Book: Публичное разоблачение



Публичное разоблачение

Лаура ван Вормер

Публичное разоблачение

Посвящается Крису

Часть первая

Коннектикут

Глава 1

Я репортер газеты «Геральд американ» в Каслфорде, постоянно спорю с нашим редактором из-за сумасшедшего Пита Сабатино и его крамольных идей, которые он неустанно мне подкидывает.

– Ты видела детей на упаковках из-под молока? – шепотом спросил Пит, низко ко мне наклоняясь.

– Ты об исчезнувших детях?

– Да, – с серьезным видом подтвердил он. – Их похитили масоны.

У Пита есть пунктик – будто бы Джордж Буш-старший и шестеро других масонов тайно правят миром. Должна признать, его идея фикс не пугает меня, на что он рассчитывает, потому что сама я принадлежу к белым англосаксонским протестантам, которые с давних пор поддерживали республиканцев Новой Англии. (Хотя следует заметить, мой выбор шел вразрез с рутинным мнением моих далеких предков.)

– Масоны похищают детей для генетических опытов, – продолжил Пит. – Помнишь, я рассказывал тебе о том месте?

– На Лонг-Айленде близ Брукхейвенской национальной лаборатории, – терпеливо ответила я, – где, как ты говоришь, мы сбили пассажирский самолет, потому что нас обстрелял чужой корабль, вошедший в наши внутренние территориальные воды.

– Совершенно верно. Именно туда они и отвозят детей.

Когда я промолчала, он постарался убедить меня:

– Салли, я читал об этом и разговаривал с людьми. У меня есть доказательства. Я знаю. Знаю.

Сумасшедший Пит не всегда был таким. Мой сосед, который в детстве посещал уроки фортепиано у миссис Фотергилл сразу же после Пита, говорит, что случилось это с Питом в шестнадцать лет, и он начал отказываться играть что-либо другое, кроме «Темы Тары» из «Унесенных ветром», которую играл беспрестанно. Тогда люди стали подозревать, что он свихнулся. В восемнадцать он на целых три недели покинул родные пенаты, чтобы поступить в университет Коннектикута, а затем вернулся в родимый дом, где и живет по сию пору. Он способный малый и свою ненасытную любознательность удовлетворяет, заведя досье о тайных подпольных организациях и новом миропорядке, собирая и выписывая серии книг; памфлетов и видеокассет, которые заказывает из Техаса и Калифорнии. Пит также смотрит все телепрограммы, которые только можно поймать с помощью огромной спутниковой тарелки, установленной на крыше отцовского дома, и слушает все радиопередачи, которые ловит сорокафутовая радиоантенна, также установленная на крыше отцовского дома.

Если мне тридцать, Питу должно быть около сорока. Мать его уже умерла, а отец, строительный рабочий на пенсии, жив. Он, кажется, не видит в своем сыне избавителя земли от Джорджа Буша со товарищи. Пит занят в библиотеке неполный рабочий день и переносит исторические документы на микрофиши, и все находят, что он вполне сносный малый, достаточно аккуратный и неглупый. Если бы не его странные разговоры. (Теории о тайных заговорах, существующих в недрах республиканской партии, можно сказать, в духе Каслфорда, так как простой люд в подавляющем большинстве за демократов.) Удивляет странноватая привычка Пита пропадать после работы в зале для заседаний библиотеки, чтобы играть – что же еще? – на пианино «Тему Тары» с большим чувством и выработанным годами мастерством; откровенно говоря, у людей о его исполнения мурашки по коже бегают.

– Какого рода генетические опыты эта организация проводит над детьми? – спросила я Пита, задержав ручку над бумагой.

– Они все еще пытаются улучшить нашу расу, чтобы мы перестали разрушать планету.

Из-за угла появился мой редактор Алфред Ройс-младший. Алу шестьдесят один, а он все еще «младший», потому что его отец достаточно крепок в свои девяносто. А раз его отец владелец газеты, Ал только руководит ею, хотя общественное мнение часто склоняется к тому, что за это надо его линчевать. Того же мнения и его сестра Марта, которая недавно отстранена от дел за предательство.

– Привет, Пит, как поживаешь? – спросил Ал.

В ответ Пит лишь мрачно кивнул.

– Как тут наша звезда Салли Харрингтон справляется с делами?

– Она-то умница, Ал, а вот ты ее печатаешь очень редко.

– Когда все факты будут подтверждены, когда у нас будут все доказательства, тогда и будет все напечатано, – парировал Алфред. Так он говорил все три года моей работы в газете.

– Послушай, Пит, скажи, пожалуйста, что у тебя есть по Дадлитауну?

Я посмотрела на своего босса. Дадлитаун – руины поселения общины на вершине горы, расположенной между Корнуоллом и Литчфилдом на северо-западе Коннектикута. Эта община была основана семейством Дадли в тысяча семисотых годах, а к тысяча девятисотым община таинственно прекратила свое существование. По поводу смерти людей ходили жуткие слухи. Местность заросла, конечно, и там завелись якобы приведения и духи, которые не позволяют нарушать границы собственных владений. Время от времени в газете разгоралась дискуссия. Людей старались убедить, что все это выдумки и даже местности такой нет в природе, тем самым подогревая интерес читателей.

– Ах да, Дадлитаун, – с серьезным видом подхватил Пит. – Именно там проводились генетические эксперименты, которые не сработали. Вы знаете, что мы… человечество… делаем уже четвертую попытку. Из первых трех ничего не получилось. Мы появились в результате эволюции тридцати двух видов, произошедших от обезьяны.

– Так оно, по-твоему, действительно обитаемо? – спросил Ал, проигнорировав его лекцию.

– Вы же знаете, что масоны не хотят, чтобы кто-нибудь туда добрался, – ответил Пит. – Они пытаются представить дело так, будто Дадлитаун никогда не существовал.

– Почему? – спросила я.

– Потому что там сохранились свидетельства его существования. Масоны убивают каждого, кто мешает им усовершенствовать расу – ту, что будет господствовать над миром.

– Этого для меня вполне достаточно, – заключил Алфред. – Салли, я хочу, чтобы вы с Девоном поехали в Дадлитаун и выяснили, что же там происходит. И сделайте побольше фотографий.

– Когда? – уставилась я на него.

– Почему бы не Сегодня?

– Потому, – ответила я, – что я в костюме и на каблуках и собираюсь на особое заседание городского совета по вопросу инвестиций в строительство проектируемой деловой части города.

– Не волнуйся, я пошлю туда Мишел, – сказал он.

Мишел – студентка медицинского колледжа, которая никогда не осмелится возражать Алу и пойдет на любое задание, лишь бы платили. (Будет справедливым заметить, что наши сотрудники действительно хороши в деле освещения новостей нашего города с его двухтысячным населением, если, конечно, дело не касается сомнительных и скабрезных историй, связанных с братьями Ала из Дартмута или кого-нибудь из членов исполнительного комитета гольф-клуба Каслфорда.)

– Ну, если вы посылаете туда нашего лучшего репортера, как я могу возражать? – Я повернулась к Питу. – Тебе следует поехать с нами в Дадлитаун, и мы сможем заснять свидетельства их присутствия.

– Господи! – Пита охватил ужас. – Да они же меня сразу схватят. Я не могу там появляться.

– А что будет с нами? – спросила я, глядя на босса. – Кто защитит нас?

– Вам они ничего не сделают, – заверил меня Пит. – Они от вас не претерпели пока и уверены, что вы ничего не знаете.

– Не знаем чего? – спросила я.

– Что они убили твоего отца, – ответил сумасшедший Пит.

Глава 2

Не слова сумасшедшего Пита, которым я, впрочем, поверила – будто масоны убили моего отца, – но то, как они были сказаны, меня сразило.

Мне было девять, а брату пять, когда отец погиб при большом каслфордском наводнении. В числе горожан-добровольцев он спасал все, что можно было спасти, когда прорвало плотину и на моего отца, обследовавшего в это время новый гимнастический зал средней школы, обрушилась часть стены.

Отец мой был частным архитектором, которого в то время мало заботила собственная будущность, хотя и следовало бы. Тогда ему было всего тридцать четыре года, его бизнес шел в гору (люди говорили, что, выживи он во время наводнения, стал бы миллионером благодаря восстановлению города, которое затем последовало), он был здоров и силен, и мысли о смерти его не посещали. Моя мать – я в этом абсолютно уверена – не имела ни малейшего представления о существовании (или отсутствии) страховки. Всем занимался раньше отец. И мать вынуждена была вернуться к преподаванию в начальной школе, чтобы содержать семью. Родители моей матери помогали нам, когда могли, и сводить концы с концами едва-едва удавалось.

Мой отец родился и вырос в Каслфорде, городке в центральной части Коннектикута. Когда-то фермерская деревушка превратилась в городок, а когда в начале XIX века через него прошла железная дорога, стал индустриальным городом. Полное имя моего отца – Уилбур Кеннет Харрингтон, но все его звали Доджем, потому что он был восходящей звездой сначал средней школы Каслфорда, а затем Йельского университета Нью-Хейвене. Давным-давно дела семьи моего отца шли необычайно хорошо, но мой дедушка, завзятый игрок и горький пьяница, просадил все семейные деньги. За пятнадцать лет ему удалось промотать состояние, веками нажитое моими предками, и за день до того, как шериф приехал оформить за неплатежи арест на недвижимость – поместье, дед счел лучшим решением проблемы пулю в лоб.

Каслфорд, который мой отец знал с младых ногтей, из всей Америки в конце тысяча девятьсот сороковых – начале пятидесятых годов был избран как одно из лучших мест для издания национального новостного журнала. Хорошо оплачиваемая работа на фабриках, прекрасные школы, обширные земли, недорогое жилье, великолепные парки, озера и горы создали Каслфорду репутацию земного рая. Однако в восьмидесятых, когда я была ребенком, Каслфорд стали упоминать как жертву плохого городского планирования, превратившего его в индустриальный центр, который губит окружающую среду. Постепенно заводы и фабрики приходили в упадок – многие из них закрылись или перебазировались южнее, – рабочие районы пустели, превращались в трущобы, школы закрывались, рынок жилья сократился, по некогда красивым улицам с домами в викторианском стиле ветер носил пыль и мусор. Но пуще всего испытали унижение горожане, когда новая скоростная автострада далеко обогнула город.

Мне даже не разрешалось ходить в деловую часть города, да и делать там было нечего. Кинотеатры времен моего отца позакрывались, то же самое произошло и с ресторанами, гостиницами и катком. Здания приходили в запустение. В Каслфорде нечем было заняться, разве что ходить на «место для гуляния» – по новой автостраде. Мать не позволяла мне и того, пока мне не исполнилось шестнадцать и я не начала работать.

И все же потихоньку экономика стала оживать, в первую очередь благодаря применению новых технологий, и Каслфорд стал меняться к лучшему.

Я любила Каслфорд. Даже в худшие его времена. Большая часть Каслфорда, с которой меня знакомил еще отец, сохранилась – городские достопримечательности и пригороды, великолепные храмы и чудесные пейзажи классической Новой Англии. И всегда, всегда у Каслфорда будут великолепные горы и тысячи акров лесных земель, оставленных нам предками.

В городе все еще есть деньги. Большие деньги.

Наш дом, в котором сейчас живет моя мать, был чудесным местом для ребенка. С одной его стороны была – и еще есть – ферма, с другой – особняк, в котором вырос мой отец и который впоследствии отошел под монастырь.

Моя мать, бывшая Изабел (Бел) Энн Гудвин из Ньюпорта, Род-Айленд, будучи студенткой, познакомилась с моим отцом на танцах в Маунт-Холиоке. Поженились они в день получения дипломов. В качестве свадебного подарка родители моей матери купили им участок земли в пять акров в старом имении Харрингтон, а также дали денег, чтобы построить дом по проекту моего отца. Кирпичный дом выглядел так, словно, простоял двести лет. Это было изобретением моего отца – придавать строениям старинный вид, используя собственные технологии и специальные материалы. Дом он построил одноэтажным в надежде, что в дальнейшем расширит и возведет здание ввысь, превратив его в новый особняк Харрингтонов.

Мы, их дети – Сара Гудвин, или Салли (это я), и Роберт Уилбур, или Роб (мой брат), – получили свободное воспитание. Бродили по горам, пастбищам и лесам, плавали на каноэ, строили домики на деревьях и имели великое множество приключений.

Хотя, откровенно говоря, моя мать всегда была печальной. Когда мы толклись рядом, она источала улыбки, обнимала нас и старалась выглядеть энергичной, но когда ей казалось, что ее никто не видит, она впадала в грусть, и я слышала, как она тяжко вздыхает.

Мне было лет десять, когда однажды я услышала, как моя мама рыдает. Я выбралась из постели и нашла ее на кухне, где она, упав головой на стол, плача, вопрошала фотографию моего отца, что ей делать дальше.

Я не подошла к ней в ту ночь, но так и не забыла этого. И каждый раз, когда думала, что все идет хорошо, внимательно смотрела на мать и видела, что боль так и не оставила ее. А спустя какое-то время поняла, что тоска томила и меня, и моего брата, и эта печаль никогда нас не покинет.

Мы скучали по отцу. И до сих пор скучаем.


– Салли! – крикнул мне Девон. – Салли!

– Что? – откликнулась я и повернулась так резко, что чуть глаз себе не выколола веткой.

Полуденная жара июльского дня утомляла и раздражала меня. Мы уже несколько часов бродили по округе в поисках следов привидений и духов. За такой материал, по моему глубокому убеждению, ни один журналист не удостоится Пулитцеровской премии.

– Мне неприятно говорить тебе это, Сэл… – начал Девон, поднимая голову от карты в его руке.

Я стояла в ожидании. Перед тем как отправиться сюда, я заехала домой и переоделась в шорты хаки, майку с V-образ-ным вырезом и удобные ботинки; волосы завязала в конский хвост.

Девон нервно теребил ремень футляра киноаппарата. Плохой знак.

– Кажется, не на ту гору забрались. Думаю, Дадлитаун где-то там. – Он махнул рукой через ущелье.

От подножия горы мы карабкались часа два. По дну ущелья бежал стремительный поток, а противоположная сторона была такой же отвесной, как наша.

Сокрушенно покачав головой, я вытерла пот со лба и стала отгонять мошкару, кружившую надо мной. И средства зашиты не помогают.

– Послушай, Девон, – сказала я, – не мог бы ты в таком разе просто сфотографировать эту скалу так, чтобы на снимке отобразилось нечто похожее на привидение?

– Салли!

– В статье, – сказала я, – распишу и историю Дадлитауна, и загадочные смерти. Клянусь, не вру. Просто… – Я что-то услышала. Голос. Далеко отсюда. Я повернулась в том направлении. – Что это?

Мы прислушались.

– Ничего не слышу, кроме шума воды, – сказал Девон.

– А я слышу. Вернее, слышала. – Сделав несколько шагов к краю обрыва, снова услышала далекий голос. Женский. – Это там. – Я указала рукой. – Слышишь?

– Нет.

– Кто-то кричит. Где-то внизу.

– Но наша машина в другой стороне, Сэл. Если туда идти, кто знает, что может случиться…

Я услышала женский визг.

– Кто-то попал в беду.

Я стала осторожно спускаться, увлекая за собой поток мелких камней.

– Может, это те самые дети? – начал Девон, но потом тоже услышал крик, потому что, оглянувшись, я увидела, что он поспешает за мной.


– Помогите! Кто-нибудь помогите! – кричала женщина.

– По-мо-ги-те! – в ужасе надрывался детский голос – По-мо-ги-те!

– Идем! – крикнула я, продираясь сквозь кустарник на голоса.

Я выбежала на поляну и обнаружила мужчину, скорчившегося от боли на земле, суетящуюся вокруг него женщину и ребенка, присевшего на корточках рядом с мужчиной. Закрыв глаза руками, мальчик кричал тонким голоском:

– По-мо-ги-те!

– У моего мужа сердечный приступ! – вскричала женщина.

Опустившись на колено, я развернула голову мужчины лицом к себе.

– Привет, как вас зовут? – спросила я, расстегивая ворот его рубашки.

Несмотря на загар, я заметила, что лицо его скорее серое, чем посиневшее, как это бывает в случае сердечного приступа.

– Корбетт, – выдавил он из себя. Мужчина пытался сфокусировать на мне взгляд, хватая ртом воздух.

– Корбетт, – повторила я, улыбаясь. – А я Салли. – Корбетт, я хочу, чтобы вы постарались выровнять дыхание. Дышите глубже!

Мальчик продолжал кричать.

– Успокойте сына, – сказала я женщине.

Она кивнула, подошла к мальчику с закрытыми глазами и взяла его на руки.

Я нащупала пульс у мужчины. Начала считать. Его сердце частило.

– Корбетт, у вас что-нибудь болит?



Он смутился.

– Чувствуете боль в груди? В шее? Или в руке?

Он медлил с ответом.

– Иди ваше сердце так сильно бьется, что готово выпрыгнуть из груди? Бьется так сильно, что вы не можете дышать?

– Да, именно так, – ответил он.

– Теперь старайтесь задерживать дыхание. – Я посмотрела через плечо и увидела, что Девон уже подошел. – Подложи ему под голову свой ранец, – обратилась я и перевела взгляд на больного. Цвет его лица постепенно возвращался к нормальному, дыхание тоже. – Это Девон, – объяснила я, когда мы подложили ему под голову ранец. – Хорошо, ваше дыхание нормализуется. А сейчас выпейте немного воды, – предложила я, поднеся к его рту флягу с водой.

И он, сделав глоток, снова опустился на землю.

– Вот и хорошо. – Я снова нащупала пульс. – Ритм и частота почти в норме. – Я внимательно смотрела на него. – Никакой боли? Нигде?

Он качнул головой. Он уже не выглядел напуганным.

– Нам следовало взять с собой мобильный, – сказала женщина. – Могли бы вызвать «Скорую». Должно быть, я сошла с ума, притащив сюда Корбетта. Во всем виновата я. – Она говорила с английским акцентом. – Кто-то рассказал нам о городе призраков, и Корби захотел его увидеть.

– Дадлитаун, – подсказал Девон.

– Бедный папа, – сказала женщина мальчику, прижимая его к себе.

– Не думаю, что у вас именно сердечный приступ, – сказала я Корбетту. – Но мы позвоним сейчас в Службу спасения, – Я посмотрела на Девона, и он, достав свой мобильный и развернув карту, стал набирать 911, отойдя от нас на несколько шагов.

– Все с вами будет в порядке, Корбетт. Уже хорошо.

– У меня нет сердечного приступа? – спросил он уже совершенно другим голосом, стараясь приподняться на локтях.

– Салли хорошо разбирается в сердечных делах, – вмешался Девон.

– Правда? С ним все обойдется? – обеспокоенно спросила жена. – Тогда что стряслось?

– Вы подвергались в последнее время стрессам? – спросила я.

– Да, – охотно ответила жена, подходя ближе и таща за собой ребенка.

Мужчина кивнул.

– Вы принимали какие-нибудь новые лекарства? Транквилизаторы, успокаивающее? – уточнила я.

– Откровенно говоря, да. – Он посмотрел на жену. – Верити, как оно называется?

– Не могу припомнить, дорогой. Это один из транквилизаторов, но он действовал как-то странно, – добавила она, обращаясь ко мне. – Я просила его прекратить принимать этот препарат.

– И вы это сделали?

– Вчера. – Он кивнул.

– Думаю; не стоит паниковать. Вы не могли совладать с собой в горах, и это вас напугало.

– Вы доктор? – спросила женщина.

– Нет, всего-навсего репортер. С большим медицинским опытом, так сказать.

– Спасибо Господу, – сказала женщина, взяв мужа за руку. – Спасибо Господу, что вы оказались поблизости. Не знаю, что бы мы без вас делали.

Только сейчас мальчик отважился посмотреть на меня.

– С папой все хорошо?

– Полагаю, с ним все будет просто прекрасно – с улыбкой ответила я.

– Спасибо Господу, Корбетт, – сказала женщина погладив мужа по щеке. – Я уверена, эта женщина права. Ты выглядишь уже гораздо лучше.

– Мне кажется, я оказался в глупом положении – тихо ответил мужчина.

Щелк. Внезапно я поняла, кто эти люди. Модная привлекательная женщина лет сорока, с английским акцентом, по имени Верити; пожилой мужчина Корбетт и их ребенок.

Это Верити [1]Роудз и Корбетт Шредер. Она – блистательный редактор журнала «Экспектейшнз»; он – промышленный магнат, наслаждающийся своим вторым или третьим браком.

– Ах! – воскликнула женщина, заглянув мне в лицо. – Вижу, вы уже вычислили, кто мы такие.

«Возможно, – подумала я, – ее матери следовало назвать свою дочь Ванити [2]».

Глава 3

Мне бы хотелось, чтобы я могла сказать, что я точно такая же, как моя мама. Хотелось бы, чтобы я могла сказать, что я нежная, терпеливая, внимательная и эмоционально устойчивая, какими бывают настоящие стоики. К сожалению, временами я сущее наказание. Такая же находчивая, как моя мама, – да, честная – да, но в моем характере есть черты, которые я унаследовала черт знает от кого. Я могу достичь определенных высот, а затем внезапно впасть в хандру. Слава Богу, физически я вынослива, как мать, а внешность – в этом я абсолютно уверена – позволяет мне быстро находить выход из положения между падением и высотой.

Все говорят, моя мать похожа на актрису Ли Ремик: выразительные голубые глаза; медового оттенка волосы и круглое лицо. А если чуть подтемнить ее волосы, слегка приглушить краски – это я. (Мой младший брат Роб обычно говорит, что мать похожа на Ли Ремик в фильме «Предзнаменование», а я похожа на Деймьена, злого отпрыска.)

Тот факт, что мать похожа на актрису, которая умерла от рака, прошел для нас незамеченным, потому что мама тоже чуть не умерла от той же болезни. Но это было больше четырех лет назад, а теперь она жива-здорова, и глаза ее сияют новым светом, и походка легкая и уверенная.

Она была на огороде, когда я подъехала к дому. Почти половина девятого, а она все еще на улице. Сколько себя помню, она всегда занималась садом и огородом. За домом, во дворе и с трех сторон дома у нее цветники и клумбы. В сарае, который когда-то был коптильней и который мой отец переоборудовал для нее, она держала садовый инвентарь, Я говорила маме, что ее хозяйство выглядит очень по-английски, а она отвечала: «Нет, дорогая, очень по-новоанглийски».

У матери теперь летние школьные каникулы. Стоя коленями на подушечке, в простом хлопчатобумажном платье и старой соломенной шляпе, она осторожно укладывала зеленые томаты в плетеную корзину.

Мой Скотти побежал к ней здороваться. Он метис – колли-овчарка-ретривер из общества «Спасение утопающих». Наскочив на мать, он успел пару раз лизнуть ее в лицо.

– Привет, детка, – сказала мать, и было непонятно, к кому это относилось: к Скотта или ко мне.

Скотти, виляя хвостом, убежал в кукурузные джунгли искать собаку матери, золотистого ретривера Абигейл.

– Никогда не догадаешься, кого я встретила сегодня в горах у Дадлитауна, – сказала я.

– Редактора журнала «Экспектейшнз» и члена корпорации по имени Корбетт. Ко мне заезжал Девон набрать фасоли, – рассмеялась мать.

– Значит, для тебя это не новость.

– Он сказал, ты прекрасно себя проявила, дорогая: успокоила этих бедных людей и сделала все правильно. – Мать встала с колен и сняла садовые перчатки.

– Что я в этом понимаю? – пожала я плечами.

– Зато я знаю, – сказала она, направляясь ко мне. – Моя дочь лучше любого доктора.

Я взяла из ее рук корзину.

– Ты как раз вовремя, чтобы помочь мне сделать приправу, – сказала она. – Иначе они сгниют.

Мать говорила «то-ма-ты». Так же говорили я и мой брат Роб.

– Не слишком ли поздно для тебя? – спросила я, когда мы направились к дому. Мать всегда вставала в пять утра и любила уже в девять вечера лечь в постель с книгой.

– Такой прекрасный вечер, – произнесла она. – Захотелось побыть на свежем воздухе.

Вечер действительно превосходный, по-июльски теплый, с легким ветерком. Все вокруг буйно цветет, в пруду стоит цапля, а в траве стрекочут кузнечики. В кукурузном поле носятся собаки, и время от времени мы слышим их лай и видим мелькающие тени.

– Иду с Маком на прием, – сказала мать, поднимаясь по лестнице на веранду.

– Правда? – удивилась я, следуя за ней.

У матери все эти годы не было недостатка в поклонниках, но бедные кавалеры (обычно или только что разведенные, или овдовевшие, или находящиеся в тяжелом периоде жизни) редко выводили ее куда-нибудь и, как я подозреваю, быстро и вежливо ее покидали. Мои друзья говорили мне, чтобы я не переживала – мать снова выйдет замуж, как только созреет для этого. Когда я была моложе, то пришла к выводу, что она отказывалась от замужества из-за страха вызвать мое или Роба недовольство; а может, потому, что ей действительно трудно было найти мужчину, который смог бы вычеркнуть из ее памяти моего отца. Так или иначе, но мать не имела свидании с той поры, пока мне не исполнилось пятнадцать. Но даже потом единственное, что она себе позволяла, так это отправиться на лекцию по истории в публичную библиотеку Каслфорда.

Не могу сказать, что за матерью не ухаживали и не делали предложений. Этого было в избытке. Молодая и привлекательная, она рано овдовела, и мужья ее подруг пытались завоевать ее любовь или, что хуже, домогались ее в сексуальном плане. Я знаю об этом, потому что сама была тому свидетельницей в случае с нашим соседом мистером Гейстером. В одно зимнее воскресное утро у нас что-то случилось с печью, и мы позвали его, так как печник не пришел.

Я спускалась по лестнице, когда услышала какую-то возню. Мистер Гейстер зажал мать в угол рядом с печкой, и до меня донесся его шепот: «Бел, я люблю тебя».

– Отпусти меня, Пол, – просила она.

– Хотел бы никогда тебя не отпускать, – шептал он.

– Пусти!

– Бел! – умолял он.

– Мам! – закричала я с лестницы. – Мистер Гейстер у нас? Ему звонит миссис Гейстер.

– Алло? Алло?… – услышала я голос мистера Гейстера, который заторопился взять трубку на кухне. Затем, вздохнув, повесил. – Похоже, она бросила трубку. Мне лучше идти.

– Передай привет от меня Карле, – сказала она. – И поблагодари за то, что отпустила тебя ко мне. – Как только он ушел, мать повернулась ко мне. – Телефон не звонил, юная леди. – Затем обняла меня так крепко, что я едва не лишилась дыхания.

Я думала, моя мать находила подобные приключения унизительными, словно боясь, что мужчины посчитают, будто она специально старается обратить на себя их внимание. Когда я училась в университете Лос-Анджелеса, я не переставала удивляться, как она сумела справиться с собой после того, как мой брат получил удар кирпичом, так и не поняв, что с ним произошло.

Но отправиться на прием с Маком – для меня это большая новость. Я виделась с ним дважды, и с тех пор это было, возможно, десятое упоминание о нем. Он овдовел года три назад. Мак, физик-теоретик, доктор наук, сейчас преподавал в Уэслианском университете в Мидлтауне.

– И какого размаха прием? – спросила я, следуя за матерью на кухню.

– Я не говорила, что он будет с размахом, – ответила она, избегая моего взгляда. – Это небольшая вечеринка в саду университета в честь нового факультета.

Я удивленно изогнула брови, но ничего не сказала. Это большое событие: впервые появиться с Маком на официальном мероприятии там, где он работает. Она ни за что не пошла бы на это, если бы не рассчитывала появиться там еще раз.

Мак Клири – хороший кандидат в мужья. Он добрый, обходительный, физически активный и привлекательный. У него сын, который женился и живет в Атланте. Мак ужасно застенчив, и все, что я о нем знаю, исходит от матери. Он любит искусство, музыку, историю, и она полностью разделяет его интересы. В Ист-Хеддаме на реке Коннектикут он держит на якоре яхту, а моя мать, до того как выйти замуж за отца и приехать в Каслфорд, всегда любила ходить под парусом – ее родители держали яхту в Род-Айленде.

Меня удивил укол ревности, который я внезапно испытала за отца. Ведь его нет уже двадцать один год.

Избегая моих расспросов относительно ее личной жизни, мать стала мыть в раковине томаты и перевела разговор на мои отношения с Дагом.

– Если не возражаешь, я бы не хотела говорить об этом.

– А мне бы хотелось знать, что ты решила, Салли, – сказала она в двадцатый раз за этот год.

Даг испытывал точно такое же недовольство. Он говорил, что не может понять, что происходит между нами и что у нас за отношения. Я не знала, что ему ответить; я любила его, но не знала, насколько сильно. Достаточно для того, чтобы выйти за него замуж? Я так не думала. Но возможно. А возможно, и нет. Черт его знает. Интересно знать, что чувствуют другие женщины, когда им делают предложение, а им кажется, что они не любят человека всем сердцем.

– Да, мам, между прочим, – сказала я, открывая заднюю дверь, чтобы свистом позвать Скотти, – сегодня утром ко мне приходил сумасшедший Пит.

– Бедняжка.

– С ним, кажется, все в порядке, мама. Он по-прежнему увлечен своей теорией заговоров и работой в библиотеке. К тому же он живет в большом доме вместе с отцом, где разместил всю аппаратуру и ловит бесплатное марсианское радио.

Мать посмотрела в окно над раковиной.

– Мне кажется, они возвращаются, – сказала она, имея в виду собак. – А вот и они! – Она рассмеялась, наблюдая за ними.

Я откинула экран и впустила их в дом.

– Кстати, – продолжила я, – Пит говорил что-то о связи папы с масонами. – Я не стала говорить ей, что он полагает, будто они его убили.

– Твой отец был масоном, – сказала она, наливая в миску воду для собак.

– Да?

Она кивнула.

– И его отец. И его дед и твой прадед, и так далее до самого Ланкашира времен веселой Старой Англии, я полагаю.

– Хм!

– Что ты сказала?

– Ничего особенного. Просто не знала этого.

– Твой отец был масоном и членом клуба «Ротари».

– А как насчет клуба «Лоси»?

– Гм. – Она прикрыла рукой рот, вспоминая. – Нет. Он был членом какого-то другого клуба. Вспомнила! Клуба «Юнисон»! Точно. Ленч по четвергам. «Ротари» по вторникам, а масоны по вечерам.

Мы еще немного поболтали, пока я не взглянула на часы. Пора домой. Мать проводила меня до двери, а Абигейл проводила Скотти.

– Я рада, что в твоей жизни появился Мак, – сказала я матери.

– Спасибо, дорогая. – Она смущенно улыбнулась.

– Полагаю, тебе хотелось бы сказать то же самое и о Даге в моей жизни.

– Я радовалась, глядя на вас, когда вы учились в старших классах, – сказала она.

Нельзя сказать, что сейчас ей Даг не нравится, но мать не могла понять, как можно не быть замужем в тридцать лет, и во всем винила Дата.

– Спокойной ночи, мама. – Я поцеловала ее в щеку. – Поговорим об этом позже.

– Спокойной ночи.

Сев в джип, я достала мобильный и позвонила Питу. Автоответчик сказал его голосом: «Выбирайте выражения, оставляя сообщение».

«Буду подбирать, Пит, уверяю тебя. Послушай, мне хотелось бы поговорить с тобой о моем отце. Перезвони. Договорились?» Я оставила свой номер.

Чем больше я раздумывала над его словами, тем сильнее раздражалась. Сумасшедший он или нет, но вряд ли Пит говорит мне эту чепуху.

Когда я подъехала к дому, Скотта выскочил из машины и стал кружить вокруг дома в поисках невидимых врагов. Войдя в дом, я прослушала очень длинное сообщение от Верити Роудз.

Глава 4

– Мне больше нравится «Вэнити фэр», чем «Экспектейшнз», – прокомментировал Даг, поворачивая свой синий седан «вольво» на автомагистраль номер 202 в Литчфилд.

Мой бойфренд, или, как говорила мать, кавалер, Даг Рентам – помощник окружного прокурора криминальной полиции в Нью-Хейвене. Важно знать, что, говоря сущие пустяки, Даг сохранял серьезный вид. А так как мы уже подъезжали к дому Верити Роудз, редактору журнала «Экспектейшнз», мне оставалось надеяться, что с его стороны это не моветон. Ему не хотелось сюда ехать. Он мог бы пойти поиграть в американский футбол, ведь его команда планировала игру с «Моряками».

– Может, ты на время оставишь свои замечания при себе, – сказала я, сдерживая возмущение, иначе все бы фатально изменилось.

Возмущение – это форма сопротивления, подразумевающая конфликт, а законник в Даге просто не переносил никаких перепалок, если не выходил из них победителем. Или мне так казалось. Я взглянула на него.

– Я очень нервничаю, Даг, и действительно ценю, что ты поехал со мной, – промурлыкала я.

– Я тоже переживаю, – ответил он, делая новый поворот.

– Правда?

– Полагаю, что за тебя.

«Обед в нашем загородном доме, – говорил голос Верите таким тоном, который заставил меня расправить плечи. – Вы должны приехать. Это в благодарность за наше спасение».

Мне было неловко, так как уже из телефонного разговора с Верити Роудз я поняла, что на обед она приглашает только меня и у нее нет ни малейшего намерения распространять свое приглашение на фотографа Девона. Когда же она спросила, не хочу ли я привести с собой кого-нибудь, у меня язык не повернулся назвать Девона. Но когда я назвала Дага, в трубке наступила пауза, словно Верити была разочарована моим выбором. Но потом она заторопилась:

– В таком случае вы обязательно должны привести с собой Дага.

И вот мы едем субботним вечером; мой Даг оказался хорошим другом и согласился меня сопровождать.

– Тебе не кажется странным, что они просто не послали тебе цветы? – спросил Даг. – Или не дали тебе бесплатную подписку на журнал? Почему они заставили тебя проехать полштата, чтобы поесть с ними?



Я не возражала, что Даг относится к этому так скептически, потому что испытывала то же самое, получив приглашение, но сейчас говорить об этом уже поздно.

– Не думаю, что это странно, – ответила я, расправляя юбку. – Учитывая круги, в которых они вращаются, приглашение в их дом – особый подарок.

– Тогда все ясно, – саркастически ответил Даг.

Я промолчала. Сарказм Дага заставил меня вспомнить, что наши с ним отношения уже дважды за последние два года прерывались, но возобновлялись, несмотря на наши намерения расстаться навсегда.

– Ты думаешь, она предложит тебе какую-то работу, не так ли? – спросил Даг. Помолчав, добавил: – Я тоже так думаю.

– Не будь смешным, – сказала я, но мое сердце затрепетало.

О Господи, неплохо бы стать независимым журналистом. Начать наконец по-настоящему работать, уехать из Каслфорда и получить свободу действий. Пусть это будет не Лос-Анджелес, а что-нибудь менее чуждое – Нью-Йорк, к примеру, всего в девяноста милях. Мне бы это подошло.

Но какого рода может быть эта работа? Возможно, проверка фактов, но не исключено и редактирование. Уверена, что ничего захватывающего.

– Куда теперь? – спросил Даг, останавливая машину.

– Где мы?… Ах да, здесь мы должны свернуть налево. – Я прочитала указатель: «Грасс-Гейт-Медоу» – и, сделав глубокий вдох, медленно выдохнула. – Свернем налево и сразу увидим.

– Какой номер дома?

– Никаких номеров.

– Чую дымок, – заметил Даг, втягивая в себя воздух. – Ты тоже?

Примерно через полмили показалось встроенное в основание круглого холма здание, скорее напоминающее викторианский дворец. Белое, невероятно пышное, с башнями-близнецами, несколькими крытыми галереями.

– Она сказала – первый поворот налево.

– Такой дом в Литчфилде… – Даг присвистнул, сворачивая налево.

– Они очень богаты, – пояснила я. – У них дом на Палм-Бич, дом в Аспене, квартира в Лондоне. Чего я не понимаю, так это как она находит время, чтобы хотя бы посещать одно за другим эти места.

– Значит, мы с тобой обо всем договорились.

– Конечно.

Я не собиралась подбрасывать Дагу возможные темы для разговора, так как стоило людям узнать, где он служит, как они начинали задавать ему бесконечные вопросы о самых гнусных преступлениях, которые встречались ему в судебной практике.

– Тпру! Что это? – спросил Даг, нажимая на тормоза.

Мы подъехали к воротам. Они из белых деревянных реек, но явно заперты. Перед воротами небольшой столбик с внутренней телефонной связью. Даг опустил стекло.

– Алло!

– Алло! – ответил приятный женский голос с ирландским акцентом.

Отстегнув ремень безопасности, я через Дага потянулась к окну.

– Привет. Это Салли Харрингтон и Даг Рентам.

– Мистер и миссис Шредер ждут вас.

Дом был грандиозным, хотя я сильно подозреваю, что Шредеры несколько усовершенствовали оригинал. Я никогда не видела в Новой Англии викторианские дома таких внушительных размеров, особенно с двумя шпилями. В Сан-Франциско возможно, но и тогда бы я усомнилась в его подлинности.

На изгибе подъездной дороги стоял серебряный «ренджровер» с номером штата Коннектикут. Дорога огибала дом.

Последний раз, когда я якшалась с подобными людьми, чьи имена не сходят с колонок светской хроники, был Лос-Анджелес, а если уж быть совсем точной – Беверли-Хиллз, когда я работала в журнале «Булевард». Журнал обязан своим названием бульвару Сансет, который тянется через Брентвуд, Бель-Эр, Беверли-Хиллз и Западный Голливуд. Этот глянцевый журнал печатает светскую хронику высшего общества Лос-Анджелеса, то есть пишет обо всех, у кого куча денег. Я начинала там машинисткой, отвечающей на телефонные звонки, но на второй год стала неофициальным редактором, работающим за свою начальницу, которая ненавидела это дело. Она, однако, хорошо ладила с людьми, поэтому никого не беспокоило ее небрежение, лишь бы работа делалась кем-то, то есть мной.

Я была, несомненно, самым доверительным лицом в журнале. Однажды меня послали доставить от Гарри Уинстона бриллиантовое колье и серьги для проб Шерон Стоун. В другой раз мне предоставили лимузин и отправили на поиски герцогини Йоркской, Сары Фергюсон, чтобы привезти ее на прием в Малибу. А затем, на третий год, мой секрет раскрылся: Салли – Харрингтон может передать все, что угодно, сделав из пустого набора слов вполне публикуемое интервью. Это привело меня к тому, что я ежемесячно начала публиковать эссе под именем какого-нибудь известного автора. Это быстро свело меня с деятелями кино. Я писала от имени какой-нибудь знаменитости, та одобряла написанное, а журнал печатал. На четвертый год я была в гуще событий Лос-Анджелеса, пытаясь придать хоть какую-нибудь реальность тому зазеркальному миру, о котором писала. Но проблема состояла в том, что даже тогда, когда я придавала этому смысл, «Булевард» был последним местом для подобных публикаций. Я могла отражать там только зеркальную сторону жизни.

Поэтому на пятый и последний год моей работы в «Булеварде» я, если можно так выразиться, была пресыщена. Или, скажем, меня тошнило, как тошнит человека, который съел слишком много сладкого и мало нормальной пищи. Мне хотелось быть журналисткой, но мое умение и индивидуальность сделали из меня преуспевающую «журналюгу».

Вот почему я восхищалась, как Верити Роудз сделала свой «Экспектейшнз». Подобно «Вэнити фэр» «Экспектейшнз» публиковал серьезные статьи серьезных авторов, но ему также удавалось развлекать читателей веселыми сплетнями и светской хроникой. Когда брали интервью у знаменитостей – а делали это каждый месяц, – то интервью были на высоком уровне и, на удивление, беспристрастны. Фотографии в нем тоже отличного качества. В былые времена я просто мечтала бы писать для такого издания.

Проблема состояла в том, что за два года работы в газете я полюбила профессию стрингера. Между этими двумя работами была огромная разница. Если моя работа в «Булеварде» была исполнением заказа, то все, что я писала для «Геральд американ», походило на составление пазлов, когда из сотен разрозненных мельчайших фрагментов складываешь картинку.

Подъезжая к особняку, я испытывала различные чувства.

Знакомое чувство возбуждения, к которому примешивалось радостное настроение, возможно, потому, что я меньше всего ожидала увидеть такое место в Коннектикуте.

Приветствия в дверях были такими теплыми, что моя нервозность бесследно исчезла. Верити и Корбетт гостеприимно нас встретили, и я заметила, что Даг тоже стал добродушнее. Я едва узнала Корбетта, такого оживленного, в простых слаксах и спортивной рубашке. (В горах он выглядел гораздо старше и был чем-то расстроен.) Няня привела молодого Корби поздороваться с нами, а затем мы прошли через дом на задний внутренний дворик – патио, где, как сообщила нам Верити, Корбетт будет готовить для нас «на ужасно дорогом гриле, которым он никогда не пользовался».

Верити не обладала классической красотой, но была ухоженной: осветленные волосы, совершенная косметика, упругое тело с округлыми формами. Несмотря на то что Корбетт сегодня хорошо выглядел, большинство людей, как и я, приняли бы его за отца Верити.

Изысканный сад позади дома был тщательно продуман, такой сад можно увидеть разве что в Виндзорском замке у самой королевы. Даже у приятельниц моей матери, которые увлекались садоводством, не было таких садов: все растения здесь очень дорогие, и их невозможно содержать в порядке без сильных мужских рук.

Корбетт налил нам выпить, взяв бутылку со стеклянной тележки, а затем они с Дагом отправились изучать новый гриль.

Мы с Верити опустились на стулья из тикового дерева с разноцветными ситцевыми подушками. Я пролепетала что-то о красоте дома и о том, что больше всего меня поразил сад.

– Спасибо, – улыбнулась она. – Мне пришлось много потрудиться. – Увидев удивление на моем лице, она добавила: – У меня есть кому исполнять тяжелую работу, а сама я делаю обрезку, удобряю и – хотите верьте, хотите нет – пропалываю сорняки. Ради своего сада я отказалась бы даже от поста издателя «Вог». – Она засмеялась, всплеснув руками с короткими наманикюренными ногтями. – Я живу ради этого сада. Ну и, конечно, маленького Корби.

Я не переставала размышлять, кому принадлежал голос с ирландским акцентом, и мое любопытство было удовлетворено, когда появилась молодая женщина с подносом легких закусок.

– Мисс, – обратилась она ко мне после книксена.

– Привет, – ответила я.

– Это Меган, – отрекомендовала ее Верити. – Она заботится о нас. – Меган опять сделала книксен. – Она и будит нас, и кормит, и содержит дом в порядке.

Благодаря своим стараниям я многое узнала о хозяевах: о скромном начале Верити в Ист-Энде Лондона, о ее блестящей учебе в привилегированной частной школе, о ее недюжинных способностях, которые она проявила уже в Кеймбридже, а затем о ее первой работе в одном из журналов Парижа. Я знала, что опорным прыжком к редакторству стала ее работа в «Кантри элеганс» в Лондоне, что открыл ее журнальный магнат Сеймор Рубин, который пригласил ее в Нью-Йорк, чтобы возглавить пришедший в упадок журнал «Экспектейшнз». Я читала, как она познакомилась с Корбеттом Шредером через Доналда Трампа, как спустя полгода вышла за него замуж и как подарила ему Корбетта-младшего в день своего сорокалетия. Я знала также, что Верити любит поесть и покататься верхом.

Что же касается Корбетта Шредера, то его история по-своему впечатляющая. Сын массачусетского торговца машинами, он едва не вылетел из Массачусетского университета за неуспеваемость, был уволен из «Кинни-паркинг», женился на наследнице «Страйдли сода эмпайр», поработал на различных должностях, а затем создал собственную компанию. Он бросил первую жену ради второй, бывшей жены сенатора Босвелла из Калифорнии (наследницы студии «Барни филмз»), а позднее бросил и вторую, чтобы жениться на Верити. У него четверо детей. Старшему сорок восемь (на два года старше Верити), младшему, Корби, шесть.

Концерн Корбетта – «Вижн лайте анлимитед инкорпорейтед» – известен производством фильмов и косметики, но настоящие деньги он сделал, насколько мне известно, путем различных махинаций на промышленных смазочных материалах.

– Из какой части Ирландии вы родом, Меган? – спросила я.

– С Западного побережья.

Я сказала ей, что знаю это место, так как с матерью была там два года назад.

Меган подавила в себе желание повспоминать родину и направилась с подносом к мужчинам.

– Пока не сели ужинать, – сказала Верити, глянув через плечо, – хочу обсудить с вами одно дело.

Я молча отпила глоток вина из прекрасного бельгийского хрустального бокала.

– Со дня нашей последней встречи – при столь интересных обстоятельствах, – продолжила она, подмигнув, – у меня была возможность прочитать большую часть ваших работ.

– В «Геральд американ»? – спросила я с удивлением.

– Да, – кивнула она. – Вы хорошо пишете.

– Спасибо.

– И у меня была беседа с вашим бывшим работодателем.

– В «Булеварде»?

– Да, Откровенно говоря, я со многими людьми пообщалась и выяснила, что ваша бывшая редакторша недолго продержалась после вашего ухода.

– Жаль, но это не моя вина.

– Оказалось, вы делали за нее почти всю работу.

– Это не совсем так.

– А вот другие такого мнения. Помощник редактора прислал мне ваши работы, которые – он готов в этом поклясться – писали вы и которые так и не были опубликованы. Интервью, статьи, колонки.

– Это была небольшая правка. – Я коротко кивнула в подтверждение. Помощник редактора был моим старым другом, да благословит его Господь.

– Вы это так называете? – рассмеялась Верити. – А как вы посмотрите на то, чтобы написать краткий биографический очерк для «Экспектейшнз»?

– Буду сражена наповал. – Я подумала, что сейчас закричу или умру на месте, но с трудом выдавила из себя: – Польщена, заинтригована и стану самым счастливым человеком на земле.

– Хорошо, – улыбнулась она. – А сейчас позвольте вас спросить, слышали ли вы когда-нибудь о женщине по имени Касси Кохран?

С минуту я подумала. Имя знакомое.

– Она президент «Даренбрук бродкастинг систем», телевизионного отдела «Даренбрук комьюникейшнз», – сказала Верити.

– Ах да! Конечно, знаю. Она замужем за Джексоном Даренбруком, который возглавляет «ДБС».

– Хорошо, значит, знаете, кто она такая, – сказала Верити. – Потому что именно о ней я хочу напечатать краткий биографический очерк в «Экспектейшнз».

Я сияла от счастья. Невероятно!

– Хочу, чтобы на следующей неделе вы приехали в мой офис для назначения на должность, – продолжала Верити все более деловым тоном. – Получите двадцать тысяч и, возможно, четыре тысячи аванса, не считая дорожных расходов и на предварительное интервью, статью. Мы получим авторские права. Но дело в том, что я хочу, чтобы материал был опубликован в феврале, поэтому вы должны закончить работу к сентябрю. Если согласны, мы немедленно подпишем контракт, и вы можете приступить к работе. Дайте мне номер вашего факса, чтобы я могла переслать вам контракт, а вы дадите просмотреть своему юристу.

– Значит, у меня пять недель, – подсчитала я.

– Пять, – подтвердила она. – Итак, что скажете?

– О такой возможности я мечтала всю жизнь.

– Именно так я и думала. – Верити понимающе улыбнулась.

– Вы, наверное, меня разыгрываете? – спросила я.

– Нет, Салли. Вы сделаете для нас большую работу, и это будет замечательно.

Эта мысль засела у меня в голове на весь вечер. Я не могла думать ни о чем другом. Корбетт старался поддерживать разговор за обедом. Он вел себя вежливо по отношению ко мне, отлично понимая, что я его не слушаю. Он завел с Дагом разговор о фильме, на который у его студии был опцион, и Даг разъяснил ему юридические тонкости. Не думаю, что Верити занимал их разговор, потому что, судя по ее виду, она была где-то далеко.

Обед состоял из стейков, приготовленных для нас Меган на кухне, потому что мужчины так и не освоили гриль.

Глава 5

– Шутишь! – воскликнул Даг в машине. – Двадцать тысяч баксов за пятинедельную работу!

– Дело не в деньгах, – начала я.

– Кончай! – рассердился он. – Подписывай контракт и пошли Ройса подальше. А еще лучше разнеси его в пух и прах, заставив уволить тебя, и обратись в бюро по безработице, тогда у тебя будут развязаны руки. Хотя так нельзя – это незаконно.

Что я люблю в Даге, так это его острый аналитический ум. Он обдумывает преступление, а затем с профессиональной точностью ловит преступника.

– Ты считаешь, мне следует принять предложение?

– Шутишь? Конечно. Ты ждала такого шанса со дня своего приезда в Каслфорд.

– Но… – Я не была уверена, что мне следует говорить что я думаю.

– Но? – переспросил он, отрывая взгляд от дороги.

– Хочу сказать, что это будет иметь последствия.

– Без последствий не обойтись. Неужели это так важно?

Именно это я ненавидела в Даге. В какой-то момент он требовал, чтобы я принадлежала ему, а затем давал понять, что я ничего для него не значу и могу убираться. Конечно, я чувствовала по отношению к нему то же самое, поэтому, вероятно, наша сексуальная жизнь была вполне приемлемой. Мы всегда занимались любовью так, словно это было в последний раз – или, возможно, в первый, в зависимости от того, разбегались мы в разные стороны или неожиданно воссоединялись.

Мы любим друг друга и доверяем друг другу во многих жизненных вопросах, но каждый раз, когда пытаемся установить серьезные отношения, один из нас или мы оба не можем на это решиться. Не знаю, было ли это знаком того, что мы не подходим друг другу, или каждый из нас испытывал нервное потрясение от того, что нам просто нельзя быть вместе. Возможно, это как-то связано с тем, что мой отец умер так внезапно. Или с тем, что жена Дага, нарушив данную у алтаря клятву, сбежала от него три года назад.

– Для тебя не будет иметь значения, – продолжала я, – если дело закончится тем, что я перееду в Нью-Йорк?

– Значит, переедешь в Нью-Йорк. – Он пожал плечами.

– Прекрасно, я перееду.

– Скотти будет просто в восторге, – несколько минут спустя сказал Даг, – что его запрут на целый день в нью-йоркской квартире.

Просто кошмар!

– И, конечно, твоя мать очень расстроится.

– Нет, – возразила я. – Она только с облегчением вздохнет от того, что я стану жить собственной жизнью. Она все еще думает, что я болтаюсь здесь, потому что боюсь, что она опять заболеет.

– А ты не боишься?

– Не боюсь, – твердо ответила я.

– Если мы намереваемся быть вместе, – он заговорил снова, проехав с милю, – то я могу тоже переехать в Нью-Йорк и получить там работу. Или переведусь в Стамфордский суд, и мы сможем жить в Гринвиче или где-нибудь еще.

– Гринвич? У меня нет миллиона долларов, – раздраженно сказала я, злясь от одной мысли, что мои крылья, чтобы перелететь в Нью-Йорк, были столь быстро подрезаны.

– Но может быть, – рассмеялся он.

– Пока у меня нет ничего, – возразила я. – У меня есть машина, за которую я еще не расплатилась, компьютер, за который я тоже не расплатилась… У меня нет одежды…

– Ха!

– Это не та одежда.

– Займешь денег у матери, и все образуется.

– А как быть со Скотти?

– Оставь его у матери или у меня. Ты ищешь пути к отступлению, Салли?

– Ищу пути к отступлению, – подтвердила я, глядя, как солнце садится за горы Коннектикута.

– Это хорошо, что ты немного нервничаешь. – Даг похлопал меня по колену. – Это означает, что грядут перемены.


Даг не остался на ночь. К тому времени, когда мы подъехали к моему дому, я была слишком взволнована от предстоящей работы для «Экспектейшнз», чтобы думать о чем-либо другом. Поэтому он повез меня по длинной, покрытой гравием дороге через «Бреклтон-фарм стейблз» и затем свернул на изрезанную колеями грязную дорогу, которая служила мне подъездным путем. Мы заехали глубоко в лес, далеко от главного дома, и вскоре оказались на большой поляне, где стоял мой односпальный сарай. Больше столетия этот дом населяли поколения надзирателей, служивших Бреклтонам, которые из поколения в поколение были фермерами и разводили лошадей. Однако в последнее десятилетие ферму унаследовал сын который предпочитает жить в Бостоне, поэтому, сдавая в аренду большую часть полей другим фермерам, он позволил некоему парню взорвать самое большое поле, чтобы вынуть огромный камень, затем продать плодородный слой земли, и все дело закончилось тем, что там появилось прекрасное рукотворное озеро, которое, как и планировал наследник, только улучшило доставшуюся ему от предков землю, где он собирался разбить поле для гольфа на восемнадцать лунок.

Во всяком случае, мой домишко – за лесом, вдалеке от взрывных работ, и я в полном уединении и покое. Если бы были деньги – об этом можно только мечтать, – я бы выкупила большую часть фермы и стала фермершей. Собирала бы урожаи табака. (Большинство людей не знают, что листьями коннектикутского табака обертывают дорогие сигары.) Развела бы коз и готовила козий сыр. Возможно, делала бы мороженое – такое жирное, что ко мне приезжали бы со всей округи. Могла бы выращивать каперсы, потому что люблю их, или, возможно, выращивала бы зерно, или мне бы захотелось построить винокурню, куда могли бы приезжать люди и где я изготавливала бы редкие сорта виски или водки по сто долларов за бутылку. В общем, мечтать не вредно.

(Мать говорит, что в этом отношении я очень схожа с отцом – мечтательница. А возможно, я, как и многие, стала бы выращивать овощи и поставлять в Нью-Йорк.)

Чтобы добраться до моего дома, надо иметь четырехколесную телегу. Когда дорогу не сковывает лед, она сплошная грязь, особенно весной. Вот почему мне пришлось купить джип «чероки», а не «миату», как хотелось.

Даг поцеловал меня, пожелав спокойной ночи, и ждал в машине, пока я открывала дверь в дом, где меня чуть не сбил Скотти, прыгая от радости. Я подождала, пока машина Дага не скрылась за поворотом, после чего выпустила Скотти, и он исчез в ночи.

Я немедленно направилась в угол гостиной, который служил мне кабинетом, и включила компьютер. Затем прошла на кухню, приготовила кофе и позвонила приятелю-юристу в Калифорнию, фирма которого, как я знала, представляла интересы многих писателей Лос-Анджелеса. Возьмется ли он изучить договор, который намеревается заключить со мной журнал «Экспектейшнз»? Разве мне не надо удостовериться в этом? Конечно, я заплачу ему.

– «Экспектейшнз»! Салли! – закричал он. – То ты работаешь в какой-то паршивой газетенке в Коннектикуте, а теперь уже в «Экспектейшнз»?

Что он имел в виду под паршивой газетенкой? По крайней мере мы печатали новости, а не сплетни, кто с кем спит. Я поблагодарила его и обещала переслать договор по факсу.

Я прошла в спальню, чтобы переодеться в просторную футболку, затем на кухню, чтобы впустить Скотта и накормить. И наконец-то я смогла сесть за компьютер, подключиться к Интернету и поискать, что есть в сети.

Без труда нашла там Касси Кохран. Я даже вздрогнула от. неожиданности, какой красивой она оказалась. Это был тот тип красоты, с которой делают карьеру перед камерой, и я сразу поняла, какой успех ее биография принесет журналу «Экспектейшнз». У нее потрясающее лицо, как говорится.

Ожидая, пока принтер даст мне распечатку всех материалов по Касси Кохран, я схватила справочник «Кто есть кто в Америке», который принесла домой из офиса. Кохран… Вот.

Гм. Удивляюсь, что ей пятьдесят.

Неужели пятидесятилетняя так выглядит? Это, конечно же, фото для прессы; вне всякого сомнения, отретушировано; к тому же четкость на моем компьютере не из лучших.

В следующие три часа я рыскала в Интернете, собирая базу данных, и к двум часам ночи узнала всю подноготную о своей клиентке.

Касси Литтлфилд родилась в Седар-Рапидсе, Айова. Ее отец умер, когда ей было одиннадцать. Окончив Северо-Западный университет, она сразу вышла замуж за Майкла Кохрана. Они оба работали на телевидении в Чикаго, где ее муж выдвинулся у них был сын Генри. Затем они переехали в Нью-Йорк, где муж стал исполнительным директором отдела новостей, Касси продвигалась по службе медленно, но упорно и к сорока годам поднялась до руководителя отдела новостей на «ВСТ став первой женщиной-руководителем на телевидении Нью-Йорка. Год спустя Майкл был уволен из «ВВКК» и стал независимым продюсером.

Через три года Касси переманили в заново сформированную компанию «ДБС», чтобы возглавить новую телевизионную сеть национальных новостей. Через шесть месяцев ее назначили президентом всей телевизионной сети, и в ее задачу входило создавать новые программы для телевидения. Она создала и продала такие ток-шоу, как «Шоу Джессики Райт» и «Новости Америки с Александрой Уоринг».

В первый же год ее работы на «ДБС» Кохраны развелись, и Майкл переехал в Лос-Анджелес. Через восемнадцать месяцев Касси вышла замуж за Джексона Даренбрука, который рано овдовел и многие годы был завидным женихом. Он был всего на два года старше Касси.

Гм. Я еще раз просмотрела материал и нахмурилась. Определенно во всей этой истории не хватает чего-то пикантного. Может, поискать что-нибудь этакое в ее бракоразводном процессе?

Возможно, Верити заинтересовалась ее биографией потому, что Касси так красива, а ее муж так богат. Или, возможно, это попытка получать рекламные материалы от всех компаний «Даренбрук», которые включают в себя сотни газет, по крайней мере четырнадцать национальных журналов, шесть типографий, пару спутников телевизионной связи, телесеть и несколько компаний электронной информации.

Следует ли спросить саму Верити, какую цель она преследует? Тогда мне, возможно, удастся найти парочку людей, которые расскажут что-то интересное о самой Касси и ее бывшем муже. Возможно, у нее приемные дети или что-то интересное, связанное с работой.

Зазвонил телефон, И я сняла трубку.

– Алло?

– Привет, – сказал Даг.

– Привет. Что ты хочешь?

– Тебя.

– Уже почти три часа ночи. – Я посмотрела на часы. – Тыне устал?

– Нет, если скажешь, мы можем увидеться. Я решил, что ты уже закончила то, чем. занималась до сего момента.

Странно. Это так непохоже на Дага.

– А в чем дело?

– Не знаю. Наверное, из-за того, что я только и думаю о твоем журнале. И пришел к выводу, что мне следует как можно больше времени проводить с тобой. Сейчас. Понимаешь, может случиться, что мы не увидимся в ближайшем будущем.

– Как это мило, – ответила я улыбаясь.

– Это означает «да»? Я могу ехать?

– Это означает «да».

– Ура! – закричал он и повесил трубку.

Скоро он будет здесь. Я выключила компьютер, почесала Скотти за ухом и пошла принимать душ.

Жизнь прекрасна.

Глава 6

Я впервые обратила внимание на Дага Рентама на факультативных занятиях по английскому языку в младшем классе средней школы. Он был новичком. Его отец занимался страховым бизнесом и, получив повышение, был переведен из Портленда, Орегон, в головной офис в Хартфорде. (Рентамам не понравилось здесь, и когда младшая сестра Дага окончила среднюю школу, семья вернулась в Орегон.)

Даг ростом выше шести футов, с темно-карими глазами и темно-каштановыми волосами. Он был красив и – сегодня мне это смешно вспоминать – очень, очень застенчив. Подвижен, атлетически сложен, в августе организовал футбольную команду, а с наступлением осени стал ее лучшим игроком и капитаном.

Я тоже любила спорт, но до лидеров мне было далеко. Зато я любила литературу, а также выступать с докладами. Я выбрала факультатив только потому, чтобы на следующий день не ходить в школу, а поехать куда-нибудь пить пиво.

Но вернусь к Дагу. В тот семестр тема нашего факультативного занятия была «Общая семантика». В той ее части когда язык оказывает влияние на поведение человека. Одно из загадочных упражнений, которые мы делали (потому что откровенно говоря, никто из нас не понимал, что мы делаем, до тех пор, пока годы спустя мы не осознали, как язык к примеру, может влиять на расовые волнения), заключалось в следующем: кто-нибудь из нас подходил к избранному участнику и говорил ему по секрету что-нибудь приятное. На этот раз был выбран Даг – мы понимали, что учитель выбрал именно его из-за застенчивости, – которого поставите в угол.

Его лицо стало пунцовым, и, когда настала моя очередь подойти к нему, я, нисколько не колеблясь, глядя ему в глаза, сказала: «Ты самый красивый парень в школе».

Он улыбнулся, кивнул, затем рассмеялся и вернулся на свое место, а я почувствовала себя более смущенной, чем он. Рядом со школой был кафетерий, куда нам, выпускникам старших классов, ходить разрешалось. В первый же день начала занятий в школе я встретила там Дага и увидела, как его лицо просияло при виде меня. Он сказал мне «привет», и я ответила так же, удивившись, что в этом году он заговорил. И я поняла, что нравлюсь ему.

Мои одноклассники, выбирая кандидаток на конкурс королевы выпускных классов, выдвинули меня в пятерку претенденток. Я была в ужасе. Я не отличалась ни броской красотой, ни веселым нравом.

До выбора королевы нужно было, изысканно одевшись, ездить по городу в автомобиле с открытым верхом, принимать участие в параде и проводить время с футбольной командой. А затем, в тот же вечер, предполагалось, что я пойду на обед в дом одной из кандидаток, а после на танцы. Я была уверена, что не смогу победить на конкурсе. С другой стороны, появилась прекрасная возможность пойти на обед, а затем на танцы с Дагом.

Но пригласит ли он меня? Скорее всего нет, потому что каждый раз, когда наши пути пересекались, он краснел, говорил «привет» и шел своей дорогой.

– Кого пригласишь на танцы? – спросила меня одна из кандидаток. – Мне надо знать точно, потому что, если ты одна, я подберу тебе кавалера.

Надо что-то срочно предпринимать. Я уже отвергла два предложения в надежде, что Даг пригласит меня, но он не торопился, а мысль, что для меня кого-то подыщут, вызывала негодование. А в это время Даг стоял у автомата, собираясь налить содовой. Я направилась прямо по курсу и похлопала его по плечу.

– Даг, не хочешь ли пригласить меня на танцы? Мне бы хотелось пойти именно с тобой.

– Гм, – промычал он, изумленно подняв брови. Взял стакан и уставился на меня. – Да, конечно.

– Только перед танцами нам придется пойти и на обед к Сьюзи.

– О да, меня пригласили.

– Спасибо, – сказала я и вернулась к девушке, которая была подругой Сьюзи. – Я приду с Дагом Рентамом.

– Правда? – искренне удивилась она. – Ты и Даг?

– Что же тут удивительного?

– Даже не подозревала, что ты с ним знакома.

Я сообразила, что здесь что-то не так. А спустя несколько месяцев Сьюзи рыдала на плече у Дага, говоря, что всегда любила только его.

Я была счастлива. Я первый раз пойду на свидание с парнем, который мне действительно нравится. Прежде я увлекалась каким-нибудь парнем, но дело кончалось тем, что на свидание я шла с его другом. Или выяснялось, что мой избранник тупица, и как только я теряла к нему интерес, он начинал рьяно меня преследовать.

Даг заехал за мной на семейной легковушке, что-то бормотал в ответ на вопросы моей матери, которая пыталась его разговорить, но попытка провалилась. И мы с Дагом поехали на обед, но за весь вечер ни разу не взглянули друг на друга. Когда все стали уходить, мы подошли друг к другу, молча вышли на улицу и сели в машину. И тогда он спросил:

– Может… хочешь пива перед танцами?

Я посмотрела на него с интересом. Даг оказался еще более застенчивым, чем я думала. Он привез меня на парковку загородного клуба, где мы купили несколько бутылочек холодного и приятного пива. Мы уже начали пить по второй, когда из клуба вышел администратор и направился прямиком к нам.

Я занервничала, Даг – совершенно спокойно – опустил стекло машины и сказал:

– Привет.

– Вы член этого клуба? – обратился администратор.

– Да, – ответил Даг.

– Ваша фамилия?

– Рентам. Р-Е-Н-Т-А-М.

– Хорошо, но не оставайтесь здесь надолго. И не дай Бог кто-нибудь увидит вас здесь с пивом.

Даг завел машину.

– Я не знала, что ты член этого клуба, – сказала я.

– А я и не член. Но если ведешь себя уверенно, люди тебе верят.

И тогда я подумала, что что-то в этом застенчивом красавчике есть.


Надев шелковый халат, я вернулась в гостиную ждать Дата. Скотта сидел у моих ног, пока я сортировала отпечатанные материалы и делала пометки.

Касск Кохран

Кэтрин Литтлфилд (мать жива)

Генри Литтлфилд (отец умер)

Майкл Кохран (первый муж)

Джексон Даренбрук (второй муж)

Генри Кохран (сын)

* * *

Я выпускала копию интервью, которое дала Касси Кохран СМИ, когда Скотти навострил уши, затем вскочил и, лая, подбежал к двери. Я выглянула в дверь, и Скотти, прошмыгнув, исчез в ночи. Ни Дага, ни его машины.

Я позвала Скотти. Он не вернулся, но продолжал яростно лаять. Это не предвещало ничего хорошего. Он преследовал опоссума, или енота, или – о, пожалуйста, только не это – скунса.

– Скотти! – резко позвала его я. – Немедленно домой!

Он все же решил послушно вернуться, и я наградила его «Милк боун».


Дагу понадобилось три месяца, чтобы первый раз поцеловать меня, а через шесть месяцев он попытался перейти от поцелуев к сексу. Таким был Даг. Слишком застенчивым, чтобы залезть мне под блузку, слишком стеснительным, чтобы погладить меня по округлости, обтянутой джинсами, но чересчур возбужденным и потому решившим, что, если он начнет расстегивать ремень на джинсах, это станет для меня сигналом, что он готов.

Я разразилась слезами. Потому что к тому времени с головой влюбилась в Дага, а его застенчивость и вожделенные знаки вызывали во мне ответную страсть. До сих пор он ни на что не решался. Исключением стала та ночь, когда он, как и я, был чрезвычайно возбужден. Мне не хотелось отказывать Дагу, ведь он так долго оставался джентльменом. Сейчас, оглядываясь назад, я так и не могу понять, что входило в его намерения в тот вечер: либо он, все обдумав, решил попытаться, либо у него на уме было совсем другое. Конечно, я давала ему понять, что доступна для него, но никогда не была доступна ни для кого другого. Возможно, поэтому он решился перейти к действиям.

– Я не защищена никаким способом, – рыдала я ему в плечо. – Мне очень жаль, Даг, но мы не можем…

– Все нормально, все нормально, – шептал он, расстроившись.

Затем мы сели и повели, как мне казалось, очень серьезный разговор – односторонний, конечно, – о том, как я пойду в Американскую федерацию планирования семьи и выясню, как избежать нежелательной беременности. (В таком городе, как Каслфорд, весьма тревожное число нежелательных беременностей беспокоило, и моя мать бранилась по этому поводу. Она намекала мне, как легко можно забеременеть, а чтобы избежать такой судьбы, лучше вообще сексом не заниматься. Но если такое случится… Есть место, куда можно пойти… Хотя она предпочитает, чтобы прежде я пришла к ней… Одним словом, мать знала мой характер и понимала, что, если будет постоянно читать мне нотации, дело может кончиться тем, что я просто утаю от нее мою сексуальную жизнь.)

Я пошла в Американскую федерацию планирования семьи в Ныо-Хейвене, получила все необходимые советы, а затем консультант направила меня на гинекологическое обследование. В кабинет вошла доктор средних лет, просмотрела мою карту, чтобы удостовериться, что мне восемнадцать и что я пришла, чтобы узнать, как предохраняться от нежелательной беременности. Она смотрела на меня поверх очков.

– Вы не вступали в половую связь? – спросила она. – Девственница? Это действительно так?

– Разумеется, – прошептала я, не поднимая глаз. Меня била дрожь.

Затем она обследовала меня, и я услышала ее вердикт:

– Так оно и есть. Очень хорошо. Вы меня осчастливили; молодая леди.

Спустя годы я поняла, почему так счастлива была эта женщина: она поняла, что сексуальное образование иногда срабатывает.

Во всяком случае, я выбрала таблетки от зачатия, хотя в клинике их не одобряли. Беспокоило, что они не защищают от венерических заболеваний. Но у меня были все основания полагать, что Даг такой же девственник, как и я, о чем я, заикаясь, сообщила консультанту, и она уставилась на меня точно так же, как смотрела гинеколог.

Меня снабдили таблетками, презервативами и массой полезной информации. Я сказала Дагу, что мне надо выждать, когда у меня пройдут «критические дни», в только потом начать принимать таблетки, а затем ждать еще целых два месяца, прежде чем мы сможем…

Короче, с марта до конца мая мы старались не проводить вдвоем слишком много времени. (Конечно, я имела представление об альтернативе половому акту, но это было настолько стыдно для меня, что не посмела сказать об этом Дату.)

Затем Даг спросил меня, не хочу ли я пообедать с ним в каком-нибудь хорошем ресторане. Я улыбнулась, потому что поняла – он считал дни. Я была на таблетках полных два месяца.

Однако в тот вечер мы не смогли попасть ни в одно из наших привычных мест. Мой дом был полон людей, дом Дата тоже.

Кто-то одолжил мне ключ от школьной аудитории, куда мы обычно проникали, чтобы спрятаться в кладовке за сценой. Покатавшись по городу, после обеда мы оказались на школьной парковке. Нас не засекла ни одна патрульная полицейская машина.

На заднем школьном дворе мы выпили пива. Не целовались, а просто пили пиво и разговаривали бог знает о чем. А затем Даг сказал, что уже десять часов, и я поняла, что время настало. Поэтому согласилась:

– Хорошо.

– Можем расположиться на заднем сиденье, – сказал он. – Я захватил с собой одеяло.

Мы перебрались назад, опустили сиденье и лежали рядом, целуясь. Даже в такой момент он не тронул мою грудь. Всего лишь спросил:

– Хочешь попробовать?

– Да, – ответила я и сняла колготки и трусы.

Он расстегнул на джинсах молнию. Должна сказать, я была очень возбуждена, ведь раньше Даг никогда не терял над собой контроль. Мы сбросили одежду, затем он взгромоздился на меня, поцеловал, и я, почувствовав, как он тыкается в меня сама направила его твердь куда надо.

– Ой! воскликнула я, когда он ринулся в атаку.

– С тобой все в порядке? – тяжело дыша, спросил он. – Больно, – захныкала я.

Не знаю, что нашло на Дага, потому что он, вместо того чтобы слезть с меня, крепко обхватил меня руками и сделал толчок со всей силы. Я снова заорала, а он, не обращая внимания на мой крик, внезапно преодолел сопротивление и оказался внутри меня. Мы оба застыли, не веря тому, что произошло. Затем он двинулся вперед, уже не встречая преград.

К тому времени как я уехала в Лос-Анджелес, а Даг в Ам-херст, мы чувствовали себя сексуальными партнерами, хотя, надо сказать, он так и не научился эротическому стимулированию. Поэтому, когда мы вместе проводили Рождество и он попросил меня сесть верхом на него, я сразу поняла, что он с кем-то переспал. Ничего не сказав ему, я, вернувшись в Калифорнию, решила, что вправе встречаться с кем хочу.

В Ла-Ла-ленде я пользовалась большим успехом. Моей соседкой по комнате была дочь продюсера, фильм которого принес ему сотни миллионов долларов (одним словом, она не дочь почтальона), и ее семья просто обожала меня, потому что в отличие от Морнинг [3](клянусь, ее именно так и звали; можно себе такое вообразить?) я умела вести себя прилично. Короче говоря, вскоре я стала вхожа в богатое общество. И однако, я не позволяла себе ничего большего, чем поцелуи. Я ничего не пила, кроме пива, отказывалась употреблять кокаин, говоря: «Наверное, вы шутите?»

Мою мать медалью за это надо наградить. Она правильно меня воспитала.

На весенние каникулы я поехала в Миссури, чтобы встретиться с Дагом – на полпути от нас обоих. И Даг отметил, что я очень изменилась. Я сказала, что изменилась не я, а он. Он стал упрямым ослом, твердила я, хотя он скорее стал более уверенным в себе, даже самоуверенным, и это мне совсем не нравилось. Мы провели вместе пять дней, в основном в постели, хотя он меня не слишком беспокоил. И все же я любила Дага. Я доверяла ему, и мы весело провели время. Но его отношение ко мне говорило, что ему хотелось поскорее расправить крылья – одним словом, стать мужчиной.

Когда в мае я вернулась домой, меня ждало письмо, в котором Даг сообщал, что не хочет больше продолжать наши отношения.

Я была в шоке.

За лето мы увиделись всего раз, и то случайно, в доме одного из его приятелей. Мы выпили с ним слишком много пива и переспали. Затем я пришла в себя, ударила его, схватила свою одежду и убежала. Не виделись мы целых девять лет.


Я увидела огни машины Дага, выезжавшей из-за угла, и Скотти снова вскочил и залаял. Держа Скотти за ошейник, я открыла дверь. Даг вышел из машины и перекинул через плечо свою дорожную сумку. Гравий хрустел у него под ногами.

– Привет, – сказала я.

– Привет, – . ответил он голосом, лишенным эмоций.

– В чем дело? – спросила я.

Он вошел в дверь и со стуком сбросил сумку на пол.

– Не хочу, чтобы ты стала богатой и знаменитой, да еще бросила меня.

– О, Даг! – рассмеялась я, обнимая его.


До меня доходили слухи о Даге. Он окончил колледж Амхерса и поступил в Бостонский университет на юридический факультет, а затем женился на девушке, которая окончила Гарвард и стала экономистом. Завершив образование, он стал работать на престижной бостонской фирме, специализирующейся на корпоративных банкротствах. Мне говорили, что Даг и его жена – блестящая пара и быстро продвигаются по служебной лестнице в Бостоне. В это время я сидела у постели плачущей матери, которая подвергалась химиотерапии, поэтому доходившие до меня новости о нем никоим образом не производили на меня впечатления. Я чувствовала себя одинокой и злилась, что другие люди могут жить собственной жизнью, тем более счастливо.

А затем у нас должна была состояться встреча в честь десятилетия окончания школы. Мне сказали, что Даг не приедет, поэтому я решила пойти повидаться с однокашниками. Первый, кого я встретила, была Сьюзи. Она была замужем и жила в Чешире. Ее фарфоровое личико поблекло, вне всякого сомнения, из-за троих детей, которых она успела нарожать.

– Хочешь сказать, Салли, что ничего не слышала?

– О чем ты?

– Жена Дата ушла от него, – прошептала она: И здесь ее глаза вспыхнули от восторга. – Она сбежала с биржевым маклером.

Не знаю почему, но это не удивило меня. У меня в голове вертелся только один вопрос: садилась ли его жена верхом на него в постели?

– У них есть дети? – спросила я.

– Нет.

И тут я осознала, что глубоко в душе давно уже простила ему все его грехи.

Мир за пределами Каслфорда весьма разнообразен.


– Я люблю тебя, – прошептал Даг мне в ухо. И мы направились в спальню.

Глава 7

– Ты не можешь взять завтра выходной, и все тут, – сказал Алфред Ройс-младший, поворачиваясь к своему компьютеру и давая тем самым понять, что я должна покинуть его кабинет.

– Прекрасно. – Я собралась уходить.

– Зачем тебе выходной?

– Ал, тебе надо было сначала спросить меня об этом, а потом уж говорить «нет».

– Не учи ученого, – сказал он грозно.

– Прекрасно, – повторила я и снова направилась к двери.

– Для чего, черт возьми, тебе этот день? – вскричал он.

– Тебе интересно? – спросила я, резко обернувшись. – Возможно, я больна, возможно, у меня малярия и мне следует поехать в Нью-Йорк для специального лечения. Может, я не говорила тебе об этом, чтобы пощадить твои чувства, Ал, чтобы ты не переживал за меня.

– Это имеет отношение к твоей матери? – поинтересовался он.

– Я заеду к ней и привезу объяснительную записку, чтобы ты дал мне выходной. У меня около тридцати двух свободных дней, Ал. Я не была в отпуске с тех пор, как начала на тебя работать.

– Я предупреждал, чтобы ты не копила дни.

– А я хочу всего один выходной! – вскричала я. – Хорошо, – я подняла руки, сдаваясь, – пусть будет полдня. Я вернусь к двум и буду работать до полуночи.

– Ладно, – ответил он, снова поворачиваясь к компьютеру. – Но ты должна вернуться к часу!

Я закрыла глаза, вернулась в редакцию и направилась в свою кабинку.

– Сэл! – окликнул меня Джо Бикс, репортер из соседней кабинки. – Я расписался за пакет для тебя из «ВСКТ». Он у тебя на столе.

Я быстро вскрыла его. «ВСКТ» – это формально независимая телевизионная станция в Нью-Хейвене, которая стала филиалом «ДБС» три года назад. Мой приятель раздобыл для меня запись телевизионной передачи, которую я просмотрела на этой неделе в Интернете. Запись сделана в тот вечер, когда их ток-шоу-звезда Джессика Райт была найдена после исчезновения. Обнаружена она была так внезапно, а «ДБС» так спешил передать новости первыми, что Касси Кохран, собрав в студии команду ответственных работников, сама вышла в эфир, чтобы сообщить новости, раз не найдена их постоянная ведущая Александра Уоринг.

Я бросилась в конференц-зал в конце коридора, и, на мое счастье, он оказался свободным. По телевизору передавали новости Си-эн-эн. Я прервала их, вставила кассету и стала ждать.

На экране засветилась надпись: «Выпуск специальных новостей "ДБС"», а затем появилась Касси Кохран.

Пятьдесят ей или нет, но женщина сногсшибательная Сочетание неважного мейкапа и ужасного освещения сделало ее лицо менее привлекательным, но все равно легко было догадаться, что эта натуральная голубоглазая блондинка – национальная гордость.

Волосы скреплены заколкой на затылке и свободно спадают – именно такую прическу носила моя мать, когда училась в колледже.

Трудно поверить, чтобы эта женщина сделала карьеру в мужском бастионе. Подозрительно. Как это ни печально, но именно так я научилась думать, часто проверяя подноготную потрясающих красоток.

«Доброе утро. Я – Касси Кохран, – спокойным голосом сказала она в камеру, – со специальным выпуском новостей от «ДБС.

Ведущая ток-шоу Джессика Райт найдена в больнице для душевнобольных в Буффало, Нью-Йорк. Джессика Райт жива, но получила травмы. Врачи считают, что вскоре она полностью восстановится».

Она дотронулась до правого уха, слегка склонив голову и, очевидно, слушая кого-то через наушник.

«Леди и джентльмены, у нас готов специальный репортаж Александры Уоринг, которая побывала на месте событий, где меньше часа назад найдена Джессика Райт.

А сейчас Буффало, Нью-Йорк…».

Замелькали кадры с телеведущей «ДБС», которая стояла у замка, похожего на жилье дракона, ярко освещенная софитами, вспышками фотокамер, пульсирующим светом полицейских машин, машинами спасателей и «скорой помощи».

Вот и все. Шестьдесят секунд телевидения Касси Кохран. Но впечатление неизгладимое. В ней есть что-то привлекательное, какое-то достоинство, а возможно, особая искренность, которую редко можно заметить у телеведущих «Новостей» после трех лет работы в эфире. Что бы ни говорили, но люди, работающие перед камерой, постепенно меняются, утрачивают искренность и приобретают что-то другое – возможно, лицедейство и контроль над собой. Это не плохо, а просто так, как есть. Ведущие хотят работать по-своему, но попытка сделать это уничтожает в них изначальную живость, радостное настроение и приковывает к Стулу.

Я перемотала пленку и, вернувшись на рабочее место, положила в портфель. Затем опустилась в кресло и, взяв трубку, включила автоответчик.

Кому-то из каслфордского школьного совета хотелось посплетничать.

Мой друг юрист из Лос-Анджелеса подтверждал, что получил по факсу предлагаемый мне договор с «Экспектейшнз».

Житель Каслфорда, экзотические попугаи которого исчезли из дома, благодарил меня за размещение объявления в газете. Один из них найден.

Пит Сабатино сообщал, что у него ко мне срочное дело, и просил перезвонить по названному номеру.

Архивариус из «Геральд американ» сообщала, что нашла для меня материалы, которые я просила.

Последнее сообщение стало первым, на которое я ответила, так как она нашла развернутое интервью Касси Кохран журналу Северо-Западного университета за 1980 год.

Я ответила еще на два звонка, а затем позвонила сумасшедшему Питу Сабатино. Я злилась на него: прошло уже несколько дней, как я оставила ему сообщение с просьбой перезвонить.

– Алло? – ответил женский голос. В трубке слышался звон посуды и голоса.

– Это говорит Салли Харрингтон. Мне оставили этот номер, чтобы позвонить Питу Сабатино.

Женский голос сразу стал конфиденциальным:

– Он сказал, чтобы в полдень вы пришли на мост Кеглз-Понд. Это действительно срочно. Вы должны прийти одна.

У меня на сегодня и более важные вещи имеются. К примеру, решить, что надеть на завтрашнюю встречу с Верти Воудз. У меня нет времени встречаться с сумасшедшим Питом. Назначенное не место находилось на полпути к Саутинттону.

Я вздохнула. Потому что знала, что поеду.


– Пит? – неуверенным голосом позвала я, пробираясь по грязи в высоких резиновых сапогах, которые я всегда держу в машине. Слава Богу, додумалась побрызгаться средством от комаров, потому что здесь их тучи.

Я посмотрела на часы: без двух минут двенадцать. Позвонила по сотовому в офис, чтобы узнать, оставил ли мне Пит какое-нибудь сообщение. Ничего нет.

Я продолжала идти, пока не остановилась под старым железнодорожным путепроводом. Много лет назад здесь дважды в день ходил товарняк, доставляя в город камень. Вот почему выступы горной породы выглядят здесь так странно: коричневый камень пошел на строительство элегантных домов Западного Манхэттена.

Я огляделась. Пепел от костра, пустые пивные банки. Граффити на цементной подпорке эстакады.

И тут я увидела его. Тело. Лежащее по другую сторону эстакады.

Глава 8

Я не знала мертвого человека. На вид ему было лет сорок пять или чуть больше; он крепкого телосложения, с черными волосами, слегка тронутыми сединой. Глаза карие; я могла видеть их цвет, потому что они были широко раскрыты.

Кто-то выстрелил ему в грудь. Он лежал на спине, его глаза были устремлены в небо. Определенно он мертв.

Я позвонила Девону и попросила срочно приехать. Затем вызвала полицию.

Самое отвратительное в работе репортеров малотиражки – то, что смерть для них прежде всего большое событие. Нас посылают на каждый случай неестественной смерти. Мне доводилось видеть много окровавленных, искалеченных тел за последние два года на автостраде, связывающей штаты и проходящей мимо Каслфорда. Как это ни странно, мне было гораздо легче смотреть на это тело, потому что по крайней мере оно было целым. Именно по этой причине, наверное, я не так сильно расстроилась, заметив труп. Для меня он был земной оболочкой, которую покинула душа, улетевшая в свою следующую жизнь. (Я твердо верю в это. И я чувствую также, что отец мой живет где-то в другой жизни.)

Я уважительно относилась к полиции, знала, что ничего нельзя трогать, но постаралась рассмотреть человека, одновременно решая, должна ли рассказать полиции, кто просил меня сюда прибыть. Зачем Питу надо было убивать этого человека, я даже вообразить себе не могла, но подозревала, что, по всей вероятности, это дело как-то связано с его теорией заговоров.

На мужчине спортивная рубашка с короткими рукавами и, как сейчас все носят, брюки хаки. Он коренаст. На шее золотая цепочка, а на пальце печатка с бриллиантом.

И тут я вздрогнула: юный голос у меня за спиной воскликнул: «Вот это да!»

Я резко обернулась и увидела двух подростков лет двенадцати с удочками за спиной. Я тут же встала между ними и трупом, раскинув руки, чтобы не подпустить их к нему.

– Вам не следует это видеть, – сказала я, потянув любопытного за рубашку.

– Он мертв? Его убили? – спросил он с интересом.

Его приятель, бледный под рыжими веснушками, повернулся и поплелся прочь.

– Произошел несчастный случай, – сказала я. – Боюсь он мертв, и сюда уже едет полиция, поэтому вам лучше отойти в сторону.

– А нельзя ли на него взглянуть? – настаивал парнишка пытаясь обойти меня.

– Попросишь об этом полицию. – Я оттаскивала его что было мочи.

Его приятеля рвало в кустах.

Запекшаяся кровь не напугала любопытного, но вид приятеля, извергавшего из себя содержимое, – да, и он, возможно из чувства солидарности, внезапно согнулся по той же причине.

Когда приехала полиция, нас подвергли допросу: кто что видел и когда и как каждый оказался на пруду. Девон приехал тоже, и ему удалось сделать несколько снимков.

Ответственным за расследование был назначен детектив Бадди Д'Амико. Я его знала. Когда-то мы не только вместе учились, но и целовались в классе. Я сразу рассказала Бадди всю правду: что Пит Сабатино оставил для меня номер телефона, по которому я должна была ему позвонить, а когда позвонила, женский голос назвал место встречи в полдень. Приехав, я нашла здесь труп.

Бадди с подозрением смотрел на меня и спросил лишь, уверена ли я в том, что говорю. Я ответила «да».

Полиция окружила место происшествия желтой лентой криминальной полиции. Мальчиков отпустили домой, а меня Бадди задержал и продолжал задавать вопросы, игнорируя тот факт, что я делала пометки в блокнот.

Было около пяти вечера, когда Бадди наконец отпустил меня, предупредив, что я не должна покидать город. Помня о назначенной встрече в Нью-Йорке, я упросила его разрешить поездку, и он, заметив, однако, что проверит, вернусь ли я в город к двум часам, дал согласие. Облегченно вздохнув, я повернулась чтобы уйти, но Бадди окликнул меня:

– Послушай, Салли, если Пит даст о себе знать…

– Я попрошу его связаться с тобой.

– Нет, позвони мне, и мы приедем за ним.

– Хорошо, – ответила я и подумала: «Бедный Пит, что же ты наделал?»

Вернувшись в редакцию, я рассказала все Алу. Затем вошла в свою кабинку, чтобы изложить версию случившегося. Я оказалась свидетелем чего-то, но мои мысли отвлекала история Касси Кохран.

Вскоре я собралась с мыслями и приступила к статье об убийстве. У моей кабинки остановился Девон и бросил мне на стол конверт.

– Жертва? – спросила я.

Он кивнул.

– Не говори Алу, что они уже готовы.

Он, снова кивнув, ушел, а я позвонила Бадди.

– Есть ли у тебя пожелания, Бадди, – сказала я, – относительно того, сколько материала можно дать о том мужчине в завтрашней газете?

– По возможности меньше.

– А что я получу взамен, если, скажем, мы не напечатаем, что у него черные волосы с легкой проседью, что ему около сорока пяти, что у него карие глаза, что он крепкого телосложения и что носил золотую цепочку и печатку с крупным бриллиантом? И если не будем публиковать фотографию.

– Продолжай, Салли.

– Это ты продолжай, Бадди, – сказала я.

– И как насчет того, если я, – он вздохнул, – сообщу тебе его установленную личность и дам фотографию, как он выглядел в лучшие дни?

– Не уверена, что этого достаточно, Бадди.

– Ты первой узнаешь, когда мы произведем арест.

– Договорились, – сказала я.

Повесив трубку, я перечитала статью, которая пойдет в завтрашний номер:

«Я обнаружила тело мужчины у каменоломни. В интересах следствия редакция не дает описания жертвы и не разглашает обстоятельства его гибели».

К семи часам я освободилась и могла ехать домой. Я наняла своего соседа пенсионера мистера Квимби (он всегда оставался для меня мистером Квимби, так как был в моих глазах настоящим джентльменом, и я так никогда и не осмелилась узнать его имя, а сам он не назвался) выводить Скотта на прогулку дважды в день. Если я задерживалась допоздна, он приходил кормить Скотти и часто оставался с ним, глядя телевизор, и разрешал бесконечно счастливому псу посидеть рядом ним на тахте, что Скотти строго-настрого запрещалось.

Скотти опрометью бросился на улицу, а я прочитала факс в Лос-Анджелеса. Мой договор с «Экспектейшнз», сообщал друг-юрист, правильно сформулирован и гораздо более щедр, чем стандартные документы. Он хотел знать, с кем я для этого переспала.

Впустив Скотти в дом, я села за письменный стол и стала читать новые полученные материалы о Касси Кохран, делая пометки. Я все еще не решила, стоит ли рисковать, отправляясь в Манхэттен на встречу с Верити Роудз на машине. Или лучше поездом?

Зазвонил телефон, и я сняла трубку.

– Господи, Сэл, – прогремел в трубке голос Дага, – ты нашла тело недалеко от Каслфорда? Почему не сообщила?

– Собиралась, – ответила я рассеянно.

Я все еще усваивала статью о Касси Кохран, в которой говорилось, что первый муж Касси, Майкл, был уволен с работы за беспробудное пьянство. Я также подчеркнула строчку о ранней смерти отца Касси и о том, что во всех материалах, которые я прочитала, этот факт умалчивался…

– Кто-нибудь знает, кто он такой? – рассеянно спросила я. Наступило молчание, затем он спросил:

– Что с тобой сегодня? Кому, как не тебе, устанавливать, кто он такой.

– У меня нет времени. Этим занимается Джо.

– Тут событие года, а ты сосредоточилась на какой-то чепухе для «Экспектейшнз».

Его враждебность и сарказм привели меня в чувство. Я догадалась, что ему уже не хочется, чтобы я работала в Нью-Йорке. Раз он переменил свое решение, переменю его и я.

– Хорошо, Даг, – сказала я и повесила трубку.

Чуть позже одиннадцати часов, когда я соображала, что мне надеть на завтрашнюю встречу, кто-то постучал в дверь кухни, и Скотти выжидательно насторожился. Я знала, что это не Даг (он всегда входил в переднюю дверь), но, только подойдя к кухонной двери, вспомнила, что убийца гуляет на свободе и что мне, возможно, стоит быть осмотрительнее.

Если сумасшедший Пит Сабатино убил сегодня в лесу того мужчину, то мне тем более стоит быть начеку, так как именно Пит приплюснул свой нос к стеклу моей кухонной двери.

– Пит, – сказала я, придерживая Скотта за ошейник.

Пит ворвался на кухню и выключил свет.

– Можешь задернуть шторы? – громко зашептал Пит. – Они могут следить за мной.

– Конечно, – сказала я, с секунду подумав. Затем прошла в гостиную, волоча за собой Скотти, и задернула шторы на большом и на маленьком окнах гостиной, которая служила мне кабинетом.

– Все в порядке, Пит, проходи.

– Отпусти собаку. – Озираясь, он вышел из кухни.

– Но…

– Она меня не укусит.

Я отпустила Скотти, и действительно, полаяв, он внезапно подбежал к протянутой руке Пита, лизнул ее и завилял хвостом.

Пит был потным, бледным да к тому же грязным. Конечно, убегает от правосудия. Я спросила, не хочет ли он есть, и Пит с благодарностью кивнул, поэтому я вернулась на кухню и приготовила ему бутерброд с ветчиной и сыром, добавив к нему картофельные чипсы и высокий стакан воды. Пока он ел, я постаралась спрятать в шкаф мой диктофон.

– Ты еще не виделся с полицией? – Он энергично замотал головой и выпил залпом стакан воды. – Они тебя ищут. Мне пришлось рассказать им, что это ты назначил мне там встречу.

– Я Не убивал его. – Он поставил стакан.

– А я и не утверждаю, что это сделал ты. Просто интересно знать, что случилось.

– Это они его убили, – сказал он с честным лицом.

– Кто?

– Масоны.

– Ах да, – кивнула я. – Ты знаешь, как он был убит?

– Застрелен из того же самого ружья, из которого он собирался стрелять в меня. Он приходил ко мне домой сегодня утром, только я успел скрыться.

– Кто?

– Мужчина.

– Можешь описать его?

– Вряд ли. Он большой. Я его мельком видел.

– Сколько ему лет?

– Не знаю. Он молодой и крепкий.

– Отец был дома?

– Он был на встрече ветеранов. Сегодня же военный, день.

Военным назывался день, когда ветераны приходили в свой центр, чтобы поговорить о Второй мировой или войне в Корее, посмотреть фильм, послушать выступления, а затем вместе провести время за ленчем. Там присутствовали представительницы женской вспомогательной службы сухопутных войск США, работники Красного Креста и других военных служб. Это знаменательное событие.

– Так кто, по-твоему, стал жертвой?

– Не знаю.

– А как ты думаешь, что он там делал?

– Ждал, чтобы убить меня.

– Тогда кто его убил?

– Тот парень! Потому что он не мог найти меня и решил подстроить мне ложное обвинение в убийстве.

У меня в этом уверенности не было. Из его описания человека, который утром приходил к нему в дом, я поняла, что Пит стал жертвой, а не убийцей.

– Хорошо, Пит, давай попробуем во всем разобраться. – Я была само терпение. – Прежде всего, почему кто-то тебя преследует?

– Потому что я знаю слишком много и, пока никому ничего не говорил, им не мешал.

– Ты знаешь кого-нибудь из этих людей? Я имею в виду поименно?

– Я знаю, – он, нахмурившись, задумался, – что Джордж Буш-старший – один из их главарей.

– Что это за организация и где находится? – Я чуть не застонала.

– Это масоны. Масонский храм находится здесь, прямо в центре города.

– Пит, – сказала я, почувствовав, что уже устала от него, – мой отец был масоном и…

– Знаю, знаю, – прервал он меня. – Плохо, что они его убили. Эти люди что-то знают об этом.

– Какие?

– Те, что меня преследуют.

– Послушай, Пит, – я холодно смотрела на него, – мой отец погиб во время наводнения, когда рухнула стена гимнастического зала школы.

– Это они хотят, чтобы ты так думала.

– А откуда, черт возьми, тебе это известно?

– Я слышал об этом.

– От кого?

– Слухи ходили.

– Хорошо, – попыталась сосредоточиться я. – Давай начнем с самого начала. Кто приходил к тебе сегодня утром?

– Здоровенный парень. Раньше я его не видел.

– А кто тот мертвый?

– Не знаю!

– Почему?

– Потому что не видел тела! – вскричал он.

– Значит, ты не ходил туда сегодня?

– Нет.

– То есть, Пит, ты послал меня туда, чтобы я встретилась с мужчиной, который преследовал тебя?

– Нет! Да. – Пит совершенно запутался.

– Ты хотел, чтобы я встретилась с ним, – подсказывала я, – и выяснила, кто он такой и что ему надо, так?

– Да. Позвонил тебе, потому что знал, что он там будет. Подумал, что ты сможешь поговорить с ним и докопаешься До сути.

– До сути чего?

– Он многое знал.

– Он что-то знал о моем отце? Ты поэтому хотел, чтобы я с ним встретилась?

– Он многое знал, – настаивал Пит. – Помнишь разбившийся швейцарский самолет? Они не смогли тогда найти тела среди обломков. Я знаю, где они были. Думаю, он тоже знает.

Глава 9

На следующее утро, в половине шестого, я уговорила сумасшедшего Пита встретиться с одним из лучших криминальных адвокатов Нью-Хейвена в полицейском участке. К тому времени он поспал, снова поел, а я записала в файл другую историю убийства для «Геральд американ», основанную на рассказе Пита о появлении жертвы в его доме. Я приняла душ и оделась для встречи с Верити Роудз. Я привезла Пита в деловую часть города, припарковалась перед полицейским участком, сопроводила его в приемную, познакомила с адвокатом, представила Пита и его адвоката дежурному сержанту, сказав, что смогу ответить на все вопросы детектива Д'Амико по данному делу после часа. Затем, сев в машину, доехала до ближайшего кафе, чтобы выпить кофе и посмотреть «Геральд американ» (моя фотография занимала всю первую страницу под заголовком: «Репортер находит убитого»), и тронулась вперед. Поездка в Нью-Йорк летом – сплошная головная боль, потому что, в каком направлении ни едешь, в Коннектикут или Нью-Йорк, все дороги ремонтируются, днем и ночью, и кто-нибудь непременно попадает в аварию, и тысячи людей бывают вынуждены остановиться и глазеть на это. Это утро тоже не стало исключением, и дело кончилось тем, что я позвонила по сотовому Дагу, чтобы попросить его подвести меня электричкой до Манхэттена (у Дага сезонный билет, и он никогда не опаздывает). Я загнала свой джип в пар ковочный гараж (где, не могу поверить, они возьмут двадцать четыре доллара всего за два часа) на Пятьдесят третьей улице, зашла в кафе, где заказала яичничу с беконом, и позвонила в Каслфорд, чтобы прослушать оставленные мне сообщения.

«Дорогая, – сказал голос матери, – не хочу выступать в поли человека, который портит настроение другим, но неужели я должна узнавать из газет, что моя дочь нашла в окрестностях убитого мужчину?» Пауза. Я представила, как мать держит в руках газету и сокрушенно качает головой. «Это ужасно! Просто ужасно! Как страшно! Бедный мужчина. Бедная семья. Гм, гм. Я просто звоню тебе, Салли, чтобы узнать, как ты себя чувствуешь после такого потрясения». Пауза. «Твой брат обычно играл в хоккей на том пруду. Я тебя люблю».

– Мама, – сказала я автоответчику, – чувствую себя прекрасно. Очень жаль, что не позвонила тебе, но мне действительно надо быть в Нью-Йорке сегодня, чтобы поговорить с Верити Роудз о написании статьи. Вернусь в Каслфорд после полудня и позвоню. Я тоже тебя люблю.

Вынув из портфеля материалы по Касси Кохран, я попыталась перечитать их. Естественно, не смогла сосредоточиться, раз почти не спала ночью, а моя голова раскалывалась от видений убийства и рассказа Пита. («Несомненно, – сказал мне Даг, – твой сумасшедший Пит пришел в ярость и убил этого парня».)

Охранник на входе в Бенслер-билдинг направил меня к крупному мужчине за конторкой. Когда на вопрос джентльмена, кто я и к кому пришла, ответила: «Верити Роудз», он распрямил спину и улыбнулся.

– Сейчас проверю, – сказал он и, быстро набрав номер, предложил подняться на тридцать четвертый этаж, вручив бейдж с номером и моим именем.

Приемная журнала «Экспектейшнз» просторная и элегантная, с толстым бежевым ковром на полу, с мебелью из светлого дерева, с обтянутыми ситцем диваном и креслами. На стенах великолепные обложки журналов «Экспектейшнз» за прошлый год. На полу роскошная ваза с ирисами и львиным зевом.

Я сообщила секретарше за массивным столом, кто я и с кем пришла на встречу.

– Мисс Харринггон? – переспросила меня дама лет шестидесяти. – Я – Дорис Блэк, ответственный секретарь Верити.

Мы обменялись рукопожатиями.

– Пожалуйста, идите за мной. У нас сейчас селекторное совещание, но она не хочет, чтобы вы ждали.

Дорис Блэк – в слаксах, шелковой блузке и туфлях на низких каблуках, и у меня промелькнула мысль, не слишком ли я разоделась, выбрав для встречи костюм от Донны Каран. Однако когда она впустила меня в кабинет, я, к своей великой радости, поняла, что оделась правильно, так как Верити была в шикарном костюме и туфлях на высоких каблуках.

Продолжая разговаривать, Верити кивком приветствовала меня и пожала плечами, словно говоря: «Не знаю, кто эти люди и почему я вынуждена разговаривать с ними». Дорис усадила меня в кресло за журнальным столиком.

– Могу я предложить вам что-нибудь выпить? – спросила она. – Кофе? Чай? Минеральную воду? Апельсиновый сок?

Я попросила воды, вынула из портфеля свои заметки и сделала вид, что просматриваю их, хотя на самом деле воспользовалась ими как прикрытием, чтобы получше рассмотреть кабинет. Первое, что бросилось в глаза, был настоящий восточный шелковый ковер четыре на шесть; я даже представить себе не могла, сколько он стоит. Возможно, тысяч тридцать? Как Верити может позволять людям ходить по нему? Затем я вспомнила, что ее муж сказочно богат и, вне всякого сомнения, купил его ей в подарок. Письменный стол тоже необыкновенный – ореховый ампир. Окно во всю длину кабинета выходит на Ист-Ривер, на подоконнике цветы.

– Наконец! – вскричала Верити, срывая с головы наушники и вскакивая с места. – Вы здесь и вовремя! Позвольте отметить, что выглядите фантастически!

Она привлекла меня к себе, пожимая руку и одновременно чуть коснувшись моей щеки, а затем повела к столу совещаний, где лежала копия моего договора.

– Вы получили мой факс? – Она села за стол.

– В воскресенье. Я была просто потрясена.

– Хорошо, – сказала она с безразличным видом, надевая очки, чтобы просмотреть бумаги. – Сколько времени вам понадобится, чтобы ознакомиться с договором?

– Я уже ознакомилась.

Она вопросительно посмотрела на меня поверх очков.

– У меня есть юрист, который его изучил.

– И?…

– И он сказал, что этот договор не просто исключительный, но гораздо более щедрый, чем все ваши стандартные документы.

– Нужны ли какие-нибудь изменения?

– Он хотел знать, – я покачала головой, – с кем мне пришлось переспать для такого договора.

– Значит, – откинув назад голову, расхохоталась она, – вы уже можете его подписать?

– Да.

– Отлично!

Она пустила по столу договор в мою сторону, и я просмотрела его, чтобы убедиться, что он тот же самый, который прислали мне по факсу.

– Подпишите здесь и здесь, а затем подпишу я.

Когда договор был подписан, она, покопавшись в бумагах достала чек и протянула мне. Чек был на пять тысяч долларов и выписан на мое имя.

– Здесь предусмотрен аванс, – объяснила Верити. – Деньги, которые останутся у вас, если по какой-либо причине мы не опубликуем статью. Хотя мне трудно представить, почему это не произойдет.

– Спасибо, – сказала я.

– Пожалуйста, – Верити направила ко мне карту «Американ экспресс», – поставьте свою подпись на обратной стороне. После окончания срока договора вы вернете ее мне… или, кто знает, возможно, напишете для нас что-нибудь еще.

Я почувствовала, как на меня накатила волна возбуждения.

– Вы используете ее на карманные расходы, авиабилеты, в гостиницах, для аренды машин, на еду и прочие расходы, но я должна предупредить, что здесь «сего пять тысяч, которые могут скоро кончиться, поэтому используйте средства разумно и пишите статью.

Я подписала кредитную карточку.

– А сейчас вернемся к истории о Касси Кохран, – сказала Верити. – Скажите, что вы о ней думаете? Уверена, вы уже Разыскали публикации о ней.

– Откровенно? – спросила я. – Во всем этом деле много запутанного.

– Как так? – Она с интересом посмотрела на меня.

– Судя по всему, Касси Кохран всех обаяла, и сделать материал интересным для читателя будет трудно.

– Вы правы, – кивнула Верити. – Слишком хорошая репутация… – Поставив локти на стол, она придвинулась ко мне. – Но мне показалось, у вас нашлась какая-то зацепка.

– Пока не могу сказать с уверенностью.

– Тогда как же вы заинтересуете читателей?

– Она красива, и ее фотография будет чудесной. Хочу сказать, она женщина «определенного возраста», однако выглядит потрясающе.

– Согласна. И мы постараемся сделать ее еще красивее. Она согласилась, чтобы Райдер сфотографировал ее для нас.

Я присвистнула. Это один из самых известных фотографов.

– Так, вернемся к вашей статье. Чем заинтересуете читателей? Как собираетесь узнать, что скрывается за красивым фасадом?

– Включу в ее интервью высказывания известных людей, таких, как Александра Уоринг, Джессика Райт… Ну и других.

– Хорошо, – сказала она глубоким голосом, – а что еще?

– Откровенно говоря, думаю, не избежать историй, связанных с ее мужьями.

Глаза Верити вспыхнули.

Воодушевленная, я продолжала:

– Очевидно, у ее первого мужа были проблемы с алкоголем, а история с ее вторым мужем, Джексоном Даренбруком, экстраординарная: его эксцентричный отец-миллионер подозревался в убийстве своей первой жены; его дети от четырех разных женщин; его восхождение к власти в семейном бизнесе его первая красавица жена утонула в бассейне загородного дома; его привлечение Касси к управлению новостным каналом «ДБС»; назначение ее на пост президента канала, ну и роман с ней. Ее связи с разными мужчинами тоже могут представлять интерес.

Верити задумчиво кивнула.

– К тому же, – продолжала я, – ее отец умер, когда она была совсем юной, и мне не удалось установить причину его смерти, что заставило меня усомниться, а не стоит ли что-нибудь за этим. Быть может, что-то такое, что потом сказалось на ее отношениях с мужчинами. И когда я говорю «отношения», то имею в виду не романтические или сексуальные, а ее отношения с мужчинами-боссами. Трудно поверить, чтобы Женщина с такой, как у нее, внешностью не пользовалась успехом, особенно двадцать пять лет назад.

– Что-нибудь еще? – спросила Верити, когда я смолкла.

– Пока не готова поделиться этим.

– Хорошо. Но держите меня в курсе дела. Возможно, через недельку-другую вам следует приехать ко мне с докладом о том, как продвигаются дела.

– Если хотите, – сказала я.

– А как насчет вашей работы в газете? – Она начала собирать бумаги. – Вам отведено на написание этой статьи только пять недель.

– Возьму отпуск.

– Хорошо. Тогда все. За исключением… – Она поднялась, подошла к письменному столу и вернулась с визитной карточкой и толстой папкой, скрепленной резинкой. Сначала дала мне карточку. – Здесь указан мой прямой телефон в офисе, номера моего домашнего телефона и сотового. Звоните в любое время. – Внезапно я вспомнила, что получила этот шанс не из-за своей блестящей журналистской карьеры, а только потому, что мы с Девоном наткнулись на Шредеров, когда они нуждались в помощи. – А здесь копии наших материалов о Касси Кохран, – сказала она, протягивая папку. – Адреса, телефоны разного рода факты, некоторые интервью. Я позвоню и представлю вас, но вы должны сами связаться с ней. Я предупрежу ее, чтобы она ждала вашего звонка сегодня днем.

– Спасибо.

– Дорис покажет вам рабочее место, которым вы можете пользоваться, когда будете в городе. Это просто кабинка, но там есть стол и телефон.

– Невероятно, – пробормотала я.

– Вы оказали моей семье большую услугу, Салли, и я хочу вас отблагодарить. Хотя, – добавила она, – уверена, что вы и без меня добьетесь успехов, во всяком случае, давно бы их добились, если бы не болезнь вашей матери. – Верити увидела удивление на моем лице, так как, улыбаясь, добавила: – Ведь вы не думаете, что я вручу пять тысяч долларов первой встречной? Конечно, я навела кое-какие справки.

– Да, конечно, – поспешила ответить я.

Она проводила меня до двери и передала Дорис. Шагая вслед за помощницей, я бросила взгляд через плечо и увидела, что Верити все еще стоит в дверях, глядя мне вслед. Она помахала мне, и я с улыбкой ей ответила.

Глава 10

Как только я выбралась из Манхэттена и, набирая скорость, поехала по скоростной автостраде Брукнер к федеральной автостраде номер 95, я позвонила на свой автоответчик в «Геральд американ», чтобы узнать, что там происходит. Звонили Даг и Джо Бикс, другой репортер по делу об убийстве на Кеглз-Понд. Последнее сообщение было от моего босса: «Позвони, как только вернешься».

– Я на пути домой, – сказала я Алу, когда он вышел на связь.

– Приятно это слышать, – сказал он. – Чтобы свернуть тебе шею, мне надо, чтобы ты была рядом.

– Ой! – воскликнула я.

– Как понимать, что ты прошлым вечером прятала в своем доме подозреваемого в убийстве? Что ты наняла ему адвоката, сама привезла его в полицейский участок, а затем исчезла не сказав мне ни слова!

– Уже возвращаюсь.

– Что скажешь в свое оправдание?…

– Ты прекрасно знаешь, черт возьми, что помочь кому-то еще не значит оправдать его, Ал. И это все, что ты хотел сказать?

– Какой ты, к черту, репортер? Ты работаешь на меня! Поняла?

– Поговорим об этом позже, – сказала я, отключая телефон.

Я проехала минут десять, прежде чем снова связалась с редакцией.

– Привет, Джо, это Салли. Они уже узнали, кто жертва?

– Говорят, что пока нет.

– Ничего удивительного. Где сумасшедший Пит?

– Все еще в полицейском участке.

– Они хорошо с ним обращаются, как думаешь?

– Думаю, да. Пожалуй, ему лучше пока находиться там. А ты действительно приютила у себя сумасшедшего Пита?

– Гм!

– Даг был там?

– Нет.

– Ну… Тебе удалось что-нибудь выведать?

– Когда приду, расскажу тебе, что мне удалось. Хорошо.

Гоня машину по федеральной автостраде номер 95 на хорошей скорости, я сделала еще один звонок.

– Присяжный поверенный Рентам, – отозвался Даг.

– Привет, – сказала я.

– Как все прошло?

– Потрясающе. Действительно хорошо. Немедленно приступаю к работе. Она дала мне чек на пять тысяч долларов и карту «Американ экспресс» с разрешением потратить еще пять тысяч.

Он присвистнул.

– Ты уже говорила с Ройсом?

– Еду прямо на работу.

Наступила пауза. Затем он сказал:

– Скажи честно, Сэл, ты собираешься упоминать о факте что приютила у себя дома беглеца? Или умолчишь об этом?

– Собиралась умолчать. Говоря откровенно, я просто не знала, что с ним делать. Он был до смерти напуган.

– Господи, Салли, он мог быть убийцей.

– Нет, только не Пит. – Я перестроилась в другой ряд на автостраде и одновременно сменила тему разговора: – Твои парни уже установили, кто стал жертвой?

– Да.

– Ну и кто?

– Извини. Убийство больше не должно интересовать тебя, Салли.

– Да? Почему?

– Теперь у тебя в меню знаменитости большого города.

– Ты прав. И никакого намека, кто пал жертвой?

– Поговори с Д'Амико. Пообедаем вечером?

– Никакого обеда. Я собираюсь выспаться. Но Скотти хочет, чтобы ты пришел. Ты бросаешь апорт гораздо дальше меня.

– Могу прийти поздно, – предупредил он.

– Я тоже. Еще позвоню.

Следующие сорок пять минут я ехала в тишине, размышляя главным образом, как уладить неприятности на моей теперешней работе и о шансе переменить жизнь на прекрасную. Что выпадет на мою долю? Я также думала о счетах, которые смогу оплатить, имея в кармане пять тысяч долларов.

Пока не доехала до развилки между автострадой 95 и парковой автомагистралью Меррит, я не обращала внимания, что меня преследует большой красный пикап «шевроле» с затемненными стеклами. Приближаясь к развилке, я держалась правого ряда, словно намереваясь на север Меррита. В последнюю секунду резко вывернула в левый ряд, с которого был поворот на юг, подрезав впереди идущую машину и заставив ее водителя совершенно справедливо посигналить.

Красный пикап отклонился от прямого пути и пристроился за машиной, сигналившей мне. Внезапно пикап выскочил на обочину и стал обгонять машину справа. Я выехала на обочину слева и обогнала машину впереди себя. Сейчас сигналили несколько машин. Пикап пытался на скорости обогнать машину, движущуюся между нами. Я сбавила скорость. Он тоже.

Едва справляясь с управлением, я вылетела на мост Сикорского на скорости семьдесят миль в час. Обогнав пару машин, свернула в правый ряд, где, едва не проехав на красный свет, свернула направо, на магистраль 110.

Через несколько секунд я услышала вой полицейской сирены и, вздохнув с облегчением, остановила машину. Открыв окно, ждала, когда офицер подойдет ко мне.

– Документы, пожалуйста, – сказал он.

Я высунулась из окна, чтобы посмотреть на дорогу.

– Вы видели большой красный «шевроле» с затемненными окнами, офицер?

– Мне бы хотелось увидеть вашу лицензию, – сказал он, глядя на меня сквозь солнечные очки. Его напарница оставалась в патрульной машине. Наверняка проверяла мой номер.

Не увидев машины, я протянула офицеру права. Он внимательно изучил их и снова посмотрел на меня.

– Регистрацию.

Открыв бардачок, я достала регистрационную карту и протянула ему.

– Страховка?

Я дала страховой полис.

Он просматривал документы снова и снова, тасуя их словно колоду карт.

– Как вы назовете свое вождение? – спросил он.

– Оборонительным, – ответила я. – Меня преследовали. Красный пикап «шевроле» с тонированными стеклами. На нем муниципальный номер, но я не запомнила его. Он начал преследовать меня на федеральной автостраде номер девяносто пять, и мне пришлось лавировать, чтобы скрыться.

– Кто мог вас преследовать? – спросил он, ухмыльнувшись.

– Не знаю, офицер, но точно могу сказать, что после того, как обнаружила вчера в Каслфорде тело убитого, сегодня мне на хвост села машина с тонированными стеклами и я хотела от нее скрыться.

Он посмотрел на дорогу, а затем снова на меня.

– Вы репортер?

– Из «Геральд американ» в Каслфорде.

– Слышал о такой. – Он снова посмотрел на дорогу. – Так где же та машина, которая вас преследует?

– Осталась на мосту, – ответила я. – Полагаю, поджидает.

– А почему кто-то преследует вас?

– Не хочу это выяснять. – Я посмотрела на часы.

– Торопитесь? – спросил он.

– Обещала полиции вернуться в Каслфорд к часу.

– Знаете, – сказал офицер, – история, сочиненная вами, весьма впечатляет, мисс Харингтон. – Но, боюсь, несмотря на это, мне придется выписать вам повестку в суд за нарушение правил дорожного движения. Мне бы хотелось закрыть глаза на превышение скорости, но, к сожалению; не могу, потому что вы ехали со скоростью пятьдесят в зоне, ограничивающей скорость до двадцати пяти миль в час. Ждите меня.

Он сел в патрульную машину и стал выписывать повестку в суд. Наблюдая в зеркало заднего вида, не появится ли красная машина, я позвонила в редакцию и сказала помощнику Ала, что задерживаюсь. Наконец офицер вернулся и, вручив повестку, снял солнечные очки.

– Надеюсь, все обойдется, – сказал он. – Похоже, вы ведете весьма замысловатый образ жизни.

– Спасибо, офицер.

Я взяла повестку и направилась к Мерриту. Доехав до места, увидела, что красная машина уже поджидает меня.

Глава 11

Я могла или остановиться, или постараться ускользнуть от нее. Снова посмотрев на затемненные стекла, я приняла решение. Но прежде обратила внимание на задний номер.

Включив скорость, надавила на акселератор и рванула мимо пикапа через весь Меррит, резко влетела на мост Сикорского и, оказавшись на другой стороне моста, позвонила в полицию Каслфорда.

– Салли Харрингтон просит соединить ее с детективом Д'Амико. Очень срочно.

Пока они соединяли, я снова увидела в зеркале заднего вида красный пикап.

– Бадди, красный пикап «шевроле» преследовал меня всю дорогу на девяносто пятой автостраде и в Меррите. – Я назвала номер машины. – Не могу дать описание водителя, так как стекла темные, но машина большая, одна из тех, у которых сзади четыре колеса.

Пикап меня догонял. Я ехала на скорости девяносто, он выжимал все сто.

Движение было крайне интенсивным, и я не могла позволить себе затевать игру в догонялки, не подвергая опасности остальных водителей.

– Я направляюсь на автомагистраль номер двадцать два в Нью-Хейвене! – закричала я Бадди.

Что делать, что делать? Я остановилась на запрещающий сигнал светофора, затем свернула на восток, на автомагистраль номер 22. Приближаясь к перекрестку с 91-й, свернула налево на объездную дорогу, надеясь, что преследователь будет гнать по автостраде. Сейчас я не знала, где машина, и продолжала ехать, пока не увидела огражденную сеткой придорожную площадку для гольфа, разбитую на отдельные секции. Я свернула с дороги и, поднимая клубы пыли и минуя парковку, остановилась в запрещенном для въезда машин месте, непосредственно перед самим зданием. Схватив сумку, выпрыгнула из машины и, спотыкаясь на высоких каблуках, побежала к выходу, заметив, что «шевроле» вновь меня преследует. Я пробежала мимо регистратора за столом, подвернула лодыжку и дохромала до поля. Надев шлем и схватив клюшку, вошла в одну из секций и плотно закрыла за собой калитку.

Парень в соседней секции спросил:

– Леди, с вами все в порядке? Помощь нужна?

– Пожалуйста, – с трудом выдохнула я.

Юноша лет пятнадцати, большой ребенок, вошел ко мне, чтобы показать, как надо играть. Я все время следила через плечо, кто выйдет на поле, но никого не было. В моей сумке зазвонил мобильник.

– Салли, ты где? – спросил Бадди. – Номер, который ты мне дала, принадлежит угнанной из Бриджпорта машине.

Юноша назвал адрес места, в котором я находилась, и я сообщила координаты Бадди.

– Оставайся там. Среди людей. Я сообщил о тебе патрульной машине Нью-Хейвена, она от тебя меньше чем в миле.

Полиция прибыла на место в считанные минуты, и офицер нашел меня. Он сказал, что «шевроле» стоит на стоянке, но внутри никого нет. Я сняла шлем, отдала юноше клюшку и последовала за офицером, оставив большого ребенка с открытым ртом.

Мы прошли на парковку, где около патрульной машины стоял напарник офицера. Они припарковались позади «шевроле», чтобы блокировать дорогу. Вскоре приехала другая патрульная машина и встала перед пикапом.

Я провела с полицейскими целый час, продолжая твердить, что не знаю, кто меня преследовал.

– Обратите внимание на стекла, – говорила я. – Думаю, такой цвет незаконный. Они черны как ночь.

Я поведала им об убийстве в Каслфорде и связала преследование с ним.

Мы обошли поле, где несколько мужчин отрабатывали удары. Полиция допросила служителя, выясняя, кто из них пришел последним.

– Мне кажется, мужчина в дальнем конце поля, – сказал он, указав на пожилого господина.

– Но у него сумка с клюшкой, – заметил офицер.

– А этот парень? – сказала я, указывая на огромного малого с крашеными волосами, который яростно размахивал длинной палкой. – Он явно не в гольф играет.

Офицер подошел к парню. В ходе разговора крашеный вынул из бумажника лицензию и еще какой-то документ и передал офицеру.

Зазвонил мой мобильный.

– Мисс Харрингтон, – сказал чей-то голос. – Вам звонит Дорис Блэк из офиса Верити Роудз. Верити просила меня сообщить вам, что Касси Кохран будет ждать вашего звонка сегодня в три часа дня. Она будет на «ДБС».

Я бросила взгляд на часы: десять минут второго.

– Хорошо, спасибо. Непременно позвоню ей.

– У вас есть номер ее телефона?

– Да, спасибо.

– Кто это был? – потребовал ответа офицер.

– Это к делу не относится, – сказала я, окидывая глазами все поле. Было жарко, и я вся взмокла. Мои туфли и костюм оставляли желать лучшего. – Послушайте, меня ждут в полиции Каслфорда… прямо сейчас.

– Назовите ваше имя, адрес и номер телефона, – сказал офицер, – и мы вас отпустим. – Но вы уверены, что не разглядели лица водителя?

– Ничего я не разглядела!

– Передайте детективу Д'Амико, что мы с ним свяжемся.

– Как только, так сразу, – отшутилась я, направляясь к машине.

– Вы обязаны с ним увидеться по приезде в Каслфорд, – предупредил офицер.

Я тронулась в путь. Кондиционер обдувал меня, и я жадно пила воду из бутылки, которую всегда держу в машине. Осмотрелась, не преследует ли меня еще кто-нибудь, и почувствовала себя гораздо лучше.

Мой визит в полицейский участок Каслфорда прошел на удивление формально. Меня незамедлительно провели в кабинет Д'Амико. Он говорил по телефону. Я достала пудреницу и посмотрелась в зеркало. Выглядела как черт знает кто вся косметика потекла. Бадди повесил трубку, и я, быстро защелкнув пудреницу, посмотрела на него.

– Значит, полиция Нью-Хейвена нашла его? – спросила я.

Бадди поджал губы и покачал головой. Красивый мужчина. В средней школе он дружил с одной девушкой целых четыре года, и мы думали, они поженятся. Но этого не произошло. Он уехал учиться в Южный Коннектикут, а она вскоре сбежала из дома. Следующим слухом, дошедшим до нас, было то, что она стала женой брокера и переехала жить в Дэриен. Бадди женился на Элис всего полтора года назад. Элис на год моложе.

– Они прочесали всю округу, – сказал Бадди, – и знаешь, что обнаружили?

– Что?

– Исчезла машина управляющего. Тот, кто украл «шевроле», угнал и его машину. Они обнаружили ее на парковке у въезда на федеральную автостраду номер девяносто пять. – Он прищурился. – Салли, ты умудрилась нарушить правила дорожного движения, пока пикап преследовал тебя, так?

– В Шелтоне. Я пыталась объяснить все полицейскому, но он стоял на своем.

Бадди начал перебирать папки, стоявшие на подставке на его столе. Найдя нужную, вытащил, раскрыл и просмотрел содержимое.

– Так почему ты считаешь, что кто-то преследовал тебя?

– Мне бы хотелось услышать это от тебя. – Внезапно я вспомнила: – Ой, мне надо позвонить Алу.

– Все в порядке, он знает, что ты здесь, – проинформировал меня Бадди.

– О! – Я с беспокойством взирала на него, словно меня вызвали к директору колледжа, а я не знала, что натворила.

– Позволь снова задать тебе тот же вопрос, Салли. Почему ты думаешь, что кто-то тебя преследует?

– Не имею ни малейшего представления. Честно. Насколько я понимаю, ты уже установил личность жертвы. – Я, естественно, этого не знала, но со дня убийства прошли целые сутки, и, возможно, он уже собрал некую информацию.

– Откуда тебе это известно?

– Из конфиденциальных источников. – Я улыбнулась.

– Да, нам это удалось, – сказал он, изучающе глядя на меня. – Ты его тоже знаешь.

– Я? Бадди, клянусь, даже представления не имею, кто это.

– Ты не помнишь, что видела его?

– Нет. А у меня, между прочим, хорошая память на лица.

– Он работал на твоего отца.

– Но мой отец умер двадцать один год назад.

– Тогда этому парню было лет девятнадцать, наверное.

– Он совершенно не похож на архитектора.

– Ты права. – Бадди ждал моего продолжения.

– Единственный человек, который может его знать, – моя мать.

– Я собирался наведаться к ней, но она сказала, что хочет, чтобы при разговоре присутствовала ты.

Я улыбнулась – мать хочет, чтобы я владела всей информацией. Тони Мейерз, Тони Мейерз…

– Ты не нарушишь нашей договоренности? – напомнил Бадди. – Никакой информации в газете, пока не разрешу.

– Да-да.

Проходя через полицейский участок в сопровождении Бадди, я посмотрела на часы и в ужасе увидела, что уже больше трех. Мне ничего не оставалось делать, как звонить Касси Кохран прямо сейчас.

– Алло, – сказала я в мобильный. – Это Салли Харрингтон из журнала «Экспектейшнз». Полагаю, миссис Кохран ждет моего звонка.

Бадди сердито смотрел на меня.

Я прикрыла рот пальцем: молчи!

– У тебя одна минута, – сказал он, показывая палец.

Касси Кохран быстро взяла трубку.

– Привет, – весело сказала она.

– Здравствуйте. Как поживаете? – вежливо осведомилась я.

Мимо прошел патрульный, и его переносная рация пронзительно засвистела и затрещала; другой офицер громко закричал, что не может найти чей-то адрес.

Извините за шум, – сказала я.

– Чей адрес он ищет? – закричал патрульный диспетчеру.

Диспетчер что-то проорал в ответ.

– Шум не мешает, – сказала наконец Касси Кохран. – Но где вы находитесь?

– Гм… ну, в полицейском участке. Я только что закончила статью для нашей местной газеты, здесь, в Коннектикуте.

– Это как-то связано с тем убитым, которого вы обнаружили вчера и о чем сообщили в отделе новостей?

Я удивилась, но потом решила, что она, вероятно, тоже собрала обо мне сведения, раз уж я собираюсь писать о ней.

– Да, совершенно верно, – ответила я.

– Салли Харрингтон! – закричал сержант снизу. – Детектив Д'Амико ждет вас!

– Звучит заманчиво, – сказала Касси Кохран. – Можно рассчитывать, что вы передадите эту сенсационную новость в наш филиал в Нью-Хейвене?

– Только после того, как опубликуем ее мы, – автоматически ответила я.

Она рассмеялась.

– Салли Харрингтон, когда, черт возьми, вы спуститесь вниз? – закричал сержант. – Спускайтесь немедленно!

Касси Кохран снова рассмеялась.

– Похоже, вам надо идти. Послушайте, запишите мой домашний номер и позвоните вечером.

Спускаясь в гараж, я невольно подумала: неужели Касси Кохран, несмотря на жестокую конкуренцию в ее бизнесе, такая же очаровательная, как и ее голос?

Мы приехали с Бадди к моей матери и увидели, что она достала с чердака коробку, содержащую, с ее слов, все мужнины деловые документы до дня его смерти.

– Дайте мне расписку, – сказала она Бадди, – и можете забирать их с собой.

– Спасибо миссис Харрингтон. Это сбережет нам массу времени.

– Почему бы нам не пройти на кухню? – предложила мать, направляясь туда. – Я напекла лепешек.

Когда мы вошли на кухню, я увидела на заднем дворе Мака Клири, восстанавливавшего рухнувшую часть каменной ограды. На нем были шорты и рубашка с воротом поло. Выглядел он не худеньким. Гораздо могучее, чем я помнила. Особенно в плечах. Сейчас он мало походил на профессора.

– Я не заметила машины Мака, – невольно отметила я.

– У нее что-то с тормозами, и она в ремонте.

Мы сели за стол, и мать угостила нас кофе с лепешками.

– Итак, миссис Харрингтон, вы помните Тони Мейерза? Мать задумчиво уставилась на чашечку кофе, затем кивнула.

– Этот человек работал на Доджа, моего мужа. Ему тогда было не более семнадцати. Он жил вместе с матерью на Пратт-стрит. Отец у него умер, и я помню, что он говорил Доджу, как нуждается в работе. Кроме того, помнится, Додж говорил мне, что он имеет какое-то отношение к строительству. Его отец был занят в строительном бизнесе.

– Что именно он делал? – Бадди делал пометки.

– О, все! Выполнял все поручения Доджа… Ну, вы знаете, доставлял клиентам расценки и архитектурные планы домов, разведывал, кто хочет начать строительство дома, искал места под застройку. Проектировал мой муж. – Вспомнив, мать рассмеялась. – Немного шпионил за конкурентами, вынюхивая, что они замышляют.

– Типа парня на побегушках?

– Да. – Мать задумалась, стоит ли продолжать.

– Говори, мама.

– Я вот что вспомнила… – Она зажмурилась и потерла переносицу. – Его звали не Тони, а Джон. Джон Мейерз.

– Уверены? – спросил Бадди.

– Абсолютно. Додж называл его Джонни-Бой.

– А вы выяснили, что он Тони Мейерз? – посмотрела я на Бадди.

– Возможно, он его брат, – кивнул Бадди.

Он сделал очередную пометку в блокноте. Задав матери еще несколько вопросов, собрался уходить. Я понимала, что ему не терпится просмотреть отцовы бумаги. Откровенно говоря, если бы не работа для «Экспектейшнз», я сама взялась бы за это дело.


– Салли, – прошептала мать, осторожно дотронувшись до моего плеча. Она, женщина умная, по опыту знает, каково иметь со мной дело, если я не высплюсь.

Я попыталась открыть глаза. Чувствовала себя разбитой. И вспомнила, что на минутку присела на софу, закрыла глаза и…

– Алфред Ройс звонит, Салли, – шептала мать. – Он тебя разыскивает. Я сказала, что ты работаешь над статьей об убийстве.

– Который час? – спросила я.

Во рту пересохло. Голова разламывается, да еще подташнивает.

– Без пятнадцати семь. Ты так устала, Салли, что я отказывала Алу как могла.

Я что-то пробормотала насчет того, что нельзя избежать неизбежного, и взяла трубку.

– Что, черт возьми, происходит?! – завопил Ал. – Что ты делаешь у матери? Почему ты не здесь? Ты мне сказала…

– Заткнись, Ал, – с раздражением прервала его я.

Глаза матери расширились от ужаса.

– Что ты сказала?!

– Сказала «заткнись». Ты получишь свою статью к завтрашнему выпуску. Мне надо' ее отшлифовать.

– Нет, это мне тебя надо отшлифовать. Ты уволена!

– Ха! – сказала я.

– Ты меня поняла? Уволена! Ты все пропустила, и если бы не Джо, у нас в завтрашней газете вообще не было бы никакой статьи.

– Я знаю, кто убитый, – сказала я, зевая.

– Убийца – сумасшедший Пит Сабатино! – сказал Ройс. – И он снова сбежал.

Глава 12

Я пыталась припарковать машину за зданием «Геральд американ» – на моем месте стоял чей-то «линкольн», – когда зазвонил мобильный, и я, к своему удивлению, услышала, уже второй раз за день, голос Касси Кохран.

– Из того, что я узнала в своей редакции новостей, – сказала мне президент телевизионной сети, – следует, что сейчас не лучшее время для вашей работы над статьей для «Экспектейшнз».

– Почему? – спросила я, выходя из машины и запирая ее. – Что вы такого узнали?

– Что вы приютили у себя в доме человека, подозреваемого в убийстве; что вас кто-то преследовал на краденой машине весь ваш путь из Нью-Йорка домой и что убитый, найденный в Каслфорде, по всей вероятности, как-то связан с вашей семьей.

– Я потрясена, – ответила я.

– У нас свои источники, – скромно заявила она. – Если говорить серьезно, я звоню, чтобы узнать, нельзя ли отложить написание статьи до лучших времен. Я готова пойти на это, если и вы готовы. Мне не хочется никаких публикаций, за исключением разве что о презентации нашего журнала, а это будет только в сентябре. Имея больше времени, мы, возможно, найдем что-то более интересное, о чем вы сможете написать в своей статье.

– В самом деле? Вы это серьезно? – Я вошла в здание, показала охраннику свой пропуск и стала подниматься по лестнице.

– Абсолютно.

– Тогда позвольте мне переговорить с Верити, – ответила я, – потому что, возможно, вы правы. Для меня и вправду сейчас не лучшее время уезжать из Каслфорда. Хочу сказать, что меня ни в чем не подозревают или что-то другое…

Мне понравилось, как Касси Кохран рассмеялась. Ее смех был легким и дружелюбным.

– Вы уникальная особа. Обычно Верити для написания подобной, статьи нанимает людей пожестче.

Я не удержалась и громко рассмеялась; мой смех эхом разнесся на лестнице. Я слышала множество историй о людях работающих в «Экспектейшнз». Трусливым там не место. И должна признаться, мне стало любопытно, какую фотографию они поместят в журнале, представляя меня как новую журналистку. Завтракающую гвоздями? Или что-нибудь похуже?

– Согласуйте с Верити, – предложила Касси, – а потом и договоримся. Если, конечно, к этому времени не окажетесь в тюрьме. – Она снова рассмеялась.

– Я позвоню ей, миссис Кохран.

– Господи, я вот уже тридцать лет в этом бизнесе, и наверняка вы заметили, что мне удавалось сохранять хладнокровие перед прессой.

– За исключением, – сказала я, поднявшись на третий этаж, – той ночи, когда была найдена Джессика Райт.

– Вы уже это видели? – В ее голосе чувствовалось одобрение. А в это время в противоположном конце коридора появился Алфред Ройс-младший.

– Где, черт возьми, ты была?

– Ах и ох! – сказала Касси Кохран. – Поговорю с вами позже.

Я сложила телефон и прошла мимо Ала.

– Почему тебе не сидится на месте? – Меня так и подмывало сказать ему, как он охарактеризовал себя перед президентом «ДБС», которая все слышала. – Где ты была?

– Ал! – позвал чей-то голос из редакции новостей. – Мне удалось дозвониться до мэра!

– Я еще не закончил с тобой. – Ал ткнул в меня пальцем.

– Буду на месте, – сказала я.

Я подошла к телефону и позвонила Верити в «Экспектейшнз». Автоответчик сообщил, что ее сегодня уже не будет в офисе. Я набрала номер, который она дала мне утром, и она сняла трубку.

– Верити Роудз, – сказала она с заметным английским акцентом. В трубке слышался шум голосов.

– Верити, звонит Салли Харрингтон. Извините за беспокойство, но…

– Все нормально. В чем дело?

Я рассказала ей о предложении Касси Кохран отложить работу над статьей до лучших времен, о том, что я расследую убийство, о том, что Касси хочет подумать, как придать моей работе интересный аспект, и что обе мы думаем, что работу можно отложить на пару месяцев, если, конечно, Верити не возражает.

– Я возражаю, – сухо ответила Верити. – Или статья будет готова через пять недель, или ее вообще не будет.

– Хорошо. – Я опешила.

– Еще бы ей не хотеть, чтобы статья была отсрочена! – продолжила Верити. – Это только говорит о том, что она не хочет этой публикации, а потому, Салли, приступайте к работе. И чем скорее ее напишете, тем лучше. Я стою посреди зала, где проходит коктейль-пати, и, боюсь, не смогу продолжить наш разговор.

В трубке послышался смех. Вокруг Верити толпился народ.

– Хорошо. Спасибо, Верити. До свидания.

Я села за компьютер и приступила к работе, когда появился Ал.

– Я же тебе сказал, что ты уволена.

До или после того, как скажу тебе имя убитого?

– Ты знаешь, кто он? – раздался женский голос, прежде чем в мою кабинку просунулось лицо Марты Ройс-Келлем.

Марта всего на год моложе Ала, но с хорошим лицом после пластической операции и стройная, в то время как Ал жутко растолстел. Она годами приставала к их отцу, чтобы тот назначил ее руководить газетой; ее сегодняшний статус члена правления на самом Деле ничего не значит. Поэтому она в знак протеста стала вести колонку в конкурирующей газете «Хартфорд», но старик Ройс пригрозил ей, что вычеркнет ее из завещания, если она будет продолжать сотрудничать с другой газетой. Я догадалась, что сегодня состоится заседание членов правления, что объясняло наличие на нашей парковочной стоянке нескольких машин «континенталь».

Не лезь не в свои дела, Марта! – зарычал Ал.

– Ты не можешь уволить ее сейчас, – сказала она.

– Я могу делать все, что захочу. Это моя газета!

– Это наша газета, – сказала она елейным голоском. Кроме того, ты не уволишь ее, потому что до сих пор влюблен в ее мать.

Я постаралась сдержать улыбку: Ал действительно был неравнодушен к моей матери.

– Я не только знаю, кто убитый, Ал, но еще обладаю информацией, что кто-то преследовал меня на угнанном пикапе.

– Джо! – позвал Ал.

В мою кабинку просунулась голова Джо Бикса.

– Ты выяснил, кто убитый?

– Пока нет.

– Не увольняй ее, – посоветовала Марта, собираясь уходить. – Я буду вместе с другими членами правления в конференц-зале, Ал.

После того как она вышла, Ал повернулся ко мне, изумленно выгнув брови.

– Как ты узнала, кто он такой?

– Главное, что узнала, – ответила я. – Дело в том, Ал… Дашь ли ты мне пятинедельный неоплачиваемый отпуск начиная с завтрашнего дня в обмен на информацию или нет? Если скажешь «нет», я просто уволюсь с этой проклятой работы. Если скажешь «да», я передам Джо всю информацию, которой владею, и он «может замещать меня все эти пять недель.

– О чем ты говоришь, черт возьми? – заорал Ал.

– Хорошо, пусть будет одна неделя оплачиваемая, а четыре неоплачиваемые. Ты слышишь меня, Ал? Мне нужен отпуск, а тебе лучше согласиться, пока цена не возросла.

– Ты не посмеешь утаить эту информацию от своей газеты.

– Две недели оплачиваемого отпуска и три неоплачиваемого. И ты задолжал мне отпуск за прошлый год. Я вернусь на работу к Дню труда. – Я посмотрела на часы. – У тебя десять секунд до того, как я начну собирать свои вещи, чтобы уйти в Хартфорд курант». («Хартфорд курант» – основной наш конкурент.)

– Сделай это, Ал, – посоветовал Джо. – Она нам все расскажет. – Он смотрел на меня. – Ведь правда? И как это связано с твоей семьей?

Я кивнула и посмотрела на Ала.

– Проклятие! – заорал он.

Скрестив руки на груди, я стала тихонько напевать.

– Хорошо! – крикнул он.

– Прекрасно!

– Но никакого оплачиваемого отпуска!

Я взяла со стола фотографию матери и брата и положила в портфель, делая вид, что собираюсь уходить.

– Хорошо, одну неделю, – сказал он.

– С завтрашнего дня?

Посмотрев на меня, он кивнул.

– Договорились, – сказала я, протягивая руку. – Ты не пожалеешь, Ал.

– Катись, Харрингтон. – Он удалился.

Джо принес в мою кабинку свой стул, и мы начали работать.


Меня не было дома почти до десяти вечера; Скотта нуждался в выгуле. Я устала, мысли путались, а дом превратился в полный хаос. Рядом с раковиной банки из-под собачьего корма соседствовали с банками из-под содовой, бутылками, коробками из-под йогурта – все это ожидало выноса в мусорный контейнер. Стопка газет за восемь дней тоже ожидала своей очереди на вынос в другой контейнер. Почта, по большей части нераспечатанная, валялась на кухонном столе рядом с кипой непрочитанных журналов, которые я поклялась аннулировать в один прекрасный день. Бельевая корзина переполнена; шерсть Скотти носится, как перекати-поле, по кухонному поду; в гостиной всюду пыль; в спальне ворох одежды, нуждающейся в химчистке (я сильно подозревала, что Скотти спал на ней); постельное белье следует сменить; зимняя одежда так и не заняла своего законного места в шкафу; в каждой комнате стопки-небоскребы книг грозят вот-вот обрушиться.

«По крайней мере, – подумала я, – можно хотя бы убрать зимние сапоги. На дворе июль».

Но у меня ни на что не хватает времени. Чудесно иметь дом и собаку, но часть меня тоскует по дням, проведенным в Лос-Анджелесе. Тогда я просто бросала одежду для стирки в конторку консьержки по пути на работу, и дважды в неделю ко мне приходила уборщица, чтобы тщательно вычистить мою квартиру, пока я сама карабкалась к успеху по служебной лестнице в одном из журналов. Кроме того, по субботам я подрабатывала в сверхмодном ночном клубе на бульваре Санта-Моника в Беверли-Хиллз. Я могла заработать там до двухсот долларов чаевых, что позволяло мне иметь машину и приходящую домработницу.

– Скотти, – сказала я своей горячо любимой собаке. – Иди сюда, мальчик, мы отправляемся гулять.

Его глаза вспыхнули радостью, рот расплылся в улыбке, хвост завилял, и он затанцевал вокруг меня на задних лапах.

Откровенно говоря, у моего Скотти огромные зубы, которые побуждают людей опасаться его. У него, кроме того, низкий, глухой как из бочки лай, но он самое нежное существо на свете. Мой ненаглядный.

Черт с этим домом! Газетой! Журналом! Со сном! Мне нужен свежий воздух! Мне нужна моя собака! Поэтому я переоделась в шорты, майку, кроссовки, а Скотти носился по комнате, ища поводок.

– Иди сюда, малыш, – позвала я, открывая заднюю дверь и выходя во двор.

Скотти выбежал, виляя хвостом и оглашая лаем окрестности.

«Я в Каслфорде», – подумала я.

Никто не просил меня вернуться домой, когда мать заболела. Я знала, какими шаткими были ее финансы – она платила за обучение Роба в школе и не была уверена, что ее страховое пособие учительницы позволит ей нанять кого-нибудь ухаживать за ней. У матери был рак, но не в быстро прогрессирующей форме, опухоль легкого. (Стоит заметить, она никогда не курила.) Тот тип рака, который ежегодно обнаруживают у сотен людей из многих тысяч и который, если обнаружить его на ранней стадии, поддается лечению. Поэтому матери сделали операцию, за которой последовало химиотерапевтическое лечение. Оно совершенно обессилило ее, и потому я совсем не жалела о своем решении вернуться домой, чтобы быть с ней рядом.

Я думала, что пробуду дома месяц-два. Когда мать позвонила мне, чтобы сообщить плохие новости, я только что узнала, что мой бойфренд в Лос-Анджелесе мне изменяет, и решила расстаться с ним на какое-то время. Я также была разочарована тем, как складывалась моя карьера в «Булеварде». Короче, мои причины приехать домой не были такими уж однозначными.

Но, как говорит мать, я приехала, а это главное.

Не думаю, что многое сделала для нее, за исключением того, что готовила и выполняла работу по дому и на участке. Я подстригала траву, полола сорняки, копала, ну и прочее в том же роде. Мы начинали разбивать сад вместе, и мать была поражена моей неуклюжестью и тупостью. Обычно она говорила: «Прости, но я думала, ты помнишь, как…», на что я отвечала: «Последний раз, когда я это делала, мне было всего семь лет, мама». Поэтому можно сказать, что первые два месяца я просто отдыхала. Я смотрела старые фильмы или выходила в город, если это можно назвать «выходом», так как после Лос-Анджелеса в Каслфорде особо не разбежишься.

Хуже всего было то, что, пока мать получала химиотерапию, наша собака стала умирать. Нашему спаниелю Мерфи было почти семнадцать, и он едва передвигался. И у меня не хватило смелости сказать матери, что посоветовал ветеринар. И я пошла в город и потратила все оставшиеся у меня деньги на щенка золотистого ретривера, которого принесла домой.

Мать, вернувшись домой, отправилась вздремнуть к себе наверх, а я поднялась вслед за ней и подложила к ней на постель щенка. Он крепко спал, потому что был очень слабым.

Сначала она по-настоящему рассердилась. Она сказала, что щенок расстроит Мерфи. Как Мерфи будет себя чувствовать, если все внимание будет уделено щенку? И тут внезапно ее глаза наполнились слезами, она, понурив голову, закрыла лицо руками и спросила:

– Ветеринар сказал, что лучше усыпить Мерфи, ведь так?

Я тоже начала плакать, села на край кровати, и тут щенок проснулся и лизнул матери руку. Я сказала, что Мерфи испытывает страшную боль, так как у него больны почки, артрит и возможно, рак легких…

Щенок спрыгнул на ковер, и у него начался понос, поэтому наш разговор на этом закончился.

Мать попросила меня забрать щенка вниз. Она пыталась выводить Мерфи на прогулку, но он не мог дойти дальше лестницы. Поэтому, несмотря на свою слабость, она взяла Мерфи на руки и на целый день унесла к себе в комнату. В четыре часа утра она позвала меня к себе наверх и попросила отвезти Мерфи к ветеринару.

– Он уже ждет его, – сказала я.

Мать обняла собаку, поцеловала и сказала, что она ее очень любит, что она лучшая псина в мире. У нее в глазах блестели слезы, и она отвернулась, а я схватила Мерфи и понесла в машину.

Не стану рассказывать, как трудно мне было, когда я отвезла Мерфи. Никогда так не плакала, даже когда умер мой отец, потому что я знала, что они сделают с Мерфи. И это было ужасно. Что мне оставалось делать, как не держать Мерфи, пока вводили препараты?

О Господи, я просто не знаю, что бы мы делали без Абигейл. Этот маленький щенок был таким слабеньким и так нуждался в любви. Уход за ним наполнил мать новой энергией; все выглядело так, словно Абигейл способствовала ее выздоровлению. Хорошая еда, сон, море любви и немного дрессировки. Теперь у матери было о ком заботиться, и эта забота была постоянной.

Как-то так получилось, что с появлением Абигейл я поняла, что не вернусь в Лос-Анджелес. Мать как-то упомянула об Але Ройсе и попросила меня зайти к нему в редакцию.

Я так и поступила, и он сказал, что у него есть вакансия, а я внезапно решила, что с удовольствием ею воспользуюсь. Месяц спустя матери сообщили хорошие новости о ее здоровье, и она упомянула мельком, что на «Бреклтон-фарм» сдается коттедж.

Таким образом мать тактично намекнула мне, что она уже сходит от меня с ума и что ей больше всего хочется вернуться к своей прежней жизни.

После двух недель моей работы в «Геральд американ» Ал пригласил меня в местный паб, чтобы обсудить возможность остаться у него работать постоянно. Пока мы сидели в пабе, туда пришел Даг, чтобы встретиться с приятелем, что меня совершенно ошеломило. Мы не виделись с ним девять лет. Я даже не знала, что он приехал в наши места. Думала, он еще в Бостоне.

Увидев меня, он словно прирос к месту. Ал что-то говорил, но я не слушала его, а смотрела на Дага. Наконец чуть улыбнулась и помахала ему.

– Не верю своим глазам, – сказал Даг, подойдя к нам. – Что ты здесь делаешь? Я думал, ты в Лос-Анджелесе.

– Даг, это Алфред Ройс, издатель газеты «Геральд американ». Ал, это Даг Рентам, который вырос здесь, в Каслфорде.

– Я знал вашего отца, – сказал Даг. – Они с моим отцом были членами комитета гольф-клуба.

– Как поживает ваш отец? – спросил Ал.

– Неплохо.

– Хорошо.

– Послушай, – сказал Даг, обращаясь ко мне, – когда закончишь с делами, может, мы… Не могли бы вместе где-нибудь посидеть?

– Мы уже почти закончили, – сказал Ал. – Дайте нам еще десять минут, и я отпущу ее.

Даг кивнул, улыбнулся мне и вернулся к бару.

– Итак, Салли, – сказал Ал, – будешь ли ты продолжать вести себя безответственно и уедешь отсюда через пару месяцев или попытаешься остепениться и получить солидную практику, работая с нами в старой газете твоего родного города? Что может убедить тебя остаться?

– Запах денег, – честно призналась я.

– Сейчас у нас снижение цен, – заметил Ал. – Жизнь в Каслфорде очень дешевая.

– Я не уверена, что соглашусь работать в газете ради дешевой жизни.

– Послушай, мы с тобой знаем, что твоя мать хочет, чтобы ты пожила здесь еще немного; почему бы тебе не остаться и не поднабраться опыта в написании статей и репортажей? Затем можешь вернуться в Лос-Анджелес первоклассным журналистом, а не секретаршей.

Когда наш разговор закончился, я направилась к Дагу, испытывая гордость от того, что на мне модная юбка и туфли на высоких каблуках.

– Привет. – Он шагнул мне навстречу и, подмигнув, спросил: – Ал не пытался приставать к тебе?

Я ударила его по щеке. Я просто не могла сдержаться. От этого стало легче на душе.

– За кого ты меня принимаешь? Считаешь, я могу встречаться с толстым старым женатиком?

– Я этого не говорил, – сказал он, поднимая руки вверх. Я толкнула его в плечо.

– И вы не виделись девять лет? – спросил приятель Дага.

– И не увидимся еще девять, если он будет продолжать в том же духе, – парировала я и обратилась к бармену: – Светлый «Амстель», пожалуйста. – Я решила, что обойдусь без стакана. Мою мать при виде этого хватил бы удар, номне хотелось вернуться к школьной привычке.

– Итак, я думала, ты в Бостоне.

– Недавно переехал в Нью-Хейвен. Получил работу в офисе окружного прокурора, где специализируюсь по защите от мошенничества.

Я бросила взгляд на его руку и увидела, что кольца на пальце нет.

– Думала, ты женат. – Совсем забыла, что он, по слухам, в разводе.

– Был, – спокойно ответил он. Быстро отвернулся и протянул руку за блюдечком с арахисом, и я поняла, что он чувствует себя задетым. И даже очень.

Моя мать перенесла операцию по удалению раковой опухоли.

– О! – сказал он, быстро обернувшись. – Искренне сожалею…

– Сейчас она уже выкарабкалась. Операция и химиотерапия прошли успешно, и последнюю неделю она чувствует себя вполне сносно. Мы собираемся на неделю в Ирландию – отпраздновать ее выздоровление.

– Это чудесно. Передай ей от меня привет.

Я проигнорировала его просьбу, потому что она звучала так, словно он сам не собирался увидеться с ней, и это задело меня. Внезапно я почувствовала, что рада видеть его, что меня волнует встреча с ним. Удачное совпадение, что он вернулся в Коннектикут, когда я здесь.

– Ройс пытался убедить меня начать работать в его газете на полную ставку.

– А я думал, что ты поселилась в Лос-Анджелесе.

– Жила. Я работала в журнале «Булевард». Но когда мать заболела, вернулась домой. – Заметив выражение его лица, я добавила: – А она молодец. Думаю, она из числа тех, кому с каждым днем становится все лучше.

– Это чудесно, Салли.

– Извините меня, ребята, – сказал забытый нами приятель Дага, – но у меня назначена встреча. – Он встал и направился в туалет.

– Кто это? – спросила я.

– Не узнала звезду Каслфорда, футбольного защитника?

– Неужели Ред?

– Он самый, собственной персоной.

– Даг, а я теперь нашла себе жилье. Помнишь старую «Бреклтон-фарм»?

– Та, что с конюшнями?

– Там сдается коттедж. Если я здесь останусь, то сниму его.

– Такое возможно?

Голова у меня пошла кругом: так сильно меня к нему влекло. В моей голове промелькнуло: «Я люблю его. Я хочу, чтобы он ко мне вернулся».

* * *

Кто-то посигналил мне из «кадиллака», остановившегося на обочине. Стекло водителя опустилось.

– Никак Салли Харрингтон. Не видела тебя сто лет. Как поживаешь? – Соседка миссис О'Харн с любопытством рассматривала меня.

– Спасибо, хорошо. А как вы? – Я подошла к машине, чтобы поговорить.

– Отлично, отлично, – проворковала она. – Слышала, твоя мать водит компанию с профессором. – Улыбаясь, она изогнула бровь.

Матери не нравится, что люди говорят о ней.

– Вам не кажется, что после двадцати одного года вдовства она имеет на это право?

– Конечно. А кто он? Слышала, что-то преподает.

– Физику.

– О, значит, он интеллектуал. – Ее брови поползли вверх. – Он разведен или?…

– Вдовец. Вроде бы уже три года.

– Ах так. Понимаю. Как его зовут?

«Это не твое дело», – подумала я, а вслух сказала:

– Малькольм Клири, или просто Мак.

– И он тебе нравится?

– А как же!

– Я лишь недавно узнала эту потрясающую новость, – поделилась она.

– Он не единственный, кто ухаживал за ней, – заметила я, вспомнив, как глаза мистера О'Харна неотступно следили за матерью.

Мистер О'Харн ныне самый богатый в городе. Обустроил себе в горах большое поместье. Сейчас трудно поверить, что двадцать четыре года назад он пытался найти себе работу в строительном бизнесе и что именно мой отец дал ему первую работу. Было странно наблюдать, как О'Харн становился все богаче, а мы все беднее. (Вернее сказать – без денег. Мать всегда настаивала на таком разграничении. «Бедность означает, что у тебя нет денег и нет перспективы их заработать. А быть без денег – это просто временное состояние, пока хорошо не потрудишься и не заработаешь их». Я все больше убеждаюсь, что мать абсолютно права.)

– Полагаю, – сделала свои выводы миссис О'Харн, – сейчас для Бел самое время подумать о будущем.

Я нахмурилась, а Скотти тянул поводок, словно говоря: «Пошли! Она мне совсем не нравится».

– В наши годы трудно быть одинокой, – продолжала миссис О'Харн. – Вам, молодым, этого не понять, но такова реальность. Позволь заметить, возможность хорошо выйти замуж всегда есть. – Она улыбнулась. – С кем-нибудь встречаешься? И сколько тебе лет, Салли?

– Кое с кем встречаюсь, – ответила я, отходя в срочном порядке от машины и делая вид, что Скотти надоела моя болтовня. – В нашей семье все в полном порядке, миссис О'Харн. Я передам маме, что вы о ней справлялись.

– Передай. Пока!

Когда машина отъехала, я подумала, знает ли она, что люди говорят, будто мистер О'Харн содержит бывшую официантку в квартире над антикварной лавкой, которую он купил для своей дочери.

– Ну, что ты скажешь, мальчик? – спросила я пса. – Не пора ли нам домой? – Скотти завертелся вокруг меня. – Полегче, я совершенно без сил.

Нет ничего прекраснее, чем Центральный Коннектикут в пору, когда на землю спускаются сумерки. Небо над вершинами гор отливает розовым, красным и оранжевым, а на горизонте оно ярко-синего цвета, который быстро заволакивает черный бархат. Проступают крупные звезды, а вскоре луна будет лить на землю загадочный серебристый свет.

Я спустила Скотти с поводка и полной грудью вдыхала ароматы лета. Дурманящий запах Центрального Коннектикута соединял в себе благоухание деревьев, трав, полевых цветов и самой земли. Живя в Лос-Анджелесе, я постоянно ощущала в воздухе запах гари и подозревала, что даже сильная гроза его не уничтожала.

Можно подумать, я фермерская девушка. В какой-то степени, разумеется. Ведь со стороны Харрингтонов у нас в роду два столетия были образцовые фермеры; по материнской же линии фермеры вели хозяйство целых три столетия, но лишь один из них шестьдесят лет назад, отец матери, первым из всего рода поступил в колледж.

Назад я решила идти в обход, и мы со Скотти пересекли поле, где велась открытая добыча камня. Воздух здесь тяжелый. Полевой шпат, гравий, гранит – богатые месторождения, спрятанные всего на четыре фута под землей. Их добыча позволила Бреклтонам возвести каменную стену вокруг всей фермы. На богатой плодородной земле они выращивали сотни тысяч бушелей пшеницы, бобов, тыквы, томатов и огурцов.

Мы со Скотти обогнули шахты и пошли по тропинке, ведущей через сосняк, ступая по мягким иглам, обходя выступающие корни и ветви. На полпути к дому я подвернула лодыжку и шла, хромая, за Скотти, который постоянно оглядывался, чтобы удостовериться, что тащусь за ним.

Я улыбнулась. В доме горит свет, значит, Даг там, и я этому рада. Мне хотелось обсудить с ним события дня. А если повезет, то, возможно, я сумею уговорить его приготовить фирменный омлет с ветчиной, грибами, шпинатом и сыром.

Скотти побежал вперед на разведку. «Вольво» Дага припаркован перед домом. Скотти побежал на задний двор, тявкнул пару раз и затих. Я пошла вслед за ним, стараясь нормализовать дыхание.

И я увидела Дага, сидящего на верхней ступени лестницы, а рядом с ним сумасшедшего Пита Сабатино, подозреваемого в убийстве.

Глава 13

– Я нашел его за двором, – сказал Даг.

Ссутулившись, Пит держал дрожащими руками кружку с куриной лапшой, которую пытался есть, не отрывая от меня взгляда.

– Привет, Пит.

Я не могла отчетливо видеть лица Дага, но знала, какое у него выражение: «Почему этот придурок сюда шляется?»

– Я снова в бегах, – пробормотал Пит между глотками супа.

Я готова была рассмеяться, такую мелодраму он тут разыгрывал.

– Он ничего не ел, – сказал Даг. – Я нашел пакетик супа… Больше он. ничего не захотел.

– Пит, – сказала я как можно мягче, присаживаясь на ступеньку ниже, – это мой друг Даг Рентам.

Ложка с супом в руке Пита застыла на полпути ко рту.

– Я знаю. – Он донес ложку до рта и издал металлический звук о зубы.

– Даг – помощник окружного прокурора в Нью-Хейвене. Короче, занят судопроизводством.

– Формально, – добавил Даг. – Как и все поверенные.

– Да, – подтвердила я, – и все же он законник, так что будь осторожнее в своих высказываниях, Пит.

– У меня есть адвокат, которого ты мне нашла, – сказал Пит. Он со звоном бросил ложку на ступеньку и допил оставшийся суп через край, затем поставил кружку и глянул на меня. – Он настоял, чтобы полиция отпустила меня сегодня утром, но потом они пришли в полицию и послали ко мне в дом полицейского, чтобы снова забрать.

– Кто пришел в полицию? – спросил Даг.

Пит разумно промолчал.

– Думаешь, они что-то сказали полиции? – спросила я Пита. – Что-то такое, что позволило им арестовать тебя снова?

Сумасшедший Пит кивнул.

– Они хотят, чтобы полиция упекла меня в тюрьму. Потому что хотят поступить со мной так же, как поступили с Джеймсом Макдугалом.

– Но он умер от сердечного приступа, – напомнил Даг.

– Они отказали ему в лекарстве, и это его убило.

– Кто отказал ему в лекарстве? – Даг посмотрел на меня, затем на Пита.

Я замерла в ожидании его ответа – «масоны», но Пит меня одурачил.

– Не надо вам этого знать, – сказал он. – Держитесь от этого подальше. – Он кивнул в мою сторону. – Для нее уже слишком поздно.

В доме зазвонил телефон, и я поднялась, благодаря Бога за возможность уйти. Я рассказывала Дагу о Пите, о его теории заговора, но сейчас, когда я и Пит были связаны с реальным убийством, все это не казалось таким смешным. Вся информация, которой он обладал, нуждалась в тщательной фильтрации.

Я посмотрела на кухонные часы и взяла мобильный телефон. Двадцать пять минут десятого.

– Алло?

– Салли? Это Касси Кохран. Извините, что беспокою, но я знаю, что вы собирались позвонить мне позже, а мы с мужем сейчас на приеме и вернемся совсем поздно. И я решилась позвонить вам сама и узнать, как обстоят дела со статьей для «Экспектейшнз».

– Ах да, – сказала я, пытаясь сосредоточиться.

– Ваш голос звучит так, – Касси рассмеялась, – словно вас уже тошнит от нее.

– О нет, – быстро исправилась я, понизила голос, отвернулась от окна и направилась в гостиную. – Я только что вернулась с прогулки и нашла подозреваемого сидящим у меня на крыльце и беседующим с моим бойфрендом, который, кстати, является помощником окружного прокурора.

– Шутите!

– Нет, – ответила я серьезным тоном.

– Ваш бойфренд не расследует этот случай?

– Нет.

– Ясно. А что они, подозреваемый и помощник окружного прокурора, делают?

– Даг приготовил ему куриную лапшу. – Я не смогла удержаться и громко рассмеялась.

Она тоже хохотала.

– И странное дело, Касси… миссис Кохран…

– Первое было вернее. Пожалуйста, зовите меня Касси.

– Так вот, Касси, ничего, ну абсолютно ничего не случилось, ничего из ряда вон выходящего в этом городе за последние два с половиной года. Но стоило мне получить шанс сделать что-то значительное для «Экспектейшнз», как распахнулись врата кромешного ада, и я влипла в жуткую историю. Мне кажется, я никогда из нее не выпутаюсь. Она будет преследовать меня.

– А вам удалось поговорить с Верити?

– Да. И она очень недовольна. Я разговаривала с ней, когда она была на коктейль-пати в ресторане «Времена года»…

– Ах да, – вспомнила Касси Кохран, – ее муж вступил во владение «Кларендон косметикс».

– Я этого не знала.

– Никто не мог и представить, – сказала она.

– Им этого хотелось?

– Кажется, нет. – Молчание. – Моя подруга работала там долгое время. Но потом дела пошли из рук вон плохо…

Оглянувшись, я увидела в дверях Дага.

– Я вернусь через секунду, – сказала я ему, затем снова в трубку: – Прошу прощения.

– Вы говорили с подозреваемым или с бойфрендом?

Я рассмеялась и спросила:

– Так где вы сейчас?

– Я в отеле «Пьер». Брат моего мужа запускает новый журнал, и мы здесь на обеде, который, кажется, будет длиться вечно. Когда дело касается семьи, трудно отказаться. К тому же он хороший парень.

– Это какой брат? Норберт?

– О Господи, нет, это Бо.

– Тот, что из Калифорнии, – сказала я, чтобы продемонстрировать ей, что тоже навела справки. – У вас, должно быть, весьма беспокойный образ жизни, – продолжила я. – А как же с каналом и со всеми вашими мужьями?

– Зато я не даю убежища мнимым убийцам.

Определенно мне эта женщина нравилась; казалось, я могла бы разговаривать с ней часами. К сожалению, сейчас на это нет времени.

– Послушайте… Касси, лучше я расскажу вам, что сказала Верити.

– Сделайте одолжение.

– Она настаивает на том, чтобы статья появилась в февральском номере. Поэтому выбора нет, нам надо приступить к работе. Февральский номер является большим рекламным изданием после Рождества и, предположительно, именно его все читают.

– О, вам не следовало напоминать мне об этом, – простонала она. – Я ничего не имею лично против вас, Салли, но уже начинаю нервничать по поводу этой публикации.

– Я стану думать, что в вашей биографии есть изъяны, раз вы. отказываетесь.

Она тяжело вздохнула.

Я попыталась представить себе то место, из которого раздался вздох, но я никогда не была в отеле «Пьер», и из этого ничего не получилось.

– Кстати, – сказала я, – я взяла отпуск в газете, поэтому могу свободно встретиться с вами, когда у вас представится такая возможность.

– А как же насчет осужденного?

– С ним будет все в порядке. Собственно говоря, я серьезно настроена собрать вещи и уехать на несколько дней подальше от всей этой неразберихи.

– Какой сегодня день? – спросила себя Касси. – Передо мной еженедельник… Сейчас посмотрим… Завтра у нас среда. Кошмар. Четверг. Не так уж и плохо. У меня есть немного времени днем. Пятница… Есть кое-какие дела утром, но… Послушайте, Салли, если вы так серьезно настроены, я могу уделить вам час в четверг, скажем, в половине второго. И два часа в пятницу, Сможете хотя бы начать.

– Великолепно! – пришла я в восторг. – Хотите, чтобы мы встретились на «ДБС»?

– Приходите в четверг ко мне в офис, а там посмотрим.

Я понимала подоплеку ее слов: «Давай посмотрим, как пойдут дела и смогу ли я тебе довериться». Все это меня расстроило, но я напомнила себе, что Касси не кинозвезда, а всего достигшая сама бизнес-леди.

– Я также составила предварительный список лиц, с которыми хотелось бы побеседовать, – сказала я.

– Попробую догадаться, – ответила Касси. – Мой бывший муж.

– Гм, да.

– Могу себе представить, кто еще, – рассмеялась она. – Послушайте, почему бы вам завтра не прислать мне в офис по факсу весь ваш список, и я подготовлю для вас номера телефонов и адреса.

– Было бы великолепно.

– А если хотите побеседовать с кем-то из «ДБС», мы можем это организовать и проследить, чтобы они были на месте следующие две недели.

– Чудесно.

– Итак, дайте подумать… Предполагаю, что вы, возможно, захотите поговорить с Александрой.

– Да. Прекрасно.

– Знаю, что она здесь. А как насчет Джессики?

– Джессики Райт? Замечательно.

– Она сейчас пока занята, потому что снимает сериал и часто уезжает из города, но…

– Я смогла бы подъехать к ней, – быстро отреагировала я.

– Хорошо, – одобрила Касси. – Похоже, Верити денег не пожалела.

– Да. Если говорить серьезно, кажется, это для нее важный проект.

– Гм, это мне льстит. С кем еще хотелось бы поговорить?

– Кайл Макфарланд? Он ваш продюсер по новостям?

– Он в Лондоне, – ответила Касси и засмеялась. – Это для вас далековато.

– Я бы могла поговорить с ним по телефону, если не возражаете.

– Хорошо. Кто еще?

– Лэнгли Петерсон.

– Без проблем.

– Ваш муж.

– Вы и его хотите? Он вас уболтает. Но нет проблем, Джексон будет здесь.

– Ваш сын Генри.

– Он в Чикаго, но и это возможно.

– У меня в списке и ваша мать.

– Гм. Давайте поговорим об этом в четверг, Салли. Вы можете, конечно, поговорить с ней, но лучше после наших встреч.

Я поставила галочку напротив имени Кэтрин Литтлфилд, затем трижды обвела в кружок. Она станет ключом ко всему прочему.

– Ваш босс по «ВСТ» в Нью-Йорке.

– Решили углубиться в доисторические времена?

– И целый список других лиц, – сказала я. – С вашей соседкой по комнате в колледже; с некоторыми из ваших друзей, старыми и новыми. С бойфрендом по средней школе и далее в том же роде.

– Гм, звучит многообещающе. Мы поговорим об этом в четверг. Пришлите список по факсу. – Она назвала номер.

Итак, послезавтра мне предстоит многое сделать, но прямо сейчас хочется спать.

Сделав для себя пометки, я пошла на кухню. Даг ждал меня, прислонившись к подоконнику.

– Он ушел, – сказал Даг. – Скрылся в лесу.

– Бедный парень, – вздохнула я и внимательно посмотрела на Дага. – Никого он не убивал. Он безобидный.

– Салли, я вынужден доложить, что он был здесь.

– Да, – удрученно согласилась я. – Но если я верну его… к себе домой, не мог бы ты сказать в полиции, что он был под твоей охраной? По крайней мере до тех пор, пока у него не будет крыши над головой, а рядом с ним адвоката? Хотя бы до утра?

– Салли…

– Пожалуйста. Он никуда не убежит. Правда. Ну хотя бы до утра. И я смогу позвонить его отцу, чтобы сказать, что он в безопасности. Его отец старый. Ты ведь не хочешь, чтобы он провел ночь в тюрьме. Позволь ему сегодня хорошо выспаться.

Даг тяжело вздохнул.

– Хорошо, я позвоню Бадди. Но ты должна привести его сюда.

Я вышла на улицу и позвала Пита. Никакого ответа. Из дома выскочил Скотти и встал рядом.

– Пит, вернись, уже поздно, и мы все устали. Иди в дом и прими душ. Я дам тебе пижаму и постелю в гостиной. – Никакого ответа. – Мы с Дагом в спальне, а Скотти рядом с тобой в гостиной. Он будет охранять тебя, пока ты спишь.

«Скотти будет сторожить тебя, пока спит Даг».

Внезапно сумасшедший Пит вышел из темноты.

– Спасибо, – шепнул он и прошмыгнул в дом.

Часть вторая

Манхэттен

Глава 14

На следующее утро я уехала из Каслфорда.

Я приготовила завтрак для Дага и сумасшедшего Пита, помахала им рукой, когда они отправились в полицейский участок, собрала вещи, завезла Скотта к матери и направилась в Нью-Йорк.

Моя мать бережлива; она обзвонила ряд гостиниц, и ей удалось зарезервировать для меня номер на трое суток в «Шератон-Центре», расположенном на Пятьдесят седьмой улице (менее чем в шести кварталах от центра «Уэст-Энд бродкастинг», где находится штаб-квартира «ДБС»), всего за восемьдесят пять долларов в сутки, тогда как настоящая его цена свыше двухсот сорока пяти баксов. Не могу передать своих чувств, когда, приехав в деловую часть Манхэттена, я оставила свой джип на попечение служащего гостиницы, навела справки на ресепшн и получила ключ от номера, а затем распаковала вещи, словно все это было для меня привычным делом.

Я просто помешана на гостиницах. Даже не на мотелях с чистой комнатой и хорошим обслуживанием. Горячая ванна, заказ в номер обеда с бутылкой вина, валяние в постели, хороший фильм по телевизору, гора журналов и газет – для меня верх блаженства.

Я в Нью-Йорке! И я на небесах.

Мать знает, как связаться со мной, знает это и Дат и больше никто другой. А так как я отключила свой мобильный, у меня появилась дополнительная роскошь звонить кому угодно чтобы узнать, что новенького, в то время как меня никто не достает.

С чего начать?

«Шератон», по всей вероятности, имеет клиентуру среди бизнесменов, так как в моем выгодном по стоимости номере есть большой письменный стол, две телефонные линии и факс. Я села за стол, проверила файлы на Касси Кохран и список необходимых для работы предметов: ноутбук, адаптер, портативный принтер, диктофон, стопку бумаги, ручки, карандаши, маркеры. Все на месте, и я готова приступить к работе.

Я переоделась в слаксы, льняной блейзер, туфли на низких каблуках и отправилась в редакцию «Экспектейшнз». В вестибюле выяснила, что Дорис Блэк все подготовила: мое имя значилось в списках охраны, и я беспрепятственно поднялась на тридцать третий этаж. Здесь располагались отделы других журналов, принадлежащих Сеймору Рубину. Не найдя секретаря, я пошла по коридору, ожидая, что меня кто-нибудь остановит, пока не дошла до зала, разделенного на кабины для работы приходящих авторов. Здесь тоже никого не было. Дойдя до кабины, которая, со слов Дорис, предназначалась для меня, я невольно улыбнулась, увидев на ней табличку с моим именем.

Я поставила на пол портфель и включила компьютер. Хотелось побыстрее узнать, какой справочной системой обладает журнал, но мое нетерпение не было вознаграждено, потому что выяснилось, что без пароля я не могу воспользоваться базой данных. Я сняла телефонную трубку и попросила оператора соединить с Дорис Блэк.

– Дорис Блэк, – сразу ответила трубка.

– Дорис, здравствуйте. Это Салли Харрингтон, которая Работает над…

– Знаю, знаю, – приветливо ответила Дорис.

– Я этажом ниже в кабине…

– Верити будет приятно это слышать, – одобрила Дорис. – Вы времени зря не теряете, Салли. Верити заинтересована в этой статье о Кохран.

– Да, – подтвердила я.

– Не кладите, пожалуйста, трубку.

И вскоре я услышала голос Верити.

– Салли, браво! Подумать только, вчера я стала нервничать, решив, что вы не приступите к работе раньше следую. щей недели. Я была уверена, что нашла хорошего автора.

Я не знала, что ответить, поэтому сказала:

– Спасибо.

– Послушайте, я аннулирую свою встречу за ленчем. Вы будете моей гостьей. Согласны? Через двадцать пять минуту зайду за вами.

Не успела я опомниться, как уже шла рядом с Верити по Парк-авеню. Она шла быстрым шагом, болтая без умолку о ком-то: он вытворял что-то смехотворное в клубе «Гроучо» в Лондоне. Мы вошли в здание через боковой вход, и вскоре я поняла, что мы в знаменитом ресторане «Времена года».

– Я предпочитаю гриль-бар, – сказала Верити, в то время как к нам уже спешил мужчина приятной наружности. – Джулиан, какой потрясающий прием был вчера! – сказала она, обмениваясь с мужчиной поцелуями. – Джулиан, ты знаком с Салли Харрингтон? – спросила она, словно метрдотель обязан был знать всех репортеров «Геральд американ» из Каслфорда, Коннектикут.

– Полагаю, не имел удовольствия. – Он протянул мне руку. – Здравствуйте.

Он повел нас через зал, который, по моему разумению, вовсе не похож на гриль-бар. Мы поднялись на балкон и подошли к столику, который, вероятно, был постоянным местом Верити.

Джулиан выдвинул стул сначала для меня, затем для Верити. Я заметила, что стол накрыт для троих, и огляделась.

– Женщина за столиком под нами, – тихо сказала Верити, – Бетти Прашкер. Она издает все – начиная от Стивена Кинга и кончая Доминик Данн. Она легенда в книгоиздательском бизнесе. А за следующим столиком сидит Майкл Андерсон из «Тайме». Не знаю, кто та приветливая дама рядом с ним. Мне нравится, как она одета. Похожа на француженку. Ну а рядом, конечно, наш знаменитый мэр Эд Кох. А там, в углу, вы наверняка узнали Джейн Поли. – Внезапно ее глаза радостно вспыхнули, и она помахала рукой молодому мужчине, который только что вошел и обратился к Джулиану. – Вот он!

Мужчина прошел через первый этаж и поднялся по лестнице на балкон. Пока он подходил к нашему столику, я успела разглядеть, что на вид ему лет тридцать или около того; хотя и не эталон красоты, но ухожен и складен; в общем, отлично смотрится.

– Верити, – сказал он, излучая радость и протягивая руку, – рад, что ты позвонила.

Она не встала, но обеими руками схватила его руку.

– Я тоже рада, что ты принял мое предложение. – Она повернулась ко мне. – Салли, позвольте представить вам самого обаятельного на свете Спенсера Хоза. Спенсер, это Салли, о которой я тебе рассказывала.

– Рад познакомиться, Салли, – сказал он, протягивая руку.

– Спенсер – ответственный редактор в «Беннет, Фицаллен и К о», – пояснила Верити, пока он усаживался напротив меня.

Весьма странный ленч. В жизни не догадаться, почему меня пригласили. Верити и Спенсер болтали о книгах и издательской индустрии. Лишь несколько имен мне были знакомы, и, откровенно говоря, через какое-то время я стала скучать, захотелось поскорее уйти и вернуться к работе.

Еда, однако, аппетитная: на закуску копченая форель и медальоны из телятины на горячее. Когда приступили к кофе, внезапно все внимание издателей сосредоточилось на мне.

– Иду сегодня вечером на премьеру в театр Джо Паппа, – сообщил Спенсер. – Не могли бы вы составить мне компанию?

Полагаю, он с удивлением воспринял мое замешательство и тотчас добавил;

– Начало в восемь. Мы могли бы перед этим где-то перекусить.

– Вы должны вернуться в Коннектикут? – спросила Верити, и внезапно я поняла, что останусь в Манхэттене, так как эти двое сочли бы меня невежей, ответь я положительно.

– О нет, – сказала я. – Я остаюсь. (Словно я персонаж Джейн Остин или кого-то в этом духе.)

– Тогда чудесно! – воскликнула Верити, просияв.

– Я должна просмотреть свои записи к завтрашнему дню, – сказала я. – Завтра состоится мое первое интервью с Касси.

– Тогда идите в театр, – решительно заявила Верити; – Это даст вам тему, от которой можно оттолкнуться.

Мы встретились со Спенсером глазами; он был уверен, вопреки всему, что я скажу «да», хотя не могу понять почему. С ним любая женщина пойдет куда угодно. Я заметила, что он без обручального кольца. Но это ничего не значит, разве я не права? Да и весь этот ленч… Я терялась в догадках, почему я здесь.

– Я не захватила с собой подходящий наряд, – сказала я.

– Тот, что на вас, вполне подходит, – заверила меня Верити. – Это всего-навсего Папп.

– На мой взгляд, вы великолепны, – сказал Спенсер. – Так что ответите?

– Хорошо, – согласилась я. – Спасибо.

Спенсер и Верити обсудили, где мы можем встретиться, чтобы «перекусить» в половине седьмого, и Спенсер записал мне адрес. Он также написал номер телефона в его офисе и поинтересовался, где я остановилась. Я ответила.

К тому времени, когда мы собирались уходить из «Времен года», я пришла к выводу, что, если хочу работать в Нью-Йорке, мне надо держаться подальше от офиса. Я начала понимать, что большая часть работы Верити проходит в разъездах по городу, и догадалась, что через Спенсера она контактирует с «Беннет, Фицаллен и K°». Это одно из старейших издательств Америки; оно также было одним из крупнейших независимых издательских домов в стране, пока его не продали международному концерну и не подвергли реструктуризации в восьмидесятых годах. Несколько лет назад этот издательский дом снова был продан какому-то немецкому издателю.

«Беннет, Фицаллен и K°», однако, до сих пор вызывает благоговейный трепет у американцев, и, таким образом, Спенсер, будучи ответственным редактором в нем, весьма респектабелен на престижной работе. За время ленча я поняла, что Спенсер осведомлен, кого публикует издательство, кто запрещен, кто имеет запятнанную репутацию, почему отказали в публикации тому или иному автору.

Я решила, что Верити просила его пригласить меня в театр. Вопрос только – почему?

Вернувшись в гостиницу, позвонила в Каслфорд, чтобы выслушать сообщения.

«Прости, что беспокою, Салли, – говорила мать, – но ответь мне ради Бога, что ты сказала Гизеле О'Харн?»

– Ничего, мама, – ответила я, изображая из себя примерную дочь, которая немедленно отреагировала на звонок матери. – Она спросила, встречаешься ли ты с кем-нибудь, и я ответила «да», тогда она поинтересовалась фамилией Мака, и я назвала.

– Когда ты ее повстречала?

– Накануне отъезда.

– Надо отдать ей должное, сработала она весьма быстро, – проворчала мать. – Стоило мне появиться в бакалейной лавке, как сразу узнала, что захомутала ученого, который работает над ядерной бомбой.

Мы обе расхохотались. Мать так далека от сплетен Каслфорда.

– Почему миссис О'Харн тебя так не любит?

– О, милая, она несчастная женщина.

Я подозревала, что причина гораздо глубже. Миссис О'Харн жутко ревнует мою мать. Но сейчас я в Нью-Йорке, у меня есть шанс сделать карьеру всей моей жизни, и потому не вижу причин, почему надо остро реагировать на подобные выходки соседки.

– Ирония судьбы, Салли, – продолжала мать. – Когда ты была еще ребенком, мы с Гизелой были подругами. У нас были дети, наши мужья подавали надежды в строительном бизнесе. А позднее, когда твой отец вырвался вперед, Филу он дал первую работу по контракту.

«Что правда, то правда, мама, но мне предстоит завоевать мир, поэтому не лучше ли нам прекратить этот бессмысленный разговор?»

Мать, словно услышав мои мысли, сказала:

– Хватит об этом, дорогая. Как твои дела? Как номер в гостинице?

Я почувствовала себя виноватой, что не позвонила ей сразу, потому что номер великолепный и она потратила немало времени, чтобы найти его, поэтому я сейчас, же сказала ей об этом, добавив, что она лучшая в мире мама и что непременно позвоню ей рассказать, как продвигаются у меня дела. Затем не удержалась и поведала, что собираюсь пойти на премьеру в театр Джо Паппа. Она уточнила с кем, и я ответила, что с редактором издательства «Беннет, Фицаллен и K°», с которым познакомилась за ленчем во «Временах года». Мать счастливо рассмеялась, сказав, что определенно я не теряла времени даром и что она мною гордится.

Следующий мой звонок был Джо Биксу, и, вопреки принятому решению, я оставила ему свой номер телефона в гостиницу.

Затем позвонила в офис Дага.

– Присяжный поверенный Рентам, – ответил он.

– Здравствуйте, это Салли, – сказала я, словно пять часов пребывания в Нью-Йорке изменили меня настолько, что мне следует отрекомендоваться.

– У нас здесь сплошные треволнения, – зашептал он. – Картер перевез твоего друга Пита в безопасное место.

Картер – помощник окружного прокурора по расследованию убийств.

– В какое? В мой дом?

– Нет, – ответил Даг. – Послушай, – шептал он, – я не могу сейчас говорить. – Он повысил голос: – Как твои дела в Большом Яблоке?

– Великолепно! – ответила я. – Верити пригласила меня на ленч во «Времена года», а вечером иду на премьеру в театр Джозефа Паппа.

– С кем? С Верити?

Внезапно я почувствовала себя в ловушке. Почему-то не хотелось говорить Дагу правду. Хотелось приключений после застойной обыденности Каслфорда. И сегодняшнее свидание, полагаю, позволит мне хоть на время позабыть о доме.

– У сотрудника Верити оказался лишний билет, – ответила я.

– Чудесно. А ты подготовилась к завтрашнему дню?

«Нет, – подумала я. – Я вообще сегодня ни черта не сделала».

– Да, – ответила я. – Даг, а не мог бы ты сказать, почему прячешь Пита?

– Нет, – ответил он.

Заработала вторая линия гостиничного телефона, и я сказала Дагу, что должна уходить; мне просто следовало сообщить ему, что вечером не смогу ему позвонить. Я приняла второй звонок.

– Послушай, Сэл, здесь такое творится, – доложил Джо.

На линии были помехи, и я поняла по уличному шуму, что он в машине.

– Что происходит?

– Убитый – Тони Мейерз, – ответил Джо. – Своего рода король ядохимикатов из Лонг-Айленда. У него масса правительственных контрактов.

– Что он делал в Каслфорде?

– Этого никто не знает, хотя вырос он здесь. Его мать живет в Аризоне, а здесь у него никаких родственников.

– Откуда ты все это узнал?

– У меня приятель в «Ныосдей». Сэл, мне нужно, чтобы ты еще раз поговорила с Д'Амико. Вчера сумасшедшего Пита подозревали в убийстве, сегодня он персона нон грата. Никто не знает, где он находится. Его отец собрал вещички и уехал во Флориду. Говорит, что здесь очень опасно.

– Почему?

– Думает, что тот, кто расправился с этим Мейерзом, может расправиться и с ним.

– Почему?

– Это тебя надо спросить.

– Если Бадди прячет его, – сказала я, зная, что этим делом занялась окружная прокуратура, – то надо сосредоточить все внимание на самом убитом и его деятельности. Сдается мне, здесь пахнет мафией.

– Это домыслы, – сказал Джо.

– Хорошо, значит, пахнет организованной преступностью, – сделала я поправку. – Что Бадди говорит насчет того, чтобы имя убитого появилось на первой полосе?

– С этим все в порядке.

– Тогда публикуй.

– Он хочет, чтобы мы опросили людей. Но ты должна знать, что у меня табу на Пита. Я прокляну себя, если какая-нибудь газетенка обойдет нас. А что, если действительно убил он?

– Посмотрю, что можно сделать, – пообещала я, повесив трубку. Я снова набрала номер Дага.

– Присяжный поверенный Рентам.

– Значит, это дело рук мафии? – спросила я. – И твои парни боятся, что Пит будет следующим?

– Мафии? – удивился Даг. – Никто этого не говорит.

«Значит, речь идет об организованной преступности», – решила я.

– Может, я перезвоню позже? – спросила я.

– Ни в коем случае, назойливая леди-репортер, – ответил он. – Пока.

Глава 15

Жутко нервничая, я приняла душ, надела юбку и блейзер и прошла несколько кварталов до ресторана, где должна встретиться со Спенсером. Пришла чуть раньше, но он уже был в баре.

– Привет, – улыбнулся он и развернул для меня стул. – Выглядите потрясающе! – Мы обменялись рукопожатиями.

Сели за столик, и я заказала себе бокал вина. Некоторое время провели в непринужденной беседе. Он родом из Мэна; его отец – судовладелец; он окончил университет Брауна и некоторое время учился в аспирантуре в Колумбии; получил работу в журнале «Тайм-лайф», оттуда перешел в «Уорнер букс», затем в «Саймон и Шустер», а спустя три года – в «Беннет, Фицаллен и K°». Эта работа ему нравится. Я вкратце обрисовала ему свой жизненный путь до сегодняшнего дня, включая и тот факт, что встречаюсь с Дагом.

– Извините, если заставил вас принять мое предложение, – внезапно сказал он, глядя в стакан с виски. Потом посмотрел на меня и произнес: – Прошло слишком много времени с тех пор, как я проводил время с… ну вы понимаете… был на свидании с женщиной. Много работы… и прочее.

Мне страшно захотелось узнать подробности, но я сдержалась. Скажет, если захочет.

– Приятно сознавать, что еще не забыл, какими чудесными могут быть женщины. – Он чуть улыбнулся, и на его щеках проступил румянец. – И какими привлекательными. Без тайных пороков.

«О Господи, – подумала я, – какого же сорта были женщины, с кем он общался?»

Я не знала, что сказать, и потому глупо улыбнулась. Подали обед, и я похвалила равиоли со шпинатом.

– Давно я не видел, как ест женщина, – сказал он. – Не что попало, а овощи, салат, морковку… Уф! – внезапно выдохнул он, отчаянно крутя головой. – Хватит. Больше ни слова, обещаю. – Он протянул вперед руки, словно выпуская птицу. Взял вилку и попробовал заказанное им блюдо, сдобренное подливой из томатов, чеснока и маслин. – Думаете, я псих и неврастеник, ведь так? – спросил он лукаво.

Поколебавшись, я ответила:

– Думаю, вы слегка перетрудились или, по всей вероятности, были измучены – могу я сказать? – человеком не вполне здоровым. – Когда он ничего не ответил, а вперился в меня взглядом, я добавила: – Вы же знаете, что, долго общаясь с человеком, который ne слишком здоров, спустя какое-то время начинаешь мыслить так же, как он. Особенно если думаешь, что любишь его. Вы хотите понять его, завоевать доверие, овладеть его сокровенными мыслями. Поэтому позднее вдохнув свежего воздуха и вернувшись в реальный мир, начинаете думать, что у вас плохо с головой. Потому что привыкли думать как человек нездоровый, которого любили. – Я улыбнулась. – К счастью, чтобы понять это, не требуются годы. Мне доводилось такое испытать. Сейчас вы чувствуете себя словно вырвавшийся из ада.

Спенсер отложил вилку на край тарелки и залпом выпил стакан воды.

– Вы умны и очаровательны, – изрек он.

– Спасибо, – ответила я, переходя к еде.

– Вы отнюдь не похожи на тех, кто раньше работал на Верити, – доверительно продолжил он, чуть наклонившись вперед. – Где она откопала вас?

– В лесу, – парировала я.

Понаблюдав, как я ем, он спросил:

– Откуда вы все знаете? Может, в прошлой жизни были психотерапевтом?

Я засмеялась, прикрыв рот салфеткой.

– Нет, живу той же жизнью, что и вы. У меня очень умная мама, которая знает все. И я пошла в нее.

– А кто тот парень, который и вас заставил думать, что вы человек нездоровый?

– Полагаю, он совершенно не такой, как женщина из вашей жизни.

– Была, – поправил он.

– Была в вашей жизни, – поправилась я, чувствуя исходящие от него импульсы.

Выходит, сначала я обрадовалась, потом занервничала, теперь вот возбудилась. Он остроумен, хорошо образован, успешен, но, похоже, легкораним.

– Это Билл. Вы спрашиваете о Билле.

– Так его звали?

Я кивнула.

Я познакомилась с Биллом, работая в «Булеварде». Он был начинающим актером…

– О, коллега! – простонал Спенсер.

– И он подрабатывал официантом. Тогда в ночь на субботу я подрабатывала в кафе барменом. Однажды, после того как мы закрылись, Билл уселся за стойку бара, подперев подбородок. Помнится, я подумала: «Это самый красивый мужчина из всех, кого мне доводилось встречать в своей жизни». У него очаровательная улыбка, от которой можно сойти с ума. Какой бы ни была причина – а работали мы вместе уже много месяцев, – но в тот самый вечер Билл запал на меня, словно внезапно очнулся и осознал, что сохнет по мне и не может без меня жить.

– Как он выглядел?

– Блондин с васильковыми глазами. Точеные черты лица. Рост шесть футов, тело сильное и крепкое. – И тут я подумала о другом торсе, который тоже был крепким, и почувствовала, что густо краснею.

– Настоящий Адонис, – сказал Спенсер,подстрекая меня. ~~ Да. – Я отпила глоток вина. – Не успела я опомниться, как он полностью завладел моими помыслами, и я стала делать ему карьеру: писала сценарии, выступала в качестве агента на переговорах с администраторами кастингов – одним словом, занималась всякой ерундой.

– Вы брали его с собой на приемы?

– Нас всюду приглашали вместе. На просмотры фильмов, коктейль-пати, всевозможные презентации, и когда мой босс куда-нибудь не шел, всегда отдавал мне приглашения. Я непременно брала с собой Билла.

– Таким образом пытались расширить круг его полезных знакомств.

– Да. – Я потупила взгляд и глубоко вздохнула. – Как я могла быть такой наивной? Клянусь, я думала, он меня любит.

Спенсер через стол протянул мне руку. Не думая, я вложила в нее свою. Он пожал ее и сказал:

– Уверен, он вас любил настолько, насколько был способен.

– Спасибо, – смущенно пробормотала я.

Я снова взяла в руку вилку, но почему-то у меня совершенно пропал аппетит. Воспоминания о Билле все еще заставляют меня чувствовать себя глупышкой с разбитым сердцем.

– А моя была актрисой, возомнившей себя писательницей, – сказал Спенсер.

Взглянув на него, я моментально почувствовала себя лучше, так как поняла, что он в результате угодил в бездонную пропасть безрассудства.

– Думал, она любила бы меня, торгуй я хоть обувью, – сказал он, делая попытку улыбнуться. Он вздохнул. – Ну и как закончились ваши отношения?

– Он нанес мне бесчестье.

Спенсер медленно кивнул.

– А потом я вернулась в Коннектикут.

– Значит, вы уже не поддерживаете отношения?

– О Господи, нет, конечно.

Спенсер обдумывал мой ответ, подавая знак официанту, Не спуская с него глаз, он сухо сказал:

– Она съехала от меня прямо на квартиру кинопродюсера. Полагаю, в конце концов решила остаться актрисой. Писательская деятельность оказалась ей не по зубам.

– Она была шикарной, – осенила меня догадка.

– О, Салли, не то слово.

Разговор иссяк. Мы пили кофе и лакомились десертом.

По дороге в театр я ломала голову над тем, как эта женщин на могла оставить такого человека, как Спенсер. Это выше моего понимания. Но затем он объяснился: у него слишком мало свободного времени, и ее это возмущало. О да, она любила приемы и обеды, но это случалось редко. Чаще всего он работал с девяти до пяти, а с пяти до девяти редактировал рукописи. Экономя на аренде квартиры, она пока жила с ним, позволяла себе тратить деньги и на массаж, и на обувь «Джоан и Дэвид».

Как долго она была с ним?

Да не больше года.

– Она оказала вам честь, уйдя от вас, – сказала в заключение я, когда мы подошли к театру. – Скорее всего она любила вас до такой степени, на какую вообще была способна.

Улыбка застыла на его лице. Он притянул меня к себе, и я – неожиданно для себя – взяла его под руку. Мы дружно вошли под своды театра.

– Мне больше не хочется выставлять себя дураком, – прошептал он мне на ухо.


Совсем не понимаю, что вдруг со мной случилось. Всего минуту назад я была Салли Харрингтон из Каслфорда, Коннектикут, готовившейся к интервью, жизненно важному для меня, а в следующую минуту внезапно обнаружила, что беззаботно смеюсь и чувствую себя возбужденной – и все благодаря мужчине, с которым едва знакома. Мы завидная парочка: красивые, молодые, преуспевающие и – совершенно очевидно – в этот вечер на вершине мира. После окончания спектакля мы прошли за кулисы, чтобы поздравить актеров. Затем пошли в ресторан, пили шампанское, болтали и веселились. Вскоре, держась за руки, двинулись по Пятой авеню, заглядывая в сверкающие витрины всех фешенебельных магазинов Манхэттена.

В витрине «Барнс и Ноубл» Спенсер с гордостью указал на книгу, изданную «Беннет, Фицаллен и К о». У витрины «Тиффани» мы решили, что шикарные ювелирные украшения уже немодны и теряют свою привлекательность. У витрины «Бергдорф» мысленно подняли бокалы в приветственном тосте. У витрины «ФАО Шварц» он рассказывал мне, как, будучи ребенком, выехал из комнаты на своей игрушечной лошадке-качалке к лестнице, после чего оказался в больнице с сотрясением мозга.

В отеле «Плаза» мы пили кофе без кофеина и ели пирожные. Потом пили бренди. И еще раз бренди.

Затем снова шли рука об руку вдоль южной части Центрального парка, направляясь к моей гостинице. Когда проходили мимо отеля «Ритц», Спенсер внезапно развернул меня, прислонил спиной к стене здания и одарил самым романтичным и страстным поцелуем. И он чувствовал себя великолепно, а я хотела оставаться с ним, ощущать его объятия, его желание, верный признак пробуждения которого воспылал и упирался мне в бедро.

Он уставился на меня, обхватив мое лицо ладонями. Смотрел так, словно испытывал боль.

– Кто ты? – прошептал он.

Я не могла говорить. Положив ему на плечо голову, обняла, стараясь осознать, что случилось, что происходит.

– Я хочу заняться с тобой любовью, – шепнул он мне в ухо срывающимся голосом.

Я согласно кивнула. Он тяжело дышал. Я слышала голоса людей и шум летящих мимо машин, но не сделала ни шагу. Хотелось оставаться здесь как можно дольше.

– Я хочу заняться с тобой любовью, – снова прошептал он, и я ощутила его эрекцию и сразу обмякла. – Хочу обладать каждой клеточкой твоего тела, – сказал он, целуя меня в волосы.

В отчаянии я не могла сдвинуться с места. Я клялась Господу, что единственное, чего бы сейчас хотела, – обвить ноги вокруг его тела и сделать это прямо здесь. Я хотела чувствовать его в себе прямо сейчас. Я вжималась в него, продолжая прятать лицо у него на груди и желая, чтобы он сдвинул нас с места и придумал что-нибудь. Он не мог ждать моего согласия, потому что я не в силах была его принять. Он схватил меня за руку и потащил в вестибюль отеля. Свет ослепил меня. Выпустив мою руку, он бросился к регистратору, выхватил из кармана бумажник и бросил на стойку свою кредитную карточку. Я была ошеломлена и стояла как, окаменелая, ясно осознавая, что все в вестибюле осведомлены, что происходит. Спенсер вернулся, крепко вцепился в мою руку и потащил к лифту. Мы не обмолвились ни словом даже в лифте; он до боли сжимал мою руку. Лифт застыл, мы вышли, Спенсер чуть замешкался, не зная, куда идти, затем потянул меня по устланному ковром коридору. Сунул карту ключ в прорезь, дверь открылась, мы влетели, и он поспешил закрыть дверь.

Мы сразу слились в тесном объятии и продолжительном поцелуе, даже не зажигая света; затем я упала на пол, увлекая за собой. Я расстегнула ему ремень, а он стянул с меня трусики, и, клянусь Богом, мы занялись любовью прямо на полу, не снимая одежды. Он торопился войти в меня, наконец вошел, и у меня поехала крыша: я вцепилась в него, обхватила его тело ногами, а он входил и входил в меня, туда-сюда, взад-вперед, и я потеряла рассудок. Я цеплялась за ковер, я стонала, я поднималась все выше и выше, извиваясь, ощущая его глубоко в своем теле; и это было так хорошо, так хорошо…

Я содрогалась и задыхалась, содрогалась и задыхалась снова я снова, сжимала ягодицы, содрогалась в конвульсиях, словно меня рвут на части, издавала невероятные звуки. Затем отпала от него в изнеможении, и Спенсер крепко прижал меня к себе, издал гортанный вопль, вошел в меня еще два-три раза и замер… затем закричал «Салли!» прямо мне в ухо и обмяк, с трудом переводя дыхание.

Я почувствовала, как у меня потекло между ног. Сначала горячее. Потом теплое. Скоро остынет.

Мы не сказали друг другу ни слова, а просто лежали, сжимая наши объятия. Мы не могли говорить, не могли двигаться; он все еще был внутри меня, когда его плоть снова восстала.

И мы повторили все сначала.

Глава 16

Шум пылесоса в коридоре разбудил меня, и на какую-то долю секунды я почувствовала себя счастливой и воодушевленной, но затем…

О Господи!

Вина и страх. Засосало под ложечкой. Диву даюсь, как я могла позволить себе подобное прошлой ночью? Как я добралась сюда в четыре утра?

Но я знала как, потому что воспоминания отозвались теплом в…

Раскаяние вернуло меня на землю. Это была не я. Такое поведение не достойно восхищения.

Я люблю и уважаю Дага.

Но я помнила, почему это сделала. Я чувствовала, и я не могла не думать об этом, потому что не жалела о том, что сделала, – что хочу, чтобы это повторилось снова.

Я посмотрела на часы. Больше одиннадцати! Интервью назначено на половину второго!

Я выпрыгнула из постели, чтобы просмотреть бумаги, которые, казалось, лежали на столе целую неделю. Затем позвонила в сервис-службу, заказала кофе и йогурт и в это время заметила горящую кнопку автоответчика. Я включила его, но никаких сообщений не последовало, и тогда я позвонила гостиничному оператору.

– У портье для вас посылка, – сказал он. – Желаете, чтобы доставили в номер?

– Конечно, – ответила я, теряясь в догадках, что бы это могло быть.

Просматривая свои заметки, я почувствовала – паника, охватившая меня поначалу, прекратилась. Я хорошо знала весь материал о Касси Кохран. Когда посыльный постучал в дверь, я вскочила с места и открыла ее настежь. В руке он держал пакет, адресованный мне. Я дала ему доллар. Обратного адреса на пакете не было, только мое имя.

Я села на кровать, испытывая страшное волнение. Я вскрыла пакет, и из него выпал томик в кожаном переплете без названия. Я раскрыла его. На титульном листе надпись: «Год 1904. Избранные поэмы Эмили Дикинсон».

Я заглянула в конверт и, обнаружив сложенный пополам лист, развернула. Отчетливым почерком написано:

«Четверг, 7.30.

Дорогая Салли!

Я изумлен и счастлив в это утро. Не знаю, как быть дальше.

Посылаю томик любимых стихов и хочу, чтобы он был у вас. Вы подарили мне радость и чувство свободы, которых прежде не испытывал.

Спенсер.

P.S. Если не захотите позвонить мне, я вас пойму.

(Хотя это неправда. Пожалуйста, позвоните.)»

Я впустила официанта и указала, куда поставить поднос, затем подписала счет.

Сняв трубку, я набрала номер.

– Офис Спенсера Хоза, – отозвался приятный женский голос.

– Здравствуйте. Это Салли Харрингтон. Звоню по просьбе мистера Хоза.

– О, это вы! – воскликнула она радостно. – Спенсер просил найти его, как только вы позвоните. Можете подождать немного? Думаю, он в отделе искусства.

– Конечно, – ответила я, не в силах сдержать улыбку. Мне очень хотелось, чтобы мой страх отступил.

Вдруг Спенсер оказался на линии.

– Ты позвонила, – проговорил он с благоговейным трепетом.

– Как я могла не позвонить? – Во мне все перевернулось, когда я произнесла это.

– О Господи, Салли! – простонал он. – Я даже не знаю, что сказать, за исключением того, что хочу тебя вновь видеть, Сегодня, завтра, послезавтра… и всегда.

Я рассмеялась, вспомнив, какой он экспансивный.

– Я знаю, что не должен говорить подобные глупости так сразу, Салли. Но хоть когда-нибудь? Я думал, со мной все кончено, и вдруг сегодня утром почувствовал, что только начинаю жить.

– Представляю, – сказала я.

– Могу я тебя увидеть? Предполагается, что сегодня я должен быть в «Метрополитен», но могу послать кого-нибудь вместо себя.

– Мне нужно взять интервью…

– Знаю, знаю, ты должна работать. А что, если после работы мы вместе пообедаем? Я не хочу… то есть хочу сказать, мы не должны… ну, в общем, ты понимаешь, о чем я хочу сказать. Просто хочу тебя видеть, Салли.

Я знала, что он имеет в виду.


Центр «Уэст-Энд бродкастинг» является домом для «Даренбрук систем» представляет собой внушительное зрелище. Он находится недалеко от моей гостиницы, на пересечении Двенадцатой авеню и Пятьдесят седьмой улицы с видом на Гудзон. Сейчас этот центр окружают «Риверсайд индастрис», трехэтажное строение, сконструированное в виде гигантской буквы U с фасадом на Гудзон, и прекрасный парк. Одно крыло комплекса занимает радиовещательная компания, во втором размещаются отделы печатных и электронных изданий, а в средней части здания расположены кафетерий с видом на парк и центр обслуживания. Студии «ДБС» и редакция новостей являются частью комплекса.

Строгая служба охраны не разрешила такси въехать через ворота. Только после того как охранник созвонился с отделом, мы подъехали к парковочной стоянке, и меня встретил сотрудник внутренней безопасности. Он протянул мне опознавательный бейдж, на котором было обозначено мое имя, и внимательно наблюдал, как я прикрепляю его к блейзеру.

– Это что, датчик? – спросила я.

– Да, – коротко ответил он.

– Ах так, – сказала я. – Отслеживающее устройство?

– Определенно. – Он улыбнулся. – Будь я на вашем месте, не снимал бы его.

– Звучит зловеще, – рассмеялась я.

Я примерно догадывалась, что может последовать в случае чрезмерного любопытства. Естественно, мне сразу же захотелось снять его, чтобы это проверить. Но экспериментировать, как говорится, не стала.

Я поднялась на лифте, и, когда он открылся, меня уже ожидала миловидная латиноамериканка. Она представилась как Чи-Чи Родригес, исполнительный секретарь Касси Кохран. Она повела меня по коридору с портретами звезд «ДБС» на стенах, и я спросила, давно ли она работает с Касси.

– Почти двадцать два года.

– Правда? Могу ли я и с вами побеседовать?

– Смотря о чем, – рассмеялась она, пропуская меня в дверь.

Я оказалась в роскошном кабинете с великолепным видом с третьего этажа на парк и реку Гудзон. Прямо передо мной – большой стол с несколькими стульями и компьютерный стол; у одной из стен диванчик и три легких кресла; в углу, на подиуме, в алькове, круглый стол для заседаний и четыре стула. Слева, рядом с дверью, консоль с телеэкраном. На экране картинка без звука. Показывали новое шоу «ДБС» «Беспомощная в доме». По всей вероятности, хозяйка, привлекательная мулатка, ничего не смыслит в домоводстве, так как в шоу пытались охватить все: кулинарное искусство, стирку белья, декорирование интерьера, а также уход за детьми.

– Касси будет с минуты на минуту, – пообещала Чи-Чи. – Пожалуйста, присядьте. – Она указала на диванчик. – Могу вам что-нибудь предложить? Воду, кофе, чай?

– Немного воды, если можно.

Чи-Чи ушла. И я, оставшись одна, незамедлительно подошла к столу Касси, на котором стояли фотографии. У мужа Касси, Джексона Даренбрука, васильковые глаза. На другой фотографии молодой светловолосый мужчина и брюнетка – ее сын и его подруга? Жена? Еще одна фотография запечатлела мальчика лет четырех. Совершенно ясно, что это Генри, так'как он копия матера Стояла там и фотография самой Касси с Джексоном на яхте – они загорелые и улыбающиеся. Потом – групповой портрет сотрудников «ДБС», среди них я узнала ведущую новостей Александру Уоринг и хозяйку ток-шоу Джессику Райт, а также Элис Вашингтон и Лэнгли Петерсона. На дальней стене развешены фотографии, запечатлевшие сотрудников за работой и на общих пикниках.

– Салли! – раздался позади меня голос, такой радостный, словно я давняя подруга, нежданно-негаданно свалившаяся ей на голову после долгих лет скитаний.

Я оглянулась.

– Наконец-то. – Касси подошла ко мне и протянула руку И хотя я видела ее отретушированные фотографии в прессе, все же была поражена, до чего хорошо она выглядит. Старше, чем на фотографиях, но лицо гладкое и свежее. Скорее всего благодаря хорошей пластической операции.

– Я в восторге от нашего знакомства, – честно призналась я.

Я уже полюбила ее. Что тут можно добавить? Из всего того, что я о ней читала, из разговора по телефону и сейчас, при личной встрече, я могла отметить лишь одно – она мне определенно нравится. Конечно, чутье журналиста подсказывало, что не стоит делать поспешных выводов, потому что объект моего исследования, без сомнения, мысленно уже принял решение: с самого начала обезоружить меня, чтобы я приняла его сторону, когда речь пойдет о конфликтных ситуациях, которые я непременно подниму на поверхность. Потому что столкновения и конфликты – непременные спутники людей успешных. Вернулась Чи-Чи с двумя стаканами воды, и мы сели – я на диванчик, Касси – в кресло напротив, и нас разделял кофейный столик, на который я поставила диктофон.

На Касси бледно-серый костюм, в тон к нему туфли на высоких каблуках, темно-серая шелковая блузка, нить жемчуга на шее и такие же серьги. На ее обручальном кольце сверкают бриллианты. Положив ногу на ногу, она откинулась в кресле, держа в руке стакан с водой.

– Итак, с чего начнем?

– С того, что вы расскажете немного о себе, – ответила я.

Она улыбнулась, посмотрела на часы, а затем снова на меня.

– Думаю, для начала, возможно, вам следует рассказать о себе.

Эмоции, которые я испытала накануне и которые сделали меня новой Салли, дали о себе знать, и я растерялась, не зная, что сказать.

– Мне любопытно знать, почему вы уехали из Лос-Анджелеса, – произнесла Касси… – Слышала, вы начали там многообещающую карьеру в журнале «Булевард».

– Моя мать заболела, и на время я вернулась домой, а затем мне предложили работу в нашей газете.

Она нахмурилась.

– Простите? – сказала я.

– Не вижу в этом смысла. Почему же вы не вернулись назад? Или не переехали в Нью-Йорк?

Я почувствовала, как во мне закипает гнев, потому что догадывалась, почему она это спрашивает. Она демонстрирует мне, как может чувствовать себя человек, жизнь которого тщательно исследуется и которого припирают к стенке. Предупреждающий выстрел.

– Я не намеревалась задерживаться в Каслфорде надолго, – выдавила я из себя.

Она изучающе смотрела на меня, затем улыбнулась.

– Чую, здесь давний роман, – решила она.

Это случилось прежде, чем я осознала это сама. Возможно, сказалась бессонная ночь, быть может, чувство вины перед Дагом, а может, просто не выдержали нервы. Так или иначе, но из моих глаз хлынул поток слез, и я была вынуждена отвернуться, чтобы вытереть их рукой. Я сглотнула комок в горле, изо всех сил стараясь взять себя в руки.

– Простите, Салли. – Внезапно я почувствовала легкое прикосновение к своей руке. – Могу ли я для вас что-нибудь сделать?

– Нет, – резко сказала я, покачав головой. – Со мной все в порядке. Боюсь, сегодня я чувствую себя неважно, но мне не хотелось бы отменять встречу.

Она взяла с журнального столика стакан воды и протянула мне. Затем поднялась и вынула из ящика стола пачку бумажных носовых платков.

– Спасибо, – сказала я.

Я уже пришла в себя.

– Не знаю, что и сказать… – начала я.

– Ничего не говорите, – ответила она, снова усаживаясь в кресло. – Сделаем так, как предложили вы: я расскажу вам немного о себе. – Она снова откинулась в кресле и скрестила ноги. – Полагаю, основное вы знаете: дату моего рождения моих школьных годах и всякое такое.

– Да, – ответила я, взяв карандаш и блокнот. Диктофон работал, но я всегда чувствовала себя увереннее, делая пометки.

– Итак, вы знаете, что я родилась в Седар-Рапидсе, Айова, – начала она. – Чего вы можете не знать, так это того, что у моего отца были проблемы с алкоголем. Он вылетал с одной работы и устраивался на другую. А моя мать работала секретаршей, весьма квалифицированной, и существенно поддерживала нас. Несмотря на все его проблемы, отца я обожала. Он был необыкновенным. Конечно, я не так часто видела его, потому что, когда он пил, мать его выгоняла. Умер он, когда мне было одиннадцать. С матерью я особенно никогда не ладила, но я была единственным ее ребенком, и потому она обо мне заботилась. Денег нам вечно не хватало, но мать следила за тем, чтобы жизнь не проходила мимо меня. Она настоящая героиня. На танцы я ходила в модных платьях. Она воодушевила меня на то, что в школе я добилась стипендии для поступления в колледж. При содействии ее босса мне удалось поступить в Северо-Западный университет, а он не из дешевых.

Итак, тайна ее отца раскрыта. Она сразу раскрыла ее мне, но впечатление такое, что она это сделала потому, что после моего срыва у нее сложилось мнение, будто я ужасно стеснительная и шибко нервная – одним словом, душа, которая поймет всю деликатность этого факта.

– Понимаю, что вы чувствуете по отношению к матери, – вставила я. – Я осталась без отца, когда мне было девять лет. И моя мать, так же как и ваша, содержала нас с братом и во всем поощряла.

– Это совсем другое поколение, не так ли? – спросила Касси. – Хотя ваша мать, вероятно, моего возраста, – поспешила она исправиться.

– Нет, – улыбнулась я, – она старше. Не намного, но старше.

– Полагаю, мне следует поблагодарить вас, – рассмеялась она. – Ваша мать ходила в колледж?

– Да. При университете Род-Айленда.

– А моя мать нет. Я пыталась заставить ее вернуться в колледж, – Касси отвела взгляд, – но ей почему-то расхотелось.

Когда Касси возобновила разговор, я поняла, почему она рассказала об отце и матери: ее будущему успеху в карьере предшествовало нелегкое детство. С юности у нее могли развиться нездоровые взаимоотношения с людьми. Она пыталась убедить меня, что отношения между ее родителями подготовили ее к трудностям, как говорила ее мать, жизни. Она рано вышла замуж за человека, у которого были такие же проблемы с алкоголем, как у ее отца. Устав от его постоянного пьянства, долго не могла с ним расстаться. Рассказала мне о сыне – о том, каким хорошим мальчиком он рос, – и как наконец спустя годы ее мечта стала явью: муж перестал пить. Проблема состояла лишь в том, что после двух лет трезвой жизни и двадцати лет брака он ее оставил.

Я была ошеломлена таким откровением, но постаралась это скрыть. Продолжая слушать, я беспокоилась, чтобы не кончилась пленка. За несколько минут Касси Кохран удалось вкратце обрисовать свою прошлую жизнь. Выходило, что умная и красивая женщина потратила свою молодость на то, что пыталась оправиться от смерти отца и постоянно испытывала давление вечно недовольной матери.

– Как думаете, что вызвало в ней такую агрессивность? – спросила я. – Трудности семейной жизни?

– О Господи, нет, конечно! – вскричала Касси. – Моя мать родилась уже несчастной. Мой дядя говорил, что мой дед построил ей деревянный дом, надеясь, что она в него переедет. – Мы засмеялись, но затем она сделала вид, что ее это ужасает. – О, Салли, мы плохо себя ведем. Пожалуйста, вы не должны…

– Не беспокойтесь, – ответила я, подняв руку. – Мне просто интересно, почему, чувствуя себя несчастной, она продолжала оставаться с вашим отцом?

– Не останься она с ним, кого бы она винила во всех своих несчастьях? – Касси прикрыла рот рукой. – О, Салли! Она опустила руку. – Право, это минное поле. Мне надоело ворошить прошлое.

– Хорошо. Почему бы вам тогда не рассказать о вашей встрече с Джексоном?

– А затем я встретила Джексона! – сразу просветлела она.

В это время в дверь тихо постучали, и в нее просунулась голова Чи-Чи.

– Прошу прощения, – прошептала она, – но Александра и Уилл говорят, что у них срочное дело. Не могли бы вы выйти?

– Скажи им, пусть зайдут.

В кабинет вошла ведущая теленовостей, и меня поразила ее хрупкость. Высокая и очень худенькая. Ее знаменитые серо-голубые глаза, оказывается, в жизни гораздо ярче (ее маска вот уже два года хорошо продается на Хэллоуин), а густые темно-каштановые волосы до плеч отливают здоровым блеском. На ней футболка с логотипом «ДБС» на груди, заправленная в голубые джинсы. За ней проследовал атлетического вида мужчина со взъерошенными каштановыми волосами, который на ходу перебирал бумаги.

– «Экспектейшнз», верно? – посмотрев на меня, спросила Александра Уоринг.

– Да, – подтвердила я и поднялась. – Я подожду в приземной, пока вы, Касси, не закончите с делами.

– Нет-нет, – сказала Касси. – Присядьте пока. Выкладывай, – обратилась она к Александре. Та промолчала, и Касси добавила: – Публикация состоится только через шесть месяцев. Что у вас там?

Уоринг качнула головой.

– Уилл? – обратилась к мужчине Касси.

– Она права, – сказал тот, отрывая взгляд от бумаг. – Это не для…

Я решила сберечь время каждого, встала и направилась к двери.

– Я буду в приемной, – сказала я, закрывая за собой дверь.

– Проблемы, как всегда, – сочувствующе сказала мне Чи-Чи.

И тут я вспомнила, что мой диктофон все еще работает. Я нахально подумала: «Не хотите, чтобы я знала, о чем вы говорите, так вот вам!» Я просидела в приемной минут сорок. Наконец Александра вышла, а за ней появился и Уилл. Уоринг остановилась передо мной.

– Прошу прощения, что прервала вашу аудиенцию, но вы ведь тоже" из редакции новостей, поэтому поймете меня. – Она улыбнулась, и ее лицо преобразилось – оно стало мягче. – По крайней мере надеюсь, что поймете.

Александра Уоринг – одна из самых интересных личностей в службе теленовостей. О ней ходит множество легенд и слухов. Одни говорят, что в свои тридцать шесть она не замужем, потому что лесбиянка, другие – потому что у нее нет времени выйти замуж; рассказывают также, что некоторое время назад расстроился ее шумный роман с телепродюсером.

Принимая во внимание ее рекордную занятость в телевизионных новостях и достижения за последние шесть лет, я не убеждена, что у этой женщины хватает энергии для сексуальной жизни. Но это мое мнение. Глядя на нее, я не представляла, кто она. Хотя у меня создалось впечатление, что она гетеросексуальна, но я ведь могу и ошибаться, так как не очень разбираюсь в сексуальной ориентации. Интересные женщины могут быть лесбиянками, для этого им не обязательно носить ковбойские сапоги.

– Во всяком случае, – сказала Уоринг, протягивая мне руку, – я Александра. – Мы обменялись рукопожатиями. – Рада познакомиться с вами, Салли Харрингтон. – Она повернулась к мужчине. – А это наш исполнительный продюсер Уилл Рафферти.

Мы поздоровались и пожали друг другу руки, но по выражению его лица я поняла, что ему не терпится вернуться на рабочее место.

– А теперь нам пора уходить, – сказала телеведущая. – Но мы ведь скоро увидимся, не так ли? – Она направилась к вера. – Касси сказала, что вы хотите и со мной поговорить бросила она на ходу.

– Да.

– Ах да! – Что-то вспомнив, она вернулась ко мне. – думаю, вам будет интересно узнать. Полиция нашла оружие убийства в Каслфорде. Это пистолет, который, согласно публикациям в прессе, прошлой весной был похищен при краже со взломом в одном из домов Саутгемптона, Лонг-Айленд.

– Как?… – Моя челюсть отпала.

– Попахивает организованной преступностью, – сказала она и ушла.

Я услышала за спиной смех. Оглянувшись, увидела Касси в дверях кабинета. Она скрестила руки на груди.

– Мы ничего не принимаем на; веру, – заверила она.

– Как она узнала об оружии убийства? – спросила я.

– Я не уточняла, – сказала Касси, приглашая меня в кабинет. По пути она протянула мне мой диктофон. Он был выключен.

Мы заняли наши прежние места, я поставила диктофон на столик, и Касси стала излагать свою жизненную философию: каждый в любой момент может круто переменить свою жизнь, как это сделала она.

– Мне пришлось пройти трудный путь, чтоБы понять, что жизнь переменчива. Меняется не наша сущность, но наши взаимоотношения с людьми, наша работа, наши цели в жизни. Все должно работать на прогресс. – Она пожала плечами. – Иначе мы не выдержим. Вы согласны? – Она посмотрела на часы. – Ой, Салли, мне жаль, но…

– Без проблем, – поспешила я ее заверить, выключая диктофон. – Мы ведь завтра встретимся, верно?

– В два часа, – сказала Чи-Чи от двери, войдя неслышно. – Касси, мистер Вандерсалл уже здесь. Ему назначена встреча на три часа.

– Итак, вы будете ровно в два? – спросила Касси, вставая.

– Да. Большое спасибо за прием.

Я собрала бумаги, и мы направились к двери.

– Вы должны хорошо пообедать сегодня, – посоветовала мне Касси, – и отдохнуть.

Я взглянула на нее.

– Вы ведь сказали, что не совсем хорошо себя чувствуете – напомнила она мне.

– Да, верно. – Я совсем забыла о том, что говорила.

Она вопросительно смотрела на меня.

– Небольшое любовное приключение, – услышала я свое объяснение.

– Со всеми бывает, – радушно заметила она и похлопала меня по спине, жестом выражая «желаю удачи».

Глава 17

Я попыталась дозвониться до Джо Бикса прямо из приемной офиса Касси, чтобы выяснить, знает ли он, что полиция нашла оружие убийства в случае с Мейерзом. Мне не удалось соединиться с ним по моему сотовому, в трубке так скрежетало, что у меня барабанные перепонки чуть не лопнули.

– Можете воспользоваться телефоном на столе, – сказала Чи-Чи. – Боюсь, ни один электронный сигнал не может пройти в этом комплексе из-за кодировки через спутниковую связь. Нам приходится принимать меры предосторожности против чужого вмешательства.

– Это большое расстояние, – предупредила я, снимая трубку.

– Наберите сначала цифру «два», – сказала она.

– Обычно это «девять» или «восемь».

– Это совсем другого рода телефонная линия, – проинформировала она меня. – Дайте мне знать, когда закончите Разговор, и я попрошу службу охраны вызвать для вас такси.

Я позвонила в «Геральд американ» и поговорила с Джо Биксом. То, что сказала мне Александра Уоринг, оказалось правдой. Джо подтвердил, что сегодня утром полиция нашла оружие убийства в канализационной трубе на Ролстон-авеню.

– Вы еще не выяснили, почему Мейерз оказался в Каслфорде? – спросила я.

– Д'Амико, возможно, знает, но ничего не говорит. Он звонил без конца, после того как в утреннем выпуске появилась статья. Ты непременно должна прочитать ее. Послушай, у тебя есть какая-нибудь информация о сумасшедшем Пите?

– Пит сейчас в безопасном месте, – сказала я.

– Шутишь? – сказал он после короткого молчания. – Кто его спрятал?

– Окружная прокуратура.

– Должно быть, он что-то знает. – Он тихо присвистнул. – Помнится, штат выделил тридцать тысяч долларов на программу по защите свидетелей. Откуда ты это узнала?

– Какое это имеет значение?

– Действительно, – согласился он.

– Нам надо использовать связи в Лонг-Айленде. Скажем, пойти к Ройсу, а еще лучше к Ройсу-старшему.

– Ни в коем случае, – сказал Джо.

– Послушай меня, Ал-отец обычно играет в гольф в Огасте. Позвони ему и попроси узнать, что они знают о Мейерзе, о его бизнесе, о его контрактах и других вещах. Уверена, кто-нибудь из его одноклубников что-нибудь да знает, а они из штанов выпрыгнут, чтобы услужить Ройсу.

– Неплохая идея. Мне это даже в голову не пришло.

Я положила трубку и посмотрела на Чи-Чи.

– Полагаю, сейчас нет возможности связаться с Александрой Уоринг, как вы считаете?

– Мы всегда можем попытаться, – сказала Чи-Чи, снимая трубку. Через минуту она протянула ее мне. Мужской голос попросил меня не вешать трубку, и вскоре я услышала голос Александры.

– Полагаю, у меня нет шанса узнать, как вам удалось выяснить, что в Каслфорде нашли оружие убийства? – сказала я.

– Шанс весьма невелик, – ответила она, – но такое возможно.

– Давайте решим дело так, – сказала я. – Возможно, я располагаю какой-то другой информацией, которая вас заинтересует?

– Где вы?

– Все еще в приемной Касси.

– Я пришлю кого-нибудь за вами. Мы все обсудим.

Через несколько минут меня уже вели по лабиринту коридоров, и вскоре мы оказались в огромной студии. Сопровождающий указал мне на Александру Уоринг, которая читала какие-то бумаги.

– Привет, – сказала она.

Я ответила и последовала за ней через длинный коридор к двери, которая открылась после сканирования ее отпечатков пальцев, затем снова через лабиринт коридоров. Вскоре мы оказались в комнате, где за старомодным дубовым столом сидел пожилой мужчина и что-то писал. Александра отрекомендовала его мне как доктора Ирвина Кесслера, одного из самых выдающихся умов всей электронной системы империи «Даренбрук комьюникейшнз».

Доктор Кесслер был вроде «Р2Д2» из «Звездных войн». Я ничего не поняла из его объяснений. Потом он дал мне заполнить форму, в которой я клялась, что не буду делать копий с компьютерных данных. Я подписала бумагу. Александра провела меня в другую комнату и плотно закрыла за нами дверь. Здесь стоял один компьютер и два кресла на колесиках. Она жестом указала на место перед компьютером, а сама присела рядом. Пока она включала компьютер, я огляделась. У меня создалось впечатление, что мы находимся в герметической капсуле.

– Вопрос только в том, – сказала Александра, – какой информацией вы готовы поделиться.

– Назовите ее.

– Ну… – начала она, не отрывая глаз от монитора. – Я могу попросить просмотреть вашу статью о Касси до ее публикации. – Она задержала на мне взгляд. – Просто чтобы оценить стилистику. – Снова уставилась на экран.

– Что скажете, если я пришлю вам копию по факсу в то же самое время, как отдам статью в «Экспектейшнз»?

– А пришлите ее по факсу на час раньше.

Я раздумывала. Что я теряю? Если Верити узнает, что я отдала кому-то копию раньше, чем ей оригинал, не сносить мне головы. Если соглашусь, могу распрощаться с журналом и будущей карьерой.

– Сожалею, но не могу пойти на это, – сказала я вставая.

– Понимаю. – Александра набирала текст: «Энтони Мейерз, Риверхед, Нью-Йорк». На экране моментально появилась информация. – Вы знаете, что у него был младший брат Джон? И что он числится в числе пропавших в Тампе, Флорида?

– Что?! – воскликнула я, снова садясь на стул. – Это Джонни-Бой, – сказала я. – Подростком он работал у моего отца.

Экран погас.

– В чем дело?! – вскричала я, глядя на нее.

– Мы еще не договорились, – ответила она.

– Но что я могу поделать? Хотите меня заложить?

– А вы, если хотите писать для журналов, почему проявляете такой интерес к убийству?

– Потому что это новости, и мой город, и моя газетная сенсация, и вообще, черт возьми, это не ваше дело!

Она расхохоталась. Она набрала пароль, и экран засветился.

– В вашем распоряжении пятнадцать минут. – Александра встала со стула. – Ничего не записывайте. Только запоминайте.

Я даже не ответила, а сразу приступила к чтению. База данных, которая была у меня перед глазами, содержала в себе номера телефонов, сведения кредитной службы, газетные сообщения «Даренбрук», а также филиалов компании и секретные материалы правительственной системы, к которой, возможно, не было доступа. Я могла не только прочесть биографию Энтони Фредерика Мейерза, но и узнать номера его страхового полиса, водительской лицензии, перечень банковских счетов, кредитных карт, закладных и многое, многое другое. Были, так же данные о его брате, Джоне Мейерзе. Как мне уже сказала Александра, полицейское управление города Тампы зачислило его в число пропавших. Последний раз его видели в Тампе четыре дня назад.

Уф! А днем раньше его брат был убит в Каслфорде.

Я снова вернулась к досье на жертву. Я старалась запомнить как можно больше информации и успела заметить, что большая часть его имущества оформлена на жену. Сам его бизнес не назывался, а только давался список текущих контрактов, которые мне ничего не говорили, но я все же попыталась их запомнить.

Что еще? Я продолжала читать. Трое детей. Демократ, член гольф-клуба «Спринг гленн», владеет «ягуаром» 1962 года выпуска с левосторонним рулем, имеет девяностосемипроцентную долларовую скидку на холодильник.

В это время Александра Уоринг вернулась.

– Ваше время истекло, – сказала она.

Я хотела узнать еще одну вещь, – но компьютер отключился. Я поднялась и выжидательно смотрела на нее.

– Действительно впечатляет.

– Рада, что вы так считаете, – улыбалась она.

Мы вышли в соседнюю комнату, и я поблагодарила доктора Кесслера, который обратился ко мне со словами:

– Вы никогда здесь не были. Запомните это.

Александра подмигнула мне и пригласила следовать за ней. В лифте я поблагодарила ее.

– Полагаю, мне удастся… – начала я, рассчитывая, что когда-нибудь мне еще удастся побывать в такой комнате.

Она покачала головой.

– Скажу вам словами доктора Кесслера: «Вы никогда здесь не были». Я просто хотела дать вам возможность раскрутить эту историю. Исчезновение брата будет хорошим заголовком в вашем завтрашнем номере.

– Но я вам ничего не обещала, – сказала я.

– Просто напишите правдивую статью о Касси, – сказала она.

Когда двери лифта раскрылись, сотрудник внутренней безопасности уже поджидал меня. Я вышла, а Александра осталась в лифте.

Не успели двери лифта закрыться, как я вынула ручку и бумагу, полная решимости записать все, что я видела на экране компьютера.

– Подождете минутку, хорошо? – обратилась я к служащему, направляясь к столу.

Я писала, писала и писала. Перечитав записи, добавила кое-что еще. Удовлетворенная, поблагодарила служащего и направилась к такси. Как только машина тронулась, я снова перечитала свои записи. Я не могла дождаться, когда доберусь до своего Номера. Пробежав по коридору, я ворвалась в комнату и схватила телефонную трубку, чтобы позвонить Биксу.

– Джо! Слушай! Полиция Тампы, Флорида, разыскивает исчезнувшего брата Тони Мейерза, Джона. Последний раз его видели в Тампе накануне убийства Тони.

Затем выдала всю информацию, которую мне удалось запомнить.

– Черт побери! Не могу в это поверить. Как ты разузнала? – вопил он.

– Хороший репортер не выдает своих источников, – резюмировала я.

– Проклятие! – ругнулся он. – Хорошо, девочка, считай, твое имя появится рядом с моим на первой странице завтрашней газеты.

– Вот здорово! – сказала я. – Могла бы надиктовать статью и стать единственным автором, если бы захотела.

– Но ты же не захочешь. Теперь ты стала великой журналисткой.

Я слушала его рассеянно, так как мое внимание отвлек сигнал на автоответчике, и я стала надеяться, вопреки всему, что, возможно, Спенсер оставил мне сообщение.

Прервав разговор с Джо, я послала ему по факсу свои заметки и прослушала сообщение.

«Не могу поверить, что не увижу тебя, Салли, – говорил голос Спенсера. – Я переделал все свои дела и сейчас слоняюсь по офису в ожидании твоего звонка. – Пауза. – Я так рад, что встретил тебя, Салли».

Я позвонила в офис Спенсера.

– Я тоже разделалась с делами. До десяти завтрашнего утра я свободна.

– Шутишь! – вскричал Спенсер, и я сразу почувствовала слабость во всем теле. – Может, встретимся сейчас?

– Да, прямо сейчас. – Мое сердце бурно отреагировало.

Мне не было оправдания. Я никогда так ни на кого не реагировала. Так свободно и легко. Спенсер разбудил во мне такое неистовство, о существовании которого я даже не подозревала. Страсть! Я наслышана о ней лишь из книг и фильмов.

Черт возьми, не знаю, что со мной происходит, знаю только одно: я хочу заниматься сексом с этим мужчиной, хочу сию же минуту, я хочу быть с ним.

Он дал мне свой адрес.

За двадцать минут я успела принять душ, одеться и выбежать на улицу, чтобы поймать такси. Мое сердце бухало, я была возбуждена, счастлива и шокирована, чувствуя, что бегу от самой себя.

Я расплатилась с таксистом, консьерж открыл мне дверь, и, мандражируя, я назвала, к кому пришла. Онпозвонил в квартиру, улыбнулся мне, назвал номер и предложил подняться. Пройдя через вестибюль, я стала ждать лифт. Я улыбнулась девочке, которую мать держала за руку, мы все вошли в лифт, и я нажала семнадцатую кнопку. Девочка со мной поздоровалась, я ей ответила «привет», и лифт остановился на семнадцатом этаже. Я вышла и полетела по устланному толстым ковром коридору. В конце его я увидела машущего мне Спенсера, бросилась к нему и сразу очутилась в его объятиях. Наши губы слились в поцелуе. Я не увидела его квартиры: мы сразу направились в спальню, упали на постель и стали срывать одежду друг с друга. Только сейчас я почувствовала, что мне хорошо, а когда он вошел в меня, я снова чувствовала себя нормально, я чувствовала себя как дома. И когда он сказал мне: «Салли, я тебя люблю», я подумала, что это сумасшествие, но поверила ему и словно перенеслась в другой мир, где все чувства возвышенные. Вся сердечная боль осталась далеко позади.

Глава 18

Я бросила все, чтобы провести ночь со Спенсером. При свете утра, когда я возвращалась в гостиницу на такси, меня снова охватил страх – вчера я так и не позвонила Дагу.

В гостиничном лифте мне вдруг стало смешно. В жизни столько сексом не занималась. Наверное, так проводят медовый месяц, о чем мы и поговорили, когда в полночь поднялись, чтобы приготовить яичницу.

До сегодняшнего утра я не могла представить себя замужней женщиной. В своем воображении мужем я всегда видела совершенно постороннего парня.

Я сошла с ума. Но мне хорошо.

У меня странное чувство, будто меняю собственную жизнь. Словно Спенсер стал для меня спасательным кругом, а до сих пор я жила, плывя по течению.

Никаких сообщений для меня не поступало, и я почувствовала облегчение и даже любопытство от того, что Даг так и не позвонил. Все же отношения наши без обязательств.

Я заказала кофе, йогурт и направилась в душ. Выйдя из душа, подписала чек и сделала звонок.

– Привет, – сказала я.

– Это даже забавно, дорогая, – сказала мать.

– Забавно? Что ты имеешь в виду?

– Хочу сказать, что за последние два дня мы говорили по телефону больше, чем за месяц дома.

– Пусть так, – рассмеялась я. – Я просто звоню узнать, не выкроишь ли ты свободное время для ленча.

– Забавно.

– Мама, я хочу с тобой поговорить. Возможно, попросить совета.

– Знаю. Чувствую по голосу.

– Мама! Пожалуйста, не делай из этого проблемы.

– Скажи когда, дорогая, и я постараюсь освободиться.

– В воскресенье.

– Забито. Завтрак в моем доме. Да, кстати, Салли, сегодня в утренней газете появилась статья. Даже не спрашиваю, как тебе удалось стать соавтором, раз ты не в городе. Рада за тебя. Статья просто взрывная. Меня волнует исчезновение Джонни-Боя. Он был приятным молодым человеком, и твой отец был о нем хорошего мнения. Тебе не кажется?

– Не знаю. Возможно, он просто спрятался, испугавшись, что с ним может случиться то же, что случилось с братом.

– Тогда остается надеяться, что он взял с собой жену и детей.

– Разумная мысль, мама.

Положив трубку, я взяла ручку и сделала для себя несколько пометок. Возможно, Джонни Мейерз замешан в убийстве. Но почему? Судя по компьютерным данным, он строитель в Тампе, работает по индивидуальным контрактам. Ничего грандиозного, только частные дома.

Я взглянула на часы. Половина одиннадцатого. У меня есть еще несколько минут, перед тем как начать прослушивать магнитофонную запись вчерашнего разговора с Касси. Я позвонила Бадди.

– Откуда, черт возьми, ты узнала, что Джонни Мейерз исчез? – спросил он сразу вместо приветствия. – Я полагал, ты работаешь над своим шедевром для журнала.

– У меня времени на все хватает.

– Короче, что ты хочешь, Салли? – спросил он, вздохнув.

– Хочу узнать, как ты. думаешь, Джонни убил своего брата?

– Что заставляет тебя так думать?

– Если он боится за свою жизнь, – сказала я, – то, может быть, взял с собой жену и детей, чтобы их спрятать?

– А кто тебе сказал, что они не спрятались?

– Правда? – Я раскрыла рот.

– Я тебе ничего, не говорил.

– Кое-что сказал. Мне надо было уточнить.

– До свидания, Салли, – сказал он и повесил трубку.

Я сделала следующий звонок.

– Привет.

Молчание.

– Привет. Где была?

– Писала роман века.

– Видел.

Я поняла, что он имеет в виду «Геральд американ».

– Потрясен, что блестящая нью-йоркская писательница, такая как ты, успевает поработать еще и здесь.

Его голос был мне неприятен, и я решила, что это из-за того, что я не позвонила.

– Как ты там?

– Прекрасно.

– А как сумасшедший Пит?

– Тоже прекрасно.

– Сегодня вечером приеду домой.

– У меня дела вечером.

Прекрасно, если ты себя так ведешь, для меня это только великое облегчение.

Когда я прослушала свою вечернюю запись, мне захотелось умереть. Не могла поверить, что, не просидев там и пяти минут, я расплакалась при первой же встрече с Касси. Такая известная журналистка! Вела себя как школьница. Не представляю, что она могла обо мне подумать.

Слезами горю не поможешь. Остается только взять себя в руки и постараться вести себя как настоящий профессионал.

Пока добралась до «Уэст-Энд бродкастинг», я уже сосредоточилась. Решила сегодня задавать ей вопросы, которые позволят обрисовать ее жизнь, чтобы понять, за что зацепиться.

– Добрый день, – радушно приветствовала она меня, выходя из кабинета и протягивая руку; – Я максимально освободила распорядок дня, Салли, чтобы подольше поговорить с вами.

День был великолепным, а вид из окна офиса просто потрясающим. По Гудзону плыл туристический катер.

– Вот где нам следовало бы быть, – сказала Касси, перехватив мой взгляд, – а не торчать здесь.

– Если хотите…

– Нет, не хочу. Мне некоторое время надо быть здесь.

На ней сегодня белые слаксы и голубая блузка-пуловер, та же нитка жемчуга, что и вчера, но в ушах золотые серьги-обручи. Ее волосы уложены в высокую прическу, и мне стало интересно, как она выглядит с распущенными волосами. И когда она их распускает. Или она этого не делает?

На этот раз я намеренно села в кресло, где она сидела вчера, и стала устанавливать диктофон, сказав, что, если она не возражает, буду задавать вопросы. Я надеялась, что она сядет на диванчик, а я буду смотреть на нее сверху вниз.

– Не возражаю, – ответила она, опустившись на диванчик, затем скрестила ноги и заложила одну руку за спину.

Я включила диктофон и тоже села, положив ногу на ногу.

Мы поговорили немного о «ДБС» и кто кому здесь подчиняется. Коснулись истории ее поступления на работу на «ДБС» в качестве исполнительного продюсера и того, как быстро она стала работать в теленовостях. Она рассказала, как отчаянно им хотелось поскорее выйти в эфир во время повторных летних показов, когда у них больше всего зрителей. Затем рассказала, как внезапно стала ответственной за «Шоу Джессики Райт», а потом и всего канала.

Она руководит управлением «ДБС» начиная с теленовостей. Александра Уоринг является главным редактором, а Уилл Рафферти – исполнительным директором. Под крылом канала новостей находится отделение международных новостей в Лондоне, возглавляемое бывшим исполнительным директором Кайлом Макфарландом; два журнала новостей, издаваемые в Нью-Йорке; отделения документальных фильмов и видео, тоже управляемые из Нью-Йорка.

«ДБС ток-шоу» возглавляется Денни Ледлером, продюсером «Шоу Джессики Райт». В этот отдел также входят новые шоу Элис Вашингтон «Беспомощная в доме» и утреннее ток-шоу, зародившееся на Западном побережье.

Касси свободно допускает, что «Спорт ДБС», новый отдел телевизионной сети, охватывает все, чего нет на других каналах, что означает, меньше теннисных турниров и турниров по гольфу, больше футбола, бейсбола и хоккея на местных полях. Отдел также демонстрирует соревнования по рыбной ловле.

– Это приносит деньги, – поспешила она добавить. – Но хлебом с маслом телесети по-прежнему остаются «Новости Америки с Александрой Уоринг», которые идут с понедельника по пятницу в девять вечера. За ними в десять следует «Шоу Джессики Райт». Эти двухчасовые программы транслируют в сорок три страны мира через «Харгрейв комьюникейшнз», – с гордостью заявила Касси.

Она встала и принесла мне полный список главных лиц «ДБС».

– Это для меня еще один интересный нюанс в «ДБС», – сказала я, просматривая список. – По крайней мере значительная часть ведущих сотрудников «ДБС» – женщины.

– Да. – Касси удивленно подняла брови.

– Это редкий случай.

– Очень, – с улыбкой подтвердила она.

– Можете это прокомментировать? – спросила я.

– Не знаю, – пожала она плечами. – Подозреваю, мы просто подбирали лучших специалистов, а большинство из них оказались женщинами. Так как наша компания процветает, то, по всей вероятности, мы сделали правильный выбор.

– Итак, вы говорите, что директор спортивного канала приверженка футбола, так?

– Именно так. Футбол очень популярен во многих демографических группах, поэтому у нас самые различные спонсоры. Поверьте мне, Салли, если бы это не сработало, если бы мы не могли зарабатывать деньги, то не занимались бы этим.

– Но у вас нет шоу типа Джерри Спрингера.

– Нет.

– Почему?

– Не хотим такого.

– Но оно приносило бы вам деньги.

– Недостаточно, чтобы запустить в эфир.

Мы перешли к взаимоотношениям с сотрудниками, которые работали здесь с самого начала, затем с новичками, и она находила теплые слова о каждом. После получасового разговора выяснилось, что ее любимицами были две телевизионные звезды: Джессика Райт и Александра Уоринг.

– Согласно прессе, Касси, вы, кажется, искренне дружите с Джессикой и Александрой.

– О да, мы очень близки.

– Вы тесно общаетесь, вместе ходите по магазинам…

– Понимаю, – улыбаясь, кивнула она. – Они значительно моложе меня. Но я, честно говоря, считаю их своими лучшими подругами.

– Правда? – сказала я, делая пометки. – Не возникнут ли у вас трудности, в случае если захочется их уволить?

– Это будет печально, – ответила она, нахмурившись.

– Как-то не совсем нормально, что руководитель близко дружит с талантами, – заметила я.

– Не представляю, как может быть иначе. – Касси пожала плечами. – Мы через многое прошли вместе. – Она пустилась в долгое объяснение, как они создавали канал, придумывали разные программы.

Я представила картину: они как стойкие солдаты сражались за каждую пять земли, а затем старались удержать ее.

– В биографии Джессики Райт – а она не делает из этого секрета – была проблема с алкоголизмом, когда она впервые появилась на «ДБС».

Касси кивнула, словно подтверждая, что знает, о чем я говорю.

– А затем она перестала пить, – продолжила я. – Она говорит, что, если бы не люди «ДБС», ей никто не смог бы помочь. Что вы предприняли для этого?

– Вам лучше спросить Джессику.

Я сделала пометку и поставила рядом звездочку. Ответ обещает быть интересным.

Разговор перешел на Александру Уоринг, и Касси рассказала, что ее открыл бывший муж, Майкл Кохран, увидев в «Новостях» в ее родном городе Канзас-Сити. Он переманил ее в Нью-Йорк на свою станцию «ВВКК». Мне знакома эта история, но я вежливо слушала рассказ Касси о том, как растет рейтинг Александры, как она переехала из Вашингтона, где работала новостным корреспондентом, в Нью-Йорк, после того как Джексон Даренбрук увидел ее на лестнице, ведущей в Капитолий. После подписания контракта на должность ведущей теленовостей именно Александра уговорила Джексона Даренбрука назначить Касси продюсером канала новостей.

Мы вернулись к ранним временам «ДБС».

– Гм, – начала я, слегка покусывая губу в предвкушении перехода к следующей теме разговора. – Вчера вы упомянули, что, как только муж, по вашему выражению, «стал трезвенником», он ушел от вас.

– Да, это так.

– Как себя чувствовали? Годы, когда он пил, не были ведь лучшими для вас.

Она открыто встретила мой взгляд.

– Как я могла себя чувствовать, Салли?

– Как только он перестал пить, ваш брак исчерпал себя.

– Кто сказал, что он себя исчерпал? – спокойно спросила она.

– Ну, – начала я осторожно, – так как вы развелись, я сделала вывод, что ваш брак приказал долго жить.

– Хотите сказать, что брак распался – и мы разбежались?

– Хотелось бы знать, что вы чувствовали.

Касси задумчиво кивнула, и ее взгляд устремился на окна. Прошла целая минута, прежде чем она заговорила.

– Попробую объяснить, – сказала она, снова сосредоточив на мне свое внимание. – Я относилась к клятвам, данным при венчании, чрезвычайно серьезно. Когда Майкл перестал пить, он понял, что пьянство отодвинуло его назад на много лет. И вполне естественно, мне захотелось, чтобы он повидал мир. – Она помолчала. – И мы решили, что будет лучше, если он поездит по миру без меня.

– Я бы его убила, – выпалила я.

– Простите?

– Сказала, что убила бы его.

– Салли! – воскликнула она предупреждающим тоном, давая понять, что мое мнение не имеет никакого значения. Я должна принять то, что она так тщательно и тактично сформулировала.

– Простите, – сказала я. Иногда приходится провоцировать людей. Да, это безнравственно, но в этом и состоит работа журналиста.

– Мы с Майклом прожили вместе долгую жизнь, – сказала она. – Доказательство тому – наш замечательный сын. Если вы когда-нибудь поговорите с Генри, то сами увидите, что в нашем браке было много хорошего, и это позволило нам воспитать такого сына.

– Я искренне извиняюсь, – продолжала я гнуть свою линию. – Это так распространено, когда мужчина, перестав пить, уходит от женщины, которая поддерживала его все эти трудные годы.

Она ничего не отвечала, а просто смотрела на меня, выжидая. Ее подбородок напрягся, что послужило мне предупреждением остановиться. Но я этого не сделала.

– Должно быть, вас очень расстроил его уход. Кажется, он в Калифорнию уехал, не так ли?

– Да, в Калифорнию.

– Значит, с Майклом вы разошлись еще до того, как начали работать на Джексона Даренбрука?

Она кивнула. Затем на ее лице появилась улыбка.

– Да, я рассталась с Майклом, и мы начали бракоразводный процесс. Дело в том, что Джексон этого не знал, и, когда мы начали работать вместе, он был уверен, что в браке я счастлива.

– Вы стали проявлять интерес друг к другу до или после того, как он назначил вас президентом «ДБС»?

Она решила не обижаться за неприятный вопрос.

– После» – Она рассмеялась. – Мы не афишировали наши отношения. Лэнгли был единственным, кто все знал. Если бы Джексон узнал об этом, он бы меня уволил.

Внезапно она вскочила с диванчика.

– Идемте. Меня здесь начинает лихорадить. – Она подошла к двери и открыла ее. – Чи-Чи, мы отправимся с Салли на прогулку.

Я быстро схватила диктофон и последовала за ней.

Она повела меня вниз, в студию А, где располагались отделы новостей и записывалось шоу «Беспомощная в доме»; затем прошли через студию Б, где записывалось «Шоу Джессики Райт». Далее через ряд комнат поднялись в отдел электронной связи, где наткнулись на смешного доктора Кесслера, который вскочил и сказал, обращаясь ко мне:

– Ах, она вернулась.

Касси искренне удивилась.

– Вчера Александра приводила меня сюда, – подтвердила я.

– Сюда? Когда? – спросила Касси.

– После нашего интервью, – ответила я. – Лучше сами спросите ее об этом.

– Можете не сомневаться, спрошу. Уж не собирается ли Александра плести закулисные интриги? Чего она хотела добиться, просмотреть вашу статью?

Я рассмеялась. Очевидно, Касси хорошо знала Александру.

Мы продолжили нашу экскурсию, и она показала мне захватывающий дух вид, открывающийся из одного из внутренних офисов комплекса.

Затем она провела меня в крыло Б, где также располагались офисы «ДБС». Во время нашей экскурсии Касси здоровалась со множеством людей. На третьем этаже мы вошли в один из наружных офисов, где сидела молодая женщина азиатского типа.

– Здравствуй, Марианна, – сказала Касси. – Это Салли Харрингтон, которая работает над статьей обо мне для журнала «Экспектейшнз».

Марианна встала и пожала мне руку.

– Хотелось бы знать, каков у Джессики распорядок на следующей неделе и будет ли у нее время побеседовать с Салли.

Марианна простонала и открыла толстый органайзер.

– С ума можно сойти, – сказала она.

– Хорошо. Салли позвонит тебе, и ты выкроишь для нее время.

– Будет сделано, – последовал ответ.

Мы вошли в кабинет рядом, где сидел молодой человек. Это был Тревор, секретарь Александры Уоринг. Касси тоже прояснила у него распорядок Александры на следующую неделю, а затем снова повела меня в среднюю часть «Уэст-Энда»; мы спустились по лестнице купить бутылку воды в кафетерии, а потом этажом ниже, туда, где находился детский сад. Касси – здесь встретили радостным «Привет, миссис Кей!» те из малышей, кто мог говорить. А затем мы вышли в парк.

– Комплекс, – начала объяснять мне Касси, – создавался по проекту, разработанному моей свекровью для редакций газет и типографий. Это мать Джексона, которой уже нет в живых, Элис Мей Гейнз Даренбрук. И если в «Уэст-Энде» чувствуется женская рука, это рука Элис Мей.

Сейчас она улыбалась. Мы стояли под кленом. Дул легкий ветерок, небо было голубым, а над Гудзоном медленно ползли облака. Очень красивое тихое место.

– Иногда, – сказала Касси, глядя вокруг, – я гуляю здесь и не перестаю удивляться, как счастлива в этой жизни.

Я посмотрела на диктофон. Он все записывал на пленку.

– И я благодарю Бога за все, что он дал мне в этой жизни: Я очень, очень счастлива. – Она помолчала. На дереве чирикали птички. – Что бы ни случилось со мной в прошлом, как бы это ни было больно, я всегда приходила сюда, на это место, где чувствую себя счастливой. – Ее улыбка стала сентиментальной. – Я так рада, что Майкл жив и здоров и что наш сын любит нас обоих. И что мы, вопреки всему, всегда будем семьей.

Я просто не знала, что сказать. За исключением разве что того, что она не должна слишком часто произносить это при своем нынешнем муже.

Мы проговорили почти час, и мне стало жарко. Сейчас, когда я ее разговорила, я начала подумывать, как ее остановить. Жара, казалось, на нее не действовала. Она была уверенной в себе и искренней. Иногда она говорила о своей жизни такими общими фразами, что ее речь звучала как лекция с кафедры.

Смею ли я это говорить? Я начала скучать.

Внезапно на нас упала тень, и я, подняв голову, увидела атлетического вида мужчину с дружелюбными голубыми глазами, которые мне приходилось уже видеть. Конечно же, я узнала, кто это.

– Здравствуй, красавица, – сказал он Касси, по-южному растягивая слова.

Он обошел скамейку, сел с ней рядом и обнял за плечи.

– Мне хотелось бы знать, какого черта ты даешь интервью жене Шредера, а не одному из моих журналов?

– Потому что это было бы семейственностью, дорогой, – рассмеялась она, принимая его сердечный поцелуй. – Джек, это Салли Харрингтон.

– Здравствуйте, Салли. – Он энергично пожал мне руку. – Никаких обид по поводу журнала Верити, но у нее отвратительный вкус на мужчин.

– Джексон! – воскликнула Касси, указывая на диктофон.

– Что? Ты думаешь, Верити напечатает в своем журнале, что я обозвал ее мужа законченным негодяем? – Он склонился к диктофону. – Привет, Верити! Как поживаешь? Как мальчик? Прекрасный ребенок. А муж тупица!

– Джек, – одернула его Касси.

– Хотите расскажу историю, Салли Харрингтон, как Корбетт стал богатым? Вам следует спросить его, сколько потов он выжал из людей, а затем выбросил выжимки.

– Извините, – сказала Касси, повернувшись ко мне.

– О нет, – возразила я. – Это интересно.

Сигнал диктофона напомнил, что пора сменить кассету, и пока я ее меняла, Касси и Джексон говорили о поездке в Джорджию, из которой он только что вернулся. И хотя парочка не обнималась, я подозревала, что им этого хочется.

Стало ясно что наше интервью подходит к концу, потому что Джексон поднялся и поинтересовался, когда они смогут поехать за город.

Касси ответила, что, как только освободится, заедет за ним. он направился к зданию, а Касси ждала, когда он скроется за дверью.

– Итак, вы познакомились с Джексоном, – сказала она сияя.

– Он очень энергичный.

– Вы правы. Очень, – согласилась она. – Я прошу прощения за его саркастические замечания относительно Корбетта.

– Все в порядке. Я его даже не знаю. Я имею дело только с Верити.

– Я бы пригласила вас к себе в дом на уик-энд, но мы с Джексоном договорились, что проведем его вдвоем. – Она покачала головой и серьезно добавила: – Не перестаю удивляться, почему Верити считает, что я заслуживаю рассказа о себе. Начинаю нервничать.

– Все будет хорошо, – заверила ее я.

Глава 19

– Слушай, – сказал мне Спенсер с придыханием, когда я позвонила ему, – мне придется уехать из города, но, думаю, смогу вернуться обратно завтра. Ты можешь приехать и остаться до моего возвращения?

Уехать домой сегодня и вернуться завтра, в субботу?

Мое тело инстинктивно отреагировало на его слова, прежде чем подключился уставший мозг. Тело хотело быть с ним. Но я не могла этого сделать. Я должна поехать домой и обдумать все, что случилось со мной; мне нужна другая встряска, После двух ночей я чувствовала себя как наркоманка, больная без Спенсера – человека, которого я едва знаю, – и воспрянувшая духом лишь от обещанной встречи с ним. Наедине. Хотела быть только со Спенсером, хотела ласкать его, не теряя времени зря, обедать с ним и даже смотреть фильмы. Другими словами, хотела беспрестанно познавать его.

– Если бы только могла… – сказала я. – Но на уик-энд я должна быть дома.

– Собираешься с ним встретиться? – спросил он после короткой паузы.

Мне было больно это слышать. Больно, потому что Даг этого не заслуживает, а Спенсер, после двух дней знакомства, едва ли мог предъявлять ко мне претензии.

Все вверх дном. Я действовала как лунатик, Вообще-то моему спутнику есть другое название, но та профессия подразумевает, что за это платят деньги, за то, что я делала.

– Сомневаюсь, – ответила я.

– Могу я тебе позвонить?

– Конечно.

– Когда вернешься?

– Пока не знаю.

– Ты останешься у меня, когда вернешься?

– Не думаю, Спенсер, – ответила я как можно мягче. – У меня много работы. Надо все хорошо организовать, чтобы приступить к писанине.

– Салли, мы должны увидеться, когда ты вернешься. – Он запаниковал.

– Да, – ответила я.

И хотя внезапно почувствовала отвращение к самой себе, я решила не видеться с ним на следующей неделе. Мне нужно работать, прочистить мозги и дистанцироваться от него, чтобы увидеть наши отношения со стороны. Даже в моем очумелом состоянии я прекрасно осознавала, что бешеная одержимость и чертовская привязанность имеют минимальное – или почти никакое – отношение к нам как людям. Возможно, потому я чувствовала к себе такое отвращение потому что подозревала, что во мне говорит новая и незнакомая часть меня.

– Конечно, увидимся, – сказала я.

Могла бы соврать, но я чувствовала необходимость успокоить его. Я уже немного узнала Спенсера, его склонность впадать в панику, например. Он рассказал мне, что около пяти лет назад у него была кокаиновая зависимость. И хотя поборол ее, таким, как прежде, уже не стал.

– Спенсер, поговорим в. конце недели, – пообещала я. – Нам обоим надо хорошо выспаться и все как следует обдумать.

– Если переспишь с ним, просто не говори мне, ладно?

Переспать с Дагом? Внезапно все во мне возмутилось, и я в ярости закипела.

– Я не смогу с ним спать, даже если бы очень захотелось. Не смогу сделать этого, пока не буду уверена, что не совершила ошибку с медицинской точки зрения. Я никогда не спрашивала тебя о твоих сексуальных связях.

– Ты имеешь в виду герпес? – спросил он после некоторого молчания.

Сама мысль об этом была мне отвратительна. Я даже не могла задать ему вопрос о СПИДе.

– Боишься заразить его? – спросил он. И я почувствовала, как он расстроен.

– Сама не знаю, чего боюсь. – Я тоже расстроилась. – Дело не в тебе, Спенсер, а в твоей бывшей. Откуда тебе знать, где она бывала, что передала тебе, а ты мне?

– Или что твой белокурый Адонис передал тебе, – сказал он.

– Я знала, с кем он был, и потому порвала с ним. И я знаю, где бывает Даг и какие меры предосторожности предпринимает. Я знаю также, что мой гинеколог подтвердил всего шесть недель назад, что у меня нет и никогда не было болезней, передающихся половым путем.

– Поэтому ты спрашиваешь меня?

– Да.

Я отлично понимала – если у Спенсера и есть нечто подобное, маловероятно, что он скажет об этом.

Черт побери эти болезни: Всего пять минут, и счастье превратилось в проблемы. Я хочу домой; я хочу обо всем забыть.

– Сказать по правде, – спокойно начал Спенсер, – я лечился от венерической болезни в школе. С тех пор от нее не осталось никаких следов. После этого я несколько раз сдавал анализы. Ничего. Последний анализ я делал три месяца назад.

Мне стало легче, но не намного. Мы со Спенсером вели себя как идиоты. Счастливые идиоты, возможно, но время покажет.

– Салли, – сказал он, – не могла бы ты по пути заехать ко мне домой? Всего на пять минут? Я могу сейчас уйти из офиса и встретить тебя. Клянусь, я тебя не задержу. Не могу позволить тебе уехать в таком состоянии. Я хочу, чтобы ты знала, что, возможно, мы сошли с ума на время… Но одновременно, понимаешь? И у нас еще не все потеряно. Возможно ты увидишь – а я на это очень надеюсь, – что здесь живет нормальный парень. Салли, клянусь Богом, я никогда не встречал такой, как ты. И я не могу позволить тебе исчезнуть из моей жизни только потому, что с самого начала повел себя неправильно.

– Не только ты, – сказала я, вздохнув. И хотя его слова заставили мое сердце затрепетать, в висках у меня сразу застучало и засосало под ложечкой, а хотелось мне лишь одного: поскорее увидеть мой дом и Скотти. – Увидимся все же на следующей неделе, – произнесла я. – Мне следует поехать домой, Спенсер. Мне надо время. Мне необходимо объясниться с Дагом. Не могу позволить, чтобы Даг думал, будто у нас все прекрасно. Потому что это не так. Я уже не та.

«Ничего плохого с тобой не случилось, Салли Харрингтон», – подумала я.

Хотелось рассмеяться, но я не могла. Потому что чувствовала в себе что-то нехорошее, гадкое. Иначе, почему я сижу здесь, тридцати лет от роду, и говорю незнакомцу, с которым два дня кряду занималась сексом, что мне надо рассказать мужчине, которого люблю, что в наши отношения вторглась скверна?

Спенсер отпустил меня на свободу. Расплатившись в гостинице, я села в джип и поехала в Каслфорд. Я остановилась на Вест-Сайде, где купила бутылку лимонада. Сев в машину, залпом ее выдула. Затем, подумав, позвонила Спенсеру в офис. Его там не было. Позвонила на квартиру.

– Алло? – раздался его печальный голос.

– Привет, это я. – Мое сердце готово было выпрыгнуть.

– Где ты?

– В трех кварталах от тебя.

– Правда? – Он замолчал. Занял выжидательную позицию.

– Хочу тебя видеть, – наконец сказала я.

– О, Салли! Слава Богу! Приезжай! Встречу тебя в парковочном гараже.

Я включила зажигание и направилась к нему. Как было обещано, Спенсер ждал в гаражном отсеке. Я взяла парковочную квитанцию.

– На два часа, – сказал Спенсер служащему и, обняв меня за плечи, повел домой. – Я задержусь на пару часов, – сказал он мне. – Полностью не смог от этого отделаться.

Я промолчала. Я была в шоке и не произнесла ни слова.

Мы поднялись на лифте и пошли по знакомому коридору. Вошли в квартиру, и я нагнулась, чтобы погладить его кошку Силу. Она была настоящей старой девой.

– Лучшая из совершенных мною покупок, – заметил он, беря у меня вещи. Он с нежностью взял кошку на руки. – Она стоила мне пять баксов и пришла ко мне со своей едой.

Кошка замурлыкала и потерлась о его подбородок.

Я закрыла глаза. Спенсер опустил кошку на пол и крепко меня обнял.

– Я боюсь, – шепнула я.

– Знаю, знаю, – прошептал он.

Часть третья

Соблюдение приличий

Глава 20

Телефон звонил, а я отчаянно пыталась не слышать его. Наконец сдалась и оторвала голову от подушки. Скотти – глаза сияют, хвост ходуном – вскочил ко мне на постель, пытался облизать мне лицо, но я отпихивала его. Он счастлив снова оказаться дома. И, откровенно говоря, я тоже счастлива.

Я посмотрела на часы. Почти одиннадцать! Бедный Скотти. Он терпеливо ждал целых десять часов, пока я проснусь.

– Алло? – сказала я, сняв трубку.

– Салли, это Касси Кохран.

– Здравствуйте, – ответила я, войдя в гостиную и выпуская прыгавшего вокруг меня Скотти через переднюю дверь.

– Простите, что беспокою. Я должна на следующей неделе уехать на несколько дней из города и пока не знаю, когда вернусь. Если повезет, то, возможно, в среду. Как это произойдет, Чи-Чи сразу же известит вас.

– Хорошо, – ответила я. – Пока я буду брать интервью у других людей, а их предостаточно.

– А Чи-Чи поможет вам организовать встречи. Договорились?

– Да, Чи-Чи просто молодец.

Повесив трубку, я прошла на кухню и приготовила себе кофе. Долгий сон оказался чудодейственным. Тягостное чувство исчезло, и я уже владела собой. Даже не чувствовала себя особенно виноватой, возможно, потому, что, приняв вчера вечером горячую ванну, смыла й себя все следы преступления.

Я так и не поговорила с Дагом. Странно, что и он тоже не звонит.

Я позвонила к нему на квартиру. Включился автоответчик.

– Привет, это Салли. Только что пришла в себя после десяти часов отсыпа. Перезвони.

Следующий звонок.

– Джо, – сказала я автоответчику. – Я в Каслфорде. Давай встретимся и обменяемся информацией.

Следующий звонок в дом Бадди. Трубку сняла жена.

– Элис? Привет, это Салли Харрингтон.

– Салли, как поживаешь?

– Великолепно. Спасибо.

– Бадди сказал мне, что ты пишешь статью для «Экспектейшнз». Это восхитительно!

– Посмотрим. Хочу надеяться, что справлюсь.

– О, Салли, ты всегда все хорошо делаешь, – доброжелательно отозвалась она. – Помнишь, как ты сказала, что не умеешь играть в гольф? И ты всех победила!

– Может, когда я закончу работу, мы поиграем в гольф. Возьми с собой ребенка. Усади его в машину и приезжай на корт. Я тоже приеду. Одному Богу известно, как мне это надо.

– Передаю трубку Бадди.

– Это удар ниже пояса, Салли Харрингтон, – сказал Бадди. – Звонить домой в субботу.

– Хочу оповестить – я дома, – невинно отрапортовала я.

– Спасибо за ценные сведения, – ответил он.

– Не вешай трубку.

– Что?

– Что происходит?

– Я тренирую футбольную команду девушек, и у нас соревнования, вот что происходит. – Он повесил трубку.

Прекрасно. Догадываюсь, что убийцу он пока не нашел.

– Привет, – сказала я матери. – Ты видела мою записку, что я забрала Скотти?

– Издеваешься? Если бы я пришла домой и не нашла Скотти, то можешь не сомневаться, что в Каслфорде ночью не спал бы ни один человек. Тебе так не кажется?

– Где шлялась так поздно? – рассмеялась я.

– Были на вечеринке, если помнишь.

Я услышала в трубке какой-то шум и напряглась. Поняла что это Мак. Неужели он провел там ночь? С матерью?

– Мак передает тебе привет, – сказала мать. – Он только что пришел, чтобы помочь мне построить новую теплицу. Уф! Две распутницы в одной семье – это многовато.

– Ты решилась ее построить?

– После стольких лет надумала. – Она рассмеялась, и ее смех был молодым и веселым. Давно я такого не слышала. – Решилась, потому что строить ее будет Мак.

Я поблагодарила мать за заботу о Скотти, и мы согласовали время нашей завтрашней встречи.

Мы со Скотти собирались на пробежку, когда зазвонил телефон.

– Я не был уверен, что ты вернешься, – сказал Даг.

– Однако я здесь, – ответила я, чувствуя себя предательницей.

Пауза.

– Что хорошего? Как дела? После того как ты не позвонила, я понял, что у тебя все неплохо.

– Она такой человек! – сказала я. – Похожа на мою мать.

– На твою мать никто не может быть похож.

– Работай моя мать на телевидении, достигла бы таких же высот, как Касси Кохран.

– Она действительно так красива, как на фотографиях?

– В жизни она выглядит чуть старше, но еще лучше. Наш разговор был натянутым, словно мы не виделись годы, и я спросила его, хочет ли он со мной пообедать. К моему облегчению – а затем и легкой обиде, – он сказал, что не может – у него планы на вечер. Не стал уточнять какие, и я поняла, что он очень зол.

– Давай встретимся за чашечкой кофе днем, – предложил он. – Можешь приехать в Нью-Хейвен? Жди меня в «Барнс и Ноубл».

Это даже странно. Не хочет, чтобы я приехала к нему на квартиру; хочет, чтобы встретились в книжном магазине в Йеле.

– Конечно. В четыре.

Из разговора я поняла, что он все знает. Часть меня ликовала – мы должны разойтись, другая страшилась этого.

После того как мы со Скотти отправились на прогулку, объявился Джо Бикс и сообщил, что будет обедать у меня в половине восьмого.

После прогулки я почувствовала себя вполне отдохнувшей. Не приняв душ, села за стол и стала прослушивать пленку с записью интервью Касси, перенося данные на компьютер. Материал неплохой. Неожиданным для меня стало только то, что успело записаться, когда я вышла из кабинета, оставив диктофон включенным.

– Это и есть журналистка из «Экспектейшнз»? – услышала я голос Александры, задавшей вопрос таким тоном, словно я чудо-юдо.

– Она кажется очень милой, – сказала Касси.

– Извини, но трудно поверить, чтобы Верити нанимала «милых журналисток».

Все трое рассмеялись.

– Но я все-таки настаиваю на своем, – сказала Касси.

– Она настолько мила, – продолжила Александра, – что оставила диктофон включенным, чтобы узнать, о чем мы будем шушукаться без нее.

Запись выключили.

Я тоже выключила диктофон и откинулась в кресле.

Кресло изумительное. Оно принадлежало отцу. Сделанное из орехового дерева, оно имело пять ножек на колесиках, подлокотники и рычаг, позволяющий откинуть спинку. Сидя в кресле, я улыбалась, потому что видела перед собой отца.

«Интересно, как бы он отнесся к Спенсеру».

Глава 21

Я увидела Дага сидящим за столиком кафе книжного магазина «Барнс и Ноубл». На нем слаксы, рубашка, блейзер и мокасины. Собрался на коктейль-прием, решила я, но ничего не сказала по этому поводу. Он поцеловал меня в щеку, избегая моего взгляда. Я заказала себе кофе мокко и села.

Не хочешь ли сказать мне, где находится Пит? – спросила я.

Он покачал головой.

– Даже если я уже знаю, что он в домике Кармеллы?

Кармелла – офицер полиции, которая и раньше предоставляла окружной прокуратуре «безопасное место для свидетелей». У меня не было веских оснований предполагать, что Пит находится у Кармеллы, за исключением того, что она мне нравилась и, так же как и я, жалела его.

По непроницаемому взгляду Дага я поняла, что ошиблась.

– Надеюсь, твои парни помогут Питу, – сказала я.

Внезапно Даг стал выглядеть усталым. Он провел рукой по волосам и уронил ее на стол.

– Я сказал Картеру, что он сумасшедший.

– Это всем известно. Но если он случайно упомянет, почему именно я наткнулась на тело Тони Мейерза, я бы хотела знать причину.

– Уверен, что Джордж Буш это знает, – сказал Даг. – Почему бы тебе не позвонить ему?

– Что ты собираешься делать с Питом? – Я нахмурилась. – Надеюсь, не думаешь, что это он убил Мейерза?…

– Они уже отпустили его, – прервал меня Даг. – Возможно, он уже в Каслфорде.

– Спасибо. Значит, у меня будет время устроить постирушку.

– Не впускай его снова, Салли.

– А что мне остается делать? Позволить ему спать на дровах? Его отца нет в городе, кто за ним присмотрит?

– Он сам в состоянии присмотреть за собой.

– Что? Со всеми этими масонами и инопланетянами, преследующими его? – Я не могла удержаться от хохота. Даг тоже рассмеялся. – О Господи! – воскликнула я, закрывая лицо руками. – Как я могла в такое вляпаться?

– В убийство? Или в то, чем занималась в Нью-Йорке? – спросил Даг.

– В Нью-Йорке я работала над статьей. – Я медленно опустила руки.

– Я не об этом.

Мы сидели, глядя друг на друга и выжидая, кто первым скажет.

– Даг, что происходит? – спросила я наконец.

– Это ты мне скажи.

– Мне кажется, ты ведешь себя очень странно.

– Нет, Салли, – спокойно сказал он, – не я, а ты ведешь себя из ряда вон. Чудовищно! Несколько дней назад мы говорили о нашем будущем, а сейчас.

– А что сейчас? – Я опустила глаза.

– Во вторник вечером я приехал повидаться с тобой. Тебя в гостинице не было. Тебя нигде не было, и я, прождав до трех часов ночи, был вынужден вернуться в Нью-Хейвен.

– Почему не позвонил? – Я залилась краской.

– Я звонил на сотовый, Салли. Он был отключен.

– Я говорю о гостинице. Почему не оставил сообщение, чтобы я тебе перезвонила?

– Ты говорила, будешь безвылазно работать в гостинице. Накануне вечером ходила в театр. Скажи, ты занималась тем, о чем не хочешь мне говорить? Это обман, Салли. Я чувствую себя идиотом. Я сидел и думал, не подыскать ли мне работу в Нью-Йорке, если у тебя хорошо пойдут дела. А ты, не прошло и суток, сделала все возможное, чтобы забыть меня. – Он придвинулся ко мне ближе. – Где ты была, черт возьми?

– Я была на квартире у книгоиздателя по имени Спенсер Хоз, – сказала я, и у меня в мозгу мелькнула мысль, что мне снова хочется сесть верхом на Спенсера, о чем всегда просил меня Даг, а я отказывалась. – Меня познакомила с ним Верити. Он пригласил меня на свою вечеринку, где я напилась и завалилась спать, а когда все разошлись, он вызвал для меня такси. Мне нечем гордиться.

Он внимательно изучал мое лицо. Я старалась быть по возможности честной. У него было право выбора. Он мог задать наводящие вопросы или вообще ничего не спрашивать.

Дат засопел, а потом, взглянув на меня поверх чашечки кофе, сообщил:

– Довожу до твоего сведения, что иду вечером на коктейль вместе с Джейн. А после приема мы вместе обедаем.

Джейн – это женщина, с которой он порвал. Раньше он с ней работал, и ему до смерти хотелось переспать с ней, на что я ему сказала: «Вперед, но только потом ко мне не возвращайся». Предполагаю, Джейн не столько чувственная, сколько красивая, но Дат тогда устоял и вернулся ко мне после нескольких свиданий с ней.

Внезапно – бах! – до меня дошло, что, конечно же, Даг спал с ней. Что он вешал мне лапшу на уши насчет Джейн, как я сейчас насчет Спенсера.

Я поняла, что нашим отношениям пришел конец. И лучше порвать сразу. Сожалений никаких, ноль эмоций.

– Думаю, ты сделал ошибку, отпустив сумасшедшего Пита, – сказала я, удивив Дага тем, что так легко увернулась от разговора о любви, сексе и измене. В это время зазвонил мой сотовый. – Извини, – сказала я Дагу. Я молила Бога, чтобы это был не Спенсер.

– Салли? Это Джо. – На другом конце слышался ужасный шум. – Послушай, обед отменяется. Если хочешь, приходи на парковочную стоянку «Глисонса».

– «Глисонса»? – переспросила я, но телефон уже отключился.

Глава 22

«Глисонс» находится в деловой части Каслфорда и включает в себя бар и гриль-бар, но реальные события разворачивались в магазине запчастей старика Трановски, расположенного на противоположной стороне парковочной стоянки. Примчалось не менее семи пожарных машин. Главная улица перекрыта, «скорые» стояли в ожидании, а в старом магазине не просто пожар, а кромешный ад. Часть огнеборцев из брандспойтов заливали горящее здание, другие пожарные боролись с огнем, поливали водой и пеной соседние дома, чтобы спасти их от возгорания.

Я не могла найти Джо Бикса, а если бы и нашла, то было не до беседы. Слишком многое поставлено на карту. Натянув резиновые боты, я присоединилась к шеренге горожан, выстроившихся для разгрузки мешков с песком, которые они по цепочке передавали мужчинам, пытавшимся создать из них защитную стену на случай, если ветер раздует пламя и оно перекинется на Мобил-стейшн. Кто-то протянул мне маску, чтобы защитить лицо от дыма, копоти и продуктов горения. Мы работали, работали и работали. Я услышала, как Девон окликнул меня. Он фотографировал происшествие.

Что нас беспокоило больше всего, так это две загоревшиеся машины, припаркованные у магазина. Магазин закрыт уже несколько лет, и представить себе невозможно, как бушующее пламя могло полностью охватить здание, построенное из стекла, бетона и стали. Сейчас лето; электричество отключено; окна забиты от детей и бродяг. Но здание все-таки загорелось, и мы все встревожены, потому что помимо фирм, расположенных на главной улице, стоят неподалеку пустующие промышленные корпуса, и одному Богу известно, что в них осталось. Если огонь перекинется на них, то поглотит и уничтожит даунтаун.

«Страховка!» – мелькнуло у меня в голове.

Мои плечи ныли, и, продолжая работать, я думала об отце. Сейчас он был бы здесь. И хотя в Каслфорде воистину отважные пожарные расчеты пяти компаний, в случае чрезвычайных обстоятельств горожане бегут на помощь. Мне кажется очень трогательным, что мы используем эти мешки с песком. Они предназначены для наводнений. Но мы делаем из них стену, чтобы прекратить распространение огня, и даже. если от этого мало толку, пожарные не пренебрегают нашей подмогой.

«Скучаю по тебе, папа».


Огонь наконец был взят под контроль. В сгоревшем магазине целыми остались лишь пара стальных конструкций и гидравлический подъемник. Даже машины, припаркованные вокруг «Глисонса», пламя уничтожило. Всего несколько часов назад двор, выложенный природной галькой, был веселеньким и нарядным. Сейчас он чернел от копоти. Гудроновая крыша расплавилась, и стекла свисали размягченными сосульками. Улицы залиты водой, химикатами, покрыты грязью и хлопьями пены. Толпа зевак растет с каждой минутой.

Наша шеренга распалась, и я подумала с иронией: «Неужели им мало дыма?» – когда несколько мужчин сразу же закурили.

Я увидела свою приятельницу Мэгги в окружении пожарных. Ее муж – пожарный, и брат, и дядя, и дед были пожарными. Я стянула с лица маску и подошла к ней.

– Какой сильный огонь, – сказала я.

Мэгги кивнула в сторону сгоревшего магазина:

– Даже стальные конструкции расплавились. Наверняка кто-то помог.

– Почему он загорелся?

– Тебе лучше спросить у Дина. – Мэгги перевела взгляд на машину начальника пожарной команды.

– А ты как думаешь, что явилось причиной?

Мэгги посмотрела на собеседников. Один из них сказал:

– Это не простой пожар.

Остальные закивали.

– Как думаете, что могло случиться?

– Похоже на взрыв, – внезапно заявил один из пожарных.

Никто не стал ему возражать.

– Спроси у Дина, – повторила Мэгги.

– Хорошо, – сказала я. – Вы, ребята, работали споро.

– Спасибо вам за помощь, – произнес кто-то.

Я помахала им рукой и огляделась в поисках Джо. Пожарный не сказал «поджог», он сказал, что кто-то взорвал здание. Это большая разница. Если быть честной, то надо сказать, довольно часто в Каслфорде – во времена глубокой экономической депрессии, которая охватила Коннектикут в восьмидесятые – девяностые годы, – люди поджигали дома, чтобы получить деньги по страховке. Был случай, когда дом поджег подонок, желая отделаться от жены и детей, чтобы не платит алименты. Родом он был не из Каслфорда.

Но чтобы взорвать! В Каслфорде? Кому вздумалось сотворить такое?

Возможно, в самом магазине хотели что-то уничтожить?…

Я наконец нашла Джо за кружкой пива в салуне «Клэнси». Этот бар у здания суда обслуживает всякий сброд и обычно полупустой. Сегодня народ повалил сюда смочить горло.

– Отшлифовал свою статью? – спросила я Джо.

Он кивнул, потягивая пиво. Затем, вздохнув и покосившись на соседей, сказал:

– А в чем дело?

– Жду, что сообщишь новенького.

Я заказала у бармена стакан сельтерской и бокал вина.

– Ты знаешь хотя бы, кому принадлежало это строение? – Я придвинула к себе корзиночку с попкорном, но, передумав, отодвинула ее подальше.

– Какой-то фирме под названием «Тергар инкорпорейтед».

– Значит, Бобу Кастайлу. Его дочери Терри, сыну Гарри.

– Черт! – сказал он, глядя в кружку. – Я знал, что ты все разведаешь.

– У тебя тоже было время уточнить некоторые детали. – Когда он, продолжая смотреть в кружку, просто кивнул, я спросила: – Что случилось?

Бармен передал мне стакан, и я залпом выпила сельтерскую.

– Не выходит у меня статья о Мейерзе, – ответил он. – Я использовал твои заметки и прочие факты, но закончить ее никак не могу.

– Это не твоя вина. – Я сделала большой глоток вина. – Они отпустили Пита Сабатино.

– Я думал, ты не знаешь, где его содержали, – уныло сказал Джо.

– Я знаю только, что его отпустили.

– Откуда?

– Не знаю. Во всяком случае, завтра собираюсь встретиться с Бадди, и, если что-нибудь выясню, дам тебе знать.

– Каким образом? Собираешься увидеться с Д'Амико? Ведь завтра воскресенье.

– Увижусь, – заверила я. Я знала, где проходят соревнования и какую команду Бадди тренирует.

– Хочу, чтобы ты сама закончила статью, – застонал Джо. – Ал сведет меня с ума.

– Ты говорил со стариком Ройсом? Связался с Лонг-Айлендом?

– О да. Мне удалось поговорить с одним бывшим конгрессменом.

Что-то в нашем с Джо разговоре раздражало меня. Уверена, он даже представления не имеет, под каким углом надо освещать местные события и что наши читатели жаждут узнать. Ведь мы отличаемся от других подобных газет типа «Хартфорд курант» и «Реджистер».

Мне, конечно, следует работать над материалом для «Экспектейшнз», но тогда почему я сижу в этом захудалом баре, размышляя о статье о пожарных? Почему трачу драгоценное время, чтобы разрешить проблему убийства, когда должна быть в Нью-Йорке, чтобы не упустить предоставленную мне возможность, которая выпадает раз в жизни?

Должно быть, это усталость, решила я. Надо прочистить мозги. Похоже, последние два дня полностью лишили меня рассудка.

– Что говорят газеты Лонг-Айленда?

– Зависит от того, как идут дела, – ответил Джо, приходя в себя. – Один из моих источников говорит, будто он живет не по средствам. По материалам, которые ты передала – за что тебе отдельное спасибо, – выходит, что бизнес записан на имя жены. По-видимому, он пару лет назад обанкротился.

– Гм. – Я допила вино. – А что здесь? Когда он жил в Каслфорде? Что о нем говорят?

– Совсем мало. Был тихим. Неплохо учился.

– Правда? А как насчет спорта?

– Ничего больше. – Джо покачал головой.

– Ладно, у тебя, Джо, есть номер моего сотового. – И тут я кое-что вспомнила. – Постарайся, Джо, выяснить, было ли обнаружено тело в сгоревшем магазине. Не забудешь? Возможно, кто-то захочет избавиться от тела Джонни Мейерза.

Глаза Джо расширились до предела.

– Я не слышал, что там был подрыв. Говорят, газовая труба под землей рванула.

– Это подстроено, – сказала я.

Я поехала в редакцию газеты, прошла через холл и поднялась по лестнице. Редакторы финансового отдела и отдела искусств вместе с Девоном просматривали фотографии, которые он снял на пожаре.

– Помощь нужна? – спросила я походя.

– Конечно. – Финансовый редактор с благодарностью обернулся ко мне.

– У меня есть список компаний и начальников пожарных расчетов, – сказала я. – Отберите лучшие фотографии, а я постараюсь определить, кто есть кто.

– И сочинить текст. Договорились? Что-нибудь конкретное. Джо – тяжелый случай, если ты понимаешь, о чем я говорю.

«Только факты, только факты. Голая правда».

Целых три часа мы работали над материалом о пожаре, и я была рада, что осталась. Вот что значит работать в газете.

Когда я наконец вернулась домой, Скотти был вне с себя от радости. Я тоже воспользовалась «удобствами» на улице. А когда зашла в ванную и посмотрела на себя в зеркало, не могла удержаться от смеха. Поверить не могу, но никто не сказал мне об этом. Я выглядела как трубочист, как самый чумазый из них. Я быстро скинула с себя одежду и встала под душ. Обмотав голову полотенцем, направилась к столу, на ходу надевая халат.

Я включила автоответчик, и голос Спенсера сразу же сразил меня. Ба! Я совсем о нем забыла. Как зачарованная прослушала его сообщение. Он скучает по мне и, возможно, по дороге в Нью-Йорк заедет. Одна моя половина затрепетала от обещанной встречи с ним, а вторая приказала ответить отказом. Я должна работать. Кроме того, совсем не хотелось, чтобы он вторгался на территорию Дага.

Хотя увиделась бы с ним с удовольствием.

Следующее сообщение было, конечно, от Дага. Его голос звучал трагично: «Пожалуйста… Хочу увидеться с тобой, Салли. Мы должны поговорить, иначе я себя… Кошмар!»

Я вздохнула. Устала я от всего этого. Прошла на кухню к задней двери и позвала Скотта. Надо накормить его. «Я твой самый лучший мальчик!» – лаял пес.

– Знаю, знаю, малыш, – сказала я, садясь на ступеньку и протягивая к нему руки. Скотти любит, чтобы его обнимали. Он затрусил ко мне и обрушил на мои колени все свои семьдесят два фунта. Я почувствовала амбре скунса, с которым он встречался пару недель назад.

– Что мне делать с Дагом? – спросила я его. Скотти тявкнул. – Ты прав, – одобрила я. – Посоветуюсь с мамой. – Я потрепала его за ухом.

Мы вошли в дом, и я накормила Скотти. Налила себе кружку йогурта и села за компьютер. Было тихо, мирно, и мы со Скотти чувствовали себя отлично.

И в это время появился сумасшедший Пит.

Глава 23

– Прежде чем приготовлю тебе поесть, Пит, – сказала я, потуже стягивая на талии пояс халата, – должна предупредить, что ты не сможешь провести у меня ночь. Я отвезу тебя домой. Даг сказал, сейчас ты в полной безопасности.

– Откуда он знает? – спросил Пит, следуя за мной на кухню.

– Попробуй убедить меня в обратном, – сказала я, обернувшись.

– Я много знаю, Салли, – прошептал он.

– Хорошо, хорошо, – проворчала я, указывая ему на стул за столом. Мне было не до подробностей.

– Салли!

– Послушай, Пит, – сказала я, подбоченившись, – многие люди полагают, что убийство совершил ты, а не Джордж Буш.

– Хорошо. – Смущенный моим резким тоном, он покорно сел за стол. – Я пойду домой. Они непременно меня схватят.

Я вернулась в гостиную, поменяла магнитофонную ленту проверила батарейки и снова вернулась на кухню.

– Хочу сказать тебе вот что, – начала я, заглядывая в холодильник. – Ты должен сообщить мне все, что знаешь. Никаких вокруг да около, никакой таинственности.

– Никакой таинственности, – повторил он, наблюдая, как я вынимаю из холодильника мясо на ребрышках.

– Хорошо, – сказала я и положила мясо в микроволновку размораживаться. – Ты когда-нибудь разговаривал с Тони Мейерзом?

– Нет.

– Почему Тони Мейерз оказался на мосту Кеглз-Понд?

– Не знаю.

– Тебе не кажется странным совпадение, когда на месте назначенной встречи я обнаружила труп?

– Да.

– И у тебя нет никаких объяснений?

– Нет.

Я потерла лоб, пытаясь быть терпеливой.

– Определенно у тебя есть какие-то соображения по этому поводу, Пит.

– Думаю, его послали масоны, – тихо сказал он, явно стараясь меня не обидеть. – Они все как-то узнали. – Его затрясло.

– Пит, почему именно масоны? – попыталась я его образумить. – Почему ты их боишься?

– Потому что они контролируют весь мир. – Я посмотрела ему в глаза. – Во внутренний круг входят многие группы влиятельных людей. Именно поэтому они такие преуспевающие. Внутренний круг способствует их карьерам в плане мирового господства.

– Назови кого-нибудь из них.

– Все наши президенты, средства массовой информации…

– Средства массовой информации?

Он кивнул.

– Женщины не могут быть масонами, поэтому во внутреннем круге нет ни одной женщины. Есть Совет по внешним связям.

– Джордж Буш входит в него?

– Связан с ним, – ответил Пит, прищурившись.

– А кто из средств массовой информации входит в этот совет?

– Барбара Уолтерс, Дайана Сойер, Генри Киссинджер, Дэн Рэзер, Петер Дженнингз, Том Брокоу. Но другой организацией, которую использует внутренний круг, является Трехсторонняя комиссия. И когда человек принадлежит к двум или более из этих групп, он связан с внутренним кругом. Джордж Буш принадлежит ко всем трем группам: масонам, совету и комиссии. Бил Клинтон тоже во всех трех группах.

– Но один республиканец, а второй…

– Это все обман – эти политические партии. Внутренний круг – мастак создавать конфликты, чтобы спрятать свое присутствие. Росс Перо тоже масон. Вообрази, вся власть – Буш, Клинтон, Перо – трое масонов-левшей.

Я пропустила слово «левша» мимо ушей, зажгла газ и поставила сковороду на плиту.

– Кто еще? – спросила я.

– Джералд Форд – масон и член совета. Ньют Джингрич. Рокфеллеры, старший и младший.

Я посолила и поперчила стейк. Затем достала из холодильника салат.

– Какая связь между планом захвата мирового господства и маленьким Каслфордом?

– Господство. Как масоны убили Джона Кеннеди за отступничество, за отрицание их господства, точно так же они убили здесь, в Каслфорде, твоего отца.

Я перевернула стейк и уменьшила огонь. Отрезав два кусочка хлеба, положила их в тостер и достала чесночный порошок.

– Думаешь, мой отец отрицал чье-то господство в нашем Каслфорде? – наконец спросила я.

Он энергично закивал.

– И думаю, они убили Тони Мейерза по той же причине.

– Пит, – сказала я, положив ему на плечо руку, – ты говоришь о моем отце, поэтому не пудри мне мозги. Если у тебя есть что сказать, выкладывай.

– Я просто слышал об этом, Салли.

– Где?

– Вокруг. – Пит явно чувствовал себя не в своей тарелке и стал озираться, словно готовясь к побегу.

Ломтики хлеба выскочили из тостера, я намазала их маслом и посыпала чесночным порошком. Выложила стейк на тарелку и поставила на стол вместе с салатом и перцем. Я дала Питу салфетку и вилку с ножом. Затем налила в стакан сельтерской.

– Лук будешь?

Он, с полным ртом, покачал головой.

– Очень вкусно, – сказал он, прожевав и вытирая рот салфеткой.

Я села за стол напротив и наблюдала, как он ест. То же самое делал и Скотти, сидя на полу. Скотти не попрошайничал, но смотрел так, что сердце разрывалось.

– Тебе действительно не известно, как Тони Мейерз узнал, что ты собираешься на Кеглз-Понд?

Пит перестал жевать, затем снова принялся за еду. И только после этого покачал головой.

Определенно лгал. Раньше Пит был убежден, что Тони Мейерз поджидал его у пруда, чтобы убить.

– Кого ты защищаешь, Пит? Я никому не скажу. Я знаю, ты недоговариваешь, потому что кого-то боишься. Я права?

Он снова перестал есть и начал сопеть, наблюдая за мной.

– Это официантка из кафе? Та, что сказала мне о встрече с тобой? Ты боишься, она попадет в беду? – Он покачал головой. – Тогда кто? – Пит сложил нож с вилкой на тарелку и сидел как на электрическом стуле, ожидая его включения. – Кто это, Пит? – настаивала я. – Ты же знаешь, что можешь мне доверять.

Из его левого глаза выкатилась слеза, и мне стало так жалко Пита. Для его бедного замутненного разума этот мир кажется таким опасным.

– Папа, – прошептал он. – Папа сказал этому человеку пойти туда.

– Но раньше ты говорил, что твой папа был на празднике по случаю военного дня.

Его лицо исказилось. Трудно вообразить, что творилось в его голове.

– Не папа, – наконец выдавил он из себя, сокрушенно повесив голову.

Бедный парень. Он был так смущен и так напуган. Я подошла и обняла его.

– Все будет хорошо, – сказала я, похлопав его по плечу. – Поговорим об этом в следующий раз.

– Копы думают, я сумасшедший, – сказал он, понемногу приходя в себя. – Я слышал, один из них назвал меня так, когда я был у Кармеллы.

Ха! Значит, он был там.

– Они хорошо к тебе относились?

– Копы называли меня дурачком, а Кармелла нет.

– Доедай свой обед, милый, – сказала я.

У Пита словно груз с плеч свалился, и он принялся за еду. После обеда, когда Пит принялся рассказывать мне о знаке «X», я решила, что на сегодня с меня хватит. Оделась, посадила Скотти в джип и отвезла Пита домой. Мы со Скотти проводили его до двери и несколько раз обошли дом, чтобы убедиться, что там никого нет.

Все было спокойно.

Вместо того чтобы пойти домой, как это делают все разумные люди, когда на дворе два часа ночи, я отправилась в редакцию. Мне хотелось посмотреть, смогу ли я найти там список членов масонской ложи Каслфорда двадцатиоднолетней давности.

Чем черт не шутит.

Глава 24

Телефон зазвонил в половине девятого, и я вспомнила, что так и не перезвонила Спенсеру и Дагу вчера вечером.

– Алло?

– Кто-то подложил взрывчатку в автомагазин Трановски, – заявил Джо Бикс. – Но это сделал непрофессионал – вместе с магазином он взорвал и часть парковочной стоянки.

– Что-нибудь нашли внутри магазина? Может, там что-то осталось?

– Если ты имеешь в виду тела, то нет. Начальник пожарной команды говорит, что, судя по всему, здание было пустым если не считать нескольких старых банок краски.

– Весьма странно. – Я соображала. – А мы можем быть уверены, что кто-то не вынашивает планы что-то построить в даунтауне? Этот кто-то наверняка решил расширить для себя пространство.

– Какого черта, Салли? Город и так отдал бы эту землю любому.

Это правда. Город владеет большими наделами земли в деловой части из-за целого ряда банкротств и неуплаты налогов.

– А как насчет страховки? На какую сумму застраховал себя Тергар?

– У него страховка только на случай увечья. Само строение не стоит и пяти баксов, а земля оценивается меньше десяти тысяч.

– Гм. – Я вылезла из постели и босиком прошла на кухню, чтобы выпустить Скотти через заднюю дверь.

– Тогда зачем кому-то понадобилось взрывать его?

– Этого, кажется, никто не знает.

– Что за взрывчатое вещество?

– Они не говорят.

– Естественно, не скажут. Спасибо, что поставил меня в известность.

– Хорошую статью вы вчера состряпали, – вырвалось у Джо.

– Спасибо. Я забежала в редакцию и застала их за работой.

Я приготовила кофе и позвонила Дагу. Его не было дома, и я оставила сообщение. Затем позвонила Спенсеру. Его тоже не было.

Посмотрела на часы и поняла, что мне надо спешить. Я обещала матери, что перед завтраком мы заскочим в церковь.


– Ты выглядишь… – Мать стала искать подходящее слово.

– Усталой? – подсказала я.

– Встревоженной, – решила она.

Мы сидели на задней террасе дома и собирались есть. Мы уже побывали в приходской церкви, где священник сказал мне, впрочем, как всегда: «Как чудесно видеть вас здесь этим утром».

– Да, – подтвердила мать, – встревоженной.

Я согласилась с ней, ведь она недалека от истины, и решительно набросилась на яичницу с беконом и картошкой и гренки, пока горячие.

Мать ела фруктовый салат, просматривала воскресные «Геральд американ» и «Нью-Йорк таймсе». Она читала раздел «Обзор за неделю», когда я наконец заговорила.

– Мама, кто расследовал причину смерти папы?

– Что значит расследовал?

– Я хочу знать, кто устанавливал причину его смерти. Полиция?

– Ну… – Она задумчиво посмотрела в сторону озера. – Дай подумать. Полиция, полагаю. Почему ты спрашиваешь?

– Интересно.

Моя мать – человек подозрительный.

– Это имеет какое-нибудь отношение к убийству Тони Мейерза?

– Нет, мама, конечно, нет. Я просто интересуюсь. Вчера вечером, во время пожара, расследованием занимался начальник пожарной команды. Меня интересует, кто ведет расследование, когда во время наводнения обрушивается дом.

– Склонна думать, что за это отвечает инженер управы. Позвони в городскую управу. Думаю, у них сохранились записи – Она опять взяла газету, но снова отложила. – Почему это вдруг так тебя заинтересовало по прошествии многих лет?

– Я вчера была на пожаре – помогала воздвигать стену из мешков с песком – и внезапно подумала о папе.

Мать налила себе кофе, отпила глоток и спросила:

– За этим кроется что-то еще?

Я приняла невинный вид.

– Ты странно вела себя во время проповеди. Делала вид, что вся внимание, а это, на мой взгляд, очень странно для тебя.

Я пожала плечами и прикинулась, что читаю газету, но чувствовала на себе взгляд матери. Проповедь была о моногамии.

– На этой неделе я познакомилась в Нью-Йорке с одним человеком.

– С мужчиной, – уточнила мать.

Я кивнула.

– И он действительно мне очень понравился. Достаточно, чтобы понять, что я не хочу… что не могу теперь быть с Дагом.

Мать ждала продолжения, но я ничего не добавила. Я вошла в дом, сходила в ванную и вернулась. Когда села на место, она спросила:

– Даг знает?

– Думаю, да.

– И что все это значит?

– Это значит, что вчера мы с ним виделись, потом он ушел на свидание с другой, но позже звонил и сказал, что хочет со мной встретиться. Сказал, что вел себя грубо. Но когда я позвонила ему сегодня утром, его либо не было дома, либо просто не брал трубку. Подозреваю последнее.

– Ваши отношения никогда не были простыми.

Я вздохнула и погладила Абигейл. Вместе со Скотта она прибежала на террасу в поисках еды.

– Значит, хочешь встречаться с этим человеком в Нью-Йорке?

– Да, очень.

– Но если он окажется пустым местом – что скорее всего так и будет… Ты же его совсем не знаешь…

– У меня нет никаких обязательств перед Дагом, – раздраженно прервала ее я.

– Значит, хочешь расстаться с Дагом? Отпустить его, Салли? Позволить ему уйти?

Я молча смотрела на нее.

– И ты не переменишь своего решения, если у тебя ничего не получится с этим парнем? Ты не захочешь снова вернуть Дага, когда окажешься в одиночестве? – Она пыталась убедить меня вернуться к Дагу. – Салли, – сказала она с особым напряжением в голосе, которое означало, что она изо всех сил" старается не читать мне нравоучений и все же чувствует себя обязанной внушить мне, как себя вести, – пожалуйста, пойми меня правильно…

Я ждала.

– Ты должна повзрослеть.

Она застигла меня врасплох.

– Ты больше не должна позволять себе играть с людьми, Салли. Тебе уже тридцать лет, а не двадцать или пятнадцать. Ты должна научиться держать язык за зубами и сдерживать себя до тех пор, пока окончательно не поймешь, как далеко можешь зайти, чтобы выполнить данное тобой слово.

– Но Даг… – начала я.

– Дагу тоже надо повзрослеть! – Сейчас она почти сорвалась на крик. – Вам обоим! Порой мне кажется, вы оба думаете, что вы еще в школе, вы просто не замечаете, что другие уже взрослые, они приняли решение и двинулись в путь! – Она улыбнулась, чтобы ослабить удар, который только что нанесла мне. – Вы с Дагом все еще в подвешенном состоянии, как это было с вами в школе, и никак не можете проснуться, потому что каждый из вас цепляется за другого, чтобы остаться в этом состоянии и продолжать думать, что впереди у вас есть время. Вы не состоялись.

То, что она говорила, причиняло мне боль, но было правдой. Это же относилось и к нашей с Дагом сексуальной жизня которая не изменилась со времен школы. И то, как я повела себя на этой неделе, не убеждало меня, что моя связь со Спенсером, если применимо это слово, основана на зрелом подходе.

Сама эта мысль меня пугала. Я не знаю, я просто не знаю, что со мной.

– Возможно, это из-за того, что ты снова стала жить в Каслфорде, – сказала мать. – Но так это или нет, Салли, в ваших отношениях с Дагом я не вижу никакого прогресса ни для тебя, ни для него. Что же касается того, нового друга… надеюсь, он единственный.

– Конечно, мама.

Она кивнула, словно говоря: «Хотя бы здесь у тебя хватило ума».

– Чем он занимается?

– Он ответственный редактор в издательстве «Беннет, Фицаллен и K°».

– Сколько лет?

– Тридцать пять.

– Разведен, как я понимаю.

– Нет. Он такой же, как я.

Вздохнув, мать покачала головой.

– Тридцать пять лет – и все еще не женат…

– Мама!

– Я просто хочу, чтобы ты была осторожной.

– О, значит, Даг, будучи женатым и разведенным к двадцати семи годам, служит исключительным примером?

– Дорогая, позволь мне кое-что тебе объяснить, – сказала она, дотрагиваясь до моей руки. – Я люблю тебя и твоего брата больше жизни. Думаю, ты и твой брат – два самых чудесных человека на свете. Я считаю, что ты добрая, щедрая, трудолюбивая и – Бог знает – умная, очень умная… И ты счастливая, Салли, потому что мужчины находят тебя привлекательной, несмотря… ну сама знаешь, какой ты можешь быть.

– И какой же я могу быть, мама?

– Трудной.

Я ждала пояснений, но она молчала.

– Трудной, – повторила я. – Как ты?

Она сняла свою руку с моей и откинулась на стуле.

– А ты сама как думаешь?

– Хорошо. – Я подумала. – Я сумасбродна…

– Дело не в этом, – сказала мать. – Ты бегаешь по кругу словно цыпленок с отрубленной головой.

– Премного благодарна, – не удержалась я от смеха.

– Мне не смешно. У тебя все хаотично, спонтанно.

– Хорошо, хорошо, хорошо, – затараторила я, сдаваясь. – Что еще? Для меня не существует авторитетов.

– Да. Никаких авторитетов, кроме твоего собственного.

– Как долго ты выжидала, чтобы свалить меня наповал? Догадываюсь, я должна научиться себя сдерживать.

– Но не слишком, – сказала мать, подбадривая меня.

– Я нетерпелива.

– Это не твоя вина, милая. Это генетическое, это у тебя от отца.

– Сожалею, что разочаровываю тебя, – сказала я, помолчав. – Но в данный момент я больше не могу думать о своих недостатках.

– Ты лояльна к своим недостаткам, – заметила мать. – И это твое чрезмерное чувство лояльности так долго удерживало тебя рядом с Дагом. Он встречался с другими женщинами, а ты по-прежнему смотрела на это сквозь пальцы.

– Уже нет, мама. – Я отвела взгляд.

Мать помолчала, а затем продолжила:

– Дорогая, послушай меня. Зная тебя так, как я… – Она вздохнула. – Хочу тебе сказать, как все может обернуться.

– Пожалуйста, – мрачно отозвалась я.

– Если в ближайшие несколько лет ты не определишься со своей будущей жизнью, то не будешь знать, что тебе делать, и в последующие десять лет. А если к тому времени захочешь иметь детей, будет уже поздно.

– О Господи, – вздохнула я, закрыв глаза.

– Я просто говорю тебе, что может случиться. Если не хочешь иметь детей, прекрасно – продолжай в том же духе.

– В каком?

– Продолжай вести себя как школьница, а не как тридцатилетняя женщина, которая должна определиться с карьерой.

– При чем здесь карьера? – Внезапно я почувствовала враждебность по отношению к матери.

– Потому что твоя карьера – часть проблемы. Ты должна перестать тратить время зря и сосредоточиться на том, чего действительно хочешь.

Я сидела совершенно ошеломленная и разбитая.

Мать смягчила тон:

– У тебя есть мозги и талант. Мы обе знаем, что работа в «Геральд американ» не цель твоей жизни. Но тебе почему-то захотелось осесть в Каслфорде и продолжать работать в этой газете. Совершенно ясно, что для тебя этого недостаточно. И сейчас, когда тебе выпал такой шанс…

Если я услышу эту фразу еще хоть раз, то закричу.

– И ты поехала в Нью-Йорк, чтобы осуществить мечту своей жизни. – Мать помолчала, затем продолжила: – И что же ты сделала? Проведя в Нью-Йорке всего два дня, ты сейчас сидишь передо мной и говоришь, что кого-то там встретила и потому хочешь порвать с Дагом.

– Но я уже порвала с Дагом!

– Салли, дело не в этом! Ты должна определиться! Ты должна принять решение относительно своей дальнейшей жизни! Ты не должна упускать такую возможность, как эта – статья для журнала «Экспектейшнз», одного из самых популярных в Америке, – и использовать ее как предлог, чтобы крутить роман с человеком, у которого достаточно своих проблем.

– Ведь ты его абсолютно не знаешь! – возмутилась я.

– Что представляла собой его последняя подружка? – спросила мать, повысив голос. – Вне всякого сомнения, смазливая девица без цели в жизни, как и вы оба!

– Мама! – Я была просто потрясена. Мать никогда не была такой. По крайней мере с той самой поры, когда мне было пятнадцать и я угнала среди ночи машину, чтобы отправиться на увеселительную прогулку.

Внезапно мать уронила лицо на руки.

– Ты так похожа на отца! – Она смотрела на меня, и в ее глазах стояли слезы. – Я так люблю тебя. И твоего отца любила так сильно, как уже никогда не полюблю ни одного мужчину. – По ее щекам текли слезы. – Но я не вынесу, Салли видя, как ты тратишь свою жизнь на пустые отношения и второстепенную работу только потому, что не можешь собраться с мыслями и решить, чего же ты хочешь.

– Хочешь сказать, что отец потратил свою жизнь зря?

– Салли, – сказала она, склонившись ко мне, – он был мужчиной. А с мужчинами все по-другому, ты же знаешь. У него была я. Ему бы никогда не справиться в одиночку, если бы я не помогала ему. Его предназначение было не домики проектировать. Он мог бы зарабатывать гораздо большие деньга в корпорации. Но у него были мы, его семья. И он стал таким, каким стал, и я ему это позволила. Я сказала ему, что для меня не имеет значения, сколько денег он зарабатывает. Но ни один мужчина не сделает этого для тебя.

– Догадываюсь, что ты прочитала такую же лекцию и Робу, – сказала я. – Что-то я не вижу, чтобы он обивал порог твоего дома.

– Трудности Роба совсем в другом, – сказала мать, утирая слезы.

– Так в чем же его проблема?

– Он боится потерять.

Я уставилась на нее.

– Это так. Ты готова делать что угодно, чтобы избежать ответственности за свою жизнь, Салли, а он будет делать что угодно, лишь бы избежать привязанности, раз впоследствии может лишиться этого человека. – Она тяжело вздохнула. – Ты ищешь не задерживаясь, а твой брат избегает. – Она снова вздохнула и потерла шею. – А я хочу видеть вас обоих счастливыми, вот и все.

Я сосчитала до десяти.

– Так что, по-твоему, будет лучше для меня? Переехать в Нью-Йорк? Или что-то другое?

– Я знаю, что ты не можешь писать только ради денег, Салли. Это сведет тебя с ума.

– Не вижу ничего плохого в том, что я работаю в «Геральд американ».

– На Ала-младшего?

– Именно так, – ответила я, вставая, чтобы собрать тарелки. – Хорошо, больше не буду, мама. Обещаю. – Я отнесла тарелки на кухню. Когда вернулась, то увидела, что ее взгляд опять устремлен к пруду.

– На самом деле мне не хотелось говорить то, что я сказала о тебе и Робе. Ты меня разозлила.

– Почему?

– Потому что я не хочу, чтобы ты упустила эту возможность. – Она посмотрела на меня. – И меня возмущает, что ты пытаешься переложить на меня ответственность за свою вину.

– Какую вину?

– Ты переспала с мужчиной, которого, по всей вероятности, мало знаешь. Это самоуничижение, Салли, и я не могу делать вид, что не убита этим. – Она отставила свою чашечку с кофе. – Хотя, вероятно, это твоя единственная возможность порвать с Дагом.

Будь я проклята, если покажу ей, что поддерживаю или возражаю против того, что она сказала, но, кажется, мать того и хотела.

– О, Салли, – сказала она, – не будь такой.

– Черт возьми, мама! – Я вскочила с места. – Как, по-твоему, я должна реагировать, когда ты говоришь мне такие вещи?

– Не повышай на меня голос.

Как бы сильно я ни ненавидела ее в этот момент, она моя мать, и я ее люблю и уважаю.

– Тебе не приходило в голову, – продолжила она тихим голосом, – что ты сошлась с кем-то в Нью-Йорке только потому, что изголодалась здесь» в Каслфорде? По той жизни, которая предначертана тебе судьбой?

– И какого сорта эта жизнь?

– Гораздо лучше, чем в Каслфорде, Салли.

Вздохнув, я покачала головой.

– Ты, казалось мне, была счастлива, что я вернулась мой и осталась.

– Речь не о том, чтобы жить здесь. То же самое с Дагом. – Отодвинув стул, она встала. – Не позволяй эмоциям захлестывать тебя, Салли. Пора съехать с наезженной колец чтобы не остаться у обочины дороги.

У меня челюсть отпала, я была готова заорать. «Это я-то на обочине дороги?»

– И ради Бога, – сказала она, взяв со стола кофейник и свою чашечку, – береги свое здоровье.


Бадди Д'Амико стоял на краю футбольного поля в Чешире. Он кричал и прыгал. На нем шорты и рубашка-поло с логотипом Каслфордского гольф-клуба. Когда по свистку судьи был объявлен перерыв в игре, он перестал бесноваться и краем глаза заметил меня. Отворачиваясь, простонал;

– Это несправедливо! Только не здесь!

– Привет, Бадди, – сказала я, подходя. – Твоя команда прекрасно смотрится.

– Да, ты права. – Он не смог сдержать улыбку. – Неплохо поработали.

– Послушай, я привезла с собой Девона. Он хочет сделать несколько фотографий для нашей газеты.

Услышав мои слова, парочка родителей тут же присоединилась к нам.

– Стив, Энджи, – нашелся Бадди, – это Салли Харрингтон из «Геральд американ»! Стив Бернстайн и Энджи Манардо.

Мы обменялись приветствиями, и я спросила, кто их девочки, их имена. Тотчас все записала. Взяв две бутылки воды, для себя и Бадди, стала наблюдать за игрой, крича и свистя, (Я люблю спорт.) Только после того как игра закончилась (команда Бадди победила) и он поговорил с девчонками, прежде чем отпустить их, я подошла к нему.

– Есть новости об убийстве?

– Нет. Подержи – хоть какая-то от тебя польза, – сказал он, сунув мне в руку сумку.

– Мне кажется, Пит Сабатино знает, почему Тони Мейерз пошел на Кеглз-Понд, – сказала я.

– Скажи мне то, чего я еще не знаю, – сказал со вздохом Бадди, забирая у меня сумку и направляясь к парковке. – К сожалению, он только бормочет какой-то бред.

– Кто-нибудь знает, какое взрывчатое вещество использовано при взрыве магазина?

– Ничего подобного не слышал.

– Бадди, могу я попросить тебя об одолжении?

– Смотря каком. – Он сел в машину и вставил ключ в зажигание.

– Это касается несчастного случая с моим отцом. Не мог бы ты помочь мне найти его дело?

– Зачем тебе?

– Любопытно. Хотелось бы просмотреть его.

– Ладно. – Он похлопал меня по руке.

Глава 25

Возвращаясь домой с футбольной игры, я чувствовала себя измученной. И грустной. Нападки матери выбили меня из колеи. Наверное, она права. Ничего не остается, как попытаться заставить себя работать без отдыха, перестать быть сверхэмоциональной, – повзрослеть и понять, чего хочу от жизни.

Вот почему я добралась до Бадди и попросила его достать мне полицейский протокол о смерти отца.

Как говорит мать, я предпочитаю хаос. Я-то называю это кипучей деятельностью, потому что не люблю, когда у меня много свободного времени, чтобы остановиться и подумать. От этого мне грустно.

Нет ничего хуже, чем думать, что, будучи ребенком, я была лишена многого. Потому что, если задумываться над этим, часть меня всегда будет тосковать по упущенным возможностям. Особенно зная, что уже никогда этого не получишь. Как сейчас.

Здесь нет иного средства, кроме как работа, которая не даст передохнуть, не то что грустить.

Моя приятельница Морнинг несколько лет назад угодила сразу в два анонимных общества: страдающих от кокаиновой зависимости и от алкоголизма, что в дальнейшем привело ее в общество людей с сексуальными и эмоциональными проблемами и в общество детей алкоголиков. И эта самая Морнинг прислала мне в подарок на Рождество книгу о медитации. Я фыркнула, решив, что она окончательно рехнулась.

Открыв пособие, прочитала пару глав и попыталась медитировать способом, который автор назвал «прислушивание». И не смогла. Определенно у меня в голове слишком много того, что автор назвал «шумом». Он писал о людях, подобных мне. Людях, которые постоянно держат включенным радио или телевизор, которые вечно разговаривают сами с собой, или что-нибудь не переставая делают, или разговаривают по телефону и никогда не посидят, прислушиваясь к космосу. Когда я пытаюсь медитировать, моя голова наполняется мыслями о делах, которые необходимо осуществить, и я моментально вскакиваю и начинаю действовать. Морнинг говорит, что это признак незрелости, инфантильности, недисциплинированности и своенравия; когда-нибудь все это приведет меня к безысходности.

После того, что утром сказала мне мать, я не перестаю думать, что Морнинг была абсолютно права: меня захлестывают эмоции, а моя карьера… впереди.

Еще до того, как мы со Скотти свернули на подъездную дорогу, он начал лаять, скулить и прыгать на заднем сиденье джипа. Когда подъехали к дому, я поняла почему: рядом стояла голубая «миата», и хотя погода была пасмурной, верх машины откинут.

«И что теперь?» – подумала я.

Вокруг никого. Я выпустила Скотти, и он с лаем бросился в лес.

Странно. Я обошла вокруг дома. Никого. Лай Скотти, казалось, звучал за несколько миль отсюда.

Я открыла кухонную дверь и, войдя в дом, включила автоответчик. Первое сообщение от Дага. Он сожалел, что не застал меня, что у него много работы и что он позвонит позже.

Мой брат Роб хотел знать, почему мать на меня сердита. Что происходит?

Спенсер: «Тебе не удастся от меня спрятаться. – Он засмеялся. – Надеюсь, ты много работаешь. Скоро поговорим».

Мать. Извинялась, что была резка со мной. Она меня любит.

Спенсер: «Возможно, тебе удалось от меня спрятаться.

Где ты?»

Я набрала номер, который он оставил. Ответа не последовало. Прошла на кухню, чтобы впустить Скотта, и чуть не подскочила от неожиданности, увидев за стеклом его лицо. Он только в белых теннисных шортах и туфлях, его грудь блестит от пота. Скотти, виляя хвостом, держит в зубах его майку.

– Как ты здесь оказался? – Я открыла дверь.

– Искал тебя. Решил немного пробежаться, пока тебя нет. Я весь мокрый, но могу ли я поцеловать тебя?

Он наградил меня поцелуем и широко развел руки.

– Я нашел тебя! Прекрасный дом! Замечательная собака!

– Он сделал тебе дыру, – сказала я, отбирая у Скотти майку.

– Не могу поверить, что ты наконец здесь.

– Я тоже.

Мы были смущены. По крайней мере я. Странно видеть его здесь. Это мой дом, мой город. Я должна бы раздражаться, но не случилось. Я рада. Хотя и нервничаю.

– Я возвращаюсь в город. – Он поморщился. – Могу я попросить воды?

– О да, конечно. – Я бросилась в кухню.

– Во всяком случае, я посмотрел на карту, нашел Каслфорд, а затем добрался до заправочной станции и заглянул в телефонную книгу. Там был номер твоего телефона, но не было адреса. Я позвонил, но тебя не было. Стоял и размышлял, что делать дальше, потом решил позвонить в редакцию. Спросил у леди, стоявшей за прилавком, как называется газета, а она спросила: «Кого вы разыскиваете?» Я ответил: «Репортера Салли Харрингтон». И она объяснила, как проехать. ~ Он взял у меня стакан с водой. – Спасибо. – Залпом выпил. ~ Мм, это и есть знаменитая колодезная?

– Да. Но мне интересно знать, кто была та леди?

– О, – сказал он, опуская стакан, – она просила передать тебе привет от Бернис, твоей знакомой по хору. – Он утер рот рукой и подошел к раковине налить еще воды. – Я и не знал, что ты пела в хоре.

– Еще в начальной школе. Я помню Бернис. Она работает на бензозаправке.

– Очевидно. Я решил немного покататься по городу. Его не отнесешь к числу больших.

– Тебе бы приехать сюда вчера вечером, – сказала я. – Часть его разрушена взрывом.

– Правда? – Он снова пил воду, причитая, какая она вкусная.

Для редактора нью-йоркского издательства Спенсер был спортивен. Сказал, что часто ходит в гимнастический зал, который находится в его многоквартирном доме. Не в пример мне успел загореть.

Я рассказала немного о пожаре, о том, как таскала мешки с песком и вернулась домой поздно, а сегодня с утра встречалась с матерью, и потому у меня не было времени позвонить ему. Я провела его по дому, и в гостиной он обратил внимание на фотографию, где мы с Робом стоим с родителями перед нашим домом.

– Это твой отец? – спросил он, взяв в руки фотографию.

– Да. – Я подошла к нему и встала рядом.

– Он был такой молодой.

Я посмотрела на папу. Был.

– Твоя мать сногсшибательна, Салли, – сказал он, ставя фотографию на место и взяв другую, более позднюю.

– Да, она такая, – согласилась я.

– Ты на нее похожа.

– Но я другая, – вздохнула я.

– В чем дело?

– Сегодня утром она сказала мне, что я должна повзрослеть. – Я опустилась в кресло. – Я слишком долго валяю дурака.

– Она не хочет, чтобы ты выходила замуж за этого парня – Дага, ведь так? – спросил он, опускаясь на колени рядом с креслом. – Могу я надеяться, что ты скажешь ей обо мне? – продолжил он, взяв меня за руку. – Хотя боюсь, она посоветует тебе оставаться с ним.

– Речь шла не о нем, – ответила я, – а обо мне, моих опрометчивых решениях и метаниях.

– Я соскучился по тебе, – сказал он, целуя мне руку. – Может, это и смешно, но так и есть на самом деле.

Так, у меня засвербило между ног. Недолгой же была передышка.

– Надеюсь, что смогу уговорить тебя поехать на неделю в Нью-Йорк, – продолжал он, – и остаться у меня. Можешь разместиться в гостиной. Там есть письменный стол и телефон, а внизу у нас факс…

– Спенсер, – прошептала я, положив палец ему на губы и качая головой, – это слишком быстро.

– Меня это не волнует, – ответил он, глядя мне в глаза.

Я ощутила горячее предвкушение внизу живота. Позор. Он поцеловал меня в шею, коснувшись груди.

– Поехали со мной, – прошептал он. – У тебя нет причин отказываться. Тебе надо работать. Целыми днями я буду в офисе. Консьерж будет вызывать тебе такси, принимать почту, отправлять факсы, делать все, что захочешь. Ты сможешь заказать кофе, еду. А по вечерам, – через футболку он поцеловал меня в грудь, – мы будем вместе обедать, рассказывать друг другу, что произошло за день, а затем… в постель. Ты и я. – Он поцеловал меня долгим поцелуем. – Только ты и я. Все ночи. Всю неделю.

– Это сумасшествие, – вздохнула я, закрывая глаза.

– Это чудесно, – выдохнул он мне в ухо.

Я не понимала, что мы делаем; сначала мы просто целовались и обнимались, а в следующее мгновение я уже скинула с себя шорты, стала расстегивать его ремень и молнию на шортах, а он приподнял мне ноги. Встал перед креслом на колени, сдвинул меня к краю кресла и осторожно вошел в меня.

– О Господи, – простонала я ему в плечо.

Я почувствовала, как он отклонился от меня, и открыла глаза. Он улыбнулся, глаза его сузились словно от боли. Его рот прижался к моему рту, и он толчком снова вошел в меня. Затем вышел. Снова вошел. Вышел. С каждым толчком он проникал в меня все глубже. Вниз-вверх, вниз-вверх.

– О, Салли! – выдохнул он, отрывая свои губы от моих.

Сейчас его глаза были закрыты, голова откинута назад, движения замедлились. Я чувствовала, что дело идет к концу, и не могла этого выдержать; я не хотела, чтобы он кончил, поэтому столкнула его на пол и села на него верхом. Мои груди касались его лица, и я начала двигаться вверх-вниз, чувствуя его внутри себя, я ускоряла ритм, стонала, он весь напрягся, и я знала, что он уже не может сдерживать себя, но все же продолжала двигаться, пока тоже не почувствовала, что кончаю.

– Да, Спенсер, да, – выдавила я сквозь зубы. – Ох! – Я содрогнулась и упала ему на плечо.

О, как это здорово! Как хорошо! Просто очень, очень.

Я не могла пошевелиться. Но надо освободить его из плена. Спенсер, тихо смеясь, что-то бормотал о своих ногах, поэтому я свалилась с него на ковер с громким «Ах».

Скотти кружил вокруг нас.

Внезапно он залаял и бросился к передней двери.

– О Господи, – прошептала я, садясь. К дому кто-то подъехал. Скотти громко лаял и прыгал. Я быстро встала и, прикрывая грудь, выглянула в окно.

– О Господи, это Даг. Быстро в спальню!

– Я не могу идти, – прошептал Спенсер, пытаясь подняться. – я же сказал тебе, что у меня ноги онемели.

– Ступай в ванную!

Он едва поднялся и пошел, держась за стену. Я схватила его шорты, свое белье и бросила в спальню. Затолкав туда же Спенсера, я велела ему отправляться в душ…

Даг, к счастью, постучал в переднюю дверь, а не в заднюю как обычно. Затем я услышала, как открывается дверь гостиной.

– Эй, Скотти, мальчик, – позвал Даг.

Схватив джинсовую юбку, я натянула ее на себя. Высунув голову из спальни, закричала:

– Даг, можешь погулять со Скотти? Я только что вернулась, а ему пора гулять.

– Мы будем на улице, – отозвался Даг.

Меня охватила паника. Интересно, почувствовал ли он завах секса в гостиной? По моей ноге текло. Я вошла в ванную, где рядом с душем стоял Спенсер.

– Не может быть, чтобы это был твой парень, – прошептал он.

– Может. – Я схватила полотенце, смочила и, задрав юбку, стала вытирать ноги. Ну просто настоящая леди.

– Когда-нибудь это покажется нам просто смешным, – сказал Спенсер, поцеловал в щеку и встал под душ.

«Ничего смешного», – подумала я, приглаживая щеткой волосы.

Я сделала глоток листерина и тут же случайно проглотила. Слегка подкрасилась и бросилась через кухонную дверь на Улицу.

– Даг! – позвала я, сбегая по лестнице.

– Привет, – сказал он, появляясь из-за дома. – Кто у тебя?

– Друг из Кента, – ответила я. – Он долго был на ферме и сейчас принимает душ. – Листерин жег желудок.

Даг остановился и в ужасе уставился на меня.

– Это он, ведь так?

– Кто?

– Тот кого ты встретила в Нью-Йорке. Разве нет?

Он стал огибать дом, и я пошла за ним. На углу Даг остановился и схватился рукой за стену, словно ему стало плохо.

– Не могу поверить, что ты так со мной поступила. – Он оттолкнулся от стены. – Проклятие! – ругнулся он и направился к машине.

– Даг, – позвала я. – Он просто остановился у меня, возвращаясь в Нью-Йорк. Это совсем не то, что ты думаешь.

– Просто остановился?

– Да. Я не знала, что ты приедешь.

– Он хотя бы знает о моем существовании?! – закричал он в сторону дома. – Знает ли он, что ты почти помолвлена со мной?

– Да.

– Вы уже переспали? – кричал Даг. – Проклятие, Салли! – Он ударил кулаком по капоту машины, оставив вмятину.

Рванул дверцу машины, уселся и тронулся с места. Мне хотелось крикнуть что-нибудь ему вслед, но не знала что. Мотор взревел, и из-под колес машины полетели грязь и гравий.

Когда машина исчезла за поворотом, Спенсер открыл переднюю дверь. На нем были шорты, майка и теннисные туфли. Он спустился по лестнице.

– Могу догнать его и все объяснить, – сказал он. – Если хочешь, чтобы он вернулся. Скажу ему, что ничего не произошло. Скажу ему все, что ты захочешь.

Я смотрела на него, вытирая глаза.

– Но надеюсь, ты не хочешь, чтобы он вернулся. Что ты позволишь ему уйти.

Я закрыла лицо руками.

– Салли, пожалуйста, поверь мне, я знаю, что между нами происходит что-то чудесное, что-то такое, что заставляет меня думать, что раньше такого ни со мной; ни с тобой не происходило.

Опустив голову, я повернулась к Спенсеру, и он обнял меня. Я спрятала лицо у него на груди, Он поцеловал меня в висок.

Глава 26

Спенсер остался на ночь.

Принимая во внимание все то, что случилось, я спала на удивление спокойно. Он тоже. Я встала рано, в начале седьмого, приготовила ему кашу и кофе.

Он стоял уже в дверях, прощаясь со мной, когда вдруг посмотрев на часы, покачал головой и сказал:

– Мы можем немного поговорить? Покажи мне что-нибудь. Например, фотоальбом, свой старый табель успеваемости. Хочешь, выйдем во двор и сфотографируем Скотти или отправимся на прогулку и нарвем цветов. Просто будем петь. Можем пойти на бензозаправку и спеть гимн вместе с Бернис!

Я рассмеялась, покачав головой.

– Дорогой, тебе надо ехать. – Прошло всего пять дней и я уже называю его «дорогой».

Он неохотно согласился; мы попрощались, и Спенсер уехал.

Я со Скотти отправилась на прогулку в поле. Там так чудесно утром.

Вспоминая Дага, я поняла, что иного не могло быть.

Что ни делается, все к лучшему, не так ли?


Чи-Чи сообщила, что мне сегодня предстоит очень серьезное интервью, хотя и добавила, что я могу об этом пожалеть. Разговор будет с семидесятилетней матерью Касси, Кэтрин Литлфилд. Чи-Чи сказала, что Кэтрин скорее умрет, чем встретится со мной лично, поэтому ограничилась телефонной связью.

Как только миссис Литлфилд ответила на мой звонок в Седар-Рапидсе, Айова, я сразу поняла, что голос у нее как у ведьмы. Правда. В голосе сквозила не то ненависть, не то злоба. Возможно, она просто раздражена или нервничает.

Я представилась и поблагодарила за то, что она уделила мне время.

– Только немного времени. Я уже говорила этой латиноамериканке, Я очень занята.

– Да, понимаю. Я очень ценю ваше согласие.

– Эта женщина говорила, что вы хотите прилететь сюда. Скажите ей «нет»! Напрасная трата времени и денег. Телефонный разговор – меньшее из двух зол, полагаю. Скажите, почему вы решили писать о Кэтрин? Надо думать, из-за ее второго богатого мужа.

Я подозревала, что, если не раскрою карты, миссис Литлфилд сама проведет все интервью, задавая вопросы и сама на них отвечая. Интересно, что Касси она называла Кэтрин. В том, что она единственную дочь назвала своим именем, было что-то патологическое.

– Я пишу о невероятном успехе вашей дочери, – вступила я. – За последние годы многое изменилось, но, миссис Литлфилд, ваша дочь по-прежнему поистине купается в успехе.

– Я никогда не читаю ее журналы, – последовал ответ. – Не хочу терять на это время.

Я начала объяснять ей свой статус, но вскоре поняла, что от этого мало пользы – я теряю ее драгоценное время.

– Ну что ж, приступим? Должна предупредить вас, миссис Литлфилд, что я собираюсь записывать наш разговор на диктофон, чтобы потом быть абсолютно уверенной, что я правильно вас цитирую.

Она фыркнула.

Ее надо как-то расположить к себе.

– Миссис Литлфилд, Касси рассказывала, какое огромное влияние вы оказали на ее жизнь. Вы содержали всю семью, воспитывали ее, помогли поступить в колледж…

– А она сказала вам, что ее отец пьяница и бездельник? И что первое, что она сделала, уйдя из дома, – нашла себе точно такого же?

– Ну не совсем так, – вставила я.

В голосе миссис Литлфилд, к моему удивлению, появился сарказм.

– Уверена, она вам этого не говорила. – Она захихикала, – Кэтрин всегда давала слабину, когда дело касалось мужчин, и всегда их оправдывала.

Да, разговор принимает интересный оборот, и я стала делать пометки в блокноте.

Я попросила ее рассказать о детстве Касси, и, когда она начала мне стало больно ее слушать. Эта женщина гордилась своей дочерью, но завидовала ее успеху и популярности. Я представила, как эта женщина надменно вела себя по отношению к своему единственному ребенку, как постоянно третировала и унижала Касси, пытаясь свести на нет то внимание, которым пользовалась красавица Касси. (Будь она моей матерью, убила бы ее.)

Интересно, что во время беседы миссис Литлфидд не обмолвилась ни единым словом о том, что Чи-Чи сказала утром: миссис Литлфилд всегда отказывалась приезжать в Ист, даже на короткое время, и Касси сама навещала ее; построила ей дом; постоянно посылает ей деньги с того самого дня, как достигла успеха в работе двадцать лет назад. Миссис Литлфилд не проговорилась также, что два года назад подверглась аресту за попытку сбить машиной своего соседа.

Но миссис Литлфилд сочла нужным поделиться с национальной прессой следующим фактом:

– Полагаю, Кэтрин не рассказывала вам, что я зачала ее еще до того, как вышла замуж.

О Господи, бедная Касси.

– Гм… нет, – сказала я.

– Он обольстил меня на танцах, и не успела я опомниться… Короче, я осталась с ребенком, которого не хотела, и с мужем-пьяницей, которого я тоже не хотела.

Она рассказала, как много работала, как ей трудно было сохранять приличия с мужем, как тяжело было воспитывать Касси и «следить за ней ястребом, чтобы она не пошла дорогой своего отца».

«Вот это мать», – подумала я.

Самое худшее интервью в моей жизни. Я возненавидела ату женщину; мне не хочется ее слушать; мне не хочется ее цитировать. Но ведь это моя работа. Собрать как можно больше информации, чтобы дать портрет Касси.

В итоге я сочла интервью весьма полезным. Только бы и сорваться и не накричать на эту ведьму.

– Скажите им, чтобы они использовали фотографию времен моей юности, – заявила она внезапно. – Кэтрин знает какую. Если напечатаете другую, я подам на вас в суд. Клянусь, я это сделаю. Вы не посмеете публиковать мои фотографии без моего ведома и разрешения.

– Наверняка вы очень интересная женщина, миссис Литлфилд.

– Видели бы вы меня раньше. Ябыла самой красивой девушкой в округе, каждый вам это подтвердит. От поклонников не было отбоя.

– Меня это не удивляет.

– Мне повезло с матерью, – сказала она. – У меня не было сквозняка в голове, не то что у некоторых.

– Считаете, у вашей дочери был? – не удержалась я от вопроса.

– У Кэтрин? Она словно лиса-плутовка: вечно что-то вынюхивает, сует нос не в свои дела.

Я перевела разговор на ее внука Генри.

– Она назвала его в честь отца, можете представить себе такое? Нам повезло, что он не с рюмкой в руке родился. Нет, вы представляете?

Я промолчала. Мы поговорили еще немного, и я рассыпалась в благодарностях.

– Запомните: Кэтрин знает фотографию, которую вы можете использовать!

Я повесила трубку.

– О Господи! – сказала я Скотти.

Я стала собирать вещи для поездки в Нью-Йорк, когда позвонила мать и сказала, что по своим каналам нашла для меня дешевый номер.

– Я прощена за воскресенье? – спросила она.

– Конечно, – ответила я, подумав, что бы она сказала, узнай о сцене, которая произошла в тот же день в моем доме со Спенсером и Дагом. Мое внимание отвлек сигнал факса, и пошла посмотреть, какое сообщение поступило. Факс от Бадди Д'Амико. Я сказала матери, что завезу к ней Скотта, и положила трубку.

«Салли!

Прочитай это и позвони мне. Хорошо?

Бадди».

Я вынула лист бумаги. Копия полицейского отчета, датированная днем гибели моего отца. Всего несколько строк, написанных от руки:

«Запись произведена в 9.02 вечера. Во время наводнения обрушилась стена гимнастического зала средней школы Каслфорда. Под обломками обнаружено тело Доджа Харрингтона. Установлен летальный исход. Подтверждено офицерами Смитом и Кальве, Тело забрала «скорая» Сандерсона. Вернувшись в участок, доложили начальнику. Он сообщил семье. Приступили к дальнейшему патрулированию. Наводнение продолжается».

На следующей странице доклад следователя-коронера;

«Уилбур Кеннет Харрингтон умер от черепно-мозговой травмы во время обрушения части здания».

Я позвонила Бадди, и он сразу подошел к телефону.

– Спасибо, – сказала я. – Не слишком много, не так ли?

– Не слишком, – согласился он. – Я ходил в муниципалитет. У них тоже мало сведений. Один из парней сказал, что во время наводнения было разрушено столько строений, а урон столь велик, что у них времени для писанины просто не было.

– Да. Ну спасибо.

– Я дам тебе знать, если раскопаю что-нибудь еще.

– Спасибо, Бад.

Я вложила бумаги в портфель, чтобы захватить с собой в Нью-Йорк. Странно. Не знаю почему, но захотелось взять их с собой.

* * *

Это ведь мой отец. Откровенно говоря, раньше мне не хватало мужества расспросить подробнее о его смерти.

Я приехала к матери и прошла на кухню. Налив Скотти воды, поставила его миску рядом с миской Абигейл.

– Мама, почему ты не подала в суд на муниципалитет, когда погиб отец?

– Что ты такое говоришь, Салли? – сказала она, явно ошеломленная. – Скажи мне, почему я должна была подать на них в суд?

– Потому что городское здание обрушилось на папу и убило его!

– Твой отец его проектировал, – тихо сказала она, снимая резиновые перчатки.

– Хочешь сказать, что здание обрушилось потому, что проектировал его отец?

– Конечно, нет! Но город не несет ответственности за стихийное бедствие. Почему, Господи, я должна подавать на них в суд, коль в том нет их вины?

Что касается матери, то разговор на этом закончился, но я все же не могла не думать, насколько бы легче нам жилось, если бы она получила хоть какие-то деньги после трагического случая с моим отцом.

Интересно, вспоминала ли мать об этом, водя нас с Робом в школу после ее восстановления? Все следы разрушения были давно устранены, но каждый раз она подразумевала, что мы с Робом можем смотреть на стену, под которой наш отец испустил последний вздох. Именно поэтому первое время она водила нас в классы, взяв за руки.

Бедная мама. В ее глазах я видела боль.

– Думаю, ты права. – Я подошла к ней. – Спасибо за то, что берешь к себе Скотти. И за то, что заказала мне номер.

– Я люблю тебя. – Она крепко обняла меня.

– Я тоже люблю тебя.

Отстранившись, она заглянула мне в глаза. Затем, покачав головой, засмеялась и отпустила меня.

– Поезжай. Отправляйся на свидание со своим кавалером.

Я хотела возразить, но она опередила меня:

– Даже не пытайся, детка. Я слишком хорошо тебя знаю. Развлекайся. Делу время – потехе час.

Когда я села в машину, мать распахнула дверцу:

– И не забывай о работе!


Мой новый гостиничный номер располагался в одной из гостиниц на Коламбус-Серкл. Распаковав вещи, я позвонила в офис Спенсера. Секретарша сказала, что он на месте, но у него совещание.

– Пожалуйста, оставьте свой номер, и он перезвонит вам. Он ждал вашего звонка.

Я оставила свой номер и стала готовить материалы к завтрашнему интервью. Спенсер позвонил час спустя, и мы условились, где встретиться, чтобы вместе пообедать. Я засуетилась, довольная собой. В половине седьмого, подкрасившись и причесав волосы, уже спешила на свидание к итальянскому ресторанчику. Я стояла у входа, просматривая газету, когда подъехал Спенсер.

– Я купил тебе подарок, – сказал он, протягивая странно гибкий продолговатый пакет в подарочной обертке. – Очень романтично, – добавил он, когда мы сели. – Открой.

– Не могу даже вообразить. – Я развернула бумагу и увидела туго сплетенную в косу веревку для игры со Скотта в перетягивание каната. Я посмотрела на него и подумала: «Буду я с ним счастлива или нет?»

– Спасибо, – смущенно поблагодарила я, наклонясь, чтобы поцеловать его. – Он ему понравится.

За вкусным обедом Спенсер рассказывал о проведенном дне, полном разочарований.

– Мы заполучили писателя, который не любит и не умеет писать, и редактора, который не знает, как править, поэтому оказались с книгой ценой в пятьдесят тысяч долларов, которая хуже – клянусь – черновика школьного сочинения.

– И что же делать?

– Единственное, что я смог, это послать рукопись моему приятелю, профессору Колумбийского университета, чтобы он проверил все факты. Затем сел за стол и прочитал всю рукопись, потом составил письмо автору, подробно указав, что надо переделать.

– Если редактор уже получил деньги, обязан ли автор дорабатывать свое произведение? – спросила я.

– В правовом смысле – нет. В том-то и проблема. Он считает свое произведение шедевром. – Спенсер тяжело вздохнул, но затем внезапно просветлел. – Отец звонил сегодня. Я рассказал ему о тебе.

Я улыбнулась.

– Он хочет познакомиться с тобой. Я рассказывал тебе о матери? Вернее, о мачехе.

– Нет.

– А я думал, что рассказывал. Видишь ли, моя мать умерла от рака, когда мне было двенадцать лет.

– Мне очень жаль.

– Спасибо за сочувствие. Это очень печально. Но мой отец на следующий год после ее смерти снова женился. Полагаю, из-за нас с сестренкой. Так вот, он женился на Труди, и я сразу стал звать ее мамой. Она изумительная. А младший брат Сэм, о котором я тебе говорил, на самом деле мой сводный брат.

Пока Спенсер продолжал рассказывать о своей семье, наша тяга друг к другу начала приобретать для меня смысл. Все это трудно объяснить людям, которые не теряли ни одного из родителей, будучи детьми. Проще говоря, осознание потери становится определяющим в характере. Я рано узнала, что сказки врут, что мир не дает никакой защиты: у меня был большой и сильный папа, и вдруг его не стало. Навсегда. Может, это и не так драматично для кого-то, но мне стало совершенно ясно – конечно, в более поздние годы, – как отсутствие отца отразилось на всей моей жизни.

– Знаешь, что сказал отец? – спросит Спенсер. – Он сказал, что по описанию ты похожа на мою родную мать. В самом хорошем смысле.

А я могла бы сказать ему, что он чем-то походил на моего отца.

Мы шли к моей гостинице, взявшись за руки и болтая, Мы решили, что он ненадолго поднимется ко мне в номер, а затем пойдет домой. У нас обоих много работы. Завтра мы поведем вместе ночь.

Сегодня замечательный день.

Я полюбила.

Глава 27

Вторник начался с интервью со старым боссом Касси Кохран на «ВСТ». Кроме забавных россказней, как они умоляли ее выйти в эфир в качестве первой соведущей их станции, от чего она упорно отказывалась, все интервью не несло новизны. Оно дало мне, однако, несколько эпитетов, характеризующих Касси: «прекрасный организатор», «инициативная» трудолюбивая», «требовательная, но не придирчивая». Весьма показательно, если принять во внимание, что босс говорил все это уже после того, как Касси перешла на работу в «ДБС». С другой стороны, когда Касси пришла работать на «ВСТ», та была независимой, но с малой аудиторией станцией в Нью-Йорке, а к тому времени, когда Касси покинула ее, она превратила «ВСТ» в суперстанцию, одну из самых обширных телевещательных сетей страны.

Бывший босс Касси предоставил мне на время ее фотографию. На ней Касси – продюсер отдела новостей двадцать семь лет назад. Бывший босс на этой фотографии стоял рядом с Касси.

– Тогда я был по уши влюблен в нее, хотя, конечно, все, буквально все были в нее влюблены. – Прежде чем отдать мне Фотографию, он снова полюбовался на нее и добавил: – И до сих пор влюбляются.

Я спросила, знал ли он Майкла Кохрана и он ответил «да», его знали все. Он к этому больше ничего не прибавил, и я спросила, что он о нем думает.

– Как о продюсере новостей? – уточнил бывший босс, откидываясь на стуле. – Ас. Абсолютно первоклассный.

– А как муж?

– Без комментариев. – Он нахмурился и энергично покачал головой. Затем спустя минуту добавил: – Но я рад, что она уже не замужем за ним.

Пока ехала в такси за самым большим в этот день интервью с Джессикой Райт, я делала в блокноте пометки. Мне стало совершенно ясно, что Касси могла сбиться с пути, ведь ее красота вызывала разного рода предложения. Меня чрезвычайно заинтересовало ее упорство, когда она настояла на том, чтобы оставаться за камерой, предпочитая продюсерскую сторону бизнеса.

В этом, конечно, виновата ее мать. С такой женщиной, как она, для Касси, вне всякого сомнения, ее красота стала символом зла.

Такси остановилось у главных ворот, где меня зарегистрировали. Сегодня меня встречала женщина, больше походившая на игрока Лиги юниоров. Из ее бейджа я узнала, что зовут ее Венди Митчелл. На вид ей лет тридцать, и взгляд у нее спокойный и отстраненный.

– Вы не похожи на охранника, – сказала я, прикрепляя свой бейдж к блейзеру.

– Именно поэтому я телохранитель, – сказала она непринужденно. – Сюда. – Жестом указала дорогу. – Я проведу вас в кабинет Джессики.

Я последовала за ней, в лифте спросила:

– Можно поинтересоваться, как вы получили эту работу.

– Я была частным детективом, а когда с Джессикой произошел несчастный случай…

Полагаю, это должно было звучать так: «После того как Джессику похитили и чуть не убили…»

– …канал предложил мне работу телохранителя.

– Только здесь или повсюду?

– Я путешествую. Когда Джессика снимала свое шоу на Западном побережье несколько недель назад, я была с ней.

Мы уже шли по коридору третьего этажа «Даренбрук III», северного крыла «ДБС». Остановились, перед дверью кабинета Джессики Райт, где Марианна сидела за компьютером. Увидев нас, она встала и протянула руку.

– Здравствуйте, мисс Харрингтон. Рада видеть вас снова.

– Привет, Марианна.

По выражению ее лица я заметила, что она удивлена и польщена, что я запомнила ее имя. Полагаю, ей совсем не обязательно знать, что у меня имеется список всех работников «ДБС».

Из кабинета Джессики доносился громкий голос. Марианна улыбнулась.

– Джессика разговаривает по телефону со своим агентом. Она сказала, чтобы вы сразу проходили.

Венди провела меня в офис, и я увидела у стола Джессику с телефонной трубкой.

Прежде всего она не старше меня. Не знаю почему, но, несмотря на то что она великолепно выглядит на экране, мелькнула мысль, что она стара как мир. В реальной жизни Джессика совершенно другая. На ней короткая джинсовая юбка, хлопчатобумажная майка и деревянные сабо. Ноги голые и загорелые; на лице мало косметики, зеленые глаза сердито сверкают, пышные рыжие волосы. Завидев меня, она улыбнулась. Венди указала мне на диванчик у стены, я села и поставила диктофон на кофейный столик.

– Нет-нет-нет! – кричала Джессика в трубку. – Мне безразлично, сколько он предлагает! Скажи ему, пусть убирается ко всем чертям! Для него я и пальцем не шевельну! Понимаю, что ты будешь иметь с ним дело по другим проектам, но я не хочу, чтобы ты смягчал мою реакцию. Не хочу, чтобы ты говорил что-то типа «Джессика хотела бы, но…». Скажи, чтобы отстал, пока я окончательно не вышла из себя.

Я едва сдержала смех. Венди кивнула мне и вышла, закрыв за собой дверь.

Через несколько минут Джессика повесила трубку, и мы обменялись рукопожатиями. Она села напротив, закинув ногу на ногу. Взгляд проницательно-наблюдательный. Эта девица частенько дает интервью.

– Вы определенно не похожи на тех, кого обычно присылает Верити, – заметила она. Я улыбнулась. Диктофон работал. – Обычно она посылает нам или ненасытных, или пресыщенных, в общем, не совсем здоровых. Вы понимаете, что я имею в виду? Которые пышут злобой. Знаете такого рода писак?

Я рассмеялась. Большинство из пишущей братии не особенно церемонятся со своими визави, вызывающе беззастенчивы.

– Одна птичка прочирикала, будто вы получили это задание, потому что нашли Верити и Корбетта в лесу. Похоже, ваша карьера начинается так же эксцентрично, как в свое время моя, – сказала она и поведала мне короткую историю о том, как небольшое телевизионное шоу в Таксоне в конечном счете привело ее к тому, что она стала одной из ярких звезд национального теленебосклона.

Я нашла Джессику Райт совершенно очаровательной. Веселая, яркая и немного злючка по отношению к людям, которые, по ее мнению, того заслуживают. Как тот человек, о котором она говорила со своим агентом и который несколько лет назад пытался шантажировать ее подругу. Я пыталась выяснить подробности, но она уклончиво отказалась и вместо этого начала рассказывать, как Джексон Даренбрук открыл ее и подписал с ней контракт для работы на «ДБС». Она спокойно сообщила мне, что приехала в Нью-Йорк с массой проблем. Три десятых из них составляла проблема с алкоголем, семь десятых – неврастения, и она была на грани нервного срыва. Закрыв глаза, Джессика рассказала, как она уткнулась в колени Касси, ища поддержки.

– Вы, конечно, знаете, что Касси была назначена исполнительным продюсером отдела новостей на «ДБС»? – Когда я кивнула, она продолжила: – Здесь был полный хаос. Мы буквально на ходу создавали канал. Сумасшедшее было время.

Лицо хозяйки ток-шоу затуманили воспоминания.

Потрясающая женщина. Вполне понимаю, почему она пользуется таким успехом у публики. В ней есть и чуткость, и нежность, и даже ранимость.

Она подняла на меня глаза.

– Я не делаю секрета из того, как тогда перестала пить.

– Вы писали, как стали подругами с Александрой Уоринг и она помогла вам покончить с алкоголем.

– Мм, – промычала она, вспоминая те дни.

– Но вы ничего не рассказали о Касси.

– Это потому, что она заставила меня многое вычеркнуть.

– Правда? – навострила я уши.

– Да. Странно, конечно. Потому что я писала, какой удивительной она была, что именно Касси договорилась с человеком, который привел меня на встречу анонимных алкоголиков. Но прошу вас, не упоминайте нигде это общество, так как предполагается, что мы анонимы.

– Договорились, – кивнула я.

– Она же организовала график моей работы, нашла мне хорошего терапевта, диетолога, который помогает людям в период выздоровления, она… О, она сделала все возможное. Касси хотела, чтобы я использовала каждый шанс, чтобы вылечиться, она даже была готова предоставить мне отпуск на месяц или два. Но я не воспользовалась ее добротой. Вместо этого приняла услуги Александры.

Все это мне было хорошо известно из книги. Она оставалась с Александрой, пока ее здоровье полностью не восстановилось.

– Но почему Касси захотела, чтобы вы опустили эти подробности?

– Потому что это Касси. Она считает, что сделанное ею должно быть отнесено на счет всей команды. Поэтому я и говорю – наш канал! Касси такая, какая есть, и все здесь полагаются на ее мнение и поддерживают ее во всем.

Я нашла забавным, что Джессика, начав кормить меня рассказами о Касси, не сообразила, что они говорят мне больше о ней самой, чем о Касси. Хотя Джессика явно обожала свою начальницу, у меня не было уверенности, что она хорошо ее знает.

А может быть, Джессика не хотела переступать границы Дозволенного.

Она упомянула о своем недавнем венчании с Уиллом Рафферти, исполнительным продюсером отдела новостей, которое широко освещалось в прессе. Я спросила, была ли на свадьбе Касси.

– Конечно, была! – Она даже вскрикнула. – Сказала, что не может быть подружкой невесты, поскольку стара как мир, ну и прочую чепуху, поэтому я не настаивала.

– Ею стала Александра.

Джессика кивнула.

– И актриса Джорджиана Гамильтон-Эрис. И Элис Вашингтон, у которой сейчас собственное шоу. И еще одна моя подружка с Запада.

Интервью длилось долго, почти три часа магнитофонной записи, пока не пришла Марианна и не сказала Джессике, что ей пора готовиться к записи вечернего шоу.

– Надеюсь, вы придете, – сказала мне Джессика. – Полагаю, вам будет интересно. – Я колебалась, и она добавила: – Ну конечно, вам надо работать.

– Не в этом дело. Мне надо встретиться с другом…

– Ни слова больше! Мы выпишем ему пропуск. Марианна все организует.

Я сразу же позвонила Спенсеру, и он согласился, сказав, что будет в «Уэст-Энде» в шесть часов.

Марианна проводила меня в кафетерий и составила мне компанию за ленчем, признавшись, что ей велено не спускать с меня глаз. А в два часа пришла Чи-Чи, чтобы сопроводить ценя к Лэнгли Петерсону, возглавлявшему все электронные компании в империи «Даренбрук комьюникейшнз».

Лэнгли Петерсон, высокий, спокойный и терпеливый, судя по всему, хорошо уживался в этом курятнике. Глядя на фотографию его жены Белинды, сестры Джексона Даренбрука, я пришла к заключению, что она не слишком привлекательная. Интересно, выходит ли он когда-нибудь из себя, работая с такими красотками, как Касси, Джессика и Александра?

– Итак, вы собираетесь писать статью о Касси, – сказал он, усаживаясь за стол, что скорее говорило не о властности его натуры, а о застенчивости.

– Да, – ответила я, поставив диктофон на его стол.

– Должен заметить, очень удивлен этому факту. Касси не из тех людей, которые выставляют себя напоказ.

– Думаю, она рассматривает это как возможность содействовать распространению новостных программ «ДБС».

– Ну, это на нее похоже, – сказал он, тихо рассмеявшись. – Что бы вы хотели узнать?

Я зачитала ему фрагменты интервью бывшего босса Касси.

– Да, – согласился он, – она такой же и осталась. Вне всякого сомнения, в компании ее все обожают. Касси вселяет в людей веру в нашу компанию, без чего не обойтись в этой индустрии. Она самая лучшая. Она единственная.

– Уверена, ей приходится делать и неприятную работу. Хочу сказать, нельзя оставаться все время приятной во всех отношениях.

– Она и не остается, – поспешил он заверить меня и засмеялся. – Она и я… Мы с Касси иногда так ругаемся, что вы в это просто не поверите. Как-то Ад ель, моя секретарша, даже прислала сюда охранника в полной уверенности, что случилось нечто страшное. – Он засмеялся. – Правда. Никого из нас нельзя назвать слабым противником, но, когда мы не согласны друг с другом, это превращается в битву. И когда мы выходим из себя, что случается, возможно, раз в год, и всегда только между нами. Но она знает, что я это выдержу.

Мы поговорили о характере Касси, о том, что у нее есть и норов, правда, глубоко спрятанный, а затем я спросила, приходилось ли Касси кого-нибудь увольнять.

– Она многих уволила, – ответил он. – Это телевидение. Люди приходят и уходят, и если они не в состоянии делать свою работу как следует, их увольняют.

– Значит, есть люди, которые не в восторге от нее? Назовите парочку имен.

– О Господи, – сказал он. – Вы припираете меня к стенке и вынуждаете быть болтливым. Я не могу себе этого позволить. Вы не должны это спрашивать! Это может повредить многим людям!

В ответ я перемотала магнитофонную ленту и стерла последнюю фразу.

– Всего несколько имен, – уговаривала я.

Он назвал мне два. Продюсера кабельного новостного канала и ведущей еженедельного утреннего шоу в Нью-Йорке.

Когда мы закончили, Адель зарегистрировала оба интервью.

Глава 28

Я летела в гостиницу как на крыльях. Неплохой материал подбирается.

Заказав в номер чайник, начала переносить записи с магнитофонной ленты на компьютер. Позвонил Спенсер, чтобы убедиться, что наша встреча в шесть в «Уэст-Энде» остается в силе. Я вернулась к работе и, слушая интервью с Джессикой Райт, пару раз не удержалась от смеха. Я потеряла счет времени и оторвалась от работы только в пятнадцать минут шестого, чтобы быстро принять душ. Я нанесла на волосы кондиционер, когда зазвонил телефон. Он был в ванной комнате, и, снимая трубку, я боялась, что меня может ударить током, так как волосы мокрые.

– Привет, Салли. – Звонил Бадди Д'Амико. – Извини, что беспокою. – Пауза. – Ты где, на Ниагарском водопаде?

– У меня телефон в ванной комнате. Душ принимаю.

– Сможем ли мы когда-нибудь вернуть тебя на ферму? Телефон в ванной комнате, ла-ди-да-ди-да!

Я завернулась в полотенце.

– Что произошло?

– Это я хочу спросить у тебя. Я слышал, ты разыскиваешь список членов масонской ложи более чего двадцатилетней давности.

– И кто же связался с тобой?

– У каждого детектива свои источники информации. Послушай, Салли, без шуток, зачем он тебе?

– Почему ты спрашиваешь?

– Потому что я занимаюсь расследованием убийства.

– Как связано одно с другим?

– Поэтому я и обратился к тебе.

Интересно. Если я скажу, что моя просьба о списке никак не связана с его расследованием и что взыграло мое любопытство, потому что сумасшедший Пит думает, будто мой отец замешан в деле какой-то секты сатанистов, тогда, возможно, Бадди успокоится. С другой стороны, раз он спрашивает, значит, убежден, что какая-то связь имеется.

– Хотела убедиться, что Тони Мейерз не связан с ними.

– Врунишка, – сказал Бадди. – Ты прекрасно знаешь, что он из другой оперы.

– Я имела в виду его отца.

– Фантазерка ты, Харрингтон.

– Хорошо. Если ты такой умный, Бадди, скажи сам, зачем мне понадобился этот список.

– Ни за что. Если ты решила играть со мной в прятки, я тоже буду с тобой играть.

Я начала раздражаться.

– Что еще новенького? – Я подразумевала, что этот вопрос будет чисто риторическим, но Бадди принял его всерьез. Должно быть, устал.

– Сегодня ночью взлетела на воздух придорожная закусочная.

Эта закусочная построена два десятилетия назад в северной части Каслфорда и сразу же стада местом сборищ гангстеров со всего штата. Когда с гангстерами было покончено, ее клиентуру составили рабочие новой электростанции и местные рыболовы.

– Кто-нибудь пострадал?

– Слава Богу, нет. Но мы провели там всю ночь. Похоже причиной возгорания стало короткое замыкание в кухонном оборудовании. Затем огонь перекинулся на газопровод и газовые баллоны, поэтому взрыв разворотил стену здания.

– Весьма странно – это уже второй взрыв в городе. Тебе не кажется?

– А у тебя есть какие-нибудь соображения по этому поводу?

– Магазин Трановски не был застрахован, – сказала я. 1 Земля под ним особой ценности не имеет. Возможно, кто-то хотел отделаться от чего-то в самом здании. – Я опустила крышку унитаза и села. – Сказать по правде, Бад, первым делом я подумала, не замешан ли здесь Джонни-Бой Мейерз.

– Для этого большого ума не надо, – ответил он. – Но он здесь ни при чем. Никто не замешан в этом деле.

– А как насчет страховки закусочной?

– О, она хорошо застрахована. Владелец оказался молодцом.

– А кто он?

– Какой-то парень из Норфолка.

. – Норфолка? Кто будет ездить сюда из Норфолка?

– Он владеет здесь сетью недвижимости. Приобрел пакет акций на аукционе. Во время рецессии примерно двадцать процентов недвижимости в Каслфорде перешло к другим владельцам, сейчас сразу трудно установить, кто чем владеет.

– Думаешь, это преднамеренно сделано?

– Подожду, пока Диа представит официальный доклад, ~~ответил он, ссылаясь на начальника пожарной команды. – Ониприехали туда с собаками.

– Сообщишь мне потом?

– Ладно, мисс Шикарная Девушка, позвоню тебе в ванную комнату.

Я быстро высушила волосы и оделась. Затем схватила косметичку, чтобы сделать макияж в такси. Я чувствовала себя уроженкой Нью-Йорка.

Подъезжая к воротам «Уэст-Энда», увидела впереди такси, в котором сидел Спенсер. Бросив несколько купюр таксисту, бросилась к нему.

– Привет, – сказал Спенсер, целуя меня. – Я приготовился извиниться за то, что опоздал, но…

Мы подошли к зданию охраны, где нас уже ждали. Нас провели в студию Б. На Спенсера произвело впечатление, как много людей я здесь знаю. Когда мы подошли к дверям студии, в коридор вышла Александра и помахала мне рукой.

– Когда наше интервью? – закричала она.

– На следующей неделе.

– Увидимся!

– У тебя хорошая компания, – одобрил Спенсер.

– Такие чудесные люди, ты себе не представляешь.

– Отнюдь. Разве ты не помнишь, что мы публиковали книгу. Джессики?

– А ты знаешь Касси?

Мне было удивительно, что мы не коснулись этой темы раньше.

– Наша встреча была короткой. Я ее не знаю.

Марианна указала нам два места перед студийной аудиторией. Студия была заполнена, а желающие все прибывали.

Вышел конферансье и сказал:

– У нас сегодня необычное шоу. Его придумала Джессика. Продюсеры выбрали пять человек, которые думают, будто участвуют в шоу, а на самом деле они стали свидетелями несчастного случая, который мы разыграли за пределами комплекса. Якобы несчастный случай был заснят на камеру. Сейчас эти люди по очереди войдут в студию, и каждый расскажет, что случилось. В шоу принимают участие три известных адвоката, которые будут комментировать устные показания каждого «свидетеля» и выберут одного, который, по их мнению, лучше всех выступит в суде. После того как все будет сказано, мы прокрутим, вам пленку, на которой зафиксировано, что случилось на самом деле.

Шоу прошло блестяще. Один из адвокатов вызвал крики и свист зала, потому что настаивал на выбранной им свидетельнице. Миловидная мать двоих детей дала самые сбивчивые показания. Но все же она оказалась лучше других свидетелей именно потому, что выступила очень убедительно и… «суд присяжных ей поверил бы».

Когда шоу закончилось, Марианна провела нас в гримерную Джессики.

– О Господи, – сказала она, вставая из-за туалетного столика, за которым снимала грим. – Это и есть ваш друг? – Она рассмеялась и покачала головой. – Привет, Спенсер, как дела?

– Очень, очень хорошо, Джессика, – сказал он, целуя ее в щеку. – Шоу было великолепным.

Джессика была явно не в своей тарелке.

– Как давно вы друг друга знаете? – спросила она.

– Познакомились на прошлой неделе.

Джессика кивнула и понимающе улыбнулась.

– Спокойствие, только спокойствие, – сказала она наконец, снова садясь за туалетный столик.

– Почему она так сказала? – сразу спросила я, когда мы сели в такси.

– Не знаю, – ответил Спенсер.

– Думаешь, она догадывается, что мы больше чем друзья?

– Не знаю, – снова ответил он, обнимая меня за плечи.

– Почему ты ничего не знаешь? – возмутилась я.

– О, я очень счастливый человек, – сказал он, целуя меня.

Мы приехали к нему домой и заказали индийскую еду. Ели за обеденным столом и разговаривали. Затем забрались на диван под плед из афганской шерсти (пришлось включить кондиционер, так как Спенсер сказал, что при открытых окнах слишком шумно) и смотрели фильм.

Затем пошли в спальню и занялись любовью. Спокойно и с нежностью, что было впервые.

Засыпая в его объятиях, я услышала шепот Спенсера:

– Спасибо тебе, Господи.

Глава 29

Будильник зазвонил в шесть, но Спенсер не проснулся. Я стала поставила будильник на семь, оделась, поцеловала его в лоб и вернулась в гостиную.

Мне предстоял трудный день. Я приняла душ, сделала кое-какие дела и просмотрела свои заметки. В девять пятнадцать мне предстояло интервью с Бонни Керк, продюсером новостей, которая была уволена из «ДБС» в прошлом году. Я доехала на такси до Восьмой авеню, прошла по улице от Медисон-сквер, зарегистрировалась и прошла в здание.

Бонни Керк смерила меня напряженным взглядом, который бывает у всех, когда идут плохие новости. Она спросила, не возражаю ли я, чтобы мы поговорили «в специальном кабинете для переговоров», и, когда я отказалась, то в мгновение ока очутилась на лестничной площадке, где глубоко затянулась сигаретой и села на ступеньку, чтобы начать разговор.

– Мне кажется странным, что вы пишете статью о Касси, – сказала она. – Обычно она делает все возможное, чтобы остаться в тени. Касси знает, что вы собираетесь писать о ней?

– Да, – подтвердила я.

– Гм, значит, у них какие-то неприятности.

Мои брови взлетели вверх.

– Это единственная причина, по которой Касси могла согласиться. То есть она считает, что иного выбора нет. Чтобы поднять свой рейтинг, как вы понимаете. – Подперев подбородок, она глубоко затягивалась.

– Думаю, она хочет помочь каналу раскрутить новую программу. Итак, начнем, – сказала я, доставая диктофон и тем самым давая понять, что мы можем приступить к беседе.

Я сидела на ступеньку ниже, развернувшись лицом к Бонни. Сейчас я чувствовала уверенность. Чувство уверенности в своих силах появилось у меня вместе со Спенсером. Я улыбнулась про себя. Ночь была чудесной. Спенсер – прекрасный мужчина. У меня прекрасная работа. Жизнь хороша!

– Может, начнем с самого начала? Какую работу вы выполняли на «ДБС»?

– Главного продюсера вечерних «Новостей».

– И что входило в ваши обязанности?

– Отслеживать второстепенные новости, которые мы передавали как в Нью-Йорке, так и через наши филиалы.

– И как долго вы проработали на «ДБС»?

– Десять месяцев.

– Недолго.

– Недолго, – согласилась она и раздавила каблуком брошенный окурок.

– И вы ушли?

– Меня ушли. – Она рассмеялась. – Но я успела сказать, что о них думаю.

– И что же вы сказали?

– То, что Александра слишком высокого мнения о себе. – Она глубоко затянулась новой сигаретой. – Ничего невозможно сделать на «ДБС» без того, чтобы Александра не заглядывала через плечо, не проверяла материал, не критиковала всех и вся, а если материал хороший – каковым он был у большинства из нас, – честь и хвала ей.

– Хотите сказать, она приписывала все заслуги себе? Или и другим отдавала должное? – Я старалась понять ее правильно.

– Отдавала, – сказала она. – Она не пыталась приписывать себе чужие заслуги, но, в конце концов, какое это имеет значение? Или ты становишься ее союзницей, или вылетаешь на улицу.

– Значит, она больше управляющий, чем редактор, я правильно вас поняла?

– Более чем Эвита Перон – управляющий директор. Можете процитировать мои слова.

Я улыбнулась и сделала пометку, хотя диктофон работал.

– Статья будет не об Александре Уоринг, – напомнила я ей.

– Хорошо, о Касси. – Она вынула изо рта сигарету. – С Касси все в порядке. Она во всем потакает Александре. Джессике Райт тоже. Они сплошь и рядом нарушают права человека.

– Какие?

– Ну, знаете, они нанимают и увольняют людей по своему желанию, никому не дают шанса выдвинуться. Хочу сказать, там существует своего рода круговая порука. Все зависит от их настроения. А у них у самих черт знает какая личная жизнь. Никогда нельзя предугадать их реакцию.

– Джессика замужем…

– Да, за моим бывшим боссом, Уиллом Рафферти. Это напоминает кровосмешение. Своего рода междусобойчик.

– И вы думаете, именно Касси допустила такую… семейственность?

– Ха! – отозвалась она. – Она замужем за парнем, который контролирует все дело, Джексоном Даренбруком! Лэнгли Петерсон женат на сестре Джексона! Джессика замужем за продюсером «Новостей», приятелем ее лучшей подруги.

– А Александра?

– О, Александра, – сказала она тоном заговорщицы, затаптывая окурок. – Ну, вы, конечно, понимаете, что она здесь основная заковыка?

Я предпочла не отвечать, но сделала вид, что меня это заинтересовало. Так оно и было на самом деле.

– Она крутила роман с Джорджианой Гамильтон-Эрис почти три года. Поэтому, если хотите знать, что я думаю о самом ценном работнике Касси, вы должны поставить это во главу угла вашей статьи. Они каждую неделю фотографировались для журнала «Инкуайеринг ай» как «две подружки» а канал делал вид, что ничего не замечает.

– А вам не кажется, что именно в этом и состоит работа Касси? – спросила я. – Развивать устойчивое планирование и финансовую стабильность «ДБС» и защищать тех людей которые способствуют этому?

Бонни Керк уставилась на меня, затем хрипло рассмеялась и покачала головой.

– Господи, вы тоже купились на это.

– Купилась на что?

– На этот внутренний круг. Думаете, что Касси необыкновенная, ведь так? И все другие тоже? Купились на это дерьмо – «мы одна семья на "ДБС"». Продолжайте в том же духе. Восхищайтесь ими!

Я легко допускала, что, если бы Бонни Керк работала на меня, я бы тоже ее уволила, до того она меня раздражала. Но я сдержала себя. Всю оставшуюся часть интервью я с интересом выжидала, скажет ли она что-нибудь существенное о Касси, но этого так и не произошло. Ее просто зациклило на Александре Уоринг, и о чем-либо другом она говорить отказывалась.

Хотя отношения между Александрой Уоринг и Джорджианой Гамильтон-Эрис заинтриговали меня.

Без двадцати одиннадцать я ехала в «Уэст-Энд», просматривая вопросы, которые собиралась задать Джексону Даренбруку. Чи-Чи встретила меня у стола охраны и провела наверх в его кабинет. Огромное, почти как однокомнатный дом, офисное пространство с отсеком для бара, гостиной и конференц-залом поражало воображение. Даренбрук выскочил из-за стола, чуть ли не подпрыгнув. Казалось, у него игривое настроение, но потом я решила, что, возможно, оно у него такое всегда.

– Прекрасный день, – сказал он после того, как мы обменялись рукопожатиями. – Может, хотите, чтобы мы побеседовали на улице?

Я предпочла работать в кабинете. Он согласился и уточнил, где я хочу сесть. Я выбрала стол заседаний и поставила на него диктофон, как раз между нами.

– Что хотите знать о моей чудесной, красивой, внимательной, доброй, щедрой, выдающейся, сенсационной жене? – начал он.

– Хочу спросить, как вы влюбились в вашу чудесную, красивую, внимательную, добрую, щедрую, выдающуюся, сенсационную жену, – сыронизировала я.

Откинув голову, он расхохотался. Он был прекрасным парнем. Милым. Вроде Гаррисона Форда и Теда Тернера.

– Теперь я понимаю, почему вы понравились Касси, – сказал он. – Острячка. Может, захотите работать у меня?

– Звучит заманчиво.

– Не спорю. – Он нахмурился. – Кстати, что у вас общего с Корбеттом Шредером?

– Ничего. Работаю на его жену.

Продолжая хмуриться, он пробурчал себе под нос, что у Верити плохо с головкой.

– Простите, – сказала я, – не расслышала, что вы сказали.

– Я обещал Касси не говорить об этом.

– О чем не говорить?

– Находчивая. – Он усмехнулся. – Мы должны вас наснять. У меня три сотни газет и двенадцать журналов.

– Это подкуп, мистер Даренбрук?

– Возможно, – подмигнул он.

Я рассмеялась.

– Хорошо, тогда позвольте рассказать вам о моей жене, – сказал он, глядя на часы, словно засекая время своего председательства. – Касси дала мне жизнь. Клянусь! После моей жены… моей первой жены…

– Барбары, – подсказала я.

Он кивнул.

– После того как Барбара умерла так внезапно…

Его жена, как я знала, принимала участие в соревнованиях по прыжкам в воду, проходивших в их загородном клубе. Их дети входили в команду по плаванию и тоже присутствовали на соревнованиях, ежегодно проводимых накануне Дня труда. Барбара Даренбрук нырнула, ударилась головой о дно бассейна и мгновенно скончалась.

– Я не думал, что когда-нибудь свяжу свою жизнь с другой женщиной. Мы с Барбарой были так близки… Но когда я встретил Касси, то полюбил больше всех на свете. – Он внимательно посмотрел мне в глаза. – Звучит нелепо, не так ли? Но позвольте сказать вам, Салли Харрингтон, я был на грани… я сходил с ума… Вы понимаете, о чем я говорю?

– Очень вас понимаю.

– Впервые встретив Касси, – продолжил он, – я не мог устоять перед ней. И знаете почему? Потому что в ней было все, чего я лишился со смертью жены. Любовь, ответственность, семья. Когда она вошла в мою жизнь, я освободился от дурного настроения. Слава Богу, что появилась Касси. – Он отвел взгляд, затем снова посмотрел на меня. – Мне надо было поднимать детей. Лидию и Кевина. – Он снова отвел взгляд. I Если бы не Касси, я просто не знаю, что бы с нами было После смерти Барбары детей воспитывали ее сестра с мужем Касси появилась вовремя. Она помогла нам сохранить семью. Сейчас дети уже взрослые и у каждого своя семья.

– Касси говорила, вы поначалу немного ругались, когда она поступила к вам на работу.

– Немного, – Он разразился громким смехом. – Сказать так – значит ничего не сказать. Мы ругались зверски, я готов был уволить ее.

– Так почему же не уволили?

– Вы знаете что-нибудь об Александре и Лэнгли? По отдельности они невыносимы, но вместе… Ха! Забудьте об этом. Так вот, Джессика приняла сторону Касси, и, вы знаете, все ополчились против меня. Все выглядело так, что мне впору самому увольняться, и я сдался.

Мы еще немного поговорили на эту тему, а затем я спросила, почему он взял ее на работу.

– По просьбе Александры. Мы предложили Касси должность исполнительного продюсера отдела новостей с фиксированной зарплатой.

– А кому принадлежала идея назначить Касси президентом канала?

– Лэнгли. – Он на мгновение задумался. – Нет, это могла быть и Александра. Первоначально. И я объясню почему.

В то время Александра хотела выйти в эфир раньше, чем «ДБС» планировал, чтобы опередить другие каналы. Александре нужна была партнерша по «Новостям», чтобы «ДБС», мог предложить по крайней мере два часа прайм-тайма своим филиалам. У них также сложилась производственная команда, поэтому имело смысл поставить Касси управлять всем этим.

– А что сказал профсоюз?

– До тех пор пока мы имели – уф – кажется, одиннадцать часов вещания в неделю, мы практически еще не назывались каналом и потому могли не соблюдать некоторые правила. Пока. Сейчас все изменилось. Полагаю, вы еще не поговорили с Лэнгли.

– Уже поговорила.

– Тогда он должен был вам рассказать, как все начиналось.

– Я хочу узнать ваше мнение, мистер Даренбрук…

– Джексон, пожалуйста.

– Джексон. Как начинался ваш служебный роман? Хочу сказать, как из коллег вы превратились в любовников?

– Вы, должно быть, шутите! – Он разразился смехом. – Что за странный вопрос?

– Ну, если вы познакомились с Касси на работе, а затем женились на ней, определенно должен был быть переходный период, когда вы поняли, что хотите заниматься с ней не только бизнесом.

– Вы ставите меня в неловкое положение, – сказал он вставая. – Хотите «севен ап» или что-нибудь еще? – спросил он, пройдя к бару.

– Спасибо, нет.

Он бросил в стакан лед и сверху аккуратно налил содовую.

– Когда она плакала.

– Простите?

– Когда Касси плакала. Здесь, в моем кабинете. Она сказала, что я свожу ее с ума, и я понял, что влюбился в нее. – Он вернулся к столу и сел. – Это случилось сразу после того, как она запустила в меня газетой «Нью-Йорк тайме» и закричала, что я свожу ее с ума. Затем она расплакалась, и я понял, что это произошло.

– Когда это было?

– В пятницу, перед тем как мы вышли в эфир.

Я сделала запись.

– И она ответила взаимностью?

– Не имею ни малейшего представления. Правда. Никогда не спрашивал ее об этом. Потому что в тот день ничего особенного не случилось за исключением того, что я осознал свое чувство. Это было сравнимо с тем, когда кто-то нажимает на рычаг и подъемный мост падает через ров с водой Вы меня понимаете? Мне кажется, после этого я стал обходиться с ней получше. Во всяком случае, я пытался больше не сводить ее с ума.

Мне стало интересно, как отреагирует Касси, когда я зачитаю ей выдержки из рассказа мужа.

– А когда вы узнали, что Касси отвечает вам взаимностью? Он широко улыбнулся, и его глаза заблестели.

– Мне кажется, вам лучше спросить об этом у Касси. Джентльмен всегда должен считаться с версией леди о развитии событий.


Мне пришлось пропустить ленч, чтобы успеть на назначенную на два часа встречу с Гленном Мортимером, политическим аналитиком, которого тоже уволили из отдела новостей «ДБС». Сейчас он на конкурирующем канале еженедельно ведет утренний эфир. Его офис расположен вблизи Линкольн-центра, и я направилась прямо туда.

Мы обменялись рукопожатиями, и он предупредительно рекомендовал поставить диктофон на его письменный стол. Мы сели, начали беседу, и я украдкой рассматривала его. Он казался вполне приятным.

– Значит, пишете статью о Касси, – проговорил он, усаживаясь за стол, и сплел пальцы рук. – Весьма удивлен. Обычно она отказывается от подобных проектов и старается выдвинуть кого-нибудь другого.

– Вы не первый, кто говорит аналогичное, – заметила я.

– Что сейчас она проталкивает?

– Новую программу, полагаю.

– Это единственная причина, по которой она пошла на это, – заключил он. – И, насколько я знаю Касси, это, возможно, связано со спасением детей, умирающих от голода, или лечением животных.

– Почему вы так думаете?

– В этом вся Касси. Выглядит как богиня, а действует как заботливая мать. Это ее образ жизни: заботиться о людях, их отношениях и прочих вещах. Чем больше народу под ее опекой, тем она счастливее.

«Хорошая будет цитата», – подумала я.

– Некоторые, правда, считают это проблемой, – улыбнулся он.

– Какой проблемой?

– Быть под неусыпным контролем.

– Вас это задевало?

– Нет. Мне Касси нравится. Я бы сказал, что у нее это страсть.

О Господи, такие соглашатели сводят меня с ума. Неудивительно, что он занимается политикой.

Мы перешли к разговору о его роли на «ДБС» в качестве политического комментатора. Он проработал два года, после чего его контракт не возобновили.

– Кто сообщил вам эту новость?

– Мой агент.

– Ой! – воскликнула я.

– Правильно – ой.

– Почему же Касси сама не сказала вам об этом?

– О, она предупреждала, насколько это было возможно. Но вы же знаете, – он пожал плечами, – никто никогда не осмелится прямо сказать нечто подобное. Все предпочитают действовать через агента. Когда подошло время для возобновления контракта, я попытался поговорить с Александрой об изменениях, которые, по моему мнению, были необходимы для моего сектора, но она меня едва слушала. Я и не думал, что меня собираются увольнять, мне казалось, Александра просто не заинтересована в изменениях. В этом она вся. Если она с вами согласна, это как праздник Четвертого июля, все расцвечено яркими красками, но если Александра с вами не согласна, она действует исподтишка, и у вас создается впечатление, что она старается проявить терпимость.

– А что скажете о Касси?

– О, Касси молодец! Она вызвала меня за месяц до переговоров по контракту и, как я сейчас припоминаю, – он потянулся и зевнул, прежде чем продолжить, – пыталась меня остепенить.

– И что же она сказала?

– Что освещение политических событий на других каналах изменилось коренным образом, что у нее такое чувство, что наш отдел подает новости несколько статично и что нам нужна встряска.

– И как вы отреагировали?

– Посчитал это странным, напомнил ей, что они наняли меня – вернее, Александра наняла, – потому что хотели, чтобы новости подавались интеллигентно, без всякой злобы и завываний, как это делает мой преемник теперь.

Должна заметить, что политический комментатор «ДБС» тоже меня удивляет. В то время как другие новостные каналы отличаются честным и справедливым изложением событий, нынешний политический комментатор на «ДБС» просто помешан на теме коррупции бюрократического аппарата в Вашингтоне и не может говорить ни о чем другом.

– Как часто вы встречались с Касси, пока работали на «ДБС»?

– Постоянно. Она любит все держать под контролем. Конечно, она работает в «Новостях» целую вечность, поэтому ей нравится находиться в студии новостей. Мы привыкли думать, что наша студия для нее самая любимая…

– Но?…

– Но дистанцируется на расстояние вытянутой руки из-за Александры. Это владения Уоринг. Она бдит неусыпно. Можете процитировать меня в этом.

– К сожалению, я пишу статью не об Александре, – сказала я,сделав пометку.

– Вы не можете писать об одной, не упомянув другую, – сказал он. – Конечно, у Касси есть свои заслуги, но все знают, что ее успех зависит от успешного руководства Александры и всех ее проблем.

– Какого рода проблем?

– Контроля, как я уже говорил. Она может припереть к стенке любого.

– Насколько я понимаю, ее команда оставалась с ней совсем недолго.

– Намекаете на Уилла Рафферти? – фыркнул он. – Да, вы правы. Посмотрите, на ком он женился – на лучшей подруге Александры. Даже это она взяла под свой контроль.

– Понимаю, – сказала я, делая пометку, – Какие еще у нее проблемы?

– Начнем хотя бы с того, что она распутница.

– Хотите, чтобы это запечатлелось?

– Валяйте. Только напечатает ли это «Экспектейшнз»? Ни за что. Не знаю, что случилось с этим городом, – все это знают, но никто не хочет осудить.

– Думаю, бульварные газеты могут, – сказала я, скрестив ноги. – Но давайте вернемся к Касси. Как думаете, она «успешно управляет» Александрой?

– Если бы знал это, все еще работал бы там.

– Значит, вы точите зуб на Александру, а не на Касси?

– Да ни на кого я не точу зуб!

– Понимаю. По этой причине вы согласились побеседовать со мной? – Я старалась, чтобы мой голос звучал непринужденно. – Хотите поговорить об Александре?

– Нет. Вы сами мне позвонили, если помните. Что вы хотите узнать о Касси? Откровенно говоря, она человек малоинтересный за исключением внешности. – Он задумался. – Думаю, это может быть вам интересно. Она все еще красавица. – Он пожал плечами. – Полагаю интересным и то, что она связала свою жизнь с величайшим бабником Западного полушария.

– Да, это чрезвычайно интересно.

– Джексон сумасброд, как вы знаете, – сообщил он мне как бы по секрету. – По крайней мере первый муж пил и куролесил. А этот просто самодур.

– Самодур? – повторила я, побуждая его к комментарию.

– Ну хорошо, эксцентричный, – поправился он.

– Как думаете, почему Касси вышла за него замуж?

Он уставился на меня так, словно у меня было три глаза.

– Вы спрашиваете, почему президент канала вышла замуж за его владельца?

– Да.

Он решил не обзывать меня глупой, а просто ответил:

– Для надежности.

– Вам не кажется, что она могла получить эту надежность с другим мужчиной? С таким, кто не является, как вы изволили выразиться, «величайшим бабником Западного полушария»?

– По сравнению с ее первым мужем Джексон просто сказка. К тому же, не забывайте, у Джексона на счету в банке пара сотен миллионов, так почему бы не воспользоваться такой возможностью?

Когда я ничего не ответила, он добавил:

– Подумайте хорошенько. Она много лет была замужем за ничтожеством, который пил и всячески унижал ее. Затем он бросил пить, так? И что из этого вышло? Он начал изменять ей направо и налево, а затем и вовсе оставил. Вот и скажите мне… Любой человек не выдержит, если его постоянно унижают. Скажите, что бы вы сделали, если бы Джексон Даренбрук положил на вас глаз?

В ответ я только улыбнулась.

– Вы знали Майкла Кохрана? – спросила я.

– Да, я знал Майкла. Работал на него. На «ВВКК», здесь, в Нью-Йорке.

– Как долго?

– Год. Он был страшный пьяница. Хороший малый, но пьянь. – Он закатил глаза. – Когда вы шли с ним в первый раз, все кончалось хорошо, но он заставлял вас ходить с ним каждый вечер и напивался уже до бесчувствия. Это было ужасно. – Он захихикал. – Так я впервые познакомился с Касси. Она как-то пришла в бар, чтобы забрать его, пока не вызвали полицию. Я помог ей отвезти его домой. В такси он пытался вылезти через окно. Страшная ночь… А на следующий день, клянусь Богом, он не имел ни малейшего представления о том, что вытворял накануне. Ему словно отшибло память. А потом я узнал, что такое повторяется с ним из раза в раз. Зачем что-то помнить, если есть жена, которая обо всем позаботится?

– Вы когда-нибудь встречались с сыном Кохранов?

– Гарри?

– Генри.

– Генри! Да, верно. Он хороший парень. Как-то приходил к нам в офис. Он больше похож на Касси. Хоть в этом ему повезло. Но не в смысле красоты, если вы понимаете, о чем я говорю. Он знал, как управляться с отцом, чего нельзя сказать о Касси.

Мы еще поговорили на эту тему, и я убедилась, что Гленн Мортимер невоздержан на язык. У меня также сложилось впечатление, что ему была предложена прекрасная возможность на «ДБС», но он не сумел ею воспользоваться.

Со всей очевидностью могу заявить, что он дал мне массу интересных тем для размышлений.

Я вернулась в гостиницу, поднялась к себе в номер, заказала бутерброд и бутылку воды и приступила к работе, пока все интервью, взятые за день, были свежи в памяти.

Чувствую себя великолепно, когда есть над чем помозговать.

Глава 30

Спенсер работал до девяти, поэтому в восемь я прекратила работу и погрузилась в ванну. В половине девятого, когда я закончила разгадывание кроссворда в «Таймс», зазвонил телефон. Сейчас, когда я стала светской дамой, привыкшей к комфорту, звонок вызвал у меня раздражение, так как я поняла, что не смогу дотянуться до телефона из ванны. Пришлось вылезать.

– Салли, – услышала я голос Дага. Я была вне себя от удивления.

– Привет, Даг.

– Надеюсь, не помешал тебе. Твоя мать дала мне номер телефона.

– Честно говоря, я принимаю ванну.

Молчание.

– Как дела?

– Хорошо. Сегодня у меня было несколько интересных интервью. – В обычное время я бы непременно пересказал их Дагу, но сейчас во мне все сопротивлялось общению с ним.

Наступила неловкая пауза.

– Хотел узнать только, как у тебя дела.

– Понимаю, – промычала я. – Мне тоже было интересно узнать, что у тебя все в порядке.

– Правда? – В его голосе прозвучала надежда, и мне стало больно.

– Я всегда о тебе беспокоюсь, Даг, – осторожно заметила я. – Странно, что мы оба оказались в нелепой ситуации. Нам так и не удалось выбраться из тупика. Ведь правда?

– Не знаю, что еще предпринять, Сэл. – Он тяжело вздохнул.

– Понимаю.

– Могу я тебя увидеть? На этот уик-энд?

– Конечно, – согласилась я. – Я позвоню тебе, когда определюсь со временем. Договорились?

– Хорошо, – покровительственно согласился он.

– Позвоню, когда приеду домой, – пообещала я.

Я вытерлась и нанесла на тело лосьон. Телефон зазвонил снова, и я схватила трубку.

Это Спенсер.

Выйдя в холл, я сразу наткнулась на кошку Спенсера, блуждающую по коридору. Перекинув сумку через плечо, я взяла ее на руки. Услышав приветствие, я обернулась и увидела Спенсера, спешившего мне навстречу.

– Сила ни к кому не идет на руки. Кроме меня, – сказалон. – Как тебе это удалось?

– Не знаю, – ответила я, целуя кошку в маковку.

– Мы оба влюбились в тебя, – сказал он со вздохом, целуя меня и забирая мою сумку. – Для меня стало таки естественным, когда ты здесь, – сказал он, закрывая за нами дверь. – Мне странно приходить домой, когда тебя нет.

Он выглядел уставшим. Целый день носился с начинающим автором. Он открыл банку с овощным супом, приготовил салат, несколько тостов, накрыл стол, за которым я сидела, и рассказывал, как прошел его день. Затем расспросил, как продвигается работа. Я пробормотала насчет интервью, которые, по моему мнению, прошли отлично, и что передо мной стал вырисовываться реальный портрет Касси.

Спенсер убрал со стола посуду и спросил, не хочу ли я травяного чая.

Я удивленно взглянула на него. Травяной чай. Это один из тех моментов, когда, как бы мы ни полагали, что знаем друг друга, на самом деле выходит, что не совсем.

– Нет, спасибо, – поблагодарила я.

Пока он ставил на плиту чайник, я услышала слабый звонок моего сотового. Извинившись, побежала в спальню, где его оставила.

– Алло?

– Все еще в Нью-Йорке? – спросил Бадди Д'Амико.

– Да. – Я посмотрела на часы. Почти половина одиннадцатого.

– У тебя там есть где-нибудь факс?

– Думаю, есть. – Я побежала к Спенсеру спросить номер факса, который находился на первом этаже. Он назвал номер, и я сообщила его Бадди.

– Ты все еще в офисе? – удивилась я.

– Да. Послушай, Салли, я посылаю тебе тот список. Не говори потом, что я для тебя ничего не сделал.

– Спасибо. – Его слова поставили меня в тупик. – Чем обязана?

– У меня настроение отличное, – ответил Бадди. – Потому что поймал убийцу Тони Мейерза и собираюсь препроводить в тюрьму.

– Ты меня разыгрываешь! Кто он?

– Ты его не знаешь, – весело ответил он. – Увидимся, когда вернешься в город!

Я попыталась дозвониться до Джо Бикса, но его нигде не было. Поэтому я позвонила в редакцию газеты и сообщила им новость, чтобы они смогли напечатать ее в утреннем номере.

Вернувшись в гостиную, я нашла Спенсера развалившимся в кресле, с ногами на кофейном столике и смотрящим по телевизору новости.

– Не возражаешь? – спросил он.

Мы стали узнавать друг друга. Когда вместо дуракаваляния парень включает телевизор, значит, он привык к тебе.

Не спуская глаз с телевизора, Спенсер похлопал рукой на место рядом с собой, приглашая меня сесть.

– Консьерж принесет тебе факс, – сказал он.

– Чудесно. – Я села рядом.

Через пару минут в дверь позвонил консьерж и вручил факс. Пока Спенсер пялился в экран, я просмотрела факс. Для такого городка, как Каслфорд, в котором живут одни католики, странный список. Я усмотрела несколько этнических имен. Вообще говоря, он был похож на телефонную книгу Объединенного Королевства времен правления Генриха VIII. Я знала в этом списке почти все фамилии.

Если бы я была сумасшедшим Питом Сабатино, тоже усмотрела бы заговор масонов.

Я заметила, что большинство людей или уехали из Каслфорда, или ушли в мир иной. И конечно, дети и внуки тех парней – мои сверстники – уже не жили в городке.

На следующей странице список – значительно короче – последних членов ложи; в нем представлены те, кто жил в двадцатом веке. Интересно – один афроамериканец. Все масоны, по всей вероятности, христиане.

Хорошо, к какой бы масонской ложе ни принадлежал мой отец, она или потеряла свою привлекательность в Каслфорде, или распалась на группы, которые в нем больше не процветают. На третьем листе масонские ложи четырех прилегающих городов, которые за последние годы влились в ложу Каслфорда.

– Что это? – спросил Спенсер, когда на экране замелькала реклама.

– Список членов масонской ложи в Каслфорде. Мой отец – масон.

– Правда? Как это случилось?

– Не знаю. Это клуб, где встречаются парни.

– Но только парни-христиане, верно? – Он секунду подумал. – Существует древний ирландский орден для ирландских католиков и орден рыцарей Колумба для итальянских католиков, правильно?

Я пожала плечами.

– И что они делают на этих сборищах?

– Это гражданские группы, подобные «Ротари», «Лосям» и прочим. Среди членов «Ротари» есть и женщины, – заметила я.

– Тогда он подобен «ДАР», – сказал Спенсер, ссылаясь на «Дочерей американской революции».

– Они обмениваются тайными рукопожатиями?

– Думаю, да. Именно поэтому я мечтал вступить туда, когда бью ребенком. Хотел носить кольцо.

– А плащи с капюшонами они носят?

– Это ку-клукс-клан, Салли. – Он поцеловал меня в лоб.

– Ну, я но знаю, – проговорила я. – Мне с трудом верится, что мой отец мог принадлежать к такой группе.

– Твой отец был архитектором! – воскликнул Спенсер. – Масоны первоначально были гильдией каменщиков где-то в Англии. Поэтому, если тебе встретится английская фамилия, Харрингтон, к примеру, – тем более у тебя в роду, архитектор, – значит, это как-то связано с масонством.

Я стала размышлять над этим, а Спенсер вернулся к новостям.

– Я заберусь в постель и просмотрю его, хорошо? – спросила я.

Спенсер кивнул, не отрывая глаз от экрана. Ну конечно, спортивные репортажи.

Еще неделю назад мы срывали одежду друг с друга в прихожей гостиничного номера, хотя знакомы были всего несколько часов; сегодня мы вели себя как давно женатая супружеская пара. Именно об этом я думала, забираясь в постель. Что мне нравилось в квартире Спенсера, так это яркие лампочка.

Я стала перечитывать материалы, приготовленные к завтрашнему дню, и задремала.

Меня разбудил Спенсер. Он погасил свет и забрался под одеяло. Мы лежали каждый на своей половине. Собирались спать.

Что-то во мне встрепенулось, и я улыбнулась. Подкатившись к нему под бок, шепнула:

– Я думала, ты устал до изнеможения.

Спенсер рассмеялся и ответил, что то же самое думал обо мне.

– Ты для меня все, Салли.

И мы занялись любовью.

Глава 31

Когда на следующее утро я вернулась в гостиницу, меня ждало сообщение от Чи-Чи Родригес. Оказалось, Майкл Кохран в городе, и Касси хотела знать, хочу ли я увидеться с ним, пока он здесь. Они могут организовать встречу днем, если у меня есть время. Я позвонила в «Уэст-Энд» и оставила для них сообщение: «Замечательно. Я в гостинице. Дайте мне знать, когда он захочет встретиться со мной».

В половине девятого позвонил Джо Бикс.

– Откуда, черт возьми, ты знаешь, что кого-то арестовали?

– Бадди сказал.

– А почему мне не сказала?

– Джо, я звонила тебе домой и оставила сообщение. Звонила и на работу. Ответа не последовало, что еще я могла сделать?

В трубке слышались голоса, затем Джо сказал:

– Ал хочет поговорить с тобой.

– Салли!

– Привет, Ал.

– Что, черт возьми, все это значит? Ты звонишь и оставляешь две строчки для первой полосы газеты?

– Ал, я ведь не там. Думала, ты будешь благодарен хоть за какую-то информацию об аресте для утреннего выпуска.

– В том-то все и дело, что ты не здесь. Зачем ты заварила всю эту кашу?

– Какую? Что происходит?

– Зачем тебе понадобился список масонской ложи? Ты взяла отпуск, чтобы работать над статьей для журнала. Занимаясь другими вещами, в свою собственную газету ты отправляешь всего две строчки?

Находясь здесь, я что-то упустила. Мне стало ясно, что я принимаю участие в какой-то драме, сценарий которой мне прислать забыли.

– Ты, случайно, не масон, Ал?

– А ты, случайно, не пишешь статью о превосходстве белых?

– Да, о тебе, Ал, о твоем превосходстве. Оставь меня в покое и дай договорить с Джо, пожалуйста.

Джо сказал, что человека, которого арестовали, никто не знает. Он из России и работал на товарном складе в Куинсе. Больше никто ничего не знает.

Ровно в девять пятнадцать я позвонила с помощью кредитной карточки в Чикаго, чтобы поговорить с сыном Касси, Генри Кохраном.

Он с энтузиазмом приветствовал меня, и после предварительной беседы я сказала ему, что наш разговор будет записываться на пленку. Выяснилось, что он сидит в конференц-зале одной из самых больших архитектурных фирм Чикаго. Он сказал, что набирается там опыта, чтобы со временем открыть свою собственную фирму. Что он будет проектировать? Здания. Над чем сейчас работает? К сожалению, сейчас работает над вентиляционной системой для нового универсального магазина, который строится в Эванстоне.

– Вы учились в Северо-Западном, как ваши родители.

– Нет, в Йеле.

– Правда? – Я не могла сдержать своего удивления. – Мой отец учился там. Он тоже был архитектором. – Я немного рассказала ему, чем он занимался, и Генри ответил, что очень надеется, что тоже будет заниматься чем хочет.

– Но у меня есть своего рода обязательства. Я хочу сказать, что на будущий год собираюсь жениться и пока не знаю, смогу ли содержать семью, занимаясь собственными проектами.

Я вспомнила, что сказала моя мать о том, какая жена нужна была моему отцу, чтобы он занимался делом, которое любил. Я не знала этого юношу и потому подавила в себе желание прочитать ему лекцию на тему, как важно жениться на правильной женщине, если хочешь быть удачливым.

Затем вовремя вспомнила о его состоятельной матери, не говоря уже об отчиме.

– Вы рассчитываете попросить семью вложить деньги в вашу собственную фирму?

В ответ Генри рассмеялся, и это мне понравилось.

– Вам действительно хочется знать, почему я не позволю своим богатым родителям поддержать меня?

– Ну, я не знаю. Они могут просто инвестировать ваш бизнес.

– А как же мои амбиции?

– Но вы ведь хотите обзавестись семьей.

– Мне не нужны подачки!

– Но если вы талантливы…

– Тогда у меня будут клиенты, – закончил он за меня. – Вы знаете историю моей матери, знаете историю моего отца. Они сами сделали свою жизнь. Почему же я не могу сделать то же самое?

Настоящий ребенок Касси.

Я спросила, как он оказался в Чикаго.

– Именно здесь мне предложили лучшую работу. К тому же у меня здесь дядя и кузен, которых я все время навещал, поэтому подумал – почему бы нет? А затем я встретил Мари, мою невесту, и вообще я люблю Чикаго. – Он сделал паузу. – Так что вы хотите знать о моей маме?

Не знаю почему, но мне было странно слышать, что кто-то называет Касси мамой, даже после того как я услышала, что она по-матерински относится ко многим. Может, это возрастное? Или дело в красоте? А может, во власти? Поэтому мне так странно, что Касси может быть чьей-то мамой. Такой же, как моя мать или чья-то еще. Это очень важная сторона ее жизни. Мне оставалось надеяться, что Генри будет общительным.

И он был. Когда я попросила его описать мать, он сказал:

– Она самая умная и добрая из всех людей. – И он пустился в долгий рассказ о том, как она всегда помогает соседям или заблудшим душам. Добровольно и безотказно тратит на них свое время, потому что считает, что это будет иметь большое значение для Генри.

– Нельзя сказать, что у мамы было много времени. – Он рассмеялся. – Помню, как однажды папа посчитал, что каждый ее час стоит сто долларов.

– Ваша мать была строгой?

– О да, – ответил он, удивив меня. – Она очень требовательна к распорядку дня и режиму. Я садился за уроки всегда в определенное время. Поэтому и в начальной школе, и в средней ровно в семь я сидел за кухонным столом, а напротив меня всегда сидела мама, занимаясь, как она называла, «своим домашним заданием».

Он рассказал о своем детстве, проведенном на Риверсайд-драйв в Манхэттене, рядом с рекой Гудзон, и уик-эндах в Северном Коннектикуте.

– А по какому адресу находится, квартира в Манхэттене?

– По тому же самому, где сейчас живут мама и Джексон. Риверсайд-драйв, сто шестьдесят два. На Восемьдесят восьмой улице.

Это меня удивило. Обычно вновь женатые пары начинают с нового дома, если могут, и я сказала ему об этом.

Он снова рассмеялся.

– Ну, что-то вроде того. Дело в том, что, когда мама и Джексон решили пожениться, он жил в Нью-Йорке в гостинице; его дом находился южнее. А мама любит Вест-Сайд поэтому они решили, что не будет ничего предосудительного если они поселятся там, где живет мама. Но, конечно, никому из них не хотелось жить там, где мама с папой вместе прожили так долго, поэтому Джексон купил остальную часть этажа – это еще две большие отдельные квартиры. Они превратили эти две квартиры в жилую площадь, а затем сделали своего рода гостевой номер из старой гостевой комнаты, моей комнаты и бывшей комнаты моих родителей. Из бывшей гостиной они сделали столовую. Все это было сложно, но в действительности получилось замечательно. Своего рода городской особняк. Именно то, что им нужно, потому что, вы знаете, у Джексона есть дети, которые приезжали на каникулы, и к тому же у него, кажется, сотня родственников.

Любопытно, как Касси умудрялась совмещать работу, занимавшую массу времени, с воспитанием сына.

– Мама всегда отправляла меня в учебные лагеря. Иногда это был спортивный лагерь, иногда художественный или компьютерный. Когда я был маленьким, она заезжала за мной в школу и отвозила домой. Она платила уборщику, чтобы он позволял мне бегать во дворе, пока собирал мусор или занимался какой-нибудь починкой. А затем она познакомилась с одной леди из нашего дома, у которой был ребенок моего возраста. Мама обратилась к ней за помощью – вы можете. сами спросить ее, но мне кажется, она платила за обучение ее ребенка, – и миссис Стейнберг забирала нас обоих из школы.

Когда Генри упомянул их горничную, Розанну Ди Сантос, которая подменяла Касси в домашних делах, я спросила:

– Вы знаете, где она сейчас?

– Думаю, все еще с мамой. По крайней мере в дневное время. После того как они с Джексоном заняли целый этаж, она стала домоправительницей у мамы. Они заняты своим бизнесом, а Розанна делает работу по дому.

Я сделала для себя пометку. Мне захотелось поговорить с Розанной Ди Сантос, которая работала у Касси более пятнадцати лет.

Генри мог бесконечно рассказывать о матери: как у нее никогда не хватало времени для физзарядки, и потому она оставляла Генри стоять на лестнице их дома и читать ей вслух, пока пробегала вверх-вниз несколько пролетов; как они с Майклом сидели в кабинете, прослушивали записи новостей соответствующих каналов и критиковали их; как каждый месяц в одну из суббот она готовила горы еды и заполняла морозильник, поэтому Генри, когда был маленьким, думал, что вся еда получается из пластиковых пакетов, замороженная; какие волшебные сказки рассказывал ему на ночь отец и какие страсти-мордасти рассказывала мать о жизни.

– Клянусь, она часто рассказывала мне сказки о поездах подземки, которые постоянно убегали. И только став постарше, я понял, что у них была масса проблем с подземкой. Это накрепко засело у нее в голове. Но такова мама. Полетом фантазии она никогда не отличалась.

– Есть ли что-нибудь, что вам хотелось изменить, когда вы повзрослели?

Я задала этот вопрос в надежде, что он расскажет мне о пьянстве отца. Но Генри заставил меня улыбнуться.

– Мне хотелось, чтобы у нас была собака.

– А сейчас она у вас есть?

– Целых две.

Мы поговорили о собаках.

– Генри, есть ли у вашей мамы хоть один недостаток?

– Она пытается делать слишком много, – не колеблясь ответил он. – Поэтому она измучена, находится в стрессовом состоянии.

– Почему вы считаете, что она пытается делать чересчур много? Я хочу сказать, ваша мама очень умная и самодостаточная. Она может себя контролировать.

Он долго обдумывал ответ, и мне показалось, он откажется продолжать разговор.

– Думаю, – наконец медленно начал он, – мама стремится наверстать то, чего не сделал мой дедушка. Она словно пытается прожить две жизни: сделать то, что не удалось ему, потому что он умер таким молодым и не успел выполнить то, что обещал.

Довольно глубокомысленно сформулировал. Двадцать пять лет парню. Я спросила его об отце.

– Мы часто видимся здесь, в Чикаго. Мне нравится его жена.

Когда я спросила его о браке родителей, он ответил, что мне лучше поговорить с родителями.

Я горячо поблагодарила Генри, и мы закончили наше интервью.

Пока я разговаривала с Генри, позвонила Чи-Чи и оставила сообщение, в котором спрашивала, не возражаю ли я против позднего ленча с Майклом Кохраном.

– Мне бы также хотелось поговорить с Розанной Ди Сантос, – сказала я, когда перезвонила ей.

– Хотите узнать что-то личное? – спросила она.

– Статья будет о личности.

В трубке молчание.

– Хотите – верьте, хотите – нет, – сказала Чи-Чи, – но пока вы не сказали мне об этом, мне в голову это не приходило. Мы здесь привыкли думать о масштабах страны и общества, и днем и ночью.

«Хорошая цитата», – подумала я, записывая ее слова.

– Я спрошу, но ничего обещать не могу, – сказала Чи-Чи.

Затем я позвонила Верити. Я обещала, что буду держать ее в курсе дела, и сейчас, когда статья уже вырисовывалась, не могла не позвонить ей. Она сразу сняла трубку.

– Рада, что вы наконец позвонили. Думала, что с вами что-то случилось. Только вчера на вопрос Корбетта, как продвигаются у вас дела, я ответила, что вы выходили в свет со Спенсером, и с тех пор вас не видела и ничего о вас не слышала.

– Все идет нормально, – ответила я, решив не упоминать о Спенсере. Рассказала ей об интервью, которые провела, о том, что сегодня за ленчем встречаюсь с Майклом Кохраном и что, возможно, мне удастся поговорить с домоправительницей Касси, которая служит у нее много лет.

– Когда вы встречаетесь с ее матерью? – спросила Верити.

– О, она этому воспротивилась. Однако согласилась поговорить со мной по телефону. Она наотрез отказывается встречаться с кем-либо, и у нее особая фотография, которую она позволяет использовать.

– Там видно будет. – В трубке послышался смех. – Что она собой представляет?

– Она… О Господи, Верити, она… настоящая ведьма.

– Это интересно. Послушайте, Салли, я рада, что все идет хорошо, но, думаю, нам надо встретиться. Не буду ничего читать, но мне хотелось бы знать, в каком аспекте вы собираетесь все это отобразить.

Все во мне воспротивилось. Это не обычная процедура, а сигнал к тому, что Верити считает меня новичком, который нуждается в руководстве.

– Вы будете в Коннектикуте в этот уик-энд? – спросила она.

– Да.

– Хорошо. Корбетт уезжает в Даллас, так почему бы вам не навестить меня в нашем доме в Литчфилде, скажем, в час дня в воскресенье? Можете приехать?

– Конечно, – ответила я. – Но вы уверены, что не хотите подождать с неделю, пока у меня будет материал, который вы бы прочитали?

– Абсолютно уверена.

– Прекрасно, – сказала я, делая отметку в календаре.

– Так вы не хотите воспользоваться нашим техническим оборудованием? – спросила Верити.

– Пока нет нужды, – ответила я.

Наступила пауза. В трубке послышалось шуршание бумаги. Я представила себе, что Верити, как и большинство редакторов, просматривает почту или сообщения, пока разговаривает со мной.

– Вы так и не сказали мне, как провели вечер со Спенсером, – сказала она.

О Господи, этого я никак не ожидала.

– Очень мило. Пьеса была хорошей, а он – ну, вы и сами знаете – заговорит любого. Я прекрасно провела время.

– Вы встречались с ним снова?

Я не знала, была ли у нее возможность поговорить со Спенсером и что он сказал ей, если они уже виделись. Не знаю почему, но мне не хотелось, чтобы люди лезли в мои дела, особенно те, на кого я работаю. Однако что-нибудь ответить надо, поэтому я сказала:

– Гм, да. Виделись с ним накоротке. (Много раз – и все накоротке.)

– Чудесно, – весело откликнулась она. – Это не мое дело, конечно, но я любопытна. А как у вас дела с Дагом?

– У нас нет друг перед другом никаких обязательств.

– Ах так, – сказала она тоном, который навел меня на мысль о том, что за мной кто-то подглядывает в замочную скважину.

Я не знала, о чем говорить дальше, и, похоже, она тоже ничего не успела придумать, поэтому мы в нерешительности замолчали. Затем она сказала:

– Спенсер – хороший человек. Он очень умный. Может, из этого что-нибудь выйдет, как вы считаете?

Я все еще не знала, что ответить, возможно, за исключением: «Оставьте меня в покое, с меня хватит».

Но Верити ответ не требовался. Мы договорились, что встретимся в ее доме в воскресенье. Когда я повесила трубку, мне надо было торопиться на встречу с Майклом Кохраном.

Я вошла в ресторан и сразу его увидела. Высокий плотный мужчина, вроде бы далеко за пятьдесят. Потом вспомнила, что этого не может быть: он одного возраста с Касси, а ей пятьдесят. Красив, немного грузен. Его рукопожатие твердое, улыбка приветливая, карие глаза добрые. Однако на лице сохранились следы пьянства: красные жилки на носу и обвислые щеки. И все же он привлекателен, его обаяние проявилось, когда он заговорил. Через две минуты я увидела перед собой остроумного, харизматичного человека, лидера по натуре, прирожденного учителя.

– Вы молоды, привлекательны и добры, – сказал он сразу, как только мы сели. – Комбинация черт, которых раньше я не замечал у пишущей братии Верити.

– Я слышала о журналистах Верити больше, чем о работающих на Касси.

– Это потому, что они не так известны. – Он подождал, пока я включу диктофон, и наклонился ко мне. – Они считают нас, телевизионщиков, плохими, но те, кто пишет на Верити, сидят по домам, точат свои когти и размышляют, как бы содрать шкуру с чьих-нибудь костей. Наши работники приходят на телевидение раз и навсегда! Работники Верити сидят за кофе или в комнатах ожидания месяцами.

– Вы говорите так, словно сами пострадали от ее журналистов.

– Да. – Он вскинул голову, слегка пожав плечами. – Меня дважды раскритиковали в пух и прах. И я считаю, что заслужил. Я действительно доставил Касси массу неприятностей, и всеэто знают.

Официант принес нам меню и спросил, будем ли мы что-нибудь пить. Я заказала сельтерскую с лимоном, и, к своему великому изумлению, услышала, что Майкл заказал себе стакан белого вина.

Значит, он снова стал пить. Вот это новость! Я поняла, что ни Касси, ни Генри об этом не знают. Они оба несколько раз подчеркивали, что Майкл окончательно порвал с пьянством после реабилитации, и все их кошмары остались в прошлом.

Мы немного поговорили с Майклом о других людях, с которыми я уже беседовала. Когда я упомянула Джексона Даренбрука, Майкл проворчал:

– Да, новый муж. – Видимо, он расстроен этим фактом. Не потому ли снова стал пить? – Что именно вы хотите узнать? – спросит он, когда подали вино и он сделал большой глоток. – Я был отвратительным мужем и хорошим отцом. Любил ли я Касси? Я люблю эту женщину, как никакую другую. Любил, люблю и буду любить. Все в порядке, вы можете упомянуть. Моя теперешняя жена знает об этом. Все это знают.

И тут до меня дошло, что он уже выпил до того, как попал в ресторан.

Когда он посмотрел на меня, я увидела печаль в его глазах но не могла понять причину этой грусти. Я вспомнила старую миссис Поттс, жившую рядом с нами в Каслфорде, у которой в глазах была такая же тоска; она несколько лет назад умерла от цирроза печени. Миссис Поттс всегда была такой славной, но ее глаза оставались унылыми даже тогда, когда она улыбалась.

Когда вернулся официант, Майкл заказал графин белого вина и салат на ленч. Он попросил официанта принести еще один стакан для вина, и я поняла, что это для меня. До пяти часов у меня не было других интервью, и я решила пропустить стаканчик-другой.


Сейчас восемь часов, а я уже нагрузилась, сидя в баре, расположенном на нижнем этаже клуба «21», с Майклом Кохраном. Мы уже записывали четвертую пленку. Я узнала о прошлом Касси гораздо больше, чем от нее самой, но это была гнетущая, темная история любви, изложенная Майклом. Он рассказал мне о ее глубокой неуверенности в себе, о ее чувстве неполноценности, о ее страхе остаться одной. В деталях описал мне, что Кэтрин Литлфилд, чудовищный монстр, постоянно орала на Касси, предрекая ей, что настанет день, когда она потеряет свою красоту и останется ни с чем, как это случилось с ней. Она без конца твердила дочери, что красота принесет ей одни несчастья.

Майкл вечно заставал свою жену рыдающей. Он сказал, что она скучала по отцу каждый день своей жизни. (В этом мы с ней схожи.) И однако, из его рассказа выходило, что отец Касси в жизни своей не совершил ничего хорошего, а только постоянно разбивал сердце маленькой девочки, которая его обожала.

– Из-за матери-монстра, – добавил он, – у нее всегда были натянутые отношения с женщинами.

– Правда? Как так?

– У нее не было подруг, как вы понимаете.

– А как насчет, гм, Александры Уоринг, Джессики?…

– Она с ними работает, а это совсем другое. У нее нет настоящих подруг, и никогда не было. У нее есть Сэм Уайатт, как я полагаю, но он мужик. – Он отпил глоток вина и сморщился так, словно хлебнул кислоту. – Она женщинам не доверяет.

То, что я услышала, все больше отдаляло меня от сложившегося образа. Но для того я и беседовала с людьми, чтобы раздобыть разнообразные сведения. Это позволит мне увидеть свою героиню в разных ситуациях и периодах жизни.

Я делала пометки, но сомневалась, что сумею потом прочитать их, так как рука меня едва слушалась.

– Знаете, она годами лечилась у специалистов, – сплетничал Майкл. – Чертовски боялась, что ее неврозы отразятся на Генри. Но Генри вырос хорошим парнем. Гораздо лучше, чем мог бы. – Он нахмурился. – Однако это ненормально – быть таким довольным своей жизнью, ведь так? Ведь так? – потребовал он ответа, склоняясь ко мне. – Разве этот ребенок мог быть счастливым?

Я ответила, что не знаю, и попыталась выяснить, почему Касси посещала врачей.

– О, у нее полно комплексов. Ей надо было кому-то довериться, кому-то исповедоваться. Я говорил ей, что она должна научиться расслабляться, освобождаться от своих комплексов. Она все держала в себе. Наверное, вы уже видели, как она внешне спокойна? Но внутри у нее все кипит. И гнев, и страх, и прочая ерунда – все внутри! Ей кажется, она сохраняет хладнокровие.

– Она представляется мне собранной.

– О Господи, просто задраила все люки, детка, только и всего. Она пытается все организовать вокруг себя, но не в состоянии побороть хаос внутри себя. – Он склонился ко мне совсем близко и ударил себя в грудь. – Вот где у нее хаос, – прошептал он, – глубоко в душе. – Он распрямился. – Когда в браке столько лет, то не можешь не знать партнера. В этой женщине бушуют страсти, и я видел их проявление. Каждый раз, когда у нас с ней был секс, я чувствовал эту страсть. Потом я поставил себе целью выбить из нее все страхи. Иногда мне это удавалось, и они уходили из нее и не возвращались годами. Она может быть спокойной на самом деле. Но если кто-нибудь посмеет обидеть Генри и с его головы упадет хоть один волос, гнев ее будет страшен.

Пока он рассказывал мне все это, я не могла отделаться от мысли, посмел ли он когда-нибудь ударить Касси или Генри, Я была уверена, что такое имело место.

Внезапно он начал бессвязно бормотать о своем триумфе, когда в Нью-Йорк привез Александру Уоринг и как она поднялась до высот местного рейтинга.

– А они уволили меня! Можете в это поверить? Потому что этот чертов директор станции захотел приписать все заслуги себе! Это я нашел Александру! И посмотрите, как она выросла! И чья это заслуга? Кто открыл ее?

Я удержалась, чтобы не ответить – Александры.

Когда он начал бубнить о том, что Александра должна быть ему благодарна, я обнаружила, что киваю головой, подтверждая его слова. Эту тему мы мусолили за ленчем, только сейчас он ерничал и глумился. У меня шумело в голове, я была пьяна, и меня от него тошнило. Мне удалось улизнуть в дамскую комнату, откуда я позвонила Спенсеру. Он желал знать, где меня черти носят.

Я ответила, что в клубе «21» на интервью. Не мог бы он приехать ко мне в гостиницу? Через полчаса?

– Мне пора уходить, – сказала я, вернувшись, Майклу.

– Идем со мной. – Он обхватил меня и пытался зажать между ног.

Вот это да! Мне бы следовало ожидать этого, принимая во внимание все, чего я о нем наслушалась.

– Прошу прощения. – Я вырывалась что было сил. – Я должна встретиться с мужем.

– С мужем? – переспросил он, нахмурившись. – Тогда почему кольца не носишь?

– А вы почему? – парировала я.

– Ну, ты мне нравишься. – Он снова распустил руки.

О Господи, как это ужасно. Я сама дала ему повод. Это плата за то количество выпитого, которое мы поглощали весь день и весь вечер.

– Послушай, – прошептал он, пытаясь усадить меня на колени. Люди стали обращать на нас внимание. – Мы можем отправиться в «Хилтон» и перепихнуться. Разве ты не этого хочешь?

Я упиралась, но он накрепко в меня вцепился.

– Такого большого, как у меня, ты в жизни не видала. Спроси у Касси.

Мне удалось отпихнуть его, и я вырвалась.

– Сожалею, но мое время истекло. – Я отгородилась от него стулом как барьером. Бросив на стойку бара купюру, схватила диктофон и протянула ему руку.

– Большое спасибо за ваше интервью.

Это его взбесило.

– Мерзкая сука! – заорал он. – Что ты о себе вообразила? Ты ничтожество, слышишь меня? Убирайся к черту! Дрянь? Потаскуха!

Отлично для первоклассной журналистки, впервые бравшей интервью в клубе «21». Я торопливо покинула ресторан, и швейцар помог мне поймать такси.

Глаза Спенсера полезли на лоб, когда он увидел, как я, шатаясь, иду по холлу гостиницы.

– С тобой все в порядке? – спросил он шепотом, беря меня под руку.

– Хочешь сказать, что я пьяна? Да. – Я захихикала, следуя рядом с ним к лифту. Моя сумка упала, и магнитофонные кассеты рассыпались по всему полу. – О, мои интервью!

– И это после одного из них? – спросил он, собирая пластмассовые коробки и запихивая в сумку.

– Потрясающее интервью! – заявила я, водрузив руку Спенсеру на плечо, чтобы сохранить равновесие.

Мы поднялись в номер, и Спенсер предложил мне принять душ, пока он закажет что-нибудь поесть, так как, похоже, я ничего не ела.

– Нет, ела, – возразила я, пока он расстегивал мне на спине молнию платья.

– Да? Когда?

Платье упало к моим ногам, и я повернулась, чтобы поцеловать его. Спенсер нахмурился, поднял платье и понес в гардероб, чтобы повесить.

– Я съела ленч.

– Сейчас уже полночь, Салли.

– Полночь? Этого не может быть! Совсем недавно было восемь.

– В душ! – сказал он, подталкивая меня к ванной.

Вскоре я вышла из душа в банном халате и с полотенцем вокруг головы.

– Кто с тобой был? – спросил он.

– Один алкоголик, – ответила я, усаживаясь на край кровати.

– Кто из вас двоих алкоголик? – спросил он.

– Только не я!

Он посмотрел на меня, и я почувствовала, что начинаю паниковать, так как выглядел он очень расстроенным.

– О, Спенсер! – сказала я, подойдя к нему. – Да, я пила, но я не алкоголик! Знаю, что так говорят все алкоголики, но я не из их числа. Ты ошибаешься – я совсем не такая!

Он улыбнулся и посадил меня к себе на колени.

– Я это знаю, – проворчал он.

– Но ты расстроен.

– Не из-за этого, – ответил он. – Честно. – Растопырив пальцы, он пробороздил мне волосы. – Поговорим об этом в другое время.

– Что-то плохое?

– Салли, – прошептал он, целуя меня, – не сейчас. Не волнуйся.

– Хорошо, – согласилась я.

Принесли еду. Спенсер заказал для меня французский луковый суп, жареный картофель и салат. Для себя чизбургер.

– Ешь! – приказал он, и я повиновалась.

Внезапно я почувствовала сильную усталость. Знала, что надо почистить зубы, но не могла сдвинуться с места. Спенсер отнес меня на постель.

И это последнее, что я помнила.

Глава 32

Зазвонил телефон. Я сняла трубку, думая, что, должно быть, подхватила грипп. Но затем вспомнила, что произошло накануне, и возблагодарила Господа, что прихватила с собой алказельцер, потому что сейчас в нем сильно нуждалась.

– Алло? – прошептала я.

– Салли? – спросил чей-то голос. – Я только что вернулась, поэтому, если хотите, приходите ко мне, и мы немного поболтаем.

– Чудесно, – ответила я, стараясь сесть и придать бодрость голосу. – А кто это?

В трубке молчание.

– Касси Кохран. Слышали о такой?

– Простите, Касси. Я только что проснулась.

Она засмеялась.

– Если пожелаете, я приглашу моего старого друга. Это Сэм Уайатт.

– Чудесно, – повторила я, вспоминая, где у меня алказельцер.

– Слышала, Чи-Чи организовала вам встречу с Майклом, – сказала она.

– Да, это так. – Я прочистила горло. – Гм, Касси, я хочу поговорить с вами о нем. Без диктофона.

– О нет, – простонала она. – Что он натворил?

– Дело не в этом, – быстро сказала я. – А в том… ну, в общем, он снова пьет. Мне известно, что Генри не имеет ни малейшего представления об этом, поэтому считаю нужным известить об этом вас.

– О Господи, нет, – прошептала она. – Нет, нет, – вздохнув, снова повторила она. – Ладно, это его дело. Но Генри будет ужасно переживать. – Молчание. – Вы правильно поступили, сказав об этом мне.

Я не собиралась ей рассказывать, что кутила с ним.

– Господи, должно быть, то еще интервью было, – сказала она. – Он был слегка пьян и вел себя прилично или ломал мебель и обзывал вас?

– О, все нормально, – ответила я. – Просто это очень печально. Счастливым человеком он не выглядит. И о многом сожалеет.

– Бедная Лил, – вздохнула она.

Лил, новая жена Майкла, на восемнадцать лет моложе Касси.

Мы условились о встрече, и я решила, что освобожу номер в гостинице и поеду на джипе в «Уэст-Энд».

Я также решила, что непременно должна найти алказельцер. Слава Богу, голова болела не сильно, но с желудком совсем плохо. Я прошла в ванную и обнаружила записку. На раковине.

«Салли, моя любимая!

Я встал рано и решил заехать перед тем, как идти на работу. Позвони, когда встанешь. Мне действительно надо с тобой увидеться до того, как ты уедешь в Каслфорд.

С.».

Когда я позвонила Спенсеру в офис, мне сказали, что он на редакционной летучке. Я улыбнулась, вспомнив, что совещания по пятницам – его идея. Он считал, что понедельники – менее продуктивные дни, так как сотрудники не успевают прийти в себя после бурно проведенных уик-эндов.

Я оставила сообщение и выпила алказельцер, приняла душ и оделась. Я уже готова была ехать в «Уэст-Энд», когда позвонил Спенсер.

– Приношу тебе свои извинения, – сказала я, – Я была не в форме. Прости.

– Мне хотелось кое о чем поговорить с тобой вчера вечером, но, по-видимому, я выбрал неудачное время.

Что-то непредвиденное. Я сделала глубокий вдох.

– Спенсер, что-то плохое?

– Не совсем, – ответил он. – Просто нам надо серьезно поговорить о некоторых вещах.

Меня обуял страх. Дурные предчувствия одолели. Я не имела ни малейшего представления, о чем он собирается говорить; похоже, он не шутит и дела принимают серьезный оборот.

Мы договорились, что я позвоню ему, как только освобожусь.


Когда я увидела Касси, сидящую за столом в кабинете, то внезапно ощутила чувство, побудившее меня броситься ей на помощь и защиту. После того как я выслушала Майкла Кохрана и мать Касси, миссис Литлфилд, я испытывала благоговейный трепет перед ней – ведь ей удалось стать личностью, а любая другая на ее месте могла бы озлобиться на весь мир. У Касси характер не стал тяжелым, и она упорно выкарабкивалась из бездны. И преодолела все трудности.

Она разговаривала по телефону, и я присела. Положив трубку, она улыбнулась мне.

– Так, так, так, слышала, вы каждому устроили допрос с пристрастием.

– Без нажима, – заверила я ее.

– А сейчас, – сказала она, вставая и обходя стол, – желаете поговорить с Розанной?

– Очень.

Касси села напротив меня и придвинулась ко мне.

– Если у меня есть колебания на этот счет, то речь одет о посыле.

– Мой интерес лежит всего лишь в пределах ваших отношений.

– В том-то и дело. В ее жизни были события, которые никого не касаются. В некоторые из них была вовлечена и я. Поэтому хочу просить вас избегать вопросов о ее ребенке.

Потому что, видите ли, вы Розанне понравитесь, Салли, и она будет преисполнена желания угодить вам и выложит все, что на ум придет. А я не хочу, чтобы вы описали ее в каком-либо Дурном свете, кроме правдивого.

– Понимаю, Касси.

– Я не хочу также, чтобы вы воспользовались ее наивностью, – сказала она с серьезным видом, глядя мне в глаза.

– Даю слово.

Она продолжала смотреть на меня, затем перевела взгляд. на часы.

– Как вы отнесетесь к тому, если мы пойдем в кафетерий? Не обижайтесь, но вид у вас такой, что вам надо что-нибудь выпить – сок или что-то другое. – Она пожала плечами, когда я на нее посмотрела. – Что я могу сказать, зная, что вы встречались с Майклом. Только то, что все выглядят так же, как вы, когда выпивают с ним.

Мы прошли в кафетерий и сели за столик у стеклянной стены с видом на парк. Зал был великолепен – просторный, полный воздуха; витрина с обширным выбором блюд и напитков. Все работники телевидения, которые в это время находились здесь, выглядели так, словно пришли на кастинг: нарядные, с хорошими манерами и интеллигентные, как Касси. Кафетерием пользовались все, начиная от ведущих «Новостей» и кончая компьютерными техниками и уборщиками помещений.

Я заказала суп и кофе. Касси пила воду и свободно говорила перед диктофоном обо всем: хобби – сон, спорт – теннис, лыжи, коньки, плавание, парусный спорт, немного верховой езды; религия – протестантка.

– В Нью-Йорке мы посещаем пресвитерианскую церковь, в Коннектикуте – конгрегационалистскую, в Джорджии – методистскую, церковь моего мужа в детстве.

Около половины второго к нашему столику подошел высокий седеющий внушительного вида темнокожий. По бейджу на лацкане пиджака я узнала, что зовут его Сэм Уайатт.

Мы обменялись рукопожатиями. Мне и в голову не могло прийти, что давний друг Касси темнокожий. Касси объяснила, что Сэм до недавнего времени был директором отдела маркетинга «Электроника интернэшнл», теперь назначен вице-президентом по связям с общественностью всего концерна.

– Ничего, если поговорим здесь? – спросил меня мистер Уайатт. – Некоторые репортеры не любят, чтобы на пленке был посторонний шум.

Ах да, конечно, ведь он работает по связям с общественностью, а значит, постоянно имеет дело с прессой.

Его интервью стало, пожалуй, самым информационным из всех. Сэм впервые встретился с Касси миллион лет назад, когда их дети были маленькими. Они были привлечены на работу по патрулированию Риверсайд-драйв. В те времена застоя жители района нуждались в частном капитале на содержание парка и прибыли к услугам частных охранников, чтобы по ночам патрулировать окрестности.

– Касси мне понравилась уже на первом нашем заседании, потому что, когда я сказал, что хочу установить павильон, где можно будет разбивать фарфор – ну, знаете, где дети и их родители бросают бейсбольные биты и разбивают все вдребезги? – все стали возражать. Они сказали, что в Нью-Йорке и без того мною зла, и предложили поставить палатку, где люди бросают прищепки для белья в молочную бутылку. – Он рассмеялся. – Все эти белые были в ужасе от того, что такой большой черный будет что-то бить.

Мне пришлось тоже рассмеяться.

– Тогда встала Касси и сказала: «Вопрос в том, хотим мы иметь развлечения или предпочитаем складывать деньги в сундуки». Она посмотрела на одного парня, который возражал против моего предложения, и спросила: «Скажи мне, Рич, что, по-твоему, хочет делать юный Берни? Бить фарфор бейсбольной битой или бросать прищепки в молочную бутылку?» Откинув голову, тот заорал: «Пусть будет так, как сказал этот человек». С тех пор мы с Касси подружились. – В притворном ужасе он посмотрел на меня – Это было двадцать лет назад.

Мы поговорили еще немного, и он сказал, что в действительности близкими друзьями они стали лишь около семи лет назад. Затем я перевела разговор на другую тему.

– Касси упомянула, весьма загадочно, я бы сказала, что Вы оказывали помощь двум дорогим для нее людям.

– Вы же не собираетесь писать об этом, – сказал он.

Его слова только разожгли мое любопытство.

– Почему нет? Какую помощь вы оказали? И кому?

Протянув руку, он выключил диктофон.

– Я помог ей определить Майкла в реабилитационный Центр, вот и все.

– Но вы помогли и Касси тоже, – сказала я. – По ее собственному признанию, она долгие годы не могла справиться со сложившейся ситуацией.

– Я сам излечившийся алкоголик, – сказал он, понизив голос. – Я многие годы посещал общество анонимных алкоголиков. Касси узнала об этом, и мы поговорили на эту тему. Вот и все.

– Вы знаете Джессику Райт?

– Да, – ответил он, слегка улыбнувшись.

– Вы помогли Касси излечить и ее?

– Я просто привел ее на встречу с анонимными алкоголиками.

– Вы были спонсором этого общества, не так ли? Видите ли, я говорила с Джессикой, и она рассказала мне – без записи на диктофон – о каком-то друге Касси, который был ее спонсором, или советчиком, или что-то в этом роде…

Он сделал мне знак замолчать, и я повиновалась.

– Салли, честно, это совсем не то, о чем вам следует писать. Это идет вразрез с традициями общества. Не забывайте, что оно анонимное.

Я включила диктофон.

– Итак, мистер Уайатт, насколько я понимаю…

– Сэм! Сэм! – прервал он меня.

– Итак, насколько я понимаю, Сэм, вы были большим другом и доверенным лицом Касси последние несколько лет.

– Не знаю, о чем вы говорите, сказал он, удивившись, что я снова включила диктофон.

– Другими словами, она могла обратиться к вам, когда возникали проблемы в ее личной жизни. Подобные той, когда пьянство ее мужа вышло из-под контроля.

– Да, и наоборот. Дело в том, что в наше время, когда человек разрывается между работой и семьей, остается мало времени для дружбы. Нам с Касси посчастливилось: мы были соседями, вместе принимали участие в общественной работе и постепенно стали друзьями. Наши супруги были знакомы.

Когда ехала в джипе, возвращаясь из «Уэст-Энда», я словно на крыльях летела. Интервью с Сэмом заставило меня забыть о тревоге, вызванной желанием Спенсера серьезно поговорить со мной.

Пока стояла в уличной пробке на Пятьдесят девятой улице, я позвонила Джо Биксу.

– Привет. Что мы имеем по подозреваемому в убийстве?

– Не так уж и много, – ответил он. – Он русский парень, приехавший в Штаты чуть больше двух лет назад. Жил в Куинсе, работал на полставки в том магазине. Никто не видит никакой связи между ним и Тони или Джонни Мейерзом.

– За исключением того, что бизнес Тони Мейерза был связан с токсическими веществами и, возможно, это дело рук мафии.

– Брось, Салли. Ты хуже, чем сумасшедший Пит. Если здесь замешана мафия, то почему они сделали это в Каслфорде?

– Именно это и заставляет меня думать, что это дело рук мафии. Как мог какой-то русский узнать, где находится Каслфорд, если его специально не послали сюда расправиться с Мейерзом? Гораздо легче убить его в Каслфорде, чем на Лонг-Айленде, где живут все его конкуренты.

– Вот здорово! Мне надо сменить работу, иначе ты меня совсем доконаешь.

– Как Бадди удалось поймать этого парня.

– Он получил его описание от какого-то парня, который видел его, и сопоставил этот портрет с данными служащего газовой станции, который тоже видел его в то самое утро в машине с нью-йоркскими номерами. Парень купил карту и долго изучал ее. Машина обнаружена брошенной в Бриджпорте, и выяснилось, что угнали ее в Куинсе. Бадди сделал оттиски портрета, и они сошлись с теми, что прислала полиция Саутгемптона в связи с кражей со взломом в прошлом году, когда было похищено оружие. Бадди передал материалы в ФБР, и те, в свою очередь, проверили их через компьютерный банк данных и обнаружили, что это Стефан Балгиц, арестованный два года назад в аэропорту Кеннеди.

– Ну и ну! – воскликнула я.

– Вот так, – сказал Джо Бикс. – Преступника можно найти по всему миру. Полиция считает, что это он преследовал тебя в машине.

– Ладно, вечером я буду в Каслфорде.

Я сразу нашла парковочное место перед домом Спенсера. Консьерж пообещал не спускать глаз с моей машины. Он сказал, что Спенсер ждет меня. Прекрасный дом, прекрасное обслуживание. Спенсер платит за это великолепие гораздо больше, чем я могла бы себе позволить, будь у меня куча денег.

Войдя в квартиру, я почувствовала себя несколько увереннее, увидев выражение глаз Спенсера. Он не похож на человека, собравшегося порвать со мной. Скорее наоборот. Я бросила сумку, поцеловала его и еще раз извинилась за свое постыдное вчерашнее поведение.

– Все нормально, – ответил он, заглядывая мне в глаза. Мы снова поцеловались.

– Так в чем дело? – спросила я, взяв в руки кошку по пути в гостиную.

– У меня есть пиво «Амстель», светлое, – сказал он, – и бутылочка вина.

– Я за рулем, дорогой, – ответила я, садясь на свое любимое место, – поэтому ограничусь водой. – Я с подозрением взглянула на него. – Если, конечно, ты не вынудишь меня остаться.

Он смотрел на меня через перегородку на кухне.

– Прекрасная идея, – сказал он, – но ведь ты говорила, что тебе необходимо вернуться домой.

– Действительно, – подтвердила я. – Я должна просмотреть материалы. В конце недели мне предстоит встреча с Верити.

– Правда? – Он вошел в гостиную и протянул мне стакан воды, затем сел рядом. В руках у него была бутылка пива.

– Да. Она позвонила мне вчера и просила приехать в Литчфилд. Хочет поговорить о статье – должно быть, не вполне уверена, что я знаю, как ее писать. – Я ожидала, что Спенсер пустится в разъяснения, но он промолчал.

Случилось что-то плохое. Засосало под ложечкой. Отпив воды, я тихо спросила:

– В чем дело?

– Даже не знаю, как объяснить тебе и с чего начать. – Он опустил глаза.

Поставив стакан на стол, я взяла его за руку.

Его взгляд скользнул по мне. Он выглядел таким измученным и несчастным. Возможно, даже испуганным. Он провел руками по глазам, а затем по всему лицу. Его руки упали, и он посмотрел на меня.

– Верити тоже звонила мне вчера.

– И?…

– Сказала, что говорила с тобой.

– И?…

– И рассказала, что ты поведала ей, что мы встречались после того вечера в театре.

– Да, – подтвердила я. – Я же не знала, что ты мог или собирался ей сказать, поэтому просто сказала, что мы с тобой виделись, не делая из этого большой тайны.

Прикусив нижнюю губу, он кивнул.

– He думал, что ты будешь распространяться на этот счет. – Он смотрел на меня. – Возможно, было бы лучше пока умолчать о наших отношениях, пока ты не закончила статью, а она тебе не заплатила.

– Почему? Почему это ее волнует? Ведь она сама нас познакомила.

– Да, познакомила, – сказал он. – Хотела, чтобы я понаблюдал за тобой, Салли. Просила меня выводить тебя в свет, чтобы иметь возможность установить, способна ли ты справиться с заданием.

– Она подослала тебя шпионить за мной? – Я начинала злиться.

– Нет! Салли, нет! – возразил он. – Ничего подобного! Она хотела быть уверенной, что ты справишься и что у тебя есть кто-то в городе, к кому ты можешь обратиться за помощью.

– Черт бы ее побрал! – воскликнула я, хватая стакан с водой. – Мне не нужна сиделка.

– Нет, я все неправильно объяснил, – сказал он с несчастным видом. – Салли, послушай. Мне надо кое в чем признаться. Не хотел, но придется. Откладывать больше нельзя.

Сейчас испугалась я.

– Дело в том, Салли, – торопливо сказал он, – что у меня с Верити любовная связь. Уже давно. – Он поморщился. – Больше двух лет.

Часть четвертая

Действительность

Глава 33

«У меня с Верити любовная связь. Уже давно. Больше двух лет».

После такого заявления мне понадобился стакан вина. Я чувствовала себя ошеломленной, опустошенной и сломленной безысходностью. Спенсера хотелось уничтожить.

Я залпом осушила стакан вина на кухне и спросила его через перегородку:

– Почему ты теперь рассказываешь мне это?

– Потому что ты должна знать, – ответил он, вставая.

– А почему я не узнала об этом до того, как все случилось?

Он остановился в дверях кухни и в изумлении уставился на меня.

– Не знал, что мы… – Он развел руками. – Не знал, что почувствую… Боялся сказать тебе, пока не узнал, что ты чувствуешь то же самое по отношению ко мне.

– Значит, ты выжидал? Ждал-пождал, пока не понял, что я попалась на крючок, так?

– Салли, – обратился он с нежностью, – поставь себя на мое место.

– Поставила, – ответила я, – и вспомнила, что сразу же рассказала тебе о Даге.

– А я рассказал тебе о моей бывшей, которая сбежала.

– Только не начинай снова весь тот бред! – вскричала я. – Ты жил с одной и имел любовную связь с другой…

– Верити дала тебе возможность, которая выпадает раз в жизни!

Я поставила стакан в раковину.

– Тогда какого черта ты рассказываешь мне об этом сейчас?

– Потому, – ответил он, придвигаясь ко мне, но боясь меня тронуть, – что Верити хочет знать, что происходит. Что случилось со мной.

– О! Она желает знать, что с тобой случилось? На самом деле и я этого желаю.

– Потому что я больше не захотел с ней спать, – произнес он. – И такое случилось впервые за…

Я чувствовала, что умираю. Не могла в это поверить. И в то же время поняла, что получила по заслугам.

– И когда ты спал с ней?

– В прошлый уик-энд, – тихо ответил он. – Обычно Верити приезжает в субботу днем, если ей удается вырваться из дома. Она приезжала на неделе, и я схитрил, сказав, что у меня расстройство желудка. – Я смотрела на него. – И отменил наше свидание днем в понедельник.

– Днем? – Я сделала шаг назад. – И где же вы встречались днем?

– Иногда здесь. Иногда на квартире друга.

– Целых два года?! – вскричала я, ударив кулаком по столу. – Ты спал с ней целых два года, а говоришь мне об этом только сейчас? – спросила я, понижая голос. – После того как притворялся, что трагически одинок?

– Я и был одинок.

– Мне, черт возьми, так не кажется.

Он задумался, кивнул и уронил голову на руки.

– Да, – согласился он. – Звучит неправдоподобно.

– Она замужем за человеком, который может раздавит тебя как клопа, – сказала я, не удержавшись.

– Знаю.

Я прошлась по кухне, потом резко повернулась к нему.

– Наверняка она знала, что когда-нибудь ты повстречаешь другую!

– Ты не знаешь Верити.

– Естественно, – холодно ответила я. – Я ее совсем не знаю.

– Я влюбился в тебя и думаю, что Верити это заподозрила. – Спенсер впал в отчаяние.

– И что с того? – потребовала я ответа.

– Поэтому… – Ответ, казалось, застрял у него в горле.

Я схватила сумку и выбежала из квартиры Спенсера, послав его ко всем чертям.


В шоке я ехала в Каслфорд.

Было начало десятого, когда я подъехала к дому матери и услышала, как залаяли собаки. Слишком поздно соображать, что к чему, когда я увидела, что свет в доме погашен, а на подъездном пути припаркована машина Мака. Если бы я могла уехать, то так бы и сделала. На это у меня уже не было сил. Но мать уже выглядывала из окна верхнего этажа, чтобы узнать, кто приехал, и, наверное, умирала от страха, увидев меня.

Она встретила меня в дверях в халате.

Господи, не могу в это поверить. Мать занималась сексом.

– Извини, что беспокою, – прошептала я, избегая ее взгляда и прошмыгнув мимо, чтобы позвать Скотти. Он прибежал и лизнул мне руку.

– Привет, мальчик, – сказала я, опустившись на колено и целуя его в нос. – Поговорим завтра, – шепнула я, не глядя на мать. – Спасибо, что присмотрела за ним. Его вещи я заберу завтра. – Я надеялась, что мой голос звучит нормально хотя была потрясена.

Вероятно, мать тоже была потрясена, потому что только и сказала:

– Я люблю тебя.

Я представила, как она возвращается к Маку, но постаралась выбросить эту сцену из головы. Не хотела думать ни о чем другом, кроме как поскорее вернуться домой.

Доехав до дома, я выпустила Скотти и взяла из машины сумку. Скотти задрал ногу у ближайшего куста, затем с лаем бросился на крыльцо.

– Скотти, успокойся! Что это такое, черт возьми? – громко спросила я, поднимаясь по лестнице. Перед самой дверью лежал обломок бетона с торчащей стальной арматурой. Что бы это могло значить? Мы со Скотти обошли подозрительный предмет и вошли в дом.

Как постоянно говорила Скарлетт, я подумаю об этом завтра. Прежде чем лечь спать, я встала перед кроватью на колени, как делала это в детстве, и прочитала молитву. Я просила Бога вразумить меня и помочь выкарабкаться из этой неразберихи, связанной с Верити, Спенсером и Дагом.

Глава 34

Утром я первым делом позвонила Бадди и застала его за выпечкой, блинов. Чтобы удержать его у телефона, я не скупилась на лесть по поводу проведенной работы по поимке убийцы Тони Мейерза.

– Меня интересует, – сказала я, – история с придорожной закусочной Престона.

– Ты читала собственную газету?

– Да, потому и звоню. Без меня это уже не та газета, тебе не кажется?

Бадди тихо ругнулся, проворчав что-то насчет того, что не может заниматься готовкой, говоря по телефону.

– Просто скажи, нет ли там чего подозрительного, связанного со взрывом, – сказала я, открывая дверь, чтобы осмотреть кусок от строения, лежащий у меня на переднем крыльце.

– Подозрительное есть, – ответил Бадди.

Гм. Значит, кто-то подбросил мне ключ к разгадке, чтобы я написала об этом.

– Это все, что мне хотелось узнать. Спасибо, – сказала Затем я позвонила Питу Сабатино.

– Привет, Пит, это Салли.

– Привет, Салли, – ответил он подавленно.

– Ты, случайно, не обронил что-нибудь около моего дома на прошлой неделе?

– Нет.

– Уверен?

– Да.

– Хорошо. Спасибо.

Положив трубку, я вышла на крыльцо, чтобы получше разглядеть обломок, и обнаружила, что Скотти его уже пометил. Плутишка.


У меня хватило здравого смысла, позвонить матери, перед тем как отправиться к ней.

– Мак собирается уезжать, – поспешила сообщить она.

– Именно поэтому я и звоню. Мама, не могла бы ты попросить его задержаться? Я нуждаюсь в его помощи… профессиональной. Правда. Попроси, пожалуйста, его дождаться меня.

– Конечно, дорогая! – воскликнула она голосом, в котором прозвучали нотки счастья.

Вне всякого сомнения, она подозревала, что я приеду обругать его. Возможно, мать этого не знает, но в этом вопросе я жуткая трусиха. Мне бы хотелось, чтобы они уехали, куда-нибудь, к примеру во Францию, чтобы развить эту часть своих отношений. Она так никогда и не догадается, как мне хотелось, когда она утром ответила на мой звонок, воскликнуть ее тоном: «Мама!» – как обычно восклицала она: «Салли Гудвин Харрингтон!» – шокированная моим поведением.

– Я скоро, – пообещала я.

Мать с Маком расхаживали вокруг теплицы. Скотти забежал за угол дома, где нашел Абигейл, и они оба понеслись в кукурузное поле. (Никто не знал, чем они там занимаются.) Прихватив с собой обломок бетона с моего порога, я подошла к старому столику для пикника, стоящему под кленом, и с трудом взгромоздила его на стол. Мать и Мак озадаченно наблюдали за мной.

– Доброе утро! – весело поздоровалась я.

Они ответили на мое приветствие и с удивлением взирали на странный предмет на столике.

– Мак, у меня огромная просьба. Мне нужен человек который разбирается в строительных материалах, чтобы исследовать эту штуку, а я, откровенно говоря, никого не знаю здесь, в Каслфорде, кому могла бы довериться. Я подумала что, возможно, у тебя есть коллеги, специалисты в области инженерного дела или в архитектуре, которые смогут сказать, что это такое и частью чего является.

Он ошеломленно смотрел на меня.

– Мне кажется, это имеет какое-то отношение к придорожной закусочной Престона, – объяснила я. – Кто-то оставил его у меня на крыльце на этой неделе. И если я буду знать, что это такое и где его взяли, то смогу понять, почему его принесли именно мне.

– И ты не можешь никому довериться? – спросил Мак, глядя на мать.

– Мне нужен кто-то нездешний. Когда дело касается строительства, то в нашем городе все специалисты.

Мак не мог удержаться от улыбки.

– Ты чрезмерно активна, Салли. Тебе не кажется? То убийство, то поджог.

Мак невысок, но в общем мужчина привлекательный. Спокойный, мужественный. Я склонна думать, что он подходит моей матери. У него нет ничего общего с отцом, но подозреваю, что это и хорошо. Он гораздо старше моей матери, поэтому я могу не волноваться, что он ее бросит.

Я вспомнила Спенсера, и ветер покинул мои паруса.

«Но со дня встречи со мной он все же не спал с Верити», – напомнила я себе.

Верити! Господи! Завтра мне предстоит встретиться с ней.

– Ты уверена, что это не надо передать в полицию? – спросила мать, протягивая руку, чтобы дотронуться до куски бетона.

– Нет, до тех пор пока не узнаю, что это такое, – произнесла я. – Не трогай, Скотти оставил на нем свой след.

– Похоже, это часть бетонной конструкции дома, – внезапно сказала мать. Она посмотрела на Мака. – Тебе так не кажется?

Он беспомощно развел руками.

– Сожалею, Бел. Я могу лишь составить формулу, чтобы вычислить вес самой конструкции. Но я знаю человека, который в этом разбирается.

– Знаешь? Не мог бы он оказать услугу?

– Сейчас узнаем, – ответил Мак, направляясь к дому. – Боюсь только, он в отпуске.

Мы с матерью пили кофе, пока Мак дозванивался до коллегии. Нам повезло: его друг, профессор прикладной механики, оказался дома, в Мидлтауне. Он пригласил Мака приехать завтра в его лабораторию при университете. Мы с Маком погрузили кусок бетона в его машину, и я свистнула Скотти, чтобы отправиться домой и начать работать.

В конце концов, мне предстояло написать большую статью для «Экспектейшнз». Мне также надо подготовиться к завтрашней встрече с моим боссом, с которым у моего любовника была связь больше двух лет.

Полагаю, это ужасно, но когда, подъехав к дому, я увидела машину Дага, мне захотелось завыть. Хотя у него все еще оставался ключ от моего дома, он им не воспользовался, а сидел на заднем дворе, бросая теннисные мячи на крышу моего дома.

– Привет, – сказала я.

– Привет, – последовал ответ.

Даг выглядел ужасно: небритый, глаза опухли.

– Извини, Салли, но я тебя люблю.

Сказал просто, протянув ко мне руки ладонями вверх.

– Ты встретила человека, по которому сходишь с ума, ноя тебя просто не могу отпустить. Не могу.

Он говорил не как помощник прокурора. А как Даг, в которого я влюбилась много лет назад: неуверенный, но решительный, застенчивый, но целеустремленный.

– Пошли в дом, – пригласила я, и мы вошли в кухню. – Я приготовлю чай со льдом.

Даг сел за кухонный стол. Вид у него был такой, словно он впервые пришел в мой дом.

– Даг, – сказала я, – я не ведаю, что творю. – Он ничего не ответил. – Это правда, что я встретила человека. Но я не имею ни малейшего представления, к чему это может привести. – Я бросила старенький контейнер для льда в раковину, (Когда-нибудь разозлюсь и куплю себе новый пластиковый контейнер вместо металлического, который достался мне вместе с холодильником тысяча восемьсот двенадцатого года.) Я Знаю только одно – что внесла непоправимое в наши отношения. Не уверена, что ты снова сможешь доверять мне.

Стоя у раковины, спиной к нему, я ожидала ответа. Он последовал незамедлительно:

– Буду. Потому что ты никогда больше так не поступишь Я это знаю. Ты даже не можешь посмотреть мне в глаза. Такой виноватой ты себя чувствуешь. К тому же, Салли, у нас никогда не было друг к другу твердых обязательств.

Я повернулась к нему.

– У меня перед тобой были.

– Скорее всего их не было, иначе не сошлась бы с другим. Я снова повернулась к раковине, чтобы выложить лед в кувшин. Мне хотелось, чтобы Даг перестал быть таким милым.

– Произошло, как у меня было с Джейн, когда мы вместе работали, – сказал он. – Мне хотелось переспать с ней, помнишь?

Как забыть такое? Я ненавидела его за это, однако не винила. Потому что наша сексуальная жизнь была тогда в аномальной фазе. Страсть исчезла, осталась лишь привычка. Я и, до сих пор не уверена, что у нас произошла перемена. То прилив, то отлив и еще что-то другое. Наши чувства перешли в иную стадию, серьезную, а тела разъединились. Я уже не могла отдать ему всю себя, даже если бы очень захотела.

– Все дело в том, – тихо начал он, – сможешь ли ты находить меня таким же привлекательным, как раньше, или во мне есть что-то, что тебя категорически не устраивает.

Дело не в этом. В Даге нет ничего такого, что не устраивает меня, однако я знаю, что, стоит мне пуститься в объяснения – чего ждал от меня Даг, – дело закончится признанием, как сильно я его люблю. А если мы заговорим о любви, то он доймет, что все еще держит меня на привязи, о чем я всегда говорила, когда мы снова сходились.

И конечно же, это будет самый легкий выход из положения, не правда ли? Быть благодарной Дату за то, что он хочет, чтобы я вернулась, продолжать наслаждаться его любовью, что я и делала многие годы, и игнорировать чувство недовольства собой, которое я испытывала постоянно, когда мы сходились.

На этот раз мне этого делать не хотелось. Это несправедливо по отношению к Дату. Это несправедливо и по отношению ко мне. Возможно, он даже не понимает глубины моего предательства. Я сделала это без капли сожаления, просто ради секса. К тому же даже не знала этого мужчину!

Конечно, мне хотелось убить Спенсера, потому что вчера я без проблем могла поговорить с Дагом и сказать ему, что нам не следует больше пытаться быть вместе.

Я люблю Дага как своего давнего бойфренда. Мне нравится заниматься с ним сексом. Но пылко увлечена идиотом Спенсером. И у меня такое ощущение, что я открыла для себя мир других людей, о существовании которых не подозревала.

Мне казалось также, что дело может кончиться тем, что я буду с обоими, потому что вся ситуация служит признаком того, что пыталась внушить мне мать, – я должна повзрослеть.

Правильно говорится, что сложные люди имеют сложные проблемы. Я решила, что с сегодняшнего дня мне следует проще относиться ко всему.

Я налила себе стакан чаю со льдом и села за стол рядом с Дагом. Скотти тыкался в меня мордой, пытаясь привлечь ксебе внимание.

– Могу сказать тебе, – начала я, – что не знаю, куда иду, но совершенно уверена, что не туда, где мы были вместе.

– Знаю. – Даг повесил голову.

Я взглянула на него, и тогда он улыбнулся чуть ироничной улыбкой и отпил ледяного чая.

– Я пришел сказать, что даю тебе шесть месяцев. Срок закончится в январе. До этого мы не будем встречаться, а затем поговорим и определимся: что мы чувствуем по отношению друг к другу. Если сможем быть вместе, я буду настаивать на нашем браке. Тогда мы решим, оставаться ли нам здесь или уехать жить в Нью-Йорк. А может, еще куда-нибудь.

Не знаю почему, но я расплакалась. Что подействовало на меня – усталость ли, слова Дага или раздражение, но слезы хлынули потоком. Раньше он говорил, что мысль, чтобы снова жениться, сродни горячему утюгу на грудь.

Конечно, к январю у такого человека, как Даг, может появиться несметное количество кандидаток, желающих заполнить вакуум. Я все больше начинала понимать, что этот вакуум не так уж и велик. Подруга, с которой можно переспать в ночь с субботы на воскресенье, это не жена.

Во всяком случае, я плакала потому, что слова Дага заставили меня вспомнить, как я любила его с нашей первой встречи.

«Ты должна повзрослеть, – нашептывал мне голос матери. – Поведение девчонки не сделает тебя счастливой,».

«Бедная мама», – подумала я, взяв Дага за руку.

Вскоре мы уже обнимались, прощаясь. Когда Даг ушел, я снова заплакала, и на этот раз слезы с моего лица утер Скотти.

Наконец я умылась, собралась с духом и прошла в гостиную, чтобы приступить к работе. В это время зазвонил телефон, и я, дура, схватила трубку.

– О, Салли, слава Богу, что застал тебя. Я в ужасном состоянии. Я оставил тебе сотню сообщений.

Я взглянула на автоответчик и по сигналам определила, что их было восемь. Я начала понимать, что Спенсер мастак преувеличивать и драматизировать.

– Я должен был рассказать тебе о Верити, – выпалил он. – И ты наверняка должна понять, почему я был так напуган… ну, после того, как мы вместе провели ночь, едва зная ДРУ Гдруга. Я был совершенно уверен, что ты убежишь и никогда комне не вернешься.

Контраст его слов с разговором Дага, состоявшимся час назад, не в пользу Спенсера. Он лепетал как несмышленый угловатый подросток. Его мать, думаю, тоже давно советовала ему повзрослеть.

– Ты должна позволить мне встретиться с тобой. Наступила долгая пауза, затем Спенсер заговорил снова.

Проникновеннее.

– Я никогда не встречался с Верити в доме, где живет ее семья. Ты считаешь меня подонком, но, надеюсь, наступит день, и ты поймешь, как это все происходит. Это не любовь и не желание разрушить ее семью, а просто сексуальная потребность.

Мне не хотелось слушать это разумное объяснение. Лучше бы я не знала, что в кругу Спенсера подобное поведение – норма жизни, не чернила свою душу, связавшись с ним, и никогда больше не оказалась с подобными сексуальными машинами.

– Что-то быстро ты предал ее, – сказала я. – Два года – срок немалый.

– Как я предал?

– Предполагалось, что ты будешь следить за тем, как продвигается моя статья, а не спать со мной.

– Не думаю, что Верити беспокоит, что я спал с тобой, – сказал он. – Ее взбесило, что с приходом тебя я полностью вычеркнул ее из своей жизни.

– Неужели эта женщина никогда не слышала о болезнях, передающихся половым путем? Неужели ее не беспокоит, с кем ты спишь?

– Салли… – Он вздохнул. – Можешь успокоиться хоть на минуту?

– Я спокойна.

– Просто послушай меня, хорошо? Последний раз мы с Верити были близки…

– Когда?

– Гм. Около двух недель назад.

– Где?

– Здесь. В моей квартире. – Он снова вздохнул.

«Неужели я когда-нибудь снова увижусь с этим мужчиной?» – подумала я.

– Откуда ты знаешь, что у нее нет другого молодого кобеля. Спенсер? Откуда ты знаешь, что она не подхватила герпес' венерическую болезнь или СПИД?

– У нее нет другого кобеля. И я тоже чистый, я говорил тебе об этом. Верити просто маньячка относительно всего этого Она боится Корбетта – ты сама могла заметить это, – и, однако, их сексуальная жизнь не устраивает ее…

– Мое сердце разрывается от сочувствия к ней, – заметила я с сарказмом.

– Ты меня огорчаешь, Салли…

– Я его обидела! – Я просто взбеленилась. – Да как ты можешь кормить меня такой дрянью, которую представляет твоя сексуальная жизнь! Да разве стала бы связываться с тобой, знай я, что ты ублажаешь Верити Роудз? Ты в своем уме?

– Вот почему я ничего тебе не рассказывал. Знал, что ты так поступишь. И я знал, что у меня одна лазейка до тебя добраться. Я знал, что в твоей жизни есть мужчина. Верити говорила мне об этом. И я знал, что ты вернешься в Коннектикут. А в тот вечер, когда мы с тобой ходили в театр, 'мы разговаривали и разговаривали… Помнишь? Ни о чем и обо всем. И в тот вечер мы оба поняли, что между нами зарождается что-то большое, что должно выплеснуться наружу. И я не говорил тогда о сексе…

– Но именно этим мы и занимались, ведь так? – Я напомнила себе о действительности, стараясь побыстрее вырваться из очарования первого вечера, так как первый вечер был волшебным и между нами была та самая связь.

Мы открыли, что схожи интеллектуально, что наши хобби, вкусы и интересы совпадают, одинаковы и наши проблемы во взаимоотношениях с другими людьми, что наша увлеченность работой не совсем здоровая и что наш настрой на максимализм – все или ничего – не приведет ни к чему хорошему…

Я так ясно вспомнила, как мы остановились на Пятой ню у витрины «Барнс и Ноубл», где он показал мне книгу, которую редактировал, и рассказывал о других книгах, выставленных в витрине. А затем повернулся ко мне, взял мои руки в свои и сказал: «Я испытываю прекрасное чувство от того, что могу все это рассказать тебе, так как для большинства людей это совсем не интересно».

«Ты понимаешь все это, Салли. Работая долгими часами, ты получаешь удовольствие, несмотря на многие разочарования, которые преодолеваешь, и снова продолжаешь работать», – размышляла я.

– Салли, пожалуйста, – продолжил Спенсер охрипшим голосом, – позволь мне приехать вечером. Мы только поговорим и больше ничего. Мне необходимо тебя видеть.

– Тебе не кажется, что ты скорее должен увидеться с Верити?

– Я не могу рассказать Верити о том, что произошло между нами, так как боюсь, что она попытается навредить тебе.

– И потому выжидал, когда будет опубликована статья?

– Думаю, я должен был так поступить.

– А как собираешься избегать ее до того времени?

– Не знаю, – честно признался он. – Но мне придется это сделать.

– Не придется, если прекратишь встречаться со мной. Ты окажешь мне большую услугу, если будешь продолжать обслуживать ее, – подло заметила я.

– Салли, послушай меня.

– Не хочу. Я устала, Спенсер. Устала от всех этих дел.

. – Салли, клянусь, я никогда больше не буду спать с Верити Роудз! Встреча с тобой переменила мою жизнь. Пока мы были близки с ней, у меня не было собственной жизни. А потом я встретил тебя и понял, чего хочу.

– С тех пор не прошло даже двух недель, Спенсер!

– Позволь мне по крайней мере поговорить с тобой, – сказал он. – Ну пожалуйста. Я хочу знать, что не все потеряно.

С таким же успехом он мог бы сказать; «Хочу узнать, что ты не убежала обратно к Дагу».

– Нет, – не согласилась я. – У меня полно дел.

* * *

Меня всегда поражало: стоит мне отключиться от мира сего, и я могу свернуть горы. К семи вечера я закончила расшифровку черновиков каждого интервью и села за кухонный стол стараясь мысленно высветить самые интересные места. Статья живо вырисовывалась в голове, и образ Касси как личности проступал все заметнее. Определенно, она уникальная личность, достойная мадригала.

Около половины восьмого через заднюю дверь я выпустила Скотти погулять и заметила сидящего на лестнице сумасшедшего Пита.

– Привет, – сказала я. – Ты не собираешься снова пуститься в бега?

– Нет. Я приехал и застал тебя за работой. Ты даже не подняла головы.

Я смутно припомнила, что слышала лай Скотти, но решила не обращать внимания. Я вышла во двор, села в плетеное кресло лицом к Питу.

– Как ты себя чувствуешь?

– Пожалуй, хорошо.

– Работаешь?

Глядя в землю, он кивнул.

– Хорошо.

– Папа не хочет возвращаться в. Каслфорд, – сказал он. – Решил дом продать.

Бедный Пит! За исключением короткого пребывания в колледже он никогда не покидал своего дома в Каслфорде. Решение отца перевернуло вверх дном весь мир Пита. Теперь ему придется куда-то перевозить спутниковую антенну, радиоустановку, сотни книг, аудио– и видеокассет. Маленькая зарплата не позволит ему найти хозяина, который согласится приютить его.

Возможно, лаборатория согласится разместить его оборудование, если он разделит его с другими сотрудниками, но вызывает сомнение, что находящаяся через дорогу мэрия станет портить фасад его антенной и чудовищных размеров тарелкой спутниковой связи.

С какой стороны ни посмотри, Пита ожидали большие проблемы и жизненные перемены.

– Мне горько слышать это, – сказала я. – Но уверена, что отец вернется, чтобы провести с тобой Рождество. Или приедет на летние каникулы.

– Он сказал, что я сумасшедший.

– Все равно он тебя любит.

Пит удрученно уронил голову.

– Если бы мама не умерла, все было бы хорошо.

– Давай посмотрим на это с другой стороны, – сказала я. – Разве это не чудесно – иметь собственный дом, свободное время, возможность делать что хочешь.

– У меня есть свой дом, – сказал он.

– Нет. Ты живешь в доме родителей.

– Я знаю, что должен переехать. – Он смотрел на меня сквозь слезы.

В свои сорок с чем-то он наконец начал мыслить здраво.

– Но маме нравилось, что я жил дома. Это позволяло экономить деньги.

– Ты платил ренту?

– Иногда.

Бедный агнец. Сколько в этой стране таких несчастных.

– Я помогу тебе найти новый дом, – пообещала я.

– Лаборатория берет меня со всем моим скарбом.

– Хорошо. Я буду помогать тебе с бюджетом. – Он чуть не заплакал. – Ты будешь гораздо счастливее, Пит, это я тебе гарантирую. – Молчание. – Я знаю, что сейчас тебе страшно, но когда обоснуешься, испытаешь радость и удовольствие, которых не ведал раньше. И заведешь себе собаку, о которой мечтал. Мы пойдем с тобой в питомник и выберем самую лучшую в мире собаку. За исключением Скотти, конечно.

Эти слова заставили Пита улыбнуться. Затем он прикусил нижнюю губу.

– Надеюсь, они не схватят ее для своих опытов.

Я, как никто другой, знала, о ком он говорит.

Глава 35

В воскресенье утром я встала рано, но не потому, что зазвонил будильник, а из-за чувства тревоги, охватившей меня перед грядущим днем. Я села за стол и стала работать над кратким биографическим очерком о Касси Кохран, и к десяти часам паника исчезла. С профессиональной точки зрения я была готова к встрече с Верити. У меня было четкое представление, как отдельные интервью соединить в единое целое, и я, как архитектор, придумала конструкцию очерка. Оставался только вопрос: выдержат ли мои нервы? Смогу ли я сидеть рядом с моей работодательницей и смотреть на нее как на человека, давшего мне «возможность, которая выпадает раз в жизни» (я стала ненавидеть это выражение), или буду разглядывать ее как замужнюю, которая два года взнуздывала Спенсера-жеребца?

«Если он поступил так с Верити, точно так же поступит и с тобой, Салли. И так будет повторяться снова, снова и снова на протяжении двух лет, – говорила я себе. – Десять дней, Салли. Пора с этим разделаться».

Перед поездкой в Литчфилд я решил заскочить в Корнуолл. У меня имеется адрес загородного дома Кохран – Даренбрука, и мне любопытно на него взглянуть. В моем дорожном атласе пунктирной линией указана дорога в дом Касси.

В действительности добраться до их дома оказалось сложнее, чем мне думалось, когда я въехала в Корнуолл. Частная дорога растянулась на милю среди холмов. Затем она превратилась в покрытую гравием проселочную дорогу, уводящую в лес. Направление в дом Кохран – Даренбрука я безошибочно определила по указателю у дороги: «Поместье сумасброда». Ну да, Джексону свойственно чувство юмора.

Ехать наверх или нет? Если поеду, то нарушу частные владения, а я всего лишь хотела полюбоваться на дом. Но когда все фантазии рассеиваются словно дым, право выбора за правдой. Я позвонила по сотовому и сказала Касси, которая сняла трубку после седьмого гудка, что случайно оказалась в их краях и хотела бы заехать. Предупредила, что пробуду у них не более четверти часа, так как направляюсь на встречу с Верити.

– Именно такого рода гостей мы любим, – рассмеялась Касси. – Тех, которые не могут остаться. Обязательно приезжайте.

Машина подпрыгивала на ухабах, и я с трудом поднялась на холм, думая о том, что зимой здесь не обойтись без шин с шипами. Сворачивая то направо, то налево, я наконец добралась до небольшого участка. Поначалу подумала, что передо мной сторожка, но сообразила, что это и есть дом. Простой, поблекший от непогоды, облицованный кедровой доской, с крыльцом в две ступени, остроконечной крышей, высокой каменной трубой и большими окнами, которые выглядели старинными, но, подойдя ближе, я обнаружила, что они новые и очень дорогие. У дома стоял двухместный темно-синий «мерседес».

Поперек дороги находилось строение, похожее на гараж. Я припарковалась около него. Двойные двери распахнуты, и я углядела массивный темно-зеленый автофургон марки «Линкольн». Виднелось и множество других вещей, таких, как мотоцикл «харлей-дэвидсон», два снегохода, каноэ, два весла, каяк, теннисные ракетки, равнинные и горные лыжи, рыболовные снасти, палатка, фонарики, корзины, болотные сапоги, водные лыжи, сложенный трамплин, сложенный столик для пинг-понга и что-то вроде пресса для сидра.

У дома большой плавательный бассейн с кирпичной террасой, а вокруг нее частокол из кедра. Я поняла, что дом расположен на вершине холма, по которому я поднималась, так как три стороны далеко просматривались.

– Привет! – крикнула Касси, выходя на крыльцо. Ее мокрые волосы зачесаны назад; на ней поверх купальника надета юбка из хлопка. Ее лицо блестит, несомненно, от солнцезащитного крема. Никакой косметики. Она выглядит на свой возраст и абсолютная красавица.

– Я купалась, когда вы позвонили.

– Мне нет прощения за бесцеремонное вторжение, – смутилась я.

– Входите, – пригласила она. И, вводя меня в дом, остановилась, чтобы снять гальку с голой ноги. – Джек! – позвала она.

Мы вошли в сводчатую жилую комнату-кухню с огромным камином. Все окна распахнуты, и комнату продувает ветерок. Стойка бара разделяет ее пополам. Простой обеденный стол в углу.

Разумеется, этот дом сильно отличался от загородного дома воздвигнутого семьей Роудз – Шредер. Интересно. Особенно если принять во внимание, что у Джексона Даренбрука финансов не меньше, чем у Корбетта.

Я услышала топот по деревянной лестнице, и вскоре из-за угла появился Джексон.

– Привет!

У него тоже мокрые волосы; он в спортивных шортах и футболке и, как я догадалась, бегал наверх одеваться. Поглядев на Касси, я обратила внимание, что, несмотря на мокрые волосы, купальник-то сух. Меня осенило: они купались обнаженными, когда я позвонила.

Просто замечательно.

– Здравствуйте, Джексон, – обратилась я. – Простите, что побеспокоила вас. Я у вас по дороге к Верити.

– Все равно рано или поздно я пригласила бы вас сюда, – вступила Касси.

– Здесь прекрасно.

– Мы любим это место, – мечтательно сказала Касси.

– Да, – подтвердил Джексон, пройдя на кухонную половину и открывая дверцу холодильника. – После Нью-Йорка здесь великолепно. – И чтобы вы не подумали, что мы не ладим с соседями, – добавил он, доставая бутылку «Снапла», – хочу сказать, что в Джорджии у нас есть прекрасное родовое поместье и там дом с семью спальнями.

– Родовое. Что правильно, то правильно, – рассмеялась Касси. – Его построил твой отец, а твоя сестра с шурином теперь живут там.

– Это и делает его родовым, – улыбаясь, настоял Джексон. Он поднял бутылку. – Как насчет глоточка вина перед поездкой к маркизу де Саду?

– Джексон! – предостерегающе сказала Касси.

– Нет, спасибо, – ответила я, найдя сравнение довольно странным.

– Позвольте рассказать вам, чем старина Корби занимается в наши дни, – сказал он заговорщически. – Пытается захватить «Юнибэнк меркантайл траст».

– Я считала, они крепко стоят на ногах, – сказала я, нахмурившись.

– Они тоже так считали, но Шредер грозится стереть их с лица земли, поэтому они вынуждены ему отстегивать.

– Джек! – вздохнула Касси.

– Он контролирует «Бестро косметикс, – продолжал Джексон, не обращая внимания на слова жены. – Он преследует их моделей и заставляет вступать с ним в связь.

– Джек! – На этот раз Касси действительно рассердилась. – Ты ведь ничего об этом не знаешь.

– Все знают: этот парень сам черт!

– Убирайся! – Жена указала в сторону бассейна.

Он рассмеялся, но, прежде чем уйти, запечатлел на ее щеке поцелуй.

– Рад был повидаться, Салли!

Дождавшись, когда муж отойдет подальше, Касси обратилась ко мне:

– Значит, вы работаете в выходной?

– По желанию Верити.

– Но вы же не успели закончить статью за это время?

– Не успела. – Я пожала плечами. – Думаю, она проверяет меня. Я не в восторге, конечно, и все же в ее журнале я новичок.

– У вас все получится, я уверена. – Касси огляделась вокруг. – Боюсь, мне нечего показать вам здесь. Наверху только две спальни и ванная комната.

– Весьма вам признательна, что вы благосклонно отнеслись к моему вторжению. – Я направилась к двери.

– Желаю удачи! – Она остановилась в дверях.

– Спасибо. – Я чувствовала себя неловко. – Я действительно не была намерена вторгаться в ваши владения, Касси. Нo просто сгорала от желания увидеть ваш дом. И сейчас не жалею, что так поступила. Он правда чудесен.

– Спасибо, – с улыбкой поблагодарила она.

Идя к машине, я все более чувствовала себя кабаном, совершившим набег из леса на огородные грядки. Муж и жена наслаждались драгоценным временем, которое проводили вместе.

Я сделала вид, что слова Джексона о Корбетте не встревожили меня. Его намек на сексуальную агрессию – он спит со всеми подряд – тоже. Наращивание числа партнеров посредством Спенсера и Верити, которое коснулось и меня, пугало своим размахом.

– Салли, вы как раз вовремя, – сказала Верити, целуя меня в щеку и подталкивая в дом.

Мы проследовали в стеклянную, освещенную солнцем комнату. Я догадалась, что это солярий. Все окна были закрыты, воздух поступал сверху, а Верити одета в льняные слаксы и шелковую блузку. Стол со стеклянной столешницей завален бумагами, журналами и фотографиями. На столе не одни, а трое очков для чтения.

– Только что ушел мой арт-директор, – сказала она. – Хочу показать вам кое-что.

Я проследовала за ней в небольшой рабочий кабинет. На спинке диванчика, на столе и на каминной доске были расставлены большие цветные фотографии на картонных подставках.

Я была потрясена.

– Это обложка, – сказала Верити, указывая на одну из них, почти точную копию Касси Кохран, такую красивую, что я не знала, что сказать. Фото напоминало студийные портреты в духе сороковых годов двадцатого столетия.

Думаю, Касси придет от него в ужас. Хотя, возможно, в глубине души будет польщена, так как, несмотря на то что портрет отретуширован, они оставили морщинки, чтобы каждый знал, что она уже не молодая. Момент схвачен большим мастером. Фотография потрясающая, и в ней отражены главные черты характера Касси – доброта, изящество, мудрость и интеллигентность.

Другие фотографии тоже великолепны. На одной из них запечатлены Касси и Майкл (о Господи, неужели он был тогда таким красавцем?) с юным Генри. Затем Касси с Джексоном на паруснике. Ее фотография в возрасте лет двух, где она покорно сидит рядом с матерью. Вне всякого сомнения, красота Касси передалась ей от мамаши. Касси на телестудии в Чикаго. Затем шли фотографии, сделанные совсем недавно тем же фотографом, который снял ее для обложки: Касси в студии «Новостей» вместе с Александрой Уоринг; Касси наблюдает за «Шоу Джессики Райт»; Касси в джинсах и блузке у парапета над Гудзоном; Касси в очках работает в своем кабинете.

– Здорово! – воскликнула я.

– Действительно неплохо, – подтвердила Верити. – Она фотогенична. – Верити резко повернулась ко мне. – Итак, дорогая Салли, вот с чем придется конкурировать вашим словам. – Она внезапно улыбнулась, и я поняла, почему Спенсер находит ее привлекательной. Она очень властная. Вероятно, доминируя в постели, Спенсеру нравится подчинять ее себе.

«Прекрати», – приказала я себе.

– Все в порядке? – спросила Верити, чуть вздернув подбородок и заглядывая мне в глаза.

– Все, – ответила я, разглядывая фотографии, – они необыкновенны.

– Мм. – Она направилась к двери. – Остается только надеяться, что охрана Даренбрука будет начеку. Такая обложка всех чудаков и маньяков вокруг взбудоражит, они станут преследовать ее. – Верити через плечо смотрела на меня. – Как думаете, что почувствует Касси, увидев их?

– Думаю, будет напугана.

Верити остановилась и резко обернулась:

– В самом деле? Напугана? Какое любопытное слово вы выбрали.

Я сожалела, что так сказала. У меня возникло чувство покровительства по отношению к Касси.

– Хочу сказать, она всю жизнь старалась не выпячивать свою красоту. Ее мать, как вы можете видеть, была тоже красавицей, но она Касси с детства поучала, что ее внешность не принесет ей ничего, кроме горя, и что она должна надеяться только на свои мозги. Вот поэтому Касси и сделала все для того, чтобы люди обращали меньше всего внимания на ее внешность.

Мы вернулись в солярий, и Верити усадила меня.

– Думаете, это искренно – такое пренебрежение к своей внешности? – поинтересовалась она.

– Скорее она игнорирует комплименты, – пояснила я.

Верити чуть улыбнулась. Готова поспорить, ей тоже знакомо это не понаслышке.

– Я написала, что с тех пор, как она вышла замуж за Джексона, ей стало легче мириться с красотой.

– Это не из-за него, – сказала Верити. – Женщинам свойственно принимать свою красоту, когда она у них есть. Дело в корне меняется, когда ее начинают терять. Ведь то, что дано было природой, принималось как должное. Возможно, сейчас она в этой стадии.

Я задумалась. Затем вынула из сумки блокнот и сделала для себя пометки.

– Такое возможно. Вопрос только в том, можно ли кого-нибудь тактично спросить: «Сейчас, когда вы теряете былую красоту, хотелось бы вам вернуть ее?»

Верити рассмеялась.

– Теперь я вижу, что поступила правильно, выбрав вас для написания этого очерка, Салли.

– Поживем – увидим, – ответила я, записывая в блокноте.

Снова подняв взгляд на Верити, я внезапно вспомнила ее связь со Спенсером и возненавидела себя за это. Почему я не могу быть сегодня просто автором и учиться всему у той, которая стоит на вершине издательской индустрии?

Проклятие!

Что он говорил? Что-то насчет того, что, если Верити узнает, она может навредить мне? Хватит об этом!

– Почти каждый, кто был связан с Касси по работе, говорит что в той или иной степени был ею увлечен.

– Я тоже это слышала, – кивнула Верити. – Практически все из ее старых друзей были влюблены в нее и способствовали ее продвижению по службе. Вопрос: спала ли она с ними?

– Со своим бывшим боссом?

Она кивнула.

– Нет, – медленно произнесла я в раздумье. Затем повторила убедительнее: – Нет.

– Вы уверены?

– Да, – с убежденностью ответила я.

– Значит, это своего рода протекция, не так ли? – спросила редактор журнала, положив на колени конверт.

– Думаю, так, – произнесла я. – Я собираюсь включить в свой очерк такие моменты, как, например, ее обеды со своим бывшим боссом. Романтичные встречи. Он любил заказывать укромные столики в таких местах, как «Русская чайная», «Карлайл» или «Цирк». Она говорит, что он относился к ней по-особенному, хотя на самом деле его отношение больше напоминало отеческое.

– Кстати, об отце и дочери… Ее отец был пьяницей, правильно? И умер, когда она была маленькой?

– Одиннадцать лет.

– Как это отразилось на ее взаимоотношениях с людьми? – Верити взяла со стола очки.

Ужасно, когда тебя подвергают такому давлению ради бизнеса.

– Обращение с ней Майкла Кохрана, несомненно, схоже с ее отношениями с отцом. Но Майкл немногим старше ее, более опытный и уверенный, он просто боготворил ее. Он был красив, весел, заботлив, как ее отец, но много работал и многого достиг в своей профессии, в то время как ее отец нигде долго не задерживался. Поэтому она считала, что Майкл совсем другой. Только по прошествии десяти лет их супружества на повестку дня встал вопрос о его пьянстве и изменах.

Мы продолжали разговаривать. Я проголодалась, но Верити не предложила даже воды. Она продолжала задавать вопросы, а я отвечала, излагая самые интересные, на мой взгляд, факты.

Во время одного из моих ответов она прикрыла глаза, а когда я закончила, уставилась на меня и спросила:

– Какой возмутительный, дурной или неприятный момент вы не собираетесь включать в свой очерк?

– Что Майкл Кохран снова пьет и оплакивает потерю Касси, но не находит ничего лучшего, чем плакаться интервьюеру в жилетку.

– И вы не вставите это в очерк? – Верити удивленно подняла брови.

– Могу вставить ту часть интервью, где он упоминает, что отчаянно скучает по Касси.

Верити вздохнула, опустила глаза, затем вновь уставилась на меня.

– Вы проделали большую работу, собрав материал. Мне особенно понравилось, что нашли в себе храбрость пить вместе с Майклом Кохраном… – Она не удержалась от улыбки. – Этот человек вульгарен. Но, Салли, факт остается фактом: в вашем очерке нет остроты, интриги. В нем нет… – она пощелкала пальцами, – ничего такого, чтобы сказать: «Вот это да! Такого, еще не было!» Я не услышала в нем того, чем люди могли бы обмениваться как самой потрясающей новостью. Подобных статей нет в газетах. Понимаете, о чем я?

Мое сердце упало. Неужели она собирается выкручивать мне руки, чтобы заставить написать то, чего на самом деле нет?

– Мы должны привлечь читателей любой ценой. Можем даже слух подпустить.

– Но разве он не может быть в позитивном ключе? Разве обязателен, негатив? – Я совсем растерялась.

Верити надела очки и открыла конверт, который лежал у нее на коленях.

– Так или иначе, Салли, – сказала она, доставая из конверта книгу в кожаном переплете и начиная листать страницы, – вам каким-то образом удалось упустить главное событие в жизни Касси. Я не виню вас, но, надеюсь, вы наверстаете упущенное. – Она резко захлопнула книгу и вложила я конверт. – Хорошо. – Она сняла очки одной рукой, а другой протянула мне конверт. – Возьмите это домой и почихайте. Наверняка захочется заново переписать свой очерк. Не расстраивайтесь, если придется переделать. Ведь Касси, скажу я вам, может ввести в заблуждение кого угодно.

Я захлопала глазами.

– Вам придется подтвердить идентичность личности, о которой здесь написано. Я знаю, кто она, и уверена, что вы тоже ее узнаете. Предполагаю, что вы в восторге от Касси, но вам придется переменить точку зрения. Или этот случай будет подхвачен бульварными газетами и они разорвут ее на части, или мы подадим его в вашей интерпретации, где вы по крайней мере с симпатией дорисуете портрет женщины, у которой был момент слабости. Принимая во внимание, что в то время муж довел ее до такого состояния, я не виню ее.

Верити встала, давая понять, что разговор окончен. Я тоже поднялась.

– Сделайте все от вас зависящее, Салли, – сказала она. – Вы не можете напрямую цитировать из этой книги, вам придется перефразировать. Уверена, вы сумеете доказать, что это было на самом деле. Есть свидетели, которые могут подтвердить события. Правда – лучшая защита от ярлыков.

Я была в шоке. Верити проводила меня до двери.

– Когда очерк будет опубликован, Салли, вы сразу станете известной. Чтобы удержать вас, – с улыбкой добавила она, открывая дверь, – у меня не было другого выбора, как предложить вам контракт. Откровенно говоря, я уже составила черновик, и он лежит на моем столе. Сто двадцать тысяч долларов за четыре персональных биографических очерка в будущем году.

Контракт?

Ошеломленная, я поблагодарила Верити за помощь и участие и направилась к машине. Я механически включила зажигание и уехала. Однако при первой же возможности при парковалась на обочине и достала из конверта книгу. Открыв ее, я прочитала несколько абзацев.

И тут я почувствовала тошноту.

У меня в руках дневник Касси.

Глава 36

Дневник начинался с недатированного вступления:

«Единственное, что я понимаю в психотерапии, так это то, что нуждаюсь в ней. Временами чувствую себя так, словно в моей голове крутится магнитофонная лента, настолько не способна я думать трезво, когда дело касается Майкла. Феба говорит, что этот дневник нужен не для нее, а для меня, даже несмотря на то, что единственное, чего мне так хочется, – поскорее все забыть.

Хорошо, вот он, дневник. Пусть произойдет чудо! Каким-то образом. Пожалуйста.

Я чувствую себя чрезвычайно глупой. Почему я думаю, что Майкл когда-нибудь изменится? Почему думаю, что от того, что я запру дверь на замок и не впущу его, выйдет что-нибудь путное? Сэм советует сделать это, но не думаю, что это остановит Майкла, он как пил, так и будет продолжать пить. Я только раз поговорила с Сэмом и Фебой, но ловлю себя на мысли, что продолжаю разговаривать с ней.

Я не должна. В тот раз она сказала, что ей думается, что она влюбилась в меня, а я беспечно делаю вид, что ничего подобного она мне не говорила. Но я догадываюсь, потому что она знает Майкла и его проблемы из первых рук. И к тому же, как мне кажется, она очень одинока.

Нет ничего плохого в том, что мы подруги. Феба согласна. Но что-то подсказывает мне, что ничего хорошего из этого не выйдет, потому что за фасадом дружбы стоит ранимая молодая женщина, которую я должна втягивать в этот кошмар, который называется моей жизнью.

Майкл по карте «Американ экспресс» уже снял свыше десяти тысяч. Слава Богу, она заставила меня снять мое имя со счета после того, как Сэм проговорился. Странно, как может такая молодая знать так много. Она говорит, что ее дедушка пил и она знает, как бабушка с этим боролась.

Она потрясающая. Никогда не встречала такой, как она. Конечно, речь идет не о том, что она такая молодая, а знает так много. Мы много разговариваем, и иногда я думаю, что, возможно, этого не следует делать, но всегда делаю.

Прошлой ночью я так скучала по Генри, что легла спать в его постель. Мне так одиноко здесь без него. И Майкла. Но когда я вспоминаю об «Американ экспресс», то думаю – черт с тобой!

Дом такой пустой. Сегодня вечером она позвонила, и мы долго болтали. Она сделала так, что я почувствовала себя лучше. Надо будет поговорить с Фебой об этом.


Брат Майкла позвонил узнать, правда ли то, что я его выгнала. Сказал, что я сделала правильно, что Майкл или примет помощь, или станет жертвой несчастного случая.

Сэм говорит, что я должна врезать в дверь новые замки. Не думаю, что это необходимо. Его даже нет в Нью-Йорке.


Сейчас мы разговариваем каждый вечер. Я с нетерпением жду ее звонков. Сегодня она спросила меня, много ли у меня друзей. Подруг. Я ответила, что у меня несколько друзей – семьи за городом, а здесь я очень занята. Сказала ей, что Розанна – мой друг, а также Чи-Чи. Догадываюсь, что кто-то может сказать, что мои так называемые друзья работают на меня.

Чувствую себя совсем запутавшейся. Хочу, чтобы Майкл вернулся, и не хочу, чтобы он возвращался.

Хочу, чтобы она пришла на обед. Или, возможно, я бы сама пошла к ней. По крайней мере надо что-то делать: ведь нельзя же вечно говорить по телефону. Но я этого боюсь. Это так глупо, потому что она совсем меня не привлекает, и, однако, какая-то часть меня к ней тянется. Могу сказать, что она чувствует то же самое по отношению ко мне, но это меня не расстраивает. Наоборот, я чувствую себя польщенной.

* * *

Сегодня утром позвонил Генри и сказал, что Майкл неожиданно появился в лагере. Он был пьян, но не устраивал сцен и скандалов. Готова поспорить, что на самом деле все было гораздо хуже, чем рассказал Генри. Он говорит, что Майкл очень скучает по мне и чувствует себя омерзительно. Генри сказал Майклу, что ему всего-то и нужно, что принять помощь, и он сможет вернуться домой. Если бы хоть на одну секунду я допустила, что Майкл согласится пойти в общество анонимных алкоголиков, как это сделал Сэм, я бы чувствовала себя совсем иначе.

Но так ли это? Феба говорит, что очень трудно вернуться к прежней жизни, если хоть раз почувствовала свободу. Мне странно быть здесь совсем одной, но меня также страшит мысль вернуться к прежней жизни.

Сегодня вечером я встретила ее за обедом. Это был обед на ходу недалеко от вокзала, и он был очень странным. Одно дело – говорить с кем-то по телефону, и совсем другое – встретиться лицом к лицу. Я чувствовала себя странно. С трудом смотрела на нее. Она разговаривала со мной, словно ничего особенного не происходит.

Мне хотелось бы знать, что творится со мной. Все, кажется, не в порядке. Чувствую себя почти счастливой от того, что Майкл ушел. Феба говорит, что я не должна волноваться по этому поводу, но я волнуюсь. Я должна воссоединить семью. Это не вина Генри, а наша, и мы обязаны действовать вместе.

Или, возможно, с этим надо покончить раз и навсегда. Я просто не знаю, что мне делать.

Она быстро обняла меня в такси, когда мы возвращались с обеда. Я посмотрела на нее и была готова умереть, так как чуть не поцеловала ее так, как целовала Майкла. Ну, вы знаете этот поцелуй на прощание.

С трудом пишу все это. Сомневаюсь, что смогу поговорить об этом с Фебой. Часть меня вообще не хочет говорить с не хочу отделить ее от этой стороны моей жизни. Быть просто ней Она дает и ничего не требует взамен. Какой феномен в моей жизни!

Когда я обманываю, меня это волнует, и я это прекрасно осознаю. Может, стоит дать Фебе почитать этот дневник?


Сегодня вечером пригласила ее на обед после работы. Едва могла есть – так нервничала. Не могла поверить, что со мной происходит такое. Я этого не понимаю. Но чувствую, определенно чувствую. Я увлечена ею. И знаю, что она увлечена мной.

Но я ничего не делаю. Не могу даже подойти к ней, когда она уходит, и, думаю, она это знает. Хочу, чтобы она ушла, и не хочу этого. Когда она вернулась домой, то позвонила мне, и мы с час болтали о всякой ерунде, но меня это не волновало, и мне бы не хотелось, чтобы она знала, что меня это не волнует.


Слышала, что Майкл в Чикаго. Мы собираемся на обед по поводу присуждения премии. На «Электронике» полная неразбериха. Бедный Сэм! Мне остается молиться, чтобы он поскорее прошел через все это и его карьера не лопнула. По крайней мере я должна что-то для него сделать в благодарность за то, что он сделал для Майкла. За то, что он сделал для меня.

Увижусь с ней на обеде. Это будет странно.

Надеюсь, люди не будут строго судить Майкла, Его там не будет, чтобы защитить себя. Если бы его компания тоже получила премию, кто-нибудь поблагодарил бы его за это?

Вечер. И я жду в постели звонка. Она позвонила. Хочу увидеться с ней. Действительно хочу ее увидеть. Знаю, что это значит, но решила не анализировать. Хочу быть с ней, я точка.


Ее успех в Нью-Йорке почти тревожащий. И, однако, он кажется для нее таким естественным. Она не задирает носа и даже не обращает внимания на сенсацию, которую вызвала. Кажется, все, что ее заботит, это я и мои мысли.

Сейчас все время думаю только о ней.

Не знаю, чего хочу. Но затем знаю точно. От Фебы мало помощи. Она только спрашивает, считаю ли я, что испытывать чувство к другой женщине более приятно, чем испытывать чувство к другому мужчине. Другими словами, считаю ли я, что любовная связь с женщиной не считается предосудительной.

Не могу поверить, что мне даже трудно писать об этом. Чувство к другой женщине. Да, такое вполне возможно. И даже более того, я знаю, что меня влечет к ней. Физически.


Снова пригласила ее на обед. Ничего, конечно, не случилось. Начинаю думать, что она не позволит, чтобы что-то случилось. Мы просто разговаривали о Майкле и обедали: соте из овощей на оливковом масле с чесночной заправкой, тосты и салат. Все очень мило. Она любит старые фильмы и коллекционирует фотографии Греты Гарбо, Кэрол Ломбард, Одри Хепберн и прочих. Она никогда не видела фильма «Вояджер», и я дала ей кассету, и все было замечательно, впрочем, как всегда, хотя после ее ухода чувствовала себя подавленной.

Я замужем, у меня есть сын. Что я делаю?

Я выпила немного вина. Она сказала, что почти не пьет. А я пила, потому что нервничала. Скорее сказать, напутана. Не из-за нее. Из-за себя.


Слышала, что Майкл в городе, но не знаю где. Часть меня хочет, чтобы он прошел реабилитацию, другая часть хочет, чтобы он умер. Я так зла на него. Он сказал управляющему банком, что я украла все его деньги.

Состоялся долгий разговор с Генри. Потрясающий парень. У него есть адвокат, который занимается проблемами алкоголиков. Разговор с Генри поднял мне настроение. «Не вешай нос, мама! – сказал он. – Не позволяй ему вернуться».

Подумываю, чтобы полететь к Генри и сделать ему сюрприз, но сейчас никак не могу.

Забежала в магазин на Седьмой авеню и купила себе майку, потому что не хочу чувствовать себя такой старой. Heyжели сорок один? Я привыкла чувствовать себя старухой. Сейчас чувствую, что жизнь только начинается. Я в майке!

* * *

Вчера нашла Майкла в квартире. Он преследует меня.

Не могу даже писать, что произошло. Это слишком новое для меня ощущение. Не знаю, что делаю, но думаю, что рада? что сделала это.

Я это сделала. Позволила ей отвезти меня домой после обеда и уложила ее в постель.

Звучит глупо. Нет, не так. Не знаю, как лучше назвать совсем по-другому.

Кого я дурачу? Это было чудесно! Я была напугана до смерти, а она любила меня так, как никто на свете раньше не любил.

Ну вот. Я это сказала. Смогу ли сказать об этом Фебе? Я этого не знаю, но не хочу сейчас об этом думать, просто хочу наслаждаться. Казалось, она разбудила во мне что-то такое, что давно умерло.


Вчера вечером она пришла ко мне, и мы пошли в гостевую. Не перестаю думать, что мне надо было сменить замки, как предлагал Сэм, чтобы Майкл не ворвался в дом. Думаю также, что стара для этого, но ничего не могу поделать со своим телом. Не знаю, что она разбудила во мне, но у меня такое ощущение, что раньше я никогда не занималась сексом. Чувствую себя изголодавшейся. Люблю ее, но беспокоюсь о том, что будет дальше, потому что не думаю, что это будет длиться долго, как она надеется, хотя она мне об этом ничего не говорила. Она такая умница.


Думаю о мужчинах. В сексуальном плане.

Готова застрелиться, что пишу об этом. Посмотрите только, что она для меня сделала. Посмотрите на всю ту любовь которую она влила в меня.

Что я делаю? Если собираюсь спать с ней, то должна сосредоточиться только на ней. Нельзя же так разбрасываться мыслями.


Генри приезжает домой на следующей неделе. Майкл неизвестно где, и это меня не беспокоит.

Начинаю понимать, что ей хочется, чтобы мы продолжали и чтобы я переехала к ней. Не знаю, что буду чувствовать когда Генри вернется домой. Я поняла, что очень устала от работы сегодня. Чувствую, что моему телу требуется отдых. Не могу же я вести себя так денно и нощно.

И однако, как мне жить без нее? Ее поддержки, ее любви? Что мне заменит все это? Мысль вернуться к старому существованию невыносима. Спать с ней – слишком маленькая плата за такой комфорт и поддержку.

Что я такое говорю?


Когда-нибудь она захочет, чтобы кто-то был с ней рядом. Не обязательно это буду я. Не убеждена также, что это будет женщина. Продолжая странные отношения, как у нас с ней, и думая, что мы не лесбиянки, я пришла к заключению, что судьба свела нас на перекрестке эмоционального краха.

Я не чувствовала себя лесбиянкой. И я не думаю также, что люблю ее. Наверное, не так, как это могло быть, будь я лесбиянкой.


Я только что перечитала последнюю запись. Не думаю, что люблю ее. Определенно, я люблю ее, но совсем по-другому. Не могу сказать того же о ней. Ее страсть возрастает, в то время как моя уменьшается, и я не знаю, что делать. Мне не хочется причинять ей боль.

Она не может вести жизнь лесбиянки. Она должна это знать. Боюсь спросить ее, что она об этом думает. Каждый раз, когда подвожу ее к этому разговору, она только вздыхает, целует меня и говорит, что все, о чем она думает, это то, что она счастлива в данный момент».

На этом дневник кончился.

Я была в шоке. Чувствовала себя так, словно подглядывала в замочную скважину за частной жизнью, на которую имеет право любой человек.

Верити тоже читала его. Интересно, кто еще?

Как, черт возьми, Верити удалось раздобыть его?


Я достала из портфеля хронологический список, составленный мною к жизнеописанию Касси. Нашла период до того, как Майкл Кохран согласился пройти реабилитацию и когда Касси помогла Сэму Уайатгу с его трудностями на «Электроника интернэшнл».

Я покопалась в записной книжке, чтобы восстановить тот период жизни Касси, и мне стало ясно, с кем была у нее любовная связь. Почему раньше мне не пришло это в голову?

Глава 37

Домоправительница Касси Кохран живет, как я полагаю, в одном из самых красивых зданий Вест-Сайда, на углу Риверсайд-драйв и Девяносто первой улицы. Пока консьерж звонил ей, чтобы сообщить о моем приходе, я задалась вопросом, сколько Розанна Ди Сантос платит за. жилье. Если средняя цена односпальной квартиры в Манхэттене в среднем тысяча долларов в месяц, то я не могла даже вообразить, сколько стоит жилье в таком месте, как это.

Розанна сама открыла дверь (хотя сейчас я была почти уверена, что у нее самой есть домработница), и так как я представляла ее себе постарше и более грузной, очень удивилась, увидев перед собой невысокую опрятную итальянку с длинными волосами, большими карими глазами и умело наложенной косметикой. На ней модные джинсы и просторная футболка с портретом Леонардо Ди Каприо.

– О Господи, да вы же выглядите совсем как одна из них, – сказала она, с любопытством разглядывая меня и пропуская в дверь. – Вы действительно репортер или работаете на миссис Кей?

– Простите?

Она посмотрела на мой полотняный костюм и туфли на высоких каблуках.

– Вы такая же, как они. Хорошо одеты.

– Это комплимент?

– Да. Если быть откровенной.

Розанна провела меня через большую прихожую в просторную гостиную с потрясающим видом на реку Гудзон и Риверсайд-парк.

– Присаживайтесь. Что вам предложить?

Пока Розанна ходила, чтобы принести стакан воды, я огляделась. Много картин. На секретере большая фотография Розанны, пожилой женщины и мальчика-подростка. В комнату тихо вошла кошка и потерлась о мою ногу.

– Это Мисси, – сказала Розанна, входя в гостиную.

– Кошка или леди на фотографии?

– Ха! А вы самоуверенно-развязны. Настоящий репортер. – Она протянула мне стакан. – Кошку зовут Мисси, и она принадлежит миссис Эмме Голдблюм. Это ее квартира. Она передала ее мне в субаренду. А это, – сказала она, указывая на мальчика на фотографии, – мой сын Джейсон. Я вдова, – добавила она, – так же, как и миссис Голдблюм. Мы решили жить вместе. Здесь чудесно.

Я тоже так думала, глядя на вид из окна. С другой стороны, женщина на фотографии выглядела на все восемьдесят, и я подумала, что иметь в квартире кого-то помоложе очень удобно. Я знала, что Розанна работает исключительно на Касси и Джексона, и задалась вопросом, не является ли она ее бывшей клиенткой.

Мы приступили к разговору, и через час стало ясно, что Розанна целовала землю, по которой ступала нога Касси. Розанна сказала, что ради собственного сына не хочет вдаваться в подробности смерти мужа за исключением того, что она была внезапной и ужасной и что, если бы не Касси, Розанна потеряла бы и контроль над сыном.

Я покачала головой, потому что для меня ее слова не несли никакой смысловой нагрузки. Выключив диктофон, я положила на стол блокнот и ручку и сказала:

– Просто для информации, а не для записи, не могли бы вы уточнить?

– Мой муж принимал наркотики, – сказала Розанна. – Он был ветераном вьетнамской войны, – добавила она, словно это служило извинением. – На некоторое время я отдала сына приемным родителям, потому что не хотела, чтобы он видел отца в таком состоянии, а когда отец умер от передозировки, приемные родители пытались оставить его на постоянное попечение. Миссис Кей и миссис Джи помогли мне выиграть дело.

– Понимаю, – сказала я и снова включила диктофон. – Если не возражаете, Розанна, мне хотелось бы, чтобы вы рассказали, как Касси помогла вашей семье снова стать на ноги после фатального исхода с вашим мужем.

Розанна улыбнулась, хотя в ее глазах светилась затаенная боль.

– Хорошо. Что еще хотите знать?

– Мне интересно, что Касси сказала вам относительно этого интервью.

– Она сказала, что я могу говорить все, что захочу.

– Все?

– Она сказала, что если что-нибудь сорвется с языка и это будет ужасным, она меня не расстреляет.

– А что может сорваться?

– Ну, не знаю. Возможно, какая-нибудь глупость о мистере Кей. Джексон не делал ничего такого, что могло бы представлять для вас интерес. Конечно, у него были трагические события, но они ничто по сравнению с тем, что вытворял мистер Кей.

– А что такого делал Джексон?

– Однажды принес домой детеныша оцелота, – ответила она. – Дело в том, что миссис Кей хотелось иметь кошку, но она не знала какую. Потом он как-то повез ее не в ту сторону. Она сказала, что хочет поехать туда, где растет виноград, а он подумал, что она сказала в Финляндию, и повез ее туда на годовщину свадьбы. Это было забавно.

Она рассказала многое о Джексоне и его детях, о сыне Касси, о том, как все дети приезжали домой на каникулы, что делали, как относились к мачехе или отчиму соответственно. Когда я попыталась снова вернуться к разговору о Майкле Кохране, лицо Розанны стало непроницаемым.

– О, с мистером Кей все в порядке. Вы, наверное, знаете, что у него были проблемы с алкоголем.

Мне пришло в голову, что у Розанны и Касси много общего в отношении к их бракам.

– Но потом он бросил пить, и это было прекрасно, – добавила она.

– Но после этого он ушел, – подчеркнула я.

– После этого он ушел. – Согласившись со мной, Розанна кивнула. А затем, словно делая мне одолжение, рассказала историю о том, как Майкл, напившись, выбросил в окно телевизор. – Никто тогда не пострадал, – сказала она, – поэтому сейчас это кажется смешным.

Мне стало интересно, найдет ли она смешным то, что Майкл Кохран снова стал пить. И что от Майкла я узнала, что муж Розанны наркоман и что жили они в односпальной квартире гостиничного дома, где делили ванную и кухню со множеством соседей. Ничего из этого в очерк, конечно, не войдет. Просто мне хотелось удостовериться в этом.

– Майкл Кохран говорит, что одной из причин, побудившей его пройти курс реабилитации… – начала я, делая вид, что просматриваю в блокноте старые записи.

– Ба, да у вас почерк, как у миссис Кей, – сказала она. – Она всегда оставляла мне записки, которые я не могла прочесть.

Я улыбнулась.

– Во всяком случае, Майкл Кохран говорит, что одной из основных причин, побудивших его пройти курс реабилитации, было то, что Касси наконец выгнала его.

– Это правда, – кивнула Розанна.

– И что впервые она не позволила ему вернуться домой.

– Для нее это было легко, – снова кивнув, сказала она.

– А он был уволен, и ему не надо было ходить на работу.

– Нет, это не так. – Она покачала головой. – Мне кажется он поехал на Запад, где-то скитался. Миссис Кей очень о нем беспокоилась, но ей дали хороший совет, и она решила не отступать и не разрешать ему вернуться назад, пока он не захочет получить помощь.

– И поэтому он поехал в Хазлтон в Миннесоте?

– Миссис Кей очень рассердилась тогда.

– Почему же она не вернула его? – спросила я, чувствуя, как сильно забилось мое сердце от того, что задаю подлый вопрос.

Пожав плечами, Розанна задумалась.

– Ее друзья, думаю.

Она почувствовала себя очень неуютно, и мне стало интересно, знала ли она, чем в то время занималась ее работодательница.

– Кто, к примеру? – спросила я, нацелив ручку на бумагу.

– Гм, мистер Сэм Уайатт. Он живет вниз по улице. Он ей давно друг. Он и миссис Уоринг знали, что происходит с мистером Кей, и оказали ей большую поддержку. Он и миссис Кей большие друзья. Она помогла ему, когда на «Электроника Интернэшнл» разразился скандал. Возможно, вы это помните.

– Все это случилось именно в то время? – спросила я, готовясь записывать.

– Думаю, да, – с отсутствующим видом сказала Розанна. – Я точно не знаю, так как меня тогда там не было. Это случилось сразу после смерти моего мужа.

– Кто-нибудь еще помог тогда Касси выстоять в борьбе с алкоголизмом Майкла? – спросила я.

– Не знаю. Возможно, вам следует спросить ее.

– Генри был тогда в лагере, – продолжила я. – И мне кажется, именно в то время она познакомилась с Александрой Уоринг.

– Ах да. – Розанна колебалась. – Она была рядом. Знаете, мистер Кей был тем человеком, который нанял ее, перевез в Нью-Йорк из Канзас-Сити и сделал большой звездой.

– Правильно, – подтвердила я. – И с тех пор они с Касси стали подругами.

– Мистер и миссис Кей тогда были в Вашингтоне.

– Это было позже, – сказала я.

– Да, вспомнила, позже годом или двумя.

– Но когда Александра работала здесь, в Нью-Йорке, она и Касси были друзьями?

– Да.

– Возможно, она тоже оказывала Касси поддержку. Во всяком случае, она знала о пьянстве Майкла из первых рук, ведь так? Потому что его уволили с канала.

– Не знаю.

– Был ли еще кто-нибудь рядом с ней? – весело спросила я. – Кроме Сэма Уайатта и Александры Уоринг?

– Я действительно не помню. – Розанна пожала плечами. – Вам лучше спросить у миссис Кей.

– Сэм Уайатт и Александра Уоринг, – прочитала я свои записи. – Хорошо, спасибо. Я увижусь с Александрой сегодня днем и спрошу ее об этом.

Розанна в ответ промолчала, ожидая следующего вопроса.

– Думаю, этого достаточно, – сказала я, выключая диктофон.

– Достаточно? – удивилась она. – Вы не хотите узнать что-то еще?

– Что-то вроде того, – сказала я, перевернув страницу блокнота и цитируя из него: – что «миссис Кей добрейшая, умнейшая и самая щедрая из всех людей на земле»?

– Она именно такая. – Розанна улыбнулась, слегка покраснев.

– Знаю, – сказала я, вставая. – Спасибо, что подтвердили это.

И я покинула квартиру Розанны, зная, что мне предстоит интервью с бывшей любовницей Касси.

Глава 38

Александра Уоринг что-то читала за столом, когда я вошла в ее кабинет. Она подняла взгляд, улыбнулась, встала и обошла стол, чтобы пожать мне руку.

– Как дела? – спросила она. – Я слышала, они поймали стрелка, причастного к убийству Мейерза.

– Предполагаю, вы знаете больше меня, – смущенно заявила я, с трудом заставляя себя смотреть на нее. Она была такой дружелюбной, что я страдала от чувства вины перед ней.

– Здесь, должно быть, замешана мафия, вам не кажется? – спросила она, жестом указывая мне сесть на банкетку. Сама села в кресло напротив. – Кто еще мог направить русского головореза из Куинса застрелить лонг-айлендского консультанта по токсическим веществам в Каслфорд?

– Это одному Богу известно, – ответила я, вынимая диктофон. Перед моим мысленным взором промелькнул кусок бетона, оставленный у меня на пороге. Я взглянула на Александру, и она показалась мне обескураженной моим ответом, и только тогда я поняла, как легкомысленно, должно быть, он прозвучал. – Извините, я хотела сказать…

«Она очаровательна. Эти глаза, улыбка, ее элегантность. Власть. Я вижу, что притягивало к ней Касси».

– Вы правы, наверное, убийца решил, что будет гораздо лучше совершить преступление где-то еще, а не на Лонг-Айленде, где люди сразу догадались бы, что это как-то связано с его бизнесом.

– Значит, вы тоже думаете, что это мафия?

– Или что-то в этом роде.

– Как продвигается очерк?

– Хорошо, – ответила я. – Люди проявляют понимание.

– Прекрасно.

Начало было высокопарным, и в этом была моя вина. Уж очень разные мысли лезли мне в голову.

– Мне нравится ваш кабинет, – сказала я, когда диктофон был уже включен. – В нем много растений.

– Спасибо. Хотя не все это любят. Некоторые говорят, что я развела здесь сырость и что это влияет на систему вентиляции. – Она рассмеялась.

– Поэтому в вашем кабинете, – сказала я, – всегда свежий воздух.

Она сидела, скрестив ноги. Голубая шелковая блузка на ней оттеняла ее глаза, и мне с трудом удавалось сосредоточиться.

Итак, почему бы нам не начать с того, как вы познакомились с Касси? – Я надеялась, голос не выдаст меня: я страшно нервничала.

На меня так много свалилось: Верити, дневник, «ДБС» «Экепектейшнз» – все сразу.

– Бывший муж Касси, Майкл Кохран, – с легкостью вступила Александра, – пригласил меня работать здесь, в Нью-Йорке. Он искал новую телеведущую и увидел мои записи из Канзас-Сити.

– Сколько лет вам было?

– Двадцать семь.

– Значит, Касси было сорок… – Она не воспользовалась намеком, поэтому я закончила: – Сорок один.

– Почему это так важно? – полюбопытствовала она.

– Просто пытаюсь выстроить временную линию.

Она изучающе смотрела на меня и решила согласиться с этим.

– Во всяком случае, вскоре после того, как я приехала, Кохраны устроили вечеринку в своем доме. Там мы впервые и встретились.

– И стали друзьями? Все трое?

– Думаю, да. Я работала на Майкла. Пожалуй, спустя какое-то время мы стали друзьями.

Я сделала запись в блокноте.

– Сегодня утром я разговаривала с Розанной Ди Сантос, – сказала я, глядя на нее, – и она сказала, что в то трудное для Касси время, когда она наконец сказала Майклу, что он может не возвращаться домой, пока не обратится за помощью, вы стали ее лучшей подругой.

Наши взгляды скрестились, и я поняла, что она что-то заподозрила.

– Было именно так, как вы сказали, – ответила Александра. – Это было трудное время. Так как я работала с Майклом, мне случалось бывать у них.

– Он был уволен из «ВВКК».

Она кивнула.

– Я очень беспокоилась за него.

– Вы пытались поговорить с ним, когда он, ну, скажем, кутил?

– Однажды он позвонил мне на работу… – Она нахмурилась. – Неужели это действительно важно? Я серьезно думаю, что про Касси лучше поделиться другой информацией.

– Я имела в виду, помогали ли вы Касси уговорить его обратиться за помощью.

Помолчав, она ответила:

– Бесспорно, я думаю, вам следует поговорить об этом лично с Касси.

Она успешно осадила меня, и я стала просматривать свои записи, пытаясь перегруппироваться. Я сглотнула, не зная, что предпринять дальше.

– Если бы у вас было пять слов, чтобы описать Касси, что бы вы сказали?

Она немного расслабилась, откинулась в кресле, Посмотрела на потолок, затем снова на меня.

– Адаптивная.

Я записала и посмотрела на нее.

– Находчивая. Любящая, добрая и нежная, – закончила она.

Кивнув, я все записала.

– «Добрая» и «нежная» – этими эпитетами награждают ее почти все.

– Не без основания.

– Она располагает к себе, – сказала я. – К ней лояльны даже те, кого она уволила.

– О? – Брови Александры поползли вверх.

– На прошлой неделе я разговаривала с Гленном Мортимером, – сказала я, ссылаясь на бывшего политического аналитика «ДБС».

– Ах, с ним.

– У вас есть какие-нибудь комментарии по этому поводу?

– Нет, – последовал ответ.

– Он много говорил о вас.

– Не сомневаюсь.

Мы помолчали.

– Он все еще высокого мнения о Касси, – сказала я. От Александры не последовало ответа. – Я также разговаривала с Бонни Керк.

– Угу, – промычала Александра.

– На самом деле она больше говорила о вас, чем о Касси.

– Не сомневаюсь, так как именно я ее уволила.

– Ну, гм… – Я начала заикаться, пытаясь сформулировать вопрос. – Неужели вам не любопытно, что она говорила о вас?

– Нет.

Итак, что дальше?

– Она была очень сердита, – закинула я удочку.

Александра кивнула, словно подтверждая, что она и в этом не сомневалась.

– Гм, – прочистила я горло.

– Что вы хотите спросить меня, Салли? – Ведущая «Новостей» придвинулась ко мне.

– Относительно комментария, который она сделала. – Мое лицо пылало.

– И вы хотите рассказать мне, что она сказала. Даже если мне неинтересно это слушать?

О Господи, надо подойти к этому разговору с какой-то другой стороны. Все это так ужасно.

– Это был очень интересный комментарий.

– И какое это имеет отношение к очерку о Касси?

Она начала что-то подозревать.

– Ну, – начала я, – если то, что сказала Бонни Керк о вашем образе жизни, правда, то мне интересно узнать, какую роль сыграла – или продолжает играть – Касси во всей этой истории.

Выражение лица телеведущей было непроницаемым, но я знала, что задела ее.

– В сущности, – сказала Александра, тщательно подбирая слова, – вы спрашиваете меня: нельзя ли придать пикантности статье о Касси за мой счет?

О Господи, мне хотелось умереть.

– Что, если Верити не удалось раздобыть что-то грязное о Касси, и она посоветовала вам обратиться ко мне?

– Нет, – честно призналась я, решительно замотав головой.

Александра глубоко вздохнула. Наклонившись вперед, она поставила локоть на колено и подперла подбородок.

– Если существует живой пример добродетели и чистоты, так это Касси Кохран. В этом вы можете процитировать меня. Что же касается моей личной жизни – и я рада, что диктофон работает, – то должна предупредить вас, Салли, что у меня есть средства защитить ее. – Она распрямила спину. Похоже, она мне угрожает. – Но, – продолжила Александра уже нормальным голосом, – вы должны знать, что знают другие: я не замужем. Я выйду замуж только тогда, когда захочу иметь детей.

– А Джорджиана Гамильтон-Эрис?

– Она моя самая лучшая подруга.

Мне был невыносим ее взгляд. Я просто кивнула, делая записи. Мне надо убираться восвояси. Или по крайней мере сменить тему разговора. Я с улыбкой посмотрела на нее.

– Скажите мне о том плохом, которое Касси когда-либо причинила вам.

Мои слова не захватили ее врасплох. Лицо Александры расплылось в улыбке, и она пустилась в длинный рассказ, который уходил корнями в то время, когда она пыталась создать программу новостей. Она мыслила ее в одном формате, а Касси – в другом, и Касси сдалась, предоставив Александре осуществить ее идеи, хотя знала, что они не сработают.

– Но почему?

– Потому что я не хотела ее слушать. А Касси не хотела отказать мне. В то время они возлагали на меня большие надежды. Они выпускали меня в эфир.

– И что случилось?

– Мой формат провалился.

Напряжение постепенно спало.

– Это было самое худшее, что когда-либо сделала для меня Касси: позволила мне действовать самостоятельно.

Я смеялась, делая пометки. Умирать мне больше не хотелось.

– На самом деле это пошло мне на пользу, – продолжила Александра. – К тому времени, когда я пришла работать на «ДБС», мне было тридцать лет. Я боялась до смерти, но думала, что все могу делать сама. И этот провал доказал, что не могу, что я должна научиться работать в команде. И в результате мы общими усилиями создали преуспевающий новостной отдел.

– Что вы вкладываете в понятие «преуспевающий»?

– Если со мной что-то случится, выживет ли наш отдел будет ли он по-прежнему интересовать телезрителей? Ответ – решительное «да, будет». Не надо недооценивать то, что может произойти на национальном телевидении. Вы, наверное, помните тот эпизод, когда в меня стреляли и я оказалась в госпитале, потом мое выздоровление. Все это привлекло еще больше людей к нашему каналу. Им было любопытно знать, что со мной. Все узнали меня, потому что эпизод с выстрелом много раз показывали разные каналы страны.

Это правда. Эпизод был драматичным. Вся страна с ужасом наблюдала, как молодая репортерша канала, которая вела репортаж от стен конгресса, оказалась жертвой выстрела.

Мы продолжали обсуждать историю «ДБС», и Александра со счастливым видом перечисляла мне каждый шаг проделанного пути: как Джексон советовался с ней, как Касси постепенно продвигалась по службе, пока не стала во главе канала. Она говорила не умолкая почти сорок минут.

Она отказалась, однако, говорить о том времени, когда Джессика пила.

– Нет, – решительно заявила она, – это не мое дело. – Она даже не хотела обсуждать то, что Джессика сама рассказала мне, заявив: – Вам придется довольствоваться тем, что она сказала.

Разговор подходил к концу, когда в кабинет вошел ее секретарь Тревор и сообщил, что ей пора идти на совещание. Я стала собирать вещи. Меня беспокоило то, что Александра продолжала сидеть, наблюдая за мной.

– Могу себе представить, как хорошо вам оплатят этот очерк, – сказала она.

– Для меня определенно да, – ответила я, вынимая из диктофона кассету.

– И наверняка Верити сделает вам другие предложения.

– Не знаю. – Я встала. – Я очень ценю, что вы уделили мне столько времени.

Она продолжала сидеть.

– Присядьте на минутку, Салли, – сказала она.

Начиная нервничать, я села.

Скрестив руки на груди, она с минуту смотрела на меня.

– Вы изменились. – Молчание! – Изменились меньше чем за две недели.

Что я могла сказать на это? Я молча сидела, чувствуя, как мое лицо снова начинает гореть.

– Не позволяйте, чтобы это задание вас изменило, – сказала она почти шепотом. – Статья того не стоит. Я знаю, как манят деньги, но они затягивают, а вам надо отстаивать свою индивидуальность. – Она встала и развела руками. – Но кто я такая, чтобы учить вас, как вам распоряжаться своей жизнью? Желаю удачи!


Еду в Каслфорд, и моя голова забита всякими мыслями. Знаю твердо одно: я не должна встречаться со Спенсером, пока не выстрою весь очерк. Я позвонила ему на автоответчик, зная, что его нет дома.

– Привет! Я обещала встретиться с тобой, чтобы поговорить, но мне нужно несколько дней, чтобы сосредоточиться на работе. Думаю, ты, как никто, поймешь меня. Поэтому отключаю все телефоны. Не принимай это на свой счет. Если случится что-нибудь экстраординарное, можешь связаться со мной через мою мать. – И я оставила ее номер.

Это было самое лучшее, что я могла сделать.

Я забрала у матери Скотти и узнала, что Маку понадобится день-два, прежде чем его коллега выяснит, что представляет собой кусок бетона.

– Я в порядке, – успокоила я мать. – Отключаю все телефоны и приступаю к работе.

Реакция матери последовала незамедлительно. Ее глаза заблестели, а лицо озарилось улыбкой.

– Действительно напишешь? Превосходную статью?

Не знаю, насколько превосходную, но собираюсь серьезно поработать.

Я писала, переписывала, исправляла и начинала снова. Работала по пятнадцать часов в сутки и в четверг утром знала, что действительно написала нечто потрясающее для «Экспектейшнз», Касси повезло, что очерк о ней поручили мне. Мне придется убедить Верити поверить в ту женщину, портрет которой я написала. Мне следует встретиться с Касси лицом к лицу и рассказать, что знаю о ее короткой связи с другой женщиной, и дать ей возможность прокомментировать этот факт.

Это лучшее, что могу сделать.

Одетая в шорты и топик, так как было жарко, я сидела, перечитывая рукопись, когда услышала легкий стук в окно.

Это была мать, и она плакала.

Глава 39

– Что случилось? – вскричала я, выскакивая из дома.

Она оттолкнула мою руку, отказываясь от помощи. Ее появление меня ошарашило. Она сразу как-то постарела.

– Сядь, Салли, – сказала она страшным голосом, когда мы прошли в гостиную. Она опустилась в одно из кресел.

Я села напротив.

– Я все размышляла и размышляла над этим, после того как он позвонил мне днем, – сказала она, не отвечая на мой вопрос, – и, клянусь жизнью, не могу поверить, что ты решила причинить мне такую боль.

– Что я сделала, мама? О чем ты?

– Ты знаешь, как много лет прошло… – всхлипнула она, – до того момента, как я решилась на дружбу, на какие-то отношения с мужчиной после твоего отца.

– Мама!

– А сейчас ты все разрушила, втянув Мака в это дело. Я просторе могу в это поверить, Салли. Это подлый и низкий поступок. И я страдаю.

Я бросилась к матери и упала перед ней на колени.

– Мама, я представления не имею, о чем ты говоришь!

– Это обломок развалин. Ты знала, что он от средней школы, ты знала, что он оттуда, где погиб отец. И ты знала, как сильно это меня расстроит. – Ее глаза снова наполнились слезами, и она прикрыла рот рукой. – Если тебе хотелось причинить мне боль…

– О, мама, нет! – завопила я, обнимая ее. – Нет, нет, нет! Боже милостивый, у меня и в мыслях этого не было. Клянусь Богом! – Я отстранилась и смотрела на нее. – Я никогда не сделала бы ничего такого, что омрачило бы твое счастье, мама. Я дала это Маку только потому, что доверяю ему, считаю его членом нашей семьи.

Ей отчаянно хотелось мне верить.

– Это кусок от школы? – спросила я. – От той, что в Каслфорде? Ты в этом уверена?

Она кивнула.

– Как Мак обнаружил это?

– Он этого не знает. А я знаю, – сказала мать, готовая заплакать снова.

Я заключила ее в объятия.

– Мама, что бы ты там ни думала, расскажи мне все.

– Вряд ли это случайное совпадение, – сказала она сквозь слезы. – Ты приезжаешь в пятницу вечером… Я была так смущена, что не знала, что сказать…

– Тебе не надо оправдываться. Мак чудесный человек, он заботится о тебе, а ты о нем, и я хочу, чтобы вы были вместе.

– О, Салли! – сказала она, рыдая. – Я так скучаю по твоему отцу!

При этих словах я тоже начала плакать. Наплакавшись мы вытерли слезы, отсморкались, и нам стало легче. Теперь мать поверила, что я не пыталась внести разлад между ней и Маком. Я также поняла, насколько ранима мать и как трудно ей быть в интимных отношениях с Маком, таких же, какие были у нее с моим отцом.

Бедная мама. Я так ее люблю.

– Что конкретно сказал Мак?

– Он отнес эту штуку коллеге, а тот сразу понял, что материал местный, из Новой Британии. По всей вероятности, его изготовили в конце семидесятых – начале восьмидесятых годов. Он проведет дополнительные исследования по цементу и арматуре, но уверен, что обломок – часть опоры, которую когда-то использовали для строительства театра или большого товарного склада.

– Тогда почему ты связываешь это со средней школой?

– Какое другое кирпичное здание наподобие театра, которое уже разрушено, построено в тысяча девятьсот семидесятых годах? И кто еще, как не ты, Салли, знает, как гордился отец бетонными опорами своего проекта в конце семидесятых? Это обломок от гимнастического зала, Салли.

Я позвонила в полицейский участок и попросила, чтобы мне перезвонил детектив Д'Амико. Через две минуты он был на связи. Через четверть часа мы уже встретились в Мидлтауне. Вошли в здание Уэсли, чтобы найти Мака, и я сразу увидела его серьезное лицо.

– Я ужасно расстроил твою мать, Салли, – произнес он, подойдя ко мне. – И, откровенно говоря, теряюсь в догадках почему.

– Это не твоя вина, – сказала я, взяв его за руку. – Маме кажется, будто это обломок здания, в котором погиб мой отец. Не знаю почему. Я привела с собой детектива Д'Амико. Я считаю, что обломок из сгоревшего здания, иначе не принесла бы его тебе.

– Она так огорчена. – Мак переживал.

– Она думала, я намеренно принесла его, чтобы разлучить вас, – пояснила я.

Он был ошеломлен.

– Мысль дикая, но мне удалось убедить, чтобы она выкинула ее из головы. Сейчас она знает, как сильно я хочу, чтобы вы были вместе. Я знаю, что она любит тебя, Мак.

– Спасибо, – прошептал он и потянулся обнять меня. – Я тоже люблю ее.

Бадди откашлялся, делая вид, что не слышит нас.

Мак повел нас в кабинет на втором этаже и представил своему коллеге.

– Если я вам не нужен, – сказал он, – то лучше пойду поищу твою мать и успокою ее.

– Давай, – сказала я.

Профессор Марриетто провел нас в лабораторию, соединенную сего кабинетом, где на столе лежал обломок бетонной конструкции. Он пояснил, что цемент для бетона был взят с одного из двух цементных заводов, что это обломок опоры кирпичного здания, возможно, угловой части какой-то аудитории.

– Или кирпичного гимнастического зала, построенного в тысяча девятьсот семьдесят седьмом году? – прервала я его.

Он уставился на меня.

– Да! Совершенно верно. Это здание, которое снесено недавно?

– Нет, – сказал Бадди, до сих пор не проронивший ни слова. – Речь идет о гимнастическом зале средней школы в Каслфорде, одна стена которого обрушилась во время наводнения в тысяча девятьсот семьдесят восьмом году. Мы думаем, этот обломок от него. Остальные стены были снесены с помощью ударной гири;

– Вы уверены?

– Абсолютно, – ответил Бадди, – потому что я недавно читал отчеты об этом. А почему вы спрашиваете о гире?

– Потому что здесь видны следы ударов, – сказал он. – Вот, смотрите.

– Спасибо, профессор, – поблагодарил Бадди. – Если не возражаете, я заберу обломок с собой.

– Конечно, – ответил профессор. – Здесь у меня некоторые записи исследования. Они могут быть вам полезны.

Бадди открыл папку, просмотрел содержимое, и, готова поклясться, с его лица исчезли краски.

– Спасибо, сэр, – сказал он, зажимая папку под мышкой пока я до нее не добралась. – Буду весьма признателен, если вы будете держать это дело в секрете. Если у меня возникнут вопросы, я позвоню вам.

– Не возражаю, – ответил профессор и взглянул на меня. – Надеюсь, был вам полезен. Нас с Маком связывает многолетняя дружба.

– Да, профессор, вы оказали нам большую услугу, – сказала я, чувствуя, как на меня нахлынула черная тоска. Я не знала, что со мной, но сильно подозревала, что это новая волна печали из-за смерти моего отца.

Обломок донесли до полицейской машины Бадди. Снова поблагодарив профессора, мы сели в машину. Мне удалось выдернуть папку, и я стала читать записи:

Состав кирпича…

Состав цемента…

Состав строительного раствора…

Состав кабеля…

Химический состав гири, судя по оставленным следам…

Профессор даже сделал рисунок угла здания, указав стрелкой, откуда мог выпасть этот обломок. Другая стрелка указывала на то место, куда пришелся удар гири.

Бадди протянул руку, чтобы забрать у меня папку.

– Ты все поняла? – спросил он.

Я покачала головой. И вдруг меня осенило.

Часть пятая

Публичное разоблачение

Глава 40

– Пит? – крикнула я в дом Сабатино.

Передняя дверь открыта. Я вошла в дом. Его здесь нет. Хотя кто-то в доме побывал, потому что все вокруг перевернуто вверх дном. Гостиную, кабинет, кухню и спальню на первом этаже тщательно обыскивали. То же и в спальнях и лаборатории Пита на втором этаже. Все ящики выдвинуты, вещи разбросаны и разорваны, каждая мелочь подвергалась осмотру. Я сочла своим долгом подняться на чердак и спуститься в подвал в надежде найти за кучей старых автомобильных покрышек испуганного сумасшедшего Пита.

Его нигде не было.

Я покинула его дом и доехала до ближайшего магазина, чтобы позвонить в полицейский участок. Сказала Бадди, что бала в доме Пита, но не нашла его. Хотя кто-то там все же побывал. В доме все перевернуто.

– Я найду его, Салли. Поезжай домой и предоставь это дело мне. Согласись, тебе надо укрыться.

– Но я не могу сидеть сложа руки. Я хочу найти Пита и расспросить его, знает ли он что-нибудь о…

– Даже не пытайся! – заорал Бадди. – Делай, что тебе говорят, Салли. Поезжай домой, а еще лучше собери вещички и катись к черту из Каслфорда! Твое присутствие мне только мешает.

Репортер во мне говорил, что я должна остаться. Но инстинкт дочери, которая должна узнать правду об отце, подсказывал не вмешиваться. Я поняла намек Бадди: кто-то пытается убрать свидетельства – а возможно, и свидетелей – преступления. Бели таковое уже не произошло. Кто-то обыскивал дом сумасшедшего Пита. Я не могла отделаться от мысли, что искали обломок, который Бадди послал на экспертизу в федеральную лабораторию.

– Салли, – сказал Бадди, – послушай меня. Если у нас есть хоть один шанс – если он вообще есть – выяснить, что случилось и кто несет за это ответственность, наш успех зависит в большой степени от того, что ты перестанешь лезть в это дело. Если кто-нибудь в Каслфорде заподозрит, что ты интересуешься чем-то помимо очерка для «Экспектейшнз»…

– Хорошо, хорошо, – согласилась я. – Уезжаю в Нью-Йорк.

Когда я вернулась домой, то ожидала увидеть его в таком же виде, как у Пита, или по крайней мере найти его самого за поленницей. Ни того ни другого. Один только Скотти, прыгающий вокруг меня. Я выпустила его через кухонную дверь и тут заметила, что у меня побывал мистер Квимби, который оставил свою визитку. Я позвонила ему, но гудка не было.

– Алло? – сказала я.

– Это Спенсер, – послышался в трубке торжествующий голос.

– Телефон даже не звонил, – сказала я. – Я просто сняла трубку, чтобы набрать номер.

– Салли, я схожу с ума.

– Я же просила не звонить мне. Чего ты хочешь?

– Не будь такой, Салли, прошу тебя. Нам надо увидеться.

– Не сейчас. У меня слишком много работы.

– Я не виню тебя, – сказал он. Кто-то рядом что-то сказал ему, и он закричал: – Закрой за собой дверь! И передай им, чтобы они, черт возьми, оставили меня в покое! – Чей-то голос снова что-то сказал ему. – Проклятие! – воскликнул Спенсер. – Это мой босс, Салли. Я должен идти. Салли, я должен тебя увидеть.

– Зачем?

– Зачем?! – переспросил он, срываясь на крик. – А ты как думаешь? Потому что я люблю тебя, и мы должны быть вместе!

Я только вздохнула, укладывая в сумку миску Скотти, его корм и любимую игрушку, чтобы отвезти его к матери.

– Я… Я должна ехать. Я позвоню тебе, – быстро сказала я и повесила трубку.

Что привлекательного я нашла в Спенсере? Почему решила связать с ним свою жизнь?

Я позвонила матери.

– Привет. Все хорошо?

– Да, дорогая, – Ее голос был спокойным. Я с ужасом подумала о дне, когда нам снова придется ворошить прошлое, чтобы выяснить, почему погиб мой отец.

– Мне становится плохо, как вспомню, как вела себя, – сказала она. – Если бы не усталость, я бы никогда… – Она вздохнула. – Надеюсь, ты сможешь простить меня.

– О, мама, мне нечего тебе прощать. Но если ты согласишься присмотреть за Скотти несколько дней, чтобы я могла вернуться в Нью-Йорк, мы с ним высоко оценим твою услугу.

– Подожди. Мне что-то говорит Абигейл, – сказала мать. – Она говорит, чтобы я подстригла и искупала ее.

Я позвонила, как это делала мать, в гостиницу. И мне повезло. Если зарегистрируюсь сегодня вечером, мне будет обеспечен дешевый номер в гостинице, номера в которой снимают почти все ночные бабочки города. К сожалению, я потеряла вкус к дешевым номерам и решила воспользоваться своим статусом журналистки, работающей в «Экспектейшнз». Дозвонилась до управляющего «Клермонтом». Объяснила ему свою ситуацию и спросила, сколько будет стоить номер. Он ответил, что может предоставить мне номер по цене сто пятьдесят долларов в сутки вместо обычной цены в двести шестьдесят.

Я упаковала диктофон, кассеты, компьютерные дискеты и черновики. Немного поколебавшись, положила в чемодан дневник Касси.

Ехала в Нью-Йорк с включенным радио. В моей голове роились неприятные мысли, а хотелось ни о чем не думать и просто ехать и слушать, что люди болтают о политике.

Когда свернула на дорогу на Брукнер и на горизонте показались очертания Нью-Йорка, я вспомнила, как сильно волновалась, впервые направляясь в офис Верити. Мне стало грустно. Угнетал печальный поворот всех событий.

Мое горло сжалось, когда подумала о похоронах отца о матери, о Робе.

Роб. Я должна позвонить ему. Он должен быть дома, когда все прояснится.


Зарегистрировавшись в «Клермонте», я заказала себе бифштекс, жареный картофель и бутылку красного вина, которую без труда уговорила, наблюдая на экране телевизора странное ток-шоу. Около полуночи, полупьяная, я позвонила Спенсеру.

– Ты испортил мне жизнь, – сказала я.

На этот раз у него хватило ума не делать мне замечаний.

– Если хочешь сказать, что у тебя там какая-то женщина, – продолжала я, – постарайся не называть ее по имени, просто скажи, что кто-то есть…

– Я не могу говорить сейчас, – сказал он. – Не могли бы вы перезвонить попозже?

– Нет, ты не сможешь поговорить со мной позже, говори со мной сейчас. – У меня закралось подозрение. – Только не говори, что у тебя твоя подружка Верити. Или у тебя есть и другая? – Я посмотрела на часы. – Кто, черт возьми, в твоей квартире в полночь?

– Да, у нас сейчас полночь, – невозмутимо ответил он, – а у вас, на Западном побережье, всего девять часов. Позвоните мне часов в десять, договорились? Жду звонка, – сказал он и повесил трубку.

Я продолжала сидеть, приложив трубку к уху. Я позвонила ему, потому что он умолял меня. Хотел поговорить со мной, пригласить к себе, сказать, что любит. Судя по всему, в его планы не входило приглашать кого-то еще, перед кем он вынужден притворяться.

«Черт с ним, – подумала я, заваливаясь спать. – Я не буду ждать целый час».

Я крепко уснула под громкие звуки работающего телевизора.

Глава 41

Я проснулась, затем позавтракала в постели, просматривая «Таймс» и «Уолл-стрит джорнал» и наблюдая за телепрограммой Си-эн-эн. Я отказалась от услуг горничной, готовясь к телефонному звонку.

От теплого приветствия Чи-Чи меня затрясло, а от веселого пожелания Касси мне сделалось совсем нехорошо.

– Как продвигается очерк? – спросила она меня счастливым голосом. – Верити прислала мне несколько фотографий, которые они собираются опубликовать. Я не могла в это поверить. Сначала удивилась, кто эта женщина, а затем поняла, что это я. И знаете, они мне понравились. Правда. Возможно, весь этот эксперимент не так уж плох.

А мне хотелось умереть, прежде чем приступить к разговору.

– Нам надо встретиться, – сказала я.

– Конечно. Хотите прийти ко мне завтра?

– Думаю, нам следует встретиться вне стен офиса, – предложила я.

Она смолкла, уловив, без сомнения, напряженность в моем тоне.

– Давайте встретимся завтра утром в парке на прогулке, хотите?

– Чудесно.

Поколебавшись долю секунды, она спросила:

– Что-то случилось, Салли? Я могу для вас что-нибудь сделать?

Я поняла, что она думает, все ли со мной в порядке.

– Вы очень добры, – сказала я. – Со мной ничего плохого, спасибо. Во всяком случае, я с нетерпением жду нашей завтрашней встречи. – Произнеся эти слова, я почувствовала боль в сердце.

Слава Богу, у меня еще есть время все обдумать.


– Салли, – сказал Бадди, подойдя к телефону.

– Привет.

Я только что вернулась из гимнастического зала гостиницы, приняла душ и сидела в халате, с мокрой головой.

– Ты где?

– В Нью-Йорке. – Я назвала ему номер своего телефона.

– Кто еще знает, что ты там?

– Никто.

– Правда?

– Правда.

– Хорошо. – У меня сложилось впечатление, что он что-то читает и делает пометки. – Я нашел Пита, – сказал он. – Он был на втором этаже в кладовке за библиотекой.

– И что он там делал?

– Прятался. Но он не хочет с нами разговаривать. Мы осмотрели весь дом, но ничего не нашли. Ни отпечатков пальцев, ничего, Я спросил у него, кто мог перевернуть весь его дом, и он смотрел на меня как на сумасшедшего. Затем он ответил…

– Масоны, – вставила я, зевая.

– Совершенно верно. – Бадди вздохнул. – Хотя, судя по полученным результатам, я начинаю думать, что он прав.

– Спасибо, Бадди. Держи меня в курсе дела.

– Конечно.


Я вернулась в постель. Чувствовала себя такой уставшей. Помню, однажды в старшем классе школы я загоняла себя так, что наконец свалилась. До самой последней минуты занималась спортом, принимала участие в школьной сборной» чтобы увеличить свои шансы на получение стипендии. И как-то вечером, когда действительно была свободна, вошла в свою комнату и внезапно почувствовала себя так же, как чувствую сейчас. Уставшей и переполненной мыслями о том, что мне никогда не достичь намеченной цели.

Только на сей раз я не знаю, в чем состоит моя цель. Действительно не знаю, где хочу жить, какие репортажи делать и кого любить.

Так часто моя жизнь со дня смерти отца казалась мне нереальной. В нашей маленькой семье каждый отчаянно скучал по отцу, но делал вид, что не слышит, как тайно плачут домочадцы. Однажды я слышала, как Роб, когда ему было лет девять и его команда проиграла в Молодежной лиге, плакал в укромном уголке, взывая к отцу, почему он его покинул.

Ведь именно моя неопределенность повлияла на выбор моей матери, и она нашла себе того, кто заботился бы о ней. Надежды на меня уже не было, А что можно сказать о моих отношениях с Дагом? А мой роман с мужчиной, у которого любовная связь с замужней женщиной, сыгравшей такую роль в моей жизни?

Определенно мне надо легче относиться к жизни.

Хотя есть одна проблема, о которой бы мне хотелось знать все наверняка. Я должна выяснить, что случилось с моим отцом. И возможно, выяснив это, я исключу из своей жизни то, что так мешает мне жить.

Перекатившись на бок, я сняла телефонную трубку. Позвонила в офис Спенсера и спросила, не могла бы я с ним сегодня встретиться. В офисе. Быстро просмотрев его расписание, секретарша ответила: «Да, когда угодно».


Офисы «Беннет, Фицаллен и К о» располагались на Парк-авеню и Пятьдесят шестой улице. Я остановилась в вестибюле возле стойки охранника, и мне выдали бейдж и провели к лифту. Я поднялась на этаж Спенсера. Выйдя из лифта, я попала в маленькую, но очень уютную приемную, где стояли полки с книгами и столик с телефоном, которым я могла воспользоваться и сообщить, что я уже здесь. Но необходимость в этом отпала, так как из-за угла сразу же появился Спенсер. Рукава его белой рубашки были закатаны. Он обнял меня, прижал к себе и не хотел отпускать.

– Спасибо, – выдохнул он.

Когда за его спиной я увидела привлекательную женщину, вышедшую из-за того же угла с большим кожаным портфелем в руке, я предупреждающе воскликнула: «Спенсер!» И он, отстранив меня, оглянулся.

– О, Кейт, привет, – смутился он.

Женщина вежливо улыбнулась ему и нажала кнопку лифта. Она сделала вид, что ничего не видела.

– Привет, – ответила она.

– Кейт, хочу познакомить тебя с женщиной, которую, как я надеюсь, сумею уговорить выйти за меня замуж, – сказал он, подталкивая меня к ней. – Салли Харрингтон.

– Здравствуйте, – сказала женщина, подойдя ко мне и крепко пожав мне руку. – Я Кейт Вестон.

– Наш издатель, – сказал Спенсер, – и мой босс.

Лифт раскрылся, но Кейт махнула рукой находившимся в нем людям. Ясно, что ей любопытно узнать, кто я такая и откуда свалилась на голову Спенсера. Они со Спенсером хорошие друзья, работают вместе долгое время и проехали немало миль, устраивая конференции и съезды.

– Значит, я должна тебя поздравить? – спросила Кейт.

Я наконец обрела голос:

– Мы познакомились со Спенсером меньше трех недель назад.

– О Господи! – воскликнула она с укором. – И ты молчал все это время?

– Салли явилась подобно чуду, – сказал Спенсер и, взяв меня за руку, продолжил: – Сейчас она очень сердита на меня и имеет на то право. Я вовлек ее в свою жизнь, не дав опомниться, и она не имеет ни малейшего представления, что это за жизнь.

– Хочешь сказать, какая она сложная, Спенсер? – подчеркнуто заметила Кейт, похлопав его по плечу, прежде чем снова нажать на кнопку лифта. – Если собираешься изменить свою жизнь, ты должен начать с изменения своего языка, который изменит твое мышление и твое поведение, правильно? – Она подмигнула мне. – Мы сейчас работаем над книгой «Помоги себе сам», в которой есть ряд ценных советов. – Выражение ее лица снова стало серьезным. – Все, что могу сказать вам, Салли, я знаю Спенсера десять лет и три из них работаю с ним. Он прав, жизнь его совершенно запутанная. Но он замечательный друг, одаренный редактор, и мне неприятно видеть, как этого беззащитного заманивает в темную аллею известная разбойница, которая скупает косметические компании.

Она вошла в открывшийся лифт.

– Спасибо, – сказала я. – Было очень приятно с вами познакомиться.

– Надеюсь вскоре с вами увидеться, – сказала она, и дверцы сдвинулись.

– Она знает о Верити? – Я с удивлением смотрела на Спенсера.

– Да.

В раздумье я взяла его за руку.

– Хочу познакомиться с твоими коллегами. Именно за этим я пришла. Хочу узнать людей, которые знают тебя.

Ясно, что Спенсера здесь любят. Мы заходили в каждый кабинет, заглядывали в каждый уголок на этаже, встречались со всеми, начиная со старшего редактора, арт-директора и кончая уборщиком и снабженцем.

Я познакомилась с редакционной секретаршей, молодой кореянкой, работающей как на Спенсера, так и на Кейт Вестон. Она сидела в кабинете без окон, похожем на будку. У нее был измученный вид, какой бывает у всех в начале карьеры и является результатом долгих часов работы, стресса и тесноты, не говоря уже о плохом кофе и спертом воздухе.

– Рада познакомиться с вами, – сказала она. – Вы репортер, не так ли? Та самая, которая работает на «Экспектейшнз»?

– Да, – удивилась я.

– Спенсер рассказывал о вас. – Она широко улыбнулась. – Он говорил, что вы очень хорошая.

– О! – вымолвила я, взглянув на Спенсера.

– У нас есть все ваши газетные вырезки, – продолжала она, указав на папку. – Откровенно говоря, я пока не все прочитала, а Спенсер все.

– Значит, у тебя есть на меня досье? – спросила я Спенсера, как только мы оказались за дверью.

– Мне хотелось узнать, как ты пишешь.

– Ну и какие вырезки ты нашел?

– Все из «Геральд американ». Мне пришлось заплатить одной сволочной леди из вашей библиотеки, которая отказывалась сделать для меня эту работу, все время повторяя: «Почему бы вам не попросить их у нее?»

– Ну и почему ты просто не попросил у меня?

– Потому что ты все время занята, – ответил он. – К тому же хотелось прочитать их без твоего ведома.

– Гм. – Я проследовала за Спенсером по коридору. А как бы он поступил, если бы мои статьи ему не понравились?

Мы вошли в кабинет Спенсера, который мне сразу понравился. Нельзя сказать, что он слишком велик. Одна его стена – сплошное окно. Больше всего мне понравились книжные полки. На них книги, макеты переплетов, фотографии авторов, безделушки, пресс-папье и памятные подарки. Немного хаотично, но все прелестно. Забавно.

Я смотрела на него как в первый раз. И тут я заметила в нем что-то новое.

– Ты похудел?

– Угу, – подтвердил он, снимая трубку телефона. – Десять фунтов, как мне кажется. Я всегда худею, когда волнуюсь. – Он указал мне на стул. – Мне нужно отзвониться, а потом мы можем идти.

– Куда?

– Куда хочешь. Туда, где мы сможем поговорить.

Я вышла в приемную, где сидела его помощница. Ее звали Маделайн, и она окончила колледж Боудена. Больше я о ней ничего не знала.

– Как долго вы здесь работаете? – спросила я.

Она оторвала взгляд от экрана, где висело деловое письмо.

– На Спенсера или на «Беннет, Фицаллен и К о»?

– Меня интересует и то и другое, – сказала я, глядя с восхищением на фотографию на ее столе.

– На Спенсера немногим более года. На компанию два. Я прошла подготовительные курсы после окончания…

– Колледжа Боудена, – сказала я, склонившись над столом, чтобы рассмотреть фотографию собаки.

– Откуда вы это знаете? – воскликнула она, польщенная, как это всегда бывает с людьми, которыми интересуются репортеры.

– Мне сказал Спенсер. Кто это?

– Это моя Шарки, – гордо ответила она. – Она живет у моих родителей в Пенсильвании. Я не могла взять ее с собой в город.

– Но вы можете навещать их.

– О да. Она сходит с ума от радости; когда я приезжаю к родителям.

– Думаю, и твои родители тоже.

– Откуда вы знаете? – рассмеялась она.

Спенсер говорил, что Маделайн хорошая. Я подумала, что такая не якшается с приставучими актерами, как это делала я.

– Надеюсь, он относится к тебе хорошо, – сказала я, оглядывая кабинет.

– Спенсер? Шутите! Он необыкновенный. Признаюсь, – она понизила голос до шепота, – здесь, в кабинете, кошмар что творится, да и авторы зануды, но Спенсер просто душка. Он дал мне подарочный сертификат в пансион «ночлег плюс завтрак» в Мэне, где живут его родители. Мы провели там с моим другом весь уик-энд, а отец Спенсера позволил нам кататься на яхте.

– Чудесно.

– Последнее время у нас здесь запарка, и он предоставил мне возможность отдохнуть.

Прекрасно, он устраивает своей секретарше небольшие каникулы. Что в таком случае он делает для Верити?


Мы покинули офис после пяти и прошли несколько кварталов вверх по Парк-авеню. Нью-Йорк гудел: на улицах толпы народа, машины мчатся к Центральному вокзалу и в обратном направлении к жилым кварталам. Я мысленно представила себе, как каждый работающий на Манхэттене лифт спускает людей, выплескивая их на улицы.

Мы прошли по Шестьдесят третьей улице и свернули к «Парк-авеню». Этот очаровательный ресторанчик был для меня в новинку, а для Спенсера одним из любимых. Нас провели к столику на двоих у бара, и каждый из нас заказал по стакану вина.

Мы сидели, потягивали вино и обсуждали интерьер, затем Спенсер взглянул на меня и сказал:

– Спасибо.

Продолжая пить вино, я сделала вид, что не расслышала.

– Я так рад, что ты побывала в моем офисе.

– Мне понравилась Кейт.

– Вы с ней немного схожи.

– Она, кажется, очень удивилась моему появлению и тому, что ты ей сказал.

Он рассмеялся и скорчил рожицу.

– Она устроит мне головомойку за то, что раньше не рассказал о тебе. Она знает все про всех, – сказал он и тут же, запаниковав, поспешил исправиться: – Нет, не о нас с тобой, а о других.

– Почему же ты ничего не рассказал ей?

– Она бы накричала на меня, так как знает о моей ситуации с Верити.

– И какова же, между прочим, эта ситуация на данный момент? – спросила я.

– Об этом я расскажу тебе позже, – пообещал он. – Во всяком случае, я ничего не рассказал Кейт, потому что все было так неожиданно и ново и мне не хотелось ни с кем делиться своим счастьем. Делиться им без тебя. Ты меня понимаешь? Единственное, чего мне хотелось, – быть рядом с тобой. Я никого не хотел вмешивать в наши отношения.

Я понимала, о чем он говорит. Конечно, мы оба незрелые. Так же, как мы с Дагом, судя по словам матери.

– Мы едва знаем друг друга.

– Неправда. Мы знаем друг друга недостаточно хорошо.

– Понимаю. – Я вздохнула и отпила глоток вина. За последние три недели я выпила алкогольных напитков больше, чем раньше за весь год.

– Поэтому хорошо, что ты познакомилась с людьми, которые меня давно знают. – Он склонился ко мне. – Теперь позволь мне приехать в Каслфорд, чтобы познакомиться с людьми, которые давно знают тебя. С твоей матерью. Друзьями. И вообще, почему бы нам не проводить вместе побольше времени? – продолжал Спенсер. – Что-то делать вместе, возможно, путешествовать, заниматься спортом. Разве мы не можем поплавать на яхте, к примеру? Можем поехать на Сити-Айленд, если хочешь, или поплавать в океане или на озере. А может, тебе больше нравятся водные лыжи? Рыбалка? Каноэ? Теннис? Бридж?

– Скажи мне, что Кейт думает о Верити? – спросила я.

Выражение надежды моментально исчезло с лица Спенсера.

– Мне кажется, она ее ненавидит.

– Правда? Почему? – Я была поражена.

– Ну… – Он вздохнул. – За ее неверность для начала.

– За ее неверность к тебе? – уточнила я.

– Ко мне, – подтвердил он. – Но главным образом из-за Корби-младшего. – Он понизил голос: – У Кейт с мужем были проблемы с зачатием ребенка, поэтому, как мне кажется, она сверхчувствительна, когда речь заходит о материнстве.

– Чем занимается муж Кейт?

– Он редактор, старший редактор, так же как и я, в одной из компаний «Рандом-хаус». Они много лет работали вместе в «Беннет, Фицаллен и K°», где и полюбили друг друга. Потом там дела пошли плохо, и они, поженившись, решили оставить издательское дело и переехали в Лос-Анджелес делать телевизионные программы. Поначалу дела шли успешно, если говорить о финансовой стороне, но потом они возненавидели этот бизнес, и, когда «Беннет, Фицаллен и К о» был снова продан, а новые владельцы, уволив часть работников, стали набирать новых, они позвонили Кейт и предложили ей издательскую работу. И они вернулись в Нью-Йорк и нашу индустрию.

– А кто нанял тебя?

– Кейт. Я тогда работал в «Саймон и Шустер».

– Мне бы хотелось с ней поговорить, – сказала я.

– Обо мне? Поговори, – с легкостью согласился он, протягивая через стол руку.

Я подала ему свою.

– Моя любимая, – тихо сказал он, – я обещал кое-кому, что поговорю с тобой о твоем очерке.

– Каком очерке? – спросила я, напрягшись.

– О Касси Кохран.

Я выдернула свою руку.

– Ты все еще не объяснил мне, что Верити делала в твоей квартире в полночь?

– Это была не Верити, – ответил он. – Это была Джессика Райт.

– Джессика? Леди ток-шоу? Какого черта она там делала?

– Расспрашивала о тебе, – сказал он, подзывая официанта.

Глава 42

Пока мы стояли перед кафе «Парк-авеню», Спенсер сказал:

– Я уже говорил тебе, что в прошлом году мы публиковали автобиографию Джессики. Вот так я и познакомился с ней.

– Я не покупала ее, – резко ответила я. – Ее редактировала Кейт Вестон, и мне представляется, это не повод для Джессики появляться в твоей квартире в полночь.

– Ну хорошо, – сказал он, отступив от меня и слегка поклонившись, а затем приблизившись ко мне. – Мы с ней переспали, когда она впервые приехала в Нью-Йорк. В самый первый месяц ее пребывания здесь, если уж быть совершенно точным.

– Ты спал с ней? – изумилась я. – Тогда нарочно не придумаешь. Создается впечатление, что ты переспал с каждой женщиной в этом городе! – Я отступила на несколько шагов назад. – Не могу в это поверить! Есть здесь хоть одна, с которой ты не спал?

Проходивший мимо мужчина громко рассмеялся.

– Есть только одна женщина, с которой я не сплю с тех пор, как встретил тебя, – сказал Спенсер, надвигаясь на меня. – И есть только одна женщина, с которой я хочу спать снова.

– Ха! – крикнула я и, отступая, уперлась спиной в стену. Это меня разозлило еще больше, так как напомнило о нашей первой встрече со Спенсером. – Хорошо, – сказала я, вытягивая вперед руки, – только отодвинься от меня. – Он повиновался. Я быстро выпустила пар, так как любопытство меня распирало. – Так чего же хотела Джессика?

– Хотела знать, есть ли что-нибудь такое, что позволило бы ей откупиться от тебя за очерк о Касси Кохран.

– Откупиться? Хочешь сказать, дать мне взятку?

Он промолчал, и я истолковала его молчание как «да».

– Почему?

Спенсер огляделся, чтобы убедиться, что нас никто не слышит.

– В одном из твоих интервью, а она не сказала с кем, ты дала ясно понять, что у тебя есть что-то, что может сильно навредить Касси.

– И?…

– И Джессика говорит, что от этого пострадают и другие люди.

– А она не сказала, чего боится?

– Нет. – Он придвинулся ко мне, и я позволила ему это. – Я сказал ей, что ты совсем не такая, что ты никогда не возьмешься за грязную работу.

– И что она ответила?

– Сказала, чтобы я принял во внимание женщину, заказавшую этот очерк. Она считает, что Верити хочет видеть Касси поверженной.

– Верити? – удивилась я.

– Вернее, ее муж Корбетт.

– Зачем ему повергать Касси?

– Потому что до мозга костей он ненавидит Джексона Даренбрука.

Прижавшись затылком к стене, я посмотрела на небо. Внезапно мне стало ясно. Очерк поручили мне, потому что Верити хотела дать «возможность, выпадающую раз в жизни», новичку, не живущему в городе и не имеющему связей с Касси Кохран. Человеку, который пойдет на все, лишь бы сделать себе имя. Конечно, Джексона Даренбрука ничем не удивишь, потому что о нем уже писали столько гадостей, что он перестал обращать внимание на прессу. А Касси – совсем другое дело. И ее публичное разоблачение больно его заденет. Он будет потрясен, если Касси не рассказала ему о своей любовной связи.

Безымянный проинтервьюированный – это, вне всякого сомнения, Александра. Джессика Райт – ее лучшая подруга, Именно Александра послала Джессику узнать, есть ли что-нибудь такое, что они могут предложить мне, чтобы не допустить публикации.

– Салли?

Наклонившись, Спенсер поцеловал меня в губы.

– Спасибо, – сказала я и поцеловала его в щеку. Затем отстранившись, порылась в сумке и вытащила из нее сотовый.

– Что ты делаешь?

– Держись, – сказала я, ища домашний телефон Касси. Я набрала ее номер, отчаянно надеясь, что она снимет трубку. Услышав ее голос, я испытала огромное облегчение от везения. – Касси, это Салли Харрингтон. Простите, что снова беспокою, но для меня очень важно увидеться с вами сегодня. Прямо сейчас.

– Салли, сейчас не могу, – ответила она.

– Должны смочь. Клянусь Богом, это очень важно. Речь идет о вашей личной жизни.

Молчание.

– Относительно одной связи, которую вы имели в прошлом.

– Хорошо, – наконец согласилась она. – Постараюсь все устроить. Приезжайте ко мне. Прямо сейчас. Угол Риверсайд-драйв и Пятьдесят восьмой улицы, дом сто шестьдесят два Я предупрежу консьержа, чтобы пропустил вас.

Сложив телефон, я убрала его вместе с записной книжкой в сумку.

– Поймай мне такси.

– Да, конечно. – Спенсер свернул за угол и поднял руку. – Хочешь, чтобы я поехал с тобой?

– Нет. Прежде чем ехать к Касси, я должна заехать в гостиницу. Я позвоню тебе, как только освобожусь.

– Обещаешь?

– Да.

Подъехало такси, и Спенсер открыл для меня дверцу.

Я уже поняла, что ничего хорошего меня не ждет. Пока ехала на другом такси от гостиницы до Риверсайд-драйв, пыталась держать под контролем закипавший во мне гнев. Меня захлестывало чувство мести.

Задушила бы Верити.

Она выбрала меня из сотен других журналистов яо двум простым причинам: мои никому не известные статьи и безвестная карьера. Она полагала, что меня это угнетало и побуждало без оглядки стремиться к славе.

Консьерж назвал меня по имени и проводил долифта. Я поднялась на верхний этаж, и хотя здесь было четыре двери, только одна из них ясно указывала, к какой подойти. Целый этаж, вспомнила я из рассказа Генри, стал пентхаусом семьи Кохран – Даренбрук. Однако, когда я позвонила в эту дверь, за моей спиной открылась другая, и на пороге появилась Касси.

Она отступила, приглашая меня войти. Мы стояли в холле, от пола до потолка уставленном книжными полками. На Касси черное шелковое платье, туфли на высоких каблуках и нитка жемчуга.

– Можем пройти сюда, – сказала она спокойным голосом, указывая на гостиную.

Она усадила меня перед огромным окном с прекрасным видом на Риверсайд-парк и реку Гудзон. Я сидела, утопая в подушках. Она села на краешек стула, скрестив ноги и смиренно положив руки на колени. Когда золотой браслет звякнул у нее на запястье, я поняла, что она нервничает и изо всех сил пытается контролировать себя.

– Ну? – вступила она.

– Верити дала мне вот это, – сказала я, вынув из сумки конверт. – У меня нет ни малейшего представления^ как ей удалось раздобыть его.

Я протянула конверт, но она не взяла, а лишь смотрела на него.

– Это ваш дневник, – объяснила я.

Брови Касси поднялись от удивления.

– У меня их было несколько.

Я держала руку с конвертом.

– Полагаю, это первый. Тот, что вы вели, когда Майкл ушел из дома и начал проходить курс реабилитации.

– Oо – тихо воскликнула она, склонив голову.

– Его дала мне Верити. – Я положила конверт на журнальный столик.

Касси взглянула на меня.

– Она хочет раскрыть вашу любовную связь и назвать имя той… Но я не сделаю ни того ни другого.

Устремив взгляд в окно, Касси слегка кивнула.

– Спасибо. – Она помолчала и добавила: – А что может остановить Верити от…

– Я остановлю! – сказала я яростно. Касси чуть не подпрыгнула. – Она не посмеет этого сделать, – сказала я сквозь стиснутые зубы. – Не беспокойтесь об этом. – Я встала, – Я знаю, что делаю. Вот почему я здесь. Чтобы отдать вам вашу личную вещь и посвятить в происходящее. А также сказать, чтобы вы не беспокоились. Я должна извиниться, что не пришла раньше.

Касси тоже поднялась и направилась вслед за мной к двери.

– Мне только не ясно, как вам удастся уладить все это с Верити.

Я обернулась.

– Назовем это публичным разоблачением ее самой.

– Будьте осторожны, пожалуйста. – Она покачала головой.

– Во всяком случае, я вне этой индустрии, – сказала я. – Александра права: вы можете повторить новости или сами пытаетесь их сделать. А между этими двумя способами подачи информации огромная разница.

– Совершенно верно, – спокойно подтвердила Касси, – У вас все будет хорошо, Салли. За что бы вы ни взялись. Я открыла дверь, но затем снова закрыла ее.

– И еще одна вещь. – Повернувшись, я посмотрела на нее. – что произошло между вашим мужем и Корбеттом Шредером?

– Это случилось около двадцати лет назад…

– Двадцать лет назад! – вскричала я.

– Без шуток. Около двадцати лет назад Корбетт сказал что-то первой жене Джексона, Барбаре» и Джеку это не понравилось. Это был прием «черные галстуки» в огромном бальном зале отеля «Ройял» в Далласе. Джек просто взбесился… – Она улыбнулась. – Он схватил Корбетта за грудки и бросил через стол с пирожными в бассейн с подсветкой. Один из папарацци успел поймать момент, и средства массовой информации раздули это в скандал.

– И это все? Это стало причиной вражды?

Она кивнула.

Вернувшись в гостиницу, я позвонила Спенсеру.

– Дело сделано, – сказала я. – Мы не будем говорить ни о чем таком: ни о Верити, ни о статье, ни о приятелях и подружках, ни о чем. Просто приходи, и мы будем пить шампанское, есть мороженое и смотреть телевизор. Это мой последний день в гостинице, и я приглашаю тебя разделить его со мной.

– Лечу, – ответил Спенсер.

Глава 43

Дорис Блэк вошла в приемную чуть позже десяти.

– Мы не ждали вас, Салли, – сказала она чуть ли не сварливым голосом, – и, боюсь, Верити не сможет уйти с совещания.

– Я подожду, пока она освободится, – сказала я, усаживаясь на банкетку и вынимая книгу.

– Боюсь, это невозможно. На самом деле сегодня она низкого не принимает.

– Знаете; что я вам скажу? – начала я, отрывая лист от блокнота для заметок. – Почему бы вам не передать Верити эту записку, а там видно будет, захочет ли она увидеть меня.

Дорис нахмурилась, но не осмелилась развернуть записку которую я сложила в ее присутствии. Я знала, что она это сделает, как только свернет за угол.

Менее чем через две минуты Дорис вернулась и сделала мне знак следовать за ней. Она была недовольна, но вежливо молчала. Открыв дверь, пригласила меня войти и сказала, что Верити придет с минуты на минуту.

Я стояла в малом зале для совещаний. Вскоре дверь открылась, и в зал вошла Верити, плотно прикрыв ее за собой; Она стояла, скрестив руки на груди.

– Что это значит? – спросила она, держа между пальцами мою записку.

Я написала лишь одно слово: «Спенсер».

– Я здесь, чтобы сказать вам, что вы наняли меня, чтобы навредить Джексону Даренбруку, опорочив Касси.

– О чем вы говорите? – с раздражением спросила она. – Вы пишете о ее жизни. Правду. Какие проблемы? – Она прищурила глаза. – Может, испугались телеведущую? Эту презренную любовницу?

Я тоже прищурила глаза.

– Как вам удалось раздобыть дневник Касси? Неужели вас ничуть не беспокоит, что за кражу можно привлечь к суду?

– Я хочу знать, что означает эта записка, – ледяным голосом потребовала она ответа, бросая записку.

– Это означает, что я расскажу Корбетту, что вы свыше двух лет крутите роман со Спенсером, – сказала я, – если выне откажетесь от публичного разоблачения Касси.

Я видела, как Верити сглотнула.

– Я не могу печатать в «Экспектейшнз» притонные статьи, – сказала она чуть гнусовато. – Я понимаю, что вы о себе высокого мнения, Салли, но мы вас таковой не считаем.

«Оставь свое мнение при себе!» – хотелось сказать мне, но сейчас я была новым и улучшенным клоном Салли Харрингтон, поэтому, ради матери, я этого не сделала.

– Я предлагаю вам опубликовать фотопортреты, – сказала я стараясь говорить ровным голосом. – Я пришлю вам материал, который вы сможете использовать.

– Я понимаю, что вы считаете себя журналисткой мировой величины, но…

– А вы добиваетесь Пулитцеровской премии. – Я подошла к столу. – Вот чек на пять тысяч долларов. А вот ваша кредитная карта. А вот другой чек на две тысячи четыреста одиннадцать долларов, которые я успела потратить. – Я бросила на стол и второй чек.

– Какое благородство, – заметила Верити язвительно. – Не вздумайте возвращаться назад, когда поостынете. Но оставьте себе хотя бы «штрафной гонорар» – пять тысяч долларов, предусмотренные договором.

– Нет, спасибо, – ответила я. – Я хочу от вас только одного, и это не деньги. – Она с любопытством смотрела на меня. – Я хочу Спенсера, то есть хочу, чтобы вы оставили его в покое.

– Ах ты, деревенская потаскуха! – презрительно прошептала она. – Значит, ты действительно переспала с ним? – Откинув голову, Верити рассмеялась. – О, моя дорогая! – Она направилась к двери. – Можешь забирать его себе!

Я удержалась от того, чтобы сразу пойти за ней, так как могла на прощание наговорить ей гадостей.

Я вовремя вспомнила, что уже с честью вышла из этого грязного дела.

Глава 44

Ожидая у гостиницы, пока служитель подгонит к дверям мой джип, я позвонила матери, чтобы сказать, что возвращаюсь домой.

– Значит, ты заберешь Скотти?

– Да.

– Тогда хорошо. Мы с Маком собираемся поехать в северную часть штата немного побродить и устроить пикник. По пути завезем тебе Скотти.

– Спасибо.

– Хорошо, милая, – рассмеялась она. – А как твои дела? Очерк закончила?

– О да, все позади. – Я решила не волновать мать понапрасну. – В понедельник выхожу на работу в редакцию газеты.

По дороге из Манхэттена я размышляла о том, как последние события отразились на моем финансовом положении, а поняла, что осталась практически без денег.

Зазвонил мобильный, и я приложила его к уху.

– Алло?

– Салли! – услышала я голос Спенсера. – С тобой все в порядке? Что, черт возьми, произошло между тобой и Верити?

– О, значит, она все же позвонила тебе? Что сказала?

– Что я был паршивым любовником и отвратителен в постели, что гожусь только для молодых преступниц и чтобы убирался ко всем чертям.

Я рассмеялась.

– Что, черт возьми, происходит?

– Я еду домой, Спенсер, и ты не сможешь отговорить меня от этого.

– Тогда я тоже еду туда, – сказал он.

– Делай что хочешь, – ответила я. – Но ты должен привезти с собой Силу. Ты слишком часто оставляешь ее одну.

– Я люблю тебя, Салли Харрингтон.

Лучше бы он этого не говорил.

По мере приближения к Каслфорду я решила, что если не перестану думать о своих финансах, то лучше застрелиться. Остановилась у бакалеи и гастрономии, чтобы пополнить запасы, затем купила несколько блокбастеров.

Остановившись перед домом, увидела, что мистер Квимби не скосил траву. Я обратила внимание на пожухлый газон, который целый месяц не поливала и не полола сорняки в саду. Решила заняться этим между просмотром видеокассет. Поставив на крыльцо вещи, открыла первую дверь. Скотти не было. Я внесла в дом сумки и застыла. Все в доме перевернуто. Я направилась к телефону, чтобы звонить в полицию.

– Не двигаться, – сказал грубый мужской голос у меня за спиной. Что-то острое уперлось мне в спину, и я догадалась, что это нож.

– Я и не двигаюсь.

– Мне нужна книга, – сказал он. – Книга в кожаном переплете. Где она?

– О, приятель Верити! – сказала я, пытаясь повернуться.

Он схватил меня за шею и с силой развернул лицом от себя. Парень, должно быть, огромный, так как моя шея уместилась в его лапище.

– Где она?

– У меня ее нет, – сказала я. – Она у владелицы в Нью-Йорке.

– Я убью тебя как собаку.

– Мою собаку? – сказала я, оглянувшись.

На лицо его натянут чулок. Он снова грубо развернул меня.

– Где книга? Клянусь, я убью и тебя.

– Я же сказала, у меня ее нет. Где моя собака?

– Отдай книгу! – рявкнул он.

– У меня ее нет! – закричала я. – Проклятие, где собака?

Я рванулась, и у меня хватило сил отбросить его. Затем я схватила словарь, бросила ему в лицо, влетела на кухню и заперла за собой дверь. Он с легкостью выбил дверь, но я схватила в одну руку длинный кухонный нож, в другую – топорик для мяса, и он замешкался. И тут я увидела во дворе лежащего на земле Скотти и выскочила на улицу.

– Скотти! – завопила я, бросаясь к нему. Она не двигался. Я упала рядом и прижалась к его телу. Он с трудом дышал.

Рука схватила меня за волосы и откинула назад голову с такой силой, что я взвыла от боли.

– Отдай книгу, и я уйду! – орал он.

– Я отдала!

Я попыталась вырваться, но он со всего маху ударил меня по голове, и я упала ничком рядом со Скотти.

Я едва слышала какую-то возню, и внезапно давление на меня ослабло. Тело мужчины рухнуло на землю рядом со мной. Я увидела незнакомца, стягивающего чулок с головы громилы. Он воспользовался им, чтобы связать ему руки за спиной. Затем встал на колени и попытался поднять меня. Потом передумал и опустил меня на землю. У меня все плыло перед глазами.

– Я позвоню в Службу девятьсот одиннадцать, – сказал мужчина, направляясь к дому.

Я подтянулась к Скотти поближе, пытаясь ощупать его. Он едва дышал.

Мужчина бегом вернулся обратно.

– Он что-то сделал с моей собакой. – Я зарыдала.

– Возможно, отравил. Надо расшевелить его.

Он взял Скотти на руки и понес к водопроводному крану со шлангом. Побрызгал на Скотти, пытаясь привести его в чувство.

– Он приоткрыл глаза! – крикнул мужчина.

Вскоре Скотти смог стоять, поддерживаемый руками мужчины. Широко расставив лапы, Скотти пытался снова лечь на землю, но мужчина не давал ему такой возможности и тащил за собой.

Громила издал стон. Он лежал в луже крови. Мне удалось сесть, и я увидела глубокую рану у него на затылке. Теперь ему не убежать.

Послышалась сирена, и раздался крик незнакомца:

– Он шевелит ушами!

Подъехали полицейские машины, а за ними «скорая». Нас окружили люди в форме. Один из врачей бросился к громиле, другой – ко мне. Чуть позже на лужайку перед домом выехала машина без номеров и резко затормозила у того места, где я лежала. Из машины выскочили Бадди и штатский сотрудник.

– Не двигайтесь, – сказал мне врач. – У вас на голове рана.

– Со мной все в порядке, – сказала я. – Пожалуйста, помогите моей собаке. Громила отравил ее. Пожалуйста.

Врач посмотрел на офицера полиции, стоящего ряд мной на коленях и поддерживающего меня.

– Вам нельзя двигаться, – сказал он.

Бадди сидел на корточках по другую сторону от меня, желая знать, что случилось. Заикаясь, я пыталась объяснить, что нападение связано с "моими делами в Нью-Йорке и не имеет никакого отношения к Каслфорду.

– Он пытался отобрать у меня улику, которой я располагала для написания своего очерка.

– О Господи! – сказал Бадди, боясь до меня дотронуться. – Хорошие же друзья у тебя в Нью-Йорке.

– Мужчина, который спасал Скотти, – сказала я, – спас и меня, Бадди.

На громилу с забинтованной головой надели наручники.

– Что дал собаке? – крикнул полицейский, державший его. Женщина-полицейский держала Скотти, пока врач осматривал его.

– Не знаю, кто это, – сказал Бадди, – и откуда.

– Я тоже не знаю, как оказался здесь этот бандит. Машины поблизости не было, но он находился в доме, когда я вошла.

К Бадди подбежал офицер и сказал, что за лесом, в поле найден старый грязный мотоцикл. Без номеров.

– Надо осмотреть окрестности, – сказал Бадди. – Возможно, машина негодяя где-то спрятана.

– Что это было? – продолжал допытываться полицейский громилы. Затем, склонившись к нему, прислушался. – Валиум! – крикнул он врачу.

Врач сразу вставил в пасть Скотти зонд. Я не могла на это смотреть. Человек, который меня спас, подошел ближе. Лет тридцати, глаза и волосы темные, хорошая фигура. Он сел на корточки радом с Бадди и улыбнулся мне.

– С собакой все будет хорошо, – сказал он.

– Спасибо, – шепнула я.

– Где тебя черти носили? – спросил у мужчины Бадди.

– Главное, что я вовремя здесь оказался, – ответил мужчина, распрямляясь. – Разве нет?

Я не понимала, что происходит, так как с трудом соображала.

Бадди тоже распрямился.

– Салли, – сказал он, глядя на меня сверху вниз, – познакомься с Джонни-Боем Мейерзом.

– Прошло много времени, но я рад снова встретиться с вами, Салли. – Джонни улыбнулся. – Вы так похожи на мать.

В моей голове зашумело, и белый свет померк. Я погрузилась во тьму.

Глава 45

Меня и громилу отвезли в окружной медицинский центр, где мне сделали томографию головы. С головой все оказалось в порядке, только глаза заплыли, превратившись в щелочки. На меня надели специальный шейный воротник-шину. Громила оказался мошенником из Уотербери, который уже сидел однажды в чеширской тюрьме. У него случилось сотрясение мозга после того, как Джонни-Бой огрел его лопатой. Естественно, нам всем было интересно знать, кто стоял за этой акцией. Громила не мог говорить. Пока.

Мать, конечно, совершенно расстроилась. Мой брат Роб, как она сказала, вылетел домой из Колорадо. Из-за занавески высунулась голова Мака, и он сообщил, что какой-то мужчина из Нью-Йорка ждет своей очереди в приемном покое и очень нервничает.

Я поняла, что это Спенсер, и попросила мать привести его.

– Салли! – прошептал Спенсер, бросившись к кровати и чуть не сбив с ног мою мать. – Я приехал, хотел сделать тебе сюрприз, а когда подъехал к дому, то увидел там полицейских, и они сказали, что ты здесь. Господи! – воскликнул он, пытаясь догадаться, какая часть меня пострадала меньше всего, а затем неуклюже обнял меня за талию. – Слава Богу, ты в порядке. Не знал, что и думать.

Через плечо Спенсера я видела, что Бадди с интересом на слушает.

– Со мной все будет хорошо, – тихо ответила я, взъерошив волосы Спенсера. – Я хочу, чтобы ты познакомился с моей мамой.

– Где? – Спенсер вскинул голову. Он так сильно сжал мою руку, что мне стало больно, но я стерпела. Он оглянулся, – Ну конечно же, вы миссис Харрингтон! – Выпустив мою руку, он обеими руками схватил руку моей матери. – Я Спенсер Хоз, миссис Харрингтон, и прошу меня извинить за грубое вторжение. Просто я был очень расстроен.

– Возможно, вы знаете что-нибудь об этом деле? – спросила мать. – Салли говорит, что мужчина искал какой-то дневник, что-то такое, что она могла использовать в статье для «Экспектейшнз».

–: Спенсер резко повернулся ко мне:

– Это как-то связано с тем, о чем говорила мне Джессика?

– Прошу прощения, – сказала сиделка, выглянув из-за занавески, – но здесь слишком много народу и шумно. Один человек может остаться, остальные на выход.

Мать наверняка думает, что это относится к кому угодно, но только не к ней.

– Мама, позволь мне поговорить со Спенсером всего одну минуту.

– Да-да, – сказала она, взяв Мака под руку. – Я буду рядом.

Когда все вышли, я сфокусировала взгляд на Спенсере.

– Верити дала мне дневник, который вела Касси.

– Где она его взяла?

– Возможно, стащила.

– Нет, – возразил он, нахмурившись.

– Ну хорошо, тогда скажи, как она его раздобыла. Вчера вечером я вернула его Касси. Она не знает, что он исчез, и абсолютно уверена, что никому его не давала.

– Это не похоже на Верити.

– Может, похоже на Корбетга?

– Да, – ответил он без колебаний.

– Тогда Верити хлопот не оберется. Устанет объяснять ему, почему статья не будет напечатана.

– Значит, ее не напечатают?

– Я все вернула ей, включая и деньги, которые успела потратить.

– Тебе удалось узнать что-то ужасное?

– Не совсем. Просто это очень личное.

– Тогда что может остановить Верити от того, чтобы, так или иначе, опубликовать статью?

– Попробуй догадаться, Ромео. Я пригрозила ей, что публично разоблачу собственный поступок.

– О Господи! – сказал он, отводя взгляд. – Салли, тебе не следует связываться с таким человеком, как Верити…

– Моя ошибка: спросила Верити, не боится ли она, что ее могут привлечь к суду за кражу. Если бы я сразу сказала ей, что вернула дневник Касси, ничего подобного со мной не случилось бы.

– Ты действительно думаешь, что она?…

– Спенсер, я знаю, что это она. И она больше не решится преследовать меня, потому что сейчас ты пойдешь и позвонишь ей. Расскажи ей все, что произошло. Но я хочу, чтобы ты потом вернулся.

Он не хотел этого делать, но я настояла.

Спенсер ушел, и в палату вошла мать с коробкой апельсинового сока, который, пыталась заставить меня выпить. Мы начали спорить, что мне можно, а что нельзя, и она ушла, чтобы посоветоваться с врачом. Оставшись одна, я откинулась на подушки и задремала. Когда открыла глаза, увидела Дага.

– Привет.

– Привет, – прошептал он. – Я все узнал в офисе. Как ты?

– Прекрасно. Как только меня выпишут, мама заберет меня домой.

– Я слышал. Она здесь. Хорошие же у тебя приятели в Нью-Йорке, – сказал он, осматривая мои ушибы.

– Не хуже, чем здесь, в Каслфорде.

– Так, значит, это правда? Я говорю о расследовании гибели твоего отца.

Я бы кивнула, если бы могла.

– Поговори с Бадди.

Мое сознание снова затуманилось. Эти таблетки сводили меня с ума.

– Думал, ты расплачешься, когда меня увидишь, – выпалил Даг. – Я люблю тебя, и ты мне нужна. Обычно так говорила ты, – добавил он, потупив взгляд.

– Не знаю, что тебе сказать, Даг.

– Хорошо. Просто я хотел убедиться, что ты жива и тебе обеспечен уход. Позвони, если что-нибудь понадобится. Увидимся через пять месяцев и две недели, – добавил он скороговоркой.

Я закрыла глаза, снова погружаясь в дремоту.

– Салли?

Я открыла глаза. Передо мной стоял Спенсер.

– Верити сказала, чтобы ты прислала ей копии фрагментов из твоей статьи. Она опубликует фотоэссе. Сказала, ты знаешь, о чем речь.

Я улыбнулась и погрузилась в сон.

Глава 46

– Мне бы хотелось знать, миссис Харрингтон, – сказал Бадди моей матери в субботу утром, – что вы помните о том вечере, когда погиб ваш муж.

Мать готовила приправу из зеленых помидоров, мы с Бадди и детективом из полицейского управления Каслфорда пили кофе за кухонным столом.

– Вы знаете, что тогда было наводнение, – начала мать. – Дамбу прорвало, и вся нижняя часть города оказалась на три фута под водой. Додж работал там пять или шесть дней кряду, таская вместе со всеми мешки с песком.

Бадди кивнул. Его отец тоже там был.

Держа в одной руке нож, а в другой помидор, мать стояла, глядя в окно.

– Вот почему все были застигнуты врасплох, когда вода подошла к школе. – Она сосредоточила на Бадди внимательный взгляд. – Наводнение школе не угрожало, но когда вода размыла берега на Джунипер-авеню и рухнул железнодорожный мост, река хлынула множеством речушек. А дождь лил и лил, канализационную систему прорвало, вода растеклась по улицам и, подойдя к школе, стала ее затоплять. Никто даже представить не мог, что такое возможно.

– Как папа узнал, что школу начало затапливать?

– Все в нижнем городе знали, что вода подбирается к школе. Додж был там. Когда пришел домой, то сказал, что обошел все вокруг и пока нет повода для беспокойства.

– И это было в тот день, когда произошел несчастный случай? – спросил Бадди.

Мать кивнула.

– Я запомнила, потому что в тот день готовила мясо. Додж любил бифштекс с картошкой. В этом дети на него похожи. В тот день я подала ему бифштекс, картофель и шпинат.

– И что случилось потом?

– Додж пытался дозвониться до Фила…

– Филипа О'Харна? – сказал Бадди.

– Да. Они с Доджем строили гимнастический зал вместе. Додж хотел поговорить с ним.

– Но не мот дозвониться.

– Не мог. Думаю, он просил Гизелу передать ему, чтобы Фил перезвонил. В тот день мы всей семьей были дома и не собирались никуда уходить.

– И что потом?

– Додж поужинал и поспал час-два. Помнится, было семь вечера, когда позвонил Фил, Я сразу разбудила Доджа, как он просил.

– Вы помните, о чем они говорили?

– Естественно. Фил сказал, что недавно вернулся из школы и его беспокоит гимнастический зал. Вода размывает фундамент. Додж был удивлен и без конца повторял; «Но мы же ставили под него опоры, помнишь? Я сам их конструировал, после того как старый бассейн дал течь». Фил паниковал и говорил, что одна из стен может обрушиться.

– И что же дальше?

– Повесив трубку, Додж был вне себя. Не мог поверить, что меньше чем за три часа, как он был в школе, гимнастический зал мог прийти в такое состояние. Он схватил инструмент и сказал, что собирается проверить все сам. Я волновалась и не хотела его отпускать, потому что к тому времени вся площадь оказалась под водой, повсюду плавали деревья, столбы с проводами. Я была напугана до смерти.

У меня была простуда, и я помню ту ночь по-своему.

– И он ушел, – подсказал Бадди..

– И он ушел, – как эхо повторила мать, глядя застывшим взглядом на раковину. Она положила на стол нож и помидор и уставилась на них с таким видом, будто они должны были прийти в движение от ее взгляда.

– Он пошел туда один?

– Отсюда ушел один.

– Собирался ли по дороге взять с собой кого-то?

– Не знаю.

– Не собирался заходить за Филипом О'Харном?

– Не думаю. Додж хотел проверить все сам.

Что-то в ее тоне привлекло наше внимание.

– Он хотел проверить все сам, – сказал Бадди. – Потому что не доверял Филипу О'Харну?

– Да, – ответила мать. – Додж сказал, эта стена никоим образом не обрушится.

– А после этого вы говорили с мужем?

– Нет, – быстро ответила она, словно стараясь не думать об этом. – В одиннадцать – по телевизору передавали новости – ко мне приехали начальник полицейского управления и начальник пожарной части, чтобы принести соболезнования и рассказать о случившемся.

Я помню вой матери, когда ей сообщили о смерти отца. Я помню, как выбежала из своей комнаты и, стоя на лестнице, слышала, как начальник полиции сказал: «Разреши мне позвонить кому-нибудь, Бел, чтобы попросить посидеть с детьми». Я не знала еще, что отец погиб, и не могла понять, что происходит. Я вернулась обратно в постель. Мать рассказала нам о папе лишь после того, как мы с Робом позавтракали. Только годы спустя она сказала нам, что не хотела, чтобы мы тогда весь день оставались голодными.

– Может, присядете, миссис Харрингтон? – обратился Бадди.

Мать села; ее лицо под загаром было бледным.

– Здесь что-то кроется, ведь так, Бадди? Это как-то связано с тем обломком, что нашла Салли?

– Да, связано.

– Мама, – сказала я с нежностью, дотрагиваясь до ее руки, – федеральная лаборатория исследовала тот обломок и обнаружила свидетельства взрыва – того, что обычно используют для сноса зданий. И испытания доказали, что заряд был заложен в основание северо-восточной опоры.

– Той стены, которая рухнула. – Она сказала это тоном ребенка, заучившего урок и повторяющего его, не понимая смысла.

– Бадди считает, что кто-то, возможно, подложил разрушительный заряд в ту ночь, когда папа был там. Умышленно.

Наши взгляды встретились, и все ее тело сжалось. Она повернулась к Бадди.

– Кто-то убил Доджа?

Я приказала себе не раскрывать рта. Сейчас это важно.

– Лаборатория также обнаружила, – спокойно продолжил Бадди, не ответив на ее вопрос, – что арматура в этом обломке имеет дефекты, миссис Харрингтон. Сначала они подумали, что это явилось результатом взрыва, но сейчас известно наверняка, что эти дефекты возникли на стадии изготовления.

Мать повернула голову, словно хотела получше расслышать.

– Стальной прут, использованный в строительстве гимнастического зала, имел дефекты, мама. И брак, полученный на заводе-изготовителе, никогда не должен был покидать складу, на котором хранился.

Ее голова медленно повернулась ко мне.

– Тогда почему же?…

– Они думают, что мистер О'Харн скупил брак, чтобы сэкономить деньги на строительстве. Он собирался осуществить массу проектов и был завален заказами.

– Твой отец никогда бы не допустил этого, – сказала она мне.

– Знаю. – Я погладила ее по руке. – Никто и не думает, что он мог это сделать.

Она кивнула, внезапно чего-то испугавшись.

– Джонни-Бой положил этот обломок на мое крыльцо, мама. Он хотел, чтобы мы узнали правду.

– Где он его взял?

– Там, где он был спрятан его братом двадцать один год назад.

– Тони Мейерзом? – Мать покачала головой. – Но зачем?

– Думаю, миссис Харрингтон, – сказал Бадди, – Тони Мейерз шантажировал Филипа О'Харна.

Мать медленно поднялась; ее лицо горело. Я встала вместе с ней, готовая подхватить ее, если она упадет в обморок.

– Хотите сказать, что Фил убил Доджа?

– Наверняка этого не знаем, – сказала я, придвигаясь ближе, чтобы обнять ее. – Вот почему мы затеяли весь этот разговор, мама. Ты единственная, кто все помнит.

Я усадила ее на стул и пошла в гостиную, чтобы налить ей немного бренди.

– Сейчас мы знаем, миссис Харрингтон, что несколько лет назад Филип О'Харн пристроил Тони Мейерза в контору по обработке отходов на Лонг-Айленде. И мы знаем, что Тони месяц назад позвонил своему брату Джонни-Бою во Флориду, чтобы сказать, что он в опасности. Его книги, в которых он делал записи по своим операциям, были в беспорядке, и он боялся