Book: Фиктивный брак



Фиктивный брак

Кэрол Финч

Фиктивный брак

Глава 1

— Господи, что же я наделала? — со страхом в голосе прошептала Ханна Мэллой, сходя с парохода, переправившего ее выше по течению реки, подальше от Нового Орлеана. Она посмотрела на мрачное небо, затянутое серыми грозовыми облаками, и подумала о том, что с минуты на минуту прохладный весенний дождь вновь прольется на землю. Поежившись, она повернулась в сторону Форт-Смита. Ждет ли ее спасение? О том ли она молилась целых шесть месяцев, планируя начало новой жизни? Господи, о чем она только думала!

— Вам помочь с багажом, мисс?

Ханна отшатнулась от дурно пахнущего мужчины, который незаметно подошел к ней, пока она была погружена в свои мысли. Лохматый человек с маленькими, как бусинки, глазами одарил ее щербатой улыбкой.

— Благодарю за любезность, но я справлюсь сама, — ответила Ханна, делая шаг в сторону.

Мужчина обежал ее саквояж быстрым жадным взглядом и, развернувшись, пошел прочь. Ханна была уверена, что, если бы не снующие вокруг паромщики и железнодорожные рабочие, слоняющиеся без дела, он схватил бы его и бросился наутек.

Ханна вздохнула и огляделась. Да, сейчас она далеко не в лучшей компании. Честно говоря, за все двадцать лет своей жизни она не была ни в какой компании одна, без сопровождающих.

Девушку охватила паника. Она прикоснулась к висящему на шее медальону — подарку матери, — словно надеялась получить поддержку и защиту. Почувствовав прилив бодрости, она решительно двинулась к крепостным стенам из грубого песчаника, обращенным на реку Арканзас.

— Боже мой, — пробормотала Ханна, все ближе подходя к городским воротам, находящимся менее чем в ста ярдах от так называемых индейских территорий. Это было место, где господствовали воры, убийцы и жулики всех мастей. Здесь не было не только респектабельных отелей, шикарных магазинов и бутиков, но даже булыжных мостовых с аккуратными тротуарами и уличным освещением.

Утопая в грязи, Ханна с удивлением оглядывала здания. Она заметила около тридцати пивных, офис какой-то газеты, один банк и несколько захудалых магазинчиков, торгующих лишь самым необходимым. Дюжины повозок и оседланных лошадей ожидали своих хозяев на корявом дощатом настиле около зданий.

Господи, она планировала и мечтала, столько времени копила деньги, откладывая из ежемесячного содержания, чтобы потом сложить их с той суммой, которую оставила ей покойная матушка. И все ради этого? Боже милостивый! Даже в своем скромном, цвета лаванды платье Ханна выглядела шикарно по сравнению с несколькими прошедшими мимо женщинами и казалась диковинным инородным цветком.

Ханна распрямила плечи, приподняла подол платья и уверенно пошла вперед.

Ей следует чаще, а лучше постоянно напоминать себе, по какой причине она оставила аристократическое общество Нового Орлеана и сбежала практически от алтаря, чтобы никогда больше не видеть жениха, которого прочил ей отец. У Ханны было все, о чем многие женщины могут только мечтать, но она вылезла в открытое окно церкви и опрометью понеслась к реке, где села на пароход, который привез ее к долгожданной свободе. Об этом Ханна мечтала много лет и ради этого должна взять себя в руки и принять другой мир, другую жизнь, пока ей совершенно незнакомую.

Ханна ступила на дощатый настил рядом с одной из пивных, чтобы не идти больше по отвратительной слякотной улице. Из-за дверей доносились тренькающие звуки пианино, громкий мужской смех и запах сигарного дыма. Она прошла мимо нескольких баров, где все звуки повторялись, в надежде набрести хоть на какую-нибудь гостиницу, пусть и в самой отвратительной части города. Около одной из пивнушек ее едва не сбил с ног пьяный ковбой, вылетевший из дверей прямо в грязь. Ханна вскрикнула и вцепилась руками в шершавый столб. Саквояж упал к ее ногам.

— Посмотрите, кто к нам пришел! — Мужчина, покачиваясь, встал на ноги и уставился на нее налитыми кровью глазами.

Раздался какой-то рокот и гул голосов, уничтожая последние следы решительности Ханны. Если бы у нее оставалась хоть капля здравого смысла, следовало бы немедленно бежать на пристань и на первом же судне возвращаться в Новый Орлеан, к семье и привычной жизни. Возбуждение от возможности начать новую жизнь сменилось ощущением крушения всех надежд и разочарованием.

— П-почему бы нам не подыскать себе к-ком-натку и не познакомиться п-поближе, крошка? — продолжал мужчина, заикаясь и с трудом выговаривая слова.

Ханна подумала, что он, видимо, считает себя завидным кавалером, а такой тон весьма соблазнительным. Она оторвалась от спасительного столба, гордо вскинула голову и произнесла сухим чопорным тоном:

— Прошу простить меня, сэр, но я направляюсь на встречу со своим женихом.

Она сказала почти правду, и надо признать, что Ханне следовало бы не раз так поступить, прежде чем осуществить свой план.

Увернувшись от пытавшегося схватить ее за руку хулигана, Ханна быстро пошла прочь, моля Бога, чтобы отель оказался где-то неподалеку. Краем глаза она заметила, что привлекает слишком много любопытных взглядов прохожих. Вероятно, соотношение мужского и женского населения города говорит не в пользу последнего, поэтому каждая женщина считала здесь за честь получить хоть малую толику пусть и столь сомнительного внимания. Придя к такому выводу, Ханна решила приобрести другое платье, которое больше подходило бы к обстановке и максимально скрывало ее женственные формы. Все это излишнее внимание невероятно нервировало. Последнее, что ей было сейчас нужно, — это толпа поклонников. Из-за ее богатства и положения в обществе вокруг Ханны всегда было много кавалеров, отпускавших ей комплименты и пытающихся добиться ее расположения в надежде быть принятым в благородную уважаемую семью. Отец подобрал нескольких женихов, достойных, с его точки зрения, ее руки, а когда понял, что Ханна тянет с принятием решения, находя недостатки в каждом из кандидатов, просто предъявил ей ультиматум.

Настойчивость отца только укрепила Ханну в уверенности, что ее решение единственно верное. И несмотря на ливень и грозу, выполнила задуманное, что стоило ей невероятных трудов. И вот теперь она полностью во власти судьбы и проведения. Отец больше никогда не будет диктовать ей свою волю. Что ж, он сам не оставил ей выбора.

Властный Уолтер Мэллой, судоходный магнат, был уверен, что все в этом мире продается и покупается и у каждого человека есть своя цена. Пока отец занимался тем, что управлял компанией и покупал новые машины, Ханна строила планы, как разрушить его жизненную философию или обернуть ее против него же самого, и одновременно пыталась вырваться из-под его контроля. Она приложила все усилия, чтобы задобрить отца, заслужить его любовь и уважение. Ханна годами старалась показать Уолтеру, что достойна его внимания не только как дочь, но и как человек. Однако он, мельком взглянув в ее сторону, отворачивался и уходил. В его глазах дочь не заслуживала такого внимания, как сын, которого он потерял из-за болезни.

Тем временем Ханна поняла всю бесполезность своих стремлений, решила сменить тактику и занялась поисками мужа. Это должен быть ее выбор, а не отца. Она мысленно составила список требований к идеальному мужчине и решила, что прежде всего это должен быть достаточно сильный человек, способный противостоять властности отца, он не должен быть падким на деньги, чтобы Мэллой не мог с легкостью его купить, как купил многих.


Ханна отвлеклась от своих мыслей и посмотрела на деревянную вывеску отеля. В Новом Орлеане она бы и на милю не подошла к подобному заведению. Однако она не в Новом Орлеане, кроме того, сейчас необходимо срочно укрыться от начинающегося дождя, а главное, от похотливых мужских взглядов. Неожиданно она поймала себя на том, что испытывает незнакомое ей ранее чувство самой решать куда, когда, с кем

Это всегда делал отец.

Сейчас ей необходимо отдохнуть и перевести дух, а потом она займется поисками мужчины, который согласится дать ей свою фамилию. За умеренное вознаграждение, разумеется. Она будет действовать против Уолтера Мэллоя его же методами. Ханна надеялась, что среди трех тысяч жителей этого города найдется хоть один мужчина, удовлетворяющий всем ее требованиям. Будет лучше, если он не намерен долго оставаться на одном месте, чтобы отец не смог его найти, аннулировать заключенный брак и с позором вернуть дочь домой. После свадебной церемонии жених пойдет по жизни своей дорогой, а она своей. Ханна решила отправиться на Запад. Говорили, что женщины там имеют больше прав, чем на Востоке. Они могут сами решать, как им жить, и общество это одобряет.

Ханна нахмурилась, вспомнив последний разговор с отцом. Он был в ярости и кричал, что заставит дочь стать миссис Луи Бошам и породниться со старинным французским дворянским родом. Слияние двух крупнейших пароходных компаний давало возможность на полную монополию, которой Новый Орлеан еще не видывал. Ханна ответила отцу, что, если ему так нравится этот Бошам, пусть он сам и выходит за него замуж. Такое непочтительное высказывание было с ее стороны огромной ошибкой. Лицо Уолтера Мэллоя стало цвета перезрелой сливы, и он сказал, что бракосочетание и слияние двух компаний состоится в любом случае. Как достойная дочь, Ханна не посмеет ослушаться воли родителя.

С того дня к Ханне был приставлен охранник — Рутерфорд Джей Уайли. Он сопровождал девушку всякий раз, когда она выезжала куда-либо с семейного ранчо в Миссисипи или покидала городской дом в Новом Орлеане. Это придавало Уолтеру Мэллою уверенности в том, что дочь в очередной раз покорится ему. Ханна улыбнулась, вспоминая, как воспользовалась единственным окном, случайно оставленным открытым впервые за много месяцев. В той комнате в церкви она должна была надеть свадебное платье, чтобы отец повел ее к алтарю и она вскоре стала бы миссис Луи Бошам. Окно открыло Ханне путь на свободу. Она представила, как разозлился отец, и у него на виске наверняка запульсировала синяя ниточка. Поскольку Ханна отлично знала отца, она без труда предположила, что он непременно наймет самых лучших детективов, скорее всего из агентства Пинкертона, и во что бы то ни стало постарается вернуть блудную дочь домой.

Но будет уже поздно. Она выйдет замуж и уедет далеко, туда, где Уолтер ее не найдет.

Она решительно шагнула к отелю.

— Чем могу служить, мисс?

Ханна вздрогнула и подняла голову. За стойкой стоял усатый и абсолютно лысый мужчина в очках на носу.

— Да, сэр. Мне нужен номер. Самый лучший, — поспешила добавить она, решив, что лучший номер в таком отеле, конечно, ни в какое сравнение не пойдет с теми роскошными апартаментами, к которым она привыкла, но, возможно, будет пригоден для жилья.

Владелец отеля Джеймс Дженсен, о чем свидетельствовала табличка, посмотрел на нее с улыбкой. Его взгляд потеплел.

— Прошу прощения, мисс, но могу предложить вам лишь номер второй категории. Первый был занят час назад человеком, который стал легендой в этих краях. Он правая рука самого судьи Паркера, мисс. — Джеймс слегка наклонился вперед и понизил голос. — Как вы понимаете, род его деятельности таков, что люди предпочитают держаться от него подальше. Но однажды он и его собака спасли мне жизнь, когда четверо пьяных бандитов подкараулили меня, ударили рукояткой по голове и украли все деньги, которые я нес в банк. Теперь он всегда останавливается в моем отеле, в лучших апартаментах и совершенно бесплатно.

Ханна была заинтригована. О судье Исааке Паркере — судье-висельнике, как его называли за суровый нрав, — было известно далеко за пределами этих мест. Человек, ставший доверенным лицом мистера Паркера, мог быть именно тем, кого она искала.

— Он федеральный маршал? — спросила она с надеждой.

— Когда ему надо, — усмехнулся Джеймс. — Скажем так, он охотник за головами. Когда законные методы не действуют, тут-то и появляется он. Этот человек берется только за самые сложные случаи, ему приходится иметь дело с самыми отъявленными преступниками на индейских территориях. Он сам наполовину чероки и знает каждый дюйм этой территории в семьдесят четыре тысячи квадратных миль, каждую нору, где могут прятаться бандиты со своим барышом.

— Так вы говорите, что этот человек иногда маршал, а иногда, скажем так, исполнитель секретных поручений? — спросила Ханна с нескрываемым интересом. — Он чаще бывает в городе или в разъездах?

Джеймс открыл книгу регистрации посетителей, чтобы Ханна вписала свое имя.

— Он бывает в городе не чаще раза в месяц, чтобы передать властям преступников, дать показания и получить гонорар.

Иными словами, этот человек — гениальный ищейка, отлавливающий самых отпетых разбойников за внушительное вознаграждение. Ханна воспрянула духом. Фортуна, безусловно, на ее стороне. Всего час, как она приехала в Форт-Смит, а у нее уже есть кандидат в мужья, подходящий ей по всем пунктам. Человек, постоянно имеющий дело с убийцами и грабителями, не испугается ее отца. Крик Уолтера Мэллоя будет для него не громче писка комара.

— Представители закона перемещаются по индейским территориям группами по четыре человека в фургоне, который служит им и квартирой, и тюрьмой для заключенных, — продолжал тем временем Джеймс. — Но не Кейл Элиот. Он путешествует налегке, только с собакой.

Значит, Кейл Элиот. Ханна обдумывала, какое имя вписать в книгу, чтобы сыщики отца не нашли ее. А они будут искать, можно не сомневаться. Хочется надеяться, что к тому моменту, как они появятся здесь, у нее уже будет обручальное кольцо на пальце и свидетельство о браке на руках.

Когда она продумывала все детали плана избавления от родительской опеки, она поняла, что ей нужен только молодой и здоровый муж. Если она вскоре овдовеет, отец сразу вернет ее в Новый Орлеан и выдаст замуж за Луи Бошама. Индеец-полукровка, молодой и здоровый, идеально подходил на роль мужа.

— Прошу вас, мисс… — Джеймс взглянул в книгу, — Ролинз, поднимайтесь наверх. Вторая дверь налево.

— А моя комната рядом с номером вашего постоянного жильца?

Джеймс загадочно улыбнулся и посмотрел поверх ее головы на мужчину, показавшегося в дверном проеме.

— Он живет напротив. Не могу сказать, что он приятный собеседник, но зато человек дела. В трудную минуту на него всегда можно положиться.

«Миссис Кейл Элиот», — подумала Ханна и улыбнулась.

А что, если мистер Элиот не свободен? Возможно, у него есть жена в одной из индейских деревень.

Коря себя за то, что не подумала об этом раньше, Ханна взяла у Джеймса ключ и решила встретиться с мистером Элиотом в самое ближайшее время. В случае, если он женат, возможно, он мог бы порекомендовать ей другого кандидата, который бы ее устроил.

— Если захотите перекусить, — хозяин отеля прервал ее размышления, — могу порекомендовать вам стряпню моей жены и ее сестры. — Джеймс кивнул лысой головой в сторону ресторана. — Они готовят лучше всех в городе. Вы выбрали правильное место, мисс. У нас вы всегда получите чистую комнату и превосходную еду.

— Благодарю вас, сэр. Я уверена, мне все понравится. — Ханна взяла саквояж и направилась к лестнице.

— Ваш багаж доставят в номер.

— Нет необходимости. Я справлюсь сама. — С этого дня она решила быть самостоятельной.

Поднимаясь по скрипучим ступенькам, Ханна почувствовала на себе чей-то взгляд. На этот раз она не испытала ставшего почти привычным раздражения от назойливого внимания. Девушка была слишком озабочена собственными мыслями. Ей так много пришлось сделать для достижения своей цели, и теперь, когда она всего в нескольких шагах от победы, фортуна не может отвернуться от нее. Она заслужила свободу, возможность жить, как считает нужным, не подчиняясь чужой воле и прихоти.

Возможно, она обнаружит у себя скрытые таланты, которые не могли проявиться в ее прошлой жизни. Может быть, к живописи? Или сочинительству? А может быть, она будет дизайнером одежды или швеей? Сможет стать актрисой или певицей. Перед ней сейчас открыты все пути. Она уедет на Запад, чтобы найти себя, свою дорогу в жизни. С ее знаменитой в этих местах фамилией у Ханны нет никаких шансов стать самой собой и вырваться из-под опеки отца.

Если ей в жизни предстоит встретить любовь, хотя Ханна и считала все это выдумкой и фантазией, то явно не на индейских территориях. Конечно, никакой любви не существует. По крайней мере, она точно не создана для этого. Иначе отец смог бы уговорить ее выйти замуж за Луи Бошама — молодого человека, очень похожего на него самого. Луи тоже не видел в Ханне личность, относился к ней как к охотничьему трофею, необходимому лишь для его престижа и увеличения благосостояния.



Ханна остановилась, чтобы перевести дух. Ее взгляд упал на табличку, запрещающую вход в отель с животными. Девушка свернула налево и посмотрела на дверь. Как бы хотелось, чтобы поиски будущего мужа закончились прямо в этом отеле!

После заключения брака она немедленно свяжется с семейным адвокатом и предъявит свои права на наследство матери. Это были ее деньги. Даже отец не имел права ими распоряжаться. Затем она сядет в дилижанс и уедет в Техас. А возможно, и еще дальше. Ханна точно знала, что, скорее всего, уедет дальше на Запад и никогда не вернется на Восток.

Кейл Элиот перекинул вьючную сумку через спинку кресла и взял бутылку виски. Джеймс Дженсен никогда его не подводил и всегда держал комнату наготове, ожидая от него вестей о возвращении в Форт-Смит. После того как он спас Джеймса от нападения бандитов, они стали хорошими друзьями, а их у Кейла было совсем немного. Его образ жизни и отношение к нему людей этому не способствовали.

Кейл сделал глоток, чувствуя, как крепкий напиток обжег желудок. Сегодня он мог позволить себе выпить. Ему было что отпраздновать. После пяти лет изнурительных поисков Кейл наконец-то нашел того подонка, убившего человека, которого он считал братом, и его жену. Кейл смог добыть необходимую информацию, его долгое ожидание было вознаграждено.

Джо Хортон ускользнул от него в Канзасе, Арканзасе и на индейских территориях, но вскоре появился в Техасе под именем Отиса Прайора. Один из подсудимых, которого Кейл допрашивал в Форт-Смите, согласился предоставить информацию в обмен на смягчение приговора. В тот момент Элиот пообещал бы и звезду достать с неба, лишь бы добраться до хитрой лисы Отиса Прайора. Кейл действительно сдержал слово и переговорил с Паркером, прежде чем Уилбур Бертон предстал перед судом. Но его разговор был скорее в интересах закона, чем обвиняемого. Да и как могло быть иначе, если этот сукин сын убил двоих чероки и украл их скот. Кейлу не надо было убеждать судью Паркера в том, что закон есть закон. А он и есть наивысшая справедливость!

Кейл поставил бутылку на стол и поскреб пальцами щеку. Ему сейчас просто необходимо принять горячую ванну и выспаться. У Кейла были тяжелые дни. Трое убийц, которых он доставил в Форт-Смит, сбежали в пути, но от него и его собаки, лучшей к западу от Миссисипи, а может, и во всех Соединенных Штатах, еще никто не уходил.

Кейл и Скит три недели гонялись за ними, выспрашивая и вынюхивая, находя свидетелей преступлений, которые эти трое совершали по дороге.

Они буквально вывернулись наизнанку, чтобы заставить беглецов сдаться. В конце концов Кейл доставил убийц в тюрьму, но один раз был на волосок от гибели, едва увернувшись от пули, выпущенной из обреза. Сам он старался не стрелять на поражение. Судья Паркер предпочитал, чтобы преступники представали перед судом. Бывали случаи, когда у Кейла просто не оставалось выбора и он возвращался с телом, переброшенным через круп лошади.

Отису Прайору он не собирался давать поблажки, стремясь встретиться с ним один на один. Ходили слухи, что Отис сколотил небольшую банду, с которой и расположился на захваченном ранчо. У него были деньги и скот, украденные у брата Кейла, кроме того, его парни регулярно делали вылазки, чтобы пополнить запасы.

Кейл Элиот понимал, что не сможет взять эту крепость в одиночку. Нет, он должен разработать гениальный план, чтобы рассчитаться за смерть семьи его брата. Месть придавала ему силы. Преступление не должно остаться безнаказанным. Это было дело чести, и он должен добиться справедливости.

Для начала необходимо проникнуть на хорошо укрепленное ранчо, которое за годы превратилось в настоящую крепость.

Скит, дремавший под столом, неожиданно поднял голову и зарычал, оскалив клыки. Кейл автоматически вытащил кольт и посмотрел на дверь.

Ему приходилось все время быть начеку, поскольку это был не первый раз, когда посторонние пытались проникнуть на его территорию. Кейл уже потерял счет угрозам, которые слышал в свой адрес. Менее года назад один из членов банды вышиб дверь в его номер и хотел застрелить его, когда Кейл спокойно принимал ванну.

Скит бесшумно поднялся и подошел к двери. Подав ему знак, Кейл вскинул кольт и рванул дверь. Не давая возможности незваному гостю сделать первый шаг, он схватил его за грудки и приставил дуло к подбородку.

В следующую секунду Кейл с удивлением заметил, что перед ним не мужчина, а женщина.

— Что вы себе позволяете?! — воскликнула она.

— Какого черта?… — начал он и осекся, почувствовав рукой что-то мягкое под одеждой.

Глава 2

Кейл не мог прийти в себя от осознания того, что стоит в дверном проеме, прижимая к себе молодую женщину, к горлу которой приставил дуло кольта. За все тридцать два года жизни он не чувствовал себя так глупо.

От девушки пахло свежестью, способной вскружить мужчине голову, и Кейл старался не дышать. Ощущение близости ее тела напомнило Кейлу о том, как давно в последний раз он был с женщиной.

Не было необходимости долго разглядывать ее, чтобы понять, что это аристократичная, утонченная красавица обладает невероятной выдержкой и силой воли. Она не из тех дам, которые плачут и падают в обморок. На вид она казалась хрупкой и беззащитной, но была физически сильнее, чем он предполагал. Кейлу даже понравилось быть с ней рядом. С ее стороны приехать в этот город — невероятно храбрый поступок или верх легкомыслия.

Девушка выглядела совершенно безобидно, но Кейл не спешил отпускать ее. Возможно, это ловушка. В холле может поджидать парочка головорезов, а женщина — лишь отвлекающий маневр.

— Скит! — прошептал Кейл и кивнул в сторону лестницы.

Пес сорвался с места и выбежал из номера, едва не сбив женщину с ног. Исследовав коридор, он через несколько минут вернулся обратно и стал обнюхивать юбку девушки. Определенно этот запах был для него в новинку. Ни Скит, ни Кейл не привыкли к тонкому аромату духов и обществу благородных дам.

— Что вам нужно, леди? — Кейл сверкнул глазами.

Девушка задрожала, и он понял, что напугал ее своим тоном и поведением. Что ж, отлично. В следующий раз будет думать, прежде чем подойти к двери такого человека, как он.

— У м-меня к вам… п-предложение, — пробормотала она в ответ.

Кейл отметил сильный луизианский акцент. Интересно, эта красотка понимает, что делает, говоря такое. Если она еще не поняла, с кем собирается иметь дело, он ей объяснит. Кейл отлично знал, что общение с ним табу для женщин ее круга. Если она заботится о своей репутации, ей надо убираться подальше отсюда, и как можно скорее.

Когда до Кейла дошел смысл ее слов, он с удивлением взглянул в ее бледное лицо и едва не задохнулся, увидев невероятной красоты фиалковые глаза, обрамленные густыми ресницами. С лица девушки сошли все краски, и Кейл вновь подумал, что смертельно ее напугал. Казалось, он физически ощущал, как страх парализовал ее.

— Предложение? — спросил он раздраженно. — Какое к черту предложение?

Женщина попыталась улыбнуться, но уголки ее пухлых губ дрогнули в нерешительности. Проклятье! Кейл был готов поклясться, что никогда в жизни не видел такой красивой и соблазнительной девушки. А он не считал себя человеком, способным поддаться женским чарам.

Однако это лавандово-кружевное облако со светлыми волосами, убранными в красивую прическу, произвело на него неизгладимое впечатление. Кейла это нервировало. Почему это произошло именно с ним и это воплощение мужской мечты постучалось именно в его дверь? Что, черт возьми, это значит? Чья-то злая шутка? Она появилась здесь, чтобы напомнить ему, кто он такой? В голове опять зароились подозрения. Возможно, какой-то подонок решил ему отомстить и использует эту девушку.

— Скит, охраняй вход, — приказал он.

Пес мгновенно повиновался и принял угрожающую позу. Кейл толкнул ногой дверь и отпустил девушку, предварительно проверив, нет ли у нее оружия и стоит ли ждать неожиданностей.

— Послушайте внимательно, сэр! Нет необходимости меня обыскивать. Я пришла просто поговорить. И дураку ясно, что я не смогла бы причинить вам вред.

— Откуда ты здесь взялась, принцесса? — спросил Кейл, ощупывая подол ее платья и аккуратные ботиночки. Девушка поморщилась, когда его рука вновь коснулась ее ноги. Не обращая на ее недовольство никакого внимания, Кейл закончил проверку. Теперь он был уверен, что она ничего не прячет.

Девушка расправила оборки на платье и посмотрела на него в упор.

— Клянусь, никогда не встречала более подозрительного мужчину. Вы всех гостей встречаете обыском и приставляете кольт к горлу? — спросила она, слегка краснея от возмущения.

— У меня не бывает гостей. Если только незваные, — ответил Кейл, наблюдая, как девушка проходит к столу и берет стул. — Я спросил, откуда вы?

— Из Нового Орлеана, хотя не понимаю, какое это имеет значение.

— Имеет. Такую манеру растягивать слова ни с чем не спутаешь.

Ханна взяла стул, заметив про себя, что Кейл Элиот даже не предложил ей сесть, как поступил бы любой джентльмен. А что она, собственно, ожидала? С чего вдруг решила, что этот мужлан имеет понятие о приличиях?

Кейл взял стул и, повернув его спинкой к себе, сел напротив.

Все это для Ханны было ново. Она впервые встречала такого человека, дикого и совершенно не похожего на тех изысканных джентльменов, которые собирались в гостиной ее отца. Это пугало и манило девушку.

Карие, почти черные глаза так пристально смотрели на нее, словно хотели проникнуть в самую душу. Кожаная лента на шее удерживала длинные волосы, блестящие и черные, словно вороново крыло. Нижнюю часть лица скрывала борода. Видимо, он не брился несколько недель. Это придавало Кейлу Элиоту грозный и устрашающий вид. Казалось, он только что вышел из леса.

Ханна была уверена, что даже ее отец испугался бы такого, с позволения сказать, человека, хотя он был больше похож на дикое животное. У него было тренированное тело, с хорошо развитой мускулатурой, он был ловок, подвижен и невероятно подозрителен. Кейл Элиот обладал поистине звериным чутьем. Только одному богу известно, сколько крови на его руках.

Это, безусловно, последний человек на этом свете, которого отец хотел бы видеть ее мужем. И это говорило в пользу Кейла.

— Вы женаты? — Ханна слегка покраснела и плотно сжала губы.

Темные брови Кейла поползли вверх.

— Что это еще за вопросы?

— Я не хочу ходить вокруг да около. Скажите, вы женаты? — повторила Ханна, стараясь скрыть волнение.

— Нет. А вы? — ответил он, и взгляд его оставался таким же, как несколько минут назад, когда он держал ее под дулом пистолета.

— Нет. Но планирую очень скоро это исправить, — уверенно ответила девушка.

Кейл нахмурился:

— К чему весь этот разговор и кто вы вообще такая?

Ханна проигнорировала его вопрос. Она размышляла, с каждой минутой все больше убеждаясь, что это именно тот человек, который ей нужен, чтобы добиться независимости. Кейл Элиот был решительным, твердым и грубым. То, что нужно. Многие в округе знали о его репутации и боялись его. Многие, но не Ханна Мэллой. Она вышла бы за него немедленно, если бы рядом оказался священник.

— Итак, мисс из Нового Орлеана, — услышала она насмешливый голос, копирующий ее южный акцент, — говорите, что у вас за предложение? У меня были чертовски сложные три недели, и я мечтаю о горячей ванне, хорошей еде и долгом сне. А вы меня отвлекаете.

Ханна вздернула подбородок и посмотрела на сидевшего рядом дикаря сверху вниз. Наверное, у дьявола точно такие же глаза. Черные и бездонные. И взгляд, леденящий душу.

— Выкладывайте, с чем пришли, черт бы вас побрал! — Кейл ударил кулаком по спинке стула. — Мое терпение не безгранично! У вас осталась минута.

Ханна внимательно посмотрела на него, но промолчала, стараясь не обращать внимания на резкий тон и отвратительные манеры. Она никак не могла собраться с мыслями. Что ж, если мистер Элиот предпочитает сразу переходить к делу, извольте.

— Я хочу выйти за вас замуж, — выпалила Ханна. — У меня есть пять тысяч долларов наличными, надеюсь, с их помощью мне будет проще вас убедить.

Кейл отпрянул так резко, что едва не свалился со стула. Глаза полезли на лоб, он едва удержался, чтобы не открыть рот от изумления.

— Что вы сказали? — сдавленно спросил он.

Такая реакция вызвала у девушки улыбку.

— Вы прекрасно все слышали, мистер Элиот. Мне нужен муж. И немедленно. Я прошу вас жениться на мне.

Кейл смотрел на нее так, словно впервые в жизни видел женщину. «Что ж, теперь все предельно четко и быстро, как он и хотел», — подумала Ханна. У него был такой взгляд, что внутри все опять задрожало.

Кейл, наконец, оправился от шока. Он понимал, что необходимо как можно скорее закончить этот глупый разговор, но чувствовал себя непривычно смущенным обществом этой красотки и ее более чем странным предложением. Почему она обратилась именно к нему? Чтобы выбить из колеи и запутать? Нет, ее определенно подослали. Ни одна нормальная женщина в здравом уме не пойдет на такой шаг, чтобы добровольно запятнать свою честь и достоинство. Несмотря на желание казаться беднее, чем она есть на самом деле, эта девушка, безусловно, принадлежала к высшему обществу. И хочет выйти замуж за него? Нет, это ловушка. А может быть, она падшая женщина, которая хочет дать имя своему незаконнорожденному ребенку? Или какой-то подонок воспользовался ее наивностью и бросил?

Мысли путались у Кейла в голове. Он не получил в своей жизни образования, не владел хорошими манерами, но мать-чероки научила его одной важной вещи — с женщинами всегда надо обращаться уважительно. И никогда не использовать их для удовлетворения своих мужских потребностей.

— Итак, мистер Элиот? — подала голос Ханна, когда пауза, на ее взгляд, слишком затянулась. — Я заплачу вам половину суммы сейчас, а оставшуюся после оформления документов. Договорились?

— Давайте-ка сначала. — Кейл положил руки на спинку стула. — И не зовите меня «мистер Элиот» и «сэр». — Он снова весьма комично изобразил ее акцент. — Меня зовут Кейл. Просто Кейл. И объясните, зачем вам выходить за меня замуж? Вряд ли из-за моей неотразимой красоты, сказочного очарования и безупречных манер.

Он хитро посмотрел на Ханну, которая поежилась под его взглядом. Кейл старался скрыть под маской иронии истинные чувства. Ему на минуту показалось, что весь мир с его проблемами вдруг стал далеким и чужим, он непроизвольно поддался гипнотическому очарованию этих прекрасных глаз. Неужели он действительно разговаривает с этой прекрасной незнакомкой? В своем номере? Одно это может полностью разрушить репутацию порядочной женщины, если кто-то увидит ее выходящей из этой комнаты.

— В моем предложении нет подвоха, мистер… Кейл. Я действительно хочу взять ваше имя. Брак, разумеется, будет фиктивным. Вы мне — брачное свидетельство, я вам — деньги. Обычная сделка. Я не собираюсь вмешиваться в вашу жизнь. После церемонии вы меня никогда не увидите.

Да уж, было бы глупо полагать, что после бракосочетания она бросится к нему в постель. С таким, как он, подобного рода женщины ни за что не захотят иметь дело.

— Когда вы решите жениться по-настоящему, — продолжала Ханна, — просто свяжетесь со мной, и я незамедлительно дам вам развод. Вам просто необходимо поставить подпись и получить неплохое вознаграждение. Вот и все.

Кейл молчал, обдумывая сказанное. Он пытался разгадать, что же она задумала. Мстит любовнику? Или пытается спасти свою честь?

— Зачем вам это нужно? — наконец произнес он.

Кейл старался не поддаваться магнетизму сидящей напротив девушки и не думать о ее красоте. Но, черт, как она хороша!

— Мне нужна свобода, чтобы уехать из этих мест. — В голосе прозвучало легкое раздражение. — Хочу быть независимым человеком и сама распоряжаться жизнью. Я смертельно устала, что за меня решают все, мной руководят, как пешкой. Я хочу понять, кто я и на что способна. Для этого надо уехать на Запад.

Так вот в чем дело. Маленькая мисс Независимость решилась пересечь индейские территории в поисках кисельных рек и молочных берегов. Какая наивность! С чего она решила, что все будет легко и просто? Для такого шага ей надо поднабраться жизненного опыта и научиться самостоятельности. Храбрости ей, конечно, не занимать, но она слишком молода и наивна.

Жизнь по ту сторону индейских территорий сурова и безжалостна. Как, впрочем, и в любом другом месте.

С годами Кейл стал жестким и циничным. Окружающий мир сделал его таким. И работа. Ему постоянно приходилось иметь дело с отбросами общества, и это наложило свой отпечаток. Однако этой девушке удалось пробудить в нем давно забытое чувство сострадания и жалости. Глупышка пропадет одна в этом опасном краю.



Ханна истолковала молчание Кейла по-своему. Быстрым движением она запустила руку в складки кремовой юбки и выложила на стол сверток.

— Вот половина самых легких денег, которые вы когда-либо получали, мистер Кейл. — Ханна прищурилась. — Как? Договорились?

— Вы от кого-то бежите? Или отчего-то? — осторожно спросил Кейл.

По лицу девушки промелькнула едва заметная тень, и она широко улыбнулась. Кейл был профессионалом своего дела и великолепно читал по лицам. От него не ускользнуло то настороженное выражение в ее глазах, которое она пыталась скрыть улыбкой. Он чувствовал, как она лихорадочно подбирает слова, размышляя, насколько с ним стоит быть откровенной. Он знал, что в лучшем случае она скажет ему полуправду.

— Я скрываюсь, — кивнула Ханна, — но не от закона. Всего лишь от невыносимой жизненной ситуации.

— У вас ребенок?

Ее лицо вспыхнуло. Ханна открыла рот, но не смогла произнести ни слова, поэтому просто помотала головой, от чего прядь белокурых волос выбилась из прически и упала на плечо.

— Нет-нет, — пробормотала она смущенно.

Увидев такую реакцию на его вопрос, Кейл в очередной раз убедился, что девушка наивна и чиста, как первый снег. Проклятье! Он не привык иметь дело с такими женщинами. Да и сам он давным-давно не был мальчиком, восторженно смотрящим на мир. Он видел столько грязи и зла, которые люди причиняют друг другу, что его душа очерствела.

Тем временем Ханна встала, сохраняя равнодушное выражение лица, взяла сверток и вернула его на прежнее место.

— Что ж, — пожала она плечами, — если вас не интересует мое предложение, может, порекомендуете одного из ваших друзей, который будет более сговорчив?

Кейл встал и заходил по комнате. Он неслышно вздохнул и задержал на незнакомке долгий взгляд.

— Я подумаю, — сказал он, останавливаясь. — Сейчас я плохо соображаю. Мне надо принять ванну и хоть немного поспать. Давайте встретимся за ужином в ресторане через пару часов. Думаю, столько вы в состоянии подождать?

Ханна слегка улыбнулась.

Кейл не сдержался и взглянул на ее бедра, вспоминая, как бесцеремонно ее обыскивал, пытаясь найти оружие. Фиктивный брак. Она предупредила об этом сразу. Никакой брачной ночи, лишь поцелуй во время церемонии, чтобы подтвердить искренность их чувств. Звучит не очень заманчиво.

Проклятье, даже идеальный мужчина, к которым Кейл себя не причислял, не отказался бы провести ночь в объятиях этой женщины. Тем более имея на это законное право. Он бы предпочел брачную ночь тому вознаграждению, которое она предлагала. Ханна резко сделала шаг вперед, и Кейл автоматически выхватил кольт. Никакие сентиментальные чувства на свете не могли заставить его расслабиться настолько, чтобы полностью потерять контроль над ситуацией. Девушка с удивлением перевела взгляд прекрасных глаз с его лица на пистолет, направленный ей в грудь.

— Думаю, мне предстоит научиться быть, как и вы, всегда начеку. Стать менее доверчивой и более внимательной. На Западе эти качества мне очень пригодятся.

— Верно мыслишь, дорогая, — усмехнулся Кейл, опять не удержавшись, чтобы не передразнить ее яркую южную манеру произносить слова. — Могу тебе гарантировать, что порядочные мужчины живут очень далеко от того места, куда ты собираешься. Придется учиться пробиваться к цели, идти напролом. Не обижайся, но ты в этом ничего не смыслишь.

— Никаких обид, сэр, — ответила Ханна, вскинув голову. — Я рада, что мы откровенны друг с другом, и хочу, чтобы вы знали, что являетесь для меня самой желанной кандидатурой на роль мужа. Очень бы хотелось на этом и прекратить поиски… — Открыв дверь, она натолкнулась на устрашающий оскал Скита и замолчала.

— Пропусти, — тихо приказал Кейл.

Пес окинул Ханну подозрительным взглядом и нехотя отошел в сторону. В этот момент девушка совершила огромную ошибку. Она мягко улыбнулась и протянула руку, чтобы погладить и приласкать пса, словно это была комнатная собачка. Открыв огромную пасть, Скит лязгнул челюстями в дюйме от ее пальцев. Ханна вскрикнула и с ужасом одернула руку. Ее поведение вновь удивило Кейла. Ни один человек, который видел его пса-переростка, не пытался даже близко подойти к нему, не то что потрепать за ухом. Эта женщина, безусловно, очень добра и великодушна. Она во всем и во всех видит только хорошее.

— Сразу хочу предупредить, — сказал Кейл, — никогда, ни при каких условиях не делайте резких движений в сторону Скита. Мы с ним коллеги, только он лучше и профессиональнее меня.

Ханна посмотрела на собаку, затем на Кейла.

— Но я точно видела объявление внизу, что вход с животными в отель запрещен.

Он согласно кивнул:

— Верно. Скит здесь на особом счету. Как-то раз мы оказали мистеру Дженсену небольшую услугу и теперь пользуемся многими привилегиями. Скита могут не пустить в ресторан, но в номере он полноправный хозяин.

— Ваша версия несколько отличается от той, что поведал мне мистер Джеймс. Это делает честь вашей скромности, мистер Элиот. Спасти человеческую жизнь, по-моему, значит несколько больше, чем оказать небольшую услугу.

Она повернулась, чтобы уйти, но Кейл задержал ее:

— Да, и еще, мисс. Если я соглашусь на ваше предложение, то хочу получить за это шесть штук, и брачная ночь состоится.

Он настороженно ждал, что она ответит. Интересно, на что это малышка готова пойти, чтобы получить мужа?

Ее щеки вновь вспыхнули, а пальцы стали нервно теребить оборки на платье.

Вот так вот, мисс Независимость. Лучше вам сразу узнать, что такое самостоятельная жизнь.

— Что скажете? — Кейл с усмешкой наблюдал за тем, как рой мыслей крутится у нее в голове и одна эмоция на лице сменяет другую. — Кстати, вы так и не назвали своего имени. Если станете моей невестой, я просто обязан знать, как вас зовут.

— Я подумаю над вашим предложением, — сдержанно ответила Ханна. — Все детали узнаете за ужином.

Пять против десяти, что последующие два часа она будет думать, как убедить его отказаться от идеи провести с ней ночь и что пяти кусков более чем достаточно за столь незначительную услугу.

А вот что касается имени…

— Кто вы? — повторил Кейл свой вопрос.

— Сара Ролинз, — ответила девушка и поспешно вышла.

Глядя на закрытую дверь, Кейл был готов спорить на последний доллар, что это вымышленное имя. Он опять стал размышлять над тем, что же с ней произошло? От кого она бежит и почему? Помимо своей воли Кейл привык копаться в людских судьбах, пытаясь найти ответы на все интересующие его вопросы.

Он глубоко вздохнул и почувствовал тонкий аромат духов незнакомки, который еще витал в воздухе. Перед глазами возникла картина двух обнаженных тел — его и этой мисс Ролинз, или как ее там зовут на самом деле. Охваченные страстью, обнимающие и ласкающие друг друга… Черт! Кейл ударил кулаком по стене и пошел в ванную набирать воду.

Ему необходимо расслабиться. Он провел несколько недель без отдыха, спал на земле, не закрывая глаз, ел что придется. Он облазил все пещеры, попадавшиеся на пути, поднимался в горы и прошел много миль по узким тропам. Ему надо прийти в себя и обдумать предложение Сары.

Похоже, она действительно задумала выйти замуж. Если он и согласится на это предложение, то не деньги будут тому причиной. У Кейла Элиота много лет был счет в банке Форт-Смита, который с годами только пополнялся. Капитал у него был, а жены не было. Да и кто откажется провести ночь с такой красоткой, да еще собственной женой.

Кейл скинул одежду и погрузился в воду. Какое блаженство! Горячая ванна — именно то, что необходимо сейчас его измученному телу. Что может быть лучше! Если, конечно, не считать ночь в объятиях Сары Ролинз.

Глава 3

Ханна стояла посреди своего временного жилища. Комната была маленькой и снабжена лишь самым необходимым — узкая жесткая кровать, лампа, умывальник и крохотное полотенце. Оглядевшись, она со вздохом повалилась на кровать. Мужчина, который представлялся ей идеальным мужем, оказался таким же требовательным, как и отец. Более того, Кейл Элиот был просто бессовестным мерзавцем. Он требует шесть тысяч, да еще и брачную ночь. Ханна чувствовала, что ею опять манипулируют. Неужели это ее судьба — всегда находиться во власти мужчин?

Поразмыслив, она пришла к выводу, что в условиях Кейла нет ничего удивительного. Кто же откажется от возможности провести ночь с молодой красивой женщиной? Что же касается денег, это Ханну не беспокоило. Она вполне может себе позволить лишние траты.

А вот провести ночь с мужчиной… Ханна встала и подошла к зеркалу, висевшему над умывальником. Она вытащила шпильки и тряхнула головой, волнистые волосы легли на плечи. У нее с Кейлом Элиотом нет ничего общего, они совершенно разные люди, но почему же что-то привлекает ее в нем? Ханна вспомнила острый взгляд карих глаз. Нет, конечно, не настолько, чтобы лечь с ним в постель, а в остальном приключение обещает быть весьма интересным.

Ханна давно пришла к выводу, что интимные отношения — лишь еще один способ мужчин контролировать женщин. Наблюдая за замужними подругами, она неоднократно убеждалась, что физическая близость приносит больше удовольствия мужчинам, тогда как для женщин — это всего лишь повинность, которую приходится отбывать в угоду мужьям. Все это очень несправедливо. Таково было ее представление о браке, и Ханна решила, что такой путь не для нее.

Несмотря на все свое раздражение и возмущение поведением Кейла, девушка была вынуждена признать, что помимо грубости в нем чувствовалось некое благородство дикаря. Ей было сложно определить свое отношение к нему, но Ханна понимала, что этот человек не оставил ее равнодушной. По его внешности сложно было определить, может ли он быть нежным и внимательным. Ханна вспомнила, как его руки скользили по ее бедру лишь с целью найти оружие, так же, как, вероятно, обыскивали преступников.

Ей предстояло ответить на сложный вопрос: готова ли она выйти замуж на его условиях? Готова ли отдать свою невинность незнакомому мужчине? И что она получит взамен? Такие мысли заставили Ханну поежиться. Ей внезапно стало холодно, и она потянулась за шалью. Нужна ли ей свобода такой ценой?

Ханна понимала, что уже зашла слишком далеко. Она никогда не сможет вернуться в дом отца и выйти замуж за Луи Бошама, сколько бы у него ни было титулов и денег.

Незаметно для себя Ханна уснула. Прежде чем отправиться в царство Морфея, она подумала о том, что скоро должна встретиться с Кейлом. Она так много сделала для достижения своей цели, неужели не сможет выдержать пытку одной ночи? В конце концов, ей надо привыкать, что в жизни все имеет свою цену. Свобода и независимость дороже всего.

* * *

Уолтер Мэллой быстрыми шагами мерил элегантно обставленный кабинет. Проклятая своенравная девчонка! А он-то думал, что сумел, наконец, сломить ее непокорный характер и заставил поступить по-своему. Уолтер был мастером добиваться поставленной цели, но дочь его перехитрила.

Когда несколько дней назад он стоял у открытого окна церкви, понимая, что Ханна сбежала, мысленно подвергал ее одному суровому наказанию за другим, и каждое казалось слишком мягким для такой мерзавки. Уолтер никогда не забудет позор и унижение, которые ему пришлось испытать, когда он сообщил гостям, что свадьба отменяется.

Уолтер в гневе топнул ногой по обюссонскому ковру ручной работы. А какой разговор состоялся у него с семейством Бошам. Даже человеку с его крепкими нервами стало не по себе, когда он услышал высказывания несостоявшихся родственников в адрес его дочери.

Какой позор! Когда Луи закончил распространяться о том, какая участь постигнет монополию, которая могла бы стать крупнейшей в истории Нового Орлеана, и потребовал от Ханны публичных извинений за нанесенное оскорбление, у Мэллоя началась сильнейшая головная боль. Голову словно сжало стальным кольцом, и это ощущение не покидало его и по сей день.

Звук открывающейся двери заставил его остановиться. Слегка шатаясь, он подошел к столу и вопросительно посмотрел на агента, отправленного на поиски Ханны.

— Вы нашли мою неблагодарную дочь? — прогудел он.

Рутерфорд Джей Уайли сделал шаг вперед.

— К сожалению, нет, сэр, — доложил он. — Такое впечатление, что мисс Ханна растворилась в воздухе, сэр. Я проверил вокзал и порт, но ее имя не упоминается ни в одном списке пассажиров.

— Конечно нет, идиот! — Уолтер побледнел. — Считаете, она полная дура, чтобы называть свое настоящее имя? — Его грозный голос разнесся, казалось, по всему дому.

— Нет, сэр. Конечно нет.

Вытянув руку, Мэллой указал пальцем на дверь.

— Немедленно отправляйтесь к Пинкертону, — прогремел он басом. — Раздайте его людям приметы моей дочери. Пусть назовут свою цену, я ее удвою. Я хочу, чтобы все детективы агентства занялись поисками Ханны Мэллой. Немедленно!

— Да, сэр. Непременно, сэр. — Рутерфорд повернулся на каблуках и скрылся за дверью.

— Проклятье! Что за чертовщина! — ругался Уолтер, вновь расхаживая по кабинету.

Он потерял единственного сына, на которого возлагал большие надежды, и любимую жену Клариссу. Единственное, что помогло ему не лишиться рассудка, — работа. Он ухватился за эту спасительную соломинку в надежде, что она поможет ему выжить. Он старался меньше видеться с дочерью, которая была удивительно похожа на мать. При виде Ханны сердце Уолтера сжималось от тоски по любимой Клариссе. А теперь он, похоже, потерял и дочь. Лишь Луи Бошам постоянно дышит ему в затылок, брызжет слюной и требует компенсации за поступок опозорившей его невесты, сбежавшей прямо из-под венца. Если Ханна не вернется в течение месяца, Мэллою придется выложить кругленькую сумму.

Уолтер опустился в кресло и задумался. Когда-то он поклялся себе, что Ханна будет находиться под контролем до тех пор, пока не произнесет перед алтарем клятву верности и не станет миссис Луи Бошам. Тогда миссия Уолтера будет выполнена, а непокорность и своеволие дочери станет уже не его головной болью. У всех его друзей были послушные дети, которым и в голову не приходило перечить родительской воле. Почему же ему досталась такая неуправляемая девчонка, не желающая мириться с благополучным будущим, заготовленным для нее отцом?

Кейл подождал, пока хлопнет дверь соседнего номера, и стал собираться. Он надел тонкую кожаную куртку, разложил богатый арсенал оружия в сапоги, за пояс и даже в рукава, надел ремень, к которому были прикреплены две кобуры и охотничий нож, свисавший на бедро. Он так привык быть вооруженным до зубов, что без соответствующей экипировки ощущал себя почти голым.

Когда послышались шаги Сары, или как ее там, по лестнице, Кейл открыл дверь и вышел в коридор. Он считал, что стоит поберечь репутацию девушки на случай, если они не придут к соглашению. Если бы они вместе спустились в ресторан, это неминуемо вызвало бы массу ненужных слухов. Кейл хорошо знал этот город и его нравы. Девушка была молода и прекрасна, и не надо, чтобы местные сплетницы немедленно связали ее имя с Кейлом Элиотом.

В фойе он сразу увидел Сару, незамедлительно ставшую объектом мужского внимания. Заметив такую красавицу, некоторые специально заходили в отель, чтобы поглазеть на нее. Кейл сжал зубы и сам удивился своей реакции. Он слишком хорошо знал, о чем думает сейчас это стадо самцов.

Сара прошла в ресторан и скрылась из вида. Черт, такая женщина всегда и везде будет привлекать к себе внимание! От роившихся в голове мыслей Кейлу стало не по себе. С тех пор как проснулся после непродолжительного сна, он постоянно обдумывал одну, на его взгляд, гениальную идею, неожиданно пришедшую в голову.

Единственное, что сейчас действительно заботило Кейла, — как можно скорее поймать Отиса Прайора и отправить за решетку. Желание отомстить не давало ему покоя несколько лет, а сейчас, когда цель уже так близка, Кейл испытывал невероятное возбуждение и нетерпение. Казалось, у него созрел отличный план, как подобраться к убежищу Прайора в Кромвеле, в Техасе. Это будет для Отиса как гром среди ясного неба. Главное — уговорить Сару помочь. Собираясь на ужин, Кейл обдумывал возможность убедить девушку подыграть ему.

Войдя в шумный ресторан, он сразу увидел Сару, ждавшую его за одним из центральных столов. Незнакомое чувство вспыхнуло в душе. Несмотря на многочисленные взгляды, девушка смотрела только на него, словно он один представлял для нее интерес.

Кейл сел напротив и приветственно кивнул. Сара улыбнулась. Она старалась сохранять спокойствие, но было видно, как девушка взволнована, пожалуй, даже слегка напугана. Бросив на ее лицо беглый взгляд, Кейл понял причину этого беспокойства. Скорее всего, Сара уже приняла решение относительно его условий заключения брака. Это ее и беспокоило.

— Я взяла на себя смелость заказать вам стейк. Я угощаю, — сказала она ровным спокойным голосом.

Кейл в очередной раз удивился ее выдержке и умению владеть собой.

— Нет, мисс. Сегодня я угощаю. — Он вскинул брови и посмотрел ей в глаза. — Значит ли это, что вы принимаете мои условия?

Ханна напряглась и тяжело вздохнула, от чего ее грудь приподнялась, и Кейл не смог удержаться, чтобы не перевести на нее взгляд. Затем она опустила глаза и стала крутить в руке серебряную вилку.

— Да, сэр, я принимаю ваши условия.

Кейл почувствовал, как волна облегчения прокатилась по всему телу. Если эта девушка способна принять такое решение, готова пойти на столь ответственный шаг для достижения поставленной цели, значит, у него определенно получится убедить ее не отказывать ему в помощи.

— Хочу сообщить вам, что ситуация слегка изменилась со времени нашего разговора, — осторожно начал Кейл.

Ханна посмотрела на него широко открытыми глазами.

— Даже представить себе не могу, сэр, что вы еще можете потребовать от меня. Я уже и так согласилась на многое, — произнесла она сквозь зубы. — Что может быть хуже?

Она определенно обладает сильным характером и отвагой. Это Кейлу очень нравилось. Бесхребетные женщины нагоняли на него тоску. Эта маленькая леди готова идти на уступки, но не позволит переходить установленные ею границы.

— Прежде всего, мисс, оставьте это ваше бесконечное «сэр». — Кейл вновь передразнил ее. — Во-вторых, я хочу предложить вам, как сохранить деньги и избежать брачной ночи.

В глазах девушки вспыхнул огонек, и она посмотрела на него с нескрываемым удивлением.

— Следует ли понимать это как отказ жениться на мне?

Слова ее прозвучали слишком громко среди неожиданно притихшей публики, и все присутствующие повернулись к ним. Проклятье! Теперь неминуемо пойдут слухи.

Кейл встал и отодвинул стул.

— Позвольте представить мою невесту, — заявил он во всеуслышание, указывая на свою покрасневшую спутницу. — У вас проблемы, господа?

Кто-то тихо вскрикнул, и десятки людей перевели ошарашенные взгляды на Ханну.

— Давай, дорогая, скажи что-нибудь, и мы все сможем спокойно поужинать.

Лицо Ханны стало малиновым, однако она решительно выдохнула и с улыбкой оглядела зал:

— Мы с мистером Элиотом действительно планируем в скором времени пожениться.

В ресторане стало неестественно тихо. Кейл знал, что все думают о том же, о чем он прежде всего подумал, когда Сара обратилась к нему с предложением. Что женщина благородного происхождения делает рядом с этим неотесанным полукровкой?

Ко всеобщему изумлению, девушка бросилась на его защиту:

— Кейл Элиот — достойная партия для меня. Я горжусь, что вскоре стану его женой. На всем белом свете нет человека, который подходил бы мне больше, чем Кейл.

Он сел на стул и еще раз оглядел присутствующих. Пожалуй, ей не стоило заходить так далеко. Зачем она так поступила?

Их стали еще внимательнее разглядывать, словно пытались понять, что скрывается за этими словами.

Ханна улыбнулась, мельком обратив внимание, как Кейл приосанился. Видимо, он не привык к тому, что его хвалят, да еще и прилюдно.

Однако эти мысли быстро сменились другими. Ханна задавала себе вопрос: что может еще понадобиться от нее охотнику за головами? Он сказал, что у нее будет возможность сохранить и деньги, и невинность. Неожиданно для себя она решила, что в любом случае согласится, чтобы он ей ни предложил.

— Итак, когда с помолвкой мы разобрались, я хотела бы услышать ваши новые условия. Я… — начала Ханна и запнулась, увидев, что к ним направляется официантка с тарелками в руках. На столе появились стейки, свежий хлеб, бобы и жареный картофель. Она подняла глаза на Кейла, ожидая его реакции.

Он наклонился к ней и сказал, слегка понизив голос:

— Я хочу, чтобы вы месяц притворялись моей женой.

Ханна поморщилась. Может, она поспешила хвалить его во всеуслышание? Она едва нашла в себе силы согласиться на одну ночь, а он предлагает ей тридцать.

— Не понимаю, что вы имеете в виду?

— Послушайте, мисс Магнолия…

— Меня зовут Сара Ролинз, — перебила его Ханна.

— Неправда. Я не такой уж невежда, каким кажусь с первого взгляда. До тех пор, пока вы не откроете мне настоящее имя, я буду звать вас мисс Магнолия. Уж очень вы похожи на оранжерейный цветок. Так что привыкайте.

— Отлично, мистер Элиот, — сказала Ханна с едва уловимым раздражением. — Вернемся к новым условиям. — Как ни в чем не бывало, она взяла вилку и нож и принялась за еду.

— Дело вот в чем. — Кейл настороженно огляделся. — Я должен поймать убийцу моего брата. Я выяснил, что Отис Прайор обосновался в Техасе. Он купил все и вся в городе и платит властям, чтобы его не выдали. Если я появлюсь там как представитель закона, меня пристрелят, подойди я близко к его логову.

Господи! Этого еще не хватало! Он хочет, чтобы она убила его заклятого врага? От удивления Ханна открыла рот.

— Вы хотите, чтобы я убила его, когда он меньше всего этого ожидает? — спросила она сдавленным голосом.

Кейл откинулся на спинку стула и рассмеялся, вновь привлекая всеобщее внимание.

— Черт, конечно нет. Я планирую приехать в Техас и открыть магазин. Если учесть, что я хорошо разбираюсь в оружии, это может быть оружейная лавка. Я изменю внешность и манеру поведения, чтобы ни у кого не вызвать подозрений. Прайор не должен меня узнать. Тут-то и появитесь вы. — Кейл замолчал и отрезал кусок сочного мяса.

— Продолжайте, — нетерпеливо сказала Ханна. — Что за роль вы отвели мне в этом спектакле?

— Вы поедете вместе со мной в фургоне с оружием. Во время нашего путешествия я дам вам несколько уроков, как выжить на Западе.

Ханна согласно кивнула:

— Это мне пригодится. Похоже, мне предстоит многому научиться, прежде чем начать самостоятельную жизнь.

— А в обмен на мои знания вы передадите мне свои, — закончил Кейл.

Ханна удивленно подняла брови:

— Но я ничего не знаю. Господи, у меня в жизни никогда не было возможности понять, обладаю ли я вообще какими-то способностями.

Он так посмотрел на девушку, что у нее внутри все затрепетало. Несмотря на странную прическу, закрывавшую часть лица, этот мужчина становился почти привлекательным, когда улыбался.

— Вы обладаете бесценными знаниями, только сами не подозреваете. У вас природная грация и изящные манеры, которых мне так не хватает. Я должен научиться вести себя в приличном обществе.

Слова Кейла тронули ее сердце. Она обладала всеми этими качествами от рождения благодаря семье. А Кейл чувствовал себя изгоем в обществе лишь потому, что у него не было возможности получить должное воспитание. Это, безусловно, несправедливо. Ханна давно смирилась с тем, что жизнь чаще бывает несправедлива к людям.

— Я преподам вам курс выживания, а вы сделаете из меня джентльмена, — прервал Кейл ее размышления. — Кроме того, я стану вашим телохранителем на всем непростом пути по самым диким местам, которые вы когда-либо видели. — Он усмехнулся. — Хочу сразу предупредить, мисс Магнолия, путешествие по индейским территориям не очень похоже на воскресную прогулку в парке. Нам встретятся и медведи, и львы, и ядовитые змеи. Нам придется ночевать под открытым небом, невзирая на погоду. Но я клянусь защищать вас даже ценой собственной жизни, если вы согласитесь участвовать.

Ханна слушала, затаив дыхание. Подобные перспективы не казались ей радужными. Может, она поспешила принять решение стать независимой? Можно было с меньшим риском уехать в Филадельфию, Бостон или Нью-Йорк.

Ханна никогда не слышала, чтобы человек так искренне говорил, что готов защитить ее любой ценой. Ее поразили такая верность и преданность. В прошлой жизни ее социальный статус, богатство и внешность, которую она считала совсем обычной, давали повод для быстрых клятв и обещаний, которые, впрочем, так же быстро забирались обратно.

Доверие к Кейлу росло с каждой минутой. Она инстинктивно чувствовала, что, наконец, встретила человека, на которого может положиться в любой ситуации. Они могут быть полезны друг другу. Ханна получает наставника и телохранителя в одном лице и сможет попасть в Техас. Кейл научится хорошим манерам и восполнит пробелы в воспитании, кроме того, она будет служить хорошим прикрытием в его операции по поимке преступника. У него очень благородная цель, не стоит осуждать его методы. Ханна знала, что такое терять близкого человека, и ни за что в жизни не пожелала бы другому пережить такую боль.

В случае с Кейлом ситуация омрачалась тем, что брат и его семья не умерли собственной смертью, а их убийца до сих пор на свободе. От осознания этого ему должно быть во сто крат больнее.

Кейл напряженно всматривался в ее лицо.

— И еще. Я готов освободить вас от всех обязательств, как только поймаю Отиса Прайора. Вы сможете ехать, куда душа пожелает. И ваши деньги мне тоже не нужны, у меня достаточно своих.

— Не спешите отказываться, — настаивала Ханна. — Если вы решили открыть магазин, могут понадобиться дополнительные деньги на оплату аренды помещения, закупку товара. Кроме того, нам необходимо сменить гардероб, чтобы внешне соответствовать исполняемым ролям.

Кейл согласно кивнул:

— Хорошая мысль, мисс Магнолия. Я об этом не подумал. Так вы принимаете мое предложение?

Ханна разглядывала сидящего напротив совершенно дикого, на ее взгляд, мужчину и взвешивала все за и против. Она так до конца и не поняла, что Кейл имел в виду под словами «притворялись моей женой». Она слышала, как ее подруги говорили, что всевозможные недомогания, головные боли и ежемесячные женские неприятности помогают им держать мужей несколько недель на расстоянии. Кейл не похож на мужчину, который способен силой добиться от женщины желаемого. Если она сейчас откажется, ей, возможно, придется ждать подходящей кандидатуры не один месяц. Кроме того, Ханна неожиданно для себя испытала чувство гордости за то, что она нужна этому сильному и самостоятельному человеку. Раньше мужчины рассматривали ее лишь как способ получения богатства и соответствующего статуса. Для достижения более высоких целей она была им не нужна. Ханна полагала, что судьба наконец-то улыбнулась ей. Образ Кейла далек от образа привычного для нее джентльмена, но тем интереснее становится задача сделать из этого мужлана человека, способного появиться в гостиных самых респектабельных домов.

— Хорошо, — решительно сказала Ханна. — Договорились. Теперь необходимо как можно скорее оформить брак. Кстати, сэр, вы только что сдали свой первый экзамен по хорошим манерам.

— Да? И какой же? — В глазах Кейла мелькнуло любопытство.

— Умение вести беседу более одной минуты, не используя ругательств и других вульгарных выражений.

Она улыбнулась, и Кейл улыбнулся в ответ. Ханна вновь почувствовала странный трепет в груди, когда увидела, как он заметно расслабился и, кажется, даже повеселел.

Вот и все. Договор заключен. Она сделала еще один шаг к свободе и окончательному избавлению от родительской зависимости. Впереди ее ждала неизвестность. Для полной самостоятельности ей еще предстояло проделать нелегкий путь через индейские территории.

Господи, во что же она ввязалась?

Глава 4

Ханна проснулась следующим утром, переполненная ощущением приближения чего-то нового. Она испытывала радостное возбуждение и одновременно некоторое беспокойство.

Прихватив с собой некоторую сумму денег, она открыла дверь гостиничного номера и улыбнулась, увидев, что дверь комнаты Кейла распахнулась в ту же минуту.

— Доброе утро! — бодро приветствовала она.

Сосредоточенный взгляд Кейла окинул ее бледно-голубое платье и задержался на золотом медальоне на шее. Ханне казалось, что она отлично выглядела, но он, по-видимому, считал иначе.

— Возьмите с собой Скита, — сказал он без тени улыбки и взял девушку под руку, чтобы помочь спуститься по лестнице.

— В этом нет необходимости. Я всего лишь собираюсь купить несколько платьев и разные мелочи в ближайшем магазине.

— Скит, охранять! — приказал Кейл, не обращая никакого внимания на ее слова. — Я отправляюсь за фургоном и продовольствием. Во второй половине дня мне надо быть в суде, и я смогу поговорить с Паркером о церемонии.

Ханну захлестнул восторг. Хмурое выражение лица Кейла заставило ее сдержать улыбку.

— Выглядите очень довольной собой, мисс Магнолия. Могу я узнать причину?

Ханна едва не выпалила все, что было у нее на уме, но вовремя решила сдержаться. Она обязательно все расскажет Кейлу, но только после замужества.

— С нетерпением жду бракосочетания, — как можно спокойнее произнесла она.

— Так не терпится стать моей женой? — ухмыльнулся Кейл. — Что-то не очень верится.

— Послушайте, мистер Элиот, — Ханна повернулась к нему и вскинула голову, — меня совершенно не интересует мнение жителей этого города, как, впрочем, и всей страны. Я считаю вас идеальным мужем для меня и выйду за вас.

Кейл несколько раз удивленно моргнул. Эта женщина уже второй раз льстила его мужскому самолюбию. Но почему? Похоже, она решила повысить его самооценку. Взгляд скользнул по ее соблазнительной шейке и глубокому декольте. Именно поэтому он и отправил с ней Скита. Похоже, эта глупышка даже не подозревает, какой она лакомый кусочек для местных мужчин.

— Жду вас здесь к обеду, — сказал он. — И прошу, время от времени поглядывайте по сторонам. Будьте осторожны. Ясно?

Кейл вздрогнул, когда Ханна коснулась его руки и улыбнулась. Ее кожа была мягкой, как шелк, и белой, словно алебастр. Еще одно различие между ними. Если она и дальше будет касаться его так неожиданно и нежно, он не сможет думать о делах, которых предстоит сделать немало.

Он понимал, что мисс Ролинз из Нового Орлеана привлекательна, даже очень красива, достаточно посмотреть на эту толпу разглядывающих ее мужчин у отеля.

— Вы очень милый и так за меня беспокоитесь, — сказала Ханна, и выражение ее лица подтвердило его опасения.

— Я далеко не милый, — хмыкнул Кейл. — Никто раньше меня так не называл.

— Они просто не знали обо всех ваших достоинствах. Но я и сама могу о себе позаботиться. Правда.

С сомнением покосившись на нее, Кейл слегка обнял ее и провел мимо глазеющей на них толпы. Казалось, они никогда в жизни не видели женщину. Хотя, конечно, откуда в этой дыре возьмется такая рафинированная особа. Да, слухи в этом городе разносятся быстро. Похоже, все уже знают о ее приезде. Для путешествия по индейским территориям ей надо будет подобрать для себя более закрытое платье и шляпку, скрывающую лицо. Хотя, даже если нарядить ее в мужской костюм, она останется соблазнительной женщиной. Глядя на ее плавно покачивающиеся бедра, Кейл в очередной раз пожалел, что их брак будет лишь фикцией. Это было самое большое искушение, которое ему приходилось переживать.

Проводив взглядом Ханну, Кейл отправился в другой магазин. Ему необходимо приобрести фургон с двойным дном. Не стоит афишировать тот факт, что он путешествует с запасом оружия, которого хватило бы на небольшую армию. Это лишь привлечет воров и бандитов. Их появление должно быть похожим на приезд обычной семейной пары.

Кейл вздохнул, подумав о том, что эта операция будет, пожалуй, самой сложной из всех, что ему приходилось предпринимать. И не только для него, но и для Сары Ролинз, которой, похоже, впервые в жизни предстоит столкнуться с суровой реальностью. Она еще не знает, какие трудности ждут ее на индейских территориях. Ему бы очень хотелось, чтобы мир был таким, каким мисс Магнолия видела его сквозь розовые очки.

* * *

Ханна вбежала в магазин, переполненная восторгом, как ребенок, которому разрешили купить все игрушки, которые он только пожелает. Она выбрала два практичных платья, карандаши и альбом для рисования, нитки и спицы, два рулона ткани и некоторые швейные принадлежности на случай, если у нее проявятся неожиданные таланты. Ко всему надо быть готовой.

— Что-нибудь еще, мисс? — увлеченно расспрашивал ее хозяин лавки.

Ханна не обращала внимания на слишком фривольные взгляды продавца. Она была полностью охвачена блаженным чувством возможности самой принимать решения, впервые в жизни не оглядываясь на отца.

— Нет, думаю, это все, — сказала она как можно вежливее.

Расплатившись, она взяла многочисленные пакеты и направилась к выходу. Скит ждал ее у дверей. Ханна готова была поклясться, что этот пес, больше похожий на волка, ненавидел ее за то, что она разлучила его с хозяином.

Меры предосторожности Кейла были совершенно напрасны. Кто может причинить ей вред на многолюдной улице днем? Ханна была в приподнятом настроении и не обращала внимания на Скита, трусившего рядом.

Неожиданно чья-то грязная рука зажала ей рот. Не успев вскрикнуть, Ханна часто задышала. Страх мгновенно сковал тело. Покосившись, она узнала в нападавшем человека из порта. Она попыталась вырваться, но мужчина сильнее сжал ее, стараясь утащить в переулок.

И где же ее хваленый защитник? Всего минуту назад Скит был рядом. Что ж, видимо, настал момент доказать всем и себе в том числе, что она способна за себя постоять. Бросив пакеты на землю, Ханна вцепилась в руку бандита и, изловчившись, укусила за палец. Тот взвыл от боли и смачно выругался. В этот момент Ханна ударила его каблуком по ноге, вызвав еще один крик и порцию ругани. Взбесившись, он прижал ее к стене здания и разорвал лиф платья. Ханна попыталась закричать, но вместо этого издала какой-то слабый писк. Наконец, ей удалось разжать зубы и позвать Скита. Послышалось спасительное рычание. В следующее мгновение нападавший завизжал и отпустил Ханну. Прикрывая грудь кусками разорванного платья, она скользнула в сторону и закричала изо всех сил. Ханна смотрела на пса, который быстро и ловко разобрался с бандитом, и почувствовала, что уже любит эту собаку всем сердцем.

Трясясь от страха, она поклялась, что больше не будет такой наивной и станет во всем слушаться Кейла. Ведь он предупреждал ее о возможной опасности.

Кейл вздрогнул и обратился в слух. Где-то вдалеке пронзительно кричала женщина. Через минуту он уже бежал по улице, расталкивая встречных прохожих. Сара в опасности. Уже много лет Кейл не испытывал чувства страха и не впадал в панику. Такое состояние беспокойства за чужого, по сути, человека было для него ново и непривычно. Похоже, эта женщина еще доставит ему немало хлопот.

Вскоре он увидел ее и замер в оцепенении. Ноги отказывались его слушаться. Кейл стоял в нескольких шагах от Сары, пока она его не заметила. Девушка бросилась к нему, придерживая порванный лиф платья, словно увидела близкого и родного человека. Кейл инстинктивно обнял ее, почувствовав, как бьется ее сердце. Сара подняла на него полные ужаса глаза.

— Отзови Скита, — пробормотала она, трясясь в его объятиях.

— Ни за что. — Кейл равнодушно смотрел, как его верный напарник, уже изрядно потрепав бандита, повалил его в грязь и вцепился в шею. — Каждый, кто посмел поднять руку на Сару Ролинз, должен быть сурово наказан.

— Скит, прекрати! — не выдержала Ханна. К огромному удивлению Кейла, пес разжал челюсти и замер. Кейл стоял словно громом пораженный. Впервые в жизни Скит послушался команду чужого человека. Может ли это быть связано с тем, что вчера вечером Сара положила недоеденный кусок стейка в сумочку и отнесла псу?

— Кто-нибудь, вызовите маршала! — крикнул он. — Срочно! — Кейл выдохнул и посмотрел на Ханну. — Черт возьми, женщина, разве я не предупреждал, чтобы ты была внимательна?

Девушка всхлипнула и уперлась головой ему в грудь. Ей было стыдно поднять глаза.

— Извини, — пролепетала она. — Я не думала, что…

— Вижу, что не думала, — прервал ее Кейл резким назидательным тоном. Это был хороший момент преподать ей первый урок. — Ты не должна никому доверять. Если хочешь выжить в этом мире, надо быть всегда начеку. Я ясно выразился?

Девушка всхлипнула и кивнула. Только сейчас Кейл заметил царапину у нее на щеке и порванное платье. Его охватила ярость. Вот подонок! Слава богу, Сара осталась жива.

— Черт, — пробормотал Кейл, увидев, как из ее прекрасных фиалковых глаз потекли слезы. Он нагнулся и легко подхватил девушку на руки.

— Опусти меня, Кейл. Я…

— Спокойно, Магнолия, — перебил он и пошел сквозь толпу зевак. — Скит, стеречь! — бросил он через плечо.

Быстрым шагом Кейл добрался до отеля, взбежал по лестнице и, только открыв дверь номера, перевел дух. Стоило бы запереть эту женщину в комнате, чтобы больше не было никаких проблем. Кейлу показалось, что он теряет над собой контроль. Может, он сошел с ума, что тратит столько времени и душевных сил на эту непослушную мисс Ролинз? Он и не помнит, когда последний раз ему хотелось о ком-то заботиться.

Кейл осторожно положил девушку на кровать, стараясь не смотреть на едва прикрытую грудь. Перехватив его взгляд, Сара зарделась и сильнее прижала руки к груди. Он взял полотенце и кувшин с водой.

— Возьми, Магнолия, и тщательно протри рану на щеке. Я принесу тебе другое платье.

— С-спасибо. М-мне, правда, очень ж-жаль, что доставила вам столько неприятностей, — пролепетала Ханна дрожащим голосом.

Кейл смущенно огляделся, взял платье цвета лаванды и положил его на кровать. Никто и никогда не извинялся перед ним за то, что напугал его до полусмерти.

— Переоденься, пока я схожу за Скитом. — Он вытащил из кобуры кольт и положил рядом с кроватью. — Если кто-то, кроме меня, посмеет войти в эту дверь, стреляй. Сделай несколько выстрелов для верности. Поняла?

Ханна в ужасе уставилась на оружие, потом посмотрела на Кейла.

— И не вздумай сказать, что ты не умеешь им пользоваться, — добавил он. — Ты должна будешь это сделать, чтобы защитить себя. Я постараюсь вернуться как можно скорее.

Кейл развернулся и направился к выходу. Он несколько раз глубоко вздохнул, стараясь взять себя в руки. За последние полчаса в его душе что-то перевернулось, изменив его почти до неузнаваемости. Кейл пытался найти объяснение таким переменам, будучи не вполне уверенным, что это стоит делать.

Проклятье! Как могло столь непродолжительное знакомство с таинственной мисс Магнолией так изменить его? Он много лет заботился только о себе, о том, чтобы выжить. Теперь рядом с ним женщина, и он не знает, как себя вести. Ему придется думать не только о своей шкуре, но и о ее безопасности. Ему просто необходимо научить ее некоторым приемам обороны, иначе на Западе он просто не сможет оставить ее одну ни на минуту.

Только сейчас Кейл понял, насколько сам усложнил себе жизнь.

Ханна приподнялась на локте и села на кровати. Она чувствовала себя разбитой и была раздосадована тем, что ее хорошее настроение и волнующее ожидание перемен было испорчено внезапным нападением. Ей было стыдно, что она поддалась слабости и бросилась на шею Кейлу, полностью оправдывая его мнение о себе как о наивной мисс Магнолии. Ханна сама не понимала, почему это для нее так важно.

Когда спустя некоторое время Кейл и Скит появились в дверях, она была уже готова к очередной язвительной нотации. Однако, к ее удивлению, на лице Кейла не было того напряженного выражения, которое она ожидала увидеть.

— Я заказал еду к тебе в номер, — сказал он и посмотрел на нее слегка раскосыми глазами цвета ночного неба. — Если ты сможешь быть в суде после ужина, то есть возможность провести церемонию бракосочетания.

— Уже сегодня? Это правда?

Кейл слегка кивнул:

— Разве ты не этого хотела? — Он протянул руку и поправил прядь волос, упавших ей на лицо.

Она хотела именно этого. Просто не ожидала, что все удастся организовать так быстро. Ханна внимательно посмотрела на Кейла. Его жест поразил ее до глубины души. Она не думала, что этот человек может быть заботливым и даже нежным.

Кейл отвел взгляд.

— Может, тебе лучше поспать, Магнолия? Я оставлю тебе Скита, чтобы он проводил тебя до здания суда.

Она молчала. Кейл резко повернулся и пошел к выходу.

— Спасибо, — сказала Ханна ему вслед.

— За что?

— Ты не стал читать мне нотации относительно того, что я доставляю столько проблем из-за своей глупости.

Кейл бросил через плечо острый, леденящий душу взгляд:

— А кто обычно читал тебе нотации?

Ханна промолчала. Она не могла решиться сейчас рассказать ему о себе все.

— Давай поговорим позже. Обещаю, я отвечу на все твои вопросы.

— После того как станешь моей женой?

Ханна постаралась улыбнуться, но ей мешала царапина на щеке.

— Именно. Тогда все мои проблемы будут позади.

— А мои только начнутся, — вздохнул Кейл, закрывая за собой дверь.

Его переполняли незнакомые ранее чувства. Кейл вспомнил, как утром Сара коснулась его руки, давая понять, что считает его великодушным, достойным уважения мужчиной. Никто в этом мире не считал его таковым. Однако еще больше Кейла поражал собственный страх за ее жизнь, буквально сковавший его.

Кого он обманывает? С чего так расчувствовался? Ведь он для Сары всего лишь способ достижения поставленной цели, а она для него — возможность совершить возмездие. Их отношения закончатся через месяц или два, и они больше никогда не увидят друг друга. Что-то он становится слишком сентиментальным, когда думает о мисс Магнолии. Надо сдерживать ненужные эмоции и мысли, которые сами собой рождаются в его голове, стоит только взглянуть на Сару.

Ну и сделку он заключил! Пытка, да и только.

Ханна вздрогнула и проснулась. Открыв глаза, она оглядела комнату, пытаясь понять, где находится. Скит спокойно дремал под столом, и она неожиданно вспомнила события сегодняшнего утра.

Ханна спрыгнула с кровати и присела на корточки около пса.

— Я знаю, Скит, что ты меня не любишь, но мне хотелось бы отблагодарить тебя за то, что ты спас мне жизнь.

Кейл предупреждал, чтобы она не делала резких движений в присутствии Скита, но Ханна решила попробовать еще раз. Правда, она не рискнула коснуться его огромной головы, а лишь чуть ближе поднесла руку. Пес оскалился, но не попытался ее укусить. Ханна решила, что это, несомненно, прогресс в их отношениях. Она встала и пошла одеваться. Подвенечное платье лежало в саквояже. Ханна стала готовиться к своей второй свадебной церемонии за неделю. Теперь она испытывала куда более приятные чувства, чем в прошлый раз. Несмотря на то что была для Кейла чужим человеком и совершенно ничего для него не значила, ей хотелось выглядеть потрясающе.

Готовясь к свадьбе в Новом Орлеане, Ханна специально выбрала платье с глубоким декольте и пуговицами спереди, чтобы было проще снять его, когда понадобится вылезать в церковное окно. Однако вырез был настолько большим, что стоило ей глубоко вздохнуть и грудь буквально вываливалась наружу. Ханна отметила про себя, что надо будет постараться не дышать глубоко. Она собрала волосы в прическу, которую как-то делала у модного парикмахера, и оглядела себя в зеркало. Безусловно, она слишком нарядно одета, чтобы выйти замуж за человека, который привык ходить в звериных шкурах. Однако он оказывает ей неоценимую услугу, поэтому она должна выглядеть как настоящая невеста.

Внезапно Ханна заметила, что на щеке проступил синяк. Она решительно взяла пудру, замаскировала его и, довольная своим видом, гордо вскинула голову. Ничего, придет время, и она себя покажет. Вот только выяснит, что умеет делать лучше всего. Она докажет всем, в том числе и Кейлу Элиоту, что у нее тоже есть характер.

— Прелестно выглядите, мисс Ролинз, — приветствовал ее Джеймс Дженсен, когда она спустилась вниз.

Ханна благодарно улыбнулась, а хозяин отеля поспешил выйти из-за стойки и проводить ее до дверей сквозь толпу глазеющих на нее мужчин, толпившихся в фойе.

— Я не поверил слухам, которые ходят по городу, мисс. Но чтобы ни говорили люди, вы, безусловно, выбрали одного из самых достойных мужчин. Возможно, и самого достойного.

— Не могу с вами не согласиться, — сдержанно ответила Ханна.

— Правда, все это слишком неожиданно, — пробормотал Джеймс. — Хотя это не важно…

Ханна понимала, что мистер Дженсен просто умирает от любопытства, как, впрочем, и все жители города, которым не терпелось узнать причину столь поспешной свадьбы. Но девушка не собиралась никого посвящать в свою тайну, поэтому просто молчала и мило улыбалась.

— Хочу, чтобы вы знали, что буквально пару часов назад хорошо одетый джентльмен по имени Ричард Сайкс из детективного агентства Пинкертона расспрашивал меня о молодой девушке, приметы которой на удивление похожи на ваши.

Щеки Ханны вспыхнули. Только не это! Она понимала, что отец обязательно вышлет ищеек в погоню за неразумной дочерью, но не предполагала, что они выйдут на ее след так быстро.

Джеймс сделал успокаивающий жест рукой:

— Не волнуйтесь, моя дорогая. Я ничего ему не сказал. Но не думаю, что все будут молчать, как я. Так что ваш секрет скоро может открыться. — Он пригнулся и посмотрел по сторонам. — Кейл оставил фургон у заднего крыльца. Мой молодой помощник доставит вас к зданию суда.

Переполняемая чувством благодарности и восхищенная такой преданностью, Ханна вышла из отеля и села в фургон. Скит устроился у нее в ногах.

Несомненно, Кейл был в курсе сложившейся ситуации и решил помочь ей попасть на бракосочетание как можно скорее. Видимо, ему не терпится узнать ее историю, которую она обещала рассказать только после того, как станет его женой.

Ханна очень волновалась. Агенты Пинкертона могут поджидать в любом месте или даже следить за ней. Они ни в коем случае не должны помешать церемонии, иначе ей никогда не получить свободу.

Подъехав к зданию суда, Ханна взбежала по ступеням, со вздохом облегчения закрыла за собой массивную дверь и спросила, как ей найти кабинет судьи Паркера. Только бы Кейл ждал ее и все прошло без промедления!

Скрипнула дверь, и появился высокий мужчина с рыжеватыми усами и небольшой бородкой. Острый взгляд голубых глаз устремился на Ханну. Девушка смущенно улыбнулась.

— Я выхожу замуж за Кейла Элиота, — произнесла она и протянула руку.

Угрюмое выражение лица судьи смягчилось.

— Я предупрежден, — ответил он, пожимая ее руку. — Пройдемте со мной, мисс Ролинз. Я подготовлю все необходимые бумаги, пока не подошел жених.

Мужчина сел за стол и занялся оформлением документов. В этот момент дверь вновь отворилась, и вошел элегантно одетый молодой человек в модном костюме и шляпе.

Ханна почувствовала легкое головокружение. Агент Пинкертона! Он нашел ее! Она посмотрела на окно, которое, к сожалению, на этот раз было закрыто. Господи, где же Кейл? Он так нужен ей сейчас!

Покосившись на судью Паркера, Ханна сделала несколько шагов к окну, стараясь не смотреть на мужчину, вошедшего в кабинет.

Чем ближе она подходила, тем сильнее билось сердце. Ханна коснулась медальона в надежде, что, как обычно, это придаст ей сил. Она не намерена просто так сдаваться и отказываться от своей мечты. Разглядывая краем глаза задвижку, она пыталась прикинуть, сколько времени ей потребуется, чтобы справиться со щеколдой и выпрыгнуть. Сейчас!

Ханна с криком бросилась к окну и вцепилась в раму. В ту же секунду крепкая мужская рука обняла ее за талию и оттащила в сторону. Проклятье! Ей не хватило всего нескольких секунд, чтобы оказаться на свободе. Теперь ее неминуемо вернут домой и выдадут замуж за ненавистного Луи Бошама.

Господи, не оставляй меня!

Глава 5

— Далеко собралась, Магнолия?

Ханна замерла и с удивлением повернулась, услышав знакомый голос. Она едва смогла сдержаться и не вскрикнуть, настолько ее поразил нынешний вид неотесанного мужлана, с которым она познакомилась вчера.

Растрепанные волосы были аккуратно причесаны, борода и усы исчезли, открывая красиво очерченный подбородок и скулы. Господи, ей и в голову не могло прийти, что Кейл Элиот может быть так необыкновенно красив. Ханне стало стыдно, что она была такого невысокого мнения об этом мужчине.

Она столько лет с пренебрежением относилась к поклонникам, которые были всегда модно и со вкусом одеты и следили за своей внешностью, а сейчас с восхищением смотрела на подобного им мужчину. Красота Кейла потрясла ее. А черты, доставшиеся ему от предков-индейцев, делали его еще более привлекательным.

— Слава богу! — вздохнула она с облегчением и бросилась в его объятия. Она выходит замуж и сможет избавиться от опеки отца и ухаживаний ненавистного жениха. — Я думала… — Она закрыла рот, прежде чем слова успели слететь с языка. — Ты выглядишь просто шикарно!

Кейл взглянул на судью Паркера, с любопытством наблюдавшего за поведением девушки, и улыбнулся. Он отлично понимал, какие чувства она пережила, увидев его, заметил, какой взгляд бросила на окно. Кейл с легкостью прочел на ее лице замешательство и испуг. Он знал, что она приняла его за другого и решила бежать.

После того как Джеймс предупредил Кейла об агентах, рыщущих по городу, он принял все необходимые меры, чтобы Сара смогла вовремя попасть в суд. Единственный вопрос, на который он хотел бы получить ответ: почему агенты Пинкертона ищут ее? Будучи по натуре человеком любопытным, Кейл мечтал узнать, что же натворила эта девушка? Кого-то убила или ограбила? Ему казалось, если он подготовит себя к худшему, то выслушать правду будет легче.

Несмотря на то что он убедил себя в полной наивности Сары, в душе сохранились некоторые сомнения. По роду деятельности Кейлу было трудно поверить в полную невиновность человека. Хотя следует признать, что он доверял маленькой мисс Магнолии, отдавая должное ее прямоте и храбрости.

Когда Сара бросилась в его объятия, он неожиданно испытал восторг. Его взгляд упал на глубокое декольте, отмечая великолепие груди. Сказать, что девушка была красива, — не сказать ничего. Она была божественна. Даже отвратительный синяк на щеке не портил общего впечатления. Это была ожившая мечта любого мужчины.

И вскоре эта женщина станет его женой? Зачем ей это?

Кейл знал, что истинный джентльмен просто обязан сказать комплимент такой прекрасной даме, но язык его не слушался. Он стоял как истукан и молчал, не находя в себе сил вымолвить хоть слово.

Судья Паркер кашлянул и, приподняв бровь, многозначительно посмотрел на Кейла:

— Можем приступать?

— Да, — бодро ответила Сара Ролинз и взяла остолбеневшего жениха за руку, поворачивая лицом к судье.

В ее голосе было столько решимости, что Кейл усмехнулся. Он до конца так и не смог осознать, что происходит в его жизни. Он и представить не мог, что его женой станет такая девушка. Пусть даже фиктивно.

— Прошу тебя, не отказывайся от меня только из-за того, что меня ищут люди Пинкертона, — прошептала Сара, чуть повернувшись к нему. — Я не совершила ничего дурного. Я не пытаюсь скрыть этим бракосочетанием нечто противозаконное. Мне просто нужна защита, которую даст мне твое имя. Остальное я с удовольствием объясню тебе позже. А сейчас давай приступим к церемонии.

Судья монотонно произносил официальную речь, традиционную для подобного рода мероприятий. Кейл никак не мог выбросить из головы одолевающие его вопросы. Почему за ней гоняются сыщики? Он чувствовал, что все не так просто, как Сара пытается представить.

Задумавшись, он не услышал вопроса судьи, и Сара легонько ткнула его в бок.

— Вы берете в жены эту женщину? — повторил мистер Паркер, не сводя глаз с Кейла.

— Беру, — сказал Кейл и кивнул.

— Берете ли вы… — судья нахмурился, прочитав на листке имя, которое она написала, — Ханна Мэллой?

— Мэллой?! — вскрикнул Кейл и уставился на свою невесту.

Боже правый! Известный на все штаты судопромышленник из Нового Орлеана — ее отец? Даже далекий от бизнеса Кейл слышал об этой богатейшей семье, способной купить всю страну.

Кейл в ужасе смотрел на девушку. Она подняла на него глаза полные надежды, словно от него одного зависела ее жизнь. Одно его слово могло сделать Ханну счастливой или глубоко несчастной.

Черт! Что мог сделать мужчина, глядя в эти фиалкового цвета глаза? Он же не святой.

— Продолжайте, судья, — сказал Кейл и выдохнул.

— Согласны ли вы, Ханна? — Мистер Паркер выглядел слегка смущенным.

— Да, — ответила она, чувствуя, что ноги слабеют и колени подгибаются.

Судья объявил их мужем и женой. Теперь осталось только поцеловаться и расписаться в документах. И все. Свобода! Уолтер Мэллой может сколько угодно кричать и топать ногами, но ему не под силу расторгнуть этот брак.

— Поцелуй невесту, сынок, — неожиданно мягко сказал судья с улыбкой.

Ханна подняла голову, полностью уверенная в том, что их поцелуй будет вполне сдержанным и целомудренным, и натолкнулась на жадные губы Кейла. Он прижался к ней, и Ханну бросило в жар. Кейл целовал ее так, словно это был последний поцелуй в его жизни. Неожиданно для себя она поняла, что отвечает ему так же страстно. Невероятно, но все то отвращение к интимным отношениям между мужчиной и женщиной, которое она столько лет развивала в себе, рухнуло в одно мгновение после первого же поцелуя.

И в эту секунду Кейл отпустил ее так же неожиданно, как и обнял. Ханна смущенно опустила глаза и осталась стоять в полном смятении, пока ее муж обменивался рукопожатием с судьей.

— Нам нужны свидетели, — сказал мистер Паркер и направился к двери. — Сейчас вернусь.

Ханна осталась наедине с красавцем, чей модный костюм был лишь маской, скрывающей необузданного дикаря, с которым она только что так глупо целовалась.

— Черт возьми, так вот почему ты не говорила мне, как тебя зовут на самом деле. — Кейл резко повернулся к ней, как только хлопнула дверь. — Кого же ты прикончила, если агенты Пинкертона гоняются за тобой по всей стране?

— Я никого не убивала, — взвизгнула Ханна. — Клянусь тебе, — добавила она уже более спокойно.

Кейл до сих пор не мог прийти в себя после волнующего поцелуя. Кроме того, у него голова шла кругом от одной мысли о том, что он женился на столь богатой наследнице. О чем думала Ханна, пускаясь в такую авантюру?

Кейл хмуро смотрел на нее, сосредоточенно сдвинув брови, не обращая внимания на то, что в кабинет вошли Джеймс Дженсен и его жена. Супруги расписались на трех экземплярах документов, подтверждающих брак. Едва высохли чернила, Ханна поспешно убрала свидетельства в сумочку и принялась благодарить присутствующих.

Кейл прервал ее и потянул к выходу. Сейчас он получит от мисс Магнолии ответы на все интересующие вопросы, в противном случае ей придется испытать на себе всю силу его гнева.

— Вижу, ты просто вне себя, — сказала Ханна, когда они вышли на улицу.

— Вне себя? Леди, это слово не выражает даже сотой доли моих чувств. Ханна Мэллой! Боже правый! Я женат на Ханне Мэллой!

Кейл подтолкнул ее к повозке и практически запихнул внутрь. Скит неотступно следовал за ними. Кейл велел парню на козлах остановиться у задней двери отеля, поскольку агенты Пинкертона могли дежурить у его центрального входа. К счастью, за ними никто не следил.

— Думаю, нам лучше уехать немедленно, — сказала Ханна, когда они вошли в номер. — Обещаю, по дороге расскажу тебе всю правду о себе.

Кейл окинул ее взглядом и отвел глаза. Он не мог долго смотреть на Ханну. Внутри разгоралось желание обнять ее и поцеловать. Пышная грудь под весьма откровенным вырезом платья сводила с ума.

— Хорошо. Мы уедем. — Кейл протянул ей одежду, которую купил заранее. — Надеть это. Нам не нужны лишние проблемы, Ханна. — В его голосе слышалось раздражение.

Кейл стянул шейный платок и скинул дорогой пиджак. Ханна открыла рот, чтобы ответить на его ехидные замечания, но в этот момент Кейл расстегнул рубашку и отбросил ее в сторону. От него не ускользнуло, как изменилось выражение ее лица. Эта девушка явно не привыкла видеть перед собой полуобнаженного мужчину.

— Ах, простите, принцесса Мэллой. Совсем упустил из виду, что дочери богача из Луизианы не подобает переодеваться в одной комнате с мужчиной. — Он махнул рукой. — Можешь переодеться там. Только быстро.

Ханна смотрела на него, широко открыв глаза, что еще раз убедило Кейла, что он первый мужчина, которого она видела без костюма. Она стояла словно завороженная, не в силах оторвать взгляда от мускулистого бронзового торса. Затем, спохватившись, Ханна подхватила платье и выбежала из комнаты.

Кейл вздохнул и взял кожаную куртку. Сейчас у него нет времени думать о впечатлительности новоявленной жены. Он озабочен лишь тем, чтобы как можно скорее покинуть город, прежде чем неприятности нагонят их. Чувства, которые он испытал, целуя Ханну в кабинете судьи, еще согревали душу. Кейл находился под впечатлением того, как неожиданно страстно девушка ответила на его поцелуй. Да, что там говорить, он едва с ума не сошел от радости. При воспоминании об этом моменте по телу до сих пор бежала дрожь.

Кейл быстро разложил оружие по местам и был почти готов, когда в комнату вошла Ханна. Она выглядела весьма комично в бесформенном платье, скрывающем все достоинства ее фигуры. Девушка выглядела расстроенной, но в глазах горел огонь.

— Я думала, ты не такой, — сказала она, едва сдерживаясь. — Мне казалось, я нравилась тебе вчера вечером, когда была еще Сарой Ролинз. Узнав мое настоящее имя, ты очень изменился. Но я-то осталась прежней. Думаю, тебе не стоит забывать об этом.

Несомненно, Ханна вновь обрела присутствие духа. Она была одержима своей целью и не собиралась отступать. Что ж, это ему подходит.

— Ты не можешь оставаться прежней, — резко ответил Кейл. — Теперь ты моя законная жена, а я, как ты уже поняла, не переношу ложь во спасение и неожиданные сюрпризы.

Кейл надеялся, что его ответ немного собьет с нее спесь.

— Предельно честно. Извини меня за такой тон. Забудем о том, кем я была. Итак, Ханна Элиот отправляется с мужем на Запад. Там имя Мэллой ни для кого ничего не значит.

Не надо обладать недюжинным умом, чтобы понять, что прошлое тяготит Ханну. Но почему? Он еще многого о ней не знает.

В этот момент раздался негромкий стук в дверь. Кейл выхватил кольт, Скит вскочил и поднял уши.

— Мистер Элиот, мне надо с вами поговорить. Меня зовут Ричард Сайкс. Я из детективного агентства Пинкертона.

Ханна вздрогнула и растерянно посмотрела на Кейла. Он жестом велел ей выбросить все вещи в окно. Она повиновалась и перекинула ногу через подоконник.

— Вы слышите меня, Элиот? Я знаю, что вы там.

— Убирайтесь к черту. У меня медовый месяц, — ответил Кейл, собирая модную одежду, которую он недавно снял, и запихивая ее в сумку.

— Именно об этом я и хочу поговорить. О вашем бракосочетании и невесте. Ее отец и жених требуют, чтобы она немедленно вернулась домой. Вам выплатят щедрое вознаграждение, если брак будет аннулирован и мисс Мэллой поедет со мной.

Ханна смотрела на Кейла. На ее лице без труда читались все мысли. Он помог ей вылезти в окно и жестами показал, что надо спуститься по крыше к ожидавшему фургону. Ханна так и не поняла, стремился ли он помочь ей спастись или просто хотел поговорить с детективом без свидетелей.

Она осторожно ступала по пологой крыше, стараясь не смотреть вниз, и думала о том, что это очередное испытание поможет ей понять, обладает ли она необходимыми качествами для самостоятельной жизни. Неожиданно кто-то подкрался сзади и зажал ей рот рукой. Проклятье! Кейл предал ее ради денег! Ханна резко повернулась, уверенная, что это агент, но вместо него увидела Кейла.

— Обними меня крепче, мисс Маг. Спустимся вместе, — прошептал он ей на ухо.

Ханна была так счастлива, что Кейл оказался верен данному слову, что, не задумываясь о своем недопустимом для девушки поведении, обняла его за шею и обвила ногами.

На губах Кейла появилась хитрая усмешка.

— Впечатляюще, мисс, — прошептал он.

— Просто я поняла, что боюсь высоты, — ответила Ханна, опуская голову ему на плечо. — Мне никогда не приходилось раньше лазать по крышам.

— А я думал, вы жили в высокой башне в поместье отца. Хм, еще и жених был. А я-то удивился, откуда ты взяла такое красивое подвенечное платье? — Кейл подошел к краю, подыскивая точку опоры. — Ты сбежала прямо из церкви?

— Да, хотя это и было очень сложно. Мне не удалось убедить отца, что… Господи!

Кейл уцепился за карниз и словно змея скользнул вниз, увлекая за собой Ханну. Спиной она больно ударилась о край крыши и едва не закричала. Внизу послышался громкий лай Скита.

Кейл ловко обхватил девушку за талию, усадил в фургон и вскочил следом. В этот момент в дверях отеля показались агенты. Ханна вцепилась в руку Кейла, чтобы не выпасть, когда он пустил лошадей галопом.

— А как же Скит?! Ты не можешь его бросить! — крикнула она, оборачиваясь.

— Не беспокойся за него. Мы уже много лет работаем вместе. Он задержит агентов и догонит нас. Вот, надень это и прикрой плечи.

Ханна с отвращением нацепила какой-то старушечий капор и взяла шаль. Вскоре они оказались у реки. Паром, перевозивший людей и повозки на другую сторону, отправлялся с минуты на минуту.

— Ну вот, одна преграда позади, — сказал Кейл, вставая. — Как, мисс Маг? Весело?

Ханна все еще не могла прийти в себя после столь поспешного отъезда. Она посмотрела вдаль, туда, где на противоположном берегу начинались индейские территории. Похоже, опасность поджидает их на каждом шагу. Возможно, Запад и не земля обетованная, но Ханна с нетерпением ждала, когда все проблемы останутся позади и она сможет стать, наконец, свободной.

Она вдохнула затхлый запах, исходящий от реки, и он показался ей самым прекрасным на свете. Ханна покосилась на Кейла. Уважение к нему росло с каждой минутой. Она не ошиблась, ему можно доверять. Кейл поступил очень благородно, не выдав ее ищейкам Пинкертона. Размышляя о произошедшем, Ханна за всю дорогу не подняла глаз, боясь встретиться с кем-то взглядом.

Едва повозка съехала с парома, Кейл вновь пустил лошадей в галоп. Ханна поняла, что он хочет оторваться от детективов, но не могла представить, как Скит переправится через реку и нагонит их.

Повозка тряслась по выбоинам, и Ханна изо всех сил вцепилась в скамью, чтобы не вывалиться. Краем глаза изучив местность, она отметила, как разительно та отличалась от привычного ей пейзажа дельты реки. Они ехали несколько часов, от тряски и пыли у Ханны саднило в горле и слезились глаза. Солнце медленно опускалось за горы, и она надеялась, что Кейл вскоре решит остановиться. Однако он гнал лошадей сквозь темноту все дальше и дальше от того места, которое она совсем недавно называла домом.

Мороз пробежал по коже, когда она вспомнила, что ей пришлось пережить с тех пор, как она проснулась этим утром. Никогда с ней не происходило столько событий всего за несколько часов. День выдался невероятно трудным. Ханна положила голову на плечо Кейла и задремала, несмотря на бурю переполнявших ее чувств. Впервые она доверилась незнакомому мужчине, и он не обманул ее ожиданий.

Кейл вздрогнул и проснулся. На небе показались первые солнечные лучи. Шея затекла, на плечо давила непривычная тяжесть. Он опустил глаза и увидел копну рассыпавшихся светлых волос.

Он аккуратно переложил голову Ханны на тюфяк, стараясь не разбудить. Спать рядом с ней было приятно, хотя и немного неудобно. Кейл осторожно провел рукой по шелковистым волосам.

Его жена

Просто в голове не укладывается. Воспитанный в одной культуре, а живущий в другой, он никак не мог составить однозначного мнения о браке. Как он должен к этому относиться?

В жизни Кейл привык полагаться на логику и инстинкты. О чувствах он никогда не задумывался, они не давали ответов на вопросы. Вероятно, теперь стоит обратить внимание и на этот аспект. Только благодаря неожиданной женитьбе он решился вновь появиться на индейских территориях. В большой степени именно от Ханны зависел успех его операции.

Девушка заворочалась и вздохнула. Надо вставать, пока она не открыла глаза и не увидела его, с умилением наблюдающего за ней. Кейл не мог оторвать от нее глаз. Все тело пронзило острое желание прикоснуться к ней. Черт возьми! Эта женщина пробудила в нем чувства, о существовании которых он и не подозревал.

В этот момент Ханна открыла глаза и улыбнулась.

— Доброе утро, — сонно пробормотала она.

— Доброе, цветок магнолии. — Кейл улыбнулся в ответ.

Неожиданно она поняла, что лежит слишком близко к нему. Видимо, она так и спала всю ночь на его плече. Ханна смутилась, и ее лицо залилось краской.

— Извини, — сказала она, отодвигаясь чуть дальше. — Я не хотела использовать тебя как подушку.

Кейл почувствовал, как напряжение во всем теле возрастает. Неужели он всегда будет так реагировать на эту женщину?

— Нам надо быстро перекусить и двигаться на юг, — сказал Кейл, чтобы скрыть смущение. — Иначе детективы Пинкертона нас догонят. Это совсем не входит в мои планы.

Ханна смотрела, как ловко он управляется с лошадью и собирает вещи, и подумала, что, несмотря на бытующее в обществе мнение, он, несомненно, благородный и смелый человек.

— Я думала, ты закупал оружие и амуницию, — сказала Ханна, усаживаясь на деревянную скамейку и оглядывая полупустой фургон.

— Верно. — Кейл привязал пятнистую лошадь в конце повозки. — Здесь оборудовано двойное но. Глупо выставлять все напоказ. — Он сел рядом и хлестнул лошадей. — Теперь выкладывай, почему богатые наследницы, имеющие все, о чем многие женщины могут только мечтать, и даже жениха, ожидающего любимую у алтаря, пускаются в бега, меняют имя и выходят замуж за полукровку? Валяй, мисс Магнолия, и не упусти ни одной детали.

— Тебе определенно стоит поучиться манере правильно говорить.

Кейл бросил на нее злой взгляд:

— Рассказывай. Мне уже надоела эта канитель.

Глава 6

Ханна тяжело вздохнула. Она знала, что Кейл ждет от нее объяснений, но никак не могла собраться с духом и признаться ему, что бежит от своего отца, что была для него лишь пешкой в довольно простой комбинации, цель которой — увеличение капитала. Она предпочла ступить на трудный и опасный путь, нежели остаться в золотой клетке.

— Я убежала из дома, — наконец решилась она, — потому что мой отец никогда не любил меня и не мог простить, что я выжила, тогда как его сын и наследник умер от болезни.

В ее голосе слышались тоска и печаль, но Кейл не стал перебивать ее, чтобы посочувствовать или утешить. Ему нужны факты, а не эмоции. С трудом верится, что Уолтер Мэллой не испытывал никаких чувств к единственной дочери.

— Отец посвятил всю свою жизнь зарабатыванию денег, — продолжала Ханна. — Состояние и репутация для него важнее всего остального. Поэтому он и послал на мои поиски лучших сыщиков. Ты мог бы запросить за меня какую угодно сумму, отец выплатил бы тебе любые деньги.

Кейл в этом не сомневался. Агент, с которым он разговаривал через дверь гостиничного номера, сказал, что Мэллой обеспечит его на всю жизнь, если получит свою дочь.

— Отец не выносил меня. Его раздражало, что у меня есть собственное мнение, что я хочу сама решать, как мне жить. Он неоднократно пытался выдать меня замуж, а когда я отвергла всех претендентов, просто приказал мне стать женой Луи Бошама. Ко мне приставили охрану. Я ни на минуту не оставалась одна. До тех пор, пока мы не приехали в церковь на церемонию.

— Бошам, — нахмурился Кейл. — Звучит впечатляюще.

— Точно. Его семья тоже занимается судостроением. Они задумали слияние двух компаний. Это давало возможность монопольного владения всем бизнесом в Луизиане.

— И ты сбежала при первой возможности, верно? — Кейл гнал лошадей вниз с довольно крутой горы к ручью.

— Я вылезла в окно и села на пароход. — Ханна улыбнулась впервые с того момента, как начала рассказ. — Я не сомневалась, что отец сделает все, чтобы вернуть меня домой. Поэтому мне и нужен был муж, который не испугается его и не купится на деньги.

Кейлу польстило, что Ханна выбрала именно его на эту роль, несмотря на весьма сомнительную репутацию в обществе. Она даже защищала его. Кейл усмехнулся. Однако стоит признать, что в ее действиях был лишь холодный расчет. Она не влюбилась в него и даже не испытывала уважения.

Тем не менее Кейл был восхищен ее решительностью и упорством. Немного найдется женщин, способных отказаться от богатства ради весьма туманного будущего. Ханна Мэллой, вернее, Элиот пошла на это. Они, конечно, были совершенно разными людьми, но у них обоих был стойкий характер и честолюбие.

— Муж, который мог научить малышку Ханну, как выжить в этом непростом мире. А то она умудрилась за два дня навлечь на себя столько неприятностей, что даже страшно отправляться с ней на Запад, — закончил за нее Кейл и усмехнулся.

Он никогда не был пессимистом, скорее реалистом и понимал, что опасности им никак не избежать. Это путешествие, возможно, станет самым сложным в его жизни, поскольку он несет ответственность не только за себя, но и за Ханну.

— О боже! — воскликнула девушка, когда повозка была как раз на середине ручья.

Кейл резко осадил лошадь, и Ханна едва не упала на ее круп. Он помог ей сесть на место и удивленно огляделся, не понимая, что могло вызвать такую бурю эмоций. На губах заиграла улыбка, когда он обернулся и увидел, как Скит ловко запрыгивает в фургон. Пес выглядел абсолютно счастливым, что хозяин вновь рядом.

— Я так за тебя переживала, — ворковала Ханна, поглаживая собаку.

Кейл не поверил своим глазам и заморгал. Скит сидел полуприкрыв глаза и даже не думал огрызаться. Неужели это его пес, который никогда и никому не позволял к себе прикасаться? Интересно, когда эти двое успели так подружиться?

Ханна немного отодвинулась в сторону, и Скит положил огромные передние лапы на скамью. Девушка обняла пса за шею и прижалась к нему. Он вновь ничего не имел против.

— Теперь ты знаешь, почему я так стремилась к свободе и независимости. Я хочу жить полной жизнью. — Ханна весело посмотрела на Кейла. — А как получилось, что ты занимаешься таким непростым делом? Я тоже любопытная.

Нет, эта женщина никогда не перестанет его удивлять. Никому в голову не приходило спросить его об этом. Да Кейл и не стремился делиться с кем-либо секретами и тем более рассказывать историю жизни. Он всегда вел замкнутый образ жизни, а после гибели брата стал совсем нелюдим. Единственными его собеседниками были убийцы и бандиты.

— Валяй выкладывай, — подмигнула ему Ханна.

— О, мисс, боюсь, вы уже успели поднахвататься от меня дурных привычек. Лучше бы наоборот.

Ханна смотрела на него и ждала.

— Я наполовину чероки, — начал Кейл. — Незаконнорожденный. — Он замолчал.

— И ты не знаешь, кто был твоим отцом?

— Знаю, — коротко ответил он. — Это был военный, который охранял переселенцев, когда возникла Тропа слез. [1]


Вместо того чтобы охранять, он обесчестил четырнадцатилетнюю девочку.

Повернувшись, он увидел в глазах Ханны слезы. Черт, зачем он только начал рассказывать эту невеселую историю? Ведь он и сам не любил вспоминать об этом. Сейчас же, неожиданно для себя самого, Кейл понял, что уже не может остановиться.

— Мой народ гнали в резервацию под конвоем, словно стадо животных. Тринадцать тысяч человек заставили зимой пройти восемьсот миль. Треть людей погибла, в том числе родители моей матери Накуиси. Но она выжила. Мама была из рода воинов и по достижении определенного возраста должна была хорошо выйти замуж. — Кейл сосредоточенно смотрел прямо перед собой и продолжал: — Чероки потеряли так много народу, что с радостью принимали даже полукровок, чтобы было кому передать культуру и традиции. Я очень долго не понимал, что от рождения стал изгоем, пока белые мне не объяснили.

Ханна с сочувствием смотрела на Кейла. Ей было стыдно, она казалась себе капризной, избалованной девчонкой, которая в угоду собственной прихоти разбила сердце отца. А ведь в ее жизни не было и сотой доли того горя и испытаний, которые пришлось пережить Кейлу. Все проблемы показались ей надуманными.

— Я верю, что мама любила меня, — продолжал свой рассказ Кейл. — Но чем старше я становился, тем больше она отдалялась от меня. Однажды отчим пришел ко мне и сказал, что я должен собрать вещи и переехать в семью, которая потеряла единственного сына.

— Но почему?! — воскликнула Ханна, чувствуя, как остро он переживает воспоминания детства.

Кейл посмотрел на нее отсутствующим взглядом.

— Потому что я был для моей матери напоминанием о черной полосе в ее жизни. Она смотрела на меня и вспоминала того человека. Как назло, чем старше я становился, тем больше походил на него внешне. Тогда мой сводный брат, Грей Клауд, был совсем маленьким, и ему требовались внимание и забота. Он был желанный и любимый ребенок.

Ханна подумала о том, что и в этом они с Кейлом похожи. Оба знали, что были нелюбимыми детьми. В отличие от него, у Ханны было все, что она только могла пожелать, за исключением самого главного — отцовской любви.

— Родители разрешали мне общаться с Греем. Мы вместе занимались и тренировались. Хоть мы и жили под наблюдением охраны, но получили все необходимые навыки хорошего воина. Нас даже взяли в подобие маршальской службы чероки, которую называли легкой кавалерией. Потом брат женился и построил дом на земле, выделенной нам правительством. Мы строили планы, как будем жить дальше. Поскольку я был наполовину белым, мне предложили нынешнюю должность.

— Не понимаю, ты же уже был маршалом, — перебила его Ханна.

— Это была внутренняя служба, не федеральная, которая следила за порядком только среди чероки. Работая на судью Паркера, я занимаюсь и белыми преступниками, вторгшимися на индейские территории, и индейцами. Я сменил имя и приступил к работе. Мне хорошо платили, я мог помочь семье брата собрать необходимую сумму, чтобы построить ферму.

Ханна заметила, что его лицо стало суровее. Кейл, несомненно, тяжело переживал потерю брата и друга.

— Мы купили много голов скота, начали строительство. — Кейл сделал паузу. — Потом на ранчо ворвались бандиты, увели коров, овец и лошадей. Украли деньги… Брата я нашел мертвым. Он защищал свою жену и имущество. — Кейл замолчал.

Ханна испытала невероятную жалость к этому сильному мужчине, которому, оказывается, были не чужды простые человеческие чувства. Она наклонилась к Кейлу и обняла его, слегка отодвигая Скита:

— Мне так жаль. Правда. Я знаю, как тяжело терять близких.

Кейлу стало неловко, что он проявил несвойственную для него слабость и открыл душу этой почти незнакомой женщине. Раньше такого с ним не случалось.

Они ехали по зеленой долине. Погода была хорошая, и Кейл расслабленно подумывал о том, чтобы устроить привал. В этот момент он заметил двоих мужчин, лежащих на земле вниз лицом.

— Тихо, — сказал он и положил руку на кобуру. Ханна уже была готова вылезти из фургона, чтобы помочь. Она вопросительно посмотрела на него и села. — Подожди, — остановил ее Кейл. — Это может быть ловушка. Никогда не верь тому, что видишь.

— Урок номер три, — пробормотала девушка. — Скажи, Кейл, есть ли в этой жизни что-то, чему ты доверяешь?

— Думаю, смерть. Хотя, бывает, она обманывает и подкрадывается незаметно, когда ты этого совсем не ждешь, поэтому ей вряд ли можно доверять полностью.

Кейл протянул пистолет, хотя и сомневаясь, что девушка сможет им воспользоваться.

Достав оба кольта, он вылез из повозки. Ханна спустилась следом и внимательно следила за его движениями. Она поняла, что ей потребуются годы, чтобы приобрести хоть какой-то опыт.

— Скит, — негромко позвал Кейл.

Пес мгновенно спрыгнул и стал обнюхивать землю. Вот теперь она поняла, что имел в виду Кейл, говоря о том, что они со Скитом коллеги. Пес прикрывал Кейла с тыла, он был его второй парой глаз и ушей. Скит видел и чувствовал то, что не мог видеть Кейл. Обнюхав двоих лежащих без движения мужчин, пес вернулся к хозяину и сел рядом, давая понять, что все чисто. Только тогда Кейл приблизился к ним. Носком сапога он толкнул лежащего в плечо и перевернул. Ханна увидела, что в груди зияет огромная рана, из которой течет кровь. Ее затошнило, и она закрыла лицо руками.

— Мертв. — Кейл говорил спокойно, просто констатировал факт. Ханна поняла, что это и есть его мир, он привык к нему и не испытывает тех эмоций, которые навалились сейчас на нее.

— Ханна, возвращайся в фургон. Немедленно! — приказал Кейл.

Девушка не удержалась и мельком взглянула на светловолосого мужчину, лежащего на земле. В желудке все закрутилось — сейчас ее стошнит.

«Ни в коем случае!» — велела себе Ханна. Может быть, она и прожила всю жизнь в воздушном замке, но пришло время учиться не отстраняться от реальности.

— Черт побери, я же сказал…

— Нет! — Она вскинула голову и посмотрела в суровые карие глаза. — Будь я проклята, если оставлю тебя наедине со смертью. Давай вместе их похороним.

— Разве я сказал, что собираюсь их хоронить? Убийство произошло совсем недавно, нам надо срочно убираться отсюда, пока с нами не случилось то же самое. Я несу за тебя ответственность, а убийца не мог далеко уйти.

— Это наш христианский долг — предать тела земле.

— Черт, женщина, похоже, тебе не хватает проблем, и ты решила сама навлечь их на себя. — Кейл махнул рукой. — Эти двое не похожи на добропорядочных граждан. Не удивлюсь, если есть распоряжение об их аресте. Если мы задержимся здесь, можем сразу рыть могилы и для нас.

— И что же, оставлять их тела грифам? — не сдавалась Ханна. — Не имеет никакого значения, кем они были при жизни. Их тела должны упокоиться, нам это зачтется.

— Слушай, ты можешь сколько угодно заливаться соловьем и читать мне проповеди, но у нас нет времени рыть могилы. Черт возьми, Ханна, не забывай, что у нас на хвосте сыщики. Не думаю, что они уж очень от нас отстали.

Не говоря ни слова, девушка бросилась к повозке и достала лопату. Оглядевшись, она пошла в сторону ручья, где земля была более рыхлой, и копать было легче.

Она повернулась к Кейлу, ее глаза сверкнули.

— Никогда не пытайся запретить мне делать то, что я считаю нужным, Кейл. Так вел себя мой отец, и это плохо кончилось.

— Я не пытаюсь изменить тебя и твои принципы. По сути, это моя работа — транспортировать неопознанные трупы судье Паркеру. Но только не тогда, когда рядом ты.

Мы потратим уйму времени, которого и так не хватает.

Ханна принялась рыть землю. Проклятье, похоже, эта женщина не испугается и самого дьявола! Кейл сам был дьявольски зол, но Ханна не выразила никакого волнения.

— Дай сюда, — не выдержал Кейл и вырвал из ее рук лопату. — Иди лучше приготовь перекусить.

— Нет, я сказала, что…

Кейл бросил на нее такой взгляд, что слова застряли в горле. Тем не менее Ханна гордо вскинула голову и не сдвинулась с места.

Удивительно, эта маленькая мисс Магнолия может показывать характер.

Кейл усмехнулся и воткнул лопату в землю.

— Как хочешь, но потом не плачь, когда ладони покроются волдырями.

Как могло так получиться, что он в самом начале их пути уже пошел на уступки? Это ни в коем случае не должно войти в привычку. Ханна понятия не имеет, как сложно остаться в живых на этих диких территориях, а он знает. Дилетантам и чувствительным натурам здесь не место!

Ханна должна оставить эти замашки доброго самаритянина, если хочет попасть на Запад.

Из-за упрямства Ханны они потеряли целых два часа драгоценного времени. Кейл стоял и смотрел на горы, обдумывая, как они смогут в темноте преодолеть этот непростой горный перевал.


— Что она сделала? Она сошла с ума! — Уолтер Мэллой смотрел на агента Диксона, сидевшего по ту сторону внушительных размеров письменного стола.

Собеседник кивнул.

— По сообщению агента Ричарда Сайкса, ваша дочь вышла замуж за охотника за головами, маршала судьи Исаака Паркера. Этот человек — последняя надежда на торжество закона на индейских территориях. — Агент отвел взгляд. — Я слышал о Кейле Элиоте. Не могу сказать, что этот мужчина годится в мужья вашей дочери. Но стоит признать, что он и правда человек-легенда.

Уолтер встал и заходил по кабинету. У него в голове не укладывалось, что его дочь могла так поступить. Господи, что же скажет Луи Бошам? Мэллой остановился и смерил агента взглядом. Этого нельзя допустить. Сыщики должны найти Ханну, он добьется расторжения брака и выдаст дочь замуж за француза.

Проклятье! Как одна маленькая мерзавка могла доставить ему столько проблем? Кларисса бы себе этого никогда не позволила. Его жена была тихой, покладистой женщиной, никогда не перечившей мужу.

— Я хочу, чтобы вы нашли этого головореза и вернули мне дочь. Деньги значения не имеют. Я оплачу все расходы, но мне нужен положительный результат.

— Обещаю вам, что трое самых лучших людей займутся этим делом. Они отправятся в путь на этой неделе.

— Трое? На этой неделе?

— Уолтер был взбешен. — Шесть человек должны выехать самое позднее через три дня!

— Сэр, мы всего лишь люди, и у наших лошадей нет крыльев, — попытался возразить Диксон.

— Значит, будут. Вы понимаете, что происходит? Моя единственная дочь отправилась в эту богом забытую резервацию в обществе полукровки, который еще и стал ее мужем! Телеграммы с отчетом о проделанной работе должны приходить ежедневно.

— Сэр, но в том районе трудно найти телеграф. Разумеется, мы будем сообщать вам о ходе дела, но, боюсь, не каждый день.

Голос Диксона звучал спокойно и вежливо. Уолтер Мэллой скривился. Он терпеть не мог, когда не имел возможности все держать под контролем. Ханна перехитрила его. Лучше бы Бог забрал у него дочь и оставил сына. Дочь лишь напоминала ему о покойной Клариссе. Это было очень тяжело.

Выругавшись, Уолтер взял стакан и сделал глоток. Ханна вышла замуж за дикаря! За варвара! Господи, помоги!

Мэллой поднял глаза и посмотрел на портрет жены и сына. Они вместе на небесах, им легко и спокойно, а он вынужден вертеться в этом аду, пытаясь приструнить непокорную дочь.

Уолтер опустил голову и обхватил ее руками. Все-таки Ханна очень на него похожа. Такая же упорная и своенравная. Теперь она начала войну. Что ж, он просто обязан победить. Он вернет Ханну домой и выдаст за Луи Бошама. Уолтер усмехнулся. Пусть тогда этот французишка пытается приструнить эту вздорную женщину. Посмотрим, что у него получится.

Глава 7

Ханна не выказала ни малейшего недовольства, когда Кейл сообщил, что им надо преодолеть крутой перевал и придется взять на себя как можно больше груза, чтобы лошади не перевернули повозку.

Тяжело дыша, она остановилась, чтобы поправить ношу на спине. В рюкзаке были всевозможные мелочи, которые она купила в Форт-Смите на случай выявления у себя каких-то новых способностей.

Пальцы с трудом разгибались, колени дрожали, но Ханна убеждала себя, что должна набраться сил, чтобы достойно встретить трудности новой жизни. Все тело невообразимо ныло, и она очень надеялась, что спуск будет менее сложным. Ей казалось, что не совсем разумно облегчать жизнь лошадям и усложнять себе, но промолчала и теперь шла вперед, сжав зубы.

— Вот там сделаем привал, перед тем как спускаться. — Кейл указал на самую вершину горы.

Привал! Слава богу! Ханна постаралась отвлечься и стала разглядывать пейзаж. На ее взгляд, несмотря на красивые горы, покрытые лесом, местность казалась дикой и необжитой. Она посмотрела на Кейла, чья внешность удивительным образом сочеталась с природой здешних мест. У него была сложная жизнь, но он нашел себя, занимается полезным делом. И она найдет свое место. У нее все получится.

— Скажи на милость, что в этой котомке у тебя за спиной?

— Мое будущее, — ответила Ханна и едва не уперлась в спину внезапно остановившегося Кейла.

— Не понял?

— Нитки, иголки, спицы, пряжа, ткань. Еще карандаши и альбом для рисования. Когда у меня будет время, я займусь рукоделием. У меня должны быть способности хоть к чему-то.

— Черт, Магнолия, а что будет, если у тебя не получится ни шить, ни вязать, ни рисовать?

Вопрос застал девушку врасплох, но она быстро нашла что ответить.

— Тогда я найду себе другое занятие и постараюсь стать в этом лучшей из лучших.

Кейл снял рюкзак и бросил на землю.

— Думаю, тебе лучше стать проповедником. Ты столько всего сказала у могил тех двух парней, что, несомненно, они попали в рай. Когда настанет мой черед, обязательно скажи: «Я была счастлива знать его». — Кейл опять передразнил ее манеру говорить.

— Я скажу, что сочту нужным. Тебя уже не будет рядом, чтобы издеваться надо мной.

Ханна тяжело опустилась на землю. Ей просто необходимо попить, поесть и дать отдых измученному телу.

Когда через некоторое время Кейл вышел из кустов, он увидел Ханну, лежащую на траве, раскинув в стороны руки, покрытые волдырями. Да, эта женщина не создана для испытаний. Он никогда не обрек бы ее на такое по собственной воле. Оставалось только молиться, чтобы их путешествие скорее и по возможности благополучно закончилось. Хочется верить, что она сможет найти для себя приличное место на Западе и спокойно будет вышивать салфеточки. Однако сейчас он должен многому научить Ханну для ее же пользы.

Он подошел ближе и посмотрел на девушку. Как же она прекрасна! Даже в этом ужасном платье, с синяком на щеке и исцарапанными руками.

Кейл с трудом подавил вздох. Он вспомнил ее в подвенечном платье, в котором она была похожа на принцессу. До конца дней он сохранит этот образ в своем сердце. Он вспомнил их единственный поцелуй, ее мягкие губы и их ни с чем не сравнимый вкус. Конечно, он отказался от брачной ночи, но ведь ничего не говорил, что не должен ее целовать. Кейл склонился над лицом Ханны и потянулся к губам. Его остановило неожиданное рычание. Скит оскалился на него? Пес лежал рядом с девушкой и охранял ее покой. Кейл был настолько шокирован поведением друга, что замер в нерешительности. Предатель! Впрочем, это еще раз подтверждает, что в жизни можно полагаться только на себя.

В этот момент густые ресницы разомкнулись, и девушка открыла глаза.

— Пора ехать, — сказал Кейл, вставая. — Хочу к ночи добраться до реки.

Ханна захлопала глазами, удивившись неожиданно грубому тону. Конечно, она же не знает, что он едва сдерживает желание, он хочет ее, но вынужден это скрывать. Эта женщина всех очаровала своим нежным голосом и ангельской внешностью. Ничего, их ждет еще ни одно испытание. Тогда посмотрим, за кем побежит Скит.

Кейл стал запрягать лошадей. Ханна пошла за ним следом.

— Я что-то сделала не так? — твердила она ему в спину. — Ты разозлился из-за того, что я заснула. Извини, я не хотела, просто так получилось.

— Все в порядке, — бросил Кейл через плечо.

Ах, если бы все было так просто! Он не мог объяснить ей, что впервые в жизни сталкивается с подобными проблемами. Сейчас ему надо думать совсем о другом, предстоит довольно сложная операция, а все его мысли заняты лишь этой женщиной. Кейл не привык к таким переживаниям и очень на себя злился.

Ханна отошла в сторону, увлеченная разглядыванием красивых цветов. Хорошо, что Кейл не совсем лишился разума и был способен постоянно оставаться настороже. В траве рядом с девушкой мелькнула пестрая лента и показалась голова змеи. Кейл мгновенно выхватил нож и метнул его. В этот момент Ханна повернулась и в ужасе открыла рот, увидев летящий на нее нож. Она замерла и пришла в себя, только когда острое лезвие вонзилось в змею длиной не менее шести футов.

Кейл взглянул в бледное лицо Ханны и усмехнулся:

— Пожалуйста, даже не заводи разговор о достойных похоронах. И в следующий раз смотри, куда идешь. Ладно?

Ханна кивнула и опустила глаза.

— Вот и договорились, — сказал Кейл, развернулся и пошел прочь.

* * *

Ханна внимательно слушала, когда Кейл объяснял ей, как правильно разводить костер и выкладывать вокруг камни, чтобы огонь не перекинулся на траву и деревья. Она ловила каждое слово, от всей души желая как можно скорее получить необходимые навыки и хоть в чем-то быть полезной.

Кейл постоянно подчеркивал, как важно быть внимательной и постараться слиться с природой, чтобы вовремя подмечать малейшие изменения. Он научил ее разделывать дикого индюка и готовить его на огне, рассказал, как по направлению полета птиц угадать, далеко ли находится водоем и как распознать приближение чужака.

После ужина Ханна вымыла посуду и разложила ее по своим местам. Кейл настаивал на том, чтобы все вещи лежали в определенных местах. Она посидела какое-то время у костра, пытаясь упорядочить полученные знания, потом встала и взяла карандаши и альбом. Она хотела сделать набросок, чтобы передать красоту окружавших ее гор. Скит дремал рядом, а Кейл неподалеку чистил оружие.

— Что скажешь? — спросила Ханна, показывая Кейлу рисунок.

Он встал, взял из ее рук альбом и поднес к огню.

— Ну? — не выдержала девушка.

— Что — ну?

— Как ты считаешь, у меня есть талант? Только делай скидку на то, что уже темно, а рисовать лучше при дневном свете.

— Хорошо, обязательно учту, — усмехнулся Кейл. — А знаешь, действительно неплохо.

— Тебе правда нравится? — оживилась Ханна, но затем погрустнела. — Звучит как-то неопределенно. После того, что мы с тобой пережили, я надеюсь на твою искреннюю оценку моих способностей.

Кейл молчал. Ему очень не хотелось разочаровывать ее и отбивать охоту заниматься творчеством. Он не был большим знатоком искусства, но справедливо полагал, что, если ты рисуешь горы, они должны быть хоть немного похожи на горы.

— Немедленно говори правду!

— Не думаю, что рисунок уж так хорош, — осторожно произнес Кейл. — Может, надо попробовать еще раз?

— А чем он не хорош? — не унималась Ханна.

— Во-первых, пространственное построение.

Ханна взяла альбом и посмотрела на рисунок с разных сторон.

— Да? А что с ним не так?

— Слушай, это мое мнение, ты же сама просила быть откровенным.

— Спасибо! — выпалила Ханна и отбросила рисунок. — Пойду искупаюсь. Уж это я способна сделать сама. — Она направилась к реке.

— Внимательно смотри по сторонам, — предупредил Кейл. — Черт! — выругался он, глядя ей в спину.

Несмотря на все его уроки, ее рано оставлять одну. Ему лучше спуститься к реке и затаиться поблизости. Ханна его не заметит, но, случись что, он сможет ее защитить.

Дождавшись, пока копна золотистых волос скроется из вида, Кейл бросился следом.

Притаившись в кустах, он наблюдал, как Ханна спустилась на берег, скинула кофту и наклонилась к воде. Она выпрямилась, откинув волосы на спину, и повернулась так, что он смог увидеть ее красивую пышную грудь. Господи! Кейл едва не задохнулся, почувствовав, как все тело мгновенно напряглось. Ее великолепная алебастровая кожа отливала перламутром при ярком лунном свете. Черт, как же она прекрасна! Кейл понимал, что ему лучше немедленно уйти, но не мог сдвинуться с места. Он во все глаза смотрел на Ханну, и в голове возникали новые и новые фантазии.

Тем временем девушка скинула оставшуюся одежду и вошла в воду. Кейлу казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Ханна плескалась в воде и радостно улыбалась. Услышав ее заливистый смех, он тяжело вздохнул, хватая ртом воздух.

Девушка легла на спину, раскинув ноги и руки в стороны. Ее грудь вздымалась над поверхностью реки, капли воды переливались разными цветами. Кейл тихо застонал. Как же ему хотелось раздеться и броситься к ней. Черт! Как же он ее хотел.

Ханна едва слышно запела, и Кейл понял, что она слегка фальшивит. Как он мог забыть предупредить ее вести себя тихо и не привлекать внимания. Прислушавшись, он уловил только бормотание Ханны. Может, ему лучше уйти, чтобы остаться незамеченным.

В этот момент раздался громкий испуганный крик:

— Кейл!

— Иду! — ответил он и спустя несколько секунд выскочил из кустов.

Спустившись к воде, он заметил ее разбросанную одежду.

— Где ты, Магнолия?

— Я здесь!

Кейл повернулся вправо и увидел ее цепляющейся за ветки склонившегося над водой куста. Он срезал подходящей длины ветку и бросил один конец Ханне. Вытянув ее на берег, он отвернулся и бросил ей одежду.

— Меня унесло течением, — дрожа от страха, пролепетала Ханна.

— В следующий раз привязывай один конец веревки к руке, а другой к дереву на берегу. Черт тебя побери, Ханна, я уже устал быть тебе нянькой. Ты ведешь себя как маленький ребенок!

— Прости меня, я сама не знаю, как это получилось.

— Разве я не предупреждал тебя, что надо быть внимательнее? Я же говорил, что это не воскресная прогулка по парку.

— Да, я понимаю. Прости меня.

— Извинения не спасут тебе жизнь, — сказал Кейл, оборачиваясь. — Неприятности обрушатся на тебя, прежде чем ты успеешь глазом моргнуть. Смотри под ноги, здесь полно змей, и иди строго за мной, чтобы не потеряться.

— Еще будут указания? — с легким раздражением спросила девушка. — Если вы все сказали, может, приступим к уроку хороших манер? Посмотрим, как вы, о Великий Повелитель Пустыни, будете чувствовать себя в другой обстановке.

— По крайней мере, у меня есть шанс дожить до следующего урока. А вот тебя, мисс Магнолия, может уже не быть рядом, если будешь продолжать в том же духе.

Вдруг он остановился как вкопанный, и Ханна уткнулась ему в спину. От ближайших деревьев отделились две фигуры с винчестерами, направленными на Кейла.

Что он там говорил? Надо всегда быть начеку?

— Ну и ну! Неужели мы встретились с легендарным охотником за головами? — раздался в темноте грубый голос.

— В чем дело, босс? Удивлен? — спросил второй мужчина. — Как хорошо, что я ничего не пропустил.

Ханна почувствовала, как Кейл мгновенно изменился. Его тело напряглось, словно он готовился к прыжку, однако муж не выглядел расстроенным. Скорее всего, он знает этих людей. Кейл взял Ханну за руку и подвел к костру. Мужчины тоже подошли ближе.

— Фрэнк Лэрами вчера вернулся в лагерь и рассказал, что тебя охомутали. Я чуть со смеху не умер, когда услышал. Джулиус тоже. — Он кивнул на приятеля и бросил насмешливый взгляд на Ханну: — Так ты, видать, и есть невеста? Офицер Пирс Хейден к вашим услугам, мадам. А это Джулиус Таннер.

Кейл заметил в их глазах любопытство.

— Это Ханна. Моя жена, — произнес он.

— Не напрягайся, босс, — сказал Пирс. — Мы просто увидели огонь и решили проверить. А чем вы там занимались на реке не нашего ума дело. — Он криво ухмыльнулся. — А мы еще все говорили, что Элиот из нас последним женится.

Мужчины засмеялись, а Кейл бросил на них полный ненависти взгляд.

— Позвольте предложить вам кофе и жареную индюшку, — вмешалась Ханна, приглашая мужчин присесть.

Кейл опять вспыхнул. Да, ему еще предстоит выучить немало правил хорошего тона, прежде чем появиться в Техасе добропорядочным джентльменом.

— Спасибо, очень кстати. У меня почти целый день во рту и маковой росинки не было. — Пирс наклонился и взял кофейник, стоящий рядом с тлеющими углями. — Мы охотимся за бандой Маркхама. — Он перевел взгляд на Кейла. — Они ограбили банк в Тулси, угнали табун лошадей с ранчо Чекасо и двинулись на юг. Мой тебе совет, Элиот, будь осторожен. Эти ребята шутить не любят.

Кейл угрюмо кивнул. Только этого ему еще не хватало!

— На пути нам попались две могилы, — вставил Джулиус. — Не твоя работа? Хотя что я спрашиваю? Это не твой стиль.

— Это сделала Ханна, — ответил Кейл, бросая на девушку тоскливый взгляд.

— У нас приказ на арест двух убийц. Тем парням было около тридцати? Один темноволосый? И оба тощие, как две жерди?

Кейл опять кивнул.

— Точно, они, — улыбнулся Пирс. — Промышляли разбоем и грабежом, убили несколько человек.

— Спасибо за ужин, — перебил его напарник, — но нам пора возвращаться в лагерь. Путь не близкий.

Кейл был единственным, кто работал один. Все маршалы работали парами или небольшими группами. Однако сегодня ночью он бы не отказался, чтобы эти ребята остались ночевать с ними.

— Зачем же вам ехать ночью? — улыбнулась Ханна. — Мы будем рады, если останетесь с нами.

— Благодарю вас, мэм, — ответил Пирс, который и так не сводил с нее глаз.

— Рада помочь.

Ханна положила Скиту еще еды и направилась к фургону, чтобы вытащить матрасы и подготовиться ко сну.

Джулиус наклонился к Кейлу.

— Эта женщина — настоящий ангел, — прошептал он. — Тебе повезло, Элиот, сукин ты сын. Твоя женитьба была для всех полной неожиданностью.

Кейл знал, что коллеги пытаются вытащить из него хоть какую-нибудь информацию, но не собирался сообщать подробности.

— Да уж, — только и произнес он.

— Извини, что помешали, — встрял Пирс. — Ну, медовый месяц, все такое. Ты что, теперь будешь работать вместе с женой? Собираешься всегда брать ее с собой?

Этого еще не хватало! С ее удивительными способностями Ханна когда-нибудь точно его застрелит.

— Нет. Она будет в Техасе, пока я занимаюсь поисками.

— Конечно, так спокойнее, когда знаешь, что семья в безопасности. О такой красавице надо заботиться, Элиот.

— Стараюсь, — кивнул Кейл. — Давайте ложиться, ребята. Нам с женой надо выехать на рассвете.

— Думаю, мы еще встретимся, если ты заедешь в Бенинген пополнить запасы, — сказал Пирс.

Кейл неопределенно пожал плечами. В этом поселении жила одна его знакомая, с которой Ханне было лучше не встречаться.

Пожелав всем спокойной ночи, он отправился к Ханне, рядом с которой ему, как законному супругу, предстояло провести ночь. Ворочаясь без сна, Кейл старался не придвигаться к ней слишком близко. Каждое прикосновение вызывало в теле ноющую боль. Ему нестерпимо хотелось дотронуться до ее шелковистой кожи, провести рукой по мягким волосам и вновь почувствовать сладкий вкус губ. Черт, похоже, это будет самая долгая ночь в его жизни!

Глава 8

Ханна проснулась и с ужасом поняла, что лежит, закинув ногу на Кейла, и обнимает его одной рукой. Она быстро отодвинулась на безопасное расстояние, пока он не открыл глаза. Как ни тяжело признать, но этот мужчина привлекал ее с каждым днем все больше. Ханне казалось, что скоро она вообще не сможет себя контролировать.

Неожиданно девушка заметила, что Кейл наблюдает за ней из-под прикрытых ресниц. Интересно, что он смог прочитать на ее лице в этот раз?

Кейл постоянно твердил ей, что надо быть внимательнее и следить за тем, что происходит вокруг. Как она могла об этом думать, когда все ее мысли были заняты лишь мечтами о поцелуе?

Несмотря на все разговоры о том, что страсть — это лишь для мужчин, Ханна стала сомневаться в правоте таких рассуждений. Например, вчера, у реки, она подумала о том, что произошло, если бы она вышла из воды обнаженной и позволила Кейлу поцеловать себя? При одной мысли об этом все ее тело охватил жар. Ханна вспыхнула до корней волос и покосилась на Кейла. Она заметила, как его бровь удивленно приподнялась. Встав с матраса, Ханна поспешила к реке, чтобы умыться и привести себя в порядок. Скит затрусил рядом, и она счастливо улыбнулась. Новый друг не хотел оставлять ее одну.

Когда она вернулась, Кейл уже разжег огонь и поставил кофе. Его друзья собирали подстилки и вещи, попутно обсуждая криминальную обстановку в районе.

Ханна взяла в руки альбом, лежавший неподалеку, и посмотрела на рисунок. Ничего, одной попыткой найти себя меньше. Может, ей нужно попробовать рисовать красками, а не карандашами? Ведь да Винчи и Микеланджело тоже с чего-то начинали. Не раздумывая, она бросила листок в огонь.

Тепло попрощавшись с Джулиусом и Пирсом, они стали собираться в путь. Кейл неожиданно предложил Ханне сесть на лошадь, чтобы не идти в гору пешком. Девушка была в восторге от такой возможности. По мнению Уолтера Мэллоя, приличные женщины не должны ездить верхом, а лишь в повозке, поэтому ни Кларисса, ни Ханна никогда и близко не подходили к конюшне.

Всю дорогу Кейл молчал. Ханна была не прочь поболтать с ним, но понимала, что за много лет он привык быть один, а менять привычки всегда непросто.

Может быть, настало время заняться превращением его в настоящего джентльмена? Хотя ей он нравился и таким.

Неожиданно Кейл подошел к ней и вложил в руку пистолет.

— Возьми фургон и гони вон к тем деревьям у ручья. Жди меня там.

— Но…

— Не спорь! — крикнул он, спускаясь вниз с холма. — Скит!

Пес выпрыгнул из повозки, бросил печальный взгляд на Ханну и последовал за хозяином.

Повторяя себе, что все будет хорошо, она хлестнула лошадей и поехала в сторону ручья. Из-под копыт поднималась пыль и еще долго висела в воздухе, разъедая глаза и мешая дышать. Девушка подумала, что хороший дождь сейчас бы не помешал.

Ханна поглядывала в сторону, куда ушел Кейл, и прислушивалась к каждому звуку. Она сама себе боялась признаться, что переживает за него даже больше, чем следовало.

Кейл пришел к выводу, что сам должен все разведать. Он направлялся к небольшому ранчо чокто Тома — старого индейца, разводившего овец и коров. Приблизившись к его избушке, он заметил лошадей Пирса и Джулиуса, привязанных у входа. Наверняка они решили, что Маркхам вполне может быть здесь. Его банду должна привлекать возможность хорошо поживиться.

Сейчас оба лежали в траве и перестреливались с бандитами, притаившимися в засаде.

— Скит! — негромко приказал Кейл, кивая в сторону дома.

Проводив глазами пса, Кейл стал медленно продвигаться вдоль стены. Он услышал, как один из бандитов сказал несколько слов Тому и вновь открыл огонь. Одним прыжком Кейл сбил его с ног, прежде чем грабитель успел что-то заметить, и ударил прикладом по голове, ловко вытащил кожаный шнур из рубашки и связал ему руки и ноги.

Затем Кейл несколько раз выстрелил в воздух, чтобы остальные не поняли, что их стало меньше. В этот момент послышалось рычание Скита. Отлично! Пес сделал свое дело и вырубил бандита, который держал на мушке Пирса.

Кейл подобрался к нему сзади. От удара в затылок бандит рухнул как подкошенный. Его же ремнем Кейл связал ему руки и ноги и направился к третьему стрелявшему. Тот, видимо, уже понял, что их дела плохи, и пытался пробраться к лошадям. Однако Кейл опередил его и ловким движением перерезал подпругу. Посмотрим теперь, далеко ли он ускачет.

Притаившись в траве, Кейл ждал. Наконец, бандит подобрался к лошади и сунул ногу в стремя. В следующую секунду он уже лежал на земле. Кейл быстро связал его. Что ж, остался последний. В этот момент послышался душераздирающий крик. Скорее всего, Скит уже добрался до последнего члена банды. Кейл поспешил на звук, крикнув Пирсу, что все в порядке.

— Черт возьми, босс, — Пирс подошел и похлопал его по плечу, — как я рад тебя видеть! — Он повернулся к Джулиусу, встающему с земли: — Как ты?

— Бывало и лучше, — проворчал тот, осматривая рану на ноге. — Сейчас бы я не отказался от стаканчика чего-нибудь крепкого.

— Одну минуту, — засуетился Том и убежал в дом. Он вернулся буквально через минуту с графином домашнего виски.

Джулиус сделал несколько больших глотков и повернулся к Кейлу.

— Ты наверняка опять использовал какую-то особую индейскую колдовскую силу, а, босс? — подмигнул он ему, вытирая рот рукавом.

— Пирс, проследи за Джулиусом, перебинтуй ему рану, а я заберу Ханну и скоро вернусь, — сказал Кейл и запрыгнул в седло.

К его огромному удивлению, когда он подъехал к ручью, Ханна вскочила с камня и бросилась к нему.

— Слава богу! — причитала она. — Я так за тебя волновалась!

Кейла тронула ее забота. Он никогда в жизни не чувствовал, что кто-то так рад его видеть.

— Почему ты за меня волновалась? — Он приподнял бровь. — Потому что отец мог найти тебя и вновь выдать замуж, будь ты вдовой? Или потому, что тебя некому было бы довезти до Техаса?

— Кейл Элиот, — Ханна вскинула голову, — для ловкого и смелого воина вы удивительно несообразительны. Я волновалась, потому что забочусь о вас. — Она резко повернулась и забралась в фургон.

Кейл привязал лошадь к повозке и сел с ней рядом на скамейку.

— Я тоже волнуюсь за тебя, — смущенно сказал он и взял вожжи.

Ханна улыбнулась ему, в глазах было столько нежности, что Кейл почувствовал, как сердце его тает, а глаза заволакивает туман. Что же с ним будет, если он поддастся желаниям и эмоциям? Да его неминуемо убьют, если он не сможет сохранить хладнокровие и ясность мысли. Тогда Ханна вскоре станет вдовой и вернется в дом своего отца. Кейл никогда не видел Уолтера Мэллоя, но заранее не любил его за такое отношение к дочери. Нет, он не должен этого допустить. Он обязан взять себя в руки и подарить Ханне возможность жить свободной жизнью.

Ханна настояла на том, чтобы устроить привал и осмотреть рану Джулиуса. По дороге Кейл рассказал ей облегченную версию произошедшего на ранчо чокто Тома, но девушка все равно была под впечатлением от его храбрости и ловкости. Она начинала понимать, почему этот мужчина стал легендой здешних мест.

Ханне было чрезвычайно приятно, когда Пирс подсел к ней и сказал:

— Мы вчера дразнили вашего мужа, что он расслабился и позволил нам застать его врасплох, но это все лишь шутки. Когда я вижу Элиота в деле, просто зеленею от зависти.

— Идите в фургон, мэм, — послышался сдавленный голос Джулиуса. — Мне, взрослому мужчине, будет не очень приятно, если вы увидите, как я плачу, когда ваш муж вытаскивает из меня пулю. Кроме того, мне придется снять штаны и хотелось бы остаться в чисто мужской компании.

— Пойдемте, мадам. — Чокто Том потянул ее за локоть. — Можете пока принести воды из ручья, а я порву старую одежду, чтобы перевязать раненого.

Ханна внимательно смотрела по сторонам, чтобы не потеряться и не доставить всем еще больших неприятностей. Она уже подходила к хижине, когда услышала крик Джулиуса и такие ругательства, о существовании которых и не подозревала. Кейл склонился над раненым и заканчивал свою операцию. Интересно, есть ли на свете что-то такое, чего Кейл не умеет? Он никогда не перестанет удивлять ее широтой своих познаний. С каждым днем она все больше поддавалась его очарованию. Он уже не казался ей таким диким и грубым. Рядом с Кейлом ей было легко и спокойно. Она подошла ближе и поставила ведро с водой рядом с ним.

— Ты сможешь мне помочь? — Кейл поднял на нее глаза, и Ханна кивнула в ответ. — Промой рану водой, а то я уже не вижу, что делаю.

Девушка решительно зачерпнула ковшом воды, стараясь не смотреть на рану. Еще не хватало упасть в обморок при виде крови. Тогда она сгорит со стыда. Вероятно, ее лицо выдало истинные чувства.

— Ты точно в порядке, Магнолия?

Ханна громко сглотнула и кивнула. Она просто обязана это сделать, и она сделает.

— Со мной не все в порядке, — подал голос Джулиус, — если это кого-то волнует. Я убью этих подонков! Как там, босс?

— Заканчиваю. Маг, дай мне этот кусочек олова. — Кейл поднял голову и перевел взгляд на Пирса: — Пирс, возьми чокто Тома и Скита, чтобы доставить бандитов в лагерь. Сейчас я закончу и перевяжу рану.

Ханна заметила, что все мгновенно подчинились его приказам. У самой-то у нее были с этим проблемы.

— Видишь, как я это делаю, Магнолия? Может, и ты когда-нибудь попробуешь.

— Подозреваю, что, будучи твоей женой, попробую не раз.

— Ты так считаешь?

— Ну, заворковали, голубки, — заворчал Джулиус. — Закончите сначала со мной, а потом… ох, черт! Что это ты приложил к ране? Огнем горит!

Ханна взяла ленты ткани, которые нарезал из старой одежды Том, и стала аккуратно перевязывать ногу. В этот момент она подумала о том, как бы она себя чувствовала, будь это нога Кейла. Ее руки касались бы его кожи…

— В чем дело, Магнолия? — Вопрос Кейла вывел ее из задумчивости. — Что ты так покраснела?

Ханна заставила себя улыбнуться:

— Все хорошо.

В этот момент она обратила внимание, что шнуровка на его рубашке исчезла и глубокий вырез обнажает мускулистый торс. Она быстро перевела взгляд на его лицо и почувствовала, что краснеет еще сильнее. Все это не ускользнуло даже от раненого Джулиуса.

— Эй вы, двое! Стройте друг другу глазки в другом месте! Закончите, наконец, меня бинтовать. Впереди куча дел.

Опустив глаза, Ханна вернулась к своему занятию, а Кейл встал и пошел навстречу Пирсу.

Черт побери! Ему все труднее сдерживаться. Почему он должен терпеть такие муки? Каждый раз, когда он смотрел на нее, в голове возникали весьма откровенные эротические фантазии.

— Если не возражаешь, босс, мы бы присоединились к вам. Вместе ехать в Бенинген куда безопаснее, да и Джулиус мог бы лежать в фургоне. Верхом с раненой ногой ему не доехать.

Кейл согласно кивнул. Почтовая станция, возникшая на месте военной базы, была не очень большой, но там имелось все необходимое для путешественников: гостиница, магазины и телеграф. Кроме того, там была тюрьма, в которой полицейские держали заключенных, прежде чем переправить их в Форт-Смит.

Вскоре они отправились в путь. Старый индеец дал Джулиусу в дорогу еще бутылку виски, чтобы облегчить раненому боль. И тот либо пел пьяным голосом песни, либо спал, либо таращился на Ханну, чем очень нервировал Кейла.

Проклятье, как он так быстро привык к этой женщине! Казалось, Ханна всегда была рядом. Он очень боялся, что скоро настанет момент их расставания. Кейл был уверен, что будет чертовски скучать по ней.

Глава 9

Ханна вздохнула с облегчением, когда впереди между двумя горными вершинами показалось строение из камня и дерева. От езды по колдобинам внутри все подпрыгивало, но за несколько дней пути она немного привыкла к этому состоянию и окружающей ее местности. Ханна старалась ничем не выдать своего состояния, представляя, как ужасно, должно быть, чувствует себя Джулиус. Хотя, если учесть выпитое, он вряд ли вспомнит о боли и неудобствах.

Когда фургон остановился, Ханна спрыгнула и заметила, что ноги слегка подрагивают. Оглядевшись, она увидела двухэтажное здание, в котором располагались телеграф, гостиница и магазин. Чуть в стороне стоял гигантских размеров сарай, окруженный десятками обозных повозок. Лошади сосредоточенно поедали сено, по двору расхаживали гордые индюки и куры.

— Хочешь, иди внутрь, мы с Пирсом перенесем Джулиуса, а потом отправим телеграмму на базу, что Маркхам арестован.

— Кейл! Ты вернулся!

Ханна удивленно посмотрела на привлекательную брюнетку в ситцевом платье с глубоким круглым вырезом. Женщина бросилась Кейлу на шею и впилась в губы. Ханна ощутила легкое разочарование. Видимо, эта пышногрудая красотка была с Кейлом в более близких отношениях, чем она сама. Именно она скрашивала ночи охотника за головами на индейских территориях.

Интересно, неужели не все женщины воспринимают сексуальные отношения как повинность? Они находят что-то привлекательное в том процессе, о котором в респектабельных гостиных шептались как об отвратительном и весьма болезненном?

Ханна заметила, что Кейл пытается высвободиться из объятий брюнетки и отойти на безопасное расстояние.

— Милли, — сказал он, подходя к Ханне, — хочу познакомить тебя с моей женой. Маг… э-э-э… Ханна Элиот. А это Милли Робертс.

— Женой?

— Милли с сомнением покосилась на Кейла. — Да ты шутишь! — Она оглядела Ханну с головы до ног.

— Нет. — Он повернулся к Ханне: — Милли работает здесь горничной и официанткой.

Девушка подумала, что он перечислил далеко не все ее обязанности.

— Рада познакомиться, — кивнула она, протягивая руку.

Для Милли эта встреча, несомненно, была не столь приятной. Она с презрением посмотрела на руку Ханны, резко повернулась и пошла прочь, покачивая бедрами, от чего ее голубая юбка болталась из стороны в сторону.

— Э-э-э… Милли сегодня немного нервная. Не обижайся на нее.

«А также эгоистичная и ревнивая», — подумала Ханна. Однако ей понравилось, что Кейл не пытался очернить свою подругу в ее глазах. Это делает ему честь.

— Скажи Эльмеру Линдену, хозяину, чтобы приготовил для нас комнату. — Голос Кейла вернул ее к реальности. — Или ты предпочитаешь отдельный номер?

— Нет. Одной комнаты вполне достаточно.

В конце концов, они женаты. Отдельные комнаты вызовут ненужные вопросы, да и Милли может почувствовать себя свободнее в действиях.

— Ты уверена, Магнолия? Я могу переночевать рядом с преступниками под предлогом того, что боюсь кому-либо доверить их охранять.

— Не волнуйся. Если тебе и Милли понадобится остаться наедине, я могу погулять. Заод но осмотрю окрестности.

— При чем здесь Милли? Мне не нужна никакая Милли!

Ханна слегка улыбнулась:

— Все в порядке, Кейл. Я не ребенок и все понимаю. Кроме того, наш брак фиктивный, так что я не имею никакого права препятствовать твоим отношениям с женщинами. — Ханна старалась не смотреть ему в глаза. — Это твое личное дело, как проводить свободное время.

— Мы заключили соглашение, и я намерен выполнять все условия. А там не было сказано, что я имею право ставить тебя в дурацкое положение. Я не хотел здесь останавливаться. Согласился только из-за Джулиуса. Прости, что заставил тебя нервничать.

Ханне стало неожиданно приятно услышать эти слова. Неужели он действительно хотел проехать мимо, чтобы не задеть ее женскую гордость? Ей хотелось расцеловать Кейла. И она стала действовать, тем более что заметила Милли, стоящую у открытого окна и с интересом наблюдающую за ними.

Кейл от удивления широко раскрыл глаза, когда Ханна прижалась к нему и поцеловала в губы. В голове сразу возникла картина обнаженной девушки, беззаботно плещущейся в реке. Он тихо застонал. Похоже, не он один испытывает влечение. Хотя один поцелуй совсем не означает, что она готова на большее. Даже чтобы насолить Милли.

Ханна опустила руки, бросила на него хитрый взгляд и пошла договариваться о комнате. В этот момент Кейл обратил внимание, что Пирс с любопытством наблюдает за ними.

— Забавно, босс, — подмигнул он Кейлу. — Зная темперамент Милли, не думаю, что она спокойно восприняла новость о твоей женитьбе. Она ведь давно положила на тебя глаз. Еще несколько лет назад, когда умер ее муж.

— Ладно, остряк, давай перенесем Джулиуса и займемся Маркхамом.

Ему лучше отвлечься от Ханны и от Милли и заняться своими прямыми обязанностями. Преступники должны быть под надежной охраной.

Ханна улыбнулась веселому толстячку с руками, похожими на два окорока, и пальцами, напоминающими сардельки. Эльмер Линден улыбнулся в ответ.

— Вышли замуж за Элиота? Давно? — поинтересовался он, передавая ключ.

— Неделю назад. Медовый месяц пришлось сочетать с охотой за преступниками.

Стоявшая за ней Милли неприлично громко фыркнула и удалилась в кухню.

Эльмер проводил ее недовольным взглядом.

— Что ж, мои поздравления, миссис Элиот.

— Благодарю вас, Эльмер. — Ханна одарила его лучезарной улыбкой.

— Ваш номер в самом конце коридора, там вам не будут мешать. Я распоряжусь, чтобы приготовили ванну. Ужин будет готов примерно через час.

— Я бы еще хотела отправить телеграмму.

Проследовав за хозяином в небольшое помещение за стойкой, она вскоре отправила распоряжение Бенджамину Колдвелу, адвокату ее матери, перевести причитающуюся ей по наследству сумму в банк города Кромвеля штата Техас. Затем Ханна взяла из фургона свой саквояж и мешок Кейла и направилась в комнату.

Когда она поднималась по лестнице, на верхней ступеньке заметила Милли Робертс. Ханна схватилась за перила, решив, что такая женщина может и столкнуть.

— Ты и месяца не выдержишь в здешних условиях, — сказала Милли, сверкнув глазами. — Несмотря на твой наряд, сразу видно, что ты человек новый. И оставь эту отвратительную манеру растягивать слова. — Она вновь оглядела Ханну с нескрываемой ненавистью. — Такой женщине, как ты, не под силу удержать рядом с собой Кейла. Пусть сегодня мне не удастся переспать с ним, но в следующий раз, когда ты не будешь таскаться за ним, как слепой котенок, мы наверстаем упущенное.

Ханна впервые пожалела, что была хорошо воспитана и не могла себе позволить вцепиться этой стерве в волосы. Но она не должна позволить этой пиявке навсегда присосаться к Кейлу. Ни за что на свете!

— Думаю, Кейл будет слишком занят со мной, чтобы у него остались силы на кого-то еще. — Она гордо вскинула голову, смерив Милли уничижительным взглядом.

— Что ж, посмотрим, — усмехнулась та в ответ.

Ханна молча проследовала мимо нее по коридору. Она впервые встречалась лицом к лицу с соперницей. Раньше у нее никогда не было таких проблем. Потенциальные женихи пытались пробудить в ней чувство ревности, стараясь у нее на глазах ухаживать за другими девушками. Однако Ханна была к ним настолько равнодушна, что это ее ничуть не задевало. Кейл же совсем другое дело. Кроме того, что она его официальная жена, он еще ее учитель и наставник. Ханна представила их с Милли в постели и едва не задохнулась от возмущения. Она рывком распахнула дверь комнаты и замерла, увидев узкую кровать, почти игрушечную ванну и топорной работы тумбочку. Ханна подавила вздох, вспоминая роскошные люксы для новобрачных. От всего этого ей пришлось навсегда отказаться, приняв решение отправиться на Запад. Ничего, несмотря на ужасающие условия, она должна выглядеть за ужином потрясающе, чтобы привлечь внимание Кейла и пробудить в Милли еще большую ревность. Она заставит эту выскочку забыть о ее муже. Если уж она решила быть самостоятельной, то должна решать свои проблемы любыми способами.

Ханна погрузилась в холодную воду, которую Милли специально для ванны не подогрела, и через час готова была спуститься вниз совсем другим человеком.

Кейл был на конюшне и занимался лошадьми, когда увидел Милли. Когда-то она казалась ему очень привлекательной, он был околдован этой любвеобильной женщиной. Но теперь, когда в его жизни появилась Ханна, он не мог думать ни о ком другом.

— Зачем ты женился на этой девчонке, Кейл? — шептала Милли, обвивая его руками. — Она совсем тебе не подходит. Тебе нужна я, только я смогу сделать тебя счастливым. Я хочу тебя, Кейл. Он опустил глаза и посмотрел в лицо Милли, которое показалось неожиданно чужим и даже не таким красивым, как раньше. Кейл отстранил ее:

— Послушай, Милли, я не хочу обижать ни тебя, ни Ханну. Я выбрал ее и дал клятву верности, которую не собираюсь нарушать.

— Какие же мужчины дураки! — Милли скорчила пренебрежительную гримасу. — Вы можете отказаться от женщины, которая готова ради вас на все, потому что думаете, что влюблены в другую. Очень скоро ты поймешь, что только я могу дать тебе все, что действительно хочешь. Я подожду, Кейл. Ты еще постучишься в мою дверь.

«Да, предстоит непростой вечерок», — подумал Кейл, загоняя лошадь в стойло.

— Мне бы твои проблемы, босс, — раздался за спиной голос Пирса.

— Я бы не отказался, — пробормотал тот.

— Отлично! Тогда отдай мне Ханну, а себе забирай Милли.

Кейл не счел нужным что-либо отвечать.

К большому сожалению, им придется задержаться в Бенингене чуть дольше запланированного. Кейл принял такое решение, осмотрев рану Джулиуса. Тот не сможет вставать еще несколько дней, а Пирс один с ним не справится. Кейла беспокоило, что за это время конфликт между Милли и Ханной может зайти очень далеко. Когда речь шла о поимке преступников на диких индейских территориях, ему не было равных. Но оказаться между разъяренной любовницей и молодой женой ему приходилось впервые. Он и не думал, что это окажется труднее. Кейл представить себе не мог, как будут развиваться события, и это его пугало. Как ему себя вести? Обратить все свое внимание на Ханну, чтобы Милли поняла, что между ними все кончено? Или лучше остаться ночевать со Скитом рядом с арестованными, чтобы отстраниться от выяснения отношений? Не будет же Милли преследовать его, если рядом всегда будут люди? Да и Ханна спокойно выспится одна в комнате. Пожалуй, так будет лучше всего. Кейл решил остановиться на этом.

Ханна была несколько встревожена, когда Кейл не появился, чтобы проводить ее в ресторан на ужин. Может, он с Милли? Она же сама дала понять, что его личная жизнь ее не волнует.

Девушка подошла к зеркалу и придирчиво себя оглядела. А ведь совсем недавно она считала, что внешность не играет никакой роли.

Поразмыслив, она решила, что должна переступить через свою гордость и спуститься в ресторан одна, чтобы убедиться, не ужинает ли Кейл в обществе Милли Робертс.

— Пошли, Скит, — скомандовала Ханна и открыла дверь.

По привычке пес выскочил первым. Девушка выдохнула и решительно вышла из номера.

Она шла по коридору, гордо подняв голову, и старалась не обращать внимания на шепот за спиной. Все постояльцы гостиницы уже собрались к ужину. Ханна заметила нескольких респектабельных джентльменов, молодую даму с ребенком, но большинство выглядело как фермеры или рабочие. Когда она вошла в ресторан, разговоры мгновенно стихли и все взгляды обратились в ее сторону. Она сразу увидела Кейла. Он сидел за столиком в углу. Один. Ханна еще раз окинула присутствующих взглядом и внезапно в голове вспыхнула мысль, от которой стало холодно и жарко одновременно. В висок словно вонзилась острая игла, вызывая нестерпимую боль. Почему эти люди так смотрят на нее? Неужели отец был прав и в ней их привлекает лишь красивая внешность и высокое социальное положение? Это все, на что способна она, Ханна Мэллой? Господи! Почему же жизнь так никчемна? Значит, надеться не на что?

Кейл нахмурился, увидев, как Ханна внезапно побледнела. Все ее эмоции и чувства были написаны на лице. Что-то внезапно испугало девушку, и вот уже взгляд потух, плечи опустились, а улыбка сползла с губ.

Проклятье! В чем же дело? Кейлу хотелось обнять Ханну, огородить ее от этих взглядов и назойливого внимания, защитить и успокоить. Он вскочил и, лавируя между столами, спешно подошел к ней. В ее глазах было столько разочарования и… вины? С чего это вдруг?

— Пошли, Маг, — смущенно пробормотал Кейл, взяв ее за руку. — Давай поужинаем. Я чертовски голоден.

Ханна вздрогнула, словно его слова больно хлестнули ее по лицу. Она подняла на Кейла прекрасные фиалковые глаза, в которых застыли тоска и безнадежность.

— Ты даже не заметил, — прошептала она.

— Не заметил чего?

— Ты даже не обратил внимания, что я выгляжу сейчас особенно. Мне так хотелось тебе понравиться.

Кейла рассмешило, как серьезно она это сказала.

— Правда? С чего бы это тебе стараться мне понравиться? — Он усмехнулся и хитро прищурился.

— Потому что…

Кейл подхватил ее под локоть и повел к столику в углу, подальше от посторонних глаз.

— Кейл, скажи мне правду. — Ханна остановилась и повернулась к нему. — Ты тоже видишь во мне лишь красивую женщину и больше ничего, как и все они? Ты понимаешь, что я тоже человек и у меня есть свой внутренний мир? Я хочу быть не просто красивым дополнением мужа, а самостоятельной личностью. Ты меня понимаешь, Кейл?

Он знал, что это очень для нее важно. Она не отступит, пока не получит ответа на жизненно важный для нее вопрос.

— Да, Магнолия. Я понимаю тебя. — Он помог ей сесть. — У тебя железная воля и золотое сердце. К сожалению, большинство этих… мужчин не способны разглядеть то, что скрыто под этими рюшами и оборками.

Ее счастливая улыбка подсказала, что он нашел верные слова.

— Значит, я — это не только красивая упаковка, как говорит отец?

— Конечно нет! Только полный идиот может такое сказать!

Кейл посмотрел в ее прекрасные глаза. К черту еду! Лучше он будет любоваться ее красивым лицом, на которое готов смотреть часами.

— Убери локти со стола, — прошептала Ханна. Кейл вздрогнул и положил руки на колени.

Ну и момент она выбрала для воспитания!

— Как Джулиус? Вы помогли ему устроиться? — спросила Ханна светским тоном, перекладывая приборы, так как они должны лежать по этикету.

— Да-а-а, — протянул Кейл. — Ему предстоит пережить чертовское…

— Ужасное, — поправила Ханна. — В присутствии дамы лучше употребить это слово.

— …ужасное похмелье завтра утром.

— А где Пирс? Он не присоединится к нам за ужином?

— Нет, он стережет арестованных. Я сменю его, как только поем.

Ханна подняла на него тревожный взгляд:

— Ты будешь охранять их всю ночь? — В этот момент в зале появилась Милли, предлагавшая всем кофе и попутно переговаривающаяся с гостями. Ханна окинула ее равнодушным взглядом и посмотрела Кейлу в глаза. — Мне лучше пойти с тобой. Мало ли что случится.

Кейл едва сдержал улыбку. Страхи Ханны были ему понятны.

— Не стоит беспокоиться, Маг. Я же уже сказал. Сделка есть сделка.

— Я доверяю тебе, — твердо произнесла Ханна. — Я ей не доверяю. Знаю, я сказала, что мне безразлично…

— Давай оставим эту тему, Маг. Я сам со всем справлюсь.

По крайней мере, ему так казалось.

Милли подошла к их столику и с очаровательной улыбкой налила Кейлу кофе. Затем она повернулась к Ханне и плеснула кофе прямо ей на юбку.

— Ох, какая же я неуклюжая! — воскликнула она с наигранным испугом.

Ханна вздрогнула и осталась сидеть как ни в чем не бывало, однако по выражению ее лица было видно, что она едва сдерживается. Милли торжествовала.

Черт их возьми! Кейл был совершенно растерян. Никогда в жизни его не посещало это чувство, даже когда речь шла о жизни и смерти. Но, находясь между двумя женщинами, готовыми разорвать друг друга на части, он впервые не знал, как поступить.

Глава 10

— Надеюсь, я не безнадежно испортила твое нарядное платье? — с притворным беспокойством заявила Милли.

Ханна смогла быстро вновь обрести самообладание.

— Это старье? Даже не расстраивайся по пустякам, Милдред. — Ханна назвала ее полным именем, которое та терпеть не могла. Милли отпрянула, словно получила пощечину. — Я давно хотела пустить его на тряпки. Хотя, может, захочешь забрать его себе, если считаешь нарядным?

Милли побагровела:

— Ах ты, маленькая с…

Кейл отреагировал мгновенно. Он успел схватить Милли за руку, прежде чем она опрокинула на Ханну весь кофейник.

— Ей, Милли! — раздался голос из-за соседнего столика. — Иди-ка сюда, налей еще чашку.

— Я еще с тобой не закончила, — процедила Милли сквозь зубы.

— Очень жаль, — улыбнулась Ханна. — А я уже все сказала. Ты свободна.

Кейл усмехнулся, когда Ханна величественным жестом показала официантке, что та может идти.

— Впечатляюще, — прошептал он, когда они остались вдвоем.

— Спасибо.

— Я так понял, что в ситуациях, когда мужчины полагаются на зоркий глаз, женщины доверяют своему острому языку.

Ханна кивнула, смущенная тем, что позволила себе опуститься до уровня Милли Робертс. Но в конце концов, она должна была защитить свою честь!

В этот момент сын хозяина Оупал Линден поставил перед ними тарелки с восхитительно пахнущей едой. Откусив кусочек, Ханна поняла, как же она голодна.

По окончании ужина Кейл настоял, чтобы Ханна немедленно отправилась в свою комнату. Она тряслась от мысли, что Кейл проведет ночь неизвестно где, когда Милли только и ждет возможности остаться с ним наедине. Ханна была слишком молода и наивна в вопросах обольщения мужчин. Она была готова сделать все, чтобы удержать Кейла рядом, но понятия не имела как.

Поэтому, когда он назидательным тоном стал давать указания запереть дверь на ночь, она просто обхватила его голову ладонями и поцеловала в губы. А чтобы у него не осталось никаких сомнений, добавила:

— Я буду ждать тебя ночью. Мне надо, чтобы ты меня кое-чему научил. Ты же мой муж.

Кейл стоял как громом пораженный. Он несколько раз открыл и закрыл рот, но не смог ничего сказать. Язык прилип к нёбу и отказывался его слушаться.

— Послушай, Магнолия, — наконец произнес он хриплым голосом, — если ты готова пойти на это, только чтобы она тебя не опередила, то зря. Не переживай. Я тебе уже все объяснил.

— После заключения сделки многое изменилось.

Кейл переступил с ноги на ногу.

— Ты уверена, Магнолия?

Ханна кивнула и открыла дверь номера.

— Я буду ждать тебя, — повторила она с загадочной улыбкой.

Кейл покосился на Скита, не осмеливаясь поднять глаза на Ханну. Сегодня вечером она действительно потрясающе выглядела. Только слепой мог этого не заметить.

— Я приду часа через три. Запри дверь. — Он резко повернулся и пошел к лестнице.

Когда-то он с удовольствием проводил время с Милли, но Ханна — это совсем другое. Такие женщины созданы не просто для удовлетворения мужских желаний. Обладать ими — роскошь, доступная не многим.

Кейл задумался. У него совсем мало времени, чтобы решить, принять предложение жены или отказаться.

Оставшись наедине со своими мыслями, он понял, что хочет Ханну даже больше, чем поймать Отиса Прайора — своего заклятого врага. Последующие три часа Кейл обдумывал, как настоящий джентльмен должен вести себя в постели с девственницей, чтобы не вызвать у нее навсегда отвращение к сексу и показать себя заботливым мужем.

Ханна надела ночную рубашку и легла. Нервы были на пределе. Она сама попросила Кейла провести с ней ночь. Таким образом, их брак переставал быть фикцией, что могло бы играть решающую роль для отца. Однако совсем не это и даже не посягательства Милли на ее мужа были важны для Ханны.

Она призналась себе, что всему виной ее чувства к Кейлу.

Скит, лежащий у порога, поднял голову и ощетинился. В следующую секунду раздался стук в дверь.

— Кто там? — крикнула Ханна, вспомнив инструкции Кейла.

— Пирс Хейден.

Ханна села в кровати.

— Как там Джулиус? А Кейл? Что-то случилось?

— Нет, мэм, все в порядке, — ответил тот же голос. — Просто зашел сообщить вам, что уже иду сменять вашего мужа.

— Спасибо!

От мысли о том, что Кейл через несколько минут будет здесь, внутри у нее все затрепетало. От своих замужних подруг Ханна знала, что все это продлится совсем недолго и ей нужно лишь сделать вид, что понравилось.

Скрипнуло окно, и она затаила дыхание. Следовало ожидать, что за неимением ключа Кейл воспользуется другим способом попасть в комнату.

Он возник перед ней в ярком лунном свете и казался совсем не таким, как днем.

Кейл скинул рубашку, открывая мускулистый торс. Может быть, когда-нибудь она научится рисовать и сможет передать на листе бумаги всю его грубую мужскую красоту.

Она была уверена, что он быстро ляжет рядом и приступит к исполнению своих супружеских обязанностей. Но Кейл стоял и смотрел на нее.

— Хочу еще раз спросить тебя, Магнолия: ты уверена в правильности своего решения? Лучше сразу скажи, если передумала.

— Я не передумала, — выпалила Ханна.

Кейл скинул одежду, и Ханна широко открыла глаза, впервые увидев голого мужчину.

Он сел на край кровати и стал покрывать поцелуями ее щеки, глаза, губы. Прикосновения были нежными и неторопливыми, словно впереди было еще много часов для наслаждения друг другом. Кейл снял с Ханны рубашку и отбросил в сторону. Его пальцы коснулись груди, вскоре уступив место губам. Он провел языком по соску, и Ханна тихо застонала. Она почувствовала, что он улыбается, и никак не могла понять, что его рассмешило.

Через несколько минут Ханна расслабилась, ее тело обмякло в его объятиях и стало податливым, как воск. Кейл с удивлением отметил, что, как никогда, тонко чувствует эту женщину, словно все ее ощущения загадочным образом передаются ему.

Кейл неспешно ласкал ее обнаженное тело, касаясь руками самых интимных частей. Ханна напряглась в ожидании того, что же он сделает дальше. Он раздвинул ей бедра и стал покрывать поцелуями живот, спускаясь все ниже.

— Не бойся. Я никогда не смогу сделать тебе больно.

— Кейл! Что… ох…

Ханна была совершенно не готова к тому невероятному наслаждению, которое лавиной обрушилось на нее. Она закричала, и Кейл накрыл ее рот поцелуем.

Блаженство разлилось по всему телу. Что же он с ней делает? Ханне казалось, что сердце сейчас остановится.

— Сделай что-нибудь! — закричала она, плохо понимая, что говорит.

— Мне казалось, я уже сделал, — усмехнулся Кейл. Он так долго ждал, чтобы прикоснуться к этому прекрасному телу, чтобы целовать и ласкать ее, наслаждаясь каждым мгновением их близости. Кейл никогда не тратил столько времени на женщину. Ему неожиданно захотелось доставить Ханне удовольствие. Эта возможность дарить наслаждение оказалась не менее приятной, чем получать. Неожиданно Кейл понял, что в нем изменилось. Он впервые занимается любовью не просто с женщиной, а с невинной женой, которая еще ничего не знает о страсти и желании.

— Я хочу тебя, — прошептала Ханна.

— И ты меня получишь. — Кейл помолчал. — Но не сейчас, Маг. Настанет время и…

Ханна коснулась его восставшей плоти и потянулась к нему всем телом.

— Прошу тебя. Пожалуйста.

Кейл был сильным мужчиной и умел контролировать свои желания, но сейчас он не мог найти в себе силы устоять перед ее божественной красотой. Он встал перед Ханной на колени и, не говоря ни слова, вошел в нее.

— Ты сама не захотела ждать, Маг, — хрипло произнес он. — Я не хотел причинять тебе боль, но причиняю.

— Боль? — Ханна приподняла голову, не переставая при этом двигаться в бешеном ритме, казалось, она старается, чтобы он проник в нее еще глубже. — Да мне было намного хуже, когда ты ничего не делал. Так гораздо лучше.

Эта женщина никогда не перестанет его удивлять. Кейл не любил сюрпризы. Он никак не ожидал, что Ханна так поведет себя во время их первой близости.

Он больше не мог ни о чем думать. Страсть полностью захватила его. Кейл впервые в жизни отдался своим чувствам. Умный мужчина знает, как получать удовольствие и как доставлять, но мудрый мужчина знает, как это делать одновременно. Ханна была так близко, он гладил ее шелковистые волосы, ласкал ее тело и, казалось, растворился в ней. Похоже, он стал мудрым. В его жизни все перевернулось, меняя его тело и душу.

Кейл не мог сказать Ханне, что у нее открылся новый талант. И это не рисование. Она умеет любить и дарить наслаждение, как ни одна женщина на свете.

— Знаешь, что я тебе скажу, — голос Ханны отвлек его от собственных мыслей, — либо мои подруги лгуньи, либо они вышли замуж не за тех мужчин. И зачем я целых три часа так нервничала и переживала?

Кейл посмотрел на нее и усмехнулся.

— Мне рассказывали, что исполнение супружеских обязанностей — просто пытка для женщины. Невероятно!

И это действительно было так. Ханна никогда не чувствовала себя так легко и свободно. Ей казалось, что она научилась летать. Никогда в жизни она не получала такого удовольствия и не испытывала такую массу новых ощущений. Но Кейл, несомненно…

— Отойди от меня, — сказала Ханна.

— Что? — Кейл не ожидал у нее таких резких перепадов настроения. — Всего минуту назад ты не жаловалась. Клянусь, ты самое непредсказуемое существо на этой планете.

— Говорю, убирайся.

Кейл слегка отодвинулся от нее.

— Да в чем дело?

Ханна завернулась в простыню и вылезла из кровати. Она неожиданно подумала о том, что то, что несколько минут назад она испытывала в объятиях Кейла, Милли Робертс переживала множество раз. Ей стало противно. Это был просто секс, удовлетворение физических потребностей, ничего общего не имеющее с любовью. Она была игрушкой, лишь хорошим трофеем.

— Ханна, вернись в кровать!

— Ни за что!

— Послушай, я не понимаю, что случилось? Ты то прижимаешься ко мне, то отталкиваешь.

— А разве тебе важно, кто будет рядом с тобой? Я, Милли или другая женщина?

Ох! Кейл не считал себя большим знатоком женщин, но понимал, когда они по-настоящему выходят из себя. И пример сейчас у него перед глазами. Эта вспышка ярости, несомненно, результат ее неопытности.

— Это было совсем не то же самое, что с Милли, Маг. — Кейл покачал головой. — Поверь мне на слово.

— Правда? — Ханна вздернула подбородок и откинула волосы. — Не лги мне, Кейл Элиот. Я лучше смирюсь с горькой правдой, чем буду знать, что уже никогда не смогу тебе доверять.

Кейл сел на край кровати. Почему сейчас нельзя поступить как на работе и поручить Скиту разобраться с возникшей проблемой?

— И как ты планируешь это проверить? Переспать с Пирсом и самой понять, что не со всеми все одинаково?

— Конечно нет, — фыркнула Ханна.

— Почему нет? — Кейл дразнил ее, сам не понимая, чего добивается.

— Потому что я… — Голос срывался, и Ханна замолчала, глядя на него с немым укором.

— Даже если бы это было то же самое, хотя это не так, — поспешил добавить Кейл, — вспомни, ведь ты же сама говорила, что у нас нет обязательств по отношению друг к другу. Мы вольны делать то, что хочется. Или ты опять решила изменить правила?

Ханна повернулась к нему спиной. Ей казалось, что она сама не понимает, что говорит и чего хочет. Уместно ли говорить сейчас о любви? А может, это и не любовь? Но Ханне казалось, что она испытывает к своему мужу и учителю нечто очень на то похожее.

Она любила отца, любила маму и брата, но теперешнее чувство было совсем другим. Кроме того, Ханна понимала, что, как только она исчезнет из жизни Кейла, Милли мгновенно займет ее место в его постели. При одной мысли об этом девушку начинало трясти. Почему ее это так беспокоит? Как заставить свое сердце не любить мужчину, когда ты уже наполовину потеряла голову?

Предаваясь таким размышлениям, Ханна не заметила, как Кейл оделся и вылез в окно. Услышав, как скрипнула рама, она повернулась и увидела мелькнувшую во дворе тень.

Ханна бросилась на кровать и натянула на себя одеяло. Как же могло так случиться, что их первая ночь закончилась скандалом? Теперь она не сможет посмотреть в глаза мужчине, с которым сначала страстно занималась любовью, а потом вела себя как ревнивая дурочка.

Завидев Кейла, Пирс встал и выхватил пистолет.

— Какого черта ты здесь делаешь? Я же сказал, что буду дежурить всю ночь.

— Иди лучше посмотри, как там Джулиус.

Пирс оглядел его с ног до головы.

— А, понятно, начались семейные проблемы, босс?

— Я не собираюсь с тобой это обсуждать, — огрызнулся Кейл.

— Из-за Милли? Я говорил тебе, что ревнивых жен лучше не знакомить с любовницами.

— А я смотрю, ты прямо эксперт в вопросах брака, — съязвил Кейл. — Много раз был женат?

— Один. Она сбежала с другим, пока я гонялся за преступниками. Я считаю, что тех, кто ворует чужих жен, надо вешать. Как и конокрадов.

Пирс ушел, а Кейл растянулся на сене и стал разглядывать стену конюшни.

Как в одно мгновение ангел может превратиться в демона? С чего она вбила себе в голову, что ничем не отличается от Милли? Он тоже хорош. Посоветовал ей переспать с Пирсом, чтобы понять разницу. Кейл тяжело вздохнул. От этих мыслей стало еще хуже.

Ты был просто обязан остаться, — пронеслось у него в голове. — Остаться и убедить Ханну, что она ошибается. Когда это ты убегал от проблем, как трусливый шакал?

Надо признаться, что он просто испугался. Кейл никогда не попадал в подобные ситуации и сделал неправильные выводы. Не учел наивность и неопытность Ханны. Он должен что-то сделать, чтобы не потерять ее навсегда.

Кейл закрыл глаза. Голова болела от безрадостных мыслей. Пожалуй, сейчас лучше всего хорошо выспаться. Может быть, утром он сможет принять какое-то верное решение и все будет хорошо. Или еще хуже.

Глава 11

Одевшись в старое платье, Ханна спустилась вниз. Не обращая внимания на убийственные взгляды Милли, она вышла во двор и увидела Кейла, стоявшего рядом с фургоном. На его лице застыло равнодушное выражение, по которому было невозможно угадать его настроение. Ханна бросила свои вещи в фургон и украдкой покосилась на Кейла.

— Не передумала ехать дальше? — тихо спросил он.

Ханна подняла голову и внимательно посмотрела ему в глаза.

— Когда ночью, вместо того чтобы спать, я обдумывала происходящее, то вспомнила, что мы заключили договор. И я намерена выполнить обещанное.

— Это не то же самое, Маг. Поверь мне, — ни с того ни с сего выпалил Кейл.

Смутившись, он помог Ханне сесть в фургон. Ее руки слегка дрожали.

Ханна нахмурилась и отвернулась.

Девушка понимала, что плохо знает жизнь. До последних событий она видела ее лишь сквозь маленькую щелочку слегка приоткрытой двери оранжереи. Интересно, возможно ли, что Кейл сказал ей правду? Могла ли для него их близость значить так же много, как для нее? Ханна не знала, способна ли женщина, не обладающая никаким сексуальным опытом, тронуть сердце мужчины и подарить ему наслаждение.

— Что случилось? — раздался рядом голос Кейла.

— Просто задумалась.

— И зря, Маг. Это не поможет разобраться во вчерашней проблеме. — Он жестом приказал Скиту лезть в повозку. — И что ты надумала?

Ханна молчала и заговорила лишь тогда, когда они отъехали от постоялого двора.

— Сколько у тебя было любовниц?

Кейл едва не поперхнулся.

— Черт, Магнолия, какое это имеет отношение к прошлой ночи?

Ханна поджала губы.

— Я пытаюсь разгадать одну важную вещь.

— Разгадывай что-нибудь другое.

— Мне нужен твой честный и откровенный ответ.

— Как обычно!

Ханна не сводила с него настойчивого взгляда.

— Не больше дюжины?

Кейл почувствовал, что краснеет.

— Нет, не больше.

— Отлично. На этом и закончим.

— Счастлив это слышать.

— И со всеми было не так, как у нас с тобой? Правда?

— Правда, Магнолия.

Она посмотрела на него с прищуром, улыбнулась и кивнула.

— Утром я заходила к Джулиусу. — Ханна решила сменить тему. — Ему намного лучше, если не считать страшной головной боли. Пирс просил передать тебе привет. Хорошие люди эти маршалы. Очень надеюсь, что мы снова встретимся.

Кейл вложил ей в руки вожжи.

— Попробуй управлять лошадьми пару миль.

— Зачем? — удивилась Ханна.

— На случай, если тебе придется мне помочь. Лучше все предусмотреть заранее. Не люблю сюрпризов.

Он не смог удержаться и поцеловал ее в губы.

— Ты же быстро все схватываешь, Маг. Молодец!

Она удивленно смотрела, как он перелез через скамейку, лег внутри фургона и задремал.

— Иди сюда, Скит. — Ханна хлопнула себя по ноге. — Поговорим с тобой, пока хозяин спит.

Кейл улыбнулся. Похоже, он нашел правильные слова и смог помириться с Ханной. Настроение было прекрасным. Он закрыл глаза и провалился в сон.

Последующие два дня они провели в пути без всяких невзгод и приключений. К вечеру третьего дня небо над горизонтом затянулось тучами, предвещая грозу и ливень. Ханна крепче прижалась к Кейлу. Сильные порывы ветра хлестали в лицо. Раздались первые удары грома, и земля задрожала.

— Гроза примерно в трех милях, — сказал Кейл.

— Откуда ты знаешь?

— Я годами жил практически под открытым небом. Индейская культура дает бесценные знания о матери-природе. Между вспышкой молнии и ударом грома проходит пять секунд, так можно подсчитать расстояние.

Ханна подумала: почему же в школе ее не учили столь полезным вещам? Ей тоже удалось рассказать Кейлу много полезного о хороших манерах, однако к концу недели, когда они прибудут в Техас, ему надо знать намного больше.

— В чем дело? — взволнованно спросила она, почувствовав, как напряглось его тело.

— Слушай.

И она услышала топот копыт, заглушаемый ударами грома. Почтовая карета!

Словно прочитав мысли Кейла, Ханна выхватила из его рук вожжи и заметила одобрительный взгляд. Кейл вскочил на лошадь, привязанную к повозке.

— Езжай быстрее, а я проверю, что там впереди. Скит!

— Но… — попыталась возразить Ханна, однако Кейл ее не слышал. Когда небо озарила очередная вспышка молнии, он уже скрылся из вида.

Дождь начался внезапно. Привязав вожжи к балке, Ханна принялась спешно накрывать вещи в фургоне куском парусины. Когда дело было сделано, она промокла до нитки.

Лошади неслись вперед, разрезая потоки воды. Показался холм, и Ханна боялась, что не сможет преодолеть подъем, чтобы увидеть, что же происходит в долине.

Кейл говорил ей быть осмотрительной и держаться подальше от всего, что может представлять опасность. Интересно, а крутой перевал тоже к этому относится?

Внезапно впереди на дороге, давно превратившейся в отвратительное месиво, она увидела перевернутый экипаж. Несколько человек в масках окружили его, словно слетевшиеся на добычу стервятники. Послышались выстрелы. Первой мыслью было броситься на помощь, но Кейл не одобрил бы такой поступок.

Тем не менее Ханна хлестнула лошадей и понеслась вперед. Возможно, Кейл где-то рядом, он поможет ей и жертвам разбойников. Она встала, слегка согнув ноги в коленях, и издала громкий клич, перекрикивая грозу. Несмотря на удары грома, ей удалось привлечь к себе внимание грабителей, который пытались открыть украденный сундук.

Чуть в стороне от дороги Кейл наблюдал за происходящим из-за своего укрытия. Черт, ему так и не удалось ничему научить эту женщину! Куда она несется? Прежде всего она должна охранять собственное имущество. Хотя стоило признать, что он был впечатлен ее храбростью и решительностью.

— Скит! — Кейл указал на одного из мужчин.

Через несколько секунд пес, пулей пролетев отделявшее их расстояние, мертвой хваткой вцепился в бандита. Одна из лошадей от испуга встала на дыбы и сбросила седока, наводившего пистолет на Ханну. Через мгновение Скит уже впился зубами ему в руку. Кейл подобрался к третьему грабителю, который имел неосторожность приблизиться к месту его засады. Повалив его на землю и быстро связав, Кейл взглянул на возницу.

— Чертовски рад тебя видеть, Элиот, — пробормотал тот.

Кейл заметил, как один из грабителей дотянулся до кольта левой рукой и выстрелил. Он прыгнул вперед, перевернулся через голову и прижался к земле. Пули просвистели у него над головой. В этот момент, разбрызгивая грязь и камни, подпрыгивая на кочках, к ним подъехал фургон.

— Слава богу, ты жив! — воскликнула Ханна, спрыгивая на землю.

Пока Кейл подбирал слова помягче, она чмокнула его в губы и побежала к перевернутому экипажу.

— Все в порядке? — спросила она, увидев в окне две всклокоченных головы.

— Насколько это возможно, — был ответ. — Вот, возьмите ребенка. Она напугана, ей требуется помощь.

Ханна подхватила на руки девочку лет трех и стала ее укачивать.

— Тихо, милая, все хорошо, не надо плакать. Сейчас мы поможем твоей маме. Кейл все сделает, — приговаривала она нараспев.

Кейл был поражен видом Ханны. Он никогда не видел ее такой. С растрепанными волосами, мокрая с головы до ног, она была похожа на ребенка. Но при этом не думала о себе, стараясь успокоить малышку и помочь другим пассажирам. Видимо, сердце у этой женщины из чистого золота.

Кейл тряхнул головой и поспешил на помощь людям, сидящим в дилижансе. Женщина обняла его и принялась благодарить за то, что он спас жизнь ей и ее дочери.

Кейл покосился на Ханну. Вдруг она подумает, что это доставляет ему удовольствие.

— Похоже, я вышла замуж за мужчину, от которого женщины просто не могут оторваться. — Ханна смотрела на него с усмешкой. — Лучше сразу к этому привыкнуть.

— Я до конца жизни обязана вам, — не унималась спасенная. — Мы едем к мужу в Форт-Гриффин, в Техас. Если окажетесь в тех краях, всегда будете самыми желанными гостями в нашем доме. Еще раз огромное спасибо.

Кейл осмотрел экипаж, который, к счастью, почти не пострадал. Вскоре все пассажиры могли продолжать путешествие и взяли курс на почтовую станцию в пяти милях к югу.

Кейл поместил пленников в фургон и повернулся к Ханне:

— Не вздумай больше так делать.

— Я старалась отвлечь их, чтобы ты мог действовать, — возмутилась она.

— Не важно. Я постарел на десять лет за последние несколько дней из-за твоих выходок. Если будешь продолжать в том же духе, я не доеду до Техаса.

Ханна положила руку ему на плечо и подарила одну из своих очаровательных улыбок.

— Ценю твою заботу обо мне, Кейл, но не в моих правилах бездействовать, когда требуется помощь. Мы с тобой в одной упряжке. Не забывай об этом.

Кейл вздохнул и хлестнул лошадей. Эту женщину невозможно переспорить. Когда-нибудь последнее слово будет за ним?

Ханна была счастлива, что все так благополучно закончилось и Кейл даже не оторвал ей голову, хотя было за что. Она была горда, что в очередной раз смогла быть полезной. За последнее время с ней произошло больше, чем за всю жизнь. Ханне казалось, что только сейчас она и начала жить по-настоящему.

Ей было стыдно за то, что она наговорила Кейлу в Бенингене. Всему виной ее повышенная чувствительность и волнение, связанное с первым сексуальным опытом. Скорее всего, Кейл не обманул ее, для него эта ночь тоже была особенной. Ведь он впервые занимался любовью с женой.

Ханна дала себе слово, что больше не будет об этом думать. Она решила, что Кейл не тот человек, который будет придумывать изощренную ложь. Его мысли заняты совсем другим, а работа предполагает риск, и это лишает его возможности загадывать на будущее, заставляя постоянно думать о том, как выжить. Сегодня. Сейчас. На другое у него просто нет времени.

Ханна взяла пряжу и спицы и спустилась в холл отеля. Пока Кейл занят передачей бандитов маршалу Бенингена, она попробует вязать.

Она села у камина, и Мэри Уоткинс, мать спасенной девочки, взялась дать ей урок. Спицы в умелых руках Мэри мелькали с невероятной быстротой. Она вязала шаль для своей дочери Элейн. Все петли были аккуратными, и полотно получалось ровным и очень красивым.

Коричневая подстилка, которую Ханна задумала связать Скиту, чтобы ему было теплее прохладными ночами, получалось похожей на швейцарский сыр — одни дырки. Ничего, со временем и у нее все получится. Главное — чаще практиковаться.

Вскоре Элейн стала хныкать, и Мэри пошла укладывать ее спать. Кейл так и не вернулся. Решив дать отдых уставшим пальцам, Ханна вышла во двор подышать свежим воздухом.

Густой туман окутал здание отеля и сарай. С крыши капала вода. Ханна стала бесцельно бродить по постоялому двору и внезапно услышала топот копыт. Сердце затрепетало, когда она увидела скакавшего верхом на пегом мерине Кейла. Он был весь мокрый, но от этого казался еще более привлекательным.

Возможно, для кого-то он и был опасен, многим казался символом карающей руки закона, но для нее он был идеалом мужчины. Кейл был храбр, надежен, как скала, добр и заботлив.

Ханну бросило в жар. Ей вновь захотелось провести с ним ночь. Не имеет значения, есть в ней что-то особенное или нет. Кейл подарил ей невероятное наслаждение, открыл ей новый мир. Ханна решила для себя, что тоже доставит ему удовольствие таким же способом, как и он.

Она направилась к конюшне. Свернув за угол, она уткнулась в широкую мужскую грудь.

— Черт, Магнолия, — раздался недовольный голос. — Что ты здесь делаешь? Тебе давно пора быть в постели.

Ханна подняла на него глаза и провела ладонью по мокрой рубашке.

— Ты прав. Мне пора быть в постели. Но только с тобой. — Ханна встала на цыпочки и прижалась к его губам.

В следующую секунду Кейл крепко обнял ее и прижал к себе, оторвав от земли. Он жадно целовал ее, и в этом не было той нежности, как в их первую ночь. Ханна ничего не имела против. Его страсть передалась ей, и желание разгоралось все сильнее. Даже если он возьмет ее прямо здесь, она не будет возражать.

— Не здесь, Маг, — прошептал Кейл. — Только не здесь. — Он перевел дыхание. — Первое, что мы купим в Кромвеле, — самую большую, самую мягкую и удобную кровать, которую только найдем. Ты это заслужила.

— Ого, — улыбнулась Ханна, — да я удачно вышла замуж! Муж, который ставит комфорт жены превыше всего…

Кейл не дал ей договорить. Он схватил Ханну за руку и потащил в отель.

Взлетев по лестнице, он втолкнул Ханну в комнату и захлопнул дверь перед самым носом Скита.

— Господи, как ты прекрасна! — Он провел ладонью по ее щеке. — Извини, если это тебя обижает.

— Из твоих уст это звучит как самый приятный комплимент. — Ханна рывком развязала его бриджи, и они упали к его ногам.

Черт, то, что делает эта женщина, должно быть признано преступлением во всех тридцати восьми штатах. Ее божественная красота лишала его возможности мыслить здраво. Она просто убивала в нем последние способности контролировать себя. Разве это не преступление?

— Научи меня, как мне сделать так же, как ты вчера? Тебе ведь это тоже нравится? — Ханна коснулась губами его соска.

— Нравится. Очень, — прохрипел Кейл.

— А это? — Она опустила руку ниже и неловко погладила его мужское достоинство.

— Ханна…

— Скажи правду. Я хочу, чтобы ты тоже понял, что значит потерять контроль над собой. Я хочу показать тебе, что чувствовала я.

Неужели он такое смог сделать?

Ханна опустилась на колени и обхватила губами его восставшую плоть. Кейлу казалось, что он никогда не сможет вздохнуть. Кровь пульсировала в висках, перед глазами стоял туман.

— Достаточно, Ханна…

— Нет. Ты еще стоишь. А я хочу, чтобы у тебя не было сил держаться на ногах. Хоть ты и самый сильный воин.

Она подтолкнула его к стулу, сняла ботинки и бриджи. Ее светлые волосы рассыпались по его бедрам. Господи, она убьет его!

Совсем недавно он думал, что уже никогда не проведет ночь в ее объятиях, в ней никогда не проснется то желание, которое испытывал он. Поистине Ханна поразительная женщина. Кейл взял ее за плечи, притянул к себе и поцеловал.

— Я хочу тебя больше, чем сделать следующий вздох, — хрипло прошептал он.

Кейл словно превратился в дикого зверя. Он повалил Ханну на кровать и набросился сверху. Ему хотелось ласкать ее до изнеможения, слышать, как она произносит его имя и стонет от наслаждения. Ханна сама не понимает, что способна одним своим видом вызвать в нем непреодолимое желание обладать ею, способна поставить на колени и сделать безвольной игрушкой в своих руках.

— Кейл! — Тело Ханны содрогнулось в экстазе.

Они оба погрузились в блаженное обладание друг другом. Это был только их мир, доступ в который был закрыт для посторонних. Мир желаний и наслаждений.

Кейл испытывал невероятное чувство, погружаясь во влажную мягкую плоть. Они двигались в унисон, словно давние любовники, хорошо знающие, как доставить друг другу удовольствие.

— Мне никогда в жизни не было так хорошо, Ханна, — прошептал Кейл. — Поверь.

Она поцеловала его в плечо.

— Верю.

Эти слова были для Кейла самыми дорогими на свете. Она дала ему даже больше, чем могла представить. До того, как Ханна появилась в его жизни, он никогда не чувствовал себя желанным, особенным и достойным большего.

— Я не смогу жить без тебя. Это очень опасно.

— А ты заставил меня хотеть тебя. Это тоже опасно, Кейл. Знаешь, кажется, мне нравится опасность.

— А меня вообще называют сорвиголова. — На его губах появилась счастливая улыбка.

Кейл встал и собрал разбросанные вещи. Он никогда не проводил всю ночь с женщиной, и ему никогда не хотелось. Он привык к образу жизни одинокого волка. Ханна задела самые тонкие струны его души, пробудила в нем неизвестные чувства.

Он лег в постель, и Ханна прижалась к нему всем телом.

— Спокойной ночи, муж, — сонно пробормотала она.

— Спи спокойно, жена.

Кейл знал, что засыпает с глупой улыбкой на лице. Он может привыкнуть спать с ней в одной постели. Однажды это закончится. Когда все условия их договора будут выполнены.

Глава 12

На рассвете, попрощавшись с Мэри и ее дочерью, они с Кейлом выехали с постоялого двора и направились на юг. Им предстояло добраться до переправы через Ред-Ривер, чтобы на пароме попасть в Техас. Дорога была, по обыкновению, ухабистой, и Ханна не смогла продолжить вязать коврик для Скита. Кейл был неразговорчив и сосредоточенно смотрел вперед. Она решила, что он обдумывает операцию по поимке Отиса Прайора, и старалась не мешать. Единственное, что она сочла нужным сказать Кейлу, — это несколько правил хорошего тона, которые должны были бы убедить жителей Кромвеля, что перед ними именно тот, кого они видят: владелец лавки, решивший начать новое дело в новом месте.

— Кажется, мы его нашли, — наконец произнес Кейл.

С холма открывался прекрасный вид на долину. Ханна увидела ранчо, со всех сторон окруженное горами. Большой каменный дом, загон для скота, сараи и конюшня. Да, Прайор неплохо устроился. Если верить Кейлу, он промышлял грабежом и жил за счет горя добропорядочных граждан. Теперь им вдвоем предстояло положить этому конец.

Ханна повернулась в сторону реки и увидела на берегу небольшое поселение. Это и был Кромвель, которому предстояло стать ее домом на ближайшие несколько недель.

Они остановились, чтобы переодеться в приличную одежду. Оглядев Кейла, Ханна одобрительно улыбнулась. Теперь он совсем не был похож на охотника за головами. Единственное, что ее беспокоило, — что она не слишком подробно объяснила ему, как себя вести. За себя она не переживала, отец с детства учил ее быть хорошей, гостеприимной хозяйкой.

— В память о моем покойном брате Грее Клауде я решил взять псевдоним Грейсон Макклауд, — торжественно заявил Кейл, застегивая пуговицы ее лавандового платья.

— Одобряю. Тебе очень подходит.

Когда они ехали по главной улице городка, Ханна старалась приметить какое-нибудь пустующее помещение под магазин и с облегчением вздохнула, увидев целых два.

— Вот это, — сказала она.

Кейл кивнул и свернул в сторону окружного судебного офиса, чтобы сразу договориться о покупке или аренде помещения. Пока он вел переговоры, Ханна решила немного побродить по городу. Встречавшиеся ей люди были приветливы, и она сочла это хорошим знаком. Вывески пестрели названиями: «Магазин Прайора», «Конюшни Прайора», «Бар Прайора». Похоже, этот человек владеет всем городом.

Когда она добралась до фургона, Кейл и один из маршалов ждали ее. Он сразу не понравился Ханне. Она подумала, что Кейл, скорее всего, прав и Отис подкупил всех должностных лиц в округе. — Моя жена Ханна, — сказал Кейл, как она его и учила. — Маршал Сэм Викерз сообщил, что магазин сдается в аренду. Пока мы будем обедать, он переговорит с владельцем.

Ханна была удивлена неожиданно появившемуся у Кейла южному акценту. Должно быть, он прислушивался к тому, как она говорит, и с легкостью перенял манеру.

— Приятно познакомиться, сэр. — Ханна улыбнулась чиновнику и стойко выдержала его похотливый взгляд. Да, с такими блюстителями закона лучше не выходить на улицу после заката. В городе определенно надо навести порядок, и это сделает ее муж. — Кажется, я знаю, кто владеет этим помещением, — сказала Ханна, провожая взглядом Сэма.

— Маг, прошу тебя, будь очень осторожна. Прайор контролирует всех и вся в этом городе. Ему принадлежит все.

— Например, такие, как Сэм Викерз. Я сразу это поняла. К счастью, у меня есть секретное оружие.

— Да? И какое? — Кейл остановился у ресторана и повернулся к ней.

— Ты. Я рада, что согласилась на твои условия. Мы обязательно спасем этот город.

Кейл не разделял ее восторга. Это дело обещало быть самым сложным в его жизни. Отис Прайор был негласным хозяином города. Бороться с ним будет очень непросто. Кроме того, Кейл беспокоился, что из-за своей неопытности и наивности Ханна может пострадать. Если с ней что-то случится, он никогда себе этого не простит.

— Обещай мне, что будешь предельно осторожна. Будешь всегда следить, что говоришь и делаешь. И не спорь со мной, если я говорю взять Скита с собой. Нам надо быть готовыми к самым неожиданным проблемам. Обещай мне, что ничего не будешь предпринимать, не посоветовавшись со мной. И не будешь мне мешать.

— Я так и думала. Не о многом ли ты просишь, мой дорогой муж? Пошли обедать?

Кейл подал ей руку, и, спустившись на землю, Ханна вошла в кафе с лучезарной улыбкой на губах. Все взгляды мгновенно обратились в их сторону. Кейл нахмурился. Похоже, ему придется каким-то образом быть в двух местах одновременно и не спускать с Ханны глаз. Может, он ошибся, когда принял решение подключить ее к этому делу?

Кейл помог ей сесть и занял место напротив. Лишь бы ему не пришлось жалеть о своем поступке.

Ханна в очередной раз поразилась способности Кейла держать себя в руках, когда увидела в окно Отиса Прайора. Он оказался весьма привлекательным мужчиной, хоть и убийцей. Голубоглазый блондин, высокий и подтянутый, он производил впечатление респектабельного господина.

Отис вошел в кафе и подошел к их столику.

— Сэм сказал, ты хочешь арендовать помещение под магазин. — Он мельком взглянул на Кейла и стал с жадностью разглядывать Ханну. — Отис Прайор к вашим услугам, мэм.

Ханна улыбнулась:

— Приятно познакомиться, мистер Прайор. Мы с мужем недавно поженились и решили обосноваться в Кромвеле. Я выросла в Новом Орлеане, и мне очень нравится этот тихий уютный городок.

— Теперь я понимаю, откуда этот акцент, — сказал Отис и, наклонившись, поцеловал ей руку. Ханна непроизвольно вздрогнула. — У вас очаровательная жена, мистер Макклауд.

— Благодарю вас, — сдержанно ответил Кейл. — Если не возражаете, мне бы хотелось скорее завершить все формальности. У нас с женой был тяжелый день, хотелось бы уже устроиться.

— Прошу простить мне мою несообразительность. Можете сейчас же осмотреть помещение. — Он махнул рукой в сторону лавки.

Ханна не спускала глаз с Отиса. Он старался выглядеть услужливым и радушным, но по острому взгляду его холодных глаз было видно, что он не из тех людей, которых беспокоит удобство других. Она должна обратить его заинтересованность ею им на пользу. Ханна не знала, как это сделать, но решила, что со временем найдет способ.

— Это нам подходит, — сказала Ханна, когда они вошли в помещение, которое напоминало адвокатскую контору. — Мы быстро сможем его переоборудовать.

— Вы ведь оружейник? — Отис резко повернулся к Кейлу.

— Как и мой отец, — кивнул тот. — Я вырос среди оружия. С детства чистил пистолеты. А еще я страстный охотник. Это был для меня лучший способ испробовать оружие.

Ханна отметила, как быстро Кейл переквалифицировался из профессионального охотника в профессионального лжеца. Он говорил так искренне, что она сама едва не поверила ему.

Отис несколько мгновений внимательно вглядывался в его лицо, затем махнул рукой:

— Идемте, я покажу вам жилую часть.

Ханна с тоской оглядела небольшую комнату.

— Я надеялась на что-то более просторное, но, думаю, мы и здесь прекрасно устроимся. — Она улыбнулась. Ей хотелось дать понять Прайору, что она привыкла к лучшим условиям. — Не беспокойтесь, сэр. Мы будем аккуратно обращаться с вашей собственностью.

— Не сомневаюсь, моя дорогая. Да и как бы я мог отказать такой прекрасной леди. Не люблю разочаровывать женщин. Магазин ваш.

Когда он назвал цену, Ханна едва не закашлялась от негодования. Ни малейшим движением не выдав своих мыслей, Кейл согласился на грабительские условия. Расспросив, как найти ранчо мистера Прайора, он обещал подвезти деньги на следующий день.

Когда за Прайором закрылась дверь, Ханна бросилась к Кейлу:

— Я привыкла к большим помещениям, но пока и так сойдет, правда? Это же только начало.

— Ты точно довольна, любовь моя? — спросил Кейл, не оставляя свою новую манеру говорить. — Мне будет хорошо везде, если ты рядом.

Ханна подошла к окну и увидела, как голубоглазый бандит, скрывающийся под именем Отиса Прайора, вышел из магазина и свернул на боковую улочку. Из окна их новой квартиры был хороший обзор. Они сделали правильный выбор.

Кейл подошел к ней и обнял за талию.

— Даже не думай об этом. Наверное, тебе лучше уехать в другое место. Например, на ближайший постоялый двор.

— Ни за что! — Она резко повернулась на каблуках. — Договор есть договор.

— Я потратил годы, чтобы набраться достаточно опыта. Поверь мне, я чувствую опасность за несколько миль. Ты не должна пострадать. Я этого просто не перенесу. Мы скажем, что твоя мать внезапно заболела и тебе придется за ней ухаживать. Это не вызовет подозрений, и ты сможешь уехать куда пожелаешь.

Ханна сжала кулаки и со всей силы ударила Кейла в грудь. Нет, она не может сейчас уехать. Во-первых, необходимо выполнить условия их соглашения, а во-вторых, она еще не готова с ним расстаться. Конечно, им предстоит расстаться через несколько недель, но не так сразу. Ханна планировала еще немного насладиться своим вполне удачным замужеством, прежде чем начать самостоятельную жизнь.

— Я не оставлю тебя одного в этом пчелином улье. Конечно, я не обладаю большими знаниями и опытом, но тоже могу быть полезна, например для наблюдения.

— Пойми, Магнолия, тебя могут ранить, даже убить. Хватит уже жить в каких-то мечтах. Это не веселое приключение, а серьезная работа.

Ханна не могла признаться, что, если бы не испытывала к нему никаких чувств, вела бы себя совсем по-другому. Да Кейл и не стал бы ее слушать. Она переживала за него и ни за что на свете не бросила бы одного в столь трудной ситуации.

— Мы связаны с тобой узами брака. Не забывай об этом, дорогой муж. Можешь спорить, например, с этой стеной, а мне пора работать. — Ханна вздернула подбородок и пошла к выходу.

— Остановись! — приказал Кейл суровым тоном маршала.

Она даже не обернулась.

— Что за упрямая женщина, — послышалось за ее спиной.

Кейл спустился к фургону, чтобы помочь Ханне выгружать вещи. Он решил не заводить вновь разговор об отъезде. Они продолжат позже, и он настоит на своем. Внезапно Кейл понял всю легкомысленность своей затеи. У Отиса наверняка есть хорошо вооруженная армия, справиться с которой в одиночку невозможно.

— Не понимаю, зачем нам это? — Кейл вскинул брови, держа в руках деревянную дощечку.

— Я понимаю, — ответила Ханна. — И вообще, здесь моя территория. Все вопросы тут решаю я. Так что улыбнись и следи за своим поведением.

Она решительно двинулась в магазин.

Улыбнувшись, Кейл представил Ханну хозяйкой званого вечера, кружащуюся в танце, скользя по паркету респектабельной гостиной. Эта роль, безусловно, подходит ей больше, чем хозяйки крошечного магазинчика. В ней были шарм и очарование. Люди в Кромвеле интересовались им только благодаря его второй половине. Эта женитьба открывала перед ним двери, в которые раньше он не мог даже постучать. Впервые в жизни слухи о его репутации не распространялись задолго до его появления. Изменив манеру поведения и внешность, он мог гармонично вписаться в общество Кромвеля.

Каждый раз, когда Ханна покидала магазин, она возвращалась с новыми сведениями о его владельце. Она узнала, как зовут его жену, сколько у них детей и где они раньше жили. С точки зрения Ханны, лучшим способом завести знакомства — выразить заинтересованность жизнью и проблемами людей.

Вскоре несколько страниц в ее блокноте были исписаны, а в газете появилось объявление об открытии нового магазина.

Пока Ханна обустраивала их квартиру, Кейл искал пути, чтобы подобраться к логову Прайора. Он хотел оставить Скита с Ханной, но она настояла, что, когда отправляешься на разведку, лишняя пара глаз и ушей всегда пригодится.

Подобравшись на безопасное расстояние и укрывшись в кроне деревьев, растущих на берегах реки, Кейл наблюдал в подзорную трубу за происходящим на ранчо. Его интересовало все, включая незначительные мелочи.

Она заметил несколько пещер в скалах, окружавших ранчо. Прайор несомненно преуспел в укреплении своей крепости.

Несколько человек крутились у загона с телятами. Похоже, их собирались отогнать на железнодорожную станцию. Видимо, Прайор собирался их продать, уверенный, что сможет украсть себе еще.

Кейл подобрался ближе. Охранники на вышках стали сменяться, в их руках замелькали бутылки виски. Несомненно, Отис завладел местным баром, чтобы вдоволь снабжать своих людей выпивкой. Кейл мысленно поблагодарил Ханну, которая умудрилась завести много полезных знакомств. Теперь он с легкостью узнал в человеке, пригнавшем на ранчо повозку с бутылками, местного бармена. Возможно, он по совместительству и информатор Прайора.

Кейл и Скит осторожно приблизились к забору, чтобы иметь возможность разглядеть каменный двухэтажный дом.

Они просидели в засаде до заката и стали действовать, лишь когда сменился последний конвой.

Кейл бесшумно скользил по траве с грацией дикой кошки, которой научился у воинов чероки. Пробравшись к загону и с легкостью миновав пьяного охранника, он открыл ворота и выпустил весь скот. Завтра утром им некого будет отправлять на станцию.

Спустя два часа Кейл поднимался по лестнице своего нового дома. Войдя в квартиру на втором этаже, он встал как вкопанный и огляделся. Ханна совершила за этот день невозможное. Старая грубая мебель была отполирована до блеска, на окнах появились веселые занавесочки. Кроме того, она украсила дом всякими красивыми мелочами и купила постельное белье и одеяло. Помещение стало уютным и похожим на настоящий дом.

Дом.

Только сейчас Кейл понял истинный смысл этого слова.

— Где же тебя носило столько времени? — нахмурилась Ханна. — Я уже думала ехать за тобой.

Кейл улыбнулся, увидев на ее лице беспокойное выражение.

— Я тоже рад тебя видеть, дорогая, — весело сказал он.

Ханна выдохнула и, прищурившись, оглядела его с головы до ног.

— И где ты так задержался?

— Разведка требует времени, — уклончиво ответил он и вновь оглядел комнату. — Здесь так красиво, Маг. Ты просто умница!

— Мне надо было чем-то заняться, чтобы отвлечься. — Она схватила нечто из коричневой шерсти. — А еще я выяснила, что способностей к вязанию у меня тоже нет. Это должен был быть коврик для Скита.

Кейл постарался скрыть усмешку. Ханна потратила деньги и время впустую, пытаясь открыть в себе новые способности и таланты. Он же говорил ей, что у нее много достоинств, просто она не там ищет.

— Ладно, — Ханна выбросила спицы в мусорное ведро вслед за ковриком, — рассказывай, что тебе удалось узнать?

— Прайор сколотил целую банду вооруженных людей, которые угоняют скот, а потом продают. Что ты делаешь? — спросил он, когда Ханна взяла блокнот и ручку.

— Записываю все факты нарушения Прайором закона. Если с нами что-то случится и некому будет сообщить о его преступлениях, останутся эти записи.

— Ханна, тебе надо уехать как можно скорее.

Она резко вскинула голову.

— Прошу тебя, не начинай. Я уже сказала тебе, что буду рядом до конца. Мы же заключили соглашение!

— Черт побери, Маг, у тебя впереди вся жизнь. Ты можешь ехать куда пожелаешь. Можешь пожить у Мэри в Форт-Гриффине, пока не решишь, куда отправиться. Отис Прайор — мой кровный враг. Я сам с ним разберусь.

Ханна взяла его руку в свои ладони и прижала к груди.

— Для умного человека ты порой бываешь слишком бестолковым, — сказала она, глядя ему в глаза. — Я останусь, потому что хочу этого. Отец никогда не позволял мне чувствовать себя нужной, а мне это необходимо. Ты наполнил мою жизнь смыслом. Не отталкивай же меня теперь.

Сердце сжалось. Ее слова тронули Кейла. Он хорошо понимал, что движет Ханной, почему она так поступает. Ему хотелось помочь ей, но непреодолимое ощущение надвигающейся беды не позволяло этого сделать. Ханна стала самым дорогим ему человеком, он не имеет права подвергать ее опасности.

Потянувшись, Ханна поцеловала его в губы. Ее глаза были полны нежности, словно он тоже был для нее всем на свете. Тело пронзило острой стрелой желания, и Кейл мгновенно забыл, какие еще доводы подготовил и что еще хотел сказать. Погрузившись в объятия друг друга, они повалились на кровать.

Как он мог желать, чтобы Ханна уехала? Без нее жизнь будет пуста и бесцветна. Кейл мечтал, что они никогда не расстанутся. Он всегда сможет протянуть руку и коснуться, как сейчас, ее шелковистой кожи, прекрасной груди, целовать и ласкать ее до изнеможения, даря наслаждение им обоим. Ханна вздрагивала в его руках и тихо стонала, переполняемая страстью. Он обязан сделать ее счастливой. Ханна не должна стать жертвой его плана мести.

Прежде чем заснуть, Кейл поклялся себе во что бы то ни стало защитить Ханну от всех трудностей и невзгод.

Уолтер Мэллой поднял глаза на слугу, доложившего, что к нему посетитель.

Откинувшись на спинку кресла, он с удивлением взглянул на адвоката его жены, вошедшего в кабинет. Уолтер терпеть не мог этого высокомерного хранителя семейных тайн.

— Что вы здесь делаете? — раздраженно спросил он.

У него не было настроения любезничать и быть деликатным. Последнее время детективы Пинкертона все время докладывали только, где находилась Ханна, и ничего о том, где она находится сейчас. Ему оставалось только удивляться, как его маленькой дочери удается водить за нос самых опытных ищеек агентства.

Не дожидаясь приглашения, Бенджамин Колдвел опустился в кресло напротив Мэллоя.

— Я пришел, чтобы официально заявить, что ваша дочь предъявила права на деньги, оставленные ей Клариссой. — Бенджамин открыл папку с бумагами, лежащую на коленях.

Уолтер Мэллой сидел с таким лицом, словно только что выслушал собственный приговор. Он был уверен, что адвокат явился к нему после того, как все формальности с получением наследства были улажены.

— Как Ханна и просила, я распорядился перевести ей всю сумму. — Захлопнув папку, он встал. — Таким образом, вы информированы о происходящем, Мэллой. Моя миссия выполнена. Прощайте.

— Стойте! — крикнул Уолтер, когда мистер Колдвел уже направился к двери. — Где она? Куда вы отправили деньги?

— В Техас.

— Штат большой. Куда конкретно?

Бенджамин неожиданно искренне улыбнулся:

— Я не имею права разглашать это, Мэллой. Мисс Ханна выслала мне копию свидетельства о браке. Все было сделано по закону. Спокойной ночи, Мэллой.

Уолтер сжал зубы и молчал. Адвокат его жены был из тех немногих людей, которые выводили его из себя. Что ж, теперь он знает, что Ханна в Техасе. Уже кое-что.

Он крикнул, чтобы готовили экипаж, и встал из-за стола. Даже если придется разбудить телеграфиста, он отправит сообщение агентам, чтобы те перестали прочесывать индейские территории и срочно отправлялись в Техас.

Надо немедленно найти беглянку и вернуть домой, пока она не истратила все деньги и не кончился срок, отпущенный ему Луи Бошамом.

Мужчина всегда должен доводить любое дело до конца. Уолтер был хозяином своего слова, и он вернет мерзавку домой любой ценой.

Глава 13

Ханна отправилась в аптеку, чтобы купить по просьбе Кейла снотворное, а он тем временем выгружал оружие из фургона в магазин. Ей очень понравилась идея усыпить караульных, а потом начать действовать.

Кейл — превосходный воин. Несмотря на отличную подготовку и многолетнюю тяжелую работу, он не стал кровожадным и бессердечным. Ханна была уверена, что и в этот раз он постарается не допустить массового кровопролития. По крайней мере, она искренне на это надеялась.

Неожиданно Ханна решила зайти на телеграф и справиться о здоровье Джулиуса Таннера, который остался в Бенингене. Было бы хорошо, если бы они с Пирсом приехали в Кромвель и помогли Кейлу. Ее муж никогда не попросит о помощи, значит, она должна взять это в свои руки.

Ханна с улыбкой поздоровалась с рыжеволосым юношей по имени Эрлис Фетон, телеграфистом, с которым она познакомилась на прошлой неделе.

— Мне бы хотелось послать телеграмму.

— Конечно, мадам. — Эрлис покосился на дверь. — Не мое дело, кому вы пишите, мэм, но знайте, что городские маршалы прочитывают все телеграммы, прежде чем позволяют мне их отправить.

Ханна была готова к такому повороту событий, поэтому заранее все обдумала. Взяв ручку, она написала:


Дорогие братья, нам с мужем необходима помощь для обустройства магазина в Кромвеле. Не могли бы вы нам помочь в память о тех услугах, которые некогда оказал вам муж. С любовью,

Ханна.


Она передала телеграмму Эрлису, который протянул ей листок.

— Вот. Это только что пришло. Маршалы еще не видели.

С удивлением прочитав сообщение, пришедшее из Бенингена в Кромвель, Ханна узнала, что деньги были ей отправлены доверенным лицом ее матери.

Это сообщение не обрадовало ее так, как она ожидала. После того как в ее жизни появился Кейл, многое в ней изменилось. Конечно, сейчас она может себе позволить жить самостоятельно, но уйти от Кейла будет совсем не просто.

Пожелав Эрлису хорошего дня, она отправилась в банк, чтобы открыть счет и положить деньги.

Покончив со всеми делами, Ханна вернулась в магазин, где, к огромной радости, обнаружила Кейла, беседующего с двумя покупателями.

Наблюдая за ним, она пришла к выводу, что роль любезного и обходительного лавочника дается ему просто великолепно. Вероятно, жажда мести придает Кейлу сил.

— Ханна, хорошо, что ты вернулась. — Он перегнулся через прилавок. — Эти добрые люди рассказали мне, что в конце недели в городе пройдет ежегодный праздник. Будет весело!

— Как приятно слышать! — Ханна улыбнулась местному цирюльнику и владельцу кондитерской лавки. Она уже была знакома с ними.

— Будет много угощения, музыка, танцы на городской площади, — сказал кондитер и шмыгнул носом. — Некоторые к полуночи становятся буйными, но надеемся, что драк не будет.

Похоже, люди Прайора так напиваются, что к ночи начинают буянить. Что ж, надо будет закупить побольше снотворного.

— А теперь, джентльмены, позвольте мне рассказать вам, как пользоваться вашими новыми пистолетами, — сказал Кейл.

Ханна поднялась наверх. Кейл предупредил ее, что информаторы Прайора будут внимательно следить за новыми людьми в городе, поэтому надо вести себя так, чтобы не вызвать ни малейшего подозрения.

Она достала краски, мольберт и расположилась у окна, из которого открывался чудесный вид на горы и реку, на берегах которой паслись лошади.

Через пару часов будущая картина стала приобретать первые очертания. Ханна отошла назад, чтобы лучше рассмотреть работу, и понуро опустила плечи. Да, талантливого художника из нее не получится. Горы казались какими-то плоскими, а деревья у реки были похожи на кусты.

Получается, у нее ни к чему нет способностей? Она не умеет ни вязать, ни рисовать. Даже ее заметки о криминальной обстановке в городе были слишком пространными и содержали явно больше страниц, чем судья Паркер захочет прочитать. Она повернулась к выходу и увидела Кейла, стоявшего в дверях и рассматривающего ее наброски.

— Ничего у меня не получается, — пробормотала она.

— Ну, если еще немного поработать…

— Только время зря тратить. — Ханна развернула мольберт картиной к стене. — После обеда попробую заняться шитьем. У меня есть ткань, купленная в Форт-Смите.

Кейл хмыкнул:

— До того как я закрылся на перерыв, заходил один из людей Прайора и интересовался винтовкой.

— Отлично! Надеюсь, если он решит ее купить, ты что-нибудь сделаешь с механизмом, чтобы она не стреляла.

За столом Ханна молчала, что было весьма необычно. Подав кофе, она внимательно посмотрела на Кейла.

— Я получила телеграмму от адвоката моей матери. Сегодня пришли деньги.

— Когда ты успела с ним связаться?

— Из Бенингема. Я попросила Бенджамина Колдвела отправить деньги в Кромвель. А в чем дело?

— Черт возьми, Маг, ты же навела их на след!

Ханна молчала, широко открыв глаза. Ее лицо приобрело испуганное выражение.

— Господи, как же я об этом не подумала? Если люди Пинкертона выйдут на наш след… Я подвергаю тебя такой опасности… Господи!

— Не волнуйся, все нормально, — сказал Кейл и спустился в магазин.

Ничего не нормально. Если детективы явятся в город, это окончательно разрушит его планы. Как он мог забыть об этом и не предупредил Ханну подождать пару недель, прежде чем связаться с адвокатом.

— Это еще не все! — крикнула ему вслед Ханна. — Я отправила телеграмму Джулиусу и Пирсу, с просьбой помочь нам в расследовании.

— Что?

— Он стал подниматься по лестнице обратно.

Ханна испуганно отступила.

— Я подумала, что в таком сложном деле тебе понадобится помощь.

— Помощь?

— Эрлис Фентон предупредил меня, что маршалы читают все письма и телеграммы, поэтому я написала якобы своим братьям и попросила их помочь нам с магазином.

Кейл был невообразимо зол и собирался отругать ее за то, что лезет не в свое дело. Но в то же время ему хотелось обнять ее и успокоить, потому что Ханна выглядела такой испуганной и виноватой, что у него сжалось сердце.

— Черт возьми, Ханна, ты можешь себе представить, что будет здесь твориться, если в город нагрянет твой отец с детективами и два маршала? Сколько невинных людей может пострадать от рук этого негодяя Прайора!

Из ее глаз покатились слезы.

— П-прости меня, — пробормотала Ханна, заикаясь. — Похоже, я все делаю плохо. Я гожусь только на то, чтобы покупать новые платья и скатерти, как и говорил отец.

Кейл вздохнул и подошел ближе.

— Нет, Ханна, это не так. У тебя много хороших качеств. — Внезапно ему в голову пришла отличная мысль. — Подожди, Маг! Никуда не уходи.

Он схватил картину Ханны и, перепрыгивая через две ступеньки, бросился в магазин и взял с витрины новенький обрез.

Ханна зарыдала еще громче.

— Ты хочешь убить меня за эту мазню? Могу я хотя бы написать завещание?

Кейл бросил взгляд на входную дверь и потащил Ханну к запасному выходу.

— Скит, сидеть! — крикнул он на ходу.

— Куда мы идем? — спросила Ханна, когда они стали спускаться к реке.

— Ты будешь учиться стрелять.

— Не самая хорошая идея, — пробормотала она, вытирая слезы. — Я могу случайно тебя застрелить.

Кейл взял карандаш, нарисовал на обратной стороне листа морду буйвола и повесил на дерево. Он был уверен, что даже такой новичок, как Ханна, не сможет не попасть в столь крупную мишень. Если у нее получится, она будет чувствовать себя намного лучше.

Кейл кратко объяснил Ханне, как взять оружие и целиться, как ставить ноги и держать плечи и руки.

Ханна всхлипывала, но четко следовала инструкциям. Она выстрелила и упала на траву от неожиданно сильной отдачи.

— Я же сказал: будь готова к сильному удару. — Кейл помог ей подняться. — Сейчас я встану сзади, чтобы поддержать тебя. Когда-нибудь ты привыкнешь… Черт меня возьми! — вскрикнул он, взглянув на дырку в глазу мишени.

— Обязательно возьмет, — всхлипнула Ханна, — и все из-за моей глупости и бесполезности.

— Ты только посмотри!

Девушка перевела взгляд на лист бумаги.

— Это я сделала?

Улыбнувшись, Кейл нарисовал новую мишень.

— Теперь постарайся сделать несколько выстрелов.

Ханна прицелилась. Кейл стоял сзади, слегка поддерживая ее, чтобы помочь устоять на ногах. У Ханны прекрасные данные. У нее от природы зоркий глаз. Для первого раза она стреляет более чем хорошо. Она столько раз пыталась открыть в себе новые способности, но кто бы мог подумать, что из нее получится меткий стрелок?

После нескольких удачных выстрелов Кейл взял у нее обрез.

— Ну что ж, мисс Зоркий Глаз, давай посмотрим, что у тебя получится с пистолетом. Здесь все по-другому.

Кейл стал объяснять ей, как правильно держать кольт, прочертив невидимую линию между целью и рукой, и прочие тонкости обращения с пистолетом.

— В этом случае тебе потребуется больше концентрации, каждое движение должно быть четко выверено, — говорил он, прикрепляя новую мишень на дерево. — Старайся держать руку параллельно земле.

Раздался выстрел. На листе бумаги появилась дырка. Конечно, он специально нарисовал на морде большие глаза. Но все же каков выстрел! Кейл закинул голову и счастливо рассмеялся. Его маленькая жена, которая не пригодна ни для одного из традиционно женских занятий, оказывается, прирожденный стрелок.

Ханна бросилась к нему на шею.

— Эй! Аккуратнее с этой штукой, — сказал Кейл, отводя дуло в сторону от своей головы.

— Извини, — смутилась Ханна, но вскоре лицо ее опять засветилось. — Я буду всю жизнь любить тебя за то, что ты помог мне поверить в собственные силы! Замечательно! Раз уж у меня все так хорошо получается, ты можешь рассказать мне все об оружии, и я буду управлять магазином, а ты сможешь посвятить все время Прайору.

Ханна поцеловала его, и Кейл мгновенно забыл о стрельбе, и о преследовании агентов, и о своей операции. Он был счастлив и обнимал женщину, которая так неожиданно и быстро стала неотъемлемой частью его жизни. Кейл гладил ее волосы, целовал лицо и шею.

— Нам надо срочно вернуться в магазин, — прошептал он.

— Правильно. Мне еще нужно столько узнать об оружии.

— Да, если уж так получилось, что ты умеешь стрелять, то обещай всегда носить с собой кольт и нож в сапоге. Так мне будет спокойнее.

Обнявшись, они пошли обратно в город. Слова Ханны эхом пронеслись в голове Кейла.

Я буду любить тебя всю жизнь.

Конечно, эту фразу не стоило понимать буквально. Она просто хотела сказать, что очень благодарна. Непонятным образом эти слова заставили Кейла нервничать. Он понимал, что никогда не сможет удержать рядом с собой такую женщину. Он не достоин ее. Они разные по социальному положению и воспитанию, Кейл никогда не сможет дать ей то, к чему она привыкла и чего заслуживает.

Он краем глаза взглянул на Ханну. Она шла, высоко подняв голову и расправив плечи, на губах играла довольная улыбка.

Ему и этого достаточно. Счастья обладать такой женщиной могло и не быть в его жизни. Кейл привык ничего не ждать от судьбы и довольствоваться малым.

Отис Прайор увидел всадника, скачущего к ранчо, и с горечью подумал, что Сэм Викерз, видимо, опять принес дурную весть из города. Последние несколько дней прошли спокойно, и ему очень хотелось надеяться, что ничего плохого не случится.

Совсем недавно Отис отругал своих нерадивых охранников за то, что те не уследили за скотом и плохо закрыли загон. Пришлось отправить значительное количество людей на работу, чтобы пополнить стадо. Теперь Прайор чувствовал себя несколько уязвимым, когда большой части войска не было на ранчо. Он привык ощущать свое могущество и власть.

С появлением новых жителей в городе в душе зародилось неприятное чувство беспокойства. Взгляд Грейсона Макклауда казался ему отдаленно знакомым, хотя он готов был поклясться, что никогда не встречался с этим лавочником раньше. Однако черты его лица очень напоминали Отису одного индейца, который набросился на него, когда тот решил поразвлечься с его скво. Та встреча едва не стоила Прайору жизни. Потерпев поражение, истекая кровью, им пришлось навсегда покинуть индейские территории и бежать в Техас. Прошло шесть месяцев, прежде чем ему удалось полностью восстановить силы. С тех пор Отис каждый раз с дрожью вспоминал о тех событиях.

Одержимость — вот что общего было в лицах того индейца и Грейсона Макклауда. И именно это вызывало беспокойство. Кроме этого, Прайор никак не мог перестать думать о красавице жене Макклауда. Ему, полноправному хозяину Техаса, нужна рядом как раз такая женщина. Но между ним и Ханной Макклауд стоял ее муж, который очень мешал исполнению желаний Прайора. Лицо Отиса исказила дьявольская усмешка. А ведь самое большое сокровище этого лавочника наверняка и есть его самая большая слабость.

— О чем задумались, босс? — спросил Сэм Викерз. — Когда я видел вас последний раз, вы на чем свет ругали своих ребят за то, что они не уберегли стадо.

Отис мгновенно выкинул из головы все эротические мысли, которые непременно возникали при воспоминаниях о Ханне Макклауд.

— Какого черта ты приехал? Я же сказал тебе глаз не спускать с оружейной лавки.

— Я так и делаю. — Сэм сплюнул на землю, вытер рот грязным рукавом и вытащил из кармана сложенный лист бумаги. — Тут пришла парочка телеграмм. Думаю, вам будет любопытно их увидеть.

Отис удивленно вскинул брови, узнав, что Ханна получила наследство. Интересно, сколько? Судя по всему, эта женщина из весьма благополучной семьи, значит, сумма может быть очень велика. Однако вторая телеграмма Ханны братьям на индейские территории заставила Отиса нахмуриться.

— Бенинген? Голову даю на отсечение, что Ханна говорила, будто они приехали из Нового Орлеана. Какого черта тогда ее братья делают на индейских территориях?

— Не знаю, — пожал плечами Сэм и запрыгнул на лошадь. — Четыре новых человека в городе — это проблема. За ними будет трудно уследить, особенно когда половина ваших людей в отъезде.

Отиса охватило неприятное предчувствие. Надо все проверить. Чутье никогда его не подводило, именно это помогало ему долгое время скрываться от правосудия.

— Возвращайся в город и глаз не спускай с Макклауда.

— Там следить-то особо не за чем. Только клиенты снуют туда-сюда. В перерыве они с женой обнимались у себя наверху. Я уже дважды это видел. Аппетитная она штучка!

Глаза Прайора сверкнули. Он должен получить эту женщину. И еще надо постараться не допустить приезда братьев Ханны в Кромвель.

Милли Робертс выглянула в окно ресторана и увидела троих хорошо одетых мужчин, спешившихся у входа в гостиницу Бенингена. Эти были ей незнакомы, но она уже встречалась с похожими людьми раньше и представляла, кто они такие. Агенты Пинкертона. Джулиус, сидевший за столиком, недовольно нахмурился:

— Какого черта им здесь надо?

— Охотятся за кем-то, — проворчал Пирс, поглощая вкуснейший обед.

Наливая кофе, Милли не сводила глаз с троицы, вошедшей в тот момент в ресторан. Один из них посмотрел на нее с интересом, и она приосанилась, принимая наиболее выигрышную позу. Однако, к ее полному разочарованию, их больше заинтересовали маршальские значки на рубашках Пирса и Джулиуса.

— Джентльмены, нам нужна ваша помощь, — сказал агент Ричард Сайкс, самый красивый из них, подходя к столику. — Не видели ли вы в ближайшее время маршала Кейла Элиота?

— Или его жену, — добавил агент Гилмор. — Блондинку. Весьма привлекательную.

Джулиус положил локти на стол и смерил мужчин взглядом:

— А что вам надо от Элиота?

— Скорее, от его жены, — резко ответил агент Уильямс. — Ее отец заплатит тысячу каждому, кто предоставит достоверную информацию о ее местонахождении.

Тысячу долларов! Мысли вихрем закружились в голове Милли. Да с такими деньгами она сможет начать совсем другую жизнь в приличном обществе. Кроме того, это такой прекрасный шанс отомстить Кейлу, который бросил ее ради этой маленькой сучки.

— Кейл и Ханна Элиот были здесь на прошлой неделе, — выпалила она. — За тысячу я отвечу на все ваши вопросы.

— Черт бы тебя побрал, Милли, — прорычал Джулиус и схватил ее за локоть.

Милли вырвала руку и с презрением посмотрела на него. Неужели Джулиус думает, что сможет ее остановить?

— Вы видели их? — оживился Сайкс. — Лично? С ними был волкодав?

— Милли… — Пирс многозначительно посмотрел на девушку.

Та решительно кивнула:

— Конечно, лично. И с собакой. Они переночевали здесь, затем отправились к переправе, чтобы уехать в Техас. — Милли не обращала внимания на злобные взгляды маршалов. Какая ей разница, что они подумают! Она покупала себе билет в светлое будущее. — Говорят, Элиот принимал участие в задержании преступников. Их вчера отправили в другое место. А эти маршалы завтра утром возвращаются на базу.

В этот момент к столику подошел Эльмер Линден с телеграммами в руке.

— Смотри, Джулиус, тут для тебя какое-то странное послание. — Он повернулся к агентам. — Пинкертоны, верно? Кто из вас Ричард Сайкс? Тут и для вас телеграмма.

Сохраняя на лице невозмутимое выражение, Джулиус прочитал сообщение и передал листок Пирсу.

Милли вертела головой, стараясь понять, что происходит. Затем сделала шаг к Сайксу.

— Я же вам помогла. Давайте рассчитаемся.

Ричард достал из кармана пачку банкнотов, отсчитал необходимую сумму и передал Милли. Она схватила деньги и сжала в потных ладонях. Свобода! Она сможет уехать отсюда и жить как захочет! Милли поставила кофейник на стол и повернулась к Эльмеру:

— Я увольняюсь и уезжаю на дилижансе, который отходит через час.

У Линдена вытянулось лицо. Подхватив юбки, Милли побежала собираться. Теперь агенты найдут эту мерзавку Ханну и вернут отцу. А Кейл останется один и еще вспомнит о ней. Так ему и надо! Он ведь наверняка женился на этой богачке из-за денег. А какие еще в этой жизни могут быть причины для тех или иных поступков?

Джулиус тяжело выдохнул, раздувая ноздри, когда агент Сайкс помахал у него перед носом телеграммой.

— Что тебе от меня надо?

— Ханна Мэллой в Техасе. Это только что подтвердил ее отец. Может, теперь ты скажешь, где конкретно ее искать?

— Мэллой?

— У Пирса глаза полезли на лоб. — Судовой магнат? Тот самый Мэллой?

— Тот самый и единственный, — кивнул Уильямс и попытался взять из рук Пирса телеграмму. — Мы покажем вам наше письмо, а вы свое.

— С чего бы это? — возмутился Джулиус. — Это никак не связано с вашим расследованием.

— Нет? — вмешался Сайкс. — Почему-то я вам не верю.

— И зря, — огрызнулся Джулиус.

Он с презрением оглядел агентов. Напыщенные индюки! Самоуверенные, хорошо одетые и с хорошим жалованьем. Они уверены, что им все дозволено!

— У нас еще остались деньги на обещанное вознаграждение. — Ричард Сайкс чуть наклонился над столом. — Я знаю, джентльмены, сколько вы получаете за то, что рискуете жизнью ради судьи Паркера. И это ничтожно мало по сравнению с тем, что вы можете получить от Уолтера Мэллоя за сотрудничество.

Джулиус и глазом не моргнул. Может, Милли и продала Кейла, но они с Пирсом никогда так не поступят. Элиоту нужна их помощь, и он ее получит.

— Чтоб вы знали, эта телеграмма от моей младшей сестры, — сказал он. — Это личное дело. А теперь, ребята, отваливайте и дайте нам спокойно пообедать. Нам еще надо доставить оставшихся арестованных на базу… за смехотворную плату.

Когда пинкертоны гордо удалились, Джулиус наклонился к Пирсу:

— Ханна Мэллой? Маршал-полукровка и охотник за головами женился на богатейшей наследнице?

— В голове не укладывается, верно? — пробормотал Пирс.

Они немного помолчали.

— Сделаем так, — начал Джулиус. — Отправь телеграмму, чтобы за нашими арестованными приехали. Я немного посплю, а вечером мы вылезем через окно и отправимся в Техас.

— Хорошо. А как быть с разрешением судьи Паркера на поездку?

— Обойдемся. Будем действовать на свое усмотрение. Тем более у нас нет времени.

Пирс криво усмехнулся:

— Я буду ждать тебя у переправы на закате. Только проследи, чтобы эти псы Пинкертона не висели у тебя на хвосте.

Глава 14

Кейл был поражен, как быстро Ханна впитывала всю информацию об оружии. Она задавала вопросы, интересуясь все большими подробностями.

Вскоре она стала настоящим экспертом. Клиенты, заходившие в магазин, первое время не хотели иметь дело с женщиной, но буквально через несколько минут были вынуждены признать, что она знает свое дело.

Таким образом, у Кейла появилось больше времени для наблюдения и сбора информации. Но и у Ханны была возможность быть полезной.

Эрлис Фентон оказался самым бесстрашным и откровенным из всех, с кем удалось поговорить. Будучи местным телеграфистом, он читал всю корреспонденцию маршала Викерза и Отиса Прайора. Юноша предложил вместе прогуляться вечером, чтобы обсудить происходящее в городе.

Эрлис рассказал Кейлу, что Отис появился в городе пять лет назад вместе с отвратительного вида типами, среди которых был и Сэм Викерз. Они стали вымогать у торговцев деньги за защиту от бандитов, а именно от них самих. Те, кто осмелился протестовать, вскоре бесследно исчезали из города. Отис возглавил брошенное ими дело и уже через год смог купить ранчо неподалеку от Кромвеля. Прайор сообщил всем, что бывшие владельцы решили перебраться к детям в другой штат. Никто этому не поверил. Затем он пригнал целое стадо коров, а потом и табун лошадей.

— Может, вы и не заметили, — предупредил Эрлис, — но городской маршал постоянно следит за вами. И магазином. Он приходил ко мне в тот день, когда ваша жена просила отправить телеграммы.

Кейл поморщился. Ханна поступила очень неосмотрительно. Только не хватало, чтобы это вызвало у Отиса ненужные подозрения.

— Я очень благодарен вам, Эрлис, за помощь. Всегда лучше знать заранее о планах врагов, чтобы подготовиться.

Молодой человек погрустнел и опустил голову.

— Магазин, который вы арендовали, раньше принадлежал моему отцу. Он не хотел подчиняться Отису. Вот уже три года о нем нет никаких вестей. Матушка до сих пор не может оправиться от горя. Я готов сделать все, чтобы этот человек никому больше не причинил вреда. Да, и еще. Если вы простой лавочник, я готов съесть свою шляпу. Целиком.

Кейл рассмеялся:

— Скажем, я просто добропорядочный гражданин, который хочет процветания этому городу.

— Впервые вижу законопослушного гражданина, который учит жену стрелять. — Заметив, как Кейл вздрогнул, он махнул рукой. — Не волнуйтесь. Ваше счастье, что вы правильно выбрали время. К восьми вечера маршал и все шпионы Прайора уже пьяны в стельку. Я оба раза следил за вами у реки. Больше там никого не было. А я клянусь не говорить ни одной живой душе.

Кейл вздохнул с облегчением. Ему был приятно знать, что хоть один человек в городе на его стороне.

— Кстати, цирюльник и кондитер тоже готовы помочь, но они не очень хорошо стреляют.

— Это я уже понял, когда они покупали у меня пистолеты. — Кейл немного помедлил, прежде чем обратиться к новому другу с просьбой. — Я хочу попросить тебя, Эрлис.

— Говори, друг.

— Если со мной что-то случится, помоги Ханне уехать отсюда.

Юноша крепко пожал руку Кейла.

— Даю слово. Я вижу, что ты так же любишь свою жену, как мой отец любил мою мать.

Кейл открыл рот от удивления. Эрлис пошел своей дорогой, а он все не мог сдвинуться с места. Получается, что он даже лучший актер, чем предполагал? Вжившись в роль любящего мужа, он убедил в этом и окружающих. Или?…

Или с ним произошло самое невероятное событие в жизни, и он действительно влюбился в Ханну? Он был ее другом, любовником, учителем, но мог ли полюбить по-настоящему. Кейлу всегда казалось, что он просто не способен на столь сильные чувства. Да и какой в этом смысл, когда у их отношений нет будущего? Интересно, а Ханна тоже считает, что он влюбился в нее?

Поразмыслив, Кейл решил, что слишком заигрался в семейную жизнь. Сейчас он должен думать только о Прайоре. Он вынашивал этот план пять долгих лет, выискивая возможность подобраться к этой банде. Все труды не должны пройти даром. Он обязан отомстить за брата.

Ханна сонно потянулась и открыла глаза, когда Кейл скользнул под одеяло рядом с ней. Она долго ждала его, но не выдержала и уснула. Сейчас он лежал рядом и даже не пытался обнять ее и поцеловать, как обычно.

— Надеюсь, ты задержался не на свидании с другой женщиной? — спросила она, проводя рукой по мускулистому торсу.

— Нет. Спи. Я не хотел тебя будить.

В его голосе было что-то настораживающее.

— Что случилось?

— Ничего. Просто устал.

Ханна не верила ни одному его слову. Она чувствовала, что между ними словно выросла стена. Кейл отгородился от нее. Почему? Они каждую ночь занимались любовью, а сегодня он даже не поцеловал ее. Ханна провела рукой по его животу и скользнула ниже.

— Ханна, не надо.

Он отвергает ее? Господи, неужели она ему надоела? Эта мысль громом поразила Ханну. Конечно, она понимала, что Кейл ее не любит, но он хотел ее, по-своему заботился о ней. Господи, что же произошло?

Пролежав три часа без сна, прислушиваясь к дыханию Кейла, она так и не нашла разумного объяснения его поведению.

Ханне стало ясно одно: Кейл использует ее в своих целях, как и отец когда-то. Скоро он поймает Отиса Прайора и уедет в Форт-Смит. Он уж точно не будет переживать из-за их расставания. По щекам потекли слезы. Ей лучше скорее избавиться от всех иллюзий.

Отис Прайор был вне себя от бешенства. Стоя у дверей дома, он оглядывал пустынное ранчо. Ветряная мельница не работала, и никто даже не собирался ее чинить. Загон для скота был пуст. Из всех караульных на вышках на местах были только трое. Остальные пьяные валялись на земле и громко храпели. Он платил этим парням хорошие деньги, как они могли так нахально пренебречь своими обязанностями?

Прайор несколько раз выстрелил в воздух.

— Вставайте! Поднимайте свои паршивые задницы и отправляйтесь искать стадо!

Он наблюдал, как мужчины нехотя поднялись и, покачиваясь, направились к лошадям. Его люди просто обленились без работы. Система поборов и запугивания населения действовала безупречно, поэтому грабить не было необходимости. Деньги сами стекались на ранчо. Прайор подавил тяжелый вздох. Сейчас ему надо как-то развлечься. На губах появилась дьявольская усмешка. Вот сейчас самое время заняться красоткой Ханной Макклауд. Отис всегда испытывал огромное чувство удовлетворения, когда уводил жен от мужей. Это льстило его самолюбию. Кроме того, такая женщина, как миссис Макклауд, давала ему возможность подняться на новую ступень в обществе. Однако прежде чем направить на нее все свое обаяние, надо хорошо подготовиться.

Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Ханна взяла несколько пистолетов и стала их разбирать и собирать. Она столько раз это делала, что уже никогда не ошибалась.

Последние дни Кейл был неразговорчив и всегда находил причину, чтобы не оставаться с ней наедине. Он даже старался не встречаться с ней взглядом и почти не смотрел в ее сторону. Это очень напоминало Ханне поведение ее отца. Несомненно, она наскучила Кейлу. Ничего, скоро она уедет на Запад и будет вспоминать их совместную жизнь, как страшный сон.

Звякнул колокольчик, и дверь магазина отворилась. На пороге стоял Отис Прайор. Он выглядел безупречно и очень напоминал тех мужчин, которых отец прочил ей в мужья.

— Доброе утро, Ханна, — произнес он с улыбкой. — Прекрасно выглядите, впрочем, как и всегда.

Она знала, что это не так. Бессонные ночи и душевные страдания не могли не отразиться на лице.

— Благодарю, мистер Прайор.

— Отис.

Его взгляд напомнил глаза ядовитой змеи, которая собиралась напасть на нее у реки.

— Отис, — кивнула Ханна. — Что привело вас в город столь ранним утром? О боже, неужели муж забыл внести плату за аренду?

— Не беспокойтесь. Грейсон привез деньги в начале недели. А где он сейчас?

Кейл уехал на ранчо еще на рассвете. Ему надо было подсыпать охранникам снотворное в виски, сломать мельницу и кое-что еще. Конечно, сказать об этом она не могла.

— Честно говоря, Грейсон не очень здоров, и я настояла, чтобы он остался в постели. Вероятно, что-то съел. Его всю ночь тошнило.

— Как жаль это слышать.

— Я могу вам чем-то помочь? — Она улыбнулась со всем очарованием, на которое была способна.

Отис вынул из кармана жилета дорогие золотые часы. Ханна вспомнила, что отец тоже носил похожие, считая, что подобные вещи придают его облику статусный вид.

— Раз ваш муж болен, надеюсь, вы не будете против, если я приглашу вас на обед?

Ханна слегка покраснела.

— Мне очень приятно, но будет лучше сообщить об этом Грейсону.

— Зачем тревожить беднягу, пусть поправляется. Завтра пройдет ежегодный праздник, думаю, он захочет принять в нем участие и составить компанию своей прекрасной жене. Признаться, я даже ему завидую.

Он явно с ней флиртует. Ханна была неопытна в делах любовных, но очень хорошо усвоила уроки светского общения. Она часто сталкивалась с подобным поведением мужчин в гостиных Нового Орлеана.

— Ах, Отис, вы такой мастер комплиментов, что у меня даже немного закружилась голова.

— Комплиментов? О, моя милая Ханна, я говорю лишь правду. Вы самая привлекательная женщина из всех, что я встречал.

Ханна захихикала в душе. Мог бы придумать что-то более оригинальное. Кейл, при всем отсутствии воспитания, никогда бы не опустился до таких избитых фраз.

— Я только возьму сумочку и закрою магазин на перерыв.

— Сумочку можете не брать, дорогая Ханна. Я вас угощаю.

— О нет, не стоит.

— Прошу прощения? — Отис удивленно вскинул брови.

— Я хотела сказать, что мне лестно ваше предложение, но в этом нет необходимости.

— Вздор. Кроме того, я настаиваю. Для мужчины большая честь пригласить на обед красивую женщину.

Интересно, какую же плату он потребует за этот обед?

— Хорошо. Но мне нужно взять ключи, а они как раз в сумке. — Виляя бедрами, как это делала Милли Робертс, Ханна удалилась в подсобное помещение. Она едва не вскрикнула, увидев в глубине комнаты Кейла. Его острый взгляд проникал внутрь, заставляя дрожать от страха.

— Ханна, дорогая, что-то случилось? — послышался голос Отиса из магазина.

— Все в порядке, просто не могу найти ключи, — облизав пересохшие губы, ответила Ханна. Затем она взяла себя в руки и поспешно вышла.

Проводив ее взглядом, Кейл горько вздохнул. Когда Прайор собрался покинуть ранчо, Кейл решил проследить за ним. Он понимал, что Отису мало той власти, которую он имеет в округе. Ему нужны новые победы. Теперь очередным завоеванием должна стать Ханна.

Проклятье! Почему он поддался ее уговорам и не отправил отсюда с первой же почтовой каретой? Тогда сейчас бы не пришлось наблюдать, как она кокетничает с его заклятым врагом. Прайор был мастером добиваться поставленных целей. Кнутом или пряником, но он заставлял людей подчиняться своей воле. Подонок!

Ревность больно кольнула в сердце. Кейл понимал, что Ханна не испытывает к Прайору никакого интереса, все ее кокетство — лишь способ отвлечь Отиса и дать ему, Кейлу, свободу действия.

Он постоянно следил за ранчо, собирал необходимые факты, сопоставлял события, чтобы потом представить судье Паркеру весомые доказательства причастности банды Прайора к исчезновению людей и другим преступлениям. Ни один из них не должен избежать наказания. Они должны быть приговорены к двойному повешению. А еще лучше тройному.

Скользнув вдоль стены, Кейл вышел из магазина, стараясь не думать о том, что его жена отправилась обедать с его кровным врагом. Надо воспользоваться ситуацией, пробраться на ранчо и внимательно изучить дом Прайора. Он предпочел бы проникнуть в дом ночью, но такой шанс упускать нельзя. Люди, оставшиеся на ранчо, заняты починкой мельницы и загона для скота. У него есть возможность остаться незамеченным.

Пирс Хейден ходил взад-вперед по берегу Ред-Ривер — реки, за которой заканчивались индейские территории и начинался штат Техас. Джулиус опаздывал уже на четыре часа. Неужели его перехватили эти надоедливые агенты? Или ему просто тяжело скакать верхом с раненой ногой?

В этот момент послышался стук копыт, и Пирс облегченно вздохнул.

— Чертова нога, — послышался недовольный голос Джулиуса.

— Какого черта ты так задержался? — не сдержался Пирс.

— Все из-за этих пинкертонов, — проворчал тот и принялся осторожно слезать с лошади, стараясь щадить больную ногу. — Из окна-то я вылез, но один из этих зорких парней заметил, как я вскочил в седло. Не успел я опомниться, как эти псы догнали меня.

Пирс с опаской огляделся.

— Не волнуйся, я от них ушел. Правда, пришлось пару лишних часов петлять по округе, чтобы оторваться. Боюсь, что скоро они будут здесь. У этих парней достаточно денег, вскоре они узнают, куда мы едем. Поспешим, партнер. Агенты Пинкертона дышат нам в спину. Мы должны быть в Кромвеле и помочь боссу, пока тесть не отобрал у него жену.

— Могли бы написать, что у них там стряслось, — пробормотал Пирс.

— Да уж. — Джулиус снял значок маршала и сунул в карман. — Видимо, дела совсем плохи, раз Элиот обращается за помощью. Он всегда справлялся в одиночку. Должно быть, разворошил очередное осиное гнездо.

Пирс хмыкнул:

— Вот и посмотрим, на чью сторону встанут пинкертоны и так ли они хороши в деле, как считается.

* * *

Пока друзья переправлялись через реку, агент Ричард Сайкс наблюдал за ними из-за холма в мощный бинокль.

— Они приведут нас прямо к Ханне Мэллой, — заключил он.

— Поражаюсь их глупости. — Агент Гилмор презрительно скривился. — Что эта деревенщина о себе возомнила? За кого они нас принимают?

— Будет вдвойне приятно поставить этих маршалов на место. — Агент Вильямс хлестнул лошадь, и все трое поскакали к переправе.

Глава 15

Одеваясь к празднику, Ханна старалась не смотреть на Кейла. Она боялась вновь увидеть его полуобнаженное тело, которое совсем недавно было так близко, когда он ласкал и обнимал ее своим крепкими сильными руками. От воспоминаний об их близости внутри вспыхивал огонь желания, и с каждым днем его было сложнее потушить.

Вчера она едва не осмелилась прикоснуться к нему, но в последний момент одернула себя. Несколько раз, проснувшись среди ночи, она старалась отодвинуться подальше, чтобы не ощущать тепла его тела. Совсем недавно Кейл был ее другом и любовником, а сейчас стал совершенно чужим.

Тогда как Кейл отдалялся от нее, Отис Прайор, напротив, стремился быть ближе. Прошлым вечером он пригласил ее на ужин и старался использовать любую возможность дотронуться до нее. Ханна еле сдерживалась, чтобы не дать ему пощечину, но старалась всем видом показать, что ей нравится такое внимание.

Этим утром Отис вновь появился в магазине и заявил, что хочет представить Ханну женщинам, занимающимся организацией праздника. Пока она перебрасывалась несколькими фразами с новыми приятельницами, Прайор стоял слишком близко и даже положил руку ей на спину, от чего Ханна чувствовала себя ужасно. Несомненно, он хотел, чтобы эти кумушки доложили Кейлу, что Отис Прайор положил глаз на его жену.

На обратном пути он уговорил Ханну заехать к нему домой на обед, приготовленный поваром специально по этому случаю. Едва за ними закрылась дверь, Прайор прижал ее к стене.

— Милая Ханна, ты даже не представляешь, что делаешь со мной, — бормотал он.

Первым желанием было отвесить ему оплеуху и убежать. Ханне казалось, что, оставшись, она предаст воспоминания о том блаженстве, которое испытывала лишь с одним мужчиной. Однако она заставила себя сдержаться.

Необходимо продолжить играть эту роль. Ради Кейла. Отис наклонился и поцеловал ее. Ханна вздрогнула и едва не плюнула ему в лицо. Она опять смогла сдержаться и решила, что будет представлять, что ее целует Кейл.

— Может, поднимемся наверх? — прошептал Отис.

— Но я же замужем, ты знаешь, — решилась напомнить Ханна.

— Некоторые браки — просто ошибка, — хрипло сказал он. — Я хочу тебя. Я готов бросить весь мир к твоим ногам. Ты должна быть окружена роскошью, а не работать в магазине и жить с человеком, который тебя недостоин.

— Я действительно скучаю по благосостоянию, к которому привыкла с детства. — Ханна слегка отстранилась от Прайора, собравшегося опять ее поцеловать. — Но мне надо идти. Пора открывать магазин.

К счастью, Отис не стал настаивать и даже проводил ее до дома.

До чего же мужчины бывают самонадеянны и слепы. Неужели он подумал, что она примет его предложение? Богатство и роскошь никогда не были важны для Ханны. Она совсем недавно отказалась от этого ради исполнения собственной мечты.

— Готова, Маг?

Голос Кейл заставил ее вздрогнуть и вернуться к реальности. Она еще раз оглядела себя в зеркало и проверила, достаточно ли хорошо уложила волосы в высокую прическу и не рассыплется ли она через некоторое время.

— Готова, как никогда, — пробормотала она в ответ и пошла к выходу.

Кейл вел себя, как она и учила, весьма галантно, но лицо его оставалось мрачным, на губах не было и тени улыбки.

— Как тебе понравилось целоваться с Прайором у него на ранчо?

Ханна с удивлением посмотрела на него:

— Ты был там? Но как?

— Так понравилось? — Лицо по-прежнему оставалось равнодушным.

Ханна вздернула подбородок и впервые за много дней осмелилась взглянуть ему в глаза. Она всегда ждала, что он будет говорить ей правду, и теперь намерена ответить тем же.

— Целовать гремучую змею никому не доставляет удовольствия. Настанет момент, и его похоть окажет ему плохую услугу. Прайор твой злейший враг, теперь и мой тоже. Я ответила на твой вопрос?

— Мне было неприятно смотреть на это.

— Мне тоже было противно. Значит, у нас обоих был сложный день.

Ханна повернулась к Кейлу и поцеловала. Ах, какая же разница была между этими двумя поцелуями! Кейл обнял ее и прижал к себе.

— Этот человек хуже змеи, — сказал он. — Но стоит признать, что у него есть харизма, которой нет у меня.

— У тебя есть большее, мой дорогой муж.

— Маг, я…

Ханна не дала ему договорить, потому что не была уверена, что хочет это услышать. Она закрыла ему рот рукой.

— Лучше поцелуй меня.

Ханна буквально растворилась в этом поцелуе, которого так долго ждала. Когда Кейл рядом, ей кажется, что ей больше нечего желать. Он тронул ее сердце и душу, изменил ее жизнь. Ханна знала, что уже никогда не станет прежней.

Ей было все равно, какие чувства он к ней испытывала. Она твердо знала, что любит этого человека вопреки всему. Поцелуи Кейла доставляли ей такое удовольствие, что все вокруг переставало существовать. Задыхаясь, Ханна слегка оттолкнула его. Пора на праздник. Она решила, что будет танцевать со всеми кавалерами, в том числе и с Отисом, и веселиться от души. Это будет так же приятно, как заниматься любовью с Кейлом.

Он хотел что-то сказать, но Ханна выскользнула из его объятий и поправила костюм и рубашку.

— Ханна…

— Для человека, который последнее время был нем как рыба, ты что-то стал слишком разговорчив.

— Маг, я…

— Кейл, мы опаздываем. — Ханна старалась придать лицу серьезное выражение. — От идеального мужа тебя отличает две вещи: ты не знаешь, когда лучше промолчать.

— А вторая?

— Давай для начала исправим один недостаток.

Во время их неторопливой прогулки к центральной площади Кейл несколько раз хотел остановиться и объяснить Ханне, что он не утратил к ней интерес, что совсем не это стало причиной его холодности. Он хочет ее больше всего на свете. Но что он может ей предложить после того, как все условия их договора будут выполнены? Деньги? Ханна сама достаточно богата. Дом? У него его нет. Положение в обществе? Черт, этого у него тоже нет. Чем он может ее удержать? Остается одно — отпустить. И час их расставания все ближе.

Сейчас Кейл был всецело занят разоблачением Прайора. Он собрал доказательства того, что сделки были заключены им без соблюдения правил. Права собственности не были оформлены, и это доказывало, что Прайор юридически не являлся владельцем. Все его имущество было попросту украдено.

Кейл планировал начать операцию по захвату бандитов завтра вечером. К этому времени Ханна должна уехать из города от греха подальше. Он уже купил билет и утром намеревался посадить ее в дилижанс, чтобы к моменту начала арестов она была за пределами штата.

Звуки музыки были слышны издалека. Кейл и Ханна вышли на центральную площадь, красиво украшенную гирляндами и фонарями, везде были расставлены столы с угощением, звучали смех и крики, многие танцевали под задорную мелодию, исполняемую местными музыкантами. Веселье шло полным ходом.

Женщины надели самые нарядные платья, но ни одна из них не выглядела так, как Ханна. Она безусловно была королевой бала, как и в респектабельных гостиных Нового Орлеана.

Кейл покосился на нее и отвел взгляд. Ему внезапно захотелось растрепать ее прическу и зарыться в эти прекрасные волосы, отливавшие золотом в лунном свете. Талисман, который она всегда носила на шее, привлекал внимание к ее атласным плечам и пышной груди. Платье бледно-голубого цвета выгодно подчеркивало фигуру.

Взгляды всех мужчин были прикованы к ней. Проклятье! Кейлу казалось, что он слышит, как они вздыхают, глядя, как Ханна тащит его танцевать.

— Но я не умею, — сопротивлялся Кейл.

— А почему ты мне раньше не сказал? — процедила она сквозь зубы. — Ничего, с твоей пластикой ты быстро научишься. Это совсем не так сложно, как те вещи, которым ты учил меня. Ой!

— А как что?

— Не важно. — Ханна внимательно смотрела куда-то вдаль. — Надо смешаться с толпой, принеси нам напитки.

— Что случилось?

Ханна ласково улыбнулась.

— Не твое дело, — проговорила она. — А вот и миссис Генсли. Мы познакомились утром. Пойду поболтаю с ней. Прошу меня простить.

Когда Ханна убежала, Кейл растерянно огляделся. Ему никогда не приходилось бывать на подобных мероприятиях, и он не знал, как себя вести. Это еще раз доказывало, что, как бы он ни относился к Ханне, они совершенно разные люди и не подходят друг другу. Пусть Кейл и старался выглядеть как настоящий джентльмен, он все равно оставался неотесанным охотником за головами, которому навеки заказан вход в высшее общество. Он даже танцевать не умеет! Да и поддержать светскую беседу никогда не сможет.

Кейл стал медленно пробираться сквозь толпу и в этот момент увидел Отиса Прайора. Он стоял чуть поодаль и пожирал Ханну глазами. В голове Кейла возникла сцена поцелуя на ранчо, и, мысленно ругаясь на чем свет стоит, он поклялся, что отправит Ханну из города с первой же каретой.

Кейл стоял и смотрел, как его заклятый враг и жена кружатся в танце. Задумавшись, он не заметил, как его окружили люди Прайора. В ребра уперлось холодное дуло пистолета.

— Спокойно, приятель, — раздался за спиной голос Сэма Викерза. — Одно неверное движение — и твоя женушка навсегда останется у нас. У меня есть сведения, что все оружие в твоем магазине краденое. Мне необходимо увидеть все документы и задать тебе несколько вопросов.

«Эту песенку мы уже слышали», — подумал Кейл. Если верить Эрлису Фентону, предыдущий хозяин магазина тоже был обвинен в воровстве, правда, исчез он раньше, чем успели докопаться до сути. Скорее всего, в его случае бандитов интересует не только солидный арсенал оружия, но и другой трофей — Ханна.

— Вперед, Макклауд. Ты арестован, — проворчал Сэм. — Шевелись.

Проклятье! Если он попытается вырваться и откроется стрельба, могут пострадать невинные люди. Кейлу ничего не оставалось делать, как позволить увести себя под веселую мелодию и смех ничего не заметивших жителей города.

Когда они отошли на безопасное расстояние, Кейл резко развернулся, ногой выбил из рук маршала пистолет и резким ударом повалил на землю двоих его помощников. Не обращая внимания на грязную брань, Кейл вновь ринулся в бой. В переулке послышался топот и замелькали тени. Голову пронзила резкая боль от удара, чей-то кулак врезался в солнечное сплетение. Пытаясь устоять на ногах, Кейл пытался напомнить себе, что он маршал и на раз попадал в драки. Он умеет держать удар и терпеть боль. Тряхнув головой, чтобы прийти в себя, он нанес несколько сокрушительных ударов, разбросав наподдавших в стороны.

— Черт возьми, кто ты такой? — спросил Сэм, отплевываясь.

— Кошмар твоей жизни, Викерз, — прорычал Кейл. — Убирайся отсюда со своими шакалами, или познакомишься со мной поближе.

— Ты идиот, Макклауд, если еще не понял, что ты здесь никто. Смитти, иди скажи Гарлану, что можно пристрелять новое оружие на жене этого придурка Макклейна.

Кейл тяжело задышал.

— Скит! — неожиданно громко крикнул он.

— Думаешь, твоя шавка тебе поможет? — скривился Сэм. — Извини, Макклауд, но все может завершиться единственным способом…

Кейл метнул нож. Викерз удивленно опустил голову и посмотрел на смертельную рану на груди. Минутного замешательства было вполне достаточно, чтобы Кейл выхватил пистолеты и выстрелил, прежде чем остальные успели опомниться.

На площади раздались крики, к ним бежали какие-то люди. Кейл очень надеялся, что Ханна не растеряется и убежит, не дожидаясь того, что Отис похитит ее.

Неожиданно сзади ему на голову обрушилось что-то тяжелое. Кейл пошатнулся. Проклятый Прайор, у него куплены все в этом чертовом городишке. Перед глазами все поплыло, и он получил еще один удар под дых. Заваливаясь вперед, Кейл молил лишь об одном. Господи, помоги Ханне! Ведь он никогда не просил ни о чем ни белых богов, ни индейских. Господи, помоги ей спастись!

Если судьба даст ему шанс выжить, он обязательно признается Ханне в своих чувствах. Хотя даже самому себе боялся в этом признаться. Поэтому его так задели слова молодого Эрлиса. Кейл не хотел любить ее, но это чувство было выше его. Сердце в этом случае отказывалось подчиняться разуму.

В голове возник образ Ханны. Нет, он не может бросить ее, сама она не справится с Прайором. Надо встать и бороться. Поднимайся.

— Ничего не берет этого Макклауда! — донесся издалека чей-то голос.

Прежде чем Кейл смог подняться на ноги, раздался выстрел, перед глазами сверкнула вспышка, потом все потухло, и он упал лицом в грязь.

Встревоженная выстрелами, Ханна стала вглядываться в толпу, пытаясь отыскать глазами Кейла. Куда же он подевался?

Лучше ему оставаться в живых, иначе она никогда его не простит. Пусть он и не любит ее, но достаточно того, что его любит она. Ей просто необходимо знать, что он где-то рядом.

Отис крепко обнял ее.

— Спокойно, крошка, ты поедешь со мной.

— Нет! — Ханна резко ударила его кулаком в плечо и попыталась вырваться.

— Ах ты, дрянь! Сказал же, не пытайся сопротивляться. — Он приставил пистолет ей к горлу.

Никогда не упрощай жизнь нападающему, — учил ее Кейл. — Никогда не показывай свой страх.

Она впилась ногтями в щеку Прайора, и тот завизжал от боли.

— Хочешь, чтобы твой муж остался жив? — прошипел он сквозь зубы, утирая рукавом кровь. — Будешь сопротивляться, и он покойник.

На мгновение Ханна растерялась. Она поняла свою ошибку, но слишком поздно. Кейл учил ее никогда не выдавать своих планов противнику. Ей казалось, что она слышит его недовольный голос:

Если ты принимаешь бой, Маг, выбери тот способ борьбы, который гарантированно поможет тебе выиграть.

В это время люди Отиса ловко связали ей руки за спиной и засунули кляп.

Ханна перестала сопротивляться.

— Вот и молодец, дорогая, — самодовольно усмехнулся Отис.

Вот почему сегодня Прайор приехал в коляске, а не верхом. Он заранее все спланировал, а Кейл попался в его ловушку. Во всем виновата она. Зачем было флиртовать с этим подонком? Сердце сжалось от боли, когда она увидела Кейла, неподвижно лежащего в луже недалеко от площади. В волосах комья грязи, лицо в крови. Ханна попыталась встать, но не смогла устоять на ногах. Двое мужчин подошли к Кейлу и за волосы поволокли его в сторону. Она кричала, звала его, но грязная тряпка во рту заглушала все звуки.

— Все в твоих руках, милая, — наклонился к ней Прайор.

Ханна бросила на него ненавидящий взгляд. Единственное, чем она может помочь Кейлу, — принять предложение этого мерзавца. Она обязана спасти жизнь мужа любой ценой.

— Решай. Или мне приказать ребятам добить его?

Ханна замотала головой. Она еще раз взглянула на Кейла. Господи, помоги! Сделай так, чтобы все было не так плохо и он смог быстро поправиться.

В этот момент Ханна заметила чуть в стороне лежащего без движения Скита.

Бог мой, только не это! Пес был верным помощником Кейла, его второй парой глаз и ушей. Скит всегда выручал его, но сейчас не мог помочь своему хозяину.

— Я лично прикончил эту шавку, — грубо бросил Отис. — Так что не надейся, что он спасет тебя.

Он затолкал ее в коляску и сел рядом. Ах, если бы ее руки были свободны, она смогла бы прикоснуться к медальону и успокоиться. Весь ужас происходящего внезапно нахлынул на Ханну, и она закрыла глаза. Отис Прайор не уйдет от возмездия, он заплатит за все грехи, даже если это будет стоить ей жизни.

Глава 16

Эрлис Фентон застыл на месте, увидев, как Отис запихивает Ханну в коляску. Через несколько минут они скрылись в ночи, топот лошадиных копыт стих.

Молодой человек хотел помочь Грейсону подняться, но его остановили прихвостни Отиса.

Эрлис подумал, что именно поэтому Прайор всегда одерживал победу над жителями города: все боялись грубых и способных на самые жестокие меры бандитов. Из-за этого страха оказать сопротивление его мать и многие женщины в городе остались соломенными вдовами. Эрлис чувствовал себя беспомощным и растерянным. Сейчас он так же бездействовал, провожая глазами коляску с Ханной, как провожал глазами карету, навеки увозившую отца. Должен же кто-то в этом городе побороть себя и выступить в защиту справедливости!

Он подошел к Сэму и перевернул на спину мертвое тело. Счастливого пути, блюститель порядка! Там, где ты сейчас находишься, правда точно восторжествует.

Эрлис стоял посреди пустынной улицы. Вдали послышался стук колес, и вскоре показалась карета. Из нее появился хорошо одетый пожилой джентльмен.

— Какого черта происходит в этом богом забытом городишке? — проворчал он, оглядываясь.

У Эрлиса не было никакого желания разговаривать с этими людьми, которые вели себя так, словно их приезд был так же важен для жителей, как визит президента Соединенных Штатов. Молодой человек направился к оружейному магазину, прикидывая, сможет ли он один справиться с бандой Прайора. Помощи от односельчан ждать не приходилось.

— А ну-ка постой, парень! — крикнул ему в спину мужчина из кареты. — Я приехал в эту глушь, чтобы найти свою дочь, и не вздумай сбежать, пока не расскажешь, где она живет.

Его южный акцент привлек внимание Эрлиса.

— Дочь? — Он с любопытством посмотрел на джентльмена.

— Ханну, — кивнул тот. — Где моя дочь и почему здесь нет этих чертовых пинкертонов? — Он повернулся к вознице. — Они что, думают, я буду платить им жалованье, когда вынужден сам искать свою дочь?

— Агенты Пинкертона? — воскликнул Эрлис, вне себя от счастья. Сюда едут настоящие детективы! Аллилуйя! Ну держись, Прайор!

Уолтер Мэллой чувствовал себя уставшим и был весьма озабочен поведением Ханны. Ему пришлось подкупить секретаря Колдвела, чтобы узнать, куда были переведены деньги, и он смог узнать, где искать дочь. Вот он в Кромвеле, но беспокойство только возрастает.

— Говори же! — Он схватил Эрлиса за грудки. — Ты еще что-то умеешь, кроме как повторять за мной? Где Ханна?

Неожиданно он отвел взгляд в сторону и зло прищурился, увидев двоих всадников, подъехавших к площади.

— А вот и войско прибыло, — недовольно фыркнул Мэллой и отпустил Эрлиса. — Можешь идти. Теперь без тебя справимся.

Возница почтовой кареты полез на крышу за увесистым багажом пассажира.

— Где вас носило? — Уолтер резко повернулся к спешившимся агентам. — Занимались другим делом? Я стою в этом богом забытом месте среди трупов каких-то бродяг и понятия не имею, где моя дочь. Начинайте работать. Я хочу, чтобы она уехала со мной вместе на следующей же карете!

— Мистер Мэллой, сэр, — осмелился начать Ричард Сайкс, — я…

— Я знаю, что вы, — бесцеремонно оборвал его Мэллой. — Вам стыдно получать такие огромные деньги. Если бы я вел свой бизнес так, как вы свой, я бы давно был банкротом. А теперь начните, наконец, отрабатывать свой гонорар. У меня сейчас терпение лопнет, черт вас возьми!

Маршал Джулиус Таннер с удовольствием наблюдал сцену, как Мэллой вцепился в горло одному из Пинкертонов. Усмехнувшись, он пришпорил коня и подъехал к юноше с копной огненно-рыжих волос.

— Добрый вечер, сынок. Я маршал Джулиус Таннер, а это мой напарник Пирс Хейден.

— Джулиус Таннер? — На лице Эрлиса засияла улыбка. — Вы тот человек, которому Ханна отправляла телеграмму?

— Собственной персоной, — приосанился Джулиус. — Давай-ка, мальчик, расскажи нам быстренько, где можно найти маршала Кейла Элиота и его жену?

— Маршала Кейла Элиота? Но он представлялся Грейсоном Макклаудом, — растерянно пробормотал Эрлис. — Я так и знал, что он не простой лавочник! Это все его работа. — Он с гордостью указал на трупы бандитов. — Его так просто не возьмешь!

— Он мертв? — спросил Джулиус.

— Пока нет, — с грустью ответил Эрлис. — Но раз за дело взялся Отис Прайор, то это вопрос времени.

— А где Ханна?

— Ее связали и увезли в карете. Думаю, они все сейчас на ранчо, но туда не так просто пробраться, его охраняет целая армия.

— А Скит?

— Я как раз о нем подумал, когда появился этот господин. — Эрлис вытянул шею и посмотрел на магазин. — Вообще-то я хотел взять у Грейсона оружие и попытаться выручить его из беды. Этот Прайор надоел всему городу, но люди боятся выступить против его банды.

Они пошли вниз по улице и вскоре увидели Скита, лежавшего на обочине. Пирс присел около окровавленного тела собаки.

— Эй, мальчик, ты жив?

Пес дернул лапой, открыл глаза и тяжело вздохнул.

— Какие будут идеи, как спасти Элиотов? — спросил Джулиус Пирса.

— Если бы Скит не был ранен в ногу, он бы привел нас к хозяину, — ответил тот, не отрывая взгляда от собаки.

— Прежде всего выломаем дверь и заберем все оружие.

После шести сильных ударов дверь слетела с петель. Приятели стали с интересом оглядывать витрины.

— Надо не забыть сказать спасибо старине Элиоту, что он купил самое лучшее оружие, которое только существует. Это нам на руку, — бормотал Джулиус, собирая пистолеты и обрезы. — Как думаешь, попросить Пинкертонов помочь? — Он повернулся к напарнику.

— В жизни бы не согласился иметь дело с этими гордецами, — фыркнул Пирс, — но сейчас у нас нет выбора. Заодно посмотрим, такой ли острый у них глаз, как язык. А что делать с псом? Не оставлять же его умирать?

В этот момент в дверном проеме показался Скит. Он едва стоял на трех здоровых лапах и покачивался из стороны в сторону.

— Он никого тебе не напоминает? — улыбнулся Таннер.

— Еще бы! Своего хозяина. Большого босса.

Собрав все оружие, которое смогли унести, друзья вышли на улицу и переглянулись, увидев, что Мэллой продолжает распекать агентов. Пожалуй, эти пинкертоны сейчас отправятся куда угодно, лишь бы не выслушивать нотаций разъяренного работодателя.

Кейл пришел в сознание, по крайней мере, надеялся, что все еще жив, раз сердце бьется и он дышит. Хотя мертвым он бы чувствовал себя лучше, чем сейчас. Голова кружилась так, что Кейл даже боялся открыть глаза. До него доносились смех и пьяные разговоры. В нос ударил стойкий запах виски. Кейл поморщился. Каждый звук отдавался в голове колокольным звоном. Скорее всего, у него сотрясение. Он осторожно приоткрыл глаза и понял, что может поднять лишь одно веко. Но это не имеет большого значения, поскольку руки все равно связаны за спиной. Оглядевшись, Кейл пришел к выводу, что его держат в одной из пещер, выдолбленных в скале.

Внезапно его словно током ударило. Ханна! По телу пробежала дрожь. Что с ней? Как она, его милая жена с лицом ангела и фигурой богини? Скорее всего, его только поэтому и оставили в живых, что Прайор шантажирует Ханну, надеясь добиться ее ценой жизни мужа. Кейл затрясся от ярости и отвратительного ощущения беспомощности.

Пошевелив ногой, он почувствовал нож в сапоге. Изогнувшись и сжав от боли зубы, Кейл вытащил его и смог перерезать веревки на руках. Из последних сил он встал на карачки и медленно подполз к выходу из пещеры. Перед глазами все кружилось, казалось, все тело вращается вокруг собственной оси. Преодолевая тошноту, Кейл постарался сосредоточиться. В голове возник образ брата и его жены. Он любил их и не забудет никогда. Ханну он тоже любит и обязан спасти ее.

Стараясь двигаться неслышно, Кейл подобрался к выходу и увидел троих мужчин, сидевших на земле. Они гоготали и поочередно отпивали виски из бутылки, которую передавали друг другу. Значит, трое на одного. Ничего, он справится. У Кейла не было сил долго обдумывать мгновенно созревший план, и он стал действовать.

Войдя в дом Отиса на ранчо, Ханна заставила себя улыбнуться. Больше всего на свете ей хотелось выцарапать ему глаза, приставить к виску пистолет и потребовать немедленно освободить мужа. Однако она понимала, что из этой затеи ничего не получится, она может только навредить Кейлу.

Для начала необходимо заставить Отиса развязать ее и отослать охранника.

Под юбкой на бедре по настоянию Кейла Ханна носила маленький пистолет, который сейчас может ей пригодиться. Если бы она осталась одна, то смогла бы вытащить нож из сапога и перерезать веревки. Но Прайор стоял напротив и смотрел на нее так, словно готов был съесть живьем.

— А теперь, — злорадно усмехнулся он и провел ладонью по ее щеке, — когда твой строптивый муженек не стоит у нас на пути, самое время принять мое предложение. — Он кивнул в сторону лестницы, ведущий наверх, словно она могла не понять его намерений.

— Если я соглашусь, ты сохранишь жизнь мужу? Не буду скрывать, я вышла за этого человека, только чтобы избавиться от постоянного контроля моего властного отца. Однако хоть ты и смог вскружить мне голову, я не настолько безжалостна, чтобы допустить смерть Грейсона Макклауда.

— Женщина с принципами? — усмехнулся Прайор. — Уважаю. Что же мы будем делать с твоим мужем, дорогая?

— Отпусти его, — предложила Ханна. — После того как твои люди его избили и равнодушия с моей стороны в последнее время, он вряд ли захочет продолжения семейной жизни.

— Ты так полагаешь? — Прайор с сомнением посмотрел на нее. — А почему же ты так рвалась к мужу тогда на улице и кричала, чтобы я отпустил тебя?

Ханна понимала, что должна быть очень осторожна. Надо подбирать верные слова, которые бы звучали убедительно.

— А как бы я потом смотрела в глаза жителям города, если бы равнодушно отреагировала на происходящее? — Она гордо вскинула голову. При необходимости Ханна умела вести себя, как ее отец. Она использовала его манеру и слова, которые столько раз слышала в своей прежней жизни. — Понимаешь, Отис, я давно уяснила, что нет ничего важнее общественного мнения. Мою репутацию добропорядочной жены можно было сохранить только таким способом. Жители города поверили, что я не добровольно покинула Грейсона, чтобы получить то, что он не мог мне дать.

Прайор молчал. Несомненно, он размышлял, можно ли ей доверять.

— Наши отношения не принесут радости ни тебе, ни мне, если ты не поймешь, что главное — уметь держать лицо. Я не смогу жить в Кромвеле, если каждый житель города будет считать меня изменницей и шлюхой только потому, что я не устояла перед красивым респектабельным мужчиной, гораздо более успешным, чем мой муж. Не забывай об этом, Отис, если хочешь счастливых долгих отношений. И не допускай ошибок. — Ханна сделала многозначительную паузу. — А теперь решай, — добавила она. — Или ты принимаешь мои условия, и я иду с тобой в спальню по собственному желанию, или ты никогда меня не получишь.

Ханна едва дышала. Не слишком ли она была цинична в своих предложениях? Поверит ли ей Прайор? Хотя, судя по всему, его умственные способности оставляют желать лучшего. Надо будет учесть это и использовать впоследствии с выгодой для себя.

— Ну? — Ханна нетерпеливо повела плечом. — Не хочешь развязать мне руки?

— Я надеюсь, — наконец произнес Прайор, — что не поступаю опрометчиво, поверив в твои чувства.

— Очень мудро, — ухмыльнулась Ханна. — Я тоже еще должна проверить, на что ты готов ради меня, и только тогда сделаю следующий шаг. Но я уже сказала, Грейсон Макклауд выполнил свою миссию. — Она повернулась к нему спиной и приподняла руки.

Прайор сделал шаг вперед и развернул девушку лицом к себе.

— Не очень-то я тебе верю, моя милая Ханна.

— А я уже начинаю сомневаться, что правильно поступила, решив променять мужа на тебя. Видимо, меня сбило с толку твое могущество и влияние в городе. Надо было внимательнее к тебе приглядеться.

— Ты должна стать моей! — с жаром вскрикнул Отис.

— Так докажи мне, что хочешь этого. Я не имею в виду постель, среди мужчин редко встречаются хорошие любовники. Вам свойственно многое обещать женщинам, но частенько это лишь слова.

На губах Ханны появилась язвительная усмешка, и Отис вспыхнул от негодования. Высказать сомнение в его возможностях — самый быстрый способ оскорбить мужчину.

— Если ты никогда не знала удовольствия в постели, значит, ошиблась в выборе любовника.

Слава богу! Ей удалось задеть его гордость. Самонадеянный наглец!

— Что ж, посмотрим, всегда ли я ошибаюсь. Может быть, развяжешь мне руки?

Помедлив мгновение, Прайор выполнил ее просьбу.

— Если у меня появится хоть малейший повод усомниться в твоей искренности, ты чертовски пожалеешь, — сказал он, склоняясь над ее плечом.

— Сильно

пожалею. — Ханна чуть повернула голову. — Что за манеры, Отис? Джентльмену не пристало так выражаться в присутствии дамы. Мне пришлось и мужу объяснять то же самое.

— А ты совсем не такая, какой казалась сначала, — сказал Прайор, оглядывая Ханну с головы до ног.

— Да и ты не тот галантный кавалер, каким хотел выглядеть, — парировала она. — Мне надо в ванную. Надеюсь, ты не будешь и там меня охранять?

— Я подойду через несколько минут.

Ханна кивнула и стала подниматься по лестнице. Войдя в комнату, она закрыла за собой дверь и выдохнула.

Думай!

У нее есть всего несколько минут, чтобы решить, как действовать. Прежде всего надо составить план, как покинуть ранчо, окруженное армией охранников.

Ханна посмотрела на кровать и увидела красный корсет, приготовленный Отисом для нее, и фыркнула. Такая вещь больше подходит не приличной женщине, а мадам из дома с дурной репутацией. Однако сейчас это поможет ей отвлечь Отиса. Она объявила ему войну и должна победить. Только вместо доспехов будет использовать кружевное белье.

Она быстро скинула платье и надела корсет. Нельзя терять присутствия духа. Она должна действовать быстро и четко. Ведь именно от этого зависит жизнь Кейла.

Джулиус был поражен стойкости Скита. Ему было самое место в лазарете, но пес стойко прошел две мили от города до ранчо Прайора. По дороге Эрлис рассказал маршалам, какова была обстановка в Кромвеле. Пирс не сомневался, что целью приезда Элиота в город был именно Прайор.

Пинкертоны молча ехали сзади, покорно выслушивая нотации Мэллоя, который так и не мог успокоиться.

— Если потеряете работу, ребята, — крикнул им через плечо Джулиус, — похлопочу за вас перед судьей Паркером. Правда, условия не очень, да и зарплата мизерная. В таких чистеньких костюмчиках не очень походишь.

В этот момент послышался топот копыт, и Джулиус сделал Мэллою знак замолчать. В темноте было плохо видно и он не мог разглядеть всадника.

— Впереди пещеры, — вмешался Эрлис, — может, Отис там держит Кейла.

— Понять не могу, почему мы ищем какого-то индейца, когда жизнь моей дочери в опасности? — подал голос Мэллой.

— Ждите здесь. — Пирс жестом остановил его, а сам направился к скалам.

Джулиус последовал за ним.

Через несколько минут друзья вернулись.

— Ну? — нервно спросил Уолтер.

— Кейл, несомненно, был там и ушел.

— Откуда вы знаете? — возмущался Мэллой. — Он что, записку вам оставил?

— Нет, сэр. К тем пятерым на улице можете прибавить еще троих из пещеры. Это работа Кейла.

— Но я видел его на улице, — с сомнением сказал Эрлис. — Люди Прайора так его отделали, что он вряд ли смог бы уложить еще троих.

— Поэтому мы и зовем его Большой босс. Даже сам дьявол бы подумал, прежде чем связаться с ним. — Джулиус повернулся к Уолтеру Мэллою: — Сэр, вам надо Бога благодарить, что ваша дочь рядом с таким человеком, как Кейл Элиот.

— Да уж, — засопел тот и нахмурился. — Куда пошел этот пес?

— Думаю, к дому. Значит, Кейл там. Возможно, и Ханну держат именно там.

— Так чего мы ждем! — воскликнул Мэллой. — Эй, пинкертоны, отрабатывайте свое жалованье. Отправляйтесь на ранчо и без дочери не возвращайтесь!

— Эта крепость хорошо охраняется, мистер Мэллой, — ответил Сайкс.

— Меня это не касается, — возмущался тот. — Мне нужна моя дочь!

Джулиус сурово посмотрел на Пирса, и процессия двинулась к воротам.

Он молился только об одном: чтобы в аду, который неминуемо начнется, не пострадала Ханна.

Глава 17

Послышался звук открывающейся двери, и Ханна заставила себя улыбнуться и принять соблазнительную позу.

— Да, такого стоило и подождать, — сказал Отис и стал расстегивать рубашку.

— Надеюсь, ты меня не разочаруешь, как мой муж?

Когда он наклонился, чтобы снять бриджи, она быстро направила на него пистолет.

— Не стоит так спешить, Отис. Я передумала.

Прайор удивленно вскинул брови:

— И ты хочешь, чтобы я поверил, что ты выстрелишь?

— Мне все равно, веришь ты или нет. Говорю, я передумала. Можешь считать это женским капризом. Мне пришло в голову, что ты убрал мужа с моего пути, у меня есть деньги, а больше мне ничего не надо.

Прайор осторожно сделал шаг.

— Значит, решила поиграть со мной?

— Ничего подобного, — скривилась Ханна. — Ты немедленно отзовешь своих псов и позволишь мне уйти. Если нет, я убью тебя, но в любом случае выберусь из дома.

В этот момент Прайор решил наброситься на нее, и Ханне ничего не оставалось, как выстрелить ему в ногу. Она понимала, что это привлечет внимание охранников, но выхода у нее не было.

— Ах ты, маленькая сучка! — взревел Отис, хватаясь за бедро. Он попытался схватить ее за руку, но Ханна ловко перевернулась на кровати и выбежала из комнаты. Только бы добраться до ружей, которые Отис хранил в шкафу за дверью.

На ее счастье, Прайор запер входную дверь, и охранники не могли ворваться в дом.

Послышались тяжелые шаги. По лестнице спускался Отис с пистолетом в руке. Раздался звон стекла, грохот выбитой двери, и в дом влетели пятеро вооруженных мужчин.

— Пристрелите ее! — закричал Прайор.

Ханна вскинула обрез и прицелилась.

— Не самая хорошая мысль.

Знакомый голос резанул слух. Ханна подняла голову и увидела на лестнице Кейла. Он был весь в крови, один глаз совсем заплыл, да и второй выглядел не лучше. Непонятно, как он вообще мог ходить.

Люди Прайора вскинули ружья, а Отис воспользовался всеобщим замешательством и приставил пистолет к груди Ханны.

Боже правый! Как же им отсюда выбраться?

— Маг, если увидишь, что кто-то из них решит выстрелить, разрешаю тебе прострелить голову Прайору, — велел Кейл. — Что бы ни случилось, он должен умереть. Поняла?

— Конечно.

— Пристрелите ее! — взвизгнул Отис.

— Лучше не надо. — Кейл говорил твердо и уверенно. — Следующим выстрелом я убью тебя. Ты не понял, Отис? Я же сказал, что бы ни случилось, ты покойник в любом случае.

Ханна услышала знакомое рычание, затем один из пятерых мужчин рухнул на пол. Скит! Ханна перевела взгляд на окно и увидела скачущих всадников. Слава богу! Помощь подоспела вовремя. Может, еще рано прощаться с жизнью?

Кейл покачнулся, и Ханна бросилась к нему, чтобы помочь удержаться на ногах. Ему срочно нужна медицинская помощь и уж никак не очередная перестрелка с бандитами.

— Задняя дверь, — сказал Кейл, облизав потрескавшиеся губы. — Маг, выбирайся отсюда!

— Я не пойду без тебя.

— Черт тебя побери, Маг, делай, как я говорю.

— Черт тебя подери, Кейл, делай, как я говорю.

Они слишком поздно заметили, что лежавший без сознания Отис пришел в себя и смог дотянуться до пистолета. Раздался выстрел, и Кейл накрыл ее своим телом.

— Нет!

В следующую секунду Скит вцепился в шею Прайору.

Кейл подошел к лежащему на полу Отису.

— Ты арестован, подонок. Ты убил Грея Клауда и его жену пять лет назад. Он был моим братом. За одно это судья Паркер вздернет тебя на виселице. Это тебе обещаю я, Кейл Элиот.

Глаза Прайора стали круглыми от удивления. Он, несомненно, знал, какова репутация у этого человека.

Кейл развернулся и вышел, отозвав Скита. Отис вскочил и схватился за пистолет, намереваясь выстрелить в спину. Ханна отреагировала мгновенно. Она со всей силы ударила Прайора прикладом по затылку. Он попытался схватить ее за горло, но лишь разорвал цепочку, и медальон упал к ногам.

— Господи, что здесь происходит? — раздался голос Уолтера Мэллоя. Это был последний человек, которого Ханне хотелось бы здесь видеть. Вслед за ним появились Пирс и Джулиус.

Ханну сейчас заботило только состояние Кейла. Она очень испугалась за его жизнь, когда он закрыл ее собой. Она присела около него и пощупала пульс. Слава богу, он жив.

— Ради всего святого, дочь моя, надень же что-нибудь. Или твоему новому мужу нравится, когда ты выглядишь как дешевая проститутка?

Ханна откинула волосы и зло посмотрела на отца:

— Мой муж здесь ни при чем. Он бы такое не одобрил. Это его подарок. — Она кивнула в сторону Отиса.

— Значит, он заслужил смерть, похотливый мерзавец!

— Я уже однажды пыталась его застрелить, — усмехнулась Ханна.

— Тогда пусть кто-то попробует еще раз!

Джулиус подошел к Ханне и помог ей подняться. Она положила голову ему на плечо и разрыдалась.

— Эй, пинкертоны! — крикнул Пирс агентам, которые уже связали людей Отиса и вывели во двор. — Помогите мне перенести Кейла наверх. Никто из вас не разбирается в медицине?

— Я могу помочь, — отозвался Сайкс.

— Отлично. Обычно это босс всех лечит.

Сайкс положил руку на плечо Ханны.

— Мадам, нам действительно надо его осмотреть. Ваш муж потерял много крови.

Ханна молча взяла Кейла за руку и поцеловала. Когда он рядом, она чувствовала себя в безопасности.

Мужчины унесли Кейла, а она встала и посмотрела на отца, который выглядел возмущенным и расстроенным одновременно.

— Я не вернусь с тобой домой, — сказала Ханна, гордо подняв голову.

Мэллой смотрел на нее и молчал.

— Я серьезно, отец. Я люблю мужа и останусь с ним. — Она смахнула слезу.

К ним подошел Джулиус.

— Она действительно его любит, Мэллой. Вам никогда не найти лучшего мужа для дочери, чем Элиот.

— Ханна! — крикнул Пирс с лестницы. — Кейл зовет тебя.

— Отец, помоги Джулиусу вытащить Отиса во двор, — крикнула она на ходу. — Помоги хоть чем-то. Не стой столбом.

Мэллой несколько раз удивленно моргнул, провожая дочь взглядом.

Она знала, что именно сейчас отец понял, что его дочь — взрослая самостоятельная женщина, а не маленький неразумный ребенок. Ему никогда не заставить ее подчиниться отцовской воле и вернуться в Новый Орлеан.

* * *

Пока Сайкс вытаскивал пули из его левой руки, Кейл корчился от боли, но старался не потерять сознания до того, как поговорит с Ханной. Он хотел ее убедить уехать отсюда как можно скорее. Их сделка состоялась, и она свободна.

— Поторопись, Сайкс, — прохрипел он. — Ты что, до утра будешь возиться?

Сайкс кивнул и стал промывать рану виски.

Несмотря на невыносимую боль, Кейл сжал зубы и открыл глаза, почувствовав, что в комнату вошла Ханна. Ее присутствие подействовало на него как свежее дуновение ветра. Ему хотелось остаться с ней наедине. Кроме того, Кейла раздражало, что она находится в таком виде в обществе других мужчин.

— Дай ей свой сюртук, Уильямс, — процедил он сквозь зубы. — И выйдите все.

Когда мужчины удалились, Кейл поднял глаза на Ханну. Несмотря на весьма странный наряд, она выглядела великолепно. Кейл очень гордился ею, ее мужеством и решимостью. Это была уже не та девушка, которую он совсем недавно встретил в Форт-Смите, а взрослая самостоятельная женщина.

— Агент Сайкс говорит, что ты скоро поправишься, только надо поспать. — Ханна смущенно посмотрела на Кейла. — Я рада, что тебе удалось осуществить задуманное и убийца твоего брата будет наказан. — Господи, как хотелось обнять его и поцеловать!

— Спасибо за помощь, Магнолия. Без тебя бы я не справился.

— Не за что, — улыбнулась Ханна. — Это я виновата, что тебя ранили и жестоко избили. Прости меня. — Ханна понимала, как Кейлу сейчас тяжело. — Но мне приятно, что ты смог отомстить за смерть близких.

— Мне никогда бы не удалось сделать это без твоей помощи.

Она старалась держать себя в руках, но слезы непроизвольно наворачивались на глаза.

— Нет, Кейл, это я виновата в том, что тебя чуть не убили.

Он достал из кармана билет на поезд и протянул ей.

— Я еще кое-что хочу для тебя сделать. Вот билет до Калифорнии. Если ты приняла решение, делай, как велит сердце. Будь счастлива, Магнолия.

— И это все, что ты можешь сказать после пережитого? После того, что между нами было? Будь счастлива?

— А что ты хочешь от меня услышать? — Ему было невыносимо осознавать, что им надо расстаться.

— Ну, мне было бы приятно думать, что ты будешь по мне скучать.

— Я буду скучать. — Кейл почувствовал, как сжалось сердце от одной мысли о том, что больше никогда не займется с ней любовью. — Береги себя, Магнолия.

— И ты, Кейл. — Из прекрасных фиалковых глаз потеки слезы. — Если надумаешь жениться, свяжись с моим адвокатом в Новом Орлеане Бенджамином Колдвелом.

— Ты тоже сообщи в Форт-Смит судье Паркеру. — Кейл протянул руку. — Вот, возьми свой медальон.

Ханна покачала головой:

— Ты спас меня, Кейл. Оставь его себе на память.

Она вышла из комнаты. По коридору послышался стук каблучков.

Кейл открыл медальон. Господи! Какой восхитительный портрет. Он застонал и перевернулся удобнее.

Через пять минут Кейл открыл глаза и точно знал, что делать. Опираясь на здоровую руку, он встал. Рядом с кроватью лежал Скит, выглядевший очень плохо.

— Джулиус? Пирс?

Через минуту в дверном проеме показался Эрлис.

— Джулиус и Пирс повезли арестованных в город. Я остался на случай, если понадобиться помощь.

— Мне нужна лошадь. А лучше с каретой.

— Вы серьезно? — Эрлис растерянно заморгал.

— Черт, вполне.

— Но вам надо лежать.

— Отдохну на том свете!

— И скоро там окажетесь, если куда-то поедите.

Кейл стойко выдержал пристальный и требовательный взгляд молодого человека.

— Даже если ты не поможешь мне, я выберусь сам.

Он попытался подняться. Эрлис охнул и бросился на помощь. Через некоторое время им удалось спуститься вниз по лестнице, преодолев, как показалось, тысячу ступеней, и глотнуть свежего воздуха. Кейл сел в повозку и подождал, пока Скит устроится рядом. Будь он проклят, если не успеет поговорить с Ханной на рассвете, пока поезд не отошел от перрона.

Уолтер Мэллой носился, как загнанный зверь, в своем номере в отеле, когда дверь неожиданно с грохотом отворилась и появился человек, заслонявший собой весь дверной проем.

— Нам надо поговорить, Мэллой, — резко сказал он.

Должно быть, это и есть тот самый охотник за головами. Его же, кажется, подстрелили и здорово избили. Как он смог доехать? Несмотря на неодобрение брака между Ханной и Кейлом Элиотом, он не мог не восхищаться его мужеством и силой духа. Кроме того, этот человек спас жизнь его дочери, защитив своим телом от пуль.

Уолтер подошел к Кейлу:

— Десять тысяч за развод с моей дочерью. Оформление беру на себя.

— А вы не так просты, Мэллой, — усмехнулся Кейл.

— Да и ты крепкий орешек, Элиот. — Уолтер прошелся по комнате и выдвинул стул, предлагая Кейлу присесть. — Что тебе надо? Я устал и хочу отдохнуть. Если бы у тебя осталась хоть кап ля разума после той драки, ты бы был сейчас в постели.

— Я пришел сказать вам — и я не буду повторять дважды, — что, если вы станете препятствовать отъезду Ханны на Запад, будите иметь дело со мной, а я не привык шутить. Если ей будет плохо, я почувствую это. Запомните.

— Двадцать тысяч, — сказал Уолтер, не отводя взгляда.

— Идите вы к черту со своими деньгами.

В этот момент в комнату вошла Ханна в скромном ситцевом платье. Она, несомненно, плакала, глаза припухли и покраснели. Ей пришлось многое пережить за последнее время.

— Что здесь происходит? — Она перевела удивленный взгляд с отца на Кейла.

— Тут появилась одна проблема, Маг, ее надо решить до твоего отъезда из города. — Кейл вытащил из кармана медальон Ханны и протянул Мэллою. — Откройте. — Мэллой сердито сверкнул глазами. — Я сказал, откройте.

Лицо Уолтера дернулось, но выражение стало мягче. Он открыл медальон.

Пристально глядя на него, Кейл удовлетворенно кивнул. Его подозрения подтвердились.

— Пришло время рассказать Ханне, почему вы отталкивали ее все эти годы. Пора рассказать ей, почему один взгляд на нее доставляет вам боль. Говорите, Мэллой, или я сделаю это за вас.

— Кейл, прошу тебя, — запротестовала Ханна, но он остановил ее одним движением руки, требуя замолчать.

Ханна посмотрела на отца. Краски сошли с лица, плечи поникли, но он молчал, отказываясь назвать истинную причину нежелания общаться с дочерью.

Что ж, отлично, Кейл сделает это за него.

— Маг, помнишь, я рассказывал тебе, что моя мать отправила меня жить в другую семью, потому что я был напоминанием того ночного происшествия? Она смотрела на меня и видела того мужчину, который доставил ей столько горя.

— Помню, — кивнула Ханна, — но я не…

— У нас даже больше общего, чем я предполагал. Только в твоем случае, я думаю, причины были противоположными. Верно, Мэллой?

Эта мысли озарила Кейла, когда он открыл медальон ее матери и увидел, как женщины похожи. Он смотрел на незнакомую белокурую женщину и видел лицо Ханны.

Мэллой опустил голову, сжал медальон в руке и кивнул:

— Кларисса была для меня всем. С каждым годом Ханна все больше походила на мать. Те же тонкие черты, улыбка, выражение глаз. Ты превратилась в молодую красивую женщину, какой когда-то была Кларисса. Смотреть на тебя было невыносимо больно. С ее уходом я лишился части себя. Без нее…

Голос срывался, Уолтер поднял на дочь полные слез глаза.

— Прости меня, девочка моя. Когда сегодня я увидел тебя, понял, что ты смелая, отважная женщина, которую я в тебе не хотел разглядеть. Ты совсем не такая, как твоя мать.

— О, папа. — Ханна бросилась отцу на грудь. — Если бы ты рассказал мне раньше, я бы поняла. Все было бы совсем по-другому.

Кейл вздохнул, но вовремя напомнил себе, что сантиментам нет места в этом чертовом мире, где он живет. Он встал и собрался уходить. Ему лучше не быть сейчас в этой комнате. Отец и дочь должны побыть вдвоем, а ему и правда лучше лечь. Когда он, шатаясь, вышел в коридор, его подхватил Эрлис.

— Вы сделали хорошее дело, мистер Элиот. Я взял на себя смелость заказать номер. Сейчас вам лучше отдохнуть.

С этим Кейл не спорил. Он был совершенно без сил. Даже хуже, внутри появилась неожиданная пустота. Он, как и Мэллой, любил Ханну и старался скрыть свои чувства. Он бы не только закрыл ее от пули, он бы умер за нее, если надо.

С помощью Эрлиса Кейл лег в постель и уснул через несколько секунд. В течение ночи он ощущал влагу на губах и инстинктивно сглатывал ее. Ему казалось, он ощущает ее запах и чувствует лбом прикосновение ее губ. Кейл знал, что это не так, но этот сон еще долго будет ему сниться.

Глава 18

— Ну, папа? Что ты думаешь? — Ханна с восхищением смотрела на ранчо, которое стало ее новым домом.

— Ты уверена, что это именно то, что ты хотела? — спросил Уолтер. Он критически оглядел долину. — Это, безусловно, не Новый Орлеан, а какая-то глушь.

— А я не хочу в Новый Орлеан, — возразила она и снисходительно улыбнулась.

Насколько же улучшились ее отношения с отцом за последние три дня! Они стали понимать друг друга, как только он рассказал, почему держался на расстоянии от нее последние несколько лет.

Ее очень тронуло то, что отец питал такие сильные чувства к Клариссе. Несмотря на все свое напыщенное бахвальство, Уолтер Мэллой был нежным в душе, а работой заполнял пустоту в жизни. «А ведь и я делаю то же самое», — подумала Ханна.

Она все время пыталась отвлечься от безответной любви к Кейлу. Это заброшенное ранчо вблизи Кромвеля станет местом, где она смогла бы сделать что-то важное и нужное.

Кромвель был не так далеко от Нового Орлеана, так что они с отцом могли бы часто навещать друг друга. И в городе она сможет заняться благотворительностью.

Два дня назад Ханна попросила Эрлиса послать телеграмму сыну бывших владельцев ранчо и сообщить, что Прайор повержен. А вчера она узнала, что ее предложение принято и она стала законной владелицей фермы.

Ханна очень хотела вернуть добрую репутацию этому дьявольскому месту. К тому же она приобрела оружейный магазин, ведь владение оружием оказалось ее скрытым талантом. Она стала чем-то вроде героини для всех женщин в городе после участия в битве, которая положила конец власти Прайора.

— Здесь многое надо сделать, — сказал Уолтер. — Всю эту мебель придется отправить на свалку. Как только вернусь в Новый Орлеан, пришлю сюда подходящую. — Но, перехватив настороженный взгляд Ханны, он обреченно вздохнул. — Хорошо-хорошо, делай здесь все на свой вкус, — добавил он, смягчившись.

Она наклонилась и поцеловала его в щеку.

— Спасибо, папа. Я рада, что ты начинаешь понимать, что я способна сама о себе позаботиться.

— А мне досталась пренеприятная миссия сообщить Луи Бошаму, что ты не выйдешь за него замуж. — Уолтер потер виски и нахмурился. — У меня голова раскалывается от мысли, что мне придется выслушивать.

— Я не сомневаюсь, ты справишься и с этим самовлюбленным типом, — сказала Ханна. — Ты ведь справился со всеми остальными.

— Кроме тебя и твоего грозного муженька, — проворчал он. — Кстати, что ты собираешься с ним делать?

Этот вопрос мгновенно стер задорную улыбку с ее лица.

Ханна посмотрела вдаль, пытаясь успокоиться.

— Ты уже призналась, что влюблена в этого мужлана, — напомнил ей Уолтер.

— У нас был уговор, и мы оба сдержали слово, — сказала она, поворачивая дилижанс к своему новому дому.

— Значит, ты не дочь своего отца, если собираешься так легко отпустить то, что хочешь получить, — возмущенно заявил он. — Заставь его остаться, я бы заставил…

Ханна улыбнулась.

— И кроме того, — продолжал Уолтер, — где я, по-твоему, возьму внуков, если ты замужем только на бумаге?

Мысль о том, что у нее никогда не будет детей, волновала Ханну. Перед глазами промелькнуло видение черноволосого мальчика, ее сына, с глазами цвета ночи. Ну, не всем мечтам суждено сбываться. Придется довольствоваться этим ранчо и оружейным магазином.

— Может быть, предложить ему деньги, чтобы он сделал тебе ребенка?

— Папа! — Ханна уставилась на него, шокированная таким предложением.

— О боже мой, не смотри на меня так, — проворчал Уолтер, — ясно же, что этот человек и так сделает все, что ты попросишь. Ты три дня давала ему опиум, чтобы он не вставал с постели. После этого как-то трудно представить, что перспектива переспать с красивой женщиной, к тому же законной женой, покажется ему такой ужасной.

— Папа, прошу тебя, не будем об этом, — остановила его Ханна. — Ты обещал мне помочь переехать, а не решать, как мне жить.

Уолтер понес коробки в дом, ворча по дороге, что Ханне нужно было нанять кого-нибудь, а не мучить себя и его.

Ей необходимо время, чтобы смириться с тем, что у них с Кейлом нет будущего. Кейл Элиот не любит ее. Он честный человек и, испытывая к ней какие-то чувства, прямо сказал бы об этом. Она всегда могла доверять Кейлу, он был честен с ней. Она, как и ее отец, видимо, способна полюбить лишь однажды. Но ей выпало немного больше месяца с Кейлом. Может быть, так будет легче его забыть? Да, весьма сомнительно…


Ханна вздохнула и огляделась в новом доме. Она должна сделать все возможное для скорейшего обустройства своего жилища и для улучшения жизни в Кромвеле. Теперь это ее жизнь, и она заполнит ее общением с вновь обретенными друзьями и работой на благо общества. Она займет дни и ночи и постарается забыть Кейла, как только он поправится и вернется на службу. Но Кейл увезет с собой ее сердце, она не сможет жить без него.

Без него.

* * *

Кейл проснулся и застонал. Он с трудом открыл глаза и с облегчением заметил, что чувствует себя лучше. Черт, ночь крепкого сна вернула его к жизни!

Он взглянул на бинты, стягивавшие рану на руке. Царапина, от которой он не смог уклониться во время драки на улице.

Он увидел яркий дневной свет в окне, и черная пустота заполнила его душу. Он понял, что Ханна давно уехала и он ее больше никогда не увидит.

Все внутри сжалось, и стало трудно дышать. Кейл знал, что он поступил правильно, позволив Ханне уйти, но он уже с ума сходил от тоски по ней. Надо как-то занять себя. Он сопроводит Прайора и его сообщников в Форт-Смит, а потом будет ловить других головорезов на индейских территориях. Это его работа. И он умеет ее делать.

Скрип двери гостиничного номера мгновенно насторожил Кейла. Он интуитивно потянулся за пистолетом, но его не было ни на поясе, ни под подушкой.

Черт! Придется драться, а для драки он был еще слишком слаб. К его огромному облегчению, в двери показалась рыжая голова Эрлиса Фентона.

— Доброе утро, — весело поздоровался он. — Я послал приготовить горячую ванну, можешь помыться и побриться.

Кейл был благодарен молодому человеку за заботу. Он с удовольствием погрузился в горячую воду. Будто заново родившись, Кейл вышел из ванной и оделся в чистое. Через несколько минут Эрлис вернулся с завтраком на подносе.

Кейл вытаращил глаза, когда заметил значок маршала города на груди Эрлиса.

— Откуда это?

— Горожане выбрали меня своим временным маршалом, — с гордостью сказал Эрлис. — Хоть я и не такой герой, как вы с Ханной, но, поскольку я был единственным в городе, кто выступил против Прайора, я это заслужил.

Кейл посмотрел на отполированную до блеска медаль, она вновь стала престижным символом закона и порядка.

— Жители Кромвеля сделали хороший выбор.

Эрлис улыбнулся и поставил поднос Кейлу на колени.

— Спасибо. К счастью, теперь у нас спокойно, ведь Отис Прайор и его банда отправлены в Форт-Смит.

— Что? — вскрикнул в недоумении Кейл. — Как отправлены? Кто их повез? Джулиус и Пирс? Черт возьми, это должен был сделать я!

Ему нужна была эта работа, чтобы не думать о Ханне каждую минуту. Где она, в какие переделки попадет без него и сколько мужчин будет пытаться занять его место в ее постели?

— Джулиус и Пирс все еще в городе. Пинкертоны вызвались помочь. А твое вознаграждение перешлют в Кромвель. — Эрлис весело подмигнул. — Джулиус и Пирс говорят, ты получишь кругленькую сумму.

— Не нужны мне деньги, — проворчал Кейл и начал жадно есть бекон и печенье. Черт, он был так голоден. Можно подумать, что он неделю ничего не ел.

— Но ты получишь их в любом случае.

— А что Ханна? Уехала утром? Ее отец не настаивал, чтобы она вернулась в Новый Орлеан? — спросил Кейл, стараясь казаться равнодушным.

Он с подозрением покосился на нового маршала, когда тот замялся и потупился.

Кейл отшвырнул вилку в сторону.

— Черт возьми, Эрлис, я же просил тебя проследить!

— Да, просил, и я не отказываюсь. Ты сказал: «Если со мной что-нибудь случится, проследи, чтобы Ханна уехала».

— Так со мной и случилось! Прошлой ночью меня избили до полусмерти и всадили две пули.

Эрлис поджал губы в кривой усмешке, и его карие глаза блеснули.

— На самом деле это было не вчера, шесть дней назад.

— Шесть! Я продрых шесть дней?

— Ну да. Ханна влила тебе в горло опиум, чтобы ты пролежал в постели, пока не поправишься. Она тебя брила, мыла и меняла бинты все это время.

Кейл выругался себе под нос. Его жена, госпожа Благодетель, не уехала, как собиралась, она тайком усыпила его, так же как стражей Прайора. Научив Ханну приемам своего ремесла, он выпустил джинна из бутылки.

— И где теперь моя дорогая жена?

Эрлис почесал подбородок и пожал плечами:

— Не могу с уверенностью сказать.

— Ты новый маршал и обязан знать, что происходит в городе. Если отец Ханны отказался…

Молодой человек сделал предупреждающий жест:

— Не беспокойтесь о мистере Мэллое. Последнее время Ханна научилась заставлять его плясать под свою дудку.

— Ну и где же сейчас она играет на этой дудке, позвольте вас спросить? — Кейл был вне себя от бешенства.

— Ну-у… Рип ван Винкл…

— Никогда не слышал это имя. — Он недовольно поморщился.

— Рип — художественный вымысел. Он проспал двадцать лет, а потом проснулся и поразился, как изменился мир, — терпеливо объяснил Эрлис.

— И что же здесь так изменилось, пока я спал? — удивился Кейл.

Молодой человек стал загибать пальцы:

— Во-первых, я стал маршалом. Во-вторых, Джулиус и Пирс недавно помогли Ханне купить ранчо.

От удивления Кейл открыл рот:

— Ханна решила стать королевой царства коров?

— Угу. Она купила ранчо Прайора и, в-третьих, оружейный магазин. Ханна наняла управляющим очень порядочного молодого человека и позволила бесплатно жить в комнате наверху. — Эрлис вскинул голову. — Так, что еще… Да, она сделала миссис Генсли президентом Комитета по украшению города и купила цветы, чтобы украсить улицы и площади. И последнее, она заставила отца организовать фонд для основания школы.

— Зачем ей все это?

— Потому что она собирается остаться здесь и активно заняться благоустройством города.

Кейл был потрясен. Почему Ханна решила остаться?

— Да, вам будет приятно узнать, что Скит пошел на поправку и чувствует себя намного лучше. Ханна позаботилась о нем.

В этот момент дверь отворилась, и Джулиус и Пирс с радостными криками вошли в комнату.

— Ты выглядишь намного лучше, босс, чем когда я видел тебя последний раз.

— Мы решили, что тебе понадобиться помощь, чтобы доехать до ранчо.

Кейл вскинул брови:

— А с чего вы взяли, что я собираюсь жить на ранчо?

— Мы так решили, потому что там сейчас твоя жена.

— Вы ошиблись. Я возвращаюсь в Форт-Смит, как только смогу сесть на лошадь. И Скит должен поправиться.

— Что? — Джулиус вытаращил глаза.

Кейл отставил поднос и сел на кровати, порадовавшись, что чувствует себя намного бодрее.

— Думаю, я не единственный, кто решит, что ты сошел с ума. Ты любишь Ханну, а она любит тебя. Ты работал как вол несколько лет. Пора и о себе подумать.

— Я и думаю о себе. Это моя жизнь.

Все удивленно переглянулись. Кейл стал одеваться. Он был нужен Ханне как наставник и учитель. Но теперь она более чем самостоятельная женщина. Рано или поздно все в городе узнают, кто он на самом деле, и будут избегать общения с ним. А Ханна встретит какого-нибудь мужчину с хорошими манерами, который ей больше подходит, и выйдет замуж. Он был для нее только лишь стартовым капиталом в новой жизни.

— Но ты, по крайней мере, попрощаешься с ней, прежде чем смыться?

— Мы уже попрощались прошлой… э-э… шесть дней назад.

Джулиус посмотрел на него с подозрением:

— Черт тебя подери, неужели ты не понимаешь, от чего отказываешься?

Конечно, он все понимал. Он любит Ханну и будет любить всегда. Но сам навсегда останется индейцем-полукровкой, что-то среднее между животным и человеком, которого никогда не примут в приличном обществе. Он ничего не знает и не умеет, как только стрелять и ловить бандитов. Его воспитали как воина, чтобы очистить мир от зла, которое мешает приличным гражданам.

И Джулиус ошибается. Ханна его не любит. Она просто благодарна за то, что он помог ей, и более ничего.

Звук открывшейся вновь двери заставил Кейла отвлечься от невеселых мыслей. На пороге стоял Уолтер Мэллой, которого никто не приглашал и видеть не хотел.

— Оставьте нас, — скомандовал он. — Я хочу поговорить с Элиотом наедине.

Когда мужчины вышли, он достал из кармана несколько крупных банкнотов и бросил на кровать.

— Мой ответ по-прежнему нет, Мэллой. Я останусь мужем Ханны до тех пор, пока она не потребует развода. В государственном казначействе не хватит денег, чтобы купить меня, так что не старайся.

Уолтер махнул рукой:

— Забудь о разводе. Я смирился с этим браком.

Кейл открыл рот от удивления. Этого просто не может быть!

— С каких это пор? Почему?

— С каких пор? С этой недели. Почему? Из-за той роли, которую ты сыграл в последних событиях. Моя дочь будет с тобой в безопасности. Да и твоя репутация бежит впереди тебя.

Кейл уставился на деньги, словно не понимая, что это такое, потом на Мэллоя.

— За что же вы тогда платите?

— Я хочу внука. Я не занимался Ханной, поэтому хочу искупить свою вину.

— Вы меня нанимаете, чтобы…

— Именно. В конце концов, ты законный муж моей дочери. Твоя обязанность подарить мне внуков. Я не становлюсь моложе, так что поспеши.

— Но я же полу…

Мэллой махнул рукой:

— На внуках это не сильно отразится. Они будут на четверть индейцами, на четверть французами, но они будут американцами. У них будут отменное здоровье и связи в обществе. Так как?

— Мэллой, — пробормотал Кейл, — вы расчетливый сукин сын.

— Хоть горшком назови, — с иронией усмехнулся Уолтер, — для меня главное, что моя дочь любит тебя.

Кейл посмотрел на него с сомнением.

— Это выше моего понимания, но это точно не каприз. Она могла выбрать любого, но выбрала тебя. Ты счастливчик.

— И сукин сын.

— Мы оба хороши, — усмехнулся Мэллой. — Скажи мне, Элиот, ты любишь Ханну? Только не лги!

— Да, люблю, как бы она ко мне ни относилась, — ответил он, глядя Уолтеру в глаза.

— Ну, хоть в чем-то мы схожи. Тогда иди и скажи ей об этом, иначе закончишь, как я. Если бы я знал, как сложится моя жизнь, я бы провел все время, каждую свободную минуту с Клариссой. — Было видно, как нелегко дались ему эти слова. — Если ты действительно любишь Ханну, то иди и скажи ей об этом.

Кейл не был уверен, что это хороший совет. Мэллой совсем не знает, как развивались их отношения.

Хотя, возможно, он и прав. Может быть, он просто запрещает себе надеяться на возможность любить и быть любимым.

— Иди же! — Мэллой открыл дверь.

Кейл шел по коридору и испытывал странное чувство неуверенности в собственных силах. Он никогда никому не говорил тех заветных трех слов, которые женщины хотели от него услышать. У него было такое ощущение, что он вышел на охоту безоружным.

Неужели Ханна любит его? Ему ничего не остается, как поехать на ранчо и выяснить все самому.

Ханна перевела взгляд с двух мальчиков, которых наняла для уборки двора, на всадника, приближающегося к ранчо.

Кейл… Сердце забилось часто-часто и внезапно словно остановилось. Он скакал с такой грацией, что она невольно залюбовалась им. Кейл был в белой рубашке, красиво подчеркивающей бронзовый цвет кожи, и темных бриджах, обрисовывающих мускулистые бедра.

Она должна взять себя в руки и не выдать охватившего ее волнения. Кейл не должен знать, что она едва жива от восторга, что видит его вновь. Времени на раздумья оставалось не так много, и Ханна решила, что лучше всего быть естественной.

Скорее всего, это совсем не дружеский визит, но она до конца не была в этом уверена. Но ведь зачем-то он изменил свои планы, хотя сейчас должен быть на суде над Прайором в Форт-Смите.

Кейл подъехал к воротам и спрыгнул на землю. Ханна внимательно оглядела его и довольно кивнула:

— Ты выглядишь гораздо лучше. Значит, хорошо отдохнул.

— Лучше и быть не могло, — сказал он, подходя ближе. — Кто-то вырубил меня на целых шесть дней и позволил себе без моего разрешения контролировать мою собственную жизнь.

А Ханна была уверена, что он ничего не будет иметь против.

— Я так понимаю, ты так же злилась, когда твой отец пытался контролировать тебя. — Он прищурился и покосился на подростков. — И ты взбунтовалась, Магнолия. Любому человеку неприятно быть в чьей-то власти.

— Да, ты прав. Но когда я увидела, что ты ранен и весь в крови, я подумала, что обязательно надо заставить тебя отдохнуть. Это был единственный способ. — Она отвела взгляд. — Итак, ты приехал попрощаться?

Если так, давай это прощание будет недолгим. Мне больно понимать, что никогда не смогу быть рядом с тобой.

— Вообще-то, — Кейл помялся и несколько раз переступил с ноги на ногу, — я приехал убедиться, что ты счастлива и действительно решила здесь остаться.

Ханна улыбнулась и кивнула:

— Я буду рада остаться в этом городе.

Взгляд темных глаз пронзил ее, словно Кейл хотел заглянуть в самые глубины ее души.

— Я совсем не это имел в виду, Маг.

Скажи, ты счастлива?


Нет, потому что тебя нет здесь со мной, а я так люблю тебя!

— Конечно, я счастлива, — сказала она вместо этого. — Благодаря тебе мои отношения с отцом наладились, я всегда об этом мечтала. И ты добился, чего хотел. Справедливости.

Кейл не сводил с нее глаз. Он так хотел обнять ее, прижаться к этому соблазнительному телу и поцеловать.

Давай же, жалкий трус! Скажи ей об этом.

— Ханна, я…

— Нет! — Она прижала тонкие пальцы к его губам. — Просто уезжай. Пожалуйста. Не заставляй меня страдать еще больше. Ты знаешь, как мне тяжело расставаться с тобой и знать, что мы никогда не увидимся. — Слезы покатились из ее прекрасных глаз.

Кейл убрал ее пальцы со своих губ и задержал ладонь в своей руке.

— Ты хочешь, чтобы я остался, верно, Маг?

Ханна ударила его кулачком в грудь и топнула ногой:

— Господи, Кейл, я же люблю тебя! Вот так. Мне кажется, я всегда любила тебя. — Она поправила волосы и опустила глаза. — Теперь я понимаю, почему отец весь ушел в работу, когда потерял маму и брата. Жить, потеряв любовь, просто невыносимо.

— Я тоже люблю тебя, Ханна, — тихо сказал Кейл.

Несмотря на слова Мэллоя, маршалов и Эрлис, он не мог поверить, что Ханна может любить

его, пока не услышал это признание из ее уст.

Она подняла на него заплаканные глаза:

— Что ты сказал?

— Я сказал, что люблю тебя. — Второй раз было легче произнести эти незнакомые слова. Кейл подумал, что если он будет повторять их чаще, то совсем привыкнет.

На лице Ханны заиграла счастливая улыбка.

— О господи! Это правда?

— Да, правда.

Ханна покосилась на работников и взяла Кейла за руку.

— Пойдем, я покажу тебе, что успела сделать. Конечно, если тебе не понравится, мы все поменяем.

— Магнолия, — прервал он ее и как-то глупо засмеялся. Кейл был так счастлив и опьянен любовью, что ему хотелось летать.

— Я хочу, чтобы это ранчо стало нашим домом.

— Маг…

— Отец обещал прислать самую модную мебель, но я настояла на том, что нужна простая и добротная, без излишеств. Что скажешь?

Кейл вошел и оглядел просторную комнату. На окнах появились новые занавески, всюду были расставлены вазы с полевыми цветами. В углу на половичке, который, несомненно, Ханна сделала своими руками, лежал Скит.

— Просто великолепно! — Кейл был совершенно искренен.

— А теперь я покажу тебе спальню.

Они поднялись наверх, и Ханна с гордостью распахнула дверь.

Кейл сразу увидел огромную двуспальную кровать, покрытую стеганым толстым одеялом.

В горле встал ком. Внезапно Кейл понял, почему Ханна купила это ранчо, оружейный магазин, даже эту кровать. Она исполнила его мечту.

Его!

— Зачем ты все это сделала? — хрипло спросил он.

— Потому что подумала, что если ты будешь проезжать здесь, то сможешь остановиться в доме, о котором всегда мечтал и которого у тебя никогда не было. Может быть, однажды ты бы остался навсегда.

Кейл наклонился и нежно поцеловал ее. Никто никогда не пытался сделать ему что-то приятное, не думал о его желаниях.

— Я хочу всегда быть с тобой, — прошептала Ханна, опустив голову ему на грудь.

— Это идеальное место, где мы можем быть вместе и любить друг друга. Однако общество вряд ли это примет.

— Пусть это общество убирается к черту! — в сердцах выпалила Ханна. — Это идеальный мир, потому что это наш мир. Мир, где исполняются все мечты.

— Никогда не думал, что хоть одна моя мечта исполнится.

Они стояли обнявшись. Кейл впервые в жизни почувствовал, что готов сделать все возможное, чтобы эта женщина была счастлива. Ему казалось, что он все эти годы бродил во тьме и только сейчас вышел на свет.

— Что ж, неплохое начало.

Ханна и Кейл испуганно отскочили в стороны, услышав громогласный возглас Мэллоя.

— Надо стучаться, когда входите. — Кейл бросил на него сердитый взгляд. — А в следующий раз я настаиваю, чтобы вы за неделю предупреждали о своем визите.

Мэллой многозначительно на него посмотрел.

— Так мы договорились? — переспросил Кейл.

Ханна посмотрела на отца и перевела взгляд на Кейла.

— Это ты его подкупил, папа, чтобы он приехал?

— Не будем вдаваться в подробности, дочка. Я просто дал ему взятку, чтобы он подарил мне внуков.

— Клянусь, папа, ты никогда не перестанешь меня удивлять, — сказала Ханна, слегка смутившись.

— Я уезжаю в Новый Орлеан через несколько часов, но я еще вернусь в эту глушь. И вы от меня никуда не денетесь. Вот, заехал убедиться, что все хорошо. — Он подошел к Ханне и поцеловал ее в лоб.

— Этого-то я и боялся, — пробормотал Кейл.

— Будь счастлива, — тихо сказал Уолтер, ласково глядя на дочь. — Я очень тебя люблю. А тебе, Элиот, лучше хорошо заботиться о моей девочке, иначе тебе не поздоровится.

Когда Мэллой вышел, Ханна провела рукой по плечу Кейла.

— Ты, наверное, сейчас не очень хорошо себя чувствуешь, чтобы думать о детях.

Кейл был уверен, что еще не до конца окреп, но предложение Ханны мгновенно вызвало в нем огромное желание. Он нежно обнял ее и положил на кровать.

— Ну, если только ты сможешь меня убедить.

— И как же? — хитро спросила Ханна, расстегивая его рубашку.

— А где тот красный корсет, в котором я застал тебя здесь последний раз?

Она удивленно вскинула брови:

— Он тебе понравился?

— Я от него без ума, Маг. Я даже видел тебя в нем во сне, когда проспал шесть дней.

Ханна открыла гардероб и достала красное белье.

— Не хочу разочаровывать тебя, мой милый муж. — Ханна зашла за ширму, одарив его кокетливым взглядом.

Никогда Кейл не раздевался с такой скоростью. Он и представить себе не мог, что может с такой нежностью относиться к женщине. Ни одна из них не вызывала у него такого желания.

Ханна подошла к кровати, подражая походке Милли Робертс.

— Ну что, мой маршал, ты готов к подвигам?

— Я готов. Маг, я влюбился первый раз в жизни и никогда не думал, что способен на это, пока не увидел тебя.

Ханна легла рядом и провела рукой по его торсу.

— Я искала идеального мужа и нашла.

— Ты говорила, что мне не хватает двух вещей, чтобы быть идеальным мужем. Первое — я не знаю, когда лучше промолчать. А второе?

— Люби меня вечно, — прошептала Ханна. — И это куда важнее. Люби меня, и я буду счастлива.

— Тогда я идеальный муж для тебя, Магнолия. Я собираюсь любить тебя вечно и начну прямо сейчас.

Кейл знал, что это самое главное в жизни. Ради этого стоит жить.

Примечания

1

Тропа слез — принудительное переселение коренных жителей Соединенных Штатов со всей страны на индейские территории (восточная часть современного штата Оклахома).


home | my bookshelf | | Фиктивный брак |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу