Book: Взять Тарантину



ПЕРВАЯ СЕРИЯ


Степь. Несколько юрт. Утро


Пасутся овцы. По степи в сторону юрт мчится большой черный джип.

Степь. Внутри юрты


Юная девушка с чаем и сладостями ныряет в одну из юрт. Посреди юрты сидят люди, только мужчины. Главное место занимает крупный, тучный Ходжигорхан, рядом с ним младший сын. По щекам Ходжигорхана текут слезы, вместе с Ходжигорханом навзрыд плачут еще несколько человек. Девушка, почесывая попу, ставя перед Ходжигорханом чайник и сладости, поглядывает все время на экран большого плазменного телевизора, на котором мы видим кадры из фильма «Кубанские казаки» — сцена объяснения в любви главных героев.

Человек из окружения Ходжигорхана. Хатан, ставь и иди, нечего тебе тут делать.

Xатан (Ходжигорхану). Там машина Нусхамухана едет. Они дедушку Номто сбили.

Ходжигорхан. Э-э! Дедушка опять на дороге с духами общается. Его все сбивают. Но дедушка говорит: «Такова воля Великого Степного Духа!»

Степь. У юрты


Тормозит джип. Из джипа выходит Нусхамухан. Из юрты под финальную песню главной героини из фильма «Кубанские казаки» навстречу Нусхамухану выходят Ходжигорхан и его окружение.

Нусхамухан (кивая в сторону юрты). Э-э!.. Кино смотришь, брат мой дорогой?!. (Обнимаются по-дружески.)

Ходжигорхан (продолжая промакивать глаза платком). Уж больно любят они там друг друга… как наши дети.

Нусхамухан. Нет, наши еще больше любят. Я там дедушку Номто сбил. Он с духами говорил. Но он опять с ними говорит. Обратно поеду, объеду через бархан.

С этими словами Нусхамухан подходит к джипу, открывает заднюю дверь и достает оттуда черного барана.

Ходжигорхан. Какой толстый баран!

Ходжигорхан делает еле заметное движение рукой. К Ходжигорхану подбегает сын, что сидел рядом с Ходжигорханом у телевизора, треплет привезенного барана за задницу.

Смотри, какой курдюк, какие лампочки!

Нусхамухан. Полгода «педигрипалом» кормил! А твой сын как подрос!.. Мужчиной стал.

Ходжигорхан. Через две недели станет. А ты, дорогой Нусхамухан, совсем нарядный сделался и умный… Что старое, что новое — лучше других знаешь. Глубокое тебе уважение.

Нусхамухан. И тебе глубокое уважение.

Ходжигорхан. И твоей семье глубокое уважение.

Нусхамухан. И твоей — глубокое уважение! Вот что. Скоро свадьба наших детей. Ты всегда был сильным, мой возлюбленный брат… Во власти, в чести… Но как узнают, что ты прошлым живешь, могут сказать, что и ты, и я слабый стал. Люди злые…

Ходжигорхан. Обидные слова говоришь, уважаемый. Моя сила со мной, как лампочки у твоего барана. И ты про это знаешь… Что делать будем?

Нусхамухан. Надо на свадьбу кино показать. Новое — чтобы у Аралтанхана не было.

Ходжигорхан. У Аралтанхана все есть. Глубокое уважение его семье!

Нусхамухан (прикладывая руку к груди). Глубокое уважение семье Аралтанхана! (Опуская руку.) Но надо такое кино показать, которого у Аралтанхана нет.

Ходжигорхан. Нет такого кино.

Нусхамухан. Есть! Мне мои люди из города кинокритика привезли. Уважаемого человека. Он плова поел, взаймы денег взял и сказал, какое самое новое кино сейчас (Достает из кармана записку, заглядывает в нее.) Его Тарантина делает.

Ходжигорхан. Женщина?

Нусхамухан. Почему женщина?! Уважаемый человек. В Америке живет.

Ходжигорхан. Про что кино Тарантина делает?

Нусхамухан. Я не знаю. Но профессор сказал, что Тарантина самое лучшее кино делает.

Ходжигорхан. Я пошлю своих людей, чтобы они Тарантинино кино привезли. (Кричит в сторону юрты.) Хатан! Позови Мазанхана. Моего младшего брата и твоего родного дядю.

Степь. У юрты


Неподалеку от юрты, на пустом ящике, сидит Мазанхан и смотрит подключенный к спутниковому телефону телевизор. На экране — популярное телевизионное шоу «Своя игра».

Москва. Студия телевидения


Ведущий. Следующий вопрос достается Дмитрию Яблокову из города Лебедянь. Итак: название пакета торсионой информации?

Степь. У юрты


Мазанхан. Э! Для чабанов вопрос. Тордион.

Студия телевидения


Ведущий. Тордион, господин Яблоков, тордион. Следующий вопрос: серные ванны римской аристократии, времен правления Тиберия?

Степь. У юрты


Мазанхан. Нет! Этого не может быть! Это даже маленький Баторчик знает. (Зовет играющего у юрты грязнопузого мальчугана.) Баторчик! Малютка, беги сюда! (Мальчик поднимается с земли и подбегает к Мазанхану.) Скажи, малыш — как назывались серные ванны римской аристократии?

Баторчик. Ба, ба,ба!

Мазанхан. Правильно, мой козленок, — байи!

Студия телевидения


Ведущий. Серные ванны римской аристократии назывались «байи». Дмитрий, к нашему великому сожалению, вы выбываете из игры.

Степь. У юрты


Мазанхан. Кто вообще таким баранам играть дает? Элементарных вещей не знает! Даже Баторчик это знает.

Xатан (подходя к Мазанхану). Дядя, вас папа зовет! Простите, дядя, но Баторчик пока говорить не умеет. Ему только годик исполнился.

Мазанхан выключает телевизор, берет телефон и подходит к старикам.

Степь. Юрта


Мазанхан (прикладывая руку к груди). Глубокое уважение тебе, Нусхамухан, и глубокое уважение твоей семье!

Нусхамухан (так же прикладывает руку к груди). Глубокое уважение тебе, Мазанхан, и глубокое уважение твоей семье!

Ходжигорхан. Мазанхан, мы решили на свадьбу наших детей новое кино показать. Самое новое. Пошли моих старших сыновей в Америку, пусть купят. Вот тот артист, которое это кино делает. (Протягивает фотографию Тарантино.)

Мазанхан. Глубокое уважение тебе, мой старший брат. Скажи мне, сколько денег кино стоит? Я самолет покупал для нашего брата Хорцахана, глубокое уважение его семье, когда он хотел из него амбар сделать, — двадцать три килограмма брал. А сколько килограммов кино стоит?

Ходжигорхан. Возьми на всякий случай двадцать пять килограммов. Я слышал, что в Америке жадные люди живут.

Мазанхан. А в каком казане американские деньги лежат?

Ходжигорхан. Не помню. Не бери деньги. Руки оторвешь. Возьми алмазы в сундуке дедушки Номто, там их на деньги поменяешь.

Америка. Студия Тарантино. Будка киномеханика. День


Будка киномеханика напичкана современной аппаратурой. Кроме проекционных аппаратов здесь есть микшерский пульт, компьютер, устройство автоматической перемотки пленки и пр. На полу — открытый яуф для пленки. На столе рация, какие бывают у полицейских, и набор для раскраски миниатюрных моделей солдатиков наполеоновской армии, стоящих тут же. Работает кинопроектор. На бобине осталось совсем немного пленки – заканчивается часть фильма. По углам на стенах висят аудиоколонки, из которых звучит саундтрек к фильму — джазовая мелодия тридцатых годов. Под эту мелодию чернокожий киномеханик Куинси (лет тридцати пяти) садится за стол, придвигает к себе одну из миниатюр, берет в правую руку кисточку и, глядя через огромное увеличительное стекло, начинает раскрашивать солдатика. Время от времени он заглядывает через просмотровое окошечко в темный зал, чтобы убедиться, что все идет хорошо. Часть заканчивается, музыка смолкает, бобина пуста.

Голос Тарантино (в колонках, говорит по-английски). Хи-хи-хи. Спасибо, Куинси, только следи за фокусом. Хи-хи-хи.

Куинси (в микрофон пульта, англ.). Не за что, мистер Тарантино. Буду следить.

Голос Тарантино (в колонках, англ.). Хи-хи-хи. Завтра смотрим, в общем.

Куинси (в микрофон пульта, англ.). О'кей.

Голос Тарантино (в колонках, англ.). Хи-хи-хи. Хай, Куинси.

Куинси(в микрофон пульта, англ.). Всего доброго, мистер Тарантино.

Куинси снимает с проекционного аппарата бобину с пленкой, ставит ее на перемоточное устройство. Все его движения точны и выверены — видно профессионала. Пленка перемотана на начало. Куинси снимает ее с перемоточного устройства, кладет на стол. Берет рацию.

(В рацию, англ.) Я готов.

Теперь мы видим бронированную дверь будки с мощными запорами во все четыре стороны — такие обычно бывают в банках. Кто-то снаружи вставляет ключ, запоры задвигаются, открывая дверь. Входит вооруженный охранник Лэс. Еще двое вооруженных охранников, Тэд и Сэм, остаются снаружи с обеих сторон от двери. Лэс запирает дверь изнутри, подходит к столу с бобиной. На запястье левой руки у него специальный браслет со сканирующим устройством. Он проводит над бобиной рукой. Сканирующее устройство издает писк, и на браслете загорается зеленая лампочка. Лэс кладет бобину в яуф, закрывает его на замок, пристегивает ручку яуфа к наручнику на правой руке.

Лэс (англ.). Пока, Куинси. Куинси (англ.). Пока, Лэс.

Охранник отпирает дверь и выходит из будки.

Коридор студии


Лэс идет по ярко освещенному коридору с яуфом в руке, а по бокам от него идут Тэд и Лэс, внимательно глядя по сторонам, всем своим видом показывая, что они готовы уничтожить каждого, кто покусится на содержимое яуфа.

Будка киномеханика


Куинси смотрит вслед Тэду и Лесу, затем начинает щелкать тумблерами, выключая аппаратуру.

Просмотровый зал


В просмотровом зале стоит несколько удобных кресел и диванов — для «кинобоссов», а за ними второй ряд из стульев — для людей попроще. Перед креслами столик с пультом, микрофоном и современной галогенной настольной лампой. Пара массивных стеклянных пепельниц с окурками сигар. На полу специальное ковровое покрытие, которое глушит шаги. Уборщик Хосе, лет тридцати, латиноамериканской внешности, в комбинезоне и бейсболке, надетой задом наперед, пылесосит ковровое покрытие с помощью большого моющего пылесоса. Входит Куинси. На плече у него небольшой рюкзак.

Куинси (англ.). Привет, Хосе.

Хосе (англ. с исп. акцентом). Буэйнос диос, Куинси.

Они «по-молодежному» ударяют по рукам. Хосе выключает пылесос.

Как тебе эта чушь?

Куинси (англ.). Моветон. Мало жизни и слишком много крови.

Хосе (англ.). Мне тоже так показалось. Надо было посоветоваться со мной.

Куинси (англ.). Хосе, только не говори мне, что ты умеешь стрелять из пулемета.

Хосе (англ.). Я до семи лет вместо соски сосал пулеметную гильзу.

Куинси (англ.). Не ври — твоя семья переехала в Лос-Анджелес, когда тебе было шесть лет. Ты мне сам рассказывал. А в Лос-Анджелесе в этом возрасте особо не пососешь, полиция на каждом углу.

Хосе (англ.). Пусть так! Но это у меня в крови. Покажи мне пулемет, и я заплачу, как ребенок! Это основной инстинкт!

Куинси (англ.). Ладно, Хосе, верю. Хрен с этими инстинктами. Пусть тебе и передался этот инстинкт от твоего папы, который всю жизнь торговал, как он мне сам говорил, салатной приправой «Чика пюк», но ты мне должен двадцатку.

X о с е (англ.). У нас многое не говорят вслух. Я знаю, что тебе нужны деньги, потому что ты связался с белой женщиной. Как ее?..

Куинси. Изабель. Она француженка… И ей, и мне нужна моя двадцатка.

X о с е. Да… Женщины, женщины. И без них никак, и с ними… одни проблемы… Особенно если это белая женщина. С белыми мы должны держаться друг за друга.

Куинси. Мы с белыми или мы против белых? С белыми или наоборот, все равно нужна двадцатка.

X о с е. Ну-ну, Куинси… Тебе видней… А я бы с француженками поосторожней… Сначала двадцатка, потом…

Куинси. Моя француженка черней меня, у нее мама марокканка, а папа коренной намибиец.



Россия. Квартира Макса. День


Гоша сидит за компьютером и щелкает пальцами по клавиатуре. Рядом прохаживается Макс Богушев с куском пиццы в руке.

Гоша. А ты уверен, что тебя ФСБ не прижмет за военную тайну?

Макс. Блин, надо быть полным идиотом, чтобы поверить, что по Интернету кто-то может продать военную тайну. Потом, я уверен, что последнюю военную тайну лет как двадцать уж продали. Да, вот еще — допиши, что также имеется солидный кусок тунгусского метеорита и байбак-мутант из Чернобыля.

Гоша. Я забыл сказать, что твой покупатель на эту тварь радиоактивную сегодня из Колумбии звонил. Спрашивал — получил ли ты денежный перевод? Четыре штуки. Аванс.

Макс (обиженно). Получил четыре штуки — аванс. И это не тварь, это байбак-мутант. Он успешно размножается в условиях повышенной радиации. В период зимний охоты способен задрать корову. Бесценный зверь. Кроме всего прочего взрослая особь байбака-мутанта, при ее соответствующей обработке в микроволновой печи, соответствует двадцати килограммам обогащенного урана.

Гоша. Я рад за него. Где ты его взял?

Макс. На птичьем рынке. Мне его предложил сторож из Чернобыля, у него было три, но два он уже продал. Правда, покупатели думают, что это джунгарики.

Гоша. Кто такие джунгарики?

Макс. Хомяки такие волосатые.

Гоша. Зачем он их — как джунгариков, если это мутанты и корову дерут?

Степь. Несколько юрт. Утро


В степи пасутся овцы. Мазанхан провожает Нусхамухана до машины. Дожидается, пока тот садится в нее, и автомобиль скрывается за барханом. Вдали раздается тревожный выкрик.

Мазанхан (огорченно). Э! Он опять на дедушку Ном-то наехал. Хатан! Принеси мне телефон.

Шустрая девица быстро приносит ему спутниковый телефон. Мазанхан откидывает в сторону длинную антенну и набирает номер.

Хорца, сын моего брата, скачи быстрей ко мне с братьями. Дело есть.

Через несколько мгновений из-за бархана показываются три черных лендровера. Машины останавливаются у Мазанхана, и из них выходят три азиата титанических размеров.

Дети, надо в Америку ехать, кино покупать. Для вашего папы. У Тарантины. Он может не продать. Надо хитрого человека с собой взять. Очень хитрого.

Братья переглядываются, один из них вытаскивает из кармана куртки «кости» и бросает их на землю. Братья смотрят на то, как «кости» ложатся на землю, и наконец один из них говорит.

Один из братьев. Есть такой человек. В Америке живет. Очень хитрый. Скорпион, а не человек. Найхал, сын Нальхана, зовут.

Мазанхан. Возьмите камешки и летите в Америку.

Россия. Вагон-зверовоз. День


Внутри вагона темнота. Тонкие солнечные лучи пробиваются сквозь щели. Слышно какое-то странное попискивание. Резко открывается раздвижная дверь вагона, и внутрь врывается яркий дневной свет. В дверном проеме видны две физиономии: Макса и его подруги Леры. Они с любопытством оглядывают вагон. В клетке мечется какое-то животное.

Лера. Макс, тут чем-то пахнет… Как в туалете.

Макс. Я тебя не уговаривал, Лера. Сама хотела посмотреть на байбака-мутанта…

В проеме появляется еще одна физиономия — помятая, опухшая. Это Сторож из Чернобыля. Сторож из Чернобыля ведет Макса по вагону вдоль клеток, поставленных в несколько рядов друг на друга. Лера наклоняется к одной из клеток. На нее смотрят лучащиеся неоном глаза-бусинки байбака.

Лера. Макс!.. Он живой!! И какой вонючий!

Макс. Конечно, вонючий — двадцать лет у чернобыльского реактора двухметровыми репками питался, грыз. Байбак-мутант — это стратегическое сырье в оригинальной расфасовке.

Сторож из Чернобыля (ковыряя пальцем в поддоне клетки). Он может дом сторожить! (Трогает себя за нос.) Видишь, какой красавчик.

Сторож из Чернобыля барабанит пальцами по сетке. Лера вслед за Сторожем из Чернобыля стучит по сетке пальцем. Неожиданно зверек в клетке прыгает на сетку, от чего та звонко вздрагивает, заставляя Леру отшатнуться.

Лера. Зараза, он меня укусил!.. Мне что, теперь прививки делать?!

Сторож из Чернобыля. Да, я бы не поленился и прививку сделал. Иначе плохо дело. Ну что — красавец?!

Лера. Глаза б мои этого людоеда не видели.

Сторож из Чернобыля (опять трогает себя за нос). Видал, какой живой, а?.. Хищник, засранец! Ну так что, хозяин, грузим?

Макс начинает чихать, устремляется к выходу.

Макс. Грузите, грузите!

Макс выпрыгивает из вагона. За ним неловко вываливается укушенная Лера.

Студия видео– и звукозаписи. Зимний сад


Зимний сад студии. Пальмы в кадках, рододендроны в горшках и проч. Через стеклянные двери сада виден цех, в котором на стеллажах стоят многочисленные видеомагнитофоны. По дорожкам зимнего сада прогуливаются директор студии Микола Пепельница и его адвокат. Адвокат разговаривает с легким белорусским акцентом.

Адвокат. Фил попался из-за недостатка информации. Он пытался переписать компьютерную копию фильма на «флоппи», ему пришлось взять с собой триста пятьдесят дискет. Служба безопасности оказалась на высоте. Они вычислили его под утро, когда он записывал сто восьмидесятую…

Микола Пепельница. Есть чему поучиться. Надо было брать шестьсот дискет. Где сейчас этот полудурок?

Адвокат. Сидит под стражей, ждет решения суда.

Микола Пепельница. С залогом не вышло?

Адвокат. Суд посчитал, что деяния Фила представляют особую общественную опасность, и отказал адвокатам в освобождении под залог.

Микола Пепельница. Слава богу!.. Хоть на этом сэкономили.

Адвокат. Они там все законники.

Пепельница останавливается возле лимонного дерева, срывает слегка недозревший плод. На протяжении последующего диалога он нюхает его, прикладывает к уху, слушает, вертит в руках, подбрасывает и ловит.

Микола Пепельница. Ладно, пошли во второй цех. Что мы имеем?

Микола Пепельница и Адвокат проходят во второй цех. Здесь тоже стоят ряды копировальных видеомагнитофонов, их обслуживают люди в черных халатах. Посреди цеха горит костер, на нем варят клей и жарят шашлыки. Пожилые женщины со спитыми лицами ножницами режут коробки для видеокассет. За всем этим наблюдает огромный золотозубый кавказец с шампуром в руках (время от времени он нанизывает на шампур кусок мяса и прожаривает над костром, на котором варят клей). На стене висит плакат с надписью: «Братан, при появлении ментов не забудь пожечь улики».

Адвокат. Ничего не имеем. После провала усилена охрана и заварены все канализационные люки. Думаю, сейчас фильм украсть просто невозможно.

Микола Пепельница. А этот киномеханик-негр, как его там?..

Адвокат. Куинси? Он трус, а значит, стоит больших денег. Молчание Фила уже обошлось нам в двести тысяч.

Микола Пепельница. Что он сказал в суде?

Адвокат. Говорит, хотел показать фильм своему полугодовалому малышу. Ребенок любит Тарантино… Адвокаты хотят втюхать суду, что он стал невменяемым из-за этой любви, вот и украл копию.

Микола Пепельница. Невменяемым он родился. Сколько времени у нас осталось?

Адвокат. До премьеры полтора месяца. Чтобы напечатать копии, отбиться и выйти в прибыль — недели две… Георгий Саныч, у нас не больше трех недель. Потом будет поздно.

Микола Пепельница. Не будем больше рисковать. Выясни, кто еще работает в этом направлении. Если у них получится с фильмом, мы его перекупим… или просто возьмем… в подарок. Да. Возьмем.

Микола Пепельница, посмотрев на зеленый лимон, откусывает от него половину, вместе с кожурой жует, не морщась. Адвокат брезгливо смотрит на проникновенно жующего Миколу.

(Добродушно поясняет.) Витамины… А, В, С, D, Т, Е… (Отправляет в рот оставшуюся половину.) Полезно…

Адвокат, сплюнув в сторону, кивает головой.

Товарная станция


Макс и Лера быстро идут прочь от вагона-зверовоза, из дверей которого доносится звон сеток и вылетает пыль. Макс на ходу отряхивает пыль с одежды. Лера заматывает палец носовым платком.

Макс. Ну что, Лер? Посмотрела на байбака-мутанта? (Макс нежно приобнимает Леру.) Я решил его назвать в твою честь.

Лера (инфантильно). А он что, девочка?

Макс. Нельзя быть уверенным до конца, но вчера он опять снес три яичка, как курочка.

Лера. Как, яички? Разве байбаки несут яички, как курочки?

Макс. Рассуди сама — кроме байбака-мутанта, в клетке никого не было, и курочки не было. Значит, яички снести, кроме него, было некому.

Лера. Вот что, Максик — наверно, не нужно байбака-мутанта моим именем назвать! (Разглядывает укушенный палец — безымянный правой руки.) Вот как я теперь? С этим! (Выставляет палец у Макса перед носом.)

Макс (нежно целуя палец). До свадьбы заживет… Или ампутируют… Не бойся, я тебе куплю чипсы… (Притягивает к себе Леру.)

Лера (демонстрируя палец). Чипсы — это вкусно. Не забывай, три дня до нашей свадьбы!.. Даже два уже… дня до нашей… а у меня еще нет плеера.

В кармане у Макса сотовый телефон исполняет известную испанскую мелодию. Макс по-деловому отстраняет, разомлевшую было Леру, мгновенно теряя к ней интерес.

Макс (в трубку). Да… (Говорит по-испански.) Да-да, доктор. Я получил. Байбак-мутант уже в Москве… Это лучший байбак, которого я видел в своей жизни… Ваши конкуренты будут в восторге в радиусе трехсот километров от его норки. Мы вас с нетерпением ждем.

Макс кладет трубку в карман, улыбается Лере. Лера смотрит на него обиженно, не улыбаясь.

Лера (холодно). Богушев, твой испанский — это единственное, что в тебе есть, и тот не от ума, а от твоей бабушки-шпионки.

Макс смотрит на Леру, о чем-то задумавшись.

Макс (трогает себя за нос). …Почему только испанский? У меня еще римский профиль.

Титр: ЗАВТРА.

Америка. Площадка для парковки перед магазином подержанных автомобилей. День


Трое братьев внимательно разглядывают машины, выставленные на продажу. У них из-за спин выглядывает Продавец.

Продавец. Господа! А что, собственно, требуется от машины?

Братья кидают «кости», определяют докладчика и доверяют ему вступить в контакт с продавцом.

Один из братьев. Нам нужна большая черная машина для очень солидного человека. Чтобы он там и сидеть, и лежать мог.

Продавец. У меня как раз есть такая машина, в которой можно сидеть, хотя большинство предпочитает в ней все-таки лежать.

У входа в студию «Юниверсал»


Найхал, сын Нальхана, внимательно разглядывает черный-черный лимузин.

Найхал, сын Нальхана. А чем вы, мои дорогие, руководствовались при покупке этой машины?

Один из братьев. Уважаемый Найхал, сын Нальхана, да одарит вас Великий Степной Дух могучим здоровьем и взором орла! Папа сказал, что нужно взять большую, нарядную машину.

Найхал, сын Нальхана. Ваш папа очень дальновидный человек.

Один из братьев. Телевизоры мы уже в нее поставили.

Студия «Юниверсал»


Братья-азиаты ездят в экскурсионных вагончиках вместе с остальными туристами и снимают друг друга на три камеры.

Лимузин азиатов


Изображение камер братьев транслируется на экран монитора, встроенного в стену лимузина. Перед монитором сидит Найхал, сын Нальхана.

Студия «Юниверсал»


Братья окружили одного из студийных сотрудников.



Один из братьев (англ.). Уважаемый, а где Тарантино сидит?

Сотрудник. Тарантино пока не сидит. Он независимый кинематографист. Посмотрите по городскому справочнику адрес его студии.

Улица перед студией Тарантино


Найхал, сын Нальхана, и братья-азиаты стоят перед зданием студии Тарантино. Один из братьев стоит с толстым справочником в руках.

Найхал, сын Нальхана. Я позвонил уважаемому Тарантине, но он не стал говорить, а другой человек, наверно его дядя, сказал, что он не хочет продавать фильм ни за какие деньги и что он сейчас совсем говорить не хочет, потому что он глубоко сейчас думает, очень глубоко думает, как дедушка Номто.

Один из братьев. Великий человек!

Найхал, сын Нальхана. Очень великий, но кино нам все равно нужно.

Из дверей студии выходит Куинси.

Кафе «Дайнер». Вечер


Куинси сидит за столиком в полупустом кафе. На столике тарелка с гамбургером и кефир в пластиковом стаканчике. Куинси не ест и не пьет — его взгляд устремлен через стекло на стоящий возле заправки фургон без колес, на боку которого изображена лежащая шикарная мулатка с кисточкой в руках. Под изображением блондинки надпись на английском языке: «Изабель Монкисю. Титановые краски». Мечтательный взгляд Куинси скользит по телу шикарной женщины, но неожиданно изображение заслоняет чей-то широкий ремень с двуглавым орлом на пряжке. Куинси поднимает взгляд. Перед его столиком стоят четверо. Колоритные персонажи, один в нормальной одежде, трое других, огромного роста, — в азиатских национальных костюмах. Все четверо — азиаты. Учтиво улыбается только один (в нормальной одежде) — Найхал, сын Нальхана.

Найхал, сын Нальхана (говорит на плохом английском). У вас свободно, товарищ?

Куинси оглядывается по сторонам — все столы вокруг свободны. Азиаты усаживаются за его столик, гремя стульями. Подходит Официантка.

Официантка (англ.). Добрый вечер. Что закажете?

Найхал, сын Нальхана (плохой англ.). Чего-нибудь поесть… (Смотрит на приятелей.)

Те переглядываются, один из них вытаскивает из кармана куртки «кости» и бросает их на землю. Братья смотрят на то, как «кости» ложатся на землю, и наконец один из них говорит.

Один из братьев. Фильм надо, кушать дома можно.

Найхал, сын Нальхана (плохой англ.). Апельсиновый сок, пожалуйста.

Официантка записывает заказ в блокнот и уходит.

Куинси (англ.). Туристы?.. (Неуверенно.) Нужна помощь?

Найхал, сын Нальхана (англ.). Помощь?.. (Своим по-русски.) Он спрашивает, не нужна ли нам его помощь… (Братья равнодушно переглядываются; обращается к Куинси по-английски.) Куинси… Это мы пришли тебе помочь.

Когда Найхал произносит последнюю фразу, лицо у Куинси вытягивается.

Куинси (англ.). Ребята, вы ошиблись, я не нуждаюсь ни в чьей помощи, у меня нет никаких проблем.

Найхал, сын Нальхана (плохой англ.). Должен признаться тебе, Куинси, они у тебя появились.

Россия. Москва. Кухня Бабушки. День


За столом, накрытым к чаю, сидят Лера, Макс и Бабушка. Все выглядит чинно. Даже чересчур. Даже кажется, что у Макса волосы уложены на пробор, как у пай-мальчика. Чувствуется легкое напряжение, которое пока непонятно откуда исходит. В тишине слышно только хрупкое постукивание чашек о блюдечки и прихлебывание Макса.

Бабушка. Лерочка, а вы давно знакомы с Максимом?

Лера от неожиданности неловко ставит чашку мимо блюдечка, расплескивая чай.

Макс. Ба!.. Мы же на твой день рождения с Лерой приходили… Ты что, забыла?

Бабушка. Так это были вы?

Лера. У меня прическа другая была.

Бабушка. А-а… А то я смотрю, кофточка знакомая, уже видела…

Дальше чай хлебают в молчании.

Макс. Ба… А почему мы на кухне сидим?

Бабушка. А что такое? (Лере, с улыбкой.) По-моему, уютно?

Лера неуверенно кивает, криво улыбаясь.

Макс. Ба! Я к тебе с такой новостью…

Бабушка. Новостью?.. Что за новость? Что женишься, что ли?.. Тоже мне новость… Ты уже приходил с такими новостями… И не один раз…

Макс. Когда, ба?! Да что ж ты такое говоришь-то?! (Макс делает «большие глаза».)

Бабушка. А-а… Да… Это был твой отец… Регулярно приводил в дом новых невест… И выбрал в итоге самую подходящую. В психдиспансере познакомился. В очереди разговорились.

Макс. Бабушка! Лера-то тут при чем?

Бабушка (Лере). Знаете, моя девочка, я Максима сама вырастила. Пока его родители по санаториям разъезжали… Он мне не как внук… он мне как… цветок в горшке! Я его посадила! Я его поливала! Я из-за него службу в органах оставила. А он бросил университет!

Лера. А я все знаю, Анна Васильевна… Вы же мне это в прошлый раз уже рассказывали…

Бабушка (спокойно). Вы хотите сказать, что у меня маразм? Кстати, как вас зовут?

Макс закатывает глаза.

Двор перед домом Бабушки


Лера с недовольным видом курит около машины, ждет Макса, кидая взгляд на окна.

Лестничная площадка квартиры Бабушки


Макс прощается с Бабушкой.



Макс (целуя). Ба, ну что ты опять устроила? Ты же прекрасно помнишь Леру! Мы же были у тебя месяца три назад! Ты у нее из сумочки духи и заколку стащила.

Бабушка. Вот именно! Что за странная привязанность! Целых три месяца! Хорошие, к слову, духи.

Макс. Ба! Не привязанность. Я на ней женюсь!

Бабушка. Зачем, дурачок?! У нее папа банкир?

Макс. Нет. Стоматолог. Бабуль… Ну, не сердись… Ты просто ревнуешь… Ты же знаешь, что у меня ближе тебя никого не было и не будет…

Бабушка. Зачем тебе стоматолог? У тебя зубы здоровые.

Макс. Ба! Ничто не вечно под луной. Сегодня здоровые, завтра… Сама знаешь.

Бабушка. На что ты собираешься жить со своей молодой женой? На мою пенсию? Или на мои золотые коронки? А!! Вот зачем тебе дантист понадобился!

Макс. Бабуль, не «гони», я в расцвете! Я тебе обещал билеты на Тома Вейтса? Они у тебя будут, вместе с визой в Нью-Йорк и билетом на самолет! Завтра же! Это мой свадебный подарок тебе. (Макс еще раз целует бабушку и выходит.)

Бабушка (вслед). Чтоб ты сдох! Куртку застегни, продует!

Америка. Кафе «Дайнер». Вечер




Азиаты и Куинси за столиком. На столе уже стоят стаканы с соком (пустой только стакан Найхала). Куинси выглядит явно озадаченным и растерянным.

Куинси (англ.). Новый фильм Квенти?! Да вы что, товарищи?! (Куинси в отчаянии хватается за голову.) Черт, я так и знал!.. Как увидел твою пряжку, сразу понял: эти русские товарищи пришли за новым фильмом.

Найхал, сын Нальхана (плохой англ.). Это хорошо, что ты такой смышленый, Куинси. Вот и пойми: нам он правда очень нужен.

Куинси (разводит руками; англ.) Хорошо, я понимаю, он вам очень нужен! Но мне очень не нужны проблемы!

Найхал, сын Нальхана (плохой англ.). Это я и пытался тебе втолковать, Куинси… Мы же к тебе со всей душой. А ты не хочешь войти в наше положение… Ты видишь этих людей?

Куинси кидает тревожный взглад на приятелей Найхала. Их азиатские лица бесстрастны.

(Внушительно.) Это русские… У них все зубы золотые. (Глубокомысленно кивает.) Если им что-то нужно — их не остановить… Пойми: они могут человека съесть своими золотыми зубами.

Куинси (англ.). Товарищи! Этот фильм уже пытались украсть! (Оглядываясь на стойку бара} переходит на истерический шепот.) И что в итоге? Сейчас в тюрьме сидит один такой товарищ. Ему тоже хотели помочь. Повторить это невозможно! Все здание нашпиговано аппаратурой! Охрана! Хоть режьте меня! Русские, нерусские! Это безумие, а я нормальный! (Куинси решительно встает.)

Найхал залезает рукой в карман и высыпает перед Куинси на стол горсть бриллиантов. Куинси смотрит на камни, поднимает недоверчивый взгляд.

(Недоверчиво, англ.) Это бриллианты? Такие большущие! Как оливки, только прозрачные и без анчоусов.

Второй из троицы гигантов кивает.

Найхал, сын Нальхана. И потом… Ничего не нужно без спросу брать… Ты у нас спроси, и всё…

Куинси опускается на стул и смотрит на свою Изабель на боку фургона. Мулатка на фургоне тоже кивает ему и подмигивает.

Куинси. Можно?

Один из братьев. Можно.

Найхал, сын Нальхана. Мы тебе очень верим.

Куинси. До такой степени?

Найхал, сын Нальхана. Беспредельно.

Куинси. А если я убегу?

Найхал, сын Нальхана. Дорогой, если ты в себе не уверен — мы готовы отрезать тебе ногу.

Куинси (стараясь говорить как можно убедительнее). Товарищи! Я в себе уверен как никогда.

Студия Тарантино. Будка киномеханика. День


За действиями Хосе через просмотровое окошко из своей будки внимательно наблюдает киномеханик Куинси. На нем широкая рубашка. Пищит рация на столе. Куинси нажимает на кнопку.

Куинси (в рацию у англ.). Куинси. Голос охранника Лэса (в рации, англ.). Куинси, ты готов?

Куинси(англ.). Готов.

Голос охранника Лэса (в рации, англ.). Мы идем.

Открываются запоры двери, входит охранник Лэс с прикованным к руке наручником яуфом. Снаружи, по обе стороны двери, остаются Тэд и Сэм. Охранник Лэс закрывает дверь на ключ изнутри. Он ставит яуф посредине между аппаратами, отстегивает наручник и, потирая занемевшую руку, внимательно оглядывает всю будку — нет ли в ней чего лишнего. Бросает проницательный взгляд на Куинси, заглядывает в его рюкзак.

Лэс (англ.). Никаких игрушек, Куинси?

Куинси (англ.). Конечно нет, Лэс.

Лэс проводит магнитной рамкой по одежде Куинси и напоследок ласково шлепает киномеханика рамкой по ягодицам. Удовлетворившись осмотром, он открывает яуф и достает первую бобину. Проводит над ней сканирующим браслетом. Сканер пищит, и зажигается красная лампочка.

Лэс (англ.). Заряжай.

Куинси ставит бобину на аппарат и ловко заряжает пленку. Тем временем Лэс достает вторую бобину и проделывает с ней ту же процедуру, что и с первой.

Заряжай.

Куинси ставит вторую бобину на аппарат, быстро заряжает, затем оглядывается на Лэса.

Куинси (англ.). Лэс, я хочу в туалет!

Лэс(англ.). Раньше не мог сходить?

Куинси (англ.). Как я мог сходить, если ты меня здесь запер?

Лэс (англ.). Куинси, мы уже приступили к работе.

Куинси (англ.). Я не выдержу два часа… Ты ведь знаешь, у меня с детства проблемы с желудком. Ты всегда шел мне навстречу, Лэс.

Лэс (англ.). Ладно, иди, бедолага.

Лэс отпирает дверь будки.

(Тэду.) Тэдди, проводи Куинси.

Коридор


По коридору идет Куинси, на шаг сзади и чуть сбоку от него, по привычке прикрывая, — Тэд. Куинси чувствует его дыхание своим затылком. Куинси открывает дверь туалета, заходит внутрь.

Туалет


Куинси хочет закрыть дверь туалета, но внутрь влезает Тэд.

Тэд (англ.). Я здесь подожду.

Тэд оглядывает кабинку через открытую дверь.

Кабинка туалета


Куинси входит внутрь, захлопывает дверь, хочет закрыть ее на задвижку, но та сломана. Куинси припирает дверь ногой. Нагибается вперед и начинает скручивать винт на крышке сливного бачка. Винт закручен не до конца, и довольно скоро Куинси удается снять крышку. Он ставит ее на пол, прислонив к стене, лезет в бачок за пакетом, и тут крышка начинает скользить, издавая скрежещущий звук. Прежде чем она грохнется, Куинси успевает подставить ногу.

Туалет


Тэд возле двери кабинки. Прислушивается. Его явно заинтересовал странный звук.

Тэд (англ.). У тебя все в порядке, Куинси?

Тэд тянет руку к ручке кабинки.

Кабинка туалета


Куинси нагибается, чтобы подхватить норовящую с грохотом упасть крышку рукой. Лицо в поту.

Куинси (натужно, англ.). Да, Тэдди, я в порядке.

Куинси тужится.

Туалет


Из-за двери кабинки раздается громкое кряхтенье. Тэд убирает руку и, брезгливо морщась, отходит к умывальнику с зеркалом. Он смотрит на свое отражение, потом неожиданно делает зверское выражение лица и начинает махать руками, имитируя бой со своим отражением.

Кабинка туалета


Крышка от сливного бачка лежит на полу, Куинси держит в руке черный пакет, отставив его от себя подальше, чтобы не забрызгаться. Он аккуратно разрывает герметичный пакет. В нем камера. Пакет Куинси бросает назад в бачок, расстегивает рубаху. Под мышкой у него кобура, какие обычно носят агенты ФБР, но не для пистолета, а для камеры. Куинси сует камеру в кобуру.

Туалет


Тэд наносит последний решающий удар ногой по собственному отражению. На зеркале остается небольшой след от ботинка. Тэд удовлетворенно хмыкает. Звук спускаемой воды. Затем пшыканье освежителя. Куинси выходит из кабинки. Тэд сторонится, подпуская его к раковине. Он заглядывает в кабинку. Крышка бачка на месте — всё, как раньше. Куинси открывает кран, моет руки, затем вспотевшее лицо.

Куинси (англ.). Проклятые «филе о'фиш»!..

Будка киномеханика


Куинси входит в будку.



Лэс (англ.). Они уже пришли.



Куинси (англ.). Я готов.



Лэс хлопает Куинси по плечу, на котором у него кобура.

Лэс (англ.). Ну, давай, Куинси, крути свои железки.

Лэс выходит и закрывает за собой дверь. Куинси тут же подскакивает к просмотровому окошечку. Видит затылки сидящих в креслах людей, которые курят сигары. Стулья второго ряда тоже заняты. Куинси расстегивает рубаху, включает камеру, устанавливает ее на штатив, настраивает так, чтобы в видоискатель попал весь экран. Затем он достает из рюкзака скотч, отрезает ножницами небольшую полоску, но заклеить красный глазок не успевает — в колонках раздается хрип.

Голос Тарантино (в колонках, англ.). Хи-хи-хи. Привет, Куинси.

Куинси подскакивает к микрофону на пульте.

Куинси (англ.). Добрый день, мистер Тарантино.

Голос Тарантино (в колонках, англ.). Хи-хи-хи. Как ты?

Куинси (англ.). Все в порядке. Готов.

Голос Тарантино (в колонках, англ.). Хи-хи-хи. Прибери басы.

Куинси (англ.). Да-да, конечно.

Голос Тарантино (в колонках, англ.). Хи-хи-хи. И можно начинать.

Куинси (б колонках, англ.). О'кей. Начинаю.

Куинси щелкает по клавишам компьютера, скотч ему мешается, липнет к пальцам, он досадливо морщится, оборачивается, наклеивает его на стену рядом с просмотровым окошком. Выставив на эквалайзере звук, Куинси подскакивает к проекционному аппарату. Включает его, затем нажимает на кнопку записи камеры. Загорается красная лампочка записи, но Куинси ее не замечает.

КРУПНО: кусок смятого скотча на стене.

Звучит музыкальная увертюра фильма.

Коридор


Возле дверей просмотрового зала замерли двое охранников с каменными лицами. Из-за дверей доносится музыка увертюры. По коридору идет Мэгги. Жует жевательную резинку. Мэгги уверенно подходит к дверям зала. Охранники преграждают ей дорогу.

Первый охранник (англ.). Девушка, ваш пропуск, пожалуйста.

Мэгги (англ.). Квентин должен был предупредить обо мне. Я Мэгги Конфетка из стрип-бара «Джинь Тити». Подружка Квентина.

Первый охранник(англ.). Мы ничего не знаем. Никаких Квентинов. Это закрытый просмотр. Вход только по спецпропускам.

Мэгги (англ.). Парни, вы, видно, не поняли — меня ждет сам Тарантино. Он волнуется, что меня нет.

Первый охранник (англ.). Мы вас прекрасно поняли, Конфетка из стрип-бара «Джинь Тити», подружка Квентина. Вход в зал по спецпропускам.

Мэгги (англ.). Пустите!..

Мэгги толкает Первого охранника, пытаясь прорваться внутрь, но тот приемом айкидо плавно «уводит» девушку в сторону от двери так, что она отлетает к противоположной стене коридора.

Негодяй!

У входа на студию. Стоянка


Братья-азиаты сидят, по-турецки сложив ноги, у пальмы перед входом на киностудию. Черный лимузин стоит у них за спиной.

Будка киномеханика


Куинси со скучающим видом наблюдает за происходящим на экране. Слышны дикий вопль, грохот пальбы и предсмертные хрипы. Куинси зевает, начинает насвистывать себе под нос старую танцевальную мелодию. Плавно раскачиваясь, отходит от окошка. Куинси блаженно улыбается и садится за стол, берет в руки кисточку.

Коридор


Мэгги сидит в углу, затерявшись в тени небольшого декоративного оазиса, посматривает на часы в фойе. Взъерошенный Молодой человек спешит по коридору. Охранники перед дверями просмотрового зала преграждают ему дорогу.

Первый охранник(англ.). Ваш пропуск!

Молодой человек нервно лезет по карманам в поисках пропуска, неловко размахивает чемоданчиком, тот раскрывается, вываливаются бумаги. Охранники молча наблюдают. Молодой человек находит пропуск, протягивает охраннику. Мэгги в своем убежище мрачнеет от отчаяния и зависти.

Молодой человек (англ.). Вот. Давно начали?

Первый охранник внимательно изучает пропуск. Кивает.

Первый охранник (англ.). Минут сорок уже как… (Протягивает пропуск.) Проходите. Только потише, пожалуйста…

Молодой человек суетливо и неловко собирает бумаги… Мэгги наблюдает за происходящим из своего угла и видит действие как в замедленной съемке… Один из охранников не выдерживает зрелища беспомощной суеты и, присаживаясь, помогает парню собрать чемоданчик. Другой охранник открывает дверь. Молодого человека, мягко поддерживая, подталкивают к открытой двери просмотрового зала… Мэгги в замедленной съемке несется из своего угла… …И врывается в просмотровый зал, проскользнув между охранником и Молодым человеком. Второй охранник хватается за рацию.

Просмотровый зал


В зале темно. Из колонок слышно щелканье многочисленных оружейных затворов. Парень снова собирает свои бумаги, только теперь в зале. Мэгги на четвереньках пробирается между рядами. Охранник в зале приник ухом к рации.

Охранник в зале (тихо в рацию). Я его вижу… Ее?.. Какая баба?.. С какой конфеткой?.. Опять?

Мэгги находит себе местечко у самой стены под окошком кинобудки. Охранник обводит зал взглядом, замечает Мэгги. Что-то тихо говорит в рацию. Возвращает свое внимание обратно на экран. К Мэгги подходит Первый охранник. Нежно, но крепко берет ее за локоть и тянет к выходу, но Мэгги не двигается с места. Оба стараются не издавать звуков, чтобы не привлекать внимания. Их борьба заглушается пальбой с экрана. Охранник в зале оглядывается на них, недовольно заметив, что девушку еще не вывели. Но тут его внимание привлекает что-то совсем другое. Голова Мэгги, упорно стоящей на месте, то открывает, то закрывает маленький красный огонек.

КРУПНО: огонек видеокамеры то виден, то перекрывается.

Губы охранника (англ.). Пираты?!

Охранник в зале начинает пробираться между стульями. Подходит к окошку кинобудки и борющимся Мэгги и Первому охраннику. Но смотрит не на них, а в окошко. Охранник прикладывает палец к губам.

Охранник. Тсс! Замри, беби!

Мэгги оборачивается назад, к окошку, вытягиваясь на носках. В ее глазу отражается красный глаз видеокамеры. Через просмотровое окошко они видят киномеханика Куинси, который раскрашивает модель конного гвардейца. На лице у него блаженная улыбка.

Улица перед студией Тарантино. Вечер


Из студии выходит Куинси и заворачивает за угол.



Улица перед студией Тарантино


Микроавтобус ФБР стоит на улице перед студией Тарантино. В глухом, как бочка, салоне у монитора сидят два агента ФБР.

Первый агент. Будем брать?

Второй агент. Успеем. Операция «Скарабей» уже началась. Для начала надо выяснить все его контакты.

Первый агент. А кто такой «скарабей»?

Второй агент. Жук-ковбой. А что ты хотел? Работа у нас такая. Заводи.

Первый агент. Не заводится.

Второй агент. Проверь аккумулятор.

Первый агент выходит из машины. Вскоре он возвращается с растерянным выражением на лице.

Как аккумулятор?

Первый агент. Аккумулятор хороший.

Второй агент. Тогда почему мы не едем?

Первый агент. Потому что мотора нет. Аккумулятор хороший, а мотора нет.

Второй агент. Это ты мне предложил за пончиками сходить, жук-ковбой…

Улица перед студией Тарантино


На клумбе, неподалеку от микроавтобуса ФБР, лежит мотор с торчащими в разные стороны проводами. Знакомый черный лимузин, сверкнув фарами, сворачивает за угол, куда только что направился Куинси.

Смотровая площадка над Лос-Анджелесом Ночь


У ослепительно белого кабриолета Куинси в белом костюме лихо отплясывает под музыку Чайковского с мулаткой, которая как две капли воды похожа на фургонную Изабель. На девушке зеленый, заляпанный краской комбинезон. Куинси сияет счастьем, девушка смеется. Из автомобильных динамиков звучит медленная «сексуальная» музыка (танец маленьких лебедей). Куинси и блондинка танцуют, обнявшись. Рука Куинси нежно скользит вниз по мускулистым плечам Изабель; он шепчет.

Куинси. Я заказал двадцать новых моделей пехотинцев и четыре пушки.

Отель. Коридор


Перед дверью номера в коридоре шикарного отеля замерли вооруженные полицейские в бронежилетах. Служащий отеля ключом открывает дверь, на ручке которой висит табличка на английском: «Не беспокоить!» Он кивает полицейскому, тот жестом показывает служащему — в сторону! Полицейские бесшумно открывают дверь и проскальзывают внутрь.

Отель. Номер


Перед полицейскими в темноте — столик с бутылками французского шампанского и серебряной вазой с икрой. Вот наконец стол. За ним счастливые Изабель и Куинси раскрашивают модели солдатиков. Куинси слышит подозрительный шорох. В комнате включается свет, который режет Куинси глаза.

Первый агент. Куинси Джордж Вашингтон?

Одобрительный кивок Куинси.

Второй агент. Мы выяснили ваши контакты.

Отель. Коридор


Агенты тащат Куинси в наручниках по коридору. На нем белые носки и махровый гостиничный халат, полы которого распахиваются, демонстрируя горничным мускулистые ноги киномеханика, в одной руке он держит очередную модельку, в другой кисточку. Куинси кричит, запрокидывая голову, как при падучей.

Куинси (англ.). Изабель! Изабель! Я люблю тебя. Запомни — китель у гренадеров бирюзовый, ремень белый!..

ВТОРАЯ СЕРИЯ


Степь. Утро


Женщина в национальной одежде выливает ведро лошадиного молока. Перед чаном стоит Ходжигорхан и время от времени плюет в чан. Рядом Мазанхан.

Ходжигорхан (Женщине). А хватит нам халвы для гостей? Народу соберется много.

Женщина. Не беспокойтесь, здесь хватит целому аулу попы на год залепить.

Ходжигорхан (Мазанхану). А что там с фильмом этого… Тарантино?

Мазанхан. Уже в дороге, уже в дороге.

Ходжигорхан. Помни, мой дорогой брат, я слово дал.

Россия. Квартира Макса. Комната. День


Вся комната Богушева изгрызена байбаком-мутантом — прокушены батареи парового отопления, пожеван телефонный аппарат, обглодан телевизор. А еще… густо, как снегом, она усыпана выпавшим белым мехом байбака. Посреди комнаты растерянный Макс и коммерсант Сальвадор, брезгливо осматривающий помещение, пух, повисший в воздухе и посягающий на стерильность костюма коммерсанта.

Макс (исп.). Я в панике, доктор Сальвадор!.. Еще вчера байбак-мутант был на месте! Он исчез в полночь!

Коммерсант поднимает клочок меха с ручки дивана, перетирает его между пальцами.

Сальвадор (исп.). Мне очень жаль, дон Богушев, что так получилось. Мы на вас рассчитывали… Вам придется вернуть полученный вами аванс за байбака-мутанта.

Макс (исп.). В настоящий момент это абсолютно невозможно. Я вложил эти деньги в одно дело. Собственно, я женюсь.

Сальвадор (исп.). На вашем сайте в Интернете, откуда, собственно, мы в Колумбии и узнали о существовании у вас этого удивительного зверя, вы ничего не указали о свадьбе. Знаете, господин Мурсаче тоже был нашим поставщиком, шил нашим сотрудником трусики с люрексом, но имел фантастически многогранные интересы и не держал слово. Теперь его делами занимается его сестра Бонателла. Надеюсь, вы меня понимаете?

Коммерсант сдувает клочок меха с пальца.

Ах, как жаль, что у нас не будет байбака-мутанта!.. Как жаль. Дон Педро очень рассчитывал преподнести забавный сюрприз своим конкурентам на Хеллоуин. Он уже купил ракету, чтобы зарядить боеголовку ураном из байбака, и стер имена конкурентов из записной книжки. Его печали не будет предела, если ракета останется без урана. А вы понимаете, что это означает, молодой человек?! На Хеллоуин и без подарка? (Сальвадор «прожигает» Максима взглядом.) …Мы можем подождать, дон Богушев, но недолго…

Коммерсант направляется к дверям. Макс следит взглядом за чемоданчиком, который «уплывает» к дверям.

Три дня, дон Богушев, и ни днем больше…

Макс (облегченно, исп.). Три дня даже много! Я отдам раньше! У меня еще есть осколок тунгусского метеорита. В конце концов, у меня есть военная тайна!

Сальвадор (не слушая, исп.). Да, на будущее — я очень обязательный ученый, патологоанатом… У меня золотые руки. Итак, до завтра.

Макс (исп.). Зачем завтра?.. Завтра у меня свадьба, дон Сальвадор! У меня большие расходы… Я женюсь в первый раз. Как в школу иду.

Сальвадор (печально, исп.). Мои поздравления. Но к сожалению, условия нашего договора, дон Богушев, если вы помните, таковы… Мне очень жаль, что все так получилось. Ну, надо же — на Хеллоуин и без подарка! Кошмар!

С этими словами коммерсант выходит. Макс опускается на краешек дивана, обхватывает голову руками.

Степь. Вечер


По бескрайней степи скачет всадник. Когда он приближается, мы видим, что это Найхал, сын Нальхана. Он погоняет коня. Вид у коня уставший, измотанный, под глазами темные круги. Впереди видна большая юрта, а рядом с ней еще две — поменьше. Чуть поодаль среди дорогих джипов пасутся кони. Около большой юрты много людей. Найхал, сын Нальхана, погоняет своего коня к юртам. Он подъезжает к малой ближней юрте и спешивается, навстречу ему идет Мазанхан. На поясе у него ножны с ножом.

Мазанхан (с акцентом). Хелло, интурист! Хозяин нервничает. Плов уже скушали, котлы с «ферри» вымыли, а тебя все нет. Ходжигорхан прямо слезы вытирает: «Когда мой брат приедет? Когда Тарантину привезет? Ведь я дал слово». А ты знаешь, что такое «дать слово»?

Найхал, сын Нальхана, спешивается, идет к расстеленному на траве ковру, широко расставляя ноги, падает, раскинув руки, и улыбается. Смотрит на Мазанхана, достает из внутреннего кармана кассету, протягивает.

Ай, батыр! А то к Хозяину на праздник важные гости приехали. Такие важные, что я на них глядеть боюсь.

Найхал, сын Нальхана. Иди заряжай. Вот так все будет! (Показывает большой палец руки.)

Мазанхан. Теперь Аралтанхан вспомнит свое место.

Степь. За юртой


Мазанхан подходит к невдалеке стоящему генератору, резко дергает за шнур и заводит мотор. Генератор заводится, тарахтит. Мазанхан снова возвращается к юрте. У входа в юрту его встречает вопросительным взглядом Ходжигорхан.

Мазанхан. Не беспокойтесь, уважаемый Найхал, сын Нальхана, вот так показал. (Показывает большой палец руки.)

Степь. У юрты


Обряд обручения завершен. Ходжигорхан в хорошем расположении духа обращается ко всем собравшимся (среди гостей Нусхамухан).

Ходжигорхан. Родные мои гости! Спасибо, что в такой большой день — обручения моего сына (показывает на толстого сына) и дочери Нусхамухана (показывает на толстую дочь Нусхамухана) — разделили мою радость. Я приготовил угощения и обещал показать хороший фильм большого режиссера Тарантины. Я свое слово держу. И вы увидите то, что никто еще не видел!.. Нет, я имею в виду фильм Тарантины.

Степь. Юрта


В юрте полумрак. На коврах перед большим экраном полукругом расположились ханы, одетые в национальные одежды. Все они круглолицые, толстые, с лоснящимися подбородками. Посредине стоят огромное блюдо с пловом, чайник, пиалы, лежат лепешки. Все смотрят фильм. Но мы видим не то, что происходит на экране, а их реакцию на происходящее. Гости дружно смеются, хмурятся, о чем-то тихо переговариваются на своем языке. Но вот наше внимание останавливается на человеке, чьи пальцы унизаны дорогими перстнями. Все остальные гости время от времени одобрительно и подобострастно поглядывают на него. Это Ходжигорхан. Рядом с ним младший сын.

Ходжигорхан. Да, хороший фильм. Дорогой мой брат, дорогие мои дети! Какой фильм привезли! Какая Тарантина!

Гости. Хороший, хороший. Хорошая Тарантина!

Степь. Возле юрты


Найхал, сын Нальхана, полулежит на ковре, рядом с ним блюдо с пловом, лепешки, чайник, пиала. Все такое же, как у ханов, но размерами поменьше. Рядом с ним сидит Мазанхан. Найхал, сын Нальхана, лениво ест плов. Взгляд осоловевший.

Мазанхан. Хозяин доволен, гости довольны. Хороший фильм.

Найхал, сын Нальхана. Не знаю, не видел…

Он отваливается от блюда, закрывает глаза.

Мазанхан. А где мои племянники?

Найхал, сын Нальхана. Они в Диснейленд пошли, когда мы получили фильм. Завтра прилетят.

Найхал, сын Нальхана, поворачивается на бок, собираясь заснуть. И тут из юрты доносится резкий голос хозяина.

Голос Ходжигорхана. Мазанхан!..

Тот вскакивает, бежит к юрте.

Степь. В юрте


Продолжение просмотра. В этот раз мы видим происходящее на экране: на опушке мрачного экзотического леса стоит дом, герой фильма (кадр со спины) крадучись направляется к дому (звучит тревожная музыка). Потом на экране появляется чей-то глаз. Среди зрителей возникает небольшое замешательство. В кино продолжают развиваться события: к музыке примешиваются крики, но увидеть происходящее невозможно, так как виден только глаз. Лицо хозяина искажает гримаса ярости. Ханы перешептываются, мнут в руках обереги от сглаза. Возникает тревожная пауза, и в этой тишине раздается рык хозяина.

Степь


Мазанхан бежит к большой юрте.



Степь. В юрте


Входит Мазанхан. Хозяин жестом подзывает его к себе.

Ходжигорхан (тихо). Это что такое, братик?

Тот смотрит на экран и видит на нем гигантский глаз Мэгги Конфетки, удивленно моргающий в камеру.

Мазанхан (растерянно). Кино.

Ходжигорхан. Это кино? Это не кино, это чей-то глаз!.. Выключай!..

Мазанхан выключает проекционный видеомагнитофон.

(Гостям.) Извините, лампа сгорела. Мы этот фильм в следующий раз посмотрим. А сейчас Мазанхан нам другой поставит. (Снова жестом подзывает к себе того.) Мой дорогой брат, где этот в рубашке?!

Мазанхан. Спит.

Ходжигорхан. Он меня перед уважаемыми гостями опозорил и… спит!.. Все теперь пальцем будут тыкать: Ходжигорхан хотел порчу навести!.. Накажи его! И пусть мне этот фильм хоть из-под земли достанет!.. Всё показывал мне, как будет хорошо… (Ходжигорхан показывает жест: сжатый кулак и отогнутый большой палец.) Чтоб не смел больше так показывать!!! На бараний хвостик похоже.

Мазанхан. Конечно, брат! Я теперь сам займусь этой Тарантиной.

Он вынимает нож из ножен и выходит. Гости смотрят фильм.

Степь. В юрте-2


Найхал, сын Нальхана, спит сном младенца. К нему подходит Мазанхан, в руках у него нож-тесак. Какое-то время Мазанхан смотрит на Найхала, сын Нальхана, с грустью и сочувствием. Потом берет его руку и кладет на табуретку рядом с собой. Найхал, сын Нальхана, во сне чему-то улыбается. Занесенная рука Мазанхана с ножом-тесаком. На лезвии видны поблескивающие на солнце зазубринки. Рука с ножом резко опускается вниз.

Степь. Юрта


На акране какое-то старое индийское кино. Все поют и танцуют. Снаружи раздается страшный вопль, он разносится по всей степи, пугая сусликов, которые, испуская зловонные облака, разбегаются по бескрайней степи.

Ходжигорхан (гостям). Не пугайтесь — это шакал…

Гости кивают в ответ.

Степь


Гости идут рассаживаться по своим джипам. Джипы срываются с места и разъезжаются в разные стороны.

Ходжигорхан (Мазанхану). Гони этого шакала назад. И людей дай. Э! И сам поезжай. Через неделю Тарантину гостям покажем. Им глаз смотреть страшно. Надо Тарантину…

Россия. Москва. Площадь. День


На площади, перед небольшой сценой, толпа людей. Везде лозунги и плакаты: «Долой видеопиратов с отечественного рынка!», «Нет видеопиратству в России!»… Перед сценой стоят телекамеры. На сцене у микрофона директор студии, Микола Пепельница. Позади него люди студии, Адвокат, Бухгалтер и странный человек профессорского вида, Феллини (выглядит нервным и испуганным). На сцене коробки с видеокассетами.

МиколаПепельница (в микрофон). Мы собрались с вами здесь для того, чтобы сказать решительное «нет» видеопиратству…

Толпа улюлюкает, орет, раздаются возгласы: «Нет!.. Нет!..»

С сегодняшнего дня наша студия начинает обалденную акцию «Бойкот». Это бойкот видеопиратам и распространителям их гадкой продукции. Слетайтесь к нам, как мухи, и вы получите возможность выиграть автомобиль и еще сотни очень ценных призов. Каждый, кто сдаст пиратскую видеокассету прямо здесь и сейчас или принесет ее в один из пунктов, которые будут открыты при наших магазинах, получит взамен лицензионную кассету и лотерейный билет. Билет дает возможность выиграть суперприз. Розыгрыш нашей лотереи состоится в день мировой премьеры нового фильма Квентина Тарантино!

Толпа ликует, вскидывая вверх руки с пиратскими видеокассетами и бутылками. В то время как директор произносит свою пламенную речь, мы видим профессора Феллини. Видно, что он волнуется, то и дело заглядывает в листочки с текстом, шепчет, стараясь выучить текст наизусть.

А сейчас перед вами выступит профессор Института кинематографии, куда, вы знаете, без блата не берут, профессор Феликс Андреевич Добржанский.

Феллини спешит к микрофону, спотыкается, зацепившись за провода, чем вызывает в публике дружный смех.

Феллини ("в микрофон). Раз-два-три… Профессор Добржанский… Здравствуйте… (Из толпы орут: «Привет!» После паузы начинает говорить, волнуясь и заикаясь.) Кино в современном мире играет настолько важную роль, что ее трудно недооценить… Э-э, переоценить… Амбивалентность героя, выявленная современными мастерами кинематографа…

На трибуну поднимается Адвокат. Директор подманивает его пальцем, наклоняется к Адвокату.

МиколаПепельница. Что за бред?.. Это ты его позвал?

Адвокат. Вы.

МиколаПепельница. Я просил о вреде пиратства!.. Что он несет?! Чтоб я этого кретина больше не видел!..

Феллини (продолжая). …Изгой, одиночка, бунтарь, странный человек — вот герой, который был бы интересен нам сегодня. Да и всегда!.. Конечно. Это человек вне времени… человек, меняющий время… да… конечно… А пираты навязывают нам мыльную дешевую жвачку американского кинематографа…

Терпение толпы кончается.

Голоса из толпы. Э, ты что лепишь?.. Фуфло совковое не гони!.. Мы без тебя знаем!.. Кассеты давай!..

Из толпы выделяются двое. Стоят особняком, держась вместе. Это Найхал, сын Нальхана, и Мазанхан с чемоданчиком ноутбука в руке. Внимательно смотрят в сторону трибуны.

Мазанхан. Который?

Найхал, сын Нальхана, достает из-за пазухи фотокарточку четырехпалой рукой, место отсутствующего пальца грубо перебинтовано, сверяет.

Найхал, сын Нальхана. Да вроде он…

Мазанхан берет фото. На фотокарточке: грязная печать ксерокопии — фото, сделанное в милицейском участке. С трудом на ней можно узнать профессора Добржанского. Азиат недоверчиво приглядывается, сверяя человека на трибуне и фотографию. Смотрит на калеку-напарника.

(Кивает.) Феликс Андреевич Добржанский. Профессор киноинститута. Лекции говорит студентам. Студенты называют его Феллини… (Кивает на фотографию.) Милиция — тоже.

Крики, свист, улюлюканье из толпы окончательно смущают Феллини, он краснеет и замолкает.

Феллини (в микрофон). Извините, но это свинство… Со стороны пиратов, я имею в виду… С кинематографом так нельзя… Контакт!.. Контакт, связь между моим разумом и твоим, моим сердцем и…

В Феллини летит кожура банана, которая оставляет на его одежде пятно.

(Отряхиваясь.) Хамы…

Под свист и улюлюканье он отходит от микрофона. К микрофону снова подходит директор студии.

МиколаПепельница (в микрофон). Тише, тише, тише!.. Горячая молодежь!! Немного терпения… Орлы!.. Сейчас слово предоставляется заслуженному деятелю искусств, лауреату международных и государственных премий…

Расстроенный Феллини спускается с трибуны. К нему подскакивает человек Миколы Пепельницы. Сует под нос ведомость и ручку, Феллини ставит галочку напротив фамилии «Добржанский».

Феллини. Позвольте?.. Почему так мало?.. Мы же договаривались на восемьсот.

Человек Миколы. А бублик с маком не хочешь?! (С усмешкой.) Ты бы свое выступление послушал, профессор. А нас, между прочим, пять телеканалов снимают… Скажите спасибо.

Феллини. Безобразие!.. Черт знает что!..

Феллини тем не менее расписывается в ведомости, человек Пепельницы протягивает ему мятые и рваные мелкие купюры.

(Пересчитывая купюры, обреченно.) Спасибо.

За профессором издалека наблюдают Мазанхан и Найхал, сын Нальхана.

Найхал, сын Нальхана (продолжает доклад). На нем половина нелегального бизнеса держится, пиратского. Анализ, наводка, схемы, инструктаж, подготовка кадров. Работает под чужими именами. Часто работает не за деньги. (Мазанхан удивленно поднимает брови.) За идею. Если кино особенно не нравится или студия… Три книги. Типа приключения, но… а так… Инструкция, как без спросу взять. Судили за подстрекательство к воровству. Процесс выиграл… Прокурора до инфаркта заговорил.

Мимо них проходит возмущенный Феллини.

Феллини. Черт знает что себе позволяют! Возмутительно…

Найхал, сын Нальхана, провожает профессора взглядом, полным сомнения, почесывает перебинтованную ладонь. Вопросительно смотрит на Мазанхана.

Найхал, сын Нальхана (разводя руками). Короче — солидный человек.

Квартира Макса. Кухня и комната. Утро. День


Раннее утро. Макс на кухне сидит с пожеванной байбаком-мутантом телефонной трубкой за столом, стол завален записными книжками, справочниками и какими-то бумажками с номерами телефонов и именами. На полу, на столе, в стаканах, тапочках и проч. — выпавший мех байбака-мутанта.

Макс (в трубку). Кость мамонта?.. Сколько? Двести сорок три килограмма неплохого качества прямо с раскопок?..

Макс, разговаривая по телефону, заглядывает в записную книжку и одновременно начинает набирать номер на сотовом телефоне. Звонок в дверь. Макс идет открывать, одновременно разговаривая по телефонам.

Да-да, я возьму. Секундочку. (Прижимает трубку к плечу, в сотовый.) Здравствуйте, Викентия Палыча, пожалуйста… Викентий Палыч, это Богушев, «Копи царя Соломона». Не помните?.. Впрочем, это не важно… У меня есть бивни мамонта отличного качества.

Входит друг детства Макса, Гоша. Макс жмет ему руку, Гоша с любопытством разглядывает Макса в пуху байбака-мутанта. Вдвоем они возвращаются на кухню. Одновременно Макс разговаривает по телефонам.

Четверть тонны… Потрясающий насыщенный цвет…Покупа-тели рвут на части, предлагают вдвое, но я позвонил вам. Дружба больше денег. Если б вы знали, как они мне дороги. Нет? А чего? Завалены бивнями?.. Хоть чем жри? Прискорбно. То есть хорошо… (В трубку обычного телефона.) Алло, вы слушаете? Буквально только что мы получили партию с раскопок из Магадана. Я не знал. Мне тоже. А не хотите осколок… (на другом конце провода слышны гудки) тунгусского…

Макс кладет трубку, комкает лежащую перед ним бумажку и бросает ее в мусорную корзину.

Гоша. Облом?

Макс обреченно кивает.

Может, тебе помочь?

Макс (со вздохом). Помоги. Поймай бен Ладена. Есть варианты.

Гоша печально обводит взглядом занесенное мехом жилище приятеля.

ПОЗЖЕ. Макс расхаживает взад-вперед с трубкой в руке. С кухни доносятся звуки жизнедеятельности хозяйственного Гоши: открывается-закрывается холодильник, гудит мотор электроприбора и проч.

Макс (в трубку). Отличный шампунь, новейшая разработка английских ученых. Читаю аннотацию. (Делает вид, что читает.) Применяя данное средство в соответствии с инструкцией, ваши волосы, как сумасшедшие, повылазят за пять недель из всех щелей… Где переводили? Гоблины переводили… Вас интересуют байковые панталоны от варикоза?.. А хрен из пепельницы не достать?

В то время как Макс разговаривает по телефону, Гоша выходит из кухни с двумя стаканами коктейля из водки с пивом. Макс залпом выпивает свой стакан. Гоша отходит со своим стаканом, отхлебывая коктейль, останавливается, словно к чему-то прислушиваясь, с трудом проглатывает глоток коктейля, вынимает изо рта клок шерсти байбака-мутанта, держит стакан с коктейлем, подозрительно его разглядывая. Макс, продолжая вести разговор, отбирает у него стакан и снова выпивает весь коктейль. Макс выключает трубку, комкает и бросает очередную бумажку. Потом, словно прислушиваясь к чему-то, водит языком за щекой. Вынимает изо рта клок шерсти мутанта. Смотрит на Гошу. Макс то в комнате, то в ванной, то в прихожей прижимает то к правому, то к левому уху то одну трубку, то другую. Прижимает и тут же отнимает, щелкает клавишей, выключая телефон, а затем его снова включая, снова прижимает. Комкает и бросает бумажки. Делает все это ритмично и энергично.

ДЕНЬ. Из комнаты доносится вой болельщиков на футбольном матче. Макс на кухне, уже совершенно вымотанный.

Макс (б трубку). Китайский шелк с мотивами «Камасутры»… Нет, никакой двусмысленности, чистая порнография. Не пойдет? С какой Чебурашкой?

Он с размаху швыряет обе трубки в мусорную корзину, полную скомканных бумажек.

Да чтоб вы все подавились своей Чебурашкой!..

С этими словами он бросает в мусорную корзину и свою записную книжку. Макс входит в комнату. Садится рядом с Гошей, тупо смотрит на экран телевизора.

Счет?

Гоша (не отрываясь от экрана). Ноль-ноль. Ну, что?

Макс. У меня тоже… ноль-ноль… Пусто…

Какое-то время сидят молча. Смотрят рекламу. «У вас проблемы? Замучили кошмары?» — доносится из телевизора.

Гоша. Да ладно, Макс!.. Бывает круче.

Макс. Гоша, что мы имеем? На аванс колумбийского патологоанатома я купил машину! Наконец нормальную… Мог себе позволить. У меня байбак-мутант убежал! Что я сейчас предъявлю этому генетику, когда он постучится в эту дверь со своим патологоанатомом?! У меня свадьба сегодня, между прочим, если ты забыл… Я сегодня должен лишиться девственности! Теоретически, конечно.

Диктор (за кадром). А теперь новости кино. Скоро состоится мировая премьера самого дорогого голливудского режиссера Квентина Тарантино. Хотя ни для кого не секрет, что мы увидим фильм на месяц раньше всех остальных благодаря талантам отечественных видеопиратов. Зрители с нетерпением ждут нового незабываемого шоу этого дорогого голливудского режиссера.

Гоша (кивая на экран). Он не самый дорогой. Самый дорогой — это я, а он — не самый. Хоть я и не режиссер, твою мать!

Макс щелкает телевизионным пультом, выключая телевизор.

(Спохватываясь, с пафосом.) Я тебя не брошу и дам…

Макс (осторожно). А чего ты мне дашь? Гоша. Совет.

Раздается звонок телефона. Макс бежит к мусорной корзине, роется в ней, хватает трубку.

Макс (в трубку). Да?! Вы передумали насчет «Камасутры»?.. Лера! Да. Замотался, прости. Да, готовлюсь к нашей свадьбе, надо всех обзвонить. Да… жопастик!

Примерочная в ателье. День


Лера крутится возле зеркала в свадебном платье. Рядом с ней портниха, которая подкалывает на рукава с помощью булавок какие-то кружева.

Лера (восторженно щебечет). Портниха предложила шитье по рукавам, такой змейкой. Золото с серебром. Смотрится просто потрясающе, и всего семьсот долларов!..

Голос Макса (за кадром). Считай, даром.

Квартира Макса. Комната


Макс (б трубку). Ладно, змейка так змейка… Ага… Целую, привет портнихе. (Выключает трубку.)

Гоша. А ты продай машину!

Макс. Бери.

Гоша. Ты обалдел, что ли?! Кто ж такое говно купит?

Макс. Вот видишь! Надо думать, а не давать… советов.

Гоша обводит комнату взглядом.

Гоша. Тебе и продать-то нечего. Все мелочь какая-то. Как же это ты так, брат?.. Слушай, а эта ваза антикварная?

Макс. Ваза?.. Какая ваза?

Макс удивленно смотрит на классическую фарфоровую вазу, расписанную толстозадыми сатирами.

Откуда у меня это? Я античностью не увлекался…

Макс впадает в глубокую задумчивость. Внезапно из состояния задумчивости Макс переходит к решительному действию — берет трубку телефона, жмет на кнопку.

Ба?.. (Зевает.) Есть разговор…

Примерочная в ателье


Лера перед зеркалом в свадебном платье с трубкой в руках. Портниха распаковывает Леру, освобождая от платья и булавок.

Лера (в трубку). Ириша!.. Ты бы видела! Ты рухнешь! Я просто Алла Пугачева! Это не платье, это фиг знает какая красота… Что у Наташки?.. Я тебя умоляю, у Наташки было не платье, а саван… Ты увидишь!.. Ну когда-когда, в семь начнем, только не опаздывай!

Улицы Москвы. В машине


Лера в машине на заднем сиденье с пакетами и цветами.

Лера (в трубку). Светик!.. Киса, ровно в семь! Ты должна это видеть! Это ты говорила, что мне не пойдет свадебное платье? Говорила-говорила. Вот сама позыришь — это фантастика!.. Конечно, приводи… и его… конечно. Да брось ты, приглашение… Всем места хватит, Максик у меня щедрый дурачок… Здесь остановите, пожалуйста… и подождите… (Выбирается из машины.)

Магазин


Лера проходит по торговым рядам, разглядывая безделушки, не переставая, говорит в трубку, одновременно тыча пальцем в интересующую ее вещь, знаками дает понять продавщицам, что ей нужно показать, а что — нет.

Лера (в трубку). Да, Женечка, упустил ты свое счастье. Свадьба у меня сегодня. Да!.. Приходи, конечно, сам увидишь, как должен выглядеть настоящий мужчина для настоящей женщины. Нет, не ты. И не сегодня. Да. Где?.. Максик выбрал самое романтическое место… да… в этом клубе мы с ним познакомились, я тогда еще была с Гариком или с Леликом… не помню. Их? Конечно, тоже позвала! (Продавщице.) Тетя, ну зачем вы мне зеленое предлагаете, вы что, не видите, что у меня глазки синие?!

Подъезд. Лестница дома Макса


По лестнице поднимается мужчина с чемоданчиком и букетом цветов — доцент Сальвадор. Довольно крупный человек. Останавливается на площадке перед дверью, давит на кнопку звонка. Но за дверью тишина — звонок не работает. Тогда он стучит в дверь. Дверь тихонько открывается. Доцент Сальвадор вежливо ждет, аккуратно заглядывая в образовавшуюся щель, — за дверью никого — нерешительно, но твердым шагом заходит в квартиру.

В прихожей квартиры Макса


Доцент Сальвадор осторожно идет по коридору, замечает в дверном проеме кухни человека. Это Гоша. Он сидит, не замечая гостя, курит. Выглядит очень расстроенным. На нем строгий темный костюм.

Сальвадор. Дон Богушев… Я звонил ему мобильный телефон. Но дон Богушев не отвечать, падла.

Гоша. Странно, если б он вам ответил.

Квартира Макса. Комната


В комнате Макса все прибрано. Дневной свет приглушен — окно занавешено наполовину. У окна стоит Бабушка в трауре, спиной ко всем. Рядом с ней Слава, жених и парикмахер Бабушки, держит в руках пузырек с каплями и рюмочку. Доцент Сальвадор удивленно обводит всю компанию взглядом.

Сальвадор. Дон Богушев где?..

Бабушка, всхлипнув, зажимает рот платком, решительно выходит из комнаты, чуть не сбив доцента Сальвадора. Слышны ее сдавленные рыдания. Парикмахер Слава устремляется за ней, на ходу капая в рюмочку.

Слава. Анна Васильевна!.. Аня!.. Анютик!

Доцент Сальвадор удивленно и растерянно оглядывается.

Сальвадор. Он ее родственник?

Гоша. Жених.

Сальвадор. Мне нужен дон Богушев… Сейчас.

За спиной Сальвадора появляется Гоша.

Гоша. Мне он тоже нужен… Вы его друг?

Сальвадор. Э… Деловое… партнерство… Я доктор.

Гоша. Понятно. Он вам тоже был должен?.. (Сальвадор слегка кивает.) Понятно… Мне он тоже… был должен…

Сальвадор. Был?..

Гоша проходит в комнату, садится в кресло.

Гоша (кивает). Был.

Салон красоты


Лера полулежит в кресле с трубкой около уха. На ее лице косметическая маска.

Лера (в трубку). …А как ты думаешь?! Я, что ли, этим заниматься буду, конечно, пупсик Максик! Я на его вкус полагаюсь. Он сам заказывает блюда, музыку, свет, он у меня супер! Сама увидишь… Что — видела?.. Вот не надо… таким ты его еще не видела! Настоящая любовь все увеличивает и продлевает! Короче, не опаздывай… ровно в семь! Только не окочурься от зависти…

Квартира Макса


В комнате сидят Бабушка, Сальвадор, парикмахер Слава, Гоша. Занавески по-прежнему приспущены. Лицо Бабушки скорбно, то и дело она подносит к глазам платок, а Слава капает капли в рюмочку, предлагая ей выпить. Гоша курит у окна, прогоняя рукой дым в форточку. На столике у кресла, в котором сидит Бабушка, стоит фарфоровая ваза, расписанная толстозадыми сатирами. Лежит фотография улыбающегося Макса. Парикмахер Слава протягивает Бабушке рюмочку с каплями, она отрицательно мотает головой, кивает в сторону бутылки водки. Слава неловко наливает Бабушке водки в стакан, Бабушка залпом выпивает, заметно успокаивается, смотрит на Сальвадора с букетом цветов, деликатно ожидающего, когда на него обратят внимание.

Бабушка. Простите. Теперь я готова вас выслушать…

Сальвадор. Я, кажется, не вовремя?.. У вас, э-э… какая-то неудача?.. Но дон Богушев должен меня видеть… В это время… Я где могу его видеть?

Все смотрят на Сальвадора как на человека, только что произнесшего крайне неуместную грубость в крайне неуместной для этого ситуации.

Бабушка (холодно). Что вы сказали?

Сальвадор. Где я могу видеть дона Богушева?

Взгляды всех обращаются к столу с фотографией и вазой. Сальвадор тоже переводит взгляд на стол и кивает на фотографию. Узнает.

(Оживленно.) Вот он.

Бабушка (с трудом). Да… это он… (Аккуратно берет со стола вазу и прижимает к себе, обняв.) Мы его кремировали.

Сальвадор. Не понимаю…

Гоша (выскакивая вперед). Как, вы не понимаете?..

Сальвадор (честно). Нет.

Гоша. Он ушел от нас!

Парикмахер Слава делает упрекающий жест Гоше, размахивающему дымящей сигаретой перед Бабушкой и вазой. Гоша спохватывается, разгоняет дым рукой, отходит к форточке.

Сальвадор. К кому ушел?..

Слава (тихо, деликатно). В… (Косится на Бабушку.) Понимаете? (Закатывает глаза к потолку.)

Сальвадор задумывается, что-то до него доходит, он указывает на вазу.

Сальвадор. Но как это может быть?.. Я видел его вчера живой. Совсем живой!

Бабушка. Вы видели?.. А я уже нет…

Бабушка ныряет лицом в платок, из платка доносится сдавленный всхлип. Парикмахер Слава нежно, но настойчиво выдергивает вазу из крепких бабушкиных объятий, аккуратно ставит на стол.

Гоша. Он… как вы ушли вчера… сразу помчался по делам. Этот… ваш… доктор… он же сказал — срочно… Ну Макс и поехал срочно… А вы же знаете, что у нас на дорогах творится?

Сальвадор старательно вслушивается в слова Гоши, пытаясь уловить смысл.

Сальвадор (подумав). А что у вас на дорогах… творится?

Гоша (возмущенно). Ездят все как попало.

Сальвадор (пожимая плечом). Это нормально. В Колумбии тоже… это… (Рукой показывает.) Туда! Сюда!.. У меня тоже есть мопед… Это нормально…

Гоша. Не знаю. У вас это, может быть, и нормально, а у нас человека на сопли потерло! Нет его больше!

Сальвадор. Как нет? (Улыбается, не веря.)

Бабушка, не выдержав, переводит последнюю фразу Гоши на испанский. Сальвадор благодарит, Бабушка в ответ вежливо кивает.

(Исп.) Так скоропостижно. Такой молодой…

Гоша (настороженно Бабушке). Что он говорит?

Бабушка. Не верит, подонок…

Сальвадор (вежливо, русск.). Трудно поверить. Без вскрытия?

Гоша (возмущенно-простодушно). Вам что, справку из крематория показать?!

Сальвадора это предложение оживляет, он неопределенно покачивает головой, вроде кивая.

(Наступая на Сальвадора.) Да вы совесть-то имейте!.. При бабушке!

Сальвадор. Я ничего!.. Вы — деловой человек, я — деловой человек… и все!.. Дон Богушев есть родители…

Бабушка (бьет себя в грудь). Я — его родители!.. Никого больше у него нет!..

Слава (поправляет). Не было. Скоро я мог стать его дедушкой.

Сальвадор. Значит, вы получаете наследство дон Богушев?

Бабушка. Какое наследство?

Сальвадор (аккуратно). Его долги, гражданка…

Гоша. Приехали. Вот это мне нравится!.. Вот это представитель цивилизованной страны Колумбии!.. Человек всмятку! Машина дорогущая всмятку! А он на поминках деньги пришел требовать!

Голос Леры. На каких поминках?..

Все оборачиваются к двери. В проеме стоит Лера с пакетами и цветами.

Все. Лера…

Лера. Как — машина всмятку?.. Где Макс? Что тут происходит?!

Гоша (проходит мимо Сальвадора, доверительно, тихо). Это его невеста… Она еще ничего не знает…

Сальвадор поднимает брови. Лера бросает пакеты на пол, решительно направляется к окну.

Лера. Я не поняла, как — машина всмятку?! Это моя машина, практически!

Гоша бросается за Лерой, пытаясь не допустить ее до окна, но Лера прорывается.

Вон же она!.. Вон машина!

Гоша. Лера!.. Он разбился на моей машине! На моей!

Гоша пытается так смотреть в лицо Леры, чтобы она что-то поняла, но Леру только настораживает странность поведения Гоши.

Лера (подозрительно). На твоей?..

Гоша кивает.

(Облегченно.) Ну если на твоей! А кто разбился?..

Повисает глубокая пауза. Все напрягаются.

Гоша (решаясь). Лера… Держи себя в руках…

Слава вытирает взмокший лоб. Бабушка сидит в кресле, гордо скорбя. Парикмахер Слава быстро накапывает в рюмку капли и залпом сам выпивает. Раздается телефонный звонок.

Коридоры киноинститута


Профессор Добржанский идет по институтскому коридору. Студенты с ним здороваются. Но больше студентов привлекает другое. За профессором неотступно плечом к плечу следуют два азиата. Феллини их не замечает. Открывает дверь в аудиторию, заходит. За ним в аудиторию заходят и азиаты. Дверь закрывается.

Аудитория киноинститута


Феллини бросает на учительский стол портфель, садится на стул и тут только замечает, что в дверях стоят Мазанхан и Найхал, сын Нальхана. Некоторое время Феллини их рассматривает, пытаясь идентифицировать. Потом спрашивает.

Феллини. Господа, вы ко мне?

Мазанхан. Мы к вам, уважаемый.

Найхал, сын Нальхана. И вот по какому вопросу.

Квартира Макса


Продолжение немой сцены. Продолжает звонить телефон. Никто не двигается с места, пока наконец парикмахер Слава не решается взять трубку.

Слава (печально в трубку). Вас слушают. Говорите…

Шепот Макса (из трубки). Слава? Это ты?! Он ушел? Я имею в виду колумбийца.

Слава (раздумывая). …Да, это квартира Максима Богушева, но он не сможет с вами поговорить…

Шепот Макса (из трубки). Мне страшно, Слава, я боюсь темноты.

Слава (напрягаясь). Он никак не сможет с вами поговорить. Он… скоропостижно умер… Его кремировали, хотя мы это уже полчаса не можем никому втолковать. И тебе, полудурок.

Квартира Макса. Кладовая


Макс хрипло шепчет в трубку.



Макс (б трубку). Скажи мне правду — он ушел?

Слава (раздражаясь). Нет, он еще не ушел. Мы этому идиоту не можем никак объяснить, что ты погиб.

Квартира Макса


Слава. Из жэка звонили. Выражают свои… (Слава кладет трубку, говорит Бабушке, с пересохшим горлом.) Анечка… Вам пора… отсюда…

Лера (отодвигая от себя Гошу). Какая авария?! (Обводит всех присутствующих взглядом, пристально всматривается каждому в лицо.) Вы что-то он меня скрываете!! Гоша?!

Гоша (честно). Я… пытался… тебя предупредить, Лера…

Квартира Макса. Кладовая


Максу плохо. Макс готов выйти из убежища.



Квартира Макса


Всем неловко. Сальвадор впечатлен последней сценой. Он встает. Обращается к Бабушке.

Сальвадор (исп.). У нас в Колумбии так часто бывает. Человек много обещал — и ни фига не сделал. Он расстраивается, перестает следить за собой, и, как следствие — все плохо кончается. Очень жаль. Я передам дону Педро — моему дорогому боссу — о наших с вами общих делах.

Сальвадор смотрит на букет, размышляя, куда его пристроить. Делает шаг к Лере, вручает. Лера машинально принимает букет. Сальвадор уходит, на прощание щелкнув ногтем по вазе.

Гоша. Что он сказал?

Бабушка. Сказал, что еще вернется…

Слава. Гоша, я хочу выпить.

Бабушка. И я хочу.

Аудитория киноинститута


Пара азиатов сидит за столом профессора, зажав его в тиски. Беседа проходит уже некоторое время. У Феллини независимый вид прижатого к стенке человека.

Мазанхан. Профессор, вы любите детей?

Феллини (задумавшись над неожиданным вопросом). Н-не могу так сказать. Нет. И у меня их нет. Так что вам шантажировать меня нечем. Я холостяк, сирота, сторонник стерилизации.

Мазанхан. Жалко. А вот мой старший брат очень любит своего сына и очень хочет сделать для него такой подарок. Самый новый фильм Тарантины, такого хорошего режиссера, да приумножатся его годы.

Феллини. Пусть подождет пару недель и сводит его в кинозал.

Мазанхан (Найхалу, сыну Нальхана). Он не понимает…

Найхал, сын Нальхана. Не понимает…

Феллини. Да. Не понимаю, чем обязан?

Найхал, сын Нальхана. Послушай, Феллини…

Феллини. Феликс Андреевич Добржанский.

Найхал, сын Нальхана. Это понятно. Так вот, Феллини. Не будем терять времени. Сколько?

Феллини не отвечает. В аудиторию заглядывает студент; заметив, что профессор занят, закрывает дверь.

Мазанхан. Сколько нужно, чтобы эту Тарантину взять? Денег? Камней? Людей? Песен? Машин?

Феллини. Не понимаю, о чем вы? Экономический факультет в другом крыле.

Мазанхан (Найхалу, сыну Нальхана). Ты не сказал нам, что он упрямый, как осел.

Найхал, сын Нальхана (Феллини). Вот вы в своей первой книге «Голливуд и его тлетворное воздействие на мой мозг» пишете, профессор, что… типа…

Феллини (явно оживившись). Вы читали?

Найхал, сын Нальхана. Уснуть не мог!.. Весь аул плакал.

Феллини (смущаясь). Спасибо.

Феллини машинально протягивает руку, чтобы взять у азиата «зачетку», но спохватывается.

Найхал, сын Нальхана. Ну, профессор. Никогда в Голливуде не были, а бумагу пачкаете. И наши люди говорят, что вы неправду пишете.

Профессор меняется в лице.

Говорят, что наврали. На пенсию не хотите — говорят.

Феллини смотрит на него уничтожающим взглядом, однако вскоре его взгляд смягчается, поскольку Найхал, сын Нальхана, показывает ему тугую пачку стодолларовых купюр. В аудиторию начинают входить накопившиеся за дверью студенты, с любопытством разглядывая странных приятелей Феллини.

Феллини (Найхалу, сыну Нальхана, неудовлетворенно). В общем, так, молодой человек. Здесь не место для нашего спора. Приходите сегодня ко мне в офис в конце дня. Вот адрес. (Протягивает визитку.) Часа через два я освобожусь. И мы с вами продолжим, я думаю. Вы свободны, господа. Не смею больше вас задерживать. Всего доброго…

Азиаты нехотя направляются к выходу, обменявшись со студентами взаимно удивленными взглядами. Мазанхан берет у Найхала, сына Нальхана, визитку профессора, подозрительно разглядывает.

Мазанхан (Феллини). На прощание, уважаемый, я хочу рассказать вам одну мудрую притчу. Мне ее рассказал дедушка Номто, когда я посмотрел, как овечка устроена. Дедушке Номто рассказал эту притчу его дедушка, а его дедушке — его прадедушка. К одному шаману пришел ученик и спросил:

— Как, Великий Шаман, мне немедленно изменить «точку сборки»?


Шаман хлопнул в ладони и спросил ученика:

— Слышал?


— Да, — ответил тот.


— Вот когда ты сможешь услышать хлопок одной ладони, то сразу изменишь «точку сборки».


— Но это невозможно! — вскричал ученик.


— Нет, возможно, — настаивал шаман.


— Нет, невозможно! — уперся, как ишак, ученик и попросил: — А ты хлопни так одной ладонью, чтобы слышно.


— Хорошо, — смиренно согласился шаман и со всей силы врезал ученику своей ладошкой по его башке.


Ученик немедленно изменил «точку сборки» и получил сотрясение мозга, потому что у шамана был черный пояс по карате-до. Услышать хлопок одной ладони можно, но для этого нужны одна ладонь и дурная башка…

Закончив свой поучительный рассказ, Мазанхан выходит из комнаты, оставив Феллини наедине с древней мудростью.

Квартира Макса


Те же, но без Сальвадора. На диване сидит подавленная действием пилюлек Лера.

Лера. Гоша! Я же с ним час назад разговаривала!.. Анна Васильевна!

Гоша вытягивается в лице. Бабушка закуривает. Парикмахер Слава пытается накапать в рюмочку, но капли кончились. В дверном проеме стоит Макс. Вид у него виноватый.

Гоша (кидаясь кЛере). Лера!.. Я пытался…

Лера резко встает, отодвигая Гошу, направляется к Максу, размашисто бьет его по щеке.

Лера. Я вся опухла от слез!.. У меня лак потрескался от стресса!.. Что ты себе позволяешь?!

Бабушка. Господи!.. Этот день никогда не кончится!..

Макс (тихо). Лера, это издержки бизнеса. Пойми. Ты не должна была это видеть…

Лера. Видеть?! Тебя! Не могу!

Лера резко уходит.

Гоша. Мне эта идея сразу не понравилась…

Лера так же резко, как ушла, возвращается. Молча собирает свои пакеты, подумав, забирает и цветы. Молча уходит.

Бабушка. Наконец ты избавился от этой!..

Макс. Ба!..

Бабушка. Ты авантюрист, Максим! Чем ты меня вынуждаешь заниматься в моем преклонном возрасте?!

Макс. Я?! Ба! А вспомни, кто устраивал подобные спектакли все мое детство!

Бабушка. Что?!

Макс смотрит на Гошу, ища поддержки. Гоша кивает. Бабушка в западне.

Всего пару раз… (Гоше.) Мне надо было как-то избавиться от докучливых ухажеров?.. Тем более что они все были из ЦРУ.

Макс. Время, ба! Время. Я разберусь с колумбийцами. Потом. Но сегодня у меня свадьба.

Бабушка. Ты уверен?

Слава. Я не понял. Про детство…

Бабушка. Это не важно. Вот что теперь, Максик, с невестой своей дураковатой делать будешь?

Макс. Перестань, ба! Она отходчивая.

Макс идет к выходу, но тут же возвращается.

Да!.. Спасибо всем, господа. Я ваш должник, господа присяжные заседатели.

Двор дома Макса


Макс садится в свою новую красивую машину. Звонит мобильник.

Макс. Да?.. (Сильно меняется в лице и переходит на испанский.) А. Да. День добрый, да… добрый… Простите за шутку. Невинная русская забава — сыграть в «ящик».

Квартира Леры


Лера одета уже по-домашнему, стоит у окна со стаканом вина в руке. Звонок в дверь. В дверях, на пороге, стоит Макс с огромным букетом цветов.

Макс (скрываясь за букетом). Я пришел снова соблазнить тебя… (Выглядывает из-за букета.) Я заказал для тебя кольцо с бриллиантом в два карата, купил путевку в Ниццу на четыре месяца и решил машину отдать сегодня же… Боже! Какая ты пуська!..

Не дожидаясь приглашения, Макс решительно шагает в квартиру, на ходу спуская брюки.

Зал старой гидроэлектростанции. Площадка перед лабораторией Феллини


Профессор стоит, взявшись за поручни, на краю площадки. У него перед глазами работающие турбины гидроэлектростанции.

Зал старой гидроэлектростанции. Лаборатория Феллини. Ближе к вечеру


В лаборатории стоят Найхал, сын Нальхана, Мазанхан и Феллини, заложив руки за спину.

Феллини. Если я вас правильно понял, джентльмены, человеком, пославшим вас, руководит всего лишь тщеславие, а не жажда наживы… Я навел тут кое-какие справки, пока ждал вас. И произвел кое-какие расчеты…

Феллини протягивает листок с цифрами. Найхал, сын Нальхана, берет листок, внимательно смотрит, поднимает брови, передает листок Мазанхану. Тот тоже смотрит и спокойно кивает Найхалу, сыну Нальхана.

Довольно скромно, как вы можете заметить. Я делаю скидку. (Мазанхану.) Вы верно подметили, молодой человек. Кое-что в моих книгах всего лишь теория… Я принимаю ваше предложение. От такой хорошей практики грех отказываться. Сама судьба вас привела ко мне.

Мазанхан (сбивая пафос). А больше не к кому. Судьба тут ни при чем, дорогой. Беда привела.

Феллини. Вы так думаете?.. Ну, хорошо. Итак. План и все руководство я беру на себя. За вами — материальное обеспечение процесса и неукоснительное исполнение моих инструкций… Только при этих условиях в конце нас ждет успех! (Подумав.) Да, вот еще, мне нужен небольшой задаток. Перед каждой операцией я навещаю одного, точнее одну свою близкую знакомую. Хотелось бы ей цветы купить.

Мазанхан. Купишь.

ТРЕТЬЯ СЕРИЯ


Россия. Москва. Клуб-ресторан. Ближе к вечеру


Макс за руку ведет Леру по залу клуба. Столы уже готовятся. Даже музыканты копаются в своей аппаратуре.

Макс. Смотри. Ты будешь сидеть здесь. Как на троне. Видишь? Я специально заказал помост. Ты будешь вся в лучах света, как призовая машина у казино.

Лера (восхищенно). Обалдеть!

Макс (гордо). Да! Попробуй!

Лера. Что?

Макс. Взойти! Моя королева…

Макс торжественно протягивает Лере руку, приглашая подняться на приготовленный для нее трон.

Улица Москвы. Возле клуба


Макс с Лерой целуются, прощаясь.



Макс. Может, подождешь в машине. Я быстро. Мне кое-что менеджеру объяснить.

Лера. Что ты! Времени совсем не осталось. Мне еще лицо делать.

Макс. Мне и так нравится. Не уходи.

Лера. Платье, прическа — нельзя, Макс. Я должна быть настоящей невестой.

Лера поднимает руку, голосуя, идет вдоль дороги, едва не сталкивается с доцентом Сальвадором.

Извините.

Останавливается «частник», Лера прыгает внутрь, и машина срывается с места. Сальвадор смотрит вслед машине, затем замечает Макса, который, махнув Лере на прощание, пультом дистанционного управления включает сигнализацию в машине и возвращается в клуб. Доцент Сальвадор подходит к скамейке, поставленной на асфальт, поднимает ее и двигается к машине Макса. Слышен звук тяжелых ударов и истерический вопль сигнализации. Макс выскакивает из клуба-ресторана и сразу же видит свою разбитую вдребезги машину, а рядом — Сальвадора со скамейкой в руках. От увиденного Макс на мгновение теряет дар речи, потом подскакивает к Сальвадору.

Макс (кричит). Ты что, медик, совсем?! Ты что ж творишь-то?!

Сальвадор (спокойно). Вам поклон от дона Педро… (Ставит скамейку на место.) Через три часа мы снова увидимся. Я буду вас препарировать. Примите душ. (Неторопливо удаляется по аллее.)

Макс. Зачем?.. Зачем?.. Зачем?.. Я знаю, как устроен. У меня была пятерка по биологии. У меня будут деньги и байбак-мутант!..

Аллея. День


Феллини и Бабушка прогуливаются по аллее, в руках Бабушки огромный букет гладиолусов.

Бабушка. Ты все такой же лучистый, Феликс. Зачем мне сейчас цветы? Потерпи годик-другой. Тогда будет в самый раз.

Феллини. Зайка! Я не понимаю, почему ты не хочешь за меня замуж?! Ты у меня была первой.

Бабушка. Котик, если я выйду замуж за всех, у кого я была первой, меня привлекут к уголовной ответственности более чем в пятидесяти странах.

Феллини. Но ты у меня была и последней.

Бабушка. Феликс, а об этом я категорически не советую рассказывать посторонним.

Феллини. Помню, как я первый раз увидел тебя в кабинете моего дедушки за шифровкой из Центра. Совсем несмышленыш… Мне было три года, а ты уже служила в разведке, а когда перестала служить в одной разведке, начала служить в другой, потом в третьей, потом опять в первой. Кстати, от какой из разведок ты пенсию получаешь?

Бабушка. От второй.

Феллини. И все-таки — выходи, зайчонок, не пожалеешь.

Бабушка. Не могу — я уже обручена с парикмахером.

Феллини. Это не помеха — клятвенно обещаю, что большую часть времени буду проводить в командировках. Вот, предположим, сейчас я еду в Голливуд.

Бабушка. Зачем, котик?

Феллини. Ерунда — нужно выкрасть одну вещицу стоимостью в миллион. К слову, мне нужна «подсадная утка». Ничего не подворачивалось?

Бабушка. Мальчик нужен или девочка?

Феллини. Половозрелый юноша с одним шурупом в голове.

Бабушка (заинтересованно). Когда вылет?

Феллини. Через два дня.

Бабушка. А возьми-ка моего Максика.

Феллини. А кто у нас Максик?

Бабушка. Максик — это мой родной внук, и как раз с «одним шурупчиком»… Иначе он может жениться.

Феллини. С одним… говоришь? Но…

Бабушка. Не волнуйся — это же мой внучек. Его бензопила не берет. Весь в своего дедушку, из третьей разведки. Когда его окружили, дедушка взорвал себя гранатой вместе с врагами. Сейчас живет на Гавайах.

Феллини. Не понял, а как же… — одной гранатой, с врагами вместе?

Бабушка. Это его версия.

Феллини. Итак, ради тебя, любовь моя, я готов на все. Где сейчас сидит внучок?

Бабушка. Он пока не сидит, он женится.

Феллини. Еще лучше.

Улицы Москвы. У клуба-ресторана. Ближе к вечеру


Макс сидит на ступеньках клуба, курит. Макс мрачен. Поднимает взгляд на искореженную машину. К нему подходит Феллини.

Феллини. Максим Богушев?

Макс. До этой минуты им был.

Феллини. Я от вашей бабушки.

Макс. Что, бабушка опять на работу вышла?

Феллини. Нет, но мы с ней кое о чем договорились. Мы договорились о твоих заработках. Крупные заработки на одном пустяковом деле в Америке.

Макс. Насколько крупные?

Феллини. Вы же знаете свою бабушку — она по мелочи не беспокоится. У нее дела обычно крупные.

Макс. Она и свидетелей не оставляет. Это меня и беспокоит.

Феллини. Почему?

Макс. Потому что у нас на даче только шесть соток.

Феллини. После дела еще прикупите.

Макс. Да, верно. А у вас отличное чувство юмора, господин…

Феллини. Зови меня просто — профессор. Для конспирации.

Квартира Макса. Кухня. День


Макс ходит по кухне, находит стаканы, чайник, что-то засохшее, открывает холодильник, разглядывает пустоту, вынимает из холодильника лед, высыпает в тарелку, ставит на стол перед Гошей, садится, берет горсть шариков, прикладывает к лицу, потом грызет, как конфеты.

Гоша. Ты материалист, Макс… Я тоже материалист. Но я никогда бы, например, добровольно не лег в гроб!.. Даже в интересах бизнеса!.. Есть вещи, с которыми шутить не надо… Ты просто заигрался, брат…

Макс. Спасибо. Поддержал…

Гоша. Я сейчас серьезен, как кроль при размножении. Ты бы меня лучше послушал.

Макс. Ну так научи, раз такой умный. Что мне теперь делать?

Молчат некоторое время.

Гоша. Я так думаю, тебе на время все равно смыться не мешает… Поверить не могу, Макс, неужели ты пустой?! Ну хоть какое-то дело должно у тебя висеть?

Молчат, курят.

Макс. Слушай, Гошан, ты такого режиссера, Тарантино, знаешь?

Гоша. Тарантино? Кто ж его не знает?

Макс. Я, например… Только вчера узнал.

Гоша (с усмешкой). Ну, ты долдон!.. Вчера узнал!… Богатый у тебя денек выдался… И свадьба, и похороны… И в кино сходил… А вот кто над машиной твоей так надругался, Макс?

Макс. Все течет, все меняется, дружище.

Гоша. А Лера как?.. Все еще визжит?

Макс. Разговаривать не хочет. Трубку не берет… Истеричка.

Макс берет трубку. Набирает. Ждет.

(Терпеливо.) Лера, возьми трубку!.. Это важно… Лерок, пойми же — враг не дремлет… Я видел такие туфельки! Эх! (Макс отключает телефон.) Гошаня, мне она дверь не откроет… Сходи к ней?

Гоша (потирая нос). О чем разговор!

Макс. Знаешь… посоветоваться хотел… Мне тут одно дело предложили вчера… А я сомневаюсь…

Звонит мобильный Макса. Макс хватает трубку, не глядя на определитель.

(В трубку.) Л ера?!

Зал старой гидроэлектростанции, лаборатория Феллини


Макс входит в лабораторию Феллини. Профессор орудует паяльником за столом.

Феллини (отрываясь от работы). Ты подумал? Макс. Да. Я подумал…

Профессор ждет.

Это интересно…

Профессор ждет.

Вчера вы сказали, что работа будет гуманной и легкой?

Феллини. Почти легкой. Деньги просто так никто не платит.

Макс (кивает). Я согласен. Обсудим условия?

Феллини. Обсудим.

Макс. Но у меня есть одна большая проблема, которую мне надо немедленно решать.

Феллини. И что она представляет собой, твоя проблема?

Макс. Она называется «доцент Сальвадор и доктор Педро».

Феллини. Тот парень, что сплющил твою машину?

Макс кивает.

Я посоветуюсь с твоей бабушкой.

Макс. Срочно посоветуйтесь… Пожалуйста.

ВДНХ


Играет музыка, полно народу. Доцент Сальвадор прогуливается, наблюдая за происходящим вокруг, и ест мороженое. Сальвадор покупает еще одну порцию мороженого. Ест. Сальвадор кидает мячи в специальном «игрушечном» тире — попадешь в маленькое отверстие в круглой мишени, и одна из игрушек твоя. Все мячи доцента попадают в отверстие. Продавец протягивает ему мягкого зайца.

Продавец. Пожалуйста. Поздравляю.

Сальвадор берет зайца и идет дальше по пустынной аллее. Навстречу к нему выходит Бабушка. Сальвадор хочет ее обойти, но старушка перегораживает ему дорогу.

Сальвадор (угрожающ). Чего тебе надобно, старушка?

Бабушка (доставая из кармана шприц). Укольчик вам, юноша, необходимо сделать. От свинки.

Сальвадор. Иди, старушка, своей дорогой, иначе я тебе в затылок «барбариску» вдавлю.

Бабушка (спокойно проверяя шприц). Пойду, пойду, юноша, но сначала укольчик.

Неожиданно стремительным выпадом она погружает иглу в ключицу испанского медика. Тот пускает слюну и опадает в придорожную пыль.

(Удовлетворенно.) И никаких дискуссий, контра.

Бабушка, усмехнувшись, бросает, не глядя, через плечо пустой шприц, который с характерным звуком втыкается в лоб деревянного Чиполлино на детской площадке неподалеку.

Товарная станция


На путях сортировочной станции стоят вагоны. Подъезжает машина, из нее выбирается Бабушка, вытаскивает Сальвадора, ей помогает Феллини. Они за ноги тащат доцента к вагону для перевозки скота с полуоткрытой раздвижной дверью. Из вагона доносится сольное лошадиное ржание и стук копыт. Подельщики забираются в вагон и легко втаскивают туда доцента. Через мгновение они выскакивают из вагона, закрывают раздвижную дверь и закручивают на запоре толстую проволоку. Возвращаются в машину.

Товарная станция. Машина Бабушки


Феллини. Ну что, до Актюбе поспит?

Бабушка. С такой дозой и до Челкара поспит. (Усмехается.) Для себя берегла, теперь такого не делают. Рецепт Берроуза — моего боевого товарища по четвертой разведке.

Феллини. Ты прекрасна, моя одалиска! Можно я тебя поцелую?

Бабушка. Не стоит, у меня в одном из зубов капсула с цианидами. Правда, я забыла в каком. Ничего не поделаешь — возраст! Не все же драть?!

Уезжают. К вагону для перевозки скота подъезжает маневровый паровоз. Он подцепляет вагон и тащит его по путям…

Квартира Леры


Лера у телефона.



Лера. Светик, он отменил свадьбу, и ты понимаешь, кто он после этого?!. Да… И ему хватило наглости прийти и что-то мне объяснять. Нет… нет… Я его выставила, и всё… всё, что нашла в доме связанное с ним — носки, полотенце. Нет… браслет и серьги… нет. Ты чего, обалдела? Да… да… Мне не просто…

Слышен звонок в дверь.

Подожди, мне звонят. Если это вернулся он, я разобью о его голову вазу. Да… да… Я постараюсь. Пока.

Лера идет открывать дверь. По дороге она берет со стола пепельницу. Открывает дверь. В дверях Гоша.

Гошик, здравствуй, я знала, что ты не бросишь меня в беде. Как он мог, как он мог со мной так поступить?! У него нет сердца!

Гоша. Лера, конечно, я тебя не брошу. Такие, как ты, на дороге не валяются.

Услышав эти слова, Лера падает на плечо Гоши и рыдает.

(Поглаживая ее по низу спины.) Ну-ну… что ты…

Гоша берет из рук Леры пепельницу.

(Доставая пачку сигарет.) Видишь, как кстати, что я тебе купил… чтобы тебе не было так горько.

Лера. Гошик, ты всегда был хорошим, ты всегда был рядом, ты всегда знал, как меня утешить. «Мурати лайте». Мои любимые…

Гоша. Хорошо бы с горя по рюмочке.

Лера (вытаскивая из комода початую бутылку виски). По рюмочке мало. Очень большое горе для одной рюмочки.

Гоша. Согласен, для одной — очень большое.

Лера (спешно разливая виски по кофейным чашкам). Я бы и кино посмотрела. Романтическое. Чтобы обо всем забыть. Только мне нужно душ принять. Подождешь, ладно?

Гоша. А то?! Лишний раз помыться — дело хорошее. Мало ли что. Столько заразы вокруг.

Улица Москвы


Макс идет по улице. Сигналит мобильник. Макс слушает.

Голос Феллини. Бабушка свое дело сделала. Можешь подвезти документы для визы.

Макс (в трубку). Да, я готов. Как раз туда направляюсь, как договаривались…

Голос Феллини. В руках у него журнал будет. Называется «Искусство кино».

Макс. Да, я все помню, Феликс. У меня — газета, как раз покупаю.

Макс подходит к газетному киоску.

(Киоскеру.) Газету «Культура», пожалуйста.

Улицы Москвы. Памятник Грибоедову


Найхал, сын Нальхана, стоит у памятника. На нем солнцезащитные очки, бейсболка, в руках свернутый в трубочку журнал. Он ждет, постукивая журналом по искалеченной руке. К памятнику спешит Максим, в руке газета «Культура» — так, чтобы читалось название. Ищет глазами объект. Максим подходит к Найхалу, сыну Нальхана, смотрит на журнал в его руке. Тот замечает его интерес, разворачивает журнал, показывает обложку — «Искусство кино». Макс кивает, протягивает Найхалу, сыну Нальхана, документы. Они не обмениваются даже парой реплик. Расходятся.

Вагон для скота. Утро


Вагон едет. Сальвадор лежит, уткнувшись лицом в сено. Руки за спиной у него скованы длинной цепью, которая прикреплена к скобе в стене вагона. Раздается лошадиное фырканье. Сальвадор стонет, переворачивается на спину, открывает глаза, морщится. Его рот заклеен скотчем. На Сальвадора из стойла смотрит жеребец. Сальвадор дергает скованными за спиной руками. Доцент дергает еще раз, посильней, потом встает, пошатываясь, идет к скобе, встает к ней спиной и пытается ее расшатать, выдернуть, но скоба сидит в дереве прочно. Сальвадор злобно рычит. Лошадь в стойле шарахается в сторону. Сальвадор шарит взглядом по вагону. Ничего подходящего, чем можно было бы зацепить скобу. Тогда он начинает правой ногой разгребать сено… Скоро под ногой что-то звякает. Доцент ногой разбрасывает сено в стороны, садится на корточки. На полу металлический прут. Сальвадор поворачивается к нему спиной, садится, пытаясь подхватить его руками, но длины цепи не хватает. Тогда он ногой подпинывает прут ближе к скобе. Снова поворачивается спиной, берет его скованными руками и направляется к скобе. Прут падает из его рук, он снова приседает…

Студия видео– и звукозаписи. Зимний сад. День


Тот же зимний сад студии. Те же пальмы в кадках, рододендроны в горшках и проч. Через стеклянные двери сада так же виден цех, в котором на стеллажах стоят многочисленные видеомагнитофоны. По дорожкам зимнего сада прогуливаются Микола Пепельница и Феллини.

Феллини. Через четыре дня я вам могу предложить копию Тарантино. Можешь мне поверить как своему бывшему преподавателю.

МиколаПепельница. Где ты ее возьмешь, преподаватель?

Феллини. Не твое дело, готовь «купилки», троечник.

МиколаПепельница. Ну и сколько?

Феллини. Я посчитал, получилось сто.

МиколаПепельница. Купи калькулятор. Сто там никак не получается.

Феллини (угрожающе). Ты меня знаешь. Я не торгуюсь. Восемьдесят.

Директор по привычке останавливается возле лимонного дерева и так же срывает слегка недозревший плод. На протяжении последующего диалога он нюхает его, прикладывает к уху, слушает, вертит в руках, подбрасывает и ловит.

МиколаПепельница. Пятьдесят. И то, если качество.

Феллини (тоже срывая лимон и надкусывая его). Семьдесят. Могу «запалиться по-строгому».

МиколаПепельница. Шестьдесят пять, и точка.

Феллини. Шестьдесят девять пятьсот.

МиколаПепельница. Шестьдесят семь двести.

Феллини. И твоя секретарша.

МиколаПепельница. У меня секретарь.

Феллини. Тогда зимнюю резину.

МиколаПепельница. Я тебе удивляюсь. Когда мы в кинохранилище грузчиками подрабатывали на пиво, ты не был такой жадный.

Феллини (доедая лимон и срывая еще один). Не был, пока ты кинохранилище не спалил.

МиколаПепельница (оправдываясь). Там недостача была — двести банок кинопленки.

Феллини (разглядывая сорванный плод). Обожаю фрукты.

МиколаПепельница (морщась и выбрасывая свой лимон). Как ты это жрешь?

Феллини (добродушно поясняет). Витамин С… Разница, дружище — ты их жрешь для понту, а я для витаминов. (Отправляет в рот целый плод.) Полезно… Полезней, чем секретари. И тебе советую — у тебя же сердце слабое, а это очень помогает.

Вагон для скота


Сальвадор, сделав из железного прута рычаг, пытается вытянуть из дерева скобу. Сальвадор весь покраснел от натуги, на шее вздулись жилы. По лицу струится пот. Наконец скоба вылезает из дерева и со звоном падает на пол. Сальвадор устало опускается на пол, сидит несколько мгновений, затем поднимается и идет к стойлу с лошадью. Лошадь шарахается от него. Сальвадор с заклеенным скотчем ртом мычит что-то «нежное», пытаясь ее успокоить. Теперь ему нужно распутать цепь, которой плотно замотаны его руки. Взгляд Сальвадора падает на крюк в стене, который торчит очень высоко, так что человеку до него не дотянуться. Сальвадор смотрит на лошадь, опять мычит ей что-то «нежное», опираясь спиной о стену, пытается взобраться на ворота стойла, чтобы с них вскочить на лошадь, но, не удержавшись, падает…

Квартира Бабушки. Гостиная


В гостиной Макс и Бабушка. На столе лежат какие-то перевязанные пакеты, к которым прикреплены бумажки с надписями на английском языке. Макс вносит в электронную записную книжку какие-то адреса.

Бабушка. Никогда не езди на такси! Они там все жулики и прохиндеи!.. Моя бывшая ученица написала, как она возвращалась из бродвейского публичного дома, таксист завез ее к себе и заставил всю ночь с ним под гармошку плясать…

Макс. Бабушка, во-первых, я плясать люблю. Во-вторых, Бродвей — это в Нью-Йорке, а я еду в Лос-Анджелес.

Бабушка. Ай, все одно!.. (Тычет в один из пакетов.) Это для тети Нины, обязательно передай ей конфеты. Ей надо для работы. А в Америке таких нет.

Макс. Какой еще тете Нине?.. У меня не будет времени «сосалки» с мышьяком по Америке развозить!..

Бабушка (возмущенно). На тетю Нину не будет времени?.. Да как ты смеешь такое говорить!.. Она выкормила тебя своей грудью!.. Во всяком случае, она так утверждает. Это я не уследила.

Макс. Но я совсем ее не помню.

Бабушка. Ну конечно, где тебе?.. Меня порой неделями не вспоминаешь!..

Макс. Ладно, я все передам.

Бабушка. Присядем на дорожку.

Вагон для скота


Сальвадор все-таки взгромоздился на лошадь и теперь, мыча что-то ласковое и пытаясь управлять ею с помощью ног, старается подогнать ее поближе к крюку. Наконец ему это удается. Доцент задирает руки, пытаясь зацепиться звеньями цепи за крюк. Лошадь делает шаг в сторону, Сальвадор отчаянно мычит, пытаясь ее остановить. Ему удается зацепиться цепью за крюк, он дергает из стороны в сторону, пытаясь ослабить цепь. Лошадь, поняв это по-своему, отходит в сторону. Отцепиться от крюка Сальвадор уже не может и повисает, как на дыбе. Он отчаянно стонет и пытается облегчить свои страдания, упираясь ногами в стену. Но вот одно из звеньев цепи под весом его тела лопается (или разгибается). Сальвадор падает на пол. Он с усилием дергает руками и освобождается от цепи. Сдирает со рта скотч.

Сальвадор. Лошадки, я хочу по нужде! Поймите и простите мою оскорбительную слабость.

Сальвадор растирает, разминает затекшие руки со следами цепей, встает, направляется к двери. Он пробует открыть раздвижную дверь, но дверь заперта. Тогда он берет железный прут и начинает ожесточенно лупить им по доскам. В разные стороны летят щепки… Поезд набирает ход.

Титр: АМЕРИКА.

Аэропорт. День


Приземляется пассажирский самолет.



Улица перед гостиницей


Служащие гостиницы выносят из грузовика багаж Мазанхана, в том числе загадочный войлочный рулон и биотуалет. Тем временем из подъехавшего почтового фургона выходят Мазанхан и Найхал, сын Нальхана. Их встречают три брата-азиата.

Мазанхан. Дорогие мои племянники, очень рад, что у вас такой здоровый цвет лица и чистые руки.

Братья переглядываются, кидают «кости» и выбирают делегата.

Один из братьев. Дядя, мы каждый день моемся.

Мазанхан. Любимые мои племянники! Сложно переоценить важную роль гигиены. Болезнетворные микробы могут буквально уничтожить доброе настроение и нарушить весь жизненный уклад. Моя верная, любимая супруга, на которой я женат уже тридцать лет, всегда особо отмечала эту наиважнецкую роль гигиены и следила, чтобы все наши дети безошибочно, на запах, с закрытыми глазами отличали «детское» мыло от «хозяйственного». Ибо в последнем высокий уровень щелочи.

Один из братьев. Уважаемый Мазанхан, мы очень хотели спросить вас — почему мы все такие разные, хотя и родные братья? Вот вчера мы в зеркало посмотрели и удивились.

Мазанхан. Любимые мои племянники! Смотреться в зеркало очень плохая примета, поэтому в нашем селении нет зеркал и мы все одинаковые. Бывало, иду я по дороге, а навстречу мне иду я. И ничего.

Один из братьев. Но все-таки, дядя, странно как-то! Очень хочется найти ответ на этот вопрос.

Мазанхан. Мои дорогие племянники! Ответ на этот вопрос известен только дедушке Номто, но спрашивать его об этом я вам не советую.

Фойе гостиницы


В фойе гостиницы входят Мазанхан, Найхал, сын Нальхана, и трое молодых азиатов. Приветливый портье поднимается к ним из-за стойки администрации.

Портье. Чем могу помочь, господа?

Мазанхан. Позови хозяина.

Портье. Какого хозяина?

Мазанхан. Того, кто нам номер выдаст. Тридцать метров нужно и такой заворот, чтобы биотуалет поставить.

Портье. Я номера и выдаю, но биотуалеты, уверяю вас, совсем не подходят для отеля нашего уровня. У нас венецианский фарфор. Оттуда пить шампанское можно.

Мазанхан. Вот видишь, как хорошо — ты пить шампанское из унитаза будешь, а мы гигиену соблюдать. Короче — выписывай нам номер, чтобы мы юрту поставили с дверью на ост-зюйд.

Портье. Не понимаю, а зачем вам юрта? У нас прекрасные, комфортабельные номера.

Мазанхан. Уважаемый! Дело заключается в том, что есть два варианта взаимоотношений с миром — когда вы подстраиваетесь под мир и когда мир подстраивается под вас. Я еще в детстве выбрал второе. Это моя философия и философия моих предков.

Портье. Боюсь, господа, что ваши предки не все учли.

Мазанхан. Вы ошибаетесь, уважаемый, мои предки учли абсолютно все. (Выкладывает на стойку пачку купюр и крупный бриллиант.)

Портье. Должен признать, что у вас действительно были очень мудрые предки, чего, к сожалению, нельзя сказать о моих. Поэтому я с легким сердцем присоединяюсь к вашим представлениям о реальности. Пусть хоть мои потомки будут вспоминать меня добрым словом.

Территория студии


Мазанхан и Найхал, сын Нальхана, в сопровождении беспрерывно бормочущей секретарши проходят по зданию киностудии Тарантино. Секретарша на ходу еще успевает подмигивать охранникам.

Секретарша. Мы глубоко признательны вашей организации за щедрые пожертвования семьям каскадеров, погибших при съемках последнего шедевра мистера Тарантино, но мы не очень понимаем, каких духов вы надеетесь увидеть на территории киностудии.

Найхал, сын Нальхана. Духов предков погибших.

Секретарша. Тогда имеет смысл посетить костюмерную.

Коридор студии


Мазанхан и Найхал, сын Нальхана, идут по студийному коридору. Впереди табличка с надписью «Костюмерная». Мазанхан поднимает взгляд, показывает Найхалу, сыну Нальхана, на камеру наблюдения. С другой стороны еще одна камера. Камеры «перекрывают» все пространство коридора, не создавая «мертвых зон». Найхал, сын Нальхана, щелкает фотоаппаратом, отводя объектив чуть в сторону, на камеры систем наблюдения. Но тут из дверей появляется Охранник. Он оставляет дверь полуоткрытой.

Охранник. Сюда нельзя!.. Нельзя!.. Уходите!.. Здесь запрещено снимать.

Мазанхан (англ., с ужасным акцентом). Извините, уважаемый, мы представители благотворительной организации помощи семьям погибших охранников киностудий. Позвольте с вами сфотографироваться, уважаемый?

Охранник. Нельзя.

Но Мазанхан, будто не слыша его слов, обнимает Охранника, и Найхал, сын Нальхана, щелкает фотоаппаратом.

Мазанхан (Охраннику). На прощание, уважаемый, я хочу рассказать вам одну мудрую притчу. Мне ее рассказал дедушка Номто, когда я ему в плов бабушкины иголки уронил. Дедушке Номто рассказал эту притчу его дедушка, а его дедушке — его прадедушка. Короче говоря, долго друг другу рассказывали. У нас предков как блох на баране. Дело было так: одному молодому шаману приснился сон — будто он бабочка и она засыпает и видит во сне молодого шамана. Когда он проснулся, то спросил себя: «Так кто же я, уважаемый? Бабочка, которая спит и видит молодого шамана, или молодой шаман, который спит и видит бабочку?» Этот вопрос его мучил много лет, пока он не встретил еще более мудрого шамана. Тот выслушал его рассказ и ответил: «Это очень просто — ты молодой шаман, который во сне бабочки видел молодого шамана, который спит и видит бабочку». Тут-то молодой шаман изменил «точку сборки» и вопросов больше никому и никогда не задавал, потому что имел ответы на все вопросы. Он только улыбался и просил подмастерьев — совсем молодых шаманов — вовремя отводить его по нужде, иначе он начинал кокон плести. А мораль этой притчи такова: не утруждай вечность глупыми вопросами, у нее и без тебя много забот.

Юрта в зимнем саду отеля


Найхал, сын Нальхана, священнодействует в юрте: разложив кадрики на матовом стекле специальной лампы, отбирает нужные. Закладывает первый кадрик в фотомашину. Из машины появляются черно-белые фотографии большого формата. За его манипуляциями с благоговейным восторгом наблюдают трое молодых азиатов в чепанах.

Юрта в зимнем саду отеля. Вечер


Большие черно-белые фотографии прикреплены к стенам юрты, Ма-занхан и Найхал, сын Нальхана, стоя на кровати, рассматривают их. На одной фотографии схема пожарной эвакуации, на другой — замок на дверях запретной зоны, на третьей – охранник у входной двери в павильон, на четвертой — камеры видеонаблюдения, на пятой — кодовый замок, на шестой — сканер отпечатков пальцев и т. д.

Мазанхан. Давай сюда схему студии.

Найхал, сын Нальхана, нагибается, поднимает с кровати свернутую вчетверо схему, разворачивает ее, прикрепляет к стене. Мазанхан начинает маркером наносит на схему систему безопасности студии. Мы видим на столике работающий ноутбук со сканером, от компьютера тянется провод телефонной линии. Провод проходит рядом с бело-синим кубом биотуалета, на которомхидит один из молодых азиатов и смотрит мультфильм на огромной плазменной панели, подвешенной на стене номера.

Россия. Лаборатория Феллини. День


Феллини и Макс сидят за компьютером. Поодаль на полу стоит большая открытая сумка, в которой лежат вещи и бабушкины пакеты. На экране большого монитора схема студии с отмеченной на ней системой безопасности. Такая же схема вылезает из широкоформатного принтера. Феллини снимает ее с лотка, изучает, напевая себе под нос какую-то «китайскую» мелодию, потом вдруг замолкает.

Макс. Что?

Феллини. Ну вот, первая разведка боем в этой навозной кинояме произошла.

Феллини вычерчивает фломастером на распечатке схемы квадрат. В этом квадрате нет ни одной пометки Мазанхана.

Видишь, запретная зона — напичкана электроникой и камерами. Значит, фильм должен быть где-то здесь, в этом квадрате.

Макс. Как же мы туда пролезем, если там все напичкано электроникой и камерами?

Феллини (усмехаясь). Положись на меня, Макс. Будем собираться… Сканер для определения длины сигнала, речевой детектор, химический зонд, определитель объема…

Феллини складывает в сумку лежащие по порядку на полке приборы.

Расслабься, Макс. Ты нервничаешь.

Макс. Феликс, мне нужно позвонить.

Феллини кивает на телефон.

(В трубку.) Лера, привет. Это я… Я хочу сказать… Лера, подожди, не бросай трубку!.. Лера!..

Услышав, куда Макс звонит, Феллини улыбается.

Феллини. Дай ей время… Прилетишь назад, все вернется на круги своя… Теперь у тебя в голове должно быть только дело. Держи билеты. Мы летим разными рейсами. Когда будешь идти через таможню, старайся не волноваться. Если будешь нервничать, объясняй это предстоящим выступлением на конференции. Вот твое приглашение, всякие буклеты и пресс-релизы. Как прилетишь, отдохни. У нас там будет много работы.

Макс. …Ты уверен, что все получится?

Феллини. А зачем я тогда за это взялся?!

Аэропорт


Большой пассажирский самолет с ревом поднимается в воздух.

Железнодорожная станция


Станция. С одной стороны здание станции, с другой — лес. На одном из запасных и крайних к лесу путей станции стоит товарняк. Вдоль товарняка идет явно нетрезвый Обходчик. В одном из вагонов слышны странная возня, звуки взлома. Обходчик прислушивается, подходит к вагону, из которого доносятся звуки, приникает глазом к щели. В щель видно копыто топчущейся лошади.

Обходчик. Ну! Тихо, тихо!.. Кто там?.. Не шуми так!

Стук из вагона раздается настойчивей; судя по звукам, лошадь начинает метаться.

Бедная тварь… Мечется… Забьется еще… Погоди там… Сейчас…

Обходчик начинает раскручивать толстую проволоку, откидывает запор и открывает раздвижную дверь. Он хочет заглянуть в вагон, но тут буквально через его голову со страшным рычанием и воем, подобно всаднику Апокалипсиса, перемахивает человек на коне с железным, похожим на меч прутом. Это одичавший Сальвадор. Обходчик завороженно провожает всадника взглядом, трижды обнеся себя крестом.

Аэропорт


Шасси большого пассажирского самолета касаются посадочной полосы…

Титр: АМЕРИКА.

У аэровокзала. Микроавтобус. День


Микроавтобус подъезжает к стоянке около аэровокзала. Из него выходят Мазанхан и Найхал, сын Нальхана. Они подходят к спящему у бордюра Феллини. Вокруг него валяется с полсотни пустых стаканчиков из-под кофе.

Найхал, сын Нальхана. Какой дикий человек! Неужели ему нравится валяться по улицам, как собаке?

Мазанхан. Он просил встретить.

Найхал, сын Нальхана. Просил — не просил!.. Мало ли что он просит. Мы ему платим.

Мазанхан. Дорогой, он гораздо старше тебя. Ты совсем не имеешь уважения к старшим. Я тебя не понимаю. Так нельзя жить. Человек, который не уважает старших, может стать очень нехорошим человеком. А нехороших людей надо, как паршивых овец…

Найхал, сын Нальхана. Ну наверное, ты, уважаемый Мазанхан, прав. Да, ты совершенно прав. Я только что понял все свои ошибки. Я понял, что шел не той дорогой, которой должен пройти каждый настоящий мужчина.

Феллини просыпается и вскакивает на ноги.

Феллини. Господа, где вы были? Я вас с ночи жду.

Найхал, сын Нальхана. Извините, уважаемый профессор, мы забыли часы перевести!

Феллини. Н-да… Команда подобралась… Ладно, держись, смрадная обитель киноподелок! Как наши дела, кстати?

Найхал, сын Нальхана. А что, профессор… У нас все готово… Поедемте, мы покажем вашу келью, как вы и просили — она очень законспирированная. Студию из нее видно.

Аэропорт. Самолет


Переливаясь на солнце, самолет скользит сквозь облака.

Комната Феллини


Феллини оглядывает взлохмаченное ремонтом пространство предложенной ему комнаты.

Феллини. Что, я здесь стоя спать буду? А мой ассистент?

Найхал, сын Нальхана. Почему стоя? Мы купили вам надувные матрацы.

Феллини. Я не хочу надувной матрац, я воды боюсь и всего, с ней связанного. Меня в детстве бабушка в колодец уронила, и я там семь дней сидел, пока председатель колхоза туда после свадьбы шурина не упал.

Найхал, сын Нальхана. Хорошо, мы купим вам гамаки.

Феллини. Ни в коем случае, я высоты боюсь. Меня на третьем курсе однокурсники на балконе в общаге забыли. Зима была. Неделю стоял на морозе.

Найхал, сын Нальхана. Я вас понял, уважаемый, — холодильник мы вам тоже покупать не будем.

Мазанхан. Просто посоветуйте, что нам купить, на чем вы спать согласны?

Феллини. Ничего не ставьте, я могу неделю не спать. Воля.

ЧЕТВЕРТАЯ СЕРИЯ


Америка. Подземный коридор. День


По подземному коридору на тележке, перевернувшись на живот, отталкиваясь от пола ногами и руками, едет Феллини. Колеса у тележки резиновые и грохота не слышно. Кабели на стенах «бегут», сливаясь в цветные полосы. Это очень узкий и низкий коридор, по стенам и по потолку которого проложены кабели разного цвета. Феллини лежит под потолочными кабелями на тележке на колесиках (на таких автослесари обычно заезжают под днище автомобиля). Один из кабелей «вскрыт», с него сняты кусок защитного слоя и оплетка. На ухе у Феллини микрофон. На животе миниатюрный прибор со шкалой, в руках «крокодильчики» с проводами. На глазах очки, но без стекол, зато к правой дужке прикреплена миниатюрная видеокамера, с помощью которой Мазанхан, находящийся в машине, может видеть провода.

Мазанхан (зя кадром). Еще… Второй справа.

Феллини (вмикрофон). Красный?

Мазанхан (закадром). Красный,дорогой.

Феллини цепляет «крокодильчик» к красному проводу.

Феллини. Есть, дорогой!

Мазанхан (закадром). Четвертый. Черный.

Феллини отсчитывает четвертый провод, цепляет крокодильчик.

Пятый и седьмой. Синий — желтый.

От «крокодильчиков» провода тянутся к подслушивающим устройствам — небольшим коробочкам, которые закреплены на стене.

У студии Тарантино


Притулившись между телефонной будкой и мусорными баками, стоит белый лимузин Мазанхана. Пространство вокруг машины патрулируют братья-азиаты с бейсбольными битами в руках, делая вид, что играют в американскую лапту (бейсбол).

Машина Мазанхана


Найхал, сын Нальхана, сосредоточенно раскладывает на полу машины фотографии студии Тарантино. Перед ним лежат три книжки. Можно заметить фамилию Добржанского на обложке. В одну из книг Найхал, сын Нальхана, систематически заглядывает. Рядом с ним спазматически подрагивает миниатюрный принтер, то и дело выдающий новые фотографии. У Мазанхана в ухе микрофон, перед ним монитор. На экране ноутбука некая схема, на экране мини-монитора — то, что видит камера Феллини.

Мазанхан. Теперь… Справа от двери должен быть силовой щит.

Голос Феллини. Спаси вас Господи и покарай всех голливудских сценаристов…

Мазанхан. Не задень, дорогой, прозрачный провод.

Голос Феллини. Понял, уважаемый…

Найхал, сын Нальхана. Как у нас там?

Мазанхан. Это очень мудрый человек… Как дедушка Номто.

Подземный коридор


Феллини присоединяет на силовом щите последнего «крокодильчика». Тот провод, до которого ему нужно добраться, находится непосредственно под прозрачным проводом. Первая попытка оказывается неудачной, и «крокодильчик» выскальзывает из пальцев.

Феллини (сам себе). Ну, давай… ты же можешь.

Феллини вытирает пот с лица и предельно осторожно присоединяет последний «крокодильчик» к нужному проводу.

Есть… Поздравляю, господа… Теперь все голливудские бракоделы-оптовики познают яростную мощь авторского кинематографа! Скрестим же штык шедевра с вантусом халтуры. (Мазанхану.) Готово… Принимай работу…

Машина Мазанхана


Найхал, сын Нальхана, разглядывает схему на экране монитора, сверяет с фотокарточкой у себя в руках, думает, ковыряя в носу.

Мазанхан (отключая связь с Феллини). Сынок… Вот я делаю все это. Указания разные исполняю. Честно. Как я привык работать на свою семью…

Найхал, сын Нальхана, внимательно слушает, глядя на Мазанхана.

Но одна мысль гложет меня… Зачем нам тот шумный мальчик из города, ты можешь мне объяснить?

Найхал, сын Нальхана. …В одной книге у него есть такая теория — теория «коровы»…

Мазанхан. Какой коровы?

Найхал, сын Нальхана. Подставного лица… Теория жертвы… Вот ты идешь на дело — должен богам жертву принести… Понимаешь?.. Подарок… Чтобы дело хорошо прошло… Перестраховаться…

Мазанхан (соображает). Он такой суеверный?

Найхал, сын Нальхана (подумав). Ну можно и так выразиться… Я, конечно, не уверен… но вполне возможно, что тот шумный мальчик летит в Америку на жертву… И вряд ли он сам об этом догадывается…

Мазанхан. Вот что, Найхал, сын Нальхана, я хочу рассказать тебе одну старую притчу. Мне ее рассказал дедушка Номто, когда я в его ружье пробку от бутылки затолкал. Дедушке Номто рассказал эту притчу его дедушка, а его дедушке — его прадедушка, а его прадедушке — один шаман в овчарне, когда все на охоту ушли. Дело было так: к одному шаману пришел другой шаман. Они посидели вместе молча и разошлись с измененной «точкой сборки». Так они друг к другу еще долго ходили и уходили просветленные, пока за ними соседка не подглядела. Она к ним пришла и тоже попросила изменить ей «точку сборки», что они с удовольствием и сделали. Потом об этом узнал ее муж, и больше шаманы никому не хотели изменять «точку сборки», ибо не каждому мужу жена с измененной «точкой сборки» дома нужна.

Ресторан «Карлстон»


Фешенебельный ресторан искрится от невероятного множества хрустальных светильников, свисающих с расписанного мифологическими сценами потолка. За одним из столиков сидят Мазанхан и Найхал, сын Нальхана. Перед ними на серебряном блюде молочный поросенок. За соседним столиком молча сидят трое молодых азиатов.

Мазанхан (озираясь по сторонам). Хорошее кафе.

Найхал, сын Нальхана. Очень хорошее.

Мазанхан замечает в дальнем углу ресторана сидящих японцев, один из них, самый пожилой, в национальной одежде.

Мазанхан. Смотри Найхал, сын Нальхана, там какие-то уважаемые люди. Надо им высказать свое уважение.

Он снимает с безымянного пальца золотой перстень с синим камнем, кладет его на тарелку, жестом подзывает одного из молодых азиатов и, показывая на японцев, приказывает.

Отнеси вот тому уважаемому человеку в знак нашего уважения.

Молодой азиат почтительно берет тарелку с перстнем и несет в указанном направлении. У самого столика дорогу ему преграждают трое крепких молодых японцев, но старый японец в национальной одежде жестом приказывает им пропустить посла, и тот, с поклоном, вручает ему дар. Пожилой японец тут же надевает перстень и, приложив руку к сердцу, делает полупоклон в сторону Мазанхана.

Аэропорт. Самолет


Переливаясь на солнце, самолет скользит сквозь облака.

Ресторан «Карлстон»


Мазанхан и пожилой японец, хохоча и переговариваясь по-японски, руками раздирают молочного поросенка и отправляют к себе во рты. Молодые азиаты и японцы сидят вокруг за соседними столиками.

Мазанхан. Конечно,уважаемый НалигутоПуроками, электроника — это большое движение вперед, но наши дети совсем не помнят обычаев предков, и это движение назад. Нельзя ли такую микросхему придумать, чтобы им при рождении в ухо вставлять и они помнили, главное в жизни — это обычаи старины. А, уважаемый Налигуто Пуроками?

НалигутоПуроками. Оно, конечно, можно такую микросхему в ухо, но лучше не в ухо, а в другое место. Даже не микросхему, а радиолампу.

Юрта в зимнем саду отеля


Мазанхан заглядывает в мини-бар. В другой комнате Найхал, сын Нальхана, продолжает разглядывать фотографии. Он перекладывает их как карточный пасьянс. С бокалом в руке, позвякивая льдом, в комнату входит Мазанхан.

Найхал, сын Нальхана. Как это он собирается сделать, ума не приложу… Здесь кругом камеры.

Мазанхан. Не мучай свою голову суетой. Вспомни лучше что-нибудь хорошее. Дедушку Номто или Налигуто Пуроками. Какой мудрый человек! Надо ему позвонить, он нас домой очень приглашал. Иначе обидится.

В этот момент дверь в номер бесшумно открывается.

Найхал, сын Нальхана. Тебе просто говорить, ты один. А на мне жена, дети.

Мазанхан. Ты моих племянников куда отправил?

Найхал, сын Нальхана. В другую гостиницу. Сказал, чтобы они из номера не выходили. Еду по телефону заказывали.

Мазанхан. Правильно. Зачем детьми лишний раз рисковать! Пусть отдохнут. Но ты им сказал, чтобы они телевизор не смотрели?

Найхал, сын Нальхана. Конечно сказал. А почему, уважаемый Мазанхан, им нельзя телевизор смотреть?

Мазанхан. Неженатые они еще.

В комнату заходит Феллини, увешанный сумками с аппаратурой.

Феллини. Руки вверх!

Азиаты вздрагивают от неожиданности и рефлекторно поднимают руки.

Мазанхан (Найхалу, сыну Нальхана). Ты что, номер не закрыл?!

Найхал, сын Нальхана. Я думал, ты закрыл.

Феллини. Вы не перестаете меня удивлять, господа компаньоны. Так мы быстро с делами управимся… верней, с нами управятся.

Отель. Утро


Феллини выходит из лифта, идет в сторону запасного выхода на крышу.

Отель. Крыша


Феллини кладет сумку на крышу, рядом с большой параболической антенной, цепляет на ухо микрофон мобильного телефона. Набирает номер. У него за спиной на бельевой веревке сушится белье. Профессор не удерживается и срывает розовые женские трусики с веревки.

Лимузин Мазанхана


Мазанхан внутри микроавтобуса, перед ним ноутбук. Улочка из окна микроавтобуса. Пустынно. Начинает дребезжать мобильный. Мазанхан берет трубку.

Отель. Крыша


Возле края крыши с биноклем у глаз стоит Феллини. Он скользит взглядом по крышам города, попутно обмахиваясь похищенными розовыми трусами.

Феллини. Я на крыше. Обзор хороший. Скажите, уважаемый Мазанхан, зачем нам параболическая антенна?

Улицы Лос-Анджелеса. Внутри лимузина


Мазанхан. Параболическая антенна, уважаемый, нам нужна, потому что нам нужно иметь хорошую связь с родиной. Жена Буржи Матыо вот-вот родит. Слезай с крыши, уважаемый, и иди за студией смотреть. Окна охранного помещения — третье и четвертое справа, второй этаж.

Балкон комнаты Феллини


Феллини (лежа с видеокамерой на балконе). Третье и четвертое справа, второй этаж… Вижу.

Мазанхан (за кадром). Это они.

Феллини. Работаем.

Феллини раскрывает сумку. Там оказываются похищенные им с крыши розовые трусы и детали разобранной винтовки. Он собирает их. Прикручивает глушитель, цепляет сверху оптический прицел. Вынимает из кармана маленькую ювелирную шкатулку, в которой обычно продаются кольца. Раскрывает ее. Вынимает оттуда жучок. Поднимает его на свет, чтобы еще раз осмотреть. Вставляет в пулю. Заряжает пулей винтовку. Поднимает винтовку, целится.

Студия Тарантино. Комната охраны


В объектив с разметкой видны открытые окна, в которых — силуэты людей в форме охранников. В одном окне Тэдди, в другом Лэс. Феллини переводит прицел с Лэса на Тэдди, с Тэдди на Лэса, словно не знает, в кого выстрелить. Наконец он убирает винтовку и покидает крышу.

Комната Феллини


Феллини. Я вернулся в комнату. Забыл обойму.

В этот момент раздается стук в дверь.

О, блин!

Мазанхан (за кадром). В чем дело, уважаемый?!.

Феллини. Принесла кого-то нелегкая. Сейчас разберемся.

Голос Мазанхана (встревоженно). Найхал, сын Нальхана, с людьми — внизу. Тревоги не было.

Феллини кладет винтовку под стопку старых газет. Мочит голову водой, кладет полотенце на плечи. Стук повторяется.

Феллини (англ.). Иду…

Он открывает дверь. Там стоит полная женщина — горничная Мадлен. Она то и дело пытается заглянуть за плечо Феллини.

Мадлен (англ.). Где мой купальный костюм?! Нижняя часть. Розовая.

Феллини (англ.). Какой костюм? Какая розовая?

Мадлен (англ., медленно и громко). Который вы с крыши взяли, когда свою железку привинчивали.

Феллини (англ.). Я?!

Мадлен (англ.). Или ваш двойник.

Феллини (англ.). У меня нет двойников.

Мадлен (англ.). Тогда верните костюм. Его нижняя часть стоит двадцать долларов.

Феллини (англ.). Мадам, вы должны меня понять, я человек одинокий.

Мадлен. Хорошо, быстро снимайте штаны!

Феллини (снимая штаны). Я знал, что встречу в вашем американском сердце живую нотку!

Мадлен (забирая штаны). Вот когда вернете мои трусы, я верну вам штаны.

Мадлен покидает номер.

Мазанхан(за кадром). Что там было?

Феллини. Вы не поверите, уважаемый, одна американская женщина только что у меня брюки отобрала.

Мазанхан (за кадром). И зачем ей ваши брюки?

Феллини. Говорит, что влюбилась.

Мазанхан (за кадром). Я не очень понял, что у вас там происходит, но советую вернуться на свой пост.

Комната охраны


Мы снова видим охранников в оптический прицел. Один из них возвращается с кофе. Феллини поднимает прицел чуть выше людей. В объективе плакат фильма Тарантино «Криминальное чтиво». Феллини нажимает на спусковой крючок. Мы устремляемся вслед за пулей к открытому окну охранного помещения. Пуля втыкается в плакат. Наезд. Макроплан. Мы видим, как подслушивающий «жучок» на резиновом амортизаторе начинает мерцать. Мы видим, что Тэдди сидит за пультом охраны со множеством мониторов, каких-то кнопок, рычажков, пьет кофе из большой кружки и ест булочку, а Лэс за перегородкой, делящей охранное помещение на две части, «качается» с гантелями.

Балкон комнаты Феллини


Феллини, убедившись, что пуля с жучком ушла по назначению, приставляет винтовку к подоконнику, садится за столик, на котором стоит чемоданчик с подслушивающей аппаратурой. Прикладывает к свободному уху наушник, крутит ручку настройки.

Феллини (б микрофон). У меня все готово. Я сейчас к вам приеду.

Балкон комнаты Феллини


Феллини разбирает винтовку.



Юрта в зимнем саду отеля. День


Мазанхан включает ноутбук.

Мазанхан. Присаживайтесь.

Феллини. Так, позвольте.

Феллини садится за ноутбук и что-то быстро набивает на клавиатуре. Затем удовлетворенно откидывается на спинку стула и потягивается.

А теперь проверим.

Феллини щелкает мышкой, и на экране возникают акустические шкалы. В микрофоне слышно шипение, затем пробивается разгневанный голос.

Голос Лэса (б микрофоне, англ.). Тэдди, какого хрена!.. Ты опять хлебаешь свой кофе за охранным пультом?

Голос Тэда(в микрофоне, англ.). Лэс, что ты цепляешься ко мне со всякими сахарозами?

Голос Лэса (в микрофоне, англ.). Это твои сахарозы. У меня после твоего кофе локти к столу липнут.

Россия. Москва. Кондитерская. День


Небольшая ухоженная кондитерская, почти без посетителей. Грустная Лера разглядывает пышные торты и разноцветные пирожные.

Продавщица. Девушка, ну вы надумали, что будете брать?

Лера (с грустью). Да. Мне, пожалуйста, два эклера, эс-терхази, пару наполеонов, тиримасу и вот этот чизкейк… (немного подумав) и, пожалуй, йогуртовый торт с черникой.

Продавщица складывает все пирожные в картонную коробочку, потом уходит за тортом. Когда возвращается, то видит, как Лера с отсутствующим видом доедает один из эклеров. Весь ее рот измазан шоколадом. Она не замечает возвращения продавщицы и вздрагивает, когда слышит…

Продавщица. На торт смотреть будем или так завернуть?

Лера. Ах да, конечно… Подходит, да, подходит.

Продавщица завязывает торт. Лера доедает эклер, кладет деньги.

Спасибо.

Берет коробки и с перепачканным ртом выходит. Продавщица смотрит ей вслед, на лице ее выражение брезгливой и снисходительной жалости к слабоумному существу.

Квартира Леры. Вечер


Лера сидит перед телевизором за столом. Перед ней тарелка с пирожными и тортом. Торт съеден на две трети. Лера говорит по телефону.

Лера. …Нет, Киса, нет… он приходил извиняться. Это было выше моих сил… А я… я очень чувствительная, как мимоза. Да-да… опять. Мне же нужно восстанавливать силы… Нет, только не Гарик и не Петька, и не Толик, и не Олежка, хоть он и гимнаст.

Звонок в дверь.

Подожди, кто-то приперся… Давай я тебя потом наберу.

Лера открывает; там Гоша. Лера сразу бросается ему на плечо.

Гошечка! Как волшебно, что ты меня не забываешь!

Гоша. Я должен сохранить невесту друга в полном ажуре.

Лера. Сохрани, Гошик, сохрани, я еле держусь… Мне страшно. Я как только остаюсь одна, мне кажется, меня хотят украсть.

Гоша. Ну что ты, Лерчик, как можно?

Лера(оживляясь). Ты сладкого не хочешь?

Гоша. Я бы лучше выпил.

Лера (радостно). У меня есть малюсенькая бутылочка текилы. Или ты хочешь опять водочки?

Америка. Комната Феллини. День


Макс озабоченно разглядывает разгромленную ремонтными работами комнату профессора.

Макс. А как мы здесь жить будем?

Феллини. Очень тихо будем жить. Соблюдая конспирацию.

Макс. В обычном номере нельзя было ее соблюдать?

Феллини. Сложнее. Очень жаль, что ты не прочитал мою книгу. В ней есть целая глава о конспирации.

Макс. Ну ладно — конспирация так конспирация.

Феллини. Да, давай лучше поговорим о деле. По тому, что нам удалось узнать из прослушивания, фильм готовится к перезаписи. Последний рабочий момент перед печатью копии… Как тебе объяснить?.. В общем, в этом виде его вполне можно показать зрителям.

Макс. Отлично, я рад за них, но как мы его оттуда возьмем?

Феллини. Не спеши… Все по порядку… Я покажу тебе план студии Тарантино, чтобы ты знал, где находится эта студия перезаписи. И кое-что мы предварительно отрепетируем…

Макс. Что отрепетируем?

Феллини. Наш спектакль, мой мальчик, для американского зрителя криминальных новостей.

Макс тяжело вздыхает.

История такая — покупаешь билет на экскурсию и как турист бродишь по студии, отрабатывая маршрут. Находишь по предложенной тебе карте нужную нам студию… Заходить туда в первый раз не нужно, только найти ее. Да ешь ты, ешь… У тебя есть фиксированное время и защита, которую я тебе обеспечиваю. Еще раз — задача: ты должен за это время пройти лабиринт студийных коридоров и оказаться в студии перезаписи. Взять фильм и под моей невидимой защитой его вынести.

Макс. Что еще за невидимая защита?

Феллини. Мои люди установили на студии кое-какую аппаратуру. Мы теперь можем все слышать и немножко видеть. То, что тебе нужно взять, выглядит вот так… (Феллини достает из портфеля профессиональную видеокассету.)

Макс (немножко нервно). Феликс!.. А как я узнаю, что это именно та кассета, которая нам нужна?

Феллини. Я предполагаю, что она будет надписана.

Макс. Предполагаешь?! Предполагаешь?! А если нет?

Феллини. Возьмешь все, что есть… (Оценив реакцию Макса.) Но она будет надписана! Потом… Еще одно… Нужно добыть список сотрудников студии. Здесь подкуп не поможет… Охрана у Тарантино неподкупная… Роботы… А список нужен. Он нам поможет достать ключи от электронных замков.

Макс (шепотом). Феликс, я не трус… Но у меня все внизу дрожит… У меня в последнее время вообще все не так… Честно скажу, я не чувствую куража… Мне неуютно, Феликс… как корове на дойке. Я не уверен… Можешь меня уволить с этой минуты и оставить в Америке…

Феллини (спокойно). Мой дорогой коллега… Ваше волнение мне вполне понятно… Давай я тебе кое-что покажу.

Феллини достает ноутбук, коммутирует его с мобильным, и почти мгновенно становятся слышны записанные ранее разговоры охранников.

Голос Лэса (в микрофоне, англ.). Тэдди, подлец!.. Опять кофе?

Голос Тэда (в микрофоне, англ.). Лэс, я эту ночь спал три минуты, стихи писал. Не дуди мне в мозг.

Голос Лэса (в микрофоне, англ.). У меня пропуск к столу прилип!

Макс с интересом наблюдает за тем, как бегает индикатор уровня громкости.

Макс (подозрительно). Модно!.. (Кивая на монитор.) И ты уверен, что это сработает?

Феллини. Дитя! Я обещал тебе стопроцентную безопасность? Так вот, она у тебя есть!

Макс. Когда нужен этот список?

Феллини. Чем раньше, тем лучше.

Макс. К вечеру — устроит?

Феллини удивленно поднимает брови.

Вертится у меня одна идея.

Феллини. Идея — это хорошо. Теперь насчет дальнейшего взаимодействия…

Феллини протягивает Максу телефон с таким же, как у него, наушником для связи «хенс-фри», а также конверт.

Будь всегда на связи… И добро пожаловать на родину грез, мистер Богушев.

Макс заглядывает в конверт, сует его в карман, слегка бьет по карману, приминая.

Макс. Положительная эмоция…

Россия. Квартира Леры. Вечер


Лера и Гоша — достаточно подвыпившие. У Леры растекшаяся тушь; видно, что она плакала. Гоша наливает водку, Лера готовится к обряду потребления текилы, солит палец, берет дольку лимона.

Гоша. Ну за то, чтобы ты больше никогда не плакала!

Лера. Не-ет, за это я пить не буду… Я люблю поплакать.

Гоша. Тогда, чтоб не грустила!

Лера (повторяя интонации Гоши). Тогда, чтоб не грустила!

Чокаются, пьют. Макс закусывает водку эклером. Лера, хихикнув, после алкоголя тоже берет пирожное.

Гоша. Лера, ты знаешь… Я вот… хоть и друг… а я друг!.. Максу… И я здесь рядом с тобой именно поэтому… Все для друга… Но я должен сказать… Должен… Да простит меня Макс!.. Но он не совсем тот парень, который тебе нужен… Не тот… Тебе рядом нужен толковый парень. Основательный… А Макс — придурок… У него одни пузырьки в голове…

В этот момент сверкает молния, и практически сразу ее нагоняет гром.

Лера. Ой, а я боюсь… Когда гроза, мне кажется, что я одинокая березка посреди большого поля, и если меня не укрыть, то в меня ударит молния, я погибну, обуглюсь. Ведь ты меня не оставишь одну?

Гоша. Лера, как ты могла обо мне так хреново подумать? (Гоша шатко приваливается к Лере, обнимая ее с пьяной нежностью.) Котик, я с тобой…

Лера. Ведь ты меня укроешь?

Гоша (подумал, кивнул). Я буду твоим ангаром…

Лера. Ангаром?.. (Уже плохо соображая.) Это так волнительно!

Гоша. Да, котик, очень сексуально! И там, в ангаре, ты будешь в полном ажуре!..

Лера падает в объятия Гоши.

Америка. Лос-Анджелес. Улица. День


Некая городская стена с большим количеством рекламы. Макс останавливает машину у стены. Подходит к рекламным плакатам, какое-то время выбирает, потом снимает рекламу, на которой изображен какой-то пожилой человек. Мимо него проходит пожилая семейная пара, которая с недоумением смотрит на действия Макса. Макс запрыгивает в машину и едет дальше.

Лос-Анджелес. Небольшая улица. Возле пончиковой. После дождя


В воздухе еще чувствуется сырость. Макс припарковывается около пиццерии. Заходит, покупает пару комплектов горячих пончиков, кофе и фирменную майку пончиковой с собой. По дороге к машине снимает со стены плакат с названием пончиковой. Запрыгивает в машину, едет дальше.

Студия Тарантино. Комната охраны


Лэс и Тэд сидят, как и прежде, на входе.



Т э д. Лэс, мне опять нужно отойти.

Л э с. Да что с тобой сегодня?

Тэд. Это просто кофе. Его было слишком много.

Лэс. Да, Тэд. Твой кофе — это яд для мозга. Хорошо, что у тебя мало мозга. Очень мало.

У входа на студию


Макс, переодетый в фирменную майку, выходит из машины с пончиками и заходит на студию.

Комната охраны


Макс заходит как раз в то время, когда Тэд еще не вернулся. Он подходит к пульту.

Лэс (англ.). Парень, тебе чего?

Макс жестами глухонемого показывает на пустующее кресло Лэса, на пиццу и выдает фразу жестами про заказ.

Это что, Тэд заказал?

Улыбается и кивает. Он жестами показывает, что один пончик с маком, другой с повидлом. Протягивает ручку и бланк на картонке с зажимом, чтобы Лэс расписался. Лэс от неожиданности ставит закорючку. Макс улыбается и кладет пиццу на пульт.

Э-э, парень, сюда не надо ставить пончик! Сюда и так что попало ставят.

Макс улыбается, поднимает пиццу и вопросительно смотрит на Лэса. Лэс кивает на тумбу у стены, как раз там, где под плакатом «Криминального чтива» прикреплен список сотрудников с телефонами. Макс кивком показывает, что он понял, и роняет ручку на пол. Ручка падает, закатившись, за пульт.

О, что за бестолочь!..

Лэс ныряет за ручкой. Макс подходит к тумбе, кладет пончик. На всякий случай перекрывает спиной обзор Лэсу и, кашлянув, стягивает приколотый список. Возвращаясь к Лэсу, он ставит на пульт кофе. Лэс, найдя ручку, отдает ее Максу.

Держи.

Макс жестом благодарит Лэса и, еще раз улыбнувшись, выходит из студии.

С ума сойти! Они уже стали брать на работу глухонемых… Черт знает что. И опять этот кофе!

Это приводит Лэса в ярость. В это время Тэд возвращается из туалета.

Тэд, твою бабушку, что за?! Пончик?!

Улица перед студией Тарантино


Макс выходит из здания студии и говорит по мобильной связи.

Макс. Профессор?.. Список у меня…

Голос Феллини. Подвози бумажку в нашу комнату, оставь список внутри, а сам пойди развлекись… деньги у тебя теперь есть… Молодец, сынок, заслужил, расслабься… До связи.

Юрта в зимнем саду отеля


Мазанхан, развалившись в кресле, смотрит бесшумно работающий монитор. Найхал сидит в наушниках за чемоданчиком с подслушивающей аппаратурой, на котором в столбец написаны имена охранников. Напротив каждой фамилии заметки — кто, чем, в какое время занимается. Пока что лист заполнен только на одну четверть.

Найхал, сын Нальхана (снимая наушники). Тэд-ди в комнате один и опять жрет за пультом.

Мазанхан. Так его, пожалуй, действительно когда-нибудь уволят.

Найхал, сын Нальхана. Странное чувство, ты их совсем не знаешь, а они становятся как родные. Все их привычки, шуточки, характеры, личная жизнь.

Мазанхан. Идешь ты по улице, а навстречу тебе Тэд-ди. Ты ему: храни тебя Великий Степной Дух, уважаемый! Как жена, как дочь?

Найхал, сын Нальхана. Может быть, выпьем по чашечке кофе?

Мазанхан. Ты, Найхал, сын Нальхана, человек романтический. Может быть, ты когда-то и станешь нормальным чабаном.

Найхал, сын Нальхана. А я и не собираюсь здесь задерживаться…

В наушниках раздается какой-то шум. Найхал, сын Нальхана, прикладывает один наушник к уху.

Скачки включили. Черная молния идет впереди на целый корпус!

Мазанхан щелкает пультом. На экране несутся жокеи на лошадях…

Мазанхан. Домой хочу.

Комната Феллини. День ближе к вечеру


Посреди комнаты раскрытый чемодан, в нем какие-то приборы. Шторы плотно задернуты. Макс с телефонным аппаратом в руках. На экране телевизора реклама нового фильма Тарантино.

Диктор(за кадром, англ.). Самый дорогой и самый многообещающий проект голливудского режиссера — со стволом сорокового калибра и ритмом свинга… Мировая премьера пятнадцатого числа следующего месяца…

Макс. И здесь то же самое… Хоть бы слова меняли…

Макс выключает телевизор, подходит к окну. Раздергивает шторы… И тут же в номер врывается свет и гам ночной лос-анджелесской улицы.

(В трубку.) Тетя Нина?.. Это Макс… Максим Богушев… Я уже здесь…

Юрта в зимнем саду отеля


Мазанхан по-прежнему сидит перед подслушивающим устройством в наушниках. График с фамилиями охранников заполнен наполовину.

Мазанхан. Начальник службы безопасности вышел из комнаты охраны. Пойдет людей проверит, а потом кушать.

Найхал, сын Нальхана (усмехаясь). К своей гримерше он пошел, а не кушать…

Найхал, сын Нальхана, делает соответствующую запись на листе.

Вот интересно… уважаемый Мазанхан, мы с вами весь день все слушаем и слушаем, смотрим и смотрим, а чем наш профессор занимается?!

Дверь бесшумно открывается, и в номер проскальзывает Феллини. Мазанхан по-прежнему перед подслушивающим устройством. Феллини осторожно садится в кресло.

Гуляет по Лос-Анджелесу в свое удовольствие… А я приеду, меня спросят: «Как Америка?» — а я скажу: «Начальник службы безопасности пошел к своей гримерше!» Вот все, что я видел в этой Америке…

Мазанхан поворачивает голову и вздрагивает от неожиданности, увидев Феллини.

Феллини. Это я, дорогие мои. Что у нас?

Найхал, сын Нальхана, протягивает листок с графиком дежурств. Феллини внимательно изучает график.

Так, отлично… На подходах к центральному офису сейчас пусто, а в комнате охраны остался всего один человек…

Мазанхан. Тэд,уважаемый.

Феллини (кивая). Точно — он, уважаемый. Который следит не за мониторами внутреннего периметра, а за скачками.

Комната охраны


За пультом охранник Тэд, который действительно смотрит не на экраны монитора, а на экран большого телевизора в углу. По экрану несутся жокеи на лошадях. Охранник размахивает руками, визжит, свистит, орет.

Тэд. Уау!.. Черная молния, давай-давай-давай!..

Феллини (за кадром). Когда он дежурит?

Мазанхан(за кадром). Через двое суток, двадцать третьего.

Феллини (за кадром). Нужно узнать насчет скачек.

Мазанхан (за кадром). Хорошо.

Пока Мазанхан и Феллини разговаривают за кадром, Тэд все больше и больше распаляется, следя за скачками. Он вскакивает со стула, прыгает, машет руками, орет. Звучит гонг. Охранник сплевывает с досады, начинает рвать ставочные билетики и швыряет клочки в стороны.

Феллини (за кадром). Очень хороший охранник.

Юрта в зимнем саду отеля


Феллини. Все идет как нельзя лучше. Кажется, пора повесить колокольчик на нашу жертвенную корову и выдать ей дымовые шашки.

Азиаты переглядываются.

Мазанхан. Какая корова? Зачем нам корова?

Найхал, сын Нальхана (Феллини). И зачем корове дымовые шашки?

Улицы Лос-Анджелеса. Такси. Вечер


Такси тормозит у подворотни, заставленной мусорными баками. Из-за них выглядывает подозрительный тип. У него за спиной — обитая железом дверь.

Макс (Таксистуу англ.). А вы уверены, что правильно меня привезли?

Таксист (по-украински). Робчик! Привез туда, куда ты гутарил. Это и есть самое поганое подпольное казино в этом городе. Дай вон человику десять американских гривен и гуляй как хочешь.

Макс выходит из машины, подходит к подозрительному типу, дает ему десять долларов, и тот пропускает его внутрь.

Казино


Зал казино. Людей как селедки в бочке. Среди посетителей проворно снуют масластые официантки и голенастые менеджеры. За одним из столов тетя Нина в сопровождении здоровенного мужика в ковбойских сапогах и сомбреро — Билла. Тетя Нина, сухопарая женщина около пятидесяти лет, одетая довольно ярко, но не вульгарно. Играет она азартно, не сдерживая эмоций. Когда Макс подходит к столу, тетя Нина остается один на один с крупье. Крупье мечет.

Тетя Нина (англ.). Еще… Еще одну… Ох лю-лю, где мои пуанты — перебор! Ты что, разучился карту сдавать?!

В этот момент она замечает Максима и сразу узнает его.

(Говорит по-русски с акцентом.) Максимушка, так вот ты какой стал! Иди ко мне, я тебя обниму. (К крупье. Резко.) Я еще не ухожу, грубиян.

Тетя Нина поднимает голову вверх и дергает Билла за рукав. Билл вывозит тетю Нину на инвалидной коляске навстречу Максу. Макс несколько ошарашен тем, что тетя Нина на коляске. Но с радостью обнимает и целует ее.

Ну, дай я на тебя посмотрю. Ведь я тебя сразу узнала. Вот что значит молочная мама. (Заметив его взгляд.) Да-да, не обращай внимания, я уже привыкла — упала в оркестровую яму на премьере «Лебединого озера». Я не хотела огорчать Анну Васильевну, поэтому и не сообщила. Познакомься — это Билл. (Переходит на английский.) Мой ангел-хранитель. За деньги, конечно. Видишь, по линии благотворительности какое лицо наел?

Макс (англ.). Очень приятно. (Русск.) А вы что тут делаете, тетя Нина?

Билл (протягивая руку Максу, очень плохо по-русски). На здоровье!

ПОЗЖЕ. Тетя Нина в азарте за игровым столом. Макс и Билл рядом, по обе стороны, оба терпеливо и апатично присутствуют при азартной игре тети Нины. У тети Нины кончились деньги. Она смотрит на Макса, Макс на Билла, Билл отрицательно качает головой, но Макс протягивает тете Нине купюру.

ПОЗЖЕ. Макс рядом тетей Ниной за игровым столом, сначала просто следит за игрой, потом быстро втягивается и входит в азарт. За их спинами скептический большой Билл только вздыхает, когда Макс достает очередную купюру. Тетя Нина в восторге.

Тетя Нина (Биллу, англ.). Вот это русский! Понял?! Это русский!.. Это не твои черномазые дружки. Мой малыш красивее их всех вместе взятых, и Зизу тоже.

Билл. Не забывай, мы должны Черному Зизу семь штук. Так что будем пока его считать самым красивым.

Тетя Нина. Я его презираю. Па-де-де ему в ухо.

Тете Нине выпадает небольшой выигрыш. Она радостно сгребает фишки к себе, подталкивая Макса под локоть.

(По-русски.) От вашего стола — нашему столу, давай!

ПОЗЖЕ. Макс заглядывает в конверт, там пусто. Макс и тетя Нина поднимают головы, повернувшись к Биллу, но он смотрит на них свысока и отправляется к колесу Фортуны. Макс и тетя Нина смотрят вслед Биллу печально и презрительно, как на предателя. Колесо Фортуны крутится, и Биллу выпадают деньги. Макс и тетя Нина смотрят с завистью.

ПОЗЖЕ. За игровым столом Макс, тетя Нина и большой Билл. Все фишки у Билла. Макс и тетя Нина пустые, они с завистью посматривают на кучу Билла. Билл сгребает фишки.

ПОЗЖЕ. Большой Билл, тетя Нина и Макс в фойе казино, прощаются.

Билл (англ.). Это на такси… (Плохой русск.) На здоровье!

Билл вкладывает в руку Максу несколько фишек. Макс, кивая, берет фишки, ссыпает их в тот же карман, где до этого у него лежал теперь уже пустой конверт с деньгами. Похлопывает по карману, грустно улыбаясь.

Макс (грустно, русск.). Бывай, полиглот… (Поднимает в приветствии кулак.)

Билл (кивая, плохой русск.). На здоровье…

ПЯТАЯ СЕРИЯ


Америка. Бар «Формоза». Ночь


Макс входит в бар уже в крепком подпитии. Садится за барную стойку и заказывает.

Макс. Виски, дружище, много виски.

Сидящий к нам спиной, на соседнем стуле, Посетитель обращается к Максу.

Посетитель. Хи-хи-хи! Проблемы, друг?

Макс. Да так, чепуха. Нужно новый фильм Тарантино украсть.

Посетитель. Хи-хи-хи! Кто такой Тарантино?

Макс. Перец один.

Посетитель. Макаронник?

Макс. Почему же сразу макаронник? Здесь живет. Говорят, прикольный мужик.

Гостиница. Балкон у комнаты Феллини


Огни большого города. Феллини в бинокль рассматривает комнату охраны студии.

Студия Тарантино. Комната охраны


В окуляры бинокля видны охранники. Один из них сидит за пультом с мониторами, еще двое играют за столом в карты. На столе бутылка минералки.

Бар «Формоза»


Макс и Посетитель завороженно смотрят 542-ю серию мексиканского сериала.

Посетитель. Хи-хи-хи, чувак! Это его тетка.

Макс. Не гони — это его сестра, которая исчезла во время бури в пустыне. Я пятый год смотрю этот сериал.

Посетитель. Хи-хи-хи, чувак! Тогда почему она ему штаны снимает?

Макс. Такие у них нравы!

Посетитель. Хи-хи-хи, чувак! Смотри — она ему укол делает! Она доктор.

Макс. А зачем она ему укол делает?

Посетитель. Помнишь, под Акапулько его змея укусила в пещере? В начале серии он еще кричал.

Макс. Он не кричал, он пел!

Посетитель. Хи-хи-хи, чувак! Это круто. Не догадаешься. (Бармену.) Еще по два на два.

Юрта в зимнем саду отеля


Феллини входит в зимний сад и направляется к столу, над которым склонились над схемой Мазанхан и Найхал, сын Нальхана.

Феллини (кивнув на схему). Все это уже пройденный этап. Теперь придется работать с людьми. (Найхалу, сыну Нальхана.) Нужен охранник, который имеет постоянный доступ к сейфу фильмотеки и любит выпить где-нибудь в людном месте.

Тот кивает, пробегает глазами по списку охранников студии.

Найхал, сын Нальхана. Самый подходящий Лэс Кувер. Он только и делает, что таскает этот фильм за Таран-тино в сопровождении двух амбалов.

Феллини. Кувер?

Азиат кивает.

Найхал, сын Нальхана. Он любит «Синий бархат».

Феллини. Это еще что такое?

Мазанхан. Коктейль с курасао, уважаемый.

Феллини. Только этого мне не хватало… В этом проклятом городе дурной вкус не только у режиссеров, но и у барменов… Уточните его наклонности и откуда он родом. У вас есть пара дней на разработку.

Найхал, сын Нальхана. У него есть место, где он проводит вечера… Бар «Капабланка» неподалеку от его дома…

Улица Лос-Анджелеса


По улице идет Лэс в форме охранника. На лацкане у него какой-то значок. Мимо проезжает машина азиатов. На заднем сиденье Феллини с фотоаппаратом с мощным объективом. Он щелкает Лэса, когда тот смотрит в сторону. Лэс заходит в бар «Капабланка».

ПОЗЖЕ. Лэс выходит из бара «Капабланка». Лицо раскраснелось, видно, что он навеселе. Снова щелчок фотоаппарата. Выждав немного, Феллини выбирается из машины и заходит в бар.

Юрта в зимнем саду отеля


В номере Мазанхан, Феллини и Найхал, сын Нальхана. Найхал, сын Нальхана, слушает через наушники охранников, Феллини изучает схему студии. На столе перед Мазанханом лежат фотографии Лэса Кувера в форме охранника. Крупно снят значок на лацкане. На столе лежит также миниатюрная видеокамера с крохотной антенной, а рядом с ней приемник-телевизор. Мазанхан рассматривает рисунок и надпись на значке через лупу, затем переносит «взгляд» лупы на крохотный кусочек фольги. С помощью тонкой кисточки наносит последние штрихи рисунка на фольге. На рисунке какая-то аббревиатура английскими буквами. В наушниках у Найхала, сын Нальхана, слышен голос Лэса.

Лэс (за кадром, англ.). Что ты понимаешь в напитках, придурок?.. У «Бархата» неповторимый вкус тропического ночного моря!.. Он запоминается на всю жизнь!.. А вы своим виски напрочь глушите вкусовые ощущения. Уж кто-кто, а моя мать понимала вкус в напитках!.. Она была урожденная фон Блюц — немка! Из Потсдама…

Мазанхан (Феллини). Феликс, что такое «Эф-эф-эс»?

Феллини. Федерация вольных стрелков или что-то в этом роде. Хотя… не знаю.

Мазанхан берет круглое стеклышко с загнутыми краями и булавкой, аккуратно приклеивает на него фольгу. Смотрит через стеклышко на Феллини. Теперь мы видим, что фольга с одной стороны прозрачна – через нее все прекрасно видно. Удовлетворенно хмыкнув, азиат вставляет внутрь самодельного значка микрокамеру, крепит ее на пластилин (или жвачку), включает телевизор-приемник. На экране телевизора появляется изображение Феллини, склонившегося над схемой. Мазанхан поворачивается вокруг своей оси со значком, панорамируя по комнате. На экране появляется то изображение Найхала, сын Нальхана, то окно, то стены, то дверь.

Мазанхан. Батареи хватит на сорок восемь часов. Главное, чтобы он не снял значок с формы.

Найхал, сын Нальхана (одновременно слушая наушник). Ну что ты!.. Он везде хвастается этим значком… Стоп!.. Они говорят про кассету.

Феллини подскакивает к Найхалу, сын Нальхана, тот передает ему наушники. Феллини слушает, удовлетворенно кивает.

Феллини. Ну слава Богу!.. Им придется таскать ее на студию перезаписи, а вечером возвращать в сейф… Ну что ж, пора нашему другу отработать свой маршрут.

У входа на студию Тарантино. День


Макс, в ряду других соискателей, стоит на входе в студию Тарантино с дворняжкой на поводке, под плакатом «Кастинг собачек для нового кинофильма КТ». Перед ним беспокойно вертится толстушка с болонкой на руках.

Толстушка. Меня очень вдохновляет творческий подход мистера Тарантино к вопросу взаимоотношений с нашими меньшими братьями.

Макс. Вы со мной разговариваете?

Толстушка. Ну, конечно с вами, а с кем мне еще разговаривать, с вашим непородистым псом? У него, наверно, блохи. А моя Чапа уже три года за собой в туалете воду спускает.

Макс. Какой кошмар!

Толстушка. Что вы имеете в виду?

Макс. Бескультурье моего пса. Обязательно вечером свожу его к психоаналитику, а потом на тайский массаж.

Из дверей студии выглядывает блондинка ослепительных форм и объявляет.

Блондинка. Собачки и их хозяева приглашаются на кастинг. Внимание — будут рассматриваться только кобели или, кто не понимает, — мальчики. Господину Тарантино важно снять крупным планом их половую принадлежность, для финальной сцены признания в любви главных героев. Так что сучек — девочек — не надо, у нас своих сучек некуда девать.

Макс (заглядывая под лапу болонке на руках у толстушки). Гы, гы! А у вас девочка. Несите ее домой дальше воду спускать.

Толстушка (возмущенно). Это половой расизм.

Макс (согласно кивает). И сучья дискриминация!

Тут Макс слышит голос Феллини в наушнике.

Феллини (за кадром). Пройти свой маршрут, сынок, надо точно по времени, секунда в секунду, знать дорогу с закрытыми глазами как свои пять пальцев. Помни, ты должен быть тотально уверен в своих действиях. Как только проявишь страх и неуверенность, тебя немедленно засекут.

Макс в толпе соискателей вслед за Блондинкой идет к съемочному павильону.

В павильоне


Блондинка что-то рассказывает, соискатели задирают голову к потолку.

Блондинка. Мистер Тарантино крайне заинтересован в поисках кобеля с ярко выраженным либидо. Это значительно облегчит психологическую мотивацию главного героя. Также мистер Тарантино настоятельно советует застраховать либидо ваших хвостатых дружков. Он надеется, что это позволит хозяевам отобранного кобеля встретить старость на Сейшелах.

Феллини (за кадром). Если у людей выгоды нет, то они дальше своей ширинки не смотрят, потому что они люди земные, без тяги к образованию. Этим можно воспользоваться. Опусти глаза, куда сказал, и ничем не отличайся от других… Ты один из них. Ты занят важным делом. Смотришь, знаешь куда. На свою собачку.

Видя, что никто не обращает на него внимания, Макс отпускает пса и пятится к двери выхода.

Макс. Прощай, Тузик!

Возле двери стоит тележка с реквизитом, накрытая брезентом. На брезенте надпись «Третий этаж, срочно». Макс берет тележку и, толкая ее перед собой, с ее помощью открывает распахивающиеся двери и шмыгает внутрь студийного коридора.

Коридоры студии


Очутившись за дверью павильона, Макс вжимается в дверь, чтобы его не «увидела» камера наблюдения, затем напяливает на голову бейсболку с эмблемой студии Тарантино, достает из кармана беджик и цепляет его на рубаху. Затем он очень уверенно идет по коридору, толкая перед собой тележку с реквизитом.

Комната охраны


ИЗОБРАЖЕНИЕ НА МОНИТОРЕ. Макс в бейсболке везет по коридору тележку с реквизитом. Охранник за пультом безразлично смотрит на экран, затем «переключается» на другой монитор. На другом мониторе мы видим Лэса, который в сопровождении Сэма выходит из помещения фильмотеки и идет по коридору. К его руке прикован яуф.

Коридоры студии


Макс толкает перед собой тележку с реквизитом. Навстречу ему по коридору торопится ассистентка в такой же, как у него, бейсболке.

Ассистентка (англ.). Ну где ты ходишь, бой хренов?.. Погрузка давно началась!.. Сразу видно — новенький!.. Знаешь, какие штрафы с нас берут за простой трейлера?.. Бегом к третьему терминалу!

Макс ускоряет шаг, а Ассистентка торопится дальше по своим делам. Макс сворачивает в другой коридор и чуть не сталкивается с Лэсом, к руке которого прикован яуф, и сопровождающим его Сэмом.

Лэс (ворчливо, англ.). Смотри, куда прешь!..

Макс (англ.). Извините.

Разминувшись, Лэс с Сэмом направляются в одну сторону, Макс — в другую.

Лэс (ворчливо, англ.). Набрали всяких эмигрантов!.. Никакой культуры!

Макс оглядывается вслед Лэсу. Его взгляд устремлен на прикованный чемоданчик. Лэсу лицо Макса кажется знакомым, он тоже оглядывается. Оба, Лэс и Макс, смотрят некоторое время друг на друга, синхронно отведя взгляды. Лэс и охранник останавливаются возле дверей лифта. Лэс нажимает на кнопку, вызывая лифт. Макс толкает тележку вперед. Пока Макса никто не замечает, он оставляет тележку возле открытой двери и шмыгает в дверь пожарной лестницы. Макс, глянув на часы, бежит вверх по пожарной лестнице, перепрыгивая через ступеньки. Очутившись двумя этажами выше, Макс осторожно выглядывает в коридор и видит, как Лэс с яуфом и охранником входят в какую-то дверь. Через мгновение они снова выходят, но у Лэса уже нет яуфа. Выждав, когда они скроются за поворотом, Макс выходит в коридор, идет под «взглядами» камер. Проходя мимо двери, из которой вышли Лэс и охранник, Макс быстро бросает на нее взгляд… На двери устройство для считывания магнитных карт.

Улица Лос-Анджелеса


Макс в кабинке телефона-автомата, набирает номер.



Макс (в трубку). Профессор, это я… Я прошел маршрут. Студия перезаписи… Ну наверное, мне нужна магнитная карта кого-нибудь из охраны… Или код… Или пусть хоть дверь не закроют.

Магазин нумизматики и антиквариата. Вечер


Феллини склонился над витриной с надписью «Немецкие монеты, марки и открытки».

Феллини (Продавцу англ.). Можно вас на минутку?

Продавец подходит, Феллини тычет пальцем в витрину, на набор открыток «Виды Потсдама».

Вот этот набор, пожалуйста.

Чьи-то руки в перчатках макают кисточку в банку с прозрачной и тягучей жидкостью и мажут этой жидкостью приобретенные Феллини открытки. Открытки глянцево блестят.

Бар «Капабланка»


Играет музыка. В баре много посетителей. В укромном уголке за дальним столиком мы можем заметить Мазанхана и Найхала, сын Нальхана. Они о чем-то оживленно беседуют, но иногда бросают взгляды в сторону барной стойки. За стойкой бара сидит Лэс в костюме охранника. На лацкане его форменного пиджака знакомый нам значок. Лэс потягивает из бокала напиток ядовито-синего цвета, поглядывает по сторонам и что-то напевает. Очевидно, что настроение у него хорошее. В бар входит Феллини; оглядевшись, он садится за стойку недалеко от Лэса. Лэс пока смотрит в зал и не обращает на Феллини внимания. Найхал, сын Нальхана, встает и выходит из зала в дверь, которая ведет к туалетам.

Феллини (Барменуу англ.). Добрый вечер.

Бармен (англ.). Добрый вечер, сэр. Что будете пить?

Феллини (Барменуу англ.). «Синий бархат», пожалуйста.

Лэс оборачивается, удивленно смотрит на Феллини. Бармен ставит перед Феллини пустой бокал, смешивает в шейкере коктейль, ловким движением выливает его в бокал.

Бармен (англ.). Пожалуйста.

Феллини (англ.). Благодарю.

Феллини через трубочку сосет коктейль, при этом на его лице неописуемое блаженство.

(Барменуу англ.) Это то, чего мне не хватало целый день. Повторите, пожалуйста, иначе я задохнусь от страсти к этому напитку. К этим ароматным джунглям и пахучим прериям.

Бармен кивает и начинает смешивать следующий коктейль. Лэс, который все это время наблюдал за Феллини, подсаживается поближе.

Лэс (англ.). Я смотрю, насчет напитков вы большой гурман.

Лэс демонстрирует Феллини свой бокал с синей жидкостью. Феллини улыбается в ответ и тоже поднимает свой бокал.

Феллини (англ.). Будем!

Они делают по глотку.

Лэс (англ.). Редко встретишь человека, который любит «Синий бархат». Злые люди называют это чудо «Голубой дристней».

Феллини (англ.). Они глубоко заблуждаются. Им нужно сначала к проктологу, потом к психоаналитику. Хотя последовательность в данном случае не имеет значения. По-моему, у «Голу……. у напитка абсолютно неповторимый вкус. Чем-то он похож на ночное море после шторма. Не то что этот виски — пойло!..

Лэс (англ.). Да, твою мать, да!.. Именно так!.. Будем знакомы, меня зовут Лэс. Лэс Кувер.

Лэс протягивает руку, Феллини ее жмет.

Феллини (англ.). Очень приятно. Феликс Найман.

Лэс (англ.). Немец, что ли?

Феллини уверенно кивает.

То-то я смотрю, у тебя акцент. Так моя мать по-английски говорила… Последний раз я ее слышал, когда мне было лет двенадцать. Потом я жил у бабки. И давно ты в Калифорнии?

Феллини (улыбаясь, англ.). Мне кажется, всю жизнь.

Подсобное помещение бара «Капабланка»


Найхал, сын Нальхана, проскальзывает в полутемную подсобку, все полки которой заставлены какими-то ящиками и коробками (коробки стоят и на полу), включает фонарь. Под потолком идут кабели, азиат карабкается по заставленным полкам к потолку, достает из кармана кусачки, собираясь перекусить какой-то провод, но тут в подсобке загорается свет. Найхал, сын Нальхана, тушит фонарь и замирает, стараясь вжаться в полку. Входит бармен, напевая какую-то популярную песенку. Он наклоняется к одной из коробок, достает из нее бутылку с синей жидкостью (курасао). Азиат висит на полке прямо над ним. Бармен выходит из подсобки, так и не заметив человека, висящего под потолком, щелкает замок. Свет снова гаснет. Найхал, сын Нальхана, включает фонарь и кусачками перекусывает один из проводов под потолком.

Возле бара «Капабланка»


Пропеллер кондиционера, прикрепленного к внешней стене бара, крутится все медленней и медленней, а затем и вовсе останавливается.

Подсобное помещение бара «Капабланка»


Найхал, сын Нальхана, прислушивается и спрыгивает с полки. Он дергает дверь. Но дверь заперта снаружи. Азиат освещает фонарем замок. Изнутри нет никакой защелки (замок открывается и закрывается только снаружи).

Найхал, сын Нальхана. Очень плохо!..

Бар «Капабланка»


Феллини и Лэс сидят за стойкой бара.



Лэс (англ.). Моя мать прошла огонь и воду… А потом папаша на ее шее сидел… Видал значок?

Феллини (англ.). «Эф-эф-эс»… Какая-нибудь федерация?

Лэс (англ.). Именно так. (Наклонившись к Феллини, доверительно.) Федерация свободного секса. От матушки достался по наследству от прадеда. А сейчас этого сокращения уже никто не знает… Все думают, что я свободный стрелок. В кого?! Не в кого!

Феллини (англ.). Шикарный предмет.

Лэс (англ.). Давай-ка за мою матушку, которая всегда понимала толк в выпивке. (Подталкивает Феллини локтем.) Как и мы с тобой, Феликс. (Поднимает бокал с «Бархатом».)

Феллини с Лэсом чокаются и выпивают. Лэс расстегивает пиджак.

Лэс (Барменуу англ.). Черт, Боб, у тебя тут жарко, как в Ираке!.. Сделай-ка свой кондиционер посильней.

Бармен давит на кнопку пульта дистанционного управления.

Бармен (англ.). Не знаю, что с ним случилось, Лэс. Похоже, не работает… Сейчас посмотрю.

Бармен выходит из-за стойки и направляется из бара. Лэс снимает пиджак и вешает его на спинку стула. Феллини бросает взгляд на Мазанхана. Тот явно встревожен отсутствием Найхала, сын Нальхана.

Лэс (Феллини, англ.). Душегубка… Это они, сволочи, специально делают, чтоб посетители больше пили…

Феллини (англ.). Мы-то с тобой будем пить при любой погоде.

Лэс (англ.). Это точно.

Лэс перегибается через стойку и загребает из ведерка бармена пригоршню льда… Тем временем Феллини, оглянувшись и убедившись, что никто на него не смотрит, быстро отцепляет значок от лацкана пиджака Лэса и на его место цепляет другой, «самодельный», затем сует руку в карман его пиджака… Лэс бросает лед в бокал, Феллини за уголок выуживает из кармана Лэса магнитную карту, сует в свой карман. И тут в дверях появляется Бармен.

Ну, что там, Боб?

Бармен (англ.). Похоже, мотор сгорел. Надо вызывать техников.

Лэс (англ.). Ну так вызывай, пока мы тут все не сварились… Налей-ка нам еще.

Бармен (с усмешкой, англ.). Вы скоро посинеете, ребята.

Лэс (англ.). Ну это наше дело. Верно, Феликс?

Лэс снова подмигивает Феллини и подталкивает его локтем.

Феллини (англ.). Знаешь, я очень рад, что встретил тебя здесь. Найти родственную душу в этом огромном городе не так-то просто. Да еще почти земляка.

Лэс (англ.). Я тоже рад.

Феллини бросает взгляд на Мазанхана, тот весь вспотел, нервно перебирает в руках четки.

Феллини (Лэсу, англ.). У меня, кстати, кое-что есть. Сегодня купил в антикварной лавке.

Он лезет в карман, достает из него завернутый в целлофан набор открыток.

Лэс (англ.). Ух ты, Потсдам!.. Родина моих предков по материнской линии! Это какие же годы?..

Феллини (англ.). Похоже, шестидесятые.

Лэс перебирает открытки.

Лэс (англ.). Ну все это я помню только по рассказам матери… Почему они такие липкие?

Феллини (англ.). Черт его знает!.. Может, лежали рядом с марципанами?

Лэс смеется.

Лэс (англ.). Похоже на то… Слушай, Феликс, подари парочку, а?.. Повешу их над кроватью, буду ностальгировать.

Феллини (англ.). Бери, конечно.

Лэс (англ.). Вот эту и эту.

Лэс любуется открытками и прячет их в карман.

А у меня тоже есть для тебя подарок.

Лэс оборачивается к пиджаку и снимает с него недавно прицепленный Феллини самодельный значок.

Держи, раритет от «Федерации свободного секса». Ему лет сто, не меньше.

Лицо у Феллини вытягивается.

Феллини (англ.). Нет-нет-нет, я не могу принять такой подарок!.. Очень дорогая фамильная вещь.

Лэс (англ.). Для тебя мне ничего не жалко!..

Лэс цепляет значок на рубаху Феллини.

Носи на память.

Феллини (англ.). Лэс, ей-богу, так не годится!..

Лэс (англ.). Годится-годится.

Феллини бросает встревоженный взгляд на часы.

Феллини (англ.). Так, мне надо пи-пи.

Лэс пьяно кивает, Феллини спешит к дверям с указателем «туалет». Со своего места тут же поднимается Мазанхан с сумкой на плече. Феллини и азиат скрываются за дверями один за другим.

Туалет бара «Капабланка»


Феллини смотрит на себя в зеркало, высовывает язык. Весь язык синего цвета. Феллини морщится.

Феллини. Господи, что за мерзость!.. Еще бокал я не выдержу!..

Феллини и Мазанхан запираются в кабинке. Феллини достает открытки. Азиат, в свою очередь, достает из сумки пузырек с какой-то жидкостью, открывает его и начинает обрабатывать открытки.

(Тихо.) Думаешь, твой силикон сработает?

Мазанхан. Если отпечатки не высохли — должен. Я сделаю все, потом найдем самый отчетливый.

Феллини. Где этот хренов уважаемый Найхал, сын Нальхана?

Мазанхан. На все воля Будды…

Феллини. Найди его… Не дай бог, он во что-нибудь вляпался. В Голливуде с порядочным человеком особо не цацкаются.

Мазанхан. Будда его не оставит.

Азиат прячет открытки в специальный клейстер, перекладывая их папиросной бумажкой. Открытки теперь покрыты очень толстым слоем силикона. Феллини протягивает Мазанхану магнитную карточку. Тот достает из сумки сканер для считывания и расшифровки магнитных карт, вставляет в него карточку Лэса. Сканер попискивает, и через мгновение загорается зеленая лампочка.

(Удовлетворенно.) Все в порядке.

Слышно, что кто-то зашел в туалет. Судя по популярной американской песенке, которую насвистывает вошедший, это Бармен (но мы его не видим, а видим только встревоженные лица Феллини и Мазанхана, которые замерли в кабинке). Звук льющейся воды… Взгляд Мазанхана падает на значок на рубахе Феллини. На лице недоумение… Бармен выходит — звук захлопнувшейся двери. Мазанхан возвращает магнитную карточку Феллини.

(Шепотом.) Почему это у тебя, уважаемый!..

Феллини. Он мне сам его всучил!.. Дружба-фройнд-шафт…

Мазанхан. Надо вернуть. Феллини. Я постараюсь, уважаемый.

Подсобное помещение бара «Капабланка»


Найхал, сын Нальхана, с помощью какой-то найденной на полу железяки пытается «поддеть» дверь подсобки, при этом старается делать все как можно тише, чтобы не привлечь внимание снаружи. Азиат тяжело дышит, с него градом течет пот. Замирает, прислушивается к приближающимся шагам. Кто-то снаружи дергает дверь.

Мазанхан (закадром). Найхал,сын Нальхана?! Дорогой?!

Найхал, сын Нальхана (тихо). Я здесь, здесь…

Мазанхан. Что ты там делаешь, дорогой?..

Найхал, сын Нальхана. Она закрывается снаружи, уважаемый!.. Помоги.

Мазанхан. Надо быть очень внимательным! Дедушка Номто говорит, что невнимательный человек как слепой ишак — не знает, кто на нем едет… Сейчас новое поколение не думает о том, что им готовит день грядущий в тревожном сне, как говорится. Всё у них на уме хозяйство и физкультура. А ведь жизнь не стоит на месте. Сегодня мир такой, завтра, может быть, мы свой мозг так растревожим, что будем с предками как по телефону говорить. Как же ты туда залез, возлюбленный?

Найхал, сын Нальхана. Простите, уважаемый Мазанхан! Мне так про мозг понравилось.

Мазанхан. Не бойся — твой мозг не в счет.

СНАРУЖИ. Мазанхан садится на корточки перед замочной скважиной, достает из кармана какие-то проволочки, ковыряется ими в замке, пытаясь его открыть. Изнутри Найхал, сын Нальхана, ковыряет железкой. Дверь трещит.

Бар «Капабланка»


Феллини садится рядом с Лэсом. Охранник уже порядком нализался. Растроганно смотрит на открытки с видами Потсдама, вот-вот расплачется. Феллини решительно кладет на стойку бара перед ним значок.

Феллини (строго, англ.). Забери свой чертов значок.

Лэс поднимает голову, непонимающе пьяно смотрит на Феллини.

Лэс (англ.). Что такое?

Феллини (англ.). Из-за твоего значка ко мне сейчас в туалете пристали маньяки — нумизматы и филателисты.

Лэс (англ.). Нет, правда? Маньяки? Нумизматы? Врешь!..

Феллини мрачно мотает головой. Лэс начинает смеяться.

(Смеясь, англ.) Это классно… Это здорово!.. Я не знал, что он такой действенный, мамин значок!.. Слушай, откуда они здесь? В «Капабланке» их обычно не бывает… Но я знаю, где они бывают. У нас свободная страна. Покажи-ка мне их, это очень интересно.

Феллини (англ.). Их здесь нет.

Лэс (англ.). Как нет? Пойдем поищем.

Лэс поднимается.

Феллини (англ.). Значок!..

Лэс небрежно цепляет значок на лацкан.

Лэс (смеясь, англ.). Сейчас я проверю, какие они нумизматы!..

Феллини (англ.). Не надо, не надо, Лэс. Ты пьян.

Феллини пытается удержать охранника, но тот его отталкивает.

Лэс (англ.). Отвали!.. Бармен (англ.). Э, Лэс, перестань чудить. Лэс (англ.). Отвали!.. Сейчас я им!.. Моего друга!.. Нумизматы проклятые!..

Лэс направляется к дверям с указателем «Туалет». Навстречу ему выходят Мазанхан и освободившийся из плена Найхал, сын Нальхана.

Эти, что ли?

Феллини (англ.). Нет-нет, не эти, другие!..

Лэс хватает одной рукой за грудки Мазанхана, другой — Найхала, сын Нальхана.

Лэс (англ.). Я по мордам вижу — они! Они все марки в городе скупили?

Лэс притягивает к себе азиатов.

Мазанхан (англ.). Что ты хочешь, уважаемый!..

Лэс (англ.). Я же говорил — нумизматы!.. Все эмигранты — нумизматы! Ни языка, ни воспитания!..

Мазанхан грустно вздыхает и наносит короткий удар в лоб Лэсу. Удар профессиональный, и Лэс тут же отключается.

Кто-то из посетителей (англ.). Эй, ты что делаешь?.. Зачем ты его лупишь?.. Не видишь, он пьян?

Подвыпившие американские мужчины поднимаются из-за столов с намерением разобраться.

Феллини (англ.). Все нормально, все нормально, господа, это наш друг, Лэс Кувер. Просто он немного перебрал. Я его лечащий врач.

Феллини садится на корточки перед Лэсом, теребит его. Лэс приходит в себя.

Лэс, Лэс!.. Скажи им!.. Я твой лечащий врач!..

Лэс тупо смотрит на Феллини, потом кивает. Бармен лихорадочно набирает 911.

Бармен (в трубку, англ.). Девять один один?.. Драка в «Капабланке»!..

Феллини подскакивает к барной стойке.

Феллини (англ.). Прошу, не надо полиции!.. Мы сейчас уйдем. У моего пациента высокое положение. Ему такие вот факты в личном деле повредят.

Феллини сует бармену купюры.

(Всем, англ.) Господа, господа, мы уже уходим.

Азиаты подхватывают Лэса под мышки, тащат по лестнице к выходу. Феллини «прикрывает» их отход. Публика и бармен смотрят им вслед.

Возле бара


Мазанхан и Найхал, сын Нальхана, вытаскивают Лэса на улицу. Феллини распахивает заднюю дверцу. Лэса запихивают внутрь машины. Найхал, сын Нальхана, садится на руль, Феллини и Мазанхан сзади, рядом с пьяным Лэсом.

Феллини. Мазанхан! Уважаемый! Надо было как-то иначе. Корректнее. Хотя это все-таки Голливуд, так ему и надо.

Мазанхан только кидает взгляд в сторону Феллини. Ничего не отвечает.

Ладно, все… Довезем фашистскую морду до дома.

Феллини заботливо поправляет значок на лацкане пиджака Лэса, достает документы, смотрит адрес. Машина трогается с места. Когда она скрывается за поворотом, к бару с воем подъезжает полицейская машина.

Юрта в зимнем саду отеля. День


Мазанхан за столом колдует над открытками, покрытыми толстым слоем силикона. Рядом на столе стоит телевизор-приемник, на экране изображение потолка, который то чуть приближается, то чуть удаляется. В микрофоне слышен богатырский храп.

Квартира Лэса


Лэс храпит на кровати прямо в форме. На лацкане его форменного пиджака значок с камерой, который и дает изображение потолка.

Юрта в зимнем саду отеля


Найхал, сын Нальхана, подкручивает колесико на телевизоре, увеличивая резкость.

Найхал, сын Нальхана. Только бы наш «милый августин» опять его кому-нибудь не подарил!

Феллини. Будем надеяться. Утром на службу.

Мазанхан с помощью скальпеля осторожно отделяет силиконовый слой от открыток. В лупу рассматривает полоски силикона. На поверхности силикона прекрасно видны застывшие отпечатки пальцев.

Мазанхан (бормочет). Большой,средний,указательный. Отличное качество.

Феллини. Указательный.

Мазанхан. Очень хороший. Совсем хороший.

Азиат аккуратно скальпелем вырезает отпечатки из силиконовых полосок и наклеивает их на пальцы одной из хирургических перчаток, лежащих на столе. Феллини берет перчатку, рассматривает наклеенные силиконовые полоски с отпечатками.

Осторожно, уважаемый!.. Я сначала сделаю несколько дублей, потом выберем лучший.

Феллини отходит к стене, на которой висит схема студии, рассматривает ее, оборачивается к Мазанхану.

Феллини. Значит, мы готовы?

Мазанхан (кивая). Почти.

Коридор студии Тарантино возле студии перезаписи


Из студии перезаписи выходят Лэс и с ним двое амбалов. К руке Лэса прикован толстый металлический чемоданчик. На лацкане значок. Они идут по коридору в сторону лифта.

Тэд (англ.). Лэс, ты опять не в норме. Я беспокоюсь о тебе. Все беспокоятся о тебе.

Лэс молча вызывает лифт. Двери открываются, охранники заходят в лифт.

Юрта в зимнем саду отеля


Найхал, сын Нальхана, сидит в наушниках, «слушает» комнату охраны, а Мазанхан и Феллини, затаив дыхание, склонились над телевизором-приемником. Перед Феллини листок бумаги и ручка. На экране телевизора мы видим кусок двери лифта, кнопки этажей (камера с широким обзором, захватывает довольно большое пространство). Лифт останавливается. Раздается мелодичный звон, двери открываются. В телевизоре мы видим, как с каждым шагом Лэса покачивается студийный коридор, по которому он идет.

Коридор возле помещения фильмотеки


Лэс и охранники останавливаются возле дверей помещения фильмотеки. Прямо перед Лэсом специальный замок с выемкой для пальца. Лэс прикладывает указательный палец к выемке, раздается щелчок. Лэс тянет на себя ручку двери. В помещение фильмотеки Лэс входит один. Оба охранника остаются снаружи, возле двери.

В помещении фильмотеки


Мрачный Лэс с чемоданчиком идет вдоль стеллажей с кассетами и коробками с пленкой. В дальнем углу хранилища, в укромном уголке, вмонтирован сейф с шифровым замком. В десяти окошечках шифрового замка светятся «черточки». Внизу панель с цифрами. Лэс ловко набирает цифры на панели.

Юрта в зимнем саду отеля


Цифры видны на экране телевизора-приемника в номере Мазанхана и Найхала, сын Нальхана.

Мазанхан (диктует). Три… Семь… Девять… Пять… Два… Один… Один… Восемь… Четыре… Ноль…

Феллини быстро записывает цифры на листке бумаги. На экране телевизора-приемника — открывающаяся дверь сейфа.

Найхал, сын Нальхана (в наушниках). На пульте сработала сигнализация…

Феллини. Отлично!

Голос Лэса (в микрофоне, англ.). Это я, Лэс… Птичка в домике… Через двадцать секунд ставь на охрану.

Голос Охранника (в микрофоне, англ.). Я понял, Лэс… Счастливых выходных.

Голос Лэса (в микрофоне, англ.). А тебе счастливо отдежурить, Джонни.

На экране телевизора видны руки, которые помещают электронный блок в сейф. Дверь сейфа закрывается. Феллини и Мазанхан одновременно громко и облегченно вздыхают. На бумажке десять записанных цифр шифрового замка: 3, 7, 9, 5, 2, 1, 1, 8, 4, 0… Феллини берет бумажку, изучает цифры.

Найхал, сын Нальхана (улыбаясь). Ну вот, все в наших руках.

Феллини. Не будем расслабляться!.. Если трижды ошибиться при наборе, систему собьет и замок сейфа заблокирует. Пора звонить Тэду.

Найхал, сын Нальхана. Надеюсь, ты будешь убедительно говорить, уважаемый… У тебя после «Синего бархата» голос дрожит.

При упоминании о «Синем бархате» лицо Феллини перекашивает. Он суеверно сплевывает через плечо и набирает телефонный номер.

Феллини. Будьте любезны Теодора Рузвельта! Ах, это вы! Поздравляем! Откуда звонят? Из пончиковой. Нет, не ошиблись — по проведенному нашими специалистами исследованию вы стали одним из пятерых самых частых заказчиков нашего заведения. И в день десятилетнего юбилея нашего заведения наше руководство презентует вам ящик с пончиками и электронный мини-кондиционер, который сделает вашу жизнь сладкой и сочной, как наш пончик. Поздравляем. Что?! А! Мини-кондиционер и ящик свежих пончиков для вас и ваших друзей. Курьер уже вышел.

Улица Лос-Анджелеса перед студией Тарантино


Макс выходит из такси в униформе разносчика пончиков. Идет по улице с двумя празднично оформленными коробками в руках ко входу на студию Тарантино.

Юрта в зимнем саду отеля


Феллини набирает еще один номер телефона.



Феллини. Это информационное агентство новостей? Я хочу заявить о преступлении, которое произойдет через полчаса. Срочно соедините меня с главным редактором. Нет, шутить я не собираюсь.

Территория студии Тарантино


Макс с бумагой в руках стоит перед возбужденным Тэдом. Тот крутит в руках ионизатор воздуха.

Макс (Тэду). Распишитесь вот здесь, пожалуйста.

Тэд (машинально расписываясь в бумаге). Ну надо же! Такая вещь и бесплатно! Да еще пончики!

Макс (выходя в коридор). Еще раз примите наши поздравления.

Юрта в зимнем саду отеля


Найхал, сын Нальхана, кивает сидящему у телефона Феллини.

Найхал, сын Нальхана. Подарок у Тэда. Твой помощник в коридоре.

Феллини (набирая номер телефона). Это Федеральное бюро расследований?! Долг гражданина принуждает меня заявить о происходящем на киностудии Квентина Тарантино преступлении.

Территория студии Тарантино


Макс быстро идет выверенным заранее маршрутом, на ходу закидывая в ящики для мусора дымовые шашки. Неожиданно в коридоре встречается бредущая фанатка Мэгти.

Мэгги. Вы артист? Вы не в курсе, где кабинет Квентина Тарантино? Я принесла ему письмо. А спросить не у кого. Охранник там спит. Я не стала его будить.

Макс (заворачивая в нужный коридор). Простите, я бы с удовольствием, но я сам пончики принес.

Комната охраны


За пультом сидит осоловевший Охранник. На панели, сияющей красными и зелеными огоньками, стоит чашка с недопитым кофе и лежит куча пончиков. На всех мониторах пустые коридоры студии. Охранник потягивается, заложив руки за голову, охает, потирает затекшую шею. Раздается телефонный звонок.

Юрта в зимнем саду отеля


Уронив голову на стол и сняв наушники, спит Найхал, сын Нальхана. Но настойчивый телефонный звонок, который раздается в наушниках, его будит. Он поднимает голову, трет глаза, приставляет один из наушников к уху.

Голос Охранника (в наушниках, англ.). Пульт.

Голос офицера Маракино Кутоси (в наушниках, англ.). Это пульт охраны студии Квентина Тарантино?

Голос Охранника (в наушниках, англ.). С кем я разговариваю?

Голос офицера Маракино Кутоси (в наушниках, англ.). Федеральное бюро расследований, офицер Маракино Кутоси. Представьтесь, пожалуйста.

Голос Охранника (в наушниках, изменившийся, англ.). Геккельбери Финн, охранник.

Голос офицера Маракино Кутоси (внаушниках, англ.). Очень приятно, сэр. Я руковожу операцией по задержанию особо опасного преступника, просим обеспечить беспрепятственный доступ наших людей на территорию и во все помещения студии… Для проведения операции часть объектов вам придется снять с охраны. С вашим начальством все вопросы уже согласованы…

Найхал, сын Нальхана, бросает наушники и подскакивает к кроватям, на которых спят Феллини и Мазанхан. Найхал, сын Нальхана, трясет за плечо Феллини.

Найхал, сын Нальхана. Феликс, Феликс!..

Феликс продирает глаза, щурясь, смотрит на азиата.

Феллини. Что?

Найхал, сын Нальхана. Началось!..

Территория студии. Внутри микроавтобуса


Внутри микроавтобуса, напичканного аппаратурой, сидят люди в черной форме. Один в наушниках, другой перед мониторами. На спине у каждого надпись «FBI». Перед темным окном стоят камеры, которые снимают все, что происходит снаружи.

Съемочный павильон


В очередном коридоре Макс открывает дверь запасного выхода и проходит туда.

Комната охраны


За пультом сидят теперь не только охранник, но и еще двое человек из ФБР, они внимательно наблюдают за мониторами.

Коридор студии


На одном из мониторов появляется человек в бейсболке (пока не видно, кто это).

Комната охраны


Первый фэбээровец (англ.). Вот он… Пошел.

Второй фэбээровец (в рацию, англ.). Объект движется от третьего павильона по коридору в сторону лифтов. Нам известны его контакты.

Голос в рации (англ.). Понял.Ждем.

Первый фэбээровец (студийному охраннику, англ.). Увеличить можно?

Охранник (кивая, англ.). Сейчас сделаем.

Охранник нажимает на кнопку…

Коридор студии


…и изображение человека в бейсболке на мониторе увеличивается. Теперь мы можем увидеть, что это фанатка Мэгги, а в ее опущенной руке — камера.

Комната охраны


Первый фэбээровец (англ.). Черт, это девка!..

Второй фэбээровец (англ.). Ну и что… Она идет по маршруту. Нам известны ее контакты.

Первый фэбээровец (англ.). Была наводка на мужика.

Второй фэбээровец (англ.). Я уверен — это маскировка! Хотя у русских и женщины такие же странные. Я слышал, у них считается, что женщины обязаны родить не меньше семи человек. Иначе им меньше дают есть… Мы знаем их контакты.

Первый фэбээровец шарит взглядом по мониторам. На одном из них помехи — по экрану бегут полосы.

Первый фэбээровец (англ.). Что это у тебя?

Охранник (англ.). С этой камерой бывает. Плохой контакт. Ничего страшного. Мертвой зоны нет. (Тычет пальцем в соседний монитор.) Следующая полностью перекрывает пространство. Так что, если в коридоре кто-то есть, он никуда не денется.

Коридоры студии


Мы видим, как Макс с сумкой на плече быстро удаляется от висящей на стене камеры. На камере качается его бейсболка. Впереди еще одна дверь запасного выхода, но она сейчас закрыта на замок. Зато в двери есть небольшое стеклянное зарешеченное окошко. Приложив к стеклу газету, Макс разбивает его, перекусывает кусачками проволоку и загибает ее, затем ставит сумку на пол (от сумки к поясу тянется шнур). Макс подтягивается на руках, рыбой проскальзывает внутрь, затем за шнур затягивает внутрь сумку.

Территория студии. Центральная проходная


Через центральную проходную проходит отряд вооруженных фэбээровцев в шлемах. Охранник на проходной смотрит им вслед. Когда они скрываются за поворотом, с улицы вбегает Феллини в форме фэбээровца, на спине у него, как и у всех, надпись «FBI», в руках штурмовая лестница, на голове шлем, микрофон с наушником.

Феллини (охраннику на проходной, англ.). Эй, куда пошли мои парни?

Охранник машет рукой.

Охранник на проходной (англ.). Туда-туда!..

Феллини устремляется следом за отрядом, но, свернув за угол, останавливается, ждет, когда отряд скроется за дверями запасного входа, приставляет лестницу к стене, лезет наверх, поднимает вентиляционный люк и скрывается в нем. Мимо штурмовой лестницы, оглядываясь по сторонам, проходит Мэгги. Она явно кого-то или что-то ищет.

Коридор студии


По пожарной лестнице бежит Макс. Он останавливается на площадке третьего этажа, дергает дверь. Эта дверь тоже заперта.

Макс. Едреня феня!..

Макс лезет в сумку…

Комната охраны


Фэбээровцы и охранник сидят за пультом. На одном из мониторов…

Коридор студии


…фанатка, которая явно заблудилась и озирается по сторонам. На другом мы видим Феллини в шлеме, который идет по коридору. На спине надпись «FBI».

Комната охраны


На мгновение фэбээровцы и охранник задерживают взгляды на этом мониторе.

Первый фэбээровец (англ.). Это наш — из штурмовой группы… Какого черта он делает на третьем этаже?!.

Охранник и фэбээровцы переключают внимание на Мэгги, которая озирается по сторонам.

Голос в рации (англ.). Мы ее видим.

Второй фэбээровец (англ.). Не трогать!.. Пусть войдет. Будем брать с поличным. (Охраннику и Первому фэбээровцу.) Глаз не спускать!.. Мне известны ее контакты.

Коридор возле студии перезаписи


По коридору бежит Макс, вставляет в щель магнитную карточку, щелкает замок, и Макс заскакивает внутрь, а через мгновение в коридоре появляются вооруженные фэбээровцы в шлемах. Они бегут по коридору, замирают возле двери. Один из фэбээровцев вставляет магнитную карточку в паз.

Студия перезаписи


Макс замер, прижав ухо к двери, ему слышно легкое шуршание за стеной. Макс изнутри блокирует магнитный замок, заклинивая с помощью узкого ножа кнопку открывания изнутри. В замке что-то замыкается, из него валит дым.

Голос за дверью (англ.). Черт, у нас проблемы. Нас опередили! Замок заклинен!.. Будем ломать…

Макс бросается прочь от двери.

Коридор студии возле помещения фильмотеки


Феллини подходит к дверям фильмотеки, на ходу надевая на правую руку перчатку с силиконовыми отпечатками. Он прикладывает указательный палец к углублению в замке. Щелчок замка. Феллини проскальзывает внутрь.

В помещении фильмотеки


Проникнув в фильмотеку, Феллини снимает шлем и уверенно бежит между стеллажами к укромной нише, в которой спрятан сейф.

Феллини (в микрофон). Можно.

Юрта в зимнем саду отеля


Возле окна замер Найхал, сын Нальхана, с винтовкой с оптическим прицелом в руке. На ухе у него наушник с микрофоном. В прицел виден потолок. Найхал, сын Нальхана, наводит прицел на окно, запускает из подствольного гранатомета туда дымовую шашку и нажимает на спусковой крючок.

Комната охраны


На экране монитора заблудившаяся фанатка Мэгги.



Второй фэбээровец (в рацию, англ.). Какого хрена? Кто у вас заперся в студии?! Мы ее видим в коридоре, на третьем уровне!.. Что за бардак!.. Бросайте дверь и бегите за ней… Нам известны ее контакты.

Тем временем в мусорных урнах взрываются дымовые шашки.

Охранник (истошно). Пожар!.. Караул!

Второй фэбээровец (в рацию, англ.). Черт, у нас тут диверсия!.. Нужно подкрепление и пожарных!.. Мне известны контакты.

Тут срабатывает система пожаротушения — из всех брызгалок начинает разбрызгиваться вода, которая попадает и на пульт охраны и мониторы. Где-то что-то замыкается, летят искры. Срабатывает сирена.

Найхал, сын Нальхана(за кадром). Очень хорошо!..

Помещение фильмотеки


Феллини (в микрофон). Понял.



Феллини набирает на пульте цифры шифра: 3, 7, 9, 5, 2, 1, 1, 8, 4, 0… Дверь сейфа щелкает, размыкая два датчика внутри (на сейфе и на двери).

Комната охраны


На пульте охраны загорается тревожная красная лампочка, показывающая, что открыт сейф фильмотеки, но из-за воя сирены, искр и потопа с потолка на эту лампочку уже никто не обращает внимания.

ШЕСТАЯ СЕРИЯ


Америка. Студия Тарантино. Студия перезаписи. День


Макс рыщет по студии перезаписи. Его взгляд падает на кресло, на спинке которого написано по-английски «Тарантино». На пустом столе стоит только чашка с еще теплым кофе. Макс бежит к двери в противоположном конце студии, дергает за ручку, но дверь не открывается. Он в западне… Макс судорожно нажимает кнопки на мобильном.

Помещение фильмотеки


У Феллини сигналит мобильник.



Студия перезаписи


Макс (в трубку). Феликс! Дверь захлопнулась!

Голос Феликса. Мужайся, Макс, и открой ее… Возьмись за ручку и нажми на нее.

Макс. Профессор, у меня раньше были отношения с дверьми. Эту дверь просто заклинило.

Голос Феликса. Я не знаю, почини ее. Давай, самому некогда.

Помещение фильмотеки


Феликс смотрит на часы, засовывая мобильник в карман, открывает дверь сейфа, заглядывает. Кассеты с фильмом Тарантино нет. Феллини ошарашенно смотрит на пустой сейф. В нем только наклейка с надписью на английском: «УЛЫБНИТЕСЬ, ВАС СНИМАЮТ». Феллини некоторое время тупо смотрит в пустой сейф, замечает глазок видеокамеры, закрывает дверь сейфа и со всех ног бежит вдоль стеллажей к дверям фильмотеки.

Коридоры студии


По коридору идет заблудившаяся фанатка Мэгги. Навстречу ей бежит Полицейский с пожарным топором.

Мэгги (скороговоркой полицейскому когда он с ней поравнялся). Вы артист? Скажите, где кабинет Квентина Тарантино?.. Мне сказали, он сейчас на студии… Меня просили срочно передать его любимые комиксы!..

Мэгги бежит вместе с Полицейским.

Полицейский (англ.). Да отвали ты, девочка!..

Фанатка останавливается, недовольно смотрит ему вслед, затем оборачивается и вдруг видит дверь с кодовым замком, рядом доска для объявлений и записок, на которой, поверх других, надпись маркером на английском: «Мистер Тарантино, все дорожки сведены, можешь начинать. Я скоро буду. Молли». Фанатка замирает на мгновение, потом подходит к двери и начинает наугад нажимать на кнопки кодового замка, пытаясь подобрать нужный код…

Студия перезаписи


Макс спокойно отходит от двери. Поднимает свой мобильник, слушает — гудит. Оглядывается, осматриваясь. Замечает мини-кухню, направляется к ней. Звуки ударов за дверью.

Коридор студии. Дверь студии звукозаписи


Фанатка нажимает на кнопки кодового замка, пытаясь подобрать нужный код. А в самом конце коридора уже показываются вооруженные фэбээровцы.

Студия перезаписи


Печальный Макс сидит в кресле Тарантино, в руках кружка с дымящимся напитком. Железная дверь, в которую он вошел, сотрясается от мощных ударов. Макс делает глоток кофе.

Макс (распробывая). Плохой кофе… Очень плохой. (Делает еще пробный глоток, убеждается.) Ужас, а не кофе. (Отставляет кружку.)

В руке у Макса появляется сотовый телефон, он набирает номер.

(В трубку.) …Бабуль, у меня такая ситуация, кроме того, что ты меня подставила, чтобы я не женился — меня еще заперли в комнате без окон, размером с кладовку, и вот-вот здесь появятся спецслужбы… Что делать будем?.. Что вокруг? (Оглядывается вокруг.) Стол, телевизор, две розетки, плакат с рекламой, ковролин, настольная лампа, шестьдесят ватт, провод белый, резинка для волос, синяя…

Коридоры студии


По коридорам студии стройными рядами топают шеренги солдат спецподразделения ФБР.

Студия перезаписи


Макс (продолжая перечисление). …Блокнот записной, карандаш. Твердость? Аш 2. Дальше: ластик зеленый, канцелярские скрепки. Сколько? (Считает.) Восемнадцать штук. Розетка телефонная. Нет — две розетки. Стул. Обивка серая. Кожзаменитель. Микрофон без провода…

Коридоры студии


По коридорам студии продолжают стройными рядами топать шеренги солдат спецподразделения ФБР.

Студия перезаписи


Макс (продолжая перечисление). Дырокол, канцелярские кнопки, пепельница, в ней жевачка жеваная, розового цвета. И все. Да, все. Нет, заложников нет. Я здесь один. Что?! Громче, бабуль! Что? Сваливать надо? Понял! Спасибо. Выручила.

Дверь за спиной у Макса в другом конце студии открывается, влетает фанатка Мэгги.

Мэгги (кричит, англ.). Мистер Тарантино, мистер Та-рантино!.. Это я, Мэгги!.. Я вас люблю!.. За мной охотятся вооруженные маньяки!.. Пожалуйста, спасите!..

Макс выключает трубку, разворачивается. От двери к Максу через стулья пробирается фанатка. Макс смотрит на дверь с кодовым замком, которая медленно закрывается благодаря «доводчику». Он хватает микрофон без провода, бросается к двери, обегая зал с противоположной от фанатки стороны. Макс все-таки успевает и в самый последний момент, до того как щелкнет замок, хватается за ручку. Он выглядывает в коридор, видит в конце коридора бегущих фэбээровцев. Напротив Макса — двери пожарного выхода.

Макс (указывая на дверь студии, англ.). Туда бегите, нельзя терять ни секунды! Демократия в опасности!

Макс ныряет в проем пожарного выхода. Фэбээровцы выламывают дверь в студию. Вооруженные люди в противогазах врываются внутрь студии перезаписи. Фанатка истошно визжит.

Командир фэбээровцев (кричит, англ.). Руки!.. На пол!..

Мэгги поднимает руки, падает на пол. В это мгновение в дверь, в которую только что выскочил Макс, сквозь дым прорывается еще одна группа фэбээровцев в противогазах. Первая и вторая группы фэбээровцев стоят друг напротив друга в противогазах, наставив оружие, а посредине лицом в пол лежит фанатка.

Возле центрального входа студии


Возле центрального входа студии выставлено оцепление, за которым уже толпятся пронюхавшие об операции журналисты с микрофонами, камерами, диктофонами. Из дверей студии выскакивает Феллини в шлеме. Увидев толпу журналистов, он на мгновение замирает, потом опускает «забрало», решительно идет по огороженному проходу к фэбээровскому автобусу под прицелом телекамер и микрофонов. Щелкают фотоаппараты.

Журналисты (наперебой, англ.). Вы можете прокомментировать ход операции?.. Что сейчас происходит на студии?.. Кто хотел украсть Тарантино?.. Опять русская мафия?.. Это правда, что среди ваших людей есть убитые и раненые?.. Есть ли жертвы среди преступников?

Феллини (англ.). Никаких комментариев… Никаких комментариев…

Журналисты напирают, сдвигая ограждения, полицейские пытаются их удержать.

Полицейский (англ.). Не напирайте!.. Дайте дорогу!.. Дорогу!

Полицейские «провожают» Феллини до фэбээровского автобуса (и деваться ему абсолютно некуда). Феллини садится в автобус.

У центрального входа студии. В автобусе


Феллини садится на сиденье, вздыхает, оглядывается по сторонам. Вокруг народ: журналисты, полицейские… Водитель за рулем оборачивается к Феллини.

Водитель (англ.). Ну как там?.. Взяли?..

Феллини (англ.). Взяли-взяли. Русский мафиози. Комсомолец-террорист.

Водитель (англ.). Я так и знал. Сними шлем. Запаришься.

Феллини (англ.). Нет. Нужна полная конфиденциальность. Приказ.

Среди журналистов шум и гам, водитель автобуса смотрит в сторону центрального входа, привстает на сиденье, присвистывает.

Водитель (англ.). Так это девка!.. Комсомолка!

Феллини тоже привстает, удивленно смотрит в сторону центрального входа.

У центрального входа студии


Из стеклянных дверей фэбээровцы выводят Мэгги в наручниках. Журналисты нацеливают на нее камеры и микрофоны. Увидев такое, Мэгги мгновенно приободряется. На лице больше нет испуга.

Мэгги (англ.). Уау!.. Сколько вас!..

Журналисты (наперебой, англ.). Вы русская, вы из мафии?.. Сколько вам заплатили за кражу нового фильма Тарантино?.. За что вы ранее были судимы? Что заставило вас пойти на это?..

МаракиноКутоси (англ.). Никаких комментариев!.. Пропустите подозреваемую!.. Дайте дорогу!.. Освободите пространство. Звонили из Москвы. Возможен теракт. Звонила бабушка террористов, сказала, что студия заминирована.

Мэгги улыбается, неожиданно останавливается, позирует перед камерами.

Мэгги (в камеры, взволнованно, англ.). Я Мэгги Хэдрайн. Восходящая звезда Квентина Тарантино!.. Он сделал на меня ставку!.. Я сыграю заглавную роль в его следующем фильме про Билла!.. Я буду вся голая, весь фильм, от его начала до его конца!

Журналисты (наперебой, англ.). Вы вошли в доверие к Тарантино, чтобы украсть его новый фильм?.. Это вы заминировали студию?

Фэбээровцы пытаются тащить ее дальше, к стоящей неподалеку машине с открытыми дверцами, она упирается. Мэгги тащат к машине силой.

Мэгги (кричит, англ.). Нас разлучит только смерть!.. Расскажите об этом всем! Всему миру и моей тете. Иначе я и вас заминирую!

У центрального входа студии. В автобусе


Воспользовавшись тем, что все (в том числе и водитель автобуса) увлечены фанаткой, Феллини незаметно выскальзывает из автобуса.

У центрального входа студии


Выбравшись из автобуса, Феллини снимает шлем (он действительно запарился), проскальзывает в толпе между журналистами к стоянке автомашин. А к автобусу уже направляется отряд фэбээровцев, которые участвовали в операции. Феллини садится в машину, за рулем которой его поджидает Мазанхан. Трогается с места, но полицейский преграждает ему дорогу. Мимо машины с воем сирены и мигалками проносится эскорт с арестованной фанаткой. Через мгновение полицейский жестом разрешает Мазанхану ехать. Машина уезжает.

Территория студии


По территории студии к воротам подъезжает микроавтобус с затемненными стеклами. Рядом идут два фэбээровца, за ними шагает Макс с микрофоном в руках. Периодически он приставляет микрофон к лицам агентов.

Второй фэбээровец (прижав наушник к уху, англ.). Наружка сообщает: «Террористка доставлена в окружную тюрьму. Был еще один звонок из Москвы. Теперь звонила чья-то бабушка». (Максуу который очередной раз приближает к его лицу микрофон без провода.) Эх, господин журналист! Постоянно приходится работать с идиотами. Но мы знаем их контакты.

Кабинет Маракино Кутоси


Служащая студии — ассистент по актерам (блондинка) сидит на стуле перед Маракино Кутоси.

Блондинка (англ.). Нет, офицер, все осталось на месте.

Офицер Маракино Кутоси (англ.). Вы уверены?

Блондинка (англ.). Абсолютно. Я работаю на студии двенадцатый год и, где что лежит, знаю с закрытыми глазами.

МаракиноКутоси (англ.). Значит, мы их все-таки вспугнули. Может, вы объясните мне, почему фильм был в другом месте, а не в сейфе, где должен быть по инструкции?

Блондинка манит к себе офицера Маракино Кутоси, заставляя нагнуться.

Блондинка (тихо, англ.). Квентин в четыре утра из бара позвонил мне и сказал, что всю ночь ему не давал спать один эпизод. И он взял фильм, чтобы поработать над этой сценой и показать мне наедине свой сценарный план… Вы меня понимаете?..

МаракиноКутоси (ответственно, англ.). Очень даже, но преступники были и в проекционной, и в фильмотеке. Думаю, их кто-то спугнул…

Блондинка (англ.). Да, у нас на студии есть чем спугнуть. Вот возьмите хотя бы нашего электрика — по ошибке подключил триста вольт к кофемолке и насмерть спугнул уборщицу. А пиротехник?! Заминировал для второй сцены плинтус, а где — не помнит. Двести грамм тротила вот-вот кого-то спугнет.

МаракиноКутоси (доверительно,англ.). Признаюсь, что и я когда-то хотел быть актером. И сыграть покемона.

Юрта в зимнем саду отеля


Красный от гнева Мазанхан наступает на Феллини.



Мазанхан (нервно). Дорогой! Где фильм, скажи мне, пожалуйста? Мы же сделали все правильно? Или я ошибаюсь, уважаемый?

Феллини. Многоуважаемый, не знаю, где фильм! В сейфе его не было!

Мазанхан. Почему сразу не сказал?! Почему сразу не вернулся, ува?!. Пока шумели с этой бедной девочкой?! (Обращаясь к Найхалу, сыну Нальхана.) Его к Ходжигорхану везти нельзя. У хозяина «сердце». Ты его здесь зарежь.

Найхал, сын Нальхана, покорно кивнув, вытаскивает из-за пояса нож и начинает приближаться к профессору.

Хотя подожди, пусть он все-таки поедет. Мы сами ничего хозяину объяснить не сможем. Он такой путанный — этот профессор.

Феллини. Это очень даже мудро. Я уверен, что уважаемый Ходжигорхан все поймет.

Раздается стук в дверь..Все трое мгновенно затихают.

Найхал, сын Нальхана (тихо). Кто это?.. (Громко, англ.) Кто?

Голос за дверью (англ.). Откройте дверь, полиция!..

Троица переглядывается. У всех на лицах неподдельный испуг.

Найхал, сын Нальхана (англ.). Сейчас. Я одеваюсь.

Феллини «ныряет» в ванную комнату. Найхал, сын Нальхана, заметив непорядок в своей одежде, набрасывает халат, отходит к окну, где в укромном уголке за стулом с вещами стоит знакомая нам винтовка с оптическим прицелом (вся остальная «взломная» аппаратура уже убрана). Одно движение, и Найхал, сын Нальхана, может схватить винтовку. Найхал, сын Нальхана, кивает Мазанхану — открывай. Мазанхан поворачивает ключ в замке. Раздается удар…

Юрта в зимнем саду отеля


Полицейский осматривает комнату. Заглядывает в открытый чемодан на полу. Рука Найхала, сына Нальхана, тянется к винтовке. Одно движение, и он ее схватит. Но вот коп, потеряв интерес к вещам, поворачивается к Найхалу, сыну Нальхана, и Мазанхану.

Полицейский (англ.). Хозяин салона волнуется насчет кассет. Приезжие часто так поступают: возьмут и свалят, а он несет колоссальные убытки… Южная Калифорния — это место полного порядка. Вот он и попросил меня помочь.

Мазанхан (англ.). Нет-нет, уважаемый, зря он волнуется. Мы не собирались никуда бегать с этими кассетами. Мы солидные люди. А что за кассеты? Что на них, уважаемый?

Полицейский (англ.). Известно что — голые женщины и мужчины, иногда лошади и собаки.

Мазанхан, не понимая, о чем говорит полицейский, вопросительно смотрит на Найхала, сына Нальхана. Тот виновато смотрит в пол.

Мазанхан (англ.). Мы сегодня же вернем кассеты.

Полицейский (англ.). Можете отдать кассеты мне. А уж я верну их хозяину.

Мазанхан (англ.). Да-да, конечно.

Найхал, сын Нальхана, судорожно достает из-под матраца кассеты, вставляет кассеты в подкассетники и протягивает их полицейскому.

Полицейский (англ.). И заплатите штраф за просроченные дни.

Мазанхан (англ.). Сколько?

Полицейский (англ.). Восемьдесят три доллара и три пенса.

Найхал, сын Нальхана (возмущенно, русск.). Сколько-сколько?

Мазанхан (русск.). Помолчи!.. (Протягивает стодолларовую купюру полицейскому, англ.) Пожалуйста. Сдачи не надо.

Полицейский (англ.). Э-э, уважаемый, ты, видно, не понял… Сейчас ты в Южной Калифорнии, а не в своей Палестине… Наших полицейских не купишь.

Найхал, сын Нальхана (русск.). Что он такое говорит?

Мазанхан (русск.). Это очень честный человек, Найхал, сын Нальхана. Он голых собачек не смотрит.

Полицейский отчитывает Мазанхану сдачу, забирает кассеты, направляется к двери. Из ванной комнаты доносится какой-то шум. Азиаты переглядываются. Полицейский возвращается, заглядывает в ванную. Снова идет к двери, перед дверью он оборачивается.

Полицейский (англ.). В нашей стране все должно быть в порядке!..

Полицейский выходит. Найхал, сын Нальхана, бросается к ванной комнате, заглядывает в дверь. В ванной комнате пусто, узкое окно открыто. Азиат подходит к окну ванной комнаты, смотрит вниз. Внизу тоже никого.

Найхал, сын Нальхана. Убежал профессор…

Мазанхан тоже заглядывает в ванную комнату.

Мазанхан. Если его поймают, он обязательно все расскажет. Вот что… Нам совершенно не удалось подружиться… Надо собираться… Как же удивительно устроен человек! Дай ему крылья, и он станет бомбардировщиком, дай ему образование, и он родного брата на голую собачку обменяет. К чему нас приведет научно-технический прогресс?! В пропасть приведет. А все почему? А все потому, что человек раб страстей. Казалось бы — ну не голодаешь ты, не унижаешься, имеешь уважение, так вот, открыты перед тобой все двери. А он только в одну лезет, и эта дверь в туалет.

Найхал, сын Нальхана. Многоуважаемый Мазанхан! Мудрость ваша приводит все мое тело в особое трепетание, а мое сознание подобно электрическому проводу, но нервы у меня никуда не годятся. Сейчас сюда ФБР прибежит.

Мазанхан. Да, но сначала мне хотелось бы рассказать тебе одну поучительную притчу. Мне ее рассказал дедушка Номто, когда я в детстве его ослику под хвостиком ацетоном помазал. Дедушке Номто рассказал эту притчу его дедушка, а его дедушке — его прадедушка, а тому рассказал еще такой же уважаемый.

К одному шаману пришел ученик и рассказал, что видел во сне Великого Степного Духа.

— И что же делал Великий Степной Дух? — заинтересовался шаман.


— Ничего, — ответил ученик и спросил, как ему изменить «точку сборки» — как это раньше сделал Великий Степной


Дух?

— Вот и ты иди и ничего больше не делай, как Великий Степной Дух. Так у тебя «точка сборки» сама изменится, — посоветовал старый шаман.


Ученик поступил, как посоветовал его мудрый наставник, и вскоре умер от голода. В тот же день родители покойного пришли к старому шаману и застали его с кубком вина в одной руке и падшей женщиной в другой.

На недоумение родителей шаман ответил:

— Что вас удивляет? Ваш сын хотел изменить «точку сборки», и он ее изменил, я же не хочу ничего изменять и поэтому уже все изменил, а теперь мой удел — только отвечать на дурацкие вопросы.


Комната Феллини


Макс заскакивает в номер, забыв запереть дверь. Бросает на стол микрофон без провода, переодевается, лихорадочно упаковывает вещи. Все делает быстро и сосредоточенно. Настойчиво звонит телефон, но он не берет трубку. Наконец, упаковав все вещи, садится на кровать. О чем-то глубоко задумывается.

Макс (сам себе). Хотя какого хрена?! Здесь хоть кормят прилично. А там доцент Сальвадор и прочая, прочая, прочая. Но на посошок обязательно.

Он с удовольствием пинает ногой чемодан и покидает номер.

Юрта в зимнем саду отеля


Номер Найхала, сына Нальхана, и Мазанхана пуст. Из динамиков телевизора гремит песня из фильма «Кубанские казаки»: «Каким ты был, таким ты и остался…» Дверь номера с грохотом распахивается, врываются вооруженные фэбээровцы в масках. Одни бросаются к ванной комнате, другие — к окну, третьи обследуют пустые платяные шкафы…

Автостоянка. День ближе к вечеру


На этой автостоянке торгуют подержанными автомобилями. Феллини вместе с хозяином автостоянки идет вдоль выставленных на продажу автомобилей.

Хозяин автостоянки (кивнув на автомобиль, англ.). А вот этот шедевр я отдам вам всего за четыре сотни. Видите, какая красавица?

Феллини (англ.). И эта красавица развалится через двести миль?

Хозяин автостоянки (англ.). Ну что вы, уважаемый? Как можно?.. Вы дважды объедете на ней земной шар. Я клянусь вам здоровьем президента.

Феллини (англ.). Мне не нравится, очень и очень не нравится слово «уважаемый», впредь не называйте меня так! И потом, далеко мне не надо… Ладно, беру.

Феллини протягивает Хозяину автостоянки деньги, он их пересчитывает.

Хозяин автостоянки (англ.). Это верное решение, сэр. Одну минуту.

Хозяин бежит к своему вагончику, исчезает в нем. Феллини тем временем обходит купленную машину, осматривая ее со всех сторон. Скоро Хозяин автостоянки появляется с ключами от машины.

Пожалуйста.

Феллини открывает дверцу, садится в машину, вставляет ключ в замок зажигания, поворачивает. Машина не заводится.

Феллини (англ.). Эй, хозяин, похоже, ты забыл угостить мою красавицу бензином.

Xозяинавтостоянки (англ.). Ах да, извините, сэр.

Хозяин снова бежит к своему вагончику. Возвращается с канистрой. Открывает крышку бака и заливает бензин. Феллини заводит машину.

С вас еще двадцатка, сэр.

Феллини (качая головой, англ.). Ну это просто комедия какая-то!..

Хозяин автостоянки (англ.). Но я ведь отдал вам свою красавицу почти задаром.

Феллини протягивает хозяину деньги, задерживая взгляд на красном пожарном щите.

Феллини (англ.). Нельзя ли еще за десяточку и топорик?

ПОЗЖЕ. Феллини отъезжает от стоянки. На заднем сиденье его машины лежит красный топор.

Комната Феллини


В номере пусто, открытые платяные шкафы. Дверь распахивается, в номер врываются фэбээровцы. Начинают рыскать по номеру.

Бар «Формоза»


Совершенно пьяный Макс сидит на своем обычном месте и повествует своему постоянному собеседнику.

Макс. …Ну и в итоге я и побежал с микрофоном за этим полудурком из ФБР.

Посетитель. Хи-хи-хи, прикольно! А дальше?

Макс. Чего дальше?! (Икает.) Дальше я зашел сюда, выпить на дорожку. (Поет по-русски.) Куда ты, дорога, меня привела, без милой принцессы мне жизнь не мила…

Посетитель. Хи-хи-хи, прикольный саунд! Наверно, из русского триллера. Ты прикольный чувак! (Бармену.) Еще две порции! (Тоже икает.) И я прикольный. Хи-хи-хи! Так зачем им нужен этот фильм? (Пытается повторить песню.) Быз мылай рыпресы ми жид не била!

Макс. Ты не поверишь. Они хотят его на свадьбе показать. У одного невеста кино любит, а у другого сын телевизор умеет включать. Вот они и решили новое кино для гостей показать на свадьбе.

Посетитель. Хи-хи-хи! На свадьбе, и все? (Опять пытается повторить песню.) …Ны быд ми дила!

Макс. Да, и все. Дикие люди. Они доят лошадей и делают из этого степные коктейли. Потом пьют их и беспрерывно разговаривают со степными духами. Хотя с другой стороны — это клево!

Посетитель (соглашается). Хи-хи-хи! Это очень клево! Я бы тоже со степными духами поговорил, а то одни мертвые вожди с Джимми Моррисоном, покойником, приходят, хеппи-энд ищут. Хи-хи! Вот так, и все! Хи! Хи! Хи! Я тебе этот фильм дам. Хи-хи-хи! Это будет вообще прикольно.

Макс (икая). А где ты его возьмешь?

Посетитель (вытаскивая из нагрудного кармана лазерный диск). В кармане, чувак, возьму! Хи-хи-хи!

Макс (недоверчиво). А почему он у тебя в кармане оказался?

Посетитель. Хи-хи-хи! Потому что я и есть Квентин Тарантино, чувак!

Россия. Квартира Леры. День


Гоша и Лера сидят в комнате за столом. Лера красит ногти. Гоша уставился в телевизор и пьет пиво из бутылки.

Москва. Студия телевидения


Дикторша сидит в студии. На мониторах идет подборка новостей.

Голос за кадром (американское ТВ). Громкое дело об утреннем дерзком нападении русских гангстеров на студию Тарантино получило широкий общественный резонанс. Руководители крупных голливудских студий собрали экстренное совещание…

Голос за кадром (японское ТВ). По нашим сведениям, никто из преступников до сих пор не задержан. По словам самого лучшего офицера ФБР Маракино Кутоси, задержанная утром в студии перезаписи Маргарет Хэдрайн к попытке похищения фильма Тарантино никакого отношения не имеет и оказалась в студии случайно.

Дикторша. Перманентный ущерб, нанесенный американской киноиндустрии, мог исчисляться десятками миллионов долларов, скорее всего именно за эту сумму преступники рассчитывали продать копию нового фильма представителям теневой видеоиндустрии. Чуть позже вы узнаете мнение о вышеупомянутом инциденте эксперта нашего канала в области кино.

Эксперт. Само собой разумеется, вся американская киноиндустрия строго сориентирована на стремительную промышленно-оптовую реализацию своего товара, что в свою очередь подразумевает обширную рекламную кампанию, в которой провокация занимает не последнее место. Поэтому не следует удивляться появлению непроверенных данных об участии в скандале всех этнических групп, проживающих на территории Соединенных Штатов. Не удивлюсь, если вскоре расследование ФБР выйдет на след сицилианской, таиландской и еще доброго десятка других мафий. В этом списке также могут быть представлены и экзотические бандформирования, такие как нанайские, чукотские и коми-пермятские.

Квартира Леры


Гоша (настораживается). Не пойму — украли или нет?

Студия телевидения


Дикторша (продолжает). Только оперативная работа службы охраны киностудии и сотрудников ФБР смогла предотвратить это кинопреступление века.

Квартира Леры


Лера (дует на только что накрашенный ноготь на мизинце и кокетливо интересуется). Гошик?! А, Гошик?!

Гоша. Что?

Лера. Может, пойдем на диванчик. В учительницу поиграем?

Гоша (раздраженно). Ты обалдела, что ли? Сколько можно? Я скоро в обмороки буду падать.

Лера (жеманно щурясь). Ну тогда в Белку и Стрелку?!

Гоша. Слушай, а бывает, что ты не хочешь играть в Белку и Стрелку?

Лера (оживляясь). Бывает. Я хочу у Катьки платочек зелененький поменять.

Гоша. На что?

Лера (отмахиваясь). Да — ерунда! На старые пластинки.

Гоша (устало). Делай что хочешь, только ни в какие игры со мной не играй сегодня.

Лера (выходя с кухни). Тогда я пойду ей позвоню.

Гоша (вздыхает). На кой хрен я с этой овцой связался?! И перед Максом как-то неудобно. Кстати, Макс сейчас в Америке. (Задумывается.) Он же про Тарантино узнавал. (Ухмыляется.) Опять, братан, обломец у тебя, видать! (Снова хмурится.) Но с Лерой я тебе, можно сказать, помог.

Америка. Комната для допросов. Вечер


Фанатка Мэгги, всхлипывая, сидит напротив офицера Маракино Кутоси. От былой лихости, когда она гордо позировала перед камерами журналистов, не осталось и следа.

МаракиноКутоси (англ.). Мэгги, ты, видно, не понимаешь серьезности своего положения… То, что ты совершила сегодня, это уже не детские шалости в стрип-баре, а незаконное проникновение в охраняемое служебное помещение… Это, Мэгги, преступление, которое может закончиться для тебя тюрьмой строгого режима. Ты меня понимаешь?

Мэгги (обреченно, англ.). Понимаю… (Плаксиво.) Но я же ничего у него не взяла!.. Ничего!

МаракиноКутоси (англ.). Ну если б ты что-нибудь взяла… Я с тобой разговаривал бы сейчас по-другому… Меня интересует тот парень, который был в студии, когда ты туда вошла.

Мэгги (англ.). Парень?!. А… Я сначала подумала, что это мистер Квентин… Мне так показалось… Тот же носик… тот же беззащитный подбородок…

МаракиноКутоси (англ.). Так ты его видела близко?

Мэгги (англ.). Нет… Я это почувствовала… всем сердцем… всю его беззащитность… Ведь мистер Тарантино на самом деле очень беззащитный… Я это знаю, ведь мы с ним так похожи!

МаракиноКутоси (англ.). Мэгги! Разговор не о мистере Тарантино, а о том парне, что был в студии, когда ты туда вошла! Он русский. Опасный преступник. И может скрыться от правосудия, если ты нам не поможешь. В том случае, если его вина будет доказана в суде, тебе ничего не грозит… Ведь ты попала туда случайно, из-за любви к Тарантино… Ты меня понимаешь?

Мэгги (англ.). Да, сэр, понимаю.

МаракиноКутоси (англ.). Вот и отлично…

Офицер Маракино Кутоси выкладывает перед Мэгги несколько фотографий разных людей, среди них нечеткое фото Макса. Фанатка уверенно тычет пальцем в фотографию какого-то смазливого парня.

Мэгги (англ.). Вот он.

МаракиноКутоси (недоверчиво глядя на Мэгги, англ.). Мэгги… Ты уверена?

Мэгги кивает.

Мэгги, почему ты так уверена?.. Ты видела его близко? Разговаривала с ним?

Мэгги (англ.). Я с ним немного разговаривала… Только думала, что это мистер Тарантино… Но он не стал меня слушать, а пошел сразу к двери… Тогда я и поняла, что это совсем не мистер Тарантино… Ведь мистер Тарантино меня знает… Он бы мне обрадовался… Я ведь не предупредила его, что зайду…

Офицер Маракино Кутоси роняет голову на руки. Смотрит на помощника, который сидит за спиной Мэгги. Именно его фотографию она выбрала. Тот в ответ на взгляд Маракино Кутоси холодно пожимает плечами, показывает пальцем на голову. Маракино Кутоси вздыхает и продолжает допрос.

МаракиноКутоси (англ.). Мэгги… Ты показала на этого человека. Почему?

Мэгги (пожимает плечом, англ.). Это же всем видно — типичный извращенец… Уж я-то в лицах разбираюсь, я столько кастингов прошла! Это лицо трансвестита-скотоложца. Его ни на какую другую роль никогда не возьмут!.. А я могу быть разной! Я могу быть простой, роковой, умной, беззащитной, потому что настоящая актриса должна уметь все!

В комнату допросов заглядывает дежурный полицейский.

Дежурный полицейский (англ.). Адвокат мисс Хэдрайн.

МаракиноКутоси (англ.). Только его мне не хватало!.. Задержи его хотя бы на пару минут.

Но задержать Адвоката Дежурному полицейскому не удается. Очкарик в добротном костюме, оттеснив полицейского, уже ворвался в комнату.

Адвокат (Маракино Кутоси, англ.). Допрос, проведенный в отсутствие адвоката, будет признан незаконным.

Офицер Маракино Кутоси словно не замечает шебутного Адвоката.

МаракиноКутоси (англ.). Мэгги, ты ведь не хочешь попасть в тюрьму к необразованым дамам с угрями?

Фанатка со вздохом отрицательно мотает головой.

Мэгги (англ.). Я очень хорошо помню, как он выглядит. (Показывает себе на шею.) Вот здесь шрам. Вот такие надбровные дуги… и… одного зуба нет! Типичный каннибал.

Все присутствующие в комнате допроса мужчины смотрят на Мэгги, и по их лицам видно, что все они не знают, что с этой девушкой делать.

Кафе «Дайнер»


Бейсбольный матч окончился, и посетителей в кафе значительно поубавилось. В это время на экране телевизора над стойкой бара появляется Дикторша.

Студия телевидения


Дикторша (англ.). Громкое дело об утреннем дерзком нападении русских гангстеров на студию Тарантино получило широкий общественный резонанс. Руководители крупных голливудских студий собрали экстренное совещание… По нашим сведениям, никто из преступников до сих пор не задержан. По словам офицера Маракино Кутоси из ФБР, задержанная утром в студии перезаписи Маргарет Хэдрайн к попытке похищения фильма Тарантино никакого отношения не имеет и оказалась в студии случайно.

На экране появляется фанатка Мэгги, которую агенты ФБР волокут к машине.

Мэгги (кричит в объектив камеры, англ.). Я люблю Квенти!..

Дикторша (англ.). ФБР еще раз обращается к жителям Южной Калифорнии с просьбой о помощи в поимке этих опасных преступников. Частный фонд борьбы с видеопиратами назначил за каждого вознаграждение в сто тысяч долларов… Предположительно, эти люди должны говорить с акцентом… Повторяем, предположительно, это русские… В том случае, если вы опознали этих людей, немедленно позвоните по телефону…

Кафе «Дайнер»


Официантка смотрит на экран.



Барменша (англ.). А представь… вот заходит к нам этот… русский… («Делает лицо».) Тогда я купила бы новый «вэн» для продуктов и еще на новый дивиди-проигрыватель останется.

Официантка (англ.). Нет, с ними нельзя связываться. Говорят, что им Ленин из астрала подает сигналы. Они все зомби…

К кафе подъезжает Феллини. Выбирается из машины, направляется к кафе. Официантка замечает Феллини, отводит взгляд, но снова оглядывается.

Лиз?.. (Тревожнее.) Ли-из!!

Барменша смотрит на Официантку, которая застыла, уставившись на приближающегося Феллини, переводит взгляд, видит Феллини, стоит некоторое время, не веря глазам своим, и быстро выключает телевизор.

Барменша (англ.). Моника, сходи-ка за Арнольдом, на всякий случай… А я его по башке палкой факну.

Официантка кивает и уходит. Феллини подходит к стойке. Барменша ему многообещающе улыбается.

Феллини (англ.). Добрый вечер… (Кивает на погашенный телевизор.) А что с телевизором?

Барменша (англ.). Да… Надоел… Голова у посетителей, бывает, трещит от постоянного шума… А посетителей нет, видите? А мне и не надо… Пива не хотите?

Феллини (англ.). Нет, спасибо… Я человека жду… Меня никто не спрашивал?

Барменша (отрицательно качая головой вместо ответа, англ.) Кружечка за счет заведения никому не повредит.

Феллини (улыбаясь, англ.). Ну разве что за счет заведения.

Барменша наливает Феллини большую кружку пива.

Барменша (англ.). Пожалуйста.

Феллини (кивая, англ.). Спасибо.

Барменша (гордо, англ.). Садитесь за столик, Моника вас обслужит… (Кричит.) Моника!!! (Многообещающе улыбается Феллини.) Сейчас придет…

Улица Лос-Анджелеса


По улице неторопливо едет машина. Вдали слышны звуки сирены и видны проблески маяков полицейских машин.

Улицы Лос-Анджелеса. В машине


В машине водитель ковбойского типа с длинной зубочисткой во рту, рядом с ним пассажир. Мимо с воем проносятся полицейские машины. Пассажир оглядывается им вслед.

Водитель(англ.). Похоже, в кафе у Изабель опять какая-то заваруха. Скверная баба. У нее мама такая же была. Мужа ножом для колки льда насквозь проколола, когда он суп пересолил. Про нее даже фильм сняли. «Основной инстинкт» называется. Смотрели?

Пассажир кивает и снова оглядывается.

А какой мужик был! А она его — для колки льда, в затылок. Тырк, и нет ковбоя.

Кафе «Дайнер»


Феллини теперь сидит за столиком, поглядывает на часы. Кружка почти пуста. Тем временем за его спиной Официантка о чем-то шепчется с Барменшей, передает ей бейсбольную биту. Барменша крестится на католический манер и с битой осторожно крадется к Феллини. Вдали слышится вой полицейских сирен. Феллини настораживается, смотрит на часы, а Барменша все ближе и ближе. Феллини оборачивается как раз в тот момент, когда Барменша уже оказалась за его спиной с битой наготове. Он вскакивает.

Барменша (англ.). Даже не думай, коммунист!

Барменша с громким выдохом «кияк!» наносит удар. Стекло со звоном разлетается вдребезги. Но Феллини вовремя уклоняется, и удар приходится по столешнице. Кружка с недопитым пивом летит на пол. Феллини ныряет в разбитое окно, Барменша с битой устремляется за ним.

Улица возле кафе


Феллини бежит к своей «красавице», Барменша с битой за ним.

Барменша (англ.). Стой, стой, коммунист!.. Не уйдешь!..

Феллини прыгает в машину, захлопывает дверцу, Барменша его нагоняет, лупит по стеклам, разбивая их. Феллини лихорадочно заводит машину, трогает ее с места. Барменша гонится за тронувшейся машиной, на ходу наносит битой частые удары по дверцам, по крыше, по капоту. Феллини набирает скорость. Наконец Барменша отстает. На автостоянку перед кафе с воем влетает кавалькада из нескольких полицейских машин. Барменша показывает пальцем вслед машине Феллини.

(Истошно, англ.) Это он!.. Это он!.. Коммунист! Ему Ленин из астрала дал знак. Он зомби! Деньги мои!

Полицейские машины устремляются вслед за машиной Феллини.

Шоссе


По шоссе несется машина Феллини, на некотором расстоянии от него кавалькада из полицейских машин. Впереди маячит гора с надписью «HOLLYWOOD». Впереди шоссе перекрыто полицейскими машинами, и Феллини сворачивает на грунтовку, поднимая клубы пыли.

Шоссе. В машине


Феллини несется в клубах пыли, полицейских машин сзади не видно, а только слышно их истошное завывание.

Феллини. Демоница, честное слово! Уважаемая!

Скала «Голливуд»


Машина Феллини, преследуемая полицейскими, карабкается по склону к скале «Голливуд». Но вот что-то случается с мотором — он глохнет. Машина катится вниз по склону, потом все-таки останавливается. Феллини выскакивает из машины, открывает багажник, достает из него пожарный топор и начинает карабкаться на скалу. Скоро к машине Феллини подъезжают полицейские машины. Полицейские выскакивают из своих машин и карабкаются следом за Феллини. А он уже на вершине, рядом с огромными буквами.

Скала «Голливуд». Позже


Феллини (нанося первый удар по столбу, на котором крепится легендарная надпись). «Рэмбо. Первая кровь»! (Ещеудар.) «Рэмбо»! (Ещеудар.) «Терминатор» (ещеудар), «Терминатор-два» (еще удар), «Титаник» (еще удар), «Бойцовская рыбка», нет — «Бойцовский клуб» (ещеудар), «Бет-ман» (еще удар), «Бетман навсегда» (еще удар), «Гарри Пот-тер» (еще удар). За киноискусство в общем! (Еще удар.) Лично за Эйзенштейна! (Еще удар.)

В раздражении Феллини пинает ногой и гигантскую надпись. Одна из букв срывается и придавливает профессора.

(Стонет.) Воистину я разделил судьбу мирового кинематографа, меня раздавил Голливуд.

Полицейские лезут на скалу.

Скала «Голливуд». Еще позже


Полицейские вытаскивают Феллини из-под буквы. У него звонит мобильный телефон.

Феллини. Что?! Кто?! А, это ты, дружок? Что?! Не может быть! Извини, я сейчас немного занят, я тебе потом перезвоню.

СЕДЬМАЯ СЕРИЯ


Степь. Несколько юрт. Утро


Пасутся овцы. По степи в сторону юрт мчится большой черный джип.

Внутри юрты


Ходжигорхан играет с Хатан в нарды. Стереофоническая система наполняет юрту звуками музыки «Sakret Spirits».

Ходжигорхан. Э! Ты жульничаешь.

Хатан (папе). Да вы что, папа! Это вы забыли!

В юрту входит человек из окружения хозяина со спутниковым телефоном в руках.

Человек из окружения Ходжигорхана. Хатан, дай мне сказать слово хозяину.

Девушка покорно выходит на улицу.

Они опять не смогли достать Тарантину. Профессор сошел с ума и с топором по Америке бегает. Мазанхан ждет вашего слова.

Хатан (вбегая в юрту, говорит папе). Там машина Нусхамухана едет. Они дедушку Номто сбили.

Ходжигорхан. Э-э! Дедушка очень упрямый. Надо там знак поставить. (Человеку из окружения.) Скажи Мазанхану, чтобы они нашли братьев и ждали моего решения. И поставьте перед дедушкой Номто знак.

Человек из окружения Ходжигорхана. Скажу. А какой знак?

Ходжигорхан. Знак?

Человек из окружения Ходжигорхана. Знак.

Ходжигорхан. «Стоп» — знак надо ставить.

У юрты


Тормозит джип. Из джипа выходит Нусхамухан. Из юрты навстречу Нусхамухану выходят Ходжигорхан и его окружение.

Нусхамухан (кивая в сторону юрты). Как твое здоровье, уважаемый брат?!. (Обнимаются по-дружески.)

Ходжигорхан. Очень хорошо, но признаюсь тебе — сердце мое плачет.

Нусхамухан. Что случилось, брат мой?! Моя жизнь принадлежит тебе.

Ходжигорхан. Они опять не взяли эту Тарантину. Я обидно опозорен. Мой сын не достоин твоей дочери.

Нусхамухан. Не говори так. Если твой сын не достоин моей дочери, то моя дочь не достойна твоего сына. Ты спас меня, когда я тонул, ты выкупил меня, когда меня украли, ты отдал почку дедушки Номто, когда моя отказала. Ты мой лучший друг. Прикажи, и я достану этот фильм. Я пошлю сорок людей. Они привезут все, что ты захочешь. Глубокое тебе уважение.

Ходжигорхан (доставая из бумажника старый календарь с изображением полуобнаженной девушки). Ее хочу.

Нусхамухан (рассматривая календарь). Э! Это пятьдесят шестой год. Она уже старая.

Ходжигорхан. Да?

Нусхамухан. Очень старая.

Ходжигорхан (трепетно убирая календарь в бумажник). Тогда не надо. И людей пока не посылай. Я скажу, если нужно будет.

Нусхамухан. Скажи обязательно. Аралтанхан никогда не сможет смеяться над нами.

Ходжигорхан. Не сможет! Глубокое уважение его семье!

Нусхамухан (прикладывая руку к груди). Глубокое уважение семье Аралтанхана. (Опускает руку.)

Америка. Пляж Санта-Моники. Вечер


Мазанхан и Найхал, сын Нальхана, задрав головы вверх, следят за вращением огромного колеса обозрения.

Мазанхан. Ты думаешь, они еще катаются?

Найхал, сын Нальхана. Да, я думаю, что они еще катаются. Они очень любят кататься.

Мазанхан. Иди выключи электричество. Скажи им, что Ходжигорхан хочет кино смотреть.

Казино


Макс пробирается сквозь посетителей к игральному столу, за которым обычно сидят тетя Нина и Билл. Тетя Нина замечает его и поднимается к нему навстречу.

Тетя Нина. Мальчик мой! Что случилось? На тебе лица нет.

Макс. Тетя Нина, это сложно объяснить, но, во-первых, меня сегодня чуть не «подставили», а во-вторых, Квентин Тарантино сам отдал мне свой фильм на диске. Только я ему обещал, что фильм покажут лишь один раз, на свадьбе, и что я ему потом расскажу, как все было. В общем, мне как-то надо где-то спрятаться на время.

Тетя Нина. Ты серьезно?!

Макс. Серьезней некуда.

Тетя Нина. Зачем прятаться?! Мы тебя сегодня домой богатым отправим. Подожди. Может быть, мы придумаем что-нибудь поинтересней. (Кричит Биллу.) Иди скорей сюда. (Подталкивая Макса к стойке бара, внутри казино.) Иди попей пока кока-колы.

Билл (недовольно). Что опять?

Тетя Нина (шепотом). Наш мальчик сегодня может сделать всех нас богатыми.

Билл. Как?

Тетя Нина. Нашему мальчику Квентин Тарантино сегодня подарил диск со своим новым фильмом.

Билл. Надо позвонить Черному Зизу. Он знает, что делать. Он все знает.

Пляж Санта-Моники


Мазанхан прохаживается перед тремя братьями-богатырями, разглядывая их с ног до головы.

Мазанхан. Катались, значит?

Братья переглядываются, один из них достает из кармана «кости», трясет их в руке и кидает на землю. Они склоняются над «костями», разглядывая выпавший результат. Наконец один из них отвечает.

Первый из братьев. Катались, уважаемый дядя Мазанхан, сладкую вату кушали, никого не обижали.

Мазанхан. Это правильно. Но теперь надо опять кино доставать. Ходжигорхан совсем сердится. Говорит: «Где же мои младшие сыновья? Почему они мне кино не привезли? Они, наверно, не уважают своего отца!»

Первый из братьев. Горе нам!

Второй из братьев. Горе, большое горе нам!

Третий из братьев. Очень большое горе нам!

Мазанхан. И горе нам, и позор нам! Но мы не можем отступить назад, потому что если мы отступим, то позор будет всему нашему роду.

Братья (хором). Не можем!

Мазанхан. Как будем дальше поступать, дорогие мои?

Братья переглядываются. Кидают «кости». Решают, кому из них говорить на этот раз.

Первый из братьев. Надо этой Тарантине голову отрезать. Тогда и фильма не будет. Кто нам тогда скажет: «Почему не привезли?» Нет Тарантины, нет фильма, нет позора!

Мазанхан. Почему голову?

Первый из братьев. Если голову, то по телевизору сразу покажут. Надежно.

Мазанхан (после длительных размышлений). Хорошая мысль, но давайте еще будем думать. Недолго. Один день. Вы где спали?

Первый из братьев. Мы дом тут купили. За четыре камешка. Там спим. У пруда.

Мазанхан. Это хорошо. Перед сном я хочу рассказать всем вам одну степную притчу. Мне ее рассказал дедушка Номто, когда я хотел факиром стать и напился бензину. Дедушке Номто рассказал эту притчу его дедушка, а его дедушке — его прадедушка, а его прадедушке — говорящий ослик. У одного шамана был один нерадивый ученик. Когда все медитировали — он засыпал, когда все пели заклинания — он терял голос, когда все желали знаний — он желал кушать. Однажды шаман потерял терпение, и он ударил своей бамбуковой палкой по голове ученику. И все изменилось. Когда все спали — он медитировал, когда все молчали — он пел заклинания, когда все кушали — он мучил вопросами. Наконец шаман устал и опять сильно ударил своей бамбуковой палкой ученика по голове. И опять все изменилось. Тогда шаман возблагодарил Великого Степного Духа за преподанную ему мудрость и лупил ученика перед медитаций и после нее, перед пением заклинаний и после них, перед едой и после нее. И так, пока ученик не изменил «точку сборки». Причем у него это произошло гораздо раньше, чем у остальных учеников. Остальные умерли просто от старости.

Заброшенная бензоколонка на окраине Лос-Анджелеса. Ночь


Тетя Нина, Билл и Макс стоят у сложенной из сплющенных прессом автомобилей стены. Перед ними расхаживает огромный негр (Черный Зизу) в ослепительно белом костюме. Его пальцы унизаны кольцами, на груди болтается килограммовый символ $ из «самоварного» золота. Время от времени негр любовно протирает лакированный бок своего бьюика 1972 года выпуска носовым платком. За негром стоят еще четверо негров в столь же нескромных нарядах и с автоматами в руках.

Черный Зизу (активно жестикулируя). И ты (тычет стволом пистолета в грудь Билла) хочешь мне сказать, что это (показывает лазерный диск с фильмом, изъятый у Макса) новый фильм этого долбаного придурка Тарантино?!

Билл (кивая на тетю Нину). Она так говорит.

Тетя Нина (в свою очередь кивая на Макса). Это ему Тарантино дал, чтобы он на какой-то свадьбе показал.

Черный 3изу. Да вы совсем, белозадые, обнаглели. Мне — Черному Зизу, лидеру банды Кровавые Акулы — «гнать» такое фуфло!

Макс. Почему фуфло? Это реально новый фильм Тарантино. Сам посмотри, если не веришь.

Черный Зизу. Зачем мне новый фильм этого долбаного белозадого придурка нужен? (Биллу.) Мне нужны мои семь штук.

Билл.Черный Зизу, но этот диск можно продать за миллион видеопиратам.

Черный Зизу (задумывается). За миллион?!

Тетя Нина. Или за два.

Черный 3изу. За два?! Этот хренов диск этого долбаного белозадого придурка Тарантино?! За два миллиона долларов?! Можно продать?

Билл. Можно.

Макс. Но не нужно. Тарантино просил нигде, кроме свадьбы, не показывать.

Черный Зизу (Максу). Я не хочу, чтобы твой долбаный рот открывался, чувак! Иначе я туда гранату засуну. (Биллу.) Вот что я решил — я попробую этот диск «загнать»; если он стоит миллион, то ты мне только три с половиной будешь должен, а если два — то мы в расчете! Понял?!

Билл (покорно). Понял, Черный Зизу.

Макс. Я протестую.

Один из парней Черного Зизу бьет Макса в живот.

Черный Зизу. А теперь мотайте отсюда, белозадые ублюдки, пока мои парни вас не перестреляли, как бешеных собак.

Перекресток на выезде с заброшенной автозаправки


Обалдевший от общения с лидером Кровавых Акул, Макс повернулся к тете Нине и Биллу.

Макс. Это и есть тот парень, который все может?

Билл (мрачно, открывая дверь своего автомобиля). А ты не понял?

Макс. Тогда мне кажется, что это была не совсем удачная сделка. Тем более что диск я не хотел отдавать никакому Зизу — ни белому, ни черному.

Тетя Нина (грустно). Это Америка, мой мальчик. Здесь все по-другому. Совсем по-другому. Садись в машину. Я завтра тебе сама куплю билет на самолет. В «эконом-класс».

Билл. Садись скорее! Пока Черный Зизу не передумал. Пойми, нас спасло только то, что я ему должен денег.

Макс. Бред какой-то!

Тетя Нина. Почему бред? Мы выгодно разместили твой диск.

Макс. Я же сказал — это чужой диск, с чужим кино, на свадьбу!

Тетя Нина. А я повторяю, мой мальчик, это Америка. Мало того — это Голливуд. Какая свадьба?! Поехали.

Макс. Да иди ты, «тетя»!

Тетя Нина (снисходительно). Сам захотел. Дурачок! (Биллу.) Поехали, напарник. Оставим этого советского сопляка. Он совсем не понимает Америки.

Билл через окно сплевывает под ноги Максу, заводит машину, и они уезжают, оставляя молодого человека одного на дороге. Макс долго смотрит им вслед, потом бессильно садится прямо на дорогу. У него звонит мобильный.

Макс. Алло! А это вы, профессор! Как дела? Что? Пишу. (Пишет прямо на земле пальцем номер мобильного телефона.) Ну понял. Уважаемый так уважаемый. Удачи, профессор! (Набирает написанный им ранее номер мобильного телефона.) Можно мне поговорить с уважаемым Мазанханом? Кто говорит?! Да, я говорю. Мне тут для вас кино Тарантино на свадьбу дал, а у меня его злой человек забрал. Где нахожусь? У помойки какой-то нахожусь. В Лос-Анджелесе, конечно. Куда смотреть? Ну луна! Вижу звездочку… А как оно выглядит? На ложку похоже? Есть такое. Да, буду стоять, где стоял. Тем более что мне идти-то и некуда.

Тюрьма. Комната для свиданий


Феллини возвращает Адвокату телефон.



Феллини. Спасибо за телефон.



Адвокат. Это ваше право. Мы тут, в Америке, ценим права. И авторские в том числе.

Феллини. Только давайте без лекций, я сам профессор.

Арендованная братьями-азиатами вилла


У костра, разведенного на территории, прилегающей к бассейну, сложив по-турецки ноги, сидят Мазанхан, Найхал, сын Нальхана, и Макс. Молодой человек жадно обгладывает баранью кость. Неподалеку прямо на земле под тонкими шерстяными одеялами мирно спят сыновья Мазанхана.

Мазанхан (потягивая из пиалы чай). Э! Надо было послушать дедушку Номто! Он так и говорил: идите к самой Тарантине, объясните ситуацию, пригласите на свадьбу, и он сам вам этот фильм привезет, когда узнает, что Ходжигорхан сына женит.

Макс (продолжая обгладывать кость). Теперь нам этот фильм не достать.

Мазанхан. Почему не достать? Надо сходить к этому негру и пригласить его на свадьбу. Он скажет: «Какие хорошие люди! Надо им отдать фильм. Пусть радуются».

Макс. Крупное у меня сомнение, что он так скажет.

Мазанхан. Почему?

Макс. Он плохо говорит.

Мазанхан. Ничего, пусть Найхал, сын Нальхана, сходит, он умеет с простыми черными людьми говорить.

Найхал, сын Нальхана (заметно беспокоясь). Уважаемый Мазанхан! Мне кажется, что этот хороший юноша очень правильно рассуждает. В Америке обычно на свадьбе новые фильмы Тарантины не показывают.

Мазанхан. Все имеет свое начало и свой конец. Если раньше не показывали, это не значит, что всегда будут не показывать, это значит только то, что никому в голову не приходило. Иди, Найхал, сын Нальхана. Попроси их по-человечески.

Найхал, сын Нальхана (окончательно сникая). Пойду, уважаемый! Поговорю по-человечески.

Россия. Проселочная дорога. Утро


Проселочная дорога. По дороге одиноко, поднимая пыль, едет рейсовый «пазик».

Провинциальный городок


«Пазик» выворачивает на конечную станцию и, сделав полукруг, замирает. Из автобуса выходит несколько человек.

Салон «пазика»


По салону «пазика» идет женщина-кондуктор. Она подходит к спящему Сальвадору.

Кондуктор (теребя доцента Сальвадора за плечо). Мужчина, мужчина, конечная. Брюнет, приехали.

Сальвадор с трудом разлепляет глаза и смотрит непонимающим взглядом.

Конечная, говорю. Приехали.

Сальвадор (исп.). Где я?!

Кондуктор (исп.). Знамо где, в Красной Горбатке.

Красная Горбатка. Городской парк


Солнечное утро. Доцент Сальвадор подходит к женщине, которая смотрит за тем, как на карусели катается ее сын. У женщины на плече сумка. Испанец осторожно засовывает руку в сумку. Столики открытого кафе. За столиками приличные граждане, мамаши с детьми, вышедшие перекусить провинциальные клерки. За одним из столиков Сальвадор. Перед ним поднос, заставленный тарелками с макаронами и стаканами чая. За соседним столиком мужчина, по виду типичный «ботаник» с папкой, разговаривает по мобильному телефону.

Ботаник. Зайка, я же просил не звонить мне домой. Есть мобильный, страшно удобная, между прочим, штука… Я ведь, если ты помнишь, еще пока человек несвободный. Она обещала меня «болгаркой» перепелить и киянкой отрихтовать.

Сальвадор перестает жевать. Прислушивается. Не спеша подходит к столику «ботаника».

Сальвадор (вкрадчиво, по-русски). Брат мой. Мне нужен телефон.

Ботаник (возмущенно-непонимающе). То есть как?! То есть что? То есть в каком смысле — нужен? Нужен — идите вон… (Оглядывается в поисках телефонной будки.) Здесь есть телефоны-автоматы…

Сальвадор (терпеливо). Далеко. (Жест рукой.) Терпи, пациент.

Ботаник. Я милицию позову!

Сальвадор. А я тебе голову ампутирую.

Доцент берет из рук изумленного клерка мобильный телефон и возвращается к тарелкам с макаронами. Ошарашенный «Ботаник» сидит за своим столиком, преувеличенно-удивленно глядя на Сальвадора и по сторонам в поисках сочувствия у окружающих. Потом нерешительно встает, пока доцент набирает номер, подходит к его столику, гневно дыша. Сальвадор смотрит на него взглядом, полным медицинского понимания.

(Легко} как веревку, накручивая на палец алюминиевую вилку.) Иди, иди, пациент. Тебе не телефон нужен, а клизма.

Есть что-то в его голосе и интонациях такое, что «Ботаник» послушно уходит, так ни на что и не решившись.

(Умильно в трубку.) Доктор… Я… Да не… Не пропал… Это чудо какое-то…

Колумбия. Квартира дона Педро


Фешенебельный интерьер. Дон Педро разговаривает по мобильному, лежа на огромной кровати и запахнувшись в махровый банный халат.

Дон Педро (в трубку у исп.). Сальвадор!.. Какое чудо?.. Какой старик?.. Три дня я с транквилизаторами не расставался!

Россия. Провинциальный городок. Городской парк


Сальвадор продолжает говорить по мобильному «Ботаника».

Сальвадор (исп.). Доктор! От Астрахани пешком иду… Ну не знаю, как я в вагоне оказался! Мне необходимо, чтобы вы лично поставили мне диагноз.

Колумбия. Квартира дона Педро


Дон Педро тревожно потирает белое брюшко под халатом.

Дон Педро (в трубку). Прими аспирин. Он поможет нам решить твои научные проблемы, я пока свяжусь с коллегами.

Россия. Центр Москвы. Акция видеостудии. День


Одна из небольших площадей в центре Москвы. Крупным планом вырытая в земле яма. Неподалеку куча свежего, еще не раскатанного асфальта, рядом рабочие в оранжевых жилетах с лопатами и небольшой каток. На помосте перед микрофоном директор студии Микола Пепельница. Вокруг с фото-, видеокамерами и блокнотами в руках представители СМИ. Толпится разряженный бомонд.

МиколаПепельница. Дорогие друзья! Я бесконечно рад тому, что вы с нами, что пришли поддержать нашу офигенную акцию по борьбе с видео– и аудиопиратами. Все мы знаем, какой огромный ущерб они наносят честным представителям нашего дела. То есть мне, ну и еще парочке. У меня прямо все чешется от лютой ненависти к этим негодям. И я рад тому, что у вас хватило ума прийти сюда не с пустыми руками. Каждый, кто бросил пиратскую кассету или пиратский диск в эту яму позора, получил открытку. Это не просто красивая бумажка. Эта бумажка на вес сала. Каждый обладатель открытки сможет принять участие в нашем розыгрыше призов и, возможно, получит один из призов, о котором вы, подонки, можете мечтать. То есть не вы — подонки, а эти пираты — подонки, а вы патриоты. Победитель же получит современный комфортабельный автомобиль. Итоги мы подведем через неделю здесь же, поэтому сохраните их и, кто знает, может, именно вам улыбнется удача. Не дай бог, конечно.

Аплодисменты. Сквозь толпу журналистов и зрителей к Пепельнице пробирается Адвокат; рядом с Миколой стоит секретарь.

(Секретарю.) Как выступление? Вроде я ничего не упустил?

Секретарь. Да, все было неплохо. Достаточно убедительно и ничего лишнего. Хорошо бы еще диски только у людей с пропиской принимать. Иначе опять молдоване все возьмут.

Адвокат. Блестящая речь. Я плакал. Как дитя, как малое дитя.

МиколаПепельница. Гутарь, какие новости из Америки. Что-то никаких известий от Феллини.

Адвокат. Новости кошмар. Одна хуже другой.

Адвокат показывает Миколе и Секретарю номер американской газеты со статьей о сорвавшейся краже копии фильма Тарантино. Крупным планом мы видим фото, на котором Феллини тащат четверо полицейских в автомобиль.

МиколаПепельница. Лучше никаких новостей, чем такие! Сгорел, значит, наш профессор на работе. Но здесь только одна новость?

Адвокат ничего не говорит, но красноречивой мимикой изображает, что очень хорошо понимает всю серьезность происходящего.

Адвокат (Миколе). Давай-ка отойдем, есть разговор.

Микола Пепельница и Адвокат отходят немного в сторону и останавливаются поодаль от толпы. Люди, пришедшие на акцию, выбрасывают диски в яму и получают взамен открытки. Рабочие ждут, когда заполнятся ямы, чтобы засыпать их асфальтом.

Но есть и хорошие новости.

МиколаПепельница. Что это означает?

Адвокат. То и означает. Только что мне позвонил один из моих контактеров в Голливуде. Сегодня утром ему местные хулиганы предлагали диск с фильмом за двадцать штук.

МиколаПепельница. Бред какой-то! А где они его взяли?

Адвокат. Непонятно!

МиколаПепельница. Надо на всякий случай проверить.

Адвокат. Уже проверяет.

МиколаПепельница. Вот и ладненько. Вот еще — надо поддержать старика Феликса. Пошли от моего имени в тюрьму Феллини центнер лимонов. Он их с института любил.

Америка. Заброшенная бензоколонка на окраине Лос-Анджелеса. Ночь


Посреди заправки, на фоне своего бьюика, в кресле, закинув ногу на ногу и поигрывая огромным никелированным пистолетом, сидит Черный Зизу. Вокруг него грудится пять человек с пистолетами в руках. Перед ним стоит Найхал, сын Нальхана. Черный Зизу на свет разглядывает крупный бриллиант.

Черный 3изу. И ты мне, хренов япошка, хочешь сказать, что этот кусок дерьма можно поменять на диск с фильмом этого долбаного Тарантино?!

Найхал, сын Нальхана. Уважаемый! Третий раз вам повторяю, что я не японец, я русский.

Черный 3изу. Да ты — долбаный япошка, и все ваши долбаные узкоглазые япошки «держат» нас, настоящих афро-американцев, за последних придурков. Что ты тут мне «гонишь» всякое дерьмо?! Да я вас всех, япошек, «имею» и ваши долбаные камешки «имею». (Засовывает бриллиант в рот и глотает его, оборачивается к своим пособникам, хулиганам.) Я правильно говорю, мои кровавые братья? (Рыгает.)

Хулиганы (потрясаяавтоматами). Правильно,Черный Зизу! Всех япошек надо порвать на куски.

Черный Зизу (обращаясь к Найхалу, сыну Нальхана). Слушай меня, долбаный япошка! Пусть мне самый главный ваш звонит и сам мне скажет, чего хочет.

Россия. Фойе гостиницы. День


Фойе гостиницы, где остановился Сальвадор. Зелень пальм, лианы, фонтанчик. За одним столиком в мягких кожаных креслах сидят Сальвадор и какой-то человек со зверским выражением лица, явно колумбийский киллер.

Человек (иногда поворачиваясь к зрителю, говорит по-испански). Дон Педро удивляется, что байбак-мутант до сих пор не в Колумбии! Конкуренты его уже поздравили. Его дяде прострелили предплечье из автомата Калашникова, взорвали фургон с тетей Изаурой и ее пуделем Луисом Альбертом. Только хвостик остался. Луиса Альберта, естественно. Дон Педро очень ждет мутанта, чтобы ракету зарядить. У дона Педро проблемы — урана нет, теперь этой ракетой в деловых партнеров пулять без «мазы», пока байбака на уран не перетолочь и не зарядить боеголовку. Тогда бахнет так бахнет. Дон Педро один в Колумбии останется жить. Только у него рога могут вырасти от радиации и хвостик.

Сальвадор (исп.). Страшно подумать! Но передайте дону Педро, что мы ищем решения наших научных проблем. Пусть не беспокоится.

Человек (исп.). Обязательно передам.

Америка. У заброшенной бензоколонки на окраине Лос-Анджелеса. Ночь


От автозаправки отходит Найхал, сын Нальхана. У него под глазом синяк. Костюм порван. Найхал, сын Нальхана, достает из кармана мобильный телефон и набирает номер.

Найхал, сын Нальхана. Уважаемый Мазанхан, они совсем дикие люди. Совсем разговаривать не умеют. Стыдно слушать, честное слово. Считать тоже не умеют. Их главный алмаз сожрал. В прямом смысле сожрал. Положил в рот и проглотил. Сказал, что будут разговаривать только с вами лично. По телефону, слава Великому Степному Духу!

Россия. Лестничная площадка перед дверью квартиры Макса. День


Лера, замерев, стоит перед дверью квартиры Макса. Осторожно прикладывает ухо к двери — слушает. Потом нажимает на звонок. Снова слушает. Оглянувшись на соседские двери, быстро отпирает дверь и заходит.

Квартира Макса


Лера входит в квартиру Макса, быстро захлопывает за собой дверь, очень тихо и осторожно, оглядываясь по сторонам, начинает перемещаться по квартире. Свет не зажигает. Проходя мимо журнального столика, машинально проводит пальцем по пыльной поверхности — смотрит на пыльный палец. Убедившись, что никого нет, Лера смелеет. Открыв шкаф, собирает вещи, не складывая, запихивает их в большой пакет. Собрав одежду, относит пакет в прихожую, потом на некоторое время в задумчивости замирает. Осматривается. Камера повторяет движение Лериного взгляда — останавливается на ноутбуке, музыкальном центре…

Лера. Взять, что ли? Или не связываться? Возьму, машину расколошматил, сам смылся в неизвестном направлении, возьму… Ноутбук возьму, музыку оставлю или наоборот? Нет, ноутбук, он легче…

Берет ноутбук, несет его в прихожую — туда, где уже лежит пакет с ее вещами. Перемещается на кухню, так же шарит взглядом по полкам.

Уж блендер-то ему точно ни к чему, он вообще его мне покупал.

Добавляет блендер в кучу своих трофеев. В это время слышит, как кто-то пытается открыть дверь.

(Себе.) Макс!

Стремительно перемещается в комнату и прячется на балконе, задернув штору. Так Леру не видно из квартиры. В квартиру, поигрывая отмычкой, входит Сальвадор. Первое, что он видит — это куча вещей на полу в прихожей. Испанец с интересом пинает кучу ногами. Берет блендер и недоуменно вертит его в руках. С блендером в руках начинает осматривать квартиру. Его перемещения в точности совпадают с маршрутом Леры. Только ходит он не настороженно, а как хозяин положения. Доцент зажигает свет, рыщет по квартире, заглядывая в шкафы, вываливая оттуда вещи, заходит в ванную, нюхает шампунь. Морщится.

Балкон квартиры Макса


Лера в ужасе замерла на балконе. Она сидит в углу, пытается тихо позвонить кому-то по сотовому. В это время начинает звонить обычный квартирный телефон, на кухне. На звонок неторопливо идет Сальвадор. Пока телефон звонит, Лера, воспользовавшись моментом, быстро выскальзывает из комнаты и незамеченной покидает квартиру, мгновение поколебавшись около кучи со «своими» вещами. Куча ее трофеев так и остается в прихожей.

Кухня квартиры Макса


Сальвадор стоит перед трезвонящим телефоном. После седьмого звонка раздается щелчок и включается автоответчик.

Автоответчик (голосом Макса). Здравствуйте, меня сейчас нет дома. Что, обломались? Вы можете оставить мне свое сообщение после длинного гудка, и я вам обязательно перезвоню.

Голос Макса из телефона. Лерик, у тебя телефон не отвечает или я постоянно попадаю к пьяному Гоше. Короче — если ты вернулась, не беспокойся, со мной все хорошо. Я еще в Голливуде. Живу на вилле в пригороде. Скоро буду. Привезу подарки.

Доцент после недолгих размышлений достает из кармана свой мобильный телефон и набирает номер.

Сальвадор. Доктор, он в Голливуде. Нужно сказать дону Педро, чтобы он выслал туда градусники покрепче.

Америка. Арендованная братьями-азиатами вилла. Утро


Хмурый Мазанхан, понурый Найхал, сын Нальхана, и Макс сидят за столиком у фонтана. Найхал, сын Нальхана, рассказывает.

Найхал, сын Нальхана. Не знаю, как все и рассказать толком. Я, честное слово, как в цирке был. Все орут, никакого уважения. Главный взял камень и сожрал его, как конфету. Даже не жевал.

Мазанхан. Что, значит, этот голодный человек хочет?

Найхал, сын Нальхана. Хочет с вами, уважаемый Мазанхан, говорить. Торговаться. Только я думаю, что…

Мазанхан. Что — что?!

Найхал, сын Нальхана. Сомневаюсь я, что вы, уважаемый, сможете такие дикости слушать.

Мазанхан (протягивая руку). Давай телефон. Буду говорить.

Найхал, сын Нальхана, неуверенно набирает на мобильном номер и протягивает Мазанхану.

(В трубку.) Будьте любезны уважаемого Зизу Черного, то есть Черного Зизу. Это Мазанхан говорит. Да, чей вы алмаз скушали. (Слушает, изменяясь в лице.) Ты — ишак голодный. Слушай сюда. Я с тобой теперь воевать буду. Мой человек тебе позвонит, когда надо будет. (Отдает трубку Найхалу, сыну Нальхана.)

Макс. Что, много просит?

Мазанхан. Теперь не в деньгах дело. Он меня, мою семью, народ уважаемого Налигуто Пуроками, самого Ходжигорхана и даже дедушку Номто очень обидел.

Найхал, сын Нальхана (хватаясь за голову). О!!! Только не дедушку Номто!

Мазанхан. Набери мне уважаемого Налигуто Пуроками.

Найхал, сын Нальхана, ищет в записной книжке номер телефона Налигуто Пуроками, набирает номер и почтительно передает Мазанхану. Тот говорит по-японски.

Позовите мне уважаемого Налигуто Пуроками. А! Это вы, уважаемый Налигуто Пуроками! Да продлятся ваши годы до сроков праотеческих! Как ваша селезенка? Да, она одна. Нет, это почек две, а селезенка одна. Точно. Конечно. Что вы говорите! Это современные врачи!! В наши времена каждая повивальная бабка знала, что почки две, а селезенка одна. Одна. Вот что, уважаемый Налигуто Пуроками, мой человек встретил очень странных людей, они говорят, что имели счастье познакомиться с вашей мамой и еще многими родственниками. Без всякого уважения говорят. Что? И вы, уважаемый Налигуто Пуроками, встречали их маму и родственников? Значит, вы знакомы? Нет. Но хотите. Для вас, почтенный Налигуто Пуроками, я расскажу, где можно увидеть этих людей, только подождите меня два дня. Приедут мои родственники, с которыми эти дикие люди тоже, по их словам, близко знакомы. Нет, дедушка Номто вряд ли приедет. Он говорит с духами. Да. Глубокое почтение вашей семье. Ос! (Отдает трубку Найхалу, сыну Нальхана.) Теперь набери Ходжигорхана.

Найхал, сын Нальхана, почтительно набирает нужный номер и передает трубку Мазанхану.

Степь. Несколько юрт. Утро


Пасутся овцы. По степи в сторону юрт мчится большой черный джип.

Внутри юрты


Стереофоническая система наполняет юрту музыкой «Planet Funk». Перед стереосистемой сидит мрачный Ходжигорхан с телефонной трубкой в руках. Вдали слышны визг тормозов и грохот. Через несколько секунд в юрту входит Нусхамухан.

Ходжигорхан. Спасибо, что приехал, уважаемый Нусхамухан.

Нусхамухан (отряхивая костюм от пыли). Там перед дедушкой Номто знак поставили и бетонный блок. Пришлось немножко пешком бежать. Что случилось, уважаемый брат?

Ходжигорхан. Наши семьи оскорбили словом. В Америке. Даже дедушку Номто.

Нусхамухан (сокрушенно). Эх! Ведь мы же накажем этих негодяев?

Ходжигорхан. Безжалостно. Они еще фильм украли, который мы на свадьбу наших детей хотели показать. Тарантина сам его нам отдал и сказал: «Смотрите, дорогие мои, и пусть ваша жизнь и жизнь ваших детей будет такая же прекрасная, как мое кино».

Нусхамухан. Плохо они поступили. Я двадцать людей пошлю.

Ходжигорхан. А я тридцать. И еще там трое моих сыновей и пятеро племянников с их отцом — моим любимым младшим братом Мазанханом.

Америка. Аэропорт. День


По аэровокзалу идет Сальвадор с чемоданом в руке. Ему навстречу выходят трое рослых мужчин гангстерской наружности. Доцент ставит чемодан и протягивает встречающим руку, те по очереди жмут ее.

Первый гангстер. Дон Педро шлет вам свое почтение и сорокамиллиметровый градусник.

Сальвадор. Я его согрею своей подмышкой докрасна. Дон Педро не узнал, где скрывается русский пациент?

Второй гангстер. Пока нет, но скоро мы все узнаем.

Сальвадор. Так умножим же наши научные доводы на крепость воли и силу слова.

Магазин оружия


За прилавком копошится с веником упитанный законопослушный налогоплательщик Джон Смит Вессон. В магазин входят Мазанхан с кейсом в руках и Найхал, сын Нальхана. Азиаты хмуро обходят витрины с выложенными на них образцами оружия. Наконец Мазанхан останавливается напротив хромированного М 16.

Мазанхан (показывая на ружье). Скажи, уважаемый, сколько стоит это прекрасное ружье?

Джон Смит Вессон. Увы, но я не могу продать вам это оружие без соответствующего разрешения. Таков закон.

Мазанхан. Я понимаю вас. А сколько у вас есть таких прекрасных ружей?

Джон Смит Вессон (поправляя). Автоматов. Ну штук семь.

Мазанхан. А Калашниковых нет?

Джон Смит Вессон. Почему же нет?! Пять есть. В превосходном состоянии.

Мазанхан. А «драгунова» нет?

Джон Смит Вессон. Три. Еще есть два «Дегтярева».

Мазанхан. Это хорошо.

Джон Смит Вессон. Это очень хорошо, но все равно продать не могу. Законы очень строгие.

Мазанхан. Это правильно, что строгие. Законы должны быть строгие. Мне нужно двадцать Калашниковых, десять «Дегтяревых», десять «драгуновых», двадцать М 16, десять беретт, десять «узи», по десять ящиков патронов ко всем моделям, два ящика гранат и десять «игл». Все возьму в три цены.

Джон Смит Вессон (деловито). Покупатель всегда прав. Когда и куда?

Мазанхан (выкладывая на прилавок из кейса три тугих «кирпича» стодоллоровых купюр). Завтра, здесь, он заберет. (Показывает на Найхала, сына Нальхана.)

Джон Смит Вессон. Я все экземплярчики сам протру тряпочкой, проверю. (Достает гранату и начинает ее протирать тряпочкой.)

Мазанхан (отбирая у него гранату и тряпочку). Да уж, будьте так любезны. С гранатами поосторожней, пусть будут не такие чистые. Потому что не в каждом деле требуется, чтобы все сразу случилось. Вот я женат на своей второй жене двадцать лет, так мы после свадьбы три года друг другу стихи наизусть читали, а уже потом у нас пять сыновей и две дочки родились. А все почему?! Потому что мы отнеслись к нашему союзу с особым уважением. Без уважения к своему товару вы, уважаемый Маузер, без башки останетесь, а мы без вашего товара. Что заставляет нас страдать внутренне.

Джон Смит Вессон (восхищенно). Знаете, когда вы говорили, у меня глаза на все открылись. Теперь-то я точно понимаю, как жить дальше.

Мазанхан и Найхал, сын Нальхана, кланяются законопослушному налогоплательщику и покидают магазин.

Салон самолета


В салоне самолета, летящего утренним рейсом, находилось только трое неазиатской внешности — стюардесса и до смерти напуганная пожилая семейная пара. Все остальные пассажиры — в абсолютной расовой, интеллектуальной и эстетической родственности. Ужас пожилой семейной пары возрастал по мере удаленности самолета от земли. Дело в том, что время от времени кто-то из азиатов вставал и шел к задраенному люку запасного выхода, принимая его за дверь туалета. А люди эти были как на подбор, рослые, плечистые, мускулистые и невероятно упрямые. Они так усиленно рвали за ручку запасного выхода, что пожилая пара ни на секунду не сомневалась в трагическом исходе их юбилейного путешествия. В конце концов не менее их напуганная стюардесса просто прикрыла своим телом люк запасного выхода и стояла так все пятнадцать часов, до приземления, с табличкой в руках. На табличке она от руки нарисовала стрелку и подписала: «Туалет там».

Бар «Формоза». Вечер


Подвыпивший Макс сидит на своем обычном месте и, как всегда, повествует своему постоянному собеседнику (Квентину Тарантино).

Макс. …Короче, еле ушли от этого гада. А диск у него остался. Взял у азиата «брюлик» и проглотил.

Тарантино. Ух ты! Хи-хи-хи, прикольно! А дальше?

Макс. Чего ж тут прикольного? Диск-то у Зизу.

Тарантино. Хи-хи-хи, это-то и прикольно! Ты же обещал, что только для свадьбы. Хи-хи-хи! Твои проблемы.

Макс (грустно). Обещал. Но я думаю, что азиаты этого Зизу потопчат. Они пятьдесят человек вызвали. Каждый — по сто двадцать кило и мастер спорта по стендовой стрельбе и дзюдо. У Зизу большая лажа.

Тарантино. Хи-хи-хи! А когда они его рвать будут?

Макс. Завтра.

Тарантино (соглашается). Хи-хи-хи! Это очень клево! Хи-хи! Возьми меня с собой! Хи! Хи! Хи! Я это на «цифру» сниму. Хи-хи-хи! Это будет мегаприкольно! Хи! Хи! Хи! Монголо-татарское нашествие на Голливуд! Квентин на белом верблюде! Хи! Хи! Хи!

Макс. Возьму. А не боишься?

Тарантино. Чувак! Это моя жизнь! Хи-хи-хи! Я им маечки и кепочки подгоню со своим лейблом. Хи! Хи! Хи! Это будет прикольно! Они умирали с пулеметами в руках и в кепочках Великого Квентина! Хи-хи-хи!

Стоянка автомагазина


Мазанхан и Найхал, сын Нальхана, с задумчивым видом прохаживаются вдоль рядов выставленных на продажу автомобилей. Из здания офиса к ним спешит Менеджер по продажам с папкой в руках.

Менеджер по продажам. Что вам угодно, господа?

Мазанхан (показывая на джип «вранглер»). Нам угодно вот такие машины.

Менеджер по продажам (деликатно уточняя). Машину. А какой вы цвет предпочитаете? Желаете в кредит или оплатите наличными? Салон кожаный или велюр? Цвет. Кондиционер?

Найхал, сын Нальхана. Машины. Пятнадцать штук. Любой цвет, любой салон. Без лобовых стекол, иначе мы можем порезаться. Платим вперед наличными.

Менеджер по продажам (приятно пораженный объемами покупки). Будет сделано. Когда желаете забрать?

Найхал, сын Нальхана. Завтра утром. Без стекол.

Менеджер по продажам. Завтра?! (Чешет затылок.) Ну завтра так завтра, тогда деньги сегодня.

Мазанхан (выгружая на капот джипа три «кирпича» стодолларовых купюр). Молодец! (Найхалу, сыну Нальхана.) Учись, как надо вести дела. (Менеджеру.) Не хочешь овец продавать?

Менеджер по продажам. Очень хочу.

Мазанхан. Машины сделаешь — ты принят.

Менеджер по продажам. Все будет сделано. А овцы для чего?

Найхал, сын Нальхана. Для мяса и шкур.

Менеджер по продажам (мечтательно глядя на азиатов.) Овцы! Конечно, я хочу — для шкур. Очень хочу.

Мазанхан. На прощание, уважаемый, я хочу рассказать вам одну семейную притчу. Мне ее рассказал дедушка Номто, когда я стал в овчарне мужчиной. Дедушке Номто рассказал эту притчу его дедушка, а его дедушке — его прадедушка. Один молодой ученик очень хотел стать учеником старого шамана и изменить «точку сборки». Он пришел к шаману и сказал ему об этом. На что мудрый шаман ответил ему:

— Нельзя желать всего одновременно, ты сначала определись, чего ты хочешь — стать моим учеником или изменить «точку сборки», а потом приходи.

Молодой человек внял его совету и ушел думать. Думал он долго, за это время у него родились дети, потом внуки, потом правнуки, но решить так и не мог. Это и был мой прадедушка.

Менеджер по продажам. А вы бы сами что выбрали?

Мазанхан. Дожить до своих правнуков. Потому что изменение «точки сборки» — это не ответ, это вопрос. Достанешь машины?

Тюрьма. Комната для свиданий. День


В комнату для свиданий, посреди которой стоят большой стол и стулья, конвоир вводит Феллини. Вид у Феллини подавленный. Весь он как-то скукожился и ссутулился. Сейчас он совсем не похож на человека, который недавно зарубил Голливуд. Действительно, профессор-киновед.

Конвоир (англ.). Садитесь, ваш адвокат сейчас подойдет.

Конвоир выходит, и Феллини остается один. Он оглядывается по сторонам. По углам комнаты под потолком висят камеры наблюдения. Из другой двери в комнате появляется Адвокат с портфелем. Он направляется к столу, протягивает Феллини руку. Говорят они по-русски.

Адвокат. Добрый день, Феликс Андреевич.

Феллини. Добрый день, Ральф.

Адвокат раскладывает на столе какие-то бумаги, книги.

Адвокат. Как вы себя сегодня чувствуете?.. Как ваша язва?

Феллини. Спасибо. Свечи действительно помогли.

Адвокат. Не стоит нервничать. Наши дела не так уж плохи, как кажется на первый взгляд… Книги о кино, которые вы просили… Эйзенштейн, «Русский киноавангард», «Кино как бизнес» и «Как продать сценарий в США». И батон черного «бородинского» хлеба с пилой внутри, от вашей невесты из Москвы. Пилу мы, естественно, вытащили, а хлебушек кушайте. Если не ошибаюсь — это уже восьмой батон за три дня. У вас преданная невеста.

Феллини. Очень преданная, только у нее склероз.

Адвокат пододвигает к Феллини книги и батон. Тот их пролистывает.

Спасибо, Ральф.

Адвокат. Скажите мне, зачем вам понадобилось пособие для сценаристов?

Феллини. Я люблю бумагу пачкать.

Адвокат тычет пальцем в книгу на английском языке «Как продать сценарий в США».

Адвокат (доверительно, тихо). Уверяю вас, Феликс, ни одна американская студия не купит сценарий у вандала. Какого черта было пытаться срубить буквы?.. (Наклоняется к Феллини, доверительно.) Понимаете, Феликс, я специализируюсь на русских, потому что это очень хорошие деньги. Выучил ваш поганый язык, безумное законодательство. И пока что я не проиграл ни одного процесса. И вовсе не потому, что мои клиенты краснощекие пионеры, большинство из них — редкие мрази. Но еще ни разу американскому суду не удалось доказать их вину. Улики были косвенные или их вообще не было. А вот доказательств вашей вины столько, что… (Машет рукой.) Вместо того чтобы сотрудничать со следствием, облегчая свою участь, вы читаете какого-то Эйзенштейна и пишете сценарии…

Феллини (возмущенно). Что значит какого-то?..

Адвокат. Извините.

Феллини (обиженно). И потом, лошина колорадская, ты не сечешь в психологии американской киноиндустрии — уже сейчас за любой мой сценарий ваши ссученные продюсеры мне готовы забашлять хорошее бабло. А по поводу сообщников — пацаны вернутся. Они будут возвращаться до тех пор, пока кассета с новым фильмом Тарантино не окажется у них в руках. Это уже наша психология, наши понятия.

Адвокат ("с укоризной). Такой интеллигентный человек, профессор, а по фене ботаешь. Так сколько бабла-то предлагают? У меня есть продюсерское образование.

Россия. Сад Эрмитаж. День


Здесь полным ходом идут приготовления к предстоящей акции. Рабочие натягивают над трибуной транспарант «НЕТ ВИДЕОПИРАТСТВУ». Служащий студии пробует микрофон.

Служащий. Раз-раз-раз-раз!..

На специальном помосте стоит «тойота», перевязанная зеленой лентой. Замерли выстроенные в ряд бульдозеры и катки. У помоста стоит Микола Пепельница, рядом с ним Адвокат.

МиколаПепельница. Ну что там с голливудскими хулиганами?

Адвокат. Сегодня вечером они обещали передать весь фильм. Но уже за два миллиона.

МиколаПепельница. Да, это настоящие хулиганы — с размахом. Лимоны в тюрьму Феллини передали?

Адвокат. Так точно!

МиколаПепельница. Ну и как там он?

Адвокат. Плевался в посыльного.

Америка. Пиццерия «Папироне он Маконне». День


За столом в пиццерии сидят трое гангстеров с Сальвадором и едят спагетти. Звонит мобильный доцента. Он нажимает нужную клавишу.

Сальвадор. О доктор! Я так счастлив вашему звонку. Как?! Одну секундочку! (Сальвадор выхватывает из нагрудного кармана ручку и начинает быстро что-то записывать на салфетке.) Так, си, си, си! Ариведерчи! (Поворачивается к гангстерам.) Мы нашли, где прячется русский пациент. Доктор Педро передал мне точный адрес.

Первый гангстер. Где он его взял?

Сальвадор (благочестиво воздевая глаза к небу). Сила мысли ученого пронзает небесные хляби!

Второй гангстер (тоже вперившись взглядом в потолок). О!!!! (Поворачиваясь к Третьему гангстеру.) Ты полиэтиленовый мешок для тела взял?

Третий гангстер. Да, и пилу взял, и еще две бутылочки с серной кислотой взял. Я все взял.

ВОСЬМАЯ СЕРИЯ


Аэропорт. День


На взлетную полосу аэропорта приземляется самолет.

Америка. Ворота виллы, арендованной азиатами. День


К воротам виллы подъезжает школьный автобус. Ворота открываются. Автобус въезжает на территорию виллы. Найхал, сын Нальхана, держит в руках картонный ящик с солнцезащитными очками «Полароид» и выдает их каждому появляющемуся из школьного автобуса азиату.

Вилла, арендованная братьями-азиатами. Вечер


К воротам виллы подъезжает черный роллс-ройс. Из него неторопливо выходят доцент и трое гангстеров. Сальвадор подходит к воротам и нажимает на сигнал звонка. Ему открывает рослый азиат и жестом предлагает войти. После недолгих колебаний новоприбывшие входят внутрь. Зрелище, представшее глазам испанцев, поражает их преступное воображение — по всей территории, прилегающей к дому, горят костры, возле них сидят около сотни двухметровых азиатов и неторопливо чистят разнообразное стрелковое оружие, чуть в стороне выстроилась колонна джипов «вранглер» с привинченными к скобам на крыше пулеметами.

Первый гангстер (обращаясь к Сальвадору). Доцент, а вы уверены, что это тот адрес? Нас послали убить юношу из России, а вы нам здесь что предлагаете?

Тот судорожно разглядывает надпись на салфетке и кивает.

Второй гангстер. Но дон Педро нам не говорил о таких объемах работы. Здесь нет юноши из России, которого нас послал убить дон Педро. Здесь много взрослых мужчин азиатской наружности, вооруженных автоматическим оружием.

Третий гангстер. Мне кажется, что вы, Сальвадор, что-то недоговариваете.

Сальвадор. Я ничего не понимаю. Речь шла о пустяковой ампутации.

Первый гангстер (обращаясь ко Второму и Третьему гангстерам.) Дон Педро не простил нам прошлых ошибок и то, что мы раньше работали на картель дона Хуана. Он послал нас умереть.

Второй гангстер. Это нечестно. Мы два года служили дону Педро верой и правдой, а он вот так…

Третий гангстер (поворачиваясь к Сальвадору). Двух бутылочек кислоты на этих мужчин азиатской наружности, вооруженных автоматическим оружием, не хватит.

Первый гангстер. Но хватит на вас, ученый.

Второй гангстер. И мешок тоже один. Вот вам и гигиена будет. Растворитесь быстро, как рафинад.

Сальвадор (бледнея). Братья мои, это ошибка! Речь шла только о молодом человеке, невысокого роста, без оружия.

Первый гангстер. В нашей науке слова ничто, факты — все!

Второй гангстер (обращаясь к остальным гангстерам). Не знаю, как вы, но я решил поехать с семьей на Кубу.

Третий гангстер (обращаясь к безмолвно стоящему у них за спиной азиату, который открывал им ворота). Простите нас, но, кажется, мы ошиблись адресом.

Азиат равнодушно распахивает перед ними ворота, выпуская итальянцев на улицу. Гангстеры возвращаются к машине, волоча за собой упирающегося Сальвадора.

Сальвадор. Клянусь пинцетом, это ошибка! Нужно позвонить доктору Педро!

Первый гангстер. Вот кому не нужно звонить, так это ему. Он двоюродный племянник дона Педро. Я ему сам все расскажу при личной встрече. (Обернувшись ко Второму и Третьему гангстерам.) А вы нанесите визит дону Педро. Так, без звонка. Ему понравится.

Сальвадор. Вы спутали анализы, коллеги!

Второй гангстер. Это точно — анализы. Я даже знаю, как зовут эти анализы. Очень плохие анализы!

Третий гангстер. Ну что, я мешок готовлю? И пилу? И бутылочки?

Первый гангстер. Готовь. Но сначала отъедем отсюда подальше, не будем мешать хорошим людям.

Они запихивают обезумевшего от ужаса и происходящего абсурда Сальвадора в роллс-ройс. Машина отъезжает по дороге, ведущей в пригород.

Каминный зал на вилле, снятой братьями-азиатами. Ночь


В креслах у камина сидят Мазанхан, Найхал, сын Нальхана, и Макс.

Найхал, сын Нальхана (опуская руку с телефоном). Сказал, что будет там в назначенное время. Угрожал, злой человек. Кричал сильно.

Мазанхан. Место точно хорошее?

Найхал, сын Нальхана. Э! Очень хорошее. Открытое пространство, одна дорога, низина. «Опушка Смерти» называется.

Макс (Найхалу, сыну Нальхана). Можно я бабушке позвоню? У меня деньги кончились.

Найхал, сын Нальхана (передавая ему телефон). Конечно звони. Счастливый человек — у тебя бабушка есть.

Макс (набрал номер). Алло! Ба, это я. Да. Да все в порядке. Работаю с утра до вечера. Вам с Лерой подарки привезу. Почему не надо? Что? А кто сказал? Слава! И она! От елки! Ну, перестань. Сама же говорила — еще успею. Ну, ладно, телефон чужой, потом еще позвоню. (Отдает трубку Найхалу у сыну Нальхана.)

Мазанхан. Что случилось, дорогой мой?!

Макс (мрачно). Ничего особенного — от меня невеста сбежала с моим другом.

Мазанхан. Слава Великому Степному Духу!

Макс. Чего это?

Мазанхан. Хорошо, что жениться не успел. Если твоя невеста убегает с твоим другом, значит, она не любила тебя, а твой друг и не друг совсем. Все встало на свои места.

Макс. Не успокаивайте меня. Мне уже тридцать, а я нормальную девушку найти не могу.

Мазанхан. Ты не ищи. Я тебе сам найду.

Макс (принимая это за шутку). Найдите. Желательно симпатичную. Только заранее предупреждаю — я неудачник.

Мазанхан. Это мы тоже решим. Дедушка Номто помолится, и все пройдет.

Макс. Ну, если так, то пожалуйста.

Найхал, сын Нальхана (обращаясь к Максу). Тарантина когда приедет?

Макс. Как и договаривались — в шесть утра.

Мазанхан. А в шесть пятнадцать уважаемый Налигуто Пуроками приедет с детьми.

Макс. Сколько у него детей?

Мазанхан (поднимаясь с кресла). Хватит. Ладно, пойдем немного поспим перед битвой. Накопим лишней крови.

Титр: ЧУТЬ ПОЗЖЕ, А ТОЧНЕЕ – УТРОМ.

Вилла, арендованная братьями-азиатами


С первыми лучами солнца к воротам виллы подъезжает студийный автобус с надписью на борту «Студия Квентина Тарантино». Тарантино первым выскакивает из автомобиля и начинает безжалостно терзать кнопку звонка с криками.

Тарантино. Эй! Хи-хи-хи! Макс! Я маечки, кепочки и флаги с лейблом студии привез. Пора ехать рвать плохих парней.

Через несколько минут ворота распахиваются, впуская автобус и машину внутрь. Не успевают они закрыться, как к ним подъезжает черный лимузин с затемненными стеклами. Из него выскакивает молодой японец в кимоно и, подойдя к воротам, деликатно давит на кнопку звонка. Ворота гостеприимно распахиваются и перед ним. Налигуто Пуроками выходит из своего лимузина и приветливо машет рукой.

Титр: еще ЧУТЬ ПОЗЖЕ, но совсем чуть-чуть.

Улицы Голливуда


Прохожим, оказавшимся в то чудесное утро на улицах, посчастливилось стать свидетелями живописнейшего кортежа, когда-либо проезжавшего по дорогам города грез — два хаммера, увенчанных пулеметами со свисающими лентами и флагами с лейблом студии Квентина Тарантино, следом — школьный автобус, и, наконец, лимузин Налигуто Пуроками, лимузин Мазанхана. В приоткрытых окнах джипов виднелись строгие лица азиатов, сжимающих в своих смуглых руках автоматы. Постовые полицейские отдавали колонне честь, бабушки показывали на нее малышам и говорили при этом.

Бабушка. Это Квенти поехал, внучок, а я в твоем возрасте видела, как снимали «Бен Гура».

Заброшенная бензоколонка


Черный Зизу со своими хулиганами приехал на «стрелку» пораньше. Он любил эффектные позы и еще больше любил прятать своих трех-четырех бойцов по кустам с флангов. Его никелированный револьвер пускал солнечные зайчики, пальцы были унизаны еще большим количеством всевозможных перстней, белый костюм был не только белый, но еще и шелковый. Общую картину завершали остроносые лакированные туфли цвета индиго. Черный Зизу знал, что он прекрасен и непобедим. Прекрасен априори, непобедим, потому что накануне он сообщил через своего человека офицеру ФБР о предстоящей разборке. Также он сообщил об этом же на кабельное телевидение.

Титр: НАКАНУНЕ НОЧЬЮ

Заброшенная бензоколонка


Скрываясь в тени деревьев, к телефонному аппарату подкрадывается Черный Зизу. Засовывает себе в рот грязный носовой платок, набирает номер и шипит в трубку.

Черный Зизу. Соедините меня с ФБР. Офицер, я хочу вам сообщить, что завтра утром парни великого Черного Зизу перестреляют заезжих япошек на «Опушке Смерти», в трех километрах от города, и возьмут власть над всем Голливудом.

Оперативный отдел ФБР


Однако Черный Зизу не знал, что в ту ночь дежурил Маракино Кутоси, и ему эта информация не понравилась вдвойне. Маракино Кутоси знал всех заезжих «япошек», тем более что заезжих и не было. Был клан мудрого и доброго Налигуто Пуроками, который и устроил когда-то Маракино на это место. Поэтому офицер незамедлительно поехал навестить своего мудрого покровителя.

Улица Лос-Анджелеса


Маракино Кутоси что-то шепчет Налигуто Пуроками, идущему по тенистой аллее парка. Тот ласково треплет офицера за ухо.

«Опушка Смерти». Утро


Черный Зизу прислушивается к мерному гулу, раздавшемуся за склоном. Его рука еще крепче сжимает рукоять револьвера. Его глаза внимательно и строго смотрят вперед. Его зрачки начинают постепенно расширяться. Равномерно весь склон напротив заполняют джипы с пулеметами на крышах. Из них спокойно выходят «япошки» с автоматами в одной руке и гранатами в другой. «Япошек» очень много, и, судя по их лицам, они приехали не для съемок на кабельном телевидении. Над склоном раздается тихий, но убедительный звук вынимаемых предохранителей из гранатных бойков. Звук своей равномерностью походит на пение цикады. По склону катятся кольца от гранат. В такт им гулко звякают затворы пулеметов на крышах джипов. Сверкают на солнце линзы оптических прицелов. По белому шелку костюма Черного Зизу ползут пять или шесть алых точек лазерных прицелов. Черный Зизу зажмуривается. Гремит канонада взрывов от одновременно брошенных полусотни гранат, грохочут пулеметы, хлопают снайперские винтовки, разлетаются по всей опушке окровавленные части тел членов банды Черного Зизу и обломки их автомобилей; четыре разрывные пули портят белый костюм лидера Кровавых Акул, а в нем самом оставляют сквозные дыры размером с кулак. Все, что не уничтожено гранатами и пулями, порублено мечами стремительных, как голодные воробьи, ниндзя. В довершении этого ужаса, к любимому бьюику Зизу подходит «япошка» и гвоздем изображает на капоте знак «зорро». Черный Зизу роняет свой револьвер и открывает глаза. К нему приближается «япошка» с ночным горшком в руках.

Найхал, сын Нальхана. Снимай штаны, хулиган, садись на горшок и выделяй наш камень. А то дедушка Ном-то ругаться будет. Он пустых расходов не любит.

Черный Зизу послушно снимает брюки и садится на горшок, попутно оглядываясь на других членов банды. Другие члены банды тоже имели представление о здравом смысле и на данный момент, побросав оружие, стоят на коленях с поднятыми руками.

Где диск-то?

Черный Зизу быстро залезает в нагрудный карман, достает требуемый предмет и передает «япошке».

Давай тужься. У нас времени мало. Придется тебе, хулиган, клизму делать.

Черный 3изу. Не надо клизму! Алмаз у меня в кармане брюк. Я его тогда под языком спрятал.

Найхал, сын Нальхана. Это хорошо. Иначе пришлось бы облизывать.

Черный Зизу вытаскивает алмаз и отдает его «япошке». Тот зажимает его в руке и уходит обратно.

Черный Зизу (вслед Найхалу, сыну Нальхана). Что мне делать дальше?

Найхал, сын Нальхана (не оборачиваясь, находу). Это уже не мое дело. Я же тебе говорил, что я русский, а японец — он. (Показывает на идущего с ножом в руке к лидеру Кровавых Акул старого японца.) Только сдается мне, что жениться ты уже не сможешь. Строгие у них на этот счет законы. Сам виноват. Глупый ты очень. И дети у тебя глупые были бы.

Найхал, сын Нальхана, подходит к стоящему рядом с Мазанханом Максу и протягивает ему диск.

Мазанхан. Все, поезжай скорей. У тебя через сорок минут посадка. Тебя Тарантина проводит.

Макс (изумленно). Как посадка? Куда посадка?

Мазанхан. В самолет посадка.

Макс. А вы?

Мазанхан. Э! Мы через два дня прилетим. Я должен своих людей погулять. На колесе покатать. Сладкой ватой покормить. И к уважаемому Налигуто Пуроками обещал зайти. Обидится.

Макс. Слушайте, а вы не могли бы этот проклятый диск с собой взять. Боюсь я. Мало ли что!

Мазанхан. Не бойся. Мы через день приедем.

Найхал, сын Нальхана (вслед Максу). Там у Тарантины в машине мы тебе сумку с деньгами положили.

Снизу раздается дикий рев, постепенно перерастающий в визг фальцетом.

Тарантино (догоняя Макса). Хи-хи-хи! Я бы сказал (кивает в сторону опушки), что именно так и рождаются кинокритики. Немного позора, немного насилия. Практически мой стиль. (Хлопает Макса по плечу.) Пошли скорее. Хи-хи-хи! Это было клево!

Россия. Аэропорт «Шереметьево-2». Утро


Из здания аэровокзала выходит Макс и направляется к стоянке такси.

Квартира Макса. День


Макс, войдя в квартиру, закрывает за собой дверь, поднимает «собачку» замка. Проходит в комнату. В квартире царят разгром и запустение. Он растерянно стоит посреди квартиры. Затем вынимает из кармана диск, оглядывается по сторонам, явно решая, куда его спрятать. Слышно, как кто-то пытается открыть ключом дверь… Крадется к двери, в это время в прихожей раздается звонок, от которого Макс вздрагивает. Макс смотрит в глазок и видит на лестничной площадке Леру. Вид у Леры печальный и какой-то виноватый. Макс открывает дверь.

Лера. Макс!

Макс хватает Леру за руку, втягивает в квартиру и быстро закрывает дверь.

Макс!..

Макс. Ничего не говори.

Они проходят в комнату. Лера хочет обнять Макса, но он отстраняется.

Лера. Я соскучилась. Прости меня.

Макс. Не грузись, все в порядке. Мне не за что тебя прощать… Могу только пожелать счастья и любви. Искренне.

Лера. Ты что, разлюбил меня?

Макс. Давай обойдемся без вопросов… Тем более любовь, как выяснилось, состояние эфемерное.

Лера. Ну, Макс, ну как ты можешь?.. Нужно быть великодушным.

Макс. Я великодушен. Я искренне желаю тебе счастья.

Лера (пристально глядя в глаза). …Я поняла — у тебя кто-то есть.

Макс (выходя из себя). Лера, детка, а не пошла бы ты?..

Лера (изменившимся, излишне бодрым тоном). Ну хорошо… И ты даже не хочешь мне ничего рассказать?

Макс (пожав плечами). Да ты в своем уме?!

Лера (ходит по комнате в картинной печали, со вздохом). Мы так жестоки к людям, которые были нам близки…

Потерянная Лера, не глядя, опускается на диван.

Макс (стараясь быть спокойным). Лера, я на шаг от «расчлененки»…

Лера. Максик, ну не расстраивайся так! Макс. Все, идем.

Лера с Максом выходят в прихожую, но Макс вдруг возвращается, достает из кармана диск, который кладет в проем между подоконником и батареей. Макс приседает, смотрит, не видно ли диска. В дверном проеме стоит Лера, прижимает к себе ноутбук, за ней — та самая кучка вещей, которые она так и не забрала.

Лера. Максик… Ты мне не поможешь эти вещи до машины донести?.. Ты же не против? Я же свое забираю…

Кухня Бабушки


Макс и Бабушка сидят на кухне и пьют чай.



Аэропорт «Шереметьево-2». Утро


Из аэровокзала выходят Мазанхан, Найхал, сын Нальхана, за ними на расстоянии десяти метров трое братьев-богатырей тащат чемоданы.

Найхал, сын Нальхана. Уважаемый Мазанхан! Почему мы все-таки не полетели сразу домой?

Мазанхан. Дорогой Найхал, сын Нальхана! Какая у тебя короткая память — мы же обещали нашего мальчика женить. Я с Ходжигорханом поговорил, он Хатан отдает. Дедушка Номто благословил. Дедушка с духами опять говорил. Духи сказали, что этому мальчику нужны свежий воздух и хорошая жена.

Найхал, сын Нальхана. Но, уважаемый Мазанхан, мы же могли ему просто денег дать?!

Мазанхан. Духи о деньгах не говорили.

Квартира Леры. День


Гоша и Лера сидят в комнате за столом и пьют кофе. Лера угрюмо смотрит куда-то в сторону. Гоша уставился в телевизор.

Диктор (за кадром). А теперь новости культуры…

Гоша. Ну что? Так и будешь молчать?

Лера ничего не отвечает.

Знаю, о чем ты думаешь. Все никак после Макса в себя прийти не можешь.

Лера. Не могу! И никогда не смогу, потому что ты совсем обо мне не думаешь!

Гоша(еле сдерживаясь). Лера!! Как это не думаю? А кто тебя подарками задарил, кто? Он?

Лера. Не попрекай меня подарками! Это… это нечутко с твоей стороны думать только о себе, когда мне плохо.

Москва. Студия телевидения


Диктор (в телевизоре). …Трудно в это поверить, но на студию Квентина Тарантино снова было совершено нападение русских пиратов…

Квартира Леры


Гоша прислушивается, но Лера продолжает говорить, не замечая интереса Гоши к новостям.

Лера. Да я сейчас могла остаться у него! Если бы захотела… Он сам чуть не попросил об этом!

Гоша. Лера, заткнись!.. Пожалуйста…

Студия телевидения


Диктор (в телевизоре). На этот раз преступнику удалось покинуть студию незамеченным.

Квартира Леры


Лера. Что ты себе позволяешь?! Гоша?!. Как ты разговариваешь со мной?! Да что творится, в конце концов?!

Гоша (делая громкость в телевизоре на максимум). Лера!!!

Лера (орет, пытаясь перекричать телевизор). Один скрывается, исчезает все время куда-то, потом возвращается в разгромленную квартиру и сует что-то по щелям в собственном доме! Другой орет и в телевизор уставился! Вы что, с ума все посходили?!!

Гоша (поворачиваясь к Лере, уменьшает громкость). Что?.. Кто прячет по щелям?.. Ты про Макса?.. Лера!

Лера, добившись того, что на нее обратили внимание, складывает руки на груди и капризно надувает губки, не отвечая.

Квартира Макса


В двери слышится поворот ключа. В квартиру входит Гоша. Входит воровато, быстро осматриваясь.

Гоша (себе под нос). …Один пропадает где-то… потом возвращается в разгромленную квартиру… Это правда… разгромленная… (Гоша приседает, выискивая возможную лазейку.) И прячет что-то по щелям… (Взгляд Гоши останавливается на чем-то.) А что он прячет по щелям?.. Вот что интересно…

Студия. Кабинет Пепельницы


В кабинете те же плюс Гоша, все сидят (Микола Пепельница во главе стола), Гоша стоит.

МиколаПепельница. Откуда вы о нас узнали?

Гоша. О вашей акции по телевизору третью неделю болтают. Короче, «коммерс», диск с фильмом Тарантино у меня.

МиколаПепельница (подозрительно). С собой?

Гоша. Не держите меня за лоха.

Гоша достает из барсетки коробку с диском.

Здесь фрагмент. Но если мы сойдемся в цене…

МиколаПепельница. Давайте его сюда.

Микола Пепельница берет диск и вставляет в проигрыватель. Звучит тема «Десперадо». Микола Пепельница вопросительно смотрит на Адвоката.

Адвокат. Это он.

Гоша. Только не пытайтесь на мне нажиться. Я знаю, сколько это стоит.

МиколаПепельница. Сколько вы хотите?

Гоша берет со стола Миколы бумажку, ручку, пишет что-то и показывает. На лице Пепельницы никаких эмоций.

Не жирно ли?

Гоша. Студий много, а диск один.

МиколаПепельница. Гарно. Когда?

Гоша. Сегодня вечером. На акции. Я сам вас найду.

Студия. Кабинет Пепельницы


Те же, но без Гоши. Бутылки на столе уже нет. Все протрезвели. Звучит музыка из нового фильма Тарантино — фрагмент заканчивается. На экране телевизора рябь.

МиколаПепельница. Мы подозрительно популярны.

Адвокат. Я бы не стал ему доверять. Скользкий тип.

МиколаПепельница. Это меня и обнадеживает.

Гостиная в квартире Бабушки


Бабушка, Макс, Мазанхан и Найхал, сын Нальхана, сидят в гостиной и пьют чай.

Бабушка (Мазанхану). Оно, конечно, предложение неожиданное, но мне нравится. Максик мальчик добрый, но у него мало хороших друзей. Так он и женится, и друзей приобретет.

Мазанхан. Вот именно, уважаемая! Вот именно!

Бабушка. Невеста хоть симпатичная?

Мазанхан. Первая красавица на всю округу.

Бабушка. Как я?

Мазанхан. Только брюнетка.

Бабушка. Приданое хорошее?

Макс (укоризненно). Ба!

Мазанхан. Сто лошадей, триста овец, две машины и счет на миллион.

Макс. Долларов?

Мазанхан. Фунтов стерлингов.

Бабушка (хлопая ладонью по столу). Он согласен. Езжай, Максик. Мне эти люди нравятся, я с ними пойду в разведку.

Макс. Подождите, но я-то?! Мое мнение по этому поводу!

Мазанхан. Оно уже не имеет значения. Духи сказали, и бабушка согласилась. Езжай с моими племянниками за диском и возвращайся назад — вещи собирать. У нас через четыре часа самолет. Или тебе ногу сломать?

За спиной Макса, по взмаху руки Мазанхана, словно из-под земли вырастают три массивные фигуры братьев-богатырей.

А на прощание, уважаемые, я хочу рассказать вам одну старинную притчу. Мне ее рассказал дедушка Номто, Дедушке Номто. рассказал эту притчу его дедушка, а его дедушке — его прадедушка, а тот в газете прочитал. Один молодой человек пришел к шаману и спросил, что ему делать — жениться или изменять «точку сборки»?

— Обязательно женись, — сразу посоветовал шаман.

— А как же «точка сборки»? — удивился молодой человек.

— Она автоматом изменится! — раздраженно махнул рукой шаман и пошел на реку стирать желтое пятно на кимоно.


Квартира Леры


Гоша в спальне. Бубнит подвешенный на кронштейне телевизор. Гоша что-то нетерпеливо выискивает на стойке с дисками — достает один диск, другой. Его лицо выражает нетерпение и страх.

Гоша (растерянно). Черт! Ведь я же его сам сюда поставил!..

Диктор (за кадром). А теперь новости культуры…

Гоша приседает и что-то разглядывает на полу рядом со стойкой. Поднимает с пола что-то мелкое. Крупным планом показана стильная женская заколка-«невидимка» в Гошиных руках.

Гоша. Лера! Твою мать, кто тебя просил сюда лезть?

Диктор (за кадром). Сенсационная новость из Голливуда.

Гоша замирает. Отступает на несколько шагов, садится на край двуспальной кровати и задирает голову вверх — так, чтобы видеть экран телевизора.

Студия телевидения


Экран крупным планом.



Диктор. По мнению специалистов из ФСБ, ко всему случившемуся причастна русская мафия, потому что… цитирую представителя пресс-службы ФБР: «только русские отличаются как неоправданной жестокостью, так и немотивированной щедростью…».

Квартира Леры


Гоша. Чтоб тебя!



Студия телевидения


Диктор. Теперь уже нет никаких сомнений в том, что мировая премьера состоится в назначенный срок. Благодаря грандиозному скандалу вокруг фильма специалисты прогнозируют значительно большие сборы, чем ожидалось.

Квартира Леры


Гоша испускает вопль бешенства.



Квартира Макса


Макс еще раз проводит по пустому тайнику ладонью и поворачивается к братьям.

Макс. Диска нет.

Квартира подруги Леры


В комнате диван, на котором навалены мягкие игрушки. Среди игрушек сидит Лера. У Леры на шее яркий зеленый платок. Она вынимает из пакета какую-то дорогую косметику, тряпки. Большое зеркало, столик перед которым уставлен косметикой. Мягкое кресло. В кресле Лерина беременная подруга Катя — девушка Лериных лет.

Лера. Если Гоша узнает, сколько стоит этот платочек, он меня загрызет. Смотри, ему ни слова!..

Катя. Ты что, меня не знаешь? Я даже когда с мамой разговариваю, то все заранее на листочек записываю… Диски принесла? Такие кругленькие… Помнишь, такие мой папа на дверь туалета приклеивал?

Лера. Помню. Да принесла, кругленькие, принесла, дались тебе эти диски. Смотри, какая блузочка!

Лера демонстрирует подруге блузку.

Катя. Зашибись! А диски-то где?

Лера. Слушай, ты меня достала со своими дисками!.. Куда ты их совать-то будешь?

Катя. Ты ничего не слыхала, что ли? Сегодня в саду Эрмитаж суперакция насчет пиратов. Несешь им старые диски, а они тебе новые, плюс лотерейный билет. Главный приз — машина. Крутая, с фарами.

Лера (задумчиво). Чего они их, на вес берут? Там у меня, в сумочке, только на фару и «потянет». И то не факт. А давай их губной помадой намажем?! Они тогда тяжелее будут.

Катя. Кто тяжелее?

Лера. Диски.

Катя. Ну, ты вообще, мать, дура! Во-первых, могут заметить. Во-вторых, их сначала завешивать будут, потом в яму кидать. По-моему, так. А потом машину отдадут тому, у кого больше дисков будет. В яме.

Лера. Не понимаю. Если они у всех диски заберут, то их ни у кого не будет. Кто машину заберет?

Катя. Короче. Я толком так и не поняла, но машину с фарами они отдать должны, потому что они по телевизору уже обещали отдать.

Лера. Не знаешь, как это делается?.. Они все диски в яму покидают, и машину кто-нибудь из своих получит!..

Катя. Не знаю, не знаю. Я была у астролога, он сказал, что у меня есть маза получить крупный выигрыш. Звезды, как и я, на пятом месяце… Давай диски.

Лера достает из сумочки несколько дисков и отдает их подруге. Подруга берет диски, разглядывает их. Звонит телефон.

Не хочу!.. Противная бибикалка. Еще сглазят.

С этими словами Лера выдергивает шнур из розетки. Крупным планом в руках подруги диск, на котором маркером написано: «На свадьбу».

А это что?

Лера. Без понятия. Может… (На секунду задумывается, но так и не вспоминает.) Но где-то я его видела.

Катя (укладывая диски в сумку). Как у тебя с твоим ушастым Гошей?

Лера вздыхает.

Лера. Он, знаешь, типа калькулятор, все считает, считает. Чтоб у него батарейка сдохла.

Катя (с усмешкой). А ты сомневалась? Мужики все — гады. Вот Толик мне говорил, что я не беременна, а фасоли объелась, меня и раскоряжило. Я к доктору пошла и спрашиваю: животик от Толика или от фасоли? А доктор говорит: от фасоли другие анализы.

Лера. Да — гады или полудурки, как Макс. Но Макс зато посуду моет и умеет по карточке деньги на телефон класть. А Гоша говорит, что не умеет и не покупает карточки.

Катя (насмешливо). Карточки — это фигня. Я вот скоро мамой стану, а вспомнить, кто папа, не могу.

Лера. А Толик?

Катя. Что Толик! С ним вообще опасно связываться. Он на супермаркет, где мы фасоль покупали, в суд подал.

Квартира Леры


Гоша с телефонной трубкой в руках меряет спальню шагами. Он обзванивает знакомых в поисках Леры.

Гоша. Алло… Ирка, привет! Лерка не у тебя? Нет? Ну ладно. Извини, некогда… (Набирает другой номер.) Алик? Здорово! Лерки там нет у вас? Ага, пропала. Мобильный не отвечает!.. Женя? Привет, красавица. Ты когда Леру видела последний раз? Неделю назад?..

В очередной раз отключает телефон.

(Задумчиво.) Куда эта тварь умотала?! Найду — убью!

Опять набирает номер. Ждет, пока ответят. Отключает телефон.

(Задумчиво.) Может, она у этого цирюльника морду свою прыщавую красит?

Парикмахерская. Ранний вечер


Лера сидит в парикмахерском кресле. Слава делает ей прическу.

Лера. Ты Макса видишь?

Слава. Он теперь совсем неуловимый. Анютка говорит, что он стал такой американский, как кока-кола.

В салон влетает разъяренный Гоша. На мгновение он замирает в центре зала, видит в зеркале Лерино отражение, бросается к креслу. Отталкивает Славу, поворачивает кресло к себе.

Гоша (разъяренно). Где диск?

Лера (беспомощно). Гошенька, ты о чем, какой диск?

Гоша. «На свадьбу!» «На свадьбу!» Сколько раз я тебе говорил, не отключай телефон, идиотка!..

Клиенты салона с любопытством поглядывают на разыгравшуюся сцену.

Лера. Что ты разорался?.. Я подумала, они старые, тебе не нужны. Катьке отдала. Сегодня какая-то акция в саду Эрмитаж.

Гоша (злобно). Какой еще Катьке?

Лера. Свешниковой. Она еще мой платок зеленый взяла.

Гоша. Тварь! Молись, чтобы я нашел эту Катьку!.. Иначе… Убью!.. (Славе.) А ты, геронтофил, чтобы молчал!

Гоша выскакивает из салона. Лера сидит в кресле бледная, губы дрожат.

Слава (обиженно). Что это с ним?..

Лера начинает плакать.

Парикмахерская. Позже


Лера плачет. Слава сует ей в руки салфетку, Лера берет ее, вытирает слезы.

Лера (всхлипывая). Что я ему сделала?.. Сволочь!..

Слава. Не бери в голову. Мало ли какие у человека контузии.

Лера. Из-за какой-то пластинки мне весь макияж смазал!

По лицу Славы видно, что ему в голову пришла какая-то идея.

Слава. Подожди-ка!..

Слава достает сотовый и набирает номер.

Макс, послушай. Лерка сейчас у меня. Только что сюда приезжал Гоша, устроил дикий разнос из-за какого-то диска… Передаю трубку.

Слава передает трубку всхлипывающей Лере.

Лера (жалобно). Алло! Максик?.. Вы, мужики, все такие злые! Гоша на меня из-за какого-то дурацкого диска наорал. Его Катька Свешникова взяла. Помнишь?.. Она в сад Эрмитаж пошла с Толиком.

Гримерка за сценой летнего театра


За кулисами сотрудники видеофирмы готовятся открыть акцию. Здесь Микола Пепельница, Адвокат и другие сотрудники…

МиколаПепельница. Надеюсь, этот мутный тип с диском все-таки явится.

Адвокат. Конечно, куда он денется?..

МиколаПепельница (сотрудникам). Цех готов?

Сотрудник(кивая). Левая смена вышла, видаки заряжены.

МиколаПепельница. Тогда начнем.

Сад Эрмитаж. Открытая сцена


Микола Пепельница выходит на открытую сцену, подходит к микрофону. Смотрит в глубину сада. Мы, следуя за его взглядом, видим собравшихся вокруг сцены людей. Камера выхватывает фрагменты происходящего: заводятся бульдозер и каток. Гоша носится среди толпы, расталкивая людей. Слышатся аплодисменты. Это публика приветствует Миколу. Микола Пепельница, улыбаясь и почесывая нос, начинает речь.

МиколаПепельница. Дорогие друзья! Я очень рад, что наши безжалостные акции по борьбе с видеопиратством становятся уже доброй традицией. Я до слез благодарен вам за то, что вы пришли сюда по доброй воле. Милости просим! Никто из вас не уйдет с пустыми руками. Или — почти никто. Вы получите очень замечательные призы в обмен на пиратские диски — сто двадцать консервных ножей, сорок таблетниц с портретом первого Президента России, двадцать пять наклеек еще с чьим-то портретом, ну а кому-то повезет, и он выиграет главный приз акции — машину!..

Крупным планом «тойота». Публика аплодирует. Крупным планом: Катя в зеленом платке с дисками в руках. Она завороженно смотрит на «тойоту» и повторяет.

Катя. Я тебя выиграю, выиграю, выиграю, выиграю… Ты будешь моей. Моя «тойотка», ням, ням, ням.

Мы вновь видим стоящего перед микрофоном Пепельницу.

МиколаПепельница. Я объявляю акцию открытой. Закатаем пиратов в асфальт!

Публика вопит, свистит, аплодирует, кого-то спихивают в яму.

МиколаПепельница (раздраженно). Я не в прямом смысле. Я про диски. Вытащите этого идиота и кидайте диски.

Машины заводятся, в яму летят первые диски. Каждый бросивший под колеса диск получает лотерейный билет, за ними выстраивается очередь. Катя с дисками в руках идет к яме. Мы видим Гошу, который пробирается сквозь толпу. Он подходит к девушке со спины. Резким движением он выхватывает у Кати диски.

Катя (обернувшись, изумленно). Гоша?! Ты чего, нажрался?!

Гоша мгновенно находит в стопке нужный, остальные бросает на землю и исчезает в толпе. Возмущенная Катя наклоняется и подбирает диски. Макс пробирается через гудящую толпу к ней.

Макс. Катюха, где диск?

Катя (возмущенно визжит). Да вы все обалдели! Толика в яму пихнули, Гоша, загашенный, у меня только что самый тяжелый диск утащил! Вон он туда побежал. (Показывает на здание летнего театра и визжит в толпу.) Толик! Толик! Вылазь оттуда, тебя еще не взвесили! Кстати, а где взвешивают?

Макс бежит к летнему театру. На сцене летнего театра выступает какая-то музыкальная группа. Публика пританцовывает. Макс поднимается по лестнице, забегает в здание летнего театра.

Летний театр


Макс мечется среди служебных помещений театра. Мчится по полутемному, заставленному каким-то хламом проходу за сценой. И там лицом к лицу сталкивается с Гошей. У Гоши в руке диск. Молодые люди застывают. Гоша инстинктивно прижимает диск к груди. Немая сцена длится всего одно мгновение.

Макс. Послушай. Это большая ошибка. Я тебе очень не советую.

Гоша. Да пошел ты…

Гоша бьет Макса боксерским ударом в лицо. Макс падает. Гоша убегает. Макс, придя в себя, поднимается. Утирает кровь из носа. Макс, пошатываясь, ищет выход из этого лабиринта… Перед ним встают три титанические фигуры братьев-азиатов, из-за их спин выходит Мазанхан.

Мазанхан. Ну, уважаемый, что — нашел этого плохого товарища?

Макс (показывает рукой). Он туда поскакал, с диском. Видать, впарить его хочет.

Мазанхан. Это очень хорошо. (Племянникам.) Пойдемте, дорогие мои племянники.

Гримерка за сценой


В гримерке собрались сотрудники видеостудии. Микола Пепельница нервно мерит помещение шагами, он вертит в левой руке надкусанный лимон и посматривает на часы.

МиколаПепельница. Где он, черт возьми?..

Адвокат пожимает плечами. Дверь без стука открывается. Микола Пепельница и Адвокат одновременно оборачиваются к двери… Входит Мазанхан с племянниками. Мазанхан неторопливо, вразвалочку подходит вплотную к Пепельнице. Правая рука Мазанхана в кармане, будто он сейчас выхватит пистолет. Микола Пепельница пятится, бледнеет.

Мазанхан. Послушайте, уважаемый! Добрые люди сказали, что вам Тарантину принесли. Вы нам его отдайте, мы очень переживаем. Скоро свадьба, а гостям обещали Тарантину показать.

МиколаПепельница. Нет-нет, у меня его нет и не должно быть! Клянусь своим здоровьем!..

Дверь открывается, и в гримерку вбегает запыхавшийся Гоша с диском в руке.

Гоша. Я принес его!..

Мазанхан оглядывается и смотрит на Гошу так, что тот начинает пятиться обратно к двери, но братья перекрывают своими телами дверной проем.

Гримерка за сценой. Позже


Гоша с воем мечется по гримерке, зажимая окровавленную руку — Мазанхан только что отрубил ему палец. Мазанхан хладнокровно вытирает нож о пиджак Пепельницы. Микола Пепельница бледнеет, желтеет, закатывает глаза, сползает на пол. Азиат щупает на его шее пульс.

Мазанхан. Нельзя своим здоровьем клясться. Инфаркт. Готов, врунишка. Не уважаемый. (Перешагивая через Миколу.) Просто какашка баранья, а не человек.

Студия телевидения


За спиной Мазанхана с экрана телевизора вещает хорошенькая дикторша.

Дикторша (потирая нос). Среди других новостей, полиция Колумбии продолжает расследование убийства главы одного из колумбийских, преступных наркокартелей — дона Педро. Вчера неизвестные злоумышленники выстрелом в затылок убили известного мафиози и облили серной кислотой. Вот их фотографии.

На экране — фотографии трех колумбийских гангстеров, которые хотели убить доцента Сальвадора.

Гримерка за сценой


Мазанхан (огорченно). …Ай-яй-яй! Что в мире творится! Но я однажды на тридцать пять килограмм поймал. Дедушка Номто не даст соврать. Она его укусила.

Студия телевидения


Дикторша (продолжает). Крупнейшая голливудская компания подписала контракт на создание киносценария о нравах русской мафии с ныне находящимся в заключении профессором Феликсом Андреевичем Добржанским. Сумма гонорара сценариста составит десять миллионов долларов.

Гримерка за сценой


Левая рука бездыханного Миколы Пепельницы рефлекторно разжимается, и из нее выпадает недоеденный лимон.

Квартира Макса


Лера с чемоданом в руке открывает своим ключом дверь и осторожно входит внутрь. Ставит чемодан на пол и осматривается.

Лера. Максик! Максюлька! Я вернулась! Я поняла, что не могу без тебя жить больше. Где ты, Максик?!

В глубине квартиры раздается какой-то звук. Лера включает свет и входит в большую комнату. Опять оглядывается. Опять раздается какой-то шорох, на этот раз под кроватью.

А, понимаю! Какой ты шалун! (Встает на корточки и заглядывает под кровать.) Вылезай, мы можем в шпионов и на кухонном столе поиграть! Максик!.. Надо же! Ведь это ба….

Она протягивает вперед руки, и неведомая сила, словно гигантский пылесос, всасывает ее под кровать. Прекрасный летний вечер оглашается ревом боли и ужаса. Под кроватью кто-то рыгает, и на середину комнаты вылетает обслюнявленный алый Лерин туфель.

Юрта. Вечер


В юрте полумрак. На коврах перед большим экраном полукругом расположились ханы, одетые в национальные одежды. Все они круглолицые, толстые, с лоснящимися подбородками. Посредине стоят огромное блюдо с пловом, чайник, пиалы, лежат лепешки. Ханы смотрят фильм. Но мы видим не то, что происходит на экране, а их реакцию на происходящее. Ханы дружно смеются, хмурятся, о чем-то тихо переговариваются на своем языке. В центре юрты торжественно восседают Ходжигорхан со своим младшим сыном, женихом, и Нусхамухан со своей дочерью Гугн, невестой. Неподалеку от них гордо восседают Мазанхан, Бабушка, Найхал, сын Нальхана, и Налигуто Пуроками.

Степь. Загон для лошадей


На изгороди загона для лошадей, свесив вниз ноги, сидят Макс и Хатан и смотрят на полузагрызенную тушу мертвой лошади.

Хатан. Здорово он ее. В два закуса. Интересно — куда твой бай..

Макс. Байбак-мутант.

Хатан (продолжая). Байбак убежал?

Макс. Думаю, домой, к четвертому блоку. Ностальгия. (Поворачивая к голову к девушке.) И что же, вот так все у вас и женятся?

Хатан (кивает). Так и женятся.

Макс. А если молодые не любят друг друга?

Xатан. У нас считают, что любовь между супругами появляется через три года совместной жизни, а до этого только страсть, а страсть и в Африке страсть — она не любовь.

Макс. А если совпадет?!

Хатан (кокетливо косясь на парня). Тогда еще лучше. (После небольшой паузы.) Ты еще не женился?

Макс. Чуть не женился, но мою невесту вот тот байбак-мутант и загрыз.

Xатан (облегченно вздохнув). Это хорошо! Ой! Точнее, это очень плохо. Но с другой стороны, на то он и падальщик! Какой умный зверь! Храни его Великий Степной Дух!

Макс. Это точно! Мутант все-таки.

Из-за верблюжьей колючки на них шаловливо щурится байбак-мутант.

Степь. Дорога


На степном шоссе, перед дорожным знаком, сидят, по-турецки поджав ноги, двое — древний старик-азиат в драном халате и Тарантино в джинсовом костюме.

Старик (англ.). …Тогда этот шаман переоделся в одежды путника, взял с собой футляр из-под бубна, положил туда пулемет и вошел в город плохого чувака.

Тарантино (англ.). Хи-хи-хи! Где-то я уже слышал эту историю, дедулька. Хи-хи-хи!

Старик (англ.). Конечно, ты мог ее слышать, потому что все истории одинаковые. Главное в истории — не сама история, а какие выводы из нее можно сделать.

Тарантино (англ.). Хи-хи-хи! А какой вывод из этой истории?

Старик (англ.). Вывод такой — если ты уважаемый человек и правда на твоей стороне, хрен кто тебя остановит.

Тарантино (англ.). Клевый вывод, дедулька! Хи-хи-хи!

Старик (англ.). Так учил меня мой дед, а моего дед — его дед, а его деда — его дед, и так до начала времени. Дай мне еще жувачку.

Тарантино (англ.). Хи-хи-хи. Подожди, хитрый дедулька, сначала ответь мне — в чем смысл жизни?

Старик (англ.). Сначала дай жувачку, носастый.


home | my bookshelf | | Взять Тарантину |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу