Book: Презумпция виновности



Презумпция виновности

Презумпция виновности

   Внимание! Герои данной книги не юные трепетные возлюбленные, вздыхающие при луне и думающие, каким бы романтическим жестом покорить сердце избранника (-цы). Они поступают соответственно своему возрасту, положению, морали и умственному развитию.


   За семь месяцев до описываемых событий.


   - Сколько на все уйдет времени?

   Девушка, внимательно вчитывающаяся в каждую строчку каждого документа, кипой лежащих на столе, вздрогнула от раздавшегося прямо над ухом голоса.

   - Извини, отвлеклась. Что ты спросил?

   - Я спрашиваю, сколько на это нужно времени. Месяц, два? - мужчина нетерпеливо передернул плечами и сел на подлокотник её кресла.

   - Какой месяц?! Не меньше полугода. И то, если здесь нет никаких ошибок... - листы оказались небрежно отброшены в компанию своих собратьев, а тонкие пальцы сжали виски в попытке унять усиливающуюся боль.

   - У тебя какие-то сомнения?

   - Пока не пойму. Вроде, все чисто, но... Вот скажи, на кой черт москвичам лезть туда, где и своих игроков хватает? Это не то, что не их регион или Тульская или Тверская область, которые в хорошую погоду с МКАДа видно, у нас вообще другой край света! Что эта фирма тут забыла?

   - Солнышко, тебе не все равно? - знакомые руки уже привычными движениями начали разминать сведенные от усталости мышцы шеи. Девушке хотелось попросить жать не так сильно, но потом передумала - если мужчина проявляет инициативу, это нужно поддержать. - Ты же в этом лучшая, проблемы заранее видишь...

   - В том и дело, что их тут почти не предвидится. Слишком хорошо и гладко, - она встала, все ещё пытаясь осознать, что именно грызет изнутри. И ведь не сильно, а как будто комариный писк над ухом - тихий, но бесящий своей монотонностью. - И это странно. Ну, не бывает у нас в стране все так легко и просто!

   - На тебя не угодишь! - нотки нежности из голоса пропали напрочь, сменившись раздраженностью и попыткой утихомирить капризничающее дитя. - В прошлый раз ты жаловалась, что пришлось чуть ли не наизнанку выворачиваться, теперь - что слишком просто!

   - Я ни на что не жалуюсь. Просто мне это не нравится, - Соня быстро взяла себя в руки и повернулась к нему уже с улыбкой на губах. - Давай сходим куда-нибудь? Хочу немного отвлечься, может, получится все понять на свежую голову.

   - У меня встреча через полтора часа, освобожусь часов в семь, - он приблизился к так и стоящей, замерев с недовольно сведенными бровями, девушке. - К восьми будешь готова?

   - Конечно. Ты же знаешь, я быстро собираюсь, - она ответила на дежурный поцелуй и по привычке поправила узел темно-серого галстука, подчеркивавшего цвет его глаз. - Счастливо.

   - И ты не скучай.

   Дождавшись, когда за ним закроется дверь, девушка вернулась к изучению всего того, что простому человеку показалось бы бесовскими записями. Но Соня Маркевич именно на таких делах сделала... Нет, не имя - как раз это было бы чрезвычайно опрометчиво. Деньги и репутацию. В лицо же её знали единицы. И это было благом, если учитывать, что именно она проворачивала. Конечно, случались и в её карьере провалы, куда же без этого, но она уже давно научилась страховаться.

   А в данном случае страховка точно понадобится, и весьма серьезная. Потому что она не могла объяснить отчего, но то самое, что называют "чуйкой", при одном только упоминании именно об этом деле начинало истошно сигнализировать о повышенном уровне опасности. Но она, хоть убей, не могла понять - почему. Все, как Соня и сказала только что, довольно чисто и прозрачно. Ну, на первый взгляд. Если копнуть, содержимое окажется не намного лучше содержимого ассенизаторской машины, но это везде так.

   Итак, ещё раз.

   Участники тендера...


   Настоящее время


   - Повтори ещё раз.

   Соня, у которой подогнулись коленки, едва не села мимо стула. И очень надеялась на то, что слова Кирилла, её гражданского мужа, были признаком начинающихся слуховых галлюцинаций.

   - Могу и пять раз повторить, только теперь нужно думать, что делать, - молодой человек выглядел не лучше самой девушки, которая нехорошо побледнела, услышав последние новости.

   - Ты сказал, что проверял всех участников тендера. Так какого черта теперь, больше, чем через полгода, когда механизм уже запущен и его так просто не свернешь, выясняются такие подробности?!

   - Не ори! Не знаю я, как такое получилось! - Кир оттолкнулся от края стола и резким движением, выдающим злость и растерянность, подтолкнул к Соне бумаги. - Главный вопрос в другом - что теперь делать?

   - Это ты у меня спрашиваешь? - Маркевич, хоть и пыталась держать себя в руках, но пальчики, которые потянулись к документам, заметно подрагивали.

   - Ладно, не нервничай, прорвемся. Все равно свою работу мы сделали, деньги получили, уже можно потихоньку собираться и сваливать из города. Да и вообще, мы же с тобой закон не нарушали, придраться не к чему.

   Мельком просмотренная информация хорошего настроения Соне не прибавила. Зато теперь стало понятно, почему уже тогда так надрывался инстинкт самосохранения.

   - А ты думаешь этому, - она на мгновение пустила глаза на бумаги, - Астахову Даниилу Александровичу будет дело до того, нарушали мы закон или нет? Ты же взрослый человек, понимаешь, что плевать ему на все это. А вот вернуть деньги и сделать так, чтобы ни у кого не возникло искушения повторить наш подвиг - тут и гадать не надо. Ему репутацию спасать нужно, у этой публики свои правила. Одно из них - если не отомстил за такое, значит, показал себя слабаком. И есть у меня подозрения, что ему это не нужно, - пока говорила, девушка вынула из ящиков стола самое необходимое и, вставив флешку, перебросила на неё наиболее важные файлы. - Поэтому я предлагаю уезжать из города, причем, срочно. Желательно, порознь, потому что искать будут пару. И не используя аэропорт или ж/д вокзал.

   - Хватит драматизировать, - Кирилл недовольно покосился на Соню, которая как раз поставила жесткие диски на форматирование. - Мы простые наемные сотрудники, какой смысл мстить? Тогда уж руководству.

   - Господи, да послушай сам себя! - Маркевич была близка к тому, чтобы заорать в полный голос. - Я понимаю, что признаваться в собственной ошибке не хочется, но за те деньги, которые этот бандюк потерял не без моей и твоей помощи, нас с тобой хорошо, если сразу прибьют, а не помучают сначала.

   Возможно, Соня могла бы ему рассказать ещё много такого, о чем впоследствии бы пожалела, но на самом интересном месте её прервал звонок городского телефона. Если бы это был мобильник, просто проигнорировала бы, но на этот лучше ответить. Внешне все должно оставаться прекрасно, даже если им с Киром в любой момент могли предъявить хороший такой счет с шестью ноликами.

   - Да.

   - Софья Андреевна Маркевич? - приятный мужской голос был вежливым настолько, что присевшей на стул Соне невольно захотелось выпрямить спину, придав осанке дополнительную прямоту.

   - Совершенно верно. С кем имею честь разговаривать? - она жестом показала Кириллу, чтобы тот вынул документы из находящегося здесь же сейфа, замаскированного под выдвижной ящик одного из отделений стеллажа с папками.

   - К сожалению, мы с вами не знакомы, но я о вас наслышан и хотел бы предложить сотрудничество.

   - Сотрудничество это прекрасно, да и новым знакомствам я всегда рада, но все же, кто вы? - Кирилл, разделил бумаги на две части, одну из которых положил на стол, а вторую сложил пополам и убрал в свой кейс.

   - Ах да, простите, я не представился. Даниил Александрович Астахов. - Соня с легкой паникой покосилась на трубку, но бросать её не стала, наоборот, ещё сильнее сжала пальцы на пластике.

   - Очень приятно познакомиться, Даниил Александрович, - к счастью, долгие годы тренировок не дали появиться в голосе чему-то, кроме вежливой доброжелательности и готовности выслушать собеседника. - И о каком роде сотрудничества вы хотите поговорить?

   Кир, услышав имя-отчество звонящего, перестал шуршать бумагами и быстро подошел к Соне, прижавшись ухом к трубке так, чтобы без проблем слышать разговор.

   - Насколько знаю, вы предоставляете консалтинговые услуги высочайшего качества, а я заинтересован в том, чтобы работать только с лучшими специалистами. - Ну, официально именно этим они с Кириллом Павловичем Сухановым и занимались. Другой вопрос, что они делали а свободное от исполнения непосредственных профессиональных обязанностей время. - Но мы с вами деловые люди и понимаем, что такие вопросы по телефону не решаются, поэтому предлагаю встретиться лично.

   Кир истошно замотал головой, предлагая послать подозрительно радушного потенциального врага и заканчивать разговор. Соня только полоснула супруга взглядом и все с тем же счастливым придыханием, обретшим легкую нотку горечи, проворковала в трубку:

   - К сожалению, сегодняшний день расписан полностью... Но, если вам будет удобно, можем встретиться завтра в тринадцать тридцать.

   - Меня это полностью устроит. Я подъеду к вам в офис.

   - Буду ждать. Пропуск для вас закажу прямо сейчас, завтра получите его на ресепшене.

   - Премного благодарен и до скорой встречи.

   Преувеличенно медленно и осторожно положив трубку телефона, Соня повернулась к Кириллу.

   - Ты до сих пор считаешь, что ему от нас ничего не нужно? Так, о мелких проблемах бизнеса поговорить захотелось? - девушка поднялась и обняла все ещё молчащего мужчину. - У тебя сейчас должна быть встреча в порту?

   - Да.

   - Езжай туда. У меня по расписанию сегодня общения с клиентами нет, только работа в офисе. Домой не возвращайся, в гостинице не регистрируйся, документы нигде не свети. Встретимся через четыре дня в Хабаровске. Помнишь, мы с тобой заходили в храм Преподобного Серафима Саровского? Жди меня там с двух до пяти дня. Если не появлюсь - уезжай. Я сама тебя потом найду.

   Ничего геройского в этом предложении не было - ещё несколько лет назад в случае непредвиденных обстоятельств нехорошего характера они разработали несколько планов отхода. Этот был одним из них. Самым простым и наиболее уязвимым, но и очевидной опасности пока тоже не было. Если же она возникнет, достаточно одной смс, чтобы все переиграть.

   - Будь осторожна, - Кирилл крепко поцеловал Соню. - Если заметишь что-то не то, бросай все и беги. Где и как встретимся, если что-то не получится, знаешь.

   - Я помню. А теперь иди.

   Глядя, как он выходит из офиса, который они сняли полгода назад в одном из многочисленных деловых центров, Софья поймала себя на мысли, что переживает за Кира, естественно, будет волноваться, но того страха, который преследовал первое время, после того, как занялись не совсем законными операциями с недвижимостью, уже не было. Странно, ведь именно за этого человека она собирается замуж, это уже давно решено. Так же, как и то, что, до тех пор, пока не выйдут из этой игры, ни заводить семью, ни, тем более, детей, они не будут. Слишком явное уязвимое место, а это чревато.

   Дождавшись, пока комп сообщит, что пуст, как карман среднестатистического россиянина десятого января, Соня, вынув из нижнего ящика стола объемный пакет с логотипом известного модного бренда, вытряхнула в него содержимое своей сумочки. Пара секунд, чтобы прихватить оставленные Кириллом документы, и можно начинать действовать. Третий этаж офисного центра особой людностью не радовал, поэтому, обменявшись вежливыми кивками и приветствиями с парой встретившихся знакомых, девушка нырнула за дверь с изображенной на ней мамзелью в шляпке и пышном платье.

   Итак, этап первый. Сделать так, чтобы никому и в голову не пришло заподозрить в бегущей по своим неведомым делам девчушке-студенточке юрисконсульта Софью Маркевич.

   Убедившись в полной пустоте благословенного заведения, Соня заперлась и приткнула на подоконник принесенный пакет. На то, чтобы снять строгое деловое платье, ушли считанные секунды. Жалко, конечно, она его сегодня первый раз надела, но, если все получится, в утешение купит себе пару таких же. Тщательно умывшись, чтобы на лице не осталось и следа косметики, девушка распустила аккуратный пучок и собрала темные волосы в низкий хвост. Бледно-голубые джинсы, на пару размеров больше, чем надо, балахонистая белая футболка, сверху невыразительно-серая флиска. Очки в тонкой оправе изменили лицо до неузнаваемости. Теперь в этой средненькой красоты девице узнать Соню с трудом смог бы даже тот, кто не раз и не два видел её в домашней обстановке.

   Больше всего жалко было туфли. Любимые лодочки от Чезаре Пачиотти тоже придется бросить - не вяжется дорогая обувь с её новым образом. Вздохнув напоследок над шедевром итальянского маэстро, она сунула их к скомканному платью и нырнула в мягкие бежевые балетки. Документы, кредитки и ключи перекочевали в аккуратный рюкзачок под цвет обуви. Теперь последний штрих - намочив ладони, Соня зачесала назад челку, открыв высокий лоб и прилизав волосы так, чтобы они стали похожи на крысиный хвостик. Красавица...

   Затолкав пакет с забракованными вещами в мусорное ведро, девушка осторожно выглянула в коридор. Очереди за эти несколько минут не образовалось, поэтому Софья, прикрыв дверь, быстро, но без лишней суетливости спустилась по лестнице на первый этаж. Так, первая трудность - у них вход для посетителей по спецпропускам, которые нужно сдавать, покидая здание. Естественно, такого у неё нет, а воспользоваться ключ-картой, значит, раскрыть инкогнито. Охрана у них на уровне, обязательно запомнят, а потом ещё и, при должном стимуле, поделятся.

   Подумав пару секунд, девушка свернула в боковое ответвление коридора. Выйти через черный вход тоже не получится - он закрыт, а ключи все у тех же секьюрити. Зато совсем рядом, за углом, расположена курилка. Сама Соня такой вредной привычки не имела, но где тут что расположено, знала хорошо. Одна беда - там обычно кто-то есть.

   Делая вид, что ищет что-то в мобильном телефоне, она остановилась под дверью курилки и прислушалась. Ну, точно, какие-то женщины обсуждают свое начальство. Нет бы, реже бегали курить и больше работали, чтобы их никто не ругал, так заняты совсем противоположным...

   Послушав ещё пару минут и узнав много нового о расположенной на первом этаже турфирме, она поняла, что отправляться по рабочим местам они не собираются. Значит, придется действовать наверняка.

   - Извините, - с видом казанской сироты она заглянула в комнату и сразу наткнулась на недобрые взгляды двух дам, которым вот-вот могли обломать самое сладкое послеобеденное развлечение - спрятаться ото всех и обсудить тех самых всех. - Вы случайно не из офиса "Миража"?

   - Да, а что? - одна из них выпустила изо рта струйку дыма и почти жалостливо посмотрела на стоящее перед ними немного заикающееся от стеснительности недоразумение.

   - Я к вам на практику пришла, а Геннадий Алексеевич сейчас на весь офис кричит, требует немедленно вас найти, а то он всех уволит...

   Буквально через мгновение она осталась одна, только все ещё висящее в воздухе концентрированное облачко дыма с ароматом вишни и удаляющийся цокот каблуков намекали, что женщины ей не привиделись. А хорошо их начальство выдрессировало, если даже не спросили, зачем и кого к ним прислали перенимать ценный опыт, и как именно она определила пропавших тружениц.

   Но следовало поторопиться, сюда в любой момент мог зайти ещё кто-то, поэтому Соня запрыгнула на удивительно чистый подоконник и полностью распахнула небольшое окно. Вообще-то, можно было бы попытаться убежать через другое помещение, но вот незадача - на всех окнах первого этажа стояли решетки. Кроме этого.

   Морщась от неприятных ощущений, Софья ужом выскользнула через окошко и спрыгнула вниз, едва не уронив очки. Видела-то она и без них прекрасно, все равно они без диоптрий, но в качестве камуфляжа вещь незаменимая. Спуск получился не совсем удачным, потому что при приземлении все-таки ударилась коленкой об асфальт. Не особо сильно, но неприятно, да и джинсы испачкала. Ладно, это все ерунда, особенно, если учесть, что на улице начал накрапывать противный холодный дождик. Поправив все атрибуты и ещё раз пригладив волосы, она накинула на голову капюшон флиски и пошла в сторону остановки. Прости, милая "Королла", но хозяйку ты, похоже, уже не увидишь...


   - Суханов сейчас в районе порта, встречается с кем-то из клиентов. Девка окопалась в офисе, никуда не выходила, наши ребята её пасут, - Дмитрий Астахов с комфортом откинулся на спинку кресла и рассматривал старшего брата, который в это время сосредоточенно копался в компе.

   - Странно... - Даниил отвлекся от основного развлечения и задумчиво посмотрел за окно. Начавшийся пару часов назад мелкий дождь перешел в ливень.



   - Что именно?

   - Она не поддалась на провокацию, - Астахов-старший перевел взгляд на Димку. - А судя по тому, как именно нас сумели кинуть, это точно не первый раз. Тогда почему не прореагировала?

   - Может, ещё не знает, кого конкретно лохонули? Ну, или настолько уверена в том, что прикроют...

   - Сомневаюсь. Отправь ребят к ней в гости. Пусть не пугают и ничего не делают, просто проверят, на месте ли, - мужчина, потеряв интерес к обсуждаемой теме, снова увлекся документами.

   - Ладно, - Дмитрий быстро передал архаровцам просьбу начальства и задумался. - Наши смогли сказать, как именно они все провернули?

   - Точно это знает только та самая Софья Андреевна. Вот и хочу с ней пообщаться. Тогда и поймем, как именно она будет компенсировать ущерб.

   - Слушай, но это же даже в чем-то гениально... Заставить нас выкупить нашу же собственность. Что ты с ними собираешься делать? - утомившись рассматриванием невозмутимой маски на лице Даниила, младший брат прошелся по кабинету, бегло просмотрев корешки книг в шкафу и тронув стоящую тут же вазу с цветами. Неизвестно, с чего домработница вынесла уверенность в необходимости присутствия этого благоухающего веника, но хозяину помещения было на это как-то ровно, а Нелли Павловну все слишком уважали, чтобы задать такой вопрос.

   - Ещё раз все перепроверить, но, получается, нас уделали. Если не сможем доказать, что тендер был проведен правильно, значит, претензии справедливы. А если учесть, что Минобороны сейчас и не материт только ленивый, огласке предавать не станут.

   - Получается, специально ждали, пока не только оформим все бумаги, но и начнем строительство. Суки...

   - Зато свежо и оригинально, - Даниил забросил свои изыскания в компьютере и поднялся. - Если бы выдвинули требование освободить территорию раньше, запросили бы меньше денег. А теперь, хочешь или нет, но отбивать вложенное надо. Поэтому выкупать придется.

   - Нехорошо, - младший брат недовольно стряхнул с лацкана пиджака непонятно как попавшую туда пыльцу. - Прецедент получается. Кто-нибудь может попробовать повторить.

   - Именно поэтому и хочу, чтобы с этой Маркевич глаз не спускали. Я тут кое-что об этой паре узнал - мозг там именно она. Так что девочка не только отработает долг, нас ждет длительное и плодотворное сотрудничество.

   Ответь Дмитрию помешал телефонный звонок. И пока он слушал доклад подчиненного, Даниил сразу понял, что новости будут нехорошими.

   - Эта стерва удрала. Машина осталась на парковке, но в офисе её нет. Ребята сейчас ведут по мобильнику, она уже на другом конце города. Чего ты так довольно лыбишься?

   - Значит, я не ошибся, - Даниил и в самом деле расстроенным совершенно не выглядел. - Если сумела уйти от нашей охраны, выходит, не безнадежна...

   - А мобильник эта небезнадежная почему не отключила? - выдав распоряжение отловить, но вреда пока не причинять, Димка тоже впал в размышления. - Интересно, дома появится?

   - Вряд ли. Но, на всякий случай, наблюдение поставь, кто знает, может и затоскует по любимой сумочке. Женщина все-таки.

   - Все зло от баб.

   На этой жизнеутверждающей ноте младший из братьев отправился координировать работу отлавливающих неведому зверушку, а старший, распорядившись сразу после поимки представить девушку пред светлы очи, снова погрузился в дела.


   Естественно, убегательный запас наличия зонтика не предусматривал, поэтому в маршрутку Соня влетела насквозь мокрая, стучащая зубами и злая. Оплатив проезд, она уселась так, чтобы привлекать как можно меньше внимания. Хотя, на шмыгающую носом скромно одетую девушку никто и не смотрел. Уже хорошо.

   Выждав момент, когда микроавтобус заполнится до отказа, Маркевич, протискиваясь к выходу, как бы невзначай провела рукой возле приоткрытого рюкзака стоящего перед ней парня, после чего спокойно вышла на остановке и, пересев в другой транспорт, устремилась в место, которым некоторые особо впечатлительные жители пугали своих детей.

   Сама Соня в микрорайоне Чуркин бывала несколько раз, но тех самых гопников, которые и прославили его на весь город, не встречала. То ли просто их пути ни разу не пересекались, то ли она их внимания не привлекала, но именно тут вполне можно отсидеться пару дней и решить, как именно добраться в Хабаровск. В том, что Кирилл найдет, как покинуть город, она не сомневалась, но вот этот звонок... Не нужно быть гением, чтобы понять - их провоцируют. Ну, значит, нужно поддержать игру, пусть обездоленный их стараниями Астахов получит удовольствие от этих догонялок. Должен же человек испытать хоть какое-то удовлетворение.

   Панельная девятиэтажка, расположенная на крохотном пятачке между забором какого-то умершего своей смертью заводика и обнесенным колючей проволокой очередным строением доблестных защитников рубежей Родины, выглядела так, что хотелось просто закрыть глаза и забыть об этом месте, как о страшном сне. Хотя, как утверждали знающие люди, тот, кто когда-либо жил в "гостинке", мог не страшиться ничего, включая второго великого потопа и третьей мировой.

   О снимаемой здесь квартире не знал даже Кирилл. Не потому, что Соня ему не доверяла, просто перестраховывалась. Этакое тайное гнездышко, где она может отсидеться, не привлекая внимания. Хотя договор на аренду подписала почти год назад, в квартире она была только однажды - прошлой осенью. Но ключи всегда носила с собой, мало ли что... Вот и пригодились.

   Грязный подъезд с уже привычной росписью на стенах в исполнении местных "граффитистов", у которых по ИЗО был явный неуд, заплеванной лестницей и стойким ароматом кошек не особо вдохновлял на длительной пребывание в этой обители, но деваться некуда - домой возвращаться нельзя ни в коем случае, да, в принципе, и незачем. Квартира, в которой они с Киром жили - съемная, машина тоже взята напрокат. А жалеть об одежде и прочих мелочах бессмысленно, главное выкрутиться, а там купит себе новые.

   Неприметная металлическая дверь, выкрашенная в коричневый цвет, гостеприимно распахнулась, пропуская Соню в восемнадцатиметровое роскошество. Содержало оно продавленный диван, шкаф, к которому подходить ближе, чем на полтора метра не рекомендовалось - если, конечно, в ближайшие планы не входила героическая смерть под рухнувшими на голову дверцами, и уютный пылевой ковер, ровным слоем раскинувшийся по всем доступным поверхностям. Но девушку не смутила откровенная убогость представшей картины. Зато надежно, и никто не подумает, что Маркевич, которая всегда выглядела неброско, но дорого, может жить в таком клоповнике.

   Тщательно закрыв все замки и проверив помещение, Соня поспешила в ванную. Хотя назвать так закуток, с трудом вмещающий самую узкую душевую кабину, унитаз и примостившуюся почти над самым клозетом раковину, у неё бы язык не повернулся.

   Хотя холод пробирал уже до костей, врожденная брезгливость не позволила сразу полезть греться под горячую воду, и девушка следующий час драила временно вверенное ей жилище. И только собрав на свою мокрую одежду почти всю пыль и грязь, она встала под теплый душ. Заледеневшие пальцы ног начало колоть и жечь, но она стойко терпела, ожидая, пока согреется все тело.

   Закутавшись в вытащенное из притаившегося на антресолях пакета большое полотенце, Соня устроилась на диване, который так и норовил впиться в самые сочные части тела выскакивающими из-под обивки пружинами. Ещё один припрятанный кейс с кодовым замком содержал то, в чем она нуждалась больше всего - новые документы, немного наличных денег и ноутбук.

   Итак, чем же так знаменит этот самый Астахов?

   Через полчаса, когда пробежала глазами первые полтора десятков ссылок, Софья уже не была так позитивно и благодушно настроена. Понятно, что всей правды там, естественно, нет, но если информация хотя бы наполовину соответствует действительности, тогда ой...

   Нет, о том, что они ввязались в нехорошую историю с представителем криминала, она узнала ещё от Кирилла, но подробней не было. А теперь они появились в изобилии.

   Местный олигарх, который старается держаться в тени, но это не мешает проворачивать многомиллионные сделки. Даже само его имя Соне было знакомо крайне смутно. И это при том, что с недвижимостью связано самым непосредственным образом. Немного просветившись, девушка снова помянула любимого человека недобрым словом. Ведь просила же Кирилла все перепроверить, так встал в позу и начал психовать, мол, он в её дела не лезет, не нужно и его носом тыкать. Нужно, как выяснилось, обязательно нужно...

   Об источниках благосостоянии уездного Абрамовича (видимо, фамилия, начинающаяся на "А" кармически связана с умением притягивать деньги) напрямую не говорилось, но кое-какие намеки были. Особенно Маркевич не понравились инсинуации по поводу причастности этого благого человека к игорному бизнесу. Конечно, про строительство игровой зоны "Приморье" известно всем, но ведь пощекотать нервишки хочется уже сейчас, а там только первая очередь строительства должна быть закончена года через три. В лучшем случае.

   А там, где незаконные игры, там и прочие полу- и полностью нелегальные развлечения. Значит, если сам в курировании не участвует, то трудится рука об руку с остальными воротилами теневой экономики. Вот ведь вляпались по самую макушку... Хотя, это информация из разряда ОБС ( жарг. - "одна баба сказала", прим. автора).

   Из прочих статей Соня вынесла знание, что Даниил Александрович является завидным женихом. Мало того, что холост и богат (это в тридцать восемь-то лет!), так ещё и не имеет родителей. Об отце не упоминалось вообще нигде, что тоже вызывало не самые хорошие ассоциации, мать же скончалась ещё в середине девяностых, оставив Астахову из наследства только младшего брата четырнадцати лет.

   О том, как произошло становление из молодого человека такого видного члена общества, замечалось вскользь и как-то стыдливо. Но состояние он себе сделал на строительном бизнесе. Особенно примечательно, что господин Астахов пару раз фигурировал в качестве причастного к незаконным стройкам, но каждый раз дела затухали, едва успев начаться, так что никакого, даже условного срока, за ним не числилось. Ну, просто хоть бери в качестве главного героя производственной драмы "Как я стал миллионером".

   Фото новоявленного врага номер один Соню как-то не впечатлили. Блондин, что только добавляло ей негативного восприятия - Маркевич в эстетическом плане предпочитала темноволосых, на все свои годы и выглядящий. Не особо крупный, скорее, из породы жилистых. Хотя, брюшко над ремнем не висит - уже, можно сказать, красавец. Да и черты лица... Не то, чтобы совсем ничем не запоминался, но и особых примет не имел. Ни рогов, ни хвоста, короче, мужик, как мужик. Хотя, про рога нужно спрашивать у его спутницы. Вот уж кто выглядел на миллион. На фоне этой дамы Астахов как-то немного терялся, настолько эффектной красотой обладала женщина. Кто это такая, Софье выяснить не удалось, подпись была "Астахов Д.А. с подругой".

   Конечно, неплохо бы узнать, с кем он спит, при партизанской борьбе все средства нужно учитывать, но Маркевич сейчас было как-то не до учета его любовниц.

   Тут бы понять, как сбежать, не привлекая внимания. Виды транспорта, предполагающие покупку билета, даже не рассматривались. Понятно, что искать будут Софью Маркевич, а не Александру Соколову, но сейчас на каждом вокзале натыкано камер видеонаблюдения, и попадать в их объектив чревато. Если Астахов всерьез решил найти и наказать, значит, мелочиться не будет. Остаются только такси и личный транспорт.

   Несмотря на то, что не ела почти весь день, а за окном уже начали сгущаться ранние сумерки, одна мысль о том, что нужно одеваться и идти куда-то за продуктами, вызывала отвращение. Ладно, от одного дня строгого поста ещё никто не умирал. Да и заказывать на дом тоже чревато. Может, у неё уже начал обостряться психоз, но чем меньше людей её сейчас видят, тем лучше.

   Вытащив из шкафа постельные принадлежности и с трудом разложив диван, Соня, одевшись в спортивный костюм на случай необходимости покинуть помещение в экстренном порядке, свернулась под одеялом. Вообще-то было страшно, стоит признаться честно. Ещё ни разу они не нарывались так откровенно. Да, после того, как заканчивали работу, пару раз возникала напряженность с теми, кого лишали трудовых доходов, но чтобы так... Настолько безоговорочный провал был впервые.

   Укрывшись с головой, стараясь согреться, девушка мысленно попросила прощения у того, кто мог пострадать совершенно безвинно...


   - Мы весь корпус университета перетряхнуди, пока нашли этого малого, - Димка с трудом сдержался, чтобы не высказать все, что думал об ушлой девке. - Откуда у него её мобильник, он не знает, сказал, что нашел его у себя в сумке за несколько минут до нашего появления. На всякий случай с ним сейчас разговаривают.

   - Скажи, чтобы отпустили. И извинились. Она не стала бы так подставлять знакомого, скорее всего, дождалась удобного момента и просто скинула телефон, - Даниил прищурился. - Он же не на своей машине?

   - Нет, приехал на маршрутке.

   - Значит, там она от него и избавилась... Узнай, на каком именно автобусе он добирался, хотя, кажется мне, что это ничего не даст. Записи камер видеонаблюдения с её работы взял?

   - Да, - младший брат повертел в руках флешку. - Там записи с момента, как ты звонил, и до прихода наших ребят в офис.

   Астахов, ощущая какой-то немного подзабытый в последнее время драйв и заинтересованность, удобнее устроился, пока Дима вставлял съемный носитель в разъем панели домашнего кинотеатра.

   - В какой папке её этаж?

   - Кажется в этой, - Дмитрий обошел стол и встал рядом с братом.

   Стандартные записи - кто-то спешит по своим делам, разговоры по прижатым к уху мобильникам. Хорошо, что хоть без звука, и от одной картинки можно впасть в тоску.

   - Вот она, - Астахов до этого видел эту Маркевич на фотографии в досье, поэтому сейчас с любопытством смотрел на тонкую женскую фигурку, которая грациозно проплыла мимо камеры. Строгое платье, высоченные каблуки, туго собранные на затылке волосы. Типичная бизнес-леди, вышедшая на променад по коридору. Правда, лица с этого угла не рассмотреть, но Даниил был уверен, что девушка аккуратно и невызывающе подкрашена, чтобы соответствовать требованиям дресс-кода.

   - Её тряпки нашли в туалете. Там же был пакет, который у неё сейчас в руках, и обувь.

   Следующие несколько минут они в тишине любовались почти черно-белым кино, разве что без мимов.

   - Стоп! - картинка замерла.

   - И зачем тебе эта страшилка?

   Изображение остановилось, показывая идущую девушку. Вся какая-то скрюченная и ссутулившаяся, вызывавшая желание или обогреть, или просто прогнать с глаз долой, чтобы не портила пейзаж.

   - Максимально увеличь картинку без потери качества и сделай скриншот, - Даниил до рези в глазах всматривался в изображение. Интересно, показалось или нет?

   - Да не она это, ничего похожего, - тем не менее распоряжение брата выполнил.

   - А теперь отмотай назад да того момента, как Маркевич вышла из зоны обзора камеры. Останови тут! Тоже отскриншоть и поставь их рядом.

   На то, чтобы удовлетворить просьбу, ушло несколько секунд.

   - Ну, и что ты тут увидел? Сходство только в одном - у них обеих ни сисек, ни задницы.

   - А ты не на сиськи с задницами смотри, а на уши, - вот теперь Даниил был уверен, что перед ним одна и та же девушка.

   - Ё-моё... У них одинаковые серьги, - хотя качество оставляло желать лучшего, но ажурные капельки рассмотреть все-таки получилось.

   - Вот именно. И не какая-то хрень из ширпотреба, а дорогие. Так что искать станет ещё труднее. Девочка - хамелеон. И мы её вряд ли найдем, если не сделает откровенную глупость. Например, если засветит документы.

   - Ты в это, правда, веришь? - Димка все ещё рассматривал две фотографии. Если бы не Даниил, он бы никогда не подумал, что можно настолько изменить внешность буквально за пару минут.

   - Нет, конечно. Если хватило ума так уйти, значит, она точно знает, что делать дальше. Как она вышла из здания?

   - Скорее всего, через окно курилки, оно было открыто. Маркевич свернула в ту сторону, а потом пропала. Запасной выход был закрыт, последний раз его проверяли в прошлом месяце, когда был очередной рейд пожарников. Только окошко больше, чем в двух метрах от земли...

   - А рост, в лучшем случае, метр шестьдесят... - Астахов-старший задумчиво поиграл пультом от кинотеатра. - Что у неё там говорится про занятия спортом?

   - Ничего, - Димка полистал распечатку информации на эту девушку. - Ничем не занималась, только музыкальная школа, и ту бросила.



   - Из её кабинета что-нибудь прихватили? Например, компьютерную мышку...

   - Сейчас узнаю.

   Как оказалось, прихватили и не только мышку, но и весь комп.

   - Сними "пальчики" и аккуратно пробей по базе, - Даниил отключил экран, и стало понятно, что за выяснением судьбы и личности особо изворотливой девицы прошло больше часа.

   - Думаешь, имя не настоящее?

   - Почти уверен. И посмотри внимательнее - по нашим данным она закончила ТОГУ (1) в две тысячи восьмом.

   - Да, юрфак.

   - А чего так поздно? В двадцать четыре года обычно уже вовсю работают. Ещё раз все проверь, отправь кого-нибудь в Хабаровск, пусть поспрашивают преподавателей, фото покажут. Я хочу знать об этой девочке все.

   - Далась она тебе... - тем не менее, Димка черканул что-то на листе и спрятал его в карман. - Все равно ведь рано или поздно поймаем.

   - Очень желательно, чтобы рано. И ещё раз повтори нашим - ничего ей не делать. Просто найдите.

   - Можешь сказать, зачем тебе это?

   Даниил с какой-то странной улыбкой повернулся к брату.

   - Затем, что последние полгода я от тоски дохну, а сейчас мне очень весело и интересно, кто она такая, и как долго сможет меня обыгрывать.

   - Ну, играй, дитятко малое, - Дмитрий передал приказ от высшего руководства и сел напротив старшего. - Суханова два часа назад засекли в "Зеленом углу".

   - Что купил?

   - Подержанную Хонду Фит. Естественно, документы на другое имя, его и узнали-то только по фотографии. Сразу после оформления бумажек направился на выезд из города. Наши его ведут.

   - Пусть глаз не спускают. Скорее всего, Маркевич тоже попытается уехать сегодня, но точно не будет покупать машину, иначе все слишком просто. Или автобусом, или по "железке".

   - Понял, - Димка хмыкнул. - Спорим, что завтра поймаем?

   - Ставлю на два дня, - Даниил сам разбил замок из сцепленных рук.

   - Если я выиграю, беру Таньку с Машей и на неделю уезжаю отдыхать, а ты пока перевоспитывай эту стерву.

   - Не переживай, перевоспитаю.


   Как ни самоубийственна была задержка, но Соня не спешила покидать Владивосток. Именно потому, что никто в здравом уме не станет отсиживаться в городе, один из неофициальных отцов-основателей которого тебя ищет. И совсем не с желанием вручить благодарственную грамоту.

   За это время на улице она показывалась всего один раз - хоть спартанские условия её не особо тяготили, но за продуктами выползти все-таки пришлось. Все остальное время она занималась шлифовкой плана, разработкой стратегии и, совсем уж на крайний случай, искала, как именно повернуть вспять уже запущенный механизм разведения лоха на деньги. Только вот оказалось, что у того самого, которого уже едва не обобрали, сил и возможностей гораздо больше, чем это предполагалось сначала.

   За полтора суток, проведенных в четырех стенах, девушка сделала ещё и то, на что в последнее несколько дней катастрофически не хватало времени - отоспалась. И хотя тревога и беспокойство за Кира не отпускали, в последний день перед отъездом уснула она быстро, словно провалилась в темноту, и уже около полуночи, умывшись, замаскировавшись и прихватив все необходимое, садилась в такси.

   Водитель, услышав, куда нужно отвезти гундящую простудным басом клиентку (вставленная в нос вата придавала особой звучности голосу), досадливо поморщился, но молчаливо кивнул и тронул в путь. Ехать оказалось не близко, но, благодаря ночному времени, уже около двух часов они тормозили у железнодорожного вокзала города Уссурийска. Поскольку экономия - дело разумнее и повсеместно применяемое, то у полотна с весело пыхтящим поездом из пяти фонарей горели только два, которые вяло разгоняли самую густую темноту, из вредности ещё более концентрированными участками таящуюся по углам.

   Проникнув на территорию через особо секретную дырку в заборе - а что она существовала, Маркевич не сомневалась, российские города во многом похожи друг на друга - девушка устремилась к путям.

   Перекинув через плечо сумку и уточнив у мужичка-полиционера, который дремал, опираясь на перила, откуда начинается нумерация вагонов, Соня галопом понеслась в конец состава. Естественно, за оставшиеся три минуты до отправления, добежать она не успевала, потому, заметив заспанную тетеньку в форменном костюме проводника, едва сдерживая слезы, кинулась на её могучую грудь.

   - Простите, пожалуйста, мне нужен пятый вагон, не подскажете, я в ту сторону иду? - для достоверности девушка ещё и шмыгнула носом, снова входя в образ незадачливой студентки.

   - Не-а, - проводница широко зевнула и приготовилась убирать подножку. - Это шестнадцатый, тебе вообще в другую сторону.

   В это время поезд издал какой-то удивительно тихий гудок - видимо, агрегат стыдился позднего времени и не желал будить придремавших пассажиров - и послышался звук снимаемого воздушного тормоза.

   - А что же мне теперь делать? Я не успею... - Софья добавила ещё немного скорби в голос, но старалась дозировать, чтобы не переигрывать.

   Работница путей смерила её подозрительным взглядом, но предположить, что зашуганная бестолковая девчонка может иметь какие-то темные экстремистские замыслы, не смогло даже её воображение.

   - Запрыгивай, пойдешь по вагонам.

   Соня не стала долго ломаться и испуганной кошкой влетела по ступенькам.

   - Спасибо большое, сейчас покажу вам билет, - девушка закопалась в сумке, вороша какие-то бумажки и чуть заискивающе посматривая на мягкосердечную проводницу.

   - Иди уже, у меня глаза слипаются, - женщина подтолкнула её в узкую спину. - Только не шуми, все спят.

   Ещё раз рассыпавшись в извинениях и благодарностях, Маркевич быстро, но тихо пошла по составу. Теперь главное - не попадаться на глаза другим проводникам.

   К счастью, все три вагона, которые ей предстояло преодолеть, оказались плацкартными, и хождение туда-сюда в любое время суток тут было вполне обычным делом. Мышью прокравшись через полосу препятствий из грохочущих сочленений состава и торчащих с верхних полок ног дремлющих людей, Соня остановилась с тамбуре тринадцатого вагона.

   Итак, вагон-ресторан откроется не раньше девяти утра, так что, пока не рассветет, здесь вряд ли кто-то появится.

   Поставив сумку на сомнительной чистоты пол, девушка вынула плеер и вставила наушники. И хотя настроение радужным назвать было нельзя, но подпевая про себя Мэтью Беллами (2), она оперлась на холодные поручни и прикрыла глаза. Похоже, что сбежать все-таки получилось...

   Через пару часов, когда на улице начало светлеть, ноги постепенно подмерзали, и на горизонте замаячила вполне реальная угроза цистита, Соня с облегчением почувствовала, как состав начал постепенно замедляться. Девушка, которая уже готова была стоя, как лошадь, задремать, встрепенулась и заторопилась к выходу, надеясь на лояльность и недосып работников железной дороги.

   Похоже, маскировка была настолько совершенной, что и здесь её не заподозрили ни в чем преступном, потому из вагона выпустили без каких-либо сложностей. Молодой парень, без слов выпустивший её на перрон под монотонный бубнеж все той же сказки про серого бычка, даже не попытался проследить взглядом, в какую сторону отправилась прокатившаяся "зайцем" пассажирка.

   Соня же, не теряя даром времени, вполне бодренько отправилась в кассу унылой будочки, выкрашенной в блекло-голубой цвет.

   - Будьте добры, один билет до Биробиджана на ближайший проходящий поезд. Плацкарт, нижняя полка.

   Пока кассирша неторопливо перелистывала страницы её паспорта, у Софьи даже появились подозрения, что человек, делавший ей документы, соврал. Он-то утверждал, что к ним не придерешься. Но, повертев документ в пухлых пальцах, унизанных кольцами с крупными полудрагоценными камнями, женщина вернула бордовую книжечку вместе с билетом, чем вызвала облегченный, хоть и замаскированный вздох.

   - Отправление через два часа восемнадцать минут, - просипела кассир в громкоговоритель и окончательно перестала обращать внимание на Соню.

   Девушка такой от немилости ничуть не оскорбилась, отправившись пока осматривать окрестности. Ничего примечательного она тут не нашла, зато подружилась с большой лохматой собакой, с которой поделилась припасенным в дорогу бутербродом.

   Время в общении с блохастым созданием прошло очень быстро, и, садясь в вагон, прицепленный сразу за судорожно пыхтящим локомотивом, решила, что, как только они с Кириллом выберутся из этой нехорошей ситуации, поставит четкое условие - больше с такими делами они не связываются. Ну его, этот экстрим, заработанного хватит на несколько лет хоть и не роскошной, но вполне обеспеченной жизни, а им уже пора думать о семье и детях. В конце концов, ей меньше, чем через полгода стукнет двадцать девять, достаточно уже танцевать с законом. И обязательно заведут собаку. Такую вот большую, мохнатую и слюнявую.

   Устроившись на своем месте и дождавшись, пока состав наберет скорость, Соня уселась так, чтобы солнце, немного тускловато просвечивающее сквозь немытое стекло, грело лицо и плечи. Так приятно после Владивостокских туманов и мороси... В конце концов, она задремала, хотя постоянно вскидывалась от малейшего шума. А если учесть, что по вагону постоянно кто-то ходил - то по неотложным нуждам организма, то желая облагодетельствовать скучающих пассажиров сушеной рыбой и сувенирными магнитиками - больше издергалась и заработала головную боль, чем отдохнула.

   Именно поэтому прибытие в Хабаровск порадовало девушку, как никогда раньше. Заверив попутчиков, что не заблудится и не пропустит отправление, девушка вышла на перрон, вроде как, погулять. И, смешавшись с толпой, не поднимая головы, прошла через здание вокзала, после чего растворилась на людной площади.


   Сегодня возле белоснежного храма, чьи золотые купола отражали свет и заставляли щуриться, было особенно многолюдно. Дмитрий Астахов в православии, как впрочем, и в других религиях, оказался несилен, но становящаяся с каждой минутой более плотной толпа все сильнее раздражала молодого человека. Настолько, что он решил отзвонить брату раньше времени:

   - Нашел? - Даниил, как и всегда, был предельно спокоен и лаконичен.

   - Хрен там. Сегодня какой-то праздник, здесь не протолкнуться. И все женщины в платках, мне теперь каждой заглядывать в личико?

   - Ну, загляни, - судя по ленивому смешку, мужчина не впечатлился его горем. - С Суханова глаз не спускали, и он подозрительно долго терся возле этой церкви. Точно не мог её предупредить?

   - Вряд ли.

   - Тогда почему не стал дожидаться, а ушел?

   - Может, оставил сообщение. Или просто на разведку приходил.

   - Будем надеяться, что это не так. Так что проверь всех, но найди её. Тем более, что ты мне все равно проспорил.

   - Так и ты не выиграл, - Димка опустил на глаза солнцезащитные очки, стараясь не особо откровенно пялиться на прихожанок. В смысле красоты и прочих прелестей они его не интересовали, для него в этом смысле было два эталона - жена Таня и дочь Машутка. Но из-за этой заразы Маркевич идея с внеплановым отпуском оказалась похерена, что хорошего настроения ему совсем не прибавило. Конечно, он может уехать в любой момент, но одно дело просто воспользоваться своим положением и близостью к монаршему телу, а совсем другое - выиграть у Даньки спор. - Может, просто следы путает?

   - Может. Но ты все равно проверь.

   Выругавшись про себя - хоть и был атеистом, но сквернословить на территории храма не решился - Дмитрий отправился на поиски девчонки. Вот уж, действительно, поди туда, не знаю куда, найди то, не знаю, что. И как её узнать, если эта зараза снова сменила внешность?! Ладно, молодых женщин тут не так много, сейчас пробежится, на каждую вблизи посмотрит.

   Хотя...

   А вдруг она замаскировалась как раз под старушку?

   Чувствуя, как от усиливающегося шума начинает болеть голова, а желание прибить мерзавку, за которой они всем колхозом охотятся уже пятые сутки, мужчина ввинтился в толпу. Поскольку та перед ним расступалась крайне неохотно, то сразу становилось понятно, что слава Моисея ему не грозила.

   Обежав по периметру, а потом и диагональными рисунками всю территорию храма, Дмитрий понял, что находить Софью ему сейчас нельзя. Потому что, если он её отловит, то, наплевав на приказ брата, просто прибьет на месте.

   Наконец, вдоволь намотавшись по солнцепеку и переговорившись с тремя такими же "загонщиками", он уже собрался отсюда уходить - похоже, что след был ложным.

   И именно в этот момент Астахов-младший краем глаза заметил невысокую хрупкую девушку с покрытой белым платком головой, которая шмыгнула к ступенькам храма. У Димки сразу же сработали рефлексы охотника, но ловить её в тот же момент он не стал - нужно убедиться в том, что это она. Не хватает только поймать какую-то левую девку, которая поднимет визг. Но подозрительная прихожанка вела себя немного странно - вместо того, чтобы кинуться к дверям церкви, спеша приобщиться к благодати, отошла в сторонку и, вытащив телефон, начала в нем копаться.

   Это только убедило Дмитрия в неблагонадежности девушки, потому, потихоньку скомандовав подручным, чтобы те сжимали круг, он осторожно, стараясь не выдать собственной заинтересованности, пошел в её сторону. Когда оставалось буквально пара метров, девица вдруг дернулась и попыталась уйти. От резкого движения платок сбился, открывая собранные в хвост темные волосы.

   - Стой!

   На его окрик обернулось несколько человек, но искомый объект только прибавил шагу и попытался затеряться в толпе. Если бы Димка был здесь один, ей бы, вполне возможно, удалось убежать. Но уж через пару минут девушку поймал один из сотрудников службы безопасности.

   Беглянка попыталась сначала просто выкрутиться, а потом закричать, но её оперативно скрутили и заставили замолчать, зажав рот. Дева немного посопротивлялась, но заметив суровые лики тех, кто её обступил, закатила глазки и попыталась упасть в обморок.

   - Что за черт..? - Димка кивнул одному из подручных, чтобы тот пока отогнал любопытных и принялся за реанимирование бесчувственного тела. Но стоило стащить с девушки платок и темные очки, как мужчина все-таки не удержался от богохульственного высказывания.

   Все, конечно, прекрасно - девушка нужного возраста, роста, телосложения и цветовой гаммы. Одна проблема - Софья Маркевич точно не коренная жительница соседней республики.

   Поплескав в лицо невинно пострадавшей от их избыточного энтузиазма вовремя притащенной водой, Дмитрий, заметив, что девушка начала подавать признаки жизни, осторожно усадил её на поребрик декоративного заборчика.

   - Вы как?

   - Нормально, - бледноватая девица, вытершись собственным платком, обвела обступивших её людей испуганным взглядом. - А вы её братья, да?

   - Единоутробные, - до него уже дошло, что не просто так она от них драпала. - А что тебе сказала наша сестренка?

   Рассказ девушки Алтаны, уроженки солнечного Якутска, только подтвердил его подозрения.

   Пару часов назад к ней подошла девушка, поведавшая о своей нелегкой доле - любимый парень пригласил на свидание, а строгие братья против их отношений. Поэтому, как ни трепетала перед защитниками чести и непорочности, но решила строгих родственников обмануть. Потому и предложила Алтане на небольшую мзду изобразить припадок религиозности, постояв на глазах пришедшего к праздничной службе народа. В процессе выяснения подробностей предстоящей операции, сумма благодарности немного увеличилась, и новоявленная Софья, приодевшись в соответствии с требованиями оплачивающей банкет, бодро порысила в сторону храма. Тут она прогуливалась около получаса, пока не была схвачена и напугана до состояния невменяемости.

   - Как давно ты с ней последний раз виделась? - Димка, испытывая одновременно злость и невольное уважение, уже прекрасно понимал, что она снова выставила их идиотами.

   - Больше часа назад около корпуса универа...

   - Понятно. Извини за беспокойство и больше не поддавайся на такие предложения.

   Алтана, заверив, что больше ни-ни, подхватила подол юбки и унеслась по тропинке с такой скоростью, что вполне могла бы участвовать в спринтерском забеге.

   - Свободны, - отпустив помощников, Дмитрий решил сразу покаяться в провале, поэтому набрал номер брата.

   - Да?

   - Она прислала вместо себя какую-то девчонку. Рассказала историю про злую семью, которая не дается видеться с парнем, - захотелось пнуть урну с досады, но он все-таки сдержался. - Что же это за продуманная сучка такая, а?

   - Естественно, сама бы она не пошла, наблюдала издали, - Даниил почему-то говорил очень тихо. - А какая она - скоро узнаем. Я стою в пяти метрах от Софьи.


   Кирилла она увидела мельком. Мужчина быстро прошел по дорожке, опоясывающей храм, и так же шустро куда-то слинял. Скорее всего, он проверял, все ли в порядке, ведь и за Соней мог кто-то увязаться. Но сама девушка была уверена, что "хвост" не привела. Конечно, утверждать наверняка нельзя, но инстинкты подозрительно молчали, поэтому она немного успокоилась. Два дня, которые провела в этом городе, поселившись в нумерах, сдаваемых одной знакомой ещё с учебы бабулькой, никакими событиями не порадовали. Наоборот, царило умиротворяющее спокойствие.

   Но врожденная недоверчивость и стремление себя обезопасить требовали принятия дополнительных мер безопасности.

   О том, что сегодня какой-то большой праздник, Софья узнала чисто случайно, и сразу же сделала вывод, что Всевышний явно на их стороне - чем гуще толпа, тем проще в ней затеряться.

   Найти на территории родной альма-матер девушку, которая подходила бы по всем параметрам и согласилась за денежку исполнительницу роль Маркевич, оказалось не так сложно. В конце концов, студенты народ небогатый, а в её предложении не было ничего подозрительного или крамольного. Её новая знакомая с исконно русским именем Алтана колебалась недолго и уже совсем скоро под прикрытием кустов облачалась в специально прикупленную утром на рынке длинную юбку и повязывала голову платком.

   - Только очень прошу, если заметишь, что к тебе целенаправленно идет какой-то мужчина, сразу мне смс-ку скинь, мы недалеко будем, я сразу прибегу. Хорошо?

   - Конечно.

   Нанеся последние штрихи - то есть, нацепив своей новой знакомой на нос темные очки, скрывающие экзотический разрез глаз - Соня отряхнула прилипшие к штанинам широких джинсов травинки и отправилась на наблюдательный пост.

   Одним из преимуществ, за которые она и выбрала это место для встречи, была его полная просматриваемость - стоящий на пригорке храм можно было увидеть издалека. Хотя, он того стоил - классический белоснежный собор впечатлял и пленял глаз. Поэтому ничего удивительного, если праздношатающаяся девушка будет снимать его на фотоаппарат. Агрегат пришлось купить недешевый, с хорошим зуммом, но об этом Маркевич ни разу не пожалела - находясь в нескольких сотнях метров от места развития событий, Софья прекрасно все видела.

   Но Кирилл больше не появлялся. И ведь пропустить точно не могла - она его высокую стройную фигуру откуда угодно рассмотрит и обязательно узнает. Но красивого сероглазого брюнета все не было. Нет, конечно, в толпе кто только не мелькал, а вот Кир почему-то не возвращался.

   Ещё до того, как Алтану отловили четверо индивидов мужского пола, один из которых показался Соне подозрительно знакомым, девушка поняла, что их встреча откладывается. Значит, Кирилл заметил слежку, но предупредить не смог - телефонами они в эти дни не пользовались, а возможности выйти в интернет, чтобы проверить, не появилась ли на одном форуме безобидная на первый взгляд фраза, у Софьи сейчас просто не было.

   Сделав несколько снимков мужчин, говоривших по душам с бедной девушкой, которая сама не поняла, во что ввязалась, Маркевич убрала фотоаппарат в сумку и приготовилась уходить. Но именно в этот момент кто-то очень шустрый и наглый обнял её за талию, обездвижив свободную правую руку, а вторую ладонь положил сзади на шею, без слов давая понять, что, стоит ей дернуться, станет не просто неприятно, а по-настоящему больно.

   - Красивое место, - от звука низкого, чуть тягучего голоса, который она слышала всего один раз, но запомнила на всю жизнь, по спине, пользуясь прикрытием кофточки, мурашки не просто пробежались, а прогарцевали туда и обратно. - Наверное, здесь хорошо отмаливать грехи. А вы, Софья Андреевна, ни в чем покаяться не хотите?

   Она уже про себя не только раскаялась, но и успела дать все мыслимые и нет обеты, если это все окажется страшным сном, но пробуждения все не наступало.

   - Мы в людном месте, - Соня попыталась придать голосу светскую скуку.

   - Совершенно верно.

   Хватка на шее не только не ослабела, но и стала... даже не сильнее, а как-то плотнее.

   - Я могу закричать.

   - Не советую.

   - Думаете?

   - Уверен, - Даниил, не убирая ладони с затылка подозрительно покладистой жертвы, отзвонил подручным. - Через десять минут у машин.

   Больше он ничего добавлять не стал, снова сосредоточившись на Соне. Та, ничуть не успокоенная таким радушием своего врага, в это время осторожно, по миллиметру выворачивалась из его хватки.

   - Попытаешься привлечь внимание, я тебя просто вырублю и донесу на руках до машины. Но тогда поедешь в багажнике. Или пойдешь своими ножками, и сядешь рядом со мной, - Астахов забрал у неё сумку, не особо смущаясь того, что его кто-то увидит с женским ридикюлем, и все-таки переместив ладонь с шеи на талию, с видимой нежностью обнял девушку.

   В Соне же боролись два порыва - с одной стороны, терять сознание, значит, оказаться в стопроцентно более уязвимом положении. А с другой - вот честно, ей больше хотелось в багажник, чем вот так близко находиться к Астахову. Пока она пыталась решить, какой из неустраивающих вариантов более выгодный, Даниил успел провести её мимо полицейского наряда, приставленного для соблюдения порядка.

   Когда до Маркевич дошло, какого шанса она только что лишилась, девушка попыталась затормозить, но конвоирующий враг только повернулся и с укоризной посмотрел ей в глаза, безмолвно намекая, что ему, в принципе, все равно, как именно она поедет.

   - И зачем это все? - показывать страх никак нельзя, иначе сразу проиграет.

   - Честно? Ты так азартно и профессионально убегала, что не смог удержаться и немного погонял, - Даниил ответил какой-то мальчишеской улыбкой, отчего возле глаз появились тонкие морщинки, которые, впрочем, придали ему бесшабашности, а не возраста.

   - Рада, что сумела доставить удовольствие, - это Софья пробубнила, глядя себе под ноги. Не потому что боялась попасть под его обаяние, просто они свернули на ещё незаконченную дорожку, присыпанную песком, что обутую в сандалии девушку не порадовало. - Нельзя ли чуть помедленнее? Мне неудобно идти.

   - Любой каприз... - Астахов чуть укоротил шаг, прекрасно видя, что она на самом деле не успевает, да ещё и смешно дрыгает ногами, пытаясь вытряхнуть насыпавшийся в обувь песок. - Но учти - попробуешь сейчас сбежать, твоему суженому-ряженому станет очень плохо и больно. Вне зависимости от того, получится у тебя или нет.

   Черт, а вот это уже совсем плохо. Хотя... Если бы Кирилл был у него, она бы его заметила - не стали бы так рисковать, просто запустили бы парня, как приманку.

   Но от идеи ударить Астахова ребром ладони по шее, и сбежать, пока он будет хвататься за горло, пытаясь вдохнуть, пришлось отказаться. Потому как есть вероятность, что Кир все-таки тоже попал в плен.

   - Я не буду никуда бежать. Что вы собираетесь с нами делать? - перестав изображать колченогую, Соня ускорилась, но старалась к Даниилу не прижиматься. Тот же, как назло, только ещё более трепетно и осторожно придерживал под ручку.

   - Об этом поговорим позже, мы опаздываем на рейс. И так из-за охоты на тебя потерял много времени, пора уделить внимание и другим делам, - мужчина, одарив ещё одной улыбкой, повел её на выход из парка.

   На стоянке, где приткнулось несколько автомобилей и семь человек, Маркевич попала под прицельный обстрел взглядами. Причем, эмоции они выражали самые разные - от вежливой заинтересованности до плохо скрываемой враждебности. Особенно в этом смысле отличился один мужик, в котором Софья сразу узнала брата Даниила. Тут не ошибешься, очень похожи, хотя младший немного смазливее. Но по тому, как он осмотрел её с головы до ног, сразу стало понятно - у него к ней большие претензии. А ему-то на какую мозоль наступила?!

   Но задаться этим философским вопросом она не успела - начальство скомандовало "По коням", и Соню с некоторой поспешностью сунули на заднее сиденье машины. Тут же мелькнула мысль удрать через другую дверь, пока Даниил устраивался справа от неё, но девушка почти сразу оказалась зажата между братьями. Ещё чего не хватало... Моральный прессинг, что ли? Или они решили сходу поиграть в доброго и злого следователя?

   Задать этот вопрос она не рискнула, предпочтя затаиться и попытаться усохнуть. Но и этой малости её лишили.

   - Оставь кого-нибудь здесь, чтобы отловили Суханова, мы возвращаемся домой, - Даниил подмигнул напрягшейся Соне. - Я же не говорил, что он у меня.

   - И я этому, откровенно говоря, рада.

   Решив, что нервы нужно беречь, девушка прикрыла глаза и всю дальнейшую дорогу усиленно симулировала полное погружение в себя. Хотя и не забывала периодически посматривать сквозь ресницы, отмечая, что едут они к аэропорту. Не очень хорошо. Если бы это был железнодорожный вокзал, вероятность привлечь внимание намного больше. Здесь же, скорее всего, будет ВИП-зал, сотрудники которого и не посмотрят на некоторое нежелание девушки улетать. А ведь, если пытаться сбегать, то делать это нужно здесь - второй раз выбраться из Владивостока ей просто не позволят. Значит, нужно попытаться сделать это в самое ближайшее время. Но и изображать приступ дурноты тоже не выход - не поверят, зато утратит преимущество, выставив себя трусихой. Это раньше, до побега можно было кивать на собственную никчемность, а теперь только потеряет уважение противника, скатившись до такого убогого спектакля.

   Авто притормозило у какой-то неприметной дверцы, и Соня, ни единым жестом не показывая внутреннего напряжения, приготовилась демонстрировать спортивные рекорды по скорости и изворотливости. Сейчас будет самый удобный момент - охрана осматривается, выясняя, не собирается ли какая-нибудь оборзевшая мошка покуситься на целостность тщательно хранимого тела, а само это тело будет выходить из машины...

   Только планам оказалось не суждено сбыться. Когда водитель заглушил двигатель, Даниил, который на протяжении всей поездки что-то читал с экрана смартфона, убрал гаджет в карман и повернулся к продолжавшей сохранять невозмутимость Соне.

   - Да, чуть не забыл, - перехватив её запястье, мужчина защелкнул на нем браслет наручника. И пока Маркевич, внутренне кипя от злости, с легкой брезгливостью осматривала новое украшение, второй застегнул на своей руке. - Небольшая мера предосторожности. Слишком уж хорошо у тебя получается растворяться на местности.

   Девушка тряхнула потяжелевшей кистью и спокойно посмотрела в глаза Даниилу.

   - Спасибо за такой неожиданный подарок. Только на будущее - я предпочитаю кольца.

   Младший из братьев, который был подозрительно тих и молчалив всю дорогу, только фыркнул и негромко протянул:

   - Ну, ты и наглая...

   - Обязательно учту, - Даниил вышел сам и помог выбраться из машины ей. - А теперь давай быстрее, у нас не так много времени.

   Соня, у которой просто не осталось выбора, послушно двинулась за ним следом, никак не показав своих эмоций, когда мужская ладонь сжала её холодные пальцы. И следует ли за ними охрана, она тоже не смотрела. Потому что без разницы, сколько человек за спиной и как они вооружены, наиболее опасен из них тот, что сейчас вел её по полупустому залу, кивнув на приветственные па персонала ВИП-зала.

   Если кто-то из служащих и заметил металлический блеск такого оригинального парного украшения - а если учесть, что и сама девушка, и Астахов были в футболках с короткими рукавами, то не увидеть просто невозможно - никто не спросил, нужна ли ей помощь. Прямо торжество сочувствия и социальной ответственности.

   Но несмотря на все это Маркевич шла с совершенно прямой спиной и слегка скучающим видом, мол, чего мы, княжны, в вашей провинции не видели. Сейчас самое главное - понять, что именно ему от неё нужно. Сатисфакция - само собой, но не стал бы для этого так долго и упорно ловить. Тем более, самолично возглавив поиски. Скорее, просто распорядился бы прибить, не привлекая внимания. Но и спрашивать ещё раз о предстоящих мучениях, после того, как Астахов предложил пока умолчать по этому вопросу, тоже не нужно.

   За этими размышлениями Соня едва не пропустила торжественную погрузку в самолет. Не особо большой, скорее всего, предназначенный для чартерных перевозок стада до пятнадцати голов, но вполне комфортабельный.

   Дмитрий, бросив напоследок подозрительный взгляд, сгинул куда-то в сторону кабины пилотов, чем откровенно порадовал. У них явное отторжение на уровне аур.

   Наручники с неё сняли только, когда воздушное судно оторвалось от земли. Ну, конечно, а то, пока шасси ещё на земле, рванула бы на свободу...

   - Располагайся, нам лететь около двух часов, - Даниил сел напротив неё и снова перестал обращать внимание, на этот раз погрузившись в какие-то бумаги, ждавшие его на столике. И как только зрение не посадил, с такой страстью к чтению...

   Соня, немного потосковав и внимательно осмотрев интерьер салона, приподнялась, чем чрезвычайно взволновала троих парней, который старательно изображали коматозное состояние, устроившись в креслах неподалеку от них с Астаховым. Охрана, заподозрив девушку в нехороших планах, синхронно поднялась и сделала шаг в её сторону.

   - Мне, конечно, льстит такое внимание, но, если это не вызовет затруднений, в туалет я все-таки предпочитаю ходить в одиночестве, - Маркевич решила не выпадать из образа великосветской ледышки, сопроводив слова холодной улыбкой.

   - Сядьте.

   В первый момент Соня решила, что это относится к ней, но потом припомнила - Даниил к ней обращался на "ты", вряд ли его так впечатлили её актерские потуги, чтобы затрепетать и начать обращаться, как с принцессой. Да и вскинувшаяся охрана молча и быстро заняла свои места, вновь перестав демонстрировать признаки высшей нервной деятельности. И, что самое удивительное, Астахов даже не отвел взгляда от документов.

   - По салону можешь гулять и всячески развлекаться. Только если решишь сбежать через иллюминатор в туалете, учти - мы на высоте нескольких тысяч метров. Будь человеком, прикрой за собой окошко, не хочу простыть.

   Только на последних словах Даниил соизволил оторваться от бумаг и, хотя говорил с совершенно серьезным видом, по глазам Софья прекрасно видела, насколько этот гад наслаждается ситуацией.

   И именно в этот момент то чувство, которое все последнее время превалировало, отпустило. Теперь она его не боялась. Ну, во всяком случае, до такой степени. Зато желание задушить Астахова становилось сильнее с каждой минутой.

   Но выражать она его никак не стала. Зато поняла, чем можно немного испортить настроение своему тюремщику, сохраняя при этом полную видимость послушания и стремления к сотрудничеству.

   Девушка не торопясь прошла в туалет, прикрыла дверь и тут же бессильно прижалась к ней лбом. Да, изображать непробиваемость и полное спокойствие очень проблематично, особенно, если ничего из этого и в помине нет...

   Хотя поход в санузел она и выбрала, как предлог хоть на пару минут сбежать из салона, но возможностью посещения уголка задумчивости воспользовалась. На всякий случай, так сказать. А потом приступила к выполнению своего плана.

   Значит, решил, что на этом сюрпризы закончились? Зряяяяя... Хотя, если учесть, что Астахов сам признался в азарте и желании из спортивного интереса погонять такую прыткую добычу, то не нужно его разочаровывать.

   Потому что при всем своем уме и предусмотрительности Даниил кое-что забыл... И такой возможностью заглянуть под маску ироничной хладнокровности грех не воспользоваться.

   Наскоро умывшись и пригладив немного растрепавшиеся волосы, она сунула руку в карман джинсов...

   А ещё минут через пять вернулась на свое место, села с видом примерной девочки и чуть откашлялась.

   - Простите, но раз уж у нас такая забота друг о друге и взаимопонимание, то, думаю, мне следует отдать это вам, - дождавшись, пока мужчина обратит на неё внимание, Соня протянула в его сторону предусмотрительно прикрываемую до того момента руку и положила на разделяющий их столик мобильный телефон. И старательно скрыла улыбку, заметив, как Астахов, не изменив выражения лица, сузил глаза, мельком посмотрев в сторону её сумочки, лежащей на соседнем сиденье. - В знак моего доверия, так сказать.

   И откинулась на кресло, просто излучая доброжелательность.

   Даниил, ничего не ответив на такой широкий жест, медленно взял в руки её мобильник и тронул пальцем экран. Тот сразу ответил тусклым светом.

   - А ты знаешь, что на борту самолета нельзя использовать сотовые? Они дают помехи.

   - Да? - округлять глаза она не стала. Одно дело просто вести себя, как ласковая стерва, а совсем другое - прилюдно его ещё раз унизить. Пока что её никто не трогал, но за такое можно и по шее схлопотать. - В следующий раз буду осторожнее.

   Астахов только хмыкнул и полез в историю вызовов.

   Пусто.

   С сообщениями та же история.

   Кому бы она что не отправила или не звонила, но все следы тщательно подтерла.

   Спрашивать бесполезно, это он понял сразу. Поэтому придется все-таки рискнуть безопасностью.

   Поигрывая её телефоном и не отводя взгляда от Сони, с преувеличенным вниманием рассматривающей облака, периодически окутывающие крыло самолета, Даниил вынул свой мобильник.

   - Проверь, что и кому ушло с номера... - он выразительно посмотрел на Софью. Девушка все с той же немного настораживающей послушностью продиктовала набор цифр. - Желательно, чтобы ты сделал это в ближайшие полчаса.

   - А как же доверие? Вы настолько разочарованы в человечестве? - Маркевич не лезла к нему с панибратством, продолжая величать исключительно на "вы" и разве что без восторженного придыхания.

   - Верю, конечно! - ага, прямо видно невооруженным взглядом. - Не хочешь сама рассказать до того, как все узнаю?

   - По принципу - на том свете зачтется? Я бы предпочла получить бонусы при жизни, - Соня перестала бездумно таращиться в иллюминатор и повернулась к противнику. - Итак, времени у нас хватает, рядом только самые близкие доверенные лица, - охрана продолжала сидеть с видом солдат терракотового войска. Разве что цветом кожи немного и отличались, - так почему не провести этот час с пользой?

   - Давай попробуем, - Даниил окончательно утратил интерес к бумагам, которые, тем не менее, аккуратно сложил и убрал в папку. Жаль, Софья была бы не прочь одним глазком на них взглянуть. - Итак, я жду.

   - Хорошо, тогда я начну. Зачем вы меня искали, понятно и так. Но тогда основной на данный момент вопрос - зачем вы меня куда-то везете? Ведь гораздо проще сделать так, чтобы я просто пропала. Для общества.

   - Ну, нет... И какая мне от этого выгода? Мало того, что тем самым ситуацию не исправить, так ещё и лишусь морального удовлетворения.

   "Хорошо, что хоть только морального", - Соня изо всех сил постаралась, чтобы эта мысль никак не отразилась. Вслух же произнесла немного другое:

   - Дело в том, что процесс вспять уже не повернуть, увы. Я всегда работаю на совесть, потому сочувствую, но...

   - Да бог с ними, этими деньгами, ты мне их все равно отработаешь. - Маркевич чуть закатила глаза и отнюдь не от восторга. Интересно, сколько времени понадобиться, чтобы отработать такую сумму? Лет пять или больше? Это уже почти рабство получается... - Мне гораздо интереснее другое - как именно ты это сделала. И не нужно сейчас пытаться убедить, что ты ни при чем, а работал Суханов. Он исполнитель, причем, весьма посредственный, если не смог или не захотел точно все узнать до того, как ты подала заявление в суд. Поэтому мне он, по большому счету, параллелен, такого уровня работников не держу.

   - Спасибо, конечно, за такую высокую оценку скромных результатов, - кто бы знал, как ей осточертело это вежливое расшаркивание, но тут важна любая деталь. Да и вообще, лучше разговаривать, чем играть в геспатовца и партизанку. - На самом деле моя работа скучна и однообразна. В основанном она состоит в бумажных изысканиях.

   - Хорошо, значит, поделишься с моим юристом своими изысканиями, - Астахов перестал так пристально рассматривать девушку и бросил взгляд на свое запястье. - Посадка будет минут через сорок, хочу предупредить сразу - выйдешь так же, как и зашла. То есть в наручниках. И не нужно пытаться привлечь внимание.

   - Я уже поняла, что это бесполезно.

   - Вот и умница.

   Больше они не говорили.

   Софья, прикрыв глаза, пыталась если не задремать, то хотя бы собраться с мыслями. А их было так много, что даже начало чуть ломить виски.

   То, что Кирилла они не поймали - хорошо. Хотя бы потому, что будет меньше объектов, при помощи которых её можно психологически сломать. Физически это намного проще, но если она хоть что-то понимает в психологии, то Астахову это просто неинтересно. Он из тех маньяков, которые с любопытством маленького ребенка будут, фигурально выражаясь, потрошить мозги и вытаскивать на поверхность её подсознание. Ну, что ж, будем надеяться, его ожидает сюрприз. Не первый раз с ней будут пытаться поговорить по душам, но у Сони всегда получалось выкрутиться.

   Правда, тогда рядом был Кир... А теперь девушка прекрасно понимала, что, даже если найдет выход и обойдется без особых потерь, кандидата в спутники жизни у неё уже нет. Скорее всего, он не виноват, и просто не заметил слежку, но поверить ему снова элементарно не сможет. Если первую ошибку Софья и простила, то сам факт, что он дал взять её в заложники...

   Наверное, она слишком несовременна, но если уж выходить замуж, то за того, кто костьми ляжет ради любимого человека. Пусть это цинично и зло, но её собственное детство заставило навсегда выучить одну вещь - взрослым доверять нельзя. И девушка не допустит, чтобы отцом её детей стал мужчина, не сделавший все возможное и даже сверх того для защиты своей семьи.

   От таких мыслей стало намного тяжелее... И в то же время - гораздо легче. Потому что нет ничего более муторного, чем быть в неопределенности. Наверное, в их случае речь шла уже не о любви, а о привычке и взаимном уважении, но это уже неважно.

   - Пристегнись, - негромкий голос Даниила вывел её из какого-то анабиоза. Зато теперь получилось полностью сосредоточиться на происходящем.

   И хотя её тип мышления был прямо противоположным, чем у знаменитой южанки, но слова те же самые:

   "Я подумаю об этом завтра".

   Или не завтра, а тогда, когда все закончится. И о Кирилле, и о том, что пора искать другую работу, и о многом другом. А сейчас нужно полностью сконцентрироваться и провернуть неосуществимое - переиграть Астахова на его территории и руководствуясь чужими правилами. Конечно, сделать это будет почти невозможно, так в том и дело, что "почти"...

   Телефон, который Даниил так и не убрал, тихо завибрировал, но Соня принципиально не стала поворачивать голову.

   - Да. Это точно?

   А вот слабую улыбку, чуть изогнувшую губы, удержать не смогла.

   - Иногда людям надо верить, Даниил Александрович, - дожидаться его реакции на отчет она не стала. - Я же сказала, что это был жест доброй воли.

   - Верить вам, Софья Андреевна, может оказаться чревато...

   Странно, но Владивосток встретил довольно гостеприимно - тепло, легкий ветерок и яркое слепящее солнце, все-таки отвоевавшее у туманов и дождей хоть немного времени. Дождавшись, пока самолет полностью остановится и дежурно поаплодировав экипажу, Даниил поднялся со своего места.

   - Позвольте вашу ручку?

   - Пожалуйста, - девушка предоставила все ту же многострадальную правую кисть, на которой уже появилась красноватая полоска от натирающего металла. Девушку так и тянуло напомнить, чтобы в следующий раз наручники с меховой опушкой покупал, но она вовремя прикусила язык. Вряд ли такая интимность будет уместна, а направлять его интерес по другому пути ей совершенно не хотелось.

   Никто не спорит, обаяние у Астахова такое, что его можно причислять к оружию, но вот общее ощущение... Скажем так, если бы была возможность избежать этой встречи, Соня отдала бы за это если не все, что имела, то очень много. От некоторых людей исходить аура спокойствия, от других - надежности. Или злости. Или безысходности. А от Даниила веяло чем-то, подозрительно похожим на опасность и, одновременно, уверенность в себе. Очень нехорошее сочетание для окружающих. Такое, что перед ним люди расступались и совсем не из-за охраны, следующей по пятам. А уж саму Софью, которую снова крепко взяли за руку, как током по ладони стегало. И в этом ощущении не было ничего приятного или эротичного. Скорее, он обострял у неё все инстинкты, которые разом вопили: "Разуй глаза, дура, и беги, не чувствуешь, кто рядом идет?!".

   Девушка с удовольствием последовала бы такому совету, только вот предположение было совершенно верным - никто ей такого шанса давать не собирался.

   Ещё раз оглянувшись по сторонам, Соня негромко рассмеялась, не тревожась на тот счет, что кто-то сочтет её чокнутой.

   - Что такое? - Астахов чуть наклонился, чтобы расслышала его только девушка.

   - Из нас получается хорошая композиция "Отряд ворошиловских стрелков этапирует двух бомжей".

   Даниил сначала не понял, о чем она говорит, но внимательнее присмотревшись к окружающим, тоже засмеялся. Охрана, хоть и сняла пиджаки, но все равно щеголяла в брюках и строгих рубашках. А посреди этого построения "свиньей" два индивида в майках и джинсах, которые больше похожи на случайно затесавшихся в этот уголок туристов.

   Хоть сама Софья и расслышала в собственном смехе что-то нездоровое, но нашла в себе силы почти сразу замолчать и с видом покорной овцы идти с ним, можно сказать, рука об руку в светлое будущее. Настолько светлым оно будет и будет ли вообще, девушка пока не знала, но надежды предпочла не терять. Даже не так - надеются те, кто не умеют планировать. А она свою идею воплощать уже начала. Потому и не стала никому звонить. Какой смысл? Астахов об этом точно узнал бы и довольно скоро, а портить такие душевные отношения не хотелось. Конечно, понятно, что эти радушие и дружелюбие не более, чем спектакль для дурочки, но и устраивать истерику тоже совсем не тянуло.

   Далеко идти не пришлось, они даже не покинули здание аэропорта, просто прошли в другой терминал. Тут людей было намного меньше, но на них внимания не обращали вообще. Либо в том, что кого-то ведут в наручниках, тут не видели ничего удивительного, либо же четко усвоили, что в чужие проблемы лучше не лезть, иначе они могут стать твоими.

   Даниил шел совершенно спокойно, как будто не вел отловленную врагиню, а прогуливался по лесной прохладе. Соню же яркий свет уже не радовал - очки она отдала Алтане и теперь щурилась, пытаясь рассмотреть, куда её тащат. Получалось так себе, но очертания небольшого вертолета она угадала. Интересно, а это его собственность или тоже аренда?

   Тьфу, нашла время размышлять о платежеспособности Даниила!

   Девушку довольно вежливо подтолкнули внутрь небольшого геликоптера, после чего Астахов сел рядом, впереди, справа от пилота, расположился один из охранников. Куда делся младший братец-кролик, Соня не поняла, а потом припомнила, что после посадки вообще его не видела. И не сказать, что сильно об этом скорбела.

   - Позволишь? - Даниил жестом показал на темно-синий шейный платок, повязанный на девичьей шее и, не дождавшись ответа, потянул за конец декоративного узла. - А теперь повернись ко мне спиной.

   А вот такие игры ей уже совсем не нравились... Понятно, что нет разницы - завязаны глаза или нет, шансы на побег все равно минимальные, но лишиться зрения сейчас было бы слишком большим испытанием для нервов. Только вот мнения самой Сони никто не спрашивал.

   - Я зажмурюсь.

   В ответ Астахов посмотрел с такой укоризной, что ей стало почти стыдно.

   - Я ведь могу и вторую руку зафиксировать....

   - Не могу отказать, если так душевно просят, - Софья все-таки повернулась, хотя только с трудом привитые хорошие манеры уберегли от того, чтобы плюнуть ему в глаз. Ну, и понимание, что она не кобра, слюна не ядовитая.

   - Спасибо за доверие, - скользкая ткань накрыла глаза, отчего Маркевич могла бы почувствовать себя ещё неуютнее, но было уже просто некуда. - Боишься темноты?

   Ага, она вот так сразу и выдаст все свои фобии...

   - Нет, просто предпочитаю видеть, куда меня везут.

   - Я буду тебе рассказывать.

   Зато теперь можно полноценно закатывать глаза, не боясь этим выдать своих эмоций. Хотя, где конкретно она видела такого экскурсовода, так с языка и просилось.

   Когда лопасти вертолета начали набирать обороты, и стало слишком шумно, чтобы говорить, Софья чуть не подпрыгнула, когда почувствовала прикосновение к своему лбу.

   - Не дергайся! - Голос Даниила был едва слышен, но девушка все равно замерла, а потом немного расслабилась, поняв, что она надевал на неё наушники. - Теперь нормально слышно?

   - Да, спасибо.

   - На здоровье.

   - А куда мы летим?

   - Туда, откуда ты точно не сможешь убежать.

   Больше ничего спрашивать она не стала, а Астахов не счел нужным что-либо объяснять.


   Девчонка застыла, словно прислушиваясь и пытаясь внутренним чутьем определить, куда именно её везут.

   Забавная.

   Честно говоря, даже видя её фотографии, Даниил оказался как-то не готов, что она окажется настолько молодой. И это почти полностью убедило его в том, что документы у неё поддельные. Нет, не те, по которым она приехала в Хабаровск, там работа хоть и не топорная, но все же не очень аккуратная, а те, которые все считают настоящими.

   Поэтому Астахову ещё больше захотелось узнать, кто же такая эта Соня Маркевич, и как её зовут на самом деле. Изыскания дали немного противоречивый результат - вроде бы, к официальной истории жизни девушки не подкопаешься, но всплыли слишком объемные белые пятна.

   Родилась в середине восьмидесятых в замечательном солнечном городе Душанбе в семье русских кадровых военных. В начале девяностых вместе с семьей эмигрировала в составе "первой волны". До семнадцати лет жила в Кемерово, затем переехала в Хабаровск. Чем занималась два года - неизвестно. Во всяком случае, нигде её данные не появлялись, и была ли она в это время вообще в городе - неизвестно. Конечно, можно попытаться разузнать, но как-то сомнительно... Зато потом - институт и вообще никаких приводов и зацепок, просто образцовая работница и знаток законодательства.

   Ладно, пока есть более неотложное дело, Димка и так уже все уши прожужжал, что из-за этой заразы (сидящая рядом зараза настороженно повертела головой, словно к чему-то прислушиваясь) брат совсем забил на другие дела.

   Возможно, такое впечатление и складывалось, но Даниил продолжал зорко следить за всеми процессами, которыми жила и бурлила его империя. Да и плохим бы он был руководителем, если бы пришлось абсолютно все вопросы решать самому. Процесс налажен и отработан, теперь единственное, что требует - вовремя скорректировать действия и следить, чтобы заместители не взяли на себя слишком много воли. Может, им какую-нибудь очередную подлянку подкинуть, пусть интриги строят, подставить друг друга пытаются? Потому что, когда все слишком тихо, спокойно и мирно, такие кружки заговорщиков возникают сами собой, а это не есть хорошо. Лучше уж быть в курсе всех процессов брожения и, при необходимости, давать легкое ускорение в нужную сторону.

   Но это все потом, даже новую игрушку в лице Сони придется пока запереть, и вплотную заняться самой насущной из проблем. Эта самая проблема должна завтра прилететь с родственным визитом на родную землю. Конечно, грубое вмешательство не в его стиле, но тут придется рискнуть - дочь Германа слишком ценна, и рисковать ею нельзя. А все принимает серьезный оборот, и именно сейчас оптимальное время для вмешательства - отец о приезде девушки не знает, зато в курсе дела идейные противники. Поэтому нужно её пока убрать из партии, пусть корректируют действия, а он найдет, какую из этого извлечь выгоду.

   Маркевич перестала вертеться и вообще подозрительно притихла. И это немного настораживало, но, в то же время, радовало - значит, в женском разуме начала зреть очередная мысль. Не то, чтобы у него совсем уж избыток свободного времени и тяга к самоистязанию, но очень хотелось понять, что она придумала и как это собирается осуществлять.

   Пользуясь тем, что девушка не видит, Даниил снова внимательно осмотрел её с ног до головы. Не красавица, да и слишком уж мелкая, вся какая-то миниатюрная - ладони по размеру и вовсе почти детские. Но чем-то цепляет. Может, именно некоторой неправильностью и резкостью тонких черт лица. И ощущением, что, стоит отвлечься и зазеваться, как окажешься обобран, избит и связан. А эта неведома зверушка все с тем же выражением внимания и сочувствия в непонятного оттенка глазах, будет затягивать у тебя на шее петлю.

   Теперь нужно ещё придумать, как немного поломать её психологически. Но начало, похоже, положено - темноты она, похоже, боится. Софья старалась вести себя независимо, хоть и настороже, но ногти в свои ладони вогнала почти до крови.

   Но понаблюдать за ней и дальше не получилось - вертолет начал снижаться, мостясь на специально предназначенную для этого площадку за домом...


   Соня облегченно выдохнула, когда крылатая машина слегка дернулась при посадке, и шум лопастей начал стихать. Значит уже на месте, что не может не радовать. Во-первых, от нервов и самого полета её чуть-чуть укачало, во-вторых, снять ненавистный платок хотелось почти до зуда в ладонях.

   Необдуманно потянувшись, чтобы сдернуть повязку, Соня тут же вспомнила, что они с Даниилом нынче, в прямом смысле слова, неразлучны.

   - Ещё рано, подожди.

   Наушники с неё убрали, а вот возвращать свободу рукам и глазам как-то не особо спешили. Более того, из вертолета она не шла ножками, а ехала на чьем-то плече. Судя по тому, что наручники не особо удачно перекрутилась, впиваясь в запястье, у неё получилось осуществить мечту многих дев и женщин - усесться Астахову на шею. Ну, или почти на шею, разница непринципиальна. Но радоваться она не спешила, во-первых, руке было уже совсем неприятно, да и торжественности в том, что тебя выносят тылом к народу, перекинув через себя, как мешок с картошкой, не особо много.

   К счастью, ехать пришлось недолго - через несколько метров носильщик остановился и вполне даже бережно поставил Соню на ноги.

   - Не дергайся. - Негромкий щелчок, и кисть получила свободу. - А теперь вообще просто постой смирно.

   Чьи-то ладони прошлись по её бокам, ощупали скрытые под широкими джинсами щиколотки и безразлично скользнули по груди, даже не пытаясь облапать. Конечно, на такую попытку девушка нашла бы, что ответить и в подобном состоянии, но проводивший досмотр не наглел, что не могло не радовать.

   Следующим, что пало жертвой обыска, оказались волосы - проворные пальцы стащили с них резинку и несколько раз прошлись по всей длине.

   - Не переживайте, вшей в дом не принесу.

   - Лучше перебдеть, чем потом выводить.

   О том, что удостоилась и быть обысканной самим хозяином положения, она догадывалась, но сейчас получила четкое подтверждение. Так и возгордиться недолго...

   А вот сдергивать повязку без предупреждения было подло - Соня даже вскрикнула сквозь зубы, когда яркий солнечный свет полоснул по глазам, привыкшим к непроглядной темноте. От рези выступили слезы, но девушка не пыталась их вытереть. Не нужно подчеркивать, что ей больно, иногда это дает толчок для продолжения издевательств. Хотя со стороны Астахова это был первый подобный шаг, но на этот счет она не обольщалась. Если ему будет выгодно, или просто захочется, ей все кости по очереди переломают. Другое дело, что пока ему это не нужно.

   - Извини, обзорную экскурсию устрою позже, сейчас вынужден покинуть, - мужчина галантно чмокнул её ручку и куда-то исчез.

   Хоть бы навечно сгинул...

   - Иди, - оставленный для пригляда и сопровождения охранник уроки хороших манер брал явно не в том месте, что Астахов, но действовал тоже без грубости. Просто подтолкнул девушку в спину, но немного не рассчитал силу, отчего Соня, споткнувшись, пролетела пару метров. - Ой, извини...

   Надо же, вежливый какой. Уже за одно это стоит немного подождать и не пытаться сбежать сейчас - тем более, что глаза только начали привыкать к свету.

   - Ничего страшного, - Маркевич отряхнулась, по-кошачьи передергиваясь и поправляя одежду, которую немного смял Даниил. - Меня сразу в казематы или можно немного подышать воздухом свободы?

   Парень как-то с опаской на неё посмотрел, но все же ответил:

   - Велено отвести в комнату и запереть. И ты бы поменьше борзела, Даниил Александрович может и передумать тебя пока не трогать...

   В каком именно смысле он не хотел "трогать", Соня уточнять не стала, но и ломаться сразу перестала. Нужно же налаживать связи с обслуживающим персоналом.

   - А где мы находимся? - девушка, наконец, смогла осмотреться.

   Если бы точно не знала, что они в районе Владивостока, могла бы предположить, что находиться на Кипре или в Греции. Характерная архитектура, светлый камень, яркие клумбы... Внутренний двор, с одной стороны которого высилась громада трехэтажного дома, несмотря на размеры, не производящего впечатления склепа повышенной комфортности, а с остальных трех - довольно высокий забор из темного кованого металла, оказался настолько просторным, что тут вполне можно было играть в футбол. Или устраивать лобное место.

   Выверты собственной фантазии Маркевич не понравились, поэтому она снова обратила взор на терпеливо ожидающего сопровождающего.

   - Не могу сказать, - в конце концов, выдал парень.

   - А как тебя зовут, говорить можно? - хоть этот субъект и был несколько страшноват ввиду наличия повышенной мышечной массы и не самого доброго взгляда, но на Сониного классного руководителя вообще без стона ужаса было не посмотреть, а оказался милейшим дядькой.

   - Ну, Артем...

   - Тогда веди, Артем, - Софья в последний раз осмотрелась, отметив, что за деревьями, чуть раскачивающимися под легким ветром, явно шумит море. И какой прок с этого знания, если оно шумит в почти любой точке города?

   В доме было чуть прохладнее, но никакой сырости, вполне ожидаемой от каменного строения, и в помине не ощущалось. Правда, через парадный вход её не повели - ограничились скромной лестницей где-то на задворках империи, но Соня не особо протестовала, предпочтя изучить строение с дальних рубежей. Все-таки бежать через главную дверь будет совсем уж верхом наглости.

   Провожатый ей попался неразговорчивый, но совестливый - после того тычка старался всячески поддержать и помочь. В интригующем молчании они поднялись на второй этаж, и, пока Маркевич с любопытством осматривалась, Артем распахнул перед ней дверь темного дерева.

   - Это твоя комната. Если что-то нужно, на телефоне наберешь звездочку и "семь". Он только внутренний, так что не пытайся позвонить кому-то не из этого дома.

   - Спасибо, я поняла, - Соня кивнула, поблагодарив за инструктаж. Хотя очень хотелось спросить, что охранник хочет за возможность выпустить её прямо сейчас. Только Астахов не станет держать настолько близко к себе людей, в лояльности которых не уверен, значит, уговорить или подкупить не получится. Обидно, но есть же и другие варианты...

   - И ты это... Потише посиди, а то, мало ли...

   Так и не закончив интригующую фразу, парень теперь уже гораздо нежнее и трепетнее подтолкнул девушку в плечо, после чего дверь захлопнулась со звуком падающей гильотины. Преувеличение, конечно, закрылась она почти бесшумно, это воображение Софьи добавило подходящий саундтрек. Но вот звук проворачивающегося в замке ключа ей точно не почудился.

   Первым делом Соня осмотрелась. Ну что, впечатление, что оказалась в недешевом отеле. Хорошо, что хоть позолоты и лепнины нет, они всегда действовали на Маркевич несколько угнетающе. Просторная светлая комната с огромным окном, сейчас занавешенным белоснежной тканью. Прямо напротив - широкая кровать, прикроватная тумбочка, чуть правее расположилась пара кресел, между которыми приткнулся стеклянный журнальный столик. Свободный простенок занят огромным шкафом. Просто, но удобно.

   Соня сразу же решила проверить вверенную территорию на приятные и не очень сюрпризы. За притаившейся рядом со шкафом дверью оказался санузел, что не могло не радовать - пользоваться с кем-то общей ванной она терпеть не могла. Взгляд зацепился за стоящий на полке флакон темного стекла. Надо же, какой сервис, даже узнали, какое масло для тела она предпочитает. Или...

   Чтобы проверить догадку, девушка почти галопом вернулась в комнату и сразу распахнула дверцы шкафа. Там, аккуратно разложенные и развешенные, лежали все её вещи. Платья и деловые костюмы, несколько вечерних нарядов, стопка джинов и футболок, слева на специальных полках расставлены туфли. Даже те самые, которые она бросила при побеге, красовались едва ли не на самом видном месте.

   Софья опустилась на пол, не совсем понимая, какая из эмоций сейчас сильнее. Благодарность за то, что не придется пользоваться двумя парами сменного белья, которые у неё в сумке (кстати, нужно попросить Астахова вернуть её собственность, все равно ничего для себя интересного он там не найдет), или же злость на того, кто копался в её вещах. Не то, чтобы она была совсем уж такой махровой собственницей, но в том, что незнакомый человек трогал её одежду, ничего хорошего рассмотреть точно не смогла.

   Ладно, придется сохранять хорошую мину при плохой игре. И осторожно, но быстро выяснить, какие у Астахова слабые места, чтобы понять, куда лучше надавить. А пока можно привести себя порядок и попытаться придумать, как именно достать эти сведения.

   Прихватив в ванную домашний комплект из свободных шелковых брюк и закрытого топа, Соня быстро приняла душ и, переодевшись, прошла к окну. Решеток нет, и это уже прогресс. Но повторяться в способах ухода от преследователей девушка не собиралась, потому просто отдернула шторы и выглянула на улицу. Красота, конечно, только на этот самый двор она успела полюбоваться ещё в первые минуты своего гостевания. Парк (лес?), подступивший совсем близко к забору, полностью перекрывал вид, так что разжиться хотя бы приблизительными ориентирами не получилось. Ну, и ладно, пока можно придумать себе другое развлечение.

   Через пару минут на половину дома раздался душераздирающий женский визг.


   - ... когда мы вломились, она сидела на кровати и орала благим матом, что за креслом паук, - Артем, которому вменялось в обязанность следить за несанкционированными попытками Софьи покинуть территорию, неуверенно помялся, прежде чем продолжить. - Я там все перетряс, но паука не нашел. Может, убежал.

   - Или растворился, - Даниил, которого инцидент с арахнидом отвлек от планирования одного важного и нужного дела, нажал пальцами на переносицу, прикрывая глаза, которые уже немного жгло от продолжительного сидения за компьютером. - Через окно выбраться пыталась?

   - Нет, только выглянула.

   - Понятно... Ладно, иди на пост, - Астахов проследил за тем, как охранник покинул кабинет и только после этого позволил себе скупую улыбку. Значит, сколько времени нужно охране, чтобы побежать до её комнаты, Соня уже знает. Шустрая девочка.

   Нет, конечно, вероятность, что она боится пауков, есть, но сам Даниил за те почти пять лет, что устроил себе здесь логово, ни разу подобную тварь в доме не видел. Так что остается только поаплодировать креативности Маркевич.

   А вот тот факт, что дом стоит на одном из многочисленных островков близ Владивостока, для девушки пока ещё секрет, так что пусть порезвится, главное, чтобы охрана в темноте не пристрелила её, приняв за подосланного киллера. Хоть убивать его, вроде, никто и не планировал, но все может измениться в любой момент. И очень скоро изменится. Буквально через несколько часов.

   Вообще-то, ему вполне неплохо живется и без этой авантюры, но есть вероятность, что на будущее понадобится поддержка Германа, значит, пора делать свой ход. Ради такого случая он даже сам встретит Алёну в аэропорту. Да уж, в последнее время только и делает, что встречает девушек.

   Сохранив документ, с которым работал, он набрал номер брата. Димка долго не отвечал, да и когда трубку взял, был не очень доволен, видимо, старший оторвал его от чего-то важного.

   - Чего тебе?

   - Не по уставу спрашиваешь, забыл добавить "надобно, старче", - Даниил выключил компьютер. - Собирайся, поедешь со мной в аэропорт.

   - Она опять удрала?!

   - Типун тебе на язык! Здесь. Правда, уже разведывает территорию, - спускаясь по лестнице, он жестом показал домработнице, что ужинать пока не будет. - Теперь по плану встреча другой девы.

   - Чувствую себя сутенером, - младший страдальчески вздохнул.

   - Угу, у других "мамки", и мы с тобой "папки". Хватит болтать, где встречаемся?

   - А почему не хочешь сразу перебросить её в вертолет? Так намного удобнее и проще.

   - Согласен. Но я хочу посмотреть, кого пришлют её забрать, и поговорить с этим человеком.

   - А с девкой что в это время делать? Или пусть сразу знает и видит, что к чему? - хотя Димка и не горел желанием оставлять семью ради такого сомнительного удовольствия, но уже чем-то шуршал, собираясь.

   - Посмотрим по обстоятельствам. Подъезжай к аэропорту, буду ждать тебя там. Потом пересядем в машину, хочу проследить, куда её повезут.

   - Понял, уже выезжаю.

   На то, чтобы добраться до места, много времени не ушло, поэтому брата, попавшего, наверное, во все вечерние пробки, пришлось подождать.

   - Чтобы я... ещё... раз ехал... куда-то из города... вечером! - Димка перевел дыхание, матом высказав обуревавшие его эмоции.

   - Давай и тебе "вертушку" выделим, - старший к таким вещам, как планирование, относился с должным вниманием, потому всегда успевал вовремя.

   - И куда я её дену? В гараже рядом с джипом приткну?

   - Мое дело предложить...

   Перебрасываясь такими фразами, Астаховы убили ещё четверть часа в ожидании, когда приземлится самолет Герман.

   - Как она хоть выглядит?

   - Ты же сам информацию собирал, неужели не запомнил? - Даниил нашел файл в смартфоне и передал аппарат брату. Старшую дочь Николая он помнил не очень хорошо, хотя пару раз и пересекался с ней несколько лет назад. Потом была темная история с её наркозависимостью, которую отец постарался максимально прикрыть, но это только усилило слухи. Хотя, в её компании это было если не нормой, то и не особо выделялось. Богатые избалованные детки развлекались и не так...

   - Может, хоть эта окажется вменяемее, - Димка вернул ему телефон. - Ты Маркевич куда дел?

   - Сидит под замком, о грехах своих думает. Пару дней пусть поскучает, накрутит себя, а потом можно и поговорить. Как раз дозреет.

   - Я не совсем понял, по какой именно схеме она работала, - для младшего, который в свое время тоже закончил юрфак, такая ситуация была, фактически, плевком в душу.

   - Вот и попросишь поделиться опытом. А теперь сосредоточься на нынешней задаче, - Даниил показал в сторону темного внедорожника, к которому шли двое - мужчина в годах и молодая женщина.

   - Надо же, неужели замом решили пожертвовать? - Димка даже присвистнул, узнав сопровождающего. - Герман все равно узнает и точно не простит. Так что мужик уже, можно сказать, одной ногой на том свете...

   - Так и игра идет по-крупному, - старший брат невозмутимо кивнул, показывая, что они пока не едут за уже исчезнувшим из поля зрения внедорожником. - Значит, уже свое сделал, пора уступить место другому.

   - Где наши их перехватят?

   - Километрах в пятнадцати отсюда. Пусть расслабятся и решат, что наружки нет. Трогай, только не очень спеши.

   Сидевший до этого момента каменным истуканом водитель кивнул и медленно вывел машину с парковки.

   - Говорить сам будешь?

   - Да там и спрашивать особо не о чем, - Дан повернул голову, чуть хрустнув шейными позвонками. Да, так и до старости рукой подать... - Но - да, надо же поддерживать репутацию.

   - Нарываемся.

   - А когда было по-другому? - свет от фар встречных автомобилей на несколько секунд выхватывал из постепенно сгущающееся темноты их лица.

   - Тоже верно... - Димкин мобильник звякнул, отчитываясь о пришедшем сообщении. - Они у наших. Боковое ответвление дороги, через три кэмэ поворот направо.

   - Хорошо, Дмитрий Александрович, - водитель чуть прибавил скорость.

   Как оказалось, говорить можно было совсем свободно - девушку Михайлов как-то вырубил, и она теперь лежала на заднем сиденье тихая и безмолвная, как покойница. Этот факт был, вроде на руку Даниилу, но пульс на её шее он все-таки проверил. Потому как, если она уже не тут, то начнется то, чего гарантированно стремятся все избежать - война. Герман, при очень большой необходимости, может отступить, возможно, даже разрешит себя переиграть - опять-таки, на своих условиях, но смерти дочери точно не простит.

   Самому Астахову по этому поводу опасаться точно нечего, хоть Николай в последние годы и набрал силу, только тягаться с ним на равных вряд ли сможет. Но и портить взаимовыгодные отношения тоже не с руки. Лучше уж оказать друг другу небольшие услуги, которые в будущем только пойдут обоим на пользу.

   Даниил всегда был против пыток. Физических, во всяком случае. А вот морально...

   - Давайте я позвоню Матвею Анатольевичу, уверен, что произошла ошибка, - Михайлов тщательно старался не показать страх, но ему это не удавалось. Дрожащие пальцы и судорожное движение кадыка выдавали почти животный ужас.

   - Если бы я хотел поговорить с Матвеем Анатольевичем, - фамилию достойного человека Даниил тоже решил не трепать. Не из опаски, просто им ещё сотрудничать, чего всуе поминать одного из любимых партнеров, - я бы с ним и общался. А сейчас спрашиваю тебя. Куда её нужно было отвезти?

   Димка на собственных руках отнес бесчувственную девушку к ним в машину и уложил на заднее сиденье.

   - К нему на дачу, - похоже, Михайлов смирился с необходимостью сдать хозяина. В конце концов, с Астаховым он был знаком, потому знал, что тот все равно все вытащит. Тут вопрос только в применяемых технологиях.

   - Даже так... - Димка, устроив Алену и прикрыв дверь машины, разогнулся и чуть поморщился. - Вроде, и некрупная, а тяжелая...

   - Это все отцовский характер. Хоть надорвись... - Даниил продолжал с любопытством и легкой издевкой во взгляде наблюдать за отловленным мужчиной.

   Тот же от такого внимания нервничал все сильнее, наверное, сам не замечая, что вытирает влажные ладони о ткань брюк. И ведь на помощь никто не придет - водитель сейчас стоял в нескольких десятках метров в плотном кольце охраны Астахова. А орать "Караул" тут можно хоть до второго пришествия - специально отъехали от трассы на несколько километров. И неизвестно, где тут ближайшее жилье, и даже если оно тут есть, сильно сомнительно, чтобы у аборигенов настал приступ гражданской ответственности. Как правило, нормальные вменяемые люди, заприметив картину из четырех весьма недешевых машин, стоящих плотной кучкой во тьме ночной, изредка подсвечиваемой только вспыхивающими огоньками сигарет, испытывают резкий и необратимый приступ амнезии. Иногда она усугубляется ещё и медвежьей болезнью.

   - И что теперь с ним делать? - Димка кивнул на притихшего Михайлова, который сглотнул и повел шеей так, словно воротник рубашки врезался ему в горло.

   - Ничего, - Дан перестал полировать джинсами капот машины и встал, потягиваясь, словно не на допросе присутствовал, а дремал в тишине и уюте. - Распорядись, чтобы нашего дорогого товарища проводили до трассы и отпустили. Хозяевам передашь, что девушка у меня. Времена нынче неспокойные, да и не хочу их в лишние траты вгонять, женщины - существа привередливые, то то им принеси, то это подай... Все понятно?

   - Да, - судя по осипшему голосу, горе-встречающий представил, что ему ответит начальство на такую заботу, проявленную Астаховым.

   - Как же приятно работать с такими отзывчивыми людьми, - Даниил кивнул на прощание Михайлову и сел в машину, приподнял все ещё спящую девушку, усадив рядом с собой.

   Димка, пару минут интимно пошептавшись с охраной, у которой и был суровым, но справедливым начальником, попытался откосить от чести быть подпоркой для Алены. Но старший был непреклонен.

   - Может, в багажник уложим? Все равно же без сознания, что с ней будет, - несмотря на ворчание, младший все-таки разделил скорбь брата и плечом прижал заваливающуюся девушку к спинке сиденья. Хорошо, что хоть салон просторный, а то сразу бы вспомнились студенческие годы и общественный транспорт в час-пик.

   - Хватит жаловаться, лучше следи, чтобы лбом о переднее сиденье не ударилась.

   - Знаешь, а эта мне нравится больше, чем Маркевич. Тихая и не пытается убежать, - мягкий ход автомобиля немного убаюкивал, поэтому закончил Димка, уже зевая. - Только вместе их не сели, переопылятся ещё...


   Чтобы пытаться бежать, предварительно не разведав обстановку, это нужно быть либо очень везучей, либо совсем безбашенной. Удача Соне перестала улыбаться ещё несколько дней назад, поэтому рассчитывать на неё сейчас было бы немного опрометчиво. А в отсутствии ума и вовсе вряд ли кто-то мог упрекнуть, поэтому Маркевич, пользуясь временным затишьем проявляемого к её персоне интереса, предприняла мозговой штурм.

   Первое и главное - комната точно просматривается камерами. Иначе с чего бы тот самый знакомец по имени Артем, прибежавший на её вой, сразу кинулся к креслу, от которого она шарахнулась за двадцать две секунды до этого? И - да, она считала. Не для восхищения же своими вокальными данными давала этот концерт...

   Ладно, это полбеды, значит, просто не будет тут щеголять в неглиже. Хотя, интереса к себе, как к сексуальному объекту, она не заметила. Не сказать, что это сильно огорчило, скорее - не удивило. В конце концов, самой ли не знать, что перед тем, как полюбоваться на её прелести, их ещё нужно найти...

   Но ведь она и не собиралась пытаться бежать прямо из комнаты. Это же полный бред - допустим, через окно она выберется (и то, учитывая скорость реагирования охраны, это ещё бабушка надвое сказала), а дальше? Для разработки плана нужно знать не только внутреннее расположение помещений дома, но и в какую сторону предпочтительнее бежать. А то окажется, что чешет в прямо противоположном от цивилизации направлении... Значит, нужно налаживать контакты с коренными жителями. И для этого нужно таких жителей хотя бы увидеть.

   Проскучав половину вечера и успев немного проголодаться, Соня решила, что ждать у моря погоды можно до утра, пора начинать действовать самостоятельно.

   Но повторять эпизод с пауком будет излишним, нечего постоянно нервировать сторожащих тебя граждан. Пусть расслабятся и поверят в полную беззащитность и безвредность объекта, а потом уже можно и попытаться оглушить стулом по голове.

   Перестав изображать из себя впавшего в нирвану мастера йоги, девушка встала с постели и, нерешительно приблизившись к двери, аккуратно в неё поскреблась. Это действие пришлось повторять трижды, пока, наконец, в коридоре не послышались шаги, и чей-то басовитый голос промычал в замочную скважину:

   - Чего тебе?

   - Простите, пожалуйста, - Соня не только манерами, но и голосом выражала безмерную скромность и даже застенчивость. - Можно вас попросить об одолжении?

   - Ну?

   Да уж, похоже, разговор совсем не удался...

   - Просто мне скучно...

   - Развлекать тебя приказа не было, - невежливо перебил невидимый собеседник.

   - Да я и не прошу развлекать! - стараясь не показывать нарастающего раздражения, девушка вздохнула. - Можно мне принести какую-нибудь книгу? Пожалуйста...

   Тишина в коридоре, воцарившаяся после этих слов, была настолько густой и абсолютной, отчего Маркевич заподозрила, что общалась с местным призраком.

   - Подожди пару минут.

   Фуф, значит, все-таки это был живой человек.

   В ожидании второго пришествия охранника Софья ещё раз просканировала свой вид. Все скромно, ничего откровенного, разве что руки почти полностью обнажены, так и в доме не холодно, чего тут потеть в теплой кофте.

   - Держи, - дверь приоткрылась и в образовавшуюся щель засунулась мускулистая, слегка заросшая темной шерсть рука, сжимающая книгу.

   - Спасибо большое...

   Дальше выражать признательность было уже некому, потому как владелец втянул конечность обратно и, не забыв запереть дверь, утопал обратно.

   Да, первый контакт не удался. Но это ещё не повод отчаиваться, должен же её кто-то покормить. Как-то сомнительно, чтобы Астахов провел такую кампанию по поимке беглянки только для того, чтобы потом заморить её голодом...

   Успокоив себя такими мыслями, Соня посмотрела на врученную книгу и с трудом сдержалась от невеселого смеха. Это даже не совпадение, а какой-то символизм. Потому что принесли ей "Преступление и наказание". А если вспомнить, что одну из главных героинь звали Соней... Намек, что ли? Так откуда бы Даниилу знать, что она попросит знаний и печатной продукции... Наверное, просто совпадение, зато какое!

   И все-таки интересно, кто это тут такой любитель классики? Неужели Астахов, перечитывая великий труд, тоже задается вопросом: "Тварь я дрожащая или право имею?" Хотя, скорее всего, его такие мелочи не волнуют, ибо он четко уверен в своих правах...

   Поскольку пренебречь даром охраны было бы совсем невежливо, Соня устроилась в одном из кресел и, включив настольную лампу, погрузилась в несколько больное сознание Раскольникова. Правда, долго заниматься этим ей не дали. Девушка только успела дойти до того момента, как герой читал письмо матери, как в дверь снова постучали, но теперь уже с другой стороны.

   - К тебе... вам можно? - судя по голосу, там мялся тот самый парень, который и одарил Соню печатным словом.

   - Да, конечно, - Маркевич поднялась и машинально встала так, чтобы между ней и вошедшим оказалось кресло. А ведь нервы уже ни к черту... - Вы что-то хотели?

   - Слушай... те, - тут же поправился охранник.

   - Если можно, то на "ты", - Софья успокоилась. Вряд ли он пришел, чтобы сопроводить на дыбу, вон как нерешительно топчется на пороге.

   - Ага. Ты же её раньше читала? - он кивнул на так и оставшееся лежать на столе творение Федора Михайловича.

   - Естественно, - выбор темы Соню удивил. Но больше всего поразила просьба.

   - А можешь сочинение написать? Сыну нужно срочно исправить "двойку" по литературе, завтра сдавать нужно, а он эту хе... фигню уже вторую неделю мусолит, и до сих пор на десятой странице, - папенька юного небиблеофила разочарованно нахмурился. - Я и сам её в школе еле прочитал...

   Маркевич прикусила щеку изнутри, чтобы не начать улыбаться. Итак, процесс пошел - нужно теперь воспользоваться шансом обаять жителей дома сего.

   - А тема какая?

   - Сейчас! - парень порылся в карманах и вытащил откуда-то смятый тетрадный лист. - Вот.

   Соня, уже почти не опасаясь и совершенно не показывая колебаний, подошла к своему сторожу.

   "Корень злых дел - в дурных мыслях".

   Не самая сложная, вполне можно помочь отроку. И, заодно, приобрести должника среди охраны.

   - Часа через два зайди, отдам черновик, - девушка, изъяв замусоленный лист, вернулась к столику. - Только принеси какую-нибудь тетрадь, мне писать не в чем.

   - Один момент, - охранник так быстро скрылся, что, скорее всего, даже не успел запереть дверь. А ведь это шанс...

   Но воспользоваться им, значит, показать себя конченой дурой - это вполне может оказаться провокацией. Поэтому Соня не стала совершать резких движений и, словно не заметив оплошности охранника, прогулялась по комнате.

   - Держи, - чуть запыхавшийся парень положил рядом с томом классики мировой литературы обычную тетрадь в синем переплете. - Кстати, меня зовут Егор.

   - Очень приятно. Соня, - девушка протянула руку, которую охранник, немного поколебавшись, крайне осторожно сжал своей лапой.

   - Взаимно.

   Дождавшись, пока Егор скроется в коридоре, Софья негромко фыркнула, но обещание решила выполнить. Все равно делать особо нечего, почему не оказать услугу тому, кто сможет вернуть её через некоторое время?

   Ровные ряды букв и слов ложись на линованную бумагу, складываясь в предложения и абзацы. Последний раз сочинение Соня писала, лет так десять назад, но теперь азарт и вынужденное безделье пробудили такую фантазию, что сына Егора будет ждать или "отлично", или обвинение в использовании труда литературного раба.

   "... Таким образом можно утверждать, что поднимаемая Федором Михайловичем проблема намного глубже и объемнее, нежели физические и моральные муки отдельно взятых людей. Общество, разъедаемое изнутри противоречиями, завистью, черной злобой и равнодушием, крайне редко может стать источником светлых помыслов и деяний. Нельзя винить одного в грехах всех, но оправдывать каждый совершенный плохой поступок, кивая на окружающих, тоже неверно. И хотя считается, что каждый человек кузнец своего счастья, но, одновременно, он же и его палач. Неважно, совершен этот поступок или нет, но, если он уже оформился в мыслях, то стал реальным для конкретного индивида, и навсегда останется на его совести..."

   Поставив последнюю точку, девушка выпрямилась и, машинально постукивая ручкой по губам, ещё раз перечитала заключение. Не шедевр, но сойдет. Интересно, сколько времени она корпела над скорбным трудом? И где носит её тюремщика? Или он решил подействовать на нервы своим отсутствием? Тогда расчет в корне неверен - Соня намного неуютнее чувствовала себя, находясь в непосредственной близости от Астахова.

   Она уже выпрямилась, собираясь потянуться, когда чья-то ладонь легла на плечо.

   - Я вижу, вечер ты провела с несомненной пользой...

   Договорить Даниил не успел, потому что Софья мгновенно вскочила и на чистых рефлексах попыталась уйти от прикосновения, взмахнув локтем и сбрасывая его руку. Вот только забыла, что все ещё сжимала ручку.

   Она и сама не поняла, как именно едва не ткнула ею в шею Астахову. Мужчину спасла только быстрая реакция.

   Вроде, действие заняло, буквально, полторы секунды, но вот они уже стоят, тесно обнявшись, и Соня вжимает довольно острый предмет куда-то в район его сонной артерии.

   Даниил, крепко держащий тонкое запястье, чуть сжал её кисть, вынуждая выронить ручку и, перехватив канцтовар, поднес его совсем близко к лицу Сони. Да и сам наклонился так, что между ними осталось не больше пяти сантиметров. Маркевич даже смогла рассмотреть более темные пятнышки на серой радужке возле зрачка.

   И эта проклятая ручка, которую он начал вертеть в пальцах совсем близко от её щеки...

   Почему-то стало страшно настолько, что даже не получилось проглотить комок в горле, да и вообще ощущение, как будто отпила слишком горячий чай, обжигая нёбо и язык.

   - Ты забыла, - Астахов сделал паузу и приблизился настолько, что они почти соприкоснулись носами. Пауза в несколько секунд, а, кажется, что прошло уже часа два, - выделить вводное выражение.

   Даниил повернулся, чуть отодвинув Соню от стола, и поставил пропущенную ею запятую после слова "образом". А потом, как ни в чем не бывало, отпустил девушку и отступил на пару шагов.

   - Я вижу, ты тут вовсю развлекаешься?

   Маркевич прочистила горло, тщательно стараясь, чтобы голос звучал нормально, а не поднялся до жалобного скулежа.

   - По мере сил. Прошу прощения, не хотела причинить вред, просто в последние дни все время на нервах.

   Соня могла в полной мере гордиться собой - хоть внутри все заледенело, словно единым махом съела несколько пригоршней снега, а коленки так и норовили уйти в мелкую дрожь, но на произнесенной речи это никак не отразилось.

   - Я понимаю, - Астахов прошелся по комнате, оглядываясь с таким любопытством, как будто ни разу тут не был.

   Девушка же следила за ним с настороженностью и напряжением камышовой кошки, увидевшей чужака на своей территории. И намного более сильного чужака... Тут сразу и не поймешь, что лучше - вздыбив на загривке шерсть, все-таки кинуться на отстаивание своих прав, признать его превосходство или потихоньку убежать, пока и он тебя не заметил. Больше всего она склонялась к последнему варианту, но выбора никто не предоставил, потому оставалось только занять выжидательную позицию.

   Как бы невзначай опершись бедром на высокий подлокотник кресла, Соня приняла максимально нейтральный и независимый вид.

   - Уверена, что понимаете.

   - Золотце, нас тобой так много связывает - особенно в денежном эквиваленте - поэтому предлагаю перестать мне "выкать", - он остановился возле окна, зачем-то тронул занавеску и выглянул в уличную темноту.

   В этот момент Маркевич искренне понадеялась, что там сидит какой-нибудь снайпер - уж очень хорошо просматривается мужской силуэт на фоне освещенного проема. Но, как говорится, не с её счастьем...

   - Хорошо.

   Язвить на эту тему она не собиралась, и так непаханая нива общих интересов, где можно осторожно прижать соперника, а потом над ним поиздеваться.

   - Вот и прекрасно, - Астахов закончил с осмотром помещения и снова вернул внимание к Соне. Уж лучше бы продолжал пялиться на обои... - Через полчаса спускайся вниз, приглашаю тебя на ужин.

   Ох, кто бы знал, как ей тут же перехотелось есть! Но отказываться было бы недальновидно - до сих пор он вел себя безукоризненно, ни к чему портить так хорошо начинающееся знакомство. Про угрозу вырубить её, в случае попытки оказания прилюдного сопротивления, Софья не забывала, но и решила не припоминать. В конце концов, нервы не железные, а она заставила не только пешек, но и САМОГО поучаствовать в занимательных бегах.

   - Благодарю, я буду готова.

   - Тогда буду с нетерпением ждать, - Даниил уже почти вышел, но в дверях обернулся. - А эссе получилось замечательным. Сразу видно, что тема тебе близка и... всесторонне прочувствована.

   Только вновь обретенное хладнокровие, понимание, что за ней сейчас наблюдает беспристрастный объектив видеокамеры, и уважение к труду великого классика помешали девушке бросить в закрывшуюся дверь томом тяжелого во всех смыслах романа.

   Вместо этого она спокойно и с достоинством прошла в ванную и только там, почти упав ладонями на холодные скошенные края раковины, позволила себе вдохнуть полной грудью. То, что Астахов её одновременно интригует и бесит - это половина беды.

   Она только что едва не убила человека. Понятно, что даже если бы и воткнула ручку в его шею, это не означает обязательную и мгновенную смерть. Скорее всего, вообще бы только поцарапала, да и Даниила так просто не добьешь - он из принципа не стал бы настолько легко умирать, но...

   Соня последние несколько лет планомерно и осознанно нарушала закон. Да, это довольно трудно доказать, но сама-то она об этом знает. Хотя забирала не у детских домов и пенсионеров, которые и так обворованы всеми на свете, это сущая демагогия, ибо преступление есть преступление.

   И что, если не будет иного выхода, она сможет убить - тоже понимала. Вот только понимать, это одно, а едва не искалечить человека - совсем другое. И пусть многие за этот поступок пожмут ей руку и вынесут благодарность, но убить тогда, когда есть другая альтернатива, кроме собственной смерти, Маркевич не сможет.

   Ладно, не о таких философских вопросах думать надо - уже минут через двадцать ей предстоит новый раунд не то переговоров, не то скачек обезьянки в клетке с дремлющим хищником. И, к сожалению, роль мартышки в данном раскладе именно у неё. Но ведь не зря приматы эволюционировали до людей, значит, есть и у неё шансы...

   Тщательно умывшись ледяной водой, надеясь, что хотя бы холод заставит прилить кровь к совершенно белым щекам, Соня на минуту замерла, медленно и размеренно дыша, стараясь полностью взять эмоции под контроль. Может, окончательной победы она и не добилась, но, когда выходила из санузла, чтобы выбрать наряд, в котором пойдет на рандеву, казалась настолько спокойной, насколько это вообще возможно в данной ситуации.

   Итак, она должна выглядеть элегантно, неброско, ни в коем случае не вызывающе и, как и всегда, ухожено. К сожалению, это наименьшая из бед. Та, которая побольше, будет ждать её за столом...


   - Чья была идея с сочинением? - Дан остановился напротив двух немного взбледнувших лицом охранников, которые все-таки прибежали, заметив попытку убиения, но в комнату не зашли, ибо начальство само справилось с форсмажорной ситуацией. - Ну?

   - Моя, - Егор не стал прятаться за спину напарника и сделал шаг вперед. - Вы же сами сказали, чтобы мы её спровоцировали, вроде как, забыв закрыть дверь...

   - Это я помню, а Достоевский при чем? - очень хотелось посидеть несколько минут в тишине и покое, дав отдых уставшим глазам и не напрягаю мозги, но желание докопаться до истоков ситуации снова перевесило.

   - Она просила принести книгу, а я как раз пытался за Сашку сочинение написать. Честно говоря, от этой мути уже башка раскалывалась, вот и отдал ей. А потом по мониторам смотрю - сидит и читает. Ну, и решил, чего девчонка от тоски мается, пусть доброе дело сделает...

   - А тему сам придумал?

   - Нет, такую дали.

   Астахов с трудом сдержал немного неуместный сейчас смех. Какая у него, однако, охрана хозяйственная, все в дом, все в семью. Нужно будет Димку порадовать, вон какие у него заботливые орлы, спасли девушку от скуки.

   - Так, тогда ясно. Молодец, что развлек, только в следующий раз носки ей стирать не отдавай, она тут для другого нужна. Как отреагировала на открытую дверь?

   - А никак, - поняв, что начальство не гневается, слово взял Артем. - Вообще. Даже к двери не подошла, чтобы за ручку подергать.

   - Может, не поняла, что та не заперта? - а это интересно - почему, при таком стремлении к свободе, Золотце не воспользовалась шансом?

   - Нифига, её даже полностью закрывать не стали, щель оставили. И она на неё посмотрела, но подходить не стала.

   - Все понятно. Свободны, - кивком отпустив ребят, Даниил ушел к себе, чтобы переодеться с дороги и привести себя в порядок. Все-таки с красивой женщиной ужинать собрался, нужно блюсти этикет. Да и вообще вечер обещает быть очень интересным...

   По пути ему встретился Димка, о чем-то каявшийся по телефону жене.

   - Да точно... Зайка, я часа через полтора дома буду, честно.

   Дан только сочувствующе похлопал брата по плечу. У племянницы резался очередной зуб, поэтому девочка постоянно ныла с таким удовольствием и громкостью, что в курсе были все соседи. И не только из его подъезда.

   - Привет ей передавай.

   Димка только зло зыркнул на старшего, без слов давая понять, в каком месте он видел это самое приветствие. Ведь именно из-за очередных планов Даниила Таня осталась одна с плачущим ребенком, которого не могли успокоить никакие игрушки.

   - Хорошо, очень постараюсь, - что-то неразборчиво буркнув в трубку напоследок, младший все с тем же уровнем приязни посмотрел на брата. - Меня Танюха теперь запилит из-за твоих девок.

   - Ты хотел узнать, как Маркевич наших юристов обошла? - Даниил не стал акцентировать внимание на его недовольстве. - Сейчас появится такая возможность.

   - Да ну её, эту возможность нахрен, мне домой надо, - тем не менее, мужчина, похоже, уже внутренне смирился с задержкой. - Ладно, сейчас посижу, но завтра меня не будет - Таня какой-то зачет сдает, останусь с Машей.

   - Почему няньку не наймете? - они уже подошли к двери комнаты хозяина дома.

   - Чтобы я свою дочку какой-то чужой тетке доверил?!

   - Тогда терпи. Зайдешь за нашей гостьей? Только со спины не подходи, а то будешь, как Кутузов.

   - В смысле?

   Даниил только махнул рукой и предложил спросить у охраны перед тем, как окончательно скрыться в своей спальне.


   Соня успела переодеться и пригладить волосы, чтобы ни одна прядка не выбивалась из аккуратного пучка, когда в дверь постучали.

   Надо же, какие перемены быта - Даниил тайком пробирался, никак не выдавая своего присутствия, а тут такие поблажки... Наверное, едва не проткнутая шея весьма способствует пробуждению знаний норм этикета.

   В последний раз расправив и без того безукоризненный подол жемчужно-серого шелкового платья, Соня чуть повысила голос, чтобы вежливый провожатый услышал из коридора.

   - Войдите.

   Но в комнате появился не Даниил, а его брат. Странная идея дать детям настолько похожие имена, но это вопрос к их родителям.

   Младший же брат окинул Софью взглядом, в котором было не любопытство или желание рассмотреть симпатичную девушку поближе (а в том, что она сейчас выглядит одновременно скромно и приятно глазу, Маркевич была уверена), а оценивающе. Словно примерялся и пытался предугадать следующие шаги.

   - Ты училась приемам самообороны? - Дмитрий не отошел от двери, так и продолжив сверлить Соню взглядом. Да и сам вопрос прозвучал немного обвиняюще.

   - Естественно, - она пожала плечами, не видя в этом особой тайны.

   - Зачем?

   Теперь пришла очередь Софьи вскидывать брови в удивлении.

   - Затем, что я - женщина. А джентльменские манеры в отношении слабого пола - увы - уже давно умерли своей смертью, - по чуть кривоватой улыбке, на секунду изогнувшей губы, сразу стало понятно, на кого она намекает. - Не думала, что это вас так заинтересует. По нашей жизни гораздо более неразумно не уметь защитить себя.

   - Понятно, - Димка пару мгновений пристально её рассматривать, а потом протянул руку. - Идем, я тебя провожу.

   - Спасибо.

   Причин отказываться она не видела, ведь понятно, что между братьями явное взаимопонимание, так что приказы младшего, скорее всего, имеют тот же вес, что и самого Даниила.

   Но вот чего Соня не ожидала, так это того, что Дмитрий, выведя её в коридор, остановится на повороте коридора, пару метров не доходя до лестницы, и, сжав рукой девичью шею, прошепчет на ухо:

   - Данька мой единственный оставшийся в живых родственник и любимый брат. Можешь выкаблучиваться перед ним, сколько влезет, лишь бы его это развлекало. Но если ты хотя бы просто подумаешь о том, чтобы его ранить или убить, я тебе лично устрою демонстрацию гестаповских методов допроса.

   Так же неожиданно, как прижал девушку к стене, он отпустил жертву. Софья не стала делать резких движений, только поправила немного сползшую широкую лямку платья.

   - Я не просила привозить меня сюда. И сделаю все, чтобы выбраться.

   - Я тебя предупредил.

   - Спасибо, я поняла.

   - Надеюсь на это, - как ни в чем не бывало, он положил её ладонь себе на руку и повел вниз по лестнице.

   Горло немного саднило там, где сжимались мужские пальцы, да и настроение радужным не назовешь, зато Соня кое-что узнала. Например, что такие меры защиты Дмитрий, скорее всего, предпринимает втайне от брата. Иначе внушение сделал бы ещё в комнате. Отсюда вывод: тот самый поворот коридора - ближайшая "слепая" зона для камер. Как именно она будет использовать это знание, девушка ещё не решила, но в памяти отложила. Мало ли, что в жизни пригодится...

   Дальше они добирались без приключений и даже не особо быстро. Софья успела скользнуть взглядом по помещениям, отмечая расположение важнейших объектов. Таких, как окна, двери и пригодные для использования не по назначению предметы меблировки. Конечно, искушение треснуть провожатого по голове вооооон той вазочкой превалировало над прочими порывами, но далеко не всегда побеждает сильнейший. Иногда этого добивается тот, кто умеет терпеливо и с пользой ждать. Хотя приголубить Дмитрия чем-нибудь по макушке и хотелось. Для закрепления эффекта от разговора, так сказать. Но это тоже пока потерпит.

   Мельком увидев в зеркале свое отражение, Соня впервые испытала подобие теплых чувств к тому, кто привез сюда её вещи. Потому что она могла бы комфортно чувствовать себя и в рванине - дело ведь не в тряпках, а во внутреннем настрое.

   Но искусство быть женщиной в том и состоит, чтобы одним только внешним видом давать предпосылки для ошибочных мнений у окружающих. Оденься она сейчас в стиле "женщина-вамп", конечно, конструктивная беседа началась бы гораздо раньше, потому что тем самым она без слов продемонстрирует готовность к битве. Только информации-то не хватает. А бежать с вилами на танк, может, и смело, но показатель кретинизма. Хотя, что-то похожее она уже продемонстрировала, и вряд ли Даниил этот её прокол забудет...

   Сейчас Соня выглядела милой воспитанной девушкой из хорошей семьи, чья родословная с трудом уместится на страницах все того же "Преступления и наказания". Скромное, но элегантное платье на три пальца ниже колена, чуть приталенное под грудью, вроде, и не облегало, но красиво драпировало, намекая, что, несмотря на субтильность телосложения, под ним именно женское тело. Сдержанные классические туфли на средней высоты каблучке. Жемчужные сережки-гвоздики и, в качестве заключительного аккорда, капелька тонких духов с чуть горьковатой ноткой на запястья.

   Никакого макияжа, у неё достаточно ухоженная кожа, чтобы не пытаться стать краше за счет косметики. Мало ли, какие там случатся конфузы, вдруг тушь потечет или помада размажется, а это сразу делает любую женщину уязвимой. Да и смотрится она ненакрашенная младше своего возраста, грех не воспользоваться таким удобным преимуществом.

   Пока ещё раз прокручивала в голове всё, что нужно учитывать и держать под контролем, путь закончился в довольно просторной комнате, предназначение которой не оставляло сомнений. Это стул - на нем сидят, это стол - за ним едят. Помимо этого тут имелось немного и других предметов, но Соня сосредоточила внимание на человеке, который стоял у окна спиной к вошедшим и о чем-то тихо говорил по телефону. Разобрать слова она не смогла, только общие интонации. И снова невольно среагировала на модуляции низкого голоса. Все-таки хорошо, что Даниил не красавец, а то был бы ощутимый перебор, а хорошего должно быть понемногу.

   - Добрый вечер, - Софья не стала задерживаться с приветствием. Конечно, искушение подслушать возникло, вот только Дмитрий рядом вьется ясным соколом, да и сам Даниил, стоя у окна, прекрасно видел их появление в отражении. Ни к чему усугублять и там уже оформляющиеся черные подозрения в отношении себя.

   - Взаимно, - Астахов-старший тут же попрощался с собеседником и кивнул в сторону стола. Но помог устроиться ей не он, а его брат.

   Сдержанно улыбнувшись пододвинувшему ей стул мужчине, Соня присела на край, с видимой легкостью сохраняя истинно королевскую осанку. Пока её сотрапезники устраивались на своих местах, девушка успела спокойно, не скрывая интереса, посмотреть на Даниила. Он явно переоделся, теперь, вместо джинсов и футболки, щеголяя в светлых брюках и белой рубашке с расстегнутым воротом.

   - Золотце, а что у тебя с шеей? - Даниил показал на свое горло, чтобы не осталось сомнений.

   - Аллергия на шарфик.

   Просвещать его по поводу архитрепетной заботы родственника она не собиралась. И не из мазохистских побуждений - просто очень сомневалась, что жалобы хоть как-то пойдут ей во благо.

   - Ты же без него, - Астахов, сидевший напротив, чуть нахмурился и на секунду перевел взгляд на младшего брата. Тот сохранял полную невозмутимость и вообще делал вид, что ничего не видит и не слышит.

   - Естественно, раз у меня на него аллергия, - Соня приподняла в улыбке уголки губ и отточенными движениями развернула салфетку.

   Больше эта тема не поднималась.

   Средних лет дама, скорее всего, домработница, быстро, но практически незаметно сервировала стол и так же тихо удалилась, оставив трио наслаждаться ужином.

   - Вина? - Даниил поднялся, чтобы поухаживать за Соней, но та отрицательно качнула головой.

   - Нет, спасибо, просто воды.

   - Боишься опьянеть? - это со своего места подал голос младший брат.

   - А мне есть, чего бояться? - хотя отвечала, вроде задавшему вопрос, но взгляд от старшего не отвела.

   - Если учесть, как ты вертишь в пальцах вилку, бояться надо нам, - Даниил её трезвенность никак не прокомментировал.

   - Тогда тем более неразумно ко мне приближаться, вилка - оружие ближнего боя. Для метательного у неё слишком смещен центр тяжести.

   Судя по звуку, Дмитрий не то поперхнулся, не то попытался подавить смех. Даниил же только тихо рассмеялся и больше к этому вопросу не возвращался. Хотя, в этом Софья была уверена, ещё поинтересуется, откуда ей известно о характеристиках разного вида оружия.

   Ужин проходил в атмосфере почти дружеской теплоты. Во всяком случае, никто не пытался язвить или ещё как-то проявлять неуважение к гостье. Соня даже смогла немного поесть. Правда, что именно это было, она так и не поняла, слишком была поглощена наблюдением за братьями и анализом полученных данных. Короче, вообще удивительно, как ей кусок в горло лез.

   - Надеюсь, тебя все устраивает? - Даниил все-таки проявил хозяйское радушие и лично налил гостье чай.

   - Вполне. Благодарю за заботу, - к чему именно это относилось - к вопросу или поданной чашке - девушка уточнять не стала.

   - Если что-то понадобится, дай знать.

   - Тогда могу я сразу кое о чем попросить? - Соня пригубила горячий напиток и ковырнула ложечкой лежащее на тарелке пирожное. Эх, есть у неё такой грех - любовь к сладкому...

   - Озвучь, - Даниил с каким-то странным интересом наблюдал за каждым её движением.

   - Насколько понимаю, охраны в доме достаточно для решения возникающих... непредвиденных обстоятельств, - заминка была почти незаметной, но все-таки Соня была уверена, что собеседники её уловили. - Я прошу не запирать дверь. Выбраться отсюда без того, чтобы взволновать наблюдателей, у меня все равно вряд ли получится.

   - Хорошо, - Астахов-старший даже не колебался, отвечая. И предупреждающе посмотрел в сторону брата, который резко очнулся от дум и попытался возразить. - Ещё что-нибудь?

   - Нет, спасибо, - коснувшись салфеткой губ, девушка поднялась, отметив, что мужчины мгновенно встали. - Благодарю за приятную компанию, и передайте моё восхищение повару.

   - Обязательно, - Даниил сделал шаг к ней, а потом остановился. - Тебя проводить до комнаты, или сама запомнила дорогу?

   - Запомнила.

   - Вот в этом я совершенно не сомневаюсь.

   Мило улыбнувшись Астаховым, Соня покинула столовую без спешки и настолько спокойно, что ни у кого и мысли бы не возникло, что она уже задумала одну пакость.


   - Что скажешь? - Дан улыбнулся Нелли Павловне, которая все той же незаметной мышью убрала со стола. Хотя, иногда домработница могла стать настолько драконоподобной, что оставалось только диву даваться, как в одном человеке все это сочетается.

   - Интересно. Ты заметил, что как она себя вела за столом? - Димка захрустел яблоком и глубоко задумался. - Что-то непохоже, чтобы она была дочкой обычного военного и библиатекарши...

   - Вот именно. В её прошлом покопался?

   - Да чисто там все! - младший брат критически осмотрел огрызок - можно ещё куснуть или уже нечего? - Хотя у меня стойкое ощущение, что где-то есть лажа, но понять где - пока не могу.

   - Вот и у меня то же самое. В её документах что-нибудь нашел?

   - Ага, щаззз. На бумажках ничего нет, "винты" отформатированы. Так что все, касательно этого кидалова, или припрятано в другом месте, или вообще у неё в голове.

   - Ладно, время терпит, у нас есть и более важные вопросы. Михайлова проводили? - Даниил откинулся на спинку стула и расстегнул манжеты рубашки.

   - Проводили. Как думаешь, сутки проживет? - этот вопрос Димку волновал, скорее, из спортивного интереса. Что мужик - не жилец, понятно было сразу. - Если прибьют совсем скоро, могут начать кивать на тебя. Мол, ценный груз перехватил, а самого дядю пустил в расход.

   - Пусть кивают, могут даже попытаться доказать, все равно ничего не выйдет. Её отца я завтра предупрежу, что не надо поднимать волну, пусть сосредоточится на своих задачах.

   - Герман ещё не пришла в себя?

   - Нет, её посмотрели, в лучшем случае, проснется под утро. И доза немаленькая, и она уставшей была, так что не переживай, кроме Золотца тут стеречь особо некого, - усталость брала свое, и тело начало наливаться свинцовой тяжестью, да и голова уже почти не работала. Эх, сейчас бы поспать хотя бы часика четыре... - Ты на вертушке или на катере?

   - Лучше по воде, - Димка тоже зевнул. - Мне так намного ближе.

   - Идем, на пристань провожу, - чтобы стряхнуть сонную одурь, Даниил с силой прижал пальцы к глазам, но помогло слабо. Может, хоть свежий воздух поможет?

   Но мечтам об отдыхе не суждено было сбыться - в гостиной они столкнулись с бледным матерящимся Егором, тискающим в руках ту самую тетрадь с сочинением, и заметили неурочное мельтешение во дворе.

   - Что ещё случилось в нашем дурдоме? - Дан как-то и не сомневался, что ситуация, какой бы она не была, связана с Золотцем. Слишком уж та была мила и послушна, поневоле начнешь подозревать и коситься.

   - Эта Соня... - охранник усилием воли подавил рвущийся с языка эпитет. - Она пропала.


   На обратном пути Софье навстречу попался только Артем, который, что-то там дожевывая, выскочил из-за угла, немного напугав девушку. И сам тут же застыл, не успев опустить ногу. Наверное, вспомнил, что Маркевич едва не сотворила с начальством, опрометчиво выпрыгнувшим из-за спины.

   - Приятного аппетита, - Соня остановилась рядом с секьюрити, судорожно пытающимся проглотить и не подавиться. - Даниил Александрович разрешил мне не сидеть взаперти, а передвигаться по дому.

   - Мммм... Хорошо.

   - Я тоже рада, - девушка решила не доводить до греха - пусть голодный мужик поест по-человечески - и отступила в сторону лестницы. - А где Егор? Я хотела отдать ему тетрадь...

   - Он сейчас занят.

   Не говорить же той, которая тут разве что не в кандалах, что второй охранник пошел патрулировать территорию.

   - Тогда давай принесу её тебе. Передашь?

   - Конечно.

   - Подожди тут, я мигом.

   Маркевич бодро взбежала по лестнице, ни разу не перепутав повороты, нашла свою комнату и шмыгнула за дверь. Но прежде чем выйти обратно, быстро переобулась в мягкие балетки (ножки не казенные - ужин отбыла, хватит издеваться над конечностями) и, чуток повозившись с не совсем привычным механизмом, распахнула окно, высунувшись в него по пояс. Вот что она терпеть не могла, так это спать в духоте. На улице было довольно прохладно и сыро, оттуда пахнуло ароматом моря, а сквозняк тут же начал трепать тонкую кружевную занавеску.

   Соня задержалась только для того, чтобы задернуть плотные ночные шторы, вмиг пресекшие разгул наглого ветерка, вторгающегося в жилище, и забрала со стола так и оставшуюся сиротливо лежать тетрадь.

   Вниз девушка шла уже медленно и величаво, параллельно обдумывая - стоит ли овчинка выделки? Конечно, по всему выходит, что, после того, как поймают - а в этом она была уверена - могут дать по шее. Но и сидеть просто так уже надоело. Пора начинать действовать.

   Итак, первый этап - сбор информации. Доступные ей помещения первого этажа изучены от и до, но никакой подсказки относительно места, где находится, девушка не получила. Конечно, она и не надеялась увидеть на стене в столовой карту города с флажком и надписью "Мы тут", но все равно обидно потратить впустую половину дня.

   Значит, остается разведка боем.

   Артем стоял там, где она его и оставила, терпеливо ожидая, когда она принесет свой скромный вклад в образование одного конкретного ребенка.

   - Вот, держи. Я старалась написать понятнее, если что - пусть он ко мне подойдет, объясню. Ну, или заменит слово по смыслу.

   Тетрадь перекочевала из её руки в ладонь охранника.

   - Угу. Спасибо.

   - Да не за что. Я хочу немного побыть на свежем воздухе, а то в доме душновато, - заметив, что Артем подобрался и нахмурился, Соня добавила. - Если не против, идем, меня во дворе посторожишь.

   Парень поколебался, потом ещё раз смерив её подозрительным взглядом, подумал пару секунд и кивнул. Без каблуков Соня и вовсе не впечатляла, да и какая нормальная девушка попытается сбежать в платье?

   Пропустив её вперед, Артем так прочно устроился за Софьиной спиной, что издали их можно было принять за сиамских близнецов.

   Уже знакомый прохладный ветерок пробежал по её обнаженным рукам и попытался игриво приподнять юбку, но та была тут же перехвачена и безжалостно одернута. Двор теперь освещался парой прожекторов, направленных так, чтобы световые пятна охватывали максимальную площадь и не били при этом в окна. Разумно предположить, что именно на этой стороне и расположены жилые комнаты. Чтобы немного успокоить сопровождающего, девушка прошла на середину двора и повернулась к дому.

   Массивная каменная махина сейчас выглядела несколько угрожающе, рассматривая гостью темными провалами-окнами и щеря решетки балконов. Только часть здания имела три этажа, левое крыло, которое мешали полноценно рассмотреть ветви какого-то огромного дерева, точно двухэтажное, а правое и вовсе имело пологий скат, переходящий в крытую террасу. Странно, но это место Соне понравилось. Такое... основательное. Это вам не новодел с башенками и эркерами в духе любителей Дракулы, а Дом с большой буквы. Такой, у которого, кажется, даже собственная душа есть. Ну, или персональный призрак. Потому что такому строению и не иметь изюминки - просто грешно! Хотя, у него хозяин не то, что за призрака, за легион полтергейстов сойдет.

   - Красиво... - девушка задрала голову, пытаясь рассмотреть верхний этаж, но в это время луна спряталась за особо лохматую тучу, лишив даже такого неровного света. - Только прохладно.

   Она передернулась и невольно подступила ближе к Артему. Тот, хоть и продолжал сурово коситься на выгуливаемую, но немного оттаял, видя, что делать подкоп она не собирается, да и крыльев за спиной не отрастила. А как ещё отсюда выбраться, если сначала нужно преодолеть полосу препятствий в виде забора, а потом махнуть через пролив?

   Правда, говорить о том, что до ближайшего человеческого жилья добираться долго, нудно и трудно, Даниил Александрович запретил категорически. В причины Артем вникать не стал, не его дело, но указание соблюдал свято.

   - Может, пойдешь в дом? Простынешь ещё... - жалко девчонку не было, сама вляпалась, причем, по уши, но сочувствие в черствой душе все-таки шевельнулось. Может, не сама влезла, а хахаль втянул? Девчонка молодая, глупая ещё...

   - Ещё минут пять, и пойдем, - Соня старалась далеко от провожатого не отходить, но когда увидела, что тот прикуривает сигарету, деликатно кашлянула. - Я в сторонке постою, а то от дыма в горле першит. Или давай пойду, а ты покуришь.

   Артем согласно кивнул и отвернулся к стоящей у забора массивной пепельнице в виде урны, собираясь проводить девушку по место отсидки, а потом уже покурить, но, услышав за спиной легкий шорох, повернулся. Сигарета сама собой выпала из ослабевших пальцев, а парень судорожно начал оглядываться. Девчонка, как сквозь землю провалилась.

   "И почему все думают, что если маленькая и худая, то обязательно сил, как у куренка?" - Соня распласталась по поверхности холодной стены, как пришпиленная ураганным ветром летучая мышь. То, что снизу казалось довольно выполнимым и элементарным, на самом деле потребовало такого напряжения, что завтра, скорее всего, будет ныть все тело.

   Кончики пальцев правой ноги, упакованные в балетку с мягкой подошвой, наконец-то, нашли подходящий выступ, и Маркевич, стараясь передвигаться, как можно бесшумнее, села на перила балкона.

   Свет прожекторов сюда не добивал, поэтому девушка несколько секунд любовалась на Артема, который метался по двору, шипя сквозь зубы всякие нехорошие слова в адрес пропадающих девушек и перетряхивающий все, включая ту самую урну для окурков. Да, ума палата...

   Подивившись такой тщательности поисков, Соня перестала обращать внимание на суетящегося парня и занялась тем, зачем, собственно, сюда и полезла. Но видно все равно было плохо - разве что рассмотрела оооочень далеко мигающий зеленый огонь. Скорее всего, маяк.

   Так, придется все-таки лезть на крышу. Тем более, что на помощь Артему уже прискакал родитель незадачливого отрока, так не любящего классику.

   Маркевич с некоторым душевным трепетом посмотрела на вершину, которую предстоит штурмовать. Лезть туда не особо хотелось, но теперь совсем некуда деваться, не из любви же к сквознякам она все это затеяла.

   Так, если перехватиться руками так, а ногу поставить вот сюда, то вполне можно подтянуться и оказаться на крыше второго этажа. На пару секунд зажмурившись, девушка не спеша, повторяя про себя, как мантру "Хрен я дам им сейчас меня поймать", полезла выполнять смертельный номер.

   Нет, таким модным нынче спортом, как паркур, она не занималась, справедливо считая, что рисковать своей шеей только ради того, чтобы засветиться на Ю-тьбе, могут лишь идиоты, но спортзал посещала регулярно. Два занятия в неделю на силовых тренажерах, столько же - стретчинг. Но даже такие суровые нагрузки не готовили её к покорению каменных стен.

   Соня и сама не поняла, каким образом оказалась на вожделенной крыше, но про себя поблагодарила тренера, который заставлял выкладываться по-полной, а не уныло брести по беговой дорожке. Восстановив дыхание, девушка, пользуясь прикрытием стены, встала в полный рост.

   Н-да, неожиданно, однако... Поскольку обзор у неё был, максимум сто восемьдесят градусов, оставалось надеяться, что та часть суши, которая не видна, все-таки имеет какое-то соединение с материком. Потому что впереди была вода. Да, где-то правее горели огни, скорее всего, какого-то населенного пункта, но даже думать нечего добраться туда вплавь.

   Конечно, если подняться на самый верх, наверное, увидит и остальное, но, трезво оценив свои силы, Соня приняла соломоново решение выше не лезть. Потому что падение с высоты метров этак десять-двенадцать вряд ли пойдет на пользу её организму. Поэтому девушка опустилась на корточки, наблюдая за хаотичным движением охраны. Её существенно прибавилось, теперь там металось человек пять, среди которых, к своей досаде, Софья рассмотрела и Астаховых. Вот уж не везет... Ну, почему им, как всем добрым людям, не спится в такой поздний час?

   Два дюжих молодца, вооруживших фонариками и вербальным упоминанием чьей-то матери, бодро поскакали через незамеченную до этого момента Соней калитку в сторону пристани. Это девушка уяснила из речи оставшихся охранников, которым Дмитрий проводил внушение, причем, едва ли не силовым методом. Даниил подозрительно молчал, чем встревожил Маркевич намного сильнее. Это ненормально, когда в такой ситуации мужик спокоен. Потому что обычно означает, что того, кто такой гнев вызвал, после поимки просто тихо и спокойно удавят в углу.

   Так, все, что нужно уже рассмотрела, теперь пора возвращаться. Но демонстрировать навыки лазания по отвесным поверхностям Соня не собиралась, не зря же, уходя из комнаты, оставила открытым окно. Теперь бы ещё его тут найти, а то получится совсем некрасиво, если влезет в чужую спальню.

   Как именно она добиралась до вожделенного входа для Карлсона, Маркевич и сама помнила с трудом. Все мышцы ныли, требуя отдыха, инстинкт самосохранения и вовсе норовил заставить закрыть глаза в самый неподходящий момент, а колени тряслись, как после забега на марафонскую дистанцию. Во что превратилось платье, думать не хотелось, но, скорее всего, нормальная хозяйка теперь побрезгует помыть им пол.

   Видимо, проверить её наличие в комнате никто не догадался, так что фрамуга была именно в том положении, в котором она её и оставляла. Судорожно вцепившись в откосы окна, Соня последним титаническим усилием втащила себя на подоконник. И что это был за подоконник! Просто мечта ванильки - широченный, а под ним батарея отопления. Тут не то, что можно покурить, прихлебывая остывший кофе и рыдая о несчастной любви, а задуматься о судьбе мира и вульгарном материализме Ньютона.

   Правда, сейчас она думала только о том, как бы добрать до душа и упасть спать. А ещё - что скажет Даниилу, когда тот поинтересуется таким редким и полезным умением исчезать, практически, на глазах изумленной публики.

   Только вот составленный для себя план действий дал сбой изначально - не успела она прочно угнездиться на подоконнике, как штора отдернулась и Астахов-старший с некоторой тоской и усталость в голосе поинтересовался:

   - И стоило оно того?

   После чего довольно резким движением полностью втащил девушку в комнату и закрыл окно.

   Честно говоря, этим поступком он её удивил. Сама Соня, окажись на его месте, скорее, отправила бы беглеца обратно на улицу, причем, пинком. А Астахов, вместо того, чтобы придать ускорение, наоборот, протянул руку помощи. И ничего, что её заволокли в помещение, скорее, за шкирку, чем вежливо предложив пройти и располагаться.

   - Да как сказать... - девушка не стала вырываться, поэтому отпустил он её почти мгновенно. А потом, посмотрев на свои руки, ещё и отряхнул ладони. Н-да, крыша не радовала чистотой, что ж теперь. - Это было интересно и познавательно.

   - Рад, что ты не скучала, - Даниил включил свет и, мельком осмотрев девушку, прошел в ванную. - Только охрана тебя теперь ненавидит.

   - Можно подумать, до этого они меня прямо горячо любили... - Соня не совсем поняла, зачем он направился в санузел, и это немного настораживало, особенно, когда он там чем-то загремел. - И что ты со мной теперь сделаешь?

   - Сейчас - ничего.

   Такая постановка вопроса понравилась ещё меньше.

   - А когда? - стоять уже надоело, поэтому Соня присела на край кресла, морщась от боли в мышцах.

   - Когда будет нужно, - вернулся он довольно скоро. На колени девушке полетел какой-то маленький сверток, а на столик со стуком опустился пузырек темного стекла. - Обработай ободранные колени, у меня нет времени возиться с тобой, если занесешь туда какую-то дрянь.

   - Спасибо, - немного неожиданна такая забота, но отказываться Софья не стала - поцарапанную кожу жгло и тянуло. Стараясь не шипеть и не морщиться, она осторожно приложила к ранкам пропитанные перекисью марлевые салфетки.

   - Рано благодаришь, - Астахов устроился напротив и теперь со странным интересом наблюдал, как она стирает кровь и грязь с царапин. - Рассмотрела, что хотела?

   - Не совсем, - признаваться в провале миссии она не собиралась, но и превозносить полученные данные тоже нельзя, ещё обидится, кто его знает, как Даниил реагирует на оскорбления.

   - Я тебе почти сочувствую. А не приходило в голову, что если вежливо попросишь, я тебе и сам все покажу?

   - Честно? Я сильно в этом сомневаюсь, - закончив с обработкой боевых ран, Соня собрала испачканные салфетки и отнесла их в ванную, выбросив в ведро.

   - Может, и правильно, - Астахов, судя по тому видимому комфорту, с которым устроился в кресле, уходить не собирался. Жаль, конечно, но не указывать же хозяину, что делать в его собственном доме. - Сейчас я тебе кое-что объясню, а решение принимать уже тебе. Я прекрасно понимаю, что работала ты не на себя, более того - хозяев обязательно найду. Но мне интересно, как именно ты смогла это сделать. Не общий принцип, а детали.

   - И какие условия трудового договора? - Маркевич отбросила маску скромной девушки и посмотрела так же серьезно, как и он сам.

   - Ты будешь работать на меня, скажем... года три, - Даниил с не меньшим, чем она сама, интересом уставился в глаза собеседнице, пытаясь понять, что она обо всем этом думает.

   - А потом? Юрьев день? - она не стала скрывать немного циничную улыбку, скользнувшую по губам.

   - Все нюансы обговорим позже. Сейчас ты возьмешь то, что нужно на ночь и пойдешь за мной.

   - Куда? - так, вот это уже совсем нехорошо.

   - Туда, откуда ты не сможешь убежать. Извини, но в ближайшее время я буду очень занят, а Димка за ещё одну ложную тревогу не просто за твое горло подержится, а полноценно удавит.

   Соня не стала отрицать или подтверждать оставленные его братом следы. Пусть между собой разбираются, а она лучше дальновидно промолчит.

   - Если хочешь, давай заключим пари, - Астахов наклонился чуть ниже, так, что свет от лампы, оставшейся за его спиной, подсветил и без того блондинистые пряди, придав им вид почти нимба. Софья от такой мысли чуть не рассмеялась вслух. - Сейчас ты все-таки посидишь взаперти, а потом у тебя будут сутки, чтобы попытаться убежать. Из дома тебя выпустят, а вот дальше... Сможешь, значит, будешь свободна.

   А ведь получается, все ещё хуже, чем ей казалось. Значит, он уверен, что у неё не получится, иначе бы не предлагал. Но и отказываться от этого тоже не разумно, тем самым можно только ещё усилить подозрения относительно себя, а дальше уже, похоже, некуда.

   - После того, как я сбегу, ты будешь ждать у ближайшей дороги и вернешь обратно? Такое развлечение меня не устраивает, - Соня тоже наклонилась и, поставив один локоть на стол, устроилась подбородком на сжатом кулачке. - Если можно, то хочу услышать более подробную версию правил спора.

   - Молодец, зришь в корень. Ладно, если у тебя получится, тогда срок твоей работы укорачивается до... Скажем, полугода.

   Маркевич быстро прикинула перспективы. А что, вполне справедливо.

   - И что с этого получишь лично ты? Какая выгода отпускать меня? Особенно после тех усилий, которые были потрачены на поимку.

   - Мне просто интересно - сможешь или нет. Плюс, немного потренируешь мою охрану, а то совсем распустились, уже сочинения на рабочем месте пишут.

   - Какими подручными средствами я имею право пользоваться?

   Астахов на секунду задумался.

   - Любыми, которые сможешь достать. Охрана в тебя стрелять не будет, но все равно будь осторожна. Нервы у ребят могут и не выдержать...

   - Я поняла. Что с Кириллом?

   - А что с ним? - при упоминании этого имени Даниил как-то нехорошо прищурился.

   - Если он у тебя, это будет хорошим рычагом давления на меня. Ну, и, соответственно, наоборот.

   - Мне он триста лет не сдался, - мужчина брезгливо поморщился. - Толку от него никакого, только зря потрачу время на поиски. Да и тебе не советую снова с ним работать. Пацан - бездарность, удивительно, как вас раньше не взяли.

   - Спасибо за высказывание личного мнения, - только врожденная осторожность помешала сказать, в какое конкретно место он может засунуть свои советы касательно её жизни. - И когда же все начнется?

   - А давай послезавтра. Как раз отдохнешь после сегодняшней вылазки, и колени подживут.

   - Ты так заботлив, - Соне до нервного чеса захотелось узнать, с чем именно связана такая задержка. Уж явно не с тревогой за её самочувствие. Значит, в ближайшие двое суток он будет очень занят...

   - Стараюсь по мере сил, - его улыбка была такое же ироничной, но чуть более теплой.

   - Кстати, охрана знает, что я уже нашлась? - по окну скользнул луч фонарика, и это навело на некоторые размышления.

   - Нет. В следующий раз будут умнее.

   - И злее, - тут не нужно быть гением, чтобы понять, чего он добивается - теперь с неё глаз спускать не будут. Ладно, и не из таких ситуаций выкручивались.

   - На лету схватываешь. А теперь собирайся.

   Он не стал отвлекать Соню, пока та быстро сгребла пару смен белья, удобный костюм, вроде спортивного (все её спальные ансамбли были настолько условны, что она решила так навязчиво не оголяться), несколько милых девичьему сердцу мелочей, типа, зубной щетки и расчески, и томик Достоевского. С ним она уже, практически, сроднилась. Да и как оружие самозащиты сойдет - книга тяжелая, с глянцевой обложкой и острыми уголками.

   - А как ты догадался, что я собираюсь вернуться в комнату? - оглянувшись и решив, что на первое время хватит, Софья повернулась к Астахову, наблюдавшему за судорожными поисками девушки.

   - Ты оставила открытым окно, хотя на улице холодно.

   - Может, мне нравится спать в прохладе?

   - Ладно, когда я проверял, не вознеслась ли ты, заметил тень на крыше. А кроме тебя, там никого быть не могло. В следующий раз не надевай такую светлую одежду - видно издалека, - мужчина забрал у неё сверток с вещами и, крепко придерживая Соня за руку, повел куда-то по коридору.

   - Учту на будущее, - от досады хотелось скрипнуть зубами, но это чисто её косяк, нечего искать виноватых среди окружающих.

   Их путь шел немного не так, как это было ещё час назад, когда она спускалась с той самой тетрадкой. Теперь Даниил повел её каким-то окольным маршрутом, не иначе как желая запутать и заставить потерять ориентацию. И ведь получилось.

   Теперь Маркевич не представляла, где именно находится, но общая направленность движения начала её настораживать. Потому что ничего хорошего от посещения подвала она не ждала.

   Остановился Астахов перед дверью, которая больше подошла бы для какого-нибудь замка викингов - большая и, по виду, из массива дуба. Эту ни лбом не прошибешь, ни прогрызешь... Но открылась она на удивление легко и без скрипа.

   - Прошу, - он легонько подтолкнул девушку, предлагая внедриться в помещение. Та не то, чтобы упиралась, но и заходить в темную комнату, в которой неизвестно кто поджидает, желанием не горела. - Выключатель справа.

   Соня нащупала пластиковый квадратик и, щелкнув кнопкой, на секунду зажмурилась, а потом осмотрелась.

   Ну, если тут так содержат тех, кто не угодил хозяину, то ему можно давать медаль. За чуткость и человеколюбие. Потому что новые апартаменты сильно напоминали те, из которых её попросили, разве что площадью раза в полтора меньше, да окна тут не было. Но и сил на повторение акробатических этюдов тоже уже не осталось, так что Соня согласна была обойтись и без него.

   - Мило.

   - Вот и хорошо. Обустраивайся, - пока она осматривалась, Даниил вышел из комнаты и добавил из коридора. - Если совсем заскучаешь, я тебе Уголовный Кодекс принесу. Спокойной ночи.

   Как ни старалась девушка держать лицо, но в удовольствии показать язык в сторону закрывшейся двери отказать не смогла.

   Ну, и ладно, главное, что не в холоде и сырости, а на такой подвал она согласна. Только вот уверенность, что и тут все просматривается камерами, стала ещё сильнее. И от этого было неуютно до нервной дрожи, но её мнения на этот счет никто не спрашивал. И вообще стоит признать, что Астахов выбрал наиболее мягкое наказание из всех возможных. Хотя, и попытки побега, как таковой, она не предпринимала, просто разведка боем.

   Смыв с себя последствия марш-броска по труднодоступным местам и заплетя волосы в короткую косичку, Соня облачилась в свою броню и прямо так залезла в кровать. Ну его нафиг, обнажаться, мало ли какой извращенец там по мониторам за ней наблюдает...

   Но Федор Михайлович помог гарантированно - уже минут через пятнадцать девушка начала клевать носом, а через полчаса решила больше не истязать себя и улеглась спать.

   В конце концов, день прошел не зря.


   - Ты ей что предложил?! - Димка, уже распустивший по местам злую охрану, которая почти два часа прочесывала весь остров, едва не проглотил сигарету. - Из-за этой сучки ребята все тут перетрясли, меня дома ждет озверевшая жена, а ты ей дал карт-бланш? Данька, да что с тобой такое?! Ладно бы девка была симпатичная, а то особо и глянуть не на что! Или на экзотику потянуло?

   - Дим, заглохни, - голова уже не болела, а трещала, поэтому долго разглагольствовать он брату не дал. - Ты сам немного мозгами шевельни - выбраться отсюда она не сможет, если, конечно, у неё в отцах не значится какой-нибудь Ихтиандр. Вот и узнаем, на то способна, а исходя из этого, будешь перебирать, кем она может быть.

   - Экспериментатор хренов...

   Немного подумав, младший все-таки мысленно согласился, что задумка Дана не лишена смысла - пока они про эту заразу ничего не знают, и это не очень хорошо и даже немного плохо. Значит, не так хорошо отлажены связи, если не могут найти ниточки, ведущие к прошлому Маркевич. Ну, или как там её звать на самом деле.

   - Предупреди своих, чтобы за территорию не выпускали, но и особо жестких мер не предпринимали. Хочу посмотреть, что она ещё умеет.

   - А если сможет сбежать?

   - И это говорит начбез... Уйди с глаз моих, - Даниил хлопнул на прощание брата по плечу. - Теперь точно езжай домой. Тебя там Таня ждет. Пылая любовью.

   - Иди нахрен, - Димка уже представлял насколько горячий прием его ждет, если вместо анонсированных полутора часов проторчал тут больше двух, а пока доберется... Н-да, проще сразу застрелиться. Кстати о птичках. - Михайлова с шофером нашли на трассе в паре десятков километров от того места, где мы их оставили.

   - Я так понимаю, что не просто так они там сидели.

   - Конечно, не просто так. Огнестрел, потом сожгли вместе с машиной.

   Ровный шум прибоя не мешал разговаривать, создавая умиротворяющий фон к такому неприятному известию.

   - Плохо, но не смертельно. Значит, завтра переговорю ещё и с Малеевым.

   Ни для кого не было секретом, что один из замов губернатора по широте полномочия намного превышал официального радетеля и смотрителя данного региона. И воспринималось это всеми если не нормально, то вполне терпимо - во всяком случае, ничего критичного электорат, которого по этому поводу давно перестали спрашивать, не видел.

   - Думаешь, сейчас это разумно? Может, пусть сначала между собой перегрызутся, а потом уже видно будет? - трусом Димка никогда не был, но и нарываться не любил. Это сейчас их никто не трогает, потому что себе дороже, но если найдется достойный повод... Как говорится, охране должно везти постоянно, а снайперу хватит и одного раза.

   - Нет, как раз сейчас и нужно пообщаться. Чтоб не было лишних мыслей и иллюзий.

   Небольшой катер, выделяющийся белым пятном на фоне окружающейся темноты, удивительно тихо фыркнул двигателем и мелко завибрировал.

   - Тогда подожди хотя бы часов до трех, поеду с тобой.

   - Дим.

   - Без вариантов, - младший легко вспрыгнул на палубу. - Если уж влезли во все вместе, то хочу быть в курсе всего.

   - Ладно, потом посмотрим. Подсказать, где недалеко от твоего дома круглосуточный цветочный магазин? - не то, чтобы Дан издевался, но подколоть брата - святое.

   Тот только махнул рукой, пробормотал что-то, вроде "А то я сам не знаю" и отчалил навстречу приключением. Потому что прийти домой в начале третьего ночи, когда обещал быть к полуночи - действительно приключение...


   Несмотря на то, что загадывать на жениха, ночуя на новом месте, Соня не стала, ей приснилась такая прорва народа, что проснулась девушка в легком недоумении - если за каждого из тех, кто привиделся, сбегать замуж, ни на что остальное времени просто не хватит. Так и не решив, как правильнее трактовать грезы - по Фрейду или по справедливости (вероятность того, что за выбрыки все-таки свернут шею, ставила крест на возможности сбегать ЗАГС), Маркевич, приведя себя в порядок, начала страдать от безделья. Конечно, можно продолжить разбирать поведение Родиона, обращаясь к бессознательному (тьфу, все-таки зря в юности едва не свернула себе мозги, читая "Я и Оно"), но жажда деятельности, появившаяся, как всегда некстати, требовала хоть каких-то телодвижений.

   Поскольку никто, бряцая доспехом, не спешил освобождать томящуюся в подземелье деву, Соня немного заскучала. К сожалению, так всегда бывает, что тогда, когда нужно остановиться и подумать, на это обычно не хватает времени, а вот если этого добра хватает, то начинает просто раздирать, так хочется перейти к действиям.

   Не обращая внимания на так и не прошедшее ощущение направленного в спину взгляда, девушка сделала разминку и растяжку, хотя и морщила нос, когда тело злопамятно припоминало вчерашнее путешествие по крышам. Ладно, и не такое проходили, после разогрева мышц должно стать легче.

   Если и стало, то ненамного - с трудом вытерпев получасовое издевательство над собой, Софья перестала самоистязаться и замерла, усевшись на кровати, пытаясь понять, что ей во всей этой ситуации не нравится больше всего.

   Астахов железно уверен, что убежать она не сможет. Почему? Тут есть два варианта - либо он просто решил повеселиться за счет пленницы, поставив за линией забора охрану через каждые полметра, либо же на то есть более веский причины. Например, они находятся где-то совсем далеко от цивилизации, и топать ей своими ножками до ближайшего поселка по маршруту соизмеримо с пешим туром Михайло Васильевича. Или, как вариант, сама по себе местность крайне труднодоступна.

   Нет, не вяжется - сама же видела море и свет маяка, значит, на побережье...

   И ведь крутится какая-то мысль, но за хвост себя поймать не дает. Это, как, разгадывая кроссворд, точно знаешь ответ, но не можешь его вспомнить. Почти готовый диагноз.

   Ещё немного помаявшись и решив, что будет действовать по обстоятельствам, Соня задумалась на тему - а собирается ли кто-нибудь её кормить? Вроде, Даниил образованный человек, про Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными слышать должен...

   Ладно, есть пока не особо хочется, да и останков предыдущих сидельцев тут не видно, так что вряд ли это камера смертников. Пока же можно подумать, как отсюда выбраться. В смысле - не из комнаты, а из этой гостеприимной обители. Лучше всего, конечно, как и привезли сюда - на вертолете. Только тут назревает глобальная проблема, ибо вряд ли Астахов разрешит поэксплуатировать свой транспорт, а Соня и на права категории "В" сдала с третьей попытки и ни разу не является пилотом. Русалка из неё тоже весьма посредственная - плавать-то умеет, но ни о каких спортивных достижениях на этом поприще и речи быть не может.

   Но! Не может же Астахов передвигаться исключительно небожителем. Значит, есть тут гараж, в котором пылится хоть какая-нибудь четырехколесная техника. Ну, или двух. Да хоть тот же самокат или велосипед! Поэтому, как только выпустят из темницы, нужно будет аккуратно осмотреть дом. Естественно, за ней теперь будут следить, как за подозрительным гостем, слишком пристально посмотревшим на серебряную ложку, но с этим она как-нибудь смирится.

   И ещё, хоть как, но нужно добраться до любого средства коммуникации. Подойти и попросить мобильник будет слишком большой наглостью, поэтому придется изыскивать другие пути. Конечно, воровать нехорошо, но о ней уже и так сложилось самое, что ни на есть отвратное впечатление, нужно же поддерживать реноме.

   А выйти в интернет нужно обязательно, чтобы дать Кириллу весточку о себе. Пусть для неё их расставание уже решенный вопрос, но беспокойство за того, с кем жила почти четыре года, не отпускало. Странно, ещё неделю назад она была уверена, что любит его, а сейчас... Да, есть и острые переживания, и грусть, и ещё много всего, но того дурмана, в котором пребывала совсем недавно, почему-то нет. Видимо, разум окончательно взял верх над гормонами. И это хорошо, потому что думать она всегда предпочитала головой, а не прочими органами.

   Если рассматривать все с рациональной точки зрения, то шанс выиграть пари весьма близок даже не к нулевому, а отрицательному, иначе бы его никто и не предлагал, но попробовать стоит, все равно скоро начнет от скуки с ума сходить. А тут хоть какое-то развлечение и себе, и окружающим.

   Строя планы и разрабатывая стратегию, Соня сама не заметила, как задремала. И проснулась от того, что рядом кто-то чем-то зашуршал.

   - Извините, не хотела разбудить, - та самая женщина, которую она видела вчера в столовой, аккуратно пристроила на столик поднос и уже собралась уходить.

   - Ничего страшного, вы меня не разбудили, - девушка поднялась, но приближаться к даме не стала. Не все любит, когда вторгаются в личное пространство, поэтому следует сохранять осторожность. - Простите, нас вчера не успели представить друг другу. Меня зовут Софья, можно просто Соня.

   Женщина остановилась, не дойдя пару метров до двери, дав тем самым возможность себя рассмотреть. Около пятидесяти, может, немного старше, среднего роста, чуть пухлая, со светлыми волосами, убранными в тугой пучок на затылке. Белесые ресницы окружают такие же невыразительные серо-голубые глаза. Скромно, но со вкусом одета, ни на голубой блузе, ни на темно-сером платье-сарафане до середины икры нет ни единой складочки. И, что характерно, ни вчера, ни сегодня на ней не было даже грамма косметики. В целом, она производила впечатление заточенной и отработанной годами педантичности и аккуратности. Соне же дама почему-то упорно напоминала учительницу начальных классов.

   - Приятно познакомиться, я - Нелли Павловна, - рафинированная доза приветливости, все остальное скрыто под вежливым равнодушием.

   - Взаимно.

   - Вы хотели ещё что-то?

   Вообще-то Маркевич много бы чего хотела, и, в первую очередь, вырваться из этого гадюшника. Но не говорить же об этом не последней в нем анаконде.

   - Ну, если вас это не затруднит, то можно мне сходить за кое-чем из вещей?

   - Даниил Александрович сказал, что ближайшие сутки вам нежелательно выходить из этой комнаты, - Нелли Павловна все с тем же олимпийским спокойствием наблюдала за девушкой.

   "Вот козел!" - это так и просилось с языка, но потакать этой маленькой слабости Соня не стала. Судя по всему, домработница не видит ничего странного в присутствии тут сиделицы. Нормально, блин...

   - Жаль, потому что мне хотелось немного подышать свежим воздухом...

   - Он предвидел такую просьбу и просил передать, что вы очень хорошо прогулялись вчера, нужно себя беречь.

   - Какой он... заботливый, - тут явно должно было прозвучать другое слово, но Маркевич себя пересилила.

   - Да, он такой, - то ли женщина не поняла иронии, то ли ещё более тонко подколола, но Софье было не до попыток понять мотивы обслуживающего персонала. Из-за его распоряжений её план мог быть порушен до того, как Соня начнет воплощать его в жизнь. - Вы скажите, что именно нужно, я принесу.

   Вообще-то все необходимое у неё здесь было, но не станешь же признаваться в попытке выбраться с целью продолжения нелегкого процесса сбора информации, поэтому девушка быстренько озвучила свои пожелания. Касались они пары бытовых мелочей и книг. Иначе она тут просто свихнется. Или именно на это Астахов и надеялся, запирая её в подвале? Тогда ждет его глубокое разочарование, потому как доставлять ему такое удовольствие она не собиралась. Перетопчется.

   Нелли Павловна, выслушав пожелания, царственно кивнула и исчезла, не забыв запереть дверь. Проверять этот факт Соня не стала, и так понятно, что после вчерашнего она тут едва ли мировое зло для охраны.

   Аппетит так и не появился, но девушка все равно поела. Во-первых, для всего, что она задумала, нужны силы. А, во-вторых, мало ли, вдруг Астахов все-таки решит поиграть в Святую инквизицию и, для спасения её бессмертной души и изгнания диавола, немного поморит голодом? Версия маловероятная, но лучше быть готовой ко всяким неожиданностям.

   Пока она задумчиво жевала салат, вернулась домоправительница с пакетом, в который были аккуратно уложены все перечисленные Соней необходимости и, едва заметно обозначив улыбку в ответ на благодарность за вкусный завтрак, снова растворилась в коридоре с подносом наперевес.

   Ближе к вечеру Маркевич уже готова была стучаться головой о стены. И как только наложницы в гаремах терпят пытку бездельем?! Софья уже успела выполнить все известные ей упражнения, прочесть две книги и почти озвереть от скуки. А ещё в голову пришла немного странная, но заманчивая мысль.

   А что, если поменять не правила пари, а его условия? Ежику понятно, что выпускать её отсюда никто не собирается, но ведь можно чуть-чуть изменить баланс сил...

   Черт, ей срочно нужно в комнату! Хоть как, но она должна оказаться среди своих вещей. Потому что именно в одной из них находится то, что Соня держала совсем на крайний случай, но, похоже, это именно он и есть.

   Значит, Астахов хочет, чтобы она показала, на то способна? Легко. Главное, не дать ему сообразить, что девушка просто тянет время.

   Но и на вторые сутки ей пришлось куковать все здесь же. Ни сам хозяин и господин, ни его вторая ипостась в виде Дмитрия не появлялись, что, с одной стороны хорошо, нечего её нервировать, а с другой - плохо. Что, если Даниил уже передумал проверять её умения, касающиеся побегов, и думать забыл про пленницу? Тогда совсем ой, потому что провести остаток жизни в этих стенах она не хотела совершенно.

   И все-таки, интересно, чем это он так увлекся, что даже не приходит поболтать и посмотреть, чем Соня тут занята? Понятно, камеры видеонаблюдения ещё никто не отменял, но никто не любопытствовал, чем она развлекается и что именно пишет карандашом на полях "Триумфальной арки", беззвучно шевеля губами.

   Когда желание выбраться отсюда уже почти превысило здравый смысл, все произошло, как в сказке - только вымолвить успела (нелицеприятный эпитет в адрес хозяина про себя), дверь тихонько заскрипела...

   - Не скучала? - Даниил был, как и всегда, спокоен, доброжелателен и почти весел. Настолько, что захотелось сделать какую-нибудь гадость, только чтобы стереть с его лица эту улыбку.

   - Безмерно, - Соня отложила книгу и с таким же иезуитским вниманием осмотрела Астахова. - Произошел дворцовый переворот, и тебя тоже отправили обживать подвал?

   - Не совсем. Но твоё чувство юмора я оценил давно, - мужчина подошел чуть ближе и потянул ей руку ладонью вверх. - Не хочешь прогуляться?

   Искушение было слишком сильно, чтобы отказаться, поэтому Маркевич сделала все, чтобы пожатие плечами получилось, как можно более безразличным.

   - Думаю, что выкрою на это немного времени в своем напряженном графике, - хотя встать она вполне могла и сама, но помощью воспользовалась. Она ведь хрупкая и беззащитная девушка, если что.

   - Тогда прошу за мной, - подождав, пока она влезет в стоящие у двери балетки, Даниил взял девушку под локоток и повел показывать достопримечательности.

   Гид из него получился весьма так себе, но хотя бы болтовней не доставал, что само по себе прекрасно. Зато Соня могла в свое удовольствие вертеть головой, стараясь рассмотреть камеры. Но тут её ждал облом - то ли хорошо замаскированы, то ли установлены не во всех помещениях, ибо, кроме коридора и гостиной, она их больше нигде заметить не смогла. Значит, это не прогрессирующая паранойя, а обычные меры безопасности. Эх, хоть одним глазком бы посмотреть на пульт охраны...

   - А Артем и Егор сегодня здесь? - накрапывающий мелкий дождик совсем не вдохновлял на осмотр фортификации снаружи, поэтому, устроив обзорную экскурсию по дому, Соню развлекали светской болтовней, приткнув на диван в гостиной. Сам же Астахов на удивление никуда не спешил и вообще производил впечатление полностью довольного жизнью человека. И Маркевич твердо пообещала себе, что она это исправит.

   - А зачем они тебе? Затосковала без старых знакомых?

   - Хотела извиниться за ночную беготню, - девушка не стала строить покаянное выражение лица, все равно никто в это не поверит. - Они же не виноваты в произошедшем, но все равно по шеям получили.

   - Вообще-то они как раз и виноваты, - Даниил мельком посмотрел на дисплей своего завибрировавшего телефона. - Но, в любом случае, их сегодня нет, другая смена, так что потерпи до завтра. А теперь извини, мне пора.

   - Да, конечно, не буду отнимать время, - Соня нехотя встала. - Сопроводишь лично, или опять одной искать дорогу в камеру?

   - Тебе там так понравилось? Если да, то не буду задерживать, - мужчина направился на выход. - Но если вдруг переборешь ностальгию по подвалу, то прежняя комната в твоем распоряжении.

   - И через сколько настанет час "Х"?

   - Я мог бы сказать, что он начался сразу, как вывел тебя наверх, но давай отсчет будем вести с пятнадцати ноль-ноль.

   Так, значит, знакомых охранников он, скорее всего не убрал, а просто где-то припрятал на случай, если у неё все-таки получится выбраться. Ну и ладно, если ему так хочется посмотреть, как она будет штурмовать заборы и рыть подкопы - дело хозяйское, такое развлечение Соня ему устроит, без проблем.

   - Хорошо, тогда встретимся на поле боя, - девушка тоже заторопилась в сторону лестницы.

   - Пленных брать будешь?

   - Зачем мне лишний балласт? Гуманно добью на месте, - Софья уже убежала за поворот лестницы, но от звука его смеха все равно как-то торкнуло. Нет, точно пора выбираться, у неё уже какие-то девиации пошли...

   Подниматься бегом было бы неразумно, поэтому Соня сама себя осадила и пошла размеренным неспешным шагом. Уже у самого порога комнаты, которая как-то незаметно стала "её", навстречу попалась Нелли Павловна.

   - Ваши вещи я уже перенесла, обед через полтора часа, - дама прошла мимо, пропустив Маркевич в её временное пристанище.

   - Спасибо!

   Голос пришлось чуть повысить, чтобы уже успевшая отойти домработница расслышала, но проверять реакцию на благодарность девушка не стала, ибо была у неё более неотложная нужда.

   Пару лет назад Кириллу пришла блажь съездить в отпуск к ближайшим соседям. Да-да, в ту самую, которая Чайна. Отдых Соне не особо запомнился, потому как он "случайно" совпал со временем, когда им нужно было срочно исчезнуть недельки на две после окончания очередного рабочего контракта. Но дело даже не в этом - Маркевич тогда прикупила одну ерунду, за которую Суханов её несколько дней дразнил Матой Хари, а потом признал, что есть в этой идее маленькое, но разумное зерно. И теперь Сонина запасливость вполне может сослужить хорошую службу. Если, конечно, Астахов распорядиться привезти ВСЕ её вещи.

   Инспекция полок в ванной заставила выдохнуть с облегчением. Тот, кто сгреб все содержимое её тумбочек, не схалтурил и привез не только одежду, но и средства гигиены.

   Скажите, куда мужчина не полезет никогда и ни при каких условиях? Нет, это не клетка с тигром или пасть крокодила, а всего-навсего упаковка прокладок. Почему-то больше, чем этого гигиенического девайса они боятся только тампонов. Ну, и тестов на беременность. Вот те их вообще повергают в шок и трепет, особенно, если каким-то непонятным образом оказываются положительными. Сама Соня, к счастью, в такую ситуацию не попадала, но от однокурсниц была наслышана, потому и предохранялась особенно тщательно. Ладно, не о том сейчас надо думать.

   Распотрошив пакетик с надписью "Cotex", Софья, повертела в пальцах небольшой квадратик из черного пластика. Интересно, за это время там батарейка не села? А то получится совсем обидно... А, все равно выбора нет, придется использовать то, что есть. Конечно, можно было бы симулировать наступление красных дней календаря, и ещё вчера попросить Нелли Палну принести столь необходимые в таком случае мелочи, но останавливало её понимание двух вещей. Домработница - не мужик, и если у неё был приказ проверять всё, к Соне доставляемое, она бы проверила на совесть. И второе - хрен его знает, какая толщина стен и глубина залегания подвала, ещё неизвестно, пробился бы через них сигнал "маячка" или нет.

   Мысленно помолясь, чтобы очередной прибамбас китайцев не оказался одноразовым, девушка, припомнив инструкцию, последовательно нажала три кнопочки. Поначалу ничего не происходило, отчего у Сони образовалось предынфарктное состояние, а потом передатчик коротко подмигнул зеленым огоньком, отчитываясь в работоспособности. Девичье счастье было столь велико, что Маркевич даже пискнула от переполняющих её чувств, а потом нахмурилась, прекрасно понимая, что и тот, кому ушел сигнал SOS, сдерет с неё три шкуры за спасение, но уж лучше лишиться части справедливо (и не очень) нажитого, чем оказаться, фактически, в кабале у Астахова. Оправленный сигнал запустил цепочку событий, а именно - на мейл Мельникова придет написанное несколько месяцев назад письмо, которое Соня для такого случая и сочинила, а потом по следу "маячка" можно отследить, где именно она находится. Просто и эффективно, если, конечно, кто-то обратит внимание на её сообщение. Да и не такую она собой представляет ценность, чтобы тот ссорился из-за неё с замначальника городского УВД...

   Во всяком случае, идти на конфликт из-за какой-то девицы сомнительной полезности и лояльности было бы нерационально. А Астахов производит впечатление умного, циничного человека, не лишенного логики. Да даже если и все пойдет не совсем так, как это предполагается, она даст знать, что жива, значит, в список пропавших без вести, который потом, как правило, плавно становится перечнем умерших, не попадет. Что тоже будет совсем не лишним.

   Так, а теперь нужно куда-нибудь спрятать маячок. Насколько Соня знала, первый сигнал проходит обязательно, а вот потом он периодически повторяет позывной, который можно уловить в радиусе не то пяти, не то семи километров. И чем ближе к источнику, тем устойчивее связь. Так что пусть её пока поищут - окрестности Владивостока не так велики, при желании найти можно. И девушка очень надеялась, что это самое желание у Мельникова будет. Не зря же последние полгода он ей при каждой, как бы случайной встрече лез целовать ручки и настойчиво намекал, что очень заинтересован в сотрудничестве. При этом Маркевич прекрасно понимала, что как только у него появится малюсенькая зацепка, дающая хотя бы тень сомнения относительно причастности к какому-то эпизоду, выбора сотрудничать или нет, у неё не останется. Прямо поневоле начнешь чувствовать себя Ясоном в этой ситуации между Сциллой и Харибдой.

   Переодевшись в более подходящий для предстоящего шоу наряд, Соня спрятала передатчик в накладной карман удобных брюк, не собираясь рисковать и оставлять его в комнате. Понятно, что для Даниила это просто способ развеяться, но раз уж подписалась на такое, нужно отблагодарить хозяина за гостеприимность и устроить ему достойное развлечение. И начать стоит, пожалуй, с маленького локального конца света... В почти прямом смысле этого слова.


   Через три часа.


   - Я не знаю, что эта ... сделала с распределительным щитком, но электроснабжение у нас сейчас от генератора, - Димка уже перестал психовать и теперь тоже с любопытством и предвкушением ждал, что ещё выкинет эта моль. Называл он её так за мелкие размеры и причиняемые крупные разрушения и проблемы.

   - Ну, не сожгла же она его, - Даниил, который не ожидал настолько быстрого развития событий, сейчас крутился в кресле, пытаясь вспомнить - сохранил он документ до того, как вырубился свет или нет? По всему выходило, что тут второй вариант ответа.

   - Нет, он вообще выглядит, как новый. Только не работает, - младший брат улегся на диване, свесив через подлокотник ноги, и задумчиво уставился в потолок. - Если так пойдет и дальше, она порушит тебе дом.

   - Не успеет. Где она сейчас?

   - Окопалась в комнате. Если хочешь спросить, что именно там делает, то сказать не смогу - пока ребята бегали выяснять, что у нас тут за приход Чубайса, твое Золотце успело побывать на пульте охраны и выяснить, где именно в её комнате стоит камера. Короче, видеоряда оттуда у нас теперь нет.

   - Что она с ней сделала? - хотя его дом и подвергся такой опасности, но на настроении Дана это никак не отразилось. Наоборот, он с интересом и предвкушением ждал, что ещё учудит Соня.

   - Ну, если учесть, что на последней картинке она замахивалась на камеру туфлей... Может, ну её, эту идею с тем, чтобы она работала на нас юристом? Пусть идет ко мне - если не придушу за три дня, станет моим заместителем.

   - Обломишься. Пусть пока немного поразвлекается, пар выпустит, наши орлы жирок растрясут. А то привыкли, что у нас тут тишина, скоро на рабочем месте спать будут. Она точно в комнате? Не могла выбраться через окно?

   - Обижаешь, за ним пристально наблюдают. Малеев больше не звонил?

   - Нет, а зачем? Своё порицание он мне уже высказал, какая теперь разница? Никаких доказательств все равно нет, так что с этим проблем быть не должно.

   - Странно, с чего он вообще решил, что это мы грохнули Михайлова?

   - Ну, не признаваться же, что тот свое отыграл, и его просто пустили в расход. Это уже не наши проблемы. Самое главное - проследи, чтобы Золотце случайно не удрала и не искалечилась. И не нужно ей видеть с Герман. Надеюсь, хоть Алёна нормально сидит у себя и никуда не рыпается? - старшему надоело устраивать себе карусель, поэтому Даниил прошелся до окна. Во дворе было все тихо. Пока.

   - Да, она что-то там в ноутбуке копается.

   - Вот и хорошо, не хватает только и эту по всему острову ловить. Но ты все-таки посмотри, чем занята Соня. Не хотелось бы, чтобы она из подручных средств соорудила какой-нибудь гранатомет.

   Похоже, что эти слова бросили-таки тень сомнения на способности подчиненных, потому что Димка резко перестал любоваться потолком и спрыгнул с дивана.

   - Схожу я, наверное, проверю... От греха, так сказать.

   - Подожди, говоришь, она была в комнате охраны? - Дан весь подобрался.

   - Да, а что такое?

   - А никто там мобильник или ноут не оставлял?

   - Фуф, напугал, блин... - Димка, который после слов брата совсем уж насторожился, немного расслабился. - Не оставлял, я спрашивал.

   - Ладно, тогда иди. Если будет что-нибудь интересное, сразу зови.

   - Вот не поверишь, но мне так нравилось, когда у нас здесь не было никаких девок и связанных с ними проблем...

   - Зато теперь намного веселее, - Даниил, немного подумав, тоже увязался следом за младшим.

   Тот отозвался негромкой, но прочувствованной фразой, касательно места, в котором он видел такое веселье, и особы, его обеспечившую. Правда, справедливости ради, не забыл и главного идейного вдохновителя вспомнить хоть и коротким, но емким словом.

   Не успели они выйти в коридор, как оба насторожились и принюхались.

   - Твою мать, она что - устроила пожар?! - Димка тут же гавкнул в рацию, чтобы охрана осмотрела все помещения.

   В воздухе ощутимо тянуло какой-то едкой вонью, которой и сравнения-то было не подобрать. Но пожарная сигнализация не срабатывала, что довольно странно. Только Астаховым было не до выяснения такой мелочи. Может, из-за отключения электроэнергии там что-то закоротило, всякое бывает.

   - Давай вниз, я посмотрю, может она что-то подожгла в комнате, - Даниил понесся к обители Сони, внутренне приготовившись свернуть девчонке шею за такие выкрутасы. Хотя и не придерешься - в пари было условие выбраться из дома, а если она его сожжет, то и проблемы-то как таковой нет.

   Димка с топотом и громким сравнительным анализом сложившейся ситуации убежал по лестнице, заорав на кого-то из подчиненных, попавшихся на пути.

   - Какого хрена вы не чешитесь, когда она тут устроила партизанское движение?!

   Ответ Даниил не расслышал, потому что уже дергал ручку Сониной двери. Естественно, та была заперта.

   - Золотце, быстро открывай!

   Глубокомысленное и абсолютное молчание с той стороны навело на определенные подозрения, поэтому мужчина не став долго раздумывать, со всей дури пнул дверь ногой. Замок, хоть и был не самой хлипкой конструкции, перед превосходящими силами противника бесславно пал и сломался.

   Как он и подозревал, в спальне никого не было, только занавески колыхались под легким сквозняком, да приоткрытая решетка вентиляции давала полюбоваться на какую-то фиготень, медленно тлеющую и распространяющую по дому удушающие миазмы. Что самое обидное - в комнате почти не воняло, Соня создала такие условия, чтобы тонкую струйку дыма полностью уносило при помощи тяги.

   Схватив первую попавшуюся под руку тряпку - похоже, это было что-то из одежды пленницы - Астахов, мигом завернув в неё отчаянно воняющую дымовуху, выбросил этот комок в окно, создав ажиотаж и волнение у дежурящей там охраны.

   Следующий двадцать минут вся мужская популяция дома (Нелли Павловна невозмутимо продолжала крутиться на кухне, а Алёна Герман, не ведающая о масштабе грозящей катастрофы, сидела в комнате) искала поджигательницу. К сожалению, безуспешно. Ни одна камера не зафиксировала, как и когда Соня успела выбраться из спальни, но, на всякий случай, окно в её комнате Димка лично заколотил гвоздями-"двухсотками".

   - Мы все перерыли, но её нет, - саданув последний раз молотком, чудом разминувшись со своим пальцем, младший брат отошел, чтобы полюбоваться работой. - На пристани она не появлялась, вертолет тоже на месте, значит, где-то отсиживается. Или решила заранее утопиться, но вряд ли - такие не горят и не тонут. Умная стерва... Только из-за этого, когда найду, убью быстро.

   - Сам же хотел подчиненным учения устроить, - Дан пролистал лежащие на столике бумаги. Остатки после изготовления дымовой шашки, скорее всего. Что за пластиковую ерунду она в них завернула, установить не удалось, но провоняло полдома. - Вот и наслаждайся.

   - Да я прямо тащусь, разве не заметно? - пристроив орудие труда на подоконнике, Димка уселся в кресло. - Зачем она это сделала? Детство в заднице заиграло?

   Старший брат бросил листы обратно на стол и быстро пошел к двери.

   - Когда отрубилось электричество, она побывала в комнате охраны.

   Младший, не поняв такой реакции, тем не менее, порысил следом.

   - И что?

   - Единственное место, которые мы не проверили - мой кабинет.

   Она была там. Девушка с независимым видом сидела в кресле за его столом, без злорадства и ехидства глядя в глаза влетевшему хозяину помещения.

   - Прошу прощения, что без разрешения, но все были так заняты, и я не стала отвлекать... - Соня попыталась подняться, но опустившаяся на плечо тяжелая рука надежно придавила её к сиденью.

   - Что ты сделала? - Даниил, продолжая удерживать на месте жертву, которая не особо и вырывалась, напряженно посмотрел на прощальную надпись, светящуюся на мониторе.

   - Немного поболтала с друзьями и знакомыми, - девушка все ещё сидела совершенно прямо, не дергаясь и не пытаясь освободиться. - Они так за меня волновались... Ну, и отправила весточку одному человеку, который очень хотел сотрудничать. Сами понимаете, работу я потеряла, нужно рассылать резюме, общаться с потенциальными работодателями...

   Судя по тому, как у стоящего в дверях Димки конвульсивно сжались и разжались руки, проблема безработности могла разрешиться в любую минуту самым кардинальным способом.

   Чтобы младший чего не учудил, Дан решил того отправить с благой вестью о возвращении блудной дочери.

   - Предупреди наших, что Золотце нашлась, - подождав, пока Димка покинет их интимную компанию, он снова обратил внимание на Маркевич. - И ты смогла подобрать пароль? - пальцы чуть напряглись, отчего девушка поморщилась от неприятных ощущений. Наверное, завтра на ключице появятся синяки...

   - Вручную это делать долго и муторно, но есть же специальные программы... - дальше она продолжать не стала, дав додумать эту мысль. - Но ты все равно его смени, он не самый простой, но и не особо сложный, - Соня все-таки чуть повернулась и посмотрела в лицо Даниилу, который сейчас любовался на неё как-то совсем уж неласково. - Когда ты предлагал условия спора, сказал, что я могу пользоваться любыми средствами, которые смогу добыть. Так что нарушения правил с моей стороны нет. А вот если ты меня продолжишь душить, - она подбородком показала на крепко стиснувшую плечо ладонь, - то тем самым их нарушишь, и я выиграю, даже не сбежав. Потому что неприкосновенность ты гарантировал.

   Астахов немного помолчал, нагнетая обстановку, потом наклонился, почти коснувшись губами её рта.

   - Забыл предупредить - возмещение нанесенного ущерба возлагается на проигравшую сторону. Так что или лучше старайся, или, после того, как сожжешь дом, готовься к увеличению срока нашего сотрудничества.

   - Это нечестно, - Соня немного отклонилась, изо всех сил сохраняя независимый вид, и пожала плечами. - Но я не собираюсь проигрывать, потому это касается только тебя. А теперь мне пора.

   - Ещё не все гадости сделаны? - он убрал руки и отступил, давая пройти мимо себя. - Кстати, в твоей комнате теперь не открывается окно.

   - Да? А что случилось?

   - Раму заклинило. Намертво.

   - Надо же, какая досада...

   - И замок на двери сквозняком сорвало. Так что придется или переезжать, или терпеть неудобства, - Астахов устроился в ещё теплом от её попки кресле.

   - А новую камеру тем же ветром там случайно не прибило?

   - Вот на этот вопрос ответить не могу - заметил только разрушения.

   Соня на секунду задумалась. В принципе, все, что нужно, она уже сделала. Осталось только ждать результата, и, хотелось бы верить, что это ожидание не затянется.

   - Мои соболезнования по этому поводу, - девушка повернулась в дверях. - Да, кстати, не мешало бы проветрить, а то запах в доме какой-то странный...

   Послав извиняющую улыбку, она исчезла в коридоре, торопясь скрыться с глаз долой. Не хватает только, чтобы именно в этот момент у него закончилось терпение, и Астахов снова запер её в подвале.

   Итак, все подготовительные мероприятия проведены, теперь можно немного помаячить на улице, нервируя обитателей дома. И надеяться, что приказа стрелять в неё никто все-таки не отдавал. Потому что уговор уговором, но сама себя она за сегодняшние пакости точно бы высекла и посадила на пару суток в подвал. И совсем не в ту комфортабельную камеру, а куда попроще. Все-таки хорошо, что у Даниила такая выдержка.

   До самого вечера девушка прогуливалась по дому, близлежащей территории и продолжала проводить разведку. Вот кого она старалась избегать, так это Нелли Павловну. Мужики народ, конечно, обидчивый, но ущерб дому нанесен и немалый, одних только штор и пледов сколько нужно перестирать... Поэтому Соня упрямо обходилась без еды, да и водичку пила только из-под крана. Лучше уж накипь в желудке, чем какой-нибудь крысиный яд. А комната и правда выглядела так, словно тут порезвилось стадо слонов. С молотком.

   Когда уже почти полностью стемнело, Маркевич снова вышла на улицу, устав от созерцания развороченной двери и изуродованного оконного откоса. Интересно, неужели сам Даниил гвозди заколачивал? Как ни богата была её фантазия, но такую картинку показывать отказывалась.

   На потемневшем небе ветер гнал трудноразличимые облака, а от побережья поднимался густой белый туман, сразу напомнивший ту самую песню про зайцев в чести "У поганых болот чьи-то тени стоят". И хотя почва тут оказалась каменистой, да и тени носили имена собственные, к тому же, недобро посверкивали взглядами в сторону показавшейся Сони, чем её почти умилили, но было сыро, неуютно и как-то страшновато. Пройдясь туда-сюда вдоль забора и едва не столкнувшись нос к носу с одним из соглядатаев, девушка едва не упала, подвернув ногу, но не стала высказывать претензии - за руку её все-таки схватили, не дав шлепнуться в грязь.

   - Скажи, - поскольку таким воспитанным оказался Егор, Софья решила спросить напрямую, - есть у меня шанс сейчас отсюда сбежать? Только честно.

   Парень пару секунд думал, а потом отрицательно мотнул головой.

   - Тогда иди внутрь и дай отвести душу, а? - Маркевич почти умоляюще посмотрела на охранника. - Все равно, насколько знаю, делать со мной что-нибудь запрещено. Оно вам надо, чтобы я опять засела в доме и начала скучать?

   - Спасибо, нет, - похоже, Егор решил немного поступиться распоряжением начальства ради собственного спокойствия.

   - Вот именно, - Соня от избытка чувств легонько похлопала его по щеке, до которой дотянулась с некоторым трудом. - Поэтому я сейчас тут немного по забору похожу, энергию сброшу, а потом пойду и лягу спать. Правда.

   - Я все равно буду рядом, - руку девушки детинушка отпустил и даже отступил в тень.

   - Только на пятки не наступай и за край одежды не лови, - Соня улыбнулась ему на прощание и пошла на ночную инспекцию территории.

   Сегодня было ощутимо прохладнее, поэтому делала она это почти вприпрыжку, чтобы согреться. Черт, пусть этот Мельников хоть почешется, что ли... Уже полдня прошло, а пока никаких результатов. Да, у неё ещё больше двенадцати часов в запасе, но надежды на успех самостоятельного побега у неё не было изначально. Потому что, пока сидела в засаде возле балкона, который, как она правильно предполагала, оказался запасным входом в кабинет хозяина, Соня сложила один и один и получила - удивительно, но факт! - два. Про пристань она слышала. На вертолете прилетела сама. Но не видела ни одной машины, более того - на мониторах, хоть и смотрела на них всего минуты три, не было ни гаража, ни подъездных ворот. Вывод один - это остров. Какой именно, не суть важно, в акватории Владивостока их до етеной матери, гадать бессмысленно. Вот только если он расположен больше, чем десяти километрах от города, тогда получается совсем невесело...

   Егор отстал и теперь маячил где-то за спиной, издали выполняя распоряжение блюсти и беречь. Ну, и не допускать совсем уж глобальных разрушений.

   Соня же, прогулявшись вдоль забора, уже хотела возвращаться в пострадавшую от проявлений чьего-то дурного нрава комнату, как заметила на балконе второго этажа двоих людей. Одним из них был точно Даниил, уж его-то она скоро и по запаху начнет узнавать. А вот второй была женщина, но точно не Нелли Павловна. Конечно, есть вариант, что у Астахова тут целый гарем из таких же, как она сама, невольниц, но все же Софье почему-то стало немного спокойнее и чуть веселее. Особенно она надеялась, что это любовница хозяина дома, и они так увлекутся друг другом, что дадут ей спокойно сбежать. Девушка притаилась под самым балконом, пытаясь, как бы невзначай, подслушать, о чем там воркуют голубки, но демонстративное сопение Егора за спиной сводило на нет все усилия. Удивительно, как это парочка их ещё не услышала...

   Чтобы не возникло подозрений в излишнем любопытстве, Соня, подмигнув украдкой показавшему кулак Егору, ринулась на штурм Зимнего. То есть - забора. Он в этом месте был почему-то довольно низким, даже напрягаться не пришлось. Хотя, причину она поняла почти сразу, когда, сощурившись для улучшения видимости, рассмотрела-таки, что стоит почти на краю обрыва. А поскольку совершать героическое самоубийство её не тянуло совершенно, то пришлось отозваться на предложение отвлекшегося от разговора со своей дамой Даниила вернуться в дом.

   - Золотце, иди обратно, ты, конечно, крута, но двадцать километров в холодной воде вряд ли проплывешь. Так что не надо злить охрану, как выбралась, так и возвращайся.

   В вечерней тишине его слова прозвучали особенно громко, но Софья больше надеялась, что досадливый скрип её зубов он все-таки не расслышал. Двадцать километров это почти три раза по семь и четыре по пять. Сигнал, скорее всего, вообще не дошел. А если и пробился, то найти её здесь почти невозможно. Мельников жадный прожженный сукин сын, но далеко не дурак, и знает, кому принадлежит остров, потому, скорее всего не сунется. Если бы они находились где-нибудь поближе, ещё и рискнул бы, но грубо нарываться на чужой территории вряд ли станет...

   Она даже не стала упоминать о том, что, умолчав о такой мелочи, Астахов грубо нарушил правила их спора. Все равно бессмысленно.

   Но отметила про себя две вещи. Первая - девушка, которую Соня, наконец, смогла рассмотреть, скорее всего, в близких отношениях с Даниилом не состоит, иначе не стала бы почти незаметно и интеллигентно, но все же сторониться любовника. И второе - значит, придется напропалую блефовать. Делать этого Маркевич не любила, хотя и умела, но тут нужно учитывать личность противника. Ладно, придется стараться изо всех сил, чтобы создать правильное впечатление и подтолкнуть его мысли в нужную сторону.

   Поэтому, не став прощаться, Соня быстренько вернулась в дом и, поднявшись к себе в комнату, задумалась. Нужен подходящий антураж. Не дом, и не внутренний двор. А вот какая-нибудь скала, нависающая над морем, вполне подойдет. Природный драматизм дорогого стоит...


   Ветер трепал выбившиеся из собранного на затылке хвоста волосы, бросая их в глаза, и так слезящиеся от отраженного от воды солнечного света, нестерпимо-яркими бликами, разбегавшимися по мелким волнам. Сегодня море было спокойным, хотя и продолжало монотонно и как-то с предупреждением гудеть и вздыхать.

   Соня облизнула чуть солоноватые губы, которые тут же снова пересохли. Но девушке было не до проблемы возможности обветрить лицо.

   Темно-серый каменный уступ выдавался на несколько метров вперед, немного нависая над линией прибоя, и, словно дразня веками подтачивающую его воду, что не дастся его разрушить. Мелкими камнями и песком осыплется, но не рухнет целиком.

   Сквозняк тут был особенно сильным, потому Маркевич иногда зябко ежилась и про себя ругала запаздывающего персонажа этой интермедии. Пока он непонятно где и чем занимается, она тут вполне может схватить простуду. Эх, ладно, придется все-таки потерпеть...

   Даже пришлось сегодня, чтобы не вызвать подозрений, подстеречь в коридоре ту девушку, с которой вчера говори Астахов. Ничего так, приятная, но дело есть дело, поэтому Софья, наплевав на невольную симпатию, немного подставила эту Алёну. Хотя, если она правильно поняла поднявшуюся утром суету и запрет на появление в помещениях первого этажа, там происходило что-то, связанное с этой брюнеткой.

   Если Алёна позвонит Кириллу - хорошо. Нет - тоже неплохо, зато у наблюдателей должно было сложиться впечатление, что пленница в отчаянии и пытается схватиться за соломинку. А уж что с этими подозрениями делать дальше, их проблемы, у Маркевич совсем иные планы.

   - Не советую. Море холодное, да и прыгать высоко. - Откуда он появился, Соня не поняла - вроде, стояла вполоборота к тропинке, но Даниила все равно прозевала. - Так что ты потеряешь сознание от удара о воду, а потом просто захлебнешься.

   Девушка повернулась к говорящему, с настороженностью и любопытством наблюдая за его действиями.

   - Это разрушит некоторые твои замыслы? - отходить от края обрыва она не спешила. Как и прыгать - не такая дура, чтобы рисковать собственной жизнью. Главное, сделать вид, что колеблется.

   - Для своих замыслов я вполне могу найти другого человека, - он все-таки сделал пару шагов вперед, но заметив, как она попятилась, остановился. - И что ты этим хочешь показать? Умру, но не сдамся? Глупо.

   - А кто сказал, что я собираюсь сдаваться, а тем более - умирать? - она отбросила мельтешащие перед глазами пряди, но те все равно упорно закрывали обзор. - Это не просто глупо. Это значит бездарно потратить собственную жизнь. А у меня на неё совсем другие планы.

   - И какие же? - интересно, как долго у него получится заговаривать ей зубы, пока кто-нибудь из охраны не поймет, что их обоих уж слишком давно не видно, и не пойдет проверить, куда они делись?

   - Извини, ты не вызываешь у меня доверия, поэтому рассказывать не буду. Но могу намекнуть. Тебе не приходило в голову, что всеми этими ужимками и прыжками я тяну время?

   - Естественно, приходило, - Дан уселся на нагретый солнцем камень и слегка сощурился. - Но это нужно делать с какой-то целью. Пароль на моем компьютере ты не взломала. Он далеко не такой примитивный, тебе бы просто не хватило времени.

   - Конечно, не взломала. И мне не хватило бы не только времени, но и знаний. Пользователь я весьма посредственный.

   - Значит, на помощь ты позвать не могла. Пытаешься узнать, где границы моего терпения?

   - Однажды ты станешь жертвой собственного эгоцентризма, - Соня прошлась по самой кромке обрыва, не забывая зорко следить и за Астаховым, видимая расслабленность которого её как-то не особо успокаивала, и за тем, чтобы, увлекшись их беседой, не оступиться. - Не хочу расстраивать, но на помощь я все-таки позвала. И она будет здесь с минуты на минуту. Если не уже тут... - заметив, с какой иронией Даниил улыбнулась, Софья, в свою очередь, посмотрела на него с плохо скрываемым сочувствием. - На пульте охраны сейчас кто-нибудь есть?

   - Да.

   - Тогда свяжись, и пусть залезут под стол, который стоит справа от двери. Заодно и валяющийся там фантик от конфеты подберут, - подождав, пока Астахов свяжется с добрыми молодцами и передаст её пожелание, девушка продолжила. - А теперь в самом углу, на гофре, в которую убраны кабели и провода...

   Судя по тому, что Даниил на секунду утратил бесстрастное выражение лица, показав легкую досаду, ребята нашли то, что она там припрятала. Может, у неё совсем уж обострилась паранойя, но её комнату вполне можно было проверить на наличие электромагнитного излучения и за пару минут найти источник, но кто же сунется туда, где стоят компьютеры и постоянно дежурит охрана? Правильно, тот, кто не хочет, чтобы нашли миниатюрный передатчик.

   - И с кем ты связалась? С бывшим любовником? Зря, он не сможет тебе помочь.

   Соня не стала придираться к словам, утверждая, что, пока она не завела нового любовника, Кирилл остается действующим. Да и вообще, спрашивается, чего он так привязался к её личной жизни?!

   - Ну, почему же с бывшим? Может, и с будущим... - девушка с трудом сдержалась, что не поплевать через левое плечо.

   - Тогда почему сразу не попросила помощи?

   - Потому что есть народная мудрость - хрен редьки не слаще. И поэтому готова выслушать твои предложения по дальнейшему сотрудничеству, - Софья сделала приглашающий жест кистью, показывая, что вся во внимании.

   - Позволишь пару уточнений? - Астахов позы не изменил, но как-то так посмотрел, что у Сони мелькнула мысль - может, все-таки прыгнуть? Тогда будет хоть какой-то шанс выжить...

   - Слушаю.

   - Первое - кто тот, у кого ты попросила помощи? Второе - почему ты думаешь, что он ради тебя станет ссориться со мной?

   - Имя открыть не могу, сам понимаешь, нам с ним, вполне возможно, работать рука об руку, а раскрывать личности партнеров не в моих правилах. На второй вопрос... Скажем так, иногда жадность перевешивает здравый смысл. И у него она перевесит, - черт, только бы не понял, что сейчас она откровенно блефует...

   - Сомнительно, но принимается, - Даниил оттолкнулся от камня и выпрямился, чем заставил Маркевич нервно вздрогнуть. - Раз ты предложила компромисс, то тебе первой и озвучивать условия. Да, кстати, а тебе не жалко было подставлять девушку, которую просила связаться со своим Кириллом? Она ведь ни в чем не виновата, но пришлось сделать внушение... Естественно, никому звонить не станет, так что только зря подвела человека.

   - На войне бывают случайные жертвы, - Соня только грустно качнула головой, но раскаивания на её лице он не увидел.

   - Прагматично, но справедливо. Итак, чего ты хочешь?

   - В идеале - убраться отсюда, и больше никогда не видеть ни этого острова, ни тебя. И не надо так усмехаться, я знаю, что эта мечта утопична. Поэтому предлагаю перевести все в деловое русло. Тебе нужны мои умения, мне - гарантия, что за какой-то проступок не свернут шею и не подставят. В других условиях, если бы я не участвовала в операции, благодаря которой ты лишился крупной суммы, а потом не начал меня пугать и ловить, у меня не было бы и сомнений, сотрудничать с тобой или нет. Но сейчас...

   - Сейчас я могу сбросить тебя с этого уступа, вздохнуть спокойно и пойти домой.

   - Не спорю. Но вряд ли станешь, - Соня перестала строить из себя суицидницу, но и далеко от края не отходила, сделав всего пару шагов в сторону Даниила. - Ты ж меня эти дни изучал, как под микроскопом. И если ничего не сделал за устроенную энергетическую катастрофу и небольшой пожар...

   - Электричество починили через час после того, как ты покопалась в щитке. Пожарная сигнализация настроена на показатель "дым" и "открытый огонь". В обоих случаях просто не мешали. Мало ли, зачем тебе нужна была такая ситуация...

   Маркевич мысленно выматерилась, что за ней водилось крайне редко, но сдержаться смогла. А она-то уже губы раскатала, что смогла сделать и Астахова, и его братца, и всю охрану... Неприятно чувствовать себя мартышкой, корчащей рожицы в зеркало, которое на самом деле является односторонним стеклом.

   - Могу только позавидовать такой слаженной работе коллектива.

   - Дело долгих лет, - а вот Даниил улыбку скрывать не стал. - Не расстраивайся, ты прошла намного дальше, чем девяносто девять процентов людей, случись им оказаться в такой ситуации. Я признаю твои таланты, и хочу кое-что предложить. Работать ты на меня все равно будешь, другой вопрос - добровольно или по принуждению. Меня больше устраивает первый вариант, но, если выбора не станет, вполне удовлетворюсь вторым.

   - И на каких условиях? - ну, наконец-то, перешел ближе к телу. Причем, во всех смыслах - непонятно как, но между ними осталось метра три свободного пространства. Когда он успел настолько приблизиться, Соня не поняла, но чуть отступила.

   - Финансовую сторону вопроса обсудишь с моим начальником отдела кадров, а вот правовую я тебе обрисую сам. То, что будет написано в контракте, это все красиво и серьезно звучит, но сути не передает. А она просто и незатейлива - попробуешь начать работать ещё на кого-то, очень сильно пожалеешь. Деньгами и прочими благами не обижу, но попытку предательства не прощу.

   - Справедливо, - Маркевич и сама не любила двурушничества, потому вразрез с её моральными принципами это не шло. - Надеюсь, после того, как мы обговорим все условия, больше быть здесь почетной гостьей мне не придется?

   - Это мы решим в отдельном порядке. Но пока я не буду уверен в твоей лояльности, придется посидеть здесь. Работать сможешь и в удаленном доступе, все, что нужно, тебе привезут.

   - За хорошее поведение ты меня будешь катать на вертолетике и издали, чтобы Боже упаси, не убежала, показывать город? - это ей не нравилось совершенно, но если Астахов будет настаивать, придется согласится. Есть и более принципиальные вопросы.

   - А за отличное - ещё и бинокль дам. Твою безопасность я гарантирую. Есть ещё невыясненные моменты?

   - Куча, но их можно решить и попозже. Итак, когда я увижу договор?

   - Как только юрист его составит. А сейчас предлагаю скрепить его рукопожатием, - Астахов протянул ей ладонь, предлагая не только жест мира, но и помощи - слезать с облюбованного ею камешка было высоковато.

   Соня пару секунд поколебалась, но оперлась на него, осторожно спускаясь с уступа.

   - Спасибо за помощь и терпение.

   - На здоровье. Кстати, хочу тебе кое-что показать, - Даниил, не отпуская её пальцев, вытащил второй рукой из кармана брюк мобильник, в котором Маркевич узнала свою собственность. - Позвони кому-нибудь.

   Девушка не совсем поняла, зачем он это делает, но все-таки ткнула в номер их офиса. Нужно же заодно узнать, что там сделал с оставшимися вещами арендодатель. Но телефон на попытки дозвониться отвечал только надписью "Соединение разорвано".

   - Здесь стоит оборудование, гасящие все сигналы, кроме тех, которые идут по определенной линии. Твой маячок не работал.

   - Но тогда зачем... ?! - вот сейчас у неё просто слов не хватало. Ведь получается, что Астахов изначально контролировал почти все её движения и никакого не то что ущерба, а просто мелкого вреда она не нанесла. Ну, кроме, разве что, провонявших вещей.

   - Затем, что я предпочитаю решать вопросы мирным путем. И только, если не получается, применяю силу, - Даниил, не обращая внимания на не самый радужный настрой спутницы, поцеловал её запястье и потянул в сторону дома. - А теперь пошли мириться с охраной. Ты досталась слишком дорого, чтобы дать кому-нибудь из них прибить тебя ради морального удовлетворения.

   Пока он вел её в свою обитель, Соня мысленно успела высечь себя за самомнение и отсутствие реального взгляда на вещи. Ведь мелькала же мысль, что все получается даже легче и проще, чем она думала сначала. Так нет, все списала на свои способности, а не на коварство противника.

   Да... Щелчок по носу получился демонстративный и болезненный, стоит это признать прямо. Хотя отсутствие злорадства в словах Даниила и не лило бальзам на душу, но хотя бы унижение не было полным и беспросветным. Значит, это братцы так развлекались. Нехило...

   - Почему никто меня не остановил, когда я пробралась в кабинет? - девушка не стала отдергивать ладонь, хочется ему вести её за ручку, как дитя неразумное, пусть.

   - Потому что это было единственным, чего не учли и не предусмотрели, - Астахов немного замедлил шаг, заметив, что Софье приходиться спешить, чтобы успеть за ним. - Но охрана по шапкам за это уже получила, так что подобного не повторится. А где ты научилась таким диверсиям? Не похоже на поведение домашней девочки.

   Соня внутренне немного напряглась, но только легко улыбнулась.

   - Я была хулиганистым ребенком, а друзья во дворе и не такому научат.

   - Какой у тебя был интересный двор...

   - Советское детство и не к такому готовило, - Маркевич теперь думала, как бы ненавязчиво перевести разговор с темы её прошлого. Потому впервые за все время знакомства обрадовалась показавшемуся впереди Димке, как родному.

   - Жива ещё...

   Похоже, с радостью она все-таки поспешила.

   - Я произвожу впечатление человека, торопящегося на тот свет?

   - Честно? Да, - младший Астахов замер прямо перед ней, засунув руки в карманы джинсов и осматривая девушку подозрительным взглядом. - Иначе не стала бы соваться в ту авантюру.

   - Дим, хватит, - Даниил явно не собирался оставаться статистом. - А теперь поприветствуй нашу новую сотрудницу Софью Андреевну.

   Сотрудница выдала лучшую улыбку, немного напоминающую оскал, и, ухватив кончиками пальцев свободной руки край своей рубашки, изобразила книксен.

   - Ё-моё, теперь и на работе никакого покоя не будет... - не похоже, чтобы его сильно порадовала или вдохновила новость дня. - Давай договоримся сразу - ты не лезешь в мои дела, ведешь себя хорошо и тихо, и за то будешь жить долго и счастливо.

   - До самой своей смерти? - если с Даниилом особо не поспоришь, все равно победа весьма сомнительна, то с его братом вполне можно позубоскалить. Все-таки старшему природа отсыпала харизмы и внутренней силы намного больше, и в его присутствии Маркевич почти всегда чувствовала себя неуютно. - Я предлагаю более простой вариант - мы не терроризируем друг друга, а вместе, дружным и слаженным коллективом, трудимся на благо общего дела.

   - Идет.

   Уже пройденная ранее сцена с рукопожатием повторилась, только теперь Соня первой отдернула ладонь. Не потому что не хотела идти за ручку ещё и с ним (хотя, и это тоже). Просто ей не понравилось его прикосновение. Почему - кто его знает, но обниматься она с Дмитрием точно не собиралась.

   - Раз у вас теперь полное взаимопонимание на коммерческой основе, то предлагаю поделиться некоторыми цеховыми секретами, - Дан отпустил её руку, видимо, удостоверившись, что ценного сотрудника можно оставить на попечение брата и за пару секунд скрылся. Девушка даже испытала что-то вроде угрызений совести - все-таки у человека дел дофига, а она отвлекает. Но внутренний глас тут же замолк, она же не просила себя воровать и психологически измываться.

   - Секундочку, - Соня тут же отступила на шаг назад, чтобы никому не пришла блажь снова её хватать. - Извини, но до того момента, пока я не увижу контракт, ни о каком сотрудничестве и речи быть не может. Надеюсь, не нужно объяснять почему?

   - Может, тебя все-таки утопить, а? - Димка, которого жестоко обломали в отношении просвещения по вопросам легального мошенничества, страдальчески скривился.

   - А как же наше свежее перемирие?! - Маркевич укоризненной качнула головой.

   - Мне собственное спокойствие важнее... Ладно, идем уже, а то и так на тебя столько времени убил. Чтобы у тебя совсем не осталось иллюзий - выбраться отсюда можно только с разрешения или Даньки, или моего. Как вариант, можешь попробовать доплыть самостоятельно, но не думаю, что поможет. Или поиграть в Робинзона и построить плот...

   - Спасибо, я уже поняла, - она пошла следом за Дмитрием в дом, на пару секунд притормозив на пороге, чтобы привыкнуть к мягкому полумраку помещения после яркого солнца. - Какие именно у меня будут должностные обязанности?

   - Это вопрос не ко мне, а к брату, но сейчас он занят, так что можешь пока отдохнуть. Только охрану больше не дергай. Они, конечно, люди выдержанные, но могут и не утерпеть, когда такое искушение.

   - Да поняла уже. Можешь отвести меня к ним?

   - Вот ничему девку жизнь не учит, - тем не менее Димка поманил Соню за собой. - Зачем тебе ребята?

   - Хочу извиниться за проблемы.

   - Надо же, совестливая какая... А у меня прощения попросить не хочешь? - мужчина остановился перед той самой дверью, которую Маркевич взяла без боя меньше суток назад.

   - Не-а. Вы сами себе такое развлечение выбрали, а вот ребятам досталось по принципу "с дурной головой ногам покоя нет", - подождав, пока он откроет перед ней проход в тестостероновый Сезам, и не дождавшись, она сама дернула ручку. - Но могу попросить кое-что другое. Мне бы гвоздодер, а то я плохо сплю в духоте.

   Дождавшись от него желанной реакции в виде поджатых от недовольства губ, Соня рыбкой нырнула в комнату охраны.

   Там все сидели совершенно прямо и с такими выражениями на лицах, что сразу становилось понятно - и картинку общения наглой девы с начальством видели, и разговор слышали.

   - Ребят, вы извините, что из-за меня пришлось побегать...

   Поскольку бравые секьюрити не так долго и плодотворно общались с Маркевич, как Астаховы, то выражение смущения и легкой вины на нежном личике источника всех последних проблем их все-таки разжалобило.

   - Да ладно... - слово от охранников взял старый знакомец Артем. - Ты только больше так не делай.

   - Обещать не могу, но постараюсь, - обменявшись напоследок улыбками с парнями, Софья вернулась в коридор, надеясь, что провожатый уже сгинул. В идеале - навсегда, но согласна и на просто отъезд по рабочим вопросам.

   К сожалению, сегодня явно был не её день, Димка подпирал стену спиной, индифферентно рассматривая потолок. Соня даже думала пройтись на тему сеанса мысленной связи с братом, но не стала. В конце концов, им ещё вместе работать, там что наживать лишних врагов не стоит. Хотя, тут она, похоже, уже опоздала.

   - Забыл предупредить, у нас не приветствуется бл*дство на рабочем месте.

   Вот за это ей очень захотелось двинуть ему в глаз. Честно. Со всей дури, пусть после этого у самой окажутся выбиты костяшки пальцев. Но усилием воли Софья сдержалась, хотя и понимала, чем именно вызваны такие намеки - они же с Кириллом вместе работали.

   - Спасибо за предупреждение, - не показав ни единым движением или жестом насколько он её этим задел, Соня развернулась и пошла к своей комнате. Ну его, придурка, к черту.

   Захотелось громко хлопнуть дверью, но и этой малости она себе не позволила - нечего лишний раз радовать урода.

   Вместо этого она решила заняться собой. Если уж начинать трудовую деятельность в новом коллективе, то выглядеть нужно не только презентабельно, но и просто прекрасно.

   Час отмокания в ванне с апельсиновой пенкой, ещё некоторое время, проведенное над шлифованием и без того хорошей внешности, и Соня была готова если не завоевать мир, то показать, что способна на очень многое благодаря мозгам, а не принадлежности к слабому полу. Да уж, а эти идиоты, которые мужчины, ещё ноют, что им надо бриться каждый день... Попробовали бы пилинг и депиляцию, ещё бы не так взвыли.

   Тут же, в ванной, переодевшись в запасливо приготовленный домашний костюм, Маркевич показалась в комнате уже полностью готовая к новому раунду противостояния с драконами. Но ни одного из них в непосредственной близости не наблюдалось, что, признаться, одновременно радовало и огорчало. Радовало по понятной причине - обществом братьев, а особенно младшего, Соня за сегодня несколько пресытилась. А вот огорчало из-за такого масштабного подготовительного этапа, который, как оказалось, прошел впустую. Хотя, хорошо выглядеть нужно всегда, так что стоит поблагодарить Дмитрия за этот ушат холодной воды, а то она непозволительно расслабилась.

   И ведь это только начало, девушка уже не раз сталкивалась с предвзятостью, а иногда и неприкрытыми оскорблениями и намеками на то, каким образом она получает работу. Не впервой, прорвется.

   Пройдясь по комнате, Соня заметила, что тут явно кто-то побывал, пока она предавалась справедливой злости и наводила глянец. На двери красовался новый замок, а окошко, хоть и продолжало радовать глаз торчащими во все стороны щепками, гвоздей лишилось. Неприятно только то, что здесь были посторонние, пока она занималась собой. Хоть дверь ванной и имела чахлую задвижку, но это даже не смешно.

   Потому желание покинуть этот долбанный остров стало ещё сильнее, но помогать в его исполнении никто не спешил. Ну, и ладно, справится своими силами, главное - не взвыть здесь от тоски. Естественно, доверять и верить Даниилу она не стала, но здоровый прагматизм и желание на ней заработать несколько успокоили.

   Прогулка по комнате настроения не улучшила и мира в душу не внесла, поэтому Соня решила сразу идти на приступ последней твердыни и нерешенной проблемы. Ибо ей предстояло найти Нелли Павловну и предложить помощь в устранении последствий собственной диверсионной деятельности. Стирать она не любила, гладить и вовсе ненавидела, но ради обретения внутренней гармонии и успокоения нервов даже согласна была помочь в чистке картошки. Тем более, что теперь, когда ситуация несколько прояснилась, организм четко просигнализировал, что ему надоело поститься и ему хочется не только зрелищ, но и хлеба.

   Домработница явно преуспела в умении растворяться на местности гораздо больше, чем сама Соня, потому что девушка полчаса бегала по дому, заглядывая во все углы, изрядно этим нервируя охрану, пока дама, наконец, нашлась на кухне. Причем, Маркевич была там буквально за две минуты до этого и никаких признаков присутствия Нелли Павловны не обнаружила.

   - Добрый день, - девушка остановилась на пороге, дожидаясь приглашения зайти. Причиной была не столько природная скромность, которой она не страдала, сколько вид внушающего уважение тесака в руках женщины.

   - Здравствуйте, - дама в белоснежном переднике, который сама Софья изгваздала бы за минут за пять, приподняла белесые брови, предлагая высказать, зачем пришла и убираться восвояси. Конечно, ничего подобного она не сказала, но взгляд был очень уж красноречивым. - Вы что-то хотели?

   - Нууу... Вообще-то хотела извиниться, что прибавила вам работы, - поскольку приглашения не прозвучало, Соня на свой страх и риск внедрилась на кухню, продвигаясь по другую сторону разделочного стола.

   Нелли Павловна едва заметно кивнула, не то принимая извинения, не то соглашаясь с тем, что из-за кое-чьей страсти к поджигательству дом благоухал, как городской парк после массового запуска фейерверков.

   - Может, я могу вам чем-нибудь помочь? - девушка остановилась на максимально близком расстоянии от домработницы, которое сочла достаточно безопасным.

   - Нет уж, спасибо, - похоже, что попытка примирения провалилась с треском, и женщина сочла предложение попыткой согнать её с законной территории. - Лучше отдохните, вы и вчера, и сегодня целыми днями скакали и физически напрягались.

   Надо же, оказывается, и эта ледяная баба способна на сарказм.

   - Да ладно, чего уж там... - Соня приготовилась ретироваться, раз уж не получилось наладить отношения.

   - Есть хотите?

   - Вообще-то да.

   - Так бы сразу и сказали, - женщина отложила нож, чем приятно удивила Маркевич и передвинулась ближе к холодильнику. - Идите в столовую, минут через десять все принесу.

   - А можно я поем здесь? - вот сейчас Соня говорила совершенно без задней мысли обаять и втереться в доверие. Просто терпеть не могла официальных приемов пищи, хотя и обладала для этого всеми знаниями и навыками.

   - Воля ваша, - домработница быстренько положила перед ней приборы и поставила тарелку с чем-то очень вкусно пахнущим и перестала обращать на Маркевич внимание.

   Софья, конечно, немного огорчилось, что не получилось с наскока обаять неприступную Фрекен Бок, но потом решила, что у домработницы Даниила уже, наверное, выработался иммунитет. Зато хоть вкусно покормили, что уже не может не радовать.

   - Спасибо, было очень вкусно, - Соня хотела помыть за собой посуду, но попав под взгляд Нелли Павловны, обладательницы явно обостренного территориального инстинкта, неловко замерла возле раковины.

   - Поставьте в посудомоечную машину, - кивок в сторону агрегата. - И вас там, наверное, уже потеряли...

   Намек был настолько прозрачен, что по степени деликатности шел сразу за пинком под зад. Чтобы не искушать даму и не спровоцировать на более резкие действия, Маркевич тут же согласилась, мол, срочно нужно показаться кому-нибудь на глаза, утешив, что не потерялась, а просто разоряла кухню, и почти бегом выскочила в коридор.

   Фуф, ну и дамочка... Интересно, а до того, как стать личным Цербером дома Астахова, она, случайно не в колонии строгого режима работала? Больно уж сурова и непримирима. Ладно, в конце концов, если вести себя хорошо, то скоро вернется к цивилизации и вообще начнет новую жизнь.

   Конечно, с Киром она планировала встретиться в самое ближайшее время. Во-первых, нужно окончательно во всем разобраться. А во-вторых, убедиться, что с ним все в порядке. В том, что чувства то ли затухли сами собой, то ли она принимала за любовь нечто совершенно другое, Соня уже убедилась. Но и четыре года, проведенные вместе, это вам не в турпоход на пару сходить, поэтому, естественно, переживала и хотела убедиться, что он в безопасности. Осталось только убедить Даниила в собственной благонадежности, а сделать это будет весьма непросто...


   - Что мне там делать?! - Соня недовольно сморщила нос, когда ветер от набирающих скорость лопастей вертолета взлохматил ей волосы.

   - Будешь изучать специфику работы, так сказать, изнутри, - Димка, который после вчерашнего высказывания по поводу неуставных отношений был довольно вежливым и предупредительным, немного наклонился к девушке, пытаясь перекричать шум. - Там сейчас только котлован, смотреть особо не на что, но ты должна представлять, с чем именно будешь работать!

   На кой черт юристу лететь осматривать уже строящийся объект на выкупленной земле, она так и не поняла. Ладно бы посмотреть участок, который отцы-генералы под шумок решили продать (а учитывая, сколько в округе принадлежащей Минобороны собственности, торговать достоянием родины они будут ещё долгие годы), но уже оформленная земля Соне была не интересна. Особенно после высказанных пожеланий к её внешнему виду, озвученных вчера вечером все там же Димкой:

   - Только оденься попроще, в такое, что не жалко. Лучше вообще в резиновые сапоги, там после недавних дождей грязи по колено. А кое-где и по пояс...

   Это тоже совсем не вдохновляло, но откосить от прогулки по полям и огородам у неё не получилось.

   Поэтому Соня сейчас стояла возле гудящего вертолета, ожидая, пока Даниил, которому и выпала честь познакомить её с объектом грядущей аферы, наговорится по телефону.

   - Там хоть какая-то цивилизация рядом есть?! - ей тоже приходилось почти орать, чтобы быть услышанной. Зато, после того, как младший Астахов отрицательно помотал головой, появилась возможность выругаться, не теряя статуса леди. Говорила она с Дмитрием сухо и по существу, решив просто свести общение с ним к минимуму.

   Да и припекающее солнышко, решившее в эти пару дней оторваться за дожди, шедшие больше недели, заставляло чувствовать себя несколько неуютно. Поскольку её посещения дикой природы огранивались пикниками и просмотром канала Animal Planet, то Маркевич не только, как и советовали, нарядилась в потертые джинсы и кроссовки, но и на рубашку набросила ветровку. Кто его знает, сколько голодали местные комары... А эта пакость Соню трепетно любила, хоть и не пользовалась взаимностью - из всех, кто выезжал на отдых, именно её кровососущие глодали активнее всего. Кто-то порадовал девушку, мол, значит, она полностью здорова, но особого счастья у съедаемой заживо этот тезис не вызвал.

   Да ещё и довольно объемная сумка, которую запасливая, как белка, Софья набила репеллентами и прочими необходимыми вещами, включая небольшую бутылку с водой, все сильнее оттягивала плечо.

   Наконец, главным действующим лицом была дана отмашка на погрузку, и Соня почти с удовольствием полезла внутрь прозрачного монстрика. Летать девушка не боялась совершенно, как впрочем, и самой высоты, поэтому теперь радовалась, что нынешнее путешествие обойдется без завязанных глаз.

   Коротко о чем-то переговорив с братом, Даниил уселся рядом с Соней. На переднем же сиденье устроился один из сопровождающих лиц, по совместительству - охранник. Видимо, не по статусу Астахову путешествовать без прикрывающего спину. Но ерничать на эту тему Маркевич не стала, кто его знает, может, у него враги не дремлют, так что лучше уж пусть рядом кто-то крутится, чем принять случайную, хоть и героическую смерть, оказавшись на линии огня.

   Этого парня Софья раньше не видела, но не особо этому удивилась - вряд ли служба безопасности укомплектована так скудно, что за какие-то несколько дней все её члены попались бы на глаза. А может, и мелькал, просто этот охранник обладал какой-то на редкость невыразительно внешность, что даже сейчас, закрыв глаза, она не смогла бы его описать.

   Пока она раздумывала, стоит ли перед ведомством Дмитрия острая проблема с кадрами, вертолет плавно оторвался от земли и, набрав высоту, подался в сторону темнеющей у линии горизонта земле.

   Соня кивнула Даниилу, который, как и в прошлый раз, предложил ей наушники, и, нацепив аксессуар, с любопытством начала оглядываться. Не сказать, что летала она так уж редко, но такое зрелище видела впервые - практически со всех сторон их окружала вода. Да ещё и подсвеченная лучами утреннего солнца, отчего приходилось щуриться даже за стеклами темных очков.

   - Нравится?

   Хотя гул двигателя вертолета доносился и через наушники, голос Даниила прозвучал настолько близко, что Соня невольно вздрогнула.

   - Да. Очень красиво.

   - Обычно женщины боятся высоты.

   На это девушка ответила только улыбкой, которая могла означать все, что угодно. Астахов же перестал мешать ей наслаждаться видом и откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза. Дремал он или же просто так отдыхал, обдумывая новые каверзы, Софье было как-то параллельно. Гораздо больше ей нравилось следить за белыми барашками волн и игрой света на поверхности моря.

   Но довольно скоро это развлечение закончилось, потому что они теперь летели сначала над городскими окраинами, а потом и вовсе над лесом. Как далеко находится этот объект от Владивостока, Маркевич не знала, но, наверное, не особо близко, раз они все больше удалялись от черты краевого центра.

   Что именно насторожило Даниила, она не поняла, но мужчина резко выпрямился и, сдернув наушники, к чему-то прислушался. Его примеру последовал и охранник, что понравилось Соне ещё меньше. Но теребить за рукав и спрашивать, в чем дело, она не стала - помощи от неё все равно никакой, а вот помешать может запросто.

   Мужчины так и сидели, прислушиваясь, когда через несколько секунд вертолет как-то подозрительно вздрогнул и начал немного крениться влево.

   - До места не дотянем, сажай на первой же поляне!

   Это она поняла сразу, даже не нужна была громкая связь.

   Пилот на крик Даниила ответил только сосредоточенным кивком, и аппарат начал медленно снижаться. Вот только куда садиться, если под ними сплошная масса деревьев?!

   До Сони даже не сразу дошло, что они, вполне возможно, сейчас разобьются. Да ну, бред какой-то, Даниил не нанял бы какого-то лопуха в пилоты, да и сам вертолет точно содержался бы в исправности...

   Но только через пару минут она поняла, что сидит, вцепившись обеими руками в ладонь Астахова. Чем ей это помогло бы при крушении неизвестно, но почему-то так было легче. А вот заметил ли это сам мужчина, было непонятно, потому что он в это время о чем-то говорил с охранником. Звали того Сашей. Это было единственным, что девушка разобрала, точнее - уяснила. Они что-то там говорили ещё о вызове подкрепления, но постепенно распространяющийся по венам липкий страх мешал нормально понимать ситуацию.

   Дожить до глубокой старости и умереть в окружении внуков, стоящих с кружками воды в руках, она не мечтала, но и вот так погибать в ситуации, которую никак не могла изменить, тоже представлялось довольно абсурдным.

   Но, как оказалось, зря Соня раньше времени примеряла на себя саван. Минут через пять, которые показались длинными, тянущимися, как несколько часов, начавший все чаще как-то странно дергаться и издавать нечто, вроде чихания, вертолет довольно жестко коснулся земли. Настолько, что не успевшая сгруппироваться девушка едва не упала на колени, слетев с сиденья и звонко клацнув зубами.

   Но понять, что происходит, она не успела - едва они приземлились, как Даниил, несколько бесцеремонно и болезненно вцепившись в её руку, выволок Соню из вертолета и потащил в сторону ближайших зарослей. Благо, до них оказалось не так далеко, так что уже через пару секунд, её так же, почти с размаху, усадили за особо пышным кустом.

   - В порядке? - Астахов хоть и говорил с Софьей, но смотрел в сторону покинутого транспортного средства.

   - Почти. Язык немного прикусила и коленкой ушиблась, - девушка, следя примеру Даниила, говорила шепотом. - Что происходит?

   - По вертолету стреляли. И попали.

   - И дальше он не полетит? - до неё начал доходить смысл всех этих телодвижений.

   - Скажем так - это очень сомнительно.

   Только теперь Соня заметила, что земля довольно влажная, а с челки на глаза свешивается неизвестно где подцепленная паутина. Саша, который охранник, вместе с пилотом, чьего имени она не знала, залегли в паре метров от них, с таким же пристальным вниманием косясь на оставленную собственность.

   - Ждем здесь? - девушка чуть поерзала, вытащив из-под себя сумку. Потому что не очень приятно со всей дури рухнуть ребрами на припрятанную там твердую бутылку...

   - А какие у тебя предложения? Учти, тот, кто стрелял, гораздо ближе, чем ты думаешь, - в тоне Даниила совершенно не было ни страха, ни нервозности. Только глубокая задумчивость человека, прикидывающего перспективы выбрать из этой ситуации с минимальными потерями.

   - Вот именно. Вы же не смогли связаться со своими? - это даже и вопросом-то не было, Соне ли не знать, что, связи нет именно в те моменты, когда она жизненно необходима. - А стрелок скоро будет тут. И не факт, что в одиночестве...

   - Даниил Александрович, она права, - это подал голос притаившийся совсем рядом охранник.

   - Знаю. Сейчас отойдем на несколько сотен метров, подождем там. Только тихо, здесь хорошая слышимость.

   - Я останусь здесь, - водитель их летающей кобылы переместился на поваленный ствол дерева, со всех сторон поросший мхом и чем-то, напоминающим сероватую плесень. - Если кто-то появится - дам знать.

   Астахов, секунду подумав, кивнул, помог подняться Соне и повел в сторону густых зарослей боярышника. Чем ему приглянулось именно это направление, никто не уточнил. Маркевич тоже не возникала, прекрасно понимая, что ничего не знает ни о выборе направления в лесу, ни о прочих туристических фишках.

   Под деревьями пахло... лесом. Как ещё описать пряный аромат преющих листьев, смешанный с запахом усыпавших один из кустов белых цветов, и примятой ими травы, Софья не знала. И, наверное, с удовольствием бы постояла пару минут, просто дыша этим всем, но инстинкт самосохранения предлагал наплевать на красоты окружающей действительности и быстрее перебирать ножками. Тот же вектор придавал и Даниил, продолжающий почти тащить её за собой в неизвестном направлении.

   Сзади было тихо, наверное, оставшийся наблюдатель залег в тех зарослях и затаился, а Маркевич старалась даже дышать, как можно незаметнее. Почему-то ей казалось, что она ужасно шумно сопит. Да, а нервы-то после всего этого точно не помешает полечить... Хотя сейчас уже не было так страшно, как до посадки. Наверное, организм решил приберечь остатки адреналина для более тревожного и торжественного момента, потому голова у девушки работала, как никогда ясно.

   Если подстерегли здесь, да ещё и работал снайпер, значит, точно знали, куда и когда Астахов полетит. Плохо. Потому что это означает только одно - работал кто-то из своих. Да, можно было предположить, что просто проследили за поднявшимся вертолетом, но какова вероятность того, что Даниилу именно в этот момент приспичит полететь инспектировать процесс ковыряния в грязи котлована? А ведь снайпера ещё нужно привезти и посадить на точку.

   Конечно, это сугубо проблемы Астахова, но в данный конкретный момент они касаются и её самой.

   Ручка сумки периодически цеплялась за ветки, поэтому Соня знаками попросила ненадолго остановиться и удобнее перебросила ремень торбы, чтобы не приходилось придерживать свою ношу. Мало ли для чего могут пригодиться свободные руки...

   Пока Соня раздумывала, что тут происходит, и с какого бока она в это влезла, шедший чуть впереди Даниил притормозил.

   - Осторожнее, здесь скользко.

   Немного размытый потоком воды берег оврага был весь изрыт уже чуть подсохшими руслами ручьев, но грохнуться тут было, как нечего делать, поэтому Софья без вопросов помогла перевести себя на другой склон буерака.

   - Даниил Александрович, - Сашка, который маячил на границе видимости, как потомок доблестных сиу, так неожиданно появился перед ними, что девушка вздрогнула и отступила. Следопыт хренов, так и до инфаркта недалеко... - Слева река. Неширокая, но быстрая, и вода очень холодная. Предлагаю подождать там. Мы отошли метров на триста, вроде, и рядом, и не совсем близко.

   - Нет. Искать будут в первую очередь у реки, это лучший ориентир в лесу, - Астахов ещё раз осмотрелся. Соня последовала его примеру, но понять, что он смог увидеть среди одинаковых и на первый, и на второй взгляд деревьев, не смогла. - Поэтому остаемся здесь, так будет сложнее найти.

   Не успел он договорить, как где-то не очень далеко раздался выстрел. С соседнего дерева с шумом и испуганным щебетанием сорвалась какая-то птичка, но Соне было не до стресса пернатых - за одиночным выстрелом последовали ещё несколько, только они прозвучали как-то иначе. Более трескуче, что ли.

   Первым на это среагировал охранник, но ему по должности положено - Саша пригнулся и вытащил из спрятанной под легкой курткой кобуры пистолет. Даниил же, положив ладонь Соне на затылок, заставил девушку опуститься на корточки под прикрытие довольно большого темного камня, выглядывающего из целого палисадника папоротников.

   - Не поднимай головы!

   - Хорошо.

   - Сети до сих пор нет, поэтому нужно идти дальше. Как только появится - свяжемся с Димкой, - Астахов проверил мобильник, но тот все никак не мог уловить сигнал.

   - Отключи, - Софья все-таки нарушила приказ и оторвалась от матери-сырой земли. - Если постоянный поиск сети, телефон разрядится за несколько часов.

   - Извините, Даниил Александрович, но мы никуда не пойдем.

   Соня сначала вообще решила, что у неё пошли галлюцинации на фоне стресса, но когда охранник направил на Дана оружие, такая удобная версия происходящего приказала долго жить.

   - И сколько тебе заплатили? - как ни странно, но Астахов не казался удивленных, хотя и приподнял руки, показывая ладони.

   - Дело не в деньгах. Можно взять и другим. Вам ли не знать, - Сашка кивнул на притихшую девушку.

   - В каком смысле? - поняв, что прятаться бесполезно, Софья встала и передвинулась в сторону охранника, незаметно сунув руку в расстегнутую сумку. Не то, снова не то... Блин, зачем она туда напихала столько хлама?!

   - Помолчи! - это Даниил адресовал именно ей. Интересно как...

   - Саш?

   - Он прав. Ты бы помолчала, - Александр не сводил взгляда с уже бывшего хозяина, явно не опасаясь каверзы в её стороны.

   - А можно один вопрос? А потом буду нема, как рыба, честно, - ещё один шаг, а пальцы уже сжали прохладный гладкий предмет.

   - Давай, а потом заткнись.

   - Если будешь его убивать, можно я тоже один выстрел сделаю? Пожалуйста...

   От такой просьбы опешили оба - и Сашка, который в легком обалдении оглянулся на кровожадную деву, и Даниил. Но вот Астахов не растерялся, и как только охранник отвернулся, быстрым плавным движением поднырнул под его руку, выбивая пистолет.

   А в следующую секунду раздался даже не крик, а визг, полный такой боли и ярости, что Соня выронила баллончик с репеллентом. Как оказалось, он не нравится не только комарам - если распылить его в глаза человеку, тоже не плюшки с маком трескать.

   - Уйди! - Даниил как раз скручивал продолжавшего завывать охранника, а стоящая совсем рядом Маркевич мешала делать это по всем правилам.

   Не став отвечать, девушка шарахнулась назад, судорожно оглядываясь в поисках оружия. Ведь пистолет должен быть где-то тут, не мог далеко отлететь!

   Но вороненой стали она не заметила, зато на глаза попался небольшой округлый камешек, которым Соня, недолго думая, треснула по удобно подставленной белобрысой макушке.

   - А ты точно не промахнулась? - Даниил брезгливо отбросил обмякшее тело противника.

   - Если хочешь, могу и тебя по затылку погладить, - камень она предусмотрительно не стала убирать. Кто его знает, вдруг Астахову на нервной почве откажет соображалка, и он не поймет, что прося дать ей право контрольного выстрела, Маркевич просто заговаривала зубы.

   - Спасибо, откажусь. Выбрось ты этот булыжник! - он торопливо обыскивал карманы пятнистой куртки Саши.

   - Знаешь, он орал так, что услышали даже на китайской границе. Может, ну его, это мародерство, а? - Соня совету Даниила последовала, то есть каменюку бросила, хотя и не очень далеко. Вдруг ещё пригодится...

   - Ты куришь?

   - Нашел время мой анамнез выяснять! - пистолет все никак не находился, и Соня начала злиться. Может, нужно было все-таки не обделять вниманием и лаской? Лежал бы сейчас рядом со своим подчиненным, а не дурью маялся. - Нет, такой привычки не имею!

   - Молодец. Вот и я тоже не курю. И зажигалки, соответственно, у меня нет, - наконец, он нащупал маленький пластиковый прямоугольник во внутреннем кармане. - Ствол нашла?

   - Да.

   Астахов выпрямился, настороженно наблюдая за стоящей в паре метров от него девушкой, сжимавшей в правой руке рукоятку пистолета. Был бы он на её месте, уже пристрелил бы, а потом быстро удрал. Потому что охотятся явно за ним, а тут такой подарок в виде трупа главное дичи. За ней и гоняться никто не станет.

   - И что дальше? Сама сказала, что его слышали. Скоро тут станет очень людно.

   - Пообещай, что выведешь меня отсюда, а не пристрелишь и бросишь в лесу, - оружие она не поднимала, но Астахов был достаточно знаком с характером Золотца, и прекрасно понимал, что, при необходимости, она вполне способна пойти на крайние меры.

   - Обещаю.

   Пару секунд пристального взгляда глаза в глаза, и Соня спокойно протянула ему пистолет.

   - Я все равно не умею им пользоваться, - девушка, не обращая внимания на то, как Даниил на неё смотрел, быстро отряхнулась, проверила, туго ли завязаны шнурки на кроссовках и, стянув с себя ветровку, завязала рукава на талии узлом.

   - Останемся живы, я тебя научу. А теперь приготовься бежать с высокого старта.

   - Всегда готова. А с ним что? - она показала на лежащего охранника.

   - Его скоро найдут и добьют, нечего об эту падаль руки пачкать, - Астахов отобрал у Сони сумку и перекинул её через плечо, как незабвенный почтальон Печкин.

   - Подожди... А пилот?

   Она и сама понимала, что не надо спрашивать, но помолчать не смогла. Даже если первый выстрел был предупреждением для них, то последующие...

   - Возвращаться нельзя... - Девушка на секунду зажмурилась и кивнула. - Смотри под ноги и береги глаза.

   Что он имел в виду, Софья поняла минут через пять. Нестись по лесу, где яркие солнечные лучи, пробиваясь через ветки, ложатся на землю слепящими пятнами, маскирующими ямы и неровности, это не по беговой дорожке километраж наматывать. Пару раз она была опасно близка к тому, чтобы упасть, но потом, проследив за тем, как бежит Даниил, начала копировать его движения - использовать естественный рельеф, как трамплины и вспомогательные элементы. Стало немного легче, и теперь Соня больше следила, чтобы низко расположенные ветки не стегнули по глазам. На левой щеке уже наливалась саднящей болью длинная царапина, поэтому девушка стала намного осторожнее.

   По внутреннему шагометру Даниила, они были уже в километрах в пяти от вертолета, и признаков погони не наблюдалось. Но расслабляться слишком рано. Да и Золотце оказалась на редкость удобным соратником по побегу - ни тебе стонов и просьб остановиться, потому что хочется есть/пить/писать (нужное подчеркнуть), ни просто лишних вопросов. Кстати, физическая форма у неё прекрасная, хоть дыхание и потяжелело, но бежала она по-прежнему ровно и легко, изящно почти скользя над землей и перепрыгивая препятствия.

   Признаться, она его сегодня удивила и порадовала. И тем, что без вопросов встала на его сторону, хотя это как раз было понятным - не могла она не подумать, что свидетели убийства никому не нужны. Так что, вполне возможно, могила у них была бы общая. И тем, что не лезла под руку с советами. Это вообще приятный бонус.

   Хотя доверять он ей не спешил - слишком уж знакомая порода. Золотце - одиночка. Когда ей это нужно, она объединится хоть с чертом, но потом все равно дальше пойдет сама. Сейчас им выгодно держаться вместе, но как только их найдут, нужно будет усилить бдительность - скорее всего, она снова попытается сбежать.

   Но больше занимала мысли личность того, кто все это устроил. Кроме Сашки явно стучал ещё кто-то - он был хоть и одним из приближенных охранников, но в тонкости и подробности его никто не посвящал. Так что нужно искать крысу намного ближе.

   За последние дни он перешел дорогу нескольким людям, но, по здравому размышлению, больше всех достал Малеева. Только признавать его виновным Дан не спешил - вполне возможно, что кто-то из старых врагов, которых он с успехом нажил несколько лет назад, решил воспользоваться ситуацией и отомстить под шумок. Ладно, выберутся отсюда, будет видно.

   Шум реки, на который он ориентировался, выбирая направление, стал сильнее. Как и комариный звон любителей хлебнуть кровушки на халяву.

   - Стоп, - он перешел на быстрый шаг, чтобы разогревшиеся мышцы не остыли под не самым теплым ветерком, ощутимо пробежавшим по влажной коже. - Все нормально?

   - Да, - Соня тоже не стала сразу останавливаться, и на ходу потянулась, разминая спину и плечи. - Почему мы остановились?

   - Не думаю, что у них есть следопыт в команде, но будет лучше, если немного пройдем по воде, а потом уже двинемся дальше.

   - Куда? - глубоко и медленно вдыхая, чтобы от гипервентиляции не закружилась голова, девушка с любопытством огляделась и невольно залюбовалась зарослями дикого винограда, который, карабкаясь по деревья, создал почти непроходимые заросли. - Или это военная тайна?

   - Ну, мы с тобой сейчас, как Чук и Гек, какие могут быть секреты? К побережью. Там Димке нас будет проще всего найти, да и связь должна появиться.

   - А как ты определяешь, где оно?

   - По течению реки.

   - Черт, не подумала...

   А ведь это элементарно - все реки куда-то впадают. А у них в регионе выбор у водяных артерий невелик, все едино бежать к Японскому морю.

   - Немного остыла?

   Пока Соня изучала растительность, Дан примерился, как они будут спускаться. Насчет реки он погорячился, скорее, это был довольно широкий ручей. Остается надеяться, что он куда-то все-таки впадает, а не снова уходит под землю.

   - Нет, и надеюсь, что остывать начну не скоро. Может, поищем более пологий спуск? А то тут лететь и лететь...

   Девушка осторожно наступила на край обрыва и, вытянув шею, посмотрела вниз. Не Марианская впадина, конечно, но и этих нескольких метров вполне хватит, чтобы что-нибудь себе сломать.

   - Тут хотя бы есть деревья, можно придерживаться... Ладно, давай немного пройдем, может, там склон чуть ниже.

   Но и через несколько сотен метров картина не изменилась - все те же подмытые берега, поросшие кустами и заплетенные лианами, мерное журчание внизу и гудящее облачко кровососущего гнуса. Хорошо, хоть не слышно признаков погони.

   - Здесь будет проще всего перейти, так что дальше тянуть не надо.

   - Поняла...

   Мочить ножки в студеной водице очень не хотелось, но выбора-то нет, поэтому Соня первой полезла с кручи. Хотя склон и уходил чуть ли под семьдесят пять градусов, но, цепляясь за свешивающиеся ветки деревьев и плети дикой малины (ладони были этому особо рады), трудностей не возникло. Ровно до середины пути. А потом нога все-таки поехала, и девушка, отчаянно размахивая руками и извиваясь всем телом, попыталась вернуть утраченное равновесие. И, скорее всего, у неё бы получилось, если бы Даниил не решил проявить джентльменский характер и не ухватил её за шиворот куртки. Этого не ожидали ни сама Софья, кое-как замершая едва ли не в позе приветствия солнца, ни куртка. Ткань ответила тихим треском, когда Астахов сходу попытался оторвать воротник, а вот Соня - мычанием и сдавленным визгом, поняв, что они сейчас полетят вниз всей скульптурной композицией.

   Правда, кувыркались они недолго - там и лететь-то оставалось всего метра три, но утоптанный какими-то копытными бережок, который, видимо, служил водопоем всем окрестным оленям и косулям, был довольно влажным, поэтому Соня вляпалась обеими ладонями в плодородную грязь. И, опять-таки, исходя из популярности данного места, наверное, ещё и хорошо унавоженную.

   К счастью, Даниил следом не приземлился, потому что такого финала их произвольного выступления она бы не выдержала.

   - ***.

   Маркевич даже забыла все, что хотела сказать о мужчинах, которые лезут помочь, когда их не просят. До этого момента она никогда не слышала от Астахова даже просто грубого слова. Нет, то, что он их знает, она как-то не сомневалась, но чтобы начал говорить матом...

   - Что случилось? - девушка стряхнула налипшие на пальцы черные комья, сполоснула руки в ручье, до которого не долетела каких-то пару десятков сантиметров, и только потом повернулась к Даниилу.

   Он сидел в паре метров от неё. Хотя, скорее, не сидел, а полулежал, откинув назад голову и положив обе ладони на правую ногу. Грязь и разводы всевозможных оттенков зеленого покрывали и его, так что хотя в этом отношении Соне было не так обидно.

   - Я отбегался.

   - В каком смысле? - не став подниматься, Софья на четвереньках подползла к Астахову. - Ты можешь сказать по-человечески?!

   - Могу, - он приподнялся, но говорил, стискивая чуть побелевшие губы. - Колено вывихнуто. В лучшем случае.

   Что означает худший, она поняла сразу. Или сломано. И что теперь делать?

   Девушка уселась рядом с ним, не пытаясь ни помочь, ни уйти, только прижав кончики пальцев к своему лбу.

   Её медицинские навыки исчерпываются отработкой ссадин и перевязыванием порезанного пальца, а тут серьезная травма. Хотя, если он ей поможет, может и получится.

   Астахов в настоящий момент хоть и союзник, но все равно гораздо ближе к врагу, чем к другу. Да и сопротивляться сейчас не сможет - стрелять в неё не станет из опасения привлечь внимание, а догнать теперь точно не в состоянии.

   Но он проявил к ней намного больше снисходительности и внимания, чем любой другой, оказавшийся на его месте. Там, на острове, её не то, что никто не попытался изнасиловать или ударить, чего она внутренне ожидала и боялась, а даже особо не грубил. Ну, кроме Димки, и тот только один раз.

   Идти по лесу с человеком, который не сможет сам передвигаться, просто пытка - он слишком тяжелый, чтобы Соня могла его почти нести на себе, а переползая с его скоростью, к людям они выйдут как раз к началу осени.

   Но она совершенно не ориентируется в лесу и вполне может заблудиться, свернув куда-то не туда. Река, конечно, прекрасный ориентир, но и она может петлять, делая круги по десятку километров. Да, вода есть, но без еды Маркевич долго не протянет.

   Только все это ерунда. Выживет. Назло всем, но выйдет и начнет все с нуля под новым именем и в другом месте. Только никогда не сможет простить себе, что бросила раненого человека в ситуации, когда помощь была жизненно необходима. Эта там, в цивилизации, они могут сдержанно ехидничать и подкалывать друг друга. Там она, не задумываясь, и оглушила бы Даниила, и ногу ему сломала, если бы это гарантировало свободу. А здесь она не имеет морального права оставить его, как ненужный балласт.

   - Ты знаешь, как вправлять вывихи? Хотя бы в теории? - приняв решение, Соня перестала закрывать глаза руками и твердо посмотрела на Астахова.

   - В теории - да. Хочешь попробовать поработать травматологом? - он подтянулся на руках и сел прямо, зашипев сквозь зубы, когда ткань джинсов сдавила больное место.

   - А у меня есть выбор? - она потянула за ручку своей, надетой на него, сумки, без слов прося нагнуть голову.

   - Ты можешь уйти, - вот сейчас он как-то странно её рассматривал, как будто препарировал взглядом.

   - Могу, - порывшись в косметичке, Софья нашла блистер с препаратом, столь необходимым девушкам в дни следования за луной, и вытащила его вместе с бутылкой воды. - Но тогда лишусь возможности получить сатисфакцию за все то время, что ты продержал меня на острове. Две таблетки, только не разжевывай, они горькие.

   - Зачем ты это делаешь? - он без вопросов проглотил лекарство и сделал пару глотков воды. - Я сейчас буду тебе только мешать.

   - Если хочешь умереть героической смертью под кустом... - она запнулась, пытаясь идентифицировать растение, но потом пожала плечами, расписавшись в ботаническом бессилии. - То кто я такая, чтобы пытаться переубедить? Так нужна моя помощь или нет?

   - Нужна.

   - Хорошо, тогда снимай джинсы, - Соня тяжело сглотнула, представив, что ей сейчас предстоит. Нет, она не про его полуобнаженный вид думала, давно не девица, и вид мужика без штанов вряд ли смог бы вогнать её в раздумья или краску. Когда у неё получится поставить на место злополучный сустав, нужно будет его зафиксировать. Вот только чем?

   - Неожиданно, ну да ладно, - несмотря на сомнительный позитив ситуации, Даниил старался сохранить спокойный тон. И не для себя, а для Золотца. Значит, решила его не бросать здесь. Благородно, хоть и не очень умно. Ладно, о мотивах этого поступка спросит потом, сейчас главное - не потерять сознание от боли, когда новоявленная горе-медичка будет стараться оказать неотложную помощь. Вряд ли коленная чашечка сломана, но и надрыв связок может быть очень опасен, так что лучше не затягивать. Если бы это был другой сустав, например, лодыжка, то вправил бы сам, но этот... Тут без Софьи не справится. - Надеюсь, ты надо мной надругаться не собираешься?

   - Обязательно, но чуть попозже, - видя появившуюся на его лбу испарину и понимая, чего Даниилу стоит такая насмешливость, Соня постаралась поддержать тему. - Давай быстрее, у меня нет с собой ни музыки, ни мелких денег, чтобы оплатить твое постепенное обнажение.

   - Ну, если девушка просит... - Астахов сначала стащил с себя легкую куртку и сел на неё, не собираясь елозить в почти голом виде по грязному берегу, а уж потом, расстегнув джинсы, постарался как можно осторожнее стащить плотную ткань с травмированного колена.

   - Господи... - увидев, под каким углом выпирают из деформированного сустава кости, девушка побледнела и снова усомнилась в том, что сможет чем-то помочь. Да и в собственном здравомыслии тоже, если честно. Она же далеко не доктор Куин, куда несет-то?!

   - Золотце... Соня! - поймав её взгляд, в котором первый раз за все то время, что он её знал, появилось что-то, похожее на панику, Даниил, сдержав стон, передвинулся и положил ладонь ей на щеку. - Слушай внимательно. Сделать надо сейчас, потом начнет нарастать отек, будет намного труднее. Тебе нужно будет потянуть за голень, а второй рукой нажать на сустав. Поняла? - он жестами показал, как именно и куда давить.

   - Поняла... - черт, а руки-то как трясутся, даже самой за себя стыдно... Но об этом можно подумать и потом, сейчас есть более неотложные дела. Она уже потянулась к его ноге, как поняла, что нужно сделать ещё. Быстрым движением выдернув из мужских джинсов ремень, она натянула его, намотав на кулаки. - Не факт, что у меня получится с первого раза, поэтому лучше сожми зубами.

   - Хорошо, - мужчина послушно вцепился в аксессуар.

   - А теперь немного потерпи...

   Ладони осторожно легли на теплую кожу, покрытую короткими светлыми волосками. Стараясь не причинить лишней боли, Соня аккуратно провела пальцами по участку травмы. Только бы там не было перелома или разрыва связок...

   Резкий рывок и сильное нажатие. Такое, что под пальцами что-то щелкнуло и, кажется, вообще нафиг порвалось. Сама в ужасе от того, что творит, девушка не убирала руки, продолжая нажимать, пока колено не стало нормальной формы. Даниил в это время сдавленно зашипел и так сжал кулаки, что у него и в пальцах что-то захрустело.

   Только убедившись, что колено теперь выглядит почти нормально, Маркевич, уже забив на то, что у самой руки трясутся, как у запойного алкаша, убрала ладони и переползла так, чтобы оказаться у лица мужчины.

   - Эй, ты жив? - Соня отбросила прилипшие к мокрому лбу светлые пряди и легонько хлопнула Даниила по щеке.

   - Отнофительно.

   Из-за ремня, вся ещё сжимаемого зубами, получилось неразборчиво, но однозначно.

   - Вот и хорошо, потому что было бы обидно, если бы ты помер после того стресса, который я испытала, - сама не совсем понимая, что говорит, только бы не молчать, Софья пригладила его волосы и все-таки отобрала пожеванный ремень.

   - Извини, если напугал, - Астахов попытался улыбнуться бледными губами. - У тебя легкая рука. А теперь нужно подниматься. Скорее всего, через несколько часов вообще не смогу идти, лучше поспешить.

   - Подожди пару минут, - Соня быстро вернулась к воде и, зачерпнув жидкой грязи, ледяной до такой степени, что кончики пальцев тут же потеряли чувствительность, от души размазала её по его колену.

   - Блин!!! - похоже, что такая физиотерапия тут же вернула его с того света. Во всяком случае, по тому, как Даниил, не ожидавший от неё такой пакости, подпрыгнул, эффект оказался чудодейственным. - Ты что творишь?!

   - Нужно приложить холод, тогда не так сильно отечет, - сполоснув руки все в том же ручье, девушка, закопалась в сумке. К сожалению, ничего похожего на бинт там не было. Как и вообще чего-то, чем можно обездвижить сустав. Разве что...

   Соня развязала затянутый на талии узел из рукавов куртки и стащила темно-синюю рубашку, оставшись только в простой белой майке.

   - Отвернись. Или глаза закрой.

   - Золотце, вот честно, мне как-то сейчас не до сексуальных подвигов.

   Но встретившись с её взглядом, послушно зажмурился.

   Соня зашуршала тканью, стянув майку, и быстро застегнула пуговицы на рубашке и закатала рукава. Если нет перевязочного материала, значит, нужно его сделать. Вопрос стерильности тут не стоит - не открытую же рану прикрывать, а для фиксации сгодится и такое. Но эластичная ткань подавалась плохо, не желая становиться бинтами, а маникюрный набор Софья почему-то не захватила. Наверное, не подумала, что во время инспекции котлована будет время заняться ногтями. Хоть грызи, ей-богу...

   - Что ты делаешь? - Даниил со все возрастающим интересом смотрел, как Соня, пару секунд подумав и подергав майку начала пытаться зубами разорвать свою одежду. Её что, так возбуждают мужские травмы?

   - Пытаюсь придумать, чем забинтовать твое колено, - отплевавшись от ниток, девушка подозрительно посмотрела на травмированного. - А на что это похоже?

   - Да так... Возьми нож, он на левой щиколотке.

   Маркевич, пару секунд подозрительно рассматривала Дана, а потом закатала брючину. Нож был, вроде, и небольшим, но если она правильно помнила признаки холодного оружия, то он к нему относился. Не очень широкое лезвие со странным темноватым блеском, как будто металл покрылся патиной, узкий желобок по всей длине, на рукоятке - упор для кисти. Он настолько удобно лег в руку, что Соня за несколько секунд разрезала свою майку на ленты, отвлекаясь только, чтобы прогнать надоедливых комаров, уже нацелившихся на её обнаженные руки.

   - Чем больше ты отмахиваешься, тем активнее они нападают, - боль все ещё пульсировала и отдавала куда-то в поясницу, но то ли от того, что сустав вправили, то ли от обезболивающего, немного притупилась, хотя и не давала о себе забывать. - У тебя же был флакон с репеллентом, побрызгайся.

   - Сейчас, - Соня убрала уже начавшую густеть и схватываться грязевую массу и, кое-как смыв остатки последствий лечения природными препаратами, тщательно забинтовала его колено. Перевязочных материалов едва хватило, но более-менее зафиксировать все-таки получилось. - Надевай штаны и идем. Помочь?

   - Нет! Спасибо, я сам...

   Соня, пользуясь тем, что Астахов на неё не смотрит, закатила глаза. Они в глухом лесу, Даниил теперь охромел, до ближайшего жилья чесать непонятно сколько, а у него взыграло эго. Мужик, что с него взять...

   - Давай попробуем пройти вдоль ручья, потому что наверх я тебя точно не вытяну, - Соня отряхнулась, задумалась на секунду, а потом, расправив рукава и плотно застегнув манжеты, отошла на несколько метров. Распыляя отраву от кровососущих она постаралась не вдыхать и предусмотрительно закрыла глаза. Эксперимента с предателем хватило, чтобы не таращиться по сторонам, рискуя потерять зрение.

   Пока она проводила последние приготовления перед продолжением штурма приморской сельвы, Дан осторожно выпрямился и попытался наступить на правую ногу. Боль была сильной, но терпимой, так что несколько часов он выдержит, а вот дальше... Ладно, проблемы надо решать по мере их поступления, иначе есть резон сразу ложиться и складывать руки на груди. У них сейчас два врага - время и те, кто будет охотиться за беглецами. Во всяком случае, до вечера - точно. Если среди них нет идиотов, которые полезут в лес после наступления темноты, то нужно продержаться часом семь, потом будет относительно безопасно.

   - Надевай куртку и застегивайся, я и тебя им попшикаю, - Соня закончила эксперименты с клопомором и теперь, распространяющая странный, хотя и не неприятный запах, вплотную подошла к Астахову.

   - Меня комары не особо любят, так что оставь себе, - мужчина примерился к молодому клену, растущему в паре шагов от их стоянки. Как ни старайся не показывать свое состояние, но идти без помощи своеобразного костыля он не сможет, а использовать в этом качестве Соню он не будет - у Золотца просто не хватит сил.

   - А к клещевому энцефалиту у тебя врожденный иммунитет? - не особо обращая внимание на его сопротивление, девушка все-таки заставила одеться по форме и помогла застегнуть ветровку. - А теперь зажмурься и не вдыхай, - быстро распылив на Даниила оставшийся в баллончике репеллент, Софья, ухватив его под руку почти оттащила в сторону от ядовитого облака. - Все, уже можно дышать.

   - Спасибо, - Астахов поблагодарил вполне искренне, не вкладывая в это слово ни насмешливости, ни иронии. Поэтому Соне ничего не осталось, кроме как, пожав плечами, побормотать:

   - На здоровье.

   Почему-то девушке стало от этого немного неловко. Наверное, она уже начала терять способность к нормальному человеческому общению, если старается в каждой фразе найти двойной смысл.

   Пока она перетряхивала сумку и скрывала следы их присутствия в виде обрывков её майки и уже пустого баллончика из-под инсектицида, Даниил при помощи ножа отпилил-таки кусок ствола и теперь отсекал лишние ветки.

   - Ну, идем, Гендальф Белый, - Соня хотела поспорить за право нести свою сумку, но потом только махнула рукой - если ему так хочется реабилитироваться за то, что завез непонятно куда, и теперь им придется играть в дикарей, то его воля.

   К самому руслу речки они приближаться не рискнули - глинистая почва была слишком скользкой, не хватает получить ещё одну травму. А подняться выше не получалось - склон продолжал радовать высокими стенками, так густо поросшими всякими вьющимися растениями, что земля просматривалась только изредка.

   - Ты же не медик, откуда знаешь, как правильно вправлять вывихи? - не то, чтобы молчание действовало Соне на нервы, но все-таки идти в полной тишине немного напрягало.

   - А ты разве информацию на меня не собирала? - проклятое колено простреливало болью каждый раз, как только Дан по инерции пытался согнуть ногу, поэтому пришлось ковылять, стараясь вообще не тревожить травмированный сустав.

   Зря они полезли тогда в тот овраг - меньше, чем через километр возвышающиеся над ними стены стали намного ниже, постепенно сходя до состояния простого пригорка в месте впадения ручья в речушку, которая была шире него от силы на полметра. Сориентироваться, где именно они находятся, у Астахова не получалось - примерно район приземления он представлял, но конкретной точки не знал. А если учесть, сколько в округе всяких ключей и ручьев, то и этот ориентир картины не прояснил.

   - Там не было ничего такого, что позволило бы заподозрить в тебе костоправа, - девушка запрыгнула на камень, делая вид, что осматривается. Не стоять же, демонстрируя, что ждешь своего спутника...

   - Я закончил военный институт, там преподают навыки первичной помощи при травмах, - Даниил тоже притормозил, мгновенно насторожившись. - Быстро в кусты!

   Маркевич, не дожидаясь, когда он закончит фразу уже хотела рвануть в указанном направлении, но потом, плюнув на возможную задержку, метнулась к мужчине:

   - Обопрись на меня, ну же! - едва сдержавшись, чтобы не охнуть от навалившейся на неё тяжести, девушка быстро дотащила Астахова до зарослей чего-то, по форме листьев напоминающего сирень. Рухнули они, почти не группируясь, надеясь, что раскинувшиеся во все стороны ветки скроют их со всех сторон. Так получилось, что Соня оказалась на Данииле сверху, но отодвигаться не было ни сил, ни желания - характерный треск усиливался, становясь все отчетливее и заставляя втягивать голову в плечи, стараясь стать как можно менее заметным.

   - Как думаешь, это те, что пытались тебя убить, или Димка послал на поиски? - напрягаться, что он услышал, ей не приходилось - все равно почти прижималась губами к его уху.

   - Не знаю. Поэтому лучше на глаза не попадаться. Но для Димки рано - он, скорее, начнет искать с места стройки, а до него далековато, - Астахов, обхватив её рукой за талию, подтянул чуть выше, чтобы Соня гарантированно оказалась под прикрытием зелени.

   Пару минут покружив где-то над их головами, вертолет улетел в неизвестном направлении, вызвав у Даниила и Софьи вздох облегчения.

   - Идем дальше, - Астахов осторожно отодвинул девушку и, оттолкнувшись руками, выпрямился на здоровой ноге, помогая встать Соне. - Нужно поспешить, постараемся до темноты пройти, как можно большее расстояние.

   Сказать это было намного легче, чем сделать. Во всяком случае, Маркевич прекрасно видела, чего ему стоит двигаться с приемлемой скоростью. И искренне удивлялась, правда, про себя, поведению Даниила - он не то, что не жаловался, а вообще не обращал внимания на боль, хотя и иногда морщился, когда считал, что она этого не видит.

   Особой жары не было, но влажность придавала воздуху ту самую духоту, которая, казалось, прижимает к земле мокрым кулаком все живое. Птицы уже не так радостно пели, а изредка чирикая, перепархивали с ветки на ветку, не особо пугаясь людей. А Соня, несмотря на не самую приятную причину турпохода, оглядывалась с интересом и любопытством.

   - Когда ты последний раз была в лесу? - заметив, как она вертит головой, Дан решил проверить одно предположение.

   - Давно.

   - А точнее?

   - Года два назад. Потом не было времени на прогулки по дикой природе, - девушка оглянулась на идущего позади неё Астахова. - А почему ты спрашиваешь?

   - Просто интересно. Надо же поддерживать разговор, - по его предположениям, ещё часа полтора-два он идти сможет, а потом все, приехали. Уже сейчас всю ногу с завидной периодичностью охватывала боль такой силы, что поневоле начнешь мечтать об ампутации. К тому же, ступня понемногу немела, но полностью чувствительность не теряла, что очень хорошо. Значит, это последствие пережатых нервных окончаний во время травмы, а не признаки более серьезных вещей. И в этих условиях сделать ничего нельзя, таблетки Золотца с такими симптомами вряд ли справятся. Да и потом, убирая боль, они притупляют и другие ощущения, а ему нельзя терять бдительность. Хочет Соня того или нет, но он сейчас за неё отвечает. И раз пообещал вывести, то костьми ляжет, но сделает.

   - Ты ещё о погоде речь заведи, - Маркевич насмешливо фыркнула и смахнула рукавом испарину со лба. В полной амуниции было жарко и душно, но снимать нежелательно, потому что хоть про клещей она вспомнила и поздновато, но желания обзавестись незваным попутчиком и захребетником все равно не испытывала. Даже если этот самый клещ будет самый, что ни на есть здоровый и экологически чистый.

   - Лучше скажи, когда ты узнала, что землю вы увели именно у меня? - Даниил на секунду запнулся, стараясь не показать нового приступа боли, огнем опалившей и колено, и мышцы икры.

   - В тот день, когда ты позвонил, - Соня, немного поколебавшись, остановилась на самом краю крохотной полянки, заросшей невысокой травой с редкими побегами ежевики, ползущими на захват новых территорий. - Отдохнем несколько минут, потом идем дальше.

   - Золотце, если я сяду, то уже не встану, - он сразу понял, что именно она хотела показать. Мол, мне без разницы, как ты себя чувствуешь, а я устала, поэтому придется отдыхать обоим. И оценил этот жест - Соня старалась никак не подчеркивать, что он её задерживает.

   Девушка немного помолчала, потом подошла почти вплотную.

   - Как ты?

   - Терпимо.

   - Понятно, - качнув головой и нахмурившись от невеселых мыслей, она потянулась к сумке. - Сколько прошло с тех пор, как ты пил таблетки?

   - Часа четыре, может, немного больше. Но сейчас их принимать нельзя, они ослабляют внимание, - Астахов полностью перенес вес на левую ногу и попытался поджать пальцы на правой ступне. На лице никак не отразилось, чего ему стоила такая гимнастика, только Маркевич уже поняла, что смотреть нужно не на лицо. А вот пульс и ритм дыхания подскажут намного больше, чем все остальное, включая слова.

   - Тогда предлагаю засунуть гордость глубоко и далеко и делать так, как будет правильно, - она протянула руку и взяла за палку на которую он опирался. - Дай сюда.

   - Решила меня добить? - тем не менее, заинтригованный тем, что она собирается делать дальше, Дан пальцы разжал.

   - Это было бы слишком просто и незатейливо, - Соня хотя до этого и старалась особо к нему не приближаться, потому что внутренний голос все ещё предостерегал против таких действий, обняла его за пояс и перекинула правую руку мужчины через свою шею. - Как говорится, ты ещё за этот свет не расплатился, чтобы спешить на тот.

   - Золотце, ты на самом деле классная сестра милосердия, но я тяжелый, и далеко мы так не уйдем, - он попытался снять свою ладонь с тонкого плеча, хрупкость которого прекрасно прощупывалась и через одежду.

   - Слушай, я тебе помогаю, хотя, после всего, что было, вполне могла бросить здесь, поэтому можно одну просьбу? Заткнись, пожалуйста. И шагаем дальше в темпе вальса, - а ведь правду сказал, хоть и старался на неё не наваливаться, но легшая на плечи тяжесть самой Софье ни сил, ни скорости точно не прибавит.

   - Это уже две просьбы, - Даниил осторожно переступил, проверяя, не рухнет ли Соня, если он на пару секунд перенесет на неё вес. Не рухнула. Более того, даже не поморщилась, хотя заметно было, что она и сама уже устала. - Так какую выполнять?

   - Ладно, можешь болтать, только не стой на месте.

   Идти, опираясь на её плечо, было, конечно, удобнее, хотя и более унизительно для мужского самолюбия. Ладно, когда выберутся, он постарается компенсировать все физические и моральные лишения Золотца. Только нужно не забыть сразу же предупредить Димку не спускать с неё глаз. Соня запросто может решить, что, помогая ему, полностью вернула долг и теперь свободна. Вообще-то так оно и было, но отпускать её он все равно не собирался. Она же авантюристка по складу характера, и рано или поздно вляпается по самые ушки. Как в случае с ним, например. Так что лучше уж пусть проворачивает свои дела, будучи под его присмотром. Ограничивать он никак не будет, ну, кроме, разве что, совсем уж самоубийственных идей, но так её никто не посмеет тронуть.

   - Ты так и не ответила, Кирилл не дал тебе на меня информацию? - Дан никак не мог понять, почему она так держалась за этого придурка. Ладно бы красоты неописуемой или редкого ума мужик... Но ничего такого там и в помине нет.

   - Потому что было не до того. Ты же спровоцировал нас, чтобы посмотреть, что будет дальше, - Соня постепенно приноровилась к новому ритму ходьбы. Наверное, дополнительным плюсом был её маленький рост, потому что она была как раз той же высоты, что и удобный для него костыль. Да уж, офигенно лестное сравнение... - Так что искала сама.

   - Значит, я был о нем неоправданно хорошего мнения. Не фыркай. Не могу понять, как вас раньше ни на чем не взяли?

   - Так, давай сменим тему. Смотри, птички поют, деревца цве... - Маркевич замолчала и расширившимися глазами посмотрела на глубокие продольные борозды, которыми был испещрен ствол липы. Было похоже, что домашняя кошка поточила когти о первое подходящее дерево. Вот только расположены следы были на высоте больше двух метров.

   - Спокойно, - Дан сразу понял, почему она так осеклась. - Они старые.

   - Да и мы с тобой тоже не первой свежести, - Соня оглянулась, насколько это позволяла рука Астахова, лежащая на загривке. - Получается, что мы идем по тигриной тропе?

   - Золотце, шанс встретиться с амурским тигром очень маленький, их осталось всего ничего. Если уж на то пошло, гораздо вероятнее наткнуться на медведя.

   - Вот умеешь ты успокоить...

   - Серьезно, не переживай, опасность минимальная. И намного реальнее всего остального вместе взятого, что нас догонят плохие дяденьки с автоматами.

   Дан выругался про себя, причем, не от боли - с ней он уже как-то немного свыкся, а от нового для него греха - надо же было такое вслух сказать! Софья, конечно, девушка отважная, тут никто и не поспорит, но женский мозг работает по какой-то другой схеме, непонятной остальному населению земного шара, так что лучше не провоцировать.

   - Тогда не будем любоваться когтеточкой, а пойдем дальше.

   Несмотря на серьезность ситуации и полное осознание глубины и содержимого того, куда они попали, Соня до этого момента была настроена по-деловому и довольно реалистично. То есть - понимала все предстоящие трудности, но не видела ничего невыполнимого в самой идее благополучно добраться к цивилизации. Но вот следы пребывания на этом месте самого крупного местного хищника как-то немного выбили из колеи. Во всяком случае, вполне терпимое настроение существенно ухудшилось.

   - Тебе не нравятся кошки? - Дан не стал говорить, что с самого начала старался следить за тем, какие зверьки их окружают, и никакой опасности, как до этого момента, так и сейчас, нет.

   - Я их люблю, но только когда кошечка приемлемых размеров и не пытается сожрать своих хозяев, - первый испуг немного отступил и теперь Соня была занята больше тем, чтобы смотреть под ноги - количество колдобин и ямок стало увеличиваться, так что нужно быть осторожнее.

   - Тогда почему ты не завела котенка? Ведь во Владике уже скоро два года, вполне можно взять себе зверя.

   - Потому что привыкла восхищаться ими на расстоянии. Котенка не оставишь на целый день одного...

   Астахов сразу понял, что она хотела этим сказать - и не кинешься в бега, бросив запертого в квартире любимца. Девушка явно пыталась избежать любых привязанностей. Всего, что может помешать быстро и незаметно раствориться в случае опасности.

   - А в детстве кошка была?

   - С чего тебя это так заинтересовало? - Соня чуть замедлила шаг и подозрительно покосилась на Даниила.

   - Сама же попросила, чтобы я не говорил о твоем бывшем, вот и пытаюсь найти другую тему. А ты во всех вопросах стараешься найти подвох?

   - В твоих он точно есть... - поняв, что все равно ничего этими переглядываниями не добьется, Маркевич, чуть сдвинула его руку, от которой шее стало уже совсем жарко. - Нет, у меня в детстве не было кошки.

   - Почему?

   Вот ведь пристал! Соня уже готова была снова попросить помолчать, но потому решила сказать правду, которая ничем существенным ей не грозила.

   - У мамы была аллергия на кошачью шерсть. А когда я выросла, стало не до того.

   И сразу пожалела, что ответила. Тема её семьи была табу даже для Кирилла, а Астахову зачем-то брякнула...

   - Понятно, - он не стал заострять внимание на её словах, но отметил, что сразу после того, как выдала такую "страшную" тайну, мгновенно как-то замкнулась.

   Становилось чуть прохладнее, но влажность, казалось, даже усиливается. Похоже, к ночи тут вообще смогут дышать только жаберные. А если учесть, что рядом река, от которой будет подниматься туман...

   - Наверное, лучше немного отойти от воды? - Соня крепче обхватила его за талию, чувствуя, что Даниила уже пару раз нехорошо повело.

   - Да. Придется ночевать на свежем воздухе, так что нужно заранее выбрать место, - он тяжело сглотнул, но все равно старался со всей дури не наваливаться на Золотце. Она и сама еле передвигается, хотя и молчит. Почти стойкий оловянный солдатик.

   - И куда идти?

   Вокруг был все тот же лес, разве что не такой непроходимо-густой. Если раньше лес был преимущественно лиственным, то теперь все чаще попадались хвойные. И, судя по высоте, это были кедры. А, может, и что-то другое, на юрфаке курса по эндемическим растениям их региона как-то не вводили.

   - Видишь пригорок? - Астахов кивнул вправо.

   - Да.

   Это был даже не пригорок, а, скорее выход на поверхность скальной породы. Несколько крупных каменей, одна огроменная глыба и россыпь булыжников поменьше. Между всем этим геологическим добром росли все те же деревья и колосилась довольно высокая трава. Разве что по слегка припорошенной землей каменюке ползла только микроскопическая растительность.

   - Там будет ветерок, он немного отгонит комаров. И не так сыро.

   - Ладно, поверю на слово.

   То, как они дошли до маленькой ложбинки образованной той самой глыбой и толстым стволом дерево, Соня почти не запомнила. Но знала точно, что на повторение такого подвига в ближайшее время её не хватит. Иначе тут будет не один, а два инвалида. Потому, когда Даниил выразил непреклонное желание помощь с обустройством ночлега, девушка, с трудом выпрямилась во весь рост, отчего в спине что-то тихо, но зловеще хрустнуло, а в глазах потемнело от усталости, и шансов у Астахова просто не осталось:

   - Я понимаю, что ты хочешь помочь. Более того, как мужчина, считаешь себя ответственным за все происходящее. И с последним даже согласна, потому что до сих пор не понимаю, на кой черт было тащить меня в этот медвежий угол на стройку. Но можно сейчас подумать мозгами, а? Если ты потеряешь сознание от боли, я просто физически не смогу тебя куда-то дотащить. Поэтому давай обойдемся без самцовых замашек. Просто скажи мне, что нужно принести, я принесу. А потом хоть шалаш строй, хоть дворец возводи.

   Под конец монолога она уже существенно выдохлась и, не дождавшись ответа, привалилась к прогретому солнцем камню. Странно, но Соню уже совершенно не напрягала близость к Даниилу, который занимался тем же самым. А именно - сидел у того же булыжника, запрокинув голову и прикрыв глаза, чтобы яркий свет не так бил в глаза.

   - Нужны ветки. Много. - Маркевич уже начала думать, что он прямо так и уснул, когда Астахов заговорил. - Но они тяжелые.

   - Ты тоже не пушинка, - сидя с ним плечом к плечу, Софья поняла, что как-то перестала воспринимать его, как умную и прожженную сволочь. Сейчас это был просто человек, который устал, ему больно, а они попали в ситуацию формата "Задница".

   - Согласен, - мужчина тихо хмыкнул и осторожно провел пальцами по её плечу. Мышцы тут же отозвались ноющей болью и непроизвольным напряжением. - Только приноси лиственные, иначе мы будем все в смоле.

   - Хорошо. Но мне нужен будет нож, не уверена, что смогу наломать их голыми руками.

   Астахов молча потянулся к своей лодыжке, но вместо того, чтобы вынуть оружие, снял его вместе с ножнами.

   - Ты же правша?

   - Да.

   - Ставь на меня левую ногу, - не дождавшись адекватного ответа, он сам пристроил её ступню себе на бедро. - Взяла ты нож правильно, так что проблем не будет, - закатав штанину джинсов и примерившись к тонкой щиколотке, Даниил одернул брючину обратно и застегнул крепление ножен прямо поверх одежды. - Так точно не потеряешь, и руки будут свободны. Если что - кричи, поняла?

   - Все ясно. Спасибо, - организм очень не хотел вставать, но Соня поборола себя - это сейчас камешек теплый, а как только стемнеет, сидеть на нем уже будет далеко не так комфортно.

   - Пока не за что, - Астахов тоже с трудом, но все-таки поднялся и теперь оценивающе осматривал место их стоянки.

   Не став ждать вердикта, девушка ушла охотиться за ветками и листьями. Эх, вот зря не утрамбовала в сумки какой-нибудь спальник. Хотя, при её нелюбви к подобного рода отдыху, Софья с трудом представляла себе, как этот самый спальник выглядит. Кстати, нужно бы проверить, что там ещё в сумочке есть. Потому что там порой заваливаются уникальные вещи...

   Даже при помощи ножа ветки пилились неохотно, но потом девушка вошла в раж и, остановившись, чтобы перевести дух, поняла, что обкорнала уже добрую часть близлежащей растительности. Ладно, им на них спать, так что лучше уж если подстилка будет потолще, может, листья не будут давать ветвям впиваться в тело...

   Перетаскав почти всю добычу к камням, Соня с интересом уставилась на Астахова, который как раз сооружал чего-то там из принесенной ею растительности. Переплетая её непонятным для Маркевич способом, он сделал что-то, вроде стен.

   - А крышу из чего будешь строить? - любопытство пересилило усталость, и девушка тоже подключилась к постройке жилища.

   - Тоже из веток. Но у тебя сейчас будет другое задание, - Даниил на пару секунд замолчал, надеясь, что приступ головокружения пройдет сам собой. Прошел, но не полностью.

   - Какое именно? - укладывающая более мелкие и мягкие ветки Соня не обратила внимания на заминку.

   - Возьми длинную палку и потыкай между камнями. Там могут быть змеи, лучше прогнать их сейчас, - он не хотел вообще говорить этого, собираясь провести рейд против ползучих гадов самостоятельно, но самочувствие за последний час существенно ухудшилось - к уже неутихающей боли в ноге добавился озноб и головокружение. Значит, поднялась температура. Вроде, ничего страшного, так иногда бывает при травмах, но лучше закончить все до того момента, как он просто свалится без сознания.

   Как он и предполагал, Соня тут же подтянула ноги и тревожно оглянулась. Хоть в этом по-женски предсказуема, а то уже начал думать, что она совсем другого биологического вида.

   Маркевич ушуршала на распугивание пресмыкающихся, пока он сам достраивал их лубяную избушку. Конечно, это и шалашом с трудом можно назвать, но лучшего варианта все равно нет, придется довольствоваться таким. Нужно ещё не забыть показать ей, как пользоваться пистолетом, если его совсем вырубит, а будет какая-то непредвиденная ситуация.

   В том, что убивать его она не станет, Даниил был уверен. Почти две недели пытался понять, кто она такая и что собой представляет, а получилось это за несколько часов экстремальной прогулки. И ему нравилось то, что он видел. Иногда жесткая до такой степени, что становится не по себе, но с четкими принципами, за которые он её искренне уважал. Если что-то пообещала, то сделает все, чтобы сдержать слово - в этом они похожи. Только немного сбивало с толку, что такой не самый легкий характер выработался у молодой женщины. Значит, было что-то в её жизни, отчего она предпочла ожесточиться и стать язвительной ледышкой. Теперь было ещё интереснее, кто она такая на самом деле.

   Пока он возводил крышу шалаша, Соня добросовестно обежала окрестности, издали ткнув палкой во все подозрительные щели и сдвигая мелкие камешки. С чешуйчатым гадом она встретилась только однажды - из-под её ног, едва не доведя до сердечного приступа, вынырнул ужонок сантиметров пятнадцати длиной. В остальном же все было спокойно. Во всяком случае, ничего подозрительного она не заметила, разве что уже на обратном пути к ней привязался крупный слепень, но агрессивно отмахивающаяся веткой жертва не вдохновила на дальнейшее преследование, и насекомое улетело по своим делам.

   - Закончил? - Софья аккуратно потормошила Даниила, который сидел, привалившись спиной к стволу дерева. То, что он соорудил, нельзя было назвать полноценным шалашом, скорее, навесом, но сама Маркевич и такое бы не построила.

   - Да, - Астахов с некоторым трудом открыл глаза, понимая, что рано ещё расслабляться.

   - Давай я принесу немного сушняка. Или костер разводить нельзя? - стараясь, чтобы жест получился незаметным, Соня, убирая запутавшийся в его волосах лист, мазнула ладонью по лбу. У него был несильный, но жар.

   - Сейчас не надо, а когда стемнеет окончательно - можно, - он рывком встал, мгновенно вернув утраченное было равновесие.

   - Ты далеко собрался? - у неё уже не было сил спорить с настолько упертым существом, но попытаться стоило.

   - Нет, буду рядом. Здесь тоже есть сухие ветки. Отдохни пока.

   - Уговорил. Но сначала выпьешь таблетки.

   - Спасибо, не хочу.

   - И что ты хочешь доказать своим самопожертвованием? - девушка, отмахнувшись от возражений, как несколько минут назад - от слепня, с непреклонным видом протянула лекарство. - И воду допей, я сейчас пойду к ручью, все равно наберу.

   О том, что у неё от репеллента чесалась вся кожа, Соня упоминать не стала. Это слишком интимный вопрос, чтобы посвящать в него Даниила. Но постоянно усиливающийся зуд настроения ей точно не прибавлял.

   - Не хочу! Золотце, ты сегодня и так перевыполнила норму добрых дел, смотри, а то испортишь себе репутацию, - ему очень не хотелось выглядеть в её глазах слабаком, поэтому слова получились немного резче, чем он планировал.

   Девушка же, не готовая к такому ответу, даже немного отшатнулась. А потом положила на камень таблетки, рядом - бутылку с остатками воды и отступила на пару шагов.

   - Если кто-то ведет себя, соответственно обстоятельствам, это не значит, что он лишен элементарного сочувствия и человечности. И я не понимаю, с чего такая реакция. Если ты передумал и теперь считаешь, что гораздо мужественнее подохнуть, но не принять мою помощь, пожалуйста, мешать не буду.

   От вспышки злости и обиды, причем, такой силы, что она сама от себя не ожидала, даже откуда-то силы появились, поэтому Софья, развернувшись на сто восемьдесят градусов, быстро пошла вниз с пригорка, едва сдерживаясь, что бы не пнуть попавшийся под ноги камешек.

   - Соня, подожди!

   - Меня не будет около получаса, - как она определит время, девушка не представляла, но жизненно нуждалась хотя бы немного побыть наедине с собой. - Если передумаешь, лекарство на камне. Нет - воля твоя, но учти, хоронить не буду. Так далеко моя доброта не распространяется!

   Не оглядываясь, девушка почти сбежала к реке, продравшись через окружающие её в этом месте кусты с грацией того самого медведя, о котором они сегодня говорили.

   Странно, настолько сильно и остро она даже на Кирилла не обижалась, а уж за несколько лет совместной жизни многое было. А тут распсиховалась только из-за того, что этот придурок так оценил её попытку помочь. Если бы Соня, предлагая помощь, имела скрытые мотивы, то даже внимания бы не обратила, но сейчас...

   Тихий плеск воды почему-то совершенно не успокаивал. Наверное, она за сегодня слишком пресытилась и им, и бескорыстными поступками во благо спутника. К черту все, как только выберутся из леса, Астахов снова в него же и пойдет, только теперь уже в переносном смысле. Не сможет она на него работать, слишком сильный раздражитель.

   Мимо лица Сони пролетела крупная стрекоза, выбравшая в качестве места для посадки молодой тоненький лист рогоза, который немного качнулся под массой насекомого. Нервно подрагивая слюдяно-прозрачными крылышками, она прошлась туда и обратно, словно демонстрируя наблюдающей за ней девушке травянисто-зеленое брюшко и огромные, отсвечивающие бирюзой, фасеточные глаза.

   У Сони перед глазами картинка немного поплыла, теряя резкость, и только тогда Маркевич поняла, что плачет. Странно, она ведь и сама вряд ли могла сказать, когда последний раз пускала слезу, а тут разревелась при виде крыльев стрекозы.

   " - Я останусь здесь. Если кто-то появится - дам знать"...

   А ведь она так и не узнала имени человека, который почти гарантированно умер, чтобы дать им возможность уйти. От этого стало настолько противно, что её затошнило. Маркевич наклонилась, опустившись ладонями в грязь, не пытаясь вытереть текущие слезы, только кусая щеку изнутри, чтобы плач был хотя бы беззвучным.

   Влажный запах с ноткой болотной тины и ароматом нектара от плавающих на поверхности воды мелких белых цветочков, немного прочистил мозги, не давая совсем сорваться в истерику.

   Соня, все ещё не разгибаясь, начала глубоко дышать, глотая рыдания и сдерживая всхлипы.

   Взрослые девочки не плачут. Потому что, видя их слезы, окружающие только смеются.

   Нельзя. Она же сильнее всего этого. И не может отвечать за поступки других. Как и не было шанса спасти того парня.

   Астахов... Его воля, больше она не будет такой размазней, чтобы появился шанс повторения этого разговора. Хватит, поиграла в сострадательность, и баста. У неё даже с Кириллом так и не получилось нормальной семьи, ведь четыре года прошло, а все равно, выходит, как были, так и остались друг для друга чужими людьми.

   А ведь он её, скорее всего, продал. Как ни гони от себя эти мысли, но по-другому не получается. Не складывается эта картинка. Ведь следили же за ним, но поймали Соню. И не нужно быть совсем уж умной, чтобы понять, что, при желании, Кира бы поймали. Значит, не хотели, потому что свою полезность он исчерпал. В то, что Суханова убили, девушка не верила. Вот не верила, и все тут - и сама не знала, почему. Жив он.

   Слезы постепенно не то отступили, не то закончились, и Софья, осторожно склонившись над мелководьем, тщательно умылась холодной водой. Ледяной настолько, что даже скулы заломило, а мгновенно натянувшуюся кожу закололо сотнями мелких иголочек. Зато, хоть не чешется, а то уже никакого терпения. Хорошо, что краснота с глаз спала. Хоть и темнеет, но давать малейший намек на шанс заметить, что плакала, она Астахову не станет.

   И тут же тяжело вздохнула, услышав характерный шум за спиной. Вот не сидится человеку на месте ровно... Если честно, услышала Соня ещё пару минут назад, но не собиралась делать шаг навстречу ни в прямом, ни в переносном смысле. И не из природной мстительности или злорадства. Просто не хотела. Слишком уж сейчас неуравновешенна, ни к чему снова испытывать собственные нервы на прочность.

   - Зачем ты пришел? - говорила она тихо, не зная, осип ли голос или звучит нормально.

   Он не ответил, остановившись рядом. Близко, но не вплотную, давая хотя бы иллюзию личного пространства. Дожили, им двоим уже и в лесу тесно.

   - Хочу извиниться, - Даниил заговорил, когда Соня уже решила, что ответа не дождется. - Не нужно было этого говорить. Я признаю, что был не прав, и прошу прощения.

   - Хорошо. Ты принес бутылку для воды? - Маркевич, так и не глядя на него, поднялась, тщательно отгоняя мысль, что ему сейчас должно быть очень больно. Она когда-то давно ломала руку, и хорошо запомнила, что "приятные" ощущения сначала не так сильны, но нарастают с каждым часом.

   - Да, - и полное отсутствие движения за спиной.

   Делать нечего, пришлось оборачиваться. Соня так и не поняла, как ему хватило силы сюда дойти, наверное, черпал их в поганом характере. Но факт налицо - если она все-таки собирается помочь ему выбраться к людям и там уже сдать с рук на руки брату, то стоит поторопиться.

   - Если ты проделал этот путь только для того, чтобы сказать "Прости", то зря. Я не обладаю твоей страстью к мазохизму, так что точно бы вернулась, - она протянула ладонь за бутылкой.

   - Если хочешь, извинюсь ещё раз.

   Маркевич даже не стала глаза закатывать, просто пояснила взглядом, куда ему стоит засунуть свои просьбы простить. Судя по тому, как Даниил нахмурился, место приложения извинений ему не понравилось.

   - Я сейчас иду к ручью, - она все-таки отобрала у него пустую тару. - Стой здесь и даже думать не смей идти следом. Я не двужильная, и на подвиги, в отличие от некоторых, меня не тянет. Если через пару минут, когда вернусь, тебя здесь не будет, назад пойдешь сам.

   Все-таки женская сущность выдала внутренний протест такому обращению с недужным, но Соня подавила неуместную жалостливость, от обилия которой, как утверждает народная молва, можно быть пожизненно беременной.

   Потому, не ожидая реакции Астахова, поплелась к крохотному ключу, который заметила ещё во время своей игры в "отпили ветку дерева перочинным ножом". Ладно, нож был нормальным, но на сути процесса это не особо отразилось.

   Если вода в речушке была холодной, то в ручейке ледяной до такой степени, что от одного только касания ладонью пластика у девушки появился озноб. Кстати, о прекрасном. Если жар у Даниила не спал, то ему сейчас должно быть холодно. Ну, тогда прогулка точно во благо - хоть согрелся. Но это не снимает основного вопроса, а точнее, утверждения. Хочет она того или нет, но спать им придется в самой непосредственной близости. Если сейчас, когда ещё окончательно не стемнело, уже стало существенно прохладнее, то ночью будет реальный колотун.

   Набрав воды и почти уже на ощупь вернувшись к своей импровизированной купальне, Соня, к некоторому разочарованию и, что греха таить - облегчению, нашла Астахова на том самом месте, где и велела себя дожидаться. Он стоял под деревом, привалившись к стволу спиной и, судя по неподвижности, то ли так уснул, то ли медитировал, сливаясь с природой.

   Без слов протянув ему бутылку, Маркевич уже привычным жестом обняла его и только беззвучно застонала, когда на плечи легла такая знакомая тяжесть. Но хоть больше не пытался высказываться, и то спасибо, иначе назрела бы дилемма: бросить раненого не позволяет совесть, а продолжать помогать после таких слов - гордость.

   Спотыкаясь и пару раз оступившись, они, наконец, дошли к своей лежанке. За это время окончательно стемнело, и теперь к прохладе добавилась ещё одна напасть - развитое воображение. Хруст, тихий трест и какие-то пощелкивания, на которые Соня днем просто не обращала внимания, теперь стали не просто громкими, а зловещими. И присутствие мужчины, пусть даже и почти врага, оказалось совсем не лишним.

   Особенно это проявилось, когда рядом кто-то зашуршал ветками и довольно приятным голосом сказал что-то, вроде, "уть-то-та". Через пару секунд крик повторился. А потом ещё раз. И ещё. Особенно впечатлил аккомпанемент из тревожно затрепетавших на ветру листьев и усилившегося комариного звона над ухом.

   - Не бойся, это сова, - Астахов последние несколько метров не столько опирался на девушку, сколько пытался её удержать - у Софьи уже подкашивались ноги.

   - Откуда ты знаешь? - версия ей понравилась, но лучше бы уточнить.

   - Мы с Димкой в детстве все лето проводили в пионерских лагерях. Там рядом гнездились эти совы. Если посчитаешь, она кричит за минуту тридцать раз. С равными промежутками. Брачная песня, - говорил он отрывисто, потому что на более связную речь уже не хватало сил.

   - Понятно, - похоже, что и у Сони образовалась та же проблема. - Зоологи...

   Характеристику зоологов она не уточнила, но додумать её было предельно просто.

   Под сень своего шалашика они не пришли, а уже пришатались в обнимку, как два подвыпивших гражданина, но стоило сунуться под импровизированную крышу, как девушка отпрянула. Пока их не было, место заняли оккупанты, причем, в таком количестве, что воздух не просто звенел, а вибрировал.

   - Нас там сожрут минут за пять, - Соня хлопнула себя по шее, убивая самого голодного и наглого.

   - А может, и быстрее, - тем не менее, Даниил первым внедрился на вражескую территорию и клацнул зажигалкой.

   - Надо же, ты тут уже и семейный очаг сложил...

   Рядом с грудой веток, которая от количества притаившихся в ней комаров разве что не шевелилась, только предупреждающе гудела, был выложен маленький круг из плоских камней с небольшой кучкой сложенных посерединке дров.

   - Пытаюсь реабилитироваться... - пламя только с энного раза лениво лизнуло пучок сухой травы и мелкими искорками пробежало по стебелькам, капризно вспыхивая и почти сразу исчезая. Но одна веточка все-таки начала тлеть, давая даже не свет и тепло, а дым.

   - Мы так задохнемся, - Соня поежилась от прохлады, и, решив, что гордость это хорошо, а здоровье - лучше, села рядом с Астаховым.

   - Зато комары не любят дым. Иначе они вообще спать не дадут, - на уже начавший разгораться маленький огонек легла свежая ветка можжевельника. Густые белесые клубы, тут же окутавшие все живое, несмотря на характерный, довольно приятный аромат, на Маркевич подействовали не хуже, чем на комаров.

   - Я на улице подожду, - Соня, кашляя и вытирая слезящиеся глаза, на ощупь попыталась выползти на улицу, но Даниил прижал её в "кровати".

   - Нужно, чтобы ты этим пропахла, тогда не будут так кусать.

   Судя по сиплому голосу, ему такое окуривание тоже не особо нравилось, но мужчина терпел. И её заставлял - сил отбиться уже не было, единственное сделанное для Сони послабление заключалось в том, что он прижал её лицом к отвороту своей куртки, чтобы дышала через ткань.

   Минут через пять такой интенсивной дезинсекции комары, похоже, решили, что связываться с чокнутыми не стоит и стройным клином улетели на поиски более вменяемой добычи. Остались только самые голодные и стойкие, но их быстро перебили.

   Софья не стала спрашивать, принял ли он лекарство. И не потому, что было не интересно, раз уж взялась за его лечение, то обязана проследить, в конце концов, мужики, когда болеют, становятся хуже детей. Просто не хотела снова возвращаться к этой теме. Хотя, судя по тому, как резво он скакал, без обезболивающего точно не обошлось.

   Вообще, конечно, хорошо, что она поплакала. Хоть стресс немного сняла. И сейчас, пока дышала дымом, вжимаясь щекой в его шею, разложила поведение Астахова по полочкам. Для человека, привыкшего быть неоспоримым лидером и альфой, оказаться в такой ситуации, наверное, почти невыносимо. Она это прекрасно понимала. Вот только один нюанс - он ей никто, и терпеть такое отношение Соня не собиралась. Пусть на свою грудастую брюнетку-любовницу выплескивает психи, а Маркевич на это не подписывалась.

   Света от костра было немного, но общие очертания предметов, рассмотреть, конечно, представлялось возможным, поэтому Астахов решил не откладывать последнее на сегодня дело.

   - Смотри сюда, - прохладная сталь удобно легла в ладонь, неприятно холодя горячую кожу. - В этой модели автоматический предохранитель объединен со спусковым крючком. Чтобы начать стрелять, нужно нажать одновременно и курок, и предохранитель. Потом снова то же самое. Пока понятно?

   - Угу, - несмотря на то, что оружие Соня не любила, но то, как мужские пальцы гладят темный металл, завораживало. Даже след комариного укуса на шее перестал так чесаться.

   - Хорошо. Емкость - девятнадцать патронов, есть возможность автоматической стрельбы. Но это тебе все равно ничего не даст, магазин один, менять не на что. Кстати, чтобы его сменить, нужно нажать это, - Даниил показал кнопку слева на рамке. - Он легкий, так что можно стрелять одной рукой. Тебе я бы советовал двумя, отдача не очень сильная, но с непривычки можно получить травму. Здесь есть специальные скобы под пальцы, чтобы рукоятка не скользила по ладони. Человеку целься только в туловище. В голову все равно не попадешь. И подпусти метров на пятнадцать-двадцать. С большего расстояния точно промажешь, а ближе - опасно. В ближнем бою у тебя шансов вообще нет.

   Можно подумать, она сама не знает... Рост метр пятьдесят восемь и вес, не дотягивающий до полуцентнера, в этом существенно содействовали.

   - А куда целиться зверю? - перед глазами снова встали те царапины на липе.

   - А зверю - в воздух. И не дай Бог попасть в того же тигра или медведя, - Даниил все-таки не смог сдержаться и поморщился от прострелившей колено боли. - Убить не убьешь, но если ранишь...

   Ну, это она и так знала. Раненый зверь смертельно опасен. Те же амурские тигры очень редко нападают на человека без веской на то причины, но стоит неосторожно выстрелить в него... Н-да, о таком на ночь глядя лучше не думать.

   Покопавшись в сумке, Соня нашла смятый пакетик соленого арахиса. И хотя у неё всегда была своеобразная реакция на стресс - аппетит пропадал полностью, съесть хоть что-то необходимо, иначе шансы выбраться отсюда существенно уменьшатся.

   - Ешь, - она вытряхнула на ладонь гость орешков и протянула Дану.

   - Спасибо, я не хочу, - его от боли и температуры вообще тошнило, так что один только запах заставил тяжело сглотнуть.

   - Я тоже не особо хочу, но надо. Мы потеряли соли с потом, нужно восстанавливать, - не самая приятная тема, но в их ситуации не до того. И если придется, она все-таки заставит его хоть немного поесть.

   - Сонь... - встретившись с её взглядом, Астахов качнул головой, но несколько орешков разжевал. От соли тошнота немного отступила, хотя и не полностью.

   - А теперь нужно поспать, - отряхнув крошки с ладоней, девушка убрала оставшуюся половину продуктового запаса в сумку. Обветренные губы начало жечь, но по сравнению с прочими проблемами это было сущим пустяком.

   - Спи, я пока посторожу, - он положил пистолет рядом с их ложем, так, чтобы можно было без проблем дотянуться.

   - Ты сейчас просто выключишься, - Соне надоело щадить мужскую гордость, если уж такой баран, то придется объяснять просто и доступно. - Так что смысла в твоем сторожевании нет. А если нас найдут, боюсь, это и вовсе никак не поможет.

   - Золотце, я все равно не смогу уснуть...

   Дым уже почти развеялся, хотя крепкий смолистый аромат все ещё висел в воздухе.

   - Сильно?

   - Достаточно.

   Черт! Если бы боль была терпимой, он бы так и сказал...

   - Сколько таблеток принял?

   - Ещё две, - Астахов медленно, словно пытаясь найти положение, в котором боль уйдет, лег на ветки, оставив для Сони приличную территорию слева от себя.

   Совсем плохо, это довольно сильнодействующий препарат, и помочь должен был уже давно. Правда, его нежелательно пить на голодный желудок, но раньше времени, чтобы проверить содержимое сумки у неё не было. Ладно, с одного раза язву не наживет, а завтра даст таблетки только после орешков. Но вот согреть его нужно прямо сейчас...

   Стараясь не трясти ветки, девушка залезла на лежанку и вытянулась рядом с Астаховым так, чтобы быть чуть выше его.

   - Приподними голову, - подождав, пока он выполнит распоряжение, Соня подсунула ему свое плечо вместо подушки. - А теперь повернись на левый бок и положи на меня ногу. Я спокойно сплю, не сброшу. Колено нужно поднять, тогда отек будет не такой сильный.

   - Я знаю. Спасибо, - Дан не стал выеживаться, прекрасно понимая, что стоит ему сейчас сказать что-то не то, и все. Это был последний шанс вернуть то, если не дружеское, то приятельское отношение Золотца. - Спокойной ночи, - он, стараясь не потревожить девушку, расстегнул куртку и накрыл Соню полой.

   - И тебе, - полежав пару минут неподвижно, она все-таки сдалась и прижалась теснее, стараясь согреться. А что пару раз погладила его по затылку, так это исключительно в терапевтических целях...


   Спине было довольно прохладно и как-то сыро, а вот всему остальному - очень даже тепло, почти жарко. И почему-то очень тяжело.

   Лицу немного щекотно, и запах... Приятный, но непривычный.

   Попытавшись потянуться, Соня поняла, что то самое тяжелое и теплое это Даниил, придавивший её своим весом к веткам. С одной стороны, вроде, они не настолько близко знакомы для такого тесного общения, а с другой - судя по тому, как мерзнет ладонь, лежащая поверх его плеча, без Астахова она мгновенно закоченеет. Ну, и ладно, нечего из себя непорочную девицу строить, не первый раз под мужиком лежит. Правда, под почти незнакомым - впервые. Хотя, после всего, что они вчера пережили вместе, можно сказать, что они теперь близкая родня.

   Отвернувшись, чтобы его волосы не лезли ей в лицо, Соня попыталась передвинуться, чтобы немного размять занемевшее от долгой неподвижности тело, но встретилась с пассивным возражением Даниила. То есть, он на ней, как лежал, дремля и удобно пристроив ладонь на её левую грудь...

   Вот сейчас девушка проснулась окончательно. И только воспоминание о его травме помешало брыкнуть и сбросить с себя и самого Астахова, и его наглую конечность.

   Соня ужом заизвивалась, пытаясь обрести свободу, но активные телодвижения не особо понравились постельному соседу, который, не открывая глаз, все-таки отклонился, давая относительный простор для маневров, но так же резко подгреб к себе почти вставшую девушку.

   - Да твою же мать... - шепот был едва слышным, но Маркевич в полной мере описала этой фразой ситуацию в целом. Теперь она лежала на боку, прижавшись спиной к горячему, как печка, Даниилу. Лопаткам сразу стало намного приятнее и комфортнее, но это не повод расслабляться - рука, которой Астахов прижал её, чтобы не дергалась, медленно и целеустремленно поползла вверх, пытаясь вернуть утраченные позиции. Нет, в нынешних не самых теплых условиях согревание груди и профилактика мастита дело, конечно, необходимое, но они все-таки слишком мало знакомы для таких оздоровительных процедур.

   Замерев и обдумывая дальнейшие шаги, Соня заметила, что на улице только-только рассветает, воздух ещё сизо-серый, холодный и такой мокрый, что хоть отжимай. От одной только мысли о том, чтобы отодвинуться и выйти в это туманное марево, захотелось ещё плотнее прижаться к Даниилу. И ничего двусмысленного в таком желании нет, он же теплый...

   Вот если бы только снова не принялся даже не гладить, а просто потихоньку водить ладонью по топографическим изыскам её фигуры, было бы вообще замечательно.

   Пока Софья пыталась себя убедить, что ничего преступного в этом нет - кто его знает, может, любимого плюшевого мишку ищет - Даниил хозяйским жестом подтащил девушку ещё ближе, почти подмяв под себя.

   И вот тут Соня поняла, что точно пора все это прекращать. То, что он закопался лицом в её волосы, едва ощутимо щекоча дыханием затылок, вполне естественно. Все остальное тоже нормально, в конце концов, он здоровый мужчина, а ныне утро, и законы физиологии никто не отменял, но все же это слишком тесное знакомство, на которое она пока морально не готова.

   - Ты спишь? - Маркевич попыталась произнести это максимально безлико, как будто не она сейчас лежала почти под ним, прижимаясь попой... Ну, просто прижимаясь попой. Как и всем остальным организмом.

   Ей ответила тишина. Может, попробовать чуть громче?

   - Ау...

   - Ты что, заблудилась? - хриплый шепот оказал на Соню хоть и приятное, но какое-то неправильное действие. От него захотелось медленно и гибко потянуться всем телом.

   - Ты не мог бы с меня встать? - поскольку светская беседа таких вопросов не предполагала, то Соня решила сразу переходить к сути.

   - Могу. Но не хочу. Ещё рано подниматься, только рассвело. Сейчас холодно и на траве сильная роса, нужно подождать несколько часов, - он немного передвинулся, но на степени плотности контакты это не отразилось. - Доброе утро. Выспалась?

   - Доброе, - Соне отчаянно не хотелось произносить это вслух, но, похоже, выбора нет. - А теперь можно ещё и руку с моей груди убрать?

   Даниил на секунду замер, а потом осторожно передвинул ладонь на живот.

   - Извини. Я как-то на рефлексах...

   - Да ничего страшного... - вообще-то так оно и было, он же не пытался её нагло щупать, просто погладил во сне, но все равно неудобно получилось. Хотя и такое положение дело тоже не спасло - почему-то теперь эта самая рука слишком уж явно ощущалась даже через одежду. Во всяком случае, тепло, которое от неё исходило, заставляло ещё немного сонный разум выдавать нехорошие картинки. Неуместные и ненужные. Со-вер-шен-но. - Пусти, пожалуйста, у меня спина затекла.

   Астахов с заметной неохотой отпустил, хотя ничего и не сказал по этому поводу. Вообще-то он проснулся ещё в тот момент, когда Золотце почти встала. И сам не совсем понял, зачем завалил её обратно, но искушению прижаться к теплому, немного сонному телу и осторожно потискать девушку противиться не стал. И не зря - это только на первый взгляд Соня худая и щуплая, на самом деле она очень пропорционально сложена. Да, кость узкая, и мяска не мешало бы нагулять, но ребра стиральной доской не выпирают, да и приятные округлости имеются.

   - Далеко не отходи, сейчас все выглядит не так, как днем, можешь потеряться.

   - Не надейся, - отвернувшись, девушка, насколько это позволяла высота крыши, потянулась, заведя руки себе за голову и не замечая, что задравшаяся рубашка обнажила поясницу, дав пару секунд полюбоваться на ямочки чуть выше крестца. - Как нога?

   - На месте, - Даниил помог одернуть куртку. Спинка-то у неё красивая, но выставлять её на холод все же не нужно.

   - Уже радует. Я на разведку, - она на секунду покосилась на пистолет, но решила не брать с собой оружие. Во врага она, даже при острой необходимости, скорее всего, не попадет, а вот вышедшего на прогулку Даниила в таком тумане гарантированно пристрелит. Он её вчера, конечно, довел, но пока не до такой степени. - Воды принести?

   - Не надо, ещё есть, - Астахов зевнул и потянулся. Странно, но нога болела меньше, чем вчера, что довольно необычно - как правило, на второй день намного хуже. - И вообще, погуляй и возвращайся, выходить часа через три, иначе вымокнем в росе и точно заболеем оба. Лучше ещё поспи.

   - Мне больше не хочется, спасибо, - мозги уже включились, и Соня автоматически перешла в прежний режим вежливого соседства. То есть, пока мы вместе, я тебе помогаю, но сунешься на мою территорию - в спину могут прилететь вилы. - Можешь пока отдохнуть.

   Она уже почти выползла наружу, но потом вернулась и приложила к его лбу ладонь. Горячеват, но не критично. И потом, нужно верить людям, сказал, что ему нормально - нечего лезть с излишней заботой. Один раз уже так сделала, повторения не скоро захочет...

   Проверив состояние больного и определив его для себя, как "средней степени паршивости", Маркевич все-таки протиснулась на свободу.

   Рваные клочья белесого тумана не просто до неузнаваемости изменили ландшафт, но и серьезно пугали - иногда казалось, что в их клубах кто-то прячется. Ветер, который всю ночь раскачивал деревья и шуршал листьями, к утру стих, и теперь, в этой почти гнетущей тишине, то тут, то там раздавались какие-то звуки. Черт, страшно-то как...

   Вот теперь Соня порадовалась, что не нужно идти за водой. Потому что похода к ручью пугливое девичье сердце могло и не выдержать. Если уж в пяти метрах от шалаша ей виделись всякие животные формы, то на тех двухстах и вовсе неизвестно что разглядела бы.

   Но проснувшийся организм потребовал выгуливания и моциона, так что, хочешь или нет, но посетить кустики необходимо. Вот только лезть в насквозь пропитавшееся влагой листья не хотелось почти до слез...

   Из зарослей какой-то экзотической хрени девушка вылетела пулей - мало того, что веточки оказались покрыты мелкими, загнутыми, как зубы у щуки, колючками, которые с удовольствием вцепились в неосторожно сунувшуюся в свои недра жертву, отдельным бонусом шли все те же, почти родные, комары. Они жужжащим строем двинулись в атаку, так что Соня быстро и позорно сбежала, потираю чуть-чуть покусанную попу.

   Да ну её, эту прогулку, успеют ещё набродиться по местным пампасам.

   - Ты быстро, - Астахов возлежал на груде уже привядшей растительности с ленивой сосредоточенностью халифа в ожидании любимой наложницы.

   Сравнение, пришедшее на ум, не понравилось и самой Софье, но девушка решила не обращать внимания на игры подсознания и уселась рядом, сосредоточенно рассматривая вымокший низ джинсов:

   - Там холодно и мокро...

   - Ноги промочила? - Дан сел рядом и тоже глянул на её брюки. - Понятно... Разувайся.

   - Зачем?!

   - Ты же мне сама объясняла, что геройство это красиво, но признак душевного нездоровья, - не дождавшись адекватной реакции, Астахов сам нагнулся и, удобнее перехватив её ступню, сначала стащил ножны, а потом расшнуровал кроссовок.

   - И чем мне поможет, если я останусь вообще босиком? - сути его действий Соня не поняла, потому сейчас с любопытством ждала, что будет дальше.

   - Сейчас увидишь, - разув и вторую ногу, Дан пару секунд с каким-то странным выражением рассматривал её ступни. Одну даже поставил себе на ладонь. - А ты обувь в "Детском мире" покупаешь? Ладно, не нужно так фыркать, понял уже, что не мое дело, - хмыкнув напоследок, Астахов обе стопы зажал у себя между бедрами. - Только не дергайся, а то ты можешь сделать мне очень больно.

   Соня же теперь не знала, что и думать. Но одна мысль все-таки превалировала - что подумает посторонний человек, если увидит их сейчас?

   Сидит на какой-то куче растительности странная чумазая парочка, вся в пятнах от комариных укусов. Мужская составляющая хромая и температурная, а женская, облаченная в заболтанные травой и росой брюки, с задранными до ушей коленками, в экзотической позе практически делает ему ступнями эротический массаж сквозь одежду. Наверное, при виде этой картины и у медведя аппетит пропадет...

   - Все равно высушиться невозможно, какая разница, обута я или нет? - но лапками не шевелила, помня о его просьбе. Да и вообще им там было очень даже тепло и уютно.

   - Но согреть нужно, иначе через несколько часов будешь сопливая и с больным горлом, - дождавшись, пока пальчики оттают, Дан снова перехватил её ступни. - Немного потерпи, разминать буду сильно.

   Если и пришлось сдерживаться, то разве что от стонов удовольствия - ножки после вчерашнего марш-броска ощутимо устали и не самый мягкий массаж делал сводящую судорогами боль в ступнях тягуче-сладкой. Во всяком случае, Соне понравилось. Так что есть и у Астахова положительные стороны. Только нужно долго и упорно копаться, чтобы их найти.

   - Все, можно обуваться, - мужчина перестал истязать её ноги и теперь наблюдал за тем, как Соня тщательно шнурует обувь. - А все-таки, какой у тебя размер ноги?

   - Вопросы, касающиеся таких интимных вещей, девушкам не задают, - Маркевич закончила приводить себя в порядок. Пристал же, как цыганка к простаку на базаре... Ну, тридцать пятый он у неё, какая разница-то?!

   - После того, как мы с тобой спали в обнимку, думаю, мне уже можно. Но если не хочешь отвечать, не надо.

   Вот именно, что отвечать она не хотела. Не нужна ей излишняя откровенность и иллюзия дружеских отношений. Как только Софья будет уверена, что его брат знает, куда приехать и откуда забрать ценный груз, она, не дожидаясь воссоединения семьи, уйдет. В город возвращаться нельзя, девушка не знала, выяснил он про ту квартиру или нет, но лучше не рисковать. Хотя, может, после такого проснется совесть, и Даниил решит, что теперь она свободна. Хочется в это верить, но лучше уж не надеяться понапрасну.

   - Как думаешь, до побережья далеко? - поддерживать предыдущую тему она не стала, переведя разговор в деловое русло.

   - Не очень. Вряд ли больше пяти-шести километров, - мысленно прикинув их вчерашний маршрут, исправился. - А, может, и меньше. Заметила вчера чаек?

   - Да. Но они могут отлетать довольно далеко от побережья.

   - Зато мы от него далеко не отлетали. Маршрут я помню, максимум километров семнадцать от берега. Большую часть мы прошли вчера, сегодня уже намного меньше.

   Туман постепенно истончался, обнажая кусты и коряги, которые так напугали Соню. Уже поднявшееся, но ещё не греющее солнце подсвечивало это молочное покрывало, сгоняя его к реке. Но вот трава была не просто влажной, а блестела сплошным мокрым ковром. По такой идти, в самом деле, лучше не стоит. Не то, чтобы Маркевич была такой уж слабенькой и мгновенно хватающей простуду, но рисковать все-таки не нужно.

   - Хорошо, тогда нужно поторопиться. Нога сгибается? - Соня покосилась на лежащее в непосредственной близости колено.

   - Не особо. Но идти смогу, - о том, что боль будет постепенно усиливаться, Дан решил не говорить. Перетерпит. - Золотце, сегодня будет ещё труднее, дальше пойдут такие камни, как эти. Лучше отдохни, пока есть возможность.

   Идея, конечно, здравая, но... Хотя, кому она своим упрямством хуже сделает - себе или ему? Ну, если подумать, то обоим, так что, как ни обидно, но Астахов прав.

   Поэтому, не став ничего высказывать или делать предупреждения, Соня с ногами заползла на лежанку, окончательно изгваздав джинсы в зелени, и легла рядом с ним.

   Даниил на неприкосновенность уже оплапанных частей тела не посягнул, только передвинулся, чтобы она устроилась у него под боком. Все же теплее...

   - Как звали того парня, который остался у вертолета? - голос был очень тихим, да и вопрос не совсем сейчас уместен, но Софье почему-то было очень важно узнать.

   - Максим.

   Какая-то мелкая птаха, сев на землю в паре метров от их шалаша, испуганно чирикнула и прыснула в заросли шиповника, вереща оттуда, видимо, ругаясь на тех, кто занял её территорию.

   Соня прикрыла глаза, перестав бездумно таращиться на поникшие листья, свешивающиеся с крыши. Но про себя прочла в честь парня заупокойную молитву. Особо религиозной она не была, но и слова знала, и в храм пару раз в год ходила. Не потому что так надо, просто ей нравился запах ладана и горящий свечей. И, при этом, девушка терпеть не могла, когда кто-то начинал указывать, как именно она должна молиться и креститься. В конце концов, она приходила говорить не с ними, а с Ним.

   Накатившая откуда-то душной волной усталость, которой не было ещё несколько минут назад, сделала веки тяжелыми, а мысли - ленивыми и неповоротливыми. Странно, она вообще плохо засыпает в незнакомых местах, а уж в таких - тем более... Повернувшись в полудреме, сворачиваясь компактным клубком, Соня прижалась щекой к животу Даниила, который не стал отодвигаться, наоборот, положил на её плечо руку, прикрывая и согревая.

   Хорошо, что когда они выйдут к людям, все это здесь и останется. Потому что ей не нужен такой друг, от которого неизвестно чего можно ждать...


   Если утром они мерзли, то уже через несколько часов обливались потом и тяжело дышали. Как и предупреждал Астахов, теперь довольно ровная местность сменилась каменистыми выступами и прочими прелестями пейзажа пересеченной местности. Да ещё и солнышко совсем уж ощутимо пригревало, слепя яркими бликами от воды.

   Даниил, который первые пару километров прошел, опираясь на вчерашнюю палку-копалку, не стал спорить, когда Соня снова её отобрала и встала рядом, помогая идти. Редкая самоотверженность для женщины, которая не скрывает, что в другой ситуации ей было бы все равно жив он или нет.

   Шум прибоя, постепенно усиливающиеся последние полчаса, стал совсем уже близким и четким. Значит, почти на месте.

   - Все, дальше подходить опасно, - Астахов остановился под деревом с очень интересным стволом, на вид, словно обвитым серебристыми лентами. - Если те не идиоты, то шерстить лес не станут, будут ждать там, где мы выйдем. Поэтому на само побережье лучше не соваться.

   Соня не стала возражать на это разумное замечания и, убрав его руку с многострадальной шеи, потянулась, разминая затекшие мышцы.

   - Связь есть?

   - Только экстренные вызовы, - Дан поднял руку, но и близость к небу телефон не вразумила.

   - Надеюсь, ты не собираешься звонить в МЧС? - девушка оглянулась, выбирая место, недалеко расположенное и удачно приподнятое над местностью.

   - Нет, конечно. Тогда есть шанс, что встретит нас совсем не Димка.

   - Дай телефон, - Соня кивнула на виднеющийся рядом выступ скальной породы. - Тут не особо высоко, поднимусь. Там должна быть нормальная связь.

   - Держи. Только будь осторожнее, хорошо?

   - Поверь, я себя очень люблю и буду беречь, - спрятав мобильник в карман, девушка примерилась, намечая путь восхождения.

   Сделать это оказалось довольно просто, удобных подставок для конечностей хватало, но один раз встретилась-таки ей проблема, заставившая замереть на месте.

   - Сонь, что случилось? - заметив, как Золотце с ужасом уставилась себе под ноги, Астахов, прихрамывая и сцепив зубы, подошел ближе.

   - Тут змеи...

   Клубок из извивающихся гадов на девушку внимания не обращал, но той и от такого пренебрежения легче как-то не становилось. От испуга она даже не могла понять, есть у них полосочки на коже или нет, но общую пестроту тел заметила.

   - Не двигайся! - мужчина примерился, но понял, что подняться к ней в таком состоянии не сможет. - Очень медленно и осторожно отступай, не сдвигая камни.

   Соня, замершая в довольно неудобной позе, сделала пару шагов назад. Змеи продолжали увлеченно виться возле друг друга, целиком поглощенные процессом создания будущего потомства, и на Маркевич внимания не обращали. Хотя, будь она на их месте, точно бы возмутилась вмешательству в такое интимное действо.

   - Вроде, все...

   Только оказавшись в нескольких метрах от места брачных игр пресмыкающихся, она смогла нормально вздохнуть.

   - Смотри под ноги, их может быть больше, - хотя угроза и не миновала, но Дан не спешил отходить, внимательно наблюдая, как Соня с грацией осмотрительной горной козы, внимательно оглядывая места предполагаемого передвижения, скачет по камням.

   Забравшись почти на самую верхушку уступа, девушка вытащила мобильник. Аллилуйя! Связь была, хоть и слабая, но это уже все мелочи. А вот почти разрядившийся телефон - неприятность покрупнее. Быстро отыскав в телефонной книге абонента "Брат", Софья, постукивая ногой от нетерпения, стала ждать, пока тот ответит.

   - Данька, это ты?! - судя по выражению, Димка одновременно на это надеялся, но не очень верил. - Где ты?

   - Это не он, это Софья, - девушка, понимая, что связь в любую секунду может прерваться, затараторила. - Он рядом со мной, жив, но ранен. Где находимся - не знаем, отследите по сигналу.

   - Уже отслеживаю. Почему звонит не он? - на пару секунд звук пропал, потом восстановился.

   - Потому что связь здесь плохая, пришлось лезть на пригорок, а у Даниила вывихнуто колено. Вправили, но, скорее всего, растянуты связки, - что ещё сказать по этому поводу Соня не знала, потому сосредоточилась на более важном деле. - Если нашли вертолет, то недалеко от него есть речушка, мы шли вдоль берега, но на само побережье не выходили.

   - Все правильно, сидите там, где вы есть. Сможешь поддерживать связь?

   - Вряд ли, телефон почти разряжен.

   - Тогда никуда не уходите, координаты есть. И ещё - если ты соврала, и его там нет, я тебя убью сам. Очень медленно.

   - Доброе дело не должно остаться безнаказанным... - это Соня пробубнила, скорее, для себя. Но на его слова не обиделась, наоборот, чего-то в этом духе и ожидала. - Он жив.

   - Очень на это надеюсь.

   Закончив разговор, Маркевич пустилась в обратную дорогу, старательно обойдя место, облюбованное чешуйчатыми. Ну их, пусть себе наслаждаются прелестями змеиного секса, только её не трогают.

   - Все нормально? - он помог ей спуститься с уступа. - Не укусили?

   - Змеи - нет, а вот твой брат явно жаждет моей крови, - Соня чуть нахмурилась, мельком посмотрев на его колено.

   Вот сейчас бросить его вполне можно. Если она правильно понимает, уже через час-полтора здесь будет половина пехоты и легкой кавалерии, задерживаться дальше опасно.

   - Не нужно.

   - В смысле? - воспользовавшись преимуществом низкого роста, девушка поднырнула под его руку, которую он так и не убрал с её плеча, и отошла на пару метров.

   - Ты же сейчас собираешься уходить, - Дан не спрашивал, заметив как после этого разговора с Димкой у Золотца снова появился тот взгляд. Оценить ситуацию, составить план действий и провернуть все с максимальной выгодой. Той Сони, с которой он шел ещё полчаса назад, уже не было. Снова настороженность и маскируемая под невозмутимостью готовность бежать. - Ты мне уже ничего не должна, поэтому я прошу остаться.

   - И зачем мне это делать? - даже понимая, что поступает опрометчиво, она не стала сразу убегать. В конце концов, она не многое потеряет, если пару минут послушает его доводы. - Ты сейчас физически не можешь меня заставить.

   - Если захочу - смогу, - подходить он не рисковал, давая ей возможность оценить его настрой. - Но, в том и дело, что заставлять тебя не собираюсь. Мои враги знают, что ты была в вертолете. И когда сопоставят, что за сутки мы с тобой переместились на полтора десятка километров, притом, что идти полноценно я не мог... Ты же умная девушка, понимаешь, чем это грозит.

   - Я умею уходить, не оставляя следы. Ты же так и не смог узнать, кто я такая, - Соня улыбнулась, послала воздушный поцелуй и поставила на камень ногу, собираясь снять ножны.

   Ну, этим он вплотную займется сразу после того, как найдет того борзого, который рискнул попытаться так кардинально изменить расстановку сил на их арене.

   - Оставь себе, это подарок, - надеясь, что задумка сработает, Дан, не приближаясь к ней, положил на землю её сумку. А потом вынул пистолет.

   - Будешь стрелять в того, кто спас тебе жизнь? - девушка уже встала ровно, но сейчас настороженно замерла.

   Продолжая пристально смотреть ей в глаза, Астахов повернул оружие рукоятью к ней.

   - Помнишь, что я тебе рассказывал про стрельбу? Не трать зря патроны. Будь осторожна.

   Соня сделала шаг к нему и коснулась пистолета кончиками пальцев, не торопясь его забирать.

   - Ты останешься безоружным.

   - Если первым приедет Димка, он мне не понадобится. Если кто-то другой - не поможет.

   - Зачем тебе это? - девушка опустила руку, так и не взяв пистолет.

   - Ты не обязана была помогать мне. Более того, это было глупо и совершенно не в твоем духе. Но ты меня не бросила, рискуя при этом своей жизнью. Если бы нас догнали, тебя бы не пожалели, сама понимаешь. - Она понимала. И очень хорошо. - Не люблю быть должным, вот и предлагаю остаться.

   Дан положил оружие на её сумку и сел рядом, устроившись на ещё холодноватой земле.

   - Дав мне "привилегию" работать на тебя пару лет? - Соня, заинтригованная несвойственным для него поведением, тоже опустилась рядом.

   - Нет. Где захочешь, там и будешь работать. Просто дай мне пару недель разобраться с проблемами, хочу быть уверенным, что тебя за мои грехи не тронут. Если после этого захочешь сотрудничать, хорошо. Нет - твоё право.

   Все это было слишком красиво, чтобы быть правдой, потому возникали справедливые сомнения.

   - И ты простишь, что я кинула тебя на такую сумму? - скепсис был настолько явным, что хоть ложкой ешь.

   - Ты все равно получила только свой процент от сделки. А того, кто все это затеял, я найду. - Вот в этом она не сомневалась. - Так что пусть этот вопрос тебя не волнует.

   - Ты можешь пообещать, что я буду иметь возможность уехать в любой момент? - Соня молчала пару минут, прежде, чем спросить.

   - Если захочешь, - а с его стороны нужно будет просто сделать так, чтобы она не захотела.

   - Я не буду жить на твоем острове, предупреждаю сразу.

   - Несколько дней придется, пока немного не разберемся с происходящим. Это самое безопасное место. Если тебя что-то смущает, то Димка, скорее всего, уже перевез туда свою семью, скучно тебе не будет.

   Маркевич хмыкнула. Вот контакта с младшим Астаховым и его семьей она хотела бы избежать. Не складывается у них, причем, катастрофически...

   - Какие у меня гарантии, что ты не передумаешь?

   Если бы не совокупность факторов, Соня бы даже слушать не стала, но сейчас пришлось немного задуматься.

   На новом месте придется все начинать с нуля. Не впервой, но все равно тогда рядом был Кирилл, которое многое брал на себя, а теперь придется все тащить в одиночку.

   Документов нет, и это большая проблема - и один, и второй комплект остались у Астахова. Можно, конечно, попросить их вернуть, но тогда какой смысл в этом побеге, если он, при желании, будет знать о каждом её шаге?

   Ей нравилось во Владивостоке. Ритм города, его запах, душа, даже вечные пробки не особо раздражали.

   Но оставаться здесь одной чревато. Не только из-за Мельникова, найдутся и другие явные враги. Ей хватит терпения выстоять и доказать, что не содержимое ширинки определяет силу воли и духа, но придется непросто. Женщин в бизнесе вообще не особо ценят, а если ты маленькая да ещё и выглядишь младше своих лет...

   Только и работать под началом Даниила тоже не особо хочется. А то она не знает, что такой руководитель видит и тебя, и твои тайные мысли насквозь, да ещё и умело этим всем манипулирует.

   - Мое слово. Вспомни, пока ты была на острове, никто не причинил тебе вреда. А теперь ты и вовсе будешь в ранге желанного гостя. Но я не заставляю. Если хочешь идти, иди. Мой номер помнишь? Позвони, если будет нужна помощь. Любая.

   Вот и первый пример умения заставить человека сделать, то, что тот не хочет. Да, Даниил во многом прав, например, в том, что не пройдет мимо внимания заинтересованных лиц его чудесное перемещение в пространстве. А уж о сговорчивости врачей, которые за символический взнос на "нужды клиники" способны закрыть глаза на то, что кто-то посторонний покопается в истории болезни, Соня была хорошо наслышана. Вряд ли этот самый враг, которому Астахов вдруг встал поперек горла, обиделся на какую-нибудь мелочь. Скорее всего, он того же вида и "веса", что и сам Даниил, и это нельзя игнорировать. У Маркевич просто здоровья не хватит, чтобы наживать настолько могущественных недоброжелателей.

   - Хорошо. Но помни - ты дал слово.

   - Конечно, помню, - мужчина улыбнулся и, поднявшись, протянул руку, чтобы помочь ей встать. - Ты бы не сидела на холодной земле.

   - Говоря о помощи и заботе, я не имела ввиду настолько тесную опеку, - но с травы поднялась. И так проблем хватает, осталось только подцепить какую-нибудь болячку. - Пистолет забери.

   - У меня другая идея. Магазин я сейчас выну, не надо привлекать лишнее внимание, - оглянувшись по сторонам, Дан кивнул в сторону небольшого деревца, - а будешь целиться в него. Расстояние метров тридцать, как раз самое оно.

   Конечно, в такой ситуации увлечься тренировкой стрельбы, да ещё и из незаряженного оружия, это дурь полная. Но заняться-то все равно больше нечем. Откровенничать с ним Соня не хотела, и так уже подпустила опасно близко, а просто сидеть и тупо рассматривать облака и пейзаж уже надоело.

   - Брать обеими руками? - девушка подождала, пока он вынет из рукоятки прямоугольную фиговину и передаст ей оружие. Странно, но оно оказалось намного легче, чем можно было предположить, глядя со стороны.

   - Бери так, как тебе удобно. Видишь слева на раме маленькую рукоятку?

   - Одна и две точки?

   - Да. Если зафиксировано на одну точку, стрельба одиночными, если на две - очередью, - Даниил, чуть припадая на больную ногу, перешел за её спину. - Почему ты так стоишь?

   Соня, в самом деле, чувствовала себя как-то неудобно. Вроде, устойчиво, но, ни держа оружие правой рукой, ни обеими, никак не могла найти именно то положение, в котором ей было бы комфортно.

   - Не знаю. Наверное, с непривычки, - чувствовать его у себя за плечом тоже было раздражающе, но уже намного более терпимо, чем ещё пару дней назад.

   - Так, тогда давай сначала. Встань, повернувшись правым боком к мишени, ноги, примерно, на ширине плеч. У тебя должна быть комфортная, естественная для тебя поза, иначе ничего не получится.

   Так, ну то самое положение равновесия она нашла, дальше-то что?

   - Теперь поднимай пистолет. Чуть выше. Плечо не тяни вверх. Хорошо, - он коснулся её локтя, заставляя вытянуть чуть согнутую в локте руку. - Он легкий, но запястье должно быть жестко зафиксировано, так что лучше стрелять с прямой. И не надо душить рукоятку, у тебя пальцы побелели.

   Заставив себя немного расслабиться, Соня с интересом ждала, что он ей скажет дальше. Но мужчина только пару раз обошел вокруг неё, словно пытаясь понять, что именно не так. А это самое "не так" точно было. Вроде, и стоять удобно, и руку не тянет, но девушка чувствовала себя так, словно на ней трусики на два размера меньше - недолго потерпеть можно, но неудобно до жути.

   - Ты прицеливаешься правым глазом?

   Девушка на мгновение задумалась.

   - Нет.

   - Тогда понятно. Переигрываем, - перестав рассматривать её, как нечто невиданное, Дан снова отступил за спину Сони. Такое он видел несколько раз - тело пытается найти удобную позу, но пистолет как-то мешает. Потому что, если раньше не приходилось держать оружие в руках, рефлексы срабатывают немного не так, как это можно было бы ожидать. - Отзеркаль свою позу под левую руку.

   - То есть, левым боком вперед? - дождавшись кивка, она изменила положение. А ведь так, в самом деле, удобнее.

   - Да. Ты раньше брала нож именно, как оружие?

   - Зачем тебе? - нет, никого она не убивала, но на подобные вопросы отвечать точно не собиралась.

   - Можно без подробностей, просто "да" или "нет". Хотя, судя по тому, что ты меня чуть не заколола обычной ручкой, то держала. Вот тебе и ответ - от природы ты левша, - проверив, чтобы она снова не повторяла ошибку с согнутым локтем, Астахов встал рядом с ней, повторив стойку девушки.

   - Вообще-то нет, - Соня попыталась повернуться к нему, но её быстро вернули в исходную позицию.

   - Сейчас удобно?

   - Да.

   - Хорошо. - На правое плечо легла его ладонь, чуть сжимая натянувшиеся мышцы. - Расслабься, что ты вся зажалась? Чем сильнее напрягаешься, тем хуже показатели стрельбы.

   Соня хотела было ответить, что они будут вообще нулевыми, если он не перестанет прижиматься к её спине, но промолчала - в этом не было ничего от попыток соблазнить, уж такое она почувствует сразу.

   - И вообще, перестань концентрироваться на желании попасть в мишень, - Дан обхватил пальцами тонкое запястье, фиксируя его в правильном положении. - Нажмешь на курок первой фалангой пальца, пуля уйдет чуть влево. Если второй - вправо. Корпус немного вперед, при отдаче ты будешь машинально прогибаться в спине и отклоняться назад. Для следующего выстрела придется возвращаться в исходное состояние, - вторая ладонь легла между лопаток, заставляя девушку податься на пару сантиментов вперед. - Молодец, так и стой. А теперь заложи правую руку себе за спину, чтобы она тебе не мешала, - аккуратное движение по предплечью и довольно сильный захват на локте, помогающий принять правильное положение.

   Девушка выполнила все распоряжения, стараясь запомнить все, что говорит Астахов. Мало ли зачем пригодится, в жизни многие умения приходятся кстати.

   - Прицеливаясь, нужно зажмуривать один глаз? - не то, чтобы этот прием ей как-то помогал, но лучше спросить.

   - Лучше не надо. Готова?

   - Да.

   - А теперь прицелься, сделай вдох и задержи дыхание. Не жми на курок сильно, движение должно быть мягким... - голос понизился до шепота, как будто гипнотизируя и настраивая на нужный лад. Соня даже на секунду зажмурилась.

   Сухой щелчок получился каким-то слишком уж громким, почти оглушающим.

   - Для первого раза отлично, только ты в последний момент немного опустила дуло вниз. Лучше так не делать, снижается точность стрельбы, - её запястья он так и не отпустил, продолжая держать руку вытянутой. - И конкретно этот пистолет тебе не подходит, он для правши. На тренировку в тире выберем другое оружие.

   - Я не собираюсь становиться коммандос, хватит и теоретического курса, - Соня попыталась повернуться, но пальцы на её локте чуть сжались, не давая сдвинуться с места.

   - Но обещание научить тебя стрелять я давал, так что не отлынивай, пробуй ещё раз. С самого начала, включая принятие стойки.

   За неполный час, пока Даниил шлифовал её умение правильно прицеливаться, девушка уже раз пять прокляла свое желание научиться стрелять.

   - Хватит, а? У тебя колено болит, у меня уже на эту березу глаза не смотрят... Давай просто посидим и подождем прибытия спасателей?

   - Если взялась чему-то учиться, будь готова отрабатывать знания на практике, - Астахов к тому времени уже устроился на соседнем камне, лениво щурясь на солнце и исправляя Сонины ошибки. - Не переноси вес на одну ногу.

   - Вот теперь я понимаю, что ты не просто так дал мне его незаряженным, - хоть пробормотала это Маркевич и довольно тихо, но Даниил услышал и мягко рассмеялся.

   - А ты думала зачем? Хорошо держишься, обычно желание убить наставника приходит минут через двадцать.

   - Оно у меня никуда и не девалось, просто сейчас обострилось, - девушка уже машинальным движением подняла пистолет, выполняя все его указания. И к положению кисти, и локтя, и спины теперь не придерешься. Но все равно замерла, ожидая услышать какое-то критическое замечание.

   Только его почему-то не последовало. Соня уже хотела обрадоваться, что выполнила все в соответствии с его высочайшими требованиями, но поняла, почему он молчит и прислушивается - где-то недалеко нарастал шум вертолета.

   - Это за нами? - Маркевич без вопросов отдала ему оружие, которое он тут же зарядил.

   - Будем надеяться. Но все равно лучше не рисковать, - Дан, подхватив её под руку, отвел в тень той самой несчастной березы, которую за это время Соня просто возненавидела. - Если это Димка, то он даст нам знать.

   - Как именно? - она сама не поняла, почему оказалась между его спиной и стволом дерева. Да и не выглянешь особенно, разве что на цыпочки встать.

   - Услышишь. Хватит подпрыгивать, - её шебуршание он хорошо чувствовал, хотя и не совсем понимал, чем оно вызвано.

   - Мне не видно!

   - Ладно, смотри, - Астахов немного передвинулся, чтобы дать Золотцу немного простора. - Все равно рядом пока никого нет.

   - Будем ждать? - единственный разумный выход девушке не особо нравился. Да и сам факт того, что она осталась, поверив своему же почти бывшему врагу, душевного равновесия не добавлял.

   - Все равно больше ничего не остается.

   Шум, ставший совсем громким, стих, ясно показывая, что вертолет сел где-то неподалеку. Но высовываться они пока не спешили - если это свои, они и так знают, что искать нужно где-то в этом районе.

   - Ты не знала, что левша?

   Выбор темы показался Соне несколько неуместным, только его манеру прикапываться к мелочам и не отставать, пока не узнает правду, она уже изучила. Проще ответить сразу, сэкономив им время и нервы, все равно ведь потом, задав вопрос по-другому, вытащит ответ.

   - Нет. И мне кажется, ты ошибаешься. Может, я в смысле стрельбы леворукая. Меня не переучивали, так что я стопроцентная правша, - гул цикад и треск каких-то кузнечиков почти заглушал их голоса, но рисковать и говорить громко она не стала.

   - Золотце, я в таких вещах не ошибаюсь. Родители не рассказывали, может, у тебя в детстве была травма левой руки? - вертолет сел где-то метрах в пятистах, значит, к ним придут минут через десять, если правильно будут искать.

   Только бы это был Димка, потому что с вооруженным отрядом он вряд ли что-то сделает. Даже с учетом поддержки Сони, которая сама не понимает, что насколько близка к обмороку от усталости. Это на адреналине не чувствует, но он-то прекрасно видит и круги под глазами, и некоторую заторможенность движений. Так что, если бы она не согласилась остаться сама, пришлось бы заставлять - она просто не выдержит ещё несколько дней без нормального отдыха.

   - Это попытка ненавязчиво узнать что-то о моем прошлом? Она не удалась. И можно меня не называть этим прозвищем?

   - Знаешь, оно тебе очень идет, так что нельзя.

   Так, голоса вдалеке уже различаются, но какого хрена, если это Димка, то ещё не дает о себе знать?!

   Не успел он об этом подумать, как где-то совсем рядом раздался выстрел. Через пять секунд второй, ещё через три - третий.

   - Это...

   - Это за нами, - Дан протянул ей руку. - Ну, вот прогулка и закончилась. Идем.

   Без возражений вложив ему пальцы в ладонь, Соня осторожно пошла следом. Во-первых, все же не нужно забывать про змей, обидно быть укушенной за несколько минут до спасения, во-вторых, она даже не попыталась помочь Астахову идти. У мужиков свои заморочки по поводу оказания им помощи на виду у представителей своего пола. А, в-третьих, одна мысль, что придется снова столкнуться с Димкой, вдохновения как-то не вызвала. Но возможность поесть и принять душ пересиливали отторжения этого наглого блонди, поэтому девушка, хоть и не хотела с ним встречаться, но послушно двигалась в ту сторону.

   Все произошло, примерно, как она и представляла - суровые гвардейцы кардинала... тьфу, подчиненные младшего Астахова в камуфляже и при автоматах шерстили округу, разыскивая БигБосса и разве что не заглядывая под камешки и коряги. А Дмитрий с видом Наполеона, обозревающего Ватерлоо, стоял на самом большом камне и пытался дозвониться до брата. Если учесть, что мобильник благополучно издох сразу после того звонка, то результаты таких попыток были более, чем сомнительными.

   Сама же встреча была горячей - стояли-то на солнцепеке - и такой радостной, что её чуть не придушили в объятиях. Предназначались они Даниилу, но поскольку он, как вцепился в её запястье, так и не отпускал, но брызги от фонтанирующей родственной любви долетели и до девушки.

   - Ты как? - Димка, крепко стиснув Дана и хлопнув его по плечу, теперь внимательно осматривал брата на предмет повреждения. - Что с ногой?

   - Приедем в больничку и узнаем, - несмотря на молчаливое сопротивление Сони, он вытолкнул её вперед. - Золотце летит с нами, она теперь почти член семьи.

   От такого заявления вытаращился и Дмитрий, и сама девушка.

   - В смысле? - спросил это младший брат, но Соня с ним была полностью солидарна в просьбе прояснения ситуации.

   - Она мне помогла, никаких долгов, теперь она мой друг. Так что хватит собачиться и пытаться её задушить. И вообще, давайте уже отсюда улетать, мы временно пресытились природой.

   И с этим Софья внутренне согласилась, только заменив "временно" на "надолго".


   Смотреть, как её кровь наполняет вакуумную пробирку, Соня не стала. Не то, чтобы ей от этого дурнело, но и особого счастья от такого зрелища тоже не испытывала.

   - Все, теперь зажмите пальцем и не убирайте ватку, пока кровь не остановится, - медсестра с почти хищной улыбкой уволокла с собой вакуэтту, оставив девушку тосковать в пустом процедурном кабинете.

   Выложенные белым кафелем стены, от которых отражался холодный свет флуоресцентных ламп, и застекленные шкафчики с жизнеутверждающими надписями на полках "Анафилактический шок", "Кровотечение" и "Инфаркт миокарда" создавали непревзойденную атмосферу радости и уверенности в хорошем исходе.

   Надо же, насколько все быстро изменилось, ещё час назад сидели в лесу, упражняясь в теории стрельбы, а теперь уже в какой-то ВИП-больничке, сдают на анализы остатки крови.

   Сам перелет прошел настолько безлико, что запомнилось только одно - до самого приемного покоя этого места Даниил так и не отпускал её руки. И в вертолете, несмотря на явные возражения брата, суть которых Соня не разобрала из-за шума, усадил рядом с собой, не давая отодвинуться. Девушку это, если честно, мало волновало. Почему-то именно в тот момент, когда командующий парадом Димка дал знак на вылет птенцов к родному дому, Маркевич ощутила просто дикую усталость и какое-то эмоциональное отупение. Наверное, это и есть признаки нервного истощения.

   Как только их доставили в это место, Даниила все-таки заставили отцепиться от её запястья и, попытавшись усадить в кресло-каталку, предложили проследовать на рентген. В ответ Астахов так посмотрел на заботливого врача, что тот за предложенное средство передвижения сам схватился обеими руками, видимо, поняв, что ещё одно такое распоряжение, и кресло вполне может стать его собственным привычным атрибутом жизни.

   Что происходило дальше, Соня не видела, потому что в неё вцепился другой медик, настойчиво требующий позволения сцедить немного крови. Зачем это нужно, девушка так и не поняла, но заметив медсестру, вприпрыжку понесшуюся в сторону рентген-кабинета с пробирками в руках, немного успокоилась и разрешение дала, но только после душа. Грязная голова уже невыносимо чесалась, да и общая немытость организма действовала на Маркевич угнетающе. Поспорив несколько минут, мужчина в белом халате, который так рвался оценить состояние её организма, все-таки сдался, велев отвести Софью в душ и выдать все необходимые принадлежности.

   Боже, как же давно она не испытывала такого удовольствия! И без разницы, что теперь приходится сидеть босой, в одноразовой медицинской распашонке а-ля мешок для картошки с завязочками на голое тело, зато она была ЧИСТОЙ. И что мокрые волосы, высохнув, завьются мелкими волнами, грозя превзойти видом и качеством тонкорунную овцу, тоже ерунда. Хотя, конечно, если бы был ещё и комплект чистого белья, стало бы просто замечательно, но придется довольствоваться малым. Интересно, а поесть уже можно или они решили чуть-чуть поморить голодом, чтобы была тише и послушнее?

   Убедившись, что дырочка от прокола на локтевом сгибе уже не кровоточит, Соня выбросила ватку в предназначенную для таких нужд пластиковую коробку, стоящую на столике у кушетки, и решила отправиться на разведку.

   Но далеко уйти не успела - стоило только приблизиться к двери, как она распахнулась, являя взору того самого кроволюбивого дяденьку-врача.

   - Анализы у вас уже взяли, сейчас быстренько осмотрим, и можно отдыхать, - он окинул взглядом пациентку и как-то непонятно хмыкнул.

   Соня уже хотела спросить, что именно его так поражает в виде человека, полтора суток шатавшегося по чащобе без еды и, фактически, отдыха, как едва сдержалась, чтобы не выругаться сквозь зубы - сразу следом за медиком сюда же приперся и Дмитрий Астахов.

   - Кровь взяли?

   - Да, конечно, - вот перед ним мужчина разве что не раскланялся. - Сейчас идем на осмотр.

   Интересно, а перед Даниилом он в конвульсиях счастья не забьется? Девушка сама про себя сделала замечание, что нельзя быть такой злой и циничной, но настроение совершенно не способствовало улучшению мыслей. Такое впечатление, что она любимая болонка Астахова, которой все спешат засвидетельствовать уважение и проявить заботу, в надежде на ответное внимание со стороны её хозяина.

   - Потом осмотрите, - Димка показал Соне, чтобы та шла за ним.

   - Но, Дмитрий Александрович...

   - Если кровь взяли, какого хрена ещё не покормили? Она же голодная. Сейчас поест, и смотрите, сколько влезет. И дайте какие-нибудь тапки, чего она босиком?

   Пластиковый ужас, в котором русский народ так любит щеголять прямо поверх носков, ей приволокли через пару минут. Умеют же, когда на них наорут...

   Маркевич не то, чтобы ощутила прилив любви к проявившему заботу, но мнение немного улучшилось. Надо же, какое человеколюбие... Или это потому, что брату помогла? Вслух она это при посторонних, естественно, спрашивать не стала, но наедине точно поинтересуется.

   Возражал ли против такого тот врач или нет, Соня уже не прислушивалась, потому что послушно пошла за Димкой. Благо, идти оказалось недалеко, разве что на первый этаж спуститься.

   - Присаживайся, - в обнаруженном за ближайшем поворотом коридора кафетерии мужчина отодвинул для неё стул и кивнул девушке-официантке.

   Понадеявшись, что тут не кормят коронным больничным блюдом в виде несладкой манной каши, в которой нет комочков, потому что вся она слиплась одним большим комком, Соня подняла взгляд на Димку. Тот с таким же пристальным интересом рассматривал саму Маркевич.

   - Ты как себя чувствуешь? - вопрос был задан непривычно мягким голосом, даже без привычной издевки и подозрительности.

   - Нормально. Устала немного, а так - терпимо, - врать она не видела смысла, а то и так не заметно, что еле на ногах держится.

   - Хорошо. Тогда ешь, я хочу с тобой потом поговорить.

   Похвалив себя за проницательность - ведь не верила же в его полную бескорыстность - девушка сосредоточилась на принесенной еде. То ли тут готовили не так, как в прочих учреждениях здравоохранения, то ли ей показалось с голодухи, но было не просто съедобно, а довольно вкусно. Правда, много в неё все равно не влезло, так что, расковыряв котлету, которую, судя по размеру, жарили на сковородке в гордом одиночестве - больше ни одна просто не влезла, Соня, промакнув губы салфеткой, отодвинула тарелку.

   - Почему ты не ешь? Невкусно? - Димка оторвался от быстрого набора какого-то текста на смартфоне.

   - Почему же, вкусно. Просто уже больше не хочу, - улыбкой поблагодарив девушку, поставившую перед ней чай, даже с расстояния в несколько десятков сантиметров благоухающий смородиновыми и малиновыми листочками, Соня вопросительно приподняла брови, предлагая перейти к основной причине Димкиного появления.

   - Да, в плане кормежки ты очень выгодна, - младший Астахов, подождав пока ему принесут заказанный кофе, откинулся на стул, продолжая с завидным интересом рассматривать Маркевич. - После того, как сели, что ты видела? Если можно, то подробно и честно, это очень важно.

   - Разве брат тебе не рассказал?

   - Рассказал. Но он мог что-то не заметить, поэтому прошу тебя помочь разобраться в ситуации.

   Такая вежливость и покладистость, конечно, радовали, но природная Сонина подозрительность от этого становилась только острее.

   - Да я особо ничего не видела. Даже то, что в вертолет попали, не поняла. Мне об этом сказал Даниил, уже после того, как сели на той поляне. Сразу после посадки отошли в лес, Максим остался, а мы втроем ушли к реке... - девушка запнулась и хотела продолжить, но потом все-таки спросила. - Вы его нашли?

   - Макса? Да, лежит на втором этаже в семнадцатой палате. Но к нему пока не пускают, вчера вечером прооперировали.

   - Так он жив?!

   - Ну, да. А с чего ты взяла, что это не так?

   - Он остался там один, потом мы услышали выстрелы. Судя по звуку - из автомата, - она отставила чашку. Почему-то при этих воспоминаниях вкусный напиток немного загорчил. - Сам понимаешь, шансов у него было немного.

   - Его привезли в тяжелом состоянии, кровопотеря большая, но, вроде, выкарабкается. Ты лучше скажи, Сашка, тот охранник, которого вы там оставили, он до этого никому не звонил?

   Соня на пару секунд задумалась.

   - Если и звонил, то я не заметила. Может, только во время полета какую-то смс-ку отправил, потом уже не было сети.

   После еды потянуло в сон, и Маркевич едва сдержала зевок. Да ещё и в кафетерии душновато...

   - Ты могла помочь охраннику и договориться с его хозяевами. За то, что привела Даньку, тебе бы хорошо заплатили, - Дмитрий, повертев мобильник в руках, поднял на неё глаза. - Почему ты помогла моему брату?

   - Потому что предпочитаю известное зло неизвестному. А благодарность, скорее всего, заключалась бы в пуле в затылок. Спасибо, но на такую ценность я пока не претендую, - Соню уже утомил и этот разговор, и гораздо более топорные, чем у брата, попытки узнать мотивы её поступков. - Какая разница, почему я это сделала?

   - Большая. Ладно, в тот раз ты встала на его сторону. Но зачем помогла вправить вывих и, фактически, несла на себе?

   - Твои предположения?

   - Не знаю, вот и хочу понять. Но уверен, что цель у тебя была.

   - Да, я тайная каннибалка и тащила его в свое секретное логово, - не желая портить настроение такой беседой, Соня поднялась. - Спасибо за обед, но меня там ждет врач. Можно сказать, жаждет осмотреть и ощупать.

   - На здоровье. А что же тогда не проявила своих тайных наклонностей? - Димка увязался следом.

   - Передумала. Ему под сорок лет. Жестковат уже. Зубы беречь надо, стоматология нынче удовольствие недешевое, - оставив его смотреть ей вслед, Соня почти галопом поднялась на второй этаж. Пристанет же с идиотскими вопросами... Ну, не знает она, зачем ему помогала!

   Потому что не могла иначе. Вот только говорить это никому не собирается.

   В коридоре второго этажа царила тишина, свойственная послеобеденному времени, когда все здоровые трудятся, а хворые мирно спят. Поскольку остановить её было некому, Софья почти на цыпочках пробежала мимо равномерно расположенных прикрытых дверей и остановилась перед той, на которой было число "17".

   С одной стороны, вроде, сказали же, что к нему не пускают. А с другой, ну, кому будет хуже, если девушка сама убедиться в том, что Максим жив?

   Потихоньку приоткрыв дверь, Соня заглянула в палату. Притененная опущенными жалюзи, она казалась почти вымершей. Если бы не тихое дыхание спящего человека, вообще решила бы, что тут никого нет. Никаких пищащих аппаратов, которые так любят показывать в фильмах, все спокойно и мирно. Наверное, это и хорошо, значит, ни искусственная вентиляция легких, ни другие чудеса медицины ему не нужны.

   Привыкнув к такому освещению, девушка поняла, что кто-то лежит на кровати с капельницей, присоединенной к руке. Так же осторожно прикрыв дверь, Соня прошла ближе, пытаясь рассмотреть лежащего парня. Странно, она могла бы поклясться, что не запомнила его лица, но сейчас, пока всматривалась, припомнила и широкие скулы, делающие Макса немного простоватым, и нос с горбинкой. Обычный человек, наверное, в толпе и взглядом бы не зацепилась, а, поди ж ты, запомнила.

   Она уже хотела уходить, когда поняла, что он открыл глаза, всматриваясь в полумрак. Не хватает только напугать больного...

   - Привет, - Соня заговорила шепотом, чуть придвинувшись к изголовью кровати. - Не пугайся, это я - Соня. Ну, которая Золотце.

   Парень чуть растянул тонкие губы в улыбке и попытался что-то ответить.

   - Нет, не говори! Тебе, наверное, пока нельзя... Нас нашли, все в порядке. Мы с Даниилом Александровичем живы. Я зашла, чтобы поблагодарить. Спасибо тебе, - она наклонилась, быстро коснулась губами небритой щеки и так же шустро выскочила из палаты. Нечего мозолить глаза суровым медикам, тем более, что ей ещё на осмотр идти.

   Вот чего она никак не ожидала, так это, что осмотрят её всю и везде. То есть - вообще.

   - Извините, но я не думаю, что для поиска клещей нужно заглядывать даже туда, - Соня пальцами впилась в кушетку, но в сторону гинекологического кресла и не сдвинулась.

   - Ну, что вы, как ребенок? - пожилая тетенька-врач строго посмотрела на девушку поверх очков в старомодной роговой оправе, закончив записывать её ответа из разряда "с какого возраста, со сколькими и с каким результатом". - Это стандартная процедура, вы ночевали в холоде, мало ли что застудили. Лучше узнать сейчас, чем через пару дней начать загибаться от боли.

   В принципе, гинекологиня была права, так что пришлось Софье пройти ещё и эту процедуру. Зато потом её отпустили, успокоив, что все у неё замечательно, а вот с детьми стоит поторопиться, двадцать восемь это уже далеко не семнадцать, куда ж дальше тянуть?

   Скомкано поблагодарив за добрый совет и едва сдержавшись, чтобы не попросить не указывать, как и с кем жить, девушка, наконец, вырвалась из цепких объятий людей в белых халатах. Но лишь для того, чтобы наткнуться на пасущегося под дверью Димку.

   - И снова здравствуйте, - Маркевич зевнула в кулак и устало посмотрела на самого стойкого из своих мучителей. - Нужно ещё что-то рассказать?

   - Нет, привез тебе одежду, - он тряхнул довольно объемной сумкой. - Пойдем, отведу тебя в комнату, в которой сегодня переночуешь.

   - А разве мне нельзя отсюда уехать? - как и любой русский человек, больницы Соня ненавидела на уровне рефлексов.

   - Даньку решили оставить на ночь, так что и мы все будем здесь.

   - Как он?

   - Нормально. Врачи уже немного задолбали, но с коленом, вроде, все хорошо. Связки, конечно, растянуты, но без разрывов. И трещин костей нет. Так что ты молодец, если потренируешься, будешь хорошим костоправом.

   - Нет, уж, спасибо, из меня и юрист, вроде как, неплохой, - от услышанной новости даже только что завершившаяся экзекуция в женском кабинете как-то перестала казаться неприятной. - Нашли того, кто все организовал?

   Вопрос был очень даже актуальным, ибо от него зависит, сколько ей придется просидеть под трепетной опекой Даниила. Кстати, надо бы его навестить, все-таки человеку больно...

   - Мы занимаемся этой проблемой.

   - Ясно. "План "Перехват", как всегда, результатов не дал"...

   Пока они разговаривали, стоя посреди коридора, из соседнего кабинета выскочил тот самый врач, который так жаждал пустить Маркевич на анализы.

   - Ой, как хорошо, что вы здесь, - он тут же зашуршал какими-то сероватыми листиками, вынутыми из кармана. - Софья Андреевна, вы, на удивление, здоровый человек. Только есть небольшая анемия, - медик в упор уставился на девушку, словно требуя по этому поводу объяснения.

   Решив его не разочаровывать, она страдальчески поморщилась и серьезно шепнула:

   - Комары.

   Поймав укоризненный взгляд Димки, носящего признаки скрытого веселья, Соня только пожала плечами, предлагая оспорить это заявление. Желающих не появилось, и девушка пошла следом за Дмитрием.

   - Здесь есть помещения для родственников, которые хотят остаться на ночь, - он открыл дверь и пропустил Софью в комнату.

   А ничего так. Правда, зачем-то в не очень просторные апартаменты втиснули двуспальную кровать, отчего сразу создавалось впечатление, что находишься в каком-то придорожном мотеле. Небольшой шкаф, тумбочка, крохотная ванная с душевой кабиной. И, как апофеоз всего - витые решетки на окнах.

   - Что это за место? - бегло осмотревшись, Софья только вздохнула. Конечно, по сравнению с квартирой, в которой она пряталась перед тем, как уехать из Владивостока, это просто пятизвездочный отель, но интересно же. - На районную поликлинику не похоже.

   - Это и не она. Частная клиника, - поставив привезенную сумку на край постели, Димка немного потоптался на пороге. - Здесь безопасно, можешь ходить, где хочешь, но на улицу лучше не высовывайся. Во всяком случае - не предупредив. Если сильно надо, скажи, выделим тебе сопровождающего.

   - Спасибо, - Соня повернулась к нему, решив все-таки задать вопрос, который уже пару часов не давал ей покоя. - Почему ты так резко стал почти вежливым?

   - Ты помогла моему брату, значит, помогла и мне, - он передернул плечами, словно то, о чем она спрашивала, было несусветной глупостью. - Я по-прежнему считаю, что у тебя есть свой интерес в этом всем, но Данька предупредил о твоем новом статусе. Так что, если не планируешь ничего плохого в адрес моей семьи, никаких проблем, ты - желанный гость и в моем доме.

   - Как у вас все запущено...

   - Вот так и живем, - пожелав приятного отдыха, мужчина, наконец, оставил её одну.

   Первым делом Соня закопалась в сумку. И напомнила себе, что нужно поблагодарить Нелли Павловну, потому что явно собирала сумку эта святая женщина. Мужик бы сгреб первое, что попалось под руку, даже если бы это оказалось коктейльное платье, какие-нибудь угги и кожаный корсет с заклепками. Но никогда бы не догадался к паре белья добавить пижаму, зубную щетку и увлажняющий крем.

   Хотя привезли ей едва ли не самый скромный из имеющихся у Софьи спальных комплектов, девушка усомнилась в уместности здесь полностью кружевного топа и таких шортиков. Ладно, они хотя бы без вырезов и разрезов на пикантных местах, уже хорошо.

   Торопливо сменив свою распашонку на этот наряд, девушка покосилась на дверь с почему-то отсутствующим замком и решила не пододвигать к ней стул. Потому что в комнате его просто напросто не было.

   Уснула она, едва коснувшись головой подушки, успев разве что только муркнуть от удовольствия, когда уставшее тело устроилось на прохладном, чуть жестковатом белье. Кто-то пытался её разбудить, вроде бы, бормоча что-то про ужин, но Соня тоже пробормотала в ответ, чтобы от её оставили в покое, правда, в выражениях, которые приличной девушке и знать-то не положено. Зато отстали.

   Но вот когда рядом с ней кто-то сел и осторожно погладил по плечу, Маркевич не столько проснулась, сколько вскинулась, не поняв спросонья, что происходит.

   - Тихо, это я.

   Да уж, этот голос она узнает когда угодно и где угодно. Ещё бы что-нибудь рассмотреть в темноте, было бы просто шикарно.

   - И что ты тут делаешь? - глаза упрямо закрывались, а сознание грозило отключиться в любой момент.

   - Пришел проситься в политическую эмиграцию.

   - В смысле?

   - Пусти к себе переночевать.

   - Даниил, а ты точно головой не бился, только коленом? В этой клинике есть и другие места, иди туда, - Соня ещё глубже закопалась под одеяло. Понятно, что видеть её в неглиже он сейчас не может, но она-то знает, что, скорее, изысканно раздета, чем экипирована по требованиям викторианской морали. - И вообще, у тебя своя палата есть!

   - Сонь, - теперь голос был настолько уставшим, что девушка почувствовала два взаимоисключающих желания - прибить из сострадания и обнять и пожалеть. - В меня сегодня полдня тыкали иголками, потом толпа народа рассматривала и лапала мои колени. А теперь медсестры по очереди, каждые двадцать минут заглядывают в палату, чтобы узнать, жив я или уже помер.

   - Сочувствую, но в кровать не пущу.

   - Мы с тобой уже спали вместе, так что хватит упрямиться. Ты очень красивая и сексапильная, только сейчас я тупо хочу спать. Подвинься, а?

   - Да спрячься в любой другой комнате! - тем не менее, девушка, сграбастав в охапку одеяло, поползла на левую половину.

   - Они придут и туда, - судя по тому, как прогнулся матрас, беженец уже вовсю обживал выделенную ему территорию.

   - А сюда, думаешь, заглянуть не догадаются? - Соня от души зевнула, укладываясь удобнее. Пусть хоть все отделение прибежит, только бы свет не включали и не топали.

   - Дураков среди них нет, если двое уединились в комнате, точно лезть не станут.

   Последние мгновения тишины были особенно звенящими и зловещими.

   - Ты что, хочешь всех убедить, что мы любовники?! - девушка подпрыгнула и попыталась с размаху треснуть его по голове подушкой. То ли Астахов видел в темноте, то ли просто предугадал действия, но там уже никого не было.

   - В этом все и так уверены. И тебя никто не тронет, - видимо, он пытался убаюкать и успокоить, потому что теперь разве что не шептал тоном Змея-искусителя. - Пусть думают, что хотят, зато мы с тобой нормально выспимся.

   Немного поразмышляв над его словами и поняв, что он её втравил в нехорошую историю, Соня, тем не менее, улеглась обратно. Удавить она его может и утром, когда Даниил не будет ждать нападения.

   - За попытку облапать получишь по рукам, за приставания - по колену. В лучшем случае. И не лезь обниматься.

   - И тебе приятных снов, Золотце.


   Нет, с этим точно нужно что-то делать. Потому что уже второе утро подряд Соня просыпалась рядом с Астаховым в настолько тесных объятиях, что это было уже совсем неприлично. Наверное, после того, как полночи делили одно одеяло, она сдалась и подползла поближе, чтобы не морозить высунутую из тепла попу.

   И руки снова не на месте. Только сегодня, что ещё хуже, её собственные.

   Даниил, вытянувшись рядом и зажав одну её ногу между своими бедрами, вполне целомудренно возложил кисть на Сонины лопатки. А вот сама девушка за каким-то чертом залезла обеими ладонями под его футболку. И теперь в полной мере ощущала, как ритмично поднимается и опускается мужская грудь, чуть щекоча чувствительную кожу её кончиков пальцев короткими мягкими волосками.

   Ну, это ладно, а носом она зачем в его шею уткнулась?!

   Постаравшись, как можно осторожнее и незаметнее отодвинуться, девушка, в конце концов, уселась на кровати, глядя на спящего Астахова. Вот человек нормально отдыхает, а ей чего не спится? Судя по освещению, сейчас часов шесть-семь утра, не больше.

   Поскольку заняться было решительно нечем, а проснувшаяся вместе с остальным организмом совесть не позволяла устроить Даниилу побудку и отправить в его собственные апартаменты, Софья отползла подальше и, улегшись на бок, стала рассматривать соседа. Стоит отдать ему должное, пришел одетым, а не в таком же виде, как сама девушка. Если можно считать мужские шорты приличной одеждой.

   Больше всего заинтересовало темное пятно, выглядывающее из-под левого рукава футболки. Скорее всего, татуировка, только непонятно, что именно изображено. Конечно, оно ей сто лет не надо, но любопытство начало грызть со страшной силой.

   Угу, осталось только разбудить его в процессе раздевания.

   - Чего ты там сопишь? - как оказалось, будить его не пришлось, Даниил и сам уже проснулся. Или сон чуткий, или нервы слабые. Ну, учитывая последние события, тут может первое сочетаться со вторым.

   - Думаю, как тебя выгнать в палату.

   - Мне и тут хорошо, - свесившись с постели, мужчина посмотрел на оставленный возле неё мобильник. - Двадцать минут седьмого... Золотце, ты издеваешься?

   - И мыслей таких не было, - прикрыв рот ладонью, Соня зевнула и потянулась, все ещё не покидая прикрытия одеяла. - Тебя сейчас начнут искать медсестры, процедуры обычно начинаются в половине восьмого.

   - Ещё больше часа. Ложись и спи. Или тебе колыбельную спеть? - он устроился обратно на подушке, но глаза закрывать не стал, наблюдая, как девушка пытается пальцами расчесать спутанные после сна пряди.

   - А ты умеешь? - судя по всему, где-то на затылке у неё сбился колтун, который проще выстричь, чем распутать.

   - Понятия не имею, последний раз пел, когда Димка был маленьким. Да что ж ты делаешь-то?! - подтянувшись ближе, Даниил одним движением развернул Соню к себе спиной и отвел её пальцы от шевелюры. - Расческа есть?

   - Да...

   - Ну, давай сюда, все равно уже разбудила.

   Вот от этого Маркевич ненадолго выпала в осадок. Понятно, что расчесывать он умеет, но чтобы вот так вместе встречать рассвет, пытаясь разодрать её спутавшиеся лохмы...

   - Знаешь, не надо. Выискивание блох для меня - святое, так что это слишком интимный процесс, - она попыталась вывернуться, но её завалили обратно, и, для верности, положили ногу поперек бедер.

   - Тогда хватит шуршать. Закрывай глаза и спи.

   Руку он положил на её живот, причем, поверх одеяла, так что даже к этому не придерешься. Но Соне все равно было не по себе именно от того, что она чувствовала себя совершенно нормально. Как будто это абсолютно естественно, вот так, обнявшись, спать с почти незнакомым человеком. Нет, конечно, со многим из его биографии и черт характера она уже сталкивалась, но все равно... Маркевич и с Кириллом-то сначала встречалась чисто ради секса, а именно спать, в смысле физиологического процесса, они начали почти через год после этого. Так что наводит на нехорошие размышления...

   Чтобы не сказать или не сделать что-то лишнее, Софья задала первый вопрос, который пришел в голову:

   - В виде чего у тебя татуировка?

   И тут же прикусила язык. Ну, вот надо же было такое ляпнуть. Лучше бы, в самом деле, спала.

   Даниил молча отодвинулся и одним движением стянул футболку.

   - Смотри сама.

   Если честно, то посмотреть было на что. И в смысле самого тела, и мастерства того, кто загонял ему чернила под кожу.

   Гладкое змеиное тело плотно обнимало руку намного выше локтя, скручиваясь в тугое кольцо. Соне даже показалось, что оно медленно сжимает мышцы, пытаясь раздавить плоть. Устроившись на верхней части его лопатки, Полоз (только теперь девушка поняла, что Даниил выбрал себе тотем в соответствии с собственным прозвищем) перебрался через плечо, положив голову в ямку под ключицей. Никаких выставленных клыков с капающим ядом или раздутого капюшона. Но мастер сделал глаза рептилии такими, что возникало полное впечатление разумного взгляда. Словно он изучает смотрящего на него, едва заметно высунув из сомкнутой пасти самый кончик раздвоенного языка.

   - Жуть, - она даже потянулась, чтобы коснуться рисунка, но потом отдернула руку. Укусит ещё. - Но красиво. Тебе идет.

   - Спасибо.

   Одеваться он не стал, бросив футболку в изножье кровати.

   Но Соня не стала следить за её полетом, углом глаза заметив, как от этого пришли в движение его мышцы. И ведь не выпирают под кожей, словно тесто из кадки, а плавно перекатываются, давая понять, что в поджаром теле силы намного больше, чем кажется на первый взгляд.

   Нет, точно лучше спать, а то опять с каким-нибудь дурным вопросом полезет. Хотя, её статус обсудить стоит. Одно дело, что к ней многие из недоброжелателей просто не рискнут сунуться. Они, в отличие от самой девушки, узнавшей о Данииле только, когда основательно припекло, должны слышать о Полозе. И кто он такой - тоже, скорее всего, знают. А вот другой вопрос, что теперь она станет мишенью для его врагов. И это Маркевич не устраивало совершенно. Слухи ей были побоку, главное, чтобы они не касались её профдеятельности, но погибать только потому, что кто-то посчитает её важной для Астахова, она отказывалась.

   - Ты придумал, как будешь опровергать нашу с тобой, якобы, связь?

   - А зачем? - голос прозвучал лениво, но заинтересованно.

   - Затем, что мне хватает собственных проблем, чтобы присоединять к ним ещё и твои. Я останусь здесь на несколько дней, пока не решу, что буду делать дальше. А потом уеду. Ты сам обещал, что не станешь мешать.

   - Если таким будет твое желание, то да, - Даниил повернулся к ней боком, с интересом наблюдая, как Соня хмурит брови и что-то рассматривает на потолке. - В любом случае, сейчас просто отдыхай. Проблемы решим по мере их возникновения.

   Легонько погладив её по щеке, мужчина наклонился и осторожно коснулся поцелуем поджатых губ.

   Если бы в этом была хоть капля наглости или напора, Соня бы мгновенно отпрянула, ещё и одарив его напоследок пинком в больное колено. Но движения его рта были медленными и нежными. Словно просто поглаживал её губы своими. Легко, почти невесомо. Очень бережно. И ладонью на щеку не давил, а просто придерживал, так же потихоньку гладя кончиками пальцев скулу, висок и впадинку за ухом. Как будто тактильно изучал её лицо.

   Поняв, что замерла на полувдохе, Соня расслабилась и прикрыла глаза, впитывая это ощущение. Словно, проснувшись от того, что яркий свет нахально скользит по лицу и заглядывает под ресницы, все равно не двигаешься, потому что лень и совершенно не хочется прятаться от упрямых солнечных зайчиков.

   Вот и сейчас абсолютно не хотелось отодвигаться. Тепло, концентрирующееся в губах, начало медленно опускаться по шее, к груди, заставляя делать более глубокие вдохи, как будто немного не хватало воздуха.

   Руки самовольно потянулись к его затылку, прижимаясь ладонями к теплой коже. Надо же, никогда бы не подумала, что у него настолько мягкие волосы. Наверное, тогда в лесу просто внимания на это не обратила. Да и условия там были совсем другие...

   По плечам и груди прошелся поток прохладного воздуха, когда одеяло медленно скользнув, сдвинулось ниже, открывая кремовую кожу, едва прикрытую тонким кружевом всего на пару оттенков темнее.

   И губы теперь стали не такими осторожными, уже смелее и настойчивее касаясь её рта, влажным движением языка скользнув по подбородку, слегка прихватывая кожу, мгновенно загоревшуюся от колючего и шершавого прикосновения щетины.

   Соне захотелось немного поторопить, подтолкнуть прикрывшую тонкое плечо горячую ладонь к груди, откинуть назад голову, предлагая поискать особо чувствительные точки на шее. И самой пройтись языком по его коже, попробовать на вкус, втянуть в себя запах. Узнать, напрягутся ли мышцы, если осторожно провести ногтями по внутренней стороне предплечий...

   Понимание, что это с Астаховым она сейчас почти готова заняться сексом, ударило, как обухом по голове. Хотя, какое там "готова", процесс, уже, можно сказать, пошел... Во всяком случае, вряд ли можно назвать дружеским приветствием, когда мужские пальцы, поглаживая постепенно обнажающуюся кожу, медленно опускают прикрывающий грудь топ. Да и поцелуи уже явно перешли из разряда ознакомительных в нечто совсем другое. Такое, что, даже понимая необходимость все это прекратить, Соня все никак не могла проглотить комок в горле и попросить отодвинуться.

   Но Даниил сам все понял, когда почувствовал, как она напряглась, мгновенно застывая и деревенея. Разве что сердце под его ладонью продолжало колотиться с такой же скоростью. Пальцы сжались сами собой, чуть стискивая её грудь, как будто напоследок хотелось запомнить это ощущение.

   - Мы увлеклись, - она это даже не прошептала, а просипела, судорожно облизывая пересохшие губы и не поднимая ресниц, чтобы случайно не встретиться с его взглядом.

   - Да. Ты против? - пока Золотце не видит, он почти прижался носом к её плечу, медленно вдыхая её запах. Вкусная. Чуть отдает корицей, с нотками сладковатой пряности.

   - Ну, точно не "За", - Соня резко завозилась, сбрасывая с себя руки Дана, и, едва не запутавшись в простыне, спрыгнула на пол. Тут уже не до скрывания скромной сексуальности наряда, лучше уйти сразу, а то хватит ума натворить неправильных дел. Или как раз не ума, а инстинктов. - Иди к себе, - подхватив сумку, девушка почти бегом сбежала в ванную.

   Твою мать! Это что сейчас было вообще?!

   Бросив вещи на пол, Софья несколько раз вихрем промчалась по крохотному помещению, но, ударившись бедром о раковину, решила завязывать с физкультурой и, опустив крышку унитаза, уселась на фаянсовый трон. Даже, что ноги почти сразу заледенели на кафельном полу, заметила только через пару минут.

   Ну, какого черта, а? Ведь, как говорится, ничто не предвещало. Да и вообще, Соня никогда не считала себя особо страстной. Да, секс ей нравился, но чтобы вот так, забыть где ты и с кем... Нет, такого она точно припомнить не могла.

   Подтянув замерзшие ступни, девушка, чуть изогнувшись, мрачно уставилась на свое отражение. Так и хотелось спросить:

   - И что смотришь, кошка мартовская?

   К сожалению - или счастью - но ответить та девушка из отражения вряд ли смогла бы.

   Соня с ещё большим неудовольствием прислушалась к себе. Низ живота тянуло приятной ноющей болью, а напряженные соски почти до боли царапало нежнейшим кружевом. Да и вообще в теле гудела нерастраченная энергия, от которой её всю потряхивало, а руки так и вовсе просто неприлично дрожали.

   И что дальше? Окончательное превращение в нимфоманку?

   Ведь даже сейчас, когда прекрасно понимала, насколько это было бы глупо и опрометчиво, какая-то часть сознания (к слову сказать, весьма немаленькая и громкая) настойчиво предлагала хоть раз в жизни отключить мозги и вернуться в кровать. А уже там Даниил сделает так, чтобы она быстро забыла про "неправильно" и прочие умные вещи.

   Но возвращаться она, естественно, не стала. Не до такой степени ещё сошла с ума.

   Прохладная вода немного сняла напряжение возбуждения, но вымыть все то же самое из мыслей была не в силах. Глядя, как по коже стекают капли, собирающиеся в крошечные ручейки, Соня быстро набросала приблизительный план действий. На остров она возвращаться не станет. Точно. Значит, нужно придумать, как вернуть документы. Сделать новые не проблема, но счета-то открыты на имя Маркевич, значит, придется просить отдать паспорт.

   Хотя, встречаться с Даниилом все равно придется, она просто не позволит себе проявить трусость. Ну, сорвались, проснувшись под одним одеялом, так против законов природы не попрешь. И, да, Астахов её привлекает, как мужчина, чего уж там. Только и она не животное, чтобы кидаться на то, что хочется. Или под то, что хочется. Как говорится, от перемены мест слагаемых сумма...

   И вот тут до неё дошло ещё кое-что - за всеми этими переживаниями она пропустила начало приема противозачаточных таблеток. Их же нужно было начинать пить около десяти дней назад! Так, все, значит, никаких факторов риска, у неё этот цикл будет особенно опасным. И ведь вчера говорила с гинекологом, а почему-то в голове не отложилось. Так что, хоть на три презерватива, но она на такое приключение не подпишется.

   Ох, даже мурашки по спине от ужаса побежали, стоило только представить, что она, по собственному скудоумию, "залетела" от Астахова. На аборт она точно не пойдет, даже не потому что это грех, просто не сможет убить своего ребенка, и не важно сколько ему - пять лет, или несколько недель после зачатия. А у Даниила на это могут быть свои, абсолютно противоположные взгляды.

   Фуф, аж в груди закололо от таких мыслей...

   Просидев в ванной минут сорок и успев за это время не только привести себя в порядок, одеться, расчесаться, но и придумать кучу всяких глупостей, Соня опасливо выглянула в комнату. Та, к её искреннему облегчению, оказалась пуста. Значит, медперсонал не дремлет, угнали-таки Астахова на процедуры.

   Убегать она не собиралась, тем более, что после его заявления об их близких отношениях это может оказаться слишком опасным. Но вот пообщаться с одним человеком не помешает. Нужно уже, наконец, понять, что происходит, а то тыкается во все углы, как слепой котенок, но, вполне возможно, пропускает очевидные вещи.

   Вытерев немного вспотевшие ладони о ткань широких джинсов, которые Нелли Павловна, памятуя о любви Сони к этому виду одежды, передала в больничку, девушка выглянула в коридор. В этом крыла стояла почти гробовая тишина, видимо, из "родственников" она тут единственная. Что ж, тем лучше.

   Не став задерживаться, Софья спустилась на первый этаж и завертела головой в поисках хотя бы смутно знакомого лица. Повезло ей почти сразу - на небольшом диванчике, задвинутом в самый темный угол приемного покоя, над пластиковым стаканчиком с кофе тосковал Артем. Или не тосковал, а дремал с открытыми глазами, сохраняя сосредоточенно-хмурый вид опытного бойца. Хотя как раз в последнем девушка и не сомневалась.

   - Призывник спит, а служба идет? - Соня присела на край дивана рядом с охранником.

   - Да не сплю я, - Артем разогнулся, развернув во всю ширь накаченные плечи. - Доброе утро, Софья Андреевна.

   - Привет. Ты меня так скоро на "вы" с большой буквы называть начнешь... Может, вернемся к более неформальному общению? - девушка задумчиво почесала зудящий след на шее. То ли привет от комаров, то от Даниила... Так, все, только комары!

   - Можно, - охранник индифферентно кивнул, не отводя взгляда от стеклянных дверей клиники.

   - Ты сегодня какой-то необщительный. Хочешь немного прогуляться?

   Вопрос вызвал у Артема не то, чтобы ажиотаж, но долю волнения и подозрительности:

   - Куда?

   - Если бы я знала... Мне нужно отъехать по делам, а твое начальство слезно просило, чтобы одна я отсюда не выходила. Поможешь даме в этом горе? - она обворожительно улыбнулась, но реакция получилась странноватой - охранник нахмурился ещё больше и чуть-чуть от неё отсел.

   - Вряд ли разрешат, так что сидите, Софья Андреевна, тут. Все равно через пару часиков уезжаем.

   - Понятно. Ну, не хочешь - как хочешь, - решив больше не выпрашивать милостей у природы, Соня встала и потопала прямой наводкой к двери.

   - Стой, ты куда?! - наверное, он телепортировался, потому что такая туша физически не может двигаться на подобной скорости.

   - Не знаю, что тебе сказали, но я теперь свободный человек, могу идти, куда хочу. А я хочу туда, - для убедительности Маркевич ткнула пальцем в сторону выхода. - С собой я звала, в известность о планах поставила. Остальное - не мои проблемы.

   Как она и думала, уже через пару минут, коротко переговорив по телефону с Дмитрием Александровичем, который тоже выразил сдержанное удивление по факту такого стремления на свободу в виде: "Куда её черти несут?", Соню усаживали на заднее сиденье дорогого седана. Бежевая кожа, отделка из натурального дерева... Торжество роскоши и комфорта.

   - И куда теперь? - Артем, усевшийся на место водителя, бросил заинтересованный взгляд в зеркало заднего вида.

   - Пока прямо. Будь другом, дай мне свой мобильник.

   Похоже, что распоряжений, ограничивающих её право пользоваться средствами связи, не было, потому что парень без возражений подал телефон.

   - Спасибо. Интернет подключен?

   - Обижаешь.

   - Даже не собиралась, - чтобы найти то, что хотелось, у Маркевич ушло минуты три. Но результат... Как же иногда приятно было бы оказаться неправой. - Тём, давай на Столетие (3), подъедешь, скажу конкретный адрес. Кстати, за нами едет темный внедорожник.

   "Тойота", выскочившая из-за поворота возле больнички, плотно повисла сзади, не давая от себя оторваться.

   - Знаю, это машина сопровождения.

   - Интересно, а паранойя лечится?

   Водитель хмыкнул, но отвечать не стал и, включив негромкую музыку, повез по не самым лучшим дорогам. Любимый город, чтоб его...

   Пока подъезжали на место, девушка набрала номер домашнего телефона. Несколько секунд ожидания и ответ:

   - Да?

   Говорить она не стала, сразу отключившись. Что ж, значит, он дома, тем лучше. Проехав мимо знаменитого "Океана", Соня показала, куда сворачивать. Лицо Артема становилось все более хмурым. Наверное, знает, куда везет, иначе чего тогда корчить такую мину?

   - А теперь притормози тут, и подожди немного.

   Но когда попыталась выйти, столкнулась с незапланированной трудностью - все двери были заблокированы.

   - Артем?

   - Софья Андреевна, не ходи туда, - водитель к ней не повернулся, продолжая напряженно смотреть в окно. Что он там интересного рассмотрел, Соня не поняла. Да и не до того было.

   - А подробнее? - не дождавшись ответа и плюнув на хорошее воспитание, девушка перелезла на переднее сиденье. - Артем, что происходит?

   - Вот и я не знаю, что у вас с Даниилом Александровичем происходит, но лучше не ходи к бывшему. Ты же не дура, - Артем повернулся к Маркевич, сверля недобрым взглядом, - подумай сама. Вы ночевали вместе, потом он утром уходит по своим делам, а ты, едва успев одеться, несешься к мужику, с которым жила до этого. Причем, почти демонстративно.

   - Так, понятно... - на то, чтобы додумать пару не озвученных деталей, ушло несколько секунд. - Только маленькое уточнение - мне плевать, что по поводу моей личной жизни думает твой дорогой Даниил Александрович. Открой дверь.

   - Господи, ну, упрямее козы! - Артем явно едва сдержался, чтобы досадливо не сплюнуть. - Это тебе сейчас так кажется, а когда он психанет, будешь горючими слезами плакать!

   - Он не умеет психовать, - вот в то, что Астахов может сорваться на крик, Софья ещё и верила, но до полной потери самоконтроля... Нет, это из области фантастики.

   - Умеет. Просто достойные поводы бывают редко. Но, если ты его сейчас так опустишь в глазах всех, будет не просто псих. Это будет пи@дец...

   Оба замолчали. Артем, видимо, надеялся, что она поверит и решит не испытывать судьбу. Соня же обдумывала одну интересную догадку. Нехорошую, правда, но интересную...

   - Ты явно знаешь, где я раньше жила. И что Кирилл сейчас здесь, тоже в курсе. Откуда?

   - Вот оно тебе надо в этом дерьме копаться? Чего ты к нему так рвешься?

   - Хочу узнать, все ли с ним в порядке.

   - Да зашибись у него все! Давай обратно поедем? Он, конечно, узнает, но так хоть повода злиться не будет.

   - Можешь разворачиваться и уезжать. Пока не поговорю с Киром, я отсюда не уйду.

   Теперь водитель выразился более грязно, правда, беззвучно, просто проартикулировав губами все, что думает об этой ситуации.

   - И что ты хочешь узнать? Продал он тебя или нет? Я тебе и так скажу - да.

   Соня отвернулась к окну, медленно и размеренно дыша. Одно дело догадываться об этом самой, но услышать от совершенно постороннего человека... Было как-то противно и гадко. И больно, чего уж там. Не так, чтобы до зубовного скрежета, но она ведь считала его своим мужем. Выходит, у них были совершенно разные взгляды на отношения.

   - Ты реветь собралась? Зря. Он гнилой мужик, радуйся, что так легко отделалась.

   - Откуда ты знаешь? - желания поплакать и пожалеть себя не было совершенно. Но посмотреть в глаза бывшему любовнику и, ради любопытства спросить, что почем нынче человечинка живым весом, никуда не делось.

   - Это машина Даниила Александровича. Официально я его водитель, поэтому точно могу сказать, что они встречались за пару дней до того, как тебя поймали в Хабаровске.

   - И что ему предложили? - интересно же, какова её стоимость оптом и в розницу.

   - Вот чего не знаю, того не знаю. Но он спокойно вернулся сюда, значит, как минимум, пообещали, что его не тронут, если скажет, где тебя искать.

   - Спасибо и на том... Тём, я, правда, благодарна за заботу, но все равно хочу поговорить с ним лично. И ты не имеешь права мне мешать, - теперь она не просила, но и не приказывала. Просто спокойно информировала. - Открой дверь. Пожалуйста.

   На водителя она принципиально не смотрела, только строго вперед. Наверное, работники ЖЭКа покрасили низенький штакетник, отгораживающий чахнущую от пыли клумбу от парковки. Во всяком случае, она не помнила, чтобы дерево было настолько ярко-синим...

   - Значит так, у тебя двадцать минут, - Артем зачем-то отстегнул свой ремень безопасности.

   - Типа, блюдешь мою непорочность? - ей было и грустно, и обидно, но, в то же время, смешно от попыток этого амбала вести себя, как дуэнья.

   - После того, как Дан Саныч узнает, где и с кем ты была, ещё спасибо скажешь. Я подожду в прихожей.

   - Стоп. Ты что, хочешь пойти со мной?! - Соня так и застыла, развернувшись всем корпусом и поставив на землю одну ногу.

   - Или так, или запихну в машину и увезу обратно, - Артем продолжил стоять у открытой пассажирской двери, невозмутимо ожидая, пока она выйдет. - И так столько вокруг херни творится, не хватает только этого добавить.

   - Сумасшедший дом... - девушка выдохнула сквозь стиснутые зубы и серьезно посмотрела на охранника. - Я не собираюсь с ним спать или обсуждать что-либо, несущее угрозу для вашего драгоценного Астахова.

   - Ну, тогда тем более, чего стесняться? Если мы забыли что-то из твоих вещей, так и быть, отвернусь, когда начнешь свое белье укладывать, - окинув двор ещё одним цепким взглядом, Артем, ухватив Маркевич под локоток, быстро повел к подъездной двери. Набрав код, он отодвинул Софью в угол, осмотрел лестницу, и только после этого отступил, позволяя пройти.

   Слов у девушки не было. Даже нецензурные закончились. Поэтому, ничего не оставалось, кроме как подняться на четвертый этаж, слыша, как у неё за спиной сосредоточенно сопит охранник. Дожила, уже одной выйти никуда нельзя...

   Хмуро зыркнув в сторону Артема, чтобы тот не отсвечивал в зоне видимости, Соня нажала на кнопку звонка. А потом, пару секунд подумав, добавила ещё и удар ногой по двери. Металл обиженно загудел церковным колоколом, привлекая внимание намного лучше, чем мелодичная трель.

   - Ты?! - похоже, что Суханов ожидал увидеть кого угодно, но только не Соню, потому что дверь распахнул с такой силой, что едва не снес стоящую за ней девушку. - Ты откуда здесь?!

   - Долго рассказывать, - Софья не стала приветственно целовать его, кивнув притаившемуся на пролете выше Артему.

   При виде появившейся фигуры Кирилл отреагировал как-то странно - оттолкнул девушку за себя и встал перед ней.

   - А этому здесь что нужно?

   - Пропусти, он со мной, - не став разуваться, Соня прошла через прихожую в коридор. - Он подождет меня возле двери. Кир, иди сюда.

   Минимум мебели, максимум света. Маркевич долго спорила с мужем, доказывая, что не хочет жить в окружении пылесборников. Поэтому здесь не было никаких ковров. Только плотные темно-синие шторы. Странно, ведь почти каждую вещь подбирала сама, а сейчас все кажется таким чужим. Почему-то совершенно не возникло ощущения, что она дома. Наверное, потому что дома, как такового, у неё никогда не было, и вряд ли это изменится в будущем.

   - Сонька, я так соскучился... - подойдя сзади, Кирилл стиснул руками её плечи. - Что происходит, почему ты здесь? Тебя никто не обижал?

   - Нет, меня не обижали, - даже тепло его тела казалось каким-то неприятным. Не потому что от него не так пахло или противны сами прикосновения. Просто для Софьи он был уже чужим, а такой близкий контакт с теми, кто не входит в ближайший круг, она не приветствовала. Потому и застыла, стараясь подавить чувство какой-то снисходительной брезгливости, появившееся при первом же прикосновении. - Кир, пусти, - дождавшись, пока он уберет руки, Соня обернулась.

   Нет, это был именно он - веселый, мгновенно загорающийся идеями, обидчивый, как и все мужики. Снисходительно посматривающий на "глупую женщину". Баловавший и изредка выполняющий капризы. Привычный Кирилл. Только теперь уже не её.

   Красивый. Не слащавый, именно мужественно привлекательный. Намного красивее того же Астахова. Так, вот о нем сейчас лучше не думать...

   Классические черты лица с прямым носом и твердым подбородком, чуть вьющиеся темные волосы, серые глаза. Но сейчас он не вызывал в Соне ничего, только абстрактное любование внешней привлекательностью.

   - Ты так и не сказала, что здесь делаешь? Он же предупредил, что ты не вернешься, - наверное, почувствовав её настороженность, подходить близко Суханов не стал.

   - Вообще-то я здесь живу. Вернее, раньше жила... О чем тебя ещё предупреждали? - девушка присела на подлокотник кожаного дивана, не сводя глаз с Кира.

   - О том, что не нужно искать. Лучше вообще забыть, что ты есть.

   - Мило.

   - Сонь, хватит ерничать! - мужчина перешел на крик, но в комнату мгновенно заглянул Артем.

   - Все хорошо. У нас семейная сцена. Как дойдет до вопроса про платок, я тебя позову. Грех пропускать такое представление, - Соня сама не ожидала, что ей будет настолько все равно. Да, обиден сам факт предательства, но не более того. Даже при виде Кира внутри ничего не дрогнуло. Как будто то чувство, которое она несколько лет считала любовью, просто взяло и отмерло.

   - Хватит, - Кирилл одним быстрым движением приблизился к Соне, но хватать за руки не стал, заметив, как она отпрянула. - У меня не было выбора. И виноват во всем я сам, это мы оба знаем. Но теперь уже не переиграешь. Можешь не верить, но я тебя люблю. Поэтому и согласился, когда Полоз пришел с предложением.

   - Что он тебе за меня дал? - глядя, как майка плотно обнимает довольно мощное тело, она совершенно не почувствовала желания дотронуться. И это было как-то неправильно - она же из тех, кто не любит говорить, лучше попытается показать прикосновениями. И, в то же время, все как-то естественно. Показывать-то нечего...

   - Твою безопасность.

   - А конкретнее? - это как-то немного выбивалось из контекста, так что Соня перестала отстраненно смотреть на ремешок часов, которые сама же ему и дарила на прошлый день рождения. Или это было два года назад?

   - Он тебе не рассказывал? Странно, чего же свое благородство прятать, - в его тоне прорезалось сдерживаемое бешенство и что-то вроде зависти. - Я должен был сказать, где тебя искать. Взамен Полоз обещал, что ничего тебе не сделает. В противном случае он все равно бы нашел, но... Меня он просто отпустил, предупредил, чтобы и думать про тебя забыл.

   - Что ты и поспешил исполнить. Молодец, хороший мальчик, хочешь кусочек сахара? - Соня встала, постаравшись не коснуться сидящего возле неё на корточках мужчину.

   - Софья Андреевна, осталось пять минут, - бас Артема, донесшийся из-за стены, заставил её едва заметно вздрогнуть.

   - Спасибо, я поняла.

   - Ты не права, - Кирилл встал резким движением, выдающим его злость, но близко к ней подходить не стал. То ли из-за охранника, то ли просто видел Сонину отчужденность и нежелание контакта. - Если бы был выбор, я бы все сделал, но никому тебя не отдал.

   - Но выбора не было, так что говорить о том, "что, если...", бессмысленно. У тебя остались материалы по этой сделке?

   - Да.

   - Позволишь? - она протянула руку, считая про себя секунды. Это место, в котором она прожила столько месяцев, теперь почему-то душило. Как будто в воздухе висела мельчайшая пыль, забивающая легкие и не дающая нормально дышать. Или это от духоты? Или же от жалостливого отвращения, которое она теперь испытывала к тому, кого столько лет считала мужем...

   Темно-серая флешка легла ей на пальцы, тут же сжавшие кусочек пластика.

   - Сонька... - её стиснули в настолько тесных объятиях, что ощущение удушья многократно возросло.

   - Пусти! - кричать она не стала, помня об Артеме. Нечего показывать свои эмоции тем, для кого они не предназначены.

   - Если он тебе что-то сделает... Только скажи, - шепот был почти неслышным, - я помогу тебе убежать.

   - Всего хорошего, Кир, - не то, чтобы она не верила... Ой, да ладно, чего уж там - не верила.

   И очень сомневалась, что Астахов не учтет этот момент. Не просто же так не сказал об этой сделке, хотя это было бы огромным преимуществом. Получается, что возвращаться ей было бы некуда и не к кому. А так, утаив, он, в случае её побега, просто ждал бы, когда она придет к Кириллу. Дура она. Потому что пришла бы.

   Увернувшись от поцелуя, Соня чуть повысила голос:

   - Артем, я готова идти.

   Суханов не сразу, но разжал руки, отпуская девушку.

   - Не простишь?

   - Честно? Нет.

   Она не стала говорить "До свидания", а он не попытался её как-то задержать. В принципе, правильно, должен был вспомнить, что, если Соня что-то решила, переубедить будет почти невозможно. Да и незачем, в принципе...

   Девушка на секунду прикрыла глаза от ослепительно-яркого уличного света. И это было даже приятно, после какой-то промозглой сырости подъезда. Или это её так трясет от этой встречи?

   - Ну что, узнала все, что хотела? - Артем стоял рядом, глядя на неё так, словно ожидал, что она вот-вот кинется ему на грудь и разрыдается.

   - Даже более того...

   - А если учесть, что теперь разбираться с Дан Санычем?

   - Оно того стоило, - перестав стоять столбом, Соня повернулась к парню. - Поехали каяться?

   - Все-таки ты странная... - устроив девушку на заднее сиденье, Артем занял место водителя. - И не поревешь?

   - Сам же полчаса назад говорил, что оно того не стоит. Так вот, поздравляю, ты был прав. А реветь... Если только от счастья, что в свое время не вышла за него замуж.

   Вырулив на проспект, он хмыкнул, а потом тихо, задумчиво добавил:

   - Зато теперь понятно, чего он в тебя вцепился...

   - Ты про кого?

   - Это так, мысли вслух. Ну что, есть ещё бывшие любовники, с которыми надо попрощаться?

   - Спасибо, мне и этого хватило за глаза. Едем обратно.

   Теперь у Сони стало как-то легче на душе. Наверное, все-таки чувствовала себя виноватой за то, что, так и не поговорив с Киром, тискалась с Астаховым. Зря. И в первом, и во втором случае. Суханов - уже давно пройденный этап, стоило признаться себе в этом намного раньше. Если бы между ними ещё что-то было, не стали бы тянуть, откладывая свадьбу, отговариваясь каким-то глупостями. То времени нет, то желания, то год високосный - кто же в него женится?! Так что все совершенно закономерно. И от того, что над ней больше не висит этот разговор, стало реально легче. Да, противно, что продал. Даже если сказал правду о мотивах и условиях. Все равно обидно и горько. Но душевных страданий по поводу "как же я теперь без негооооо..." не было и близко. Замечательно она будет без него. Не нужно оглядываться, помнить, что есть кто-то, чью спину нужно прикрывать, и о прочих досадных помехах.

   Даниил.

   Да, её к нему тянет, он, похоже, тоже не прочь продолжить утреннюю разминку в полном объеме, но... У неё нервов не хватит быть его любовницей. Знать, что каждый твой шаг просчитывают, а слово - анализируют. Он ведь не успокоится, пока не вытянет наружу все то, что Соня предпочитала прятать, как можно глубже. И про родных родителей, и про приемных... Стыдиться ей нечего, просто никогда и ни с кем она эти вопросы не обсуждала, и не собирается изменять своему принципу. Да, будет крайне трудно узнать, кто она и откуда на самом деле. Но не невозможно. А значит, у него есть шанс докопаться до правды.

   И ещё маленькая деталь - Софья терпеть не могла делиться тем, что считает своим. Далеко не факт, что, будучи с ней, он оставит своих любовниц, а этого девушка не вынесет. Или безоговорочно её, или не надо и пробовать. Быть на непонятном месте она не сможет, только изведется напрасно.

   Так что, когда они подъехали к клинике, Соня уже была настроена отловить Димку, прижать его к стенке (ну, фигурально выражаясь) и предложить отдать ей документы, и, тем самым, устранить его раздражитель. То есть - себя. Мнение Даниила на этот счет её волновало мало, хотя бы по той причине, что она знала его ответ.

   На острове безопасно, лучше пересидеть несколько дней и там и т.д. и т.п. Нет уже, она найдет, как спрятаться, чтобы никто ни из её, ни из его врагов не знали, где искать.

   Артем остановился, не доезжая до дверей клиники несколько метров и, уже помогая ей выйти, тихонько шепнул:

   - Софья Андреевна, можно тебя кое о чем попросить?

   - Не говорить про твои уговоры?

   Солнце уже совершенно беспардонно светило в глаза, потому Соня отвернулась, прикрываясь ладонью, и не заметила вышедшую из дверей клиники женщину. Зато её увидел охранник и мгновенно переместился, закрывая собой вид в ту сторону.

   - Да. Как догадалась? - Артем, ещё и руку на крышу машины поставил, надеясь, что та барракуда, с которой Дан Саныч спал последние полгода, мирно проплывет по своим делам. Не помогло - Валерия его заметила и теперь, грациозно цокая своими километровыми каблуками, двинулась в его сторону. Так, а мелкую теперь куда девать?! Можно, конечно, запихнуть обратно в машину, но Золотце - тьфу, Софья Андреевна - сразу поймет, что что-то не так. Да и поздно уже, Лера, как она сама просила себя называть, была на подлете.

   - Я иногда бываю догадливой. Но не так часто, как хотелось бы. И от кого ты меня прячешь? - девушка приподнялась на цыпочки и попыталась выглянуть через его руку.

   - Не обращай на неё внимания, - это он успел шепнуть до того, как его погладили сзади по плечу.

   - Артем, неужели даже не поздороваешься?

   Цепкие пальчики с длинными ногтями легли на его локоть, заставляя судорожно пытаться понять, что делать дальше. Ситуация-то неоднозначная - она явно видела, кого он привез на личной машине Астахова. И, если Артем правильно понимал, то сегодня Лере ласково, но твердо дали понять, что в её услугах... эээээ... то есть - обществе, не нуждаются. Во всяком случае, среди охраны ходили слухи, что Дан Саныча на этом его Золотце немного переклинило. А значит, он полностью сосредоточится на Софье Андреевне.

   - Добрый день, Валерия Николаевна, - делать нечего, пришлось отступить. Хотя Маркевич он из зоны безопасности и не выпустил.

   - Зачем же так официально? Мы же давно знакомы. Не представишь свою... - женщина на секунду запнулась, рассмотрев Соню, - спутницу?

   Ну, её заминку он вполне понимал - на фоне Леры Софья выглядела немного непрезентабельно. Ниже на полголовы, вся худенькая и тонкая. Белая майка-"алкоголичка", широкие джинсы со множеством карманов, балетки. Руки и шея в пятнах после укусов комаров, на щеке царапина. Ну, просто роковая красотка...

   Если бы не знал, сколько ей на самом деле лет, тоже бы заподозрил Дан Саныча в педофилии. Потому что именно это и мелькнуло в брошенном на него вопросительном взгляде женщины.

   И понял это не только Артем. Соне надоело, что её рассматривают, как моль на портьере. Да ещё и изучающая - брюнетка, которую Маркевич сразу узнала. Именно она была на том фото рядом с Астаховым. И хотя внутри неприятно царапнуло, что сразу после такого интима, как перетягивание ночью одеяла, Даниил вызвал к себе любовницу, его вкус она оценила.

   Красивая и ухоженная, даже холеная. Хотя и понятно, что ей хорошо за тридцать, но ни единого признака ни на лице, ни на обнаженной шее не было. Гладкая безупречная кожа, голубые глаза, распущенные волосы цвета воронова крыла... Даже при полном параде Соня вряд ли смогла бы составить ей конкуренцию. Не те данные и пропорции. Но и уступать только потому, что природа ей расщедрилась на мозги, а не наполнитель для лифчика, девушка не собиралась.

   - Меня зовут Софья, - чуть тронув Артема, чтобы отступился, Маркевич, спокойно встречая оценивающий взгляд, в котором легкая жалость и недоумение сменились показным спокойствием, протянула руку в знак приветствия. - Приятно познакомиться.

   - Валерия. Взаимно, милочка.

   Так, а вот это уже оскорбление... Но адекватно ответить на него Соня не успела, потому что в непосредственной близости нарисовался младший Астахов, который тут же клещом вцепился в локоть Сони.

   - Все, нам пора, - не дав права слова уже открывшей рот Валерии, он только кивнул на прощание красавице и потащил за собой Софью с такой скоростью и силой, что та даже пару раз споткнулась.

   - Что происходит? - нет, она, конечно, всегда подозревала, что у него с нервами непорядок, но сейчас это стало совсем явно. Или же стоит ждать очередной лажи.

   - Все по плану. Почти, - он притормозил на пару секунд, словно решая, куда двигаться дальше. Этой заминкой Соня и решила воспользоваться.

   - Слушай, - она дернула его за руку, привлекая внимание. - Я тут решила немного пересмотреть условия соглашения. Мне нужны документы.

   - О, как... - Димка как-то странно на неё посмотрел. - Неужели этот придурок тебя уболтал?

   - Блин! Да хоть что-нибудь тут проходит мимо общественного мнения?! - значит, уже донесли и расписали в красках.

   - Если это что-то, касающееся моего брата, то нет. Привыкай.

   - В том и дело, что привыкать не собираюсь. Мне нужен мой паспорт. Не переживай, я умею убегать так, как вам и не снилось, ни в чьи руки не попаду и совесть Даниила будет чиста, - и тут же про себя хмыкнула. Интересно, а она у него вообще есть? - Ты ничего не теряешь, наоборот, заметно ж, что терпеть меня не можешь, - чтобы закрепить успех предложения, Соня понизила голос. - Я оставлю тебе все выкладки по той схеме...

   - Предложение заманчивое, слов нет, - совершенно неожиданно для девушки он наклонился, подхватывая её под коленки и перекидывая через свое плечо. - Но у меня просьба брата - доставить тебя в целости и сохранности на остров. Он сам прилетит через несколько дней, тогда все и решите.

   - Даниил же обещал, что не будет удерживать меня насильно! - Маркевич пару раз от души треснула своего носильщика по спине.

   - Он, может, и обещал, а я точно нет, - не обращая внимания на сопротивление, Димка вынес её через двери черного хода во внутренний двор.

   - И что, он теперь трусит, не показываясь мне на глаза? - честно говоря, что-то похожее она и предполагала, поэтому хоть и разозлилась, но надежды не теряла. Главное, не дать запихнуть себя в вертолет, а там будет видно.

   - Придержала бы язык, а? - судя по тому, что плитку сменил непривычно ровный для её непритязательного взгляда асфальт, несли её не просто так, а целенаправленно. - Ты в курсе, что в последнее время тобой очень активно интересовались? Те же самые люди, которых мы подозреваем в причастности к инциденту двухдневной давности. Свела одно с другим?

   - С какой стати им мной интересоваться? Вряд ли все вокруг в курсе, с чего началось мое с вами знакомство, - Соня чуть пошатнулась, когда её так же неожиданно, как и подняли, поставили на землю.

   - Конечно, нет. Но на остров есть доступ только самым близким. Или тем, с кем работаем не первый год. Про тебя же точно известно, что знакомы вы от силы дней десять, не родственница и не почетный работник месяца. Можно было бы, конечно, сказать, что ты на нас работала. Но тогда есть вариант, полезут выяснять, что именно ты делала. И ведь найдут, следы того тендера и твоей аферы за три дня не подотрешь.

   - То есть, объявляя меня своей любовницей, Даниил обозначил мой статус, чтобы поездка не выглядела странно? - и все равно что-то её в этом напрягало. Хотя и выглядело довольно логично.

   - Ага. Так что хватит выкаблучиваться и лезь в вертолет. С тобой полетит Артем и ещё один из наших. Не переживай, над городом вас точно не тронут, а на острове... Скажем так, не зря Владивосток одно время считался самой неприступной морской крепостью. Их хваленый Форт Нокс - хибара и проходной двор по сравнению с Данькиным домом. Он тебе объяснил, что резвилась ты там исключительно под контролем и с ведома?

   - Да.

   - Хорошо. Так что не переживай, никто вас там не тронет. Если узнаю, что ты нехорошо посмотрела в сторону моей жены или дочки...

   - ... ты меня задушишь. Повторяешься.

   - Зато выучила. Вперед, - он довольно аккуратно подтолкнул девушку в сторону вертолета. Причем, такого же точно, как и тот, на котором они летали до этого.

   - А это тот же самый? Или другой?

   - Не переживай, тот на капремонте, это новый. Доставят в лучшем виде, - он дал знак подошедшему Артему и какому-то незнакомому парню. Теперь Соня во всех появляющихся в непосредственной близости всматривалась. После инцидента с Сашкой как-то глаза сами прилипали к новым лицам. - Можно вопрос?

   - Давай, - лопасти уже медленно, но верно начали набирать обороты, но разговаривать пока не мешали.

   - Зачем ты к нему ездила?

   Ха! Как предсказуемо... Но раз уж им все-таки придется ещё немного общаться, то отношения лучше не обострять и ответить.

   - Захотелось узнать, не подкосило ли мое приобретение ваш с братом семейный бюджет. Но, судя по новому вертолету, вы перенесли это с честью.

   - Язва, - Димка качнул головой, подождал, пока Соня усядется на свое место, и дал знак отправляться.


   Если так пройдет ещё хотя бы пара дней, она взвоет. И совсем не от тоски, как ещё недавно думала Соня.

   - Не хмурься, а то маска сползет, - Таня, супруга Димки, намазанная такой же творожно-медовой жижей, как и Маркевич, лежала в соседнем шезлонге. Молодая мама одновременно проводила сеанс домашней косметологии, следила за ползающей по манежику дочерью и читала конспект по какому-то из видов ландшафтного дизайна (в этом Софья понимала даже меньше, чем в том, как правильно готовить смесь для кормления ребенка).

   - Хорошо.

   В том, что проще согласиться с активной девушкой, чья жизнерадостность и общительность уже начали раздражать, Соня поняла в первый же день знакомства.

   Стоило только выйти из вертолета, как на неё вихрем налетела невысокая полноватая шатенка, трясущая на руках заходящегося в истошном плаче младенца.

   - Ты одна?

   - Да, - кого именно хотела увидеть Татьяна (а судя по тому, что воющая девочка была блондинистой и мгновенно вызвала такую настороженность, как и её папа - это была семья Димки), было понятно, но порадовать её оказалось нечем. - Ваш муж сказал, что они приедут через несколько дней.

   - Ясно... - досада и грусть были настолько явными, что Соня не удержалась и зачем-то погладила девушку по плечу.

   - С ним все хорошо. Просто работа.

   Вот с этого и начался её персональный кошмар. Для Тани было непонятным, как можно сидеть весь день в одиночестве, погрузившись в работу - неважно, раскапывала Софья распечатанные на бумаги документы или же рылась в электронных недрах. Поэтому девушка рьяно взялась за Сонин досуг, чем пару раз едва не довела Маркевич до реальной попытки побега.

   С другой стороны, вроде, и обижаться на Татьяну не за что - она, как могла старалась отвлечься сама, не показывая, что сходит с ума из-за беспокойства за мужа (к слову сказать, звонящему едва ли не каждый час), и пыталась развлечь всех присутствующих. У охраны находилась отговорка в виде соблюдения безопасности, потому все парни ходили страсть какие серьезные и напряженные лицом. Нелли Павловна, оттаивавшая только при виде Маши, была постоянно занята по хозяйству, так что все внимание доставалось Соне.

   С младшим поколением клана Астаховых она познакомилась там же, на вертолетной площадке. Чуть успокоившаяся девочка, возраст которой Соня на глаз определить не смогла, кокетливо помахала светленькими ресничками в сторону незнакомого человека и приветственно ухватила тетеньку за сережку. Ухо она ей, к счастью, не порвала, но теперь Софья носила исключительно "гвоздики", дабы не вводить в искушение, а волосы забирала в плотный пучок. После того, как её, удостоившуюся чести поносить ребенка на руках, пока мама Таня говорила с папой Димой, благополучно опИсали, девушка вообще старалась держаться подальше от детеныша и начала справедливо сомневаться в наличии у себя материнского инстинкта.

   Нет, Машутка ей нравилась. Издали. И когда не плачет. А также, когда не норовит ткнуть в глаз разжеванным до состояния старой мочалки бубликом. И не кусает за шею своими двумя прорезавшимися зубками. То есть, суммарно, приблизительно, часа два-три в сутки.

   Но стоило представить, что у неё самой будет такое неугомонное чудо, как Соня начинала страдать от нервной почесухи и мигрени. Так что придется, наверное, немного пересмотреть свои долгосрочные планы... Или это от того, что ребенок не её собственный?

   Ладно, сейчас слишком много других проблем, чтобы вот так внезапно озаботиться размножением. Основной неприятностью оказались документы, отданные Киром. Они были неполными. То есть, на первый взгляд, все нормально, но Соня была твердо уверена, что тут не хватает несколько довольно важных бумажек. И, как назло, она не помнила, каких именно.

   Ещё недовольство усиливал тот факт, что Даниил не соизволил ни разу позвонить и объяснить, какого хрена, собственно, происходит. Спасибо ему, конечно, за защиту и помощь, но отсутствие информации действовало угнетающе и раздражающе.

   Ах, да! Ещё кто-то со слишком длинным языком донес домработнице о единственном обнаруженном у Сони недуге. И теперь один раз в день девушка старательно давилась гречневой кашей. Если бы не тщательно маскируемый трепет перед Нелли Павловной, Маркевич уже давно бы послала такие оздоровительные процедуры, потому что понять её муки мог только тот, кто, как и сама страдалица, с детства люто ненавидел гречку.

   - Все, можно снимать, - голос Тани вторгся в не самые мирные и добрые мысли Сони, которая как раз раздумывала, какую бы гадость сделать Даниилу перед отъездом. Хоть тот и не виноват в большинстве её неприятностей, сама их нажила, но бурлящая внутри энергия, не находя выхода, начала пагубно влиять на её мозги. Например, сегодня, девушка поймала себя на мысли, что даже немного скучает по Дану. Это уже вообще ни в какие ворота...

   - Давай, - получив влажную салфетку, Софья аккуратно сняла с лица липкую кашицу.

   - Хочешь поплавать в бассейне?

   В подвале, который вызывал у Маркевич не особо радужные ассоциации, кроме камер для провинившихся и подсобных помещений, находилась сауна с небольшим бассейном, что-то, вроде, мини-кинотеатра, бильярдная и тир. В последний её не пустили, отговорившись распоряжением Даниила Александровича. Мол, приедет, и сам отведет и все покажет, а пока сиди на солнышке, получай загар и не лезь туда, куда не просят. Это, конечно, вслух никто не произнес, но скрытый смысл понять нетрудно. Не то, чтобы девушку после одной тренировки так тянуло пострелять по уточкам (или что они там используют в качестве мишеней), но это помогло бы ей привести нервы в порядок.

   - Нет, спасибо, я сейчас немного поработаю, - пока уже сморщившая вздернутый веснушчатый нос Таня не начала убеждать в кои-то веки нормально отдохнуть, Соня как бы мимоходом заметила. - У тебя ребенок салфетку ест.

   Ну, насчет того, что Маша ткань ела, это было преувеличением, но обсасывала она её старательно и с видимым удовольствием. Не став наблюдать за противостоянием двух поколений, Софья быстренько убежала в комнату, ежась от противного липкого ощущения. Значит, часть маски все-таки стекла под ворот блузки. Передергиваясь, девушка, привела себя в порядок и снова засела за работу.

   Кстати, сразу по приезду, она нашла свой ноутбук и смартфон лежащими на кровати. Свободный доступ к вай-фай, и даже не сразу понятно, что внутри гаджетов все переворошили. Но сама-то Соня была в этом уверена. А вот проверить плотную ручку сумки под лэптоп явно не догадались, потому что крохотная припрятанная там флешка с её частью бумаг оказалась на месте. Ладно, не стоит расстраивать охрану, они честно старались, так что пусть не наживают себе комплексы. Более того, сразу же в день прилета Артем уверил, что видеонаблюдение с её комнаты сняли, даже предложил, в знак доброй воли, посмотреть по мониторам, если не верит на слово. Софья от такой чести отказалась. Не потому что верила, просто, при желании, этот канал можно закодировать, и тогда, хоть сутки ройся, она его просто не найдет. Но охраннику она сказала совершенно другое, поблагодарив за чуткость и внимание.

   Сегодня же ей не работалось и не отдыхалось, так что Соня просто не знала, куда себя деть. Может, действительно, пойти с Таней в сауну? Тепло девушка любила, ухаживать за собой - тоже. А вот постоянную болтовню, к которой перестала прислушиваться на вторые сутки - не особо. Татьяну нельзя было назвать беспардонной или надоедливой. Просто слишком активной и шумной. Соня же, склонная к размеренности и максимальному сокращению количества щебета над ухом, который только отвлекает и раздражает, к такому не привыкла. Но и обижать мамочку не хотела, поэтому стоически терпела, не выдавая истинных чувств. Уж чем-чем, а искусством сохранения лица в почти любой ситуации, она владела мастерски. Да и источником информации Таня была неплохим. Хотя, к сожалению, она мало что знала о делах Даниила. Или же конкретно об этом разумно помалкивала. Но кое-что из этой трескотни Маркевич все-таки вынесла - брата своего мужа Татьяна немного побаивалась, хотя и сама не могла сказать почему. У него пару лет назад были довольно крупные проблемы, из-за этого Димка привез тогда ещё свою девушку сюда, где ей пришлось отсиживаться несколько недель (сроки Соню откровенно не порадовали), да и вообще с доступом в этот дом была какая-то темная история, о которой Астахова пару раз начинала рассказывать, но потом обрывала сама себя.

   Только один раз Софья выдала свои эмоции, когда Таня начала расспрашивать её о семье. И ничего в таких расспросах преступного не было, но Маркевич была откровенно неприятно говорить об этом. Да ещё и вид молодой мамы, души не чающей в своей дочке, был, как ножом по сердцу. Потому и пришлось довольно резко ответить, что она не желает распространяться на эту тему. И уйти.

   Таня пришла под вечер с извинениями. А Соня почувствовала себя последней сволочью. Ведь извиняться нужно было именно ей. С того момента они не стали подругами, даже назвать девушек приятельницами было бы преувеличением, но расспросы прекратились.

   Да уж, ещё несколько дней, и она начнет кидаться на людей. Сжимающая внутри пружина напряжения и нехороших предчувствий не отпускала ни на секунду. Почему-то Соня была уверена, что случится что-то нехорошее.

   Случилось к вечеру того же дня. Но хорошее или нет - сразу и не разобрать. Ибо в дом вернулся его хозяин.

   Все было просто и обыденно - чем занимались прочее население, Маркевич не знала, потому что в тот момент играла с Артемом и ещё одним охранником - Глебом - в покер. Делать все равно было нечего, у ребят как раз образовался отдых, пока трудились их коллеги, у Сони мыслей по документам не наблюдалось вообще, а Маша, которую уже почти час пытались уложить спать, голосила все громче с каждой минутой. Поэтому все те, кто не понимал прелестей выслушивания воплей младенца, сбежали в подвал. Играть в бильярд Соня хоть и умела, но не любила - для обычного стиля игры ей не хватало длины организма, а демонстрировать замысловатые, зачастую неприличные позы, не хотелось. Поэтому зеленое сукно было решено использовать по-другому. Притащенные откуда-то Глебом барные стулья позволяли не вытягивать шею, глядя на стол, а дилерами решили быть по очереди.

   В качестве ставок же было решено использовать драже M&Ms - идти за мелочью лень, а у Глеба с собой оказалась большая пачка.

   - Уравниваю, - карты у Сони были не самыми выигрышными, но не факт, что у противников они лучше. Да и, как игроки, ребята были так себе, Артем выдавал эмоции лицом, а Глеб - если у него игра не шла, сам того не замечая, начинал покусывать губы.

   - Поднимаю, - Артем не стал сбрасывать, но, судя по чуть сведенным вместе бровям, и сам сомневался в разумности такого шага.

   Следующий круг торговли, когда все уравняли ставки. А теперь самое интересное.

   Но и четыре карты прикупа Соню не порадовали. Пятерка, семерка, дама и туз. У неё есть дама и туз, шанс сделать фулл-хауз (4.1) остается, но он крайне маловероятен, а две пары (4.2) - не самая сильная комбинация.

   - Можешь поддержать, но я бы советовал сбрасывать.

   Голос Даниила, прозвучавший за спиной, произвел немного странный эффект - его рекомендации последовали все. Охранники мгновенно бросили карты на стол, а Соня, спрыгивая, опрокинула ещё и стул. Хорошо, что хоть не на того же Астахова. А может, следовало сделать именно так, чтобы в следующий раз не подкрадывался.

   - Вижу с коленом у тебя все в порядке, - девушка незаметно отдышалась и окинула его подозрительным взглядом. Сказать, что у него был цветущий вид, значило бы сильно польстить - бледность и темные круги под глазами недвусмысленно указывали на хронический недосып и усталость, но двигался он довольно легко, едва заметно припадая на правую ногу.

   - Только благодаря тебе, - Дан бросил выразительный взгляд в сторону охраны.

   - Мы пойдем, Даниил Александрович, - Артем, видимо, как имеющий больший опыт общения с высоким начальством, опомнился первым. - Скоро наша смена, нужно подготовиться...

   Пробубнив ещё что-то, парень, прихватив напарника, спешно скрылся за дверью.

   - Обломал нам все веселье, - пользуясь тем, что он временно отвлекся на секьюрити, Соня обошла стол и положила ладони на бортики. - Как прошли изыскания?

   - И тебе добрый вечер, Золотце, - подняв стул, Астахов устроился на нем, жестом предложив и девушке присесть. Ну, в том, чтобы просто посидеть за одним столом, она ничего предосудительного не видела, потому, легко кивнув, устроилась на высоком сиденье. Хорошо, что сегодня, несмотря на жару, надела брюки. Не хватает только показывать чудеса пластики, карабкаясь на стул в платье. - Вижу, ты тут не скучаешь. А хотела уехать...

   - Такое желание не покинуло меня до сих пор, - чтобы занять руки, она собрала карты и сдвинула в сторону горстку шоколадного драже. - Но все зависит от результата твоих действий.

   - Результат... - он пару секунд промолчал, пристально рассматривая девушку, - противоречивый.

   - Даже так... И в чем заключается когнитивный диссонанс?

   Астахов мягко рассмеялся, протянув руку, чтобы она отдала ему колоду.

   - Мне тебя не хватало. Серьезно. У тебя редкое умение одной фразой обрисовать ситуацию. Сыграем?

   Соня внимательно смотрела, как он быстро тасует карты. Явно не новичок в этом деле, но и сама она умела держать лицо и блефовать.

   - Играть вдвоем в покер неинтересно.

   - Это смотря с кем. Итак?

   - Что на кону? - а ведь это будет незабываемо. Даниил должен быть игроком высокого уровня, несмотря на то, что его фишка, несомненно, шахматы. Хотя, если учитывать, кому именно молва приписывает "шефство" над незаконным игорным бизнесом... Но в этом Соня уже серьезно сомневалась.

   - Можно на вопросы и ответы. Только ни ты, ни я не будем уверены, что один не солгал другому, - мужчина расстегнул браслет часов, которые мешали, пару раз зацепившись за бортик стола. - Но и продолжать использовать в качестве бай-ина (4.3) конфеты...

   - Даниил Александрович, тебе ли не знать, что за азартные игры вне специально отведенных для того мест, положено суровое наказание?

   - Софья Андреевна, мы всего в нескольких десятках километров от зоны "Приморье", а в масштабах мировой географии, расстояние и вовсе ничтожное. Но если ты так хочешь...

   Замусоленные драже поделились пополам.

   - Кто будет первым дилером (4.4)?

   - Предоставлю эту честь тебе.

   - Благодарю, - Даниил быстро сделал ставку в три конфетки. - "Омаха" или "холдем" (4.5)?

   - Мне без разницы, - Соня ставку поддержала, чуть приподняв уголки губ в улыбке. И очень надеялась, что приглушенный свет скроет учащенное дыхание. - Но если хочешь, чтобы выбрала я... Пусть будет первое.

   - Желание женщины... - четыре карты легли возле кончиков её пальцев.

   Мельком посмотрев на свои активы, девушка бросила ещё два драже.

   - Умница, лишила меня возможности пропустить ход (4.6), - Дан уравнял ставку.

   - Не нужно быть настолько снисходительным к противоположному полу, - н-да, карта ей сегодня не идет, это точно.

   - Я никогда не считал тебя дурой, и тебе это прекрасно известно.

   Ещё один круг торговли.

   - Ты узнал имя своего врага?

   - Ну, дорогая, если процитировать классика, то имя им - легион... - Астахов совершенно спокойно и невозмутимо посмотрел на свои карты. - Поднимаю.

   Выбора у неё не было.

   - Уравниваю. Это само собой. Более того, я уверена, что ты не только знаешь их поименно, но и всячески демонстрируешь радость и дружелюбие при встрече. Меня больше интересует другое - нет ли у нас общих недоброжелателей?

   - Для этого мне нужно знать, кто у тебя в этом списке, - у него с картами было не особо интересно, потому приходилось отчаянно блефовать. Интересно, Золотце занимается тем же самым или у неё все намного радужнее?

   - Я вся на виду, если имена в списках не пересеклись, значит, и волноваться не о чем. Ты нашел того, кто на этот раз решил от тебя избавиться?

   - Ты очень интересно задаешь вопросы.

   - Я юрист, и уметь их формулировать - мой хлеб. Открываем карты? - "рука" у неё была откровенно слабенькая, так что выиграть она не надеялась. Так и получилось - её "пара" была явно слабее его "сета" (4.7).

   Теперь её очередь. Тасуя колоду, Соня про себя улыбнулась - играть вдвоем, при том, что оба предпочитают тайтовый (4.8) тип... Это, действительно интересно.

   - Так да или нет?

   - Да, - он принял карты и с каким-то странным весельем посмотрел на Соню. - Не спросишь, что именно произошло дальше?

   - Нет. Потому что ты не ответишь, а я буду выглядеть глупо, выпрашивая информацию. Делаем ставки.

   - С удовольствием, - Астахов поставил локти на бортик стола. - Основную угрозу я устранил, но позволишь дать один совет?

   - Попробуй, - в этот раз комбинация была намного более многообещающей.

   - Не нужно пока общаться с теми, кто может быть причастен к твоим неприятностям, - да уж, намек совсем очевидный. Софья даже слегка расстроилась - а где же обещанные Артемом громы и молнии?

   - Тогда, в первую очередь, стоит перестать общаться с тобой.

   - Логично. Но неразумно. Тебя здесь все устраивает?

   - Почти, - не желая показаться неблагодарной свинушкой, Соня все-таки неохотно признала. - Здесь очень уютно. Спасибо, что пригласил. А твой брат ещё и довез...

   Удержаться от подколки она не смогла, слишком уж большое искушение. Да и само присутствие Даниила действовало на неё странно - девушка иногда говорила не то и не так, как надо. А это чревато.

   - Идем, поблагодаришь его лично, - Астахов сбросил карты. - Все равно мне сегодня не везет.

   - Не одному тебе... Нужно выбросить конфеты, а то кто-нибудь догадается их съесть, - Соня быстро сгребла драже обратно в пакетик. - Не уверена, что сейчас будет уместно - он, наверное, общается с семьей.

   Стол она так и не обошла, под предлогом сбора карт оставшись на месте. Вот не нравилась ей такая интимность! Хотя, может, и не не нравилась, просто беспокоила и настораживала.

   - Все равно хватит тут сидеть, скоро ужин, идем, - он протянул руку, предлагая следовать за собой, так что выбора, собственно, не осталось. Не показывать же собственную нервозность. Выкинув многократно облапанные конфеты, девушка положила пальцы ему на ладонь, стараясь оставаться на приемлемом расстоянии.

   Вообще-то её тянуло коснуться Астахова, потому, чем сильнее было это притяжение, тем больше росла её настороженность и мнительность. Плохо, когда тебя влечет к неподходящему мужчине. Потому что быть его любовницей - то ещё развлечение. Ну, во всяком случае, так она думала. Да и та роскошная красотка из головы не шла. Хотя, её отсутствие здесь было достаточно красноречивым. Как там Таня сказала - здесь бывают только самые близкие и преданные ему люди? Конечно, помня предательство охранника, утверждение спорное, но все же...

   - Когда я могу отсюда уехать? - ощущение прикосновения его ладони к прикрытым тонким хлопком лопаткам заставило слегка поежиться. И, к сожалению, не от отвращения.

   - Почему ты так отсюда рвешься? Сама же сказала, что здесь хорошо, - он не спешил убирать руку с её спины после того, как пропустил в дверях.

   - У меня есть определенные планы на жизнь.

   - Не поделишься?

   - Это слишком личное, - воспользовавшись тем, что они уже поднялись в коридор первого этажа, Соня аккуратненько, но целенаправленно по сантиметру отодвинулась и шагнула в сторону лестницы наверх. - Я пока приведу себя в порядок перед ужином. Скоро увидимся.

   - Буду ждать.


   Эта духота когда-нибудь сведет с ума. Ну, и где обещанный дождь и легкое похолодание?! Пока что солнце светило так, что в глазах темнело, стоило только выйти на улицу после полудня. Ни ветерка, ни сквозняка... Влажность такая, словно сейчас не начало июля, а поздняя весна.

   Соня проклинала и погоду, и свое решение ещё на некоторое время остаться у Астахова в гостях. Нужно было уехать сразу, как только он вернулся, но оживившийся инстинкт самосохранения не дал покинуть гостеприимную обитель. Вообще-то это было разумно. Официально, естественно, царила привычная тишь и гладь, но Софья знала, где искать и у кого спросить - в городе назревал очередной передел собственности и сфер влияния. Конечно, сейчас не лихие девяностые, все решается намного тише и бескровнее, но оказаться втянутой даже в самый край такого нехорошего процесса - тоже не сахар. И хотя, вроде, все обошлось - этот вывод она сделал из того, что позавчера Димка увез свою семью домой, все равно какое-то странное напряжение не отпускало.

   Хоть и избегала их после того ужина, но присутствие Тани с Машей создавало иллюзию наполненности дома народом. Теперь же тишина и сонная одурь. И все же, после единственного совместного вечера, Соня старалась как можно меньше времени проводить с остальными. Потому что чувствовала собственную неуместность и чужеродность. Они были семьей, со своими историями, приколами и просто характерным общением. И смотреть на это было довольно забавно, но... Это не убирало того самого впечатления подсматривания. Словно она сторонний наблюдатель. Хотя никто из Астаховых никаким образом это не демонстрировал, девушка чувствовала себя очень неуютно. Потому и почти обрадовалась, когда Димка с женой и дочерью уехал.

   И все равно Соня не знала, куда себя деть. Постоянно внутренне психовала, не понимая, что с ней происходит, и почему окружающие так странно на неё косятся. Такое впечатление, что последние десять дней она была жертвой затяжного ПМС. Так ничего подобного, никаких синдромов, все у неё в этом смысле нормально. Или это ответ организма на отказ от гормональной контрацепции? Но ведь уже второй цикл пошел, чего же она до сих пор злая, как голодная гиена?

   Астахова она почти не видела. Он практически все время работал - вот и довод против строительства крупного бизнеса, им же потом ещё и заниматься постоянно нужно. А когда он все-таки показывался, скрывалась уже сама Соня. Не то, чтобы она не хотела его видеть. Как раз наоборот - притяжение явно усиливалось, стоило ей оказаться в паре метров от него, как волоски на затылке дыбом встали, как наэлектризованные. Но девушке это не нравилось, потому и шоркалась по комнате, коридорам или парку.

   Зато облазила весь остров. Он оказался небольшим, но очень живописным. Выступы скальной породы образовывали относительно ровный пласт, на котором и стоял дом. Рядом, на спуске к морю, несколько десятков старых деревьев - единственное место, где можно было спрятаться от жары. Выступающие из почвы корни переплетались и образовывали причудливые узлы, поэтому во время прогулки приходилось внимательно смотреть себе под ноги. Ближе к бухте, где в самом тихом и незаметном месте приткнулась пристань, деревья становились как-то ниже и более перекрученными, словно соседство с соленой водой корежило их, заставляя изгибаться под странными углами.

   Галечный пляж, на который Соня приходила каждое утро, чтобы подышать просоленным влажным воздухом. Прозрачная вода, мерно лижущая немного скругленные собственными усилиями камни, казалась холодноватой, поэтому искупаться девушка так и не решилась, бродя по мелководью. Однажды даже разрезала пятку острым краем ракушки и была вынуждена ковылять в дом босиком, оставляя кровавый след, потому что панталеты на каблучке - не лучший вариант для такой ранки.

   Уже через несколько минут после того, как промыла ногу и обработала её антисептиком, к ней в комнату зашел Даниил с вопросом, где и как она поранилась. Это был их первый разговор за пять дней. Ну, если не считать приветствий и пожеланий приятного аппетита за столом.

   И это ощущение постоянного наблюдения и присмотра только добавляло отрицательных эмоций. Соня чувствовала себя настолько не на своем месте, ненужной и лишней, что хотелось кричать. Естественно, она молчала. Только с ещё большими усилиями копалась в документах, касающихся аферы. Она уже нашла, на кого фирма была зарегистрирована, и что это организация объявила о закрытии спустя две недели после того, как получила откупные от Астахова. Ясно же, что исключительно с этой целью её и создавали. Но все равно было что-то, что Маркевич пропускала. И она это прекрасно понимала.

   Брошенный плоский камешек несколько раз коснулся воды, поднимая мелкие, переливающиеся на свету бриллиантовым блеском брызги и затонул. Вот и она так же пытается отследить все ниточки, едва касаясь, натянуть их, стараясь узнать, откуда все идет, но они рвутся, расползаясь в руках, оставляя после себя только чувство досады и понимания, что нужно начинать сначала.

   Ткань топа неприятно прилипла к взмокшей спине, и Соня поняла, что пора возвращаться. И вообще, зачем, спрашивается, было идти на берег в четыре часа дня, в самый солнцепек? Но и оставаться в доме она тоже не могла. Вынужденное безделье действовало на нервы не хуже, чем скрежет ногтями по стеклу. Даже поиски правды, которые занимали почти все свободное время - а оно у неё было свободным почти круглые сутки - не особо помогали в борьбе с засасывающим ничегоделанием. Поднявшись на террасу, с которой можно было войти в дом, минуя внутренний двор, Софья на секунду остановилась, оглядываясь на воду.

   Все, ещё пара дней, и она отсюда уедет. Надоело. И участь изнеженной бездельницы явно не её амплуа, она скоро начнет в голос выть от тоски. Даже начала скучать по Татьяне и Маше. Никогда бы не подумала, что ей будет не хватать этой шумной парочки. Да что там говорить, если за завтраком поймала себя на мысли, что без Димки стало скучно - не с кем позубоскалить, незло друг друга подкалывая. Они, если не подружились, то стали относиться друг к другу более уважительно. Признавая сильные стороны, но не упуская случая поязвить.

   Когда вернулась в дом, единственной связной мыслью, хотя, нет - мечтой - был холодный душ. В нем она провела почти полчаса, пока не замерзла. Зато взбодрилась так, что даже мозги заработали.

   Но мыслительному процессу помешал звонок мобильного. В последнее время ей редко звонили. Возникало ощущение, что Соню постепенно забывают, как будто отсутствие в течение месяца было чем-то невероятным. Хотя, явно остались ещё те, кому она всей душой желала приобрести амнезию. Например, Кирилл.

   Интересно, ему-то что от неё нужно?

   В другой ситуации Соня бы, естественно, отвечать не стала, если решила, что это пройденный этап, то возвращаться к нему точно не следует. Но сейчас, разморенная и непонятно от чего уставшая, все-таки нажала на зеленую кнопочку.

   - Что ты хотел?

   - Сонь, не бросай трубку! - разумная просьба, если учесть, что один только звук его голоса заставил Маркевич брезгливо поморщиться. - Я выяснил, кто был нашим нанимателем.

   - Да ты растешь. И года не прошло...

   - Я серьезно. У тебя электронка под рукой? Сейчас брошу тебе все документы. Потом я уезжаю из города.

   А вот это что-то новенькое... Неужели все настолько страшно?

   - Почему? - Соня уже загрузила свою страничку электронной почты.

   - Потому что и тебе советую. Получила?

   - Да, - иконка мигнула оранжевой единичкой в графе "Полученные". - Это все, что ты хотел сказать?

   - Все. Удачи тебе, Сонь.

   - Взаимно.

   Может, он хотел что-то добавить, но девушка уже прервала соединение. Намного более интересным, чем никому ненужные извинения бывшего любовника, ей показалось содержимое письма. Так вот, значит, что именно он ей не отдал...

   Маркевич пробежала глазами все полученные данные. Потом сравнила со своими. И все равно получался какой-то бред.

   Кажется, приходила Нелли Павловна звать её на ужин. И Соня, не отводя взгляда от монитора, вежливо отказалась, сославшись на работу.

   Правда это или нет, но аппетит новости отбивали напрочь. Если это "утка", то весьма грамотно сделанная - до скрытой информации фиг докопаешься. Но если нет... Да и, в любом случае - зачем? Только ради неё никто бы не стал проворачивать такой объем искажения фактов, слишком незначительна персона на фоне тех, кто участвовал в сделке. С целью опорочить? Даже не смешно, кого нынче таким удивишь... Тогда получается, что все, присланное Кириллом, имело место быть на самом деле. И это полностью меняет дело.

   Вздрогнув от непонятного шума за окном, Соня заметила, что уже стемнело, настолько она ушла в работу. И, одновременно с осознанием, что на дворе уже глухая ночь, пришла даже не злость, а ярость. По большей части - на себя.

   Одернув просторный сарафан до пят а-ля цыганская юбка, в котором нынешняя жара хоть как-то еще переносилась, Софья, прихватив ноутбук, понеслась на поиски хозяина дома. Если уж заработала себе головную боль, то не поделиться таким добром с Даниилом будет несправедливо.

   Вихрем пробежав по удивительно пустым и тихим коридорам, девушка почти пинком открыла дверь его рабочего кабинета.

   - Не отвлекаю?

   - Нет, что ты, проходи.

   Странно, последние несколько дней она так старательно его избегала, а теперь не просто сама пришла, а, можно сказать, вторглась в святая святых - кабинет. Даже постучала только после того, как уже открыла дверь.

   - Я буквально на пару минут, только хотела кое-что показать, - и движения какие-то рваные, будто сдерживается, стараясь не выдать своих эмоций, а они все равно прорываются.

   - Хоть час, - вообще-то времени у него было не так, чтобы много, но нельзя упускать такой момент, когда Соня сама пришла, не прячась за ноутбуком или не копаясь в бумагах. Иногда Дану хотелось выкинуть и лэптоп, и документы, чтобы девушка обратила внимание на него. Останавливало только понимание того, что она тут же найдет себе другое занятие. Уж что-то, а уходить от ответов и неприятных разговоров она умела мастерски. - Присаживайся.

   - Нет, спасибо, - на стол, прямо поверх его папок лег ноутбук. И документик там сейчас открыт тот, который сам Даниил считал благополучно и безвозвратно уничтоженным. - Я даже не прошу объяснить, что это значит. Не первый год в бизнесе, сама понимаю. И зачем - тоже не надо разъяснять, ведь все очень просто, - она понизила голос до нежного шепота, в котором почему-то не было злости. Но больше всего Астахову не понравилось другое - там вообще была усталость. И самая капелька разочарования, придававшая горечь интонации. - Более того, я даже готова тебе поаплодировать. Сама придумывала немало комбинаций, но это... Без преувеличения, гениально. И ведь Димка не знает, не так ли? - словно не замечая, что его молчание становится совсем уж красноречивым и немного недобрым, Соня наклонилась над столом, опираясь ладонями на прохладное дерево. Наклоняясь так низко, что ещё пара сантиметров, и распущенные волосы коснутся щеки сидящего напротив Даниила. - Понятно, что сам тендер был чистой профанацией, и выиграл тот, кто отстегнул больше ещё до его начала. Но потом... Ведь сейчас Минобороны трясут. Слишком уж обнаглели и проворовались. Могли заинтересоваться и этой сделкой, не все там так гладко, как кажется. Уж я-то знаю, работала с их документами. И тогда тебе приходит в голову эта идея - обворовать самого себя. Какие бы ни были претензии у владельца, они достанутся тому, кто стал первичным покупателем. То есть, той фирме-однодневке, которую ты организовал в Москве на подставных лиц. А потом нанял меня, чтобы я "кинула" тебя же... И ведь мало того, что теперь будет довольно сложно придраться к правам на собственность, ещё и на вполне законных основаниях перекинул в оффшоры неплохую сумму. Мое восхищение.

   Девушка резко, как будто внутри распрямилась пружина, отпрянула и тихо, издевательски пару раз хлопнула в ладоши.

   - Спасибо. Я был уверен, что ты оценишь, - пока она не заподозрила ничего лишнего, Дан закрыл ноутбук и, убрав лэптоп в ящик стола, поднялся, отодвигая кресло. Уж с какой скоростью Золотце умеет двигаться, он знал. Но очень сильно сомневался, что Соня планирует какую-то месть. Она сейчас обижена, оскорблена и явно хочет, разобравшись с этим раз и навсегда, уехать и вообще забыть, что здесь была. Но вот последнее в его планы точно не входило. - А как же принцип "Ничего личного, просто бизнес"? Ты ведь готова сотрудничать с тем, кто предложит приемлемые условия и отсутствие совсем уж откровенного криминала. Так в чем же дело?

   Все-таки жаль, что нельзя выцарапать ему глаза. Сейчас Соня с удовольствием пустила бы немного крови. Или много... Это уж как дело пойдет. Но эту понимающую улыбку с лица точно бы стерла.

   - Я не настолько неразборчива в связях, - девушка остановилась, только когда поняла, что за спиной дверь. Интересно, когда это она успела, пятясь, пройти весь его кабинет?

   - Звучит оскорбительно, Золотце, - он прекрасно понял подтекст её слов. И от того ещё больше захотелось сделать так, чтобы она сама признала, что хочет его. Потому эти две недели и пряталась, так старательно избегая, что иногда за весь день ни разу не виделись.

   - Надо же, а я и не заметила... - вот теперь издевка стала совсем откровенной. - Надеюсь, тот факт, что я хочу немедленно покинуть это место, тебя не сильно удивит?

   - А как же твои вещи?

   Расстояние сократилось до полуметра. И узкая ладонь начала судорожно искать дверную ручку. Наивная, неужели ещё не поняла, что выйти отсюда он не даст?

   - Делай с ними, что хочешь, - Соня подняла подбородок повыше, иррационально злясь на себя, что не догадалась обуть туфли на каблуках. Тогда бы не пришлось задирать голову, показывая, что не боится. Вообще-то она и не боялась Астахова. Злилась почти до бешенства, кисти сводило судорогой от желания изо всех сил ударить его, но страха не было.

   - Понятно... - а пахнет от неё все так же. Та же корица и ещё что-то такое непонятное, от одного намека на что у него в глазах темнело. - Только очень жаль, но сегодня выбраться отсюда ты не сможешь. Штормовое предупреждение. Я же не могу позволить тебе так рисковать. Да и вообще, зачем спешить? - пальцы легли на гладкие темные пряди, пропуская их, как мельчайший речной песок. Прохладный и шелковистый. - У тебя там не осталось никого, к кому можно было бы торопиться.

   - У меня там осталось самое важное. Свобода и самоуважение, - и отодвинуться надо, и сил никаких нет... Даже от тепла его ладони, находящейся в паре сантиметров от её щеки, кожа начинала согреваться и немного зудеть. Осталось только наклониться, прижимаясь к его руке. И, сразу за этим, можно смело бежать за тапками для любимого хозяина.

   - Врешь, - подушечка большого пальца проследила контур нижней губы, слегка натирая и дразня кожу. - Кстати, кто помог тебе все это раскопать? Ты аналитик и разработчик планов, но поиск информации - не твое. Вот суметь приложить нарытое к нужному месту - запросто. Но искать сама не очень умеешь...

   Хоть бы какой-то шум или тиканье часов, она же с ума сойдет в это тишине, вот так напрямую глядя ему в глаза...

   А ведь про шторм не соврал - небо за окном прорезала ветвистая молния, на пару секунд расчерчивая чернильную темноту.

   Соня попыталась отвернуться, но мягко обхватившая подбородок ладонь не дала сдвинуться даже на миллиметр. И взгляд тоже не отпускал, заставляя забывать, что нужно моргать, пока резь не заставила опустить веки.

   - Это так принципиально? - зато равнодушие в голосе получилось сохранить. Бледное. Ну, или намек на него. Маленький такой...

   - Я же просил, чтобы ты с ним больше не встречалась и не разговаривала, - пальцы чуть напряглись, но боли не было. Просто четко дал понять - он может сделать с ней практически все, что угодно. И Соня не станет протестовать. Наоборот, будет отвечать с такой же силой и страстью.

   И вот это взбесило даже больше, чем факт самой аферы. Ладно, там действительно чистый бизнес, который, какая тавтология, чистым не бывает никогда. Но сейчас... Это даже нельзя назвать оскорблением, простая констатация факта. Но от этого желание заставить пожалеть о своих действиях стало ещё сильнее. Софья даже забыла святую для любой женщины истину, что нельзя ещё больше злить раздраженного мужчину. Наверное, только поэтому подняла на него глаза и медленно, словно смакуя каждое слово, прошептала почти в губы Даниилу:

   - А какая между вами разница? Да, ты богаче и удачливее. Ну, и немного старше. Но вы оба одинаково меня использовали. Так что не нужно считать себя в чем-то лучше Кирилла.

   Почти минутная тишина. И сощуренные серые глаза, которые первый раз за все это время потемнели от злости и желания наказать. Заставить взять эти слова обратно.

   - Золотце, - только почувствовав, что, пытаясь вдохнуть, она впечатывается в грудь мужчины, тесно прижавшего её к двери, до Сони дошло, насколько незаметно и аккуратно её загнали в ловушку. - Никогда и ни при каких обстоятельствах не сравнивай меня с этим...

   Окончание он проглотил, предпочтя зажать ей рот жадным поцелуем. Девушка попыталась вывернуться, с силой отталкивая, но как-то не учла разницу весовых категорий. И единственным, чего она этим добилась, был мгновенный разворот на сто восемьдесят градусов. Конечно, лицом в дверь её никто не ткнул, но все равно неприятно. Особенно, если тебя при этом всем весом вжимают в полированное дерево. И, запутавшись в твоих волосах пальцами, с силой оттягивают голову вбок, открывая доступ к беззащитной шее.

   Прикосновение к чувствительной коже возле ушка было таким, что Соню аж тряхнуло. Потому что ничего общего с тем утром в больнице и близко не было. Какое там медленное и осторожное знакомство... Скорее, блицкриг, мгновенный и почти жестокий. Почти, потому что боли не было. И это казалось настолько хорошо и правильно, что Софья сама не заметила, как выгнулась, стараясь ему не мешать. Хотя и не смогла удержаться от соблазна в знак протеста довольно сильно укусить за пальцы, лежащие на её губах. Они не зажимали ей рот, просто поглаживали, не давай ни секунды передышки.

   Может, и не до крови, но близко к тому. И сама испугалась того, что сделала. Не потому что он мог ей что-то сделать, просто для неё такое поведение было слишком уж нехарактерно.

   Но Даниил, похоже, и внимания не обратил на боль, продолжая целовать её затылок, медленно и планомерно. Совершенно никуда не спеша.

   Хотя, судя по тому, что Астахов через пару секунд прервался, чтобы развернуть её и, удерживая своим телом, снова прижать к двери, планы у него были самые что ни на есть серьезные. Особенно, если учесть, что юбку её сарафана, хоть и довольно просторную, но мешающую, обидно легко и быстро задрали до уровня талии. А что обхватила его ногами за пояс, так это все исключительно для удержания равновесия!

   - Любишь кусаться? - не попытавшись прикоснуться к приоткрытым губам, сквозь которое вырывалось хрипловатое дыхание, он опять сосредоточился на шее, дразня тонкую кожу быстрыми прикосновениями языка, чередующимися с такими же осторожными контактами зубов с её горлом. - Какое совпадение, я тоже...

   Только сейчас до Сони дошло, что поза, мягко говоря, провокационная, и девушка попыталась опустить ноги. Но этот... тут же разжал руки, которыми придерживал её за талию, так что пришлось невольно стиснуть бедра ещё сильнее. Гордость гордостью, но отбитый копчик это больно. Очень.

   - Пусти! - Маркевич уперлась ладонью ему в плечо, почти касаясь того места, где под одеждой притаилась татуировка. И старательно обходя вниманием тот факт, что одна из тонких лямок её сарафана упала. Да ещё и довольно неудачно, обнажая верхнюю часть груди. Черт, как назло, лифчик сегодня по причине жары надевать не стала. Можно подумать, она бы в нем спарилась! Все, больше никаких дефиле с частичным отсутствием белья.

   Стоило Соне попытаться вернуть бретельку на место, как её запястье тут же перехватили и завели за голову. А второй рукой небрежно смахнули оставшуюся на месте лямку. Даже на разъяренное шипение внимания не обратил, сволочь такая!

   - И что ты сделаешь, если не отпущу? - Астахов не приближался, сохраняя ту дистанцию, которую ему установила длина её руки. Но теперь, с заведенной вверх правой кистью, Софья была вынуждена не только крепко держаться на него ногами, но ещё и выгибаться, стараясь не дышать. Но гадская ткань все равно потихоньку скользила вниз.

   - Отомщу, - что самое ужасное, все эта идиотская ситуация её возбуждала. И сильно. Так что нужно заканчивать все до того, как забудет, зачем, собственно, приходила.

   - Да? И как именно? Это я к тому, что, может, уже начинать бояться... - а сам так и не подошел. Но, когда Соня все-таки потеряла равновесие, мгновенно подхватил, не давая упасть. - Ты же знаешь, что нельзя угрожать тому, кто сильнее... Или хочешь спровоцировать?

   - Не льсти себе, - заизвивавшись с такой силой, что он был вынужден сжать девушку обеими руками, Соня, вспомнив о приемах самообороны, на которые когда-то ходила, попыталась нажать болевую точку у него на затылке. Наверное, даже получилось, потому что Даниил как-то странно зашипел и, удобнее перехватив девушку, за пару секунд дотащил до своего стола. Одно движение руки, и документы, над которыми он работал до её прихода, полетели на пол. - И что дальше?

   Воспользовавшись секундной передышкой, Соня поправила лиф платья и одернула подол.

   - Дальше... - он встал так, чтобы у неё не было возможности спрыгнуть и уйти. Вплотную, но не касаясь. - Спрашивай.

   И Софье от этого было только хуже. Зато мысли хоть немного перестали метаться, давая вспомнить, что именно хотела узнать.

   - Ты же сам все придумал и разработал. Тогда зачем гонялся за мной по половине Приморья? - пальцы так и тянулись поправить растрепанные им волосы, но девушка сдержала себя. Не до того. Да и не стоит, поднимая руки вверх, акцентировать внимание на возбужденных сосках, четко выделявшихся под тонкой тканью.

   - Я уже отвечал тебе на этот вопрос. В самом начале, - Даниил сам отвел от её лица пряди, закрывавший обзор. Вот сейчас она была по-настоящему красивой. Глаза с чуть шальным блеском, на скулах румянец. И, сама того не замечая, кусает губы. Интересно, из-за чего именно?

   - Ах, да... Тебе же было скучно... И как, развлекся? - от мысли, что она была просто заводной игрушкой, которую вовремя и умело направляет рука опытного игрока, появилось желание выбить ему второе колено.

   Наверное, что-то такое у неё во взгляде мелькнуло, потому что Астахов сдернул её с края стола и, устроившись в кресле, усадил к себе на колени. И все бы ничего, но теперь она касалась лопатками его груди, а сдвинуть ноги не могла, потому что те прочно удерживались его бедрами.

   Конечно, когда оказалась сидящей на нем верхом, то самое вожделенное нетравмированное колено оказалось в непосредственной близости, но ей было уже не до него. Потому что, перебросив её волосы налево, Даниил снова занялся пристальным изучением родинки под правым ушком.

   - Ты не представляешь, как. Так интересно и весело мне не было уже очень давно, - на пару мгновений оторвавшись от исследования её мочки языком, мужчина дотянулся до пульта освещения и погасил верхний свет. Теперь темноту рассеивало только мягкое желтоватое свечение от настольной лампы. А в стеклянной дверце стоящего напротив книжного шкафа они с Золотцем отразились, как в зеркале. - Не злись и не обижайся. Я никогда не хотел причинить тебе зла.

   Соня, как завороженная смотрела на отражающуюся в темном стекле ладонь, скользящую по её плечам. Сдвигающую злополучные лямки легкого платья. Но почему-то не дернулась, чтобы поправить одежду, даже когда лиф опустился совсем низко. Так, что ещё пара миллиметров, и обнажатся ареолы сосков.

   - Знакомая песня.

   - Золотце, не повторяй ту же ошибку дважды, - в наказание он дернул подол платья, поднимая его опасно высоко. А кожа на внутренней стороне бедер у неё настолько нежная и гладкая, что даже боязно чуть сильнее провести по ней, чтобы случайно не поранить. Потому пальцы очень осторожно и бережно прошлись по линии её бедра и снова легли на плечи. Чуть сжимая обнаженные руки, прошелся вниз, потом, по внутренней стороне предплечий - вверх.

   - Ты не имеешь права решать, где и с кем мне быть.

   Если бы не это долбанное зеркало, Соня бы уже давно вскочила и убежала. Или закричала так, что охрана бы примчалась, решив, что их тут живьем на части режут. Но смотреть, как он поглаживает, осторожно лаская, пробуя на ощупь её тело, сбивая тем самым дыхание... Это завораживало. Примерно то же самое она чувствовала, когда смотрела, как он вертит в руках пистолет. Наверное, его ладони и пальцы уже стали её фетишем...

   - Не имею. Но у меня достаточно силы и власти, чтобы сделать это. Даже без твоего согласия, - резким рывком он опустил лиф, освобождая её грудь. Казалось бы, вроде, почти ничего и не изменилось, все равно держался на честном слове, но Соня тихо охнула и попыталась отвернуться. Не потому что стыдилась своего тела, просто знала, что, когда увидит, как Даниил играет с её сосками, почувствует его поглаживания, не выдержит и сама попросит продолжать. - Не отворачивайся! - от произнесенного на ухо тихого приказа девушка вздрогнула и не смогла отвести взгляда от стекла.

   Хотя и смотрела не на то, что он делает с её телом, а в глаза, но от этого все равно внутри быстро разгоралось душное тепло. Оно пробегало по мышцам, лизало нервы, опаляло горло, делая вдох настолько трудным, что приходилось постоянно сглатывать. Но и это не помогало.

   - Останешься со мной, у тебя будет все, что захочешь, - губы скользнули по виску, чуть шевельнув теплым дыханием распущенные пряди. А глаза так и смотрят, почти не мигая, гипнотизируя...

   - А если нет? Заставишь? - её собственные пальцы скользнули по его бедру, чуть царапая шершавую ткань джинсов.

   - Попытаюсь переубедить. Тебе будет хорошо, - чуть приподняв Соню, Дан сдернул болтающуюся на бедрах юбку и попутно сбросив её балетки, оставив девушку в одних трусиках. А если учесть, что сам так и остался одетым, то картина получалась очень пикантной. - Обещаю.

   Да уж, а обещания он обычно держит... От этого по спине побежали мурашки. И захотелось сделать какую-нибудь глупость. Например, повернуться и сесть лицом к нему. Расстегнуть его рубашку и пройтись ладонями по его груди, изучая рисунок мышц. Может, даже лизнуть в нос татуировку, знакомясь с тем, кто так внимательно смотрел на неё однажды утром.

   Да уж, совсем мозги едут, если начинает считать рисунок живым...

   Но его пальцы, обводящие контур груди, чуть подразнивающие соски, осторожно, без нажима гладящие тонкую кожу, стирали не только разумные, но и мысли вообще.

   - Скажи, что тебе нравится... - даже больше, чем ласки, её возбуждал голос. Да ещё и раздающийся так близко, опустившийся до хрипловатого шепота, от которого желание выгнуться, подставляясь под прикосновения, стало во много крат сильнее. - Скажи...

   - Попробуй узнать сам, - хоть последние мозги уже, похоже, и потеряла, но женская гордость еще жива. Небольшая, но радость.

   - С удовольствием.

   Руки теперь гораздо плотнее прижались к чуть повлажневшей от выступившей испарины кожи, стискивая упругую грудь. Плотно, бескомпромиссно. Так, что Соня глухо застонала сквозь стиснутые зубы. И тут же заставила себя замолчать.

   - Громче. Не бойся, тут хорошая звукоизоляция, - на пару секунд он полностью отпустил девушку, так, что она, не ожидая этого, пошатнулась и удержалась, только упершись ладонями в его бедра.

   - Камеры...

   - Их здесь нет, - её притянули обратно, только теперь обнаженной спиной Софья чувствовала не гладкую, чуть прохладную ткань его рубашки, а теплую кожу. - Так что можешь стонать и кричать.

   - Я никогда не кричу.

   - Будешь. - Она судорожно сглотнула, почувствовав, как пальцы уверенно сдвигают эластичное кружево, составляющее на данный момент всю её одежду. На секунду даже словно очнулась и дернулась, собираясь сбежать. Но рука, обнимающая тонкую талию, почти не напряглась, однако сдвинуться с места Соня уже не могла. - Поздно бояться.

   Девушка хотела ответить что-то язвительное и едкое, честно. Но, почувствовав, как в неё проникают длинные пальцы, только укусила себя за губу, пытаясь сдержать вскрик. И оттого, что все её движения повторяла та женщина в отражении, от которой Софья не могла отвести глаз, было только ещё напряженнее и возбуждающе.

   - За каждую попытку сдержать себя будешь наказана, - острые зубы довольно сильно прикусили плечо, и от этого не самого ласкового прикосновения Соня выгнулась ещё сильнее, откидывая голову назад.

   - Нравится делать больно? - её голос окончательно сел, опустившись до какого невнятного сипа.

   - Тебе? Нет, - язык уже пробежался по красноватым полукруглым следам, убирая неприятные ощущения. - А ты любишь боль? - пальцы стиснули левый сосок, не со всей силы, но довольно чувствительно. И снова от этого движения Соню, как током ударило, вырывая все-таки тихий возглас. Ну, или просто невнятный шепот. Но тенденция пугала.

   Вместо ответа девушка отрицательно качнула головой и завела руки назад, опуская ладони на его затылок, молча соглашаясь с тем, что он ей даст. Ещё один крик, только теперь уже от более жесткого и глубокого движения его пальцев, поглаживающих её изнутри. И замечаемые сквозь полузакрытые веки неясные отблески грозы в зеркале, где хрупкое тело извивается в руках сидящего позади мужчины...

   Наверное, у его выдержки тоже был определенный предел, потому что Соню довольно бесцеремонно сдернули со своих колен и, окончательно сметя со стола все, включая трагично мигнувшую и погасшую от удара о пол лампу, уложили грудью на прохладное полированное дерево.

   Тяжелое горячее тело тут же прижало её к столешнице, не давая шевелиться, а влажные губы медленно переместились от плеч вниз, рисуя языком странные узоры на лопатках, поглаживая впадинку позвоночника. На пояснице Дан чуть задержался, исследуя предоставленную в безраздельное владение территорию особо тщательно. Находя какие-то точки, от прикосновения к которым у Сони подгибались колени и сами собой вырывались стоны. Но стоило ей попытаться кричать тише, прикусывая свои пальцы, как обе руки тут же завели за спину, не заламывая, но довольно прочно фиксируя.

   - А ведь я предупреждал...

   Шорох одежды, только усиливающий возбуждение, заставляющий что-то сжиматься внутри, почти там, где ещё совсем недавно были его пальцы. И ощущение прочной кожаной петли на запястьях.

   - Что ты делаешь?! - нет, Соня не испугалась, но это было уже слишком. Ещё никому и никогда она не давала такого контроля над своим телом. Но одно дело позволить ласкать, стискивая руками, и совсем другое - дать себя связать.

   - Тшшшш... - его ладони, чуть приподняв девушку, скользнули на живот, мягко поглаживая бархатистую кожу. - Расслабься.

   Ну, этого она не могла сделать по определению. Когда тебя всю перекручивает от неудовлетворенного желания, это вообще невозможно.

   Но и ответить ей не позволили - Даниил повернул её голову набок и, не давая возможности произнести хоть слово, раздвигая искусанные губы, проникая глубоко в рот, поглаживая влажное нёбо, пробежавшись кончиком языка по краю зубов. Сглатывая невольно вырвавшийся стон, выпивая её дыхание. Почти ставя клеймо.

   Было ли это отвлечением или нет, Соня не поняла, но согласно мурлыкнула, почувствовав, как проворные пальцы медленно потянули вниз кружево её трусиков, давая им скользнуть по ногам и упасть на пол. И не позволяя нормально вдохнуть и хоть как-то запротестовать, продолжая почти насиловать её рот. Хотя, если учесть, что несогласных с такими действиями не было, наверное, ни о каком насилии и речи идти не могло. Но, получив секунду передышки, чтобы втянуть в уже горящие от недостатка кислорода легкие немного воздуха, девушка успела шепнуть единственное, за что все-таки цеплялся окончательно отказывающий разум:

   - Презерватив...

   - Конечно.

   Вот теперь она была полностью спокойна. В том смысле, что думать перестала вообще. Оно ей надо, в такой момент включать мозги и о чем-то размышлять?

   Ладони скользнули обратно на талию, снова наклоняя и укладывая на уже успевшее остыть гладкое дерево. И останавливаясь, продолжая только легонько поглаживать спину, спускаясь к бедрам, чуть сжимая упругие ягодицы. Настолько не спеша, что Соне захотелось брыкнуть его, предлагая поторопиться. И все бы ничего, но из-за высоты стола девушка касалась пола только кончиками пальцев. А когда стоишь на цыпочках, со связанными за спиной руками, гнев выглядит не так впечатляюще.

   - Дан... - она повернулась, перестав упираться в дерево пылающим лбом, ложась щекой и прикрывая глаза.

   - Что такое? - пальцы снова скользнули во влажный жар её тела, вырывая даже не стон, а какое-то жалобное хныканье. - Хочешь меня?

   - Да, - как она умудрялась говорить, если во рту все пересохло, Софья и сама не понимала.

   - Останешься со мной?

   А вот этот вопрос стряхнул тягучую паутину возбуждения с мыслей. Потому что ответить на него отрицательно она не хотела, а положительно - не могла.

   Соня дернулась, пытаясь встать, но Даниил осторожным непреклонным движением ещё плотнее прижал её к столешнице.

   - Да или нет?

   И как тут сосредоточиться, если сильные пальцы ласкают твой клитор, а губы бережно целуют затылок, изредка перемежаясь довольно чувствительными укусами, заставляющими, хочешь того или нет, вскрикивать от слишком острого, на грани с мУкой удовольствия.

   Но ведь он не уточняет, о каком времени идет речь...

   - Да... - тихий-тихий шепот, такой, что она бы и сама не расслышала.

   - Громче.

   Соня едва сдержалась, чтобы не зарычать. От злости или удовольствия - уже вторично.

   - Да!

   - Умница.

   Шорох фольги за спиной. И темнота перед глазами, потому что Соня уже давно зажмурилась, стараясь как можно полнее впитать ощущения. Сегодня она будет с ним. Возможно, ещё завтра. И все.

   И она все-таки закричала, когда он вошел быстрым резким толчком. А потом замер, поглаживая связанные напряженные запястья. И от этого тоже захотелось закричать, но уже совсем по другой причине. Чтобы не издевался. В конце концов, не всегда он будет доминировать, так что не нужно наглеть и заставлять девушку просить.

   Но сказать она ничего не успела, застонав от возобновившихся движение. Неторопливых. Сильных. Таких, что Соня изгибалась и подавалась назад, подстраиваясь под его толчки.

   Поверхность стола оказалась влажной и неприятно липла к коже, но и это было каким-то незначительным. Ерунда какая...

   - Если слишком жестко, скажи, - хриплый шепот на ушко, и снова её громкий стон от смены темпа. Только теперь он стал намного быстрее и сильнее. Почти до боли. Но Соня и не нужно было другого, наоборот, хотелось попросить ещё и ещё. Хотелось, если бы она помнила, как это - говорить.

   Даже врезавшийся в бедра край стола маячил на самой границе сознания какой-то незначительной мелочью. Так же, как и постепенно немеющие запястья. Сейчас значение имел только стоящий сзади мужчина, каждым выпадом бедер заставляющий стонать и всхлипывать, без слов прося большего.

   Чувствуя, как все растущее внутри напряжение набирает обороты, почти нестерпимым огнем проходя по венам, Софья выгнулась, опасно выворачивая зафиксированные руки. Так, что в плечах что-то хрустнуло, но и это не показалось в тот момент важным. Зато запястья оказались тут же на свободе, а саму Соню обхватили и сжали так, что она и сама не поняла, в какой момент опустилась коленям на пол. Только отстраненно отметила, как, толкнувшись в неё последний раз, застонал Даниил, прижавшись лбом к её плечу.

   А вставать совершенно не хотелось. Хотя и надо. Отодвинуться от тепла мужского тела, все ещё крепко обхватывающего рукой под грудью, давая девушке нормальную опору. И вообще - оттолкнуть и одеться. Потому что именно сейчас Соня почувствовала себя голой. Не обнаженной, нет, отсутствие одежды её не особо смущало. Да и не до того сейчас. Слишком открытой и беззащитной. Это пугало, заставляя пытаться съежиться и убежать. Угу, очень актуально, если ноги дрожат так, что она вряд ли сама встанет.

   - Ты в порядке?

   Облизнув пересохшие губы, девушка кивнула.

   - Сонь?

   - Да, - короткое слово прозвучало так, что ей захотелось закатить глаза. Она говорила, как... Как женщина, которая только что занималась сексом и от криков удовольствия сорвала голос. Стоит посмотреть правде в глаза, даже если сильно не хочется. - Я хочу подняться.

   - Конечно, - она не успела даже взяться за подлокотник кресла, как оказалась на ногах. И хорошо, что рядом была опора, иначе, вполне возможно, что рухнула бы снова. Почти сев на край стола, Соня смотрела, как Даниил приводит себя в порядок. - Я не за этим приходила.

   - Знаю, - набросив на плечи рубашку, но даже не пытаясь застегнуть пуговицы, он подошел вплотную к Софье. А у той возникло иррациональное желание прикрыться руками. Да уж, нашла время демонстрировать скромность. - И жаль, что не за этим.

   Обхватив ладонями её лицо, Астахов бережно поцеловал в губы, скользнув языком по оставшимся от её собственных зубов следам. Это не казалось приглашением на второй "раунд", просто выражение нежности партнерше. И, все-таки, чем-то, вроде повторной постановки тавра.

   - Я теперь доверяю тебе ещё меньше, чем во время первой встречи, - отдышавшись после поцелуя, Соня опустила голову, прижавшись щекой к его груди. Потому, что ноги не держали. Ну, и ещё, совсем чуть-чуть, из-за того, что просто захотелось.

   - Ты обещала остаться, - прохладный шелк расстегнутого манжета рубашки щекотнул, когда Даниил обнял девушку, помогая встать.

   - Но не обещала верить. Нужно уметь правильно ставить задачи, - Софья с затаенным внутренним сожалением отодвинулась и, стараясь не смотреть на стоящего вплотную к ней мужчину, оглянулась по сторонам. - Где мое платье?

   - Здесь, подними руки, - подобрав с пола её наряд, Астахов помог одеться. - Идем.

   - Куда? - больше всего ей сейчас хотелось просто упасть на кровать и немного полежать. Самое странное, что даже в душ не хотелось, что для Сони вообще немыслимо. Как это, после секса не хотеть смыть с себя испарину и запах партнера?!

   - Увидишь, - прихватив лежащие у ножки стола трусики, он сунул их себе в карман.

   - Фетишист, - тем не менее, Маркевич послушно двинулась следом. Или, если быть более точной, почти повисла у него на локте, немного шатаясь не то от общей усталости, не то от активных физических нагрузок последнего часа. - Куда ты меня ведешь?

   - Спать.

   - Я не хочу! - Соня уперлась в дверях. Если факт секса её не особо расстраивал, то ложиться с ним после этого в одну кровать именно ради того, чтобы видеть сны, девушка не хотела. Потому что это слишком расслабляет и привязывает к сопящему на соседней подушке.

   - Так это и к лучшему. Только учти, я же могу и отнести, - он наклонился, тихо добавив. - А, в отличие от кабинета, в коридоре камеры есть...

   Бросив на него предупреждающий взгляд, Софья послушно засеменила за ним в направлении спальни. Вот так и теряют независимость...


   Даниил вскинулся, просыпаясь от особо близкого разряда молнии. Наверное, попала в громоотвод. Или в одно из деревьев. Жалко, если это так - при строительстве постарался сделать все, чтобы их не тронули.

   Серое плотное марево за окном, нарушаемое раскатами грома и стуком капель, горстями бросаемых в окно, настраивало на расслабленное умиротворение. Так же, как и сонное дыхание под правым боком.

   Золотце вся свернулась в клубок, спрятавшись под одеяло, и тихо сопела ему в плечо. Но вот спала или нет - вопрос. Может и притворяться. Хотя, вряд ли, они уснули уже глубокой ночью, так что сейчас должна ещё дремать.

   Он осторожно отодвинул край одеяла, стараясь заглянуть ей в лицо. Распушившиеся после ночного купания волосы закрывали лоб и щеку, поэтому Астахов аккуратно откинул пряди, стараясь этим движением не потревожить девушку. Она спала. Это он мог утверждать точно, потому что Соня улыбалась. Нешироко, едва заметно приподнимая уголки полных губ. Но от этого она выглядела непривычно мягкой, нежной.

   Странно, как-то ни разу не задумывался, что никогда не видел её смеющейся. Хотя, нет, в аэропорту, когда сравнила их двоих с бомжами, но там было, скорее, нервное. И моменты, когда она просто улыбается, можно по пальцам пересчитать, а уж смех... Это ненормально, когда красивая молодая женщина все время настолько серьезна. И так сторонится других людей. От Димки с Таней она почти шарахалась. Так же, как и от их дочки. Это заметили все, особенно Нелли Павловна, которая после смерти их матери во многом заменила им с братом тетю. Не будучи родственницей по крови, она помогала им, иногда просто тем, что была рядом, присматривала за Димкой, пока старший сначала служил, а потом поднимал бизнес. Поэтому, когда возник вопрос с домоправительницей, женщина сама попросила взять её сюда. Даниил тогда очень на неё разозлился, не желая брать на работу. Какая работа, когда она была членом их семьи?! Но женщина настояла, утверждая, что не может бросить своих "мальчиков" без присмотра, а терпеть другую хозяйку в дома будет очень сложно. Вот так она и стала кем-то, вроде хранительницы их очага.

   Соня зашевелилась, поворачиваясь со сне и что-то едва слышно пробормотав. Дан прислушался, но она говорила слишком тихо и невнятно. Жаль, он с удовольствием бы узнал, о чем думает эта девушка.

   Золотце, ещё немного поворочавшись, почти залезла на него верхом, устроившись щекой на груди и закинув колено ему на живот, и затихла.

   Фуф, можно перевести дыхание.

   Потихоньку обняв её за талию, чтобы не соскользнула, Даниил снова сосредоточился на том, что ему вчера сказала Нелли Павловна. Домработница зашла днем, когда Соня гуляла по пляжу, а сам мужчина пытался понять, к какому месту приспособить раскопанную Димкой информацию. Невольно разговор перешел на их гостью, и женщина сказала кое-что, точно отражающее и его мысли.

   - Знаешь, я даже сформулировать не могу... - Нелли Павловна при посторонних называла его только на "вы" и по имени-отчеству, а наедине - просто Даней. И даже могла в мягкой манере, но все равно поругать за действия, которые считала неправильными. Как, например, с Алёной Герман. - Софья неплохая. Вежливая, не наглая, только... Диковатая какая-то. Такое впечатление, что она никогда не жила в семье. Ты заметил, что она сама этого не понимает, но тянется к людям, а потом так же резко закрывается? Как будто боится, что оттолкнут...

   Заметил. И даже знал, почему. Также как и ещё некоторые странности - не раз отмечал, как Соня в разговоре с той же Таней напрягается, когда речь заходит о родителях. Неважно чьих, ей явно неприятна сама тема. И она не отвечает на вопросы о семье, хотя её мать жива. Так же, как и две старшие сестры.

   Хотя, то, что они ей не родственники, Астахов и так знал. Во-первых, она совершенно не похожа на остальных - и отец, и мать у неё рослые, светловолосые и в теле. Так же, как и сестры. И если рядом поставить Соню... Конечно, можно было бы плохо подумать о её родительнице, если бы не то, что ему пару дней назад скинул Димка. При этом ругаясь последними словами и требуя, забыв о том, что ещё совсем недавно Соня спасла Дану жизнь, припереть девушку к стенке и вытрясти из неё правду.

   - Ты понимаешь, что она может быть вообще кем угодно?! - Только металлический корпус флешки помешал Димке, с размаху бросившему её на стол, разбить носитель.

   - Мы это и раньше знали, чего ты так нервничаешь? - Дан отвлекся от просмотра договора с новым подрядчиком на строительство торгового центра.

   - Да, но не до такой же степени, - брат, сделав ещё один круг по кабинету, рухнул в кресло. - Я увезу семью, а потом вернусь. У нас и так дохрена проблем - одно только то, что ты теперь друг и соратник Германа чего стоит...

   - А что, хорошая была комбинация. Зато теперь у нас есть прямой выход на губернатора.

   - Можно подумать, что до этого он у тебя был кривой... Из-за этих акций на нас теперь и антимонопольщики чего-то косятся. Это-то что надо?! - бессонная ночь после бурного вечера, когда он развлекал Машу, изображая лошадку, заставила Димку перманентно ненавидеть все лестницы. И утро. И вообще всех вокруг. Ну, кроме отдельных индивидов. Но девица, которую они знали, как Софью Маркевич, в их число точно не входила.

   - Вот и узнаешь. Все равно же в город собираешься.

   - А ты? Долго тут собираешься сидеть?

   - До тех пор, пока у всех не возникнет мысль, что я присмирел и испугался. А потом, когда расслабятся, посмотрим, что с кем сделаем. Что ты тут принес, я гляну потом. Расскажи в общих чертах.

   Димка потянулся, захрустев спиной, и прикрыл глаза:

   - К документам не подкопаешь, все подлинные. После того, как её семья переехала в Кемерово, первые несколько лет вообще тишина. Кстати, они уезжали в спешке, даже части документов не было - про это никто не говорил, но там начались погромы, убежали, в том, что на себе было. Потом выяснилось, что бОльшая часть бумаг вообще уничтожена, архивы местного ЗАГСа пропали. Естественно, уехали без денег, в такой ситуации главное - самим уцелеть. Но! Уже через пару месяцев после переезда её родители купили "трешку". Не в центре, но и не на окраине.

   - На какие шиши? - Дан полностью отвлекся от попыток вникнуть к бумаги.

   - Сие неведомо. Соседям сказали, что друзья помогли продать их квартиру.

   - В Душанбе, в начале девяностых и получить за это нормальные деньги?

   - Вот и мне не смешно. Потом все затихает, живут спокойно, детки в школу ходят. А в девяносто седьмом младшую дочь Соню отдают на учебу в интернат. Старшие дети остались в семье.

   - Почему? У неё были проблемы? Или заведение с углубленным изучением каких-то предметов? - странно, но он почувствовал злость на её родителей. Понятно, что время было тяжелое, и все равно можно было как-то выкрутиться, но отсылать тринадцатилетнюю девочку из семьи... Неудивительно, что она так всех сторонится, предпочитая быть одной.

   - Нет, обычный. Для трудных детей и из многодетных семей. Мой человечек поспрашивал учителей, там же состав почти не поменялся, работают одни пенсионеры... Короче, Соня Маркевич была чуть ли не лучшей ученицей за все время существования того интерната. Умная, явные способности к математике и гуманитарным предметам. В конфликтах не участвовала, никаких приводов и грехов за ней нет. Даже не курила. Только нелюдимая очень, на контакт ни с кем не шла, все больше в себе. Показывали психиатру - здорова. Просто ни с кем не хотела общаться и дружить.

   - А дальше?

   - А дальше - все то же самое. Где она была в две тысячи первом и втором - неизвестно. Но не это главное. Я тут нашел список тех, кто уезжал одновременно с их семьей, и оказалось, что одна женщина, хорошо знающая её родителей, живет в Артеме.

   - Поговорил?

   - Угу, осторожно и ненавязчиво. По её словам - хорошие люди, замечательные родители.

   - Просто золотые, если отдали ребенка в интернат.

   - Ты подожди, я не договорил, - брат нахмурился, видимо, сам не будучи в восторге от новостей. - И девочки у них прекрасные. Воспитанные, миленькие. Все три - блондиночки.

   Тааааак... А Золотце - шатенка...

   - Ну, могла и перекрасится, у женщин с этим просто.

   - Могла. Ещё эта тетенька рассказала о случившемся в их семье горе. В конце восемьдесят девятого, буквально за несколько дней до Нового Года, младшая девочка по имени Соня умерла от осложнений, вызванных пневмонией. Это точно - та женщина была на её похоронах. Так что у нас либо воскрешение, либо восстание зомби.

   Карандаш, который Дан вертел в руках, слушая доклад, замер.

   - Должны были забрать свидетельство о рождении.

   - Его и не было. Только записи в паспортах родителей и подтверждение членов семьи и самой девочки, что она и есть та самая Соня. Говорю же, уезжали в спешке и без документов. Поэтому думай сам, что делать дальше. Я даже не представляю, кем она может быть.

   - Зато теперь понятно, откуда у них взялись деньги на квартиру. Ребенка явно прятали, значит, было от чего. А ты не психуй, она тут точно не причем. И не факт, что вообще помнит настоящих родителей. Посмотри сводку тех лет по пропавшим без вести детям. Год рождения - от восемьдесят четвертого до восемьдесят седьмого. Смотри Сибирский округ и Урал. Хорошо бы ещё и Таджикистан проверить, но это уже сложнее...

   - Ты сам представляешь, сколько это информации? На то, чтобы найти хоть какую-то зацепку, уйдет не один месяц. Примет же никаких.

   - Ищи девочку, у которой в возрасте до трех лет была серьезная травма левой руки. Скорее всего, перелом.

   - Дан, брось ты это дурь, - Димка недовольно вздохнул и встал. - Не до того сейчас, и так глубоко во все влезли.

   - Вот и займешься этим на досуге, - Даниил откинулся на спинку кресла, пытаясь расслабиться. - По документам точно нельзя отследить, что она - "мертвая душа"?

   - Нет, с этим все нормально. Если скажешь, на кой черт она тебе сдалась, узнаю и сделаю.

   - Хочу.

   - Ну, так тр@хни, если хочешь, мне-то мозги не насилуй!

   - Дим, - глаз он так и не открыл.

   - Что?!

   - Отвали, сам разберусь.

   Высказав предположение, что зря Даниил расстался с Леркой - недостаток секса пагубно сказался на способности думать, и получив братское напутствие сгинуть нахрен с глаз долой, Димка ушел. А через пару часов и вообще уехал с острова.

   - Доброе утро.

   Он глубоко ушел в мысли, не сразу заметив, что Золотце проснулась.

   - Привет. Как спалось? - Дан, теперь уже не боясь разбудить, провел ладонью по спине, обводя контур изящных лопаток.

   - Нормально, - Соня приподняла голову. - Дай отодвинусь, жарко...

   Говорила она немного неразборчиво и сонно, наверное, ещё не выплыв из полудремы. Да и глаза открывала с трудом, морщась от неяркого света.

   Дан не стал удерживать, убрав руку с её плеча и позволил отползти на свободную половину кровати.

   - Почему ты такая тихая? - нет, ему очень нравилось смотреть, как она, не поднимая век, комкает подушку, устраиваясь на ней щекой и, на пару секунд высунув из-под одеяла маленькую ступню, тут же втянула её обратно, но стало интересно, когда она продолжит вчерашнее выяснение отношений.

   - А с чего мне шуметь? - девушка зевнула и приоткрыла один глаз. - Я не девица невинная, ты меня не насиловал, какие именно претензии нужно выдвигать?

   - Никаких, - Дан подвинулся к ней, наклоняясь, чтобы поцеловать. - Вставать собираешься?

   - Не-а, - увернувшись от его губ, Соня нырнула под подушку. - Будь человеком, дай поспать...

   - А разве я себя когда-нибудь вел, как человек? - раз уж лицо она спрятала, то можно поцеловать и в плечико, мы люди не гордые.

   - Вот и приобрети новый опыт, - голос из засады донесся глухо, но недовольно.

   - Чтобы, пока меня не будет, ты снова себя накрутила, а потом придумала, как отсюда убежать? - не обращая внимания на вялое сопротивление, Дан все-таки выковырял её из постельных барханов.

   Соня, поняв, что в покое её не оставят, села ровнее, прикрыв грудь одеялом. Отнюдь не из-за смущения, просто спорить и выяснять отношения, маяча перед глазами оппонента голым бюстом, как-то не по-деловому.

   - Если ты о вчерашнем разговоре, то - нет. Все, что хотела узнать, я узнала и сделала выводы, - если бы ещё не зевнула в конце фразы, вышло бы совсем хорошо и даже немного саркастично.

   - И какие именно? - пользуясь тем, что Золотце ещё немного рассеянна со сна, Астахов поймал её ступню, снова про себя удивившись её миниатюрности. Наверное, пора переименовывать в Золушку.

   - Правильные. Хватит щекотаться, - пальчики дернулись и поджались, стоило только провести по пятке. - Ты мне дашь поспать или нет?

   - А на вопрос про "сбежать" ответить не хочешь?

   - Нет. В том смысле, что я не буду убегать, а просто уеду, когда сочту нужным. И ты не будешь меня задерживать.

   - Даже так...

   - Угу. Мы с тобой об этом договаривались, - теперь она проснулась окончательно. Все-таки правы психологи, утверждающие, что с проблемой нужно переспать. У неё это и вовсе получилось во всех смыслах. Хотя, Астахов не просто проблема, а проблемища...

   - А ещё ты пообещала, что останешься, - пока Соня терла глаза и встряхивалась, он дернул её за ноги, заставив упасть спиной на постель, и теперь нависал над беззащитной жертвой.

   - Ну, я же сейчас в твоей кровати, - Маркевич пожала плечами, словно не замечая, что прижимается к его обнаженному телу совсем уж тесно. - Я не ушла ночью, не попыталась сбежать, пока ты спал... По-моему, свое слово сдержала.

   И, перестав строить из себя каменную деву, положила ладонь ему на затылок, прижимая голову к своей груди и вздрогнув от чуть шершавого прикосновения языка к соску.

   - А как можно продлить контракт? - даже сейчас, в сгущающемся тумане сексуального возбуждения, ему нравились эти разговоры с потайным дном и двойным смыслом. Заставляющие хотеть её не только телом, но и разумом.

   - Предложения по сотрудничеству только в письменном виде. И в двух экземплярах, - немного ноющие от усталости после вчерашнего мышцы как-то сразу подозрительно притихли, послушно помогая выгибаться под его руками.

   - А если факсом? - его рот опустился опасно низко, так что Соня тихо хихикнула от щекотки, когда Дан лизнул её пупок.

   - Тогда можно в одном...

   Ну, и черт с ним, что снова позволила себя отвлечь. В конце концов, кому хуже от того, что она этот день проведет с ним в постели?..


   - Работать на тебя я не буду, - Софья совершенно неприличным образом облизала кончики пальцев, испачканные в вытекшем из пирожка смородиновом варенье.

   Не пропадать же лакомству, будучи вытертым о салфетку... Да и демонстрировать этикет особо не перед кем - завтрак, которые по времени был намного ближе к обеду, они с Даниилом вкушали вдвоем. И вообще, создавалось впечатление, что дом вымер - кроме встреченной во время возвращения в родные пенаты Нелли Павловны, Соня никого не видела.

   И очень надеялась, что её быстрое, хотя и с демонстрацией чувства собственного достоинства шествие не привлекло внимание охраны. Потому что идти пришлось, тщательно придерживая платье - кое-кто, помогая снять его уже у себя в спальне, оторвал обе бретельки. Ладно, просто на клочья не разорвал, уже хорошо.

   - Почему? - Дан отставил чашку с кофе, спокойно глядя на Соню.

   - У меня один из жизненных принципов - не спать с начальством.

   За окном жахнуло так, что подпрыгнули не только столовые приборы, но и девушка.

   - Не бойся, это просто гроза. Я и не буду твоим начальником. У юридической службы своя иерархия, к которой я отношения не имею.

   Где-то в глубине доме послышался звук шагов и стук прикрываемой двери. И снова тишина.

   - Но все равно ты БигБосс, поэтому, извини, но... К тому же, вмешивается второй мой принцип - никогда снова не работать с теми, кто однажды обманул, - Софья вытерла руки салфеткой и встала из-за стола.

   - А у тебя вообще много принципов? - Даниил последовал её примеру, встав перед дверью так, чтобы девушка не смогла его обойти.

   - Не очень. Но даже нарушение одного недопустимо, а тут сразу два... - надо же, только совсем недавно лежала с ним в одной постели, уставшая и полностью удовлетворенная, а сейчас снова ощущает постепенно усиливающееся внутренне тепло от его близости.

   - Какие у тебя вообще планы? - решив пока не обострять, Дан открыл дверь и, вместо того, чтобы пропустить к лестнице, взяв за руку, потянул в сторону кабинета.

   Соня на пару секунд замешкалась, пытаясь сформулировать и не оскорбительно, и доходчиво.

   - Разнообразные.

   - Значит, посвящать в них не хочешь.

   Тяжелая дверь распахнулась, пропуская их в темную комнату. Задернутые шторы почти не пропускали и без того неяркий свет, и пробираться приходилось почти на ощупь. Хотя, Соня прекрасно запомнила, где тут что расположено. А уж стол и кресло, так и вовсе вряд ли когда-нибудь забудет...

   - Пусть это будет маленьким женским секретом, - чтобы не искушать себя и его, девушка села на низкий диван у дальней стены. - Зачем мы здесь?

   - Во-первых, ты вчера забыла свой лэптоп. А, во-вторых, хочу тебе кое-что предложить.

   - Мне уже страшно, - сбросив туфли, Соня подтянула ноги на сиденье. Чем меньше её поза и настроение будут напоминать официальные, тем лучше. Сейчас она совершенно не настроена на какое-то сотрудничество. Если перефразировать известное выражение, то в их случае справедливо "Секс не повод для заключения делового соглашения". Даже при том, что почти все офисные атрибуты играли немалую роль в их "общении".

   - Пока рано, - Даниил положил на столешницу её ноутбук. - Я не прошу сохранить в тайне то, что ты узнала, - в ответ на приподнятые в немом вопросе брови он пояснил. - Ты из очень редкой породы женщин - не болтлива и терпеть не можешь сплетни.

   - Раз не получается убедить, решил засыпать комплиментами? - наверное, сказывалось место, но приятная сытая расслабленность уступила место привычной настороженности.

   Если мужчина говорит приятное женщине, значит, ему от неё что-то нужно. Секс? Никаких проблем, она не видела повода строить из себя оскорбленную невинность, и пока они вместе, естественно, будет с ним спать. Пусть первый раз у них и прошел несколько... жестче, чем она привыкла, но, безусловно, Соне понравилось. Деньги? Мимо, при желании, Даниил может выкупить половину их города, и ещё останется на безбедную жизнь. Значит, услуги профессионального характера... Странно, она ведь уже выразила мнение по этому поводу.

   - С тобой это все равно вряд ли пройдет, так что они искренни. Ты же не собираешься менять вид деятельности?

   - Пока нет, а там - посмотрим, - разговор ей нравился все меньше. Наверное, от все явственнее проявляющегося ощущения, что ловушка где-то совсем рядом. Хуже всего то, что она пока не понимает, где именно.

   - Ответ в твоем стиле, - Даниил подошел ближе и уселся на край стола, с удовольствием рассматривая расслабленно полулежащую на диване девушку. И ведь прекрасно понятно, что это видимая лень показная. Стоит ему сделать или сказать что-то не то, и Золотце мгновенно соберется и сожмется в пружину.

   Интересно, как её зовут на самом деле? Почему-то он не мог представить для неё другого подходящего имени, кроме Софьи. Она на самом деле мудрая. Да, совершает ошибки, но умеет их признавать. И, что гораздо важнее, делать выводы, и потом никогда снова на этом не оступаться. Все её дела за последние пару лет он поднял и внимательно изучил. Сильный, умный и осторожный противник. Обалденная любовница. Просто хороший человек, хотя и упорно пытается это скрыть.

   - Приходится поддерживать реноме, - под его испытующим взглядом Соня внутренне поежилась, но сохранила прежнюю видимую безмятежность.

   - Все равно работать так, как раньше, не получится, и ты это понимаешь.

   - Всегда есть варианты, - нехорошие предчувствия все усиливались. Интересно, что он задумал? - Мне приятно твое участие, но я умею постоять за себя.

   - Вот в этом я и не сомневаюсь, - жаль, что они не настолько близки, чтобы сесть рядом и закопаться пальцами в распущенные темные волосы. Её позицию по этому вопросу Дан прекрасно понимал - они занимаются сексом, но с проявлениями нежности вне постели лучше не лезть. Золотце сразу внутренне замкнется, не желая настолько близко к себе подпускать. Вообще-то разумная позиция, он сам её всегда придерживался. - Но отказываться от сотрудничества только из упрямства нерационально.

   - Нерационально сотрудничать с тем, что может разыграть тебя втемную. Только один раз я взялась за дело, о котором знала не все. И вот к чему все привело, - Соня развела руками, предлагая оценить масштаб катастрофы. - Если ты не против, давай сменим тему. Не люблю, когда на меня давят.

   - Хорошо, - естественно, он уговорит, но пока стоит ослабить её внимание и бдительность. - Чем ты хочешь заняться?

   - Ну, поскольку ты любезно вернул мне ноутбук, - Соня все-таки встала и подошла, аккуратно подцепив гаджет со стола, - то работой. Тебе предлагаю развлечься точно так же. Дела не ждут.

   Намек он сразу понял, не умел бы ловить настолько откровенные междстрочия, давно бы прогорел. Но вот само предложение ему не особо нравилось. Потому что несколькими словами Золотце поставила его на место барышни, ноющей под рукой, что на неё не обращают внимания, ей скучно, и вообще очень хочется в ресторан, на премьеру и в ювелирный. Стоит признать, что его ни разу и никто так не осаживал.

   - Прекрасная мысль. Тогда до вечера, - поцеловать на прощание он её не попытался, показывая, что принимает правила игры. Пусть поразвлекается, а уж он сделает так, что потом, когда у неё на руках будет флеш-рояль, окажется, что играют они в шахматы.


   Приемлемых вариантов оказалось три. Первый из них не устраивал месторасположением - всего в паре кварталов от бывшей квартиры, нечего плодить дурные воспоминания. Вторая сдаваемая жилплощадь была слишком большой - что ей одной делать на почти сотне квадратных метров - в футбол играть? Значит, только третья.

   Дозвонилась Соня далеко не с первого раза, наверное, гроза давала помехи. Да и во время разговора постоянно то пропал звук, то что-то подозрительно трещало.

   - Да, я поняла, как только появлюсь в городе, а это произойдет через пару дней, сразу с вами свяжусь, и мы в тот же день посмотрим квартиру, - Соне приходилось немного повышать голос, чтобы её расслышали. - Вы можете пока присмотреть ещё варианты. Пожелания по району вы уже знаете, требования к жилью - чтобы было чисто, просторно, мебель не нужна.

   Риелтор тут же принялась уверять, что все поняла, и обязательно подберет для такой замечательной клиентки что-нибудь особенное.

   - Особенное - не надо, просто следуйте моим пожеланиям. И не нужно в погоне за экологией предлагать дом у черта на куличках. Никакой свежий воздух не заставит меня ежедневно добираться до центра города несколько часов.

   Представитель агентства недвижимости немного сбавила энтузиазм, но все равно осталась профессионально вежливой и милой.

   Закончив беседу, Соня отбросила на подушку мобильник, закрыла ноут и вытянулась на кровати. Опыт в поисках съемного жилья у неё был большой, но каждый раз это было очень уж нервозатратно. Хоть свое покупай. Но тогда она будет лишена маневренности.

   И вещи ещё нужно сложить. Хотя бы те, которые понадобятся на первое время...

   Конечно, Даниил вряд ли придет от этого в восторг, но, по большому счету, его мнение девушку и не интересовало. Главное, чтобы не попытался насильно здесь задержать. Хотя, в это Соня не верила. Для Астахова в данной ситуации это будет равносильно признанию поражения, а вот задрать лапки кверху характер не позволит. Значит, ждут её два незабываемых дня...

   За размышлениями о том, что именно он может придумать, Маркевич сама не заметила, как начала зевать. Выспаться ночью не получилось, утро тоже было очень насыщенным, какой уж там здоровый сон... А шелковое покрывало так приятно скользит под ладонью... Можно залезть под одеяло, свернуться калачиком, мысленно послать всех мужиков и просто подремать, слушая стук капель по стеклу и приглушенный вой ветра.

   Вот только второй раз копаться в своих вещах она никому не даст. Даже Нелли Павловне, вызывающей невольное уважение поведением и словами, в которых вежливая доброжелательность переплетались с проявлениями чувства собственного достоинства. Так что придется встряхиваться и заниматься неотложными нуждами.

   Уже через полчаса, когда оказалось, что необходимых на первое время вещей набралось три чемодана, и это при том, что нет полотенец, постельного белья и целой уймы мелочей, необходимой для комфортного проживания на новой и пока неизведанной территории, Соня уселась рядом со шкафом, задумчиво глядя в его распахнутые недра. И когда это она успела стать шмоточницей?

   Тихий стук в дверь Соню не то, чтобы встряхнул, но отвлек, хотя позу мыслителя, разве что, сидящего по-турецки на ковре, она так и не сменила.

   - Войдите.

   Кто там почтил вниманием скорбную обитель, девушка поняла по голосу:

   - Проводишь ревизию?

   Даниил сел рядом с Софьей и тоже посмотрел на разоренный шкаф.

   - Интендант должен знать содержимое арсенала.

   - И как проверка? - что она собирает вещи, Астахов заметил сразу, и это ему, мягко говоря, не понравилось. Но высказываться по такому вопросу он не спешил, не нужно демонстрировать явную заинтересованность.

   - Нашла превышение допустимых объемов по средствам передвижения, - кивок в сторону обувных полок, - и световых гранат, - тот же жест на комод с бельем.

   - Ясно, - хоть ситуация его не радовала, но сдержаться от смеха все равно не смог. - Хватит сидеть взаперти, это делает меня плохим хозяином, который не ухаживает за гостьей.

   - Хочешь предложить не посидеть, а полежать?

   - Мысль хорошая, - Дан встал и протянул ладонь Соне. - Но у меня другая идея.

   - Как же я не люблю сюрпризы... - тем не менее, она встала и даже не особо сопротивлялась вытаскиванию из комнаты. - Обычно они не несут ничего хорошего.

   - Посмотрим.

   Маркевич и саму заинтересовало, куда он её ведет. Понятно, что после того, как в кабинете намекнула на его блондинистость в худшем из возможных проявлений, без ответа он это не оставит. Но вот что именно... Интрига, однако.

   Судя по тому, что вел он её в подвал, решил либо утопить в бассейне, либо пристрелить в тире. Ну, есть, конечно, ещё варианты с фигурирующим бильярдным столом, но они уже совсем из другой оперы.

   - И зачем мы здесь?

   Значит, все-таки тир.

   - Я же обещал научить стрелять. Теорию ты проходила, сейчас будет практика.

   Лампы дневного света, поочередно загорающиеся под потолком, осветили странно пустое и очень длинное помещение. Нечто, вроде спортзала, только более гулкое и какое-то... холодное. Не по температурному режиму, а по общим ощущениям.

   Ряд металлических шкафов, явно запертых, причем, судя по виду замков, не из простого нежелания хозяина показывать их содержимое. Рядом с соседней стеной что-то, вроде откидного столика, предназначение которого Соня сразу не уловила. Напротив, метрах в двадцати - мишени. Просто контур человеческого тела с отмеченными кругами.

   Стены, обшитые необычного вида панелями из тусклого темного металла. Пол из странного, неизвестного ей материала буро-зеленого цвета - вроде, не резиновый, но ноги по нему совершенно не скользят.

   Короче, ей тут совершенно точно не понравилось. Но и уходить пока не хотелось, интересно же, что там задумал Даниил. А в то, что он решил пожертвовать часом своего времени, которое у него очень дорого стоит, не для банального обучения умению пристрелить ближнего своего, Софья была почти уверена. Как и в том, что помещение просматривается - два камеры над дверью, ещё одна в дальнем углу. Так что никаких эротических поползновений, если он не хочет получить рукояткой пистолета по зубам.

   - Итак, что ты помнишь с прошлого раза? - открыв один из шкафов, в котором стояли какие-то темные кейсы, Даниил, взяв один, подошел к тому самому столику, навевавшему ассоциации с поездами.

   - Что я левша, стоять нужно, расставив ноги на ширину плеч, руку не сгибать, пистолет держать надежно, но не стискивать.

   - Умница, - открыв чемоданчик, он начал быстро собирать оружие. Соня даже подошла поближе, чтобы посмотреть за быстрыми отточенными движениями. Пистолет выглядел похожим на предыдущий, но все-таки немного не такой.

   - Это другой?

   - Да. "Восемнадцатый" тебе не подходит, там переключатель в автоматический режим слева. Попробуешь на "семнадцатом", они почти одинаковые. Он стреляет только одиночными, но больше нам и не нужно.

   Закончив собирать, Даниил, держа в одной руке пистолет, а в другой - обойму, повернулся к Соне.

   - И? - девушка, заметив непривычно серьезный взгляд, насторожилась.

   - Вспомни все, что я тебе рассказывал, - мужчина подошел вплотную и, развернув Софью, всем телом крепко прижался к её спине.

   - Уже, - да уж, только обнял, а у неё уже голос немного осип.

   - А теперь забудь.

   - В смысле?! - вот этого она точно не ожидала. - Что именно?

   - Все, - он поднял руки на уровень её лица и зарядил пистолет. - Кроме одной вещи. Если ты взяла в руки боевое оружие, значит, готова его применить. Не для того, чтобы припугнуть или показать, какая ты крутая, - Дан тихо хмыкнул и поцеловал Соню в висок. - Все, кто тебя знают, и так в курсе этого. Ты должна быть морально готова убить. Если этого нет, лучше не берись вообще.

   Странно, теперь в его голос не было ни юмора, ни подколок, ни даже чуть рокочущих ноток, от которой, хотелось того или нет, у девушки пальцы на ногах поджимались. Сейчас это была абсолютно спокойная констатация факта. У Сони от неё даже в груди немного похолодело. Вроде, и разумно, но от того, что говорит это человек, держащий прямо перед тобой заряженное оружие, становилось не по себе.

   - Встань, как я тебя учил.

   Девушка, мысленно выдав себе подзатыльник, встряхнулась и попыталась отодвинуться. Её тут же вернули в исходное положение.

   - А ты всех так... тесно опекаешь? - Софья как бы ненароком повела бедрами.

   - Только избранных, - согнутая в локте правая рука легла ей на плечи, довольно плотно обнимая за шею. - А теперь возьмись за мое запястье.

   Пальцы легли на его кисть, осторожно трогая напряженные мышцы и связки, выделяющиеся под кожей. Но её роста не хватало, чтобы делать это с комфортом, поэтому Соня потянулась всем телом.

   - Нет! Стой на месте, - удерживающая её рука чуть напряглась, а Даниил немного согнул левый локоть, чтобы ей было удобнее. - Просто расслабься, оцени расстояние до мишени...

   Соня глубоко вздохнула и на пару секунд прикрыла глаза, пытаясь сконцентрироваться.

   - Учить абстрагироваться от всего, что происходит вокруг, - горячие губы прихватили мочку её ушка, перекатывая на языке маленькую жемчужную сережку.

   Вот от этого она не просто открыла глаза, а вытаращилась. Но дергаться не стала - отгрызет ещё ухо...

   - Я уже оценила и абстрагировалась, - решив не доводить до греха - во всяком случае, на глазах охраны - Соня чуть шевельнулась.

   - Хорошо, - перестав облизывать её украшения, Даниил передвинул ладонь с тонкого плеча, удобно устроившись в районе солнечного сплетения. - Дыши со мной в такт.

   Вот как раз это она хорошо чувствовала - твердая грудь, прижимающаяся к её лопаткам, двигалась в медленном спокойном ритме. И чего это он, спрашивается, как расслаблен?! Исключительно из женской мстительности Софья почти незаметно прогнулась в пояснице, ещё плотнее прижимаясь попкой к его паху.

   - И что ты творишь?

   - Ищу комфортное положение тела. А ты о чем подумал? - девушка принципиально не оглядывалась, да и губы так и норовили расползтись в лукавой улыбке. Нечего его баловать.

   - Я тебе потом расскажу. Готова?

   - Смотря к чему... - это она сказала совсем тихо, но тут же исправилась. - Да.

   - Хорошо, возьми поверх моей руки, - дождавшись, когда она обовьет ладошкой тыльную сторону его кисти, поставил пальцы так, чтобы Золотцу было удобно нажимать на курок.

   - Не доверяешь? - Соня, мысленно прокрутив, что он говорил о правильном положении фаланг, осторожно положила на спусковой крючок первую.

   - Нажимай, сейчас поймешь.

   Софья послушно прижала курок, помня о необходимости одновременно нажимать предохранитель. Звук выстрела оказался неожиданно громким и каким-то раскатистым. Несмотря на то, что Дан крепко и надежно удерживал рукоятку, его кисть все-таки дернулась от отдачи. Значит, вот от чего он её защищал... Даже как-то странно. Хоть и приятно.

   В ушах ещё немного звенело от прозвучавшего выстрела, а Даниил все также крепко продолжал сжимать рукоятку пистолета, хотя на курке до сих пор лежал её палец.

   - А можно я теперь попробую сама? - не то, чтобы ей так хотелось стрелять, но, раз уж сюда пришли, грех не воспользоваться случаем немного потренироваться. Тем более, под присмотром такого инструктора, как Астахов.

   - Уверена?

   - Да.

   - Тогда держи. Только осторожнее, ствол греется от выстрела, не обожгись случайно, - он медленно разжал пальцы, давая ей перехватить оружие. И понимал, что зря привел сюда Золотце. Нет, ей нужно научиться стоять за себя, в жизни случаются совсем уж непредвиденные обстоятельства. Но вид маленькой ладони, которая снова слишком сильно сжалась, выдавая неопытность стрелка намного лучше, чем любые уверения и устные доказательства, вызывал странные ассоциации. Раз уж она его женщина, во всяком случае, сейчас, то такие меры - это уже слишком. Она никогда не останется без защиты, пусть и сама об этом знать не будет. И эта новая глупость с переездом...

   - Почему ты хочешь уехать?

   Оружие дрогнуло, поэтому пуля ушла куда-то совсем не туда. Только гильза легонько стукнула по носку туфельки Сони, но этот звук погасил звон в ушах после выстрела.

   - Тебе разве не говорили, что под руку не спрашивают? - девушка попыталась скрыть гримаску боли. Оказывается, отдача это неприятно. Даже, если она, как говорил Даниил, тут минимальна. Или это касалось только прошлого пистолета?

   - Сильно ушиблась? - он с пугающей легкостью забрал у неё оружие, которое Соня сжимала если не изо всех сил, то с довольно существенной их частью.

   - Не очень.

   Не слушая возражения, Астахов осторожно повертел её кисть. Вроде, все в порядке. Теперь он встал перед Соней, чтобы понять, что она не так делает. Если это продолжится, после десятка выстрелов Золотце может получить вывих запястья.

   - Ты слишком напрягаешься, немного расслабь пальцы, - он вернул ей оружие и снова встал рядом. - И ты не ответила на вопрос.

   - Потому что слишком длительный отдых недопустимо расслабляет. Я уже и так больше месяца ерундой страдаю - то от тебя убегаю, то в заложницах сижу, то в почетных гостях.

   - Если тебя беспокоит финансовая сторона вопроса, то можешь о ней забыть.

   - Говоришь, ствол после выстрела греется так, что можно обжечься? - Соня резко повернулась. Настолько резко, что хлестнула Дану по лицу распущенными волосами.

   - Урок второй, - он мгновенно отвел обратно её левую руку. - Не наводи на человека заряженное оружие, если не собираешься стрелять.

   - А кто сказал, что я не собираюсь? - понимание того, что вольно или нет, он свел её до уровня проститутки, существенно способствовало желанию, если не пристрелить Даниила, то хотя бы ранить. Легко. Ну, или просто выстрелить в его сторону, все равно ведь не попадет, с её-то "целкостью".

   - Я не собирался тебя обижать, - Астахов сразу понял, что именно так возмутило Соню. И его это иррационально порадовало. Значит, деньги для неё не настолько важны, чтобы спать ради них с кем бы то ни было. Приятное разнообразие, что и говорить. - И хотел ещё раз предложить тебе работу.

   - В дневную или ночную смену? - девушка зло сощурилась и попыталась опустить руку с пистолетом. Никто ей этого сделать не дал.

   - Это уже как сама захочешь. Можешь даже не появляться в офисе. Все документы будут приходить по электронке, ты можешь работать и отсюда.

   - Спасибо за такую честь, но я снова откажусь.

   - Ну и зря, - вынув из кармана джинсов телефон, он пару секунд в нем копался, после чего аппарат приглушенно пискнул. - Продолжишь? - он кивнул в сторону мишеней.

   - С удовольствием, - все равно недовольство ещё не прошло, лучше уж сразу сбросить такую "хорошую" эмоцию. Тем более, что и момент располагает.

   - Тогда прошу, - пока она прицеливалась, мужчина опустился на пол, вставая на широко разведенные колени. Так, что Сонины ноги оказались между его бедер.

   - Ты что делаешь?! - она и думать забыла про пистолет, почувствовав, как поднимается край её футболки, и к обнаженному животу прижалась его немного шершавая щека. - Это тоже из части про "абстрагироваться"?!

   - Почти, - вместо того, чтобы отодвинуться от судорожно дернувшейся девушки, Даниил потерся о бархатистую кожу лицом, едва не урча от удовольствия. Все-таки у неё потрясающее тело - миниатюрное, но тренированное и сексуальное.

   - Если не перестанешь, я тебе пристрелю за попытку заняться сексом на глазах охраны, - повторять ошибку с наведением оружия она не стала, но попыток отстраниться не прекратила.

   - Если тебя останавливает только это, то успокойся - я только что отключил канал, - пока одна ладонь, явно нарушая границы приличий, поглаживала её бедро, второй он вытащил телефон и, включив одно из приложений, продемонстрировал Соне.

   Если честно, она мало понимала в системах безопасности, но усомнилась, что он получает кайф от наблюдения за собой в такие моменты, и расслабилась. Да и как тут не расслабиться, если теплые губы вовсе изучают рельеф твоего живота, а проворные пальцы - уже расстегивают джинсы? Ой, нет, ошиблась, задрав майку ещё выше, Даниил сосредоточился на скрытой под белым кружевом груди.

   - А ничего, что у меня под рукой заряженное оружие? - держа пистолет так, чтобы случайно не ранить, если вдруг пальцы дрогнут, Софья прикрыла глаза и осторожно прижала правую ладонь к его шее, намекая, что не против продолжения.

   - Мне сейчас очень хочется спошлить, - его улыбку она не увидела, а, скорее, почувствовала, вздрогнув от необычайно острого ощущения, когда он прикусил сосок прямо через ткань лифчика.

   - И что мешает? - куда бы этот пистолет деть?

   - Сначала вынь магазин, потом положи на полку оружие, - пришлось убрать ладони, чтобы она могла отойти к стене. Умница, вспомнила, как вытащить обойму.

   - Это третье правило? Если решили заняться сексом в тире, то делайте это с максимальными мерами безопасности? - избавившись от возможного орудия убийства одного очень обаятельного, но наглого субъекта, Соня, не доходя до Даниила пару метров, остановилась. Все-таки приятно, когда достойный мужчина стоит перед тобой на коленях. Но в то, что каким-то образом сможет заставить его в такой позе к себе приблизиться, она и сама не верила.

   Потому, немного постояв на месте, подошла вплотную.

   - Но ведь разумно, не находишь? - он с интересом следил за каждым её движением. Как Золотце, на секунду замерев, сбросила с себя туфли, аккуратно ступая по темному полу.

   - Я всегда считаю безопасный секс разумным, - Соня опустила маленькую ножку ему на грудь, немного прихватывая поджатыми пальчиками белую ткань футболки. И чуть нажала, с вызовом глядя Дану в глаза.

   Выждав пару секунд, мужчина подчинился нажиму босой ступни, послушно устраиваясь спиной на чуть пружинящем покрытии, показывая, что принимает условия игры. Золотце же, заставив его распластаться, опускаться следом не стала, обойдя его раз по кругу.

   - И что дальше? - Дана реально заводила эта непредсказуемость. Уже очень давно он не испытывал такой гаммы эмоций и ощущений, желания поймать и скрутить. А если дернется - сжать ещё сильнее. Не причиняя боли, просто фиксируя, давая к себе привыкнуть.

   Но стоило ему шевельнуться и опереться на локти, чтобы приподняться, как Соня на него шикнула, и все та же крошечная ступня прижала его правое плечо.

   И вот в это момент он понял, что есть что-то в фут-фетишизме. Но развить мысль не получилось, потому что Золотце, чутко к чему-то прислушивающаяся, удовлетворенно кивнула и аккуратно опустилась на него, садясь верхом.

   - Заведи руки за голову, - прежде, чем прошептать на ухо приказ, Соня быстро лизнула его в губы и тут же переключилась на прихватывании зубками его шеи.

   - Что ты задумала? - но кисти все с той же немного удивляющей самого себя покорностью вверх завел. - Это была проверка для меня?

   - Не только, - пальчики уже пробрались под его футболку и теперь медленно, с нажимом изучали мышцы пресса. - Я проверяла, отключил ли ты камеры. А то мало ли...

   Дан про себя улыбнулся. Умная девочка, если бы все происходило на глазах охраны, они всем скопом уже ломились бы в дверь, пытаясь спасти шефа от злобной доминатрикс. Даже если он совсем не хотел спасаться. Да и её доминирование будет весьма условным, и Золотце не может этого не понимать.

   - А теперь хочу немного отомстить за вчерашнее, - Соня помогла ему стянуть белую ткань, с удовольствием поглаживая его чуть шероховатую кожу, покрытую светлыми волосками, легко щекоча дыханием его соски, но не касаясь ртом.

   - За что именно? - голос стал намного ниже и глубже, выдавая, что не так Даниил спокоен и расслаблен, как хочет казаться. Хотя, кому, как не ей, сидящей на нем, знать, насколько это впечатление обманчиво.

   Соня поерзала, вызвав этим стон и приглушенное ругательство.

   - Как не стыдно, при даме... - прикусив губу, чтобы не рассмеяться, девушка таким же быстрым движением стащила свою майку и отбросила в сторону. Следом полетел уже виденный им несколько минут назад бюстгальтер, скрывавший небольшую высокую грудь с маленькими сосками почти вишневого цвета. - Но ты прав, стоит уточнить, - прогибаясь, она нагнулась, едва-едва касаясь грудью его кожи. Даже не сам контакт, а его предощущение. - Смешивать секс и работу я не люблю, ты в курсе. Поэтому хочу расплатиться за то, что ты меня вчера связал и поимел. Руки!

   С раздраженным почти рычанием Дан нехотя подчинился, отводя зудящие от нехватки ощущения её тела ладони.

   - И тебе понравилось.

   - Конечно. Но сейчас вести буду я, - перебросив волосы через плечо, чтобы не падали на глаза, Соня с напором и агрессией прижалась к его губам, тут же прихватывая зубами его язык, нагло вторгшийся в её рот. Для сохранения равновесия девушке пришлось упереться ладонью в пол за его плечом, но и это слабо помогало - хотелось поддаться искушению и дать Дану полную власть. Вот только женская мстительность совершенно не удовлетворилась.

   - И долго? - вопрос был самым, что ни на есть актуальным, потому что "долго" как раз не устраивало. Вернее, как раз так и будет, но в другом смысле.

   - А ты куда-то торопишься? - выпрямившись, Софья чуть передвинулась и прошлась рукой по его паху, с нажимом направляя пальцы, поглаживая. И с улыбкой глядя, как Даниил, пытаясь сдержаться, чтобы не опрокинуть её на пол, сжимает зубы и прикрывает глаза.

   Желая языком проследить тени на его щеках от напряженных до каменного состояния мышц. Куснуть за подбородок, снова пройтись жадной лаской по губам, прижимаясь языком к плотной, немного жесткой от пробивающейся щетины коже.

   - Ничуть, - пользуясь Сониной рассеянностью, мужчина все-таки нарушил приказ, устроив ладонь на её пояснице, теснее прижимая к себе.

   - Хорошо, - естественно этот маневр она заметила, но волны удовольствия от нажатия его пальцев были настолько мягкими и умиротворяющими, что Софья решила не требовать убрать руки. - У тебя есть с собой презервативы?

   - А если нет? - пальцы уже совершенно нагло пробрались под пояс джинсов, сосредоточившись на детальном изучении ямочек на её попе. Они ему понравились ещё вчера, и теперь Дану не терпелось возобновить знакомство.

   - Тогда могу предложить только альтернативный вариант.

   - Какой именно? - кто-то мог назвать его извечную привычку предохраняться самому, не доверяя такое ответственное дело партнерше, паранойей, но Даниилу так было спокойнее. Хотя, стоит признать, сейчас он почти готов отступить от правила...

   - Сразу за это дверью коридор, - Соня на секунду прервалась, чтобы прихватить губами его сосок, с силой втягивая в свой рот. - Если пройдешь метров десять налево - там будет бассейн. С прохладной водой. Разбегаешься и ныряешь с головой. Должно помочь, - девушка выпрямилась, провокационно скользнув своей грудью по его губам. - Хочешь ещё раз ответить вопросом на вопрос?

   - Да. На оба вопроса. А теперь задам тебе - ты поняла, что доигралась? - он обхватил ладонью её подбородок, прижимая к губам большой палец. То ли призывая промолчать и не спровоцировать, то ли просто наслаждаясь атласным ощущением Сониного рта.

   - Есть такое подозрение, - получилось немного невнятно, но расшифровки и не требовалось, особенно, когда она втянула его палец в рот, туго обхватывая губами, пробегая быстрыми ласкающими движениями языка по подушечке.

   И тут же выпустив свою жертву, потому что Соню резким, почти грубым движением перевернули на спину, вжимая в не такое приятное на ощупь, как ей казалось до этого, покрытие. Хотя это её не особо и волновало, стол тоже был не особо удобным.

   Зато поцелуи, горячие, терпкие, такие, что сил не было оттолкнуть, даже, когда начинала задыхаться от нехватки воздуха - именно такие, как хотелось. И ладони, жадно скользящие по телу, нетерпеливо дергающие застежку её джинсов, пытаясь стащить остатки одежды, тоже ни с чьими другими не перепутала бы и не заменила.

   - Мне больше нравится, когда ты в платье, - кое-как содрав с её ног плотную ткань, Даниил опустился сверху, прижимаясь всем телом.

   Пусть контакт с грубоватой джинсой и нельзя было назвать приятным, но Соне нравилось тереться об него, заставляя что-то там тихо и невнятно бормотать своим потрясающим голосом. Наверное, это было в её адрес и не совсем лестное.

   - А как же удовольствие от преодоления трудностей? - не переставая отвечать на его быстрые голодные поцелуи, Софья отвлеклась только на то, чтобы расстегнуть его ремень. Дальше её не пустили, скорее всего, заподозрив в желании немного поиздеваться и отомстить.

   - Мне и без трудностей удовольствия хватает, - в подтверждение слов он прихватил зубами сосок, заставив Соню выгнуться и тихо гортанно застонать. - Умница...

   - Если сейчас перевернешь и ткнешь лицом в пол, я ночью тебя свяжу и злостно надругаюсь.

   Не то, чтобы её так уж печалила такая участь, но елозить лицом по этой резине немного негигиенично.

   - А чем свяжешь? - поддерживать связный разговор становилось все труднее, но опыт не пропьешь, поэтому у Дана получалось не только спрашивать, но и попутно стаскивать с неё трусики. Конечно, смехотворная площадь прикрываемого тела вполне позволяла шелковую тряпочку просто сдвинуть, но ему хотелось, чтобы она была полностью обнажена.

   - Я бы на твоем месте спросила, как надругаюсь... - девушка конвульсивно вздрогнула от легкого прикосновения зубов к чувствительной коже низа живота. - Бельем. И не смей их рвать! - это Соня добавила, когда последний бастион приличия (который вполне можно было отнести к НЕприличию - был у неё грех увлечения сексуальным бельем) скорбно затрещал, готовясь к уничтожению.

   - Любимый комплект? - после её запрета желание превратить этот лоскуток в лохмотья стало ещё сильнее.

   - Просто не нравится натягивать джинсы на голое тело, - убедившись, что такое ей не грозит, девушка, закусив губу, чтобы не сказать что-нибудь лишнее, крепко обхватила его ногами за пояс и, заведя ступни ему за пояс, начала медленно сталкивать с желанного тела совершенно неуместную сейчас одежду.

   Да и пол не такой неудобный, как показался сначала. И пружинит вполне приятно...

   - Ну, тогда ладно... - мужские ладони легли на её ягодицы, сжимая и тиская, пока Соня проводила свои партизанские мероприятия. Кстати, очень даже успешные. Хотя, стоит признать, что Дан не только не сопротивлялся, но и всячески помогал.

   - Хватит уже болтать! - она чуть отстранилась, чтобы дать ему маневр для надевания презерватива.

   - Тогда держись.

   Что именно он хотел этим сказать, Софья поняла, когда её рывком подняли с пола, придерживая за бедра, и через пару секунд прижали к стене. Холод металла заставил зашипеть сквозь зубы и плотно вжаться в Дана, казавшегося, по контрасту с поверхностью, не просто теплым, а горячим. Стиснуть руки на плечах, прогибаясь и подставляя под его рот свою грудь.

   - Зачем?..

   - Хочу.

   Больше он ничего не ответил, а она не спрашивала, постанывая от каждого его движения. И судорожно цепляясь за придавливающее тело, словно боялась, что он сейчас отступит. Почти впиваясь пальцами в затылок, ероша короткие светлые пряди. С удивляющей саму Соню алчностью целуя жесткие губы, впуская в свой рот его язык. И млея от понимания того, что Даниил намного сильнее, но не сделает ничего против её воли.

   Наверное, даже металл начал потихоньку нагреваться. Во всяком случае, теперь она уже не испытывала того дискомфорта. А может, просто это ушло куда-то на периферию, как и все, кроме крепко держащего её мужчины. Заставляющего стонать и вскрикивать, почти корчась от удовольствия. Хотя Дан и сам не сдерживал стоны, особенно, когда Соня, наклонившись к шее, начала покусывать, провокационно лаская языком и посасывая мочку его уха.

   - Не кусайся... - даже не хриплый, а хрипящий голос

   - Ты первый начал, - и снова осторожный укус за шею. Недостаточно сильно, чтобы поранить кожу, но выдающий, насколько Соня близка к краю.

   Почему Дан вдруг решил снова опуститься на пол, она не поняла, да и было как-то параллельно. Хотя именно эта тяжесть, не дающая вдохнуть полной грудью, добавляла остроты и интенсивности переживаниям. И это даже странно, потому что раньше Софье не нравилось, когда вот так наваливаются. Да ещё и оплетая тело руками, словно обвиваясь вокруг неё. А, какая, впрочем, разница...


   Интересно, а тут хорошая звукоизоляция? По идее, должна быть отличной. Потому что не хочется ставить в известность всех обитателей дома, насколько ей было хорошо...

   - Очень хорошая, это же тир.

   Твою мать, она что, уже вслух думает?!

   Это насторожило Соню намного больше всего, даже того, что, как известно, отличный секс сродни наркотику, и у неё есть все шансы получить зависимость.

   - Чего ты прыгаешь? Улягся, - Дан, устроившийся спиной на полу, немного передвинул руки, подтягивая Золотце повыше. И коленки между бедер зажал. Не для лишения маневренности, а потому что так захотелось.

   - Может, пора вставать? - хотя как раз этого не хотелось. Придерживающие её ладони медленно и осторожно скользили по спине, поглаживая кончиками пальцев гладкую кожу. Замирая на изгибе поясницы и быстро пробегаясь по трогательно выступающим позвонкам. Или слегка щекоча бока, спускаясь по лопаткам.

   - Ты куда-то торопишься? - вот его это совершенно не устраивало. Хотелось, чтобы и после того, как последняя дрожь удовольствия потихоньку затихает, и наваливается приятная усталость, Соня не закрывалась.

   - Разговор двух старых евреев...

   - Все мы немного евреи и немного татары, - Даниил все-таки потихоньку дотащил её до своего лица. - Но не так, чтобы особо старые.

   - Тоже верно, - девушка не стала смотреть ему в глаза. Если уж нет выбора, лучше прикрыть веки и прижаться лбом к плечу.

   - Что тебя так напрягает?

   - Эта публичность, - Соня, несмотря на свое решение, подняла голову и, положив на его грудь перекрещенные кисти, устроилась на них подбородком. - Я ненавижу, когда за мной наблюдают. Чувство чужого взгляда, буравящего спину. А здесь... - она не закончила, только вздохнула и поджала губы.

   - Я понял. Но это меры безопасности. Иногда лучше быть на виду, но живым и невредимым, чем...

   Только сейчас Соня заметила, что здесь есть эхо. Наверное, раньше было просто не до того. Оно было тем же наблюдателем, только более скрытным. И одна из ламп, если внимательно присмотреться, не ровно горит, а иногда начинает мелко вздрагивать, как от сквозняка.

   - И я тебя понимаю, но остаться здесь не могу. И вообще... Это все хорошо. Даже более того, потрясающе. Но...

   - Но?

   - Я не собираюсь становиться содержанкой. Просто психологически не смогу. У меня есть профессия, своя жизнь, мечты, в конце концов. И просидеть какое-то время в золотой клетке в ожидании, когда у тебя появится возможность и желание уделить мне время, в них не входит.

   - Я разве предлагал тебе секс на коммерческой основе? - сторона, в которую уходила беседа, ему совершенно не нравилась. Но им нужно поговорить, иначе кто-то один может наделать глупостей. И было подозрение, что им окажется он сам. Ведь чего проще - запереть её здесь. Правда, тогда его не спасет никакая охрана и собственные навыки. Потому что такого отношения к себе Соня не потерпит и, скорее всего, при первом же удобном случае удавит во сне.

   - Нет, и правильно делал, что не предлагал. Нам хорошо вместе, не спорю. Но только в постели. Мы не доверяем друг другу, так о каком долгосрочном партнерстве может идти речь? Тут главное - не безвозмездность или плата. Просто я тебе не верю.

   - Может, так и правильно? Помнится, Суханову ты доверяла, - его снова окатило волной злости на того, кто был у Золотца до него. Теперь она стала ещё сильнее и какой-то горячей.

   А вот Соню, похоже, от его слов пробрал озноб. Во всяком случае, девушка как-то зябко повела плечами, словно замерзла. И уже более решительно попыталась встать.

   - Совершенно верно. Спасибо, что напомнил.

   Но встать он ей не позволил. Не то, чтобы удерживал силой, просто чуть напряг руки, прекрасно понимая, что она не сможет выбраться. Золотце, хоть и сильная для своих размеров, но с ним и рядом не стоит. От этого искушение стало только сильнее.

   - Ты же понимаешь, что я могу тебя просто не отпустить? - он положил ладонь ей на затылок, пригибая Соню к своему лицу. Видя, как расширяются зрачки, в которых было его крошечные отражения, и немного учащается дыхание. - Оставить здесь. Вряд ли кто-то будет тебя искать.

   - Можешь, - девушка изо всех сил старалась не показать, что сейчас ей стало страшно. Было в выражении его лица и глазах что-то такое, отчего появлялось ощущение ледяного сквозняка. Ведь он, действительно, может. Полноправный хозяин на этом острове, которому не возразят. Мало ли тут, по соседству, камер, в которых она ещё не побывала... - Но будет ли тебе интересно с той, которая вообще не реагирует на слова? С "бревном" в постели?

   - Я сумею тебя расшевелить, - его пальцы снова начали ласково поглаживать тонкую спину, словно они просто мимо ворковали после секса.

   - Возможно. Но ни уважения, ни удовольствия тебе это не принесет. Я стану настолько послушной, что осточертею тебе за три дня.

   Даниил прикрыл глаза и опустился затылком на пол. Она права, ему не нужна её бледная копия. Потому что хочет он её - дерзкую и иногда язвительную. Умную, расчетливую, осторожную. Вот при виде такой Сони у него челюсти сводило от желания поцеловать, удержать, добиться ответа. На кой черт ему послушное Золотце?!

   - Шторм продлится ещё дня два. Потом я сам отвезу тебя туда, куда скажешь.

   - Спасибо, - девушка перестала упираться ладонями в его грудь, пытаясь вырваться из захвата, и легла щекой на плечо. Совсем рядом, дразнясь, показывал язык Полоз. Но почему-то у неё не возникло желания ответить тем же. Да и вообще ощущения были странные. С одной стороны - бешеное облегчение и радость. Потому что Соня не врала, она просто не вынесет такой жизни. А с другой - непонятное раздражение и досада. Вот только на что именно, понять было трудно...


   Две недели спустя


   Гадские ключи упорно не желали находиться. Ни на тумбочке в прихожей, ни в сумке, ни в карманах жакета, в котором Соня была вчера, их не обнаружилось. А через сорок минут встреча с потенциальным клиентом. И ехать туда около получаса... Да что же это за долбанный понедельник?!

   Девушка, стараясь не помять и не испачкать светло-голубую юбку-"карандаш", шлепнулась на колени и с надеждой заглянула под мебель. Обрывок какой-то бумажки, судя по толщине и характерному цвету - квитанции, запропастившаяся несколько дней назад резинка для волос, немного пыли. Негусто. Кстати, нужно будет после работы помыть везде полы.

   - Это уже маразм...

   Разговаривать самой с собой тоже не есть хорошо, но эту мысль Маркевич отогнала. Так, вчера вечером она заезжала к маникюрше, потом за продуктами. И сразу после этого - домой. Если съемную квартиру можно назвать домом. Хотя, ей повезло, двухкомнатные апартаменты были именно такими, как она хотела - просторными, с огромными окнами, выходящими на залив. Правда, мебель тут была, но она не раздражала древность или же, наоборот, вычурностью и претензией, как это часто случается в сдаваемом внаем жилье. Простая, надежная и не громоздкая. Только толку от этого сейчас, когда связка с брелком в виде маленького домового (серебряного Кузьму она купила ещё лет пять назад, и с тех пор талисманчик постоянно был рядом) куда-то пропала?! Или это у неё уже пошли признаки деменции?

   Не разуваясь, цокая высокими шпильками, Соня пробежала на кухню и распахнула дверцу холодильника. И все-таки, у неё явные нелады с головой, если положила ключи в морозилку.

   Морщась от ледяного прикосновения к пальцам, девушка, прихватив сумку и торопливо закрыв все замки, почти вприпрыжку поскакала по лестнице. Ладно, если немного превысить скоростной режим и не совсем цивилизованно вести себя за рулем, то успеет.

   Но во дворе её ждал сюрприз. Вот не зря она их так не любила, потому что был он неприятного свойства. Ибо её место на парковке оказалось пустым. Соня с надеждой оглянулась по сторонам, словно пыталась заставить себя убедить, что "Мазде" стало жарко на уже припекающем солнышке, и она самовольно переползла в тень, но, увы, чаяния не оправдались. У неё угнали машину. Через пять дней после покупки.

   Очень захотелось найти того, кто это сделал и немного попинать его носами модельных туфелек. Даже не за то, что стырил - к материальным благам Софья относилась философски, а потому что нарушил все её планы. Теперь нужно вызывать полицию, писать заявление. А если учесть, что она даже не получила постоянные номера и подтверждение по страховке от угона... Теперь появилось желание отпинать не только угонщика, но и работников салона, потому что тут явно без них не обошлось.

   Но сначала нужно отзвонить клиенту и перенести встречу на другое время. Чего ей это стоило - отдельный разговор. Мужчина, который не скрывал недовольства таким изменением делового расписания, почти в хамской манере попросил не пропускать их встречу вечером ради посиделок в кафе с подругами. Но его "фи" не особо расстроило, есть вещи похуже, чем общение с почитателем домостроя.

   А вот разговор с блюстителями правопорядка вымотал если не последние, то бОльшую часть оставшихся нервов.

   - Так вы говорите, тут она стояла? - служивый сдвинул фуражку на затылок и не спеша прошелся по месту преступления.

   - Угу.

   Соня уже не так переживала по поводу одежды, и уселась на околоподъездную лавочку. Хотя, стоит признать, двор был вполне приличным, даже чистеньким, так что риск посадить на юбку пару пятен неизвестной этиологии хоть и был, но минимальный.

   - А вы её...

   - ... закрывала. И на сигнализацию ставила. И сигнализация не срабатывала, - девушка, которая уже не злилась, а просто тихо недоумевала, как таких дебилов берут на госслужбу, тряхнула брелком со значком обратной связи.

   - А вы одна ночью были?

   - Это имеет какое-то отношение к пропаже моей машины? - Маркевич чуть не выронила ключи от неизвестно где находящейся "Мазды".

   - Ну, мало ли, вдруг заняты были, не услышали, - похоже, что инспектору отчаянно не хотелось передавать это дело следователям, потому что "висяков" по угонам и так завались, а за это и премии могут лишить.

   - Послушайте, - Соня встала и направилась к молодому человеку, который продолжал топтаться на парковке, как глухарь на токовище. - Я была одна, сплю чутко. Сигнализация не срабатывала, и машину я точно ставила здесь. Трезвая!

   Последний вопрос ей ещё не задавали, но, судя по все более проступающей тоске на служивом лице, вполне мог и этим поинтересоваться.

   - Девушка, не нужно кричать и нервничать. Я все понял, сейчас оформим заявление. Проедемте в отделение?

   Соня только вымученно кивнула и села в служебную машину парня.

   - Как думаете, она найдется? - левый висок начало ломить, а перед глазами появились противные золотистые точки. - Извините, можно открыть окно?

   Духота в салоне была такой, что странно, как сам водитель не рухнул в обморок.

   - Сейчас, - поток горячего, пропахшего выхлопными газами воздуха коснулся её лица, чуть подсушивая выступившую на лбу испарину. - Ваша машина? Вряд ли.

   - Спасибо за моральную поддержку, - девушка нашла в сумочке просматриваемый вчера договор и, обмахиваясь им, как веером, уставилась в окно.

   Эти две недели она жила в странном ожидании. Чувствуя, что что-то произойдет. Да уж, вот многого ожидала, но угона машины - нет.

   С Астаховым они расстались почти друзьями. Если только в это определение можно включить почти непрерывный двухдневный секс-марафон. И она ещё переживала, что наберет вес без спортзала и привычного распорядка дна. Ага, как же!

   Но все равно подсознательно ждала, что он в последний момент передумает и волевым решением оставит в мрачных казематах своего замка. Ну, конечно, это она утрировала, помещения там под стать хорошему отелю. А сомнения никак не хотели утихать. Даже, когда он с ней прилетел в город и привез в гостиницу, на чем настояла сама Соня, отвергая предложение пожить пока у него до того, как найдет постоянное жилье. Так что не видела она Даниила уже больше десяти дней и почему-то все сильнее нервничала. И немного злилась. На него за то, что втянул в ту аферу, да ещё и столько времени разыгрывал из себя обворованного агнца божьего. И на себя - за то, что прекрасно видела его довольно пакостную натуру, но восхищалась цельностью характера. И скучала. Вот этого Софья сама от себя не ожидала, честно. Но тосковала и нет-нет, да и думала, чем в это время занимается Астахов? Хотя, тут ответ на самой поверхности - наверное, продумывает планы и строит козни. Потому что никого равного ему по этой части Маркевич ещё не встречала.

   - Все, мы на месте, - машина притормозила перед немного обшарпанными воротами районного вместилища стражей правопорядка. - Идемте в дежурку, будем заявление писать.

   Само написание заявления отложилось в памяти, как очень долгое и нудное мероприятие, оставившее неприятный осадок. Такое впечатление, что и тут ей были глубоко не рады. И тоже надеялись, что девушка вдруг вспомнит, что припарковалась в другом месте. Но Соня безжалостно задавила их мечты в зародыше, и следующие полтора часа провела, описывая свою машину. К концу экзекуции девушка немного охрипла и начала так недобро смотреть на полицейских, что те предпочли отправить её домой, пообещав вызвать ещё раз, если понадобится.

   К сожалению, воздух свободы отнюдь не пьянил, да и вообще не помешало бы переодеться - за время её приключения одежда измялась, да ещё и на отвороте строгой темно-синей блузы появилось чернильное пятно. Господи, ну, почему в наш продвинутый век технологий все заявления нужно писать от руки на сероватой бумаге текущими ручками? И все это под мигающим светом подслеповатых лампочек. Традиции, идущие из тридцатых годов двадцатого века?

   Соня с определенной долей счастья рванула на выход, собираясь вызвать такси и ехать домой. Встречу получилось перенести только на вечер, что девушке не особо нравилось. Потому что деловой ужин некоторые мужчины считают намного более интимной и кокетливой формой встречи, а Софье хватило и одного состоявшего служебного романа. Хотя, встречаться с Кириллом они начали до того, как стали вместе работать, так что это не считается. А с Астаховым она не стала переводить отношения в деловое русло, потому и тут чиста.

   - Софья Андреевна!

   Если бы её не окликнули, Маркевич так и прорысила бы на улицу, не особо оглядываясь по сторонам.

   - Артем? Ты что здесь делаешь?

   Парень сложил просматриваемую газету и, поднявшись, приблизился к замершей Соне.

   - Тебя жду. Долго мурыжили? - сочувственный тон дал понять, что с порядками этого заведения он был знаком, потому разделял девичью скорбь.

   - Да не особо... - она оглянулась, понимая, что Даниила тут, скорее всего нет, но лучше бы убедиться. - Ты так и не ответил.

   Артем закатил глаза, видимо, поражаясь её недогадливости, и, аккуратненько уцепив под локоток, повел на улицу.

   - Ты же не думала, что Дан Саныч без присмотра оставит? Вот и не оставил. Отвезти на работу? - он открыл дверь уже знакомой по прошлой поездке машины.

   - Если так неймется, то лучше домой. Можно я рядом с тобой сяду?

   - Вообще-то, это нарушение протокола, - но просьбу выполнил.

   - Это с твоим Дан Санычем нарушение, а меня ты катаешь просто так, так что могу ехать хоть в багажнике, - Соня пристегнула ремень безопасности и подождала, когда Артем сядет на место водителя. - Ну, рассказывай.

   - Да что рассказывать? - автомобиль под несогласное гудение других машин влился в поток транспорта. - Неужели правда думала, что тебя оставят совсем без защиты?

   - А я похожа на наивную девушку?

   - Не особо.

   - Спасибо и на том. Естественно, я понимаю, что присматривать за мной будут. Хотя бы для того, чтобы узнать, если кто из тайных недоброжелателей Астахова заинтересуется, что именно я делала у него в гостях. Ну, помимо очевидных предположений.

   Артем снова закатил глаза и что-то едва слышно пробормотал. Настолько едва, что Соня разобрала только одно слово и то очень смутно. Но было оно для неё нелестным и в чем-то обидным.

   - Если бы за тобой кто-то наблюдал с нехорошими намерениями, давно бы уже сидела в надежном месте, пока мы бы не разобрались, что и кому от тебя нужно.

   - Вы бы лучше сказали, кто мою машину угнал, - почему-то в этот момент захотелось на остров. Хотя бы на пару часов. Посмотреть, как над выступающим утесом мечутся крикливые чайки, а неизвестно как держащаяся почти полностью оголенными корнями сосна заглядывает в воду, наклоняясь так низко, что, того и гляди, упадет.

   - Зачем говорить? Тебе её обратно через пару дней молча пригонят, - Артем притормозил, перестраиваясь в правый ряд.

   - Шутишь?

   - Нет. Придурки какие-то. Надо быть совсем без царя в голове, чтобы не узнать, у кого воруешь.

   Ага, это же можно отнести и к самой Соне. Она тоже вот так сперла у Даниила. Правда, там ситуация немного другая, но предпосылки те же самые.

   - Надеюсь, добровольно вернут? Я к тому, что машина абсолютно новая, не хотелось бы кровь с чехлов отстирывать.

   Артем хохотнул, искоса глянув на девушку с долей уважения.

   - Не, не придется. Но шины из шланга помой, мало ли, по чему именно они до этого катались.

   Хоть и сказано было в шутки, но Маркевич стало немного не по себе. Она уже привыкла считать Астахова хоть и продуманной сволочью, но хорошим человеком. В каком-то смысле.

   - Хватит меня пугать, - машина уже остановилась возле её подъезда, поэтому Соня дернула ручку, но дверь не открылась.

   - Слушай, вы там между собой сами разбирайтесь, но... Позвони ему, что ли.

   - Обязательно. Вынесу устную благодарность. Ты решил побыть сводней? - На это предположение парень только нахмурился и недовольно фыркнул. - Ладно, сами решим.

   - Да скорее бы уже...

   - В смысле? - после того, как он снял блокировку дверей, Соня передумала выходить.

   - В прямом. Если не дура, сама поймешь.

   - Дура я, дура, - тоненько запричитала девушка и, махнув на прощание укоризненно покачавшему головой Артему, выскочила из машины. - Спасибо, что подвез. Ребятам от меня большой привет.

   В квартире ничего не поменялось, разве что теперь стало немного душновато, потому что, убегая, Соня забыла включить кондиционер. Хотя, если учесть размер окон...

   Пока помещение продувалось прохладным бризом с неуловимой ноткой соли и морской влаги, шевелящим светлые шторы, Софья успела принять контрастный душ и, переодевшись в майку и шорты, устроиться на диване в окружении разложенных документов. Вообще-то она, в самом деле, могла многие дела проворачивать, не выходя из дома, но это было не в её стиле. Хотя, если учесть, что ещё пара часов и город превратится в раскаленную душегубку, может, оно и правильно.

   Просмотрев бумаги, нуждавшиеся в неотложном внимании и составив распорядок дня на завтра, Соня вспомнила про свое желание заняться домом. А что, все равно до встречи ещё больше пяти часов, успеет подготовиться, а вот провести влажную уборку точно нужно, поэтому, повязав на голову неизвестно как затесавшуюся в гардероб бандану, девушка схватилась за полироль и тряпку.

   Звонок в дверь раздался в тот момент, когда Соня, скрутившись в компактный калачик и прикусив от усердия кончик языка, тыкала шваброй в самый дальний угол, добраться до которого помогло только упорство - у неё не хватало сил, чтобы сдвинуть тяжелый шкаф, а приступ хозяйственности требовал доведения чистоты до состояния стерильности. Чертыхнувшись и смахнув с лица падающую на глаза челку, Софья, не выпуская швабру из рук, подошла к двери и посмотрела в глазок.

   Тааааак... А ему что нужно? В том смысле - что именно могло потребоваться Даниилу Александровичу средь бела дня, когда все уважающие себя бизнесмены зарабатывают свои капиталы? Или он уже достиг предельного лимита, и теперь мается от безделья?

   В любом случае, он знает, что Соня дома, так что не открыть будет странно и не совсем правильно. О том, в каком она виде, девушка вспомнила, только когда уже повернула последний замок.

   А, ладно, можно подумать, ни разу не видел занимающуюся домашними делами женщину.

   - Привет, - Софья пошире распахнула дверь, представая во всей красе. Микроскопические шортики, съехавшая в пылу борьбы за чистоту с одного плеча майка, из-под темно-серой косынки с приветливо скалящимся черепом в художественном беспорядке торчат волосы. Тщательно смытая косметика - в жару ходить по дому накрашенной может только самая отчаянная воительница за красоту - и постукивающая по мокрому паркету босая нога.

   - Добрый день, - окинув её взглядом, Даниил посмотрел в сторону открытого окна.

   - Ну, я теперь безлошадная, приходится вспоминать навыки прародительниц. Зато пробок нет.

   - Можно зайти?

   Хотя фактически он стоял уже в прихожей, но держать гостя в дверях и дальше все-таки уже неприлично.

   - Да, конечно, - Соня отступила, пропуская его в свое жилище. Но спросить о цели визита не успела - в гостиной заголосил покинутый и забытый хозяйкой мобильник. - Располагайся, я сейчас, - она, как-то не особо задумываясь, сунула Астахову в руки швабру и направилась к телефону.

   - И что мне с ней делать?

   - Можешь домыть под комодом, там я ещё не была, - машинально ответила девушка, слишком занятая одолевающими мыслями о причине его визита. И только через пару секунд поняла, что именно сказала. - Шучу. Поставь за дверь в ванную, я потом уберу на место. И проходи в комнату.

   Что он там делал, Соня не видела, потому как звонил сегодняшний почти партнер, которого она, ещё ни разу не видя, заочно невзлюбила. Бросив в угол резиновые перчатки (свежий маникюр беречь надо!), девушка глубоко вздохнула и ответила.

   - Я не смогу встретиться в семь, давайте ближе к девяти вечера, - мужчина был самоуверен до наглости.

   - Прошу прощения, но меня это не устраивает. Если все ещё желаете сотрудничать, предлагаю перенести наше свидание на завтрашний день. Я буду свободна с двенадцати до часа и после четырех.

   Если бы он внес предложение передвинуть ужин на более поздний вечер нормальным тоном, девушка ещё и подумала бы. Но прозвучавшие барские нотки требовали немедленного осаживания хама.

   - Я могу только сегодня, - теперь к наглости добавилось ещё и явное недовольство. - Если хотите, чтобы я вам платил за оказываемые услуги, значит, изыщите возможность появиться сегодня вовремя.

   - К сожалению, это невозможно, - кожей чувствуя, что Даниил появился в комнате, Софья чуть понизила голос и добавила в голос ласкового яда. - По всей видимости, вас неправильно информировали относительно тех услуг, которые я оказываю. Досадное недоразумение. Надеюсь, вам удастся найти специалиста требуемого профиля за оставшееся время, но, увы, я сейчас слишком для этого занята. Всего хорошего и удачи.

   Не слушая, что там попытался мекнуть в трубку этот козел, Соня отключила телефон и повернулась к своему гостю. И чуть не отпрыгнула, потому что стоял он вплотную, разве что не прикасался.

   - Кто это был и что он хотел?

   - Да так, по работе, - отодвинуться она не могла, разве что перелезть через спинку дивана, но это будет выглядеть совсем странно.

   - Да? А мне показалось, что ты с удовольствием плюнула бы ему в глаз, - Даниил протянул руку, чтобы взять у неё мобильник, но Соня только крепче сжала ладонь.

   - А ты всех своих деловых партнеров готов при встрече целовать? Вот и у меня то же самое, - кое-как бочком удалось просочиться мимо него, но желаемого облегчения это не принесло. Слишком уж у неё обостренная реакция на этого мужчину. Остается надеяться, что это не особо заметно. Так же, как и задрожавшие пальцы. И радость, которую она испытала, заметив его на пороге. Пусть видеть Астахова в деловом костюме ей ещё не приходилось, поэтому Соня немного даже растерялась, привыкнув лицезреть в джинсах и футболках, но, стоило признать, деловой стиль шел ему ничуть не меньше. Хоть даже и такой, как сейчас - без пиджака и с расстегнутым воротом и манжетами. Кстати, чего это он такой расхристанный?

   - Если так настаивают на встрече, значит, что-то нечисто, - мобильник он у неё все-таки отобрал и, не обращая внимания на разъяренное шипение хозяйки, залез в историю звонков.

   - Тихо, - пока его не покусали, причем, в не эротическом плане, Дан отработанным движением зажал Соню так, что девушка могла только с малой амплитудой действия дрыгать одной ногой и шепотом ругаться. - Если все идет оттуда, откуда я думаю, ещё благодарить будешь. Этот настойчивый появился вчера или сегодня?

   - Моя работа тебя не касается, - девушка ещё немного поерзала, теперь уже чисто из вредности - что вырваться не получится, понятно было сразу. Зато так, как бы невзначай, оказалась крепко прижата спиной к его груди. И от этого стало как-то странно. Но хорошо. И все равно странно. Даже злость на то, что он нарушил неприкосновенность её личной жизни, так беспардонно отобрав телефон, не то, чтобы уменьшилась, но отступила. Может, потому что была в его тоне уверенность, которая передалась и Соне. А может от того, что от крепко прижимающей руки расходилось тепло, постепенно распространяющееся по её телу. И его дыхание у виска, шевелящее выбившиеся из-под косынки волосы.

   - Я обещал тебя защищать, значит, касается, - теплые губы на секунду прижались к чувствительному месту за ухом, заставив на секунду задержать дыхание. - Узнай, на кого зарегистрирован номер ..., - вроде, голос и не поменялся, но от этого тона у Софьи холодок по коже пробежал.

   Наверное, это и к лучшему, нельзя забывать, что он хищник, пусть иногда ластится, как домашний кот. Но это такая киса, которая, если ей что-то не нравится, запросто одним укусом оторвет руку. В лучшем случае.

   Но и это не отменяло того факта, что Соня по нему соскучилась, пусть сама себе признавалась в этом со скрипом и неохотой.

   - С чего ты взял, что мне что-то грозит? - дождавшись, когда он отключит свой телефон, девушка шевельнулась, пытаясь повернуться. Но её только ещё сильнее сжали, полностью обездвиживая.

   - Скучала по мне?

   - Так и будем отвечать вопросом на вопрос?

   - А зачем нарушать традицию? - вот теперь он точно улыбался. Да и сама Соня не смогла сдержаться, тихо рассмеявшись. - Тебе идет смех. Не будь такой серьезной.

   - Не нужно пытаться меня отвлечь, - девушка с легким сожалением мягко коснулась его руки, тесно обхватывающей под грудью. - Ты же не просто так приехал? И, думаю, не из-за машины.

   - Не просто так, - он медленно расслабил мышцы, давая Соне отодвинуться. - Мне сегодня кое-что прислали, посмотри.

   Он вынул из кармана брюк маленькую металлическую флешку.

   - Надеюсь, там не порно-вирус? - Соня с такой же затаенной досадой отодвинулась и, обойдя диван, села перед столиком. - Можешь описать в двух словах, что заставило тебя сорваться посреди рабочего дня и нанести мне визит? - несмотря на то, что слова про вирус были шуткой, по старой привычке прогнала съемный диск на предмет непредвиденных электронных гостей.

   - А вариант, что я мог по тебе соскучиться, не рассматривается? - Дан сел рядом, положив ладонь на подголовник там, чтобы, вроде и не касаться затылка Золотца, но и разделяла их от силы пара миллиметров.

   - Мог позвонить... - девушка старательно не обращала внимания на его близость, пытаясь сосредоточиться на паре десятков документов, содержащихся на носителе.

   - Ага, или устроить роман в письмах. Кстати, ты тоже могла бы позвонить.

   - Времени не было. Но сегодня обязательно бы услышались. Спасибо за Артема, он мне очень помог, - Соня нахмурилась и ещё раз перечитала документ. Бред какой-то, она эту сделку не оформляла. Но там стояли её данные. И, что гораздо хуже - её подпись. Да уж, на фоне такой новости пропажа машины совсем уж ерунда. - Где ты это взял?

   - Добрые люди на бедность пожертвовали. Очень просили принять.

   - Щедрые какие... - Маркевич откинулась на спинку дивана, никак не выдавая удовольствия от контакта шеи с лежащей там мужской рукой. - Я эти имена первый раз вижу.

   - Уже хорошо, - хотя Дан и был уверен, что это подстава, но сейчас немного расслабился. Золотце не настолько доверчива и наивна, чтобы лезть в такой явный криминал, но уточнить следовало. - Кто мог оформить сделку за тебя?

   - Зачем задавать вопрос, ответ на который ты прекрасно знаешь? - у неё в голове укладывалось, что Кирилл мог так подставить. Да, веры ему и до сегодняшнего дня не было, но это... Нет, в том, что договор от её имени заключал Суханов, Соня не верила. - Как пострадавшая сторона, которую передали тому, кто больше заплатил, я, конечно, на него зла, но... Кир не стал бы так откровенно подставлять. Тем более, что во время заключения сделки, - она ещё раз пролистнула до даты, - он ещё официально работал со мной, значит, его бы тоже зацепило.

   - Ты его так защищаешь... Но кроме него некому.

   - Ну, теоретически это способен сделать ты, - Софья повернулась и в упор посмотрела в серые глаза. - Пока я была на острове, все мои документы были у тебя. Чего же легче - от моего имени заключить контракт задним числом? Тем более, что там прописана оплата по факту оказания мной услуги. Понятно, что через "белую" бухгалтерию никто бы это не потащил, но тут и не нужно, нет стульев - нет денег.

   - И зачем мне это нужно? - не то, чтобы он не думал о том, что Соня сразу заподозрит его, но сам факт подбешивал. Значит, мудака, который продал её по сходной цене, она в качестве подозреваемого отмела сразу, а того, кто защищает и пытается отмазать от нехорошей истории, занесла в графу возможных подозреваемых...

   - Не злись, я просто рассматриваю все варианты.

   - С чего ты взяла, что я злюсь?

   - Взгляд у тебя стал очень... говорящим, - девушка умолчала, что один раз она такое видела. В тире, когда Даниил спокойно и ровно предупредил о возможности пожизненного рабства. Пусть и в довольно приятной форме.

   - Может, потому что я хочу помочь, а ты, вместо того, чтобы поверить, пытаешься спихнуть на меня вину? - да уж, сначала доводит до ручки, а потом ещё удивляется, что взгляд стал странным.

   - Может, скажешь, почему я должна тебе безоговорочно верить? Извини, но нынешняя забота и потрясающий секс не повод переводить тебя в ранг героя. Не забыл, благодаря кому и чему мы встретились?

   - Да уж не одному мне, хорошая моя. Ты сама во все влезла, не нужно вешать ответственность на других, - стараясь сдержаться и не отвесить пару шлепков по попе за такое поведение, Даниил наклонился, обхватывая её щеку ладонью и немного нажимая пальцами на затылок, заставляя запрокинуть голову. - Я не имею отношения ко всему этому. Так понятнее?

   - Намного...

   Соня поняла, что не только не отводит взгляда от его глаз, в которых была уже не злость, а кое-что пострашнее, но и дышать перестала, когда грудь сдавило от нехватки воздуха.

   - Замечательно, - мужчина отпустил её, все ещё пытаясь подавить не очень хорошие эмоции и желания. Надо было дополнительно несколько недель продержать взаперти, может, тогда бы прекратила свои выбрыки. Да уж, а он-то рвался приехать, потому что Золотцу может грозить реальный срок за мошенничество... - Уголовного дела не будет, машину вернут.

   Забирать флешку не стал, такого добра навалом, пусть останется Соне на память. Прихватив брошенный в прихожей пиджак, Даниил обулся и повернул ключ.

   - Я тоже... - девушка на секунду осеклась, а потом, стащив бандану и недовольно тряхнув волосами, продолжила. - Я тоже по тебе скучала.

   - Позвонить и сказать, что у тебя все хорошо, было не судьба? - дверь закрылась с довольно громким хлопком.

   - Девушки первыми не звонят, - но подойти к нему пришлось. Потому что ему гордость не позволит вернуться туда, где наговорили столько не очень приятных вещей. Пусть бОльшая часть их вполне заслужена. Только Соня как раз сейчас поняла, что не хочет вот так расставаться. Пусть у них странные отношения - полная гармония в сексе и такое же единодушное недоверие по всем остальным вопросам, но и вариант, когда Дан уходит и не возвращается, её не устраивал. Так что придется искать какой-то компромисс.

   - Бестолочь, я тебе время подумать давал, а ты ни разу и не вспомнила.

   - Вспоминала! Целых три раза, - хорошо, хоть первой обнимать не пришлось, этого могло не пережить уже её чувство собственного достоинства.

   - Какой прогресс.

   Пару минут они молчали, целуясь в коридоре, пока снова не зазвонил телефон, только теперь уже его.

   - Ответь, наверное, тебя охрана потеряла, - продолжая стоять на цыпочках, Соня отодвинулась, неохотно разрывая контакт губ. Зато продолжать расстегивать пуговицы на его рубашке это совершенно не мешало.

   - Это не они, - тем не менее, снова бросая на комод уже порядочно измятый льняной пиджак, Дан поднес телефон к уху. - Ну? Да, я понял, сбрось мне на электронную почту.

   Следом за одеждой полетел и мобильник.

   - Что-то срочное? - добравшись до его обнаженного плеча, Соня игриво лизнула в нос Полоза.

   - Нет, просто нашли, кому принадлежит тот номер. Посмотрим потом, - выбрав методом исключения комнату, которая должна быть спальней, Астахов осторожно забросил Золотце на плечо и пошел в ту сторону.

   - Стой, мне в душ надо!

   - Ничего, я не привередливый.

   - Я же уборкой занималась, - уже на входе в спальню Соня умудрилась схватиться за косяк.

   - Я тоже, так что терпи, - отдирать пальцы от двери он не стал, выбрав более простое решение - куснул за обнаженное бедро.

   - Ай! В смысле... Ты что, пол домыл?! - руки сами разжались, когда Маркевич представила эту картинку. Хотя для этого пришлось сильно напрячь фантазию.

   - Думала, мне слабо?

   - Офигеть...


   - Но если это не ты и не он, то кто? - Соня потянулась и зевнула, устало отбрасывая распечатанные бумаги.

   - Почему ты уверена, что это не Суханов? - Даниил, настоявший, что работать нужно с комфортом, подтолкнул к девушке большую миску с фисташками. Золотце долго пыталась убедить, что кровать не предназначена для еды и работы, но, пообещав надеть ему этот тазик на голову, если он будет ронять скорлупу от орешков на постельное белье, уступила.

   - Ему на это наглости не хватит, - соль немного жгла губы, но Соне было лень вставать и умываться. И вообще жутко не хотелось работать, но тут не до её нежелания, нужно, как можно быстрее разрулить ситуацию.

   - И ума.

   - Ну, и это тоже... - перевернувшись на спину и закинув ногу на поднятое колено, она, рассеянно покачивая ступней, уставилась в потолок.

   - Думай вслух, мне интересно, что ты там за выводы сделаешь, - Дан улегся рядом, подложив девушке под голову свою руку вместо подушки.

   - Мне не дает покоя то, что тебе прислали эти документы. Кто и зачем?

   - Димка. Ему они достались от кого-то из подчиненных, - несмотря на то, что у него сегодня было ещё дохрена дел, включая довольно важную встречу, уходить Астахов не собирался. Пусть зам поработает, его тоже нужно эксплуатировать. Да и по Соне соскучился, чего уж там. А поскольку в таких случаях предпочитал сосредоточиться на чем-то другом, то ближайшее окружение подчиненных пообещало массово уйти в отпуск, если не перестанет так грузить работой себя и других. Так что пусть немного расслабятся.

   - От кого именно и откуда тот взял, узнать можно? - девушка запрокинула голову, чтобы посмотреть ему в лицо.

   - Конечно, - немного покопавшись в развороченной кровати, Даниил нашел свой телефон и позвонил брату. - Да, я у неё. Нет. Спроси у своих, откуда они приволокли тот пакет документов, потом отзвонишь. Пока не знаю. Хорошо, - мобильник, переведенный в режим вибрации, лег возле подушки. - Тебе Димка привет передавал.

   - Взаимно. А удавить не обещался?

   - Нет. Но что-то такое звучало, - он вернулся на место, с удовольствием заметив, что Золотце сама переползла ему под бок, устраиваясь на плече. - Не обращай внимания, он шутит.

   - Знаю, - судя по тому, как были поджаты губы, думы у неё были невеселые. - Ведь это же глупость полнейшая.

   - Что именно?

   - Все это. Любое продуманное действие должно вести к конечной цели. Давай прикинем варианты, - Соня резко перевернулась и, подмяв под грудь край скомканного покрывала, оперлась для надежности на локти. - В то время, когда были подписаны бумаги, я сидела у тебя в подвале. Кстати, за это ты ещё ответишь.

   - Буду ждать. Продолжай мысль.

   - Отсюда вывод - либо инициатор не знал этого, либо...

   - ... они предназначались не для меня, - так, а это уже намного хуже. Значит, уйдут оригиналы в прокуратуру. Или, как вариант, Соне в ближайшее время позвонят и предложат поработать, пообещав за это отдать документы и вообще молчать в тряпочку.

   - Угу, потому что мои слова, что в это время я принудительно гостила в казематах у господина Астахова, ты вряд ли поддержишь. Кирилла в городе уже нет, значит, его свидетельских оказаний тоже не будет. Вывод, доказать, что я физически не могла этого сделать, будет довольно трудно.

   - Ерунда, скажешь, что проводила у меня отпуск, все это подтвердят.

   - А значит, все это задумавший не знает, что мы с тобой нашли общий язык. Так что можно вычеркнуть твоего брата и Нелли Павловну.

   - А она тут каким боком? - покрывало он у неё все-таки отобрал и подтащил девушку к себя, уткнувшись носом в растрепанную макушку.

   - Ну, это же её квартира? И не надо делать удивленные глаза, хоть договор я заключала с агентством недвижимости, но имя владельца, естественно, по своим каналам узнала.

   - Ладно, их ты исключила, кто на очереди.

   - Кое-кто из моего прошлого... - Соня прикрыла глаза, задумавшись. Мог ли Мельников пойти на крайние меры? Если поджимает время, то вполне. Вот только задираться ради этого с Астаховым... Только в одном случае, если делает это не для себя, а ради кого-то, кто может потом все утрясти с минимальными потерями. Но тогда какой смысл впутывать в это её - можно найти и гораздо более продвинутого в этом плане специалиста.

   - И насколько серьезно его желание отомстить?

   - Фи, Даниил Александрович, я живых врагов за спиной не оставляю. Шутка. Он не враг, а возможный союзник.

   - Который решил немного поторопить тебя, чтобы не маялась дурью, и быстрее соглашалась вместе работать?

   - Угу... Но это только один из вариантов, - Соня нехотя приподнялась, оглядываясь в поисках одежды.

   - Ты далеко?

   - Не очень. Я есть хочу, так что на кухню, - майку она нашла, а вот шорты и белье сгинули бесследно. - От тебя они убытки. Куда мои вещи дел?

   - Где-то здесь. Улягся, - подтверждая слова действиями, Дан мало того, что завалил девушку обратно на кровать, так ещё и закопал под одеяло. - Что ты хочешь? Я сейчас закажу.

   - Может, я как раз хочу приготовить сама и в это время подумать... Ой, трусики нашла!

   - Вот видишь, есть и от меня польза, - тем не менее Астахов связался с Артемом и, получив уверения, что тот не даст им пропасть от голода, сосредоточился на выползшей из-под покрывала взъерошенной Софье.

   - А что, если именно этого и добиваются? Смотри, на меня пытаются наехать, ты помогаешь, но тем самым можешь подставить себя. Не забывай, если захотел пристрелить один, не факт, что не найдется и второй доброжелатель.

   - Версия интересная, - Даниил повертел эту мысль таки этак. - Но вряд ли. Слишком сложно. Да и не обязательно я стал бы тебя прикрывать.

   - Ну, мало ли... - теперь и ей самой идея уже казалась глупой, но лучше перебрать все возможные варианты. - Не подумай, что хочу влезть не в свое дело, но к тебе в последнее время от наших бравых необоснованных претензий не было? Или неожиданного интереса...

   - Золотце, куда ты вляпалась? - значит, не просто так у них вынюхивали, тут может быть причастна и Соня, которая сейчас лежала на кровати почти в позе сфинкса.

   - Пока не знаю, но как только разберусь, скажу.

   "То, что посчитаю нужным".

   Это она вслух не произнесла, но слова повисли в воздухе.

   - Я могу это сделать намного быстрее, - вообще-то эти её тайны уже начали доставать. Но и ставить в вину, что она не хочет о них рассказать, тоже неправильно - Соня и не скрывает, что доверия между ними нет.

   - Знаю. Спасибо за предложение, - пока он не успел ничего добавить, девушка спрыгнула на пол и, вынув из шкафа темно-зеленое домашнее платье, голышом прошла к двери. - Я в душ, если нужно уходить, просто захлопни дверь, там автоматический замок.

   - А если я не хочу уходить? - Значит, решила снова стать неприступной светской леди? Типа, ничего и не было, мирно поболтали, припоминая совместные приключения?

   - Тогда жди Артема, его нужно впустить, - улыбнувшись не особо довольному мужчине, оставшемуся в её кровати, Соня почти вприпрыжку унеслась в ванную, едва не споткнувшись о пристроенную там швабру. А ведь он действительно помыл пол. Вот уж что ни в какие ворота не лезло.

   Ох, не о том сейчас голова болеть должна. Надо подумать и срочно, потому что потом может быть уже поздно.

   Ладно, то, что они с Астаховым теперь любовники, и так понятно, главное, не загадывать срок. Это имеет плюсы и минусы. И вторых для неё намного больше. Если кто-то заинтересуется личностью его новой грелки во все тело, могут начать копаться в прошлом. Ничего особо криминального там не найдут, об этом она позаботилась, но все же...

   Было бы гораздо разумнее, переспав напоследок, мило попрощаться. А потом быстренько уехать отсюда. Только тут все намного сложнее - ей нравилось быть с Даниилом. Не только в смысле секса, но и вообще просто общаться. Конечно, это тем более нехорошо, но... У Сони нет того, перед кем можно было бы отчитываться, почему просто не провести время не только с пользой, но и с удовольствием?

   Расчесав и заколов мокрые пряди, лезущие в лицо, девушка одернула подол длинного платья и прислушалась. В квартире была подозрительная тишина. Может, он решил, что хватит терпеть недомолвки, и ушел? С одной стороны, хорошо - не нужно придумывать, как выпихнуть его домой. Потому что ночевать с Даниилом вместе она больше не собиралась. Хватит и того, что она его на острове использовала вместо матраса, нечего к подобному привыкать. С другой же - стало как-то... Не то, чтобы одиноко, но и не особо радостно.

   - Ты идешь или решила заночевать в душевой кабине?

   Мысленно поморщившись от поднявшейся внутри теплой волны, когда услышала его голос, Соня прошлепала на кухню. Наверное, за шумом воды просто не расслышала дверного звонка, потому что пахло там умопомрачительно. Вряд ли Даниил настолько вошел в роль хозяйственника, что приготовил все сам, значит, Артем уже выполнил распоряжение и приволок им покушать.

   - Садись, - Астахов, который не стал заморачиваться, потому прогуливался в брюках и полностью расстегнутой рубашке, что придавало ужину определенную пикантность, поставил перед Соней тарелку с чем-то горячим и, судя по виду, животного происхождения. Вот за это она готова была простить некоторые вольности, ибо по природе была хищницей, и полностью переходить на вегетарианскую диету не согласилась бы ни за что.

   - Спасибо, - она отрицательно качнула головой, когда он поставил перед ней бокал для вина. - Нет, я не буду.

   - Совсем немного, - не то, чтобы он планировал напоить и выпытать секреты (хотя мысль была довольно соблазнительной), но расслабиться не помешает.

   - Просто меня от спиртного тянет в сон, а нужно ещё раз все просмотреть. Да и завтра будет тяжелый день, у меня остались незаконченные дела, - ненавязчиво намекнув, что вся жуть, какая занятая, Соня сосредоточилась на еде, упорно делая вид, что не замечает, как за ней наблюдает Дан. Хотя, так и подавиться недолго...

   - Если расскажешь все мне, проблемы не будет уже через пару дней.

   - Может, в том и дело, что я хочу справиться сама? - девушка отложила вилку и сделала глоток воды. - Мне нужно привыкать к тому, что такие вопросы и ситуации будут периодически возникать, поэтому, чем раньше научусь их не только решать, но и предупреждать, тем лучше.

   Она приподняла брови, предлагая согласиться, но желанной реакции не дождалась. Правда, Даниил и не возразил. Просто улыбнулся уголком губ и отпил из наполненного багрово-красным бокала.

   Но какая-то уютность и мирность растворились. Теперь Соне было почти неловко. Вроде, ничего такого не сказала и не сделала, но неуверенность становилась все сильнее.

   - Мне пора, - похоже, Астахов это уловил, потому что, отставив вино и отложив приборы, поднялся, застегивая манжеты рубашки. - В холодильнике шоколадные пирожные. Ты же любишь сладкое, - это он пояснил на немного растерянный взгляд Сони, которая собиралась уточнить, с чего это он решил проявить такую заботу.

   - Да... Спасибо.

   - На здоровье.

   Пальцы начали зудеть от желания помочь с пуговицами на рубашке, но девушка сдержалась, продолжая с видимой расслабленностью наблюдать за его сборами.

   - Что ты делаешь завтра вечером? - спросил Дан уже в прихожей, пока Соня пыталась вспомнить, не забыл ли он что-нибудь.

   - Смотря что в твоем понимании можно считать вечером, - она взяла его пиджак, тайком проводя по дорогой ткани. Вообще-то было искушение и понюхать, но опускаться до такого она не собиралась. Наверное...

   - В восемь прием у губернатора. Будут рассказывать о взаимной любви администрации и бизнеса. Не хочешь составить мне компанию?

   Не хотела. И даже не потому, что тогда все узнают, что у них роман, просто Соня ненавидела такие сборища. Хотя по работе не раз на них бывала и правила этой игры знала.

   - Извини, но такая публичность не для меня, - деваться некуда, пиджак пришлось отдать. Но теперь почему-то стало непонятно, куда деть руки. Чтобы ничего не учудить, девушка перекрестила их под грудью. Угу, осталось только носочком паркет поковырять... - Так что вынуждена отказаться.

   - Вот и хорошо, мне и самому туда не хотелось, - быстро наклонившись, Дан крепко поцеловал Соню в губы. - Значит, завтра в половине восьмого заеду, просто погуляем по набережной.

   - А как же прием?!

   - Можно подумать, от моего присутствия или отсутствия что-то изменится. Если хочешь, можем вообще съездить за город, погулять на свежем воздухе.

   - Нет, спасибо, на природу меня точно не тянет. Да и вообще не думаю, что это здравая идея. И у тебя, и у меня полно неразрешенных вопросов и проблем, давай отложим прогулки на потом? - если честно, то согласиться хотелось, но было как-то страшновато.

   - Они будут всегда, так чего тянуть? К завтрашнему вечеру я уже узнаю, кто и зачем решил на тебя все это повесить. Неужели не интересно?

   - Вот умеешь ты уговаривать... Форма одежды? - теперь начали покусывать мгновенно очнувшееся любопытство и желание сделать так, чтобы пытающаяся подставить гадина навсегда зареклась с ней связываться.

   - Свободная. Если что - звони, - пока она не успела передумать и отказаться от рандеву, Дан, улыбнувшись на прощание, аккуратно прикрыл за собой дверь.


   И никуда она не торопится. Да точно! Но когда такси попало в очередную пробку, захотелось посмотреть в глаза и тому, кто проектировал местные улицы, и барану, припарковавшемуся, заняв половину крайней правой полосы, и гаду, угнавшему её машину. Хотя, последнего, похоже, нужно пожалеть - судя по уверенности и Артема, и Даниила, жизнь у того страдальца скоро станет крайне насыщенной, но невеселой. Ну, сам виноват, нечего было забирать принадлежащее другому человеку.

   - Притормозите у угла, - терпение у Сони уже почти закончилось, а взгляд на часы только усиливал недовольство. Почти семь. А ведь нужно ещё успеть поесть, принять душ и переодеться.

   Расплатившись с таксистом, девушка, стараясь никак не выдавать желание поскорее попасть домой, прошла тайной тропкой между гаражами. О наличии партизанских путей отхода она узнала от местных мальчишек. Вот уж, действительно, кладезь полезной информации! Если сидящие на лавочках бабуси больше по части морального облика жильцов, то подрастающее поколение за соответствующую малую плату поведали Маркевич о всех тайных и не очень тропах в ближайших нескольких кварталах, поделились знаниями о том, где лучше всего пересидеть грозу, если футбольный мяч "случайно" попал по лобовому стеклу припаркованного рядом с площадкой "Бентли" и о прочих нужностях и полезностях.

   М-да, все-таки от привычек избавиться очень сложно. Она живет здесь половину месяца, но уже в курсе, какой чердак закрывается чисто условно, и как, пользуясь тайными ходами диггеров, попасть из расположенного под их двором старого полуразрушенного бомбоубежища в целую сеть подземных переходов, которыми так славится этот город. Правда, с непривычки там вполне реально заблудиться, но, когда угрожает опасность, это уже мелочи.

   В подъезде Соня перешла с размеренного шага на легкий аллюр. И ничуть она не спешила на свидание, просто интересно, что там накопал Даниил за этот день. Сама девушка тоже не сидела, сложив руки, и узнала, что основной подозреваемый нынче в трудном положении - ходили упорные слухи, что начальство им недовольно. Ну, если учесть, что те источники намекали на факт очень уж тесной дружбы дочери начальника УВД с папиным заместителем, то становилось ясно, что именно могло вызвать те самые тучи. Оно-то дело молодое - если Мельникова в его неполные сорок пять можно считать молодым - но, видимо, отца юной прелестницы не радовало наличие у побитого молью возлюбленного законной супруги и двоих деток.

   Что ж, в такой ситуации не мудрено попытаться подзаработать и уволиться из органов по какой-нибудь жутко уважительной причине, типа, хронического привычного вывиха мизинца на правой ноге, не дожидаясь, пока "уйдут" приказом сверху.

   Времени на еду уже не оставалось, поэтому Соня сосредоточилась на внешности. И гордость требовала невозможного - выглядеть одновременно хорошо, и так, чтобы стало понятно, что, как романтическая встреча это не рассматривается.

   И косметику обязательно снять - потому что на свидание ненакрашенными не ходят. Никаких каблуков, только плоская подошва! Можно вообще в кроссовки обуться, но это уже будет переигрыванием. Быстро подсушив и собрав волосы в высокий хвост, Соня втиснулась в черные леггинсы, сверху - довольно просторная туника, тонким бледно-зеленым облаком прикрывшая от шеи до середины бедер, жемчужно-серые балетки, сумочка в тон на длинном ремне через плечо. Капля духов на запястье.

   Глянув на себя в зеркало, девушка поморщилась. Для полноты картины "Гимназистка на прогулке" не хватает только петушка на палочке.

   Но засомневаться в выборе наряда не успела, потому что Даниил приехал раньше на десять минут. И, судя по виду, тоже собирался не на свидание, а просто пошататься по улице, потому что с его статусом вытертые добела джинсы и простая серая футболка не сочетались вообще. Приподнятые на лоб темные очки взъерошили светлые волосы, в руках букет темно-синих эустом. Вот за то, что это были не банальные розы или лилии уже стоило дать ему дополнительные очки.

   - Привет, - сунув ей в руки аккуратный букет, Дан осторожно коснулся её губ и, не встретив сопротивление, крепче обнял, делая поцелуй более откровенным и горячим.

   - И тебе добрый вечер, - чтобы получилось ответить, Соне пришлось его немного оттолкнуть. - Спасибо за цветы.

   Только сейчас до неё дошло, что вазы в квартире нет.

   О том, как они на пару уродовали под неё двухлитровую бутылку из-под воды, Софья, наверное, не забудет никогда. Зато настроение сразу поднялось. Хотя, намного веселее ей стало, когда Даниил только пришел, но безопаснее было списать это сеанс хэндмейда.

   - Ну, вполне неплохо получилось... - Астахов с какой-то несвойственной ему неуверенностью осмотрел полученный "шедевр".

   Вот теперь, глядя на криво обкромсанный край пластика, о который Дан уже успел порезать палец, Соня не сдержалась и, постанывая от смеха, сползла на ковер.

   - Ладно, бывают и у меня неудачные дни, - он, поддержав её приступ веселья, помог встать. - Сейчас заедем тебе за вазой, потом поужинаем.

   - Ты же на прогулку звал, - не то, чтобы она была против, как раз наоборот - поесть-то не успела, но нужно было напомнить и официальную причину встречи. - И обещал рассказать, что успел узнать.

   - Одно другому не мешает, - Дан пожал плечами, пропуская Соню в дверях. - Ты специально оделась старшеклассницей, чтобы у меня проснулась совесть?

   - А это помогло? - закрыв последний замок, она оглянулась.

   - Не-а.

   - Буду знать, - вообще-то полагалось расстроиться, но если учесть, что он видел её в лесу зачуханную и покусанную комарами, наверное, нынешний вид, действительно, не впечатлял. - Куда именно мы едем?

   - Сейчас увидишь.

   Как ни странно, охраны она во дворе не заметила. В то, что Даниил приехал один, девушка все равно бы не поверила, и не потому что он чего-то боялся, просто и брат, и тот ж Артем очень серьезно относились к своей работе, значит, глаз бы с него не спустили.

   - Прошу, - Астахов придержал для Сони пассажирскую дверь машины.

   - Спасибо, - не то, чтобы она хорошо разбиралась в автомобилях, но вчерашний "Лексус" от сегодняшнего "Инфинити" отличить смогла. Ну, в том, что карета у него не одна, она как-то не сомневалась, но уже немного привыкла к предыдущей.

   - Что-то не так? - Даниил пристегнул ремень безопасности, но заводить двигатель не спешил.

   - Да нет, все нормально. А где Артем?

   - У него сегодня выходной.

   Странно, такое простое объяснение почему-то не пришло в голову. Он же нормальный человек, у которого есть своя жизнь, а не только бдение над его "Дан Санычем".

   - Ясно, - взгляд зацепился за пластырь на его указательном пальце. Н-да уж, как прочно вошла в роль его медсестры, то колени вправляет, то порезы промывает и заклеивает. Но это почему-то совершенно не тяготило. Вдвойне странно.

   - Не волнуйся, в столб не въед