Book: Расследование по-итальянски



Расследование по-итальянски

Шарль Эксбрайя


Расследование по-итальянски

Жану Арнабольди, кондотьеру из Фипреги и моему другу.

Ш. Э.

ГЛАВА I

В то чудесное веронское утро начальник уголовной полиции города, прославившегося любовной трагедией Ромео и Джульетты, нежился на солнышке, размышляя о собственном необычайном везении – ему посчастливилось не только родиться итальянцем, но и впервые увидеть свет божий в Вероне. Приятные мысли совсем было убаюкали полицейского, но дверь его кабинета вдруг распахнулась. Это произошло так внезапно, что Челестино Мальпага (так звали шефа полиции), слегка подскочив в кресле, бросил на непрошеного гостя недовольный взгляд. Однако физиономия Челестино мигом просветлела, едва он узнал этого маленького полненького человечка с лихо закрученными усами и редеющей, но тщательно завитой шевелюрой. Черный галстук гостя был заколот жемчужной булавкой, правую руку украшало кольцо с огромным камнем, а темный костюм еще больше подчеркивал безупречную белизну пикейного жилета. Дополняли картину начищенные до невероятного блеска лакированные штиблеты. Столь странное зрелище являл собой не кто иной, как комиссар Ромео Тарчинини, подчиненный и друг детства Челестино Мальпага.

Взволнованный вид приятеля поразил начальника полиции.

– Ma que! Что с тобой, Ромео?

– Выслушай меня, Челестино, и имей в виду: если ты не выполнишь мою просьбу, я умру прямо здесь, у тебя на глазах!

– Даже так?

– Не смейся, иначе на твоей совести будет смерть друга!

– Я вовсе не желаю твоей смерти, Ромео, во-первых, потому что очень тебя люблю, а во-вторых, мне бы не хотелось иметь дело с твоей вдовой, милейшей Джульеттой, – безвременная кончина супруга запросто может превратить се в тигрицу!

От этих слов комиссар Тарчинини разрыдался. Шеф полиции тут же вскочил и, обогнув стол, ласково обхватил подчиненного за плечи.

– Да ну же! Что на тебя нашло?

– Я представил себе бежняжку Джульетту в траурных покрывалах… и еще – как все наши малыши цепляются за ее платье и зовут папу…

– Ну, до этого пока не дошло! Сядь и вытри глаза, а то войдет кто-нибудь и Бог знает что подумает.

Челестино вернулся на прежнее место, предоставив другу устраиваться как ему удобно.

– А кстати, как поживает Джульетта?

Ромео, мгновенно позабыв обо всех печалях, принялся воспевать подругу жизни – ее красоту, умение любить и вести хозяйство. Мальпага слушал в легком смущении, ибо Джульетта Тарчинини была изрядно растолстевшей матроной, и от прежней ее красоты сохранились разве что улыбка и кроткие глаза. Как только Ромео, слегка запыхавшись, умолк, шеф, зная, что это наилучший способ отвлечь его от любых тревог, спросил о детях:

– А малыши?

Тарчинини говорил о своих детях так, будто они с женой производили на свет одно несравненное чудо за другим.

– Мой Ренато, несмотря на то, что ему только семнадцать, уже почти так же умен, как я. Альба – живой портрет своей матери. И с каждым днем все лучше готовит… Это вдохновение свыше! Слышишь, Челестино? Вдохновение свыше! Что до Розанны, то, если ее в один прекрасный день канонизируют, я нисколько не удивлюсь. Это дитя постоянно ощущает присутствие Бога. Мистический склад ума… Фабрицио решает задачи, которых старшие и понять-то не в силах. Хочешь знать мое мнение? Даром, что мальчишке всего восемь лет, вот это голова – так голова! Положа руку на сердце, я думаю, он станет гордостью нашей семьи! А младший, пятилетний Дженнаро, как видно, исключительно одарен музыкально…

– Короче, ты счастлив?

Воодушевление Тарчинини без всякого перехода сменилось глубочайшей подавленностью.

– Был бы, кабы не Джульетта…

– Твоя старшая дочь? А что с ней такое?

– Стыдно признаться, Челестино, но я понятия не имею…

– Не может быть!

– Когда, чуть больше года назад Джульетта вышла замуж за американского полицейского и стала миссис Сайрус А. Уильям Лекок[1], я думал, все будет нормально. Я и в самом деле считал, что, родившись в стране дикарей, парень достаточно настрадался и не упустит возможности переселиться в Италию. Впрочем, так он мне и обещал, а я – ты же меня знаешь, Челестино! – по натуре доверчив. Вот и согласился отдать дочку этому чудовищу с условием, что он лишь ненадолго отвезет ее в Бостон, познакомит, как полагается, с семьей, а потом оба они приедут сюда.

– И что же?

– А то, что у моего зятя, видите ли, слишком высокое положение и он не может все бросить с бухты-барахты… Как будто человеку надо заботиться о положении, после того как он имел счастье жениться на урожденной Тарчинини! Знаешь что, Челестино? Меня провели, обманули, предали и оскорбили!

– А что говорит твоя дочь?

– Она не смеет сказать ни слова, бедняжка! Все се письма слишком оптимистичны, чтобы я поверил в их искренность. По-моему, девочка несчастна, но не решается открыть сердце своим родителям, боясь причинить им боль. А может, за ней следят…

– Ты уверен, что не преувеличиваешь хоть самую малость?

– Я?

Тарчинини растерянно воззрился на друга.

– Послушай, Челестино, ты же меня знаешь!

Начальник полиции не рискнул признаться, что задал вопрос именно потому, что прекрасно знает Ромео.

– А… тебе не приходило в голову, что, возможно, твоя Джульетта и в самом деле счастлива?

– Невозможно!

– Почему?

– Родившись здесь, она не может быть счастлива вдали от Вероны!

– Погоди, а что, если муж ее очень любит?

– Во-первых, американцы ничего не смыслят в любви, и потом, разве, по-твоему, я не люблю свою Джульетту?

– Это разные вещи!

– Признайся уж сразу, что ты переметнулся на сторону чужаков! Мое дитя несчастно! Я это знаю, чувствую! Девочка, которую я научил читать, которую я лелеял, как ни один отец на свете! И ты посмеешь утверждать, будто она может обойтись без меня?

– У Джульетты есть муж.

– Это еще не повод убивать родного отца!

– Девочка строит собственную жизнь!

– И ломает при этом мою? О нет, моя Джульетта на такое не способна! Я уверен, ее держат в заточении! При тамошних-то нравах можно ожидать чего угодно! Я хочу забрать Джульетту домой!

– И каким же образом?

– Я поеду туда. Повидаюсь с этим Лекоком. И скажу ему: «Синьор, вы отняли у меня сокровище, злоупотребив оказанным вам доверием. Я забираю его обратно».

– А если он откажется?

– Ну, тогда я готов на все, Челестино! Даже отправиться в ООН!

– А вдруг Джульетта не захочет вернуться с тобой?

– Тогда я убью ее, как развратницу и неблагодарную! Потом прикончу ее мужа, а следом – себя!

– А твоя жена останется одна с детишками?

Ромео немного поколебался.

– По зрелом размышлении, пожалуй, из чувства долга я не стану накладывать на себя руки!

– Послушай, Ромео, я должен напомнить тебе, что ты полицейский, а следовательно, обязан внушать всем уважение к закону. Вздумай кто-нибудь другой делать мне подобные заявления, я бы отстранил его от работы или вообще отправил в отставку раньше срока! И тебе не стыдно? А теперь скажи, зачем ты ко мне пришел?

– Просить о двухнедельном отпуске в счет годового.

– Зачем?

– Чтобы поехать в Бостон за Джульеттой.

– А ты, часом, не спятил?

– Нет, я не сумасшедший и, хоть ты и мой начальник, прошу быть повежливее.

– Ну, раз тебе нравится разговаривать в таком тоне…

– Ты отказываешь мне в отпуске, тиран?

– Нет, я тебе его даю, и немедленно! Наведи порядок в бумагах, предупреди того, кто будет тебя замещать, и отправляйся складывать чемоданы! Сегодня к вечеру ты успеешь добраться до Милана. Поцелуй от меня дочку и передай ей, как мне жаль, что у нее такой папаша. А на сем – до свидания, Ромео, и постарайся вернуться обратно.

– И что же, по-твоему, мне может помешать?

– Понятия не имею. Зная тебя насквозь, я не удивлюсь, если ты вдруг заделаешься ковбоем или гангстером… а кроме того, твой самолет вполне может рухнуть в воду… Океан, видишь ли, очень большой… Ну, да коль скоро приключится такая беда, я сам произнесу заупокойную речь. Ты останешься доволен.

Тарчинини даже захрипел от ужаса и возмущения.

– Доволен?! Святая Мадонна! Да ты что ж, совсем чудовище, Челестино?

– Ни в коей мере. Просто я стараюсь предусмотреть все возможные варианты. Таков мой долг. И потом, когда собираешься в Америку, надо знать, чем рискуешь.

И полунасмешливо-полусерьезно начальник полиции добавил:

– Говорят, американцы питаются в основном травой, а за столом вместо вина подают кока-колу.

Увидев, как побледнело лицо его собеседника, Мальпага сообразил, что шутка зашла слишком далеко, и счел необходимым налить другу стаканчик граппы. Тарчинини выпил только потому, что от граппы не отказываются, но, едва осушив рюмку, встал.

– Челестино, до сих пор я считал тебя лучшим другом, – с достоинством произнес он, – но ты нарочно посылаешь меня в Америку в надежде, что я оттуда не вернусь. Пусть же моя кровь падет на твою голову, если я погибну! Как ты думаешь, на самолетах есть спасательные круги?


* * *


Входя в кабинет Мальпага, Ромео не сомневался, что шеф откажется дать ему отпуск. И просить он пошел исключительно потому, что считал нужным показать другим, как глубока его скорбь. А может, Тарчинини был совершенно искренен? Во всяком случае, в тот момент… Но теперь он ввязался в опасную авантюру и не мог отступить – иначе над ним стали бы смеяться. Подавленный и убитый, Ромео вернулся к себе в кабинет и долго сидел, закрыв лицо руками и терзаясь самыми мрачными предчувствиями. Он уже представлял, как болтается посреди Атлантического океана, хватаясь за какой-то жалкий обломок, а вокруг так и кишат хищные акулы. Тарчинини не был трусом, но обладал богатым воображением.

Решив поставить жену перед свершившимся фактом, по дороге домой он заглянул в контору авиакомпании. Комиссару сообщили, что, отправившись в Милан сразу после полудня, он может уже завтра утром быть в Нью-Йорке, а к вечеру – в Бостоне. Тарчинини хорошо знал служащего авиакомпании – тот, как и сам Ромео, жил на виа Пьетра.

– Вас ждет путешествие, синьор комиссар, а? Вот счастливчик!

– Счастливчик?…

– К дочке собрались?

– Да… Джузеппе, вы хоть раз летали на самолете?

– Я? Нет…

– А хотели бы?

Служащий посмотрел направо-налево и, понизив голос, пробормотал:

– Мне слишком дорога моя шкура…

У Ромео пересохло во рту.

– Потому что… эти… штуковины… они… падают?

– Иногда!

– Но ведь все-таки не очень часто?

– Нет, не часто, надо отдать им справедливость, но для того, кто сидит внутри, когда происходит катастрофа, не так уж важно, часто это бывает или редко, верно?

– И тогда все тонут?

– Да, если плюхнешься в океан, а коли гробанешься на землю – так заживо сгоришь.

– Боже мой!

Тарчинини чуть не сдал билет, но вовремя вспомнил о своей репутации.

Потом он зашел на почту и отправил дочери телеграмму, составленную в таком тоне, будто речь шла о его собственных похоронах. Связистка, подруга Джульетты, поздравила комиссара с похвальным намерением совершить такое долгое путешествие только ради того, чтобы повидать дочь.

– Вот уж мой отец никогда бы так не сделал! – со вздохом добавила она. – Будь у него деньги на такую поездку – живо превратил бы их в «Кьянти» и не просыхал целый месяц…

– «Кьянти» лучше, чем кока-кола!

– Кока-кола? Папа никогда ее не пьет, и вряд ли его когда-нибудь сумеют заставить…

Ромео, в свою очередь, вздохнул.

– Ему крупно везет!


* * *


Бредя вдоль виа Пьетра к ожидающей его Джульетте, Тарчинини все больше мрачнел. Будь у него достаточно мужества, он бы просто удавился в наказание за необдуманный поступок. И теперь Ромео окидывал знакомые дома взглядом осужденного, идущего на казнь. Неужто и в самом деле больше не суждено увидеть все, что составляло неотъемлемую часть того мирка, который заменял ему вселенную. Тарчинини не отвечал на приветствия соседей, и кое-кто, решив, что комиссар слишком задирает нос, преисполнился глубокой обиды. Когда он входил в дом, старая консьержка по давно заведенному обыкновению заметила:

– Ну, как, синьор Тарчинини, жизнь прекрасна?

Вот уже много лет на этот ритуальный вопрос Ромео всегда отвечал одно и то же:

– Для тех, кто умеет ее ценить, донья Джозефина!

Но сегодня он нарушил традицию:

– Быть может, для тех, кто твердо знает, что завтра не умрет, донья Джозефина!

Эти слова, а еще больше тон, каким они были сказаны, настолько потрясли несчастную женщину, что она не смогла есть любовно приготовленный оссо буко[2] и взмолилась Мадонне, прося пожалеть бедняжку синьора Тарчинини, который, похоже, носит в себе смерть.

Синьора Тарчинини, при всей ее природной кротости и страстной любви к супругу (она всегда считала, что ему нет равных на этой земле), восприняла весть об отъезде Ромео без должного смирения и, в отличие от консьержки, молиться не стала. Джульетта как раз собиралась бросить равиоли[3] в кипящую воду, когда вошел Ромео и прямо с порога объявил, что отправляется в Бостон. Сперва она решила, что муж шутит, но, увидев билет на самолет, разразилась воплями:

– И ты посмел так со мной поступить?

– Как, моя голубка?

– Удрать в Америку, оставив меня одну с детишками?

– Но я еду всего на несколько дней!

– А если самолет разобьется? А если тебя захватят индейцы?

– Но ведь наша дочь летела на самолете, и он остался цел!

– Тебе не двадцать лет!

Тарчинини даже не пытался понять, каким образом его возраст может повлиять на работу реактивных двигателей, – он слишком страдал. А Джульетта, пользуясь молчанием супруга, все больше распалялась.

– Скажи, ты хоть подумал, что можешь погибнуть, преступник?

– Погибнуть, моя Джульетта? Но я только об этом и думаю!

– И все-таки летишь?

– Честь не позволяет мне отступить.

– А покинуть женщину с пятью детьми она тебе позволяет? Ma que! Ну, что я буду делать, когда стану вдовой? Это тебя не волнует, эгоист? На какие деньги мне растить малышей? Кто их накормит? Я что ж должна побираться или идти на панель?

Несмотря на полное неправдоподобие обоих предположений, супруги по достоинству оценили их драматизм. Мешая упреки со слезами, они прожили несколько на редкость полновесных минут. Исчерпав все разумные доводы, Джульетта перешла к совсем уж несправедливым обвинениям.

– А где гарантия, что ты не уезжаешь с другой женщиной?

Ромео даже рот открыл от удивления. Чего-чего, а этого он никак не ожидал.

– Да ты что, рехнулась, Джульетта? – завопил он.

Но синьора Тарчинини впала в столь великолепную ярость, что ей было не до рассуждений. Ей хотелось во что бы то ни стало найти причины, оправдывающие самое глубокое отчаяние, и она их находила, а найдя, в конце концов верила, невзирая на полную нелепость. Вспомнив картинки из журналов, которые она листала, сидя у парикмахера, Джульетта простонала:

– Там полным-полно блондинок в бикини!

– Ну знаешь, Джульетта, в моем возрасте…

– Ты все еще красавец мужчина, чудовище!

Польщенный комиссар гордо выпрямился – слова жены приятно щекотали его самолюбие.

– Не стану отрицать, я все еще могу произвести кое-какое впечатление, – с напускной скромностью проговорил Ромео.

Синьора горестно икнула, и мужу пришлось заключить ее в объятия, что было не так уж просто, учитывая внушительные размеры матроны.

– …Но зачем далеко искать то, что имел счастье обрести дома? Для меня ты навсегда останешься самой красивой, моя Джульетта…

Теплый, мурлыкающий голос, против очарования которого синьора Тарчинини не смогла устоять тридцать лет назад, покорил ее и на сей раз. Прикрыв глаза, Джульетта уговаривала себя, что, в конце концов, она вполне достойна соперничать со звездами Голливуда. Супруга комиссара обладала таким же богатым воображением, как и ее муж.

– Во всяком случае, предупреждаю тебя, Ромео: если не вернешься, я поеду искать тебя вместе с детьми!


* * *


Дома, в прекрасном особняке, где она жила вместе со всей родней мужа, Джульетта Лекок заканчивала завтракать, когда ей неожиданно принесли телеграмму, извещавшую о скором приезде отца. Сначала мысль о встрече со старым добрым папой обрадовала молодую женщину – ей ужасно не хватало его гневных вспышек, сердечности и вечных приключений – в пуританском великосветском обществе, куда она попала, все это не принято. Джульетта заранее смеялась, представляя, как удивится и что будет говорить ее отец, оказавшись в Бостоне. Однако вскоре в душу ее закралось сомнение. Как воспримет вторжение комиссара Тарчинини чопорный клан Лекок? Непредсказуемые последствия подобного столкновения так встревожили Джульетту, что она побежала к мужу.

Сайрус А.Уильям сидел в роскошном кабинете, которому могло бы позавидовать любое министерство старой Европы. Со времен своего веронского приключения, закончившегося женитьбой на Джульетте Тарчинини[4], он почти не изменился. Внешне Лекок сохранял суровость, присущую представителям бостонского высшего света, но поездка в Италию открыла ему глаза и разубедила в том, что только американцы умеют жить по-настоящему. По правде говоря, Сайрус А.Уильям, если бы только посмел, охотно отказался бы от всех почетных должностей, полученных благодаря состоянию отца, и, забыв о высоком социальном положении, равно как и о методах борьбы с преступностью на всех широтах, удрал бы в Италию, где под ласковым солнцем можно ходить без галстука и носить сандалии на босу ногу. Но пуританское воспитание мешало Сайрусу жить свободно. К счастью, рядом оставалась Джульетта, и это не давало его душе засохнуть и очерстветь.



Лекок заканчивал великолепную фразу о роли справедливости в политике, когда в кабинет без стука вошла жена. Строгая атмосфера комнаты мгновенно преобразилась. Джульетта была красива, правда, может быть, не красивее многих американок, с которыми Сайрус сталкивался в гостиных Бостона, но красота ее казалась более живой и теплой, менее зависимой от массажистов, косметологов и прочих мастеров, работающих над совершенствованием женского тела. В размеренную жизнь Лекоков дочь Тарчинини внесла нотку беспечного веселья, жизнерадостности и полного презрения к пересудам. Глядя на нее, младшая сестра Сайруса Патриция тоже расхрабрилась и снова стала смеяться в присутствии старших, а заодно прекратила воспринимать мнение высшего света как волю Всевышнего. Старшее поколение, возмущенное таким нарушением приличий, попробовало было восстановить порядок, но природная доброта Джульетты его обезоружила, и теперь старики лишь тайно страдали от того, что к их словам больше не относятся как к Священному Писанию.

По правде говоря, Джульетта долго не могла привыкнуть к обстановке, так разительно не похожей на то, к чему она привыкла дома, на виа Пьетра. Не раз ей хотелось послать новую родню ко всем чертям и вернуться в Италию. Но Джульетта любила мужа, а он – ее. Ради Сайруса молодая женщина сначала терпела, потом стала бороться и наконец победила, отвоевав свободу, которую теперь никто уже не решился бы оспаривать. Она сама изъявила желание учить английский язык и к концу года объяснялась уже довольно свободно, но между собой они с мужем по-прежнему говорили только по-итальянски. Несложный способ оберегать свою близость от посторонних!

При виде жены лицо криминалиста расплылось в широкой улыбке.

– Вот приятный сюрприз, дорогая!

– Прости, что помешала тебе работать, но я только что получила телеграмму из Вероны.

– Надеюсь, никаких дурных вестей?

– Не знаю.

– То есть как это?

– Приезжает мой отец.

– Не может быть! Ромео – в Бостоне? Да это замечательно! И ты не считаешь это хорошей новостью?

– Конечно, я буду счастлива снова увидеть папу, но…

– Но?

– Как его воспримут здесь?

Сайрус вернулся на землю.

– Да, разумеется… – немного помолчав, пробормотал он.


* * *


Даже если бы по особому указу Всевышнего все обитатели виа Пьетра вдруг стали бессмертными, им никогда не забыть, как комиссар Тарчинини собирался в Милан, откуда ему предстояло лететь в Нью-Йорк.

И однако семейная драма сперва вроде бы утихла. Крепко обнявшись, Ромео и Джульетта поклялись друг другу в вечной любви и верности до гроба, после чего синьора Тарчинини согласилась наконец вернуться к плите и в знак примирения приготовить равиоли. При этом она излагала длиннейший перечень всего, что супруг должен передать их живущей в изгнании дочери. Ромео слушал довольно рассеянно – все его мысли занимал предстоящий ужин.

Новый кризис наступил, когда пришла пора расставаться. Дети, которым разрешили не ходить в школу, сначала обрадовались столь неожиданной удаче, но мало-помалу, по мере того как приближалось время отъезда отца, стали чувствовать, как меняется привычная домашняя атмосфера, и все, включая младшего, пятилетнего Дженнаро, замерли в тревожном ожидании.

В пять часов Ромео застегнул чемоданы. Он бодрился изо всех сил, но напускное оживление выглядело ужасающе фальшиво.

– Ma que! – дрогнувшим голосом воскликнул Тарчинини. – Я наверняка опоздаю, если буду продолжать в том же духе!

В ответ Джульетта, совершенно утратив самообладание, издала долгий, мрачный стон, а Дженнаро, Фабрицио и Розанна, как по сигналу, заплакали. Заразившись всеобщим унынием, старшие дети вплели в общий хор собственные стенания. При виде этого зрелища Тарчинини не выдержал и тоже превратился в фонтан. Всего за несколько минут уютная квартирка на виа Пьетра стала напоминать Стену Плача в день всенародного покаяния. Жизнерадостный бой часов показался в эту минуту скорби совершенно неуместным. Ромео надел мягкую шляпу, украшавшую его голову только по воскресеньям. Это окончательно повергло Джульетту в панику.

– И у тебя все же хватит жестокости уехать, бессовестный?

Растерянный комиссар попытался воззвать к ее здравому смыслу:

– Ma que! Поезд ведь не станет меня ждать, а, Джульетта?

– Если ты уедешь, я покончу с собой!

– Да ну же, возьми себя в руки!

– Клянусь, я покончу с собой! А бамбини? О них ты подумал, бессердечный отец? Они останутся и без папы, и без мамы! Ты этого хочешь? Ну, смелее, признавайся, бездушный ты человек!

Соседи навострили уши, и под окнами Тарчинини начали собираться любопытные.

Понимая, что эта сцена может затянуться до бесконечности, Ромео повернулся к детям.

– Надеюсь, хоть вы будете благоразумнее своей матери!

Но Дженнаро первым бросился к отцу и, вцепившись в его брюки, завопил:

– Не уезжай! Не уезжай!

Фабрицио схватил отца за руку.

– Останься с нами, папа! Останься с нами! – рыдал он.

Розанна, забыв о своем увлечении мистикой, голосила:

– Не оставляй нас, папа! Не оставляй!

Альба, повиснув у отца на шее, едва не задушила его и, рыдая в самое ухо, жалобно бормотала:

– Что с нами станет без тебя?

Что до Ренато, то он пошел к двери и, раскинув руки и ноги крестом, преградил выход.

По доносившимся до них крикам соседи вообразили, будто Тарчинини хочет бросить семью, и, забыв обо всем, что до сих пор знали о Ромео и Джульетте, стали возмущенно обсуждать, не пора ли вмешаться. На улице собиралось все больше зевак, и все пытались разобраться в драме, отзвуки которой достигали их ушей. Какой-то пессимист, предчувствуя кровавую развязку, бросился искать полицию. Полицейский, новичок, ничего не знавший о привычках обитателей виа Пьетра, с весьма похвальным рвением бросился на помощь. Звонок в дверь на время прекратил концерт. Вопли и стоны оборвались. Комиссар сам открыл дверь и с изумлением воззрился на блюстителя поряка и встревоженные лица соседей. Полицейский твердой рукой отодвинул Ромео.

– Что здесь происходит?

И не ожидая приглашения, страж закона вошел в комнату, где утомленные переживаниями члены семейства Тарчинини, глотая слезы, переводили дух. Полицейский удивленно повернулся к Ромео.

– Что с ними?

– Грустят.

– Почему?

– Потому что я собираюсь в путешествие.

На физиономии молодого человека появилось лукавое выражение.

– Ах, вот как, в путешествие? И куда же это?

– А вам какое дело?

– Ого! Может, смените тон?

– Я говорю так, как считаю нужным!

– А что, если я на всякий случай отведу вас в участок?

– Скорее я прикажу отправить вас в какой-нибудь медвежий угол за глупость!

– Что?

– Ma que! Вы начинаете действовать мне на нервы, молодой человек! Живо топайте обратно на пост, если не хотите нажить очень крупные неприятности!

– Вы мне угрожаете?

– Вот именно!

– Но по какому праву?

– По праву, которое мне дает чин комиссара полиции!

Страж порядка стоял как громом пораженный. Вот влип – так влип!

– Вы… вы… – пробормотал он.

– Комиссар Тарчинини из уголовной полиции.

– О, в таком случае, это совершенно меняет дело… Приношу вам искренние извинения, синьор комиссар… я… я ведь не мог догадаться, правда? Этот кретин прибежал ко мне, вопя, что тут чуть ли не резня… Ну, попадись он мне только!

Воспользовавшись присутствием полицейского, Ромео попрощался с домашними. Молодой человек пошел вместе с ним, решив непременно донести чемоданы комиссара хотя бы до крыльца и хоть отчасти загладить вину.

Соседи разошлись по домам, досадуя, что спектакль окончен. Зеваки тоже исчезли. Полицейский, раскланявшись с комиссаром, побрел к себе на пост, как вдруг узнал того, кто впутал его в эту дурацкую историю?– Не колеблясь ни секунды, он налетел на обидчика.

– Ну, приятель, довольны удачной шуткой, а?

Тот, слегка перетрусив, начал оправдываться.

– Но, уверяю вас, я…

– Идите скорее! Там бойня! Резня! Все чуть ли не в крови плавают, да?

– Я считал своим долгом…

– Я бегу на место катастрофы и что же там нахожу? Человек, собираясь в путешествие, прощается с семьей! И кто вышел дурак дураком, а?

– Мне очень жаль…

– А знаете, кто был тот господин с чемоданами? Не кто иной, как сам комиссар Тарчинини, который, при желании, может испортить мне всю карьеру! Ma que! Но вам, конечно, плевать на мое будущее, да? А если меня вышвырнут из полиции, кто поможет моей несчастной матери не умереть с голоду, а? Может, вы? Что она вам сделала, моя бедная мама? Почему вы хотите уморить ее голодной смертью?

– Да ровно ничего! Взбредет же в голову! Вы что, пьяны?

– Ага, мало того, что вы пытались изгадить жизнь мне и моей маме, теперь хотите еще и оскорбить? Ну, на сей раз вы допрыгались, приятель! Следуйте за мной!

– Куда это?

– В участок. Вы нарушили общественный порядок, оскорбили полицейского при исполнении служебных обязанностей и тем самым ясно показали полное пренебрежение к репутации веронской полиции. А потому шутка может вам очень дорого обойтись, ясно?


* * *


Кормили в доме Лекоков очень невкусно, но трапезы всегда проходили с величайшей торжественностью. За гигантским сикоморовым столом председательствовал отец Сайруса, Элмер Б.Лекок, внушительного вида седовласый джентльмен, ни разу не смеявшийся с тех далеких времен, когда закончил колледж. Напротив сидела его жена Маргарет. Эта суровая бесстрастная особа являла собой безупречный образец «порядочной женщины». Маргарет искренне верила, что обращать внимание на что бы то ни было – непростительная вульгарность. Справа от Элмера восседала его сестра, Черити Лекок, – тощая костистая старая дева. В груди ее пылал безжалостный огонь фанатизма, как и подобало президенту «Первопоселенок Запада», женской ассоциации, вечно выискивавшей скандальные истории, держа в страхе весь бостонский высший свет. Слева от Маргарет сидел тихий и кроткий старик, преподобный Линдон У.Армбридж, капеллан «Первопоселенок Запада». По левую руку от Элмера устроилась его невестка Джульетта, а слева от Маргарет – Сайрус. Место рядом с последним занимала Джанет Паркер, подруга Патриции, а та сидела рядом с Джульеттой – они прекрасно ладили между собой.

Сайрус подождал, пока его отец закончит пророчество о несчастьях, которые непременно обрушатся на головы американцев за то, что они выбрали президента-демократа, тетушка завершит долгую диатрибу о нравах молодежи, а мать должным образом заклеймит поведение миссис Бленфорд – ее уже два раза подряд видели в обществе кузена.

– Джульетта получила телеграмму из Вероны, – наконец объявил молодой человек.

Только Элмер вопросительно вскинул брови. Что до Черити и Маргарет, то обе они считали Верону чем-то вроде оазиса, затерянного в пустыне старого континента, куда обе они ни за что на свете не ступили бы ногой, ибо подобное путешествие, с их точки зрения, поставило бы под угрозу место в раю, которое снобистский Бог забронировал только для самых благонамеренных и богатых американцев.

– Ее отец, комиссар Тарчинини, предупреждает о своем скором приезде. Сегодня вечером он будет здесь.

Лекок-старший улыбнулся невестке – он весьма ценил ее физическое и нравственное здоровье.

– Я с удовольствием познакомлюсь с вашим почтенным отцом, Джульетта. Разумеется, он будет жить здесь.

Маргарет кивнула.

– Я уверена, дорогая моя, что ваш родитель – очень достойный джентльмен.

Черити, сначала встретившая Джульетту с недоверием, поскольку думала, что все европейские девушки погрязли в разврате, быстро прониклась к невестке симпатией за примерное поведение, набожность и почтение, которое молодая женщина выказывала ей при всяком удобном случае.

– Я поеду встречать его в аэропорт во главе делегации своих «Первопоселенок», – фельдфебельским голосом рявкнула она, – и надеюсь, преподобный, вы тоже будете сопровождать нас.

– Конечно, мисс, я тоже хочу как можно скорее познакомиться с комиссаром Тарчинини и поблагодарить за то, как он воспитал дочь.

Джульетта и се муж через стол обменялись полным тревоги взглядом.


* * *


Стюардесса, устраивавшая Ромео в самолете, даже много месяцев спустя рассказывала, что ей еще никогда не приходилось иметь дело с таким пассажиром.

Едва опустившись в кресло, Тарчинини объявил девушке, что до сих пор ни разу не видел столь очаровательного создания и что в крайнем случае ее присутствие скрасит ему безвременную гибель. От этих пламенных речей стюардесса на мгновение остолбенела, но в конце концов сочла, что разумнее всего – посмеяться. А Тарчинини схватил ее за руки и все с той же страстью, хотя и несколько охрипшим голосом спросил:

– Между нами говоря, признайтесь честно: как, по-вашему, у нас есть хоть один шанс добраться?

– Куда добраться, синьор?

– Да в Нью-Йорк же!

– Почему бы и нет?

– А вдруг мы упадем… – чуть слышно прошептал Ромео.

– Прошу вас, замолчите! Надо ж такое придумать! Что, если вас услышат другие пассажиры?

Сдержанное возмущение собеседницы успокоило мужа Джульетты, и он почти не волновался до тех пор, пока не заработали моторы. Этот грохот показался ему предвестником конца света. С точки зрения Ромео, такой шум просто не мог не вызвать какого-нибудь катаклизма. Сначала Тарчинини хотел удрать из самолета, и стюардессе лишь с большим трудом удалось водворить его на место, да и то после того, как на помощь прибежал стюард. Ромео пристегнули к креслу ремнем, и он, отчаявшись, впал в глубокую апатию. А более привычные к путешествиям спутники с веселым любопытством наблюдали за этой сценой. Бедняга Тарчинини покорно ждал смерти, пытаясь бормотать про себя обрывки молитв в надежде, что это облегчит ему дорогу в рай. В конце концов, не выдержав, Ромео спросил соседа:

– Когда же мы тронемся с места?

Тот окинул его недоуменным взглядом.

– Ma que! Да мы уж минут пятнадцать летим!

Тарчинини пришлось признать, что его страхи не оправдались и, более того, здесь даже меньше трясет, чем в машине. Он мигом приободрился, повеселел и начал оживленно рассказывать соседу об удивительной семье, почтенным главой которой он является, и о том, что заставило его лететь в Бостон. Ромео так увлекся монологом, что даже не заметил, как сладко спит его попутчик.

Христофор Колумб, впервые ступив на землю Сан-Сальвадора, вряд ли испытал минуту большего торжества, чем Ромео Тарчинини, выходя из самолета в Нью-Йорке. Он был пьян от восторга, как всякий, кто, счастливо избежав множества опасностей, чудом остался цел и невредим, а потому пожелал непременно расцеловать стюардессу и пожать руки всем пассажирам. Комиссар охотно поблагодарил бы и пилотов за то, что они сумели сохранить отца детишкам с виа Пьетра, но его быстро потащили к бостонскому самолету, который, по-видимому, только и ждал последнего пассажира.

Однако здесь атмосфера оказалась совсем иной. В Бостон летели в основном американцы, по большей части – бостонцы, возвращавшиеся к родным пенатам. Чопорная стюардесса походила на манекен, и все обычные любезности Тарчинини так и замерзли на губах – от прекрасного айсберга так и веяло холодом. Расстроенный комиссар попробовал было обратиться к соседу, но не успел сказать по-итальянски и нескольких слов, как наткнулся на ледяной взгляд, а неприятный голос сухо отрезал:

– Нас, кажется, не представили друг другу!

Муж Джульетты не понял слов, но общий смысл фразы несомненно уловил и затевать разговоры больше не пытался. Зато его прекрасное настроение вдруг улетучилось.


* * *


Ожидавшие в бостонском аэропорте Сайрус и Джульетта чувствовали себя не в своей тарелке. Будь они здесь одни, может, и удалось бы предотвратить последствия веронской пылкости отца и тестя и внушить ему, что в Бостоне следует вести себя не совсем так, как на виа Пьетра. Оба с ужасом представляли первую встречу Ромео с «Первопоселенками». Три эти дамы, словно журавли на каминной трубе, стояли навытяжку за спиной мисс Черити Лекок и преподобного Армбриджа – духовного наставника, с которым никто из них никогда и не думал советоваться.

Увидев в небе нью-йоркский самолет, Джульетта почувствовала, как у нее замирает сердце. Огромная машина мягко опустилась на землю, и жена Сайруса радостно вскрикнула, заметив в цепочке пассажиров отцовский силуэт. Ромео, как потерянный, озирался вокруг, ища глазами дочь или зятя. Он уже боялся, как бы ни пришлось бродить в одиночку по чужому городу, где никто не понимает по-итальянски. Наконец, к своему громадному облегчению, Тарчинини узнал любимое дитя и так отчаянно завопил «Джульетта!», что все оглянулись. Бросившись в объятия дочери, Ромео то покрывал ее лицо поцелуями, то слегка отодвигался, чтобы лучше разглядеть, смеялся и плакал. Наконец задыхающейся Джульетте удалось оборвать причитания отца и высвободиться. Несмотря на то, что Ромео еще порывался рассказать о здоровье матери и малышей, она тихонько заметила:



– Папа, ты не хочешь поздороваться с Сайрусом?

Тарчинини немедленно оставил дочь в покое и бросился на шею Сайрусу, который, не ожидая столь бурных приветствий, протягивал ему руку. Усы тестя неприятно щекотали щеки, но самое страшное – Лекок затылком ощущал взгляды тетушки и ее «Первопоселенок», с ужасом наблюдавших эту неприличную сцену.

Сайрус не ошибся. Мисс Черити Лекок, ошарашенная таким чудовищным проявлением дурного вкуса, повернулась к преподобному Армбриджу.

– Это что, дурной сон, преподобный?

– Понимаете, дорогой друг…

– Я вижу только, что у этих европейцев отвратительные привычки! Нравы дикарей!

– Будьте снисходительны, мисс Лекок…

– Когда мне захочется послушать проповедь, я вам скажу!

Настало время знакомить Тарчинини с «Первопоселенками». С таким же удовольствием, как приговоренный к казни садится на электрический стул, Сайрус взял тестя за руку и повел к тетке.

– Дорогой тесть, позвольте представить вам мою тетю, мисс Черити Лекок… Ромео Тарчинини, отец Джульетты…

Предводительница «Первопоселенок» уже открыла рот, собираясь сделать крайне неприятное замечание, но Ромео ее опередил.

– Тетушка? – воскликнул он. – Так она, значит, тоже родственница, да?

Не тратя времени на дальнейшие церемонии, он схватил старую деву в объятия и на глазах у парализованных ужасом «Первопоселенок» несколько раз поцеловал. Преподобный внутренне ликовал, однако постарался сохранить спокойствие. Что до Черити, то она побагровела, как готовый взорваться кратер Везувия. Так обойтись с ней при всем честном народе! С ней! С мисс Лекок! Этот невежа, верно, принял ее за девку! Но Черити еще ни разу никто не целовал, и в груди ее, смешиваясь с возмущением, разлилось мягкое тепло. Наконец Сайрус вырвал тетку из объятий своего тестя.

– Он говорит, что вы замечательная женщина и что он никогда еще не видел такой горделивой осанки, – шепнул молодой человек на ухо Черити.

Этот выдуманный комплимент немного утихомирил мисс Лекок.

– Само собой, джентльмен несколько порывист, но, похоже, у него есть здравый смысл. А почему он так странно одет?

– Э-э-э… такая уж мода в Вероне…

Смех Черити напоминал ржание боевого коня.

– Слышите, преподобный? А нам еще толкуют, будто Италия – мать искусства!

Линдон У.Армбридж давным-давно привык никогда не спорить с мисс Лекок, чьи доверие и покровительство обеспечивали ему приличное существование. Капризы старой девы он воспринимал как ниспосланные Господом испытания и невозмутимо слушал бред «Первопоселенок», порой грустя, что сан не позволяет ему передушить их всех по очереди.

Тем временем мисс Лекок знакомила Ромео со своим отрядом.

– Мистер Тарчинини… мисс Пибоди… Мистер Тарчинини… мисс Хорнет… Мистер Тарчинини… мисс Меттьюз…

Ромео собирался было и с ними обойтись по-семейному, однако, прежде чем перейти к объятиям и поцелуям, для очистки совести спросил зятя:

– Это тоже тетушки?

– Нет… друзья, знакомые…

– Тем лучше!

Тарчинини умел расшаркиваться не хуже какого-нибудь придворного маркиза, а его поклоны удовлетворили бы и самого взыскательного к правилам этикета монарха. И сначала к удивлению, а потом и к легкой тревоге присутствующих веронец принялся делать реверансы и пируэты. Каждая серия таких гимнастических упражнений, совершенно неприличных, с точки зрения обитателей Бостона, заканчивалась тем, что Ромео целовал ручку очередной старой деве. V в довершение всего итальянец с лицемерным восторгом то и дело отпускал замечания вроде: «Какая красавица!», «Что за грация!» Вряд ли «Первопоселенки» пришли бы в большее замешательство, даже если бы их вдруг окружил отряд индейцев, покинувших резервацию и ступивших на тропу войны.

В тот же вечер все мало-мальски значительные лица Бостона только и обсуждали странного типа, который высадился в их аэропорте и вкупе с Лекоками учинил настоящий скандал. А кое-кто из «Первопоселенок», не вошедших в число избранных Черити для встречи гостя, решил потребовать отчета на ближайшем собрании.

Спеша положить конец эксцентричным выходкам тестя, Сайрус принялся лихорадочно рассаживать всех по машинам. При этом он так торопился, что преподобный Армбридж оказался рядом с Тарчинини. Впрочем, он уже успел проникнуться к комиссару большой симпатией. В свое время Армбридж возглавлял приход, где преобладали итальянцы, и немного говорил на языке Данте. Собрав все свои познания в этой области, он заявил соседу:

– Я счастлив с вами познакомиться, мистер Тарчинини… По-моему, вы очень славный человек…

Растроганный комиссар не мог не ответить на такое проявление дружеских чувств, и, хлопнув пастора по ляжке, воскликнул:

– Вы мне тоже нравитесь!

Преподобный слегка поморщился от боли и незаметно отодвинул ногу.

– А что касается вашей дочери, Джульетты, то позвольте мне вас поздравить. Во всех отношениях замечательная молодая женщина!

– Это только естественно!

– Почему?

– Ma que! Так ведь Джульетта – моя дочь, верно?


* * *


Гостя устроили в роскошной комнате, оборудованной со всем возможным комфортом. Множество кнопок приводили в действие бесшумные механизмы, и стоило нажать на какую-нибудь, как мебель принималась выделывать балетные па, как в авангардном фильме. Слуги мгновенно оценили Ромео по достоинству. В первую очередь, он сразу стал обращаться с Анджело, дворецким, родившимся в Нью-Йорке от матери-неаполитанки, не только как с соотечественником, но и как с другом детства. Воспользовавшись тем, что Анджело прекрасно говорил по-итальянски, точнее на неаполитанском диалекте, Тарчинини рассказал ему всю свою жизнь. Слуга привык к бостонской дисциплине, а потому сначала поглядывал на гостя свысока, но, покоренный дружелюбием итальянца, быстро скинул душивший его долгие годы ошейник и выложил Ромео все, что думает о хозяевах. И Тарчинини с ужасом (поскольку думал, конечно, о дочери) узнал, что Элмер примерно так же добр, как, голодный тигр, что у Маргарет вместо мозга сборник правил хорошего тона, а тетушку Черити давно упекли бы в сумасшедший дом, не будь она членом семейства Лекок. Только Патриция достойна внимания, поскольку остальные еще не успели ее испортить. Зато молодую миссис Лекок метрдотель назвал ангелом, спустившимся на землю и, к несчастью для себя, угодившим в дурное окружение. Услышав такой отзыв о своей дочери, Ромео не выдержал и, рыдая от умиления, расцеловал Анджело. Тот немного удивился, но не прошло и получаса, как они настолько подружились, что выпили хозяйского виски за союз Рима и Вашингтона.

Вернувшись к остальным слугам, Анджело рассказал всем, какой прекрасный человек гость Лекоков, и строго-настрого приказал обращаться с ним повежливее и повнимательнее, однако внимание должно быть дружеским, чтобы мистер Тарчинини чувствовал, до какой степени его ценят и уважают. Самая бойкая из горничных, Присцилла со свойственным ей скепсисом решила сама проверить впечатления дворецкого и под вымышленным предлогом отправилась к Ромео. При виде красивой девушки Тарчинини как всегда не мог сдержать восторга. Несмотря на то, что Присцилла ни слова не знала по-итальянски, это не помешало Тарчинини сравнить ее с Венерой и объявить, что, будь он лет на пятнадцать моложе, мог бы наделать в ее честь самых невероятных безумств, и если ради ее прекрасных глаз дюжина воздыхателей не вцепляется каждый день друг другу в горло, значит, американская раса окончательно выродилась. Исчерпав все возможные доводы и в полном отчаянии от того, что его не поняли, Ромео оборвал излияния, довольно игриво хлопнув горничную по заду. Не приученная к подобному обращению в доме Лекоков, девушка тихонько охнула, но, по правде говоря, манеры гостя ее скорее позабавили, чем возмутили. Эта сцена окончательно завоевала Тарчинини симпатии слуг и кухарка поклялась с особой заботой готовить для милейшего итальянца.

Знакомство с хозяином и хозяйкой дома прошло не так благополучно. Оно состоялось перед самым ужином. По настоянию своей подруги Патриции Дженет Паркер вернулась к Лекокам, чтобы одной из первых увидеть отца Джульетты. Начало оказалось не слишком удачным, поскольку обе девушки прыснули со смеху – Ромео, по их мнению, был одет совсем как персонаж кинокомедии. Мистер и миссис Лекок сумели скрыть удивление под маской полной невозмутимости, но Элмер смерил дочь самым «бостонским» взглядом. Джульетта и Сайрус сразу поняли, что их отец и тесть произвел катастрофическое впечатление, однако сам герой дня, ничуть не подозревая, что его могли счесть смешным и нелепым, спешил навстречу. Он тепло пожал руку Элмеру и, прежде чем Сайрус успел вмешаться, нежно расцеловал Маргарет. Столь полное отсутствие воспитания лишило хозяйку дома воли к сопротивлению. Маргарет лишь страшно побледнела и не в силах проронить ни слова думала только о том, что ее репутация безвозвратно погибла. Патриция проявила куда меньшую сдержанность и охотно ответила на поцелуи Ромео. Во-первых, ей хотелось искупить вину за неприличное хихиканье и не огорчить Джульетту, а во-вторых, забавный человечек так явно скандализировал ее мать, что наверняка будет и дальше сеять смятение везде, где бы он ни появился, и уже это одно внушало девушке симпатию. Сайрус забыл предупредить Ромео, что Джанет ему не сестра и даже не кузина, а единственная дочь богатейшего банкира Джереми Паркера, и последняя получила свою долю поцелуев и объятий, тем более что, по мнению пылкого итальянца, она была «чертовски мила».

Воспитание помешало Лекокам выказать неудовольствие, но оба они оледенели. Маргарет превратилась в айсберг, испуганный тем, что его пощекотал Гольфстрим, а Элмер был так же любезен, как тюремщик после побега заключенного. И атмосфера за столом напоминала Гренландию в январские морозы.

В тот же вечер, сидя у себя в комнате, Ромео писал жене, что не замедлит снова сесть в самолет и твердо рассчитывает взять с собой дочь, ибо нельзя же и дальше оставлять ее среди умственно отсталых.

ГЛАВА II

Джанет Паркер проснулась в очень скверном настроении. Накануне она из-за сущей ерунды поссорилась с мачехой, красоткой Кэрол, бывшей танцовщицей из мюзик-холла, которую только громадное состояние Джереми Паркера могло ввести в высший свет. Джанет считала Кэрол узурпаторшей, а та подозревала, что падчерица следит за каждым ее шагом и потом доносит отцу. Девушка с удовольствием перебралась бы к матери, после развода открывшей в Бостоне кружевной магазин, но опасалась, как бы в ее отсутствие Кэрол не пустила по ветру все отцовские деньги. И Джанет осталась охранять Джереми, зная, что этот прожженный делец, которого боится весь город, в присутствии Кэрол становится наивным, как дитя.

И решив, что для ее нервов нет ничего лучше здорового утомления, Джанет поехала играть в гольф.


Ромео Тарчинини уже три дня томился в доме Лекоков. Невзирая на все старания и увещевания, ему так и не удавалось заставить Джульетту признаться, что она чертовски несчастна, а потому готова пожертвовать Сайрусом, его состоянием и Соединенными Штатами, дабы вновь обрести привычную атмосферу виа Пьетра, материнскую нежность и ласки братьев и сестер. Молодая женщина, напротив, уверяла, что, пережив трудный период вначале, вполне свыклась с новым образом жизни, главным образом благодаря любви и заботе мужа, который всегда вовремя устраняет все, что могло бы ее стеснить. Патриция стала ей сестрой, Элмер и Маргарет проявляют к ней всю симпатию, на какую только способны, и даже кошмарная Черити стала хорошо к ней относиться, с тех пор, как поняла, что не всякая итальянка – Мессалина.

Но Ромео не верил объяснениям Джульетты. То, что родная дочь может чувствовать себя счастливой вдали от него, от мамы и малышей, от виа Пьетра, Вероны и итальянского солнца, превосходило понимание синьора Тарчинини.

– Ma que! Я тебе не верю! Ты нарочно так говоришь, чтобы я не умер от угрызений совести! Просто ломаешь комедию!

– Да нет же, папа, уверяю тебя, все это – совершенно искренне.

– В таком случае, ты просто переродилась! Ты больше не мое дитя! Я отказываюсь от тебя!

– Но, в конце-то концов, папа, не можешь же ты ставить мне в вину, что я люблю мужа.

– Нет, я упрекаю тебя в том, что ты разлюбила отца!

– Это совершенно разные вещи!

– Вот именно: разные! Этого американца ты знаешь меньше двух лет, да? А меня? Ну, сколько лет мы с тобой знакомы? Неблагодарная! Ты подумала, что я могу умереть там, в Вероне, а тебя не будет рядом? И ты посмеешь явиться к Джакомини, Велакки, Бертольо и другим соседям и сказать: «Вы были у его одра – так расскажите мне, как умер мой папа»?

– Ну, я думаю, случись что-нибудь подобное, меня поставит в известность мама.

Тарчинини с искренним недоумением воззрился на дочь.

– Ты что ж, воображаешь, будто твоя мать меня переживет? – воскликнул он. – Мы умрем вместе, взявшись за руки! Так мы поклялись друг другу в день свадьбы.

Джульетта не знала, плакать ей или смеяться. Она вдруг поняла, как изменилась, пожив в Америке. Отцовские проклятия, мольбы и пророчества больше не производили никакого впечатления. Джульетта утратила удивительную способность взирать на мир сквозь прозрачную ткань театрального занавеса и придавать словам слишком большое значение. Но только встреча с отцом открыла ей глаза на эту перемену. Молодая женщина не знала, к добру это или к худу, но ей было ясно одно: ежедневные сцены удручающе действуют на нервы. Может, она и в самом деле неблагодарна? Так или иначе, Джульетта и не подумала возражать, когда Ромео, пригрозив в противном случае немедленно уехать, потребовал, чтобы дворецкого Анджело временно отпустили со службы и, раз уж парень говорит по-итальянски, приставили к его особе. По правде говоря, Тарчинини нужен был не столько переводчик, сколько конфидент. Узнав об этом, Лекоки долго ворчали, но не желая постоянно терпеть присутствие итальянца, все же согласились предоставить Анджело отпуск на время пребывания в их доме веронского комиссара. С тех пор они расставались лишь в минуты объяснений Ромео с дочерью. Тарчинини не мог обойтись без этих сцен. Его буйная натура требовала сильных чувств, хохота, слез, любви и отчаяния.

После каждой перепалки с дочерью Ромео звал Анджело, делился с ним огорчением и уверял, будто тот совершенно правильно не спешит жениться – таким образом, он не познает скорби отца, покинутого родным дитятей.

– И заметь, Анджело, – Ромео, как подобает герою трагедии, обращался к наперснику на «ты». – Я ничего не имею против зятя, кроме того, что он американец. Ты скажешь, я об этом знал еще до того, как отдал ему свою Джульетту? Верно, но он обещал вернуться с ней в Верону и поселиться у нас. Ma que! Не хочу больше о них думать! Отвези-ка меня лучше в гольф-клуб, Анджело! Там хоть можно подышать свободно – не то, что в этом похожем на могилу доме!


* * *


Анджело садился за руль маленького автомобиля, который Сайрус предоставил в полное распоряжение Ромео, и вез гостя в гольф-клуб. Лекок позаботился, чтобы его тестя приняли как подобает, но первое появление там итальянца, как всегда, возбудило всеобщее любопытство. Однако здесь Тарчинини немного меньше скучал, а в солнечные дни, сидя в баре, даже воображал, будто он снова дома, в каком-нибудь пригороде Вероны. Правда, для этого приходилось немного сощурить глаза… Так, час за часом проводя на свежем воздухе, комиссар выжидал, пока приличия позволят ему вернуться в Италию. Достопримечательности Бостона Ромео не интересовали – этот чуждый ему мир действовал на веронца угнетающе.

– Ты можешь мне объяснить, Анджело, чего ради эти не первой молодости мужчины и женщины разгуливают в коротких штанишках? В таком виде они ужасно похожи на пингвинов…

– Я думаю, сэр, это дает им иллюзию большей свободы…

– А у нас в Вероне…

И Ромео пускался в бесконечные описания достоинств родного города. На сей раз излияния Тарчинини прервало появление Джанет Паркер. Ромео питал слабость к симпатичной крошке, изнывающей под бременем отцовских долларов, и сразу заметил, что у девушки хмурый вид.

– Здравствуйте, мисс Паркер!

При виде итальянца личико Джанет прояснилось.

– О, добрый день, мистер Тарчинини! Как поживаете?

Благодаря Анджело беседа продолжалась.

– Я – хорошо. А вы?

– Сегодня я что-то не в своей тарелке. Только и делаю, что пропускаю мячи. Пожалуй, лучше вернуться домой.

– Вас что-то огорчает?

Подобное любопытство со стороны бостонца было бы совершенно неуместно, да никто и не посмел бы задать такой прямой вопрос.

– У кого же нет огорчений, мистер Тарчинини?

Девушка мило улыбнулась и, не ожидая дальнейших расспросов, пошла к машине.

– Знаешь, Анджело, я бы нисколько не удивился, узнав, что у этой синьорины сердечные заботы, – пробормотал Ромео, глядя ей вслед.

То ли из-за ссоры с Джульеттой, то ли из-за Джанет комиссару расхотелось оставаться в клубе, и он попросил Анджело снова отвезти его к Лекокам.

На дороге, не доезжая до города, они увидели разбитую машину. Рядом на земле, держась за голову, сидел молодой человек. Тарчинини и Анджело вышли из автомобиля. Незнакомец, по-видимому, еще не вполне пришел в себя после столкновения. Он рассказал, что совсем недавно на него налетела машина – сидевшая за рулем девушка, похоже, думала о чем угодно, только не о дороге. Отчаянно вывернув руль в последний момент, ей удалось избежать столкновения в лоб, но удар тем не менее получился достаточно резким, и молодой человек так ударился головой о лобовое стекло, что оно разлетелось вдребезги. Отсюда – и кровь у него на лбу. Виновница происшествия уехала, лишь убедившись, что жертва не слишком пострадала, и назвав свои имя и адрес. Ее зовут Джанет Паркер. Впрочем, девушка так нервничала, что, доставая визитную карточку, выронила набитый долларами бумажник.

– И что вы собираетесь с ним делать?

– Доставить мисс Паркер и попросить ее привести в порядок мою машину.

– А почему она не подбросила вас в город?

– Не знаю. В тот момент я почти ничего не соображал… И все же заметил, что эта молодая особа очень расстроилась…

– Хотите, мы отвезем вас к ней?

– А вы ее знаете?

– Да, это дочь банкира Паркера. Стало быть, вам нечего тревожиться о возмещении убытков. Хотя, может, вам не особенно нужны деньги?

– О, еще как! Я только что вышел из тюрьмы.

Молодой человек сообщил об этом почти вызывающе. Но если на Анджело его слова произвели некоторое впечатление, то Ромео и бровью не повел.

– Вы совершили тяжелое преступление?

Незнакомец пожал плечами.

– Разбил физиономию начальнику, а в результате лишился всех своих сбережений и три месяца провел за решеткой.

– И чем вы занимаетесь в жизни?

– Сейчас – ничем. А раньше работал инженером на заводе полимеров.

– Странно, что инженера вдруг потянуло на мордобой, а?

– Моя подружка работала на том же заводе, и я застал ее в объятиях шефа.

Ромео подскочил от восторга.

– Ma que! Любовная история! Анджело, скажи этому парню, что он первый симпатичный американец, которого я тут встретил. Не считая тебя, разумеется. Да и вообще, для меня ты неаполитанец, поэтому я тебя так уважаю.

Слегка удивленный пылом Ромео парень спросил у переводчика-дворецкого-конфидента:

– Что, итальянец?

– Да. Его зовут Тарчинини, и вы ему очень понравились.

– За последние четыре месяца он первый, у кого возникли ко мне подобные чувства. Позвольте представиться: Стив Мерси.

Комиссар с жаром потряс обе руки Стива, пообещал помощь и поддержку, а потом предложил новому другу отвезти его в ближайший бар. Когда же он придет в себя, они вместе отправятся к Паркеру. Возможно, банкир, чтобы загладить вину дочери, предложит Мерси работу. Тогда парень сможет начать жизнь заново. Наконец, обменявшись множеством любезностей, поклявшись в вечной дружбе и беспредельной благодарности, все трое поехали искать бар. Тарчинини снова обрел вкус к жизни. На его пути в очередной раз встретилась любовь, та самая любовь, которую комиссар считал причиной всех преступлений – теория, едва не рассорившая Ромео с Сайрусом Лекоком, прежде чем тот стал его зятем.


* * *


Добравшись до роскошной семейной резиденции Паркеров, Джанет узнала от слуг, что ее отец в бассейне вместе с Мануэлем. Девушка мечтала лишь о том, чтобы поблизости не оказалось ее мачехи – рассказывать о случившейся по ее вине аварии при Кэрол было бы слишком унизительно. Увидев, что Джереми лежит на массажном столе и ловкие руки Мануэля разминают ему мышцы, а Кэрол не видно и не слышно, Джанет вздохнула с облегчением. Она поздоровалась с отцом и слугой, который был не только массажистом, но и личным шофером хозяина. Дочь Джереми относилась к мексиканцу с большой симпатией – тот всегда принимал ее сторону и по мере сил защищал от злобных выпадов Кэрол. Зато последняя, быстро почувствовав тут своего рода заговор, то и дело донимала мужа просьбами уволить Аррибаса. Но Паркер не желал расставаться со слугой, умевшим облегчать страдания вечно живущего в цейтноте дельца.

Паркер очень гордился дочерью и горько жалел, что она никак не может поладить с его новой супругой.

– Хэлло! Как прогулка, Джанет?

– Здравствуй, папа… Ты в порядке?

– Спроси у Мануэля.

Мексиканец улыбнулся.

– Добрый день, мисс Паркер. По-моему, ваш отец – в прекрасной форме, а если бы он еще хоть чуть-чуть бывал на воздухе…

– Молчите, Мануэль! Вы ведь знаете – это запретная тема!

– Как прикажете, сэр.

– Мануэль заботится о твоем здоровье, папа.

– Знаю, но поскольку ему все равно не удастся меня уговорить, нечего вызывать угрызения совести. Ну, так что у тебя новенького?

– Я сделала глупость, папа, и ты наверняка страшно рассердишься.

Банкир отодвинул массажиста, выпрямился и слез со стола, потом накинул халат и сел в плетеное кресло.

– Я тебя слушаю, – сухо проговорил он.

Джанет поведала об аварии, полностью признав свою вину и сообщив, что пострадавшего зовут Стив Мерси. Кроме того, девушка призналась, что оставила адрес и теперь Мерси наверняка обратится в их страховую компанию. Вместо ответа Паркер снял трубку – телефон всегда был у него под рукой.

– Алло! Соедините меня с начальником дорожной полиции… Спасибо!… Алло! Это вы, Карлсон? Говорит Паркер… Джереми Паркер… да-да, я знаю… Дело вот в чем… с моей дочерью только что произошел несчастный случай… нет, ничего серьезного… Но девочка так чувствительна, что вообразила, будто виновата она… Меж тем, вы не хуже меня знаете, Карлсон, что дочь Джереми Паркера не могла устроить аварию… Да, я счастлив слышать, что вы полностью разделяете мое мнение… Я этого не забуду. Всему виной некто Стив Мерси… Что? Вы уже слышали это имя? Хорошо, я подожду, но поторопитесь…

– Но, папа, уверяю тебя, я сама… – воспользовавшись паузой, вмешалась Джанет.

– Замолчи!… Алло! Карлсон?… Не может быть! Сегодня утром вышел из тюрьмы?… Отлично… Тогда он, вне всякого сомнения, подстроил аварию нарочно… Зачем? Послушайте, Карлсон, я никогда не поверю, будто такой проницательный человек, как вы, не сообразил, что тут кроется попытка шантажа! Ладно, я рассчитываю, что вы отобьете у этого типа охоту ко мне приставать… Спасибо, дорогой мой, и не забудьте, я еще должен написать записку губернатору насчет вашего сына… Нет, не стоит благодарности, это такой пустяк…

И Паркер с торжествующей улыбкой опустил трубку на рычаг.

– Папа, этот человек не сделал ничего дурного!

– Всякий, кто осмеливается затронуть Паркеров, виновен!

– Но, повторяю тебе, я сама…

– А я запрещаю тебе вмешиваться в мои дела! Ты вообразила, будто аварию устроила ты, а на самом деле бандит сумел внушить тебе такую мысль. Он тебя обманул! Впрочем, этот тип вообще уголовник – только-только из тюрьмы!

– Это еще ничего не доказывает!

– И ты смеешь так со мной разговаривать, Джанет?

– Отец, неужели ты не понимаешь, что собираешься совершить несправедливость?

– Ты еще слишком мала, чтобы судить о моих поступках, и в любом случае я этого не позволю!

Но девушка возмутилась.

– Впервые в жизни я вижу, что ты поступил плохо, папа.

– Лучше уйди от греха подальше, Джанет, а то как бы я не рассердился по-настоящему!

Девушка молча повернулась на каблуках, но в глазах Мануэля успела прочитать одобрение, и ей стало немного полегче, несмотря на то, что, неожиданно увидев отца в совершенно новом свете, Джанет испытывала глубокую растерянность. Возвращаясь к себе в комнату, она с большей, чем обычно, нежностью подумала о матери.


* * *


Стив Мерси окончательно покорил Тарчинини, рассказав о своей любви к Деборе Филд. До того дня, когда он застал девушку, нежничающей с шефом, Стив хотел на ней жениться. Хорошо еще, признался молодой человек, что в тот момент под рукой не оказалось никакого оружия, иначе не болтать бы ему сейчас с симпатичным итальянским джентльменом, а ждать конца в камере смертников. Ромео вознесся под облака. Он обожал любовные истории, особенно связанные со всякого рода сложностями. Как любой веронец, Тарчинини никогда не забывал о Ромео и Джульетте, и каждый раз, когда они оживали в какой-нибудь современной паре, чувствовал себя на вершине блаженства.

– А что с этой Деборой теперь?

– Я больше не думаю о ней и очень жалею, что имел глупость загреметь в тюрьму и потерять место.

Комиссар похвалил собеседника за такое здравомыслие и постарался утешить, пообещав, что тот еще непременно встретит достойную спутницу жизни. Добряк Тарчинини трепетал от восторга, расписывая будущее семейное счастье Мерси и даже не догадываясь, что снова говорит о себе и о том блаженстве, которым дарят его Джульетта и дети. Все трое с таким увлечением говорили, слушали, отвечали и переводили, что даже не заметили, как полицейский, понаблюдав за ними, от стойки проскользнул в телефонную кабинку.

Еще минут пятнадцать Стив Мерси весело слушал успокоительные речи забавного маленького итальянца, удивительно не похожего на всех, с кем он сталкивался с тех пор, как появился на свет, и на редкость милого, а потом в бар вошли двое мужчин и, незаметно обменявшись знаками с полицейским в форме, направились к столу Ромео. Оба – в темно-серых костюмах и с бесстрастным, ледяным выражением лиц. Безличные и безупречные. Первый обратился к Стиву:

– Стив Мерси?

Молодой человек поднял глаза и вздрогнул: арест, суд и сидение в тюрьме научили его сразу узнавать детективов.

– Это я. А в чем дело?

Полицейский вытащил из кармана жетон и сунул под нос молодому человеку.

– А теперь вы тихо и спокойно пойдете с нами, если, конечно, не хотите, чтобы на вас надели наручники.

– Но что я такого сделал?

– Коли не знаете сами, комиссар Нортон с удовольствием объяснит.

Мерси уже приподнялся со стула, но Тарчинини вдруг потребовал объяснений. Когда Анджело рассказал, в чем дело, комиссар стал бурно возмущаться таким произволом и попытался выяснить у полицейских, есть ли у них ордер. Старший из детективов с некоторым удивлением повернулся к Анджело.

– Что надо этому типу?

– Он протестует против ареста Мерси.

– Правда?

– И хочет знать, есть ли у вас ордер.

– Не может быть!

Детектив подмигнул спутнику, и тот схватил Ромео за руку.

– А ну, пошли! Вас мы тоже прихватим с собой.

Только после того, как Анджело перевел приказ, до отца Джульетты дошло, что происходит. Но, вопреки ожиданиям дворецкого, никаких взрывов негодования не последовало, напротив, комиссар улыбнулся и встал.

– Я с удовольствием погляжу, чем все это закончится, – заметил он.

Расстроенный Анджело попытался предупредить детективов:

– Боюсь, вы совершаете очень серьезную ошибку, этот джентльмен…

– Так и вы тоже хотите нас сопровождать? – добродушно перебил старший из детективов. – Ладно, Френк, заберем всю компанию.

Все пятеро под любопытными взглядами посетителей вышли из бара, а полицейский в форме, провожая их глазами, уже мечтал о повышении.

Дорога в участок заняла всего несколько минут. Возможность поглядеть на работу американской полиции изнутри радовала Тарчинини.

Капитан Нортон, грузный, страдавший несварением желудка мужчина, отличался весьма тяжелым характером. Увидев прибывшую под конвоем троицу, он возликовал, что есть на ком сорвать дурное настроение. Мерси капитан узнал сразу.

– Ну, мой мальчик, вам так понравилось в тюрьме, что, едва выйдя, вы хотите вернуться обратно?

– Но почему? В чем я провинился?

– Молчать! Здесь только я задаю вопросы! А ваше дело – отвечать, когда спросят, ясно?

Анджело вполголоса перевел все слово в слово.

– Эй, вы там! – рявкнул Нортон. – Что это еще за фокусы? Какого черта вы там шепчетесь?

– Этот джентльмен – итальянец, сэр, и не понимает нашего языка, поэтому я перевожу ему ваши слова.

– Еще один грязный иностранец? И вообще, вам-то обоим что тут понадобилось?

Детектив Эд Нолан объяснил, что итальянец слишком беспокоился, законны ли их действия. А третий попал в участок как переводчик.

Нортон грубо расхохотался.

– Вот цирк! Какой-то итальяшка сует нос в наши дела и пытается нас учить! Скоро я им займусь, и он еще пожалеет, что уехал из своей вонючей страны!

Анджело, в котором от таких оскорблений в адрес родины предков взыграла итальянская кровь, в точности перевел слова капитана. Ромео побагровел.

– Анджело, передайте этому хаму, что ему придется отвечать за свое скотство.

Поручение не слишком обрадовало дворецкого.

– Вы настаиваете, чтобы я ему так сказал?

– И даже приказываю, если вы не хотите лишиться места!

– Что болтает этот макаронник? – нетерпеливо вмешался Нортон.

– Он говорит, что вы… очень невежливы… и он заставит вас заплатить за… грубость…

Теперь уже физиономия капитана залилась краской. Он несколько раз глубоко вздохнул, с шумом выпустил из легких воздух и, очевидно, успокоившись, изрек:

– Скажите этому типу, что скоро мы потолкуем с глазу на глаз, и он проклянет тот день, когда ступил на землю Соединенных Штатов.

Анджело перевел и тут же сообщил Нортону ответ Тарчинини.

– Он и так уже сожалеет об этом, сэр, поскольку думал попасть в цивилизованную страну, а теперь с грустью видит, что ошибся.

Капитан так хватил кулаком по столу, что раздался треск, но пока он еще сдерживал бешенство, ограничиваясь угрозами.

– Погодите немного… скоро мы сведем счеты… А вас, Мерси, я отправляю в тюрьму за мошенничество и шантаж.

– Меня?

– В ваших же интересах – признать факты.

– Какие?

– Ну, мой мальчик, разве вы уже забыли, как, прельстившись долларами папаши Паркера, подстроили небольшую аварию его дочке, да так, чтобы виноватой выглядела она?

– Вы что, с ума сошли?

– Как вы смеете так со мной разговаривать? По морде захотелось?

– Прошу прощения, капитан…

– Ладно… на первый раз прощаю… но впредь будьте осторожнее, ясно?

– Клянусь вам, я даже не подозревал о существовании мисс Паркер, пока она не врезалась в мою машину!

– В самом деле?

– Допросите ее – и сами увидите!

– Ага, насколько я понимаю, вы тоже решили поучить меня жить? Допросить мисс Паркер? А чего ради? Ее отец уже звонил и все рассказал. Надо думать, узнал он об этом от дочки, нет?

– И Паркер назвал меня виновником аварии?

– Еще бы!

Вне себя от возмущения, Стив вытащил бумажник Джанет и бросил на стол Нортона.

– Девушка так нервничала, сообщая мне свое имя и адрес страховой фирмы, что уронила вот это!

Капитан хмыкнул.

– Ловко разыграно, а? Вы уже знаете по опыту, что вас все равно обыщут, прежде чем отправить в камеру, а потому решили изобразить полное бескорыстие? Конечно, лучше вернуть краденые деньги, раз все равно нет другого выхода. Теперь вам придется отвечать перед судом не только за жульничество и шантаж, но еще и за кражу. Как пить дать, вы очень надолго избавитесь от всех забот и получите бесплатную крышу над головой.

Ромео, которому Анджело последовательно переводил весь диалог, встал.

– Я протестую!

– Ну, что ему опять надо? – буркнул Нортон, узнав, в чем дело.

– Я протестую против незаконного ареста. Вы не имеете права утверждать, что этот человек лжет, не имея никаких доказательств, что противная сторона говорит правду. Кроме того, Анджело может подтвердить, что, как только мы нашли Мерси на дороге и немного помогли ему прийти в себя, парень показал нам бумажник мисс Паркер и выразил намерение поскорее его отдать. Более того, Мерси просил нас отвезти его к Паркерам.

– И почему же вы этого не сделали?

– Мне хотелось сначала поболтать со Стивом. А кроме того, я вовсе не служу этому Паркеру, у которого, по-моему, весьма сомнительное чувство справедливости.

Нортон содрогнулся.

– Вы осмеливаетесь обвинять мистера Паркера? – прорычал он.

– Я не обвиняю, а даю оценку его поступку. И к тому же вы начинаете действовать мне на нервы!

– Что вы сказали? Я вам действую на нервы?

– Вот именно! И могу добавить, что только воспитание помешало мне употребить другие слова!

Капитан и детективы переглянулись. Теперь у них не осталось никаких сомнений, что маленький итальянец не в своем уме.

Нортон приказал отвести Мерси в камеру, и тот вышел, поблагодарив отца Джульетты за искреннюю, хоть и безуспешную попытку помочь, но тот пообещал, что молодой человек недолго останется в тюрьме – уж он, Ромео, постарается вызволить его как можно скорее. Выслушав перевод, Нортон снова хмыкнул.

– За кого он себя принимает, этот клоун? За президента Соединенных Штатов?

– Господин капитан, я просто-напросто считаю себя порядочным человеком, а вас – субъектом, нарушающим свой долг в угоду влиятельным лицам этого города.

Только вмешательство обоих детективов помешало Нортону немедленно удавить Тарчинини. Пока его снова усаживали в кресло и капитан переводил дух, Ромео опять заговорил:

– Позвольте заметить, что для капитана полиции вы чертовски скверно владеете собой!

– Вы нарочно, да? – немедленно взорвался Нортон. – Так и нарываетесь, чтоб я вас стукнул по башке? В кутузку! Ведите его в кутузку!

– А может, вы попросите у меня документы? Ну, просто чтобы хоть в таких мелочах не нарушать правил? Или вы вообще незнакомы с регламентом?

Американец обхватил голову руками.

– Уведите его, или я совершу убийство! – простонал он. Детектив схватил Ромео за руку.

– Незаконный арест, – с величайшим достоинством заметил тот, – у вас нет никаких оснований обвинять меня в чем бы то ни было.

– Вы итальянец, верно? Ну, так, значит, мафиозо! И этого достаточно, чтобы я держал вас под замком, пока суд не решит, как быть дальше – выдворить из страны или отправить в тюрьму.

Когда Тарчинини уже уводили из кабинета, Анджело, забыв о привычной сдержанности, завопил:

– Подождите!

Окрик прозвучал так повелительно, что детективы остановились, и даже на лице Нортона мелькнуло удивление.

– Что на вас нашло? И долго еще вы намерены мешать правосудию?

– Господин капитан, этого человека зовут Ромео Тарчинини.

– Ну и что?

– В своей стране он комиссар полиции!

Пролетел ангел тишины.

– Кроме шуток? – слегка растерянно пробормотал Нортон.

– А помимо всего прочего, это тесть Сайруса У.Лекока!

– Черт возьми!

В ушах у Нортона засвистел ледяной ветер – надо ж было так вляпаться!

– Но по… почему… он… мне этого н… не сказал? – с трудом выдавил из себя полицейский.

– Вы не дали мистеру Тарчинини такой возможности, господин капитан.

Совершенно уничтоженный, Нортон думал лишь о том, как теперь «спасти лицо», но не нашел ничего лучше, чем накинуться на обоих детективов.

– Чертовы кретины! Неужели вы до ареста не могли выяснить, с кем имеете дело?

– Но, шеф…

– Заткнитесь! И вон отсюда, пока я не отправил вас патрулировать улицы, идиоты! Бездельники!

Детективы не заставили его повторять дважды и быстренько исчезли из кабинета. А капитан, взглянув на документы Ромео, рассыпался в извинениях. Он говорил, что произошла досадная ошибка, что всему виной нервное перенапряжение и что он искренне сожалеет о случившемся, но Тарчинини интересовало только одно.

– А как насчет Стива Мерси? – спросил он.

– Поймите меня, дорогой коллега, я не могу его сейчас отпустить. Мерси предъявлены очень серьезные обвинения, и оставить его на свободе значило бы оскорбить Джереми Паркера, то есть, по сути дела, совершить самоубийство. Но, разумеется, коль скоро парень – под вашим покровительством, с ним будут обращаться вполне прилично, а уж там посмотрим…

Очень довольный такой победой Италии над Соединенными Штатами, Тарчинини вместе с Анджело вышел из кабинета начальника участка, не поклонившись и сделав вид, будто не замечает протянутой руки Нортона.

А капитан тут же бросился звонить Паркеру и докладывать о происшествии.


* * *


Как только они с Анджело вернулись в дом Лекоков, Ромео предупредили, что его хочет видеть зять. Поскольку Сайрус прекрасно говорил по-итальянски, отец Джульетты отпустил слугу и отправился в кабинет эксперта по уголовному праву. Лекок принял его довольно холодно.

– Мне сообщили, любезный тесть, что вам вздумалось наводить тут свои порядки?

Тарчинини с самым невозмутимым видом сел в удобное кресло.

– Всего-навсего дал небольшой урок невеже-полицейскому, – улыбнулся он.

– А кто вас об этом просил?

– Что?

– Чего ради вы вмешались в историю, которая вас ни в коей мере не касается?

– Из чувства справедливости!

– Позвольте вам напомнить, что вы не в Италии.

– Закон – везде закон.

– Нет, право же, это невероятно! Ну, какая муха вас укусила? Зачем вам понадобилось защищать какого-то уголовника?

– Парень не виноват в том, что на него пытаются взвалить!

– Откуда вы знаете?

– А вы?

– Я?

– С чего вы взяли, будто он виновен?

– Но Джереми Паркер…

– Ваш Паркер – подлец!

– Я не позволю вам!

– А мне плевать на ваши разрешения! Если на вас доллары этого Паркера производят сильное впечатление, то меня они оставляют совершенно равнодушным.

Сайрус ответил не сразу.

– Послушайте меня, – наконец начал он, стараясь говорить спокойно, – у Джереми Паркера одно из самых крупных в Бостоне состояний, и вы не имеете права ставить на одну доску его и этого Мерси!

– Только потому, что Паркер богат, а Мерси беден? По-моему, у вас тут довольно странные представления о правосудии.

– Но вы же не станете отрицать, что Мерси только что вышел из тюрьмы?

– Ссора на любовной почве… Мерси отлупил типа, который отнял у него любимую девушку, почти невесту.

– И вы это одобряете?

– Нет, но во всяком случае могу понять. Любовь все оправдывает… все объясняет…

– Знаю! Слышал я ваши теории!

– Да? А кто, не пожелав принять их всерьез, потерпел поражение в Вероне?[5]

Припомнив историю, в которой он сыграл далеко не блестящую роль, Сайрус закусил губу.

– Мы не в Италии, тесть!

– Тем хуже для вас. Так значит, здесь любят меньше, чем у нас?

– Скажем, тут все немного иначе.

– Ma que! Я начинаю всерьез беспокоиться за свою Джульетту! Сайрус, мой друг, вы меня обманули, заявив, будто полюбили мою страну и хотите поселиться там навсегда. Я вам поверил и только поэтому отдал дочь…

– Но вы же знаете, какие причины побудили…

– Никакие соображения выгоды не могут помешать человеку сдержать слово. Не будь Джульетта так глупо к вам привязана, я бы забрал ее в Верону. Я уезжаю, мистер Лекок, и вряд ли мы еще когда-нибудь свидимся. Судя по тому, что я успел увидеть, ваша страна мне не нравится, а здешний образ жизни внушает отвращение. Что до Джульетты, она сделала выбор и пусть живет, как считает нужным… Мы с женой мало-помалу свыкнемся с мыслью, что наша дочь умерла… Нам будет тяжко, но, впрочем, вас это не касается. А теперь я попрошу вас распорядиться, чтобы приготовили мои вещи.

Тарчинини встал.

– Пожалуй, нам больше не о чем говорить. Мы принадлежим к разным мирам. Наша встреча в Вероне была величайшим несчастьем, и я до конца дней своих не прощу себе, что согласился выдать за вас дочь.

Растроганный Сайрус тоже встал и, обогнув стол, взял Ромео за плечи.

– Да ну же, прошу вас, не стоит драматизировать… Мои намерения нисколько не изменились. Мы с Джульеттой возвратимся в Верону. Потерпите еще полгода, пока я не приведу все свои дела в порядок. Вы отлично знаете, как я люблю Верону, и чем больше сравниваю с Бостоном, тем больше люблю. Я достаточно богат, чтобы жить, как мне нравится, а нравится мне среди ваших соотечественников, рядом с вами и с ребятней.

Дурное настроение Тарчинини как рукой сняло. В полном восторге он открыл Сайрусу объятия.

– Ты вернул меня к жизни! Ну, обними же меня!

Анджело постучал в дверь и, не получив ответа, деликатно заглянул в кабинет. При виде двух крепко обнявшихся мужчин он на мгновение остолбенел, потом вежливо кашлянул. Лекок оторвался от тестя, чьи слезы благодарности залили ему все лицо.

– Чего вы хотите? – проворчал он.

– С вами хочет поговорить мистер Джереми Паркер.

Физиономия Сайруса вытянулась и окаменела.

– Ну вот, начинаются неприятности! – с легким укором шепнул он на ухо тестю.

– Ба, сейчас я поставлю на место этого вашего Паркера!

– О нет, только не это! Если вы останетесь здесь, то, умоляю, по крайней мере молчите!

Ромео не успел ответить, ибо Джереми Паркер, отодвинув Анджело, вошел в кабинет.

– Ну, Сайрус, вы еще и заставляете меня ждать?

– Добрый день, Паркер… позвольте вам представить…

– Некогда! Скажите-ка, что за тип позволил себе наговорить Нортону крайне неприятных слов в мой адрес? Говорят, это ваш родственник…

– Да, тесть.

– Хотел бы я тоже сказать ему пару ласковых!

– Пожалуйста! Вот он!

Паркер без особой симпатии уставился на Тарчинини.

– Позвольте спросить, зачем вы вмешиваетесь не в свое дело?

На сей раз в роли переводчика пришлось выступать Сайрусу.

– Для начала попрошу вас представиться. Я не разговариваю с незнакомыми людьми.

Джереми недоуменно посмотрел на Лекока, словно желая убедиться, что не ослышался. Его, Джереми Паркера, просят представиться! Уж не проник ли в Бостон коммунизм?

– Я Джереми Паркер, банкир, – надувшись заявил он.

– Хорошо. И чего вы хотите?

– Объяснений!

– Насчет чего?

– Да насчет вашего скандального поведения в полицейском участке и высказываний обо мне, которых капитан Нортон не осмелился повторить!

– Напрасно. Я сказал, что вы подлец.

Сайруса все это начало забавлять, и он самым добросовестным образом перевел ответ тестя. Банкир замер от изумления. Столь невероятная смелость парализовала его волю. Чтобы простой смертный – да еще иностранец! – позволил себе твердо и спокойно повторить оскорбление! Это опрокидывало всю иерархическую упорядоченность мира, сияющим центром которого считал себя Джереми. Он вдруг усомнился в своем могуществе и в незыблемости всех представлений. Как Наполеон при Ватерлоо – Груши, он позвал на помощь Лекока. Впрочем, с тем же неутешительным результатом.

– Вы слышали, Сайрус?

– Слышал, Джереми.

И тут банкир решил прибегнуть к тому, что на протяжении всей его жизни неизменно оказывалось самым весомым аргументом.

– А вам известно, что я стою десять миллионов долларов?

– Для кого?

– Но…

Потрясенный Джереми понял, что в противоборстве со странным человечком миллионы ему ничуть не помогут. Бывает же такое! Чувствуя, что почва окончательно уходит из-под ног, он снова воззвал к хозяину дома:

– Ваш тесть, что, коммунист?

Тарчинини уловил смысл вопроса и не стал дожидаться перевода.

– Ma que! Это я-то коммунист??? Да я почетный староста своего прихода! Право слово, у этого типа совсем плохо с головой.

Однако Ромео очень быстро успокоился.

– Мы, итальянцы, бедны. И давно свыклись с нищетой. А раз у нас нет денег, мы ищем смысл существования в другом – в любви, в дружбе, в удовольствии знать, что ты порядочный человек… – убежденно начал он. – По-вашему, все это пустяки, но для нас они дороже любых роскоши и раболепия, какие только могут купить вам доллары… Видите ли, синьор Паркер, я чувствую себя богаче вас, поскольку ни один человек в Вероне не посмеет сказать, что Ромео Тарчинини подлец – эпитет, которым я имел честь вас наградить.

Выслушав перевод, банкир не разразился возмущенными воплями, как ожидал Лекок. Некоторое время он молча разглядывал итальянца, потом повернулся к Сайрусу.

– Спросите же у своего тестя, старина, почему он считает меня подлецом?

Тарчинини без обиняков выложил свою точку зрения.

– Вы так привыкли к беспрекословному подчинению, что в конце концов стали считать собственную волю законом. Ваша дочь, зазевавшись, устроила аварию. Казалось бы, самое банальное дорожное происшествие… Но, по-вашему, представитель семейства Паркеров не может совершить даже пустякового проступка. А посему – виновата сама жертва. И уж, коль скоро парень переживает сейчас не лучшие времена, колебаться нечего: могущественный Джереми Паркер окончательно испортит ему жизнь, зато избавит дочку от мелких неприятностей. Если это не называется подлостью, синьор, я готов добровольно сесть на ваш электрический стул.

Когда Сайрус перевел эту небольшую речь, банкир довольно долго молчал, обдумывая сказанное, потом снял трубку и набрал номер.

– Алло, Карлсон? Вы знаете, что капитан Нортон – дурак? Ах, догадываетесь? Ну, так я вам говорю это совершенно точно. Прикажите ему немедленно выпустить на свободу Мерси, арестованного сегодня за попытку шантажировать мою дочь… Знаю, знаю, но если я сам рекомендовал вам так поступить, то исключительно потому, что я подлец. Что? Да, вы меня совершенно правильно поняли: я подлец! В утешение могу добавить, что и вы – тоже, равно как и Нортон. Ну, до скорого, и позаботьтесь, чтобы Нортон поживее выполнил приказ, ясно?

Повесив трубку, Паркер громко расхохотался.

– А мне нравится ваш тесть, Сайрус! – воскликнул он, успокоившись. – Решиться назвать Джереми Паркера подлецом!… Даже у президента Соединенных Штатов на это не хватило бы пороху! Молодец крошка итальянец! Как вы думаете, теперь, когда я велел отпустить его протеже, ваш тесть согласится пожать мне руку?

Узнав о его просьбе, Тарчинини протянул руку, и банкир крепко сжал его пальцы.

– Если все ваши соотечественники таковы, старина, надо мне съездить к вам в гости!

К облегчению Сайруса, сцена, которая могла бы привести к опасной размолвке между его семейством и Паркерами, завершилась на водевильный лад. Банкир вышел из кабинета, посмеиваясь и бормоча: «Джереми Паркер – подлец!» По-видимому, его это ужасно веселило. В таком расположении духа Джереми вошел в гостиную, где Элмер и Маргарет, узнав о посещении важного гостя, ожидали его появления. Паркер, продолжая смеяться, бросил с порога:

– Маргарет! Элмер! Вы знаете последнюю новость? Я подлец!

Лекок-старший подскочил.

– Что вы сказали?

Маргарет столь вопиющее нарушение приличий вполне уважаемым человеком едва не довело до обморока.

– Так назвал меня тесть вашего сына, да еще привел блистательные доказательства!

Представив, насколько серьезные последствия может повлечь за собой эта невероятная выходка, Элмер опешил.

– И он… по…смел?

– А знаете, что самое замечательное во всей этой истории? То, что он совершенно прав!

И, оставив хозяев дома в полном замешательстве, банкир бодрым шагом вышел из гостиной.


* * *


Ближе к вечеру, когда красотка Кэрол нежилась в бассейне, позвонил телефон. Мануэль снял трубку.

– Это капитан Нортон.

– Переключите на кабинет моего мужа.

– Мистер Паркер уехал, и его секретаря тоже нет.

Молодая женщина утомленно вздохнула.

– Ладно, давайте сюда телефон… Алло? Говорит Кэрол Паркер… Спасибо, капитан. Моего мужа нет дома. Вы хотите ему что-нибудь передать? Что? Стива Мерси освободят сегодня вечером? Ладно… Нет, я не в курсе… но передам ему ваше поручение… Хорошо, не премину… До свидания, капитан…

Кэрол вернула телефон Мануэлю.

– Какой кретин этот Нортон! – заметила она.


* * *


Примирившись с зятем, с Паркером и с дочерью, Ромео почивал в своей роскошной комнате счастливым сном праведника. Он уже успел ощутить, каким уважением прониклись к нему представители семейства Лекок после капитуляции банкира. Тарчинини грезил о триумфальном возвращении в Верону вместе с Сайрусом и Джульеттой. В веронском аэропорте героя, покорившего Америку, встречали подеста[6] и его помощники. Ромео уже собирался ответить на приветственную речь, как вдруг восторженная толпа, сметя все барьеры, бросилась к нему, подхватила и вознесла вверх, намереваясь внести в город на руках. Комиссар открыл глаза. Увы, он по-прежнему лежал у себя в постели, а Сайрус безжалостно тянул его за руку.

– В чем дело?

– Одевайтесь скорее!

– Но… который час?

– Одиннадцать вечера.

– Одиннадцать? Так что стряслось? Пожар?

– Нет, но мне всего несколько минут назад сообщили, что убит Джереми Паркер.

– Что?

– А хуже всего то, что на месте преступления арестован Стив Мерси.

ГЛАВА III

В машине, по дороге к резиденции Паркеров Тарчинини сидел как на углях. Если Стив Мерси и впрямь убийца, то, добившись его освобождения, Ромео, несомненно, споспешествовал преступлению и, по сути дела, стал сообщником. Хуже того, в глазах зятя, дочери и здешних полицейских, он выставит себя полным дураком. От одной мысли о новой встрече с капитаном Нортоном по спине у комиссара забегали мурашки. В молчании Лекока он чувствовал глубокий укор.

– Сайрус… – робко начал он. – Вы на меня… сердитесь?

– Сержусь? Мягко сказано!

– Вы… действительно думаете, что это работа Мерси?

– Судя по тому, что я слышал, к тому есть все основания.

– Но зачем?

– Об этом вы сами у него спросите.

Тарчинини немного помолчал.

– Сайрус… если Мерси действительно виновен, я сяду в первый же самолет на Милан.

– И правильно сделаете.

Ответ прозвучал так сухо, что это ранило комиссара большее самых резких упреков.

У самых владений Паркеров выставили полицейские кордоны, не пускавшие любопытных. Путь преграждали всем, кроме местных жителей и официальных лиц. Лекоку пришлось остановить машину, но его тут же узнали и почтительно приветствовали. А вот Тарчинини, когда настал его черед выходить из машины и идти на крыльцо, горько пожалел об отъезде из Вероны. Джульетта-старшая, наверное, сейчас мирно спит, даже не догадываясь, какую драму переживает ее супруг. Как ему не хватает Джульетты! В гостиной Ромео сразу заметил Джанет Паркер – невольную виновницу всех несчастий. Рядом с Джанет сидела заплаканная молодая красавица – комиссар решил, что это, очевидно, вдова. В углу комнаты молча стоял молодой человек в халате, по виду – уроженец Южной Америки. Впоследствии Тарчинини узнал, что это Мануэль Арриба, массажист, шофер и телохранитель покойного банкира.

Джереми Паркер был настолько важной фигурой в городе, что начальник полицейского управления Эдмунд Карлсон лично взял на себя расследование. Как только Сайрус и его тесть вошли в гостиную, откуда-то выскочил капитан Нортон и бросился к Тарчинини.

– А, вот и вы! Подумать только, что вы еще пытались меня учить! Так полюбуйтесь на результат! Надеюсь, вас пригласят взглянуть, как ваш протеже жарится на электрическом стуле!

– Довольно, Нортон! – сухо оборвал его Лекок.

– И тем не менее, сэр, согласитесь, что, не будь этого итальянца, Мерси сидел бы сейчас под замком и не смог убить Джереми Паркера!

– Виновность Мерси надо еще доказать.

Нортон ошарашенно воззрился на Сайруса.

– Но, сэр…

– Он признался?

– Нет еще, однако…

– Я вынужден вам напомнить, что, по нашей Конституции, человек считается невиновным, пока сам не признался в совершенном преступлении или пока его виновность не установлена судом.

– Ну, это не потребует особых усилий! – сердито буркнул Нортон.

– Желаю успеха, капитан!

Разговор прервал подошедший Карлсон.

– Здравствуйте, мистер Лекок… А этот джентльмен, очевидно, ваш тесть?

Сайрус представил их друг другу, и начальник полиции не удержался от едкого замечания:

– Вы попали в крайне неприятное положение, сэр… Без вашего вмешательства…

И полицейский, боясь рассердить Лекока, вовремя прикусил язык. Сайрус перевел слова Карлсона тестю, но тот не желал сдаваться раньше времени:

– …Без моего вмешательства невиновного бросили бы в тюрьму по ложному обвинению. То, что этот человек впоследствии, возможно, совершил убийство, не меняет дела. Арестовали-то его ни за что, ни про что, верно? А если бы вы так не торопились поверить навету только потому, что он исходил от влиятельного лица, Мерси наверняка не испытал бы горьких сомнений в справедливости закона, которые, быть может, толкнули его на преступление. Сначала у бедняги отнимают возлюбленную и его же сажают в тюрьму. Потом рассеянная барышня разбивает ему машину, и его снова отправляют за решетку. Попробуйте же стать на место Мерси и понять причины его поступков, а?

– Тем не менее он сядет на электрический стул!

– Ну, до этого дело еще не дошло.

– Почти!

– Ma que! Насколько я понимаю, следствие закончено, даже не начавшись?

Разозленный Карлсон весьма невежливо повернулся к итальянцу спиной и, взяв Сайруса за руку, отвел в сторону.

– Мистер Лекок, вам следовало бы попросить своего тестя не вмешиваться в это дело… Не стоит забывать, что, если бы не он, Паркер был бы жив и здоров…

– Не стоит преувеличивать, Карлсон. Они малость повздорили, но расстались в самых дружеских отношениях.

– И однако на нас свалилась очень скверная история. Уже звонили из Вашингтона. Гибель Паркера может вызвать довольно серьезное волнение на Уолл-стрит.

– Как вы узнали о преступлении?

– Нам позвонила Джанет Паркер. Они с мачехой возвращались из кино. Увидев, что в кабинете отца еще горит свет, девушка решила пожелать ему спокойной ночи, а вместо этого обнаружила труп Джереми и предполагаемого убийцу.

– Так Мерси оставался в кабинете?

– Похоже, преступление совершилось в тот самый момент, когда хозяйки подъезжали к дому. Впрочем, Мануэль – вон тот тип – уверяет, будто слышал шум, похожий на выстрел. Он как раз вел машину.

– А слуги?

– Они спали.

– И ничего не слышали?

– Нет.

– Как, по-вашему, чего ради Мерси понадобилось убивать?

– Вероятно, из мести… а может, пытался выжать из Джереми деньги, но тот был крепким малым и не пожелал сдаваться. А в результате Мерси остался с носом.

– Джереми тоже не позавидуешь. А оружие?

– Оно принадлежало Паркеру. Я представляю дело так: банкир вытащил пистолет, надеясь припугнуть Мерси, но тот стукнул его, обезоружил и прикончил, возможно, просто от испуга?

– Ладно, я разберусь.

Сайрус вместе с Ромео перебрался в кабинет. Тело Паркера все еще лежало на полу – фотографы делали последние снимки. Мерси, опустив голову, сидел на стуле, руки его были скованы наручниками. Тарчинини направился прямо к нему и с помощью зятя начал допрос.

– Ma que! Вы что же, Стив, не могли сидеть спокойно, а?

Молодой человек поднял голову. Узнав Ромео, он радостно улыбнулся.

– Это вы? И вы снова вырвете меня из их когтей?

Такая доверчивость растрогала добряка Тарчинини до слез.

– Чувствительный малый, верно? – заметил он Сайрусу. – Из тех, кого вечно мучают женщины… Уж очень наивен… Он похож на меня… В его возрасте я каждую девчонку готов был наделить всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами и отчаянно страдал, когда выяснялось, что это самая обыкновенная дура. Мерси – романтик и вечный влюбленный… он ужасно доверчив… и будет мыкаться до конца жизни, разве что ему повезет встретить женщину вроде моей Джульетты.

Иногда Ромео чертовски раздражал Сайруса, и сейчас настал как раз такой момент.

– Послушайте, тесть, напоминаю вам, что мы в Соединенных Штатах, а здесь действия ценят куда больше, чем слова.

– Это-то мне в вас и не нравится! Скажите мальчику, что, если он ни в чем не виноват, я верну ему свободу.

– Хотелось бы верить, но, поскольку он скорее всего виновен…

– Откуда вы знаете?

Лекок рассердился.

– Надеюсь, вы не станете спорить, что я кое-что смыслю в таких вещах?

Ромео пожал плечами.

– Ох, уж эти теоретики! Но теория… суха и бесчеловечна, а в подобных случаях важнее всего установить человеческий контакт.

– С кем?

Тарчинини кивнул в сторону Стива.

– С ним.

Потом точно так же указал на тело Паркера.

– И с ним тоже.

Сайрус смутился. Не хватало еще, чтобы его тесть в присутствии виднейших представителей бостонской полиции позволил себе какие-нибудь эксцентричные выходки вроде тех, что он, Лекок, наблюдал в Вероне и счел самым непристойным паясничаньем.

– Как бы я хотел втолковать вам, что у нас не в чести всякие… фокусы!

– Ma que! О каких фокусах вы говорите?

– Да о ваших обычных пассах и выкрутасах!

– Мои «пассы и выкрутасы», раз вам угодно так их называть, как правило, помогают очень быстро найти преступника. У нас, в Италии, почти нет такой техники, как здесь, и тем не менее мы добиваемся гораздо лучших результатов.

– И в чем, по-вашему, причина?

– Просто мы, несомненно, умнее.

И, не желая показаться слишком жестоким, Ромео поспешно добавил:

– Ведь наша цивилизация намного древнее, верно? Ну, Мерси, неужто вам в голову взбрела дурная фантазия прикончить банкира?

Лекок перевел вопрос, и молодой человек ответил отрицательно, а потом рассказал все, что с ним произошло. Говорил он медленно, так, чтобы Сайрус успевал переводить.

– Я вышел из участка около шести вечера и заглянул в ближайший бар пропустить стаканчик. Когда я уже собирался уходить, подошел какой-то тип и спросил, не я ли Стив Мерси. Получив утвердительный ответ, этот человек сказал, что он личный секретарь Джереми Паркера и банкир, мол, хочет возместить мне моральный ущерб, а потому просит зайти сегодня в одиннадцать вечера. К этому времени слуги уже расходятся, и я должен сразу подняться на террасу – балконная дверь открывается в кабинет Паркера. Он будет меня ждать.

– И вам это не показалось странным?

– Да, но Паркер ведь банкир…

Очевидно, Мерси искренне полагал, что человек, имеющий такой счет в банке, не может жить, как все прочие смертные.

– А потом?

– В кабинете горел свет, дверь была приотворена. Я вошел и тут же увидел тело… Мне сразу захотелось сбежать, но тут фасад дома осветили фары машины, и я замер, парализованный ужасом. Почти тотчас в кабинет вошла девушка и закричала. Тогда я все же попробовал удрать, но какой-то мужчина скрутил меня и снова приволок сюда. Вот и все, что я знаю. Клянусь, это правда.

Сайрус пожал плечами.

– Не слишком правдоподобно! – заметил он по-итальянски.

– Вот именно! Настолько неправдоподобно, что вполне может оказаться правдой

– Ох, ради Бога! Все это и так достаточно сложно…

В комнату вошли Карлсон и Нортон.

– Уже очень поздно, мистер Лекок, – проговорил начальник полиции, – и мои люди, равно как и я сам, хотели бы разойтись по домам и лечь спать. Ну что, мы забираем и этого типа, и труп?

Сайрус кивнул, однако прежде чем полицейские успели увести Мерси, а санитары – положить на носилки тело Паркера, всем присутствующим пришлось наблюдать более чем странную сцену. Тарчинини опустился на колени рядом с покойником и, по обыкновению, завел с ним задушевную беседу. К счастью, лишь зять итальянца понимал, о чем тот говорит.

– Ну что, Джереми, ты чувствовал себя в полной безопасности за кучей долларов, а они тебя не уберегли? Я не забыл, что мы с тобой пожали друг другу руки и, раз мне удалось пробудить твою совесть, мы, возможно, смогли бы подружиться… Я не допущу, чтобы твой убийца вышел сухим из воды, нет, положись на меня. Но ты должен назвать мне его имя, подать какой-нибудь знак, натолкнуть на его след…

Лекок, испытывая все муки ада, хлопнул тестя по плечу.

– Прошу вас…

Но поглощенный своим монологом Ромео ничего не видел и не слышал.

– Я не верю в виновность Мерси… А ты что об этом думаешь? Остальных это бы вполне устроило – потому что это проще всего и не надо ломать голову, но я здесь, Джереми, и не позволю от твоего имени совершить несправедливость, которой ты бы и сам не одобрил… Не беспокойся. Ты будешь отмщен.

Вконец сбитые с толку Карлсон и Нортон смотрели то друг на друга, то на Ромео и Лекока, явно не понимая, что происходит, – действительно ли они стали свидетелями столь неприличного зрелища или это кошмарное видение.

Тарчинини леголько ощупал лицо покойника и повернул к свету, стараясь разглядеть получше. К Карлсону наконец вернулся дар речи.

– Ваш тесть, что, спятил? – шепнул он Сайрусу.

– Это особая, итальянская метода… – смущенно пробормотал тот.

– А-а-а…

Полицейские даже не пытались скрыть удивление. Решительно, эти жители старой Европы – настоящие дикари! Итальянец встал.

– Теперь они могут забрать труп. Джереми рассказал мне все, что сумел, – бросил он зятю.

Сайрус пожал плечами.

– Ну, за дело! – сердито рявкнул он санитарам.

Тело убрали, Мерси увели, и Карлсон стал прощаться с Лекоком. Указав на Ромео, он тихонько шепнул:

– Вам бы надо за ним приглядывать… Не обижайтесь, но, по-моему, старик малость не в себе…

Оставшись наедине с тестем, Сайрус дал волю раздражению.

– Ну, довольны собой? Теперь над нами будет смеяться весь город!

– Ma que! Стоит ли огорчаться из-за насмешек дураков?

– Карлсон не дурак!

– Как полицейский – бесспорно!

– Только потому, что он считает Мерси виновным? В таком случае, можете точно так же назвать и меня!

– Не стану спорить.

– Спасибо! Если вы намерены продолжать в том же духе, скоро мне придется запретить вам вмешиваться в ход расследования.

Тарчинини улыбнулся.

– Не верю, Сайрус.

– Почему же?

– Во-первых, вы человек справедливый и хотите, чтобы настоящий убийца получил по заслугам, а кроме того, я чувствую, что вам понадобится моя помощь.

– Ну, уж от скромности вы точно не умрете!

– А зачем мне скромничать, если я хорошо знаю себе цену?

– И вы убеждены, что комиссар веронской полиции сумеет обскакать самых лучших американских ищеек?

– Да, потому что означенный комиссар никогда не забывает о чисто человеческой стороне проблемы, в то время как вы уповаете исключительно на свои электронные игрушки и формальную логику, а потому учитываете все, кроме самого главного.

Сайрус фыркнул.

– Ах да, я и забыл: ЛЮБОВЬ!

– Вот именно – любовь, основной и единственный двигатель всего на свете!

– И где, черт возьми, вы углядели любовь в этой мерзкой истории?

– Я отвечу вам после того, как потолкую с Джанет Паркер.


* * *


На следующее утро все газеты крупным шрифтом оповестили мир о трагической кончине Джереми Паркера. Сообщалась и нелепая история, рассказанная следователям Стивом Мерси. Однако на очной ставке подозреваемый не сумел опознать личного секретаря банкира, и вся его система защиты развалилась. С точки зрения прессы, Паркер пал жертвой великодушия. Он хотел помочь Мерси начать новую жизнь, но нарвался на закоренелого преступника, и тот застрелил его то ли в приступе бешенства, то ли надеясь обокрасть. Журналисты дали Стиву самую зловещую характеристику. Сообщив, за что он отбывал наказание в тюрьме, они делали вывод, что Мерси агрессивен, легко теряет голову и способен на любые крайности. Мисс Дебора Ф. на расспросы газетчиков ответила, что и в самом деле несколько раз встречалась со Стивом, но ни разу не позволила себе ничего такого, чтобы молодой человек вообразил, будто имеет на нее права. Ей бы не хотелось окончательно топить Мерси теперь, когда его дела так плохи, но, по правде говоря, он дьявольски ревнив и даже по пустякам впадает в бешенство. Так, однажды, войдя в кабинет директора, мистера X., когда тот диктовал ей письмо, Стив, вообразив Бог знает что, бросился на несчастного и зверски избил. Мисс Дебора уверяла, что это было и крайне жестоко и, главное, несправедливо, поскольку мистер X. – человек очень твердых нравственных устоев и глубоко предан жене и детям. Нет, ее не особенно удивляет преступная глупость Мерси. Наверное, он потерял голову от ярости. Тем не менее Дебора весьма сожалеет обо всем случившемся, ибо в те времена, когда они еще встречались, Стив казался очень милым молодым человеком. Разумеется, она не видела его со дня первого ареста, поскольку, заботясь о своей репутации, не желала иметь ничего общего с человеком, который так гадко поступил с мистером X., чьи моральные качества… и тому подобное.

Большинство репортеров не сомневались, что начальник полиции Карлсон и капитан Нортон, на чьем участке произошло убийство, не замедлят добиться от Мерси признаний и тому не отвертеться от электрического стула. Упоминали они и о том, что Карлсону помогает блестящий специалист по уголовному праву Сайрус У.Лекок – он не мог остаться равнодушным к печальной истории, погрузившей в траур одно из самых достойных семейств Бостона.

Ромео внимательно слушал перевод Анджело и, когда тот наконец умолк, подвел итоги:

– Все они толкут воду в ступе, кроме этой маленькой стервы Деборы, которая топит бывшего поклонника в угоду своему шефу и, вероятно, любовнику (судя по тому, что мне рассказывал Мерси), иначе мне пришлось бы признать, что у американских бизнесменов более чем своеобразный способ диктовать письма. Послушай, Анджело, ты должен мне помочь проучить этих самоуверенных американцев, и не вздумай болтать, будто они твои соотечественники! Если тебе повезло и в твоих жилах течет итальянская кровь, ты навеки останется итальянцем. А теперь принеси мне попить – я умираю от жажды.

– А чего бы вам хотелось, синьор? В холодильнике – только кока-кола и фруктовые соки.

Тарчинини сморщился.

– Неудивительно, что им не хватает воображения! А ты не мог бы раздобыть бутылочку «Кьянти»?

– Если выяснится, что я принес в этот дом вино, меня вышвырнут за дверь!

Отец Джульетты вздохнул.

– Ну что ж, ладно, придется потерпеть… Позови ко мне дочь. Я подожду здесь.

Через несколько минут появилась Джульетта.

– Ты хотел меня видеть, папа?

– Да… Ты свободен, Анджело, но не уходи далеко.

– Я буду в буфетной.

– Ты что, не рада меня видеть? – осведомился Ромео, как только метрдотель исчез.

– Это потому, что я очень сержусь на тебя!

– На меня? Ma que! А что плохого я тебе сделал?

– Ты ужасно поступил с Сайрусом!

– Вот еще новости!

– Он рассказал мне, как ты, видимо, желая поразить публику, кривлялся у трупа Джереми Паркера! Да, и ты выставил посмешищем не только себя, но и моего мужа!

Потрясенный Тарчинини, не говоря ни слова, смотрел на дочь. Необычное молчание настолько смутило Джульетту, что все ее дурное настроение улетучилось.

– Что с тобой, папа?

– Ты перестала быть одной из нас, верно, детка? – тихо, дрожащим от волнения голосом проговорил Тарчинини.

– Почему ты так говоришь?

– Останься ты прежней – вспомнила бы, как верила в меня, восхищалась мной и понимала то, что теперь называешь кривляньем… В Вероне моя Джульетта восторгалась всем, что делает ее папа, потому что привыкла доверять ему, с тех пор как начала соображать…

– Но Сайрус сказал мне…

– Молчи, девочка… Бог свидетель, я ничего так не хотел, как твоего возвращения в Верону. А теперь я прошу тебя остаться в Бостоне… не возвращайся к нам…

– Почему?

– Потому что в Вероне нет места тем, кто лишен воображения, тем, кто верит только в статистику, тем, кто утверждает, будто Ромео и Джульетты никогда не было на свете… Не возвращайся, дочка, потому что твоей матери необходимо верить в меня до конца, иначе у нее не хватит мужества терпеть мое присутствие и воспитывать малышей… Только теперь я понял, что тебя похитили безвозвратно, а этот Сайрус – настоящий злодей!

– Папа!

– Забрать у отца дочь, которая ему дороже жизни, – это уже преступление! Ma que! Но отнять у девочки родину – еще хуже! Это очень дурной поступок… а?

– Бедный мой старый папа…

– Уходи… дай мне спокойно пережить свою печаль…

Разумеется, они, мешая слезы, упали в объятия друг друга, и Ромео понял, что его Джульетта навсегда останется прежней.


* * *


Устав от тяжкого, хотя и обожаемого им бушевания страстей, Тарчинини решил часок отдохнуть и заодно написать жене.

«Garissima mia,

Я уже собирался ехать домой – совсем зачах без тебя. Их Бостон не идет ни в какое сравнение с нашей Вероной, и потом, у них тут калькуляторы вместо сердца. Не стану скрывать, моя голубка, наша дочь, по-моему, уже заразилась этой болезнью. Джульетте надо как можно скорее вернуться домой, иначе мне придется ее проклясть, а ты ведь знаешь, светоч моих очей, это разобьет мне сердце, я высохну, как скелет, и ты скоро станешь вдовой. Мысль об этом отнюдь не доставляет мне удовольствия, ибо без тебя, моя горлица, я не хочу даже в рай. Не говоря о том, что, как только я исчезну, наверняка налетят тучи воздыхателей, жаждущих занять мое место, а я оттуда, сверху, увидев тебя в объятиях другого, не выдержу и спущусь хотя бы только затем, чтобы пристыдить!

Послезавтра я уже думал сесть в самолет, но, представь себе, тут убили хорошо известного в высшем свете банкира, и полицейские в полной растерянности. Ну и, конечно, все они валялись у меня в ногах (моя репутация хорошо известна) и умоляли помочь. Ради зятя и чести Италии (ибо она – наша Мать, и тут затронута национальная гордость) я не смог отказаться. Как только я найду им преступника и докажу, что по сравнению с нами американцы дети малые, сразу помчусь в аэропорт – слишком соскучился по тебе и детишкам.

Твой Ромео любит тебя больше жизни и хранит верность, несмотря на то, что тут его окружают женщины-вамп и кинозвезды – ни одна из них и в подметки тебе не годится.

Ромео Тарчинини.

P.S. Представляешь, они не в состоянии раздобыть для меня ни капельки «Кьянти»! Похоже, здесь вообще не знают ничего, кроме кока-колы и фруктовых соков. Одно это покажет тебе, как горячо я жажду поскорее вернуться в Верону.»


Самым восхитительным в отце Джульетты – что ни в письмах, ни в речах он никогда не был вполне искренен, но и, по сути дела, не лгал. Ромео просто принимал желаемое за действительное. Мир и людей он видел такими, как ему хотелось, и добродушная толстая матрона, которая там, на виа Пьетра, нянчила бамбини, со слезами на глазах читая письма Ромео, в глубине души отлично знала, что не все в них, мягко говоря, соответствует истине. Но синьору Тарчинини это нисколько не волновало. Для нее имели значение только слова, а потому, несмотря на свой внушительный вес и расползшуюся фигуру, Джульетта не удивлялась, что может не только соперничать с американскими звездами, но и победить. Она любила в муже это удивительное умение вдохновенно лгать, не обманывая, недоступное людям, живущим вдалеке от жаркого солнца.


* * *


Тарчинини вызвал дворецкого.

– Анджело, я обращаюсь к твоим патриотическим чувствам, то есть, разумеется, к тем, что связывают тебя с нашей общей матерью – Италией. Ты должен помочь мне проучить этих американцев, вообразивших, будто они умнее всех на свете. Если ты согласен, то ближайшие несколько дней проведешь со мной неотлучно, ибо на зятя я, увы, положиться не могу, у него чисто американский угол зрения. Сайрус все еще свято верует, что дважды два – непременно четыре, а моя дочь (в этом, Анджело, я признаюсь тебе с особой болью), слишком влюблена в мужа. Джульетта не в состоянии судить здраво и разобраться, что, несмотря на все его титулы и книги, я стою в десять раз больше.

– Я в вашем полном распоряжении, синьор.

– Ладно, для начала позвони мисс Паркер и спроси, может ли она меня принять.

Слуга, выполнив просьбу, сообщил Ромео, что мисс Паркер не расположена принимать кого бы то ни было, но для тестя Сайруса Лекока готова сделать исключение, хотя не вполне понимает, зачем ему понадобилась эта встреча.

Тарчинини гордо выпятил грудь.

– Пусть не беспокоится, я все объясню. В путь, Анджело.


* * *


Джанет Паркер встретила Ромео и его переводчика в отдельных апартаментах, которые отец предоставил ей в своей резиденции. Здесь она была полновластной хозяйкой. Девушка предстала перед гостями в глубоком трауре, с личиком, слегка распухшим от слез. Видимо, она еще не оправилась от потрясения. Джанет сразу предупредила гостей, что чувствует себя совершенно разбитой и просит изложить суть дела как можно быстрее.

Для начала Тарчинини заявил хозяйке дома, что ее трагическая красота напомнила ему об Электре, которая тоже оплакивала любимого отца, но он, Ромео, умоляет ее сдерживать горе, ибо его чувствительная душа не выносит чужих слез и он тоже начинает плакать. У Джанет на мгновение мелькнула мысль, что этот смешно одетый человечек над ней издевается, но – нет, Тарчинини явно говорил искренне. Девушка была глубоко растрогана. А папа Джульетты, покончив со вступлением, сразу перешел к теме, побудившей его нанести столь несвоевременный визит.

– Что вы думаете о Стиве Мерси, синьорина?

– А что я могу думать о человеке, убившем моего отца?

– Осторожнее, синьорина! Вы уверены, что это он убил синьора Паркера?

– Полиция…

– Ради бога, синьорина, оставим полицию в покое! Вы же знаете их методы? Для них главное – чтобы под рукой оказался тот, на кого можно с легкостью свалить преступление, вот и все. Верно?

– Однако ваш зять…

– И он не лучше других. Только Сайрусом движет не лень. Он слишком доверяет внешней стороне дела и даже не догадывается, что боги часто забавляются, именно таким образом вводя нас в заблуждение. Хороший полицейский должен смотреть глубже. Я хочу сказать, мало найти возможного виновника – необходимо понять, какие причины толкнули его на преступление.

– Говорят, Мерси – человек буйного нрава. Он мог поссориться с моим отцом…

– Из-за чего?

– Ну…

– Вот видите? Я разговаривал с парнем, и уверяю вас, он не сумасшедший, а только безумец стал бы ссориться с человеком, желавшим оказать ему услугу. Что до буйства, Мерси и в самом деле легко выходит из себя, но только в тех случаях, когда затронуто сердце. Эта Дебора оскорбила его в лучших чувствах, так что было с чего прийти в ярость. Какой любящий мужчина поступил бы иначе? Вот, например, я – человек спокойный, и все же чуть не прикончил одного типа за то, что он слишком пристально смотрел на мою жену…

– Но ничто не доказывает, будто мой отец хотел видеть Мерси. Историю насчет секретаря, который якобы назначил свидание от папиного имени, признали выдумкой.

– Прошу прощения, синьорина, но пока доказано лишь, что человек, подходивший к Стиву в баре, – не личный секретарь синьора Паркера. В конце концов, его роль вполне мог сыграть кто-то другой. Кроме того, скажите, когда вы, синьорина, разбили машину Мерси, разве он проявил ту агрессивность, которую ему приписывают в газетах?

– Нет… наоборот, Мерси отнесся ко мне с пониманием и был очень мил…

– И однако в подобных обстоятельствах большинство водителей приходят в исступление.

– Верно.

– Так, значит, парень спокойно смотрит, как вы корежите его машину, хотя денег на починку у него нет, а потом ни с того ни с сего убивает человека, в котором мог видеть лишь надежду на будущее?

– Мне стыдно об этом говорить, но папа очень плохо обошелся с Мерси, из-за моей… трусости. Возможно, молодой человек хотел отомстить?

– Не думаю. Мерси выпустили по настоянию Джереми Паркера, а мнимый секретарь уверил его, что банкир собирается загладить несправедливость. А кроме того, откуда Мерси мог знать, что балконная дверь зД домом ведет прямо в кабинет вашего отца?

– Да, действительно…

– Вы первой увидели так называемого убийцу, после того как он якобы совершил преступление. И каким он вам показался?

– Подавленным… ошарашенным… И даже не шевельнулся, когда я вошла. Только услышав мой крик, он бросился бежать…

– Признайтесь, что для человека, ослепленного бешенством, такое поведение довольно странно?

– Если подумать, да, конечно…

– Синьорина, я уверен, что Стив Мерси не убивал вашего отца, и все же он в тюрьме.

– Если прямых доказательств вины нет, его отпустят под залог.

– А кто этот залог заплатит?

Джанет задумчиво поглядела на собеседника.

– Насколько я понимаю, мистер Тарчинини, вы хотите, чтобы это сделала я?

– По-моему, такой жест был бы справедливым возмещенем за последствия аварии. Ведь это вы допустили, чтобы козлом отпущения сделали Мерси.

– Допустим. А вдруг вы ошибаетесь?

– Ромео Тарчинини не ошибается никогда!

– Но вы подумали о реакции людей, когда выяснится, что дочь жертвы выкупила из тюрьмы предполагаемого убийцу ее отца?

– Вовсе не обязательно оповещать об этом кого бы то ни было. Как только я узнаю размеры суммы, вы мне ее передадите, и я, уже от своего имени, внесу залог.

– Вы все предусмотрели, не так ли?

– Я всегда все предусматриваю, синьорина!

– В таком случае, можете на меня рассчитывать. Я вам верю. Однако, если Мерси не виновен, то кто…

– Не знаю. А кстати, вы в кого-нибудь влюблены?

Джанет вздрогнула, и лицо ее мгновенно залилось краской.

– Что?

– Вы кого-нибудь любите? Вам отвечают взаимностью?

– По-вашему, сейчас самое подходящее время задавать такие нескромные вопросы? Не говоря уж о том, что вас это ни в коей мере не касается…

– Та-та-та! Любви нет дела до смерти! Она побеждает все. Уж поверьте тому, кто в этом кое-что смыслит! Я считаю, что все преступления совершаются из-за несчастной любви или препятствий, которые этой любви приходится преодолевать ради самосохранения. Например, Мерси мог бы убить вашего отца, если бы он вас любил, а синьор Паркер посмеялся над его чувствами.

– Об этом и речи быть не может!

– Так я и думал. Значит, несчастную любовь придется искать в другом месте… Таким образом я и доберусь до виновного…

– Теперь я понимаю, что вы имели в виду! Вы ведете расследование совсем не так, как наша полиция. Даже не представляю, чтобы Сайрус, а уж тем более Карлсон могли размышлять над подобными вопросами…

– Потому-то, синьорина, я добьюсь успеха там, где они со своими цифрами и машинами потерпят провал, – просто заметил Тарчинини. – А могу я спросить, какие у вас отношения с мачехой?

– Скажем, нам приходится терпеть друг друга, поскольку иного выхода нет.

– И у этого взаимного отвращения есть серьезные причины?

– Папа сделал глупость, связавшись с красивой женщиной намного моложе его.

– Но в таком случае, что вынудило вас оставаться в этом доме?

– Во-первых, мне не хотелось огорчать папу – мы с ним очень любили друг друга. А потом, приходилось держать ухо востро.

– В каком смысле?

– Кэрол – ужасная мотовка, и при всем папином богатстве дело могло бы дойти до катастрофы, не предупреждай я вовремя, что она начинает перебарщивать.

– Ясно… Что ж, синьорина, благодарю вас и поздравляю с необыкновенным везением.

– И в чем же оно?

– Судьба послала вам такого умного и проницательного человека, как я. Иначе вы стали бы соучастницей очень дурного дела. Насколько я вас знаю, угрызения совести отравили бы вам жизнь, если бы Стив Мерси безвинно угодил на электрический стул. А так оно непременно и случилось бы, не вмешайся в эту историю Ромео Тарчинини. Нельзя ли мне повидать вашу мачеху?

– Сейчас?

– Если можно.

Джанет позвонила Кэрол и коротко объяснила, в чем дело.

– Она вас ждет, хоть и говорит, что страшно утомлена.

– Может быть, тоже переживает?

– Сомневаюсь.

– Последний вопрос, синьорина. В какой кинотеатр вы с мачехой ездили вчера вечером?

– В «Рокси».

– И что смотрели?

– «Мою прекрасную леди».

– И все время, до самого конца спектакля вы с синьорой Паркер провели вместе?

– Да, мы не расставались с той минуты, как попрощались с отцом, и до того, как я обнаружила… трагедию.


* * *


Восторженному взору Тарчинини, несомненно, предстала одна из самых красивых женщин, каких ему только доводилось встречать. Накануне вечером он толком не разглядел Кэрол, но сейчас, в будуаре, обставленном на голливудский лад, она показалась итальянцу истинным воплощением его представлений о женщине-вамп. С Ромео даже слетела привычная спесь, и он пожалел, что ему больше не тридцать лет. Впрочем, это сожаление было довольно эфемерным, ибо, невзирая на возраст, комиссар полагал, что являет собой непрестанную угрозу для прекрасного пола.

Черный цвет удивительно шел к хрупкой красоте белокурой Кэрол. Ромео так разволновался, что чуть не рухнул на колени и, даже не понимая, что кощунствует, объявил:

– Теперь, синьора, я знаю, как выглядит Мадонна!

Кэрол Паркер, которую еще никто не сравнивал со Святой Девой, невольно расхохоталась, а гость тем временем приник к ее руке чрезмерно долгим поцелуем. Решительно, этот маленький кругленький человечек немало развлек невыносимо скучавшую молодую вдову.

– Вы хотели поговорить со мной, сэр?

– Точнее, просить вашей помощи, синьора.

– Помощи? У меня?

– Да, с единственной целью найти убийцу вашего мужа, синьора.

– Убийцу? Но разве его не арестовали?

Папа Джульетты, чувствуя все величие своей миссии, презрительно пожал плечами.

– Так пишут в газетах, так нравится думать полиции, но Ромео Тарчинини – выше этого.

– Я не понимаю, сэр, чем вас заинтересовало это грязное убийство. Мой бедный Джереми! Его лишили жизни из каких-то низменных побуждений…

– Синьора, любовь может быть чудовищной, преступной, но низменной – никогда!

– Любовь? Где вы углядели любовь в этой мрачной истории?

– Ma que, синьора, я не вижу, а чувствую! Угадываю! По-моему, все преступления совершаются на любовной почве! Такова теория вашего покорного слуги Ромео Тарчинини.

– Но где же тут любовь?

– Именно этого я и не знаю, синьора, но ищу. И в тот день, когда достигну цели, я сорву маску с убийцы вашего мужа.

– Так вы думаете, что Мерси…

– Я почти уверен в его невиновности.

– «Почти» слишком мало для судей.

– Я намерен превратить это «почти» в несомненный, легко доказуемый факт. Но мне нужна добровольная помощь тех, кто близко знал вашего супруга.

– Мой дорогой сэр, Джереми был самым неромантичным человеком, какого только можно себе представить.

– Кто знает, синьора? Кто знает? Наши внешние проявления очень часто не соответствуют внутренней сути.

– А могу я спросить, сэр, по какому праву вы интересуетесь смертью моего мужа?

– Во-первых, Паркер мне нравился, хотя мы и виделись всего раз и немного повздорили, во-вторых, я ненавижу несправедливость и не могу допустить, чтобы все преследовали Стива Мерси, пользуясь тем, что за него некому заступиться. Наконец, из чисто профессиональных соображений – я комиссар уголовной полиции и люблю трудные задачи.

– Карлсон знает о ваших намерениях?

– Разумеется.

– И… одобряет их?

– Не совсем.

– Неудивительно. Карлсон не из тех, кто любит, когда забираются на его территорию.

– Я постараюсь не слишком мозолить глаза, когда мне придется переступить запретную черту.

– Боюсь, сэр, как бы вы не навлекли на себя очень крупные неприятности. У Карлсона – длинная рука…

– У моего зятя, Сайруса Лекока, по меньшей мере такая же. Кэрол улыбнулась.

– Люблю упрямцев.

Ромео гордо выпрямился, полагая, что его природное обаяние оказало нужное действие, и с нежностью подумал о бедняжке Джульетте, имевшей несчастье связать судьбу с неотразимым Тарчинини.

– …Поэтому я постараюсь помочь вам изо всех сил, но они, увы, невелики.

– Вы не знаете, у вашего мужа были враги?

– Да вроде нет.

– А вы жили в полном согласии?

– Джереми меня обожал.

– А вы?

– Муж был намного старше меня… Я питала к нему огромную благодарность… и привязанность, в какой-то мере похожую на то, что дочь чувствует к отцу, который ее балует и выполняет все капризы.

– Понимаю… А может быть, вы испытывали более нежные чувства к кому-то другому?

– Сэр!

– Ma que, синьора! Когда речь идет об убийстве, никаких нескромных вопросов просто не существует, так ведь?

– Моя верность была своего рода вкладом в семейный бюджет. Иначе мы не жили бы так дружно.

– А Джанет?

– Что – Джанет?

– Насколько я понял, между вами не все гладко?

– Допустим, Джанет немного ревновала… И наверняка досадовала, что Джереми тратит на меня деньги, которые она уже считала своими.

– А кто наследует огромное состояние Паркеров?

– Уилфрид Хэсмит, нотариус Джереми, сообщит нам об этом завтра, но и теперь не секрет, что, если верить обещаниям моего мужа, основная наследница – я.

– Вот уж это не доставит удовольствия его дочери!

– Позвольте напомнить вам, что Джереми женился на мне, а не на ней!

– Вчера вечером вы с падчерицей ездили в кино. И вы все время оставались вместе?

– Да.

– А Мануэль?

– Мануэль, я думаю, тоже.

– Только думаете?

– Надеюсь, вы понимаете, что он не сидел рядом с нами!

– Конечно. Благодарю вас, синьора. А могу я попросить вас вызвать Мануэля? Мне бы хотелось поговорить и с ним тоже.

– Боюсь, это едва ли осуществимо.

– Почему?

– Сегодня утром я выставила Аррибаса вон, и сейчас его наверняка уже нет в доме.

– Вы уволили Мануэля?

– Вот именно.

– За что?

– Этот тип меня ненавидел, и я платила ему той же монетой.

– Интересно…

– Аррибас – прирожденный шпион. Целыми днями он злобно следил за мной и докладывал мужу о моих покупках, визитах, встречах и так далее…

– Неужели Паркер вас в чем-то подозревал?

– Я уверена, что нет, и Мануэль действовал по собственному почину.

– Но чего ради он стал бы…

– Мануэль был влюблен в Джанет и тоже полагал, будто я пускаю по ветру ее наследство! Справедливости ради могу добавить, что Джанет скорее всего даже не подозревала о его страсти.

– И куда этот Мануэль отправился?

– Понятия не имею, да и не желаю знать! Чего я хочу – так это никогда больше не слышать об Аррибасе.

– Как вы думаете, он мог участвовать в убийстве синьора Паркера?

Кэрол немного поколебалась.

– Я бы с удовольствием ответила вам «да», но, к несчастью, вынуждена признать очевидный факт: Мануэль, зная, как я к нему отношусь, не мог не понимать, как много он потеряет со смертью моего мужа.

– А почему вы давным-давно не уговорили супруга его уволить?

– Джереми был очень упрям и полностью доверял Мануэлю, тем более, что тот начал работать у него задолго до нашего знакомства.


* * *


Узнав, что Ромео Тарчинини просит его принять, Карлсон самодовольно улыбнулся. Забавный маленький итальянец наверняка пришел просить прощения за то, что влез не в свое дело и его вмешательство привело к убийству Джереми Паркера. Несмотря на покровительство зятя, этот тип, конечно же, нервничает. И Карлсон приказал ввести Тарчинини.

Начальник полиции сразу взял быка за рога и, пользуясь присутствием верного Анджело, начал допрос:

– Ну, вы довольны собой?

– А вы?

– Что?

– Я спросил вас, довольны ли вы собой и спокойна ли ваша совесть после ареста невиновного?

Лицо Карлсона несколько раз меняло цвета и наконец стало иссиня-красным.

– Так вы снова явились меня изводить? Предупреждаю, невзирая на все ваши связи, я этого не потерплю!

– Правосудие…

– Здесь оно вас не касается! Правосудие – это я!

– Ma que! А я-то, с тех пор как служу Фемиде, всегда представлял ее совсем иначе!

Не будь Ромео тестем Лекока, Карлсон с величайшим удовольствием пинками вышвырнул бы его из своего кабинета.

– Чего вы от меня хотите? – с трудом сдержавшись, спросил он.

– Напомнить, что у вас нет никаких доказательств против Мерси.

– Ну, это по-вашему…

– Попробуйте доказать обратное!

Карлсон выругался сквозь зубы.

– Возможно, пока мы и не нашли прямых улик, но зато косвенных вполне достаточно.

– Однако, по вашей Конституции, этого мало, чтобы держать человека в тюрьме.

Начальник полиции сардонически усмехнулся.

– Что ж, я готов выпустить Мерси на свободу – пусть только уплатит залог. – И он радостно добавил: – Сегодня утром судья Паттерсон назначил сумму в десять тысяч долларов… Между нами говоря, я сомневаюсь, чтобы у Мерси нашлось столько денег.

– Разумеется, но я сам заплачу за него еще до вечера.

ГЛАВА IV

Сайрус вошел в комнату Ромео, когда тот брился. Судя по отражению в зеркале, зять Тарчинини пребывал в самом хмуром расположении духа. И комиссар, продолжая водить лезвием по щеке с ловкостью, приобретенной за долгие годы тренировок, покосился на Лекока.

– У тебя неприятности, Сайрус?

– А разве может быть иначе, если судьба, к несчастью, наградила меня таким тестем? – мрачно ответил тот.

От волнения Ромео чуть не отхватил себе ухо. Что нашло на Лекока? Чтобы воспитанный и неизменно любезный молодой человек вдруг позволил себе такую бестактность? Тарчинини повернулся к зятю.

– По-моему, это требует объяснений, а? – сурово заметил он.

Ромео хотел придать лицу приличествующее случаю выражение оскорбленной добродетели, но одежда (он стоял у зеркала в пижамных штанах и в майке) и покрывающая лицо мыльная пена исключали всякую торжественность. После некоторых колебаний Сайрус наконец решился:

– Вы бы не хотели вернуться в Верону? Я сам куплю вам билет.

Тарчинини на секунду онемел от изумнения, потом недоверчиво переспросил:

– Вы, Сайрус, выгоняете меня из дома, под крышей которого живет моя Джульетта?

– Не выгоняю, а только прошу уехать.

– Ma que! Разве это не то же самое?

Тарчинини подождал ответа, но Лекок молчал. Чувство собственного достоинства не позволяло итальянцу показать, как он обижен и, главное, удивлен.

– Синьор, я никогда не навязываю своего присутствия тем, кто этого не желает. Соблаговолите распорядиться, чтобы приготовили вещи. Я полагаю, моя дочь не пришла, потому что у нее не хватило мужества указать отцу на дверь? И в самом деле, некоторые вещи удобнее перепоручить другому… Прошу вас сказать ей от моего имени, что вы великолепно справились с задачей. А теперь, будьте любезны, оставьте меня одного.

Сайрус пошел было к двери, но на пороге обернулся.

– А вы знаете, что после вашего визита у Карлсона начался приступ лихорадки? Жена и две дочери всю ночь с трудом удерживали его в постели. Карлсон рвался бежать в Белый дом умолять президента Джонсона послать морской десант в Италию и стереть Верону с лица Земли!

– Мне этот тип с первого взгляда показался ненормальным. А вы еще поставили его начальником полиции! Право же, вы очень странные люди, а?

– Скажите честно, тесть, что вы сделали с Карлсоном?

– Я? Да ровно ничего! Что вам взбрело в голову?

– Да? А почему же тогда, как только вы ушли, он принялся крушить все вокруг? И вообще, зачем вы ходили в полицию?

– Просить, чтобы Мерси выпустили на свободу.

Сайрус пожал плечами.

– Судья назначил такой залог, что у вас не было ни малейших шансов добиться своего.

– Ошибаетесь, голубчик. Сейчас Мерси уже свободен.

– Что? Но… как же залог?

– Я его заплатил.

Молодой человек ухватился за дверной косяк.

– Вы… Заплатили? Но… каким образом?

– Сайрус, мой мальчик, вы зять, а я ваш тесть, и постарайтесь это запомнить.

– Невероятно!… Непостижимо!…

– Что именно?

– Неужели вы приехали из Вероны только для того, чтобы внести полную сумятицу и неразбериху в работу нашей полиции и в мою жизнь?

– А вы-то тут при чем?

Сайрус с горечью рассмеялся.

– Думаете, мне простят такого тестя?

– Напротив, я полагаю, вам будут завидовать…

– А если Мерси еще кого-нибудь убьет? – с отчаянием в голосе прохрипел Сайрус.

– Чего ради?

Вконец расстроенный Лекок ушел, а Ромео, насвистывая «Санта-Лючию», завершил утренний туалет. Мотив напомнил ему о свадебном путешествии в Неаполь, о Джульетте прежних времен, о рождении старшей дочери, а потом остальных малышей… Короче говоря, Тарчинини с умилением погрузился в привычные грезы. Но скоро его блаженное забытье нарушил стук в дверь. В комнату твердой поступью завоевателя вошла мисс Черити Лекок. Лицо ее кривила недовольная гримаса, в глазах сверкало презрение. Следом плелся Анджело. Старая дева сразу повернулась к переводчику:

– Анджело, скажите этому человеку, что я пришла к нему от имени «Первопоселенок»!

И между Черити и Ромео завязался диалог, а дворецкий служил посредником в этом разговоре двух миров, которые, во всех значениях этого слова, не могли понять друг друга.

– Мы приняли вас, сэр, как приличествовало встретить отца женщины, вступившей в семью Лекок, но теперь вынуждены признать, что вы обесчестили нас, обесчестили Бостон, обесчестили Соединенные Штаты!

– То, что вы сказали, ужасно глупо, но зато вы изъясняетесь очень красиво.

Мисс Лекок долго сопела от возмущения и наконец потребовала объяснений.

– Вы назвали меня дурой?

– Не вас, синьорина! Глупость – то, что вы сказали.

– Но тот, кто болтает чепуху, неизбежно идиот! Разве не так?

– Вовсе нет! Глупостей можно наговорить под влиянием каких-нибудь сильных чувств. Скажем, от страха, от ярости или из-за любви!

– Я вас не боюсь, вы слишком ничтожны, чтобы рассердить меня, а уж насчет любви… «Первопоселенки» презирают эту отвратительную слабость. Мы оставляем се другим!

Глубокий вздох Тарчинини мог бы, кажется, запустить в небо космическую ракету. Мисс Черити снизошла до удивления.

– Что с вами?

– Я страдаю.

– Страдаете?

– Да, именно так! Слыша, как женщина, подобная вам, мисс Лекок, презрительно отзывается о любви, я не могу не страдать!

Впервые в жизни Черити услышала, как ее имя ставят рядом со словом «любовь». Не веря своим ушам, она все же почувствовала легкое волнение.

– Что вы имеете в виду, мистер Тарчинини? – уже мягче спросила старая дева.

– Представляю, скольких мужчин вы сделали несчастными!

Чувствуя, что мисс Лекок наблюдает за его реакцией, Анджело с трудом сохранял серьезный вид и лишь добросовестно передавал смысл слов Ромео. Черити покраснела.

– Вы что, смеетесь надо мной?

– О нет, мисс! Если Ромео Тарчинини что и уважает, если он над чем никогда не рискнул бы смеяться, – так это любовь! Впрочем, узнай кто-нибудь в Вероне, что я посмел так кощунствовать, меня бы по возвращении закидали камнями!

Искренний пыл Ромео произвел на старую деву сильное впечатление.

– Вы так хорошо разбираетесь в этом вопросе? – почти робко спросила она.

– Я? Ma que! Да всей Вероне известно, что Ромео Тарчинини – величайший эксперт! Поэтому, едва увидев вас, я подумал: вот женщина, рожденная только для любви, и, если бы она лишь пожелала…

– Вы… вы так считаете?

– Еще бы! О Мадонна, да я просто уверен в этом! Неужели вы станете отрицать, мисс, что когда-то из-за вас дрались поклонники, а по вечерам пели серенады под окнами?

– Честно говоря…

– Ни слова больше! Я уважаю целомудрие той, что сохранила чистоту только из-за слишком высокой требовательности!

И столь же лицемерным, сколь дрожащим от искреннего волнения голосом Ромео осмелился добавить:

– Я уверен, что если кто и может понять любовные страдания, то это вы, мисс Черити!

Старая дева уже почти не сомневалась, что когда-то юноши сражались из-за ее прекрасных глаз, и даже слышала томные стоны гитары и серенады, о которых говорил этот итальянец. Вся озлобленность этой мегеры куда-то пропала, и человек, рассказывавший Черити о том, чего она сроду не слышала, вдруг показался ей симпатичным.

– Я начинаю думать, мистер Тарчинини, что несколько ошибалась на ваш счет. А может быть, меня ввели в заблуждение сплетни и наветы? Вся эта странная история с освобождением Мерси…

– Я просто опередил вас!

– Вы меня…

– Да, ведь только мы с вами можем понять то, что случилось со Стивом Мерси, ибо здесь главное – не рассудок, а сердце!

И Ромео вдохновенно оживил перед глазами мисс Лекок печальный роман Стива и Деборы. По его версии, тут повторилась история Самсона и Далилы. Мисс Лекок, несмотря на неудобства перевода, несколько обеднявшего повествование и лишавшего его первоначального накала, слушала с замиранием сердца. Черити казалось, что эта Дебора, которой она никогда не видела, словно родная сестра походила на мисс Лекок в юности, ту мисс Лекок, какой она могла и должна была быть, а впрочем, конечно, была… Потрясенный Анджело наблюдал, как эта сухая, тираничная старая дева, не более чувствительная, чем какой-нибудь рассерженный тарантул, преображается у него на глазах. Веронские чары растопили лед, и Черити таяла, приобретая совершенно новый облик. Когда Ромео умолк, в глазах мисс Лекок впервые за последние двадцать лет стояли слезы.

– Мистер Тар… чи… нини… вы не… обыкновенный человек! – пробормотала она.

Итальянец поклонился.

– Позвольте воздать должное вашей редкой проницательности, синьорина!

– Вы поступили совершенно правильно! Этот несчастный мальчик… один со своей печалью, с воспоминаниями об этой неблагодарной, неверной… Нет-нет, его нельзя бросать на произвол судьбы! Я помогу вам спасти его, мистер Тарчинини!

– Правда?

– Клянусь флагом «Первопоселенок»!

Не раздумывая о последствиях, а может, потому, что это вообще соответствовало его характеру, Ромео сжал Черити в объятиях и пылко расцеловал. Анджело зажмурился, боясь увидеть, чем это кончится, но, не слыша никаких признаков грозы, снова приоткрыл глаза. Мисс Лекок, выпрямившись и глядя куда-то вдаль невидящим взором, тихонько гладила себя по щекам.

– Dear old boy… Dear old boy…[7] – бормотала она.


* * *


Ромео остался очень доволен собой. Забывая о возрасте Черити, он искренне радовался, что все еще пленяет женщин. Распрощавшись с мисс Лекок, он решил заглянуть к Мануэлю, шоферу-массажисту Паркера, от которого молодая вдова так стремительно избавилась, пожалуй, даже слишком стремительно… Адрес Мануэля раздобыл для Тарчинини Анджело – он воспользовался особой солидарностью, царящей среди слуг из хороших домов, и тем, что, работая у Лекоков, занимал в своем кругу видное положение.

Мануэль Аррибас снимал комнату у пожилой, но очень милой дамы. Тарчинини, не пуская в ход особых перлов красноречия, выяснил, что шофер-массажист сейчас у себя. Хозяйка дома воспользовалась случаем спеть хвалу жильцу и сообщить, что за долгие годы у нее ни разу не было повода жаловаться на мексиканца. Тем не менее она признала, что со вчерашнего вечера Мануэль чем-то озабочен. Да это и понятно – трудно найти такое хорошее место, как у Паркеров, где он прослужил столько лет.

Если неожиданный визит и удивил Мануэля, то он этого нисколько не показал – профессиональный долг требует от слуг из приличных домов видеть и слышать только то, что им полагается, и сохранять полную невозмутимость в любых обстоятельствах. Аррибас пригласил гостей в свое скромное жилище, и Ромео с удовольствием отметил, что там царит безукоризненный порядок.

– Я узнал, что вы ушли от Паркеров… Собираетесь искать новое место?

– Разумеется, месье. – (Тарчинини понравилась элегантность обращения, произнесенного по-французски). – Однако я не в таком уж бедственном положении… Я кое-что скопил за то время, что работал у мистера Паркера, – он всегда был очень щедр со мной. А с другой стороны, месье, вероятно, поймет, что, так долго пробыв в хорошем доме, я не могу хвататься за первое попавшееся предложение. Я должен поддерживать репутацию.

На итальянца эта гордость человека, воздающего должное даже мертвому хозяину, произвела самое благоприятное впечатление.

– Вы были очень привязаны к Джереми Паркеру, не так ли?

– Да, верно.

– Тогда почему вдова сочла нужным вас уволить?

– Не мне рассуждать о причинах, побудивших миссис Паркер отказаться от моих услуг.

– Однако, вероятно, для вас это было серьезным ударом?

– Несомненно, месье, и я еще не вполне пришел в себя.

– А вы… совсем не догадывались, что такое может случиться?

Мануэль помедлил с ответом.

– Да, месье, догадывался.

– Вот как?

– Миссис Паркер с трудом переносила мое присутствие в доме.

– Так-так… А почему?

– Понятия не имею, месье… Видимо, считала, что ее муж держится со мной слишком по-дружески… Слуга часто становится поверенным.

– Мистер Паркер никогда не жаловался вам на жену?

Мануэль вздрогнул.

– Мистер Паркер был джентльменом, месье! А кроме того, он обожал миссис Паркер.

– А она?

– Простите?

– Отвечала ли она мужу столь же глубокой привязанностью?

– Думаю, да, месье.

– Личный шофер многое замечает… У вас не складывалось впечатление, что миссис Паркер изменяет мужу?

– Нет, месье. Миссис Паркер, вне всяких сомнений, можно назвать легкомысленной, капризной и расточительной, но я уверен, что в ее жизни не было никого, кроме мужа.

– В таком случае, почему она уволила вас на следующий день после смерти мистера Паркера?

– Повторяю вам, месье, не знаю.

– Вы говорите мне не всю правду, Мануэль.

– Уверяю вас, месье, я…

– Не утруждайте себя напрасно, мой мальчик. Я задал миссис Паркер вопрос, на который вы не желаете ответить, и она мне объяснила свой поступок.

– Да?

– Вы любите Джанет Паркер, Мануэль.

Шофер не мог скрыть, что удар попал в цель. Ссутулившись, он опустился на стул и закрыл лицо руками. Тарчинини и Анджело переглянулись, растроганные немым, но оттого не менее красноречивым признанием. Ромео подошел к молодому человеку и дружески положил руку ему на плечо.

– Вам нечего стыдиться… Любовь никогда не бывает постыдной!

Мануэль посмотрел на итальянца. Лицо его выглядело измученным.

– Вы и в самом деле так думаете, месье?

– Клянусь вам!

– Да, я люблю мисс Джанет… Я знал ее совсем девочкой, почти ребенком… и быстро к ней привязался… И мисс Джанет всегда так тепло ко мне относилась… как к старшему брату… А ее мать, миссис Элейн, мне доверяла… И все мы жили очень счастливо… Миссис Элейн часто болела, и мне поручали сопровождать мисс Джанет на прогулках… Девочка немножко посмеивалась над моей ролью сенбернара, но рассказывала свои маленькие секреты… Вот так все и началось… Я далеко не сразу разобрался в собственных чувствах, а когда понял, что со мной, было уже поздно… Потом миссис Элейн уехала, и это еще больше сблизило нас с мисс Джанет… Наше счастье длилось до тех пор, пока мистер Паркер не привел в дом миссис Кэрол… Она сразу стала ревновать – мы трое хорошо понимали друг друга! Миссис Кэрол тут же принялась уговаривать мужа меня уволить, но мистеру Паркеру я был нужен. Скорее всего, мисс Джанет меня бы тоже не хватало – она так привыкла к моему присутствию в доме…

– Она знала о ваших чувствах?

– Конечно, нет!

– А как догадалась миссис Паркер?

– Во-первых, она женщина, а во-вторых, все дело в ревности. Миссис Кэрол быстро поняла, что мисс Джанет, мистер Паркер и я образуем тесный кружок и ей не скоро удастся занять в нем место… О том, чтобы избавиться от двух других, не могло быть и речи, и миссис Кэрол взялась за меня… Я думаю, в конце концов ради семейного мира и спокойствия мистер Паркер уволил бы меня. Вероятно, он хотел дождаться лишь свадьбы дочери – тогда мисс Джанет увезла бы меня вместе с материнской мебелью и прочим.

Тарчинини немного подумал.

– Так мисс Паркер ни разу даже не заподозрила, что вы ее любите?

– Не думаю, месье.

– Мануэль… скажите честно, на что вы надеялись?

– Ни на что, месье… я хотел лишь оставаться рядом с ней как можно дольше.

Он с горечью рассмеялся.

– Я не до такой степени потерял рассудок, месье, чтобы вообразить, будто возможно нечто иное между дочерью банкира Джереми Паркера и слугой, который и родился-то не в Соединенных Штатах.

– Расскажите мне о миссис Элейн.

– Это была очень хорошая женщина, но слабого здоровья… Она редко могла сопровождать мужа, а тому волей-неволей приходилось вести светскую жизнь и присутствовать на всех приемах. Миссис Кэрол гораздо… представительнее. А потому миссис Элейн незаметно исчезла.

– А почему же мисс Джанет не уехала вместе с матерью?

– Миссис Элейн не способна обеспечить дочери такой образ жизни, к какому она привыкла в доме отца.

– А мать и дочь остались в хороших отношениях?

– Насколько я знаю, месье, – в превосходных. Мне не раз случалось возить мисс Джанет к миссис Элейн.

– И как часто?

– Несколько раз в неделю, месье.


* * *


Пока Тарчинини допрашивал Мануэля, в доме Лекоков держали совет Элмер, его жена Маргарет, Сайрус и Патриция. Джульетта заперлась у себя в комнате – ее терзали противоречивые желания. С одной стороны, молодой женщине хотелось защитить отца, с другой – она боялась нанести ущерб интересам мужа. А Черити ушла, не сочтя нужным объяснить, куда именно.

Как всегда в дни крупных событий, Элмер говорил весьма торжественно.

– Мне крайне неловко перед Джульеттой и перед вами, Сайрус, но совершенно очевидно, что поведение вашего тестя просто невыносимо.

– Вот именно, невыносимо, – как эхо, повторила Маргарет.

– А по-моему, он очень забавен, – вмешалась Патриция.

Но отец быстро поставил ее на место:

– Извольте подождать, пока мы вас спросим, Патриция. Так вот, Сайрус, мы долее не можем терпеть, чтобы мистер Тарчинини своими эксцентричными выходками вредил репутации нашей семьи. Сегодня утром мне звонил Карлсон, да и губернатор не скрывает неудовольствия. На самом верху настаивают, чтобы убийца Паркера был как можно скорее арестован и предстал перед судом. Все это требует определенных усилий, а потому совершенно недопустимо, чтобы член нашей семьи (пусть даже ставший таковым благодаря браку) вмешивался в действия Правосудия.

– Да, недопустимо! – снова поддержала мужа Маргарет.

– Я полагаю, Сайрус, – продолжал Элмер, – вы обязаны со всей необходимой осторожностью объяснить положение своей жене и поскорее избавить нас от стеснительного присутствия мистера Тарчинини.

– Я уже просил его собрать чемоданы, папа.

– Вот как? Поздравляю, мой мальчик. И он отнесся к этому философски?

– Во всяком случае, с достоинством.

– Что ж, главное – пусть уезжает.

– Да, пусть уезжает, – подтвердила Маргарет.

Несмотря на отцовское предупреждение, Патриция не выдержала.

– Стоило только в этом доме появиться приятному человеку – и вам нужно тут же выставить его за дверь!

– Да как вы смеете, Патриция! – заворчал Элмер.

Маргарет разделяла негодование мужа.

– Как вы смеете? И откуда такие вульгарные выражения, совершенно недостойные представительницы семьи Лекок? Меня оскорбляет ваше поведение, Патриция!

– А мистер Тарчинини? Вы не думаете, мама, что Сайрус его тоже оскорбил? И Джульетту…

Девушка повернулась к брату.

– На твоем месте, Сайрус, я бы не слишком гордилась собой!

Только появление Черети помешало взрыву негодования, обуревавшего главных поборников семейной дисциплины.

– Ага, вы воспользовались моим отсутствием и решили устроить совет? – зычно возгласила старая дева. – И что же вы от меня скрываете?

Элмер Лекок всегда побаивался старшей сестры – властная старая дева умела настоять на своем. А кроме того, половина семейного состояния принадлежала ей.

– Но, дорогая моя, мы не знали, где вас искать, а поскольку дело не терпит отлагательств…

– Какое дело?

– Немедленный отъезд мистера Тарчинини.

– Он уже уезжает?

– Точнее, Сайрус попросил его нас покинуть.

Старая дева испепелила племянника грозным взглядом.

– И вы решились на такую гнусность, Сайрус? А вы хоть на минуту задумались, какую боль этот постыдный шаг причинит вашей жене?

Это не укладывалось в голове! Потрясенные Элмер, Маргарет и Сайрус хлопали глазами в тщетной надежде, что этот кошмар им привиделся. Не могла же суровая, несгибаемая и безжалостная Черити, для которой малейшее нарушение бостонского этикета всегда было настоящим святотатством, встать на сторону невыносимого, дурно воспитанного итальянца? Мистер Лекок попытался восстановить порядок.

– Послушайте, Черити, вы ведь не станете защищать Тарчинини после того, что он натворил?

– А что он такого сделал, брат?

– Разве вы не в курсе, Черити? Он вмешался в действия нашей полиции и уплатил залог за Стива Мерси, подозреваемого, если не сказать больше, в убийстве Джереми Паркера.

– Скажите, Элмер, а Мерси отпустили под залог?

– Несомненно.

– Тогда в чем дело? Разве действовать в полном соответствии с законом – значит мешать правосудию?

– Но, Черити, вы же знаете, какое место в обществе занимал Джереми Паркер! Сам губернатор выразил недоумение, почему его убийцу выпустили на свободу. Судите сами, что он скажет, узнав, что залог внес один из наших родственников!

Мисс Лекок презрительно хмыкнула.

– Так у губернатора, значит, нет никаких сомнений в виновности Стива Мерси? В таком случае, почему бы его сразу не отправить на электрический стул?

– Не может быть, сестра, чтобы вы защищали…

– … Человека, который, возможно, не сделал ничего дурного и на которого все набросились только потому, что он беден и одинок? Что ж, да, мой брат! Мистер Тарчинини – джентльмен, и мне жаль, что сначала я не оценила его по достоинству. А вы меня удивляете, Сайрус! Можно ли так обращаться с отцом своей жены? На месте Джульетты я бы вас не простила! Но, так или иначе, предупреждаю вас всех: если вы заставите мистера Тарчинини покинуть наш дом, я уеду вместе с ним!

После этого заявления наступила гробовая тишина. Только Патриция вдруг вскочила и бросилась тетке на шею.

– Уррра! Вы просто бесподобны!


* * *


В тот же вечер город потрясла неожиданная новость: в оформленном по всем правилам завещании Джереми Паркер оставлял почти все состояние своей первой жене, Элейн. В случае ее смерти все должно было перейти к Джанет. Кэрол же наследовала бы, лишь пережив обеих женщин, да и то лишь в том случае, если бы у Джанет не осталось ни вдовца, ни ребенка. А пока законной супруге следовало удовольствоваться десятком тысяч долларов, а Джанет – пятьюдесятью. Тут же стало известно, что молодая вдова, вне себя от досады, слегла в постель и не желает никого видеть.

Поскольку супруг, по сути дела, лишил Кэрол Паркер наследства, о ней стали говорить так, как до сих пор никто не осмеливался. Злые языки ставили под сомнение и ее добродетель, и бескорыстие. Короче говоря, молодая вдова мгновенно утратила весь престиж. Зато акци Элейн Паркер подскочили до небес. Все воспевали ее достоинства, коль скоро даже неверный супруг счел нужным хотя бы из гроба воздать ей должное. Мануэль говорил о разочаровании, постигшем Кэрол, с нескрываемым злорадством. Он считал это справедливым возмездием и радовался за мисс Джанет.

Тарчинини, как всегда вместе с Анджело, поехал к мисс Паркер. Девушка собиралась жить с матерью в семейной резиденции Паркеров и ожидала лишь, пока мачеха освободит помещение. Джанет уверила Ромео, что не жалеет о залоге, внесенном за Мерси, тем более что отец, сам того не зная, с лихвой возместил ей убытки. Итальянец же рассказал Джанет, что весь город за нее радуется, а больше всех доволен ее самый верный и преданный воздыхатель, тем более что поражение Кэрол – бальзам на его раны. Девушка удивленно посмотрела на гостя.

– Мой воздыхатель?

– Ma que, синьорина! Вы же не станете меня уверять, будто не замечали, с каким обожанием на вас смотрит Мануэль, а?

Джанет смущенно засмеялась.

– О, вы знаете, Мануэль всегда был моей нянькой! Я думаю, он любит меня, как все старые слуги любят детей, которых они в той или иной мере вырастили сами…

– Мануэль – не старик.

– Куда вы клоните, мистер Тарчинини?

– Никуда, синьорина, никуда… Я по-прежнему пытаюсь найти любовную историю… ибо, по моим представлениям, именно она послужила причиной убийства вашего отца.

– Не понимаю.

– А что, если Мануэль, зная о завещании вашего отца, решил принять меры, пока Кэрол не убедила мужа составить новое, в свою пользу?

– У вас слишком богатое воображение, мистер Тарчинини. Я думаю, только в романах встречаются люди, способные добровольно сесть на электрический стул, лишь бы оказать услугу человеку, который никогда даже не узнает об их жертве. А кроме того, Мануэль очень любил папу, не говоря уж о том, что смерть хозяина лишила его завидного положения. Наконец, Мануэль отлично знал, что отец мне дороже всех денег на свете.

– Однако корыстный ум мог надеяться на вознаграждение?

– Вы, кажется, хотите меня оскорбить, мистер Тарчинини! Можете не сомневаться, будь у меня хоть какие-то подозрения насчет виновности Мануэля, я бы немедленно сообщила в полицию!

– Конечно, синьорина, но это еще не снимает подозрений с Мануэля. Человек, способный так слепо любить, не размышляет, а действует.


* * *


Около одиннадцати часов, когда Тарчинини излагал Анджело свои соображения об убийстве Джереми Паркера (Ромео нуждался в наперснике, чтобы порассуждать вслух и проверить таким образом собственные теории), в комнату вошла Черити. Старую деву обуревала жажда деятельности, а потому она жаждала немедленно обсудить с итальянским гостем, как помочь Стиву Мерси, жертве несчастной любви. Ромео одобрил благородный порыв мисс Лекок и пообещал после обеда вместе с ней сходить к молодому человеку, раз Черити решила его опекать.

– У меня множество высоких связей, мистер Тарчинини, и никто не посмеет отказаться взять на работу достойного человека по моей рекомендации. Следовательно, мы можем объявить Стиву Мерси, что для него начинается новая жизнь и я всеми силами помогу ему занять в обществе приличное место.

– Он будет благословлять ваше имя, синьорина! Я счастлив, что нашел в вас такую союзницу! Быть может, вы согласитесь выпить со мной в ознаменование нашего пакта?

Воодушевление Тарчинини позабавило Черити. Решительно, этот маленький итальянец нравился ей все больше и больше – рядом с ним и дышалось легче – ледяная атмосфера дома Лекоков теплела. Старая дева улыбнулась.

– С удовольствием. Анджело, принесите нам кока-колы.

Ромео горестно застонал.

– Сжальтесь, синьорина! Не заставляйте меня пить кока-колу! Я согласен, что этот напиток освежает, укрепляет и все такое прочее… но… но я к нему не привык.

– А что же мы тогда будем пить?

Глаза Черити полыхнули от негодования и шепотом, словно не решаясь вслух произнести такое кощунство, она добавила:

– Ведь вы, надеюсь, не посмеете предложить мне виски?

– О нет, синьорина! Я бы никогда не позволил себе ничего подобного! И потом, у нас в Вероне виски почти не пьют… Но у меня есть «Кьянти»…

Черити в ужасе отшатнулась.

– Вино? В этом доме никогда не было ни капли подобной мерзости!

– Быть может, именно поэтому здесь так грустно?

С этими словами Тарчинини достал бутылку «Кьянти» и бокалы.

– Я не стану даже пробовать это гнусное зелье! – продолжала возражать Черити.

– Тогда каким образом вы сможете составить свое мнение?

Побежденная столь неотразимой логикой, Черити пригубила вино, потом отпила глоток и озадаченно проговорила:

– Положа руку на сердце, я не могу сказать, что мне противно…

– Вот видите?

Ошарашенный Анджело ломал голову, какие тайные силы помогли тестю Сайруса заставить кошмарную старую деву изменить пуританскому прошлому.

– А теперь, синьорина, давайте выпьем за полное оправдание Стива Мерси!

Они осушили бокалы, и у мисс Лекок порозовело лицо.

– Ну, что вы думаете о «Кьянти», синьорина? – коварно спросил Ромео.

– Пока я не решаюсь сказать определенно…

– Правильно, синьорина, для полной уверенности всегда нужны неоспоримые доказательства!

Он снова наполнил бокалы, и Черити так же лихо выпила свою порцию. А минут через пятнадцать двухлитровая бутыль изрядно опустела. Анджело с ужасом думал, как бы ему не пришлось стать свидетелем такого жуткого зрелища, как вдребезги пьяная предводительница «Первопоселенок Запада». А мисс Лекок с каждым бокалом утрачивала свойственный ей ригоризм. Наконец она ласково потрепала Ромео по щеке.

– Вы мне ужасно нравитесь, мой мальчик!

Отец Джульетты поклонился.

– Это для меня великая честь, синьорина.

– Дайте-ка я вас поцелую.

Тарчинини бросил на Анджело тревожный взгляд – лицо дворецкого сохраняло обычную невозмутимость, хотя, по правде сказать, на сей раз он с огромным трудом сдерживал смех. Черити сжала итальянца в объятиях, и бедняге на мгновение показалось, что на него напал гигантский спрут. Нежности Черити больше всего напоминали состязание по вольной борьбе. Наконец, тетушка Сайруса жалобно простонала:

– Ромео, не уезжайте в Италию! Останьтесь со мной! Я богата, и мы заживем очень весело.

Удар гонга, оповестивший, что пришло время обеда, прервал любовные излияния старой девы. Рефлекс, некогда открытый Павловым, заставил Черити выпрямиться. Она нетвердой походной направилась к шкафу и, решив, что выход именно там, исчезла внутри. Анджело пришлось вывести ее на верную дорогу. Когда за Черити закрылась дверь, мужчины, напряженно прислушиваясь, стали ждать, не раздастся ли шум падающего тела, но ничего подобного не произошло. Они с облегчением перевели дух.

– Синьор Тарчинини, вы позволите мне заметить, что, по-моему, вы несколько перегнули палку? – не выдержал дворецкий.

– Позволяю, Анджело мио, ma que! Это научит их, как выгонять меня из дому, верно?


* * *


Все семейство, включая Тарчинини, собралось за обеденным столом. Джульетта, опасаясь встретиться взглядом с отцом, не смела поднять глаза. Так Каин прятался от взоров Всевышнего. По приказу Элмера Анджело пошел узнать, почему задерживается Черити. Вернувшись, дворецкий сообщил, что мисс Лекок просила ее не ждать. Это нарушение ритуала немного раздосадовало Лекока-старшего. Быстро прочитав молитвы, он уже собирался, как и все остальные, сесть, но в столовую неожиданно вошла его сестра. И это стало завязкой драмы, хотя никто, кроме Ромео, сначала ничего не понял. Слегка пошатываясь, Черити добралась до своего места и тяжело плюхнулась на стул.

– Вы плохо себя чувствуете, Черити? – с тревогой осведомился Элмер.

Старая дева окинула брата туманным взором и голосом, какого еще никто не слышал от мисс Лекок, вдохновительницы «Первопоселенок Запада» и грозы бостонского высшего света, отчеканила:

– А может, ты перестанешь лезть не в свое дело, Элмер?

Вряд ли Лекок-старший испытал бы большее потрясение, даже если бы кто-нибудь из служащих плюнул ему в лицо. Привычный мир рушился, и Элмер не понимал, как себя вести. Что до его супруги, то она просто окаменела. И даже те, кто еще сохранил остатки хладнокровия, не могли бы сказать, дышит она или нет. Сайрус таращил на тетку глаза. Тарчинини с лицемерным видом лжесвидетеля прикинулся, будто ничего не понимает, – благо, незнание английского языка давало ему такую возможность. Только Патриция хохотала до слез. А Черити, словно не догадываясь о всеобщем смятении, мрачно взирала на свой бокал. Неожиданно в гробовой тишине снова раздался голос мисс Лекок:

– Я хочу пить!

Элмер поспешил было налить ей воды, но старая дева издала настоящее рычание:

– Я не рыба, братец, и не желаю пить воду!

– Но… тогда чего же вы хотите? Кока-колы? Фруктового или томатного сока?

Черити снисходительно хихикнула и, шарахнув кулаком по тарелке так, что та разлетелась на куски, рявкнула:

– «Кьянти!»

Хотя это слово и прозвучало несколько странно для его уха, Ромео все понял и опустил голову, как человек тактичный и не желающий вмешиваться в чужие семейные дела. Все остальные просто онемели. Только Элмер каким-то придушенным голосом спросил:

– Вы… собираетесь пить ви… вино?

– Вот именно! Я хочу вина! Чтобы выпить за жизнь! За любовь!

После этого поднялся такой шум, что никто не заметил, как Маргарет, издав стон раненой птицы, без чувств откинулась на спинку стула. Черити с трудом встала:

– Элмер… ты надутый осел! – объявила она. – А твоя жена – безмозглая индюшка… Ты, Сайрус, – бессовестный тип, и, надеюсь, жена с тобой разведется – нечего ей чахнуть в этой могиле, повторяя мою судьбу! Тебе, Патриция, я дам денег – поедешь учиться в Италию… Я не хочу, чтобы ты превратилась в такую, как все они…

Услышав об Италии, все повернулись к Тарчинини. Очевидно, они начали понимать, в чем причина невероятного поведения Черити. Элмер первым обвиняюще ткнул перстом в сторону Ромео:

– Это все ваша работа, а?

Отец Джульетты по-прежнему делал вид, будто ничего не понимает, но мисс Лекок бросилась его защищать:

– Элмер, я запрещаю вам нападать на нашего гостя! Большое счастье, что он приехал из Вероны и показал мне настоящую жизнь!

Ужас и недоверие охватили всех членов семейства Лекок, кроме Патриции, бурно восторгавшейся возможностью съездить в Европу. Маргарет пришла в себя, но, увидев, как ее золовка, покачиваясь, бредет к Тарчинини и страстно обнимает этого итальянца, снова потеряла сознание. Элмер и Сайрус в один голос ахнули от возмущения. А Ромео, не зная как себя вести, с удовольствием убрался бы куда подальше. Итальянец попросил бы совета у дочери, но она смотрела на отца с таким осуждением, что он предпочел промолчать. Анджело, стоявший у буфета, боялся, что не сумеет совладать с душившим его хохотом. Наконец Элмер не выдержал:

– Черити, вам должно быть стыдно! – проквакал он. – Что подумали бы «Первопоселенки», увидев, как вы…

– Все «Поселенки» – набитые дуры!

Это уже переходило всякие приличия. Лекок-старший встал.

– Черити!

– Оставь меня в покое, Элмер;

Глава семьи, как подкошенный, рухнул на стул, а его сестра продолжала бушевать:

– Не желаю больше видеть ваши постные физиономии! Я выйду замуж! И создам семью! И еще нарожаю детей!

Элмер подумал обо всех долларах, которые Черити способна забрать из семейного дела, загробив плоды его многолетних трудов, и не знал, что лучше – то ли немедленно придушить старую деву своими руками, то ли сейчас же умереть от удара, избавившись от всех огорчений разом.

– И еще я буду счастлива! И еще…

Немного помолчав, лисс Лекок закончила мысль:

– …как же вы все мне осточертели!

Маргарет пришла в себя, словно для того, чтобы услышать это поразительное заявление, и уже в третий раз потеряла сознание. А Черити, гордо выпрямившись, более чем нетвердой походкой направилась к двери, но споткнулась о ковер и рухнула во весь рост, а потом, даже не пытаясь встать, мирно заснула.


* * *


Тарчинини счел, что сейчас ему лучше оставаться вне пределов досягаемости Лекоков, а потому сразу после обеда позвал Анджело, и оба незаметно выскользнули из дому.

Уже на улице они остановились, не зная толком, куда податься.

– Все эти мелкие происшествия, – наконец объявил Ромео, – не должны отвлекать нас от расследования уголовного преступления. А потому я бы с удовольствием взглянул, что поделывает Стив Мерси. Давай-ка его навестим.


* * *


Тарчинини и его переводчик свернули на небольшую улочку, где Стив Мерси снимал комнату у пары пожилых рабочих. Вдруг Ромео потянул спутника за руку и быстро утащил в ближайший подъезд. Жестом приказав Анджело молчать, он указал на женскую фигурку, выскользнувшую из дома, где обитал выпущенный под залог узник. Теперь дворецкий тоже узнал Джанет Паркер. Они пропустили девушку вперед, осторожно двинулись следом и увидели, как Джанет села в машину примерно в трех сотнях метров оттуда.

– Сколько предосторожностей! – заметил Ромео, проводив ее глазами. – Как, по-твоему, что это может означать, Анджело?

Дворецкий пожал плечами – что он мог ответить?

Стив Мерси явно обрадовался гостям. Жил он очень скромно и, предоставив Тарчинини с Анджело стулья, сам уселся на краешек кровати. Ромео, все еще под впечатлением от странного визита сюда Джанет Паркер, невольно заговорил без прежней теплоты в голосе:

– После освобождения полицейские вам не особенно докучали?

– Нет. Во всяком случае, пока я их даже не видел. Знаю лишь, что кто-то приходил проверить, правильно ли я назвал адрес. Наверняка боятся, как бы я не удрал.

– Надеюсь, вы не собираетесь сделать такую глупость?

– Конечно, нет.

– И каковы ваши дальнейшие планы?

– Честно говоря, пока я об этом не думал.

– Разумнее всего было бы устроиться на работу, верно?

– Само собой, но кто захочет взять на службу подозреваемого в убийстве?

– Кое-кто уже подыскивает место… Вы не так одиноки, как вам кажется.

– Да, и я знаю, что всем этим обязан вам!

– Так вы продолжаете утверждать, что в баре к вам подошел незнакомец и представился секретарем Паркера?

– Да.

– В случае чего вы сможете его узнать?

– Не уверен… Уже стемнело, а парень надвинул на глаза шляпу.

– Досадно… А кто-нибудь вас уже навещал после освобождения?

Молодой человек чуть заметно запнулся.

– Н… нет, никто.

Спускаясь по лестнице, Ромео ломал голову, зачем Стиву Мерси понадобилось лгать.


* * *


В комнате Тарчинини поджидал Сайрус.

– Ну что, вы очень гордитесь собой, а? – тут же набросился он на тестя.

– А что?

– Я имею в виду скандальную сцену, которую вы устроили за обедом! Моя мать слегла, а отец заперся у себя в кабинете. Как вы могли учинить такой дебош?

– Ma que! Разве я виноват, что Черити плохо переносит «Кьянти»?

– А зачем вы ее поили?

– Хотел показать, что на свете существует не только кока-кола.

– Это было нечестно!

– Экспортеры итальянских вин вряд ли согласились бы с вашим мнением.

– Из-за вас теперь все пойдет не так, как прежде!

– И вы еще жалуетесь? Но, бедный мой Сайрус, вы же все живете в тюрьме! Патриция это поняла, а теперь, благодаря «Кьянти», и Черити – тоже. И где тут зло? Если бы ваш отец и мать пили вино, возможно, и они стали бы похожи на людей!

– Я запрещаю вам…

– Ma que! Сайрус, вы ведь отлично знаете, что я прав! Вспомните только, каким вы приехали в Верону!

– Дело вовсе не в том…

– Наоборот! Именно в этом и дело! Почему вы не хотите, чтобы ваши родители пережили такую же метаморфозу? Чтобы они поняли наконец, в чем смысл жизни, и стали счастливы?

– Но они и так счастливы!

Ромео добродушно поглядел на зятя.

– Врать – нехорошо, Сайрус… – вкрадчиво заметил он.

Лекок, видимо, борясь с собой, пытался удержаться на прежних позициях, но в конце концов сдался.

– Может, вы и правы… Но попробуйте стать на мое место! Все единодушно вас ненавидят, и каждый только и мечтает поскорее отправить ко всем чертям! А больше всех – Карлсон.

– Потому что я отнял у него добычу?

– Поверьте мне, тесть, вы ошибаетесь. Вы слишком привыкли становиться на сторону бедных против богатых, но на сей раз природная доброта ввела вас в заблуждение. Мерси виновен!

– Зачем ему было убивать Паркера?

– Порой преступления совершаются без особых причин.

– Чувствительные юноши вроде Стива не убивают просто так!

Сайрус с раздражением покачал головой.

– Ох, уж эти ваши вечные любовные истории!

– Странно, что я, старик, верю в любовь и считаю ее движущей силой всех человеческих поступков, а вы, молодой человек, это отрицаете!

– Как бы я хотел убедить вас, что в Бостоне совсем иные ценности, нежели в Вероне.

– Ma que! Люди везде одинаковы!

– По-моему, на сей раз это вы ведете себя как юнец!… Но, так или иначе, никто не понимает вашего поведения. В нем усматривают лишь желание навредить и унизить нашу полицию. А она этого ни в коей мере не заслуживает! Почему вы внесли залог за Мерси?

– Потому что уверен в его невиновности.

– Больше всего меня смущает то, что у вас не могло быть такой крупной суммы. Кто же согласился дать вам столько денег?

– Я не могу назвать вам имя.

– Эта таинственность меня тревожит.

– Почему?

– Я опасаюсь, что, сами о том не подозревая, вы стали игрушкой в чьих-то руках… И этот человек очень заинтересован в том, чтобы мы никогда не узнали ни кто убил Джереми Паркера, ни почему.

– Не морочьте себе голову, Сайрус… Я не стану открывать вам тайну лишь для того, чтобы показать, насколько вы заблуждаетесь. Кстати, мне понадобятся кое-какие сведения. Могу я от вашего имени обратиться за ними к капитану Нортону?

ГЛАВА V

Имя зятя снова послужило Тарчинини пропуском, и он узнал от Нортона все, что его интересовало. Капитан ненавидел этого самонадеянного коротышку и считал его поведение просто смешным. Как любой средний американец, Нортон обладал солидным здравым смыслом и наивно верил, что его цивилизация во всем превосходит остальные, а потому поступки Ромео рисовались ему как злонамеренные попытки подорвать надежность привычных и удобных догм, иными словами, просто ересь. Уверения итальянца, что он хочет восстановить справедливость, Нортон про себя называл чистой воды надувательством. Нечего выдавать за оригинальную мысль то, чего в глубине души хочет каждый! Полицейский считал себя верным и преданным слугой закона и не мог допустить, чтобы какой-то иностранец смел утверждать обратное. Раз он, Нортон, может привести четкое, ясное и логичное объяснение убийства, значит, Стив Мерси виновен, и нечего создавать дурацкие сложности. Все равно это ни к чему не приведет. В действиях Тарчинини он видел лишь желание придать себе весу за счет бостонской полиции. И, чтобы успокоиться, Нортон воображал, как итальянца в наручниках вводят к нему в кабинет для «углубленного» допроса.

А Ромео, не подозревая о такой возможности (впрочем, она все равно показалась бы ему недостойной внимания), вместе с Анджело спокойно возвращался к Лекокам. Дворецкий, чьи дружеские чувства к Тарчинини крепли с каждым днем, рискнул задать вопрос:

– Прошу прощения, синьор, но зачем вам понадобилось расспрашивать капитана?

– Пока не могу сказать определенно… Понимаешь, Анджело, я лишь собираю самые разные сведения в надежде, что одно из них натолкнет меня на след.

Возле дома они столкнулись с преподобным Армбриджем. Тот подбежал к Ромео и с восторгом сжал ему руки.

– Дорогой мистер Тарчинини! Мне рассказали, какой скандал устроила мисс Черити! Великолепно! Замечательно!

– Вы это одобряете? – робко спросил слегка ошарашенный итальянец.

– Еще бы! Благодаря вам и средству, которое я, конечно, не могу приветствовать (хотя вообще-то оно лишь еще раз указывает на неисповедимость путей Провидения), мисс Черити вновь обрела человеческий облик и набралась мужества указать своему семейству, что оно напрасно пыжится от гордыни! Вы совершили благочестивый поступок, мистер Тарчинини! Надеюсь, с этого дня Лекоки начнут понимать, что они точно такие же мужчины и женщины, как и прочие смертные!

После этой встречи Ромео охватила легкая эйфория. В таком приподнятом настроении он вошел в холл, поднялся к себе в комнату и, сославшись на необходимость поразмыслить в тишине, мирно уснул. Проснулся он только вечером, за полчаса до ужина, и тут же позвал Анджело, якобы помочь одеваться, а на самом деле – поговорить, ибо Ромео не мог долго обходиться без собеседника, иначе он впадал в страшную тоску. Таким образом, итальянец узнал, что Черити не выходит из своей комнаты – у нее болит печень и голова раскалывается от мигрени.

Когда Ромео шел в столовую, из кабинета навстречу ему вылетел Сайрус. При виде тестя он застыл и, довольно бесцеремонно ухватив комиссара за руку, кинул в лицо:

– Вам известно, что случилось?

И, не ожидая ответа Ромео, он продолжал:

– Убили Элейн Паркер!

Новость произвела должное впечатление. Семейство Лекок, переходя от волнений к потрясениям, потихоньку теряло связь с реальностью. Тарчинини лихорадочно обдумывал событие, которого он никак не ожидал. Сайрус, нервно улыбаясь, не отводил от него глаз. Казалось, он лишь выжидает наиболее удачного момента, чтобы нанести смертельный удар. Очевидно, когда тесть недоуменно развел руками, он решил, что пора.

– И угадайте, кого подозревают в этом гнусном преступлении?

– Стива Мерси, конечно… У ваших приятелей из полиции это навязчивая мысль…

– Навязчивая мысль на сей раз опирается на такие улики, что только слепой упрямец не воспримет их как доказательства!

Теперь у Тарчинини вспотел лоб. Он слишком боялся того, что сейчас услышит, но все еще напускал на себя беззаботный вид.

– И что это за улики? – небрежно спросил Ромео.

– В момент преступления Стив Мерси находился у Элейн Паркер – портье настолько точно описал его, что не остается и тени сомнений.

– Ma que! Собирайся парень совершить преступление, вряд ли он действовал бы настолько услужливо, а?

– Все преступники полагаются на удачу, а она отвернулась от Мерси.

– Ну, это только ваши предположения!

– А что ему понадобилось у Элейн Паркер?

– Почему вы решили, что он был именно у нее? Я полагаю, миссис Паркер жила в этом доме не одна, верно?

– На теле жертвы нашли его отпечатки пальцев.

Тарчинини содрогнулся. Неужто он проиграет эту партию? И мог ли он заблуждаться до такой степени?

– Я не сомневаюсь, что Мерси сумеет объяснить свои поступки – не очень уверенно пробормотал он. – Почему бы вам его не допросить?

– Сначала вашего приятеля еще надо найти!

Ромео показалось, будто сердце его сжали ледяные пальцы. А зять меж тем торжествующе продолжал:

– …Потому что он скрылся! Понимаете? В бегах!

У итальянца подогнулись колени, и ему пришлось вцепиться в спинку дивана, чтобы не упасть. Смущенная Джульетта подбежала к отцу и нежно обхватила его за плечи.

– Ma que, папа! Ты заблуждался просто по доброте душевной… Ты же не привык иметь дело с бандитами, живущими по эту сторону Атлантики, правда? Так не стоит портить себе кровь, слышишь?

Если бы только посмел, Ромео расплакался бы в объятиях дочери. Он чувствовал себя обесчещенным в своих собственных глазах и, что хуже всего, понимал, как будут потешаться другие. Что за подлец этот Мерси! Сделать такую гадость ему, Ромео, единственному, кто вопреки всему и вся встал на его защиту! Ох, люди, люди… А теперь придется испить чашу унижений до дна. Итальянец робко посмотрел на зятя.

– Сайрус, если вы правы, если дело было так, как вы говорите, значит, я полный идиот и готов принести вам извинения за все совершенные мной ошибки.

Глубоко тронутый, Лекок протянул тестю руку.

– Ну, я-то уже, считайте, все забыл… Я не сомневался, что, попытавшись применить свои методы в Бостоне, вы потерпите поражение. В наших грязных историях нет и намека на любовь!

Тарчинини уже собирался сказать, что он прав, как вдруг раскаты зычного голоса совершенно изменили ход разговора. Черити по обыкновению вмешалась в беседу, не имевшую к ней никакого отношения. Правда, перевод Сайруса несколько смягчил силу ее натиска.

– Что здесь происходит?

В нескольких словах Лекок-младший обрисовал тетке ситуацию и объяснил, что Ромео готов признать свое поражение. Но старая дева не желала сдаваться. Для начала она уничтожающе посмотрела на итальянца.

– Неужели я в вас ошиблась?

Тарчинини опустил голову, готовясь получить нагоняй.

– Вы что же, хотите отступиться после первых же трудностей?

Отцу Джульетты вдруг стало легче дышать.

Раз вы поверили в этого несчастного молодого человека, израненного любовью, то какое значение могут иметь новые обвинения против него?

Комиссар просиял.

– Я с вами, Ромео, и до конца!

И, уже совсем другим тоном, Черити добавила:

– А где вы достали то восхитительное «Кьянти», что мы тут вместе пили, дорогой друг?

Сайрус так рассердился, что, даже не подумав перевести последнюю фразу, живо потащил тестя прочь.

– Я уже от всего сердца принял ваши извинения, – на ходу внушал он Ромео, – но теперь настало время извиниться перед другими. Нортон и Карлсон ждут вас в полицейском управлении!

Однако благодаря Черити Тарчинини больше не хотелось каяться и унижаться перед кем бы то ни было.


* * *


Когда доложили о Сайрусе и его тесте, начальник полиции Карлсон и капитан Нортон проводили совещание с помощниками. Полицейские переглянулись со злорадной усмешкой. Наконец-то им выпало не только отомстить тщеславному итальянцу, но еще и малость посбить спесь с Лекока, который, по их мнению, слишком уверовал, что он самый умный, знающий и ловкий специалист по уголовному праву. Они отпустили помощников, решив, что столь лакомый спектакль – не для простых смертных. Однако если Карлсон и Нортон рассчитывали увидеть смущенного и пристыженного Тарчинини, то они глубоко заблуждались. Ромео вошел первым и с улыбкой осведомился:

– Ну, как поживаете?

Только расторопность Сайруса помешала полицейским броситься на его тестя. Возможно, Карлсон и Нортон не совсем поняли смысл вопроса, но насмешливое выражение лица Ромео восполнило этот пробел. Наконец Лекоку-младшему не без труда удалось восстановить спокойствие, и все сели. Первым перешел в наступление начальник полиции:

– Я полагаю, мистер Тарчинини, если бы вы поехали с нами и увидели эту несчастную женщину с разбитой головой, если бы вы видели отчаяние бедняжки мисс Джанет, потерявшей одного за другим отца и мать, вам было бы не до смеха.

Итальянец слегка поклонился.

– Ma que! Мне вовсе не нужно это видеть – я и так искренне жалею мисс Джанет и разделяю ее боль.

– А когда специалисты из нашей лаборатории сказали бы вам, что на теле обнаружены отпечатки пальцев Стива Мерси, – повысив тон, продолжал Карлсон, – вы бы, несомненно, раскаялись, что вырвали этого подонка из тюрьмы и дали ему возможность продолжать преступную деятельность.

– Совершенно справедливо, мистер Карлсон, однако такой проницательный человек, как вы, вероятно, за долгие годы службы не мог не заметить, что ни один человек не совершает убийство без серьезного основания, разве что он не в своем уме.

– Ну и что?

– А то, что мне было бы весьма любопытно узнать, какие причины заставили вполне здравомыслящего парня, знавшего, что за ним постоянно наблюдает полиция, убить даму, которой он до тех пор, очевидно, и в глаза не видел?

– Зачем же тогда Мерси к ней поехал?

– Эту проблему и надо решить!

– И я с легкостью это сделаю, как только доберусь до Стива Мерси!

– Не сомневаюсь… Видите ли, мистер Карлсон, у нас в Италии самым опасным в расследовании уголовного дела считается доверять внешней стороне событий. Мы привыкли копать глубже, а потому, пока не обнаружим мотив преступления, личность убийцы нас почти не интересует. Таким образом удается избежать множества ошибок вроде той, например, что вы совершаете по отношению к Стиву Мерси.

На висках у Карлсона вздулись вены. Похоже, у него вдруг подскочило давление.

– Мистер Тарчинини, ваши соотечественники вправе работать так, как считают нужным, и, я думаю, они бы не потерпели, чтобы какой-то иностранец давал им уроки!

Ромео с улыбкой поклонился.

– Я, кажется, понял намек, синьор.

– Не сомневаюсь. Желаю вам приятного возвращения домой, мистер Тарчинини.

Расстались они более чем прохладно. Однако, к удивлению Лекока, враждебность бостонских полицейских, как видно, не произвела на его тестя никакого впечатления.

Вернувшись домой, Сайрус сразу потащил Тарчинини к себе в кабинет – его очень интересовали дальнейшие планы итальянца.

– Ma que! Они нисколько не изменились! Я твердо намерен отыскать убийцу Паркера!

– Послушайте, с вашей стороны упрямиться – чистое безумие!

– Желание добиться торжества справедливости никогда не бывает неразумным!

Сайрус покачал головой.

– Меня ужасно смущает ваше упрямство… Но почему вы так настойчиво защищаете этого человека, хотя решительно все указывает на его виновность?

– Просто я уверен, что он ни при чем. Разве этого мало?

– Ну, хоть мне-то вы можете сказать, на чем основана такая уверенность?

– Да все на том же – на отсутствии мотива преступления. Стиву Мерси незачем было убивать Элейн Паркер, следовательно, убийца – не он.

– А вдруг мы пока просто не знаем, что им двигало?

– Скорее, мы не знаем о причинах из-за полного их отсутствия.

Лекок немного помолчал.

– Я не больше вашего доверяю профессиональным качествам Карлсона и Нортона – оба они больше политики, чем полицейские, – признался он. – И у меня нет особого желания делать за них работу. Например, существует один факт, о котором и Карлсон, и Нортон совершенно забыли…

Хорошо зная проницательность своего зятя, Тарчинини слегка встревожился.

– Что вы имеете в виду?

– Кроме вас Мерси поддерживает кто-то еще.

– Правда? Хотел бы я знать, кто это!

Сайрус пристально посмотрел итальянцу в глаза.

– Тот, кто с вашей помощью внес залог.

– Но…

– Так кто дал вам деньги?

– Я не могу…

– Даю слово, что без вашего разрешения я никому ничего не скажу.

Ромео немного поколебался.

– Ладно… У меня нет оснований не доверять вашим обещаниям… Это Джанет Паркер.

– Что?

– Джанет Паркер.

– И она согласилась заплатить за освобождение убийцы своего отца?

– Нет, человека, которого без всяких доказательств упорно считают таковым.

– И это, разумеется, вы уговорили девушку внести залог?

– Естественно, – с напускной скромностью подтвердил Тарчинини.

Наступило долгое молчание – Лекок с трудом переваривал невероятную новость.

– Не будь вы отцом Джульетты… – медленно и глухо начал он, но Ромео перебил зятя:

– Однако это так!

– Да… А вы думали, что Джанет, возможно, сыграла на вашей великолепной самоуверенности? Вы ведь считаете себя самым умным, самым ловким и хитрым?

Итальянец расцвел от удовольствия.

– Как хорошо вы меня знаете, дорогой Сайрус!

– … И, воспользовавшись случаем, девушка могла заставить вас сделать именно то, что хотела.

– Простите, не улавливаю…

– Элейн Паркер была единственным препятствием между паркеровским состоянием и Джанет!

– Надеюсь, вы не посмеете утверждать, будто…

– О да, и еще как! Неужто теперь мне придется напоминать вам, что в нашем ремесле нельзя допускать никакой предвзятости и что мы обязаны рассматривать все возможные предположения?

– Согласен, но…

– Тогда давайте представим, что этот более чем странный дорожный инцидент, когда машина Джанет Паркер буквально налетела на машину Мерси, произошел не случайно. Что, если девушка его подстроила, подготовила заранее?

– Что за выдумки!

– В преступных замыслах всегда есть что-то книжное! Возможно, Джанет – вовсе не та, за кого мы ее принимали. Не исключено, что она возненавидела отца, когда тот, женившись на Кэрол, лишил ее части наследства, которое Джанет уже считала своим? В конце концов, девушка вполне могла думать, что Паркер все оставит второй жене…

– Но в таком случае убийство банкира лишь усугубило бы проблему – вдова-то никуда не исчезла!

– Вне всякого сомнения, она погибла бы вчера вечером вместо Элейн Паркер!

– Я всю жизнь проработал в полиции и встречал немало чудовищ, но ни одно из них не сравнится с тем образом Джанет Паркер, который вы тут нарисовали!

– Эмоции, дорогой мой, – не аргумент! Добавлю, кстати, что столь отвратительная вам гипотеза лишь подтвердила бы ваши же теории!

– Что вы имеете в виду?

– Да то, что, по-вашему, даже в основе самых гнусных преступлений всегда лежит любовь.

– Так вы допускаете, что…

– Угу, вполне возможно, Джанет Паркер и Стив Мерси любят друг друга.

Лекок встал.

– А теперь возвращайтесь к себе, тесть, хорошенько подумайте над тем, что я вам сказал, а завтра утром решите, вправе ли вы и дальше утаивать от полиции, что залог внесла Джанет Паркер.


* * *


Той ночью Тарчинини никак не удавалось уснуть. Ворочаясь с боку на бок, он непрестанно обдумывал слова зятя. Правда, Сайрус с самого начала не сомневался в виновности Мерси, но совсем сбрасывать со счетов его точку зрения не приходилось. Более того, доводы Лекока произвели на комиссара сильное впечатление. В сущности, Ромео ничего не знал о Джанет Паркер. Джанет казалась романтичной девушкой, всегда готовой защищать невиновных, но что, если, как говорил Лекок, она посмеялась над ним, Ромео Тарчинини? Такая возможность терзала отца Джульетты даже больше, чем то, что он, быть может, ошибся. Авария и в самом деле выглядела довольно подозрительно. А кроме того, Джанет и не думала скрывать, что ненавидит не в меру расточительную мачеху. Но отсюда до предположения, что мисс Паркер могла хладнокровно подстроить убийство своих отца и матери – настоящая пропасть! Уж так был устроен Ромео, что ему претило смотреть на события с самой неприглядной точки зрения. Но, похоже, бостонцы куда менее щепетильны. В свирепой схватке за обладание богатством, которую, по-видимому, ведут граждане Соединенных Штатов, надо думать, все средства хороши. Конечно, и в Вероне порой выродки-дети и недостойные родители убивают друг друга, но виной тому – кипение страстей. Там не убивают с той кошмарной трезвостью рассудка, что так пугала Ромео.

Отчаявшись уснуть, Тарчинини накинул халат, взглянул на часы – стрелки показывали два часа утра – и пошел в сад подышать свежим воздухом в надежде, что это поможет ему расслабиться и наконец уснуть. Итальянец бесшумно выскользнул из дому и сразу же почувствовал огромное облегчение, как будто здесь, под сенью деревьев, он был в безопасности от зловещих домыслов зятя.

Прогуливаясь по аллеям, Тарчинини обдумывал все происшедшее с начала до конца. Да, по причинам, перечисленным Сайрусом, Джанет вполне могла оказаться виновной. Да и Стив мог совершить преступление из любви к Джанет или ради внушительного мешка долларов. Но только в том случае, если Ромео совершенно ошибся на его счет. Однако возможно также, что еще кое-кто, взвалив на Джанет обвинение в убийстве, надеется получить наследство… Нельзя ведь забывать, что прелестная молодая вдова считает себя несправедливо обойденной… Так почему бы ей было не воспользоваться услугами Мерси? Тарчинини немного приободрился (конечно, особой радости Ромео не испытывал, ибо это тоже означало, что с Мерси он дал маху, но мысль о непричастности Джанет к убийству родителей все же успокаивала). И он решил вернуться в дом.

У двери итальянец с изумлением обнаружил Патрицию. Девушка ждала его в длинной ночной рубашке и накинутой сверху кофточке. Едва увидев Ромео, она что-то возбужденно зашептала, но итальянец не понял ни слова. Отчаявшись, Патриция потащила Тарчинини за собой, предварительно приложив палец к губам в знак того, что лучше не шуметь. Удивленный и встревоженный Ромео беспрекословно последовал за девушкой до двери мисс Черити. Патриция опять-таки знаком попросила его прислушаться. Чтобы доставить ей удовольствие, итальянец подчинился. Да, вне всяких сомнений, в комнате старой девы кто-то был, причем, судя по фамильярному тону хозяйки, человек достаточно близкий. По правде говоря, это ни в коей мере не касалось Ромео, но все же сам факт выглядел настолько необычно, что комиссар решил пренебречь правилами хорошего тона и взглянуть, что творится у предводительницы «Первопоселенок Запада». Однако его очень смущало присутствие Патриции – кто знает, что они могут увидеть! С помощью выразительной мимики Тарчинини кое-как убедил девушку вернуться в постель, поскольку он, Ромео, все берет на себя.

Избавившись, наконец, от маленькой невестки Джульетты, он пошел будить Анджело. Тот, однако, воспринял вторжение итальянца без особого восторга. И взгляд, который дворецкий бросил на гостя, отнюдь не лучился пониманием.

– Ma que! Синьор Тарчинини, уже половина третьего ночи!

– Забудь о таких пустяках, Анджело!

Но дворецкий, поглубже забравшись под одеяло, ясно дал понять, что, напротив, придает им весьма важное значение. Комиссар возмутился.

– Нет, Анджело, что это с тобой?

– Синьор, я хочу спать… Уж простите великодушно, но в это время я привык видеть сны, а это такая старая привычка, что от нее очень трудно отказаться…

Но Ромео не желал уступать из-за подобной ерунды. Он ухватил любителя поспать за плечи и хорошенько встряхнул.

– И ты смеешь спать, Анджело, когда на кон поставлена честь твоих хозяев?

Дворецкий из вежливости напустил на себя участливый вид.

– Честь Лекоков? Но мне, кажется, никто не поручал ее охранять?

– В комнате Черити – мужчина!

Анджело подскочил на кровати и, в мгновение ока стряхнув остатки сна, вытаращил глаза на Ромео.

– Мужчина – в комнате мисс Черити? – недоверчиво повторил он.

– Да, я сам слышал, хотя он и старался приглушать голос!

– Ну и ну… Она что, совсем спятила?

– Не в том дело! Мы обязаны предотвратить скандал. Пошли, вытурим вон этого проходимца!

Но дворецкому все еще очень не хотелось вставать.

– Но ведь тот тип вряд ли ворвался к мисс Черити против ее воли, верно? – резонно заметил он. – Так почему мы должны вмешиваться не в свое дело?

– Постарайся меня понять, Анджело… После той истории с «Кьянти» я тут далеко не в фаворе… А уж коли в довершение всего прочего выяснится, что Черити пошла по дурной дорожке, меня, чего доброго, просто вышвырнут из этого дома. Нет, поверь мне, Анджело, я обязан отплатить Лекокам за гостеприимство и спасти честь их семьи. И я рассчитываю, что ты как мой соотечественник не откажешься помочь.

По-видимому, напоминание об утраченной родине предков взволновало слугу куда больше, чем угроза доброму имени Лекоков. Во всяком случае, он безропотно встал и накинул халат.

– Я готов следовать за вами, синьор.

Оба на цыпочках подошли к двери Черити, но, прежде чем перейти к решительным действиям, прислушались. Да, так и есть, мисс Лекок разговаривала с мужчиной. Разговор перемежался вздохами и негромким смехом, отзвуки которого немного смутили нескромных наблюдателей.

– Ma que! Это просто непостижимо! – выразил их общее мнение Тарчинини.

Поколебавшись долю секунды, отец Джульетты тихонько постучал. По ту сторону двери мгновенно наступила полная тишина. Итальянец стукнул еще раз. Никакой реакции. Наконец за дверью послышались легкие шаги.

– Кто там? – негромко осведомилась Черити.

– Тарчинини.

Мисс Лекок чуть слышно вскрикнула, в замке повернулся ключ, и в приотворившуюся щель Ромео узрел сияющую физиономию старой девы.

– Мистер Тарчинини!

Черити впустила гостя, но при виде Анджело, явно намеревавшегося последовать за Ромео, икнула от удивления.

– А вам что тут понадобилось?

– Я переводчик, мисс.

Как только дверь снова закрылась, комиссар быстро оглядел комнату. Ни намека на постороннее присутствие. Но, если только мисс Лекок не беседовала сама с собой на разные голоса, гость прятался где-то здесь. Ромео принял суровый вид, приличествующий скорее оскорбленному отцу, среди ночи обнаружившему в комнате дочери воздыхателя.

– Прошу вас простить столь позднее вторжение, синьорина, но ваша племянница сказала мне, что тут посторонний… И мне лишь с величайшим трудом удалось уговорить ее не входить сюда… Долг гостя этого дома повелевает мне предостеречь вас от возможного скандала и…

– Какого еще скандала?

Ромео немного растерялся.

– Но… мужчина… здесь… в такой час…

– А вы знаете, я ведь совершеннолетняя… – жеманно просюсюкала старая дева.

– Не сомневаюсь, мисс, но… подумайте о «Первопоселенках Запада»! Что бы они сказали, услышав…

– «Первопоселенки»? Знали б вы, до какой степени мне на них наплевать! У меня есть сердце, мистер Тарчинини! Благодаря вам я впервые это почувствовала и никогда о том не забуду!

И мисс Лекок с очаровательной непосредственностью звонко чмокнула итальянца в обе щеки, к огромному удовольствию Анджело.

– А как следует вести себя женщине, чье сердце истекает кровью, видя страдания других? Как она должна себя вести, когда раненый голубь стучит в ее окно, ища пристанища на время бури? Разве может та, что уверовала в любовь, остаться равнодушной к чужим несчастьям?

Тарчинини и Анджело в полном обалдении переглянулись. Обоим пришла в голову одна и та же страшная мысль: неужто Черити внезапно повредилась в уме? И однако мужской голос… Ромео попытался вернуть разговор в прежнее русло.

– Разумеется, мисс, разумеется… но этот мужчина…

– Он здесь.

Старая дева пальцем указала под кровать.

– Выходите, дорогой мой, это друзья.

И Стив Мерси, ползком выбравшись из укрытия, оказался у ног потрясенных итальянцев, а те, не веря своим глазам, застыли от удивления.

– Мерси… – пробормотал отец Джульетты.

Еще не успевший встать молодой человек поднял голову.

– Я счастлив снова видеть вас, мистер Тарчинини.

На Ромео вдруг напал неудержимый приступ смеха. Подумать только, что беглец, которого разыскивает вся бостонская полиция, тот, кого ловят на границах, в портах, на вокзалах и в аэропортах, прячется не где-нибудь, а у Сайруса У.Лекока! Узнай об этом муж Джульетты, его бы, наверное, хватил удар! Успокоившись, Тарчинини снова почувствовал себя комиссаром веронской полиции, готовым разрешить самую трудную проблему.

– Как вы оказались здесь, Мерси?

– Я искал вас… Однажды вы меня уже спасли, и мне было больше не на кого надеяться… Поэтому я пробрался в парк и спрятался, решив подождать ночи. Мисс Лекок меня обнаружила, но, узнав, кто я такой, не стала звать слуг, а, наоборот, привела к себе в комнату… Мисс Лекок сказала, что уж тут-то меня наверняка никто не станет искать…

– Вне всяких сомнений, но вы отдаете себе отчет, в какое положение вы поставили бы мисс Лекок, узнай кто-нибудь, что она вас прячет?

– Я пытался спорить, но мисс настояла на своем.

– Этого требовал мой долг, мистер Тарчинини! – с жаром перебила его Черити.

– Стив… это вы убили Элейн Паркер?

– Конечно, нет! Я ее даже не знал и никогда не видел живой!

– Ладно… давайте-ка лучше сядем.

Они устроились кто – на краешке кровати, кто – на креслах, и Анджело, которому приходилось переводить не покладая языка, вдруг подумал, уж не упустил ли он свое истинное призвание.

– А теперь, Мерси, быть может, вы объясните нам, что произошло?

– Я сидел дома… Мне позвонили и предложили съездить к миссис Паркер, которая, узнав, как обошелся со мной ее бывший муж, хочет по мере возможности возместить моральный урон, ведь теперь она достаточно богата… Миссис Паркер вроде бы хотела предложить мне какую-то работу. И я поехал. На звонок никто не отозвался, но я заметил, что дверь не заперта. Я вошел, громко спрашивая, есть ли кто-нибудь дома, но уже из прихожей увидел лежащую на ковре в гостиной женщину. Я решил, что ей стало дурно, и бросился на помощь, но, приподняв голову несчастной, понял, что тут уже ничего не поделаешь, и думал лишь, как бы поскорее унести ноги… Вот и все.

– Вы правильно сделали – ни один полицейский вам бы не поверил. Во всяком случае, теперь вас обвиняют в преднамеренном убийстве.

– Иными словами, мне крышка.

– Скажем, вы оказались в очень трудном положении, мой мальчик. Однако пока вас не поймали, еще не все потеряно. Разумеется, если вы и в самом деле сказали мне правду…

– Клянусь вам! Да и зачем бы я стал убивать эту несчастную женщину?

– А кто передал вам приглашение миссис Паркер?

– Она не назвала своего имени… Сказала просто: «Алло, Мерси?»

– И вы послушались неизвестно кого? Вам самому-то не кажется, что это уж слишком? Право слово, подобная наивность превосходит всяческое понимание! Дважды угодить в одну и ту же ловушку! Нет, и впрямь хватили через край!

– Я настолько не сомневался, что узнал голос…

– И кто это был?

Стив явно колебался.

– Ma que! Нашли время разыгрывать рыцаря! Ну, так кто вам звонил?

– Джанет Паркер.


* * *


Они решили, что дворецкий спрячет Мерси на чердаке, там, куда никому не придет в голову заглянуть, и все разошлись по своим комнатам. Но если остальным удалось заснуть, то комиссар по-прежнему не мог обрести покоя. Итак, отвратительное предположение Сайруса обретало плоть. И преступление выглядело тем гнуснее, что, если Стив сказал правду (а Ромео в этом не сомневался), Джанет убила мать собственными руками. Отца Джульетты охватило уныние. Какая бездна мерзости! Ромео был сам не свой. Мозг отказывался воспринимать подобную реальность. И помимо всего прочего, старая теория Ромео, согласно которой все преступления совершаются из-за любви, летела ко всем чертям. В результате комиссар начинал сомневаться в себе, а этого он терпеть не мог.

Лишь на рассвете Тарчинини погрузился в полный жутких видений, лихорадочный сон. Около одиннадцати утра он проснулся с тяжелой головой и горьким привкусом во рту. Комиссару не терпелось улететь в Верону, к жене и детям, чье присутствие всегда так успокаивало. Как же ему здесь не хватает Джульетты и малышей! Старшая дочь, пожив в новой, американской семье, стала совсем другой. Но, быть может, она снова изменится, ступив на родную землю?

За утренним туалетом Тарчинини решил все бросить. Пусть эти американцы разбираются сами… Их поведение ему непонятно. Черити наверняка не покинет Стива (если, конечно, полиция оставит его в покое). Однако Ромео слишком хорошо понимал, что ни Карлсон, ни Нортон не выпустят из когтей добычу. С их точки зрения, Мерси отлично подходит на роль убийцы, и обвинительный приговор вполне успокоит общественное мнение. А потому, если Ромео продолжает верить в невиновность молодого человека, разве он вправе бросать его на произвол судьбы? Тарчинини еще не покончил с внутренней борьбой, как вдруг зазвонил телефон. Зять просил поскорее зайти к нему, поскольку в ходе расследования обнаружились новые факты. Поспешно заканчивая одеваться, комиссар сказал себе, что, если новость окажется важной, обвинения против Стива, возможно, ослабеют, но в противном случае, пожалуй, придется сказать Сайрусу, где скрывается беглец. Мысль об этом принесла веронцу мрачное удовлетворение.


* * *


– Вот что, тесть, боюсь, вам больше нельзя скрывать, что залог за Мерси внесла Джанет Паркер.

Тарчинини, по обыкновению, стал хорохориться, но в глубине души после ночных признаний Мерси его точили сомнение и даже тревога, грозившая в любую минуту перерасти в настоящую панику.

– Это еще почему?

– Арестован Мануэль, массажист Паркера, которого Кэрол выставила из дому сразу после смерти мужа.

– Так-так… А что послужило причиной ареста?

– Сегодня утром он пришел к Паркерам и пытался убить прежнюю хозяйку. К счастью, Кэрол отделалась царапиной на руке. Мануэль настолько взбесился, что напал на Кэрол, даже не подождав, пока горничная выйдет из комнаты. Девушка закричала и таким образом спасла хозяйке жизнь, поскольку прибежали другие слуги и отобрали у этого сумасшедшего нож.

– Не понимаю, какое отношение все это имеет к Джанет.

– Сейчас поймете. Как только его доставили в полицейский участок, Мануэль признался, что, убив мисс Кэрол Паркер, хотел отомстить не за себя, а за Джанет.

– И что же?

– Потерпите немного… По словам Мануэля, узнав об убийстве Элейн Паркер, он ни минуты не сомневался в прямом соучастии Кэрол, вернее, в том, что Мерси действовал по приказу вдовы.

– Но с какой целью?

– Кэрол, по его мнению, хотела внушить следствию, будто оба преступления совершила Джанет, надеявшаяся таким образом завладеть всем отцовским состоянием. Правда, своими объяснениями Мануэль лишь навредил той, кого хотел поддержать (сами знаете, такое случается довольно часто), и до полицейских вдруг дошло то, о чем я говорил вам вчера вечером, а именно – убийцей вполне может быть Джанет.

– А чем все это обернется для Мануэля?

– Все зависит от жертвы. Если Кэрол не станет его топить, просидит в тюрьме месяц-другой, а коли она решит отомстить – несколько лет. Во всяком случае, парень может радоваться – бучу он поднял преизрядную!

– Скажите лучше, вел себя как полный идиот! Я разочарован. При встрече Мануэль показался мне далеко не глупым.

– А что вы решите насчет Джанет?

– Пока ничего.

– Но вы ведь не имеете права…

– Ну, вот что! – сухо оборвал зятя Ромео. – Я вовсе не хочу окончательно погубить эту девочку, ясно? Пойти сейчас и сказать полицейским, что деньги на освобождение Мерси мне дала Джанет, значило бы подписать ей приговор – с вашими карлсонами и нортонами на справедливое расследование нечего и надеяться.

– А если Джанет виновата?

– Тогда – да, но так ли это?

– Клянусь вам, я бы очень хотел сохранить хоть какие-то иллюзии на сей счет.


* * *


Вместе с верным Анджело Тарчинини отправился к Паркерам. Там ему сообщили, что мисс Джанет не принимает. Ромео, не показывая, как он разочарован, просил выяснить, нельзя ли повидать миссис Паркер. Кэрол согласилась на встречу.

В элегантном траурном платье вдова выглядела красивее прежнего. Строгий туалет восполнял недостаток природной утонченности, а внушительная повязка на руке позволяла Кэрол напустить на себя некоторую томность. Ромео начал с уверений, что, узнав о покушении массажиста-шофера, он воспользовался случаем выяснить, как поживает раненая (тем более что мисс Джанет, к несчастью, не желает никого видеть). Вдову тронуло такое внимание, и она тепло поблагодарила итальянца. А тот как всегда, когда ему случалось иметь дело с красивой женщиной, вел себя как настоящий павлин. Миссис Паркер это откровенно забавляло. Она в мельчайших подробностях рассказала об утреннем происшествии, присовокупив, что, не вмешайся Августина, дело могло дойти до смертоубийства. Ромео сопровождал рассказ вздохами, междометиями и стонами.

– Клянусь Мадонной! Но как он мог напасть на такую прелестную женщину? – воскликнул комиссар, когда Кэрол наконец умолкла.

– Мануэль меня ненавидит.

– Dio mio![8] Неужели кто-то может вас не любить?

Анджело, перестав понимать что бы то ни было, с тревогой думал, уж не лишился ли Тарчинини рассудка.

– Мануэль вечно пытался наговорить моему мужу всяких гадостей обо мне, – воркующим голосом продолжала вдова. – Конечно, завуалированно, намеками… иного Джереми не потерпел бы…

– Ma que! Но почему?

– Потому что Мануэль с ума сходил по Джанет и воображал, будто я разоряю его возлюбленную!

– Но теперь он должен был бы успокоиться, ведь, насколько мне известно, мисс Паркер наследует все состояние отца. Так зачем понадобилось это запоздалое сведение счетов?

Кэрол пожала прелестными плечиками.

– Откуда же мне знать? В ярости человек плохо соображает, а Мануэль из-за меня потерял место, какого ему никогда больше не найти.

– Что ж, миссис Паркер, я счастлив, что мы с вами побеседовали. Благодаря вам, возвращаясь в свою любимую Италию, я увезу с собой чудесное воспоминание об американках, хотя до сих пор, должен признаться, они меня не особенно восхищали.

– Вы покидаете Соединенные Штаты?

– Да, я выполнил свою задачу, и пора приниматься за дело дома.

– О какой задаче вы говорите?

– Найти убийцу вашего мужа и его первой супруги.

Анджело не верил своим ушам. Так этот дьявол разрешил загадку, не сказав ему ни слова? Подобная скрытность глубоко уязвила дворецкого.

– И кто же это, мистер Тарчинини? – осведомилась Кэрол.

– Позвольте мне пока промолчать. Полиция должна первой воспользоваться плодами моего расследования. Однако могу сразу сказать, что Стив Мерси тут ни при чем. Следствие с самого начала пошло по ложному пути.

– Скажите мне по крайней мере, причастна ли Джанет к…

– Нет, не беспокойтесь! По-моему, Джанет Паркер не имеет к этой истории никакого отношения, разве что я совершил грубую ошибку, а такого со мной еще ни разу не случалось.

Миссис Паркер так благодарила Тарчинини, что тот принял это чуть ли не за объяснение в любви. Смущенный до слез, он покрыл протянутую руку жаркими поцелуями.

В холле Ромео и Анджело столкнулись с миловидной горничной. Девушка приветливо улыбнулась. Пылкий итальянец, конечно, не мог спокойно пройти мимо.

– Мисс Августа?

– Да.

– Мисс Паркер рассказала мне, как преданно вы ее защищали, бросившись на Мануэля. Вы, несомненно, спасли своей хозяйке жизнь. Так позвольте мне принести вам поздравления.

Смущенная и обрадованная девушка покраснела и, естественно, начала объяснять, как было дело.

– Будь я порасторопнее, миссис Паркер наверняка даже не пострадала бы. Но мне и в голову не приходило, что Мануэль хочет ее убить!

– Дитя мое, когда-нибудь вы поймете, что кипение страстей несовместимо с логикой.

Августа явно удивилась.

– Так вы обо всем знаете?

– Конечно.

– А я-то думала, никто ни о чем даже не догадывается…

– Но вы ведь в курсе?

– О, я просто не могла не знать…

– И вас это не… шокировало?

– Да, но… я всего-навсего горничная, а с ее прошлым… И кроме того, после смерти хозяина все кончилось…

– А вы уверены, что они больше не встречались?

– Да, совершенно уверена, сэр.


* * *


Не успели они выйти из великолепного парка, окружавшего резиденцию Паркеров, как Анджело дал волю упрекам:

– Синьор Тарчинини, я думал, что имею право рассчитывать на ваше доверие…

– Имеешь-имеешь, Анджело!

– Да? И вы, обнаружив убийцу, не говорите мне ни слова?

– Тебе, моему соотечественнику, я могу признаться честно: сегодня я знаю об этом деле не больше, чем вчера. Пожалуй, лишь над головой Джанет Паркер все больше сгущаются тучи, тем более что я вспомнил, как она тайком ездила к Стиву Мерси…

– Но вы же уверяли миссис Паркер…

– Это моя слабость, Анджело. Стоит появиться красивой женщине – и я готов на любые безумства. Я могу наговорить бог знает чего, лишь бы возбудить интерес к собственной персоне. Боюсь, именно так и получилось на этот раз.

– Короче, синьор, уж простите, вы соврали?

Ромео остановился, видимо, полагая, что так его слова прозвучат внушительнее.

– Анджео, ты меня разочаровал… ты говоришь, как американец. Ma que! А ведь ты отлично знаешь, что у нас никогда не лгут! Достаточно чуть-чуть приукрасить правду, верно? Тем более, что правда, которую мы обнаруживаем в этой истории, чертовски нуждается в украшениях!

– Девушка, способная убить родителей ради денег… Право же, синьор, этак пропадет всякое желание иметь детей! – А этот несчастный кретин мексиканец? Он чуть не угодил на электрический стул только потому, что видит Джанет такой, какой мы больше не можем ее увидеть.

– Не говоря уж о Стиве Мерси… Он ведь тоже попался на удочку.

– А мне-то казалось, я знаю женщин, Анджело! Однако, должен признать, я так и остался слишком простодушным. Если она кажется чистой и смотрит на вас наивными, ясными глазами, волей-неволей поверишь…

– Больше всего меня удивляет, как это терпел отец… Правда, если верить Августе, у Джанет уже был кое-какой опыт…

– Что?

– Ну, помните, горничная говорила: «…с ее прошлым…»

Тарчинини тихонько вскрикнул.

– Анджело!

– Да, синьор!

– Ты просто чудо!

– Почему?

– Потому что благодаря тебе я, кажется, наконец все понял!

Ромео так увлекся, что садовник, чистивший вазон с цветами, выпрямился и насторожился, очевидно, вообразив, что эти двое сейчас подерутся. Но гости спокойно удалились, и садовник, пожав плечами, решил, что непременно расскажет об их странном поведении.


* * *


Полуденная трапеза проходила в суровой тишине. Черити думала о спрятанном на чердаке Мерси. Лекок – о Джанет Паркер. Тарчинини обдумывал убийство Джереми. Джульетта, по выражению лица родителя, с ужасом чувствовала, что он готовит какой-то новый фортель, тем более что Ромео время от времени заговорщически подмигивал ей через стол. Маргарет Лекок как всегда не думала ни о чем. А Элмера занимали дела – сейчас они как раз шли не блестяще. Патриция же умирала от любопытства – ее страшно интересовал ночной гость тетушки.

На стол подали виргинский окорок со сладким картофелем, запеченный в духовке и политый сиропом. Это блюдо, столь непохожее на то, что Ромео привык есть в Вероне, оставило его равнодушным. Комиссар слегка отодвинул тарелку и, не сомневаясь, что при таких переводчиках, как Джульетта и Сайрус, его слова дойдут до аудитории, объявил:

– Я знаю, где прячется Стив Мерси.

ГЛАВА VI

Даже сам вестник Господень, являвшийся в Иосафатской долине, возникни он вдруг в столовой Лекоков с сообщением, что всем обитателям дома пора готовиться к Страшному суду, наверняка семья не испытала бы большего потрясения. Первой пришла в себя Черити и осыпала итальянца такими словами, каких, по общему мнению, не должна была даже знать. Маргарет Лекок вскрикнула, как раненая птица, и едва не потеряла сознание, но суровый взгляд мужа заставил ее взять себя в руки. Сайрус побледнел от гнева.

– Насколько я понимаю, мой тесть, сознательно препятствуя действиям органов правосудия, спрятал подозреваемого в убийстве? – дрожащим голосом спросил он.

– Ma que! Это не я!

– А кто же?

– Вы!

– Вы с ума сошли?

Джульетта быстро переводила диалог тем, кто ни слова не понимал по-итальянски.

– Ну нет! Ни о каком сумасшествии и речи быть не может, поскольку Мерси нашел пристанище в вашем собственном доме.

– Он здесь?

– Вот именно.

Элмер Лекок не выдержал.

– Какой скандал! – зарычал он. – Вы злоупотребляете моим гостеприимством, Тарчинини! Живя под крышей моего дома, вы нарушили законы нашей страны! Я заявляю на вас в полицию!

Наступила очередь Сайруса переводить. Ромео слушал его улыбаясь.

– Ошибка, дорогой друг, заблуждение! – возразил он. – я не имею никакого отношения к тому, что Мерси оказался у вас в доме.

– Но кто же тогда?

Черити, гордо выпрямившись, вступила в сражение.

– Я.

На сей раз Маргарет при всем желании не смогла устоять. Впрочем, ее обморока никто даже не заметил. Элмер смотрел на домашних в полном недоумении. Уж не спит ли он, в самом деле?

– По-моему, вам следует объяснить свое поведение, Черити!

И Черити объяснила. Маргарет Лекок пришла в себя как раз к концу рассказа.

– Вы хотите сказать, – недоверчиво переспросил Элмер, – что привели этого человека, этого убийцу в свою комнату и он провел с вами часть ночи?

– Да.

Маргарет снова лишилась чувств, однако ее родню слишком занимал разговор, чтобы обращать внимание на мелкие слабости.

– Черити, вы хоть понимаете, что сами себя опозорили?

– Не преувеличивайте, Элмер… Возраст ставит меня вне подозрений.

– И вы так легкомысленно отнеслись к двойному убийству?

– Ты начинаешь всерьез действовать мне на нервы, малыш! – вдруг перейдя на «ты», проворчала Черити. – Тебе никак не следует забывать ни кто я, ни каковы размеры моих доходов, не так ли? И я устала жить тут, как термит! Анджело!

Дворецкий поспешил на зов.

– Да, мисс?

– Принесите мне бутылку «Кьянти»! За свою долгую жизнь я выпила слишком много воды и газировки! Стив Мерси прячется на чердаке, а если ты, Элмер, посмеешь его выгнать, предупреждаю: я подниму здесь такой скандал, что шум докатится до самого Нью-Йорка! А вы, Тарчинини, вы просто предатель! И я вас презираю!

– Позвольте, мисс… Если я открыл убежище Мерси, то лишь потому, что окончательно убедился в его невиновности.

– И каким же образом? – буркнул Сайрус.

– Да просто я знаю, кто убил Джереми и Элейн Паркер.

Анджело поставил рядом с мисс Лекок бутылку «Кьянти», и Маргарет, открыв еще мутные глаза, с ужасом узрела, как ее золовка налила красного вина сначала себе, а потом этому гнусному итальянцу.

– Я вам верю, Ромео! – заявила старая дева. – Вы намного умнее моих соотечественников. Вероятно, потому что вы пьете вино!

И, на глазах потрясенной Мергарет, мисс Лекок, чокнувшись с отцом Джульетты, залпом осушила бокал. Маргарет снова на время погрузилась в небытие. Но Сайрус не желал так просто сдавать позиции.

– Все это замечательно, дорогой тесть, но, раз убийца не Стив Мерси, вам следовало бы назвать нам его имя!

Однако Тарчинини слишком любил театральные эффекты и хотел продлить удовольствие.

– Дайте мне еще четверть часа на размышления. Я хочу составить полную картину.

Итальянец встал.

– Прошу прощения, но мы с Анджело немного погуляем в парке. Сейчас мне, как никогда, нужен наперсник.

Никто не ответил. Бунт старшей сестры опрокинул все основы семейного бытия, и Элмер уже ничему не удивлялся, даже тому, что этот невыносимый гость решил избрать конфидентом дворецкого.


* * *


Мужчины медленно шли рядом. Первым нарушил молчание Анджело.

– На сей раз вы сказали правду, синьор?

– Почти.

– Почти?

– Ну да, у меня нет никаких доказательств, и, честно говоря, я даже не представляю, каким образом их раздобыть.

Увлекшись разговором, они подошли к самым воротам, и ни Тарчинини, ни Анджело не заметили, как у решетки затормозила машина. Из окна передней дверцы выскользнула рука. Грохнул выстрел, и дворецкий вскрикнул от боли, а машина немедленно рванула с места. Ромео остолбенел от удивления, а слуга, держась за плечо, отчаянно ругался:

– Да она что, взбесилась? Что на нее нашло?

На шум выстрела в парк высыпала вся семья. Тарчинини, уже оправившись от потрясения, бережно вел Анджело к дому. Посыпались вопросы. Но Ромео знаком велел всем замолчать.

– В Анджело стреляли. К счастью, по-моему, рана не тяжелая.

– Но кто стрелял?

– Женщина.

– Женщина? И вы ее узнали?

– Нет.

– Зато я отлично разглядел ее платье с кружевными манжетами!

– Надеюсь, вы не хотите сказать, будто это… – тихо при бормотала Патриция.

– Да, мисс… Джанет Паркер.

Сайрус повернулся к тестю.

– Ну?

– Что – ну? Берите машину и поехали к Паркерам. Да поживее!


* * *


Подъехав к дому Паркеров, Тарчинини и его зять тут же бросились в гараж. Почти одновременно они приложили руки к капоту машины Джанет. Металл еще не успел остыть.

– Достаточно убедительно, правда? – заметил Лекок.

Ромео, не отвечая, побежал к дому. Отшвырнув спешившего навстречу дворецкого, мужчины буквально взлетели вверх по лестнице. Итальянец промчался мимо комнат Джанет.

– Куда вы? Это здесь! – крикнул Лекок.

Но Тарчинини не сбавлял скорости, и Сайрусу волей-неволей пришлось последовать за ним. Добравшись до апартаментов Кэрол, комиссар распахнул дверь. В первой комнате Августа небрежно стряхивала метелочкой пыль с хрупких фарфоровых статуэток.

– Вам нельзя идти дальше! – попробовала она преградить дорогу мужчинам. – Хозяйка переодевается!

Но Ромео не пожелал ничего слушать и ворвался в следующую комнату. Очаровательная молодая вдова стояла в трусиках и в лифчике. При виде Тарчинини она вскрикнула и набросила на себя первое, что попалось под руку.

– Dio merce![9] Мы не опоздали! Смотрите, Сайрус!

Тарчинини указал зятю на кресло, где висело только что снятое Кэрол платье. Платье Джанет Паркер. Вдова молчала, онемев от страха. Не обращая на Кэрол ни малейшего внимания, Ромео открыл ее сумочку и вытащил маленький револьвер. Понюхав дуло, комиссар протянул его Сайрусу. Тот тоже понюхал и кивнул в знак согласия. В Анджело, несомненно, стреляла Кэрол Паркер. Криминалист удивленно повернулся к молодой женщине.

– Но почему?

Однако вдова промолчала, и за нее ответил Тарчинини:

– Миссис Паркер хотела прикончить не Анджело, а меня. Просто она неважно стреляет.

– А почему вас?

– Ей стало известно, что я все понял. Видите ли, и Джереми, и Элейн Паркер убили по наущению Кэрол.

– Так Мерси работал, если можно так выразиться, на нее?

– Да нет, не Мерси – Мануэль.


* * *


Кэрол даже не пыталась отнекиваться, и Нортон самолично приехал ее арестовать. Мануэль, узнав, что вдова во всем призналась, тоже не стал темнить, впрочем, всю ответственность он сваливал на сообщницу. Карлсону и Нортону пришлось с горечью извиниться перед Тарчинини и поблагодарить за то, что избавил их от ошибки. Но итальянец совершенно покорил их, заявив, что его имя не стоит упоминать в газетах. Таким образом, вся слава досталась бостонской полиции. Черити сообщила Мерси, что он опять свободный человек, и поклялась серьезно заняться его будущим вместе с Джанет Паркер. Между прочим, последняя, когда ее заметили Ромео и Анджело, приезжала к молодому человеку поговорить как раз на эту тему, но Стив, бог знает из какой ложной скромности, решил умолчать о визите.


* * *


– Вы, дорогой Сайрус, прекрасно знаете мою теорию насчет того, что в основе каждого преступления лежит любовная история, и не раз потешались над ней.

Тарчинини переживал редкостные минуты. Наблюдавшей за отцом Джульетте даже показалось, что он вдруг помолодел. В большой гостиной Лекоков Ромео излагал всем домашним, включая Анджело (его рана оказалась легкой и почти не причиняла страданий), каким образом он расследовал дело.

– Однако на первый взгляд в этой мерзкой истории не было и намека на любовь. Я знаю, кто-то воображал, будто Джанет Паркер и Стив Мерси воспылали взаимной страстью, но, право же, это выглядело слишком неправдоподобно. Они виделись всего один раз и к тому же в весьма специфических обстоятелствах, и вполне допустимо предположить, что Джанет испытывала угрызения совести, а отсюда до внезапной любви – настоящая пропасть. И я не решался идти на подобные натяжки. И потом, трудно поверить, что здравомыслящая девушка поручила бы почти незнакомому человеку убить ее отца и мать, верно? Что до немотивированного убийства Паркера Стивом, то это слишком простое решение, а я терпеть не могу простых решений. Будучи итальянцем, а стало быть, представителем латинской расы, я еще могу если не простить, то хотя бы понять преступление, совершенное под влиянием сильных страстей, но чтобы девушка прикончила родителей ради денег – никогда! Все-таки и у низости есть определенные пределы. Оставалась любовь Мунуэля к Джанет. Однако меня крайне удивило, что этот молодой человек слишком охотно разглагольствовал о своей тайной и пылкой страсти, а Джанет, меж тем, никогда ее не замечала. Таким образом, я пришел к заключению, что в этой истории чересчур много вранья. Но кто лжет?

Как опытный актер, Ромео выдержал паузу, подогревая любопытство аудитории.

– Завещание Паркера, казалось бы, ставило Кэрол вне подозрений. Хотя покойный и выражал сожаление, что не может сделать для вдовы большего, факт остается фактом: убийство Джереми не принесло ей никакой выгоды. Однако не будь других наследниц, Кэрол могла бы нанять хороших адвокатов и оттягать изрядную долю наследства, которое чуть не уплыло у нее из-под носа. Но смерть Элейн совершенно сбила меня с толку. Никто, кроме Джанет, от этого материально не выигрывал. Да еще наивный дурачок Мерси вроде бы узнал ее голос по телефону. А в полной невиновности Стива я не сомневался. Нормальному человеку никогда не взбрело бы в голову убивать незнакомую женщину, да еще находясь под полицейским надзором. Так неужели все-таки я должен был признать, что Дженет Паркер – чудовище, помешанное на деньгах?

Новая пауза. Ромео попросил немного виски. Видя, что слушатели благоговейно ловят каждое его слово, итальянец испытывал огромную гордость.

– И тем не менее я чувствовал, что за всем этим кошмаром кроется любовь. Но где? И чья? Я терялся в догадках, как вдруг Мануэль совершил покушение на Кэрол. Это уже переходило всякие границы. Довольно быстро я сообразил, что шофер и не думал убивать молодую вдову, иначе он сумел бы выбрать такое время, когда почти наверняка никто не помешал бы его планам. Не следует забывать, что Мануэль прекрасно знал дом и привычки его обитателей. И все же он воспользовался парадным ходом, совершенно открыто вошел в комнату Кэрол и, даже не подождав, пока Августа выйдет, бросился на хозяйку. Ну, как тут не почувствовать подвох? Только зачем, с какой целью понадобилась эта игра? Я не мог прийти к определенному заключению, но вовремя вспомнил, что вы, Сайрус, рассказали мне о поведении Мануэля после ареста. Якобы пытаясь обелить Джанет, он, напротив, навлек на нее подозрения полиции. Медвежья услуга, ничего не скажешь… А что, если, несмотря на все его уверения, Мануэль нисколько не влюблен в Джанет? Но кого же, в таком случае, он любит? Ответ напрашивался сам собой: Кэрол! Итак, если интуиция меня не обманывала, я добрался-таки до любовной истории. Кэрол и Мануэль, влюбившись друг в друга, решили покончить с банкиром и счастливо жить вместе на его деньги – в то время Кэрол не сомневалась, что наследство получит она. Когда Джанет разбила машину Мерси, они нашли наконец человека, на которого можно свалить преступление. Я полагаю, что поджидал Стива у выхода из тюрьмы и представился секретарем Паркера какой-нибудь приятель Мануэля. Нортон это косвенно подтвердил, признавшись мне, что сообщил об освобождении Мерси не Джереми, а его жене – банкира в тот момент не было дома.

Черити, как школьница, подняла руку.

– Но как же произошло убийство Паркера? – спросила она.

– Очень просто. Мануэль сопровождал дам в кино. В антракте Джанет видела его на прежнем месте, но за десять минут до конца сеанса шофер выскользнул из кинотеатра, убил Паркера и быстро вернулся. Чтобы задержать падчерицу в зале, Кэрол нарочно сделала вид, будто уронила перчатку, а когда они вышли, Мануэль уже успел смешаться с толпой зрителей на выходе. Все шло так, как задумали преступники, но завещание Джереми заставило их изменить план. Теперь пришлось устранить Элейн Паркер и внушить полиции, будто Джанет, не желая ни с кем делить отцовские деньги, воспользовалась услугами Мерси, и тот по ее приказу совершил оба убийства. Осужденная, мисс Паркер утратила бы все права наследования. Ну, а что из этого вышло, вы уже знаете.

Вопрос, более всего занимавший всех присутствующих, задал муж Джульетты:

– А когда же вы поняли все, о чем нам сейчас рассказали?

– Сегодня утром, когда навещал Кэрол Паркер. Окончательный вывод помогла сделать Августа, но я не сразу уловил истинный смысл ее слов. Я говорил о Мануэле и Джанет, а девушка вообразила, будто я имею в виду Мануэля и ее хозяйку. Горничная невольно знала о преступной связи этих двоих и, конечно, не могла понять, с чего вдруг массажисту вздумалось напасть на Кэрол. Одно замечание Августы должно было бы сразу меня насторожить: «…с ее-то прошлым…», – обмолвилась девушка, но мои мысли слишком занимала Джанет. А потом, уже в парке, Анджело, повторив эту фразу, заставил меня, наконец, увидеть то, что и так бросалось в глаза. Однако какие я мог бы привести доказательства? Вероятно, нас с Анджело подслушал садовник и рассказал обо всем на кухне, а горничная передала хозяйке, что я закончил расследование. Кэрол испугалась разоблачений и решила заблаговременно убрать меня с дороги. Нарядившись в платье Джанет и позаимствовав ее машину, она поехала сюда и стала ждать удобного случая. Если бы Кэрол удалось меня убить, она бы выиграла по всем линиям – Анджело-то ведь искренне поверил, что стреляла Джанет!


* * *


Прощаясь с Тарчинини на аэродроме, Элмер уверял итальянца, что пребывание такого гостя под его крышей прославило дом Лекоков. Маргарет ограничилась заявлением, что она счастлива, но никто так и не понял, почему именно. Патриция очень мило расцеловала отца Джульетты, а тот пригласил ее в Верону, обещав научить смеяться по-настоящему. Дженет Паркер тоже поцеловала Ромео в благодарность за все, что тот для нее сделал. Стив Мерси тепло пожал руку и обещал написать о своей дальнейшей судьбе. Анджело с радостью принял поцелуй веронца и уверения, что без него дело, возможно, не разрешилось бы так благополучно. Разумеется, на самом деле Ромео вовсе так не думал. Все эти объятия и поцелуи наверняка скандализировали бы бостонский высший свет, и Маргарет, поджав дрожащие от негодования губы, отвернулась. Зато Черити, крепко обхватив Тарчинини, наградила его поцелуем, достойным «Первопоселенок Запада», и вырвала у итальянца обещание присылать ей «Кьянти». Чудесное итальянское вино навсегда отвратило старую деву от скучных напитков, которыми ее пичкали всю жизнь. Сайрус, гораздо более смущенный, чем хотел показать, от души обнял тестя и, совершенно искренне поблагодарив за полученный урок, обещал как можно скорее вернуться в Верону, ибо с каждым днем все больше страдает от ностальгии по Италии. Наконец все отошли в сторонку, оставив Тарчинини наедине с дочерью.

– Ma que, Джульетта, надеюсь, ты не собираешься плакать, а?

– Но ты-то ведь плачешь!

– Ну, я не нарочно… Послушай, моя Джульетта, я уже не молод, и если ты быстренько не вернешься домой, запросто могу умереть от тоски… Слышишь? Я умру от огорчения!

– Ma que! Подожди хоть до моего возвращения, а?

– Постараюсь, но не заставляй меня томиться слишком долго… иначе найдешь только хладный труп!

Пьянея от нежности и разделенной печали, они не без удовольствия рыдали в объятиях друг друга. Стюардессе пришлось напомнить Ромео, что самолет ждет его одного. Веронец с сожалением оторвался от дочери.

– Я уезжаю с разбитым сердцем, моя Джульетта… Но, между нами говоря, твои американцы не такие уж асы, верно?

– Лучше прямо скажи: им далеко до тебя!

– Ma que! По-моему, я так и сказал, верно?

И Ромео рассмеялся тем заразительным смехом, что тридцать лет назад пленил другую Джульетту, теперь ожидавшую его по ту сторону Атлантики вместе с детишками…

Примечания

1

См. роман Ш.Эксбрайя «Жевательная резинка и спагетти».

2

Блюдо из телячьей голяшки с косточкой. Подается с рисом и томатным соусом. – Примеч. перев.

3

Вид пельменей. Бывают как с мясной, так и с овощной начинкой. – Примеч. перев.

4

См. Ш. Эксбрайя «Жвачка и спагетти».

5

См. Ш. Эксбрайя «Жвачка и спагетти».

6

Так называют мэра города в Италии.

7

Здесь: «Мой добрый друг… Мой добрый друг… (англ.).

8

Боже мой! (итал.)

9

Благодарение Богу (итал.)


home | my bookshelf | | Расследование по-итальянски |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу