночью к тому, чтобы вонзиться ей в шею клыками. Если Конрад выпьет её крови, все усилия пойдут прахом. Ни ей, ни Мари и Нике не будет уже нужды хранить секрет Наоми. С её кровью к нему перейдут воспоминания Наоми, и он узнает всё, что она скрывает. А это будет означать её конец.

Наоми же намеревалась продлить своё существование как можно дольше. И она проживёт ровно столько, сколько Конрад будет пребывать в неведении относительно того краткого срока, который им предопределён.

— Я знаю, раньше я говорила тебе, что не стану отказывать, если ты захочешь моей крови. Но я передумала.

— Договорились, — поспешно согласился он. — Этого не произойдёт.

Наоми нахмурилась. Это был ответ, на который она, в общем-то, наделась, но такой бескомпромиссный тон её несколько смутил.

— Ядумала, ты этого хотел. Ты боишься увидеть мои воспоминания? Возможно, воспоминания о других мужчинах?

— Вампиры никогда не видят воспоминания своих невест о других мужчинах. На некоторых вещах нас очень переклинивает. Такие воспоминания могли бы стать навязчивой идеей. Но я не стану пить из тебя, потому что могу нечаянно убить.

— Разве твои братья не пьют из своих жён?

— Их жёны — бессмертные. Они не могут от этого умереть. А я могу осушить тебя за несколько секунд.

— Значит, ты не допустишь этого даже случайно?

— В моей жизни не бывает случайностей.

Наоми внимательно всмотрелась в лицо вампира.

— Что ж, как я понимаю, ты согласен на все мои требования?

— А ты и раньше непременно проговаривала условия, на которых отдавала своё тело?

— Да, я всегда так делала, — поджала губы Наоми. — Впрочем, раз уж теперь я намерена использовать твоё тело таким же образом, с удовольствием послушаю твои условия.

Конрад встал и зашагал по комнате.

Временами мне нужно будет уходить. Но я буду делать это во время твоего сна. Я наложил на Эланкур защиту, поэтому поклянись, что не выйдешь за пределы поместья в моё отсутствие.

— Хорошо, только я не собираюсь много спать, — «Высплюсь на том свете». —А куда ты собираешься уходить, если ты завязал со своим ремеслом? — вампир заколебался, и Наоми добавила: — Я была свидетелем твоего выздоровления, Конрад. Я не вынесу, если ты скатишься вновь.

— Я должен выследить демона, который оставил мне эту отметину. И убить до того, как он убьёт меня.

— Тогда это — самозащита? — переспросила Наоми. Он коротко кивнул. — А ты будешь пить его кровь?

— Я очень постараюсь, чтобы до этого не дошло.

— А что насчёт Кейда и Ридстрома? Они разыскивали тебя.

— Ридстром пытается вернуть свой утраченный трон. И ему нужна информация, которую я… получил. Они на всё пойдут, чтобы её добыть.

— Получил? Ты имеешь в виду из памяти колдуна, которого осушил? — Конрад пожал плечами. — Почему бы тебе просто не рассказать им всё, что знаешь?

— Я бы так и сделал, если бы мог. Мой разум проясняется, но я до сих пор не могу по своему желанию выдёргивать из него конкретные воспоминания, — вампир подошёл и сел на край кровати возле Наоми. — Почему ты не поверила прошлой ночью, что я выпью демона досуха?

— Потому что ты не такой плохой, как о тебе все думают, — заявила она, повторяя свои слова, произнесённые несколько дней назад. — И потому что ты начал смотреть вперёд, вместо того, чтобы оглядываться назад.

Конрад шумно выдохнул.

— Неужели ты действительно веришь, что я смогу перестать думать о том, как ты вернулась в мир живых? Смогу смириться с тем, что не знаю этого?

Наоми лишь пожала плечами, и его взгляд скользнул по её обнажённой груди.

— Это зависит от того, насколько сильно ты хочешь проводить со мной время.

— Ты прекрасно знаешь, как сильно я этого хочу, — рявкнул Конрад, начиная злиться.

— Значит, тебе понравилось сегодняшнее утро? — он метнул в сторону девушки сердитый взгляд, будто её вопрос был совершенно абсурдным. — Только представь, что в твоём распоряжении каждый день может быть цветущая, жаждущая тебя женщина, — промурлыкала Наоми. — Ты сможешь делать со мной всё, что пожелаешь. В любое время, когда тебе заблагорассудится. Ты сможешь заниматься сексом, когда захочешь. И для этого тебе только нужно принять всё таким, как есть.

Подобное предложение само по себе не могло ни привлечь его внимания, впрочем, Наоми готова была подкрепить его, продемонстрировав кое-что из того, что он мог получить.

Наоми усмехнулась. Это будет легче лёгкого.


— И всё же, скажи мне, кто был с тобой на вечеринке?

— Я повторяю, я не могу сказать, — Наоми поднялась на колени. — Давай забудем об этом, mon grand [113] .

Отвлечённый видом её напряженных сосков, он рассеянно воспротивился:

— Не могу, — Конрад скользнул ладонью по губам и нашёл удивительно эротичным то, что она абсолютно обнажена, а он полностью одет рядом с ней. Вампир встряхнулся, отгоняя от себя наваждение. — Наоми, я не хочу оставлять это так.

Наоми придвинулась ближе и как-то странно посмотрела ему в глаза. Он не смог угадать, что означал этот взгляд, но немедленно возбудился. Конрада охватило трепетное предвкушение. Сердце громыхало, как сумасшедшее, в груди.

Она скользнула ему за спину, приподнялась на коленях, и горячее дыхание девушки обожгло ему ухо.

— Есть так много других вещей, о которых мы могли бы поговорить, — промурлыкала Наоми, а её пальцы деловито принялись расстёгивать рубашку на груди вампира. — Например, о тайных фантазиях, которые тебе всегда хотелось воплотить в жизнь, — она откинула рубашку прочь. — Или мы можем пропустить разговоры и сразу перейти к делу. Как тебе такая идея?

Как Рос и представлял себе когда-то, она пыталась использовать на нём свои уловки. И вампир намеревался противостоять ей так долго, как только сможет. Как же это было… захватывающе…

Конрад резко втянул воздух, когда Наоми погладила его член через ткань брюк.

— Избавься от них, Конрад.

В один момент он сбросил ботинки, затем рывком потянул брюки, освобождая напряжённую плоть. Глаза девушки подёрнулись поволокой, словно ей действительно нравилась эта часть его тела.

— Ты думаешь, я не понимаю, что ты делаешь? — раздевшись полностью, он сел на кровать рядом с ней. — Ты хочешь держать меня на поводке с помощью секса. Ты думаешь, что сможешь мною управлять.

Она плавным движением опустилась на пол между его ног, и Конрад подумал, что разучился дышать.

— Наоми?.. — его голос дрогнул.

Она положила ладони на его колени, раздвинула их и прильнула к вампиру.

— Неужели так уж плохо быть на поводке… — выдохнула Наоми и принялась лизать грудь мужчины, постепенно спускаясь всё ниже, — если тебе нравится то место, куда тебя на нём ведут?

Глаза Кона широко распахнулись.

«Неужели она собирается?.. Она же не?..»

Когда губы Наоми достигли пупка вампира, его руки устремились к её волосам и легли на затылок девушки. А потом последовало первое прикосновение её влажного, маленького язычка…

И Конрад закричал:

— О боги… а-а-ах!..

Пальцы путались в её шелковистых волосах, а он потрясённо взирал, как она нежно лизала набухшую головку его члена, обводила языком по кругу.

Конрад застонал и ещё шире развёл колени. Руки вампира бесконтрольно вздрагивали, а она забирала его всё глубже. Её рот был обжигающе горячим для его чувствительной плоти. Член начал пульсировать под её языком, и Конрад не смог удержаться и начал толкаться в её губы.

Не прекращая своих ласк, Наоми взяла его руки и опустила их себе на грудь. Конрад тут же обхватил их ладонями и провёл большими пальцами по соскам девушки. И она в ответ принялась ещё более жадно его сосать.

Он хотел, чтобы это никогда не заканчивалось, но Наоми начала ласкать основание его члена своими мягкими ладошками, усиливая давление в его чреслах, доводя его почти до боли. Когда она постанывала, держа его член во рту, Конрад знал, что это потому, что ей нравится чувствовать его таким образом.

«Я должен… её предупредить».

За мгновенье до конца, уже на грани, он выдохнул:

— Сейчас… кончу! — однако Наоми вместо того, чтобы отпрянуть, начала действовать ещё более жадно. У Конрада отвисла челюсть. — Наоми! — он вскинул бёдра навстречу её жаждущему рту и кончил. — Какая же ты порочная… — простонал он, чувствуя, как семя изливается прямо на язык девушки…

А потом он поднял её с колен и прижал к груди. Конрад и представить себе не мог, что на свете существует такое удовольствие, и, потрясённый, сжимал свою женщину в объятиях.

Хотел ли он по-прежнему узнать, что случилось с её призрачной оболочкой? Безусловно.

Однако стоило ей положить его руку себе между бёдер, давая почувствовать, какой влажной она была от возбуждения, всё его любопытство улетучилось. Они вместе — и это главное сейчас.

Остальное — детали.

Глава 33

Не успела Наоми робко постучать по одному из зеркал в своей студии, как по ту сторону стеклянной поверхности появилась Мари.

— Секунду, пытаюсь вывести тебя на экран, — бросила ведьма, старательно отводя глаза, чтобы не смотреть на собственное отражение. — О’кей, теперь я тебя вижу!

Наоми знала, что без помощи Мари пройти через зеркальный портал у неё не получится, потому решила постучаться в «двери».

— Ну, наконец, ты появилась! — Мари протянула руку через зеркало, приглашая: — Не хочешь заскочить в гости?

— Конрад скоро вернётся, а я его не услышу. Может ты ко мне?

— Не могу, — Мари щёлкнула кому-то пальцами, и спустя мгновение девочка-подросток принесла Марикете огромный стакан с надписью «Slurpee» [114] . — Мы тут сегодня дрессируем новых ведьмочек. Эти агнцы состязаются за право занять мою старую комнату, — Мари плюхнулась в удобное кресло и заключила: — Значит, придётся довольствоваться телемостом.

Наоми притянула раскладушку поближе к зеркалу и устроилась на ней. Как же чудесно иметь возможность поболтать с Мари, и не только потому, что с ней приятно общаться. Наоми надеялась, что разговор с подругой отвлечёт её от страхов, бередивших душу. Каждый раз, когда Конрад уходил на охоту, она безумно волновалась.

— Вот, значит, ты какая… Получила от меня, что хотела, а потом пропала на целых пять дней! Ни словечка от неё, ни весточки!

— Я правда была очень занята! — попыталась оправдаться девушка. Конрад постоянно находился рядом. Он оставлял её одну, только когда Наоми спала. Сегодня она лишь по чистой случайности проснулась раньше обычного. — Как ты себя чувствуешь после собрания? Я видела, тебя ударили в суматохе.

— Ах, да всё в ажуре. А вот тому парню действительно не повезло. Видела бы ты его. Он больше никогда в жизни не заденет ведьму локтем. Даже когда его локти снова отрастут.

— Полагаю, это хорошо, — поморщилась Наоми. — Никс, наверное, очень расстроилась из-за того, что её собрание закончилось полным хаосом?

— Знаешь, когда я спросила её о том же, она расхохоталась. Я насела на неё, и Никс призналась, что сама была зачинщицей всего случившегося. Очевидно, ты и твой вампир — не единственные, кто обрёл друг друга в этой свалке, — Мари устроилась в кресле, подогнув ноги. — Что ж, я так понимаю, ты вдохнула в вампа жизнь? — Наоми просияв, кивнула. Марикета чуть склонила голову на бок и продолжила: — Обалдеть, только посмотри на себя — ты выглядишь великолепно! Новая причёска? И шмотки.

Наоми залилась румянцем:

— Конрад водил меня по магазинам. И не один раз, — в первые несколько ночей Наоми совершила набег на Париж, едва не сойдя с ума от желания заполучить все модные новинки сразу. В одном из салонов Парижа Наоми сделала стрижку. Правда, укоротила волосы всего на несколько дюймов, потому что Конрад вёл себя так, будто каждое движение ножниц парикмахера доставляло ему физическую боль. — Я предложила ему заплатить за всё сама, но он рассердился. Даже слушать не стал, хотя я пыталась объяснить, что у меня полно денег.

— У тебя… полно денег? — невинно поинтересовалась Мари.

Наоми подавила смешок и сделала серьёзное лицо:

— Да. Мои акции взлетели в цене. Я узнала, что акции «IBM» и «Дженерал Электрик», которые стоили тридцать тысяч в двадцатые годы, теперь оцениваются что-то около ста пятидесяти миллионов. Несмотря на то, что одна ведьмочка благополучно слямзила двадцать пять штук, я всё же богата.

— Что? Кто посмел? Ах эти чёртовы ведьмы! — воскликнула Мари, выкатив глаза.

Наоми захихикала. Она отдала бы Марикете всё до последнего цента.

— Кстати, о ведьмах… ты пропустила девичник, — Мари отставила стакан и скрестила руки на груди. — Я не знаю, объяснила ли тебе Никс, но присутствие на «ДВ» не обсуждается. За прогулы придётся отдуваться. Проштрафившаяся покупает выпивку на всех. А это тридцать ведьм, и все с бездонной глоткой.

— Ну, у меня же вроде как медовый месяц. Разве мне не полагаются поблажки? К тому же, мне нельзя появляться в городе, по крайней мере, пока Ридстром и Кейд в Новом Орлеане.

Мари посерьёзнела:

— Они никогда не причинят тебе зла, Наоми. Однажды они спасли мне жизнь, когда я ещё не застыла в бессмертии и могла с лёгкостью погибнуть.

— Но они могут навредить Конраду?

— Не моргнув и глазом, — призналась ведьма. — Большинство обитателей Ллора ненавидят красноглазых вампиров.

Наоми вздохнула:

— Ты тоже?

— Ну конечно, давайте, посадите Мари на электрический стул! Что ж, раньше я была уверена, что я их ненавижу. Но на собрании все только и говорили, как Конрад Рос сдержался и не обескровил Кейда. Даже Бауэн включил «режим ожидания» и сказал, что нужно подождать и посмотреть, что будет дальше.

— О, какое облегчение!

— Несмотря на это я всё равно подумывала заглянуть к тебе, притащить тортик, посмотреть, как у тебя дела.

— Я рада, что ты этого не сделала. Не хочу, чтобы он знал, что мы знакомы. Он тогда будет доставать тебя моей тайной.

Даже сейчас Наоми осторожничала, навострив уши, чтобы не пропустить возвращение вампира.

Обычно он сразу шёл в кухню за кружкой крови. Наоми должна была услышать, как он откроет холодильник, а потом захлопнет дверцу ногой. После Конрад, как правило, усаживался на террасе, чтобы выпить свой напиток и прийти в себя после ночной охоты. В общем, если бы он ещё кричал по возвращении: «Дорогая, я дома», Наоми могла бы и вовсе не волноваться, что упустит этот момент.

— Кстати, к разговору о ведьмах. Никс действительно никогда не ошибается?

— Никогда с большой буквы.

— Bien [115]. Тогда мы похороним эту тайну навсегда, и меня не порешат, — выдала Наоми, напоминая Мари что жила когда-то во времена джаза и гангстерских войн.

— Наоми… — откровенно говоря, Марикету беспокоил настрой подруга.

— Нет, я знаю, — перебила девушка, но она не хотела, чтобы Мари переживала за неё. Наоми была безмерно благодарна ведьме. — Каждое мгновенье моей новой жизни— это подарок судьбы К тому же, я была рождена смертной, и мои бренные дни изначально были сочтены Мари не выглядела убеждённой её горячей тиpадой.

— Мы сделали всё, что могли. И я ни о чём не жалею, — закончила девушка.

— Что ж, а как ты объяснила Росу своё воскрешение? — спросила Мари.

— Я сказала, что это тайна, и что мы не станем говорить об этом, иначе поссоримся.

— И он так запросто отступился? Странно. Вампиры обычно очень настойчивы.

Наоми прикусила губу.

— Ну, я стараюсь отвлекать его внимание.

— Отвлекать?.. А, понимаю, — Марикета снова щёлкнула пальцами и очередная юная девушка возникла рядом, подавая ведьме коробку с выпечкой. — Beignet [116]? — поинтересовалась Мари, протягивая коробку через зеркало.

Наоми на самом деле была голодна. Пирожок пришёлся кстати вместо завтрака Они с Конрадом завтракали, обедали и ужинали в ресторанах. Вампир исправно сопровождал её, хотя был вынужден ковыряться вилкой в тарелке, делая вид, что ест, и пить «второсортный» виски. Тем не менее, Наоми частенько заглядывала в холодильник заморить червячка между трапезами. Они с Росом поделили полки — на одних хранилась его запасы крови, на других её сок, фрукты и другая снедь. — Из «Cafe du Moncle» [117]?

— Откуда же ещё?

Наоми с удовольствием взяла пирожок из коробки «Ещё горячие!»Откусив кусочек, девушка блаженно вздохнула. Выпечка буквально таяла на языке.

— Ну, хорошо… в таком случае, рассказывай, каково это — жить с вампиром? Ты довольна? Ты получила то, что хотела?

— Даже больше. Мы с ним не только по магазинам ходим. Он показывает мне разные места по всему миру.

Умение Конрада перемещаться оказалось очень полезным, учитывая их стеснённость во времени и отсутствие паспорта у Наоми. Вампиры могли перемещаться только в те места, где бывали прежде, но Конрад очень кстати за последние триста лет объездил весь мир.

— В первый раз он заставит меня закрыть глаза, а когда я открыла их, мы оказались на залитом лунным светом пляже Индийского океана.

Волны переливались огнями, а благоуханный бриз ласкал её кожу поцелуями. В тот момент Наоми поняла, что сможет набраться впечатлений на целую жизнь, еслн ей удастся продержаться хотя бы год.

— Я там ещё не была. Нам с Бауэном стоит больше путешествовать, — отозвалась Мари. — А как дела с его приступами ярости, о которых ты нам рассказала?

— Каждый раз, когда какой-нибудь мужчина бросает неосторожный взгляд в мою сторону, я боюсь, что Конрад набросится на него.

Рос по-прежнему пытался обуздать свой буйный темперамент и частенько ходил кругами возле фолли, когда ему нужно было успокоиться. Мужчины, смотревшие на Наоми и не догадывались, что навлекают на себя гнев военачальника семнадцатого века, для которого любой, чуть задержавшийся сверх меры взгляд, — уже вызов…

— Ах, ты к этому привыкнешь, — заверила Мари. — Мужчины Ячора ужасные собственники. Но, признаться, разве мы не такие же? Наоми не принадлежала к миру Ллора, но в отношении своего вампира испытывала очень даже собственнические чувства. При взгляде на этого высокого, мускулистого красавца с чёрными, как смоль, волосами просто дух захватывало. Когда он ко всему надевал тёмные очки, его вообще принимали за знаменитость. Женщины всех возрастов останавливались как вкопанные и откровенно пялились на него.

— Недавно я едва сдержала желание выдрать волосы одной мадам, за то, какими плотоядными взглядами она награждала его задницу. И это при том, что старухе перевалило как минимум за восьмой десяток!

Мари только хмыкнула.

— А остальные мужчины Ллора тоже такие чрезмерно заботливые? — поинтересовалась Наоми.

— О, даже не спрашивай…

Насколько жестоким Конрад был с другими, настолько бесконечно был заботливым с Наоми.

— Поначалу я всё забывала, что больше не могу ходить сквозь двери, и постоянно набивaлa себе шишки

Мари фыркнула, представив себе эту картинку, и едва не поперхнулась напитком.

Наоми выгнула бровь и продолжила:

— Конрад хмурится при виде малейшего синячка. А когда я загнала себе занозу, это была чуть ли не катастрофа.

Мари протянула подруге ещё один пирожок.

Мегci [118], —поблагодарила Наоми, потянувшись за сладостью.

— К сожалению, он становится всё более подозрительным, особенно когда я говорю или делаю что-то, из чего заметно, что я не думаю о будущем.

— Что, например? — спросила Мари, отряхивая сахарную пудру с рук.

— Он собрался затеять небольшой ремонт, привести в порядок мою студию, чтобы я снова могла заниматься, как раньше. А я сказала, что теперь, когда не привязана к поместью, хочу как можно больше времени проводить за его пределами, посмотреть на новые места, — попыталась обьяснить Наоми. Конечно же, она очень скучала по танцам, но хотелось столько всего успеть в оставшееся время, что приходилось чем-то жертвoвaть. — А не далее, как вчерa, он спросил меня, почему я совсем не забочусь о предохранении. И, кстати, я действительно задумалась… а мне стоит об этом беспокоиться? Мари поморщила лоб:

— По правде говоря, я не знаю. Но я поспрашиваю знакомых, поинтересуюсь на форуме.

Что, если Наоми на самом деле могла забеременеть? Что, если она родит малыша, прежде чем умрёт? Сможет ли она доверить своё единственное дитя безумному вампиру и наёмному убийце? Наоми вспомнила, каким горячим взглядом он смотрел на неё, и сколько заботы было в этих пылающих глазах. Да. Она смогла бы доверить ему ребенка. Без колебаний. Мари громко прихлебнула из стакана.

— Рассказывай, рассказывай ещё, что там у вас и как. Поверь, мои маленькие лакеи сейчас умоляют Гекату, чтобы ты заняла меня на весь день.

— Ну, знаешь, он такой деятельный. Несколько ночей назад он предложил мне осквернить могилу человека, который убил меня.

Конрад заглянул тогда Наоми в глаза и прогремел: «Одно твоё слово, koeri, и дело сделано».

— Ах, это так мило, — улыбнулась Мари.

— Я тоже так подумала.

Правда, спустя какое-то время. Сначала она лишь разинула рот… и едва сумела выдавить из себя «Ох… ты так беспокоишься обо мне, Конрад». Впрочем, Наоми понимала, что со стороны такого мужчины, как он, это было своеобразным знаком внимания. Поэтому, опомнившись, добавила: «Но давай пока забудем о могиле. Я хочу просто наслаждаться временем с тобой…»

— Ну а каков твой вампир в постели? — обронила Мари, поигрывая бровями.

— Очень даже, — Наоми вздохнула. Конрад был ненасытным, готовым заниматься любовью часами напролёт. Этот зрелый мужчина, застывший навеки в самом расцвете лет, жадно открывал для себя мир чувственных удовольствий, а Наоми вместе с ним познавала их заново. — Я никогда не была до этого с бессмертным. И это просто не идет ни в какое сравнение… Конрад был с ней то нежным, то совершенно диким, но при этом он никогда не делал ей больно. Наоми никогда не знала, какую из своих сторон он покажет ей в очередной раз, и ей это безумно нравилось. И чем более уверенно он начинал чувствовать себя в постели, тем больше инициативы проявлял. Эта его растущая уверенность в себе приводила Наоми в трепет, заставляя мурашки бежать вдоль позвоночника в сладком предвкушении г рядущихуслад. Потому что чем дальше уних заходило, тем лучше всё обещало стать.

Впрочем, едва погрузившись в мечты о грядущем, Наоми каждый раз вспоминала, что ей не так уж много отпущено, и спускалась с небес на землю.

— Я знала ведьму, которая переспала с вампиром, — заявила Мари, понизив голос. — Когда я её спросила, как это было, она сказала: «Когда ты с вампиром, забыть о том, что этот мужчина вампир, невозможно даже на секунду».

— C´est vrai [119] . Она права на все сто. Конрад когда-то рассказал мне, что у него развились инстинкты вампира, которые затмили его человеческие инстинкты. И я действительно это вижу в нём.

Всякий раз, когда его губы прикасались к ней, он крепко держал её, и Наоми чувствовала себя той самой наживкой, которой он её прозвал. Целуя, он притягивал её к себе за шею и заключал в ладони лицо, будто боялся, что стоит ему слегка ослабить хватку, и Наоми сбежит. А лаская языком её грудь, он каждый раз жадно сжимал её руками, и Наоми казалось, что она буквально может слышать его мысли: «Моя!»

Мари подалась вперёд:

— Он не порывался пить из тебя? Я слышала, некоторым женщинам нравится, когда их кусают.

— Думаю, ему бы этого хотелось, но он ни разу не пытался, — порой, когда они занимались сексом, Наоми чувствовала, что Конрад теряет самообладание, особенно в последнее время, когда он стал возвращаться таким измотанным после охоты на демона. Но она всегда отстранялась в такие моменты, и Конрад не настаивал. — Он боится мне навредить.

— Ему нельзя пить твою кровь. Это самый верный способ раскрыть твою тайну. Получив твои воспоминания, он узнает всё. Сама подумай… Ты никогда и никому не расскажешь, и я не скажу ни слова, и Никс тоже. Никто ничего не узнает, если только Конрад не выпьет твоей крови.

— Я знаю. Поверь мне, я знаю.

— Ладно. Ну, а что ты будешь делать, если он попросит тебя выйти за него или что-то в этом роде? Он же из семнадцатого века? Парни из тех времён очень зациклены на таких вещах. Уж поверь мне, я знаю, о чём говорю. Сама замужем за одним из таких.

— Я много думала об этом, и решила, что не могу давать ему каких-либо обещаний, пока моё будущее так туманно, — Наоми не хотела, чтобы Мари подумала, будто она жалуется на судьбу. Однако временами ей действительно было очень трудно врать Конраду… Наоми не знала, как смогла бы вынести свадебную церемонию. Пока смерть не разлучит нас… может быть, на следующей неделе.

— Он уже признался тебе в любви?

— Нет, и я очень рада этому, — Наоми знала, что его чувства так же глубоки, как и её, но она очень боялась момента, когда он скажет ей, что любит. — Каждый раз, когда я вижу, что он хочет серьёзно поговорить, я перевожу разговор на что-то легкомысленное.

— А что в этом такого страшного? Что случится, если он признается, что любит тебя?

— Я не выдержу и признаюсь ему в том же! И зная, что я на самом деле к нему испытываю, он никогда не поймёт, если я откажусь выйти за него.

— Да, тот ещё был бы разговорчик: «Я люблю тебя всем сердцем!» — «Тогда выходи за меня!» — «Не-е…»

— Exactement [120] … — Наоми замерла на полуслове. — Он вернулся. Мне нужно идти!

— Не пропадай, Наоми! — Мари понизила голос и зловеще добавила: — Я серьёзно. Не пропадай. Или я и мои подружки предъявим тебе такой счёт за выпивку, который ты никогда не забудешь!

Наоми рассмеялась. Тревога испарилась. Выскочив из студии, девушка побежала наверх, думая лишь об одном — какую свою сторону сегодня ей явит вампир.

Глава 34

«Злобный, жестокий, с садистскими наклонностями, вечно алчущий крови».

Так думали о нём все, кого он захватывал и допрашивал, чтобы получить информацию о Таруте. Дурная слава знаменитого Конрада Роса была воистину притчей во языцех. Конрад устало вздохнул и опустился на ступени у парадного входа поместья, разглядывая кружку с кровью у себя в руках.

Они действительно считали его таким. Впрочем, это было хорошо… потому что на самом деле он уже не был тем прежним Конрадом Росом.

Уставившись в кружку, вампир прокручивал в голове события сегодняшней охоты. Это был последний шанс, последняя зацепка на пути его поисков, но все усилия в очередной раз пошли прахом. Он снова потерпел неудачу.

Конрад оказался в тупике. Нужно было начинать всё сначала, но он не знал с чего. Эта бесконечная гонка изнуряла его. Вампир безмерно устал. Но каждый раз засыпая, он видел всё более и более зловещие сны.

Во снах ему являлась Наоми в своём чёрно-белом призрачном образе, с бледной кожей и залёгшими тенями вокруг глаз. Она билась во тьме, словно в ловушке, рыдая и задыхаясь от ужаса.

Эти видения были столь мучительны для Роса, что он уже задумывался, не насланы ли они сонным демоном. Своего рода наваждение, которое Тарут мог использовать как оружие против своего врага.

Конрад практически перестал спать, вместо этого отправляясь на охоту в самые разные точки планеты, лишь бы там в это время была ночь.

Он побывал во всех убежищах демона, перетряхнул все логовища его соратников, неутомимо разыскивая хоть какую-то информацию. За время поисков на него дважды нападали. И оба раза с ним сражались смертные из Капслиги, которые на свою беду решили потягаться с Конрадом Росом. Конрад преподал им урок, но не стал убивать. Эти люди уж слишком незначительный противник для вампира, чтобы их убийство можно было оправдать самообороной.

А Тарут оставался неуловим.

Конрада долго грызли сомнения, не делает ли он всё только хуже, оставаясь рядом с Наоми. В конечном итоге Рос просто смирился с тем, что и так знал с самого начала — сделанного не вернуть, вред уже нанесён. Наоми в опасности с момента их встречи на вечеринке. Ему предложили воплощение его мечты, и он эгоистично принял это предложение.

Даже если бы Конрад ушёл и провёл вдали от неё тысячу лет, она продолжала бы оставаться бесконечно ценной для него, важнее всего прочего. И потерять эту девушку — самый ужасный его кошмар.

Ах, если бы он мог обратить её в вампира. Тогда бы она не была столь хрупка и уязвима. Но Конрад знал — женщины не переживают обращения. Ни одна из его четверых сестёр не восстала…

Тогда в глубине души он даже был рад, что этого не произошло. Сестры были такими нежными созданиями, что он просто не мог представить их поднявшимися из могилы с чашами крови в руках. Однако в последнее время Конрада посещали мысли, что ему хотелось бы увидеть, как они повзрослеют… Может быть, им удалось бы приспособиться и принять эту новую жизнь? Впрочем, этого не суждено узнать.

Опустошив кружку, вампир телепортировался прямо в ванную комнату, принял душ и побрился, давая Наоми возможность поспать подольше. Стоя под струями горячей воды, Конрад еле слышно выругался. Он совсем забыл распланировать этот вечер. Какой уголок мира показать сегодня Наоми?..

Когда он вошёл в комнату, Наоми уже не спала и встречала его улыбкой. Эта девушка заставляла сердце Роса стучать быстрее только тем, что находилась рядом.

— Ты уже встала и оделась? Но не для выхода?

Наоми была одета в красное неглиже, которое едва удерживало её пышную грудь. Распущенные волосы свободно ниспадали на плечи, как ему нравилось. Несмотря на усталость, избитое и измученное тело вампира тут же пробудилось под полотенцем.

Каждый раз, когда он обладал этой девушкой, он всё глубже увязал в её чарах. После трёх с лишним сотен лет бесплодных мечтаний о сексе у него накопилось множество нереализованных желаний. И она продолжала осуществлять их, потрясая мужчину до глубины души.

— Я не хочу выходить сегодня вечером, — заявила Наоми. — Мы можем отдохнуть и здесь, — она села на постель и похлопала ладошкой, приглашая присесть рядом с собой. — Давай я сменю повязку на твоей руке.

Конрад глянул на неё с подозрением.

— Ты опять что-то задумала? Намереваешься вынудить меня что-то сделать?

Наоми потянулась за бинтами:

— У меня кристально чистые намерения в отношении твоего тела.

Стоило Конраду опуститься на постель рядом с ней, как она приподнялась на колени и обмотала бинтом руку мужчины.

— Эта твоя охота… тут дело не только в том, кто из вас первым нанесёт удар, я права? — вдруг спросила Наоми. Конрад кивнул, и она потребовала: — Расскажи мне всё.

— Только после того, как ты раскроешь свой секрет, — тут же воспротивился вампир, потому что мысли об этом уже проели ему мозг.

— Ты хочешь, чтобы мы поссорились, Конрад? Я предпочла бы провести эту ночь, массируя твою спину и занимаясь с тобой любовью, но если ты настаиваешь…

— Ты должна знать, я позволяю тебе уходить от ответа, лишь пока у меня есть незаконченные дела, но когда я освобожусь, вызнаю всё, что ты от меня скрываешь.

У Конрада имелось две теории. Возможно, она заключила сделку с чародеем, одним из тех, к кому он тоже хотел в своё время обратиться, чтобы воскресить её. Какой-нибудь колдун вполне был способен вернуть ей смертное тело, но их братия в уплату за услуги могла потребовать выполнения совершенно немыслимых и ужасных обязательств.

С другой стороны, такие чары были под сноу и ведьмам, но Конрад сомневался, что тут приложила руку ведьма. Несмотря на заявления Наоми о том, что у неё «достаточно денег», все её сбережения за восемьдесят лет инфляции давно могли превратиться в ничто. Так что вряд ли у Наоми нашлось бы достаточно средств, чтобы могущественная ведьма хотя бы приехала на встречу с ней. Конрад слышал, что некоторые из них носы воротят даже от миллионных сделок.

— Quel doiimiage [121], как жаль, — вздохнула Наоми. — Если ты не отступишься мы так и будем ссориться. А мы могли бы насладиться этой ночью. Лучше расскажи мне, куда сегодня завела тебя охота?

— В Москву.

— Ты был осторожен?

— Я всегда осторожен, — но его ответ даже близко не был правдой. Чтобы достать осведомителя, у которого могла быть хоть какая-то информация о Тару те, Конрад устроил засаду в под земном логове демонов и был вынужден отбиваться от двух шаек одновременно, пока вытаскивал воющую жертву за рога на поверхность.

Даже осознавая, что у него появились причины быть более осторожным, потому-что кое-кто очень важный ждёт его дома, Конрад не мог позволить другим думать, что он изменился. О Господи, но как же он изменился!

Сегодня Конрад выдвинул осведомителю свой обычный ультиматум: «Говори, или я выпью тебя досуха и узнаю всё сам, а потом перебью всех, кто есть в твоих воспоминаниях». Но эта крыса так воняла страхом и дешёвым пойлом, что Конрад не только не смог заставить себя выпить крови демона, он нашёл эту перспективу отвратительной.

Ведь перед этим он целовал сладкие губы Наоми Как можно пить из грязного демона, а потом этим же ртом прикасаться к своей Невесте?.. Слухи о его прошлой жестокости пока что помогали Росу поддерживать репутацию, но однажды настанет день, когда кто-нибудь распознает блеф. И что будет тогда? Что будет, если для того, чтобы защитить свою Невесту, ему придется стать прежним?

Если он будет вынужден это сделать, Конрад снова превратится в наводящего ужас красноглазого падшего.

— Ну вот. Готово.

Наоми закончила бинтовать руку, запечатлев поверх повязки поцелуй. Странно, Конрад без колебаний и страха мог ворваться в логово демонов, битком набитое его врагами, но глядя на эту миниатюрную, улыбающуюся ему балерину, он чувствовал, что боится до чёртиков.

С её появлением всё в его жизни перевернулось с ног на голову. Была ли его жизнь столь великолепна до неё, чтобы об этом стоило сожалеть? Чёрт, нет Но, по крайней мере, раньше ему всё было ясно. Теперь же казалось, что он ничего не понимает, и все, даже самые простые вещи, нужно переосмыслить заново.

Будущее, семья, настоящий дом. Неужели это возможно даже для такого, как он?

— Ты беспокоишься обо мне, когда я ухожу? — спросил вампир.

— Каждый раз. Судя по тем крупицам информации, которые мне удалось выудить из тебя ты разыскиваешь демона восьми футов ростом и собираешься его убить, несмотря на то, что он, скорее всего, будет окружён воинами, готовыми головы сложить, защищая его. Я всё правильно поняла?

— Да.

Наоми язвительно изогнула бровь.

— Действительно, разве мне стоит волноваться? — она подтолкнула вампира, чтобы тот лёг на живот. — Как долго ты будешь охотиться на него?

— Пока не получу его голову, — ответил Конрад, вытягиваясь на кровати.

— И сколько на это может потребоваться времени?

— Если судить по моим последним достижениям… это может занять недели, месяцы даже годы.

— Так долго? — ахнула Наоми, усаживаясь мужчине на бёдра. — А что слышно о твоих братьях? Ты не смог ничего разузнать? — наклонившись вперёд, девушка начала разминать его ноющие мышцы.

Конрад подавил рвущийся стон.

— П… пока ничего.

— Это правда, что в мире Ллора грядет война? — поинтересовалась Наоми.

— В мире Ллора всегда война.

— Но это касается твоей семьи.

— У меня сейчас другие заботы.

— Благодаря братьям ты сейчас жив и рядом со мной, — Наоми принялась с нажимом массировать большими пальцами его плечи, снимая напряжение, сковавшее мышцы — Разве это плохо?

— Да, это просто ужасно, — ухмыльнулся вампир Наоми тихо рассмеялась.

Братья обещали ему лучшую жизнь, они говорили, что достаточно лишь отыскать свою Невесту, и всё наладится. Однако теперешнее его существование никак нельзя было назвать спокойным. И всё же, временами Конраду казалось, что… где-то в глубине души у него пустила ростки надежда. Вампир не был уверен, что они смогут быть счастливы вместе с Наоми. Она теперь смертная и слишком уязвимая, и кажется непоколебимой в желании не связывать себя с ним никакими обязательствами. А он до сих пор наполовину безумен, и за его головой охотится целый сонм убийц. Тем не менее, шанс у них всё же есть. А значит Конрад в долгу перед братьями за это.

— Ты удовлетворишься, если я пообещаю заняться их судьбой, как только покончу с Тарутом?

— Да, moil grand [122]. Я буду просто счастлива.

Конрад не собирался отвлекаться ни на что иное, пока не обеспечит безопасность Наоми. Жизнь и смертъначали приобретать для него новый смысл. Прежде он был убийцей, лишавшим жизни, теперь превратился в защитника. Лёгкость, с которой он принял на себя эту роль, изумляла его. Не удивительно, что его враги всегда старались разузнать, нет ли у Роса Невесты. Наоми стала его единственной слабостью. А ведь он никогда не думал, что такое может с ним приключиться. И никогда не представлял, какой сильной может быть такая привязанность. Поэтому Конрад не играл на подобных слабостях своих противников. Он просто не осознавал, какое влияние можно оказать на мужчину с их помощью Страх за неё затмил всё иное.

Ведь если Наоми умрёт, он не сможет даже выйти на солнце, чтобы последовать за ней. Конрад не питал пустых иллюзий, что там за чертой они встретятся, потом>-что за свои грехи он окажется совсем в ином месте, чем его возлюбленная.

И вновь Конрад видел три препятствия между ними. Проклятье Тарута, её тайна и… его собственные тёмные желания Каждый раз, когда они были вместе, он боролся с собой, чтобы не вонзиться клыками ей в шею. II вовсе не потому, что жаждал её крови. Конрад поглощал пакетированную кровь кружку за кружкой, чтобы не испытывать голода. Он шгт крови так много, что даже нарастил массу тела. Мышцы укреплялись и увеличивались в размерах, в то время как его выдержка наоборот всё слабела. Нет, не голод управлял им. Это его вампирская сущность требовала преодолеть последний барьер между ними Он должен был узнать вкус своей Невесты. Все его инстинкты буквально кричали, требуя разделил» с ней момент этого подлинного единения. Укус навсегда мог привязать Наоми к нему.

Но Конрад был так силён… он мог осушить её за какое-то мгновенье. Это смертное тело будет отдавать кровь, пока она не умрёт у него в руках ещё до того, как он успеет вынуть клыки из её шеи. Конрад вздрогнул от ужаса, представив эту картину.

— Я сделала тебе больно'? — спросила Наоми, слезая с него.

— Что? Нет, нет, — он перевернулся на спину. — Я просто задумался, — как бы Конрад хотел наши способ привязать её к себе, не ставя под угрозу. — Наоми, я хочу поговорить с тобой о…

— О том чтобы сделать и мне массаж? — она откинулась назад, подняв руки над головой Искушающая улыбка заиграла на её губах. — О, я согласна, с превеликим удовольствием.

Они провели в постели всю ночь.

Конраду давно не мешало бы поспать, но он бодрствовал, хотя Наоми уже задремала. Он лежал и думал о том, сколько сил и времени тратит на охоту, и что из-за поисков демона совсем не может сосредоточиться на Наоми, чтобы увлечь её собой.

Прижав девушку к груди, он пытался придумать, как ему быть. Он уже купил кольцо и ждал удобного случая, чтобы сделать предложение.

Иногда он ловил её взгляд на себе и был уверен, что чувства Наоми к нему столь же глубоки, как и его к ней. В другие моменты казалось наоборот… как будто она лишь выжидает время, чтобы покинуть его.

«Как же убедить её остаться?..»

«А что если она уже беременна?» Ребенок свяжет их навечно, как ничто другое. Но это значит, что он станет отцом.

Конрад думал, что эта мысль неизбежно породит внутри него протест и неприятие.

Но, прислушавшись к ощущениям, понял, что не чувствует ничего подобного. Рискнув представить себе, как Наоми будет вынашивать их ребёнка, и как он станет их защищать от всего мира, вампир понял, что ничего правильнее этого не может быть. Она станет растить их малыша, а он будет о них заботиться. Так должно быть.

Конрад никогда прежде не хотел детей.

А теперь он хотел детей от Наоми.

«Но что если она ещё не беременна?» Сердце немедленно сжало тревогой.

Конрад устроил Наоми на кровати, а сам поднялся на колени между её раскинутых ног. Стоило ему развести бёдра девушки чуть шире, как она проснулась с лёгким вздохом. Наоми взглянула на него из-под тяжёлых спросонья век, и он, сжав свой член, направил его в тело возлюбленной, погружаясь в неё до предела.

Она вцепилась в бёдра мужчины, направляя его движения так, как ей нравилось. С каждым медленным погружением члена, пальцы Наоми всё сильнее впивались в кожу вампира.

Сияющие волосы девушки разметались по подушке. В голубых глазах тепло светилось доверие… и что-то ещё. Конрад заключил лицо Наоми в ладони.

— Ты прекрасна, Наоми.

— Конрад, — пробормотала она, — ты… ты мне так нужен.

Она сказала это так, как если бы впервые признавалась ему в любви.

— Ты тоже мне нужна, — прохрипел он в ответ, и внезапно его пронзило осознание. Конрад нахмурился, на мгновенье перестав дышать. Наоми однажды спросила его, был ли он влюблён раньше, и он легко ответил — нет. Теперь он понял, почему никогда не любил.

Потому что тогда ещё не встретил её.

Казалось совершенно естественным, что до встречи с Наоми никто не смог тронуть его сердце. Наоми же стала для него самой любовью, его любовь жила в этой девушке и без неё существовать не могла.

«Я люблю её…»

Он брал её снова и снова до самого рассвета, а с первыми лучами солнца заставил себя выбраться из постели, оставляя Наоми спать. Она повернулась, что-то тихо пробормотала, потянулась, словно разыскивая его, и обняла изящными руками подушку, всё ещё хранящую его запах. Когда она нежно прижалась к подушке, словно ласкаясь, вампиру показалось, что его сердцу не достает места в груди.

Он безумно хотел остаться, чувствовать её дыхание на своей коже, ощущать её мягкость и жар тела, прижимающегося к нему во сне.

Но у Конрада была цель. А на пути к этой цели были препятствия. Поэтому, несмотря на то, что он был совершенно измотан, вампир встал и принялся одеваться, бездумно натягивая ботинки и готовясь к новой охоте.

«Я получу эту женщину. Или умру, пытаясь».

Глава 35

«Моё время истекает», — подумала Наоми в начале третьей недели их совместной с Конрадом жизни. Объяснений этому предчувствию Наоми не могла найти, но знала наверняка, что не ошибается. — «Скоро всё закончится».

В душе девушки поселилась абсолютная уверенность, что им с Конрадом и месяца не пробыть вместе, и её начали посещать мысли, что Конрад, скорее всего, окажется рядом в её смертный час и увидит, как она погибнет.

Наоми с самого начала предполагала, что за отведённое им время они успеют привязаться друг к другу, но как-то до конца не осознавала, что Конрад станет свидетелем её смерти.

Жестокой погибели, как ей было предречено.

Теперь Наоми угнетало чувство вины.

«Почему я не подумала об этом раньше?» — сокрушалась девушка, хотя знала, что у неё всё равно не хватило бы сил покинуть Конрада, даже чтобы избавить вампира от боли. Она с жадностью упивалась каждым мгновением, проведённым рядом с ним, и знала, что Конрад испытывает похожие чувства.

Не далее как ночь назад Наоми водила пальцами по шраму от меча, оборвавшего жизнь Конрада, а он вдруг сказал: «Раньше я ненавидел этот шрам. Но теперь нет», — вампир посмотрел ей в глаза и слова, казалось, сами полились из него: — «Наоми, этот шрам привёл меня к тебе. Если бы я знал тогда, что меня ждёт, я бы сам помог тому русскому заколоть меня».

Это признание убедило Наоми, что чувства, которые Конрад испытывает к ней — нечто большее, чем обычное влечение вампира к своей Невесте. Конрад полюбил, как и она его.

Тем не менее, Наоми казалось, что весь их маленький мир неумолимо распадается на части. Вампир возвращался с охоты совершенно измотанным, но пытался скрывать это от неё, а она в свою очередь пыталась скрывать всё возрастающее напряжение и страх.

Конрад же, словно ощущая тень рока над Наоми, казался решительно настроенным сделать каждое отпущенное им мгновение по-настоящему особенным…

Той ночью он подарил ей потрясающее алое платье и пообещал сюрприз. Этого хватило, чтобы отвлечь Наоми от страхов. Хотя бы на какое-то время.

А когда Конрад переместил их в Италию, Наоми охватил неподдельный восторг. Вампир зарезервировал для ужина целую террасу ресторана «Ля Пергола» на Монте Марио.

— Конрад, отсюда потрясающий вид! — Наоми не могла скрыть восхищения. Внизу простирался ночной Рим, переливающийся огнями, словно в сказочном сне. — Mon Dieu, это Собор Святого Петра? Я видела его только на открытках. Твой сюрприз просто невероятный!

— Ах, это? — он небрежно пожал плечами, привлекая внимание Наоми к безупречно сидящему на нём костюму, сшитому явно на заказ и подчеркивающему широкие плечи мужчины. — Это пока не считается. Мне просто нужно было хорошенько накормить свою смертную, перед тем как она получит настоящий подарок.

— Твой сюрприз даже лучше, чем это? Теперь ты просто обязан мне всё рассказать!

— Тогда это уже не будет сюрпризом, — ответит он, пряча улыбку и подтрунивая над ней: —Ну, знаешь, это такая штука, которую вы, французы, называете иле surprise .. .

Едва они устроились в обитых бархатом креслах, официант принёс охлаждённое шампанское. Разливая вино, мужчина невольно стрельнул несколько раз глазами на тёмные очки Конрада. Вампир неминуемо напрягся, хотя официант быстро отвёл взгляд. Наоми переживала, когда Конрад стеснялся своих глаз.

Оставшись наедине с девушкой Конрад положил руку на основание шеи, сжимая её — характерный жест, выдающий внутреннее смятение, и уронил:

— Ты, наверное, ненавидишь их… Запятнанные кровью. Наоми покачала головой:

— Для меня они красные, как огонь. А ещё их цвет то темнеет, то светлеет, когда ты смотришь на меня… и я это просто обожаю. К тому же, в тёмных очках ты выглядишь, как кинозвезда.

— Ну да, или как наркоман.

— Полагаю, одно не исключает другое, moil grand, — заметила девушка, и Конрад невольно улыбнулся. Наоми сделала глоток шампанского и сменила тему: — Я думала, чтобы попасть сюда, нужно резервировать столик как минимум за несколько месяцев.

— Как правило, так и есть. Наоми выгнула бровь:

— Как правило?..

— Я думал, ты уже поняла, что для тебя я готов сделать невозможное возможным.

Еда лишь подтвердила это заявление. Одно за другам сменялись блюда и дороше вина. Наоми наслаждалась восхитительными напитками и яствами, не оставляя попыток выведать, какой всё-таки сюрприз он ей уготовил. Конрад потягивал виски, для виду ковырял вилкой в тарелке и самодовольно улыбался в ответ на все попытки девушки заставить его расколоться…

— Какой же ты воображала, вампир, — сдалась Наоми.

— Сюрприз слишком хорош, чтобы его испортить. Как ужин? Некоторые блюда оказались весьма экстравагантными, другие подчёркнуто изысканными, но все без исключения были невероятно вкусны. Она улыбнулась, глядя на Конрада поверх бокала:

— С`est exquis сomme tes levres.

Это значило — чудесен на вкус, как твои губы. Вампир резко выпрямился в кресле, когда Наоми провела затянутой в чулки ножкой вверх по его ноге.

Можешь сколько угодно изощряться в своих уловках, — чуть охрипшим голосом сообщил Конрад, впившись взглядом в вырез глубокого декольте платья, подменного им, — но что бы ты ни делала, я не сдамся. На десерт им подали набор птифуров в миниатюрном комоде из серебра ручной работы. В каждом из маленьких выдвижных ящичков этой необычной менажницы для десертов лежало пирожное, и ни одно не повторялось.

— Ну, всё, — заявила Наоми, пробуя по кусочку каждую сладость, — я отсюда точно не уйду.

— Не волнуйся. Мы ещё не раз сюда вернёмся.

У Наоми сжалось cердцe, но она заставила себя улыбнуться.

— Согласна не меньше, чем на раз в неделю, хотя бы ради этих птифуров.

— Ну что, готова к сюрпризу? — спросил Конрад, когда с ужином было покончено.

— Конечно, просто умру, если ты протянешь ещё немного! — выпалила Наоми, и тут же пожелала забрать свои слова обратно. Внутри неприятно кольнуло, но девушка постаралась скрыть от Конрада свою тревогу. Вампир по своему обыкновению закрыл Наоми глаза и переместил их ещё раз. Наоми почувствовала, как изменилась погода, в воздухе разлились новые запахи. И она услышала другой язык — французский.

Положив тёплую ладонь на обнажённую спину Наоми, вампир повёл её куда-то, где было гораздо более людно и темно, чем в том месте, куда они прибыли.

А потом он убрал руку с её глаз.

Наоми приоткрыла рот и ахнула. Они стояли перед Oперa Гарнье, всемирно известной Гранд-Oпера, в стенах которой родился и вырос Парижский Балет. Руки Наоми покрылись мурашками.

«Что сегодня е программе?»Афиша гласила. «Ромео и Джульетта».

Это было одно из её любимейших произведений Шекспира, и Наоми всегда хотела увидеть постановку по нему. Но увидеть «Ромео и Джульетту» здесь? В Париже? Её глаза наполнились слезами.

— Конрад, это лучший подарок, который я когда-либо получала, — выдавила Наоми и подняла взгляд на самого желанного мужчину в своей жизни.

Он предложил ей руку, чтобы проводить Наоми внутрь.

— Пойдём, — промурлыкал вампир, — иначе мы опоздаем.

Словно во сне она поднялась вслед за ним по лестнице к парадному входу во дворец Гарнье. Наоми слушала, как где-то в зале оркестр настраивал инструменты, и потрясенно рассматривала великолепие интерьеров, изысканные фрески на потолках, картины, скульптуры и резьбу, украшавшие стены, замысловатые узоры искусно выложенных мраморных полов. Пока они занимали места — естественно, в лучшей ложе — Наоми пробормотала:

— Ах, вампир, ты чу-у-удо! Кажется, ты и в правду способен… сделать невозможное возможным.

Сексуально ухмыльнувшись, Конрад снял очки.

— Я рад, что тебе нравится

Когда занавес подняли, сердце Наоми заколотилось, как сумасшедшее, и не успокаивалось на протяжении всего представления. Она была на седьмом небе от счастья. Поразительно, насколько изменился балет, и при этом как много сохранилось в нём с прежних времен. Рисунок танца безупречно соответствовал пьесе, а музыка дополняла ощущение целостности и гармонии.

Однако Конрад сидел со скептическим выражением лица, скрестив руки на груди.

— Они тебе в подмётки не годятся, — шепнул вампир, за что Наоми, кажется, ещё больше полюбила этого мужчину.

— Спасибо, конечно, но я думаю, что по сравнению с современными балеринами я несколько мала ростом и слишком пышная в груди.

— Полагаю, у меня слабость к миниатюрным балеринам с большой грудью.

Наоми улыбнулась:

— Я рада, что нравлюсь тебе.

— Не то слово как, — прядь волос упала Кону на глаза. — Ты скучаешь по балету?

— Да. Это очень волнует, выступать перед публикой. И мне не хватает ощущения сплочённости и братства нашей труппы, — Наоми скучала даже по ощущению ноющих мускулов после изнурительных репетиций. — Но я счастлива, что смогла поделиться этим с тобой.

Его пальцы переплелись с её.

Занавес упал, но Наоми долго не могла отойти от трагической развязки, хоть она и была ожидаема, и Наоми давно с ней смирилась. Тем не менее, грустный финал пьесы приобрёл для неё новый смысл. В скором времени ей так же, как Джульетте, придётся разлучиться с возлюбленным. Душа девушки стонала от отчаяния и безысходности, не находя выхода из ситуации, в которой она оказалась.

Но чему быть, того не миновать. Наоми смирилась и с этим, и не жалела ни о секунде прожитой жизни…

Конрад вернул её в реальность, вложив в руку небольшую обитую бархатом коробочку.

— Что это? — спросила Наоми, хотя уже знала ответ на этот вопрос.

Сглотнув комок в горле, она открыла коробочку. Внутри лежало изысканное платиновое кольцо с пронзительно синим сапфиром, окружённым россыпью бриллиантов.

— Будь моей женой, Наоми.

Когда Наоми смогла оторвать глаза от кольца, она встретилась взглядом с вампиром. Он сделал ей предложение в Опера Гарнье, в этом изумительно красивом месте. Её сердце всё ещё замирало от восхищения и впечатлений от балета… и трепетало от любви к мужчине, который подарил ей этот вечер. При других обстоятельствах она бы расплакалась от счастья.

— Конрад… — невысказанные слова жгли ей горло. Наоми так хотелось во всём ему признаться. Но она боялась украсть у них оставшееся время.

«Мои дни сочтены», — стучало в висках у Наоми. Он смотрел ей в глаза неотрывно, ожидая ответа. — «Но я не могу рассказать тебе об этом».

Она должна была вернуть ему кольцо. Никогда в жизни Наоми не приходилось совершать такого тяжёлого поступка. Сердце девушки рвалось в груди на части, когда она протянула ему коробочку.

— Мне очень жаль, — прошептала Наоми. — Я не могу.

Он взял её без слов. Лишь на скулах играли желваки.


Когда Наоми вернула кольцо, его мир рухнул.

Это было словно удар под дых. Она не желала связывать себя с ним, несмотря на то время, которое они провели вместе, несмотря на то, как им было хорошо. Но Конрад понял это слишком поздно.

Она отказала ему, не задумавшись даже на секунду.

Усталость, которую он игнорировал всё это время, с двойной силой навалилась на него. Разочарование от тщетных усилий и безрезультатной охоты легло тяжёлым грузом на плечи. Он терпел неудачу на каждом шагу.

Конрад не мог найти того, что искал, и не мог удержать то, что было у него в руках.

Чем больше Наоми от него удалялась, тем сильнее он её желал. Он хотел её так сильно, что это было похоже на сумасшествие. А Конрад, как никто другой, был знаком со всеми гранями безумия.

И когда она отказала ему, он понял, что не отпустит её.

Конрад боялся, что в таком случае в её глазах станет ничем не лучше, чем Робишо. Ведь тот сукин сын также требовал, чтобы она осталась с ним против собственной воли.

И всё же, одно дело не отпускать её, при том, что она сама хочет остаться, и совсем другое удерживать только потому, что он не может без неё жить.

Конрад был уверен, что Наоми хотела бы остаться с ним, хотела бы, чтобы он её удержал. Она отказала ему, но он заставит её передумать.

Глава 36

Вампир просто кипел.

Наоми чувствовала себя так, словно ходила вокруг дикого, неприрученного зверя — одно неверное движение, и он может наброситься.

Пытаясь не выдать свой страх, девушка вела себя, словно ничего особенного не произошло, и привычно готовилась ко сну. Раньше её ежевечерние женские ритуалы, казалось, очаровывали его и даже успокаивали. Может, это сработает и сегодня.

Она сняла украшения, надела ночную рубашку и ярко-красный шёлковый халат, увлажнила лосьоном руки и ноги.

Усевшись перед туалетным столиком, Наоми подняла расчёску и бросила взгляд на отражение вампира в зеркале. Обычно он сидел на кровати, увлечённо наблюдая за тем, как она расчёсывается, словно ожидая своей очереди запустить пальцы в её волосы.

Сегодня он тоже сидел на привычном месте, но на нём не было лица. Погода за окном, казалось, вторила буре, которая бушевала внутри мужчины. Порывистый ветер гулял вокруг старого особняка, а в небе то и дело плясали молнии. С минуты на минуту готов был разразиться ливень. Осень в дельте стремительно уступала позиции зиме. Наоми знала, что теперь каждую ночь будут лить проливные дожди, срывая цепляющиеся из последних сил за ветки листья и словно желая прогнать замешкавшуюся жару, заставить её уступить.

— Что я должен сделать, Наоми? — подал голос Конрад, проводя ладонью по усталому лицу. — Кого мне нужно убить, чтобы удержать тебя рядом с собой? Скажи мне, что сделать, и я сделаю это.

Наоми повернулась к нему:

— Конрад, не начинай. Я думала, мы обо всём договорились в то утро после этой вашей вечеринки бессмертных.

— Ну да, как же я мог забыть о твоих условиях? — процедил он ядовито. — Расскажи мне, что ты скрываешь, чёрт тебя побери! Ты что, заключила какую-то сделку с дьяволом? Почему ты не хочешь выйти за меня?

Вампир поднялся и двинулся к ней.

— Возможно, прямо сейчас ты уже носишь моего ребенка. Что если я не позволю тебе уйти?

— Не позволишь уйти? — мягко протянула она. — Я уже через такое проходила.

— Не смей сравнивать меня с ним! — Конрад рывком поднял Наоми из кресла и притянул к себе за шею. — Одно дело не отпускать женщину, которая хочет уйти, и совсем другое, не отпускать ту, которая хочет остаться.

— И ты думаешь, я хочу, чтобы меня удерживали?

— Да. Ты хочешь остаться со мной. Ты хочешь, чтобы я сделал так, чтобы мы никогда не разлучались.

Наоми отвернулась, не в силах отрицать этого.

— И я покажу тебе, что на самом деле между нами происходит, — резким движением руки вампир смахнул всё с туалетного столика и посадил Наоми на него. — Ты — моя. И ничто этого не изменит.

Казалось, он вот-вот утратит остатки контроля над собой, но тело Наоми предательски откликнулось на его свирепость.

— Ты моя — душой и телом, — дыхание Конрада сделалось тяжёлым. — Как только я убью того, за кем охочусь, ты выйдешь за меня замуж.

— Причём здесь вообще Тарут?

— Ты же знаешь, я ношу его метку, — Конрад втиснулся бёдрами между её разведённых ног, задирая ночную рубашку Наоми. — Ты знаешь, что я не смогу исцелиться, пока он не умрёт. Но есть ещё кое-что. Если я не смогу одолеть его, тогда моя самая вожделенная мечта и самый страшный кошмар станут явью. Когда я увидел тебя на той вечеринке, во плоти и крови — тогда сбылась моя мечта.

— Я-я… твоя… — он коротко кивнул.

— А твоя смерть — мой самый худший кошмар.

— И поэтому ты так упорно охотишься?

Неужели, он делал это ради неё?

— И я не успокоюсь, пока не уничтожу демона. Но потом, Наоми, я клянусь тебе, после того, как я избавлюсь от этой метки… с того самого момента ты станешь больше, чем просто невестой вампира, ты станешь моей женой.

Это было словно дежавю. Вновь мужчина с яростным блеском в глазах требован, чтобы она вышла за него замуж. Впрочем, на этот раз всё было совсем по-другому.

Наоми знала, что Конрад никогда не причинит ей боль. Он скорее умрёт. К тому же, его чувства были взаимны, Наоми тоже сходила по нему с ума. Желание плескалась у неё в глазах, и она знала, что не сможет скрыть свой неистовый взгляд.

— Конрад… — как же невыносимо ей хотелось рассказать ему всё. Сказать, что любит его, и что настолько эгоистична и жадна, что просто не может уйти… даже сознавая, что оставаясь рядом, лишь причиняет ему ещё большую боль. — Это… невозможно.

Конрад заставил её замолчать поцелуем, застонав прямо в рот Наоми и безжалостно сжав в кулаках ткань халата. Он сорвал его с неё в следующее же мгновение и вытащил злополучную коробочку из кармана пиджака, доставая кольцо. Схватив левую руку девушки, он надел кольцо ей на палец.

— Этим я заявляю своё право на тебя, — процедил он сквозь стиснутые зубы.

— Сними его прямо сейчас, если ты действительно не хочешь выйти за меня.

Кольцо горело на пальце Наоми, словно клеймо. Оно подошло идеально, будто было специально для неё сделано. Снять его было столь же немыслимо, как перестать дышать.

— Я хочу тебя Наоми. Мне вечности с тобой не хватит, — склонившись к губам девушки, вампир взмолился: — Возжелай меня тоже.

И поцеловал её, глубоко и жарко, поднимая подол сорочки до самой талии Наоми. Когда ладонь Конрада накрыла её лоно, Наоми показалось, что он сжёг последний предохранитель внутри неё. Тело ответило мгновенно, она сделалась влажной и горячей. Ладони Наоми отчаянно заметались, касаясь вампира везде, куда она только могла дотянуться.

Стоило ей расстегнуть его брюки и рывком освободить возбуждённый член мужчины, широкая головка тут же толкнулась в её вход. Конрад положил руку ей на грудь и прижал спиной к зеркалу. Наоми подтянула согнутые в коленях ноги, упершись пятками в край столешницы и открывшись для него настолько, насколько вообще возможно. Застонав, Конрад подхватил её под колени и наклонился вперёд.

Он снова навис над ней, поймав, словно птичку в клетке, и вошёл. Он хотел не просто заниматься любовью с ней в этот раз. Он жаждал ею обладать.

— Я чувствую, как ты ускользаешь от меня, — пробормотал Конрад и с оттяжкой, одним долгим толчком погрузился в неё до предела. — Не надо…

Конрад смотрел налицо Наоми, наблюдал за эмоциями, отражавшимися в её глазах.

Это было прощание. Даже сейчас, в это самое мгновенье, когда он был внутри её тела, она говорила ему «прощай».

«И яне понимаю, почему?»

Он брал её, вкладывая в каждое движение все свои чувства, всё, что испытывал к этой женщине. Его член пульсировал внутри её тугих ножен от нестерпимого желания кончить. Но Конрад сдерживался желая, чтобы это длилось вечно.

И чем больше он тянулся к ней, тем сильнее она отдалялась…

Но он никогда не позволит ей уйти. Никогда!

«Возьми её… Отметь её».

Между ними остался лишь один барьер. Конрад жаждал её укусить, оставить на ней метку, словно животное. Все считали его монстром, и он на самом деле им был и действовал, как монстр.

Нет! Ему нужно бороться… нужно одолеть инстинкт.

Конрад почувствовал, как заострились его клыки. Бёдра двигались сами собой, а он вдруг поймал себя на том, что склоняется к бледной коже её шеи, не в силах отвести взгляд от лихорадочно бьющегося под ней пульса.

«Обладай ей. Возьми её».

Конрад лизнул Наоми и… разум накрыло пеленой.

Он прокусил нежную кожу, и сладчайшая плоть изо всех, испробованных им, сомкнулась вокруг ноющих клыков.

«Она стонет?» Конрад скорее почувствовал, чем услышал звук.

Сделав первый глоток, вампир распахнул глаза от изумления… Да поможет ей господь, но он станет пить из неё отныне и впредь. Он не сможет удержаться.

Когда её пряная кровь коснулась языка вампира и скользнула в горло, словно бархатистое вино, он застонал в экстазе. Огонь побежал по его венам. Это был её жар. Её сущность.

— Остановись, — слова девушки были едва слышны по сравнению со сладчайшим стуком её сердца, грохочущего прямо у него в ушах.

«Нет. Хочу ещё. Сильнее».

— Ты делаешь мне больно, — прошептала Наоми.

«Ещё!»

— Конрад…

Невероятным усилием воли он все же заставил себя остановиться, но не вынул клыки. Всё ещё ощущая, как её плоть обнимает их, рыча у её влажной кожи, он исступлённо кончил, извергая семя толчками.

«Связь. Отметил. Моя…»

Оторвавшись, наконец, от Наоми, Конрад заглянул ей в лицо. Она разрумянилась. Он не причинил ей боли.

Он укусил её. Взял её кровь. Но это ощущалось так, словно это должно было произойти. Она испытала удовольствие от его укуса.

«Я не причинил ей боли…», — успокоился вампир.

И тут Наоми разрыдалась. Со слезами на глазах, с дрожащими губами, она прошептала:

— Как же ты мог, Конрад?

И замахнулась, чтобы влепить ему пощечину… а затем её лицо исказила такая ярость, какой он никогда от неё не ожидал.

Глава 37

— Да что же со мной такое? — Конрад снова ходил кругами возле беседки на берегу. Все ночные создания вокруг попрятались и хранили молчание, словно ощущали исходящую от него угрозу. — Ну почему я не могу ничего сделать правильно? — проревел вампир в ночь.

Он не поранил Наоми физически, однако девушка была безутешна.

«Ты даже не представляешь, что натворил!» — прокричала она. Рука, занесённая для удара, застыла в воздухе. Наоми сжала ладонь в кулак и опустила её, так и не наградив его заслуженной пощёчиной.

Взгляд Наоми блуждал по лицу Конрада, но он не видел в нём тех чувств, к которым так привык за последнее время. В любимых глазах больше не светилась гордость за него, они не полнились желанием.

Наоми выглядела так, словно он её предал.

Целый час Конрад ходил своим привычным маршрутом вдоль берега. Начался ливень. Небеса буквально разверзлись, и хлестало, как из ведра, но он почти не замечал ничего вокруг. Когда вампир покидал комнату, ему показалось, что Наоми разрыдалась ещё сильнее. Она плакала из-за него.

И от её слез у него в груди словно открылась бездонная дыра, а не так давно забившееся сердце заныло, обливаясь кровью. Чёрт, наверное, даже умерев, он не чувствовал бы себя хуже, чем сейчас.

Единственное, что оставляло надежду — она не сняла кольцо. Они оба посмотрели на него, а затем встретились взглядами. Конрад был уверен, что она швырнёт перстень ему в лицо.

Но она не отвергла его. Пока нет.

Какой-то звук, раздавшийся позади, привлёк внимание Роса. В первый момент он подумал, что Наоми вышла под дождь, разыскивая его, и резко развернулся, высматривая девушку. Мольбы о прощении уже норовили сорваться с его языка. Я люблю тебя. Я исправлюсь. Я не хочу больше причинять тебе боль…

Вместо Наоми вампир увидел восемь воинов с обнажёнными мечами. И среди них Тарута. Редко приходилось Конраду задирать голову, чтобы встретиться с противником глазами. Мало кто на свете из мужчин бывал столь высокого роста. Этот демон был одним из таких немногих.

Конрад выругался. Проклятье, как он допустил подобную беспечность? Чутьё никогда раньше не подводило его. А сейчас сонный демон мог возникнуть прямо у него за спиной и снести ему голову, до того, как вампир понял бы, что происходит.

— Ты переместишься, Рос? — прогремел Тарут, заглушая ливень. — Или будешь драться?

— А ты, наконец, набрался смелости умереть?

Ну, вот она, решающая битва. Если Конрад потерпит поражение, возможно, это будет даже к лучшему. Потому что, если Наоми покинет его, воспоминания жертв снова возьмут верх, и он будет потерян в любом случае.

Но если он победит… Она ведь не сняла кольцо. Так что, если он победит, он не позволит ей уйти.

«Пусть судьба решит моё будущее».

Восемь вооружённых воинов против него одного. Безоружного. Вот только Конрад будет сражаться за Наоми… Ведь он поклялся, что, убив Тарута и освободившись от метки, сделает её своей женой.

Всё сделалось предельно простым. Вампир ясно видел цель.

«Убить восьмерых — удержать её навеки».

Клыки Конрада заострились. Он пробежал языком по одному, и кровь подействовала на него, словно прилив адреналина. Вот они, препятствия между ним и тем, чего он жаждал. Вампир ухмыльнулся своим врагам. Они даже не представляют, во что ввязались.

«Уничтожить препятствия».

Он бросился на ближайшего. Быстрее молнии рука Конрада метнулась к демону, вырывая ему глотку. Кровь хлынула фонтаном.

В сознании Роса стучала лишь одна мысль: эти существа стояли между ним и Наоми. Ярость пронзила вампира, переполняя его. Они несли угрозу её жизни.

Конрад настиг второго, ухватил за рога и крутанул голову так, что позвоночник воина хрустнул. Пальцы Роса впились в толстую кожу демона и разорвали чудовище на части.

Они посмели принести смерть в их с Наоми дом…

Ни с чем не сравнимая ярость бурлила в Конраде. Никогда прежде он не испытывал такого переполняющего бешенства. И вскоре… он поддался этому неистовству, делая то, что умел делать лучше всего.


Наоми уставилась в зеркало, рассматривая две крошечные ранки на шее, и её снова пробила дрожь. Этот укус принёс ей столько удовольствия, но он же подписал её смертный приговор. Никогда прежде она не ощущала такой тесной связи ни с одной живой душой. И никогда ещё не чувствовала себя столь преданной, как после того, как всё закончилось.

Сейчас Наоми переполняла лишь горечь сожалений. Гневаться на Конрада было всё равно, что ругать дикого зверя за страсть к охоте. Он был вампиром, и он её укусил. Это было неосознанным порывом. Он казался сбитым с толку, испуганным собственным поступком, когда прошептал: «От таких, как я, тебя нужно защищать».

Наоми опустила взгляд на захватывающее дух кольцо, которое он купил для неё, и не смогла заставить себя снять его. Он сказал, чтобы она сняла его, если действительно не желает выйти за него замуж.

Но она на самом деле хотела этого.

Конрад стремился хоть чем-то отметить её, связать её будущее со своим. И она сама испытывала такую же потребность по отношению к нему.

Тем не менее, она уже ясно предчувствовала свой скорый конец. Наоми не знала, куда именно уйдёт, когда пробьёт час, но точно знала, что там не будет Конрада.

Ох, да кого она обманывает? Уйдёт? Она ведь не в путешествие отправлялась. Она собиралась умереть. И ей было страшно.

Наоми отвернулась от зеркала и начала ждать возвращения вампира. Он, наверное, опять ушёл к своей фолли. Наоми хотела, чтобы он вернулся поскорей. За окном разбушевался ветер, проливной дождь обрушивался потоками воды в окна.

Внезапно, оглушительный рёв прокатился над поместьем.

— Конрад! — вырвалось у Наоми.

«О, Боже, он же не вздумает причинять себе вред?»

Она была с ним так резка.

Услышав его наполненный болью крик, Наоми в мгновение ока подскочила на ноги, запахнула халат и бросилась к двери. Она мчалась сквозь ненастную ночь, прикрывая глаза от потоков дождя, ориентируясь по звукам, доносившимся с той стороны парка, где находилась беседка-фолли.

Наоми резко остановилась, только заметив три изувеченных тела на земле. Пять других существ, высоких и мускулистых, окружили Конрада. Вампир скалился, сверкая обнажёнными в ярости клыками.

Кажется, он подзывал своих противников жестами, побуждая напасть.

В свете молнии, Наоми рассмотрела чёрные символы на их обнажённых спинах.

«Капслига».

Нападающие по очереди бросались вперёд, занося мечи над головой Конрада. С каждым новым броском круг сужался, оставляя вампиру всё меньше места для манёвра.

«Почему он до сих пор не перенёсся отсюда?»

Один из демонов вонзил меч в руку Конрада. Вампир взвыл от ярости и резко выбросил кулак. Тяжёлый удар отправил воина на землю в бессознательном состоянии, а Рос выхватил из его рук оружие.

Зажав меч в раненной руке, он обрушил его вниз и обезглавил противника. Теперь Конрад был вооружён. Наоми пригвоздило к месту ожесточённое выражение его лица и совершенно дикий взгляд. Глаза Конрада затопило краснотой, словно прорвало плотину, и Наоми поняла, что теперь он убьёт их всех. Она же будет ему лишь помехой. И, хотя это шло в разрез со всеми её инстинктами, кричавшими, что ей следует ему помочь, Наоми начала отступать назад…

Однако Конрад заметил её. И в то же мгновение Наоми услышала позади себя дыхание и почувствовала, как чья-то рука обвилась вокруг её шеи.


Наоми была в руках у Тарута.

Первым же порывом Конрада было телепортироваться к ней, но демон сжал хватку на шее девушки.

— Нет, если не хочешь, чтобы твоя хрупкая смертная умерла.

«Не могу быть рядом, не могу дотянуться до неё».

Её распахнутые глаза наполнились ужасом.

«Это всё я наделал… Это всё моя вина!»

Она выглядела такой маленькой по сравнению с огромным демоном. Таруту стоило всего лишь напрячь мышцы, и он запросто сломал бы ей шею. Она могла умереть в одно мгновение.

— Ослабь свой чёртов захват, демон… ты удушишь её.

— Какая, право, неудача получить смертную Невесту, вампир. Они так легко умирают.

Конрада охватила совершенно необузданная паника.

— Просто держись, Наоми. — И обращаясь к Таруту: — Дай ей уйти, если хоть немного хочешь жить.

— Я так не думаю, вампир, — двое приспешников Тарута схватили Конрада за руки и скрутили их, и он был вынужден позволить им это. — Ты знаешь, чего я хочу. И я не отпущу её, пока не получу своё.

Тарут не даст ей уйти, пока Конрад жив. Рос озирался сквозь льющий стеной дождь, пытаясь отыскать хоть какую-то возможность взять ситуацию под контроль, убить демона. Но не видел выхода.

Тарут держал сейчас в руках самое дорогое существо в его жизни, и власть демона над Конрадом была безгранична.

Наоми затрясла головой, пытаясь говорить:

— Телепортируйся… отсюда, — прохрипела она.

«Такая уязвимая».

— Я поклянусь освободить её от проклятия, — заявил Тарут, — и отпустить сегодня же ночью. Всё, что мне нужно взамен, твоя голова.

Вот оно — желаемое и препятствия на пути к нему. Желаемое: спасение жизни Наоми. Тарут будет связан клятвой освободить её. Препятствия? Да нет никаких препятствий. Однажды она сказала ему, что всё, чего хотела, это стать живой. И теперь из-за прошлого Конрада она рисковала столь желанной жизнью.

Если он может пожертвовать собой ради неё, он сделает это с гордостью.

— Конрад… нет! — крикнула Наоми. Дождь слепил ей глаза. — Не надо… Я всё равно ум…

Ублюдок сжал захват, перекрывая ей воздух.

— Остановись! — рявкнул вампир. Наоми вцепилась своими тоненькими пальчиками в руку демона, отчаянно пытаясь вдохнуть, цепляясь за жизнь. — Сделай это, демон… снеси мне голову. Только поклянись, что ни ты, ни твои люди, никогда не причините ей вреда.

Тарут торжественно кивнул:

— Я клянусь Ллором.


Наоми рыдала, вырывалась… неистово пыталась вдохнуть, чтобы сказать ему правду.

Конрад стоял, гордо распрямив плечи под дождём и в отблесках бушующей грозы. Он готовился встретить смерть ради её спасения. Мука отражалась на лице вампира, когда он смотрел на её тщетные потуги освободится. И ещё большая решимость поскорее принять удар меча и покончить с этим.

Однако его смерть будет напрасной.

Наоми думала, что разгадала душу этого мужчины, всю бурю страстей, которая жила в нём. Но только теперь поняла, что самым отчаянным, сильным и главным чувством в его сердце была… любовь. Она пылала в его глазах, как ярчайшее пламя. И Наоми знала, что он хочет, чтобы она это увидела.

Однако её зрение начало меркнуть, голова закружилась. Казалось, откуда ни возьмись, наползла дымка и окутала всех вокруг, мешая ей видеть.

Не выпуская Наоми из захвата, Тарут двинулся на Конрада.

— Нет, — прохрипела она. Когда демон поднял меч к горлу Конрада, Наоми удалось сделать судорожный вдох. — Я… умираю всё равно. Спасайся!

Брови Конрада сошлись в недоумении. Тарут обрушил занесённый меч.

Глава 38

За мгновение до того, как снести Конраду голову, меч Тарута, а заодно и могучая рука, удерживающая его, упали на землю.

Всё произошло так быстро, что левая рука демона пролетела возле лица Конрада, забрызгивая вампира хлещущей кровью.

На Тарута со спины напал Кейдеон. Он вырвался из портала, созданного дымным демоном, как раз вовремя, чтобы нанести этот удар.

Конрад в мгновение ока сцепился с двумя демонами, удерживавшими его, отчаянно стараясь быстрее добраться к Наоми. Звук бряцающей стали заглушил проливной дождь и завывающий ветер. Наёмники Кейдеона схлестнулись в схватке с бойцами Капслиги.

И смертная Невеста Конрада оказалась прямо в центре сражения бессмертных…

Тарут развернулся к Кейдеону лицом. В его руке блеснул кинжал.

— Нет! — закричал Конрад. — Тарут удерживает её!

Но Кейдеон уже выбросил меч вперёд.

Тарут прикрылся Наоми, как щитом.

Время как будто замедлило свой ход. Конрад не видел Наоми, но он почувствовал запах её крови… И увидел шок на лице Кейдеона, выдернувшего свой меч и отшатнувшегося назад.

Кейдеон проткнул её насквозь.

— Нет, — проревел Конрад, сражаясь, словно обезумевший. — Наоми!

Когда Кейдеон снова поднял меч, Тарут наконец выпустил Наоми, чтобы блокировать удар яростного демона. Но не успел.

Голова Тарута с глухим стуком упала и покатилась по земле, и Конрад, наконец, увидел Наоми… Она рухнула в грязь… и безвольно осела с широко открытыми пустыми глазами. Кровь текла из её рта и живота.

С рёвом вампир стиснул пальцы на горле первого воина Капслиги и вырвал ему глотку. Сунув другому пальцы в рот, притянул к себе за нёбо и оторвал голову. Оставшиеся в живых из Капслиги бросились спасаться бегством.

Освободившись, Конрад, шатаясь, пошёл к Наоми и упал на колени рядом с ней.

— Наоми! — он подхватил её на руки и прижал к себе. — Я тебя не отпущу!


Наоми видела признаки возвращающегося безумия Конрада. Он резкими движениями расправлял её промокший до нитки халат, кутая её в него… словно надеялся, что это может укрыть её от дождя или согреть.

Наоми не хотела смотреть вниз. Странно, но боли не было… только чувство онемения. Однако выражение лица Кейдеона не оставляло сомнений. Рана была смертельной.

Демон повернулся и пошёл в их сторону. Пока Кейд приближался, она расслышала голоса других, доносящиеся, словно через слой ваты….

— Кейдеон сделал что? — заорал Ридстром. — Что, мать твою, ты несёшь, Рок?

— Он выпустил кишки Невесте вампира, — ответил Рок. — Пиявка теперь бесполезен для нас. Худшей пытки, чем это, никто не в силах для него придумать.

— Я не видел её, — заговорил Кейд, обращаясь к Конраду. — Я вообще её не видел.

Наоми даже стало жаль демона. В конце концов, он спас Конраду жизнь. Всё могло обернуться совсем иначе, если бы только он не убил её.

Даже Наоми содрогнулась от выражения лица Конрада, поднявшего взгляд на Кейда. Сверкая алыми глазами, с непередаваемой ненавистью он процедил:

— Ты заплатишь тысячекратно, демон. Всё, что ты любишь, умрёт.

И исчез, переместившись вместе с Наоми в их спальню.

Он держал её голову на руках и вслух перебирал варианты.

— Нужно в больницу. В какую? Человеческая больница… — Его глаза дико вращались. Лицо было избито в драке, челюсть распухла, рассечённая губа кровоточила.

— Ты останешься со мной, — обратился он к ней, и мука звенела в его голосе. — П-просто держись! Пожалуйста, для меня! Мне нужно подумать…

Наоми очень хотела коснуться его, погладить, чтобы утешить, но её руки висели безвольными плетьми.

«Я знаю это чувство. Так холодно».

«Умираю. Точно, как и предсказывала Никс. В тот же день, когда я открыла Конраду свой секрет, хотя и не так, как они предполагали. Судьба может быть такой жестокой…»

— Нужно найти больницу…

Наоми из последних сил покачала головой. Она не доберётся до больницы… уже слишком поздно. Но она должна была всё объяснить, чтобы он не думал, что случившееся — его вина.

— Конрад… я умерла бы в любом случае.

— Не разговаривай, — в его голосе было страдание.

Слух уже подводил её. Звуки становились всё более неясными. Кровь покидала её тело так быстро, словно только и ждала этой возможности.

— Я позвала ведьму… она пришла сквозь… зеркало в студии. — Зрение затуманивалось. — Она сделала меня живой… но только на короткое время. Знала это… не могла тебе сказать.

— Твоя смерть, это условие сделки с дьяволом? — Конрада забила дрожь. — И ты получила только две треклятые недели?

— Оно того стоило. — Наоми слабо закашлялась. — Я люблю тебя.

Кровь потекла из его глаз, словно красные слезы… Но внезапно Конрад замер.

— Кто была эта ведьма, koeri?

— Марикета.

Прижав Наоми к груди, вампир переместился в студию.

— Только не умирай, Наоми!

Он устроил её на раскладушке возле зеркала и, отыскав одеяло, прижал его к ране на животе Наоми.

— Моя отважная девочка, — прохрипел Рос, — ты останешься со мной.

А потом повернулся лицом к зеркалу.

— Ведьма, — прогремел Конрад, — явись мне!

Он продолжал кричать, призывая Мари, а Наоми порывалась сказать ему, что это бесполезно. Что Мари не сможет помочь, и он лелеет надежду, которой суждено разбиться вдребезги. Но с каждой попыткой заговорить, она всё сильнее заходилась кашлем и давилась кровью.

— Марикета, — он, как безумный, колотил по зеркалу кулаком, разбивая костяшки в кровь. — Приди ко мне!

Так и не дождавшись ответа, Конрад рухнул на колени возле Наоми:

— О, мой Бог, приди же к нам!

Глава 39

— Ради всего святого, отстань! — раздался голос Мари по ту сторону зеркала. — Мы всё равно пойдём!

Наоми с трудом разлепила веки, почувствовав, как Конрад опустился радом с ней на раскладушку. Он приподнял её голову и мягко баюкал на руках.

— И почему каждый раз ты должен идти первым? — продолжила возмущённо Мари.

— Потому что я больше тебя, — раздался в ответ голос Бауэна.

Когда ликан вышел из зеркала, а вслед за ним появилась Марикета, у них обоих глаза поползли на лоб.

Марикета метнулась к Наоми, но Бауэн схватил ведьму за руку и дёрнул назад, задвигая себе за спину. Внимательно всё осмотрев вокруг и потянув воздух, оборотень повернулся к Конраду:

— Кто сделал это с твоей женщиной?

— Демон, — отозвался Конрад охрипшим от крика голосом. — По имени Кейдеон.

— Вот ублюдок! — рявкнул Бауэн и прижал Мари к себе. — Ты не должна была мешать мне размазать его тогда в джунглях.

— Кейд? О, Геката, ты серьёзно? — Мари поспешила к Наоми. — Так вот кто пытался до меня дозвониться! Скорее всего, это был несчастный случай.

Наоми слабо кивнула и ещё сильнее закашлялась кровью.

Конрад сжал её руку, почти не контролируя свою силу, и выглядел на грани срыва.

Взгляд Мари скользнул по шее Наоми.

— Ты её укусил, — констатировала ведьма. — Ты видел её воспоминания?

— Нет, это случилось всего несколько часов назад…

— Тогда как ты узнал о том, что со мной можно связаться через зеркало?

— Наоми рассказала мне после… после того, как… проклятье, да какая разница? Просто исправь своё заклятие, ведьма!

— Мне очень жаль, — Мари грустно покачала. — Я не могу ничего изменить. Я предупреждала Наоми, что этим закончится.

— Исцели… это… тело.

— Это тело — лишь искусственно созданная оболочка. Даже если я смогу её исцелить, Наоми опять убьют. Она будет умирать снова и снова.

— Если всё, что ей нужно — настоящее тело… то я вернусь с ним через минуту!

«Это мой Конрад. Такой неистовый», — отрешённо подумала Наоми.

— Слишком много условий нужно выполнить, чтобы вселиться в чужое тело, — возразила Мари. — И главное… тело должно быть добровольно уступлено его обладателем. Нельзя… эм… заставить владельца его отдать.

— Тогда восстанови её собственное. Я знавал колдунов, которые могли возродить плоть, воссоздать тело из единственной пряди волос. — Конрад явно прилагал все усилия, чтобы не слететь с катушек. Было видно, как он старается подбирать правильные слова. — Ты могла бы сделать то же самое для… Наоми, — его голос дрогнул на имени девушки.

— Так создаются лишь бездушные зомби, — ответила Мари.

— Но ведь у нас есть душа, вот же она, здесь, — воспротивился Конрад. А Наоми уже чувствовала как её бренное тело развоплощается. Вампир тоже почувствовал это и взмолился: — Оставайся со мной, Наоми. Пожалуйста, детка.

— Воскрешение духа, это не наука. Это искусство, которое пока что мне не по плечу. Особенно, учитывая, что для начала нужно восстановить её тело. Обычно ведьма исцеляет тело, и лишь затем перемещает в него душу. А ты хочешь, чтобы я сделала и то, и другое одновременно, хотя ни того, ни другого я вообще никогда не пробовала осуществить?

— Да… ты должна попытаться! — Глубоко вздохнув, чтобы совладать с собой, вампир процедил сквозь стиснутые зубы: — Сонный демон отметил меня. Я думаю, наложенное им проклятье как-то связано с её ранением. Это случилось с Наоми за какие-то мгновения до того, как демон был убит этой ночью.

Мари прищурила глаза.

— Ты хочешь сказать, что сонный демон напал на мою подопечную только для того, чтобы воплотить твои кошмары? Да на ней на всей с головы до ног была моя магическая печать. И какой-то недоносок просто проигнорировал мою метку?

Бауэн опустил руку на плечо Марикеты:

— Может, он её не заметил, Мари?

— Да кто угодно, хоть сколько-нибудь имеющий отношение к магии, увидел бы её. Нет, меня это реально бесит! Я предположительно самая могущественная ведьма из всех живущих, а на объект моих чар наложили лапы спустя две несчастные недели!


«Думай… думай».

Контроль… Ещё никогда Конрад не нуждался в контроле над собой так сильно, как сейчас. И никогда ещё не был так опасно близок к тому, чтобы утратить его окончательно.

«Стоп…»

— Ведьма, если ты ничего с этим не сделаешь, все решат, что любой может безнаказанно разрушать твои чары. Кто станет платить за заклинания, которые не срабатывают?

Макрив зарычал, но Марикета ответила спокойно:

— Считаешь, я не понимаю, чего ты добиваешься? К несчастью, в этом я с тобой согласна.

— Даже не думай! — рявкнул Бауэн.

Марикета нервно взглянула на оборотня и обратилась к Конраду:

— Вампир, пойми, я никогда не делала подобного с человеком. И ещё одна проблема — у меня даже нет её тела. Мне придется искать его местоположение по магическому кристаллу, одновременно колдуя над остальным.

— Она угасает. — Конрад вцепился пальцами в волосы. — Время уходит! Что нам терять?

— Она может вернуть другой, неправильной, — ответил Макрив.

Конрад встретился с оборотнем взглядом:

— Я сделаю, что должно, если это случится.

— Это не всё, — добавил ликан. — Мари, глядя в зеркало, может зачаровать саму себя. Её глаза станут испепелять всё, что окажется между ней и её отражением. И она может впасть в вечный транс. Я сочувствую тебе, вампир, но не позволю Мари так рисковать.

— Себастьян спас твою жизнь… он уберег тебя от ужасной судьбы. Ты ему должен.

Макрив пожирал Марикету взглядом. Его глаза изменили цвет под воздействием какой-то чрезвычайно сильной эмоции. С застывшим выражением лица он посмотрел на Конрада:

— Мой долг не сравнится с этим.

Марикета повернулась к Наоми:

— А ты хочешь этого, дорогая? Смертной жизни?

Когда та слабо кивнула, Марикета поднялась и подошла к Макриву. Пристально глядя в глаза оборотню, ведьма заявила:

— Я думаю, что справлюсь. Я должна попытаться. Я хочу сказать, ты только посмотри на вампира.

Наоми потеряла сознание… а Конрад, встретив хмурый взгляд ликана, понял, что выглядит словно сам одной ногой в могиле.

— Мы теряем время, — прохрипел Конрад.

Марикета оттащила Макрива в сторону.

— Ты говорил, что если мы поженимся, ты никогда не станешь мешать моей карьере. А этот случай — такой эффектный шаг вверх по карьерной лестнице. Ты представляешь, как замечательно это будет выглядеть в моём резюме?

— Я также обещал твоим родителям и ковену, что никогда больше не дам тебе снова затеряться в зеркале. Ты не готова, девочка! Слишком мало времени прошло… после последнего случая.

— Бауэн, я влипла в это, ещё когда произнесла первое слово заклинания над Наоми. Я знаю, ты ненавидишь Кейда, но он действительно спас мне жизнь. И он пытался дозвониться до меня, чтобы помочь сейчас Наоми. Если я спасу Наоми, я смогу отплатить ему за всё. — Она взяла оборотня за руки. — Просто поверь в меня. Я могу это сделать. Я чувствую, что у меня получится. — Когда Бауэн сжал челюсти, что, очевидно, было знаком его капитуляции, ведьма улыбнулась. — Принесёшь мои перчатки для Больших Заклинаний?

Бубня себе под нос что-то по-гаэльски, Макрив поплёлся обратно в зеркало.

Пока оборотень отсутствовал, Мари обратилась к Конраду:

— Цена будет высока, вампир. Я собираюсь взять с тебя десять лимонов. И беру я оплату недвижимостью, драгоценными камнями либо золотыми слитками. Или пачками акций эмиссии двадцатых годов, которые считаются недооценёнными. И поклянись Ллором, что расплатишься со мной, поскольку у нас нет времени на составление контракта.

— Согласен, десять миллионов, — с лёгкостью согласился он. — Клянусь Ллором, что заплачу. Но и ты должна согласиться молчать обо всём этом. Если демоны узнают, они снова вернутся за Наоми.

— Я связана кодексом чести наёмников, поэтому сохраню нашу сделку в секрете, — пообещала Мари, хотя ей явно было не по себе от того, что придётся