Book: Новейший АНТИ-Суворов



Новейший АНТИ-Суворов

Владимир Веселое, Андрей Бугаев.

Новейший АНТИ-Суворов


Несколько предварительных замечаний

1

В свое время слушателям Академии Советской армии на одном из первых занятий рассказывали такую историю. В тридцатые годы двадцатого века где-то в Европе вышла книга «Германская армия». Когда она оказалась на столе у руководителя рейхсвера, тот испытал немалый шок. Никому до той поры не известный автор весьма подробно описывал состояние армии Германии, приводил данные о местах расквартирования частей рейхсвера, называл командиров дивизий, а то и полков, разбирал их деловые качества и т.д. В принципе, британская или французская разведка все это могла установить, но зачем им понадобилось публиковать эти данные?

Проведенное расследование показало, что ни та, ни другая разведка тут ни при чем. Автор книги вообще не имел никакого отношения к какой-либо разведке (по одной версии, он был библиотекарем, подругой — школьным учителем), все свои изыскания он провел по собственной инициативе, причем используя исключительно открытые источники. Читая немецкие, преимущественно провинциальные газеты, он скрупулезно выбирал оттуда все упоминания о чинах рейхсвера (типа «на балу у графини такой-то присутствовал начальник местного гарнизона генерал такой-то»), потом систематизировал их и в результате получил ту картину, которая так поразила немецких военных.

Вообще-то эта история относится к разряду полумифических, на самом деле все происходило не совсем так, а может быть, и совсем не так. Тем не менее ее рассказывали не одному

поколению слушателей академии (возможно, и до сих пор рассказывают). Преподавателям важно поразить воображение слушателей, показать им, что для того, чтобы получить весьма важные сведения о потенциальном противнике, вовсе не обязательно устраивать шпионские игрища с кражей секретов из вражеских сейфов, беготней по крышам и стрельбой. Иногда для этого достаточно проанализировать то, что сам потенциальный противник пишет в своей прессе.

Бывший советский разведчик Владимир Богданович Резун, ставший британским историком Виктором Суворовым, явно хорошо усвоил этот урок. В своей первой книге («Ледокол») он в самом начале заявляет, что при ее написании он использовал исключительно открытые советские источники (газетные статьи, мемуары военачальников, речи советских вождей, труды основоположников марксизма-ленинизма). На основе этих материалов он рисует перед пораженным читателем жуткую картину заговора большевиков против всего мира.

Однако картина эта не лишена недостатков, слишком уж много в трудах В. Суворова противоречий и неясностей. Возможно, Владимир Богданович просто недостаточно хорошо усвоил то, что ему в свое время преподавали в академии, забыл, что главным правилом разведчика является тщательная проверка и перепроверка любой добытой информации, но, может быть, за этим кроется и нечто большее.

Тут нужно сказать, что, кроме всего прочего, разведчиков учат и тонкому искусству дезинформации. То есть тому, как с помощью правды, полуправды и чистой лжи нарисовать нужную картину. Причем хорошая дезинформация обязательно должна содержать в себе приличную долю правды. Идеальная дезинформация вообще на 99% состоит из правды, и только 1 % содержит ту ложь, в которой вы желаете убедить оппонента. Ясно ведь, что, заполучив вашу «дезу», противник тут же начнет проверять ее всеми доступными ему средствами. И если в результате этой проверки окажется, что 99% информации чистая правда, а 1 % невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть, противник наверняка поверит и сведениям, содержащимся в этом единственном проценте.

Однако дезинформация — штука обоюдоострая, мало того, что приходится сообщать врагу правдивые сведения, можно вообще получить отрицательный результат. Ведь если противник поймет, что его пытаются надуть и в чем именно смысл этого надувательства, он сможет воссоздать истинную картину. В известном советском фильме «Вариант «Омега» целью затеянной немцами игры было убедить наше руководство, что Япония в ближайшее время собирается напасть на СССР. Но наш разведчик смог переиграть немцев и сообщил, что это именно дезинформация. В результате стало предельно ясно, что японцы нападать на нас не собираются. То есть немцы получили эффект, обратный желаемому.

Однако ситуация, когда точно известно, что переданные вам сведения являются дезинформацией, встречается достаточно редко. Гораздо чаще приходится самостоятельно определять степень достоверности полученной информации. Одним из главных критериев достоверности при этом является непротиворечивость получаемой при анализе картины. Если же получаются какие-то противоречия, их обязательно нужно подвергнуть дополнительному анализу, потому как за этими противоречиями может скрываться как раз то, что противник хочет от вас утаить.

Возвращаемся к трудам В. Суворова. Если рассматривать их как публицистические произведения, на все неточности, неясности, явные и скрытые противоречия можно не обращать внимания. Публицистика — это такой жанр, в котором многое допускается и многое прощается. Но если рассматривать их как работу разведчика-аналитика, то с этими противоречиями нужно разобраться в обязательном порядке. Может быть, за ними скрывается недостаточная квалификация автора, элементарное неумение увязывать концы с концами, а может быть, мы имеем дело с дезинформацией, рассчитанной на не очень сведущего читателя.

Чтобы разобраться с этим вопросом, я предлагаю провести своего рода расследование. Представим себе, что начальнику разведки некоего государства подчиненный представил многотомный аналитический доклад о состоянии армии вероятного противника и его намерениях. И вот этот начальник разведки поручил нам проверить этот доклад. Как и положено действовать в таких случаях, мы не станем выискивать в докладе мелкие огрехи и неточности, а займемся главным.

Но прежде чем заняться главным, нужно определиться, что же именно главное в трудах В. Суворова. Как ни странно, по этому вопросу существуют противоречия даже в среде его преданных поклонников. Кто-то полагает, что все свои книги В. Суворов написал для того, чтобы доказать — Сталин готовился летом 1941 года напасть на Германию, но Гитлер разгадал его намерения и ударил первым. Что же, этот тезис в трудах Владимира Богдановича действительно является одним из основных, но далеко не самым главным. Тем более что само желание напасть на Германию летом 1941 года вовсе не является криминалом.

Список стран — членов антигитлеровской коалиции достаточно обширен, причем большинство этих стран сами объявили войну Германии, начиная с Англии и Франции, которые, пользуясь терминологией Владимира Богдановича, «коварноударили в спину Гитлеру», занимавшемуся решением своих проблем на Востоке. Я понимаю, что все эти страны стремились покончить с кровавым гитлеровским режимом ради идеалов свободы и демократии, Сталин же хотел заменить один кровавый режим другим. Но давайте копнем чуть глубже.

Сначала вспомним, как именно Запад «воевал» против Гитлера в 1939—1940 годах. Сколько бы могла продолжаться «странная война», если бы сами немцы не положили ей конец, ударив по Франции в мае 40-го? Отвечаю: до бесконечности. Ну а после ее окончания на континенте у Гитлера вообще не осталось ни одного противника, так что его режим мог бы просуществовать сколько угодно.

Предоставим слово В. Суворову: «21 июня 1940 года пала Франция. Разбой германских подводных лодок на морских коммуникациях резко усиливается. Над островным государством Великобритания, связанным со всем миром теснейшими торговыми связями, нависла угроза морской блокады, острейшего торгового, индустриального, финансового кризисов. Хуже того, германская военная машина, которая з тот момент многим кажется непобедимой, уже интенсивно готовится к высадке на Британских островах... 30 нюня германскими вооруженными силами захвачен британский остров Гернси, В тысячелетней истории Британии совсем не много случаев, когда противник

высаживается на Британских островах. Что последует за этим? Высадка в самой Англии? Гернси захвачен без сопротивления. Как долго будет сопротивляться Британия?» («Ледокол». Гл, 29.) Что отсюда следует? Да то, что, не задумай Сталин напасть на Гитлера, свободой и демократией в Европе не пахло бы еще очень долго, может быть, даже в течение нескольких десятков лет. Получается, что люди Запада должны ежечасно возносить осанну Иосифу Виссарионовичу за то, что благодаря его намерению напасть на Германию Гитлер не смог покорить Британию. В результате англо-американские союзники получили возможность в 1944 году высадиться на континенте, и половина Европы следующие пятьдесят лет наслаждалась свободой и демократией (а вторая половина Европы жила в несколько лучших условиях, чем под Гитлером),

Собственно говоря, до появления трудов В. Суворова так оно и было. Запад отдавал должное Советскому Союзу за то, что он разгромил Гитлера (или помог его разгромить, по американской версии), и никого особо не волновало, был ли удар Гитлера по СССР превентивным или чисто агрессивным.

Так что, если бы Владимир Богданович «доказал» только то, что Сталин собирался напасть на Германию в 1941 году, никто на его труды особого внимания не обратил. Но дело в том, что он взялся доказать нечто другое — Советский Союз подготовил и развязал Вторую мировую войну. А это уже серьезно.

3

Логика В. Суворова такова: Советский Союз на протяжении всей своей истории мечтал завоевать весь мир. Поскольку сделать это своими руками большевики не могли, они разработали хитрый план с «Ледоколом Революции».

Вот цитаты:

«Сталин понимал, что Европа уязвима только в случае войны и что Ледокол Революции сможет сделать Европу уязвимой. Адольф Гитлер, не сознавая того, расчищал путь мировому коммунизму». («Ледокол». Предисловие.) «Это Сталин помогал привести Гитлера к власти и сделать из Гитлера настоящий Ледокол Революции. Это Сталин толкал Ледокол Революции на Европу. Это Сталин требовал от французских и других коммунистов не мешать Ледоколу ломать Европу. Это

Сталин снабжал Ледокол всем необходимым для победоносного движения вперед». («Ледокол». Гл. 29.)

Основные тезисы страшного сталинского плана, который сумел разгадать Владимир Богданович, таковы:

1.Привести в Германии к власти сильного и агрессивного лидера (Гитлера). («Ледокол». Предисловие.)

2.Помочь Германии восстановить свою армию. («Последняя республика». Гл. 4.)

3.Втравить этого лидера в войну с Западом. («Ледокол». Гл. 4, 5.)

4.Всячески усыпить любые подозрения Гитлера относительно намерений СССР («Ледокол». Гл. 6.)

5.Дать Германии как следует увязнуть в этой войне. («Ледокол». Гл. 6.)

6.Нанести Германии удар в спину, («Ледокол». Гл. 19.)

В скобках указаны главы, в которых В. Суворов наиболее четко сформулировал тот или иной тезис. Доказывает же их верность он на протяжении всех своих шести книг. Вот с этой системой доказательств нам и предстоит разбираться.

Начнем с конца.

Глава 1 КУДА ЦЕЛИЛСЯ СТАЛИН

Гитлер считал советское вторжение неизбежным, но он не ожидал его в ближайшие недели. Германские войска отвлекались на проведение второстепенных операций, а начало «Барбароссы» откладывалось.

В. Суворов, «Ледокол»

1

В последней, 33-й главе «Ледокола» В. Суворов описывает такую гипотетическую ситуацию: Гитлер в очередной раз перенес срок начала превентивной войны против СССР, поэтому Сталин смог, как и планировал, начать войну первым. Далее следует красочное описание той войны, которая должна была начаться по планам кремлевских поджигателей.

Надо сказать, что эта глава обычно ускользает от внимания как критиков Владимира Богдановича, так и его сторонников, и совершенно напрасно. Смотрите сами: в главах, посвященных чисто военной тематике, В. Суворов описывает масштабные приготовления к коварному удару в спину Германии. Рассказывает, какие для этого создавались самолеты и танки, где сосредоточивались войска и так далее. И все это делалось по какому-то заранее подготовленному плану. Но, как говорил кто-то из великих, любой план действует до первого соприкосновения с противником. Из этого следует, что именно в ходе первого столкновения нужно нанести противнику максимальный урон. Желательно вообще разгромить его главные силы до того, как он начнет как-то реагировать на ваши действия. По словам Владимира Богдановича, именно такой план и был разработан в Генштабе РККА накануне войны. И в этом плане было предусмотрено абсолютно все, вплоть до переодевания бойцов в кожаные сапоги и раздачи в комплекте с ними русско-немецких разговорников. Ну а в 33-й главе В. Суворов описывает, как этот план должен был претворяться в жизнь. Причем основное внимание он уделяет как раз действиям РККА в первые часы и дни, то есть как раз в то время, когда и должен был решиться весь исход войны. Стало быть, и нам следует обратить внимание на эту главу.

Попробуем прочитать ее внимательно и сопоставим написанное в ней с тем, что Владимир Богданович пишет в других книгах.

2

«Первый артиллерийский залп минута в минуту совпал с моментом, когда тысячи советских самолетов пересекли государственную границу. Германские аэродромы расположены крайне неудачно — у самой границы, у германских летчиков нет времени поднять свои самолеты в воздух. На германских аэродромах собрано огромное количество самолетов. Они стоят крылом к крылу, и пожар на одном распространяется на соседние, как огонь в спичечной коробке (выделено мной. — В.В.).

Над аэродромами черными столбами дым. Эти черные столбы — ориентир для советских самолетов, которые идут волна за волной. С германских аэродромов успели подняться в воздух лишь немногие самолеты. Германским летчикам категорически запрещалось открывать огонь по советским самолетам, но некоторые летчики, вопреки запрету командования, вступают в бой, уничтожают советские самолеты, а расстреляв все патроны, идут в последнюю самоубийственную атаку лобовым тараном». («Ледокол». Гл. 33,)

Сразу же задаемся вопросом, почему германские аэродромы расположены у самой границы? И зачем на них собрано громадное количество самолетов, стоящих крыло к крылу?

Тут нам нужно обратить внимание на то, как действовало, по утверждению В. Суворова, советское командование накануне войны.

«Одновременно с переброской войск шло интенсивное перебазирование авиации. Авиационные дивизии и полки небольшими группами в темное время суток под видом учений перебрасывались на аэродромы, некоторые из которых находились ближе чем 10 км от границы». («Ледокол». Гл. 22.)

«Жуков выдвинул аэродромы к самым границам и сосредоточил на них по сто, иногда и по двести самолетов». («День М». Гл. 5.)

Как вы понимаете, самолеты перебазируются на приграничные аэродромы для нападения на Германию. Для сомневающихся В. Суворов повторяет: «Приграничные аэродромы забиты самолетами — это не для отражения агрессии». («Последняя республика». Гл. 9.)

Что же нужно было делать для подготовки к отражению агрессии? Точных указаний я у Владимира Богдановича не нашел, зато обнаружил указания, что не нужно было делать: «И следовало авиацию на приграничных аэродромах не держать огромными массами, тогда бы она не попала под первый удар. А Жуков ее согнал на приграничные аэродромы чудовищными толпами».(«Очищение». Гл.21.)

То есть, готовясь к обороне, свою авиацию нужно держать на некотором удалении от границы, тогда противник не сможет ее уничтожить внезапным ударом. И только если сам готовишь внезапный удар по противнику, самолеты нужно придвигать к границам. И никаких других вариантов теория Владимира Богдановича не предусматривает.

Таким образом, сосредоточение германской авиации у наших границ возможно только в одном случае — если Германия собирается напасть на СССР О чем, собственно говоря, и написано в начале 33-й главы «Ледокола».

А если бы немцы собирались обороняться? Владимир Богданович сам говорит, что в этом случае аэродромы придвигать к границе не стоит. Стало быть, немцы оттянули бы их подальше от границы, чтобы при внезапном нападении было время поднять по тревоге авиацию в воздух и разбить вторгшегося в воздушное пространство врага. Но ведь могла сложиться и такая ситуация (точнее, должна была сложиться), когда немецких аэродромов вообще не было бы в радиусе действия советской фронтовой авиации. Это «если бы лучшие германские силы ушли с материка в Африку и на Британские острова». («Ледокол». Гл. 29.)

Что же получается, с одной стороны, В. Суворов пишет: «Уставы советской истребительной и бомбардировочной авиации ориентировали советских летчиков на проведение одной грандиозной внезапной наступательной операции, в которой советская авиация одним ударом накроет всю авиацию противника на аэродромах и захватит господство в воздухе». («Ледокол». Гл. 3.) С другой стороны, он же утверждает: «...руками Гитлера Сталин сокрушил Европу и теперь готовит внезапный удар в спину Германии (выделено мной. — В.В.)». («Ледокол». Гл.19.)



Однако основная масса авиации должна быть не там, где у Германии спина, а там, куда смотрит ее лицо. Летом 1941 года Гитлер повернулся лицом к СССР, и авиация тут же начала перебазирование на Восток. А если бы Гитлер продолжал стоять спиной к Сталину, а то и вовсе ушел бы в Африку и на Британские острова, основная масса германских самолетов никак не могла бы оказаться у наших границ.

В этом случае советская авиация, несмотря на свои ужасно агрессивные уставы, никак не могла захватить господство в воздухе в ходе одной грандиозной наступательной операции. То есть для «удара в спину Германии» советская авиация явно не годилась.

Но для захвата господства в воздухе по сценарию В. Суворова мало того, чтобы германская авиация оказалась на Востоке, нужны совершенно уникальные условия. Те же самые, которые, по его словам, позволили захватить господство в воздухе немецкой авиации в начале Великой Отечественной. То есть противник должен сам готовиться к нападению.

Сформулируем три тезиса, прямо следующие из книг В. Суворова:

1.Страна, готовящаяся к обороне (или вообще не ожидающая нападения), держит свою авиацию так, чтобы «она не попала под первый удар».

2.Страна, готовящая агрессию, собирает авиацию «на приграничные аэродромы чудовищными толпами».

3.Уничтожить вражескую авиацию одним мощным ударом возможно, только если вся она сосредоточена на приграничных аэродромах.

Как можно состыковать все это с утверждением «советская авиация предназначалась для уничтожения вражеской авиации одним мощным ударом по аэродромам»?

Единственный вариант: советская авиация предназначалась для нанесения внезапного удара по ИЗГОТОВИВШЕМУСЯ К АГРЕССИИ НЕПРИЯТЕЛЮ. Именно на это нацеливали наших летчиков «Уставы советской истребительной и бомбардировочной авиации», именно для этого «Сталин и заказал своим конструкторам» соответствующий самолет.

Вспомним, что говорит В. Суворов о «крылатом шакале» Су-2: «...Его возможности по нанесению внезапных ударов по аэродромам резко превосходили все то, что было на вооружении любой другой страны». («День М». Гл. 3.) А ведь разработка этого самолета началась в 1936 году:

«Уже в 1936 году Сталин приказал своим конструкторам создать тот тип самолета, который в одно прекрасное утро появляется в лучах восходящего солнца.

Это был именно тот сценарий, по которому Сталин намеревался вступить в войну». («День М». Гл. 3.)

То есть уже в 1936 году Сталин готовился начать войну ударом по изготовившейся к агрессии немецкой армии.

3

Как видите, из анализа этого небольшого кусочка «Ледокола» следует, что с авиационной тематикой у В. Суворова не все ладно. Если оставить в неприкосновенности «главное», т.е. тезис о подготовке коварного удара в спину ничего не подозревающему Гитлеру, придется от чего-то отказываться. Но давайте подумаем, что при этом получится.

Берем тезис «советская авиация собиралась завоевать господство в воздухе внезапным ударом по аэродромам противника». Доказательству этого тезиса Владимир Богданович в своих трудах посвятил немало страниц. В одном только «Дне М» вопросам авиации отведены пять глав из двадцати пяти, и все эти главы прямо или косвенно подтверждают, что «советская авиация собиралась завоевать господство в воздухе внезапным ударом по аэродромам противника».

Вот несколько цитат:

«Сталинская логика проста и понятна: если внезапным ударом мы накроем вражеские аэродромы и тем очистим небо от его самолетов, то нам потребуется самолет простой и массовый с мощным вооружением... Именно такой самолет Сталин и заказал своим конструкторам». («День М». Гл. 11.) «Лап-чинский рекомендует войну не объявлять, а начинать внезапным сокрушительным ударом советской авиации по вражеским аэродромам. Внезапность и мощь удара должны быть такими, чтобы в первые часы подавить всю авиацию противника, не позволив ей подняться в воздух». («День М». Гл. 2.)

И это далеко не все высказывания В. Суворова на данную тему. Но если этот тезис неверен, значит, В. Суворов в этих главах вводит читателя в заблуждение. И не важно, сознательно или бессознательно он это делает, главное — закрадываются сомнения в уровне компетентности или в уровне честности автора. Стало быть, данный тезис трогать нельзя.

Но тогда придется отказаться от тезиса «готовишься наступать — выноси аэродромы к границе, готовишься обороняться — убирай их подальше от границы». Однако и этот тезис у В. Суворова обыгрывается достаточно часто. Более того, то, что советские аэродромы находились у границ, является одним из основных доказательств агрессивных намерений Сталина в трудах В. Суворова и его последователей. Значит, и этот тезис трогать нельзя. Утыкаемся в неразрешимое противоречие.

Чтобы понять, что тут имеет место, ошибка разведчика-аналитика или намеренная дезинформация, проанализируем все, что написано Владимиром Богдановичем о советской авиации.

Глава 2

ПОЧЕМУ СТАЛИН ПЛОХО КОРМИЛ «КРЫЛАТЫХ ШАКАЛОВ»

Полевой устав, а также Боевые авиационные уставы и «Инструкция по самостоятельному использованию авиации» предусматривали проведение в начальном периоде войны гигантской стратегической операции по подавлению авиационной мощи противника.

В. Суворов. «Ледокол»

1

В главе третьей эпохального труда «День М» Владимир Богданович поведал нам о том, что в СССР еще в 1936 году были начаты работы по созданию «крылатого шакала» — легкого бомбардировщика, предназначенного для нанесения внезапного удара по ничего не подозревающему противнику. Этот «самолетчистого неба» поддевизом «Иванов» разрабатывали сразу несколько КБ. Наилучшим оказался «Иванов» Сухого, и под индексом ББ-1 (позднее Су-2) он был запущен в серию в марте 1939 года.

Как утверждает В. Суворов, это был страшный самолет, просто жутко представить себе, что было бы с Европой, если бы в одно далеко не прекрасное утро в ее небе появились бы стаи этих «крылатых шакалов». А ведь Советский Союз планировал создать этих стай немыслимое количество. В. Суворов пишет: «Сталинский замысел: создать самолет, который можно выпускать в количествах, превосходящих все боевые самолеты всех типов во всех странах мира вместе взятых. Основная серия «Иванова» планировалась в количестве 100—150 тысяч самолетов». («ДеньМ». Гл. 11.) Далее В. Суворов раскрывает тайные планы Сталина: «Возникает вопрос: если мы выпустим 100—150 тысяч легких бомбардировщиков, то не перепугаем ли всех своих соседей? ...Сталин вовсе не собирался начинать массовое производство «Иванова» в мирное время. Совсем нет. Мобилизация делилась на два периода: тайный и открытый. Во время тайной мобилизации планировалось выпустить малую (по советским понятиям) серию — всего несколько сот этих самолетов. Назначение этой серии — освоить производство, получить опыт, облетать самолеты, в мелких конфликтах опробовать... А после нашего удара начнется массовый выпуск «Иванова» десятками тысяч». («День М». Гл. 11.)

И на этот раз логика Владимира Богдановича оставляет место для неприятных вопросов. И первый из них: зачем Сталину нужны были эти сто или полтораста тысяч «крылатых шакалов»?

Говоря о японских и немецких «крылатых шакалах», В. Суворов подчеркивает, что лучше всего они проявили свои агрессивные качества при внезапных ударах но «спящим» аэродромам. Вот что он пишет о японском «крылатом шакале»: «Б-5Н страшен слабым и беззащитным, страшен в группе, страшен во внезапном нападении (выделено мной. — В.В.). Страшен, как стая свирепых, кровожадных гиен, которые не отличаются ни особой силой, ни скоростью, но имеют мощные клыки и действуют сворой против того, кто слабее, против того, кто не ждет нападения и не готов его отражать». («День М». Гл. 3.) А вот что о немецком: «Самолет с относительно низкими летными качествами может быть ужасным оружием. Глянем на Гитлера. У него тоже был свой собственный «крылатый шакал» — Ю-87...

Группы в составе десятков Ю-87 наносили внезапный удар по «спящим» аэродромам и этим ударом очищали для себя небо... Ю-87 господствовали в небе Полыни, Норвегии, Франции.

Весной 1941 года — Югославия и Греция. Ю-87 наносят внезапный удар, и вновь они успешны и любимы. В мае — удар по Криту. Тут британские войска, но удар получился внезапным, и Ю-87 вновь — символ «блицкрига», успеха и победы. В июне — внезапный удар по советским аэродромам (выделено мной. — В.В.)». («День М». Гл. 11.)

Вроде бы и Су-2 предназначался для того же: «...его возможности по нанесению внезапных ударов по аэродромам резко превосходили все то, что было на вооружении любой другой страны». («День М». Гл. 3.) Но вспомните, что до начала войны планировалось выпустить всего несколько сот Су-2, причем «эти первые несколько сот можно использовать в первом ударе, особенно на второстепенных направлениях или вслед за самолетами с более высокими характеристиками (выделено мной. — В.В.)». («День М». Гл. 11.) Странная картина получается, самолет проектируется для внезапного удара по аэродромам противника, для завоевания господства в воздухе, но основную серию планируется запустить после достижения этого господства, а выпущенную до этого небольшую партию собираются использовать на второстепенных направлениях и вслед за более совершенными самолетами.

Копаем дальше. Все в той же главе В. Суворов пишет: «У Гитлера на Восточном фронте на 22 июня было 290 Ю-87, у Сталина — 249 Ил-2 и более 800 Су-2. Кроме того, советские истребители всех типов, от И -15 до Миг-3, вооружались реактивными снарядами для участия в первом ударе по «спящим» аэродромам. Для первого удара подходили и те самолеты, которые коммунисты называют устаревшими, например, истребитель И-16 по огневой мощи в два-три раза превосходил любой истребитель противника и был бронирован. Он имел превосходную маневренность, а скорость рекордная при ударе по аэродромам не нужна. Количество одних только И-16 на советских западных приграничных аэродромах больше, чем германских самолетов всех типов, вместе взятых». («День М». Гл. 11.)

Теперь спросим себя, зачем Сталину 150 тысяч Су-2, если имевшихся у него на 21 июня 1941 года самолетов с лихвой хватало для уничтожения авиации противника внезапным ударом по аэродромам? Получается, сначала уничтожаем авиацию противника, а потом выпускаем самолеты, которые для этого предназначены. Где логика?

2

Следующая неясность в истории «крылатого шакала» заключается в том, что Сталину и не нужно было отдавать приказ о начале его производства. Ему даже не нужно было давать команду спроектировать такой «самолет чистого неба», потому как он у него давным-давно был. Что же это за таинственный самолет?

У-2, более известный как По-2.

Представьте такую картину: глубокой ночью немецкие пограничники вдруг слышат на сопредельной территории какоето тарахтение. Оно постепенно усиливается, все небо заполняется этим странным звуком. Пограничники начинают волноваться, собираются звонить начальству, но тут звук резко обрывается. Немцы успокаиваются, и совершенно напрасно. Потому как это тысячи, десятки тысяч У-2, набрав необходимую высоту, выключили моторы и начали планировать в направлении «спящих» немецких аэродромов!

А на аэродромах все спокойно, так что когда «в лучах восходящего солнца» над ними совершенно бесшумно возникает армада У-2, там еще никто и не думал просыпаться. И через полчаса «над аэродромами черными столбами дым. Эти черные столбы — ориентир для советских самолетов, которые идут волна за волной». («Ледокол». Гл. 33.)

Фантастика, скажете вы? Но давайте вспомним, что У-2 всю войну использовался в качестве легкого НОЧНОГО бомбардировщика. Стало быть, такая работа ему по плечу. Бомбовая нагрузка У-2 была ненамного меньше, чем Су-2 (300 кг против 400), мала была скорость, но при внезапном ночном налете на выдвинутые почти к границе аэродромы противника она и не важна.

Теперь самое главное: к июню 1941 года У-2 выпускался в нескольких вариантах (учебный, санитарный, сельскохозяйственный), но военного варианта среди них не было. Значит, запустив серию из 100—150 тысяч таких самолетов, Сталин никого бы не переполошил. Выпущенные самолеты отправлялись бы в народное хозяйство, например, опылять чем-нибудь колхозные поля. Причем летчики, занимаясь полезным делом, одновременно отрабатывали бы те действия, которые потребовались бы им на войне — взлететь, добраться до нужного поля и высыпать на него свой груз, стараясь распределить его равномерно.

Но и это еще не все: У-2 можно было использовать и для воздушных десантов! В санитарном варианте за кабинами летчика и штурмана располагался отсек, в который помещались носилки с больным. В этот же отсек можно было поместить парашютиста, а то и двух (в тесноте, да не в обиде), еще одного посадить на место штурмана. В условиях полного господства в воздухе (достигнутого внезапным ударом по аэродромам) армады У-2 могли добраться до любой точки безнаказанно. Ну а после высадки десанта те же У-2 снабжали бы его всем необходимым.

У-2 был запущен в производство аж в 1928 году, так что к 1941-му можно было без особого напряжения построить (никого при этом не напугав) не 100— 150 тысяч, а гораздо больше. Причем можно было не опасаться, что самолет морально устареет (У-2 выпускался до 1952 года).

Теперь модернизируем высказывание В. Суворова: «... поэтому была только одна возможность использовать У-2 в войне — напасть первыми на противника и нейтрализовать его авиацию. Без этого применять беззащитные У-2 невозможно. Вот почему решение о выпуске минимум СТА ТЫСЯЧ легких ночных бомбардировщиков У-2 было равносильно решению НАЧИНАТЬ ВОЙНУ ВНЕЗАПНЫМ УДАРОМ ПО АЭРОДРОМАМ ПРОТИВНИКА». И можно делать вывод, что раз такого решения принято не было, никто не собирался начинать войну «внезапным ударом по аэродромам противника».

Впрочем, нужды запускать такую фантастическую серию и не было. К лету 1941 года в СССР имелось около десяти тысяч У-2, так что достаточно было «призвать в армию» самолеты вместе с пилотами, установить на них бомбосбрасыватели, собрать все самолеты на приграничных аэродромах, и — трепещи, Германия! Опять же можно делать вывод, раз летом 1941 года не наблюдалось массовое изъятие У-2 из народного хозяйства и сосредоточение их на приграничных аэродромах, значит... Смотрите выше,

3

Ладно, эту историю я привел только для того, чтобы стало понятно: для удара по «спящим» аэродромам не нужно создавать какой-то специальный самолет. Подойдет любой из существующих, главное — чтобы самолетов этих было побольше. Да и нет смысла делать самолет «разового применения». Ведь удар по «спящим» аэродромам можно провести только один раз, потом аэродромы или перестанут существовать, или «проснутся». Значит, нужно как минимум заранее предусмотреть, как мы будем использовать «самолеты внезапного удара» после того, как они устроят себе чистое небо.

Владимир Богданович, говоря о Су-2, указывает, что «...

главное его назначение — поддержка наишх наступающих танковых лавин и воздушных десантов, воздушный террор над беззащитными территориями». («День М». Гл. 11.) Вроде все становится на свои места. Сначала завоевываем господство в воздухе внезапным ударом по «спящим» аэродромам, потом начинаем в громадных количествах выпускать самолет, который может действовать только в этих условиях. Но тогда непонятно, зачем В. Суворов постоянно привлекает наше внимание, что лучше всего этот самолет подходит для ударов по «спящим» аэродромам? Помните, «его возможности по нанесению внезапных ударов по аэродромам резко превосходили все то, что было на вооружении любой другой страны»? Логичнее было бы написать — «его возможности по поддержке наших наступающих танковых лавин и воздушных десантов, воздушному террору над беззащитными территориями резко превосходили все то, что было на вооружении любой другой страны». Владимир Богданович этого не написал по очень простой причине: использовать Су-2 для «поддержки танковых лавин и воздушных десантов» было невозможно!

И дело тут даже не в самом самолете, а в летчиках, которые должны были на них летать.

В. Суворов пишет: «Су-2 был доступен летчику любой квалификации: гражданскому пилоту из ГВФ и девчонке из аэроклуба. От летчиков не требовалось ни владеть высшим пилотажем, ни умения летать ночью, ни умения хорошо ориентироваться на местности и в пространстве. Им предстояла легкая работа: взлетаем на рассвете, пристраиваемся к мощной группе, летим по прямой, заходим на цель (выделено мной. — В.В.)». («День М». Гл. 11.)

Такие летчики и так могут действовать, только если цель неподвижна, достаточно велика и местонахождение ее хорошо известно. Например, «спящий » аэродром. При оказании же содействия наступающим войскам требуется работать совсем по другим целям. За примерами далеко ходить не нужно, немецкие Ю-87 в небе Польши, Франции, России громили танковые колонны на марше, наносили удары по скоплениям пехоты, бомбили железнодорожные узлы. Изо всех этих задач «гражданский пилот из ГВФ и девчонка из аэроклуба» смогут (да и то не лучшим образом) выполнить только одну бомбежку железнодорожных станций. Чтобы поразить такую маленькую и гюдэижную цель, как танк, надо долго и упорно тренироваться. По скоплениям пехоты удары наносятся не «мощными группами» в сотни и тысячи самолетов, а отдельными эскадрильями, даже звеньями, да и для того, чтобы найти эту пехоту, нужно уметь хорошо ориентироваться на местности. Так что сам Су-2, может быть, и годился для всех этих задач, но надо было специально готовить для него пилотов. Но пилотов готовили совсем других: «Их готовили на самолет «Иванов», специально для такого случая разработанный. Их готовили к ситуации: взлетаем на рассвете, идем плотной группой за лидером, по его команде сбрасываем бомбы по «спящим» аэродромам, плавно разворачиваемся и возвращаемся». («ДеньМ». Гл. 18.)



Наиболее сообразительные читатели могут указать прекрасную цель для стай «крылатых шакалов» — румынские нефтепромыслы. В тридцать третьей главе «Ледокола» Владимир Богданович действительно описывает, как 4-й авиационный корпус громит эти нефтепромыслы. Но о том, что в состав этого корпуса входят все или большая часть полков, вооруженных Су-2, он не пишет. Ну ладно, может быть, в момент написания «Ледокола» В. Суворов еще не открыл «крылатого шакала». Но и в «Дне М» он ничего не говорит о том, что Су-2 должны были использоваться против нефтепромыслов Румынии, Наоборот, он настойчиво, раз за разом повторяет, что они предназначались для ударов по «спящим» аэродромам.

Опять получается странная картина: готовятся тысячи и тысячи пилотов на конкретный самолет, для выполнения конкретной задачи, но сами самолеты собираются выпускать после того, когда эта задача будет выполнена. Так что же будут делать летчики, умеющие только «взлетать на рассвете, идти плотной группой за лидером, по его команде сбрасывать бомбы по «спящим» аэродромам, плавно разворачиваться и возвращаться», в условиях, когда «спящих» аэродромов больше нет?

4

Последняя неясность с «крылатым шакалом» — почему все же не был отдан приказ о начале его массового производства? Вот смотрите, в мае 41-го идет невиданная концентрация войск на советско-германской границе. Вся страна стремительно переходит на военные рельсы. Скрыть масштаб этих приготовлений уже невозможно, да и не так уже и важно, если враг в этот момент несколько насторожится. Значит, настало время запускать строительство «Ивановых» в полном объеме. Ведь понятно, если запустить серию ПОСЛЕ начала войны, нечем будет восполнять потери, понесенные при первом ударе (а они непременно будут, достаточно вспомнить, что немцы несли потери с первых же часов войны, причем потери довольно значительные, несмотря на внезапность удара). Мощность заводов, выпускающих Су-2 в режиме мирного времени, крайне мала, если за два года и два месяца они выпустили 800 машин (кремлевские историки утверждают, что меньше 400, но мы им верить не будем), значит, в месяц они производили не более 30 машин, то есть один самолет в день. Но: «Потери советских самолетов огромны». («Ледокол». Гл. 33.) Причем потери Су-2 в первые дни войны были бы особенно огромны, ведь, как это блестяще доказал В. Суворов, пилотов для них учили только взлетать и садиться. А заводам, даже полностью готовым к выпуску самолета определенного типа, нужна хотя бы неделя, чтобы выйти на полную мощность. Но через неделю интенсивных боев от 13 полков, вооруженных Су-2, мало что останется. Получается, советская авиация обеспечит себе чистое небо, вот только летать в нем будет некому.

Другое дело, если запустить производство «крылатых шакалов» хотя бы за две недели ДО начала агрессии. За это время заводы выйдут на полную мощность, да и на запасных аэродромах кое-что накопится. Впрочем, запускать производство за неделю до войны тоже поздно. Ведь нужно в массовом порядке создавать новые авиационные полки, дивизии, а то и армии, на вооружении которых будет состоять наш «крылатый шакал». Чтобы хоть какая-то часть этих полков и дивизий могла вступить в бой хотя бы через неделю после начала боевых действий, самолеты для них нужно начинать производить за месяц, а лучше — за два до начала войны.

Был ли в мае или начале июня 41-го года отдан приказ о начале массового выпуска Су-2? Кремлевские фальсификаторы на эту тему глухо молчат. Но молчит и В. Суворов. Он только сообщает: «В 1940 году, в первой половине 1941 года идет незаметная, но интенсивная подготовительная работа к массовому производству. На авиазаводы, которые готовятся выпускать Су-2, рабочих поставляют военкоматы, как солдат на фронт». («День М». Пл. 11.) Ни в каких воспоминаниях или документах той поры ничего об этой подготовке не говорится. Наверное, это рассказали Владимиру Богдановичу ветераны какого-нибудь авиационного завода (как ветераны танкового поведали ему об автострадном танке А-20). Но эти же ветераны наверняка сообщили бы ему и о том, что выпуск Су-2 начался в мае или хотя бы в июне 41 -го. Получается, что Сталин такого приказа не отдал.

Но и это еще не все, если бы приказ запустить на полную мощность производство Су-2 был отдан за месяц или два до 6 июля 1941 года (согласно В. Суворову, именно на эту дзту планировалось нападение СССР на Германию), к тому времени, когда на фронт в более-менее больших количествах начали поступать Су-2, фронта бы уже не существовало.

При анализе тридцать третьей главы «Ледокола» (чем мы займемся позже) можно установить, где-то к ноябрю— декабрю Германия будет полностью разгромлена. После чего, если Сталин решит продолжать советизацию Европы, придется воевать с Англией, а для этого нужен совсем другой самолет и совсем другие летчики.

Теперь прикинем, сколько Су-2 успела бы выпустить советская промышленность за пять-шесть месяцев? Несколько сот? Ну, пусть тысячу или даже несколько тысяч. Но работы для них все равно нет, а главное, уже нет нужды выпускать всю остальную серию в сто или полтораста тысяч. Вот и попробуйте найти такую ситуацию, в которой понадобилось бы выпустить «минимум СТО ТЫСЯЧ легких бомбардировщиков Су-2» после начала «освободительного похода».

5

Как видите, история с «крылатым шакалом» полна противоречий. С одной стороны: «...решение о выпуске минимум СТА ТЫСЯЧ легких бомбардировщиков Су-2 было равносильно решению НАЧИНАТЬ ВОЙНУ ВНЕЗАПНЫМ УДАРОМ ПО АЭРОДРОМАМ ПРОТИВНИКА». С другой стороны, если удастся подавить неприятельскую авиацию внезапным ударом по аэродромам противника, Су-2 тут же становятся не нужны. С одной стороны, готовились десятки тысяч пилотов для Су-2, умеющих только «взлетать на рассвете, идти плотной группой за лидером, по его команде сбрасывать бомбы по «спящим» аэродромам, плавно разворачиваться и возвращаться». С другой стороны, когда будут построены самолеты для этих пилотов, ничего такого делать уже не понадобится.

Впрочем, даже если предположить, что В. Суворов прав «в главном» и Су-2 действительно такой специальный самолет для удара по «спящим» аэродромам, получается, что раз где-то в 1940 году не было начато массовое производство Су-2, значит, стой войной, для которой их создавали, решили погодить. То есть Сталин не собирался нападать на Германию летом 1941 года.

Самое интересное в этой истории то, что в трудах Владимира Богдановича можно найти прямое подтверждение того, что именно в 1940 году Сталин раздумал нападать на Германию. Даже точно указан месяц — ноябрь.

Глава 3 ОТБ-7

В 1940 году Гитлер понял, что над нефтяными месторождениями нависла советская угроза, но всей серьезности положения Гитлер не понимал.

В. Суворов. «День М»

1

Читаем вторую главу «Дня М»: «Имея тысячу неуязвимых ТБ-7, любое вторжение можно предотвратить. Для этого надо просто пригласить военные делегации определенных государств и в их присутствии где-то в заволжской степи высыпать со звенящих высот ПЯТЬ ТЫСЯЧ ТОНН БОМБ. И объяснить: к вам это отношения не имеет, это мы готовим сюрприз для столицы того государства, которое решится на нас напасть. Точность? Никакой точности. Откуда ей взяться? Высыпаем бомбы с головокружительных высот. Но отсутствие точности восполним повторными налетами. Каждый день по пять тысяч тонн на столицу агрессора, пока желаемого результата не достигнем, а потом и другим городам достанется. Пока противник до Москвы дойдет, знаете, что с его городами будет? В воздухе ТБ-7 почти неуязвимы, на земле противник их не достанет: наши базы далеко от границ и прикрыты, а стратегической авиации у наших вероятных противников нет... А теперь, господа, выпьем за вечный мир...» («День М». Гл. 2.)

Теперь представим себе, что «военные делегации определенных государств» вернулись домой и доложили об увиденном главам своих правительств. Что предпримут эти главы правительств первым делом? Правильно, развернут бешеную пропагандистскую кампанию в прессе на тему страшных большевиков, которые собираются бомбить мирные и беззащитные города Европы. Естественно, в этой пропаганде не будет ни слова о том, что бомбовые удары СССР предполагает наносить по агрессору, напавшему на него. Упор будет делаться на то, что у Советского Союза ЕСТЬ тысяча неуязвимых бомбардировщиков, которые МОГУТ стереть с лица земли любой европейский город. Нагнав ужаса на обывателей, эти правительства предложат решить проблему большевистских бомбардировщиков раз и навсегда, т.е. уничтожить СССР.

Вообще-то я не могу расписываться за все правительства, но то, что так бы поступило немецкое, сомнений не вызывает. Я прямо-таки представляю себе плакат, на котором изображен жуткий усатый грузин, занесший дубинку в виде четырехмоторного бомбардировщика над головой заламывающей руки белокурой Гретхен. И подпись под ним: «Сдавайте деньги в фонд строительства эскадрилий высотных истребителей». Ну или что-то подобное.

2

Сделаю небольшое отступление. Любое оружие имеет наибольшую эффективность при первом своем применении. Тут действует эффект внезапности, противник ведь не знает, что у вас есть такое оружие, поэтому он не имеет средств бороться с ним. Возьмем, например, танки. Первое их применение в боевых условиях имело ошеломляющий успех, немецкая оборона была прорвана почти без потерь, и развить тактический успех, превратив его в стратегический, англичанам не удалось только потому, что запас хода тогдашних танков был крайне мал.

Но уже второе применение танков было не столь успешным, немцы успели разработать некоторые приемы борьбы с ними. К концу же войны противотанковая оборона была достаточно развита.

Кроме того, применив новое оружие, вы его, в некотором роде, рассекречиваете. Показываете, что такое оружие возможно, так что противник тоже начинает его разрабатывать и конструировать. Опять же вспомним историю танков. До применения их англичанами немцы не собирались строить танки. А после применения тут же озаботились этой проблемой.

Надеюсь, теперь вам понятно, что, устроив эту самую демонстрацию «где-то в заволжской степи», Сталин тут же обесценил бы свои стратегические бомбардировщики. Потенциальный агрессор (читай Германия) озаботился бы изысканиями средств борьбы с ними и непременно нашел бы их.

Напомню, что Германия подвергалась стратегическим бомбардировкам на протяжении почти всей войны. В них участвовало несколько тысяч американских и английских четырехмоторных бомбардировщиков. Тем не менее «выбомбить» Германию из войны не удалось, более того, германская промышленность до конца 1944 года наращивала выпуск оружия и техники. Это произошло в том числе и потому, что немцам удалось создать очень эффективную систему ПВО страны. Немецкая авиация не смогла полностью перекрыть воздушное пространство Рейха только потому, что большая ее часть была занята на Восточном фронте. К тому же и саму систему приходилось создавать в условиях уже начавшегося «воздушного наступления». А если бы немцы озадачились этой проблемой до войны?

Короче говоря, описанная демонстрация явно не достигла бы своей цели, а привела к прямо противоположному результату. Но почему же тогда Сталин колебался, строить ли ТБ-7 или нет? Вспомним, что В. Суворов писал на эту тему: «Справедливости ради надо сказать, что Сталин приказ подписал... Но потом его отменил. И подписал снова. И отменил. И снова... Четыре раза ТБ-7 начинали выпускать серийно, и четыре раза с серии снимали». («День М». Гл. 2.) В чем причина этих колебаний? Ответ находим в приведенной вын;е цитате. Повторю еще раз часть из нее: «Точность? Никакой точности.

Откуда ей взяться? Высыпаем бомбы с головокружительных высот. Но отсутствие точности восполним повторными налетами». («День М». Гл. 2.)

3

Тут нужно опять обратиться к реальному опыту Второй мировой. После ее окончания американцы провели анализ эффективности своих авианалетов, оказалось, что даже при бомбежке такой крупной цели, как Берлин, американские пилоты допустили приличный процент промахов. А ведь американские В-17 оснащались гироскопическим прицелом «Норден», стоившим 6000 долларов и фактически бравшим управление самолетом на себя перед сбросом бомб. Ничего даже отдаленно приближающегося по эффективности к этому прицелу СССР до войны не имел (да и в ее ходе создать не смог).

Однако дня советских ТБ-7 имелась цель, промахнуться по которой было практически невозможно. Нефтепромыслы Румынии.

Нефтепромысел — это не завод, даже не город, это огромное ноле, на котором торчат сотни и тысячи вышек, качалок, резервуаров с нефтью, да еще и опутанное километрами и километрами трубопроводов. Высыпь на такое поле со звенящих высот хотя бы несколько сотен тонн бомб, причем бомб мелких, половина из которых к тому же зажигательные, и получишь море огня, борьба с которым и последующее восстановление сгоревшего займет уйму времени.

Теперь опять предоставим слово Владимиру Богдановичу: «26 июня 1941 года 4-й авиационный корпус начал бомбардировки нефтяных полей Плоешти в Румынии. За несколько дней бомбардировок добыча нефти в Румынии упала почти в два раза. Даже в условиях, когда практически вся советская авиация была подавлена на своих аэродромах, у нее нашлось достаточно сил нанести огромный ущерб нефтяным промыслам Румынии. В любой другой ситуации (выделено мной. — В.В.) советская авиация была бы еще более опасна и могла своими действиями по нефтяным районам полностью парализовать всю германскую военную, индустриальную и транспортную мощь». («Ледокол». Гл. 16.)

«Любая другая ситуация» — это как раз наличие в СССР тысячи неуязвимых бомбардировщиков ТБ-7. Естественно, афишировать это оружие ни к чему, напротив, его нужно хранить в глубокой тайне. А в нужный момент внезапно достать из-за спины дубинку, о наличии которой противник не подозревает, и врезать ему по черепу.

Причем дубинка эта хороша в любой ситуации. Если Германия нападет на СССР, она тут же лишится нефти, так что Красная Армия может вообще не ввязываться в бои, а потихоньку отступать в глубь России, пока не сложится ситуация, описанная Владимиром Богдановичем в тридцать третьей главе «Ледокола»: «В германской армии еще есть танки, но нет топлива для них. Еще остались бронетранспортеры в пехоте и тягачи в артиллерии, но нет топлива для них. Еще остались самолеты, но нет топлива для них. У Германии мощный флот, но он не в Балтийском море. Если он тут и появится, то не будет топлива для активных операций. В германской армии тысячи раненых, и их надо вывозить в тыл. Есть санитарные машины, но нет топлива для них. Германская армия имеет огромное количество автомобилей и мотоциклов для маневра войск, для их снабжения, для разведки, но нет топлива для автомобилей и мотоциклов...» Все, бери эту армию голыми руками и делай с ней, что хочешь.

Но можно использовать ТБ-7 и для агрессии. Война начинается с того, что тысяча неуязвимых ТБ-7 высыпает со звенящих высот тысячи тонн бомб на нефтепромыслы Плоешти. Если что-то еще там шевелится, через день налет повторяется. Ну а потом как-то даже не важно, что будет делать вермахт, все равно очень скоро сложится та же ситуация.

Из вышеизложенного следуют два важных вывода: во-первых, ТБ-7 относится к очень редкой разновидности оружия, которое может быть как оборонительным, так и наступательным. И, во-вторых, окончательно отказавшись в ноябре 1940 года от производства тысячи ТБ-7, Сталин одновременно отказался и от удара по Румынским нефтепромыслам.

4

Итак, на данный момент нам удалось установить, что с вопросами авиации у В. Суворова полная путаница. Если считать, что все приводимые им факты (предполагаемое строи-

тельство ста тысяч Су-2, массовая подготовка пилотов для них, возможность постройки тысячи неуязвимых ТБ-7 и так далее) действительно имели место, получается, что разобраться с ними и правильно осмыслить Владимир Богданович не смог. Причем помешало этому отнюдь не отсутствие специальных знаний по авиации, нам ведь не понадобилось никаких специальных знаний, чтобы найти логические нестыковки в трудах В. Суворова. Можно было бы обвинить Владимира Богдановича в неумении логически мыслить и сделать вывод, что на разведчика-аналитика он никак не тянет. Но не будем торопиться.

Представим себе ситуацию, когда кому-то нужно подогнать решение задачи под заранее известный ответ. Если этот ответ верен, более-менее сообразительный человек без особого труда проделает эту работу, причем так, что самый придирчивый экзаменатор не сможет найти никаких ошибок. А если ответ не вереи? В этом случае в решении неизбежно встретятся какие-то натяжки, ложные посылки и т.д.

Между тем составление дезинформации как раз и является такой подгонкой решения под заранее известный неправильный ответ. Ведь цель дезинформации — убедить противника в том, чего на самом деле нет. Причем, как я уже писал, приходится кроме откровенной лжи закладывать в информацию и приличную долю правдивых сведений. Но как при этом помешать противнику использовать в своих целях эти правдивые сведения? Да очень просто — дать им ложное истолкование. При этом неизбежно возникнут какие-то логические нестыковки, однако приходится ими пренебрегать в надежде, что противник не сможет их обнаружить, или же пока он будет с ними разбираться, время будет упущено, и он не успеет предпринять каких-то нужных действий.

Итак, у нас зародились сомнения, а не дезинформацию ли нам подсовывает Владимир Богданович в своих трудах? Чтобы проверить это, давайте займемся вопросами, в которых В. Суворов, по мнению его сторонников, является крупным авторитетом. То есть поговорим о танках.

Глава 4 ЗАЧЕМ СТАЛИНУ ДИЗЕЛЬ

БТ — это танк-агрессор. По всем своим характеристикам БТ похож на небольшого, но исключительно мобильного конного воина из несметных орд Чингисхана.

В. Суворов. «Ледокол»

1

Напомню, для подтверждения исконной агрессивности СССР В. Суворов доказывает, что на вооружении РККА перед войной было исключительно агрессивное, наступательное оружие. В качестве яркого примера Владимир Богданович приводит танки БТ. Подробнее о них мы поговорим ниже, пока же проанализируем один, на первый взгляд, вспомогательный вопрос — о танковых дизелях. Начнем, как всегда, с цитаты:

«В 1938 году на танках БТ начали устанавливать дизельные двигатели. Остальной мир начнет это делать через 10—20 лет». («Ледокол». Гл. 3.)

О дизелях В. Суворов пишет и в других своих трудах: «Советский Союз был единственной страной мира, которая использовала на танках дизельные двигатели». («Последняя республика». Гл. 13.) «Преимущество дизеля можно подтвердить простым опытом. Налейте в ведро авиационного бензина и поднесите горящий факел. Будьте осторожны: взрывоподоб-ное возгорание происходит еще до того, как факел коснулся бензина. Прикиньте, как это смотрится в танке, когда в бою у вас в силовом отделении полыхнули сотни литров. Теперь налейте в ведро дизельного топлива и суньте в него факел. Огонь погаснет, как в воде». («Последняя республика». Гл. 13.) «Но дизельный двигатель придумал Рудольф Дизель. А был он из немцев. Заслуга советских конструкторов не в том, что они дизельный двигатель придумали, а в том, что оценили. Германия своего гения не признала. А наши поняли преимущества, и в 1932 году в Советском Союзе были начаты работы по созданию быстроходного танкового дизеля БД-2. В 1935 году работы были завершены. Готовый двигатель получил индекс В-2. Преимущества дизеля были очевидны. При той же мощности он потреблял почти на треть меньше топлива, а возможность пожара резко снижалась. Дизель был проще по конструкции, не нуждался в сложной и капризной системе зажигания с ее прерывателем, распределителем, свечами, высоким напряжением. И дизельное топливо дешевле. В-2 устанавливались на некоторые образцы танков БТ-5. Экзамен они выдержали». («Последняя республика?.-. Гл. 13.)

Казалось бы, дизелями должны были оснащаться все танки, выпущенные после 1935 года, на деле же дизеля на танки стали ставить только в конце 1939 года. Коммунистические фальсификаторы объясняют это тем, что именно в этом году (а не в 1935-м) были завершены работы над дизелем В-2. В 35-м же были созданы только два первых опытных образца (их-то и установили на БТ-5 для испытаний). Но мы не станем верить кремлевским историкам, раз Владимир Богданович сказал, что работы над дизелем закончились в 35-м, значит, так оно и есть. Тем более что В. Суворов привел другую, гораздо более убедительную версию того факта, что в серию дизельные танки пошли только в 1939 году. Поскольку объяснить все лучше, чем Владимир Богданович, невозможно, я вынужден привести довольно обширную цитату:

«Красная Армия готовилась воевать на территории противника. Вероятные противники до нашего уровня развития боевой техники никак недотягивали, дизели не использовали и даже не планировали. Советский Генеральный штаб сделал расчеты, которые не радовали. Если пятнадцать-двадцать тысяч советских танков бросить в Западную Европу, то потребуется очень быстро подавать наступающим армиям десятки тысяч тонн дизельного топлива. При отходе противник будет взрывать мосты и железнодорожные пути. Подвезти топливо в таких количествах будет трудно, захватить в Западной Европе — невозможно: противник дизельным топливом не пользуется и о том не помышляет.

Потому вопрос: переходить Красной Армии на дизельные двигатели или не переходить? Если не переходить, то танки будут такими, как у всех, — пожароопасными. Зато в случае нашего наступления не будет проблем с топливом, его можно будет захватывать у противника. В Западной Европе на каждом перекрестке — бензоколонка. А если перейти на дизели, то танки станут лучше, но из-за отставания всех других стран в этом вопросе мы рискуем остаться без топлива в самый драматический момент освободительного похода.

Один из замечательных исследователей истории развития советских танков Василий Вишняков сообщает: «Раздавались и принципиальные возражения, из которых едва ли не самым веским считалось то, что на всех зарубежных танках ставятся бензиновые моторы, а значит, наши танки с дизелем потребуют особого обеспечения горючим, при необходимости не удастся воспользоваться бензином со складов противника...» (Конструкторы. Изд. ДОСААФ, 1989. С. 27.)

Принципиальный противник дизелей — Маршал Советского Союза М.Н. Тухачевский. По этому поводу он писал: «Механизированная армия, которая особенно в первый период войны вырвется далеко вперед на территорию противника, несмотря на очень большие потребности в снабжении, как правило, на железнодорожный транспорт рассчитывать не может. Снабжение ее будет опираться на быстроходный тракторный и автомобильный транспорт, а также на захват складов противника, особенно в части горючего». (Избранные произведения. М.: Воениздат, 1964. Т. 2. С. 192.)

Если бы война готовилась на своей территории, то дизели были бы приняты без колебаний (выделено мной. — В.В.).

Но Красная Армия готовила вторжение.

Красная Армия серьезно готовилась воевать на территории противника, советские штабы планировали глубокие операции в Западной Европе в расчете на захват топлива для танков на складах супостата. Потому советские конструкторы были вынуждены искусственно сдерживать наш прогресс, равняясь па отстающих, на устаревшие двигатели Германии, Франции, Британии, США.

Но в нашей стране спор продолжался. В конце концов сторонники дизеля победили. Это не означало отказа от планов вторжения, просто были разработаны методы подачи большого количества топлива вслед наступающим войскам — трубопроводы подтянули к границам и создали запасы труб для быстрого наращивания магистралей на захваченных территориях. В 1939 году начался серийный выпуск танков БТ-7М с дизельными двигателями В-2.

В 1940 голу генерал армии ПК. Жуков прибыл из Монголии и на докладе Сталину поставил последнюю точку в споре: танки с карбюраторными двигателями легко загораются...

Были взвешены плюсы и минусы, и предпочтение было окончательно отдано дизелю». («Последняя республика». Гл.13.)

2

Вычленим отсюда два основных момента: а) танки с карбюраторными двигателями были чисто наступательным оружием; б) танки с дизельными двигателями можно использовать для агрессии только в том случае, если за ними будут тянуться трубопроводы для подачи дизельного топлива.

Начнем с пункта «б». Как нам показал В. Суворов, танк БТ-7М имел скорость на автостраде 100 км/час. («Ледокол», Гл. 3.) Реальная маршевая скорость была бы, естественно, несколько меньше, но понятно, что уходить в глубь территории противника БТ должны были весьма стремительно. А с какой скоростью тянулись бы за ним трубопроводы? В наше время, когда используются пластиковые трубы, намотанные на огромные барабаны, скорость прокладки полевых трубопроводов не превышает 10—15 км/час. Во время войны использовали обычные стальные трубы, которые нужно было свинчивать друг с другом, так что рекордной скоростью считались Л—5 км/час. Что же получается: рванув по автостраде в глубь Германии, наши танки через 3—4 часа израсходуют все свое топливо, поеме чего им придется ждать минимум сутки, когда к ним подтянут трубу с соляркой. Да и позволит ли еще противник протянуть ее?

Сделаю отступление. Полевые трубопроводы и сейчас, и во время войны использовались для подачи большого количества топлива к местам временного базирования танковых частей или к местам, откуда удобно подавать топливо дальше автомобильным, а то и гужевым транспортом. Например, в обороне, когда танки перемещаются на сравнительно небольшие расстояния. Или !Гри подготовке к наступлению, когда неподалеку от места предполагаемого прорыва создаются запасы топлива, которые потом следуют за ворвавшимися в прорыв танками на грузовиках. Так, может, и в 1939 году, когда было принято решение перейти на дизеля, предполагалось действовать таким же образом? Сомневаюсь.

Если бы была принята такая тактика, последовал бы приказ начать разработки быстроходного топливозаправщика. Судите сами: по предвоенному штату танковые части имели в своем составе грузовики ЗИС-5, максимальная скорость которых не превышала 60 км/час. Могли ли они снабжать горючим тапки, уходящие па запад со скоростью 100 км/час? Конечно же, нет. Значит, реальная скорость продвижения танковых частей в глубь территории противника составит менее 50 км/час.

Что же получается, прекрасный агрессивный танк БТ после установки на нем дизеля разом утрачивает половину, если не все свои агрессивные качества. А что приобретает взамен? Только пожаробезопасность.

Качество это, конечно, важное, но до конца 1939 года советские конструкторы им сознательно пренебрегали, а потом оно почему-то вдруг вышло на первый план. В. Суворов говорит, что это произошло после того, как Жуков, вернувшись из Монголии в 1940 году, доложил Сталину, что танки с карбюраторными двигателями легко загораются. Но позвольте, разве они начали загораться именно в 1939 году в Монголии? А разве в Испании, где наши танки воевали с 1936 года, они не горели? Да и потом, сколько танков сгорело в Монголии?

Все? Половина? Треть?

Точных данных нет, но по косвенным оценкам можно судить, что менее четверти. Количество, согласитесь, не шибко внушительное. А ведь Советский Союз имел несколько тысяч танков БТ, если даже половина из них сгорит, оставшейся половины с лихвой хватит на «освобождение» Европы.

3

А теперь обратите внимание на выделенный мной фрагмент в тексте цитаты: «Если бы война готовилась на своей территории, то дизели были бы приняты без колебаний». В конце 1939 года дизели были примяты, хотя и с колебаниями.

Тут надо вспомнить о разногласии между коммунистическими фальсификаторами и В. Суворовым по поводу точной даты завершения работ над дизелем В-2. Кремлевские историки утверждают, что дизель был готов к копну 1939 года и сразу же принят на вооружение. В. Суворов пишет, что дизель был готов в 1935 голу, но на вооружение принят только в 1939-м. Может быть, четыре года даилась разработка «методов подачи большого количества топлива вслед наступающим войскам»? Сомнительно. То, что воспользоваться неприятельскими запасами топлива в случае перехода на дизеля будет невозможно, как это пишет сам В. Суворов, было известно до начала разработки дизеля В-2. Значит, и задание на разработку метода снабжения наступающих танков должно было быть выдано до начала работы над самим дизелем. И решение этой проблемы было достаточно простым — быстроходный топливозаправщик. Поскольку двигаться ему предстояло по автострадам Германии, создать такой заправщик было совсем не сложно, во всяком случае, проще, чем создать быстроходный колесио-гусеничный танк. На худой конец, можно было установить цистерну на сам танк БТ, получился бы заправщик, который может сопровождать танки в любом варианте их действий. И в Советском Союзе бронированные топливозаправщики были созданы, но не на шасси БТ, а на шасси Т-26, имевшем скорость всего 30 км/час.

Вывод может быть один: танки БТ-7 в дизельном варианте (и другие дизельные танки, о которых речь пойдет дальше) не собирались использовать для действий в отрыве от своих войск. То есть в обороне. Значит, перевод танков с карбюраторных двигателей на дизеля означал как минимум изменение концепции будущей войны.

4

Дли особо любознательных читателей расскажу кратко о том, почему же в действительности СССР оказался в области применения дизелей на танках впереди планеты всей.

Для начала стоит сказать, что, когда говорят о пожароопас-ности танков БТ, имеется в виду не боевая, а эксплуатационная пожароопасность. При попадании снаряда или хотя бы раскаленного осколка в топливный бак соляр загорается точно так же, как и бензин. Только потушить его труднее. Но танки БТ загорались и без попадания неприятельских снарядов. Дело в том, что на них устанавливался авиационный двигатель, который предназначен работать в условиях постоянного интенсивного обдува. Когда же его запихнули в тесный моторный отсек танка, где такой обдув устроить невозможно, оказалось, что некоторые детали двигателя нагревались до такой степени, что попавший на них бензин тут же вспыхивал. На это обстоятельство наложилась исконная российская болезнь — низкая культура производства. Так что подтекание топлива, а то и обрывы бензопроводов были нередки. В результате танки БТ иногда загорались еще до того, как выйдут из заводских ворот.

Проблему можно было решить созданием специального танкового двигателя, причем не обязательно дизельного. Но тут нужно сказать, что пожаробезопасность — отнюдь не единственное положительное качество дизелей. И даже не главное. Куда важнее их большая, по сравнению с карбюраторными двигателями, экономичность. При прочих равных условиях дизель потребляет примерно на треть меньше топлива, чем карбюраторный двигатель.

Но помимо положительных качеств есть и отрицательные, частенько с лихвой перекрывающие положительные. Это сложность производства (а стало быть, высокая цена) и меньшая удельная мощность. Даже в наше время, когда ди-зелестроение достигло невиданных высот, при одинаковой мощности дизель получается более дорогим, более тяжелым и более громоздким. Дороговизна дизелей, правда, искупается меньшими эксплутациониыми расходами (дизельное топливо дешевле бензина и расход его меньше). А вот с весогабаритны-ми характеристиками ничего не поделаешь.

Даю пример. В Советском Союзе выпускался экспортный вариант «Волги ГАЗ-24», на которой устанавливался дизель (не помню точно, то ли французский, то ли бельгийский). Карбюраторный двигатель «Волги» имел мощность 95 л/с, а дизель, который удалось всунуть вместо него, только 75 л/с.

В 20—30-е годы прошлого века ситуация с дизелями была еще сложнее. Низкооборотные дизеля при малой мощности имели впечатляющие размеры. Например, дизель трактора С-50 имел примерно ту же мощность, что и карбюраторный двигатель легковушки М-1. Но если бы кто-то попытался засунуть этот дизель в «эмку», он занял бы всю машину, так что водителю пришлось бы сидеть на крыше.

Наконец, пример, прямо относящийся к предмету нашего разговора: танк БТ-7М с дизелем был на полторы с лишним тонны тяжелее, чем БТ-7 с карбюраторным двигателем. Поскольку броня и вооружение на обоих практически одинаковые, понятно, что львиная доля лишнего веса приходится на дизель.

Скажу еще, что для создания высокооборотного танкового дизеля нужно было решить гораздо больше проблем, чем для создания пожаробезопасного танкового карбюраторного двигателя. Тем не менее в СССР пошли по первому пути.

Почему?

Как известно, нефть представляет собой смесь разных углеводородов. Для того чтобы получить из нее бензин, керосин, соляр и прочие полезные вещи, требуется перегонка. Тем, кто основательно забыл школьный курс химии, сообщу, нефть нагревают, из нее выделяются летучие фракции, которые потом конденсируются. Поскольку разные фракции конденсируются при разной температуре, имеется возможность выделить их в отдельности.

Это голая схема, на деле все гораздо сложнее, и для получения в больших количествах легких фракций требуются достаточно сложные аппараты. Применение простейшего перегонного куба дает всего 3% бензина, усовершенствованный аппарат позволяет довести выход бензина до 10—15%. Применение крекинг-процесса и других усовершенствований позволяет получать до 50% (можно и больше, но смысла нет).

В области нефтепереработки Советская Россия в 20—30-х годах сильно отставала от развитых стран Запада, поэтому бензина производилось не шибко много, а особенно плохо было с авиационным бензином, который потребляли танки БТ. Авиационный бензин приходилось даже закупать за рубежом, преимущественно в Америке.

Зато соляра было хоть залейся. Для его массового производства уровня технологии наших нефтеперерабатывающих заводов вполне хватало. Поэтому дизель, несмотря на свою высокую стоимость и неудовлетворительные весогабаритные характеристики, был для РККА предпочтительнее.

5

Теперь скажу, почему я решил обратить ваше внимание на эту историю с дизелями. Дело в том, что это пример небрежности в составлении дезинформации. В первой своей книге, расписывая достоинства танков БТ, Владимир Богданович упомянул о том, что с определенного момента на них начали устанавливать дизель. Для танка вообще это действительно достоинство, но для «тан ка-агрессора», каким В. Суворов рисует БТ, это явный недостаток, потому как возникают сложности со снабжением горючим. Так что лучше бы о дизелях было вообще не упоминать (тем более что количество дизельных БТ было не так уж велико). Но слово не воробей — вылетит, не поймаешь, так что пришлось Владимиру Богдановичу в третьей книге давать объяснения, чтобы как-то устранить это противоречие.

Причем эти объяснения являются примером грубой, я бы сказал, топорной работы. Я имею в виду разногласия между Владимиром Богдановичем и кремлевскими историками по поводу даты создания дизеля В-2. Дата, названная коммунистическими фальсификаторами (и, кстати, подтвержденная документально), прекрасно ложится в версию Владимира Богдановича. Он вполне мог бы написать что-то типа: «В 1932 году начались работы по созданию дизеля В-2 и разработка методов подачи большого количества топлива вслед наступающим войскам. В конце 1939 года эти работы были завершены и дизель принят на вооружение». Но В. Суворов зачем-то указывает, что дизеля были готовы в 1935 году (что ничем, кроме его слов, не подтверждается), но на вооружение приняты только в 1939-м.

Между тем из первого варианта нельзя сделать никаких глобальных выводов — дизеля не было, его велели создать, как только он был готов — запустили в серию. А из второй версии выводы следуют потрясающие — дизель был создан, но несколько лет его на вооружение не принимали, а потом вдруг приняли, значит, в это время произошло изменение концепции будущей войны. Вместо прогулки по автострадам Германии и остальной Европы танкам БТ с дизельным двигателем явно предстояло решать какие-то другие задачи.

Впрочем, я вижу уязвимость своей версии. Преданные сторонники В. Суворова могут упирать на то, что, если действительно были разработаны какие-то методы снабжения уходящих в глубь неприятельской территории со скоростью 100 км/час армад БТ, эта версия летит к черту. Я даже предвижу, что кто-нибудь обязательно скажет: эти армады должны были снабжаться топливом по воздуху. Ладно, не спорю. Но давайте посмотрим, на какие танки должны были устанавливаться и устанавливались дизеля В-2.

Глава 5

ПОЧЕМУ СТАЛИН НЕ РАССТРЕЛЯЛ ИНЖЕНЕРА КОШКИНА

Гусеницы — это только средство попасть на чужую территорию, например, на гусеницах преодолеть Польшу, а попав на германские автострады, сбросить гусеницы и действовать на колесах.

Вг Суворов. «Ледокол»

1

Сначала приведу пространную цитату, чтобы вам было понятнее, что же такое настоящий танк-агрессор.

«Основное преимущество танка БТ — скорость. Это качество было доминирующим над остальными качествами настолько, что даже вынесено в название танка — быстроходный.

БТ — это танк-агрессор. По всем своим характеристикам БТ похож на небольшого, но исключительно мобильного конного воина из несметных орд Чингисхана. Великий завоеватель мира побеждал всех своих врагов внезапным ударом колоссальных масс исключительно подвижных войск. Чингисхан уничтожал своих противников в основном не силой оружия, но стремительным маневром. Чингисхану нужны были не тяжелые неповоротливые рыцари, но орды легких, быстрых, подвижных войск, способных проходить огромные пространства, форсировать реки и выходить в глубокий тыл противника.

Вот именно такими были танки БТ. Их было произведено больше, чем ВСЕХ типов во ВСЕХ странах мира на 1 сентября 1939 года. Подвижность, скорость и запас хода БТ были куплены за счет рациональной, но очень легкой и тонкой брони. БТ можно было использовать только в агрессивной войне, только в тылах противника, только в стремительной наступательной операции, когда орды танков внезапно врывались на территорию противника и, обходя очаги сопротивления, устремлялись в глубину, где войск противника нет, но где находятся его города, мосты, заводы, аэродромы, порты, склады, командные пункты и узлы связи.

Потрясающие агрессивные характеристики танков БТ были достигнуты также за счет использования уникальной ходовой части, БТ на полевых дорогах двигался на гусеницах, но, попав на хорошие дороги, он сбрасывал тяжелые гусеницы и дальше несся вперед на колесах, как гоночный автомобиль. Но хорошо известно, что скорость противоречит проходимости: или — скоростной автомобиль, который ходит только по хорошим дорогам, или — тихоходный трактор, который ходит где угодно. Эту дилемму советские маршалы решили в пользу быстроходного автомобиля: танки БТ были совершенно беспомощны на плохих дорогах советской территории. Когда Гитлер начал «Операцию «Барбаросса», практически все танки БТ были брошены. Даже на гусеницах их использовать вне дорог было почти невозможно. А на колесах они не использовались НИКОГДА, Потенциал великолепных танков БТ не был реализован, но его и НЕЛЬЗЯ БЫЛО РЕАЛИЗОВАТЬ НА СОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ». («Ледокол». Гл. 3.)

Теперь сделаем некоторые выводы:

1. Главное качество танка-агрессора — скорость.

2. Мощная броня танку-агрессору не нужна.

3. Танк-агрессор не предназначен для прорыва обороны противника.

4. Танк-агрессор предназначен действовать там, где противник не может оказать организованное сопротивление.

Переходим к другому танку, который Владимир Богданович тоже постоянно хвалит в своих сочинениях, к Т-34.

В главе одиннадцатой «Самоубийства» он даже объявляет Т-34 «лучшим танком всех времен и народов». Возможно, это некоторое преувеличение, но лучшим танком Второй мировой войны Т-34 признают многие авторитеты. Однако мы-то с вами знаем, что он оказался лучшим в той войне, которая случилась на самом деле, а в той воине, которую планировал вести Сталин, Т-34 выглядел бы обыкновенной посредственностью. Дело в том, что ЕГО НЕЛЬЗЯ БЫЛО ИСПОЛЬЗОВАТЬ НА АВТОСТРАДАХ ГЕРМАНИИ!

Вспомним еще раз сценарий начала воины, описанный Владимиром Богдановичем в «Ледоколе». Танки-агрессоры преодолевают па гусеницах бездорожье Польши и, оказавшись на автострадах Германии, сбрасывают гусеницы и мчатся вперед. Преодолеть бездорожье Польши Т-34 сможет, пожалуй, быстрее, чем БТ (благодаря широким гусеницам и мощному дизельному двигателю). Но вот он оказался на автостраде, и что дальше? Сбросив гусеницы, он превратится в неподвижную огневую точку, а не сбрасывая их, он сможет развить скорость всего лишь в 51,2 км/час. И эту скорость он развивает и на разбитом российском проселке, и на великолепной немецкой автостраде.

Малолитражка ОЮМ, которую в то время имел каждый второй немецкий фермер и каждый третий немецкий клерк, развивала скорость 90 км/час. Мотоциклетка «Цюндап», которую имел или мог иметь каждый квалифицированный немецкий рабочий, — 75 км/час. А танк Т-34 всего 51,2 км/час. Ну что это за танк, который не может угнаться за мотоциклом! Ясно, что это никак не танк-агрессор.

В оборонительных боях, которые Т-34 пришлось вести в июне 41 -го, он зарекомендовал себя прекрасно. Хорошо проявил он себя и в наступательных операциях, которые вела Красная Армия на протяжении всей войны. Только наступления эти были совсем не похожи на те, которые собирался, если верить В. Суворову, вести Сталин в июле 41-го. Т-34 использовался для прорыва оборонительных линий неприятеля, преследования на сравнительно небольшую глубину, встречных боев. Для удара же в спину ничего не подозревающему противнику и прорыва на стратегическую глубину он совершенно не подходит.

Так что для агрессивной, наступательной войны нужны были колесно-гусеничные танки, которых в СССР было и так больше, чем танков всех типов во всех армиях мира.

Но никогда не следует останавливаться на достигнутом, поэтому Сталин заботился не только о модернизации армии своих БТ, но и о дальнейшем развитии идеи колесно-гусеничного танка-агрессора.

В октябре 1937 года заводу № 183 было выдано задание на разработку совершенно новой колесно-гусеиичной машины. Первоначально она именовалась БТ-20, но позднее получила название А-20. Да-да, это был тот самый автострадный танк, о котором поведал нам Владимир Богданович.

2

Владимир Богданович не счел нужным подробно рассказать нам об этой машине, и неудивительно. Дело в том, что даже при беглом знакомстве с ее характеристиками вся

«агрессивность» куда-то исчезает. А-20 имел ту же самую 45-мм пушку, что и БТ, и не намного более толстую броню. Впрочем, В, Суворов указывает: «Основное преимущество танка БТ — скорость. Это качество было доминирующим над остальными качествами настолько, что даже вынесено в название танка — быстроходный... Подвижность, скорость и запас хода БТбыли куплены за счет рациональной, но очень легкой и тонкой брони...» («Ледокол». Гл. 3.) Так что не в броне и вооружении дело, а в скорости. Но со скоростью А-20 дело обстоит совсем плохо.

Все отечественные и зарубежные справочники дружно указывают скорость танка А-20 65 км/час, как на гусеницах, так и на колесах. Как же это стыкуется с утверждением В. Суворова: «Главное назначение А-20 — на гусеницах добраться до автострад, а там, сбросив гусеницы, превратиться в короля скорости». («Ледокол». Гл. 3.)Танк, выжимающий 65 км/час, на короля скорости никак не тянет. Да и вообще, зачем делать колесно-гусеничный танк, который на колесах передвигается с той же скоростью, что и на гусеницах?

Впрочем, это противоречие можно снять, хотя и с натяжкой. В той же третьей главе «Ледокола», говоря о танках БТ, Владимир Богданович дает такое примечание: «Советские источники дают цифру 86 км/час, иногда даже 70. Объяснение простое: на советских дорогах слишком мощный двигатель рвал силовую передачу, поэтому приходилось ставить ограничители мощности. На автострадах ограничитель можно было просто сиять... Лучшие западные испытания танков БТ дают скорость не 70 км/час, а 70 миль/час». Конечно же, и на танках А-20 стоял тот же ограничитель мощности, без которого скорость его на колесах была значительно больше.

К сожалению, западных испытаний А-20 не проводилось (только восточные), поэтому точной скорости тайка мы узнать не можем, придется прибегнуть к экстраполяции. Если танк БТ-7 при скорости на гусеницах 52 км/час на колесах давал (по В. Суворову) 100 км/час, стало быть, А-20, имевший скорость на гусеницах 65 км/час, на колесах мог мчаться со скоростью порядка 115 км/час.

Впрочем, скорость А-20 могла быть и еще больше, может быть, даже 130 км/час. Вот это действительно «король скорости», от него не мог бы удрать на автостраде не то что какой-то мотоцикл, но даже «Мерседес», на котором любил раскатывать Гитлер.

Но это мелочи. Владимир Богданович мог бы и сам все это рассказать, если бы решился подробно поговорить об автострадном танке А-20. А не решился он это сделать вот почему.

К маю 39-го был готов опытный образец танка, а к августу окончены его заводские испытания. Танк полностью удовлетворял требованиям военных, а кое в чем и превосходил их (первоначальное задание предусматривало установку 45-мм пушки, на окончательном же варианте могло устанавливаться 76-мм орудие). Казалось бы, А-20 тут же должен был пойти в серию, но вместо этого почему-то начался серийный выпуск Т-34.

А откуда, собственно говоря, этот Т-34 вообще взялся?

3

В устах кремлевских фальсификаторов (так В. Суворов называет всех не согласных с его теорией) история создания «тридцатьчетверки» выглядит так: получив задание на разработку танка А-20, конструкторский коллектив решил в инициативном порядке параллельно разработать другую, чисто гусеничную машину.

Скажите мне, для каких доверчивых идиотов это пишется? На дворе 37-й год, все лубянские подвалы забиты ожидающими своей очереди получить пулю в затылок «инициативными» (а проще говоря, осмелившимися иметь хоть какую-то мыслишку, на йоту отличающуюся от мнения Сталина) товарищами. И тут главный конструктор танкового завода (кстати, только что сменивший посаженного за ту самую «инициативу» А.О. Фирсова) вдруг решается самовольничать и разрабатывать машину, которая в будущей войне совершенно не нужна. Правда, новый танк в документах числился под индексом А-32, т.е. «заговорщики» пытались прикрыть истинную сущность машины «автострадным» названием. Но, думаю, никого это не обмануло, наверняка стукачи быстренько донесли куда следует, какой такой «автострадный» танк разрабатывает вредитель Кошкин и его шайка.

Но для ареста главного конструктора оборонного предприятия требовалась санкция с самого верха. Так что донесение советских патриотов пошло по цепочке наверх. Судя по тому, что никаких санкций к руководству КБ применено не было, по той же цепочке с самого верха спустилось указание: «Не трогать».

Этот факт странен сам по себе, но еще более загадочно выглядят дальнейшие события. В августе 38-го на рассмотрение Главного Военного совета РККА при Наркомате обороны поступили проекты двух танков, заказанного А-20 и «инициативного» А-32. Военный совет единодушно высказался за А-20, но Сталин предложил воплотить в металле и испытать оба варианта!

Кремлевские историки утверждают, что якобы Сталин прислушался к мнению танкистов, только что вернувшихся нз Испании и утверждавших, что чисто гусеничный танк предпочтительнее колесно-гусеничного. Для войны в Испании это, может быть, и было верно, республиканская армия вела преимущественно оборонительные бои, да и автострад на Пиренейском полуострове не больше, чем в России. В такой войне действительно высокая скорость танков была не столь важна, но требовалось мощное бронирование. Но ведь Сталин, как нас старается убедить В. Суворов, готовился совсем к другой войне, агрессивной, наступательной, в которой скорость танку куда нужнее, чем броня.

Дальше ситуация совсем запутывается. В сентябре на полигон под Москвой прибыл колесно-гусеничный танк А-20 и чисто гусеничный А-32. Комиссию по приемке возглавлял сам нарком обороны Ворошилов (как известно, никогда и ни в чем не имевший собственного, отличного от сталинского, мнения). И вот по представлению этой комиссии все работы по автострадному танку А-20 были свернуты, а чисто |усеиичный А-32 было решено доработать и запустить в серию. И 31 марта 1940 года был принят на вооружение знаменитый Т-34!

Чувствуете, какая загадочная получается история? Казалось бы, все предельно ясно — готовишься к агрессивной войне, запускай в серию колесно-гусеничный танк. Готовишься к оборонительной — гусеничную машину. Где-то до середины 1938 года все шло правильно, Сталин готовился к агрессии, в производстве и разработке были исключительно колесно-гусеничные тайки с карбюраторными двигателями. Но вот он о чем-то задумался, и на ХПЗ тайно опускается приказ начать разработку чисто гусеничной машины (мы ведь не станем верить кремлевским фальсификаторам, что Т-34 разрабатывался «в инициативном порядке»). Наконец в конце 1939 года Сталин принимает окончательное решение, и Т-34 поступает на вооружение, причем в качестве основного среднего танка. Более того, несколько месяцев спустя прекращается производство последнего танка-агрессора БТ-7 и даже запчастей к нему!

Можно, конечно, предположить, что того количества БТ, которое уже имелось к началу 1940 года, вполне хватало для покорения Европы. Но поверить в то, что наши танки могли пройти всю Польшу, Германию, Бельгию и Францию без ремонта, никак невозможно. А как производить ремонт, если запчастей нет?

Стало быть, задача доехать на колесах до берегов Атлантического океана с танков БТ была явно снята.

Глава 6

ЧЕМ «КЛИМ ВОРОШИЛОВ» ЛУЧШЕ «СЕРГЕЯ МИРОНОВИЧА КИРОВА»?

Некоторые типы советских танков имели названия в честь коммунистических лидеров: КВ — Клим Ворошилов, ИС — Иосиф Сталин.

в. Суворов. «Ледокол»

1

Красой и гордостью Красной Армии в 30-е годы были танки Т-35. Громадные пятидесятитонные монстры, вооруженные тремя пушками и пятью, а то и семью пулеметами, в обязательном порядке принимали участие во всех парадах. Неторопливо проползая по Красной площади, они внушали советскому народу уверенность в надежности обороны страны. Но мы-то с вами знаем, что Сталин готовился не к обороне, а к агрессии, стало быть, танк Т-35 должен был быть чисто наступательным оружием.

Тут вроде бы получается неувязка. Германия, тоже готовившая агрессию (не против СССР, упаси боже, против Запада), тяжелых танков не имела. А вот исключительно миролюбивая Франция, только и мечтавшая как-нибудь отсидеться за своей линией Мажино, в 34-м году запустила в серию тяжелый танк В1. Велись работы по созданию тяжелых танков и в Англии, но по недостатку финансирования в серию они пошли уже во время войны. Так что же, тяжелый танк — оружие оборонительное?

Чтобы остаться в рамках теории В. Суворова, нужно доказать, что западные тяжелые танки были оборонительными, советские — наступательными.

Ну что же, для исследователя, вооруженного революционным методом Владимира Богдановича, ничего невозможного нет. Давайте будем считать, что «оборонительность» или «на-ступательность» тяжелого танка зависит от количества башен.

Возьмем, для примера, французский В1. Он имел всего одну башню с 47-мм пушкой. Кроме того, в корпусе справа устанавливалось 75-мм орудие, имевшее весьма ограниченный сектор обстрела. Понятно, что это чисто оборонительный танк. Он должен был служить своего рода подвижной огневой точкой, которую можно было оперативно перебросить на угрожаемый участок. 75-мм пушка, наводить в цель которую приходилось разворотом корпуса танка, предназначалась для стрельбы по неподвижным целям или шрапнелью по наступающей пехоте. 47-мм орудие в башне могло поражать вражеские танки или оперативно расстреливать выдвигающиеся на прямую наводку противотанковые средства противника.

Теперь посмотрим на наш Т-35. Собственно, достаточно на него именно посмотреть, в прямом смысле этого слова, — утыканный со всех сторон пушками и пулеметами, он даже вид имеет какой-то ужасно агрессивный. Понятно, что использоваться он мог только для наступления. Орудие в главной башне (главный калибр, так сказать) предназначено для разрушения оборонительных сооружений противника.

Пока 76-мм пушка занимается этим, 45-мм орудия в малых башнях ведут борьбу с противотанковой артиллерией и танками. Ну а пулеметы в башнях и корпусе уничтожают живую силу. Характерно, что вооружение Т-35 располагалось так, чтобы обеспечить круговой обстрел, т.е. танк мог сражаться, когда противник был со всех сторон. Понятно, что такая ситуация может быть только в наступлении, когда танк, прорвав первую линию обороны, оказывается перед второй, а следующие за ним пехота и легкие танки еще не успели зачистить оставшиеся за кормой Т-35 окопы.

2

Предвижу, что знатоки танкостроения примутся высмеивать эту мою теорию, доказывать, что в наступлении Т-35 использовать было проблематично. Чтобы избежать ненужной дискуссии, приведу другую теорию, оспорить которую невозможно.

Представьте себе мирный немецкий городок где-нибудь в Саксонии или Тюрингии. Жители поутру собираются на базарной площади, чтобы обсудить последние вести с Восточного фронта, где доблестный вермахт вот уже третий день ведет тяжелые бои с коварно напавшими на Германию красными. И вдруг по автостраде, пересекающей городок с востока на запад, в город на страшной скорости врываются какие-то непонятные машины. Некоторые из них проносятся дальше на запад без остановок, другие ненадолго сворачивают к бензозаправочной станции.

Жители, конечно, разбегаются но домам и там принимаются тупо соображать, что же это было? Разглядеть подробно проскочившие на стокилометровой скорости машины никто не успел, кое-кто только заметил, что у них много колес и то ли пушка, то ли пулемет в башне. Бургомистр пытается дозвониться до какого-нибудь начальства, чтобы получить указания, но связь не работает. Собирается экстренное заседание магистрата, на котором стоит один вопрос, что же это было? Кто-то из молодых высказывает предположение, а не русские ли это танки? Но старые и опытные члены магистрата, среди которых есть ветераны, бывшие при Камбре, поднимают его на смех и рассказывают, как должны выглядеть настоящие танки, какой ужас они вызывают одним своим видом.

К вечеру магистрат приходит к мнению, что это были русские броневики, случайно прорвавшиеся через линию фронта, тут же сомкнувшуюся за ними (если бы было иначе, за броневиками обязательно следовала бы пехота). Конечно же, где-то там дальше их встретили регулярные части и давноуничтожили.

Может, только несколько машин уцелело и, возможно, попробует прорваться обратно к своим через городок. Значит, нужно соорудить на автобане несколько баррикад, собрать городское ополчение, вооружить его и т.д.

Но тут на восточной окраине раздается страшный лязг и грохот — это в городок вступает колонна из трех Т-35. Жуткие махины, поводя по сторонам дулами орудий и пулеметов, не спеша проползают по главной улице. В домах трясется мебель, звенят стекла, с каминов и горок летят на пол фарфоровые пастухи и пастушки, а бюргерские души уходят в пятки. Бургомистр тут же прекращает всякие разговоры о баррикадах и сопротивлении, достает из шкафа ключ от города и торопится на площадь, где его уже поджидает русский майор, назначенный комендантом города.

3

Т-35 прекрасно подходил для обеих своих функций (особенно для второй), но он был создан еще в начале 30-х годов, так что к началу войны несколько устарел. В конце 1938-го двум ленинградским заводам было выдано задание на разработку тяжелых многобашенных танков. Кировский завод разрабатывал танкСМК(«Сергей Миронович Киров»), а Ленинградский завод опытного машиностроения имени Кирова танк Т-100. Танки проектировались под карбюраторный двигатель АМ-34 (как и положено наступательному танку) и должны были иметь три башни — одну с 76-мм пушкой, две с 45-мм. Это вполне понятно, на Т-35 пулеметные башенки, размещенные рядом с малыми орудийными, не позволяли последним вести огонь на оба борта, поэтому от них и отказались. Непонятно другое: в процессе разработки оба танка лишились кормовой орудийной башни! Причем произошло это удивительно синхронно, где-то в декабре 38-го (я прямо-таки вижу, как чья-то рука с трубкой снимает с макетов танков одну башню). Кремлевские фальсификаторы нагло утвер>кдают, что это было сделано с целью усиления брони при сохранении весовых характеристик. Поверить им мы никак не можем, в трехбашенном варианте эти танки имели бы броню в 50—60 мм, которую не могла пробить ни одна противотанковая пушка потенциальных противников.

Но если принять любую из моих теорий о предназначении танков Т-35, все становится ясно. Если предположить, что круговой обстрел малых орудийных и пулеметных башен нужен был этому танку для действия против оставшейся за кормой живой силы противника, удаление кормовой башни означает, что новые тяжелые танки не предназначались для прорыва обороны. Ну а если считать, что большое количество пушек и пулеметов предназначалось для наведения ужаса на мирное население, уменьшение количества орудийных башен означает, что и эту задачу с тяжелых танков сняли.

Впрочем, дальше история тяжелых танков становится еще более загадочной. По словам кремлевских историков, якобы группа дипломников Военной академии механизации и моторизации имени Сталина, проходившая практику на Кировском заводе, по собственной инициативе разработала на базе танка СМК однобашенный танк КВ («Клим Ворошилов») с дизельным двигателем!

Наглость этих фальсификаторов просто беспредельна! Получается, что лучший средний танк Второй мировой Т-34 разрабатывался чуть ли не в подполье, а один из лучших тяжелых был и вовсе дипломным проектом никому не ведомых слушателей академии.

Впрочем, дальше они врут еще более беспардонно — в августе 39-го этот «дипломный проект» был выполнен в металле и был показан представителям правительства на подмосковном полигоне в Кубинке, а в декабре того же года принят на вооружение!

Даже если поверить в то, что сам проект был создан этими дипломниками (в дипломных проектах многое допускается), то уж никак нельзя поверить, что директор завода решился тратить драгоценный металл и расходовать не менее драгоценное рабочее время на воплощение бредовых идей каких-то там слушателей. А если бы и решился, то не потащил бы свое преступное творение на подмосковный полигон.

Ну и, наконец, совершенно непонятна реакция руководства страны (точнее, Сталина): вместо того чтобы снять голову со всех виновных, он дает распоряжение принять КВ на вооружение.

С первого взгляда видно, что КВ — это чисто оборонительное оружие. Я не буду это доказывать, просто приведу цитату из В. Суворова: «...В июне 194 I года в Литве, в районе города

Рассеняй, один советский КВ в течение суток сдерживал наступление 4-й германской танковой группы. Танковая группа — это четверть всех германских танковых войск. Один советский танк против германской танковой армии. Неизвестный старший сержант против генерал-полковника Гепнера». («Последняя республика». Гл. 19.) Есть какие-то сомнения в том, что КВ чисто оборонительное оружие? Хорошо, приведу пример того, как могли бы действовать КВ в наступлении: «...3-я и 8-я советские армии полностью уничтожены, а их тяжелые танки КВ истреблены германскими зенитными пушками». («Ледокол». Гл. 33.)

Очевидно, речь тут идет о знаменитой немецкой 88-мм зенитке, потому как более мелкие броню КВ пробить не могли. Но эта зенитка — штука громоздкая и малоподвижная. Так что применять ее можно только в обороне. Желающих в этом убедиться отсылаю к любой книге, описывающей действия Ром-меля в Африке. Именно он первым применил 88-мм зенитные орудия для отражения атак сильно бронированных английских танков. В наступлении же зенитки не могли двигаться за танками с более-менее приемлемой скоростью. Этим и объясняется тот факт, что наш КВ смог противостоять в течение суток всей немецкой танковой группе — чтобы подвести и установить на подходящей позиции 88-мм зенитку, времени нужно немало.

Так что у немцев летом 1941 года было оружие, способное противостоять наступающим КВ, но не способное с ними расправиться, когда они обороняются. Ясно, что КВ — чисто оборонительное оружие.

4

Однако на этом загадки не кончаются, сразу же после принятия на вооружение КВ начались работы над еще более тяжелым КВ-2, вооруженным 152-мм гаубицей. По версии кремлевских фальсификаторов, эти танки были предназначены для прорыва долговременных укреплений противника. Но вот что интересно, в феврале 1940 года несколько КВ-2 были направлены на Карельский перешеек, где как раз шел прорыв линии Маннергейма, однако успехи их были весьма скромны. Один из танков действительно участвовал в прорыве на второстепенном направлении, где разрушил гранитные противотанковые надолбы и расстрелял в упор парочку пулеметных ДОТов. На главном же направлении обошлись без этих мастодонтов. Тем не менее танк КВ-2 был принят на вооружение.

Вообще-то создавать танк специально для разрушения долговременных оборонительных сооружений нет смысла. Ведь эти сооружения называются долговременными не только потому, что обороняться могут долго (кстати, далеко не всегда), а и потому, что строить их нужно долго (а вот это всегда). Кроме того, сооружения эти не могут маневрировать, они всегда остаются там, где их построили. Следовательно, противник, решивший штурмовать долговременную оборонительную линию, как минимум знает, где она проходит. А как максимум знает, и из каких сооружений состоит. Так зачем же тут нужен специальный танк? Даже если прежде чем выйти к полосе обороны приходится преодолевать бездорожье, проще создать для этого небронированные или легкобронированные самоходные орудия. Им ведь не обязательно стрелять по ДОТам и ДЗОТам прямой наводкой.

Такими самоходками были знаменитые немецкие мортиры «Карл» калибром аж в 600 мм. Немцы собирались преодолевать линию Мажино(а может, и линию Сталина), вот и создали специальное оружие для ее прорыва. В Советском Союзе же ничего такого создано не было.

Ну ладно, попробуем поверить, что КВ-2 предназначался для прорыва долговременных укреплений. Это вроде бы подтверждает наличие КВ-2 с запасом бетонобойных снарядов в составе Прибалтийского военного округа. Перед войсками этого округа действительно лежала Восточная Пруссия, на территории которой оборонительные сооружения строились со времен псов-рыцарей. Но что делали те же КВ-2 с теми же бетонобойными снарядами на Украине? Широко известна фотография КВ-2, захваченного немцами где-то под Львовом. А ведь пи в Польше, пи в лежащей за ней Восточной Германии никаких оборонительных сооружений не было.

Ответ на эту загадку дают многократно описанные в литературе немецкие испытания КВ-2. Нго снаряд проломил броню немецкого танка, ударил в двигатель и вместе с ним вылетел через заднюю броню.

А теперь вспомним, что для всех противотанковых и танковых орудий дается максимальная броня, которую они способны

ПРОБИТЬ. Но ведь пробить броню мало, нужно что-то еще сделать за ней. Известны случаи, когда танки с несколькими пробоинами в броне продолжали успешно вести бой. Но даже если снаряд взрывается внутри танка, много ли вреда может нанести ему 37, 45 или даже 76-миллиметровая болванка? Да, танк выйдет из строя, но противник его сможет эвакуировать, подремонтировать (иногда даже во фронтовых условиях), а потом снова бросить в бой. А вот после попадания 152-мм «бетонобойного» снаряда КВ-2 от танка остается только груда металла.

Вам эта версия кажется фантастической? Мне тоже. Но она не более фантастична, чем рассказанная В. Суворовым история об автострадном танке А-20. Так что я не вижу причин, почему бы сторонникам Владимира Богдановича мне не поверить.

5

Вам может показаться, что все изложенные мной выше соображения по поводу «оборонительных» и «наступательных» тяжелых танков не более чем игра ума. Не спорю, но основана она на знаменитом тезисе В. Суворова — оружие бывает оборонительное и наступательное. Если же признать, что почти любое оружие можно использовать и для обороны, и для нападения, закрадывается крамольная мысль: а может быть, Советский Союз все же собирался обороняться? А танков у него было так много потому, что уж больно длинная сухопутная граница.

Сами понимаете, что признать это никак невозможно, поэтому и приходится каждый советский танк рассматривать под лупой на предмет «настунательности» и «оборонительности». Впрочем, даже без лупы, так сказать, невооруженным взглядом видно, что любой тяжелый танк на роль танка-агрессора не подходит, потому как:

1.Скорость у него мала.

2.Броня у него мощная.

3.Его можно использовать для прорыва обороны противника.

4.Там, где противник не может оказать организованное сопротивление, он вообще не нужен.

Но, может быть, тяжелые танки должны были расчищать путь танкам-агрессорам? Вполне возможно, но для этого наши танковые войска должны были иметь соответствующую организацию.

Глава 7

ЗАЧЕМ СТАЛИН УНИЧТОЖИЛ СВОЙ ИНСТРУМЕНТ АГРЕССИИ

Германия имела мощные механизмы агрессии — танковые группы. Советский Союз имел в принципе такие же механизмы агрессии. Разница — в названиях и в количестве.

В. Суворов. «Ледокол»

1

В своих трудах В. Суворов сделал массу удивительных открытий не только в области истории и техники, но и в области стратегии. Вот одно из таких открытий: «Для выявления ударных армий мы используем элементарное сравнение ударной мощи советских армий с германскими танковыми группами и с советскими предвоенными стандартами, определяющими, что такое ударная армия. Элемент, который превращает обычную армию в ударную, — это механизированный корпус новой организации (выделено мной. — В.В.), в котором по штату положено иметь 1031 танк. Включи один такой корпус в обычную армию, и она по своей ударной мощи сравняется или превзойдет любую германскую танковую группу». («Ледокол». Гл. 16.)

Мы, как всегда, примем на веру откровения маститого британского историка, но обратим внимание на слова «новой организации». Раз имеется новая организация, значит, была и старая. Владимир Богданович не вдается в подробности и не объясняет, чем они отличаются друг от друга, и вообще, зачем понадобилось ломать одну организацию и создавать другую. Попробуем разобраться с этим самостоятельно.

На 31 августа 1939 года в Красной Армии было четыре танковых корпуса. В состав каждого из них входили две танковые и одна мотострелковая бригада. В то время в РККА имелись танковые бригады четырех типов: легкотанковая бригада — 278 танков БТ; танковая бригада — 267Т-26; тяжелотанковая бригада — 136 Т-28, 37 БТ, 10 огнеметных; бригада Т-35 — 94 Т-35, 44 БТ и 10 огнеметных. В состав танковых корпусов входили именно легкотанковые бригады, то есть вооруженные танками БТ.

Тут нужно сказать, что бригада, говоря упрощенно, это что-то такое больше полка, но меньше дивизии. Например, полк обычно состоит из трех батальонов, а дивизия — из трех полков. Но если по каким-то причинам нужно иметь соединение из четырех батальонов, или из двух полков, создается бригада. В первом случае бригада будет состоять из батальонов (типа «полк-переросток»), а во втором — из полков («дивизия-недомерок»).

Наши танковые бригады накануне войны выглядели именно как «полки-переростки», поскольку имели в своем составе только батальоны. Однако если по примеру Владимира Богдановича и его последователей считать одни танки, получится, что эти «полки-переростки» были сильнее полноценных немецких танковых дивизий лета 41 -го, а наши танковые корпуса значительно превосходили немецкие по всем показателям.

Как всегда, припадаем к нашему неисчерпаемому источнику:

«Блицкриг — это тайная концентрация танковой мощи на узких участках фронта и внезапный стремительный удар в глубину. Высшей организационной единицей германских танковых войск в июне 1941 года была танковая группа. Во всей германской армии было четыре такие группы.

Каждая танковая группа состояла из корпусов, а корпуса — из дивизий. Но мы уже установили, что танковые дивизии Гитлера были неполноценными. Кроме танковых дивизий, в составе танковых групп были моторизованные дивизии. Их можно охарактеризовать одним штрихом: во всех германских моторизованных дивизиях, вместе взятых, количество танков — 0.

Чтобы добавить ударной мощи танковым группам, в их состав, помимо так называемых танковых и моторизованных дивизий, которые и так были перенасыщены пехотой, включили еще... и пехотные дивизии. В водку, уже разбавленную водой без всякой меры, добавили еще ведро водички. Для крепости.

В 1 -й танковой группе 14 дивизий, в том числе семь пехотных.

Во 2-й танковой группе 13 дивизий, в том числе одна кавалерийская и четыре пехотные.

В 3-й танковой группе 11 дивизий, в том числе четыре пехотные.

В 4-й танковой группе восемь дивизий, в том числе две пехотные.

Каждая немецкая пехотная дивизия — это 16 859 человек и 6358 лошадей, запряженных в телеги. Пехотные дивизии объединялись в корпуса, а каждый корпус имел свои собственные гужевые обозы, помимо тех, что были в составе дивизий.

Получилось, что инструмент блицкрига — танковые группы, а это громоздкие образования, и их основным составом является пехота. Танковая группа — это 150—250 тысяч человек, 15—45 тысяч лошадей в обозах, 10—20 тысяч автомашин очень низкой проходимости... и 600—1000 устаревших танков». («Самоубийство». Гл.19.)

Наш танковый корпус образца 1939 года по штату имел 560 танков и 12 710 человек личного состава. Причем входившая в его состав пехота была полностью моторизована, так что никаких лошадей, никаких гужевых обозов в составе танкового корпуса не было. Если следовать логике Владимира Богдановича, получается, что два наших танковых корпуса образца 1939 года по силе были равны любой немецкой танковой группе образца 1941-го, а по подвижности значительно превосходили ее (ничего подобного нашим БТ немцы не имели).

То есть уже в 39-м году Сталин имел прекрасные инструменты блицкрига. Правда, инструментов этих у него было всего четыре, но в то время больше и не требовалось, потому как, если верить В. Суворову, единственной задачей наших танковых войск в 1939 году мог быть «удар в спину Польши».

1 сентября 1939 года Гитлер напал на Польшу. Немецкие танковые корпуса, которые были значительно слабее советских, прекрасно проявили себя в этой войне. По сути, они явились главным инструментом победы немцев.

17 сентября 1939 года «в спину Польши ударил Сталин». Его основным орудием были 15-й и 25-й танковые корпуса РККА. Об их эффективности говорит хотя бы то, что для выхода на демаркационную линию (установленную пактом Молотова — Риббентропа) им понадобилось всего несколько дней. О том, как именно действовали наши танкисты, мы поговорим несколько позже, пока же отметим, что «инструмент блицкрига» проверку выдержал. Значит, в преддверии «освободительного похода в Европу» нужно в срочном порядке формировать новые танковые корпуса по тем же штатам. Впрочем, если в ходе Польской кампании выяснились какие-то недостатки в организации танковых корпусов, можно было ее усовершенствовать. Например, переформировать бригады в дивизии, добавив соответствующее число танков. Легко подсчитать, что в этом случае наш один танковый корпус стал бы равен немецкой танковой группе. Как известно, танков БТ было произведено более восьми тысяч штук. То есть к лету 41 -го РККА могла бы иметь восемь таких усовершенствованных ТК или шестнадцать неусовершенствованных.

Вместо этого в конце все того же 1939 года Сталин принимает решение РАСФОРМИРОВАТЬ ВСЕ ТАНКОВЫЕ КОРПУСА РККА!

Вместо танковых корпусов создавались отдельные танковые бригады и дивизии РГК (Резерва Главного Командования). Конечно, количество танков в Красной Армии при этом не уменьшалось, но инструмент приобретал совсем другой вид. Давайте еще раз вспомним, что нам поведал Владимир Богданович: «Блицкриг — это тайная концентрация танковой мощи на узких участках фронта и внезапный стремительный удар в глубину». Выдвинутый на нужный участок танковый корпус как раз и создавал такую концентрацию. Ну а если одного корпуса было мало, можно было двинуть два, а то и три корпуса, объединив их в танковую армию (аналог немецкой танковой группы).

Однако после расформирования танковых корпусов задача концентрации сил значительно усложнилась. Ведь, как нам поведал В. Суворов: «Мало иметь танки. Надо создать мощные танковые соединения». («Самоубийство». Гл. 19.) То есть, выдвинув к границе определенное количество танковых бригад и дивизий, мы можем собрать то же количество танков, что и выдвинув два-три танковых корпуса. Однако корпуса могут сразу же действовать как единое целое, отдельные же бригады и дивизии нужно сначала как-то сорганизовать между собой.

Обычно такие отдельные (т.е. не входящие в состав корпусов) части придаются корпусам или армиям. Но в той организации, которую имела РККА с конца 39-го, танковые части могли придаваться только общевойсковым армиям (придавать их пехотным корпусам было бы нелогично, потому как при этом теряется та самая концентрация танковой мощи).

Опять читаем 19-ю главу «Самоубийства»:

«О каком блицкриге речь, если командующий танковой группой двинул танки вперед, в оперативную глубину, а позади пылит пехота и скрипят осями телеги пехотных обозов? И командующий танковой группой, тот же Гот или Клейст, вынужден одновременно управлять и «подвижными» соединениями, и пехотой, которая просто не способна все время бежать за танками».

В нашем случае картина получается еще более удручающая. Ведь у немцев танковые дивизии были собраны в корпуса, поэтому «Гот или Клейст» должны были управлять всего двумя подвижными соединениями, нашему же командующему общевойсковой армией пришлось бы самолично управлять шестью, а то и десятью танковыми бригадами и дивизиями.

Стало быть, для упрощения управления пришлось бы собрать эти соединения вместе, назначить над ними начальника и т.д. То есть, по сути, на лету создавать те самые танковые корпуса, которые почему-то были расформированы в конце 1939 года. Если считать, что Сталин планомерно готовился к «освободительному походу», ситуация выглядит весьма странной. Если же предположить, что в это время он почему-то задумал от кого-то обороняться, ничего странного нет.

Читаем В. Суворова:

«Но самое интересное произошло через несколько дней: 27-й механизированный корпус был расформирован в пути. В оборонительной войне такие чисто наступательные формирования просто не нужны (выделено мной. — В.В.)». («Ледокол». Гл. 27.)

Пусть вас не смущает, что речь в приведенной цитате идет не о танковом, а о механизированном корпусе. Вот что пишет В. Суворов по этому поводу: «Ее главный ударный механизм теперь называется не танковым корпусом, а механизированным. Это чтобы лидеры сопредельного дружественного государства не беспокоились». («Ледокол». Гл. 17.)

Стало быть, расформирование танковых корпусов означало изменение концепции будущей войны. Проще говоря, вместо освободительного похода — оборонительная война.

2

Впрочем, танковые корпуса в РККА отсутствовали недолго, уже в июне 1940 года было принято решение воссоздать танковые корпуса и даже увеличить их количество. Но это были совсем другие корпуса! Посмотрим на их штаты: при общей численности танков 1031 штука они должны были иметь 126 КВ,420Т-34, 152 0Т-26иОТ-133, 17Т-40(илиТ-37)и всего лишь 316 БТ! О каком инструменте агрессии может идти речь, если как минимум половина танков в нем чисто оборонительные?

Мне возразят, что тяжелые и средние танки должны были взломать оборону противника, а уж потом вперед пошли бы танки БТ. Но В. Суворов в «Самоубийстве» написал такие бессмертные строки:

«По теории — немедленно в момент взлома обороны в «чистый» прорыв надо вводить мощные танковые соединения, которым надлежит вырваться на оперативный простор. Но тут — суровая действительность. Помимо огня противника, минных полей и проволочных заграждений наступающей пехоте мешает снег. Пехота в нем утопает. Оборона противника прорвана частично. Проще говоря: лед проломан достаточно глубоко, и до воды пока не добрались, и неясно, сколько его еще надо долбить. В данном случае «чистый» прорыв обеспечить не удалось — слишком медленно продвигается в снегу первый наступающий эшелон.

В этой обстановке командующий Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин принимает решение вводить в сражение эшелон развития успеха — 1, 4 и 26-н танковые корпуса... хотя успеха еще нет. Решение командующего фронтом означает, что танковые корпуса вводятся в сражение ДО того, как для такого хода созданы условия. Решение означает, что танковые корпуса будут делать работу, для которой они не предназначены (выделено мной. — В.В.). Решение означает, что танковые корпуса понесут тяжелые потери еще до того, как начнут выполнять свою собственную задачу». («Самоубийство». Гл. 6.)

Понимаете, в чем тут суть? Танк сам по себе не очень-то приспособлен для прорыва обороны противника, его обязательно должны поддерживать пехота и артиллерия. Поэтому обычно оборону проламывают пехотные части, желательно при поддержке танковых подразделений, входящих в состав этих частей или приданных им. А уж потом в прорыв входят танковые корпуса, вырываются на оперативный простор и делают там свое дело.

По такой схеме действовали немцы во время Польской и Французской кампаний. Только танков у них было мало (и танки были легкими и устаревшими, как доказал это Владимир Богданович), поэтому все они были сосредоточены в танковых корпусах, а пехоте с артиллерией приходилось взламывать оборону самостоятельно. Другое дело Красная Армия. Танков в ней было больше, чем во всех армиях всего мира, вместе взятых, поэтому можно было использовать их и для поддержки пехоты.

До зимы 1939 года организация танковых войск была правильная, наступательная. Кроме танковых корпусов имелись отдельные механизированные бригады и танковые полки, а в составе пехотных полков имелись танковые батальоны. Так что оборону должна была прорывать пехота при поддержке легких Т-26 и средних Т-28. Потом в «чистый» прорыв вводились танковые корпуса, на вооружении которых были исключительно танки БТ, ну а далее см. «Ледокол».

А механизированный корпус образца 40—41-х годов для таких наступательных операций совсем не подходил. Еще раз вспомним слова В. Суворова: «И командующий танковой группой, тот же Гот или Клейст, вынужден одновременно управлять и «подвижными» соединениями, и пехотой, которая просто не способна все время бежать за танками». В нашем случае картина получается похожая.

Предположим, мы вводим мехкорпус в «чистый» прорыв. Танки БТ, сбросив гусеницы, тут же устремляются в глубь Германии, остальная масса танков, имея вдвое и втрое меньшую скорость, остается далеко позади. То есть четверть, в лучшем случае треть корпуса рванула вперед, а большая его часть топчется у границ. И командованию корпусом приходится одновременно управлять БТ, унесшимися черт-те куда, и прочими тихоходами, «пылящими» далеко позади.

Какой в этом смысл? И где должен находиться командир корпуса, впереди, на лихом коне, или позади, на обозной телеге?

Впрочем, прежде чем БТ рванут вперед по автострадам, командованию корпуса придется проделать немалую оргштатную реорганизацию. Дело в том, что мешанина из наступательных и оборонительных танков существовала не только на уровне корпуса, но и на уровнях дивизий и полков. В них имелись роты и батальоны тяжелых, средних и легких танков. Так что пришлось бы выделить из полков батальоны и роты, вооруженные только БТ, потом собрать их в какие-то новые соединения, а только после этого приступить к выполнению главной задачи.

В принципе, задача вполне выполнимая, в ходе боевых действий частенько приходится собирать вместе подразделения потрепанных в боях частей, назначать над ними нового командира и т.д. Или вообще наскоро формировать какие-то группы, никакими уставами не предусмотренные. Но все это вынужденные меры, а в нашем случае ничто не заставляло советских военачальников действовать таким не самым лучшим образом. Если заранее известно, каким образом предстоит действовать танкам БТ, то почему бы заранее не создать для них нужную организацию?

Но и это еще не все. Как я уже писал, последний танк-агрессор БТ-7М был снят с производства в начале 1940 года, и тогда же было прекращено производство запчастей к нему. Это потому, что в составе механизированных корпусов их предполагалось заменить танками Т-34. Таким образом, где-то к середине 1942 года советские механизированные корпуса должны были утратить последние остатки своей агрессивности. Если верить Владимиру Богдановичу, что на это время Сталин первоначально планировал освободительный поход в Европу, поведение его выглядит совсем странным.

3

Казалось бы, готовя агрессию, Сталин должен был создавать чисто наступательные танковые корпуса, исключительно из одних БТ, может быть, добавив к ним немножко средних и тяжелых танков, так. на всякий случай. Львиная же доля Т-34 и КВ должна была передаваться в пехотные полки и дивизии или же собираться в специальных отдельных танковых бригадах прорыва. Но Сталин поступает обратным образом: танковые корпуса засоряются ненужными им в агрессивной войне тихоходами, а пехотным частям передаются Т-28, Т-26, а то и БТ.

Так что втом виде, какой имели механизированные корпуса в июне 1941 года, для той войны, которую, по словам Владимира Богдановича, готовил Сталин, они абсолютно не годились. А вот если он готовился к какой-то другой войне?

Давайте задумаемся, а нельзя ли чисто теоретически использовать механизированные корпуса в оборонительной войне?

Как известно, нападающий имеет перед обороняющимся одно большое преимущество — он точно знает, где будет наносить удар, и может заранее сосредоточить там все нужные силы. Обороняющемуся же приходится только гадать, где именно развернутся основные события предстоящего сражения. Поэтому ему приходится прикрывать все возможные направления вражеского прорыва. Но «прикрыть все» одинаково надежно невозможно по причине нехватки сил. Поэтому желательно иметь подвижный резерв, который располагается так, чтобы можно было оперативно перебросить его на угрожаемый участок, после того как выяснится направление неприятельского главного удара. Как вы понимаете, механизированные соединения, включающие в себя танки, артиллерию и пехоту, как нельзя лучше подходят для роли такого подвижного резерва.

Их можно использовать для встречного удара по пытающимся прорвать оборону неприятельским войскам. Или, если противнику все же удастся пробить брешь в нашей обороне и он начнет вводить в прорыв свои танковые соединения, нанести фланговый удар и отрезать их от тылов. Наконец, при благоприятном стечении обстоятельств танковые корпуса можно использовать для организации контрнаступления с решительными целями.

Впрочем, я не буду подробно расписывать, как можно использовать танковые части в оборонительной войне. Тому, кто заинтересуется этим вопросом, достаточно прочитать одно из многочисленных исследований по истории танковых войск (причем и кремлевские фальсификаторы, и честные историки пишут примерно одно и то же). Но возникает вопрос: если механизированные корпуса были предназначены для обороны, то почему действия их в начале войны не имели успеха? Да по одной простой причине — корпуса эти оказались недостаточно механизированными.

Львиную долю автотранспорта МК должны были получать из народного хозяйства после объявления мобилизации. Но объявлена она была после немецкого нападения, так что на 22 нюня автомашин и тракторов в механизированных корпусах было катастрофически мало. В результате мотопехота, входившая в состав корпусов, превратилась в обычную пехоту. Причем поскольку числилась она все же мотопехотой, то не имела ни лошадей, ни телег, так что бойцам приходилось тащить все необходимое для боя на своих плечах. Поэтому даже в тех случаях, когда танковым частям удавалось остановить неприятеля или перерезать его линии снабжения, закрепить успех они не могли, потому как пехота «не способна все время бежать за танками».

Более того, после того как оправившийся от неожиданности противник начинал контратаковать наши танковые части, они часто даже не могли отойти назад, потому как малочисленный автотранспорт не успевал подвезти горючее.

4

Почему В. Суворов умолчал об этой истории с расформированием и воссозданием танковых (механизированных) корпусов, вполне понятно. Даже если не вдаваться в детали и считать, что танковый корпус 1939 года отличается от механизированного корпуса 1941 года только названием и количеством танков, полугодовой перерыв в существовании крупных танковых соединений ломает версию Владимира Богдановича о том, что все это время Сталин планомерно готовился к агрессии.

Можно, конечно, предположить, что сначала Сталин готовил агрессию, потом передумал и стал готовиться к обороне, а потом опять передумал и снова стал готовить агрессию. Но и это как-то «подмывает показания свидетеля», а точнее, версию В. Суворова. Кроме того, я только что показал, что механизированные корпуса лучше подходили для обороны, чем для нападения. Или я вас не убедил?

Хорошо, давайте посмотрим, как действуют советские механизированные корпуса в той войне, о которой нам поведал Владимир Богданович в тридцать третьей главе «Ледокола».

«3-я советская армия наносит внезапный удар на Сувалки. Ей навстречу идет 8-я армия из Прибалтики. С первых минут тут развернулись кровопролитные сражения с огромными потерями советских войск. Но у них преимущество: советские войска имеют новейший танк КВ, броню которого не пробивают германские противотанковые пушки... 8, 11 и 3-я советские армии увязли в затяжных кровопролитных боях со сверхмощной германской группировкой в Восточной Пруссии». («Ледокол». Гл. 33.) Теперь вспомним, что, согласно В. Суворову, все эти армии были «ударными», т.е. имели в своем составе «механизированный корпус новой организации». Вот цитата: «...На 21 июня 1941 года ВСЕ советские армии на германской и румынской границах, а также 23-я армия на финской границе вполне подходили под стандарты ударных армий, хотя, повторяю, этого названия формально не носили. Перечисляю их с севера на юг: 23-я, 8-я, 11-я, 3(выделено мной. — В.В.), 10-я, 4-я, 5-я, 6-я, 26-я, 12-я, 18-я, 9-я». («Ледокол». Гл. 16.) Если эти армии «увязли в затяжных кровопролитных боях», значит, там же увязли и входящие в их состав механизированные корпуса. А почему? Потому, что они делают «работу, для которой они не предназначены».

Поясняю: если советские механизированные корпуса образца 1941 года были предназначены для агрессии, наступления на оперативную глубину, они должны были вводиться в «чистый» прорыв, выходить на оперативный простор и рваться вперед. Но, как тут нам рассказывает В. Суворов, они почему-то заняты проламыванием сильной обороны противника. Более того, и это у них получается плохо: «10-я советская армия не сумела выйти к Балтийскому морю. Она понесла чудовищные потери, 3-я и 8-я советские армии полностью уничтожены, а их тяжелые танки КВ истреблены германскими зенитными пушками. 5, 6 и 26-я советские армии потеряли сотни тысяч солдат и остановлены на подступах к Кракову и Люблину. В этот момент советское командование вводит в сражение Второй стратегический эшелон (выделено мной. — В.В.)».

(«Ледокол». Гл. 33.) Как видите, оборона противника еще не прорвана, а восемь механизированных корпусов (6-я и 10-я армии имели по два мехкорпуса) уже прекратили свое существование. И только потому, что В. Суворов заставил их выполнять несвойственные им задачи. Владимир Богданович ничего не сообщает, как действовали бы механизированные корпуса остальных пяти армий, сосредоточившихся на немецкой границе. Но, надо думать, судьба их была бы не намного лучше. Стало быть, в самом начале войны четырнадцать мехкорпусов из двадцати накрылись медным тазом.

Теперь, зачем я выделил упоминание о Втором стратегическом эшелоне. Дело в том, что там как раз и место «агрессивным» механизированным корпусам. Если верить Владимиру Богдановичу, Второй стратегический эшелон был предназначен для развития успеха. Первый стратегический эшелон прорывает оборону противника, уничтожает максимально возможное количество его живой силы и техники, после чего в дело вступает Второй эшелон. Он доламывает оборону (если она еще где-нибудь сохранилась), а потом выходит на оперативный простор и довершает освобождение Европы. Для этой работы лучше всего подходят подвижные соединения, то есть механизированные корпуса.

Впрочем, еще лучше БТ чувствовали бы себя в третьем стратегическом эшелоне. Вспомним, что гусеницы им нужны только для того, чтобы преодолеть Польшу. То есть приступить к выполнению своей основной задачи они могут тогда, когда пехота и танки других типов проложат им дорогу к границам Германии. Так что пока шли все те грандиозные сражения, о которых повествует нам Владимир Богданович в 33-й главе «Ледокола», БТ могли вообще отдыхать. И только когда пришла бы пора «Висло-Одерской операции на огромную глубину», наступила бы их пора.

Тут стоит вспомнить, что танковый, а уж тем более механизированный корпус — это далеко не одни танки. Механизированный корпус 1941 года по штату на 1031 танк должен был иметь около 36 тысяч человек. Кроме того, в его составе было 172 артиллерийских орудия и 186 минометов. Главное качество мехкорпуса — подвижность, поэтому в нем все, что «не танки», должно иметь возможность передвигаться с той же скоростью, что и танки (а лучше с большей). Если корпус вводится в «чистый» прорыв и уходит вперед, отрываясь от остальной армии, необходимо, чтобы все его части и подразделения могли двигаться непосредственно за танками. Если корпус перебрасывается из глубины нашей обороны для ликвидации прорыва неприятеля, без этого тоже не обойтись. Поэтому вся артиллерия в мехкорпусах на механической тяге, вся пехота и вспомогательные подразделения посажены на грузовики.

Но зачем нужна такая подвижность, когда корпусу приходится прорывать оборону неприятеля? В этом случае можно заранее скрытно подвезти всю необходимую артиллерию (и лучше на лошадях, потому как они не тарахтят, как трактора), пехота может, не торопясь, подойти к назначенным рубежам на своих двоих (опять же это предпочтительнее по соображениям скрытности). И только в последний момент, можно даже после начала артподготовки, к месту прорыва подходят танки. И вовсе не обязательно, чтобы эти танки были объединены в корпуса. Вполне подойдут отдельные дивизии, бригады, а то и полки. Все равно при прорыве обороны танковые части придаются пехотным.

Опять прибегну кобразному сравнению. Механизированный корпус — это острый нож. Его можно загнать в незащищенное брюхо (или спину) неприятеля, можно им отсечь его руку, тянущуюся к твоему горлу. Но вот пробить дыру в неприятельской броне ножом не просто. И даже если пробьешь, нож сломается или затупится, так что для того, чтобы использовать его по назначению, придется его заново наточить, а то и перековать.

Однако Владимир Богданович предлагает именно такой вариант: сначала привести свой нож в плачевное состояние, а потом использовать его по прямому назначению:

«Еще лучший вариант: использовать подавляющее большинство механизированных корпусов в первом внезапном ударе, чтобы он получился необычайно мощным, после этого ввести в бой Второй стратегический эшелон и передать его облегченным армиям все танки, которые уцелеют после первых операций». («Ледокол». Гл. 26.)

Задумаемся, какие танки уцелеют после первых операций? Понятно, что оборону противника будут прорывать тяжелые танки КВ при поддержке средних Т-34. Пригодятся и огнеметные танки ОТ-26 и ОТ-133. Атанки БТ, главное предназначение которых «на гусеницах добраться до автострад, а там, сбросив гусеницы, превратиться в короля скорости», использовать для прорыва даже слабенькой обороны неприятеля просто глупо. Значит, они будут стоять где-то в тылу и ждать. Естественно, они и уцелеют, когда все остальные танки будут уничтожены или повреждены. Что же получается: треть танков механизированных корпусов в сражении не участвуют, а после того, как эти корпуса несут тяжелые потери, эти, не участвовавшие в бою, танки собирают, создают новые корпуса и придают их армиям Второго стратегического эшелона. Где логика?

Если советское командование хотело использовать для прорыва немецкой обороны как можно больше танков, нужно было собрать все КВ и Т-34 в составе танковых дивизий и бригад, придать эти дивизии и бригады пехотным частям. А все танки БТ свести в танковые корпуса старой организации и придать эти корпуса армиям второго эшелона.

Ладно, будем считать, что командованию РККА почему-то очень хотелось иметь в первом эшелоне механизированные корпуса (просто наши генералы были зачарованы магией этих слов, «механизированный корпус»). Но в этом случае нужно было создавать два типа таких корпусов. Один — для прорыва обороны, вооруженный КВ и Т-34, другой — станками БТдля развития успеха и глубоких операций.

Еще одна цитата: «На обочинах дорог груды гусеничных лент, уже покрытых легким налетом ржавчины; целые дивизии и корпуса, вооруженные быстроходными танками, вступая на германские дороги, сбросили гусеницы перед стремительным рывком вперед». («Ледокол». Гл. 33.) На 21 июня 1941 года корпусов и даже дивизий, вооруженных только быстроходными танками, в Красной Армии не было. Не могли они появиться и к 6 июля. Но, если бы наше командование действовало по плану, приписываемому ему В. Суворовым, такие корпуса и дивизии вполне могли появиться в августе. Если какой-то механизированный корпус потерял все свои танки КВ и Т-34, он и превратился бы в корпус, вооруженный БТ. Ну а если какой-то корпус потерял только половину КВ и Т-34 или даже сохранил их все, из него выделялась бы отдельная дивизия БТ, которая и уходила вперед. Опять спрошу: где же тут логика? Зачем создавать корпуса, в которых сначала действует одна часть, а потом другая?

Знатоки истории танковых войск могут мне возразить, что механизированных корпусов, оснащенных полностью по штатной организации, в РККА на 21 июня 1941 года не было. Причем более всего ощущался недостаток танков КВ и Т-34, которые заменялись Т-28, Т-35 и БТ Так что в некоторых корпусах БТ было более половины. Но давайте вспомним, что на эту тему говорит Владимир Богданович:

«Не все ударные армии были полностью укомплектованы танками. Это правда. Но чтобы полностью оценить намерения Сталина, нужно принимать в расчет не только то, что он совершил, но и то, что ему не позволили совершить. Германское вторжение застало Советский Союз в процессе создания небывалого количества ударных армий. Были созданы каркасы этих чудовищных механизмов, и шел процесс достройки, доводки, отлаживания. Не все армии удалось довести до планируемого уровня, но работа велась. И Гитлер сорвал ее, имея достаточно благоразумия для того, чтобы не ожидать, когда все эти механизмы агрессии будут достроены и отлажены». («Ледокол». Гл. 16.)

Из этого можно сделать вывод, что к 6 июля 1941 года (дате начала советской агрессии, по В. Суворову) все танковые корпуса «ударных армий» должны были быть укомплектованы танками по штату. Я, правда, не знаю, откуда могли взяться недостающие танки, но Владимиру Богдановичу виднее.

5

Теперь посмотрим, как объясняют причины расформирования танковых и создание механизированных корпусов кремлевские фальсификаторы.

В ходе Польской кампании вермахта выяснилось не только то, что танковые корпуса прекрасно подходят для глубоких прорывов и охватов, но и то, что для противодействия этим прорывам и охватам лучше всего подходят подвижные, желательно танковые соединения.

У поляков танков почти не было, поэтому им приходилось использовать кавалерию. Естественно, польские кавалеристы не бросались на танки с пиками и саблями, как это любят изображать некоторые «историки», а проводили рейды по тылам наступающих танковых групп, стараясь отрезать их от источников снабжения. В тех редких случаях, когда это удавалось, наступление немецких танковых колонн тут же приостанавливалось.

Советское командование сделало из этого вывод, что для борьбы с немецкими танковыми группами лучше всего подходят отдельные танковые бригады и дивизии. Их можно рассредоточить по всему фронту, так что где бы ни наметился прорыв, неподалеку окажутся несколько подвижных соединений, которые этот прорыв быстренько ликвидируют.

Однако после завершения Французской кампании вермахта стало ясно, что бригад и дивизий для борьбы с немецкими танковыми клиньями маловато будет.

Накануне кампании во французской армии танков было больше, чем в немецкой. Но французские танки были собраны в бригады, которые придавались пехотным частям. Имелось всего три танковых дивизии, но они были разбросаны по разным частям фронта, так что собрать их в единый кулак было невозможно. Эти разрозненные дивизии сумели оказать некоторое сопротивление немцам. Особенно отличилась вновь созданная 11 мая 4-я бронетанковая дивизия под командованием полковника де Голля. 28 мая эта дивизия под Абвилем сумела остановить и даже серьезно потеснить немцев. Но переломить ход войны французы не смогли.

Проанализировав опыт французов, советское командование пришло к выводу, что для противодействия крупным бронетанковым соединениям неприятеля нужны не отдельные бригады и дивизии, а столь же крупные танковые соединения. То есть корпуса. Вот они-то и были созданы в 1940 году.

Версия небезупречная, можно кое к чему и придраться. Однако в ней нет логических противоречий, если предположить, что Сталин все время готовился обороняться, примерно так он и должен был действовать. А вот в теорию В. Суворова история эта никак не укладывается. Даже если предположить, что механизированный корпус 41-го года лучше подходил для агрессии, чем танковый 39-го, то гораздо проще и логичнее было не расформировывать старые корпуса, а перевести их на новый штат.

Глава 8

ГДЕ КОНЧАЕТСЯ ЕВРОПА

На вопрос, где же можно было успешно реализовать потенциал танков БТ, есть только один ответ — в Центральной и Южной Европе.

В. Суворов. «Ледокол»

1

Вам может показаться, что я тут по примеру многих критиков Резуна-Суворова «копаюсь в мелочах». Но ведь революционный исторический метод В. Суворова демонстрирует, как, взяв какую-то мелочь, типа даты сформирования какой-либо дивизии или груды кожаных сапог, выгруженных на Н-ской станции накануне войны, сделать на ее основе выводы вселенского масштаба. Вот этим мы сейчас и займемся.

Берем простой исторический факт — производство танков БТ было начато в 1931 году, а закончено в 1940-м. За это время, согласно теории Владимира Богдановича, Сталин: а) привел Гитлера к власти, б) помог Германии перевооружиться, в) стравил Гитлера с западными демократиями, г) сломал барьер нейтральных государств между СССР и Германией. И все это он сделал именно для того, чтобы танки-агрессоры смогли выполнить свою главную задачу — прокатиться по автострадам Германии, а потом и остальной Европы.

И вот, когда наступает этот вожделенный момент, производство танков-агрессоров и запасных частей к ним прекращается. Танковые корпуса, оснащенные преимущественно танками БТ, расформировываются, а вместо них создаются механизированные корпуса, предназначенные совсем для других операций. Как все это объяснить?

Простейший вариант — Сталин вдруг обнаружил, что созданный им «Ледокол революции» оказался слишком мощным. Потопить его теми средствами, которыми предполагалось изначально, невозможно, так что пришлось создавать другие.

Гипотеза вполне рациональная, но если принять ее, летит излюбленный тезис В. Суворова и его последователей — Сталин собирался напасть на Германию летом 41 -го, а Гитлер его успел опередить буквально на пару недель.

Судите сами, если вы заранее заготовили некий инструмент, предназначенный для вполне определенной операции, а потом вдруг обнаружили, что придется проводить другую операцию, для которой ваш инструмент не годится, логично сначала изготовить новый инструмент, а уж потом приступать к операции.

Летом 1941-го наши «инструменты агрессии», т.е. механизированные корпуса, выглядели очень странно. С одной стороны, они не очень подходили для той задачи, которую им определил Владимир Богданович, — для прорыва обороны противника. Ведь треть танкового парка в них составляли БТ, которые для этих целей не были предназначены. С другой стороны, и для действия в тылу противника, на его коммуникациях эти корпуса тоже не годились.

То есть получается, Сталин решил вдарить по Германии, не имея нужного инструмента. Но ведь ничто не заставляло его действовать таким образом. Вспомним не раз повторяемое В. Суворовым утверждение, что Сталин немецкого нападения не опасался и не поверил в его возможность, несмотря на все предупреждения. Значит, вполне можно было подождать до лета 1942-го, когда все мехкорпуса первого эшелона были бы полностью укомплектованы КВ и Т-34. А освободившиеся БТ свести в танковые корпуса второго эшелона, чтобы использовать их по прямому назначению, когда оборона противника будет взломана и появится возможность рвануть вперед по автострадам.

Но предположим, была какая-то причина, по которой напасть на Германию нужно было именно летом 41 -го. Я, правда, вижу единственно возможную причину — превентивный удар по изготовившемуся к агрессии неприятелю. Однако теория Владимира Богдановича этой причины не допускает, так что предлагаю его последователям самим отыскать какую-то другую. Но сразу хочу отметить, что при этом нужно объяснить, почему при подготовке нападения на Германию летом 41-го не было создано двух типов танковых (или механизированных) корпусов. Или показать, как можно было использовать по прямому назначению танки-агрессоры, входившие в состав механизированных корпусов новой организации.

А мы пока поищем какое-нибудь иное объяснение всем этим странным фактам.

2

Пятая глава «Дня М» называется «Пролог на Халхин-Голе». В ней рассказывается, как Жуков в конце лета 1939 года «репетировал» в далекой Монголии сценарий нападения на Германию. Однако Владимир Богданович умалчивает, что этому «прологу» предшествовала некая, скажем так, «увертюра».

В конце мая 1939 года японские войска довольно значительными силами вторглись на монгольскую территорию. Находившиеся в то время в районе конфликта пехотные и кавалерийские части остановить противника не смогли, возникла угроза их окружения и уничтожения. В Монголии в это время находилась танковая бригада РККА, но расквартирована она была почти в пятистах километрах от места вторжения неприятеля. И вот тапки БТ, сбросив гусеницы, в кратчайший срок преодолели это расстояние, а потом, одев гусеницы, вступили в бой. Потери танковой бригады были очень велики, но свою задачу она выполнила — остановила противника и позволила пехотным частям выстроить оборону.

Невооруженным взглядом видно, что танки-агрессоры тут явно выполняли несвойственную им задачу — вместо того чтобы самим совершать агрессию, они ее отражали. Можно предположить, что получилось это случайно — ничего другого под рукой не оказалось, вот и пришлось использовать БТ не по назначению. Подавайте задумаемся, а зачем вообще оказались там бэтэшки? Ни в самой Монголии, ни на сопредельной территории автострад не наблюдается даже в наше время. Так что, если придерживаться теории В. Суворова, проявить свои агрессивные качества танкам БТ просто негде. Но если признать, что двигаться на колесах эти танки могли не только по автострадам, но и по любой достаточно ровной и прочной поверхности (типа монгольской степи в сухой период), получается, что именно в Монголии им самое и место.

Но это еще не все: количество танков, расквартированных в Монголии вто время, да и само место расквартирования прямо указывают, что использовать их собирались исключительно дня обороны. Напомню, для того чтобы попасть к месту боев, БТ пришлось преодолеть на колесах несколько сотен километров. Но вот что интересно, если бы японцы решили вторгнуться на монгольскую территорию не в районе Халхин-Гола, а в другом удобном для них месте, нашим танкам пришлось бы преодолеть не намного меньшее расстояние. То есть бригада была расквартирована так, чтобы иметь возможность принять участие в отражении агрессии в любом варианте. Однако если бы бригада была вооружена не БТ, а тихоходными танками, она не успевала в нужный момент прибыть в нужное место. Пришлось бы вместо одной бригады расквартировывать в Монголии несколько и располагать их в непосредственной близости от мест возможного вторжения.

У нас получается, что при определенных условиях страшные танки-агрессоры можно использовать и для обороны. Вывод для сторонников теории В. Суворова достаточно неприятный, но можно смягчить ситуацию, если предположить, что в данном случае все получилось случайно. Дескать, вообще-то танки БТ предназначались для движения по автострадам Германии, но вдруг оказалось, что можно их использовать и в монгольских степях.

До недавнего времени я так и считал. Но вот в некоем интернет-сообществе, посвященном защите идей В. Суворова, один из наиболее рьяных последователей маститого британского историка привел такую цитату:

«Дело было на маневрах. Я получил боевое задание: на своей тяжелой машине добраться к месту расположения части, не отставая, вслед за легковым автомобилем, в котором ехал командир. Танк и легковой автомобиль. Казалось бы, трудно грузному танку угнаться за легким подвижным «Фордом». Сомнения, однако, меня не одолевали. Приказ ясен: не отставать! Стремительно мчался «Форд», как бы дразня нас. Я вел машину на четвертой скорости. С гулом и лязгом несся танк по пятам за легковой машиной. Я ни на мин>ту не терял «Форда» из виду. Иногда он скрывался из поля зрения за поворотом, но я вновь настигал его... Блестяще выдержал боевое соревнование с легковым автомобилем мой танк. Ни одной задержки, ни одной заминки не было на пути следования. А путь этот равнялся шестидесяти пяти километрам». (Танкисты. Под редакцией М.М. Ланда. Издание центрального органа Народного Комиссариата обороны СССР газеты «Красная Звезда». Москва, 1936.)

Цитата эта была приведена для подтверждения тезиса В. Суворова о том, что главное качество БТ — скорость. Однако из нее же напрашивается и еще один вывод — в середине 30-х годов в СССР были дороги, на которых танки БТ могли продемонстрировать свои высокие скоростные качества. И механиков-водителей учили ездить по этим дорогам на колесах с максимальной скоростью. Получается, что чисто теоретически можно было использовать танки-агрессоры для обороны по тому сценарию, который был применен в Монголии.

Как известно, между теорией и практикой порой лежит дистанция огромного размера. Для того чтобы выяснить, была ли в данном случае теория претворена в практику, нужно проделать немалую работу. Выяснить, где базировались в предвоенный период бригады и корпуса, вооруженные БТ, разобраться с дорожной сетью в этих районах и т.д. Я было начал заниматься этим делом, увидел, что, по крайней мере, в двух случаях практика прекрасно укладывается в рамки теории, и на этом прекратил свои научные изыскания.

У сторонников В. Суворова есть прекрасный аргумент, который они приводят, когда какой-либо факт, какое-либо действие или высказывание советского руководства противоречат теории Владимира Богдановича. «Это, — говорят они, — было сделано (или сказано) для отвода глаз. Чтобы замаскировать свои намерения, которые на самом деле были совсем даже противоположными». Так что если бы я закончил свой титанический труд и показал, что танки БТ можно было использовать для обороны по «халхингольскому сценарию», никому и ничего я бы этим не доказал. Ведь все это делалось для обмана как потенциального противника, так и советских граждан. А в нужный момент можно было собрать все БТ в нужном месте, а уж потом...

Ну что же, в очередной раз соглашусь со сторонниками В. Суворова, но спрошу, а когда должен был наступить этот «нужный момент»? Если считать, что летом 41-го, то, как мы уже выяснили, в это время использовать танки-агрессоры по прямому назначению было невозможно. А вот если считать, что нужный момент наступил 17 сентября 1939 года, все становится на свои места.

3

В упоминавшемся выше интернет-сообществе тот же самый верный последователь Владимира Богдановича привел рассказ ветерана Великой Отечественной войны, бывшего механика-водителя БТ-7 Павла Тимофеевича Кулешова:

«В апреле 38-го я окончил полковую школу 27-й танковой бригады Белорусского Особого военного округа и стал механиком-водителем танка БТ-7. А в сентябре 39-го Белорусский фронт начал боевые действия в Польше. Наша бригада входила тогда в состав 15-го танкового корпуса конно-механизированной группы. Поначалу мы не встречали никакого сопротивления, а БТ-7 шли по автостраде без гусениц, на большой скорости, обгоняя отходящие части польской армии. Удивление поляков вызвало то, что они и на своих легковых машинах не могли обогнать наших ласточек». (Газета «Тагильский рабочий» от 28 сентября 2005 года.)

Как видите, в этом эпизоде наши танки-агрессоры действуют именно так, как предписывается теорией В. Суворова. Вот только действуют они не на автострадах Германии, а на дорогах Польши. То есть данное свидетельство как бы опровергает утверждение Владимира Богдановича: «Гусеницы — это только средство попасть на чужую территорию, например, на гусеницах преодолеть Польшу, а попав на германские автострады, сбросить гусеницы и действовать на колесах». Оказывается, и в Польше было где действовать на колесах. А что, если как раз в этом и было основное предназначение танков БТ?

Вам этот вывод кажется странным? Давайте сопоставим факты: танки БТ выпускались с 1931 по 1940 год, и все это время (за исключением нескольких месяцев) самым сильным западным соседом СССР являлась Польша. Коммунистические фальсификаторы утверждают, что руководство СССР опасалось нападения польской армии, честные историки говорят, что СССР сам собирался напасть на Польшу. В данном случае нам совершенно не важно, кто из них прав, главное, что в это время БТ могли действовать против Польши, причем действовать весьма успешно.

Но как только польское государство перестало существовать, производство БТ прекращается. В это же самое время расформированы агрессивные танковые корпуса, оснащенные все теми же БТ. И в это же время вместо «автострадного танка» А-20 на вооружение принимается Т-34, на роль танка-агрессора никак не тянущий. Совпадения, скажете вы?

«Ну ладно. Пусть будет так. Поверим.

Но был у меня хороший учитель — исполняющий обязанности резидента ГРУ в Женеве, матерый волк разведки Валерий Петрович Калинин. Звание контр-адмирала он не получил из-за меня. А достоин был куда более высоких званий. Так вот он меня учил: если совпадений больше двух, значит, это уже не совпадения...» («Последняя республика». Гл. 3.)

Если вспомнить еще кое-какие факты, о которых я написал выше, совпадений у нас получится гораздо больше двух, так что есть повод с ними разобраться.

Итак, до осени 1939 года самым сильным западным соседом у нас была Польша, после осени 1939 года ее место (в прямом и переносном смысле) заняла Германия. Чем отличались друг от друга эти два государства в чисто военном плане? Первое, что бросается в глаза, — у Польши танковых войск как таковых практически не было, а Германия их имела. Но почти полное отсутствие танков в армии какого-либо государства приводит к тому, что и противотанковая оборона этой армии будет слабой. Мало ведь создать или купить какое-то количество противотанковых средств, нужно еще научить бойцов их использовать.

Я не буду особо распространяться на эту тему, достаточно прочитать любое исследование, посвященное Польской кампании вермахта, чтобы понять — бороться с танками поляки толком не умели. А ведь немцы в то время имели на вооружении, если верить В. Суворову, только легкие танки.

Вы можете возразить, что восемь с лишним тысяч танков для разгрома польской армии многовато будет. Так ведь не все они были нацелены против Польши. Мы уже видели, что БТ имелись и в весьма отдаленном от европейского театра районе — в Монголии. Если копнуть этот вопрос поглубже, можно увидеть, что на Дальнем Востоке этих танков было немало, причем некоторые из них, дожившие до 1945 года, успешно применялись при разгроме Квантунской армии. В европейской части СССР, кроме Польши, тоже было с кем повоевать, так что непосредственно против Польши можно было использовать меньше половины всех танков БТ, то есть не намного больше, чем использовали против того же противника немцы.

Однако, кроме БТ, в РККА было много танков других типов, так что все равно получается, что против этого слабого соседа СССР сосредотачивал слишком уж значительные силы. Ну что же, если вам не нравится идея, что БТ были предназначены для войны с Польшей (наступательной или оборонительной), у нас остается единственный вариант — БТ предназначались для защиты Польши.

4

Не спешите записывать меня в сумасшедшие, давайте лучше задумаемся еше о кое-каких совпадениях. В 1931 году, то есть еще до прихода Гитлера к власти, в серию был запущен БТ-2. Это была очень сырая, по сути, опытная машина, и выпущена она была в малом (даже по западным меркам) количестве. А вот по-настоящему боевая машина БТ-5 пошла в серию как раз после прихода Гитлера к власти, когда он громогласно заявил, что Германия в ближайшем будущем будет иметь сильную армию, оснащенную современным оружием. Наконец, самый лучший танк этого семейства БТ-7 появился после того, как Германия обзавелась собственными танками. То есть качественный и количественный рост парка БТ происходил по мере роста германской армии. А главную угрозу эта армия представляла как раз для Польши, к которой у Германии были весьма серьезные территориальные претензии.

Мог ли Сталин рассчитывать, что поляки, не питавшие к СССР симпатий, в случае чего обратятся к нам за помощью и пропустят наши танковые армады через свою территорию? Ну что же, поляки действительно не любят русских и Россию, давно и прочно не любят. Но еще со времен Тевтонского ордена и псов-рыцарей эта перманентная нелюбовь изредка прерывается краткими периодами пламенной любви. Это когда столь любимые поляками западные соседи начинают вести себя уж слишком нагло. Так что кое-какие основании у товарища Сталина были.

Теперь вспомним ход переговоров, которые велись между СССР и западными союзниками в 1939 году. Сторонники теории В. Суворова говорят, что Запад на этих переговорах искренне стремился к достижению договоренности, а вот Сталин, которому нужна была мировая война, не стремился. Поэтому он и выдвинул такое неприемлемое условие, как проходы для советских войск через территорию Польши.

Если полагать, что через эти проходы к границам Германии должны были выдвигаться пехотные соединения РККА, требование действительно выглядит странным. Ведь переброска большой массы войск — дело непростое, даже если оно осуществляется в мирное время, на своей территории и по заранее составленным планам. В военное же время перебросить миллионную армию по территории сопредельного государства, да еще практически безо всяких планов, — дело вообще немыслимое. Во всяком случае, времени на это ушло бы немало. А ведь РККА предстояло еще отмобилизовать. Так что наша пехота могла бы прийти на помощь полякам, когда помогать-то, по сути, было уже некому.

Совсем другая картина вырисовывается, если предположить, что по пресловутым проходам должны были ринуться танковые корпуса, вооруженные БТ. Мы только что выяснили, что в Польше были дороги, по которым БТ могли двигаться на колесах. Возможно, их было не так уж много, но, по крайней мере, часть пути БТ могли двигаться с максимальной скоростью. На тех участках, где использовать колесный ход было невозможно, БТ двигались бы на гусеницах, причем тоже с весьма приличной скоростью. Так что на преодоление Польши им понадобились бы сутки-двое.

Теперь представьте, что на второй-третий, ну пусть даже на четвертый день войны перед танковыми частями вермахта появляются не польские уланы с пиками, а советские танковые корпуса. Думается, германский блицкриг тут же и закончился бы.

Аигло-французы, увидев такой поворот событий, тоже не стали бы отсиживаться за линией Мажино и ударили Гитлеру в спину. Так что Вторая мировая война явно не состоялась бы. Понятно, что Польша при этом попала в лапы Сталину, но кому эти поляки интересны? Главное, что людям Запада не пришлось бы пять с половиной лет убивать друг друга.

Кстати, мы только что обнаружили главного виновника возникновения Второй мировой войны. Это Польша, не захотевшая предоставить коридоры для наших танков БТ и сорвавшая, таким образом, гениальный план Сталина по обузданию агрессора.

5

Впрочем, я и сам чувствую, что предположение «БТ предназначались для помощи Польше в отражении германской агрессии» слишком уж фантастично (хотя и не более чем многие предположения Владимира Богдановича и его верных последователей). Но давайте подумаем, если бы летом 1939 года СССР заключил договор не с Гитлером, а с Западом, что мешало использовать танковые корпуса РККА, вооруженные БТ, так, как я описал выше? Только одно — отсутствие заранее оговоренных проходов для наших войск через территорию Польши.

Берем такую гипотетическую ситуацию — Сталин заключил договор с Англией и Францией на тех условиях, которые они предлагали, а Гитлер не испугался и все же напал на Польшу. СССР объявляет войну Германии, проводит мобилизацию, но вступить в бой с вермахтом РККА не имеет возможности.

Наконец где-то через неделю после начала войны поляки начинают понимать, что дела их плохи, и обращаются за помощью к Сталину. Вроде бы можно бросить в бой наши танковые корпуса, но сделать это не так-то просто.

Нужно определить, куда именно они будут двигаться, согласовать с польским военным командованием маршруты движения и так далее. А ведь ситуация меняется ежечасно, да и у польских военных своих дел хватает. Так что придется действовать почти наугад.

Кроме того, на дорогах Польши уже царит полный хаос. По ним движутся разрозненные части отступающих польских войск, обозы колонны беженцев. Так что танковые корпуса рискуют застрять в этой мешанине и утратить свой наступательный потенциал еще до вступления в бой. Ну и зачем товарищу Сталину весь этот геморрой?

Другое дело — если заранее, еще до начала войны провести всю подготовительную работу, обговорить все вопросы с поляками, с тем чтобы наши танки могли пересечь границу Польши если не в первые минуты, то уж точно в первые часы войны. В этом случае они могли бы с ветерком прокатиться по пока сравнительно свободным дорогам и вступить в бой с врагом в то время, когда польская армия еще оказывает немцам организованное сопротивление.

Так что если принять на веру утверждение В. Суворова «главное для танков БТ — скорость», ход предвоенных англо-франко-советских переговоров и проблема проходов по польской территории предстает в совершенно новом свете.

6

Впрочем, для нас сейчас важно не это, а то, что в трудах Владимира Богдановича мы не находим ответов на следующие вопросы: почему последний танк-агрессор был снят с производства за полтора года до начала «освободительного похода» РККА в Европу? Почему тогда же было прекращено производство запчастей к нему? Почему, планируя нападение на Германию, наше руководство не свело все БТ в особые корпуса или дивизии и не придало их армиям второго стратегического эшелона? Почему в составе механизированных корпусов не было дивизий или хотя бы полков, вооруженных только БТ? Почему на вооружение были приняты Т-34 и КВ, прекрасно проявившие себя в реальной войне, но мало подходившие для «удара в спину ничего не подозревающему врагу»?

Теперь зададимся вопросом: если В. Суворов действительно талантливый разведчик-аналитик, сумевший разгадать коварные планы Сталина, то почему он не только не дал ответов на эти вопросы, но даже не поставил их? Может, он на них просто не обратил внимания? В таком случае возникают сомнения в его профессиональной подготовке.

Вот смотрите, занимаясь танками А-20, Владимир Богданович провел определенную агентурную работу — разыскал каких-то ветеранов завода, умело поставленными вопросами выведал у них страшную тайну, которую большевики скрывали много лет. Но раз так, он не мог не знать, что этот танк в серию не пошел, а вместо него на вооружение приняли Т-34. Если факт разработки специального автострадного танка свидетельствует о подготовке к агрессии, то о чем должен свидетельствовать факт отказа от его принятия на вооружение? Настоящий профессионал в обязательном порядке должен был задаться этим вопросом и найти на него ответ. Другое дело, если задачей этого профессионала было не выявление истины, а составление правдоподобной дезинформации. В таком случае приходится оставлять без ответа кое-какие неудобные вопросы, и уж естественно не стоит акцентировать на них внимание читателя.

У вас еще есть какие-то сомнения в том, что мы имеем дело именно с дезинформацией? Хорошо, давайте продолжим анализ 33-й главы «Ледокола».

Глава 9

КОГО СОБИРАЛСЯ ОКРУЖАТЬ ЖУКОВ

Жуков — наступление. На фронте это знал каждый. Появление Жукова означало ие простое наступление, но наступление внезапное, решительное и сокрушительное.

В. Суворов. *ДеньМ»

1

«3-я советская армия наносит внезапный удар на Сувалки. Ей навстречу идет 8-я армия из Прибалтики. С первых минут тут развернулись кровопролитные сражения с огромными потерями советских войск. Но у них преимущество: советские войска имеют новейший танк КВ, броню которого не пробивают германские противотанковые пушки. В воздухе свирепствует советская авиация. Позади германской группировки высажен 5-й воздушно-десантный корпус, 8, 11 и 3-я советские армии увязли в затяжных кровопролитных боях со сверхмощной германской группировкой в Восточной Пруссии, но позади этого гигантского сражения советская 10-я армия, прорвав почти не существующую оборону, устремилась к Балтийскому морю, отрезая три германские армии, две танковые группы и командный пункт Гитлера (выделено мной. — В.В.) от остальных германских войск». («Ледокол». Гл. 33.)

Понимаете, в чем тут суть? Эти три германские армии, две танковые группы и командный пункт Гитлера оказались в Восточной Пруссии потому, что Гитлер готовил удар по СССР. А если бы не готовил, что бы тогда отрезала 10-я армия и зачем нужен был вообще ее удар?

Впрочем, если заглянуть в следующую книгу В. Суворова («День М»), окажется, что 10-я армия должна наступать совсем в другом направлении.

Сначала читаем «Ледокол»:

«Из района Львова самый мощный советский фронт наносит удар на Краков и вспомогательный — на Люблин. Правый фланг советской группировки прикрыт горами. На левом фланге разгорается грандиозное сражение, в котором Красная Армия теряет тысячи танков, самолетов и пушек, сотни тысяч солдат». («Ледокол». Гл. 33.)

В военной науке принято правым флангом считать тот, который находится справа, а левым тот, что слева, если смотреть в сторону противника. Уж не знаю почему (возможно, потому, что смотрит он на войну из Англии), но Владимир Богданович принял обратную схему. Впрочем, не в этом суть. Главное, из тридцать третьей главы «Ледокола» вообще совершенно непонятно, зачем нужен этот удар.

Спохватившись, В. Суворов дал объяснение в «Дне М»: «В 1940 году Жуков предложил другую схему вторжения. В результате раздела Польши, в соответствии с пактом Моло-това — Риббентропа, на западной границе образовались два мощных выступа в сторону Германии — в районах Белостока и Львова. Создалась ситуация, которая позволяла провести классическую операцию на окружение (выделено мной. — В.В.) — удары двух обходящих подвижных группировок. Проведением такого маневра обессмертили свое имя величайшие полководцы от Ганнибала при Каннах до самого Жукова на Халхин-Голе. («День М». Гл. 23.)

Прежде всего, чтобы провести классическую операцию окружения, нужно, чтобы было кого окружать. И Ганнибал при Каннах, и Жуков на Халхин-Голе (а потом и под Сталинградом ) имели перед собой вражеское войско, которое можно было окружить. Летом 41-го в Брестском выступе, который и должны были срезать войска из районов Белостока и Львова, тоже было большое количество немецких войск. НО ОТКУДА ЖУКОВ МОГ ЕЩЕ В 40-М ГОДУ ЗНАТЬ, ЧТО ОНИ ТАМ БУДУТ ЛЕТОМ 41-ГО!!!

2

Владимир Богданович не дает нам точной даты жуковского предложения, только год. Но я сделаю смелое предположение, что Жуков начал разрабатывать свой план окружения немецких войск в брестском выступе после июня 1940 года. Логика проста: до мая этого года практически вся германская армия стояла на Западном фронте, а в мае—июне проводила Французскую кампанию. Значит, в упомянутом выступе просто не могло находиться более-менее приличное количество войск. Трудно было предположить, что Гитлер перебросит часть вермахта с запада на восток исключительно для того, чтобы предоставить Жукову возможность окружить их.

Совсем другая ситуация сложилась после разгрома Франции. На континенте у Германии врагов не осталось. Для высадки на Британских островах весь вермахт не нужен (чтобы разгромить практически переставшую существовать после Дюнкерка английскую армию, хватило бы тридцати дивизий). Большая же часть германских войск могла быть использована где-то еще. Например, для нападения на СССР. Началась разработка плана «Барбаросса». И в это же время Жуков начинает разрабатывать план грандиозной операции окружения. Совпадение? Если так, то весьма странное совпадение.

Так что же мы наблюдаем? Прежде всего ту же самую картину подготовки к превентивному удару по изготовившейся к нападению германской армии. Кроме того, получается полная неясность, как же должна была использоваться 10-я советская армия. С одной стороны, она должна была «устремиться к Балтийскому морю», а с другой стороны — участвовать в «грандиозной операции на окружение».

Надо сказать, что в трудах кремлевских фальсификаторов никакой неясности с 10-й армией нет. По их словам, войска в Белостокском выступе должны были использоваться тем или иным способом в зависимости от ситуации.

До начала войны не было известно, где именно немцы будут наносить главный удар, а где — вспомогательный. Существовало два возможных варианта, условно названных «Северный» и «Южный», и в зависимости от того, какой вариант изберут немцы, 10-я армия должна была рвануть или на север, или на юг.

Кремлевским фальсификаторам (они же коммунистические историки) мы, конечно, верить не будем. Но следует отметить, что в их рассуждениях нет логической неувязки, а в трудах Владимира Богдановича она присутствует. Чтобы ее снять, явно нужно что-то подправить в «главном». Попробуем это сделать.

В своих произведениях В. Суворов проводит мысль, что разгром Красной Армии летом 1941 года вызван тем, что она готовилась к наступлению. В тридцать третьей же главе «Ледокола» он описывает, как германская армия, изготовившаяся к наступлению, терпит сокрушительное поражение. То есть он разворачивает ситуацию на 180 градусов. Но ведь ситуация должна разворачиваться вся, а не какая-то часть ее. Значит, то обстоятельство, что немцы готовились к превентивной войне против СССР, тоже должно быть развернуто на 180 градусов. Получается, Советский Союз летом 1941 года готовился к ПРЕВЕНТИВНОЙ ВОЙНЕ ПРОТИВ ГЕРМАНИИ!

И сразу все становится на свои места. Германские армии, танковые группы и командный пункт Гитлера оказываются как раз там, где их можно отрезать мощным фланговым ударом, германские самолеты базируются как раз там и так, где и как их можно уничтожить внезапным бомбовым ударом.

Правда, остается неясным, как Жуков мог все это предвидеть годом раньше. Но и этот вопрос снимается при помощи волшебного слова «если». Жуков составил свой план на тот случай, ЕСЛИ Гитлер задумает напасть на СССР Тогда он будет вынужден сосредоточить свои армии там, где Жуков сможет провести классическую операцию на окружение. Если вспомнить, что начало разработки плана «Барбаросса» приходится как раз на 1940 год и что советская разведка своевременно доложила об этом в Москву, все становится вполне логичным.

И загадка 10-й армии разрешается сама собой — на начало планирования намерения немцев нашему командованию не были досконально известны. Поэтому армию расположили там, где ее можно использовать при любом варианте. То есть так, как пишут коммунистические фальсификаторы.

Вообще-то ничего нового в этом нет. Оппоненты Владимира Богдановича давным-давно указали, что пресловутая операция «Гроза» как раз и была планом превентивного удара по подготовившимся к нападению германским войскам. Но, как я только что показал, вывод о превентивности подготавливаемого удара по Германии следует и из рассуждений самого Владимира Богдановича.

Но как тогда быть со следующим основополагающим тезисом В. Суворова — Сталин в возможность немецкого нападения не верил?

Глава 10

ПОЧЕМУ СТАЛИН НЕ РАССТРЕЛЯЛ ГЕНЕРАЛА ГОЛИКОВА

Во главе Германии стоял человек, который обладал выдающейся, непревзойденной болтливостью. Он не умел хранить государственные и военные тайны. Он не умел слушать других. Он не знал и не понимал складывающейся обстановки, не умел и не хотел ее оценивать.

В. Суворов. «Самоубийство*

1

Действительно, в мемуарах высокопоставленных военных, в воспоминаниях видных деятелей партии и правительства, появившихся после смерти Сталина, постоянно присутствуют упоминания о том, что Сталин до последнего момента не верил в возможность германского нападения, поэтому и не позволил привести войска в полную боевую готовность, что и послужило причиной сокрушительного разгрома Красной Армии. Правда, кремлевские историки утверждают, что Сталин не верил в то, что Гитлер нападет именно 22 июня 1941 года, а то, что он вообще может напасть, Сталин прекрасно осознавал. Но Владимир Богданович, как всегда, разоблачает измышления коммунистических фальсификаторов и доказывает, что Сталин считал, что Гитлер не может напасть на СССР никогда и ни за что. Доказывает достаточно убедительно, но и тут его очень легко поймать на противоречиях.

Обратимся к пятой книге Владимира Богдановича, «Самоубийство», которая почти целиком посвящена доказательству того, что Гитлер был бездарью и в окружении его работали только бездари. Сталин же, напротив, был гением, и в его окружении работали если не гении, то где-то рядом с тем. Наиболее ярко эти различия в уровне компетентности и умения мыслить проявились в области разведки. В. Суворов довольно подробно разобрал состояние разведывательного дела в Третьем рейхе, доказав, что немцы не знали об СССР вообще и о

Красной Армии в частности ничего. Они даже не в состоянии были осмыслить то, что само лезло в глаза.

Сталинская же разведка достигла небывалых высот. Список кремлевских агентов возглавлял заместитель Гитлера по партии Мартин Борман: «...после войны шеф западногерманской разведки генерал Гелен считал и открыто заявлял, что Мартин Борман работал на Сталина. У Гелена были основания выражать свое мнение в крайне категорической форме». («Самоубийство». Гл. 6.) Но Борманом список этот далеко не заканчивался: «Помимо этого, кто-то из самых высших руководителей Третьего рейха работал на ГРУ. О нем иногда вскользь вспоминают благодарные советские рыцари плаща и кинжала: «В Германии советской военной разведке удалось получить доступ к секретнейшей информации из самых верхних эшелонов власти». («Красная Звезда». 23 декабря 1989 г.) Подчеркну: тут речь не о Бормане, а о ком-то другом. О Бормане мы уже говорили, а тем, кто особо интересуется похождениями этого сталинского осведомителя, рекомендую книгу Ни^о Веег «Мозкаиз Аз нл КатрГ с!ег ОеНе1тсНеп51е». МйпсЬеп: НоЬе \Л/аг1е, 1983». («Самоубийство». Гл. 15.)

Так что Сталин знал о Германии вообще и о вермахте в частности совершенно все.

Возможное недоумение некоторой части читателей, почему же в таком случае Сталин, обладая всей информацией о подготовке Германии к войне против СССР, не верил в нее, Владимир Богданович разбивает таким изящным пассажем:

«А теперь давайте посмотрим на ситуацию из-под кремлевских звезд, из сталинского кабинета.

Застегнитесь на все пуговицы, если у вас нет трубки, возьмите в рот карандаш и представьте себя Сталиным.

Вот в ваш кабинет входит товарищ Голиков. Филипп Иванович. Генерал-лейтенант. Начальник ГРУ. Он расстилает карты обстановки на зеленом сукне огромного стола, выкладывает шифровки и копии добытых документов: вот, мол, товарищ Сталин, они нападать собираются.

А товарищ Сталин, помолчав и подумав, тихо спрашивает: «Зачем?»

Хорошо товарищу Сталину такие вопросы задавать. А что отвечать Голикову? Действительно, ЗАЧЕМ ГИТЛЕРУ НАПАДАТЬ?» («Самоубийство». Гл. 15.)

Подразумевается, что Голиков не смог дать вразумительный ответ на вопрос Сталина, поэтому тот и не верил в возможность германского нападения. А если бы начальник ГРУ дал этот ответ?

Давайте еще раз проиграем эту сценку в кремлевском кабинете, но с некоторыми дополнениями. Вы будете изображать из себя Сталина, я представлю себя Голиковым.

Итак, я (в облике Голикова), выслушав сталинское «Зачем?», нахожу среди разложенных «на зеленом сукне огромного стола» бумаг шифровку, на которую Иосиф Виссарионович, очевидно, не обратил внимания, и докладываю: «Как сообщает наш агент Борман (агентурный псевдоним «Боря»), Гитлер считает, что мы готовим нападение на Германию, и собирается упредить нас».

2

Теперь подберите с пола выпавший изо рта карандаш-трубку (и рухнувшую вслед за ним челюсть), расстегните все пуговицы, и давайте, уже не как Сталин и Голиков, а просто как два разумных человека, подумаем, мог ли Сталин не поверить такому сообщению, даже если бы пришло оно не от Бормана, а от любовницы двоюродного брата помощника истопника Имперской канцелярии? Если бы Сталин готовил агрессию против Германии, мысль о том, что Гитлер эту агрессию собирается упредить, никак не могла показаться ему абсурдной. Так что Сталин должен был тут же принять какие-то меры.

Первым делом кого-нибудь расстрелять.

Вспомним, что хитрый сталинский план на протяжении более полувека был для всех тайной. Чтобы его вскрыть, понадобился гений В. Суворова, а до этого все были убеждены, что заявления Гитлера после начала войны и битых немецких генералов на Нюрнбергском процессе не более чем пропагандистский прием. На самом же деле СССР никакой подготовки к нападению на Германию не вел. Так каким же образом Гитлер, которого Владимир Богданович в «Самоубийстве» выставляет полным дебилом, смог все разузнать?

Вывод один: произошла утечка информации из высшего эшелона власти. Людей, которые были полностью посвящены в планы Сталина, наверняка было не много. Молотов, Ворошилов, Тимошенко, Жуков, ну и еще кто-то. Выявить, кто из них оказался предателем, имея аппарат НКВД, было не сложно. На худой коней, можно было перестрелять всех. Но мы-то знаем, что никто из высшего руководства в это время расстрелян не был.

Может, Голиков оставил вопрос Сталина без ответа? В таком случае Сталин должен был в июне 41-го расстрелять Голикова.

Вспомним, что после начала войны Гитлер обратился к нации и прямо сказал, что война против Советского Союза является превентивной. Вот тут-то Голикову и должен был наступить конец. «Ты что же, гад, байками о бараньих тулупах меня кормил, вместо того чтобы спросить Бормана, зачем Гитлер на нас идти собирается!» — должен был сказать Сталин, прежде чем отправить генерала в расстрельный подвал.

Однако Сталин Голикова не расстрелял. Получается, что тот докладывал не только о баранах и ружейной смазке, а и о превентивном характере немецких приготовлений. Но Сталин Голикову все же не поверил.

Это возможно только в одном случае: если никакой агрессии против Германии Сталин не готовил.

Вот смотрите: Сталину сообщают, что Гитлер собирается напасть на СССР, поскольку ему стали известны агрессивные планы СССР Но Сталин знает, что никаких агрессивных планов у СССР нет, значит, ничего такого Гитлеру известно быть не может, поэтому и причины воевать с СССР у него нет. Вывод: кто-то запустил дезинформацию, цель которой заставить Сталина совершать какие-то судорожные движения, которые неизбежно насторожат Гитлера, и тот может напасть на Советский Союз. Кто же этот таинственный «кто-то»? Долго искать не приходится — Англия.

Сомневающихся я отсылаю к главе двадцать девятой «Ледокола», которая называется «Почему Сталин не верил Черчиллю». В ней Владимир Богданович пишет прямо: «Черчилль — самый заинтересованный в мире человек в том, чтобы Гитлер имел не один, а два фронта. Если Черчилль вам скажет секретно, что Гитлер готовится к войне на два фронта, как вы отнесетесь к его сообщению?» («Ледокол». Гл. 29.)

Теперь предположим, что о том же вам секретно говорит не Черчилль, а некий ваш агент в Имперской канцелярии. Прежде чем поверить этому сообщению, нужно как минимум проверить, а не является ли этот человек агентом-провокатором. Поскольку в разведке ситуация с работой агента на две или даже три стороны не редкость, нужно убедиться, не используют ли вашего агента англичане в своей игре. А пока идет проверка, к его сообщениям стоит относиться с некоторой долей недоверия.

3

Разберем еще такой вариант — Голиков Сталину о превентивном характере германского нападения не докладывал, потому как никому из наших агентов ничего об этом не было известно. Возможно ли это? Возможно, но только в одном случае: если Гитлер до начала войны никому не говорил, что она будет превентивной. Я, правда, не могу найти разумной причины, почему Гитлер утаил столь важную информацию от своего заместителя по партии, но, предположим, она была. В таком случае Борман ничего доложить не мог, значит, Голикова расстреливать не за что. Однако, приняв такую практически фантастическую версию, мы тут же утыкаемся в новое противоречие.

Перечитаем еще раз цитату:

«Вот в ваш кабинет входит товарищ Голиков. Филипп Иванович. Генерал-лейтенант. Начальник ГРУ. Он расстилает карты (выделено мной. — В.В.) обстановки на зеленом сукне огромного стола, выкладывает шифровки и копии добытых документов: вот, мол, товарищ Сталин, они нападать собираются». («Самоубийство». Гл. 15.)

Задумаемся, что изображено на расстилаемых картах? Если это сведенные воедино данные разведотделов военных округов, на картах обозначены районы сосредоточения немецких войск и примерный их состав. Если же это выкраденные нашими славными разведчиками приложения к плану «Барбаросса», там нарисованы стрелы предполагаемых ударов, в основании которых в кружках и овалах стоят цифры и буквы, обозначающие немецкие соединения, которые эти удары будут наносить. Ну ладно, в то, что состоятся данные удары, Сталин не верил, а в то, что эти войска действительно сосредотачиваются у наших границ, верил или нет?

Сам В. Суворов акцентирует внимание читателя на том, что Сталин не верил именно в возможность германского нападения, но ни разу не упоминает, что Сталин не верил в то, что Германия перебрасывает свои войска на Восток. Собственно, он вообще обходит стороной вопрос, как Сталин расценивал это придвижение вермахта к границам СССР. Но ведь как-то он должен был это расценивать.

Берем такую чисто гипотетическую ситуацию: страна «А» собирается совершить внезапное нападение на страну «Б». И вот, в ходе подготовки к этому нападению, главе государства «А» становится известно, что войска страны «Б» начали подтягиваться к границам. В то, что страна «Б» решила напасть на страну «А», он не верит, потому как это для нее чистое самоубийство. Какой же выводдолжен сделать глава государства «А»? Да самый простой — руководство страны «Б» что-то заподозрило и готовится обороняться.

Причем в этом случае не надо искать предателя в своих рядах, выдавшего противнику планы нападения. Подготовка к войне — дело очень масштабное, переброску войск целиком скрыть невозможно, так что даже если глава страны «Б» и не верит в возможность нападения со стороны страны «А», он, узнав о выдвижении ее войск к границе, может двинуть свои войска к границе просто для страховки. А сам тем временем попытается прозондировать ситуацию по дипломатическим каналам.

Возвращаемся под кремлевские звезды. Если Сталин действительно готовился ударить по Германии и не ожидал самоубийственного удара со стороны Гитлера, он должен был рассуждать именно так. Однако вспомним, что В. Суворов постоянно привлекает наше внимание к тому, что удар готовился «в спину Германии». А тут получается, что Германия разворачивается к нам лицом. Можно ли при этом действовать по старым планам? Сомнительно. Если ты готовишься незаметно подкрасться к ничего не подозревающему противнику и всадить ему нож под лопатку, то, заметив, как ом начал оборачиваться к тебе лицом, лучше всего спрятать нож за спину и сделать вид, что ты просто погулять вышел. Авось враг успокоится и снова повернется к тебе спиной. А учитывая, что у супостата есть еще один противник, стоять спиной к которому он долго не рискнет, рано или поздно он будет вынужден это сделать.

Так что же должен был делать Сталин, увидев, что «удара в спину Германии не получается?

Начнем, как всегда, с цитаты из нашего неисчерпаемого источника: «Гитлер, которого Сталин пактом Молотова — Риббентропа загнал в стратегический тупик, вдруг понял, что терять ему нечего, все равно у Германии не один фронт, а два, и начал воевать на двух фронтах. Этого не ожидал ни Голиков, ни Сталин. Это самоубийственное решение, но другого у Гитлера уже не было. Сталин просто не мог себе представить, что, попав в стратегический тупик, Гитлер пойдет на самоубийственный шаг». («Ледокол». Гл. 30.)

Вам ничего не кажется странным в этой цитате? Поясняю: с одной стороны «другого (решения. — В.В.) у Гитлера уже не было», а с другой стороны — «Сталин просто не мог представить... что Гитлер пойдет на самоубийственный шаг». Почему бы и не поверить, что Гитлер предпримет самоубийственный шаг, если другого решения для него не было? Да к тому же еще Сталину, который «пактом Молотова — Риббентропа загнал в стратегический тупик» этого самого Гитлера.

Проведите такой эксперимент: возьмите пробирку, посадите в нее какого-нибудь жучка, а потом постарайтесь не поверить, что этот жучок воспользуется единственным имеющимся выходом из пробирки. Предвижу, что не поверить вам не удастся, как не удалось мне при проведении такого эксперимента. Так что же, Сталин был глупее нас с вами, раз не верил в самоочевидную вещь? Не думаю.

У кремлевских историков есть простое объяснение этого факта. Согласно их теории, Сталин собирался выполнять пакт до последней буквы, ни о каком нападении на Германию и не помышлял, стало быть, ни в каком стратегическом тупике Гитлер не находился. Поэтому Сталин и не верил, что Гитлер решится на самоубийственный шаг, к которому ситуация его вовсе не принуждала. Кремлевским историкам мы, как всегда, верить не будем, но давайте поищем в трудах Владимира Богдановича ответ на простой вопрос: какой реакции мог ожидать Сталин со стороны Гитлера, заметившего какие-то военные приготовления у своих границ?

Глава 11 О НЕПРОБИВАЕМОЙ ОБОРОНЕ

Вообще в двадцатом веке, если одна армия встала в глухую оборону, то прорвать ее фронт вовсе не просто.

В. Суворов. «Последняя республика»

1

Если внимательно читать книги В. Суворова, бросается в глаза, что все они представляют собой, по сути, гимн обороне. Вот несколько цитат: «В обороне солдат пехоты, вооруженный винтовкой и лопатой, может вырыть окоп, превратив его в труднопроходимый, а порой и непроходимый для противника рубеж». («Ледокол». Гл. 10.) «Вообще вдвадцатом веке, если одна армия встала в глухую оборону, то прорвать ее фронт вовсе не просто. За всю Первую мировую войну ни немцам, ни британцам, ни американцам, ни французам прорвать фронт обороны противника не удалось ни разу». («Последняя республика». Гл. 11.) «Если одна армия встала в оборону, если она зарылась в землю, т.е. отрыла траншеи, окопы, возвела блиндажи, загородилась колючей проволокой, то проломать это не удавалось даже после многомесячной артиллерийской подготовки, многократной обработки ядовитыми газами и бесчисленных атак пехоты». (Там же.) «Если же полевую оборону войск усилить долговременной фортификацией, т.е. построенными еще в мирное время инженерными заграждениями: противотанковыми рвами, надолбами, эскарпами и контрэскарпами, железобетонными огневыми сооружениями, спрятать глубоко под землю все, что возможно, то такая оборона будет вообще неприступной». (Там же.) «Не надо быть генерал-полковником, профессором и доктором наук, чтобы знать, что наступающему требуется втрое больше сил, а обороняющемуся — втрое меньше». («Последняя республика». Гл. 15.) И так далее и тому подобное.

Никто не будет спорить, что для Финляндии война с СССР была чистым самоубийством, однако, когда осенью 1939 года война эта стала неизбежной, финны не стали превентивно наступать на Ленинград, а встали в глухую оборону. Дело в том, что превентивный удар для них был самоубийством быстрым и безусловным, оборона же давала хоть и крохотный, но шанс. Финны рассчитывали продержаться на своей линии Маннер-гейма до тех пор, пока добрые дядюшки из Лондона и Парижа не придут им на помощь.

Возвращаемся к Германии. Что мешало Гитлеру, после того как он осознал неизбежность войны с Советским Союзом, выбрать оборонительную стратегию? Кто-то может возразить, что вермахт был орудием агрессии, так что к обороне он был не готов. Позвольте не согласиться. Все немецкие генералы и большая часть офицеров имели опыт Первой мировой войны. Она, как известно, была позиционной. Причем немцы не только пытались проламывать оборону противника, но и довольно успешно отражали атаки французов и англичан. Так что как именно нужно обороняться, немецкие командиры прекрасно знали. Ну а для того, чтобы научить обороняться солдат, у них был целый год. Разработка плана «Барбаросса» была начата летом 1940-го, если бы в это самое время Гитлер принял решение о глухой обороне на Востоке, времени на подготовку к ней было в избытке.

Пока оставим в стороне вопрос, сколь долго смогла бы противостоять Германия, подготовившаяся к обороне, мощному натиску несокрушимой и легендарной РККА. Отметим только, что Сталин, узнав о передвижении немецких войск к нашим границам, должен был учитывать вариант оборонительной стратегии для Германии.

2

В девятой главе «Ледокола» В, Суворов дал универсальный рецепт оборонительной стратегии:

«Страна, которая готовится к обороне, располагает свою армию не на самой границе, а в глубине территории, В этом случае противник не может одним внезапным ударом разгромить главные силы обороняющихся. Обороняющаяся сторона в приграничных районах заранее создает полосу обеспечения, т.е. полосу местности, насыщенную ловушками, заграждениями, препятствиями, минными полями. В этой полосе обороняющаяся сторона преднамеренно не ведет никакого индустриального и транспортного строительства, не содержит тут ни крупных воинских формирований, ни больших запасов.

Наоборот, в этой полосе заблаговременно готовят к взрывам все существующие мосты, тоннели, дороги.

Полоса обеспечения — своеобразный щит, который обороняющаяся сторона использует против агрессора. Попав в полосу обеспечения, агрессор теряет скорость движения, его войска несут потери еще до встречи с главными силами обороняющейся стороны. В полосе обеспечения действуют только небольшие, но очень подвижные отряды обороняющейся стороны. Эти отряды действуют из засад, совершают внезапные нападения и быстро отходят на новые заранее подготовленные рубежи. Легкие отряды стараются выдать себя за главные силы. Агрессор вынужден останавливаться, развертывать свои войска, тратить снаряды по пустым площадям, в то время как легкие отряды уже скрытно и быстро отошли и готовят засады на новых рубежах.

Попав в полосу обеспечения, агрессор теряет свое главное преимущество — внезапность. Пока агрессор ведет изматывающую борьбу против легких отрядов прикрытия, главные силы обороняющейся стороны имеют время привести себя в готовность и встретить агрессора на удобных для обороны рубежах.

Чем глубже полоса обеспечения, тем лучше. Кашу маслом не испортишь. Прорываясь через глубокую полосу, агрессор невольно показывает главное направление своего движения. Теряя преимущества внезапности, агрессор сам становится ее жертвой: глубина полосы обеспечения ему не известна, поэтому встреча с главными силами обороняющихся происходит в момент, не известный заранее агрессору, но известный обороняющейся стороне». («Ледокол». Гл. 9.)

Владимир Богданович написал этот красивый пассаж не просто так, он ставит в вину Сталину то, что все это проделано не было, и делает вывод, что ни к какой обороне СССР не готовился.

Логично, по из этого вытекает, что рецепт «непрошибаемой обороны» Сталину и его генералам был известен. Не знаю, был ли он известен немцам, но после советско-финской войны, где финны действовали именно таким образом, этот рецепт явно стал известен всему миру. Стало быть, Сталин должен был учитывать, что немцы его могут применить. С чем в таком случае может столкнуться РККА в ходе «освободительного похода»?

3

Пройдемся по советско-германской границе с севера на юг. Сначала идет Восточная Пруссия, в которой оборонительные сооружения строились еще со времен Тевтонских рыцарей. Дадим слово В. Суворову: «...Впереди Восточная Пруссия, на ее территории — сотни мощных железобетонных оборонительных сооружений». («Последняя республика». Гл. 14.) От себя добавлю, что после того, как по Версальскому миру Восточная Пруссия оказалась отрезанной от остальной Германии, оборона в ней была превращена в круговую. Откуда бы ни наступал на нее противник, он встречал эти «сотни мощных железобетонных оборонительных сооружений».

Южнее Восточной Пруссии начинается Польша, захваченная Германией осенью 1939 года. Тут с оборонительными сооружениями дело обстояло значительно хуже, но зато территория как нельзя лучше подходила для создания полосы обеспечения. Собственно говоря, всю Польшу или хотя бы ту ее часть, которая стала Генерал-губернаторством, можно было превратить в полосу обеспечения. А за ней, уже на территории собственно Рейха, воздвигнуть полосу долговременных оборонительных сооружений. Забегая вперед, скажу, эти сооружения были созданы в ходе войны, и Красной Армии пришлось преодолевать их с огромными потерями в 1944—1945 годах.

Дальше идет Словакия. Формально независимое государство, хотя и намертво пристегнутое к гитлеровскому Рейху. Так что его обороной немцам тоже стоило озаботиться. Впрочем, оборонять Словакию не просто, а очень просто, потому как большая часть ее — горы. На худой конец, можно было и Словакию сделать полосой обеспечения, а оборону строить в протекторате Богемии и Моравии (в теперешней Чехии то есть).

Переходим к Венгрии. Тут вроде бы дело обстоит похуже, поскольку ближайшая к СССР часть Венгрии представляет собой равнину. Но и особой необходимости защищать Венгрию у Гитлера не было. Перечитайте тридцать третью главу «Ледокола», о каких-либо операциях на территории Венгрии там и речи нет. Правда, в другом месте этого эпохального труда Владимир Богданович говорит, что 16-я советская армия могла действовать против Венгрии. Но зачем это могло понадобиться, не говорит. Это неудивительно, в том плане, который

В. Суворов приписывает Сталину, РККА в Венгрии делать совершенно нечего — и к самой Германии, и к ее «нефтяному сердцу» есть более короткие и удобные пути.

Впрочем, если 16-я советская армия все же задумает наступать в Венгрию, сами венгры худо-бедно смогли бы оказать ей сопротивление. Ведь Венгрия имела почти миллионную армию, которой вполне по силам было если и не разгромить вторгнувшиеся советские войска, то надолго задержать их. А тем временем все решилось бы в другом месте.

Наконец мы дошли до Румынии. Владимир Богданович указывает, что защищать «обычной обороной» бескрайние румынские степи невозможно. Я не знаю, что такое «обычная оборона», в военной науке такой термин отсутствует. Наверное, эта именно такая оборона, которой невозможно защитить Румынию. Типа, расставить вдоль советско-румынской границы часовых с винтовками, а танки, пушки и самолеты пустить в переплавку.

Как именно можно было оборонять Румынию, я скажу чуть позже, а пока задам вопрос: мог ли Сталин, который, по словам В. Суворова, распланировал всю мировую историю на десятилетия вперед, не учитывать варианта оборонительных действий со стороны Германии?

Глава 12

ВОЙНА, КОТОРОЙ НЕ МОГЛО БЫТЬ

Давайте представим, что Гитлер еще раз отложил войну против Сталина, а Сталин 6 июля 1941 года нанес бы удар.

В. Суворов. «День М»

1

Представим себе, как развивались бы события в июле 1941 года, если бы Гитлер, осознав угрозу со стороны Советского Союза, начал готовиться к обороне, а советские планы остались точно такими, какие вытекают из трудов В. Суворова. Итак: «6 июля 1941 года в 3 часа 30 минут по московскому

времени десятки тысяч советских орудий разорвали в клочья тишину, возвестив миру о начале великого освободительного похода Красной Армии. Артиллерия Красной Армии по количеству и качеству превосходила артиллерию всего остального мира. У советских границ были сосредоточены титанические резервы боеприпасов. Темп стрельбы советской артиллерии стремительно нарастает, превращаясь в адский грохот на тысячекилометровом фронте от Черного моря до Балтики».

Грохоту много, толку мало. Советская артиллерия бьет по тем местам, где, по данным разведки, сосредотачивались немецкие части, но на самом деле эти части приготовились к обороне где-то в глубине Польши, зарылись в землю позади водных преград, а у границы присутствовали только инженерные батальоны, занимавшиеся минированием дорог и мостов, устройством лесных завалов и т.д. Так что сокрушительный удар советской артиллерии приходится по пустому месту.

«Первый артиллерийский залп минута в минуту совпал с моментом, когда тысячи советских самолетов пересекли государственную границу».

Зададимся вопросом, а куда летят эти тысячи самолетов? Как известно, Сталин строжайше запретил накануне войны советским самолетам перелетать границу и вести воздушную разведку. Приходилось ограничиваться облетами вдоль границы и пытаться рассмотреть, что же там делается в глубине бывшей Польши. Сверху видно многое, но далеко не все. И проникнуть взглядом хотя бы на десяток-другой километров за линию границы не реально. Значит, никаких аэродромов противника советская разведка обнаружить не могла (еще и потому, что их там не было, ведь, как нам показал В. Суворов, готовясь к обороне, нужно аэродромы отодвинуть подальше). Как же в таких условиях ставить задачи летчикам? Выход один: прикинуть, где могли бы располагаться немецкие аэродромы, и послать туда самолеты, в надежде, что хотя бы в половине таких мест действительно будет что бомбить. Увы, надежды не оправдались. Но гораздо хуже то, что еще на подлете к предполагаемым аэродромам наши самолеты встречают сотни и тысячи немецких истребителей.

Германская система оповещения сработала прекрасно, в тот самый момент, когда «тысячи советских самолетов пересекли государственную границу», на немецких аэродромах была сыграна тревога. Летчики беспрепятственно заняли свои места в самолетах (даже если самолеты эти стояли крыло к крылу) и вылетели на перехват. В небе над Польшей начинается избиение младенцев. Ведь советских летчиков «НЕ УЧИЛИ ВЕДЕНИЮ ВОЗДУШНЫХ БОЕВ» («Ледокол». Гл. 3), а противостоят им асы, совсем недавно с успехом сражавшиеся с английскими истребителями.

Пилоты советских бомбардировщиков спешно вываливают бомбы в чистом поле и пытаются удрать. Удается это немногим, но в тот момент, когда они совершают посадку на своих аэродромах (придвинутых прямо к границе), в воздухе над ними появляются армады немецких бомбардировщиков, тоже своевременно поднятых но тревоге. Советская ужасно агрессивная авиация перестает существовать как реальная сила.

2

Собственно говоря, тут можно было бы и кончить наш рассказ. Ведь сам Владимир Богданович неоднократно указывал в своих трудах, что без господства в воздухе ловить Красной Армии было нечего. Хотя бы потому, что воздушно-десантные корпуса свою работу выполнить не смогут. «Без абсолютного господства в воздухе выброска крупных десантов обречена на провал». («Последняя республика». Гл. 20.) «Было очевидно, что выброска миллиона парашютистов может быть осуществлена только при условии абсолютного советского господства в воздухе». («Ледокол». Гл. 13.) Да и советские автострадные танки превращаются в ненужный хлам. Напомню, что в реальной войне в июне 41 го, когда у немцев было превосходство в воздухе, советские танковые корпуса теряли массу машин еще до вступления в бой. Немецкие бомбардировщики и даже истребители отлавливали танковые колонны на марше и безнаказанно расстреливали их с воздуха.

Впрочем, для закрепления материала приведу еще несколько цитат с комментариями:

«3-я советская армия наносит внезапный удар на Сувалки. Ей навстречу идет 8-я армия из Прибалтики. С первых минут тут развернулись кровопролитные сражения с огромными потерями советских войск. Ноу них преимущество: советские войска имеют новейший танк КВ, броню которого не пробивают германские противотанковые пушки. В воздухе свирепствует советская авиация. Позади германской группировки высажен 5-й воздушно-десантный корпус, 8, 11 и 3-я советские армии увязли в затяжных кровопролитных боях со сверхмощной германской группировкой в Восточной Пруссии, но позади этого гигантского сражения советская 10-я армия, прорвав почти не существующую оборону, устремилась к Балтийскому морю, отрезая три германские армии, две танковые группы и командный пункт Гитлера от остальных германских войск».

В воздухе свирепствует вовсе не советская, а, напротив, немецкая авиация, так что три советские армии действительно могут увязнуть в кровопролитных затяжных боях, даже если германская группировка в Восточной Пруссии будет и не такой уж сверхмощной.

10-я армия, может, и прорвет несуществующую оборону немцев, но тут же увязнет в полосе обеспечения. «Попав в полосу обеспечения, агрессор теряет скорость движения, его войска несут потери еще до встречи с главными силами обороняющейся стороны. В полосе обеспечения действуют только небольшие, но очень подвижные отряды обороняющейся стороны. Эти отряды действуют из засад, совершают внезапные нападения и быстро отходят на новые, заранее подготовленные рубежи. Легкие отряды стараются выдать себя за главные силы. Агрессор вынужден останавливаться, развертывать свои войска, тратить снаряды по пустым площадям, в то время как легкие отряды уже скрытно и быстро отошли и готовят засады на новых рубежах». («Ледокол». Гл. 9.)Добавим сюда еще непрерывные удары с воздуха, и ситуация для 10-й армии станет совсем кислой. Впрочем, даже если, паче чаяния, эта армия прорвется к Балтийскому морю, отрезать «три германские армии, две танковые группы и командный пункт Гитлера от остальных германских войск» она не сможет, потому как ничего такого там просто нет.

«Под прикрытием этого сражения две советские горные армии, 12-я и 18-я, наносят удары вдоль горных хребтов, отрезая Германию от источников нефти. В горах высажены советские десантные корпуса, которые, захватив перевалы, удерживают их, не позволяя перебрасывать резервы в Румынию». Десантные корпуса уничтожены еще в воздухе, а советские горные армии встречают на горных хребтах прекрасно подготовленную оборону, которую проломить без поддержки с воздуха невозможно.

«Главные события войны происходят не в Польше и не в Германии. В первый час войны 4-й советский авиационный корпус во взаимодействии с авиацией 9-й армии и Черноморским флотом нанес удар по нефтяным промыслам Плоешти, превратив их в море огня. Бомбовые удары по Плоешти продолжаются каждый день и каждую ночь». Первый удар по Плоешти, может быть, и увенчается успехом, но при его проведении 4-й авиационный корпус и авиация 9-й армии понесут такие потери, что продолжать удары каждый день и каждую ночь будет некому. То есть максимум, на что тут можно рассчитывать, это сократить производство и переработку румынской нефти вдвое, как это и случилось в реальной истории летом 1941 года. Однако в реальности это сокращение не помешало немцам вести активные наступательные действия, стало быть, не могло помешать им в нашей гипотетической ситуации вести оборонительные действия.

«В горах, севернее Плоешти, высажен 3-й воздушно-десантный корпус, который, действуя небольшими неуловимыми группами, уничтожает все, что связано с добычей, транспортировкой и переработкой нефти». Тут я только отмечу в очередной раз, что воздушно-десантный корпус свою задачу выполнить не смог.

«В порту Констанца и южнее высажен 9-й особый стрелковый корпус генерал-лейтенанта Батова. Его цель — та же: нефтепроводы, нефтехранилища, очистительные заводы». Ладно, эта операция вполне могла увенчаться успехом, но какой в ней прок? Ведь нефть в Германию идет отнюдь не морем.

«На просторы Румынии ворвалась самая мощная из советских армий — 9-я». Тут нужно обратить внимание, что В. Суворов не указывает даже примерно времени, когда 9-я армия ворвалась на просторы Румынии. Для того чтобы понять почему, достаточно посмотреть на карту.

Советско-румынская граница в то время проходила там же, где сейчас проходит граница Румынии с Молдавией и Украиной. Граница с Украиной — это дельта Дуная. Даем слово Владимиру Богдановичу: «Дельта Дуная — это сотни озер, это непроходимые болота и камыши на сотни квадратных километров. Не будет же противник нападать на Советский Союз через дельту Дуная!» («Ледокол». Гл. 14.) Все правильно, только ведь и Советскому Союзу нападать на Румынию через ту же дельту затруднительно.

Идем дальше. С того места, где Дунай поворачивает на запад, граница идет по реке Прут. Не бог весть какая река, но все же в нижнем течении достаточно полноводная. Остановить продвижение 9-й армии она не могла, но замедлить даже очень могла. Мостов через Прут и сейчас кот наплакал, а тогда, летом 1941 года, их, можно сказать, вообще не было. Значит, даже если советским войскам удалось бы внезапным ударом форсировать Прут и захватить плацдармы на правом берегу, переправлять главные силы пришлось бы по понтонным мостам, которые еще нужно построить. Получается, что сразу же начать продвижение в глубь Румынии 9-я армия не могла, сколь бы сильна она ни была. Нужно было несколько суток для сосредоточения основных сил армии на румынском берегу Прута.

Но и это еще не все. Румынский берег в нижнем течении Прута представляет собой почти сплошные болота. Значит, для того, чтобы развернуть армию в боевые порядки, нужно сначала вывести ее из болот. Но в глубь Румынии отсюда ведут всего несколько весьма посредственных дорог, так чтодзже при отсутствии противодействия противника армия сможет приступить к выполнению своей задачи где-то через неделю.

Но выйти на оперативный простор после форсирования Прута и болот 9-й армии все равно не удастся. Очень быстро она упрется в следующую водную преграду — Серет. Тоже не самая крупная водная артерия, но очень удобная для обороны. Еще во времена русско-турецких войск появился не очень приличный каламбур: «Как русский за Прут, так румын за Серет». То есть при переходе русской армии через Прут румынская (вернее, турецкая) армия начинала строить оборону на Сере-те. Есть свидетельства (например, в дневнике Гальдера), что и весной 1941 года на этой реке сооружалась оборонительная линия (на всякий случай). Так что к тому моменту, когда до Се-рета доберутся части Красной Армии, ни одного моста на ней не останется. Да еще и на левом берегу будет создана более-менее приличная оборона. Значит, на форсирование Серета и развертывание 9-й армии на его левом берегу нужно положить еще как минимум неделю.

Наконец, последнее. Если, преодолев все эти преграды, 9-я армия устремится к нефтяным полям Плоешти, двигаться ей придется по сравнительно узкому коридору между Дунаем и

Карпатами. Так что противник будет иметь возможность ударить ей в правый фланг и отрезать от тылов.

Теперь подумаем, что будет делать противник, пока 9-я армия почти ползком преодолевает водные преграды? Даже если бы в Румынии никаких немецких войск не было, за две недели можно их перебросить из Германии, сосредоточить в выгодном для контрудара месте. В сценарии 33-й главы «Ледокола» немцы этого сделать не могут, потому как к моменту выхода 9-й армии Румыния практически отрезана от Германии, да и свободных сил у Гитлера нет. Но в нашем варианте ситуация совершенно иная.

Вспомним, что ни воздушно-десантные корпуса, ни две горные армии своей задачи не выполнили, так что немцы имеют полную возможность перебрасывать резервы. Кроме того, основные силы РККА в это время все еще преодолевают полосу обеспечения в Польше, и немцы имеют свободу маневра. Их танковые группы пока что в сражение вообще не вступали, так что можно их использовать там, где нужно.

Впрочем, если бы немцы задумали оборонять Румынию не «обычной обороной», а по классическим образцам, ими же самими придуманным и опробованным, они могли бы сосредоточить нужные войска заранее. Ведь направление главного удара для 9-й армии очевидно, есть только один путь, по которому она может пробиться к «нефтяному сердцу Германии», так что немцам не нужно гадать, куда и каким путем пойдут части РККА.

Резюмируем: к тому времени, когда 9-я армия вырвется на простор, она будет уже не такой уж мощной. Ведь все те две недели, что она занимается форсированием водных преград, по ней успешно действует немецкая авиация. Ну а как только армия устремится к Плоешти, она тут же получит мощный фланговый удар.

3

Что же мы имеем: советская авиация практически уничтожена, советские воздушно-десантные войска перестали существовать, советские танковые корпуса лишились практически всех своих танков, и так далее и тому подобное. Конечно, Германия тоже понесла потери, но не столь уж значительные.

Ведь ни одна из планируемых «грандиозных операций на окружение» нашей армии не удалась, а при простом фронтальном наступлении обороняющиеся несут значительно меньшие потери, чем наступающие. И главное, Германия смогла сохранить свое «нефтяное сердце» и без самоубийственного нападения на СССР.

Можно искать утешение в том, что в СССР вовсю запущен маховик мобилизации:

«Кроме того, к моменту начала войны в Советском Союзе объявлена мобилизация, которая дает советскому командованию пять миллионов резервистов в первую неделю войны на восполнение потерь и более трехсот новых дивизий в течение ближайших месяцев для продолжения войны.

Пять советских воздушно-десантных корпусов полностью истреблены, но на советской территории остались их штабы и тыловые подразделения; они принимают десятки тысяч резервистов для восполнения потерь, кроме того, завершается формирование пяти новых воздушно-десантных корпусов. Советские танковые войска и авиация в первых сражениях понесли потери, но советская военная промышленность не разрушена авиацией противника и не захвачена им. Крупнейшие в мире танковые заводы в Харькове, Сталинграде, Ленинграде не прекратили производство танков, а резко его усилили». («Ледокол». Гл. 33.)

Но поможет ли это? Ведь по сценарию 33-й главы именно первый удар РККА оказался роковым для вермахта. И, хотя наша армия при этом понесла грандиозные потери (вспомним: «10-я советская армия не сумела выйти к Балтийскому морю. Она понесла чудовищные потери, 3-я и 8-я советские армии полностью уничтожены, а их тяжелые танки КВ истреблены германскими зенитными пушками. 5, 6 и 26-я советские армии потеряли сотни тысяч солдат и остановлены на подступах к Кракову и Люблину»), но главную задачу выполнила. После чего смогла начаться фаза окончательного разгрома Германии:

«В августе 1941 года Второй стратегический эшелон завершил Висло-Одерскую операцию, захватив мосты и плацдармы на Одере. Оттуда начата новая операция на огромную глубину.

Войска идут за Одер непрерывным потоком: артиллерия, танки, пехота. На обочинах дорог груды гусеничных лент, уже покрытых легким налетом ржавчины; целые дивизии и корпуса, вооруженные быстроходными танками, вступая на германские дороги, сбросили гусеницы перед стремительным рывком вперед». («Ледокол». Гл. 33.)

А в нашей ситуации до этого еще далеко. Так что быстроходные танки все еще не могут выступить в своей роли «королей скорости». Впрочем, вполне возможно, что их у РККА и вовсе не осталось. Ведь если входившие в состав механизированных корпусов «тяжелые танки КВ истреблены германскими зенитными пушками», так тем более истреблены входившие в состав этих же корпусов БТ, броню которых пробивали даже крупнокалиберные пулеметы.

В. Суворов постоянно нас убеждает, что для Красной Армии под руководством великого Сталина неразрешимых задач не было. Стало быть, и Германию доломать она смогла бы и в такой крайне невыгодной ситуации. Однако легко доказать, что выиграть Вторую мировую войну Советский Союз уже не смог бы.

Глава 13

МОГЛИ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ВЫИГРАТЬ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ

А все потому, что праздновать товарищу Сталину было нечего и радоваться не было повода. Вторая мировая война была проиграна. Сталин это знал. И все его ближайшие соратники это знали и понимали.

В. Суворов. «Последняя республика»

1

Третья книга В. Суворова («Последняя республика») имеет подзаголовок «Почему Советский Союз проиграл Вторую мировую войну». Идея тут такая: по планам большевиков в результате Второй мировой им должна была достаться вся Европа, а досталась только часть ее. Раз цель войны не достигнута, значит, война была проиграна.

Логика железная, не подкопаешься. Кремлевским историкам остается только скрипеть зубами и пытаться доказать, что Советский Союз вовсе не имел планов порабощения Европы. Занятие совершенно бесперспективное, потому как, если кому-то хочется верить в исконную, я бы сказал, звериную агрессивность большевиков (а поклонники Владимира Богдановича в это верят свято), так разубедить его невозможно никакими аргументами. Лично я и не собираюсь никого ни в чем разубеждать, однако отмечу — в ситуации, если бы Германия решила обороняться, СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ТЕМ БОЛЕЕ НЕ МОГ ВЫИГРАТЬ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ!

Задумаемся, почему в результате Второй мировой войны Сталину досталась не вся Европа, а только часть? Вроде бы из всего, что до настоящего момента написал В. Суворов, следует — потому, что Гитлер опередил Сталина и ударил первым. Но давайте посмотрим, кому досталась остальная часть Европы.

Вспомним реальную историю. Три года (с 1941 по 1944) у немцев был всего один фронт. Восточный. Боевые действия на нем велись с переменным успехом, но к лету 1944 года стало окончательно ясно, что Германия вскоре будет разбита. И тут в спину Гитлеру ударили англо-американские союзники. Высадившись в Нормандии, они быстренько очистили от немцев всю Францию, Италию, Бельгию, Голландию, а потом захватили и часть Германии.

А что было бы, если союзники в очередной раз отложили открытие второго фронта и не высадились в Нормандии 6 июня 1944 года? Красная Армия завершила бы свой освободительный поход не в Берлине и на берегах Шпрее, а в Тулоне и на берегах Средиземного моря. То есть Сталину досталась бы вся Европа, и это несмотря на то, что Гитлер разгадал его коварные планы и напал первым. Конечно, война не закончилась бы в мае 1945-го и потери Красной Армии были бы более значительны, но кого это волнует, раз СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ВЫИГРАЛ БЫ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ!

Так неужели не ясно, что СССР не смог захватить всю Европу только потому, что часть ее захватили американцы с англичанами?

2

Возвращаемся к тридцать третьей главе «Ледокола». Дата начала советской агрессии там определена предельно четко: 6 июля 1941 года. Даты окончания «освободительного похода» нет, но по косвенным данным можно ее установить. Вот что пишет Владимир Богданович: «В августе 1941 года Второй стратегический эшелон завершил Висло-Одерскую операцию, захватив мосты и плацдармы на Одере. Оттуда начата новая операция на огромную глубину». («Ледокол». Гл. 33.) В реальности Висло-Одерская наступательная операция началась 12 января 1945 года, окончательное же падение Германии состоялось 9 мая того же года. То есть через четыре месяца. Возможно, что в 1941-м дело пошло бы быстрее, но все равно месячишко-другой для окончательной победы понадобился бы. Более того, после капитуляции Германии еще нужно было прибрать к рукам Францию и прочие страны, так что завершить «освободительный поход» раньше ноября—декабря Красная Армия не смогла бы.

В той ситуации, в которую попала бы РККА, реши Гитлер придерживаться оборонительной стратегии, крах Германии вообще мог наступить где-то к лету следующего 1942 года.

А теперь, внимание, вопрос! Что в это время делает Англия?

Как всегда, начнем с цитаты:

«Спрашивают, как бы Британия реагировала на внезапный сталинский удар по Германии?

Отвечаю: реагировала бы радостным воплем облегчения! Никак иначе.

Реагировала бы миллионами поздравлений британских детей доброму дядюшке Джозефу и доблестной Красной Армии — освободительнице. Ее победный марш отмечали бы красными флажками в каждой британской школе на каждой карте и каждом глобусе. Сообщение о внезапном ударе советских ВВС по германским аэродромам было бы встречено настоящим, неподдельным восторгом в каждой британской газетной редакции, в каждом цеху, в каждом порту, в каждом госпитале. В каждом британском пабе люди на последние пенсы и шиллинги пили бы пиво во здравие товарища Сталина и его доблестных генералов. Во всех британских церквях гремели бы колокола: помощь идет! И британские женщины со слезами радости на глазах выставляли бы портреты дядюшки Джо в окнах своих домов». («Последняя республика». Гл. 9.)

Но сколько времени продолжалась бы эта радость? Вы полагаете, что Британия полгода, а то и год будет спокойно наблюдать, как Сталин прибирает к рукам всю Европу? Да еще и радоваться по этому поводу?

Давайте вспомним два крылатых выражения: «У Британии нет постоянных союзников, есть постоянные интересы» и «Целью любой войны является мир. желательно лучший, чем довоенный». А будет ли для Британии лучшим мир, в котором вместо Гитлера властителем Европы стал бы Сталин? Так что британские интересы заключались отнюдь не в том, чтобы только радоваться победам РККА, но и в том, чтобы эти победы не зашли слишком далеко.

Нет, я вовсе не утверждаю, как это делают некоторые оппоненты Владимира Богдановича, что британцы вдруг резко воспылали бы любовью к Гитлеру и вступили в войну на его стороне. Но что мешало им выступить на своей собственной стороне и быстренько прибрать к рукам то, что само в них лезло?

Давайте вспомним ситуацию, которая сложилась в Европе к июлю 1941 года. Принято считать, что вся Европа в это время была в руках Гитлера. Фактически да, но формально нет. Правительства Польши, Норвегии и Голландии успели своевременно смыться из своих стран и пребывали в Лондоне. Датское и бельгийское правительства смыться не успели, так что им пришлось капитулировать перед Гитлером и официально согласиться на оккупацию Германией их стран. Во Франции тоже имелось законное правительство, так называемое «правительство Виши». Конечно, без согласия Гитлера это правительство не могло даже чихнуть, но тем не менее власть на той территории Франции, которую немцы не стали оккупировать, формально принадлежала ему.

Британия с этим французским правительством успела поссориться. После капитуляции Франции в июле 1940 года англичане потребовали передать им все французские корабли, стоявшие в африканских портах. После того как французы отказались выполнить это наглое требование, английский флот нанес внезапный удар по французским базам. Почти все французские корабли были потоплены или получили тяжелые повреждения, погибло несколько тысяч моряков. Естественно, после этого правительство Виши разорвало дипломатические отношения с Англией. Но англичан это мало волновало, у них в кармане было свое «правительство Свободной Франции» во главе с де Голлем. Осенью того же года они даже попытались дать этому правительству клочок территории, затеяв высадку в Дакаре, но получили по зубам и убрались восвояси.

Теперь представим себе ситуацию, возникшую в результате «освободительного похода» Красной Армии. В неоккупиро-ванной Франции (так называлась территория, управлявшаяся правительством Виши) немецких войск нет. На остальной части они есть, но их спешно перебрасывают на восток. И в это время Британия затевает с Францией дипломатические танцы. Дескать, вы уж нас извините за то, что мы ваш флот немножко потопили, это мы случайно. Да и вообще это наши адмиралы неправильно поняли приказ, мы их за это строго накажем. А вам все-все компенсируем, даже с приплатой. Только давайте дружить обратно.

Может, французы сначала бы и повыпендривались, стали бы в позицию «ни за что и никогда», но по мере продвижения Красной Армии на Запад охота выпендриваться у них пропала бы. Своей армии у Франции нет (вернее, есть кое-какие части в колониях, но перебросить их в метрополию не на чем), так что противостоять ордам большевиков Франция не может. Единственный выход — срочно пригласить «друзей» из-за канала. И вот где-то в сентябре 1941 года во французских средиземноморских портах высаживается британский экспедиционный корпус.

Англия к тому времени имела сухопутную армию численностью около миллиона. Благодаря помощи из-за океана она была прекрасно вооружена, а примерно треть британских солдат получила опыт войны в мае—июне 1940 года. Конечно, для противостояния с вермахтом один на один этого было маловато, но вермахт-то в это время был на Востоке. Так что британцы, к которым присоединились бы спешно формируемые французские части, без особого труда заняли бы всю Францию, Бельгию и Голландию. И война Советским Союзом была бы проиграна.

Мне возразят, что ситуация для англичан могла складываться и не столь благоприятно. Красная Армия, покончив с Германией, могла бы заняться «англо-французскими империалистами» и все же захватить всю Европу. Предположим, что так. Но тогда КАКОЙ СМЫСЛ БЫЛО СТРОИТЬ «ЛЕДОКОЛ РЕВОЛЮЦИИ»?

3

Давайте представим себе картину Второй мировой войны без Гитлера. В Германии армии практически нет. Польская армия точно такая же, какая она и была к началу реальной войны. Французы, отгородившись от немцев линией Мажино, благодушествуют, и в их армии нет ни современных танков, ни приличной авиации. А в это время на Востоке: «...пять советских воздушно-десантных корпусов, десятки тысяч быстроходных танков, созданных специально для действий на автострадах (кстати, автострад на советской территории нет), десятки тысяч самолетов, пилоты которых не обучены ведению воздушных боев, но обучены нанесению ударов по наземным целям; дивизии и целые армии НКВД; армии, укомплектованные советскими зэками; сверхмощные формирования планерной авиации для быстрой высадки на территории противника; горные дивизии, обученные стремительным броскам к перевалам...» («Ледокол». Гл. 29.)

Что могло помешать Сталину создать все вышеперечисленное к определенной, им самим назначенной дате? Насторожатся потенциальные жертвы?

Давайте вспомним, что Запад почему-то не насторожили военные приготовления Гитлера, который прямо заявлял, что его главной задачей является пересмотр итогов Первой мировой войны. А ведь это напрямую затрагивало Францию, отнявшую у Германии Эльзас и Лотарингию, и Англию, прибравшую к рукам немецкие колонии. Сталин находился в значительно лучшем положении. Даже если бы он заявил, что его военные приготовления направлены на возвращение несправедливо отторгнутых от России территорий, всполошить это могло Румынию, Польшу, Прибалтику и Финляндию, до которых в Европе, по большому счету, никому и дела -то нет. Но ему вообще ничего не нужно было заявлять.

Вспомним, что размеры германской армии, ее состав и вооружение были прописаны в Версальском договоре. И имелись механизмы, позволяющие все это контролировать. Так что Гитлеру пришлось громко заявить, что он больше не намерен придерживаться этих ограничений, а уж потом всерьез заняться строительством вермахта. Сталин же мог все делать втихомолку. Если какие-то сведения о росте РККА и ее перевооружении и просочились бы за рубеж, истинных масштабов все равно никто представить бы не мог.

Так зачем же Сталин затеял хитрую возню с «Ледоколом Революции», если у него был гораздо более простой и, что самое главное, более выигрышный сценарий?

4

Представьте себе, что где-то в 1939 году (а может, и на год-другой раньше) СССР предъявляет претензии Польше, требует отдать незаконно оккупированные поляками Западную Украину и Белоруссию. Поляки бросаются за помощью к Западу. Но лидеры Англии и Франции отвечают, что они никогда не признавали присоединение этих территорий к Польше, что официально признанная и утвержденная Лигой Наций восточная граница Польши проходит по так называемой «линии Керзона» (примернотам, где сейчас проходит граница Польши с Литвой, Белоруссией и Украиной). Так что лучше бы полякам договориться с Советами полюбовно.

Бред, скажете вы? А вот и нет, точно такой ответ получили поляки от французов и англичан 17 сентября 1939 года, когда Красная Армия начала свой освободительный поход! Так что польскому правительству (обитавшему, правда, в то время на территории Румынии) ничего не оставалось, как объявить, что оно не считает Советский Союз воюющей стороной, и приказать польской армии не оказывать сопротивления советским войскам.

Есть и еще один прекрасный пример, как реагировал Запад на аналогичные требования, правда, со стороны Германии — Мюнхенский сговор. Германия потребовала от Чехословакии Судеты, чехи обратились за помощью к гарантам Версальского договора (который, между прочим, подразумевал нерушимость границ в Европе) и были этими гарантами проданы с потрохами.

Может быть, в моделируемой нами ситуации поляки и не пошли на мировую, так что Красной Армии пришлось бы начать войну (точнее, локальный конфликт). Какова тут была бы позиция Запада? Может, они тут же объявили бы войну СССР? Сомневаюсь. Вся предвоенная политика Запада указывает, что воевать ни Франция, ни Англия категорически не желали. Так что, в самом худшем случае, Советский Союз строго предупредили бы, что, если Красная Армия перейдет «линию Керзона», это будет объявлено агрессией со всеми вытекающими последствиями.

Впрочем, ладно, Англия и Франция объявляют войну СССР, но что они при этом делают? Максимум то же, что в реальности после объявления войны Германии. То есть мужественно стоят на своих границах. Ведь между Францией и Польшей находится мирная и нейтральная Германия. Чтобы начать какие-то военные действия против СССР с территории Прибалтики, Румынии или Финляндии, нужно предварительно с ними договориться, да и времени на переброску туда более-менее крупных сил понадобится немало. А времени-то у Запада совсем нет. Вермахту на разгром Польши понадобилось две недели, РККА справилась бы за одну неделю. Еще пару дней положим на разгром рейхсвера. Через сколько часов советские автострадные танки смогли бы прокатиться по Германии и выйти к ее западным границам, можете подсчитать сами. Да и перевозка всех остальных частей Красной Армии по отличным германским железным дорогам не заняла бы много времени.

Таким образом, к тому времени, когда французы с англичанами закончили бы мобилизацию, вся Красная Армия уже стояла вдоль германо-французской границы. Рискнули бы союзники начать наступательные действия? Сомневаюсь. Так что началась бы «странная война», которая закончилась бы точно так же, как она закончилась в реальности, только вместо вермахта крушила бы Францию Красная Армия. А ей это сделать было значительно проще, потому, как нам это показал В. Суворов, у нее были лучше и танки, и самолеты, и артиллерия.

Так что ЭТУ Вторую мировую войну явно выиграл бы Советский Союз. Так зачем же был создан «Ледокол Революции»?

5

Собственно, Владимир Богданович дал нам ответ на этот вопрос в самой первой своей книге: «Сталин терпеливо ждал последнего аккорда германо-британской войны — высадки германских танковых корпусов на Британских островах.

Если бы Сталину удалось убедить Гитлера в том, что СССР — нейтральная страна, то германские танковые корпуса были бы, несомненно, высажены на Британские острова. И тогда...

И тогда сложилась бы поистине небывалая ситуация. Польша, Чехословакия, Дания, Норвегия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Югославия, Франция, Греция, Албания больше не имеют ни армий, ни правительств, ни парламентов, ни политических партий. Миллионы людей загнаны в нацистские концлагеря, и вся Европа ждет освобождения. А на европейском континенте только всего и осталось, что полк личной охраны Гитлера, охрана нацистских концлагерей, германские тыловые части, военные училища и... пять советских воздушно-десантных корпусов, десятки тысяч быстроходных танков, созданных специально для действий па автострадах (кстати, автострад на советской территории нет), десятки тысяч самолетов, пилоты которых не обучены ведению воздушных боев, но обучены нанесению ударов по наземным целям; дивизии и целые армии НКВД; армии, укомплектованные советскими зэками; сверхмощные формирования планерной авиации для быстрой высадки на территории противника; горные дивизии, обученные стремительным броскам к перевалам, через которые идет нефть — кровь войны». («Ледокол». Гл. 29.)

Видите, как все просто. Вермахт ушел на острова, так что ВСЮ ЕВРОПУ Красная Армия могла захватить практически без сопротивления.

Теперь становится понятно, что «Ледокол Революции» должен был сокрушить не только континентальную Европу, но и Британию. Или хотя бы связать ей руки настолько, чтобы она не смогла помешать Сталину захватить весь континент. Конечно, англичане, после того как немецкий десант перестал получать снабжение из Германии, справились бы с ним. Но Британия была бы настолько ослаблена, что не только не смогла вмешаться в события в Европе, но и сама пала бы, после того как на ее территории высадились хотя бы пара-тройка воздушно-десантных корпусов РККА.

Однако, разобравшись с причиной строительства «Ледокола Революции», мы опять упираемся в вопрос, почему же Сталин решил «ударить в спину Гитлеру» до того, как тот выполнит свою главную задачу?

6

Если оставить в неприкосновенности тезис «Сталин создал Гитлера», придется признать, что воспользоваться плодами своих трудов летом 1941 года Сталин не мог. Задачу, намеченную им для Гитлера, тот еще не выполнил, так что нужно было ждать дальше.

Можно предположить, что Сталин решил сокрушить Гитлера раньше срока потому, что понял, Гитлер не может или не хочет выполнять свою задачу. Вроде бы сам Владимир Богданович на это указывает: «Но быстрое падение Франции и отказ Гитлера от высадки в Великобритании (об этом советская военная разведка знала в конце 1940 года) спутали все карты Сталина. Освобождение Европы было передвинуто с лета 1942 года на лето 1941-го». («Ледокол». Гл. 5.)

Правда, уже во второй своей книге («День М») В. Суворов начинает себе противоречить. Рассказывая о громадном призыве 1939 года, он пишет: « И не мог Сталин и его генералы ие понимать того, что осенью 1941 года небывалый призыв 1939 года предстоит отпустить по домам,.. Следовательно, проводя массовый призыв осенью 1939 года, Сталин устанавливал для себя максимально возможный срок вступления в войну — лето 1941 года. Если бы Сталин планировал нападение на 1942 год, то массовый призыв он проводил бы в 1940 году». («День М». Гл. 16.) Значит, «быстрое падение Франции» Сталин в 1939 году явно предвидел.

Ни при чем оказывается и «отказ от высадки в Великобритании». Потому как использовать «небывалый призыв 1939 года» все равно можно только в 41 -м, независимо от того, чем занят вермахт.

Значит, Сталин изначально планировал освобождение Европы на лето 1941 года. Но по какому сценарию?

В случае если «вермахт уйдет на острова», действовать по планам, претворение в жизнь которых описано в 33-й главе «Ледокола», просто глупо. Стало быть, должен был существовать еще какой-то план. Вернее, главный план «удара в спину Германии». Тот, который разрабатывался, если верить В. Суворову, еще с середины 20-х годов.

Но одного этого плана недостаточно. Вспомним: о том, что Гитлер раздумал высаживаться в Великобритании, «советская военная разведка знала в конце 1940 года». А ведь по первому плану предполагалось, что «...на европейском континенте только всего и осталось, что полк личной охраны Гитлера, охрана нацистских концлагерей, германские тыловые части, военные училища...». Но если это не так и в Европе остался практически весь вермахт, нужно составлять новый план.

Владимир Богданович в 32-й главе «Ледокола» пишет: «... перед войной советские штабы не разрабатывали планов обороны и не разрабатывали планов контрнаступлений. Может быть, они вообще ничего не делали? Нет, они усиленно работали. Они разрабатывали планы войны». Но какой именно войны?

Если собрать вместе все, что В. Суворов пишет в своих книгах о советском планировании непосредственно перед войной, получается, что разрабатывался именно тот план, реализация которого описана в 33-й главе «Ледокола». То есть план превентивного удара.

Но ведь «Сталин в возможность немецкого нападения не верил», значит, по крайней мере, до весны 1941 года, когда началось сосредоточение немецких войск для «Барбароссы», наш Генеральный штаб должен был составлять какой-то другой план. В нем должно было учитываться, что немецкие части находятся на удалении от наших границ, а авиация противника разбросана по всей Европе.

Но и двух планов мало. Из того, что «Сталин в возможность немецкого нападения не верил», следует, что он вообще не мог планировать вести войну по тому сценарию, который описан в 33-й главе «Ледокола». Ведь план этот годится только для разгрома подготовившегося к агрессии противника. Значит, нужно искать (или придумывать) третий план — тот, по которому РККА могла бы разгромить противника, изготовившегося к обороне. Причем в этом плане должны быть учтены все уроки, которые Красная Армия вынесла из опыта Зимней войны. То есть в нем должно быть описано, как должны были бы действовать наши войска, создай немцы в Польше полосу обеспечения и выстрой они оборону где-то в глубине своей территории.

7

Теперь вспомним любимый вопрос В. Суворова и его последователей: «Если СССР в 41-м готовился обороняться, то где план этой обороны?» Аргумент действительно сильный, если отсутствует план, об обороне говорить не приходится. Однако наступать без плана еще труднее, чем обороняться. А мы только что выяснили, что отсутствуют целых три плана, которые последовательно должен был бы разрабатывать наш Генштаб, если бы СССР с самого начала собирался «ударить в спину Германии».

Я понимаю, что «коммунисты давным-давно почистили все архивы», так что обнаружить эти планы невозможно. Но Владимир Богданович должен был хотя бы описать, как могли выглядеть эти планы. И совершенно точно указать, как по ним должна была действовать ужасно агрессивная советская авиация, способная выполнить одну-единственную задачу — захватить господство в воздухе внезапным ударом по аэродромам противника.

Согласно утверждению В. Суворова, весь хитрый маневр с «Ледоколом Революции» был задуман еще в середине 20-х годов. Можно предположить, что сначала советское руководство было озабочено главным образом политическими вопросами, т,е. тем, как именно привести к власти в Германии нужного лидера. Но после того как Гитлер пришел к власти, должны были начаться работы и по чисто военному планированию.

Владимир Богданович в своих книгах приводит массу доказательств того, что планирование это было чисто агрессивным, то есть все, что делалось в СССР в это время, было направлено ие на оборону, а на наступление. Однако мы только что установили, что с конца 30-х годов характер этого планирования изменился. То есть вместо легкой прогулки, в которой «короли скорости» А-20 должны были рассекать по германским автострадам, предполагалась какая-то другая война, в которой для танка главным была не скорость, а проходимость и мощная броня. Более того, разобравшись с тем, как именно использовались в реальности танки БТ (на Халхин-Голе и в Польше), мы увидели, что чисто теоретически они могли создаваться не только для того, чтобы «на гусеницах преодолеть Польшу, а попав на германские автострады, сбросить гусеницы и действовать на колесах», но и для совсем других задач. Например, на колесах домчаться до места вторжения противника, а потом, надев гусеницы, пойти в бой.

Глава 14 ЗАГАДКИ ЛИНИИ СТАЛИНА

В 30-х годах вдоль западных границ СССР были возведены тринадцать укрепленных районов — УРов. Эта полоса укрепленных районов получила неофициальное название — «Линия Сталина».

В. Суворов. «Ледокол»

1

Подведем некоторые промежуточные итоги. Все, о чем мы говорили в предыдущих главах, указывает на то, что Сталин вовсе не планировал «освободительный поход» на лето 1941 года или на более поздний срок. Если бы он собирался напасть на Германию (хоть в 41-м, хоть в 42-м), в конце 1939 года были бы приняты на вооружение танки А-20 и СМК(или Т-100), самое позднее летом 1940 года была бы запущена серия в сто тысяч Су-2. Не было бы перехода на танковые дизеля, или же был создан быстроходный топливозаправщик. Наконец, были бы созданы специальные танковые корпуса или хотя бы дивизии, вооруженные танками БТ. Раз всего этого сделано не было, значит, Сталин где-то в конце 1939 года начал готовиться к совсем другой войне. Причем война эта должна была быть для Советского Союза оборонительной.

Ранее мы выяснили, что даже если продолжать верить В. Суворову в том, что конфигурация советских войск у границы была чисто наступательной, объясняется она не подготовкой агрессии, а подготовкой превентивного удара по изготовившемуся к агрессии противнику. Причем планировалась не легкая прогулка по Европе, при которой нужны были «автострадные танки» и «крылатые шакалы», а долгая и изнурительная война, в которой очень пригодились бы Т-34, КВ, Як-3 и Ил-2.

Если кому-то очень хочется оставаться в рамках теории готовившегося с середины 20-х годов освободительного похода в Европу, ему все же придется признать, что осенью 1939 года Сталин отказался от идеи такого похода. Но готовил ли он его до того?

2

В десятой главе «Ледокола» В. Суворов довольно подробно рассказал нам о том, как строилась линия Сталина и что она представляла собой. С присушим ему талантом Владимир Богданович рисует картину совершенно неприступной линии обороны, о которую неминуемо разбился бы любой агрессор. Ну а после этого переходит к рассказу о том, как эта неприступная линия была разрушена, местами даже засыпана землей и взорвана. Все красиво, все логично, возникает всего один маленький вопрос: А ЗАЧЕМ ВООБЩЕ НУЖНА БЫЛА ЭТА ЛИНИЯ СТАЛИНА?

В. Суворов доказывает, что Вторую мировую войну начал Сталин. Более того, он ее спланировал, причем задолго до ее начала (в девятой главе «Дня М» он нам дает даже точный срок начала планирования войны — 1925 год). В других местах своих творений он прямо говорит, что к нападению на СССР никто и никогда не готовился, так что волноваться Сталину было совершенно не о чем. «Наращивание советской военной мощи никак не диктовалось внешней угрозой, ибо началось ДО прихода Гитлера к власти». («Ледокол». Гл. 3.) Тем не менее Сталин в 1929 году, опять же ДО прихода Гитлера к власти, начинает строительство оборонительной линии, подобной которой не знала история.

Между тем линия эта совершенно не нужна для выполнения плана мировой революции.

Вот основные тезисы плана подготовки агрессии, изложенные нам Владимиром Богдановичем в девятой главе «Дня М»:

«1. Процесс мобилизации разделить на два этапа: тайный и открытый.

2. Первый тайный этап — до начала войны. На этом этапе на режим военного времени перевести государственный аппарат, карательные органы, промышленность, системы правительственной, государственной и военной связи, транспорт, армию увеличить до 5 миллионов солдат.

3. Ради маскировки первый тайный этап мобилизации растянуть во времени на два года, кроме того, тайную мобилизацию маскировать локальными конфликтами: представить дело так, что локальные конфликты — основная и единственная причина перевода страны на режим военного времени.

4. Этап тайной мобилизации завершить внезапным сокрушительным ударом по противнику и одновременно начать второй открытый этап мобилизации, в ходе которого за несколько дней призвать в Красную Армию еще 6 миллионов для восполнения потерь и доукомплектования новых дивизий, корпусов и армий, которые вводить в войну по мере готовности. Затем, в ходе войны, призывать в армию все новые миллионы.

5. Прикрытие мобилизации Второго, Третьего и последующих стратегических эшелонов осуществлять не пассивным стоянием на границах, а сокрушительными ударами Первого стратегического эшелона и решительным вторжением на территорию противника». («День М». Гл. 9.)

Как видите, ни о каком строительстве оборонительной линии тут речи нет, да оно и вовсе никак не может уложиться в чеканные пункты данного плана.

Правда, Владимир Богданович указывает, что: «Линия Сталина» была универсальной: она могла быть использована для обороны государства или служить плацдармом для наступления...» («Ледокол». Гл. 10.) Он даже вынес в эпиграф слова известного диссидента и правозащитника Григоренко: «Только наивные люди думают, что оборона — это главная задача укрепленных районов. Нет, укрепленные районы строятся для более надежной подготовки наступления. Они должны надежно прикрыть развертывание ударных группировок, отразить любую попытку врага сорвать развертывание, а с переходом наших войск в наступление поддержать их всей мощью огня».

Но вот в чем неувязка: войну-то мы собирались начать внезапным сокрушительным ударом, причем всю подготовку к ней, включая и мобилизацию (точнее, ее первый тайный период), провести скрытно. А нужда в прикрытии развертывания ударных группировок возникает только тогда, когда враг нас атакует. То есть враг на нас нападает, мы, под прикрытием заранее построенной обороны, мобилизуем армию, создаем ударные группировки, в подходящий момент наносим удар, перенося войну на территорию неприятеля. Но про такой сценарий войны нам давным-давно пели кремлевские фальсификаторы. По вскрытому же Владимиром Богдановичем плану начала войны прикрытием для сосредоточения ударных группировок служили совсем другие вещи, В частности, дезинформация, одной из форм которой было строительство линии Молотова.

3

Позволю себе процитировать еще одно место из десятой главы «Ледокола», представляющей собой ценный вклад в науку фортификации, да и в военную науку в целом:

«Фортификация бывает оборонительной, а бывает наступательной. Если вы собрались наступать, то при возведении укрепрайонов соблюдайте следующие правила:

—    на главных направлениях собирайте ударные группировки войск, смело оголяя главные направления и прикрывая ВТОРОСТЕПЕННЫЕ направления укрепленными районами;

—    не старайтесь маскировать ваши укрепления, пусть противник думает, что вы готовитесь к обороне;

—    не делайте УРы глубокими, все, что можно расположить прямо на берегах пограничных рек, там и располагайте, при переходе в наступление ваших войск все вынесенные к границе доты поддержат ваше наступление огнем, а каждый дот в глубине вашей обороны обречен на пассивное бездействие;

—    не прикрывайте доты минными полями и проволочными заграждениями — этим вы помешаете вашим же наступающим войскам;

—    не тратьте много цемента и стали на возведение УРов — вы же не собираетесь долго сидеть в обороне». («Ледокол». Гл. 10.)

По такому сценарию, как доказал нам В. Суворов, строилась линия Молотова, которая была чисто наступательной. Он же показал, что линия Сталина строилась по совершенно противоположному рецепту, стало быть, она была оборонительной или универсальной, но последнее только в том случае, если бы враг первым напал на СССР.

Получается, что Сталин готовился отражать агрессию, которой, как он совершенно точно знал, быть не может. Так что строительство линии Сталина еще большая загадка советской истории, чем строительство линии Молотова и разрушение линии Сталина, блестяще объясненные нам Владимиром Богдановичем.

Впрочем, с разрушением линии Сталина тоже не совсем все ясно. В. Суворов поведал нам, что укрепления взрывались и засыпались землей, чтобы не мешать нашим наступающим войскам. Но это объяснение он привел потому, что карта укрепрайонов линии Сталина в то время, когда он писал свой эпохальный труд, была секретной. Кремлевские фальсификаторы, желая уязвить Владимира Богдановича, быстренько рассекретили эту карту и опубликовали ее. На ней ясно видно, что промежутки между УРами во много раз больше, чем протяженность самих УРов, так что мешать продвижению войск они никак не могли. Так зачем же было взрывать и засыпать землей ДОТы и ДЗОТы?

Коммунистические историки доказывают, что никаких взрывов на линии Сталина не было, что укрепления благополучно просуществовали до 1941 года и даже кое-где задержали продвижение немцев, хотя и ненадолго. В подтверждение своих слов они приводят многочисленные воспоминания наших командиров, оборонявшихся на линии Сталина, и немецких, бравших ее. Но мы, как всегда, верить кремлевским фальсификаторам не будем.

4

Осознав значение факта строительства линии Сталина, я первым делом попробовал найти ей объяснения в рамках главной идеи Владимира Богдановича, — что СССР на протяжении всей истории готовился завоевать весь мир. Я не спал ночей, рылся в бесчисленных толстых трудах, но ответа найти не мог, А нашелся он внезапно, когда я спускался на одну из станций московского метрополитена. Там на стене красовалась громадная надпись, выведенная потускневшими от времени золотыми буквами: «Станция открыта в 1935 году».

Эту надпись видели миллионы, десятки миллионов, сотни миллионов пассажиров, среди которых, несомненно, было и немало историков, но никто не мог понять ее сокровенный смысл. Я смог.

Не помню, куда и зачем я собирался ехать в тот день, но точно знаю, что я туда не доехал. Я бросился домой, снял с полки толстенный том Большой советской энциклопедии и нашел в нем статью «Метрополитен». Там черным по белому было написано: «Начало развитию метростроения в СССР было положено решением Пленума ЦК ВКП(б) от 15 июня 1931 «О строительстве Московского метрополитена». Для осуществления строительства была создана мощная, оснащенная отечественной техникой строительная организация «Метрострой», строительство М. было начато в 1932. Первые линии Московского М. имени В, И. Ленина общей протяженностью 11,6 км с 13 станциями и всем комплексом сооружений были построены за 3 года и сданы в эксплуатацию 15 мая 1935. Таких темпов сооружения М. не знала мировая практика». Теперь все встало на свои места.

Давайте вдумаемся в такой факт: в июне 31 -го принимается решение на высшем уровне о строительстве метрополитена, а уже через полгода появляется мощная организация, да еще и оснащенная советской техникой. Откуда, спрашивается, взялась эта техника и кадры для этой организации? Кремлевские фальсификаторы пытаются нас убедить, что поначалу на строительстве метрополитена применялась та же техника, что и для прокладки шахт, а первыми метростроевцами были шахтеры. Для каких дураков это пишется! Угольные шахты, по сравнению с тоннелями метро, не более чем узкие крысиные норы. А это как раз тот случай, когда по известному диалектическому закону количество переходит в качество. Так что для прокладки широких тоннелей нужна совсем другая техника и совсем другие навыки, чем для проходки узеньких штреков и забоев. И эта техника, и подготовленные для работы на ней люди имелись в СССР к началу 1932 года. Чем же они занимались до этого? Работали на линии Сталина,

Да-да, дорогой читатель, вся эта бурная деятельность, которая велась на строительстве наземных сооружений линии Сталина, была не более чем прикрытием другой, тайной, подземной работы, ведшейся в совсем уж титанических масштабах. Там, на глубине десятков метров, сооружалась ни с чем не сравнимая система тоннелей, начинавшихся на советской территории, а оканчивавшихся в глубине Польши и Румынии.

ды всех этих туннелей (точнее, не выходы, а те места, где они должны были возникнуть после подрыва специальных зарядов) оказались на нашей территории. Вот тут-то и загремели взрывы на линии Сталина. Простой ДОТ, в котором нет надобности, можно законсервировать, запереть на замок, отдать колхозникам для хранения картошки. Но если этот ДОТ служит прикрытием для входа в сверхтайный тоннель, его приходится взрывать или засыпать землей.

Надеюсь, теперь понятно, что линия Сталина была чисто агрессивным сооружением? Или вам мои рассуждения кажутся слишком уж фантастическими? Признаюсь честно, мне и самому версия о подземных туннелях представляется не очень-то убедительной. Прежде всего потому, что, если бы она была стопроцентно верной, ее нам предложил бы сам Владимир Богданович. Он ведь не раз ездил в московском метро, видел ту самую надпись и наверняка бы проник в ее тайный смысл (если бы такой смысл в ней содержался). А раз В. Суворов не предложил ни этой, ни какой-нибудь другой версии, его рассказ о линии Сталина приобретает совсем другой смысл. Строительство «правильной» оборонительной линии с 29-го по 39-й год означает, что в это время СТАЛИН ДУМАЛ ОБ ОБОРОНЕ!

Но это еще не все. Вот свидетельства достаточно масштабной подготовки СССР к обороне в 20—30-е годы.

5

Перед Второй мировой войной командиры Красной Армии отлично понимали значение полос обеспечения и имели горький опыт действий в таких полосах. Один из примеров: в 1920 году Красная Армия попала в полосу обеспечения, подготовленную польской армией. Вот как это описывает главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов: «Польские войска по пути своего отступления разрушали все: станции, железнодорожные пути, мосты, жгли деревни, посевы, стога сена. Продвижение вперед стоило нам огромного труда. Каждую речку приходилось форсировать вброд или на подручных средствах. Все труднее становилось с боеприпасами...». («На службе военной». С. 34.)

Имея такой опыт, Красная Армия сама создала мощные полосы обеспечения на своих границах, особенно западных.

Специальные правительственные комиссии обследовали западные районы страны и определили наиболее и наименее проходимые для противника зоны. Затем ВСЕ мосты в западных районах государства были подготовлены к взрывам. Команды охраны мостов были обучены подрывным работам и были готовы поднять их на воздух. Например, шестидесятиметровый железнодорожный мост под Олевском мог быть готов к взрыву при дублированной системе взрывания через две с половиной минуты. (И.Г. Старинов. Мины ждут своего часа. С. 24.) Кроме мостов, к взрывам готовились большие трубы, депо, водокачки, водонапорные башни, высокие насыпи и глубокие выемки (там же, с 18). Уже в конце 1929 года только в Киевском военном округе было подготовлено 60 подрывных команд общей численностью 1400 человек. Для них было приготовлено «1640 вполне готовых сложных зарядов и десятки тысяч зажигательных трубок, которые можно было привести в действие буквально мгновенно» (там же, с. 22). Подобная работа проводилась и в других военных округах.

Кроме команд подрывников, в западных районах страны были сформированы железнодорожные заградительные батальоны, в задачу которых входило полное разрушение крупных железнодорожных узлов в случае отхода и проведение заградительных работ на главных магистралях: разрушение путей, установка мощных фугасов замедленного действия на случай, если противник попытается восстанавливать дороги. На Украине уже в 1932 году было четыре таких батальона (там же, с. 175). Кроме того, к эвакуации готовились железнодорожные стрелочные переводы, аппаратура связи, телеграфные провода, а в некоторых случаях и рельсы. Советская полоса обеспечения постоянно совершенствовалась. Количество объектов, подготовленных к взрывам и эвакуации, возрастало. Создавались новые труднопроходимые препятствия и заграждения, лесные завалы, искусственные водоемы перед оборонительными сооружениями, участки местности, готовые к затоплению и заболочиванию.

Западные районы Советского Союза самой природой созданы для того, чтобы вести тут партизанскую борьбу на коммуникациях агрессора, который пойдет на восток. Создал ли Сталин легкие подвижные отряды, оставил ли их в лесах? Да, Сталин создал такие отряды. Они были созданы еще в 20-х годах. В одной только Белоруссии в мирное время существовало шесть партизанских отрядов численностью по 300—500 человек каждый. Небольшая численность не должна смущать. Отряды комплектовались только командирами, организаторами и специалистами. Каждый партизанский отряд мирного времени — своего рода ядро, вокруг которого в самом начале войны создается мощное формирование численностью в несколько тысяч человек.

Для партизанских формирований в мирное время в непроходимых лесах и на островках среди бескрайних болот были созданы тайные базы. В мирное время были построены подземные убежища, госпитали, склады, подземные мастерские для производства боеприпасов и вооружения. В одной только Белоруссии для возможной партизанской войны в подземные тайники было заложено вооружения, боеприпасов и снаряжения для 50 000 партизан.

Для подготовки партизанских лидеров, организаторов и инструкторов были созданы тайные школы. Секретные научно-исследовательские центры разрабатывали специальные средства партизанской войны, особое снаряжение, вооружение, средства связи. Партизаны регулярно проходили сборы, причем в качестве противника обычно выступали дивизии Осназ НКВД.

Помимо партизанских формирований готовились небольшие подпольные группы, которые в случае агрессии не уходили в леса, но оставались в городах и селах, с задачей «входить в доверие к противнику» и «оказывать ему содействие», а войдя в доверие...

Такая же работа проводилась не только в Белоруссии, но и на Украине, в Крыму, в Ленинградской области и в других районах. Помимо деятельности тайной полиции точно такую же работу параллельно, но совершенно независимо от НКВД вела советская военная разведка: оборудовались тайные базы, убежища, секретные квартиры и явки, готовились линии конспиративной связи и делалось многое, многое другое. Советская военная разведка имела свои собственные тайные школы, своих организаторов и инструкторов.

Помимо НКВД н военной разведки коммунистическая партия готовила некоторых своих лидеров в западных районах страны к переходу на нелегальное положение в случае захвата территорий противником. Традиции подпольной деятельности в 20-х и 30-х годах были сохранены, и партийные организации в случае необходимости могли вновь превратиться в глубоко законспирированные центры тайной борьбы.

Не забудем, что партизанские отряды создавались в т.н. «зоне смерти» — в советской полосе обеспечения, где при отходе советских войск все мосты должны быть взорваны, тоннели завалены, железнодорожные узлы приведены в полную негодность, стрелочные переходы и даже рельсы и телефонный кабель — эвакуированы. Партизанам оставалось только не допустить восстановления уже разрушенных объектов. Партизаны были почти неуязвимы, ибо партизанские лидеры знали проходы в гигантских минных полях, а противник этого не знал; партизанам не составляло труда в случае необходимости уйти от любого преследования в минированные леса и болота, куда противнику не было ходу.

6

Предвижу, что кое-кто тут же потребует от меня документального подтверждения всего вышесказанного. А вот не стану я ничего подтверждать, потому как вся предыдущая главка составлена из пространных цитат из 8-й и 11-й глав «Ледокола». С целью небольшой мистификации я просто не поставил кавычки.

Как видите, сам Владимир Богданович достаточно подробно описывает масштабные оборонительные мероприятия в СССР, проводимые на протяжении многих лет. Однако из всего этого он делает только один вывод — раз с осени 1939 года всю эту систему обороны начали ломать, значит, Сталин больше не собирался обороняться. Только ведь напрашивается и другой вывод — раз до осени 1939 года эта система создавалась и совершенствовалась, значит, Сталин в это время собирался именно обороняться. Впрочем, Владимир Богданович в той же главе пишет об этом открытым текстом: «Линия Сталина», полоса обеспечения перед нею и партизанские отряды, готовые с первой минуты действовать в зоне разрушений, — они составляли великолепную систему самозащиты Советского Союза».

Теперь задаем вопрос: от кого же собирался защищаться Сталин? Понятно, что не от Гитлера, потому как все вышеописанные мероприятия начали проводиться задолго до его прихода к власти. Да и вообще, если бы Сталин опасался каких-то каверз со стороны Германии, проще было бы оставить ее такой, какой она была в начале 20-х. То есть не создавать «Ледокол Революции». Так против кого же должна была действовать эта «великолепная система самозащиты»?

Пока оставим этот вопрос без ответа. Но попробуем сопоставить то, что написал В. Суворов в «Ледоколе», с тем, что он же написал в «Дне М»:

«Теперь представим себя в гулких коридорах штаба РККА где-нибудь в 1925 году. Перед стратегами стоит задача иод-готовки новой мировой войны с целью, как выражался товарищ Фрунзе, «завершения задач мировой революции». Задача стратегам поставлена непростая: учесть ошибки всех армий в начальном периоде Первой мировой войны и подготовить новую войну так, чтобы государство не разорить, противника не вспугнуть и чтобы армию развернуть такую, удар которой будет и внезапным, и сокрушительным. И был разработан принципиально новый план вступления в войну». («День М». Гл. 9.)

Все пять пунктов этого принципиально нового плана я привел выше. Легко убедиться, что строительство «Линии Сталина», создание полосы обеспечения, подготовка партизанской войны никак не могут быть его частями. Более того, они просто противоречат ему, потому что, как нам поведал В. Суворов, непосредственно перед началом «освободительного похода» пришлось все это разрушать и уничтожать.

Напрашивается вывод, что «план подготовки новой войны» сам по себе, а оборонительные мероприятия 20—30-х годов сами по себе. Но тогда придется признать, что в СССР было два Генштаба, один из которых составлял планы завоевания всего мира, другой же занимался планами обороны от неведомого противника. Причем друг с другом эти два Генштаба никак не пересекались.

Ну ладно, про два Генштаба я пошутил, но, надеюсь, понятно, что с предвоенным планированием в СССР не все обстояло так однозначно, как нам рисует Владимир Богданович. Был какой-то вариант, при котором СССР пришлось бы обороняться. Точнее говоря, наше руководство полагало, что такой вариант существовал.

Попробуем соединить вместе все, что мы выяснили на данный момент: в 20-е годы в СССР проводились такие чисто оборонительные мероприятия, как подготовка партизанской войны. Ни о каких мероприятиях, направленных на агрессию, в это время Владимир Богданович нам не сообщает. То есть в 20-е годы СССР явно собирался обороняться.

В начале 30-х появились первые признаки подготовки агрессии (разработка и принятие на вооружение танков БТ), однако оборонительные мероприятия не прекращались (строительство «Линии Сталина» и полосы обеспечения передней). Получается, что Сталин еще не был уверен, удастся ли ему ударить первым или все же придется обороняться.

Наконец в конце 39-го начинается слом всей прекрасно подготовленной «системы самозащиты», но в это же самое время начинается и разрушение прекрасно подготовленного «механизма агрессии».

Согласитесь, что картина достаточно странная, и в рамках теории В. Суворова объяснения ей не находится. Но если к тому, что написал Владимир Богданович в своих трудах, добавить то, о чем он умолчал, все становится предельно ясным.

Таким расширенным толкованием трудов В. Суворова мы займемся позже, а сейчас займемся четвертым пунктом великого сталинского плана мировой революции.

Глава15

ПОЧЕМУГИТЛЕРНЕВЕРИЛСТАЛИНУ

Гитлер... вдруг понял, что терять ему нечего, все равно у Германии не один фронт, а два, и начал воевать на двух фронтах.

В. Суворов. «Ледокол»

1

Выше мы вчерне рассмотрели два пункта великого сталинского плана мировой революции и установили, что поскольку пятый пункт выполнен не был (Гитлер летом 41-го отнюдь не увяз в войне с Западом), выполнить решающий шестой пункт (ударить Гитлеру в спину) было невозможно. Однако пятый пункт оказался невыполненным прежде всего потому, что не выполнен был четвертый пункт — всячески усыпить любые подозрения Гитлера относительно намерений СССР. Сталину не только не удалось усыпить подозрения Гитлера, но Гитлер сумел разгадать сталинский план и нанести упреждающий удар.

И опять у нас не сходятся концы с концами. Сталин настолько хорошо замаскировал свои намерения, что их никто не мог понять не только в те годы, но и на протяжении следующего полувека. Понадобился гений Владимира Богдановича, чтобы вскрыть страшные планы порабощения всего мира. А тут какой-то недотыка Гитлер (В. Суворов убедительно доказал в «Самоубийстве», что Гитлер был полным ничтожеством, совершенно не разбиравшимся ни в чем) проникает в тайные планы гениального Сталина.

Более того, Гитлер не только разгадал планы Сталина, но смог нанести свой удар в самый выгодный момент. Владимир Богданович убедительно доказал, что немцы начали войну в тот момент, когда Красная Армия была наиболее уязвима. Если бы они ударили раньше, удар пришелся бы по пустому месту. Если промедлили бы еще немного, сами попали бы под сокрушительный удар. Но ведь Гитлер ДВА РАЗА переносил срок начала операции «Барбаросса»! Получается, что он как бы отслеживал ситуацию с сосредоточением наших войск у границы.

Так и видишь, как Гитлер вызывает в свой кабинет руководство вермахта и спрашивает: «Ну что, уже вся Красная Армия сосредоточилась западнее Днепра? Еще нет? Тогда пока прогуляйтесь в Грецию, чтобы солдатики без дела не болтались».

Но главное даже не в этом. И двухлетний ребенок, перебирая кубики с буквами, может чисто случайно сложить гениальную строфу. Так что вполне возможно, что Гитлер так же случайно правильно оценил расстановку сил и сделал правильные выводы. Возможно, что и время начала операции сложилось случайно (хотя, как нам поведал Владимир Богданович, если случаются две случайности, это не случайно). Но ведь Сталин гений, а гений должен учитывать и самые невероятные случайности. Так что он просто обязан был на протяжении всего 40-го и первой половины 41-го проводить какие-то мероприятия, направленные на усыпление бдительности Гитлера. Но он не делал абсолютно ничего!

В. Суворов довольно подробно рассказал нам о сообщении ТАСС от 13 мая 41 -го года. Не спорю, задумано было изящно, осуществлено без сучка без задоринки, только ведь никого это сообщение не обмануло. Гитлер как сосредотачивал войска у наших границ, так и продолжал сосредотачивать.

Между тем в этот период у Сталина было несколько возможностей не просто усыпить подозрительность Гитлера, но начисто вымести из его дурной головы всякие мысли о «Барбароссе».

2

Во время визита Молотова в Берлин в ноябре 1940 года Гитлер предложил СССР присоединиться к Тройственному пакту (союз Германии, Италии и Японии, основой которого послужил Антикоминтерновский пакт). Сейчас известно, что предложение это Гитлер сделал, чтобы усыпить подозрения Сталина и замаскировать готовящийся превентивный удар. Сталин, если бы он хотел усыпить подозрения Гитлера, просто обязан был войти в этот союз.

Предположим, где-то в декабре 1940 года заключается Четырехсторонний пакт между Германией, Италией, Японией и СССР. Против кого он направлен? Конечно же, против Англии. Япония по этому пакту прибирает к рукам дальневосточные английские колонии, Италия — средиземноморские, СССР — Индию. Германия же после окончательного разгрома Англии (а она, лишившись колоний, рухнула бы мгновенно) включает в состав рейха Британские острова, кроме того, получает контрольной пожелает) над африканскими и американскими колониями Британии.

СССР же превращается из потенциального противника Германии в ценнейшего союзника.

Теперь вспомним, что для дезинформации собственных войск в вермахте распространялась версия, что войска, сосредотачиваемые на границах СССР, предназначены для похода на Индию. Дескать, достигнута договоренность о пропуске этих войск через территорию Советского Союза. И никому эта версия не казалась фантастической. Так почему бы Сталину, после присоединения к Антикоминтерновскому пакту, не предложить Гитлеру пропустить его войска к границам Индии? А ведь Гитлер вполне мог на это согласиться.

Представьте себе: немецкие дивизии грузятся в эшелоны на приграничных станциях и отправляются в глубь СССР. Живую силу везут в одних эшелонах, технику и вооружение — в других. По соображениям секретности эшелоны движутся кружным путем, через Урал и Сибирь. Немецкие штабисты вглядываются в названия станций и сверяют их с имеющимися у них планами и графиками. Но они и не подозревают, что вывески на станциях заменены чекистами и поезда движутся совсем по другим маршрутам. Прозрение наступает, когда эшелоны вдруг останавливаются на территории «городков лесорубов» (о которых так красочно писал В. Суворов в «Ледоколе»), ошеломленных немцев быстренько разоружают и расталкивают по баракам.

Тут-то и начинается «освободительный поход» Красной Армии, причем четверть, а то и половина вермахта уже сидит в Сибири!

Мог Сталин предложить и другой вариант — участие Красной Армии в высадке на Британских островах. Немцы с радостью ухватились бы за возможность использовать в первой волне десанта русское пушечное мясо. В германские и французские порты стали бы прибывать транспорты с полками и дивизиями РККА. И в тот момент, когда советские войска пересекли бы границу Рейха, в глубоком тылу уже находилось несколько русских корпусов. Конечно, они бы все погибли, но связали бы немецкие дивизии, которые тоже были стянуты на побережье для десанта, и не позволили бы в критический момент перебросить их на Восток.

Это только два возможных варианта действий Сталина в 1940—1941 годах. Была и еще масса других возможностей, которыми Сталин почему-то не воспользовался. Вместо этого он предпринимал совсем другие шаги, которые никак не могли успокоить Гитлера, а, напротив, только настораживали его (они достаточно подробно разобраны в трудах В. Суворова, так что останавливаться на них я не стану). В чем же причина такого странного поведения хитрого и дальновидного кремлевского политика?

Если Сталин планировал напасть на Гитлера тогда, когда он уведет свои войска на Британские острова, он должен был иметь в запасе что-то такое, чтобы могло бы заставить Гитлера это сделать. Но никаких реальных шагов Сталина в этом направлении я не могу найти, даже включив свое буйное воображение.

Напрашивается простой вывод: Сталин вовсе не собирался нападать на Германию после высадки вермахта в Британии, потому как прекрасно знал, что вермахт там не высадится ни при каких обстоятельствах.

3

Вспомним еще раз утверждение В. Суворова: «Но быстрое падение Франции и отказ Гитлера от высадки в Великобритании (об этом советская военная разведка знала в конце 1940 года)спутали все карты Сталина». («Ледокол». Гл. 5.) Зададим классический суворовский вопрос: «А зачем?» В смысле, зачем Гитлеру высаживаться в Великобритании?

«Говорят, ему жизненное пространство понадобилось... В 1941 году у Гитлера было достаточно территорий от Бреста на востоке до Бреста на западе, от Северной Норвегии до Северной Африки — освоить все это было невозможно и за несколько поколений». («День М». Гл. 17.) Так что с разгромом Британии и захватом ее колоний можно было и погодить.

Само существование Англии угрожало интересам Германии? «Гитлер называл Черчилля пьяницей и дураком, но считал, что с Британией надо иметь союз («Майн кампф», глава IV)». («Последняя республика». Гл. 8.) И ДВАЖДЫ Гитлер предлагал Англии заключить мир (после разгрома Польши и после разгрома Франции). То есть в планы Гитлера, которые он ни от кого не скрывал, покорение Британии не входило. Знал ли об этом Сталин?

«Самый первый перевод «Майн кампф» — на русский язык. Правда, автору ничего не заплатили, и в витринах книжных магазинов у нас при товарище Сталине «Майн кампф» не выставляли. Это был обычный для нас акт литературного пиратства. Книга была переведена и издана для руководителей партии, армии, государства». («Последняя республика». Гл.4.)

А вот еще: «И вообще: читал лисам Сталин «Майн кампф»? Он читал. Скажу больше: Сталин был самым первым иностранным читателем этой книги. Он был самым большим ее знатоком и ценителем. Первый перевод «Майн кампф» был сделан не на какой-нибудь, а именно на русский язык». («Самоубийство». Гл. 4.) Далее в этой главе Владимир Богданович убеждает нас, что всю возню с «Ледоколом Революции» Сталин задумал как раз после внимательного прочтения книги Гитлера. Но раз так, Иосиф Виссарионович никак не мог ожидать, что Гитлер высадится на Британских островах. Что из этого следует? Сталин не мог планировать использовать «Ледокол Революции» для разгрома Англии. В очередной раз спрашиваю: ЗАЧЕМ СТАЛИНУ НУЖЕН БЫЛ «ЛЕДОКОЛ РЕВОЛЮЦИИ»?

Теперь всем поклонникам творчества заморского историка предлагаю дать ответ на этот вопрос или найти шаги, которые Сталин предпринял или мог предпринять, чтобы заставить Гитлера уйти с континента. И объяснить, почему они не были предприняты.

Глава16 ВОЙНАПОСУВОРОВУ

Это прием такой: соглашаться. Как бы. А потом надо от позиции противника танцевать.

В. Суворов. «Очищение»

1

Настал момент принять окончательное решение, с чем же мы имеем дело в трудах Владимира Богдановича, с информацией или дезинформацией.

Возьмем широко известную народную забаву под названием пазлы. Взяв набор, из которого должен получиться, скажем, слон, можно доказать, что какие-то его части принадлежат изображению кита (особенно если предварительно поработать над ними ножницами и карандашом). Однако сложить из этих отредактированных фрагментов кита все равно не получится. Единственный вариант — выбросить то, что никак невозможно всунуть в картинку кита, и дорисовать недостающие части самостоятельно. Тогда действительно выйдет кит, но вид он будет иметь достаточно странный. Человеку, который ни разу в жизни не занимался сборкой пазлов и не знающему, как должна выглядеть правильно собранная картинка, такая кустарная версия может показаться правильной. Но человек, собравший на своем веку не один пазл, да еще и знакомый с исходным материалом, только посмеется над потугами «революционера от пазлостроения».

Именно такую неудачную попытку собрать из слона кита мы и видим в трудах В. Суворова.

Тут нужно кое-что сказать о методе, который В. Суворов использует при написании своих эпохальных трудов. Он берет какой-то факт, какое-то реально имевшее место событие и интерпретирует его в выгодном для своей теории плане. Причем зная, что основная масса его читателей не бросится тут же сличать приводимые им цитаты с оригиналами, не станет рыться в справочниках, проверяя правильность приводимых им цифр, Владимир Богданович смело искажает все и вся, чтобы его писания выглядели более убедительными. Метод прекрасный, с его помощью можно доказать что угодно, но у него есть один большой недостаток — запутывая других, невольно запутываешься сам.

Одно дело — толковать в свою пользу отдельные события, а совсем другое дело — увязать их все вместе и дать цельную картину. Причем картину непротиворечивую. Это возможно только в одном-единственном случае, если картина эта соответствует действительности.

Но если пристально рассмотреть отдельные части подсовываемой нам Владимиром Богдановичем картинки, становится понятно, друг с другом они совершенно не стыкуются. Более того, если повертеть кусочек, который В. Суворов пытается выдать за китовый фонтан, становится очевидно, что это слоновий хобот.

Правда, над некоторыми кусочками В. Суворов поработал столь основательно, что разобраться, что же действительно на них нарисовано, можно, только если видел первоначальный набор. То есть для восстановления истины нужно обратиться к трудам кремлевских историков и коммунистических фальсификаторов. Но я обещал, что делать этого не стану, поэтому придется восстанавливать истину, пользуясь испорченным материалом.

Давайте посмотрим, а можно ли, хотя бы теоретически, сложить из него ту картинку, которую хотят видеть «резунисты».

Для начала вспомним основные пункты сталинского плана, вскрытые Владимиром Богдановичем:

1.Помочь Германии восстановить свою армию.

2.Привести в Германии к власти сильного и агрессивного лидера.

3.Втравить этого лидера в войну с Западом.

4.Всячески усыпить любые подозрения Гитлера относительно намерений СССР.

5.Дать Германии как следует увязнуть в этой войне.

6.Нанести ей удар в спину.

Выше я убедительно доказал, что 6 июля 1941 года четвертый и пятый пункты этого плана не были выполнены. Понятно, что переходить в это время к шестому пункту смысла не имело. Между тем было два момента, когда были выполнены все пягь пунктов и Германию можно было взять голыми руками.

Первый — в конце сентября 1939-го.

В том памятном сентябре тоже происходила небывалая концентрация советских войск вблизи германских границ. Сотни тысяч запасников призывались на «учебные сборы» и направлялись на Украину и в Белоруссию. Тысячи самолетов перебрасывались на приграничные аэродромы. Два чисто наступательных танковых корпуса сосредотачивались на стратегическом направлении. Но Гитлера это не беспокоило, наоборот, он постоянно торопил Сталина: «Что же ты, милый друг, все еще не вышел мне навстречу?» И вот, наконец, 17 сентября Красная Армия вступает в бой.

В. Суворов обращает наше внимание на такой любопытный факт: «15 сентября 1939 года, через две недели после начала Второй мировой войны, резко снизилась активность германской авиации и началась массовая остановка германских танковых и автомобильных колонн. Мне посчастливилось беседовать с польскими военными историками, которые показывали совершенно потрясающие документы: в германской армии иссяк бензин. Я не вхожу подробно в этот вопрос потому, что в Польше над этой темой давно и упорно работают мои польские коллеги, которым я всей душой желаю успеха». («Самоубийство». Гл. 20.)

Жалко, конечно, что Владимир Богданович не входит подробно в этот вопрос, потому как было бы интересно почитать, как он громит коммунистических фальсификаторов, которые нагло утверждают, что активность германской авиации резко снизилась потому, что не стало целей для нее. Польская армия к этому моменту уже прекратила организованное сопротивление, бои велись только под Варшавой, которую в тот момент гитлеровцы разрушать до основания не собирались, так что авиацию там применяли весьма ограниченно. По той же причине (как нам врут коммунисты) остановились танковые и автомобильные колонны. Польская армия частично разбрелась по лесам, а частично драпанула в Румынию, так что танкам воевать стало не с кем.

Впрочем, это мелочи, раз В. Суворов не счел нужным разоблачить бредни кремлевских историков, я тоже не буду этого делать. Просто поверим Владимиру Богдановичу и его польским коллегам, что в германской армии кончилось горючее, боеприпасы, запчасти для танков... Словом, все кончилось.

В. Суворов приводит эти факты для того, чтобы доказать: без помощи Сталина Гитлер разгромить Польшу не мог. Но точно так же Гитлер не смог бы ровным счетом ничего противопоставить удару Красной Армии. Ведь если (как, опять же, говорят В. Суворов и его друзья, польские историки) польская армия, практически переставшая на этот момент существовать, вполне смогла бы справиться с вермахтом, то уж тем более с ним могла бы справиться Красная Армия, которая в войну еще как следует и не вступала. Тем более что в вермахте творилась бы та самая картина, которую нам красочно описал Владимир Богданович: «В германской армии еще есть танки, но нет топлива для них. Еще остались бронетранспортеры в пехоте и тягачи в артиллерии, но нет топлива для них. Еще остались самолеты, но нет топлива для них. У Германии мощный флот, но он не в Балтийском море. Если он тут и появится, то не будет топлива для активных операций. В германской армии тысячи раненых, и их надо вывозить в тыл. Есть санитарные машины, но нет топлива для них. Германская армия имеет огромное количество автомобилей и мотоциклов для маневра войск, для их снабжения, для разведки, но нет топлива для автомобилей и мотоциклов...» («Ледокол». Гл. 33.) Понятно, что вермахт в такой ситуации развалился бы, как гнилой орех.

Но удара по Германии не последовало. Почему?

На этот вопрос Владимир Богданович дает простой ответ: «Любой, кто сам все это посчитал, приходит к единственному и неизбежному выводу: в 1939 году Сталин мог задавить Германию.

Тогда вопрос, отчего же?..

Ответ: не для того товарищ Сталин Гитлера растил, чтобы его давить раньше срока». («Последняя республика». Гл. 22.)

Все правильно — разбей Сталин Гитлера в этот момент, ему достанутся всего только Польша, Чехословакия, Германия и Австрия, коммунистам же нужна как минимум вся Европа. Но даже то, что я только что перечислил, Советам вряд ли досталось бы. Франция с Англией, спокойно смотревшие, как гибнет Польша, не стали бы столь же спокойно смотреть, как гибнет Германия. В подходящий момент они вмешались бы в войну и отхватили свой кусок (точно так же, как Англия с Америкой проделали это в 1944-м). Так что для завершения советизации Европы пришлось бы воевать дальше.

Вроде бы все логично, но давайте посмотрим на ситуацию несколько под иным углом зрения. Если бы Сталин напал на Гитлера осенью 1939 года, он заполучил бы примерно то, что досталось ему в реальности в 1945 году. При этом Красная Армия не понесла бы тех потерь, которые она понесла в реальности, промышленность была бы целехонька, а громадные пространства не оказались бы обезлюженными. То есть военный потенциал СССР был бы никак не меньше, чем весной 1945 года.

С другой стороны, противостояли бы РККА французская и английская армии, которые вермахт без особого труда разбил летом 1940 года. Могли ли эти армии противостоять победоносной Красной Армии? Конечно же, нет. Так что, если бы, закончив освобождение своей части Германии, советские войска тут же ударили бы по союзникам, они шустро покатились бы на запад, причем зацепиться за линию Мажино им вряд ли удалось бы.

Так что условия советизации Европы в конце 1939 года были никак не хуже, а значительно лучше, чем летом 1941 года. Тем не менее Сталин на Гитлера в это время не напал, а затеял непонятную войну с Финляндией.

В. Суворов так трактует причины и цели начавшейся 31 ноября 1939 года советско-финской войны: «В высоких кремлевских кабинетах было принято решение отрезать Германию от стратегического сырья в Швеции. Швеция — это медь, свинец, цинк и, конечно, железная руда высокой концентрации. Замысел — прибрать эти богатства к рукам или, в крайнем случае, поближе к ним подобраться. Путь через Финляндию. Заодно — добавить еще одну республику к нерушимому союзу». («Последняя республика». Гл. 11.)

И сразу же начинаются непонятки. Если главной задачей было «прибрать эти богатства к рукам или, в крайнем случае, поближе к ним подобраться», то при чем здесь вообще Финляндия? Кратчайший путь к шведской руде лежал вовсе не через финские топи и болота, а через норвежские шхеры. Взгляните на карту, под 68-й параллелью лежит норвежский порт Нарвик, от которого тянется ниточка железной дороги к шведским рудникам в Кируне. Весной 1940 года англичане планировали десант в Нарвик как раз с целью прервать подвоз железной руды в Германию. Если бы им это удалось, они могли бы без особого труда оккупировать северную часть Швеции, после чего шведские медь, свинец, цинк и, конечно, железная руда высокой концентрации были бы для Германии потеряны. Однако Гитлер опередил англичан буквально на несколько дней и захватил Норвегию.

Спросим себя, что, Сталин был дурнее Чемберлена? Конечно же, нет. Так зачем он затеял войну с финнами, если мог «прибрать эти богатства к рукам» без особого труда?

Напомню, В. Суворов толкует нам, что для подготовки агрессии против всего мира Сталин готовил танки-агрессоры, самолеты-агрессоры и миллион парашютистов. Для действия танков БТ норвежский театр не очень-то подходил — с автострадами дело обстояло там не лучше, чем в России. Предположим, что и самолетам Су-2 с летчиками, умеющими только взлетать и садиться, в Норвегии тоже делать было нечего. Но что мешало опробовать в этой войне советские воздушно-десантные войска?

Вот что мы находим в нашем неисчерпаемом источнике: «В 1938 году, предвидя «освободительные походы», Сталин

создает дополнительно шесть воздушно-десантных бригад численностью в 18 ООО парашютистов». («Ледокол». Га. 12.) Раз эти бригады создавались «дополнительно», значит, общая численность ВДВ к концу 1939 года была не менее 30 ООО человек. Если верить В. Суворову, самолетов для одновременной высадки этой массы парашютистов тоже хватало: «Перед германским нападением у Сталина было около тысячи ТБ-1 и ТБ-3. Тысяча ТБ — это 32 ООО—50 ООО человек одним рейсом». («Последняя республика». Гл. 20.) ТБ-3 был снят с производства в 1938 году, а ТБ-1 — в 1932-м, значит, в конце 1939 года в РККА этих самолетов было не меньше, чем летом 1941 -го. Расстояние по прямой от Мурманска до Нарвика около шестисот километров, то есть долететь до Нарвика и обратно наши ТБ вполне могли. Получается, что одним рейсом тысячи ТБ можно было высадить в Нарвике примерно две дивизии. Этого с лихвой хватило бы не только для захвата порта (который был практически беззащитен), но и для наступления на Швецию. Кроме того, советский Северный флот имел достаточные силы для того, чтобы бесперебойно снабжать этот десант всем необходимым.

Таким образом, для того чтобы лишить Германию поставок стратегических материалов из Швеции, затевать финскую авантюру нужды не было. Если Сталин хотел в конце 1939 года прибрать к рукам шведские богатства, он мог это сделать и без финского плацдарма.

Если же он собирался отрезать Германию от источников сырья после начала «освободительного похода», а в 1939 году только «поближе подобраться», то почему он этого не сделал?

Напомню, к весне 1940 года финская армия была разгромлена, все ресурсы Финляндии к сопротивлению были исчерпаны, так что Сталин мог продиктовать те условия мира, которые ему были нужны. Однако в результате советско-финской войны Советский Союз ни на шаг не продвинулся в сторону шведских богатств.

По условиям мира Финляндия передавала СССР Карельский перешеек и Восточную Карелию с городами Выборг и Сортавала; территорию в Восточной Лапландии с населенным пунктом Салла; западную часть полуострова Рыбачий. Если вы найдете эти территории на карте, то убедитесь, ни с одной из них угрожать шведским богатствам Советский Союз не мог.

Более того, между СССР и Норвегией оставалась полоса финской территории (ее Сталин прибрал к рукам уже после окончания Второй мировой войны). Так что если бы после начала «освободительного похода» РККА задумала двинуться к Нарвику по суше, пришлось бы опять затевать войну с финнами.

Как видите, хотя войну с Финляндией Сталин и выиграл, задача, которую, если верить В. Суворову, он перед собой ставил, была не выполнена.

Наконец, совершенно не ясно, почему же Сталин не решился «добавить еще одну республику к нерушимому союзу». Пусть мне кто-нибудь объяснит, кто мог помешать СССР полностью захватить Финляндию весной 1940 года? Возможно, пришлось бы повоевать еще некоторое время, потом пришлось бы чистить Финляндию от нежелательных элементов, но могло ли это остановить Сталина? Наоборот, операция по советизации Финляндии была бы прекрасной репетицией советизации Европы.

Так что версия советско-финской войны, выдвинутая В. Суворовым, ровным счетом ничего не объясняет. Концы с концами не сходятся.

Зато они прекрасно сходятся у коммунистических фальсификаторов. По их утверждению, Сталин, готовясь к оборонительной войне, решил отодвинуть границу подальше от второго по значению индустриального центра СССР. В результате войны он эту границу отодвинул, а больше ему ничего и не нужно было. Для подтверждения своей версии кремлевские историки приводят простой расчет: если бы немецко-финские войска летом 1941 года начали наступление с линии старой советско-финской границы, Ленинград был бы захвачен еще до осени. После чего ситуация для СССР была бы значительно более худшей, чем в реальности.

Как вы понимаете, эта версия в корне противоречит главному тезису В. Суворова о подготовке Сталиным агрессивной войны против Германии. Если Сталин точно знал, что войну начнет он сам, ему и не было нужды отодвигать куда-то границу. Но и версия советско-финской войны, предложенная В. Суворовым, как мы только что убедились, ровным счетом ничего не объясняет. Значит, если мы хотим оставаться в рамках теории Владимира Богдановича, придется искать какое-то другое объяснение этой истории.

4

В своей предпоследней книге («Тень победы») В. Суворов опять обращается к советско-финской войне. И называет ее грандиозной ошибкой Сталина.

«Однако победа в Финляндии была вторым звонком Гитлеру: Сталин подбирается к шведской руде. Красная Армия по-приказу Сталина прорвала финские укрепления и остановилась. Финляндия без укреплений беззащитна. В любой момент Сталин мог отдать приказ, и наступление Красной Армии могло возобновиться. С территории Финляндии можно было бомбить шведские рудники и железные дороги беспрепятственно. Помешать этому не смог бы никто. Один только захват Аландских островов, которые принадлежали Финляндии, позволял закрыть устье Ботнического залива, и это означало победоносное для Советского Союза завершение Второй мировой войны». («Тень победы». Гл. 3.)

Опять задумаемся: если захват Аландских островов означал «победоносное для Советского Союза завершение Второй мировой войны», то почему Сталин не захватил их (и всю территорию Финляндии) весной 1940 года?

Вотеще цитата: «Помимо прочего, Германия не имела никеля. Без никеля воевать нельзя. А никель — в Финляндии. В начале 1940 года в ходе войны против Финляндии Красная Армия захватила никелевые рудники в Петсамо, а потом, весной 1940 года, согласно мирному договору, вернула их обратно. Но теперь никель добывался совместным советско-финляндским акционерным обществом с участием советских инженеров и рабочих. Советское правительство настаивало на том, чтобы директором был советский человек. Никель из Петсамо поступал и в Германию, и в Советский Союз. Но в любой момент поставки никеля могли быть прекращены. 104-я стрелковая дивизия генерал-майора СИ. Морозова (42-й стрелковый корпус 14-й армии) стояла прямо у самых никелевых рудников...

Представляю, какой зубовный скрежет стоял в подземных бункерах германских штабов». («Тень победы». Гл. 3.)

Опять будем рассуждать логически. Если Сталин хотел держать в своих руках «никелевое сердце» Германии, зачем он вернул финнам эти рудники? Не хотел пугать Гитлера? Но тогда зачем вообще было устраивать совместное предприятие, да еще и с советским директором?

Впрочем, никакого «совместного предприятия» и ие было. После окончания советско-финской войны у финнов не оказалось средств на дальнейшую эксплуатацию и развитие печенг-ских рудников, поэтому они выставили на продажу контрольный пакет акций этого предприятия. Состоялись торги с участием нескольких иностранных инвесторов, но самую большую цену дал СССР. После чего и появился советский директор финской компании. Теперь объясните мне, зачем покупать то, что ты собираешься в ближайшее время захватить даром?

Кроме того, 104-я стрелковая дивизия стояла ровно на тех же самых позициях, на которых она находилась до ноября 1939 года. То есть в результате советско-финской войны Красная Армия ни на шаг не продвинулась к Печеигскому никелевому району. Так что единственным результатом этих непонятных танцев с занятием, возвращением и покупкой никелевых рудников оказался «зубовный скрежет» в подземных бункерах германских штабов. Если В. Суворов сумел расслышать отголоски этого скрежета через полсотни лет (а кроме него, никто и никогда такого скрежета не слышал), то как Сталин, который, если верить тому же В. Суворову, все распланировал на много лет вперед, не мог предвидеть реакцию Гитлера заранее?

Владимир Богданович считает Сталина гением всех времен и народов: «Вы можете меня называть любыми словами, но я восхищен и очарован Сталиным. Это был зверь, кровавое дикое чудовище.

А еще — гений всех времен и народов». («Последняя республика». Гл. 10.) Но одновременно приписывает этому гению совершенно дурацкие планы и ходы.

Давайте попробуем составить пусть не гениальный, но достаточно реальный план захвата Советским Союзом жизненно необходимых Германии ресурсов Скандинавии и Финляндии.

1. Где-то за пару месяцев до начала освободительного похода сосредоточить на Кольском полуострове один воздушно-десантный корпус и необходимые для его десантирования средства.

2.В это же время перебросить с Балтики на Север (по внутренним водным путям) некоторое количество военных кораблей и транспортных судов.

3.Сосредоточить в Заполярье у финской границы одну дивизию.

4.В первый же день войны высадить воздушный десант в Нарвике и наладить его снабжение по морю и по воздуху.

5.Двинуться оттуда в Швецию и захватить железные рудники.

6.Наземными войсками при поддержке флота захватить финские никелевые рудники.

Как видите, в этом варианте не было бы никаких «звонков Гитлеру», никакого «зубовного скрежета в подземных бункерах», тем не менее на второй-третин день войны Германия лишалась всех скандинавских ресурсов. Так почему же гениальный Сталин не принял этот простой план? Разве что только потому, что он (план) недостаточно гениален.

Впрочем, главная ненонятка во всей этой истории — почему же Гитлер согласился отдать ВСЮ Финляндию вместе с «жизненно важными для Германии» Аландскими островами Советскому Союзу! Вспомним, что согласно дополнительному протоколу к пакту Молотова — Риббентропа ВСЯ Финляндия отошла в сферу интересов Советского Союза. То есть Гитлер не мог возражать, если бы ВСЯ Финляндия была оккупирована Красной Армией, а несколько позднее влилась бы в союз нерушимый.

Вывод может быть только один — захват Финляндии Советским Союзом никоим образом не затрагивал интересы Германии.

Почему это так, я объясню позднее, а сейчас давайте вернемся к реальному ходу Второй мировой войны и гипотетическим планам Сталина.

5

В пятой главе «Дня М» В. Суворов поведал нам, что окончательное решение о начале Второй мировой войны Сталин объявил 19 августа 1939 года на закрытом заседании Политбюро ЦК ВКП(б). Некая Татьяна Бушуева (кстати, рьяная сторонница В. Суворова) разыскала в кремлевских архивах стенограмму этого заседания, которую она и опубликовала в журнале «Новый мир» (№ 12 за 1994 г.). Подробно об этом документе мы поговорим несколько позже, сейчас же перечислю его основные положения.

Согласно стенограмме, Сталин сформулировал три варианта развития событий:

1.Франция и Англия наносят поражение Германии в затяжной войне.

2.Франция и Англия наносят поражение Германии в скоротечной войне.

3.Германия наносит поражение Франции и Англии в затяжной войне.

В первом случае в Германии (по предположению Сталина) неизбежно произойдет революция, причем к власти непременно придут коммунисты. Во втором случае революция в Германии тоже может произойти, но Франция и Англия будут еще достаточно сильны, чтобы задавить германскую республику Советов. Наконец, в третьем случае советизации Германии не произойдет, но она будет настолько ослаблена, что по крайней мере в течение следующих десяти лет представлять какой-либо угрозы СССР не будет.

Вы наверняка обратили внимание, что в этом анализе отсутствует четвертый вариант, тот, который и осуществился в реальности, — Германия наносит поражение Франции и фактически выводит из войны Англию в ходе скоротечной войны. Кремлевские историки построили на этом целую теорию. Дескать, Сталин не предвидел такого варианта, поэтому, даже если у него и были какие-то агрессивные планы, летом 1940 года он должен был от них отказаться и заняться укреплением обороны страны. Следовательно, удар Гитлера был вовсе не превентивным, а Великую Отечественную можно опять писать с большой буквы.

Давайте попробуем не поверить кремлевским фальсификаторам и будем считать, что изменения планов не произошло. Какими же тогда должны были быть эти планы?

6

Прежде всего в них должен был быть предусмотрен вариант быстрого разгрома Франции. Как всегда, рассуждаем логически. Где-то в середине 20-х годов составляется план

«освобождения Европы». Подготовительный этап предполагается осуществить с помощью «Ледокола Революции». Однако напрямую управлять этим «Ледоколом» Сталин не может (ни В. Суворов, ни кто-либо еще не утверждает, что Гитлер был агентом Сталина и действовал по прямым его указаниям). Значит, нужно предусмотреть все возможные варианты его поведения и их последствия. Потом из этих вариантов выбрать наиболее выгодный для СССР и приложить все силы к тому, чтобы он был реализован. Однако одновременно продумать шаги, которые нужно будет предпринять, если события пойдут по какому-то другому варианту.

Рассмотрим приведенные выше варианты. В первом случае СССР, придя на помощь революции в Германии, заполучает ровно то же, что он получил бы, ударив в спину Гитлеру осенью 1939 года. Во втором варианте СССР вообще ничего не получает. В третьем варианте, ударив по захватившей всю Европу, но ослабленной в результате войны Германии, Советский Союз получит максимум возможного. А что он может получить в четвертом варианте, быстрого поражения Англии и Франции? То же самое, что и первом варианте, а то и больше.

Предположим, что Сталин ударил бы в спину Гитлеру в конце мая или начале июня 1940 года. Французская армия практически разгромлена. Союзные ей британские войска вышиблены с континента обратно на острова. Но Франция еще продолжает сражаться, есть у нее кое-какие военные силы, а главное, имеется правительство, которое хотя и ругают, но которому продолжают подчиняться. Если в этот момент РККА наносит удар в спину вермахта, французы получают передышку. Конечно, они не ринутся тут же в наступление, но позднее, когда Красная Армия нанесет решительное поражение немцам, наверняка пойдут вперед и освободят если не всю, то большую часть своей территории. В результате Советам достанутся только Польша, Германия, Дания, Норвегия и Бельгия с Голландией. Во Франции же останется то же самое правительство, свергать которое французы не станут. Наоборот, может случиться так, что члены этого правительства станут национальными героями. Как же, ведь под их водительством французы в очередной раз побили своих исконных врагов немцев. Так что для советизации Франции придется вести новую войну, да еще и в очень невыгодных условиях.

Совсем другая ситуация сложилась после капитуляции Франции 22 июня 1940 года. Французская армия капитулировала и разоружена. Правительство во Франции есть, но все французы его дружно ненавидят. Так что после того, как вермахт ринется на Восток отражать внезапный удар Красной Армии, во Франции тут же начнутся противоправительственные выступления, причем специальные агенты Коминтерна быстро переведут их в рамки прокоммунистических. Так что к тому моменту, когда Красная Армия «освободит Германию от коричневой чумы», во Франции уже будет новое правительство, состоящее из коммунистов.

Остается последний вопрос: могла ли Красная Армия разбить вермахт, если бы она ударила ему в спину в конце июня 1940 года? Отвечаю: могла, причем с легкостью.

Начнем с того, что вермахт надо было еще перебросить из глубины Франции в Польшу и Германию, причем по дорогам, забитым возвращавшимися в свои дома беженцами и колоннами пленных. Пока немцы среагировали бы на внезапное нападение, советские автострадные танки уже подходили бы к Берлину. Но не это главное — к моменту окончания Французской кампании вермахт опять остался без горючего и боеприпасов. Я не стану приводить статистические данные (потому как кремлевские историки успели все их фальсифицировать), но и так ясно, что если за две недели Польской кампании немцы израсходовали все свои запасы, то за шесть недель Французской они вообще должны были оказаться в минусе.

Могли «гений всех времен и народов» не учитывать такой вариант развития событий? Не мог. Так почему же не последовал сокрушительный удар РККА летом 1940 года?

Ответ может быть один-единственный: с самого начала, т.е. с сентября 1939 года, война пошла совсем не по тому плану, который, если верить В. Суворову, был составлен в тиши кремлевских кабинетов и в гулких коридорах Генерального штаба РККА.

7

В своих книгах В. Суворов раз за разом повторяет, что Красная Армия готовилась ударить в спину Германии. «Гитлер решил, что ждать больше не стоит. Он начал первым, не дожидаясь удара освободительного топора в спину». («Ледокол». Гл. 5.)«...Руками Гитлера Сталин сокрушил Европу и теперь готовит внезапный удар в спину Германии». («Ледокол». Гл. 19.) «...С другой стороны, коридоры давали возможность нанести внезапный удар в спину Германии». («День М». Гл. 5.)

Выше мы установили, что в реальной ситуации лета 1941 года удар РККА никак не мог быть направлен в спину Германии. И что, если бы в это время Гитлер стоял к Сталину в полоборота (т.е. укрепил бы оборону на Востоке и продолжал вести войну с Англией), освободительный поход Красной Армии провалился бы в самом начале. А что было бы, если Гитлер летом 1941 года стоял спиной к Сталину (т.е. вообще не обращал внимания на СССР и не сосредотачивал свои войска у его границ)?

Ничего хорошего.

Сокрушительный удар РККА все равно пришелся бы по пустому месту, авиация, находившаяся на западе Германии и во Франции, уцелела бы, свеженькие немецкие дивизии, переброшенные на направления ударов советских войск, без особого труда остановили их, и получилась бы затяжная война. Конечно, Советский Союз все равно смог бы разгромить Германию, но Англия, получившая передышку, в нужный момент вмешалась, оттяпала часть Европы, и СССР все равно проиграл бы войну (раз не захватил весь мир).

Не мог Сталин заполучить в свои руки всю Европу, и если бы он ударил в спину Германии осенью 1939-го или летом 1940 года. Правда, СССР мог выиграть войну (т.е. захватить всю Европу), если бы вермахт высадился в Англии, а Красная Армия ударила по Германии (не важно, в спину, в бок или в лицо). Но Сталин ничего не предпринимал для того, чтобы натравить Гитлера на Британию. Да и Гитлеру совершенно незачем было соваться на Британские острова.

Не кажется ли вам, что ВСЯ теория В. Суворова нуждается в кардинальном пересмотре? Хоть режьте меня, но я не вижу вариантов действий Сталина, при которых «СССР досталась бы вся Европа» в условиях реально начавшейся 1 сентября 1939 года Второй мировой войны. Но зато я прекрасно вижу, что, если бы «Ледокола Революции» не существовало, Красная Армия вполне могла зацапать всю Европу, причем со значительно меньшими потерями, чем в любой комбинации с «Ледоколом Революции».

Так что тем, кому очень хочется продолжать верить нашему заморскому историку, придется доказать, что, если бы никакого Гитлера в природе вообще не существовало и в Германии продолжала здравствовать Веймарская республика, Советский Союз не смог бы выиграть Вторую мировую войну, начавшуюся ударом РККА по Польше.

Ну а тому, кто, кроме этого, хочет верить и в подготовку Сталиным агрессии летом 1941 года, придется разработать какой-то совсем уж хитрый план, при котором Сталину нужно было ударить по Германии именно летом 1941 года, причем в той ситуации, которая реально сложилась.

Однако заранее скажу, что готов опровергнуть любой такой план, потому как Сталину, чтобы завоевать всю Европу, вообще не нужно было нападать на Германию. Причем такой вывод следует из трудов В. Суворова.

Не верите? Читайте дальше.

Глава17

ЧЕМГИТЛЕРОТЛИЧАЛСЯОТСТАЛИНА

Маркс считал, что коммунистическая революция должна быть мировой.

Для Маркса это было настолько очевидно, что он даже не пытался эту мысль ничем обосновать. Ясно без обоснования.

В. Суворов. «Последняя республика»

1

В очередной раз вспомним главную мысль, проводимую В. Суворовым во всех его книгах: Сталин собирался напасть на Гитлера, и тому ничего не оставалось, как первым напасть на Сталина. С этой версией мы разобрались: если Сталин и собирался нападать на Гитлера, у того был второй и гораздо более привлекательный вариант. Кроме этого, мы установили, что «наступательная конфигурация советских войск», о которой талдычат В. Суворов и его сторонники, имела смысл только в том случае, если Сталин готовил превентивный удар по изготовившемуся к агрессии Гитлеру. Стало быть, мы опять утыкаемся в знаменитый «суворовский» вопрос: «А зачем?»

Надо сказать, что все возражения оппонентов Владимира Богдановича разбиваются об этот неприступный утес. Поклонники версии В. Суворова, когда им пытаются втолковать, что СССР вовсе не планировал начать войну с Германией 6 июля 1941 года, особо не вникая в аргументы коммунистических историков, спрашивают: «Но зачем же тогда Германия напала на СССР?» Когда же им начинают приводить причины, по которым Гитлеру было нужно разгромить СССР, они, в лучшем случае, отвечают: «Да, все правильно, по этим причинам Гитлер мог бы напасть на СССР, но мог бы и не нападать». То есть им нужна такая причина, которая не оставляла бы Гитлеру вариантов. Типа готовящейся агрессии со стороны СССР и угрозы румынской нефти.

Такая причина имеется, и несколько позднее я о ней расскажу, а сейчас задам встречный вопрос: зачем Сталину было нападать на Германию?

Ну как же, скажете вы, Сталин ведь был коммунистом, а все коммунисты спят и видят, как бы устроить мировую революцию, а мировой революции без мировой войны не бывает... И т.д. и т.п. Все верно, но ведь Гитлер был национал-социалистом, а всем известно, что национал-социалисты стремились к мировому господству, что арийская раса должна стать расой господ... И т.д. и т.п.

Владимир Богданович тоже отмечает эту особенность Гитлера, он даже не спорит с тем, что в «Майн кампф» действительно есть упоминание о том, что жизненное пространство Германия должна искать на Востоке, что без войны с Россией не обойтись. Но, говорит В. Суворов, это Гитлер говорил о дальней перспективе, главной же его целью было разгромить Францию, о чем в своем главном труде Гитлер прямо и сказал. Все правильно, но когда должно было настать время, чтобы осуществить эту дальнюю перспективу? В середине 1940 года Франция была уже разгромлена, о том, что надо разгромить и Англию, Гитлер в своем труде ничего не говорил, так не настала ли пора заняться восточной проблемой?

Владимир Богданович полагает, что нет, Гитлеру нужно еще освоить жизненное пространство, которое он получил на Западе, а уж потом, когда-нибудь... Ладно, не спорю, но давайте зайдем с другой стороны.

2

В «Последней республике» В. Суворов писал: «Это именно тот редкий случай, когда Ленин оказался прав: или коммунисты захватят весь мир, или коммунистическая власть рухнет повсеместно. Так и случилось. Они не смогли захватить весь мир. И потому их власть рухнула». Расшифровывает причины Владимир Богданович в одной, но емкой фразе: «Закон без исключений: ОТ СОЦИАЛИЗМА ЛЮДИ БЕГУТ. От любого». Вроде бы это он говорит об СССР. Но чуть ниже Владимир Богданович переходит к сути: «Договоримся сразу — мы не спорим о терминах. Название можно придумать какое угодно: фашистский социализм, коммунистический фашизм, марксизм-гитлеризм, гитлеризм-ленинизм, троцкизм-сталинизм... Мы сейчас говорим о сути». А если говорить о сути, принцип «от социализма люди бегут» применим и к Германии. То есть мы можем в первой цитате заменить слова «коммунисты» и «коммунистическая» на «фашисты» и «фашистская», суть от этого не изменится. Значит, перед Гитлером стояла точно та же проблема, что и перед Сталиным: «СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ НЕКУДА БЫЛО БЕЖАТЬ».

А теперь посмотрим, кто и куда бежал в начале лета 1941 года. В прибалтийских республиках, вошедших в состав СССР в 40-м году, жило довольно много немцев, и абсолютное большинство из них в том же 40-м репатриировалось в Рейх. После этого движение с Востока на Запад прекратилось. Как-то даже трудно себе представить, что кто-то из русских, украинцев, белорусов или представителей любой другой национальности Советского Союза побежит в Германию, где его тут же зачислят в «недочеловеки». А вот обратный поток, с Запада на Восток, существовал. Всем известно, что вместе с Красной Армией сражалось Войско Польское, причем внушительной численности. Меньшую часть этого войска составляли военнопленные, захваченные в ходе Польской кампании РККА, большую же часть составляли перебежчики, утекшие из Генералгубернаторства. Поляки очень сильно не любят русских, тем не менее, оказавшись под Гитлером, они побежали в Россию. Все же русские не объявляли их «унтерменшами» и загоняли в концлагеря не всех, а только часть. Значит, чтобы не лишиться своих рабов, Гитлеру нужно было СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ИМ НЕКУДА БЫЛО БЕЖАТЬ. А Сталин уже решил для себя эту проблему — на западе от СССР находилось государство, в которое подданные Сталина стремиться никак не могли!

3

Теперь рассмотрим еще один аспект проблемы. Гитлер стремился к мировому ГОСПОДСТВУ, а Сталин к мировой РЕВОЛЮЦИИ. Прилагательные тут почти одинаковые, но существительные совсем разные, а это как раз тот случай, когда существительное меняет весь смысл. Задумаемся, каким путем могло быть достигнуто Гитлером мировое господство?

Только военным.

Судите сами, согласно доктрине национал-социализма высшей расой является арийская, она должна стать господствующей, все остальные предназначены на роль рабов. Так могут ли государства, где проживают не арийцы, добровольно войти в состав национал-социалистического Рейха? Ясное дело, нет. Значит, их придется завоевывать.

Для Сталина же ситуация была совсем иной. Коммунисты утверждали, что они борются за власть трудящихся, а они (трудящиеся) существуют во всех странах, причем в значительно большем количестве, чем так называемые эксплуататорские классы. Следовательно, любое государство, в котором произошла социалистическая революция, может без вопросов войти в состав СССР. Так что Сталину нужно было только раздуть пожар мировой революции, после чего весь мир сам скатится к его ногам.

В. Суворов, проштудировав труды классиков марксизма-ленинизма, точно вычислил, что без мировой войны мировая революция не состоится. Я тоже проштудировал эти труды, но не потому, что не доверяю Владимиру Богдановичу. Я искал указаний на то, что в этой мировой войне непременно должно участвовать государство победившего пролетариата. И не нашел.

Нашел же я совсем противоположное. И Ленин, и Сталин, и Троцкий сценарий мировой революции видели таким: начинается война, она превращается в затяжную, противоборствующие стороны истощают друг друга до последней крайности, после чего в одной из стран (или в обеих) происходит социалистическая революция, НА ПОМОЩЬ КОТОРОЙ тут же бросается Красная Армия. Понимаете, в чем тут смысл? Советскому Союзу вовсе не нужно самому принимать участие в идущей войне, он может помогать материально той стороне, которая оказывается в худшем положении, чтобы затянуть войну и довести дело до революции. А потом этой революции помочь. Согласитесь, что это гораздо более изящный план, чем просто усыпить подозрение врага, а потом ударить ему в спину. Кроме того, этот план позволяет добиться цели без особых затрат, «малой кровью и на чужой территории».

4

Что интересно, все, о чем нам поведал В. Суворов в семи томах своих сочинений, прекрасно укладывается в рамки этого плана. Более того, кое-какие моменты даже получают лучшее объяснение.

Возьмем для примера танки БТ. Критики Владимира Богдановича указали три слабых места в теории исключительной агрессивности этих танков:

1. Особо высокая скорость танку не нужна, поскольку это не гоночный автомобиль, а боевая машина.

2. Сброшенные гусеницы должны были укладываться на специальные полки, так что никаких грузовиков для перевозки гусениц не требовалось.

3. Если танк сбросит гусеницы и оставит их на дороге, что он будет делать, если вдруг они ему опять понадобятся?

В. Суворов на это не дал никакого ответа, потому как тут кремлевские историки правы. Вот смотрите: добравшись до автострады, бригада танков БТ сбросила гусеницы и ринулась вперед. Через два часа она на двести километров оторвется от своей пехоты и артиллерии. Тут ей встречается какая-то немецкая часть, выдвигающаяся к фронту. Бригада, конечно, без особого труда разгромит ее, но при этом истратит часть своего боезапаса. Еще два-три таких боя, и танковая часть, даже если она не понесет никаких потерь, полностью утратит боеспособность (снарядов и патронов-то нет). А до своих частей километров 200—300, так что подвести их весьма затруднительно, даже если немцы не успели заткнуть прорыв. Опять же, куда девать пленных? Конвоировать их в тыл или оборудовать временные лагеря тут же, на месте, может только пехота, а она осталась где-то там, вдалеке.

Да и как будет вести бой эта танковая бригада, если гусеницы она оставила у начала автострады? Для атаки ведь необходимо развернуть танки из походного порядка в боевой, из колонны в шеренгу, грубо говоря. Но шеренга на автостраде получится махонькая, из двух-трех танков, остальным же нужно разойтись по сторонам, а для этого нужны гусеницы. Так что действительно придется укладывать их на эти самые полки и возить с собой.

А теперь разобьем все эти построения коммунистических фальсификаторов в рамках нашей обновленной теории. Для начала вспомним события зимы 1918 года. После срыва первого тура мирных переговоров в Брест-Литовске немецкая армия перешла в наступление. Но это было очень странное наступление. Немцы просто ехали по железной дороге в эшелонах, останавливались на каждой станции, оставляли там небольшой гарнизон, после чего двигались дальше. И никто им не препятствовал, потому как некому было (В. Суворов убедительно доказал в «Очищении», что бои под Псковом и Нарвой — выдумка кремлевских фальсификаторов). Не добрались немцы до Петрограда только потому, что ехать приходилось очень медленно (российские железные дороги тогда были в отвратительном состоянии, да и снежные заносы встречались), большевики успели опомниться и снова приступить к переговорам.

Теперь представим себе Германию, в которой бушует революция. Красная Армия пересекает границу, но противодействия ей никто не оказывает, немногочисленные части, стоящие в Польше, заняты митингами и выборами солдатских комитетов. Да и состоят они в основном из стариков и инвалидов, как это было в реальности в июне 44-го в Нормандии. Так что танки БТ, не встречая сопротивления, преодолевают Польшу где на гусеницах, где на колесах (но укладывая при этом снятые гусеницы на полки). Добравшись же до автострад Германии, они окончательно сбрасывают гусеницы, оставляют их на обочинах и мчатся к Берлину.

Зачем же нужно выбрасывать гусеницы, если можно их вести с собой? Все просто, я не знаю точного веса танковых гусениц, но думаю, что где-то на полтонны они потянут. А лишний вес — это потеря скорости.

Это первое, но есть и второе. Вместо гусениц на те же полки можно посадить отделение солдат, пристегнувшись ремешками, которыми крепились снятые гусеницы, они доедут до Берлина, хотя и без особого комфорта, зато быстро.

А теперь представьте, что в первый, максимум во второй день германской революции в Берлине появляется советская танковая бригада, да еще и поддержанная батальоном-другим пехоты.

Вспомним, что социалистическая революция в Германии 1920 года потерпела поражение потому, что Советская Россия не смогла оказать ей помощь. А если бы у Красной Армии в то время были автострадные танки или хотя бы что-то подобное, вся история XX века могла бы пойти по совсем другому пути.

Вот и получается, что танки БТ предназначались не для нормальных боев, а для чисто полицейской операции. Поэтому им и не нужна была толстая броня или мощное оружие, главным для них была скорость.

5

Переходим к самолетам. «Крылатый шакал» Су-2, как это убедительно доказал Виктор Богданович, можно было использовать только в условиях чистого неба. Именно такое небо расстилалось бы над Германией, случись в ней революция. Летчики, может быть, и остались бы верными присяге и попытались подняться в воздух, но самолеты-то нужно обслуживать, заправлять горючим, пополнять боезапас, а аэродромная прислуга занята более важными делами — митингует. Поэтому советские самолеты летают над Германией совершенно свободно, ведя разведку, выявляя еще боеспособные части и нанося по ним сокрушительные удары.

Теперь понятно, почему Сталин не дал команды начать массовое производство Су-2 летом 1941 - го. Эти самолеты должны были понадобиться значительно позже, когда ситуация в Германии станет критической. Вот тогда, примерно за полгода до Германской революции, и нужно было запускать серию в 100— 150 тысяч этих самолетов.

Что еще? Миллион парашютистов? Тоже прекрасно ложится в нашу теорию. Коммунистические историки убедительно доказали, что, если у Сталина и был этот миллион, использовать его для агрессии против Германии он не мог просто потому, что не было у него нужного количества самолетов, чтобы выбросить десант не то что в миллион, но хотя бы в несколько десятков тысяч. Однако для оказания помощи германским революционерам и не нужны были столь массовые десанты. В те города, куда не поспевали автострадные танки (Германия все же достаточно большая страна), можно было высадить несколько десантов в 3—5 тысяч человек. Для наведения порядка и подавления очагов контрреволюции даже в довольно крупном городе вполне достаточно. Причем снабжать этот десант по воздуху не было никакой необходимости — после занятия города он переходил на полное самообеспечение.

Кроме того, в Германии было несколько тысяч десантно-транспортных самолетов Ю-52, большинство из которых наверняка было бы захвачено Красной Армией в целости и сохранности. Эти самолеты можно было бы использовать для высадки в Дании, Норвегии, Греции. Словом, в страны, находившиеся в это время в руках Гитлера и в которых тоже непременно началось бы революционное брожение.

Опять же, история с картами и разговорниками, которую столь красочно описал нам В. Суворов. Действительно, для оборонительной войны карты Европы и русско-немецкие разговорники не нужны. Но они очень и очень нужны для оказания помощи пролетарской революции в Германии.

Разгром стратегической авиации? Тоже все понятно, она ведь, как это показал Владимир Богданович, предназначена для бомбежки городов, то есть гибнуть в первую очередь будет пролетариат. Так можно добомбиться до того, что революцию делать будет некому. Да и обозлится германский пролетариат на русских варваров, так что потом влить Германию в единую семью братских народов будет затруднительно.

И так далее и тому подобное. Попробуйте сами покопаться в трудах В. Суворова и убедитесь, что все приведенные им факты прекрасно укладываются в такой «мирный» сценарий мировой революции. Более того, укладываются в него и многие факты, которые явно противоречат теории Владимира Богдановича.

Теперь рассмотрим ситуацию, сложившуюся летом 1940 года, с точки зрения двух диктаторов, мечтающих захватить весь мир. Одному из них (Сталину) ровным счетом ничего делать не нужно. Время работает на него. Тот «новый порядок», который Гитлер создает в Европе, рано или поздно рухнет сам по себе, после чего можно будет спокойно прибрать к рукам обломки.

Впрочем, если что-то пойдет не так и революции в Европе не произойдет, можно решить проблему и военным путем. Только спешить с этим не стоит. Ведь Германия сейчас находится на пике своего могущества, она прибрала к рукам всю Европу и всю ее поставила на службу своей военной машине. То есть сильнее, чем он есть сейчас, вермахт не станет. А Советский Союз еще далеко не исчерпал возможности наращивания своей военной мощи. После перевооружения новыми образцами техники Красная Армия станет гораздо сильнее. Да и новые дивизии и полки, которые сейчас только-только формируются, станут действительно боеспособными через пару-тройку лет. Так что году в 42—43-м условия для нападения на Германию будут гораздо более благоприятными.

Совсем другая ситуация у Гитлера. Если СССР останется в том виде, в каком он существует сейчас, все планы мирового господства оказываются под угрозой. Ожидать же, что Советский Союз в ближайшее время развалится сам из-за каких-то внутренних проблем, ие приходится. Значит, рано или поздно придется воевать с ним. И лучше рано, чем поздно. Ведь время работает не на Гитлера. Если дать СССР эту самую пару-тройку мирных лет, он станет настолько силен, что разгромить его будет невозможно. Поэтому нельзя откладывать Восточную кампанию на тот срок, который понадобится для освоения жизненного пространства «от Бреста на востоке до Бреста на западе, от Северной Норвегии до Северной Африки». («День М». Гл. 17.)

Конечно, хорошо бы двинуть на Восток, предварительно решив все проблемы на Западе. То есть разгромив Англию, Но позволит ли Сталин сделать это? Вспомним ситуацию, которая сложилась летом 1940 года.

Глава18

НАСТОЯЩИЙГИТЛЕРОВСКИЙПЛАН

27 мая 1941 года всем стало ясно: никаких надежд покорить Британию у Гитлера нет.

В. Суворов. «Самоубийство»

1

Германия только что разгромила Францию, но заполучила войну на истощение с Британией. Война эта обещала быть очень долгой и весьма трудной. Напомню, что писал об этом в «Последней республике» Владимир Богданович: «Война между Британией и Германией была вовсе не такой странной, как ее нам описывали коммунисты». И чуть дальше: «Итак, между Германией и Британией шла жестокая война». Шансы на победу в этой войне имели обе стороны. Но давайте вспомним, что для СССР выгодно было затянуть эту войну до тех пор, пока в Германии не произойдет революция. Мог ли Сталин влиять на ситуацию в выгодном для себя направлении? Мог.

Советский Союз снабжал Германию многими стратегическими материалами, которые в другом месте немцы получить не могли. Кроме того, через территорию СССР тянулась единственная ниточка, соединяющая Германию с ее союзником Японией. По этой ниточке тоже шли крайне необходимые немцам стратегические ресурсы. Так что Сталин как бы держал руку на клапане, он мог его полностью открыть, мог слегка прикрыть, а мог и завинтить наглухо. Начни Германия побеждать Англию, поток стратегических материалов тут же превратится в узенький ручеек, начни Британия одерживать верх, клапан будет полностью открыт.

Но Сталин не только имел возможность дозировать снабжение Германии, он мог и почти прямо влиять на ее боеспособность. Возьмем историю с продажей Германией Советскому Союзу тяжелого крейсера «Лютцов», о которой рассказал нам В. Суворов в «Дне М». Владимир Богданович забыл упомянуть, что СССР этот крейсер был совершенно не нужен (лучшее подтверждение этому то, что «Лютцов» так никогда и не был достроен, после войны его почти сразу пустили на иголки). На Балтике его использовать было просто невозможно, а перегонять на Север или на Дальний Восток в условиях идущей на всех морях войны опасно. Кроме того, к тяжелому крейсеру прекрасно подходит поговорка «Один в поле не воин». Реальную силу может представлять собой только соединение тяжелых крейсеров, поддержанное соответствующим количеством эсминцев и легких крейсеров. Немцы, правда, пробовали использовать имевшиеся у них тяжелые крейсера в качестве рейдеров на британских судоходных путях, но это не от хорошей жизни. И ничего путного из этого не вышло (кстати, возможно, как раз потому, что в их распоряжении не было четвертого тяжелого крейсера, который они были вынуждены продать).

История «Лютцова» выглядиттак: Сталин, внимательно отслеживавший ситуацию с германским флотом, пришел к выводу, что после окончания постройки «Лютцова», «Бисмарка» и «Тирпица» немецкий флот получает возможность потягаться с британским на равных, после чего победа Германии становится почти неизбежной. Посоветовавшись со своими адмиралами, он выбрал ключевой корабль в этой связке и в ультимативной форме потребовал его продать, угрожая прекратить поставки в Германию. Немцам деваться было некуда, и «Лютцов» был продан.

Кстати, есть и другой вариант. Возможно, что адмиралу Деницу в это время удалось бы убедить Гитлера отказаться от ставки на тяжелые корабли и сосредоточиться на постройке подводных лодок. В таком случае «Лютцов» был бы законсервирован в недостроенном состоянии (как это случилось с авианосцем «Граф Цеппелин»), а высвобожденные ресурсы были бы брошены па строительство ПЛ. Однако, продав «Лютцов», немцы оказались связаны контрактом, по которому они были обязаны поставить для него недостающее оборудование и вооружение. И немецкая промышленность была вынуждена работать на СССР! В результате Дениц недополучил десяток-другой подводных лодок, которых ему и не хватило, чтобы поставить Англию на колени где-нибудь в 41 —42-х годах.

В главе двадцать пятой «Дня М» В. Суворов рассказал о том, что СССР получил от Германии в 40-м и первой половине 41-го года (гигантский пресс фирмы «Шлеман», плавучие краны фирмы «Демаг», высокоточные станки и многое другое), и показал, как все это пригодилось Сталину во время войны. Но Владимир Богданович забыл упомянуть, что все это Гитлеру приходилось буквально отрывать от себя. Не от хорошей жизни продавали немцы станки и другое оборудование, которые им и самим бы очень пригодились.

2

Теперь вспомним о любимой игрушке В. Суворова, о румынской нефти. Давайте забудем все, что я написал по этому поводу выше, и будем считать, что с ней все обстояло точно так, как это утверждает Владимир Богданович. То есть поставки нефти из Румынии были жизненно необходимы Германии, а защищать ее обороной невозможно. Но добавим к этой ситуации ноЕюе видение проблемы мировой революции. Если Сталин не собирался нападать на Германию, а только ждал революции в ней, то он тем более не собирался нападать и на Румынию, но был готов поддержать тамошнюю революцию, буде таковая состоится.

Могла ли в ближайшем будущем произойти революция в Румынии? Почему бы и нет? Ситуация там была крайне напряженной, как пишут кремлевские фальсификаторы, «происходили массовые выступления городского и сельского пролетариата». Между прочим, именно из-за этих выступлений маршал Антонеску произвел свой переворот и установил диктатуру. Продержалась она достаточно долго, почти до конца 1944 года. Но это в условиях идущей войны, а если бы ее не было? Вполне вероятно, что году в 42—43-м в Румынии случилась бы социалистическая революция, на помощь которой тут же бросились бы советские автострадные танки (в условиях революции, когда им никто не оказывал бы сопротивление, наши войска могли бы форсировать Прут и Серет и выйти на оперативный простор за сутки-другие).

Так что единственной возможностью избежать советизации Румынии для Гитлера было уничтожение первого государства рабочих и крестьян.

3

И в конце концов Гитлер раскусил хитрый сталинский план. Он осознал, что, пока в руках Сталина находится тот самый вентиль, победы Германии не видать как своих ушей. Что оставалось делать бедному Гитлеру? Как следует проучить коварного Сталина, отбить у него раз и навсегда охоту к подлым играм за спиной великой Германии. И он отдал приказ разработать план «Барбаросса».

Я полагаю, что окончательное решение о начале войны против СССР Гитлер принял в начале 1941 года. Кремлевские историки упирают на то, что германский штаб начал разработку планов войны с Советским Союзом еще летом 1940 года. И поэтому, дескать, война для Германии никак не могла быть превентивной. Это форменная ерунда. Штабы для того и созданы, чтобы составлять планы. Когда у них нет конкретной работы (а летом 1940 года так и случилось, поскольку планы высадки в Англии были составлены заранее), они начинают составлять планы на далекую перспективу. План войны с Бразилией, план оккупации Антарктиды, план отражения агрессии марсиан. В данном случае германскому штабу не было нужды строить совсем уж фантастические планы, поскольку война с Россией когда-нибудь (в дальней-дальней перспективе, как показал это Владимир Богданович) должна была состояться. Но работа по этому плану велась ни шатко ни валко до начала 1941 года. А вот тогда, по свидетельству многих очевидцев, работа вдруг закипела.

Прежде чем перейти к подробному рассмотрению немецких планов, хочу, специально для тех, кому нравится считать Гитлера невинной жертвой, а Сталина — коварным агрессором, подчеркнуть: в моем варианте война для Германии тоже является превентивной. Судите сами: Гитлер ведет упорную н кровавую войну на Западе, а Сталин мешает ему эту войну выиграть. Более того, Гитлер понимает, что Сталин не просто мешает, он никогда и ни за что не даст Германии победить. Стало быть, война против СССР для него вполне законна.

Теперь о том, какой, по мнению Гитлера, должна была быть эта война. Поскольку речь шла не о жизненном пространстве, захватывать всю территорию СССР необходимости не было. Собственно говоря, не было необходимости захватывать и какую-то часть СССР, нужно было всего лишь лишить Советский Союз возможности совать палки в колеса ему, Гитлеру. Добиться этого можно было несколькими путями.

Вспомним историю. На начало 1917 года Германия оккупировала совсем незначительную часть Российской империи, причем собственно российских земель она захватила вообще крохотный кусочек. Тем ие менее последовала Февральская революция, после чего, как нам упорно доказывает современная демократическая пресса, в запломбированном вагоне в Россию были доставлены «немецкие агенты», которые все окончательно развалили и быстренько заключили Брестский мир, по которому Германия не только ликвидировала один из фронтов, но и получила богатейшие ресурсы Украины.

Могло ли все развиваться примерно по такому же сценарию ив 1941 году? Гитлер полагал, что могло. Всему миру тогда было прекрасно известно, что представляла собой Красная Россия, как там стенал народ под пятой большевиков. Так что восстания в тылу в случае сокрушительного поражения Красной Армии вполне могли бы начаться. Но Гитлер не учел коварности и прагматичности Сталина. Он никак ие мог предположить, что Сталин после начала войны тут же отбросит все сказки о мировой революции, пролетарской солидарности и объявит войну Великой Отечественной. А это уже совсем другой расклад, за Отечество русский мужик готов воевать при любой власти.

Впрочем, вариант с революцией в России далеко не единственный. Опять же вспомним Брестский мир. Убедившись, что сопротивляться немцам у них нет никакой возможности, большевики быстренько удовлетворили все немецкие требования, отдали им все, что они захотели, и принялись задарма, в качестве репараций, снабжать Германию продовольствием и сырьем. Точно так же, по мнению Гитлера, должен был поступить Сталин после того, как летом 1941 года его армия практически перестала существовать. В результате, как ив 1918 году, Германия оккупировала бы Украину, а остальная Советская Россия превратилась бы в сателлита Германии. Причем очень послушного сателлита.

Наконец, третий вариант, тот, который был записан в плане «Барбаросса»: Красная Армия разбита, но СССР сопротивление не прекращает. Вермахт доходит до линии Архангельск— Волга—Астрахань, где и закрепляется. После чего стратеги

ческими бомбардировками мешает Советам восстановить свой военный потенциал.

В. Суворов совершенно справедливо раскритиковал этот план, доказав, что он не мог быть выполнен ни при каких условиях. Все верно, только немцы и не собирались этот план выполнять.

Следует напомнить, что военные планы составляются на максимально возможную глубину. Они должны учитывать самое неблагоприятное развитие событии, но главная цель может быть достигнута и до того, как весь план будет выполнен. Вот и с «Барбароссой» дело обстояло именно так. Немецкие вояки составили план, который, как они полагали, им придется выполнить всего лишь на треть, максимум наполовину. Они считали, что достаточно разбить Красную Армию в приграничном сражении, окружить и ликвидировать ее, потом рвануть вперед к Москве и Ленинграду, после чего или Сталин запросит мира, или его власть будет свергнута.

Кто-то может сказать, что эти планы были чистой фантастикой, но давайте вспомним, что подобный план был только что осуществлен немцами во Франции. Главные силы французской армии и английский экспедиционный корпус были окружены в Бельгии и уничтожены, после чего началось наступление вермахта в глубь Франции, остановить которое было некому. Когда немецкие войска продвинулись всего-то на 300—500 километров, старое французское правительство ушло в отставку, а новое тут же начало переговоры о мире. Так почему же немецкие генералы могли считать, что в России дело будет обстоять иначе?

Что любопытно, в глубь Франции двигались не только и не столько танковые корпуса, сколько самая обычная пехота, причем пешедралом. Генерал Манштейн, командовавший во Французской кампании 38-м армейским корпусом, в своем приказе после разгрома Франции специально отметил, что его солдат «не защищал ни один танк и не везла ни одна машина». Тем не менее корпус с боями прошел 500 километров всего за 17 дней. А он в германской армии был не один такой.

Так что малое количество танков в вермахте и их низкие ТТД не могли помешать (в теории) разгрому Советского Союза и победоносному завершению Восточной кампании.

Пора, однако, сказать, все написанное выше верно только в том случае, если В. Суворов «в главном прав». То есть верен его тезис о том, что Сталин всю жизнь мечтал о мировой революции. Этот тезис я сознательно оставляю без рассмотрения, потому как пришлось бы слишком много говорить об идеологии, а в исследованиях, подобных нашему, ей не место. Так что оставим идеологические изыскания тем, кто ничем, кроме идеологии, обосновать свое мнение не может.

Для нас же важно, что такой, как я написал выше, представлялась ситуация из Имперской канцелярии. Причем выглядела она так независимо от настоящих планов Сталина. Собирался ли он просто ждать революции в Европе, планировал ли что-то делать, чтобы приблизить ее начало, задумывал ли напасть на Германию в 41, 42 или даже 43-м годах, — Гитлеру было все равно. Само наличие на континенте сильной России означало угрозу его планам мирового господства.

Впрочем, даже если он и не осознавал этой угрозы, нашлись добрые дядюшки, которые открыли ему глаза. И первый сигнал от них поступил уже в 1939 году.

Глава19 РОКОВОЕ19АВГУСТА

Когда-то откроют архивы, и мы найдем много интересного. Но главного не найдем.

В. Суворов. *День Л7>

1

Пора вспомнить о пресловутом заседании Политбюро ЦК КПСС 19 августа 1939 года. Напомню, что смелый исследователь Татьяна Бушуева нашла в архивах текст выступления Сталина на этом заседании и опубликовала его в журнале «Новый мир» в 1994 году. После этого вышли в свет четыре книги В. Суворова, но ни в одной из них он ни словом не упоминает об этой публикации. Может, он о ней ничего не знает?

Сомнительно. Документ, найденный Т. Бушуевой, неоднократно цитировался в статьях, поддерживающих версию Владимира Богдановича. Есть упоминания о нем и в работах, направленных против его версии. Так что В. Суворов, который внимательно следит за всеми публикациями за и против, не мог ничего не знать об этом открытии его сторонницы.

Правда, кремлевские историки уже успели окрестить найденный Т. Бушуевой документ фальшивкой. Возьмем такой факт: найденный текст является переводом с французского. Трудно предполагать, что Сталин произнес свою речь на французском, поэтому Т. Бушуева утверждает: эта запись сделана кем-то из работников Коминтерна, присутствовавших на заседании. Коммунистические же фальсификаторы, основываясь на том, что текст найденного Т. Бушуевой документа слово в слово повторяет ту самую статью агентства Гавас, о которой нам рассказал В. Суворов в шестой главе «Ледокола», утверждают, что это всего-навсего ее копия. То есть что появилось раньше, сообщение Гавас или документ в архивах, установить невозможно. И каждый волен трактовать ситуацию в свою пользу.

Могли ли эти происки коммунистических фальсификаторов смутить В. Суворова? Ясно, что не могли. В той же шестой главе «Ледокола» он рассказал, каким путем совершенно секретная речь Сталина могла попасть на Запад — через одного из деятелей Коминтерна. Значит, обнаружение в советских архивах этого документа подтверждает его собственные слова. Но Владимир Богданович по этому поводу молчит, как партизан. Почему?

Да по той же причине, по которой он ие привел в «Ледоколе» пи самого сообщения агентства Гавас, ни единой выдержки из него, а только опровержение этого сообщения в «Правде». Дело в том, что ДАННОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ СТАЛИНА РАБОТАЕТ ПРОТИВ ВЕРСИИ В. СУВОРОВА!

Документ полностью я привел в приложении, так что можете сами убедиться в правоте этого моего утверждения. Я же обращу ваше внимание на несколько моментов. В начале речи Сталин говорит: «Вопрос мира или войны вступает в критическую для нас фазу. Если мы заключим договор о взаимопомощи с Францией и Великобританией, Германия откажется от Польши и станет искать «модус вивенди» с западными державами. Война будет предотвращена, но в дальнейшем события могут принять опасный характер для СССР (выделено мной. — В.В.). Если мы примем предложение Германии о заключении с ней пакта о ненападении, она, конечно, нападет на Польшу, и вмешательство Франции и Англии в эту войну станет неизбежным. Западная Европа будет подвергнута серьезным волнениям и беспорядкам. В этих условиях у нас будет много шансов остаться в стороне от конфликта...»

В выделенном предложении прямо говорится, что СССР имел возможность предотвратить войну. Но какую войну? Вторую мировую? А вот и нет, Сталин же прямо говорит: «Германия откажется от Польши и станет искать «модус вивенди» с западными державами». То есть в случае заключения договора о взаимопомощи с Францией и Великобританией будет предотвращена германо-польская война. С какой стороны это должно волновать товарища Сталина?

Что, Польша в то время была лучшим другом СССР? Да ничего подобного. Не буду вдаваться в подробности, но даже «правоверные резунисты» не станут отрицать, что в то время Польша не была дружественной Советскому Союзу страной. Так что ее судьба никоим образом не могла интересовать Сталина. Вернее, могла, но только с точки зрения безопасности СССР Если вспомнить, что в то время поляки мечтали о «Великой Польше от моря до моря», существование Польши никоим образом нашу безопасность не увеличивало.

Правда, наличие общей границы с Германией вроде бы эту безопасность снижало. Но это в сравнении с ситуацией конца лета 1939 года. Только ведь эта ситуация в будущем неминуемо должна была измениться. Вот смотрите: если СССР заключит договор с Западом, не будет германо-польской войны, но как пойдут события дальше, неизвестно. Может, Гитлер угомонится, а может, и нет. Куда в последнем случае будут направлены его устремления?

Вариант, когда Германия начинает войну с СССР в союзе с Польшей, Финляндией, Румынией и Венгрией, вовсе не был фантастическим (о нем мы подробно поговорим ниже). Более того, к этому же союзу могли присоединиться Латвия и Эстония. Так что заключение договора о взаимопомощи с Западом вовсе не гарантировало СССР от войны с Германией. Правда, у нее были бы в этой войне союзники, Англия и Франция. Но давайте вспомним, какую помощь в реальной истории оказали эти самые союзники Польше? Да никакой. Они объявили Германии войну, после чего спокойно смотрели, как Гитлер громит Польшу. Если бы Гитлер в союзе с той же Польшей напал на Советский Союз, они точно так же объявили бы войну Германии (а может быть, и Польше), после чего спокойно смотрели бы, как Гитлер громит Россию.

Если СССР заключит пакт с Германией, начнется германо-польская война и «вмешательство Франции и Англии в эту войну станет неизбежным». Обратите внимание, Сталин говорит прямо: если мы примем предложение Германии о заключении с ней пакта о ненападении, Германия нападет на Польшу, вмешаются Англия с Францией и начнется мировая война. НО СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ЭТОЙ ВОЙНЕ УЧАСТИЯ ПРИНИМАТЬ НЕ БУДЕТ.

Невооруженным взглядом видно, что этот вариант для СССР предпочтительнее. Причем независимо от того, стремился ли Советский Союз к мировой революции или же просто хотел жить со всеми в мире. Даже не важно, кто в тот момент был у власти в России, большевики или, скажем, кадеты с эсерами, они должны были бы принять этот вариант.

Обратите внимание, в своей речи Сталин рассматривает всего два возможных варианта — заключение договора о взаимопомощи с Францией и Англией и заключение пакта о ненападении с Германией. Но ведь был и третий вариант действий советского руководства — вообще не заключать никаких договоров ни с Западом, ни с Гитлером. Сталин этот вариант даже не рассматривает. Почему? Да потому, что ГЕРМАНО-ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА ВСЕ РАВНО НАЧНЕТСЯ, НО ВОТ ВМЕШАТЕЛЬСТВО ФРАНЦИИ И АНГЛИИ ОТНЮДЬ НЕ БУДЕТ НЕИЗБЕЖНЫМ.

Подробно этот тезис я рассмотрю и обосную позднее, сейчас же просто скажу: ничего невероятного в таком варианте не было. Но для СССР это самый худший из возможных вариантов. Судите сами: Гитлер уничтожает Польшу, и СССР получает вместо плохого, но слабого соседа плохого и сильного. Причем руки у этого соседа развязаны, потому как войны у него ни с кем нет.

Таким образом, даже если считать, что пакт Молотова — Риббентропа послужил сигналом к началу Второй мировой войны, винить Сталина в его заключении ие стоит. У него просто не было другого выхода.

Далее Сталин разбирает выгоды, которые предоставляет пакт о ненападении с Германией. «Первым преимуществом, которое мы извлечем, будет уничтожение Польши до самых подступов к Варшаве, включая украинскую Галицию. Германия предоставляет нам полную свободу действий в прибалтийских странах и не возражает по поводу возвращения Бессарабии СССР. Она готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию».

Опять давайте рассуждать. В результате пакта все государства, имевшие в тот момент территориальные претензии к СССР, оказываются в зоне его влияния. Проще говоря, Советский Союз может оказать на них силовое давление, чтобы они стали его сателлитами, а то и вовсе вошли в состав СССР. То есть проделать ту самую операцию, которая была проделана с прибалтийскими республиками. В результате Германия, если она когда-нибудь задумает напасть на СССР, окажется без союзников.

А если вместо пакта с Германией заключить союз с Францией и Англией, Советский Союз ровным счетом ничего не получает. Враждебные, или, говоря мягче, не очень дружественные, государства на его западной границе остаются, так что угроза с Запада ничуть не уменьшается. Какой вариант должен выбрать правитель государства, не зависимо ни от какой идеологии, тот, в результате которого его безопасность повышается, или тот, в результате которого она всего лишь не снижается?

Представим себе, что Советский Союз совершенно не виноват в приходе к власти Гитлера, что ситуация августа 1939 года сложилась не благодаря его усилиям, а где-то даже вопреки им. Что должно делать руководство СССР в таком случае? Заключать ли союз с Западом, рискуя заполучить в ближайшем будущем войну с Германией, или же заключить пакт с Гитлером, после чего ему в ближайшем будущем будет не до войны с Россией? Для каждого здравомыслящего человека выбор самоочевиден.

Так что с точки зрения Запада Сталин поступил очень нехорошо, уклонившись от войны с Гитлером и заставив воевать с ним западные демократии. Но с точки зрения Востока (т.е. нас с вами) он поступил совершенно правильно.

Тут нужно обратить внимание на один нюанс. Даже если считать, что заключение союза с Англией и Францией предотвращало начало Второй мировой войны, заключение пакта с Германией вовсе не делало ее неизбежной. Гитлер мог вдруг взять и раздумать нападать на Польшу, поляки могли испугаться и удовлетворить требования Гитлера, наконец, Англия с Францией могли раздумать защищать Польшу. Все эти варианты были маловероятны, но все же вероятность их была не нулевая. Так что если принять за истину утверждение В. Суворова «ключ от начала Второй мировой войны попал на сталинский стол», то можно продолжить: «...но Сталин, повернув ключ на один оборот, перебросил его на столы лидеров Запада».

3

Переходим к проблемам революции. Сталин говорит: «В то же время мы должны предвидеть последствия, которые будут вытекать как из поражения, так и из победы Германии». Опять же ничего криминального тут нет. Глава любого государства, предвидя, что в ближайшем будущем может начаться война между его соседями, должен постараться оценить возможные последствия этой войны для его державы. Если бы Сталин был лидером какой-нибудь другой державы, не СССР, он должен был бы рассматривать будущую ситуацию с точки зрения вступления или не вступления его государства в эту войну. Но Сталин был лидером именно СССР, т.е. государства победившего пролетариата, поэтому он рассматривает варианты революционного развития событий.

«В случае ее (Германии. — В.В.) поражения неизбежно произойдет советизация Германии и будет создано коммунистическое правительство. Мы не должны забывать, что советизированная Германия окажется перед большой опасностью, если эта советизация явится последствием поражения Германии в скоротечной войне. Англия и Франция будут еще достаточно сильны, чтобы захватить Берлин и уничтожить советскую Германию. А мы не будем в состоянии прийти на помощь нашим большевистским товарищам в Германии».

Видите, Сталин не говорит, если Германия будет терпеть поражение, мы должны ударить ей в спину, он говорит, если Германия ПРОИГРАЕТ войну, в ней произойдет революция, которой мы должны оказать поддержку. В одном случае (поражение Германии в затяжной войне) мы сможем это сделать, в другом (поражение Германии в скоротечной войне) не сможем. Предельно ясно, что СССР не собирался вмешиваться в идущую войну, выступать на чьей-либо стороне, он собирался воспользоваться РЕЗУЛЬТАТАМИ войны после ее окончания.

Далее Сталин говорит: «Таким образом, наша задача заключается в том, чтобы Германия смогла вести войну как можно дольше, с целью, чтобы уставшие и до такой степени изнуренные Англия и Франция были бы не в состоянии разгромить советизированную Германию. Придерживаясь позиции нейтралитета и ожидая своего часа, СССР будет оказывать помощь нынешней Германии, снабжая ее сырьем и продовольственными товарами».

Ай, какой нехороший этот товарищ Сталин! Он не только ие собирается вступаться за страны Запада, но еще и желает, чтобы кровавая война продолжалась как можно дольше. Позиция действительно людоедская, но лично мое негодование несколько уменьшается при воспоминании, что точно такой позиции придерживались США в Первую мировую войну. Собирались американцы придерживаться этой стратегии во Вторую мировую, да Япония с Германией не позволили, объявив им войну.

Тут нужно опять вспомнить, что моральные критерии в политике не применимы. Если лидер какой-то державы будет придерживаться принципов абстрактного гуманизма в ущерб интересам своей страны, ничего хорошего для его страны из этого не выйдет.

Наконец мы переходим к самой интересной части выступления Сталина: «Рассмотрим теперь второе предположение, т.е. победу Германии. Некоторые придерживаются мнения, что эта возможность представляет дня нас серьезную опасность. Доля правды в этом утверждении есть, но было бы ошибочно думать, что эта опасность будет так близка и так велика, как некоторые ее представляют. Если Германия одержит победу, она выйдет из войны слишком истощенной, чтобы начать вооруженный конфликт с СССР но крайней мере в течение десяти лет». Дальше Сталин подробно рассматривает, что будет делать Германия в этом случае, как будут развиваться события па покоренных ей территориях, но НИ СЛОВА НЕ ГОВОРИТ

О ТОМ, ЧТО СССР В УДОБНЫЙ МОМЕНТ ДОЛЖЕН НАПАСТЬ НА ГЕРМАНИЮ!

Сталин опять же анализирует проблему революции, но на этот раз не в Германии, во Франции. Он делает вывод, что она рано или поздно произойдет и Советский Союз должен быть готов оказать ей помощь. Как видите, из этого самого документа, который, по словам Владимира Богдановича, должен обнажить жутко агрессивную суть Советского Союза, следует противоположный вывод — СССР не собирался нападать на Германию ни в 1941-м, ни в 1942-м, ни в каком либо еще году. Более того, ему просто незачем было это делать.

4

Надеюсь, теперь стало предельно ясно, почему В. Суворов не привел в «Ледоколе» ни единой строчки из того самого сообщения агентства Гавас. И почему он никак не откликнулся на открытие Т. Бушуевой «сенсационного документа». Текст речи товарища Сталина играет против версии Владимира Богдановича, вот он и решил этот текст не цитировать, а сосредоточиться на самом факте заседания Политбюро 19 августа 1939 года.

Только ведь и этот факт работает против него!

Давайте рассуждать логически. Как установил В. Суворов, план будущей войны был разработан где-то в 1925 году. В 1935-м или 1936-м он был окончательно утвержден и принят к исполнению. То есть все, что делалось в СССР в области внутренней и внешней политики в 1939 году, делалось по этому плану. Но ЗАЧЕМ ТОГДА НУЖНО БЫЛО УСТРАИВАТЬ ЗАСЕДАНИЕ ПОЛИТБЮРО, ПОСВЯЩЕННОЕ ОДНОМУ ИЗ ПУНКТОВ ЭТОГО ПЛАНА, в августе 1939 года?

Тут опять нужно вспомнить основные пункты вскрытого В. Суворовым сталинского плана:

1.         Привести в Германии к власти сильного и агрессивного лидера (Гитлера).

2.Помочь Германии восстановить свою армию.

3.Втравить этого лидера в войну с Западом.

4.         Всячески усыпить любые подозрения Гитлера относи- тельно намерений СССР

5.Дать Германии как следует увязнуть в этой войне.

6.Нанести ей удар в спину.

Два первых пункта в августе 1939 года были выполнены, нужно переходить к третьему. Как нам доказывает Владимир Богданович во всех своих трудах, этот пункт мог быть выполнен только после заключения германо-советского пакта о ненападении. Значит, в более детальном плане, где были написаны не только пункты, но и варианты их исполнения, так и значилось: «Заключить пакт с Гитлером». Конечно, прежде чем делать это, нужно было убедиться, выполнено ли все, что должно было предшествовать заключению этого пакта. Но для этого совершенно не нужно было собирать Политбюро. Достаточно было Сталину пригласить в свой кабинет руководителей учреждений, ответственных за выполнение каких-то подпунктов (Наркомата обороны, иностранных дел, НКВД, Генштаба, разведки), опросить их, все ли у них готово, а потом, ни с кем и ни о чем больше не советуясь, дать Молотову команду подписать пакт. Именно так и должен был действовать Сталин, если бы ситуация конца лета 1939 года была создана стараниями вождей Советского Союза.

Другое дело, если ситуация эта сложилась без участия СССР. Тут действительно нужно было осмыслить ее, сделать выводы, посоветоваться с товарищами. В этом случае и пришлось бы собирать Политбюро и приглашать на него товарищей из Коминтерна.

Не стоит забывать и то, что 1939 год следовал за 1937-м и 1938-м. А в эти годы в СССР происходила великая чистка, в результате которой все, кто мог иметь мнение, хоть чуть-чуть отличное от мнения товарища Сталина, отправились в расстрельиый подвал. Так что для ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ Иосифу Виссарионовичу вовсе не нужно было опираться на какой-то коллективный орган. Если он решил начать Вторую мировую войну, он мог начать ее, не спрашивая разрешения ни у кого. Тогда при чем тут заседание Политбюро? Сталин мог собрать его только в том случае, если был ие уверен в своем анализе ситуации и принятом им решении. Ему нужно было ПОСОВЕТОВАТЬСЯ.

Конечно, сталинское Политбюро единогласно одобрило бы любое решение вождя, только ведь Сталин в своей речи не дает готового решения. Он анализирует ситуацию, предлагает разные варианты, делает вывод о том, что один из них наиболее предпочтителен. То есть его соратники не ограничены заранее волей вождя, они могут, не вступая в полемику со Сталиным, указать какие-то другие, упущенные им варианты, предложить другие решения. А ведь, как это доказывает В. Суворов в «Очищении», после великой чистки вокруг Сталина собрались не только самые преданные, но и самые умные, самые волевые и решительные люди. Так что посоветоваться с ними О ВНОВЬ ВОЗНИКШЕЙ ситуации было нелишне.

Ну ладно, предположим, это заседание Политбюро понадобилось Сталину для того, чтобы оповестить представителей высшего эшелона Партии и Коминтерна, до поры до времени не посвященных в детали плана мировой революции, об изменении политики по отношению к Германии. Но обратите внимание на саму дату этого заседания: 19 августа 1939 года. Почему именно в этот день Сталин якобы произнес свою эпохальную речь?

Вспомним, ситуация, приведшая к вступлению Англии и Франции в войну, создалась 29 марта 1939 года, когда Англия дала Польше гарантии ее целостности и независимости. Вот тогда, где-то в начале апреля, и должен был Сталин собрать Политбюро, произнести свою речь и сделать вывод, что с Германией нужно заключить договор о ненападении. А потом, после единодушной поддержки членами Политбюро, предпринять какие-то шаги для заключения этого договора. Но Сталин почему-то вместо этого настойчиво ищет возможность договориться с западными демократиями о совместном обуздании Гитлера. И только 19 августа вдруг резко меняет курс.

Почему?

Да потому, что незадолго до этой даты, а именно 15 августа, он получил предложение Гитлера заключить пакт о ненападении!

Да, да, заключить договор предложил не «коварный Сталин», а «доверчивый Гитлер». Если полагать, что до этого момента Сталин вообще не думал о заключении какого-то договора с Гитлером, все становится на свои места. Три дня ему понадобилось на то, чтобы осмыслить германские предложения, взвесить их достоинства и недостатки, и 19 августа Сталин собирает Политбюро, на котором доводит свои соображения до соратников.

Чтобы окончательно разделаться с этим заседанием Политбюро, скажу пару слов о найденном Т. Бушуевой документе. Все видные историки, как у нас, так и за рубежом, пришли к единогласному мнению, что это фальшивка. Их выводы базируются на анализе текста документа и некоторых обстоятельствах, связанных с его появлением. Но для нашего исследования совершенно не важно, фальшивка это или нет. Если это подлинник, я только что доказал, что он работает против версии В. Суворова. Если это фальшивка, одна из глав «Ледокола» (шестая) оказывается высосанной из пальца. Более того, несколько глав из других трудов В. Суворова тоже оказываются построенными на данных из того же источника (пальца).

Теперь давайте задумаемся над таким фактом: если эта речь сфабрикована где-то и кем-то на Западе, почему в ней нет прямых указаний на то, что СССР собирается на кого-то когда-то нападать? Все дело в том, что, если бы такие указания в речи присутствовали, читатели западных газет, в которых она была опубликована, стазу же сочли бы ее фальшивкой. Они ведь (читатели) жили в то самое время, так что им прекрасно были известны все события, приведшие к возникновению ситуации конца лета 1939 года. Они знали, кто виноват в этой ситуации, а кто нет. Так что, если бы кто-нибудь попытался их убедить, что виноваты во всем Сталин и большевики, они только покрутили бы пальцем у виска.

Вот и пришлось неведомым фабрикаторам для придания правдоподобности своей фальшивки написать в ней то, что Сталин вполне бы мог сказать.

Зачем же они это сделали? Кому была адресована эта фальшивка? Сомневаться не приходится — персонально Гитлеру. Вспомним, что в ноябре 1939 года (а именно тогда появилось пресловутое сообщение агентства Гавас) Запад остался один на один с Германией. К такой ситуации лидеры Франции и Англии не привыкли, им обязательно нужно было приставить к затылку Германии русский горчичник. Но СССР и Германия только что заключили «Договор о дружбе и границе», так что надеяться на какой-то конфликт между ними не приходилось. Выход один — постараться как-то поссорить Гитлера со Сталиным. Вот и была запущена эта фальшивка. И свою роль она сыграла.

Глава20 ЧТОДУМАЛСТАЛИН

В августе 1939 года позиция Советского Союза была объявлена четко и ясно.

В. Суворов. «Тень победы»

1

На факте опровержения лично Сталиным сообщения агентства Гавас Владимир Богданович построил целую теорию: «Отчего же молчаливый хладнокровный Сталин унизился до базарной ругани и дешевых оскорблений? Ответ один: агентство Гавас раскрыло самые сокровенные намерения Сталина. Именно поэтому Сталин так необычно реагирует. Ему все равно, что подумают о его опровержении будущие поколения (кстати, они о нем ничего не думают), Сталину важно в данный момент сохранить в тайне свой план на ближайшие 2—3 года, пока европейские страны не ослабят друг друга в истребительной войне». («Ледокол». Гл. 6.)

Все верно, если у Сталина БЫЛИ такие планы, ему важно сохранить их в тайне. А если у него таких планов НЕ БЫЛО? Тогда тем более нужно опровергнуть лживое сообщение. И не для того, чтобы обелить себя в глазах будущего поколения, а для того, чтобы у Гитлера не возникло сомнений в намерениях Сталина соблюдать все договоры с Германией.

Так что это опровержение ровным счетом ничего не доказывает. Собирался ли Сталин затевать освободительный поход или нет, он все равно должен был отреагировать.

Но каковы же действительно были намерения Сталина в момент подписания пакта Молотова — Риббентропа?

2

В 1910 году в России вышла книга генерала Куропатки-на «Русская армия». Несмотря на название, посвящена она была не столько самой русской армии, сколько истории и современному состоянию России (правда, генерал рассматривал эти вещи через призму истории и состояния русской армии).

В первых нескольких главах Куропаткин подробно разбирает начертания границ Российской империи, причем делает это с чисто военной точки зрения — насколько удобен или неудобен тот или иной участок границы для обороны. В конце концов, он делает вывод — за редкими исключениями границы Российской империи оптимальны для обороны, так что стремиться к каким-либо территориальным приращениям или перекройке границ ей нет нужды.

Любопытно, что те самые исключения, о которых говорит генерал, можно исправить изменениями не в пользу России. Куропаткин считал, что Польский выступ очень неудобен для обороны (что и подтвердилось в Первую мировую войну) и лучше бы провести границу по реке Буг. Кроме того, он полагал, что для обороны России не было нужды в присоединении Финляндии — граница, начертанная Петром I, вполне обеспечивала безопасность Северной столицы.

А теперь посмотрим на западную границу СССР, установленную Сталиным после окончания Второй мировой. Мы с удивлением обнаруживаем, что она в точности соответствует границам Российской империи с двумя исключениями — Польша и Финляндия в СССР не вошли. Таким образом, Сталин провел ту самую границу, которую Куропаткин считал оптимальной для обороны! Могло ли это произойти случайно? Нет, Сталин все делал обдуманно. Когда же именно он обдумал и установил эту линию будущей границы?

Возвращаемся к пакту Молотова — Риббентропа. По этому пакту Сталин получал все, что ему было нужно на западе БЕЗ ВОЙНЫ. Вспомним содержание секретного приложения к этому договору. По нему СССР не только получал часть Польши, но к сфере его интересов отходили прибалтийские республики, Бессарабия и Финляндия. В переводе с дипломатического языка это означает, что Германия не будет возражать и не предпримет каких-либо шагов в том случае, если СССР захватит эти территории. Что и произошло в действительности. Румыния без слов вернула СССР Бессарабию, Латвия, Литва и Эстония согласились на введение на их территорию советских войск, а потом и вовсе добровольно влились в Союз Нерушимый. Только с Финляндией пришлось повозиться. Но и там затраты были минимальны (это для нас с вами двести с чем-то тысяч человек громадные потери, для Сталина же это мелочь).

Кстати, рассмотрим Финскую кампанию в свете открывшегося нам нового знания.

Линия границы на Карельском перешейке, установленная Сталиным, почти в точности проходит по линии границы, проведенной еще Петром I. Наш «царь-реформатор», построив новую столицу в устье Невы, отодвинул границу на такое расстояние, которое исключало внезапное нападение на нее неприятеля. После вхождения всей Финляндии в состав России Александр 1 переместил границу между Великим княжеством Финляндским и собственно Россией ближе к Петербургу, включив в состав Княжества территории, населенные преимущественно финнами. В ходе революции и Гражданской войны эта граница так и осталась действующей, но руководство СССР она не устраивала. Она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО проходила слишком близко к Ленинграду (второму по значению промышленному центру СССР), и ее ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нужно было отодвинуть. Но до конца 1939 года у Сталина не было никакой возможности сделать это. Более того, трудно было полагать, что в ближайшем будущем такая возможность появится. Финляндия еще с 1917 года крепко дружила с Германией (именно немцы помогли финнам покончить с финскими красногвардейцами и способствовали тому, что Финляндия после революции смогла прихватить у России кое-какие ранее не принадлежащие ей территории). Однако финны, дружа с немцами, смогли сохранить отличные отношения также с Англией и Францией. Так что в случае любого конфликта на Карельском перешейке СССР оказался бы перед лицом единого фронта западных держав. Поэтому вопрос о корректировке советско-финляндской границы отодвигался на будущее (очень отдаленное будущее). Вот почему не велось почти никакой разведки линии Маннер-гейма, а планы войны против Финляндии разрабатывались в самом общем виде.

Но в сентябре 1939 года ситуация резко изменилась. С Германией подписан пакт, по которому Финляндия «выдается с головой» России, а Франция с Англией втянуты в войну, которая хотя и является «странной», но тем не менее не позволяет делать какие-то резкие телодвижения, направленные против СССР

Момент как нельзя более благоприятен для решения финского вопроса. Причем нужно торопиться, неизвестно ведь, сколько протянется «странная война» на Западе, не заключат ли англичане и французы мир с немцами в ближайшее время. Поэтому и начинается импровизация, вошедшая в историю как советско-финская война.

Тут еще нужно сказать, что Сталин никак не ожидал особо сильного сопротивления со стороны финнов. Они же прекрасно понимали, что, оказавшись один на один с СССР, непременно проиграют. Поэтому Сталин полагал: финны, оказав некоторое сопротивление на первых порах, сохранив, так сказать, лицо, пойдут на переговоры и удовлетворят все требования советской стороны. Но он просчитался, начало войны было очень неудачным для Красной Армии, и у финнов появилась надежда на благоприятное для них ее окончание. Да и Англия с Францией, хотя и не оказали никакой помощи Финляндии, постоянно ее обнадеживали. Дескать, мы тут кое-что готовим, так что вы продержитесь еще немного, а уж потом мы придем вам на помощь.

Когда же эти надежды на добрых западных дядюшек окончательно развеялись, а Красная Армия начала воевать в полную силу, финны быстренько запросили мира. Тут стоит обратить внимание на факт, который почему-то дружно игнорируют все сторонники агрессивности Сталина. По мирному договору с Финляндией СССР взял себе ровно то, что он просил до начала войны (естественно, Сталин не отдал финнам те территории, которые предлагал им в обмен на Карельский перешеек, что ни говори, а войну-то мы выиграли, так что можно было все взять и даром). Финляндия не стала Финской Советской Социалистической Республикой в составе СССР, хотя Сталин имел все возможности сделать ее таковой. Он знал, что финны, еще со времен Российской империи, мягко говоря, недолюбливают русских. Так что с советизацией Финляндии пришлось бы здорово повозиться. А зачем Сталину это нужно?

3

В. Суворов утверждает, что, подписав пакт с Гитлером, Сталин открыл шлюзы Второй мировой войны. У нас уже есть причины сомневаться, что это действительно так. Но предположим, если бы не было пакта Молотова — Риббентропа, Гитлер на Польшу не напал (хотя планы войны с Польшей были составлены еще в апреле 1939 года, причем день начала боевых действий был обозначен как «не позднее 1 сентября 1939 года», а пункт «если удастся заключить пакт с Россией» в плане начисто отсутствовал). Будь Сталин абстрактным гуманистом, его бы, конечно, волновал вопрос, начнется мировая война или нет. Но абстрактным гуманистом Сталин не был, так что его волновало только то, что могло пойти на пользу или во вред создаваемой им империи. Пакт играл ей на пользу — начнется ли война в Европе или не начнется, Сталин получал возможность присоединить нужные ему территории (даже если бы Гитлер после заключения пресловутого пакта вдруг вообще раздумал воевать, Сталин мог без особых хлопот забрать себе Прибалтику и Бессарабию).

Теперь зайдем с другой стороны. У лидеров Запада своя голова на плечах есть или ее нет? Почему они пошли на поводу у коварного Сталина и начали никому не нужную войну? И почему не кончили ее, когда от Польши остались одни воспоминания?

Тут стоит вспомнить об одном редко упоминаемом факте — Гитлер до начала войны вовсе не собирался уничтожать Польшу полностью. Он только хотел перекроить границы в свою пользу. И лишь после того, как Англия и Франция проигнорировали его мирные инициативы, Гитлер аннексировал всю Польшу, включив большую ее часть в состав Рейха, а из остатков слепив Генерал-губернаторство.

Если бы лидеры Запада были менее твердолобы и правильно понимали интересы своих стран, они бы пошли на переговоры с Гитлером. В результате длительного торга польское государство было бы воссоздано, хотя и в значительно урезанном виде, а пять миллионов поляков остались бы в живых. Кроме того, не было бы оккупации Дании, Норвегии, Греции, Югославии. Да и вообще, никакой мировой войны не состоялось бы (во всяком случае, в то время).

Но это все проблемы Запада, Сталина они не волновали и не могли волновать. Для него было главное, что он БЕЗ ВОЙНЫ получал в свои руки почти все, что ему было нужно. И обороноспособность его будущей империи резко возрастала.

Давайте сравним западную границу СССР 1 сентября 1939 года и 22 июня 1941 года. Даже беглого взгляда на карту достаточно, чтобы заметить, новая граница значительно короче. А более короткая граница предполагает меньшее количество войск, потребных для ее обороны, и меньшее количество долговременных сооружений, которые нужно для этой же обороны построить. Но не это главное — по природным условиям обороняться на новой линии границы было значительно легче, чем на старой. Предоставим слово Владимиру Богдановичу: «Осенью 1939 года Советскому Союзу крупно повезло: по пакту Молотова — Риббентропа были присоединены новые территории глубиной 200—300 км. Ранее созданная полоса обеспечения стала гораздо глубже. Новые территории самой природой были созданы именно для оборудования тут такой полосы: леса, холмы, болота, полноводные реки с топкими берегами, а на Западной Украине — бурные горные реки с крутыми берегами». («Ледокол», Гл. 9.)

Наконец последнее: новая граница отодвинулась от индустриальных центров СССР на несколько сот километров. Давайте вспомним, сколько километров не дошли немцы до Москвы? А сколько до Ленинграда? А если бы они стартовали на 200—300—400 километров западнее, где бы оказался вермахт к ноябрю 1941 года?

Правда, Владимир Богданович вполне справедливо замечает, что если граница была отодвинута СССР на запад, то и Германия продвинула свою границу на то же и даже большее расстояние на восток. Да еще и получила общую границу с СССР, которой у нее до того не было. Из этого В. Суворов делает вывод, что без раздела Польши Гитлер напасть на Советский Союз не мог.

Тут следует вспомнить, что кроме Германии в войне с СССР участвовали Румыния, Венгрия, Словакия и Финляндия. Сами они, конечно, не внесли особого вклада в войну, но вот то, что вермахт мог действовать с их территории, здорово осложнило положение Советского Союза на начальном этапе войны. Мне возразят, что Финляндия и Румыния ввязались в войну потому, что Сталин оттяпал у них по приличному куску территории в 1940 году. Согласен. А чем мы обидели Словакию и Венгрию?

Да ничем, просто им хотелось получить по кусочку Закарпатской Украины. Но ведь и Румыния мечтала об Одессе и степях Тавриды. И Финляндия не прочь была присоединить к себе Петрозаводск, Мурманск, а если шибко повезет, то и Ленинград. Давайте добавим сюда еще прибалтийские республики, которых тоже не во всем устраивала их восточная граница.

Конечно, все эти державы сами не стали бы лезть на Советскую Россию (все они в разное время уже получали от нее по зубам), но в союзе с Германией почему бы и нет? Так что найти путь, по которому можно ударить по СССР, Гитлер вполне мог. Кстати, если бы поляки не уперлись рогом и не отвергли бы все требования Германии, а поторговались, они вполне могли бы получить от Гитлера обещание взамен отходящих к Германии польских территорий выдать им через некоторое время приличный кусок Украины и всю Белоруссию. Вот вам и вариант, при котором вермахт стартует на линии нашей старой границы на всем ее протяжении. Каковы бы были последствия для СССР?

5

Теперь вспомним, что В. Суворов на протяжении всех своих книг настойчиво убеждает нас — у Гитлера не было никакой причины нападать на СССР и Сталин это прекрасно знал. Предположим, это действительно так. Но предположим так же, что и Сталин не собирался нападать на Германию, не думал о мировой революции, а заботился только о процветании и безопасности Страны победившего пролетариата. Что в этом случае должен был он делать в 1939—1940 годах? Ровным счетом то, что он и делал в реальности.

Следите за руками: поиск жизненного пространства на Востоке для Гитлера «далекая перспектива», сейчас же для него главное — разгромить Францию. («Самоубийство». Гл.4.)По-сле того как с Францией будет покончено, Гитлеру понадобится не один десяток лет, чтобы освоить пространство «от Бреста на востоке до Бреста на западе, от Северной Норвегии до Северной Африки». («День М». Гл. 17.) Вывод: раздел Польши, присоединение к СССР Бессарабии, Прибалтики, Карельского перешейка ровным счетом ничем не грозят безопасности СССР в данный момент. Зато, когда наступит эта самая «далекая перспектива», условия для обороны Советского Союза будут более благоприятными.

Получается, один из главных суворовских вопросов, «если Сталин не собирался нападать на Германию, то зачем он сокрушил барьер нейтральных государств, отделявших его от коварного врага», теряет смысл.

Вспомним очередной красочный пассаж Владимира Богдановича:

«Представьте себе, что за стенкой живет людоед, который громогласно объявил о своем намерении вас сожрать.

Убедившись в том, что вы совершенно четко уяснили его людоедские намерения, он начал разделительную стену ломать. Какова будет ваша реакция? Представьте себе, что людоед, ломая стену, встретил определенную трудность и просит вас помочь ему в его трудном деле. Без вашей помощи он просто не может сделать пролом в стене, а следовательно, не сможет вас сожрать. Как вы будете реагировать на такие предложения?» («Ледокол». Гл. 4.)

Если бы книга В. Суворова заканчивалась четвертой главой, ответить действительно было бы затруднительно. Однако остальные главы «Ледокола» и следующие книги того же автора вносят в ситуацию с людоедом интересные дополнения:

1.Внимательно изучив все высказывания соседа, вы убеждаетесь, что «вас сожрать» он собирается в «далекой перспективе», а сейчас для него главное — «сожрать» другого соседа.

2.Вы прекрасно знаете, что, как только людоед займется ломкой разделяющей вас с ним стены, ему в спину ударит этот самый другой сосед,

3.Если людоед «сожрет» этого соседа, ему понадобится немало времени, чтобы переварить сожранное.

Как видите, исходя только из этих фактов, можно призадуматься, а не помочь ли соседу сломать стену, а потом выстроить за ней другую, более короткую и отстоящую от жизненно важных центров вашей квартиры на большее расстояние. А ведь существует еще и вероятность того, что другой сосед при помощи своего друга свернет шею людоеду, так что вам не придется палец о палецударить для устранения угрозы с его стороны. Ну а если это не произойдет, у вас будет достаточно времени подготовиться к нападению людоеда, пока он будет переваривать добычу.

Мы в очередной раз стоим перед необходимостью выламывать какие-то куски из теории Владимира Богдановича. Ведь сокрушение барьера разделительных государств Сталиным выглядит ошибкой только в одном случае — если Гитлер собирался напасть на СССР в ближайшем будущем, причем независимо от того, собирался ли Сталин нападать на Германию, И Сталин при этом знал, что такая причина у Гитлера существует. Но в этом случае вся теория В. Суворова о превентивном ударе Гитлера несостоятельна.

Если же продолжать считать, что такой причины у Гитлера не было, слом этого самого разделительного барьера выглядит мудрым актом со стороны Иосифа Виссарионовича.

Глава21 НАСТОЯЩИЙСТАЛИНСКИЙПЛАН

На основе глубокого изучения всех экономических, политических и военных аспектов сложившейся ситуации ГРУ сделало два вывода:

1.Германия не может выиграть войну на два фронта.

2.Поэтому Гитлер не начнет войну на Востоке, не завершив ее на Западе.

в.Суворов. «Ледокол»

1

Как видите, сам факт подписания пресловутого пакта ровным счетом ничего не означает. Собирался ли Сталин натравить Гитлера на страны Запада, думал ли он о мире во всем мире, пакт был ему на руку. Другое дело, что этот пакт не решал всех проблем. То есть не было никакой уверенности, что Гитлер будет соблюдать его хотя бы в оговоренные пактом двадцать лет. Уже летом 1940 года Сталину стало ясно, что надеяться на это не приходится.

Давайте посмотрим, что же творилось в Кремле в это время. Когда летом 1940 года началась разработка немецких планов войны против СССР, эти планы тут же легли на сталинский стол. Однако Сталин ничуть не встревожился, он прекрасно понимал, почему и зачем эти планы составляются. Но вот в январе-феврале 1941 года Голиков сообщил Сталину о том, что Гитлер действительно принял решение о превентивной войне против Советского Союза. И обрисовал все те причины и соображения, о которых я говорил выше. Что тут было делать Сталину? Согнать армию к границам, выкопать окопы от моря до моря и встать в глухую оборону? Идея хорошая, но обороной войн не выигрывают. Рано или поздно придется вести наступление, захватывать территорию противника. Так почему бы с этого не начать?

Вот тут-то и появился тот самый план «Гроза», о подготовке которого поведал нам В. Суворов. И все, о чем Владимир Богданович рассказал нам в «Ледоколе» и других своих эпохальных творениях, прекрасно ложится в версию о превентивном ударе Сталина. Более того, некоторые неясные моменты, которые просто невозможно объяснить с точки зрения подготовки агрессии, становятся понятными, если предположить, что готовилось отражение агрессии со стороны Германии путем превентивного удара.

Ну, например, клещи, которые должны были врезаться в тело Германии из Львовского и Белостокского выступов, если бы германская армия была занята чем-то в Европе или же готовилась к обороне, сомкнулись бы вокруг пустоты. Однако вермахт готовился к нападению на СССР, поэтому масса войск была сосредоточена в Брестском выступе, который и отрезали упомянутые клещи.

Разгромить авиацию противника внезапным ударом по аэродромам можно было только в том случае, если аэродромы эти были придвинуты к самой границе. Опять же, это возможно в одном-единственном случае: если неприятельская армия готовится сама нанести внезапный удар.

Тут я опять предлагаю читателю провести самостоятельное исследование трудов Владимира Богдановича и убедиться, что версия превентивного удара по изготовившемуся к превентивному удару противнику гораздо более правдоподобна, чем версия агрессивного удара по ничего не подозревающему противнику.

У нас остается один неясный вопрос: почему же Сталин опоздал со своим превентивным ударом? Простейшее объяснение: разведка напортачила и дала неверные данные о дате начала немецкого нападения. Как же так, спросите вы, ведь в последнее время опубликована масса донесений разведки, в которых дата немецкого нападения названа совершенно верно. Все правильно, но опубликована и масса донесений, в которой эта дата названа совершенно неверно.

Возьмем пресловутого Зорге. Помимо точной даты нападения он называл и другие: окончание войны с Англией, весна 1941 года, окончание уборочной кампании в СССР Точно такой же разнобой существовал и в донесениях других советских агентов, причем некоторые из них стояли гораздо ближе к гитлеровскому руководству, чем Зорге. То есть в распоряжении советского руководства имелось несколько взаимоисключающих вариантов действий Гитлера, и нужно было выбрать из них один. Гадать на кофейной гуще было не в обычаях Сталина, поэтому он задумался: какие мероприятия должен провести Гитлер, прежде чем напасть на СССР? Вычленив из этих мероприятий главное, он дал команду отслеживать его выполнение.

Нет, речь тут не о пресловутых бараньих тулупах и не о зимней смазке и топливе, а о Японии.

2

27 сентября 1940 года в Берлине представителями Германии, Италии и Японии был подписан Тройственный пакт. Владимир Богданович об этом документе скромно умалчивает по вполне понятной причине: его содержание начисто перечеркивает всю его теорию.

Вчитаемся в третью статью этого договора: «Германия, Италия и Япония... берут на себя обязательство поддерживать друг друга всеми политическими, хозяйственными и военными средствами, в случае если одна из трех договаривающихся сторон подвергнется нападению со стороны какой-либо державы, которая в настоящее время не участвует в европейской войне и в китайско-японском конфликте». Из великих держав в то время в европейской войне не участвовали только СССР и США. Так что данная статья однозначно указывала: если СССР нападет на Германию, Япония окажет ей политическую, хозяйственную и ВОЕННУЮ помощь.

Тройственный пакт отнюдь не был секретным документом, так что содержание его Сталину было известно. Значит, он не мог не учитывать того факта, что, напав на Германию, он тут же получит войну на два фронта. Надо было предпринимать какие-то шаги, чтобы обезопасить себя от этой угрозы. Вроде бы такой шаг был сделан 13 апреля 1941 года, когда Советский Союз заключил с Японией Пакт о нейтралитете. Но какова была формулировка этого пакта? Цитирую: «Если одна из Договаривающихся сторон станет объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих сил, другая Сторона будет соблюдать нейтралитет на протяжении всего конфликта».

Если Германия нападет на СССР, двойного толкования данного пункта быть не может — Советский Союз стал объектом военных действий, значит, Япония должна соблюдать нейтралитет. Кроме того, вышеприведенный пункт Тройственного пакта вовсе не обязывает Японию помогать Германии, если та сама на кого-то нападает.

Собственно говоря, так оно и было в реальности. После нападения Гитлера на СССР Япония тянула резину, кормила Германию «завтраками», но от объявления войны своему северному соседу воздержалась. О причинах такого ее поведения и о возможных вариантах поведения Японии я расскажу чуть ниже, сейчас же рассмотрим второй вариант — СССР нападает на Германию.

Понятно, что в этом случае руки у Японии развязаны. Японское руководство может посчитать, что раз Германия не сдалась сразу, а оказывает вооруженное сопротивление, значит, СССР является объектом военных действий со стороны Германии и договор нужно соблюдать. Но ничто не мешает японцам заявить, что фразу «станет объектом военных действий» они понимают как «подвергнется нападению». А раз так, почему бы им ие напасть на советский Дальний Восток? К этому их прямо обязывает Тройственный пакт, кроме того, они должны сделать это хотя бы из чувства самосохранения.

Вот смотрите: между СССР и Германией был точно такой же договор о ненападении, как и между СССР и Японией. Но Сталин его коварно разорвал и ударил Германии в спину. Значит, договоры для пего пустой звук, поэтому полагаться на договор о ненападении между СССР и Японией никак нельзя. Попятно, что, разгромив Германию и подчинив себе всю Европу, он обратит взор на Восток, и Японии придется худо. Единственный выход — самой начать войну против СССР (превентивную, естественно), выбрав для этого подходящий момент. А такой момент наступил бы достаточно быстро, как только вся Красная Армия ушла бы в Западную Европу.

Опять обратимся к тридцать третьей главе «Ледокола». В. Суворов пишет: «В августе 1941 года Второй стратегический эшелон завершил Висло-Одерскую операцию, захватив мосты и плацдармы на Одере. Оттуда начата новая операция на огромную глубину.

Войска идут за Одер непрерывным потоком: артиллерия, танки, пехота. На обочинах дорог груды гусеничных лент, уже покрытых легким налетом ржавчины; целые дивизии и корпуса, вооруженные быстроходными танками, вступая на германские дороги, сбросили гусеницы перед стремительным рывком вперед». («Ледокол». Гл. 33.) И в это время японская Кван-тунская армия наносит сокрушительный удар. Ей противостоит Дальневосточный фронт, однако фронт этот не имеет возможности маневрировать резервами (сомневающихся в этом отсылаю к главе девятнадцатой «Очищения»), поэтому японцы бьют корпуса и дивизии по частям, полностью отрезают Дальний Восток, а йотом начинают продвижение на Запад.

Продолжать не буду, и так понятно, что Сталину пришлось бы кисло, как минимум он должен был приостановить «освобождение Европы» и заняться Азией. А в Европе тем временем ситуация могла поменяться, британцы, обнаружив, что вермахт практически разгромлен, быстренько высадились бы на континенте, причем не в Нормандии, а где-нибудь» на побережье самой Германии. И весь сталинский план рушится, как карточный домик.

Однако, если верить В. Суворову, Сталин, планируя удар по Германии, этого варианта ие опасался. Почему? Понятия не имею. Вопрос этот следует адресовать не мне, а Владимиру Богдановичу. Это он должен объяснить, почему, собираясь двигаться на Запад, Сталин совершенно не думал о том, что может произойти у него за спиной, на Востоке. Лично я вижу только один вариант ответа — Сталин не собирался нападать на Германию, поэтому он и не боялся удара со стороны Японии.

Переходим к действиям Гитлера. После начала войны он произнес знаменитую речь, в которой прямо объявил о превентивном характере войны, обвинив Сталина в подготовке агрессии. Это было втом числе и обращение к Японии. Дескать, хотя войну первой начала Германия, настоящим виновником является СССР, так что давай, милый друг, ударь со своей стороны. Но Япония предпочла сделать вид, что не услышала этого обращения, и подождать, как там события будут развиваться.

В главе пятой «Дня М» В. Суворов рассказал нам о сокрушительном поражении, которое нанесли советские войска под командованием Жукова японской армии на Халхин-Голе. Японцы, которые до этого планировали оттяпать советский Дальний Восток, правильно поняли преподанный им урок и стали искать более легкую добычу. Она быстро нашлась. Французские колонии в Индокитае, оставшиеся практически бесхозными после разгрома Франции, сами просились в руки. Кроме того, было в Дальневосточном регионе и кое-что у Англии, которая, ведя жестокую войну с Германией, не могла одновременно защищать свои колонии по всему миру. Все это и задумали японцы прибрать к рукам. Зачем же им было в это время связываться с Россией?

Опять обратимся к нашему неисчерпаемому источнику, к «Ледоколу».

«Хорошо известно, что осенью 1941 года Зорге сообщил Сталину о том, что Япония не вступит в войну против Советского Союза. Используя эту чрезвычайно важную информацию, Сталин снял с дальневосточных границ десятки советских дивизий, бросил их под Москву и тем самым изменил стратегическую ситуацию в свою пользу». («Ледокол». Гп. 30.) То есть Зорге имел возможность добывать вполне достоверную информацию о намерениях Японии. Но не могла же эта возможность появиться на пустом месте. Наверняка Зорге сообщал что-то очень важное и до начала войны, но не о намерениях Германии, а о намерениях Японии. Опять цитируем Владимира Богдановича: «Гпавным объектом работы Зорге в Японии была не Германия, а Япония. Начальник ГРУ С. Урицкий лично ставит Р Зорге задачу: «Смысл вашей работы в Токио — отвести возможность войны между Японией и СССР. Главный объект —

германское посольство». («Огонек», 1965, № 14.) Германское посольство — это только прикрытие, используя которое Зорге выполняет свою главную задачу». («Ледокол». Гл. 30.)

Значит, Сталин знал о том, как поведет себя Япония до начала войны. То есть он был уверен, что если Германия нападет первой, сражаться она будет одна. Но ведь об этом втором варианте не мог не знать и Гитлер!

В. Суворов доказывает, что нападение Германии на СССР было жестом отчаяния. Помните? «Но Гитлер, которого Сталин пактом Молотова — Риббентропа загнал в стратегический тупик, вдруг понял, что терять ему нечего, все равно у Германии не один фронт, а два, и начал воевать на двух фронтах. Этого не ожидал ни Голиков, ни Сталин. Это самоубийственное решение, но другого у Гитлера уже не было». («Ледокол». Гл. 30.) Даже если бы дело обстояло так, кое-какая надежда победить СССР у Гитлера все же теплилась (иначе он просто пальнул бы себе в висок тогда же, в сороковом), и он старается привлечь к войне всех, кого возможно. В первой половине 41-го гитлеровская дипломатия развила бешеную деятельность. В результате худо-бедно удалось сколотить блок из Германии, Италии, Румынии, Венгрии, Словакии и Финляндии. А вот Японию почему-то «забыли».

Задумаемся, кто был нужнее Гитлеру: Словакия, выставившая на фронт то ли две, то ли три дивизии, или Япония, имевшая в Маньчжурии под ружьем более миллиона человек? Но Словакию перед войной посещают германские дипломаты первого эшелона, а в Японию почему-то катят только курьеры и третьестепенные дипломаты, везущие сообщения, что «...сразу после окончания войны в Европе начнется война против Советского Союза».

Между тем привлечь Японию к вступлению в планируемую превентивную войну было исключительно просто. Достаточно было показать японцам документы, поделиться с ними теми сведениями, на основании которых Гитлер сделал вывод о готовящейся агрессии против Германии. Ну а далее последует тот вариант, который я описал выше.

Сложнее было втянуть Японию в войну, если никаких документов и материалов у Гитлера не было, а имелись только его соображения о том, что, не победив Россию, выиграть войну невозможно. Однако попытку сделать было нужно. Но Гитлер такой попытки не сделал, и Сталин об этом знал.

Для этого ему даже не нужен был Зорге. Понятно, что дня серьезных переговоров в Японию должен был отправиться если и не сам Риббентроп, то какой-то достаточно ответственный чиновник германского МИД. А единственный путь из Германии в Японию в то время лежал через Советский Союз. Так что достаточно было следить, кто едет но Транссибу в Японию. Если немцы посылают какую-то значительную персону, значит, они всерьез взялись за подготовку войны против СССР, стало быть, нужно спешить с превентивным ударом по Германии.

Но весной 1941 года из Германии в Японию курсировали только дипкурьеры да какие-то малозначительные лица. Вот Сталин и не волновался.

4

Теперь озадачимся вопросом: почему же Гитлер напал на СССР, не заручившись поддержкой Японии? В трудах Владимира Богдановича мы ответа на этот вопрос не находим. Собственно, он его даже не ставит. Зато у кремлевских историков ответ найти можно — Гитлер планировал разгромить СССР за два-три месяца имевшимися у него силами, поэтому восточный союзник ему был попросту ненужен. Верить коммунистическим фальсификаторам мы не станем, тем более что В. Суворов давно доказал, что Гитлер никак не мог питать такие надежды.

Но мы-то с вами уже знаем, Гитлер вовсе не собирался завоевывать весь Советский Союз, он даже не планировал захватить всю его европейскую часть. По его мнению, достаточно было разбить Красную Армию в приграничном сражении, после чего или в СССР произойдет революция, или Сталин сам запросит мира.

При чем же тут Япония? Она может понадобиться только при самом худшем варианте развития событий: если вермахту придется продвинуться до линии Архангельск—Волга— Астрахань, а Советский Союз так и не капитулирует. Вот тут удар в спину может окончательно сломать хребет Сталину. Но такой удар в этот момент Япония нанесла бы и безо всяких предварительных договоренностей. Вспомним, что в реальности японцы планировали вступить в войну после падения Сталинграда, и это при том, что они уже вели в тот момент войну с США.

Как видите, история с Японией прекрасно объясняет, почему Сталин не верил в нападение Гитлера летом 1941 года. Однако он не дает объяснения, почему же Гитлер рискнул вести войну на два фронта.

Я обещал дать простое объяснение этого факта, и я его даю: НАЧИНАЯ ВОЙНУ ПРОТИВ СССР, ГИТЛЕР БЫЛ УВЕРЕН, ЧТО ВТОРОГО ФРОНТА У НЕГО НЕ БУДЕТ!

Откуда же у него взялась эта уверенность? Чтобы дать ответ на этот вопрос, нам придется перейти ко второй части нашего расследования. Помните, в самом начале я написал, что, точно выяснив, что противник подсовывает вам дезинформацию, можно разобраться с тем, что же именно противник хочет от вас утаить. То есть воссоздать истинную картину.

Вот этим мы теперь и займемся.

Глава 22 ПАРАШЮТНЫЙ ДИПЛОМАТ

О чем может мечтать Черчилль в 1940 году в плане стратегическом? Только о том, чтобы война для Германии превратилась из войны на один фронт в войну на два фронта.

в. Суворов. «Ледокол»

1

Парашютистов в Германии было значительно меньше, чем в СССР Гитлеру не приходилось и мечтать о миллионе подготовленных крылатых пехотинцев. Впрочем, разговор у нас пойдет не о немецких воздушно-десантных частях, а всего об одном парашютисте. О самом знаменитом парашютисте всех времен и народов, о Рудольфе Гессе.

На 10 мая 1941 года он занимал пост заместителя Гитлера по партии, т.е., по сути, был вторым человеком в Германии. И это понятно, Гесс был с фюрером с самого начала, он участвовал в знаменитом «Пивном путче», после его провала по приговору суда попал в ту же крепость Ландсберг, где отбывал заключение Гитлер. Там Гесс помогал Гитлеру работать над «Майн кампф», так что кое-какие заключающиеся там идеи принадлежат Гессу. После выхода из тюрьмы Гесс взял на себя всю рутинную работу по подготовке прихода нацистов к власти, и именно ему Гитлер обязан своим триумфом в 1933 году.

Как свидетельствуют многочисленные очевидцы, никаких противоречий между Гитлером и Гессом не было никогда. Гесс преклонялся перед Гитлером, считал его гением, а все его решения тут же стремился претворить в жизнь. И вот этот человек, которого в Имперской канцелярии за глаза называли «тенью фюрера», 10 мая 1941 года садится в самолет и через несколько часов выпрыгивает из него с парашютом над Британскими островами!

Официальная немецкая версия (которую, почему-то не поморщившись, скушали все историки всего мира) гласит: Гесс считал, что только немедленный мир с Англией может спасти Германию. Он надеялся, что через своих друзей в Англии, которые занимали там высокое положение, он сможет заключить этот мир. Вот почему, без разрешения Гитлера, он и предпринял свой знаменитый полет. Не знаю, как вы, а я эту туфту принять на веру не могу.

2

Начнем с того, к кому летел Гесс? Источники называют герцога Гамильтона. Вы знаете, кто это такой? Вот и я не знал до тех пор, пока не занялся этим вопросом.

Герцог Гамильтон был шотландским пэром и главным камердинером королевского двора. Пусть вас не смущает громкое название должности, никакой реальной власти или хотя бы возможности влиять на политику она не давала. Король в Англии, как известно, «царствует, но не правит», так что никто из его ближайшего окружения никакого влияния на вопросы войны и мира оказать не может. Кстати, даже назначением этого самого главного камергера ведает вовсе не король, а премьер-министр. Так что все обязанности герцога Гамильтона в Букингемском дворце сводились к тому, что по особо торжественным дням он выступал позади короля (или впереди, а может, и рядом с ним, я не уточнял). Впрочем, в означенное время Гамильтон и этих обязанностей не исполнял, потому как командовал авиабазой Тернхаус.

Так откуда же вообще возникла эта странная фигура в деле Гесса? Все предельно просто: в шотландском поместье герцога имелась взлетно-посадочная полоса.

Тут стоит привести широко известный факт: прыжок Гесса с парашютом на территорию Британии был первым и единственным в его жизни! Более того, парашютным делом Гесс никогда не интересовался даже теоретически, так что первый же его прыжок чуть было не окончился трагически. Отсюда со всей очевидностью вытекает, что он вовсе и ие собирался совершать этот прыжок. Гесс планировал спокойно приземлиться в том самом поместье, сделать то, за чем прилетел, а потом улететь обратно.

3

Что же он собирался делать в Англии? Может, поохотиться в поместье герцога, половить рыбку в бурных шотландских речках? Исключено, потому как самого герцога Гамильтона в то время в поместье не было! Как я уже писал, он в это время командовал базой королевских ВВС. Конечно, герцог — это вам не клерк какой-нибудь, он вовсе не обязан все служебные часы отсиживать в офисе от доски до доски. И Гамильтон регулярно, почти каждый месяц брал десятидневный отпуск и куда-то уезжал. Цели большинства его отлучек не установлены (бумаги герцога находятся в личном архиве его семьи и исследователям доступ к ним закрыт). Тем не менее документально установлено, что конкретно 10 мая 1941 года он был в Лондоне. Так кого же собирался встретить Гесс в пресловутом поместье?

Следующий странный факт. В понедельник 5 мая состоялась последняя встреча Гесса с Гитлером. Беседа была долгой, она продолжалась более четырех часов. О чем же говорили два соратника? Не известно. Почему-то Гитлер, который, как нам показал В. Суворов, тщательно фиксировал для истории все свои высказывания, даже незавершенные мысли, об этой беседе никаких записей не оставил. Молчал о ней и Гесс. Точнее, в тех протоколах допросов Гесса, которые доступны исследователям в данный момент, об этой беседе не упоминается.

Тут нужно упомянуть странную историю с этими протоколами и вообще с бумагами, связанными с делом Гесса, хранившимися в министерстве иностранныхдел Великобритании (кстати, почему они хранились в МИД, а не в разведке?). Часть из них была рассекречена в восьмидесятые годы двадцатого столетия, но осталось несколько папок, которые должны были быть рассекречены только в 2017 году! Факт сам по себе странный, поскольку в Британии обычно документы остаются секретными не более пятидесяти лет. Но речь не об этом. Исследователи, занимавшиеся рассекреченными бумагами, быстро установили, что может, точнее даже, что должно храниться в оставшихся секретных папках. В частности, в рассекреченных документах упоминалось о том, что Гесс привез в Англию некое послание, но самого послания среди этих документов не было. Более того, отсутствовала опись вещей и бумаг, которые были при Гессе в момент его задержания, хотя упоминание о том, что такая опись составлялась, присутствовало.

И вот в 1991 году британское правительство пошло на беспрецедентный шаг: отменило свое собственное решение и рассекретило все материалы по делу Гесса. Но каково же было удивление исследователей, когда среди этих документов не оказалось упомянутых письма и описи! Более того, все поступившие в научный оборот материалы не содержали ничего принципиально нового. Было как-то даже непонятно, почему их не рассекретили вместе с остальными, а собирались хранить до 2017 года.

Тут уместно еще раз повторить пророческую фразу Владимира Богдановича: «Когда-то откроются архивы, и мы найдем много интересного. Но главного не найдем». Понятно, что в архивах хранилось что-то такое, опубликование чего Британия не могла допустить ни в коем случае. Почему же пресловутые папки не рассекретили раньше, предварительно изъяв из них опасные документы? Да потому, что был жив сам Гесс. Как известно, он умер в августе 1987 года, причем при весьма загадочных обстоятельствах.

На тот момент Гесс оставался последним заключенным в тюрьме Шпандау, специально отведенной для высокопоставленных гитлеровцев. Первоначально в тюрьме содержалось восемь заключенных, трое из которых были приговорены к пожизненному заключению. Но в 1966 году Гесс остался один, все остальные, в том числе и двое «пожизненных» заключенных, вышли на свободу. Отметим такой факт: тюрьма в Шпандау была международной и преступники там находились под ме>кду-народной юрисдикцией. Это, в частности, означало, что сократить им срок заключения можно было только при согласии всех стран антигитлеровской коалиции (Англии, США и СССР). Против освобождения Гесса выступал как раз СССР (хотя Гесс на процессе в Нюрнберге ничего не говорил о превентивной войне против Советского Союза и вообще отрицал, что ему что-либо было известно о плане «Барбаросса»). Но в 1985 году к власти пришел Горбачев, который тут же начал налаживать тесные контакты с Западом, В 1987 году адвокаты Гесса обратились к СССР с просьбой рассмотреть вопрос о помиловании их подзащитного. Летом того же года президент Западной Германии Рихард фон Вайцзекер вручил Михаилу Горбачеву досье, содержавшее материалы по освобождению Гесса. Через некоторое время в прессе появились сообщения, что рассмотрение дела Гесса идет полным ходом и вскоре может последовать положительное решение. Можно было ожидать, что еще до конца лета Гесс окажется на свободе. Но 17 августа 1987 года он был найден повесившимся в летнем домике в тюремном саду!

Я не стану пересказывать официальную версию случившегося, скажу только, что на очень многие вопросы она ответов не давала. Например, почему охранник, который должен был всюду сопровождать Гесса, оставил его одного в небольшом садовом домике. Не ясно также, почему вся мебель в этом домике оказалась перевернутой, а стул, на котором обычно сидел Гесс, оказался в противоположном углу от его тела. Короче говоря, смерть Гесса не менее таинственна, чем история с его полетом.

4

Возвращаемся к этому полету. В Британии в то время уже была довольно совершенная система радарного обнаружения самолетов противника. И в 22.10 радиолокационная станция в Чейн-Хоум на восточном побережье Шотландии доложила об обнаружении воздушной цели. Еще через некоторое время последовало уточнение, в котором говорилось о ТРЕХ самолетах, приближающихся со стороны Северного моря. Через некоторое время цель поймали и три другие станции, но в их докладах говорилось об ОДИНОЧНОМ самолете. Нанеся на карту расположение всех четырех станций и дальность их действия, легко установить, что два самолета, доведя третий почти до английской береговой черты, развернулись и полетели домой.

Далее начинается какая-то фантасмагория. На территории Великобритании было множество постов звуковой локации, и все посты, лежавшие на пути Гесса, его засекли, а некоторые и совершенно правильно идентифицировали как Ме-110. Более того, поскольку Гесс летел достаточно низко, а темнота еще не наступила, самолет Гесса наблюдали невооруженным глазом с нескольких постов. Тем не менее на перехват был поднят всего ОДИН истребитель, который не смог обнаружить самолет-нарушитель (и это при том, что Гесс летел практически по прямой).

Так, никем не преследуемый, Гесс проскочил всю Шотландию и вновь оказался над морем. Последовало несколько странных маневров. Сначала Гесс пролетел вдоль береговой линии, потом пересек ее, пролетел немного назад вдоль своего прежнего курса, затем совершил петлю, полетел на север. Словом, понятно, что наш воздушный ас элементарно заблудился и найти аэродром, на который он собирался сесть, не смог. Пришлось прыгать с парашютом, причем не в какой-то конкретной точке (где его ждали или должны были ждать), а в первом попавшемся подходящем месте.

Покинуть место приземления Гесс не смог, потому как серьезно повредил ногу (напомню, прыгал он в первый раз в жизни), через некоторое время его нашел местный фермер, который тут же вызвал лейтенанта, командовавшего отрядом самообороны.

И все. Миссия Гесса перестала быть секретной. Так что нужды описывать, что и как происходило с Гессом дальше, нет. Лучше посмотрим, что должно было происходить по первоначальному плану, не вмешайся в ход событий не посвященные в высокую политику фермер и лейтенант.

5

Итак, предположим, Гесс не заблудился, а точно вышел к нужному ему частному аэродрому. Хотя уже наступала ночь, приземлиться он смог бы без труда — для этого даже не нужно было устраивать на аэродроме освещение, достаточно было поместить на посадочной полосе пару белых полотнищ, обозначающих ее начало и конец. Ночь была лунная, так что заметны они были бы прекрасно. Самого герцога Гамильтона в поместье нет, но кто-то Гесса там >едет. Самолет быстро закатывается в ангар, подальше от любопытных глаз. Впрочем, таких глаз поблизости не так уж много (по английским меркам, место достаточно глухое), и среди них точно нет ни одной пары, способной определить, какой именно самолет совершил тут посадку.

На следующую ночь (а может, и через два-три дня) Гесс садится в самолет и совершает обратный перелет. Дело сделано.

Какое именно дело?

Ответ будет чуть позже, пока же хочу отметить такое стран -ное обстоятельство: во всех своих семи книгах Владимир Бог-дднович упоминает Гесса ВСЕГО ОДИН РАЗ! Причем даже не сам упоминает, а приводит цитату из статьи какого-то Кукушкина: «Начало этой зловещей акции было положено в декабре 1936 года на совещании у Гитлера, где присутствовали также Гесс, Борман и Гиммлер. Фюрер раздраженно...» («Очищение». Гл. 18.) Кто-то может сказать, что тема полета Гесса прямо не относится к разбираемым В. Суворовым вопросам. Еще как относится!

Сначала приведу цитату: «Только летом 1940 года Гитлер понял, что его обманули. Он попытался переиграть Сталина, но было слишком поздно. Гитлер мог рассчитывать только на блестящие тактические победы, но стратегическое положение Германии было катастрофическим». («Ледокол». Гл. 6.) Вот тут как нельзя лучше подходит фраза типа «Гитлер мечется, пытается заключить мир с Англией, даже посылает туда своего заместителя Гесса, но честные британцы не идут ни на какие соглашения е.». И так далее. Можно поставить практически такую же фразу и после такого места: «Война на два фронта — гибель для Германии, это знал каждый, это знал сам Гитлер и открыто об этом говорил». («Последняя республика». Гл. 9,) Еще лучше она ляжет после такого места: «В 1940 году германские войска захватили Нормандские острова: Джерси, Гернси и ряд более мелких. Острова британские, но лежат они у самой Франции. Даже с Гернси, самого далекого из них, в хорошую погоду виден французский берег. Полосочкой. С точки зрения военной острова надо было захватывать, а с точки зрения политической — нет. Захват этих островов означал, что впервые за тысячу лет Британские острова топчет вражеская нога. При мысли об этом у гордых британцев раздувались ноздри. Ярость благородная британцев распирала с такой силой.

что лучше бы с ними Гитлеру было не связываться. Захват этих островов означал — мира с Британией быть не может», («Самоубийство», Гл. 15,)

Ведь никаких подтверждений тому, что Англия не могла заключить мир с Германией, Владимир Богданович не приводит (не считать же доказательствами эмоциональные утверждения типа «ни за что и никогда»). А тут такой блестящий пример — вот Гитлер пытался договориться, а гордые британцы ему дулю под нос.

Я мог бы привести еще массу выдержек из трудов В. Суворова, в которых история Гесса играла бы на его стороне. Но он вообще не упоминает об этой истории и о самом Гессе (в приведенной выше цитате из Кукушкина Гесс остался явно по недосмотру). Почему? Все просто, Виктор Богданович не мог затрагивать этой истории, потому как в ней масса неясностей. Вдруг кто-то из читателей заинтересуется ею и найдет то, что британские заказчики В. Суворова хотят скрыть.

Однако Владимир Богданович умудрился перехитрить самого себя! Он практически открытым текстом написал в «Последней республике» то, что пытаются скрыть англичане, всячески замалчивая историю полета Гесса.

Глава 23 ВИНОВНИК НАЙДЕН

Можно представить только одно политическое стремление Черчилля: найти громоотвод для германского «блицкрига» и отвести германский удар от Британии в любую другую сторону. Во второй половине 1940 года таким громоотводом мог быть только Советский Союз.

В. Суворов. «Ледокол»

1

Приведу очередную обширную цитату из Владимира Богдановича:

«Начнем с главного. Со статистики. Британия вступила в войну 3 сентября 1939 года. В ответ германский подводный флот блокировал Британию. За 1939 год гитлеровские подводные лодки утопили 222 британских торговых корабля. Это официальная статистика. (Ро5кШ 5. ТНе Шаг а! 5ее, 1939— 1945. Ь: Н.М.51а1юпегОйтсе. 1954. Р. 615.)

В среднем немцы топили по два британских торговых корабля каждый день без выходных н праздников. Британия — на островах. В то время Британия себя сама прокормить не могла. Да и не растут в Британии ни бананы, ни ананасы. А британский народ без бананов долго не протянет. Это вам не Россия. Кору с деревьев тут есть не привыкли и к супу с лягушками не приучены. Без бразильского кофе британский джентльмен не выживет. Это я вам точно говорю.

За следующий 1940 год Британия потеряла 1056 торговых кораблей (тот же источник). Это — по три торговых корабля в день. Британский торговый флот катастрофически сокращался, а германский подводный флот тем временем стремительно рос.

«За первые шесть месяцев 1941 года мы потеряли 760 торговых судов, потопив всего 12 подводных лодок». Это тоже официальная статистика. Это написал кэптэн М. Кэсуэлл, военно-морской атташе при посольстве Великобритании в СССР («Красная Звезда». 29 августа 1991 г.) 760 торговых кораблей за шесть месяцев — это по четыре в день. В 1939 году — по два в день, в 40-м — по три, в 41 -м — по четыре. И тут же официальный вывод военно-морского атташе: «Великобритания в 1941 году была на грани поражения».

Обращаю еще раз внимание на то, что это говорит военный дипломат. Его публичное выступление только в одном случае может считаться личным мнением: если государство немедленно его слова опровергло, объявило их личным мнением, а дипломата отозвало домой, заменив другим. Этого не было. Следовательно, официальная точка зрения: В 1941 ГОДУ БРИТАНИЯ БЫЛА НА ГРАНИ ПОРАЖЕНИЯ». («Последняя республика». Гл. 9.)

Вот так вот. Не больше и не меньше. Не напади Германия на СССР (естественно, в ответ на приготовления СССР к нападению на Германию), и Британская империя перестает существовать, причем в ближайшие месяцы!

Далее В. Суворов пишет: «Британия имела только два выхода:

1.         Подписать сепаратный мир с Германией. Проще гово- ря — сдаться на милость Гитлера.

2.    Вовлечь Советский Союз в войну против Гитлера. Сдаваться британцам как-то не хотелось, а надеяться на

гитлеровский поход на Восток не приходилось. Все понимали, что Германия не может воевать на два фронта одновременно — и против Британии, и против Советского Союза (выделено мной. — В.В.). Война на два фронта — гибель для Германии, это знал каждый, это знал сам Гитлер и открыто об этом говорил. Надеяться на то, что Гитлер нападет на Сталина, не мог никто. Последняя возможность: Сталин нападет на Гитлера. Вот к этому и стремилась Британия Сталина склонить». («Последняя республика». Гл. 9.)

Легко склонить человека к тому, к чему он и сам стремится. Но ведь, как я это доказал выше, Сталин вовсе не стремился завоевать мир военным путем, ему нужна была именно мировая революция. Когда он понял, что она опять откладывается, занялся укреплением своей обороны. Значит, и воевать с Германией он вовсе не стремился. Стало быть, нужно было его как-то заинтересовать, что-то ему такое предложить или запугать его.

Что могла предложить Британия Сталину, мы разбирать не станем, просто потому, что она ему ничего не предлагала. Остается второй вариант — запугать. Чем? Тем, что Германия собирается напасть на СССР? Аргумент сильный, только ведь он не сработал. Вспомним, что Владимир Богданович убедительно доказал: Сталин не верил в возможность германского нападения, потому как не видел причин для такого нападения.

Впрочем, дело даже не в этом. Вспомним, что двадцать девятая глава «Ледокола» называется «Отчего Сталин не верил Черчиллю». Приведу только одну цитату оттуда: «Проще говоря, Британии (по мнению Сталина, которое он открыто выразил 10 марта 1939 года) хочется столкнуть Советский Союз с Германией, а самой отойти в сторону от этой драки. Не знаю, в этом ли было намерение Черчилля, но именно в таком аспекте Сталин воспринимал любое действие британского правительства и дипломатии». («Ледокол». Гл. 29.) То есть Сталин прекрасно понимал, что Британия находится при последнем издыхании, Черчилль мечется в поисках выхода из этого положения и пытается отвести угрозу от Британских островов, втравив Германию в войну с СССР. Только ведь Сталина проблемы Британской империи ни с какой стороны не волнуют, так зачем ему самому начинать эту войну?

Тут уместна еще одна цитата: «И сталинская глупость была непонятна британцам: вот он сидит и ждет, а Британия на последнем издыхании, Британия не выдержит долго, Британия до 1942 года не дотянет, Британия будет вынуждена сдаться. И тогда в 1942 году глупый Сталин останется один на один с Гитлером. Так неужели же он этого не понимает? Ему надо нападать на Германию сейчас, в 1941 году, пока Британия не сдалась!» («Последняя республика». Гл. 9.) Задаем классический суворовский вопрос: «А зачем?» В смысле, зачем Сталину «нападать на Германию сейчас, в 1941 году, пока Британия не сдалась!»? Чтобы не остаться «один на один с Гитлером»? Так ведь сам Владимир Богданович убедительно доказал, что бояться Германии Советскому' Союзу в то время не приходилось ни при каких обстоятельствах. «В 1941 году у Гитлера было достаточно территорий от Бреста на востоке до Бреста на западе, от Северной Норвегии до Северной Африки — освоить все это было невозможно и за несколько поколений». («День М», Гл. 17.) «Перед Гитлером лежали никем не контролируемые колониальные владения Голландии... И бельгийского Конго...» («Очищение». Гл. 22.)

Ну а после крушения Британии перед Гитлером окажутся и «никем не контролируемые колониальные владения» Великобритании. То есть практически весь мир.

2

Впрочем, хватит цитат. Двадцать вторая глава «Очищения» называется «Имел ли Сталин основания бояться?». И в ней убедительно доказано, что Сталину ни с какой стороны опасаться Гитлера не приходилось. Сомневающимся предлагаю перечитать ее внимательно (и предшествующую ей главу «Боялся ли Сталин Гитлера»), уверяю, все сомнения тут же исчезнут.

С другой стороны, капитуляция Англии открывала перед Сталиным новые, весьма заманчивые перспективы. Например, использовать свои воздушно-десантные корпуса по прямому назначению. «Четвертая возможность: захват никем не управляемых колоний разгромленных европейских метрополий и дружественной Британии». («Последняя республика». Гл.20.)

«Перед нами лежали огромные территории от Тихого океана до Индийского и от Индийского — до Атлантического. Гитлер сокрушил колониальные метрополии, и надо было только прибрать к рукам бесхозные колонии. Одну за другой. По очереди». (Там же.)

Стало быть, и самому Сталину нападать на Германию смысла не имело — вон сколько всего бесхозного кругом было. Нужно всего-навсего договориться с Гитлером о разделе сфер влияния в Азии (как до этого с ним был урегулирован вопрос о разделе сфер влияния в Европе), и сколько еще новых республик можно принять в Советский Союз, не втягиваясь в войну с достаточно сильным противником.

Конечно, когда-нибудь придется решать проблему советизации Европы, но это дальняя перспектива. К тому же гитлеровский режим несет в себе зародыш собственной гибели. Вспомним, что в том же 1941 году на всей территории покоренных Гитлером стран разворачивалось движение сопротивления. И движение мощное, но «Гитлер разгромил Францию, но у него нет сил разгромленную Францию захватить целиком... У Гитлера не хватало войск для оккупации Голландии. Надо было иметь в Голландии две дивизии, а Гитлер мог выделить только одну». («Очищение». Гл. 22.) И всю войну Германия имела не два фронта, а три. Третий был внутренний. И этот внутренний фронт вполне мог привести Германию в то состояние, когда ее можно было бы взять голыми руками.

Таким образом, «вовлечь Советский Союз в войну против Гитлера» Британия не имела никакой надежды. А наоборот, вовлечь Гитлера в войну против Советского Союза?

Обратите внимание на фразу в вышеприведенной цитате: «Все понимали, что Германия не может воевать на два фронта одновременно — и против Британии, и против Советского Союза». Как видите, причиной того, что Гитлер не может напасть на СССР, является то, что Германия не может воевать на два фронта. А если фронт у него будет один? Это как, спросите вы. Очень просто, отвечу я, если Англия заключит мир с Германией.

Я опять слышу хор возмущенных голосов: «Да Англия ни за что и никогда... да Черчилль в своей речи... Да немцы захватили территорию Британии...» И так далее и тому подобное. Спорить не стану, сделаю вид, что согласен с тем, что Черчилль не мог ни в коем случае пойти на мир с Гитлером. А пообещать заключить его сразу после нападения Германии на СССР?

Чувствую, что хор возмущенных голосов как-то сразу стихает. Действительно, что мешало тому же Черчиллю в каких-то тайных переговорах посулить Германии мир в обмен на нападение на СССР, а потом коварно обмануть Гитлера? Да ничего. Конечно, с точки зрения морали выглядит это не очень красиво, но, повторяю, в политике моральные критерии учитываются в последнюю очередь. Кроме того, переговоры ведь будут тайными, так что если что потом и просочится наружу, можно объявить это вражеской пропагандой.

Впрочем, Черчиллю не было нужды мараться и давать какие-то обещания, пусть и тайные, самому. Англия ведь страна демократическая, премьер-министр в ней вовсе не является неограниченным и несменяемым властителем. Так что достаточно было уверить Гитлера, что в Британии имеется мощная оппозиционная сила, которая в случае начала войны Германии против СССР скинет Черчилля, займет его место, заключит мир с Германией, а то и выступит на его стороне.

Обращу ваше внимание на еще одно место в «Последней республике»: «Могли Черчилль воевать против Гитлера и в то же время объединить свои силы с Гитлером... и напасть на Сталина?

Было ли в мировой истории такое: две страны воюют друг против друга и в то же время, объединив свои силы, внезапно нападают на третью нейтральную страну?» («Последняя республика». Гл. 24.)

Тут прямо упоминается Черчилль. Поставьте на его место какую-нибудь другую фамилию, и фраза сразу же теряет свою категоричность. Ну, например: «Мог ли Мосли объединить свои силы с Гитлером и напасть на Сталина?» Конечно, вероятность того, что лидер британских фашистов Освальд Мосли мог прийти к власти в 1941 году, была исчезающе мала (он в это время вообще находился в заключении), но были в Британии и другие деятели, которые вполне могли заменить Чер

чилля и в то же время не занимали столь же непримиримую позицию в вопросе заключения мира с Германией.

Ну а если предположить, что германо-британский мир теоретически мог быть заключен, и вторая фраза меняет смысл: «Было ли в мировой истории такое: две страны воюют друг против друга, потом заключают мир и, объединив свои силы, внезапно нападают на третью нейтральную страну?» Согласитесь, такие варианты в мировой истории встречались.

Тут я хочу обратить ваше внимание на то, что я вовсе не утверждаю, что кто-то в Англии собирался свергать Черчилля и заключать мир с немцами. Достаточно того, что такой вариант виртуально существовал, значит, можно было убедить Гитлера, что он существует и в реальности. И пресловутый полет Гесса в свете этого предстает перед нами в новом виде.

Он мог лететь для переговоров с какой-то влиятельной группой высокопоставленных оппозиционеров (герцог Гамильтон на эту роль явно не тянет, но среди его знакомых и друзей было немало очень и очень влиятельных фигур). И то, что Гессу пришлось «задержаться» на островах, вовсе не означало провала переговоров. Наверняка такой вариант был предусмотрен (мало ли какие случайности происходят во время войны), и у Гесса была возможность сообщить об удаче переговоров. Например, какая-нибудь английская широковещательная радиостанция должна была передать условную фразу, понятную только посвященным. Это, кстати, послужило бы и лишним доказательством влиятельности британских друзей Гесса. Раз уж они имеют возможность командовать радиостанциями...

Надеюсь, понятно, что при таком варианте у Гитлера появляется возможность напасть на СССР, но возникнет ли у него желание?

Тут приведу цитату «из себя»: «Стало быть, нужно было его как-то заинтересовать, что-то ему такое предложить или запугать его». Могла ли Британия чем-то заинтересовать Германию? Или запугать ее? Сметливый читатель уже и сам может дать ответ на этот вопрос. Однако я приведу еще кое-какие любопытные факты.

4

В своих трудах Владимир Богданович красочно описал нам блестящие достижения советской разведки, а вот о британской — помалкивает. Оно и понятно, он ведь сейчас работает как раз на британскую разведку, так что раскрывать ее тайны и выступать с какими-то сенсационными разоблачениями не может. Я нахожусь в лучшем положении, так что кое-что об английской разведке вам расскажу. Но сначала пара цитат из В. Суворова:

«Великий германский разведчик Вальтер Шелленберг, который бахвалился, что он якобы обманул самого Сталина и сталинской рукой «обезглавил» Красную Армию, сообщает изумительные сведения в своих «Мемуарах»: «Канарис утверждал, что у него есть безупречные данные, согласно которым Москва, являющаяся крупным индустриальным центром, связана с Уралом, богатым сырьевыми ресурсами, всего лишь одной одноколейной железной дорогой». (Минск: Родиола-плюс, 1998. С. 204.)

Вот и все. И больше о германской разведке ничего не надо рассказывать». («Самоубийство». Гл. 13.)

«В немецком школьном учебнике 1938 года показаны самые новые железные дороги от Казани на Первоуральск, от Уральска на Орск и далее на Челябинск...

Если великие разведчики Канарис и Шелленберг не додумались опросить старых русских и немецких инженеров, которые строили железные дороги в России, если не сообразили опросить немецких офицеров, которые совсем недавно учились в Поволжье, то нужно было взять НЕМЕЦКИЙ школьный учебник географии выпуска 1938 года и посмотреть». («Самоубийство». Гл. 13.)

Поясню для тех, кто не в курсе: Вильгельм Канарис имел воинское звание адмирал и занимал должность начальника военной разведки вермахта (абвер). Действительно, его неосведомленность выглядит, мягко говоря, странно. Еще более странным становится этот факт, если учесть, что у Канариса было две дочери. По свидетельству очевидцев, он был очень любящим отцом и частенько помогал дочуркам готовить уроки, в частности географию. Так что не мог он не знать, сколько там железных дорог в России.

Да и вообще, все, кто имел дело с Канарисом во время Первой мировой и в промежутке между войнами, отзываются о нем как об очень толковом человеке и мастере своего дела. Вполне возможно, что Гитлер вредно влиял на свое окружение, так что даже умный и талантливый человек, пообщавшись определенное время с фюрером, становился посредственностью. Но Канарис не входил в ближний круг Гитлера, так что очень уж резко отупеть не мог.

Тем не менее в главе четырнадцатой «Самоубийства» Владимир Богданович приводит еще более потрясающие факты о степени некомпетентности германской разведки и лично В. Ка-нариса. Он умудрился не заметить даже тех советских танков, которые год за годом проходили по Красной площади на пара • дах. Не связался с дружественными финнами, которые имели возможность познакомиться с новейшими советскими танками на собственной шкуре и имели их фотоснимки (а с застрявшего на нейтральной полосе СМКдаже сняли крышку люка и кое-какие приборы). Докладывал Гитлеру, что в Красной Армии всего 5000 самолетов. И так далее и тому подобное.

Вот тут-то пора сказать то, что не мог сказать В. Суворов: ВИЛЬГЕЛЬМ КАНАРИС БЫЛ БРИТАНСКИМ АГЕНТОМ!

5

Собственно говоря, это не тайна, о Канарисе написано немало книг, в которых его связи с британской разведкой прослежены достаточно подробно. Всех желающих поближе познакомиться с деятельностью этого британского осведомителя отсылаю к ним (особо рекомендую книгу смелого английского исследователя Джона Уоллера «Невидимая война в Европе»). Нам же важно другое. Канарис был не просто агентом, а так называемым «агентом влияния». Благодаря своему положению он имел возможность влиять на политику Германии, направлять ее в ту сторону, которая была выгодна его заморским хозяевам. Например, широко известна история о том, как Канарис сорвал захват немцами Гибралтара. Гитлер направил Ка-нариса в Испанию, чтобы он уговорил Франко выступить на стороне Германии или хотя бы пропустил немецкие войска через свою территорию к Гибралтару. У Канариса с Франко были прекрасные отношения еще с тех пор, как Канарис помогал Франко прийти к власти и победить в гражданской войне. Так что данная миссия была ему вполне по плечу. Однако он сделал все, чтобы Франко НЕ ВЫСТУПИЛ на стороне Германии и не пустил в Испанию вермахт. Это чуть было не поставило крест на карьере Канариса, но фактически спасло Англию от скорого поражения (без Гибралтара Британия полностью утрачивала контроль над Средиземным морем, так что ее колонии в Африке, на Ближнем и Среднем Востоке автоматически отрезались от метрополии).

А теперь поразмыслите над таким фактом: глава немецкой военной разведки, находящийся на службе у британской разведки, снабжает руководство вермахта данными о том, что в России с железными дорогами полный завал, советские танки сделаны из картона, а артиллерия РККА представляет собой скопище музейных экспонатов. Зачем ему, точнее, его британским хозяевам, это нужно? И какими еще сказками о Советском Союзе мог снабдить гитлеровское руководство такой вот, с позволения сказать, начальник разведки?

Итак, то, что Канарис в 1940— 1941 годах делал все, чтобы натравить Гитлера на СССР, вполне доказано. Однако делал он это странным образом. Если бы Канарис (читай Британия) хотел запугать Гитлера «угрозой с Востока» и побудить его к превентивной войне с Советским Союзом, он должен был ПРЕУВЕЛИЧИВАТЬ мощь Красной Армии. Дескать, посмотрите, мой фюрер, какая страшная сила стоит у наших восточных границ, что останется от Рейха, если она на нас навалится. Единственный выход ударить первыми, тогда у нас будет хоть какой-то шанс.

Однако Канарис делал обратное, он ПРЕУМЕНЬШАЛ силу Советского Союза. Перечитайте внимательно главу четырнадцатую «Самоубийства» (кстати, она так и называется «Что они знали о Красной Армии»). В ней Владимир Богданович практически открытым текстом говорит: «Канарис не мог не знать вот этого и вот этого, но Гитлеру он об этом не докладывал. Выводы, дорогой читатель, делай сам». Так давайте делать эти выводы.

Вот только одна цитата: «В Зимней войне 1939/40 года армия Финляндии захватила несколько советских танков Т-28, включая самые последние образцы — Т-28Э. Финляндия — союзник Германии. Мудрейшим главарям немецкой разведки следовало послать в Финляндию одного ефрейтора, чтобы он на советский танк посмотрел. А если лень ефрейтора посылать, напишите письмо в Финляндию и получите телеграфный ответ: пушка — 76, начальная скорость — 555, пять пулеметов, двигатель — 500, броня — 80. Вот и все. Сравните со своими позорными «достижениями»... Сравните характеристики «устаревшего» советского Т-28 с лучшими своими «рекордами» и, может быть, в Россию не полезете...» («Самоубийство». Гл. 14.)

Улавливаете, в чем тут суть? В. Суворов прямо говорит, если бы германская разведка снабжала Гитлера верными данными (а она имела все возможности такие данные раздобыть), Гитлер на Россию не напал бы. В другом месте Владимир Богданович выразил эту мысль еще более открыто. В эпиграфе к главе четырнадцатой «Самоубийства» он привел фразу Гитлера: «Если бы я знал, что у русских действительно имеется такое количество танков... я бы, пожалуй, не начинал эту войну». Мог ли Гитлер так сказать, если единственным вариантом для него было напасть на СССР, пока СССР не напал на него? Ясно, что не мог. А вот если он пошел на Восток потому, что почуял там легкую добычу, фраза становится вполне логичной. Так что версия о превентивной войне Германии против Советского Союза трудами самого Владимира Богдановича в очередной раз горит синим пламенем.

6

Тут я вынужден сделать отступление. «Самоубийство» на первый взгляд самая странная книга В. Суворова, Многим кажется, что в ней Владимир Богданович занимается прямой апологетикой Сталина и его окружения. На деле же это не так, основной задачей этой книги является как раз, наоборот, принижение заслуг нашего руководства. Одно дело победить умного и сильного врага, совсем другое — кучку кретинов, какими рисует Гитлера и его соратников В, Суворов.

Дело в том, что после прочтения первых двух книг Владимира Богдановича у некоторой части читателей возникло чувство гордости — РККА, оказывается, была настолько сильна, что могла бы завоевать весь мир, и только глупая случайность этому помешала. То есть дезинформация имела нежелательный побочный эффект. Пришлось вносить коррективы, доказывать, что дело не в силе РККА и не в гениальности советского руководства, а в слабости и глупости немцев. Ну а в двух следующих книгах («Тень победы» и «Беру свои слова обратно») В. Суворов прямо занялся развенчиванием Жукова, которого он в первых своих книгах называл гениальным полководцем.

Но давайте, наконец, вдумаемся в то, что пишет в этой книге В. Суворов.

Гитлер был психически ненормальным типом, уверовавшим в свою гениальность и не слушавшим ничего, что расходилось бы с его мнением. Вывод: чтобы напасть на Россию, ему не нужно было никакой угрозы со стороны России, он просто следовал своим собственным бредовым идеям.

Гитлер и его окружение не знали, что в России бывает зима, что там очень плохие дороги и что Россия очень большая страна. Вывод: они вполне могли рассчитывать завоевать Россию за пару месяцев, значит, чтобы напасть на Россию, никакой угрозы с ее стороны им было не нужно.

Гитлер и его генералы понятия не имели о силе Красной Армии. Вывод: они вполне могли рассчитывать разбить ее в две-три недели, значит, чтобы напасть на Россию, никакой угрозы с ее стороны им было не нужно.

И так далее и тому подобное, Раз за разом Владимир Богданович тычет «дорогого читателя» в то, что он, по сути, согласен с кремлевскими историками. Более того, он подтверждает их слова с присущим ему блеском. Возьмем так называемую «баранью полемику».

Глава 24 ЕЩЕ РАЗ О БАРАНАХ

Важнейшим элементом готовности Германии к войне против Советского Союза являются бараньи тулупы.

В. Суворов. «Ледокол»

1

Напомню, в чем тут суть. В главе тридцатой «Ледокола» В. Суворов рассказал нам, что советская разведка пристально следила за всеми приготовлениями Гитлера к войне с СССР: «Голиков считал (совершенно обоснованно), что для войны против

Советского Союза нужна очень серьезная подготовка. Важнейшим элементом готовности Германии к войне против Советского Союза являются бараньи тулупы. Их требуется огромное количество — не менее 6 ООО ООО. Голиков знал, что в Германии нет ни одной дивизии, готовой воевать в СССР. Он тщательно следил за европейскими баранами. Он знал совершенно точно, что как только Гитлер действительно решит напасть на СССР, он должен отдать приказ на подготовку операции. Немедленно Генеральный штаб даст приказ промышленности начать производство миллионов тулупов. Этот момент неизбежно отразится на европейском рынке. Несмотря на войну, цены на баранье мясо должны дрогнуть и пойти вниз из-за одновременного уничтожения миллионов животных. В тот же момент цены на бараньи шкуры должны были резко пойти вверх». («Ледокол». Гл. 13.) Далее Владимир Богданович сообщает, что цены на баранину в Европе никуда не пошли, значит, Гитлер к войне не готовился. Как видите, все гениально просто и исключительно логично.

Кремлевские историки попытались высмеять эту версию, дескать, никто ни за какими баранами в Европе не следил, а Гитлер и его приспешники проблемой тулупов не озаботились, потому как планировали закончить войну с Россией до наступления холодов.

Владимир Богданович в «Самоубийстве» обрушился со всей мощью на этих коммунистических приспешников и убедительнейшим образом доказал, что до наступления холодов Россию разгромить было невозможно ни при каких обстоятельствах.

Что же тут непонятного? А то, какое все это имеет отношение к главной проблеме — была ли война со стороны Германии превентивной или нет. Версия кремлевских историков гласит: Гитлер планировал агрессивную войну против СССР, собирался разбить его за пару месяцев, поэтому проблемой тулупов не озаботился. Версия В. Суворова такова: Гитлер планировал превентивную войну против СССР, но был дураком, поэтому проблемой тулупов не озаботился.

Давайте соединим две эти версии. Получается следующее: Гитлер планировал превентивную войну против СССР, собирался разбить его за пару месяцев, поэтому проблемой тулупов не озаботился. Другой вариант: Гитлер планировал агрессивную войну против СССР, но был дураком, поэтому проблемой тулупов не озаботился. Можно составить и еще две версии: Гитлер планировал агрессивную/превентивную войну против СССР, собирался разбить его за пару месяцев (потому что был дураком) и проблемой тулупов не озаботился.

Как видите, аргументы обеих сторон прекрасно сочетаются, могут даже взаимно дополнять друг друга, но вот опровергнуть друг друга не могут. Теперь возьмем у обеих сторон дискуссии то, в чем они полностью согласны друг с другом. У нас получится следующее: Гитлер планировал войну против СССР, но проблемой тулупов не озаботился. Это, как говорится, факты в чистом виде, выводы из них можно делать какие угодно. Так зачем же Владимир Богданович опять вернулся к этой проблеме? Напомню, что в тех случаях, когда коммунистические фальсификаторы его аргументированно опровергают, он больше к данному вопросу не возвращается (как это было с автострадным танком и «крылатым шакалом»). А тут вернулся. Зачем?

С одной стороны, он явно хочет показать, что особых расхождений с кремлевскими историками по вопросу начала войны у него нет. А с другой стороны, как бы призывает их: ну разберитесь же с этими баранами и опровергните меня, как следует.

Выполняю его просьбу.

2

Для начала задам еще раз вопрос: почему Сталин не расстрелял генерала Голикова? Представьте себе кабинет Сталина где-нибудь 22 или 23 июня 1941 года. Сталин сидит за столом, а перед ним навытяжку стоит Голиков. «Так почему же все-таки Гитлер напал на нас, не имея ни одного бараньего тулупа?» — спрашивает Сталин. Что тут может ответить генерал? Сказать — не знаю? Зачем Сталину нужен такой начальник разведки? Поведать о том, что Гитлер дурак и не знает, что в России зима бывает? Так ведь Сталин тут же спросит: «А ты что, раньше не мог это выяснить?» Короче говоря, и так и так Голикову один путь в расстрельный подвал. Но он туда не попал. Почему? А потому, что ни о каких баранах он Сталину не докладывал.

Передо мной широко известная фотография колонны пленных немцев, захваченных нашей армией под Сталинградом. По бескрайней степи бредут унылые фигуры, в пилотках, дурацких кепи, шинелишках на рыбьем меху. Кое-кто нацепил на себя какие-то белые курточки, кто-то обмотал голову бабьим платком.

Стоп! Но ведь это зима 42/43-го, немцы воюют в России уже второй год и прекрасно знают, что зима тут, мягко говоря, отличается от европейской. Так почему же во всей этой бесконечной колонне нет ни одного солдата в бараньем полушубке?

За прошедшие с начала войны весну, лето и осень можно было забить всех европейских баранов, содрать с них шкуры и понастроить миллионы и миллионы тулупов, но немцы явно этого не сделали. Почему? Да потому, что с баранами в Европе дело обстояло плохо.

Читаем В. Суворова: «Иногда забывают, что помимо США и Британии союзником Сталина была Монголия. Этот союзник, не спешите смеяться, был сравним по важности с Америкой. В Монголии много-много баранов. Баранья шкура — это стратегический продукт, из которого делают тулупы. Сей стратегический продукт в некоторых ситуациях ценился на войне дороже танков и пушек. Его наличие или отсутствие вело, соответственно, к великим победам или к великим поражениям. Союз с Монголией обеспечивал Сталину достаток этого продукта». («Последняя республика». Гл. 8.)

Улавливаете, Владимир Богданович прямо говорит: в Советском Союзе БЫЛО ИЗ ЧЕГО ШИТЬ БАРАНЬИ ТУЛУПЫ. А в Германии?

Бескрайних степей там нет (как и во всей остальной Западной Европе), так что бродить полчищам баранов негде. Содержание же баранов в стойлах и загонах обходится значительно дороже, чем, скажем, содержание свиней и коров. Поэтому и баранье поголовье там совсем невелико. Баранина, которая в России была в то время самым дешевым сортом мяса, в Европе деликатес. Кстати, и бараны там другие, в СССР главной породой был «баран вульгарис», которого и на мясо можно забить, и шкуру на дубленку содрать, и шерсти хоть клок состричь. В Европе же выращивали преимущественно мясных баранов, шкуры которых на полушубки не очень-то годились. Так что, если, как поведал нам В. Суворов: «Всем резидентам ГРУ в Европе было приказано следить за баранами, внедрить свою агентуру во все ключевые организации, прямо или косвенно связанные с «бараньей проблемой». В течение нескольких месяцев были собраны и тщательно обработаны сведения о количестве баранов в Европе, об основных центрах их выращивания, о скотобойных центрах», — то эти агенты и резиденты должны были сразу же донести, что полушубки Гитлеру шить не из чего.

В Советском Союзе и без Монголии были бескрайние калмыцкие, киргизские, казахские степи, по которым бродили несметные полчища баранов. И тем не менее в бараньи полушубки была одета далеко не вся Красная Армия. Посмотрите на фотографии военных лет, кроме полушубков и тулупов на них постоянно мелькают ватники и телогрейки, а то и просто шинели. Значит, даже в богатой баранами России не так-то просто обеспечить полушубками абсолютно всех.

Что же говорить о Германии, где своих баранов кот наплакал, а стратегического союзника, имеющего неограниченное баранье поголовье, нет. Так что, какую бы войну ни планировали немцы, за сколько бы месяцев или лет ни собирались бы ее окончить, обзавестись бараньими тулупами заранее они не могли.

Однако ПОСЛЕ начала войны против СССР Гитлер надеялся заполучить стратегического союзника, который мог бы снабжать Германию бараньими шкурами в неограниченном количестве! Что же это за союзник? Великобритания.

3

Всем, кто изучал историю в средней школе, известно, что в свое время в Англии «бараны съели людей». Произошло это в XVIII веке, когда в Англии началось бурное развитие текстильной промышленности. Для нее требовалось громадное количество шерсти, так что разводить баранов стало значительно выгоднее, чем выращивать какие-то сельхозкультуры. Поэтому крупные землевладельцы сгоняли своих фермеров с земли, огораживали громадные поля и пускали на них пастись баранов.

Позднее, в XIX веке, нашлось другое решение проблемы, при котором и овцы были сыты, и люди целы. Овцеводство переместилось в колонии, главным образом в Австралию и Новую Зеландию. Там были и бескрайние степи, и горные пастби-

та, на которых могли пастись миллиарды баранов. Впрочем, и в самой Великобритании овцеводство не сошло на нет. В северных частях страны, на горных пастбищах, тоже паслись немалые стада овец. Так что Британия за счет своих ресурсов, как внутренних, так и внешних, вполне могла приодеть весь вермахт в бараньи полушубки. Сейчас мы знаем, что она этого не сделала, но Гитлер-то в июне 41 - го этого не знал.

Так что, если пристально вглядеться в «баранью проблему», вскрытую Владимиром Богдановичем, становится совершенно очевидно: напасть на СССР Гитлер мог только в союзе с Британией. Или хотя бы будучи твердо уверенным, что после начала Русской кампании Британия будет снабжать его бараньими тулупами.

Теперь пора подумать: откуда же взялась в трудах В. Суворова эта баранья тематика? Сам Владимир Богданович утверждает, что узнал он о ней в Академии, а потом нашел подтверждение в архивах ГРУ. Но мы только что установили, что даже если Голиков считал, что «важнейшим элементом готовности Германии к войне против Советского Союза являются бараньи тулупы», достаточно быстро было бы установлено, что шить их немцам не из чего. И, стало быть, нет нужды отслеживать цены на баранину в Европе. Стало быть, в архивах ГРУ не может быть никаких документов, подтверждающих проведение этой тонко задуманной операции.

А вот в архивах британской разведки действительно может быть кое-что на эту тему. Давайте предположим, что Гитлер и его генералы были не так уж глупы и понимали, что без бараньих тулупов победить СССР проблематично. Канарис своевременно доложил об этом своим британским хозяевам, и те, в ходе тайных переговоров, довели до сведения немцев, что об этой проблеме им думать не нужно.

Самого В. Суворова англичане к архивам, конечно, не допустили (перебежчикам их новые хозяева не особо-то доверяют, потому как предавший раз, может предать и второй), но наверняка при написании им своего эпохального труда дали ему в помощь кого-то достаточно сведущего. Вот он-то и подсказал Владимиру Богдановичу идею с «бараньим индикатором».

Глава 25 НАСТОЯЩИЙ БРИТАНСКИЙ ПЛАН

Кто такой Черчилль? Коммунист? Большой друг Советского Союза? Ярый сторонник мировой коммунистической революции?

В. Суворов. «Ледокол»

1

Итак, что же мы благодаря Владимиру Богдановичу установили со всей очевидностью:

1.         К весне 1941 года Британия была при последнем изды- хании.

2.    Сдаться на милость Германии она не могла.

3.Британии жизненно необходимо было стравить между собой Германию и СССР

4.Надеяться на то, что СССР сам нападет на Германию, не приходилось.

5.    Заинтересовать или запугать СССР Британия не могла.

6.В Германии Британия имела агента влияния, который в значительной степени мог направлять германскую политику.

7.Британии было чем заинтересовать и чем запугать Германию.

Вывод отсюда может быть только один: Британия должна была приложить все усилия, чтобы натравить Германию на СССР

И был составлен тайный план:

1.Через своего агента влияния убедить Гитлера, что Советский Союз крайне слаб в военном и экономическом плане.

2.Через этого же агента (а может, и через какого-нибудь другого, не думаю, что у британцев был в Германии всего один агент) намекнуть Гитлеру, что, если он в ближайшее время не ударит по СССР, Советский Союз рано или поздно сам нападет на Германию.

3.Если Гитлер, панически боящийся войны на два фронта, все же не нападет на СССР, начать с ним тайные переговоры.

4.В ходе этих переговоров сообщить Гитлеру, что в Англии есть влиятельная группа, которая сразу же после начала германо-советской войны сместит Черчилля и заключите Германией почетный мир.

5. Убедить Гитлера, что после заключения мира Британия даст Гитлеру все, что ему потребуется в войне с Советским Союзом.

Пусть кто-нибудь попробует доказать, что хоть один пункт этого плана невыполним. Только прошу не приводить возражения морально-этического плана типа: «Ни один честный политик в Британии не пошел бы на тайные переговоры с Гитлером». Во-первых, в Британии был, по крайней мере, один политик, который вел, и не раз, даже не тайные, а совершенно открытые переговоры с Гитлером — Чемберлен (о деятельности которого мы подробно поговорим ниже). Во-вторых, весь этот план осуществляла британская разведка, а разведка и мораль — вещи несовместимые. А в-третьих, Владимир Богданович убедительно доказал, что у Британии просто не было другого выхода, как осуществить этот план. Так что о какой морали могли думать англичане в такой ситуации?

Однако одно дело, что план этот был вполне выполним, другое, был ли он выполнен?

Был.

2

О том, какой дезинформацией Канарис, с подачи своих британских хозяев, кормил Гитлера, я уже писал. Добавлю еще несколько штрихов.

«Характеристики БТ-2 никто не скрывал. Эти характеристики были известны всем, прежде всего германским генералам, например Гудериану, которого в свое время приглашали даже на наши танковые заводы, на учения и испытания танков.

Вернувшись из Советского Союза, потрясенный Гудериан написал книгу, в которой расписал и советские танки во всех деталях и подробностях, и мощь Харьковского завода, на котором они выпускались. Гудериан знал, что танки выпускаются и на Кировском заводе в Ленинграде. Предполагал, что на Сталинградском тракторном без проблем может быть налажено танковое производство, и еще на ряде заводов, которые, по его предположению, возводились где-то на Урале и за Уралом. Книга Гудериана стала бестселлером, ее перевели на несколько языков». («Самоубийство». Гл. 14.)

Признаюсь честно, я не знаю, о какой книге Гудериана пишет Владимир Богданович. Самой известной предвоенной книгой генерала была «Внимание, танки!», вышедшая в 1937 году, но в ней нет ни слова о Харьковском заводе и вообще о советских танках (все примеры Гудериан дает по английским и французским танковым войскам). Так что В. Суворов явно говорит о какой-то другой книге, которая в тридцатые годы была бестселлером, а после войны была вдруг так прочно забыта, что никаких ее следов мне найти не удалось. Придется верить Владимиру Богдановичу на слово. Нам ведь не привыкать? Так что будем считать, что такая книга была и написано в ней было именно то, о чем говорит В. Суворов.

Можно предположить, что Канарис книги Гудериана не читал. Пойдем дальше в своих предположениях и будем считать, что и никто из его подчиненных ее тоже в глаза ие видел. Но как быть с германскими генералами, которые составляли план «Барбаросса»? Еще раз перечитаем приведенную цитату: «Эти характеристики были известны всем, прежде всего германским генералам». Так что среди генералов, планировавших войну, не мог не найтись хотя бы один, которому были известны характеристики советских танков, мощность танкостроительных заводов, а стало быть, и примерное количество танков в РККА. Если бы Канарис вообще ничего не докладывал о состоянии советских танковых войск, германский генштаб имел бы более-менее правильное представление о них. Значит, Канарис докладывал что-то такое, что успокоило генералитет вермахта. Например, что броня советских танков подобна скорлупе орехов. Или что моторесурс танковых двигателей так мал, что уже через год танк превращается в неподвижную груду металла.

Далее, после Брестского мира германская и австрийская армии оккупировали Украину. Они провели там без малого год (с февраля по ноябрь 1918 года), так что испытать все превратности украинского климата немцы смогли на своей шкуре. Осень в 1918 году, по свидетельству очевидцев, была ранней, дождливой и холодной. Уже в октябре установился снеговой покров, а в ноябре ударили морозы (практически как в 1941 году). Среди генералов вермахта были и те, кто в молодости проделал этот первый «поход на Восток», значит, о том, какова зима в России, они не могли не знать. Почему же они не вспомнили о ней, когда им была дана команда спланировать войну с Россией? Единственный вариант: кто-то их убедил, что погодные условия осени 1918 года были чем-то исключительным, что такие зима и осень бывают в России раз в сто лет, а вообще климат в России почти такой же мягкий, как в Германии. Кто же мог это сделать? Только начальник военной разведки Вильгельм Канарис.

Думается, подтверждений тому, что Канарис сделал все, чтобы Гитлер и его генералы не боялись начать войну с СССР, приведено достаточно. Так что первый пункт британского плана был выполнен.

3

На втором пункте я подробно останавливаться не буду. Дело в том, что совершенно не важно, был он выполнен или нет. Ведь как я уже доказал, если бы Гитлер был уверен в скором нападении Сталина, у него было два варианта действий — превентивный удар и глухая оборона. И далеко не факт, что он выбрал бы первый вариант, даже будучи уверен в слабости Красной Армии. Тут у нас опять выплывает проблема войны Германии на два фронта. Такие войны немцы вели неоднократно, еще со времен Фридриха Великого, и далеко не все эти войны кончались поражением Германии. Весь вопрос в том, как именно вести войну на два фронта.

Вспомним знаменитый план Шлиффена, по которому немцы планировали выиграть Первую мировую войну (и чуть ее не выиграли). Он предусматривал на первом этапе активные боевые действия на Западном фронте и оборону на Восточном. Основная масса германских армий должна была пройти по огромной дуге через Францию, загнать французские войска в северо-восточный угол и там уничтожить. В это время всего одна армия в Восточной Пруссии, опираясь на многочисленные укрепления, должна была сдерживать русских. Ну а после разгрома Франции, примерно через полтора месяца после начала войны, все германские войска перебрасываются на восток и решают русскую проблему.

Надо сказать, что «восточная» часть первого этапа была выполнена. Две русские армии, Самсонова и Раненкамфа, были разбиты и отброшены за пределы Восточной Пруссии. Не была выполнена «западная» часть плана. Из-за ошибок исполнителей (самого Шлиффена в то время уже не было в живых, а Мольтке-младший, которому пришлось приводить план в жизнь, не был военным гением) разбить французов не удалось.

Пришлось сменить направление действий. На западе германская армия стала в оборону, а на востоке пошла в наступление. Последовало катастрофическое отступление русской армии в 1915 году, немцы захватили громадные территории, но выбить Россию из войны им тоже не удалось. Тогда немецкая стратегия сменилась в третий раз — на востоке оборона, на западе наступление.

Как видите, во всех этих случаях па одном фронте Германия наступала, а на другом оборонялась. Причем каждый раз оборонялась она против того врага, которого считала более сильным. Кого же, Англию или Россию, счел бы Гитлер более опасным врагом в 1941 году? Скорее всего, Россию. Ведь Англия, как нам показал В. Суворов, в то время находилась при последнем издыхании, так что Гитлер мог надеяться быстренько покончить с ней, а уж потом заняться Советским Союзом.

Но такой вариант, естественно, Англию не устраивал. Значит, независимо от того, был ли осуществлен второй пункт их плана, они должны были перейти к третьему.

4

Признаюсь честно, приступая к разбору третьего и последующих пунктов британского плана, я оказываюсь в сложном положении. Владимир Богданович, по вполне понятной причине, ничего не пишет о событиях, происходивших в Великобритании в 1940—1941 годах. Так что я не могу подтвердить свои рассуждения его могучим авторитетом. Однако нужно отметить, что В. Суворов не пишет н ничего такого, что противоречило бы моей версии. Придется удовольствоваться этим.

Для начала стоит сообщить, что далеко не все британские политики были согласны с Черчиллем, что войну с Германией нужно вести до победного конца. Были среди них и такие, которые считали, что с Гитлером надо бы побыстрее заключить мир и сосредоточиться на борьбе с большевизмом. К таким политикам относился, например, Ллойд-Джордж (глава либеральной партии), в свое время приведший Британию к победе в

Первой мировой войне. Он прямо говорил, что, если его опять призовут к власти, он тут же предпримет все, чтобы заключить почетный мир.

Как же так, спросите вы, как мог кто-то из англичан допустить мысль о мире с Гитлером, который стремился к мировому господству? Тут нужно учитывать такой нюанс: в программных документах германских фашистов речь шла не о господстве ГЕРМАНСКОЙ НАЦИИ, а о господстве АРИЙСКОЙ РАСЫ. А это, между прочим, далеко не одно н то же. К арийской расе, помимо немцев, относились, например, норвежцы, шведы и... англосаксы! Да, да, Гитлер считал англосаксов такими же арийцами, как и немцев. Ну, может быть, чуть похуже качеством. Он даже однажды высказался, что после победоносной войны с Россией, вычистив из прибалтийских провинций недочеловеков, освободившиеся территории он заселит англичанами, которым слишком тесно на своих островах.

Не стану утверждать, что эти идеи привлекали широкие массы англичан (фашистская партия Мосли была карликовой), но хочу подчеркнуть, что, так сказать, идеологическая несовместимость не могла служить причиной продолжения войны.

Конечно, не все подданные Его Величества были англосаксами (проще говоря, в Британии было немало евреев), но полагать, что рядовой англичанин согласится терпеть лишения продолжающейся войны исключительно для того, чтобы помочь несчастным немецким, французским и прочим евреям, было бы неправильным.

Так что, когда Гитлеру сообщили, что в Британии имеется группа влиятельных политиков, ратующая за мир с Германией, но готовая этот мир заключить только при условии начала войны с Россией, ничего невероятного в этом он усмотреть не мог.

Я еще раз подчеркиваю: совершенно не важно, была ли такая группа, могла ли она прийти к власти, главное, что Гитлер вполне мог поверить в ее существование и силу.

5

Настало время привести хотя бы один факт, подтверждающий то, что переговоры между немцами и какой-то влиятельной группой в Англии не только могли вестись, но и велись. Такой факт имеется.

Во время «странной войны» и Французской кампании вермахта в Британской военной миссии во Франции служил герцог Виндзорский. После того как с Францией было покончено, он почему-то не отправился прямиком в Англию, а надолго застрял в Португалии. Поскольку военная миссия, при которой состоял герцог, прекратила свое существование, жил он там в качестве частного лица (почему бы благородному джентльмену не отдохнуть в солнечной Португалии от тягот войны). Но через некоторое время Черчилль назначил герцога губернатором Багамских островов. Тем не менее Виндзор вовсе не спешил на Багамы (где, кстати, климат лучше, чем в Португалии), а продолжал торчать в Лиссабоне. Зачем? А затем, что он вел переговоры (совершенно неофициальные, по личной инициативе, разумеется) с германскими дипломатами об условиях мира!

В августе, после знаменитой речи Черчилля («ни за что и никогда») и начавшихся вслед за ней бомбежек Британии, герцог наконец-то собрал чемоданы.

Но!

Перед отъездом он сообщил своему португальскому посреднику в переговорах, что, ЕСЛИ СИТУАЦИЯ В БРИТАНИИ ИЗМЕНИТСЯ, герцог может вернуться в Лиссабон в течение 24 часов! О каком изменении ситуации в Британии тут могла идти речь? Только об одном: смене правительства и приходе к власти сил, готовых заключить мир с Германией.

Губернатор одной из британских колоний — это вам не командир авиабазы. Да и Виндзор — это вам не Гамильтон. К тому же источники указывают, что за спиной Виндзора стоял не кто иной, как тогдашний министр иностранных дел лорд Галифакс. Точно не известно, сам ли лорд затеял зондаж Германии на предмет мира (попытка герцога Виндзорского была не единственной) или им руководила какая-то группа влиятельных лиц. Впрочем, для нас это и не важно. Главное, в результате этих танцев немцы совершенно точно знали, что есть в Бри-танин люди, и достаточно влиятельные люди, готовые пойти на заключение мира. Так что, когда британская разведка затеяла свою операцию по дезинформации Гитлера через Гесса, Гитлер принял дезу за чистую монету.

Тех, кто интересуется этой любопытной операцией и вообще историей полета Гесса, я отсылаю к книге смелого британского исследователя Питера Пэдфилда «Секретная миссия Гесса». Я же только перескажу основные моменты.

Где-то в начале 1941 года к Гессу обратились португальские посредники (те самые, что помогали переговорам герцога Виндзорского) и сообщили, что их британские друзья хотят выйти на контакт с кем-либо из руководителей Третьего рейха. Гесс пошел на этот контакт (нет сомнений, что с разрешения, если не по прямому приказанию, Гитлера), и завязалась оживленная переписка. Британским корреспондентом Гесса был тот самый герцог Гамильтон, но он дал понять, что за ним стоит влиятельная группа. Главной темой переписки была встреча Гесса с неким высокопоставленным британцем в Лиссабоне.

Однако британцам было не выгодно встречаться с Гессом на нейтральной территории. Дело в том, что там было сложно обеспечить полную секретность этих переговоров. Если бы просочились сведения о пребывании в Португалии одновременно Гесса и кого-либо из высшего английского эшелона власти, объяснить это простым совпадением было бы трудно. Следует также учесть, что в секретности переговоров были заинтересованы англичане (потому как с их стороны это была тонкая игра), а немцам, которые принимали эту игру за чистую монету, не было нужды особо следить за соблюдением секретности — все равно вскоре, после заключения мира с Англией, все выйдет наружу.

Другое дело, полет Гесса в Англию. Тут обе стороны должны соблюдать строжайшую секретность, так что британцам нечего было опасаться разглашения тайны при любом варианте развития событий. И эта операция британской разведки блестяще удалась.

6

Как видите, тот факт, что именно Британия натравила Гитлера на СССР, то есть является виновницей Великой Отечественной войны, доказан. Честно говоря, у меня нет желания негодовать по этому поводу и требовать от Англии компенсации за наши жертвы. Перед британским руководством в 1941 году стояла дилемма: или Гитлер начнет войну с Советским Союзом, или Британия перестанет существовать. Естественно, они сделали все, чтобы осуществился второй вариант. С моральной точки зрения это мерзко, но с государственной вполне разумно.

Британия, у которой «нет постоянных союзников, но есть постоянные интересы», не раз проводила и более хитрые и грязные комбинации. Например, есть версия, что Февральская революция в России была спровоцирована англичанами (и весьма хорошо аргументированная версия). Конец Первой мировой войны уже был близок, в нее совершенно точно вступали США, так что надобность в русском союзнике отпала. Между тем, если Россия окажется среди победителей, придется отдать ей Босфор и Дарданеллы, на что Британия пойти никак не могла (против этого она боролась на протяжении почти всего XIX века). Так что единственным благоприятным для Британии вариантом был вариант: война кончается поражением Германии, но России среди победителей нет. И именно этот вариант стал возможным в результате революции в России.

Кстати, проблема Черноморских проливов волновала Англию ив 1941 году. Если бы Сталин не заполучил войну с Германией, он в обязательном порядке занялся бы этой исконной проблемой России и в том случае, если бы продолжал мечтать о мировой революции, и в том, если бы занялся строительством нормальной империи. На этом вопросе я подробно остановлюсь ниже, пока же только скажу: если бы Англия в это время и не находилась при последнем издыхании, как утверждает В. Суворов, она все равно должна была стараться стравить Германию и Россию, исходя из своих постоянных интересов.

Пора нам заняться этими интересами. Начнем с того, что Британия была заинтересована в начале Второй мировой войны.

Глава 26 КОГДА ВОЙНА СТАЛА МИРОВОЙ

На этот вопрос отвечают по-разному. Единого мнения нет.

В. Суворов. «Ледокол»

1

Первая книга В. Суворова («Ледокол») имеет подзаголовок «Кто начал Вторую мировую войну» (выделено мной. — В.В.). И какой же ответ дает Владимир Богданович на поставленный им самим вопрос? Совсем не тот, который предполагает весь текст этой книги. Казалось бы, в книге должно прямо утверждаться «Советский Союз начал Вторую мировую войну», или «Сталин начал Вторую мировую войну», или хотя бы «коммунисты начали Вторую мировую войну». Но ничего подобного в книге вы не найдете. Там есть утверждения, что Сталин (СССР, коммунисты) спланировал войну, сделал ее неизбежной, дал сигнал к ее началу и тому подобное, но утверждения «Сталин начал Вторую мировую войну» вы не найдете. Так что же, В. Суворов вовсе не отвечает на главный вопрос своей книги? Отвечает: «В 1939 году Гитлер начал Вторую мировую войну...» («Ледокол». Гл. 3.)

Вот те на, ответ-то точно такой, какой до Владимира Богдановича давали все историки всего мира. Так стоило ли огород городить?

Кто-то может сказать, что это просто небрежность мастера, посвятив книгу разоблачению коварных планов большевиков, В. Суворов просто забыл прямо указать, что они же и начали Вторую мировую войну. Да и вообще, какая разница, кто сделал первый выстрел в этой войне, если виноват в ней Сталин? Стоит ли придавать значение таким мелочам?

Стоит.

Владимир Богданович своими трудами как раз и учит вниманию к мелочам. Он показал, как, взяв любую мелочь (типа даты начала формирования той или иной дивизии), можно раздуть ее в факт вселенского масштаба и сделать из нее далеко идущие выводы. Значит, он просто не мог не понимать, какие выводы следуют из того факта, что в книге отсутствует указание, что это СССР начал Мировую войну, но присутствует прямое указание на то, что начал ее Гитлер. Тем не менее он был вынужден такое указание сделать.

Почему? Да потому, что написать «СССР начал Вторую мировую войну» просто НЕВОЗМОЖНО!

2

Вот смотрите, вся шестая глава «Ледокола» посвящена поиску правильной даты начала Второй мировой. Путем нехитрых логических построений Владимир Богданович доказывает, что решение о ее начале было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 19 августа 1939 года. Тем не менее он не пишет в этой главе: «19 августа 1939 года СССР начал Вторую мировую войну». Наоборот, он пишет: «Любая попытка установить точную дату начала Второй мировой войны и время вступления СССР в нее неизбежно приводит нас к дате 19 августа 1939 года». («Ледокол». Гл. 6.) Чувствуете разницу? Например, Польша вступила во Вторую мировую 1 сентября 1939 года, но ведь не она начала эту войну.

Смотрим дальше: «Утром 1 сентября не только правительство Польши, не только правительства западных стран ие знали, что началась новая мировая война, но и сам Гитлер не знал об этом». («Ледокол». Га. 6.) Все правильно, в этот день началась локальная германо-польская война. А когда же она стала мировой?

3 сентября 1939 года, когда в нее вступила Англия!

Вспомним, что Англия тогда была не столько Англией, сколько частью Британской империи. Так что после объявления Англией войны Германии в эту войну автоматически вступили Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка, Индия и многие, многие другие доминионы и колонии. Так что 3 сентября 1939 года война действительно охватила весь мир.

Теперь сопоставим эти два факта, получается, что Гитлер начал войну, но он не знает, что начал мировую войну! Вот подтверждающая цитата: «Он начал войну против Польши в надежде на то, что это будет локальная акция, как захват Чехословакии. И это не пропаганда Геббельса». («Ледокол». Гл. 6.) А вот правительство Англии, объявляя войну Германии, никак не могло не знать, что война становится мировой. Таким образом, анализ текста «Ледокола» приводит нас к любопытному выводу: ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ НАЧАЛА АНГЛИЯ.

3

Кому-то может показаться, что это просто игра словами. Я мог бы ответить, что в таком случае и все труды В. Суворова та же игра словами. Однако делать я этого не стану, а приведу такие соображения.

Мог ли Сталин 19 августа 1939 года быть уверенным, что Англия и Франция объявят войну Германии? Да, они дали гарантии Польше, что будут защищать ее от немецкой агрессии. Но точно такие же гарантии существовали в отношении Чехословакии. У власти и в Англии, и во Франции стояли те же самые люди, которые меньше года назад продали эту самую

Чехословакию Гитлеру со всеми потрохами. Так откуда же у кого-либо могла возникнуть уверенность, что с Польшей они не поступят точно так же?

Может, у Сталина были какие-то агенты в высшем руководстве этих стран, которые сообщили ему, что гарантии Польше будут выполнены со всем тщанием? Если бы это было так, Владимир Богданович нам бы об этом поведал. Или, если у него нет точных данных, хотя бы намекнул. Но вместо этого, в доказательство того, что после нападения Германии на Польшу неминуемо разразится мировая война, он приводит такую фразу: «1 сентября 1939 года, на рассвете, германская армия начала войну против Польши. Но в XX веке война в Европе автоматически означает мировую войну. Война действительно быстро захватила и Европу, и почти весь мир». («Ледокол». Гл. 6.) ВXX веке в Европе были войны: итало-турецкая (1911 —1912), две Балканские (1912—1913), советско-польская (1920), греко-турецкая (1920—1922), Гражданская война в Испании (1936—1939), итало-албанская (апрель 1939). Как известно, ни одна из этих войн не переросла в мировую. Конечно, все эти войны были мелкими, но ведь австро-сербская, из которой родилась Первая мировая, и германо-польская, ставшая началом Второй мировой, тоже масштабами не отличались.

Значит, и Польская кампания вермахта вовсе не обязательно должна была перерасти во Вторую мировую войну. И этот факт автоматически опровергает собственное утверждение Владимира Богдановича: «Пакт означал, что началась Вторая мировая война». («Ледокол». Гл. 10.)

Действительно, раз никто (кроме властителей Англии и Франции) не мог точно знать, последует ли за нападением Гитлера на Польшу объявление войны Англией и Францией, значит, пакт Молотова — Риббентропа давал зеленую улицу всего-навсего германо-польской войне. Тоже, конечно, не слишком красивое действо, но как-то оно меркнет в сравнении с обвинением в развязывании мировой войны.

Теперь давайте предположим невозможное: Сталин, который никому и никогда не верил на слово, вдруг поверил, что англичане с французами будут скрупулезно выполнять свои обязательства в отношении Польши. Что из этого следует? А то, что ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ ПЕРВД ЛОКОМОТИВОМ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ЗАЖЕГ ЧЕМБЕРЛЕН 29 МАРТА 1939 ГОДА!

Именно в этот день были даны пресловутые гарантии Польше (Франция присоединилась к ним позже). В них, в частности, говорилось, что Британия поддержит Польшу против «любой акции, которая угрожает независимости Польши и сопротивление которой польское правительство считает необходимым». Как пишет неоднократно цитируемый В. Суворовым британский историк Линддел Гарт: «Неслыханные условия гарантий поставили Англию в такое положение, что ее судьба оказалась в руках польских правителей, которые имели весьма сомнительные и непостоянные суждения». (Линддел Гарт. «Вторая мировая война». С. 31.) Ну а, выражаясь в стиле Суворова, ключ от Второй мировой войны оказался на столе у поляков. Именно после 29 марта они заняли жесткую позицию в переговорах с немцами по поводу проблемы Данцигского коридора и других территориальных разногласий. Чувствуя за своей спиной поддержку Англии и Франции, они начисто отметали любые немецкие предложения. В конце концов Гитлер понял, что мирным путем проблему решить невозможно, и в АПРЕЛЕ 1939 года отдал приказ о подготовке войны против Польши.

Давайте подумаем, что было бы, если никаких гарантий англичане полякам не давали. Ясно, что поляки постарались бы как-то договориться с Гитлером. Мне скажут, что поляки ни за что и никогда не отдали бы немцам ни клочка своей территории. Не спорю. Только немцы от них этого и не требовали.

Строительство через территорию Данцигского коридора экстерриториальных железной и автомобильной дорог никак не затрагивало суверенитет Польши (напомню, что такие дороги, соединявшие ФРГ и Западный Берлин, имелись на территории Восточной Германии до самого конца ее существования). Что касается самого Данцига, так он и не входил в состав Польши, а являлся «самоуправляемым вольным городом под эгидой Лиги Наций».

Так что поляки вполне могли уступить Гитлеру. Более того, в ответ на эти уступки они могли получить от Германии очень многое. Например, территории на востоке. Кому-то покажется, что какие-либо совместные действия Польши и Германии на востоке невозможны. Напомню, что незадолго до описываемых событий Польша в полном согласии с Германией

уничтожила Чехословакию. Даем слово Уинстону Черчиллю: «Англия... предлагает гарантировать целостность... той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства». (Черчилль. «Вторая мировая война». С. 163.) Так что могла Польша «с жадностью гиены» принять участие в разделе Литвы, Белоруссии, Украины. Однако, получив гарантии Англии и Франции, она решила поучаствовать в разделе Германии.

Посмотрим, какие еще доказательства можно найти в подтверждение виновности Англии в начале Второй мировой войны. Опять обращаемся к неисчерпаемому роднику мудрости, к «Ледоколу». В неоднократно цитируемой шестой главе есть такие слова: «По странному стечению обстоятельств именно в этот день — 1 сентября 1939 года — 4-я внеочередная сессия Верховного Совета СССР приняла закон о всеобщей воинской обязанности». И чуть ниже: «Зачем же Советскому Союзу всеобщая воинская обязанность? Коммунисты в один голос отвечают: в этот день началась Вторая мировая война, мы в ней участия принимать не хотели, но приняли меры предосторожности». Дальше В. Суворов с присущим ему блеском разбивает все выдумки коммунистических фальсификаторов. Он указывает, что никто во всем мире не мог знать, что началась эта самая мировая война, значит, объяснить введение в СССР воинской повинности ее началом невозможно. Все верно, но давайте посмотрим, когда воинская повинность была введена в Англии? 27 АПРЕЛЯ 1939 ГОДА!

Вот так вот, англичане начали готовиться к войне тогда, когда никто в мире не только не знал, что начавшаяся война будет мировой, но и не мог знать, что она вообще начнется. А Чемберлен знал. Откуда?

Опять-таки послушаем Черчилля: «Введение воинской повинности на этом этапе, конечно, не дало нам армии... Ее надо было обучить, а затем и вооружить. Однако этот символический жест имел исключительно важное значение для Франции и Польши, а также для других стран, которые мы щедро одарили нашими гарантиями». (Черчилль. «Вторая мировая война». С. 166.) Черчилль сам называет жест «чисто символическим», подчеркивая то, что воевать всерьез с Германией Англия не собиралась. И указывает, для чего он предназначался, — подтолкнуть Францию и Польшу к войне с немцами. Пусть они воюют с Гитлером, а мы пока обучим и вооружим свою армию и в подходящий момент ударим по нему.

Как же так, скажете вы, Сталин создал «Ледокол Революции», пустил его в плавание, а начала Вторую мировую почему-то Англия.

Ну что же, значит, нам пора заняться историей «Ледокола Революции».

Глава 27 СТРОИТЕЛЬСТВО ЛВДОКОЛА

Даже самая агрессивная армия сама войн не начинает. Нужен, кроме всего, фанатичный, безумный лидер, готовый начать войну.

В. Суворов. «Ледокол»

1

28 июня 1919 года был подписан Версальский мирный договор. Узнав окончательную редакцию этого договора, некто Фердинанд Фош воскликнул: «Это не мир, это перемирие на двадцать лет». Поскольку слова его оказались пророческими, давайте разберемся, как это ему удалось так далеко заглянуть в будущее.

Начнем с того, кто же такой этот Фош? Может, это один из псевдонимов Ленина, Троцкого или Сталина, которые уже тогда составили план, как начать следующую мировую войну в 1939 году?

Нет.

Может, это один из более мелких вождей Советской России, случайно выболтавший коварные планы большевиков? Нет.

Так, может, это немецкий коммунист, уже в то время приступивший (по заданию Кремля) к постройке «Ледокола Революции»?

Нет.

Не стану далее томить читателя неизвестностью. Фердинанд Фош — маршал Франции, главнокомандующий силами

Антанты на заключительном этапе Первой мировой войны. Именно он в своем вагоне в ноябре 1918 года принял капитуляцию Германии. А через двадцать два года в том же самом вагоне Гитлер примет капитуляцию Франции.

Но каким же образом, не относясь никаким боком к коммунистам, которые, как это «всем известно», спланировали и развязали Вторую мировую войну, Фош смог ее предвидеть? Очень просто: условия Версальского мира делали эту войну неизбежной.

2

Еще до начала Парижских переговоров французы выдвигали план мирного урегулирования. По этому плану Германия разделялась на ряд независимых государств (Пруссию, Баварию, Тюрингию и т.д.). Граница Франции проводилась по Рейну. На левом берегу Рейна создавалась Рейнская республика, которой запрещалось иметь какие-либо вооруженные силы.

Была ли у союзников реальная возможность осуществить этот план? Была. Германия лежала в руинах, ее армия практически перестала существовать, в то время как полностью отмобилизованные армии Англии, Франции и США стояли у германских границ, причем на позициях, с которых в течение нескольких суток они могли оккупировать всю Германию. Более того, хотя в Берлине и имелось общегерманское правительство, почти во всех бывших королевствах, герцогствах и прочих курфюршествах имелись собственные правительства, которые мало считались с берлинским. Так что гораздо большие усилия пришлось приложить для того, чтобы объединить Германию, чем для того, чтобы раздробить ее.

Теперь задумаемся, к каким бы результатам привело принятие французского плана. Обратим свой взор к Баварии, с территории которой через несколько лет отправится в плавание «Ледокол Революции». Как известно, Гитлер строил свою пропаганду на том чувстве унижения, которое испытывали немцы в результате Версальского мира. По нему Германия утратила все свои колонии. К Польше, Чехословакии и Франции отошли немецкие территории вместе с жившими там испокон веков немцами. Наконец, в этом документе было черным по белому написано, что Германия и только Германия развязала мировую войну. Все это немцам было обидно. И мюнхенцы, перед которыми проповедовал Гитлер, разделяли эту обиду, потому как их родная Бавария была частью униженной Германии. А если бы она была просто Баварией?

Утрата колоний? Так у Баварии никогда никаких колоний и не было, и обзавестись ими она не могла, поскольку не имела выхода к морю.

Утрата территорий? Бавария не потеряла ни клочка земли.

Мытарства немцев, оказавшихся под властью неполноценных поляков и чехов? Так мы баварцы, и до каких-то там немцев нам и дела нет.

Вина за развязывание войны? Это пруссаки се развязали, а мы были первой жертвой этой войны, потому как нас в нее втравили.

Вот и все, «Ледокол Революции» сел на камни еще до того, как его спустили на воду.

Пропаганда Гитлера могла иметь некоторый успех только в Пруссии. Но не факт, что его, то ли баварца, то ли вообще австрийца, кто-то там стал слушать. Но даже если бы он пришел к власти в Пруссии, для того чтобы иметь реальную возможность затеять новую мировую войну, ему нужно было сначала объединить Германию. В позапрошлом веке для этого понадобился гений Бисмарка и долгая кропотливая работа на протяжении полувека. Сомнительно, чтобы Гитлеру удалось повторить это, да еще и за более короткий срок. Так что принятие французского плана гарантировало Европе мир, по крайней мере, на ближайшее столетие. Кто же помешал осуществить этот план?

Англия.

3

Вспомним еще раз крылатую фразу «У Британии нет постоянных союзников, есть постоянные интересы». В XIX веке на протяжении жизни одного поколения Англия воевала вместе с Россией против Франции и вместе с Францией против России. Во время Наполеоновских войн она поддерживала Пруссию против Франции, а во время Франко-прусской войны — Францию против Пруссии. И так далее и тому подобное.

Основой британской политики на континенте являлся баланс сил. Она была заинтересована в том, чтобы в Европе было два, а лучше три или четыре сильных государства, причем каждое из них по отдельности не могло справиться со своими соседями. Если же какое-либо из этих государств начинало угрожать британским интересам, Англия тут же объединялась с его противниками и их руками восстанавливала статус-кво.

Принятие же французского плана разрушало европейский баланс раз и навсегда. Франция автоматически становилась не просто сильнейшей в Европе державой, а, по сути, единственной реальной силой. Так что Англии просто-таки необходимо было сохранить Германию единой, чтобы в нужный момент она могла послужить противовесом Франции.

Но не только против Франции нужна была Германия Англии. Давайте вспомним, что в 1919 году Гражданская война в России была в самом разгаре, и далеко не ясно было, кто же, в конце концов, победит в этой войне. И какую политику будет проводить победившая сторона? Между прочим, Дени-кинское правительство прислало на Парижскую конференцию свою делегацию, которая должна была отстаивать российские интересы. Естественно, высокие договаривающиеся стороны отмахнулись от этой делегации, как от назойливой мухи, но факт сам по себе симптоматичный. Что, если где-то в будущем новое русское правительство, каким бы оно ни было, начнет что-то такое требовать от держав-победителей? Тут-то и пригодится единая Германия.

И план Франции был успешно провален. Конечно, одна Англия не смогла бы это сделать, но ей помогли США, руководствовавшиеся примерно теми же соображениями.

Так что кто бы ни построил «Ледокол Революции», стапель для этого ледокола возвела Англия. Конечно, Владимир Богданович об этом ничего не говорит, наоборот, он старательно наводит тень на плетень, по сути, ограничиваясь всего лишь утверждением: «Сталин создал Гитлера».

Ну что же, давайте проверим это утверждение на прочность.

4

Уже в предисловии к самой первой книге В. Суворова встречаем такую фразу: «Как Сталин создал Гитлера, как помог ему захватить власть и укрепиться — отдельная большая тема. Книгу на эту тему я готовлю». («Ледокол». Предисловие.)

Чуть ниже он повторяет для непонятливых: «Роль Сталина в захвате власти фашистами в Германии огромна. Книга об этом будет». («Ледокол». Гл. 2.) А дальше последовало молчание. Вышла вторая книга («День М»), третья («Последняя республика»), четвертая («Очищение»). Но все они отнюдь не были той самой «книгой на отдельную большую тему». И только в пятой книге («Самоубийство») Владимир Богданович вспомнил о своем обещании, но очень странно вспомнил:

«В «Ледоколе» я обещал читателям такую книгу написать. Оказалось, что этого делать не надо.

Такая книга уже есть. Написал ее германский историк Томас Вайнгартнер: «Сталин и возвышение Гитлера. Политика Советского Союза и Коммунистического Интернационала по отношению к Германии». Пока я собирался, Т. Вайнгартнер использовал тот самый метод: не мудрствуя лукаво, не дожидаясь, когда откроют секретные кремлевские архивы, не надеясь на какие-то сенсационные откровения, взял всем известные резолюции конгрессов Коминтерна, протоколы Исполкома этого «штаба Мировой революции», статьи из «Правды» и «Роте фане», напомнил читателям те самые факты, которые коммунистам так хотелось бы забыть. И получилась книга, простая и понятная. И возразить коммунистам нечего. Всех желающих отправляю к этой замечательной книге и настоятельно ее рекомендую». («Самоубийство». Гл. 4.)

Увы, дорогой читатель, воспользоваться советом Владимира Богдановича не так-то и просто. Дело в том, что на русский язык (равно как на английский, французский и прочие языки мира) эта книга не переводилась. Более того, оригинал на немецком языке в библиотеках России и ближнего зарубежья тоже почему-то отсутствует. Есть он в немецких библиотеках, но ехать в Германию, только для того чтобы прочесть эту, пусть и действительно замечательную книгу, как-то напрягает.

Я решил пойти другим путем. Наверняка среди поклонников В. Суворова есть наши соотечественники, проживающие в данный момент в Германии. Уж они-то просто-таки обязаны были ознакомиться с настоятельно рекомендованной Владимиром Богдановичем книгой и использовать аргументы из нее в полемике с так называемыми «антирезунистами», которая давно уже идет на просторах Интернета. Увы, и эти поиски не увенчались успехом. Я нашел множество форумов, где ведутся споры о том, помог ли Сталин прийти Гитлеру к власти или нет. Но ни на одном из этих форумов сторонники В. Суворова не приводят ни одной цитаты из упомянутой «простой и понятной» книги.

Более того, несколько раз я встречал недоуменные вопросы, почему же эта «замечательная книга», да еще «пропиаренная самим Суворовым», до сих пор не издана в России. В свете того, что уже вышло целых три сборника «Правда Виктора Суворова», в которых, какутверждает составитель, полностью доказана правота Владимира Богдановича по всем вопросам, ситуация, мягко говоря, странная.

И вот наконец свершилось. Устав ждать милостей сверху, один из участников просуворовского интернет-сообщества раздобыл эту книгу, перевел ее на русский язык и выложил в Сети. Но сенсации не случилось — оказалось, что книга эта совсем о другом.

Для ее характеристики достаточно привести цитату из статьи Леонида Люкса «Коммунистические теоретики о фашизме: озарения и просчеты». Он, в частности, пишет: «Тезис о том, что Сталин хотел облегчить Гитлеру захват власти, едва ли можно доказать. Гораздо более точным кажется тезис Франца Боркенау: Сталин не сделал ничего, чтобы предотвратить захват власти Гитлером, но он не сделал ничего и для того, чтобы его обеспечить. Данный вывод Брокенау, по существу, подтверждает Томас Вайнгартнер в своей солидно документированной работе. Но и Вайнгартнер преувеличивает значение внешнеполитических факторов в тогдашней политике Сталина, когда он, например, указывает на чрезвычайную потребность Советского Союза в безопасности к началу 30-х годов».

Так что подробно разбирать книгу Вайнгартнера не имеет смысла, но стоит обратить внимание на то, чего там нет.

5

Л нет там, например, ни слова о том, что Сталин снабжал немецкую национал-социалистическую партию деньгами. Причем об этом не пишет вообще ни один честный исследователь. Давайте вспомним, сколько крику в свое время было поднято на тему немецких денег, отпущенных большевикам на революцию в России (впрочем, почему было, крики на эту тему продолжаются до сих нор). А теперь задумаемся, если бы был хоть какой-то след, хоть какая-то зацепочка, указывающая на финансовую поддержку нацистов Сталиным, сколько бы крику было на эту тему?

А как мог Сталин СОЗДАТЬ Гитлера (как он «привел Гитлера к власти», я рассмотрю в следующей главе), т.е. дать ему возможность сформировать свою партию, увеличить количество ее членов, начать мощную агитацию, кроме как финансовой поддержкой? Может, Сталин приказал германским коммунистам во всем поддерживать нацистов или хотя бы не препятствовать им в их начинаниях? Если он и сделал это, так германские коммунисты его не послушались. На протяжении всех 20-х и начала 30-х годов именно коммунисты возглавляли все выступления против национал-социалистов. И вся германская коммунистическая пресса вела бешеную агитацию против фашизма. Как-то это не очень вяжется с теорией «Сталин создал Гитлера».

Давайте задумаемся: Владимир Богданович, не только не привел ни одного факта, подтверждающего его собственные слова, но и отослал читателей к книге, которую в России невозможно найти. Что бы это могло значить? Только одно: ответы на эти вопросы нужно искать совсем в другом месте. В каком? Слово В. Суворову:

«А ответ надо искать в «Майн кампф», в XIII главе: «Мы должны были взять каждый отдельный пункт Версальского договора и систематически разъяснять его самым широким слоям народа. Мы должны были добиться того, чтобы 60 миллионов немцев — мужчины и женщины, взрослые и дети — все до одного человека почувствовали в своих сердцах стыд за этот договор. Мы должны были добиться того, чтобы все эти 60 миллионов возненавидели этот грабительский договор до глубины души, чтобы эта горячая ненависть закалила волю народа и все это вылилось в один общий клич: ДАЙТЕ НАМ СНОВА ОРУЖИЕ!»(«Последняя республика». Гл. 4.)

6

Итак, мы опять приходим к Версальскому договору (к которому ни Сталин, ни Ленин, ни кто-либо еще из коммунистов не имел никакого отношения). Как видите, Гитлеру достаточно было «взять каждый отдельный пункт Версальского договора и систематически разъяснять его самым широким слоям народа», чтобы его партия начала расти, как на дрожжах. Впрочем, ему не нужно было даже брать все пункты, достаточно было одного, последствия которого «60 миллионов немцев — мужчины и женщины, взрослые и дети — все до одного человека» чувствовали на своей шкуре. Это пункт о репарациях.

Согласно договору Германия должна была возместить ВСЕМ участвовавшим в войне против нее странам (кроме России, естественно) ВСЕ понесенные ими затраты. То есть Германия должна была оплатить практически ВСЮ Первую мировую войну (часть затрат была отнесена на Австрию и Венгрию, но часть эта была незначительной). Более того, в самом тексте договора даже не была определена конкретная сумма, в нем значилось, что до 1 мая 1921 года Германия должна была выплатить 20 миллиардов золотых марок, отдать союзникам почти весь свой торговый и рыболовный флот, строить для них же (безвозмездно, естественно) торговые суда общим водоизмещением 200 тысяч тонн в год, поставлять в течение 10 лет по 297 миллионов тонн угля (опять же даром), до 1925 года передавать победителям четверть всей продукции химической промышленности. Но и это еще не все: в тексте договора значилось, что к 1 мая 1921 года победители подсчитают свои убытки и предъявят немцам окончательный счет.

И счет был предъявлен. Германия должна была уплатить 132 миллиарда золотых марок. Как подсчитали позднее, платить Германии пришлось бы до середины 60-х годов, да и то при самых благоприятных обстоятельствах.

Естественно, союзники недобирались пустить выплату репараций Германией на самотек. Они предусмотрели реальные механизмы, с помощью которых можно было забирать у немцев все, что они зарабатывали. Например, вся прибыль немецких железных дорог автоматически уходила в карманы французов. Почти весь добытый уголь тут же распределялся между Францией, Бельгией и Италией. Саарские угольные копи вообще перешли в собственность Франции.

Ну а когда в начале 1923 года выяснилось, что немцы недоплатили сколько-то миллионов марок и недопоставили сколько-то там угля, французы вообще оккупировали Рур (который давал Германии 88% угля, 48% железа и 70% чугуна) и сказали, что не уйдут оттуда, пока им не выплатят все.

В результате этой акции французов в Германии началась гиперинфляция. Все сбережения мелкого люда моментально пошли прахом. Зарплату рабочим и служащим выплачивали два раза в день, и они тут же бежали по магазинам, чтобы успеть что-то купить, пока новый курс марки не обратит их заработок в труху. Наконец, когда разменной монетой стали банкноты в миллиард марок, немцы еще раз капитулировали и согласились отдавать победителям практически все, что производила германская промышленность.

И для немцев началось серое беспросветное существование. Отныне они должны были платить, платить и платить. И никакой надежды впереди.

Задумаемся, нужно ли было Сталину предпринимать какие-либо шаги, чтобы в Германии появился Гитлер? Нет, за него уже все сделали Англия и Франция. Как только появился сильный лидер, пообещавший немцам избавление от долговой кабалы, они за ним тут же и пошли.

Так кто же СОЗДАЛ Гитлера?

7

Итак, корпус «Ледокола Революции» построен, пора спускать его на воду. В Германии есть сильная партия с сильным и беспринципным вождем, готовым крушить Европу. Теперь нужно привести эту партию и этого лидера к власти. Владимир Богданович так описывает приход Гитлера к власти: «На выборах 1933 года Гитлер получил 43% голосов, социал-демократы и коммунисты — 49%. Но товарищ Тельман не пожелал выступить с социал-демократами единым блоком. Потому победил Гитлер». («Последняя республика». Гл. 6.)

«Вопрос: что должен был делать товарищ Сталин в драматической ситуации начала 1933 года?

Ответ: ровным счетом ничего.

И тогда Гитлер проиграл бы и никакой «великой отечественной войны» просто не было бы. Был бы мир. И мы бы не оплакивали миллионы погибших.

Но товарищу Сталину была нужна война. Потому товарищ Сталин приказал коммунистам в единый блок с социал-демократами не вступать. Мало того, забастовка в Восточной Пруссии, где надо было сбросить социал-демократов, проходила под общим красным флагом, на котором в свастику были вплетены серп и молот. Сейчас, понятно, коммунистам «нет возможности и необходимости» об этом рассказывать.

После выборов 49% голосов были разделены на социал-демократов и коммунистов. Вместе — сила, порознь — слабость. Ни коммунисты, ни социал-демократы в отдельности не имели 43%. Их имел Гитлер. И он победил». («Последняя республика». Гл. 6.)

Сначала попробуем точно установить дату победы Гитлера. В. Суворов указывает только год, но поскольку в 1933 голу были всего одни выборы в рейхстаг, дата появляется автоматически — 5 марта. И тут же возникает первая странность — в любой книге, посвященной истории Германии 30-х годов, можно найти упоминание о том, что Гитлер стал рейхсканцлером (т.е. пришел к власти) до этих выборов, 30 января 1933 года. Может, Сталин дал команду немецким коммунистам поддерживать Гитлера до этого? Нет, если бы это было так. В. Суворов нам бы об этом сказал. Кроме того, как раз накануне назначения Гитлера канцлером коммунисты провели в Берлине мощную демонстрацию, основным лозунгом которой было «Нет фашистскому правительству». Более того, непосредственно 30 января коммунисты же предложили социал-демократам провести всеобщую забастовку. Те отказались. Ясно, что немецкие коммунисты 30 января еще не получали от Сталина команду не вступать в блок с социал-демократами.

Следующий любопытный факт. Президент Гинденбург назначил Гитлера на пост канцлера без какой-либо парламентской процедуры, потому как согласно параграфу 48 германской конституции она и не требовалась. Значит, какая там была расстановка сил в парламенте, кто сколько процентов имел, совершенно не важно. Однако канцлеру (главе правительства) неплохо бы иметь поддержку парламента, но в то время нацисты имели всего 33% голосов (коммунисты 16,9, социал-демократы 20,4), поэтому сразу после назначения Гитлера рейхстаг был распущен и назначены новые выборы.

Вот на этих-то выборах нацисты и получили 43% голосов, а социал-демократы и коммунисты в сумме 49%. Правда, во всех других источниках (кроме книг В. Суворова) утверждается, что коммунисты получили 12,3%, а социал-демократы 18,3%, т.е. в сумме 30,6?/о. Но мы не станем верить коммунистическим фальсификаторам, потому как эти цифры тут ровным счетом ничего не решают.

На одном из первых заседаний нового рейхстага ему было предложено проголосовать за закон о чрезвычайных полномочиях правительству. По этому закону и парламент, и все прочие институты власти фактически устранялись, а рейхсканцлер получал ВСЮ ПОЛНОТУ ВЛАСТИ, т.е. становился диктатором. Для принятия закона нужно было квалифицированное большинство, т.е. две трети голосов. И Гитлер его получил. «За» проголосовали нацисты, партии центра и партии национального фронта. «Против» проголосовали социал-демократы. Как голосовали коммунисты?

Никак, коммунисты в это время уже сидели по тюрьмам.

8

Тут нужно вспомнить событие, о котором Владимир Богданович упоминает лишь вскользь (по вполне понятным причинам). 27 февраля 1933 года был совершен поджог здания Рейхстага, в котором обвинили коммунистов. Компартия тут же была запрещена, и за ее членами началась настоящая охота. Но как же коммунисты умудрились при этом заполучить хоть сколько-то голосов в парламенте? Гитлер применил гениально простой ход: после запрета компартии он не стал вычеркивать ее из избирательных списков. Зачем? Затем, что, сделай он это, почти все голоса, отданные за коммунистов, получили бы социал-демократы. А так коммунисты получили свои места в рейхстаге, но их мандаты были аннулированы вскоре после выборов (13 марта).

Ну а теперь задумаемся, какое значение в этих условиях имелото, блокировались ли коммунисты с социал-демократами или нет? В тот момент, когда Гитлер действительно победил, коммунистов в рейхстаге вообще не было. Вспомним его фразу: «Вопрос: что должен был делать товарищ Сталин в драматической ситуации начала 1933 года?

Ответ: ровным счетом ничего». («Последняя республика». Па. 6.)

Вот это истинная правда, Сталину ничего не нужно было делать, потому как и сделать-то он ничего не мог. Хотя он мог распоряжаться германской компартией, компартия эта «в драматической ситуации начала 1933 года» находилась на нелегальном положении, и все видные ее члены были арестованы. Так что вступать или не вступать в коалицию с социал-демократами немецкие коммунисты могли только в тюремных камерах (большинство с-д депутатов очень скоро тоже там очутились) во время дискуссий по вопросу очередности выноса параши. Так каким же образом Сталин мог хоть как-то влиять на внутреннюю политику Германии?

Тем, кому не хочется расставаться с теорией о том, что именно Сталин окончательно отдал власть Гитлеру в 1933 году, бросаю спасательный круг. Фашисты обвинили в поджоге Рейхстага коммунистическую партию. Правда, на устроенном ими процессе доказать фашистам это не удалось, Георгий Димитров без особого труда разбил все их аргументы и был оправдан. Но для пытливого ума верных последователей В. Суворова это не помеха. Так что если кому очень хочется, тот может считать, что действительно коммунисты по заданию Сталина подожгли рейхстаг, чтобы дать Гитлеру возможность запретить компартию и протащить через парламент закон о чрезвычайных полномочиях. При таком подходе к делу все сомнения отпадают, действительно Сталин, и только он привел германских фашистов к власти.

Глава 28 ЛЕДОКОЛ ПОЛУЧАЕТ ОСНАСТКУ

Если бы Сталин хотел мира, то он должен был всячески мешать возрожаению ударной мощи германского милитаризма: ведь тогда Германия оставалась бы слабой в военном отношении страной.

В. Суворов. «Ледокол»

1

Наверное, не все знают, но спуск корабля на воду вовсе не означает окончание его постройки. Обычно на стапеле возводят корпус и устанавливают в него самые тяжелые механизмы. Потом следует период достройки на плаву, когда корабль получает всю необходимую ему оснастку. Наш «Ледокол Революции», успешно спущенный на воду в марте 1933 года, оснастки не имел. Да, фашисты пришли к власти, внутри страны они могли делать все, но взломать Европу им пока было не по силам. Хотя бы потому, что германская армия (рейхсвер) состояла всего из 100 тысяч человек, не имела ни танков, ни авиации.

Кто же вложил оружие в руки фашистов?

Владимир Богданович не обещал нам отдельную большую книгу на эту тему, а дал указание: «Два выдающихся российских историка Юрий Леонтьевич Дьяков и Татьяна Семеновна Бушуева опубликовали книгу потрясающей силы «Фашистский меч ковался в СССР». Какое звучное и емкое название! Уже в названии содержится все». («Последняя республика». Гл. 4.)

Мы уже знаем, если В. Суворов, вместо того чтобы написать собственную «отдельную большую книгу», начинает нам расхваливать чужую, это неспроста. Но книга Дьякова и Бушуевой, в отличие от трудя Томаса Вайнгартнера, вполне доступна в России, так что давайте с ней ознакомимся. Впрочем, особо подробно вникать в нее нет необходимости. Еще раз напомню, В. Суворов пишет: «Какое звучное и емкое название! Уже в названии содержится все». Между тем полное название этой книги «Фашистский меч ковался в СССР: Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922—1933» (выделено мной. — В.В.). Вот уж действительно, в названии содержится ВСЕ. Каждому школьнику понятно, что, если в ней речь идет о событиях 1922—1933 годов, о ФАШИСТСКОМ МЕЧЕ там и речи быть не может!

Тем не менее заглянем в эту «книгу потрясающей силы».

2

Надо сказать, она действительно потрясает. Потрясает тем, какую помощь оказали НЕМЦЫ молодой Красной Армии. Вот некоторые факты: в ноябре 1922 г. фирма «Юнкере» получила концессию на производство в СССР самолетов и моторов (естественно, эти самолеты и моторы использовались преимущественно в РККА). Фирма «Хейнкель» разработала специально для Красной Армии истребитель НО-37 (И-7). Она же создала гидросамолет Не-55 (КР-1) и катапульту для него, которую установили сначала на линкоре «Парижская коммуна», а потом на крейсере «Красный Кавказ». С 1925 г. начала работу Липецкая авиашкола, в которой подготовлено около 120 летчиков и механиков обеих стран. С 1926 г. в Советском Союзе действовала секретная немецкая танковая школа, в которой немецкие инструкторы обучали офицеров рейхсвера и РККА. И так далее и тому подобное.

Но не это главное, для не шибко сообразительных читателей Владимир Богданович специально подчеркнул: «Книга Дьякова и Бушуевой хороша тем, что заставляет думать». Вот и давайте думать.

На дворе 1922 год. В России только что закончилась Гражданская война. Красная Армия, которая в Гражданской войне брала преимущественно числом, теперь сокращена до полумиллиона. Значит, надо брать не количеством, а качеством. Но в стране страшная разруха, тяжелая промышленность, которая и до 1917 года не была особо мощной, практически перестала существовать. Нужны новые самолеты, танки, артиллерийские системы. Но кто будет их проектировать? В царской России таких специалистов кот наплакал, а теперь еще и многие из них эмигрировали. А рядом лежит Германия, в которой безработных авиационных, танковых и артиллерийских конструкторов хоть пруд пруди. Так пусть немецкие конструкторы поработают на нас, пусть они создадут для РККА (ну и для себя, конечно, кто же даром-то работать будет) новые образцы техники, а главное, научат этому наших инженеров.

Германскаяармия в Первую мировую войну имела опыт использования танков и борьбы с ними, так дадим немцам полигон, на котором они смогут испытать свои новые модели, а заодно научат наших командиров, как же использовать танки в бою.

Вот, собственно говоря, и все. Да, советские заказы действительно помогли немцам сохранить квалификацию своих конструкторов в то время, когда они не могли работать на немецкой территории, но далеко не всем конструкторам. Например, знаменитый Вилли Мессершмитт основал свою фирму в 1923 году в Германии. Сначала она занималась легкими спортивными самолетами (иметь которые Германии не запрещалось), но после 1933 года вдруг оказалось, что его навыков и знаний вполне достаточно для проектирования истребителей. Фирма «Дорнье», занимавшаяся летающими лодками и бомбардировщиками, строила свои самолеты в Голландии, а фирма «Юнкере» не только в СССР, но и в Швеции.

Не буду утомлять читателя скучными подробностями о том, что и где еще строили немцы в обход версальских ограничений. И так понятно, что немецкий меч ковали всем миром. А вот после того, как он стал фашистским (после 1933 года), отказался принимать участие в его дальнейшей ковке и точке только Советский Союз.

Впрочем, вскоре фашисты получили возможность ковать свой меч своими руками и на своей территории. В 1935 году Гитлер объявил, что он больше не намерен выполнять версальские ограничения и приступает к строительству полноценной армии. По логике вещей, тут бы наш недостроенный «Ледокол Революции» должен был пойти ко дну. Почему? Да потому, что гарантами этого договора были Англия и Франция, у которых, хоть вместе, хоть порознь, вполне хватало сил, чтобы пресечь военные эксперименты Гитлера.

Опять давайте думать. Военные статьи Версальского договора были направлены на то, чтобы Германия больше никогда и ни за что не могла развязать европейскую войну. Именно для этого численность рейхсвера была сведена к смешной цифре 100 тысяч человек, для этого же немцам запретили иметь военную авиацию, танки, тяжелую артиллерию и подводные лодки. И вот теперь Гитлер все эти ограничения сам с себя снимает.

Зачем? Гитлер, естественно, говорит, что для обороны. От кого же он собирается обороняться? Можно даже не рассматривать, кто там соседствует с Германией и какие у этих соседей в отношении нее планы. Потому как, если кто-то хотел бы напасть на Германию, за истекшие пятнадцать лет он имел для этого все возможности. Я, конечно, далек от того, чтобы утверждать, что все соседи Германии были невинными голубками, та же Польша хотела бы кое-что оттяпать у соседа. Но дело в том, что, являясь гарантами Версальского договора, Англия и Франция тем самым гарантировали целостность и независимость Германии. Так что и напасть на Германию могли только они. Но зачем им это нужно?

Короче говоря, как в таких случаях пишет В. Суворов: «Оборонительную концепцию прошу не предлагать». Значит, Германия собиралась нападать сама или, по крайней мере, пугать кого-то своей возрожденной армией. Кого?

Список не так уж велик. Претензии у немцев были к Польше, Чехословакии, Бельгии и Франции, значит, именно им и нужно беспокоиться. И они забеспокоились.

В этих странах начали раздаваться громкие голоса, что немцы окончательно зарвались, что нужно крепко дать им по рукам, чтоб неповадно было. Возможностей у соседей Германии,

да даже у одной только Франции, вполне хватило бы, так что следовало ожидать интервенции в Германию, после которой Гитлер отправился бы опять в какую-нибудь крепость писать следующие тома своих мемуаров. Впрочем, не нужно было даже интервенции, достаточно было Англии и Франции нахмурить брови и сказать: «Низзя!», Гитлер тут же пошел бы на попятную. Опубликованные после войны дневники и мемуары многих видных деятелей Третьего рейха неумолимо свидетельствуют, что Гитлер в то время еще не готов был идти до конца. Не было у него ни сил, ни возможностей.

4

Что тут делать было Иосифу нашему Виссарионовичу? От «Ледокола Революции», без которого ему и жизнь не мила, того и гляди, только бульбочки на воде останутся. Значит, в советской прессе должна начаться шумная пропагандистская кампания в защиту прав немецкого народа.

Надо сказать, что еще Ленин назвал Версальский мирный договор «грабительским», и советская пропаганда не уставала это подчеркивать. Так что ей всего-то и нужно было придерживаться прежней линии и громко заявить — хватит издеваться над немцами, хватит держать их в тисках грабительского договора, пора дать немцам равные права со всеми европейскими державами. Есть какие-либо следы такой кампании в советской прессе?

Нет.

А что есть?

Есть обратная реакция!

Я не стану утомлять читателя перечнем тех шагов, которые предпринял Советский Союз, чтобы предотвратить опасность возрождения германского милитаризма. «Всем известно», что все это делалось только для вида, что на самом деле коммунистам была нужна война в Европе, а за миролюбивыми заявлениями они скрывали свои агрессивные намерения. Но что было бы, если бы Запад вдруг принял какое-либо советское предложение?

Так что факт остается фактом, в 1935 году Сталин совершенно не боялся, что его «Ледокол Революции» потерпит крушение. Почему? Потому, что голоса в защиту права Германии иметь современную армию раздавались достаточно громко. Только не в СССР, а в Англии. И не просто в прессе, а в британском парламенте.

Конечно, английское правительство (как и французское) направило Германии ноту протеста. Французская нота была резковата, а вот британская составлена в самых сдержанных выражениях. Как писали в то время немецкие газеты: «Английское правительство проявило должное понимание новой обстановки». Что в переводе на обычный язык означает: англичане погрозили пальчиком, одновременно поощрительно подмигивая. Естественно, Гитлер счел возможным отклонить эти ноты (понимая, что Франция, как бы она ни бушевала на словах, одна, без Англии, воевать с Германией не станет).

Дальше наша история приобретает почти детективный характер. Выразив на словах свое неудовольствие действиями Гитлера, английское правительство 18 июня 1935 года заключило с ним военно-морское соглашение, по которому Германия имела право увеличить свой флот до 35% от британского, причем тоннаж подводных лодок мог достигать и 45% от тоннажа английских ПЛ!

Тут нам нужно осознать две вещи: до заключения этого соглашения действия Германии в военной сфере были совершенно незаконны. Гитлер в одностороннем порядке нарушал условия Версальского мира, за что его можно (и нужно) было покарать. Как я уже говорил, Англия была гарантом этого договора, заключив же соглашение с Германией, она сама нарушила Версальский мирный договор, который, таким образом, превратился в пустую бумажку. И все действия Гитлера после 18 июня стали вполне законными.

Другая сторона вопроса. Во время Первой мировой войны немцы смогли нанести Британии значительный ущерб своей подводной войной. Некоторые исследователи даже полагают, что, если бы не колебания кайзера, который то объявлял неограниченную подводную войну, то отменял ее, Германия вообще могла где-то к концу 1917 года привести экономику Англии к полному краху. Так что англичане прекрасно представляли, какую опасность лично для них несут подводные лодки. Поэтому Германии и запрещалось иметь их. Более того, на послевоенных конференциях по морским вооружениям (Вашингтонской и Лондонской) англичане предлагали вообще запретить строительство подводных лодок как антигуманного оружия. Поддержали их только американцы, в то время как Франция, Япония и Италия были не столь уязвимы для ПЛ, зато хотели сами иметь на всякий случай оружие против тех же Англии и США. И вот теперь англичане соглашаются на то, чтобы немцы начали строительство этого смертельно опасного для Англии оружия! Более того, цифра 45% была не окончательной, немцы имели право после простого уведомления Англии довести свой подводный флот до 100% британского!

Сейчас нам известно, что это роковое решение чуть было не привело Англию к краху. Немецкие ПЛ, действовавшие с гораздо большей эффективностью, чем в 1914—1918 годах, чуть было не поставили Британию на колени. Но не для этого же англичане разрешили немцам иметь подводный флот. Тут уместно вспомнить высказывание В. Суворова: «В сталинском плане что-то не сработало, что-то пошло не так, как замышлялось. Вооруженная нами Германия на нас же и напала. Но не для этого же мы ее вооружали!». («Последняя республика». Гл. 4.) Замените в этой фразе слово «сталинском» на «британском», а «нами», «нас» и «мы» на «ими», «них» и «они», и вы получите ситуацию, в которой оказалась Англия в сентябре 1939 года. И обратите внимание, что вот этот «подводный» меч никак не мог быть выкован в СССР. К его созданию приложила руку Англия, и только Англия. Конечно, англичане сами не помогали немцам проектировать и строить ПЛ, да в этом и не было необходимости (немцы уже в 1918 году в подводном судостроении были впереди планеты всей, а в межвоенный период строили и испытывали новые ПЛ в Голландии). Но без разрешения, более того, прямого поощрения Англии заняться строительством подводных лодок Германия не могла. Так против кого же ковался этот меч?

Поищите на карте мира страну, которая была бы связана с остальным миром десятками и сотнями ниточек морских путей, которая могла бы вмешаться в события в Европе только при условии безопасности своих морских коммуникаций. Неужели не нашли? Да США же!

Как, воскликнете вы, неужели Англия ковала фашистский меч против своего самого верного союзника по Второй мировой? Вспомним в очередной раз крылатую фразу «У Британии нет постоянных союзников, есть постоянные интересы». И в то самое время, о котором я веду речь, эти интересы вступили в резкое противоречие с интересами США.

В 1929— 1931 годах во всем мире (кроме СССР, естественно) бушевал экономический кризис. Начался он в США, причем как кризис перепроизводства. Не знаю, как в нынешних, а в советских учебниках истории были иллюстрации, на которых в топках электростанций сжигалось зерно, в реку выливалось из бидонов молоко, а рядом туда же сыпался сахар. То есть разных товаров и продуктов в США производилось много, но продать их было невозможно. В результате пришло в расстройство все хозяйство США, а потом и всего мира (потому как Уолл-стрит уже тогда был мировым финансовым центром). Американцы сумели справиться с кризисом, но за ним потянулись долгие годы так называемой Великой депрессии. Нужно было срочно найти рынки сбыта для своих товаров. Но мир в то время был уже весь поделен, на карте не осталось ни одного клочка суши, который не принадпежал кому-нибудь. И США заговорили о «свободе торговли», «политике открытых дверей» и прочих весьма неприятных для колониальных держав вещах. А крупнейшей колониальной державой была Британская империя, «над которой никогда не заходит солнце». Понятно, что спокойно наблюдать демонтаж колониальной системы (который в реальности произошел после Второй мировой, но подготавливался до нее) британцы не могли. А реального инструмента, чтобы предотвратить его, в их руках, увы, уже не было.

Тут надо вспомнить, что долгое время Британия в области строительства флота придерживалась так называемого муль-тидержавного стандарта. То есть Британский флот должен был быть больше, чем флоты всех остальных стран, вместе взятые. Пока флоты состояли из парусных линкоров или даже броненосцев, Англия могла выдерживать этот стандарт без особого напряжения. Но когда на сцене появились дредноуты, а за ними и сверхдредноуты, содержать такой флот стало не по карману даже Британии. Пришлось перейти к двухдержавно-му стандарту. И накануне Первой мировой войны английский флот был больше суммы двух любых европейских флотов. Однако после войны и это стало слишком накладно для Англии, которая из крупнейшего мирового кредитора превратилась в должника США. Вот тогда-то и начались переговоры об огра-

ничении морских вооружений (на которые до войны Англия не шла ни под каким видом).

На Вашингтонской конференции была принята в отношении флотов США, Великобритании, Франции, Италии и Японии формула 5:5:3:1,75:1,75. То есть флоты Англии и США могли быть равны между собой, а флоты остальных морских держав относились к ним как 3 к 5 и 1,75 к 5.

Это соотношение было составлено с учетом интересов всех участников и в то время всех устраивало. Правда, Италия сначала требовала для себя равенства с Францией, но чисто для проформы. У нее в то время и не было возможности построить мощный флот (к началу войны, когда все ограничения уже давно не действовали, итальянский флот только-только добрался до установленного Вашингтонским договором предела).

На момент подписания этого договора общий баланс сил был в пользу Англии. Япония была союзником Британии (правда, по настоянию США был расторгнут англо-японский договор, действовавший еще с 1902 года, но англичане полагали, что в случае конфликта с США Япония выступит на их стороне). Франция воевать вообще ни с кем не собиралась, на континенте у нее просто не было серьезных противников, а ввязываться в конфликт с морскими державами французы после Трафальгара закаялись. В Америке же в то время у власти стояли изоляционисты, которые считали, что Америка сама по себе, а весь мир сам по себе. Флот там строился исключительно «чтоб был», так что равенство с Англией США вполне устраивало.

На первой Лондонской конференции (1930 год) соотношение флотов было несколько изменено, но общий баланс сохранился. Но к 1935 году ситуация изменилась. Япония ввязалась в войну с Китаем, вторгнувшись тем самым в сферу британских интересов. Итальянцы готовились к агрессии в Эфиопию (началась она в конце 1935 года, но уже в начале его было ясно, что итало-абиссинская война неизбежна). Франция, заключив договор о взаимопомощи с СССР, вообще о своей безопасности больше не беспокоилась. Вот тут-то англичане поняли, что пришла пора создать себе нового союзника как на суше, так и на море.

Глава 29

ЛЕДОКОЛ ПУСКАЕТСЯ В ПЛАВАНИЕ

Когда мы недобрым словом поминаем пса, искусавшего пол-Европы, давайте не забудем и...

В. Суворов. «Ледокол»

1

Предлагаю на время забыть все, о чем я писал в последних трех главах. Вернемся к первоначальным тезисам: «Сталин создал Гитлера и привел его к власти» и «Фашистский меч ковался в СССР». И с этих самых позиций рассмотрим события 1936— 1939 годов.

Начнем с так называемой ремилитаризации Рейнской зоны (март 1936 года). Напомню, по условиям Версальского мира Германии запрещалось придвигать свою армию ближе чем на 50 километров к правому берегу Рейна и строить какие-либо оборонительные сооружения в этой зоне. Рассмотрим, как развивались бы события в сентябре 1939 года, если бы немцы продолжали выполнять эти условия. Немецкая армия почти в полном составе уходит в Польшу, какие-то второочередные дивизии входят в Рейнскую зону. У них там нет даже простых окопов, так что выступившие им навстречу французы легко вышибают немцев обратно, оккупируют Рур, Германия лишается большей части своей промышленности, и Вторая мировая кончается, как следует и не начавшись.

Понятно, что Сталину, чтобы его «Ледокол Революции» не пошел ко дну еще до того, как он начнет ломать Европу, нужно было, чтобы немцы заранее закрепились в Рейнской зоне. Но могли он быть уверен, что в 1936 году такой шаг немцев не вызовет каких-то ответных шагов со стороны других стран?

Возьмем Францию. Немецкие войска вплотную придвигаются к границам Франции и Бельгии. Именно с этих позиций двадцать два года назад они начали свой марш на запад, чуть было не приведший Францию к краху. Какова естественная реакция французов? Как минимум восстановить прежнее положение, т.е. ввести свои войска в Рейнланд, вышибив оттуда немцев. Была ли у них для этого возможность? Была. Вермахт в то время успел разрастись всего до полумиллиона, причем львиную долю составляли необученные новобранцы. У немцев не было сколько-нибудь значительного количества танков, боевая авиация только начала возрождаться. У французов же вместе с бельгийцами (которых нридвижение немцев к их границам затрагивало даже больше, чем французов) было примерно трехкратное превосходство в живой силе и подавляющее превосходство в технике.

Все это прекрасно осознавал Гитлер. Сейчас известно, что входившие в Рейнскую зону войска получили приказ отступить, если появится хотя бы один французский или бельгийский солдат. Значит, Гитлер отнюдь не был уверен в реакции соседей.

Реакция последовала, но какая!

2

14 марта в Лондоне собрался Совет Лиги Наций, который констатировал факт нарушения Германией статьи 43 Версальского договора и Локарнского соглашения (подписанного в 1925 году и гарантировавшего сохранность послевоенных границ в Европе). Между тем в этом самом Локарнском соглашении было черным по белому написано, что в случае нарушения кем-либо из договаривающихся сторон статьи 43 Версальского договора все остальные страны обязуются принять против нарушителя санкции, в том числе и военные.

Вот тут Сталину настала пора кричать «Караул!». «Ледокол Революции» дал опасный крен, того и гляди, совсем перевернется. Надо срочно что-то предпринимать. СССР в это время уже входил в Лигу Наций, так что советские дипломаты должны были в этом почтенном учреждении постараться как-то запутать вопрос, свести все к пустой говорильне. На худой конец, можно было просто промолчать. Но советский представитель выступил на Совете Лиги Наций уже 17 марта. Смысл его выступления сводился к тому, что надо крепко дать по рукам окончательно зарвавшемуся Гитлеру!

Можно, конечно, предположить, что сделано это было с целью вызвать обратную реакцию. Дескать, блок западных держав, относившихся к СССР, мягко говоря, недоброжелательно, просто из принципа проголосует против любого предложения Советского Союза. Но не кажется ли вам, что это слишком уж тонкая игра? Кроме того, выступление Литвинова сильно осложнило ситуацию для Англии и Франции. Им пришлось долго вилять, выискивать какие-то зацепки, чтобы не предпринимать ничего против Германии.

Короче говоря, лично я не могу найти никакого разумного объяснения поведения Сталина в данном вопросе, если продолжать придерживаться теории о том, что именно он больше всех способствовал плаванию «Ледокола Революции».

Зато позиция Запада объясняется прекрасно. Дело в том, что сразу же после прихода к власти Гитлер провозгласил крестовый поход против большевизма (он говорил о нем и до этого, но как частное лицо). И необходимость занятия Рейнской области он объяснял тем, что не может двигаться на Восток, ие обезопасив себя с Запада.

Давайте забудем об идеологии. Отбросим выдумки коммунистических фальсификаторов о том, что буржуи ненавидели первое государство рабочих и крестьян, что они спали и видели, как бы его уничтожить. Забудем на время и что «Декларация об образовании СССР была открытым и прямым ОБЪЯВЛЕНИЕМ ВОЙНЫ ВСЕМУ ОСТАЛЬНОМУ МИРУ» («Ледокол». Гл. 1), а стало быть, весь мир должен был стремиться уничтожить СССР, хотя бы из чувства самосохранения. Давайте будем считать, что в то время была просто Россия, не имевшая никакой идеологии. Как к такой России должна была относиться Англия? Да точно так же, как она относилась к ней на протяжении всей истории.

Нечастые приступы любви Британии к России совпадали с особо опасными кризисами (Наполеоновские войны, Первая и Вторая мировые войны), все остальное время британский кабинет вел активную антироссийскую политику. Я даже не буду вспоминать те моменты, когда Англия непосредственно выступала против России (типа Крымской войны), но и в то время, когда между державами царил мир, Англия гадила России, где только могла. Нет нужды разбирать тут подробно историю англо-российских отношений (желающих отсылаю к прекрасной книге А.Б. Широкорада «Россия — Англия: Неизвестная война 1857—1907», вышедшей в серии «Военно-историческая библиотека»). Скажу только, что дело тут не в идеологии и не в какой-то врожденной враждебности англичан к славянам. Просто интересы Британии постоянно входили в противоречие с интересами России. В Средней Азии, на Ближнем, Среднем и

Дальнем Востоке, в Китае. Словом, по всему периметру границ Российской империи, а потом и СССР. Когда Россия была слаба, как, например, после Крымской или Русско-японской войн, Британия не обращала на нее внимания. Как только Россия выбиралась из очередного кризиса и начинала набирать силу, Британия тут же принималась сколачивать против нее блоки, стремилась окружить Россию враждебным кольцом.

3

Между тем к середине 30-х годов уже было ясно, что СССР сделал резкий рывок и уверенно возвращается в «клуб великих держав». Пора было искать способ укоротить русских. Главную ставку Англия в то время делала на Японию, которая уже однажды как следует побила Российскую империю, теперь же в случае нужды могла повторить экзекуцию. Но неплохо было создать какую-то силу в Европе, способную при случае загнать русских обратно в их берлогу. Вот почему в Англии прямые намеки Гитлера на то, что он собирается покончить с СССР, нашли благодарных слушателей.

Переходим к Франции.

«А заявления о землях на Востоке Сталина не особенно пугали. «Майн кампф» — против Франции: «Мы должны до конца понять следующее: самым смертельным врагом германского народа является и будет являться Франция» (Часть 2, глава XIII). И там же: «Злобой дня (выделено мной. — В.В.) является для нас не борьба за мировую гегемонию... Франция систематически рвет на части наш народ и планомерно душит нашу независимость... У нас исходят словами и протестами сразу против пяти или даже целого десятка государств и забывают при этом, что нам прежде всего надо сконцентрировать все свои физические и духовные силы, чтобы нанести удар в сердце нашему злейшему противнику... Франция неизбежно будет стремиться к тому, чтобы Германия представляла собой слабое и раздробленное государство... Единственным нашим противником в данное время является Франция — та держава, которая лишает нас даже права на существование».

И далее Гитлер распространялся в том же духе на много страниц и глав». («Самоубийство». Гл. 4.)

Сталин, по словам Владимира Богдановича, прекрасно понял, куда будет направлен будущий удар Германии. Но как же не могли этого же понять французы? Гитлер прямо объявил, что: «Единственным нашим противником в данное время (выделено мной. — В.В.) является Франция — та держава, которая лишает нас даже права на существование», придя к власти, он возрождает германскую армию и придвигает ее к границам Франции. Сталину видно, что Гитлер явно приступает к осуществлению того, о чем он писал 11 лет назад. А вот французы этого почему-то не видят. Может, они не читали «Майн кампф»? Читали, в то время французский перевод этой книги можно было найти почти в любой книжной лавочке Парижа. Так почему же Франция ие реагировала адекватно на движение Гитлера в ее сторону? Да потому, что Гитлер в своем труде ни полслова не сказал о том, что он СОБИРАЕТСЯ ВОЕВАТЬ С ФРАНЦИЕЙ!

Цитируемая В. Суворовым глава тринадцатая второй части «Майн кампф» называется «Иностранная политика Германии после окончания мировой войны». Чувствуете, речь в ней идет не о том, куда направится немецкая экспансия, где немцы должны искать жизненное пространство, а о том, какую политику должна вести Германия, причем В ДАННОЕ ВРЕМЯ. Каково же это «данное время»? Может, 1939 год? Или 1935— 1936-й? Нет, это 1924-й и ближайшие к нему годы. И какую же политику предлагает Гитлер вести в это ближайшее время? Политику активного поиска союзников.

Восстановлю оборванные Владимиром Богдановичем цитаты (жирным шрифтом выделены те места, которые он процитировал ):

«Мы должны до конца понять следующее: самым смертельным врагом германского народа является и будет являться Франция. Все равно, кто бы ни правил во Франции — Бурбоны или якобинцы, наполеониды или буржуазные демократы, республиканцы-клерикалы или красные большевики — конечной целью французской иностранной политики всегда будет захват Рейна. И всегда Франция, чтобы удержать эту великую реку в своих руках, неизбежно будет стремиться к тому, чтобы Германия представляла собою слабое и раздробленное государство.

Англия не желает, чтобы Германия была мировой державой. Франция же не желает, чтобы вообще существовала на свете держава, именуемая Германией. Это все же существенная разница. Ну, а ведь злобой дня для нас сейчас является не борьба за мировую гегемонию. Сейчас мы вынуждены бороться просто за существование нашего отечества, за единство нашей нации и за то, чтобы нашим детям был обесггечен кусок хлеба. И вот, если мы учтем все это и спросим себя, где же те государства, с которыми мы могли бы вступить в союз, то мы должны будем ответить: таких государств только два — Англия и Италия». (Часть2, глава XIII.)

Что бросается в глаза в этой восстановленной цитате? Прежде всего упоминание об Англии (чтобы избежать этого упоминания по требованию английских заказчиков, Владимиру Богдановичу и пришлось обкорнать цитату). Общий же смысл изменяется резко. Гитлер говорит ие о том, что нужно воевать с Францией, а о том, что она никогда и ни за что не может быть союзницей Германии. А вот Англия может. Более тою, на последующих страницах он указывает, что Англия не только может, но и должна стать союзницей Германии, потому как не в ее интересах чрезмерное усиление Франции на континенте.

Далее, в цитате имеется упоминание о Рейне, ради обладания которым Франция и будет «стремиться к тому, чтобы Германия представляла собою слабое и раздробленное государство». Тут надо вспомнить, что как раз в это время происходила французская оккупация Рура (войска были выведены оттуда только в августе 1925 года). Более того, французам удалось найти кучку сепаратистов, которые в октябре 1923 года провозгласили «независимую Рейнскую республику», которая тут же была признана Францией. В то же самое время глава Баварской республики (входившей в состав единой Германии) вел переговоры с французами об отделении Баварии от Германии и признании Францией этого факта. Фактически Бавария уже стала независимой, но тут вмешался Гитлер со своим «Пивным путчем», разгромив который берлинское правительство заодно покончило и с баварскими сепаратистами.

В этом контексте становится ясно, почему Гитлер называет Францию В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ главным врагом Германии. Фактически французы приступили к осуществлению своего плана расчленения Германии, который им не удалось провести в Версале. И Гитлер совершенно справедливо указывает, что единственным, кто может помешать Франции, является Англия. Один раз она уже провалила планы французов (не из любви к немцам, а из своих интересов), провалит и во второй.

Кстати, еще показательнее в этом отношении вторая цитата, от которой В. Суворов оставил только хвостик:

«Даже для нас, национал-социалистов, сейчас представляет еще известную трудность убедить наших собственных сторонников, что Англия в будущем может быть нашей союзницей. Наша еврейская пресса очень хорошо умела и умеет концентрировать всю ненависть на Англии. А многие добрые, но наивные немцы поддаются на эту еврейскую удочку и начинают направо и налево болтать о том, что не сегодня завтра Германия «возродит» свою морскую мощь, начинают выносить протесты против того, что нас лишили колоний, и грозятся не сегодня завтра вернуть себе эти колонии и т.п. А негодяям евреям только этого и нужно; они тщательно собирают весь этот материал и посылают его своим сородичам в Англию для их пропагандистских надобностей. Казалось бы, даже самым неискушенным в политике немцам нетрудно понять, что сейчас у нас на очереди вовсе не борьба за укрепление «морской моши» Германии. Ставить себе такие цели, не укрепив предварительно наших позиций в Европе, было нелепостью уже до войны, а в нынешней обстановке такая глупость равносильна преступлению.

Можно поистине прийти в отчаяние, когда наблюдаешь, как еврейским интриганам легко удается занять добрых немцев десятистепенными вопросами и пустыми демонстрациями, в то время как Франция систематически рвет на части наш народ и планомерно душит нашу независимость». (Часть 2, глава XIII.)

И тут Гитлер говорит о том, что В ДАННЫЙ МОМЕНТ Германию должны волновать не колонии, не возрождение морской мощи, а борьба за то, чтобы не дать Франции раздробить единую Германию.

Как видите, речи о том, что между Германией и Францией должна начаться война (хоть в ближайшем будущем, хоть в какой-то дальней перспективе), Гитлер не ведет. Не ведет он их и далее, «на протяжении многих страниц и глав», хотя бы потому, что до конца книги остается всего две главы, одна из которых целиком посвящена восточному вопросу, т.е. проблемам поиска жизненного пространства (где, догадайтесь сами). Впрочем, в последней главе своей книги Гитлер возвращается к Франции: «Только тогда сможем мы действительно довести дело до конца и прекратить вечную бесплодную борьбу между нами и Францией, стоившую нам столь многих жертв». (Часть 2, глава XV.) Вот так вот, борьба с Францией бесплодна, стоила Германии многих жертв, так что нужно ее прекратить. И прекратить потому, что это «...должно открыть нашему народу возможность завоевать себе новые территории в другом месте». (Там же.) Надеюсь, тут тоже не нужно указывать, каково же это «другое место»?

4

Возвращаемся к событиям 1936 года. Франция давным-давно перестала «рвать на части» немецкий народ и «планомерно душить независимость» Германии. Она больше не стремится раздробить Германию, просто потому, что две предпринятые в этом направлении попытки не увенчались успехом из-за позиции Англии. Конечно, французы все еще мечтают о том, чтобы Германия была слабым государством, но никаких шагов в этом направлении не предпринимают (потому как сделать ничего и не могут). Отгородившись от немцев китайской стеной линии Мажино, Франция хочет только одного, чтобы ее оставили в покое. Таким образом, задача, поставленная Гитлером в главе XIII его книги в части, касающейся Франции, выполнена. Пора переходить к другим задачам, и Гитлер переходит.

Он громогласно объявляет, что его путь лежит на Восток. Для внутреннего употребления этот путь обосновывается необходимостью завоевать жизненное пространство, для внешнего — борьбой с большевизмом. Британию такая ситуация вполне устраивает. Но англичане понимают, что двинуться на Восток, не имея надежного тыла, немцы не могут. Пусть сейчас Франция не собирается воевать с Германией, но кто их знает, этихлягушатников, вдруг, когда вермахтуйдет на просторы российских степей, французы возьмут да ударят в спину? Так что Гитлер должен иметь гарантии против такого удара, а лучшая гарантия — это наличие мощных укреплений вдоль границы и присутствие там же армии. Так что англичане ясно дают понять всем, что они признают справедливость действий Гитлера.

Что тут делать Франции? Затевать войну с Германией? Одной, без союзников (договор с СССР предусматривал помощь только в случае нападения Германии на Францию, но не наоборот)? Может, сил разбить еще не вылезший из пеленок вермахт у французской армии и хватит, но где гарантия, что англичане не вмешаются на стороне Германии? Да и воевать ужасно не хочется. В конце концов, среди претензий, предъявляемых Гитлером к соседям, нет ни слова об Эльзасе и Лотарингии. Наоборот, Гитлер неоднократно заявлял, что от Франции ему ничего не нужно. Так что лучше всего поверить немцам и ничего не предпринимать. А на всякий случай продолжать совершенствовать свою линию Мажино.

Переходим к позиции Сталина. Предположим, он прекрасно понимал ситуацию, видел расклад сил на политической арене, четко представлял себе интересы всех держав. Более того, он, не знаю уж откуда, знал, что Гитлер не пойдет на Восток, а пойдет на Запад. Значит, никаких шагов в поддержку «Ледокола Революции» ему предпринимать было не нужно. Но зачем же он предпринял шаги ПРОТИВ «Ледокола Революции»? Достаточно было советскому представителю в Лиге Наций промолчать, и все шло бы как по маслу. А промолчать было очень просто, ведь занятие этой самой Рейнской зоны внешне никакой опасности для СССР не представляло. Но Литвинов (советский представитель в Лиге Наций) не молчал. Более того, он обосновал беспокойство Советского Союза как раз тем, что занятием Рейнской зоны Гитлер обеспечивает себе тыл для движения на Восток, т.е. этот акт Германии несет в себе угрозу СССР! То есть привлек внимание членов этой почтенной организации к тому, что говорил Гитлер в своих речах «для внутреннего употребления». Даже такой беззубой и гибкой организации, как Лига Наций, стоило больших усилий, чтобы заболтать это нетактичное выступление, в котором не имеющий понятия о тон костях дипломатической терминологии неотесанный большевик назвал вещи своими именами.

Но и это не все. Подвластные Сталину коммунистические партии Франции и Англии начали кампанию против действий Гитлера. Коммунистические газеты, тоже безо всяких дипломатических изысков, простым языком объясняли народу, какую опасность для их собственных стран несет этот «законный» акт Гитлера.

Может, Сталин делал это все для истории? Дескать, когда после победного завершения войны начнут писать ее историю, можно будет вставить туда и этот эпизод, показывающий, что сам Сталин войны не хотел, боролся против нее еще вон когда. Отвечаю: этот вопрос Сталина волновать не мог. По плану войны (вскрытому В. Суворовым) Сталину должна была достаться вся Европа, а несколько позднее и весь мир. А уж тогда можно было написать такую историю, какую нужно Сталину. Хоть вообще вычеркнуть из нее Вторую мировую, никто и пикнуть не посмеет.

Как же нам объясняет все эти факты Владимир Богданович? Никак. Он вообще не касается в своих произведениях того, что происходило в Европе с 1933 по 1939 год. Красноречивое умолчание, не правда ли? Если бы В. Суворов занялся разбором этих событий и попытался доказать, что Сталин в это время делал все, чтобы расчистить своему «Ледоколу» путь, пытливый читатель неизбежно задал бы вопрос: а что в это время делали Англия и Франция? И с удивлением обнаружил бы, что они практически в любой момент могли пустить «Ледокол Революции» ко дну.

Впрочем, В. Суворов одной емкой фразой охарактеризовал поведение Запада: «Западу, по крайней мере (выделено мной. — В.В.), было наплевать, пойдет Гитлер па Восток или нет». («Ледокол». Гл. 4.) Ане «по крайней мере»? Мыслящий читатель сразу же поймет, что Запад был ЗАИНТЕРЕСОВАН в походе Гитлера на Восток.

Глава 30 ЛЕДОКОЛ НАБИРАЕТ ХОД

Дипломатическую войну 30-х годов выиграли Сталин и Молотов. Пактом Молотова — Риббентропа Сталин дал «зеленый свет» Второй мировой войне, оставшись «нейтральным» наблюдателем и готовя один миллион парашютистов на случай «всяких неожиданностей».

В. Суворов. «Ледокол»

1

Известный диссидент Владимир Буковский написал к первому изданию «Ледокола» в России послесловие, которое озаглавил «Монумент человеческой слепоте». На мой взгляд, он совершенно прав. Просто диву даешься, как это никто из миллионов читателей «Ледокола», каждый из которых изучал в школе историю (не важно, в советские времена или в нынешние), не заметил зияющие в нем дыры. А ведь достаточно было заглянуть в любую из этих дыр, чтобы вся концепция «Ледокола» полетела к чертям. Вот уж действительно монумент человеческой слепоте!

Но мы будем зрячими и, захватив с собой фонарик, заглянем в какую-нибудь дыру «Ледокола». Например, в историю с Мюнхеном.

Вот единственное упоминание об этом германском городе в первой книге В. Суворова: «Поэтому дипломатическая стратегия многих стран (выделено мной. — В.В.) в 30-х годах сводилась к позиции: вы (выделено мной. — В.В.) воюйте с Германией, а я постараюсь остаться в стороне. Мюнхен-38 — это яркий образец такой философии». («Ледокол». Гл. 29.) О ком здесь речь? Что это за «многие страны»? И кто такие «вы»? Может, это коварный Сталин о чем-то таком с Гитлером договорился в Мюнхене в 1938 году? Нет, тех, кто так подумал, Владимир Богданович позднее буквально ткнул носом в факты: «Мюнхенские соглашения? Но их подписывали не министры, а главы правительств, в том числе — правительств Британии и Франции. За Мюнхен Даладье и Чемберлена надо вешать». («Самоубийство». Гл. 16.) Теперь даже тот, кто не изучал историю в школе или умудрился начисто забыть все, чему его учили, должен понять, в 1938 году главы правительств Франции и Англии договорились в Мюнхене с Гитлером о чем-то таком, за что их следовало бы повесить!

Теперь посмотрим, что следует в этих двух книгах после приведенных выше цитат. «Пактом Молотова — Риббентропа Сталин дал «зеленый свет» Второй мировой войне, оставшись «нейтральным». («Ледокол». Гл. 29.) «Этот пакт был ключом к началу Второй мировой войны. За это преступление Риббентропа следовало повесить. Однако и Вячеслава Михайловича Молотова следовало бы на той же перекладине вздернуть». («Самоубийство». Гл. 16.)

Логика подсказывает, что в Мюнхене Чемберлен с Даладье совершили что-то столь же страшное, как «зеленый свет» перед локомотивом Второй мировой войны. Что бы это могло быть? Никак не меньше, чем какой-то зеленый фонарик перед тем же локомотивом.

Теперь задумаемся, «Мюнхенский сговор» (так называется произошедшее в Мюнхене не только в отечественной, но и в зарубежной историографии) состоялся в 1938 году. Пакт Молотова — Риббентропа подписан в 1939-м. Значит, этот пакт смог зажечь «зеленый свет» только потому, что локомотив уже проехал предыдущий полустанок, на котором ему уже дали «зеленый свет». Проще говоря, если без Москвы-39 Второй мировой войны не было бы, так без Мюнхена-38 ее не было бы тем более!

Теперь возвращаемся к самой первой цитате: «Поэтому дипломатическая стратегия многих стран в 30-х годах сводилась к позиции: вы воюйте с Германией, а я постараюсь остаться в стороне. Мюнхен-38 — это яркий образец такой философии». («Ледокол». Гл. 29.) По аналогии можно добавить: «Москва-39 — это второй яркий пример такой философии». Собираем все вместе, и у нас получается: в 1938 году в Мюнхене Англия с Францией дали «зеленый свет» Второй мировой войне в надежде, что Гитлер пойдет на Восток, а они останутся в стороне. Сталин, разгадав их замыслы, в 1939-м в Москве со своей стороны тоже дал «зеленый свет» Второй мировой в надежде на то, что Гитлер пойдет на Запад, а он останется в стороне. От себя добавлю, Гитлер обманул и тех и других и пошел в обе стороны.

Можете продолжать считать, что пакт Молотова — Риббентропа страшное преступление Сталина против человечества. Но согласитесь, совершено оно было потому, что до него совсем другие дяди совершили свое преступление, причем куда более страшное, потому как оно было совершено ПЕРВЫМ и послужило причиной ВТОРОГО.

Владимир Богданович, по вполне понятным причинам, истории с Мюнхеном касается лишь слегка. А вообще-то достаточно просто изложить события 1938 года, чтобы все стало предельно ясно. Чем я и займусь.

2

После Первой мировой войны и распада Австро-Венгрии на карте мира появилось новое государство — Чехословакия. По идее, это государство должно было быть мононациональным (творцы Версальской системы не очень-то понимали, чем чехи отличаются от словаков, и считали их одной нацией). Однако в Европе, где на протяжении столетий существовали многонациональные империи, происходил естественный процесс миграции и перемешивания наций. Создавались такие области, где примерно поровну было представителей двух, трех, а то и более национальностей. Одной из таких областей были Судеты. На Парижской конференции чехи доказали, что это исконно чешская территория, и чехов там большинство, так что Судеты достались Чехословакии. Однако процент немцев там был достаточно высок. Сейчас просто невозможно установить, кого там было больше в 1919 году, да и в 1938-м тоже. Если пользоваться чешскими данными, получается, что чехов, если немецкими — немцев.

И вот в начале 1938 года послышались голоса, что в Судетах угнетают немцев. Глядя на то, что сейчас творится с русскоязычным населением прибалтийских республик, можно смело предположить, что немцы под властью чехов тоже испытывали определенные неудобства от своей принадлежности к «некоренной нации». Однако не думаю, что неудобства эти были столь уж значительными. Однако гитлеровская пропаганда представила дело так, что немцев в Судетах чуть ли не сжигают пачками на кострах.

В то время в Судетах существовала фашистская партия Ген-лейна, которая всячески раздувала вопрос притеснения бедных немцев жестокими славянами и требовала автономии. Чешское правительство пошло на переговоры с судетскими немцами, и автономия, скорее всего, была бы им предоставлена. Причем очень широкая автономия. Однако Генлейн, почувствовав слабину противника, перешел от требований автономии к требованиям полного отделения Судет от Чехословакии и присоединения их к Германии. Гитлер, естественно, тут же поддержал эти требования и заявил, что он ни перед чем не остановится, пока Судеты не вернутся в лоно родного германского государства. В воздухе запахло войной.

Тут надо вспомнить, что все еще действовали Локарнские соглашения, в которых черным по белому было написано, что в случае нападения одной из подписавших соглашения сторон на другую все остальные обязаны были предоставить потерпевшей стороне военную помощь. Таким образом, начни Гитлер в это время войну с Чехословакией, он автоматически получил бы войну с Англией, Францией, Бельгией, Польшей и Италией, Более того, в то время действовал Советско-чехословацкий договор о взаимопомощи, в котором говорилось, что если Франция выступит на стороне Чехословакии, то и СССР тоже окажет военную помощь чехам. Стало быть, автоматически и Советский Союз вступал в войну против Германии.

Чехи прекрасно понимали, что воевать со всей Европой Германия не решится, поэтому они без колебаний отвергли все требования Гитлера. Теперь воспользуемся конструкцией Владимира Богдановича из шестой главы «Последней республики», но применим ее не к Сталину, а к лидерам Запада:

«Вопрос: что должны были делать господа Даладье и Чем-берлен в драматической ситуации середины 1938 года?

Ответ: ровным счетом ничего.

И тогда Гитлер проиграл бы и никакой «Второй мировой войны» просто не было бы. Был бы мир. И мы бы не оплакивали миллионы погибших».

Судите сами, Англия и Франция связаны с Чехословакией соглашениями, по которым они обязаны оказать ей помощь в случае нападения Германии. Германия заявляет, что она собирается совершить такое нападение. Достаточно было Англии и Франции промолчать (как говорится, красноречиво промолчать), чтобы Гитлер понял — шутить с ним никто не собирается, и соверши он какое-то резкое телодвижение в сторону Судет, тут же получит войну на всех фронтах. Рискнул бы Гитлер, который, как нам это показал В. Суворов, панически боялся войны даже на два фронта, ввязаться в такую авантюру? Конечно же, нет. Так что в этот самый момент «ключ от Второй мировой войны оказался на столе» у Даладье и Чемберлена. И они этот ключ моментально пустили вдело.

3

Началось все с того, что в лондонской «Тайме» появилась статья, в которой чехам предлагалось без дальнейших размышлений отдать немцам «Судетскую окраину». Тут же откликнулась масса газет, газеток и газетенок в Англии и Франции, которые дружно заговорили о том, что отдавать жизни англичан и французов за каких-то там славян не стоит. Да и вообще, эти чертовы чехи своим глупым упрямством грозят втравить Европу в войну.

Однако это была только артподготовка. 15 сентября же в дело вступили главные силы. Премьер Великобритании Чемберлен вылетел в Германию, где имел более чем трехчасовую беседу с Гитлером. Англичанин предлагал какие-то компромиссные варианты, но Гитлер стоял на своем — Судеты должны принадлежать Германии. Чемберлен вернулся в Лондон, куда был вызван и Даладье. На первом же совещании французы однозначно заявили, что воевать с Германией в данный момент они не в состоянии. Что французская армия (которая в тот момент была почти вдвое больше немецкой и имела подавляющее превосходство в танках и самолетах) противостоять вермахту не может.

Судьба Чехословакии была решена.

После поездок высокопоставленных английских и французских чиновников в Прагу и Берлин чехам была направлена совместная англо-французская нота, в которой чехам предлагалось незамедлительно передать Судеты немцам.

Ошарашенные чехи что-то там лепетали о международных договорах, но им было заявлено: если чехословацкое правительство «не примет англо-французского плана, то весь мир признает Чехословакию единственной виновницей неизбежной войны»! Круто, правда? Если на требование «кошелек или жизнь» ты тут же не отдашь кошелек, то будешь единственным виновником того, что в живот тебе врежется бандитский нож. Да еще и все соседи будут возмущаться, что им теперь придется ловить преступника, судить его и, возможно, вешать.

Не буду рассказывать о дальнейших перипетиях этого грязного дела, потому как в момент вручения этой ноты (19 сентября) все уже было решено. На заключительной встрече Чем-берлена, Даладье, Муссолини и Гитлера в Мюнхене 29—30 сентября были обговорены детали, после чего пригласили чешских представителей, которым предложили подписать составленный безо всякого их участия документ. А уже на следующий день немецкие войска вступили в Судеты.

Меня спросят: не слишком ли большое значение я придаю Мюнхенскому сговору? Отвечаю: это не я придаю, а Владимир Богданович. Помните: «За Мюнхен Даладье и Чемберлена надо вешать»? Кроме того, Судеты — это не просто кусок гористой территории, а богатейший промышленный район. Ну и, наконец, вскоре после Мюнхена вся Чехословакия оказалась под властью Гитлера.

В марте следующего, 1939 года Словакия (естественно, с подачи Гитлера) объявила о выходе из состава Чехословакии и создании отдельного словацкого государства. Немцы тут же ввели войска в Чехию под предлогом защиты проживавших там немцев от возможных эксцессов. Некоторое время Гитлер выжидал, присматриваясь к реакции Запада (который в Мюнхене гарантировал неприкосновенность новых чешских границ). Реакция последовала весьма любопытная. Правительства Англии и Франции объявили, что они давали гарантии ЧЕХОСЛОВАКИИ, а раз теперь существует отдельная ЧЕХИЯ и отдельная СЛОВАКИЯ, все их обязательства теряют силу. Гитлер облегченно вздохнул и объявил о создании протектората Богемии и Моравии.

4

Теперь попробуем разобраться, что же именно получил Гитлер в результате Мюнхена? Сначала слово В. Суворову: «Щедрым был товарищ Сталин. Он подарил Гитлеру весь золотой запас Германии». («Самоубийство». Гл. 4.) Тут надо сказать, что щедрость товарища Сталина была не чрезмерна, потому как в 1933 году (момент прихода Гитлера к власти) золотого запаса в Германии практически не было. Напоминаю, Германия выплачивала победителям чудовищные репарации. Уже первый платеж в 20 миллиардов выгреб практически все остатки золотого запаса Германской империи. Ну а дальше союзники планомерно забирали все, что могло бы пополнить казну Германии. О том, что все прибыли с государственных железных дорог тут же отправлялись во французский карман, я уже писал. Туда же шла вся прибыль от германских таможен, все портовые сборы и многое, многое другое. Так что скопить более-менее приличный золотой запас Германия физически была не в состоянии. Когда для того, чтобы прекратить инфляцию, немецкому правительству нужно было чем-то обеспечить свою марку, оно обеспечило ее... рожью! Да, да, германская марка тогда так и называлась, «ржаной», ее стоимость была приравнена к стоимости килограмма ржи.

Так что скуповат оказался товарищ Сталин по части подарков.

Чемберлен и Даладье были более щедрыми. Для начала они подарили Гитлеру золотой запас Австрии (история с аншлюсом тоже весьма любопытна, но я ее подробно не разбираю, потому как Владимир Богданович вообще о ней не упоминает).

А золота в австрийской казне было поболе, чем в германской. Австрия тоже оказалась среди проигравших, и она тоже должна была выплачивать репарации. Однако австрийские войска непосредственно против Запада не воевали, поэтому платить они должны были главным образом России и Сербии. Долг России по вполне понятным причинам исчез сам собой, львиную долю долга Сербии удалось погасить передачей ей части австро-венгерского флота (который из-за утраты выхода к морю Австрии был и не нужен), ну а оставшаяся часть, а также то, что причиталось другим странам Антанты, выплачивалось вместе с Венгрией. Так что Австрия очень быстро рассчиталась с долгами и принялась копить золотишко.

Впрочем, было его все же не слишком много, поэтому Чемберлен и Даладье почесали в затылке, а потом взяли и подарили Гитлеру золотой запас Чехословакии. Вот это было уже серьезно. Дело в том, что к 1938 году Чехословакия стала одной из богатейших стран Европы. В наследство от Австро-Венгрии она получила сравнительно мощную военную промышленность. Можно было «перековать мечи на орала», но чехи нашли лучший выход. Они принялись торговать оружием. Спрос на него был в то время велик. И в Европе, где масса новосозданных национальных государств спешно вооружали свои армии. И в Латинской и Южной Америках, где оружие вообще предмет первой необходимости. И в Азии, где кто-нибудь с кем-нибудь всегда воюет. Так что со сбытом своей продукции у чехов проблем не возникало. К тому же они сосредоточились на производстве наиболее передовых видов вооружения, танков и самолетов. Скажу только, что в крошечной Чехословакии было целых восемь авиационных заводов, причем производили они преимущественно военные самолеты. Так что золотой запас Чехословакии был весьма солидным.

Что интересно, англичане подарили его Гитлеру не в каком-то там переносном смысле, а в самом прямом. Дело в том, что чехи хранили часть своих денег в Англии, так что после захвата Праги немпы получили не все чешские деньги. Однако услужливые англичане по первому же требованию Гитлера перевели все деньги с чешских на немецкие счета. Так кто там у нас ковал фашистский меч?

Но бог с ними, с деньгами, ведь Сталин подарил Гитлеру золотой запас Германии «вместе с ней самой, с ее городами, дорогами, заводами и портами, музеями и барахолками, вместе с берлинским зверинцем с его лебедями и медведями. Сталин подарил Гитлеру Германию вместе со всем ее народом: рабочими, крестьянами, трудовой интеллигенцией, вместе с бургомистрами и полицейскими, конвоирами и арестантами, трубочистами, врачами и скрипачами». («Самоубийство». Гл.4.) Вот это действительно щедрый подарок. Только ведь и Чемберлен с Даладье подарили Гитлеру Чехословакию (а до того Австрию) «с ее городами, дорогами, заводами и портами, музеями и барахолками, вместе со всем ее народом: рабочими, крестьянами, трудовой интеллигенцией, вместе с бургомистрами и полицейскими, конвоирами и арестантами, трубочистами, врачами и скрипачами». А что такое чешская промышленность, я только что рассказал. Добавлю только, что в общем балансе германской военной промышленности накануне войны чешские заводы составляли почти четверть. Еще раз спрошу: так кто же ковал фашистский меч?

Впрочем, в этой истории главное даже ие резкое наращивание немецкого военно-промышленного потенциала. После Мюнхена Гитлер понял, что ему уже все можно. За четыре последних года он совершил массу действий, противоречащих множеству международных договоров. Фактически он уже разрушил до основания Версальскую систему (на которой основывался весь послевоенный порядок в Европе), но никто даже не пытался ему помешать. Вывод: его боятся. Значит, что бы он ни делал в дальнейшем, ему все сойдет с рук. И Гитлер занялся проблемой Польши.

Глава 31

САМАЯ ГЛАВНАЯ ЗАГАДКА ВТОРОЙ МИРОВОЙ

Война — мать революции, мировая война — мать мировой революции.

В. Суворов. «Ледокол»

1

Количество исследований, посвященных Второй мировой войне, не поддается учету. Если сложить их все в кучу, получится не то что какой-то там Монблан, целый Эверест. В этой горе немало найдется и сочинений, посвященных разного рода тайнам Второй мировой. Но все они толкуют о мелочах, главной загадки никто не разгадал. Больше того, ее никто даже не озвучил. Я делаю это первым. Итак, главная загадка Второй мировой это: ПОЧЕМУ ВООБЩЕ НАЧАЛАСЬ ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА?

Мы уже установили, что 1 сентября 1939 года началась всего-навсего германо-польская война. Она вполне могла бы таковой и остаться, не объяви три дня спустя Англия войны Германии. Но почему Англия объявила войну? Нн одна из существующих версий этого не объясняет.

Возьмем официальную советскую версию. Западделал все, чтобы вскормить Гитлера и направить его против СССР Хорошо, но ведь между Германией и Советским Союзом лежала эта треклятая Польша. Значит, Запад должен был подарить Гитлеру Польшу (как подарил ему Австрию и Чехословакию), чтобы он смог, наконец, приступить к выполнению своей задачи. Вместо этого, как только Гитлер двинулся в правильном направлении, Англия и Франция тут же вступили в войну с ним. Пусть эта война была «странной», пусть воевать всерьез Запад не собирался, но она отвлекала некоторое количество немецких сил и средств. Даже если бы Гитлер пошел дальше на Восток, часть сил ему пришлось бы держать на Западе, так что воевать с Россией в полную силу он не смог бы. Более того, как нам показал В. Суворов, для Германии война на два фронта была гибельной, значит, Гитлер никак не мог пойти на Восток, не разделавшись предварительно с Западом. Получается, что никакого логического объяснения поведения Англии и Франции в рамках официальной советской версии не находится.

Берем официальную западную версию. После того как Гитлер, нарушив Мюнхенские соглашения, захватил всю Чехословакию, лидеры Запада обиделись. Они верили Гитлеру, который в Мюнхене давал честное слово, что после того, как ему отдадут Судеты, у него не будет больше никаких претензий ни к одному из европейских государств. А сам взял да и хапнул остатки Чехословакии, плюнув тем самым в душу доверчивым Даладье и Чемберлену. Поняв, что честной игры с Гитлером не получится, они строго предупредили его: если позволишь себе еще какие шалости, мы тут же больно тебя отшлепаем. Ну а когда Гитлер начал шалить с Польшей, они и собрались его шлепать.

Эта версия тоже не выдерживает никакой критики. Если именно присоединение остатков Чехословакии к Третьему рейху так взволновало Англию и Францию, то и надо было «шлепать» Гитлера сразу после этого захвата. Предлог был прекрасный, не подкопаешься, возможностей у Запада разделаться с Германией тогда было не меньше, а больше, чем через полгода. Но Запад предпочел сделать Германии «последнее предупреждение». Ну ладно, предположим, что Англия и Франция действительно надеялись, что после их предупреждения Гитлер одумается и больше шалить не станет. Но почему тогда начавшаяся война стала «странной»?

По разработанным совместно штабами Польши, Франции и Англии планам наступление союзников должно было начаться на пятнадцатый день после начала мобилизации. Подчеркиваю, после начала мобилизации, а не после вступления союзников в войну, мобилизация же во Франции и Англии была объявлена 1 сентября. 15 сентября Польша еще держалась, боевые действия велись, хотя и не с прежним размахом. Снять войска с Восточного фронта и бросить их на Западный было далеко не просто. Более того, если верить друзьям Владимира Богдановича, польским историкам, в это время в вермахте «все кончилось», так что воевать ему было нечем как на Востоке, так и на Западе. Ударь в это время союзники в спину Германии (а она действительно в то время была повернута спиной к Западу), Вторая мировая кончилась бы менее чем через месяц после ее начала.

Предположим, что Англия и Франция действительно не ожидали столь быстрого и сокрушительного разгрома Польши и к 15 сентября поняли, что спасти ее невозможно. Это в какой-то мере объясняет, почему ие началось активных действий на Западном фронте. Но почему тогда союзники не заключили мир с Гитлером, после того как с Польшей было покончено? Между прочим, это спасло бы от смерти миллионы поляков, о которых так заботились лидеры Запада.

Напомню, что Гитлер первоначально вовсе не ставил целью уничтожение польского государства и присоединения его земель к Рейху. Он всего-навсего собирался забрать себе земли, на которых жило много немцев, а из остатков слепил бы новую Польшу. Да, это было бы марионеточное государство, намертво пристегнутое к Германии, но все же формально отдельное государство. Так что строить на его территории концлагеря и загонять туда жителей этого государства немцы не смогли бы. Посмотрим на Словакию, которая как раз и была таким марионеточным государством. Жизнь там, конечно, была не сахар, но все же Словакия не потеряла каждого шестого жителя, как Польша.

Так что если бы где-то в октябре 1939 года Англия и Франция пошли на переговоры с Гитлером, постарались выторговать для поляков как можно больше, поляки испытали бы на себе ужасы жизни в марионеточном государстве, но не испытали ужасов немецкой оккупации. А вторые ужасы гораздо ужаснее первых.

Напоследок рассмотрим версию Владимира Богдановича. Сталин создал Гитлера, вооружил его до зубов, пактом Молотова — Риббентропа дал «зеленый свет» Второй мировой, и 3 сентября 1939 года она началась. Вы уже и сами, дорогой читатель, видите, в чем тут несуразность. Откуда Сталин мог знать, что Англия и Франция вообще объявят войну Германии?

Будем рассуждать логически. На протяжении четырех лет лидеры Запада стояли перед Гитлером в позе «Чего изволите?». Все его незаконные действия они оправдывали, молча или громогласно. Они скормили ему Чехословакию, лишившись очень ценного союзника (чешская армия тогда была одной из сильнейших в Европе). А теперь из-за какой-то Польши, судьба которой их мало волнует, вдруг полезут воевать. Нонсенс.

Вот что писал об этом Уинстон Черчилль: «Когда все эти преимущества и вся эта помощь были потеряны и отброшены, Англия, ведя за собой Францию, предлагает гарантировать целостность Польши — той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства». (У. Черчилль, «Вторая мировая война», т. 1,стр. 162.)

2

Кто-то может мне возразить, что Англия и Франция были связаны с Польшей договором, так что у них просто не было выбора и пришлось вступить в войну. Как-то даже смешно это комментировать. Англия и Франция были связаны таким же, даже более сильным договором с Чехословакией, что не помешало им заявить: если чехи не согласятся на требования Гитлера, именно они будут виновны в начале войны. Что мешало им поступить точно так же и с Польшей? Напомню, что перед самым вторжением в Польшу немцы разыграли представление с радиостанцией в Глейвице, пытаясь изобразить свой удар ответом на польские бесчинства. Никто этому представлению не поверил, но это не значит, что никто и не мог поверить. Если бы у Англии и Франции возникло такое желание, они бы поверили Гитлеру, изобразили поляков кровожадными варварами, свалили на них всю вину за начавшуюся войну и продолжали бы спокойно танцевать свои фокстроты и танго.

Копаем дальше. Весной следующего, 1940 года Гитлер захватил Данию и Норвегию. Сделал он это не по своей кровожадности, а потому, что хотел обезопасить пути подвоза железной руды из Швеции через Норвегию. Это не гитлеровская пропаганда, о том, что, когда немецкие войска начали вторжение в Данию и Норвегию, в Англии уже грузился десант для захвата той же Норвегии, пишут и Черчилль, и де Голль. Ну а если бы Англия и Франция оставались нейтральными? Ясно, что датчане и норвежцы тоже не испытали бы на себе прелестей немецкой оккупации.

Ну и, наконец, в мае 1940 года начался разгром Франции. В той ситуации, которая сложилась в это время, у Гитлера и не было других вариантов действия. Затяжная война для Германии была гибельна (Владимир Богданович неоднократно подчеркивает это в своих трудах), ее экономика просто не выдержала бы длительного военного напряжения. Да и вообще, какой смысл вести дальше «странную войну»? Поэтому вермахт и двинулся на Францию.

А если бы Франция с Англией не объявили войны Германии?

3

Представьте себе такую ситуацию: завершилась германо-польская война, в которой Запад играл роль стороннего наблюдателя. Германия оттяпала себе приличный кусок территории (не важно, осталось ли что от Польши, или она целиком вошла в состав рейха), на освоение которого ей потребуется не один десяток лет. Войны у Гитлера ни с кем нет. Каковы будут его дальнейшие действия? Напасть на Францию? Задаем классический «суворовский» вопрос: а зачем?

Я уже поведал о том, что в «Майн кампф» Гитлер однозначно написал, что от Франции немцам нужно только одного, чтобы она не мешала им добывать жизненное пространство на Востоке. Франция уже который год прыгает перед Германией на задних лапках, ни в чем ей не препятствует, так какого лешего с ней связываться?

Зайдем с другой стороны. На Западе имеется линия Мажи-но, хорошо обученная и прекрасно вооруженная армия, британский флот (а то, что Англия выступит на стороне Франции, было несомненно, это вам не Чехословакия и не Польша, тут прямо затрагиваются британские интересы). С французами немцы воевали всю Первую мировую войну и в конце концов проиграли ее. Так стоит ли связываться с Францией именно сейчас?

А что на Востоке? В той же Первой мировой немцам удалось победить Россию. А Красная Армия не чета царской. Да и вооружены большевики наверняка слабее французов (если Гитлер, как это показал В. Суворов, ничего не знал о Красной Армии летом 1941 года, то тем более он не знал о ней ничего годом раньше). Да и почти безлюдные (по европейским меркам) просторы России гораздо лучше подходят для колонизации, чем густо заселенная Франция. Кроме того, в России есть масса природных ресурсов, в этом отношении она богаче всей Европы. Так не лучше ли сначала прибрать к рукам эти ресурсы, а уж потом продолжить решать вопросы с Европой? Так в какую сторону отправится вермахт в такой ситуации?

Ну а теперь пусть мне кто-нибудь попробует объяснить, ОТКУДА СТАЛИН ЗНАЛ В АВГУСТЕ 1939 ГОДА, ЧТО СОБЫТИЯ ПОЙДУТ ПО ТОМУ СЦЕНАРИЮ, ПО КАКОМУ ОНИ ПОШЛИ, А НЕ ПО КАКОМУ-ТО ДРУГОМУ?

Можно, конечно, предположить, что Чемберлен и Даладье были агентами Коминтерна и делали все, что приказывал им Сталин. Но такое предположение слишком смело даже для верных последователей В. Суворова. Так что остается признать: ПОДПИСЫВАЯ ПАКТ С ГИТЛЕРОМ, СТАЛИН НЕ МОГ ЗНАТЬ, ЧТО ЭТИМ ОН НАЧИНАЕТ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ!

Зато об этом знал Чемберлен, когда 29 марта 1939 года дал гарантии Польше.

Давайте рассуждать. Когда две страны заключают между собой любой договор (о взаимопомощи, о ненападении, о торговле и т.д.), каждая из сторон не знает, будет ли другая выполнять этот договор от начала и до конца. И уж тем более об этом не знают сторонние наблюдатели. Но зато каждая из сторон прекрасно знает, БУДЕТ ЛИ ОНА САМА выполнять этот договор и насколько скрупулезно. Таким образом, в марте 1939 года о том, что в случае нападения Германии на Польшу разразится мировая война, твердо могла знать только Англия. Может, англичане надеялись, что Гитлер испугается их красивого жеста и воевать с Польшей не станет? Не смешите меня. Гитлер всеми своими предыдущими действиями доказал, что, заявив о какой-то своей цели, он в достижении нее идет до конца. Если бы англичане полагали, что они могут испугать Гитлера, почему они не стали пугать его осенью 1938 года? Нет, они тогда были твердо уверены, что Гитлер готов начать войну, поэтому и поспешили преподнести ему Чехословакию на блюдечке с голубой каемочкой. Что же изменилось теперь? Гитлер предъявил претензии Польше и заявил, что, если они не будут удовлетворены, он решит проблему военным путем. Почему же Англия могла полагать, что на этот раз Гитлер не пойдет до конца?

Впрочем, даже если бы Гитлер и не пошел до конца, это ничего не меняло, сама формулировка пресловутых гарантий была такова, что Вторая мировая война стала неизбежной.

Как писал Черчилль, гарантии эти выглядели так: «...в случае любых действий, которые будут явно угрожать независимости Полыни и которым польское правительство ввиду этого сочтет жизненно важным оказать сопротивление своими национальными вооруженными силами, правительство его величества будет считать себя обязанным сразу же оказать польскому правительству всю возможную поддержку». (Черчилль, «Вторая мировая война», т. 1, с 162.)

Принято считать, что Англия гарантировала полякам помощь в случае нападения на нее Германии. Только ведь в самих гарантиях речь идет совсем о другом. Понятно, что прямо написать «в случае агрессии со стороны Германии» было нельзя, в дипломатических документах так не пишут. Но можно было на

писать что-то типа «в случае нападения со стороны сопредельного государства». Но было написано именно «в случае любых действий, которые будут явно угрожать независимости Польши». Более того, к этому добавлено «и которым польское правительство ввиду этого сочтет жизненно важным оказать сопротивление своими национальными вооруженными силами». Было бы, по меньшей мере, странно, если бы немцы напали на Польшу, а польское правительство вдруг не стало оказывать им сопротивление своими вооруженными силами. Значит, речь тут идет не только о варианте нападения Германии на Польшу.

Предположим, Гитлер вдруг вообще отказался от всяких претензий к Польше. Испугался. Отменил в последний момент мобилизацию, отвел армию от польской границы и начал там строить на всякий случай укрепления. Что это, как не прямая угроза независимости Польши! Укрепления ведь строятся на второстепенных направлениях, а на главных немцы собираются, как только закончат строительство, атаковать Польшу. Польское правительство не может равнодушно смотреть на эти действия и решает оказывать им сопротивление своими вооруженными силами. Вот вам и Вторая мировая война, начавшаяся нападением Польши на Германию.

Есть и еще более интересный вариант. В начале двадцатых годов молодое польское государство оттяпало приличный кусок молодого литовского государства, включая его столицу Вильно (теперешний Вильнюс). Естественно, литовцы не признавали этого захвата, и в их конституции оставался пункт, в котором было записано, что столицей Литвы является Вильно. Вдумаемся: одно государство декларирует, что его столицей является город, находящийся на территории другого государства. Что это, как не прямая угроза целостности и независимости последнего? В марте 1938 года, сразу же после присоединения Австрии к Германии, поляки решили, что им тоже позволят заняться округлением своей территории, и предъявили ультиматум Литве. Если в 24 часа литовцы не отменят провокационный пункт своей конституции, польская армия начнет «марш на Каунас» и оккупирует Литву.

Помешал Советский Союз. Советское правительство довело до сведения поляков, что в случае вторжения польской армии в Литву оно тут же денонсирует польско-советский пакт о ненападении и оставит за собой свободу действий (что в переводе с дипломатического языка означает «врежем так, что мало не покажется»). Поскольку английское правительство тогда полякам никакой поддержки не обещало, поляки тут же отменили все свои военные приготовления (а их армия уже стояла на польско-литовской границе).

Ну а теперь предположим, что после получения гарантий от Великобритании и отказа немцев от нападения поляки вернулись к литовскому вопросу. Точно по тому же сценарию, что годом раньше. Предъявляют ультиматум, но на этот раз игнорируют позицию СССР и вторгаются в Литву. Советский Союз отвечает на это объявлением войны Польше, Англия и Франция, верные своим обязательствам, тут же объявляют войну СССР. Вот вам сценарий Второй мировой войны, в которой Германия вообще не участвует!

Теперь обратим внимание на концовку английских гарантий Польп^: «Правительство его величества будет считать себя обязанным оказать польскому правительству всю возможную поддержку». Звучит красиво, где-то даже грозно, но на деле означает, что Британия оставляет за собой свободу действий. Судите сами, написано не «Великобритания», а «правитель-ствоего величества», и не «Польше», а «польскому правительству». Зачем это сделано? А затем, что когда одно государство обещает оказать всю возможную помощь другому государству, подвергнувшемуся агрессии, это означает объявление войны агрессору. По-другому такое обязательство трактовать невозможно. Когда же одно правительство обязывается оказывать всю возможную помощь другому правительству, это может означать все что угодно. Например, помочь заключить почетный мир с агрессором. Или предоставить правительству пострадавшего государства убежище на своей территории (как это и было в действительности с польским правительством). Так что нападение Германии на Польшу вовсе ие означало автоматическое вступление Англии в войну.

Вот что писал по этому поводу Черчилль: «Все эти последние недели я больше всего опасался, что, несмотря на нашу гарантию, правительство его величества откажется воевать с Германией, если последняя нападет на Польшу. Нет никаких сомнений, что в то время Чемберлен уже решился на такой шаг, как ни тяжел он был для него». (Черчилль, «Вторая мировая война», т. 1,с. 183.)

Тут необходимо сделать отступление. Уинстона Черчилля назвать коммунистическим фальсификатором затруднительно. Дело даже не в том. что он был ярым антикоммунистом. Свои мемуары он писал в конце сороковых — начале пятидесятых годов, когда уже вовсю бушевала «холодная война», которой он сам дал начало своей знаменитой речью. Трудно также предположить, что Черчилль боялся Сталина и поэтому не мог писать всей правды о Второй мировой войне, а особенно о причинах, приведших к ней. Так что, если бы у Черчилля были хоть какие-то материалы о том, что Советский Союз хоть прямо, хоть косвенно виноват в начале Второй мировой войны, он бы их непременно привел.

В. Суворов в своих трудах Черчилля не цитирует. Причина проста: все, что писал экс-премьер Великобритании, в корне расходится с той версией, которую выдвинул Владимир Богданович.

На титульном листе первого тома красуется: «ТЕМА ДАННОГО ТОМА: КАК НАРОДЫ, ГОВОРЯЩИЕ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ, ИЗ-ЗА СВОЕГО НЕБЛАГОРАЗУМИЯ, ЛЕГКОМЫСЛИЯ И ДОБРОДУШИЯ ПОЗВОЛИЛИ ВНОВЬ ВООРУЖИТЬСЯ СИЛАМ ЗЛА».

Как видите, одна эта фраза четко указывает, кто именно создал Гитлера и кто его вооружил. Так что британские заказчики, прекрасно знающие, что мемуары Черчилля отнюдь не являются настольной книгой каждого россиянина, запретили Владимиру Богдановичу упоминать о них, дабы не навести пытливого читателя на мысль ознакомиться с данным произведением. Я же свободен от какого-либо давления, поэтому восполняю пробел и цитирую Черчилля совершенно свободно.

6

Возвращаясь к нашим рассуждениям, давайте вспомним, как развивались события после начала войны. 1 сентября в 9 часов 30 минут английское правительство направило Германии ноту, в которой предложило прекратить военные действия, причем по дипломатическим каналам немцам было сообщено, что эта нота отнюдь не является ультиматумом. Два дня длились заведомо бесплодные переговоры, и только 3 сентября в

9 часов Германии был предъявлен ультиматум. Зачем понадобился этот двухдневный промежуток? А затем, что англичане еще точно не знали, кому им лучше объявить войну!

Давайте вспомним, что у англичан имелся высокопоставленный агент в Третьем рейхе, Вильгельм Канарис. Трудно предположить, что начальник военной разведки не знал о содержании секретных протоколов к пакту Молотова — Риббентропа. Значит, англичане тоже знали, что СССР собирается оторвать себе кусочек от Польши. Каким образом? Владимир Богданович пишет: «Гитлер начал войну против Польши, а Сталин объявил, что его войска еще не готовы. Он мог бы об этом сказать Риббентропу перед подписанием договора, но он этого не сделал. Гитлер начал войну и оказался в одиночестве». («Ледокол». Гл. 5.) В том варианте секретных протоколов, который стал известен после войны, нет ни слова о том, что СССР обязуется напасть на Польшу сразу после нападения Германии. Нет об этом речи в других сохранившихся документах, в воспоминаниях сподвижников Гитлера или его военачальников (и тех, что не были повешены, и тех, что были). Так что откуда стало известно В. Суворову, что Сталин непременно должен был ввести войска в Польшу числа первого-второго, не ясно. Наверное, из Англии виднее. Но тогда становится понятно, что и в 1939 году англичане могли быть уверены, что вслед за нападением Германии последует и нападение СССР. А это открывало для них массу интересных вариантов.

Например, заявить, что большевизм гораздо опаснее фашизма, и объявить крестовый поход против него.

7

Тут опять нужно вспомнить о провокации, которая послужила пред/югом для нападения Германии на Польшу, о знаменитой радиостанции в Глейвице. Полутора годами раньше, когда Гитлер собирался начать войну с Чехословакией из-за Судет, никаких провокаций на чешско-германской границе не было, они даже не планировались. Полутора годами позже, когда Гитлер напал на СССР, обвинив его в подготовке агрессии, провокаций на советско-германской границе тоже не было. А вот перед нападением на Польшу Гитлер почему-то озаботился созданием предлога.

Более того, провокация эта была выполнена столь топорно, что становится понятным, готовилась она впопыхах, явно в последний момент. Но ведь план нападения на Польшу разрабатывался с апреля 1939 года. Понятно, Гитлер собирался напасть на Польшу безо всяких предлогов, но в последний момент вдруг дал команду такой предлог ему предоставить. Зачем?

А давайте предположим, что англичане намекнули Гитлеру (не по дипломатическим каналам, а хотя бы через того же Канариса), что, если немцы дадут им хоть какую-то зацепку, чтобы уклониться от выполнения обязательств Польше, они, возможно, объявлять войну Германии и не станут.

Представим, что 1 или 2 сентября в Польшу вошла Красная Армия. Британское правительство тут же заявляет, что Германия, в ответ на ноту от 1 сентября, предоставила Англии убедительные сведения о том, что Польша сама собиралась на нее напасть, даже уже начала агрессивные действия и захватила радиостанцию на немецкой территории. Так что Германии войну объявлять не стоит. А вот СССР совершил акт неспровоцированной агрессии, так что с ним Британия будет воевать до победного конца. Германия, в ответ на столь дружественный жест, покончив с Польшей, тут же обрушивается всей мощью на Советский Союз. Причем горючее и боеприпасы в самый ответственный момент у вермахта не кончаются, потому как текут широкой рекой из Англии и Франции.

Слишком фантастический вариант? Может быть и так, но полностью исключать его я бы не стал. Потому как он прекрасно объясняет двухдневное молчание Лондона, да и вообще всю возню британской дипломатии вокруг Польши.

Однако неясным остается главный вопрос, почему все же Англия объявила Гитлеру войну. Ответ на него предельно прост: из-за пакта Молотова — Риббентропа.

Так что же, этот пресловутый пакт действительно зажег «зеленый свет» перед локомотивом Второй мировой войны? Нет, он всего лишь перевел перед ним стрелку.

Глава 32 ПАКТ И ПРОТОКОЛ

Начав войну против Польши, Гитлер тут же получил войну против Франции, т. е. войну на два фронта.

В. Суворов. «Ледокол х

1

Недавно я провел небольшой эксперимент в сети Интернет, который показал, что большинство тамошних обитателей, громко кричащих о коварстве Сталина, давшего сигнал к началу Второй мировой войны, смутно представляют, о чем написано в пресловутом пакте Молотова — Риббентропа. Более того, когда я спрашивал, каким образом договор, в котором две страны обещали не нападать друг на друга, мог послужить сигналом к началу войны, вразумительного ответа я обычно не получал. Так что нелишне будет сказать пару слов об этом историческом документе.

Подписан он был 23 августа 1939 года в Москве (обратите внимание на дату, она нам скоро понадобится). Основное содержание его было таковым:

1. Обе договаривающиеся стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга, как отдельно, так и совместно с другими державами.

2. В случае если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая договаривающаяся сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

3. Ни одна из договаривающихся сторон не будет участвовать ни в какой группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

Было там еще несколько пунктов, посвященных взаимным консультациям и порядку разрешения возможных конфликтов, я их опустил, как не относящиеся непосредственно к теме нашего разговора.

Как видите, ничего криминального в тексте договора нет. Более того, формулировка второго пункта оставляла за

СССР свободу действий в начавшейся через неделю германо-польской войне. Ведь слова «окажется объектом военных действий» можно трактовать двояко. Если бы поляки (французы, англичане) напали на Германию, она, несомненно, оказалась бы «объектом военных действий». Так что можно было считать, что договор предусматривает как раз такой случай. Но с другой стороны, после того как Гитлер напал на Польшу, поляки не сдались сразу, а оказали немцам вооруженное сопротивление. То есть Германия оказалась объектом военных действий со стороны Польши. Однако ничто не мешало Советскому Союзу сказать: «Мы считаем, что слова «окажется объектом военных действий» означают нападение третьей державы на Германию». После чего с легкой совестью встать на защиту «братьев поляков».

Эта не очень удачная формулировка была вынужденной для обеих сторон. Обычный для подобных документов вариант «в случае агрессии со стороны третьей державы» Германию, собиравшуюся начать агрессию, никак не устраивал. Но не устраивал он и СССР, поскольку Сталин тоже собирался в ближайшее время заняться решением территориальных проблем с соседями. Написать же прямо «в случае, если одна из договаривающихся сторон начнет войну против третьей страны» в открытом договоре, который должен был стать известным всему миру, было невозможно. Вот и пришлось ввести в договор компромиссную формулировку. А чтобы избежать разночтений, к договору были добавлены секретные протоколы, в которых все говорилось почти прямо.

2

Тут надо сказать, что документ этот, вопреки распространенному мнению, до сих пор не найден (и наверняка никогда не будет найден). Имеется фотокопия из немецких архивов, происхождение которой сомнительно, и «подлинные протоколы» советской стороны, которые почему-то были обнаружены два года спустя после осуждения пакта Молотова — Риббентропа на Съезде Советов.

Впрочем, никто из серьезных исследователей не подвергает сомнению факт наличия этих секретных протоколов и то, что имеющаяся копия более-менее точно передает смысл этого документа. Однако сразу бросается в глаза, что в ней нет некоторых очень важных положений, которые просто-таки должны были быть обговорены при подписании договора.

Например, в речи Сталина на заседании Политбюро 19 августа 1939 года (о которой я выше рассказывал подробно) говорится, что Гитлер признает ВСЮ Румынию сферой интересов СССР, в копии протоколов же речь идет ТОЛЬКО о Бессарабии. Весьма неясно трактуется в копии и вопросе Финляндией. Но самое главное, в этом протоколе не говорится почти ничего об интересах Германии (об этом ниже). Так что, скорее всего, это не КОПИЯ, а всего лишь ВЫПИСКА из секретных протоколов. Что же еще в них было написано, мы никогда не узнаем. Так что придется нам использовать этот урезанный вариант, однако будем иметь в виду, что в подлинных протоколах наверняка содержалось что-то еще.

3

Переводя содержание имеющегося документа с дипломатического языка на обычный, получаем: СССР может забрать себе Литву, Латвию и Эстонию, часть Польши, часть (или всю) Финляндии и Бессарабию. Германия же по этим протоколам получает свободу действий в Польше, причем останется ли польское государство существовать хоть в каком-то виде, высокие договаривающиеся стороны решат позднее.

Обратите внимание на постановку вопроса о Польше. Из нее со всей очевидностью вытекает, что на момент подписания договора Гитлер и Сталин вовсе не собирались «делить Польшу». Каждая из держав собиралась отобрать у поляков то, что она считала своей собственностью (СССР Западную Украину и Белоруссию, а Германия Данциг и кое-какие земли в Коридоре). Причем справедливость притязаний Советского Союза была признана западными державами (напомню, что международно признанная граница между СССР и Польшей проходила по линии Керзона, практически совпадающей с нынешней восточной польской границей). Другое дело Германия. Ее притязания Западне признавал, более того, совсем недавно он гарантировал целостность Польши (подразумевая, как это показали дальнейшие события, целостность в признанных тем же Западом границах). Так что весь смысл этих секретных протоколов заключался в одной фразе: ЕСЛИ Гитлер начнет войну с Польшей, Сталин ему мешать не будет, но свое заберет.

Однако эти протоколы вовсе не означали, что война начнется неизбежно. Рассмотрим варианты.

Самый простой, но наименее вероятный — поляки вдруг удовлетворяют претензии Германии и начинают с ней активно дружить. Советский Союз в этом варианте не получает ничего. Более того, угроза на западной границе увеличивается, поскольку, кроме слабой Польши, его соседом становится сильная Германия, которая, используя территорию Польши, может совершить нападение на СССР. Вариант очень неприятный, но Сталин его не опасался по весьма простой причине — он знал точное содержание гарантий, данных Англией Польше, и прекрасно понимал его потаенный смысл. Кроме того, ему известен был и характер польских лидеров. Так что в сложившейся на конец августа 1939 года ситуации примирение поляков с немцами было практически исключено.

Вариант второй — Германия и Советский Союз ОДНОВРЕМЕННО предъявляют свои претензии Польше. Вот тут война могла бы и не состояться. При всей склонности поляков к авантюрам их лидеры не могли не понимать, что если по ним ударят с двух сторон, от Польши очень скоро мало что останется. Даже если Англия с Францией активно вмешаются в конфликт, то есть вместо «странной» войны Германия получит настоящую, Польше от этого легче не станет. Так что поляки вполне могли удовлетворить претензии обеих сторон, одновременно затаив на них злобу.

Этот вариант тоже был не выгоден СССР. Поляки, позлобствовавши на обоих соседей, скоро поняли бы, что лучше злобствовать на одного соседа вместе с другим. Так что через некоторое время они помирились бы с немцами и принялись прикидывать, как бы в союзе с ними забрать обратно то, что им пришлось отдать СССР, а заодно и осуществить свою мечту о Польше «от моря до моря».

Не знаю, предлагали ли немцы оказать совместное давление на Польшу (скорее всего, нет), но Сталин точно такой вариант немцам не предлагал.

Теперь посмотрим, как могли развиваться события в случае, если бы война все же началась.

Вариант первый. Англия и Франция объявляют войну Германии, но в точности выполняют свои обещания, т.е. где-то 13—15 сентября начинают активные боевые действия. Польша к этому времени практически разгромлена, так что Гитлер имеет возможность перебросить почти все свои войска на Западный фронт. Однако на это нужно определенное время, да и с ресурсами у немцев туговато (даже если не брать в расчет соображения «польских историков» о том, что в Германии «все кончилось»). Так что вермахту приходится кисло, а англо-французы потихоньку двигаются к Берлину. В это время Сталин заявляет, что третий пункт пакта о ненападении предусматривает нейтралитет СССР только в случае нападения на Германию третьей державы. Поскольку же Германия сама напала на Польшу, Советский Союз считает своей обязанностью помочь братьям-полякам.

Красная Армия начинает освободительный поход, но вместо Западной Украины и Белоруссии занимает всю Польшу, без особого труда расправляясь с оставленными на востоке частями вермахта. Польское правительство в это время уже находится в Румынии, и, естественно, советские войска его возвращения в Польшу не допускают. Зато в Варшаве, занятой частями Красной Армии, быстренько возникает Временное правительство Польши. Дальше продолжать не буду, каждый желающий может самостоятельно ознакомиться с реальными событиями 44— 45-х годов, в результате которых эмигрантское польское правительство потеряло власть, а новое правительство Польши пошло на поводу у СССР.

Примерно по тому же сценарию происходит и освобождение Словакии и Чехии.

Такой сценарий был исключительно выгоден для Советского Союза. Германская угроза полностью ликвидирована, причем ликвидирована если не навсегда, то на очень долгий срок. Ведь СССР принимал участие в разгроме Германии, так что при выработке условий мира может сказать свое веское слово. Кроме того, на западе он будет иметь границу с двумя очень дружественными государствами — Польшей и Чехословакией. Понятно, что и Румыния с Венгрией, которые в реальности после 1939 года ориентировались на Германию, будут вынуждены дружить с СССР.

Этот вариант был выгоден и полякам. Дат они на несколько лет раньше начнут испытывать на себе «ужасы сталинизма», но зато будут избавлены от ужасов гитлеризма, которые, как я писал выше, гораздо ужаснее. Между прочим, и те 10—15 тысяч поляков, которые были расстреляны в Катыни, останутся в живых (по крайней мере, большая часть из них наверняка).

Не вызывает сомнений, что Сталин рассчитывал осуществить именно этот вариант. Вспомним, что советские войска вошли в Польшу только 17 сентября, то есть через два дня после даты, когда должно было начаться наступление союзников по предвоенным планам. Имея прекрасную разведку, Сталин, конечно же, знал эти планы в деталях. Впрочем, даже если и не знал, мог достаточно точно установить возможную дату начала активных боевых действий на Западе. Ведь то, что на полную мобилизацию французской армии и переброску английской армии на континент нужно было две недели, ни для кого не было секретом.

Убедившись же, что Запад помогать Польше не собирается, Иосиф Виссарионович решил взять себе то, о чем он уже условился с Гитлером.

Почему же не осуществился вариант с разгромом Германии? Потому, что он был исключительно не выгоден Западу.

Судите сами, с Германией покончено, но на Востоке появляется могучее государство, которое получает возможность активно влиять на события в Европе. Даже если забыть, что, как нам толкует Владимир Богданович, «принятие конституции СССР было объявлением войны всему остальному миру», сильная Россия Западу была на фиг не нужна. Запад мог примириться с ее существованием, только если имелся надежный противовес, то есть Германия. Именно по этой причине войска союзников и не тронулись с места в обусловленный срок.

5

Рассмотрим другой гипотетический вариант, Гитлер начинает войну с Польшей, но Англия с Францией ему войны не объявляют. Выше я уже писал, что, если бы в этом варианте Красная Армия вошла в Польшу, Сталин рисковал заполучить полномасштабную войну с Западом. Значит, он и не стал бы вводить войска туда. Вместо этого СССР начал бы активную дипломатическую кампанию на тему «не нужно драться, давайте мириться». Туже самую кампанию вели б