Book: Обыграть темного эльфа



Снежанна Василика

ОБЫГРАТЬ ТЕМНОГО ЭЛЬФА

Купить книгу "Обыграть темного эльфа" Василика Снежанна

Часть первая

СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ

Подложив под голову книгу в мягком переплете, я мирно сопела в полудреме. Мне даже что-то снилось, пока кто-то очень «добрый» не пихнул под бок. Я невольно подскочила, открывая глаза. Чувствуя на подбородке слюну, быстро вытерлась, недоуменно оглядываясь.

— Эйд, для сна есть кровать. К доске! — раздраженно произнес Ирэн, недовольно пробарабанив пальцами по кафедре.

Еще немного находясь в сонном состоянии «мишка после спячки», я скользнула взглядом по лицам однокурсников, ища поддержки.

— Польза артефактов в магии, — одобряюще подмигнув, тихо подсказал Рэн.

— Э-э-э… Да, сэр! — послушно ответила я и пошла «на каторгу». И почему надо было именно меня вызвать? Так хотелось спокойствия, особенно после вчерашнего. Стоило начать вспоминать названную тему, как в голове вновь застучали барабаны. Спрашивается, зачем я поддалась на уговоры друга?!

— Эйд, я жду! — Преподаватель магической защиты сурово на меня посмотрел. Вообще, он мне нравился. Милый такой старичок, но вре-е-едный. Даже поспать не даст.

— Артефакты полезны в защите не только обычных людей, но и сильных магов, — уверенно начала я, пытаясь вспомнить все, что знаю на эту тему. Вот только этот звон в ушах отвлекал.

Было бы у меня иридовое зелье, я бы сейчас не мучилась похмельем. Некий нехороший человек нагло его у меня украл. Кому-то не поздоровится, когда я узнаю, чьих это рук дело.

— Некоторые из них увеличивают силу мага, так же, как и забирают ее. Могут создать защитную оболочку. Все артефакты разделяются на два подвида: защита и мощь…

Продолжая бубнить, я перевела взгляд за окно, так как смотреть на заспанные лица студентов не желала. Конечно, их можно понять — как-никак первая пара, вот только уж больно они тоску навевали. Да и сегодняшний дождь также не поднимал настроения. Разве что желтые и красные листики вносили какое-то оживление в серость пейзажа.

— Что же, Эйд, про артефакты вы знаете, и я рад. Но ваше равнодушие к моему предмету огорчает. И еще больше меня удивляет, как можно одновременно говорить об артефактах и витать в своих фантазиях, глядя отсутствующим взглядом по сторонам.

— Просто я редкая личность с умением концентрировать внимание на нескольких объектах одновременно. — Я нахально улыбнулась.

— О, боги! Садитесь уже, и прошу, спите в отведенных для этого местах, а не на моей лекции. Или сделайте вид, что слушаете. Вот ваши однокурсники сейчас изображают на лицах мыслительный процесс.

Ага, изображают, первую степень идиотизма. Большинство, по крайней мере. И неудивительно, особенно после вчерашнего. Это же надо было завалиться всей группой в душный кабак, дабы отметить день рождения Эльки. Нет чтобы придумать что-нибудь интересное. Впрочем, не будем об этом. Одни воспоминания уже вызывают головную боль.

С облегчением сев за парту, вновь стала со скукой глядеть в окно. Осень. Ненавижу ее. В это время года я чаще всего болею. Особенно когда нас отправляют на практические занятия по изучению поведения нечисти в естественной среде обитания и способов усмирения оной, да еще под дождем, да на местное кладбище (в крайнем случае, если нам повезет — на задний двор школы). Не знаю зачем, но преподаватели любят так делать. Есть предположение, что они получают чисто эстетическое наслаждение, пока студенты мокнут, а они сами сидят в теплых кабинетах возле каминов и попивают горячий глинтвейн.

Тихий стук в дверь оторвал меня от размышлений и заставил обернуться в сторону вошедшего. К сожалению, это оказалась всего лишь студентка одного из средних курсов. Цигх, а я-то уже успела подумать, что случилось глобальное нашествие нечисти из подвалов, у нас и такое бывает, тогда бы нас отпустили с этой нудной лекции.

— Сэллиру Эйд вызывают к директору.

Ась? Мое лицо невольно вытянулось. Я же вела себя прилежно, по крайней мере, последнюю неделю.

— Ты что натворила? — шикнул на меня Рэн, но я лишь пожала плечами. Малыш под охранным заклятием, они не могли его обнаружить, да и в студгородок преподы не заглядывают. Тогда что?

— Эйд, вы слышали?

Я натянуто улыбнулась и медленно поднялась. Конечно, это хорошо, что пришло спасение и не надо больше здесь сидеть, вот только желания идти к директору почему-то тоже не было.

С сомнением заглянула в кабинет Эдиана Лория. Он сидел в одном из мягких кресел у окна, на столике перед ним стояла бутылка красного вина и два бокала. Немного недоумевая, я поздоровалась, так и застыв в дверях.

— Сэллира, что же ты там встала? Проходи. — Мужчина улыбнулся, отчего его рыжие усы немного приподнялись. — Садись рядом, попробуй немного коллекционного вина, оно очень редкое.

Он взглядом указал на второе мягкое кресло. Я же, чувствуя себя не в своей тарелке при директоре, не могла понять, к чему вся эта фамильярность. Он никогда не позволял себе распивать вино со студентами.

— Не бойся, не кусаюсь.

Я медленно подошла к креслу и села на край, чувствуя напряжение. Может, я все еще сплю и на самом деле сейчас на паре? А что, вполне возможно. Уже хотела себя ущипнуть, когда Эдиан Лорий налил в бокал вина и протянул его мне.

— С-с-спасибо, — пораженно поблагодарила я, представляя сейчас свое лицо.

— Эйд, ты же мечтаешь выйти с дипломом боевого мага второй степени? — издалека начал директор, еще больше меня пугая. — Ты в прошлом году окончила десятый курс и сейчас получаешь специализацию. Для второй степени тебе в следующем году надо поступать в магистратуру, я уже не говорю про аспирантуру. Ты ведь знаешь, что там стипендии нет.

По-моему, я уже начинаю понимать, к чему клонит Эдиан Лорий. Действительно, магистратура у нас платная, впрочем, как и аспирантура, но после летнего приключения у меня имеется довольно крупная сумма, да что там крупная — огромная! Кроме Рэна, это никому неизвестно. Конечно, перед началом учебного года мы с другом поехали отдыхать и потратились. Но даже несмотря на это, денег Эшэра и Трэшена мне хватит не только чтобы оплатить обучение в магистратуре и аспирантуре, но и сносно прожить это время, а там уже найду себе высокооплачиваемую работу и не буду задумываться о будущем.

А ведь до того как поехать на практику в этом году, я серьезно подумывала перейти в Магическую академию Саэллра. Просто потому что там дешевле магистратура. Вот только практики мало, да и преподавательский состав слабый — это и стало теми основными пунктами, которые меня смутили. К тому же к своей Школе магии и целительства я привыкла. Она одна из лучших в нашем государстве. Только из нее выпускались маги, которые сейчас известны во многих странах. Я рада, что теперь могу здесь остаться.

— К чему вы мне все это объясняете? — Я поставила бокал, даже не притронувшись к вину.

Ничего не говоря, директор неожиданно поднялся, подошел к письменному столу и достал оттуда письмо. Вернувшись, он протянул его мне.

Удивленно взглянув на мужчину, я взяла письмо. Оно было написано красивым, изящным почерком:

Уважаемый Эдиан Лорий, прошу Вас прислать ко мне одного из лучших Ваших старшекурсников. Того, у кого есть большой потенциал, кто готов работать и развиваться. Мне нужен бюджетник, чтобы у него был стимул. За это я полностью оплачу его обучение в дальнейшем, если он отлично себя проявит.

P.S. Деньги высланы в центральный банк Партэна на счет Школы магии и целительства

— И все? Без подписи? — Я удивленно уставилась на директора. — Для какого задания? И почему я?

— На вашем курсе бюджетников всего трое: один из них уже внес деньги, чтобы учиться здесь и дальше; другой собирается уходить после специализации. Остаешься только ты. Да и к тому же ты действительно одна из лучших наших студенток. Школа многого от тебя ждет.

— И что, деньги действительно уже пришли? — У меня начали закрадываться некие подозрения.

— Да, — спокойно ответил директор. — Дело остается только за тобой. Согласна ли ты рискнуть ради исполнения своей мечты?

— А вы готовы отправить меня неизвестно на какое задание? Притом непонятно, кто это написал! Или вы что-то еще знаете об этом человеке?

— Можешь не волноваться. Я его знаю. Тебе решать, хочешь ли ты этого. Я ведь могу найти и другого желающего.

— Вот только почему-то не нашли. Вы же не просто так выбрали меня. — Мне все равно не верилось в альтруизм директора. Нет, не спорю, Эдиан Лорий — хороший человек и печется о студентах своей школы. Вот только деньги меняют даже самого добропорядочного.

— Значит, твой ответ «нет»? — проигнорировав мои слова, холодно поинтересовался директор. Но самое обидное — меня эта идея соблазняла. Кто же откажется от такого предложения. Конечно, я соглашусь. И дело даже не в деньгах (хотя почему бы и нет), а в моем любопытстве. Это уж точно намного лучше, чем просиживать в школе на парах. Ну кто не любит искать приключения на свою пятую точку? А еще я была уверена, что письмо явно от Трэшена, в крайнем случае от Эшэра. Больше просто не от кого. Почему бы не встретиться со старыми знакомыми.

— Я согласна! Вы же, директор, вряд ли будете предлагать мне то, в чем не уверены. — Я мило улыбнулась. — Что мне надо делать? Куда ехать? Что с собой брать? А главное, сколько времени это займет? Ведь только второй месяц как занятия начались. Я многое пропущу.

— Об этом можешь не волноваться. Я зачту тебе все предметы по специализации за все время, что ты будешь в отъезде. Ты же не отдыхать едешь. Этому человеку нужны будут твои магические умения. Считай это работой, за которую я поставлю тебе оценку. Выезд завтра вечером, с собой взять только необходимое.

— Хорошо! — все с той же улыбкой произнесла я, после чего встала и направилась к дверям. Не успела еще выйти, как неожиданно раздался голос директора:

— И, кстати, Эйд, не болтай об этом много. Твоего друга это тоже касается.

Не сдержав улыбку, я вышла из кабинета. Директор знает меня как облупленную. Ведь первой мыслью было пойти к Рэну, что я и собиралась сейчас сделать.

* * *

Только за Сэл закрылась дверь, как из-за книжного шкафа вышел высокий молодой человек, полукровка. Немного раскосые желтые глаза на овальном лице с правильными чертами. Мягкая улыбка, заставляющая собеседника улыбнуться в ответ. Длинные черные волосы собраны в низкий хвост.

— Спасибо вам. — Полукровка улыбнулся директору, доставая мешочек с монетами.

— Но зачем вам моя студентка? — Эдиан Лорий задумчиво смотрел на своего гостя. Ведь он даже и не догадывался, что именно наследник, теперь уже полноправный владыка Темной империи, все лето провел с Сэллирой.

— Мне нужен маг, я уже вам говорил. — Трэшен протянул мешочек директору. — Я рад, что вы согласились сотрудничать.

— Такая сумма на дороге не валяется, — улыбнулся директор. — Да и Сэл мечтает получить вторую степень боевого мага, и ваши деньги ей пригодятся.

Последние слова директор произнес, скорее успокаивая самого себя. Он чувствовал некий дискомфорт и неуверенность, сомневаясь в правильности своего решения. Но убедил свою совесть, что для Сэл это лучшее решение, ведь в будущем ей пригодится приобретенный опыт. Кто же признается в том, что просто продал свою студентку за полторы тысячи золотых. Именно эта сумма была в мешочке, который Трэшен передал директору.

* * *

— Сэл, ты никогда ничему не учишься? — раздраженно спросил Рэн, сидя напротив меня. — Тебе мало было летних приключений? Я уже не говорю о том, что ты ввязалась в разборки темных эльфов! А про то, что умудрилась получить дар от бога хаоса, тебе напомнить? Ты теперь его должница! А это ничем хорошим не закончится!

— Рэн, не будь букой. — Я тепло улыбнулась другу. — Я же не знала, что артефакт — божественная собственность. И вообще, я до сих пор не могу понять, почему именно мне выпала такая честь?

Мы сидели у меня в комнате и обсуждали происшедшее только что в кабинете директора.

— Я никогда не увлекалась религией, более того, никому не молилась и церковь не посещала. Так помимо этого из всех богов меня выбрал Эдисс — покровитель воров и убийц? Цигх бы его побрал! Ладно если бы какая-нибудь богиня плодородия, а так? Думаешь, я сама рада, что в это ввязалась?

— Но при этом ты вновь согласилась на какую-то авантюру! Я понимаю, если бы у тебя не было денег. Но ведь той тысячи, что осталась, хватит оплатить обучение до самого конца.

— Рэн, ты же меня знаешь. Конечно, согласилась. Как ты думаешь, что я выберу: сидеть за пыльными книгами в библиотеке или отправиться за приключениями?

— В том-то и дело, что слишком хорошо знаю. — Рэн грустно улыбнулся и посмотрел на меня своими бездонными зелеными глазами, отчего я невольно почувствовала вину. Иногда у Рэна все-таки выходило отыскать мою совесть. — Ты ведь опять куда-то ввяжешься. Вспомни последний месяц лета в Астане.

Да-а, это действительно что-то! Тогда я еще была зла на весь мир, точнее, на одну конкретную расу, и выливала свое раздражение самым простым способом. Стоило нам приехать в Астан, как я тут же закупила немереное количество выпивки. Даже Рэн был в забвении. Все-таки я никогда не любила пить и тем более напиваться, но куда-то же надо было злость девать. Кстати, после моего визита в Астане не осталось ни одной пакостливой нечисти. Если бы не Рэн, все могло бы закончиться плачевно. В том плане, что именно друг помогал мне выпутываться из различных ситуаций. Например, когда я пошла на местное кладбище. Там были упыри, и мне захотелось доказать одному пареньку из трактира, что смогу их уложить одним заклятием. Конечно же это было неосуществимо, что и пытался мне доказать друг. Благодаря тому что Рэн все-таки утащил меня домой, я сейчас не разгуливаю на кладбище в виде местного упыря.

Зато мне стало легче. За всеми этими приключениями я забыла о несносных эльфах. Вычеркнула их из своей жизни. Но сейчас, когда есть такая возможность, я все им припомню.

— Рэн, в любом случае я уже ничего менять не собираюсь. Завтра вечером выезжаю, — спокойно повторила я.

Друг некоторое время молчал. В его глазах читалось: «Все потеряно». А потом он все же заговорил:

— Хорошо, я понимаю, что отговаривать тебя бесполезно. Тогда выполни одну мою просьбу.

— Какую?

— Помнишь мой подарок на день твоего совершеннолетия? Возьми его с собой.

— Сережки? Но ты подумай: зачем они мне с собой в лесу?

— Просто возьми, даже если не будешь надевать, всегда носи с собой. — Друг неожиданно сжал мои ладони. — Я думаю, что вы побываете и в больших городах.

— Рэн, а все-таки, что в них такого? Вроде магии нет.

— Мне просто будет приятно, если мой подарок будет с тобой. — Он плутовато улыбнулся, явно не собираясь вдаваться в подробности.

— Ну ладно, — немного удивленно ответила я.

— А что ты будешь делать с кардом? — поторопился изменить тему друг. — Не думаю, что директор обрадуется, увидев его с тобой.

Я невольно посмотрела в сторону балкона, где на толстом ковре спал Малыш. За эти месяцы он еще больше подрос, и держать его в неволе было все труднее. А вскоре он приобретет свойство всех взрослых кардов — яд на верхнем слое шерсти. И мне придется отпустить его. Но кто бы знал, как мне этого не хочется.

— Сделаю то же самое, что и раньше. Наложу заклинание невидимости, чтобы спокойно с ним пройти.

— Ты и правда думаешь, что директор не заметит? — скептически спросил Рэн.

— А ты мне поможешь! — Я усмехнулась и поднялась с кровати, готовясь атаковать свой шкаф. — И вещи собрать тоже.

* * *

На следующее утро меня вышел провожать сам директор. Стоя у ворот под серым зонтом, он мягко улыбался. Я же с небольшой сумкой на плече, Люси и невидимым Малышом стояла перед директором и мокла, пока он давал мне наставления в дорогу. Капюшон меня не спасал, и вода затекала за шиворот. Глядя на высокое здание школы, я начала размышлять, что, может, сидеть в теплой библиотеке не так уж и плохо. Но ведь приключения — они и зимой приключения, разве что холодные.

— Поедешь в Ротит, там тебя встретят. — Директор продолжал давать мне указания, не обращая внимания на мой жалкий вид: я была словно промокшая кошка. — И, кстати, не забывай писать отчет о проделанной работе. Я потом все это проверю и зачту как специализацию.

— О какой работе? — Наконец-то я хоть за что-то зацепилась.

— Работе мага, — спокойно ответил мужчина, не вдаваясь в подробности. — Все, Эйд, можешь ехать.

Мага? Ну-ну. Я с легкостью запрыгнула на Люси, поправляя сползавшую с плеча сумку. Кажется, все вновь повторяется, с той лишь разницей, что сейчас не лето. А жаль.

— Удачи, Эйд. Набирайся опыта, в будущем он тебе будет полезен.

Еще раз взглянув на директора, потом на школу, я сжала бока своей лошадки и не спеша поехала по размокшей дороге. Малыш, будучи невидимым для других, бежал рядом, в отличие от меня наслаждаясь дождем.



Ротит располагается недалеко от Партэна, чуть меньше суток езды. Сначала, несмотря на проливной дождь, я ехала с неким воодушевлением, в предвкушении встречи со старым знакомым. Уж больно мне хотелось на него взглянуть и все высказать! Но уже через пару часов мой азарт стал испаряться под воздействием стихии. Возможно, из-за промокшей куртки плюс челки, которая липла ко лбу и закрывала глаза. Говорил мне Рэн постричься, так нет, я же волосы отращиваю. Куда там, и так уже до пятой точки достают.

Проезжая Партэнский лес, я сняла с Малыша заклятие, и теперь он еще радостней бегал от куста к кусту и что-то вынюхивал. Охотился, и даже пару раз приносил мне трофейных кроликов. Я могла не волноваться о том, что у меня закончится еда.

К вечеру я наконец-то подъехала к небольшим воротам Ротита. Уплатив за проезд из собственных денег, я спешилась и теперь вела Люси под уздцы, хлюпая по лужам. Сапоги уже насквозь промокли, что не доставляло мне радости. Шмыгая носом, я все же с интересом оглядывалась. В Ротите я была впервые. Город не слишком отличался от нашего, все те же одинаковые дома и узкие улочки. Людей было немного. Это как раз и неудивительно в такую-то погоду!

Я мечтала скорее оказаться в номере, принять горячую ванну, согреться и выпить теплого молока с медом. Но сначала нужно было скорее отыскать моего благодетеля. Если мне не изменяет память, директор сказал, что где-то здесь, на Центральной площади Ротита, меня должны будут встретить. Вот только я почему-то никого не вижу.

— Добрый вечер, Сэллира! — Приятный знакомый голос заставил меня невольно обернуться. Увидела я как раз того, кого и ожидала. Трэшен совершенно не изменился. Все такое же серьезное лицо, немного прищуренные желтые глаза, поджатые губы.

— Скорее мокрый вечер. — Ответить равнодушно у меня не вышло. Почему-то я не так представляла себе эту встречу. Я-то собиралась ему столько гадостей наговорить, даже речь заготовила, а стоило его увидеть, как впервые язык мне отказал, и я только некрасиво шмыгнула носом.

— Идем в тепло, там уже и поговорим, — спокойно произнес Трэшен, протягивая мне зонтик, который он принес с собой.

— Я уже все равно мокрая, как русалка, — ответила я, но Трэшен не оценил шутки. Он просто всучил мне в руки зонтик и взял Люси под уздцы.

— Отведу твою лошадь в конюшню и вернусь. Гостиница прямо и налево, увидишь сразу. Двенадцатый номер на третьем этаже. — Он протянул мне ключи, развернулся и повел мою кобылку к конюшням.

Глядя вслед полуэльфу, я задумалась. Что-то здесь не складывается. А чего я ожидала после нашей последней встречи? Он же, наверное, так меня и не простил. Между прочим, я тоже пострадавшая сторона! Его слова сильно задели меня. А цигх ему! Не дождется извинений! Унижаться второй раз не буду!

С такими решительными мыслями я топала по лужам, пока не вышла к гостинице. Стоило мне открыть дверь, как тут же множество любопытных взглядов обратилось в мою сторону. Представляю это зрелище: стоит какая-то мокрая барышня, шмыгающая носом, со слипшимися сосульками-волосами. Так помимо этого у ног кард, с которого стекает вода.

— Апчхи!

Мне срочно нужен носовой платок.

— Вы не обращайте внимания! — Я мило улыбнулась, заметив хозяина у барной стойки, который раздраженно смотрел на пол, где начинала образовываться уже довольно большая лужа. — Я наверх.

Для убедительности даже рукой показала в сторону лестницы и быстро направилась туда, не прислушиваясь к шепоткам, полетевшим вслед. Так, третий этаж, двенадцатый номер. Комнату я нашла быстро, она оказалась почти в начале коридора.

Бросив на пол сумки, я пошла прямиком в ванную. Заболеть мне совершенно не хотелось. К тому же, думаю, Трэшен не будет против, если воспользуюсь его ванной. Раз я ему нужна, то уж точно не с соплями. Самое удивительное, кто-то (не знаю, возможно, полуэльф) позаботился обо всем — в купальне уже стояли ведра с горячей водой.

Все-таки король мог бы уже оборудовать большие города Вартана магическими трубами для нормального душа, а не возиться с ведрами. По сути ведь нигде в нашей стране их нет, кроме двух мест: в королевском дворце и у нас в школе. Вот закончу обучение и уеду, например, в Аллир — там и условия лучше, да и король не так скуп и глуп.

Эти мысли крутились у меня, пока я расслаблялась в теплой водичке, чувствуя, как каждая частичка моего тела постепенно согревается. Через некоторое время, открыв глаза, я наконец-то огляделась. Ванная комната была в светло-бежевых тонах, практичной и удобной. Даже удивительно, если учесть, что гостиница не из лучших. Уж много о ней слухов ходит: во-первых, поговаривают, что здесь останавливаются наемники, воры и бандиты; во-вторых, я слышала, что в округе водится нечисть, на которую нет управы.

Подробности мне неизвестны, да и несильно меня интересовали. Может быть, это все вранье? Мало ли что говорят.

Стараясь на что-нибудь отвлечься, я прикрыла глаза, прислушиваясь к хлеставшему за окном дождю, который невольно убаюкивал. Однако, как бы мне ни хотелось и дальше так лежать, я все-таки вскоре вышла. Взяв со стула банное полотенце, завернулась в него и потопала в комнату.

— Отвернись! — Я невольно вспыхнула, встретившись взглядом с Трэшеном. Он уже успел вернуться и теперь сидел за столом.

Красоваться в одном полотенце перед ним было неловко. Тем более я за эти пару месяцев немного поправилась, что также меня смущало.

Полуэльф и сам галантно не глядел в мою сторону. Мне даже стало досадно. Ну вот, действительно страшная и смотреть-то не на что. Обиженно шмыгнув носом, я достала из сумки сухие вещи.

Полуэльф молчал, я тоже. И куда только делась моя привычка болтать без умолку? Но сейчас я чувствовала себя не в своей тарелке. Ну и ладно!

Я быстро оделась, после чего села в кресло, сложила недовольно руки на груди и демонстративно посмотрела на Малыша, лишь бы не встречаться взглядом с Трэшеном. Кард грелся возле камина и мирно посапывал.

— На столе теплое молоко с медом, — безразлично заметил Трэшен, наконец на меня посмотрев.

Я же, быстро взглянув на чашку, гордо продолжала сидеть, но потом подумала: да какая разница, если я пить хочу? Взяв молоко, стала дуть на него, чтобы остудить.

— Мы так и будем хранить молчание? — Я не выдержала первая. — Может, расскажешь, зачем меня хотел видеть? Я сразу поняла, что это твое письмо. Но к чему все это? Прямо сказать нельзя было?

— Я знал, что ты догадаешься, — медленно начал Трэшен. — И я думаю, ты прекрасно знаешь зачем.

— Ну да, артефакт потерял. — Я сделала глоток сладкого молока и улыбнулась. Мм… вкусно! Вот гад! Знает, как меня задобрить. Еще бы печенье к нему или что-нибудь сладенькое.

— Верно, благодаря тебе. — Трэшен горько улыбнулся. — Впрочем, это в прошлом. Сейчас ты мне нужна, чтобы вернуть его. Я готов заплатить тебе любую сумму помимо той, что перечислил на счет твоей школы.

Вот как. Я ощутила разочарование. Он все так же считает, что меня волнуют только деньги. Что же, не будем развеивать его уверенность в моей корыстности. Полуэльф не захотел выслушать меня тогда и вряд ли захочет сейчас. А я готова ему помочь, к тому же если это касается Эшэра. Моя месть будет сладкой… Аха-ха-ха.

— Кулон ведь с тобой? — Холодный взгляд полуэльфа, казалось, пронизывает насквозь.

— Конечно. — Я допила молоко и выжидающе посмотрела на Трэшена. — Что, опять будем вместе искать артефакт? Повторим летние приключения?

Трэшен кивнул и впервые за это время улыбнулся по-настоящему, как раньше. Даже его глаза на миг потеплели, однако все тут же исчезло, когда он вновь заговорил:

— Если бы я не знал, какая ты на самом деле. — Трэшен тяжело вздохнул. — Сейчас все это не имеет значения. Для меня главное — найти Эшэра с артефактом.

— Ты прав, — равнодушно ответила я, не показывая, что меня задели его слова. — А что твой брат?

— Грэлиан остался в Темной империи, в темнице. Пока он без сил, брат ничего не сможет сделать, — как само собой разумеющееся ответил Трэшен.

— И что ты планируешь делать, когда артефакт окажется у тебя?

— Я — ничего, пользоваться им можешь только ты.

— И что тебе надо, чтобы я сделала?

— Уничтожила его, — спокойно ответил полуэльф. — Дабы он не достался никому.

— Хорошо, я согласна, но сейчас буду спать, раз с утра нам выезжать. — Недолго думая я залезла на кровать, не сильно беспокоясь, где ляжет Трэшен. Это его проблемы. Кровать вся моя!

Полуэльф ничего не сказал. Он просто вышел из номера. Я же, растянувшись на кровати, стала глядеть на потолок, считая доски. Я, конечно, хотела спать, но после встречи с Трэшеном сон как рукой смахнуло. И теперь все мои мысли занимал полуэльф. Он все так же считает меня предательницей и лгуньей. Как же тогда ему гордость позволила обратиться ко мне за помощью? Ничего, рано или поздно он поймет, насколько ошибался. Как бы мне хотелось признаться, что я по нему скучала. Хуже всего осознавать, что тот, кто нравится, презирает тебя. Так, стоп! И что это на меня нашло?

Раздраженно повернувшись на бок и положив под щеку ладони, я закрыла глаза, стараясь ни о чем не думать.

* * *

К счастью, когда мы собрались выезжать, дождь прекратился. Да и я перестала шмыгать носом. Так что все отлично, если не считать молчания Трэшена. Он совсем не изменился.

Впрочем, я и без него прекрасно знала, что делать. А поэтому перед тем, как мы выехали за ворота города, стала думать об артефакте и Эшэре, сжимая в руках кулон. В этот раз мне уже было известно, как пользоваться его магией, чтобы отыскать нужное. Хотя одного до сих пор не понимала — почему именно я стала новой хозяйкой этой подвески? Может, она не случайно ко мне тогда летом попала? Ответов на эти вопросы я не знала, единственное, что смогла отыскать про кулон в нашей библиотеке, это небольшие сведения про то, что он привязан к крови первого обладателя амулета. Леший его знает, что это значит.

Так, что-то я слишком отвлеклась. Вновь сосредоточившись, я поняла, что нам нужно в Лапрам, небольшой город недалеко от моря. Почему именно он? Летом кулон обычно приводил меня к желаемому. Я имею в виду, что он мог привести меня к человеку или к какому-то месту, которые подсказывали, где искать нужное. Но тогда я просто еще не знала всех нюансов действия кулона. Сейчас я уже более уверенно с ним обращалась.

Недолго думая я поделилась информацией с Трэшеном, и мы направились в Лапрам. Изредка я косилась в сторону полуэльфа, думая завести разговор, но потом все же отворачивалась. Ну и ладно. Хочет молчать, пожалуйста. Вот весело-то!

— Почему ты до сих пор не отпустила карда? — спросил Трэшен настолько неожиданно, что я даже удивилась. Надо же, заговорил.

— Я привыкла к нему, — честно ответила я. — Да и он тоже.

— Ты понимаешь, что на свободе ему будет лучше. Тем более скоро у кардов должен начаться брачный сезон.

— Вот как начнется, так и отпущу. К тому же я не держу его, если он вдруг от меня убежит, я смирюсь с этим.

Ничего не ответив, Трэшен вновь замолчал. Он ехал немного впереди на Вэйлле, сосредоточенно глядя вперед, словно что-то высматривал. Но, по-моему, он просто таким способом мною пренебрегал. Вот только это начинало раздражать. Мы что, всю дорогу будем хранить молчание? Это не в моем характере. Я так долго не протяну.

— Слушай, я понимаю, что наше прощание было не из лучших, да и встреча тоже, но может, мы будем общаться? — Я первый шаг к примирению никогда не делаю, он уже должен мне памятник за это поставить. — Ехать вместе нам довольно долго. Мне надо с кем-то говорить, я же с ума сойду от этой тишины! Нет, я люблю иногда сама с собой поговорить в мыслях, но не все же время.

— Ты совсем не изменилась, — произнес полуэльф с теплотой в голосе, хотя, может, мне показалось.

Зато он впервые за всю дорогу посмотрел на меня. И сейчас, глядя в его желтые глаза, мне хотелось, чтобы он видел во мне кого-то другого, а не корыстную и жадную ведьму.

— Это можно считать перемирием? Ты не будешь больше дуться, как старый дед?

Трэшен только улыбнулся, но промолчал. Все-таки эта его привычка хранить безмолвие меня нервирует. Наверное, на пытках его бы ни за что не раскололи.

— А что ты делал все эти месяцы? — Надо же хоть о чем-то говорить.

— Был занят одним важным делом, — уклончиво ответил Трэшен.

— А я в Астан ездила, — весело ответила я, не обращая внимания на каменное выражение лица полуэльфа. Не хочет говорить — его право. Я буду. — Там, оказывается, такие вкусные конфеты делают!

— К чему ты это все мне говоришь? — с неким недоумением спросил полуэльф, не давая мне закончить речь.

Я лишь вздохнула. Вот зануда! И чего я удивляюсь? Вряд ли в Темной империи чтят болтливых.

Мы ехали так уже довольно долго. Мой копчик явно требовал передышки. Однако я не спешила жаловаться полуэльфу на свою усталость. Маг я или нет?! Вот только Трэшен сам заметил мое состояние, предложив вскоре привал.

— Что, устал? — Я надменно взглянула на эльфа и тут же скисла, наблюдая его бодрый вид. Целый день трястись в седле — и хоть бы что!

— Да, — спокойно солгал Трэшен, но я только улыбнулась. Несмотря ни на что, он остался таким же джентльменом.

— Мы в лесу уже более трех месяцев не ночевали, романтика, — усмехаясь, произнесла я с небольшой толикой ехидства.

Стоило мне спрыгнуть с Люси, как я ощутила неземное блаженство. Как же это хорошо — после долгой езды выпрямиться. — Главное, чтобы дождь эту романтику не смыл.

Пока Трэшен разводил костер, я занялась своей лошадкой. Она ведь устала как-никак, а пятьдесят килограмм везти на своей спине нелегко. Не успела расседлать до конца Люси, как она уже благодарно фыркнула и, дернув хвостом, убежала. Вот непослушная! Ладно, пусть порезвится. Я не боялась за нее — пробежит пару кругов вокруг нас и опять будет с конем Трэшена заигрывать.

Вскоре мы уже сидели на подстилках подле потрескивающего костра с бутербродами в руках. Мне невольно вспомнилось лето, когда мы так же останавливались на привалах. Как же я скучала по этому. Меня сейчас даже не смущали букашки и пролетающие насекомые.

Я медленно ела свой кусок колбасы, глядя из-под отросшей за эти месяцы челки на задумчивое лицо Трэшена. Все-таки я врала Рэну, мне очень нравился Трэшен. Жаль, что я не в его вкусе. Тем не менее, если бы не наша ссора, все могло быть по-другому. Ведь не будет же человек тебя целовать, если ты ему совсем не нравишься? Да и подарки бывшим девушкам не дарят.

— Что такое? — Полуэльф заметил мой взгляд.

— Да так. — Я гаденько улыбнулась. — У тебя шпинат между зубов застрял.

Надо же, поверил. Я с насмешкой наблюдала за действиями Трэшена, когда он наконец понял, что это всего лишь шутка. Однако он промолчал и лишь через некоторое время вновь заговорил:

— Мы поедем через Зарестье, так быстрее.

От услышанного я даже замерла, забыв о бутерброде. Зарестье? Это же деревня, в которой я родилась. И Трэшен прекрасно об этом знал, ведь я сама ему рассказывала. Но полуэльф прав — в Лапрам действительно самая короткая дорога через этот лес и деревню. Однако мне совершенно не хотелось ее проезжать. Да я вообще, как поступила в школу, ни разу не была дома. Только на каникулах ездила к матери на могилу, но это почти на окраине деревни.

— Если ты не хочешь, я понимаю, поедем другой дорогой. — Трэшен неожиданно ласково улыбнулся, что я даже удивилась. А может, не все потеряно и когда-нибудь он простит меня?

— Нет, ты прав. Так быстрее, — уверенно ответила я, доев тот несчастный кусочек колбасы с хлебом, шпинат я весь отдала Трэшену, такую гадость не ем.

Вскоре я устроилась спать, положив голову на карда и укутавшись в плащ. Трэшен еще некоторое время сидел у костра, а потом пересел под дерево, облокотившись на ствол. Я, конечно, предложила дежурить по очереди, но ведь полуэльф воспитанный. Для безопасности я еще и магический охранный щит наколдовала вокруг нас.

Последнее время я плохо высыпалась в школе, так, может, сейчас смогу наверстать. Рэн говорил, что я много внимания уделяю толкованию снов. Я бы посмотрела на него, если бы ему снилось то, что мне. Чего только стоит та бабуся, которая во сне называла меня воровкой каких-то прогнивших яблок. Бессмыслица! Как тут выспаться? Я каждый раз просыпаюсь посреди ночи из-за этих снов. Вчера в гостинице я даже была удивлена, что ничего не видела. Надеюсь, сегодня будет так же. Рэну, конечно, смешно было. Не он же мучается. Друг еще называется! Так. Хватит. Я хочу спать.

Закрыв глаза, я удобно примостилась у костра и сама не заметила того момента, как уснула. И что самое приятное, на следующее утро встала выспавшейся и не видела никаких снов.

С наслаждением потянулась, не спеша поднялась и размяла затекшие от неудобного положения косточки.

Было ранее утро, солнца не видно, а небо все так же затянуто серыми тучами. А ведь я надеялась, что хоть сегодня солнышко ненадолго выйдет. Ненавижу осень! И что бы ни говорили, прелесть ее красок не спасает положение.



— Доброе утро! — улыбнулся Трэшен, поднимая сумки. — Выспалась?

— Да-а. — Я широко зевнула, потирая глаза. — А ты? Успел поспать или всю ночь просидел?

— Успел, — равнодушно ответил Трэшен, вот только я почему-то не сомневалась, что он врет. Я когда ночью в кустики ходила, он все так же сидел под деревом, за всем наблюдая. И зачем? Мало того, что щит был, так ведь еще кард — Малыш сразу бы нас разбудил, почуяв неладное.

Не будем разбираться с тараканами в голове Трэшена. Не доверяет моему Малышу и мне, и ладно. Больше меня поражало то, что по полуэльфу и не скажешь, что не выспался. Я бы так просидела — стала бы похуже пугала с огорода. После сна, впрочем, также выгляжу, разве что нет синяков под глазами и бледности, что не может не радовать.

— Ну да, конечно, — скептически пробурчала я, забирая свою сумку у полуэльфа. — Спасибо, сама справлюсь. Она нетяжелая. Нечего мою лошадь баловать, пусть тащит. И не смотри на меня так, все ведьмы после сна немного злые.

Трэшен только усмехнулся, глядя на меня. Я же, немного раздраженная, запрыгнула на лошадь и, потянув поводья, первой поехала по тропе. А что-то я действительно какая-то с утра злая. Осень раздражала, Трэшен начинал меня нервировать. И даже Малыш, который плелся сзади, заставил меня пару раз на него крикнуть. Так еще и полуэльф своими вопросами меня довел: «Сэл, у тебя женское недомогание?» Не спорю, смотреть, как он мнется, задавая вопрос, очень даже смешно. Но почему, чуть что, так сразу женские дела? Может, сегодня просто день недели не мой или не с той ноги встала. С каждым бывает.

Когда мы наконец подъехали к деревне, я все же пришла в радужное настроение. Знакомая покосившаяся табличка с потертыми буквами «Зарестье» вызвала улыбку. Как же я давно здесь не была. Проехав сломанную калитку, мы оказались на небольшой дороге, ведущей к низеньким домикам. Деревня была большой, но бедной. Домики старые, огороды не радовали глаз овощами и прочей растительностью. Пара яблонь — и все. Недалеко старый навес общей конюшни, для тех, у кого нет сарая. Один небольшой кабак на всю деревню, где, кроме кружки пива, ничего и не выпьешь. Все печально. А ведь раньше Зарестье было процветающей деревней, пока староста не решил продать деревню мэру близлежащего городка. Ну а тот, став хозяином Зарестья, лишь обокрал и забросил свое приобретение. Но это уже совсем другая история.

Трэшен не собирался останавливаться в деревне, да и я не желала. Но, подумав, мы пришли к выводу, что пару часов отдохнуть не мешает. Все-таки погода не жаркая, надо согреться, привести себя в порядок, поесть. Лес вам не высший свет.

Пока полуэльф отводил лошадей в конюшню, я вместе с кардом собиралась сходить на кладбище к маме. И, как обычно, уже успела вляпаться в историю. Вот говорил Рэн, моя привычка тащить все, что не так лежит, к добру не приведет. Но как тут можно устоять? Идя по главной дороге Зарестья, я заметила пожилую женщину с корзиной яблок и пару покупателей. Но самое странное произошло, когда я, незаметно стащив одно из яблок, которое ко всему же оказалось гнилым, услышала сзади гневный оклик торговки:

— А ну стой!

Не знаю почему, но вместо того, чтобы выбросить яблоко и побежать, я обернулась и так и замерла. Бабка, что стояла на дороге, показалась мне знакомой. Ее юбка до пола, потертая куртка с заплатами, собранные в пучок волосы, недовольный взгляд темно-серых прищуренных глаз, противная бородавка на подбородке.

— Воровка!

Не может быть?! Я сейчас была похожа на статую а-ля «застывшая ведьма под заклятием забвения». Даже слово вымолвить не могла, слушая, как эта бабка на меня кричит. Может, я схожу с ума? Это совсем не смешно — увидеть свой сон наяву. Бессмыслица, абсурд, просто невозможно. Цигх! Я ведь всегда имела низкие оценки по прорицанию.

Кошмар! У продавщицы даже платок был с такими же уродливыми цветочками, как в моем недавнем сне.

— Воровка! Это ты украла мои яблоки! Лучшие во всей деревне, самые спелые! Люди, вы только посмотрите. Грабят средь белого дня!

— Лучшие? — Я наконец-то стала потихоньку отмирать. — Они гнилые!

Я выбросила яблоко на пыльную дорогу, по которой оно покатилось и исчезло за чьим-то забором. Перед глазами невольно всплыла картина из моего сна, как так же катится гнилое яблочко.

Что-то мне нехорошо. Я быстро побежала, не глядя под ноги. Это просто совпадение, глупое совпадение. Мое сердце учащенно билось в груди, но я все равно бежала дальше, пока в кого-то не врезалась.

— Простите! — Я уже собиралась дальше свернуть за дом, когда чья-то рука меня остановила.

— Сэл, куда так торопишься, словно за тобой сам цигх гонится? — Передо мной стоял Трэшен, не скрывая своего удивления.

— А может, и гонится. — Я тяжело дышала, согнувшись пополам. — Знаешь, какие они приставучие.

Я задыхалась, не в силах справиться с одышкой. Нет, ну это никуда не годится. Все, с завтрашнего утра начну физкультурой заниматься. Пробежки по утрам обязательно! Я не курю, а дышу, как старый дед, притом пробежала совсем ничего.

— Серьезно, Сэл, что случилось?

— Ничего. — Я улыбнулась, взяв контроль над дыханием. — Слушай, а не хочешь со мной по утрам бегать?

Про нелепую ситуацию с бабкой решила не говорить. Успокаивая себя, что всякое бывает и никак оно не связано с моим сном.

— У тебя на лице написано, что ты врешь. Но раз тебе так хочется, пожалуйста, — неожиданно холодно произнес Трэшен. — Можешь не говорить, что тебя так напугало. Идем, я не хочу здесь надолго задерживаться.

Не дожидаясь ответа, полуэльф пошел вперед, так и оставив меня с открытым ртом. Ну вот, такими темпами мы никогда не помиримся. Надо что-то делать, если я хочу, чтобы он стал ко мне относиться, как тогда. Элька бы точно подсказала, как вернуть мужчину своей мечты. А ведь на каникулах я думала только о том, как прибить этих несносных эльфов. Кто бы мог подумать, что стоит мне увидеть Трэшена, как все изменится. Ладно, что-то меня не туда понесло. Потом буду думать над этим, сейчас есть вещи важнее.

С такими мыслями я остановилась, решив не догонять Трэшена, который уже успел зайти в единственный здесь кабак. У меня были совершенно другие планы. Я ведь так и не сходила к маме. А поэтому недолго думая направилась по дороге в конец деревни, где находилось местное кладбище.

Идя по знакомым улочкам, я невольно размышляла. А ведь я могла здесь вырасти, если бы не уехала в школу магии. И кем бы я сейчас была? Возможно, меня бы даже уже отдали за деревенского парня, ведь тут принято рано выскакивать замуж. Но я была рада, что все вышло по-другому, и не жалела о своем решении. Потому что постепенно продвигаюсь к своей мечте: стать известным на весь мир магом, к которому будет обращаться за помощью вся знать.

Королевским магом может быть только тот, кто закончил аспирантуру, потому что это высокая и престижная должность. Если честно себе признаться, я не слишком горю желанием сидеть в замке, мне бы приключений. Например, как сейчас.

Скрипнув калиткой, я зашла на территорию кладбища. Темно-серые тучи и завывавший ветер придавали еще больше мрачности этому месту.

Свернув на узкую тропу вправо, я прошла через ряд могил, где в самом конце под высоким дубом находилась мамина.

Уже издали увидела знакомую мраморную плиту, на которой лежали желтые листья, упавшие с дерева. Подойдя поближе, я остановилась возле могилы и изумленно посмотрела на букет свежих цветов. Последний раз я здесь была летом, оставив мамины любимые орисы. Очень редкие цветы, которые растут только у нас на территории школы. Но сейчас у мамы лежали белые розы. Я непонимающе продолжала смотреть на цветы. Кто мог их принести? Неужели сестра приезжала? Тогда почему не встретилась со мной, не написала?

Я не спеша опустилась на корточки и легонько прикоснулась к мягким лепесткам роз. Если это все же была Саррина, то, может, она заходила домой? Надо будет проверить.

Сбросив пожелтевшие листья старого дуба, я положила рядом свои цветы. Сколько так просидела на корточках, бездумно глядя на надпись, не знаю. Меня обуревали разные чувства: грусть, тоска, боль, одиночество. Так всегда было, когда я приходила сюда. Мне не хватало мамы, которая бы поддержала в трудную минуту, обняла, прижала к себе, как тогда, в детстве. Может, из-за этого я сейчас такая — чересчур самостоятельная, не люблю принимать чужую помощь, безответственная и невоспитанная. И правильно, воспитывать-то меня некому было. Я улыбнулась сквозь выступившие слезы, глядя на потертые буквы и дату внизу надгробия.

— Я люблю тебя. — Сама удивилась своему тихому шепоту.

Медленно поднялась, собираясь уже уходить, и лишь напоследок еще раз взглянула на мамину могилу. Как же это тяжело…

Стараясь не думать о неприятных воспоминаниях и справиться с растущим внутри чувством пустоты, пошла по узкой тропе обратно к деревне.

Заморосил дождь, но я словно его не замечала. Рядом бежал Малыш, радуясь всему, что видел. Ноги сами вели к знакомому дому, в котором я не была больше десяти лет.

Ведь все, что там осталось, напоминает мне об ужасном дне. А переживать вновь давно прошедшее мне совершенно не хотелось. Хватит того, что летом в пещерах, когда на нас напали духи прошлого, я вернулась именно в самый страшный для меня момент жизни за все мои восемнадцать лет — смерть матери.

Я остановилась у знакомой калитки. С мокрой челки стекала вода, и я нервно убрала ее со лба.

Одинокий домик с покосившейся дверью и грязными заколоченными окнами. Он принадлежал нам с сестрой, но что с ним делать, мы никогда не думали, просто его забросив. Несмотря на то что жить я тут не собиралась, приятно было знать, что у тебя все же есть место, где ты можешь остановиться. Может ведь случиться так, что жить будет негде, а снять номер или дом дорого. Поэтому мы его и не продавали.

Стоило зайти за калитку, как мой взгляд невольно зацепил заржавевшие качели, на которых я так любила качаться. Помню, сколько было радости, когда отец мне их поставил. Однако я даже не остановилась там, проходя по двору и поднимаясь на крыльцо. Малыша решила оставить во дворе, а сама с тягостным чувством тревоги и грусти отворила громко скрипнувшую входную дверь.

В доме было темно и мрачно. На мебели слой пыли толщиной в палец. Под ногами скрипели прогнившие доски. Не обращая внимания, прошла дальше, осматриваясь по сторонам. Все как прежде. Даже моя мягкая игрушка до сих пор валялась под столом в большой комнате.

Однако чем дольше тут находилась, тем сильнее уверялась в том, что вряд ли Саррина сюда приходила.

В большой комнате ничего, кроме грязи, не было, я даже кашлять начала от этой пыли. Но все-таки продолжала надеяться, что найду хоть что-нибудь полезное.

Сначала я заглянула в спальню родителей. Старая большая кровать, на которую я так часто залезала. Особенно любила ночью во время грозы прийти к маме. Папа чаще всего был в разъездах, и видела я его только по большим праздникам.

На тумбочке стояла старая фотокарточка, сделанная моей сестрой. Она всегда, когда приезжала, магией останавливала самые счастливые моменты. Я ей очень завидовала, желая такому же научиться. Но как оказалось, это проще простого.

На этой фотокарточке мне было четыре года, я сидела у мамы на руках с довольной улыбкой на лице. У меня, кстати, есть такая же в моей комнате в школьном общежитии.

Так, я зря теряю время, меня же Трэшен искать будет. Раздраженно мотнув головой, я прошлась по комнате родителей, но ничего особенного не заметила.

А вот зайдя в свою комнату, невольно застыла у входа. Память решила сделать мне неприятный сюрприз и так не вовремя напомнила дни после смерти матери, которые я просиживала в этой комнате. Помимо воли ощутила, как сжалось сердце, стоило мне вспомнить, что именно тогда чувствовала. Но я не позволила себе раскиснуть. Вот только руки все равно предательски задрожали, когда посмотрела на свои старые вещи. Неожиданно из коридора раздался скрип половицы, отчего я замерла. А когда это повторилось, я тихо подошла к стене и прислушалась. В доме точно кто-то находился. Но почему я не услышала, как зашли? В любом случае, кто бы это ни был, он не на ту напал. Пусть только войдет сюда. Я тут же заранее приготовила в руке небольшой огонек, который лишь слегка обожжет, но сильного вреда не причинит. Мало ли кто это?

Шаги становились все ближе, а потом замерли около двери в спальню. Недолго думая я встала в боевую стойку, готовая защищаться и отбиваться.

Отворилась дверь, отчего я еще сильнее прижалась к стене, и в комнату кто-то вошел. Высокий незнакомец (или незнакомка) в темном плаще с капюшоном стоял ко мне спиной, поэтому невозможно было понять, кто это. Под сапогами неизвестного гостя медленно растекалась лужа.

— Эй! Тут и так пол прогнивший! — гневно воскликнула я, бросая огненный сгусток в наглеца. У меня была цель всего лишь напугать, поэтому метила в подол плаща, чтобы не задеть неудавшегося грабителя.

— Сэл, ты с ума сошла? — изумленно спросил Трэшен, оборачиваясь ко мне и пытаясь потушить вспыхнувшую ткань. — Это же я!

— Ой! — Я криво улыбнулась и тихо шепнула заклятие воды, чтобы остановить распространение огня.

— Сэ-э-эл, — устало протянул Трэшен, полностью мокрый — немного не рассчитала силы. — Спасибо, но я и так весь вымок под дождем.

Полуэльф медленно снял свой плащ и выжал его на пол, образовав еще большую лужу. Мой праведный гнев даже не привлек его внимания. Спрашивается, для кого я тут распинаюсь? Но все же обидно, когда в твоем доме пачкают пол, пусть и так грязный. Это могу делать только я.

— Я уберу, успокойся, Сэл, — равнодушно произнес Трэшен, тем самым обидев меня до глубины души. Я только во вкус вошла. Но уже в следующую секунду полуэльф с беспокойством и укором накинулся на меня:

— Я тебя везде ищу, ты почему ушла, ничего не сказав?

— А как ты меня нашел-то? — вопросом на вопрос ответила я. А что? Почему это я отчитываться должна о каждом своем шаге? Но стоит себе признаться, мне нравилось, что Трэшену не все равно и он печется обо мне.

— У соседей поспрашивал, где ты раньше жила, — ответил полуэльф. — Мне казалось, что раз ты не на кладбище, то здесь.

Я промолчала, стараясь скрыть самодовольную улыбку. Думаю, вернуть доверие Трэшена будет легче, чем ожидала.

— Почему ты вдруг решила сюда прийти? Насколько я помню, ты говорила, что не любишь возвращаться домой и приезжала только на кладбище.

— Так и есть. — Я задумалась, стоит ли рассказывать все. Раз хочу вернуть прежнее отношение Трэшена к себе, придется делиться всем. — Когда я была на могиле у мамы, обнаружила, что кто-то уже успел побывать там. И у меня затеплилась надежда, что, может быть, это Саррина.

— Саррина?

— Да, моя старшая сестра, про которую я тебе рассказывала. Помнишь? Она исчезла. Мне ничего о ней не известно уже полгода. Вот я и решила, может быть, она заходила домой. Или что-нибудь мне оставила.

Трэшен замолчал, о чем-то задумавшись. Я лишь заметила, как нахмурились его брови, а между ними пролегла небольшая складочка. Не придавая этому слишком большого значения, стала дальше обследовать спальню. Может быть, что-нибудь найду. Однако везде только старые запыленные вещи. Цигх! А ведь я так надеялась, что Саррина все-таки была здесь.

— Идем, заглянем в комнату к сестре — и можно уходить, — не скрывая разочарования, протянула я.

Просторная спальня Саррины была убранной. Если в моей комнате валялись игрушки где попало, то у сестры все было разложено аккуратно по полочкам.

— Хм, — задумчиво хмыкнул Трэшен, проходя вдоль книжной полки. — Твоя сестра читала довольно интересную литературу.

— Да там, кроме учебных книг, ничего нет!

— Я и говорю, интересную. — Полуэльф достал один из старых фолиантов и, сдув пыль, углубился в чтение.

Я невольно покраснела. Видел бы Трэшен, что у меня на полках в общежитии школы стоит. Учебники, само собой разумеется, имелись, но когда я вернулась после лета, меня Элька все-таки подсадила на свои сопливо-розовые книженции. И теперь они красовались у меня на полке. Что самое удивительное, они действительно стали мне нравиться. Может, во всем виноваты как раз эльфы? Ведь именно злясь на них, стала читать романы. Сейчас как раз заканчиваю про принцессу, которая влюбилась в злого персонажа. Он должен ее убить, однако не может из-за вспыхнувшего чувства. Да, знаю, бред. Но цигх! Я не могу остановиться.

— У твоей сестры есть даже «Забытые печати»! — восхищенно воскликнул Трэшен.

— Что?

— «Забытые печати» — это очень редкая книга! Их всего в мире пара штук.

— Ну да, она всегда была заучкой, — отмахнулась я, не придавая этому значения.

— Твоя сестра тебе никогда не рассказывала, чем занимается? Куда именно и зачем ездит?

— Нет. — Я безразлично пожала плечами. К тому же давно привыкла, что сестра вся в отца.

Трэшен перестал задавать вопросы, продолжая рассматривать с интересом и некой задумчивостью книги сестры. Это дало мне возможность сосредоточиться. Я даже успела порыться во всех ящиках Саррины, пока не вспомнила, что за спинкой кровати у нее когда-то был тайник, такой же, как и у меня. С воодушевлением я просунула туда руку и невольно с криком отскочила, когда ощутила что-то маленькое, быстро поползшее по моей руке.

— А-а-а! Трэшен, сними это! — подскакивая на месте, пыталась скинуть со своей руки какое-то насекомое.

— Это же всего маленький паучок, — с улыбкой произнес полуэльф.

После чего аккуратно перехватил меня за талию и спокойно снял с руки это страшное насекомое.

— Посмотри, ты напугала его больше, чем он тебя.

С нежностью во взгляде Трэшен очень осторожно взял паука и отнес его в угол комнаты. И только обернувшись ко мне, заметил недовольное выражение лица. Отчего невольно замер, явно не ожидая такой злости. Могу поспорить, у меня сейчас глаза приобрели оттенок гречишного меда.

— Трэшен, вообще-то пострадавшая сторона тут я, а не паучок!

— Ты сражаешься с нечистью, а какого-то бедного жучка боишься? — В его голосе не было издевки, как и тогда летом, когда он узнал о моем страхе перед змеями.

— У женщин много фобий, — со смешком ответила я, как часто любила повторять Элька, собираясь на очередное свидание с некромантом — она до ужаса боялась скелетов. — Несмотря на то, что я сильный маг, внутри остаюсь обычной впечатлительной девушкой. И да, мне лучше десять зомби упокоить, чем одного паука подержать в руках.

— Все-таки ты забавная.

— Это комплимент? — не скрывая самодовольства, поинтересовалась я.

— Можешь считать, что да, — легко ответил полуэльф и вновь вернулся к книгам.

Я же, вспомнив, что хотела проверить тайник сестры, уже не так уверенно вновь просунула руку между стеной и спинкой кровати и нащупала небольшой конверт. Достав его, с любопытством распечатала и быстро пробежала глазами по письму:

Я надеюсь, что ты все же найдешь эту записку, когда приедешь на каникулы. Почему я не отправила ее тебе? Ответ прост — не хотела, чтобы она попала не в те руки. А ты ведь знаешь, что у нас на почте все письма, что идут в школу, проверяются. Прошу, извини меня, что не писала. Но я просто не могла этого сделать. Подробнее расскажу при встрече. Но сейчас не об этом! Кулон, который оказался у тебя. Не пользуйся им больше. Я не знаю, как это произошло, что ты его нашла, ведь я так не хотела этого, но, наверное, такова судьба. Кулон всегда будет в нашей семье. Ведь мы его хранители. Не забывай мои слова. Ты не должна искать артефакт. Он погубит тебя.

И самое главное — будь осторожна, прошу.

P.S. Я вернусь сразу, как закончу то, что начала…

Люблю тебя. Саррина

Я стояла, недоуменно хлопая ресницами. Сестра знает о кулоне? Он что, был у нее раньше? И почему это мне нельзя им пользоваться? Чтобы не найти артефакт?

— Сэл, что такое? — обеспокоенно спросил Трэшен. — Что в письме?

Я тут же его скомкала, вспомнив, что Саррина не хотела, чтобы кто-то прочитал. И быстро ответила:

— Первая любовная записка.

— И ты думаешь, я тебе поверю? Ты свое лицо видела, когда письмо читала?

Я ощутила стыд на тысячную доли секунды, но он тут же исчез. Трэшен прав, наверняка на моем лице отразились все мои эмоции. Однако сказать ему про кулон я не могла. Вот только если продолжу врать, то никогда не верну его доверие. Цигх!

— Так что, Сэл, опять тайны?

— Нет, Трэшен! — тут же уверенно ответила я. — Я хочу, чтобы ты мне верил, перестал считать обманщицей. Я пыталась тогда тебе все объяснить, но ты просто не захотел ничего слушать. Мне правда очень жаль, что все вышло именно так. Я не знаю, что сделать, чтобы ты простил меня. К тому же меня твои слова тоже сильно ранили!

Я все это говорила, сама не понимая зачем. Меня словно прорвало, и кто-то тянул за язык, не давая возможности остановиться.

— Это письмо, оставленное мне сестрой, — все же призналась я, желая хоть немного вернуть доверие дорогого мне человека. — И я бы сама тебе все рассказала, но сестра попросила в письме никому ничего не говорить. Прости, пожалуйста.

— Сэллира, — изумленно прошептал мое полное имя Трэшен. В его желтых глазах было удивление и непонимание. Он явно не ожидал от меня такой пламенной речи, да что там, я сама от себя такого не ожидала.

— Восемнадцать лет Сэллира, — привычно ответила я.

— Тебя правда ранили мои слова? — неожиданно спросил Трэшен.

— Нет, принесли массу удовольствия! — Ехидство так и сочилось.

— В этом я был не прав. Несмотря на все твои поступки, ты не заслуживаешь того, что я тебе наговорил, — медленно начал Трэшен, заставляя меня чувствовать неловкость. — Прошу, извини меня.

— Э… не очень милое место для задушевных бесед. — Я скептично посмотрела на паутину на потолке. — Слушай, а давай я не обижаюсь на твои слова, а ты прощаешь меня?

— Пойми, ты утратила то доверие, что у меня к тебе было. И его надо заслужить. Так просто словами его уже не вернуть.

— Я докажу тебе, что мне можно верить! — уверенно заявила я, совершенно не расстраиваясь. Почему-то от Трэшена я и не ожидала другого. Зато теперь была уверена, что рано или поздно он простит меня. — Идем уже отсюда, здесь все равно больше ничего нет. — Я взяла Трэшена за руку и потянула к выходу.

Все-таки на ночь мы решили остановиться в деревне, чтобы вновь не спать в лесу. Так что выехали только на следующее утро. И теперь снова были в дороге. Все бы ничего, если бы, как назло, не начался дождь. Капюшон меня, как всегда, не спасал, и я в который раз проклинала осень. Ненавижу! А вот Малыш радовался дождю, как дитя малое, невольно заставляя задуматься. Вот что тут может нравиться?

Трэшен тоже не расстраивался, как ни в чем не бывало ехал немного впереди, и, казалось, намокшие волосы его нисколько не смущают. Я же только и мечтала, чтобы скорее приехать в Лапрам, принять горячую ванну, закутаться в одеяло с чашкой горячего молока и наслаждаться жизнью. Чем небось сейчас Рэн и занимался. Вот зря я его не послушала, совершенно не подумав, что ехать придется по такой непогоде.

— Ты чего такая надутая? — заметил мое настроение Трэшен, подъезжая чуть ближе.

— Солнца хочу! Вот где обещанная золотая осень? В Партэне было столько разговоров, что она будет теплой и сухой. Опять обманули. Сколько раз себе говорила не верить прорицателям.

— У нас в Темной империи всегда дожди, — безразлично ответил Трэшен.

— Да помню я, помню! — немного раздраженно отозвалась я. — Нам долго еще до Лапрама?

— Пару часов. Знаешь, меня очень удивляет, что кулон указывает туда. Почему так близко к Партэну? Странно.

— А мне откуда знать? — И только через минуту до меня дошло. — Подожди, ты хочешь сказать, что думаешь, я вру?

Я ощутила злость. Это же насколько он мне не доверяет? А ведь я правду сейчас говорю! Кулон действительно указывал на этот город.

— Нет, я действительно не могу понять мотивов Эшэра, — проговорил Трэшен, отрывая меня от мыслей. — Он же наверняка понимает, что за ним охотится вся Темная империя. Он предал владыку, выкрал артефакт. Возможно, ему тоже нужна ты? Поэтому он возле Партэна?

— Будешь сам разбираться с Эшэром. Вы оба меня достали! — раздраженно сказала я и, сжав бока Люси, обогнала полуэльфа.

И почему я злюсь? Ведь все как я хотела. Вновь еду с Трэшеном, не сижу в школе, так еще и Эшэра скоро встречу. На него у меня были особенные планы. Он оскорбил меня до глубины души. Сволочь!

Убрав со лба мокрую челку, я перешла на медленную рысцу. Кстати, я же забыла о главном! Директор, посылая меня сюда, сказал, что запишет это как специализацию, а значит, нечего прохлаждаться. Я должна вести учет мест, где проезжаю. Надо будет записать потом, что деревня Зарестье чистая. Даже удивительно. Обычно там, где нет ведьм и магов, любит порезвиться нечисть. Или она просто поняла, что в Зарестье им делать нечего? Мало того что деревушка бедная, так и людей не так уж много.

Я так задумалась, что даже не заметила Малыша, неожиданно выпрыгнувшего передо мной. Еще немного — и я бы просто из седла выпала! А кард с довольной мордой еще и хвостом вилял, продолжая стоять перед кобылой. И только присмотревшись, я поняла, что у него в лапах что-то зажато.

— Малыш, нельзя же так пугать! — выдохнула я, успокаиваясь.

— У него в зубах клэрк? — вопросительно посмотрел на меня Трэшен, поравнявшись со мной.

— Клэрк? — Я ахнула, понимая, что полуэльф прав. И где мой Малыш только достал его?

Я спешилась и медленно подошла к Малышу. Клэрк внешне чем-то похож на мелкого зайца, но это детеныши, а сами клэрки не уступают по размеру бурому медведю. У них большой шерстяной покров, вытянутые передние лапы с длинными когтями и чересчур короткие задние. Это для того, чтобы прыгать удобно было, ведь передвигаются они именно так. Вообще в лесах этот вид нечисти практически не встречается, так что я понятия не имела, откуда его притащил Малыш.

— Ну же, выплюнь бяку.

Малыш ни в какую не хотел отдавать свою испуганно пищащую добычу.

Цигх! Этот детеныш сейчас еще свою мамашу привлечет. Вот тогда будет не до веселья.

— Малыш, ты, конечно, молодец, но давай в следующий раз будешь приносить просто палочки. А? — ласковым голоском попросила я, пытаясь забрать клэрка. Однако Малыш упрямился, не желая отдавать зверька.

— Цигх! — выругалась я, когда сзади раздался шорох. И что же мне так везет все время на мамаш. Уже оборачиваясь, знала, что увижу, а точнее, кого. Так и оказалось. Сзади, скалясь, стоял крупных размеров клэрк. Но больше меня насторожила желтоватая слизь, сочившаяся из его пасти. Уж больно не хотелось, чтобы она оказалась на мне. И так хватило рассказов преподавателя о том, что эта слизь выжигает все, на что попадет. И сейчас, глядя на шипящий дымок в травке, куда капнула слюна клэрка, понимала, что преподаватели не преувеличивают, когда рассказывают боевым магам, что с ними может случиться при встрече с этим «чудным» созданием.

— Сэл, бери лошадей и уходи, — уверенно заявил Трэшен, оголяя меч. Я же только недовольно цокнула языком. Трэшен совершенно не изменился.

— Магу, проходящему специализацию, романтический герой не требуется, — надменно произнесла я, не собираясь никуда уходить. — Это моя работа, так что это ты уводи лошадей.

— Сэл.

— Трэшен! — Я уперла руки в бока.

— Сэл, но ведь кто-то должен быть умнее, — вздохнул полуэльф, на что я лишь пожала плечами. Это ко мне не относится. Ничего не знаю!

Я уже хотела было колко ответить, когда писк Малыша заставил испуганно обернуться. Пока мы были заняты спором, клэрк напал на карда. По размеру Малыш уступал клэрку, да и защиты у него еще пока не было: его шерсть не производила яд.

— Это ты виноват! — раздраженно крикнула я Трэшену и, не раздумывая, бросилась на помощь Малышу.

Однако подбежав, резко затормозила, чувствуя, как внутри все замерло от страха за Малыша. Я не могла использовать заклятие, оно ведь могло задеть карда. Цигх! Как же их разъединить, пока они друг друга не поубивали? Они крутились по земле черно-белым пятном, не давая возможности задеть кого-то одного из них.

— Малыш!

Однако он не отреагировал на мой зов, скрываясь с клэрком в кустах.

— Не волнуйся, — успокаивающе произнес Трэшен и с мечом в руке медленно зашел в кусты, откуда доносилась возня.

— Нет, не надо! — догадываясь, что хочет сделать полуэльф, крикнула я.

Мгновенно создала заклятие обездвиженности, вот только Трэшен предусмотрел это, легко отклонившись от моего удара. Следующие секунды, казалось, растянулись в бесконечность. Сердце замерло, я боялась даже взглянуть в сторону, где происходила схватка, ожидая самого худшего. Но все же, не в силах осознавать, что мой Малыш в опасности, со страхом повернула голову. Ничего не было видно, только слышно: писк и вой.

Боясь увидеть, что сделал Трэшен, я так и застыла, не решаясь подойти. Однако спокойный голос полуэльфа помог мне взять себя в руки. Та картина, что передо мной предстала, уж точно не могла появиться в моем воображении. По крайней мере, я такого никогда не видела.

Клэрк лежал на спине, тяжело дыша, рядом сидел Малыш, уткнувшись мордой в умирающего зверя. И что самое поразительное, Малыш скулил, как тогда, летом, после смерти своей мамы. Я же, глядя на эту картину, не могла поверить своим собственным глазам, а ведь они еще ни разу меня не подводили.

Медленным шагом я подошла к ним и осторожно опустилась рядом на корточки. Малыш тут же повернул голову и посмотрел таким взглядом, что мне захотелось от стыда провалиться сквозь землю. Что же я наделала?!

— Кажется, только что я совершила ужасную ошибку, — тихо прошептала я, положив руку на мягкую шерсть карда. — Прости меня, Малыш.

— Что ты имеешь в виду? — Ко мне сзади подошел Трэшен, так же, как и я, секунду назад недоуменно глядя на представшую картину.

— Малыш с ней играл! — немного раздраженно ответила я. — И даже больше, мне кажется, что она ему понравилась. Ты только посмотри на него, как он грустен.

— Карды разве могут выбирать себе другой вид для создания семьи? — удивленно спросил полуэльф.

— Не знаю, — чувствуя вину, ответила я.

Белоснежный клэрк еще дышал, однако очень тяжело. Вот сейчас я действительно жалела, что не имею дара исцеления. Неожиданно клэрк с трудом приподнял голову, и из-под его лап выполз тот маленький комок, который принес нам кард. Невольно мое сердце дрогнуло. Цигх! Как я могла так поступить? Клэрк и не думал нас трогать. Что-то мне подсказывало, что ему просто приглянулся Малыш. А теперь по моей вине была разрушена семья. Хотя почему по моей? Я осторожно взяла на руки совсем маленький белый комочек и обернулась к Трэшену с упреками:

— Кажется, все вновь повторяется! Ты опять оставил маленького без мамы! Да что у тебя за привычка такая?

— Сэл, это ты так шутишь? — неуверенно предположил полуэльф, однако, увидев в моих глазах злость, замолчал.

— Теперь понятно, почему у вас в Темной империи почти нет нечисти.

— Сэл, ты же маг. Хочешь сказать, что не собиралась его убить? Тебя ведь останавливало только то, что Малыш рядом и ты могла его задеть. А теперь, вместо того чтобы сказать «спасибо», ты смеешь мне что-то высказывать?

— Э-э… мм. — Я на миг даже покраснела, понимая, что Трэшен прав, но все равно упрямо продолжила: — Сравнил меня и себя! Мне всего восемнадцать. Я пока имею право совершать глупости, но тебе это непростительно. Ты владыка целой империи, наполовину дроу и тебе двести восемьдесят лет! А ты уже второй раз за наше знакомство оставил бедного пушистика одиноким.

— Пушистика? — Трэшен скептично поднял брови, глядя на клэрка в моих руках. — Ты хоть представляешь, что, если его слюна попадет тебе на руку, ты обожжешься?

— Ничего, он же еще маленький. Это не смертельно.

— Нельзя быть такой легкомысленной. Это может быть опасно. Нечисть — это не домашний зверек.

— Почему бы и нет?

— Только не говори, что ты хочешь и его взять с собой. Тебе карда мало?

— Кард меня скоро бросит. Ему больше трех месяцев, он начнет себе подыскивать пару. А как ты заметил — уже начал. Я и подумать не могла, что ему может понравиться клэрк. Во как! Оказывается, мы многого не знаем о том, что водится в голове у нечисти.

Кстати, надо будет это записать в отчет по работе. Думаю, Элоиза Ванэль очень удивится. Ведь на лекциях по нежитеведению она всегда говорила, что нечисть совокупляется лишь со своим видом, да и игры обычно у них происходят лишь между своими.

— Сэл, но ведь нельзя просто взять нечисть с собой, это не домашнее животное, — вновь повторил Трэшен, явно желая призвать меня к уму-разуму.

— Малыш против не был. К тому же мне будет одиноко, когда он уйдет. Должна же быть у меня хоть какая-то отрада. Парня-то нет, так заведу зверька.

— Клэрки опаснее кардов! — Мою шутку полуэльф не воспринял. — Если у Малыша шерсть пока безвредна и яд проявится только через пару недель или месяцев, то слюна клэрка изначально опасна.

— Я маг. Ты думаешь, меня это остановит? Да и вообще он очень маленький еще, его слюна ничего мне не сделает. Не могу же я оставить его одного в лесу. К тому же посмотри на Малыша. Он явно не захочет расставаться с ним. Глянь, кард до сих пор никак не отпустит маму клэрка, сидит рядом!

Проговорив все это, я позвала Малыша, вот только он даже и не думал подходить, лишь обиженно поднял на меня взгляд.

— Прости меня, я же не знала, что это ты так играл с ней, — уговаривала я Малыша, с каждой минутой понимая, как мы, маги, недооцениваем других существ, способных на проявления таких же чувств, как у нас.

— Не понимаю, как с твоей тягой к спасению братьев наших меньших ты не пошла на ветеринарного мага? — с плохо скрываемым ехидством поинтересовался Трэшен.

— Легко. Одно дело, когда у тебя маленький пушистый комочек живет пару месяцев, скрашивая дни, и другое — каждый день смотреть на больных и страдающих животных, да еще и лечить их. Помимо этого, у меня никогда не было дара исцеления. Как нам любили говорить, лекарем надо родиться. Мне же проще пускать огненные молнии и убивать нечисть, спасая простых жителей.

— Скажи честно, в детстве ты тоже всех тащила с улицы? — Я уловила в голосе Трэшена насмешку, но нисколько не обиделась, а даже, наоборот, с гордостью ответила:

— Конечно! Только сначала это были котики и собачки. Помню, на третьем курсе как-то случайно, в доме, где надо было поймать призрака, нашла домового и притащила к себе. Он был слаб, поэтому не слишком сопротивлялся. Вот только вскоре исчез, побыв у меня всего лишь пару дней.

Почему, я уточнять не стала. Честно признаться, он просто не смог жить в моем вечном беспорядке. Домовые, они же чистюли и любят, чтобы все было убрано. А у меня постоянно на столе и кровати еда валялась, я уже молчу про мусор.

— Домовой — это тебе не пушистый зверек, — недоуменно произнес Трэшен. — Но ты умудрилась даже его принести.

— А то! Но давай лучше не будем о моем детстве, боюсь, после некоторых подробностей, ты больше не будешь со мной общаться. Ты и сейчас здесь только потому, что тебе нужна моя помощь! — Последние слова я произнесла с обидой, что не укрылось от полуэльфа, который неожиданно тепло улыбнулся.

— Не только, я мог найти другой способ, дабы отыскать Эшэра с артефактом. Поверь, переступить через гордость нелегко.

— Это ты сейчас к чему? — Я даже подалась немного вперед, однако меня быстро опустили обратно на землю, жестоко обломив крылышки.

— Как ты сама сказала, тебе всего восемнадцать. Кто не совершал глупости в этом возрасте. Но думаю, ты это перерастешь и больше не будешь так безрассудно поступать.

— Это ты сейчас про Эшэра? Про наш договор. Но ведь я уже извинилась!

— Вот об этом я и говорю. Я надеюсь на то, что ты вернешь доверие к себе. По крайней мере, мне бы очень этого хотелось.

— Зачем? — помимо воли спросила я, желая услышать всего пару слов.

— Может, за тем, что я неравнодушен к тебе? — От его теплой улыбки у меня невольно подпрыгнуло сердце. Я видела, Трэшен хочет еще что-то сказать, но он лишь сжал губы и пошел к Вэйллу, даже забыв о нашем споре.

Я с маленьким клэрком села на Люси, которая одарила меня недовольным взглядом и покосилась на зверя в моих руках. Однако сейчас все мои мысли занимал Трэшен. Это так приятно, когда тебе говорят, что ты небезразлична. Интересно, а он еще помнит тот поцелуй? Боги, и о чем я только думаю? Это совершенно на меня не похоже.

— Малыш, пошли! — позвала я карда и, пришпорив Люси, поехала за Трэшеном, размышляя над тем, как это самое доверие вернуть.

* * *

В Лапрам мы въехали только следующим вечером. И как назло, стоило нам попасть в город, и погода изменилась в лучшую сторону. Дождь прекратился, ветер утихомирился, и даже на пару мгновений показалось солнце.

Уже вечерело, поэтому солнышко порадовало нас недолго, зато какие цвета смешались в небе — красный, желтый, голубой и синий.

В Лапраме я была впервые, поэтому, проезжая по центральной дороге, с интересом осматривалась. Небольшой, но красивый город: старые дома с маленькими окошками, на первых этажах — разнообразные витрины магазинов и цветочные лавки; чистые узенькие улочки, на каждом шагу скамейка. В общем, очень мило и аккуратно.

Встречающиеся люди одеты небогато, но зато у всех счастливые улыбки. И это меня сильно удивило — впервые вижу таких доброжелательных жителей. Они улыбались другим прохожим и со всеми здоровались. Мне было даже как-то неловко. В Партэне все такие напыщенные или обиженные ходят.

Проехав центральную площадь, на которой стояла мраморная статуя молодой беременной женщины, мы нашли городскую конюшню. Трэшен ставил Вейлла и Люси в конюшню, а я с кардом и клэрком на руках ждала его возле низенького дома. Скучающе глядя по сторонам, заметила небольшую дощечку с объявлениями, одно из которых меня привлекло. В нем было написано, что во дворце короля Вартана ровно через неделю устраивается бал в честь дня рождения его жены.

Хм, насколько я помнила, он только недавно уже что-то праздновал. Наш король любил устраивать балы, для него лишь бы повод был. Вот только попасть туда могли не все. И я не относилась к этой категории людей.

Однако король в прошлом году сделал подарок жителям своего государства и огласил новый закон — даже бедному разрешалось прийти на празднество, при условии, что он сделал полезное для страны. Также король поощрял студентов, которые не имели возможности побывать на балу. Их пускали в том случае, если они получали высокую стипендию. Только вот мест было всего два, и я никогда не попадала. Не знаю даже, хорошо это или нет, ведь такие празднества меня никогда не интересовали, потому я не расстраивалась. А сейчас мне бы очень хотелось побывать там.

Из моих знакомых балы посещала только Ритка, моя однокурсница из другого потока. Ее родители очень богатые, да и она зациклена на моде. Это и неудивительно, если ее мечта — выйти за графа. Никогда не понимала, зачем она пошла в маги. Училась не ахти, все ее мысли были заняты журналами и парнями. Хотя объяснение все же имелось — к нам в школу ее всунули родители. Ведь небольшой дар у нее есть, а наша школа одна из самых престижных в Вартане.

— Бал? — Ко мне неслышно подошел Трэшен. — Хочешь пойти?

— Аха-ха, — саркастично отозвалась я. — Я и бал — две несовместимые вещи. К тому же смотреть на постные лица дворян желания нет.

Ладно, я немного врала или не немного… Раньше меня останавливала лишь стоимость билета, сейчас же, когда у меня есть деньги, я все равно нахожу отговорку. Первое — нет кавалера, второе — с моей внешностью он мне и не светит, а стоять у стеночки меня не слишком привлекает. Ведь на балы ходят как раз для знакомств и танцев. И, конечно же, послушать первые сплетни о том, что творится во дворце и окружении его величества.

— А ты была когда-нибудь на балу? — поинтересовался полуэльф.

— Нет. А ты?

— Давно когда-то, еще отец был жив. В Темной империи балы проводятся очень редко, особенно теперь, после того как на трон взошел мой брат. Разве что приходят приглашения владыке от других стран.

— Чем больше узнаю об империи дроу, тем меньше хочу там побывать.

— Ладно, вернемся к делу. Что тебе подсказывает твой кулон? Эшэр здесь?

— Да, — уверенно заявила я. — Я проверила, еще когда мы только въехали в Лапрам.

— Отлично, — довольно произнес Трэшен, закинув сумку на плечо. — Пока остановимся в местной гостинице.

— Я голодная, — прямо сообщила я, сняв свою поклажу и протянув Трэшену. — Ты иди снимать нам номер, а я тут недалеко видела таверну. Заодно что-нибудь узнаю.

На удивление, Трэшен сразу согласился, уже даже развернулся и пошел в сторону домов, когда я его остановила:

— Ах да! И Пушистика возьми, а то народ пугать не очень хочется.

— Пушистика? — приподняв одну бровь, поинтересовался Трэшен, беря из моих рук маленького клэрка. — Что же он тебе такого сделал?

— Мое животное, как хочу, так и называю. — У меня было желание показать язык, но я удержалась, потому что как раз рядом проходила пожилая женщина. Надо же, расту в собственных глазах. — Могу и тебе прозвище дать. Так… э…

— Ладно, я пошел, — быстро протараторил Трэшен, ретировавшись в сторону гостиницы. И правильно, я бы тоже постаралась быстрее смыться.

— Малыш, иди с этим несносным полуэльфом, — шепнула я карду и, удостоверившись, что он меня послушал, пошла в местную таверну.

В ней оказалось очень душно, да еще и полно народу. Яблоку негде было упасть. Впрочем, я нашла себе место за крайним столиком у окна.

Сняла куртку и повесила на стул, после оглянулась, пытаясь отыскать взглядом официантку. От стоящих здесь запахов я только больше есть захотела. Даже курево не могло перебить аромат жареного мяса.

— Что вы будете? — Ко мне подошла немного полноватая женщина в свободном платье с о-о-очень глубоким декольте, я невольно позавидовала ее третьему размеру.

— Мясо в горшочке, жареную картошку, чашку куриного бульона, овощной салат, — начала диктовать я женщине, загибая пальцы.

Официантка с равнодушием записывала все это в небольшой блокнотик, явно привыкнув и не к таким большим заказам. — И кружку эля.

— Скоро будет готово, — все так же безразлично ответила женщина.

— Сочувствую твоему будущему мужу. С таким аппетитом он быстро разорится. — Рядом раздался насмешливый знакомый голос.

— Я не собираюсь менять наслаждение от еды на какого-то мужика, который будет мной командовать, — холодно ответила я, обернувшись и встретившись взглядом с фиалковыми глазами темного эльфа. — Эшэр?! — Я даже дар речи потеряла.

— И я рад тебя видеть, — усмехнулся беловолосый дроу, присев ко мне за столик.

— Я вообще-то тебя не приглашала, — отмерев, заметила я, но его это нисколько не смутило.

Зато в следующий миг в моей голове всплыла интересная картинка — вот я ломаю стол об голову дроу, а после с упоением закапываю хладный труп.

— Ого, как ты меня рада видеть! — Он подпер щеку рукой, насмешливо сощурив глаза. — Слишком трудоемко, я бы не стал тратить силы, чтобы выкопать яму.

— Не смей читать мои мысли! — Невольно на кончиках пальцев у меня заискрились огоньки. — Ты вытер об меня ноги, как об какую-то половую тряпку! Из-за тебя я поссорилась с Трэшеном! Гад! — Я еле удерживалась, чтобы не пустить огненный шар: ему повезло, что здесь уж больно много свидетелей. — Сволочь!

— Сколько эпитетов. Хм, всегда приятно, когда о тебе такого высокого мнения. Но, кстати, прошу заметить, что я ни об кого не вытирал ноги. У нас был договор, и я его выполнил. Не мои проблемы, что ты не посвятила в это Трэшена.

— Что тебе от меня надо? — уже более-менее успокоившись, поинтересовалась я. — У тебя есть артефакт. Зачем ты сюда пришел?

— У-у-у, сколько вопросов, — улыбнулся дроу, подняв взгляд на подошедшую с моим заказом официантку.

Пока женщина выставляла еду на стол, Эшэр молчал. И только после того как она ушла, вновь продолжил уже более тихим голосом:

— А ты разве не знаешь, что распоряжаться артефактом может только хранительница анэл. Кем и являешься ты.

Невольно в моей памяти всплыли картины из моего летнего приключения. Яркий свет, обжигающее тепло и тихий шепот:

«Артефакт силы должен служить добру. Если им воспользуется зло, может погибнуть много невинных жизней, перед тем как уничтожится сам мир. Только истинная хранительница анэл найдет артефакт, и только она сможет его вновь скрыть от чужого взгляда. Она имеет право распоряжаться даром магов, ведь только ей дана сила хранить артефакт силы. Лишь она сможет остановить могущественную силу созданного артефакта…»

— Значит, я опять тебе нужна? — не скрывая самодовольства, произнесла я, возвращаясь из воспоминаний.

— Да, — не стал отрицать Эшэр.

— Что, не работает артефакт? — Я издевательски усмехнулась, указывая на эльфа вилкой.

— Не издевайся! — неожиданно яростно прошипел дроу, хватая меня за руку. — Мне не до шуток.

— Отпусти, мне больно, — спокойно произнесла я.

На удивление, Эшэр тут же выпустил мою руку, на которой мгновенно стали проявляться красные следы от его пальцев.

— Активировать артефакт можешь только ты, — все так же со злостью проговорил дроу. — И мне ничего не стоит тебя заставить.

— Как быстро мы меняем настроение, — безразлично пробурчала я, наконец принявшись за еду. — Я не боюсь тебя. И, кстати, ты как бы в розыске. За тобой гонится вся Темная империя, а ты так спокойно посиживаешь в кабаке?

— Я знаю, что ты здесь не одна, — улыбнулся Эшэр. — И поверь, я могу сделать так, что ты даже не выйдешь отсюда.

— Хватит меня запугивать! — Я начала чувствовать раздражение. — Ты же пришел сюда не для этого.

Я с наслаждением макнула кусочек хлебушка в соус от мяса. Мм… Здесь очень вкусно готовят.

— Я и не запугиваю, только предупреждаю. Знаешь, я не так представлял нашу встречу. Думал, мы спокойно поговорим и придем к общему решению, но получается, что ошибся.

Я не слишком вникала в то, что говорил Эшэр, продолжая свой ужин. Чего он так возмущается, если обиженная сторона здесь я?! Следующая реплика дроу напомнила мне, что в его присутствии лучше следить за своими мыслями.

— Заплаченная мной сумма должна была все компенсировать. Так что, обижайся или нет, моральный ущерб восстановлен, — насмешливо проговорил Эшэр и уже в следующую секунду продолжил совершенно другим, серьезным тоном: — У меня к тебе есть предложение, от которого ты не откажешься.

Я хотела уже вставить свои два золотых, но дроу прекрасно это понял и отрицательно мотнул головой, продолжая речь:

— Ты поможешь мне активировать артефакт, взамен я дам тебе все, что ты только пожелаешь.

— Ого, даже так! — Невольно я даже перестала трапезничать, предаваясь мечтам. Мое воображение тут же нарисовало меня на солнечном пляже, где-то за морем близ собственного особняка. Вокруг множество молодых людей, желающих намазать мою спинку кремом для загара.

— Пожалуйста, лиши меня такого счастья, — скривившись, попросил Эшэр, увидев все мои мысли. — Моя хрупкая душа этого не вынесет.

— Что, правда — все, что захочу?

— Да.

И почему я такая жадная? Но если подумать, я смогу иметь все, что пожелаю, и даже кого…

— И как же ты намерен выполнить мои желания?

— Артефакт позволит мне завладеть Темной империей. Я еще тогда тебе говорил, что меня интересует власть. Став новым владыкой, я могу дать тебе все и даже больше.

— Что ты имеешь в виду? — Я заинтересованно подалась вперед, забыв о картошке и салате.

— Во дворце владыки хранится запечатанное кольцо, которое содержит в себе джинна.

— Джинна?! Не смеши! — Я опешила, не поверив собственным ушам. — Нам всегда говорили, что они давно уничтожены.

Более того, джинны — это чаще всего злые духи, которые перекрутят истинное желание, после чего ты будешь жалеть, что загадал его.

— Не веришь мне, спроси у своего любимчика. Думаю, Трэшен тоже о нем наслышан.

— Хорошо, допустим, ты не врешь. — Я задумалась, пытаясь найти в его словах подвох. — Так почему не попросишь джинна выполнить твое желание стать владыкой?

Эшэр недовольно поджал губы. Из-за чего я пришла к выводу — он ожидал этого вопроса, но явно надеялся, что я его не озвучу.

— Потому что не все так легко! Джинн не может сделать меня владыкой. — Тут он неожиданно улыбнулся. — Зато дать уйму денег — легко; женихов — пожалуйста; престиж — запросто.

Цигх! Тяжело оставаться равнодушной, когда тебе такое предлагают. И пусть говорят, что джинны злые.

— Так не оставайся, — как обычно, легко прочел мои мысли дроу. — Я отдам тебе кольцо джинна, и ты сможешь стать его хозяйкой.

— И где здесь подвох?

— Нигде, мне просто артефакт важнее какого-то джинна. Впрочем, что я тебе говорю. Ты же учишься в Школе магии и целительства, вспомни, что вы проходили про джиннов, раз мне не доверяешь. Я не причиню тебе вреда, еще и вознагражу.

Главное, что нам говорили про джиннов, — их не существует в наше время. Это раньше они были очень популярны среди великих магов, королей, повелителей и т. д. Низшие слои населения таким похвастаться не могли.

— Допустим, согласна, и что дальше? Ты предлагаешь мне опять предать Трэшена? Между прочим, и ему я тоже обещала помочь.

— Думаю, что бы он ни предложил, джинн стоит большего, — надменно проговорил Эшэр, отчего я почувствовала себя последней сволочью. Вот как, и он считает меня всего лишь ведьмой, ищущей свою выгоду?!

— А разве нет?

Я промолчала, чувствуя себя паршиво. Конечно, а что еще он может думать, если учесть мое летнее поведение. Их винить не в чем. Да и что отрицать, я действительно падкая на деньги. Но я хочу меняться. И вообще, после того летнего прощания с полуэльфом пообещала себе стать другой.

— Кто тебе мешает меняться с джинном? Лишним он не будет. А там уже можешь пожелать то, что так тебя мучает. — Дроу насмешливо ухмыльнулся. — Например, чтобы Трэшен стал тебе доверять.

— Перестань! Это личное! И если я соглашусь с тобой работать, обязательно приобрету корень сапожника, чтобы ты не читал мои мысли!

— Сколько раз объяснять, я не читаю мысли, ты не открытая книга! Это все бессмысленно. Вы, людишки, думаете так, и переубеждать я не намерен.

— А почему ты думаешь, что я не могу попросить джинна у Трэшена? Зачем мне помогать тебе?

— Неужели ты действительно считаешь, если бы Трэшен мог тебе его дать, я бы пришел с таким предложением? Сэл, это кольцо давно утрачено в империи.

— Утрачено? Случайно не с твоей помощью? И как же твои слова о том, что джинн хранится во дворце владыки?

— Ты сама ответила на свой вопрос. Так что решать тебе.

А ведь он прав! Я могу попросить джинна вернуть доверие Трэшена или чтобы он был рядом. Какая тогда будет разница, кто стоит у трона Темной империи: Грэлиан, Эшэр или Трэшен!

— Я согласна!

— Молодец, — довольно проговорил Эшэр. — Я был уверен, что ты не откажешься, моя маленькая аферистка.

— Но как быть с моим спутником? — Его последнее замечание нисколько меня не обидело. — Он же ищет тебя и хочет забрать артефакт.

— Это тоже легко решается. Лучше, чтобы он был под боком. Просто обмани его и все. Ты же ведьма. Скажи, что ты меня нашла, и приведи его завтра рано утром к четырнадцатому дому на Оревской.

— Оревской? — переспросила я, не имея понятия, где она находится.

— Улица начинается недалеко от центральной площади за проулком, — с готовностью объяснил Эшэр. — Там сразу и заключим наш новый договор.

Дроу подмигнул мне и медленно встал из-за стола. Я вернулась к уже давно остывшему ужину, думая над разговором. Все вновь повторяется, но теперь я буду умнее. Второй раз на одни и те же самые грабли не наступлю! Джинн? Ха! Даже если это правда, я пообещала себе, что буду меняться! А значит, не должна соглашаться на его предложение, каким бы заманчивым оно ни было.

Доев остывшую картошку и салат, быстро выпила кружку эля и, оставив деньги, ушла. На улице еще больше стемнело и похолодало. Сжавшись от пронизывающего осеннего ветра, потопала по главной улице к городской гостинице, где меня должен был ждать Трэшен. Всю дорогу меня не покидали слова Эшэра. В голову лезли алчные мысли о джинне и его возможностях. И как я ни старалась выбросить их из головы, ничего не помогало.

Одно хорошо — кулон меня не подвел и Эшэр действительно оказался здесь.

* * *

Я сидела на кровати и гладила заснувших рядом Малыша и Пушистика. За окном вовсю лил дождь, навевая тоску. В углу комнаты с потолка стекала вода, образовывая лужу. Сначала я хотела пойти ругаться по этому поводу, но Трэшен меня остановил. Все-таки он прав, мы ведь остановились здесь всего на пару суток, и взяли с нас немного.

Кстати, полуэльф сидел напротив меня в мягком кресле с высокой спинкой, отделанной алой бархатной тканью.

Я рассказывала ему о разговоре с Эшэром в трактире. Трэшен молчал и внимательно слушал. Лишь только когда закончила, он невозмутимо спросил:

— Почему ты все это мне рассказала?

Его вопрос удивил и задел мое самолюбие. Я ведь рассчитывала на совершенно другую реакцию.

— Ведь ты могла завладеть джинном. Если вы заключите договор, он не сможет его не выполнить.

— А что, у вас и правда есть джинн? — удивленно спросила я. Ведь решившись все ему рассказать, убедила себя, что Эшэр врет. Так просто легче, да и соблазна меньше.

— Да, — пренебрежительно ответил полуэльф. — У моего отца действительно было кольцо джинна, которое давно пропало из подземелья Темной империи.

— Ясно. — Я постаралась ответить с безразличием, но обмануть саму себя куда сложнее. — Мне все равно, есть ли джинн. Я хочу, чтобы ты мне верил, поэтому все честно рассказала. Я больше не повторю своих ошибок.

— Значит, я был не прав, — счастливо проговорил Трэшен и неожиданно искренне улыбнулся. — Я не ожидал от тебя такого. Ведь джинн — это такая редкость, а сколько предоставляет возможностей!

— Честное слово, ты тугодум! — Я не выдержала. — Девушка признается, что ради тебя отказывается от своих желаний и полностью доверяет, а ты ей про джинна! Ты что, правда ничего не понимаешь?

Я обиженно закусила губу, чтобы не наговорить гадостей. Впервые говорю кому-то такие слова, а обиднее всего — Трэшен и не понимает, что нравится мне. Может, это моя первая любовь, а он ведет себя как чурбан бесчувственный! Неужели я такая страшная? Тогда зачем он меня целовал? Цигх! И почему я опять это вспоминаю.

— Сэл, — тихо позвал Трэшен, но я даже не взглянула на него, уставившись на черную шерстку карда. — Сэл, — вновь повторил полуэльф, присаживаясь со мной рядом. — Сэл, посмотри на меня.

— А чего я там не видела?! Среднестатистический, обычный эльф, — раздраженно ответила, продолжая гладить карда. — Малыш куда симпатичнее.

— Твой поступок значит для меня многое, — серьезно начал Трэшен после моего тихого смешка. — Еще летом ты затронула мое сердце. Мягкая улыбка, веснушки, глаза, которые меняют цвет в зависимости от настроения. Чаще они у тебя янтарные, и только когда злишься — карие. С тобой все забывается. Ты заражаешь все вокруг радостью. Ты вредная, упрямая маленькая ведьма и все равно нравишься мне. Даже несмотря на то, что тогда произошло, я не мог забыть тебя.

— Что на тебя нашло? — Я была приятно удивлена.

— Я пытался обмануть самого себя, на самом деле мне хотелось верить в то, что ты не такая. И сейчас ты это доказала.

— Скажи, ты тайком читаешь любовные романы в мягкой обложке? — еле сдерживая смех, спросила я. Нет, мне была приятна эта душещипательная речь. Ее ведь можно посчитать признанием в любви, как это делают рыцари для своих дам, но я же не принцесса.

— Ребенок, — ласково шепнул Трэшен и неожиданно наклонился ко мне. Мне только стоило взглянуть в его желтые глаза, как мое сердце застучало быстрее.

Теплые губы Трэшена накрыли мои, заставляя вспомнить тот поцелуй в пещере. Внутри словно все запело! Я невольно замерла, желая, чтобы этот миг никогда не заканчивался. Это во сто крат лучше всех исполненных желаний джинна!

— Ты и сейчас скажешь, что я бесчувственный чурбан? — с мягкой улыбкой поинтересовался полуэльф.

— Да! — Я отвернулась, чувствуя, как пылают щеки. — И вообще, сам же сказал, что я ребенок, тогда ты растлитель малолетних, раз пристаешь!

— Сэл, только ты способна испортить самый романтичный момент, — немного разочарованно произнес Трэшен, совершенно никак не реагируя на мои колкие замечания. — Но это неважно, знай — я неравнодушен к тебе.

— Это тоже признание в любви? — Я тут же заинтересованно посмотрела на полуэльфа.

— Можно и так сказать, — неожиданно рассмеялся Трэшен, что-то доставая из кармана.

— Что это? — удивленно спросила я, приняв от полуэльфа небольшой листок бумаги. Развернув, я быстро пробежала глазами. Это было приглашение на бал. Не может быть?!

— Я помню, ты говорила, что не любишь их. Однако надеюсь, ты не откажешься составить мне пару? — Трэшен улыбнулся и, видя мое замешательство, быстро добавил:

— Там очень вкусные пирожные!

— Знаешь, как соблазнить. Кто ж откажется от сладкого.

Впрочем, это было лишним. На самом деле я была очень рада, но показывать этого не спешила. Вдруг это все окажется сном? Поцелуй, его слова, этот подарок? Все так неожиданно, и вряд ли причина только в том, что я ему рассказала о предложении Эшэра. Ведь билет он купил заранее. Так, Сэл, с каких это пор ты стала паникершей? Наслаждайся моментом и не задумывайся над пустяками! Как любит говорить сестра — живем ведь один раз.

— Ладно, уже поздно, — неожиданно произнес полуэльф и медленно поднялся. — Выспись, завтра рано вставать.

— Так что, все же пойдешь к Эшэру?

— Конечно, но удача будет на нашей стороне, ведь он не знает, что ты все мне рассказала. — Сказав это, Трэшен направился к двери и уже у выхода лишь на секунду обернулся:

— Спокойной ночи, Сэл.

Когда за ним закрылась дверь, я упала на мягкие подушки, закрыла глаза и, продолжая сжимать в руке приглашение, победно улыбнулась. Я совершенно забыла об Эшэре, не переставая думать о полуэльфе. Это мой шанс! Я должна красиво выглядеть на балу, чтобы Трэшен увидел во мне девушку! И я этого добьюсь. Все-таки желания имеют свойство исполняться и без помощи джиннов.

Невольно перед глазами стали всплывать картины: огромный зал, множество гостей, изысканные наряды. Ко мне медленно подходит Трэшен в элегантном костюме и, кланяясь, протягивает руку, приглашая на медленный танец…

Тот момент, когда мои грезы переросли в крепкий сон, пропустила. Но я бы многое отдала, чтобы снившиеся в эту ночь сны не заканчивались, а главное — стали реальностью.

* * *

Полуэльф поднял меня с самого утра. Удивленно заметив, что я так и заснула со своими животными, не переодевшись, я пришла к выводу, что вид у меня сейчас не самый лучший. Трэшена, по-моему, это нисколько не смутило. Распахнув шторы и впустив солнечные лучи в комнату, он с улыбкой юного садиста объявил, что уже пора вставать. Полуэльф мне даже позавтракать не дал! Все, что я успела, — это умыться, переодеться и впопыхах собраться.

— Знаешь, вчера ты мне нравился намного больше, — недовольно пробурчала я, натягивая сумку и беря на руки сонного Пушистика. — Не хочешь опять надеть маску благородного рыцаря?

— Прости, Сэл, но ведь ты сама сказала, что Эшэр будет ждать утром на Оревской, четырнадцать.

— Ладно-ладно, иду. — Не сдержав зевка, пошла за полуэльфом, Малыша позвала с собой.

Все равно не понимаю, зачем меня так рано надо было будить? Мог и сам пойти к Эшэру, не мне же артефакт нужен! Однако я была настолько сонной, что мне было лень все это вслух говорить. Я просто продолжала плестись за Трэшеном, не обращая внимания на окружающий мир.

— Пойми, я не мог прийти один, — словно догадавшись о моих мыслях, проговорил полуэльф. — Эшэр не должен знать, что ты все мне рассказала. Нам выгодно сделать так, чтобы он думал, будто ты согласна на его условия.

— Знаешь, это немного трудновато, если учесть, что он читает мои мысли.

— Я об этом позаботился. — Трэшен неожиданно достал из сумки флягу и протянул мне. — Здесь отвар из корня сапожника.

— О, спасибо!

Даже моя злость по поводу раннего подъема исчезла. Я немного отпила отвар, ощутив сладковатый вкус трав.

На улице потеплело, и даже вышло солнышко, которого не было несколько дней. Наконец-то! Да-а, в этом году осень уж слишком дождливая.

Ускорив шаг, я поравнялась с полуэльфом. Мы шли по центральной дороге, где никого не было. И правильно! Порядочные жители спят в такую рань. Почти везде еще закрыты ставни, и только в некоторых домах их открывали проснувшиеся хозяйки.

Опустив взгляд на каменную кладку, я вновь вспомнила слова Эшэра. Что он имел в виду, говоря, что врага лучше держать под боком? Да и что задумал Трэшен, я не знала.

— Слушай, а мне такой сон приснился! — с восторгом произнесла я, нарушая тишину и тем самым пытаясь отвлечься от этих мыслей.

— Какой? — скорее из вежливости поинтересовался Трэшен.

— Про бал. Мы с тобой танцевали почти всю ночь, пока не затихла музыка, и ты… — Тут я запнулась, не зная, стоит ли говорить.

— Что я?

— Э… предложил мне отдохнуть, — соврала я. Не буду же я рассказывать буйную эротическую игру своего воображения, где он меня страстно целовал и обнимал. А ведь еще немного — и сболтнула бы лишнего.

— Мы пришли, — прервал мои размышления полуэльф, останавливаясь перед невысоким двухэтажным домом.

— И что теперь?

— Как мы договаривались, — улыбнулся Трэшен. — Скажешь Эшэру, что согласна.

— Но…

Однако он не дал мне договорить, мягко беря за руку и ведя к крыльцу. Ну и ладно. Полуэльф сам знает, что делает, я ему доверяю.

Трэшен уже протянул руку, чтобы взять кольцо и постучать по входной двери, когда она сама медленно отворилась, гостеприимно приглашая нас в дом.

— Подожди!

Неожиданный возглас Трэшена прозвучал слишком поздно, так как я уже зашла. Да и чего здесь можно остерегаться? Не думаю, что это опасно. Эшэру ведь нужна моя помощь, значит, могу быть уверенной, что он ничего мне не сделает.

В доме оказалось тепло и светло. Длинный коридор вел на второй этаж, а по бокам были распахнутые двери. Я уже хотела войти в одну из комнат, когда Трэшен остановил меня.

— Что? — Я раздраженно обернулась.

— Не спеши, мало ли что он задумал!

— Хватит там переговариваться, проходите в первую гостиную. — Справа из открытой двери раздался знакомый насмешливый голос. — Я уже заждался вас.

Я уверенно свернула направо и зашла в просторную комнату. Обстановка здесь была роскошной — в камине горел огонь, по бокам стояли старинные и явно дорогие вазы, два мягких кресла, а посередине низкий пуфик с книгой. У дальней стены под окном с шикарными светлыми шторами находился длинный диван в цвет креслам. Именно на нем вальяжно полусидел Эшэр, закинув ногу за ногу и держа в одной руке бокал. Дроу, как всегда, находит и берет только самое лучшее.

— О, я рад вас видеть! — Его губы растянулись в довольной улыбке. — Вина?

— К чему весь этот спектакль? — холодно осведомился Трэшен, продолжая стоять возле дверей.

Я, в отличие от полуэльфа, нагло подошла к ближайшему креслу и плюхнулась на него, не чувствуя стыда.

— Спектакль? — искренне изумился Эшэр. — Что ты?! Всего лишь поговорить хочу.

— Так чего ты ждешь? Говори!

— Мы в плохом настроении? — усмехнулся Эшэр и неожиданно обернулся ко мне: — Сэл, что же ты его не подготовила?

— К чему? — Я гневно сложила руки на груди.

Внезапно Эшэр замолчал, глядя на меня, а потом вновь перевел взгляд в сторону Трэшена.

— Интересно, а Сэл не уточнила, что это я к ней пришел?

— Ты? — Трэшен так подлинно удивился, что даже я поверила ему. Хорошо, что дроу теперь не может читать мои мысли, иначе бы сразу догадался об обмане.

— Подробности потом, а сейчас вернемся к тебе. — В голосе Эшэра и следа не осталось от ехидства. — Раз твой братец без сил, новый владыка ты. И надо же, вы даже переступили через свою гордость и обратились за помощью к в предательнице?

— Эй! Попрошу без оскорблений!

— Ах да, прости, маленькая аферисточка.

— Хватит меня так называть!

— Думаю, это пустой разговор, — холодно произнес Трэшен. — В любом случае сейчас меня интересуешь только ты. Где артефакт?

— Так я тебе и скажу, чтобы ты меня отправил в темницу. Мне нужна хоть небольшая гарантия безопасности.

— А мне и не надо знать, ты ведь должен понимать, что Сэл найдет артефакт и без твоей помощи. Так что подумай хорошо, стоит ли вредить самому себе еще больше?

— Даже и не думал, просто хотел предложить тебе сделку.

— Ты веришь, что я соглашусь?

— А тебе ничего другого просто не останется.

Сидя в кресле и слушая их разговор, я все больше убеждалась в том, что явно лишняя здесь. Однако мне было любопытно, и я продолжала наблюдать за эльфами.

— О чем ты? — Трэшен изумленно посмотрел на усмехающегося дроу.

— Единственный, кто действительно может управлять артефактом, сейчас сидит в кресле и скучает.

О, обо мне вспомнили.

— Так вот, возможно, ты и найдешь без меня артефакт, но есть маленькая проблемка. — Он гаденько улыбнулся. — Я окружил его собственным защитным полем, которое никто не сможет открыть, и даже Сэл.

— И какую же ты тогда хочешь заключить сделку?

— Чтобы всем было хорошо. Нам обоим нужна Сэл, без нее артефакт ничто. Но и я необходим вам, без меня вы не подберетесь к перстню. И даже после моей смерти магия, защищающая его, будет действовать.

— Хорошо, допустим, у меня есть мотив согласиться. Но для чего тебе идти со мной? Почему бы просто не привлечь на свою сторону Сэл и не сбежать с ней? Зачем предлагать мне сделку?

— Вот мы и пришли к главному. Ответ прост. Я не хочу иметь врага в твоем лице. Ты не такой, как Грэлиан, и, думаю, с тобой договориться куда легче. Сам посмотри, эльфы нерадостно воспринимают полукровок. Даже если ты укрепишь свою власть, будут те, кто за чистоту крови.

— И ты предлагаешь себя? — спросил полуэльф, удивленный наглостью Эшэра.

— Нет, я говорю о том, что сила артефакта заставит всех дроу подчиниться тебе, несмотря на то, что твоя мать — человек. Я мог бы быть твоей правой рукой. Скажем так, моя помощь взамен на это место.

— Мне не нужна сила артефакта, я желаю уничтожить перстень.

Эшэр недоверчиво фыркнул, но спорить или возражать не стал и продолжил:

— Жаль, но это ваше право, владыка. Я лишь хочу вам верно служить и стать правой рукой.

Теперь была моя очередь фыркать, но я сдержалась, желая узнать, чем же все это закончится.

— То есть сотрудничество?

— Да. — Эшэр неожиданно восторженно улыбнулся.

— Это что же, вы не хотите друг друга убить? — Я разочарованно посмотрела на них. Но ведь так неинтересно! — И ты что, согласишься? — Я с удивлением посмотрела на Трэшена. — Думаешь, я не смогу справиться с его защитой?

Полуэльф не ответил на мои вопросы, повернувшись к Эшэру.

— Хорошо, согласен, — спокойно произнес полуэльф, загоняя меня еще больше в тупик.

Слушая их, я совершенно не понимала, что они задумали. Допустим, Трэшен не может снять магию Эшэра. Ведь у каждого дроу сила особенная. Но зачем Эшэру его с собой тащить? Он же хочет власти. И так просто согласен быть правой рукой? Ведь понимает, что я уничтожу артефакт. Или он верит в то, что я выполню наш договор? Наивный! Я ни за что не предам во второй раз полуэльфа.

— Вот видишь, Сэл, а ты переживала. Трэшен с нами, — подмигнул мне дроу. — Каждый получит то, чего он хочет.

— А где гарантии? — Я переводила взгляд с одного на другого.

— Боишься, что обману? — Эшэр рассмеялся, но я промолчала. — Заключим договор, который просто невозможно будет нарушить. Помнишь такой?

Трэшен, ничего не сказав, неожиданно прошел в центр комнаты и, достав небольшой кинжал, протянул руку со словами:

— Пусть будет так.

Я с неохотой поднялась с кресла и подошла к Трэшену, после протянула ему руку, то же самое проделал Эшэр. Когда острый металл прикоснулся к моей ладони, я невольно зажмурилась, ощутив лишь легкий укол. Открыв один глаз, я наблюдала, как Трэшен сделал надрез у себя и у Эшэра. Потом мы втроем сжали руки, и первым заговорил полуэльф.

— Все, кто сейчас находится в этой комнате, заключат договор, который гарантирует безопасность каждого.

Моя рука начала немного побаливать под крепким сжатием обоих эльфов, но я продолжала терпеть, слушая слова Трэшена:

— Так же втроем мы станем перед артефактом, и каждый будет помнить, что не сможет нарушить данный уговор.

— Я, Эшэр рэ Орисс, обязуюсь снять свою защиту.

— Я, Сэллира Эйд, обязуюсь уничтожить артефакт.

— Я, Трэшен Тор Ориэстэн Шерт, обязуюсь не причинять вред Эшэру рэ Ориссу и назначить его на место своего советника в Темной империи.

Яркий свет окружил наши руки, а потом быстро потух, говоря о том, что договор заключен.

Мы тут же разжали руки. Первым заговорил Эшэр, сжав ладонь в кулак, тем самым пытаясь немного унять капающую с руки кровь.

— Отлично, раз мы все решили, выезжаем прямо сейчас. Нам надо поехать через Эссит, оттуда недалеко до артефакта.

Значит, он все-таки его спрятал. И чего я ожидала? Не будет же он постоянно с собой кольцо таскать.

— Хорошо, но поедем в Эссит через Лассан, — неожиданно предложил Трэшен.

Эшэр не стал спорить, согласно кивнув головой.

— Встречаемся через пару минут у ворот, — холодно произнес полуэльф и первым вышел из комнаты. Я уже собралась пойти за ним, когда уверенный голос Эшэра меня остановил.

— Насчет нашего уговора я помню. Ты получишь джинна, просто активируй артефакт и передай силу мне, как мы договорились.

— Но как? Я ведь только что поклялась его уничтожить!

— Сэл, не будь наивной девочкой. Каждый договор можно обойти. К тому же над этим я постарался особенно тщательно, чтобы потом лазейки были.

— Что ты имеешь в виду?

— Неважно, — отмахнулся дроу, явно не собираясь вдаваться в подробности. — Просто помни о нашей сделке: ты передашь силу артефакта мне, и все.

Мечтай!

— Между прочим, из-за тебя Трэшен вновь мне не верит! — солгала я. Пусть думает, что я действительно действую заодно с ним, словно мне нужен его джинн. Ладно, конечно же, отказаться от такого предложения сложно. Но доверие Трэшена куда важнее!

— Это твои проблемы, ты умная девочка, найдешь способ помириться. Сейчас не об этом.

— Хорошо! — Я кивнула. — Отдам силу артефакта и, когда получу джинна, загадаю больше никогда тебя не встречать.

Эшэр ничего не ответил на мои слова, лишь искренне рассмеялся. А я, даже не прощаясь, просто развернулась и вышла за Трэшеном.

Полуэльф ждал меня на улице, опершись на невысокий заборчик у дома. Когда я появилась, он только улыбнулся, и мы направились в сторону конюшен. Всю дорогу, что мы шли, я молчала, но потом все-таки не выдержала и первая задала интересующий вопрос:

— Зачем ты согласился? Это же наверняка ловушка. Он просто хочет тебя убрать.

— Я знаю. — Спокойный голос Трэшена меня удивил. — Да, ты можешь найти артефакт сама, но и он прав, я не смогу снять защитное поле без него. Поэтому мне нужно, чтобы Эшэр пошел с нами. И теперь по договору он просто обязан будет снять магию.

— Нет никакой сделки! Он только что сам признался в этом! Эшэр сделал так, чтобы договор являлся недействительным.

— Даже так, — с изумлением протянул полуэльф. — Впрочем, это не имеет значения. Пусть думает, что ты дашь ему силу. Нам главное, чтобы он снял свою защитную магию. И уже на месте мы сразу уничтожим перстень. А после, раз клятва все равно ненастоящая, я займусь самим эльфом, до того, как он примется за меня.

— Так за всей этой любезностью скрывается желание поубивать друг друга? — хмыкнула я. — Какие же вы оба милые.

Выходит, Эшэр останется с носом! Так ему и надо! Ведь именно этого я и хотела. А главное — мне не придется зависеть от договора. Как хорошо, что дроу всех нас обманул и сделал хуже только себе. Он, наверное, даже представить не мог, что я все расскажу Трэшену.

— Ты про бал не забыл? — резко сменила я тему, не желая больше обсуждать артефакт. — Просто он будет через пару дней.

— Конечно, не забыл! — искренне изумился Трэшен. — Как ты могла такое подумать? По-твоему, зачем я сказал Эшэру ехать через Лассан. Именно там, в замке его величества, будет праздник, заодно и выберем тебе платье.

— Платье?

— А я разве не сказал? Это мой тебе подарок.

Ух ты! Такой подарок мне точно еще никто не делал. Да и платьев как таковых у меня не было. Лишь пара школьных, но они некрасивые.

— Здорово! — Я улыбнулась и, подпрыгнув, легонько чмокнула эльфа в щечку. — Ты прелесть!

Часть вторая

КЛУБОК ТАЙН

Высокий темный эльф быстро шел по лесу, скрываясь за деревьями. Его белые волосы спутались, одежда была помятой и кое-где рваной, что невольно заставляло удивиться, ведь темные эльфы очень придирчивы к своему внешнему виду. Но сейчас этого дроу не волновало, как он выглядел, ему нужно было уйти, и как можно скорее. Сегодня он бежал из темницы, подкупив одного из стражников. Все-таки, несмотря на то что трон занял Трэшен, у Грэлиана оставалось много прихвостней, которые были согласны ему помочь. Именно благодаря им он смог бежать, ведь по силе он сейчас слабее ребенка, и все из-за той девчонки, которая надела кольцо на брата! Глупая! Впрочем, сейчас все это неважно. Главное — успеть добежать до границы, пока дроу Трэшена не спохватились.

Свернув резко по тропе вправо, дроу ускорил темп, чувствуя, что его преследуют. Значит, они уже поняли, что он сбежал. Все же Трэшен неглуп и, конечно, оставил у трона империи тех, кому мог доверять.

Услышав приближающийся стук копыт, Грэлиан понял, что у него все меньше шансов уйти.

Он резко поменял направление, побежав к скале над морем. В любом случае, какой бы путь он ни выбрал, будет тупик. Тяжело дыша, Грэлиан выбежал к морю, все отчетливее слыша за собой погоню. И действительно, не успел он обернуться, как из-за деревьев выехали всадники в форме элитных войск самого владыки.

— Грэлиан Тор Ориэстэн Шерт, остановитесь! — громко произнес один из дроу. — Указ владыки — держать вас в темнице до его возвращения.

— Спасибо, что уточнили! — с иронией произнес Грэлиан. — Я и не догадался.

— Не советую вам шутить, вы больше не наш владыка.

— Да, но есть те, кто предан мне, — довольно ответил дроу, стоя у самого края обрыва, за которым плескалось бескрайнее темно-синее море.

— Они понесут наказание за неподчинение новому властителю! — все с той же интонацией огласил дроу. — А теперь прошу следовать за нами, вам все равно не убежать.

— Это вы так думаете, — тихо произнес Грэлиан и неожиданно сделал шаг назад, став еще ближе к краю. Все равно теперь он никто. Уж лучше умереть, чем быть бессильным, а тем более находиться в подчинении у младшего брата, еще и полукровки!

— Что вы задумали? — удивленно воскликнул один из всадников, но Грэлиан не ответил ему, прыгнув вниз…

Всадники тут же спешились и подбежали к обрыву, но внизу никого не увидели. Только волны плескались о край скалы. Внизу было множество камней, поэтому вряд ли Грэлиан мог выжить, прыгнув с такой высоты. Но возможность того, что он жив, исключать нельзя, поэтому стоит все хорошо проверить.

Всадники разделились: половина дроу поехала обратно в замок с намерением оповестить владыку о случившемся, а оставшиеся пошли вниз к морю, дабы найти тело Грэлиана.

* * *

Я стояла за ширмой и боялась выйти. Уж больно неуютно чувствовала себя в таком шикарном платье. Столько перемерила, что сомневалась, подойдет ли еще хоть что-то? Хозяйка уверяла, это платье привезено из самого Эльфрана — государства светлых эльфов. По крайней мере, так она объяснила ту баснословную сумму, которую за него просила.

Платье действительно было очень красивым! Вот только я все равно боялась взглянуть на свое отражение. Почти все платья до этого сидели на мне кошмарно: либо большие в плечах и груди, либо маленькие в талии.

— Оно как на вас сшито! — с восхищением проговорила пожилая женщина, заглядывая за ширму. — Подойдите к зеркалу, вы будете довольны.

Ладно! Что я теряю? Глубоко вздохнув, спустилась с небольшого возвышения и подошла к высокому зеркалу в серебристой оправе. Да так и застыла…

На меня смотрела симпатичная девушка с горящим взглядом. Нежно-кремовое платье сидело просто идеально. Даже глубокое декольте совершенно не портило меня, а наоборот, искусно подчеркивало грудь, визуально делая ее больше. Тонкая талия, охваченная шелком, как второй кожей. Длинная, обтягивающая у бедер и расширявшаяся книзу юбка делала меня выше и стройнее. Плечи и руки полностью открыты, а тонкая эльфийская шаль добавляла изюминку к этому романтическому образу.

Теперь было понятно, почему оно такое дорогое. Я, не задумываясь, тут же согласилась его купить, уже представляя удивленное и одновременно восхищенное лицо Трэшена.

— Я рада, что оно вам понравилось, — с улыбкой проговорила женщина, помогая мне снять платье. — Вы пока одевайтесь, а я все сложу.

Надев свои потертые штаны и помятую рубашку, я осознала, что совершенно за собой не слежу. В том плане, что вещи мои помятые, волосы взлохмачены. Конечно, в лесу вряд ли погладишь вещи или аккуратно причешешься, особенно когда то и дело за ветки цепляешься. Но хоть иногда надо бы уделять себе внимание. Возможно, именно эта мысль заставила приобрести еще пару новых рубашек и брюк, а также одно платье из теплой ткани.

Взяв пакеты, подмигнула сидевшему возле журнального столика Трэшену. Пока я мерила платья, он дожидался меня здесь.

Трэшен пошел платить, я же, услышав названную сумму за все вещи вместе, невольно замерла, находясь в предобморочном состоянии. Ничего себе! Цигх! Это все стоит как две здоровые лошади. Нет, женщина, конечно, предупредила меня о цене, но все же слышать это и заплатить — немного разные вещи. Но что самое удивительное, Трэшен ничего не сказал, спокойно расписался в чеке и обернулся ко мне.

— Идем! — Он мягко улыбнулся и забрал пакеты. — Надеюсь, ты довольна покупкой.

Главное, чтобы ты потом остался доволен, когда увидишь меня в этом платье!

— Очень!

— Могла и не отвечать, — усмехнулся полуэльф, — это видно по твоему лицу. Вон как глаза горят. Небось задумала что-то?

— Нет, что ты. — Я состроила невинное личико.

Медленно вышла на улицу, подняла голову и прищурилась от ярких солнечных лучей. Ура! И погода, словно под мое настроение — хорошая. Жаль только, солнце совершенно не греет. Зато хотя бы дождь перестал идти. А главное, чтобы и в день бала его не было, не очень хочется промочить туфли и испачкать новенькое платье.

Мы все так же в тишине шли по центральной улице Лассана. С того раза, как я была здесь летом, ничего не изменилось. Этот город поражал своим великолепием. Я бы даже осталась здесь жить. Везде яркие витрины, ярмарки с толпящимися людьми, театры, музеи. Чего только в этом городе не было! И хоть сейчас я вела себя спокойнее, чем летом, я все равно восхищалась Лассаном. А какая в этом городе чистота! Оно и неудивительно, ведь на самом верху последней улицы, среди шикарного парка, был один из восточных замков нашего короля. Отсюда его не видно, но если свернуть с главной площади, то можно заметить острые башенки.

Свернув с Трэшеном направо, мы вышли к гостинице «Лучший отдых», где и остановились. Живность моя находилась в номере. Ведь с Малышом спокойно не выберешь платье.

Войдя в теплое помещение гостиницы, сняла куртку и попросила Трэшена заказать поесть, а сама забрала у него пакеты, чтобы отнести наверх.

Не успела закрыть за собой дверь, как тут же подбежал Малыш, радостно завиляв хвостом.

— Хороший мой, а где Пушистика потерял? — Я погладила карда и осмотрелась в поисках своего белого чуда. Он, как оказалось, мирно сопел на кровати и не думал обращать на меня внимание.

Положив пакеты на пол, я запрыгнула с ногами на кровать и расслабленно потянулась. Мне хотелось отдохнуть после походов по магазинам, но я помнила, что внизу ждет Трэшен. Все-таки голод был сильнее, чем усталость.

Я уже собиралась встать и пойти вниз, когда неожиданно раздался стук в дверь.

Вот кого уже принесло?!

— О, вы вернулись, — ухмыльнулся Эшэр, нагло войдя ко мне в комнату. Этот несносный дроу даже не дождался моего приглашения.

— А ты где все это время пропадал? — Я перевернулась на живот, чтобы лучше видеть Эшэра.

— Секрет, — равнодушно пожал плечами дроу. — О, я вижу, ты время зря не теряла. Все деньги с Трэшена вытянула?

— А ты не завидуй.

— Что ты, я сочувствую. — Однако, увидев мой скептичный взгляд, Эшэр тут же стал серьезным. — Вообще-то у меня к тебе разговор.

— Я внимательно тебя слушаю, — все так же лежа на кровати, спокойно ответила я.

— Мне не нравится, что ты принимаешь отвар сапожника! — прямо высказался Эшэр, удивляя своей наглостью.

— Знаешь, твое мнение меня как-то не слишком волнует.

— Не задирайся. — Сейчас его голос отдавал зимней стужей, заставляя невольно сжаться. — Или тебе есть что скрывать?

— Скрытный здесь только ты! Если бы ты не читал мои мысли и не озвучивал их, мне не пришлось бы пить отвар!

— На фоне Трэшена я довольно-таки откровенный, — уже более ровным и немного веселым тоном подметил дроу. — Что же, пей свою гадость. В любом случае ты не сможешь это делать всегда.

С этими словами он вышел, заставляя меня задуматься. А что если Эшэр прав? Не могу даже представить, что он сделает, если узнает об обмане, особенно о том, что на самом деле я на стороне Трэшена. Да какая мне разница!

Подложив под голову руки, я закрыла глаза, улыбаясь своим мыслям. Скоро бал, и я проведу целый день с Трэшеном! Ой, точно, он же ждет меня!

Кстати, Эшэр знал о том, что Трэшен пригласил меня. Я придумала красивую сказку, как помирилась с полуэльфом, чтобы дроу ничего не заподозрил. На что мне Эшэр ответил: «Я же говорил, ты смышленая!»

* * *

Небольшая комнатка, разделенная пополам лишь тоненькой занавеской. На одной половине все свободное пространство занимали старая печь и шаткий дубовый стол. На другой — широкая кровать и небольшой шкаф.

Нельзя было сказать, что дом уютный. Да и холодно в нем, особенно из-за сквозняков, но жить можно. Если забыть о мышах под скрипучими половицами, паутине с изящными узорами, украшающей углы, и прогнившей крыше.

Женщина, которая тут остановилась, уже успела придать дому жилой вид: развесила сушиться несколько пучков различных трав под потолком, затопила печь. Она даже нашла пуховые подушки и одеяла в кладовой. Она надолго задерживаться здесь не собиралась, но все же решила эти дни провести с удобством.

Сейчас у нее хватало других забот. Она уже третий день выхаживала дроу, которого нашла у берега моря. Он был ей знаком, и, кроме как врагом, она бы его не назвала. Несмотря на это, она пожертвовала ему свою постель, а сама перебралась на печь. Если бы не ее магические способности, вряд ли женщина смогла бы выходить дроу. Уж слишком он был слаб, а про сломанные кости лучше вообще не упоминать. Она сделала вывод, что все переломы он получил в результате прыжка со скалы. Зачем он это сделал, объяснить не смогла. У Грэлиана не тот характер, чтобы так поступать. Значит, на то были веские причины или, возможно, кто-то другой постарался.

Женщина возилась на кухне у печи, когда услышала шорох. Тут же отложив нож, она вошла в комнату, подняв занавеску.

— Где я? — Тихий сиплый голос дроу удивил его самого. Он плохо понимал, что произошло, а сильная головная боль мешала восстановить в памяти последние события.

— У меня в доме. — Приятный женский голос вынудил Грэлиана обернуться. Рядом с ним стояла красивая женщина в теплом вязаном платье светло-зеленого цвета. У нее оказалось симпатичное круглое лицо, большие темно-синие глаза, пухлые, с хорошо очерченным контуром губы, на щеках и носу веснушки, которые придавали изюминку ее внешности. Длинные темные волосы собраны в толстую косу, которая перекинута через правое плечо. Женщина выглядела довольно молодо — на вид не больше тридцати лет.

— Я вас знаю?

— Еще скажи, что не помнишь меня?! — Женщина уперла руки в бока, со злостью глядя на лежавшего дроу. С того времени, как она его нашла, дроу стал выглядеть лучше: осунувшееся лицо вновь стало прежним, а в алых глазах загорелась жизнь.

Женщина до сих пор не могла объяснить, зачем притащила его к себе, если он несколько месяцев держал ее у себя пленницей.

— Честно, нет, — спокойно ответил дроу. — И если это что-то даст, я даже не могу вспомнить, что со мной произошло.

— Хватит притворяться! — Женщина с недоверием посмотрела на Грэлиана, но в его глазах действительно была тень удивления и непонимания. Неужели он умеет так хорошо играть?

— Обидно, когда такая женщина не верит, — с горечью произнес дроу, мягко улыбаясь. — В любом случае, спасибо вам за то, что помогли.

Саррина продолжала стоять, ничего не понимая. Спасибо? Да и откуда ему знать, что это не она его привела в такое состояние? К тому же она не так представляла себе их разговор, когда Грэлиан придет в себя. И как теперь ей ему отомстить за все те страдания, если он даже не помнит ее?

— Раз вы меня знаете, то, может, подскажете мое имя?

— Грэлиан! — сквозь зубы прошипела женщина, чувствуя одновременно злость и разочарование. Как быть ей дальше, она не имела представления.

— И кто же я?

— Дроу! — Саррина запнулась, не зная, стоит ли ему рассказывать, кто он. Возможно, так Грэлиан начнет вспоминать.

И что дальше? Нужно ли ей это? По силе он превосходит ее, хотя нельзя сказать, что женщина слаба. Саррина достаточно сильный маг. А ведь сейчас он в ее власти, и она может придумать что угодно.

* * *

Время бала подошло настолько быстро, что я даже не заметила, как пролетела пара дней ожидания. Встала я очень рано, еще когда только показались первые солнечные лучи. Честное слово, сама себе была удивлена. Как оказывается, если очень захотеть, можно встать и в самую рань. Никогда не думала, что желание произвести впечатление на кого-то может на меня так повлиять. Ладно, сейчас не до философских дум. Пора в душ!

Купалась я недолго, уже вскоре вернулась обратно в комнату в одном полотенце и с мокрыми волосами. По плечам стекала вода, заставляя неприятно вздрагивать. Я бы не сказала, что в номере холодно, но вот ветер, свистевший за окном, не приносил приятных ощущений. Поэтому, подойдя к большому зеркалу у стены, я первым делом высушила волосы несложным заклинанием. Тут же стало тепло и приятно. Длинные каштановые пряди волной спускались ниже поясницы. За эту осень они отросли еще больше, а я так и не удосужилась сходить к цирюльнику.

Так, некогда время терять! Скоро бал! Не понимаю я нашего короля. Почему он решил устроить его в полдень? Нормальные люди делают это вечером. Впрочем, не мне судить о привычках нашего величества. Как любит говорить народ — у всех у них свои заскоки. Я даже слышала, что на последнее празднество король пригласил магов, чтобы они устроили ему феерическое зрелище. Что-то вроде салютов и взрывных магических огненных шаров. Будто бы ничего особенного, но он захотел это сделать в зале, несмотря на все предупреждения магов. Так что ничего удивительного в том, что гости разбежались в ужасе, не дождавшись конца представления. А сколько было крику! Но вообще, во всей этой ситуации мне искренне было жаль именно магов, все-таки за ущерб имуществу пришлось платить им.

Вот опять меня понесло не в ту степь. Подойдя к нераспакованным пакетам, достала нижнее белье, понятное дело, его уже ходила без Трэшена выбирать. Я не слишком разбираюсь в таких вещах, мне помогла продавщица. Уверяла, что белье безупречно будет сидеть, к тому же сделано из легкой мягкой ткани. И что радует, она меня не обманула — оно действительно сидело идеально. Невольно я даже засмотрелась, поражаясь своему отражению. Интересно, это все же эффект белья или моя грудь и правда немного выросла? Хм.

Не знаю, но мне нравилось. А когда я достала платье, на губах возникла довольная улыбка. Его легкая ткань, словно вода, текла сквозь пальцы. Вот что значит эльфийское! Никогда не думала, что это скажу, но я хочу сегодня выглядеть шикарно.

Вскоре я уже стояла перед зеркалом в платье, не в силах отвести от себя взгляда. Впервые я нравилась себе. Еще бы уметь накладывать макияж и что-нибудь сварганить на голове. Трэшен предлагал мне сходить в салон, а мне захотелось повыпендриваться, вот поэтому ответила, что сама прекрасно справлюсь с таким пустяком. Теперь уже жалела об этом.

Я вновь посмотрела в зеркало. Сейчас я походила на принцессу. Изящная девушка в легком кремовом платье.

— Но что делать с волосами? — спросила я свое отражение, но оно решило мне не отвечать. — Да и хочется какого-то макияжа.

Вот почему я не согласилась научиться, когда Элька в свое время предлагала мне уроки? Отнекивалась, говорила: «Зачем мне все это?!» А сейчас бы многое отдала, чтобы уметь его делать. Тогда я просто представить не могла, что кто-то может так сильно мне нравиться. Когда все жужжали о любви, я лишь посмеивалась, а теперь и меня она настигла.

Неожиданный скрип двери распугал все мои мысли. Обернувшись, я увидела Эшэра.

— Тебя не учили стучать? — Я посмотрела злым взглядом на дроу, но он лишь усмехнулся:

— Измени выражение лица, оно портит твой образ.

— А твой уже ничем не испортить, как ни старайся.

— Какие мы злые по утрам, а я ведь собирался сделать тебе комплимент.

— Комплимент? — Я заинтересованно взглянула на Эшэра.

— Уже передумал. Я ошибся, принцессы так не разговаривают. Их голос должен быть мягким и завораживающим, а не громким и пугающим.

Вот как! Значит, у меня пугающий громкий голос? Я замолчала и задумалась. А что если он прав? Мне вдруг стало обидно.

— Ух ты, подействовало, — восхитился Эшэр, но, заметив мое обиженное и одновременно злое лицо, стушевался: — Сэл, ты действительно своей мимикой любого испугаешь.

— Тогда уходи! Чего встал? Учти, еще слово, и я запущу в тебя первым попавшимся под руку предметом.

— Ладно-ладно, — неожиданно серьезным голосом заговорил Эшэр, поднимая руки в защитном жесте. — Я так понимаю, все эти старания для Трэшена?

Его взгляд остановился на моем декольте, так что я невольно вспыхнула.

— Эх, а жаль, что не для меня.

— Чего ты хочешь? — устало спросила я, совершенно его не понимая.

— Помочь.

Внезапно Эшэр подошел ко мне и осторожно приподнял мое лицо за подбородок.

— Я думаю, тебе бы очень пошли перламутровые тени и немного темных на внешних уголках глаз. Это визуально сделает их еще больше и подчеркнет янтарный цвет, конечно, если ты не будешь злиться. А то они станут карими и все испортят.

Эшэр подмигнул мне, медленно опустил руку, невольно задев волосы.

— А ты у нас специалист по макияжу? — изумилась я.

— Нет, только тайком увлекаюсь, когда никто не видит, — щелкнул меня по носу Эшэр, продолжая улыбаться.

Вот и пойми, серьезно он это или опять издевается.

— Раз так, то подскажи, как скрыть веснушки?

— Зачем? — искренне удивился дроу. — Пусть все знают, что тебя обласкало само солнце.

— Ха-ха-ха, — скептично протянула я. — В тебе еще и поэт умер?

— Почему умер? Я серьезно. Они добавляют тебе детскую непосредственность. Я бы и не думал их прятать. Образ милой и нежной принцессы убьет всех наповал. Поверь, остальные на твоем фоне будут смотреться бледными поганками. Ты, главное, рот не раскрывай, и все будет отлично.

— И вот обязательно надо все испортить!

— Но ведь это правда, тебе бы манерам поучиться — и ты была бы идеальной невестой.

Ничего не ответив, я только раздраженно сложила руки на груди. Дроу неожиданно развернул меня за плечи лицом к зеркалу и спокойно заговорил:

— С волосами можно сделать что-то изящное и одновременно легкое.

— Хорошо, — согласилась я, чувствуя, как Эшэр перебирает мои волосы. — Только Трэшену ни слова.

— Даже так? Ладно, моя маленькая ведьмочка, приступим.

— Я не ведьмочка, а маг! И не твоя!

Он ничего не сказал, только фыркнул. После усадил меня на мягкий пуфик перед зеркалом и стал возиться с волосами. Что он делал, я не знала, Эшэр попросил прикрыть глаза. В любом случае, не думаю, что он сделает хуже, чем сейчас. Меня лишь удивляло, откуда он это все знает и умеет. Насколько мне было известно, дроу — это сильные воины. Тем не менее одно другого не исключает. Если подумать, эльфы по своей натуре творческие личности, просто у темных быт другой. Откуда мне знать, может, Эшэр и не врет. Но мне все равно было смешно представить его в роли цирюльника с ножницами и расческой в руках.

— И не представляй! — Голос дроу заставил окаменеть.

Цигх! Я ведь не успела сегодня выпить отвар сапожника. Выходит, Эшэр прекрасно слышит все мои мысли.

— А что ты так испугалась? Тебе ведь нечего скрывать, правда?

— Нет! — холодно ответила я. — Только не надо отвечать на незаданные вслух вопросы.

— Как прикажет леди, — с интонацией шута проговорил дроу, продолжая заниматься моими волосами.

Сидя на пуфике, я настолько расслабилась, что все мысли просто улетучились. Никогда бы не подумала, что у Эшэра такие золотые руки. Я наслаждалась мягкими прикосновениями эльфа, позабыв обо всем.

— Готово! — с насмешкой произнес дроу.

Невольно я ощутила стыд. Ведь он прекрасно понял, что мне понравилось.

— Ты явно пошел не в том направлении, — произнесла я, стараясь, чтобы это выглядело насмешливо. Не знаю отчего, но чувствовала себя неловко.

— Какие мы впечатлительные. — Мое состояние не укрылось от эльфа. — Может, все-таки передумаешь и пойдешь со мной?

— Ни за что! — слишком резко ответила я, чем еще больше его рассмешила.

Не выдержав, я развернулась и со злостью посмотрела на эльфа.

— Уходи! Я сама как-нибудь справлюсь.

— Вот так всегда, — придирчиво проговорил Эшэр, возведя глаза к потолку. — Стараешься, делаешь, а тебе даже банального «спасибо» не скажут.

Уже когда я собиралась в него чем-нибудь кинуть, он ретировался, закрыв за собой дверь. Вот и отлично! Не понимаю я этих эльфов! Они все такие вредные?

Не став размышлять над этим, обернулась к зеркалу, ожидая увидеть все что угодно, только не это…

Ого! Ничего себе! То, что сейчас было на моей голове, не описать словами. Эшэр действительно постарался на славу. Я бы никогда такого не смогла сделать. Мне остается только позавидовать его вкусу. Даже стыдно стало, однако это чувство продержалось недолго, тут же исчезнув.

Половина волос была убрана назад, остальные разделены надвое: одна часть искусно закручена вокруг головы, а вторая — ниспадала волной. Челка заколота.

Не надо было все-таки ругаться с Эшэром, теперь придется самой заняться макияжем. Вот только поступаться своей гордостью и идти просить его не собиралась. К тому же он сам дал мне совет, как подчеркнуть глаза. Именно так я и сделала. Результат меня удивил. Мои глаза действительно стали выразительнее. Казалось, что в обрамлении длинных черных ресниц спрятан сам янтарь. И веснушки действительно не портили образ, а даже подчеркивали. Губы легонько мазнула светлым блеском.

Как раз в этот момент вновь открылась дверь и в комнату вошла молоденькая девушка:

— Простите, внизу вас ждет карета.

— Карета? Меня? — Я недоверчиво взглянула на неожиданную гостью. — Может быть, вы ошиблись номером?

— Нет, нисколько. Вы Сэллира Эйд?

Я кивнула, до сих пор пораженная происходящим.

— Тогда прошу.

— Восхитительно! — не сдержалась я. — Трэшен даже это продумал.

Я уже собиралась выйти, когда вспомнила о подарке Рэна. Достав из сумки небольшую коробочку, раскрыла ее. На мягкой ткани лежали изящные сережки с дорогими камнями, они очень подходили к моему платью. Улыбнувшись, я надела их и только тогда вышла, прихватив с вешалки пальто.

Карета действительно стояла у входа. И какая! Белоснежная с изящной позолоченной окантовкой, запряженная четверкой угольно-черных жеребцов. Но и это было не все — на крыше кареты сидел мужчина со скрипкой в руках. Увидев, что я смотрю на него, мягко улыбнулся и заиграл изумительную мелодию, словно приветствуя меня.

Я не смогла сдержать пораженного вздоха. Для меня никто и никогда еще такого не делал.

— Леди, — ко мне подошел молодой мужчина и открыл дверцы кареты, — прошу вас.

Не зная, как себя вести в такой ситуации, я смущенно протянула руку и поднялась на ступеньку. Сейчас мне казалось, что я самая настоящая принцесса, которая попала в сказку. И это было так приятно!

Сев в карету, я расслабленно откинулась на спинку, только потом заметив небольшое свернутое письмо. Удивленно посмотрела на него, после взяла и развернула, предварительно развязав алую ленту. Внутри красивым почерком была написана всего лишь пара слов:

Буду с нетерпением ждать встречи у замка…

Твой Трэшен

Свернув письмо, я улыбнулась, желая быстрее доехать до дворца. Интересно, какая реакция будет у Трэшена. Надеюсь, ему понравится мой образ.

Я смотрела на мелькающие за окном дома, деревья, центральную площадь с красивым фонтаном и представляла встречу с полуэльфом. Вот он подходит ко мне, его глаза широко раскрыты в удивлении и восхищении. Он протягивает мне руку и улыбается…

Карета ехала настолько мягко и осторожно, что я даже вздремнула, погруженная в свои мысли.

Открыла глаза, когда мы остановились. Отворилась дверца, и молодой мужчина помог мне выйти. Вот только я так и застыла, не сделав ни одного шагу. Я впервые была здесь, но и представить не могла, что будет та-а-ак красиво!

Большая аллея с круглым фонтаном из белого мрамора по центру, вокруг него дорожка, которая соединялась с широкой лестницей и вела к главному входу дворца. В прекрасном саду рядом росли редкие деревья, явно привезенные из-за границы. По крайней мере, у нас таких я никогда не видела.

Гости все прибывали и прибывали, некоторые уже поднимались по лестнице. Но мой взор привлек сам дворец. Он был прекрасен!

Между двумя центральными башнями располагался балкон в виде мостика, он соединял их, прямо как в сказках. А чего стоят одни лишь окна: даже отсюда они казались огромными. Невольно вспомнилась наша школа. Она совершенно не была похожа на это великолепие. Наш замок более древний и какой-то грубый по сравнению с этим. Может, я просто к нему привыкла и поэтому не замечаю его красоты. Как-никак я провела в нем больше десяти лет.

— Милая барышня, здравствуйте! Меня попросили проводить вас к лестнице, — неожиданно обратился ко мне молодой человек, тем самым отвлекая от любований дворцом. — Ваш кавалер ожидает вас.

— Спасибо. — Я под руку с сопровождающим пошла к другим гостям, одновременно высматривая в толпе Трэшена.

Он не заставил себя ждать, появившись через пару минут. Я радостно улыбнулась, чувствуя, как в ожидании быстро-быстро забилось сердце. Впервые мне было страшно взглянуть ему в глаза и увидеть там равнодушие. Однако его голос разрушил все страхи:

— Ты прекрасна.

Это было так непривычно, что я все же удивленно взглянула на Трэшена и встретилась с его ярко-желтыми глазами, в которых увидела восхищение. И это было лучше каких-либо слов.

— Идемте, леди. — Полуэльф улыбнулся и протянул мне руку, а я с удовольствием ее приняла.

Как это не похоже на меня. Я на балу с любимым и мечтаю о всякой романтичной ерунде. Никогда бы не подумала, что стану такой. Вот как меняет людей любовь!

Полуэльф был в строгом черном костюме с кремовым цветком на груди. Бутон розы был очень красив и нежен.

— Нравится? — Он с нежностью посмотрел на меня. — Каждый кавалер должен знать цвет платья своей дамы.

И только после его слов я заметила, что у всех мужчин действительно был цветок того же цвета, что и платье у их дам.

— Но как ты узнал?

Он же не видел его. Неужели Эшэр проговорился? Зараза! Трэшен не стал вдаваться в подробности, только загадочно улыбнулся. А я продолжила нагло его рассматривать. Длинные темные волосы были распущены, лишь справа шла тоненькая косичка, открывавшая заостренное ушко с изящной серьгой, сделанной в виде капли алого цвета.

Но вскоре Трэшен повел меня дальше, из-за чего пришлось отвернуться от него и смотреть прямо.

Мы прошли по длинному коридору замка, где повсюду была охрана. Подойдя к огромным двухстворчатым дверям, остановились.

— Вам обычную маску или магическую? — Справа от нас раздался голос симпатичного юноши, он был одет в свободную рубашку и штаны, что немного не сочеталось с праздничными костюмами гостей. Его это нисколько не смущало, он и дальше продолжал раздавать маски, не обращая никакого внимания на высокомерные взгляды дам и мужчин.

— Мне обычную, — тут же выпалила я, желая быть собой. Сегодня я действительно выглядела красавицей и очень себе нравилась. А магические маски скрывают настоящую сущность, меняя внешность. Конечно, было бы лучше, если масок не было бы вообще. Но это условие данного бала. Видите ли, королю взбрело в голову провести все именно так.

Магические маски — это здорово, не спорю. Однако вряд ли многие приобретут их. Уж больно они дорогие. А вот я с гордостью осознаю, что могу себе это позволить. Только не хочу.

Протянув пару монет, Трэшен взял две обычные маски, прошел немного дальше и остановился, чтобы надеть их. Он помог мне завязать мою, дабы я не испортила свою шикарную прическу.

После чего нас пропустили, и мы вошли в просторный зал, где я не смогла сдержать восхищенного вздоха. Зал прекрасен! Я в который раз пожалела, что не ходила раньше на такие мероприятия.

Прогуливаясь с Трэшеном среди гостей, я крутила по сторонам головой, любуясь этой красотой. Хм. Может, не так уж и плохо быть королевским магом?

Зал был очень просторный, с купольным потолком, который поддерживали внушительные колонны. Высокие, почти от самого пола до потолка, витражные окна со светлыми гардинами, подвязанными внизу белоснежными лентами. Картины в дорогих рамах, привлекающие взор. По крайней мере, мой… Я бы их продала за большую сумму.

Множество гостей стояло у стены, рядом с длинным столом с редкими блюдами и напитками. Несмотря на то что уже играла медленная музыка, никто не танцевал. Оркестр, приглашенный из-за границы, выполнял свою работу, не обращая внимания на происходящее в самом зале. У них был отдельный балкончик на втором этаже за колоннами.

— А почему никто не танцует? — удивленно спросила я, глядя в сторону сидевшего на высоком троне короля. — Ведь его величество уже здесь.

— Танцы будут позже, — коротко ответил Трэшен, тоже повернув голову к трону. Вскоре я поняла причину. Оказывается, король пока еще не выступил с речью, а я-то думала, он делает это сразу, как приходит.

Затихла музыка, все обернулись к королю, который важным голосом громко заговорил:

— Дорогие гости, сегодня у моей жены праздник…

А ведь я никогда не видела его жену! Если еще самого короля можно было узреть в местных журнальчиках, то о ней ничего не писали. Возможно, из-за того, что их свадьба состоялась совсем недавно. Эта женщина, хотя нет — девушка, — годилась ему в дочери. Молодая и красивая, на вид не старше двадцати лет. Симпатичное личико в обрамлении светлых кудряшек создавало образ ангела. Изящная фигурка в роскошном платье ярко-розового цвета. Меня аж передернуло от всех этих рюшечек и бантиков.

И рядом он — король. Я не говорю, что наш государь страшный и старый. Может быть, даже мужчина в самом расцвете сил. Но на фоне жены его образ тускнел. К тому же, насколько я помнила, королю недавно исполнилось пятьдесят.

А ему, видите ли, взбрело в голову вновь завести жену — любви не хватает! Конечно, его можно понять, да и наследников у него так и не было. Чья это проблема, не уточнялось: его или бывшей жены, но факт остается фактом. Так что, вполне возможно, свадьбу сыграли как раз по этой причине.

Из-за своих дум я прослушала всю речь короля и, если бы не Трэшен, позвавший меня, долго бы еще летала на просторах своей фантазии.

— Леди, — обратился Трэшен, протягивая мне ладонь. — Мой обещанный танец?

Игриво улыбнувшись, я приняла приглашение, окунаясь в водоворот праздника.

Тихая музыка успокаивала и расслабляла. Иногда она менялась, оркестр начинал играть очень быстро. Однако мне это нравилось. Трэшен вел уверенно, словно не замечая моих ошибок. Никогда не думала, что танцевать так тяжело. Не знаю как, но полуэльф умудрялся делать так, что я ни разу даже не оступилась. Помню, в школе, когда нам давали уроки танцев — причуды директора, я была в паре с Рэном и постоянно наступала ему на ноги. Поэтому он не хотел больше танцевать со мной и просил замену. Я не обижалась на друга — не мое это. Однако теперь подумываю, что, возможно, все зависит от партнера. Сейчас, кружась в диком темпе танца, я не думала о том, как правильно ступить и куда повернуться.

Сколько мы так танцевали, я не знала, но вскоре ощутила, что очень сильно хочу пить. Я не успела еще об этом сказать, как Трэшен сам остановился и, взяв меня под руку, повел к столику с напитками.

Бокал холодного шампанского охладил мой пыл. Наслаждаясь этим напитком, я наблюдала за танцующими парами, пока мой взор не привлекли двое. Точнее, кавалер в темном костюме с бирюзовым цветком, под цвет платья своей партнерши. На нем была обычная маска, просто прикрывавшая лицо. Несмотря на это, дроу трудно было не узнать. Белоснежные волосы собраны в низкий хвост, иногда подрыгивающий в такт его движениям. Прямая осанка, уверенный шаг. Его партнерша явно блаженствовала, она прикрыла глаза и крепко прижалась к нему. Они танцевали медленный танец, не замечая остальных пар. На одном из поворотов их танца я случайно встретилась с фиалковыми глазами дроу и тут же отвела взгляд, сделав вид, что вообще их не видела.

— Ты отдохнула?

— А ты знал, что Эшэр придет? — спросила я, проигнорировав его вопрос.

— Нет, — безразлично пожал плечами полуэльф. — Он передо мной не отчитывается.

Я взяла еще бокал и вновь быстро взглянула на Эшэра. Он даже не смотрел в мою сторону. Не знаю отчего, но меня это задело.

Постаралась не думать о нем и, когда объявили новый танец «обмен», потянула за собой Трэшена. Что это за танец такой, не имела представления, но приблизительно догадывалась.

Пары встали друг напротив друга, и заиграла быстрая мелодия. Сначала каждый танцевал со своим партнером, потом же музыка ускорялась, и мужчины становились в круг, делая шаг назад, из-за чего у девушки появлялся новый партнер. В конце этого танца все должны были оказаться со своим кавалером. Кто не успеет, тот проиграет. Это было что-то вроде танца-игры.

В любом случае мне понравилось, к тому же я загорелась азартом. Партнеры менялись так быстро, что я даже не успевала понять, с кем уже танцую.

— Трэшену понравились твои старания? — усмехнулся Эшэр, легко придерживая меня за талию и кружа в танце.

— А тебе завидно? — немного резко спросила я, не ответив на его вопрос.

— Нет, ни в коем случае. — Он рассмеялся, а уже в следующую секунду я танцевала с новым партнером.

Сколько так прошло кругов, не знаю, но вскоре я вновь почему-то оказалась с Эшэром в паре, хотя, по моим расчетам, я должна была уже встретиться с Трэшеном. Кажется, я проигрываю.

— Ищешь своего партнера? — злорадно усмехаясь, прошептал Эшэр.

— Не знала, что ты тоже придешь. — Вновь не отвечая на его вопрос, равнодушно произнесла я.

— Я не мог пропустить такое событие. Или ты думала, пока вы тут с Трэшеном развлекаетесь, я буду сидеть в номере? Тем более что на таких мероприятиях довольно много красивых барышень.

— Ага, вижу, все они так и вешаются тебе на шею, — немного с отвращением произнесла я, вспоминая его партнершу. — И мне еще что-то говорят про невоспитанность!

— Не знал бы тебя, подумал, что ревнуешь, — высокомерно и одновременно с насмешкой произнес Эшэр.

— Мечтай! — огрызнулась я, но дроу уже не слышал моего ответа, так как я вновь оказалась в объятиях нового партнера.

Пока я танцевала, внутри меня все больше закипала ярость. Эшэр придурок! И сколько мне еще придется его терпеть? Зачем я вообще с ним связалась! И, кстати, куда делся Трэшен?

Музыка затихла, пары остановились, и я наконец увидела Трэшена под ручку с изящной эльфийкой.

Цигх! Ко всему прочему, я еще и проиграла! Лучше бы все было, как в моем сне. Пока называли победителей, я скучающе уставилась на противоположную стену. Все-таки балы — это явно не мое. Мое дело — охота на нечисть.

Я тяжко вздохнула, когда меня неожиданно сковал страх. Это что еще такое? Ничего не понимая, изумленно оглянулась. Появилось странное чувство, которое и не думало исчезать, только больше усиливаясь. Уже даже не вслушиваясь в слова конферансье, я старалась понять, что со мной происходит. Я ощущала, как с каждой минутой увеличивается силовой поток чужой магии. К тому же довольно мощной.

Король?! Трэшен?! В голове быстро проносились испуганные догадки. Кто еще из приглашенных гостей имеет настолько высокий статус? А ведь сколько раз в журналах и газетах писали о попытках убить нашего короля! Вряд ли Трэшен, хочу посмотреть на такого смелого! Это же надо быть самоубийцей, чтобы рискнуть напасть на владыку Темной империи.

И, кстати, на балу обязаны быть королевские маги, которые должны думать о таких ситуациях.

— Что с вами? — Молодой человек, который стоял рядом, заметил мое состояние. Но я лишь отрицательно мотнула головой, ничего не говоря.

Вот только что-то не вижу, чтобы королевские маги спешили на помощь. А ведь поток магии становится все мощнее, и теперь я точно могу сказать, на кого он направлен. Недолго думая плюнула на все размышления и кинулась к трону короля, одновременно ставя вокруг него щиты. Удивленные возгласы просто не заметила, изумленно застыв перед королем. А ведь я никогда не страдала суицидальными наклонностями.

— Осторожно! — Чей-то окрик справа, но мне было не до извинений. Подумаешь, задела какую-то парочку. А то, что силовая волна движется по направлению к королю, ничего? Пустяк эдакий?

Вот только в следующую секунду я успела пожалеть о своем опрометчивом поступке. Меня оттолкнуло на несколько метров сильнейшим потоком магии.

И почему перестали использовать давно проверенные методы? Лучше бы убивали монарха, как раньше, то бишь травили ядом. А то пошла мода пользоваться магией налево и направо!

Цигх! А ведь больно, зараза! Чувствуя под собой холодный пол, я не могла понять, почему нет криков ужаса или испуга. И как же драматические сцены с признанием в любви? Ладно Эшэр, но полуэльф мог бы как-то отреагировать на творящееся вокруг?!

И что вообще происходит? Почему я не могу пошевелиться, а боль только усиливается?

В следующую секунду произошло сразу несколько событий. Сначала я все же не выдержала и закричала, чувствуя неприятное жжение в груди. Даже на миг в глазах потемнело, а когда пришла в себя, то поняла, что просто сижу на полу и тупо гляжу на танцующие пары.

Так нечестно! Меня что, даже никому не жалко?

Казалось, что вокруг ничего не изменилось. Гости продолжали танцевать как ни в чем не бывало. Трэшен непринужденно стоял у столика с напитками, разговаривая с той эльфийкой. Эшэра я тоже быстро отыскала среди танцующих пар.

Я схожу с ума? Что происходит? Я оглянулась в сторону короля, но он продолжал все так же сидеть на троне, словно минуту назад в него не направляли смертельный поток магии.

— Девушка, с вами все в порядке? — Меня наконец заметили. — Может быть, бокал прохладительного напитка?

— Мне уже хватит, — недоуменно пробормотала я и медленно поднялась. Это ж надо так напиться — непонятно что мерещится.

Я вновь обернулась в сторону Трэшена, игнорируя молодого человека рядом. Полуэльф взял эльфийку под руку и повел к танцующим парам. Мое сердце неприятно сжалось и захотелось чем-нибудь запустить в этого изменника. Это же надо! Пригласил меня, а танцует с какой-то костлявой бабой-ягой! Ладно, вру — эльфийка была очень красива, и я ни в какое сравнение с ней не шла. Но видя, как они мило воркуют, кружась в медленном вальсе, чувствовала обиду и злость. Определиться, чего больше, не могла, возможно, именно это спасало Трэшена от моего праведного гнева.

— Может быть, тогда позволите пригласить вас на танец? — Вновь этот надоедливый незнакомец. Передо мной стоял высокий человек в маске-иллюзии. Это было сразу заметно: его истинное лицо то и дело меняло свои очертания.

— Почему вы выбрали такую маску? — напрямик спросила я, чувствуя легкость во всем теле. А ведь действительно надо было меньше пить.

— Хочу оставаться инкогнито, — туманно ответил незнакомец. — Так как насчет того, чтобы составить мне пару?

Я задумалась и кинула быстрый взгляд в сторону своих бывших кавалеров. Ни один из них даже не смотрел в мою сторону. Обида все больше нарастала, и я согласно кивнула. Да ну их всех! Эльфы, что с них взять! Если им можно наслаждаться балом, то почему я должна стоять в стороне? Я тоже хочу получить свою порцию удовольствия. К тому же не лить ведь слезы из-за этих идиотов! Это не в моем характере. Я потом им все припомню, особенно Трэшену, который так легко променял меня на эльфийку. Опускаться до уровня богатых барышень и устраивать при всех скандалы не собиралась. Я выше этого, ага.

Неожиданно холодные пальцы взяли мою ладонь, и я оказалась в объятиях незнакомца. Одна его рука нежно обхватила меня за талию, другая — немного сильнее сжала ладонь. Я даже не уловила того момента, когда он закружил меня в танце. Было любопытно: кто под маской, но кроме изучающего и одновременно теплого взгляда, я ничего не видела. Даже цвет его радужки менялся каждую секунду из-за маски-иллюзии.

— Вы очень красивы! — Неожиданный комплимент застал меня врасплох, но незнакомец тут же подхватил меня, не давая оступиться от удивления.

Его голос казался мне знакомым, но с уверенностью не могла этого сказать. Поскольку одно из свойств магической маски — менять не только образ, но и тембр голоса.

Танцуя с новым партнером, я неожиданно для себя успокоилась и даже забыла про только что случившееся. Может, мне действительно это всего лишь привиделось. Под воздействием алкоголя и не такое может показаться, по личному опыту знаю.

Я чувствовала на себе взгляд незнакомца и невольно ощущала, как горят щеки от смущения. От партнера приятно веяло травами, и мне казалось это очень знакомым. Однако я не придала этому значения, обняла незнакомца за плечи и продолжила кружиться в танце. Музыка словно пронизывала насквозь. Хотелось, чтобы этот танец продолжался и никогда не прекращался.

— Как вас зовут? — спросила я.

— Простите, но вновь повторюсь. Мне хочется остаться таинственным незнакомцем, — проговорил человек, еще больше разжигая мое любопытство. А ведь под маской вполне может оказаться как мужчина, так и юноша.

— Если бы ты только знала, — неожиданно заговорил он, переходя на «ты», и тут же замолчал, оглядываясь. — Кажется, время вышло.

Музыка внезапно затихла, и незнакомец остановился, продолжая прижимать меня к себе. Я же, немного пораженная его словами, пыталась хоть что-то понять. Так я его знаю?

— Прости. — Его тихий голос — и тело внезапно скрутила резкая боль.

Мои ноги подкосились, и, если бы не незнакомец, я бы упала.

— Что происходит? — с трудом прошептала я, проваливаясь в постепенно поглощавшую меня темноту.

— Ты просыпаешься. — Это было последним, что я услышала перед тем, как полностью провалиться в темный омут своего сознания.

«Хранительница анэл, я надеюсь, ты не забыла, что должна мне!»

Знакомый голос прорезал окружавшую тишину, заставляя непроизвольно сжаться. А как хорошо было плыть по течению неведения и ничего не чувствовать.

«Мой дар, используй его с умом. Я не просто так доверил его именно тебе. Теперь ты его хранитель. Береги кольцо силы».

С трудом понимая, о чем речь, я пыталась задать вопрос, но почему-то не могла.

«Когда наступит момент, ты поймешь, что должна делать с артефактом. Не сглупи, девочка, иначе узнаешь, что такое ярость самого бога хаоса!»

Как это понимать? Кто-нибудь, я хочу проснуться! Что происходит?

— Сэл! — Обеспокоенный голос ворвался в мое сознание. — Сэллира, ты меня слышишь? Приди в себя!

— Сколько можно дрыхнуть?! Ты и так уже всех перепугала. — Еще один насмешливый голос.

Внезапно тьма стала отступать, тем самым возвращая меня к реальности.

Первые, кого я увидела, открыв глаза, — это эльфы. Справа возле меня сидел Эшэр, а с другой стороны Трэшен. Оба смотрели на меня с одинаковым беспокойством. Начало мне понравилось, однако стоило вспомнить полуэльфа и дроу с другими барышнями, как вновь нахлынула обида, и я насупилась, ничего не говоря. К тому же в теле была неприятная слабость и ломота, отчего вставать совершенно не хотелось.

— Сэл, как ты себя чувствуешь? — участливо поинтересовался Трэшен, продолжая взволнованно смотреть на меня, и мне стало не по себе от его пристального взгляда.

— А что, та эльфийка бросила тебя? — злорадно усмехнулась я.

— Какая эльфийка? — Трэшен так искренне изумился, что я засомневалась в том, что видела.

— А что вообще произошло? — Все-таки любопытство сильнее меня.

— Ты не помнишь? — А вот это уже удивленный голос Эшэра. — Ты спасла короля.

— То есть это правда? — Я опешила, ничего не понимая. — Но почему вы тогда стояли и ничего не делали?!

— Стояли? — Трэшен неожиданно взял мою руку. — Мы сразу бросились к тебе. Тот силовой поток был очень мощным, ты могла погибнуть! Что ты такое говоришь?

— Сэл, мы испугались за тебя, — неожиданно произнес Эшэр. — Если бы не твои сережки, ты бы не выжила.

— В смысле? — Я еще больше запуталась.

— Тебя спасли твои сережки, — спокойно пояснил дроу. — Не знаю, откуда они у тебя, но в них редкие камни, которые всасывают в себя чужую магию.

Даже так. Но почему тогда Рэн мне ничего не сказал? В любом случае хорошо, что я надела их.

— Так, а все же, что случилось?

— Покушение на короля. Благодаря тебе удалось поймать виновного. Это оказался королевский маг. К сожалению, он был только исполнителем, заказчика отследить не получилось.

— Даже на балу ты умудрилась найти неприятности на свою пятую точку! — насмешливо прокомментировал ситуацию Эшэр.

— Я же не специально!

— Коне-э-эчно, — растягивая гласные, произнес Эшэр. — И о награде ты даже не думала?

— Награде? — Я тут же заинтересованно посмотрела на эльфов.

— Когда ты оправишься, король лично вручит тебе почетную медаль героя, — тут же объяснил Трэшен.

Он ласково смотрел на меня, продолжая сжимать мою ладонь.

— А что, только медаль? — немного разочарованно спросила я. — Ни денег, ни звания?

— А также возможность работать у самого короля. Разве этого мало?

Я промолчала. Честно признаться, я была в замешательстве. Вспоминая танец с загадочным незнакомцем, я невольно чувствовала разочарование. Выходит, что это мне только приснилось? На самом деле я лежала здесь. Значит, и Трэшен не танцевал с той эльфийкой, но почему тогда испытываю не облегчение, а пустоту? А тот голос? Со мной разговаривал сам бог? Нет, это, конечно, льстит моему самолюбию, но в его словах чувствовалась угроза. К тому же я понятия не имею, как использовать артефакт.

«И что бог тебе сказал?» — Голос Эшэра в мыслях раздался настолько неожиданно, что я вздрогнула.

— Тебе нехорошо? — Моя реакция не укрылась от полуэльфа.

Я лишь отрицательно помотала головой и удивленно посмотрела на ухмыляющегося Эшэра. Его губы кривила довольная улыбка, а фиалковые глаза были насмешливо прищурены.

«Не хочешь поделиться со мной, что ты видела и слышала, пока спала?»

Уйди из моей головы! Цигх! Просила же не лезть в мои мысли. С чего ты вообще взял, что я буду рассказывать тебе свои сны?

Я продолжала прожигать взглядом дроу, но его это нисколько не смутило, а даже, наоборот, развеселило.

Сколько же я была без сознания, если свойства отвара сапожника больше не действуют?

— Ты не приходила в себя около трех суток, — сухо ответил Эшэр на незаданный вслух вопрос. — После того как ты приняла удар на себя, тебя стали выхаживать самые лучшие лекари короля.

— Мы боялись за тебя, — тихо проговорил Трэшен. — Они не могли объяснить, почему ты не просыпалась, ведь тот магический поток в себя приняли сережки.

— Зато, кажется, я начинаю догадываться, что, а точнее кто, помешал нашей спящей красавице проснуться, — довольным тоном произнес Эшэр, загоняя меня в тупик. О чем он? Конечно, догадки у меня появились после слов дроу, но ведь это всего лишь сон.

— Не совсем, — вновь прочел мои мысли Эшэр. — Это был магический сон. Его специально кто-то на тебя навеял, чтобы ты могла услышать Эдисса. А как ты знаешь, магические сны длятся куда дольше обычных.

— Эдисса? — удивленно переспросил Трэшен, поворачиваясь к Эшэру. — Что ты имеешь в виду? При чем здесь бог хаоса?

— А ты спроси у нашей маленькой ведьмочки. С кем она танцевала в своем сне, пока мы тут за нее переживали?

— Ой, да ладно! — резко перебила я Эшэра. — Вот не надо тут байки плести. Тебя волнует только артефакт.

— А Трэшену, по-твоему, что от тебя нужно? Или то представление было устроено от большой любви? Карета, бал, платье. Ты у нас не потерянная принцесса Катарина.[1] Смотри правде в глаза, — раздраженно отчеканил Эшэр, резко встал и сложил на груди руки. — Наивная! Ты видишь лишь то, что хочешь.

— Не смей так говорить! — разозлилась я, но неожиданно спокойным тоном заговорил Трэшен, отчего я удивленно прикусила язык.

— Эшэр, ты понятия не имеешь, что говоришь. Не суди всех по себе. Для меня важнее Сэл никого нет. Этот артефакт мне не нужен. Я хочу его уничтожить, чтобы больше никто за ним не охотился.

— Да, а мне показалось, ты просто хочешь завлечь ее для того, чтобы быть уверенным, что Сэл всегда будет на твоей стороне. Ведь это так удобно, иметь под боком хранительницу анэл.

— Гхм-гхм, — громко кашлянула я, напоминая, что они не одни. Это не возымело нужного эффекта, эльфы все так же продолжили спорить.

— Эшэр, ты заблуждаешься, полагая…

— Ты владыка! — неожиданно оборвал его дроу. — Каким бы ты ни хотел казаться, все это лишь спектакль, рассчитанный на Сэл.

— Хватит! — крикнула я, резко садясь и тут же откидываясь назад из-за накатившего головокружения. — Вот гады, до чего довели бедную девушку.

К моему удивлению, они оба тут же замолчали, испуганно глядя в мою сторону. Вот я недогадливая. Надо было сразу так сделать.

— Я есть хочу, — прямо заявила я, слыша возмущенное бурчание своего желудка. На их разборки мне было глубоко наплевать. Я довольно-таки неглупа и сама прекрасно осознаю, что с владыкой мне ничего не светит. Но сердцу ведь не прикажешь. И вообще, мне никто не запрещает влюбляться. Я же не требую большего. А вот с чего так взбеленился Эшэр, я не понимала.

«Почему я взбеленился? — вновь нагло влез в мои мысли Эшэр. — Да потому, что ты не видишь очевидного!»

Может, я сама решу? Трэшену уж точно больше доверяю, чем тебе!

«В любом случае, у нас с тобой договор, если ты не забыла…»

Я прекрасно помню. Отдать тебе мощь артефакта. И ты после этого еще что-то говоришь о Трэшене? Я отлично знаю, что тебе от меня надо!

Дроу ничего не ответил, лишь еле заметно пожал плечами и вышел, оставляя нас с Трэшеном одних. Ну и ладно! Мне же лучше.

— Кстати, хотела спросить, а где мое зверье?

— Малыш в саду, Пушистик в моей комнате, — вкрадчиво ответил полуэльф. — Королевские лекари не разрешили их к тебе пустить.

Его взгляд мне совершенно не нравился. Трэшен смотрел на меня так, словно я тяжелобольная или того хуже — при смерти.

— Со мной все в порядке, — попыталась успокоить своего впечатлительного эльфа. — Лучше покорми голодную и злую ведьму.

— Здесь во дворце подают очень вкусные оладьи. Будешь?

— С удовольствием! — Уже только от одних мыслей о блинчиках с вареньем у меня потекли слюнки, а живот забурчал еще сильнее. — А на десерт отвар сапожника.

Трэшен наконец улыбнулся и вышел, пообещав вернуться через пару минут. Я же, воспользовавшись моментом, все-таки села, стараясь не обращать внимания на слабость. Ого, а здесь красиво! Не могла я не подметить это, с восхищением разглядывая роскошные апартаменты. Я за все восемнадцать лет никогда не была в таких шикарных покоях! Огромные, словно наш главный зал в школе! Изящная люстра с драгоценными камнями, пушистый ковер на полу, древние картины известных художников. А чего только стоит кровать, на которой я сидела, — настолько широкая, что на ней поместится человек десять!

Когда вернулся Трэшен, я не удержалась и спросила:

— А чьи это апартаменты?

— Это дворцовые покои для гостей.

— Ничего себе! Тогда какие же покои у королевского мага?

Трэшен пожал плечами, явно не слишком заинтересовавшись этой темой. Он поставил передо мной поднос, от которого шли такие сладкие и аппетитные ароматы, что я забыла обо всем на свете, некультурно набросившись на еду.

Вот что значит не есть пару дней. К тому же у меня ведь еще растущий организм, который требует много энергии, особенно после случившегося.

Я некультурно запихнула в рот последний блинчик, перед этим смачно обмакнув его в малиновом варенье.

Трэшен, наблюдая за всем этим, тихо рассмеялся.

— Фо мехного? — С набитым ртом говорить не очень-то удобно. А поэтому, прожевав, я вновь повторила свой вопрос:

— Что смешного?

— Ничего, — подавив смешок, улыбнулся Трэшен. — Я рад, что с тобой все хорошо.

— Ага. — Подобрав все из тарелки, я почти залпом выхлебала вишневый компот. А все-таки хорошо во дворце кормят. Надо будет обязательно подумать над предложением стать королевским магом. А что? Это ведь куда лучше, чем по кладбищам лазить. Согласна, возможно, не так весело, но все же. Зато вкусная и постоянная еда, тепло и крыша под головой.

— Не забудь отвар, — напомнил Трэшен, кинув быстрый взгляд на второй стакан.

— Это тяжело, если учесть, что он стоит на подносе, — недовольно пробурчала я и взяла стакан. Отвар, конечно, не такой вкусный, как компот, но пить можно. Да и у меня будет уверенность, что Эшэр не залезет в мои мысли.

— А добавки можно? — сделав взгляд побитого щенка, я посмотрела на Трэшена. Но либо я разучилась играть, либо на полуэльфа мои чары не действуют.

— Лучше не надо. Все-таки ты не ела пару дней. Нельзя сразу так много наедаться.

— Это я-то наедаюсь?! — резко перебила я. — Между прочим, мой растущий организм требует постоянной подпитки.

— Хорошо-хорошо, — не стал спорить Трэшен.

Иногда он меня просто поражает.

— Все же ты приняла на себя сильный поток магии. Так что давай не спешить, да и отдохнуть бы не мешало.

— Куда уж больше? И так проспала неизвестно сколько!

— Я побуду с тобой, ложись.

Его слова неожиданно вызвали во мне противоречивые чувства: с одной стороны, приятно, но с другой — немного коробит. Просто я не привыкла, чтобы кто-нибудь так заботился обо мне.

— Я не больна! Мне няньки не нужны.

— Ты хочешь, чтобы я ушел? — неожиданно холодно поинтересовался Трэшен. Он что, еще и обижаться намерен?

— Я ничего не хочу. Мне надоело здесь торчать.

— Лекари сказали, что после того, как ты проснешься, должна еще пару дней полежать на всякий случай, — все же серьезным тоном объяснил полуэльф.

— Это решать мне! Цигх! Спасла на свою голову короля. Ничего же страшного не произошло! Я отлично себя чувствую.

— Это ты так думаешь. Видела бы ты себя со стороны, — с нотками раздражения отчеканил Трэшен и резко поднялся. — Ты ведешь себя как капризный ребенок, который даже не может выслушать то, что ему рекомендуют.

— Неправда! Я уже совершеннолетняя. И знаешь, что… — Я всего лишь на миг запнулась. — С самого детства все решения принимаю самостоятельно! Никто не имеет права решать за меня!

— Ошибаешься! — Не дожидаясь моего ответа, Трэшен ушел, оставляя меня одну в замешательстве, Это сейчас что было? Мы поссорились? Из-за такого пустяка? И что на меня нашло? Я запуталась. Если подумать, что я такого сказала. Что не хочу лежать в кровати? Хм. А правда, когда это я была против «поваляться и ничего не делать»? Закутаться в плед, взять чашку горячего молока с медом и смотреть на дождь за окном… Мечта!

Невольно я бросила взгляд за окно, да так и застыла… Не может быть!

Там большими пушистыми хлопьями падал снег. Я даже забыла про Трэшена. Не в силах удержаться, соскочила с кровати и прижалась к стеклу, наблюдая за кружившимися снежинками. Снег не успел еще полностью засыпать землю, но кое-где тонкий слой уже лежал. Сердце радостно забилось в предвкушении. Я обожаю зиму, ее белоснежную красоту! Ведь так здорово поваляться в снегу, слепить бабу или поиграть в снежки! Вот как ее можно не любить? Зима и лето — два времени года, которые я боготворю. Не то что осень с ее противными дождями или весна со слякотью.

Наблюдая за танцем снежинок, я на некоторое время забыла о ссоре с Трэшеном. Только мысли вновь вернулись. Вот на что он обиделся? Еще и Эшэр тоже странно себя ведет. Что на них обоих нашло? Может, начало зимы так действует? Кто знает этих дроу. Вдруг у них аллергия на снег? Ладно, я издеваюсь. Но что самое интересное, мне действительно было как-то все равно. Конечно, обидно возвращаться в жестокую реальность после чудесного, так похожего на сказку бала, но все хорошее имеет свойство быстро заканчиваться.

С Трэшеном помириться ничего не стоило, а вот кто был тот гость из моего сна, узнать я не могла. Да и куда больше меня волновали слова бога. Это уже не шутки. И зачем я во все это ввязалась? Сейчас бы мирно заканчивала специализацию вместе с Рэном. Кстати о птичках. Что это за спасительный подарок сделал мне друг? Значит, это не просто обычные сережки, раз они спасли меня. А я ведь прекрасно помню, как Рэн упрашивал меня взять их с собой. Значит, он знал об их интересных свойствах и ничего мне не сказал. Я ему еще устрою выговор. Главное, про «спасибо» не забыть. А то могу ляпнуть лишнего, особенно в порыве ярости.

Я так и стояла у окна, наблюдая, как падают снежинки. Все мысли постепенно отошли куда-то на задний план. А вскоре меня и вовсе стало клонить в сон. И это после того, как я и так проспала столько времени!

Все-таки в одном Трэшен прав — мне действительно стоит еще отдохнуть. Ведь магический сон — это не обычный, он вытягивает из человека энергию.

Так что спорить со своим организмом я не стала и завезла в теплую кроватку. М-да, что ни день, то веселье. Уже даже боюсь представить, что меня ждет завтра. Интересно, это у меня такая удача или я просто притягиваю к себе неприятности? Долго размышлять о насущном не слишком хотелось, и вскоре я уснула крепким сном.

* * *

В доме царила тишина, только редкое потрескивание углей в печи нарушало ее. Рядом за круглым небольшим столом сидели двое: высокий красивый темный эльф в свободной рубашке и молодая женщина в теплом сером платье.

Обед проходил в молчании. Иногда дроу поднимал взгляд на женщину, но, видя ее задумчивое лицо, не начинал разговора. Сама Саррина просто не хотела общаться с Грэлианом. Она была в замешательстве, не зная, как поступить дальше.

Дроу шел на поправку. За эти дни он уже начал вставать и сам есть. Ему была неприятна слабость, из-за которой он не мог ничего делать, поэтому старался быстрее набраться сил. К тому же память так и не вернулась к нему.

Саррина не спешила ему напоминать, кто он есть. Да, она хотела отомстить ему, и у нее была прекрасная возможность это сделать. Но это не в ее принципах. Мстить ослабленному дроу, пусть и бывшему владыке, — унижение для самой себя. Да и такой Грэлиан ей нравился куда больше. Более того, не помогать восстанавливать память — тоже своего рода месть. Все в ее руках. Она могла бы уже давно все рассказать или применить заклятие, чтобы ее воспоминания ожили в реальности, и Грэлиан увидел, как издевался над ней.

Связываться с дроу ей совершенно не хотелось. К тому же у нее были свои цели, и дополнительная помощь не помешала бы. Саррина искала своего отца. За последние несколько лет ее поиски так и не сдвинулись с мертвой точки из-за того, что все это время она была в плену у темных эльфов.

Женщина знала, что сейчас кулон у сестры. Она приложила столько усилий, чтобы избавиться от него, но кулон все равно попал к Сэл. Саррина была уверена, что записка, которую оставила, будет прочтена. Вот только, зная сестру, женщина сомневалась, что та ее послушает. В любом случае ей нужно найти отца, только он может уничтожить этот проклятый кулон. Саррина хотела освободить их семью от обязанностей хранителей.

Она подняла голову и посмотрела на Грэлиана. Магия дроу сильно отличается от человеческой, так что, вполне возможно, дроу сможет помочь ей. Все равно он в долгу перед ней за свое спасение. Грэлиан просто не имеет права отказаться.

— Что-то случилось? — улыбнулся темный эльф, заметив пристальный взгляд женщины. За все время, что он провел здесь, он не смог понять ее. Она спасла его, но при этом дроу прекрасно чувствовал неприязнь. Но рассказывать о причинах этой вражды Саррина явно не собиралась. Возможно, все дело в его прошлом, которое он забыл. Почему тогда эта женщина не хочет ему все поведать? Грэлиан не торопил ее, делая вид, что не замечает ее задумчивых, а иногда и злых взглядов. Рано или поздно он узнает правду.

— Я уезжаю, — наконец заговорила женщина. — И хотела попросить о помощи.

Грэлиан невольно скривился. Попросить? Она спасла его, как бы он ни хотел, отказать не сможет.

— Я кое-кого ищу, — продолжала тем временем Саррина. — И твоя магия мне бы очень помогла.

— Ты хочешь, чтобы я поехал с тобой? — озвучил Грэлиан мысли Саррины. — И как ты себе это представляешь? Не думаю, что твоя лошадь выдержит нас двоих.

Голос его был полон сарказма. Саррина сделала вид, что не заметила.

— До ближайшего города довезет, а там приобретем еще одну лошадь, — спокойно объяснила женщина.

— Допустим, но позволь спросить, где ты возьмешь деньги? Вряд ли у тебя их много, раз ты живешь в такой развалюхе.

Саррина невольно смутилась от его вопроса. Грэлиан был прав, денег у нее не было, пока она не нашла его. У дроу на поясе оказалась уцелевшая сумка с вполне приличной суммой. Но говорить ему об этом она не собиралась. Да и совесть ее не сильно мучила. Все-таки он жив и сидит здесь благодаря ей.

— На лошадь у меня деньги найдутся.

— Желание леди — для меня закон. — Он неожиданно улыбнулся так, что Саррина невольно ощутила, как внутри все сжалось. За все время, проведенное в его замке, она ни разу не видела у него такой улыбки. Злость, издевки, высокомерие, ярость — вот все, что она помнила.

Отведя взгляд, женщина начала быстро есть, стараясь отвлечься. Главное, что все идет по ее плану, остальное неважно! Она не должна отвлекаться на всякие пустяки.

* * *

Сыпал небольшой снежок, вызывая радостную непосредственную улыбку. Я куталась в теплую куртку, которую купила перед тем, как уехать, и вспоминала вчерашний вечер. В честь меня состоялся большой прием. Сам король вручил мне медаль и свиток с приглашением по окончании Школы магии и целительства поступить в королевский замок на должность придворного мага. В общем, я гордилась собой. Кому, как не мне, быть придворным магом. У меня было весьма приподнятое настроение, и не только из-за последних событий. Помимо вручения награды в тот же вечер я извинилась перед Трэшеном за инцидент. Теперь мы постоянно были вместе, и что самое странное — мне доставляло удовольствие внимание полуэльфа.

А еще перед отъездом мы вместе ходили за покупками. Честно, я просто удивляюсь, как меня выдерживает Трэшен. Куда я его только не тянула. Но он стерпел все мои экзекуции. Что еще сказать — жизнь налаживается.

Также меня не мог не радовать Эшэр. Он был на удивление молчалив, и нам не приходилось выслушивать его едкие замечания.

Вот и сейчас он ехал немного впереди, словно не замечая нас. С самого утра его лицо было каким-то хмурым и задумчивым. Я, конечно, пыталась разузнать, в чем дело (любопытство — это святое), но дроу не поддался на мои уговоры. Лишь огрызнулся в обычной своей манере. Настаивать не стала. Буду еще из-за какого-то индюка портить себе настроение. Не дождешься. К тому же, несмотря на случившееся в замке, я была очень довольна балом и проведенными здесь днями. Пусть даже сейчас я вновь в дороге.

Пейзаж в зимнее время преображался. За эти дни высыпало очень много снега. Особенно красиво он смотрелся на солнце! Блестел, словно настоящее серебро. Вот только мои спутники не разделяли восхищения матушкой-природой. Эшэр так вообще натянул капюшон по самый нос. Ладно, если бы дождь, но ведь это мягкий пушистый снег. Может, он не любит зиму? Хм. Он просто ничего не понимает! Зиму невозможно не любить!

Кстати, самое главное — Малыш исчез. Он бегал недалеко от нас, когда мы выехали за пределы Лассана, но потом скрылся за деревьями. Я не волновалась, кард часто убегал. Но мы уже проехали достаточно далеко, а его все не было видно.

— Что-то случилось? — Трэшен заметил мое беспокойство.

— Нет, просто я вспомнила, что давно не видела Малыша.

— Не волнуйся, набегается и вернется. — Полуэльф не придал значения моим словам. — Не думаю, что Малыш оставит своего друга.

Я невольно улыбнулась, проследив за взглядом Трэшена. Говоря «друг», он имел в виду Пушистика, дрыхнувшего у меня на руках. Может, Трэшен прав. Чего я переживаю?

— Эшэр, нам еще долго ехать? — неожиданно спросил полуэльф, поравнявшись с дроу. — Ты так и не сказал, куда мы направляемся.

— Ты можешь это узнать у Сэл, — холодно ответил дроу. — Для чего ей кулон?

— Если ты не в настроении, нечего на других кидаться! — недовольно пробурчала я, но Эшэр не поддался на провокацию.

Ну и ладно. Действительно, зачем его спрашивать, когда я и так могу узнать, где он скрыл артефакт. Я прикрыла глаза, прислушиваясь к кулону и одновременно мысленно представляя перстень. Почти сразу в голове всплыл образ храма и название старинного города.

— Лэйчад, — тихо прошептала я. — Но почему там? Туда же чуть ли не каждый день туристы ездят.

Насколько я знала, это один из самых старинных городов в Вартане. Помимо этого, в газетах писали, что он давным-давно опустел. Однако по некоторым причинам король ничего не делает с этим городом. Говорят, что государь приказал его не заселять. Вот с того дня и пошли слухи, будто Лэйчад проклят. Даже странно, что это не отпугивает туристов. Впрочем, людей это только привлекает — опасность, адреналин.

В школе нам объясняли, что город не заселяют, так как это связано с его историей. Считается, что это один из самых первых городов, появившихся в Вартане. И его хранят как историческую память. Именно после войны в семьсот девяностом году он стал пустым. Также его еще называют местом пяти великих магов.

Помню, я даже когда-то хотела побывать там, но не хватало денег.

— Наверное, потому, что в этом городе создали перстень, — со знакомыми нотками ехидства ответил Эшэр, даже не обернувшись.

— Подожди! Так что, выходит, артефакт был создан в Вартане?! — Я не спрашивала, а констатировала факт. А нам в школе даже ничего не говорили об этом. Наверное, это правильно. Студенты тут же отправились бы на поиски артефакта.

— В Лэйчаде есть храм, построенный одним из пяти магов-создателей, — безразличным тоном начал Эшэр. — Но немногие знают всю правду. Про артефакт уже давно не упоминают, а в храм и вовсе не заглядывают, он располагается в северной части города, куда запрещено заходить и, понятное дело, туристов не водят. А любопытные, которые попадали туда, обычно просто не возвращались.

Позор мне! Живу в столице Вартана, а даже не знаю таких подробностей.

— Об этом не распространяются, чтобы не спугнуть туристов. Для них это просто красивый древний город со старинной архитектурой.

— Но позволь узнать, откуда ты это все знаешь? — Трэшен не сводил внимательного взгляда с дроу.

— А вот это, пожалуй, я оставлю в тайне, — усмехнулся Эшэр, вот только улыбка у него вышла какая-то холодная и натянутая.

— Одно радует, не придется далеко ехать. Лэйчад находится в западной части Вартана, а туда, если мне не изменяет память, не больше недели добираться.

Я задумалась. Куда тогда целых полтора месяца делись? Ладно, допустим, до того, как мы встретили Эшэра, пролетел почти весь золотень,[2] но последний месяц осени, казалось, ускользнул от моего внимания. Это еще можно объяснить — все мои мысли были заняты балом, полуэльфом. А ведь мы давно могли быть в Лэйчаде, если бы не приглашение Трэшена. Хм, получается, что к Новому году я как раз вернусь в школу.

Даже обидно немного. Мне бы хотелось встретить его с Трэшеном. Но я прекрасно понимала, что после окончания нашей миссии полуэльф вернется в Темную империю и моя сказка закончится. Не стоит сейчас об этом думать. Буду ловить каждый момент, проведенный с ним вместе!

Ужас, я сама себя не узнаю. Когда-то я только посмеялась бы над всем этим, что всегда и делала, когда ко мне прибегали однокурсницы со своими сопливо-розовыми проблемами. Сейчас же я вела себя не намного лучше, и меня это пугало.

— Заночуем здесь, а уже завтра с утра поедем, — устало проговорил Трэшен, остановившись и медленно спрыгнув с Вэйлла.

Стоило мне спешиться, как Люси облегченно вздохнула. Ее можно было понять. Бедненькая, устала. А вот Пушистик, наоборот, сразу зарылся в снег, как только я его выпустила. Я невольно улыбнулась, но тут же стала серьезной, вспомнив, что кард так и не вернулся. Он никогда не убегал так надолго. Неужели бросил меня? Я стала оглядываться, но среди высоких мрачных деревьев никого не было.

— Он вернется, — успокоил меня Трэшен, подходя ко мне со спины и обнимая за плечи. — Не волнуйся за него, он уже достаточно взрослый.

— Ты считала, что кард будет постоянно рядом? — насмешливо спросил Эшэр, оборачиваясь к нам. — Вообще удивляюсь, как он так долго пробыл с тобой. Это же нечисть.

— Не говори так! Это ведь Малыш. И он вернется! — Последние слова прозвучали не так убедительно, как хотелось бы.

— Главное — верить.

Честно, я была готова его убить. Но теплые руки полуэльфа, взявшие мои ладони, успокоили.

— Эшэр, у тебя нет никакого чувства сострадания!

— К кому, интересно? Уж не к тебе ли? — саркастически искривил бровь Эшэр.

Лучше бы он и дальше молчал. Это еще хорошо, что я пью отвар, так он моих мыслей не слышит. Мне хватило лета, когда дроу почти все время комментировал мои душевные размышления.

— Эшэр, хватит, — спокойно произнес Трэшен.

— Это решать мне. — Эшэр перешел на тот же тон, что и полуэльф. Казалось, это всего лишь милая беседа, вот только сразу стало как-то холоднее, что ли.

— Как мой будущий советник, ты подчиняешься владыке. Или ты забыл о нашем договоре?

Я поморщилась. Вот ведь эльфы. Врут оба и даже не краснеют. А еще на меня наговаривают.

Однако Эшэр не стал спорить, лишь слегка улыбнулся. Ничего не говоря, он подхватил сумки и пошел раскладывать вещи.

— Я разведу костер, — деловито предложил Трэшен, отпуская мои руки. Я почувствовала разочарование, но не подала виду и пошла за котелком.

Конечно, за водой решила пойти не просто так: я собиралась заодно поискать Малыша. Понимала, что вряд ли из этого выйдет что-нибудь путное. Но попытаться стоило. Думала, может, он все-таки недалеко убежал.

С такими мыслями я оставила своих спутников и потопала к небольшому озеру, которое приметила, когда мы спускались с высокого холма.

Всю дорогу я звала Малыша, но это не дало никаких результатов. Может, Эшэр прав? Все-таки ему уже более четырех месяцев, это как раз тот возраст, когда карды ищут себе пару и уходят от матери. Цигх! Я ведь знала, что рано или поздно это произойдет, так чего же так грустно на душе.

Выйдя к озеру, я остановилась у края. Вода еще не успела замерзнуть, в общем-то, и неудивительно — настоящие морозы в этих краях приходят только к концу холоденя.[3] А до этого более-менее тепло. Зато снега обычно много, засыпает по колено. Что не может не радовать.

Я с интересом оглянулась. Мрачный лес, темнеющее небо, еще и студеный ветер. «Романтика». Передернулась от холода, присела на корточки и опустила котелок в воду.

Неожиданно возникло странное неприятное чувство, что рядом кто-то есть. Тут же обернулась, но никого не увидела. Все так же сидя на корточках с котелком в руках, я продолжала крутить головой по сторонам, но ничего странного не замечала.

— Ай! — От неожиданности я вскрикнула и выронила котелок. Чья-то ледяная лапища из воды схватила меня за руку и потянула на себя.

— Сэл! — Отдаленный голос Трэшена — последнее, что я услышала, потому что в следующее мгновение ледяная вода накрыла меня с головой, пронизывая сотнями мелких иголочек. Меня охватила паника, а холод парализовал.

Так, Сэл, спокойно! Вспомни: ты же маг! Я сцепила пальцы и выполнила несложное заклятие. Тут же в мои легкие проник свежий воздух, а тело налилось теплом. Вот только выплыть мне кто-то все так же упорно не давал. Оглянувшись, встретилась взглядом с маленьким мужичком, да так и ахнула в негодовании. Водяной?!

— Давно ко мне не заглядывали, — произнес он. Водяные спокойно говорят под водой.

Сотворив еще одно заклятие, чтобы заговорить, я раздраженно скрестила руки на груди.

— Между прочим, вы знаете, что напали на будущего дипломированного мага? — Я пыталась говорить строго, вздернув нос кверху.

— Ведьма, — сказал, как выплюнул. И я тут же ощутила, как невидимые путы меня отпустили. — Развелось вас! Тьху!

— Ты смотри мне! — пригрозила я, не забыв кулаком помахать. — Нажалуюсь правительству, если узнаю про утопленников в этом районе.

— Ой-ой-ой, — недовольно пробурчал водяной, но спорить не стал и исчез.

«Вот нечисть пошла, совсем обнаглела!» — возмущенно покачала головой я и, решив оставить водяное царство, поплыла на свет.

Вынырнув, стала отплевываться. Заклятие моментально опало, когда я оказалась на поверхности воды. Я уже собиралась выйти, когда с удивлением обнаружила на берегу одежду. Задумчиво сдвинула к переносице брови и попыталась вспомнить, чья она, ведь сама я была одета.

Точно! Это же одежда Трэшена. Я совершенно про него забыла. Но где он? Неужели этот дурак удумал меня спасать и полез в эту стылую воду? Нашел, цигх, время геройствовать — я же ведьма как-никак!

— Трэшен! — Чувствуя, как от страха учащенно забилось сердце, я нырнула под воду.

Пуская магические светлячки, чтобы как-то осветить черный омут, я в панике раз за разом ныряла, плавала вокруг и судорожно высматривала полуэльфа. Пока не увидела знакомый силуэт.

Трэшен?! Нет! Не может быть. Он не мог утонуть!

Я никогда не думала, что буду за кого-то так сильно волноваться. Набрав больше воздуха, вновь опустилась под воду и быстро поплыла к полуэльфу. Забыв даже о заклятии, я думала лишь о том, чтобы не было поздно.

Схватив его за талию, я поплыла вверх, боясь не успеть. С трудом вытянув полуэльфа на поверхность воды, потащила к берегу.

— Трэшен, ты меня слышишь? — Как только мы оказались на суше, я стала хлопать посиневшего полуэльфа по щекам.

Однако он не отзывался, что еще больше меня напугало. Зачем полез, если плавает плохо!?

Вспомнив правила оказания первой помощи, я склонилась над полуэльфом и поцеловала его, передавая воздух, как учили на практике.

Поцелуй затягивался, а он все не открывал глаз. Страх сковал меня, но я не позволяла себе ему поддаться. Может, я что-то не так делаю?

— Сэл, — тихий голос, — только ради этого стоило утонуть!

— Что? — не поняла я. Понимание пришло позже.

— Не смешно! — разозлилась я, с силой хлопнув его по ключице. В глазах появились слезы, которые скрывали капли воды. В следующий миг я уже радовалась, накинувшись на него, отчего полуэльф аж закашлялся, выплевывая воду:

— Задушишь.

— Ой, прости. — Я смущенно отпустила Трэшена и только сейчас ощутила, как меня всю трясет. Причем непонятно — от холода или от пережитого страха за полуэльфа. Мокрая одежда неприятно липла к коже, еще больше холодя. Трэшен выглядел не лучше. Его так же всего трясло. Однако я нашла в себе силы возмутиться:

— Ты зачем полез за мной, если настолько плохо плаваешь?!

Но он не ответил, лишь мягко улыбнулся и провел холодной ладонью по моей щеке. В этом жесте было столько ласки и тепла, что я забыла весь свой праведный гнев.

— Нам лучше возвращаться к костру, — заметив мое состояние, обеспокоенно произнес Трэшен.

Свою одежду полуэльф отдал мне, оставшись в одних мокрых шортах. Я, конечно, была рада избавиться от мокрых вещей и надеть сухонькое, но ведь Трэшену тоже холодно. Только он не слушал возражений.

Когда мы вернулись к нашей стоянке, Эшэр не смог скрыть своего изумления и конечно же ехидства:

— Вы решили закаляться? Или вам мало романтики и вы просто пожелали вместе поплавать под луной?

Я гордо прошествовала мимо него, делая вид, что не слышу, и села у костра. Трэшен, пока я сушила волосы, достал из сумки сухие вещи и оделся. Его вид мне все равно не нравился. Уж больно кожа у него посинела, ну не в прямом, конечно, смысле — до лунных эльфов ему далеко.

— Трэшен, давай быстрее! — поторопила я его. — Составь мне компанию в сушке волос.

Он мягко улыбнулся, натянул теплый свитер на кофту и подсел ко мне, не забыв прихватить с собой одеяла. Оказавшись прижатой к полуэльфу под двумя одеялами, я невольно улыбнулась, наслаждаясь происходящим.

— Спелись, голубки, — пробурчал Эшэр и сел напротив нас. — Вы, я так понимаю, воду не принесли? Что же, будем давиться бутербродами.

Я даже не стала отвечать. Сейчас, как бы ни старался дроу, он не испортил бы моего радужного настроения. Еще и Пушистик залез к нам, удобно устраиваясь на наших коленях.

Не знаю, сколько мы так сидели, жуя холодные бутерброды, но успело довольно сильно стемнеть. А в теплом уютном коконе крепких объятий Трэшена меня стало клонить ко сну. Треск костра, приятный запах колбасы, далекий вой голодных волков.

Я даже не заметила того момента, когда глаза закрылись, и меня захватил в свой мир крепкий сон.

…Я стояла в просторном мрачном храме с высокими колоннами. Вокруг никого не было. Но меня не покидало чувство, что за мной кто-то наблюдает. Чтобы убедиться в этом, пустила поисковое заклятие, но оно ничего не дало. Может, мне всего лишь показалось? Однако это неприятное сковывающее чувство не желало меня оставлять.

Медленно пошла вперед к небольшой арке с алтарем. Вокруг горели свечи, а на сером камне лежал старинный перстень. Я ощутила сильный жар от кулона, стоило мне приблизиться к алтарю. Я знала, что передо мной артефакт, но не понимала, что происходит. Эшэр так и не сказал, где его скрыл. Это неважно, пожелай, я бы его все равно нашла. Вот только магия дроу не даст мне взять перстень в руки.

Неожиданно яркий луч солнца, ворвавшийся из окна и осветивший храм, попал на картину. На ней был молодой мужчина с хмурым взглядом. Несмотря на это, его взор был очень притягательным. Казалось, он манит, и ты пойдешь за ним куда угодно. Мне это чувство совершенно не понравилось, поэтому быстрее отвела взгляд, случайно замечая на его руке перстень.

— Артефакт? — Теперь я смотрела на портрет с любопытством. Я даже подошла поближе в поисках подписи. Может, найду, кому он принадлежит.

Но уже через пару секунд прочитав изящную надпись под картиной, пожалела об этом. Там было имя, но главное это фамилия — Вирдэн Эйд. Это ведь не может быть совпадением. Эйд — редкая фамилия. Моя фамилия…

Резко открыв глаза, я с удивлением посмотрела на чистое голубое небо. Уже утро? Я хотела потянуться, когда ощутила себя прижатой к Трэшену. Его руки были сцеплены на моей талии, а мои обвивали его шею. И если честно себе признаться, мне совершенно не хотелось вылезать из таких теплых и нежных объятий. Я невольно засмотрелась на него, даже забыв про свой сон.

Пушистик? Я удивленно заметила белый маленький комочек шерсти между нами. И как мы его только не придавили? Глядя на эту милую картину, мне невольно вспомнилось лето, когда полуэльф так же спал с Малышом. Я еще тогда себе на память оставила фотокарточку. Может, и сейчас сделать? Ведь неизвестно, что будет потом. Малыш сбежал, и все, что у меня осталось, — это всего лишь его изображение, сделанное несложным заклятием.

Я еще раз посмотрела на Трэшена: высокий лоб, прямой нос, хорошо очерченные губы, которые так и хотелось поцеловать.

Так, хватит! Я же не извращенка какая-нибудь. Стараясь отвлечься от своих мыслей, осторожно села, чтобы не разбудить Трэшена. Тут же холодный ветер залез под куртку, отчего я вся сжалась.

Однако, не обращая на это внимания, я вновь обернулась к спящему полуэльфу и Пушистику. Нет, все-таки сделаю! Соединив указательные и большие пальцы обеих рук наподобие прямоугольника, я навела их на эльфа и тихо прошептала слова заклятия. Уже в следующую минуту в моих руках была тоненькая фотокарточка с Трэшеном и Пушистиком.

— Интересно, что скажет сам Трэшен, узнав об этом? — Знакомый насмешливый голос.

Я тут же покраснела, словно меня застукали за непристойным занятием. Но, не желая выказывать смущения, уверенно ответила:

— При чем здесь Трэшен? Я сделала фотокарточку Пушистика.

— Ну да, конечно, — не поверил Эшэр.

— Если очень хочешь, рассказывай! Мне все равно.

— Заняться мне больше нечем! — фыркнул Эшэр. — Буду я еще маньячек всяких ловить. Твори, что хочешь, мне до тебя нет никакого дела.

— Слушай, а действительно, почему ты все это время какой-то злой? — спросила я, наблюдая за дроу, который подошел к нашему вчерашнему, уже потухшему костру.

Несколько секунд он молчал, словно размышляя, а потом все же холодным тоном ответил:

— Потому что лично мне все это не нравится. А именно: поведение твоего владыки. Ты это воспринимаешь как должное. Но не видишь главного. В первую очередь он правитель Темной империи. Неужели ты веришь, что обычная девчонка может его привлечь? Ему просто что-то нужно.

Все это выпалил эльф на одном дыхании. Вот только я уже недавно это же самое слышала. И если Трэшену я доверяла, Эшэру — нет.

— Ты опять за свое?! И, кстати, не моего, а твоего владыки! — раздраженно произнесла я. — Не суди всех по себе. Мы уже об этом говорили! Я верю Трэшену уж точно больше, чем тебе. И вообще, я не вижу смысла в этом разговоре. Я не маленькая глупая девочка и сама все понимаю. Но зачем наговаривать на Трэшена, когда ты сам гонишься только за властью?

— Да потому что я делаю это открыто! Ты знаешь, на что идешь.

— Не желаю больше от тебя этого слышать! — отчеканила я и медленно поднялась.

— Хорошо, — неожиданно спокойно согласился Эшэр. — Делай как знаешь, но ты еще вспомнишь мои слова. Маленькая наивная ведьмочка!

От злости в моей руке образовался небольшой сгусток огонька. Как меня раздражает, когда он так меня называет. Мне ничего не стоило поднять руку, чтобы огонек обжег дроу.

— Даже и не намеревайся, — усмехнулся Эшэр. — Я ведь могу и свернуть твою милую ручку. Думай, на кого нападаешь.

— Ненавижу! — прошипела я, но огонек убрала. Зная характер Эшэра, я могла быть уверена, что он свое обещание сдержит. А сражаться сейчас у меня не было никакого желания.

— Ага, знаю, — зевнул Эшэр, прищурив свои фиалковые глаза. — Жаль, тебя сейчас Трэшен не видит. Взъерошенная ведьма с гнездом на голове и горящими глазами, из которых так и сверкают искры.

Так, спокойно. Я глубоко вздохнула. Он специально меня провоцирует. Резко развернувшись, пошла в ближайшие кустики, стараясь сдержать гнев. Нет смысла в сражении. К тому же это не будет честный бой. Пока я нужна дроу, он не станет драться в полную силу. А вот после всего я вызову его на дуэль! Как в старые добрые времена. Маг против темного эльфа! Вот тогда и выплесну всю злость за издевки! Ха-ха-ха! Я уже даже представила, как это будет. Скорее бы!

Цигх! А зимой-то холодно под кустики ходить. О, и кстати, мое падение в воду, слава богам, прошло незаметно — ни слабости, ни насморка. Что не могло не радовать. Болеть я не люблю, а вчерашнее непредвиденное купание могло закончиться воспалением легких. Но мне, как всегда, везет.

Я пошла обратно к нашему привалу. Когда вернулась, Трэшен уже сидел у горевшего костра и что-то варил. Завидев меня, доброжелательно улыбнулся, приглашая к завтраку. Вот только его затуманенный взгляд мне совершенно не понравился. Однако в следующую секунду Трэшен бодро стал разливать кашу по тарелкам. Может, показалось?

Рядом с полуэльфом сидел Эшэр, который даже не взглянул в мою сторону. Но меня это нисколько не волновало. Я не спеша подошла к ним, думая о сегодняшнем сне. Рассказывать о нем не очень-то и хотелось, разве что потом поделюсь с Трэшеном, когда Эшэра рядом не будет. Незачем дроу знать об этом. Я была уверена, что это не простой сон.

— Что это? — заметила я небольшой свиток справа от полуэльфа, тем самым стараясь отвлечься от мыслей.

— Письмо, — безразлично ответил Трэшен. — Из Темной империи.

— Что-то случилось? — Мне было тяжело сдержать любопытство. Но полуэльф и не думал от меня что-нибудь скрывать. Он молча протянул мне лист.

Развязав ленту, я быстро пробежала глазами письмо, написанное красивым косым почерком. Да так и застыла. Не может быть. Грэлиан бежал? И Трэшен так спокойно себя ведет? Он ведь может быть где угодно. Я прекрасно помнила, как тогда летом его брат пытался меня убить, подсылая своих людей. Неужели Трэшена это совсем не волнует?

— Они видели, как он прыгнул со скалы, — все тем же равнодушным тоном сообщил Трэшен. — Конечно, нельзя исключать того, что он жив. Однако сейчас у нас другая цель. Мы направляемся к артефакту, остальные проблемы будем решать по мере их появления.

Я промолчала, лишь легонько пожала плечами. Не буду же говорить, что опасаюсь его брата. В конце концов, я уже получаю специализацию! Мне даже просто гордость не позволит признаться в этом. И раз я уже ввязалась во все это, надо идти до конца!

Перед тем как сесть завтракать, выпила отвар сапожника. Очень удобно, вот только была одна небольшая проблемка. Он у меня заканчивался, и вскоре нужно было покупать новую порцию. Главное — успеть до города, а то выслушивать комментарии Эшэра мне совершенно не хотелось. Конечно, дело не только в этом, а и в нашем договоре с Трэшеном, про который Эшэр даже не догадывался.

— Сэл, где ты летаешь? Уже все готово, — вернул меня с небес Трэшен, протягивая полную тарелку горячей каши.

— А ты почему не ешь? — заметила я.

— Я не голоден. — Полуэльф даже не обернулся.

— Трэшен, посмотри на меня!

Видя, что полуэльф не спешит поворачиваться, я сама села перед ним, с удивлением замечая его раскрасневшееся лицо и туманный взгляд. Ничего не говоря, я прикоснулась к его лбу:

— Трэшен, почему ты не сказал, что тебе плохо?

Я совершенно не учла того факта, что если сама не простыла, то это не значит, что Трэшен здоров. Не у всех организм такой же сильный, как у меня.

— Со мной все в порядке.

— Ага, так я и поверила.

— Сэл, это правда. Нам надо ехать.

— Вы еще долго будете спорить? — раздраженно поинтересовался дроу, вмешиваясь в наш разговор. — Если поели, то давайте уже собираться.

— Но ведь… — начала я, но мне не дали договорить.

— Сэл, ничего страшного с Трэшеном не случится. Это всего лишь обычная простуда. Меньше вчера надо было плавать!

Все-таки они победили в споре. Что с них взять, двое против меня одной. Мне ничего не оставалось, как согласиться. Но я все равно ехала возле Трэшена, наблюдая за ним. Полуэльф выглядел не очень хорошо: бледный, закутанный в зимний плащ с натянутым капюшоном.

С одной стороны, я чувствовала свою вину, ведь по сути, если бы он не прыгнул за мной вчера, ничего бы не было. Но с другой стороны, надо было себе признаться, мне приятна его забота. А эта ночь, проведенная рядом с ним… Я никогда не думала, что это настолько здорово!

Я посмотрела на сжатые руки Трэшена, державшие поводья. Вот бы еще раз оказаться в его крепких и сильных объятиях.

Сэл, да что это с тобой?! Что-то меня явно последнее время тянет не в ту степь. Хорошо, этого не видит Рэн. Он бы не упустил случая поиздеваться надо мной, как я в свое время, когда друг бегал за каждой юбкой.

Мы ехали довольно долго, пока впереди не показалась небольшая деревушка. Нам оставалось совсем недалеко до нее, когда я заметила, как Трэшен пошатнулся, однако удержался на коне.

— Трэшен? — Я подъехала поближе к нему, беря его за руку. Она оказалась настолько горячей, что мне даже не надо было прикасаться к его лбу, чтобы понять — у полуэльфа жар.

Говорила же, не стоит сразу ехать! Ему бы отдохнуть немного, погреться и выпить горячего чая. Согласна, в лесу это затруднительно, но я бы могла наколдовать. Уж точно лучше, чем ехать в его-то состоянии. А ведь я даже не знаю, как он переносит простуду. Вроде темные эльфы сильные. Просто про светлых нам когда-то рассказывали, что они все неженки и капризы, с ними вообще лучше дела не иметь. Но ведь Трэшен не чистокровный дроу.

— Эшэр, подожди! — остановила я дроу, обогнавшего нас.

— Что?! — раздраженно отозвался он. — Мы почти подъехали к деревне!

— Трэшену плохо, — начала я, но полуэльф неожиданно меня перебил:

— Я прекрасно справлюсь сам, не могу же девушке позволить… — Договорить он не успел, тяжело облокотившись на меня и прикрыв глаза.

— Прости, — тихий шепот.

— Помоги мне пересадить его к себе! — уверенно произнесла я. — Думаю, моя Люси пару метров потерпит. Трэшен не может ехать один.

С неохотой Эшэр подъехал ко мне и помог перетащить Трэшена на мою лошадь, а сам взял под уздцы Вэйлла, который недовольно фыркал, поглядывая в сторону своего хозяина.

Я медленно поехала по тропе к деревне, желая как можно быстрее оказаться в теплом доме. Трэшену это просто необходимо. Кто же мог подумать, что все обернется именно так. Мне бы нужные травы, и жар спадет за пару часов. Думаю, в деревне мне их предоставят. У каждой уважающей себя женщины всегда есть запас трав.

— Все будет хорошо, — прошептала я, с облегчением подъезжая к низенькой калитке с покосившейся табличкой.

— Я знаю, — тихий ответ Трэшена. — Ведь ты рядом.

Я невольно залилась краской, чувствуя, как внутри все потеплело от его слов. Это просто невозможно передать словами, насколько приятно слышать такое от полуэльфа. Однако я быстро взяла себя в руки и поехала за Эшэром, который успел вновь меня опередить.

Спешившись, он повел двоих коней под уздцы, ища, где бы можно было остановиться. Я же, полностью доверив это дело дроу, продолжала медленно ехать с Трэшеном на своей кобылке.

Деревушка встретила нас пустынными улочками и закрытыми домами. Я, конечно, знала, что зимой в деревнях чаще дома сидят, но чтобы прямо все и ни одной живой души снаружи? Даже у нас на Зарестье девушки зимой любили покрасоваться перед юношами, а те в свою очередь — повалять их в снегу.

Неожиданно Трэшен закашлялся и я, поддерживая его за спину, вызвала в своих ладонях успокаивающее заклятие, после чего медленно провела по его спине. Все же что-то из занятий по целительству я запомнила.

— Спасибо. — Его голос стал еще слабее.

Вскоре Эшэр нашел низенький домик на окраине деревни, где пожилая женщина разрешила нам остановиться. Лошадей приказала завести в сарай своему сыну, мальчику лет двенадцати, а сама приняла нас.

Поддерживая Трэшена, который с трудом передвигался, я прошла за женщиной в теплый дом. Хозяйка тут же стала крутиться возле меня, стараясь помочь. Она выделила просторную комнату с широкой кроватью, куда мы уложили полуэльфа.

— Я сейчас принесу еще одеял, — быстро проговорила женщина. — А то вон как вашего мужа трясет.

Это Эшэр целую басню успел придумать. Стоит сказать ему спасибо, тогда бы меня не пустили в комнату к полуэльфу. В деревнях все это куда строже, чем в городах. Но больше меня поразило, кем Эшэр представился — братом Трэшена. Сыскалась семейка! Хорошо, что Эшэр прятал лицо в глубоком капюшоне. А то вряд ли хозяйка обрадовалась бы дроу. Впрочем, сейчас я была не в том состоянии, чтобы что-то комментировать.

Женщина принесла одеяла, которыми я укрыла Трэшена. Однако это не слишком помогало, он все равно дрожал, несмотря на то, что в доме было очень жарко и душно.

— Простите, у вас есть литицет[4] и ромашка? — обратилась я к хозяйке. Корень махара[5] в сумке у меня имелся, да и карас[6] покупала недавно в городе.

— Литицет и ромашка есть, — задумчиво проговорила женщина. — Идемте, я покажу вам кухню и дам нужные травы.

Я на мгновение замешкалась, не желая оставлять Трэшена с Эшэром, но, понимая, что другого выхода просто нет, последовала за хозяйкой на кухню, чтобы сварить зелье для полуэльфа.

Стоя у печи и готовя зелье, я то и дело оглядывалась в сторону комнаты, что не укрылось от женщины.

— Не волнуйтесь, с вашим мужем его брат. Да и мой сын, если что-то понадобится, покажет.

Это нисколько меня не успокоило, а даже наоборот. Я настолько нервничала, что у меня даже немного дрожали руки. Я сама от себя такого не ожидала. Хоть и понимала, что всего лишь банальная простуда, а все равно беспокоилась. Наверное, главной причиной было чувство вины. Он же из-за меня тогда прыгнул в ледяное озеро, притом, что плавает как топор!

Через полчаса отвар был готов. Налив его в кружку, пошла в комнату. Увидев меня, Эшэр улыбнулся, встал со стула и предложил место. Но я лишь отрицательно мотнула головой, присаживаясь на край кровати. Трэшен спал, до подбородка укрытый одеялом. Его грудь незаметно поднималась и опускалась в такт почти неслышному дыханию. Мне не хотелось его будить. Словно догадываясь о моих мыслях, Эшэр меня опередил, объявив о моем приходе:

— Просыпайся, спящая красавица, к тебе твой принц явился.

— И вот не можешь, чтобы без ехидства! — недовольно заметила я, но тут же замолчала, встретясь с усталым взглядом Трэшена.

— Выпей, пожалуйста, тебе станет легче, — попросила полуэльфа, помогая ему приподняться и выпить отвара.

— Ты смотри, какая ласковая и милая. Интересно, если бы я заболел, ты бы так же обо мне беспокоилась? Что-то сомневаюсь.

Я промолчала и только метнула убийственный взгляд в его сторону, на что он невольно передернул плечами.

— Это намек, чтобы я ушел? Ладно, не буду мешать вашей сладкой парочке, — протянул Эшэр и вышел, лишь на миг остановившись у дверей, дабы насмешливо добавить:

— Все-таки я не ошибся, когда назвал вас мужем и женой.

— Эшэр! — Однако он уже не слышал моего окрика, закрыв за собой дверь.

— Не обращай на него внимания, — тихо прошептал Трэшен, ослабленно откидываясь назад на подушки и неожиданно беря мою ладонь. — Просто посиди рядом.

Вскоре Трэшен заснул, а я продолжала сидеть с ним, сжимая его ладонь. И мне совершенно не хотелось уходить. Я могла спокойно любоваться профилем Трэшена, все яснее понимая, что меня одолевает болезнь, над которой сама всегда смеялась.

Нет, я не люблю его! Этого не может быть, я ведь даже не знаю, что такое любовь. Но, несмотря на доводы разума, мое сердце с каждым разом все сильнее билось, только стоило нежно провести ладонью по горячему лбу полуэльфа. А когда я вспоминала его поцелуи, мое тело замирало, словно его кто-то околдовывал. Разве не это любовь? Нет, хватит. Я резко мотнула головой, стараясь отогнать надоедливые мысли.

Сколько так просидела, не знаю, но вскоре меня саму стало клонить в сон. Однако я не позволяла себе заснуть и продолжала наблюдать за Трэшеном до тех пор, пока у него не утих жар. А произошло это только под вечер. Зато могла с уверенностью заявить, что теперь все в порядке. Этому отвару нас научили на зельеварении. Действует он не сразу, но эффективно. Простуду убивает за один прием. Поэтому завтра мы уже спокойно сможем отправиться в путь.

За все это время, что я просидела с Трэшеном, в комнату никто не заходил. Это немного удивляло. Даже Эшэр, и тот не заглядывал. Что уж тут скрывать, меня это даже наоборот — устраивало, не приходилось терпеть его ехидные замечания.

Зевнув, протерла сонные глаза, спать хотелось дико. За окном в свои права потихоньку вступала ночь, и комната погружалась в полумрак, однако я не спешила идти за свечкой или зажигать магический огонек.

Пока я сидела рядом с Трэшеном, в голове проносились самые разные мысли, и одна хуже другой. А ведь это впервые, когда я действительно за кого-то волнуюсь и сопереживаю. Обычно, взять, к примеру, того же Рэна: когда он болеет, я только посмеиваюсь над ним, с наслаждением поедая перед ним булочки, друг просто их очень любит. Да и он делает так же. Я невольно улыбнулась. А что ни говори, Рэна мне тоже не хватает.

* * *

Я лежала на мягкой постели, накрытая теплым одеялом. Меня крепко обнимали сильные руки, прижимая к себе. Отчего совершенно не хотелось вставать. Лежа вот так, я в кои-то веки задумалась над своим кредо — никогда не выходить замуж: кажется, в замужестве есть и положительные моменты — просыпаться в объятиях любимого так приятно!

— Доброе утро. — Тихий голос Трэшена все-таки принудил меня высунуть голову из-под одеяла.

— Как ты себя чувствуешь? — Я внимательно посмотрела на полуэльфа и с облегчением заметила, как светятся его ярко-желтые глаза.

— Прекрасно. А как может себя чувствовать мужчина, просыпаясь в объятиях с любимой девушкой?

Я невольно заерзала от гордости.

— Это можно считать признанием?

— Да, — уверенно ответил Трэшен, поставив меня в тупик. Видя мое замешательство, полуэльф продолжил:

— Спасибо тебе. А знаешь, что вчера было самым приятным?

Я отрицательно покачала головой.

— Тот момент, когда ты уснула рядом со мной, — искренне ответил Трэшен, невольно вызывая у меня улыбку. Прямо как бальзам на душу. И что бы там ни говорил Эшэр, я чувствую, что Трэшен ко мне неравнодушен, как и я к нему.

Внезапно в дверь постучали, и в комнату бесцеремонно вошел Эшэр, который, конечно же, не смог не прокомментировать представшую картину. А полет для фантазии тут был немалый.

— Сколько я пропустил! — Его взгляд остановился на мне. — Не думал, что ты, Сэл, воспользуешься положением Трэшена. Или я ошибся, и это он воспользовался?

— Прекрати! Твои шуточки здесь неуместны!

— А это не шутка, я вполне серьезно.

— Эшэр, зачем ты пришел? — прямо спросил полуэльф, перебивая дроу.

— Доброго утра пожелать! — раздраженно ответил Эшэр. — Уже далеко за полдень! Я так понимаю, отвар Сэл подействовал, поэтому не вижу смысла здесь задерживаться. Или вам напомнить, что нас ждет артефакт?

Я с неохотой поднялась. Заснула вчера в том, в чем сидела, поэтому моя рубашка и штаны сейчас выглядели явно непрезентабельно.

— Скоро будем готовы, — спокойно ответил Трэшен и тоже поднялся. — Лучше покажи, где здесь ванна?

Полуэльф не обманул, он действительно собрался очень быстро, в отличие от меня. Я-то хотела еще позавтракать.

— Сэл, ты не думала сесть на диету? — сложив руки на груди, предложил Эшэр. — Ты слишком много ешь. Если не перестанешь, то станешь как Сарэя Иллиан.

Я чуть не подавилась. Сарэя Иллиан была известной певицей. Вот только ее фигура оставляла желать лучшего. Она была женщиной упитанной и незамужней, хотя ей давно перевалило за сорок. Раньше я ею восхищалась, ведь сама никогда не желала выходить замуж. А вот сейчас слова Эшэра заставили задуматься. Я даже отложила вилку, с печалью глядя на оставшиеся блинчики с вишневым вареньем. Он прав, надо садиться на диету. Если раньше у меня не было для кого жертвовать вкуснятинами, то сейчас я хотела нравиться Трэшену еще больше. Вряд ли эльфы любят толстых. Из-за постоянного поедания бутербродов я действительно опять поправилась.

— Ладно, идем уже. — Я с неохотой встала из-за стола и пошла за Эшэром в коридор. Надев там свою куртку с мехом, взяла на руки Пушистика и, перекинув сумку через плечо, вышла во двор, где нас уже ждал Трэшен с двумя жеребцами и моей кобылкой.

Часть третья

НОВЫЕ НЕПРИЯТНОСТИ

Трэшен вновь пригласил меня на свидание. Второй день, что мы были в Саэллре, полуэльф водил меня по различным местам. Вот и сегодня он запланировал обед в ресторане и поход в театр. Трэшен после выздоровления не упускал случая сходить со мной куда-нибудь, да еще при этом то за ручку поддержит, то приобнимет. И меня это нисколько не напрягало, наоборот, я получала массу удовольствия. В общем, начиная с бала, он стал открыто проявлять ко мне чувства.

В первый день у нас была экскурсия по Саэллру. Я даже побывала на территории местной магической академии, куда одно время думала поступить. Но все же решила остаться в своей школе, как-никак практики у нас намного больше, я уже не говорю про преподавателей с третьей степенью магистра.

Кстати, Эшэр последнее время перестал комментировать наши прогулки и больше не подгонял. Вчера он целый день был задумчив, а сегодня вообще с самого утра ушел куда-то, ничего не сказав. Нас с Трэшеном это нисколько не расстроило. Да и сейчас, сидя в шикарном ресторане, я наслаждалась свиданием, совершенно позабыв про все дела.

Единственный минус — приходится давиться постным овощным салатом. А что вы думали? После слов Эшэра я действительно взяла себя в руки и села на жесткую диету. Даже специально купила местный дамский журнальчик, где и вычитала о ней. Суть в том, чтобы есть только овощи, и то не больше двухсот граммов в день. Боги, как это трудно с моим-то аппетитом! Но как было написано в заголовке: «Красота требует нечеловеческих жертв».

— Сэл, ты точно ничего больше не хочешь? — удивленно спросил Трэшен, глядя на мою маленькую порцию салата.

— Нет! — уверенно заявила я, радуясь тому, что Трэшен ест мало мяса. Еще с нашей первой встречи он всегда предпочитал салаты. Так хоть я не сильно страдаю. Ароматы жареной картошечки и мясца, стоявшие в зале, и так сводили меня с ума.

— Сэл, ты меня пугаешь, — откровенно признался Трэшен. — Чтобы ты — и отказалась от лишней порции чего-нибудь вкусненького?

— Ага! Я на диете! — не сдержалась, чтобы не похвастаться.

— Зачем?

Честно, меня его вопрос озадачил.

— Как зачем?! Чтобы красивой быть!

— Ты и так красивая.

— Ну-у-у. — Я гордо выпрямилась. — Вот видишь, на какие жертвы приходится идти, чтобы так выглядеть.

— Но ты мне нравишься любой, — не уступал Трэшен, а поэтому я просто перевела тему. Ведь если я чем-то увлеклась, то меня уже не остановить.

— А какую ты выбрал пьесу?

— «Ведьма из Орли».

— Здорово, я ее обожаю!

— Сэл, — неожиданно тихо заговорил Трэшен, доставая небольшую коробочку, — может, сейчас не лучший момент, честно признаюсь, я не умею делать подарки и ухаживать за девушками, но мне бы очень хотелось, чтобы ты это приняла.

Не скрывая любопытства, я взяла предложенный подарок, больше всего желая заглянуть, что же там. Но постаралась немного унять свое нетерпение.

Поспешно распечатав коробочку, я достала что-то наподобие футляра, обтянутого черной бархатной тканью. Ого. Небось какие-то драгоценности. С тихим щелчком раскрыв футляр, увидела изящный браслет. И более того, он был очень и очень мне знаком. Тонкая золотая цепочка, словно переплетения листьев.

— Я ведь ее порвала?! — изумленно воскликнула я, не веря своим глазам. Выходит, Трэшен все-таки не выбросил ее, а починил.

— Я понимаю, что воспоминания о ней не очень приятные. Но пусть это будет скреплением наших отношений. Как знак того, что мы можем доверять друг другу.

— Отношений? — Я невольно усмехнулась. — То есть мы теперь официально пара?

— Да, — вполне серьезно ответил Трэшен, заставляя меня умолкнуть. А ведь я так, пошутила всего лишь. Ничего не говоря, он осторожно, словно фарфоровую статуэтку, взял мою руку и защелкнул на запястье браслет.

— Он очень красив на твоей руке, — сделал комплимент полуэльф.

Я же продолжала сидеть и молчать, сама себе поражаясь. У меня ведь язык как помело, просто невозможно остановить. А сейчас было такое чувство, словно все мысли улетучились. Я не могла поверить, что это все реальность. Я не сплю? Незаметно ущипнув себя, тут же почувствовала боль. Нет, это не сон.

Я подняла взгляд на Трэшена. В его глазах было столько тепла и нежности, что мне захотелось остановить время, лишь бы вот так сидеть друг напротив друга и держаться за руки.

Позже мы все-таки покинули шикарный ресторан и под руку направились в сторону театра. Ловя на себе завистливые взгляды некоторых дамочек, я росла в своих собственных глазах. Вот только видя, как они поглощают мороженое, завидовала им больше, чем себе.

М-да, если бы шла не под ручку с Трэшеном, то точно бы упала. Есть хотелось дико, отчего немного кружилась голова. Не понимаю своих однокурсниц. Обычно они хвастались, что диета приносит им легкость в теле. Если под этим подразумевались летающие птички перед глазами, то тогда понятно, почему они прогуливали занятия либо ходили возле стеночек. Впрочем, пока я сдаваться не собиралась! Это только начало моих усилий.

* * *

— В театре мне очень понравилось! — честно призналась я Трэшену, когда мы возвращались по вечерним улочкам города.

И это была чистая правда! Мы сидели в партере в первом ряду! А пьеса оказалась смешной и очень интересной. Стыдно признаться, но я ни разу еще не ходила в театр. Школьные и уличные представления не в счет. А чего стоит само здание: шикарная трехэтажная постройка с высокими колоннами и аркой. Я уже молчу про залы. Словно у самого короля побывали. Кстати, так и есть — король часто посещает такие места со своей новой женой.

В этом театре невероятно дорогие билеты, ведь он находится в центре города и считается одним из лучших. Даже у нас в Партэне (хоть и столица) такой красоты нет. То бишь театр, конечно, работает, но здание не такое великолепное. Конечно, не мне судить, все-таки внутри я там не была.

— Ты не устала? — участливо поинтересовался полуэльф.

— А ты еще что-то запланировал? — тут же проснулось мое любопытство.

— Если хочешь, можем куда-нибудь пойти, а не возвращаться в гостиницу, — немного удивленно ответил Трэшен, что навело меня на мысль. Кажется, я ошиблась, это был действительно обычный вопрос без контекстов. А жаль, во мне еще столько сил.

— Хочу, ведь завтра нам уезжать. Мы здесь последний день! — Я с улыбкой оглянулась. — Точнее, ночь.

Постепенно небо все больше темнело. Город становился еще прекраснее в это время. Людей было все меньше, многие расходились уже по домам. Улица медленно засыпала в сиянии уличных фонарей.

И только мы с Трэшеном под руку шли по пустынной мостовой. Сыпал мягкий снежок, отчего мое настроение еще больше приподнялось.

Пока мы гуляли, полуэльф рассказывал мне все, что знал о Саэллре, показывая красивые места. Где мы только не побывали за эти пару часов — и в парке, и возле статуй, и в храмах. Я впервые получала истинное удовольствие, вот так просто гуляя. С Трэшеном было интересно и приятно. Иногда даже проносились мысли, что, возможно, это всего лишь сон и я снова проснусь в школе. Если честно, этого я боялась больше всего, поэтому старалась просто не думать на эту тему.

Крепче сжав ладонь Трэшена, я любовалась ночным небом. Мы стояли на небольшом мостике, где внизу протекала речка, и просто молчали. Раньше бы меня это лишь рассмешило, но сейчас я поняла всю прелесть ситуации. Мне даже стало немного стыдно, стоило вспомнить, как я смеялась над Элькой, которая с упоением рассказывала про нового парня и их ночное свидание, на котором она всю ночь просидела в парке на лавочке под луной.

Действительно, сейчас слова лишние. Ведь даже просто стоять рядом с любимым человеком, ощущать его теплую ладонь — наслаждение.

Мы бродили по городу до самого рассвета, говоря ни о чем и в то же время обо всем. Это трудно передать словами, но еще никогда и ни с кем я так себя не чувствовала. Хотелось одного — чтобы ночь не заканчивалась. Но, к сожалению, когда стало светать, мы вернулись в гостиницу. У нас оставалось совсем мало времени, чтобы хоть немного вздремнуть перед тем, как будем выезжать.

Трэшен провел меня до самого номера, где мы еще долго прощались. Точнее, мне совершенно не хотелось прерывать такой нежный и ласковый поцелуй. Казалось, что Трэшен хочет передать все свои чувства в одном прикосновении губ.

Однако рано или поздно все хорошее имеет свойство заканчиваться. Вот так и один из самых лучших дней моей жизни подошел к концу. Наконец, попрощавшись, я с неохотой зашла в комнату.

Скинув только куртку, прямо в одежде залезла на кровать, думая, что даже не усну после всего. В голове крутилось столько мыслей, эмоции переполняли меня. Но, к моему удивлению, я очень быстро попала в мир сновидений.

* * *

Встала я ни свет ни заря, помня, что мы должны рано выезжать. Вот только меня ждал сюрприз, не скажу, что приятный. Оказалось, что все мои утренние процедуры были напрасны. В том смысле, что я могла спокойно спать дальше! Эшэр, сволочь эдакая, просто не пришел. Вот как это называется? Мы с Трэшеном стоим, ждем его возле конюшен, а там пусто. Уехать без нас он не мог. И дело даже не в том, что его конь преспокойно жевал сено рядом с нашими животинками. Просто, зная Эшэра, невозможно предположить, чтобы он вот так все бросил, не достигнув вожделенной цели.

— Вернемся в гостиницу, — предложил Трэшен, забирая из моих рук сумку.

Мы уже встречаемся, а я до сих пор не могу привыкнуть к его джентльменским замашкам.

— Хорошо, ты иди к нему в номер, я по этажам проверю, может, где застрял. Видела я, как он заглядывался на девушку одну из двадцатого номера.

Эшэр часто проводил вечера в компании приятных особ, если мы с Трэшеном уходили. Не знаю, почему, но меня раздражало его непостоянство. И как они вообще соглашаются — ведь, могу поспорить, прекрасно видят, что он меняет девушек как перчатки. Впрочем, это не мое дело. Плюнув на размышления, я поспешила на третий этаж.

— Его нигде нет! — прямо с порога заявила я, врываясь в номер к Трэшену. Да, воспитание у меня хромает.

— Я тоже его не нашел. Мало того, в номер он так и не возвращался.

— Вот странный! Сам ведь бурчал, что из-за нас теряем время. — Я сложила руки на груди. — Где его черти носят? Слушай, а вдруг что-нибудь случилось? Как-никак больше суток пропадает. К тому же ему важен этот артефакт и он не дурак, чтобы так просто уйти.

— Возможно, ты права.

— Не нравится мне это, — прошептала я через пару секунд, открывая глаза. — Магически я его не чувствую, словно что-то скрывает Эшэра.

— Надо его найти, без него нам не подобраться к артефакту. Конечно, отыскать его ты сможешь, но вот снять защитный контур — вряд ли.

Я удивленно обернулась. А что, на Эшэра ему совсем наплевать? Нет, я понимаю, что дроу гад и паразит, но все же. Как бы он меня ни раздражал, зла ему я не желала.

— Что-то случилось? — заметил мой взгляд Трэшен, но я лишь отрицательно мотнула головой.

— О! — Меня вдруг осенило. — Дай мне какую-нибудь из вещей Эшэра.

Трэшен тут же послушно, даже не спрашивая, вышел, а вернулся буквально через секунду, неся в руках рубашку дроу.

— Что ты задумала?

Ага, значит, не все потеряно!

— Я просто призову его, — честно ответила я.

А что? Летом ведь моя импровизация с заклятием вызова демонов получилась. Думаю, второй раз просто обязано все выйти. Главное, чтобы без всяких сюрпризов. А то помню я, что было после произнесения имени «Трэшен». Никогда не думала, что оно настолько распространенное.

— А это безопасно? — недоверчиво поинтересовался эльф. — Нет, конечно, я знаю, что ты специализированный маг, но похожий рисунок заклятия видел в темной магии.

— А это мое личное заклятие, — легкомысленно ответила я. — Да ладно тебе. Вспомни, тогда, летом. Я именно им смогла тебя призвать. Но ты прав, руны, которые здесь нарисованы, используют для призыва демонов из нижнего мира. Я просто его немного подкорректировала.

— Даже так, — задумчиво пробормотал Трэшен. — Не каждый может менять существующую магию и вносить что-то новое в наш мир. Из тебя выйдет замечательный маг.

— А ты как думал?! Конечно! — Я прямо загордилась, став более уверенно выводить рисунок на полу. Наконец, закончив чертить символ, я положила в центр круга вещь Эшэра и встала туда сама, попросив Трэшена на всякий случай отойти. Прикрыв глаза, начала читать заклятие, заменяя слово «демон» на имя Эшэр рэ Орисс. В этот раз я решила перестраховаться, поэтому уточнила точные инициалы дроу.

Как и в прошлый раз, воздух стал постепенно сгущаться, пока резко не вспыхнула руна. Ожидая, пока развеется пыль, я надеялась, чтобы это оказался Эшэр.

— Ты?! — изумленно прошептала я, не в силах поверить своим глазам. Передо мной стоял знакомый высокий парень с ярко-красными глазами. Огненные распущенные волосы. На голове маленькие рожки, а сзади из-под низких штанов виднелся хвост. Но как?

— Да что б тебя цигхи пинали! Почему ты опять явился?

— Может, это судьба? — насмешливо предположил суккуб.

— Какая судьба?! Или у тебя второе имя Эшэр?

— Ладно-ладно, успокойся, — миролюбиво проговорил огненный, поднимая руки. — Я как раз от него.

— От него? — Я по-новому взглянула на суккуба.

— Ну да, от Эшэра рэ Орисса, — ухмыляясь, отозвался красноглазый. — Он просил меня кое-что передать, так как сам явиться на твой вызов не может.

— Подожди, — неожиданно вмешался Трэшен, до этого только наблюдавший за происходящим. — Но как он с тобой связался, если вы всегда приходите сами? Да и почему Эшэр сам не прибыл? Где он вообще?!

— Сколько вопросов. Я просто так отвечать не буду. — Неожиданно он перевел взгляд на меня. — Хм, а ты за это время похорошела.

— А ты нет! — уверенно заявила я, одновременно ликуя. Ха, диета все же действует.

— Разве что характер все тот же невыносимый, — разочарованно протянул суккуб.

— У нас нет на это времени, либо ты рассказываешь, что знаешь, либо пожалеешь, что явился, — уверенно заявил Трэшен, кинув взгляд на свой меч в ножнах у стола.

— Ой-ой-ой, какие мы злые. Меня действительно попросил Эшэр, я не знаю, как он прознал, что у меня есть связь с этим заклятием. Ты ему рассказывала о том, как в прошлый раз меня вызвала?

Я отрицательно покачала головой, впрочем догадываясь, откуда Эшэр об этом мог узнать. Небось тогда летом хорошо в моих мыслях покопался.

— Ладно, так и быть, я в хорошем настроении. Если быть кратким, то Эшэр не может явиться к вам и хотел передать, что сам вернется. Вот его слова: «Если вам вдруг вздумается меня искать, не стоит. Просто ждите!»

— И как это понимать? — раздраженно поинтересовалась я, складывая руки на груди.

— А как знаете. Я выполнил его просьбу, мы с ним теперь квиты. — Суккуб вновь посмотрел на меня и с неким разочарованием выдохнул: — Раз мне здесь ничего не светит…

— Постой! — крикнула я, но он уже исчез в небольшой дымке.

Я удивленно повернулась к Трэшену. Однако он молчал, и я заговорила первой:

— Абсурд какой-то получается.

— Что же, давай ждать, — с безразличием ответил Трэшен, садясь на край постели.

Я пожала плечами, соглашаясь, хоть и неуверенно. Меня изнутри снедало любопытство. Что с Эшэром и где он? Почему не смог сам явиться? Множество вопросов и ни одного ответа, лишь приблизительные догадки. Тьфу, ты! Цигх! И чего я вообще тут переживаю. Точно надо отвлечься. Первое, что пришло на ум, — таверна, но, вспомнив про строгую диету, я с некой печалью в голосе предложила сделать то, что когда-то просто не переносила.

— Трэшен, идем со мной по магазинам?

— Я, наверное, останусь на тот случай, если вернется Эшэр, чтобы мы друг друга долго не искали. — Он мягко мне улыбнулся, неожиданно встал и, подойдя к шкафчику, достал оттуда небольшой мешочек с монетами.

— Покупай все, что хочешь.

— Трэшен, мне, конечно, это льстит, и еще как. Но у меня скоро появится чувство, что я какая-то содержанка. У меня и так денег достаточно.

— Дело же не в этом, — изумился полуэльф. — Мне действительно хочется тебя одаривать, ведь ты моя девушка.

Я задумалась. Честно, меня не так уж и сильно смущало, что он все оплачивает. Кто не любит за чужой счет отовариваться? К тому же Трэшен ведь не будет всегда рядом со мной, как-никак он владыка Темной империи, и я понимаю, что он выберет в жены эльфийку, поэтому стараюсь и не мечтать сильно. Стоит смотреть на вещи объективно. Мне потом надо будет думать о себе самой, как я всегда это и делала. Так почему же не воспользоваться обстоятельствами? Возможно, это и неправильно, но разве у меня была когда-нибудь совесть? Эх, была бы моя воля, осталась бы навсегда с Трэшеном.

Перед тем как я вышла из гостиницы, Трэшен мне еще и поцелуй подарил. Я невольно взлетела на седьмое небо, когда его губы нежно коснулись моих. И что потом буду делать без него? С каждым днем сердце все больше привязывалось к Трэшену. Когда он рядом, на душе всегда так тепло и приятно, а внутри словно все дрожит от счастья.

Так. Стоп. Меня опять начало нести не в ту сторону. Улыбнувшись, я побежала вниз, на ходу застегивая зимнюю курточку и перескакивая через ступеньки. Оказавшись на улице, невольно передернулась от резкого перепада температуры. Все-таки было довольно холодно.

Не спеша я направилась в один из ближайших магазинов. Белоснежные крыши домов светились под первыми лучами утреннего солнца. Кое-где со скрипом открывались ставни, некоторые жители уже выходили из домов. Но все равно улицы были еще пока пустыми.

Сыпал мелкий снежок, поблескивая в воздухе, и я любовалась этой красотой. Я даже забыла про голод. За всеми этими событиями просто не успевала думать о еде. Это хорошо, потому что боялась, что долго продержаться не смогу. Вот уже четвертый день. Сама собой горжусь!

Я продолжала идти проулком, вспоминая, как мы вчера с Трэшеном здесь гуляли. Как же мне хотелось поделиться своими впечатлениями и эмоциями с Рэном. Ведь друг чуть ли не со всеми девушками нашего корпуса перевстречался. Да и если честно, я просто желала, чтобы он за меня порадовался, а может, что и посоветовал. Я улыбнулась, вспоминая, как он часто рассказывал о своей новой пассии.

Погрузившись в свои размышления, даже не заметила, как вышла к магазину. Вот только, на мое несчастье, он оказался еще закрытым. Просто отлично!

Я развернулась, раздраженно сложила руки на груди и недовольно насупилась. Уже собиралась пойти в другой магазин, когда неожиданно мой взор привлекла высокая незнакомка. Все бы ничего, но разве часто увидишь темных эльфиек, расхаживающих в людских городах? Вот и я думаю, что нет. Моя бурная фантазия почему-то связала ее с Эшэром. Невольно на ум пришла догадка, где может ошиваться дроу. И от этого меня охватила злость. Разве это нормально? Мы с Трэшеном его ждем, а он развлекается? Конечно, может, это мои выдумки, но я просто обязана проверить. Все равно заняться нечем, а любопытство-то разыгралось, особенно когда она направилась в сторону неприметного трактира.

Эльфийка была красивой, даже очень: длинные ноги, облегающие штаны, сапожки на высоком каблуке, курточка с мехом и два коротких меча на перевязи.

Наемница? Уж больно у нее изящная походка для обычной убийцы. Кстати, а ведь это я еще не сказала про ее пышные белые волосы почти до самого копчика. Мне бы такую шевелюру! Нет, у меня, конечно, тоже длинные волосы, но запутанные и вьются на кончиках, а не прямые и шелковистые. Да, скажу прямо — мне завидно. Однако вспоминая последние недели с Трэшеном, я начинала понимать, что и сама неплохо выгляжу, раз встречаюсь с самим владыкой Темной империи.

Перестав хвастаться перед самой собой, быстро прошмыгнула к трактиру. На удивление, вокруг никого не было, но так даже лучше. Я уверенно открыла дверь с неприятным раздражающим скрипом.

Внутри оказалось темно и душно. За столиками никого не было, только пожилой мужчина удивленно поднял на меня взгляд.

— Мы закрыты! — тут же неприветливо ответил он, неприязненно меня разглядывая. — Приходите через час, еще все спят!

Ну конечно, так я и поверила. А эльфийка, которая только что зашла, не должна была ждать вашего открытия. Однако я промолчала, любезно протянув ему несколько монет.

— Я думаю, мы сможем решить эту проблему.

Лицо хозяина тут же изменилось, и он уже более радушно поинтересовался:

— И что же хочет госпожа?

Его обращение меня покоробило, но я просто мило улыбнулась и сказала, что ненадолго загляну в сортир, после сразу же уйду. Хозяин даже бровью не повел, понятливо улыбнувшись. Что неудивительно, ведь, насколько я знаю, многие так делают. Ну а что, если деваться некуда. Зимой-то холодно.

— По лестнице, вторая дверь направо, — быстро ответил хозяин и вновь отвернулся к стойке, доставая бутылку с чем-то горячительным.

Я безразлично пожала плечами, наблюдая за этим странным мужчиной, и поспешила наверх. Знать бы еще, куда та эльфийка направилась. Что-то мне подсказывает, что мое любопытство когда-нибудь меня в гроб заведет, ну или к неприятностям так точно подтолкнет. Хотя почему когда-нибудь? Я уже и так влипла по самое нижнее подземелье темных богов.

На втором этаже был длинный коридор с множеством дверей, так что узнать, в какую именно зашла темная эльфийка, невозможно. Вот только я не ожидала того, что произошло дальше…

Не успела даже сделать шага, как ощутила, что меня сзади схватили, заламывая руки, и я в который раз пожалела, что моя физическая подготовка сильно хромает. Прав Рэн, нельзя полагаться только на магию.

— Ты правда думала, я не узнаю, что за мной следят? — Женский приятный голос. — Вас, магов, за километр слышно.

Я не успела и слово вымолвить, как ощутила легкое прикосновение к точке в области шеи, и сознание просто улетучилось.

* * *

Очнулась я в не очень приятном положении: полусогнутой и привязанной к обычному стулу. Так помимо этого сильно ныла шея в том месте, где давила толстая веревка. Небось еще ко всему синяк оставила. Цигх! Я так и не научилась использовать эту точку, а ведь на предмете по защите от темных сил нам ее показывали.

А вообще, где я? Вывод — скорее всего, в номере все той же гостиницы — обои потерты, пол грязный, а из мебели лишь узкая кровать под окном, стол да маленький шкафчик на стене, еще и запыленный весь.

Критически разглядывая место, где оказалась, я заметила чей-то силуэт у противоположной стены. И только приглядевшись, смогла разглядеть, кто передо мной. Да так и ахнула. На стуле сидел привязанный Эшэр.

Я что-то не поняла. И где романтичная сцена в постели? По крайней мере, я ожидала увидеть именно это, идя за эльфийкой. Кто их знает, этих дроу. Может, они любят такие игры? Надеюсь, у Трэшена все с головой в порядке. Только пусть попробует попытаться меня связать. Стоп, о чем я думаю!? Я пока даже не готова, и вообще. Цигх, слов у меня больше нет, одни эпитеты.

— Сэл! — сквозь зубы прошипел Эшэр, видя, что я уже проснулась. — Я же предупредил меня не искать!

— Нужен ты мне! Я и не искала. Вообще-то мой путь лежал в магазин, ага.

— Тогда что ты тут делаешь?

— Э-э… мм… — Я улыбнулась. Не говорить же ему на самом деле, что за мысли пришли мне в голову. Хотя пусть знает. — Я решила, что ты с этой эльфийкой здесь развлекаешься.

Мой взгляд опустился на его связанные руки и ноги, и я не удержалась, чтобы не уточнить:

— А это у вас такие игры?

— Ха-ха-ха, — скептично протянул дроу. — Очень смешно.

— Вообще-то да.

Эшэр, на удивление, промолчал и даже бровью не повел. Я же, не обращая на него внимания, попыталась использовать магию. Но впервые потерпела в этом неудачу. Это такое ужасное чувство: словно тебя лишили рук. Цигх! Эта темная эльфийка явно меня чем-то напоила. Ненавижу ощущать беспомощность.

— Слушай, Эшэр. — Я решила выплеснуть злость на дроу. — А чего же ты раньше отсюда не сбежал? Или тебе нравится, когда тебя связывают?

— Сэл, не зли меня!

— Ты не ответил.

— Ну-ну, давай сбегай. Я посмотрю, как ты это сделаешь, если тебе дали выпить эстэра,[7] как и мне!

Договорить он не успел, скрипнула дверь, и в номер высокомерно зашла эльфийка. Она успела снять свою курточку и теперь была в обтягивающей тунике. Белоснежные волосы она собрала в высокий хвост.

— О, проснулась? — довольно произнесла она, смотря в мою сторону прищуренными глазами изумрудного цвета.

— Нет, я еще сплю, и ты всего лишь мой ночной кошмар.

— Ошибаешься, дорогуша. — Она явно не оценила моей шутки. — Кто ты такая?

— Я? Я мимо проходила, а кто-то неправильно все понял.

— Врешь! На тебе след Эшэра.

— Чего? Какой еще след? — Вот этого я совершенно не поняла. Однако она не стала вдаваться в подробности и обернулась к Эшэру:

— Не думала, что тебя тянет на смертных. — В ее голосе я уловила нотки отвращения.

— Между нами ничего не было! — тут же воскликнула я, а она даже не взглянула в мою сторону.

— Зато так даже интереснее. Ты почувствуешь все то же самое, что и я!

Понимая, что бесполезно что-либо объяснять, я осторожно пыталась развязать руки, но надо отдать эльфийке должное — узлы затянуты намертво. Была бы у меня магия, я бы легко их сожгла, а так нужен ножик, которого, к сожалению, у меня нет. Ладно! Будем действовать по-другому.

— Слушай, — обратилась я к этой эльфийке. — Я тебя не знаю и понятия не имею, что тебе от меня надо, но мы ведь всегда можем договориться.

— Договориться? — насмешливо. — И что же ты, смертная девчонка, можешь мне предложить?

Ох уж эти эльфы! Что они так зациклились на людях? Или у них какие-то свои комплексы? Помню, Эшэр летом так же ко мне относился.

— Смотря что тебя интересует. — Я мило улыбнулась, полностью завладев вниманием этой красотки. — Деньги? Власть? Я готова тебе это дать, если ты меня отпустишь. А с Эшэром можешь делать все что захочешь.

— Вот мне интересно, откуда у обычной девчонки все это есть?

— Это не имеет значения. — Выдавать Трэшена я не собиралась. — Просто соглашайся. Эшэра оставишь себе, он мне не нужен. Я лишь хочу уйти!

— Ты считаешь, что я поверю? — Эльфийка раздраженно сложила на груди руки. — Даже если про деньги говоришь правду, ты ведьма, а вы никогда и никого не бросаете. Это лишь банальная уловка. За Эшэром ты бы обязательно вернулась.

— Просто гениальный план, — с иронией пробурчал Эшэр, привлекая к себе внимание.

— Придумай тогда сам! Я хоть что-то пытаюсь сделать, а не просто просиживаю штаны!

— Вы оба слишком много говорите, — раздраженно произнесла дамочка, прищелкивая пальцами. Тут же у меня во рту оказался кляп. Я хотела было возмутиться, но эльфийка с улыбкой вновь заговорила, прерывая поднятым вверх указательным пальцем мое мычание:

— Теперь говорить буду я. Эшэр, ты ведь помнишь тот день? Не правда ли? Ты выполнял указ? Это все, что мне объяснили. А теперь я выполняю указ, свой собственный. Но я не буду спешить. Я получу наслаждение от твоих страданий.

Цигх! Если бы не кляп, я бы многое ей высказала. В одном я была права с самого начала. Эльфийка не дружит с головой. Даже представлять не хочу, что Эшэр мог ей такого сделать. Хотя, наслышавшись о законах Темной империи, предположить можно многое.

— Цени мою доброту. Я хотя бы дам вам время попрощаться… до вечера, а там уж начнется все самое интересное.

С этими словами эльфийка вышла, заперев дверь. Я же, немного ошарашенная ее «великими» речами, пыталась прийти в себя. Самое интересное? Моя фантазия рисует много чего.

Куда я снова вляпалась? Да и вообще. Если бы это были мои последние минуты, я уж точно не так бы их провела и тем более не с этим несносным дроу!

А через несколько секунд я поняла, что могу говорить. Да, действительно, очень «добрая» эльфийка. Дала нам время мило поболтать.

— Эшэр, я тебя прибью раньше, чем она!

— Если сам этого не сделаю, — холодно ответил дроу.

Однако меня нисколько не смутило, что я его разозлила.

— Кто она вообще такая? Плевать я хотела и на нее, и на тебя! Сами разберетесь, а я ухожу.

Эльф недоверчиво хмыкнул. Цигх! Он прав, у меня нет даже ничего острого.

— Эшэр, есть идея!

— Опять? — недоверчиво посмотрел на меня дроу.

— У меня на поясе острая пряжка. Если ее снять, можно будет попробовать разрезать веревку.

— Мне ее зубами у тебя отрывать? — скептично протянул Эшэр, явно не оценив идеи. Но я совершенно не шутила, а потому уверенно кивнула головой.

— Превосходно! — Эшэр посмотрел на расстояние между нами, о чем-то задумываясь. А уже в следующую секунду его губы растянулись в какой-то нехорошей улыбке.

— Что же, попробуем.

Неожиданно Эшэр подпрыгнул вместе со стулом, передвинувшись аж на целый миллиметр в мою сторону. Но это произошло с таким грохотом, что я засомневалась в своем плане. Однако дроу это не остановило, он продолжил прыгать. Смотря на это зрелище, я невольно прыснула. Уж больно Эшэр нелепо выглядел в данной ситуации, да еще и привязанный к стулу. Я, наверное, не лучше. Но, по крайней мере, не прыгаю, как дура.

— Готово, — немного запыхавшись, произнес Эшэр, сидя теперь прямо напротив меня. — А теперь не двигайся.

— Стоп-стоп-стоп! — остановила я Эшэра, когда он уже собирался наклониться. — Насчет зубов ты погорячился! Повернись ко мне спиной и руками сними пряжку с пояса.

— А я уже было размечтался.

— Эшэр!

Вот была бы у меня рука свободна, точно треснула. Вот только он меня развяжет! Я чувствовала, как торопливо и одновременно аккуратно его пальцы пытаются отстегнуть пряжку с пояса. Однако у него это не выходило. Впрочем, неудивительно. Пояс был сделан на славу. Я его купила в лавке у гномов, еще в Партэне, а они лучшие мастера своего дела.

— Saer shez! — ругнулся Эшэр, с силой потянув на себя пряжку. Но лучше бы он этого не делал, так как в следующую секунду я ощутила, что мой стул качнуло назад.

Я даже вскрикнуть не успела, как упала на спину, так еще и Эшэр сверху приземлился вместе со стулом. Синяков теперь не оберусь, ну хоть упала удачно, все могло бы и хуже закончиться.

— Эшэр, слезь с меня!

Дроу неожиданно улыбнулся и встал. В буквальном смысле слова — стул остался на полу отдельно от Эшэра. Я невольно опустила взгляд на пояс, замечая, что он расстегнут и порван. Цигх! А ведь обидно. Все-таки десять золотых отдала за него. Раньше бы я такой себе даже в мечтах не позволила купить.

Эшэр присел на корточки и, подняв меня вместе со стулом, стал разрезать узлы на руках и ногах. Я молчала, начиная потихоньку вскипать из-за всей этой ситуации. Если бы не Эшэр, вообще ничего бы этого не было!

— Готово!

Я медленно встала, растирая затекшие руки и приседая, чтобы немного размяться. И лишь ощутив, как спадают штаны, вспомнила о порванной пряжке. Цигх! Пришлось завязывать пояс так — узелком.

— Девушки обычно благодарят своих спасителей, — в шутливом тоне подметил Эшэр, но я лишь метнула в его сторону уничтожающий взгляд.

— Благодарят? А там нет уточнения, что эти самые спасители виновны в случившемся?

— Ты сама сюда заявилась, — равнодушно заметил Эшэр.

— Я же сказала, что по магазинам пошла! А эльфийку случайно заметила.

— Так и кто же в этом виновен? Не твое ли любопытство тебя сюда завело?

— Ты виноват! — отчеканила я, резко развернулась к нему спиной и пошла к двери. — Цигх! Закрыто!

Я и не ожидала, что эта эльфийка оставит нас незапертыми. Но проверить все же стоило, мало ли. Эшэр в это время открыл окно и выглянул вниз. Тут же повеяло холодом.

— Высоковато, — тихо проговорил дроу. — В любом случае без магии нам только так выбираться.

Дроу еще немного постоял у окна и с улыбкой обернулся ко мне. И что он уже задумал? Я скептично подняла брови, ожидая, что он скажет. Все-таки третий этаж, а не первый, не спрыгнуть.

— Рядом дерево, если до него дотянуться, то слезть не составит труда.

— Если? — Что-то мне не слишком нравился его план. — А то, что ветки замерзли, ты не подумал?

Однако он не ответил, легко взбираясь на подоконник. Я даже ему ничего сказать не успела, как он спрыгнул. Мое сердце в страхе сжалось. Он что, идиот? Однако я замерла на месте, не решаясь подойти и глянуть, не разбился ли этот придурок. Понимая, что время идет, все же взяла себя в руки и медленно приблизилась к окну.

— Чего так долго? — услышала голос Эшэра и выдохнула с облегчением. Он расслабленно сидел на ветке дерева. — Давай прыгай, если что, я поймаю.

— Издеваешься? — Я неуверенно посмотрела вниз. Как оказалось, зря. Тут же закружилась голова и пришлось отвести взгляд. Так, Сэл, спокойно. Да, на время ты лишена магии, но ты все равно остаешься собой. Ты ничего не боишься. И тем более не признаешься в этом Эшэру.

Уговаривая себя, я посмотрела прямо в глаза эльфа, замечая насмешку. Конечно, у него-то подготовка лучше. Куда мне до него. Дроу как-никак.

— Если что, моя смерть на твоей совести, — пробурчала я, залезая на подоконник. — И перед Трэшеном сам отчитываться будешь.

— Обязательно, давай прыгай. Эльфийка может вернуться в любой момент.

Глубоко вздохнув, я встала на самый край, примеряясь к ветке рядом с дроу. Была не была!

Я прыгнула…

Зацепившись за ветку, так и повисла на руках, чувствуя, как бешено колотится сердце. Фух! Не упала. Нет, я все-таки убью Эшэра!

Не успела его помянуть, как он уже меня за куртку затаскивал на дерево. Секунда — и я сижу напротив него.

— Ты… ты… — Я готова была разразиться тирадой, когда Эшэр меня остановил.

Ничего не объясняя, первым слез с дерева, одновременно помогая мне. Все так же молча он схватил меня за руку и потащил в узкий проулок между домов.

— Она уже знает, что мы сбежали! — кратко через плечо бросил приятель, вновь сворачивая на другую улицу.

— Кто она? Откуда ты вообще ее знаешь?

— Не твое дело! — довольно грубо ответил Эшэр.

— Ах, не мое! — Я резко вырвала руку. — Так разбирайся с ней сам! А мы с Трэшеном сейчас уезжаем! Как-нибудь справимся с твоей защитой вокруг артефакта.

Резко развернувшись, я пошла в совершенно другую сторону по направлению к гостинице, где меня должен был ждать Трэшен. На удивление, Эшэр тут же меня нагнал и уже более спокойно произнес:

— Сэл, это действительно тебя не касается.

— Да мне все равно. — Я безразлично пожала плечами.

— Вот и хорошо, нам надо как можно скорее отсюда уезжать. Где нас ждет Трэшен?

— В гостинице.

— Сэл, тогда давай быстрее! — обратился ко мне Эшэр, ускоряя шаг и сворачивая вновь в проулок.

* * *

Небо заволокли серые тучи, отчего казалось, что сейчас не утро, а вечер. Уж больно мрачно выглядел зимний лес. Высокие одинокие деревья, словно в печали, склонились под тяжестью снега, который сыпал все сильнее. С каждым днем крепчал мороз, и неудивительно, ведь уже прошла половина холоденя. А зима в этих краях обычно суровая. Жители деревень так вообще почти не выходят в эту пору, просиживая в натопленных домах. В городах немного легче, особенно если там есть местный маг, который следит за тем, чтобы снег не слишком засыпал дороги.

Но вот чтобы кто-то ехал по лесу в такое время, это вряд ли. Только молодая женщина и дроу, словно не обращая внимания на мороз и холод, спокойно продвигались по заснеженной тропе. Уже несколько суток прошло после того, как они покинули лесной домик. Но Саррина так и не продвинулась в поисках отца. Да, действительно, с магией дроу ей было куда легче. Грэлиан уверял, что сможет найти его, и это было правдой. Именно поэтому сейчас они ехали в сторону небольшой деревеньки недалеко от границ Темной империи. Дроу чувствовал магический след, такой же, как у Саррины, а значит, там должен быть кровный родственник или был.

Грэлиан так и не вспомнил ничего. Иногда он просыпался и понимал, что моменты из его сна и есть прошлое. Но обычно это были лишь мимолетные отрывки, которые упорно не хотели складываться в общую картину.

— Почему ты не рассказываешь обо мне? — нарушил лесную тишину дроу. — Не хочешь, чтобы я вспоминал свою жизнь?

— Я ничего о тебе не знаю, — как обычно, соврала женщина.

— Опять обманываешь.

— Что ты от меня хочешь? — не выдержала Саррина. С каждым днем вопросы дроу все больше ее настораживали. Однажды она чуть не проговорилась, что была у него в темнице.

— За что ты меня ненавидишь? — совершенно спокойно поинтересовался Грэлиан. — Не забывай, что мы, дроу, чувствуем ваши эмоции.

— Есть причины.

— Так ведь выходит, что ты противоречишь сама себе. — Грэлиан позволил себе мягкую улыбку. — Все же ты обо мне не знаешь или не хочешь знать?

— Думаю, ты сам догадываешься, каков ответ. — Женщина хотела скорее закончить этот неприятный для нее разговор. — Я человек, вспомни свои ощущения. Что ты испытываешь? Вы, дроу, считаете себя высшей расой. Вот и подумай, почему я тебя презираю, заметь, не ненавижу. Ты ошибаешься, полагая, что это так. Ненависть давно прошла, осталось лишь презрение. За что? Когда-нибудь ты сам вспомнишь. Как понимаешь, мне пока невыгодно помогать возвращать тебе память.

— Понимаю, — тихо ответил Грэлиан, задумываясь. Если бы она не спасла его, ему бы не пришлось ей помогать. А так нужно найти ее отца, чтобы освободиться от долга. В одном женщина была права — он чувствовал себя выше по статусу и роли. Грэлиан действительно свысока смотрел на нее как на человека. Это осталось в его крови. Но и люди иногда ошибаются, полагая, что дроу не испытывают чувств.

* * *

Мы подъезжали к старинному городу. За белыми стенами виднелись невысокие заснеженные дома. Вот только чем ближе мы приближались к Лэйчаду, тем больше у меня портилось настроение. Прямо как под погоду. Такая же мрачная, как эти серые тучи. Что, конечно, не укрылось от Трэшена, который тут же поинтересовался, что со мной.

— Все в порядке, — сухо ответила я. Признаться в том, что просто не хочу заканчивать это путешествие, не могла. Ведь только мы найдем кольцо, как я должна буду его уничтожить, и мы распрощаемся. Разве что с Эшэром мне не так жаль расставаться, как с Трэшеном.

А как было приятно, когда мы тогда с дроу вернулись от той эльфийки и полуэльф оказался взволнован. По крайней мере, польстило то, что за меня беспокоились. Кстати, а этот гад, Эшэр, так и не рассказал, кто та эльфийка была. И главное, что от него хотела?

Но меня больше занимали другие мысли.

Я прекрасно понимала, что, несмотря на все ухаживания и подарки Трэшена, он уедет к себе в Темную империю, где мне уж точно нет места. Вот от этого, наверное, мне было грустнее всего.

Помимо портившегося настроения мне хотелось есть, ведь за эти сутки, кроме чая и одной тарелки каши, ничего в рот не брала. Честно признаться, я уже готова была сдаться и плюнуть на эту диету. Но, на удивление, продолжала держаться.

Почему я все время думаю о плохом? Надо наслаждаться последними деньками в компании эльфов. К тому же как-никак побываю в старинном городе.

С такими мыслями я даже воодушевилась, сильнее прижав к себе Пушистика, который лежал у меня на коленях.

Мы наконец подъехали к главным воротам Лэйчада, где у входа с нас взяли по пять золотых, несмотря на то, что сегодня выходной и экскурсий не проводят. Возмущаться я не стала. Сейчас как-то всем не до этого было. Оба эльфа хотели скорее попасть в храм.

Оставив лошадей в конюшне у самого входа, мы медленно пошли вдоль одиноких домов. Это пустой город, здесь никто не живет. А из-за того, что не было туристов, он стал еще мрачнее: лавки закрыты, магазины тоже. Лишь пара таверн принимает посетителей, да и то местных работников.

Эх, а жаль, что сейчас выходной, было бы здорово побывать тут в рабочий день.

Свернув в проулок, Эшэр направился в самый конец улицы, за ним полуэльф, а я с Пушистиком на руках замыкала нашу процессию, продолжая рассматривать старинный город.

Здесь сохранились здания, построенные еще сотни лет назад. Дома кардинально отличались от тех, что в Партэне. Они были одно- или двухэтажными, из деревянного бруса, который раньше любили использовать в строительстве. Все же жаль, что они пустуют. Насколько мне было известно, внутри просторные, богато обставленные комнаты.

А вот когда мы оказались в самом старом квартале, в конце которого должен был находиться храм, я не смогла сдержать своего восхищения. Дома выстроились в один ряд, словно стена. Сейчас так уже никто не делал, но смотрелось это очень красиво. Стоило нам выйти к храму, как мое внимание привлек именно он.

Надо отдать должное архитекторам. Здание храма было великолепным: невысокое, но довольно большое, с двумя башенками по бокам, остроконечная крыша полностью спрятана под толстым слоем белоснежного снега, удлиненные окна на первом и втором этажах сделаны из витражного стекла, а к главному входу ведет широкая лестница, заканчивающаяся полукруглой аркой и колоннами.

Мы медленно поднялись и зашли в створчатые деревянные двери храма. Тут же у меня появилось странное неприятное чувство, словно я уже здесь была.

Просторный мрачный зал казался мне очень знакомым. Ковровая дорожка, ведущая к низенькой арке с алтарем в середине, вокруг горят свечи. Но мой взгляд остановился на сером камне.

Я была уверена, что увижу там перстень. Точно так же, как тогда, во сне. Но я ошиблась — его не было. Уже собиралась возмутиться и высказать все Эшэру, когда мой взор привлек портрет. Вот тогда я действительно испугалась. Это уже второй раз, когда мой сон сбывается.

Чувствуя, как учащенно бьется сердце, я застыла и смотрела только на картину. На ней был изображен молодой мужчина, как в моем сне. Все тот же хмурый взгляд тепло-карих глаз.

— Где артефакт? — прозвучал холодный голос Трэшена.

— Я бы сам хотел знать, — удивленно и искренне ответил Эшэр.

Я словно их не слышала, не в силах оторвать взгляд от портрета. Вирдэн Эйд, кто же ты? Мама никогда не рассказывала о нем, да и отец тоже. Но я была уверена, что этот мужчина как-то связан с нашей семьей. И дело не только в редкой фамилии и перстне. Я не могла этого объяснить, просто чувствовала.

— Цигх! — неожиданно стукнул по алтарю кулаком Эшэр, удивляя меня. Обычно он использовал темноэльфийские ругательства, а не наши. — Она украла перстень.

— Кто она? — Любопытство победило, и я все же обернулась к эльфам.

— Та темная эльфийка!

— Что значит — украла? — Трэшен непонимающе посмотрел на дроу. — Разве артефакт не был защищен магией?

Эшэр неожиданно замялся, невольно наводя на некоторые мысли. Это что же выходит!? Он нас обманул! Я даже забыла о портрете. Если не было никакого защитного круга, мы давно с Трэшеном могли забрать у него артефакт.

— Ты нарушил клятву! — холодно произнес Трэшен, удивляя меня. Я никогда не видела его таким — серьезное лицо, прищуренные глаза. Чувствовалось, что он зол. Винить его не в чем. Я сама была рассержена на дроу, он совершенно не изменился.

— Нет, — спокойно ответил Эшэр. — Я лишь поклялся в том, что сниму магию. И вы ошибаетесь, полагая, что я не защитил артефакт. Его действительно никто не мог взять, кроме меня, но Эллая — исключение.

— Что ты имеешь в виду?

— На ее ауре мой след, сильный след, — туманно объяснил эльф.

— Оу, — все, что смогла произнести я. Нет, я вообще-то как раз и подумала, что они могли быть любовниками, но что тогда между ними произошло? Меня снедало любопытство, однако я прекрасно понимала, что спрашивать бесполезно.

— Идиот! — сухо бросил полуэльф, обнажая меч и тем самым удивляя меня. Уж больно это не было на него похоже.

— Думаю, дальше мы сами разберемся. А с тобой мы покончим прямо сейчас, сражайся!

— Даже сейчас действуешь по правилам, — натянуто усмехнулся Эшэр, неожиданно складывая руки на груди. — Мы по одну сторону баррикад. Ты уверен, что хочешь этого?

— Да.

— Знаете, я не против, — неожиданно согласился Эшэр, становясь серьезным. — Это было бы даже интересно — сразиться с самим владыкой, но сейчас мне нужен артефакт, и я знаю, как его вернуть.

— Опять уловки? — Я недоверчиво покосилась на дроу. Конечно, мне бы не хотелось, чтобы они серьезно сразились, но посмотреть на бой согласна.

— Нет. — Он протянул мне какой-то лист бумаги, который лежал на алтаре в том месте, где должно было быть кольцо. — Думаю, Эллая следила за нами с самого начала и могла услышать, куда и зачем мы направляемся.

— Что там написано? — спокойно спросил Трэшен, все еще держа меч в руках. Было видно, что он настроен серьезно.

Развернув лист, я медленно прочла написанное:

Я нашла то, что действительно заставит тебя страдать. И почему я сразу не подумала, что ты совершенно не изменился. Ничего, кроме власти, тебя не интересует. Теперь ты сам ко мне придешь. Не я, а ты будешь меня искать, желая вернуть перстень. Но ты его не получишь.

— Мы прекрасно справимся без тебя, — впервые не скрывая раздражения, произнес Трэшен. — Сэл сможет найти артефакт, у кого бы он ни был. Так даже лучше, теперь можно избавиться от балласта в твоем лице.

— Не так быстро. — Эшэр мягко улыбнулся. — Я сказал, что Эллая легко нейтрализует щит. Но к вам это не относится. Вы просто не сможете взять перстень, как и раньше.

— Ничего, попросим твою эльфийку.

Дроу фыркнул.

— Вы правда думаете, что все так просто? Артефакт остается до сих пор под моей защитой. Только Эллае он пока доступен.

— А кто она? — Я все-таки не удержалась.

— Я уже отвечал на твой вопрос.

— Теперь ответь мне, — неожиданно встрял полуэльф.

— Хорошо, — недовольно прошипел Эшэр. — Она из рода Ар'лэнов.

— Разве этот род не был уничтожен несколько лет назад?

Дроу кивнул, глядя прямо на Трэшена. И что-то в его взгляде мне совершенно не понравилось. Неужто он в этом замешан?

— Если ты не снимешь защиту, я убью тебя, — холодно, сквозь зубы прошипел Трэшен. И это было так на него не похоже.

— Как я могу? — А вот Эшэр, как обычно, продолжал ехидничать. — У нас же с вами договор, который еще в действии.

Вот тут должна была уже я фыркать. Знает же, что договора никакого нет, и продолжает играть. Наивный, думает, что Трэшен об этом даже не догадывается. Хочу посмотреть на его выражение лица, когда он поймет, что я его все это время обманывала. Пусть почувствует то же самое, что мы с полуэльфом тогда, летом.

Я помимо воли взглянула на Трэшена. И как я могла тогда так поступить. К сожалению, только теперь поняла, что есть вещи важнее, чем слава и деньги, например, доверие любимого.

И пусть он вернется в Темную империю, сейчас я была рада, что все произошло так. Благодаря эльфийке у меня есть еще время насладиться его обществом. А то я уже думала, что сейчас он заберет кольцо, и все. Прощай, любовь, романтика, цветочки и бантики.

А интересно все же, кто это такая из рода Ар'лэнов? Однако я решила не спрашивать сейчас, а поинтересоваться потом, когда мы останемся с полуэльфом одни. В данный момент отважилась разузнать другое — вдруг кому-то из них известно что-то о портрете.

— Вы знаете, кому принадлежит этот портрет? — Я рукой указала на картину, с любопытством глядя на эльфов.

— Вирдэн Эйд, — прочитал Эшэр, с интересом рассматривая мужчину. — А знаешь, Сэл, ты чем-то на него похожа.

— Это один из пяти великих магов, — совершенно спокойно объяснил Трэшен, не обращая никакого внимания на замечания Эшэра. — Эйд являлся хранителем артефакта, именно он предложил создать кулон, который ты сейчас носишь.

— И откуда ты такой просвещенный? — не удержалась я. — Ведь еще летом говорил, что ничего не знаешь об артефакте и вообще это легенда.

— У меня было время на досуге почитать, — неожиданно с улыбкой ответил Трэшен. — В своем выборе тогда я не ошибся, ты истинная хранительница артефакта, потомок великого мага Вирдэна Эйда.

Да, не каждый день узнаешь о себе такое. Вот как, я потомок великого мага. Вот бы Рэну рассказать.

— Это она-то? — скептично протянул Эшэр. — Далековато ей до великих.

— Уж точно ближе, чем тебе!

— Думаю, нам здесь делать больше нечего, — тихо проговорил Трэшен, не обращая внимания на нашу перепалку. — Пообедаем — и в дорогу.

Согласившись, мы пошли к выходу, и лишь у дверей я все же оглянулась на портрет. Честно признаться, мне не сильно верилось, что один из пяти магов, создавших артефакт, мой предок. Почему тогда мама и отец никогда об этом не упоминали?

— Сэл, ты идешь? — обернулся Трэшен, и я, непроизвольно пожав плечами, побежала за эльфами.

На улице было все так же одиноко и мрачно. По-моему, мы были единственными гостями этого места.

Свернув за угол, мы вышли к небольшой таверне с яркой вывеской. Небось специально для заманивания туристов. Только жаль, сейчас их здесь нет. Представляю, как бы тогда было весело и шумно.

В самой таверне оказалось довольно жарко, пришлось снять куртку и повесить на гвоздик у дверей. Само помещение было уютным и милым: круглые столики с веселенькими скатертями в клеточку, добротные стулья с широкой спинкой, на окнах яркие шторки, везде на подоконниках горшки с цветами. На стенах висели картины явно домашнего производства. Почему я так решила? А как еще воспринимать эту мазню? Я бы и то лучше нарисовала. Не спорю, некий шарм в этих картинах был, именно они делали обстановку более уютной.

Мы сели за самый дальний столик у окна. Подперев руками голову, я стала посвистывать, ожидая, когда примут заказ.

— Что желаете? — Всего через пару секунд к нам подошла пожилая женщина.

— Сок и яблоко, — как обычно, ответила я, стараясь не отвлекаться на приятные ароматы, идущие из кухни.

Трэшен заказал мало, всего лишь какой-то простой салат, а вот Эшэр, словно издеваясь, попросил жареного мяса, картошки и пирога.

— Сэл, ты меня удивляешь, — насмешливо произнес Эшэр, когда женщина отошла. — Ты отказываешься от мяса?

Не удосужившись ему ответить, с трудом взяла себя в руки и отважно кивнула. Но когда принесли весь наш заказ, сильно засомневалась в своей выдержке.

Я с кислой миной жевала яблоко, чувствуя, как внутри все сводит от голода. Особенно из-за запаха мяса, которое с наслаждением поедал перед моим носом дроу.

Отвернувшись, стала смотреть на Трэшена, вот только его салат вызывал во мне рвотные позывы. Нет, хватит! Залпом выпив сок, я решила подождать их на улице. И ничего, что там снег и мороз, зато едой не пахнет.

Вот только стоило мне подняться, как перед глазами все поплыло. Я даже от неожиданности схватилась за край стола.

Да что это со мной? Я с удивлением замерла, пытаясь побороть головокружение.

— Сэл, тебе нехорошо? — обеспокоенный голос полуэльфа раздался, словно сквозь стену. Я даже собралась ответить, когда ощутила тяжесть во всем теле и поняла, что падаю в какую-то пропасть…

Открыла глаза почти сразу, хотя показалось, словно прошла вечность. Но дальнейшее развитие событий мне понравилось — я полулежала на коленях Трэшена, а его руки были сцеплены вокруг моей талии, удерживая меня от падения.

— Фу! — Я только сейчас ощутила неприятный запах трав. — Убери от меня эту гадость.

Рядом стоял Эшэр с каким-то пучком растений, наверное, именно эта дрянь и привела меня в чувство.

— Вот неблагодарная ведьма! — недовольно произнес дроу, садясь напротив. — Ей тут на помощь спешат, а она капризничает.

Я проигнорировала Эшера и заерзала на руках Трэшена, стараясь принять более удобное положение.

— Сэл, — неожиданно обратился ко мне полуэльф. — Может, хватит себя мучить? Я тебе заказал бульон.

Бульон. Как я давно его не ела. Невольно во рту образовалась слюна, стоило представить горячую тарелку куриного бульона.

— Но мне нельзя бульон, я на диете.

— Тебе понравилось в обморок падать? — скептично поинтересовался Эшэр. — Я и подумать не мог, что ты настолько серьезно отнесешься к моим словам. Но согласен, тебе это пошло только на пользу.

— Эшэр, помолчи, — укоризненно произнес Трэшен, да таким голосом, что мне даже почудилось, словно в помещении похолодало. — Сэл, ты ведь просто моришь себя голодом. И зачем? Я ведь уже тебе говорил, что ты нравишься мне такой, какая есть.

— О, боги, — скривился Эшэр. — Пойду лучше закажу еще выпить.

Я не обратила внимания на замечание дроу, наслаждаясь словами Трэшена. А ведь раньше, наверное, отреагировала бы, как Эшэр.

Трэшен убрал с моего лица прядь волос и ласково улыбнулся. Вот только я испортила всю романтику, невозмутимо поинтересовавшись своим бульоном. Ну а что? Я есть хочу. К тому же в обмороки падать мне не понравилось. Кстати, иногда это выгодно — когда еще представится случай побывать на руках любимого. Но все же я маг, а значит, должна быть сильной, а не как те принцессы и дворянки, что постоянно теряют сознание при виде своих кавалеров.

— Вы уже закончили? — Эшэр вернулся с тарелкой бульона. — Смотреть тошно.

— Не завидуй! — усмехнулась я. — Между прочим, это ты виноват в том, что мне плохо стало.

— Прости, — на удивление серьезно воспринял мои слова Эшэр. — Кто же знал, что ты такая впечатлительная.

Промолчала, но про себя улыбнулась — вот-вот, почувствуй себя виноватым!

Я медленно встала с колен Трэшена и села рядом, приступив к трапезе. Бульон оказался потрясающим, а может, все дело в моей пятидневной голодовке. Кто знает? Но съела его за пару минут, не в силах оторваться.

Пообедав, мы вновь отправились в путь. В этот раз вела эльфов уже я, используя свойства своего кулона. «Это уже входит в привычку. Рэн был прав, что меня постоянно тянет на какие-то авантюры. Однако, что скрывать, так жизнь куда интересней».

Кулон подсказал, что артефакт сейчас на территории Деринского порта. Эльфы восприняли информацию не очень весело, и это понятно. Эльфийка явно собиралась покинуть границы Вартана. Интересная все-таки особа. Сначала хотела убить Эшэра, теперь решила просто своровать перстень.

Покинув Лэйчад, мы направились в сторону Деринского порта. Притом у меня было явное чувство дежавю. Опять ехать в порт мне совершенно не хотелось, еще и в такой холод. Меня хоть Пушистик грел, мирно сопя на коленях.

* * *

«Ненавижу порты!» — была первой мысль, когда мы въехали через пару дней в порт. Как обычно, здесь воняло рыбой. Ничего не изменилось. Мэр даже и не думал хоть как-то облагородить этот маленький городок. А действительно, зачем? Все равно же порт. Приедут новые люди и все испоганят. По крайней мере, у него была такая политика.

Мы же, ведя под уздцы лошадей, шли вдоль берега, выглядывая судна. В этот раз решили сами найти кого-то, кто нас согласится взять, а не идти к начальнику порта. Помню я прошлый раз. Хватило. Но вот сейчас проблема была в другом — это летом здесь полно народу и кораблей, а в зимнее время пусто, и всего лишь два каких-то не очень презентабельных судна стояли у причала. Даже торговые ряды пустовали. Я насчитала только три лавки с рыбой.

Меня больше интересовало, откуда здесь берутся деньги в это время? У них ведь сейчас самый настоящий застой с покупателями. Ладно, что-то меня не туда понесло.

Невольно посмотрела на низенькую гостиницу, которую мы только что прошли. А ведь именно здесь я заключила договор с Эшэром. Кто мог подумать, что уже почти через полгода вновь окажусь здесь с ним и с Трэшеном. А какая у меня была спокойная жизнь, пока я не выиграла этот кулон. Эх! И что самое обидное, жизнь меня так ничему не научила. До сих пор играю в местном кабачке за углом в карты.

Судно мы все же нашли, и капитана тоже, притом за небольшую плату. Еще повезло, все остальные корабли требовали ремонта и обновления.

Куда нам плыть, мы точно и сами не знали, кулон лишь показал направление в сторону Аллира. Да-да, опять все повторяется. Такое чувство, словно та эльфийка специально идет нашей дорогой. Конечно, может, это всего-навсего совпадение. Подумаешь, она выбрала эту страну? Да и цигх! Это же ничего не значит, эльфийка еще может сменить направление. В любом случае она пока в море, и у нас есть все шансы ее нагнать.

Я скептично посмотрела на судно, на которое мы поднимались, — шансов нет. Кое-где прогнившие доски, скрипящий трап, пожелтевшие с дырами паруса. Я надеюсь, что корабль не потонет под нами.

Держа на руках клэрка, я оглядела палубу. Что сказать, здесь было так же ужасно, как и везде. Оставалось лишь надеяться, что каюта более-менее комфортна. Однако спускаться не спешила.

Совершенно забыв о своих спутниках, я подошла к носу судна, оттуда посмотрела на Деринский порт. Невольно вспомнился кард, и глаза стало щипать от слез, но я и не думала себя останавливать. Ведь все это время надеялась, что он еще вернется.

И лишь теперь понимала: стоит судну отплыть, как я больше никогда не увижу Малыша, и от этого было очень больно. Нет, я всегда знала, что этот день наступит, но как бы мне хотелось, чтобы кард побыл еще немного рядом.

Прижав к себе Пушистика, улыбнулась сквозь слезы. Что-то я слишком стала чувствительной, как-то это на меня не похоже. Может, скоро женские календарные дни? Как еще объяснить мои слезы? Я не плакала, даже когда сестра пропала. По сути, со смерти матери я вообще не позволяла себе слез, разве что в очень редких случаях.

— Сэл! — Тихий голос Трэшена раздался так неожиданно, что я поспешила незаметно вытереть слезы, но он просто сделал вид, что не заметил этого жеста и обнял меня, ничего не говоря.

Как же хорошо с ним. Вот почему мне так не везет? Стоит, наконец, влюбиться, как твой герой оказывается недосягаем. Лучше бы Трэшен был беден, зато рядом!

— Милая парочка, я понимаю, что у вас весеннее, нет — зимнее обострение любви, но капитану надо знать, куда плыть.

Эшэр, как всегда, в своем репертуаре. Он стоял позади нас, сложив руки на груди, и прожигал презрением.

— Пока в Аллир, а куда там свернет твоя любимая, тебе виднее! — не скрывая раздражения, ответила я.

Как-никак именно по его вине мы сейчас плыли за той эльфийкой, когда могли бы уже давно заполучить артефакт. Истинные чувства выдавать не собиралась. Хорошо, что я успела выпить перед выходом корень сапожника.

— Прекрасно, я сам скажу про Аллир. Не отвлекайтесь, голубки.

Эшэр с легкостью увернулся от моего огненного сгустка и, посмеиваясь, пошел к капитану судна.

— Не обращай внимания, таков уж он есть.

— Да я и не обращаю, просто не сдержалась.

— Ничего, мы вернем артефакт, и все будет в порядке.

— Знаю. — Мой тихий голос удивил даже меня, и я поспешила сменить тему, задав давно интересующий вопрос: — Что это за род Ар'лэнов, про который вы упоминали с Эшэром?

— Древний знатный род в Темной империи, который был полностью уничтожен по приказу моего брата. — Холодный тон Трэшена немного покоробил меня. Как-никак он о смерти целой семьи говорит. И словно догадываясь о моих мыслях, продолжил: — Этот род был ценен для империи, пока не умер мой отец. Грэлиан не хотел старой власти, которая поддерживала прошлого владыку. Он желал создать свою империю и поэтому уничтожал всех, кто был близок к отцу, а те, кто соглашался с его новой властью, оставались жить.

— Выходит, — я наконец сложила воедино все сведения, с ужасом осознавая те слова эльфийки, — Эшэру было приказано уничтожить этот род? Вот почему та эльфийка желает мести.

Трэшен не ответил, молча кивнув. Я же задумалась. Все же мне сложно представить Эшэра таким. Возможно, дело в том, что за то время, которое он был рядом, я забыла, кем дроу является на самом деле. Это сейчас он со мной ведет себя так, потому что я ему нужна, а если припомнить, как вначале он пытался меня убить. И зачем только полезла в эти разборки? Эльфийка хочет мести, пусть получит ее. Мне-то какое дело!

— Сэл, о чем ты задумалась?

Я не ответила, полностью погрузившись в себя. Почему-то Эшэр все равно не воспринимался страшным темным эльфом. Может, дело в его поведении? Да и ведь нам всегда говорили, что дроу — жестокая раса, а я уже который раз с ними вместе, и мы словно обычные друзья.

Ладно Трэшен, у него часть крови человеческая, но Эшэр. Что он будет делать, если получит артефакт? Полностью подчинит себе Темную империю? Не знаю отчего, но из головы не выходили эти мысли. И дело было не в том, что я узнала об Эшэре. Ведь мне и так было понятно, что он не одуванчики у владыки собирал. Да, он колкий, едкий, саркастичный и циничный, но не убийца.

— Прости, — я наконец вернулась в реальность, — что ты говорил?

— Ничего. — Трэшен мягко улыбнулся. — Идем, спустимся вниз, а то ты уже замерзла.

И он был прав — на палубе действительно было довольно прохладно, моя кожа даже мурашками покрылась, но я просто не заметила этого за своими размышлениями.

Холодные снежинки, попавшие на лицо, казалось, даже не создавали дискомфорта, настолько я ушла в себя. А вот стоило обратить внимание, как тут же стало неприятно от стужи. Поэтому, не споря, покрепче прижала к себе Пушистика и пошла вниз.

Каюта оказалась не очень большой, зато чистой и уютной. Я тут же с ногами залезла на койку и, придвинув к себе сумку, достала отчет. За всеми этими событиями совершенно забыла о нем. Вот только что туда писать? За последние дни ничего интересного не произошло. Даже странно, если учесть, что я к себе притягиваю неприятности. На фантазию никогда не жаловалась и поэтому все-таки что-то да придумала.

Закончив с отчетом для специализации, достала фотокарточки и с ностальгией стала рассматривать. Они вызывали во мне тоску, особенно те, на которых был Малыш. Я так и заснула с ними, вспоминая карда.

…Я стояла в небольшой комнатке с огромной печью и кроватью. Деревянный потертый шкаф, с потолка свисают разные пучки трав, полки заставлены снадобьями, зельями и древними фолиантами, а также разными баночками с не очень приятным содержимым, такими как глаза жабы, лапки паучков. Брр! На полу не вписывающийся в интерьер пушистый ковер и милые бежевые шторки на окнах.

Ничего не понимая, с удивлением все это рассматривала, пока внезапно не раздался скрип двери.

В дом вошли двое, о чем-то громко споря. Один из голосов я сразу же узнала, мне даже оборачиваться не надо было. Но все равно с интересом оглянулась. Трэшен выглядел как всегда, лишь с той разницей, что на нем сейчас была традиционная темноэльфийская одежда. Его туника из тонкого атласного материала с вышивкой невольно вызвала во мне зависть. Когда-то давно я хотела купить себя платье из такого же материала, но оно было очень дорогим.

Я перевела взгляд на низенькую и немного пухленькую женщину. Ей было не больше пятидесяти лет. Свободная рубаха и юбка до пола делали женщину еще полнее. Помимо всего этого ее внешность была отталкивающей. Почему, я сама не могла объяснить. Возможно, все дело в холодном взгляде. Я чувствовала темноту, идущую от нее.

Остановив взгляд на неряшливо собранном пучке ее волос, пыталась понять, что вообще сейчас происходит. Я сплю? Или, может быть, все это реальность? Но тогда это прошлое или будущее? Или вообще моя больная фантазия?

Я с уверенностью могла сказать, что это домик той ведьмы, у которой мы были с Трэшеном летом, но она ведь мертва. Полуэльф просто посчитал ненужным сообщить мне, что ему знакома темная ведьма? Но почему тогда, будучи у нее дома, я этого не почувствовала?

— Трэшен, то, что ты ищешь, может отыскать лишь хранитель.

— Ты опять про тот кулон?

— Пойми, твой брат не будет тратить время, как ты. Он уже отправился на его поиски и нашел. Но истинный хозяин успел от него избавиться. Однако хранительница не учла, что кулон всегда возвращается. — Тут женщина запнулась. — Либо переходит к новому владельцу.

Я изумленно смотрела на полуэльфа и ведьму. С каждой минутой понимая, что это все неправильно. Выходит, мне уже теперь не только будущее, но и прошлое может сниться? Это такая особенность хранителя анэл?

— Да. — От тихого голоса я вздрогнула и резко обернулась.

За спиной у меня стоял еще один незваный гость — высокий молодой человек в знакомой маске-иллюзии, вот только мы уже не на балу.

— Опять вы?! И вновь в этой маске?

— Да. — Я прямо-таки ощутила его улыбку. — Прости, но по-другому нельзя. Если спящий узнает, кто я, я не смогу более являться в его сны.

— Так я права, это действительно сон.

— Не совсем, все, что происходит, уже было. Это твоя способность как хранителя. Ты можешь видеть не только будущее, но и прошлое, — подтвердил мои догадки незнакомец. — А я лишь твой проводник в таких снах, чтобы помочь.

— Знаешь, таинственный незнакомец, во-первых, ты меня только больше запутал, а во-вторых, уж больно кого-то напоминаешь!

И это было правдой, но я никак не могла понять, кто он. Казалось, ответ так близок и в то же время далек и недоступен. Вот только этот приятный аромат трав я уже где-то, чувствовала.

— Не отвлекайся! У тебя немного осталось времени, ты скоро проснешься. Каждый твой сон неслучайный и ты должна понять, что значит этот.

Одарив гостя раздраженным взглядом, я все же прислушалась к разговору Трэшена и ведьмы. Они все так же спорили о моем кулоне. Но я не видела в этом ничего особенного, по сути, мне это и так известно. Трэшен ведь сам рассказывал, как эта женщина ему поведала о кулоне. То, что он не уточнил про особенность ведьмы, меня несколько настораживало. Может, он просто не желал меня пугать?

— Ты исполнишь свое желание, найдя нового хранителя, — тем временем продолжала женщина. — Но помни, он сам должен пожелать это.

— О чем они вообще говорят? Желание Трэшена — свергнуть своего брата?

— Мне это неизвестно, — искренне ответил незнакомец под маской. — Я здесь только для того, чтобы дать тебе больше времени. — Но у тебя его совсем не осталось.

Я вновь обернулась к полуэльфу и ведьме. Вот только ничего нового или интересного для себя в их словах не нашла, пока Трэшен неожиданно не сказал:

— Я отомщу Грэлиану за смерть Аришы и всей Темной империи.

Вот это мне совершенно не понравилось, особенно его холодный пронизывающий взгляд без каких-либо эмоций.

Неожиданно все стало расплываться, словно картинку запихнули под стекло. Что происходит, я поняла сразу же. Моему сонному путнику даже не пришлось это сообщать, он лишь тяжело вздохнул и тихо произнес:

— Уделяй внимание тому, что видишь во снах…

Это было последнее, что я запомнила, перед тем как открыла глаза и увидела над собой грязный потолок каюты.

— М-да-а, с каждым разом все страньше, — тихо пробурчала я, медленно вставая и стараясь не задеть дремавшего рядом Пушистика.

Я прекрасно запомнила все, что было во сне, и меня это немного пугало. Таинственный гость в маске вроде не представлял угрозы, а наоборот, когда он был рядом, я отчего-то чувствовала себя спокойно и уверенно, как будто давно его знаю.

Подойдя к небольшому круглому окошку, за которым виднелось чистое голубое небо и плескались темно-синие волны, я невольно задумалась. В руке я сжимала холодный кулон. Выходит, я как хранитель могу видеть во снах правду. Но что тогда это сейчас было? Может, пойти к Трэшену и спросить все напрямую? Что он подразумевал под своими словами и почему не сказал мне о той ведьме правду? Нет, если я так прямо начну спрашивать, это будет выглядеть странно. Не знаю отчего, вот только рассказывать о своих снах не хотелось.

— И вот что мне делать?

Я пыталась прийти к какому-то решению, как вдруг наше судно сильно качнуло. Толком понять ничего не успела, как оказалась на полу, не удержав равновесия. Что происходит?! Начала медленно подниматься, однако вышло это не с первого раза, так как нас все так же продолжало качать, притом с каждым разом сильнее. Даже Пушистик проснулся и спрыгнул с койки, удивленно крутя головой и тихо скуля. И это явно не говорило ни о чем хорошем.

С трудом балансируя, все же смогла выйти на палубу, да так и застыла, с удивлением глядя на творившееся вокруг: повсюду бушевал ветер, небо стало темным, словно вот-вот разразится ливень. А ведь еще каких-то пару секунд назад небо было голубое-голубое!

— Сэл, ты зачем вышла? — Обеспокоенный голос полуэльфа. — Здесь небезопасно.

— Вижу! Поэтому и вышла. Что происходит?

— Ничего особенного. — Безразличный голос нашего капитана. — Просто шторм.

— А, ну да, действительно, — фыркнула я, не понимая спокойствия мужчины. Мне лично совершенно не нравилась эта погода.

— Идите в каюту, здесь холодно и опасно. Берите пример со своего второго спутника, он даже не выходил.

И правда, я только сейчас заметила, что Эшэра на палубе нет. Однако уйти не было даже возможности. Я до сих пор стояла на ногах благодаря удаче. Судно неистово раскачивалось. К тому же меня не покидало чувство, что это не обычный шторм. И словно догадываясь о моих мыслях, ко мне со спины подошел Трэшен и ласково положил руки на плечи:

— Сэл, ты ощущаешь магию?

Я прикрыла глаза, стараясь удержаться на ногах, благодаря Трэшену мне это удалось. Везде вокруг чувствовалось чужое колдовство. Это была своеобразная магия, явно творимая не человеком. Она использовала силу природы, а не резерв мага.

— Эльфийка?! — догадалась я. — Но тогда я не смогу снять эту магию!

Я обернулась к капитану, который пытался справиться с управлением судна. Вот только он даже и не догадывался, что у него ничего не выйдет. Он ведь не представлял, с чем имеет дело.

— Сэл, спустись к Эшэру. Я сам справлюсь, ты будешь только мешать.

— Что? Если даже это эльфийская магия, я все равно не буду стоять в стороне!

Он не ответил, только глубоко выдохнул и недовольно пробурчал: «Хорошо». Чтобы не мешать, я отошла. Однако просто наблюдать за ним не собиралась. Подбежав к капитану, стала его уговаривать уйти с палубы и забрать с собой своих людей. Вот только он ни в какую не хотел меня слушать. Не будучи любительницей упрашивать, прошептала легкое заклятие, и они послушно ушли.

Стихия еще больше разбушевалась, заливая водой палубу, на которой, кроме меня и Трэшена, никого не было. Я видела, как магия полуэльфа поднимается в небо, но тучи словно всасывали ее в себя.

Хм, а эта эльфийка не так слаба, как я думала. Интересно, Эшэр специально не выходит из своей каюты? Сразу понял, чья это магия, и решил не встревать? М-да, видно, она сильно зла на него. Что еще можно испытывать к убийце своего клана? С одной стороны, ее можно понять, а с другой — при чем здесь я и Трэшен? Мы ведь можем ни за что пострадать!

На удивление Трэшен прекрасно справлялся со стихией. Его магия оплетала чужую и сдерживала, не давая распространяться дальше. Моя помощь действительно здесь была не нужна. Однако я все равно не ушла, наблюдая за эльфом.

И, как оказалось, зря, так как я полностью вымокла. Поток ледяной воды выбросило на палубу, замочив меня и Трэшена. Притом я была в легкой осенней курточке, не предназначенной для зимы. Не очень приятное ощущение. Теплый свитер под курткой также намок и теперь лип к телу, а широкие удобные штаны настолько потяжелели от воды, что мне стало трудно стоять.

Кстати, вид Трэшена был не намного лучше: мокрые волосы покрывалом спадали по спине, потемневший от воды утепленный плащ казался сейчас абсолютно черным. Но полуэльф не обращал на это внимания.

Через некоторое время утихомирив стихию, он наконец тяжело выдохнул и обернулся ко мне:

— Сэл, я же просил.

— И что? Ты правда думал, что я уйду к себе в каюту и пропущу все самое интересное? Теперь моя очередь колдовать.

Я повернулась к эльфу спиной и, выставив руки вперед, прикрыла глаза, шепча заклятие. Лучше в этот раз перестраховаться и заранее защитить себя, если эта эльфийка вновь задумает на нас что-то наслать. Кстати, очень полезная магия. Что бы она нам ни наколдовала, вернется к ней стократно.

— Защитная магия, — объяснила я удивленному Трэшену. — Хм, а ты сейчас похож на водяного.

— Ты тоже, — добродушно улыбнулся полуэльф. — Ладно, идем вниз переодеваться и греться, заодно стоит сказать капитану, что небо чистое и можно плыть дальше.

* * *

Я, поджав под себя ноги, сидела на койке в каюте, укутанная в теплое одеяло, и держала в руках чашку горячего чая. После того «дождика» на палубе я все никак не могла согреться. Я даже применила исцеляющую магию, а то помню, как в прошлый раз он заболел. Неженка, а не темный эльф! И все равно было холодно, возможно, все дело в усилившемся морозе.

Сделав глоток обжигающего чая, почувствовала внутри тепло и невольно улыбнулась. Кстати, меня последние минуты не покидали мысли о том, насколько эта эльфийка сильна. Да, Трэшен смог нейтрализовать ее магию, но теперь отсыпается, так как оказалось — это забрало у него много сил.

Если честно, даже и не думала, что у эльфов тоже может быть слабость из-за потери большого количества магии, ведь они не используют собственный резерв. Я уже успела понять, что в школе многое умалчивают.

Ладно, пусть Трэшен отсыпается, а у меня есть разговор к Эшэру. Он ведь так и не выходил из своей каюты. Но, как оказалось, я ошиблась.

Стоило мне выйти, как столкнулась с юнгой. Он тут же охотно наябедничал на Эшэра. Выяснилось, что дроу выходил, и не раз, но что больше всего меня поразило — так это зачем. Он попросту взял из запасов капитана самогон. Тут я уже просто не могла оставаться в стороне. Это что же выходит, пока мы с Трэшеном справлялись с разбушевавшейся стихией его эльфийки, он заперся в каюте с алкоголем? И как это называется?!

Желая высказать все в лицо этому наглецу, я, не стуча, зашла в его каюту, да так и застыла, глядя на представшую картину — Эшэр сидел за столиком и в одиночку пил самогон. А заметив меня, поднял покрасневшие глаза и, икнув, недовольно фыркнул. Но меня как-то не слишком волновало, хочет он меня видеть или нет, я просто взяла и зашла, сев напротив него.

— А меня позвать? — Я нагло вырвала бутылку из его рук, но он оказался шустрее. Несмотря на свое явно нетрезвое состояние, Эшэр легко перехватил у меня бутыль.

— Ты чего пришла?

— Распивать в одиночку нехорошо!

— Тебя мне еще только и не хватало. — Дроу вновь икнул, с раздражением буравя меня взглядом. — Не видишь, я горе заливаю. Иди, давай.

— Да что это с тобой?! — Я вновь попыталась отобрать бутыль, но безуспешно. — Да, в конце концов, это просто неприлично!

Я была возмущена до глубины души.

Мне все-таки удалось вырвать бутылку из его рук, а стоило ему подняться, как он тут же пошатнулся, осев обратно. Честно признаться, меня это удивило: эльфы — они вообще устойчивые к алкоголю, и напиться с одной бутылки просто невозможно. Однако ответ нарисовался сам собой, Стоило мне опустить взгляд и заметить под столом еще пять таких же пустых бутылей.

— Ты что, с ума сошел?! — изумленно выдохнула я. — Что с тобой происходит?

— Ничего, отстань. — Темный эльф пытался отмахнуться от меня, как от назойливой мухи, но не тут-то было. Во-первых, мне любопытна причина его пьянства, ну а во-вторых, мог и позвать, если не нас вместе с полуэльфом, так только меня.

Разлив прозрачную жидкость по бокалам, наколдованным мной же, я с интересом склонила голову:

— Рассказывай, из-за чего пьем?

— Не твое дело! — огрызнулся дроу, явно не настроенный на задушевную беседу. Но меня это не очень беспокоило. Он и так уже подвыпивший, а значит, разговорить его будет нетрудно, и, возможно, я все-таки узнаю что-нибудь интересное. Женское любопытство — вообще штука непостижимая.

— Подумаешь, больно надо. Между прочим, вместо того чтобы напиваться, лучше бы посмотрел, что твоя эльфийка вытворяет!

— Она не моя! — разозлился Эшэр.

— Ага, не твоя. Ты просто ей понравился, а потому она тебя выследила и помешала планам. Так, всего лишь для веселья.

— Замолчи, ты ничего не знаешь.

— Конечно, нет, кроме того, что ты уничтожил весь ее род. Так, пустячок, не правда ли?

— Я предупреждал ее! — сквозь зубы прошипел дроу, громко стукнув пустым бокалом. — Мне был дан указ, и я его выполнил. Сэл, ты многого не знаешь.

Эшэр неожиданно тяжело выдохнул, прикрывая глаза. Некоторое время он молчал, словно собираясь с мыслями, и все же продолжил, перед этим забрав у меня бутыль.

— Темная империя — это тебе не Вартан или Аллир. Чтобы там выжить, ты должен убивать. Почти каждый темный эльф проходит обучение искусству боя. Темные эльфы — прирожденные воины и обычно выбирают себе схожую профессию. Я стал наемником при дворе владыки и обязан был выполнить любой его указ. За непослушание — смерть. Мне было приказано очистить род Ар'лэнов, и я это сделал.

— Но также тебе приказали найти артефакт, а ты предал владыку, пожелал сам завладеть властью. Что же ты тогда не ослушался? — не скрывая своего отвращения, выпалила я.

— Это другое, я был уже за пределами империи. К тому же был уверен, что артефакт будет моим и тогда мне уже не страшен гнев владыки.

Эшэр вновь сделал большой глоток самогона прямо из горлышка. Его фиолетовые глаза были затуманены, язык заплетался, но он все равно продолжил говорить, словно желая выговориться:

— Ты думаешь, я не жалею о содеянном? На самом деле на моем счету множество убийств, о которых я уже даже забыл. И лишь род Ар'лэнов навсегда останется в моей памяти. Знаешь ли ты, что именно после этого у меня начали появляться мысли о предательстве? И это задание с артефактом, так вовремя подвернувшееся, и ты, которая с легкостью продала Трэшена из-за тяги к деньгам.

— Эй, минуточку! Это здесь при чем? И я, между прочим, изменилась. Теперь я никогда не предам Трэшена — это раз, и два — меня больше не волнуют деньги.

— Ну да, конечно, — фыркнул эльф. — Именно поэтому ты сейчас тут с нами. Ты же слепо влюблена в принца эльфийского престола. А ты подумала о том, что ему нужен лишь артефакт? Он дроу, пусть и наполовину. Это все лишь для того, чтобы хранительница анэл сделала все, что он попросит. А потом он забудет о глупой влюбленной в него девочке. Или ты действительно считаешь, что вы вместе?

— Ты не прав! — Я начала злиться и уже жалеть, что вообще ввязалась в этот разговор. Трезвым мне Эшэр куда больше нравился. Правду говорят, что алкоголь развязывает язык, но это уже переходит всякие границы. И я не позволю ему этого!

— Не суди всех по себе. И чтобы ты знал, я не лелею никаких надежд по поводу Трэшена. Да, сейчас он рядом, и мне от этого хорошо и приятно на душе, но я прекрасно понимаю, что он владыка Темной империи и, несмотря на то, что его мать была человеческой женщиной, его женой может стать лишь темная эльфийка. И не думаю, что многие согласятся быть только любовницей. По крайней мере, я бы точно отказалась.

— Тебе никто и не предлагает, — насмешливо перебил Эшэр. — Размечталась тут. Нельзя быть такой наивной.

— Я и не наивная! Я же только что сказала, что…

— Да слышал я, слышал, но ты видела свой взгляд, когда это говорила? Сколько в нем было разочарования. Вы, люди, такие смешные. Возможно, именно поэтому некоторые из нас влюбляются в вас.

— А ты был влюблен в ту эльфийку? Да? — Я поторопилась сменить тему, не желая больше слушать его насмешки, и, на удивление, он ответил:

— Был? Ну да, наверное, был.

— Или ты еще до сих пор ее любишь? — вновь задала вопрос я.

— До сих пор? А разве можно любить того, кто всем сердцем тебя ненавидит и презирает? Нет, вряд ли. К тому же любовь между темными эльфами — это что-то такое эфемерное и ненастоящее. Страсть — да, желание — возможно, но любовь — вряд ли. И почему я вообще тебе все это говорю?

— Наверное, потому что пьян.

— Наверное. — Он вдруг рассмеялся. — Сэл, тебе когда-нибудь кто-нибудь говорил, что ты просто невыносима?

— А может, все-таки поговорим о твоей эльфийке?

— А что говорить? Ты ведь и так уже все знаешь. Да, мы были вместе. Эллая так же, как и я, работала на владыку, но к власти пришел Грэлиан и не пожелал иметь при себе тех, кто был предан его отцу. И те, кто не поддержал его власть, были уничтожены.

— Но она ведь жива, — возразила я, все-таки желая узнать, что же там у них было. Да, я знаю, что это на меня не похоже. Я вообще никогда не любила никаких сплетен, но последнее время стала очень меняться.

После летних каникул я часто просиживала с Элькой в кабаке и болтала о всякой ерунде. Подруга сама была удивлена, не узнавая меня. Взрослею, наверное.

— Она жива, потому что ее я убить не смог. — Голос эльфа мне совершенно не понравился. Я впервые слышала в нем боль и тоску. Невольно закралась мысль, что все не так просто. И что слова Эшэра по поводу желания и страсти — вранье.

— Эллая считает, что смогла сбежать, и мечтает лишь о том, как сделать мне больно. Но на самом деле я сам дал ей возможность уйти. Она не смогла бы пройти ворота, моей целью было этого не допустить. Что сейчас об этом говорить?

— Так, а зачем же так напиваться? Выходит, ты противоречишь сам себе. Ее не любишь, но с горя пьешь?

— Я пью не из-за этого, — искренне ответил Эшэр. — Я действительно больше ничего не испытываю к Эллае. Мне просто захотелось за столько дней немного расслабиться, пока есть возможность. Но ты, как всегда, не вовремя сунула свой любопытный носик.

Я с раздражением сложила руки на груди, ни веря не одному его слову. И вообще, в одном он прав. Чего я к нему лезу со своими допросами? Он ведь во мне видит лишь ступеньку к власти и даже не считает за друга! Ну ничего, он еще пожалеет. Я же обещала себе, что припомню ему летнее прощание. Думает заполучить артефакт, наивный. Он будет у Трэшена, и не нужно мне его кольцо джинна.

Я хитро улыбнулась, глядя на выпившего дроу. Он больше ничего не говорил, я же тоже не нарушала тишину, наслаждаясь тем, что сейчас Эшэр не может читать мои мысли.

— Сэл, ты явно решила сейчас все неправильно, — словно догадываясь о моих мыслях, устало произнес темный эльф, однако вдаваться в подробности не стал, лишь как-то горько улыбнулся и положил голову на руки, сложенные крест-накрест на столе.

— Спокойной ночи, — недовольно буркнула я, глядя на заснувшего эльфа.

Но не тут-то было, он вдруг резко поднял голову, отчего я вздрогнула, и коварно усмехнулся:

— Ты поверила, что я уснул? Мне надо выпить намного больше, чтобы меня свалило с ног.

Он вдруг уверенно встал, схватил меня за руку и, ничего не говоря, потащил к выходу из каюты. На мои возмущения и вопросы: «Что ты делаешь?» — он просто не реагировал.

Вытащив меня на палубу, где вовсю свистел ветер и бушевала метель, он закружил меня в танце, не давая возможности даже вырваться.

— Эшэр, ты с ума сошел? Отпусти меня!

— Нет, это компенсация за допрос. Ты воспользовалась моим состоянием и все выпытала, я же за это требую танец.

— Ты странный, — изумленно прошептала я, не успевая за темпом эльфа. И откуда у него только силы взялись, еще пару минут назад засыпал, как дитя, да еле языком ворочал. Или это была всего лишь игра?

— Нет, свободный.

— Ась?

— Не задумывайся, просто наслаждайся.

— Что тут наслаждаться, если я замерзла? — Это была ложь, если учесть, что я вся вспотела, кружась в танце, и, наоборот, желала снять шерстяной свитер. — Между прочим, пока ты напивался, я искупаться успела, когда справлялась со стихией твоей эльфийки.

— Да хватит ее моей называть! — не на шутку разозлился Эшэр, неожиданно выпустив меня, отчего я не удержала равновесие и позорно упала на мокрую после нашего сражения палубу.

— Ты что вытворяешь? — возмутилась я и тут же поднялась. — Я из-за тебя опять переодеваться должна!

Эшэр промолчал, и лишь его взгляд говорил о многом: раздражение, непонимание, презрение. Возможно, я что-то и нафантазировала, но точно могу сказать, что в данный момент мне было не по себе.

Нет, больше никогда к нему не подойду, когда он напиваться в следующий раз решит.

— Сэл? Эшэр? — Трэшен подошел неслышно, из-за чего я невольно вздрогнула от его голоса. — Что случилось?

— Ничего, я устала и иду спать! — тут же выпалила я и поспешила ретироваться, не желая разбираться с заскоками Эшэра. Пусть протрезвеет, тогда и поговорим. То говорит все что ни попадя, то на палубу вытаскивает и кружит в танце, а уже в следующую секунду кидает на пол.

В конце концов, не умеешь пить, не пей. Ага, сказала та, которая сама, если выпьет глоток, несет такое, что спасайся, кто может.

Оставив изумленного Трэшена и застывшего Эшэра одних, спустилась в каюту.

Я так ничего интересного от дроу и не узнала, только еще больше запуталась. Прав был Рэн — нечего было ввязываться в споры темных эльфов. Но я была бы не я, если бы отказалась от такой возможности.

* * *

Мы медленно подплывали к причалу Аллира. Эльфийку все-таки не удалось нагнать, впрочем, я и не рассчитывала на это, с нашим-то стареньким судном.

Вот интересно, что Эллая дальше делать будет? Во-первых, она даже не догадывается, что с Эшэром сам владыка, во-вторых, у нее нет выхода из этой ситуации, она просто загоняет себя в тупик: от перстня избавиться не сумеет, спрятать тоже. И не стоит забывать о том, что все это может быть запланированной ловушкой и она заманивает нас куда-то. Или только Эшэра? А мы так, как ненужный балласт.

И вообще, почему это должно меня волновать? Пусть сам разбирается. Мы с Трэшеном заберем кольцо и оставим Эшэра с носом, так же, как он поступил летом. Да, он заплатил мне тогда, но все равно мне было обидно! К тому же мне можно, я по характеру и возрасту вреднее.

На причале нас встретили два шкафообразных мужчины. Притом те же самые, что и тогда, летом. На память, слава богам, никогда не жаловалась.

Они были одеты в ту же темно-синюю форму с вырезанной эмблемой Аллира, как в прошлый раз. Разве что сейчас на них были еще куртки с мехом.

Мы только подошли к ним, ведя под уздцы своих коней, как они тут же потребовали взнос за проезд через границу, притом увеличившийся в два раза! Ладно, я немного хватила, но цигх, тридцать золотых за три человека, то бишь одного человека и двух эльфов, — довольно приличная сумма. А ведь еще летом было двадцать пять золотых. У них что, государь совсем с ума сошел? В Аллир просто перестанут ездить.

Трэшен, как обычно, заплатил за себя и за меня, ничего не говоря. А вот я бы на его месте все же поспорила с названной суммой. Но даже Эшэр спокойно протянул золотые. Нет, я понимаю, откуда столько денег у Трэшена, но где их взял Эшэр?

Меня что-то понесло явно не в ту степь, да и какая мне разница. К тому же, если хорошенько подумать, наемники вполне сносно зарабатывают. Так чему я удивляюсь?

— Можете проезжать! — пробасил мужчина.

Сев на Люси, я натянула поводья, и моя кобылка медленно прошла трусцой громадные деревянные ворота в Санийский порт. Уже без напоминания я сжала в руке кулон, пытаясь ощутить эльфийку, точнее, артефакт. Почувствовав, что она свернула на запад от столицы, тут же об этом сообщила эльфам.

А сама задумалась. Куда же она направляется? Я так и не могла понять ее мотив. Ладно, чего я должна об этом переживать. Пусть Эшэр мучается этими вопросами.

Мы ехали в тишине. У меня на коленях тихо посапывал Пушистик, отчего я невольно ему позавидовала. В своей белоснежной шубке клэрку, наверное, тепло. Мне же в легкой курточке, явно надетой не по погоде, было довольно-таки холодно. Я никогда не любила зимой носить много одежды. Да, это неправильно, и, как любил говорить Рэн, глупо, однако я считала совсем по-другому. Несмотря на холодные зимы, все равно никогда не куталась, как Рэн. Из-за этого его часто называла капустой. А что? Ведь действительно по-другому и не скажешь. Меня вновь понесло не в ту степь. Я слишком много думаю о всяких пустяках.

Отогнав ненужные мысли, посмотрела на Трэшена, и меня охватила тоска. Ведь как только мы заберем артефакт, он уедет к себе, а мне придется возвращаться обратно в Школу магии и целительства. Да-да, знаю, что уже не раз об этом думала. Вот только ничего не могу с собой поделать. Ну да ладно, зато похвастаюсь перед Элькой, что встречалась с самим владыкой Темной империи, даже больше — ходила с ним на свидания и целовалась. Представляю выражение ее лица.

— Сэл, что-то случилось? — Словно почувствовав мой взгляд, Трэшен неожиданно обернулся, загоняя меня в тупик.

— Нет, все отлично.

— Она думала о том, что есть кем похвастаться перед подружками, — озвучил мои мысли Эшэр. И только сейчас до меня дошло: действие зелья закончилось.

Проблема в том, что у меня его больше нет и надо где-то купить. Цигх! Это же я теперь как открытая книга для него.

— Ты и так открытая книга, для этого даже не надо знать твои мысли.

— Хватит! Перестань. И вообще это личное.

Эшэр только фыркнул на мои слова, а вот Трэшен заинтересовался и переспросил:

— Зачем тебе хвастаться? Если хочешь, я приеду к тебе в школу. Я не шутил, когда предложил быть вместе.

— Не шутил? И что же, ты возьмешь ее с собой в империю?

— Да, — уверенно ответил Трэшен и неожиданно обернулся ко мне. — Сэл, я действительно хочу, чтобы ты приехала ко мне сразу же, как закончишь обучение. Я не врал про свою любовь к тебе. И готов доказать это любым способом.

Я замерла, не в силах что-либо произнести. Вначале на меня напал ступор, ну а потом произошла обычная реакция, когда не знаю, что сказать, — я просто рассмеялась. Однако глядя на изумленное лицо Трэшена, быстро заговорила, не в силах остановиться и дать хоть кому-то вставить слово:

— Но я же человек! Меня не пустят в империю, к тому же ты ведь владыка. Если ты пригласишь меня, это могут неправильно понять. Да я и сама не знаю, выйдет ли приехать. Директор вряд ли отпустит.

— Сэл, — Трэшен все-таки перебил мой поток речи, — я люблю тебя, и мне все равно, что подумают другие. Им придется смириться с любым моим решением.

Это ведь не сон? Правда? Я действительно вижу Трэшена не последний раз. Но тут Эшэр испортил все мои мечты всего лишь одним предложением:

— Сладкая ложь, и только. Сэл, нельзя быть такой наивной, я, кажется, тебе уже это говорил.

— Ах ложь? — Голос Трэшена мне совершенно не понравился. А когда он неожиданно приблизился ко мне и взял за руки, я замерла, боясь вымолвить хоть слово. И такое было со мной впервые.

— Сэллира Эйд, готова ли ты стать моей женой?

Моя челюсть отпала, и я лишь нервно хихикнула, не веря во все происходящее. Вероятно, я сплю?

— Ты не можешь взять ее в жены! — холодно отрезал Эшэр. — Она человек. Если ты нарушишь многовековую традицию, будет восстание. Дроу не смирятся с твоим решением и свергнут тебя, сделав все, чтобы на трон сел твой брат.

— Не посмеют.

Я все так же молчала, чувствуя себя как-то странно. С одной стороны, сердце от радости забилось так быстро, словно вот-вот выпрыгнет, но с другой — это все было так нереально. К тому же Эшэр прав. Но так хочется сказать «да»! Особенно после всех переживаний по поводу того, что Трэшен уедет и я его никогда не увижу, а тут такое. И в то же время я боялась. Боялась быть чьей-то женой, просто потому, что была не готова взять такую ответственность.

— Сэл? — позвал Трэшен с такой надеждой, что я ощутила стыд за свое долгое молчание.

Просто такой уж уродилась. Мне всего восемнадцать, я пока не готова. И неважно, насколько сильно люблю Трэшена.

Что же мне делать? Я была в замешательстве, просто не зная, как поступить. И эта тишина только больше напрягала.

— Да. — Я сама не узнала свой тихий неуверенный голос. А в следующее мгновение Трэшен крепко-крепко меня обнял и поцеловал, отчего все сомнения вдруг исчезли. Разлившееся внутри приятное тепло заставило осознать, как глупо было сомневаться. Да и зачем, если я его люблю и хочу быть рядом.

— Как же я рад!

Я ощутила приятное тепло внутри, отчего на моих губах невольно всплыла улыбка. А вот взгляд Эшэра мне совершенно не понравился, и, что самое главное, я не могла понять, что именно вижу в его фиалковых глазах. Казалось, в них перемешался целый букет эмоций: раздражение, злость, неверие, удивление и даже разочарование. Или это всего лишь мое воображение? Какая разница? Я должна быть счастлива — и это главное!

— Может, поедем уже? — скованно улыбнувшись, предложила я, чувствуя тепло ладони Трэшена, который ласково сжимал мою руку.

— Хорошая идея, — холодно произнес Эшэр и первым поехал по заснеженной тропе. Я удивленно проводила его взглядом. Он что, недоволен моим решением? А ему-то какое дело? Наверное, дроу не ожидал такого поворота, постоянно пытаясь донести до меня, что Трэшен не лучше его.

«Наивная, неужели ты до сих пор во все это веришь?» — От голоса Эшэра, раздавшегося в моей голове, вздрогнула. Я и забыла об этой его способности.

«Ему просто пришлось выкручиваться, поэтому он и предложил тебе замужество, понимая, что я прав».

«Эшэр, а тебе какое дело?! Почему ты так против Трэшена?» — мысленно спросила я, поравнявшись в Трэшеном и Эшэром.

«Мне просто жаль тебя. Неужели ты не понимаешь — он не может взять тебя в жены!»

«Да ты никак ревнуешь?»

«Кого? Тебя? И не надейся, просто будь осторожна в своих решениях и не сглупи». — Больше Эшэр не заговаривал со мной, но вот его слова теперь не давали мне покоя.

Я не любила своего преподавателя по истории, однако все же учила ее. И прекрасно помнила законы Темной империи. Дроу прав, владыка может взять в жены только чистокровную эльфийку. По их традициям смешение крови считается чем-то ужасным. Но ведь Трэшен сам полукровка и при этом стал владыкой. Может, он действительно серьезен в отношении меня? Он готов рискнуть всем, чтобы я была рядом с ним.

— Что тебя беспокоит? — с волнением спросил полуэльф.

И я, не скрывая, поделилась с ним, желая развеять все сомнения. И, как оказалось, не зря.

— Сэл, я хочу быть с тобой. И даже если все будут против, не отступлюсь. Надо будет, я отрекусь от своей власти.

— Ты с ума сошел!? — воскликнула я. — Даже не смей! Я тогда откажусь быть твоей женой. Зачем мне бедный муж?

В моем голосе слышался шутливый тон, но вот полуэльф умудрился воспринять это всерьез и удивленно спросил:

— Ты меня бросишь?

— Да нет же! — Я рассмеялась. — Нельзя быть таким серьезным.

— Не пугай меня так, — с облегчением выдохнул Трэшен и улыбнулся, поняв, что я только шучу.

После мы вновь отправились в путь по все той же заснеженной тропе. Ехали долго, я даже успела замерзнуть и устать. Копчик, неприятно побаливая, явно напоминал, что неплохо бы отдохнуть. И когда мы под вечер въехали в небольшой городок на западе Аллира, я выдохнула с облегчением. Наконец-то можно будет отдохнуть и принять горячую ванну!

Везде уже было закрыто, улицы пустовали и лишь один-два одиноких жителя могли встретиться на пути. Людей можно было понять, я сейчас сама бы спряталась в теплом доме и носа не высовывала.

Подъехав к небольшому зданию в конце улицы, мы увидели яркую вывеску, которая бросалась в глаза. А название еще лучше — «Ярый аллириец». Одно радует — хозяин этого места продумал все нюансы. В том плане, что впритык к гостинице стоял сарай для лошадей. Конечно, не конюшня, но лучше там, чем оставлять мою кобылку на таком морозе. Найдя для наших животинок место, мы пошли в гостиницу.

На удивление, внутри оказалось много людей, отчего стоял невыносимый гвалт, но, похоже, это никого не смущало. У меня появилось стойкое ощущение того, что все сидящие здесь пришли напиться. Посетители даже ничего не замечали вокруг, распивая горячительные напитки с немаленьким градусом.

Заметив в открытом окне рассевшихся голубей, я удивленно приподняла брови. М-да. И правда, обстановка милая. Отвернувшись, стала искать взглядом хозяина или кого-то, кто отвечал здесь за номера. Трэшен обогнал меня и, взяв за руку, повел к длинному полукруглому столу у дальней стены возле лестницы.

Молодой мужчина с радостью принял нас и предложил свободные номера на последнем этаже. Когда он стал спрашивать, сколько нам надо комнат и кем мы друг другу приходимся, я невольно замерла, удивляясь, куда пропала вся моя говорливость. Услышав, как Трэшен с гордостью сообщает, что мы помолвлены, помимо воли замерла. Одно дело знать, другое — слышать, как он это говорит кому-то. Мне до сих пор в это не верилось. Могла ли я еще пару месяцев назад представить, что стану его невестой? Тогда я думала лишь о том, как вернуть его доверие. Но потом все так завертелось: бал, платье, шикарная карета, театры, свидания. Может, я сплю? Как бы мне не хотелось, чтобы это оказалось так.

— Так вам общий номер дать? — с неким интересом предложил хозяин, тем самым отвлекая меня от мыслей.

Мужчина с любопытством посматривал на Эшэра, словно спрашивая, кто он. Оно и понятно, не часто встретишь молодую парочку в компании с дроу.

— Друг, брат, сосед. Вам какое дело? — Эшэр явно был не в духе.

Хозяин ничего не ответил, лишь смерив эльфа неприветливым взглядом, и вновь обернулся к Трэшену:

— Так что?

— Думаю, все же раздельные. Мы, конечно, помолвлены, но не женаты. Да, Сэл? Или ты согласна на общий? — Он обернулся ко мне, отчего я вновь ощутила себя не в своей тарелке и быстро замотала головой, потеряв весь словарный запас. Я словно в рот воды набрала и не смогла сказать хоть что-то. Цигх! Да сколько можно?! Надо взять себя в руки. В конце концов, я сильный маг. А как только назвали невестой, вон как раскисла. Все, хватит, вновь становлюсь собой!

— За три номера — двадцать три серебряных, — холодно ответил мужчина, потеряв к нам всякий интерес.

Пока Трэшен расплачивался, я стянула у него попавшийся под руку ключ с цифрой двадцать два и первой побежала наверх.

Номер оказался не так уж и плох за такую цену. Конечно, если не считать пожелтевшие шторки и потертые обои. А так маленькая комнатка, но довольно уютная и с большой мягкой кроватью. У окна низкий письменный стол со стулом и узкий шкаф напротив.

Сняв холодную от мороза куртку, пошла в купальню, чтобы немного отогреться. После, вся разгоряченная, надела теплые вещи и легла в кровать, укутавшись пуховым одеялом. И теперь, слушая, как за окном завывает вьюга и метель, а по стеклу бьют ветки деревьев, наслаждалась долгожданным отдыхом. А вскоре и вовсе уснула.

На следующее утро я воспользовалась кулоном и с разочарованием поняла, что эльфийка до сих пор в пути. Она так нигде и не останавливалась. И мне это совершенно не нравилось, я не могла понять ее план. Значит, Эллая все же не желает, чтобы Эшэр ее нагнал? Или она хочет привести его в какое-то определенное место? Я не успела до конца все продумать, как в дверь постучали, и я увидела на пороге Трэшена. Он был настолько бодр, что я невольно ему позавидовала. Я же, только проснувшись, выглядела явно не лучшим образом.

— Доброе утро. — Он тепло мне улыбнулся. — У меня есть для тебя подарок.

— Какой? — Я тут же с интересом подалась вперед, пытаясь разглядеть в руках полуэльфа хоть что-то, но они были пусты.

— Скоро увидишь, я буду ждать тебя внизу у дальнего столика, позавтракаем и пойдем.

— Куда пойдем? Подожди, подарок не здесь?

Однако он не ответил, только загадочно улыбнулся и вышел. Цигх! Разве так можно? Я ведь теперь умру от любопытства.

Вскочив с кровати, тут же побежала в купальню и как можно быстрее привела себя в порядок. Пушистика решила не брать. Он так крепко спал под одеялом, что мне просто было жаль его будить.

Подхватив со стула куртку, я сбежала вниз. В зале оказалось мало людей, по крайней мере, если сравнивать со вчерашним вечером. Трэшена я увидела сразу, он сидел за дальним столиком под окном. Тут же в предвкушении направилась прямиком к нему. Однако полуэльф сразу придвинул ко мне тарелку с оладьями и вареньем.

— Приятного аппетита. — Он ласково улыбнулся.

Я, наверное, еще никогда не ела так быстро. Настолько мне было любопытно, что приготовил для меня полуэльф. Вот только, как всегда, все испортил так не вовремя спустившийся Эшэр, который испускал одно ехидство.

— Ты решила пожалеть нас и освободить от своего общества, подавившись блинами?

— Ха-ха-ха, — я скривила гримасу, — как смешно.

«Смешно, если бы ты видела себя со стороны. Ела бы более прилично».

Я удивленно подняла взгляд на Эшэра, не понимая, почему он заговорил мысленно, но дроу лишь ухмыльнулся, не отвечая на мой не произнесенный вслух вопрос. Ну и ладно! Сейчас обязательно зайду в лавку и куплю себе корень сапожника, чтобы ты не читал больше моих мыслей.

— А вы что, еще не собираетесь уезжать? — удивленно спросил Эшэр, только сейчас замечая, что мы не собраны. — Вы не взяли вещи.

— Да. — Холодный ответ Трэшена. — Нам надо еще кое-куда сходить — и сразу можно ехать.

— Кое-куда? — Эшэр придирчиво посмотрел на нас, приподняв брови.

— Тебя это не касается. — Злой голос полуэльфа удивил меня, но я и виду не показала.

— Ну-ну, — недовольно протянул дроу, но смолчал, не став даже ехидничать.

— Я готова! — торопливо доев оладьи, проговорила я, желая как можно скорее узнать, что за сюрприз готовит мой жених.

* * *

Мы шли по заснеженным узким улочкам. Сыпал небольшой снег, но все равно было не так холодно, как вчера. Жители городка, закутанные в шубы и пальто, все куда-то спешили, даже не замечая той красоты, что их окружала. Белоснежное покрывало снега укутывало крыши и блестело, как множество маленьких диамантов. Красивые, необычные от мороза узоры на окнах привлекали взгляд своей загадочностью.

Как же иногда приятно поваляться в снегу или поиграть в снежки, вспоминая детство! Мы с Рэном почти каждый год участвуем в местных снежных соревнованиях. Там собираются самые различные возрастные группы. Начиная от семилеток и заканчивая двадцатилетними бугаями. Эх, хорошее время!

Мы вновь свернули за поворот, когда Трэшен наконец-то обрадовал меня, сообщив, что подарок здесь. Остановились мы перед небольшой лавкой с драгоценностями. Я даже не сразу поняла зачем, удивленно глядя на яркую вывеску «Серебрушка». Что сказать, у автора этого магазина явно было плохо с фантазией, а так ничего, миленько, но уж больно все ярко.

— Идем. — Трэшен взял меня под руку, и мы как семейная парочка вошли в светлую лавку, где не было никого, кроме одного низенького дедушки у прилавка. Увидев посетителей, он тут же засуетился.

— Добрый день! — приветливо воскликнул старичок. — Что желаете? Кольцо, серьги, браслеты, цепочки? Хотите подарить что-то своей даме?

— Да, мы бы хотели посмотреть обручальные кольца, — спокойно произнес Трэшен, отчего я застыла, словно изваяние какое-нибудь, попросту не веря услышанному. Нет, конечно, мысли у меня такие проскальзывали (чего бы он тогда еще меня сюда привел?). Но одно дело догадываться, а другое — когда все происходит на самом деле. К тому же мне до сих пор не верилось, что я невеста Трэшена. Как-то уж все слишком быстро.

— Пожалуйста, смотрите. — Продавец указал нам на невысокую витрину под окном, где на красной бархатной ткани были выложены самые разнообразные кольца.

— Сэл, какое тебе кольцо нравится?

— Э…

Я опустила взгляд, рассматривая все эти драгоценности. Кольца были просто изумительными, одно лучше другого. Если бы не одно большое «но» — их цена.

— Не смотри на цену, выбирай, — мягко улыбнулся полуэльф.

— О, ваш жених так вас любит! — с восхищением умилился старичок.

Помимо воли на щеках появился румянец, но я быстро взяла себя в руки и, схватив Трэшена за руку, немного отвела от витрины, чтобы высказать все, что я об этом думаю.

— Но они очень дорогие! Я не могу такое принять, они же стоят как все мое обучение в магистратуре!

— И что? — с удивлением спросил полуэльф. — Ты моя невеста, а я владыка всей Темной империи. Ты правда считаешь, что какие-то две тысячи золотых имеют для меня ценность?

— Но нельзя же так разбрасываться деньгами. Ты же разоришь казну империи.

— Ты не права. — Он легонько тыльной стороной ладони провел по моему лицу. И в этом жесте было столько ласки и нежности, что я забыла обо всем на свете. — В империи почти каждую неделю прирост денег от других стран. У нас есть возможность позволить себе такие покупки.

А действительно, чего я так волнуюсь? Он же хочет сделать мне приятное. Да и правильно, я же его невеста. А без кольца как-то уже и не то.

Предвкушающе улыбнувшись, я вернулась к витрине, возле которой все так же стоял старичок, и вновь стала разглядывать кольца, совершенно не имея представления, какое выбрать. Они все красивые. Я ведь даже никогда не носила драгоценностей. Мое первое украшение — это кулон на цепочке, который выиграла летом в трактире. Еще сережки — подарок Рэна.

— Могу ли я вам помочь в выборе? — добродушно поинтересовался продавец. — Мне кажется, вам бы пошел янтарь.

Не дожидаясь моего ответа, он достал из кармана ключик и, открыв витрину, взял небольшое золотое колечко с маленьким янтарем.

— Примерьте, мне кажется, это именно то, что вам необходимо. Кроме того, что оно подходит под цвет глаз, я думаю, именно этот камень ваш. Уж поверьте, я в этом никогда не ошибаюсь.

— Как тебе? — Трэшен осторожно взял мою ладонь, разглядывая кольцо. — По-моему, оно действительно очень тебе идет.

Я кивнула головой, с удивлением осознавая, что они оба правы. Это кольцо удобно обхватило безымянный палец левой руки, и я не могла оторвать восхищенного взгляда — настолько мне нравилось.

— Я его беру! — уверенно произнес Трэшен и пошел с продавцом к кассе расплачиваться.

Старичок продолжал улыбаться во все тридцать два зуба, явно радуясь такой выгодной сделке.

— Наличными или роспись?

— Роспись, — спокойно ответил Трэшен, доставая небольшую расчетную книжку. Я же, посчитав это дело скучным, вновь перенесла все свое внимание на кольцо. Хм, и почему только сейчас поняла, что оно идеально подходит к сережкам Рэна.

— Ты довольна? — спросил полуэльф, через две минуты после того, как расплатился. — Оно точно тебе нравится?

— Да! Сильно! — Я обернулась к Трэшену и, преодолев стеснение, уверенно поцеловала его. Это было так непривычно и в то же время очень приятно.

— Я рад, что тебе понравилось, — искренне ответил полуэльф, беря меня под руку и ведя к выходу.

Обратно мы вернулись не так уж и быстро. Просто я еще зашла в местную лавку трав и зелий, где приобрела себе отвар из корня сапожника. Зато теперь Эшэр не будет читать мои мысли, по крайней мере, некоторое время, пока не исчезнет магическое свойство корня.

Выпила его сразу же, как только вышла из лавки. И правильно сделала, потому что дроу уже поджидал нас у входа гостиницы. Так он еще всю нашу поклажу сложил и лошадей привел, даже про моего Пушистика не забыл, который мирно сопел у него на руках. Меня охватила зависть! Это что же выходит, клэрку все равно, у кого он находится? А я-то наивно полагала, что он привязался ко мне.

— Наконец-то, я уже заждался вас!

— Ой, подумаешь, — отмахнулась я и с ревностью забрала из его рук Пушистика, не забыв блеснуть кольцом перед носом Эшэра. Но он либо на самом деле не заметил, либо сделал вид.

Я пару раз поправила волосы, подставляя руку обзору эльфа. Однако он так же продолжал его не замечать, отчего я начала злиться.

Осторожно взобравшись на Люси, чтобы не уронить клэрка, я еще раз раздраженно взглянула на спокойного и равнодушного дроу. Как же мне заставить его обратить внимание на подарок Трэшена?

— Сэл, зачем так мучиться, могла бы прямо сунуть свою руку мне под нос, а то я с такого ракурса не разглядел твое кольцо.

— Сволочь!

— Не ругайтесь, — как всегда, в своей индифферентной манере прервал нашу начинающуюся размолвку Трэшен.

— Так как тебе кольцо? — не выдержав, прямо в лоб спросила я у дроу. — Это мне Трэшен подарил в честь нашей свадьбы.

— Кольцо? — насмешливо фыркнул Эшэр. — А чего же не фамильное? Владыка ведь дает своей жене только истинный перстень правителя империи, передающийся из поколения в поколение.

Я тут же перевела взгляд на полуэльфа, с интересом ожидая его ответа. Я как-то об этом совершенно забыла, но полуэльф абсолютно спокойно ответил, даже не взглянув в сторону Эшэра:

— Я не ношу с собой фамильные драгоценности.

Дроу только недоверчиво хмыкнул, но не нашелся, что ответить, и мне это понравилось. Правильно, сколько можно цепляться к Трэшену и искать во всем подвох.

— Сэл, как только мы вернемся в Темную империю, я надену на твой палец перстень владык.

В его голосе было столько уверенности, что я не сомневалась в его словах.

— Меня сейчас стошнит, — с кислой миной проговорил Эшэр и, не оборачиваясь, отъехал от нас вперед.

Я же, не обращая на него внимания, только улыбнулась. Вот вечно он чем-то недоволен. Неужели и правда его так волнует мое решение? Я сейчас о другом думать должна. Например, как отреагирует Рэн, узнав, что я выхожу замуж. Наверное, будет шокирован. Мне уже хотелось поскорее его увидеть, все-таки я по нему сильно скучала. Мне не хватало его шуток и дружеской поддержки. Да и он, наверное, единственный, кто знает меня лучше всех. За последнее время Эшэр и Трэшен стали мне близки. Цигх, я опять думаю не о том. А что еще делать, если спутники не слишком общительны и оба молчат. Да и кулон все так же показывает, что эльфийка в пути, а значит, и нам нежелательно останавливаться.

* * *

Я стояла в незнакомом помещении, не понимая, где нахожусь. Небольшая комнатка с двумя узкими окошками была мне совершенно незнакома. Здесь почти не было мебели, кроме широкой кровати и низенького столика рядом. Но я ведь была в лесу. Опять сон?

— Да, — вновь знакомый приятный голос заставил меня резко обернуться.

— Ты?!

Сзади стоял человек, полностью скрытый под маской, которая своими магическими свойствами меняла его внешность, как тогда на балу. В данный момент это был высокий юноша с длинными светлыми волосами. Но я-то прекрасно знала, что это иллюзия.

— Я здесь лишь для того, чтобы дать тебе возможность услышать бога, — спокойно и с некими нотками разочарования произнес незнакомец.

— Как же мне все это надоело!

— Прости.

Неожиданно все заволокло дымкой, и я перестала что-либо видеть. И именно тогда раздался еще один раздраженный голос:

«Ты теряешь время!»

Я удивленно замерла, мгновенно поняв, что слышу голос самого бога Эдисса.

«Завладей артефактом и активируй его!»

— Активировать? Как? И зачем? Мне не нужна сила.

«Глупая девчонка, этот артефакт имеет множество других свойств помимо магических сил. Ты мне должна, не забывай. Как только ты им завладеешь, обязана будешь открыть…»

Дымка вдруг стала исчезать, и я вновь оказалась в той комнатке с незнакомцем в маске.

— И как это понимать? Зачем богу, чтобы я выпустила силу артефакта?

— Ему не это нужно. — Тихий голос. — Прости, Сэл, но ты сама виновата, что в это ввязалась, и теперь тебе придется выполнить его условия.

Последние слова невольно напомнили мне Рэна, и я на некоторое время замерла, чувствуя дежавю. Нет, этого не может быть. Он бы не стал ничего от меня таить.

Однако я помнила, как на балу чувствовала от этого таинственного гостя моих снов знакомый аромат трав, и только сейчас поняла — Рэн ведь часто возится с травами.

— Скажи, кто ты?! — спросила я, впрочем не решаясь назвать имя.

— Я же уже говорил, что не могу. Иначе просто больше не явлюсь к тебе в сон, пойми, таково условие моих способностей.

— Хорошо, так скажи хотя бы, что будет после того, как я активирую артефакт? Что это даст богу?

— Открытие врат в наш мир. — Он так спокойно об этом сказал, что я даже засомневалась в своих догадках. Друг бы никогда на эту новость так не отреагировал.

— Он хочет вернуться!? — в ужасе воскликнула я, прекрасно помня по истории, к чему приводит присутствие любого бога среди людей, а тем более если это Эдисс. Стоит ожидать худшего: бедствий, войн, голода и тому подобного!

— Да, а как ты думаешь: почему именно ты получила от него перстень? Хранитель анэл обязан беречь артефакт от чужих глаз, ты же, наоборот, его открыла, распечатав октаграмму, и теперь являешься должницей бога. Если ты не выполнишь условия, он уничтожит тебя и все, что дорого твоему сердцу.

— Но он и так это сделает, если я открою ему вход в этот мир.

— Вот и думай теперь, что натворила, распечатав октаграмму и взяв перстень! — с неким раздражением произнес мой гость из снов.

— Но вдруг возможно как-то это исправить?

Мне уже не ответили, все стало расплываться, и вскоре я поняла, что лежу рядом с Трэшеном под теплым одеялом в лесу. Костер давно погас, и вокруг было темно. Я же продолжала лежать, даже не двигаясь, просто с ужасом осознавая все сказанное во сне. Выходит, из-за меня может произойти непоправимое. И что мне теперь делать? Как быть с эльфами? К тому же я ведь обещала Трэшену, что помогу ему вернуть артефакт. Я думаю, он поймет меня, но как быть с богом? Гость из сна прав, я не могу просто взять и пойти наперекор самому Эдиссу. Кто я и кто он?

Эти мысли не давали мне покоя настолько, что я просто не выдержала и резко встала. Бросив быстрый взгляд на спящего полуэльфа с Пушистиком под боком, я помимо воли улыбнулась, созерцая эту милую картину. На мгновение все плохие мысли улетучились, и появилось сильное желание склониться к Трэшену и поцеловать его.

— Интересно, как отреагирует Трэшен, узнав, что ты по ночам на него смотришь, как маньяк на свою жертву? — Тихий голос Эшэра сзади невольно напугал меня. — Почему не спишь? — задал новый вопрос дроу, так и не дождавшись от меня ответа.

— Не спится, — честно призналась я, надевая поверх куртки шарф и осторожно отходя от Трэшена.

Подойдя к Эшэру, я встала рядом, облокотившись на широкий ствол. Говорить не хотелось, я все никак не могла забыть тот сон. В голове крутилась уйма мыслей и вопросов, но я не могла ничего придумать.

— Почему такое кислое выражение лица? Ты вроде как должна прыгать от радости?

— Дело не в Трэшене, — искренне ответила я.

— В чем же?

— В моем сне. — Сама не знаю отчего, но я вновь честно ответила. — Как тогда после бала, помнишь? Мне до сих пор снятся такие сны.

— Ты опять слышала голос бога?

— Вы даже не понимаете, о чем меня просите. — Тут я запнулась, не зная, стоит ли говорить ему о планах Эдисса. Да и к тому же это как-то неправильно! Почему я делюсь с ним, ладно еще с полуэльфом, он мой жених, а дроу кто мне?

— Не хочешь говорить, — правильно догадался Эшэр. — Считаешь, что тем самым предаешь Трэшена? Ты все так же веришь, что он ради тебя лишится всего?

— Перестань, в сотый раз это уже не смешно.

— Хорошо, — неожиданно тут же согласился дроу, с неким безразличием глядя на полную луну. Невозможно было понять, о чем он думает, его лицо сейчас выражало такую сосредоточенность, словно он наблюдал за каким-то дивным событием. — А знаешь, — неожиданно тихо произнес он, взяв меня за руку и придвинув к себе. — Если отсюда глядеть на луну, кажется, что она совсем рядом. Вот встань здесь.

Изумленно глядя на дроу, я все же подошла к нему и посмотрела на небо. Он был прав, луна отсюда действительно выглядела очень большой, словно совсем рядом. Вот только вся эта атмосфера меня настораживала. Что это с Эшэром? Он даже мою руку не выпустил.

— Что на тебя нашло?! — Я не смогла скрыть своего удивления. — В конце концов, ты же не Трэшен, чтобы быть романтичным.

Он промолчал, лишь странно улыбнувшись, и это мне совершенно не понравилось. Я с силой вырвала ладонь и на всякий случай на шаг отошла, мало ли что взбредет ему в голову. Какой-то он необычный сегодня.

— Сэл, все-таки ты еще такой ребенок, а уже замуж собралась. Ты ведь даже не знаешь, что такое любовь.

— Как будто ты знаешь! — с раздражением буркнула я, начиная злиться. — И ты не прав! Я знаю, что это такое, и всем сердцем люблю Трэшена!

— Уверена? Тебе недавно только восемнадцать стукнуло — ты уже рассуждаешь о любви?

— Кто бы говорил! Разве не ты еще пару дней назад убеждал, что между эльфами не существует любви? Тебе не кажется, что судить всех по себе как-то неправильно?

— Ты знаешь Трэшена всего лишь полгода, и как можешь быть уверенной, что любишь, если до этого никогда не любила? И можешь мне не врать, за лето я успел достаточно тебя изучить и многое понять лишь по твоим мыслям. Я бы скорее поверил, что к нему ты испытываешь просто первое чувство влюбленности, не более.

— Слушай, а чего тебя это так волнует? Тебе не кажется, что ты уже перебарщиваешь? Не знала бы тебя, подумала, что ревнуешь. А так могу предположить, что просто боишься потерять огромный улов. Мне все равно. Да и твое странное сейчас поведение только больше вопросов порождает. Я никак не могу тебя понять.

— Зато ты как открытая книга, — насмешливо хмыкнул Эшэр, не обратив особого внимания на мою пылкую речь.

— С тобой невозможно разговаривать, я спать!

С этими словами я развернулась к дроу спиной и вернулась к месту нашего ночлега. Трэшен все так же крепко спал, и я осторожно легла обратно, стараясь не затронуть Пушистика или полуэльфа. Но Трэшен, словно почувствовав, мягко положил свою руку мне на живот, тем самым легонько пододвигая к себе. Я была не против этого, ведь от них с Пушистиком шло такое тепло. А спать на морозе всегда чревато, еще и на холодной земле, пусть и магически разогретой.

Некоторое время покрутившись, я приняла более-менее удобное положение, уткнувшись лицом в теплую шею полуэльфа, и все-таки уснула, несмотря ни на что.

На следующее утро я проснулась в очень забавной позе: обе руки обнимали Трэшена, как подушку, а левая нога, что была сверху, оказалась как-то между его ногами. Не знаю, как мы спали в такой позе и вообще оказались, но она была очень согревающей. Я даже забыла о том, что вокруг сильный мороз и снегопад.

Однако поняв, что это, наверное, еще и неприлично выглядит, стала осторожно высвобождаться. Нет, я понимаю, что мы обручены, но все же меня это немного смущало.

— Сэл? — Трэшен проснулся от моего копошения. — Ты как, нормально спала?

— Ну, если не считать первый сон, то отлично, а главное, тепло. Я теперь поняла, для чего еще нужен муж. Ты идеальная телогрейка в холодную погоду. О, точно! Если я заболею, — обычно у меня в такой период нет сил, дабы использовать магию, — я просто лягу рядом с тобой.

Трэшен ничего не сказал, да этого и не надо было, его ласковая улыбка выражала столько эмоций, что мне и ее хватило.

— Сэл, главная функция мужа не обогревающая, а репродуктивная, — ехидно подметил Эшэр, как всегда, в своем репертуаре, словно и не было того странного момента ночью. — Если Трэшен вдруг окажется непригодным, можешь обращаться ко мне.

— Даже если ты окажешься последним представителем мужского пола в мире, я не пойду к тебе. И вообще завидуй моему будущему мужу молча.

Трэшен рассмеялся, не в силах сдержаться. Я даже немного удивилась: ведь он всегда такой спокойный и серьезный. Это было недолго. Скоро он отвлекся на завтрак и выдал нам по булочке.

Уезжая вчера из города, мы купили с собой немного еды. Но, как всегда, она быстро заканчивалась, особенно если рядом я. Мне конечно же стало мало одной булочки, и я стала выпрашивать еще. Трэшен не смог устоять перед моим жалостливым взглядом и отдал свою порцию. Мне тут же стало совестно, но я не спешила делиться с полуэльфом. И лишь в конце все же оставила немного, оторвав от души и протянув Трэшену. И он принял кусочек с такой благодарностью, что я невольно ощутила стыд.

После мы быстро собрались и вновь отправились в путь той же дорогой, которой шла эльфийка. И лишь ближе к вечеру мы наконец-то подъехали к небольшой деревне с неприметным названием Речушки. Довольно банально называть так поселение всего лишь потому, что ее окружают две небольшие реки, которые впадают в море, если мне, конечно, не изменяет память. Просто карту Аллира я помнила не так хорошо, как Вартана. Сильный мороз неприятно колол щеки и нос. Еще и снег повалил, да такой густой, что ничего не было видно. Радовало, что мы уже были в деревне и могли найти, где пересидеть в тепле, около печи.

Вот только у меня появилось странное чувство, что мы здесь совершенно одни. Все это время, что ехали, нам не встретился ни один человек, да и в домах везде были закрыты ставни. Возможно, именно из-за этого у меня появилось чувство опасности. Не мороз же со снегом вынудили всех попрятаться по домам? Да и сейчас еще светло.

Где-то неожиданно хлопнули двери, отчего я резко обернулась, но вокруг было все так же тихо и спокойно.

— Не нравится мне здесь, — задумчиво произнес Трэшен.

— А по-моему, очень мило: людей нет, благодать, — насмешливо ответил Эшэр.

— Надо спросить, что случилось.

— Зачем?

— Эшэр, я от тебя и не ждала понимания, — хмуро проговорила я, внимательно осматриваясь. Однако ничего такого, что бы подсказало, что происходит, не замечала.

Не придумав ничего лучшего, я просто прямиком направилась к первому дому. Открыли мне не сразу, наверное, в надежде, что мы уйдем, но после того, как сказала, что пожаловал маг из школы, хозяева тут же засуетились. Уже через секунду перед нами стоял низенький мужичок в теплой вязаной кофте яркого цвета. Честно, выглядело это не очень. Особенно в контрасте с поседевшими волосами.

— Проходите, прошу!

Вот как меняются люди, когда им что-то надо. Узнал, что я маг, и тут же вежливо стал бегать вокруг. Значит, действительно у них что-то случилось. Но почему они тогда сами не вызвали мага? Ведь в Аллире довольно большой штат, да и, в отличие от нашего короля, здесь государь заботится о процветании своей страны. По крайней мере, именно об этом все время говорили в школе. Но ведь про нашего короля тоже рассказывали много хорошего, а летом побывав на практике, поняла, что все это вранье.

— Как же нам повезло, что в нашу деревню заехал кто-то с магическими способностями, вы не представляете, как жители обрадуются.

— Вряд ли это так, они все закрыли ставни.

— Нет, вы ошибаетесь. Те дома, что вы видели, уже давно пустуют. Идемте за мной!

Мужчина повел нас по длинному коридору к лестнице, которая шла глубоко вниз. Взяв светильник, он первым стал спускаться, кивнув нам, чтобы мы следовали за ним.

— Люди боятся выходить отсюда, и так уже второй месяц. Мы не знаем, что делать, ведь наши запасы подходят к концу. А на просьбы о помощи так никто и не ответил.

— А что именно у вас произошло?

— Сэл, — неожиданно тихо обратился ко мне Эшэр, взяв под руку и немного задержав. — Что ты ввязываешься? У нас нет на это времени!

— Тут я не могу не согласиться. — Вот этого я никак не ожидала. Неужели и Трэшен готов просто так все оставить?

— Это у вас нет, а у меня есть. — Я обиделась на них. Вот как так можно? Людям нужна помощь, а они только и думают о своих интересах. Я еще понимаю дроу, но что нашло на Трэшена?

Мужчина тем временем спускался все ниже, пока наконец не свернул направо. Здесь оказалось темно и прохладно, а еще сыро. Мне лично все это напомнило подвалы, и я оказалась права. Здесь был очень тусклый свет и много-много узких кроватей, поставленных в ряд. В основном на них сидели женщины и дети.

Я уже хотела спросить, где мужчины, когда хозяин дома сам заговорил, отвечая на мой не заданный вслух вопрос:

— Исчезли, здесь остались немногие.

— Как это?

— Вот так, два месяца назад каждый вечер стали исчезать мужчины, юноши и мальчики.

Я удивленно посмотрела на собравшихся: среди людей действительно было всего трое мужчин и два маленьких мальчика.

— Так они просто пропали? Их тел не нашли? — Во мне живо проснулся профессиональный интерес. — Может, перед их исчезновением происходило что-то странное? Например, вы слышали песню?

Лесные сирены очень любят созывать к себе мужчин, хотя насчет детей не слышала. Но кто их знает?

— Нет, — озадаченно ответил мужчина.

— Может, шелест листьев или свист?

— В те вечера обычно поднимался сильный ветер, — неожиданно произнесла пожилая женщина, сидя на кровати недалеко от нас. — Когда мой муж исчез, у нас выбило все стекла в окнах от ветра.

— Хм. — Я задумалась, пытаясь вспомнить, кто мог вызывать ветер. — Интересно.

— Интересно? — истерично спросила какая-то девушка из толпы. — Наши мужья и дети пропадают, а вы считаете это забавным?

Я опешила, понимая, что повела себя не очень красиво. Мне поистине было любопытно с профессиональной точки зрения. Вот только показывать этого не стоило. Нам даже в школе всегда говорили, что мы обязаны проявлять сочувствие к пострадавшим.

— Я помогу вам, — доброжелательно улыбнулась я. — Обещаю! И если ваши мужья и дети живы, я верну их!

— Сэл, да пойми же ты, нам не стоит тратить время! — прошипел Эшэр, хватая меня за руку, но я уверенно вырвала ее и спокойно ответила, не желая даже спорить на эту тему:

— Я не могу оставить их в беде.

— В этом вся ты, — неожиданно и с некой странной нежностью в голосе проговорил Трэшен и улыбнулся. — Ладно, давай поможем. В любом случае эльфийке от нас далеко не уйти.

— Вы с ума сошли! Зачем тратить время, когда она совсем рядом?

— Между прочим, это ты виноват, что кольцо у нее. И, кстати, тебя никто не держит, можешь идти. Только знай, она свернула с главного тракта в сторону реки.

Да, я соврала, но пусть немного побоится и поймет, что без меня ему не найти ее.

— Хорошо, делайте, что хотите, но я в этом не участвую.

— И не надо. Трэшен, ты со мной?

Он кивнул, я и не сомневалась в этом. Обернувшись к жителям, стала подробно расспрашивать о случившемся. Все-таки надо хоть какие-то подробности узнать, перед тем как идти неизвестно на кого.

Из слов женщин я так ничего и не поняла, только узнала, что помимо появления ветра перед самым исчезновением мужчины странно себя вели.

В общем, через некоторое время мы с Трэшеном шли по пустым улицам. Эшэр, разозлившись на мое самоуправство, принципиально остался в доме. Ну и зря, пропустит самое интересное.

— Как ты думаешь, что это может быть?

— Честно, пока не знаю, но все же Эшэр прав: если оно крадет мужчин, тебе лучше остаться. Я теперь сомневаюсь, что правильно сделала, взяв тебя с собой.

— Ты же знаешь, одну тебя не отпустил бы. Да и к тому же — я эльф.

— И что? Уже не мужчина? — Я невольно прыснула, но Трэшен, как обычно, оставался серьезным. — Ладно, поняла. Но не забывай, ты наполовину эльф.

— Знаю. — Голос любимого мне совершенно не понравился, но я промолчала, не став язвить.

— Ладно, будем рассуждать логически, — начала я, идя по заснеженной дороге и пряча замерзшие руки в рукава куртки. — Либо это речная нечисть, либо лесная, либо домашняя. Последняя — вряд ли, она обычно не ворует мужчин. Я бы подумала на речную, ведь деревню окружает река. Вот только сейчас зима, а значит, нечисть не может выйти. Выходит, остается лесная?

В общем, я так и не пришла к однозначному ответу в своих рассуждениях и решила пойти туда, где пропало больше всего людей. А именно — местное кладбище, проходившее через реку.

— Сэл, — Трэшен неожиданно подошел вплотную и взял меня за руку, — я бы хотел с тобой серьезно поговорить.

— Что? Сейчас? Тебе не кажется, что это не вовремя?

— Я понимаю, что после того, как мы вернем артефакт, ты захочешь поехать в школу. Я же должен буду уладить все дела в империи перед нашей свадьбой…

— Зачем спешить, — отмахнулась я. — Пусть все идет своим чередом, а замуж я за тебя выйду, например, весной!

— Ты боишься? Или не веришь мне?

От проницательного взгляда полуэльфа я смутилась. Но тут же взяла себя в руки:

— Я верю тебе, просто понимаю, что империя не примет меня как твою жену.

— Но ты же дала согласие.

— Я его и не забираю, однако ты прав, мне действительно страшно. И причин много, но давай сейчас не будем об этом говорить. Я правда очень хочу быть рядом с тобой, но сейчас не место и не время для таких тем. Давай сначала разберемся с нечистью, достанем артефакт, а тогда уже и подумаем о будущем.

— Хорошо, но не забывай, теперь ты моя невеста.

— Я как бы это помню. — Я не совсем понимала, что имеет в виду полуэльф, но он не стал вдаваться в подробности. Крепко сжав мою холодную руку, он пошел в сторону видневшейся калитки.

Стоило мне войти на территорию кладбища, как тут же меня обдало холодом, но не зимним, морозным. Это был другой холод: темный, пробирающий до самых костей. Словами это трудно передать, но на шестом курсе, когда мы проходили духов, ощущение их присутствия было очень схоже с этим.

— У них что, в деревне нет местной ведьмы или травницы? — с ужасом произнесла я, осознавая, сколько здесь неупокоенных душ. — Здесь же неправильные захоронения!

— О чем ты?

Я не ответила, невольно сжимаясь от холода, который залез даже под курточку. А неожиданно поднявшийся ветер и снег заставили меня вздрогнуть.

Поднялась очень сильная вьюга, и, если бы не Трэшен, поддерживавший сзади, меня просто бы сдуло. Небо затянуло черными тучами, и я, предчувствуя явно что-то нехорошее, сильнее прижалась к Трэшену.

— Кажется, я поняла, с кем мы имеем дело, — тихо произнесла я, вспоминая практические занятия на кладбище по нежитеведению. Нас тогда гоняли как сидоровых коз, чтобы наши теоретические знания превратились в навыки. Я еще в больничное крыло попала из-за того, что не очень умело использовала заклятие. Позже я натренировалась настолько, что могла с закрытыми глазами уничтожить вытьянок.[8] А именно так называлась та нечисть, что обитала здесь на кладбище. О чем я тут же и рассказала Трэшену.

— Откуда ты знаешь, что это именно вытьянки?

— Нас же не зря учили. Здесь все признаки: во-первых, холод и ветер, во-вторых, кладбище — идеальное для них место, и, наконец, пропажа мужчин. Только зачем ей дети — понять не могу.

— Но постой, вытьянка — это неупокоенная душа. Но они никогда не забирали мужчин.

— Ошибаешься, — с видом знатока проговорила я. — Если это душа вдовы, то чаще всего она забирает именно мужчин. Помню, мне когда-то встретилась вытьянка, которая не только мужчин забирала, а и животных. Кстати, если мои догадки верны, тебе лучше уйти, пока она не явилась.

— Почему? — удивился Трэшен. — Думаешь, она и меня заберет?

— Нет, ты сам к ней пойдешь.

Я на мгновение замерла, понимая, что времени больше нет. Она уже была здесь. Вспомнив, что вытьянка иногда делает со своей добычей, я поняла, что совершила ужасную ошибку, взяв с собой Трэшена.

— Оставайся здесь, — уверенно произнесла я, — а я пойду к могилам.

— Сэл, ты правда думаешь, что я буду стоять в стороне?

— Придется. Потому что для меня этот дух не опасен, а вот для тебя…

— Мне все равно, мы пойдем вместе.

— Я почему-то в этом не сомневалась, так что заранее прошу извинения.

— Что?

Он не успел договорить, как уже лежал на снегу. Легкое заклятие сна еще никому не вредило. Уж лучше так, чем потом он попадет под власть вытьянки. Эти духи не так уж и просты. Вот только перед тем как уйти, я растопила снег вокруг, чтобы он не замерз, и, оставив щит, пошла к могилам.

Под ногами скрипел снег, нарушая стоявшую вокруг тишину. Я же уверенно шла вперед, не боясь встретиться с вытьянкой.

Дух ждал меня. Бесформенное облачко висело в воздухе над могилой. Только я подошла, как оно стало преобразовываться, и уже в следующую минуту рядом со мной в воздухе парила фигура молодой женщины.

— Ведьма! — с неким пренебрежением произнесла она. — Неужто деревня наконец скинулась, чтобы вызвать кого-то?

— Эм. — Я удивленно приподняла брови. — Вообще-то я сама вызвалась помочь.

— Ну и зря, они этого не заслуживают.

— Мне кажется, в любом случае, что бы ни сделали эти люди, воровать их мужей и детей не слишком красиво.

— Я лучше знаю. Иди своей дорогой, ведьма, тебе же лучше будет.

— Ха, насмешила. Никакой маг не испугается вытьянки. Так что я не уйду, пока не верну женам их мужей и детей.

— А ты уверена, что еще есть что возвращать? — Дух ухмыльнулся, взлетая чуть выше.

— Честно, надеюсь. По крайней мере, нам говорили, что вы не убиваете, а мучаетесь, не в силах пойти дальше. Да, вы можете призвать людей, но они просто будут как зомби рядом с вами, под магией, и все.

— Ладно, ты права, — как-то чересчур быстро сдалась женщина. — Скучно мне одной, вот и ищу тех, с кем можно создать семью.

— Семью? — Я невольно ахнула. — Из мужчин всей деревни и их сыновей?

— Нет, конечно! Просто я еще пока не нашла тех, с кем хочу провести вечность.

— И поэтому решила собрать гарем?

— Это тебя не касается!

— Ты хоть понимаешь, как страдают одинокие матери?

— Они это заслужили!

— Ясно, — задумчиво протянула я и, понимая, что разговор явно предстоит длинный, села на противоположную могилу.

— Эй, больше уважения к мертвым! — с раздражением воскликнул дух, глядя на то, как я пренебрежительно расселась на мокром камне.

— Прости, но меня не обучали хорошим манерам. И я тут тебя слушать собралась, а ты еще капризничаешь? Когда с тобой последний раз по душам говорили? Вот именно, так что давай, рассказывай, почему ты стала вытьянкой?

— Ты что, совсем меня не боишься?

— А должна? Ты же не можешь ничего мне сделать.

— Тебе нет, а твоим друзьям — да.

Ее довольная ухмылка мне совершенно не понравилась, но я ответила спокойно:

— А вот и нет! Я, между прочим, специально защитный контур оставила.

— Я не про твоего жениха, — рассмеялась вытьянка. — А про второго, который шел за вами.

— Второго? — удивленно спросила я, не понимая, откуда ей известно, что Трэшен мой жених.

Дух с той же довольной улыбкой на лице легонько щелкнул пальцами, и из-за надгробия медленно вышел Эшэр. Он был не похож на себя: лицо без эмоций, взгляд пустой, словно у марионетки.

— Идиот! — не сдержалась я. Ведь говорил, что не пойдет с нами! Зачем?! Отлично, теперь проблем на мою голову еще больше.

— Что, теперь задумалась?

— Я все равно тебя не боюсь, да и мне без разницы, что ты с ним сделаешь, — легко соврала я, не показывая страха или беспокойства.

— А зря, я ничего тебе сделать не могу, а вот он легко.

— Цигх! Я же помочь хочу!

— А я этого не хочу.

— Неужели ты желаешь всю жизнь мучиться здесь, вместо того чтобы идти дальше?

— Неужели ты, ведьма, думаешь, что я поверю тебе? — Дух злостно усмехнулся. — Ты ведь меня уничтожишь, и все.

— Если ты отпустишь мужей и сыновей, я помогу тебе. Я похороню твои кости, как положено, и твоя душа сможет отлететь!

— Не верю! — громко воскликнула женщина и неожиданно приказала Эшэру напасть, указав на меня рукой. — Убей ее!

— Придурок! Вот зачем ты за нами пошел?!

Однако Эшэр не услышал, его взгляд оставался таким же пустым. Он просто пошел на меня, достав из ножен меч. Я же лихорадочно соображала — как поступить? Ведь моя магия не действует на тех, кто под властью вытьянки. А мечом я неумело владею, всегда полагалась на магию.

— Эшэр, если ты меня убьешь, потом сам жалеть будешь! — испуганно воскликнула я, отскакивая в последний момент, когда острие его меча прошло всего в миллиметре от моего лица.

— Он тебя не слышит, — самодовольно рассмеялся дух, явно наслаждаясь этим представлением.

А ведь я так надеялась быстро со всем этим разобраться. А не тут-то было. Нет, ну так продолжаться больше не может. Конечно, я пока вполне успешно убегала от атак Эшэра, но рано или поздно он меня достанет.

— Может, все-таки поговорим? — обратилась я к вытьянке, пробегая вокруг ее могилы уже пятый круг. — Расколдуй Эшэра, я клянусь, что помогу. Слово мага!

— Ага, сейчас возьму и поверю.

А Эшэр тем временем умудрился загнать меня в угол между могил, воспользовавшись тем, что уже на десятом кругу я просто выдохлась настолько, что споткнулась на ровном месте. И растянувшись на холодном снегу, я не спешила вставать, тяжело дыша. Но стоило дроу ко мне подойти, как тут же подскочила. Вот только он оказался быстрее и ловчее. Эшэр все же задел меня, но, слава богам, только порвал мою курточку, отчего я в негодовании яростно воскликнула:

— Эй! Она, между прочим, дорогая! Я на нее ваши же деньги тратила.

А все-таки меня тот продавец обманул, сволочь. Говорил, что эта куртка из редкой ткани, привезенная из самого Эльфрана, сделанная лучшими эльфами. Бла-бла! Столько слов, а куртка все-таки порвалась. Вернусь в Партэн, пойду и устрою у него в лавке переворот или потребую свои деньги назад.

— Слушай, ну давай поговорим. Зачем тебе меня убивать?

— А мне нравится наблюдать, как ты бегаешь от своего друга. Жаль, что ты на второго наложила магию щита. Если бы тебя еще и жених пытался убить, было бы куда драматичнее.

— Лучше книги писала бы, а не людей убивала и крала, — с трудом отвечала я, стараясь уклониться от дроу, который был очень быстрым, и лишь магия, которую я применяла к себе, чтобы увеличить ловкость, меня спасала. Вот только такими темпами весь мой резерв иссякнет, и тогда — все, конец одной перспективной и молодой магине.

— Знаешь, когда родной человек желает тебе смерти, это всегда больно, — неожиданно проговорила вытьянка, тем самым наводя меня на интересные мысли.

— Тебя что, жених убил?

— У меня не было жениха. — Слишком равнодушным был ее голос.

— Любимый? — Она молчала, лишь отрицательно помотав головой. — Друг? — Опять тишина, а я тем временем вновь упала, не знаю уже на каком по счету повороте. — Отец? Родные? Слушай, у меня уже фантазия закончилась, и я больше не могу бегать.

Я действительно сидела на мокром снегу и больше не вставала, наблюдая, как Эшэр заносит меч. Конечно, умирать я не собиралась. Это все был хорошо продуманный план — уложить эльфа на землю, чтобы отдохнуть. Вот только все произошло по-другому, чего я ну… никак не ожидала. В следующую секунду я оказалась прижатой к Эшэру, не в силах вырваться. Острие его меча упиралось в мою шею, поэтому любые движения были чреваты пролитием крови. Этот неприятный холод прямо у горла не вызывал спокойствия.

— Ты что задумала? — изумленно спросила я.

— Знаешь, ты права, я хочу поговорить, перед тем как вновь остаться одной. Ведь магия их лишь удерживает, но поддержать разговор эти безвольные куклы не могут, — с разочарованием произнесла вытьянка. — Все мужчины и дети — лишь мои марионетки, которыми я развлекаюсь, когда мне скучно.

— Я не буду с тобой говорить в таком положении!

— Здесь условия ставлю я, так что замолчи и слушай, — разозлилась вытьянка.

Она медленно подплыла по воздуху ко мне, отчего я невольно вздрогнула из-за мерзкого холода, идущего от нее. А вследствие этого острие меча Эшэра все же кольнуло меня, и я ощутила потекшую горячую струйку собственной крови.

— Вот видишь, как я могу тебя внимательно слушать, каждую секунду думая о том, что могу пораниться о меч Эшэра?

Дроу и не думал меня отпускать, лишь немного отодвинув острие. И вот какая польза от этих мужчин? Они только мешают, вот правильно говорят: стоит полагаться только на себя. Поэтому я и стала магом.

— Скажи спасибо, что ты еще жива.

— Чтобы меня убила вытьянка? — Я рассмеялась. — Никогда в жизни.

— Это мы еще посмотрим. — Она нехорошо прищурила глаза, и Эшэр вновь надавил на меч.

— Хватит уже! Слушаю тебя, слушаю, давай свою печально-трагичную историю.

— Попрошу меньше сарказма.

Я совершенно не горела желанием слушать о ее страданиях. Вытьянки такие духи, что распишут свою смерть так, что ты сам захочешь умереть, лишь бы не слышать этого ужаса. Они любят, чтобы их жалели. Однако это мой шанс, пусть говорит, а я пока что-нибудь придумаю.

— А я ведь жила в этой деревне, — начала женщина. — У меня была семья; муж, дети. Свой дом и хозяйство…

— Ага. — Я для убедительности покивала головой, делая вид, что внимательно ее слушаю.

— Но однажды меня лишили всего этого. Детей забрали, муж ушел сам. Я его и не виню. Те слухи, что пошли обо мне по деревне, заставили отвернуться от меня всех родных и друзей. А все из-за зависти.

— Кошмар какой!

— Да, — всерьез восприняла меня вытьянка, решив, что я действительно переживаю. — И виной всему Лэара. Это ведь она начала распространять слухи, обвинила меня в проклятии семьи. Деревушка у нас небольшая, все друг друга знают. Так помимо этого ты должна понимать, что деревенские не слишком жалуют ведьм.

— А разве те времена, когда обвиняли в колдовстве, не прошли давно?

— Да, но не в небольших деревнях. Люди, которые живут отдельно от городов и столиц, в глуши, боятся любой магии, считая это проклятием. И меня начали обвинять во всех грехах нашей деревни. Из-за этого староста решил, что мне нельзя воспитывать детей, что я могу научить их плохому, магическому злодейству, как они все говорили. После этого от меня даже отвернулся муж и просто ушел к другой женщине. Они лишили меня всего!

— Да, очень печально. — Я вновь покивала головой, лихорадочно соображая, как поступить. И идея пришла! Впрочем, как всегда.

Если она не хочет по-хорошему отпустить всех, единственный выход — перехоронить правильно ее кости. И тогда дух отлетит, а все заколдованные вернутся, ее магия исчезнет.

Моя идея заключалась в том, чтобы сделать это незаметно. Да, наверное, это сложно, если учесть, что она прямо над своими костями, ко всему же меня держит Эшэр. Я уже не слышала духа, лишь изредка поддакивая, а сама искала способ выбраться из крепкой хватки Эшэра, когда неожиданно заметила недалеко тень. Сощурившись и присмотревшись, я узнала Трэшена, да так и замерла. Он крался среди могил к нам, а заметив, что я на него смотрю, приложил палец к губам, призывая к тишине.

Но как он вырвался? Неужели я не рассчитала время заклятия и полуэльф проснулся раньше? Выходит, что да. Это было единственным объяснением.

Внезапно Трэшен резко остановился и стал мне показывать что-то руками, только я никак не могла понять, что это значит.

— Ты меня вообще слушаешь? — разозлилась вытьянка, и я тут же поспешила ее заверить, что конечно же да.

— Ты как раз уже дошла до того момента, когда жители решили тебя изгнать из деревни.

— Да, правильно, так вот, они собрали всех! Мужей, детей…

Я выдохнула с облегчением и посмотрела в ту сторону, где секунду назад стоял Трэшен, но сейчас там уже никого не было. Нахмурившись, я стала оглядываться, но нигде не видела полуэльфа. И куда он делся?

«О, а ведь мне больше ничего не давит в шею!» — только сейчас заметила я, чем мгновенно и воспользовалась. Пригнувшись, отскочила от Эшэра, вот только вытьянке это не понравилось, и уже в следующее мгновение я вновь убегала, только в этот раз к Эшэру присоединился Трэшен. Нет, конечно, это хорошо, что теперь я свободна, но как мне с двумя справиться? Цигх! Вытьянка и его заколдовала. Отлично. Уж лучше бы он оставался на полянке под моей магией.

Точно! Мысль обухом ударила по голове. Если моя магия на них не действует, использую ее по-другому!

Пробегая мимо вытьянки, я на ходу сняла с себя куртку и стала ее разрывать. Все равно не жалко, Эшэр ее и так порвал. После заклинанием начала связывать порванные куски в единое целое, делая что-то похожее на веревку.

В каждой магии есть свои минусы, так и в моей. Из воздуха нельзя сотворить, однако можно сделать нужное из существующих предметов. Так как веревки нигде не было, пришлось импровизировать и создавать самой. А чем мне еще связать эльфов? Другого способа избавиться от них я просто не видела.

Закончив со своей бедненькой курткой, я резко остановилась, отчего эльфы тоже затормозили.

— Ты что задумала? — Вытьянка явно заподозрила что-то неладное, но я не теряла времени и тихо стала шептать слова заклятия.

Понятное дело, эльфы не стояли столбом и бросились в мою сторону, но я оказалась шустрее и, упав на снег, кинула куртку к их ногам. Под действием моей магии она тут же оплела их вместе, и они оба упали. Я же продолжала колдовать, удлиняя ткань своей куртки, тем самым все крепче связывая эльфов друг с другом. Уже через пару секунд они оба сидели на снегу, не в силах вырваться. Заклятие укрепило ткань настолько, что они не то что порвать ее не могли, а даже стянуть с себя.

— Вот и все! — довольно проговорила я, вставая и отряхивая ладони от мокрого снега. Конечно, было немного холодно, ладно, вру — за эти пару секунд успела промерзнуть в тонкой рубашке, но оно того стоило.

— Как ты посмела?! — Вытьянка была неимоверно зла, но я лишь доброжелательно улыбнулась и подошла к ее могиле:

— На чем ты там остановилась? Продолжай, а я пока твои кости перекопаю.

— Нет, стой!

— Почему? — Я удивленно посмотрела на нее.

— Я не хочу уходить отсюда!

— Твои проблемы, сама виновата, что не захотела по-хорошему, а теперь извиняй.

И больше не дожидаясь ее ответа, стала искать лопату. Обычно возле могил ее можно найти, но сейчас ничего не было.

— Цигх! Не руками же копать. О, знаю!

— Что ты делаешь? — Вытьянка с удивлением наблюдала за моими действиями. А именно: как я взяла у Эшэра меч и вернулась к ней на могилу, где сначала растопила снег магией, а потом стала выкапывать землю, предварительно разогрев и ее, а то она была замерзшей.

— А ты можешь молча наблюдать!

Я перекапывала кости прямо перед ней, она ничего не могла сделать, только раздуваться от злости и бессилия. Вытьянка, конечно, могла призвать всех мужчин и детей, которых прячет, но пока они появятся, я уже все равно закончу, и она явно это понимала.

— Я очень сочувствую твоему горю, и то, что все от тебя отвернулись, ужасно, но, поверь, ты еще спасибо мне скажешь, когда найдешь упокоение.

— Ненавижу тебя! Ненавижу всех! Да чтоб вы были прокляты!

— К моей радости, у тебя нет такой силы, чтобы проклясть кого-то.

Я уже почти закончила с костями, когда вытьянка, словно предчувствуя свое исчезновение, завопила нечеловеческим голосом:

— Проклинаю тебя, ты никогда не найдешь своего счастья.

— Ага, конечно, — безразлично отмахнулась я, не воспринимая ее слова всерьез.

— Я не шучу!

Уже просто не обращая внимания, я отошла от перекопанной могилы и прошептала нужные слова, дабы душа нашла покой.

— Ты вечно будешь страдать! — закричала она, и я вдруг ощутила силовую волну удара, исходящую от вытьянки. Не устояв, упала назад, с удивлением наблюдая, как она исчезает.

— Вот как, значит, действительно прокляла?! — недовольно пробурчала я себе под нос и медленно поднялась. — Нет чтобы поблагодарить! Вот делай нечисти добро, надо было ее убить, а не заниматься упокоением ее души.

— Сэл? — Удивленный голос Трэшена заставил меня обернуться к связанным эльфам.

— Развяжи нас! — с раздражением приказал Эшэр, вырываясь из пут, но моя куртка лишь крепче прижала эльфов друг к другу.

— А то что? Между прочим, мало того, что ты испортил мне куртку, так ты еще ранил меня! — На его скептический взгляд я смущенно добавила: — Ладно, может быть, немного поцарапал. И вообще, ты зачем за нами пошел?!

— Не твое дело. — Эшэр явно был не в духе, но, как оказалось, не только он.

— Сэл, как ты могла использовать магию сна? А если бы с тобой что-нибудь случилось? Ты же знала, что я не хочу тебя одну отпускать.

— Опять начинается. — Меня это немного раздражало. — Трэшен, я маг и в первую очередь думаю о безопасности других, ты уж меня извини, но ты жертва номер один для вытьянки.

— Сэл, а может, ты позволишь мне самому решать!

— А может, вы будете разбираться без меня? — Эшэр явно горел желанием отвязаться от полуэльфа.

— Все, вы меня достали! Оба! — Я со злостью развернулась и ушла, напоследок щелкнув пальцами, отчего моя магия ослабла и им было достаточно самим развязать узлы куртки.

Не знаю, как быстро они это поняли, но я уже была на главной улице, где творилось нечто странное и шумное. Собрались все жители деревни и что-то праздновали. Мне стало понятно, что, уже через секунду, когда я увидела, как со слезами на глазах женщины обнимают своих мужчин и сыновей. Вытьянка исчезла, а с ней и ее магия. Не знаю, где она держала пленных, но они все вернулись.

— Спасибо вам, вы не представляете, как мы благодарны! — Меня тут же остановил староста и принялся радостно пожимать мне руку. — Этот праздник в честь вас, вы спасли нашу деревню. Ой, вы же замерзли, вот, возьмите мою куртку.

Мужчина протянул мне теплую куртку, и, только накинув ее, я поняла, насколько окоченела. Да и праздновать мне что-то не хотелось. Было единственное желание — залезть на печь с ногами, укутаться в теплый плед и уснуть. А уже завтра с новыми силами отправиться в путь, как раз и Эшэр с Трэшеном уймутся и не будут кидаться на бедную беззащитную девушку, то бишь меня.

Часть четвертая

ВОЗВРАЩЕНИЕ АРТЕФАКТА

В шумной, заполненной людьми таверне невозможно было протиснуться. Сегодня был выходной, и многие жители небольшого городка собрались здесь, чтобы посидеть с друзьями. Но были и те, кто находился тут по делу или просто зашел погреться и спрятаться от сильного мороза.

Грэлиан помимо воли привлекал к себе внимание остальных, что не укрылось от него. Ему это льстило. В глазах других он видел уважение, страх, удивление.

Не часто встретишь дроу в компании с человеческой женщиной, еще и в таком заведении. Некоторые жители посматривали и в ее сторону, девушка была очень красивой: стройная фигура, длинные пышные волосы, милое лицо с правильными чертами.

Вот только Саррина, в отличие от своего спутника, не замечала восхищенных взглядов мужчин, полностью поглощенная разговором с Грэлианом. Они наконец нашли хоть какие-то сведения о ее отце. Столько бессмысленно потраченного времени, и вот она приблизилась к своей цели.

Когда он исчез, ей только-только исполнилось восемнадцать. Именно тогда она получила от него кулон. Поэтому она считала, что его пропажа как-то связана с их традицией хранителей. После того девушка стала больше узнавать обо всем этом, чтобы понять, для чего ей кулон.

Ведь отец не успел ничего рассказать, все так быстро произошло: смерть матери, его исчезновение. Для Саррины это все было как один страшный сон. Возможно, именно поэтому она отдалилась от своей младшей сестры.

Однако за столько лет она ничего важного так и не узнала, казалось, словно ее отец провалился сквозь землю. Но вот сейчас, когда с ней Грэлиан, Саррина наконец смогла хоть что-то найти. Все-таки правильно она сделала, что взяла его с собой. Связи дроу очень им помогали, Грэлиана узнавали.

— Твой отец много разъезжал, нигде надолго не останавливался, вот почему так трудно отыскать хоть какую-нибудь информацию о нем, — медленно проговорил Грэлиан. — Зато мы знаем, что здесь его видели в последний раз. Жители говорят, что он останавливался тут всего лишь на пару месяцев. Довольно долго для него, не считаешь?

— Да, но что ему здесь нужно было? Это обычный городок, который ничем не отличается от других.

— Значит, не такой уж и обычный, — спокойно ответил дроу, внимательно глядя на Саррину. Он был с ней только из-за долга, ведь память постепенно к нему возвращалась. Но, к сожалению, это были лишь ненужные детали его прошлого, которые так и не объясняли всего. Впрочем, он не делился этой информацией с Сарриной, чувствуя ее неприязнь. Грэлиан хотел узнать, что же он такого ей сделал, но она всегда уходила от ответов, а все его догадки ни к чему путному не привели.

Он и не настаивал, желая скорее помочь, чтобы освободиться от долга и заняться своим прошлым.

— Говорят, что после того, как он остановился здесь, в городе перестали пропадать люди.

— Да, слышала. Еще поговаривают, что после всего он отправился в гномьи горы, — задумчиво проговорила женщина, не понимая, зачем отцу туда нужно было.

— Значит, туда и пойдем.

* * *

Мы ехали по заснеженной тропе Аллирского леса уже вторые сутки. Еды, которой нам дали в дорогу деревенские в знак благодарности, становилось все меньше. Ближайший город находился еще в трех днях пути. Да и если быть честной — спать под открытым небом порядком надоело. Я и так уже чихаю второй день подряд, а все из-за того, что промерзла, когда пожертвовала куртку эльфам.

Теперь уже мне хотелось быстрее нагнать эту эльфийку, которая, казалось, вообще нигде не останавливается. Каждый раз, как я брала кулон, она постоянно была в пути. Конечно, возможно, это случайность, но мы никак не можем ее нагнать. Может, она использует какую-то магию?

Ладно, не будем о плохом, кстати, ведь тогда Трэшен все-таки обиделся на меня за то, что я использовала заклятие. Он даже со мной не разговаривал, но хватило его ненадолго. Только мне стало нехорошо, как полуэльф тут же подбежал ко мне, с беспокойством интересуясь моим состоянием. Иногда его чересчур большая опека начинала меня раздражать, однако как приятно знать, что ты кому-то небезразлична. Вон, к примеру, Эшэра взять, он, как обычно, начал подшучивать, ехидно комментируя мое состояние, вместо того чтобы посочувствовать больной.

Держа за узду Люси, а на коленях Пушистика, я ехала за эльфами. Серые тучи полностью заволокли небо, уже какой день солнце решило отдохнуть от всех и ушло в отпуск. Почти постоянно шел снег. Иногда он был настолько сильным, что, казалось, перед тобой сплошная стена, через которую ничегошеньки не видно.

Я даже удивлялась своей кобылке, ведь обычно в такие сильные морозы Люси не сдвинешь места. У нее просто выбора нет. С одной стороны, я завидовала эльфам — у них кони ко всему приспособлены, но с другой — это же Люси, я к ней привыкла и люблю ее.

На развилке мы ненадолго остановились, и я решила еще раз воспользоваться кулоном. Поняв, что эльфийка направляется к гномьим горам, я сообщила это эльфам. Что же она задумала? Ведь именно там я получила артефакт от самого бога, а значит, ее неспроста туда тянет.

— Она хочет активировать артефакт, — изумленно выдохнул Эшэр.

— Но как? Ведь это могу сделать только я.

— Она не знает подробностей о его силе и думает, что сможет его активировать в октаграмме, где он был найден.

— И откуда же она знает, где он был найден? — с подозрением спросила я, начиная догадываться. — Как она узнала об октаграмме? Скажи честно, вы заодно с ней?

— Нет.

— Хочешь сказать, что за тобой была слежка еще тогда?

— Не исключаю, — легко согласился Эшэр. — В любом случае она не сможет ничего сделать, только ты можешь выпустить силу артефакта.

И тем самым бога. Однако это была лишь моя мысль, которую я так и не озвучила. По сути я была загнана в тупик: либо я выполняю указ бога, либо он уничтожит все, что дорого мне. Но как? Он же не может вернуться в мир людей без силы перстня. Выходит, это пустые угрозы? Вот только мне что-то подсказывало, что вряд ли Эдисс угрожал бы просто так. А действительно, что будет, если я не активирую артефакт?

— Сэл, о чем ты задумалась? — Трэшен с беспокойством на меня посмотрел, словно чувствуя мои терзания. — Что-то случилось?

— Да! — Я запнулась. — То есть нет.

— Сэл, да говори уже! — Эшэр с нетерпением закусил губу. — Если это важно, нет смысла скрывать.

— Из-за вас я во все это вовлечена и не могу просто взять и уйти. Я не хочу вообще иметь связь с этим артефактом! Если произойдет активация артефакта, тогда в наш мир вернется бог хаоса и всему придет конец!

— Я знаю. — Спокойный голос Эшэра меня еще больше удивил. — Это и есть плата за ту силу, что он даст. Но что это меняет? По договору ты уничтожаешь его.

Ах по договору?! Неужели Эшэр думает, что теперь, узнав о последствиях, буду ему помогать?

— Ладно, ты прав. Чего я переживаю? — Безразлично пожав плечами, я поехала вперед.

Но все же о чем тогда думает Эшэр? Цигх! И ведь не могу с ним поговорить, когда рядом Трэшен. Нет, полуэльф, конечно, все знает, но выдавать этого мне не хотелось. Так, действительно, хватит волноваться. Я верну артефакт, избавлюсь от него и заживу счастливо вместе с Трэшеном! А главное — закончу Школу магии и целительства, стану известным магом и прославлюсь на весь мир.

Я ехала все быстрее, навстречу ветру и снегу, чувствуя, как неприятно щиплет нос и щеки. Но мне нравилось! Настроение приподнялось настолько, что хотелось смеяться.

Вскоре стало вечереть и пришлось останавливаться на стоянку. Разложившись и запалив костер, мы принялись за наш скромный ужин.

— Я буду бутерброд с мясом!

— Держи, — тут же охотно отозвался полуэльф, протянув мне еду, еще и свою порцию впихнул. Я не отказалась.

— Кто ж тебя такую наглую воспитал? — насмехаясь, спросил Эшэр, на что я гордо ответила:

— Сама и воспитывалась.

— Тогда вопросов нет.

— Это что еще за намеки?

— Какие намеки, прямой текст.

В следующую секунду в Эшэра полетел котелок с водой, от которого он легко увернулся.

— Сэл, это была наша вода, — как-то устало произнес полуэльф. — Теперь опять идти.

— Подумаешь, сама схожу.

Запихнув в рот последний кусочек, я встала и, забрав у Эшэра котелок, пошла к небольшой замерзшей речушке, где мы брали воду несколько часов назад.

— Сэл, постой! Давай лучше я схожу. — Трэшен тут же вызвался помочь, вспомнив о своих рыцарских замашках, но я лишь холодно ответила, что прекрасно справлюсь сама.

— За Пушистиком смотрите, а то он убегать любит. Потеряете — прибью!

До воды я дошла довольно быстро. Вокруг стояла абсолютная тишина, которая вызывала неприятное напряжение. Словно ждешь какого-то подвоха, вот только это всего лишь чувство и не более.

Река была полностью замерзшей у берегов, и лишь посредине виднелся небольшой ручей. Осторожно ступив на тонкий лед, я медленно пошла к воде. Упасть я не боялась, так как имела большой опыт хождения и по более тонкому льду. У нас просто около школы всегда заливают каток, только там магически его выравнивают, поэтому даже неинтересно. Я больше любила ходить на озеро, где множество горбов и неровностей.

Опустившись на корточки, я набрала воды и умылась, тут же скривившись от холода. Брр! Вода ледяная.

Я уже собиралась возвращаться, когда из воды внезапно показалась чья-то голова, и я помимо воли упала на пятую точку, одновременно услышав хруст. Тут же встала и отошла на безопасное место, еще не хватало, чтобы лед треснул.

— Здравствуй, ведьма! — Из воды торчала знакомая рожа водяного.

— Опять ты? — Я с удивлением смотрела на него, прекрасно помня нашу последнюю встречу. Но странно, он ведь живет на Вартане, так что здесь забыл? Ведь водяные не покидают пределы своего дома.

— У меня послание. — Он выплюнул какую-то водоросль. — Цигх! Еле тебя нашел.

— От кого?

— От директора Школы магии и целительства, — с неохотой ответил водяной. — Он просит тебя немедленно вернуться вместе с артефактом.

— Что? Откуда ему вообще известно о том, что я делаю?!

— Не знаю! Он сказал, чтобы ты ни в коем случае не активировала артефакт, но и не уничтожала. Сразу же возвращалась в школу. Вот, подожди. — Водяной неожиданно завозился, шурша по карманам, потом достал небольшой камушек и протянул мне:

— Возьми его.

Я удивленно рассматривала камень, не понимая, что это. На вид обычный камушек, ничем не примечательный.

— Когда артефакт будет в твоих руках, разбей этот камень, и он перенесет тебя прямо в стены родной школы.

— Постой, но у нас на территории школы нельзя открывать порталы!

— Это не ко мне, все, свое дело я сделал, так что пока.

Я не успела ему и слова сказать, как он уже исчез под водой, не пожелав даже выслушать меня. Вот и как это понимать? Откуда директору стало известно об артефакте? Неужели Рэн рассказал, ведь никто, кроме него, не знает. Но он не мог так поступить. Зачем ему это делать? Цигх! У меня теперь появилось еще больше вопросов.

— Сэл, вот ты где, я уже стал волноваться. — Раздавшийся за спиной голос Трэшена вернул меня на землю, разогнав все умные мысли. — Что-то случилось?

— Нет, — соврала я, все-таки решив умолчать о случившемся.

— По глазам вижу, что неправда.

— Ох, Трэшен! — Я ощутила стыд, но тут же взяла себя в руки. — Честно, ничего не случилось. Я просто чуть не ушла под лед и перепугалась.

— Ладно, считай, что поверил. — Он улыбнулся и, взяв меня за руку, отвел от опасного места.

Я же вновь почувствовала, как быстро-быстро забилось сердце, еще и дышать стало трудно. Вот что он со мной делает? Как ему не стыдно!

— Сэл, — тихо прошептал Трэшен, вдруг приблизившись ко мне вплотную. Я даже не успела отреагировать, как в следующую секунду взлетела на десятое небо от нахлынувших на меня чувств. Его теплые, нежные и ласковые губы дарили наслаждение, от которого, казалось, вот-вот выпрыгнет сердце.

Цигх! Я готова умереть за него… Ой, а это не слишком? Я положила руки ему на грудь и легонько отстранилась.

— Кажется, мы задержались. — Я озорно усмехнулась. — Идем обратно, иначе Эшэр, как обычно, ехидничать начнет.

— Нацеловались, голубки? — скривившись, поинтересовался Эшэр, когда мы вернулись к костру.

— А ты не завидуй! — мгновенно нашла ответ. — Лучше воду на огонь поставь. Я протянула ему полный котелок и пошла готовить себе спальное место.

Растопив снег и разложив одеяло недалеко от огня, я уселась с Пушистиком, ожидая, пока закипит вода. За это время клэрк залез мне за пазуху и заурчал, словно котенок.

— Держи! — Эшэр протянул уже разлитый по кружкам чай.

— Спасибо, — буркнула я и сжала ладонями горячую кружку, наслаждаясь теплом.

— Как же вы быстро помирились, — с разочарованием произнес Эшэр, сев напротив нас с полуэльфом.

— Ну да, а ты хотел нас поссорить. Не дождешься!

— Больно надо!

Я ничего не ответила, только недоверчиво фыркнула и вернулась к чаепитию, а после достала из сумки пергамент и углубилась в писанину. Это заняло намного больше времени, чем я рассчитывала. Когда закончила последний абзац про вытьянку, Трэшен уже крепко спал. Невольно умилившись этой картиной, я заботливо подоткнула края его одеяла.

— О, боги! — протянул Эшэр таким голосом, словно съел кислый лимон. На что я ничего не ответила, лишь гордо повернулась к нему спиной и удобно устроилась под теплым боком жениха.

* * *

Утром, когда я проснулась, эльфы еще спали. Но стоило мне подняться, как Трэшен зашевелился, с неохотой убрав руку, которой всю ночь собственнически прижимал меня к себе.

— Ты куда? — Даже Эшэр не остался в стороне, с любопытством приподняв голову.

— В кустики! Или ты со мной хочешь?

Я немного разозлилась. Вот что это такое? Даже шагу ступить нельзя, чтобы они не проконтролировали.

— Боги упасите! — Дроу развернулся на другой бок и вновь укрылся одеялом.

— Будь осторожна, — тихо и сонно прошептал Трэшен, прижав к себе Пушистика, который хотел рвануть за мной.

Ничего не ответив, только кивнула, направившись в поисках достойного куста.

Я отошла вроде недалеко, но почему-то, когда возвращалась, мне показалось, что иду уже больше часа. И что самое странное, никак не могла выйти к нашей стоянке. Да что же это такое? Я точно помнила, что отдалилась не больше чем на пару десятков метров. К тому же ведь должны были остаться следы на снегу. Погода солнечная, так что замести их попросту не могло. Сегодня даже ветра не было.

М-да… Что-то мне это совершенно не нравится. Вот только какого-нибудь магического следа я тоже не ощущала. Может, попробовать просто банально позвать моих друзей? А что еще остается?

— Трэшен! Эшэр! Вы где?

У меня появилось стойкое чувство неправильности всего происходящего. Цигх! Во что я снова умудрилась вляпаться?

Внезапно вокруг меня поднялась сильная метель и закружила в свой круговорот. От неожиданности я вскрикнула, из-за чего наглоталась снежинок.

Отплевавшись, я поняла, что нахожусь в совершенно незнакомом месте: сплошная снежная поляна без единого деревца, а вдали на небольшой горе виднеется дворец, и если меня не обманывает зрение, то полностью покрытый льдом!

Что происходит? И куда я попала? Где лес? Мои спутники?

— Ты же ведьма! — совсем рядом пронесся свист. — Ты должна знать, кто я.

— Простите, забыла, — не сдерживая сарказма, раздраженно протянула я. Почему-то страха не было, скорее любопытство и азарт. Сильно хотелось узнать, с кем имею дело. К тому же появилось беспокойство по поводу Трэшена с Эшэром. Мало ли что с ними могло случиться.

— С твоими друзьями все в порядке, — вновь ответил некто невидимый, взметнув вокруг меня снег. — Они остались там, даже не заметив твоей пропажи, ведь для них время замерло. Эти эльфы не нужны моей госпоже. А вот ты — да…

— Я?

— Ты ведь хранительница анэл, та, кто может помочь.

— Помочь в чем? — спросила я, сама лихорадочно думая над тем, с кем же меня свела судьба на этот раз. Останавливать время никому не подвластно, кроме… как богам.

Но выходит тогда, что передо мной посланец?

Я вновь оглянулась, но уже более внимательно, стараясь понять, в чьих владениях оказалась. Создавалось такое ощущение, словно я попала в зимнюю сказку: все под белоснежным покрывалом и ярко сияет в солнечных лучах, переливаясь радужными красками. Дворец — словно драгоценность, окруженная самыми изысканными богатствами.

Вот только есть одно небольшое «но» — сказок не бывает.

— Вспомни, какой сегодня день? — неожиданно подсказал невидимый посланец, словно догадываясь о моих размышлениях.

Я не на шутку задумалась. За всеми этими приключениями я даже не следила за днями. Если припомнить, в последней деревне женщина упомянула, что уже минуло двадцатое холоденя, значит, сегодня…

— Сегодня день зимнего солнцестояния?! — изумленно выдохнула я, наконец осознав, где я. Это владения Ольгерды — зимней богини!

Меня словно окунули в бочку ледяной воды. Не может быть! Никто и никогда не видел эту богиню. Ходят слухи, что каждый год зимой она приходит в свой замок на севере Фиэлры[9] и следит за тем, чтобы другие боги не заняли ее время. Конечно, такое происходит очень редко, да и последний раз было много сотен лет назад. Зато люди придумали много красивых легенд об этом. Только в каждой из них Ольгерда выступала хладнокровной, одинокой и злой богиней. Еще будучи на младших курсах, не понимала, почему так. Ведь остальные боги ничем не лучше. Даже в той же легенде, где Ирэт, весенняя богиня, напала на Ольгерду, заманив на свою сторону осеннего бога Ассата и летнего — Кара.

Я вздрогнула от пронизывающего ледяного ветра и отогнала от себя ненужные мысли.

— Возьми меня за руку, — приказал посланец, после чего около меня сформировалось нечто размытое из снега. Меня так и подмывало спросить, где у этого создания рука?

Но внезапно я ощутила, как приподнимаюсь над землей, а снег окутал меня со всех сторон. Меня вновь закружила метель, не давая даже вздохнуть по-человечески. Но вскоре я наконец почувствовала опору под собой и открыла глаза.

Оглянувшись, поняла, что нахожусь в тронном зале. Здесь было настолько холодно и мрачно, что хотелось поскорее уйти. А эти ледяные статуи выглядели, словно вот-вот оживут.

— Ау-у-у, — грустно протянула я, слыша собственное эхо. Мне никто не думал отвечать. — Посланец?

Рассказать кому — не поверят. А вот интересно, стоит ли писать в отчете про посланца богини? С одной стороны, это даст мне больше баллов, но с другой — мне придется сказать, почему именно я. И тогда вся школа узнает, что я хранительница. Запутанная ситуация.

Не зная, как быть, я пошла между статуями. Все-таки они вызывали во мне нехорошее чувство опасности. Боги, ну почему я постоянно куда-то попадаю? Как все было спокойно, пока я не получила этот цигхов кулон!

Я сжала его в руке, борясь с желанием сорвать цепочку. Ведь помимо неприятностей он принес мне много нового и интересного! Вновь я думаю не о том, о чем надо. Мне бы отсюда выбираться обратно, а не расхаживать по залу. Этот посланец даже ничего толком не объяснил. Как я могу помочь, да еще и самой богине?

Не удержавшись, подошла к высокому трону. Ничего же не будет, если я присяду? Да ладно, что может случиться?! И я села…

Трон оказался совершенно неудобный и холодный, но зато отсюда открывался чудесный вид на весь зал. Можно было рассмотреть каждый уголок и любую статую. Только сейчас я поняла, что все фигуры расположены так, словно застыли в танце. Это выглядело красиво, но устрашающе.

Неожиданный протяжный звук, словно кто-то поскреб по стене, вынудил меня вскочить с насиженного места и в страхе оглядеться. Среди застывших фигур я заметила тень, а еще через пару секунд увидела большую кошку. Она была размером с полноценного тигра, но выглядела как обычная кошка. Разве что цвет шерсти странный — синий.

— Прости, что заставил ждать, — знакомый голос посланца успокоил меня. — Идем.

Я пошла за кошкой, которая свернула к стене, где начали появляться двери. А ведь еще каких-то пару минут назад их тут не было.

Посланец повел меня по длинным коридорам. Меня так и подмывало задать несколько вопросов, но я не знала, с чего начать. Куда меня ведут? Это действительно дворец богини? И если да, то тогда что я здесь делаю? Чем могу помочь?

— Ты знаешь, что сегодня за день. Вот почему ты здесь.

Я удивленно приподняла брови. При чем тут я?

— Только ты сможешь помочь Ольгерде. Твоя сила хранителя!

Это я уже слышала.

— Я готова, но как?

Посланец не ответил, неожиданно свернув вправо в арку. Мы оказались еще в одном зале, но поменьше. Здесь было прохладно и тихо. Стоило нам выйти к свету, льющемуся из окна, как я увидела небольшое возвышение, покрытое снегом. На нем стоял хрустальный гроб, в котором лежала прекрасная дева.

Я невольно замерла, чувствуя себя не в своей тарелке. Отчего-то хотелось взять и постыдно убежать, но я словно приросла к полу. Сглотнув, я все-таки еще раз посмотрела на девушку в длинном белоснежном платье. Миловидное лицо с правильными чертами, но очень бледное. Она мне даже напомнила фарфоровую куклу.

Длинные черные волосы спадали по плечам и груди. В них блестели снежинки и льдинки.

Я понимала, кто лежит передо мной, вот только до сих пор не верила.

— Богиня Ольгерда заперта здесь и не может проснуться, — печальным голосом объяснил посланец. — Ее сила скована в этом гробе.

— Но как и кто это сделал?

— Кар, — спокойно ответил он. — Пару дней назад, вернувшись сюда во дворец, моя госпожа попала в его ловушку. И если ничего не предпринять, день зимнего солнцестояния не состоится, и зима уйдет.

Зачем летний бог это сделал? Ведь без обряда зимнего солнцестояния летнего тоже не будет. Чего он этим добивался? К тому же, если богиня не вернется, собьются все времена. Помимо воли мне вспомнились легенды. Ведь тогда пострадают многие. А все из-за чего! Из-за ссор богов!

— Но чем могу помочь я?

— Как чем? — Посланец удивился. — Ты же хранительница артефакта, а значит, способна управлять его силой.

— У меня его сейчас нет, — уклончиво ответила я. — К тому же я только недавно узнала, кем являюсь, и без понятия, как пользоваться силой перстня.

— Сила не только в перстне, а в тебе! Этими вещами управляешь ты. — Взгляд дикого кота остановился на моем кулоне.

— Я? Интересно как? — искренне спросила я. На самом деле, я не так уж и много знала об этой силе хранителя. Только то, что должна хранить артефакт от злых помыслов. Раньше я не догадывалась, почему он может принести беду, но теперь поняла — артефакт на самом деле откроет двери Эдиссу, который, оказывается, и дает могущественную силу. Но только идиот может на такое согласиться. Одно радует, открыть эту дверь могу только я, а значит, этого никогда не произойдет! Ничто не заставит меня это сделать. Что-то я слишком ушла в размышления. Суть ведь не в этом, а в том, как я могу помочь Ольгерде? Раз посланец так уверен, выходит, и правда могу.

— Просто пожелай этого, — легко ответил посланец. — Пожелай всем сердцем. Вспомни, как твой кулон указывал на то, что ты больше всего хотела. Так и здесь. Только в этот раз тебе не надо прибегать к каким-то дополнительным инструментам. Вся сила в тебе, она всегда у тебя была, несмотря на то, что хранительницей ты стала совсем недавно.

Я не спросила, откуда ему это известно, сейчас меня волновало другое — это что же, я могу исполнить любое свое желание? То есть мне и джинн не нужен?

— Не совсем, — угадав мои мысли, насмешливо ответил кот. — Твою магию усилит богиня, если ты искренне этого пожелаешь. Пойми, твоя сила не настолько могущественная, чтобы исполнить любую твою мечту. Она заключается в другом, и, если ее правильно направить и помочь, она сможет разрушить магию Кара.

— Жаль. — А я уже наивно размечталась.

— Ты согласна?

— А разве у меня есть выбор?

— Да. — Голос посланца стал серьезным. — Скажи, что хочешь уйти, и я верну тебя назад.

— Что, серьезно?

Огромный кот кивнул мордой. Я же опешила от его слов. Выходит, я могу запросто вернуться. Так что я еще тут делаю? Как-то лезть в разборки самих богов у меня желания не было, и так уже одному должна.

— А что я могу? Я всего лишь посланец. Это тебе решать, согласишься ли ты помочь, мне же остается надеяться, что хранительница даст положительный ответ.

— А что мне за это будет? — тут же алчно поинтересовалась я. Да, наверное, это никогда не изменится. Но уж такая выросла. Приходилось добывать желаемое любыми способами. Конечно, сейчас я понимаю, что есть вещи дороже богатства и славы, однако кто сказал, что я не хочу этого?

— Благодарность самой богини.

Я скептично фыркнула. Больно надо. Благодарность Ольгерды в обмен на ненависть летнего бога за то, что помешала его планам. Ну уж нет, спасибо. У меня и так проблем невпроворот. Я уже хотела сказать, чтобы меня вернули, однако некстати вспомнила легенды. Ведь тогда не будет зимы, снега, веселья, новогоднего настроения — ничего. Даже не это главное, такое мы еще переживем, но вот если не произойдет обряда зимнего солнцестояния, случится непоправимое, как говорится в легендах — тень победит свет. Нечисть будет чаще и больше нападать из-за того, что ночи станут длиннее, людям придется рано расходиться по домам.

— Так каков твой выбор, хранительница?

Как же меня коробит это обращение! Я маг! Ладно, сейчас о другом надо думать, а именно — как же мне поступить?

Я посмотрела на богиню. Какая же она все-таки красивая. А стоило вспомнить, как ее всегда представляют, отчего-то стало жаль ее. Ту, которую называют сильной и злой, попалась в ловушку другого бога? Что-то маловероятно.

— Что мне надо делать? — уверенно спросила я, все же решив остаться и помочь. Подумаешь, рассержу летнего бога, я уже и так имею врага среди них. Если не открою богу хаоса дверь в наш мир, он меня убьет. Очень весело, не правда ли. Возможно, что и не убьет, но моя жизнь станет невыносимой. Как-никак, а у Эдисса много служителей, которые легко выполнят любой его указ. Не раз видела, как люди толпами шли в его храм. И это при том, что он покровитель воров и убийц, сразу можно догадаться, кто именно ему ходит молиться.

— Подойти к богине, — не скрывая радости в голосе, попросил посланец.

Я послушно выполнила просьбу, став у изголовья хрустального гроба. Конечно, некие сомнения меня одолевали, но тяга к опасностям была сильней. А возможно, все дело в моем характере — я ведь ничего не боюсь! Не считая ползучих насекомых и змей.

— Положи руки на гроб, — он подождал, пока я выполню указание, — закрой глаза. Что-нибудь чувствуешь?

Я сосредоточилась, пытаясь понять свои ощущения. И действительно, через пару секунд почувствовала тепло в ладонях.

— Попробуй сконцентрировать ту силу, что чувствуешь, и направить к моей госпоже.

Я вновь выполнила указание, не видя в этом никакой сложности. Как маг я давно умела управлять своим резервом, однако стоит признаться, теперь магической силы во мне намного больше, а значит, я могу и не почувствовать грани. А это плохо — маг всегда знает свои возможности, и если он использует больше, то ослабнет настолько, что неделю придется восстанавливаться! А что для мага день без своих способностей — ад, а тут неделю. С ума сойти можно.

Я продолжала давать свою силу, чувствуя некую эйфорию. Казалось, у меня бесконечный объем магии. Меня это одновременно пугало и приводило в восторг. Я даже не думала о последствиях, а увидев, как богиня шевельнула рукой, стала еще интенсивнее отдавать силу. Да что это со мной? Почему я не остановлюсь? Ведь уже чувствовала усталость и все равно с глупой улыбкой стояла около хрустального гроба, держа руки на крышке. Ощущая слабость, я понимала, что нужно остановиться, но не могла. Словно меня что-то принуждало.

Скоро я почувствовала, как подкашиваются ноги, и, если бы не посланец, подошедший сзади, позорно упала бы. Цигх, еще немного, и я просто перейду за грань!

Перед глазами все поплыло, дышать стало трудно, а вскоре я и вовсе провалилась в глубокий темный колодец…

Я словно плыла по медленному течению реки, наслаждаясь свободой. Мне было настолько тепло и хорошо, что даже не хотелось просыпаться. Вот только чей-то упорный голос, звавший меня, все же вынудил открыть глаза. Никогда отдохнуть по-человечески не дадут!

— Сэл! Наконец-то! — У Трэшена был настолько взволнованный голос, что мне стало как-то неловко.

— Что-то случилось? — спросила я, с непониманием глядя на склонившегося надо мной жениха. — Ты чего так напуган?

Я хотела сесть, но полуэльф не дал мне этого, легонько надавив рукой мне на плечо.

— Не спеши резко вставать, — попросил он, не ответив ни на один из моих вопросов.

Это сделал Эшэр, который тоже сидел рядом, но с другой стороны.

— И ты еще спрашиваешь? Мы не могли тебя разбудить! Так помимо этого твоя аура была выжжена, словно ты потратила весь свой резерв!

— Э, — все, что смогла произнести я, совершенно ничего не понимая. Я не чувствовала усталости, как при отсутствии магических сил. Да и если бы у меня был опустошен резерв, я бы не смогла колдовать.

— А ты попробуй!

Стоп, а почему Эшэр слышит мои мысли? Неужели действие отвара уже закончилось?

«Ага, так что давай не тяни, а используй любое самое простое заклятие».

— Трэшен, я хорошо себя чувствую, — успокоила я полуэльфа, все же сев. После сложила пальцы в нужный жест и тихо прошептала слова заклятия вызова огненного светлячка. И каково же было мое удивление, когда я не смогла этого сделать.

Меня тут же сковал страх, но произнесла я совершенно спокойно, не желая показывать своих истинных чувств:

— А что именно произошло?

— Утром, когда мы проснулись, чтобы ехать дальше, ты никак не реагировала на нас и более того, из тебя постепенно уходила сила.

— Мы были бессильны, что только ни пробовали, но это не прекращалось! — вмешался Трэшен, приобнимая меня, словно тем самым желая приободрить.

Не может быть! У меня действительно нет сил?! Так, Сэл, не волнуйся. У тебя просто иссяк резерв, найдешь источник, и все будет хорошо. Главное, не нервничать. Тебе ведь не впервой бывать в такой ситуации, вспомни практические занятия по боевой магии. Да, вот только в школе источник находится прямо во дворе! А тут, еще и зимой? Где мне его искать?

— Сэл, все будет хорошо, — словно почувствовав мои терзания, прошептал Трэшен, неожиданно прижал к себе и начал гладить по волосам, словно маленькую девочку, — мы найдем источник.

Я медленно отстранилась и с натянутой улыбкой кивнула головой. А что еще мне оставалось? Видеть, как за тебя переживает любимый, еще хуже.

«Любимый, кошмар какой! Сэл, почему же ты такая наивная?!»

Цигх, я и забыла, что Эшэр вновь читает мои мысли. Вот почему я такая незапасливая? Нет чтобы купить отвара побольше, пока в городе, взяла на раз и довольствуюсь. А теперь что делать? Терпеть его издевки?

«Почему же издевки? Сэл, ты меня обижаешь».

«Эшэр, лучше сейчас меня не трогай! Я и так не в настроении».

И это было чистой правдой. У меня было такое чувство, словно я лишилась чего-то важного. Для обычного человека это как потерять руки или ноги! Магия — это вся моя сущность. А сейчас? И еще, чего я никак не могла понять, это как могло такое случиться. Во сне иссяк весь мой резерв? Я даже не помнила, что мне снилось или что я делала. Все как в тумане.

«Меня тоже это интересует». — Реплику дроу я просто проигнорировала.

Трэшен помог мне подняться, после чего мы собрались и поехали дальше. Из-за того, что сейчас я была бессильна, кулон не действовал, а потому я не могла им воспользоваться, и мы направились по старому курсу, а именно к горам, куда держала путь эльфийка.

Двигаясь вслед за приятелями, я чувствовала некую вину. Ведь сейчас, будучи бессильной, я ощущала себя обузой. Впереди нас поджидали горы, полные всевозможных ловушек. И что тогда мне делать? Только сейчас поняла, что Рэн был всегда прав: сила мага не только в его способностях. А я никогда не слушалась, считая, что меч — это для рыцарей и королевских воинов, но никак не для мага. Не стоит волноваться раньше времени, как сказал Трэшен, все будет хорошо.

* * *

— Ты вернул девушку назад? — Приятный женский голос.

— Конечно, она вновь в пути и даже не помнит о случившемся. — Дикий большой кот сидел у ног молодой красивой девушки. Ее фигура была идеальной, а кожа словно фарфор, казалось, что стоит прикоснуться, и она рассыплется мелкими крошками. Лицо с тонкими правильными чертами. Красивые большие глаза синего цвета в обрамлении длинных черных ресниц; темные брови дугой, резко контрастирующие с цветом лица; тонкие, хорошо очерченные губы; изящный ровный носик.

Не зря в зимнюю богиню многие влюблялись, и Кар не был исключением. Именно это послужило причиной того, что летний бог запер в хрустальном гробу Ольгерду.

— Отлично. В свое время она все вспомнит, а сейчас у нас есть другие дела… — Богиня хищно улыбнулась. — Пора мне навестить моего любимого Кара.

— Простите, госпожа, можно ли задать вопрос?

Дикий кот неуверенно посмотрел на свою богиню, восседавшую на троне.

— Ас, ты же знаешь, что тебе позволено многое, особенно когда я в хорошем расположении духа. К тому же благодаря тебе я вырвалась из той ловушки.

— В этом и заключается мой вопрос, госпожа, — учтиво склонил морду посланец. — Моя помощь была минимальная, главная заслуга хранительницы. И я подумал, что было бы правильно отблагодарить ее. Ведь я предоставил девушке выбор, и она все равно не ушла.

— Ас, не беспокойся об этом. Ясное дело, что я не забуду сделанное хранительницей. И поверь, моя благодарность будет превыше всех драгоценностей мира. В нужный момент я помогу ей. Или ты во мне сомневался? Ты же знаешь, что боги умеют быть признательными.

— Простите, — тут же искренне ответил посланец. — Я просто переживаю за девушку, все-таки мы не очень красиво с ней поступили. Теперь она обессилена.

— Это ненадолго, через неделю, даже без источника, ее сила восстановится. А сейчас оставайся здесь, мне пора к моему любимому Кару. — В голосе богини отчетливо послышалось ехидство.

* * *

Все в округе настолько замело снегом, что пришлось спешиться. Лошади ни в какую не хотели идти по этим заснеженным тропам. Я свою Люси, которая все больше капризничала, с трудом вела под уздцы. Не привыкла моя кобылка к таким прогулкам.

Когда вдали среди деревьев стали виднеться домики, я несказанно обрадовалась. Вот только приятели, наоборот, помрачнели.

— Вы чего?

— Как чего, ты же небось сейчас возжелаешь обязательно остановиться здесь! — недовольно пробурчал Эшэр.

— А вы что, против? — Я изумленно приподняла брови. — Между прочим, и вашим хваленым жеребцам не помешал бы отдых.

— Сэл, я понимаю тебя, но мы потеряем много времени. — А это уже Трэшен. И с каких это пор он на стороне дроу?

— Вот именно! Из-за твоей тяги всем помогать нам пришлось потерять несколько дней в той деревне! Помимо этого мы впустую истратили время, пытаясь привести тебя в чувство!

Вот теперь я не на шутку разозлилась! Время они, видите ли, на меня потратили?! Их что, просили? Да кто Эшэра держит! Это же я ему нужна!

— Сэл, если ты хочешь, мы остановимся в деревне, — миролюбиво произнес Трэшен. Вот за что я его люблю — он всегда улаживает конфликт, не давая ему разрастись.

— Ну уж нет, спасибо! Я поняла вашу точку зрения. Ладно Эшэр, но ты… тот, кто скоро станет моим мужем, должен в любом случае поддерживать меня.

Мне даже неловко стало после того, как я вслух произнесла: «моим мужем». Как же это непривычно!

— Прости, — искренне прошептал Трэшен, уже явно собираясь подойти, но я же наоборот, отступила назад.

Знаю его, сейчас поцелует, я его прощу — и все. Мне, может, пообижаться хочется. Я коварно улыбнулась:

— Ладно, поняла, вы спешите за эльфийкой, так и быть, останавливаться не будем. Однако мы ведь можем просто поехать через деревню. У нас ведь закончились уже все запасы еды. Что мы столько дней будем делать, тем более в пещере?

Я все же смогла их уговорить, и мы поехали в сторону видневшихся домиков. Несмотря на то что уже вечерело, в деревне все веселились: играла праздничная музыка, жители танцевали и пели прямо на улице, детишки носились по дворам.

— Точно! — воскликнула я. — Сегодня же день зимнего солнцестояния!

И только стоило произнести эти слова, как у меня возникло странное чувство повтора. Как будто я недавно уже это слышала или говорила это.

— Ты как чувствовала, — недовольно пробурчал Эшэр, но я просто не обратила на него внимания.

Мне так надоели все эти походы по заснеженным и холодным лесам! Постоянная опасность и нечисть. Единственный день, который я, наверное, не забуду никогда, это день бала! И даже несмотря на то, что и там не обошлось без приключений, я осталась довольна.

— Эшэр, у меня есть предложение, — неожиданно заговорил полуэльф. — Давай ты идешь дальше, как и хотел, а мы немного побудем здесь и вскоре догоним тебя.

Я была всеми руками и ногами «за»! Эльфийка все равно никуда не денется. Самой ей артефакт не активировать. Да и пока она пройдет все те ловушки, которые преодолели мы летом, немало времени потратит. Мы-то уже опытные в этом деле.

— Отлично, делайте что хотите!

— Ты все равно нас дождешься, — холодно произнесла я. — Тебе ведь нужен артефакт.

«Как будто вам он не нужен? В особенности Трэшену. Или уже забыла? Он же тебя почему-то отыскал, дабы ты помогла ему найти меня».

«Да, для того, чтобы избавиться от артефакта. Раз и навсегда. Вспомни, что я обещала, когда мы заключали тот недействительный договор! Уничтожить перстень!»

«Да, но ты правильно заметила — недействительный!»

«И что? Ты хочешь мне напомнить о нашей сделке?»

Мне так и хотелось продолжить, но, слава богам, я себя остановила.

Эшэр только криво улыбнулся, но промолчал. И правильно. А вот я молчать не стала. Мне уже все это надоело, да и вообще, почему мы сейчас затронули эту тему?

«Слушай, Эшэр, я знаю, что ты слышишь сейчас все мои мысли. Так что вот тебе еще одна. Может, ты просто пойдешь вперед и оставишь нас с Трэшеном наедине?»

Неужели я не могу немного отдохнуть, потанцевать?

— Хорошо, — неожиданно сухим тоном вслух произнес Эшэр. — Я пойду вперед.

Встретившись с ним взглядом, я заметила, как в его фиалковых глазах проскользнула злость. Ничего не понимая, благодарно улыбнулась, но он никак на это не отреагировал, взяв под уздцы Люси и Вейлла, пошел вперед, но я его на миг остановила:

— Подожди, возьми еще Пушистика, пожалуйста.

Он, все так же ничего не говоря, взял еще и клэрка. Потом развернулся и ушел. Я же, смотря ему в спину, не могла понять, что с ним. На что он разозлился? Ай, ладно! Я тут же об этом забыла, когда Трэшен взял меня за руку и повел в самую гущу веселья…

Я искала взглядом своего жениха, но никак не могла найти. В первом ряду стояли плотные и высокие мужчины, которые полностью закрывали других. Кроме этого, я и еще несколько девушек были окружены женщинами. В детстве я всегда хотела поучаствовать в таком танце, просто меня никогда не пускали. Конечно, мне объясняли почему — танцуют взрослые. Но я, как и все дети, была упрямой. Только мама потом все равно меня забирала из круга танцующих. А сейчас, когда я впервые наконец полноценно в нем участвую, уже жалею, что согласилась. Ведь в конце танца девушка целует парня, вот только где гарантия, что мне выпадет мой Трэшен?

Вновь заиграла музыка, и мы сместились в центр, а парни в окружении мужчин перед нами. Этот танец всегда устраивали у нас в деревне по большим праздникам. Вот уже попав в столицу, поняла, что там совсем другие развлечения. Я как-то рассказывала Рэну про этот танец, так он ничего не понял. Оно и неудивительно, друг ведь из богатой семьи, где не принято танцевать такие «распутные» танцы, как часто любят говорить высокородные люди.

Наконец увидев Трэшена, ощутила облегчение. Может, мне повезет и я все-таки с ним поцелуюсь?

Музыка ускорилась, женщины и мужчины разошлись, открывая путь молодежи, и тут началось самое интересное. К нам подошел паренек лет четырнадцати и стал завязывать каждой девушке глаза. После чего музыка затихла, и мы замерли, ожидая, пока парней подведут к нам. Насколько я помнила, полуэльф был напротив меня, вот только мало ли, ребят-то потом поменяли местами, пока нам завязывали глаза.

— Вспомни, чему я тебя учил. — Тихий ласковый голос полуэльфа раздался совсем рядом. Хм, а по правилам разговаривать нельзя.

Точно! Трэшен ведь летом рассказывал, как увидеть окружающее, точнее, почувствовать. Именно так я и нашла однажды Малыша.

Сосредоточившись, ощутила вокруг себя множество аур людей, и лишь одна из всех выделялась яркостью и просто не могла принадлежать человеку. Трэшен!

Я направилась прямо к нему и взяла полуэльфа за руки. После чего раздалась быстрая мелодия, и все нашедшие друг друга пары должны были поцеловаться.

Мягкие теплые губы прикоснулись ко мне в настойчивом и одновременно требовательном поцелуе. Вот только Трэшен никогда не позволял себе такого. А поцелуй все длился и длился, становясь еще более распутным. Вспыхнув от стыда, я оттолкнула от себя неизвестного партнера, уже точно уверенная, что это не мой жених.

Я уже потянула руку, дабы сорвать повязку, когда этот нехороший не человек перехватил мои ладони, не давая мне этого сделать.

— А теперь, партнеры, проводите своих дам и, лишь когда пожелаете, снимите с них повязку.

Цигх! Зачем я вообще на это согласилась!

Незнакомец до сих пор удерживал мои руки. И ведь, как назло, весь мой резерв опустошен, и магией повязку не снять. Вот что мне теперь делать?

— Кто ты? — спросила я, чувствуя, как меня ведут по скользкой дороге, удерживая за талию и руки.

Мне не ответили. Что лишь больше вызвало подозрения. Либо я его знаю, либо он немой.

— Дай хоть подсказку? Я точно знаю, что ты не человек. Тогда кто? Эльф? Дроу? Вампир? Нет, ты же теплый! Орк? Но селяне бы тебя не пустили на празднество.

Впрочем, бывают исключения, когда тролли и орки останавливались в деревнях и так запугивали старост, что они предоставляли им жилье.

Я прямо-таки почувствовала ухмылку незнакомца, что еще больше меня разозлило, отчего стала сильнее вырываться. Но то, что он сделал дальше, перешло все границы! Этот нахал меня вновь поцеловал. И что самое постыдное — мне понравилось. Вместо того чтобы заехать ему куда-то, я до дрожи в коленках вцепилась в его плечи. А ведь он очень высокий, хотя это ни о чем не говорит. Трэшен с Эшэром тоже меня на две головы выше.

Когда он меня выпустил из своих объятий, я не могла дышать. Да что там дышать, даже стоять! Я просто позорно осела в мокрый снег.

Сэл, да что это с тобой!? Я тут же сорвала с себя повязку, чувствуя, как помимо воли пылают щеки и бешено стучит сердце.

Цигх! Самое обидное, что этот наглец исчез! Воспользовавшись тем, что отхожу от его поцелуя, он убежал! Сволочь!

А ведь мне понравилось, даже больше, чем поцелуи полуэльфа. Нет, Сэл, не смей даже так думать. Я медленно поднялась и пошла, ориентируясь на шум. Этот незнакомец завел меня за дома, где никого не было.

— Сэл, вот ты где? — Перепуганный голос Трэшена.

— А где был ты?! — разозлилась я. — Пока кто-то меня целовал на твоих глазах да еще и увел в укромное местечко?! А мало ли что бы он со мной сделал? Знаешь, обычно после таких вот танцев парни ведут барышень на сеновал!

— Прости, — растерянно пробормотал полуэльф. — Я как раз бросился за тобой, когда меня окружили жители.

— С чего бы это?!

— Понимаешь, тот, кто подошел к тебе, был в длинном плаще с капюшоном, так что его лица не было видно. Это показалось мне странным, и я поспешил к тебе, но кто-то, заметил мои уши, когда сильный ветер поднял волосы, и все решили, что я эльф. А потому посоветовали мне уйти по-хорошему.

— Ладно, пошли уже! — Я взяла жениха за руку, и мы направились в сторону леса, где нас должен был ждать Эшэр.

— Наконец-то! — немного с раздражением произнес Эшэр, когда мы вышли из деревни. Он ожидал нас на своем коне, держа в одной руке Пушистика, а в другой — поводья Вейлла и Люси.

Запрыгнув на свою кобылку, я взяла клэрка и удобно устроила его у себя на ногах. От радости он уткнулся в мой живот и громко заурчал.

— Мой Пушистик! — Я погладила его по мягкой белой шерстке.

— А где еда? — с насмешкой поинтересовался дроу, когда мы поехали по тропе в сторону видневшихся вдалеке гор.

— Там столько всего произошло! — тут же эмоционально воскликнула я и уже собралась продолжить, когда Эшэр перебил меня:

— Вам повезло, что я не такой безответственный, как вы. Радуйтесь, я все взял и про лошадей не забыл.

— Молодец, купи себе леденец, — парировала я, желая пожаловаться на случившееся. Но дроу и не думал расспрашивать о том, что же все-таки произошло, и тогда я сама заговорила:

— Представляешь, мы танцевали арату, — тут я остановилась, решив пояснить, но, оказалось, Эшэр и так прекрасно осведомлен, что это за танец.

Скрыв свое удивление, я продолжила красочно все описывать, не забывая жестикулировать. Меня даже Трэшен заслушался, хоть и так все прекрасно знал.

— А потом этот нахал поцеловал меня еще раз! Я готова была убить его! Так он взял и сбежал! Это было ужасно… — Я патетично вздохнула.

«Тебе ведь понравилось!»

— Нет, — громко воскликнула я и лишь через секунду осознала, что именно Эшэр произнес мысленно.

— Что нет? — На вопрос Трэшена я не обратила внимания, не в силах вымолвить хоть слово.

Я замерла, словно на меня наслали заклятие забвения. Хитрая улыбка дроу мне совершенно не нравилась. Это он пошутил или нет?

Однако дроу и не думал что-либо говорить, ехидно скалясь.

«Так это был ты?!»

Но он вновь не ответил. Насмешливо посмотрев в мою сторону, он пришпорил своего коня и вырвался вперед.

— А ну вернись!

«Сволочь!» — Это я произнесла уже про себя, боясь, как бы Трэшен не заподозрил чего неладного.

Цигх! А вдруг Эшэр все расскажет? Меня охватил панический страх, но я тут же успокоилась. Мне просто необходимо поговорить с этим гадом. Как он посмел?! И зачем? Он издевается надо мной? Или ему нравится меня злить?!

«Тебе ведь понравилось!» — некстати вспомнились его слова, и это злило еще больше. В особенности то, что на самом деле он прав.

Но я в жизни не признаюсь ему в этом. Даже не вспомню о его выходке. Ни-и-и-ко-о-гда!

— Сэл, что с тобой?

— Все прекрасно! — Я поравнялась с Трэшеном. — Все просто замечательно.

Спокойно, Сэл, просто забудь. Подумаешь, дроу пошутил неудачно.

* * *

Мы подъезжали к высоченным заснеженным горам. Сейчас, в это время года, они выглядели еще прекраснее. В лучах утреннего солнца снежные громадины блестели, словно диаманты. Я с восторгом смотрела на них, щурясь от света и в то же время наслаждаясь их красотой. Все-таки какая природа восхитительная! Можно вечно любоваться!

Вскоре остановившись у подножия гор, мы спешились, закрывая лицо от сильного ветра. Вот и все, еще немного — и наше путешествие закончится. Радовало лишь одно — я остаюсь невестой полуэльфа и после окончания специализации поеду к нему.

— Думаю, лошадей стоит оставить в пещере у входа. Здесь чересчур холодно, — предложил Эшэр, поочередно глядя на нас.

Я лишь вздернула подбородок и отвернулась. С дроу я не разговаривала уже несколько дней. Нет, иногда отвечала, но скорее для того, чтобы Трэшен не стал расспрашивать, что между нами произошло. Хотя он заметил, что между мной и Эшэром появилась некая холодность, но узнавать причину не стал.

Пока Трэшен с Эшэром о чем-то говорили, я отошла от них к роднику, бившему из небольшой щели в горе. Он никогда не замерзает из-за интенсивного потока воды, даже в самые сильные морозы.

Точно! Это ведь целебная вода, она сможет восстановить весь мой резерв! Я с радостью подставила ладони под ледяную воду и немного выпила. Тут же горло неприятно обдало холодом, но я все равно продолжила пить, чувствуя, как пополняется магический запас сил.

— Сэл, горло простудишь! — с нотками беспокойства и одновременно негодования воскликнул Трэшен.

— Ничего не простужу, — с улыбкой парировала я, вдоволь напившись и восстановив магический резерв.

Жених только недовольно цокнул языком, но смолчал. Вот и правильно.

В пещере оказалось довольно тепло, что неудивительно — снаружи раз в десять холоднее. Давно не было холоденя с такими сильными морозами. Значит, быть лету жарким и душным.

Пока эльфы располагали своих коней, а заодно и мою лошадку, я делала магический щит. За него лошади переступить не смогут, а значит, и не убегут. Так же и наоборот — никто посторонний за линию моей защиты не зайдет.

Я и Пушистика посадила в круг, вот только эта маленькая зараза незаметно успела вырваться и скрыться в одном из проходов. Я тут же бросилась вдогонку, но опоздала — в длинном туннеле было темно и тихо, а Пушистик словно в воду канул.

— Цигх! Не уйду отсюда, пока не отыщу своего клэрка.

— Сэл, — с раздражением обратился ко мне дроу, — хватит силой удерживать нечисть!

— Я никого не удерживала силой!

Я уже хотела устроить скандал и напомнить, что вообще его слышать не желаю, когда из туннеля высунулась мордочка Пушистика.

— Мой хороший. — Я присела на корточки, протянув руку. — Иди сюда.

Клэрк тут же радостно подбежал ко мне и взобрался на руки.

— Вот видишь! Он сам пришел! — Я с гордо поднятой головой вернулась в защитный круг. Но не успела переступить линию поля, как Пушистик вновь вырвался и побежал в сторону туннеля.

— Что это с ним? — изумленно прошептала я, глядя на выглядывающую из-за угла мордочку.

— Видно, он не желает оставаться в компании наших коней, — добродушно предположил полуэльф. — Придется брать его с собой.

Мне совершенно не хотелось этого делать. Особенно если вспомнить лето, когда чуть ли не на каждом шагу были ловушки. Но стоило мне взглянуть в умоляющие глазки клэрка, поняла, что не смогу его здесь оставить на съедение агрессивным коням эльфов. Вон, и так Люси обступили с обеих сторон, из-за чего моя кобылка недовольно фыркала и размахивала хвостом.

— Прости, Люси. — Я искренне улыбнулась, но лошадь просто развернулась ко мне задом и еще громче фыркнула.

— Обещаю, что потом накормлю сахаром.

Она с заинтересованностью повела ухом, но не обернулась. Вот теперь и лошадка обиделась на меня. Я разочарованно вздохнула и вновь села на корточки, заманивая Пушистика. В этот раз он с осторожностью приблизился, пока я не отошла на достаточное расстояние от защитного крута.

— Идемте? — Я с клэрком на руках обернулась к приятелям.

Эшэр как раз раскладывал овес для лошадей. Он даже его предусмотрительно прихватил из деревни:

— Теперь все.

Я уже собралась пойти вперед, когда серьезный голос Эшэра остановил меня:

— Сначала несколько правил перед тем, как пойдем!

Я удивленно посмотрела на Трэшена, но тот лишь кивнул, призывая меня к тому, чтобы послушала дроу.

— Вы что, сговорились? — Я была возмущена до глубины души. Они уже сотрудничают. Еще и после того, что этот нахал себе позволил?! Если бы Трэшен знал, уверена, прогнал бы Эшэра! Вот только я не была готова рассказать об этом своему жениху, чувствуя стыд и вину.

Следующие несколько минут на меня лился поток ненужной информации, которую я пропускала мимо ушей. Что Эшэр только не говорил: то не бери; туда не ходи, без нас никуда не заглядывай, держись рядом, не сворачивай…

И это, считай, будущему дипломированному магу?! Ладно, лучше покивать головой, чем спорить. С Эшэром у меня даже нет желания пререкаться. Все, хватит! Я еще понимаю тревогу полуэльфа, но вот почему дроу все это выговаривает — не знаю.

— Вы что, меня за маленького ребенка держите? — Моего терпения все-таки не хватило. — Я маг и прекрасно знаю, что можно, а что нет.

— Да? Что же в прошлый раз ты все ловушки разобрала, нечисть к себе притянула, еще и умудрилась выкрасть кристаллы, зная всю опасность такого поступка?

— У магов карма такая! — Я запнулась, не зная, что соврать насчет кристаллов. — А то — просто моя жадность!

— Если ты не будешь везде совать свой любопытный носик, думаю, все обойдется.

— Хватит, — спокойно осадил нас Трэшен. — Идемте!

И он первым пошел в темный туннель пещеры, даже не взглянув на нас. Я недолго думая тут же бросилась за ним.

— Не смей далеко от меня уходить! — воскликнула я, схватив жениха за руку. — Ты же сам потом волноваться будешь, если я что-то зацеплю.

Он тут же улыбнулся и ласково погладил меня по голове, словно маленькую девочку. А ведь приятно!

Я так и шла, в одной руке держала Пушистика, а в другой — сжимала ладонь полуэльфа. Эшэр отставал где-то сзади, освещая нам дорогу. В этот раз магических светлячков создавал он, с той лишь разницей, что они были совершенно не похожи на мои: намного больше и ярче.

Чем дальше мы продвигались вглубь пещер, тем больше холодало, еще и сыростью повеяло. Помимо этого очень сильно напрягала здешняя тишина. Были слышны лишь наши шаги да изредка шорох камней, на которые мы ступали. Нет, вру — пару раз пробегали крысы.

В этот раз я уже имела представление, куда иду. Чуть дальше будет развилка, спуск и яма, где внизу находится целый покинутый город гномов. Именно туда нам и надо. В прошлый раз из-за меня мы туда упали, в этот раз, что не может не радовать, спустимся сами. Конечно, с левитацией я несильно дружу, но спуститься, надеюсь, смогу. Хвала небесам, магия ко мне вернулась.

Шли мы довольно долго, всего лишь единожды свернув, а вскоре дорога стала уходить резко вниз. А значит, та яма, что образовалась в прошлый раз по моей вине, близко.

Так и оказалось: пройдя еще немного, мы вышли к круглой пещере с огромной дырой. Подойдя к самому краю, осторожно взглянула вниз и ахнула. Странно, мне она не казалась настолько глубокой.

— Кто пойдет первым? — Я обернулась к эльфам.

— Дамы вперед, — съязвил Эшэр и отошел назад, уступая мне дорогу.

— Нет, Сэл, пойдешь только после меня. Я буду спускаться первым, чтобы страховать тебя снизу, а Эшэр пойдет сразу за тобой.

— Вообще-то я и так могу легко спуститься. Я же маг.

И не дожидаясь, пока полуэльф одумается, с азартом прыгнула вниз, на ходу прошептав заклятие замедленного действия. С левитацией я решила не рисковать. Как говорится, лучше использовать то, что умеешь.

Оказавшись внизу, я приподняла голову и с высокомерной улыбкой посмотрела на эльфов. У них-то магия совершенно другая. Так им и надо.

Конечно же подстраховала обоих, произнеся слова заклятия, только отличного от того, которым воспользовалась я. Зато, если из них кто-то сорвется, магия удержит приятелей в воздухе.

Я оглянулась, узнавая гномьи шахты, а если быть точнее — маленький город с множеством развилок и ходов. С прошлого раза здесь ничего не изменилось. Весь город сверкал изумрудами и драгоценностями! Глаза так и разбегались. Невольно меня охватила жадность, но я себя остановила, помня, к чему это привело в прошлый раз. Как-никак на своих ошибках учатся.

Вот интересно, куда ушли гномы? Почему покинули эти места? Вроде ходили слухи, что многие из них отправились к границе Эльфрана — государства светлых эльфов, граничащего с гномьими горами.

— Сэл, никогда не поступай так опрометчиво! — воскликнул жених, тем самым распугав все мои мысли. — Меня чуть удар не хватил!

— Ладно тебе, Трэшен, у эльфов не бывает сердечных приступов.

— С чего ты взяла? — на полном серьезе спросил только что спустившийся Эшэр. — Еще как бывает, а если вспомнить, что наш Трэшен полукровка, процент увеличивается еще в несколько раз.

— Ха-ха-ха, — протянула я, видя в глазах дроу насмешку. — Теперь буду знать, как от вас можно избавиться.

— Что ты имеешь в виду? — Жених явно не оценил моей шутки. Иногда меня это раздражает. Как можно не замечать очевидное?

— Забудь!

И я, не дожидаясь ответа, пошла вперед. Выйдя к развилке, остановилась и обернулась к приятелям. В животе громко бурчало от голода, и я не выдержала, прямо заявив, что хочу есть.

Спорить со мной никто не стал. Возможно, потому, что эльфы тоже проголодались. Все-таки ели мы очень давно.

Эшэр достал из своей сумки пирожки с мясом, которые взял в деревне, и протянул нам с полуэльфом. Я тут же набросилась на них голодным волком. Да, знаю — некрасиво и некультурно. Но, по-моему, эльфы и так уже меня достаточно хорошо знают, чтобы не удивляться.

Пирожки оказались просто объедением! Я даже съела пайку жениха, который любезно со мной поделился.

Я немного повеселела после того, как поела. Теперь буду знать: голодной лучше не ходить, а то становлюсь злой и раздражительной.

Прошло совсем немного времени, как мы остановились перекусить, а такое чувство, что целая вечность. Мы все шли и шли по длинным туннелям, развилкам, разнообразным ходам, постепенно спускаясь все ниже в самую сердцевину горы. Цигх! А ведь скоро будет фонтан. Меня окутал страх, но я старалась сконцентрироваться на чем-то нейтральном, представляя перед собой стену.

Так, надо найти другой ход!

«Зачем другой?»

Я вздрогнула, услышав в своей голове голос Эшэра, и тут же вновь представила стену.

«Ну-ну, удачи!»

Вскоре мы вышли к знакомому тупику, где я в прошлый раз отыскала рычаг, открывший фонтан. Как бы опять случайно не попасть на него. Мне хватает того, что дроу и так все мои мысли знает.

«Знаешь, а мне все интересней и интересней. Что ты скрываешь? Я теперь сам специально отыщу тот рычаг!»

Вот теперь я серьезно заволновалась, лихорадочно оглядываясь по сторонам, дабы быстрее найти какой-нибудь скрытый рычаг.

— Сэл, не глупи! Мало ли что ты откроешь?

Однако я уже не слышала его, прислонившись спиной к одной из стен, где виднелась странная тень. А вдруг получится!

Так и произошло. Сверху что-то подозрительно щелкнуло и заскрипело.

— Сэл, что ты уже натворила?

Я ничего не ответила Эшэру, с изумлением обернувшись. Стена, на которую я облокачивалась, вдруг резко стала отодвигаться назад. С одной стороны, я ощутила облегчение, но с другой — мало ли что я открыла?!

Теперь вместо стены был проход, в который я не решалась зайти. Появилось нехорошее предчувствие, что идти туда не стоит. Но вспомнив, что, оставшись здесь, я могу попасть под водопад истины, глубоко вздохнула и вошла в темноту.

Переведя дыхание, я вызвала светлячка, осветив длинный туннель, уходивший резко вниз. Здесь не было кристаллов, только голые стены и свисающие с потолка остроконечные сосульки из камня. И вот эти сосульки совсем не внушали доверия, однако возвращаться было поздно, и я уверенно пошла вперед, слыша сзади шаги эльфов.

Как оказалось, мое предчувствие меня не обманывало. Спустя несколько шагов я оказалась на полу, сбитая с ног Эшэром, а подо мной плакал прижатый Пушистик. А стоило мне обернуться и увидеть, что на том месте, где я стояла секунду назад, лежат те самые сосульки, меня охватила паника. Спокойно, Сэл. Ведь все в порядке.

«Ага, благодаря мне, впрочем, как всегда».

— Спасибо! — недовольно буркнула я и оттолкнула дроу, после чего поднялась, взяла клэрка на руки и отряхнула с одежды пыль.

А ведь он прав. Почему из передряг меня постоянно вытаскивает Эшэр? Я посмотрела на своего жениха, который стоял рядом. Но стоило мне увидеть его глаза, как я поняла, что он раскаивается и чувствует вину за то, что дроу опередил его.

«О, боги! Какая же ты наивная, — в который раз повторил Эшэр, вновь мысленно. — Надо верить действиям, а не глазам!»

«Отстань от меня! Даже и не надейся, что я поверю тебе. Я прекрасно знаю, что скрывается под всей этой саркастичностью. Достаточно вспомнить нашу первую встречу и твои же слова!»

«Я и не отрицаю того, что могу в любой момент тебя предать. Но ты, по крайней мере, к этому готова. Я играю честно. К тому же мне не надо строить из себя добренького!»

Не зная, как реагировать на его слова, я просто отвернулась, как раз в тот момент, когда подошел Трэшен и приобнял меня за плечи.

— Прости, — выдохнул он, ласково поцеловав в голову.

Я только кивнула, задумываясь над словами дроу. Вот почему он такой? И чего я удивляюсь, он же дроу. Не стоит об этом забывать!

«Но и Трэшен наполовину дроу», — некстати прошептал внутренний голосок. Вот именно, наполовину. Не понимаю, зачем Эшэр подставляет Трэшена и наговаривает постоянно? Неужели он и правда меня ревнует?

«Издеваешься? Сэл, прекрати себе льстить».

«Да? А как же твоя выходка в деревне?»

«О, боги! Сэл, я ведь взрослый мужчина, который давно в пути и ни с кем не был. Это просто была потребность организма. Захотелось мне поцеловать тебя. Или ты правда считаешь, что мне нравишься?»

«Я ничего не считаю! И, пожалуйста, в следующий раз целуй кого-нибудь другого!»

Он усмехнулся, но ничего не ответил. А я решила для себя, что больше никогда с ним не заговорю. Мне все это уже надоело!

Прижав к себе удобнее Пушистика, пошла рядом с женихом, не обращая внимания на дроу и стараясь ни о чем не думать.

* * *

— Ты в порядке? — Грэлиан склонился над Сарриной, упираясь руками в холодный пол пещеры.

— Да, — изумленно выдохнула женщина, глядя снизу вверх на дроу и не понимая, что сейчас только что произошло.

Он спас ее от обвала? Но зачем? Ведь тем самым мог освободиться от долга. И словно догадываясь о мыслях женщины, дроу серьезно произнес:

— Это не было бы свободой. Пойми, ты меня спасла, и долг — это не только выполнить просьбу. Погибнешь ты, умру и я.

Саррина нахмурилась, а в синих глазах проскользнуло недовольство — лучше бы она его не спасала.

Грэлиан почувствовал ее негативные эмоции, но только улыбнулся. Он знал, что женщина считает его врагом, более того, давно уже вспомнил почему. Вот только делиться столь важной информацией не посчитал нужным. Дроу забавляло наблюдать за метаниями его бывшей пленницы. Она была в замешательстве: с одной стороны, его помощь была действенна, но с другой — Саррина до сих пор его ненавидела и жаждала мести. Что, конечно, не укрылось от бывшего владыки.

Он бы на ее месте не спасал своего врага и тем более не пошел с ним куда-нибудь, не просил бы о помощи. В крайнем случае, давно бы уже нашел способ отомстить. Возможно, именно этим женщина заслужила уважение Грэлиана, о чем также ничего не знала.

Теперь дроу прекрасно осознавал, куда они идут. К тому же в данный момент его главной целью было вернуть себе силу и могущество.

— Дай мне встать! — с раздражением воскликнула Саррина, чувствуя себя некомфортно в таком положении.

Грэлиан не ответил, глядя на женщину затуманенными глазами.

— Что с тобой?

Неожиданно дроу тяжело закашлялся и осел на пол. И только тогда Саррина заметила алую кровь, стекающую по спине дроу. Спасая ее от упавших обломков, Грэлиан был ранен сам.

Саррина замешкалась. А ведь сейчас она может бросить дроу здесь и навсегда забыть о нем. Вот только отчего-то женщине не хотелось так поступать, и, чтобы объяснить как-то свой поступок, она все время повторяла: «Моя месть должна быть в сто раз хуже, чем просто дать ему возможность умереть».

Именно эта фраза крутилась у нее на языке, когда она вытаскивала обломки из спины Грэлиана и тут же залечивала его раны магией…

* * *

Вскоре мне стало все это немного надоедать. А именно — наше бессмысленное блуждание по запутанным туннелям. И не только мне, вон Пушистик тоже уже заснул, не в силах более за всем наблюдать. Честно, я отчего-то тоже хотела спать. Нет, мы, конечно, на привал еще несколько раз останавливались и даже вздремнули несколько часов, вот только мне хотелось комфорта. Устроиться в мягком кресле у теплого камина, взять горячий чай с лимоном и расслабиться. Но знаю себя, потом мне, наоборот, вновь захотелось бы приключений.

— Интересно, гномы выучили все эти ходы наизусть? Я бы уже сто раз заблудилась.

— Если у тебя память, как у русалки, это не значит, что у всех такая! — колко ответил Эшэр.

Он что, опять не в настроении? У меня сначала возникло дикое желание едко ему ответить, но вспомнила, что я вообще-то с ним не разговариваю, а потому просто решительно его проигнорировала. На что Трэшен ласково мне улыбнулся и подмигнул, крепче сжав мою ладонь. Все-таки как приятно знать, что есть тот, кто всегда тебя поддержит.

Я улыбнулась, начав с интересом осматриваться по сторонам. Здесь были настолько высокие потолки, что даже мой огонек до них не долетал. Гномы на славу постарались, и это с их-то ростом.

Неожиданно раздавшийся громкий звук распугал все мои мысли. Мы тут же остановились и прислушались. Звук, который совершенно не вдохновлял, доносился из стены справа от нас. Он напоминал скрежет, словно кто-то царапал когтями стену. А еще через несколько секунд раздался протяжный вой, более походивший на стон. Я тут же поняла, что это:

— Идемте отсюда скорее!

— Горный хранитель?

Я только диву далась, насколько спокойно прозвучал голос Эшэра. Ведь горный хранитель — это нечто неописуемое и не в хорошем смысле этого слова. Он не имеет телесной оболочки, хуже любой нечисти, и его невозможно уничтожить магией. Даже духи прошлого, с которыми мы столкнулись здесь летом, намного лучше! Если те заставляют пережить самые ужасные события прошлого, то горный хранитель меняет существующую реальность на то, чего ты больше всего страшишься. К тому же с духами прошлого еще можно осознать, что все происходящее уже было, но с горным хранителем понять, что реальность, а что нет — очень сложно.

— Может, нам повезет и мы уйдем, — неуверенно предположила я, на самом деле понимая, что вряд ли удача окажется на нашей стороне. К тому же вой становился все громче и ближе.

Мы свернули направо, когда неожиданно нас всех обдало зимней стужей, и я поняла — опоздали. Стоило нам обернуться, как мы увидели, что в двух шагах от нас возвышалось нечто бесформенное, больших размеров, темно-серого цвета. Очень похоже на большую тучу.

Попятившись, я уперлась в стену. Честно признаться, с горным хранителем сразиться я не готова была. И сколько бы ни хвасталась, что через пару месяцев стану дипломированным магом, у меня были свои тайные страхи.

Я замерла, не в силах пошевелиться, магия хранителя стала действовать. Туман расползался по пещере, захватывая нас в свои объятия.

Боги, это же может быть что угодно. А вдруг я окажусь в запертой комнате со змеями или в озере с пиявками? Мое сердце этого не выдержит.

В моей голове внезапно раздался смех и тихий шипящий голос с насмешкой: «Ты правда думаешь, что это то, чего ты больше всего боишься?»

А после я словно провалилась в глубокий темный колодец, из которого нет выхода…

…Я сидела в просторном шикарном зале и скучала, подперев голову рукой. Уже какой раз зевнула. Передо мной на столе лежало несколько заявлений, на которые я даже не взглянула. Все равно там ничего нового — прошение о помощи какой-то богатенькой графини (и ладно бы было что-то стоящее, а то вновь ее любимая кошечка застряла на дереве), заявление на организацию торжества, уборка территории королевского сада и тому подобное.

Боги, я скоро сойду с ума от всего этого. Я, дипломированный королевский маг, должна заниматься этим?! Как же я хочу отдыха!

В дверь неожиданно постучали, и я наконец проявила хоть немного интереса. К сожалению, это всего лишь оказался служащий, который сообщил, что ко мне пришел муж с детьми. Вот зачем он вновь привел сюда наших детей? Сколько раз ему говорила, что королевский дворец не место для развлечений!

— Мама! Мама! — В мои апартаменты вбежала маленькая светловолосая девочка и темноволосый мальчик. — Мы так по тебе скучали!

Я обняла детей и недовольно посмотрела на мужа. Он так и стоял у дверей, потупив взгляд. Отлично, значит, понял, что провинился. Уступать ему не собиралась.

— Ты зачем сюда их привел?! — прошипела я, продолжая прижимать к себе детей. — Ведь знаешь, как я этого не люблю.

— Но, дорогая, они скучают по тебе. Ты уже четвертый день пропадаешь на работе, я же говорил тебе, что не стоит…

— Мы уже это обсуждали! — резко перебила я. — Сидеть целый день дома я просто не выдержу. Тут хоть бывает какое-то разнообразие.

Да, я врала, но Трэшену незачем знать, как я схожу с ума от этой нудной работы. И так хватит, что ему постоянно жалуюсь на скуку дома.

Сколько раз я уже успела пожалеть, что пошла работать королевским магом! Думала о звании, почете, престиже и деньгах, а оказалось что? Не спорю, зарплата действительно высокая. Вот только у меня и так все есть, если учесть, что мой муж владыка Темной империи.

Как же я скучаю по тем временам, когда была свободной. Меня не обременяли дети и муж, я занималась любимым делом и была счастлива. Знаю, может, так думать нехорошо, но как же я хочу вновь почувствовать независимость. А ведь как я радовалась, узнав, что жду дочь. И кто знал, что через пару лет буду об этом жалеть. Нет, я, конечно, люблю своих Эшу и Энна, просто жизни не представляю без них, но сейчас я словно скована цепями по рукам и ногам. Все мои амбиции заперты внутри меня, а как же хочется их выплеснуть. Все бросить и отправиться на поиски приключений!

— Мама, пошли гулять!

— Эша, я сейчас на работе. Пойми, я не могу взять и уйти вот так.

— Но папа сказал, что ты поиграешь с нами!

Я посмотрела на Трэшена, стараясь передать в своем взгляде все раздражение и гнев. Впрочем, он и так прекрасно сам все понял. Вот только в следующих его словах почувствовались плохо скрываемый сарказм и обида:

— Дети, давайте не будем мешать маме, она ведь у нас такая занятая.

— Трэшен, и что это за намеки?!

— Не ругайтесь! — воскликнул Энн, уперев руки в бока, как часто любила делать я. Темноволосый мальчишка был моей копией: те же повадки, жесты, мимика. А вот Эша, наоборот, скорее похожа на мужа — серьезная, спокойная и дипломатичная.

— Мама, папа, при детях ругаться нельзя. Между прочим, мы еще маленькие, и это плохо на нас влияет.

Забыла добавить, дочь была не по годам развитая. Всегда, когда мы начинали ругаться, она брала Энна за руку и уходила вместе с ним к себе в покои, накладывала заклятие звукоизоляции, которое вычитала из моей книги, и отвлекала братика. А ведь ей совсем недавно только четыре исполнилось.

— Почему вы постоянно ссоритесь? — Она внимательно посмотрела на нас своими янтарными глазами. — Мы что-то не так сделали?

— Нет, конечно! — Я тут же обняла дочь. — Иногда такое бывает между взрослыми людьми, и вы с Энном здесь ни при чем.

— Сэл, ты права, я заберу детей, а ты, когда захочешь их увидеть, сама приедешь домой.

Сказав это, он подошел ко мне забрать Эшу и Энна. Я же замерла, чувствуя ярость и злобу. Да как он посмел такое сказать при детях! Однако я себя сдержала, спокойно разрешив ему взять на руки дочь и сына. Мне действительно не хотелось ссориться при детях. Но я не забуду об этом, и дома мы поговорим.

Когда за ними закрылась дверь, я вновь вернулась к своим бумагам и принялась за работу.

— Разве ты этого хотела? — Неожиданно раздавшийся до боли знакомый голос отвлек меня от писанины. — Вспомни, о чем ты всегда мечтала!

Мечтала? Стать известным великим магом, путешествовать по миру, помогать людям.

— А что имеешь ты? — Вновь этот голос.

Я тяжело вздохнула, понимая, что отвечать мне совершенно не хочется. Ужасная работа, назойливый муж, маленькие дети. Нет, этого я никогда не желала.

— Все еще можно исправить. Твоя жизнь в твоих руках, и только от тебя зависит, какой она станет в будущем.

Последние слова удивили меня и в то же время заставили задуматься. Какое будущее? Я замужем, у меня двое детей. Что я могу?

— Это всего лишь фантазия, выдумка или, правильнее сказать, твой кошмар…

И тут на меня нахлынули воспоминания. Последнее предложение так сильно напомнило мне слова Рэна, когда я была заперта в прошлом: «Не бойся, прими это как должное. Это всего лишь твое прошлое, которое ты не можешь изменить», — что я все поняла! Это не реальность, а только мой личный страх. На самом деле я сейчас в пещере, а это иллюзия горного хранителя. Он показал мне то, чего я больше всего боюсь, а именно — потерять саму себя.

Тут же все стало расплываться, и в следующее мгновение я поняла, что лежу на холодном полу пещеры. Я села, пытаясь понять, почему опять услышала голос Рэна. В тот раз он сказал, что не был замешан. Но ведь не бывает таких совпадений дважды! Все, ему несдобровать! Сначала его голос спасает меня отдухов прошлого, потом он делает подарок, который вновь спасает мне жизнь, а после еще и появляется в моих снах (все-таки я уверена, что это он!), а сейчас опять слышала его голос, который помог мне все вспомнить. Подожди, Рэн, только я вернусь в школу — серьезного разговора тебе не избежать!

Я оглянулась, пытаясь прийти в себя. Рядом со мной лежали мои друзья, а хранитель гор возвышался над ними. Но словно почувствовав, что на него смотрю, резко обернулся ко мне, отчего я вздрогнула.

Сейчас в этом бесформенном тумане ярко горели желтые узкие глаза. Я не смела отвести от них взгляда, чувствуя, что даже пошевелиться не могу.

— Ты не могла выйти из моей иллюзии! — удивленно и в то же время раздраженно произнес горный хранитель. — Это невозможно.

— Как видите, у меня вышло, — уточнять про помощь друга не стала. — Отпустите нас, мы не тронем ваши земли.

— Я никого не выпускаю из своих гор, — холодно произнес хранитель, — но ты первая, кто смог выйти из моего сна, а значит, так и быть, ты можешь идти.

— Но мои друзья… — Я посмотрела на эльфов, которые все так же лежали без сознания. — Отпусти их, прошу. Клянусь, мы ничего не тронем и не возьмем.

— Скажи спасибо, что я даю свободу тебе. Так что не зли меня, уходи по-хорошему.

— Как же я без них уйду? Вон тот, — я указала рукой на Трэшена, — мой будущий муж, а этот — дернула рукой чуть правее, — мой друг.

Неожиданно горный хранитель о чем-то задумался, а его глаза недобро блеснули. И мне это совершенно не понравилось. Что он еще задумал? Помню, в школе нам рассказывали, что горные хранители очень умны и коварны. Они никого так просто не выпускают из своих владений. А что если я потеряла последнюю возможность спастись? Нет, Сэл, не смей так думать! Ты ведь не оставишь друзей, а тем более любимого!

— У меня есть к тебе предложение, — снисходительно произнес хранитель. — Я дам возможность тебе спасти их.

— Я согласна! — тут же выпалила я, даже не дослушав, в чем заключается его предложение.

Хранитель и не стал объяснять, пустив в мою сторону туман. Я отреагировать не успела, как вновь ощутила падение в глубокий колодец…

Я оказалась в просторном зале, разделенном надвое: на одной половине были шикарные апартаменты с высокими колоннами, а на другой — бедная обшарпанная комнатушка. Ничего не понимая, я замерла, не зная, куда мне идти. Но потом я услышала знакомые голоса и поняла, что сделал хранитель. Он забросил меня в страхи эльфов, притом одновременно к двоим, как-то их соединив. Так вот в чем заключается его предложение — смогу вызволить друзей, так же, как сама вышла из иллюзии горного хранителя, и буду свободна вместе с ними.

Я вновь оглянулась. Интересно, чего больше всего боятся эльфы? Вот только я немного растерялась, не зная, к кому пойти первому. Выбрала все же своего жениха и направилась в роскошный, но мрачноватый зал. На полу черный мрамор, на окнах темные гардины, которые совершенно не пропускали солнечный свет. Зато на потолке шикарная люстра с множеством горящих свечей. Сама обстановка здесь очень напомнила мне тот зал, что я видела в прошлом полуэльфа. Но я не стала придавать этому значения.

Немного дальше были две колонны, соединяющиеся в арку, под которой стоял высокий трон. На нем восседал Грэлиан, которого я тут же узнала, возле его ног, склонив голову, стоял Трэшен.

— Ты никто! Неужели ты действительно думал, что сможешь мне отомстить?! — насмешливо произнес Грэлиан, с пренебрежением глядя на брата. — Тебе никогда не свергнуть меня с трона, ты не станешь владыкой! Ты полукровка, которого никто никогда не примет.

Трэшен молчал. Это что же, выходит, что его самый большой страх — то, что он не чистокровен?

— Все твои попытки тщетны! Как ни пытайся, у тебя ничего не выйдет. Темная Империя была и будет процветать, а я продолжу ее возглавлять. Скажи спасибо, что ты еще жив после всего…

Трэшен вновь промолчал, продолжая смотреть в пол. Бедный полуэльф, брат ведь просто издевается над ним! Что здесь такого — быть полукровкой? Ладно, сейчас стоит думать о другом! Время не ждет, пора действовать, а потому я уверенно заговорила, обращаясь к Трэшену и точно зная, что он меня услышит.

— Разве ты этого хотел? — Я начала в точности с тех слов, с которых обратился ко мне Рэн. Вспомни, о чем ты мечтаешь!

Я заметила, как полуэльф вздрогнул и поднял голову:

— А что имеешь ты?

Трэшен неожиданно с уверенностью посмотрел на брата, расправляя плечи.

— Все еще можно исправить. Твоя жизнь в твоих руках и только от тебя зависит, какой она станет в будущем. Поверь, это всего лишь фантазия, выдумка или, правильнее сказать, твой кошмар.

— Сэл? — Тихий голос Трэшена.

А в следующий миг все стало расплываться — шикарный зал вместе с эльфами исчез, а я осталась в маленькой невзрачной комнатке. Что же, теперь Эшэр. Чего он боится?

Честно признаться, страх моего жениха разочаровал меня. Мне почему-то казалось, что Трэшен будет бояться другого, если, конечно, я правильно поняла его страх. Надо будет обязательно потом спросить.

— Освободите комнату! — Тонкий женский голосок. — Вы не уплатили за последние три дня!

— Я же сказал, что через пару дней деньги будут.

Я удивленно обернулась, да так и застыла, не узнавая Эшэра. Он как-то постарел, что ли, между бровей залегла морщинка. Я удивилась, ведь эльфы очень медленно взрослеют. Так почему?

Девушка, что стояла в дверях, нахмурилась и недовольно произнесла:

— Жду до завтрашнего вечера и выселяю!

Эшэр кивнул, а после закрыл за ней дверь. Что же с ним произошло? Вместо его обычной дорогой одежды на нем была простая деревенская рубашка и потертые штаны.

— Как же я ненавижу все это! — Он с силой ударил по столу, отчего бумаги, которые на нем лежали, попадали на пол.

Он стал их собирать, и я увидела, что все эти документы — счета. А еще заметила два объявления, где его разыскивают. Причем не только Темная империя, но и другая страна.

Я тут же прошептала, обращаясь к дроу:

— Все еще можно исправить. Твоя жизнь в твоих руках, и только от тебя зависит, какой она станет в будущем. Поверь, это всего лишь фантазия, выдумка, твой кошмар.

Эшэр вздрогнул, словно от удара, и резко обернулся в мою сторону. Вот только видеть он меня не мог.

— Фантазия? Кошмар? — Он смотрел точно на меня, но в то же время сквозь. Его глаза вдруг стали проясняться, морщинка исчезла, на устах возникла улыбка.

— Сэл?

Вновь произошло то же, что и пару минут назад. Все стало расплываться, а потом и вовсе исчезло. И вот мы опять находимся в пещере. Трэшен с Эшэром стоят рядом со мной, а перед нами возвышается горный хранитель.

— Как они тебя услышали?!

— Не знаю, — честно призналась я. — Но я знала, что смогу до них достучаться.

— Что ж, — хранитель недовольно вздохнул, — ты смогла победить мою иллюзию, а значит, я отпускаю вас.

Я улыбнулась, теперь будучи уже уверенной, что горный хранитель не причинит нам вреда, если дал обещание. Ведь, несмотря на все, единственное положительное качество у хранителя — он всегда держит данное слово.

Он растворился прямо в воздухе, словно его и не было. Лишь напоследок услышала его слова:

— Вы можете быть спокойны, я больше вас не потревожу.

Это не могло не радовать. И что самое приятное — я собою гордилась! Я смогла это сделать — победить хранителя! Хоть и не была уверена в своих силах, но вышла из его иллюзий, и оказалось, это не так уж и сложно. Конечно, без помощи Рэна неизвестно, чем бы все закончилось, но в любом случае — мы здесь.

— Неужели мы действительно так легко отделались? — недоверчиво протянул Эшэр, первым входя в следующий туннель и оглядываясь по сторонам, словно не веря в случившееся.

— Ага! И все благодаря мне!

На удивление, оба эльфа даже возражать не стали, отчего моя гордыня еще больше возросла. Вот так вот! Я еще это запишу в свой отчет и похвастаюсь в школе!

— Кстати, — вспомнила я, идя между эльфами, — Трэшен, не стоит так переживать из-за того, что ты полукровка. Сейчас ты владыка, а не твой брат. Так что не бойся и иди вперед!

Он на несколько секунд замешкался, но потом все же скованно улыбнулся и с интересом спросил:

— А каков твой самый большой страх? А то наши ты видела, а мы — нет, несправедливо получается.

Мне почему-то не захотелось отвечать Трэшену. Вдруг обидится и неправильно воспримет мои слова. Подумает, что я не хочу за него замуж.

«Боишься потерять саму себя, — как всегда нагло прочитал мои мысли дроу. — Какая жалость. Не хочешь быть женой и возиться с детками? Желаешь приключений и азарта? Кажется, владыка выбрал в жены не ту девушку».

«Кто бы говорил! Я бы на твоем месте постыдилась! Испугаться бедности? По-моему, глупее не придумаешь».

«Думай, что говоришь! — с угрозой мысленно произнес Эшэр. — Что будет, если я расскажу твоему возлюбленному о нашем страстном поцелуе или о твоих истинных страхах?»

«Только посмей!»

«И что тогда?»

«Тогда сам себе будешь активировать перстень!»

«Да, конечно! Разве тебе кольцо джинна не нужно?»

«Нет! Я никогда не предам Трэшена! Ни за какие богатства. Чему-то, в отличие от тебя, я с прошлого раза научилась».

И только встретившись с дроу взглядом, поняла, что сболтнула лишнего, точнее, подумала. Цигх! Ладно еще молчать, но удержать поток мыслей очень и очень сложно.

Так, все в порядке. Я вздохнула и отвернулась от дроу. Нам надо идти дальше. Но не тут-то было.

«Ты хочешь сказать, что с самого начала не собиралась активировать перстень?»

Я ускорила шаг, но Эшэр моментально нагнал меня и поравнялся со мной. И только Трэшен, не подозревая о нашем мысленном разговоре, спокойно шел немного впереди нас.

«Да, я обманула тебя! Скрывать больше просто не видела смысла. Нам всего лишь надо было, чтобы ты снял свою защиту. Поэтому я сделала вид, что согласна на твои условия, а на самом деле все поведала Трэшену. К тому же ты сам сделал договор недействительным. Так что я никому ничем не обязана».

К сожалению, все вышло не так, как ожидала. Хотелось более эффектного разоблачения. В любом случае я отомстила ему! Пусть теперь почувствует то же самое, что и я тогда летом!

«Отомстила, значит? И за что?»

«А ты забыл, как кинул в меня деньгами?»

«Но ведь ты сама этого хотела, заметь, я не нарушал нашей договоренности!»

«Все равно ты поступил некрасиво!»

«Это я-то?! Ты с полуэльфом сговорилась с самого начала и знала, что не будешь мне помогать. И чего я удивляюсь? Ты же и тогда, летом, легко обманула Трэшена. Хм, поздравляю, Сэл, молодец — ты хуже меня! Я еще таких людей, как ты, не встречал…»

«Да ладно?! На себя посмотри! И, кстати, в этот раз я просто помогаю любимому. Ты же хочешь вернуть в этот мир темного бога!»

«Ты что же, думаешь, Трэшену этого не надо? Ты считаешь, он не врет, когда говорит, что хочет уничтожить артефакт? Что, если ему надо от тебя только его активировать?»

«Нет, это не так!»

«Посмотрим! — Эшэр неожиданно обернулся ко мне и улыбнулся своей самой коварной улыбкой. — Что ж, продолжим игру. Я не буду говорить твоему женишку, что ты не удержала в мыслях столь важную информацию, думаю, ты и сама не захочешь позориться. И да, я сниму защиту с перстня, как и обещал, вот тогда посмотрим, чем все это обернется!»

«Хорошо, я согласна, по рукам! Я докажу, что Трэшен лучше тебя. И ты не получишь того, чего хочешь. Клянусь, что уничтожу артефакт!»

«Кстати, а с чего ты взяла, что мне нужен бог?»

Он попросту проигнорировал мои слова.

«Тогда что тебе нужно от меня? Зачем тебе, чтобы я активировала артефакт?»

«Выходит, ты так всего и не знаешь. Достаточно того, что происходит при открытии врат — взрыв магии настолько мощный, что все стоящие рядом невольно получают ударную силу энергии. Простой человек этого не выдержит, маг — либо ослабнет, либо, наоборот, восстановит свой резерв с переизбытком, в зависимости от того, в каком он будет находиться состоянии на момент активации, другие расы — тут тоже зависит от особенностей: получат необычный дар».

«И какой же ты рассчитываешь получить дар?»

«Тебе скажи! Да и вообще, может, ты права и мне нужно могущество и поддержка бога Эдисса!»

«Все, ты меня достал, хватит! Мы находим артефакт, уничтожаем, и наши дороги расходятся».

Он ничего не ответил, но я заметила в его глазах потаенную усмешку. И вот как все это понимать? Может, не стоило так опрометчиво все выдавать? Стоит ли жалеть о сказанном? Как-никак, я живой человек, а удержать поток мыслей сложно!

Дальше мы шли в молчании, нет, конечно, мы и до этого не разговаривали, но в мыслях с дроу общались, а теперь возникло ощущение тишины. А еще мне совершенно не нравилось молчание жениха, он так ничего и не сказал после всего. Его словно что-то беспокоило, а поэтому я решила его не тревожить. Да и радоваться надо, что горный хранитель оставил нас в покое. Может быть, нам повезет и мы без приключений доберемся до сердцевины гор, где и находится тот зал, в котором я летом получила перстень. Так, Сэл, хватит думать об этом.

«Лучше вообще не думай, дай хоть немного мне отдохнуть».

— Отдохнуть! — с воодушевлением воскликнула я. — А давайте устроим привал, если честно, мне дико хочется спать.

И это было чистой правдой. Все-таки спали мы последний раз больше суток назад, к тому же иллюзию хранителя нельзя назвать сном.

Эшэр недоверчиво на меня посмотрел и недовольно пробурчал:

— Это та, которая еще пару секунд назад была полна энергии!

Полуэльф просто молча кивнул и стал стелить постель. Я тоже стала готовиться к ночлегу, разложив одеяла впритык к жениху. После выставила защитный полог, чтобы мы все смогли выспаться, и первой легла на подогретое магией ложе, взяв под одеяло клэрка, который тут же залез мне под мышку.

— Что-то случилось? — тихо поинтересовалась я у жениха, когда он лег рядом. — Ты после нападения горного хранителя не разговариваешь со мной.

— Прости, дело не в тебе. Мне просто не дают покоя события, произошедшие в иллюзии. — Он натянуто улыбнулся и обнял меня. — Все хорошо, отдыхай.

— Оба отдыхайте! И не смейте выяснять отношения сейчас, я тоже хочу выспаться! — с раздражением отрезал Эшэр и погасил мой огненный светлячок, который все это время освещал пещеру.

Снилось мне что-то приятное, когда меня разбудили несильным толчком в бок. Вот только открывать глаза совершенно не хотелось. Наконец за долгое время я нормально выспалась.

— Сэл, — рядом раздался тихий шепот полуэльфа, — просыпайся.

— Просто вылей на нее холодной воды, и сама встанет. — К Трэшену присоединился Эшэр.

Почувствовав неладное, я все же открыла глаза. И сразу пожалела об этом. Я даже вновь закрыла их в надежде, что мне это всего лишь привиделось.

За границей охранного круга стояло несколько явно недружелюбно настроенных олитов.[10] Выходит, в прошлый раз мы не всю нечисть истребили, их тут намного больше, а уж про виды я вообще молчу. Правду говорят, что гномьи горы — одно из самых опасных мест. Шагу не ступишь, чтобы кто-то не напал или что-то не открылось.

Одно радует: пока мы находимся в защитном круге, они нас не тронут. Как же все-таки обидно, что нельзя перемещать защитный круг. Вот было бы здорово, если можно было бы создавать поле вокруг себя.

Перестав мечтать, я обернулась к эльфам. Они быстро складывали сумки, я же, заметив Пушистика, жавшегося к моим ногам, взяла его на руки.

— Защитный круг падет, как только мы переступим линию.

— Мне кажется, или их там уже пятеро? — удивленно подметил Эшэр, закидывая на плечо сумку.

Цигх, он прав. Их действительно стало пятеро. Что же делать? Вечность сидеть в защитном круге мы не можем, нам надо идти дальше, а эти твари как раз закрыли проход!

— Значит, делимся?

— Мы с Эшэром берем четверых, ты одного.

Я согласно кивнула, не став спорить с очевидной дискриминацией меня как девушки. Мне даже приятно.

Глубоко вздохнув, первая ступила за границу круга. Тут же воздух колыхнулся, и защита пала.

Недолго думая олиты кинулись к нам. Я же сосредоточилась на том, который был по центру. Его красные глаза горели звериным голодом. Когда они последний раз ели? Мы для них словно долгожданный пир!

Спрятав Пушистика за пазуху, я быстро прочла заклятие воды, чтобы моментально тушить огонь. И как оказалось, не зря. Олит тут же атаковал меня струей огня, и, если бы не моя магия, я бы уже здесь не стояла.

Однако не успела отойти от этой атаки, как олит уже прыгнул в мою сторону и повалил на землю. Я в последний миг успела поставить барьер, скрестив перед собой руки, и пасть нечисти захватила лишь воздух.

Попыталась скинуть олита с себя, но эта дрянь вцепилась когтями мне в плечи, не желая отпускать добычу. Вот только я не горела желанием играть роль жертвы. А в следующую секунду случилось сразу несколько событий: клэрк неожиданно вцепился в лапы олита, тем самым освободив меня; нечисть взвыла и отпрыгнула, пытаясь скинуть Пушистика.

Я, пользуясь моментом, быстро вскочила на ноги, не обращая внимания на неприятную тянущую боль в плечах, и скороговоркой прочитала заклятие забвения. Нечисть в последний момент открыла пасть и выпустила струю огня…

Я почувствовала, как кто-то толкнул меня на пол, закрывая от открытого огня, и услышала громкий писк отчаяния и боли.

Пушистик?! Я невольно замерла, боясь оглянуться, но взяла себя в руки и поднялась. Оттолкнул меня от олита Эшэр, но я даже не поблагодарила его, с ужасом глядя на клэрка.

— Пушистик?!

Он лежал перед поверженным олитом, а на его белой шерстке появлялись алые следы крови.

Нет, пожалуйста, пусть он будет жив.

«Сэл, не стоит…»

Но я его не услышала, медленным шагом направилась к клэрку. Вокруг него пять мертвых тварей, но я словно их не видела. Я опустилась на пол перед Пушистиком, осторожно прикоснулась к его влажной шерстке. Меня охватил ужас, когда клэрк никак не отреагировал.

— Сэл. — Я ощутила чью-то руку на плече, но даже не вздрогнула, чувствуя, как по щекам текут слезы.

Это все из-за меня! Пушистик испугался, что я погибну, и желал помочь. Меня охватила паника и одновременно боль от утраты. Сердце неприятно сжалось, а внутри все заныло. Даже физическая боль в поцарапанных плечах не могла сравниться с внутренней.

— Сэл, идем, ты уже ничем ему не поможешь.

Я оттолкнула руку, прекрасно поняв, что она принадлежит полуэльфу. Наверное, это моя карма, мне нельзя брать к себе никого. Еще начиная с детства у меня никто не приживался, Малыш и вовсе сбежал. Уж лучше бы и Пушистик поступил так, зато был бы жив.

«Не вини себя, ты не могла этого предвидеть».

Я тяжело вздохнула. Не могла? Я маг, опасность всегда возле меня.

«Вспомни, Пушистик не хотел оставаться в защитном круге. Может быть, он чувствовал, что тебе будет грозить опасность. Ведь именно он отвлек олита, благодаря чему ты смогла вырваться».

— Сэл, не расстраивайся.

— Не расстраивайся? — Я фыркнула и с раздражением обернулась к жениху. — Ты издеваешься? Вам не понять, что я сейчас чувствую!

Возможно, я не права, что вымещаю на них свое горе, но по-другому не могу.

«Сэл, все равно уже ничего не изменишь. А винить себя не выход. Идем».

Я понимала, что Эшэр прав, но как можно просто встать и уйти? Оставить Пушистика здесь? Глаза до сих пор щипало от слез, а боль в плечах ушла на задний план.

Я даже не заметила того момента, как кто-то из них осторожно снял с меня куртку и опустив немного рубашку, стал намазывать поцарапанные плечи моей же мазью.

Мне ничего не хотелось, но я понимала, что должна идти дальше. Вот только как справиться с собственным чувством вины?

«Никак, со временем оно станет меньше».

— Сэл, — начал Трэшен, — прости, я даже не знаю, что в таких ситуациях говорить. Но прошу, не стоит сильно унывать.

Я вновь просто проигнорировала их слова. Подняла руки над Пушистиком ладонями вниз и зашептала заклинание. Клэрка окутало синеватое сияние и погасло, исчезнув вместе с ним.

— Что ты сделала? — с удивлением поинтересовался полуэльф, но я не стала объяснять.

Этому заклинанию не учат в школе, его мне рассказал один знакомый некромант со старших курсов еще пару лет назад. Оно забирает тело погибшего в землю. Может, это и неправильно, что я применила магию, но вот так оставлять здесь Пушистика не желала. Единственный минус этого заклинания в том, что место, где окажется клэрк, мне неизвестно.

— Идемте! — Я резко встала и пошла вперед, переступая через тела олитов.

* * *

Грэлиан и Саррина шли все дальше вглубь пещер. Женщина полностью залечила дроу, он даже и не чувствовал, что совсем недавно был ранен. К тому же все его мысли сейчас занимало другое — помогая Саррине отыскать отца, он одновременно думал о том, как вернуть себе силу.

Ощутив внезапно чье-то присутствие, Грэлиан резко остановился. Обернулся к женщине и, приложив указательный палец к губам, тихо прошептал:

— Стой, там кто-то есть.

Саррина изумленно на него посмотрела, но все же согласно кивнула, поверив ему. Но он и не врал, действительно чувствуя рядом за стеной молодую темную эльфийку, более того — он мог с уверенностью сказать, что знает ее.

— Не выходи отсюда. — Сказав это, дроу, не дожидаясь ответа женщины, вышел в круглую пещеру, на середине которой стояла красивая эльфийка. Она была в центре октаграммы среди зажженных свечей. Грэлиан даже засмотрелся на ее длинные ножки в узких брюках. После медленно перевел взгляд повыше, глядя в глубокий вырез меховой курточки.

— Вы?! — Она не верила своим глазам. — Но ведь вы погибли!

— Дорогая Эллисэтьэ Ар'лэн, — полным именем обратился к ней дроу, — я достаточно силен, чтобы выжить. А можно поинтересоваться, что вы тут делаете, а главное — кого собираетесь вызывать?

Грэлиан посмотрел на знакомый перстень в центре октаграммы:

— Не бога ли Эдисса? Надеюсь, вы понимаете, к чему это может привести? Возвращение темного бога уничтожит наш мир.

— А разве вы не того же хотели?

— Не совсем, в любом случае сейчас мне нужен только перстень, чтобы вернуть силу и могущество.

— Так ты все помнишь?! — с удивлением воскликнула Саррина, выходя из своего укрытия.

Но она не успела и шагу ступить, как магия эльфийки атаковала ее. Женщина в последний миг отклонила ловчую сеть, вот только она никак не ожидала, что Грэлиан поможет темной эльфийке.

— Вот и зачем ты вышла? Все испортила!

Он равнодушно смотрел, как магические путы эльфийки оплетают ноги и руки Саррины.

— Сволочь! — Женщина чувствовала разочарование и злость. — А как же долг?

— Так я его выполнил, ты просила привести тебя к отцу. Точнее, найти его.

— Что-то я его здесь не вижу.

— Это уже ко мне не относится, но я могу тебя заверить, что последний раз перед исчезновением твой отец был именно здесь. Что случилось дальше, могу только предполагать.

— Значит, ты служишь новому владыке? — отвернувшись от женщины, спросил он у эльфийки.

— Тебя это не касается! — Эллисэтьэ не собиралась что-либо говорить Грэлиану. — Ты все равно мне ничего не можешь сделать. Всем известно, что брат лишил тебя магии.

— Да что ты говоришь? Уверена, что это не вранье?

В глазах эльфийки на миг проскользнул страх, но после она взяла себя в руки и ответила:

— Тогда докажи!

— Смысл? Я тебя и без магии могу одолеть. Скорость и навыки всегда при мне.

Эльфийка даже ответить не успела, как Грэлиан оказался за ее спиной.

Саррина, наблюдая за всем этим, одновременно пыталась нейтрализовать магию, но у нее ничего не выходило. А внутри женщину разрывала ярость. Как она могла ему поверить?! Надо было бросить его еще тогда! Зачем она спасла ему жизнь?

«Какая же я дура!» — мысленно ругала себя Саррина.

Неожиданно дроу взглянул на нее, словно чувствуя ее мысли, и хитро улыбнулся. Ничего не понимая, Саррина нахмурилась. Что он задумал? Она до сих пор не могла понять этого дроу.

— Знакомый перстень. — Грэлиан перевел взгляд в центр октаграммы.

— Без хранителя он все равно ни на что не годен, — раздраженно ответила эльфийка.

— Но, как я понимаю, именно ты заманиваешь сюда новую хранительницу? Кстати, мы можем ее не ждать.

Он обернулся к Саррине.

— Вспомним старые деньки? Активируешь мне артефакт?

— Нет!

— А если подумать?

— Даже если и хотела, не смогла бы этого сделать. Я больше не являюсь его хранителем!

— Что же, подождем тогда нового. А пока, может, заключим сделку? — Он нехорошо сощурил красные глаза, глядя на Эллисэтьэ. — Я так понимаю, ты работаешь на моего братца?

Однако эльфийка не успела ответить. Внезапно раздался резкий скрип, после со стороны стены послышалась возня, а еще через мгновение открылся потаенный проход…

* * *

Все время, что мы шли, я молчала. Настроения говорить не было, и даже поддержка обоих эльфов мне не помогала. Я до сих пор корила себя за Пушистика. Впервые мне хотелось поскорее вернуться в школу. Я даже перестала думать о нашей свадьбе с Трэшеном. Мне хотелось забрать перстень, уничтожить его раз и навсегда. А еще я очень скучала по Рэну. У меня накопилось столько вопросов к другу, и мне надо было получить на них ответы. К тому же я знала, что именно Рэн поймет меня и утешит.

— Сэл, осторожно!

Я резко остановилась, замечая перед собой ловушку. Стоило ступить еще шаг, как я бы задела невидимую преграду, и что бы тогда было, знать совершенно не хотелось.

— Спасибо.

Я обошла вдоль стены и направилась дальше, все так же бессмысленно глядя вперед.

«Сэл, возьми себя в руки!»

Как же мне это надоело! Они постоянно оба повторяют одно и то же.

«Я же сказала, со мной уже все в порядке, почти…»

«Не ври, по тебе и так все видно. Стоит посмотреть тебе в глаза, они сейчас карие! А значит, ты чем-то недовольна».

Я решила не отвечать и просто пошла прямо, замечая впереди длинный рычаг или выступ. В любом случае мне хотелось уже какого-то продвижения, а потому я на него нажала, не обращая внимания на предостерегающие окрики эльфов.

Как оказалось, зря. Сначала раздался мерзкий скрип, потом треск, а после с потолка посыпалась крошка. Не предвещая ничего хорошего, я поспешила отойти. Вот только оказалось поздно.

Не удержав равновесие, я упала в открывшийся под ногами проход и кубарем полетела вниз. Сзади раздалась темноэльфийская ругань и громкий стук — явно эльфы прыгнули за мной. Вот только мне было не до этого. Я все быстрее падала, пока спуск не закончился резким поворотом и меня не выбросило на холодный пол. Я только успела приподняться, как сзади на меня приземлился Эшэр, а еще через мгновение Трэшен.

— Надо же, какая интересная вырисовывается картина!

Я резко подняла голову, узнавая голос брата полуэльфа.

Да так и застыла на приподнятых локтях. Не может быть! Что называется, картина маслом — я с эльфами на полу, а перед нами Грэлиан и та эльфийка, что выкрала перстень. Но в следующий миг я просто обомлела, услышав такой родной голос:

— Сэл!

— Рина? Что ты здесь делаешь?!

— Как я понимаю, — сзади зашумел Эшэр, медленно поднимаясь, — у нас тут родственная встреча? Эх, Эллая, а вот если бы ты тогда согласилась за меня выйти, то и у нас были бы родственные связи.

— Не называй меня так! — Темная эльфийка раздраженно повела плечами, одновременно отбросив пышные белые волосы назад. — И даже не смей об этом упоминать!

Нахмурившись, я вновь перевела взгляд на сестру. Почему она здесь? И что произошло? Саррина так сильно изменилась за то время, что я ее не видела. Она всегда была упитанной, с пышными формами, а сейчас исхудала. Лицо стало еще более овальным, выделились скулы. Разве что неизменными остались темно-синие глаза, пухлые губы, вздернутый нос и веснушки. Даже волосы как-то потускнели, а может, это из-за плохого освещения?

Саррина, где же ты все это время была? Внутри все сжалось одновременно от радости и боли.

— Братец, рад тебя видеть!

Я перевела взгляд на красноглазого дроу. Грэлиан совершенно не изменился, все тот же высокомерный взгляд прищуренных красных глаз и надменная улыбка. Боги, он в точности как в иллюзии моего жениха. Теперь понятно, почему Трэшен боится брата. Такого ночью увидишь — испугаешься.

— Грэлиан, — сквозь зубы прошипел полуэльф, помогая мне подняться, — ты же упал со скалы.

— А ты, я вижу, и рад был?! К сожалению, мне придется тебя разочаровать. — Он рукой указал на сестру. — Эта милая дева спасла меня.

— И уже сто раз пожалела об этом! — не удержалась женщина.

Я удивленно переводила взгляд с дроу на сестру и обратно, ничего не понимая. Зачем она его спасла?! Возможно, она даже и не догадывалась, какую спасает сволочь. Этот гад испортил всю жизнь моему Трэшену!

Не тратя времени, я бросилась к сестре, когда темная эльфийка преградила мне дорогу и хищно оскалилась:

— Даже и не думай.

Ах, не думай! Я яростно сжала кулаки. Она правда считает, что остановит меня? Я уже хотела атаковать ее, когда Грэлиан неожиданно подошел к моей сестре и отстегнул магические оковы:

— Не стоит устраивать сейчас разборки, у нас есть дела и поважнее.

Саррина тут же отпрянула от дроу, глядя на него с ненавистью. После отвернулась от него и подошла ко мне. Показалось, что прошла целая вечность перед тем, как сестра крепко меня обняла. Я уткнулась носом в шею сестры, Саррина была меня выше, и радостно улыбнулась.

— У меня к тебе столько вопросов! — тут же выпалила я, стоило ей меня отпустить.

— Да-да-да, милую встречу сестер придется отложить. Сначала артефакт. — Грэлиан усмехнулся. — Я думаю, все здесь жаждут одного.

Одного? И чего же? Все набросятся на перстень или как?

«Набрасываться на него нет смысла. Всем стоящим здесь надо, чтобы ты активировала артефакт. И, кстати, я уже снял с него свою защиту».

Я не буду этого делать.

«Тебя никто спрашивать не станет».

Я не удержалась и посмотрела все-таки на Эшэра. Он был совершенно спокойным, словно ожидал, что все закончится именно так.

«Нет, не ожидал, но предполагал, что Эллая просто заманивает нас сюда. Подумай об этом. Ведь чтобы уничтожить артефакт, нам не надо было возвращаться в гномьи горы. А вот чтобы активировать — да».

«Так ты что, на самом деле с ней заключил сделку и это все было подстроено?»

«Боги, Сэл, да когда же ты увидишь очевидное».

«Что очевидное?! Все сходится! Ты подговорил ее, дабы привести меня сюда».

«А про Трэшена ты просто не вспоминаешь? Или даже не предполагаешь, что это он мог подкупить эльфийку?»

«Почему ты на него постоянно наговариваешь?! Да я скорее поверю, что это его брат все устроил!»

«Надеюсь, что твои слова верны. Не хочу видеть твое убитое выражение лица в случае моей правоты».

Я уже хотела дерзко ему ответить, когда ощутила, что приподнимаюсь над полом. Что это? Я замахала руками, пытаясь прыгнуть назад, но меня словно что-то удерживало. А потом меня медленно потянуло в центр октаграммы.

— Нет! Сэллира! — Голос сестры ушел куда-то на задний план.

И вот уже в следующий миг я стояла на мраморном полу в центре окружности. Разнообразные кристаллы в стенах вдруг стали ярко сиять, переливаясь всеми цветами радуги.

А после я увидела, как вспыхнул мой кулон и, сорвавшись с цепочки, упал точно по центру круга. Как тогда, летом!

Тут же черные линии октаграммы блеснули светом, а свечи вокруг потухли. Нет, только не это! Я ведь даже ничего не делала!

Я слышала отдаленные голоса, но не могла разобрать, что они говорят. И лишь один-единственный знакомый высокий голос раздался в моей голове:

«Вот мы и встретились вновь…»

Я, как и в прошлый раз, ничего не видела, кроме яркого света, слепившего глаза. Но четко слышала голос бога:

«Наконец, теперь тебе осталась самая малость — активировать перстень».

«Ни за что! Я никогда этого не сделаю!»

«Маленькая, наивная ведьма, сделаешь, еще как…»

Меня внезапно окутал страх. Голос бога не предвещал ничего хорошего. А раздавшийся затем смех напугал еще больше.

«Ты потомок великого мага, который упрятал меня в нижний мир, разорвав наш договор. Поэтому именно ты, хранитель анэл, вызволишь меня. Хочешь ты этого или нет!»

«Почему он так уверен, что я сделаю это?»

«Потому что ты человек, к тому же молодой маг, а значит, пожертвуешь всем ради спасения любимого».

Любимого?! Я еще больше испугалась, все так же находясь в ярком свете, ослепившем меня. А в следующий миг вновь оказалась в пещере, вот только все стоящие здесь замерли и не двигались. Я с удивлением переводила взгляд с одного на другого, понимая, что бог остановил время. Но зачем?

Может, сестра права и мне лучше бежать? Пока еще не случилось непоправимого.

«Поздно!» — Вновь голос Эдисса и раскатистый смех.

Я оглянулась, только сейчас замечая, что вокруг сплошные стены. И даже тот проход, из которого мы с эльфами выпали, исчез.

«Вот как ты думаешь, что активирует артефакт?!»

Я пожала плечами, не имея представления. И с одной стороны, была этому рада, вот только когда бог озвучил, как именно, мне захотелось исчезнуть.

«Только истинная любовь активирует артефакт и откроет мне проход в ваш мир. Она особенная, не та, что бывает при родственных связях, и не та, что между лучшими друзьями…»

Неожиданно вокруг застывшего Трэшена засветился яркий свет. Он окутал его, а потом осыпался миллиардами маленьких искорок, оставляя еле заметный туман. А после этого полуэльф зашевелился, но взгляд его оставался стеклянным, словно он был не здесь.

«А теперь наблюдай внимательно!»

Полуэльф вдруг закричал и упал на колени, хватаясь за голову. Мое сердце сжалось от этого невыносимого крика.

— Нет! Прекрати!

«Сразу, как ты откроешь дверь».

Я отрицательно замотала головой. Нет, никогда! Вот только смотреть, как мучается мой любимый, тоже не могла. Я зажмурилась и зажала уши, чтобы не слышать этого, вот только крик боли все равно врывался в мое сознание.

«Неужели я ошибся и ты не любишь его?» — с нотками разочарования произнес бог.

Крик становился все громче и отчаяннее.

«А если я верну ему сознание? Также будешь просто стоять?»

— Сэл! — Тихий и охрипший от криков голос раздался с такой мольбой, что мне захотелось самой умереть.

Не удержавшись, я взглянула на полуэльфа, да так и застыла, встретившись с ним взглядом. В его желтых глазах было столько боли и отчаяния.

— Помоги…

И вновь его крик, раздирающий мою душу. Зачем? Зачем я в него влюбилась! Тогда бы сейчас не чувствовала такого. Как будто твое сердце разрывают на части.

«М-да, не думал, что ты будешь так долго держаться. Что же, ладно, думаю, он больше не нужен нам…»

И в тот самый миг, когда Трэшена окружил темно-синий сноп искр, я кинулась к нему, догадываясь, что именно за заклятие применил Эдисс. Это темная магия смерти, про которую мне когда-то рассказывали. Она убивает не сразу и болезненно.

— Я согласна! — крикнула я от отчаяния, с силой обнимая жениха и стараясь нейтрализовать магию, окружившую его. — Согласна! Я открою эту цигхову дверь, только не мучай его.

«Спасибо!»

Я удивленно обернулась, видя, как в центре октаграммы открывается воронка. Но как? Я же ничего не сделала. Даже перстнем не воспользовалась.

«А ничего и не надо было, только твое согласие».

Ничего не понимая, я держала за руку Трэшена и смотрела, как все больше увеличивается пространственная дверь.

Внезапно вспыхнул яркий свет, и меня отбросило назад вместе с женихом. Больно ударившись о стену, медленно приподнялась и прищурилась, пытаясь хоть что-то разглядеть. Яркий свет постепенно исчезал, и я смогла рассмотреть высокого светловолосого мужчину в длинных одеяниях.

Я чувствовала, как меня наполняет сила, исходящая от этого портала. Но вскоре он стал исчезать, а перед тем как полностью закрыться, из него успел выйти еще один мужчина.

— Отец? — Я не верила своим глазам, смотря на невысокого мужчину лет сорока. Это он! И казалось, что отец совсем не изменился с того последнего раза, как я его видела. Все те же янтарные глаза, как у меня. Добрая, но очень уставшая улыбка, заметные морщинки возле губ и на лбу.

Мужчина, который вышел первым, развернулся и недовольно произнес:

— Успел проскочить в портал? Зря. Твое место уже давно не здесь, не среди живых.

Я хотела броситься к отцу, спросить, что это все значит, почему он исчез. Но меня что-то удерживало.

— Отец? — Голос сестры заставил меня удивленно оглянуться. Я только сейчас увидела, что время вновь вернулось вспять. Грэлиан лежал у стены, недалеко от темной эльфийки, заметив мой взгляд, он нахмурился и стал медленно подниматься. Саррина полусидела на полу, опершись на стену. Эшэр уже встал, отряхиваясь от пыли. А мы с полуэльфом дальше всех находились, отчего перед нами открывался полный обзор пещеры.

— Трэшен. — Я подергала его за плечо, но он не отреагировал, лишь тихонько застонал.

«Не волнуйся, твой возлюбленный жив, пока. Просто немного ослаб после моих стараний».

Я удивленно посмотрела на бога, который все так же стоял в центре октаграммы и явно наслаждался происходящим.

«Я же открыла портал. Отпусти нас».

Я взглянула на молчавшего отца, стоявшего рядом с Эдиссом. И заметив это, он все так же мысленно ко мне обратился:

«Твой отец под моей властью. И хоть он смог выбраться вместе со мной, остается моим рабом».

Я перевела взгляд на папу, он действительно смотрел в одну точку, не реагируя ни на что. Но ведь еще каких-то пару секунд назад он улыбался мне. Как такое возможно?

— Он под заклятием, — словно догадываясь о моих мыслях, произнесла Саррина, подойдя ко мне.

Я удивленно посмотрела на Саррину, она выглядела уставшей и как будто больной.

— Что с тобой?

— Ничего страшного.

— Твоя сестра ослабла после открытия врат, — с удовольствием объяснил бог, и я наконец рассмотрела его внимательно.

С первого взгляда и не скажешь, что перед тобой стоит чудо мира. Обычный мужчина, если бы не глаза. Они были золотыми в буквальном смысле этого слова. А стоило в них взглянуть, и у тебя появлялось чувство, что ты смотришь на что-то неизведанное и таинственное.

Эдисс улыбнулся, замечая мой оценивающий взгляд, но я тут же отвернулась. Боги, что же теперь будет?

— Для начала вы все умрете, — спокойно ответил на мой не заданный вслух вопрос бог хаоса. — Лишние свидетели мне ни к чему. Конечно, я сделаю исключение для тех, кто присягнет мне в верной службе.

Он обвел всех присутствующих внимательным взглядом и вновь недовольно произнес:

— И зачем же вы все тут собрались, если служить мне искренне желает только один?

Один? А я была уверена, что к Эшэру присоединится Грэлиан. Интересно, кто же из них хочет служить Эдиссу?

Бог вдруг посмотрел на меня, и я уловила в его взгляде потаенную усмешку. Но к чему она была? Или я не права в своих догадках, или бог просто насмехается надо мной?!

— Впрочем, неважно.

— Постой! Я ведь открыла дверь, разреши поговорить с отцом?

— А какой в этом смысл? Он уже давно мертв.

— Пожалуйста! Считай, это мое предсмертное желание. — С одной стороны, это было правдой, ведь бога победить просто невозможно, но с другой — может, еще есть шанс вернуть все назад.

— Нет, проход уже не открыть. А наговориться с ним вы успеете за гранью.

— Я согласен тебе служить, — неожиданно произнес Грэлиан, и я заметила, как при этом скривилась сестра.

— Да, но не искренне. Ты думаешь лишь о том, как спастись. Единственный, кто пойдет ко мне, это…

— Сэл, — тихий голос полуэльфа, только что очнувшегося, — беги отсюда, ты можешь, камень перехода.

Последние слова он прошептал только мне. Какой смысл скрывать что-то от того, кто запросто читает мысли? Стоп, кстати, откуда он знает об этом?! Я никому не говорила, что директор передал мне камень телепорта.

А только через миг, обернувшись и увидев, как Эдисс говорит о чем-то с Грэлианом, поняла — я все прослушала. Цигх! Интересно, будет ли удобно спрашивать бога еще раз? И как вообще это сделать? Не могли бы вы еще раз повторить, а то меня отвлекли?

— Сэл, — сестра нагнулась ко мне, — послушай полуэльфа, если у тебя есть камень, беги!

Как же мне надоело, что мне постоянно указывают, что делать! Когда они уже поймут, что я давно не маленькая девочка. Решив лишний раз не пререкаться, я просто не ответила.

Я медленно пошла к отцу, но это с самого начала было проигрышным вариантом. Конечно же, бог заметил и тут же обернулся ко мне, отчего я невольно замерла.

— Я же говорю, он сейчас безвольная кукла. Нет смысла даже звать его.

— А можно вопрос?

— Ну? — В голосе Эдисса прорезались нотки любопытства.

— Кто был проводником в моих снах? Ведь без него я бы не смогла слышать твой божественный голос.

Бог фыркнул, но все-таки ответил:

— Ты сама давно знаешь ответ на свой вопрос.

Так я была права! Это Рэн?! Но почему? И как? Вот только Эдисс и не думал вдаваться в подробности, хотя прекрасно слышал все мои мысли.

— Ладно, отдельная тебе благодарность, однако скорее надо сказать спасибо полуэльфу, в которого ты влюбилась. Ведь без истинной любви не активировать артефакт.

Мужчина поправил светлые волосы, словно специально демонстрируя на своем пальце перстень.

— Пожалуй, на этом все, не будем тратить время.

— Ты всех нас просто возьмешь и убьешь? Кроме… — Эшэр не договорил, неожиданно осев на пол. Я даже не успела толком понять, что произошло, с удивлением наблюдая, как по подбородку дроу стекает алая кровь, с такой силой он закусил губу.

— Зачем ты это сделал?! — Я знаю, что непочтительно обращаюсь к богу Эдиссу, вот только какая разница, если он и так собирается всех убить.

— А это не я. — У меня появилось стойкое чувство, что темный бог просто развлекается за счет нас.

— Как не ты? — Я удивленно застыла, глядя на Эшэра, который все так же сидел на полу, с силой сжимая кулаки. Я уже хотела подойти к нему, когда неожиданно темная эльфийка поднялась и рассмеялась, глядя сверху вниз на страдающего дроу.

— Наконец я счастлива! Ты получишь по заслугам!

Она точно сумасшедшая! Недолго думая я кинулась к Эшэру, не обратив внимания на оклик полуэльфа и сестры.

Видя, как плохо дроу, я пыталась наложить заклятие обезболивания на него, но, казалось, словно кто-то перекрывает мою магию.

— Как же я давно не был в этом мире! Уже и забыл, как здесь бывает весело.

— Тебе весело, да?! — Я резко обернулась к нему. — Получаешь наслаждение от страданий других?

— Конечно, — не стал отрицать бог хаоса. — Как-никак я темный бог. Да и вы все для меня как пешки на шахматной доске. Конечно, среди вас есть те, кто занимает высшее положение. Например, конь… — Тут Эдисс посмотрел на Саррину. — Или офицер…

Я вновь проследила за его взглядом, замечая, как он смотрит на Грэлиана. А после он перевел взгляд на меня и, усмехнувшись, произнес:

— А ты, Сэл, в моей партии — башня.

— Башня?! — разочарованно выдохнула я, ожидая, что он назовет меня королевой. — Всего лишь навсего башня?

— Скажи спасибо, что не пешка. До королевы тебе ого-го как далеко. Вот твой женишок играет главную роль — он у нас король. Хотя, признаюсь, в мою игру еще не все вступили. Однако если все пойдет по плану, то вскоре и они появятся на поле.

— Так если мы такие важные, как же ты собрался нас убить? — Я продолжала поддерживать Эшэра, отдавая свою силу, которая после открытия портала только увеличилась.

— Важные, но недолговечные. Ты, Сэл, свою роль уже сыграла. Я здесь, и больше ты мне не нужна, а даже наоборот. Теперь ты представляешь для меня опасность, так как остаешься хранителем.

И сразу после этих слов вокруг мужчины стал сгущаться туман. Он скручивался в кольца и разрастался.

— Нет, стой! — Я не готова умереть в самом расцвете сил. Мне столько всего надо сделать. И я не готова потерять сестру, после того как наконец встретила. И как же отец? У меня к нему столько вопросов. Он до сих пор, не двигаясь, стоял недалеко от бога, словно мраморная статуя. А Трэшен?! Я не хочу умирать незамужней! А Эшэр? Он не заслуживает такого, к тому же он мой друг!

Эдисс слышал все мои мысли, но только еще шире улыбнулся, не собираясь никак реагировать на мои отчаянные мольбы.

Золотые глаза бога засияли ярким светом, ослепляя. Не в силах смотреть, я зажмурилась, чувствуя неприятный жар, исходящий от Эдисса. Что он делает?

— Избавляюсь от ненужного, — сквозь странный шум прорвался голос бога.

А в следующий миг меня захлестнуло горячим пламенем. Я даже не поняла, что произошло, с криком упав на пол. Боль сковала меня крепкими цепями, да так, что я не могла пошевелиться. Мое сознание не выдержало и покинуло свои апартаменты…

* * *

— Лирочка моя! — Такой знакомый голос ворвался сквозь пустоту.

Меня никогда так никто не называл, кроме отца. Только он сокращал мое имя до Лиры. Но что происходит? Я попыталась открыть глаза, однако ничего не вышло. А память не хотела показывать мне последние события. В теле была ужасная усталость, словно я бегала кругами, не переставая.

— Прости меня. — Вновь голос отца. — Я так хотел, чтобы тебя не коснулось наше проклятие. Но кулон все равно попал тебе в руки, и ты стала хранителем, несмотря на то, что я взял с Саррины обещание, что он никогда к тебе не попадет. Но больше всего я виноват перед вами, что пропал именно в такой тяжелый период для вас. Прошу, поверь, я не знал, что случилось с вашей матерью. Так бы я сделал все, чтобы как-нибудь с вами связаться.

Мне так хотелось спросить отца, почему он все скрыл. Ведь как было бы легче знать, что он не бросил нас. Вот только отчего-то не могла и слова вымолвить.

— В нашей семье всегда рождались хранители. По традиции на свое восемнадцатилетие старший ребенок получал кулон. Именно в свое совершеннолетие твоя сестра приняла от меня кулон. Но я не успел ей всего рассказать из-за темных эльфов. Они как-то прознали о том, что именно я являюсь хранителем анэл. Один из них желал обрести силу артефакта и покровительство бога. Поэтому, когда я сбежал, первым делом решил спрятать перстень, который также передавался в нашей семье. Было опасно, что он попадет не в те руки. Я открыл тогда портал, и мне пришлось войти туда, дабы закрыть его и не выпустить бога. Именно тогда я умер и стал слугой Эдисса.

У меня появилось еще больше вопросов к отцу, но я все так же не могла ничего спросить. Я не понимала, что происходит.

— Я все это говорю тебе потому, что только ты можешь повернуть все вспять и вновь заключить бога хаоса в нижний мир, иначе, если этого не сделать, последствия будут ужасны. Но сейчас ты должна бежать. Я смог вырваться из плена Эдисса и проникнуть в твое сознание. Пока не поздно, как откроешь глаза, не раздумывая, разбивай кристалл перехода.

Но как я смогу все вернуть назад? У меня нет артефакта, да я и не знаю, как это сделать. К тому же я не уйду, оставив здесь своего жениха, сестру и друга!

— Поверь, с ними ничего не будет. — Отец как-то узнал о моих вопросах, хоть я и не произносила их. — Ты сейчас должна думать не об этом! Если ты умрешь, мир погибнет! Род хранителей прекратится!

Даже если и так, говорю же, я не знаю, как вновь заключить бога тьмы обратно!

— Найди «Забытые печати», в них откроешь для себя ответы. Их написал сам Вирдэн Эйд.

Это та книга, что у сестры?

— Нет, там только история. Тебе нужна пятая часть из серии этих книг.

Боги, во что я вляпалась?! За что мне все это? Восемнадцать лет жила прекрасно — и на тебе!

В ответ тишина, а мне так хотелось какой-нибудь поддержки. Отец? Он больше не отвечал мне, а тьма вокруг вдруг стала рассеиваться, и в следующее мгновение мое тело прорезала острая боль.

С трудом открыв глаза, я увидела густой темный туман, сквозь который ничего не разглядеть. Вспомнив слова отца, я достала камень, который всегда держала при себе, и, стараясь не отвлекаться на боль, с силой кинула его на пол, разбивая.

Тут же рядом со мной открылся портал, и я ползком продвинулась к нему, стараясь сделать это как можно быстрее. Вот только эта ужасная боль и слабость мешали сосредоточиться.

Простите меня. На глаза навернулись слезы, но не от боли, а от понимания того, что я бросаю здесь Трэшена, Саррину, Эшэра. Разве можно так?

«Если ты умрешь, мир погибнет! Род хранителей прекратится!» — вновь некстати вспомнились слова отца, и я еще на несколько метров продвинулась к порталу, пока он не засосал меня в себя.

Вокруг все засветилось, меня скрутило от боли, и я потеряла сознание.

Часть пятая

СУД

Я плыла словно по течению. Ничего не хотелось, было какое-то умиротворенное состояние. Вот только сознание решило, что хватит с меня безделья, и я пришла в себя.

Но лучше бы я и дальше спала. Такой усталости, наверное, за все восемнадцать лет не испытывала. Даже когда лишилась всего своего резерва, и то было легче.

Я медленно открыла глаза и посмотрела на белый потолок. Хотела подняться, но потерпела в этом неудачу и лишь тяжело вздохнула. Ощущения были, словно тело не твое. Вот думаешь — хочу пошевелить рукой, а тело берет и не выполняет приказ, данный мозгом.

— Сэл! Наконец-то! — Рядом раздался взволнованный и одновременно радостный голос.

— Рэн? — Я устало повернула голову и посмотрела на друга. Его темно-зеленые глаза выглядели сонными, под ними залегли темные круги, явно свидетельствующие о бессонных ночах.

— Что с тобой? Ты неделю гулял?

— Если бы! Сэл, ты не представляешь, как заставила меня поволноваться!

— Правда? С чего бы это?

— И она еще спрашивает! Ты появилась в кабинете директора без сознания, выжатая, как лимон, с опустошенным резервом. Полностью растратила все свои силы, и не только магические, но и физические. Помимо этого, на тебе была сильная темная магия, с которой не сразу смогли справиться.

— Но ведь справились, раз я жива и в порядке. — Я слабо улыбнулась, пытаясь поддержать друга.

— Благодари директора и нашего целителя!

— Так я сейчас в больничном крыле? — Стало как-то хорошо оттого, что я нахожусь у себя в школе, в безопасности.

Я глубоко вздохнула и все-таки с трудом, но села. Эх, мои знакомые стеночки, как же я соскучилась. Сколько раз приходила в себя на этой койке в больничном крыле после практических занятий.

От сидения тело начало сильнее болеть, как от долгих упражнений, а ладони мелко задрожали, отчего спрятала их под одеяло, не желая еще больше волновать Рэна. Еще и пить дико хотелось, но я как представила, что буду держать чашку дрожащими руками, решила ничего не говорить. Вот только друг прекрасно меня знал.

Он тепло улыбнулся и, взяв с тумбочки чашку, напоил меня.

— Спасибо, — поблагодарила и задумалась. Если я здесь, что случилось с эльфами? А с сестрой? А что если они мертвы? Меня вдруг охватил дикий страх, что не укрылось от Рэна.

— С твоими друзьями все в порядке, — попытался утешить друг, сразу догадавшись, что меня тревожит.

— Откуда тебе знать? Ты же сам сказал, что я появилась здесь в ужасном состоянии. А ты представь, что тогда случилось с ними!

— Я точно могу тебя уверить, что твоя сестра жива. Насчет остальных не знаю. Спустя несколько дней после твоего появления здесь пришло письмо от Саррины. Директор о нем не знает, оно у меня.

Я выдохнула с облегчением. Но как же тогда Трэшен? Эшэр? И как сестра смогла спастись от темного заклятия?

— Держи. — Друг протянул мне сверток, при этом не забыв уточнить: — Я не читал его, ведь оно для тебя.

Дрожащими руками я развернула письмо и быстро прочла:

Сэл, слава богам, ты жива! Честно признаться, я думала, что никто не выживет. Но после твоего исчезновения произошло столько событий! На всякий случай не буду писать тебе это в письме. Могу лишь заверить, что выжили все.

Ты сама скоро в этом убедишься. Я думаю, ты представляешь, что тебя ждет после того, как директор школы сообщит о случившемся королю, если уже не сказал.

Если ты читаешь это письмо и находишься еще в школе, то прошу — скорее беги оттуда, иначе потом я не смогу тебе помочь.

Саррина

— Что там?

— Ничего хорошего. — Я горько улыбнулась. — Нет, вру, одна новость все же прекрасная — все живы!

— А вторая?

— Сестра советует бежать.

— Не выйдет. — Друг неожиданно как-то замялся и опустил голову. — Директор наложил на больничное крыло защитное заклятие, догадываясь, что ты можешь так поступить. Он просил тебя не делать глупости.

— Я и не думала сбегать. — И это было чистой правдой. Во-первых, потому что просто не могла. Во всем теле такая слабость, что я и шагу не смогу ступить. А, во-вторых, есть ли смысл? Если директор уже сообщил государю, то королевские ищейки меня сразу же найдут. Лучше не делать хуже, чем оно есть. К тому же я действительно совершила ужасную ошибку. И дело не в том, что я нарушила один из самых ужасных законов — из-за меня может пострадать множество людей.

Не желая думать о предстоящем наказании, чтобы как-то отвлечься, решила перевести тему в другое русло. Одно радовало — мой жених, друг и сестра живы!

— А откуда тебе известно про то, что я сделала? И директору? Это как-то связано с тем, что ты посещал мои сны? — Я нахмурилась, предчувствуя нечто нехорошее.

— Да. — Рэн понуро опустил голову. — Я знал, что рано или поздно ты догадаешься, кто гость твоих снов. Но я не мог признаться тебе в этом. Ведь тогда бы больше не явился к тебе в сон.

— Ты никогда не говорил, что умеешь такое, — с нотками обиды в голосе проговорила я. — И как ты смог до меня достучаться летом, когда напали духи прошлого? И вот совсем недавно, с горным хранителем? В этот раз ты меня не обманешь, я знаю, это был ты.

— Да. — Рэн не стал отрицать и наконец на меня взглянул. — Это тоже моя особенность.

— Так, может, ты расскажешь уже, кто ты?! — Я чувствовала раздражение. Выходит, наша десятилетняя дружба ничего не стоит! Все время он от меня что-то скрывал. — А те сережки? Они спасли мне жизнь на балу. Откуда ты их взял?

— Мне прислали их родители, — спокойно ответил друг. И я впервые задумалась. А что я знаю о его родителях? Да по сути ничего, кроме того, что они богаты и платят за учебу Рэна. Но насколько я помнила, друг старался у них ничего не брать и жить самостоятельно. Да и вообще Рэн всегда отклонялся от этой темы, а я никогда не расспрашивала.

— Рэн, я жду! — Мое терпение постепенно иссякало. — Ну?! Кто твои родители? И откуда у тебя такой дар?

— Мои родители известные маги. Наш род Фэдгэров известен во многих странах. Это все началось благодаря нашему далекому предку Иссаену Фэдгэру.

— И кто это? — Мне совершенно ничего не говорило это имя.

— Лучший друг Вирдэна Эйда. Думаю, его ты точно знаешь. — Рэн позволил себе одобряющую улыбку. Вот только я была серьезной как никогда. Особенно теперь, на фоне всех последних событий.

— Он тоже был одним из пяти магов, создавшим артефакт. Вот только не многие знают правду тех давно забытых дней. Если Вирдэн Эйд сделал все, чтобы заключить бога в другом мире и спасти наш, Иссаен Фэдгэр желал служить богу.

— Постой-постой! — Меня вдруг осенило. — Это что же выходит, ты знал с самого начала, что я хранительница, и ничего мне не сказал?

— Нет, не знал, — спокойно ответил Рэн. — Мне стало известно об этом так же, как и тебе, только в этом году. После твоих летних приключений, когда я на пару дней поехал домой, там нашел информацию. В особняке родителей огромная библиотека, хранящая в себе старинные фолианты. Я немного там порылся в поисках книг о кулоне и хранителях.

— Подожди. — Кое-чего я все равно не понимала. — Но ведь с духом ты помог мне раньше.

— Этот дар всегда был со мной, хоть и проявляться стал только лет с пятнадцати. Я просто им не пользовался, да и рассказывать не любил. Зачем привлекать к себе лишнее внимание.

— А как же я?! — Мне вдруг стало очень обидно. — Лучшему другу мог сказать!

— Прости, я не считал это чем-то особенным и достойным внимания. Уже после того, как я узнал про тебя, старался помочь, как мог. Помимо этого, ко мне ночью однажды явился бог хаоса и приказал открывать ему двери в твои сны. Я не мог отказать из-за своей семьи. Ведь они всегда служили темному богу, у меня обязанность перед Эдиссом. Я до последнего надеялся, что ты не откроешь ему проход в наш мир.

Не описать сейчас, что я чувствовала. Как будто меня окатили ледяной водой. Дышать стало трудно, а сердце забилось быстро-быстро. Я дружила с человеком, который от меня столько скрывал. И пусть он не мог сказать, но должен был хоть как-то дать знать мне.

— Ты так и не ответил. С чего бы это твои родители дали сережки?

— У них пунктик насчет моей свадьбы. Родители сказали, если я сам не подыщу девушку, они найдут. — Тут он вдруг запнулся. — Эти сережки являются подарком моих родителей будущей невестке.

— Смешно! — Я фыркнула. — Я, между прочим, уже и так обручена. И у тебя этих девушек больше, чем пальцев на двух руках.

— Да, но только ты для меня дороже всех… — тихо произнес друг, и мне стало неловко. Это он сейчас мне на что-то намекает?

— Ты тоже мне дорог, — ответила я, не зная, что еще можно сказать.

— Скажи честно, ты действительно любишь Трэшена? — неожиданно спросил меня друг.

— Люблю, но сейчас ты не о том думаешь! Я освободила бога, меня ждет наказание. Вряд ли директор станет такое скрывать.

И стоило только вспомнить его, как в дверь сначала постучали, потом вошли. Я старалась не смотреть на Эдиана Лория, понимая, что наверняка в глазах директора будет разочарование.

— Добрый день, я рад, что ты уже пришла в себя. — Голос мужчины был мягок и спокоен, а поэтому я все-таки подняла взгляд.

Под глазами Эдиана Лория так же, как у моего друга, залегли темные круги. Рыжие волосы топорщились, а лицо выглядело уставшим. А ведь его жена никогда не выпускает мужа таким из дома. Всегда следит за его видом. Одно время у нас по школе даже по этому поводу шутка ходила — что жена ему и мать, и работница. Жестоко, конечно, но правдиво.

— Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо. — Я слабо улыбнулась.

— Вот и отлично, у меня к тебе серьезный разговор. — Тут он обернулся к Рэну: — Фэдгэр, выйдите, пожалуйста.

— Но… — Друг явно не горел желанием оставлять меня наедине с директором.

— Я повторять не намерен.

Рэн с неохотой поднялся и, перед тем как выйти, ласково поцеловал меня в лоб, отчего на душе стало приятно, несмотря на все невзгоды.

Подмигнув напоследок, он все-таки вышел. И лишь через пару минут невыносимого молчания директор заговорил:

— Сэллира Эйд, я надеюсь, ты осознаешь, что наделала?

— Да. — Интересно, что же он мне скажет, или посчитал нужным прочитать мне наставления?

— Ты должна была понять, что в пещеру идти не стоит. Только там происходит активация артефакта!

— А может быть, это вам не стоило меня отправлять! — Знаю, что некрасиво, но директор тоже виноват в случившемся. Хоть и косвенно, но все-таки. Если бы он тогда не предложил мне поехать, ничего бы не было.

— Да, ты права. — На удивление директор не рассердился. — Но ты должна была понимать, чем все может закончиться. А теперь по твоей глупости я лишусь одного из лучших и перспективных студентов.

— Так вы жалеете, что утратили престиж школы или меня? — Я не смогла удержаться от язвительности.

— Эйд, прекрати немедленно! У тебя еще хватает смелости шутить?! Ты хоть понимаешь, что тебя заберут в городской суд?

— Понимаю, ведь вы наверняка уже обо всем сообщили королю.

— Конечно! Как бы я ни хотел защитить тебя, такую информацию нельзя скрывать. Надо всех правителей предупредить о возможной опасности. Ты вернула в наш мир темного бога. Надеюсь, ты помнишь, чем закончился его последний визит.

Я молча кивнула и недовольно прикусила губу. Вот опять начинается. И ведь никуда без этой истории не денешься.

Давно, когда мы только начинали изучать богов, нам красочно описывали пришествие каждого. Что и как происходило? Кто принес в наш мир добро, а кто хаос и разрушения. Впрочем, это и так понятно. Все темные боги ничего, кроме зла, не дарят. Но неважно, сейчас не об этом. Последний визит Эдисса в наш мир закончился разрухой, голодом и войнами во многих государствах. Бог хаоса любит играть жизнями людей и разжигать вражду.

Так что мне прекрасно было известно, что я наделала. Я ведь не спорю и даже не думаю как-то сопротивляться. Моя заветная мечта теперь никогда не осуществится, даже если суд закончится хорошо. Меня как мага нигде не примут на работу. А уж о желании получить вторую высшую степень и подавно стоит забыть.

— Я так понимаю, что исключена из школы?

— Ты не о том сейчас думаешь. Кажется, ты все же не представляешь, что наказание может быть куда жестче обычного исключения.

— А что вы так переживаете? — Этого я и правда не понимала. Подумаешь, лишиться студентки, и что здесь такого? Не такая уж и большая трагедия, в школе еще много одаренных студентов.

На удивление, директор ничего не ответил, только недовольно покачал головой и встал:

— Ладно, Сэл, сейчас отдыхай, ты еще слишком слаба. А я пока постараюсь оттянуть приезд королевский охраны.

— Спасибо. — А что еще мне ответить?

Когда за директором закрылась дверь, я все продолжала сидеть на кровати, и не думая ложиться, несмотря на свою усталость и слабость. Цигх! Зачем я во все это вмешалась?

Я вспомнила свою первую встречу с Трэшеном и грустно улыбнулась. Если бы я тогда не пошла с ним в ресторан, сейчас бы ничего этого не было. Бог хаоса все так же был бы заперт в нижнем мире, а я была свободной студенткой, идущей к своей цели. Стоит признать, что именно знакомство с Трэшеном меня сильно изменило, точнее, мое отношение к окружающим и в первую очередь к себе. Что есть вещи важнее денег и славы. Сейчас я даже не представляю, как смогу жить без полуэльфа.

Я опустила взгляд на подаренный браслет и обручальное кольцо. Как же быстро иногда рушатся мечты. Нет, Сэл, скажи спасибо всем светлым богам за то, что он остался жив и твоя сестра с Эшэром тоже. Нечего ныть, могло быть еще хуже. Ведь правда? Спросила я саму себя и неуверенно пожала плечами.

Стараясь не думать о плохом, я легла и широко зевнула, желая как следует выспаться. Будь что будет. Я все равно не сдамся. И даже если мне не быть магом, я все равно выйду за Трэшена и стану известной в Темной империи. Да, знаю, что, наверное, это слишком наивно, но ведь мечтать никто не запретит.

Именно с такими мыслями и уснула.

* * *

Я стою на площадке в центре темного, идеально круглого зала, освещающегося тусклым светом факелов. По стенам росписью шли руны жизни, стихий и смерти. Некоторые из них я знала, другие — нет. Однако они не внушали мне доверия, а только наводили страх и нехорошее предчувствие.

В зале стояли духота и жара. Единственные два окна, прорубленные в толще стен, были закрыты.

Тяжело выдохнув, я оглянулась на собравшихся здесь. Они сидели на скамьях, их лица попадали в тень, поэтому кого-то рассмотреть не было возможности. Все шептались, и я чувствовала на себе их осуждающие взгляды, отчего мне было неловко.

У деревянной двери, где заканчивались ряды скамеек, был длинный стол. За ним сидели мужчины и что-то обсуждали.

Отчего-то сердце стучало быстро-быстро, а внутри все сжималось от страха. Сейчас должно было произойти что-то ужасное, и я это знала. Но до последнего верила, что есть шанс на спасение.

— Совет принял решение.

Я с ужасом вздрогнула и закусила губу. Что происходит? Где я? Почему мне так страшно?

— Вы приговариваетесь к смертной казни. Послезавтра на рассвете вас сожгут как темного мага, нарушившего закон.

— Что?! — Я с ужасом закричала, не веря этому.

— Сэл! — Голос Рэна тут же меня успокоил. — Сэл, проснись!

Я резко открыла глаза, тяжело дыша, словно пробежала несколько кругов вокруг школы. Слава богам, это всего лишь дурной сон. И тут же об этом подумав, я испытала настоящий страх, вспомнив, что иногда мои сны сбываются. Нет, Сэл, это всего лишь сон и ничего не значит. Он вызван на почве страха. Неужели ты веришь, что тебя казнят? Ты еще слишком молода.

— Сэл, с тобой все в порядке? — Я ощутила, как Рэн сжал мои вспотевшие ладони.

— Да. — Я посмотрела на взволнованного друга. — А что ты тут делаешь? Ты ведь обещал мне, что отдохнешь.

Я до сих пор лежала в больничном крыле, медленно, но уверенно поправляясь. Постепенно ко мне возвращались силы и восстанавливался резерв. Директор сдержал обещание, и королевская охрана еще не почтила нас своим приходом. Однако пришел указ от самого короля, чтобы Сэллира Эйд не покидала территории школы.

Думаю, что такая возможность мне была предоставлена благодаря моему поступку на балу, так как в конце указа была пометка: «С благодарностью». Конечно, то, что король все же меня уважал, давало мне больше шансов на хорошее окончание разбирательства. Вот только все равно с того дня, как я пришла в себя, мне снятся ужасы. И если сегодня был мрачный зал суда, то в прошлую ночь мне приснилось, что Трэшен бросил меня, а еще пару дней назад — сестра с Грэлианом, которые находились в снятом номере какой-то задрипанной гостиницы. Притом сон был с явным уклоном на эротику, мне даже утром, когда проснулась, стало неловко от того, что я видела. Не дай светлые боги, это было на самом деле!

Вот только вспоминая иногда ту старушку с яблоками из своего сна, я боялась, что из этого всего кое-что может оказаться правдой. Но как советовал мне Рэн, я старалась об этом не думать. Как-никак сны — это только сны.

К тому же друг уверял, что, если бы это было реальностью или будущим, он ощутил бы благодаря своему дару. Ведь он не отходил от меня ни на шаг, и, как я ни старалась заставить его выспаться, он все время проводил рядом со мной. Разве что пару раз ездил к родителям, так как обещал найти мне хорошего защитника и сделать все, что в его силах.

— Сэл, ну как я могу спокойно спать, зная, что со дня на день приедет королевская охрана?

— Я же могу.

— Ага, можешь — каждую ночь видеть кошмары.

— Не смешно!

— В том-то и дело, Сэл, — серьезно произнес Рэн. — Ты, по-моему, не представляешь, что тебя ждет!

Неужели он не понимает, что я специально таким способом пытаюсь отвлечься. Вот почему всем надо напоминать мне о предстоящем разбирательстве? Даже забегавшая ко мне Эля чуть ли не рыдала у меня на кровати. Так это она еще подробностей не знает. Впрочем, как и все в школе.

— Слышишь? — неожиданно тихо произнес Рэн, а в следующий миг вскочил и подошел к окну.

— Что там? — Любопытство оказалось сильнее меня, а потому я медленно встала и подошла к другу.

Внизу, у заснеженных ворот замка, стояла королевская карета. Из нее вышли двое мужчин в теплых плащах с эмблемой Вартана.

— Королевская охрана! — с ужасом воскликнул друг. — Сэл, они приехали за тобой.

— А то я не знаю, — раздраженно ответила я и тут же почувствовала вину, взглянув в зеленые глаза друга. В них было столько волнения и страха, что мне стало совестно. Он волнуется за меня, а я вымещаю на нем свое отчаяние.

— Прости, — искренне произнесла я. — Я не знаю, что теперь будет.

— Я что-нибудь придумаю, обещаю!

— Сэллира Эйд. — В больничное крыло зашел сам директор. Стоило мне взглянуть на него, как поняла, что пути назад нет. Сейчас я отсюда выйду, и меня повезут в королевскую темницу.

— Ничего не бойся, — властно посоветовал мужчина. — Пока тебя просто перевозят.

Уточнение «пока» мне совершенно не понравилось, но подошла я к директору уверенной походкой и с каменным выражением лица. Во-первых, не хотелось еще больше пугать друга, и так волновавшегося за меня, а во-вторых, незачем директору знать, что на самом деле мне тоже страшно от всего происходящего.

Спустились мы в полном молчании. Директор с другом не проронили ни слова, пока меня вела стража. И уже у самой кареты друг ободряюще сжал мои замерзшие ладони. Хоть я и была в теплой куртке, на улице стоял такой дубак, что вмиг замерзли щеки и нос.

— Нам пора, — безразлично напомнил один из стражи, когда я прощалась с другом.

Не в силах смотреть на Рэна, я поспешила отвернуться. Наверняка сейчас все глазеют из окон школы на меня и гадают, что же я такого сделала, что за мной приехала сама королевская охрана.

Уже сидя в карете и отъезжая, я отодвинула шторку и взглянула на друга. Честно признаться, мне просто не верилось во все это. Казалось, что это длинный сон, который никак не закончится. Все так быстро произошло. Еще недавно я радовалась предложению Трэшена и пререкалась с Эшэром, даже не представляя, чем все может обернуться. И вот теперь я исключена из школы, меня везут в темницу, где будут решать мою дальнейшую судьбу.

Как же иногда мы жалеем о своих поступках! А еще больше любим потом думать, что бы было, если бы мы поступили по-другому. Если бы я отказалась помочь Трэшену? Если бы не желала отомстить Эшэру? Если бы после того, как услышала во сне бога, не бросила все. Вот только слишком много «если бы».

Я облокотилась на спинку кресла и прикрыла глаза, стараясь не обращать внимания на ухабы и булыжники, на которых карета подпрыгивала. Все-таки я еще не до конца оправилась после темного заклинания Эдисса.

Как меня потом вели по длинным коридорам темницы, я не запомнила. И даже тот момент, когда меня закрыли в камере, не сохранился в памяти. Я настолько устала после переезда, что почти сразу уснула, стоило лечь на твердую и холодную койку.

* * *

Играла тихая успокаивающая музыка. Иногда ее темп ускорялся, а после вновь затихал. Я медленно кружилась в танце с Трэшеном, чувствуя себя самой настоящей леди. Это был мой первый танец в свете. Я ведь никогда до этого не посещала балы. Оказывается, танцевать с любимым очень приятно. Трэшен заботливо держал меня за талию, словно я самая дорогая драгоценность.

Как же мне не хотелось прерывать этот танец, но оркестр перестал играть, и нам пришлось остановиться.

— Сэл, ты мне так дорога. — Неожиданно Трэшен произнес слова Рэна. — Я всегда буду рядом…

Это всего лишь сон. Поняла это сразу, как только увидела над собой грязный потолок камеры. Вот интересно, как бы мы жили, если бы у нас не было снов? Ведь именно благодаря им мы можем отвлечься от реальности и отдохнуть от будней. Во сне можем увидеть как прошлое, так и настоящее с будущим. Или оказаться вообще в другой реальности. Эх, как же приятно иногда окунуться в новый мир приключений и любви.

Я глубоко вздохнула, с безразличием наблюдая за паучком в углу камеры. Пока он далеко и не трогает меня, я спокойна. Невольно вспомнилось, как мы в Зарестье, когда были у меня дома с полуэльфом, нашли паучка. Сколько крику было. Наверное, со стороны это было очень смешно, но Трэшен никак этого не показал. Я улыбнулась. Боги, кто бы знал, как я хочу опять вот так смеяться с Трэшеном. А вдруг меня не оправдают, что тогда? Нет, Сэл, не думай о плохом!

Я услышала тяжелые шаги и тут же села. К камере подошел стражник и подсунул через небольшое отверстие решетки поднос с едой. Взглянув на размазанное по тарелке нечто, только скривилась. Желания есть это месиво не было.

С одной стороны, мне уже хотелось, чтобы скорее началось разбирательство. А то ждать уже невмоготу. Да и голод дает о себе знать. А с другой стороны, очень страшно услышать решение совета.

Его созывают только в экстренных случаях. В совете состоят почти все правители больших государств. А это значит, что в зале будут представители других рас. Такой случай, как возвращение бога, не может никого оставить в стороне.

С горькой усмешкой я посмотрела в узенькое окошко за решеткой и увидела самый настоящий снегопад. Хм, никогда не могла даже подумать, что доживу до того, что буду встречать Новый год в камере. Еще четыре дня — и в городе начнется огромный праздник. А ведь я всегда так сильно любила зимние гулянья. Это первый раз, когда я на них не попаду.

— Сэллира Эйд, — громкий голос стража отвлек меня от грустных дум, — сегодня вечером состоится разбирательство.

* * *

Я стояла в центре круглого зала и испуганно переступала с ноги на ногу. Мне было знакомо это место, и от этого было не по себе. Я видела это помещение в своем сне! Те же руны на стенах, два закрытых окна. Около стены, где заканчиваются скамьи, длинный стол, за которым сидят представители государств. Разглядеть их лица трудно из-за тусклого света в зале, однако присмотревшись, я узнала среди мужчин короля Вартана. Недалеко от него заметила знакомое лицо, отчего мое сердце невольно пропустило удар.

Длинные темные волосы собраны в низкий хвост, прямая осанка, уточненное лицо, такие родные и любимые желтые глаза…

Трэшен! Он здесь, рядом со мной. Вот только смотрел он куда угодно, но не на меня. И это насторожило. Почему? Что-то случилось? В любом случае, зная, что теперь есть поддержка жениха, я чувствовала облегчение, а страх исчез. Я верю, что он сделает все, чтобы меня отпустили. Подтвердит мои слова, даст понять присяжным, что я всего лишь спасала его. Хотя понимаю, что моему поступку все равно нет оправдания. Как будущий дипломированный маг я не должна была такого допустить.

— Собрались все, так что, думаю, мы можем начинать. — Высокий пожилой мужчина предвкушающе улыбнулся. — Сегодня рассматривается дело Сэллиры Эйд, бывшей студентки Школы магии и целительства. Она обвиняется в проведении темного обряда и вызова бога хаоса Эдисса.

По залу прошлись возмущенные возгласы, отчего мне стало не по себе. Конечно, они считают, что я виновата, стоило лишь услышать обвинение. Думаю, была бы их воля, повесили меня сразу без разбирательства.

— Прошу тишины в зале! — Мужчина недовольно цокнул языком и продолжил: — По этому делу был собран совет, который и вынесет приговор. В него вошли двенадцать представителей стран: Вартана, Аллира, Эльфрана, Темной империи, Фиэлры, Красной долины, Бэрмана, Приморского острова, Невия…

Я перестала слушать мужчину, переведя свой взгляд в сторону собравшихся здесь. Среди них заметила Рэна, а он, увидев, что я на него смотрю, одобряюще подмигнул.

— Сэллира Эйд, вы понимаете, что, если скажете неправду, защитное поле засветится и это только ухудшит ваше положение?

Я кивнула, прекрасно все это зная. Обойти хоть как-нибудь заклятие правды просто невозможно.

— Тогда начали, просто отвечайте на заданные вам вопросы.

Со своего места поднялся невысокий пухлый мужичок средних лет и вышел ко мне. Он был серьезен и явно настроен недружелюбно. Нахмуренное лицо, поджатые губы, прищуренные и без того маленькие глаза.

— Сэллира Эйд, признаете ли вы свою вину?

— Да.

— Значит, вы не отрицаете, что открыли врата богу Эдиссу в наш мир?

Я вновь кивнула.

— Для какой цели вы его призвали?

— Ни для какой. — Мой ответ был искренний.

— Но ведь для чего-то вы открыли пространственный проход?

— Бог хаоса угрожал моему другу. — Я немного смутилась и уставилась в пол. Но потом глубоко вздохнула и посмотрела мужчине прямо в глаза.

— И что? По-вашему, это повод подвергать опасности другие жизни?

— Нет, но я… — И что мне на это ответить? — Да я и не проводила обряд! Только крикнула: «Согласна» — и все произошло само собой.

— Вы слышали? — Мужчина обернулся к совету. — Все произошло само собой.

В его голосе было столько насмешки, что мне захотелось его чем-нибудь огреть. Я тут на полном серьезе ему отвечаю, а он считает, что это шутка?

— Какой бы ни была причина, я считаю, что эта девушка должна понести основательное наказание за свой поступок. Но, к сожалению, решать это не мне. — Мужчина поклонился совету и обернулся к сидящим в зале. Я не видела его лица, но следующие слова он проговорил явно с неохотой:

— Господин Ксиль Оришь, вам слово.

Поднялся молодой мужчина в строгом темном костюме и вышел в центр зала. Он поклонился и поприветствовал собравшихся, а после обернулся ко мне. Я видела его впервые, но прекрасно знала, кто он — королевский дознаватель. Рэн, когда ко мне приходил, рассказал о нем. Этот мужчина может узнать что угодно и получить информацию о любом человеке. Родители друга согласились помочь сыну, а точнее мне, и наняли этого господина в мою защиту. Рэн так и не признался, что они потребовали взамен. Хотя сам проговорился, что теперь должен им что-то.

— Сэллира Эйд, расскажите подробно, что именно произошло? С того момента, как Эдисс обратился к вам.

— Он уговаривал меня открыть ему проход…

— И вы отказывались? — перебил меня мужчина, не дав даже закончить предложение.

— Да, но он настаивал. А когда я не пожелала выполнять его просьбы, стал пугать, что убьет друга.

— Господин Оришь, но ведь это звучит просто по-детски!

— Уважаемый Лорент, вам слово уже было дано, теперь мой черед. — Защитник спокойно взглянул на мужчину и повернулся ко мне: — Продолжайте, Сэллира Эйд.

— Когда он стал мучить на моих глазах друга, я не выдержала и согласилась. — Последнее слово я почти прошептала.

— Но ведь у вас просто не было выбора. — Он улыбнулся, и в его темных глазах заиграли азартные искорки. — Не так ли?

Не совсем понимая, чего добивается мой защитник, неуверенно кивнула.

— И кто же был тот несчастный, кого пытал бог?

Я запнулась, не зная, стоит ли говорить. Конечно, соврать я не смогу, но вдруг этим наврежу как-то Трэшену.

— Ну же? — поторопил меня дознаватель. — Говорите, не бойтесь. Не стоит делать свое положение еще хуже.

— Трэшен. — Я сглотнула, быстро взглянув на полуэльфа, но он все так же на меня не смотрел. — Тор Ориэстэн Шерт.

— Нам это известно, мы получили полный отчет от него, — вмешался мужчина, допрашивающий меня до этого.

— Да, я его видел. Но ведь стоит теперь узнать версию подозреваемой. Вы не подумайте, что я вам не верю. — Он внимательным взглядом посмотрел на Трэшена, который безразлично кивнул. — Но может, вы упустили некие детали.

Боги, кто бы знал, как мне хотелось сейчас поговорить с Трэшеном. Все у него узнать, как он выбрался, почувствовать поддержку, услышать одобряющие слова, что все будет хорошо.

— Я уже рассказала то, что знала. Трэшен Тор Ориэстэн мучился под магией бога, пока я не согласилась открыть врата.

— Вы понимали, что спасаете правителя Темной империи.

— Нет. — Я вдруг разозлилась. — Я в тот момент думала лишь о том, как спасти другу жизнь.

— Только другу? — Глаза мужчины нехорошо сощурились. — Почему же вы так упорно умалчиваете о предложении владыки стать вашей женой?

— Вы не спрашивали, — уклончиво ответила я.

— Это не столь важно в вашем деле. Вам остается только надеяться, что ваш друг отдаст свой голос в вашу пользу. Как вы слышали, девушка совершила этот поступок из-за страха за друга. Притом не просто какого-нибудь человека, а владыки Темной империи. Согласитесь, его жизнь много стоит. К тому же это не первый раз, когда девушка спасает королевскую особу. — Он посмотрел прямо на короля Вартана, тот улыбнулся и положительно кивнул, подтверждая слова.

— Даже если это так, в первую очередь Сэллира Эйд должна была думать о большинстве! — вновь вмешался мужчина, но Ксиль Оришь только усмехнулся.

— Вы понимаете, что сейчас в голос заявили? То есть, по-вашему, она должна была убить владыку?

— Не перекручивайте мои слова!

— А мне и не надо, вы сами все сказали. К тому же, — он вновь обернулся к представителям стран, — даже если бы это был не владыка. Поставьте себя на место подсудимой: смогли бы вы бросить друга и дать ему умереть на ваших глазах?

Многие действительно задумались, а некоторые даже согласно кивнули, поддерживая сказанное. И от этого в душе затеплилась надежда, что еще не все потеряно.

— Господа, также вспомните, что подсудимой всего восемнадцать лет. Она еще слишком юна и неопытна. А кто из нас не совершал ошибок в молодости? — Мужчина вновь замолчал, давая возможность обдумать свои слова. — Конечно, это не оправдывает действий подсудимой, но, возможно, смягчает наказание? Решать, конечно, вам, но казнь — слишком жестоко по отношению к ней. Она всего лишь стала заложницей обстоятельств.

Я замерла, не веря своим ушам. Как наказание они предлагают казнь? То есть сейчас решается моя жизнь? Все светлые боги, прошу, не оставьте меня в такой момент. Да, знаю, что никогда и никому не молилась, но что мне еще остается при таких обстоятельствах.

— Заложницей обстоятельств? — вновь вмешался мужчина. — Что же она тогда делала в том месте, где была начерчена октаграмма?

Я замялась, не зная, что сказать. Он прав, мне нет оправдания. Я ведь сама пришла туда.

— Сэллира Эйд желала уничтожить артефакт, вы сами это прекрасно знаете. — Дознаватель скривился. — Если, конечно, читали доклад владыки Темной империи.

— Если бы она действительно хотела уничтожить артефакт, то не обязательно было идти к октаграмме. Она используется только для вызова.

Было видно, что защитник растерялся, но тут же взял себя в руки и уверенным голосом продолжил:

— Сэллира Эйд является той, кто сможет вернуть бога хаоса обратно в нижний мир. Я навел кое-какие справки, род Эйдов пошел от известного всем мага Вирдэна Эйда. Если вы проголосуете за казнь, то можете лишиться последней надежды на спасение.

— Не стоит так уверенно об этом заявлять. Поверьте, найти выход из любой ситуации можно всегда, а провинившаяся должна понести наказание.

— Дайте ей хотя бы месяц на то, чтобы все исправить, как в свое время сделал это Вирдэн Эйд. А там уже решится ее дальнейшая судьба. Это все, что я могу сказать, а уже вам — он обернулся к совету, — решать, за что каждый из вас проголосует.

— Есть ли еще какие-нибудь вопросы к Сэллире Эйд?

В зале стояла тишина.

— Тогда прошу совет удалиться для обсуждения решения.

Представители стран поднялись и вышли в боковую дверь. Я была как на иголках. С одной стороны, у меня была поддержка Трэшена и короля, а также дознавателя, который представил меня в лучшем свете. Но с другой — я все равно не могу даже предугадать, что меня ждет. Вдруг они решат, что я не заслуживаю права на жизнь и должна стать примером для других?

Казалось, время идет нестерпимо долго. Некоторые среди присутствующих в зале вышли, другие обсуждали меня, а третьи просто скучающе плевали в потолок. Я же смотрела только на Рэна, который также не отводил от меня взгляда. Даже без слов я понимала, что он хочет сказать. Друг поддерживал меня, и я это видела. От этого хоть немного, но становилось легче. Только когда объявили о возвращении совета, меня вновь окутал страх.

В зал вошли представители стран и сели на свои места, даже не взглянув в мою сторону. После началось самое ужасное — они стали голосовать. Я слушала, как некоторые из них говорили: «помиловать», а другие — «казнить».

Я с бешено стучавшим сердцем подсчитывала, сколько голосов было за мою жизнь. Пока счет был почти равным: четыре за помилование и три за казнь.

Король Вартана, как я и ожидала, проголосовал за помилование, но светлый эльф, представитель Эфрана, посчитал, что лучше наказать и самый верный способ — лишить жизни ту, что нарушила давний закон.

Я продолжала их слушать. Наконец остались только двое: одного я не знала, а второй был Трэшен. Боги, если первый проголосует «помиловать», я спасена!

С такой силой сжала кулаки, что ногти больно впились в кожу, но я словно не замечала этого, глядя на молодого мужчину. Пожалуйста, скажи «помиловать»!

И каково же было мое облегчение, когда он это произнес. Теперь я свободна! А я так сильно боялась, что большинство решит лишить меня жизни. Спасибо! Я за это стану добропорядочной и теперь буду исправно ходить в храмы! Честно. Я с улыбкой взглянула на Трэшена, до сих пор не веря, что все закончилось хорошо. Он тоже улыбнулся, но как-то по-другому — холодно и безэмоционально, а после громко произнес свое решение:

— Казнь.

В меня словно выстрелили огненным шаром. Нет, этого не может быть. Мое сердце пропустило удар, а я замерла, боясь пошевелиться. Я смотрела только на полуэльфа, ничего не понимая. На лице до сих пор холодная улыбка, а в глазах безразличие. Это не он, не мой Трэшен!

Я даже не обращала внимания на шум в зале после провозглашения решения. В глазах появились слезы, и я впервые в своей жизни заплакала при таком количестве людей, не думая о том, как выгляжу. Даже при Рэне себе такого не позволяла, а сейчас расплакалась как маленькая девчонка. Трэшен еще раз одарил меня безразличным взглядом и отвернулся.

Нет, я не хочу в это верить. Неужели Эшэр был прав, а я просто не хотела его слышать? Трэшен действительно с самого начала всего лишь желал активировать артефакт? Но зачем? Зачем надо было так со мной поступать? Влюблять в себя. Чтобы я точно согласилась его спасти?

— Сэллира Эйд приговорена к смертной казни. Послезавтра на рассвете она будет сожжена как темный маг, нарушивший закон.

Я даже не слушала слова мужчины, сквозь слезы глядя только на полуэльфа. Он вместе с другими представителями стран поднялся и направился к выходу. Мне так хотелось его позвать, спросить. Однако я себе этого не позволила. Сэл, не унижайся, он свое решение принял.

Как ко мне подошли и повели в камеру, я не запомнила, все время слыша в голове безразличный голос Трэшена: «Казнь». «Казнь». «Казнь…»

Очнулась только у себя в камере. Слез больше не было, оттого, что просто уже нечем было плакать. Я чувствовала себя опустошенной, хотелось умереть прямо сейчас, лишь бы прекратить эти ощущения, съедавшие заживо меня изнутри. Ничего, завтра меня все равно сожгут, и я больше не буду мучиться из-за этих чувств!

Лучше бы я никогда не влюблялась! Тогда бы и не пострадала.

* * *

Покинув зал, владыка Темной империи направился к выходу, когда его остановил королевский дознаватель:

— Простите, могу я вас кое о чем спросить?

Трэшен обернулся, удивленно приподняв брови, и снисходительно кивнул.

— Ваше решение многих удивило, особенно при таких обстоятельствах. Вы ведь сами писали в отчете, что сделали предложение подсудимой.

— Да, — не стал отрицать полуэльф. — Но это было моей ошибкой. Такой поступок не прощается.

— Но ведь она спасла вам жизнь. — Ксиль Оришь все равно не мог понять мотив владыки.

— А разве жизнь одного стоит множества других? Теперь из-за нее опасность грозит всем.

— Да, но не слишком ли это жестоко?

— Возможно, но она должна стать примером для других. Если мы ее отпустим, другие поймут, что можно вытворять все что угодно и наказания за это не последует. — Тут Трэшен на мгновение замолчал, словно что-то обдумывая, а после все же закончил: — Господин Ксиль Оришь, а почему вас так волнует мое решение? Я понимаю, что вам много заплатили за ее защиту, но приговор не подлежит обжалованию.

На этих словах владыка развернулся и ушел, оставляя задумчивого мужчину одного. Ксиль недовольно сложил руки на груди и с презрением посмотрел на владыку. Правду говорят о дроу — они жестоки.

* * *

Я всю ночь просидела на койке, поджав под себя ноги и не двигаясь. В голове крутилось множество мыслей. Я пыталась понять, что двигало Трэшеном, почему он так со мной поступил. Но не могла. Как сложно осознать, что все было лишь игрой. Он казался всегда таким искренним и добрым, а выходит, он не лучше своего брата. Даже хуже, тот хоть не притворялся! Каким же надо быть ужасным, чтобы пойти на такое? И все ради чего? Артефакта? Так жестоко со мной поступить!

С каждой минутой мне становилось все невыносимее, просто хотелось рвать и метать!

Почему? Почему я такая дура?! Трэшен никогда меня не любил! Только использовал. Я со злостью стянула кольцо и швырнула об стену. Оно с громким звоном упало и закатилось под койку. Ненавижу! За кольцом полетела разорванная цепочка браслета. Как ты мог?! За что?

Я с силой ударила кулаком по кровати, но помогло это несильно. Меня все так же душили ярость и обида.

Но и они прошли, осталась лишь пустота. Ничего не хотелось. Даже страж, который приходил утром с едой и объявлением о том, что казнь состоится через пару часов, не возымел никакого результата.

Все мои мысли были заняты Трэшеном. Я вспоминала все наши приключения, пытаясь осознать, когда именно он изменился? Но не могла.

Перед глазами стали всплывать картины недавнего прошлого — вот за мной приехала карета, я танцую с Трэшеном, счастлива…

Выходит, все было наигранно. Всего лишь для того, чтобы заманить меня в свои сети? Почему я тогда ничего не заподозрила? Ведь, если подумать, это даже выглядело не по-настоящему, а чересчур напыщенно. Я-то еще решила, что Трэшен просто не умеет ухаживать и немного перебарщивает, а он просто хотел сделать все, чтобы в последний момент я открыла врата богу.

— Сэллира Эйд, время пришло! — Я вздрогнула, не веря своим ушам.

Так быстро!? Казалось, что страж только-только приходил. И на что потратила свои последние часы жизни? На мысли о Трэшене!

Зазвенели ключи, с ужасным скрипом открылась решетка. Я медленно поднялась и неуверенно вышла к стражу, чувствуя страх и облегчение от того, что меня наконец перестанут мучить мысли о предательстве дорогого человека.

Вот и все, закончились мои приключения. Еще пару секунд — и меня не будет. Понуро опустив голову, я пошла за стражем по длинным коридорам, готовая принять свое наказание…

* * *

За год до последних событий.

Небольшая светлая деревенская комната с огромной печью, кроватью и потертым шкафом. С потолка свисают различные пучки трав, на полках в баночках стоят законсервированные лапки пауков, глаза жаб и многое другое. На столе разложены старые бумаги с древними записями заклятий.

Вся атмосфера этого дома говорила о том, что его хозяйка, низенькая и тучная женщина — темный маг. Местные называли ее ведьмой, не зная настоящей сущности.

Ее звали Элионора, и она была очень известна в свое время как могущественный темный маг. Но сейчас ей хотелось тишины и спокойствия, поэтому женщина скрылась в лесах, недалеко от маленькой деревушки. О ней знали немногие. Приходили те, кому нужен был ее совет. Вот и сегодня к ней должен был наведаться принц Темной империи Трэшен Тор Ориэстэн Шерт.

Элионора сидела за столом и разбиралась в своих бумагах, когда ощутила приближение принца. Сняв защитное поле, окружавшее дом, она пустила к себе полуэльфа.

Это был высокий красивый молодой человек, богато одетый. Поприветствовав ведьму, он сел напротив нее.

— Ты принес плату за мою помощь? — Ведьма с ожиданием посмотрела на принца.

— Да. — Трэшен скользнул взглядом по свободной рубахе женщины, замечая аллирскую роспись. — Ты недавно была в Аллире?

— Разве это касается нашего дела?

— Нет. — Полуэльф достал из-за пояса довольно крупный мешочек золота и свиток. — Вот то, что ты просила.

Женщина довольно улыбнулась и взвесила в руке мешочек. После встала и отнесла его в шкаф, припрятав туда же и свиток.

— Что же, — она обернулась к сидевшему принцу, — теперь займемся тобой. Ты говорил, что желаешь отомстить брату и уничтожить все, что он так долго восстанавливал после смерти вашего отца.

Трэшен молча кивнул.

— Твоих сил не хватит на это, — медленно продолжила женщина, следя за принцем. Но он даже не отреагировал на открытое оскорбление. — Ты ведь знаешь легенды об артефакте силы?

Полуэльф вновь только кивнул.

— С ним ты исполнишь то, что желаешь.

— Где мне его найти? — спокойно поинтересовался Трэшен.

— Тебе для начала надо отыскать хранительницу, только она приведет тебя к артефакту и активирует его.

Женщина обернулась к шкафчикам и стала в них копошиться, пока не достала длинный свиток.

— Вот здесь, — она протянула его принцу, — ты прочтешь все, что тебе стоит знать об этом артефакте и его хранителе. Однако есть одно «но»…

Полуэльф вопросительно приподнял брови, с задумчивостью глядя на ведьму.

— Артефакт может активировать только истинная любовь.

— Любовь? — Трэшен фыркнул. — Ты ведь знаешь, что после Ариши это чувство во мне уничтожили.

— Да. — Элионора вдруг улыбнулась. — Тебе и не обязательно любить, главное, чтобы хранитель пошел на все ради тебя.

— Хорошо, я понял. Мне следует знать что-то еще?

— Нет. — Женщина горько улыбнулась. — Все-таки ты так сильно изменился с того времени. Грэлиан сам сотворил себе врага.

Трэшен ничего на это не ответил. Брат действительно сам виноват, что теперь принц готов на многое пойти ради того, чтобы отомстить ему и уничтожить так ненавистную ему Темную империю.

Встав, он поклонился и ушел, ничего при этом не сказав. А ведьма еще долго смотрела в окно вслед полуэльфу. Она видела, как тьма постепенно его поглощает. Но также женщина прекрасно чувствовала, что и от того прежнего Трэшена еще что-то осталось.

Примечания

1

Принцесса Катарина — персонаж из известной партэнской сказки, написанной на основе реальных событий. Она была дочерью короля, но в детстве ее выкрали разбойники, желая получить золото. Но они умудрились потерять девочку, и она попала в очень бедную семью. И как это бывает в сказках, в нее влюбился сам принц Вартана. А дальше события развивались вполне предсказуемо.

2

Золотень — второй месяц осени.

3

Холодень — первый месяц зимы.

4

Литицет — распространенная трава, использующаяся как жаропонижающее.

5

Корень махара растет в диких лесах. Используется во многих отварах и зельях как успокаивающее или сильное снотворное. Это зависит от количества растения и наличия других ингредиентов, с которыми его варят.

6

Карас — редкий горный цветок.

7

Эстэр — напиток, нейтрализующий любую магию.

8

Вытьянка — тоскующая душа непогребенного тела, «поющая кость». Поговаривают, что кости таким способом просят их захоронить. В Вартанском государстве идет поверье, что «кость плачет» в могилах невинно убитых. Согласно рассказам, душа непогребенного живет возле тела, оберегая его, пока тело не будет предано земле. Такая душа не может идти дальше.

9

Фиэлра — северная страна, граничащая с Вартаном. Является территорией вампиров.

10

Олиты — опасная нечисть, которая водится только в пещерах. Обычно достигают полутора метров, внешне строением тела похожи на собак. Имеют гладкую поверхность кожи, на конечностях длинные когти. Главная опасность заключается в их дыхании — они выпускают струи огня. Убить можно магией или любым другим оружием.


Купить книгу "Обыграть темного эльфа" Василика Снежанна

home | my bookshelf | | Обыграть темного эльфа |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 56
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу