Book: Китайская разведка



Китайская разведка
Китайская разведка

Олег Николаевич Глазунов

Китайская разведка

Только сейчас мы начали рассматривать шпионскую деятельность красного Китая как серьезную угрозу безопасности Соединенных Штатов. Надо полагать, что в ближайшие годы китайский шпионаж превратится в устрашающую реальность для Запада, каким он уже стал в Азии и на Тихом океане.

Аллен Даллес, директор ЦРУ

Пролог

Нидерланды, конец 60-х…

В восемь часов вечера из дома, расположенного в пригороде Амстердама, вышел черноволосый мужчина средних лет, азиатской наружности, телосложением суховат, если не сказать тощ, однако в его фигуре и движениях чувствовалась какая-то внутренняя сила, присущая только сильным, волевым личностям. Несмотря на то что вечер был теплый, он плотно застегнул куртку и поднял воротник. Незнакомец немного постоял на крыльце дома, затем достал пачку сигарет и зажигалку; прикуривая, он внимательно оглядел улицу. Не заметив ничего подозрительного, азиат быстро сбежал по ступенькам крыльца и пошел вниз по улице, иногда осторожно оглядываясь по сторонам, как бы желая убедиться, не следует ли кто за ним. Пройдя несколько кварталов, он свернул в боковую улочку и остановился в тени телефонной будки и снова огляделся вокруг. На языке разведчиков он профессионально «проверялся», определяя, нет ли за ним слежки.

Не заметив никого поблизости, он устремился к американскому посольству.

Войдя в посольство, он обратился к дежурному сотруднику:

— Меня зовут Ляо Шухе. Я корреспондент Синьхуа. Мне необходимо сейчас же поговорить с кем-либо из здешних руководителей американской разведслужбы.

Хотя голос его был спокойным и говорил он неторопливо, но сотрудник посольства заметил, что Шухе внутренне напряжен и чувствует себя неуверенно, но старается скрыть волнение.

— Почему именно с руководителем разведслужбы? — спросил удивленно дежурный.

— У меня очень деликатное дело, касающееся разведки…

Дежурный на мгновение заколебался.

— Пойдемте со мной, — сказал он, провел Шухе в специальную «заявительскую» комнату и, уходя, добавил: — Я разыщу нужного вам человека, но на это потребуется примерно полчаса. Располагайтесь здесь.

Тут же появились два морских пехотинца. Они закрыли дверь изнутри и расположились рядом с Шухе. Один из них спросил, не принести ли ему чего-нибудь поесть или выпить. Китаец отрицательно замотал головой.

Не прошло и получаса, как появился высокий седеющий американец аристократической внешности. Морские пехотинцы вышли из комнаты и заняли пост снаружи у двери.

— Добрый вечер! Чем могу быть полезным? — приветливо сказал американец.

— Надеюсь, дело не покажется вам особенно сложным. Но первым долгом я хотел бы узнать, с кем говорю. Прошу прощения, но могу ли я быть уверен, что вы — сотрудник разведки?

Американец вынул бумажник и показал служебное удостоверение.

— Спасибо, — облегченно вздохнув, промолвил Шухе. — Дело в том, что я резидент китайской разведки в Западной Европе и я прошу политического убежища в США.

Американский резидент был ошарашен. Занятый борьбой с «главным противником» — агентами КГБ, он никогда не слышал о китайской разведке. Для него это было что-то далекое, находящееся где-то на Востоке, но никак не в далеких, тихих и спокойных Нидерландах. Он нажал потайную кнопку и включил магнитофон, скрытый в книжном шкафу у него за спиной.

— Чем вы можете подтвердить свои слова? — начал американец.

— Можете мне не верить, это ваше дело, — сухо ответил Шухе. — Я не располагаю документами, да и временем тоже. Мне угрожает, как вы понимаете, серьезная опасность, и с каждой минутой она растет. Я хорошо знаю, как может работать наша разведка. Вы, наверное, помните, как три года назад из госпиталя в Голландии бесследно пропал китаец, причем доставлен он был туда с травмой позвоночника и переломанными ногами.

Американец наморщил лоб. Что-то подобное он как-то слышал.

— Да, конечно. Об этом писали в газетах. Что-то про месть «Триады». — американец улыбнулся. — Насколько я помню, его так и не нашли.

— Он был нашим разведчиком и пытался перебежать на Запад. Поэтому его сначала выкрали из госпиталя, а затем ликвидировали по моему приказу.

Резидент ЦРУ начал лихорадочно делать пометки в своем блокноте с обложкой из серой кожи.

— Я могу много чего рассказать о своей работе в Европе, — продолжал Шухе. — Но только если вы меня тот час переправите в США.

— Так, — объявил американец. — Такие вещи происходят не каждый день. Я должен доложить своему начальнику и самому послу, а затем придется запросить Вашингтон. Мы должны действовать наверняка. Так что попытайтесь облегчить мою задачу. Как фамилия вашего руководителя? Какие цели поставлены перед вами?

Шухе ответил. И рассказал очень много о работе китайской разведки в Европе. Американцу, который никогда не слышал о разведчиках Поднебесной, оставалось лишь только изумляться, как быстро Китай создал в Европе такую шпионскую организацию, которая по своим размерам и масштабам деятельности с самого начала превосходила всю шпионскую службу любой другой страны. Это было только начало.

Введение

Китай находится в состоянии войны с США. Пока еще только «холодной». Об этом еще в 1992 году открыто заявил тогдашний лидер КНР Дэн Сяопин. По его словам, «новая холодная война» между Китаем и США уже началась. К этому можно добавить: «новая холодная война» находится в полном разгаре. Пекин непрерывно и внимательно следит за переменами в развитии международной обстановки, которые могут оказать влияние на безопасность Китая. И китайцы понимают то, что их основным геополитическим конкурентом в наступившем веке будет США. Но КНР не хочет признавать американского господства. Поэтому противостояние неизбежно. В то же время не исключен переход «холодной» войны в «горячую». Причин для войны достаточно. Декан факультета оборонных исследований Университета национальной обороны Народно-освободительной армии КНР (НОАК) генерал-майор Чжу Чэнху на пресс-конференции для иностранных журналистов произнес слова, которые произвели эффект разорвавшейся бомбы. «Военное вмешательство Вашингтона в конфликт вокруг Тайваня может привести к ядерной войне между Китаем и США». Впрочем, Чжу Чэнху отметил, что вероятность войны между США и Китаем крайне невелика. Это вполне объяснимо. Сейчас китайские военные не могут тягаться с американскими. Однако важно помнить, что американская военная мощь основана на превосходстве американской экономики. В тот день, когда у Китая будет больше денег, чем у других стран, он будет располагать и лучшей военной системой.

Последние годы китайская экономика под руководством Коммунистической партии КНР развивалась стремительно. Этому способствовали важные политические решения, принятые китайскими властями. Так, совсем недавно на закрытом пятом пленуме ЦК КПК были приняты ключевые для развития Китая решения, в первую очередь по проекту 11-й пятилетки, и определился экономический курс КНР на несколько лет вперед. Из сообщений китайского агентства Синьхуа явствует, что предложенный пленуму план экономического развития имеет «поворотное» значение для Китая и КПК. В связи с тем, в частности, что за основу плана взята новая — «научная» — концепция развития страны. Лидеры КНР определенно нацелились на изменение экономического курса Китая. По статистическим данным, которые по случаю пленума приводят китайские СМИ, в течение периода с 1978 по 2004 год ВВП КНР рос в среднем на 9,4 % в год. В современном мире Китай занимает четвертое место по совокупной экономической мощи и третье — по объему торговли.

Как известно, китайский план экономического развития был основан на идеях Дэн Сяопина. Эта стратегия, известная как «программа Дэн Сяопина» или «программа четырех модернизаций», заключалась в построении в Китае нового общества по формуле «рыночная экономика» плюс «социалистическая система управления», с постепенным и поэтапным переходом к построению «планового капитализма». В перспективе «социалистическими» останутся военно-промышленный комплекс, энергетика, транспорт и некоторые другие важные секторы экономики, управляя которыми можно контролировать ситуацию в стране в целом. Все остальное будет отдано на откуп рынку.

По прогнозам зарубежных экспертов, экономические перспективы Китая таковы. За ближайшие 20 лет ВВП КНР может увеличиться в четыре раза. При этом масштабы китайской экономики впечатляют: согласно большинству исследований ВВП Китая в денежном выражении в 2005 году превысил 1,2 трлн. долларов. Страна стабильно демонстрирует экономический рост на 7–8 % в год, и это не предел. Недавно специалисты инвестиционного банка «Морган Стенли» подсчитали, что сегодня на долю КНР приходится 4 процента мировой экономики, оцениваемой в 32 трлн. долларов, и что в ближайшее время Китай станет четвертым по значению двигателем мировой экономики после США, Японии и Германии. В ближайшие пять лет Китай намерен увеличивать общий объем импорта и экспорта до 650 млрд. долларов.

Что касается военной мощи, то здесь ситуация немножко другая. Недавно агентство Washington ProFile сообщило, что исследовательская корпорация RAND, известная своей близостью к американским разведывательным и военным кругам, проанализировала номинальную мощь держав мира. Оценка производилась по трем признакам: первое — наличие ресурсов и возможностей, которыми обладает та или иная страна; второе — насколько успешно государство использует эти ресурсы в процессе внутреннего управления и регулирования; третье — насколько успешно государство использует свои возможности на международной арене. Совокупная мощь всех государств мира составляет 100 процентов.

Согласно выводам RAND, на сегодняшний день на долю США приходится 20 процентов, на долю Европейского Союза (оценивался как единое целое) и Китая — по 14 процентов, Индии — 9, Японии — 3, России, Бразилии и Южной Кореи — по 2 процента. По прогнозу RAND, к 2015 году США достигнут пика своей мощи, после чего начнется процесс ее уменьшения. Европейский Союз к этому времени утратит значительную долю своей мощи, а Китай и Индия — усилят. Мощь других государств не претерпит особых изменений.

Сегодня Китай выделяет огромные денежные средства на создание мощной военной машины, подготовку солдат и офицеров. Китайские вооруженные силы уже располагают превосходной техникой, которая подошла очень близко к американскому стандарту. Стремительный экономический рост Китая позволяет ему наращивать свою военную мощь. Американские военные аналитики опасаются, что в недалеком будущем вооруженные силы Китая будут расширены настолько, что он вполне будет способен захватить и Соединенные Штаты.

Совсем недавно глава Пентагона Дональд Рамсфелд, выступая на конференции министров обороны стран Азии в Сингапуре, заявил, что, по его данным, Китай тратит на наращивание военного потенциала гораздо больше, чем официально объявляет. По некоторым расчетам, речь может идти не о 30 млрд. (официально заявленный военный бюджет КНР), а о 40–45 млрд. долларов ежегодно: финансирование разработок новейших видов вооружений проходит по другим, закрытым, статьям бюджета. По другим оценкам, Китай тратит на модернизацию и развитие своих вооруженных сил 65 млрд долларов в год, уступая только США. В течение последних 14 лет расходы Китая на вооружение повышаются на процент с двузначным числом. В 1994 году военный бюджет Китая примерно равен военному бюджету Тайваня, а сейчас превышает его уже в три раза.

Это приводит к тому, что Китай быстро сокращает известное до недавнего времени отставание в оборонной сфере от своих соседей по региону — России, Японии, Южной Кореи, Индии, а также Тайваня.

Но события, связанные с операцией «Буря в пустыне», в ходе которой впервые после вьетнамской войны в широких масштабах в реальной боевой обстановке было продемонстрировано Китаю преимущество новых военных технологий, а также бомбардировка китайского посольства в Белграде, явились для Китая жесткими показательными уроками. Оказалось, что Запад может нанести поражение или разрушительный удар по противнику, даже не направляя свои сухопутные силы на его территорию.

Сказать, что Китай был потрясен, значит не сказать ничего. Сознание собственного отставания в развитии военной мысли, технологий и конкретных видов вооружений, несмотря на наличие небольшого количества, как утверждают зарубежные военные эксперты, межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками, вынудило Китай задуматься о путях выхода из создавшейся ситуации.

В результате было принято важное для развития оборонной мощи Китая решение. Оно основывалось на принципиально новых способах и методах добывания финансовых ресурсов и передовых технологий. В которых именно МГБ КНР, с ее разветвленной шпионской сетью, отводится роль важнейшего инструмента добывания различных сверхсовременных научных технологий, направленных на преодоление военно-технического отставания. Насколько правильным и эффективным оказалось данное решение, видно по результатам, достигнутым Китаем за последнее десятилетие в политической, финансово-экономической, научно-технической и военной сферах. Сегодня Китай преодолевает свою военную отсталость, активно внедряя новые технологии, которые добывает различными способами, в том числе путем шпионажа в более развитых странах Европы и Америки.

За короткое время китайский шпионаж буквально охватил всю территорию земного шара. Во всех странах Европы, на Ближнем Востоке, в Северной Африке и в районах, омываемых Атлантическим океаном, небольшие ячейки китайских агентов, замыкающихся на посольского резидента или действующих автономно, добывали политическую информацию, научные и военные секреты, вели вербовочную работу и т. д. Едва ли кто может сегодня подсчитать численность обширной армии тайных слуг Поднебесной.

По своей форме китайский тотальный шпионаж — это уникальная программа разведывательной деятельности, которая может показаться совсем фантастической, если учесть, что она возникла всего за каких-то десять-пятнадцать лет.

Именно работе разведчиков и контрразведчиков Министерства государственной безопасности (МГБ) и Министерства общественной безопасности (МОБ) КНР посвящена эта книга. В ней вы узнаете способы и методы работы китайских спецслужб во всех частях света, начиная с Америки и заканчивая Африкой и Ближним Востоком. История тайной войны китайских спецслужб лишь недавно стала привлекать внимание серьезных исследователей, и она еще полна загадок и белых пятен. Материалы для книги извлечены из многочисленных источников и специальных исследований.



Глава 1

История спецслужб коммунистического Китая

Внешние разведки Китая и России являются одними из наиболее агрессивных в сборе разведданных по уязвимым и охраняемым целям в США.

Директор Национальной разведки США адмирал Майкл Макконнелл

Буквально до середины ХХ века Китай, некогда могучая и воинственная империя, находился в состоянии упадка и запустения. Постоянные гражданские войны, иностранные агрессии довели страну до экономической и политической катастрофы. Поднебесная была на грани распада. Китайские генералы, особенно на севере страны, создали для себя автономные уделы и ввязались в гражданскую войну. Но время хаоса и безвластия закончилось после Второй мировой войны.

В 1949 году, немногим более чем через четверть века после своего рождения, Коммунистическая партия Китая (КПК) овладела древней столицей государства — Пекином. К осени 1949 года китайские коммунисты установили свою власть на всей территории страны. Начался новый этап в истории Китая — была провозглашена Китайская Народная Республика. Побежденный Гоминьдан во главе с Чан Кайши был вытеснен на остров Тайвань.

Победа китайских коммунистов создала проблемы как для американцев, так и для всего западного мира. В последние месяцы 1949-го и в первой половине 1950 года американцы делали шаги к дипломатическому признанию нового режима, но возможные переговоры в этом направлении были сначала приостановлены в связи с арестом американского генерального консула в Мукдене и заключением его и четырех его коллег под стражу в конце 1949 года, а затем стали невозможны из-за войны в Корее. Озлобленные провалом своей политики в Китае, Соединенные Штаты и их союзники усилили свою тайную войну против КНР. В результате их действий на территории Китая организовываются беспорядки, устраиваются диверсии на промышленных и военных объектах, совершают акты террора. В целях ликвидации в стране всякого рода диверсантов, шпионов и внутренней оппозиции, были созданы органы государственной безопасности КНР. Только с весны 1950 года и по 1 января 1951 года ими было арестовано более 20 тысяч агентов иностранных разведок и диверсантов.

* * *

История разведывательных служб КНР ведет свое начало с 1928 года, когда при Коммунистической партии Китая была создана партийная разведка — Особый комитет ЦК КПК, по типу советского ОГПУ В его функции входили охрана партии и ее руководящих органов, разведывательная, диверсионная и информационная работа. При комитете был создан Особый отдел, отвечающий за безопасность руководства ЦК партии. Создателем и первым руководителем Особого комитета был Чжоу Эньлай. Затем работой спецслужб коммунистического Китая руководил «китайский Берия» Кан Шэн.

Особый отдел ЦК КПК состоял из четырех секторов. Первый сектор осуществлял общее руководство и координировал деятельность остальных секторов. Второй сектор занимался сбором информации и разведывательной деятельностью внутри Гоминьдана. Он внедрял агентуру в гоминьдановские структуры. Одно время Второй сектор был разделен на две части: военная разведка и политическая разведка. Третий сектор руководил действиями специального отряда по защите подпольных организаций и их кадров, а также карал провокаторов и предателей. Четвертый сектор занимался связью и передачей информации.

В конце 1939 г. НКВД СССР и ГРУ начали создавать разведывательную сеть в Китае. Так, на территории Яньани был организован отбор и обучение китайцев разведывательной и контрразведывательной деятельности. Открылась секретная разведывательная школа под названием «Институт Восточного Мюнхена». Эта совершенно секретная школа находилась на окраине города Яньани, в финиковом саду, где слушатели и преподаватели жили в десятках пещер. В разведшколе должны были учиться около года. Каждый курс состоял примерно из трехсот слушателей, имена которых были строго засекречены. Слушатели тщательно отбирались КПК в Китае и руководством Коминтерна в Москве.

Именно эти люди вели диверсионную работу против японцев и чанкайшистов, занимались ликвидацией вражеской агентуры, а заодно проводили чистки в компартии, устраняя в ней просоветски настроенных коммунистов, сотрудников Коминтерна, а также любых критиков политики Мао Цзэдуна. В районах, контролируемых компартией КНР жестокие пытки, убийства и похищения были обычным делом. Даже советники из МГБ СССР были потрясены работой коммунистических спецслужб.

Чжан Вэньтянь писал, что «в целом ряде районов красный террор превратился в беспорядочные убийства, так как «екоторые товарищи считают, что «убивать по ошибке одного или двух — не беда», или же «чем больше убьем, тем лучше». Однако ни один человек не решился исправить эти ошибки; даже ответственные организации, видя самоуправство, не вмешивались. Все боялись обвинения в случае вмешательства в правом оппортунизме или в соглашательстве по отношению к помещикам и капиталистам». Так, в одну ночь люди Кан Шэна истребили весь «оппортунистический» обком в Цзянси. В другом случае, в уезде Лундун за две недели была обнаружена и уничтожена «целая организация» чанкайшистов из 200 с лишним человек. Затем сотрудники Особого отдела попытались отравить конкурировавшего с Мао за власть в партии Ван Мана. На совести Кан Шэна похищение известного коммуниста Гао Гана. Таким бесконечным чисткам в ведомстве Кан Шэна придумали особое название — «Чжен-Фын».

После образования Китайской Народной Республики на основе партийной разведки было создано Министерство общественной безопасности (МОБ), Отдел по социальным вопросам — внешняя разведка (Шэхуэйбу) под началом Кан Шэна и Военная разведка (Цин Баобу) под началом Чжоу Энлая.

В середине 50-х Отдел по социальным вопросам был переименован в Бюро расследований Центрального Комитета (Чжунюн Дяочабу). Затем в начале 80-х на базе Чжунюн Дяочабу организовывается Министерство государственной безопасности (МГБ), которое берет на себя функции внешней разведки. Его также возглавлял Кан Шэн, после него Цзяо Ши (впоследствии глава парламента КНР), Чан Чеминь и другие китайские разведчики. Кроме того, был создан единый, координирующий все эти службы орган, подчинялся лично Мао Цзэдуну и назывался в латинском написании ЦЕЛД (Центральный контроль безопасности и внешних связей).

Для защиты наиболее важных учреждений ЦК КПК и районов, где жили руководители КПК, была создана специальная воинская часть № 8341. Она подчинялась непосредственно Военному совету ЦК КПК. Отбор в это подразделение был очень жесткий, к кандидатам предъявлялись самые суровые требования. Говорят, что на первых порах Мао Цзэдун лично отбирал претендентов. Это была самая надежная часть НОАК.

Советниками новых спецслужб стали офицеры из КГБ СССР. Но китайские разведчики будут держать своих коллег с Лубянки на почтительном расстоянии, лишь косвенным образом посвящая их в свои операции. Вскоре спецслужбы Китая освободилась из-под опеки «старшего» брата.

В годы «культурной революции», различных «больших скачков» и всевозможных перегибов именно на МГБ и МОБ были возложены репрессивные функции. Сотни тысяч коммунистов, интеллигенции и просто граждан КНР, недовольных политикой Мао Цзэдуна, были уничтожены или заключены в тюрьмы и трудовые лагеря. В этот период сотрудниками МОБ и МГБ КНР были уничтожены оппоненты Мао коммунисты Гао Ган, Жао Шуши и Лю Шаоци; отравлен престарелый император Пуи. Была создана спецгруппа по делу Дэн Сяопина. Опубликовано довольно много материалов о пытках и зверствах, которые чинили сотрудники китайских спецслужб. Невозможно подсчитать со сколькими невинными людьми там расправились, скольких замучили и искалечили по указке сверху во время допросов под пытками. Писатель Виктор Усов приводит эпизод, когда один из преподавателей Пекинского университета, не выдержав оскорблений и унижений, жестокого обращения и пыток, решил, что лучше умереть, чем так жить, и в конце концов после первой неудачной попытки самоубийства совершил вторую, оказавшуюся также неудачной, а затем третью и четвертую попытки; он бросался вниз с крыши здания, отрубил себе кисть руки, пытался убить себя электрическим током. Как надо было довести человека, чтобы он пошел на все это!

Пик активизации спецслужб КНР пришелся на 60–70-е годы, когда их руководителем был Хуа Гофэн. Спецслужбы Китая обвинялись в уничтожении перебежчиков из своей разведки и диссидентов в стране и за рубежом. В СМИ просочилась информация, что МОБ причастно ко взрыву самолета с семьей министра обороны Китая Линь Бяо, пытавшегося организовать заговор генералов против Мао Цзэдуна и Чжоу Энлая. В то же время, перебежавший на Запад офицер МГБ Яо Минли утверждал, что после ликвидации армейского заговора «Нефритовая башня» МГБ расстреляло Линь Бяо и его соратников на их вилле в Пекине, а в самолете погиб только пытавшийся бежать в СССР сын Линь Бяо — Линь Лаго. В этот период в ходе специальных операций китайскими спецслужбами были уничтожены несколько тибетских и уйгурских национальных лидеров. Сам Хуа Гофэн после смерти Мао пытался захватить власть, примкнув к «банде четырех». Но был арестован по приказу Дэн Сяопина и умер в заключении. По другим сведениям был убит в тюрьме.

На сегодняшний день разведслужбы КНР состоят из трех основных структур: Министерства общественной безопасности (МОБ), Министерства государственной безопасности (МГБ) и Разведслужбы Народно-освободительной армии КНР. Впрочем, несмотря на то что официальным разведорганом Китая является Министерство государственной безопасности, шпионской деятельностью, кроме него, занимается огромное количество других государственных организаций, каждая из которых выполняет свой объем разведывательной деятельности. Но основными являются МГБ и МОБ.

Министерство общественной безопасности (МОБ) КНР расположено в Пекине, на улице Дунчанань, 14. Первоначально его возглавил начальник личной охраны Мао, Ван Дунсин. Затем долгое время министром общественной безопасности был, как сказано выше, известный член «банды четырех» Хуа Гофэн. Именно МОБ КНР осуществляет контрразведывательные мероприятия и функции политического сыска, а также занимается разработкой уголовных и политических преступлений. В ее задачи входит выявление и пресечение террористических акций, подрывной деятельности иностранных спецслужб, борьба с диссидентами и различными сектами, типа «Фалуньгун».

По свидетельству экспертов, МОБ КНР жестко и достаточно эффективно контролирует ситуацию внутри страны. Благодаря принятым эффективным мерам МОБ смогло взять под контроль организованную преступность. Созданная система тотального сыска позволяет держать под непрестанным наблюдением все слои общества, в том числе политически неблагонадежную часть населения.

По утверждению агентства «Славянский мир», «каждый иностранец, приезжающий в страну на относительно длительный срок, находится под постоянным агентурным, наружным и техническим наблюдением (практически во всех номерах гостиниц для иностранцев имеются скрытые видеокамеры, фиксирующие происходящее внутри). Значительная часть городского населения, занятого в различных сферах обслуживания, является платными агентами МОБ. Служба в полиции считается престижной, сотрудники полиции действуют решительно, в том числе и по отношению к иностранцам».

В ходе борьбы с диссидентами и инакомыслием МОБ практикует различные методы. Например, создание нелегальных антиправительственных организаций, куда, как мотыльки на огонь, слетаются потенциальные заговорщики и диссиденты. Нелишне отметить, что благодаря работе МОБ и МГБ КНР значительная часть средств, направлявшаяся ЦРУ США для финансирования антиправительственных организаций в Китае, попала в «карман» китайских спецслужб; другими словами, ЦРУ оказало материальную помощь МОБ КНР.

В неспокойных национальных районах Китая, таких как Синьцзян-Уйгурский автономный округе или Тибет, МОБ применяет целый комплекс оперативных мероприятий, в лучших традициях советского КГБ. Среди них создание подконтрольных МОБ националистических организаций, которые действуют от имени уйгурских повстанцев; подкуп местных авторитетов; стравливание различных нацменьшинств между собой, жесткое подавление любых проявлений открытого недовольства. МОБ уже добилось того, что повстанческое движение в Синьцзяне сошло на нет.

Для проведения особо секретных операций в МОБ существует элитный спецназ «Черные береты». Так же в системе общественной безопасности существует специальное антитеррористическое подразделение «Восток», дислоцированное рядом с Пекинским аэропортом, полное название которого — «Антитеррористическое подразделение милиции особого назначения № 722 МОБ Института подготовки бойцов специального назначения». Сам Институт основан в 1983 году. За 24 года его существования он выпустил более тысячи человек, большинство из которых стали инструкторами спецназа. О степени подготовки может свидетельствовать тот факт, что за все это время диплом с отличием получили только три выпускника.

Таким образом, разумная и жесткая организация работы МОБ КНР позволяет китайскому руководству поддерживать внутреннюю стабильность в Поднебесной, в период жизненно важных для империи политических и экономических реформ. В 1989 г. сотрудники МОБ играли первую скрипку в жестоком подавлении волнений молодежи и кровавой бойне на площади Тяньаньмэнь.

В 1983 году в КНР создается новая спецслужба, МГБ (Гоаньбу). Численность ее сотрудников превышает 300 тысяч человек. Служба в госбезопасности считается одной из самых престижных и высокооплачиваемых в Китае. МГБ располагает подготовленными кадрами, хорошо оснащено новейшими техническими средствами из США, Японии и Европы. Именно на МГБ КНР возлагаются задачи добычи новых технологий, притока огромных финансовых средств в экономику КНР. Причем экономический и научный шпионаж является приоритетным. Сотрудники госбезопасности занимаются укреплением позиций Китая во всех важных для страны регионах мира. В целях успешного выполнения возложенных на него задач, МГБ КНР разработало совершенно новые и достаточно эффективные методы работы. Более того, для проведения особо важных мероприятий, как за рубежом, так и внутри страны, при МГБ были созданы свои военные части «народной стражи» и диверсионная команда Цзюй № 5.

Кроме этого, в системе китайских спецслужб имеются также особые подразделения, о которых практически ничего не известно, есть только отдельная отрывочная информация. Например, подразделения антитеррора «Пантера» и «Снежный волк». Это элита спецназа, лучшие из лучших, поступающие проходят жесткий отбор и многоуровневую подготовку. После нее они способны выполнять любые задачи, поставленные руководством Китая.

Именно в недрах МГБ КНР была разработана стратегия, основанная на работе с агентурой внутри китайской диаспоры по всему миру. Эта стратегия принесла китайской разведке лавры третьей по силе в мире. Через многомиллионные китайские общины китайская разведка проникла в государственный аппарат и правоохранительные органы многих стран и имеет возможность влиять на принимаемые решения. Так, по данным экспертов, МГБ КНР контролирует многие отрасли легального и нелегального бизнеса в странах ЮВА и основные информационные и финансовые потоки. Значительное количество газет, теле- и радиоканалов приобретены агентами и офицерами китайской разведки через подставные фирмы. Посредством контролируемых СМИ, китайским МГБ осуществляется активное формирование общественного мнения в регионе в выгодном руководству КНР русле.

МГБ КНР установило партнерские отношения со спецслужбами Германии, Ирана, Франции, Кубы и Израиля. Китайская разведка в своих операциях в арабских странах координирует усилия и опирается на поддержку израильской разведки «Моссад» и иранской разведки МИТ.

Так, несколько подразделений китайского элитного Бюро специальных услуг (БСУ) проходило учения на территории одной из израильских секретных военных баз. КНР предоставил особые полномочия базам «Моссада», расположенным в Турпане и Кашгаре (автономный округ Синьцзян), позволяющие им оценить деятельность исламских террористов в Китае.

Между спецслужбами КНР и «Моссада» подписано антитеррористическое соглашение, на условиях, что израильская секретная служба разместит в Китае свою базу сроком на 5 лет, а Китай, в свою очередь, будет приобретать оборудование для разведывательной службы под контролем Израиля.

МГБ КНР и немецкая БНД обменялись официально аккредитованными резидентами, успешно налаживают совместную деятельность, прежде всего в азиатском регионе. Резидентурам БНД разрешена совместная работа с резидентурами МГБ КНР в государствах Южной и Восточной Азии.



Сотрудники китайской разведки проходят обучение в центре БНД в Пуллахе. По аналогичному пути идет и французская разведка. Одним из важных направлений приложения совместных усилий спецслужб Китая и Германии является работа в странах Центральной Азии, в том числе в республиках бывшего СССР. Поскольку основными местами базирования мусульманских сепаратистов, занимающихся подрывной деятельностью в КНР, являются территории Киргизии и Казахстана, Китай не заинтересован в укреплении государственности этих республик как полюсов притяжения соответствующих нацменьшинств в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. Особый интерес представляет сотрудничество МГБ КНР с кубинской разведкой, которая имеет разветвленную агентурную сеть в юго-западных и западных штатах Америки и обменивается информацией с китайской разведкой, которая исторически закрепилась на восточном, тихоокеанском побережье США.

Отличительными чертами работы китайских спецслужб является глобальный, системный подход, массированное применение сил и средств на ключевых стратегических направлениях, отсутствие информационного уклона (разумное сочетание сбора и анализа информации с активным воздействием на политическую, финансовоэкономическую, социально-демографическую и военнотехническую ситуацию в регионах деятельности и долгосрочных интересов Китая), поддержание жесточайшей дисциплины в резидентурах, координация всей работы из единого центра, в котором сосредоточен основной системно-аналитический и разработческий потенциал, незаидеологизированное взаимодействие с силами, интересы которых на данном этапе совпадают с китайскими.

И все же в годы либеральных реформ Дэн Сяопина спецслужбы Китая несколько уменьшили свою агрессивную деятельность. Так, в 1994 г. МОБ под нажимом США выпустило из тюрьмы тайно похищенного гражданина Гонконга Гарри By. Дэн Сяопин и сменивший его новый председатель КНР Цзян Цземинь даже решились на некоторые реформы в тайных службах. По данным СМИ, только в 1998–1999 гг. за коррупцию и прикрытие криминальных бизнесменов арестовано несколько десятков офицеров МГБ и МОБ, включая заместителя начальника МОБ Ли Цзичжоу.

О тайной деятельности МГБ и МОБ много рассказали ушедшие на Запад китайские разведчики. Например, Ким Пекао рассказал о страшной системе пыток в МОБ и медицинских экспериментах на арестованных. Многое рассказали и арестованные в странах Европы и США китайские разведчики Цюнь Сесюй, Жень Менкао, Вин У и др.

От перебежчиков из КНР мир узнал о связях разведчиков Пекина с левыми террористическими движениями, особенно с маоистскими его фракциями. МГБ поддерживало партизан-маоистов Малайзии и Филиппин, «красных кхмеров» в Камбодже, «Сендеро Луминосо» в Перу и ряда африканских группировок.

* * *

Так исторически сложилось, что основными соперниками коммунистического Китая являются разведывательные службы США, Японии и Тайваня. Вот уже более пятидесяти лет спецслужбы КНР ведут ожесточенную борьбу против активной деятельности американской разведки. На сегодня можно сказать, что ЦРУ потерпело крупное поражение в схватке с органами безопасности КНР.

Первое поражение агентура ЦРУ понесла в начале 50-х годов. Так, с сентября 1950 и по май 1951 года спецслужбы КНР разгромили крупную шпионскую сеть ЦРУ. В состав этой организации входили шесть крупных американских шпионов: итальянец Антонио Рива — пекинский представитель компании «Джеймс Уолтер энд сан компани» в Тяньцзине; японец Роици Ямагуци — работник французского книжного магазина в Пекине; итальянский епископ Тарчишио Мартина — папский представитель в Пекине; Анри Ветш, директор французского книжного магазина в Пекине и др. Согласно данным контрразведчиков КНР эта шпионская группа получила задание организовать террористический акт на площади Тяньаньмэнь в праздничный день.

Органами общественной безопасности городов Порт-Артура и Дальнего была раскрыта шпионская группа под руководством американца Хью Френсиса Рэдмонда, она занималась собиранием разведывательной информации об оборонительных сооружениях военно-морских и военно-воздушных сил на Ляодунском полуострове, о военной промышленности в Северо-Восточном и Северном Китае.

Для переброски шпионов и диверсантов на территорию Китая было создано специальное авиационное соединение — 581-я авиационная бригада, которая находилась в непосредственном подчинении ЦРУ. Один из таких самолетов, при доставке американских агентов, был сбит на китайской территории. Причем трое американцев погибли, около десяти, спасшиеся на парашютах, были пойманы местными жителями.

В ходе другой успешной операции китайским контрразведчикам не только удалось взять американского агента, но и двух сотрудников ЦРУ — Джона Томаса Дауни и Ричарда Джорджа Фектора. Вот как это было.

Некий Ли Цзюньин, был заброшен на парашюте для сбора разведывательной информации. Чтобы подобрать его, поздним осенним вечером с сеульского аэродрома поднялся американский самолет с закрашенными опознавательными знаками. Через несколько часов пилот достиг указанного пункта, и, снизившись, стал делать сигнальные круги.

На земле уже давно поджидали этого момента два специальных агента ЦРУ — Джон Дауни и Ричард Фектор. Но органы безопасности КНР выследили Ли Цзюньина и решили не только взять его с поличным, но захватить и его американских друзей. Шпион знал, что его выследили, и надеялся лишь на то, что самолет примет его на борт, не приземляясь, с помощью специального приспособления. Но в тот момент, когда самолет делал последний заход, китайские средства ПВО сбили его. Пилот и штурман разбились, а Дауни и Фектор были пойманы.

По данным спецслужб КНР, только за период 1951–1954 гг. в КНР было заброшено на американских самолетах 230 специальных агентов. Все они были либо задержаны, либо погибли при задержании. Может, кому-нибудь и удалось закрепиться в Китае. Но это капля в море.

В 1958 году спецслужбы КНР раскрыли заговор ЦРУ с целью убийства Председателя Государственного совета Китая Чжоу Эньлая во время его визита в Бирму. Это был начальный период советско-китайских разногласий, и, вероятно, ЦРУ рассчитывало, что смерть Чжоу Эньлая намного обострит наметившийся конфликт. Чжоу Эньлай был весьма умеренным политиком, а потому являлся противником возможной конфронтации между СССР и Китаем. Из разведывательных источников стало известно, что ЦРУ намеривалось путем распространения ложной информации по своим каналам убедить Китай в том, что Чжоу Эньлай убит агентами КГБ. Исполнение акции возлагалось на бирманского агента ЦРУ, который по плану должен был подсыпать Чжоу Эньлаю яд в чашку с рисом во время официального обеда, устроенного в честь высокого китайского гостя. Яд подействовал бы через двое суток, и вскрытие не доказало бы его применения. Операция была отменена в самый последний момент.

Китайские спецслужбы не только ловили американских разведчиков, но и успешно внедряли свою агентуру в ЦРУ. Известно, что шпионы КНР успешно работали в посольстве США в Чунцине, в подразделении, занимающемся ведением психологической войны. Другой пример — дело разведчика Ларри У Тайчина, внедренного в ЦРУ. Он был разоблачен только в 1985 г., да и то лишь после измены другого разведчика, в свое время помогавшего У Тайчину проникнуть в американские разведорганы. Американская разведка явно недооценила опыт своего противника, прошедшего через горнило кровопролитной партизанской войны и революционного подполья.

Постепенно осознав, что противостояние с китайскими спецслужбами не имеет перспектив, правительство США в 1971 году решилось на тайные переговоры с руководством Китая, а в 1972 году американская резидентура разместилась под «крышей» посольства в Пекине.

В 1979 году резидент ЦРУ в Китае Дэвид Гриз организовывает своему шефу, адмиралу Тернеру несколько встреч с руководителями китайских разведслужб. Результатом этих переговоров явилось то, что научно-технологический отдел ЦРУ, руководимый Лесли Дирксом, построил две станции электронной разведки на севере Китая. Наведенные на СССР, они управлялись китайцами, обученными американцами. По непроверенным данным эти станции просуществовали десять лет до событий на площади Тяньаньмэнь.

В октябре 1983 года министр иностранных дел КНР, У Сецюань, посещает США, где он обсуждает детали совместных операций с директором ЦРУ Биллом Кейси: военную поддержку «красным кхмерам» (которым помогали спецслужбы КНР) и афганским моджахедам путем поставки американского оружия через Китай. Но в 1989 году пришел конец американо-китайскому сотрудничеству.

Это было связано с тем, что в том году ЦРУ предприняло попытку свергнуть коммунистический режим в КНР по схеме, успешно применявшейся против соцлагеря в Европе. Попытка провести «бархатную» революцию по европейскому образцу — создание демократических организаций, раскачивание ситуации с помощью агентуры влияния в высших государственных и партийных органах КНР — привела к большим финансовым затратам и закончилась полным провалом. По сведениям из официальных источников, во время студенческой демонстрации на площади Тяньаньмэнь число погибших составило 250 человек, реально же — около двух тысяч, кроме того, в ходе проведенных после подавления демонстрации обысков и арестов среди лидеров антиправительственных организаций спецслужбы КНР получили большое количество документов, доказывающих причастность США к этим событиям.

Спецслужбы Китая нанесли ЦРУ такое поражение, от которого оно не может оправиться и по сей день. Практически вся агентурная сеть американцев была разгромлена, многие были арестованы, остальные или эмигрировали, или ушли в глубокое подполье.

* * *

В 2004 году в КНР была издана «Белая книга об обороне КНР», в которой впервые открыто излагается доктрина госбезопасности. В книге сказано, что оборонная политика Китая исходит из коренных интересов государства, подчиняется и служит доктрине государственного развития и безопасности.

В «Белой книге» подвергается всестороннему анализу международная обстановка и указывается на множественные факторы непредсказуемых ситуаций, нестабильности и скрытых угроз для КНР. В частности, в книге приводятся 4 фактора, влияющих на безопасность Китая: во-первых, тайваньская проблема; во-вторых, техническое отставание в военной сфере; в-третьих, проблема экономической глобализации; в-четвертых, «многолетние противоречия между концепциями однополярности и многополярности мира».

В «Белой книге» подчеркивается необходимость использовать разнообразные способы нейтрализации как традиционных, так и нетрадиционных угроз безопасности для обеспечения всесторонней политической, экономической, военной и общественной безопасности страны.

Агентство Синьхуа сообщает, что «основными задачами обеспечения государственной безопасности являются недопущение раскола страны, содействие мирному воссоединению Родины, предотвращение и сопротивление агрессии, защита государственного суверенитета, территориальной целостности и морских прав и интересов; обеспечение всестороннего, гармоничного и долгосрочного социально-экономического развития и непрерывное наращивание совокупной государственной мощи; создание современной системы обороны, соответствующей реалиям Китая и тенденциям развития мировой военной сферы; гарантирование политических, экономических и культурных прав населения и борьба с преступностью; проведение самостоятельной и независимой мирной внешней политики и утверждение нового взгляда на безопасность, основанного на взаимодоверии, взаимной выгоде, равенстве и взаимодействии».

Глава 2

Стратегия и тактика спецслужб КНР

Бывают шпионы внутренние, шпионы обратные, шпионы жизни и шпионы смерти. И всеми руководит государь.

Сунь Цзы, древнекитайский военный теоретик

Китайская разведка быстро входит в клуб мировых шпионских держав, активно усваивая современные приемы ведения разведывательных войн. Так же, как и другие сверхдержавы, КНР проводит спецоперации по всему миру и жестко борется за зоны влияния. Сегодня с уверенностью можно сказать, что к началу XXI века китайский шпионаж охватил половину территории земного шара и в такой степени, что едва ли кто мог точно подсчитать численность обширной армии тайных слуг Поднебесной. Это была фантастическая программа шпионской деятельности, которая покажется еще более фантастической, если принять во внимание, как она расширилась примерно за какие-то десять-пятнадцать лет. Созданная параллельно и одновременно с разведывательными службами двух самых великих держав США и СССР, шпионская служба КНР низвела российский шпионаж до положения песчинки в пустыне, а шпионаж США — призрака, лишенного крови и плоти. И именно сейчас у спецслужб Поднебесной появилась реальная возможность выйти в безусловные лидеры.

История разведки Китая необыкновенна. В ней мы находим объяснения, почему китайский шпионаж приобретает все более и более угрожающий характер.

* * *

Специалисты по Китаю часто усматривают корни шпионской деятельности КНР не столько в официальной коммунистической идеологии, сколько в рецептах стратегов древности. Внешняя и внутренняя политика КНР ориентирована на поэтапность и целенаправленность при выполнении конкретных задач, что является наиболее характерным из поучений авторитетов прошлого.

Следует заметить, что шпионаж не являлся для Китая чем-то совершенно новым. Следы разведки Китая приведут исследователей в глубь тысячелетий. Еще в четырехсотых годах до нашей эры искусство разведки на Востоке в несколько раз превосходило то, что делалось в этой области в Египте или Древнем Вавилоне. Многое из опыта мастеров древнекитайского искусства шпионажа используется по сей день. И не случайно специалисты считают родиной первых теоретиков разведки Китай.

Хотя произведения по тактике шпионажа и разведки создавались на протяжении всей китайской истории, большинство древних трактатов погибло за минувшие века из-за войн и различных катаклизмов. Тем не менее древние материалы и такие ранние исторические сочинения, как «Шесть секретных учений Тай-гуна» и «Искусство войны» Сунь Цзы, содержат информацию о проведении разведывательных операций.

Многочисленные труды по военному искусству — малая часть которых дошла до нас — несомненно написаны в Древнем Китае, в начале периода «Борющихся Царств». Но на протяжении всей последующей китайской истории лидеры Поднебесной неуклонно следовали их принципам.

Для того, чтобы понять огромную ценность и непреходящее значение китайской военной классики, необходимо вкратце отметить несколько исторических фактов. Во-первых, как правило, военные сочинения не было разрешено держать в частных руках, их обычно хранили тайно. Например, обладание «Шестью секретными учениями» Тай-гуна грозило владельцу смертной казнью.

Во-вторых, почти все эти учения вначале передавались из поколения в поколение, часто в устной форме и всегда в строгой секретности. Наконец, они были записаны — на бамбуковых дощечках. И лишь в особых случаях выходили в свет.

Правительственные переписчики и чиновники собирали бамбуковые таблички и хранили их в императорской библиотеке. Помещенные в архив, они были доступны только небольшому числу высших чиновников и самому императору Китая. Даже членам императорской семьи мог быть закрыт доступ к сочинениям по военному искусству. Этим трудам приписывалась мистическая роль. Считалось, что обладавшие древними воинскими трактатами были непобедимы. Так, полководец Чжан Лян, сыгравший решающую роль в свержении тиранической династии Цинь и установлении Хань, вероятно, владел единственным экземпляром «Трех стратегий Хуан Шигуна», которые он сам изучал и приказал похоронить вместе с собой.

В современном мире существует примерно семь книг, известных в Европе: «Искусство войны» Сунь Цзы; «У-цзы»; «Методы Сыма» («Сыма фа»); «Вопросы и ответы танского Тай-цзуна и Ли Вэй-гуна»; «Вэй Ляо-цзы»; «Три стратегии Хуан Шигуна»; «Шесть секретных учений Тай-гуна».

«Искусство войны» Сунь Цзы всегда считалось старейшим и высочайшим достижением китайской военной мысли, несмотря на то, что предполагаемый автор «Шести секретных учений» — Тай-гун — жил на несколько столетий раньше, чем (возможно) Сунь Цзы. Материалы, представленные в «Методах Сыма», возвращают к периоду Ранней Чжоу; «У-цзы» мог быть записан учениками У Ци, хотя и изменялся в дальнейшем; а «Три стратегии», возможно, следуют за «Вэй Ляо-цзы», хотя традиционалисты по-прежнему связывают их с Тай-гуном.

* * *

Первым фундаментальным трудом по ведению секретных войн была книга «Искусство войны» известного военачальника и крупнейшего теоретика секретных служб древнего мира Сунь Цзы. Его трактат о военном искусстве сохраняет определенную ценность и сегодня. Многие исследователи полагают, что под именем Сунь Цзы скрывался знаменитый полководец Сунь У При жизни Сунь У прославился как победоносный полководец южного царства У, которое находилось в нижнем течении Янцзы.

Интересно, что Сунь Цзы очень рано стал известен в Европе, еще в 1772 году появился французский перевод трактата, выполненный миссионером-иезуитом Амио. Эту книгу, кстати сказать, внимательно изучал Наполеон. И не удивительно, что труд Сунь Цзы стал настольной книгой Мао Цзэдуна и рекомендован для изучения деятелям китайской коммунистической партии. Труды древних китайских мастеров шпионажа изучал основатель ЦРУ Аллен Даллес.

Для нашей темы интерес представляет 13-я глава трактата — «Использование секретных агентов». В ней Сунь Цзы раскрывает основы ведения шпионажа и предлагает следующую классификацию видов шпионов: местные, то есть местные жители; внутренние, то есть завербованные чиновники противника; шпионы смерти — агенты с заданием, с высокой вероятностью влекущим за собой их гибель; шпионы жизни — разведчики, умные, умеющие играть роль других людей, имеющие высоких друзей в стане врага и так далее; и, наконец, обратных шпионов — перевербованных агентов. Причем обратные шпионы, по мнению Сунь Цзы, имеют особую ценность. Опираясь на полученные сведения, делаются предварительные расчеты. Расчеты же строятся на знании, полученном от информаторов. «Пользование шпионами — самое существенное на войне; это та опора, полагаясь на которую действует армия» (Сунь Цзы, XIII). Сунь Цзы неоднократно отмечал, что нельзя начинать войну без понимания того, зачем она тебе. Поэтому чем шире агентурная сеть, тем достовернее сведения о силе и слабости противника. По мнению Сунь Цзы, шпионы необходимы всюду: во дворце вражеского правителя, при дворах его и даже в шатре военачальника. Не следует упускать возможности получить какие бы то ни было сведения, а также проверить полученные ранее. Шпионы нужны для максимального облегчения тягот войны.

Для успешного ведения военных действий мало, например, просто иметь список вражеских командиров; необходимо знать их имена и даже прозвища, их личные качества, количество их детей, родственников, слуг. Психологическая характеристика того или иного высшего чиновника из вражеского лагеря может дать ключ тому, как к нему подступиться с целью подкупа или вербовки. Кроме того, Сунь Цзы предупреждает, что ни в коем случае нельзя упускать из виду вероятности того, что и противник также будет засылать в твой лагерь своих шпионов. Если такие шпионы разоблачены и схвачены, Сунь Цзы не советует их казнить, но сделать все возможное для перевербовки, поскольку двойного агента можно использовать как передатчика ложной информации. Сунь Цзы заслуживает всяческой похвалы за первые письменные рекомендации по организации разведывательной службы.

В начале III века известный полководец и знаток военного дела Цао Цао (155–220) написал первый комментарий к книге Сунь Цзы и предложил свою сводную редакцию ее текста, в котором за несколько веков «тайного» существования накопилось немало погрешностей и разночтений.

Наконец, с эпохи династии Тан (VII–IX вв.) изучение и комментирование труда Сунь Цзы приняло регулярный характер. Живший в ту эпоху лирический поэт и историк военного дела Ду Му (803–852) смысл учения Сунь Цзы резюмировал в следующих словах: «Претворяй человечность и справедливость, но применяй без стеснения хитрость и сметку». Он обобщил и дополнил искусство шпионажа новыми методами. Так, Ду Му подробно описал вербовку чиновников неприятеля: «Среди чиновников противника есть люди, обладающие большим умом, но лишившиеся своей должности; люди, в чем-то провинившиеся и подвергшиеся наказанию; есть корыстолюбивые фавориты; честолюбцы, занятые второстепенной деятельностью; лентяи, не способные выполнить порученную им работу; люди не удовлетворенные своим служебным положением и мечтающие о более широком поле деятельности, которые готовы идти по костям других; люди, склонные к хитрости и коварству, двоедушные и беспринципные. С такими людьми следует входить в контакт, одаривать их, привлекая на свою сторону, и через них узнавать о положении в их странах, выведывать вражеские планы и устремления и с их помощью сеять раздор внутри правящих кругов».

Кроме того, Ду Му так описывает вербовку двойных агентов, то есть разоблаченных шпионов вражеской стороны: «При помощи денег или подарков я привлеку кого-нибудь из вражеского лагеря на свою сторону, и он будет вынужден выполнять мои собственные поручения; можно, однако, притвориться, будто ты не подозреваешь о его работе, и, сообщив ему ложные сведения, дать перебежать к тем, кто его заслал. И в этом случае шпион противника будет выполнять мои поручения». Именно агентам противника, введенным в заблуждение, Сунь Цзы придавал особое значение, ведь благодаря им лагерь противника можно опутать разведывательной сетью.

Ду Му также принадлежит введение термина «шпион жизни». Таких разведчиков китайцы посылали к противнику, чтобы любой ценой раздобыть необходимые сведения и при этом непременно вернуться живым. Понятно, что такая задача под силу только агентам, обладающим особыми знаниями. Ду Му пишет о них: «В качестве шпионов жизни надлежит подбирать людей с ясным духом и умом, умеющих при этом казаться глупцами; их роль кажется второстепенной, но она требует отваги и благородства духа; нужно выбирать людей, способных совершать долгие переходы, здоровых, выносливых, смелых, необидчивых, владеющих какими-нибудь ремеслами».

По мнению Ду Му руководитель шпионской сети должен обладать всесторонними знаниями. Он пишет: «Потому что нужно уметь оценить характер агента, его искренность, правдивость, уровень его образованности и только после этого употребить его в дело. Во-вторых, руководитель должен относиться к агентам человечно и справедливо». Подобно Сунь Цзы, Ду Му предупреждает полководца, решившего начать войну: «Если хочешь напасть первым, то непременно выведай, кто состоит на службе у неприятеля, кто из его приближенных умен и расторопен, а кто нет; оценив их способности, сумеешь нейтрализовать хозяев».

Кроме Сунь Цзы и Ду Му проблемами шпионажа занимались многие китайские мыслители, в частности Ту Ю (735–812), автор руководства по военному делу, в котором есть такие строки: «Мы ищем ловких, одаренных и умных людей, способных расположить к себе враждебного правителя и тамошнюю знать. Выведав планы противника, состояние дел, они возвращаются к нам и обо всем рассказывают».

В XI веке до н. э. в царстве Ци появляется мудрый наставник династии Чжоу — Тай-гун, которому принадлежит уникальный канонический текст военного искусства Китая «Шесть секретных учений». Особенно интересно и заслуживает внимания представление Тай-гуна о ведении тайной войны. Проще говоря, правитель, прежде чем начинать войну, должен вначале использовать «невоенные» средства. Основу последних составляли методы разложения и развращения чиновничьего аппарата противника. Их насчитывалось двенадцать: приспособленчество, потакание желаниям, переманивание на свою сторону, подкуп, развращение деньгами и женщинами, заговоры, любимчики, сговоры, втягивание в подрывную деятельность, лесть, марионеточные министры, шантаж. Все это, по мнению Тай-гуна заканчивалось ненасильственной сменой власти и потерей государства своей независимости. Но если подобные методы тайной войны не срабатывали, тогда в бой вступала армия. Но опять в сочетании с секретной подрывной деятельностью.

Еще более четкая и во многом философская формулировка войны изложена в книге «Методы Сыма» («Сыма фа») — древнем и загадочном тексте, датируемом IV в. до н. э., когда он, по всей видимости, был составлен на основе более древних материалов. Название трактата «Сыма фа» лучше всего, пожалуй, перевести как «Методы Сыма», ибо китайский иероглиф «фа», может переводится как «закон», но в то же время этот символ отражает понятия «метод», «стандарт», «техника» или «искусство», как, например, в «Искусстве войны» Сунь Цзы. Практически все свидетельства о его происхождении относят трактат к временам царства Ци, славившегося традициями изучения военной науки, что объясняется, видимо, влиянием личности Тай-гуна, который стал первым правителем Ци за несколько лет до своей смерти. Поэтому многие историки утверждают, что идеи Тай-гуна могли составить основу трактата или же тем или иным образом оказали воздействие на его составителей.

В «Сыма фа» обсуждаются законы, предписания, политика правителя, военная организация, военная администрация, дисциплина, основные ценности, общая стратегия и тактические ходы.

Еще одним теоретиком тайной войны был Мэй Яочэнь (1002–1060). Он, подобно Ду Му, был знаменитым поэтом и членом Императорской академии. Именно Мэй Яочэню принадлежат слова: «Воля богов известна гадалкам и посвященным; законы земли и неба выясняются путем вычислений, но чтобы получить сведения о противнике, нужны лазутчики». Ча Линю (даты жизни неизвестны) принадлежит афоризм: «Армия без шпионов — то же, что человек без глаз или ушей». Впрочем, наличие подобных теоретических исследований не спасло Китай от нашествия кочевых племен, татаро-монгольского ига и долгих лет полуколониального существования.

В целом можно сказать, что в Древнем Китае несколько тысяч лет назад были систематизированы стратегии, применяемые в политике и военном искусстве. Такие стратегии в русском языке получили название «стратагемы». Общий принцип китайских воинских искусств — «Цель оправдывает средства». Подобная практика была выработана в условиях бесконечных войн, когда вопросы нравственности и морали стояли далеко не на первом месте. На первом месте стоял вопрос о выживании. Выжить можно было, экономя и приумножая собственные ресурсы, заключая выгодные союзы, покоряя более слабых, избегая войн с более сильными. Все это заложено в основу современного китайского шпионажа.

* * *

Поскольку в области разведки Китай начинал с азов, он смог выбрать лучшее из того, чем обладал мир в данной области. А этим лучшим была система КГБ СССР, израильского «Моссада» и ЦРУ. Мы уже знаем, что в конце 50-х китайцев обучали советские инструктора. Они обучили их всему, что сами знали о шпионаже. Но китайские спецслужбы тесно сотрудничали с другими ведущими разведками мира.

Китайцы всегда были искусными подражателями. Но китайцы внесли в искусство шпионажа и свои новшества, которые в некотором отношении превзошли КГБ и ЦРУ. Кроме того, несмотря на то, что в Китае правит компартия, китайская разведка придает все меньшее значение политической идеологии и этническому патриотизму. Новое поколение китайских агентов куда лучше предшественников разбирается в методах западных разведок и бывшего советского КГБ, успешно применяя их на практике. В своей работе китайские спецслужбы придерживаются стратегии, которую можно выразить так, каждый может шпионить — каждый должен шпионить. Это стратегия тотального шпионажа.

Причем основная задача разведывательных служб КНР — не только раскрытие научных и военных секретов, но и проникновение в политические и культурные дела других государств. Ничто не должно оставаться вне сферы деятельности китайского шпионажа. При этом спецслужбы Китая используют все методы, в том числе и аморальные: подкуп, шантаж, кража, игра на национальных чувствах и т. п.

Подобные методы уже в полной мере применяются в сборе разведывательной информации на главном — тайваньском — направлении работы китайских спецслужб. Китайские спецслужбы со все большей готовностью используют деньги в качестве инструмента получения нужных сведений. Так, арестованныого спецслужбами Тайваня сержанта-шифровальщика тайваньского ВМФ Лю Юэлуня, поставлявшего секретную информацию КНР, завербовал собственный отец, собравший вокруг себя шпионскую сеть из десятка людей. Как выяснилось в ходе следствия, при передаче собранной сыном информации Китаю отец Лю Юэлуня всякий раз получал от 600 до 2 тыс. долларов. У этого скандала есть еще одна специфическая особенность: отец сержанта Лю Чжэньго был завербован китайской разведкой после того, как в Китае его обвинили сразу в нескольких уголовных преступлениях. Но тут в критический момент появился некто, предложивший Лю возможность уйти от наказания в обмен на сотрудничество. Эта схема очень напоминает практику бывшего советского КГБ, сочетавшего шантаж с щедрыми денежными предложениями. После этого инцидента тайваньскому ВМФ пришлось срочно менять шифровальные коды.

В начале 80-х спецслужбы Китая поняли, что, кроме особо важных сведений, добываемых через агентурные каналы, до 80 % данных о любом иностранном государстве можно получить путем использования обычных открытых источников информации. Правда, для этого необходима надлежащая постановка работы информационно-аналитической службы, определенная ее организация и применение соответствующих методов, с тем чтобы из массы сведений и фактов, получаемых с помощью различных средств, извлечь данные, обработать их, обобщить, сделать выводы и своевременно представить на суд руководству. В информационной войне китайская сторона добивается все больших успехов. При этом Китай вкладывает в сбор информации огромные ресурсы и средства.

Приоритетом в агентурной работе для китайских спецслужб стали люди, находившиеся в прошлом на военной службе и занявшиеся после отставки бизнесом или политической деятельностью. Главной мишенью среди них выступают те, кто служил в подразделениях ПВО, ВВС, связи и разведки. При этом разведкой Китая используются все возможные вербовочное методы: «ласточки», «вороны» и «медовые ловушки».

«Ласточка» это не птица, а агент особого назначения, обычно женского пола. Самой известной «ласточкой» была танцовщица Мата Хари. Использовать женщин-«ласточек» там, где труднее всего проникнуть на объект разработки, был излюбленный прием КГБ и ЦРУ Этот прием взяли на вооружение спецслужбы КНР. И сегодня женский фактор также играет все большую роль в современных китайских разведоперациях. Так, недавно тайваньская разведка обратила внимание на появление в окрестностях практически всех крупных баз ВВС и ВМФ женщин из материкового Китая. Поясним, эти базы находятся в сельской местности, где местные мужчины с трудом находят себе невест. Китай воспользовался этой проблемой. Тайваньские контрразведчики засекли, что на Тайвань хлынул поток невест из Китая, которые проявляют излишнее любопытство к кораблям и авиации, занимаясь съемкой взлетающих и садящихся военных самолетов.

С «ласточкой» обычно связывают другой разведывательный прием — «медовая ловушка». Под этим понимается очень простая и в то же время очень эффективная комбинации: объект вербовки втягивается в контакт с привлекательной и сексуальной женщиной и их интимные отношения тайно фиксируются фотокамерами или видеосъемкой, после чего следует обычный шантаж. «Медовая ловушка» активно применяется МГБ КНР. Подготовленных китаянок приставляют ко многим приезжим бизнесменам, политикам и журналистам. Но главной мишенью становятся представители США, Южной Кореи и Тайваня.

Так, недавно контрразведывательными службами США был арестован бывший агент ФБР Джеймс Смит, попавший в так называемую «медовую ловушку». У него был роман с китаянкой, подозреваемой в шпионаже. Будучи агентом ФБР, Смит вступил в любовную связь со своим информатором, которого подозревали в «двойной игре». Джеймс Смит лгал спецслужбам, утверждая, что никаких «особых» отношений между ними нет. Роман между Смитом и Катриной Лэюнь продолжался в течение 20 лет. ФБР установило, что при этом Лэюнь имела доступ к определенной секретной информации. Между тем, уголовное дело против Лэюнь пришлось прекратить, так как ее адвокатам удалось доказать, что в ходе следствия ей не разрешили встречаться с ключевым свидетелем защиты — Джеймсом Смитом. Лэюнь, будучи гражданкой США, 20 лет назад стала сотрудничать с ФБР. При этом она часто ездила в Китай по делам. Спецслужбы США полагают, что она было агентом-«двойником», т. е сотрудничала и с американской, и с китайской разведкой.

Совсем недавно в прессу просочилась информация, что при помощи «ласточек» и «медовых ловушек» китайцы любят шантажировать католических священников, снимая сцены, в которых те занимаются любовью с проститутками, забыв о своем обете безбрачия. Тогда священникам либо предлагают работать на МГБ КНР, либо грозятся послать пленки в Ватикан.

Иногда разведка КНР использует в своих целях гомосексуалистов, на разведывательном языке — «воронов». Но все зависит от того, насколько серьезно относятся к нетрадиционному сексу в стране, из которой прибыл объект.

* * *

Одним из самых важных новшеств китайцев в области шпионажа явилось использование «хуайцяо» — мировой китайской диаспоры. Китайцы за пределами Китая, сплоченные и верные своей стране, охотно помогают своей родине в области научного и военного шпионажа, в похищении новейших технологий и оказывают другие услуги. В Пекине особо не скрывают, что эмиграция негласно поощряется Министерством государственной безопасности. До последнего времени курировал это направление в МГБ генерал Цзя Чуньван. Спецслужбы Китая, играя на патриотических чувствах людей, часто вынуждают их заниматься шпионажем. При этом они используют тактику «массированного натиска», то есть, вместо того чтобы отправить в США одного хорошо обученного агента, в страну приезжает множество китайцев, «охотящихся» за тем или иным компьютерным компонентом. А с гражданами, которые собираются отправиться за рубеж по своим делам, спецслужбы Китая проводят беседы, в ходе которых объясняют, на что нужно обратить внимание. Кроме того, китайцы вербуют на территории интересующих их стран новых агентов.

Китайские студенты и ученые, выезжающие за границу, — та группа, которую МГБ всегда использует в своих целях. Непосредственным исполнителем является Отдел по образованию при китайском посольстве. Некоторые чиновники, которые работают в Отделе по образованию, приходят из системы МГБ. Эти люди имеют большой опыт по контролю за учащимися и педагогами в университетах и Китайской академии наук. Студенты и ученые называют этих чиновников «преподавателями», у которых они автоматически оказываются в подчинении: если они хотят иметь хорошую работу после окончания учебного заведения и возвращения в Китай, им необходимы хорошие рекомендации из Отдела по образованию. В результате, именно эти студенты стремятся создать разные студенческие ассоциации, профессиональные группы и организуют активную деятельность, так как хотят получить поддержку Отдела по образованию.

По некоторым сведениям, МГБ занимается тем, что помогает выехать из Китая людям с хорошим образованием и даже устроиться на новом месте, на первых порах помогая деньгами. Секрет очень прост — через них разведка КНР проникает в государственный аппарат, средства массовой информации и органы власти многих стран. Этим объясняется то, с какой легкостью пробиваются нужные Китаю экономические и политические решения даже в такой сильной державе, как США, где легально живут 17 миллионов китайцев, а нелегалов уже давно никто не может точно сосчитать.

Кроме того, диаспоры обеспечивают Китаю и многомиллионные валютные поступления: приток долларов на историческую родину также контролирует МГБ, берущее «налоги» со своих наиболее успешных подопечных. С 1990 года китайские диаспоры Англии, Германии и Франции увеличились в полтора раза. Каждый китаец, устроившийся в стране, со временем перетаскивает к себе несколько десятков родственников и друзей. Китайцы-нелегалы начинают обживать исламские государства, поселяясь в Арабских Эмиратах, Омане и Катаре, переезжают в Израиль, ЮАР и Латинскую Америку.

Перебежчик из Китая Чэнь Юнлинь заявил, что с разведкой связана большая часть деятельности государственных органов КНР на территории США. Всем государственным служащим КНР, работающим за границей, приказано собирать информацию о США, «сколь бы незначительной она ни была». «Мне, — утверждает Чэнь, — известно, что однажды китайская разведка добыла в США огромное количество совершенно секретных документов, которые на грузовом судне были доставлены Китайской государственной мореходной компанией в Китай». Эти документы имели отношение к авиации и были «чрезвычайно полезны» для вооруженных сил КНР.

Чтобы добыть нужную информацию, разведчики КНР идут на разные ухищрения. В архивах ФБР отмечены подчас просто комические случаи. Китайцы и японцы роняли свои белоснежные носовые платки в цехах и научных институтах, стараясь унести образцы пыли, как бы нечаянно макали концы галстуков в жидкости в американских лабораториях.

Специалисты США и России утверждают, что масштабы промышленного шпионажа и передачи Китаю технологических секретов западных стран очень велики, и не похоже, чтобы они снижались. «Хуайцяо» выполняют множество задач в различных странах, но имеет одну общую цель — выявлять уязвимые места в России и США, чтобы воздействовать на слабые стороны тех и других.

Перенаселенный Китай сегодня является главным поставщиком эмигрантов. К настоящему времени численность китайской диаспоры в России на Дальнем Востоке и в Сибири превысила один миллион человек, китайцы активно проникают в Европу — наиболее сильные диаспоры сформированы в Румынии и Венгрии.

В страны Западной Европы китайцы попадают через Россию. Перевалочный пункт находится в Москве, затем эмигрантов вывозят на Украину, где оформляют местные фальшивые паспорта, а уже оттуда переправляют в Венгрию, Румынию, Францию и т. д. Это в лучшем случае. Но очень часто бывают трагические случаи. Например, недавно в английском городе Дувр таможенники задержали перевозивший овощи фургон, в котором были обнаружены трупы 58 эмигрантов из Китая — они задохнулись в плотно запертом кузове. И хотя, судя по документам, они въехали из Бельгии, у некоторых из погибших нелегалов нашли документы о временной регистрации во Владивостоке, Омске и даже Санкт-Петербурге.

В южных провинциях Китая люди мастерят лодки и плывут на них в Японию, Гонконг и Сингапур — некоторые даже в Австралию: при этом часть погибает в пути во время шторма или от акул.

А в США китайская диаспора добилась поразительных успехов в политике. Не так давно одного из американских этнических китайцев — Лон Цзяхэя — избрали губернатором штата Вашингтон (столица штата — г. Сиэтл — основные ворота китайской эмиграции в Америку). Для полноты ощущений попробуйте представить, если бы в Москве мэром тоже стал китаец.

Благодаря организованному разведкой КНР мощному китайскому лобби Китай решает на территории Европы, США и России ряд стратегических задач: обеспечивает продвижение дешевых китайских товаров, стимулирует рост китайской диаспоры за счет эмиграции из материкового Китая, добывает для китайской промышленности передовые технологии и научные разработки. Наличие на территории Америки сильной китайской диаспоры позволяет осуществлять проникновение в государственные, правоохранительные, банковские и информационные структуры.

Но создание китайской диаспоры преследует еще несколько целей. Например, притеснение этнических китайцев на территории другой страны может служить предлогом для вмешательства во внутренние дела этого государства. Еще один вариант возникновения конфликта (хотя и менее реальный) — организовать возвращение на историческую родину больших масс населения. Тем более, что опыт проведения подобных мероприятий у Китая имеется.

Некоторые, особенно военные, специалисты, считают, что и знаменитое переселение 100 000 жителей Синьцзяна в 1962–1963 гг. было осуществлено при некотором содействии или, по крайней мере, заинтересованном участии китайских спецслужб.

* * *

Но, в целом, Китай предпочитает не конфликтовать с другими странами, а использует свою стратегию «тихой экспансии». Это видно на примере России, стран АСЕАН, США и др. Первым этапом китайского проникновения в эти страны было создание различных мелких предприятий, СП, солидных фирм и банков. Китайские наемные рабочие и крестьяне, «туристы» и т. п. заполняли приграничные районы, постепенно адаптируя под себя не только рынок, но и демографическую ситуацию. И нет нужды доказывать, что данный процесс в различных странах идет полным ходом, поскольку обеспокоенность «экономико-демографическим вторжением» проявляют уже и зарубежные средства массовой информации. В частности, российско-американское приложение к «Известиям» газета «Мы» прямо пишет, что «процесс тихой экспансии действительно идет, но настолько тихо, что проанализировать его в цифрах практически невозможно».

В качестве полигона для испытания своей стратегии «тихой экспансии» власти КНР избрали Юго-Восточную Азию. В странах региона, исключая собственно китайские территории (Гонконг, Тайвань и Аомэнь) проживает приблизительно 30 млн. этнических китайцев, составляющих от нескольких процентов до трети населения этих стран. При этом китайская диаспора контролирует непропорционально большую долю национального богатства стран ЮВА: многие авторы утверждают, что в Малайзии — до 70 %, в Таиланде — около 80 %, Индонезии — более 70 %, на Филиппинах — не менее 50 %. Экономика же Сингапура, как считает большинство специалистов, почти полностью подконтрольна членам китайской диаспоры. Активы китайских диаспор в странах региона приближаются к 1 трлн. долларов, что сравнимо с ВНП самого Китая. Эти колоссальные ресурсы Китай использует для стимулирования своего роста.

Среди особых успехов КНР следует отметить достижение контроля над крупнейшими банками Гонконга и Сингапура. Именно Гонконг был превращен китайской разведкой в место отмывания «грязных» денег для последующей перекачки на материковый Китай (по оценкам экспертов, 75–80 % финансовых средств, инвестированных в экономику КНР, в основном в созданные для этой цели Специальные экономические зоны (СЭЗ) на юге Китая, прошло через Гонконг).

Новым аспектом работы МГБ стало широкое внедрение через свою агентурную сеть действующих офицеров на различные должности в государственные, правоохранительные учреждения и коммерческие структуры стран Юго-Восточной Азии.

Интерес представляет гонконгский бизнесмен Ли Ка Шин. Впервые ЦРУ услышала о Ли Ка Шине в 1998 году, когда стало известно, что он намерен получить контроль над Панамским каналом. В 1996 году его компания Hutchison Whampoa, ныне зовущаяся Panama Ports Co., получила в аренду на 50 лет от панамского правительства ключевые порты на канале как со стороны Атлантического, так и Тихого океанов. Правительство США тут же объявило это соглашение «незаконным» и «полностью коррумпированным». Более того, американские спецслужбы обвиняли Ли Ка Шина в том, что он собирался использовать Панамский канал «для контрабанды технологий с Запада в Китай или для облегчения доставки вооружений на территорию США».

Некоторые СМИ полагают, что Ли Ка Шин был завербован МГБ КНР в 1997 г., когда одной из самых жестоких и мощных китайских банд был похищен его сын. Ли Ка Шин выплатил выкуп около 205 млн. долл., а за бандой, которая скрылась на территории Китая, спецслужбы КНР начали настоящую охоту. Наконец в январе 1998 года в городе Гуанчжоу на юге Китая была арестована вся группировка из 35 человек вместе с главарем, 43-летним жителем Гонконга Чеунгмо Тзе Кеунгом. В поимке банды Ли Ка Шина большую роль сыграли спецслужбы КНР. Вряд ли когда-нибудь Ли Ка Шин забудет о столь любезной услуге МГБ КНР.

Кроме того, в марте 2000 года сын Ли Ка Шина Ричард Ли приобрел гонконгского телефонного оператора Cable&Wireless HKT за 38 млрд. долларов. Но без разрешения властей Китая такая сделка не состоялась бы. По оценкам американцев, в настоящее время Ли Ка Шин и его сын контролируют примерно одну треть всех акций, котирующихся на фондовом рынке Гонконга.

По данным ряда зарубежных информагентств, «избранный в конце 1996 года главой администрации Гонконга владелец судоходной фирмы «Ориент оверсиз интернейшнл» Тун Чжихуа является сотрудником МГБ Китая. Считают, что под прикрытием этой крупнейшей компании китайская разведка успешно действует в ЮгоВосточном регионе с конца 70-х годов. Именно тогда она «спасла» уроженца Шанхая Туна от банкротства, посодействовав в получении льготного кредита в 120 млн. долларов. В результате МГБ удалось избежать эксцессов при присоединении Гонконга к материковому Китаю.

Китайские спецслужбы уже давно и незаметно для окружающих используют особую стратегию для проникновения во властные структуры других стран: скрытое финансирование перспективных политических лидеров и партий; большие экономические льготы родственникам тех или иных политических деятелей. И несмотря на то, что КНР не ожидает быстрых результатов в этой тайной войне, китайцы смотрят далеко в будущее, когда кто-нибудь из перспективных местных и государственных политических лидеров займет важные государственные посты. Китайцы — древняя цивилизация и умеют планировать на долгие годы.

* * *

Как говорилось выше, после американской «Бури в пустыне», в ходе которой впервые в широких масштабах в реальной боевой обстановке было продемонстрировано преимущество новых военных технологий Запада, Китай был изрядно встревожен.

Сознание собственного отставания вынудило Китай задуматься о путях выхода из создавшейся ситуации. Поэтому последние десять лет разведка КНР все больше внимания уделяет высоким технологиям.

Еще в середине 80-х в МГБ КНР были созданы мощные системно-аналитические подразделения, которые занимаются обработкой всей секретной информации, добываемой спецслужбами. Для руководства КНР вырабатываются долгосрочные прогнозы развития политической ситуации, разрабатываются и представляют планы проведения различных оперативных мероприятий с задействованием всех возможных средств. Одним из результатов такой тактики стало, в частности, то, что, некогда одна из самых отсталых азиатских стран, Китай умудрился заполучить ядерное оружие у СССР, не приняв на себя никаких обязательств. Во второй половине 1950-х годов с помощью советских специалистов было положено начало освоению китайцами ракетной технологии. СССР передал КНР две ракеты Р-2 (модернизированная немецкая БР Фау-2) с дальностью полета до 600 км. Одновременно Китай получил комплект технической документации, позволявший организовать на его основе производственный процесс. Несколько позднее СССР отправил в Поднебесную техническую документацию ракеты Р-12, способной преодолеть уже около 2 тыс. км. На основе этой БР китайскими специалистами была сконструирована ракета средней дальности «Дунфэн-1» («Восточный ветер»), которую в 1970 году приняли на вооружение НОАК.

Более того, в 1959 году СССР передал КНР лицензию на производство бомбардировщика Ту-16, получившего в Поднебесной наименование Н-6 («Хун-6»). Всего китайцы построили около 120 таких машин, которые и в настоящее время, несмотря на устаревание тактико-технических характеристик, находятся в боевом строю и остаются основной ударной силой бомбардировочной авиации КНР. Самолет имеет двойное предназначение и может использоваться для нанесения авиаударов как с применением обычного, так и ядерного оружия. «Хун-6» имеет вполне приемлемые показатели при нанесении атомных авиаударов, что было продемонстрировано ими при проведении двух ядерных испытаний: атомной бомбы в мае 1965 года и термоядерной бомбы мегатонного класса в июне 1967 года.

В составе китайской фронтовой авиации находятся 30 истребителей-бомбардировщиков Q-5 («Цянь-5»), представляющих собой модернизированные советские самолеты МиГ-17. Одновременно Пекин закупил современные боевые самолеты у России: 26 Су-27 поступили на вооружение 3-й авиадивизии на базе Вучжу, в 250 км к востоку от Шанхая. КНР также приобрела лицензию на производство этих машин, и к 2015 году в боевом составе ВВС НОАК их должно насчитываться 200 единиц. Правда, пока эксперты не пришли к единому мнению о том, выпускается ли модификация Су-27 в варианте носителя ядерного оружия, хотя, по общему признанию, сделать это весьма несложно.

Китайским спецслужбам даже удавалось шантажировать США, которым многие годы приходится фактически мириться с кражей военных технологий, чтобы не допускать разрыва отношений. Не секрет, что и космическую ракету китайцы запустили, заставив американцев выдать им ученого-ракетчика китайского происхождения (правда, в обмен на охлаждение отношений с Советским Союзом).

Способность перенимать и развивать чужие технологии можно считать чертой национального менталитета китайцев. К тому же они любят учиться. Примерно такую же стратегию получения новых технологий накануне Второй мировой войны использовали и японцы.

* * *

Для получение важных разведывательных данных спецслужбы КНР активно используют космическое пространство и современные технологии электронной разведки. 16 октября 2003 г. спускаемая капсула с первым китайским космонавтом Ян Ливэем благополучно приземлилась в административном районе Китая Внутренняя Монголия. Но мало кто знает, что корабль с первым китайским космонавтом занимался шпионажем. Недавно стало известно, что космический корабль «Шэньчжоу-5» провел, в частности, разведывательную работу для китайских вооруженных сил. Об этом сообщает американская газета Washington Times. Утверждается, что на борту космического корабля находилась инфракрасная камера, которая на протяжении полета проводила съемку с разведывательными целями. Она была прикреплена к внешней стороне корпуса корабля. Разрешение камеры таково, что она в состоянии распознать объекты, размер которых не превышает полутора метров.

Washington Times пишет: «Данный факт космического шпионажа означает, что Китай намерен использовать космос для военных целей, прежде всего для разработки ракет и сенсоров и для «ослепления» и повреждения американских коммуникационных и разведывательных систем в случае начала какого бы то ни было конфликта из-за Тайваня».

Директор тайваньского отдела Пентагона подполковник Марк Стоукс прямо заявил о тесной связи космической программы Китая с вооруженными силами. Он утверждает, что китайские «космические ресурсы сыграют важную роль при любом применении силы против Тайваня, а также для предотвращения иностранной интервенции». По его мнению, Китай активно работает над созданием спутниковых систем, которые будут использоваться для шпионажа и военных коммуникаций.

Ранее Китай проводил эксперименты с несколькими космическими спутниками радиоэлектронной разведки, включая спутники, предназначенные исключительно для ведения радиоразведки, небольшие спутники двойного и тройного назначения и многофункциональные спутники с аппаратурой радиоразведки на борту. Вероятно, радиоэлектронная аппаратура была размещена на борту некоторых спутников фоторазведки, спутниках связи и экспериментальных спутниках в равной степени, как и на космическом корабле «Шэньчжоу», предназначенном для пилотируемых космических полетов.

С середины 90-х гг. поступали данные о том, что Шанхайская академия космических технологий ведет разработку новой программы развития спутников радиоэлектронной разведки, возможно, при участии Китайского Юго-Западного исследовательского института электронного оборудования, разрабатывающего приемники радиоэлектронной разведки. Институт производит радиоэлектронные платформы и сопутствующее оборудование для крупных спутников радиоэлектронной разведки. В 1995–1996 гг. было опубликовано большое количество статей, посвященных радиоразведке, что свидетельствует о возрождении к ней исследовательского интереса. Так, Юань Сяокан, ведущий инженер Шанхайского 509-го исследовательского института, опубликовал в 1996 г. статьи «Космическая электронная разведка, борьба с помехами» и «Некоторые проблемы космической электронной разведки». Инженер Юго-Западного института электронного оборудования опубликовал статью «Развитие навигационных антенн космического базирования» в журнале «Технологии электронного противодействия» в 1995 г. Некоторые из этих исследований нацелены на разработку радиоэлектронных антенн и приемников для кораблей «Шэньчжоу», другие явно занимаются разработкой небольших спутников радиоэлектронной разведки и создания из них орбитальных группировок. По словам Ричарда Фишера из «Фонда Наследия», аэрокосмическая выставка в Чжухае в ноябре 1998 г. явно показала, что Китай имеет продвинутую программу разработки спутников радиоэлектронной разведки, предназначенную для перехвата радиоэлектронных сигналов.

По его словам, существуют «убедительные признаки» того, что Китай ведет разработки космического оружия, например ракет для уничтожения спутников и лазеров, которые в состоянии вывести из строя американские военные и разведывательные спутниковые системы. По оценкам международных экспертов, космический бюджет КНР составляет не менее 2 млрд. долларов в год, в то время как российские затраты на космос составляют около 1 млрд. При этом в рамках китайской космической программы трудится более 200 тысяч человек. А это гораздо больше, чем даже в США, где на космос работают 75 тысяч специалистов.

Сейчас КНР завершает работу над космическим кораблем нового поколения, который сможет вывести не меньше 15 тонн груза на геостационарную орбиту. В будущем, по оценкам экспертов, возможно создание китайской орбитальной космической станции.

В середине января 2007 года Китай всполошил весь мир. С космодрома Сичан была запущена первая китайская баллистическая ракета, которая в космосе на высоте 865 км уничтожила старый метеоспутник «Феньюнь-1С». По данным спецслужб США, три предыдущие попытки были неудачными. Последняя удалась. Теперь китайское оружие может представлять серьезную угрозу для американских спутников-шпионов, которые размещены на орбите на той же высоте, что и сбитый китайский метеоспутник.

Более того, Китай обладает противоспутниковым оружием. По данным директора Национального управления космической разведки США Дональда Керра, КНР уже облучал лазерной пушкой американские спутники-шпионы видовой разведки, когда они пролетали над китайской территорией.

* * *

МГБ КНР взяло под свой контроль практически всю организованную преступность в регионе ЮВА. Говорят, даже пресловутая «Триада» находится под руководством офицеров китайских спецслужб. Более того, по данным СМИ, действующие в районах ЮВА современные морские пираты, промышляющие ограблением судов, имеют запасные пункты базирования на южном побережье Китая и, в определенной степени, скрытую государственную поддержку. Это связано с ростом притязаний КНР и стремлением китайского руководства утвердить территориальный суверенитет Китая в спорных районах, богатых минеральными ресурсами, в т. ч. нефтью и природным газом.

География пиратских нападений весьма обширна. Самыми «пиратскими» являются районы Юго-Восточной Азии (ЮВА) и Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), побережье Индии и Шри-Ланки, зона Малаккского и Сингапурского проливов (район Филиппин, Малайзии и Индонезии), Таиландский залив и Южно-Китайское море (треугольник Гонконг — Макао — Китай).

Но Китай не одинок в поддержке пиратства. Военноморские корабли Тайваня совместно с профессиональными пиратами под руководством советников ЦРУ регулярно совершали нападения и захваты иностранных судов, доставлявших коммерческие и гуманитарные грузы в КНР. Чаще всего нападениям в Тайваньском проливе подвергались английские торговые суда, доставлявшие коммерческие грузы в КНР. Причем в некоторых случаях на флагштоке пиратских кораблей ниже тайваньского флага развевался также «Черный Роджер» с черепом и костями.

Кроме того, под контролем китайских спецслужб находятся производство в регионе ЮВА наркотики и осуществляемая через структуры «Триады» торговля оружием. Структуры МГБ КНР контролируют высокоприбыльные сферы деятельности, такие как игорный бизнес, проституция, порноиндустрия и др.

Через структуры «Триады» офицеры МГБ КНР контролируют средства массовой информации в Юго-Восточной Азии, посредством которых «осуществляют активное формирование общественного мнения в регионе в выгодном китайскому руководству русле». Более того, в начале 90-х глава МОБ Тао Сыцзюй откровенно заявил прессе, что членов триад МГБ и МОБ использовали в ряде тайных силовых акций и при обеспечении охраны визитов руководителей КНР в другие государства.

Триады являются непременным атрибутом жизни Китая. О них ходят легенды. Говорят, что с ними бороться бесполезно. Они обязательно присутствуют там, где существует китайский бизнес. Китайский бизнесмен в любой стране мира не боится местного рэкета — он находится под защитой триады, отчисляя ей за это часть своей прибыли. При этом самый минимальный взнос составляет сто долларов в месяц, максимальный же исчисляется цифрами с шестью нулями. В последнее десятилетие триады стали активно завоевывать новые развивающиеся рынки. Они активизируют свою деятельность не только в странах, носящих название «азиатских драконов», но и в России, США и Европе.

Впервые о триадах упоминается в 1674 году. Тогда были созданы секретные организации для борьбы с правящими в то время в Китае маньчжурами. Само понятие «триада» связано с символом движения, в качестве которого известные своим философским восприятием мира китайцы избрали триединство неба, земли и человека.

Прошло несколько столетий. Из национально-патриотических организаций триады постепенно превратились в тайный синдикат криминальных группировок. Центр их деятельности переместился в Гонконг, где на сегодняшний день насчитывается от 15 до 20 крупных триад, численностью от 30 до 50 тысяч членов.

В Юго-Восточной Азии «Триада» контролируют высокоприбыльный бизнес. Это — азартные игры, проституция, незаконная продажа оружия, контрабанда наркотиков, кинобизнес, незаконная эмиграция и др.

После прихода в Китае к власти коммунистов триады были практически полностью уничтожены. Но в середине 80-х после начала китайских реформ именно компании, находящиеся под их контролем, оказались в числе первых инвесторов, вложивших свои деньги в экономику КНР. По сведениям некоторых западных аналитических центров, руководители наиболее крупных и влиятельных триад установили контакты с представителями китайских спецслужб, что обеспечило безопасное проникновение их капиталов на материковый Китай, главным образом в его южные провинции. Деньги триад использовались для создания прибыльных совместных предприятий, таких, как ночные клубы или казино. Причем с китайской стороны соучредителями этих заведений были офицеры МГБ и МОБ КНР.

Для китайских спецслужб особенно интересным является то, что «Триада» способна провоцировать мировые экономические кризисы, влиять на конъюнктуру цен на рынке. Так, например, в 2005 году мировой рынок меди оказался на грани катастрофы из-за грандиозного мошенничества на Лондонской бирже металлов. Хорошо известный в деловых кругах трейдер Лю Улбин продал на бирже 200 тыс. тонн меди, действуя от имени китайской государственной корпорации State Reserve Bureau, после чего исчез. А мировые цены на медь достигли исторического рекорда.

Кроме того, некоторые отставные китайские генералы МГБ и МОБ активно участвуют в легальных и нелегальных коммерческих операциях на Дальнем Востоке, скупая собственность, нанимая рабочих и контролируя самые прибыльные виды бизнеса. В регионе сложилась практика, при которой китайцы немедленно копируют обычные российские методы уклонения от налогов, но делают это гораздо успешнее.

Другой момент, многие китайцы, известные под русскими именами, контролируют оптовые лесные площадки в ряде городов Приморья — Лучегорске, Дальнереченске, Лесозаводске, Уссурийске, Находке и Дальнегорске, а также в Хабаровском крае, в Еврейской автономной области, в Амурской и Читинской областях. По данным Управления по борьбе с организованной преступностью Приморского УВД, есть достаточно материалов, подтверждающих наличие жесткого контроля над китайским лесным бизнесом в Приморье со стороны триад.

Но вскоре китайские власти начали наступления на триады. Это вызвано тем, что сегодня китайские реформы уже не нуждаются в «грязных» деньгах. Триады и их финансовые возможности были нужны только в самом начале проводимых экономических преобразований, По мнению еженедельника China News Weekly Review, преступные группировки в настоящее время превратились в серьезную угрозу для социальной стабильности Китая, причем возможным это стало по причине попустительства со стороны высокопоставленных чиновников и руководителей правоохранительных органов китайских провинций, не брезгующих взятками от руководителей триад.

Появление таких статей в контролируемом государством издании случайно не происходит. Это означает, что вскоре следует ожидать применения руководством страны крутых мер по отношению и к триадам, и к коррумпированным чиновникам, покрывающим деятельность последних.

С другой стороны, по мнению ряда СМИ, «объявление войны триадам является для китайского руководства чрезвычайно удобным механизмом, с помощью которого они могут повысить свое присутствие в местной власти Гонконга, особенно в правоохранительных и судебных органах бывшей британской колонии.

Итак, Пекин имеет все основания для того, чтобы вытеснить триады из Китая, а Гонконг является идеальным местом для начала этой операции. Центральное правительство получает прекрасную возможность для того, чтобы начать свое «вторжение» в органы управления Гонконга под прикрытием борьбы с китайской организованной преступностью непосредственно в ее «логове». Ведь все время после официального перехода бывшей британской колонии под китайское управление в 1997 году Пекин был вынужден обращаться с ней весьма деликатно. Присутствие здесь правительственных сил безопасности было сведено до минимума, а большинство гражданских свобод остались неприкосновенными».

Именно поэтому Гонконг оставался весьма удобным пристанищем для различных диссидентских и оппозиционных к коммунистическому Китаю организаций, деятельность которых МГБ и МОБ расценивает не иначе как подрывную и угрожающую интересам КНР.

Необходимость борьбы с триадами может служить великолепным поводом для более активного присутствия структур МГБ и МОБ КНР в Гонконге в местных правоохранительных, судебных и других институтах управления. А возложение ответственности за рост влияния организованной преступности в Китае на коррупционеров из местных органов власти дает КНР возможность начать массовые увольнения гонконгских чиновников, заменяя их кадрами, назначенными из материковой части Китая.

Глава 3

Тайные операции спецслужб КНР в России

У Китая более умная политическая элита. Китай сильнее экономически, в техническое развитие Китая идут гораздо более крупные инвестиции, чем в российские технологические нововведения. Китайцы — более дисциплинированный народ, чем русские, и в то же время ведение бизнеса в КНР изобретательнее и разнообразнее, чем в России.

Збигнев Бжезинский

Недавно прокатилась череда шпионских скандалов, связанных с попытками китайских бизнесменов выкрасть и с помощью граждан России вывезти в КНР секретную документацию и комплектующие, относящиеся к сфере военной авиации и флота. В трех из четырех обнародованных за последние два года случаях китайского шпионажа на Дальнем Востоке России участвовали русские, включая отставных военных и научных сотрудников оборонных институтов.

* * *

— Что ты боишься! У тебя какая зарплата? А тебе предлагают триста «баксов», и это только за один пункт боевого устава авиационного подразделения! Риска никакого! Тем более это уже не секрет! Понимаешь! Хорошие люди предлагают такие деньги, чтобы ты с ними поделился информацией.

Майор Александр Артюхов умел убеждать. Но капитан Вадим Николаев никак не мог понять, что хочет от него сослуживец.

— Постой. Не понял, — никак не мог взять в толк Николаев. — Какие люди? Какие деньги? Кому нужен этот устав?

Артюхов, доверительно придвинувшись вместе со стулом, почти шепчет на ухо товарищу:

— Ты не бойся! Люди надежные. Кидалова никакого. Я их знаю давно, проблем пока не было. Чего ты на меня уставился? Шпиона, что ли, увидел? Все шпионы в Москве сидят, в арбатском военном округе! Все секреты давно продали в Штаты или Китаю. Они деньги лопатой гребут, а мы каждую копейку считаем! Пользуйся моментом, делай «бабки»! Пока еще есть спрос! Все вокруг крутятся, как могут. Один такой остался…

Во многом Артюхов был прав. Поселок Угловое, где они служили, был забытый Богом уголок. Полуразвалившаяся база ВВС. Нищенская зарплата, никаких перспектив на замену и тем более на повышение. Капитан Вадим Николаев в этом плане ничем не отличался от своих сослуживцев.

— Мне надо подумать, — глухо произнес Николаев.

Через несколько дней в приемной УФСБ по Приморскому краю раздался телефонный звонок.

— Это капитан Вадим Николаев. У меня информация государственной важности. Могу я встретиться с кем-либо из офицеров?..

Так начиналась операция под кодовым названием «Ваня». Одна из десятков других по китайскому шпионажу в России. Добавим, что с таким уровнем военнопромышленного шпионажа российские спецслужбы еще не сталкивались. В КНР переправлялись не только засекреченные инструкции и чертежи, но даже детали военных истребителей-перехватчиков и боевые ракеты. За последние несколько лет китайский военный шпионаж в России превратился в проблему поистине катастрофических масштабов. И даже сотрудники ФСБ, обычно сдержанные во всем, что касается Китая, вынуждены открыто говорить о серьезности этой проблемы. Но обо всем по порядку.

* * *

В 1949 году была образована Китайская Народная Республика, которая крайне нуждалась в мощных разведывательных и контрразведывательных службах. Мао обратился за помощью к «старшему» брату — СССР.

В конце 1949 года для координации деятельности советской и китайской разведок в Пекин на должность советника по разведке при МГБ КНР выехал бывший заместитель резидента в США полковник Раин, приобретший в Америке ряд ценных источников по проблемам создания атомного оружия. Он пробыл в КНР до 1951 года, в 1953 году вернулся снова, уже в качестве заместителя главного советника при МОБ КНР и провел на этом месте пять лет.

В 1957 году старшим советником стал генерал-майор КГБ Вертипорох — бывший резидент в Иране и Израиле, обеспечивавший безопасность «большой тройки» в Тегеране, начальник диверсионного отдела. В 1960 году на его место прибыл бывший заместитель министра МГБ СССР генерал-лейтенант Питовранов.

Большое количество китайских военачальников или учились в СССР, или работали на СССР по линии Коминтерна. Глава китайской разведки Кан Шен, например, окончил разведшколу в Москве.

Китайцы понимали, что русские работают и против них. Такова специфика разведки. Тогда Мао обратился с просьбой передать в МГБ КНР всю советскую агентуру. В результате было принято самое идиотское решение. В знак братской дружбы в Москве решили раскрыть китайцам все свои агентурные связи. Это была серьезная ошибка. Позже, когда возникли первые военные конфликты между двумя странами, советские спецслужбы оказались без агентуры. Тех же, кого сдали, китайцы впоследствии или перевербовали, или расстреляли. Говорят, их приглашали в местные органы власти якобы для получения советских орденов за успешную работу и там же на месте и арестовывали.

В конце 50-х КГБ фактически прекратила работу в Китае. В отличие от советских спецслужб, разведка КНР неоднократно предпринимала попытки вербовать агентов из числа работавших в Китае советских специалистов. Предпринимались попытки засылать на нашу территорию своих агентов. Один из бывших сотрудников КГБ по Приморскому краю рассказывал, что для проникновения на территорию СССР для сбора информации спецслужбы КНР направляли свою агентуру под видом китайских и корейских перебежчиков. Таких были тысячи. И всех надо было тщательно проверить.

Перебежчиков фильтровали. От преступников и авантюристов, а также агентов МГБ КНР сразу же избавлялись, передавая китайской стороне. Если переходили по политическим мотивам — китайцам не передавали, с ними вели вербовочные беседы и после соответствующей подготовки нелегально переправляли обратно.

Тех, кто прошел фильтрацию, но не подходил для дальнейшей агентурной разработки, селили в изолированных поселках-совхозах — в основном в Магаданском или Хабаровском крае, заводя осведомителей в их же среде. По мнению сотрудников российских спецслужб, люди тогда засылались из Китая в Союз «на оседание» и в принудительном порядке. Им ставилась задача осесть в определенной местности, получить гражданство, советский паспорт и ждать часа «Х». Юрий Уфимцев в книге «Сквозь бамбуковой занавес. КГБ в Китае» приводит рассказ одного сотрудника КГБ, пропустившего через себя не одну сотню китайских перебежчиков. «Что касается заселения. Как-то к нам перешел капитан китайского МГБ. С собой он имел представляющие интерес секретные документы. Пока мы с ним общались, он сказал нам буквально следующее:

— Вам еще предстоит столкнуться с Китаем. Ему просто некуда будет деваться. Или вас возьмут «бархатно» — женясь, поселяясь. Китайцы хорошие семьянины.

Капитана мы привлекли к нашей работе. А был этот разговор еще аж в тысяча девятьсот шестьдесят девятом году…»

После краха СССР границы бывшей империи распахнулись настежь, и к нам лавиной ринулись китайцы. Вчерашние узники всех спецпоселений, которых на Дальнем Востоке и Крайнем Северо-Востоке было немало, получив свободу, двинулись в глубь России. К тому времени они все знали русский язык, традиции, менталитет россиян и как никто другой были готовы к «обживанию» России. Это было начало тотального китайского шпионажа против России.

И несмотря на то что Россия занимает большую территорию, китайцы своей шпионской деятельностью сумели охватить ее всю.

* * *

Сегодня КНР обладает крупнейшими в мире золотовалютными запасами, по мнению специалистов, около 610 миллиардов долларов. Это позволяет Китаю держать оборонный бюджет на высоком уровне. По оценкам США, Китай закупил в России 8 дизельно-электрических подводных лодок (по классификации НАТО, типа Kilo), строит свои — типа «Song», которые эффективны у побережья, а также имеет несколько атомных ударных подводных лодок. Если раньше в ракетные войска (китайцы называют их второй артиллерией) поставлялось 50–75 ракет малой дальности в год, то сейчас — по 100. По строительству кораблей КНР занимает третье место в мире.

Такой размах оборонного строительства, массивные закупки вооружений в России успешно сочетаются с военным шпионажем, кражей образцов военной техники и технической документации. Несмотря на провозглашенное стратегическое партнерство между двумя странами, МГБ КНР ведет обширную разведывательную работу против России. Кроме получения несанкционированного доступа к передовым высокотехнологическим российским разработкам, китайская разведка практикует приглашение на работу разработчиков и специалистов в области военной техники. Особенно активно МГБ КНР работает на русском Дальнем Востоке. Десятки шпионских дел ведут сотрудники контрразведки против бизнесменов и офицеров Российской армии, замешанных в связях с китайскими спецслужбами.

Недавно один из сотрудников ФСБ в интервью СМИ сказал:

— Да они тут совсем распоясались, уже в открытую и шпионят, агентуру вербуют и воруют все военное! Как? А просто подходят к солдатам и офицерам и говорят, что готовы купить любые блоки из самолетов, мол, иди и выломай. Потом все это идет в Китай, там их специалисты разбирают и смотрят, чем новая аппаратура отлична от старой. Мы же их постоянно на этом ловим…

* * *

Вернемся к «Операции «Ваня». Итак, капитан Николаев обратился в ФСБ. Контрразведка решила «разработать» майора Артюхова.

Вскоре ФСБ выяснила, что тот действовал не один. Сложившуюся шпионскую группу из трех человек возглавлял капитан Игорь Лукин. В соответствии с разработанной «легендой» Николаев, подтвердил свое согласие на участие в шпионском бизнесе, попросив увеличить оплату за предоставленную секретную информацию. В дальнейшем контрразведчики отрабатывали связи капитана Лукина и вышли на его помощников. Наружное наблюдение показало, что Лукин, выехав из части на своем автомобиле, в условленном месте пересел в машину двух владивостокских коммерсантов — Белошапкина и Попова. Когда они вышли из машины, сотрудникам ФСБ удалось записать разговор, в котором коммерсанты признали, что они перевозят образцы военной техники в Китай. Шпионская группа тщательно скрывала свои интересы, так, например, ракеты они называли «рыбой», номера — «тоннами».

Установленный контроль за телефонными переговорами коммерсантов с Китаем выявил размах шпионского бизнеса. «Рыбы» и «тонны» постоянно фигурировали в разговорах с «Ваней», «Алексеем», «Валей». Этими именами называли себя китайские заказчики. Выяснилось, что все они являются представителями либо военных предприятий, либо спецслужб. Очень часто заказы, от которых отказывался «Ваня», соглашался принять «Алексей», и наоборот. Суммы фигурировали самые разные — от 5 тысяч до 100 тысяч долларов.

В мае 2002 года «Ваня» попросил коммерсантов привезти газотурбинную энергоустановку ГТДЭ-117–1 от Су-27. Оперативники ФСБ тут же установили, что именно такой двигатель находился в гараже Виктора Попова во Владивостоке. Александр Белошапкин и Виктор Попов в июне 2002 года выехали в Китай, а груз отправили железной дорогой. Помимо энергоустановки в вагоне оказались агрегат СК-224–05, предназначенный для запуска реактивных двигателей Су-27, и три боевых выстрела с противотанковыми управляемыми ракетами. Но без помощи сотрудников таможни выполнить заказ было нельзя.

Тогда два коммерсанта начали искать там «своего» человека и нашли его на Гродековской таможне. Таможенник согласился пропустить товар. Но вскоре он заметил наружное наблюдение, тогда Белошапкин успокоил, дескать, у него сын работает в таможенном управлении, у него связи везде, даже в ФСБ. Если бы за ними была слежка, сын бы об этом первым узнал.

Энергоустановки от Су-27 никаким образом не должны попасть в Китай. Необходимо было задержать поезд любым способом. И оперативники ФСБ устроили пожар на локомотиве на первом же перегоне, поезд пришлось вернуть на станцию. Груз задержали на железнодорожном переезде Сосновая Падь, а отправителям Белошапкину и Попову сообщили по телефону о том, что прибытие состава откладывается в связи с возгоранием локомотива. Когда Александр Белошапкин и Виктор Попов вернулись в Россию разбираться, их тут же взяли под стражу.

По решению суда Александр Белошапкин получил 11 лет колонии, а капитана Игоря Лукина приговорили к 10 годам с лишением звания. Майора Александра Артюхова тоже разжаловали и приговорили к восьми годам условно. Шестой фигурант этого дела, Виктор Попов, не дожил до суда — в сентябре 2002 года, после того как ему предъявили обвинение, он покончил с собой в следственном изоляторе. В общей сложности к уголовной ответственности было привлечено 7 человек — четверо из них военнослужащие. В отношении сотрудника Гродековской таможни, принимавшего непосредственное участие во всей этой истории, было вынесено частное определение.

В Китай так ничего и не попало, но оперативники продолжили «разрабатывать» «Ваню». В ФСБ решили, что он работает на китайские спецслужбы и что у него в России должна быть агентура. И операция «Ваня» вскоре получила дальнейшее развитие. Еще в ходе оперативно-розыскных мероприятий в отношении Белошапкина и Попова было установлено, что они являются не единственными агентами «Вани». Сотрудники ФСБ обратили внимание, что некоторые проекты «Ваня» реализовал через приморского предпринимателя Павла Носика.

Вызванный на допрос в августе 2002 года, Носик своего знакомства с «Ваней» не отрицал. Но, по его словам, выходило, что «Ваня» всего лишь представитель компании по инвестициям и торговле. Правда, в мае 2002 года «Ваня» обращался к нему с просьбой привезти из России кое-какие запасные части к танкам. Но Носик, по его словам, вроде бы как отказал. Была еще пара моментов, которые вызывали у Носика сомнения в исключительно предпринимательской деятельности «Вани». Однажды на китайской таможне задержали знакомого Носику водителя, который пытался провезти на территорию Поднебесной кассеты эротического содержания. С эротикой в Китае очень строго, и водителю грозили большие неприятности.

Носик обратился к «Ване», находившемуся, к счастью, неподалеку от места происшествия, и тот, прибыв на таможню, коротко переговорил с ее начальником. Через пару минут водителя отпустили, извинившись за причиненные неудобства. Выручал «Ваня» и самого Носика. Еще в 2001 году у него возникли проблемы с просроченной визой при выезде из Китая. Носик позвонил «Ване», а затем по его просьбе передал трубку китайским пограничникам. Смысла разговора он, естественно, не понял, но его попросили заплатить небольшой штраф и выпустили в Россию.

Особых сомнений показания Носика не вызывали, хотя было заметно, что откровения даются ему не без труда. От сотрудничества с сотрудниками ФСБ Носик отказываться не стал и уже в октябре сам рассказал о весьма любопытной новой встрече с «Ваней». Встреча носила деловой характер — Носик поставил компании «Вани» 20 тонн льна. Однако, поблагодарив российского предпринимателя за хорошую работу, «Ваня» неожиданно предложил ему доставить из России около 20 изделий к Су-27, а если есть такая возможность, то желательно и весь самолет — целиком. Можно даже списанный, причем за хорошую цену — $2,5 млн.

Однажды «Ваня» предложил Носику встретиться с его директором, который хотел отблагодарить его за поставленный лен. С директором встретились в отдельном кабинете ресторана. Непосредственный начальник «Вани» по-русски практически не говорил, но одно слово в его речи Носик понял без перевода — комплекс С-300. Правда, именно это слово «Ваня» для Носика переводить не стал. Кроме того, директор интересовался возможностью приглашения на работу в Китай специалистов танкоремонтных и самолетостроительных заводов, а заодно перспективами частичной приватизации саратовских и уфимских оборонно-промышленных предприятий. Еще одна «существенная деталь» — директор практически не пил, но притворялся пьяным. Под конец даже пригласил Носика к себе домой продолжить веселье с «девочками». Носик вежливо отказался.

Следующая знаковая встреча Носика с теми же партнерами в Китае состоялась уже в январе. На этот раз Носик прибыл в Поднебесную покупать партию деревообрабатывающих станков. «Ваня» помог русскому партнеру получить номер в дорогой гостинице и сам оплатил его проживание. С Носиком они встречались дважды в день — за обедом и ужином, которые растягивались на 2–2,5 часа. При этом «Ваня» опять попросил Носика добыть кое-какие сведения военного характера и даже пообещал обезопасить их переправку подарком в виде ноутбука со специальной программой зашифровки.

Но вскоре российские спецслужбы задержали Носика по подозрению в «двойной игре». В ходе следствия ФСБ довольно быстро вышло на его старого знакомого военнослужащего Виктора Смаля, проживавшего в селе Романовка. Общих интересов у них вроде бы не было, но связывался с ним Носик регулярно, как только возвращался из Китая. После очередного такого возвращения Смаль неожиданно обратился к сослуживцу Захарову с просьбой передать ему кое-какие служебные документы на военно-авиационную тематику. Захаров обещал подумать, а о содержании неожиданного для него разговора тут же доложил куда следует.

После этого стало понятно, что Носик ведет двойную игру, причем в пользу спецслужб КНР. Чтобы взять его с поличным, оперативники ФСБ разработали целый цикл оперативных мероприятий. Срочно изготовили в качестве «секретного» документа «Справочник офицера противовоздушной обороны».

Этот «Справочник» в конце марта 2003 года Смаль и сфотографировал на квартире Захарова. Всего за $100. Причем фотографировал цифровым аппаратом «Олимпус», переданным ему Носиком. Сам Носик не подозревал о деятельности ФСБ. Сказал, что ноутбук и фотоаппарат продал в Находке неизвестному человеку, не догадываясь, что оперативники уже знают, где находится фотоаппарат и что им фотографируют.

Фотокопии «Справочника офицера противовоздушной обороны» Смаль привез Носику в день очередного отъезда последнего в Китай. Однако дальше таможни эти 513 графических файлов не ушли. Вечером Носик был задержан с поличным при прохождении таможенного и пограничного контроля.

В принципе, был вариант предоставить ему возможность выехать с «Справочником» в Китай и продолжить оперативную игру с «Ваней». Но существовала большая вероятность того, что Носик везет с собой и другие материалы, происхождение которых оперативники не знали. В итоге, кстати, это предположение подтвердилось. В электронных архивах очередной партии шпионов обнаружилось около 10 000 графических файлов с грифом «ДСП», или «Секретно». Эту информацию Носик получил от других военнослужащих — Крохмаля и Саркисяна.

Эти дела по китайскому шпионажу не единственные. Уже когда шла операция «Ваня» в конце апреля 2001-го при попытке пересечения границы с секретными документами о вооружении Су-27 задержан бывший капитан ВВС Алексей Ветров. Потом на все том же Дальнем Востоке (в частности, в Хабаровске) при попытке вывезти в Китай секретную документацию и комплектующие, относящиеся к сфере военной авиации и флота, возьмут еще несколько российских граждан. И опять выяснится, что особый интерес разведывательные службы КНР проявляют к компонентам Су-27, который Россия поставляет в Китай! Весной 2003-го во Владивостоке пресечена попытка китайцев заполучить и вывезти чертежи все того же Су-27! А еще следствие установило, что спецслужбы КНР сильно интересуют танкоремонтные, танко- и самолетостроительные заводы, а также возможность их приватизации Китаем!

Но зачем китайцам воровать то, что они, казалось бы, и так получают официально? Эксперты считают, что, во-первых, китайские военные сомневаются в том, что поставляемые из России компоненты идентичны тем, которые используются собственно в военной авиации России. Специалисты из НОАК убеждены, что Россия себе оставляет самое лучшее, а им отдает второй сорт. Во-вторых, китайская разведка крадет документацию, стараясь этим удешевить официальные закупки. И наладить свое производство ворованного. Так, в Хабаровске сняли с поезда китайца, который вез с собой секретные документы, которые позволили бы наладить производство военной техники в сотни раз дешевле официальных закупок. Случались и курьезы: на приморском заводе «Прогресс» поймали китайца, который хотел получить документацию по уникальным крылатым ракетам «Москит». Оказалось, что они входят в вооружение двух эсминцев, которые Россия построила для КНР. Порой разведывательные службы Китая просто ведут тотальные поиски всего, что связано с военными технологиями, не глядя скупают абсолютно все.

По данным ФСБ, начиная с 2001 года китайские спецслужбы активизировали свою деятельность в воинских частях Приморского края. Статистика такова: в 2002 году контрразведчики поймали китайского агента в Хабаровске, когда он пытался вывезти секретные чертежи с авиапредприятия, производящего штурмовики Су. Через год УФСБ по Приморью провело крупномасштабную операцию по задержанию группы, в которой были военные пилоты, занимавшиеся нелегальной продажей китайцам запчастей к боевой технике. В операции было задействовано 11 групп контрразведчиков, которые одновременно произвели обыски по более чем 10 адресам. Итоги операции были доложены Николаем Патрушевым президенту.

В 2003 году сотрудники ФСБ по Приморскому краю предотвратили вывоз драгоценных металлов и редкоземельных элементов, которые содержались в начинке блоков системы наведения, а также в другой бортовой и наземной аппаратуре, в электронных схемах и т. д. Китайцы покупали скопом эту технику и пытались вывезти в КНР. Для предотвращения этой сделки сотрудников УФСБ внедрили в воинскую часть под видом офицеров-переподготовщиков и командированных гражданских специалистов.

* * *

В 1991 году «Росвооружение» продало Китаю 46 истребителей Су-27. Россия рассчитывала неплохо заработать и на поставках запчастей к этим уникальным летательным аппаратам. Однако эти расчеты не оправдались, потому что в дело вступили китайские спецслужбы. Они подумали и решили: зачем покупать, если можно украсть и организовали широкомасштабные операции по контрабандной доставке запчастей Су-27 из России.

За последние десять лет мы продавали Китаю не только истребители. КНР закупила у нас также подводные лодки, ракеты, корабли. Для поддержания всей этой техники в боевом состоянии требуется немало запасных частей. Официальным путем закупать их весьма накладно. Вот и возник нелегальный рынок по продаже комплектующих к военной технике. Особый и устойчивый интерес у китайцев вызывает все же новейшая авиационная техника: наши суперсовременные вертолеты Ка-50 и Ка-52, а также комплектующие к последним поколениям атомных подводных лодок.

Более того, у российских спецслужб есть предположение, что те образцы боевой техники, которые мы не продали Китаю, там пытаются воссоздать на своих предприятиях. Только этим можно объяснить значительное расширение списка комплектов оборудования и запчастей, а также чертежей, которые китайские спецслужбы пытаются контрабандно переправить к себе на родину.

Скорее всего, все это необходимо для самостоятельного производства современной российской военной техники на китайских оборонных предприятиях. Вот и рыскают китайские коммерсанты-разведчики по оборонным предприятиям России и скупают запчасти, чертежи узлов оборонной техники. По рассказам сотрудников ФСБ, целый этаж общежития одного из обороных российских заводов был заполнен китайцами с явно военной выправкой, прекрасно говорящими по-русски и усиленно делающими вид, что они ничего не понимают. Официально они числились как командированные специалисты, «следящие за выполнением контракта». Никто не сомневался, что все они — офицеры китайской военной разведки (хотя, видимо, были там и граждане из МГБ). И, скорее всего, в свободное от основной работы время они занимались агентурными подходами, охотились за чертежами и блоками.

У разведки КНР в сборе секретных сведений была своя специфика, связанная с добычей информации. Бродя в окрестностях наших оборонных заводов, они выискивали слесарей-забулдыг и предлагали продать им секретную деталь то за бутылку, а то и за целый ящик водки. Если верить журналисту и востоковеду К.Г. Преображенскому, очень часто этот незатейливый прием срабатывал.

Пойманных же с поличным офицеров китайской разведки, если такое случается, без огласки выпускали. Миллиардный контракт дороже национальной безопасности. В марте 2001-го в Хабаровском аэропорту сотрудники ФСБ взяли гражданина КНР с секретными чертежами атомной субмарины. Потом вдруг человека с извинениями отпустили, а прессе поведали, что вывозимые материалы оказались не секретными.

Причем сами китайцы не рискуют переправлять ворованные секретные материалы через границу, а в основном заставляют делать это русских бизнесменов, завербованных ранее.

По данным российских спецслужб МГБ Китая использует следующую тактику. Ее можно разделить на два этапа. Первоначально в Россию под видом коммерсантов приезжают действующие сотрудники спецслужб КНР, нацеленные на поиск партнеров, которым все равно, чем торговать. Завербованным российским коммерсантам давали большие деньги и просили искать и вывозить в Китай, например, редкоземельные металлы, которые, как известно, в основном применяются в космических и оборонных технологиях. Если контракты исполнялись точно и в срок, то к таким людям интерес возрастал. Их усилия щедро вознаграждались, а задачи усложнялись.

Из них потом были сформированы группы, которые занимались «торговлей» военными изделиями по направлениям: ВМФ, сухопутные войска, авиация. Конечно, ФСБ вмешивалась в этот бизнес, и после ряда успешно проведенных операции тактика соседей изменилась.

Один из таких русских коммерсантов недавно явился с повинной в ФСБ. Он рассказал, что китайцы создали специальную фирму «Азия» в городе Харбине, в которой работал некий гражданин КНР Лю Дэйцзюнь. Он и являлся непосредственным заказчиком на поставку военных изделий из России. В хорошо организованной и четко отлаженной технологии контрабандной переправки запасных частей и оборудования самое непосредственное участие принимают также сотрудники таможенной службы и пограничной охраны соседней страны.

В ходе следствия сотрудники ФСБ выяснили, что один из уссурийских бизнесменов занимался продажей металлолома, который на законных основаниях брал на заводе по ремонту атомных подводных лодок «Звезда». Однажды его партнер предложил торговать не просто ломом, а изделиями военной техники. То есть незаметно вывозить с территории завода изделия, конечно, не без помощи заинтересованных в этом руководящих работников «Звезды», а затем контрабандным путем переправлять в Китай. «Предприниматели» сначала предложили китайцу два насоса и преобразователь с атомной подводной лодки типа «Кальмар».

Вскоре была заключена сделка на 90 тысяч долларов. А через месяц коммерсант через подставную фирму вывез в Китай под видом металлолома агрегаты с атомной подводной лодки и документацию к ним. За эту услугу русским бизнесменам заплатили 50 тысяч долларов. Однако вскоре китайцы отказались покупать оборудование со старых АПЛ, которые шли на утилизацию, и предложили доставлять им агрегаты с новейших субмарин. Но предприниматель испугался, что зашел слишком далеко, и явился с повинной в ФСБ.

В другом случае китайцы сделали заказ русскому коммерсанту достать и переправить через границу списанную подводную лодку для восстановления ее в Китае. Конечно, под этим они подразумевали не громадную субмарину с ядерным двигателем, а маленькую двухместную подлодку для диверсионных целей, которую можно было переправить через границу на тяжелом грузовике. Но, к большому огорчению китайской стороны, эта задача оказалась неисполненной.

Недавно гражданин Китая осужден на десять лет за шпионаж на территории Иркутской области. По данным ФСБ, осужденный являлся кадровым разведчиком. В течение нескольких лет китаец жил в Иркутской области, где занимался бизнесом. «Однако одновременно он собирал информацию о российских ракетных комплексах и войсках».

После ряда разоблачительных шпионских скандалов, китайцы меняют тактику. Сегодня они перестали выезжать в Россию и начали вербовать неразборчивых российских коммерсантов на своей территории. Более того, сегодня они не пытаются вывозить чертежи и блоки военных изделий за рубеж. Зачем? Лучше всего вывозить российских специалистов-оборонщиков в Китай на 2–3 суток — как бы в турпоездку. За определенные консультации наши ученые получали там от 100 до 500 долларов. Наиболее ценным источникам предлагали заключить секретный контракт на более длительное сотрудничество.

Один из сотрудников оборонного НИИ, связанного с высокоточным оружием, рассказывал, что приезжающие в институт по обмену китайские «ученые» прямо делают «вербовочный подход» к российским ученым и предлагают ядерщикам поделиться информацией. Совсем недавно был осужден профессор Тихоокеанского института океанологии РАН Владимир Щуров. Он передал Китаю секретные сведения о российских военных технологиях. Приговорен к 2 годам условно и амнистирован. Но тем не менее красноярскому ученому Валентину Данилову, заключившему контракт с Всекитайской импортно-экспортной компанией точного машиностроения на изготовление исследовательского стенда и разработку к нему программного обеспечения, не удалось избежать длительного судебного расследования, которое продолжается и поныне.

В конце ноября 2005 года были арестованы заместитель гендиректора «ЦНИИМАШ-Экспорт» С. Твердохлебов и его помощник А. Рожкин. Они участвовали в хищении денежных средств в составе организованной группы под руководством Игоря Решетина — гендиректора компании. С. Твердохлебов обвиняется в хищении почти 30 млн. руб. Самому И. Решетину, помимо обвинения в организации увода около 30 млн. руб. с использованием фиктивных фирм, зарегистрированных на утерянные паспорта, инкриминируется шпионаж в пользу Китая. По версии следствия, И. Решетин и два его соучастника — С. Твердохлебов и А. Рожкин — растратили 29 млн. руб., перечисленных китайской стороной на выполнение контракта. Речь идет о деньгах, которые И. Решетин получил от коллективов 13 научных учреждений, сотрудничавших с компанией «ЦНИИМАШ-Экспорт». Итогом двухлетнего разбирательства, которым занималось следственное управление ФСБ РФ, стал арест 25 октября 2005 г. троих фигурантов дела в их квартирах.

Воровство оружия и боеприпасов на Дальнем Востоке поставлено на поток. Из воинских частей и оборонных предприятий тащат все, что попадается под руки: чертежи узлов самолетов и подводных лодок, различные секретные приборы и узлы самолетов, ракет и др.

Так, однажды в Арсеньевский городской отдел УФСБ по Приморскому краю поступила информация о том, что местный житель, назовем его Николаевым, хочет продать секретные электронные блоки управления от самолетов Су-27. Этот коммерсант занимался предпринимательской деятельностью, имел обширный круг знакомых. Понятно, что за коммерсантом чекисты установили негласное наблюдение. Вскоре поступила информация о том, что якобы появился посредник, готовый за определенный процент комиссионных взяться за реализацию электронных блоков.

Такой вариант развития событий был предусмотрен сотрудниками ФСБ, и они уже подготовили соответствующие предупреждающие действия, посредник, «кинув» Николаева, сбежал. Тогда оперативники решили провести с Николаевым соответствующую беседу. Встречу назначили в здании Арсеньевского ГУВД. Николаев заметно нервничал, явно догадываясь о цели предстоящего разговора. Отпираться он не стал. Ему объяснили все возможные последствия его действий и предложили вернуть блоки. Николаев согласился. Единственно он отказался выдать поставщика блока.

Но Николаев не учел одного: эти электронные блоки управления находятся на строгом учете и определить, откуда они украдены, не составило большого труда. Последним местом их пребывания была войсковая часть в Хабаровском крае.

Активно Китай интересуется нефтью. Амбиции китайских нефтяников проявились во всей красе еще во время аукциона по «Славнефти» двухлетней давности, когда китайская госкомпания СКРС соревновалась со структурами, близкими к «Сибнефти», в попытке получить контроль над российской компанией. Китайская нефтяная компания CNPC ведет переговоры о покупке канадской компании PetroKazakhstan, работающей в казахском секторе Каспия.

* * *

В последнее время деятельность китайских спецслужб в России была связана с попытками дискредитации движения «Фалуньгун» на территории России. Через официальные и неофициальные каналы, через СМИ, всеми способами китайские власти пытаются навязать общественному мнению ложную информацию о «Фалуньгун». При этом они используют всевозможные методы, включая противозаконные: прямое и косвенное давление на местные органы власти, организации и просто частных лиц, создавая препятствия для законных занятий и выступлений российских граждан, практикующих «Фалуньгун».

«Фалуньгун» — организация, созданная проживающим в США китайцем Ли Хунчжи. Вначале она (организация) завлекала народ занятиями дыхательной гимнастикой цигун, которая практикуется в Китае в течение нескольких тысячелетий. Ли Хунчжи, используя термины и технику, позаимствованные из цигун, создал псевдотеорию «великий закон фалунь». Он много рассуждает об «истине, добре и терпении», заявляет, что ему известен «коренной великий закон космоса», возвещает о «взрыве земного шара», о «предстоящем конце света». Ли Хунчжи заявлял, что только он может спасти человечество. Цель этого набора мистики и «философии» совершенно ясна: создать сумятицу в головах людей, а затем духовно манипулировать своими последователями, чтобы они стали его послушным орудием.

Начиная с 1996 г. последователи «Фалуньгун» организовали несколько сотен противозаконных нападений на учебные заведения, органы печати и издательства, правительственные учреждения. Пренебрегая законом, «Фалуньгун» не останавливается перед шантажом, чтобы не допустить критики в свой адрес. Ли Хунчжи организует крупномасштабные противозаконные сборища и акции, нарушая общественный порядок и мешая работе госучреждений. Вспомним инспирированный им митинг свыше 10 тыс. его сторонников вокруг правительственного комплекса Чжуннаньхай в Пекине в 1999 г. Эта акция стала ярким проявлением его политических амбиций.

Когда китайское правительство решительно и твердо разогнало незаконную осаду комплекса Чжуннаньхай, костяк организации не только не свернул свою деятельность, но и напротив, усилил подготовку новых акций.

Ли Хунчжи создал свою радиостанцию, телевидение, внедрился в Интернет, издает литературу и активно публикуется в зарубежных средствах массовой информации. Его деятельность получила массовую поддержку и экономическую помощь со стороны ряда стран и организаций.

Представители китайских спецслужб открыто посещают учебные центры «Фалуньгун» с целью выявления китайских граждан, для того чтобы экстрадировать их обратно в Китай и подвергнуть там жестоким и незаконным наказаниям. Это же подтверждают и попытки китайских агентов, под видом якобы «старых китайских учеников», войти в контакт с русскими, практикующими «Фалуньгун». Цель подобных контактов — собрать информацию о «Фалуньгун» в России, внедриться, контролировать это движение изнутри и собирать компрометирующую информацию о нем, порой не гнушаясь самыми нечистыми приемами и способами.

* * *

Вспомним слова китайского капитана-перебежчика о том, что Россию могут взять «бархатно» — женясь и поселясь. Сегодня России угрожает «демографическая экспансия». Полным ходом идет, если не завершается, процесс «китаизации» российского Дальнего Востока. По словам командующего дальневосточным пограничным сектором генерал-лейтенанта А. Гольбаха: «В КНР разработана государственная программа заселения Дальнего Востока, китайские государственные службы не только оформляют своим гражданам визы, но и помогают им легализоваться в России, сообщают адреса, по которым можно поселиться в Хабаровске, Владивостоке, Благовещенске, дают инструкции, как быстрее вписаться в российскую жизнь».

Аналитики российского Центра стратегического развития пришли к выводу, что «масштабное проникновение на российский Дальний Восток китайских иммигрантов превратилось в острую политическую, социально-экономическую и международно-правовую проблему», ведь «по информации ряда местных краевых газет, на границе с Китаем в южных районах приморского края (Гродековский и Пограничный районы), численность постоянно проживающих там китайцев достигает 10–15 тысяч человек. Отсюда вывод: «Проникновение китайцев на российскую территорию существенно затрагивает национально-государственные интересы России в данном регионе», так как ведет к «процессу формирования китайской диаспоры» на территориях, оспариваемых у России (всего Китай, напоминаем, претендует на 1,5 млн. кв. км. российских земель). Недаром министр строительства Российской Федерации сравнил сложившееся положение с оккупацией.

Актуальной геостратегической проблемой для Китая является рост влияния американской агентуры в России, так как КНР рискует оказаться в недружественном окружении в момент, когда перед китайским руководством в полный рост встанут стратегические задачи по ликвидации американского присутствия в Азиатском регионе. Китайские лидеры, планирующие распространение своего контроля на страны Юго-Восточной Азии, Тайвань, Корею и Японию, заинтересованы в наличии в России сильного лидера, способного противостоять американской экспансии. В то же время Китай не заинтересован в восстановлении военно-стратегического потенциала России, так как это смогло бы создать трудности в дальнейшей реализации глобальных планов КНР.

* * *

Кроме высокоточного оружия китайские спецслужбы проявляют интерес к биологическому оружию. Разведывательные службы Америки, Великобритании и Австралии ведут международное следствие по делу о таинственной гибели десяти ученых, граждан разных стран, занимавшихся проектами в области биологического оружия.

По данным лондонской еженедельной газеты Sunday Express, в самолете Сибирской авиакомпании, вылетевшем из Израиля и потерпевшем катастрофу над Черным морем в октябре 2003 года, находились 5 микробиологов. По данным журналистов Sunday Express, «израильская группа ученых занималась тайными проектами в области сверхмощного биологического оружия. Работа этой группы была настолько тайной, что ее проекты и разработки не подлежали опубликованию даже в научных изданиях, и сведения о том, что им удалось сделать, ученые унесли с собой в могилу». Еженедельник также добавляет, что часть исследований была направлена на создание вакцины, которая смогла бы защитить население и армию от биологической атаки.

Причиной крушения самолета было названо ошибочное попадание в него украинской ракеты. Но существует еще одна версия падения самолетов и гибели ученых. Эта версия возникла после смерти русского ученого Владимира Песчаника, который переехал в Британию и занимался там созданием антител, противостоящих биологическому оружию. Разведслужбы отказались принять официальное объяснение смерти Песчаника, согласно которому он умер в ноябре 2001 года от инсульта.

Еженедельник Sunday Express утверждает, за устранение ученых, в том числе и Владимира Песчаника, ответственны китайские спецслужбы, не сумевшие уговорить биологов «поделиться» секретными исследованиями с КНР. Sunday Express цитирует американского специалиста по ядам доктора Леонарда Горовица, который сказал, что «есть несколько вирусов, которые могут вызвать инсульт, не оставляя никаких признаков».

Согласно сведениям, предоставленным Sunday Express, информационные службы США проверяют причины смерти в декабре 2001 года доктора Дона Уилли, биолога, поддерживавшего рабочие связи с Песчаником. Доктор Уилли был найден мертвым в машине; причиной смерти было названо самоубийство.

Американцы также исследуют обстоятельства смерти двух биологов, которые были убиты в последнее время — доктора Роберта Шварца и доктора Бенито Ко. А в Австралии расследуют причины смерти доктора Сэт Ван Нагвейна, ученого, который занимался разработкой нового вируса черных волдырей.

* * *

В декабре 2004-го Николай Патрушев уже открытым текстом сказал: наиболее активно на территории России работают спецслужбы США, Китая и Северной Кореи. Причем китайская разведывательная деятельность заняла почетное второе место после США.

Глава 4

Действия спецслужб КНР в Европе

Война — путь обмана.

Сунь Цзы

За последние десятилетия китайский шпионаж проник не только в США и Россию, но и в Европу. Европейцам, которые никогда не слышали о разведчиках из Поднебесной, оставалось лишь изумляться, как живо Китай интересуется делами их континента, например, европейской безопасностью, как уверенно он поучает их по поводу того, кто им друг, а кто враг. КНР начала неожиданно поддерживать Европейское экономическое сообщество, Североатлантический блок, и ее даже стали называть его 16-м членом. Но громкие скандалы, связанные с участием китайских граждан в промышленном шпионаже, практически одновременно разгорелись в Германии, Франции, Голландии и Швеции.

Так, к примеру, в 1966 г. разгорелся настоящий скандал, приведший к разрыву отношений с Голландией. Китайский разведчик Сюй Синь попытался остаться в этой стране, но агенты МГБ КНР выследили его и попытались схватить. Спасаясь от них, он выпрыгнул в окно и сильно разбился. В тяжелом состоянии Сюй Синя увезли в больницу. Но и там его достали «длинные руки» китайского МГБ. Китайские разведчики во главе с резидентом в Голландии Ляо Шухе выкрали перебежчика из госпиталя и убили. Об этом стало известно через несколько лет, когда сам резидент МГБ в Западной Европе Ляо Шухе стал перебежчиком и рассказал подробности этого преступления. Другой китайский разведчик, Чао Фу, уйдя в Швецию в начале 60-х, очень много интересного рассказал об акциях МГБ КНР в Европе.

За короткий срок Китай создал в Европе такую шпионскую организацию, которая по своим размерам и масштабам деятельности превосходила шпионскую службу любой другой страны. Волна разоблачений военного и экономического шпионажа, приписываемого Пекину, не спадает. В сентябре 2007 года спецслужбы Великобритании сообщили, что атакам китайских хакеров, состоящих на службе в военной разведке, подверглись компьютерные сети Министерства иностранных дел и ряда ключевых департаментов Уайтхолла. Годом ранее произошел подобный же инцидент, в результате которого была выведена из строя часть компьютерной системы палаты общин.

Во Франции под подозрение спецслужб попала гражданка Китая, 22-летняя Ли Лихуан. Она проходила стажировку в компании «Валео», производящей оборудование для автомобилей. «Валео» активно осваивает китайский рынок, на котором присутствует восемью совместными предприятиями, и рассчитывает увеличить свои поставки к 2010 году до 1,3 миллиарда евро.

Как утверждают французские СМИ, девушка привлекла внимание тем, что проводила слишком много времени за компьютерами, принадлежащими компании. И проявляла интерес к базе данных предприятия даже тогда, когда это не входило в ее прямые обязанности.

Тьерри Морен, президент и генеральный директор «Валео», занимающейся производством автомобильного оборудования, признал: стажерка нарушила действующие на заводе правила, записав на свой ноутбук конфиденциальные данные. При обыске в квартире Ли Лихуан французская полиция нашла несколько компьютеров, в которых содержалась секретная информация. Руководство «Валео» было крайне разочаровано. В лице молодой китаянки, блестяще владеющей немецким, испанским, английским, французским и арабским языками, а также профессионально разбирающейся в математике и физике, «Валео» видело перспективного работника. По словам руководителей компании, Лихуан взломала компьютерную систему защиты базы данных и скопировала секретную информацию о новейших моделях автомобилей крупных производителей.

История с Ли Лихуан, по мнению экспертов, весьма показательна. Эта «молодая Мата Хари из Поднебесной» приехала во Францию три года назад и училась в престижном Технологическом университете города Компьен.

Аналогичный шпионский скандал произошел в Швеции. Совсем недавно китайские ученые были взяты с поличным в Институте Каролинска, где они пытались получить закрытую информацию о новейших открытиях. По словам представителя шведской полиции, после этого скандала многие китайские исследователи попали под особое наблюдение властей.

Эти шпионские истории подтверждают рост промышленного и экономического шпионажа со стороны Китая и вызывают растущую озабоченность среди руководителей европейской индустрии. Однако правительства европейских стран не хотят предавать эти случаи широкой огласке и рекомендуют своим спецслужбам действовать с максимальной осмотрительностью. Страны Западной и Центральной Европы опасаются поставить под угрозу заключение выгодных контрактов, в частности, поставки в Китай новейшего суперлайнера А 380, способного перевозить от 550 до 800 пассажиров. Поэтому дела, как правило, предпочитают замять — они редко становятся достоянием общественности и доходят до суда.

Китайцы это понимают, поэтому МГБ КНР действует в Европе все наглее и активнее. Брюссельский Центр стратегических исследований (ЕСИСК) выпустил информационный бюллетень «Стратегическая Азия», в котором сообщает о существовании «настоящей разведывательной сети», центр управления которой находиться на территории Бельгии. Эта сеть представляет собой ассоциацию студентов, стажеров и молодых ученых, которые действуют независимо от китайских дипломатических структур. Под подозрение в шпионской деятельности попала «Китайская ассоциации студентов и ученых», расположенная в бельгийском городе Левен. В состав разведывательной сети МГБ КНР входят несколько десятков агентов, действующих во Франции, Великобритании, Германии и Бенилюксе. Ее следующей целью станет Центральная и Восточная Европа.

Шпионов Китая в первую очередь интересуют компании, разрабатывающие новейшие технологии, занимающиеся телекоммуникациями, медициной, финансами, а также предприятия в гражданской и военной сферах.

Спецслужбы разных европейских стран знают о существовании китайской шпионской сети, но, как ни странно, до сих пор не предпринимали никаких шагов по ее «нейтрализации».

Этому сообщению вторит материал из другого источника, в котором говорится, что в Германии «агенты Китая проникают в немецкие ведомства, имеющие прямое или косвенное отношение к решению вопросов, связанных с иммигрантами, например, обучающиеся в Германии китайские студенты или работающие в этой стране граждане КНР приглашаются местными властями в качестве переводчиков в суды, где рассматриваются ходатайства китайских иммигрантов».

На фоне процветающих дипломатических и коммерческих связей между Великобританией и Китаем британские спецслужбы высказывают беспокойство по поводу шпионажа, которым, по их мнению, все активнее занимается китайская сторона, заинтересованная в информационных и производственных технологиях. Об этом пишет газета The Guardian, отмечая, что в Великобританию приезжают многочисленные китайские делегации, однако в различных конференциях и других официальных мероприятиях участвуют лишь некоторые их члены.

Остальные в это время ездят по стране, посещая научно-исследовательские и оборонные предприятия. По мнению издания, Китай заинтересован, прежде всего, в научном шпионаже, поскольку китайской экономике, находящейся в состоянии бума, не хватает информационных и производственных технологий. Если же приглашающая компания высказывает недовольство по этому поводу, китайская сторона угрожает разорвать коммерческие отношения с этой фирмой. The Guardian отмечает, что в настоящее время на территории Соединенного Королевства, по словам представителей МИ5, действуют около 20 иностранных разведок. При этом наибольшее беспокойство контрразведчиков, кроме китайской, вызывает российская.

Эпизоды с китайскими студентами, занимающимися шпионажем, характерны для разведки КНР. Китайские студенты, торговцы, врачи и владельцы ночных клубов — все занимаются разведывательной деятельностью. Они сотнями оседают в странах Западной и Восточной Европы не для того, чтобы раскрыть какие-нибудь тщательно скрываемые секреты армии, флота и ВВС. Конечно, они были бы довольны, если бы им это удалось. Однако основной целью китайского шпионажа в Европе является сбор любой доступной информации о достижениях и намерениях европейских стран в отношении КНР. Собираются, классифицируются и раскладываются по папкам для применения в будущем даже самые незначительные данные. Незначительные сведения, взятые в отдельности, не представляют ценности, но, собранные вместе, они приобретают большое значение.

По данным немецкого объединения «Плагиариус», 10 % товаров народного потребления в мире являются подделкой, что ежегодно приносит убытки 200–300 млрд. евро.

Особый интерес у китайской стороны вызывают отрасли машиностроения. Копируют все, начиная от подшипников, запчастей для автомобилей и авиационных двигателей и заканчивая отдельными агрегатами и даже полностью готовыми машинами. Немецкое машиностроительное общество (VDMA) провело расследование и выяснило, что более чем 75 % подделок имеют восточноазиатское происхождение. Промышленный шпионаж может нанести фирме-производителю непоправимый ущерб, как это было в 2005 году с чешской фирмой Blata, производителем мини-мото.

Это связано с тем, что правительство КНР проводит промышленную политику, направленную на ускоренную модернизацию и расширение рынков сбыта китайской продукции. Одной из основных задач в настоящее время является реструктуризация и модернизация промышленного комплекса страны. При этом приоритетными отраслями являются машиностроение, металлургия, нефтедобыча, легкая промышленность и др.

Немецкая сторона отмечает, что почти каждое второе немецкое предприятие в ходе опроса назвало Китай страной — изготовителем подделок.

Методы промышленного шпионажа, используемые китайскими производителями, можно условно разделить на четыре группы. В первую входит простое фотографирование заинтересовавших товаров на промышленных выставках или при посещении предприятий. При существующем развитии техники нужное фото можно получить практически незаметно для окружающих.

Во вторую группу методик входит «классический шпионаж» — получение нужных сведений через подкупленных сотрудников интересующего предприятия или внедрение туда своего агента.

В основе третьей группы — сетевой шпионаж. Он используется для кражи информации с инфицированных ПК, которые затем направляются на китайские серверы, об этом сообщает ComPrice. Многие компании, занимающиеся защитой информации, отмечают, что новейшие компьютерные вирусы значительно совершеннее своих предков, и зачастую в них чувствуется участие государственного капитала.

И, наконец, четвертый способ украсть у конкурента интересующую информацию — принять участие в производстве в качестве субподрядчика, с последующей организацией собственного производства.

По сообщению газеты «Великая Эпоха», в 2005 году в Бельгии китайский перебежчик разоблачил сеть промышленного шпионажа Китая на территории европейских стран. По словам главного администратора Европейского центра безопасности стратегической разведки (ESISC) Клода Моника, основными объектами китайских спецслужб в Европе «являются все отрасли промышленности с высоким уровнем научных исследований и высокой прибыльностью», т. е. ключевые промышленные секреты. Как особые цели, он упомянул фармацевтику, высокие технологии, телекоммуникации, космос, авиацию и медицину.

Как противостоять китайскому промышленному шпионажу? Существует много вариантов. За последние два года департамент общественной безопасности Франции значительно увеличил свои усилия по противодействию китайскому шпионажу. Они следят за шпионами и снимают их на скрытые камеры, а также блокируют их телефонные звонки. Кроме того, они даже поощряют китайцев сообщать французским властям о подозрительных субъектах.

Французские власти тщательно допрашивают китайских студентов, обращающихся с заявлениями на получение гражданства или предоставление им права на проживание во Франции. Студенты получают отказ, если обнаруживается даже минимальное подозрение, что они являются шпионами.

В Германии VDMA советует немецким фирмам воздерживаться от привлечения китайских фирм в качестве субподрядчиков. Но проблема в том, что китайский рынок очень перспективен, на нем активно работают все ведущие производители, а единственной возможностью укрепиться на нем является организация производства в Китае.

VDMA оценивает ущерб от промышленного шпионажа в максимальном значении как 10 % от оборота предприятия, изготавливающего оригинал. Директор чешской фирмы Blata Павел Блата сообщил следующее: «Мы заметили первые пиратские продукты полтора года назад, а сейчас уже 8 китайских заводов копируют нашу продукцию». Он также добавил, что китайские аналоги имеют очень плохое качество, но они дешевы и хорошо продаются. В первом полугодии 2005 года убытки компании от китайского плагиата составили 100 млн. чешских крон (€ 3,4 млн.).

Многие промышленные предприятия пытаются защитить свой бизнес с помощью международного промышленного права. Но это мало кому удается, поскольку в законах существуют значительные пробелы. Но есть исключения. Так, в конце прошлого года корпорации General Motors удалось отстоять права одной из своих марок, Chevrolet, чье название часто произносится как Chevy, что очень похоже не китайский бренд Chery. Китайцы должны будут придумать какое-нибудь другое название, не ассоциируемое с известными марками.

Европейские политические деятели знают об этой проблеме, но молчат, поскольку не желают подвергнуть опасности торговые отношения с Китаем. Клод Моник сказал: «Разведка и службы безопасности в Европе находятся под высоким давлением политических деятелей, потому что политические деятели не хотят никаких осложнений с Китаем». По его словам, политические деятели знают, что «Китай крадет тайны и шпионит за диссидентами в Европе, но они хотят иметь возможность продать Китаю то, что хотят». Через 10–20 лет это закончится, потому что Китай будет иметь все, что нужно.

Нидерланды, 70–80-е гг.

Операция «Монгол». В конце 70-х прошлого века председатель Марксистско-ленинской партии Нидерландов (МЛПН) Петер Бове был известен во всем мире. Он неоднократно бывал в Китае и даже встречался с Мао Цзэдуном.

Но никто не знал, что МЛПН существует только на бумаге. Она была детищем операции «Монгол», которую проводила ВУ0, секретная служба Голландии, а ее председатель Петер Бове, он же Крисс Петерсен, — завербованный агент. Менее десятка настоящих членов МЛПН даже не догадывались, что состоят в фиктивной партии. Один из них, голландец по имени Поль Вартена, отдал МЛПН 12 лет своей жизни. Он очень удивился, узнав, что работал на разведку. Сотрудники голландских спецслужб издавали газету «Коммунист» и входили в состав ЦК фиктивной партии. Главная задача операции «Монгол» заключалась в расколе коммунистов Нидерландов и сборе информации о мировом коммунистическом движении.

По просьбе голландской разведки лидер МЛПН П. Бове сблизился с КПК КНР. Пекин тогда рассорился с Москвой и активно пытался переманить западноевропейских коммунистов на свою сторону. Бове стал желанным гостем в Китае. Он несколько раз приезжал в Пекин, где встречался с Мао. Он был в курсе всего, что происходило в Китае. П. Бове регулярно получал в китайском посольстве в Гааге бюллетени с последними новостями о внутренней и внешней политике КПК и деньги на издание «Коммуниста». Последняя поездка в Китай состоялась в 1989 году.

Никто бы никогда не узнал об операции «Монгол», если бы бывший сотрудник голландской разведки Фритс Хокстр не выпустил книгу об этом тайном мероприятии. Питер Бове был объявлен персоной нон грата в Китае.

* * *

По данным зарубежных информагентств, МГБ Китая активно сотрудничает с Федеральной разведывательной службой Германии (БНД). В первой половине 1996 года группа сотрудников БНД посетила Пекин, в это же время четверо высокопоставленных сотрудников китайской разведки в свою очередь посетила немецкий разведцентр. Они договаривались с руководством БНД о переподготовке китайских специалистов-разведчиков в Пуллахе. По данным газеты «Шпигель», эти визиты приобрели характер встречи «добрых старых друзей».

Более того, Китай предоставляет БНД информацию, которую добывают посты радиоэлектронной разведки МГБ КНР, расположенные на границе с Россией. БНД даже выпустила секретную Директиву, разрешающую резидентам БНД совместную работу с резидентурами МГБ Китая в государствах Юго-Восточной Азии с использованием различных технических и даже агентурных каналов.

Глава 5

Дракон против орла. Китайский шпионаж в США

Разведка — это Дантов ад, и в нем 99 кругов.

Т. Мэнголд, американский писатель

Вэн Хо Ли — физик одной из самых секретных лабораторий США, пребывал в недоумении: его пригласили в лабораторию, сообщив что «необходима его помощь в решении какого-то сложного вопроса, касающегося боеголовки W88». Вместо этого его привели в комнату, где находился «детектор лжи» и полиграфист по имени Хобгуд. Агенты ФБР убрали все со стен комнаты и так расположили стол со стулом, чтобы Ли сидел напротив одной из голых стен.

В комнате было чрезмерно тепло, и у Ли возникло однозначное впечатление, что ФБР специально подкрутило термостат. Он сел, и Хобгуд подключил его к прибору. Полиграфист затянул крепление датчика на пальце до боли туго. И тут Хобгуд сказал:

— Мистер Ли, вы являетесь подозреваемым в расследовании по делу об утечке секретной информации о боеголовке W88. Вы имеете право хранить молчание, все, что вы…

Ли не боялся очередного тестирования. Он прошел предыдущий тест на «детекторе лжи» меньше чем год назад. Но ему зачитали его права в той же форме, как если бы его арестовывали. Мало того, один из присутствующих сотрудников ФБР сказал:

— Вы знаете, кто такие Розенберги? Розенберги — это единственные люди, отказавшиеся сотрудничать с федеральным правительством по делу о шпионаже. Знаете, что с ними случилось? Их казнили на электрическом стуле.

Все это сильно выбило Ли из колеи. В тестировании было четыре значимых вопроса:

— Вы когда-либо занимались шпионажем против США?

— Вы когда-либо предоставляли секретные данные об оружии лицу, не допущенному к этой информации?

— Вы когда-либо общались с кем-то, кто занимается шпионажем против США?

— Имели ли вы когда-либо личные контакты с лицом, которое, как вы знали, занимается шпионажем против США?

В конечном итоге дело Вэна развалилось. Оно было одним из тысячи дел о китайском шпионаже, которые сегодня расследует ФБР. Вообще, тема китайского шпионажа в Америке — далеко не нова, однако в последнее время она приобретает качественно новое звучание. Если раньше власти США охотно привлекали специалистов из Китая для работы в самых различных научно-технических сферах, то теперь в каждом китайце американские спецслужбы готовы видеть агента разведки КНР.

Китай относится к странам, шпионская деятельность которых в США наиболее активна и подрывает результаты американских достижений в военной области. Недавно была замечена китайская дизельная ударная подлодка класса Song («Сун»), которая незаметно следила за авианосцем Kitty Hawk и всплыла на расстоянии пяти миль от него, то есть в пределах досягаемости ее ракет и торпед. Представители министерства говорят, что китайская субмарина оборудована российскими торпедами, которые наводятся на кильватер корабля, а также могут поражать корабли крылатыми ракетами.

До середины 90-х КНР технологически отставала от Америки на поколение, но в последнее время положение резко изменилось. Есть мнение, что администрация Клинтона давно была осведомлена о китайском шпионаже, но не реагировала, опасаясь нарушить отношения с Пекином. ЦРУ обвинило Китай в краже информации об американском ядерном оружии. Доклад, поданный в конгресс и Белый дом, говорит, что китайцы получили описание нескольких боеголовок, включая миниатюрную версию, используемую в ракете «Трайдент-2». Каким именно образом КНР заполучила необходимую информацию, до сих пор не ясно. Клинтон высказал подозрение, что Китай также разведал секрет нейтронной бомбы.

По данным ФБР, США просто наводнили китайские шпионы. В последние годы на территории США отмечена активизация агентов разведки КНР, и это вызывает серьезную озабоченность американских властей. Среди сотни стран, занимающихся шпионажем в США, особую угрозу представляют спецслужбы России и Китая. Об этом заявила глава Национального управления контрразведки Мишель ван Клив, выступая на слушаниях в конгрессе США, посвященных проблеме иностранного шпионажа. «Китай пытается разработать военную технику, которая могла бы конкурировать с американской и не остановится перед кражей наших технологий», — подчеркнула высокопоставленный сотрудник ФБР.

В представленном конгрессу США докладе по проблеме борьбы с иностранным шпионажем говорится, что «государственные разведслужбы Китая используют широкую гамму методов сбора информации, от слежения за государственными деятелями, учеными и бизнесменами до использования результатов научной деятельности, работы со студентами и частным бизнесом». По данным доклада, китайские агенты настойчиво действуют в бизнесе и собирают информацию, пользуясь услугами американских граждан китайского происхождения. Кроме того, они искусно пользуются подставными компаниями, стремясь получить доступ к технологиям двойного назначения и секретам национальной безопасности США.

Федеральное бюро расследований США замечает, что «случаи шпионажа происходят по всей территории США, от Нью-Джерси на западном побережье до Калифорнии на восточном, но основная деятельность сосредоточена в районе Силиконовой долины в Калифорнии. Здесь число шпионских историй растет на 20–30 % ежегодно». Последним из шпионских скандалов в США стал арест двух китайцев, отправивших в КНР компьютерные комплектующие на сумму в 500 тысяч долларов. По данным ФБР, эти комплектующие могут быть использованы в военных целях. В настоящее время китайцы ожидают судебного разбирательства.

Сегодня в США китайская разведка использует все гласные и негласные методы добычи стратегически важной научной и военной информации, в том числе устанавливает контакты с влиятельными правительственными чиновниками, ведущими учеными и бизнесменами.

В 2005 году ФБР был арестован бывший аналитик военной разведки США Рональд Н. Монтаперто. Он признался в том, что на протяжении 22 лет шпионил в пользу континентального (коммунистического) Китая и передавал секретную информацию разведывательным органам КНР. По данным ФБР Монтаперто передал большое количество информации китайским военным специалистам, в частности военному атташе Китая в США полковнику Янгу Куимингу, полковнику Ю Жендже и другим китайским военным. И, как следует из списка фактов по этому делу, среди переданной информации были секретные и сверхсекретные данные. Среди информации, переданной Монтаперто Китаю, были подробности, касавшиеся продажи США военного оборудования и ракет ближневосточным странам.

Более того, один из сотрудников спецслужб США сказал, что Монтаперто представлял ценность для китайцев не только тем, что передавал информацию, но и помощью в организации обмана американцев китайцами, в рамках которой он передавал сведения о действиях американской разведки.

Монтаперто поступил на работу в военное разведывательное агентство в 1981 г. Впервые на Монтаперто пало подозрение после того, как в конце 1980-х в США сбежал китайский разведчик, сообщивший о том, что Пекину удалось создать от пяти до десяти тайных источников информации в Вашингтоне. Монтаперто был одним из тех офицеров разведки, кто попал под подозрение. Однако расследование его связей с китайской разведкой было закрыто в 1991 г. за недостатком улик. Он работал в рамках программы военного разведывательного агентства, включавшей санкционированные контакты с официальными лицами из китайского посольства в Вашингтоне. Однако Монтаперто сообщал своему руководству не обо всех контактах.

Покинув службу в военной разведке, Монтаперто продолжал работать на правительство США в Государственном Оборонном университете, после чего стал куратором мозгового треста Тихоокеанского отдела военного командования, где и проработал вплоть до увольнения (в связи с раскрытием дела) в 2004 г.

Лишь в ходе второго следствия, начатого в августе 2001 г. и завершившегося его признанием в преступлении, следователям удалось найти в его доме в Спрингфилде секретные документы. Несмотря на это, он даже не был арестован и продолжал жить на свободе в своем доме в городе Морхэд в Северной Каролине.

Заподозрив Монтаперто вторично, следователи ФБР и военно-морской разведки начали в июле 2003 г. обманную операцию, в ходе которой Монтаперто было предложено принять участие в разведывательной программе против Китая, для чего его попросили пройти тест на детекторе лжи. Во время допроса, предшествовавшего тесту, он признался, что передавал китайцам секретную информацию. Это позволило начать против него полномасштабное расследование по делу о шпионаже.

Кроме шпионской деятельности в пользу Китая, Монтаперто исполнял также роль агента влияния. Он входил в группу прокитайских профессоров и чиновников в правительственных и разведывательных кругах, которые выражались очень положительно об отношениях с этой страной. Члены группы, которая получила от своих критиков прозвище «Красная команда», резко критиковала всякого, кто поднимал вопросы относительно угрозы, которую представляет для Америки коммунистический режим в Пекине.

Китай уже не один год прочно удерживает пальму первенства в шпионаже против США. Его спецслужбы в шпионской деятельности против США применяют различные эффективные методы и технологии. Недавно китайские хакеры, состоящие на службе в военной разведке, атаковали компьютерные сети Пентагона. В результате проверки американские спецслужбы выявили засланные каким-то образом через Интернет китайские «жучки» даже в компьютерах офиса министра обороны Роберта Гейтса.

По данным ФБР, на правительство КНР также работают многие крупные китайские компании. Они обладают собственными разведывательными структурами, которые пытаются выведать секреты национальной безопасности США.

Китайские разведчики успешно внедряют агентов в ряды персонала офисов американских компаний (в том числе поставщиков вооруженных сил), на военные базы и в национальные лаборатории. Власти КНР также создали ряд организаций по международному сотрудничеству, налаживающие связи с американскими партнерами, которые облегчают им взаимодействие с нужными экспертами и помогают в сборе информации об американских технологиях.

Причем в своей работе спецслужбы Китая используют преимущества открытой экономической системы США, это позволяет им ускорить свою техническую модернизацию, уменьшить американское военное превосходство и снизить конкурентоспособность американской экономики.

Сотрудники ФБР утверждают, что китайские шпионы, работающие как на государство, так и на частные компании, используют весьма простые и эффективные методы, чтобы получить доступ к американским технологиям. Они приобретают их с помощью заказов по электронной почте, телефаксу и телефону или в результате личных контактов.

Так, совсем недавно в США вспыхнул очередной шпионский скандал. Сенсационность этого происшествия в том, что в центре скандала оказалась китайская правозащитница, социолог Гао Жан. Она неоднократно публично выступала против коммунистического режима в Китае, несколько раз задерживалась спецслужбами КНР. В 2001 году, после того, как власти КНР арестовали ее по обвинению в шпионаже в пользу Тайваня, в США развернулась шумная кампания, направленная на защиту Гао Жан. Американский президент Джордж Буш лично просил Цзян Цземиня освободить Гао Жан. В результате вмешательства мировой общественности китайские власти пошли на попятную и выслали правозащитницу из страны.

Но, как оказалось, Гао Жан была глубоко законспирированной китайской разведчицей и долгое время успешно работала на военную разведку КНР. А ее арест по подозрению в шпионаже в пользу Тайваня, был всего лишь акций прикрытия, с целью легального внедрения ее в США. По данным ФБР, в период с 1998 по 2001 год Гао Жан, представляясь как Гэйл Хейтс, через подставную фирму покупала микросхемы, процессоры и другое высокотехнологичное оборудование, которое затем переправлялось в Китай.

Спецслужбы США обратили внимание на ее деятельность в еще в 2000 году. Во время обыска в доме Гао Жан были найдены контракты на поставку продукции с различными китайскими структурами, в частности, имеющими отношение к армии и оборонной промышленности. Обвинение доказало только один случай продажи, когда 12 июля 2000 года фирма Гао приобрела и передала в Китай 80 микропроцессоров. И это только то, что ФБР смогло доказать.

Многочисленная диаспора в Штатах, большое количество студентов, предпринимателей, ученых из КНР, постоянно проживающих в США, очень упрощают задачу разведслужбам Китая. И кто может поручиться, что и среди китайских правозащитников, находящихся в США, нет агентов разведки? У китайских спецслужб были хорошие учителя в лице КГБ, и они оказались достойными учениками, превзошедшими своих учителей, и было бы наивно думать, что разведка КНР не пользуется столь удобным прикрытием. Кроме того, в этом случае еще дискредитируется китайское правозащитное движение, к которому в США всегда относились с большим сочувствием и симпатией.

По данным американской разведки, буквально до последнего времени китайские ядерные технологии значительно отставали от американских; в частности, китайцы не умели производить ракеты с расщепляющимися боеголовками, так как у них не было технологии изготовления столь маленьких боеголовок. Однако в середине 90-х именно благодаря научному шпионажу Китай стал производить и тестировать именно такие боеголовки.

Помощник директора управления контрразведки ФБР Дэвид Сади заявил, что в плане шпионажа Китай представляет собой «величайшую угрозу для США на сегодняшний день».

Среди высоких технологий, привлекших внимание спецслужб КНР, интерес представляют информационные системы, сенсоры, аэронавтика, электроника, вооружение и взрывчатые вещества. По данным ФБР, наиболее привлекательными целями для китайских шпионов являются высокотехнологичные компании, следом за ними в рейтинге такой несколько опасной популярности следуют компании, специализирующиеся на выпуске мануфактуры, и предприятия по обслуживанию населения. Причем наибольшим спросом у шпионов пользуются не только результаты новейших научных разработок, но и стратегии маркетинговых операций и даже списки постоянных клиентов. При этом ущерб, который наносится в результате подобной деятельности американской экономике, оценивается от 24 до 100 млрд. долларов.

В азиатской версии британского журнала Time написано, что «более 3 тысяч компаний в США подозреваются в шпионаже в пользу Китая». Причем, по данным издания, большинство из компаний работает в районе Калифорнии, где сосредоточены основные центры высоких технологий в Америке. Совсем недавно американская компания «Дженерал Моторс» подала в суд на китайских коллег из «Шанхай Автомотив Индустрис Корпорейшен» за копирование дизайна своего автомобиля. Сходство американской и китайской машин настолько велико, что ряд деталей можно использовать в обеих моделях.

Китай привнес в свою тайную деятельность в США восточную хитрость, мудрость змеи и стратегию «массового натиска». С гражданами, которые собираются отправиться в Соединенные Штаты по своим делам, спецслужбы Китая проводят беседы, в ходе которых объясняют, на что нужно обратить внимание. При этом, по данным британского журнала «Таймс», в последние годы Китай начал использовать обычных туристов и бизнесменов для сбора данных об американских производствах. Также потенциально опасными считаются американские университеты, где в настоящее время учится 150 тысяч студентов из Китая. Таймс утверждает, что «сотрудники китайских спецслужб беседуют с ними до и после их поездки в Америку, спрашивают, что они видели, а иногда прямо указывают на информацию, которую им хотелось бы узнать».

Главная опасность заключается в том, что в США довольно много китайских студентов, которые не являются «шпионами» в традиционном смысле этого слова, однако патриотические чувства толкают их на то, чтобы передавать в Китай информацию, которую они узнают на семинарах, конференциях, в разговорах. Причем часто эта «секретная» информация вовсе не засекречена — это научные журналы или Web-сайты. Это создает трудности для работы ФБР. Как пишет Newsweek, многие китайцы даже не знают, что работают на широкую систему шпионажа: представители американских спецслужб отмечают, что пойманные на шпионаже китайцы легко сознаются и вообще не ощущают, что делали что-то противоправное.

* * *

ФБР не справляется с тотальным китайским шпионажем. По сути дела спецслужбы КНР бьют врага на его же поле, его же методами. Признанию этого факта предшествовало несколько знаковых событий.

1995 год. В одно из представительств ЦРУ за рубежом обратился перебежчик из КНР и доставил секретный документ, который содержал информацию о боеголовке W-88 «Трайдент D-5», самой современной в арсенале США, а также техническую информацию о термоядерных боеголовках.

Это событие послужило началом шпионского скандала по подозрению Китая в шпионаже внутри Министерства энергетики США. Во второй главе доклада Избранного Комитета Конгресса, касающегося национальной безопасности США в свете военных и торговых отношений с Китайской Народной Республикой, более широко известного как «Доклад Кокса», говорится: «Позже ЦРУ определило, что перебежчик был направлен спецслужбами КНР. Однако ЦРУ и другие эксперты разведывательного сообщества, которые вновь внимательно изучили документ, пришли к мнению, что он содержал сведения о строении американских термоядерных боеголовок». Существует версия, что перебежчик был послан специально с заданием отвлечь внимание американских спецслужб от источника МГБ КНР в Министерстве обороны США.

Американцы не раз имели дело с фальшивыми перебежчиками. Так, в 1966 году китайцы отправили на Запад фальшивого перебежчика Ляо Хэсюя. Но американцы раскусили его. Они «возвращают» Ляо в обмен на двух пилотов, самолет-шпион которых был сбит китайскими ПВО в 50-х годах.

Информация, предоставленная перебежчиком, заставила Министерство энергетики США начать расследование, которое было со временем продолжено ФБР. Спецслужбы обратили внимание на физика из Лос-Аламоса Вен Хо Ли как на главного подозреваемого. С согласия ФБР, начальник службы контрразведки Министерства энергетики Эдвард Карран приказал Ли пройти тестирование на полиграфе. Позже в служебной записке министру энергетики Биллу Ричардсону Карран спрогнозировал всего два возможных исхода: «Он либо откажется проходить полиграф и министерство отзовет его допуск к работе с секретной информацией и предпримет шаги для его увольнения, либо он согласится на полиграфную проверку, не пройдет ее, его допуск будет отозван и начнется процедура увольнения». Доктор Ли успешно прошел полиграф. Никаких связей со спецслужбами КНР зафиксировано не было.

Но все же Вен Хо Ли был уволен «за нарушение режима секретности». Times сообщает, что большую часть секретных компьютерных файлов доктор Ли в 1994 и 1995 гг. переслал в компьютерную сеть другой лаборатории. Свидетельство утечки данных в 1994 и 1995 гг. федеральные власти обнаружили, когда изучали компьютер на рабочем месте Ли в ходе расследования по делу о W-88. В апреле по приказу президента Клинтона и министра энергетики Билла Ричардсона секретная компьютерная система Los Alamos была отключена и отдано распоряжение об усовершенствовании ее защиты. Расследование возможной шпионской деятельности Ли продолжается.

Агент ФБР Майкл Лоув по этому поводу сообщил следующее: «… После беседы 23 декабря 1998 года полиграфисты Министерства энергетики провели тестирование на полиграфе Ли. Первоначальное мнение полиграфистов было таково, что Ли абсолютно честен. Однако, последующий пересмотр полиграмм полиграфистами как Министерства энергетики, так и штаба ФБР, привел к совместному принятию решения о том, что Ли лгал, отрицая тот факт, что никогда не занимался шпионажем против США».

Кроме того, в результате расследования было выявлено, что из исследовательского центра лабораторий бесследно пропали два жестких диска с совершенно секретной и чрезвычайно важной информацией. Они содержали сведения о том, как работают американские атомные боеголовки, а также программы, используемые для анализа результатов ядерных испытаний, проектирования ядерного оружия и определения уровня безопасности ядерных боеголовок посредством компьютерного моделирования. Национальные ядерные лаборатории в Лос-Аламосе, главный центр разработки американского ядерного оружия, временно прекратили работу.

Пропажа дисков — не первый случай подобного рода. Недавно в Лос-Аламосе произошло «нарушение режима безопасности» — пропал и таинственно объявился только в конце рабочего дня комплект ключей от одного из комплексов Лабораторий. Кто уносил ключи и, главное, зачем, до сих пор остается загадкой.

* * *

Американская газета «Вашингтон пост» в октябре 2000 года писала: «Высокопоставленные официальные лица США заявили, что новое изучение китайских военных документов, доставленных перебежчиком в 1995 году, заставили разведслужбы США прийти к выводу о том, что китайская шпионская деятельность в большей степени была направлена на ракетные технологии, чем на секреты ядерного оружия».

Этот вывод был сделан только в 2000 году из-за того, что лингвисты ЦРУ и других разведслужб полностью перевели всю объемную подборку секретных документов Китая, насчитывающую 13 тысяч листов, спустя целых четыре года после того, как она попала в их руки. Это показывает, насколько медлительны и неповоротливы американские спецслужбы в борьбе с научным шпионажем.

Запоздалый перевод и анализ привел к резкому изменению направления расследования ФБР о китайском шпионаже. С 1996 года и до конца 1999 года расследование ФБР было сконцентрировано на предполагаемой утечке данных по ядерным боеголовкам США и быстро сузилось до расследования по делу Вен Хо Ли, исследователя Национальной лаборатории в Лос-Аламосе, штат Нью-Мехико. Несмотря на это, сейчас ФБР — которое так и не нашло доказательств шпионажа Ли в пользу Китая — сместило свое внимание на Министерство обороны и работающие на него частные фирмы-подрядчики.

Это произошло потому, что доставленные перебежчиком документы показывают, что с восьмидесятых годов Пекин получил значительный объем секретной информации о баллистических ракетах США и их составных частях. По заявлению официальных лиц, скорее всего, «секретная информация о ракетах поступила от чиновников Министерства обороны или специалистов, занимавшихся ракетами, чем из лаборатории Лос-Аламоса или еще каких-то американских ядерных лабораторий».

Совсем недавно в Вашингтоне были опубликованы две трети 700-страничного доклада конгресса США о хищениях американских ядерных секретов китайскими шпионами. Остальная часть доклада — засекречена. В открытой части сказано, что Китай создал грандиозную шпионскую сеть в Америке, которая на протяжении последних 20 лет занимается добыванием противозаконными способами промышленных технологий военного характера. В результате этого КНР стал обладателем информации о новейших разработках, и испытания одного из видов секретного оружия могут вскоре состояться в Китае. В докладе говорится: «Благодаря краже ядерных секретов из наших лабораторий, Китай смог разработать, построить и успешно испытывать такие стратегические вооружения, создание которых без обладания нашей информацией оказалось бы не столь быстрым». В частности, были украдены сведения о семи ядерных ракетах, находящихся сейчас на вооружении у США, в том числе о нейтронной бомбе и миниатюрной ядерной боеголовке W-88, которая запускается с подводных лодок класса «Огайо» — «самом совершенном ядерном оружии США». В результате шпионажа у Китая сейчас есть два ядерных комплекса наземного базирования и одна субмарина, ракеты с которых могут достигать США. Чтобы собирать информацию, китайцы создали в США три тысячи различных компаний, сконцентрированных в основном в Калифорнии и Новой Англии, и получили сведения не только о ядерных секретах, но и о ракетных компонентах, производимых двумя американскими корпорациями — «Loral» и «Hughes Electronics».

Китайский шпионаж распространился также на атомную промышленность и компьютерные технологии. Спецслужбы КНР не только проникали в секретные лаборатории, но и получали нужные сведения благодаря научным и бизнес-контактам. Начиная с 1997 г. президент Клинтон уже не раз отдавал распоряжение об усилении мер безопасности в секретных лабораториях. Но авторы доклада пришли к выводу, что «почти наверняка шпионаж, начавшийся с конца 70-х, продолжается и по сей день».

Когда в январе 1991 года началась операция «Буря в пустыне», китайские разведчики собрали почти всю доступную информацию о тактике и стратегии американских войск. Для китайцев «Война в заливе» стала откровением и первым знакомством с тактикой и вооружениями ХХІ века. Применение высокоточного оружия, гибкие системы управления и контроля привели руководителей КНР в состояние шока. Пекин срочно начал кампанию подтягивания Народно-освободительной армии Китая (НОАК) до мирового уровня. Любимым выражением министра обороны КНР стало «ограниченная война с применением высокотехнологического оружия», и Китай в настоящее время решительно прокладывает себе дорогу к обретению статуса сверхдержавы, активно закупая или похищая современные технологии производства вооружений. Пекин уделяет серьезное внимание кибернетической войне, пытаясь получить возможность выводить из строя американские компьютерные системы, противоспутниковое оружие, коммуникационные линии и разведывательные спутники. Недавно американские власти выдвинули обвинения против ряда американских компаний, которые снабжали Китай чувствительными ракетными технологиями.

Применение новейших военных технологий требует разработку новой военной доктрины. Это китайское руководство не может выкрасть или купить. Но и здесь китайские военные нашли выход, они стали отслеживать и анализировать проводимые в США учения с применением новейшего оружия. Воровать воинские уставы, тактические разработки и соответствующую теме информацию.

Американские спецслужбы всерьез опасаются атак китайских хакеров на телекоммуникационные системы Пентагона и других государственных структур США. По их мнению, слабым звеном во всей информационной структуре Штатов были и остаются локальные сети, имеющие выход в Интернет.

Зарубежные эксперты считают, что сегодня возможности Китая в информационной сфере таковы, что китайские специалисты-компьютерщики могут не только проникнуть в телекоммуникационные сети за рубежом, но и вывести из строя персональные ЭВМ. При этом китайцами будут использоваться неизвестные для США компьютерные вирусы собственного изготовления.

Исследователи корпорации «Рэнд» считают, что в Китае приоритеты давно отданы созданию наступательного информационного оружия, предназначенного для ведения «сетевой войны». Причем для практической реализации этой задачи в КНР уже сейчас имеется достаточное количество высококвалифицированных специалистов. По данным американских спецслужб Китай неоднократно применял информационное оружие собственного производства на практике, проникая в локальные сети различных государственных учреждений США и Тайваня.

Специальная комиссия конгресса США, расследующая дела о китайском шпионаже, сравнила подход МГБ КНР к добыванию американских военных технологий с пылесосом, который выкачивает все подряд секреты, какие ему только попадаются. Китай использует для собирания секретной информации научного и военного назначения частные компании, расположенные в США, и совместные китайско-американские предприятия. По данным американских спецслужб, имеются также случаи внедрения китайских агентов-кротов в международные компании, расположенные на американской территории, которые должны будут выполнить предписанное им задание, когда в этом появится необходимость.

В 1999 году Китай установил на Кубе станцию радиоперехвата. До этого момента на острове работала только одна точка радиоперехвата — российская. Спецслужбы Китая переходят на рельсы современных технологий.

По словам представителей ЦРУ, КНР в настоящее время использует любую возможность доступа к секретным американским технологиям. Китайские ученые, например, во время посещения в середине 80-х годов американских ядерных лабораторий ухитрились умыкнуть часть информации, связанной с созданием нейтронной бомбы, а также чертежи ядерных боеголовок для ракеты «Трайдент 2». Торговые атташе из КНР на ярмарках вооружений берут сотни демонстрационных кассет. Были случаи, когда китайские агенты через подставных лиц приобретали на распродажах американского вооружения списанные образцы авиационной техники.

Добывая военные технические секреты с использованием шпионажа, Китай уделял большое внимание и приобретению современной техники вполне легальным путем. Китайская армия активно скупает новейшее вооружение во Франции, Бразилии, Израиле и России. По данным спецслужб США КНР заплатила около 10 миллионов долларов Аль-Кайде за неразорвавшиеся американские крылатые ракеты, оставшиеся после обстрела Аль-Кайды.

Особое внимание китайские военные уделяют кибернетической войне. Один из американских государственных чиновников заявил: «Вы должны иметь в виду, что они уже наметили себе цель и даже открыто заявили о своем интересе в различных местных СМИ». Главная опасность, по мнению экспертов, может исходить от неконтролируемых китайских студентов, которые могут атаковать американские сети и серверы. Последний подобный случай был связан с гибелью американского истребителя. Тогда китайские студенты использовали свои серверы для рассылки вирусов и активно проводили де-фейс американских сайтов. Сотрудник Института внешней политики Китая Тоши Иошихара недавно заявил, что участие в кибервойне поможет Китаю «преодолеть военное преимущество Америки».

Это сообщение вызвало шок у американских властей. ЦРУ даже выпустило секретное сообщение, предупреждающее государственных политиков и американские структуры в других странах, что вероятность хакерских атак со стороны китайских студентов очень высока.

* * *

По отношению к США Китай ведет широкомасштабную компьютерную войну, направленную на хищение технологий и документации государственных и частных компаний. Согласно исследованию Forbes, как минимум, один вредоносный вирус «троянский конь» используется для кражи файлов с инфицированных персональных компьютеров, которые затем направляются на китайские серверы.

Многие американские компании, занимающиеся защитой информации, утверждают, что КНР использует новейшие вирусы съема информации, которые значительно совершеннее ранее известных. По мнению специалистов SRI International, многие подобные вирусы являются средством промышленного шпионажа. При этом китайские вирусы оснащены собственными схемами сокрытия следов, препятствующими отслеживанию создателя программы.

Совсем недавно в США закончились слушания по делу двух выходцев из Китая, пытавшихся вывезти из Штатов секретные данные четырех высокотехнологичных компаний: Sun Microsystems, NEC Electronics, Transmeta и Trident Microsystems. Американские власти полагают, что Фэй Йе и Мин Чжон, арестованные в аэропорту Сан-Франциско в ноябре 2001 года и обвиненные в промышленном шпионаже в пользу Китая, намеревались использовать украденную информацию для помощи экономике своей страны. Причем по заявлению американских властей в настоящее время в США расследуют 36 дел подобного рода.

Китайцы обвиняются в краже чертежа микросхемы Transmeta, ряда секретных сведений и оборудования стоимостью как минимум $10 тыс. Оба обвиняемых родились в Китае, однако 37-летний Фэй Йе имеет американское гражданство, а Мин Чжон — вид на жительство в США, и оба они владеют собственными домами в Силиконовой долине. Фэй Йе работал на компанию Transmeta.

Методы промышленного шпионажа, которыми пользуется Китай, очень напоминают японские, за исключением того, что финансирует эту деятельность в наибольшей степени мировая научная общественность. Китайские студенты и профессора, которые приезжают в США на стажировку, практику или обучение, стремятся максимально удовлетворить как свое научное любопытство, так и профессиональный интерес китайских спецслужб. Координирует эти усилия в основном Министерство внешнего взаимодействия Китая. Не так давно ФБР доказала причастность Китая к громкому разбирательству, основанному на применении закона о промышленном шпионаже и завершившемуся для обвиняемого штрафом в 10 млн. долларов и 15-летним тюремным заключением. Гарольд Уорден, 56-летний менеджер компании Eastman Kodak, был признан виновным в хищении научных расчетов и чертежей, переданных Китаю. В другом случае федеральный суд в городе Александрия штата Вирджиния признал отставного сержанта ВВС США Брайана Ригана виновным в попытке шпионажа в пользу Ирака и Китая. Одновременно он был оправдан по обвинению в попытке шпионажа в пользу Ливии.

Уволившись с военной службы в августе 2000 года, Риган устроился на работу в Национальное аэрокосмическое агентство (NASA), занимающееся разработкой и эксплуатацией разведывательных космических спутников. В августе 2001 года в вашингтонском международном аэропорту имени Даллеса он был снят агентами ФБР с рейса в Цюрих.

У Ригана были обнаружены закодированные координаты ракетной установки ПВО Ирака в северной «бесполетной» зоне и китайской ракетной пусковой установки, а в его правом ботинке были спрятаны адреса посольств Ирака, Китая и Ливии в нескольких европейских странах. Риган, который на момент ареста имел долги на сумму в 116 тыс. долларов, просил за свои услуги вознаграждение в 13 млн. долларов.

Но ФБР пытается противостоять тотальному китайскому шпионажу. Сотни дополнительных агентов были внедрены, как минимум по одному, в каждое исследовательское подразделение Министерства энергетики страны. Кроме того, развернуты программы сотрудничества с корпорациями и университетами, которые считаются наиболее слабым звеном, поскольку сейчас в США обучаются порядка 150 тыс. китайцев.

Военная технология, добытая Китаем у Америки посредством шпионажа, через американские компании, а также легальными путями, превышает то, что получил полвека назад Советский Союз путем атомного шпионажа, путем захвата бомбардировщика Би-29 и посредством ленд-лиза. Например, только при помощи программ космического сотрудничества Китай приобрел технологию для точной установки и орбитального позиционирования крупных ракет, а также многоступенчатую спутниковую систему. Клинтоновская администрация лицензировала продажу производственных технологий фирмы «Макдоннел Дуглас».

Это означает, что Китай будет в состоянии наладить производство крупных мобильных, точных ракет с множественными боеголовками, разработанных Америкой около двух десятилетий назад. Эта мощь будет неуязвима для любой превентивной атаки и сможет нейтрализовать широко известную ПРО. Что касается боеголовок, усилиями Вэн Хо Ли в Лос-Аламосе, Китай, приобрел все необходимое для разработки и производства самых совершенных ядерных боеголовок, включая W-88. Благодаря Питеру Ли в лабораториях Ливермора Китай получил ключ к возможности испытаний этих боеголовок при помощи компьютерной симуляции и в закамуфлированном виде. Более того, информация того же Ли дала Китаю компьютерные программы для радарного слежения за действующими атакующими подлодками. С этими ракетами Китай сможет держать в заложниках Японию, Южную Корею и Тайвань. С новыми возможностями радарного слежения за передвижением подводных лодок, он сможет пресечь любую попытку США помочь этим своим союзникам. Еще более важно, что теперь Китай может подкрепить то предупреждение, которое он дал Америке три года назад: вмешаетесь в наши планы в Азии — потеряете Лос-Анджелес.

В конце августа 1999 г. Китай успешно завершил испытания мобильной межконтинентальной баллистической ракеты DF-31 с радиусом действия около 8000 км. Стратегическая ядерная доктрина КНР предусматривает создание жизнеспособных ракетных сил большого радиуса действия, угрожающих значительной части населения США. В настоящее время Китай имеет около 20 МБР CSS-4, способных достичь целей на территории США. Сейчас китайская армия развертывает два новых автомобильно-дорожных твердотопливных комплекса МБР. В Вашингтоне считают, что они будет нацелены, в первую очередь, на США.

По данным разведывательных служб США, к 2015 г. КНР сможет иметь десятки ракет, нацеленных на США, не считая нескольких десятков жизнеспособных мобильных ракет наземного или морского базирования с меньшими боеголовками, созданными частично по американским технологиям, полученным с помощью шпионажа.

* * *

В конце 2005 года власти США обвинили трех выходцев из Китая: Чи Мака, его жену Ребекку и брата Тай Ван Мака в попытке украсть секретные чертежи военных кораблей и переправить их в КНР. Арестованные шпионы работали на разведку китайской Народно-освободительной армии. По данным ФБР, 65-летний инженер Мак работал в компании Power Paragon, в подразделении, разрабатывающем двигатели военных кораблей по заказу Пентагона, и имел доступ к секретным документам. Китайские разведчики пытались передать технологию бесшумных двигателей для американских военных кораблей, которая запрещена к импорту в КНР по соображениям безопасности. Диски, содержащие информацию о секретном военном проекте, были переданы брату Чи Мака, который со своей женой собирался переправить их в Гонконг. Но они были арестованы ФБР в аэропорту Лос-Анджелеса. Чи Мака и его жену задержали в тот же день в их доме в Калифорнии. Действовали они в течение 15 лет, причинив национальной безопасности США большой урон, сравнимый разве что с тем, что натворил Джон Уокер, передававший в Москву секретные коды американских ВМС. По решению коллегии присяжных им были предъявлены обвинения в шпионаже в пользу иностранного государства.

Чи Мак и его жена являются гражданами США, а его брат с супругой — граждане КНР, имеющие постоянный вид на жительство в Соединенных Штатах. В 42-страничном отчете ФБР сообщается, что во время обыска у семьи Маков были обнаружены два письма на китайском языке, в которых Чи Мака просят добыть информацию о торпедах подводных лодок, электромагнитных пушках, системах раннего обнаружения ракет и защиты от ядерных боеголовок. Кроме того, как стало известно спецслужбам США, шпионы похитили и передали важные сведения о системе компьютерного управления корабельным огнем Aegis, лежащей в основе боевых действий современных американских ракетных крейсеров и эсминцев. В разведке ВМС США подтверждают, что Китай тайно получил технологию Aegis и в начале этого года впервые развернул эту систему под кодовым названием Magic Shield на своем боевом корабле.

Помимо системы Aegis, китайцы получили данные об американских подводных лодках, включая секретные сведения о новых субмаринах класса «Вирджиния». Судя по предварительной оценке специалистов, сейчас Китай сможет выслеживать американские подводные лодки, что в принципе будет иметь пагубные последствия в случае конфликта между США и КНР из-за Тайваня.

* * *

В другом случае, расследуемом ФБР, китайцы похитили технологию усовершенствованного металла, используемого в американских военных системах, изобретенную в Университете Айовы. Один из сотрудников ФБР рассказал, что «прежде чем американские военные успели получить лицензию на эту технологию, засекретить ее и наладить производство, Китай ее украл, а вместе с ней и маркетинговые стратегии, список клиентов и уже начал производить ее и продавать самим же Соединенным Штатам». Причем анекдотичность ситуации в том, что Китай украл технологию производства усовершенствованного металла до того, как эта технология была запатентована и засекречена.

Иными словами, Китай украл несекретную технологию, не защищенную авторским правом. В соответствии с американским же законодательством заимствование незасекреченного и незапатентованного продукта не только не является предметом шпионажа, но и не может расцениваться в качестве кражи, поскольку является предметом общего пользования.

Одним из центров информации для китайских разведчиков было Американское общество инженеров ВМС (American Society of Naval Engineers), которое регулярно проводило встречи военных специалистов высокого ранга с учеными.

Недавно Министерство обороны опубликовало отчет, гласивший, что Китай, с помощью шпионов получил информацию, которая поможет создать новый тип вооружений, основанный на электромагнитной пульсации — такое оружие имитирует электронный удар при ядерном взрыве. От тех же разведчиков власти КНР могли получить технологию беспилотного летательного аппарата.

Несколько лет назад администрация США обвинила Китай в том, что он в нарушение американского экспортного законодательства переделал пассажирские авиалайнеры Boeing 737 в военные самолеты. На военной выставке в городе Чжухае в провинции Гуандун были представлены, как минимум, два авиалайнера, которые, по мнению военных экспертов, имели внешние признаки переделки для военных нужд. Фотографии этих самолетов попали в руки американских разведчиков.

По данным американской разведки, лайнеры были переделаны китайской авиационной корпорацией Xian Aircraft Group, которая выпускает бомбардировщики H-6. Вероятно, один из переделанных «Боингов» предназначается для контроля за испытательными пусками китайских баллистических ракет, а второй является летающим командным пунктом.

Министерство торговли США расследует эти факты. Американцы считают, что КНР нарушило экспортное законодательство США. В случае, если опасения министерства подтвердятся, администрация США может ввести против Китая торговые санкции, ограничив и даже запретив поставки пассажирских самолетов в эту страну.

Шесть китайских авиакомпаний намерены в будущем закупить новейшую разработку авиаконструкторов Boeing — авиалайнер Boeing 7E7 Dreamliner. По данным Washington Times, они рассчитывают купить, как минимум, 60 таких самолетов. Сумма сделки составляет около 7,2 миллиарда долларов.

Кроме того, по данным корпорации, китайцы в ближайшие 20 лет купят на менее 2400 новых авиалайнеров на общую сумму 197 миллиардов долларов. В случае, если США запретят продажу авиалайнеров Китаю, это может нанести серьезный удар по американской экономике.

Это уже не первый раз за последнее время, когда западные разведки уличают Китай в нарушении международного законодательства.

В США начато слушание по делу Катрины Лиюн, двойного агента китайской разведки и ФБР, которая в течение 20 лет поддерживала связь с агентом бюро и, как утверждает обвинение, передавала полученные от него секретные сведения китайским властям.

Катрин Лиюн, американка китайского происхождения, была арестована в 2003 году по подозрению в шпионаже в пользу Китая. Собранные следствием документы позволяют предполагать, что она работала одновременно и на китайскую разведку, и на ФБР США. За 20 лет, которые она проработала информатором ФБР, Лиюн получила около 1,7 миллиона долларов США.

Лиюн обвиняется в копировании документов, содержащих информацию, касающуюся национальной безопасности США, и в незаконном присвоении этих документов. Согласно публикации, китайские власти одобрили эту операцию «на самом высоком уровне» и выделили на нее 140 млн. долларов. Однако двое их агентов — некие Лю Цзуоцин и его зять Чжэн Дэкуань — скрылись с деньгами. Министерство госбезопасности Китая якобы объявило награду в 1 млн. долларов за сведения о местопребывании этих людей и их семей.

Как утверждает журналист газеты Washington Times Билл Герц, МГБ «готово было уничтожить этих людей и их родственников». Согласно докладу ФБР, огласка исходно планировавшейся операции была чревата «гораздо большим ущербом для Китая, чем потеря денег».

* * *

Китайские спецслужбы уже давно и незаметно для окружающих финансируют американских политиков и членов их семей.

Так, по данным ФБР (на 1995 г.), дело одного политического деятеля от республиканской партии — министра финансов Калифорнии Мэтта Фона — может служить примером этого. Фон энергично ратует за торговлю с Китаем и регулярно консультирует спикера палаты представителей конгресса США Ньюта Гингрича по политике в отношении Азии. Недавно он объявил о выдвижении своей кандидатуры на выборах в американский сенат. ФБР, в частности, заинтересовали три взноса на общую сумму 100 тыс. долларов в избирательную кампанию Фона в 1995 г., которые, по данным ФБР, являются китайскими. По мнению ФБР, китайцы и в дальнейшем будут поддерживать Фона, который, на их взгляд, делает успешную карьеру.

Британский сайт Electronic Telegraph сообщил, что президент Клинтон очень часто демонстрировал доверительные отношения с китайским руководством. Более того, у него даже побывали на приеме представители военных ведомств Китая (военные ведомства Китая вложили немалые средства в президентскую кампанию).

Как только Джон Керри опередил по популярности самого Джорджа Буша, на него сразу же был опубликован компромат. Избирательную кампанию сенатора Керри спонсировала военная разведка Китая. За тридцатилетнюю политическую карьеру у Джона Керри ни разу не было настоящих скандалов, однако, по данным журнала Newsweek, в ближайшее время ему все же придется немного «замараться».

В июле 1996 года сенатору от штата Массачусетс Джону Керри были очень нужны деньги на избирательную кампанию, и он с радостью принял в своем офисе на Капитолийском холме потенциального спонсора — Джона Чанга. Чанг намеревался сделать крупное пожертвование в предвыборный фонд Керри и привел с собой на встречу китайскую бизнесвумен Лиу Чаоинь.

Мисс Чаоинь сказала Керри, что она бы очень хотела вывести на американскую биржу акции одной из своих компаний. Сенатор Керри был рад помочь. Спустя несколько дней Чаоинь пожертвовала 10 000 долларов в избирательный фонд Керри. А через несколько месяцев следователи ФБР выяснили, что Лиу Чаоинь является подполковником китайской армии, а деньги поступали на американские счета по распоряжению главы военной разведки Китая. Правда, никаких доказательств того, что Керри об этом знал, не было.

По данным опросов общественного мнения, результаты которых были опубликованы в СМИ, претендент на выдвижение кандидатом в президенты США от демократической партии Джон Керри опережал по популярности нынешнего хозяина Белого дома республиканца Джорджа Буша.

Численность китайской диаспоры в США превышает 1,3 млн. человек, основная часть ее сосредоточена на Тихоокеанском побережье, где китайские спецслужбы имеют настолько сильные позиции, что американские спецслужбы не в состоянии полностью контролировать китайскую активность в Сиэтле, Лос-Анджелесе и Сан-Франциско.

* * *

Чем отвечают США на «китайскую» угрозу? Конечно, разведсообщество США реагирует — национальная безопасность под угрозой. Из-за увеличившейся угрозы со стороны Китая ФБР было вынуждено увеличить свой штат на сотни агентов. Усилился контроль за учеными из стран, помещенных в так называемый «чувствительный список», они должны были носить красный опознавательный жетон с названием своей страны. В «чувствительном списке» — семь государств, которые США считают «террористическими», и еще 18, названия которых не публикуются. По словам шефа департамента безопасности Министерства энергетики Юджина Хэбигера, эти меры были предприняты для того, чтобы спецагенты могли легко засекать иностранных ученых «в засекреченных помещениях».

Подобные меры, которые ученые считают «перегибом палки», предприняты Министерством энергетики из-за нашумевшей истории с Вэн Хо Ли. «Перегиб палки» выразился не только в введении опознавательных знаков. Всем сотрудникам в обязательном порядке вменялся просмотр видеоролика, подготовленного по заказу Министерства энергетики, с лекцией некоего Джима Хикока, который предупреждал, что иностранные ученые, работающие в США, от одной трети до половины или профессиональные шпионы, или вынуждены заниматься шпионажем под давлением своих правительств. Многие американские ученые, которых заставили смотреть это видео, говорили о том, что им стыдно перед коллегами.

Министру энергетики Ричардсону под нажимом ученых пришлось отменить ношение красных жетонов и запретить провокационное видео. В Брукхэйвенской национальной лаборатории Ричардсон сказал, что утверждения Хикока о шпионах лживы и что видео было сделано до того, как он возглавил министерство. Руководитель лаборатории Стивен Шварц сказал, что «трудно подсчитать урон, который мы понесли в моральном плане: это была ковбойская стрельба с бедра».

Кроме того, в США инициируется мощная антикитайская атака с использованием давно испытанных методов. Начинается раскрутка темы Тибета, раскачивание Синьцзяна. Китай обвиняется в ядерном шпионаже, а также в поддержке стран-угроз — Северной Кореи и Ирана. Вооружается Тайвань. В различных государственных ведомствах США меняются слишком «прокитайские» кадры. И главное — делая многомиллиардные вливания в экономики Японии и Южной Кореи, США предлагают им создание Противоракетной обороны театра военных действий (ПРО ТВД) в Северо-Восточной Азии, в сферу влияния которой может быть включен и Тайвань.

Американское правительство принимает сейчас чрезвычайные меры по защите своей экономики от китайской угрозы. Принятие в 1996 году специального закона, который не только предусматривает юридическую ответственность за кражу коммерческой информации, но и обязывает федеральных и корпоративных служащих принимать все возможные меры по обеспечению безопасности коммерческих секретов, было необходимым, но все же еще не достаточным условием для решения возникшей проблемы. Американские власти понимают, что нужны совместные действия как федеральных служб, так и представителей корпоративной Америки, а для этого общество должно осознать масштабы грозящего бедствия.

То, что происходит сейчас в США, напоминает настоящую шпиономанию. Вашингтон пытается перекрыть гражданам КНР доступ к технологиям на территории США и ограничить коммерческие операции, позволяющие Китаю овладевать таковыми. Например, Пентагон и Министерство торговли прорабатывают новые инструкции, ограничивающие возможности иностранных студентов пользоваться суперкомпьютерами, прецизионными приборами, высокоточными лазерами и считывающими устройствами.

Особые надежды ФБР возлагает на информаторов из числа самих китайцев, помогающих США выявить шпионов среди тысяч людей, приезжающих в Америку из КНР на работу.

Скандал с задержанием американского разведывательного самолета китайскими ВВС неожиданно сказался на американо-китайском торговом обороте. В то время как китайские спецслужбы исследовали аппаратуру задержанного американского разведывательного самолета, американские военные нашли адекватный ответ. Они решили отказаться от использования в одежде американских солдат полутора миллионов черных беретов китайского производства, которые поступили в армию США. Представители армии США заявили, что эти береты будут, вероятно, выброшены.

Совсем недавно в США закончен перевод книги, под названием «Источники и методы приобретения сведений, касающихся национальной безопасности и технологических секретов других государств». Этот труд был написан двумя ветеранами китайской разведки, Хуо Жонгвэнем и Вэнг Зонсяо. В настоящее время авторы преподают в Китайском информационном центре по вопросам национальной обороны, науки и технологий, где обучаются будущие китайские разведчики. В своей книге авторы рассказывают о том, какими методами на протяжении последних 30 лет спецслужбы КНР вели активную разведдеятельность на территории других стран, главным образом — в США. Основную идею своего труда авторы излагают следующим образом: «Пословица гласит: как не бывает стен, способных остановить ветер, так не бывает и секретов, которых нельзя было бы узнать».

Авторы книги говорят о методике сбора информации как о научной деятельности, подчеркивая, что главная задача разведчика — настойчиво и скрупулезно собирать любую информацию по интересующей его теме, в изобилии представленную в разного рода открытых источниках. Подобная практика, по их мнению, особенно успешно применяется в странах Запада с их открытой прессой.

По оценкам Хуо Жонгвэня и Вэнг Зонсяо, таким образом китайские спецслужбы собирают примерно 80 процентов необходимых им разведданных, и лишь 20 процентов приходится добывать при помощи незаконных методов работы. Они пишут: «Для того чтобы превратить случайность в закономерность, нужно, чтобы специальные работники регулярно и внимательно отслеживали определенные участки информации».

Содержание книги противоречит заявлениям китайского правительства, всегда подчеркивавшего, что высокотехнологичное оружие Китая было разработано исключительно собственными силами. Так, в ней рассказывается о том, как благодаря ошибке американских спецслужб, неправильно классифицировавших уровень секретности важного доклада Национальной лаборатории в Лос-Аламосе в 1956 году, принципы создания водородной бомбы стали достоянием американской прессы, чем не преминули воспользоваться китайские спецслужбы.

Среди лучших источников, из которых можно почерпнуть важную информацию секретного характера, авторы книги называют опубликованные в открытой прессе документы конгресса США, Информационно-технического центра по национальной безопасности, Государственной техническо-информационной службы и Министерства энергетики США.

По словам представителей Центра национальной контрразведки США (одного из отделений ЦРУ), больше всего их поразил тот факт, что китайцы узнают львиную долю национальных секретов США из открытых источников. Они также добавили, что публикация такого труда была, возможно, ошибкой со стороны китайских спецслужб, так неосторожно раскрывших методы своей работы.

Более того, американские аналитики отмечают тот факт, что со времен окончания «холодной войны» Москва и Пекин сотрудничают в области внешней и военной разведки и создают все больше проблем контрразведывательным службам США, европейских стран и Японии. Теперь, когда ограничения на зарубежные поездки времен «холодной войны» ушли в прошлое, российские и китайские шпионы рассматривают открытые общества как легкую добычу.

По оценкам ФБР, наибольшая опасность для США в области шпионажа сегодня исходит от Китая. Однако и деятельность российской разведки при президенте Владимире Путине достигла беспрецедентного масштаба за весь период после окончания «холодной войны».

* * *

Само собой разумеется, Китаю понадобятся еще десятки лет для достижения статуса сверхдержавы. Многие американские эксперты полагают, что КНР отстает от США не меньше, чем на 30 лет — практически непреодолимый разрыв.

Пока что американцы закрывают глаза на демонстративное перевооружение Китая, Вашингтон более озабочен экономической экспансией китайских производителей на американском рынке. МГБ КНР продолжает делать свое дело, а значит, в ближайшем времени следует ожидать прибытия на американскую землю новых шпионов, охотящихся за современными военными технологиями.

Глава 6

Действие спецслужб Китая в Африке и на Ближнем Востоке

Непобедимость заключена в самом себе; возможность победы зависит от врага.

Сунь Цзы

Видя в США и России основных противников, Китай при этом в своей шпионской деятельности не забывает и о других странах. Китайские агенты активно действуют в Африке и в странах Ближнего Востока, считая их своими зонами национальных интересов. В самом Китае гостили, лечились и обучались диверсиям лидер ангольской УНИТА Савимби, лидер «Альянса за демократическое Конго» Кабила. Причем конголезских и заирских левых повстанцев Кабилы обучали в специально созданном для них тренировочном лагере в Нанкине.

Но особенно китайцев интересуют страны, богатые природными ресурсами. За последние десять лет зафиксирован резкий рост китайского присутствия в странах Персидского залива.

Китайский шпионаж в Африке и на Ближнем Востоке представляет собой отличный пример предвидения и планирования. Ближний Восток богат теми видами сырья, которые имеют первостепенное значение для промышленности Китая, причем в непрерывно возрастающем количестве. Это сырье также находится в Африке и районах Персидского залива — основных объектах разведывательных планов Китая. Одной из стратегических задач МГБ КНР является установление контроля над нефтеносными регионами в преддверии мирового энергетического кризиса. Китайская разведка в своих операциях в странах Персидского залива координирует усилия и опирается на поддержку израильской разведки «Моссад» и иранской разведки МИТ. Недавно британские военные эксперты обнаружили подозрительное сходство между новейшими китайскими противокорабельными ракетами и их иранскими аналогами. Они уверены, что Китай плотно сотрудничает с Ираном в области ракетных и ядерных технологий. Речь идет о трех вариантах двух противокорабельных ракет, которые в Иране строятся под другими названиями. По крайней мере, две из представленных ракет являются новейшими разработками — C-701T с элекрооптической системой наведения и ее вариант C-701R, оснащенный системой наведения на сигнал радара.

США уже ввели санкции против девяти китайских компаний, которых уличили в участии в иранской программе по строительству баллистических ракет. Среди компаний, попавших под действие санкций — China Great Wall Industry Corporation и China North Industry Corporation (Norinco), напрямую связанные с китайским военным ведомством. Третья компания, China Aero-Technology Import and Export Corporation (Catic), — один из крупнейших в стране производителей военных самолетов.

По данным СМИ, до 80 % товаров народного потребления в страны Персидского залива поставляется из Китая. После того как КНР захватила сферу оптовой и розничной торговли, китайцы перешли к внедрению своих сотрудников в органы государственного управления и полицию.

Китай же по большей части ввозит нефть из стран Ближнего Востока и Персидского залива. На этот регион приходится 58 % китайского импорта нефти, а к 2015 году его доля, по оценкам экспертов, возрастет до 70 %. Американские эксперты из «Группы по изучению американокитайской безопасности» полагают, что подобная зависимость способна оказать влияние на политику КНР — «она дает повод для особых отношений между КНР и странами региона, в том числе враждебными США либо «поддерживающими терроризм».

Недавно, КНР и Саудовская Аравия подписали ряд документов о сотрудничестве в области добычи нефти, безопасности, здравоохранения, а также поставок вооружений. Кроме того, стороны договорились о совместном строительстве нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий в китайских городах Даляне и Циндао.

* * *

Китай активно вмешивался в палестинский вопрос. Многим памятны трагические столкновения палестинцев с иорданскими правительственными войсками в начале 70-х гг., приведшие к кровавой резне. «Поддержка» палестинских арабов КНР в это время была направлена не столько против короля Хусейна, сколько на разжигание гражданской войны по китайскому образцу, которая могла бы привести к вмешательству Пекина, заинтересованного нефтяными богатствами этих стран.

Но в то же время год от года расширяются взаимоотношения Китая и Израиля. В 1980 г. стало известно, что Китай интересуется израильскими ракетами «Шафрир» и «Габриэль». Американский журнал «Ньюсуик» со ссылкой на ближневосточные источники сообщил, что КНР собирается закупить у Израиля электронное и оптическое оборудование на рекордную сумму, равную нескольким миллиардам долларов. И в 1981 году, благодаря подписанному соглашению с Израилем, КНР получила большие партии стрелкового оружия, самолеты, электронное и оптическое оборудование, предназначенное для военных нужд. Стороны договорились также о расширении сотрудничества в области разведывательной деятельности, ядерных исследований, добычи нефти и других областях.

В начале 1992 г. газета «Вашингтон таймс» сообщила, что Израиль поставил Китаю американский зенитный комплекс «Патриот» либо технологию его производства. Осенью 1993 года в США разразился очередной скандал. Это произошло после того, как небольшая радиостанция «Радио Монте-Карло» сообщила «о существовании распространенного в конгрессе США секретного доклада, который также был посвящен тайным поставкам оружия из Израиля в Китай». По данным этой радиостанции, сумма уже осуществляемых сделок достигла нескольких миллиардов долларов. Кроме того, Израиль уже как минимум десять лет предоставляет Пекину новейшие, в том числе военные, технологии. Управляющий делами Министерства обороны Израиля Давид Афри признал в связи с этим, что между его страной и Китаем «существуют связи в военной области» и Израиль «пытался сохранить это сотрудничество в тайне».

Таким образом, уже точно известно, что в результате сотрудничества с Израилем Китай получил доступ к новейшим технологиям Запада в области электроники, ракетостроения и пр. В данном случае, однако, все не так просто. Технологии, которые Израиль продает Китаю, он получил от США в рамках соглашения об американо-израильском стратегическом партнерстве. Это новейшие разработки, доступа к некоторым из них не имеют даже страны НАТО, а в Китай они поставлялись без ведома правительства Соединенных Штатов.

Израиль предоставляет снаряжение и проводит тайную военную подготовку служащих антитеррористических войск Китая, борющихся против исламских сепаратистов в Синьцзяне, что на западе КНР. Совсем недавно одно из подразделений китайского элитного Бюро специальных услуг (БСУ) проходило учения на территории секретной военной базы в портовом городе Хайфа в Израиле, где находится экспериментальный центр разведывательной службы «Моссад». Китай также импортирует различное снаряжение для проведения разведывательной деятельности. КНР предоставил особые полномочия базам «Моссада», расположенным в Турпане и Кашгаре (автономный округ Синьцзян).

В феврале 2002 года три представителя «Моссада» посетили Пекин, чтобы подписать антитеррористическое соглашение. Соглашение было подписано на условиях, что израильская секретная служба разместит в Китае свою базу сроком на 5 лет, а Китай, в свою очередь, будет приобретать оборудование для разведывательной службы под контролем Израиля.

Высокопоставленные государственные чиновники заявили, что созданию израильско-китайского антитеррористического альянса способствовали Соединенные Штаты. Это произошло после проведения закрытых переговоров президента США Джорджа Буша и председателя КНР Цзян Цземиня, состоявшихся в октябре 2001 года в Шанхае в рамках встречи по экономическому сотрудничеству в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Переговоры Буша и Цзян Цземиня прошли через 6 недель после террористического акта 11 сентября и тремя неделями позднее заявления США о начале войны в Афганистане.

В 1999 году в Израиле для Китая была проведена модернизация российского самолета Ил-76. На самолет было поставлено современное разведывательное радиоэлектронное оборудование. Была создана первая китайская система дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОУ).

Китаю, обладающему большой территорией и устаревшей наземной системой разведки воздушного пространства и управления авиацией, просто необходим летающий командный пункт. Средства ПВО КНР под управлением самолета ДРЛОУ способны перехватывать низколетящие цели, такие, как американские крылатые ракеты большой дальности.

Но недавно Китай вызвал раздражение Ближнего Востока после того, как поместил 20 стран региона, включая Израиль, в секретный «черный список» служб безопасности в ожидании саммита Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества в Шанхае. Более того гражданам стран Ближнего Востока и Израиля запрещают летать на самолетах китайских авиакомпаний и отказывают в визах с 11 сентября 2001 года, их не поселяют в китайских отелях во время встречи АТЭС.

Сразу после 11 сентября Air China отменила все полеты на Ближний Восток и в Пакистан из соображений безопасности. Израиль особенно раздражает то, что он находится в китайском «черном списке» вместе с такими странами, как Иран и Ливия.

* * *

По непроверенной информации, Китай ведет активную разведывательную деятельность в африканских странах. Но следует заметить, что вся информация о действиях спецслужб КНР в Африке засекречена. Однако по скупым данным, проникающим иногда за завесу секретности, становится очевидно, что Африка имеет большое значение для Китая. Сотрудник внешней разведки КГБ Игорь Прелин писал: «Что касается китайской разведки, то в те годы Африке отводилось, пожалуй, не меньшее место во внешней политике КНР, чем Азии, а какое место в проведении внешнеполитического курса отводилось разведке, можно судить хотя бы по тому, что китайские послы выполняли функции резидентов».

Китай начал играть значительную роль на континенте еще с начала 1960-х гг. Впервые разведка Китая «засветилась» на африканском континенте во время франко-алжирской войны. Начиная с 1958 года КНР осуществляла тайную помощь Фронту национального освобождения Алжира (ФНО) главным образом из Египта.

В марте — апреле 1959 года лидер Китая Лю Шаоци принимает лидеров ФНО Садека, Аззедина и Омара Уседика. С этого времени алжирские повстанцы будут получать значительную помощь в виде оружия и субсидий, направляемых через тунисскую границу. В апреле 1960 года Керим Белькасем направил вторую делегацию ГПРА (Временное правительство Алжирской Республики) в Китай. В сентябре 1960 года в Китае объявился Фархат Аббас. Он вел переговоры о тайной поставке оружия и оказания другой помощи до октября 1960 года, когда Пекин официально объявил о предоставлении огромной помощи Алжиру.

В начале 60-х военный разведчик и журналист Синьхуа Цзян Гуйлин попросил политического убежища в США. Он раскрыл ЦРУ информацию о том, что специальные корреспонденты из военного отдела Синьхуа выполняют обязанности советников в ряде африканских народно-освободительных движений.

Один из таких советников, Цзен Тао, в прошлом руководитель агентства Синьхуа в Гаване, стал послом в Алжире после обретения им независимости. Инструкции, полученные из Пекина, гласили: нужно распространять китайское влияние на молодую Алжирскую Республику.

В марте 1965 года Се Фучжи, шеф китайской контрразведки, совершил вояж в столицу Алжира. Через три месяца на Вторую конференцию стран Азии и Африки китайская делегация, руководимая Чжоу Эньлаем, укомплектовывается в значительном объеме сотрудниками спецслужб КНР: Ляо Ченчжи — ветеран Коминтерна и руководитель Службы расследований Центрального комитета, Ляо Цинчан — один из руководителей внешней разведки Китая и др. Они были там для того, чтобы закрепить связи со Службой военной безопасности Кассди Мерюаха и поддержать совместными усилиями революционных повстанцев на Черном континенте.

Сегодня Китай активно наращивает свое присутствие в Африке. Совет по международным отношениям отмечает в своем докладе, что «по всей Африке Китай приобретает контроль над сырьевыми активами, выигрывая у западных соперников подряды на реализацию крупных проектов в области инфраструктуры, предоставляя льготные кредиты и иные выгодные условия, чтобы усилить свои конкурентные позиции».

По данным зарубежных экспертов, «объем товарооборота между Китаем и африканскими странами резко увеличивается — только с января по декабрь 2005 г. он вырос более чем на треть. Китайских бизнесменов в Африке можно встретить повсюду. Более того, все больше африканцев сегодня ездят на китайских мотоциклах, носят китайские джинсы и бижутерию».

Главная движущая сила этого процесса заключается в том, что Китай остро нуждается в энергоносителях. И на долю африканских стран приходится почти 30 % поставок. Так, «China National Petroleum Corp.» вкладывает миллиарды долларов в Судан, стремясь взять под контроль всю нефтедобычу страны. Другая китайская нефтяная компания в январе 2006 г. согласилась заплатить 2,3 миллиарда долларов за солидную долю в одном из нефтяных месторождений Нигерии. Кроме того, Китай активно обхаживает Мали, Мавританию, а президент Нигерии — страны, имеющей важное значение для США в качестве поставщика нефти — в ходе визита в Пекин в апреле 2005 г. согласился заключить «стратегическое партнерство» с Китаем.

Китай подписал в ходе визита в Найроби председателя КНР Ху Цзиньтао соглашение с Кенией о разведке нефти на шельфе у кенийского побережья. В случае если нефть будет найдена, стороны заключат договор о долевой разработке месторождений.

Более того, китайские фирмы строят в африканских странах дороги, восстанавливают инфраструктуру и налаживают мобильную связь в тех районах, куда обычные телефонные линии никто не прокладывал. Так, китайские компании строят в Нигерии железнодорожную сеть; планируется, что в 2007 г. китайцы запустят нигерийский коммерческий спутник. Пекин ежегодно направляет в Африку сотни врачей и других специалистов. Ежегодно в Китай приезжают на обучение тысячи африканских студентов.

Президент Мозамбика Арманду Гебуза заявил, что самым большим желанием африканских стран является ускорение темпов экономического развития. Африканцы приветствуют прибытие на их континент китайцев, оказывающих Африке экономическую, военную и политическую помощь.

Это привело к тому, что африканские диктаторы, типа Роберта Мугабе в Зимбабве или Омара Хассана аль-Башира в Судане, пытаются игнорировать требования Запада о переустройстве системы политического управления и соблюдении прав человека. Китай препятствует обсуждению поддерживаемой США инициативы о введении санкций в отношении суданских чиновников, несущих ответственность за массовые убийства в Дарфуре. Кроме того, оказывая продовольственную помощь Зимбабве, Пекин направляет ее властям, которые известны тем, что полученное продовольствие они распределяют только среди своих сторонников, а предполагаемых политических оппонентов оставляют голодать. В феврале лидер КНР принимал в Пекине нового президента Того Фора Гнасингбе, сторонника «твердой руки»: лидеры двух стран подписали соглашение о сотрудничестве. США, настаивая на проведении в этой стране давно назревших реформ, напротив, стараются «держать дистанцию» по отношению к Гнасингбе. Пекин явно «набирает очки» в борьбе за умы и сердца африканцев.

Несмотря на то что по объему товарооборота с африканскими странами США по-прежнему опережают Китай, Пекин наращивает свое присутствие более быстрыми темпами, чем Америка, а по экспорту в страны Черного континента он обошел США еще в 2003 г.

Активно ведут работу китайские спецслужбы в Анголе. Сотрудники разведки КНР участвовали в создании Национального союза борьбы за полную независимость Анголы (УНИТА) и Анголезской группы Вариато да Круша, противостоящих Народному движению за освобождение Анголы (МПЛА), которое и привело к реальной независимости. КНР поставляли советников и оружие противникам МПЛА. Кроме того, Ангола получила от Китая кредит в 2 миллиарда долларов.

В начале 60-х гг. китайские спецслужбы содействовало созданию повстанческих групп в Заире. Но с 1968 г. руководство КНР пошло на свертывание своих связей с заирскими экстремистами, переориентировавшись на правительственные круги.

В свою очередь, ЮАР (незадолго до ликвидации режима апартеида) всерьез рассматривала вопрос о предоставлении китайцам статуса «почетных белых», которым до сих пор пользовались только японцы. Китай имел активные экономические и политические связи с ЮАР, пытался действовать сообща с нею на африканском континенте.

Стремительное развитие в последние годы китайско-африканского торгово-экономического сотрудничества стало одной из тем обсуждения на Мировом экономическом форуме в Давосе. Большинство участников симпозиума «Китайско-африканское торгово-экономическое сотрудничество» считают, что двустороннее сотрудничество не только содействует экономическому росту Африки, но и может принести Китаю новые экономические шансы. По данным организаторов симпозиума, объем торговли между Китаем и африканскими странами увеличился с 10 млн. долларов США в 50-х годах до 48 млрд. долларов в настоящее время. Инвестиции Китая в Африку непрерывно возрастают, экспорт африканских стран в Китай увеличился в 11 раз.

Кроме того, обещание Китая простить африканские долги в размере 1,2 млрд. долларов США свидетельствует о том, что Пекин намерен играть большую роль на континенте. Списать часть африканского долга, исчисляемого в пределах 300–350 млрд. долларов, предложил министр торговли и экономического сотрудничества Китая Ши Гуанг Шенг на первом Китайско-Африканском форуме по сотрудничеству в Пекине. Ему внимали 80 представителей из 44 африканских стран. Задолженность африканских стран перед КНР будет уменьшена на 10 млрд. юаней в ближайшие два года. Китай пообещал также продолжить оказание всякого рода помощи, которая будет возрастать «в соответствии с ростом и становлением национальной экономики».

Глава 7

Операции спецслужб КНР в Австралии, Юго-Восточной Азии, Индии и Афганистане

Мы должны покорить мир, это — наша цель. Мы должны любыми средствами захватить Юго-Восточную Азию, в том числе Южный Вьетнам, Таиланд, Бирму, Малайзию, Сингапур. Этот район богат сырьем, которое себя с лихвой окупит…

Мао Цзэдун (слова, сказанные в 1959 году на военно-дипломатическом совещании)

В Юго-Восточной Азии Китай не может чувствовать спокойно. У него достаточно врагов, которые боятся растущей экономической и военной мощи Поднебесной. Ряд стран-членов АСЕАН, как например Филиппины, даже рассматривают Китай в качестве «вероятного противника». Эти опасения усилились после выступления Цзян Цземиня с докладом на открывшемся 18 ноября 2002 года 16-м съезде КПК. В его докладе было подчеркнуто, что гармоничное развитие оборонного и экономического строительства связано с модернизацией национальной обороны и армии на базе экономического развития страны. Региональные СМИ, обсуждавшие военный аспект съезда, особо отметили фразу выступавшего о том, что Китаю предстоит держать военно-стратегический курс на активную оборону и повышать свое умение вести боевые действия в условиях применения высокотехнологического оружия.

Филиппины, 1948–1953 гг.

После Второй мировой войны на Филиппинах существовала вполне реальная угроза захвата власти прокоммунистической Армией национального освобождения (ХУКС). Причем огромную материальную и военную поддержку ХУКСу оказывал Китай. Спецслужбам КНР даже удалось завербовать двух очень важных агентов, которых раскроют только в середине 50-х: Антонио Чуа Круза, миллиардера с крайне правыми взглядами, и Педро де Ла Пенья — шефа разведслужб Министерства обороны. Осознав, что еще немного, и на Филиппинах победят коммунисты, в дело вмешалось ЦРУ. Они смогли сплотить все антикоммунистические силы вокруг своего ставленника Рамона Магсайсая. Материально-техническая и финансовая помощь ЦРУ позволит ему одержать победу на президентских выборах в 1953 году. Китайцы были вынуждены свернуть свою деятельность.

Сегодня благодаря сочетанию политических и дипломатических методов, активно развивающейся экономики и военной силы Китай вновь обретает былое господство в Азии. После распада Советского Союза Китай стал наиболее вероятным кандидатом на роль противовеса США как сверхдержавы. «Нет никаких сомнений для меня, по крайней мере, в том, что Китай постепенно приближается к превращению в сверхдержаву, которая пошатнет статус-кво в мире», — говорит Джефри Гартен, декан Йельской школы менеджмента в США.

* * *

Растущая военная мощь Поднебесной тревожит извечного врага Китая — Японию. Страны Юго-Восточной Азии, в которых все большим влиянием пользуются выходцы из Китая, больше не воспринимают Японию, как возможного регионального лидера. «Юго-Восточной Азии Китай не только бросает экономический вызов, но и представляет определенную культурную и, в некоторой степени, военную угрозу», — говорит Кобсак Чутикул, видный тайваньский политик. «Прежде чем принять бой, дракон должен извергнуть огонь», — добавляет он.

МГБ КНР ведет активную шпионскую работу против Японии. Как сообщают сотрудники японского Агентства национальной обороны, китайские суда постоянно ведут разведывательную деятельность в территориальных водах Японии. Только в 2004 году разведывательные суда Китая незаконно пересекли морскую границу Японии 11 раз. Рекордное количество нарушений Китаем морской границы с разведывательными целями было зарегистрировано в 1999 году, когда их число составило 33. Однако данные за 2005 год свидетельствуют о том, что Китай наращивает темпы своей разведывательной деятельности.

В основном китайские разведывательные корабли проводят исследование ресурсов морского дна, которые имеют для Японии стратегически важное значение. Не сомневаясь в том, что Китай ищет новые маршруты для своих подводных лодок, Агентство национальной обороны усилило подводное патрулирование этих участков.

Так, в начале февраля 2005 года патрульный самолет морских подразделений Сил самообороны Японии зафиксировал исследовательское судно Министерства просвещения Китая примерно в 270 км к западу от острова Нисиносима (архипелаг Огасавара). Судно куда-то передавало непонятные сигналы. 29 февраля на севере от острова Окиноторисима было зафиксировано еще одно китайское судно, производившее аналогичные действия. 2–4 марта 2005 года это судно перемещалось в западном направлении.

Министерство иностранных дел Японии сразу обратилось через китайское посольство в Токио и своих представителей в Пекине к китайскому правительству с просьбой положить конец подобным действиям. Но вскоре патрульный самолет вновь обнаружил передающее странные сигналы китайское судно в 310 км к востоку от острова Минами-Дайтодзима.

Недавно спецслужбы Японии обнаружили два исследовательских судна Государственного бюро океанографии Китая, которые проводили исследования морского дна в пяти пунктах на юго-востоке от острова Исигакидзима (префектура Окинава) и на севере от острова Окиноторисима.

В районах, к которым приковано внимание китайских исследовательских судов, глубина моря достигает 5 тыс. м. Они имеют для Японии важное стратегическое значение. По заявлению экспертов, данные, собранные в этих районах китайскими судами, представляют большой интерес для военной разведки. «Если учесть, что Китай готовится к военной акции в отношении Тайваня, то, с точки зрения Китая, эти районы являются весьма подходящими для того, чтобы вести наблюдение за американскими и японскими судами и подводными лодками».

В конце 2004 года власти Японии обвинили спецслужбы КНР в «бесчеловечном шантаже» и попытке вербовки одного из сотрудников генерального консульства Японии в Шанхае, который, как утверждается, в результате покончил с собой, чтобы не передавать китайским спец-службам секретные материалы. Генеральный секретарь кабинета министров Японии Синдзо Абэ так прокомментировал этот факт на пресс-конференции в Токио: «Это был хладнокровный и бесчеловечный шантаж и запугивание. Однако сотрудник консульства не сломался и пожертвовал жизнью во имя родины».

Как утверждают японские СМИ, спецслужбы КНР пытались завербовать 46-летнего шифровальщика японского генконсульства в Шанхае, поймав его на связи с местной проституткой. Они требовали, в частности, подробных данных на сотрудников представительства, сведений об их контактах с китайскими гражданами, а также ключ к дипломатическому коду.

В мае 2004 года, как сообщается, шифровальщик покончил с собой, оставив письмо на многих страницах, в котором подробно описал все с ним случившееся.

Причем, скандал вокруг шифровальщика разворачивается на фоне резкого ухудшения отношений между двумя странами, связанного, в частности, со спором о правах на территории и зоны контроля в Восточно-Китайском море. Пекин также обвиняет Токио в попытках оправдать преступления японских милитаристов в прошлом веке. Более того, тревогу КНР вызывает тот факт, что американские ракеты будут размещены на японском острове Окинава, в непосредственной близости от границ КНР По данным газеты «Иомиури», на американской базе на Окинаве будут установлены усовершенствованные баллистические ракеты Patriot (PAC-3).

* * *

Китайские спецслужбы уделяют особое внимания шпионажу против стран АСЕАН. Стратегия, которую применяет МГБ КНР в большей мере связана с использованием «хуацяо» — этнических китайцев. Недаром в одном из выступлений «великий кормчий» Мао назвал их «на 90 % — патриотами, нашими друзьями и товарищами». Именно этнические китайцы, составляя подавляющую часть Коммунистической партии Индонезии, возглавили кровопролитный путч сентября 1966 года.

Где было мало «хуацяо», китайские власти экспортировали свою идеологическую модель «социализма с китайской спецификой». КНР финансировала и вооружала в 1960–1970 годы прокитайские «отряды красных охранников» в Гане, «зеленой гвардии» в Танзании, партию «Движение за культурную революцию Судана», «Союз национальной гвардии Замбии», «Революционный комитет Уганды» и т. д. И сегодня маоистские группы продолжают существовать в большинстве стран мира от Америки до Австралии включительно.

В самом Китае гостили, лечились и обучались диверсиям полпотовские главари «красных кхмеров». В ходе короткого периода правления Пол Пота в Камбодже китайские инструкторы практически хозяйничали в Пномпене, натравливая «красных кхмеров» на враждебный Пекину просоветский Вьетнам. И после свержения Пол Пота его продолжали опекать сотрудники МГБ на партизанской базе. Также наводнена была этими инструкторами Корея в ходе войны 1950–1953 гг. В той войне в рядах северных корейцев погиб сын Мао Цзэдуна — Мао Аньин.

Еще в конце 80-х основные усилия китайской разведки были сосредоточены в странах Юго-Восточной Азии с преобладающим китайским населением. Агенты МГБ КНР активно внедрялись в различные правительственные организации, коммерческие структуры и преступные сообщества — «Триаду» и пиратов.

Во время войны во Вьетнаме, шпионская сеть КНР в Ханое создавала целые лаборатории по изготовлению фальшивых документов. Одна из таких контор находилась в пятом квартале города Хошимин по улице Нгуен Ти Тхань, в доме № 47 512. Известно, что этот пятый квартал старого Сайгона был некогда одним из основных пристанищ китайской мафии — триады. Нет сомнения, что агенты разведки не брезговали услугами уголовных элементов.

По данным экспертов агентства «Славянский мир» «среди особых успехов МГБ КНР следует отметить достижение контроля над крупнейшими финансово-кредитными учреждениями (банками) Гонконга и Сингапура.

В 1996 года МГБ КНР провело успешную операцию по избранию главой администрации Гонконга своего сотрудника — владельца судоходной фирмы «Ориент оверсиз интернейшнл» Тун Чжихуа. Под прикрытием этой крупнейшей судоходной компании (личное состояние Тун Чжихуа оценивается свыше миллиарда долларов) китайская разведка успешно действует в Гонконге.

В настоящий момент МГБ КНР имеет устойчивые оперативные позиции во всех ключевых отраслях легального и нелегального бизнеса в странах ЮВА и контролирует основные информационные и финансовые потоки. Через многомиллионные китайские общины китайская разведка проникла в государственный аппарат и правоохранительные органы азиатских стран и имеет возможность влиять на принимаемые решения. (О влиянии китайской диаспоры можно судить, например, по тому факту, что в Индонезии 3,5 млн. китайцев владеют 73 % частного капитала страны, в Сингапуре этот показатель еще выше.)

Особое внимание МГБ КНР уделяет контролю за средствами массовой информации в регионе.

* * *

Присоединение Тайваня к КНР является долгосрочной стратегической целью руководства коммунистического Китая. Недавно принятый в Китае закон провозглашает, что проблема Тайваня является внутренним делом Китая и ее решение не подлежит «никакому вмешательству со стороны внешних сил». Однако в документе в несколько завуалированной форме декларируется также возможность применения КНР военной силы.

Тайвань, защищаемый американским флотом, продолжает оставаться проблемой номер один для КНР. Он является основной базой для американской разведки, работающей против коммунистического Китая. Опираясь на территорию острова, спецслужбы США пытаются восстановить потерянный контакт с китайским материком. Отсюда совершаются разведывательные полеты на материковую часть КНР, перебрасываются диверсионные группы, ведется подрывная работа. Китай всегда считал Тайвань своей территорией и не раз пытался присоединить остров к материку. Поэтому тайные операции против Тайваня являются основными в Юго-Восточной Азии. Спецслужбы КНР применяют весь комплекс оперативных разведывательных мероприятий: шантаж, подкуп, различного рода провокации и т. д. О деятельности китайских спецслужб на Тайване рассказал китайский разведчик Ли Чжинхао, работавший на тайваньцев, в 1999 г. его схватило МГБ и расстреляло.

По данным спецслужб Тайваня, китайские хакеры переодически взламывают сети госструктур острова. Целями взломщиков являются сайты вооруженных сил, министерств юстиции, экономики и Национальной ассамблеи.

Напуганные размахом китайского шпионажа, тайваньские власти разработали и утвердили специальный пятилетний план, направленный на противодействие разведывательной и иной деятельности спецслужб материкового Китая. По данным на 1998 год, за несколько предшествовавших лет спецслужбы Китая забросили на остров до 600 своих агентов, при этом сам Тайвань потерял в Китае за 50 лет 3 тысячи своих агентов. Причем по данным тайваньских спецслужб приоритетом в агентурной работе для разведчиков КНР стали тайваньцы, находившиеся в прошлом на военной службе и занявшиеся после отставки бизнесом на материке. Главной мишенью среди них выступают те, кто служил в тайваньских подразделениях связи, ПВО и разведки.

В августе 2003 года на Тайване были арестованы два человека по подозрению в шпионаже в пользу Китая. По данным тайваньской контрразведки, 54-летний бизнесмен Йен Ю Чен получал секретную военную информацию о разработках в области ПВО от двух специалистов Института высоких технологий и передавал ее Китаю.

Засылка агентов идет с переменным успехом, а официальные ноты о поимке шпионов напоминают фронтовые сводки. Последние шпионские скандалы показали, что Тайвань постепенно теряет инициативу в борьбе против коммунистического Китая, особенно в области сбора разведывательной информации. Даже президент Тайваня недавно публично заявил, что количество собранных о материковом Китае разведданных резко сократилось. Пока островом правила железной рукой партия Чан Кайши Гоминьдан, с внутренней безопасностью все было нормально. По данным СМИ тайваньцы не могли не только выезжать из страны (на острове существовал режим выездных виз, предельно жесткий и напоминающий советский), им даже запрещалось купаться в море, поскольку вместо курортов все побережье усеяно военно-морскими базами. Однако с потеплением отношений в 90-е годы тайваньцы стали выезжать за рубеж, в том числе на материковый Китай. Причем не столько по ностальгическим соображением, сколько по делам бизнеса — к тому времени в Китае были организованы специальные экономические зоны, куда преуспевающие тайваньцы стали вкладывать деньги. При этом многими из этих бизнесменов оказались отставные офицеры, чем и воспользовалась китайская контрразведка.

В апреле 2006 года Тайвань провел очередной сеанс компьютерных учений, в ходе которых имитировалось нападение КНР на Тайвань, согласно сценарию, в 2008 году. Подобные игры под кодовым названием «Хан Куанг» организуются военным ведомством Тайваня ежегодно.

В ходе последних виртуальных учений, по данным тайваньских СМИ, задача по отражению удара соединений коммунистического Китая не была решена вследствие потери тайваньским генштабом нитей управления. 6-я армия, защищающая северные районы острова, не получила своевременного уведомления о высадке противника и не смогла принять надлежащие меры. Сбои в системе связи тайбэйское Минобороны оценило как весьма серьезный недостаток и обратилось к правительству с просьбой выделения необходимых ассигнований на ее доработку.

Военно-морские силы Китайской Республики действовали довольно успешно: на третий день учений четыре эсминца класса «Кидд» смогли предотвратить продвижение 25 % десантных кораблей ВМС Народно-освободительной армии КНР, пересекавших Тайваньский пролив. Тем не менее подразделения НОАК с захваченного на острове плацдарма по скоростному шоссе Янзинь совершили бросок в сторону столицы и заняли Тайбэй, сломив сопротивление городского гарнизона, разгромленного численно превосходящими войсками противника при мощной поддержке с воздуха.

После этого Минобороны КР объявило о завершении учений. По его данным, результаты компьютерных игр свидетельствуют: в том случае, если бы операция НОАК произошла в действительности, тайваньская армия потеряла бы около половины личного состава, а ВВС — почти 55 % самолетного парка.

Вместе с тем после тренировок за дисплеями тайваньские генералы проводят реальные маневры сухопутных войск, ВВС и флота. Но действительность такова, что если Китай захочет, то он может завоевать Тайвань в течение нескольких дней.

Кроме того, на случай возможного обострения ситуации вокруг Тайваня китайское руководство осуществляет широкую программу создания тактических и оперативнотактических ракет для оснащения ими сухопутных войск НОАК. Так, в 1990 году были успешно завершены летноконструкторские испытания мобильных твердотопливных БР «Дунфэн-11» (М-11) и «Дунфэн-15» (М-9) с дальностью стрельбы 300 и 600 км соответственно, способных доставлять ядерные боезаряды. По сведениям тайваньских спецслужб, в трех южных провинциях Китая развернуто от 160 до 250 таких ракет.

* * *

Огромные усилия МГБ КНР направлены в сторону Австралии. Здесь мы видим ту удивительную приспособляемость, которая была одной из выдающихся особенностей китайского шпионажа.

В конце 2005 года в Австралии с просьбой предоставить ему политическое убежище обратился сотрудник спецслужб КНР Хао Феньюнь. Он сообщил австралийским властям, что на территории Австралии действует около тысячи китайских шпионов. Слова Хао Феньюня подтвердил и другой китайский перебежчик, бывший высокопоставленный чиновник генконсульства КНР Чэнь Юнлинь. Он попросил у австралийских властей политического убежища, утверждая, что его преследуют китайские спецслужбы, но получил отказ. По непроверенным данным, основываясь на информации перебежчика, Агентство внутренних расследований Австралии создало новое отделение для борьбы со шпионской деятельностью других стран на территории Австралии. Предполагается, что особое внимание новый отдел уделит выявлению шпионов из Китая. Однако правительство Австралии эту информацию не подтвердило.

Спецслужбы КНР действуют в Австралии по уже проверенной и отработанной схеме — через диаспоры. Они контролируют китайскую диаспору в Австралии и оказывают влияние на нее. Именно «хуацяо» — этнические китайцы — являются основными поставщиками секретной информации для Пекина. Здесь следует отметить еще одну особенность работы спецслужб Китая. Безусловно, МГБ КНР хорошо усвоило основные принципы шпионажа: шпион должен иметь убедительный повод для пребывания в том месте, куда он послан; шпион не должен привлекать к себе внимание; ни действия, ни речь шпиона не должны вызывать подозрения окружающих.

Поэтому среди китайских агентов, действующих на территории Австралии, мы не найдем торговцев наркотиков или опасных преступников. Вместо них мы встретим мелких фермеров, парикмахеров, студентов, изучающих язык, врачей и рыбаков. Это вовсе не означает, что каждый китаец, находящийся в Австралии, является обученным шпионом или агентом МГБ КНР. Тем не менее, когда китайцу предоставлялась возможность собрать какую бы то ни было информацию, он делал это и передавал ее или китайскому консулу или МГБ по возвращении на родину.

Перебежчик из КНР Чэнь Юнлинь подтвердил: «В Австралии китайская диаспора подчиняется двум правительствам, одно из них — это правительство Китая, другое — правительство Австралии». По его мнению, «большинство живущих за границей китайцев получили гражданство стран проживания, и совершенно ясно, что они должны быть лояльны по отношению к этим государствам. В Австралии, однако, они всячески стремятся угождать китайским властям, зарабатывают на этом деньги, извлекают выгоды из ситуации, однако не думают, что их действия открывают путь для инфильтрации Китая в эту страну… А Китай как раз и использует такой настрой в среде китайских эмигрантов для того, чтобы добиться целей экспансии и установления контроля. В дальнейшем в качестве обратной реакции, отклик от этой политики возвращается в Китай, то есть там начинают говорить о том, что за границей мы добились важных побед, привлекли к сотрудничеству многих патриотических деятелей из китайской диаспоры с тем, чтобы они внесли вклад в дело Родины. На самом деле, эти люди вносят вклад в дело власти КПК».

Китайские эмигранты являются самыми способными из всей когорты шпионов-любителей. Чтобы добиться доверия, они были не прочь покритиковать свою страну в присутствии иностранцев, если считают, что могут таким путем получить информацию. На самом же деле число китайцев, которые действительно плохо думали о своей стране, было настолько мизерным, что о них даже не стоит говорить.

Китайские спецслужбы уже давно и незаметно для австралийских властей пытаются проникнуть во властные структуры Австралии. Для этого они используют испытанные методы: скрытое финансирование перспективных политических лидеров и партий и экономические льготы их родственникам, либо шантаж и подкуп. Чэнь Юнлинь сообщил о том, что «имеются доказательства, что некоторые австралийские политики уже служат Китаю, превратились в сторонников политики Пекина». «Посольство Китая, — добавил он, — иногда обращается к помощи австралийских чиновников, относящихся к этой категории, при борьбе с китайскими инакомыслящими». В СМИ попала информация, как в нарушение австралийских законов чиновники местной иммиграционной службы позволили официальным представителям КНР в течение двух недель допрашивать в центре временного содержания 50 нелегально добравшихся до Австралии китайцев.

Иногда спецслужбами КНР в отношении находящихся за границей китайских граждан используются противозаконные методы работы. Так, по словам Чэнь Юнлиня, в апреле 2000 года сотрудниками МОБ КНР был похищен и помещен на находившееся вблизи Австралии китайское рыболовное судно Лань Мэн, сын бывшего вице-мэра г. Макао Лань Фу. Этот китайский чиновник проворовался и скрылся за границей. Похитив сына, китайские спецслужбы вынудили отца добровольно вернуться в КНР, где он был приговорен к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора на два года. Сын был освобожден. По данным Чэня, такие операции, связанные с похищениями и шантажом, не редкость для китайских спецслужб.

* * *

Даже в странах, удаленных от Китая географически и никак не связанных с ним исторически, культурно или цивилизационно, влияние китайского шпионажа дает о себе знать. Влияние китайской диаспоры очень велико. Они ведут шпионскую деятельность, пытаются проникнуть в правительства и спецслужбы других стран. Так, на Маврикии правительство вынуждено гарантировать китайской диаспоре квоту в правительстве. Президент Мадагаскара Ф. Циранана публично грозил выслать из страны «за подрывную деятельность» носителей «желтой опасности». Спецслужбы КНР оказывали всемирную помощь целому ряду экстремистских политических организаций: «Рабоче-крестьянской партии Турции», фракции А. Шукейри в «Организации Освобождения Палестины», финансировали националистов Нагаленда в Индии, Чинский автономный район и Шанское автономное «государство» в Бирме.

Огромный интерес для спецслужб КНР представляет Индия, с которой у Китая было несколько вооруженных конфликтов. Разведка Китая весьма успешно работала на индийской территории. Результатом их работы стало то, что индийские спецслужбы проморгали начало и направление главного удара во время агрессии КНР против Индии в 1962 году. Для борьбы с внутренними и внешними врагами Индии, в том числе шпионажем Китая, в Дели было создано Центральное разведывательное бюро. В его состав входят три оперативных управления: внутренней безопасности; обеспечения безопасности высокопоставленных лиц и управление контрразведки. Численность бюро около 20 тысяч сотрудников. В начале 70-х годов контрразведчики Индии разгромили маоистское подполье в Калькутте и Компартию Западного Бенгала, где осели прокитайские партизаны из организации «Наксалитов». Их руководитель Чару Мазумдар побывал в Пекине и встречался с Чжоу Эньлаем и Кан Шеном. Благодаря информатору индийских спецслужб, находившемуся в делегации Мазумдара, контрразведчики Индии смогли получить протокол их беседы. Через несколько лет спецслужбы Индии арестуют Мазумдара, и он умрет в тюрьме.

В конце 70-х годов основными противниками для разведки Индии стали Китай и Пакистан, тем более что, по данным индийских спецслужб, Пекин активно помогал Исламабаду в производстве атомной бомбы.

Кроме того, еще в 1994 году Китай арендовал у Бирмы три острова и развернул на них центры радиоразведки (они «покрывают» Индийский океан, Бенгальский залив и Малаккский пролив). А в 1995 году, по данным ЦРУ, модернизации были подвергнуты китайские центры радиоперехвата в Азии: на одном из Парасельских островов и на острове Хайнань в Южно-Китайском море. Кроме того, был восстановлен центр радиоперехвата Соп-Хау вблизи Лаоса, активно функционировавший в 60–70-х гг. во время войны во Вьетнаме.

Китайское вмешательство в Афганистане проявилось даже резче, чем на Ближнем Востоке и Азии. Достаточно вспомнить, что КНР снабжала душманов оружием и советниками, участвовала в подготовке диверсантов, внедрявшихся в Афганистан из Пакистана. По данным газеты «Таймс оф Индия», «китайцы забросили в Афганистан столько военной техники, что, даже если вооружить всех мятежников, останется большой излишек».

В отношении с Лаосом китайцы проводят курс на постепенное вовлечение ЛНДР в сферу своего влияния. По данным экспертов, в 1994 году КНР даже вошла в число основных стран мира по объему инвестиций в лаосскую экономику.

* * *

Китай выражает готовность к поддержанию и последовательному развитию связей с Социалистической Республикой Вьетнам (СРВ). Однако сдерживающим фактором по-прежнему остается неурегулированность территориально-пограничных вопросов, затрагивающих как сухопутную границу, так и Тонкинский залив и острова Южно-Китайского моря.

Поэтому спецслужбы КНР активно проводят разведывательные операции против СРВ. При этом используются этнические китайцы, проживающие на территории Вьетнама. В этом отношении значительный интерес представляет работа разведки КНР против Вьетнама во время китайско-вьетнамской войны 1979 года. Именно там на практике была отработана технология действий «хуацяо» во время различных вооруженных конфликтов.

Сценарий подобных действий прост. Несколько лет «пограничных конфликтов» для прощупывания сил противника, применительно Вьетнама — захват спорных Парасельских островов (январь 1974). Затем, не получив должного ответа, широкомасштабная наступательная операция, вторжение в феврале — марте 1979 года. В отстаивании своих интересов Китай никогда не останавливается перед вооруженными действиями.

Американское агентство «Таймс» сообщило на страницах своего журнала интервью с неназванным высокопоставленным чиновником компартии Вьетнама. Тот объяснил причины китайско-вьетнамской войны — «китайцы не забыли, что граница была проведена Францией в 18-м столетии (Вьетнам тогда являлся ее колонией), когда Китай был весьма слаб», а другой вьетнамский ответственный работник констатировал, что «тысячи китайских торговцев колонизируют пограничный район». Причем война с Вьетнамом до сих пор не закончена. Сегодня она носит перманентный характер. Иногда на границе возникают кровавые стычки. В 1988 году Китай имел непродолжительную, но кровопролитную схватку с Вьетнамом на море, в окрестностях спорных островов Спратли; в 1993-м году, кстати, китайцы явочным порядком установили на архипелаге свои пограничные знаки. В мае 1992 года вспыхнула «перестрелка на одном из участков сухопутной границы», где китайские солдаты пытались на 0,5 км отодвинуть пограничные столбы в глубь вьетнамской территории. Подобные территориальные конфликты имеются также с Японией (о-ва Сенкаку) и Тайванем, Индией, у которой еще в 1962 году было захвачено и по сей день удерживается 38 000 кв. км территории.

Особый интерес представляет подготовительная работа китайских спецслужб с «хуацяо» перед началом войны с Вьетнамом. Так как сегодня на территории России проживает и работает около миллиона китайцев, в случае войны китайская диаспора может быть использована против России по уже отработанной во Вьетнаме схеме.

Перед самым конфликтом с Ханоем МГБ КНР активно работало с «хуацяо». В конце сентября 1977 года заместитель председателя ЦК КПК Дэн Сяопин заявил, что «вопрос о работе среди заморских китайцев надо поднять на повестку дня». И вопрос этот был поднят сначала на специальном совещании по проблемам «хуацяо», в котором, по сообщению агентства Синьхуа, приняли участие восемнадцать «заинтересованных» центральных ведомств и организаций КНР, а затем на сессии Всекитайского собрания народных представителей в феврале — марте 1978 года.

Причем стратегические планы завоевания ЮВА разрабатывались в КНР еще в начале 50-х. По сведениям, например, американской разведки китайские власти в 1953 году подготовили и разработали программу действий, рассчитанную на 20 лет. Она предусматривала, например, захват всей Азии к 1965 году. Потом на очереди — Африка. Захват ее природных богатств должно был снизить энергетическую зависимость КНР и показать Европе, кто «настоящий хозяин» в мире. «Китай везде, где есть китайцы».

Но этого, как видим, пока не произошло.

Первые нападения на вьетнамскую территорию начались примерно с 1974 года. Уже в 1975 году насчитывалось 294 случая вторжения на вьетнамскую территорию вооруженных китайских отрядов. В 1976 году количество нарушений границы СРВ достигло уже 812, в 1977-м — 873, в 1978-м — 2175. В январе 1974 года китайские вооруженные силы оккупировали архипелаг Хоангша (Парасельские острова). В 1978 году уже велись полномасштабные приготовления к войне с Вьетнамом.

В отношениях с СРВ Китай действовал по отработанной схеме, опираясь на свою «пятую колонну» — «хуа-цяо», которых насчитывалось в регионе примерно 1,2 миллиона. Притеснение этнических китайцев в СВР — надуманную причину — использовали спецслужбы КНР для оправдания вторжения во Вьетнам. Причем Китай добивался поддержки своих действий за рубежом. Так, в США в различных кругах стали муссировать тему «исхода китайцев», о преследованиях китайских промышленников и коммерсантов во Вьетнаме. Заранее спланированные действия Пекина по оказанию давления на СРВ, в связи с вопросом о якобы «бедственном положении» лиц китайской национальности во Вьетнаме, продолжали принимать все большие размеры. В мае 1978 года китайские власти выступили с открытым заявлением о будто бы начавшейся кампании по «преследованию лиц китайской национальности во Вьетнаме».

Первоначально китайцы стали создавать трудности на различных промышленных объектах, сооружаемых во Вьетнаме. Поставки необходимых чертежей и машин задерживались. Оборудование приходило некомплектным. Китайские рабочие и инженеры неожиданно уезжали. Как потом выяснили спецслужбы СРВ, почти каждую ночь в дома лиц китайского происхождения приходили таинственные посетители, которые уговорами и запугиванием склоняли людей к отъезду в Китай. Агенты МГБ помогали «хуацяо» незаконно пробираться в Китай. Более 170 тысяч обманутых людей легальными и нелегальными путями покинули СРВ и ушли в Китай. Все это отрицательно сказывалось на строительстве и сдаче в эксплуатацию необходимых СРВ объектов, тормозило развитие экономики республики. Более того, правительство КНР приняло решение отменить все поставки оборудования, предоставляемого СРВ.

Затем последовали новые акции Пекина: он отозвал большую часть технических специалистов, начал затягивать выполнение торговых контрактов, односторонне аннулировал ряд соглашений, подписанных правительствами двух государств. Дальше больше — китайские власти стали запрещать или ограничивать транзитные перевозки из Европы через территорию Китая оборудования и материалов для Вьетнама.

Под руководством спецслужб КНР были созданы шпионские организации «хуацяо» во Вьетнаме. Эти группы располагали явочными квартирами, тайниками, поддерживали постоянную связь с «центром» и с китайским посольством в Ханое. Члены этих организаций вели разведывательную деятельность против СРВ, саботировали работу правительственных учреждений Вьетнама, выпускали фальшивые деньги, разжигали межнациональную рознь, провоцировали беспорядки, проводили диверсии на военных объектах и т. д. По данным вьетнамской разведки Китай приступил к заброске своей агентуры во Вьетнам еще в 1964 году. В спецслужбах СРВ имеется несколько инструкций, которые предписывали шпионам оседать в китайских семьях во Вьетнаме, находить удобные прикрытия, легализовываться и вести сбор разведывательной информации военного, политического и экономического характера.

Особый интерес для МГБ КНР представляли пограничные районы, например в провинции Куангнинь, где находятся крупные порты республики, Хонгай и Камфа, пролегали важные в стратегическом отношении дороги и проживали тогда примерно 160 тысяч лиц китайского происхождения. Шпионские группы обосновались и во втором по величине городе Северного Вьетнама — Хайфоне. Органами государственной безопасности СРВ были разоблачены многочисленные подпольные группы, которые занимались исключительно нелегальной переброской лиц китайской национальности через границу Вьетнама. Такие группы находились и в Ханое, и в Хошимине, и в Хайфоне, и в Хонгае.

Китайцы, перешедшие с территории Вьетнама на свою историческую родину, вначале проходили фильтрацию и проверку в специальных лагерях. Многие из них затем готовились к нелегальной заброске во Вьетнам и другие страны Юго-Восточной Азии. «Хуацяо» зачислялись в «черные дивизии», разведывательные подразделения, дозорные группы. Только в ноябре 1979 года пекинский разведцентр направил в районы Монгкай и Биньлиеу провинции Куангнинь 15 шпионских отрядов. Этим же центром созданы так называемые «рабочие бригады этнических китайцев», сформированные из числа ранее вернувшихся в Китай вьетнамцев китайского происхождения. Их тайно перебрасывали во Вьетнам для сбора разведывательных данных. У каждой разведывательной группы, забрасываемой во Вьетнам, были свои цели и задания. Это сбор экономической и политической информации, ведение пропагандистской работы среди вьетнамского населения, составление карт вьетнамских оборонительных укреплений, проведение экономических диверсии.

Каждому члену группы выдавалось 10 тысяч вьетнамских донгов. Дополнительную плату диверсанты получали за уничтожение техники, взрывы на дорогах, в складских помещениях, за нападения в открытом море на шаланды и джонки вьетнамских рыбаков. После возвращения в Китай шпиону была обещана выплата 5 тысяч юаней. Напряженность в пограничной зоне осенью — зимой 1978 года нарастала буквально с каждым днем.

Китайские спецслужбы в массовом порядке засылали во Вьетнам шпионско-диверсионные группы. Только, за вторую половину 1979 года и начало 1980 года сотрудниками спецслужб СВР были выявлены свыше 400 таких групп. Но массовая засылка шпионов мало чем помогла Китаю. Вьетнамские контрразведчики научились выявлять и пресекать деятельность подобных групп.

Как известно «первая социалистическая» война между Китаем и Вьетнамом закончилась перемирием, армия КНР была изгнана с захваченных вьетнамских земель. Но Пекин не отказался от своих территориальных притязаний. Вооруженные конфликты с СРВ шли практически все 80-е и 90-е годы. И тайная война против Вьетнама, в которой МГБ КНР активно использует все разведывательные методы, в том числе и китайскую диаспору, продолжается по сей день.

Во многом это связано с все возрастающей ролью Вьетнама в азиатской политике США. Соединенные Штаты пытаются усилить свое влияние в регионе с тем, чтобы всегда держать Китай под наблюдением. В частности, Америка пытается договориться об аренде бывшей советской базы Камрань во Вьетнаме и оттуда вести активную разведку против Китая.

Глава 8

Работа контрразведки КНР

Не секрет, что Запад не в восторге от растущего влияния Пекина, проводящего свою собственную национальную политику в мире. Китай один из немногих участков нашей планеты, который не подконтролен «новому мировому порядку». США не может диктовать здесь свои условия. КНР не раз это доказывала.

В то же время враги Китая пытаются создать на его территории очаги нестабильности, этнический и религиозный сепаратизм. Спецслужбы Запада не раз пробовали «взорвать» Поднебесную изнутри. Тайная война против коммунистического Китая не прекращалась с самого основания Китайской Народной Республики. Разведки западных стран густо опутали своими сетями Китай. Наибольшую активность проявляла разведка США. Разнообразное снаряжение и вооружение американской агентуры в Китае неоднократно показывалось на специальных выставках, организованных в Пекине Министерством общественной безопасности КНР. На стендах выставки демонстрировалось 9 тысяч документов и различных шпионских директив, присланных различными разведками своей агентуре в Китае. Один из сотрудников ЦРУ писал: «В период после Второй мировой войны ЦРУ неоднократно осуществляло нелегальные операции на территории Китайской Народной Республики… Агенты ЦРУ специально подготавливались в Японии, комплектовались в группы, а затем забрасывались в Китай, где занимались организацией секретных баз и линий связи…»

Спецслужбы КНР, имеющие колоссальный опыт работы в подполье и успешной борьбы с гоминьдановскими спецслужбами, принимали энергичные и жесткие меры по пресечению подрывной деятельности разведки США. Как показали последующие события, разведке Китая удалось успешно внедрить свою агентуру в представительства многих американских учреждений в Поднебесной, включая разведорганы. Более того, органы безопасности КНР успешно проникли в ключевые отделы гоминьдановских спецслужб, поставлявших кадры для разведшкол ЦРУ, а также в сами американские центры подготовки. Именно по этой причине большинство агентурных групп, забрасываемых ЦРУ в Китай и Корею, почти сразу же обезвреживалось местными органами безопасности или начинали работать под их контролем.

Противостоять американской активности мог только шпионаж и контршпионаж, которые держали бы деятельность американцев как внутри страны, так и вне ее под постоянным и строгим наблюдением. В 1950–1954 гг. руководство КНР приняло ряд жестких мер, направленных на повышение эффективности в борьбе с засылаемой в страну американской и гоминьдановской агентурой. В конечном счете, западная агентура была разгромлена китайской контрразведкой. Конечно, многие тайные агенты остались непойманными. Но воссоздать работоспособную агентурную сеть ни ЦРУ, ни ее союзникам в последующем не удалось. И по праву сегодня КНР считается страной с жестким контрразведывательным режимом.

В несекретной части доклада комиссии США по работе спецслужб говорится, что в последние годы американской разведке стало труднее работать в России, Китае и Северной Корее, «такие государства, как Россия, Китай и Северная Корея, по-прежнему требуют внимания, но по ряду причин возможность проникновения в них заметно усложнилась». Эффективность сбора разведывательной информации существенно снизилась из-за «санкционированного и несанкционированного раскрытия американских источников и методов работы», отмечается в докладе. По мнению членов комиссии, противники США «много узнали о том, что мы можем видеть и слышать, и предприняли меры по срыву наших усилий».

Авторы доклада подчеркивают, что «в ближайшие годы эффективность (разведывательного) сообщества будет снижаться и дальше, если не будут произведены изменения» в его работе.

* * *

Каждый китаец, выезжающий за границу, считает себя разведчиком, а когда он находится дома, то берет на себя роль ловца шпионов. Причем китайские власти преднамеренно и постоянно возбуждали интерес рядовых китайцев к шпионажу с помощью хорошо продуманной обработки общественного мнения. Населению усиленно внушали, какую огромную опасность представляют иностранные шпионы. С этой целью устраивались выставки, на которых демонстрировались экспонаты, показывающие вероломные методы работы иностранных разведок.

Кроме того, китайская контрразведка в сотни раз многочисленнее советской и японской, и каждый иностранный дипломат, независимо от того, является он сотрудником разведки или нет, берется там под жесткий круглосуточный контроль. Стоит ему только выйти на улицу, как к нему сразу пристраивается многочисленный хвост. Да и народ в Китае непривычен к иностранцам, и стоит одному из них всего лишь заговорить на улице с прохожим китайцем, как вокруг собирается толпа любопытных. Руководство КГБ поначалу не верили этому. Сотрудники КГБ рассказывают такой случай: как-то один из проверяющих генералов вышел из машины, чтобы спросить прохожего китайца, как проехать на площадь Тяньаньмэнь. Не успел он произнести эту фразу на ломаном английском, как их тотчас обступали толпа. Не привыкший находиться в центре внимания, генерал испугался и в панике вскочил в машину. Завербовать китайца было настолько сложно, что, по словам бывшего сотрудника КГБ СССР К. Преображенского, Юрий Андропов как-то сказал, что первый советский разведчик, который завербует китайца, получит орден Ленина.

Впрочем, возможности китайских спецслужб лучше всего иллюстрируют следующий случай. Бывший сотрудник ГРУ, вышедший в отставку в середине 90-х, рассказывал: «После отставки мне приходилось бывать в Китае в качестве переводчика. Но свободное общение на китайском языке тут же привлекало ко мне внимание бойцов народной вооруженной милиции (НВМ). Как-то в одном из захолустных городков я собрался пойти в бар. При входе меня встретили два незнакомца, которые очень вежливо спросили, что я собираюсь делать. Я честно ответил, что хочу выпить. Мы вместе поднялись в бар, по знаку одного из провожатых нам освободили столик, и выпивать мне пришлось уже в компании двух спутников. Спустя полчаса к нам подсел еще один китаец, который уже прекрасно говорил по-русски. Они ничуть не скрывали, что служат в НВМ. Первым вопросом было: «А где ты выучил язык?» Я, естественно, ответил: «В Институте стран Азии и Африки». Они дружно рассмеялись: «Это вы все так говорите. Ладно, фамилию твоего преподавателя спрашивать не будем». В общем, мы поняли друг друга».

А вот свидетельство сотрудника внешней разведки, долгие годы прослужившего в резидентуре в Китае: «Во время «культурной революции» китайские спецслужбы возродили древнюю систему доносов, придуманную еще при императорах. Она называется «У Ши Бай» (пятерка, десятка, сотня). Это когда старший пятерки «стучит» на членов своей семьи, старший десятки — на своих сотрудников или соседей и т. д. В результате мы сталкивались с почти полной невозможностью заниматься агентурной работой внутри Китая, так как огромное количество «инициативников» следит за каждым твоим шагом. Причем включая детей, потому что в бригады наружного наблюдения включали подростков. Намного проще было вербовать агентов где-нибудь за пределами Китая — например, студентов в СССР».

В целях пресечения действия на территории КНР иностранных спецслужб и тотального контроля за населением Китая, Министерство госбезопасности Китая создало общенациональный телефон доверия. Теперь, позвонив в эту службу, китайские граждане смогут информировать соответствующие органы о подозрительном поведении сограждан. Руководство МГБ утверждает, что такая форма работы поможет китайским чекистам бороться с распоясавшейся мафией. Замминистра МГБ Бай Цзинфу заявил, что в случае доноса проверке будут подвергаться любые лица, включая партийных чиновников и даже самих сотрудников госбезопасности. Однако телефон доверия МГБ может пригодиться и в борьбе с инакомыслием.

Китайские контрразведчики весьма эффективно противостоят проискам западных спецслужб. Об этом свидетельствует последняя операция спецслужб КНР. Газета Financial Times, со сылкой на источники в китайском правительстве, передала, что в новом самолете, построенном компанией Boeing по заказу председателя КНР, было обнаружено 27 подслушивающих устройств.

Самолет Boeing 767 был куплен Китаем в США в прошлом году. Китайским контрразведчикам удалось обнаружить «жучки» во время испытательных полетов в сентябре по странному постоянному шуму. Одно из подслушивающих устройств было найдено в туалете, еще одно — в изголовье председательской кровати. Устройства управлялись через спутник. По словам китайских военных экспертов, эти устройства были намного сложнее, чем те, что имеются в свободной продаже. Как сообщает Financial Times, президент Цзян Цзэминь был разгневан.

Никаких комментариев по поводу происшедшего ни со стороны Белого дома, ни со стороны Госдепартамента не поступало. Компании Gore Design Completions и Dee Howard Aircraft Maintenance, которые занимались техническим обслуживанием самолета, поспешили заявить, что выполнили все требования по обеспечению надлежащего уровня секретности и ничего не знали о каких-либо подслушивающих устройствах.

Китайские спецслужбы возбудили дело по обвинению в халатности в отношении сотрудников China United Airlines, компании, которая заказывала самолет, и сотрудников госкомпании China Aviation Supplies Export and Import, импортировавшей его. Около 20 офицеров ВВС Китая были задержаны для проведения допросов. Следователей интересует вопрос, каким образом в надежно охраняемом самолете могли быть установлены подслушивающие устройства.

Недавно произошел еще один шпионский инцидент, связанный с самолетом США. В апреле 2004 г. над ЮжноКитайским морем столкнулись истребитель F-8 ВВС Китая и американский самолет-шпион EP-3. В результате столкновения китайский пилот погиб, а американский самолет заставили приземлиться на аэродроме одной из военных баз Китая.

Пекин заявил, что действия американского самолета-шпиона представляли угрозу национальной безопасности, а американский экипаж был отпущен только после того, как Вашингтон принес официальные извинения. Многие китайцы после инцидента стали считать, что США рассматривают Китай как возможного врага.

* * *

В настоящее время американская разведка делает упор на создание в Китае политических структур, способных осуществить «бархатную» революцию, по примеру Грузии и Украины. Так, согласно секретному докладу Министерства общественной безопасности КНР № 94 016 от 2 апреля 1994 года, «в 1993 году в стране произошло более 850 незаконных выступлений, 1210 собраний, 6320 забастовок, в которых приняли участие 320 000 человек». Из 30 административных единиц страны (провинции, автономные районы, города центрального подчинения) 14 отмечены как «нестабильные». Они охватывают 64 % территории КНР и 47 % населения». Но даже в этих нестабильных районах МОБ контролирует ситуацию. Можно сказать, что американская разведка идет в Китае по неэффективному пути, пытаясь дестабилизировать КНР по схеме, успешно применявшейся в Грузии и на Украине. Ставка на «раскачивание» ситуации через создание демократических организаций и на формирование агентуры влияния в высших государственных и партийных органах КНР пока приводит к неудачам.

В то же время американские спецслужбы перенесли центр тяжести своей деятельности на обострение внутриполитической ситуации на основе межнациональных противоречий, активизировав работу в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Восточный Туркестан или по-китайски Синьцзян-Уй-гурский автономный район Китая является одной из потенциальных «горячих» точек КНР. Местные жители не считают себя подданными Поднебесной и не смирились с потерей независимости. В отличие от этнических китайцев, уйгуры исповедуют ислам, и в свете последних событий, связанных с нарастанием исламского терроризма, это обстоятельство грозит Пекину новым очагом нестабильности.

Синьцзян-Уйгурский автономный район крайне важен для Китая, поскольку он обладает богатейшими природными ресурсами, составляющими 80 % всех природных запасов страны. Более того, по оценкам китайских специалистов здесь сосредоточены крупнейшие запасы «черного золота», которые сравнимы с нефтяными полями Саудовской Аравии.

Со времени включения Восточного Туркестана в состав Китая уйгуры восставали более 400 раз. Большая часть уйгуров живет в районах бывшей советской Средней Азии. Наиболее крупное переселение произошло во время китайской «культурной революции». Тогда на территорию СССР бежало более 150 тысяч уйгуров. Исповедующие ислам, они не могли примириться с тем, что разрушаются мечети, а мусульманских улемов водят по улицам с привязанными к шее отрубленными свиными головами. Сегодня население Синьцзяна составляет более 15 миллионов человек, из них на долю тюрков мусульманского вероисповедания приходится до 9 миллионов.

Шанс на обретение государственности появился в 1944 году, когда уйгуры силой оружия освободились от «опеки» Китая. Была создана Восточно-Туркестанская республика. Однако этому государству не суждено было состояться — лидеры республики погибли во время авиакатастрофы, направляясь с визитом в Советский Союз. Считается, что она была подстроена спецслужбами СССР, который выступал за единство Китая под властью коммунистов.

Уйгуры не раз выступали против китайских властей. Так, в 1990 году недалеко от города Кашгар вспыхнуло вооруженное восстание, центром которого был поселок Барин. По неофициальным данным, столкновения начались после того, как власти закрыли доступ верующим в мечеть. Возмущение выплеснулось на улицы.

Манифестанты разоружили полицию и объявили джихад. Мятеж был жестоко подавлен. Силы безопасности провели массовые обыски и аресты. За решеткой оказалось более шести тысяч человек. Шесть руководителей восстания были расстреляны. Некоторые участники восстания по поддельным документам перешли границу и укрылись в тогда еще советских республиках Средней Азии.

Несмотря на поражение, местные сепаратисты продолжали держать Пекин в напряжении. Для координации своих действий они создали на территории России, Казахстана и в Западной Европе «информационные» центры, получавшие инструкции из координационного центра в Пакистане.

Природные условия Синьцзяна способствуют ведению партизанской войны: горы, степи, пустыни и полупустыни, раскинувшиеся на тысячи километров. 85 % населения проживает в сельской местности, китайцев за пределами городов практически нет. В 1992 году уйгуры перешли к партизанским методам борьбы и терроризму. Так, в конце сентября 1992 года группа вооруженной молодежи разобрала в районе города Кумула железную дорогу, соединяющую СУАР с Китаем.

В апреле 1993 года на военной базе около города Турфана произошел взрыв, организованный уйгурскими террористами. С 15 по 20 мая того же года группа боевиков предприняла нападение на сооружения, принадлежащие ядерному полигону Лобнор. В середине июня 1993 года напротив гостиницы в Кашгаре взорвалась бомба — три человека погибли.

Ситуация на тот момент была очень опасна для КНР. По данным спецслужб в тот момент в Синьцзяне действовало около 30 подпольных групп и организаций («Искра Родины», «Лобнорские тигры» и другие). Наибольшую известность имеет Национальный революционный фронт Восточного Туркестана. Его основал в 1984 году Юсупбек Мухлиси, поставивший перед его членами главную задачу — создание независимого государства уйгуров.

Основная тактика синьцзянских сепаратистов сводилась к нападениям на китайских военных и полицейских. Акции устрашения проводились против местных учреждений власти. Боевики взрывали линии энергопередачи и связи, устраивали диверсии на транспорте. Не брезговали «исламисты» и ограблениями банков.

Спецслужбы КНР вовремя приняли меры. Они сделали все возможное, чтобы разгромить террористическое подполье. Быстро были ликвидированы уйгурские «культурные» центры в Москве, Алма-Ате. Но в Германии, в Мюнхене, такой центр благополучно действует до сих пор.

Исламисты попытались переломить ситуацию в свою пользу. Пик террористических актов пришелся на 1997 год. Все началось с массовых беспорядков в городке Или. Тогда погибли девять человек, около ста получили ранения.

В феврале 1997 г. уйгурские боевики взорвали несколько автобусов в Урумчи — административном центре Синьцзяна. Погибли 24 китайских солдата и 27 гражданских специалистов. 3 марта уйгуры устроили в Урумчи настоящую взрывную кампанию, в ходе которой погибли десятки людей, а сотни получили ранения. В конце года, 27 ноября, там же прогремели еще три взрыва, в результате которых погибли или были ранены 70 китайцев. Но это принесло лишь кратковременный успех.

На сегодняшний день спецслужбы КНР достаточно прочно контролируют ситуацию в Синьцзяне, и обострение обстановки без открытого иностранного вмешательства в ближайшие годы не представляется возможным. В ответ на террористические акции МОБ КНР ответило репрессиями, разрушив организационную сеть террористов. В 2000 году под нажимом Пекина власти Казахстана выслали троих уйгурских лидеров, обвиняемых китайским судом в терроризме. «Многие уйгурские террористические организации в действительности контролируются Пекином, — утверждает Юсупбек Мухлиси, руководитель алмаатинского Национального комитета Восточного Туркестана. — Китайские спецслужбы действуют очень умело. Например, они принимают в свои ряды лояльных уйгуров, которые затем организуют в Синьцзяне уйгурские группы, выступающие под флагом борьбы за независимость Синьцзяна». По данным экспертов, китайские власти устанавливают личности уйгуров, примкнувших к террористическим организациям, и арестовывают их. Несколько уйгуров, активистов борьбы за независимость Восточного Туркестана, были убиты в Алма-Ате при загадочных обстоятельствах. Часть боевиков ушла в Афганистан, остальные остались в Синьцзяне в ожидании благоприятного развития событий.

Китайские спецслужбы самым внимательным образом следят за деятельностью торговцев, курсирующих по маршруту СНГ — Китай, опасаясь, что некоторые из них имеют устойчивые связи с уйгурским подпольем. Граница с Афганистаном перекрыта, вдоль нее размещены дополнительные войска. Доступ иностранным журналистам в Синьцзян прекращен — «по соображениям безопасности». На местных авиалиниях увеличено количество сотрудников спецслужб.

На Западе давно утвердили уйгурский сценарий по дестабилизации обстановки в КНР и ждут только удобного момента для его реализации. Уйгуры понимают, что самостоятельно решить свои проблемы им явно не под силу. Поэтому они уповают на «всемирный джихад» и Запад. В контексте последних событий в Америке это сочетание двух воюющих сил выглядит особенно актуально.

Во время шанхайского саммита президент США Джорд Буш предостерег Пекин, что война против терроризма «никогда не должна служить оправданием преследований меньшинств». Такую же формулу Запад применял и в отношении действий Москвы в мятежной Чечне, ставшей базой для международных террористов. Восточный Туркестан напоминает «бочку с порохом». Власти Китая делают все, чтобы не допустить его возгорания, но рядом ходят те, кто не прочь устроить большой этнический и религиозный пожар

* * *

В последнее время в зарубежных и отечественных средствах массовой информации все чаще стал появляться термин «информационная война», за которым скрывается, по сути, настоящая революция в сфере мирового политического и военного противоборства. Информационную войну против своих врагов активно применяют спецслужбы США и России. Об этом свидетельствуют события в Югославии, Ираке и Афганистане.

К числу первых официальных документов Пентагона по этой проблеме можно отнести директиву МО США Т 3600.1 от 21 декабря 1992 года под названием «Информационная война». В 1993 г. в директиве Комитета начальников штабов № 30 уже были изложены основные принципы ведения информационной войны. И, наконец, в 1997 году было дано следующее определение информационной войне: «Действия, предпринятые для достижения информационного превосходства в интересах национальной стратегии и осуществляемые путем влияния на информацию и информационные системы противника при одновременной защите собственной информации и своих информационных систем».

Китай начал разрабатывать свою концепцию информационной войны в конце 80-х. Китайские стратеги под информационной войной понимали действия (политические, экономические, культурные, технологические и т. д.) по захвату информационного пространства. И в последние годы Китай добился блестящих результатов в ходе информационного противоборства с США.

По данным зарубежных СМИ, «в Китае создана мощная государственная система ведения информационного противоборства, которая позволяет осуществлять массированное применение сил и средств в нужное время. Ядром системы являются исследовательское бюро при Госсовете КНР и Системно-аналитический центр Министерства государственной безопасности. Китайская система ведения информационного противоборства наиболее эффективно действует в финансовой сфере. Она получает информацию от диаспор стран Тихоокеанского региона и разведки. Осуществляется тотальный контроль за СМИ стран Тихоокеанского региона. Значительное число газет, теле- и радиоканалов приобретено агентами и офицерами китайской разведки. Посредством контролируемых СМИ осуществляются активные комплексные информационно-психологические операции, в частности, китайцам удалось «переиграть» американцев в ходе информационного противоборства в финансовой сфере в 1997–1998 гг.

* * *

Совсем недавно на Тайване вспыхнул политический скандал, связанный с раскрытием спецслужбами материкового Китая «тайваньской шпионской сети». Китайское агентство Синьхуа подтвердило факт задержания 24 тайваньцев и 19 граждан КНР, подозреваемых в причастности к шпионажу. В его сообщении сказано: «Органы государственной безопасности КНР сокрушили тайваньскую агентурную сеть». Все арестованные «сознались в том, что шпионили в материковом Китае на тайваньские власти». Синьхуа цитирует следующее заявление представителя китайских спецслужб: «Закон не позволит никому угрожать безопасности и интересам материкового Китая, более того, то, чем занимались эти шпионы, может навлечь катастрофические последствия и беды на народ Тайваня».

Представитель органов государственной безопасности КНР заявил: «Эти люди собирали информацию и серьезно нарушили законы. Их действия угрожали безопасности и интересам континентальной части Китая, подрывали братские чувства народов с двух берегов Тайваньского пролива. В настоящее время все задержанные признались в своих преступлениях».

Разоблачение тайваньских шпионов произошло после того, как на предвыборном митинге 30 ноября президент Тайваня Чэнь Шуйбянь обнародовал информацию о дислокации китайских ракет, нацеленных на остров. Политик заявил, что в радиусе 600 км от Тайваня расположено 496 ракет, при этом он назвал точное число ракет на базах в провинциях Цзянси, Фуцзянь и Гуандун. Китайская разведка ухватилась за эту информацию, провела расследование об источниках «утечки» и вышла на тайваньских агентов. Совсем недавно гонконгская газета «Минбао» первой сообщила, что шпионская сеть была разоблачена благодаря болтливости Чэнь Шуйбяня. Эту версию с радостью подхватил Лянь Чжань — лидер оппозиционной партии Гоминьдан, соперничающий с Чэнем в гонке за президентское кресло. По словам Ляня, президент оказался «болтуном» и «некомпетентным главнокомандующим», поставившим под угрозу жизни разведчиков.

Эта версия выглядит правдоподобно, ведь в 1996 году на ниве гласности отличился тогдашний президент и лидер Гоминьдана Ли Дэнхуэй. Желая успокоить избирателей, он заявил, что нацеленные на Тайвань ракеты не оснащены боевыми зарядами. Через некоторое время китайские спецслужбы отловили и казнили двух высокопоставленных офицеров — генерала и полковника, продавших Тайваню важные сведения о военном потенциале КНР.

Хотя эксперты утверждают, что за несколько недель шпионскую сеть разоблачить невозможно, не исключено, что китайские чекисты следили за тайваньской агентурой уже давно. В этом случае информация о 496 ракетах стала лишь последним звеном в их операции. Тайваньская военная разведка отрицает арест своих агентов, но так же поступила бы всякая спецслужба.

Недавно Китай дал «утечку» через Гонконг — о том, что задержанные якобы пытались выведать военные секреты, в частности, касательно размещения китайских ракет в Тайваньском проливе. По версии издающейся в Гонконге пропекинской газеты «Мин бао», аресты произведены среди тайваньских бизнесменов, имеющих бизнес на материке и проживающих в различных городах южных провинций Фуцзянь, Чжэцзян и Гуандун. Все они, а также их «сообщники» из числа граждан КНР будто бы занимались целевым сбором информации о ракетных частях ВС КНР, а также о ВМС КНР.

Тайваньский шпионаж в Китае поставлен на поток. МОБ КНР регулярно выявляет и задерживает шпионов, посланных с острова.

Сентябрь 1997 года. Представитель МИД КНР признал факт ареста в Пекине тайваньского профессора-япониста Линь Чжэнчжэна по обвинению в шпионаже. По сведениям Тайваня, его арестовали в середине июля в доме принимавшего его с визитом пекинского друга и обвинили в «краже секретов китайской аэрокосмической промышленности».

Февраль 1998 года. Пекинским судом осуждены за шпионаж четыре жителя Тайваня. Один из них — Коу Цзяньмин приговорен к четырем годам тюремного заключения. Трем другим удалось избежать тюрьмы, поскольку они активно сотрудничали с правоохранительными органами в ходе следствия.

В 1999 году по обвинению в шпионаже в пользу Тайваня был арестован и приговорен к расстрелу китайский генерал Лю Ляньку.

В июле 2000 года Тайвань был шокирован, узнав, что в китайской специальной экономической зоне Шэньчжэнь был арестован генерал Пань Сисянь, который до выхода в отставку был начальником управления кадров и общих дел NSB (спецслужбы Тайваня). Не поставив в известность бывшее начальство, генерал на четвертый день после выхода в отставку оказался в Шэньчжэне, хотя по тайваньскому закону он не имел права уехать с острова в течение трех лет.

Весной 2005 года на юге Китая по подозрению в шпионаже был арестован тайваньский журналист Чин Чэон. В начале августа китайские власти официально предъявили ему обвинение в шпионаже в пользу тайваньских властей. По данным правоохранительных органов КНР, житель Гонконга Чин Чэон был завербован в начале 2000 года Государственным управлением безопасности Тайваня и по март 2005 года выполнял задания тайваньской разведки, занимаясь шпионажем в Гонконге и на материковой части Китая. Министерство госбезопасности КНР утверждает, что Чину удалось приобрести или получить «значительное количество» информации о политической, экономической и особенно военной ситуации в Китае, причем часть из этих материалов носила гриф «совершенно секретно» или «секретно».

Затем Чин передавал материалы тайваньской разведке, чем нанес существенный ущерб национальной безопасности, подчеркивают в правоохранительных органах КНР.

Во время расследования Чин признался в ведении шпионской деятельности в пользу тайваньской разведки, утверждают в китайских органах безопасности. Установлено, что за время шпионской деятельности Чэн получил от разведки Тайваня несколько миллионов гонконгских долларов ($1 приблизительно равен 7,7 гонконгского доллара). Чэн был задержан 22 апреля. Позднее он был переведен под домашний арест.

Тайваньские власти впервые публично опровергли, что гонконгский журналист Чин Чэон ^hing Cheong, китайское имя Чэн Сян), арестованный по обвинению в шпионаже в Китае, работал на тайваньскую разведку.

После событий на площади Тяньаньмэнь весны 1989 года китайские власти приняли ряд мер по ужесточению внутренней безопасности. Так, в Китае на официальном уровне запрещены иностранные средства массовой информации. Цель таких шагов, по словам китайских чиновников, — защитить национальную интеллектуальную собственность и гарантировать первенство государства в культурной сфере. В КНР запрещено вещание западных телеканалов. А каналы, которые успели получить лицензии на вещание — MTV, BBC и CCN, — подвергаются цензуре.

Также запретили подписку и продажу иностранной прессы, которая не прошла проверку. Минкультуры Китая к тому же следит за интернет-играми, анимационными фильмами и спутниковыми программами, чтобы защитить юных китайцев от пагубного влияния «загнивающего Запада».

Политика китайского правительства в области регулирования Интернета начинает вселять ужас. Как заявил Верховный суд КНР, кража или распространение в Интернете государственных секретных документов будут караться смертной казнью. При наличии смягчающих обстоятельств виновные «отделаются» тюремным заключением сроком от 10 лет до пожизненного. Также китайский парламент принял закон против киберпреступности, направленный, в частности, на борьбу с диссидентами в китайской Сети.

В Китае с начала 2006 года действует специальное полицейское ведомство, предназначенное для контроля за Интернетом. По данным издания WorldTribune.com, которое ссылается на гонконгскую газету Ming Pao, интернет-полицейские следят за онлайновыми форумами и контролируют то, что в них говорится. Китайские власти придерживаются политики контроля за содержимым Интернета внутри страны и жесткой фильтрации содержимого мировых ресурсов — большинство из них «не видно» из Китая.

Напомним, что совсем недавно законодательные органы Китая приняли постановление, запрещающее любые незаконные действия в Интернете и тем самым усилили государственный контроль над китайским веб-пространством. Жестко карается создание вирусов, взлом компьютерных сетей военных ведомств и прочие несанкционированные действия.

В Китае уже использовались законы против нежелательной интернет-активности. Например, шанхайский предприниматель, занимающийся продажей программного обеспечения, был приговорен к 18 месяцам тюремного заключения за предоставление электронных адресов китайским диссидентам за границей. Его сайт был ликвидирован с указанием на то, что он имеет антиправительственный характер. В 20 китайских городах уже работает служба борьбы с интернет-преступлениями.

Недавно правозащитная организация «Международная амнистия» обвинила компанию Microsoft и Билла Гейтса в том, что с помощью ее программного обеспечения китайские власти отслеживали «внутренних врагов».

Как пишет британское издание Observer, программное обеспечение Microsoft позволило властям КНР отловить большое число местных диссидентов. Им вменяется в вину публикация в Интернете петиций и призывов к демократическим реформам, а также связь с антикитайскими организациями за границей. Китайского академика Он Депу посадили на 8 лет за «подстрекательство к ниспровержению государственной власти» — ученый выкладывал в Интернете статьи демократической направленности. Многих китайских пользователей арестовывали за распространение «панических слухов об атипичной пневмонии».

Директор «Международной амнистии» Кейт Аллен предостерег компании — производители программного обеспечения, такие как Cisco, Nortel, Websense и Sun, от сотрудничества с китайскими властями.

В последнее время в Китае с разрешения властей все больше людей приобщаются к Интернету, а параллельно местные спецслужбы тщательно отслеживают пользователей, которые посещают запрещенные сайты. Спецслужбы интересуются теми, кто набирает в поисковиках слова «Тайвань», «Тибет», «права человека», «диссидент», «демократия». Китайские спецслужбы блокировали доступ пользователей ко многим сетевым ресурсам, включая поисковик Google.

В октябре 1998 года Китай подписал конвенцию ООН по гражданским и политическим правам, но одновременно дал понять Западу, что не допустит навязывания Китаю западной модели демократии с ее акцентом на «правах человека», проведя серию процессов против диссидентов.

Суд в Китае приговорил активиста демократического движения Ян Цзяньли к пяти годам тюремного заключения по обвинениям в незаконном пересечении границы и шпионаже. Ян Цзяньли покинул Китай после расправы с демонстрантами на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Китайские власти запретили ему возвращаться в страну.

Цзяньли уехал в США на постоянное место жительства. В последние годы он работал при Гарвардском университете. В 2002 году Цзяньли приехал в Китай, по некоторым данным, воспользовавшись чужим паспортом.

Китайское информационное агентство Синьхуа сообщает, что Цзяньли был осужден за шпионаж в пользу Тайваня. Адвокаты Цзяньли настаивают, что все обвинения против их клиента абсолютно безосновательны. Китайский активист был арестован в апреле 2002 года, слушания его дела начались лишь год спустя.

Китайский высокопоставленный чиновник был приговорен судом к 15 годам тюремного заключения за шпионаж в пользу британской разведки. Как сообщают СМИ Гонконга, бывшей колонии Великобритании, Цай Сяохун, бывший представитель Пекина в Гонконге, получил от британских разведывательных служб деньги в размере 380 тыс. фунтов наличными. Цай не был приговорен к смертной казни, а к 15 годам лишения свободы. Они считают, что, вероятно, он предоставил Пекину ценную информацию относительно деятельности в Китае подразделения британской разведки MI-6, за что приговор и был смягчен. Как генеральный директор гонконгского бюро по связям с центральным правительством, Цай участвовал во всех секретных правительственных совещаниях, на которых обсуждались место и статус Гонконга.

Цай является одним из «красных князей» Китая, то есть выходцем из семьи политической элиты страны. Его отец, Цай Чэн, был министром юстиции в конце 1980-х годов. Его дед и бабка были одними из первых членов Коммунистической партии Китая, в которую они вступили еще в 1920-е годы, а позже, в 1940-е, были направлены в Гонконг в качестве официальных представителей Пекина.

Цай был арестован, когда китайская разведка проследила все деловые и торговые связи его жены, которая в настоящее время живет в Лондоне. Согласно западным и некоторым китайским источникам, супруга Цая работала в компании, принадлежащей бывшему сотруднику Синьхуа в Гонконге. Отказ этого сотрудника занять высокую должность в правительственном аппарате несколько лет назад вызвал недоумение Пекина и стал причиной тщательного наблюдения за деятельностью его компании, которая расположена в южном городе Шэньчжэнь.

Пекин постоянно выражает обеспокоенность в связи с тем, что Гонконг уже давно используется различными иностранными разведками как трамплин для их проникновения в Китай. Но власти Китая были поистине ошеломлены, когда узнали, что один из самых высокопоставленных чиновников города является иностранным шпионом.

* * *

«Цветные революции» второй волны 2000–2004 гг. на постсоветском пространстве и в Европе всерьез встревожили Пекин. Но не застали его врасплох. Китайское руководство разработало комплекс мер для усиления партийного контроля в обществе и пресечения западного влияния в КНР. Первым делом под пристальное внимание властей попали журналисты, военные и молодежь. Одновременно по распоряжению председателя КНР Ху Цзиньтао была создана специальная комиссия для изучения «цветных» революций в СНГ.

В самом начале 2005 года, вскоре после «бархатных» революций в Грузии и на Украине, ЦК КПК откликнулся на эти события изданием книги «Как правительство Рейгана развалило СССР». Книги были обязаны приобрести все кадровые работники КПК. После мартовской революции в Киргизии беспокойство китайского руководства заметно усилилось.

В конце мая 2005 года председатель КНР Ху Цзиньтао выступил на закрытой партийной конференции со специальным докладом, посвященным «революционной ситуации» в Китае. Доклад был озаглавлен: «Победить народное сопротивление без пальбы: как предотвратить попытки США и Европы устроить «цветные» революции в самом Китае». Этот документ был подготовлен комиссией по изучению «цветных» революций в СНГ, которая была создана по специальному распоряжению Ху Цзиньтао. В докладе подробно разбирался сценарий трех «бархатных» революций на постсоветском пространстве и давались рекомендации, как избежать повторения этого сценария в Китае. Эти рекомендации в виде отдельного постановления ЦК секретным циркуляром разослали во все правительственные инстанции вплоть до уездных управ.

В своем выступлении Ху Цзиньтао потребовал избавить китайцев от «деструктивного влияния Запада». Прежде всего, под опеку государства должны были попасть солдаты и студенты. Для этого председатель КНР потребовал усилить контроль государства над СМИ и ограничить вещание западных телекомпаний. При этом он посоветовал не устраивать кампаний по массовому закрытию изданий, а рекомендовал тайком выгонять неугодных сотрудников, чтобы не нагнетать обстановку и не привлекать внимание. Властям поручено усилить слежку за либералами, правозащитниками, адептами религиозных движений, а также за сотрудниками неправительственных организаций. Причем основное место в работе китайской контрразведки против всякого рода религиозных сект, диссидентов и шпионов отводится агентуре, вербуемой как из местных жителей, так и иностранных граждан. Секретная инструкция Управления общественной безопасности (УОБ) гласит: «Тайная агентура — это сердце и душа скрытой борьбы, решающее волшебное средство для победы над врагом. Все органы общественной безопасности должны твердо усвоить идею «сосредотачиваться на текущих задачах, настойчиво продолжая борьбу за долговременные цели» и убедиться в том, что тайная агентура развивается… Мы должны заполнить пустоты и улучшить работу тайных агентов со следующими лицами и организациями: ключевые и профессиональные члены «Фалуньгун»; подпольные католики; секты; важные люди из вредных групп Цигуна, из совместных предприятий, имеющие осложненное политическое прошлое; а также частные предприятия и деловые компании, престижные и влиятельные колледжи и университеты».

Лидер КНР Ху Цзиньтао потребовал пресекать все возможные каналы финансирования китайской оппозиции западными фондами. Более того он заявил о необходимости запретить крупным издательским домам продажу типографий и книжных магазинов частным организациям.

Китайские чиновники восприняли слова Ху Цзинь-тао как наказ. Первым в борьбу включилось Министерство культуры, вплотную занявшись СМИ. Уже в июне 2005 года департамент пропаганды Минкульта провел в Пекине десятидневную конференцию, на которой чиновники изложили тезисы доклада председателя КНР главам 200 китайских издательств. К середине июня в Китае были закрыты 54 издательских дома. Потом взялись за телекомпании. К уже существовавшим запретам употреблять в эфире английские слова и транслировать иностранные передачи, «пропагандирующие идеологию Запада», в июле добавился запрет сдавать в аренду теле- и радиочастоты западным телекомпаниям.

Китайское агентство Синьхуа сообщило, что на пленуме ЦК КПК прозвучали слова, что «стратегия врагов состоит в том, чтобы внедрить в Китае западные ценности и расколоть его. И если партия ослабит идеологическую работу, то Китай может разделить судьбу СССР».

Чтобы этого не произошло, Государственный департамент по радио, кино и телевидению КНР выпустил специальное постановление, согласно которому все национальные радио- и телестанции не могут предоставлять эфирное время иностранным компаниям, а также вести с ними совместное вещание, как это начали кое-где практиковать в коммерческих целях. Кроме того, запретили участие иностранцев в программах, выходящих в прямом эфире либо на регулярной основе. Для всех остальных видов сотрудничества с иностранными компаниями необходимо получение разрешения в местных отделениях департамента.

Кроме того, органы госбезопасности Китая провели ряд арестов среди диссидентов, восхваляющих политику США и критикующих местные власти. По приговору суда на 12 лет был осужден Хуан Цзиньцю, долгие годы критиковавший в СМИ социалистический строй Китая.

Центральная военная комиссия (ЦВК) Китая — главное военное ведомство страны — издала приказ о резком ужесточении партийного контроля в вооруженных силах. «Те, кто выступает против партийной гегемонии в армии, должны быть выгнаны из партии», — говорится в приказе. Постановление ЦВК запрещает военнослужащим «участвовать в любых митингах или акциях, заниматься религией и суевериями», а также хранить или распространять «политически проблемную информацию».

Помимо этого Пекин усилил работу на молодежным направлениям. После доклада Ху Цзиньтао из университетов начали выгонять либеральных профессоров, пример показал Пекинский университет.

Китайские власти серьезно обеспокоены тем, что в стране растет число многолюдных манифестаций. Было решено создать во всех крупных городах специальные полицейские части по борьбе с беспорядками. Большим городам центрального подчинения, таким как Пекин и Шанхай, предписано создать спецчасти численностью не менее 300 человек, а в столицах провинций эти отряды должны насчитывать не менее 200 бойцов. Постановление содержит указание только на нижнюю границу численности, а власти провинций будут сами решать, в каких городах эти формирования необходимы и какова будет их численность. Специальные полицейские части набираются из военнослужащих, причем путем строго отбора. Особое внимание уделяется психологической подготовке.

На закрытой части последнего пленума ЦК КПК в речи Ху Цзиньтао прозвучали слова о том, что «враждебные силы хотят подорвать стабильность китайского общества, используя знамя политических реформ, западной парламентской демократии, прав человека и свободы прессы». В этих условиях китайским органам государственной безопасности отводится особое место.


Китай, апрель 1989.

15 апреля 1989 года в Китае внезапно умирает бывший руководитель КНР Ху Яобан. А через три дня — 18 апреля — началась первая студенческая манифестация (около 1000 чел.) на площади Тяньаньмэнь. Причем, парадокс в том, что они требовали отменить «несправедливое» постановление о снятии покойного Ху Яобана с должности генсека КПК и провести достойные похороны. Напомним, на дворе год «бархатных» революций в Восточной Европе, и Китай имел все шансы оказаться еще одним звеном в этой цепочке.

Власти КНР допустили непростительную ошибку — вовремя не разогнали митинг. Показали свою слабость. Это сразу поняли митингующие и их организаторы. Уже 20 апреля на площади собрались больше ста тысяч человек, и у китайских властей осталось два выхода: либо подавить демонстрацию вооруженным путем, либо вступить в переговоры. И опять руководство КНР допустило ошибку, революцию легче всего подавлять еще в начальной фазе, пока она не развернулась до конца. Но правительство не сделало этого, проявляя откровенную нерешительность и растерянность. А между тем ситуация осложнялась с каждым днем. Спустя 10 дней, 26 апреля, газета «Женьминь жибао» объявила происходящее в стандартных партийных формулировках «откровенным покушением на власть», «заговором», «нарушением общественного порядка». Утверждалось, что «кучка людей» стремится ввергнуть Китай в хаос и «под демократическими лозунгами попирает законы демократии». Это была еще одна ошибка руководства КНР — на следующий день на Тяньаньмэнь собралось еще больше людей. Раскол и растерянность в верхах с каждым часом обострялись. Причем, неправильно и непонятно повел себя Чжао Цзыян. В частности, в беседе с представителем Азиатского банка развития он сообщил, что необходимы переговоры с демонстрантами, тем более что студенты требуют того же, что и само правительство, — борьбы с коррупцией и демократизации. Достаточно прозрачно Чжао Цзыян заявил о претензии на единоличную власть и полное устранение прежнего руководства. Он же отдал приказ о том, чтобы информация о демонстрации появилась на китайском ЦТ. Тем временем в центре Пекина творилось нечто невообразимое. На митинг приходили все новые и новые толпы людей. Как и в Восточной Европе, сочувствие демонстрантам захватывало все новые слои общества: госчиновников, рабочих, крестьян, интеллигенцию. В СМИ приводят такой случай, когда сын одного из членов политбюро КПК, прогулявшись на площадь, по возвращении заявил отцу: «Это — революция». Как и в Восточной Европе, основной силой оппозиции была молодежь, в столице скопилось около миллиона молодых безработных. Именно они участвовали во всех кровавых столкновениях с спецслужбами и армией КНР.

К этому моменту, наконец, опомнились китайские власти. Они заговорили о том, что происходящее — результат происков зарубежных спецслужб. Причем этот факт нашел подтверждение у иностранных политологов, они утверждали, что агенты ЦРУ и тайваньской разведки на площади присутствовали, но их роль будто бы ограничивалась лишь передачей денег.

Бездействие китайских властей привело к тому, что под влиянием событий в Пекине начались демонстрации в других городах КНР. Теперь стало ясно, если власти не примут каких-либо мер, то коммунистический режим падет, как он уже пал в Восточной Европе. Наконец, 30 мая власти КНР предприняли попытку мирно вытеснить людей с площади, но демонстранты остановили танковую колону своими телами. И тогда — только тогда — было принято решение ударить по мятежникам всеми наличными силами, пока еще не поздно. Кто разрешил применить армию? Где и кем было принято это непростое решение? Это осталось неизвестно. Можно только предположить, что на такие действия была способна только «старая гвардия».

Здесь следует обратить внимание на один факт. По свидетельству очевидцев, как только китайская армия начала выдвижение на подавление демонстрации, тут же на их пути возникли баррикады из автобусов, частных автомобилей, а неорганизованная толпа мгновенно превратилась в настоящие боевые отряды, готовые закрыть путь танкам не только своими телами, но и «коктейлем Молотова». Это говорит о подготовленности демонстрантов, о стратегическом управлении. Но власть здесь показала твердость и решительность, танки и бронемашины атаковали толпу и прошли сквозь нее, а баррикады были расстреляны с дальних дистанций.

Это было только начало. По свидетельству иностранных наблюдателей, в центре китайской столицы вспыхнуло настоящее сражение с применением огнестрельного оружия, гранатометов. По их словам, большие потери были с обеих сторон, причем погибли не только демонстранты, «на улицах было множестве убитых солдат и полицейских, чьи тела носили следы жестоких истязаний, а улицы были буквально забиты горящей бронетехникой». Перестрелка длилась несколько дней. Это говорит о том, что имело место хорошо организованное, спланированное и подготовленное действие. Причем, судя по происшедшим событиям, лидеры оппозиции не исключали вариант с вооруженным столкновением и были к нему готовы. После этого в Китае было введено чрезвычайное положение. Произошла чистка в рядах Коммунистической партии КНР, был снят со своей должности Чжао Цзыян и многие другие, поддержавшие революцию.

Но все это уже детали, не имеющие отношения к нашей теме. Но важно то, что именно в дни трагедии на Тяньаньмэнь Китай сознательно сделал свой выбор: выживание страны и реальный прогресс вместо распада, уготованных ему ходом событий. Именно начало мая 1989 года стало точкой отсчета, с которой началась история другого Китая — как сверхдержавы.

Заключение

Китай целенаправленно и активно готовится к войне. И эта война неизбежна. Известно, что теоретическим обоснованием внутренней и внешней политики КНР являются идеи Дэн Сяопина, на которого постоянно ссылаются официальные лидеры Китая. В начале 90-х Дэн Сяопин выдвинул теорию стратегии активной обороны. Ее содержательная часть в контексте других установок выражена Дэн Сяопином следующим образом: «В новую эру, хотя мировая война может быть отодвинута или ее можно избежать, локальные войны и региональные конфликты далеки от завершения. Мы искренне стремимся к миру, однако мир достигается через борьбу. Мы привержены развитию, но развитие требует обороны, которая достигается через готовность сражаться». Дэн Сяопин интерпретирует слово «активная»: «Активная оборона не просто оборона, в ней содержится и наступление. Соединение обороны и наступления отражает развитие закона самой войны». В другом месте Дэн Сяопин говорил: активная оборона по природе оборонительна, в то же время, по сути, она активна.

Российский военный ученый, полковник В.В. Стефашин скрупулезно анализируя основные компоненты китайской военной стратегии, отмечает, что с помощью военных действий Китай планирует обеспечить не только защиту собственного суверенитета и территориальной целостности страны, но и «пропекинскую ориентацию стран сопредельных», более того — с дальнейшим захватом и удержанием территории противника в целях китаизации захваченного пространства. Исходя из данной стратегии, китайские военные разработали концепцию «быстрого реагирования», которая «ориентирует войска на решение пограничных конфликтов и локальных войн».

По мнению В. Стефашина, в современной военной теории Китая концепция «локальных войн» выдвинута на первый план. С ней тесно переплетается доктрина «стратегических границ и жизненного пространства» (СГЖП). Согласно СГЖП Китай нуждается не только в «мирном окружении, но и в пространстве, обеспечивающем безопасность и жизнедеятельность более чем миллиардного населения». Тем самым основные принципы военной доктрины Китая носят достаточно явно выраженный военно-наступательный характер и представляют определенную угрозу для его соседей.

Об этом свидетельствует тот факт, что Пекин целенаправленно наращивает и модернизирует силы быстрого реагирования. Важнейшими их компонентами являются воздушно-десантные войска и морская пехота, в последние годы развивающиеся наиболее интенсивно. Воздушно-десантные войска (ВДВ) и морская пехота рассматриваются китайским командованием не только как часть сил быстрого реагирования, но и в качестве стратегического резерва, который может применяться в наиболее важных наступательных войсковых операциях, в том числе комбинированных — воздушно-наземно-морских. К слову, КНР располагает вторыми в мире по численности после США войсками морской пехоты.

Эксперт по Китаю Центра азиатских исследований фонда «Наследие» Дж. Ткачик отмечает зловещие тенденции в развитии военно-морского потенциала в бассейне Тихого океана. К 2025 году Китай будет здесь доминировать. Численность ударных подводных лодок КНР в регионе в пять раз превысит американский подводный флот, а китайские ПЛАРБ будут патрулировать вдоль западного побережья Соединенных Штатов, каждая в сопровождении двух американских ударных подводных лодок, у которых есть и более важные задачи.

Китайский генерал Вен Цонгрен — политкомиссар элитной Академии военных наук Народно-освободительной армии как-то сказал: «Китай должен прорвать блокаду со стороны международных сил против своей морской безопасности. Только когда прорвем ее, сможем вести речь о подъеме Китая. Чтобы подъем был стремительным, Китай должен пройти через океаны и выйти из океанов в своем будущем развитии». Фактически это вписывается в явную цель КПК «увеличить всеобъемлющую мощь страны».

Адмирал ВМС КНР Чжан возглавляет программу модернизации подводного флота НОАК и контролирует закупку современных подлодок класса «Кило» российского производства, включая лодку 636-го типа с пониженной шумностью. Над выполнением китайского заказа работают три российские судостроительные верфи, и это отражает срочный характер наращивания сил.

Адмирал Чжан рассчитывает не только на Россию. Китай также увеличил производство новых китайских дизель-электрических подводных лодок класса «Сон», в среднем до 2,5 в год. Пекин также проводит испытания новой дизель-электрической подводной лодки, известной в военном разведывательном сообществе как «Юань». Она в значительной степени копирует устройство российских лодок, включая покрытие нереверберирующими плитками и сверхтихий семилопастный винт. Добавление «независимого от воздуха двигателя», позволяющего подводной лодке действовать под водой до 30 дней исключительно за счет энергии батарей, что сделает «Сон» и «Юань» фактически неслышимыми для нынешних сетей обнаружения США и даже для американских подводных лодок.

Когда на вооружение этих новых лодок поступят российские торпеды «Шквал» со скоростью до 200 узлов, они станут еще более смертоносными. По некоторым сообщениям, «Шквал» уже размещен на некоторых китайских подводных лодках. Россия также предоставила трехступенчатую противокорабельную крылатую ракету «Новатор-3М-54Е» в распоряжение китайского подводного флота для использования против авианосцев. Каждая китайская лодка «Кило» вооружена четырьмя такими ракетами.

Сегодня армия Китая продолжает быть самой крупной в мире — 3,2 млн. военнослужащих, из них 2,3 миллиона сухопутных войск. Китай активно закупает самую современную военную технику и ведет строительство новых военных объектов. В частности, в России Китай покупает подводные лодки и реактивные истребители, оснащенные высокими технологиями, затем перенимает эти технологии и использует их для модернизации собственных вооружений. К их числу относятся последние лазерные и ракетные технологии, а также разведывательные спутники и крылатые ракеты. На основе российской военной технологии Китай модернизирует свои военные суда дальнего плавания.

Китайские военные объявили о создании технологии, позволяющей обнаруживать американские истребители-«невидимки» F-22. Этот самолет является новейшим истребителем ВВС США. Наряду с ранее созданным стратегическим бомбардировщиком B-2 и истребителем-бомбардировщиком F-117, он построен с использованием концепции «егелс», обеспечивающей снижение радиолокационной заметности машины путем использования в конструкции машины радиопоглощающих материалов и придания корпусу особой формы, отклоняющей лучи радара в стороны от антенны-приемника.

Китайские военные эксперты заявляют, что слабость концепции «стелс» заключается в том, что она была создана для противодействия ныне существующим системам ПВО, и новые средства, разработанные с учетом знаний о возможностях самолетов-«невидимок», позволят нейтрализовать эффект «cтелс»-технологий.

По данным американской военной разведки, военные расходы Китая в 2006 году могут достигнуть $105 миллиардов. Об этом говорится в новом 58-страничном докладе Пентагона «Ежегодный доклад о военной силе КНР», подготовленным для Конгресса США. В докладе говорится: «По оценкам Военного разведывательного Агентства (Defense Intelligence Agency), в 2006 году все затраты Китая на оборону будут между $70 миллиардами и $105 миллиардами — от двух до трех раз больше, чем объявленный бюджет». По мнению аналитиков Пентагона, которые основывались на текущих экономических прогнозах, номинальные общие затраты на оборону Китая, при сохранении стабильности военных затрат, к 2025 году могут вырасти в три раза. Китай вне всяких сомнений превзойдет США и Россию и через 15 лет превратится в первостепенную военную державу.

По данным ЦРУ, к 2015 году Китай может иметь уже 100 ядерных ракет, нацеленных на Соединенные Штаты — такое количество ракет не сможет сдержать никакая система противоракетной обороны. И, по мнению директора национальной разведки США Джон Негропонте, Китай «способен в какой-то момент стать главным конкурентом Соединенных Штатов». Он утверждает, что бурное и устойчивое развитие экономики Китая увеличивает политическое влияние Пекина за рубежом и служит основой для программы военной модернизации, в результате которой возрастает оборонный потенциал этой страны.

Сегодня в пределах досягаемости китайских ракет оказалось примерно 2/3 территории СССР, объекты на Корейском полуострове, в Японии, на Тайване, в странах ЮгоВосточной Азии, Северо-Восточной части Индии. По данным зарубежных экспертов, Китай имеет около 20 МБР и до 100 ракет с дальностью действия от 1800 до 5500 км. Создается группировка из 20 мобильных грунтовых комплексов с твердотопливными ракетами «Дунфэн-31» (дальность полета — 8000 км), которые могут доставить к цели ядерные боезаряды мощностью 2,5 Мт. В дальнейшем «Дунфэн-31», как планируется, будет нести 3–4 разделяющиеся боеголовки типа MIRV мощностью от 200 кт до 1 Мт. Кроме того, к 2010 году ожидается поступление на вооружение новой мобильной твердотопливной МБР «Дунфэн-41» с дальностью полета до 12 тыс. км.

Уже в настоящее время на наших глазах Китай превращается в один из наиболее влиятельных центров силы ХХІ столетия, чему в немалой степени способствует переоснащение его вооруженных сил, наращивание ракетно-ядерного потенциала, который по общему количеству боезарядов уже превзошел аналогичные показатели Франции и Великобритании. Впрочем, при его оценке следует учитывать глубокую засекреченность военных исследований в КНР. Поэтому нельзя исключить, что когда-нибудь подлинные данные о ядерных возможностях Пекина превзойдут самые смелые прогнозы аналитиков и явятся неожиданным сюрпризом для мирового сообщества.

Что касается экономики, то, по оценкам Всемирного банка, Китай становится все более мощной в экономическом плане державой. Если в 1992 году на его долю приходилось 3 % мировой торговли, то в 2020 году она превысит 9,8 % — таким образом, по этому показателю Китай будет уступать только США. Тед Фишман, автор книги «Корпорация Китай», убежден, что в ближайшем будущем Китай станет супердержавой, такой же или даже более мощной, чем США. Однако он не считает, что мир ожидает битва двух сверхдержав.

В ближайшие годы в мире произойдут фундаментальные изменения. Но, скорее всего, Китай, не прибегая к военной силе, станет основным конкурентом США. Китайские руководители, всегда отличались осторожностью и проницательностью в достижении своих целей. Поэтому Китай будет стараться достичь своего влияния в мире дипломатическими и политическими средствами. Не случайно спецслужбы КНР так живо интересуются стратегией и технологией проведения локальных войн при помощи высоких технологий — по примеру США. Но еще больше Китай интересуют технологии проведения «бархатных» революций.

Многие эксперты полагают, что Китай не начнет войну с США или Россией, не завоевав господство в ЮгоВосточной Азии. Пекин не допустит наличие у себя в тылу 100 тыс. контингента американских солдат. Поэтому первоначально целью КНР будут такие страны, как Сингапур, Индонезия, Таиланд, Монголия и Вьетнам. Впрочем, не исключена агрессия против России. Причем захват российских земель — не прихоть и не авантюра китайского руководства. Для Китая экспансия на север — это насущная необходимость. В КНР сегодня, с одной стороны, огромный избыток населения, а с другой — катастрофическая нехватка природных ресурсов и, прежде всего, территориального пространства. Обе эти проблемы можно решить только за счет России.

Американский политолог Росс Террил, автор книги «Новая Китайская империя», основываясь на реальных документах, сделал вывод, что Китай не собирается применять военную силу против США. Его целью будут, прежде всего, соседние государства, к которым у Пекина есть давние территориальные претензии — Россия, Монголия, Индия, Таиланд. По мнению Террила, Китай умеет ждать — он не имеет тактических планов, но имеет долговременную стратегию. В выгодный для него момент Китай атакует.

Такого же мнения придерживается бывший сотрудник ЦРУ Константин Менгес. В своей книге «Китай: новая угроза» он написал, что Китай систематически и целенаправленно выстраивает свою стратегию глобального доминирования. Интересы Китая простираются в Азию и Евразию. Китай использует экономические методы для получения контроля за иными странами.

Именно поэтому КНР выступает против военного присутствия США в Юго-Восточной Азии. Эта позиция официально впервые была озвучена в апреле 1997 г., в ответ на утверждение Вашингтона о необходимости сохранения 100 тысяч американских военнослужащих в Азии. Руководитель МИДа КНР заявил: «Мир и стабильность в Азии должны поддерживаться самими азиатскими странами, и азиатские страны в полной мере в состоянии это сделать». Многие китайские эксперты постоянно подчеркивают, что страны Восточной Азии «не желают увязывать свою безопасность и судьбу с Соединенными Штатами — страной, которая привержена силовой политике и утверждает себя в качестве мирового жандарма».

В то же время книги о грядущем столкновении США и Китая выходят во все большем количестве. Так, например, Стивен Мошер, автор книги «Гегемон: план Китая по доминированию в Азии и мире», основываясь на реальных китайских стратегических планах, делает вывод: во-первых, война с США неизбежна, во-вторых, Китай может выиграть эту войну и, в-третьих, по мнению КНР, в XXI веке в мире будет одна страна-гегемон — Китай. Другими словами, Китай стремится заменить США в роли супердержавы.

В книге Ричарда Бернстайна и Росса Манро «Надвигающийся конфликт с Китаем» написано, что интересы Китая и США давно противоречат друг другу и в ближайшем будущем начнется конфликт, к которому Китай давно готовится. В качестве доказательства авторы приводят образцы антиамериканской пропаганды, изготовленные в Китае.

Декан факультета оборонных исследований Университета национальной обороны Народной освободительной армии КНР (НОАК) генерал-майор Чжу Чэнху на пресс-конференции для иностранных журналистов произнес слова, которые могут иметь эффект разорвавшейся бомбы: «Если США нанесет удар по территории Китая, если американские войска начнут высадку на китайской территории, я думаю, что Китай будет готов ответить на это ядерным ударом». Он особо отметил, что под «китайской территорией» он имеет в виду не только саму территорию КНР, но и военные корабли и самолеты, которые могут принять участие в «военной операции по воссоединению Китая с Тайванем». «Все военные объекты Китая являются частью его суверенной территории», — заявил Чжу Чэнху. Впрочем, Чжу Чэнху отметил, что вероятность войны между США и Китаем крайне невелика. «Я думаю, что это может случиться только в том случае, если политики в одной из этих стран сойдут с ума».

Цао Лиан и Ван Ксиансу, авторы книги «Неограниченная война: китайский план по разрушению Америки», убеждены, что Китай давно готовится к сражению с США. В качестве доказательства авторы анализируют руководство, подготовленное для армии Китая, в котором рекомендуется использовать террористические методы. Причем, по мнению авторов, Китай в состоянии выиграть у США войну.

Впрочем, в Соединенных Штатах бытует мнение, что Китай не стремится к войне, а предпочитает всегда действовать политическими методами и лишь в особых случаях военными. Поэтому столкновение США и Китая маловероятно и может стать результатом лишь особо несчастливого стечения обстоятельств.

Национальный совет по разведке (НСР) уже многие годы занимается составлением долгосрочных прогнозов развития ситуации в мире в контексте национальной безопасности. Именно прогнозы НСР являются определяющими для президента США и его администрации при принятии решений по вопросам внешней и оборонной политики. В конце 2004 года Национальный совет по разведке опубликовал краткосрочный прогноз развития ситуации в мире, в котором предсказывается, что Китай к 2020 году значительно усилится и превратится в ключевого игрока на глобальном пространстве.

Национальный совет по разведке — организация, непосредственно подчиняющаяся директору ЦРУ. Основан в 1979 году. Занимается анализом разведданных и составлением долгосрочных стратегических прогнозов развития ситуации в мире или в отдельных регионах и странах в контексте национальной безопасности. Из нескольких десятков сотрудников НСР российской проблематикой занимается профессор Джорджтаунского университета, директор Центра изучения России, Евразии и Восточной Европы Анджела Стент. США исключили Россию из списка потенциальных конкурентов в борьбе за мировое лидерство как минимум на ближайшие 15 лет. Согласно опубликованному докладу НСР, основную угрозу Америке на этом фронте представляют Китай, Индия и международный терроризм.

НСР прогнозирует, что превращение Индии и Китая в новых главных игроков на мировой арене, сходное с подъемом Германии во второй половине XIX столетия и США в начале ХХ века, приведет к существенному изменению всего геополитического пространства. Такие факторы, как продолжительный период высоких темпов экономического развития, расширяющиеся военные возможности, активное внедрение высоких технологий и быстрое увеличение численности населения, в своей совокупности создают условия для стремительного возрастания экономической и политической мощи Китая и Индии.

Благодаря внушительной численности населения (оно достигнет к 2020 году в Китае — 1,4 миллиарда и в Индии — 1,3 миллиарда человек) эти страны станут великими экономическими державами даже без того, чтобы уровень жизни их населения приблизился к западным стандартам. Китай, например, является на сегодняшний день третьим в мире производителем промышленных товаров, его доля возросла в этой сфере за последнее десятилетие с 4 % до 12 %. Через несколько лет Китай легко перегонит Японию не только по объему производства, но также и по мировому экспорту. Конкуренция с его стороны уже оказывает мощное понижающее воздействие на мировые расценки промышленных товаров.

Стремление Индии и Китая получить широкий и безопасный доступ к запасам сырья приведет к тому, что эти страны превратятся из локальных игроков в мировых. По мнению НСР, стремление Пекина получить статус глобальной «сверхдержавы» приведет к тому, что он приобретет мощные экономические рычаги воздействия не только на страны своего региона, но и на другие государства. Кроме того, Китай без сомнений будет и дальше наращивать свою военную мощь. Восточно-азиатским государствам придется приспосабливаться к усилению китайской мощи посредством установления более тесных экономических и политических связей с Пекином.

Есть и теория о грядущем крахе Китая. К примеру, Гордон Чан опубликовал книгу с пророческим названием: «Грядущий коллапс Китая», в которой доказывает, что все успехи Поднебесной лишь усугубляют страшные внутренние противоречия. В итоге, в скором будущем Китай ожидают массовые волнения, крах экономики, войны с соседями и прочие беды, которые на долгое время похоронят сверхдержавные амбиции страны.

В то же время некоторые страны Юго-Восточной Азии, такие как Япония, Тайвань, воспринимают Китай как врага. Поэтому они могут попытаться объединить свои усилия и совместно с США успешно противостоять постоянно возрастающему влиянию Китая. Однако экономические затруднения и кризисы доверия могут замедлить это превращение. Если Пекин проявит неспособность поддерживать темпы экономического роста на должном уровне, это может иметь плачевные последствия для КНР. Так, возможный провал попыток китайского правительства удовлетворить потребность населения в рабочих местах может привести к политической нестабильности. Столкнувшись в 2020-е годы с быстрым старением населения, Китай будет вынужден решать серьезнейшие демографические проблемы. Вряд ли ему удастся к этому времени создать эффективную систему здравоохранения и пенсионного обеспечения. Если экономика Китая пойдет на спад, уровень региональной безопасности понизится и в результате увеличится вероятность политических волнений, роста преступности, развития наркобизнеса и нелегальной миграции.

У американских исследователей существуют серьезные сомнения в том, что экономический рост Китая будет протекать успешно. Еще в 2003 году «RAND Corporation» сформулировал восемь основных проблем КНР:

— нестабильность финансовой системы;

— огромная коррупция на всех уровнях власти;

— спад иностранных инвестиций;

— СПИД и другие эпидемии;

— безработица, бедность и социальное недовольство;

— энергетическая проблема;

— Тайваньская проблема и другие политические конфликты.

«RAND Corporation» учитывает вероятность того, что ни один из этих отрицательных факторов не даст о себе знать до 2015 года. Они, скорее всего, проявятся позднее и в совокупности. Например, развал финансовой системы может сопровождаться усилением коррупции, безработицы, бедности и социального недовольства, что, в свою очередь, приведет к снижению уровня иностранных инвестиций. RAND отмечает: если все негативные факторы проявятся в совокупности, то их общее воздействие приведет к такому снижению темпов экономического роста в Китае, что это будет вообще равносильно прекращению серьезного экономического развития. Следует отметить, что пессимистический взгляд на перспективы развития КНР весьма характерен для многих американских экспертов.

Так, в интервью газете «Завтра» известный политолог из США Николай Злобин говорит: «Нынешний Китай представляет собой страну, стоящую перед таким количеством внутренних проблем, что говорить о том, что Китай займет активную внешнюю политику, бессмысленно. 800 миллионов человек за чертой бедности, рано или поздно китайское руководство станет перед проблемой невозможности разрешения каких-то проблем теми методами, которыми они обладают: политическими, по сути дела коммунистическими методами, — и тогда мало никому не покажется. Внутренний взрыв в Китае неизбежен, и эта проблема гораздо серьезнее, чем внешнеполитическая экспансия Китая. С военной точки зрения Китай не представляет Америке никакой угрозы, технологически отставая от Америки минимум на 50–75 лет.

Большинство китайцев живет в беспросветной нищете (даже по сравнению с разоренной Россией). Безработица — более 20 %, а излишние трудовые ресурсы, по оценкам экспертов, составляют почти 250 млн. человек. Промышленность развита лишь в нескольких областях на юге, причем основные конкурентоспособные на международном рынке отрасли — производство копеечных товаров народного потребления, сборка бытовой техники крайне низкого качества, и, если очень повезет, металлургия. Да, еще есть военно-промышленный комплекс, но, даже будучи одной из самых активных стран в области промышленного шпионажа, Китай больших успехов по сравнению с лидерами здесь не достиг.

Журнал «Эксперт», цитируя западные источники, сообщает: «Безработица в Китае продолжает расти, в сельхозрайонах она достигает 120 млн. человек (10 % населения). Реформа госсектора пробуксовывает, поскольку необходимое сокращение работающих в полтора-два раза приводит к падению спроса и затовариванию производителей (объем скопившейся на складах продукции оценивается суммой до 500 млрд. долларов). Только за последний год из страны, по западным оценкам, утекло около 50 млрд. долларов, что ставит под удар стабильность юаня».

Китай очень уязвим с точки зрения энергетики. Любая удачная попытка отрезать китайскую экономику от мировой энергетики сразу убьет эту экономику. Другая проблема связана с тем, что американская экономика сегодня в значительной степени зависит от китайской экономики, что делает Китай еще более уязвимым. Если американские большие супермаркеты перестанут покупать одежду или, скажем, кроссовки, произведенные в Китае, то китайская экономика начнет испытывать большие проблемы.

Соединенные Штаты пытаются помешать Китаю стать сверхдержавой. Без помощи Москвы это сделать невозможно. В последнее время в США дискутируется вопрос о введении новых мер, призванных ограничить доступ Пекина к передовым технологиям. Отчасти это обусловлено стремлением затормозить процесс модернизации китайских вооруженных сил. Правда, без поддержки России усилия Вашингтона окажутся бесполезны.

Соединенные Штаты пытаются окружить Китай военными базами. Пентагон уже использует в «антикитайских целях» базы в Узбекистане и Киргизии. Продолжаются переговоры США с Вьетнамом — по возможности аренды у бывшего противника некогда советской базы в Камрани, с которой можно контролировать Китай с юга.

В то же время Пекин непрерывно следит за переменами в развитии международной обстановки, которые могут оказать влияние на безопасность Китая. Понимают китайцы и то, что главной парой геополитических конкурентов в наступившем веке будут их страна и США.

Вообще, XXI век будет веком Запада. И, по мнению большинства исследователей, Китай будет разгромлен. Но как и какими силами? Известный русский философ А. Зиновьев выдвинул такую гипотезу: «Тот факт, что в Китае проживает более 1,3 миллиарда человек, работает в пользу Запада. Для того чтобы Китай по крайней мере приблизился к уровню западных стран, ему необходимо примерно 300 миллионов человек управленческого аппарата. Вы представляете себе 300 миллионов чиновников. Им всем нужны квартиры, машины и т. д. Китай просто не в состоянии обеспечить их такими благами. Они пошли по другому пути. В какой-то степени этим путем шел и Советский Союз. Они выделили внутри страны какую-то часть общества и стали ее поднимать. А остальная часть используется как внутренняя колония». Поэтому сегодня Китай расколот на две половины. Пока это, может, не столь заметно. Но Запад делает все возможное, чтобы этот раскол углубить. И настанет момент, когда в Китае очень быстро могут пройти процессы распада».

Об этом же говорит директор национальной разведки США Дж. Негропонте: «Восхождению Китая могут помешать системные проблемы и сопротивление коммунистической партии требованиям широкого участия (общества) в политическом процессе, которое генерируется экономическим ростом страны». По его мнению, в будущем нельзя исключать возможности «серьезной внутриполитической нестабильности и менее эффективного внешнеполитического курса» китайских властей.

Сегодня в американских научных центрах типа «Рэнд корпорейшн» в отношении Китая разрабатываются различные планы и стратегии. Один американский политолог как-то сказал: «Разгром Китая обойдется нам в 30–40 миллионов русских». Это сценарий не так уж фантастичен, как может показаться на первый взгляд. И задача России не допустить развитие такого сценария.

Пока эксперты расходятся только лишь в сроках, когда Китай сможет выйти на лидирующие позиции в глобальной экономике и политике. Но в любом случае, чтобы Китаю действительно стать новой глобальной сверхдержавой, ему понадобится приложить усилия, намного превосходящие те, что были затрачены ранее.

Приложение

Сунь Цзы

Искусство войны[1]

Глава XIII. Использование шпионов

1. Сунь Цзы сказал: вообще, когда поднимают стотысячную армию, выступают в поход за тысячу миль, издержки крестьян, расходы правителя составляют в день тысячу золотых. Внутри и вовне — волнения; изнемогают от дороги и не могут приняться за работу семьсот тысяч семейств.

2. Защищаются друг от друга несколько лет, а победу решают в один день. И в этих условиях жалеть титулы, награды, деньги и не знать положения противника — это верх негуманности. Тот, кто это жалеет, не полководец для людей, не помощник своему государю, не хозяин победы.

3. Поэтому просвещенные государи и мудрые полководцы двигались и побеждали, совершали подвиги, превосходя всех других, потому, что все знали наперед.

4. Знание наперед нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить и путем заключения по сходству, нельзя получитъ и путем всяких вычислений. Знание положения противника можно получить только от людей.

5. Поэтому пользование шпионами бывает пяти видов: бывают шпионы местные, бывают шпионы внутренние, бывают шпионы обратные, бывают шпионы смерти, бывают шпионы жизни.

6. Все пять разрядов шпионов работают, и нельзя знать их путей. Это называется непостижимой тайной. Они — сокровище для государя.

7. Местных шпионов вербуют из местных жителей страны противника и пользуются ими; внутренних шпионов вербуют из его чиновников и пользуются ими; обратных шпионов вербуют из шпионов противника и пользуются ими. Когда я пускаю в ход что-либо обманное, я даю знать об этом своим шпионам, а они передают это противнику. Такие шпионы будут шпионами смерти. Шпионы жизни — это те, кто возвращается с донесением.

8. Поэтому для армии нет ничего более близкого, чем шпионы; нет больших наград, чем для шпионов; нет дел более секретных, чем шпионские. Не обладая совершенным знанием, не сможешь пользоваться шпионами; не обладая гуманностью и справедливостью, не сможешь применять шпионов; не обладая тонкостью и проницательностью, не сможешь получить от шпионов действительный результат.

Тонкость! Тонкость! Нет ничего, в чем нельзя было бы пользоваться шпионами.

9. Если шпионское донесение еще не послано, а об этом уже стало известно, то и сам шпион и те, кому он сообщил, предаются смерти.

10. Вообще, когда хочешь ударить на армию противника, напасть на его крепость, убить его людей, обязательно сначала узнай, как зовут военачальника у него на службе, его помощников, начальника охраны, воинов его стражи. Поручи своим шпионам обязательно узнать все это.

11. Если ты узнал, что у тебя появился шпион противника и следит за тобой, обязательно воздействуй на него выгодой; введи его к себе и помести его у себя.

Ибо ты сможешь приобрести обратного шпиона и пользоваться им. Через него ты будешь знать все. И поэтому сможешь приобрести и местных шпионов и внутренних шпионов и пользоваться ими. Через него ты будешь знать все. И поэтому сможешь, придумав какой-нибудь обман, поручить своему шпиону смерти ввести противника в заблуждение. Через него ты будешь знать все. И поэтому сможешь заставить своего шпиона жизни действовать согласно твоим предположениям.

12. Всеми пятью категориями шпионов обязательно ведает сам государь. Но узнают о противнике обязательно через обратного шпиона. Поэтому с обратным шпионом надлежит обращаться особенно внимательно.

13. В древности, когда поднималось царство Инь, в царстве Ся был И Чжи; когда поднималось царство Чжоу, в царстве Инь был Люй Я. Поэтому только просвещенные государи и мудрые полководцы умеют делать своими шпионами людей высокого ума и этим способом непременно совершают великие дела. Пользование шпионами — самое существенное на войне; это та опора, полагаясь на которую действует армия.

Два великих лидера коммунистического Китая

Мао Цзэдун (1893–1976)[2]

Мао родился 26 декабря 1893 в семье крестьянина, в деревне Шаошань уезда Сянтань провинции Хунань. Получив традиционное китайское образование в частной школе, помогал родителям на ферме. Уже с раннего детства в нем стал проявляться неуступчивый, бунтарский характер, что особенно часто приводило к конфликтам с отцом — поборником жесткой дисциплины, который, по словам Мао, «часто бил и меня, и братьев, решительно отказывал в карманных деньгах и обеспечивал более чем скудным пропитанием».

Мать Мао была «женщиной доброй, шедрой и жалостливой», которая часто — но никогда в открытую — принимала сторону своего старшего сына, хотя и «осуждала любое несдержанное проявление эмоций или попытку бунта… Она говорила, что это не в китайском духе». Однако в натуре юного Мао очень рано возобладал откровенный бунтарь. В возрасте 10 лет он убежал из школы, не желая подчиняться суровым требованиям учителя, который, подобно отцу Мао, отличался «жестоким, крутым нравом и часто бил учеников».

В возрасте 14 лет Мао по приказу отца вынужден был жениться. Невеста была на пару лет старше. В родной деревне Шаошань устроили пышную свадьбу, но прошло несколько месяцев — и юный муж показал характер, ушел от нелюбимой жены. Мао взбунтовался против старых традиций, пронизавших всю жизнь Китая.

Мао Цзэдун осенью 1910 г. поступил в Дуншаньскую начальную школу второй ступени в уезде Сянсян. Учителя отмечали его способности, знание китайских классиков, канонических конфуцианских книг. Китайский писатель Эми Сяо позднее вспоминал, что после того, как Мао прочитал биографии великих людей, он сказал:

— И Китай должен бы иметь таких людей. Нужно, чтобы страна была богатая и чтобы у нее была сильная армия.

В 1913 году двадцатилетний Мао переезжает в город Чанша — столицу провинции Хунань и поступает учиться в педагогическое училище. Именно здесь он впервые услышал о Сунь Ятсене и программе союза «Тунмынхой». Позднее Мао Цзэдун скажет, что именно тогда его «политические идеи начали принимать отчетливую форму». В апреле 1917 года он опубликовал свою первую статью в журнале «Новая молодежь», главным редактором которого был Чэнь Дусю, будущий Генеральный секретарь Коммунистической партии Китая. В этой статье Мао на первое место ставил проблему возрождения национального величия Китая.

Подобно многим представителям учащейся молодежи, Мао Цзэдун болезненно воспринимал жалкое положение Китая в международном сообществе и упадок правящей в стране династии. В 1908–1911 гг., в беспокойное время агонии Маньчжурской династии, внутреннее бунтарство молодого Мао стало обретать политическую окраску. В деревне, где проживала его семья, население находилось на грани голода, но отец Мао — ставший к тому времени преуспевающим зерноторговцем — продолжал вывозить зерно на продажу в город. Когда один из обозов с зерном был захвачен доведенными до отчаяния односельчанами, Мао принял их сторону. В 1913 г. Мао Цээдун выдержал экзамен в Хунаньское четвертое провинциальное педагогическое училище (оно в следующем году слилось с Хунаньским первым педагогическим училищем) и окончил его в 1918 г. В молодости Мао Цзэдун усвоил ценности как китайской феодальной культуры, которая тогда называлась «старым знанием», так и культуры западной буржуазной демократии — «нового знания».

Мао много читает и упорно учится. Китайский историк Чжан Вэньсян свидетельствует, что в молодости Мао усвоил ценности как китайской феодальной культуры, так и культуры западной. Формированию его мировоззрения способствовали идеи Конфуция, Кай Ювэя, Лян Цичао, Сунь Ятсена, Толстого, Кропоткина, а также философов-неокантианцев и неогегельянцев.

В то же время в возрасте 25 лет Мао совершенно ничего не знал о теориях Маркса и Ленина. Вместе с группой своих земляков-студентов Мао отправился в Пекин — древнюю столицу императорского Китая. По протекции своего бывшего преподавателя он устроился на работу помощником библиотекаря в библиотеку Пекинского университета, где работал под началом Ли Дачжао, главного библиотекаря и видного китайского марксиста. В 1918 г. Мао вступил в организованный Ли Дачжао кружок по изучению марксизма. В 1919–1920 гг. Китай был потрясен волной националистических и антиимпериалистических выступлений, причем центром интеллектуального и политического брожения стал Пекинский университет. Подхваченные этой волной, вошедшей в историю как «Движение 4 мая», многие молодые интеллектуалы оказались под влиянием марксистского социализма. Путь профессионального революционера избрал и Мао Цзэдун.

В 1921 г. Мао Цзэдун выехал в Шанхай для участия в организационной встрече Коммунистической партии Китая (КПК). Он стал одним из 12 делегатов Первого съезда КПК, который провели наставник Мао — Ли Дачжао и другой левый интеллектуал из Пекинского университета — профессор Чэнь Дусю.

С 1921 по 1925 г. Мао выполнил ряд организационных заданий руководства КПК. В 1922 он принял участие в организации забастовки угольщиков в своей родной провинции Хунань. В 1923 и 1924 гг., когда КПК по тактическим соображениям вступила в союз с Гоминьданом (партией националистов), возглавляемым в то время Сунь Ятсеном, Мао одновременно стал членом ЦК КПК и Центрального исполнительного комитета Гоминьдана. Из-за тесного сотрудничества с некоторыми консервативно настроенными деятелями Гоминьдана в этот период Мао позднее был обвинен авторитетными членами КПК в «правом оппортунизме» и исключен из состава ЦК.

Зимой 1924/25 г. Мао Цзэдун приехал в Хунань и весной начал активную деятельность по созданию крестьянских союзов в деревнях. К концу 1925 г. Мао был вынужден покинуть Хунань из-за преследований местного правителя-милитариста. Он перебрался в Кантон (Гуанчжоу), где располагалась штаб-квартира Объединенного фронта Гоминьдана и КПК. Здесь его вновь избрали членом ЦК КПК и поручили работать в только что созданном при компартии Институте крестьянского движения.

В это время Мао Цзэдун женился во второй раз на пламенной революционерке Янь Кайхой. Янь была видным деятелем компартии. Многие считали их идеальной революционной парой. Но счастье было недолгим.

В 1927-м, когда Красная армия Китая вела изнурительные бои с войсками своего извечного врага Чан Кай-ши, Мао уговорил жену остаться вместе с двумя родившимися к тому времени сыновьями в безопасном местечке Чанша. Но скоро селение перешло в руки гоминьдановцев, и Янь была схвачена военными. На допросах от нее требовали выдать местонахождение мужа. И хотя Мао был в совершенной безопасности и даже успел жениться на другой революционерке, Хэ Цзичжэнь, — его вторая жена, как и положено истинному коммунисту, не проронила ни слова. За что и была в 1930 году подвергнута публичной казни. Сыновья Мао чудом спаслись. Вместе с другими детьми высокопоставленных коммунистических бонз они учились в Москве.

В начале 1926 г. Мао вновь приехал в Хунань. По итогам этой поездки он опубликовал вызвавший дискуссию «инспекционный доклад», в котором призвал КПК принять новую революционную стратегию. По мнению Мао, ее основой должна была стать опора прежде всего на крестьянство, а затем уже на городской пролетариат. В своем докладе Мао выступил решительным сторонником революционного насилия и выдвинул лозунг «вся власть крестьянским союзам». Этот радикальный лозунг тотчас же вызвал негативную реакцию в ортодоксальном, ориентированном на работу с городскими массами, руководстве КПК. Центральный комитет отказался утвердить доклад и вторично вынес Мао порицание — на этот раз за «левый уклонизм».

Еретическая «крестьянская стратегия» Мао получила неожиданную поддержку в 1927 г. Весной этого года Чан Кайши, возглавивший после Сунь Ятсена Гоминьдан, развязал кровавую антикоммунистическую кампанию, итогом которой стала ликвидация действовавшего в городах Объединенного фронта. Ряд городских восстаний, организованных коммунистами во второй половине 1927 г., был легко подавлен гоминьдановцами.

Избранный на чрезвычайном совещании кандидатом в члены Политбюро, Мао Цзэдун был направлен Центральным комитетом в Хунань. 9 сентября он возглавил «восстание осеннего урожая» в районе, расположенном на границе Хунани и Цзянси. Вскоре после этого он привел повстанцев в горы, в Цзинганшань, где, осуществляя аграрную революцию, создал первую в Китае революционную базу в деревне.

В апреле 1928 г. повстанцы Мао Цзэдуна соединились с отрядом Чжу Дэ, в результате чего был сформирован 4-й корпус Рабоче-крестьянской Красной армии Китая, в котором Мао Цзэдун был представителем КПК и комиссаром, а Чжу Дэ — командиром.

В январе 1929 г. Мао Цзэдун и Чжу Дэ с основными силами 4-го корпуса перешли из Цзинганшаня в южную Цзянси и западную Фуцзянь, где были созданы новые революционные базы (позже они образовали Центральную революционную базу). Китайские коммунисты во главе с Мао Цзэдуном исходили из реальностей Китая.

Ведя вооруженную борьбу в сельских районах, где силы реакционной власти были слабее, коммунисты пошли по революционному пути с китайской спецификой: к победному захвату политической власти в стране, окружая города сельскими районами, а затем захватывая их. Эти установки были теоретически обоснованы Мао Цзэдуном в таких его работах, как «Почему в Китае может существовать красная власть?», «Борьба в Цзинганшане» и «Из искры может разгореться пожар», которые все были написаны между 1928 и 1930 гг.

В августе 1930 г. был создан 1-й фронт Красной армии, Мао Цзэдун был одновременно секретарем фронтового комитета КПК и политкомиссаром. В ноябре 1931 г. в Жуйцзине (юго-восточная Цзянси) было сформировано Центральное временное правительство Китайской Советской Республики и Мао Цээдун был избран его председателем. В 1933 г. он был избран членом Политбюро ЦК КПК.

С конца 1930 г. 1-й фронт Красной армии под совместным руководством Мао Цзэдуна и Чжу Дэ нанес поражение нескольким карательным отрядам, отправленным гоминьдановским руководством против Центральной революционной базы. На волне аграрной революции Мао Цзэдун руководил народными массами в деле развития сельскохозяйственного производства, ремесла, торговли, кооперации, культуры и образования, а также ликвидации вражеской блокады, обеспечения продовольствием Красной армии, повышения уровня жизни народа, что позволяло вести затяжную революционную войну. Однако вследствие возобладания «левого» авантюризма Мао Цзэдун был выведен из центрального руководства и армией, и партией. Были также приняты ошибочные стратегия и установки на борьбу с пятым карательным походом Гоминьдана, которая завершилась поражением сил КПК.

В октябре 1934 г. ЦК КПК и 1-й фронт Красной армии выступили в Великий поход. Пройдя расстояние в 25 тыс. ли через горы и реки, испытав огромные лишения и опасности, ЦК КПК и 1-й фронт Красной армии в конце концов прорвали вражеское окружение и направились в октябре 1935 г. в северную Шэньси.

В январе 1935 г. в Цэуньи (провинция Гуйчжоу) было проведено расширенное совещание Политбюро ЦК КПК, на котором было покончено с левоавантюристическим руководством в ЦК и сформировано новое центральное руководство во главе с Мао Цзэдуном. Это спасло партию и Красную армию от смертельной опасности и явилось жизненно важным поворотным пунктом в истории КПК.

В октябре 1935 г. 4-й фронт Красной армии, руководимый Чжан Готао и Сюй Сянцянем, а также 2-й фронт Красной армии под командованием Хэ Лупа и Жэнь Биши достигли после длительных маршей Ганьсу и соединились с 1-м фронтом Красной армии. Таким образом, три основных фронта Красной армии завершили выдающийся стратегический переход, не имевший прецедента в истории.

В декабре следующего, 1936 г. произошли Сианьские события: патриотически настроенные гоминьдановские генералы Чжан Сюэлян и Ян Хучэн арестовали в Сиани Чан Кайши за то, что он не оказывал сопротивления японской агрессии, вел наступление на войска КПК и проводил политику расширения гражданской войны.

Мирное урегулирование инцидента в Сиани, в которое большой вклад внесли Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай, сыграло важную историческую роль для достижения на новом этапе сотрудничества между Гоминьданом и КПК и установления национального единства во имя сопротивления Японии.

В 1937 г., с началом японской агрессии в Северном Китае, Мао и руководимая им КПК организовали в тылу врага широкомасштабное движение сопротивления. Под лозунгом борьбы с японцами Мао организовал и подготовил крестьянскую армию, развернул программу экономических реформ и политического образования, укрепил как саму КПК, так и ее вооруженные отряды — Красную армию.

В 1936–1937 гг. Мао Цзэдун на основе марксизма-ленинизма обобщил опыт китайской революции. В декабре 1936 г. он написал работу «Вопросы стратегии революционной войны в Китае», в которой в систематизированном виде изложил характерные особенности, закономерности, стратегию и тактику революционной войны в Китае и подверг критике «левый» авантюризм в военной сфере.

Летом 1937 г. из-под его пера вышли такие известные философские труды, как «Относительно практики» и «Относительно противоречия», где он суммировал основной опыт китайской революции с философской точки зрения и применил марксистскую теорию познания и диалектику для того, чтобы вскрыть и подвергнуть критике субъективизм и особенно доктринерство в КПК.

В августе 1937 г. после начала войны сопротивления Японии Политбюро ЦК КПК провело расширенное совещание в Лочуане (северная Шэньси). Мао Цзэдун выступил на нем с важной речью, в которой сформулировал линию, программу и политические установки КПК на период войны сопротивления, обосновал затяжной характер войны и настоятельную необходимость сохранения независимости и инициативы партии в рамках единого фронта. Он остановился также и на других важных вопросах, таких, как осуществление широкой мобилизации масс на партизанские действия в горных районах и на создание антияпонских баз в тылу врага. На этом совещании была принята программа сопротивления Японии и спасения родины.

В 1938 г. он написал «Вопросы стратегии партизанской войны против японских захватчиков», «О затяжной войне» и другие работы, посвященные военным вопросам, в которых в систематическом виде изложил все аспекты политики партии в период затяжной войны и подверг критике ошибочные теории «национального порабощения» и «быстрой победы». Выдвигая партизанскую войну как стратегическую задачу, Мао Цзэдун выступил против существовавшей внутри и вне КПК тенденции к недооценке партизанских действий. Вместе с «Вопросами стратегии революционной войны в Китае» названные выше работы составляют теоретический базис идей Мао Цзэдуна.

В 1938 г. Мао Цзэдун женился четвертый раз на актрисе Цзян Цин. Она стало его четвертой и последней женой. Когда они познакомились, Цзян исполнилось 26 лет, а Мао — 45. В недалеком прошлом театральная актриса, Цзян отличалась особой красотой и умением соблазнять мужчин. Один из ее бывших возлюбленных покушался на самоубийство. Газеты раздули из этой истории скандал, и Цзян пришлось оставить сцену.

Однажды она бросила сразу ставшую известной в богемных кругах фразу: «Я выйду замуж за самого знаменитого человека в Китае». Самым знаменитым был в то время Мао.

После начала антияпонской войны ЦК КПК, возглавляемый Мао Цзэдуном, следовал принципу независимости и инициативы в рамках единого фронта, продолжая прилагать усилия для мобилизации масс на партизанскую борьбу в тылу врага и на создание ряда крупных анти-японских баз. Большинство этих баз было расположено в горных районах и сравнительно небольшая часть — на равнине.

После того как в октябре 1938 г. японцы заняли Ухань, в войне наступил период равновесия сил. В то время как армия японских империалистов постепенно стала направлять свои главные удары против антияпонских баз, контролируемых КПК, крайне правые силы в Гоминьдане также усилили экономическую блокаду этих баз. В результате в 1941 г. они испытали серьезные экономические трудности. Для борьбы с ними Мао Цзэдун и ЦК призвали армию и население баз собственными силами обеспечивать себя необходимым продовольствием и одеждой, руководя этим важнейшим движением за рост производства.

Таким путем в антияпонских базах развивалась экономика, обеспечивалось их снабжение и преодолевались серьезные экономические и финансовые трудности.

В марте 1943 г. Мао Цзэдун был избран председателем Политбюро ЦК КПК. В апреле — июне 1945 г. он председательствовал на VII съезде КПК и выступил на нем с докладом «О коалиционном правительстве», а также произнес ряд других речей, в которых обобщил опыт анти-японской войны и сформулировал политический курс на широкую мобилизацию масс, наращивание народных сил, разгром под руководством КПК японских агрессоров, освобождение страны и строительство нового демократического Китая. Затем он изложил основные положения политики КПК и три важнейших компонента стиля работы партии: соединение теории и практики, тесная связь с народными массами и самокритика.

На съезде идеи Мао Цзэдуна, сочетавшие основные принципы марксизма-ленинизма с подлинной реальностью китайской революции, были провозглашены руководящей идеологией КПК. На I пленуме ЦК КПК 7-го созыва Мао Цзэдун был избран председателем ЦК КПК, он переизбирался на этот пост и на всех последующих съездах партии до своей смерти в 1976 г.

После победы в антияпонской войне Мао Цзэдун выдвинул принцип «зуб за зуб» в борьбе с мошенничеством Чан Кайши на мирных переговорах и с его попытками начать гражданскую войну. В августе 1945 г. вместе с Чжоу Эньлаем и другими лидерами КПК Мао Цзэдун вылетел в Чунцин для переговоров с Чан Кайши в надежде добиться мира в стране. Между КПК и Гоминьданом 10 октября было подписано Соглашение о мире и национальном возрождении. Однако летом 1946 г. Чан Кайши нарушил его и начал гражданскую войну, к которой готовился долгое время. В ответ Мао Цзэдун выступил с призывом к войне самообороны для разгрома наступления Гоминьдана и сформулировал принцип концентрации превосходящих сил для уничтожения врага по частям и другие военные установки. В августе 1946 г. он сделал свое известное заявление о том, что «все реакционеры являются бумажными тиграми», в интервью американской журналистке Анне Луизе Стронг.

Когда гоминьдановские войска под командованием Ху Цзуньнаня в марте 1947 г. захватили Яньань, Мао Цзэдун вместе с Чжоу Эньлаем и Жэнь Биши, а также частью членов ЦК и центрального командования Народно-освободительной армии Китая (НОАК) перебазировались в северную Шэньси, откуда продолжали руководить национально-освободительной войной.

В этот период НОАК под командованием Пэн Дэхуая и других военачальников одержала ряд крупных побед на северо-западном театре военных действий и постепенно перешла от обороны к наступлению. После года ожесточенных сражений НОАК остановила стратегическое наступление гоминьдановских войск и начала свое стратегическое наступление.

В декабре 1947 г. Мао Цзэдун председательствовал на совещании ЦК в деревне Янцзягоу (уезд Мичжи, северная Шэньси) и выступил на нем с докладом «Современная обстановка и наши задачи». В докладе было отмечено, что революционная война китайского народа вступила в решающий этап, были выдвинуты задачи партии в политической, экономической и военной областях, а также сформулированы известные десять военных принципов Мао Цзэдуна.

В завершающих стратегических битвах народно-освободительной войны Мао наметил в общих чертах принцип проведения ряда крупных кампаний. Вместе с Чжоу Эньлаем и Чжу Дэ он командовал различными полевыми армиями НОАК, сочетая стратегическое окружение с боями по разгрому вражеских сил по частям, крупномасштабные позиционные действия с широкими партизанскими, захват больших и средних городов с разгромом крупных вражеских сил, военные действия с политическими акциями.

В сентябре 1948 г. — январе 1949 г. НОАК одержала победу в трех важнейших битвах: Ляоси-Шэньянской, Хуайхайской и Бэйпин-Тяньцзиньской, сокрушив основные силы Гоминьдана. В апреле 1949 г. НОАК победоносно форсировала реку Янцзы и поставила гоминьдановский режим на грань краха.

В 1949 г., после победы коммунистов в общенациональном масштабе, Мао Цзэдун стал руководителем нового государства — Китайской Народной Республики, сохранив за собой пост Председателя ЦК КПК. В сентябре 1949 г. под председательством Мао Цзэдуна состоялась 1я сессия Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК). В своей речи на ее открытии и заявлении, подготовленном для сессии, Мао Цзэдун объявил, что китайский народ воспрянул. Он также отметил, что Центральное народное правительство Китайской Народной Республики (КНР) будет вести народ своей страны на преодоление трудностей, осуществляя широкомасштабное экономическое и культурное строительство, ликвидируя бедность и невежество, доставшиеся в наследство от старого Китая, и постоянно улучшая материальную и культурную жизнь народа. На сессии, принявшей Общую программу НПКСК, Мао Цзэдун был избран председателем Центрального народного правительства.

1 октября 1949 г. он на площади Тяньаньмэнь торжественно провозгласил образование КНР. Уже в первые годы существования нового режима Мао Цзэдун возлагал большие надежды на экономическое и техническое содействие Советского Союза. В декабре 1949 г. он посетил СССР. Вместе с премьером Чжоу Эньлаем он вел переговоры со Сталиным и подписал перед возвращением в Китай в феврале 1950 г. китайско-советский Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи.

По предложению Мао Цзэдуна в 1953 г. ЦК КПК выдвинул генеральную линию на переходный период, начав таким образом социалистическую индустриализацию страны и социалистическое преобразование частной собственности на средства производства.

В сентябре 1954 г. в первый раз было созвано Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП). Оно приняло Конституцию КНР и избрало Мао Цзэдуна первым Председателем КНР. Этот пост он занимал до 1959 г.

В период с 1950 по 1956 в несколько этапов (земельная реформа — создание крестьянских кооперативов — коллективизация) была проведена аграрная революция. В городах по сходному принципу произошло обобществление частной промышленности и торговли. В феврале 1957 г. Мао предложил китайской интеллигенции принять участие в кампании под лозунгом «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ». Когда же интеллигенция, откликнувшись на предложение Мао, начала острую и жесткую критику партии, социализма и самого вождя, Мао обрушился с нападками на так называемые «буржуазные правые элементы». В июне 1957 г. кампания «Сто цветов» была свернута.

В феврале 1957 г. Мао Цзэдун выступил с речью «О правильном разрешении противоречий внутри народа». Проведя глубокий анализ противоречий, существующих в социалистическом обществе после завершения социалистического преобразования собственности на средства производства, Мао Цзэдун в своей речи выдвинул теорию правильного определения и разрешения двух типов различных по своей природе противоречий — внутри народа и между врагами и народом, а также подчеркнул, что вопрос о правильном разрешении противоречий внутри народа стал важнейшим в политическом развитии Китая.

Летом 1957 г. противники КПК начали атаку на социалистическую систему и на КПК, пытаясь ликвидировать ее руководящую роль. Чрезмерно остро реагируя на сложившуюся ситуацию, КПК провела необоснованно широкую по масштабу кампанию «борьбы против правых».

В критический момент, пришедшийся на 1957–1958 гг., Мао выдвинул программу социально-экономического развития, известную как «большой скачок». Он бросил огромные трудовые ресурсы на осуществление авантюрной программы строительств искусственных водохранилищ, создания сельскохозяйственных коммун и мелких промышленных предприятий в деревне. В соответствии с так называемой «яньаньской моделью» партизанского коммунизма в гигантских масштабах происходила трудовая мобилизация и военизация крестьянских масс.

Повсеместно был введен принцип равного распределения доходов, ликвидированы остатки частных предприятий и система материальных стимулов как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Китаю предписывалось «в течение 15 лет догнать и перегнать Великобританию» и построить коммунизм. «Большой скачок» провалился.

Вскоре, осознав это, Мао Цзэдун сам возглавил работу по исправлению ошибок.

Мао Цзэдун подчеркивал, что крестьяне не должны лишаться права собственности на свое имущество и что следует учитывать действие закона стоимости. Возражая ошибочным взглядам сторонников ликвидации товарного производства, которые распространились в то время, он указывал, что социалистическое общество должно стремиться развивать товарное производство.

В 1958 г., отчасти из-за провала «большого скачка», отчасти из-за намерений сосредоточиться на своих обязанностях председателя партии, Мао оставил пост высшего государственного руководителя.

В 1959 г. Мао Цзэдун ошибочно начал критику Пэн Дэхуая, а затем массированную борьбу в партии против «правого уклона», что свело на нет предпринятые им и ЦК КПК усилия по исправлению левацких ошибок, привело к дальнейшим неконтролируемым левацким действиям и существенно подорвало социалистическое строительство.

С 1959 по 1961 г. производство сельскохозяйственной продукции продолжало неуклонно снижаться, и китайская экономика скатилась к состоянию глубокой депрессии. Вследствие этого «яньаньская модель» была упразднена, и на смену ей пришла более взвешенная и прагматичная система индивидуального стимулирования и дифференцированного материального вознаграждения.

С зимы 1960 г. по 1965 г. ЦК КПК и Мао Цзэдун принимали меры по дальнейшему исправлению ошибок «большого скачка» и движения за создание народных коммун и повернули экономику страны на путь восстановления и поступательного развития.

В начале 1960-х годов Мао был серьезно озабочен некоторыми экономическими и политическими тенденциями в самом Китае. Во-первых, он считал, что отступление от принципов «большого скачка» зашло слишком далеко, что чрезмерный акцент на материальном стимулировании и другие проявления «буржуазного индивидуализма» угрожают подорвать самые основы социалистической революции.

Во-вторых, Мао все больше проникался уверенностью, что определенные лица в руководстве КПК саботируют социализм, разрешая или даже поощряя дальнейшее распространение «ревизионистских» экономических моделей.

В-третьих, Мао чувствовал, что и сама КПК становится все более консервативной, элитарной и переполненной бюрократизмом структурой, в результате чего эта партия перестает «служить народу».

«Что делать, — угрожающе спрашивал Мао в 1965 г., — если ревизионизм проникнет в самое сердце партии?» Он ответил на этот вопрос годом позже.

В мае 1966 г. на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК было заслушано сообщение, в котором излагались основные идеи Мао Цзэдуна о «культурной революции», после чего был подвергнут резкой критике, а затем и снят со своих постов ряд высших руководителей партии, правительства и армии. Была также создана Группа по делам культурной революции (ГКР) во главе с бывшим секретарем Мао — Чэнь Бода. Жена Мао, Цзян Цинь, и секретарь Шанхайского горкома партии Чжан Чуньцяо стали его заместителями, а секретарь ЦК КПК Кан Шэн, курировавший органы госбезопасности, — советником группы. ГКР постепенно заменила собой Политбюро и Секретариат партии и превратилась в «штаб культурной революции».

В августе 1966 г. был созван пленум ЦК КПК. 5 августа Мао Цзэдун лично написал и вывесил в зале заседаний свое дацзыбао «Огонь по штабам!». Он объявил участникам пленума о существовании «буржуазного штаба», обвинил многих партийных руководителей в центре и на местах в том, что они осуществляют «диктатуру буржуазии», и призвал открыть «огонь по штабам», предполагая полностью разгромить либо парализовать руководящие партийные органы в центре и на местах, народные комитеты, массовые организации трудящихся, а затем создать новые «революционные» органы власти.

Стали создаваться молодежные штурмовые отряды хунвэйбинов — «красных охранников» (первые хунвэйбины появились в конце мая 1966 г. в средней школе при Пекинском университете Цинхуа). В первом манифесте хунвэйбинов говорилось: «Мы являемся стражами, защищающими красную власть, ЦК партии. Председатель Мао Цзэдун — наша опора. Освобождение всего человечества является нашей обязанностью. Идеи Мао Цзэдуна являются самыми высшими указаниями во всех наших действиях. Мы клянемся, что ради защиты ЦК, защиты великого вождя Председателя Мао мы, не задумываясь, отдадим последнюю каплю крови, решительно доведем до конца культурную революцию».

«Культурная революция» представляла собой примечательную смесь противоречий. Как и у движения «Ста цветов», ее основными принципами являлись критика, сомнение в честности людей, находившихся у власти и доктрина «права на протест». И все же, несомненно, одним из ее итогов являлось создание и закрепление массового «культа личности» — верности идеям и лично Мао Цзэдуну, монументальный образ которого красовался во всех общественных местах и частных домах. «Маленькую красную книжечку» — собрание высказываний председателя Мао («Цитатник») — можно было видеть в руках буквально каждого мужчины, каждой женщины и каждого ребенка в Китае.

Занятия в школах и вузах по инициативе Мао были прекращены для того, чтобы учащимся ничего не препятствовало проводить «культурную революцию». Начались преследования интеллигенции, членов партии и комсомола. Профессоров, школьных учителей, деятелей науки и искусства, а затем и видных партийных и государственных работников выводили на «суд масс» в шутовских колпаках, издевались над ними якобы за их «ревизионистские действия», а в действительности — за самостоятельные суждения о положении в стране, за критические высказывания о внутренней и внешней политике КНР.

По далеко не полным данным, представленным пекинским отделением Министерства государственной безопасности, в августе — сентябре 1965 г. хунвэйбины только в Пекине убили 1722 человека, конфисковали имущество у 33 695 семей, произвели обыски в домах более 85 тыс. человек, изгнанных затем из столицы. К 3 октября 1966 г. по всей стране из городов было изгнано уже 397 400 человек «нечисти».

Террор внутри страны дополнялся достаточно агрессивной внешней политикой.

В начале 1960-х годов Мао стал главным инициатором усиливавшихся идеологических распрей с Советским Союзом, называя советского руководителя Н.С. Хрущева «современным ревизионистом» и «гуляш-коммунистом», повинным в «реставрации капитализма» в СССР. Полемика Мао с Хрущевым касалась, помимо прочего, и отношений с «американским империализмом». С точки зрения Мао, успехи СССР в запуске искусственного спутника Земли и испытании баллистической межконтинентальной ракеты способствовали созданию весьма благоприятной международной ситуации, при которой «ветер с Востока становился сильнее ветра с Запада». Заявив, что «империализм и реакция — это бумажные тигры», Мао потребовал от Хрущева использовать советскую мощь для поддержки «национально-освободительных войн» в странах «третьего мира» и оказания большего политического и военного давления на США. Хрущев отказался и назвал Мао «авантюристом», не считающимся с реальностью ядерного противостояния. Мао, в свою очередь, назвал советского лидера «ложным коммунистом».

Мао Цзэдун решительно выступил против разоблачения культа личности Сталина, против всей политики хрущевской оттепели. Уже с конца 50-х гг. китайская пропаганда начала обвинять лидеров КПСС в великодержавном шовинизме, в попытках вмешиваться во внутренние дела Китая и контролировать его действия. Мао Цзэдун подчеркивал, что на международной арене Китай должен бороться против любых проявлений великодержавного шовинизма и гегемонизма.

Мао Цзэдун стал свертывать всякое сотрудничество с СССР, предусмотренное Договором о дружбе 1950 года. Была развернута кампания против советских специалистов с целью сделать невозможным их дальнейшее пребывание в Китае. Началось обострение обстановки на советско-китайской границе. В 1969 г. дело дошло до открытых вооруженных столкновений в районе острова Даманский и в Семипалатинской области.

IX съезд КПК (апрель 1969 г.) одобрил и узаконил все акции, предпринимавшиеся в стране в 1965–1969 г.

IX съезд одобрил курс на «непрерывную революцию», на подготовку к войне. Был принят новый Устав партии. Теоретической основой деятельности КПК были провозглашены «идеи Мао Цзэдуна».

В программной части Устава содержалось положение о назначении Линь Бяо «преемником» Мао Цзэдуна. Положение о преемнике, внесенное в Устав КПК, считалось «новаторским явлением» в области международного коммунистического движения. После IX съезда, с начала 70-х гг., стали осторожно вводиться элементы планирования, распределения по труду, материального стимулирования. Были также приняты меры по улучшению управления народным хозяйством, организации производства.

Произошли некоторые изменения и в политике в области культуры. С 1972 г. активизируется процесс восстановления деятельности комсомола, профсоюзов, федерации женщин. Х съезд КПК, проведенный в августе 1973 г. санкционировал все эти меры, а также одобрил реабилитацию части партийных и административных кадров, в том числе Дэн Сяопина.

В 1972 г. Мао Цзэдун встал на путь установления дипломатических и экономических отношений с Соединенными Штатами, приняв в 1972 г. в Пекине президента Никсона.

В начале 1974 г. Мао Цзэдун одобрил план новой общенациональной политико-идеологической кампании «критики Линь Бяо и Конфуция». Начало ей положили выступления в печати, направленные на развенчание конфуцианства и восхваление легизма — древнекитайского идейного течения, господствовавшего при императоре Цинь Шихуане (III в. до н. э.). Специфической чертой кампании, как и некоторых предыдущих, явилось обращение к историческим аналогиям, к аргументам из области истории китайской политической мысли в целях решения актуальных идеологических и политических проблем.

В 1972 году в жизнь Мао вошла Чжан Юфэн. Великий кормчий познакомился с ней во время одной из своих многочисленных поездок по стране. Девушка была проводницей спецбригады, обслуживающей поезд вождя. 18летняя красавица очаровывала всех своими огромными глазами и непривычной для Азии белоснежной кожей.

Побывав в постели Мао, юная проводница вскоре сделалась едва ли не первым человеком в государстве. После 1974 года только личный врач Мао мог заходить в его кабинет без предварительного разрешения. Все остальные, даже жена, не говоря о членах Политбюро, лицезрели Божество только с позволения Чжан, властной и капризной женщины.

Мало того, что она была вульгарна и малообразованна, — она позволяла себе издеваться над высшими сановниками в государстве, а они терпели ее безрассудные выходки. Именно Чжан, умевшая читать мысли Мао по едва различимому шевелению губ, приняла его последний вздох.

В январе 1975 г. после 10-летнего перерыва Мао Цзэдун созвал парламент. Была принята новая конституция КНР. Конституция представляла собой результат компромисса: с одной стороны, в нее были включены установки 1966–1969 гг. (в том числе и призывы готовиться к войне), с другой — она закрепляла право членов коммун на приусадебные участки, признавала производственную бригаду (а не коммуну) основной хозрасчетной единицей, предусматривала необходимость постепенного повышения материального и культурного уровня жизни народа, оплаты по труду.

Вскоре после принятия новой конституции выдвиженцы «культурной революции» предприняли новую попытку упрочить свои позиции. С этой целью по инициативе Мао Цзэдуна на рубеже 1974–1975 гг. была развернута кампания под лозунгом борьбы «за изучение теории диктатуры пролетариата». Важной задачей этой кампании являлась борьба против тех представителей руководства КПК, которые отстаивали необходимость повышения внимания к развитию экономики, применению более рациональных методов управления народным хозяйством.

В ходе новой политической кампании распределение по труду, право на приусадебные участки, товарно-денежные отношения объявлялись «буржуазным правом», которое необходимо «ограничивать», т. е. вводить уравниловку.

После тяжелой болезни в январе 1976 г. умер премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай. В апреле того же года во время церемонии, посвященной его памяти, произошли массовые выступления на главной площади Пекина — Тяньаньмэнь. Это был сильный удар по престижу Мао Цзэдуна. Участники выступлений осудили деятельность его жены Цзян Цинь и других членов Группы по делам культурной революции и потребовали их отстранения.

Эти события вызвали новую волну нестабильности в стране. Дэн Сяопин был снят со всех постов, премьером Госсовета КНР стал министр общественной безопасности Хуа Гофэн. В Китае развернулась новая политическая кампания «борьбы с правоуклонистским поветрием пересмотра правильных выводов культурной революции», острие которой было направлено против Дэн Сяопина и его сторонников.

Начался новый тур борьбы с «лицами, облеченными властью и идущими по капиталистическому пути».

9 сентября 1976 года Мао Цзэдун скончался. Он совершил крупные ошибки в последние годы жизни, но он живет в сердцах и памяти китайского народа и почитается им.

Дэн Сяопин (1904–1997)[3]

Дэн Сяопин — фигура легендарная. Бывший президент США Билл Клинтон про него как-то сказал: «Выдающаяся фигура на мировой сцене двух последних десятилетий. Меня опечалило известие о смерти Дэн Сяопина. В течение последних двух десятилетий Дэн являл собой поразительную фигуру на мировой арене и был той движущей силой, которая стояла за решением Китая нормализовать отношения с США. Китай сегодня играет важную роль в международных делах во многом благодаря решению Дэна открыть свою страну для внешнего мира».

Президент Южной Кореи Ким Ен Сам назвал его «выдающимся политическим лидером, открывшим новую главу в мировой истории». Президент Франции Жак Ширак отметил: «Дэн Сяопин войдет в историю как главный архитектор трансформаций, которые Китай прошел за последние 20 лет и которые я имел возможность оценить лично во время визитов 1978 и 1991 годов. Франция принимала Дэн Сяопина на своей земле в начале 1920-х годов вместе с другими будущими руководителями Китая и полвека спустя, уже в официальном качестве, когда он отважно готовил решающие преобразования. В нашем столетии найдется немного людей, которые смогли бы так, как он, поднять огромное человеческое сообщество на столь глубокие и определяющие преобразования».

Бывший канцлер Германии Гельмут Шмидт давно охарактеризовал его как «самого удачливого политического деятеля». Верно, но с поправкой — Дэн Сяопин выдающийся и удачливейший политик с китайской спецификой. «Если писать биографию, то в нее следовало бы обязательно включить ошибки, поэтому самое лучшее — ее не писать», — так говорил в одном из интервью Дэн Сяопин. Сам он не любил рассказывать о себе и, кажется, не оставил мемуаров. Но о нем много писали другие.

Вот что известно об этом китайском Ликурге.

Дэн Сяопин родился 22 августа 1904 г. в уезде Гуаньань провинции Сычуань в семье сельского чиновника. Его отец был членом тайного общества «Добрая воля» и имел в нем чин «знаменосца». Подобные общества в жизни старого Китая выступали как своеобразные политические партии. Поэтому можно сказать, что в семье Дэн Сяопина имелись традиции политической деятельности. Семья была достаточно состоятельна, чтобы Дэн мог учиться в школе и даже изучать французский язык.

Бурное для Китая начало 1920-х годов, идеи Октября распространяются среди интеллигенции, учащейся молодежи. Возникают первые марксистские кружки. Время и его пульс не могли не найти свой отзвук в душе Дэн Сяопина. Нужны были знания, и овладеть ими Дэн Сяопин решил на Западе.

В 1920–1925 гг. Дэн Сяопин учился во Франции. Он учится и одновременно работает рабочим на заводе «Рено» (по другим сведениям — на машиностроительном заводе) в Париже, затем кочегаром на паровозе, служит официантом и довольно быстро осваивает язык. В Париже в то время обитало много китайцев, занимавших нижние ступени социальной лестницы. Повращавшись в кругах китайских низов и насытившись отвращением к капитализму, Дэн Сяопин в 1922 году вступает в Социалистический союз молодежи Китая, двумя годами позже — в европейское отделение Компартии Китая. Это и определило всю его дальнейшую судьбу. В Париже он жил вместе с Чжоу Эньлаем, вместе работал в китайском отделении «родной коммунистической партии». Тогда же зародилась прочная дружба этих (будущих) китайских лидеров.

В начале 1926 г. приехал в Москву, в то время Сталин делал ставку на развитие мирового революционного процесса в Китае (и вообще на Востоке), и под эту идеологию молодого человека принимают в Коммунистический университет трудящихся Востока, а затем он переходит в более специализированный Университет им. Сунь Ятсена, где учился под русской фамилией Дозоров.

Быстро усвоив основы марксизма и революционной тактики, он в 1927 году возвращается в Китай. И сразу начинает жизнь профессионального революционера. Он стал начальником политотдела Военного училища им. Сунь Ятсена Объединенной национальной армии в г. Сиань.

В 1927–1929 гг. — заведующий Секретариатом ЦК КПК. В декабре 1929 г. был одним из руководителей восстаний в г. Байсэ и Лунчжоу (провинция Гуанси), организатором 7-го и 8-го корпусов Рабоче-крестьянской Красной армии Китая, где служил политкомиссаром; являлся одним из создателей Юцзянской и Цзоцзянской революционных опорных баз.

В 1931 г. прибыл на Центральную революционную опорную базу; был секретарем комитета КПК уезда Жуй-цзинь, секретарем парткома уезда Хуэйчан, заведующим отделом пропаганды комитета КПК провинции Цзянси; работал в Главном политическом управлении Военного совета ЦК КПК, главным редактором газеты «Хунсинбао» («Красная звезда»).

В 1934–1936 гг. участвовал в Северо-западном походе Красной армии Китая, был заведующим Секретариатом ЦК КПК. В январе 1935 г. принимал участие в расширенном заседании Политбюро ЦК КПК в г. Цзуньи.

В 1937–1945 гг. занимал посты заместителя начальника политотдела 8-й армии, политкомиссара 129-й дивизии, секретаря Подбюро ЦК КПК по району Тайхан, и.о. секретаря Северного бюро ЦК КПК; был одним из руководителей создания опорной базы Тайхан — Тайюэ — Южный Хэбэй по оказанию сопротивления японским захватчикам.

В 1945 г. на VII съезда КПК избран членом ЦК КПК. В 1945–1948 гг. был политкомиссаром 2-й полевой армии НОАК, 1-м секретарем Бюро ЦК КПК по району Центральной равнины, 1-м секретарем Бюро ЦК КПК по Восточному Китаю.

В 1948–1949 гг., будучи секретарем Объединенного фронтового комитета КПК, участвовал в Хуайхайской операции, форсировании реки Янцзы, освобождении г. Нанкин и Юго-Западных провинций Китая.

В 1956–1966 гг. Дэн Сяопин избирается Генеральным секретарем ЦК КПК и становится членом Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК. Китайский Генсек — это не совсем советский. Лидером партии был не Генсек, а Председатель КПК Мао Цзэдун, но и Генсек — один из высших иерархов в новом Китае.

В 1956 г. в составе делегации КПК присутствовал на ХХ съезде КПСС. Под влиянием ХХ съезда КПСС, на котором впервые был разоблачен культ личности Сталина, Дэн тоже на китайском съезде выступил с докладом об изменениях в уставе партии и с критикой культа личности. Но вскоре и Мао, а следом и Дэн стали обругивать доклад Хрущева с его разоблачением культа личности Сталина.

Наступило время китайского «большого скачка» (1958 г). «Три года упорного труда — десять тысяч лет счастья» — таков был главный лозунг. По всей стране строили дворовые домны для быстрого обгона Англии (для начала), а потом и остальных стран по выплавке чугуна и стали. Правда, не на душу населения страны — при огромном населении это было явно недостижимо.

Извели и испортили огромное количество руды. Потом изводили воробьев, объедавших великий китайский народ, потом стали изводить сам народ. Волюнтаристские эксперименты нравились Дэн Сяопину все меньше. Он хотя и был революционером, но всегда оставался прагматиком. У Дэн Сяопина усиливается критическое отношение к «руководящим указаниям» вождя. Хотя для окружающих отношения Мао и Дэна были очень хорошими. Мао Цзэдун не раз говорил, что Дэн внешне вежлив, но старается садиться подальше от него. Член Политбюро ЦК КПК Чэнь Бода выразился так: «Дэн Сяопин — это такой человек, который выставлял свой ум и так подавал себя, как будто бы он — небом рожденная энциклопедия… Обсуждать вопросы с Дэном было труднее, чем взбираться на гору».

К началу 1959 г. становится очевиден провал «большого скачка». Мао как бы уходит немного в тень, отказываясь от поста Председателя КНР, им становится Лю Шаоци. А Мао — Председатель КПК, что, конечно, важнее. Нужно было срочно выправлять последствия «Большого скачка вперед» и несколько осадить назад. Делать это стал Дэн Сяопин. Именно тогда, в начале 1960-х годов, он произнес слова, теперь известные всему миру: «Неважно, какого цвета кошка — белая или черная. Лишь бы она хорошо ловила мышей». Сказал он это в ответ на обвинения в стремлении идти по капиталистическому пути.

Летом 1962 года Дэн сказал, что крестьяне потеряли веру в коллективное хозяйство, поэтому можно позволить деревне мелкотоварное производство. Дэн и его окружение по проведению «политики урегулирования» предложили поделить землю между крестьянскими дворами, сдать ее в аренду, разрешить крестьянам продавать свою продукцию на рынке и свободно заниматься сельскохозяйственной деятельностью — торговлей, перевозками, открыть свободный рынок.

Сидящий в тени Мао с затаенной злобой наблюдал за этими эволюциями, вырывающими из его рук знамя великого революционера. К 1966 году Мао созрел и изобрел новый лозунг «Огонь по штабам». Началась «культурная революция». Отряды хунвейбинов заполнили улицы городов. Любопытно, что сначала слово «хунвейбины» переводили в советской прессе как «красногвардейцы» (что правильно), за это редакторам всыпали, и появился новый перевод «красные охранники». Но это не точно и потому потом стали ограничиваться именно китайским словом «хунвейбины».

С началом «культурной революции» (1966 г.) Дэн Сяопин подвергся преследованиям, снят со всех постов, сослан в провинцию Цзянси, где работал на тракторном заводе. Его сына Дэн Пуфана, выбросили в окно с третьего этажа. Остальных детей (четверых) сослали в лагеря по перевоспитанию, а самого Дэна с женой, младшей дочерью и парализованным сыном (он при падении сломал позвоночник) препроводили в глухой уезд провинции Цзянси. Оттуда он с женой ездили на тракторный завод, где трудились простыми рабочими — Дэну было в это время 65 лет — пенсионный возраст даже для американцев.

Дома он выращивал капусту, дыни, зелень, рубил дрова, заготавливал уголь, а его жена (третья — первая умерла, вторая бросила его во время опалы) стирала и убирала. По вечерам он читал парализованному сыну книги по китайской истории и китайскую классическую литературу.

Культурная революция нанесла страшный удар по китайской экономике, науке и образованию. Нужно было спасать страну. Мао сослал не менее 10 миллионов хунвейбинов в лагеря для перевоспитания, а Дэна «простил» и в 1973 году пригласил его в правительство выправлять положение. Дэн стал одним из 12 заместителей премьера Чжоу Эньлая. Но тот был уже болен и всей текущей работой правительства в основном руководил Дэн Сяопин.

В декабре 1973 г. восстановлен членом Политбюро ЦК КПК. На 2-м пленуме ЦК КПК 10-го созыва (1975 г.) избран зам. Председателя ЦК КПК, членом Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, заместителем Председателя Военного совета ЦК КПК; был начальником Генерального штаба НОАК.

В январе 1976 года умер Чжоу Эньлай. В апреле на площади Тяньаньмэнь в Пекине состоялись поминки по покойному премьеру. Он умер от рака легких, отказавшись от всякого лечения, ибо Мао в завуалированной форме стал его «критиковать». Что такое «критика» по-китайски, Чжоу Эньлай отлично знал, сказав, что самая опасная его болезнь — политическая, а рак — это пустяки. На митинге раздавались здравицы в честь покойного премьера и все еще живого реального главы правительства Дэн Сяопина. И не раздавались в честь Мао. Явный контрреволюционный заговор был налицо, и во главе его оказался, естественно, Дэн Сяопин.

В апреле 1976 г. обвинен «группой четырех» в причастности к стихийным манифестациям на площади Тяньаньмэнь и вновь отстранен от руководящей работы. Опять нападки в прессе, его лишают всех партийных и иных постов. На митинге в Пекине Дэна клеймят и грозят «бросить на низовку», на что Дэн насмешливо отвечает: «Если меня только что отстранили, неужели я буду бояться вторичного отстранения»? На усилившиеся вопли отвечает: «Я стар и, как говорит Мао, глух к требованиям масс. Поэтому я не слышу вас».

Тем не менее Дэн Сяопин вынужден бежать, но у него очень мощные союзники — среди них министр обороны, маршал Е Цзяньинь и командующий Гуандунским военным округом Сюй Ший, которые вывозят Дэна на курорт около Гуанчжоу, где он и пережидает под охраной военных очередной припадок революционности великого кормчего. В стране развернуто движение за «критику Дэна и отпор правоуклонистскому вихрю пересмотра правильных оргвыводов». Вообще Дэн был осторожен и родился в рубашке — он уцелел.

Ведь из членов первого ЦК было казнено великим кормчим более 80 процентов.

После смерти Мао Цзэдуна, 9 сентября 1976 г., и разоблачения «группы четырех» реабилитирован и в июле 1977 г. восстановлен на всех партийных и государственных постах.

На 1-м пленуме ЦК КПК 11-го созыва в августе 1977 г. избран заместителем Председателя Военного совета ЦК КПК. В 1978–1983 гг. был Председателем Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая. На 3-м пленуме ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978 г.) выступил инициатором курса на экономические реформы, строительство социализма в модернизированном виде с китайской спецификой. Дэн Сяопин снова в Пекине, снова у руля, хотя формально тогда возглавлял страну Хуа Гофэн.

В 1978 году Дэн начинает свои знаменитые реформы — распускает коммуны (китайские колхозы), вводит аренду на землю — сначала на 30, потом на 50 лет, разрешает свободу торговли, открывает «особые экономические зоны», в которых действуют капиталистические порядки. Власть по-прежнему в руках китайской компартии — но какие разительные перемены! Всего через два года производство сельхозпродукции вырастает вдвое, рост внутреннего национального продукта — 10 и более (до 14) процентов в год. Такого не знает ни одна страна мира.

Китайские товары заполняют прилавки магазинов во всех странах — в том числе в США. По выплавке стали Китай все-таки обогнал всех и вышел на первое место в мире.

С 1981 г. — Председатель Военного совета ЦК КПК, Председатель Центрального военного совета КНР. В 1982 г. на 1-м пленуме ЦК КПК 12-го созыва избран членом Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК, Председателем Центральной комиссии советников КПК. На XIII съезде КПК (1987 г.) удовлетворена его просьба о выходе из состава ЦК КПК вместе с группой ветеранов партии.

На 1-й сессии ВСНП 7-го созыва 8 апреля 1988 г. вновь избран Председателем Центрального военного совета КНР.

В ноябре 1989 г. 5-й пленум ЦК КПК 13-го созыва удовлетворил просьбу Дэн Сяопина об уходе с поста Председателя Военного совета ЦК КПК и выходе на пенсию.

Зато когда в мае 1989 года студенты стали требовать многопартийности и вышли с демонстрацией на площадь Тяньаньмэнь, то Дэн Сяопин, встревоженный распадными процессами в СССР, приказал силой очистить площадь.

Лозунг Дэн Сяопина «Одна страна — две политические системы» был принят Гонконгом, но Дэн не увидел воплощения своей мечты.

Китай имеет шансы стать ведущей страной мира в ХХІ веке. Когда-нибудь все это назовут «китайским чудом». Его творец известен — это маленький человек (рост 150 см) по имени Дэн Сяопин.

Скончался в Пекине 19 февраля 1997 г.

Список использованных источников

Тотров Ю. Американская разведка в Китае (1945–1956 гг.) // Проблемы Дальнего Востока (Москва).

Умнов М.И. Всемирная история шпионажа. М., Олимп, 2000.

Ильинский М.М. Индокитай: Пепел четырех войн (1939–1979).

Джеффри Йорк, Маркус Ги. Пекин наращивает военную мощь для битвы с Тайванем. «Globe and Mail», Инопресса. Ру.

Кадырбаев А., Сыроежкин К. Китай и Центральная Азия // Казахстан и мировое сообщество, № 3(4), 1995.

Хафизова К.Ш. Китайская дипломатия в Центральной Азии (XIV–XIX).

Попков М.Д. Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. Алма-Ата.

Территориальные притязания Пекина: современность, история. М., 1979.

Сладковский М.С. Китай. Основные проблемы истории, экономики, идеологии. М., 1978.

Ефимов Г. Очерки по новой и новейшей истории Китая. М., 1951.

Титаренко М.Л. Китай в постдэновскую эпоху и российско-китайские отношения // Международная жизнь, № 8, 1995.

Капица М.С. КНР: три десятилетия — три политики. М., 1979.

Дятлов В.И. Торгаши, чужаки или посланные Богом? М., 1996.

Марков М., Селиванов Л. Сухопутные войска Китая // Зарубежное военное обозрение, № 5, 1993.

Стефашин В. Основные политические аспекты военной доктрины Китая // Восток, № 6, 1992.

Стефашин В. Современная военная доктрина Китая // Военная мысль.

Преображенский К. КГБ в Японии. Шпион, который любил Токио. М.: Центрполиграф, 2000.

Даллес А. ЦРУ против КГБ. Искусство шпионажа. / Пер. с нем. В. Г. Черняковского, Ю.Д. Чупрова. М.: Центрполиграф, 2000.

Усов В.Н. Китайский Берия Кан Шэн. М.: Олма-Пресс; Красный пролетарий, 2004.

Журнал «Итоги» за 1997–2005 гг.

Журнал «Коммерсантъ-власть» за 1998–2006 гг.

Газета «Известия» за 1999–2006 гг.

Газета «Версия» за 1998–2006 гг.

Газета «Сегодня» за 1995–2000 гг.

Газета «Завтра» за 1995–2006 гг.

Газета «Совершенно секретно» за 1995–2006 гг.

Газета «Независимая газета» за 1995–2006 гг.

Газета «Независимое военное обозрение» за 1996–2006 гг.

Газета «Коммерсантъ» за 1995–2006 гг.

Газета «Комсомольская правда» за 1999–2006 гг.

Газета «Московский комсомолец» за 1993–2006 гг.

Газета «Stringer» за 1999–2006 гг.

Газета «Труд» за 1995–2006 гг.

Агентство «Славянский мир». Интернет.

Использовались материалы из интенет-сайтов: www.inosmi.ru; www.polit.ru;www.apn.ru; www.pravda.com.ru; www.korrespondent. net; www.podrobnosti.ua;www.oborona.ru;www.vz.ru;NEWSru.com, 2000–2005.

Примечания

1

Первоисточник: книга «Трактат о военном искусстве» / Пер. Н.И.Конрад. М., 1958.

2

При написании использовались материалы сайта: www.RusChina. net; www.temadnya.ru;http.china.kulichki.com;www.tonnel.ru; http.//eastlib. narod.ru.

3

При написании использовались материалы сайта: www.RusChina. net; www.temadnya.ru;www.Lebedev.com; http.//Russian.people.com.


home | my bookshelf | | Китайская разведка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу