Book: Край земли у моря



Край земли у моря

Роман Перевод с английского

 ISBN 978-985-539-007-8© Каммингс М., 2011

Оформление. ООО «Современная школа», 2011




Мы все ангелы-хранители, оберегающие друг друга от тьмы.

 Дин Кунц


ПРОЛОГ


— Значит, она жива? — женщина, спросившая это, смотрела со странным выражением, тут смешалось все — страх, недоверие, радость. Ледяными пальцами она судорожно вцепилась мужчине в руку.

— Да.

— Вы из полиции?

Они все еще стояли в дверях. В глубине холла, за спиной у женщины, показалась девочка.

— Мама, что случилось? — спросила она испуганно.

Но женщина не замечала ее — сейчас она не видела никого и ничего, кроме человека, стоявшего перед ней.

— Нет, я не из полиции... и не газетчик. — Он едва заметно усмехнулся, вспомнив, как она приняла его за одного из этих самых газетчиков и почти два часа продержала на крыльце.

— Мама!

На этот раз женщина услышала и обернулась.

— Кэти, иди к себе! Ничего не случилось, все в порядке, ступай!

Не дожидаясь, пока девочка выполнит распоряжение, она снова повернулась к нежданному гостю. Тот успокаивающим жестом положил свободную руку ей на запястье и тихо сказал:

— Миссис Тери, не волнуйтесь, не надо. Она жива, и с ней все в порядке.

Женщина начала приходить в себя. Восковая бледность, покрывавшая ее лицо, постепенно исчезала, лишь глаза смотрели с прежним испугом и недоверием. Отступив на шаг, она потянула мужчину за собой, продолжая держать его за руку, словно опасаясь, что он может внезапно исчезнуть. Другой рукой она судорожно прижимала к себе небольшую фотографию.

Этой фотографии было уже больше года — он сам сделал ее и знал, что на ней изображено: девушка, совсем молоденькая, в джинсах и светлой футболке. Она радостно улыбается, глядя прямо в камеру, а в руках у нее игрушечный тигренок — белый с черными полосками.

Сходство между этой девушкой и девочкой, все еще настороженно стоявшей в глубине холла, было разительным: светлые, почти белые, волосы, голубые глаза, золотистые веснушки — если бы не разница в возрасте, их легко можно было принять за близнецов.

— Проходите, пожалуйста, — женщина вспомнила о правилах приличия, отдернула руку и отступила на шаг. Обернувшись, она заметила девочку и повторила: — Кэти, иди к себе, не мешай — мне нужно поговорить с этим человеком.

На этот раз дочь послушалась и медленно, явно пытаясь еще хоть что-то услышать, пошла на второй этаж.

Секунду поколебавшись, женщина сказала:

— В гостиную — сюда, пожалуйста.

Мужчина прошел за ней и уселся на предложенный стул. Она села напротив и повторила — уже не спрашивая, а утверждая:

— Значит, она жива...

— Да, миссис Тери, она жива.

Женщина болезненно зажмурилась и, подняв руку, затрясла ею, словно пытаясь остановить собеседника.

— Пожалуйста, не надо, не надо. Я взяла фамилию отца, теперь я Дороти Кэмптон!

— Хорошо, мисс Кэмптон... да не волнуйтесь вы так. С ней действительно все в порядке.

— Я все эти годы не знала... А вы уверены?! Где она?!

— Она в безопасности, — сказал мужчина, — за границей. — Замялся, но потом все-таки попросил: — Мисс Кэмптон, верните мне, пожалуйста, фотографию... для вас у меня есть другая.

Мгновение промедлив, женщина протянула ему снимок — потом отдернула назад, еще раз взглянула на него — и снова протянула, уже более решительно.

Мужчина взял фотографию и спрятал ее во внутренний карман пиджака. Достал бумажник, вынул из него другую и вложил женщине в руку.

— Эта — для вас. Она сделана неделю назад.

Та же девушка так же радостно улыбается, только на руках у нее уже не игрушечный тигренок. Ребенок, совсем маленький, с такими же светлыми, как у нее, волосами; он тянет ручонку к ее лицу, а она, смеясь, пытается повернуть его так, чтобы он смотрел в объектив...

И именно взгляд на эту фотографию — такую домашнюю и мирную — разбил тщательно собранное по кусочкам самообладание женщины. Лицо ее исказилось, она попыталась что-то сказать — и внезапно зарыдала, уронив голову на сложенные на столе руки и уже не стесняясь сидевшего перед ней мужчины.

Он осторожно и не слишком уверенно дотронулся до плеча женщины.

— Мисс Кэмптон, успокойтесь, пожалуйста...

— Семь лет... семь лет, — она подняла залитое слезами лицо, — каждый день я думала... я не знала...

— Мисс Кэмптон...

— Это ее ребенок?

— Сын, — в голосе мужчины прозвучала гордость, — ему уже полгода.

— Значит, у меня есть внук. Как его зовут?

— Мисс Кэмптон, я отвечу на некоторые ваши вопросы, но чуть позже. А сейчас успокойтесь, пожалуйста, и послушайте меня...

— Давайте пройдем на кухню, — сказала женщина. — Мне нужно... пожалуйста, давайте поговорим там.

На кухне она, казалось, почувствовала себя немного спокойнее. Еще раз, взглянув на фотографию, спрятала ее в карман передника, поставила чайник и села за стол напротив мужчины.

— Так что вы хотите мне сказать? — спросила она уже без слез в голосе.

— В ближайшее время дело... Кэролайн снова будет открыто — мы хотим добиться того, чтобы с нее были сняты все обвинения. Когда в полиции узнают, что она жива, вас могут снова вызвать на допрос. Я бы не хотел, чтобы кто-нибудь там узнал о моем визите, лучше всего просто сделайте вид, что ничего не знаете. Если будут давить — свяжитесь с ее адвокатом. Денег вам это стоить не будет, а он сумеет вас защитить.

— Но зачем... зачем это?! Неужели нельзя оставить все как есть?! Ведь в городе про эту историю постепенно забыли... а теперь все начнется сначала. Зачем?! Вы не представляете, что нам пришлось пережить!

— Представляю, мисс Кэмптон. Мы постараемся, чтобы вокруг этого дела не было никакой шумихи. Но Кэролайн должна, наконец, перестать бояться, что ее случайно узнают и арестуют. — Мужчина достал визитную карточку и протянул женщине. — Вот данные адвоката. И если вам потребуется помощь... или вы захотите что-то передать Кэрри — он знает, где меня найти.

Женщина нерешительно взяла карточку, мельком взглянула на нее и тоже сунула в карман передника. Спросила то, что не решалась спросить до сих пор:

— Кто... вы?

— Ее муж.


Уже семь лет Дороти Кэмптон не видела свою старшую дочь, и в ее представлении она оставалась все той же пятнадцатилетней девочкой — светленькой, голубоглазой и веснушчатой, очень похожей на Кэти.

Семь лет назад Кэролайн ушла из дома, чтобы никогда больше туда не вернуться — ушла, перед этим зарезав собственного отца кухонным ножом. С тех пор, как Кэрри исполнилось двенадцать лет, он сожительствовал с ней — а в тот день сказал, что собирается «заняться» и ее младшими сестрами.

Дороти знала, что ее муж регулярно насилует дочь, но молчала. При виде него она цепенела от ужаса и боялась даже шевельнуться — он избивал ее по любому поводу, не соразмеряя сил, выбивая зубы и ломая кости. Сколько раз она попадала в больницу, объясняя там, что упала с крыльца или поскользнулась на лестнице!

В ту ночь, когда Кэрри убила отца, Дороти помогла ей собраться, отдала все деньги, которые были в доме — и с тех пор больше ничего о ней не слышала. Когда полиция предъявила ей полуразложившийся труп какой-то девушки, она опознала в нем Кэрри, надеясь, что теперь ее дочь перестанут искать по всей стране. Впрочем, до этого дня она не знала наверняка — а может, это и вправду была Кэролайн?

Полиция пыталась доказать соучастие Дороти в убийстве, а когда не вышло — обвинила в попустительстве насилию над несовершеннолетней. Ее судили — срок, слава богу, был условный — чуть не лишили права воспитывать дочерей и мучили постоянными проверками. Но хуже всего было то, что творилось в городе.

Многие горожане не могли поверить, что такой приятный человек, как Патрик Тери — местный уроженец, рубаха-парень, заядлый игрок в дартс — и вдруг оказался в чем-то виноват. Да нет, быть такого не может! Кто угодно — только не он. Наверняка дочь сама его соблазнила, а потом зарезала из ревности к матери! Газеты раздували сплетню еще больше, ходили слухи, что отец сожительствовал не только с Кэрри, но и с остальными дочерьми. Девочки, до сих пор не знавшие ничего — мать и Кэрри, как могли, пытались уберечь их от этого кошмара — внезапно узнали все, с подробностями, слишком рано для своего возраста: Трейси тогда было двенадцать лет, а Кэти всего восемь.

Дети жестоки — более жестоки, чем взрослые — и сплетни, которые шепотом повторяли во многих домах, сделали жизнь девочек невыносимой. Больше года они отказывались ходить в школу — одноклассники дразнили их и обзывали «папина жена».

С тех пор прошло долгих семь лет. Кошмарная история постепенно, если и не забылась, то перестала вызывать интерес у горожан, и теперь Дороти уже могла выйти на улицу, не боясь косых взглядов.

Но раз этот человек говорит, что дело снова будет открыто — значит, все начнется сначала?!

Он — муж Кэрри. Неужели это, правда?! Ей трудно было даже представить себе такое — представить его рядом с ее дочерью.

Худой, невысокий, смуглый... скорее, загорелый, с волосами песочного цвета — одна прядь все время падает на лоб, и он поправляет ее машинальным жестом. Узкое лицо, небольшой рот с тонкими плотно сжатыми губами. Держится спокойно и уверенно. В целом производит вполне приятное впечатление. Но ему, же лет сорок... даже, кажется, больше!..


Эта женщина, смотревшая на него застывшими глазами, словно он сообщил нечто ужасное, на несколько секунд вывела мужчину из себя. Поэтому он сказал, немного резче, чем собирался:

— Мисс Кэмптон, у нас не так много времени — через час я должен буду уехать. Если у вас есть ко мне вопросы... я не обещаю, что отвечу на все, но на какие-то, наверное, смогу. Только не спрашивайте, пожалуйста, где Кэролайн и как ее сейчас зовут.

— Неужели вы думаете, что я скажу об этом кому-нибудь... особенно полиции?!

— Они умеют очень сильно давить. Я предпочитаю не рисковать. Надеюсь, через несколько месяцев эта история закончится — тогда вы сможете узнать все, что захотите.

— Вы выпьете кофе?

— Да, не откажусь.

Налив кофе, женщина вытащила из холодильника тарелку со сладким пирогом, поставила на стол и неожиданно спросила:

— Кэрри... печет такие? Не забыла еще?

— Нет, — мужчина улыбнулся, — она очень любит готовить... Мисс Кэмптон, не волнуйтесь за нее — у нее действительно все хорошо.

— Как она жила все эти годы? Вы давно ее знаете? Сказать, что ее дочь была проституткой? Зачем?

Чем меньше людей об этом будет знать — тем лучше. Да и... ни одной матери не хотелось бы услышать такое про родную дочь. Поэтому он ответил только на второй вопрос:

— Мы познакомились в тот день, когда Кэрри исполнился двадцать один год, и поженились уже больше года назад.

— Трейси тоже замужем, скоро у нее будет ребенок. Вы же понимаете, что Кэрри нельзя возвращаться сюда, даже если ее оправдают. В городе снова начнут говорить... люди только-только забыли об этой истории!

— Она не вернется. Я просто хочу, чтобы она перестала бояться.

Женщина вгляделась ему в глаза — и, кажется, наконец, поверила. Он и сам хорошо понимал, что возвращение его жены в этот город не принесло бы радости ни ей, ни ее семье.

— Она... простила меня?

— Она никогда ни в чем не обвиняла вас. Ей бы это и в голову не пришло.

— А вы? — неожиданно спросила она.

Сказать ей, что на ее месте он бы убил человека, подобного ее мужу, сам, не дожидаясь, пока это сделает девочка? А зачем? Имеет ли он право судить ее?

Мужчина, молча, покачал головой.


ГЛАВА ПЕРВАЯ


Он думал, что Дороти станет взахлеб расспрашивать его о дочери, о внуке, но вопросов было значительно меньше, чем он предполагал. И все-таки эти вопросы заставили его о многом вспомнить — в том числе о том, о чем она не спросила — и сидя в самолете, уносившем его обратно в Нью-Йорк, Делвин Бринк никак не мог заснуть; растревоженная память подбрасывала ему все новые и новые картины прошлого.

Имя «Кэролайн» было ему чуждо и непривычно, и в разговоре с мисс Кэмптон Делу приходилось все время следить за собой, чтобы не назвать ненароком свою жену ее теперешним именем — Карен.

Это имя принадлежало ей уже больше шести лет, с тех пор, как она воспользовалась документами умершей подруги — Карен Мэнсфилд.

Так ее звали и в тот дождливый осенний вечер, когда они познакомились — уже больше полутора лет назад. Сейчас Дел не представлял себе, что могло быть иначе, что он мог не встретить ее, не узнать, пройти мимо. Часто ему казалось, что его жизнь — его настоящая жизнь — началась именно в тот день, когда они встретились...


Ему было всего девятнадцать лет, когда слово «Вьетнам» прочно обосновалось на первых полосах газет. Он поехал туда добровольцем, не дожидаясь призывной повестки и едва ли толком представляя себе, что такое война — но уверенный, что поступает правильно. Так же правильно, как тогда, когда за месяц до отъезда, узнав, что девушка, с которой он встречался, ждет ребенка, женился на ней.

Домой вернулся уже не тот беззаботный, веселый и даже в чем-то наивный мальчишка, которым Дел был когда-то. За три года службы в «зеленых беретах» он хорошо успел узнать, что такое смерть, и почти забыл, что такое мирная жизнь.

Родина встретила его не так, как мечталось. В обществе становились все более популярны левые взгляды, и жене Дела — амбициозной молодой адвокатессе, работавшей в крупной и престижной вашингтонской фирме — был «не ко двору» муж-ветеран, не стыдившийся, к тому же, своего военного прошлого. Еще одной причиной семейных конфликтов стало его нежелание «попробовать себя» в политике — ведь, по ее мнению, используя семейные связи и знакомства, он мог бы сделать неплохую карьеру!

Пару лет Дел проучился в университете, пытаясь приспособиться к не слишком хорошо складывающейся семейной жизни, но потом ему предложили работу за границей — и он ухватился за нее. Не только из-за денег — больше из-за возможности уехать куда-то.

Почти двадцать лет он провел в Латинской Америке, приезжая в Штаты лишь ненадолго, в перерывах между назначениями. Разные страны, разные должности: третий секретарь посольства, политический советник посла, заместитель военного атташе — но все это служило лишь прикрытием для работы сотрудника ЦРУ, которым он был на самом деле.

Возможно, он проработал бы так до пенсии. И, возможно, так и прожил бы всю жизнь со своей первой женой — они виделись от силы пару месяцев в году и были настолько далеки друг от друга, что им не из-за чего было даже ссориться.

Но судьба решила иначе. Четыре года назад, работая в Колумбии, Дел случайно попал в руки повстанцев. Год в плену, в нечеловеческих условиях — его камерой была яма, выкопанная в земле и прикрытая решеткой. Яма, глубиной футов восемь, а шириной — всего три с половиной, яма, которую в сезон дождей заливало водой почти доверху. Издевательства, унижения, голод, бессонница...

Каким чудом, почти ничего не соображая, с ногами, изъеденными язвами, ослабевший и истощенный, он сумел бежать? Как выбрался из джунглей? Дел и сам прекрасно понимал, что шансов у него не было — ему просто повезло.

Почти полгода он провел в больнице, измученный кошмарами и бессонницей — физическое здоровье восстановилось быстрее. И тут — новый удар, пожалуй, самый страшный: в одной из газет появилась статья с броским заголовком: «убийца на службе американской демократии» — статья, материал для которой дала его жена.

Ведь именно ей он рассказал, что при побеге вынужден был убить двух охранников — совсем молодых, еще подростков, но вооруженных автоматами и мачете. Знала она и про Вьетнам, и про двадцать лет работы в ЦРУ — обо всем этом тоже говорилось в статье.

Зачем она сделала это? Из ненависти, копившейся долгие годы? Или ей просто нужен был повод для развода — а любой нормальный человек поймет женщину, не желающую жить с убийцей! А может, она надеялась, что в его состоянии этого будет достаточно, чтобы он умер от «естественных причин» — или сам свел счеты с жизнью? Ведь тогда развод бы вообще не потребовался — а значит, не пришлось бы делить имущество!

Но Дел не умер, не покончил с собой... даже не сошел с ума — хотя попал на три месяца в клинику для нервнобольных. Развод был неизбежен, дочь приняла сторону матери — и он остался один, опустошенный и измученный непрекращающимися кошмарами...

В стриптиз-бар Дел в ту ночь забрел случайно — ему было все равно, куда идти, просто его психотерапевт рекомендовал, чтобы он хоть иногда выходил из дома и бывал на людях.

Два подвыпивших парня приставали к стриптизерке... точнее, били ее в туалете. Он заступился за девушку — почти инстинктивно — а потом решил сделать доброе дело и подвезти ее домой. А привез к себе, тоже, в общем-то, случайно — не хотелось ждать, пока рассосется пробка в туннеле.

Ночью она предложила ему себя, так же легко и просто, как предложила бы чашку кофе — и невольно заставила почувствовать, что он все еще жив. А утром ушла, едва махнув на прощание рукой.



Через пять дней он разыскал ее, и с тех пор они не расставались.

Им было хорошо вместе — двум людям, нашедшим друг друга. Эта девочка — веселая, легкая, нежная, упрямая — девочка, которая умела радоваться жизни и верила в добро... только встретив ее, Дел понял, что все, что было до того — было неправильно, а настоящая жизнь — именно эта, наполненная светом и радостью, ее смехом и прикосновениями.

О том, что она живет под чужим именем и до сих пор боится, что за ней придет полиция, он узнал через полгода после их встречи. К этому времени он подал в отставку — связь с бывшей проституткой не могла быть одобрена руководством ЦРУ, и поставленный перед выбором: Карен — или работа, Дел не колебался ни минуты.

Она не сразу согласилась выйти за него замуж, считая, что ее прошлое, если о нем кто-нибудь узнает, может бросить тень и на него. Но он уговорил ее, нашел другую работу — на заводе фирмы «Петролеум Текнолоджи» в Венесуэле1 — и увез Карен туда. Это было год назад...

 Они никогда еще не расставались так надолго — почти на неделю!

Когда самолет приземлился в Ла-Гардиа, было уже заполночь. Дорога до дома не заняла и получаса, и, едва войдя в квартиру, Дел сразу подсел к телефону и набрал знакомый номер.

— Да?! — Карен отозвалась сразу, после первого же гудка.

— Привет! Ты еще не спишь? — он спросил это специально, прекрасно зная, что она ждала его звонка и не легла бы спать, не дождавшись.

— Де-ел! — в трубке раздался смех, такой легкий и радостный, что и сам он невольно рассмеялся — впервые за весь день.

— Ну, как вы там?

— Да все так же... Хорошо, что ты, наконец, позвонил.

— Соскучилась?

— Ты же знаешь!

— Я знаю... я хочу услышать.

— Соскучилась... очень-очень соскучилась.

— А как там Томми?

— Ой, ты знаешь, он, кажется, пытается говорить! Я спрашивала у Лори, так она говорит, что отдельные осмысленные слова возможны и в этом возрасте! Тем более, что он такой умный!

— И что он пытается сказать? Мама?

И снова легкий и веселый смех.

— Ты не поверишь... по-моему, это что-то вроде «Мафи» или «Маси»!

Дел не выдержал и расхохотался. Манци... этого следовало ожидать. Их кошка проводила с Томми почти все время — вылизывала его, спала рядом, согревая своим телом, и, кажется, искренне считала себя главной в вопросе воспитания. Когда Томми приносили с прогулки, она тут же начинала обнюхивать его и проверять, все ли в порядке.


1Действие романа происходит в начале 90-х годов, еще до прихода к власти в Венесуэле известного своей антиамериканской позицией президента У.Чавеса.


 Немудрено, что ее имя и было первым словом, которое пытался произнести ребенок!


— Поцелуй его от меня.

— Хорошо. Когда ты приедешь, у меня для тебя будет сюрприз!

— Какой?

— Не скажу!

— А что тебе привезти?

— Ну... не знаю. Может, крем от веснушек?

— Ни за что! — Он любил ее веснушки — золотистые, делающие лицо еще более милым и

веселым. Карен прекрасно это знала — и сейчас явно дразнилась.

— А можно, я хоть постригусь к твоему приезду — коротко-коротко? Сейчас это, говорят, модно!

— Не смей! И краситься тоже не смей — сразу говорю!

— А татуировку сзади можно?

— Я тебе покажу татуировку!

— А где она у тебя? Я чего-то до сих пор не нашла...

— Послезавтра поищешь еще! Хулиганка, перестань дразниться — ведь знаешь, что делаешь!

— Знаю!

— Мне еще до послезавтра терпеть!

— Мне тоже... — голос стал унылым, — скорей бы уж!

— Ладно, иди, ложись спать. Завтра я звонить уже не буду — позвоню из аэропорта, когда прилечу. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи...

Вот и все... Но Дел чувствовал себя так, словно умылся живой водой — улыбка сама наползала на лицо, от усталости не осталось и следа. Заходя в ванну, он подпрыгнул, хлопнул ладонью по притолоке и тут же машинально оглянулся — не видел ли кто его несолидного жеста?

Перед сном он проверил автоответчик и удивился, услышав дожидавшееся его сообщение: завтра к часу дня его приглашали прибыть в центральный офис компании «Петролеум Текнолоджи» на совещание по вопросам безопасности.

Странно — только позавчера он был там, и никто ни единым словом не упомянул о том, что планируется такое совещание. Уж не случилось ли чего-нибудь?..

Дел ненадолго задумался, пытаясь понять, что это может значить — но потом решил не ломать попусту голову, тем более что спать оставалось всего несколько часов.


ГЛАВА ВТОРАЯ


В Балтимор, где располагался офис, Дел прибыл минут за десять до назначенного срока. Стоило ему появиться в приемной, как секретарша пригласила его в кабинет, и, взглянув на сидевших за столом людей, он понял, что произошло нечто весьма серьезное.

Владелец «Петролеум Текнолоджи» Джей Ти Меллер и его референт — ну, это было более-менее понятно. Сай Питерс, возглавляющий службу безопасности компании — тем более понятно. А вот присутствие здесь Фрэнка Мэрфи, директора завода, где Дел работал, явилось для него совершенной неожиданностью. Неделю назад, прощаясь с ним, Мэрфи ни словом не обмолвился, что тоже собирается в Штаты!

И еще двое... именно их присутствие и встревожило Дела больше всего — он сразу вспомнил одного из них: ЦРУ, оперативный директорат, отдел Латинской Америки... Очевидно, второй тоже был оттуда — судя по тому, что они сидели вместе.

Дел бросил короткий вопросительный взгляд на Мэрфи. Тот слегка пожал плечами, словно говоря: «Сам ничего не знаю».

— Это Делвин Бринк — заместитель директора завода по безопасности и кадрам. Теперь все в сборе, так что начнем, — объявил Меллер. — Сейчас мистер Лэнгворт, — кивнул он в сторону одного из сотрудников ЦРУ, того самого, лицо которого Делу было знакомо, — посвятит вас в суть дела. Прошу!

— Как некоторые из присутствующих уже знают, я и мой коллега представляем здесь Центральное Разведывательное Управление Соединенных Штатов, — начал Лэнгворт, после чего сделал паузу и обвел глазами присутствующих, словно ожидая, что все сейчас подскочат и встанут по стойке «смирно». — Согласно полученным нами сведениям, есть основания предполагать, что на вашем заводе в ближайшее время может произойти крупный теракт...

Из дальнейших объяснений, данных вое тем же напыщенно-официальным тоном, Делу стало ясно, что, хотя сотрудники ЦРУ, возможно, чего-то и недоговаривали, но, похоже, и сами они знали не намного больше, чем сочли нужным сообщить.

Суть дела была достаточно проста. По данным ЦРУ, некая исламская организация крайне правого толка намеревалась совершить крупный теракт на одном из американских объектов в Венесуэле, приурочив его к годовщине гибели одного из своих главарей, расставшегося с жизнью (читай, ликвидированного ЦРУ, «перевел» для себя это обтекаемое выражение Дел) в августе прошлого года. Точная дата смерти этого человека была неизвестна — он умер в больнице, этот факт несколько дней тщательно скрывали даже от его соратников. На какой объект нацелились террористы — неизвестно. Кто именно будет осуществлять теракт — неизвестно. Характер теракта — неизвестен...

Да-а, негусто... Впрочем, проработав в ЦРУ почти двадцать лет, Дел прекрасно понимал, что иногда приходится иметь дело и с такими неполными и непроверенными данными — в любом случае, игнорировать подобное предупреждение нельзя.

— Наши аналитики считают, — продолжал Лэнгворт, — что завод «Петролеум Текнолоджи» Наряду с несколькими другими объектами может быть, мишенью террористов. Поэтому мистер Меллер уже согласился с некоторыми предложенными нами мерами...

Ничего особо нового они, разумеется, не предложили — да и что можно предложить в подобной ситуации?! Усилить охрану, тщательно проверять всех новых работников — ну, это и так понятно. С начала августа и до конца «опасного периода» на заводе будут на всякий случай находиться два-три агента ЦРУ. Никто из работников завода ничего не должен знать — не дай бог, начнется паника.

На этом Лэнгворт иссяк и поинтересовался, нет ли у присутствующих вопросов.

— Сколько всего объектов взято под контроль? — это было первое, что спросил Дел.

— Девять.

— А именно?

— Посольство, военная база, три нефтехранилища, совместное нефтеперерабатывающее предприятие, офисы двух крупных американских компаний в Каракасе и... ваш завод.

— Цель теракта — человеческие жертвы, материальный ущерб, психологическое давление?

— Неизвестно, — это было сказано после короткой, едва заметной паузы.

— Мистер Бринк, если я не ошибаюсь, вы сегодня вечером вылетаете обратно в Каракас? — спросил другой сотрудник ЦРУ, до сих пор не промолвивший ни слова.

— Ночью, в четыре пятнадцать, — ответил Дел.

— Послезавтра, в десять утра, в здании посольства состоится еще одно совещание — уже на уровне местной резидентуры. К этому времени, возможно, появятся какие-то новые данные, мы над этим сейчас работаем.

— Итак, Бринк, что вы думаете по поводу всего этого? — спросил Меллер, когда после ухода цэрэушников в кабинете остались только «свои». — Исходя из вашего опыта — насколько это предупреждение серьезно?

— Весьма серьезно. Если такой теракт, действительно, планируется, то наш завод — одно из наиболее подходящих мест.

— Что вы имеете в виду? — заинтересовался Питере.

— Посольство — цель маловероятная, слишком хорошо охраняется. Военная база — тем более. Совместный завод — сомневаюсь, чтобы они наметили его, если есть чисто американские объекты. Так что на самом деле остается всего шесть более-менее реальных мишеней. Может быть, послезавтра я узнаю что-то новое.

— У вас уже есть какие-то предложения?

— Да. Мне необходимы данные о том, какие именно участки производства наиболее опасны с точки зрения теракта — то есть на каких участках взрыв или поджог может повлечь за собой крупный ущерб и человеческие жертвы. В этих местах потребуется установить дополнительные камеры наблюдения — как с записью, так и с непосредственным мониторингом. Кроме того, необходимо усилить охрану поселка, особенно по ночам — для этого нужны люди и техника. Еще — проверка всех транспортных средств, въезжающих на территорию завода и поселка. Запрет на вход в поселок посторонних...

— Вы больше говорите о поселке, чем о самом заводе, — задумчиво протянул Меллер.

— Я почти уверен, что террористы заинтересованы, прежде всего, в человеческих жертвах. Боюсь, что они, — Дел кивнул на дверь, — тоже это знают, но не хотят говорить. А в поселке — больше двухсот американских граждан. И охраняется он пока что хуже, чем завод.

Меллер медленно наклонил голову, словно соглашаясь.

— Хорошо. После того как мы закончим, сядьте с Питерсом, составьте список того, что вам понадобится. За безопасность завода... и поселка отвечаете вы и решать, какие меры принимать — тоже вам, — он обернулся к директору завода, — Мэрфи, Бринк получает карт-бланш на любые меры безопасности — вплоть до полной остановки производства в случае необходимости. У вас есть вопросы?

— Моя жена давно собиралась навестить дочь, — неуверенно, почти просительно, начал Мэрфи. — Я хотел бы, если можно, чтобы она поехала... я ей не скажу ничего, она давно собиралась... — все тише и тише продолжал он, оглядывая присутствующих.

— Ясно, — кивнул Меллер. — Бринк, вы тоже хотите отправить семью на время в Штаты?

Дел покачал головой.

— Нет. Так что отъезд жены Фрэнка подозрений не вызовет.

— Ну что ж, — подытожил Меллер, — все свободны. Бринк, останьтесь ненадолго, пожалуйста.

Оставшись наедине с Делом, Меллер задумчиво посмотрел на него и внезапно спросил:

— Бринк, вы не хотели бы вернуться в Штаты еще до истечения срока договора?

— Почему?

— Питерсу полтора года до пенсии. Если он уйдет — я могу предложить вам его место.

Вернуться домой... это было бы неплохо — если к тому времени Карен уже будет оправдана.

— В принципе я не против... Но думаю, к этому вопросу стоит вернуться несколько позже — тогда, когда будут известны конкретные сроки.

— Хорошо. Собственно, я попросил вас остаться еще и потому, что хотел сказать вам следующее: вы работаете на меня — на меня, а не на ЦРУ! — и не забывайте этого. Ваша забота — завод, а не охота на террористов, и не позволяйте ЦРУ вовлечь вас в их игры. Они не имеют права ничего требовать от нас — вам, и только вам, решать, на что из предлагаемого ими соглашаться, а на что нет.

— Ясно, — кивнул Дел.


Когда он вышел из кабинета, на столе у секретарши его ждала записка от Мэрфи:

«Дел! Жаль, что не удалось толком поговорить, но мне уже пора двигаться. На заводе я буду в понедельник, привезу все материалы, о которых мы сегодня говорили. у меня к тебе небольшая просьба: прихвати, пожалуйста, с собой на завод одного инженера-химика из исследовательской лаборатории «Петролеум» в Италии. Я понимаю, что в теперешней ситуации это несколько некстати, но его командировка была запланирована заранее, и он специально прилетел несколько дней назад из Турина. Ему заказан билет на тот же рейс, что у тебя. Он пробудет на заводе пару месяцев, Меррик уже в курсе».

— Энрико Эта просил передать, что он ждет вас в двести двенадцатой комнате, — сообщила секретарша.

Итальянский инженер — высокий красавец лет тридцати со смоляными кудрями и жгучими черными глазами, правда, в очках — казался воплощением словоохотливости, экспансивности и дружелюбия. Он тут же предложил называть его Рики — производное от Энрико, после чего Делу ничего не оставалось, как позволить называть себя Делвином.

Переполненный впечатлениями от своего первого визита в Штаты, итальянец болтал почти непрерывно. Второй темой его монологов — кроме восхищения красотами Америки — были женщины. Дел не сомневался в компетентности Рики в этом вопросе и надеялся, что тот хоть когда-нибудь заткнется.

Всю дорогу до Нью-Йорка Дел гнал на предельной скорости, стараясь как можно быстрее избавиться от навязанной ему обузы — ему хватило получаса общения с итальянцем, чтобы заработать головную боль. Кроме того, многое из сказанного сегодня на совещании нужно было еще раз обдумать. Поэтому он решительно отклонил приглашение Рики поужинать вместе, сослался на семейные дела и высадил его в районе Манхеттена, договорившись встретиться прямо в самолете.

Уже завтра вечером Дел рассчитывал быть дома, но совещание в посольстве поломало все его планы. Еще целые сутки без Карен... А она наверняка готовит праздничный обед и заранее радуется!

Как ни странно, к телефону никто не подошел, и Дел забеспокоился — в Венесуэле была уже почти ночь. Набрал номер снова — и снова никто не взял трубку.

Другого выхода не было — с тяжелым вздохом он набрал еще один номер. Там ответили сразу:

— Слушаю!

— Мисс Дензел, добрый вечер. Извините, что беспокою так поздно. Это Делвин Бринк. Карен случайно не у вас?

— Нет. — Ответ был достаточно холодным — впрочем, иначе эта женщина ни с кем из мужчин и не разговаривала.

— Вы не в курсе, где она может быть? — Дел говорил изысканно любезно, хотя про себя подумал: «Феминистка хренова, чтоб тебя...»

— Да, в курсе.

Все слова из нее приходится клещами тянуть! Зараза!

— С ней все в порядке?

— Да.

— Так где же она? — он был уже на пределе, хотя продолжал говорить ровно любезным тоном.

— Мне не следовало, конечно, вам говорить... Ну ладно. Она поехала вас встречать в аэропорт — подвернулась оказия до Каракаса, и бедная девочка решила сделать вам сюрприз. Томми у меня, а завтра днем за ним присмотрит Мануэла.

— Спасибо, мисс Дензел.

— Но вы уж постарайтесь, пожалуйста, не портить ей удовольствия и сделайте вид, что удивились...

— Разумеется. Еще раз спасибо, мисс Дензел. Прошу прощения, вас не очень затруднит, если Томми побудет у вас еще одну ночь? Выяснилось, что у меня есть послезавтра утром дела в посольстве — и я смогу приехать только после них. Я собственно, потому и искал Карен... Мальчик не доставляет вам особых хлопот, надеюсь?

— Он еще не в том возрасте, чтобы доставлять хлопоты. Хорошо, мистер Бринк, не беспокойтесь. У вас все?

— Да, благодарю вас. Спокойной ночи. Она не ответила — просто повесила трубку.

Трудно было найти двух более непохожих людей, чем Карен и Лори Дензел.

Черная, как грех, крепко сложенная сорокалетняя амазонка ростом больше шести футов, Лори презирала всех мужчин вместе и каждого из них в отдельности. Всех замужних женщин она считала несчастными жертвами мужской тирании, отсюда и эти дурацкие слова — «бедная девочка».

Работала Лори врачом в заводской больнице и была специалистом на все руки. Как узнал Дел из ее личного дела, до того она лет пятнадцать проработала в различных точках планеты, в «Корпусе мира», замужем никогда не была.

С Делом у нее установились отношения, напоминающие вооруженный нейтралитет. Друг друга они недолюбливали и до сих пор называли не по имени, а официально, но открыто неприязнь не высказывали — из-за Карен.

Карен подружилась с Лори сразу — буквально с первой встречи. Объяснить этого Дел не мог — но факт оставался фактом, Лори прощала Карен даже то, что та была замужем и не собиралась разводиться. Первое время она, правда, пыталась поучать Карен, как надо обращаться с мужем, чтобы не стать очередной «жертвой мужской тирании». Делу через третьи руки передали, что Карен в ответ смеялась — но даже это не поссорило ее с Лори.



В смысле заботы о Томми на Лори можно было положиться — она знала его с момента рождения в прямом смысле этого слова и очень любила — очевидно, потому, что мальчик был, как она выразилась, «еще не в том возрасте, чтобы причинять неприятности». Иными словами, еще не стал мужчиной — то есть бесчувственным и эгоистичным тираном, основной целью которого было третирование несчастных женщин.

Значит, Карен будет в аэропорту... Дел поймал себя на том, что невольно улыбается. Целые сутки до совещания, и никаких хлопот — только они вдвоем!

Все так же улыбаясь, он быстро собрался и вышел из квартиры — до отъезда нужно было успеть заехать еще к одному человеку.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Все звали его просто Томми...

Когда-то, ощутив на себе при первом знакомстве бесцеремонность, ехидство и своеобразное чувство юмора Томми, Дел мысленно окрестил его «человек-жаба» и испытал горячее желание дать ему по морде. Но очень скоро неприязнь исчезла, сменившись уважением и искренней симпатией, и сейчас он дорожил и гордился дружбой с этим человеком.

Бывший полицейский, ушедший в отставку по состоянию здоровья, Томми владел небольшой конторой, поставлявшей танцовщиц в стриптиз-бары не слишком высокого пошиба. Жил он один — в том же здании, этажом выше — и эти девушки заменяли ему семью.

Любая из них знала, что Томми всегда может помочь, поддержать советом и добрым словом, иногда — просто сказанной вовремя шуткой, а иногда — и чем-то более серьезным. Что бы ни случилось — разбушевавшиеся зрители, отказывающийся платить или требующий чего-то сверх оговоренных условий работы владелец бара — стоило только позвонить Томми, и все проблемы решались на месте.

Неизвестно, как сложилась бы судьба Карен, если бы не знакомство с Томми. Три года назад, зверски избитая клиентом-психопатом, она попала в больницу и вышла оттуда, понимая, что вернуться на улицу уже не сможет — любой подходивший близко незнакомый человек вызывал у нее ужас.

С рукой в гипсе, с дикими головными болями — последствиями тяжелого сотрясения мозга — едва ли она подходила на роль стриптизерки. Даже двигалась Карен тогда с трудом — сломанные ребра все еще давали о себе знать.

Почему Томми взял ее тогда к себе? Потому что за нее попросил Макдермот — его старый друг, с которым они когда-то вместе работали в полиции? Просто — пожалел? Или увидел в этой девушке что-то, затронувшее его душу? Дел никогда об этом не спрашивал...

Обычно Томми сидел в конторе до поздней ночи, поэтому Дел не стал даже звонить, уверенный, что застанет его на месте.

Дверь была заперта, и он постучал, а когда это не помогло — забарабанил кулаком.

— Мог бы двери и не ломать — я еще не оглох, — сообщил Томми, открывая. — Я уж думал, вообще не придешь.

— У меня самолет в четыре. Я у тебя часов до двух посижу — ничего?

— Валяй!

Неделю назад, увидев его после большого перерыва, Дел сразу заметил, что старик резко сдал. Впрочем, старик ли? Дел до сих пор не знал, сколько Томми лет — даже приблизительно. Патологически толстый и обрюзгший, он выглядел лет на семьдесят, но глаза — черные, пронзительные, умные и очень живые — неопровержимо доказывали, что их владелец значительно моложе.

Еще год назад Томми ходил без палки, да и лицо его не было таким серым. Сейчас он передвигался с явным трудом, тяжело опираясь на палку и останавливаясь передохнуть через каждые пять-шесть шагов — чтобы пройти через большую полупустую приемную в собственный кабинет, ему потребовалось минуты три. Правда, это не помешало ему, добравшись до стола и плюхнувшись в кресло, бросить Делу:

— Наливай!

— А стоит? — нерешительно спросил Дел. — Чего-то ты сегодня...

— А то я не знаю! Давай-давай, — махнул Томми рукой в сторону висевшего на дальней стене шкафчика.

Именно в этом шкафчике толстяк хранил весь свой запас шотландского виски — других напитков он не признавал — и гостям обычно вменялось в обязанность угощать и себя, и хозяина.

Пожав плечами, Дел налил два стакана и сел в свое обычное кресло напротив стола.

— Чего смурной-то? — спросил Томми. — Дома чего?

— Да нет, — мотнул головой Дел. Смутился, улыбнулся и признался: — Она меня встречать поехала, в аэропорт. Сюрприз решила сделать.

— Сюрприз — это хорошо, — протянул Томми. — У мамаши-то ее был?

— Был, — кивнул Дел. — Там все нормально, все живы-здоровы... — он запнулся, не зная, как передать ощущение, охватившее его после встречи с матерью Карен.

— Не так что-то?

— Не знаю даже... я думал, она больше обрадуется, — помимо желания Дела, в его голосе прозвучала чуть ли не обида. — Думал, она записку дочери захочет написать, или хоть на словах передать что-то попросит — а она... нет.

— Что, похоронили они уже ее?

— Да... пожалуй, так. То есть, конечно, мать плакала, и все такое. Но мне показалось, что...

— ...Что по ней — так лучше бы девочка мертвой была, а то еще, не дай бог, вернуться может, — подхватил Томми. — Так, что ли?

— В общем, да. Толстяк махнул рукой.

— Ладно, парень, не бери в голову. Я, в общем-то, чего-то похожего и ждал. Еще когда девочка мне эту историю рассказывала — сразу по душе резануло: что же это за мать, если она девчоночку вот так — деньги в зубы и с глаз подальше сплавила?! Ведь ясно было, что с ней дальше будет — в пятнадцать-то лет! Другая бы мать зубами и когтями вцепилась; как угодно — но защитить бы попыталась... — Томми вздохнул. — Ладно, чего сейчас говорить... Налей еще.

— Может кофе лучше? — нерешительно предложил Дел.

— А чего — сделай напоследок.

Отхлебнув кофе, Томми одобрительно кивнул, плеснул туда изрядную толику виски, остававшуюся в стакане — и снова с удовольствием отхлебнул.

— Да-а, так никто из моих девок заваривать не умеет... — «Своими девками» он, как обычно, назвал работавших у него танцовщиц.

Дел допил кофе и откинулся в кресле — говорить ни о чем не хотелось. Мысленно он вновь и вновь возвращался к сегодняшнему совещанию, вновь и вновь спрашивал себя: не лучше ли было бы все-таки поступить так же, как Мэрфи — отправить Карен на время в какое-то более безопасное место? Да, но куда?

Сэм, их адвокат, ясно дал ему понять, что приезд Карен в Штаты сейчас нежелателен — если ее арестуют, это сильно осложнит ситуацию. Конечно, вероятность ареста очень невелика — но не дай бог...

А может, он просто сам себя обманывает, ищет какие-то оправдания своему нежеланию расстаться с Карен даже на время? Да, но и Карен, не поняла бы его внезапного желания отправить ее неизвестно куда и непонятно зачем! А если сказать ей правду, тогда она точно никуда не уедет...

— Случилось чего? — врезался в его размышления скрипучий голос.

— Да нет, на работе там... всякие проблемы. Ладно, справлюсь, — Дел решительно выпрямился и улыбнулся.

— Ну что — вроде как прощаться нам с тобой пора, — неожиданно сказал Томми.

— Да нет, у меня еще час есть, — отозвался Дел.

— Я не про то... Я до последнего тянул — да теперь уж времени не осталось, — вздохнул толстяк, достал из ящика конверт и перебросил Делу. — Письмо ей тут написал — отдай... только не сейчас... потом.

Карен часто писала Томми — о самом интересном она предпочитала рассказывать подробно, а в письмах, по ее мнению, это получалось лучше, чем по телефону. Он тоже писал ей достаточно регулярно, так что в этом письме, казалось бы, не было ничего особенного — и все-таки...

— Когда — потом? — Дел напрягся, почувствовав неладное.

— Когда меня... — Томми резко мотнул головой и решительно докончил: — Когда меня не будет. — Заговорил быстро, слегка морщась, словно стремясь избавиться от чего-то неприятного. — Там... я пишу, чтобы на похороны не приезжала — нельзя ей сейчас в Штаты. Да и ни к чему это — ни ей, ни... тому, что от меня останется...

— Ты что? — перебил его Дел. Взглянул в глаза, осекся и тихо спросил: — Когда?

— Еще пара месяцев. Не говори ей пока. — Помолчал, потом вздохнул. — Теперь, кроме тебя, у нее никого не остается, — и не добавил вслух того, что и так прозвучало в этих словах: «Побереги ее...»

Дел сидел, смотрел на него — и все еще не мог поверить. Показалось, нужно что-то сказать или сделать — но что?

— Ладно, налей-ка лучше еще — и не сиди с такой перевернутой рожей. Я тебя что, еще и утешать должен?! — нарушил молчание Томми. Ухмыльнулся так же ехидно, как всегда. — Мне врачи предложили в больницу лечь — тогда, мол, может быть, и месяца три протяну. Да я там, через неделю с тоски загнусь, на их клистирах! А тут... пока я тут — я живой. Ну, чего сидишь-то? Наливай, говорю!

Дел встал, подошел к шкафчику, достал виски и переставил на стол.

— Чтобы далеко не бегать...

— Ну и умница, — кивнул Томми и сам налил им обоим по полстакана. — И хватит хоронить меня раньше времени — лучше расскажи что-нибудь повеселее. Как там крестник-то мой?

Они просидели вместе еще час — болтали о чем-то постороннем, прихлебывали виски, Дел снова сделал кофе. Оба прекрасно понимали, что больше никогда не увидятся — но говорить об этом было ни к чему.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Рики, про которого Дел, признаться, начисто забыл, нашел его еще в аэропорту. Стоило им зайти в самолет, как итальянец, обаятельно улыбаясь, поворковал со стюардессами и ухитрился поменяться с кем-то местами так, чтобы оказаться рядом с Делом. Тут же начал расспрашивать его о заводе, о жизни в Венесуэле, о местных обычаях — главный упор, разумеется, делался на женщин. По-английски он говорил неплохо — может быть, только чересчур правильно и с легким акцентом.

Дел не испытывал желания с кем-либо разговаривать и вскоре, сославшись на головную боль, извинился, закрыл глаза и сделал вид, что спит. Впрочем, Рики ничуть не обиделся и тут же куда-то исчез — Дел сильно подозревал, что в комнатку стюардесс.

На самом деле спать ему не хотелось — хотелось просто посидеть и помолчать. Томми... Как сказать об этом Карен? Если ему самому сейчас кажется, что из души вырвали кусок, то что же почувствует она? Еще два месяца...

Два месяца — значит, получается как раз в августе.

Рики вернулся часа через полтора — плюхнулся в кресло и откинулся на спинку, довольно улыбаясь.

— Какие красотки! Ты обратил внимание?

Дел молча мотнул головой — девушки как девушки, он не присматривался.

— Да ты что?! Там же есть одна такая! — у итальянца не хватило слов, и он показал волнообразным жестом. — Думаю, после Майами... — он не стал уточнять, лишь выразительно закатил глаза.

— Прямо в самолете? — невольно заинтересовался Дел.

— А где же еще? — Рики всем своим видом выразил удивление. — Мы же потом сразу на завод поедем, не так разве?

— Нет, у меня дела в посольстве завтра утром. Так что придется переночевать в Каракасе.

— Так это же прекрасно! Давай пару девочек охмурим — и прямо в отель до завтра?

Делу на секунду стало смешно — он представил себе, как появился бы перед Карен с чемоданом в одной руке и стюардессой — в другой.

В Майами им пришлось просидеть часов пять — «по погодным условиям». К концу ожидания даже неугомонный Рики слегка поувял.

Как только они, наконец, взлетели, итальянец снова исчез. Дел смотрел в окно, на яркие белые сугробы облаков, ослепительно сверкавшие под солнцем — он больше не думал ни о Томми, ни о предупреждении, ни о завтрашнем совещании. Сейчас важным казалось только одно — с каждой минутой он был все ближе и ближе к Карен...

 Рики появился перед самой посадкой — вид у него, как ни странно, был не слишком довольный. В ответ на вопросительный взгляд Дела он театрально закатил глаза и покачал головой.

— Никакой личной жизни! Ей, видите ли, неудобно — люди вокруг. Договорился, что из отеля ей позвоню. Ты точно присоединиться не хочешь?

Дел молча покачал головой.

— Сколько езды до завода?

— Часов пять. Завтра к вечеру будем.

— А с жильем там как?

— Есть гостиница для приезжих. На полпути между заводом и поселком общественный центр — бассейн, шорт-зал, кафетерий, магазин — вот там, на верхнем этаже.

— Там где-нибудь машину можно найти на пару месяцев? Или лучше здесь, в Каракасе?

— Лучше в Каракасе — выбор больше. Есть там несколько гаражей — хозяева говорят по-английски, могут подобрать что-нибудь. Если хочешь, я тебя завтра с утра к ним подброшу, по дороге в посольство.

— Договорились.

Через пару минут объявили посадку. По салону прошла стюардесса, выразительно покосилась на Рики и нагнулась над ним — якобы поправить ремень безопасности. Шепнула ему что-то на ухо и пошла дальше.

— Видал, какая? — прокомментировал итальянец. — Если ничего лучше по дороге не найду — позвоню ей. Смотри, зря отказываешься — там еще парочка есть, не хуже. Ты что, боишься, что я твоей жене настучу? Так в этом смысле я — могила!

Дел не удержался и хмыкнул.


Уже выходя из самолета, Рики ухитрился шепнуть стюардессе нечто, что заставило ее покраснеть, и пошел дальше, страшно довольный собой, продолжая болтать что-то о предполагаемой вечеринке. Дел слушал его вполуха, рассеянно кивая — ему было не до того. Он старался не торопиться, но не торопиться не получалось — каждый шаг приближал его к Карен. Паспортный контроль... багаж... таможня... — все!

Он остановился и обвел глазами зал — ну где же она?!

— А здесь тоже ничего есть кадры! Смотри, какая блондиночка! — Рики восхищенно прищелкнул языком. — И прямо на нас уставилась!

Дел резко обернулся, проследив за взглядом итальянца. Карен... она стояла совсем близко, футах в двадцати. Увидев, что замечена, просияла. Он только успел поставить чемодан — она уже бежала к нему. Налетела, прижалась, уткнулась липом в шею — и замерла. И все стало так, как должно было быть...

Мир словно слегка качнулся и снова выровнялся, но уже другой — переполненный яркими цветами, звуками, смехом!

Обхватив ее обеими руками, Дел наклонил голову и прижался лицом к светлым волосам. Шепнул ей на ухо то, что было и так ясно — но для него важнее всего: — Я вернулся, детка, — глубоко вдохнул знакомый медовый запах, выпрямился и улыбнулся.

Карен отступила на полшага. Вид у нее был слегка смущенный — словно она боялась, что он рассердится на нее за неожиданное появление. Только тут Дел заметил, как она одета...

Вместо обычных джинсов с футболкой на ней было платье из легкой светло-зеленой шелковистой ткани в мелкий цветочек, кроме того — светлый жакет, босоножки на высоком каблуке и, как последний штрих, — пышный светло-зеленый бант на затылке.

Он не выдержал — шагнул к ней, снова приобнял одной рукой и легонько поцеловал в висок. Обернулся, наткнулся взглядом на изумленную физиономию Рики и сказал, стараясь, чтобы в голосе не слишком звучала рвущаяся изнутри радость:

— Это моя жена.


Итальянец чем дальше тем больше раздражал Дела, и дело было даже не в бархатистых нотках, появившихся в голосе Рики с того момента, как он представил их с Карен друг другу. Просто если бы этого чертова макаронника не было, то они бы шли с ней вдвоем, в толпе незнакомых людей, которым нет до них никакого дела — и она бы уже отобрала у него дипломат, и засунула бы взамен в его ладонь свои тонкие пальчики, и незаметно поглаживала бы его руку, и смеялась, и болтала бы, не закрывая рта. А сейчас она с вежливо-формальной, словно намертво приклеившейся, улыбкой задавала Рики ненужные, но полагающиеся в такой ситуации вопросы вроде «Как долетели?» или «Вы впервые в Венесуэле?». Лишь глаза ее, жалобные и немножко сердитые, словно говорили Делу: «Ну, сделай же что-нибудь!»

— Нам придется задержаться в Каракасе до завтра. Так что сейчас поедем в какой-нибудь отель, — сказал он и сразу заметил вспыхнувшую в ее глазах радость.

— Можно в «Эмбасси» — я там ночевала и вещи оставила... И свободные номера там есть!

Дел прикрыл глаза и еле сдержался, чтобы не расхохотаться. Похоже, Карен с самого начала планировала задержаться на денек в Каракасе...

Джип послушно ждал на стоянке — там, где он оставил его, улетая. Пока Рики размещал свои три чемодана, пытаясь оставить на заднем сидении местечко и для себя, Дел включил кондиционер — в машине было жарко, как в печке, хотя она и стояла в тени. По-хорошему нужно было бы подождать пару минут, пока там можно будет дышать, но ждать сил уже не было.

Он старался не дотрагиваться до Карен, даже лишний раз не смотреть на нее. Потом, в номере, когда поблизости никого не будет... все потом!

Внешне это выглядело как обычная светская беседа: Рики, не закрывая рта, восхищался всем, что видел вокруг, а Карен, сидя вполоборота, отпускала какие-то уместные в подобных случаях реплики. На самом деле ей хотелось только одного — чтобы этот тип куда-нибудь исчез.

Она прекрасно понимала, что Дел не любит проявлять свои чувства на людях; суховатый, сдержанный, немногословный — таким он всегда был при посторонних. Лишь глаза чуть теплели, когда он смотрел на нее, напоминая, что под этой сдержанностью и спокойствием прячется другой Дел — такой, каким только она знала его.

Она понимала, что по-настоящему они еще поздороваются, когда останутся вдвоем — но хотелось, чтобы это случилось поскорее...

Свободных номеров действительно было полно — туристский сезон еще не наступил. Дожидаясь ключа, Дел незаметно погладил ее по спине под жакетом и шепнул:

— Потерпи, маленькая. Уже немного осталось. — Получил ключ, кивнул Рики, подхватил чемодан — обернулся и улыбнулся. — Ну, пошли?

Он, как всегда, понимал ее, понимал, что ей уже невмоготу ждать и хочется обнять его, потрогать, погладить — или хоть за руку подержать. Но в лифте все еще было нельзя: чуть ли не на каждом этаже кабина останавливалась, кто-то выходил, входил; казалось, этот подъем длится бесконечно долго.

Номер оказался почти у самого лифта.


Теперь все было можно! И обнять, и потереться лицом о шершавую щеку, и вдохнуть его запах... Дел сжимал ее слишком сильно, почти до боли — но это было неважно, главное — чтобы не отпускал!

— Я очень соскучился... Я даже не думал, что могу так соскучиться, — сказал он, и она закивала, по-прежнему уткнувшись ему в щеку. — Хорошо, что ты приехала...

Карен снова кивнула.

Его рука поползла вверх, добралась до волос и запуталась в них. Наткнулась на бант, потрогала — не хотелось разрушать такую красоту, не рассмотрев ее сначала как следует. Дел прекрасно понимал, что все это — и новое платье, и босоножки, и золотистый лак на ногтях, и бант — предназначалось для него, чтобы он увидел и оценил.

— Ты очень красивая... Я при этом придурке даже сказать не мог.

— Тебе понравилось? Ты на меня почти не смотрел.

— Смотрел...

Они стояли, обнявшись, у самой двери. Можно было уже пройти в комнату, сесть — но не хотелось разъединяться даже на мгновение. Лишь когда в дверь внезапно постучали, Дел отпустил жену, глубоко вздохнул и сделал шаг назад.

— Ну что там еще?!

Оказалось, что принесли вещи Карен. Дав пятерку посыльному, он повесил табличку «Не беспокоить!» и захлопнул дверь.

— Фу-ух. Ну, теперь, кажется, все! — На ходу стаскивая пиджак и галстук, прошел в комнату и плюхнулся на диван, протянув руку Карен, стоявшей у окна. — Ну чего ты? Иди сюда!

Ждать долго не пришлось — она тут же оказалась рядом, уже босиком и без жакета, и уселась, поджав под себя ноги. Погладила его по щеке — Дел блаженно зажмурился, сполз пониже и уткнулся лбом, глазами, всем лицом в теплое шелковистое местечко между плечом и шеей. Почувствовал, как маленькие мягкие руки обнимают его, притягивая поближе, гладят, медленно перебирают волосы.

— Устал?

Он мотнул головой.

— Наверное. Сейчас пока не чувствую. Вот посижу так пару минут и пойду мыться. Я весь липкий и противный.

Услышал хихиканье: «липкий и противный» — это было ее выражение; так Карен говорила о себе, бегая в душ по нескольку раз на дню.

— Хорошо, что ты приехала. Это и есть твой сюрприз?

— Да... И еще... — она тихонько рассмеялась и уткнулась носом ему в макушку. — Еще я начала принимать таблетки.

Это тоже было приятной новостью — пока Карен кормила грудью, приходилось пользоваться презервативами. Он покивал, давая понять, что оценил новость.

Долго так сидеть было нельзя, начало тянуть в сон — за последние трое суток Дел спал от силы часов пять.

Он глубоко вдохнул и встал. Потянул за теплую руку — Карен как-то очень ловко крутнулась и оказалась рядом, прижавшись к нему спиной и запрокинув голову.

— Ну что, пойдешь со мной в душ? — спросил он, разворачивая ее к себе лицом.

— Ты же уста-ал!

— И уста-ал... и не спа-ал... и вообще с ног валюсь. Так ты уж пожалей меня, бедного, а то, чего доброго, упаду там — и помочь будет некому.

Она фыркнула, сморщила нос и поцеловала его в подбородок. Дел быстро наклонил голову, чтобы следующий поцелуй пришелся куда положено. И в этот момент в глаза ему бросилось нечто, чего он никак не ожидал увидеть!

Платье было открытым (слишком открытым, чтобы позволить глазеть на него посторонним мужикам!): низкий вырез, голая спина, плечи, пересеченные узенькими лямочками... И на плече, немного спереди — бабочка! Черт побери, она все-таки сделала себе татуировку!

Увидев его оторопелый вид, Карен обрадовалась.

— Заметил, наконец!

— Ты зачем это сделала? — спросил он растерянно. Она повернулась, чтобы ему было лучше видно, и пошевелила плечом — бабочка была ажурная, черная с голубым, совсем маленькая — чуть больше дюйма.

— Ну, как? Нравится?

— Ну, зачем ты? — повторил он, не зная, что еще сказать. Стоило бы, наверное, рассердиться, но уж очень у Карен был довольный вид.

Внезапно она рассмеялась.

— Де-ел, да это же переводная картинка! А ты что подумал — и, правда, татуировка?! — Он осторожно потрогал пальцем — на ощупь это место ничем не отличалось от окружающей теплой и гладкой кожи. — Месяц держаться будет — и можно мыться сколько угодно. Ты еще вторую не видел!

— Где?!

Карен захихикала.

Усталым Дел себя сейчас не чувствовал — скорее, слегка пьяным. Притиснул жену к себе, прижал как следует — так, что она пискнула — и отпустил; стащил рубашку и направился в ванную, предварительно очень серьезно сообщив:

— Не хочешь — не приходи. Но помни — ты не поддержала меня в трудную минуту!

Карен оказалась в ванной через минуту — если бы бант не запутался в волосах, вышло бы и еще быстрее. Остановилась у открытой дверки душевой кабины, несколько секунд смотрела на загорелую мускулистую блестящую от воды спину — потом легко дотронулась до нее. Дел стремительно обернулся; отступил к стенке, давая ей место. Она шагнула ближе, запрокинула голову и зажмурилась, подставляясь под прохладные струйки — и под его руки.

Открывать глаза было ни к чему. Он целовал ее, забыв обо всем, прижимая к себе так, что Карен чувствовала каждый дюйм его жесткого мускулистого тела. Так целовать умел только он — жадно, самозабвенно, неистово, заставляя ее сердце биться все чаше и чаще. Голова кружилась, она уже еле стояла на ногах, с каждым мгновением все острее чувствуя, как тело наливается знакомой горячей тяжестью...

Неожиданно Дел отступил на шаг, тяжело дыша и держа ее за плечо — словно она могла куда-то деться.

— Пойдем... тут скользко... пойдем!

Куда — было ясно; кровать, диван — главное, чтобы поближе.

Мокрые, как тюлени, они вывалились из ванной, на мгновение остановились, чтобы еще поцеловаться — и рухнули на диван. Откровенное нетерпение в глазах жены подстегивало Дела; он одним резким движением проник в нее и чуть не сошел с ума от вырвавшегося у Карен низкого горлового вскрика. Почувствовал, как она сжала его — да, вот теперь он по-настоящему вернулся домой!

Широко открытые глаза, ноги, обвившиеся вокруг его бедер... Все это было привычно — и прекрасно, как в мальчишеском сумасшедшем сне. И лучше — потому что это был не сон!

Подаваясь вперед быстрыми резкими толчками, внезапно он вонзился до предела и замер на секунду. Поцеловал Карен в шею — грубо, до боли — зная, что эта боль сейчас желанна ей, и снова начал двигаться — глубоко, сильно, почти выходя и снова возвращаясь, стремясь приблизить развязку — и надеясь оттянуть ее еще хоть на мгновение.

Но мгновения уже не было — он почувствовал, как Карен, запрокинув голову, содрогается, вцепившись в его волосы. И взорвался, вскрикнул, зарычал, застонал — все вместе — все... все!

Где-то далеко-далеко отчаянно билось сердце, и легкие пытались вдохнуть хоть малую толику воздуха — но здесь, не с ним... потому что его не было... потому что он кончился... весь... и силы тоже... Непонятно как, но все-таки он сумел немного сползти в сторону, чтобы не раздавить теплое тело, бессильно распростертое под ним...

Карен старалась лежать неподвижно — уткнувшись носом ей под мышку, Дел спал, продолжая и во сне крепко сжимать ее обеими руками.

Однажды она смотрела какой-то фильм «про любовь» — и вдруг подумала, что никогда не была влюблена. И никогда не мечтала ни о любви, ни о прекрасном принце.

Ей было тринадцать лет... и четырнадцать... и девочки в школе таинственно шушукались: «А он посмотрел...». «А я ему говорю...». И бегали на танцы, стараясь выглядеть повзрослее, и пересылали записочки, и «умирали» по кому-то. А ей было непонятно — о чем это они? И странно, что они еще такие... дети.

Пятнадцать лет... и шестнадцать... и семнадцать... Тогда она мечтала только об одном: о месте, где можно ничего не бояться. Или о том, чтобы найти много-много денег и самой себе сделать такое место — скажем, домик где-нибудь в лесу, где нет людей. И чтобы там обязательно было тепло...

Как давно это было! Даже порой казалось, что вообще не с ней, что вся ее жизнь началась с того самого дня, когда незнакомый мужчина протянул ей руку и сказал: «Ты можешь подняться? Тогда пошли!»

А теперь он спал рядом — самый главный, самый нужный, самый любимый — человек, ставший всем ее миром. И она прислушивалась к его ровному сонному дыханию и чувствовала себя счастливой, потому что знала, что он откроет глаза, увидит ее — и улыбнется...


ГЛАВА ПЯТАЯ


Он проснулся — Карен почувствовала это по тому, как напряглось его тело. Медленно поднял голову и уставился на нее сонными глазами. Тихо сказал:

— Я, кажется, позорно заснул... — но ленивая довольная улыбка, появившаяся на его губах, противоречила этим словам.

— Почему — позорно? — рассмеялась она.

— А я не собирался спать. И тебя, небось, придавил.

— Ничего не придавил.

Они поерзали, перераспределяясь, и устроились поудобнее — Дел лежал на спине, закинув руку за голову; второй рукой он прижимал к себе Карен, ее щека уютно примостилась на его плече.

— А где все-таки вторая бабочка? — с любопытством спросил он.

— Ты так и не заметил? — огорчилась она. — Сейчас покажу — заодно одеяло принесу! — Вылезла из-под руки, встала на колени в ногах. — Ну, видишь?

Бабочка — чуть меньше той, что на плече — красовалась выше и правее треугольника золотистых курчавых волос, словно примеривалась сесть на него, как на диковинный цветок. Смотрелось это так, что Дел аж зажмурился.

Увидев, что произвела впечатление, Карен хихикнула, сползла с его ног и убежала в спальню, но через минуту вернулась с одеялом и снова устроилась на плече, весело поблескивая глазами — в тепле и уюте.

— Ты с самого начала хотела, чтобы мы здесь ночевать остались — все эти соблазнительные одежки и бабочки на то и рассчитаны? — спросил он.

Она пожала плечами и кивнула.

— То-то Лори так спокойно восприняла, когда я ей сказал, что мы до завтра задержимся...

— А ты ей звонил?

— Да, тебя не было дома, и я забеспокоился, не случилось ли чего-нибудь. А она сказала, что подвернулась оказия и ты поехала меня встречать. Кстати, что это за оказия?

— Без комментариев, — заявила Карен, наморщив веснушчатый нос.

— Это еще что такое?!

— Это я — и здесь. А все остальное тебе знать не положено!

— Пытать буду!

Она гордо отвернулась. Дел приступил к пытке — перевернул ее на спину, навалился всем весом и поерзал.

— Говори немедленно!

Карен продолжала героически молчать, сопя и изо всех сил стараясь не рассмеяться. Тогда он решил действовать по-хорошему — перевернулся на спину, так, что она оказалась сверху, и пообещал:

— Я не буду на тебя сердиться, честное слово. Ну, давай, выкладывай!

— Ты ни на кого не будешь сердиться... пообещай — тогда скажу.

Делу стало смешно, он сразу все понял: охранники, сопровождавшие в порт грузовики с готовой продукцией — в нарушение его же инструкции, запрещающей подвозить посторонних! — привезли ее на служебной машине. А теперь она, естественно, не хочет их подставлять.

— Я ни на кого не буду сердиться. Только чтобы это было в последний раз! Я даже не буду спрашивать, кто конкретно тебя вез...

— И не надо, — согласилась Карен. — Мальчики тебя боятся — ты же у нас страшный начальник — грозный, великий и ужасный! Еле уговорила!

— Я страшный? — Она кивнула. — Великий и ужасный?

Она снова кивнула, сползла ниже и укусила его за живот. Нахально заявила:

— Но я тебя не боюсь! — подумала и в подтверждение укусила снова.

Веселье прервал звонок телефона, весьма некстати — Дел уже собирался, придавив кусачую хулиганку, заставить ее просить пощады. Он подтянул к себе аппарат и снял трубку.

— Да... Да, я слушаю... Нет, все в порядке...

Карен восхищала способность мужа разговаривать по телефону спокойным и ровным голосом из любого положения — что бы вокруг ни происходило и что бы он в это время ни делал. Вот и сейчас Дел говорил так, словно сидел за письменным столом, а не навалился на нее сверху, плотно обхватив ногами и пресекая все ее попытки вывернуться или начать щекотаться!

Разговор длился недолго, и, повесив трубку, он сообщил:

— Это Рики. Пригласил поужинать. Я договорился через полчаса. Ничего?

Она чуть поморщилась и пожала плечами. Общаться с Рики у нее не было ни малейшего желания, но есть действительно хотелось. А ресторан внизу был неплохой, и там можно было потанцевать.

Когда Дел спустился в холл, Рики уже ждал его. При этом не слишком скучал — перегнувшись через стойку портье, ворковал что-то сидевшей там девице, попутно поглядывая ей в вырез. Увидев Дела, он выпрямился и удивленно спросил:

— Ты что, один?

— Сейчас Карен подойдет, — кивнул Дел. — А где же твоя стюардесса?

— Да ну ее... Тут тоже цыпочек хватает, — Рики по-свойски ухмыльнулся. — Теперь я понимаю, чего ты от этих девок отказывался — при такой-то жене... - уловив предостерегающий взгляд, счел правильным заткнуться.

Дел сделал заказ, не дожидаясь, пока Карен спустится — ему не хотелось особо долго тянуть с ужином. Он еще ничего не рассказал ей ни про пересмотр дела, ни про визит к ее матери — и собирался сделать это, как только они вернутся в номер.

У Рики были интересные очки — с первого взгляда стекла казались прозрачными, но на самом деле они отблескивали, как маленькие зеркальца, и глаз за ними было почти не видно. Дел знал, что ему самому тоже пора бы начать носить очки, хотя бы во время чтения — но не хотелось, недавно он примерял и пришел к выводу, что выглядит в них похожим на ученую галку. А может, такие, полутемные, попробовать?

У входа, наконец, появилась Карен. Он хотел помахать рукой, но Рики уже вскочил, устремился к ней и, прижав руку к сердцу, рассыпался в комплиментах.

На Карен было то же самое светло-зеленое платье, но вместо жакета плечи прикрывал легкий золотистый шарф. И бант на сей раз оказался из такой же золотистой ткани, еще более пышный и похожий на цветок.

Дел вспомнил увиденную сегодня картину — бабочка над цветком — и невольно улыбнулся. Рики между тем успел поцеловать Карен руку, еще раз расшаркался и провел к столику, держа под локоть, словно на великосветском приеме, и не прекращая молоть языком:

—...Но, Карен, тебе надо обязательно съездить в Италию! Там даже воздух другой — он весь пропитан дыханием любви! — соловьем заливался он.

Право называть Карен по имени этот итальянский бабник присвоил себе самовольно. Вязаться к нему из-за пустяка, конечно, не хотелось, но ухо это резало очень.

Дел молча налил жене шампанского — сейчас ей нужно было именно это, а вовсе не какое-то там итальянское дыхание любви. Она отхлебнула и незаметно погладила его по колену.


То, что итальянец Карен не слишком глянулся, Дел почувствовал почти сразу. Правда, никто, кроме него, не заметил бы этого: она улыбалась, поддерживала беседу, расспрашивала об Италии, не забывая поглощать свои любимые креветки в сливочном соусе и прихлебывать шампанское. По-настоящему их полагалось запивать белым вином, но она любила именно так — с шампанским, желательно розовым и не очень сухим.

Только... своим Карен улыбалась немножко по-другому — он слишком хорошо знал ее, чтобы не заметить разницу.

— Надеюсь, ты позволишь потанцевать с твоей женой? — спросил Рики. Дел не слишком охотно кивнул. Карен быстро взглянула на него, словно спрашивая: «Ну, зачем ты?!» — но безропотно встала и пошла к эстраде.

Уже через несколько секунд Дел пожалел о столь опрометчиво данном разрешении — то, что он видел, не могло не вызвать у него острого желания дать макароннику хорошего пинка под зад! Прижимая к себе Карен — слишком крепко, черт бы его побрал, и рукой еще под шарф залез! — Рики не переставал нашептывать ей что-то, почти касаясь губами маленького розового уха. Она слушала, опустив глаза и продолжая улыбаться все той же вежливой безучастной улыбкой, потом покачала головой, что-то ответила — и тут музыка, слава богу, кончилась.

Карен развернулась и направилась к столику. Судя по всему, Рики не ожидал этого и слегка замешкался, но уже через мгновение присоединился к ней, продолжая на ходу что-то говорить. Делу удалось уловить лишь короткий ответ Карен:

— Это исключено.

Бросив быстрый взгляд на Дела, Рики не слишком охотно пояснил:

— Я попросил твою жену в свободное время показать мне окрестности — ближайший город и все остальное. Я ведь тут первый раз и языка не знаю.

— Ну, я же уже сказала — у меня маленький ребенок и совершенно нет свободного времени! — Карен чуть нахмурилась. — Так что ничего не выйдет.

Поначалу показавшийся даже забавным, теперь итальянец вызывал у Дела раздражение — чем дальше, тем больше. Поездить с ним, видите ли! Каков наглец!

Снова заиграла музыка. Дел понял, что Рики готовится ко второй попытке, и опередил его, дотронувшись до руки Карен и кинув взгляд в направлении эстрады.

— Пойдем?

Ее спина под шарфом была прохладной и гладкой, губы почти касались его подбородка — иногда касались, и она жмурилась от удовольствия. На каблуках Карен была лишь немного ниже него, и Делу не приходилось наклонять голову, чтобы взглянуть ей в глаза.

Не прерывая танца, кончиками пальцев он погладил ее по щеке, скользнул рукой под шарф, дотронулся до бабочки на плече.

— Ты еще не сыт? — тихо спросила Карен.

— Едой — сыт, — шепнул он ей на ухо, быстро и незаметно поцеловав его.

Музыка умолкла, но они остались стоять, дожидаясь, пока она не заиграет вновь. Дел бросил взгляд на Рики и на мгновение ему показалось, что в глазах итальянца светится злость — впрочем, скорее всего, это просто был отблеск от полу зеркальных очков...

— А чем ты не сыт? — тихонько смеясь, спросила Карен.

— Тобой... — выдохнул он. — Тобой!

— Сейчас выпьем кофе и пойдем в номер. Мне кофе хочется...

— К черту кофе! И к черту Рики! И к черту все! Пошли уже!

Она хихикнула.

— Вот я тебе сейчас кое-что скажу — и тебе придется посидеть и подождать, пока я пью кофе.

— И что же это? Карен снова хихикнула.

— А у меня под платьем ничего нет... в смысле трусиков.

Прием был безошибочным — и, конечно же, она сразу почувствовала результат. И рассмеялась, и кончиками пальцев погладила его по шее, добавляя масла в огонь.

Самому же Делу было вовсе не до смеха. И уже не до танцев — не хотелось демонстрировать всему ресторану, в какое состояние привели его эти слова. Он сжал талию Карен, притянул ее сильнее к себе и сказал в самое ухо:

— А ну пошли к столику! Только...

Она снова звонко рассмеялась.

— Знаю-знаю! — таинственно понизила голос: — Только помедленнее и впереди тебя, да?

Дел не ошибся, уловив злость в глазах их спутника. Рики и сам не знал, что именно вывело его из равновесия — того самого равновесия, которым он так гордился. Но одна и та же мысль, совершенно нелогичная и неуместная, снова и снова билась, пульсировала в голове, заставляя его губы сжиматься от ненависти: «Эти двое... они не имеют права выглядеть такими счастливыми!»


ГЛАВА ШЕСТАЯ


Втолкнув ее в номер, Дел всем телом навалился на нее, прижав к двери. Скользнул обеими руками под платье и медленно провел снизу вверх — там не было ничего, кроме гладкой кожи. Со смехом, больше похожим на рычание, он вцепился пальцами в упругую попку, прижал к себе и приподнял.

— Черт тебя подери! Не соврала!

Потерся об нее, тяжело дыша, взрываясь короткими смешками. Карен увидела, что глаза, у него совершенно ошалевшие, рассмеялась и потянулась к нему, обхватив за шею — поймала губами ухо и потеребила языком.

— Ах, вот ты как? — Развернув ее к себе спиной, он прижался еще плотнее. — Ну, хорошо, а теперь... пошли... И именно медленно и впереди меня!

До кровати было шагов тридцать — но пройти это расстояние оказалось почти невозможно. Прижимая Карен к себе одной рукой, второй Дел ласкал ее — так, что у нее темнело в глазах. Сильные умелые пальцы проникали и отступали, заставляя ее тянуться за ними, дотрагивались, гладили, теребили... — ноги Карен уже подгибались и не слушались, но, покусывая на ходу за загривок, он поддерживал ее и подталкивал к кровати, продолжая тереться об нее сзади.

Довел, отстранился, расстегивая молнию — и одним движением, через голову, стащил платье. Затем осторожно, чтобы не сделать больно, стянул и бант — волосы рассылались по плечам светлым водопадом. Сам он до сих пор не снял даже галстука. Замерев, Карен ждала, что будет дальше — ей было радостно подчиняться ему, зная, что он даст ей все, чего она жаждет — и даже больше.

Он был везде — на ней, в ней, спереди, сзади. Руки жесткие, требовательные и нежные — крутили ее, как будто она ничего не весила, ласкали, сжимали, заставляя сердце почти останавливаться — и снова нестись вскачь. И все время она слышала взрывы его низкого урчащего смеха — пока этот смех не перешел в хриплый стон, слившийся с ее криком...


Не открывая глаз, она почувствовала, как Дел натягивает на ее вспотевшее тело край покрывала. Холода Карен сейчас почти не ощущала, но поблагодарила — потерлась щекой о плечо.

— Не спишь?

Она лениво покрутила головой и открыла глаза. Повернулась поудобнее, чтобы видеть его лицо, и поинтересовалась:

— Ну что — теперь сыт?

Дел лежал, нахмурившись и глядя в потолок. Потом, словно ее вопрос только сейчас дошел до него, встрепенулся и улыбнулся, обхватывая ее второй рукой и притягивая поближе к себе.

— Пока что... на какое-то время...

Снова замолчал. Подождав немного, она тихо спросила:

— Что-то не так?

— Нет. Просто... нам надо поговорить.

Карен едва удалось не вздрогнуть — она слишком хорошо знала, что за подобными словами часто следует нечто неприятное. Дел еще немного помолчал, повернулся к ней, вздохнул и сказал:

— Я был у твоей матери.

Карен вскинулась, глядя ему в глаза — он кивнул, подтверждая, что она не ослышалась.

— Ну и как... там? — медленно спросила она.

— Все в порядке. Все живы, все здоровы. Трейси замужем, у нее скоро будет ребенок. Кэти я видел — она очень похожа на тебя.

На губах Карен появилось легкое подобие улыбки.

— Да, мы с ней обе были похожи на дедушку.

— Ресторан по-прежнему стоит на месте, я там завтракал.

— А... мама?

— Я с ней разговаривал, довольно долго. Теперь она знает, что ты жива, замужем... ну и все такое. Она плакала, расспрашивала о том, как ты живешь... Я... — Дел не знал, что сказать еще. — Там, в городке, все думают, что ты умерла. Даже на кладбище есть плита с твоим именем...

— Зачем ты ездил к ней? — перебила Карен.

— Сказать, что ты жива — она в любом случае скоро об этом узнает.

— Каким образом? — Она резко вскинула голову и села, глядя на него сверху вниз.

— Твое дело вот-вот будет снова открыто. Документы уже у Сэма, и он считает, что сможет добиться от прокуратуры снятия всех обвинений. Но... твою мать могут снова вызвать для допроса.

— Зачем ты это сделал?

— Не бойся, тебе ничего не грозит. Твоего присутствия даже не потребуется, адвокат все сделает сам. Это займет несколько месяцев, а потом ты сможешь, когда захочешь, вернуться в Штаты — и ничего не бояться... уже больше никогда.

Медленно, словно боясь шевельнуться, Карен снова опустилась на кровать, легла лицом вверх.

— Что она еще говорила? — вопрос этот был задан очень спокойно — тихо, отстраненно, как если бы донесся эхом из другого мира.

— Она спрашивала, простила ли ты ее... вот, пожалуй, и все...

— Думаю, ей было бы легче, если бы ты сказал, что я умерла, — в голосе Карен появилась легкая хрипотца, словно она едва сдерживала слезы. — Она могла бы меня оплакивать... и не бояться, что я вдруг вернусь.

— Почему ты так говоришь?

— А ты можешь сказать мне, что это неправда?!

Что он мог ей ответить? Еще три дня назад, разговаривая с Дороти, Дел понял, что главное для нее не то, что ее дочь жива, а то, что об этом может кто-то узнать... Узнать и вспомнить всю эту постыдную историю, которая, слава богу, уже почти забыта.

Не дождавшись ответа, Карен тяжело вздохнула и встала. На ходу, не оборачиваясь, бросила:

— Я посижу на улице, ладно? — и вышла на балкон.

Дел подождал немного — с балкона не было слышно ни звука. Не выдержал — встал, нашел сигареты, прихватил одеяло и вышел вслед за ней.

Он не сразу заметил Карен. Она сидела на полу, прислонившись к стене — не плакала, просто смотрела куда-то вдаль, на тускло подмигивающие сквозь пелену начавшегося к вечеру дождя огоньки на склонах гор.

Проходя, Дел молча сунул ей одеяло — на улице было сыро и прохладно — и уселся на перила, свесив одну ногу и обхватив колено другой. Закурил... Когда-то он курил по полторы-две пачки в день, но за год в яме избавился от этой привычки. Смешно — хоть какая-то польза! Теперь он хватался за сигарету только когда злился или нервничал.

— Ты не боишься упасть? — спросила Карен.

— Нет, тут перила широкие... и я вообще высоты не боюсь... — он не знал, что еще сказать. Если бы она плакала, можно было бы хоть поутешать!

Она заговорила сама:

— Ты знаешь, я все эти годы старалась не вспоминать. Мне так легче было — не вспоминать и не думать об этом. А потом... уже недавно совсем — вдруг все ясно-ясно вспомнилось.

Дел хорошо помнил тот весенний вечер, когда они сидели на берегу — и Карен внезапно начала рассказывать ему о тех страшных годах. Ее буквально трясло, но она продолжала говорить, и глаза у нее были совсем детские и испуганные — как у той девочки, с которой все это когда-то происходило.

—...Ей же важнее всего было, чтобы не узнали, чтобы все выглядело, как у людей! Теперь-то я знаю, что если бы она сразу пошла в полицию, то этого всего бы не было! Но она меня только уговаривала потерпеть — говорила, что иначе он ее убьет... и девочек. А он ее действительно бил часто, и я все, что угодно, готова была сделать, лишь бы он ее не трогал... Вот... а когда я это вспомнила и поняла, мне вдруг стало как-то странно: вроде бы и не очень больно — и именно от этого не по себе. Как будто книгу прочитала, про какую-то другую, постороннюю девочку, которую звали Кэролайн... и которой давно уже в живых нет, — Карен вздохнула и пожала плечами, словно удивляясь.

Встала, подошла к нему и прижалась виском к плечу. Одеяло, накинутое ей на плечи, свешивалось со всех сторон. Дел обнял ее поверх одеяла, прислонил к себе и почувствовал, как что-то влажное легко прикоснулось к груди.

— У тебя кожа солененькая...

— Я не хотел тебе больно делать.

— Да нет... Я тогда еще одно поняла: ведь если бы всего этого не было — мы бы не встретились. Спасибо тебе.

— За что?

— За то, что съездил к ней. Понимаешь, теперь это все закончилось. Я вроде как долг отдала — понимаешь? Долг... той девочке, которая умерла. — Карен немного помолчала и спросила виновато: — Сплошные хлопоты у тебя со мной, да?

— Не говори чепухи, — он притянул ее к себе, ткнулся носом в теплую светлую макушку. — Давай лучше выпьем чего-нибудь... там, в мини-баре, бренди должно быть.

— Сейчас принесу.

Скинув одеяло, она ушла в комнату. Дел щелчком отбросил сигарету и проследил за ее полетом: как падающая звезда, можно было бы даже загадать желание. Слез с перил, расстелил одеяло и сел на него, оставив Карен половину — прислонился к стене и вытянул ноги.

Она вернулась с бутылочкой в одной руке и парой стаканов — в другой. Протянула ему бутылку, чтобы открыл, села рядом, подставила стаканы. Дел налил, ей — совсем немного, себе — побольше.

Бренди горячим шаром прокатилось внутри.

— А когда мне уже можно будет поехать в Штаты — ты отпустишь меня к Томми, хоть на недельку? — спросила вдруг Карен. Слава богу, она не заметила, как он вздрогнул. — Я ему пишу все время... но это же не то же самое, что по-настоящему видеться и разговаривать, правда?

Дел молча кивнул.

Два месяца... Она больше никогда его не увидит... никогда...

— Как он там? — Карен улыбнулась.

— Да все так же — в кабинете сидит, по телефону разговаривает, виски подливает. Я у него все вечера сидел. — Делу было невмоготу отвечать на эти вопросы, и он постарался побыстрее сменить тему. — Послушай, завтра у меня с утра дела в посольстве — думаю, на пару часов, не меньше. Ты как — в гостинице подождешь, или я тебя к какому-нибудь универмагу подвезу, там покрутишься?

— Я в универмаге побуду.

Резкий звук внезапно нарушил тишину — низкий, рвущий уши вой сирены. Наверное, где-то там, внизу, проехала «Скорая помощь».

Карен вздрогнула.

— Замерзла?

— Нет... просто звук такой... тоскливый. Пойдем спать?


ГЛАВА СЕДЬМАЯ


С утра Карен оделась как обычно: джинсы, сандалеты на низком каблучке, блузка без рукавов. Резинка в волосах, джинсовая сумка через плечо. Дел привык видеть ее именно такой — вчерашнее платье было приятным, хотя и недолгим, разнообразием.

Рики ждал в вестибюле, как договаривались. Увидев Карен, рассыпался в комплиментах, но, слава богу, быстро заткнулся.

Притормозив около большого универмага, в нескольких кварталах от посольства, Дел кивнул на кафе на противоположной стороне улицы.

— Подходи туда часов в двенадцать.

Она кивнула, покосилась на Рики, но все-таки не постеснялась ткнуться носом ему в щеку — поцеловала и побежала через дорогу. Перешла, помахала рукой — только тогда Дел тронулся с места. Сделав изрядный крюк, высадил Рики у гаражей, договорился встретиться с ним у посольства и дальше поехал уже налегке.

В посольство он прибыл минут на пятнадцать раньше десяти, сказал, что ему назначено на десять у помощника посла по культурным связям — его пропустили сразу.

Несмотря на серьезность ситуации, в кабинете Делу стало слегка смешно — дело в том, что когда-то, лет пять назад, это был его собственный кабинет. Оказывается, там до сих пор не удосужились сменить занавески на редкость противного лимонного цвета. И зеленая каменная пепельница с приклеенным краешком — он лично когда-то приклеивал отколовшийся кусочек!

На секунду ему почудилось, что и за столом он сейчас увидит самого себя — но парню, сидевшему напротив, было от силы лет тридцать. Взглянув на него, Дел вдруг подумал — неужели и он сам когда-то был таким же молодым и самоуверенным?! И на лице так же ясно было написано, что все, кто не принадлежит к «конторе», стоят на ступень ниже его?! Собственные мысли напомнили ему старческое брюзжание...

Новые данные, которые сумел сообщить Эдди Гольц — так звали советника — сводились к следующему: удалось установить примерную дату теракта. Не раньше двенадцатого августа — именно в этот день было совершено покушение на шейха, и не позднее двадцать первого августа, когда о смерти шейха объявили официально.

— А об исполнителях что-нибудь известно? — спросил Дел.

— Почти ничего. Ходят слухи, что руководит операцией один из их боевиков, но мы почти ничего о нем не знаем — только расплывчатое описание, к которому подходит чуть ли не треть населения земного шара. Мужчина, волосы и глаза темные, рост выше среднего — вот и все. Известна его кличка, но она тоже ничего не дает.

— Какая?

Гольц поколебался, словно не зная, стоит ли отвечать, потом все-таки сказал:

— Меджнун.

— Араб?

— Отец — палестинец, мать — немка из Восточной Германии. Лет ему, вроде бы, тридцать два-тридцать три, а больше ничего не известно.

— Почему — Меджнун? Есть какой-то смысл — или случайная кличка?

Как-то само собой получилось, что инициатива перешла к Делу — он спрашивал, а Эдди отвечал, как подчиненный — старшему по званию.

— Меджнун — это персонаж классической восточной поэзии, — начал подробно объяснять он. — Это слово может означать...

— Я знаю, — перебил Дел, — либо — психопат, либо любовник. Так?

— Ну... в упрощенном виде — так. Но почему он получил такую кличку, мы не знаем.

Дверь открылась, и в комнате появился еще один человек — его Дел хорошо знал, им случалось работать вместе. Крейг Грин — политический советник посла. И, разумеется, сотрудник ЦРУ — такие должности в посольствах словно просились для разведки.

Увидев Дела, он ничуть не удивился.

— Привет! Вот ты и снова у нас!

Началась обычная церемония: пожали друг другу руки, похлопали друг друга по спине — все как положено, встреча старых приятелей.

— Ну, ты уже в курсе? — спросил Крейг, садясь сбоку с явным намерением принять участие в разговоре.

— Нет, мы только начали. Какие у вас есть предложения?

Заговорил Эдди:

— Мы собираемся прислать на завод наших сотрудников — это два полевых агента и специалист по компьютерной связи. Точнее, специалистка — чтобы могла заменить на время вашу секретаршу. Она будет через сеть связываться с нашими базами данных и аналитиками и получать необходимую информацию. А агенты должны находиться на заводе и следить за ситуацией.

— Известно конкретно, кто это будет?

— Нет. Нам должны прислать дополнительных людей — кроме вашего завода, есть еще объекты.

— Список объектов, взятых под контроль, вырос?

 Эдди замялся — за него ответил Крейг:

— Нет. Наоборот — посольство и военная база отпадают.

— Почему?

И снова ответил Крейг:

— Кое-что новое нам удалось узнать. В Бейруте сумели записать один разговор, по мнению наших аналитиков, имеющий непосредственное отношение к предстоящей... акции. Правда, не весь — только отдельные слова, и среди них — «нефть». Кроме посольства и военной базы, все остальные объекты так или иначе с ней связаны.

— А что будет с моей секретаршей?

— Мы с ней разберемся.

Дел резко повернул голову — слово «разберемся» ему не понравилось.

— Она месяц побудет в отпуске... все будет организовано так, что никто не догадается, — пояснил Крейг. — А ты по-прежнему быстро схватываешь. Не жалеешь, что по эту сторону стола сидишь, а не по ту? — кивнул он в сторону Эдди, неподвижно сидевшего за столом и настороженно следившего за разговором.

— Нет, — Дел усмехнулся, — там, где я теперь сижу, мне тоже неплохо. Скажи лучше, местные в курсе? — Под «местными» подразумевалась служба безопасности Венесуэлы.

— Нет. Мы их, разумеется, поставим в известность... но ближе к августу.

— Та-ак... И что вы, выходит, предлагаете — если мои люди прихватят кого-то подозрительного — в колодец его? Или сначала — допрос третьей степени? Мы же не имеем права даже никого задерживать! И как, интересно, я могу приказать своим людям в случае необходимости применять силу, если буду знать, что за это они пойдут под суд? Короче, мне нужно официальное прикрытие... или я должен сам его организовать?

Крейг поморщился — он прекрасно понимал, что у Дела до сих пор имелись связи в местной службе безопасности. Но это, по его мнению, означало ненужную и несвоевременную утечку информации.

— Ну, зачем же силу... Проследить, выявить связи — и только потом брать... к тому времени местные будут уже в курсе.

— Не выйдет. Не позже чем через неделю мне нужен человек, который в случае нужды может придать моим действиям... официальный характер. И не просто имя и телефон — я с ним сам хочу заранее обговорить некоторые вопросы.

— Нам сейчас важнее всего выявить их связи! — повысил голос Крейг. — Местные могут помешать!

— А мне важнее всего — завод и поселок, и чтобы там никто не пострадал. Это моя работа, и я буду делать именно ее — и так, как считаю нужным!

Крейг покраснел и перевел дыхание. Очевидно, он не ожидал от старого приятеля такого непонимания ситуации и не знал теперь, что делать.

— Ну, хорошо, — сказал он, — за неделю мы постараемся решить этот вопрос.

— Крейг, не забывай — я тебя знаю уже семь лет, — усмехнулся Дел. — Ты, если постараешься, можешь решить этот вопрос за день... если, действительно, постараешься!

— Я думал, с тобой легче будет, — вздохнул Крейг, — ты же все-таки наш... хоть и бывший. Ладно, у тебя еще какие-нибудь вопросы есть?

— Через несколько дней наши специалисты подготовят отчет о вероятных, по их мнению, точках приложения силы. Я бы хотел, чтобы ваши люди тоже ознакомились с этим материалом — возможно, они смогут что-то посоветовать. Пожалуй, все.

— Хорошо, это можно сделать. Эдди, оставшиеся мелочи утряси сам — мне некогда.

Крейг развернулся и вышел, пытаясь скрыть раздражение. Дел слишком хорошо его знал, чтобы этого не заметить.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Около посольства Рики не было. Прождав минут десять, Дел решил съездить к универмагу, забрать Карен — а потом снова проехать мимо посольства и прихватить непонятно куда запропастившегося итальянца.

Еще на подъезде к универмагу он заметил Карен — она, как и договаривались, сидела в кафе. Но рядом с ней, как ни странно, сидел и Рики — держал ее за руку и что то говорил, улыбаясь. Издалека они смотрелись красивой парой: смуглый привлекательный мужчина и хорошенькая белокожая блондинка. Но Дел сразу заметил другое — Карен злилась, это было совершенно очевидно.

Заметив его, она выдернула ладонь из сжимавших ее пальцев Рики, и на лице у нее появилось выражение такой радости и облегчения, что Дел ускорил шаг. Подошел, по-хозяйски положил ей руку на плечо — она на миг прижалась к ней щекой и вскинула голову.

— Тебе кофе заказать?

Он кивнул и сел. Карен вскочила и побежала к стойке.

— Мы же договаривались — у посольства, — обернулся он к итальянцу.

Рики, казалось, слегка смешался под его тяжелым взглядом — впрочем, за полузеркальными очками это трудно было определить. Но ответил он весело и беззаботно:

— А я, пока тебя нет, решил немножко поездить по городу. Случайно наткнулся на Карен и решил подождать здесь, вместе с ней.

— Сейчас принесут, — сказала, вернувшись, Карен и снова села. Дел кивнул — кофе ему действительно хотелось. За годы жизни в Южной Америке он привык, как местные жители, пить его целый день, невзирая на жару.

На минуту задумался, вспоминая сегодняшний разговор.

Они с Эдди договорились встретиться через неделю — к этому времени уже прибудут полевые агенты. Эдди попросил его продумать варианты легенды для них и где-то с минуту объяснял, что такое «легенда». Уловив иронический взгляд Дела, запнулся и добавил:

— Нужно, чтобы они могли ходить по всему заводу и не были привязаны к какому-то цеху.

— Ладно, придумаю что-нибудь, — согласился Дел. На самом деле он уже придумал: эти оперативники «официально» будут заниматься экологическими замерами — то есть болтаться по всему заводу и в окрестностях и якобы брать пробы воздуха и земли. Но говорить это Эдди сейчас было лишним — через неделю, так через неделю...

Допив кофе, он решительно встал и подхватил пару пакетов, стоявших у ног Карен. — Ну, поехали?

Рики выбрал машину, весьма ему подходившую — но не очень подходившую к местным дорогам: ярко-алую приземистую спортивную «Альфа-Ромео». Ну да, это как раз в его стиле — девицы от такого красавца в красном кабриолете будут сами в штабеля укладываться. Впрочем, до завода доберется, там дорога хорошая — а дальше этот тип уже не его забота, пусть с ним мучается Меррик — замдиректора по производству.

Уже в машине Дел спросил:

— Он тебе что-нибудь не то сказал?

Карен пожала плечами.

— Обычный дешевый кобеляж.

Что ж... На заводе сейчас понадобятся дополнительные охранники — и молодой парень, который в армии успел привыкнуть к дисциплине, вполне может подойти.

— ...Да, еще у Меррика день рождения через три недели. Мы уже приглашены...

Дел скривился — он понимал, что на вечеринку придется пойти, но... уж очень не хотелось. Не из-за Меррика, он-то сам — вполне приличный мужик; дело было в его жене...

Все называли ее миссис Меррик — сомнительно, чтобы кто-нибудь, кроме мужа, посмел поименовать эту властную и авторитарную, но, к сожалению, не слишком умную женщину нежным и совершенно не подходившим ей именем Лили. Самым важным для нее было то, что ее муж — замдиректора по производству — а, следовательно, в неписаной «табели о рангах» поселка она стоит куда выше остальных женщин. Сплетничать и учить жить было ее хобби, призванием и смыслом жизни. Это — и еще ревность.

Джеффри Меррик до сих пор был красавцем-мужчиной — и изрядным бабником. При виде каждой более-менее приемлемой пары ножек в его глазах появлялся блеск, ноздри раздувались — хоть сейчас в бой! Дел подозревал, что с момента свадьбы Лили Меррик не знала покоя ни на минуту. Ведь куда ни глянь — всюду крутились мерзкие молоденькие выскочки, пытающиеся наглым вилянием задом сбить порядочного человека с праведного пути и увести его от законной жены!

Карен мгновенно была записана в категорию подобных выскочек, причем преуспевших в своей подлой цели — недаром же муж был намного ее старше! Но Дел был тоже замдиректора, и, следовательно, его жена по «знатности» не уступала миссис Меррик. Поэтому миссис Меррик поначалу решила снизойти до молоденькой нахалки, взять ее под свою опеку и поучить жить. Как ни странно, вышеупомянутая дерзкая особа не проявила ни малейшего признака благодарности и предпочла общаться с какой-то там врачихой!

Тем не менее внешне отношения выглядели вполне нормальными, и открытых столкновений у миссис Меррик с Карен не было — кроме двух эпизодов.

Через месяц после рождения сына Дел, как полагалось по неписаным поселковым правилам, устроил вечеринку и пригласил всех, с кем работал в более-менее тесном контакте — вместе с женами. Пришлось пригласить и Меррика.

Миссис Меррик изъявила желание подняться в спальню и «посмотреть на нашего ангелочка». И там она увидела нечто, заставившее ее завопить от гнева. — Карен потом утверждала, что этот вопль было слышно даже на заводе, в доброй миле от дома.

В колыбельке младенца сидело грязное негигиеничное животное! С когтями, которыми оно явно собиралось выцарапать несчастному дитяти глазки! Как ни странно, нахалка-мать не пришла от этого зрелища в ужас и не вышвырнула тварь из постели, после этого тщательно продезинфицировав весь дом. Более того, на справедливое замечание миссис Меррик — может быть, от праведного негодования высказанное немного более громко, чем принято — нагло ответила, что это ее ребенок, ее кошка и ее дело. И все это — при людях! И что самое ужасное — безграмотная и некомпетентная врачиха, торчавшая тут же, не поддержала миссис Меррик, а бездушно заявила, что кошка домашняя, чистая и привитая — так что ничего страшного.

На самом деле Карен невзлюбила миссис Меррик отнюдь не из-за этого эпизода — он лишь позабавил ее. Только Дел знал, что было истинной причиной неприязни.

Примерно через месяц после приезда он освободился пораньше и, зная, что Карен в бассейне, по дороге домой зашел туда. Искупался, лег, устроив голову у нее на коленях, чтобы немного обсохнуть — и нечаянно заснул. Проснулся он от сдавленного вопля совсем рядом. Резко вскинул голову — миссис Меррик стояла и с ужасом смотрела куда-то вниз. Дел на секунду подумал, что в траву заползла змея, и тут услышал голос Карен — странный, низкий, почти рычащий — он даже не сразу узнал его:

— Не беспокойтесь, миссис Меррик, это незаразно. И в этот миг Дел понял, что миссис Меррик смотрит на его ноги... Сплошь покрытые шрамами, они и впрямь выглядели так, будто побывали в кислоте — именно это и напугало ее. Ему стало стыдно — без всякого на то основания — и минут через пять они с Карен ушли домой. Больше в бассейн он не ходил — знал, что это глупо, но не ходил. Вместо этого они ездили купаться в тихую бухточку, милях в десяти от дома. Иногда, когда было особенно жарко — ночью.

Сама Карен продолжала чуть ли не каждый день ходить в бассейн, но так и не простила миссис Меррик этого короткого эпизода.

— ...Ой, чуть не забыла самое главное! Представляешь, миссис Ферн выиграла круиз вокруг Европы! Позавчера только стало известно. Что-то там от страховой компании — лотерея была, что ли. Начало — через две недели. Здорово, правда?!...

Да-а, шустрые ребята! Уже успели разобраться с его секретаршей. Слава богу, хоть один человек в выигрыше от этой истории!

— ...Мне уже назначили дату экзамена — шестое августа! Так что скоро я получу права и сама всюду ездить смогу!..

Машину Карен умела водить неплохо, но прав у нее до сих пор не было. Тем не менее в последнее время она начала ездить в Нуэво-Валъядолид — на рынок и за покупками. Использовала она для этой цели их собственный маленький джип, купленный вскоре после приезда. До городка было всего мили полторы по прямой и безопасной дороге, полицейские там не попадались — поэтому Дел старательно делал вид, что не знает о ее поездках, и считал, что ничего страшного в этом нет.

Но если она получит права, то сможет ездить куда угодно — и ей не придется в следующий раз искать «оказию», чтобы встретить его...


Новости у Карен кончились, и некоторое время они ехали молча. Потом она нерешительно спросила:

— Ты сегодня еще на работу пойдешь?

— Зайду... ненадолго, на полчаса, — кивнул он. — Ближайшие пару месяцев у меня будет много работы — может, и в выходные придется делами заниматься. Я сам только позавчера узнал, — и увидев ее огорченное лицо, добавил: — Зато в сентябре станет посвободнее — я смогу взять отпуск, и мы съездим куда-нибудь. В Париж хочешь?

Она присмотрелась — вроде не шутит — и ответила неуверенно:

— Хочу...

— Вот и поедем!

Карен улыбнулась, поверив, наконец, что он действительно не шутит.

Они сделали в пути лишь одну короткую остановку и добрались до завода еще засветло. Вот и развилка; направо, в полумиле — поселок, налево — завод, прямо перед носом — общественный центр. Дел затормозил и сказал, вылезая:

— Пересаживайся за руль и поезжай домой — я через час уже буду. Хочешь — выходи встречать, заодно с Томми погуляешь.

Сжал ее плечо — она потерлась щекой о руку, как кошка, улыбнулась и тронулась с места.

Дел хотел дойти до завода пешком, но увидел красную машину, притормозившую рядом. Сел на переднее сидение и пояснил выжидательно смотревшему на него Рики:

— Нам — налево.

Он почти не слушал болтовни итальянца, который истомился за пять часов молчания и теперь не закрывал рта. Смотрел в окно — тихая, мирная картина. Тенистая дорожка вдоль шоссе, соединяющего завод с поселком, люди на ней — в этот час многие как раз возвращались с работы. Они шли, разговаривали, торопились домой — никто и не подозревал об опасности, которая, возможно, грозила им...


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


За неделю Дел успел предпринять кое-какие шаги по укреплению мер безопасности. Во-первых, бетонный забор вокруг поселка был отремонтирован и дополнен идущей поверху колючей проволокой. Во-вторых — был увеличен штат охранников (работу, в том числе, получил и сын Мануэлы).

Он не возлагал на все эти меры особых надежд. Если террористы захотят взорвать что-то, то через забор они не полезут — а если полезут, то будут соответствующим образом экипированы. А что касается охраны — так большинству этих охранников можно было доверить разве что капусту сторожить...

Можно было расстрелять половину охраны — оставшаяся половина продолжила бы пропускать в поселок своих приятелей и родственников — а как же иначе?! В результате по поселку болтались все кому не лень: временные работники, которые строили беседки, красили заборы, вскапывали грядки и ухаживали за палисадником; торговки, привозившие на мопедах свежие фрукты и яйца, а также родственники, друзья и земляки вышеупомянутых лиц, приезжавшие с ними за компанию.

Просто так, с бухты-барахты, ввести режим строгой изоляции в поселке было нельзя — этого бы никто не понял. А объяснить причину было опять-таки нельзя...


Мэрфи привез двухсотстраничный доклад — подробный анализ наиболее слабых мест технологической цепочки, сделанный специалистами «Петролеум Текнолоджи».

Копию этого материала Дел решил отвезти на намеченную встречу с Крейгом. Кроме того, он прихватил кое-какую техническую документацию по заводу, поселку и общественному центру, в надежде, что специалисты по антитеррористическим операциям сумеют что-нибудь из нее выжать и подскажут, с какой стороны может грозить опасность.

Очевидно, поняв, что Дел будет твердо стоять на своем, Крейг, наконец, дал ему телефон и имя офицера Национальной службы безопасности Венесуэлы, который был в курсе дела и мог помочь в случае нужды. Новых данных у ЦРУ не было, зато люди уже прибыли — те самые два полевых агента, которые будут заниматься «экологическими замерами». К одному из них в начале августа должна была приехать жена — действительно жена и тоже полевой агент — с собакой, натренированной на поиск взрывчатки. Дел обрадовался — такая собака и впрямь могла оказаться полезной!

Он даже не заметил, как за его спиной бесшумно открылась дверь; лишь почувствовав запах духов, понял, что в кабинете еще кто-то есть, и обернулся.

— А, кстати — это твоя новая секретарша, — сказал Крейг. — Впрочем, вы ведь знакомы?

Да, они и впрямь были знакомы — давно и весьма близко.

С Кэтрин Виллифранко Дел познакомился еще пятнадцать лет назад, когда работал в Аргентине. Пятью годами его моложе, она к тому времени уже три года являлась сотрудником оперативного отдела ЦРУ.

Через два дня после знакомства они стали любовниками и полгода продолжали встречаться. Потом он получил новое назначение, и они попрощались — без особых слез и переживаний. Через пару лет, уже в Боливии, их отношения возобновились еще на несколько месяцев. С тех пор так и повелось — если они оказывались в одной стране, они оказывались и в одной постели.

Темпераментная, неглупая, амбициозная и привлекательная, Кэти была для него тогда той самой идеальной любовницей, с которой приятно провести ночь и есть о чем поговорить за завтраком. Она знала, что Дел женат, но это ее не смущало — Кэтрин интересовала карьера, а не замужество.

Оба они относились друг к другу с искренней симпатией, что не мешало им заводить еще какие-то интрижки на стороне; оба понимали специфику своей работы и не задавали друг другу лишних вопросов. Своих отношений они никогда особо не скрывали, понимая, что в конторе все равно узнают — так зачем стараться?

В последний раз Дел видел Кэти в Колумбии — именно от нее он и отправился в ту самую проклятую поездку, во время которой попал в плен.

За прошедшие четыре года она ничуть не изменилась — никто не дал бы ей ее возраста. Впрочем, она всегда старалась держать себя в форме и ежедневно проводила не меньше двух часов в спортзале, фанатично не пропуская ни одного дня, невзирая на усталость.

Элегантный деловой костюм, туфли на высоком каблуке — чуть ли не треть своей зарплаты Кэти тратила на модные тряпки, изо всех сил поддерживая годами отработанный имидж преуспевающей деловой женщины. Духи, как всегда, чуть-чуть слишком резкие — прекрасное средство обратить на себя внимание; пикантное личико с острым подбородком и вздернутым носиком, обрамленное облачком черных волос — при необходимости она умела придать ему застенчиво-наивное выражение, гласящее: «Я всего лишь маленькая девочка — неужели вы будете на меня сердиться, даже если вам кажется, что я сделала что-то не так?..»

Вот кем она не была — так это маленькой девочкой. В принципе не злая и не подлая, но если это было необходимо — Кэти становилась расчетливой, холодной и жесткой стервой, прекрасно знающей, чего хочет, и отбрасывающей в сторону любые сантименты.

Кэти Виллифранко, часть его прошлой жизни — жизни, которая давно закончилась...


Она стояла перед ним, улыбаясь. После короткого, не замеченного окружающими замешательства Дел встал, перехватил любопытный взгляд Крейга — несомненно, тот знал об их прежних отношениях — и улыбнулся ей в ответ, вежливо, с легким оттенком сердечности.

— Здравствуй, Кэти. Как дела?

Поздоровались, пожали друг другу руки... Крейг продолжал изучать их глазами — интересно, он что, ожидал, что они кинутся друг другу в объятия? Явно нарочно это подстроил — пытается как-то воздействовать на него и сделать более управляемым. И Кэти наверняка об этом знает...

— Мисс Виллифранко будет координировать все наши действия на заводе. Имея выход на нашу внутреннюю сеть, она сможет получать любую информацию на месте. Кроме того, она должна ежедневно связываться с нами и со штаб-квартирой и докладывать обстановку. Сейчас нам главное — предотвратить утечку информации и не спугнуть их, — решил вмешаться в разговор Эдди Гольц — операция, контроль над которой был поручен ему, явно уплывала из его рук.

— Главное — предотвратить теракт и жертвы, — заметил Дел. Уловил короткий взгляд Кэти — как неразумного ребенка, который ничего не понимает.

— Не стоит спорить — задача у нас одна, — подытожил Крейг.

Дел был не слишком уверен в правильности этого утверждения.

Из посольства они с Кэти вышли вместе. На улице он привычно подхватил ее под руку.

— Пойдем, посидим где-нибудь?

— Да, конечно, — кивнула она.

Из уличного пекла они нырнули в прохладное тихое кафе. Народу почти не было, но кондиционер работал на полную мощность. Дел, по старой памяти, заказал Кэти чай со льдом, себе, как всегда, кофе — и откинулся на стуле, предоставляя ей возможность первой начать разговор.

— А ты по-прежнему целыми днями пьешь кофе... — начала она. Дел молча пожал плечами.

Кэти пошарила по нему глазами, словно пытаясь понять, как с ним лучше разговаривать, и не слишком решительно добавила:

— Ты изменился...

— Постарел?

— Нет. Стал каким-то... более значительным, что ли.

Он усмехнулся, не считая это слово сколько-нибудь подходящим для себя.

— А ты совсем не изменилась.

— Ты рад меня видеть? Я нарочно попросилась именно на твой завод!

— Разумеется, рад. Неплохо будет снова поработать вместе...

Вот чего-чего, а особой радости Дел не испытывал. Конечно, приятно порой вспомнить прошлое — там было немало хороших моментов — но впускать это прошлое в свое настоящее ему решительно не хотелось.

— А где ты сейчас? — спросил он, скорее, из вежливости.

— В Мексике, — еле заметно поколебавшись (он был уже не «свой»), ответила Кэт.

— Я там начинал.

— Да, я помню, ты рассказывал, — кивнула она и, чуть подумав, нерешительно добавила: — Я так удивилась, когда узнала, что ты подал в отставку. Вот уж не ожидала...

— Да, уже больше года.

— Из-за... этой истории в Колумбии? — Дел кивнул.

— Да... тогда никто особо не верил, что тебя удастся обменять. Они сами не знали, чего хотели — требовали то одного, то другого. А потом вдруг прервали переговоры... — Кэти замолчала и нахмурилась, словно вспоминая. Пожалуй, она действительно переживала за него тогда.

— Ладно, Кэт. Все, слава богу, в прошлом — и хватит об этом. Лучше скажи — откуда ты компьютер знаешь?

— Я в прошлом году закончила трехмесячные курсы — компьютерная связь, базы данных и все такое. В Лэнгли. Хотела тебе, кстати, позвонить — вот тогда и узнала про твою отставку.

— Я к тому времени уже здесь был, на заводе.

Дел понимал, что ей очень хочется спросить его о самом главном — и она не знает, как это лучше сделать. Что ж — ответ на вопрос может весьма огорчить ее, но лучше сразу расставить все по местам.

— Мы можем выехать на завод завтра с утра — мне нужно несколько часов, чтобы собраться.

— Не стоит. Приезжай в понедельник. Моя секретарша уезжает только во вторник — я попрошу ее выйти в понедельник на несколько часов, чтобы ввести тебя в курс дела.

Ну вот... Вопрос был задан и ответ получен.

Несколько секунд помолчав, Кэт бросила короткий взгляд на его левую руку и сказала вопросительным тоном, словно только теперь заметила:

— Раньше ты никогда не носил кольца...

— С тех пор многое изменилось. Я снова женился в прошлом году, у меня уже сыну восемь месяцев. Представляешь, как время летит? — Дел улыбнулся.

Это был ответ уже открытым текстом — не оставляющий сомнений и объясняющий причину. Кэт хорошо поняла это и чуть поджала губы — она всегда слегка поджимала губы, когда была чем-то раздражена.

Они поболтали еще четверть часа — вспоминали старых приятелей, говорили о каких-то пустяках, например, о том, какие тренажеры стоят в спортзале — и расстались, договорившись, что Кэти приедет в понедельник.

Конечно, Дел предпочел бы работать с посторонним человеком — смешивание личных отношений со служебными никогда не шло на пользу делу. Но сказать Крейгу, что он отказывается от кандидатуры Кэтрин Виллифранко в роли связника ЦРУ не из-за ее служебных качеств или компетентности, а только из-за того, что когда-то состоял с ней в близких отношениях выглядело бы нелепо и как-то... не по-мужски.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


В понедельник, по дороге на работу, Дел заглянул в небольшой флигель, вытянувшийся вдоль забора — в просторечье «караулку». Поздоровался с охранниками, ожидавшими пересменки, на минуту сунул нос в мониторную — некоторые участки завода просматривались камерами наблюдения — и наконец, в пультовой нашел нужного ему человека. Сказал коротко:

— Привет, Линк! Зайди ко мне через полчаса, — и пошел к себе в кабинет.

Линкольн Дарин, начальник охраны завода и правая рука Дела, появился в кабинете ровно через полчаса. Было бы странно, если бы он опоздал или пришел хоть на минуту раньше — отставной сержант военной полиции, прослуживший в армии почти тридцать лет, Линк хорошо знал, что такое дисциплина.

Неизвестно, кто придумал это, но все работники службы безопасности завода называли Дела просто «шеф», по-испански «эль кефе», и в глаза, и за глаза.

Вот и сейчас, зайдя в кабинет, Линк спросил:

— Что случилось, шеф?

— Садись, поговорить надо.

Дел полностью доверял Линку и понимал, что дальше него эта информация не пойдет. Поэтому он рассказал ему все, что знал — к сожалению, немного. В заключение прибавил:

— Моя временная секретарша тоже из ЦРУ. Она сегодня приедет, к обеду. А через пару дней — еще два человека, вроде как экологическими замерами заниматься. Они по всей территории и вокруг шастать будут, так ты постарайся, чтобы охранники их не прихватили как подозрительных личностей.

— Ладно, не беспокойся.

— Что думаешь об этом?

Трудно было представить себе двух столь непохожих людей, как Линк — здоровенный грузный уроженец Гарлема — и Дел — невысокий, худой и светловолосый потомок одного из аристократических семейств Мэриленда. Тем не менее между ними очень быстро завязались приятельские отношения, и они стали накоротке.

Вот и сейчас Линк честно высказал свое мнение:

— Влипли мы в историю. Никто ничего не знает — а делать что-то надо. Не дай бог, прошляпим...

— Начинай понемножку закручивать гайки — если люди еще понадобятся, возьмем. И еще одно: любая мелочь, хоть чуть-чуть что-то непонятное или подозрительное — сразу докладывай. И давай, каждый день с утра — ко мне заходи.

Линк кивнул; уже шагнул было к двери, но потом вернулся и нерешительно сказал:

— Этот итальянский бабник, который по заводу болтается...

— Рики? — сразу понял Дел.

— Да, он самый. Ты знаешь, что он дзюдо... или чем-то похожим занимался?

— Ну и как?

— Ребят моих валяет только так. Очень жестко дерется и их в основном на болевые приемы берет.

Речь шла о занятиях для охранников, проводимых Линком два-три раза в неделю, когда он объяснял им методы самообороны и лично демонстрировал действенность некоторых приемов. Эти занятия не являлись обязательными, но пользовались большой популярностью — среди местных жителей не слишком приветствовалась идея, что цивилизованные люди должны решать свои споры без помощи силы; все знали, что настоящим мужчиной является тот, кто при необходимости может начистить морду противнику.

Занятия проводились в спортзале, и никому из жителей поселка не возбранялось принять в них участие — или просто поглазеть, ведь после отработки и объяснения какого-нибудь приема начиналось самое интересное — спарринг-бои. Изредка и Дел присоединялся к этому мероприятию — его партнером был обычно сам Линк.

— А ты что скажешь? — задумчиво спросил Дел. Естественно, парни, обучавшиеся меньше года, едва ли смогут всерьез противостоять опытному дзюдоисту...

— Силен... Я пока с ним не пробовал, но со стороны видно.

— Что ж... Ребятам это полезно — может, и от него чему-то научатся. Я в четверг постараюсь тоже зайти посмотреть.


Разговор с Л инком напомнил Делу, что и самому ему не мешало бы размять кости. Поэтому, оставшись один, он сразу же позвонил домой и договорился с Карен, что она часов в шесть зайдет за ним на работу — а потом они вместе пойдут в спортзал.

Дел бывал там два-три раза в неделю, почти с самого приезда. До того он целых три года не подходил к тренажерам и только, снова начав тренироваться, понял, насколько потерял форму — потребовалось больше полугода, чтобы привести себя в более-менее приемлемый вид.

Обычно он брал с собой Карен. Она ничего не делала — просто сидела на подоконнике и смотрела — но при ней у него все получалось как-то лучше и ловчее...

Кэти приехала в двенадцать. Он тут же препоручил ее миссис Ферн — чтобы та устроила ее и ввела в курс дела.

Вскоре после обеда миссис Ферн зашла в кабинет и спросила, нужно ли ему от нее еще что-нибудь чувствовалось, что она уже торопится. Дел прекрасно понимал, что такое предотпускное настроение, и попрощался, пожелав ей хорошего отпуска.

Через несколько минут он выглянул в приемную. Кэти — как всегда, в элегантном деловом костюме — сидела за компьютером и выглядела как образцовая секретарша.

— Ну, как устроилась? — спросил он, остановившись в дверях кабинета.

— Все в порядке, спасибо, — улыбнулась она.

— Есть какие-то новости?

— Вечером обещали дать анализ уязвимых мест завода — все, что они успеют к тому времени.

Дел молча кивнул и вернулся в кабинет. Она сразу же вошла вслед за ним, прикрыла за собой дверь и уселась в кресло.

— Дел, кто еще на заводе знает о предупреждении? Слегка поморщившись, он ответил:

— Директор и начальник охраны, — не удержался, добавил: — И обращайся ко мне «мистер Бринк» или «шеф» — тут меня называют так. Ни к чему, чтобы кто-то знал, что мы давно знакомы, правда?

Кэтрин поджала губы, потом сделала гримаску и протянула:

— Ну, тут же никого нет, кроме нас...

— Могут зайти и услышать, — отрезал он, — не стоит рисковать.

Часа в четыре Дел послал ее в отдел кадров — за личными делами принятых в последнее время работников. Правда, он сомневался, что их проверка что-нибудь даст — ну а вдруг?

К концу дня Кэти принесла несколько листов распечатки со схемами и пояснениями. Из них явствовало, что у завода нет суперуязвимых мест — то есть таких, удар по которым может вызвать большие жертвы и разрушения. И в то же время в любом цеху есть места, взрыв в которых может привести к жертвам — в зависимости от силы взрыва, конечно.

— А что с общественным центром и поселком? Про них что-нибудь есть? — спросил Дел.

— Обещали через пару дней. Они постепенно будут разрабатывать модели действий террористов — исходя из их известной тактики и всей имеющейся на сегодня информации.

Взглянув на часы, Дел увидел, что уже начало седьмого, и выглянул в приемную — предупредить Карен, что ей придется немного подождать. Ему хотелось еще раз просмотреть полученные документы.

Она всегда приходила вовремя — даже раньше. Садилась в кресло около маленького столика, доставала книжку и погружалась в нее. Через пару минут, забывшись и чувствуя себя почти как дома, обычно подтягивала одну ногу под себя.

В приемной никого не было. Он удивленно огляделся — на Карен это было совсем не похоже. Обернулся к Кэти.

— Моя жена не звонила, что задержится? — Тут же понял нелепость этого вопроса — Карен позвонила бы ему напрямую.

— Я ее отправила, — быстро сказала Кэти, очень внимательно изучая что-то на схеме.

— Куда отправила? — не понял Дел.

— Домой.

— Что значит — отправила?!

— Ну... как раз перед сеансом связи пришла женщина — такая, в джинсах и с хвостиком. Я подумала, что это какая-то служащая из отдела кадров, и сказала ей, что ты сейчас занят, — потупившись, сообщила Кэти тоном маленькой девочки, на которую и в голову никому не должно придти сердиться. — Она заявила, что она твоя жена и хочет подождать. Я ей объяснила, что у тебя срочные дела, ты задержишься и просил, чтобы она шла домой. Она ушла, и я заперла дверь — чтобы больше никто нам не мешал.

— Какого черта? — если Дел и не рычал, то был весьма близок к этому состоянию.

Кэтрин вскинула голову, поджав губы.

— Я не имею права проводить сеансы связи при посторонних! Ты сам должен это понимать!

Дел глубоко вдохнул и выдохнул, чтобы взять себя в руки.

— В дальнейшем, если возникнут Подобные проблемы, предоставь мне возможность разобраться в них самому... пожалуйста. — Подождал, пока она выйдет из кабинета, и набрал номер.

Карен ответила лишь после пятого звонка.

— Да? — даже по этому короткому слову Дел понял, что настроение у нее не слишком хорошее.

— Это я. Я только сейчас узнал, что ты приходила.

— Она сказала, что ты просил...

— Да ничего я не просил — сидел и тебя ждал, как договаривались. Это она все сама придумала. У нее насчет секретности крыша поехала!

Карен молчала в трубку. Дел прекрасно знал, с какой радостью она всегда приходит за ним на работу, и понимал, как ей было обидно идти домой одной.

— Карен...

— Да?

— Я сейчас уже выхожу. Может, все-таки встретимся в спортзале?

— Мануэла ушла, — вздохнула она, — мне теперь Томми не с кем оставить...

— А ты приходи вместе с ним!

Карен помолчала несколько секунд и неожиданно легко согласилась.

— Ладно. Сейчас соберусь и приду.

— Я тебя жду! — обрадовался он и добавил, чувствуя, что голос у нее по-прежнему какой-то... невеселый, что ли? — Не сердись, я, действительно, не знал.

— Ладно, ничего. Я иду собираться. Пока! — и она повесила трубку.

Кэти как ни в чем не бывало, сидела за компьютером. Вывалив ей на стол папки с личными делами, Дел сообщил:

— Я ухожу. Завтра с утра отнеси папки на место. До свидания!

— Дел, ну извини... Я не думала, что ты так рассердишься.

На лице Кэти не было заметно ни малейших следов раскаяния — скорее, удивление, что он может сердиться на нее — на нее! — из-за какой-то девчонки с белобрысым хвостиком.

— Ладно, ничего страшного. Я надеюсь, что подобное недоразумение больше не повторится.

Он предпочел не заметить, что она снова назвала его по имени, и распрощался.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ


Всю дорогу до спортзала Дел никак не мог отключиться от мыслей о работе — в основном о Кэт и о ее сегодняшней выходке. Несомненно, на правах старой приятельницы она считает, что ей многое дозволено. Можно, конечно, поставить ее на место — но, зная характер Кэти, Дел понимал, что это будет нелегко, а превращать свой кабинет в театр военных действий — особенно в преддверии возможного теракта — ему не хотелось...


Рики был первым, на кого он наткнулся взглядом, войдя в спортзал. Впрочем, итальянец встречался теперь Делу почти ежедневно — казалось, он был везде. Он перезнакомился со всеми на заводе, бывал на всех вечеринках и ухаживал за всеми особами женского пола от шестнадцати до шестидесяти лет. Правда, и про работу он тоже не забывал — Меррик, во всяком случае, утверждал, что парень неплохой специалист и знает свое дело.

Если бы Дел не знал про дзюдо, он бы подумал, что Рики занимался культуризмом — настолько картинно выглядела его фигура с выпуклыми рельефными мускулами. Несомненно, женщины от вида подобной красоты немеют и начинают снимать трусики. Да еще эти черные кудри, бархатистый голос и выразительные томные глаза!

Карен еще не было — по его расчетам, она должна была придти минут через пятнадцать. Отвернувшись от Рики, Дел размялся, потом перешел на тренажер. Вскоре он почувствовал, что взял слишком высокий темп — тогда закрыл глаза и сосредоточился на счете, стараясь ни о чем не думать и не отвлекаться.

В какой-то момент он почувствовал, что Карен уже здесь, открыл глаза и обернулся. Она и правда была неподалеку — сидела на подоконнике, устроив Томми на колене, и заворачивала ему слишком длинные, «на вырост», рукавчики. Рядом с ней на подоконнике стоял небольшой джинсовый рюкзачок — Дел знал его содержимое: чистая, вкусно пахнущая футболка и джинсы для него, бутылочка сока для Томми, а кроме того — пара шоколадок, резинки для волос, расческа и прочие мелочи, которые женщины всюду таскают с собой.

Секунду поколебавшись, Дел все-таки решил «добить» эту сотню упражнений. Закончил, вытер пот и направился к ней.

Томми заметил его издалека, заулыбался, сморщив нос — точь-в-точь Карен. Подойдя, Дел чмокнул его в круглую щечку и привычным жестом подсунул ему левую руку. Ребенок тут же принялся за дело — он уже вторую неделю пытался стащить с этой руки часы: дергал, теребил, даже кусал, но пока что безуспешно.

— Привет!

— Не тяжело было?

— Я с коляской. Внизу оставила.

Положив руку ей на плечо под волосы, он незаметно погладил ее по шее.

— Мне еще полчаса. Высидишь?

— Да, ему тут нравится, — она широко и весело улыбнулась. — Слушай, неужели он будет когда-нибудь таким же, как ты? Даже поверить трудно!

— Каким?

— Ну... таким, — она провела рукой по его плечу, снизу вверх, и чуть сжала.

— Будет... Судя по тому, какой он упрямый — явно будет, — усмехнулся Дел, покосившись на Томми, который упорно продолжал бороться с застежкой. Решив порадовать ребенка, расстегнул часы, оставил их в цепких пальчиках и пошел обратно к тренажерам.

Он прекрасно понимал, что ведет себя как мальчишка, и, надо бы еще поработать с тренажером, дающим нагрузку на ноги, но вместо этого, сделав пару десятков упражнений, не выдержал и полез на турник — уж очень хотелось, чтобы Карен лишний раз посмотрела, какой он ловкий и сильный.

Зрелище получилось вполне эффектное — он подтягивался, переворачивался, делал «солнышко», все увеличивая и увеличивая темп. Сосредоточившись на движении, Дел не смотрел по сторонам, и так зная, что Карен не сводит с него глаз и, разумеется, догадывается, что выделывается он исключительно ради нее.

Соскочив, тоже весьма эффектным прыжком, он обернулся и про себя чертыхнулся: Рики уже был там, стоял рядом с Карен и что-то бубнил, усиленно жестикулируя. Обернувшись и увидев Дела, итальянец шагнул навстречу, радостно поприветствовал его, высказал пару комплиментов в адрес Томми и предложил поотжиматься — кто больше.

— Или можно штангу — лежа, — добавил он, кивнув на соответствующее приспособление.

— В четверг, если хочешь. На сегодня я уже все, — ответил Дел и пошел переодеваться.


Они шли домой не торопясь — вечерами становилось не так жарко, и приятно было прогуляться по дорожке. После душа Дел надел джинсы и футболку и теперь чувствовал себя довольным и расслабленным. Ныли плечи — он все-таки взял слишком высокий темп — но это тоже было приятно.

Томми он нес на руках — он любил носить его и чувствовать под руками теплое, живое и уютное тельце. Ребенок, устав от обилия впечатлений, без споров отдал часы и сонно посапывал, привалившись к плечу. Вспомнив, Дел спросил:

— Что тебе наплел этот Рики? Опять прокатиться по окрестностям приглашал?

— Да нет, — отмахнулась Карен, — он тоже приглашен на день рождения к Меррику — вот по этому поводу и трепался. Потанцевать он со мной, видите ли, желает. Да ну его!

— Он тебе крепко не глянулся...

Карен вздохнула — объяснить то, что она чувствовала, было слишком сложно.

— Он... в нем есть что-то не то. Словно все это ничего не значит — а значит только он сам.

— Что ничего не значит? — не понял Дел.

— Люди... и все вокруг. Ну, не знаю я, как это сказать. Только когда что-то не по нему выходит, даже мелочь — он очень злится. Не показывает — а злится. Ну чего ты про него затеял вдруг? — спросила она жалобно. — Не хочу! И так сегодня... — и осеклась.

— Что сегодня?

— Да ладно, ничего.

— Она что — сказала тебе что-нибудь не то?

 Дел сразу понял, о чем идет речь.

— Нет, просто... неприятно было. Ну ладно, чего об этом говорить? Все, уже забыли...

Сказать ему, как эта женщина — такая ухоженная, элегантная, пахнущая дорогими духами — смотрела на нее? Словно на ничтожную деревенскую замарашку, у которой хватает наглости соваться туда, где ей явно не место! А когда Карен сказала, что она кена Дела — сколько во взгляде появилось презрительного удивления, что эта замарашка еще смеет не бог весть что!

Отмахнувшись от неприятных воспоминаний, Карен постаралась улыбнуться. Отобрала у Дела крепко спящего ребенка, положила в коляску. Теперь можно было ухватиться за освободившуюся руку. Рука была большая и горячая — держась за нее, не хотелось думать ни о чем плохом.

— Здорово ты сегодня... на турнике. 

— Заметила все-таки? — Он расплылся в улыбке. — Я уж думал, что ты ничего, кроме этого фигуристого Рики, и не видела.

— Видела, видела...

— Тогда еще похвали — что я, зря старался? Сказал специально — чтобы она развеселилась.

— Ты у меня самый-самый, — Карен ткнулась носом ему в плечо и действительно рассмеялась.

В четверг Дел понаблюдал, как Рики расправляется с охранниками, и зрелище ему не понравилось. Итальянец и вправду был хорош — даже очень хорош — но дело было не в этом. Ему слишком нравилось побеждать, и не просто побеждать, а унижать и причинять боль. Уже после того, как противник сдавался, он секунду-другую не отпускал его, напоследок зажимая еще больнее.

Скрутив очередного парня и чуть не выдавив из него слезу — во всяком случае, мальчишка побагровел и отошел с перекошенным липом, потирая локоть, Рики решил почтить вниманием и Дела.

— Ну что, попробуем? — и приглашающе кивнул на мат.

Делу очень хотелось показать ему, кто в доме хозяин, но он решил повременить с этим — пока хватит и более простого способа.

— Да не-ет, — лениво протянул он. — В другой раз.

— Мы с тобой вроде договаривались поотжиматься на счет. Тоже не хочешь? Десять раз форы даю!

— Можно. Только фору... давай я тебе дам? Раз тридцать, скажем.

Еле заметная насмешка, звучавшая в голосе Дела, да и само предложение итальянцу явно не понравились. Зато охранники навострили уши.

Дел отжимался мерно и неторопливо, как машина, краем уха прислушиваясь к счету — столпившиеся вокруг парни считали вслух — и ко все более шумному дыханию Рики. Он не сомневался, что победит — было бы глупо думать иначе! Физическая сила и выносливость, данные ему от природы, еще возросли от многолетних упражнений. А потом — этот страшный год в плену, когда ему сутками приходилось висеть, вцепившись в решетку, пытаясь не сорваться и не утонуть в вонючей тугой жиже. Только сила рук и пальцы, ставшие жесткими, как стальная проволока, и спасли его тогда...

Итальянец выдохся неожиданно быстро — на второй сотне. Дел увидел, как он тщетно пытается приподняться еще раз, сам после этого показал класс — сделал еще тридцать отжимов в более быстром темпе — и вскочил как ни в чем не бывало. Протянул руку Рики, лежавшему на мате, и по тому, как блеснули глаза итальянца, догадался, что сейчас произойдет. Еще один болевой прием — резко сдавить руку соперника во время рукопожатия. Ну что ж...

Он выдержал нажим Рики, за несколько секунд преодолел его сопротивление и, все так же дружески улыбаясь, начал сжимать сам. Немногие из охранников понимали, что происходит — только Линк сразу разобрался, в чем дело, и еле заметно ухмылялся. Лицо итальянца медленно краснело — Дел не торопился, но знал, что Рики чувствует себя так, словно его рука попала под пресс.

Внезапно ослабив нажим, он сочувствующим тоном спросил:

— Ну, что же ты не встаешь? Совсем устал, наверное?

Рики мгновенно вскочил, глаза его сверкнули злостью — сейчас, когда он снял очки, это было хорошо заметно. Впрочем, он тут же широко улыбнулся и сказал с восхищением, которое почти не выглядело наигранным:

— Ну, ты силен! Не ожидал...

Дел пожал плечами и любезно заверил:

— А побороться мы еще попробуем — в другой раз. По дороге домой он очень жалел, что Карен не видела этой сцены — ей бы понравилось.

Через несколько дней, за завтраком, Дел снова попросил жену зайти за ним в конце дня. Она прикусила губу, чуть нахмурилась и нерешительно, словно боясь его рассердить, сказала:

— Я тебя в караулке, у Линка, подожду, ладно?

— Ты чего? — спросил он. — Она тебе слова больше сказать не посмеет!

— Не хочется... Я в караулке подожду — а ты приходи туда.

Дел с легким раздражением пожал плечами и буркнул:

— Ну, как знаешь...

Кэти оказалась неплохой секретаршей — деловитой, организованной и компетентной. Она ежедневно проводила сеансы связи, действительно, неплохо знала компьютер и четко выполняла все распоряжения.

Только сам Дел знал, как она бесит его. Казалось бы, она не делала ничего особенного. Ну, ошибалась пару раз в день, называя его по имени. Ну, подходила слишком близко и чуть ли не терлась об него, принося бумаги. Ну, перегибалась через его плечо, показывая наманикюренным ноготком какую-то строчку и прижимаясь к нему грудью. Как бы невзначай, брала его за руку или отхлебывала кофе из его чашки. Мелочи...

Стоило ему с утра войти в кабинет и почувствовать запах ее духов, как он приходил в состояние тихого бешенства — и в этом состоянии пребывал весь день. Еще более неприятным было то, что к бешенству — против всякой логики — порой примешивалось странное чувство, будто он в чем-то перед ней виноват. Дел прекрасно знал Кэти и понимал, какой удар он нанес по ее самолюбию, но, по его мнению, ей пора было уже смириться с действительностью и перестать доставать его. У него не было ни тени сомнения, что она прекрасно знает, как раздражает его — и забавляется этим.

Он пару раз пытался сделать ей замечание — она лишь заливисто смеялась, делала ненавистное ему лицо пай-девочки и заявляла что-нибудь вроде:

— Ну забы-ылась. Можешь меня отшлепать за это, если ты такой злюка! Раньше у тебя было больше чувства юмора!

В то же время по работе к ней не было ни малейших претензий.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ


Пятьдесят первый день рождения замдиректора по производству Джеффри Меррика праздновался с размахом — был приглашен весь поселковый бомонд. На украшенной яркими цветными фонариками лужайке перед домом толпилось не менее сорока человек.

В толпе тут и там виднелись молодые люди, одетые в одинаковые красные рубашки. Эти пареньки разносили бокалы с напитками и закуски, предлагая их гостям.

Дел в первый момент не мог понять, почему подобным делом занимаются юноши, а не принятые в таких случаях девушки-официантки. Только через несколько секунд до него дошло, что появление в собственном доме стайки молоденьких девиц Меррик мог воспринять как дополнительный подарок — так что его жена предпочла не рисковать.

Впрочем, риска тут почти не было — «официальная» фаворитка Джеффа, очаровательная смуглянка лет двадцати пяти, работавшая в заводском кафетерии, отличалась крайне ревнивым характером. Она охотно пару раз в неделю, по вечерам, принимала у себя Джеффа — но не потерпела бы измены (законная жена не в счет)!

По долгу службы Дел не мог не знать об этой связи — впрочем, о ней знали многие, исключая, конечно, миссис Меррик. Не было для него секретом и то, что по крайней мере, двое жителей поселка от случая к случаю употребляли кокаин, человек пять по выходным напивались, было также несколько мужей, которые порой давали волю рукам — и одна такая же жена. Увы, все эти мелкие грешки к вероятному теракту — единственному, что его волновало сейчас — не имели ни малейшего отношения.


Они с Карен прошлись среди гостей, поболтав с несколькими из них; полюбовались на то, как Меррик под общий смех и аплодисменты задувал свечки на именинном пироге — и, как полагается, съели по кусочку. К своему удивлению, Дел заметил в толпе Кэти и, без всякого удивления — Рики.

Потом он на минуту отошел поговорить с Мэрфи и, вернувшись, обнаружил Карен в не слишком приятной для него компании — она спорила о чем-то с Лори Дензел. Увидев Дела, Лори выпрямилась и спросила тоном прокурора:

— Мистер Бринк, вы что, так и собираетесь продержать свою жену всю жизнь прикованной к плите?

От подобного вопроса он слегка опешил. Лори продолжала не менее напористо:

— Ей надо учиться и становиться на ноги! В наше время женщина не должна целиком зависеть от мужа — это не девятнадцатый век!

— Я не хочу быть врачом! — вмешалась Карен.

Дел понял, что попал в гущу давнего спора, который возобновлялся довольно часто. То, что Карен надо учиться, он понимал и сам — но не хотел давить на нее, считая, что ей лучше самой придти к этой идее. Но, оказывается, Лори вообразила, что именно он стоит на пути Карен, не давая ей получить образование.

— Но у тебя есть к этому способности! Жалко будет, если ты через несколько лет поймешь, что время уже упущено! Мистер Бринк, может, вы все-таки вмешаетесь в эту проблему? Ведь она никаких аргументов слышать не хочет и довольна своим положением домашней рабыни — а могла бы стать прекрасным врачом!

Бросив взгляд на Карен, Дел понял, что она ничуть не сердится — очевидно, подобные разговоры велись уже не первый месяц и были ей привычны.

— Домашняя рабыня, принести тебе коктейль? — спросил он, кивая на стол в противоположном конце лужайки, уставленный бокалами.

— Лучше шампанское, если найдешь! — кивнула Карен и снова повернулась к Лори — в сотый раз слушать аргументы.

На столе шампанского не обнаружилось, но, спросив у одного из краснорубашечников, Дел выяснил, что в гостиной стоит официант и наливает всем желающим.

Он уже направлялся к крыльцу, когда заметил Кэти, которая целенаправленно продвигалась к нему, лавируя между гостями. Добравшись, она схватила его за рукав и, привстав на цыпочки, шепнула в самое ухо:

— Дел, давай отойдем. Нам надо поговорить.

— Я просил не называть меня по имени! — тихо огрызнулся он. — Что случилось?

Кэти заливисто и громко засмеялась, словно он сказал что-то очень забавное, и потянула его за рукав в сторону, туда, где было поменьше людей.

— Ну забы-ыла, — еле слышно мурлыкнула она.

— Для сотрудника ЦРУ ты что-то подозрительно забывчива. И как ты только с работой справляешься? — съязвил Дел.

— Тише!

— Давай быстрее, что тебе надо?

Оказывается, ей хотелось только уведомить его, что завтра прибудут полевые агенты Кросс и Паркер, а еще через десять дней — жена Паркера с собакой. Она специально заходила вечером на работу, чтобы провести очередной сеанс связи, но больше ничего нового не передали.

Ничего сверхсрочного в этом сообщении не было, но, чтобы выслушать Кэти, ему потребовалось довольно много времени — она была чересчур многословна, часто сбивалась с мысли, а стоило кому-то пройти мимо, тут же замолкала с многозначительным видом. Наконец Делу это надоело и он спросил:

— Ты что, выпила?

— Три... нет, четыре коктейля! Ну и что? — рассмеялась она все тем же крайне неприятным заливистым смехом.

— А то, что завтра поговорим. Извини!

Высвободив рукав из ее цепких пальцев, Дел шагнул к крыльцу и через минуту уже пробирался между гостями, пытаясь не расплескать пузырящееся шампанское.

Карен на месте не оказалось. Он огляделся — поблизости ее нигде не было видно. Лори стояла все там же, но разговаривала уже с миссис Меррик, которая выспрашивала у нее, в чем преимущество ананасной диеты перед грейпфрутовой — это было слышно шагов за десять.

— Простите, вы не видели Карен? — спросил он, подойдя к ним.

— Нет, — отрезала Лори.

Миссис Меррик оказалась более любезной и словоохотливой.

— Я видела, как она пошла куда-то за дом — несколько минут назад, когда вы еще разговаривали с вашей очаровательной секретаршей (Дел мысленно чертыхнулся), и с тех пор больше не показывалась.


Карен стояла на заднем крыльце, опершись локтями о перила и наклонившись вперед. Ей было тоскливо и одиноко. Конечно, нет ничего особенного в том, что Дел остановился поговорить с кем-то из гостей... тем более со своей секретаршей — и все-таки на душе почему-то было очень погано...

Шаги за спиной, рука, скользнувшая по плечу... Ей не надо было оборачиваться, чтобы понять, что это не та рука, которая ей нужна. С этим типом церемониться было ни к чему, и Карен, не поворачивая головы, бросила:

— Отвали, придурок. Тебя тут не хватало.

— О-о, моя кисонька злится! Ай-ай, как нехорошо! — Рики ничуть не обиделся — напротив, с довольным видом уселся на перилах.

— Отвязни!

— Ну-у, я же не твой престарелый муж, чтобы оставить такую очаровательную девушку одну! Разве я могу упустить свой шанс?

— Отвали, говорю — чего приперся?!

— А может, я как раз помочь пришел? Не могу оставить женщину в беде!

— В какой еще беде?

— Неужели ты не хочешь отомстить мужу за такое небрежение? Я с удовольствием помогу — и поверь, это будет сла-адкая месть.

Карен выпрямилась, собираясь уйти. Она надеялась, что Дел найдет ее — но он все не шел, а стоять тут и терпеть выходки Рики было противно.

Но стоило ей шагнуть к двери, как он вскочил с перил и загородил ей дорогу.

— Что, хочешь чистенькой остаться? Твой муженек налево вовсю бегает, а ты тут целку наивную из себя разыгрываешь?

— Дай мне пройти! Хватит глупостей!

— Ну почему же глупостей... Каждый день, под вечер, он со своей новой секретаршей в кабинете запирается — интересно, зачем?

Она хотела заткнуть уши, не слушать — потому что это неправда, это не может быть правдой, не может! — но насмешливый бархатистый голос не умолкал:

— Я бы, конечно, такую милочку, как ты, на эту старую швабру не променял — но ему, наверное, виднее... Смотри-ка, даже сегодня — тебя побоку и с ней в кустах обжимается! И как у него прыти еще хватает?

— Перестань!

Карен попыталась проскочить мимо него; даже если это походило на бегство, ей было сейчас все равно — главное уйти, не слушать, спрятаться! Но рука словно попала в капкан, и Рики потянул ее к себе, легко преодолевая сопротивление.

— Поиграть решила? Я же вижу, что ты сама хочешь! Вот увидишь, тебе понравится!

И эта фраза, часто слышанная ею когда-то, всколыхнула все самые грязные и жуткие воспоминания, которые до сих пор жили в душе Карен. Больше не было милой молоденькой женщины, домашней и тихой — ее место заняла та самая девчонка, которая когда-то сумела выжить в жестоком и безжалостном мире, где насилие было нормой, а гуманность — пустым словом.

Удар ногой ниже колена застал Рики врасплох. Еще более неожиданными были острые коготки, вонзившиеся ему в руку. Но не это, а раздавшиеся где-то поблизости шаги заставили его отпустить девку. Она мгновенно отскочила футов на пять — как ни странно, не перепуганная, а злющая, как черт. Рики знал, что еще успеет по достоинству расплатиться со злобной маленькой сучкой, и решил не рисковать — чуть прихрамывая, он подошел к перилам, облокотился на них и, достав из кармана платок, приложил к глубокой, сочащейся кровью царапине на руке.


Даже в тусклом свете небольшой лампы на крыльце Делу хватило одного взгляда, чтобы понять, что что-то не так. Лицо Карен — застывшее, как маска, с прищуренными глазами и плотно сжатыми губами; ее напряженная поза — спиной к перилам, ухватившись за них рукой, словно в поисках опоры. И Рики, облокотившийся о перила и оглянувшийся на звук его шагов.

Ее глаза вспыхнули радостью, на лице ясно выразилось облегчение и тут же сменилось чем-то, похожим на растерянность, испуг — или, может быть, безмолвный упрек? Что ж — упрек был вполне заслуженным. Кивнув ей и улыбнувшись, он обернулся к Рики.

— А ты тут, как всегда, моей жене надоедаешь? — его голос звучал вполне по-дружески — и в то же время в нем было что-то от мурлыканья тигра, бьющего себя хвостом по бокам. — Смотри, это опасно — остальные женщины могут обидеться, что ты их совсем забыл!

— Ну, раз ты уже пришел и ее больше не надо от скуки спасать, то я могу и на лужайку вернуться, — так же дружелюбно ответил Рики.

Дел дождался, пока итальянец скроется за дверью, ведущей в дом, и лишь тогда шагнул к Карен, по-прежнему неподвижно стоявшей спиной к перилам. Встревоженно взглянул ей в глаза — в них застыло все то же странное выражение. Взял за плечи и быстро спросил:

— Что-нибудь случилось?

Она не отвечала — только молча смотрела на него.

— Он что-то тебе не то сказал?

Никто не знал, как в этот момент Карен хотелось уткнуться в него лицом, чтобы он успокоил и утешил; погладить по щеке, почувствовать знакомое тепло — и не спрашивать, забыть злые слова, до сих пор звучавшие в ее ушах. Но она заставила себя говорить спокойно, ровно и бесстрастно:

— Он сказал, что ты трахаешь свою новую секретаршу — по вечерам, запершись в кабинете.

Лишь мгновение Дел смотрел на нее — растерянно, не сразу поняв, о чем она говорит. И ответил одним коротким словом:

— Чепуха!

Карен поверила сразу, не раздумывая и не сомневаясь — он понял это по ее глазам, внезапно ставшим живыми.

— Ты из-за этого такая?

Она пожала плечами и кивнула. Жизнь постепенно возвращалась на ее лицо — еще немного побледневшее, но уже не застывшее неподвижной маской.

— Или... было еще что-нибудь?

Карен слегка поморщилась.

— Остальное — как обычно.

— Что значит — как обычно?

— Ну, он же с самого начала на меня... глаз положил.

— Почему ты мне никогда не говорила?

— А зачем? Ты что, пойдешь с ним объясняться или морду бить? Все это — обычная болтовня, он всегда может сказать, что я шуток не понимаю. Сегодня он впервые... позволил себе что-то, кроме слов — ну и получил на всю катушку.

— Что он себе позволил? — спросил Дел — очень спокойно.

— Удержать пытался, когда я уйти хотела, чтобы не слушать. — Она вздохнула и призналась, словно даже извиняясь за то, что натворила: — Я ему руку располосовала... ногтями. И еще ногой пнула — так, что захромал.

Дел был в бешенстве — тем более что, действительно, мало что мог сделать. Пойти на лужайку и врезать Рики по морде? Если бы он вышел на крыльцо хотя бы минуты на три раньше, то имел бы все права, а сейчас... момент упущен. А говорить с этой мразью — только дать ему понять, что своими словами он сумел задеть за живое.

В это мгновение он ненавидел всех — и Рики, и Кэти, подвернувшуюся со своей пьяной болтовней, — и даже, в какой-то степени, Карен. Она его жена и должна понимать, что никто, а тем более этот подонок, не имеет права с ней так обращаться и разговаривать — а она смеет воспринимать это как пустяк, как нечто обыденное?! Но больше всего Дел ненавидел себя — за то, что не смог защитить ее, не оказался рядом, когда это было нужно.

Теплая маленькая рука легла ему на щеку — как всегда, когда Карен казалось, что с ним что-то не так. Делу стало совсем не по себе — она еще пытается его утешить! — но он закрыл глаза и замер, чувствуя, как с каждым прикосновением легких пальчиков злость, затопившая его душу, постепенно растворяется... исчезает...

Он вздохнул и сказал то, что вынужден был сказать, чтобы еще какая-то случайная сплетня не причинила ей новой боли:

— А насчет того, что сказал Рики... у меня с моей секретаршей нет и не будет никаких отношений, кроме чисто деловых. Но я хочу, чтобы ты знала, если опять кто-то начнет болтать — мне действительно иногда приходится запираться с ней по вечерам. Это тоже связано с работой — и только с работой, и я пока что не имею права тебе больше ничего говорить. Недели через четыре, надеюсь, смогу тебе все объяснить. А пока — просто поверь мне, ладно?

Карен кивнула, доверчиво и серьезно глядя на него. Он внезапно вспомнил, что оставил где-то на столе бокал, и криво усмехнулся.

— Я тебе шампанское нес — и где-то по дороге забыл. Хочешь, принесу все-таки?

— Не надо! — это вырвалось у нее непроизвольно, быстро и испуганно. Она замотала головой и добавила в ответ на его удивленный взгляд: — Пойдем вместе, я не хочу тут одна оставаться.

Дел еще раз мысленно пообещал, что Рики свое получит — при первой же возможности. Спускать итальянцу подобную выходку он не собирался, но сделать все надо было с умом, чтобы не вызвать никаких сплетен вокруг Карен...


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ


На лужайке и в доме народу стало поменьше — гости уже начали расходиться. Шампанское, к сожалению, кончилось, и Карен пришлось довольствоваться бокалом полувыдохшейся «Мимозы». Дел начал искать глазами Меррика — попрощаться и сказать, как положено, еще несколько комплиментов по поводу удавшейся вечеринки — попутно отметив про себя, что Рики нигде не видно. Впрочем, это было и к лучшему — выяснять отношения с итальянцем здесь, на лужайке, не входило в его планы.

Через несколько минут они уже шли по направлению к дому. Это было совсем близко — здесь все было близко, поселок состоял всего из сотни одинаковых небольших коттеджей, отделенных друг от друга низеньким штакетником: два этажа, два крыльца — переднее и заднее, лужайка перед домом и маленький задний дворик.

Карен всю дорогу молчала, держала его за руку и думала о чем-то своем. С момента, когда Дел увидел ее на крыльце, взъерошенную и напряженную, он ни разу не заметил на ее лице улыбки. Обычно она дергала его за руку, забегала вперед, останавливалась, пытаясь в свете фонарей заметить летучую мышь или послушать ночную птицу — а тут просто шла, ни на что не обращая внимания.

Было всего часов одиннадцать. Дойдя до дома, они обнаружили, что на первом этаже горит свет. Это значило, что Мануэла — в компании Томми и Манци смотрит телевизор.

Мануэле очень нравилось американское телевидение, которое показывали в поселке, особенно сериалы — там почти все было понятно даже без знания английского. Поэтому, пользуясь тем, что Томми не любил засыпать один и в темноте, она, если ее оставляли вечером с ребенком, с полным сознанием своей правоты включала телевизор.

Через четверть часа мальчик обычно засыпал — монотонно-возбужденные голоса героинь почему-то действовали на него усыпляюще. Мануэла с удовольствием досматривала серию, переключалась на другой, не менее интересный канал — и лишь когда глаза у нее окончательно начинали слипаться, несла Томми наверх, в детскую.

Проходя мимо стоявшего у дома служебного джипа, Дел притормозил около него и открыл заднюю дверь.

— Может, посидим немножко? Или ты спать хочешь? — обернулся он и с облегчением увидел, что Карен наконец улыбнулась.

Залез на заднее сидение, в глубину — она тут же скинула туфли и последовала за ним, устроилась головой на плече, обняв за его шею обеими руками и уткнувшись лбом в подбородок.

— Ты что, все еще не можешь забыть того, что ляпнул Рики? — Мысленно он еще раз пожелал упомянутому итальянцу провалиться.

Она не ответила, но Дел и без того прекрасно знал, что это именно так.

— Я же тебе сказал, что это неправда!

Карен кивнула и, вздохнув, потерлась об него щекой.

— Тогда в чем дело?

— Не знаю. Как-то мне от этого до сих пор... нехорошо. Я просто на секунду представила себе, что это могло быть правдой...

Обеими руками он обхватил ее, подтащил поближе — так, чтобы она почти вся оказалась на коленях — и начал тихонько покачивать, как маленького ребенка. Подул на макушку, зарылся в нее носом — Карен вздохнула, потянулась и поцеловала его в шею.

— А что, Лори уговаривает тебя учиться на врача?

— Угу, — промычала Карен, устраиваясь поудобнее. — Она, когда я у нее в кабинете сижу, меня учит часто... разным вещам. Уколы как делать, где что болеть может, как кровь останавливать. Лекарства всякие показывает, объясняет. Она говорит, что из меня хороший врач может получиться.

— А сама ты, что об этом думаешь?

— Я не хочу быть врачом — мы все время об этом спорим, уже давно. Тут даже не о профессии разговор — о жизни, обо всем.

— Ты вообще учиться не хочешь? Или именно на врача?

— Я не хочу учиться на врача — я не хочу быть врачом.

Дел заинтересовался столь странным ответом.

— Почему?

— Ну... понимаешь — вот придет к Лори завтра тот же Рики, с ободранной рукой — той, что я сегодня расцарапала. И она, даже если будет знать, что он сволочь и получил за дело, все равно будет его лечить. И даже не потому, что это ее работа — а потому, что иначе она себе не представляет. Для нее, если человек ранен или болен — ему надо помочь. Она мне пытается объяснить, что врач — это самая гуманная профессия, что иначе нельзя... и, наверное, все правильно... Только я видела таких людей, которым лучше бы на свет не родиться!

Карен замолчала, словно считая объяснение исчерпывающим. Впрочем, Дел, действительно, понял то, что она пыталась объяснить.

— А кем тебе на самом деле хотелось бы быть?

— А ты смеяться не будешь?

Ему стало смешно — так по-детски это прозвучало.

— Не буду... честное слово.

— Мне хотелось бы лечить животных, — сказала она и приподняла голову, всматриваясь в его лицо — как он отнесется к ее словам?..

— А что, у тебя получится.

— Думаешь, это реально?

— Вполне.

Она вздохнула и плотнее прижалась к нему. Дел осторожно погладил ее по липу, потрогал большим пальцем уголок рта — под пальцем почувствовалась улыбка.

Обернулся посмотреть на дом — в гостиной света уже не было, но в детской все еще горел.

— Вроде Мануэла спать уже пошла... Ты спать хочешь?

— Нет, а что?

— Может, поедем купаться?

— Прямо сейчас? — обрадовалась Карен.

— Прямо сейчас! — подтвердил он.

Она быстро выкарабкалась из машины, словно боясь, что он передумает, отошла на пару шагов и остановилась, задрав голову.

Позвала шепотом:

— Посмотри, какая луна! Вот здорово!

Дел вылез, подошел к ней и тоже посмотрел вверх, потом — на нее. Луна и правда была совсем круглая и очень яркая — в ее свете было хорошо видно все вокруг. Карен обернулась, будто спрашивая — видел ли он, как красиво?! — и предлагая разделить с ней эту радость.

Он обнял ее и почувствовал, как она потянулась к нему, радостная, сияющая, глядя на него так, словно он тоже был частью этого сказочного мира, залитого серебристым светом. Рассмеялся — просто так, от радости — и поцеловал, мгновенно ощутив знакомый, острый и веселый всплеск желания.

Ее губы пахли апельсином, и от этого запаха кружилась голова. Дел почувствовал, как ее пальцы пробежали по шее, запутались в волосах — и зажмурился, не отрываясь от ее губ, чувствуя, как колотится сердце — все сильнее и сильнее.

Отпустил, сделал шаг назад — чтобы чуть-чуть успокоиться. Попросил — почти жалобно:

— Ну поехали уже, а?

Это было даже как-то... неестественно, что ли — так сходить с ума по собственной жене, с которой они были вместе уже не месяц, не два — больше полутора лет. Но она смотрела на него и смеялась, прекрасно понимая, почему он так торопит ее — и от этого взгляда ему все никак не удавалось успокоиться.

— Сейчас поедем, только принесу полотенце! — пообещала Карен и побежала за дом, шлепая босыми пятками по выложенной плиткой дорожке.

Этой короткой паузой Дел воспользовался, чтобы хоть немного придти в себя — а заодно снять галстук и расстегнуть рубашку.

Она вернулась, волоча целую охапку каких-то тряпок, и свалила их на заднее сидение. Пояснила:

— Я еще джинсы взяла — переодеться, и футболки, и полотенца.

— Никого не разбудила?

— Нет, я в дом не ходила — с веревки стащила, где сушилось. Ну, поехали?

Подошла, заметила изменение в его одежде — тут же сунула ладошку в расстегнутый ворот рубашки и погладила. Дел пожалел, что не может сделать то же самое — на ней были светлые брюки и нечто вроде туники из легкого дымчато-серого материала, выглядевшего таким непрочным и воздушным, что к нему страшно было прикоснуться, чтобы не порвать ненароком.


До берега они добрались за четверть часа и по песчаной полосе вдоль берега заехали в маленькую бухточку, которую обнаружили еще в первый месяц после приезда. Тихая, уединенная, она была не видна с шоссе, и сразу им понравилась — с тех пор они всегда ездили купаться именно сюда.

Ветра почти не чувствовалось, но волны накатывали высокими белыми гребнями, рассыпались брызгами, сверкавшими в лунном свете — и отступали с шелестом, чтобы через несколько секунд снова взлететь вверх и обрушиться на берег.

Выскочив из машины, Карен сунулась на заднее сидение, достала большую махровую простыню, одним движением раскинула на песке — и начала раздеваться. Когда на ней остался только кружевной лифчик, обернулась и со смехом сказала:

— Ну... я, наверное, пойду купаться...

Дел прекрасно понимал, что никуда она не пойдет — просто дразнится, как дразнилась всю дорогу: дула ему в ухо, поглаживала по колену, ерошила волосы на затылке — там, где было особенно чувствительно. Поэтому он поступил соответственно — налетел и одним движением повалил ее на простыню, плюхнувшись рядом и тут же перекатившись, чтобы оказаться поверх нее и придавить как следует.

— Купаться?! Я тебе покажу — купаться!

Она заизвивалась, якобы пытаясь высвободиться и удрать — а на самом деле приглашая, стремясь как можно скорее ощутить его внутри — и радуясь, что он это понимает. А потом уже не осталось места для игры и притворства — только кровь, шумевшая в ушах, волны, с шелестом накатывавшие на берег, и его движения, казавшиеся неотделимыми от этого мерного шума.

И одна из волн подхватила их обоих, заставила взлететь вверх, рассыпаться вместе с нею на тысячи сверкающих брызг, задохнуться — и откатилась, оставив легкими, пустыми и обессилевшими.

Через пару минут он медленно перевалился на бок, по-прежнему крепко прижимая Карен к себе, и, противореча собственным действиям, разрешил:

— Вот теперь можешь идти купаться.

Она поерзала, устроилась поудобнее и ответила:

— И пойду! Вот сейчас... через пять минут... нет, через десять...

Вскоре Дел почувствовал, что глаза закрываются, встряхнул головой и встал, потянув ее за руку.

— Пошли купаться, лентяйка!

Преодолев легкое сопротивление, дотащил до воды и подставил под волну. Затормошил, покрутил в воде — Карен махала руками, пытаясь удержаться на поверхности, и визжала от удовольствия. Потом он уплыл поглубже и начал дразниться и звать к себе, утверждая, что там совсем мелко, и в доказательство выскакивая из воды по пояс.

Карен отмахнулась от подобного предложения и нашла себе другое развлечение — стоя по пояс в воде, она дожидалась волны и подпрыгивала, стараясь взлететь на ней и покачаться, как на качелях. Смеялась, взвизгивала, захлебывалась, когда попадала неудачно — и снова лезла в очередную волну.

Только совсем задохнувшись, она вылезла из воды и плюхнулась на простыню. Даже ночью было тепло — так тепло, что вода высыхала почти мгновенно, оставляя на теле разводы тонкой соляной пыли.

Когда она вышла на берег, Дел решил еще немного поплавать и уплыл куда-то совсем далеко — так, что с берега было не видно. Вернулся он лишь через полчаса — Карен уже начала беспокоиться. Конечно, зря — плавал Дел прекрасно, и она это хорошо знала — но все-таки беспокоилась...

Из воды он появился неожиданно — вдруг, откуда не возьмись, выпрямился, стоя по колено в воде почти у самого берега, чуть пошатываясь, дошел до простыни и рухнул на живот с глубоким удовлетворенным вздохом. Перевернулся на спину, подтянул к себе Карен и устроил головой на плече, уткнувшись носом в полувысохшие волосы.

Сон накатил на него мгновенно. Только что он лениво поглаживал ее по боку — и вдруг замер в середине движения. Она обернулась — он уже спал, еле заметно улыбаясь и продолжая держать руку — теплую, расслабленную и тяжелую — на ее боку.

Карен казалось, что ей-то спать совсем не хочется — но, прислушиваясь к его дыханию, почувствовала, что глаза сами закрываются и она покачивается на теплой волне, уплывая куда-то...

Проснулась она оттого, что теплая тяжелая рука на боку куда-то делась — недовольно застонала, предлагая руке вернуться, и открыла глаза. Дел уже не спал — лежал на спине, глядя вверх — но почувствовав, что Карен зашевелилась, повернул голову.

— Спи, маленькая. Я просто на часы смотрел.

— А сколько времени?

— Три с лишним. Еще часок побудем — и поедем. Но спать уже не хотелось. Карен встала, пошла к машине и принесла бутылку воды и небольшое полотенце. Стоя на коленях, она начала обтираться, неторопливо проводя мокрым полотенцем по шее, груди, животу — и постепенно спускаясь все ниже и ниже. Повернувшись на бок и подперев голову рукой, Дел с интересом наблюдал за этим процессом. Луна стояла уже низко, но еще было достаточно светло, чтобы видеть все в подробностях.

Почувствовав его взгляд, Карен повернула голову, приглашающе помахала полотенцем и спросила:

— Тебя обтереть от соли?

Он кивнул, с готовностью плюхнулся на живот, предоставляя себя в ее полное распоряжение, и заранее зажмурился от удовольствия. От первых же ее прикосновений ему захотелось выгнуть спину и замурлыкать — как коту, которого чешут за ухом. Прохладное влажное полотенце — и теплые ладошки, которые скользили по телу, разминали, гладили...

Обработав шею и плечи, она расхулиганилась — улеглась на него сверху, сказав, что так удобнее, поцеловала в плечо, погладила ступнями по щиколоткам — и дальнейшую обработку проводила, лежа на нем и медленно сползая вниз.

Дел мужественно терпел, подскочив всего один раз — когда она чувствительно пробежалась пальцами по ребрам с боков. Пожалуй, никто, кроме Карен, не знал, как он боится щекотки!

Наконец, напоследок укусив его за бок, она сменила позицию, усевшись Делу на ноги. Пошлепала его по заду, и на вопрос, какого черта она издевается над беспомощным и беззащитным человеком, ответила абсолютно честно:

— Из интересу! — но после этого быстро обработала ноги, вытянулась рядом, поцеловала его в ухо и скомандовала:

— Переворачивайся!

Перевернулся Дел с еще большей готовностью — лежать животом вниз после всех ее манипуляций было уже неудобно.

Теперь она вела себя скромно и деловито — обтерла ступни, ноги... и вдруг почему-то сразу перескочила на живот. В очередной раз намочив полотенце, принялась было за грудь — но тут Дел возмутился.

— Ты пропустила!

Ухватил ее за руку и показал, какое именно место больше всего нуждалось сейчас в поглаживании и обтирании! Карен начала тщательно исправлять свою ошибку — так низко нагнувшись, что он почувствовал там ее дыхание и судорожно вцепился пальцами в простыню.

Внезапно он отодвинулся резким движением и выдохнул:

— Теперь я тебя... оботру!

— Я уже обтерлась, — рассмеялась Карен, но тоже легла, подставив спину.

— Я проверю!

Проверку Дел начал с шеи и проверял губами. Руки — большие, жесткие и очень ласковые — теплой волной легко пробежали по телу. Внутри у Карен стало горячо.

— Так и правда удобнее... — шепнул Дел ей в ухо. Приласкав это ухо губами, слегка прикусил загривок — как кот, поймавший кошку — и снова шепнул: — Интересно, а бабочка уже стерлась?

Конечно, еще вчера вечером обе они были на месте... но проверить не помешает!

Он отодвинулся, перевернул Карен на спину и обвел языком еле различимое в темноте голубоватое пятнышко. Нашел вторую бабочку, погладил ее кончиками пальцев — а затем и то место, над которым она порхала...

Эти прикосновения, такие легкие и нежные, заставили Карен задрожать от нетерпения. Она потянулась к Делу, провела рукой по теплой мускулистой спине и, зажмурившись, потерлась щекой о прохладно щекочущие волосы. Еще мгновение — внезапно он оказался совсем близко и медленно, одним плавным движением, скользнул в нее. Замер, вслушиваясь в вырвавшийся у Карен легкий звук — то ли выдох, то ли стон — и прильнул губами к доверчиво подставленной шее.

Его толчки, поначалу мерные и неторопливые, как набегающие на берег волны, постепенно делались все быстрее и резче. Он подхватил ее под бедра, стараясь проникнуть как можно глубже, и Карен почувствовала, что его губы, ставшие жесткими и нетерпеливыми, впиваются в ее грудь, обжигая горячим дыханием.

С каждым движением Дел взлетал все выше и выше, пытаясь скорее добраться до вершины — и мучительно притормаживая, зная, что еще рано... рано. Вышел — сам не понимая, как хватило сил — скользнул всем телом ниже и прильнул губами к бабочке — Карен всхлипнула и подалась навстречу, раздвинув ноги.

Пальцы его зарылись в светлые курчавые волоски, чуть сжали, оказались ниже... там, где все горело и не хватало лишь этого последнего толчка. Она взметнула бедра вверх, зашлась в отчаянном звонком крике — и сквозь судорогу наслаждения поняла, что он снова в ней, снова движется — быстро-быстро, словно стремясь попасть в ритм биений, сотрясающих ее тело. Почувствовала, как он вздрогнул, захрипел, напрягся — и уронил лицо ей на шею, тяжело дыша.


Прошло довольно много времени, прежде чем Дел приподнялся, чтобы оглядеться, и понял, что уже светает. Тихо чертыхнулся, поняв, что ночь кончилась и пора ехать домой — и снова медленно опустился на простыню.

Карен лежала рядом, закрыв глаза, но стоило ему провести рукой по ее плечу, как она шевельнулась.

— Хорошо...

— Да... — Он притянул ее к себе поближе, уткнув лицом в грудь — чтобы еще хоть немного полежать так. Ее ресницы легонько щекотали кожу — еле заметно, как крылья бабочки.

— Домой пора ехать... — тихо сказала она.

— Я знаю.

Она села и нащупала отброшенную в сторону бутылку. Сделала пару глотков, протянула остальное Делу. Вода оказалась очень кстати — только теперь он понял, что во рту совсем сухо.

— Я, кажется, немного увлекся... — В сероватой утренней дымке у нее на груди были хорошо заметны несколько красноватых пятен.

— Ничего, — улыбнулась она, проследив за его взглядом, и погладила его по лицу.

— А как же ты... в бассейн?

— У меня есть купальник такой, закрытый, — и неожиданно тихонько рассмеялась. — Что, первый раз, что ли?!...

Дел подвинулся и прильнул лицом к ее бедру. Полежал так несколько секунд, глубоко вздохнул и решительно встал.

— Ну, поехали?

Она кивнула и улыбнулась.

— Поехали. Может, успеешь еще хоть пару часов поспать перед работой...

Перед тем, как сесть в машину, Карен обернулась, чтобы еще раз посмотреть на волны, гребешки которых казались сейчас не белыми, а розоватыми.

Над морем вставало солнце. Его еще не было видно, но горизонт уже наливался золотисто-розовым светом, обещая ясный солнечный день — впрочем, летом здесь обычно других и не бывало.

Всю дорогу домой она оглядывалась на этот, с каждой минутой все более яркий и радостный, золотистый свет — словно не желая глядеть туда, куда они ехали — вперед, в темноту...


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ


Утро понедельника началось с привычного, как всегда заставившего его поморщиться, запаха духов. Едва поздоровавшись с Кэти, Дел прошел в кабинет и задумался, пытаясь решить, что можно сделать с Рики.

Разговор — равно как и публичное битье по морде — исключались. Оставалось два пути — или спровоцировать его, чтобы напал первым, или...

Линк появился ровно в полдевятого и доложил, что за выходные ничего экстраординарного не произошло. Через пару дней должно было начаться патрулирование поселка и периметра ограды — поводом явились участившиеся за последнее время мелкие кражи — поэтому они обсудили график выезда патрулей, пришли к выводу, что дополнительные охранники пока не нужны, просто уже имеющиеся будут работать сверхурочно — и Линк собрался было уходить, когда Дел спросил:

— Как думаешь, когда... этот макаронник снова в спортзал заявится со своим дзюдо?

— Не знаю... может, сегодня.

— Ну, увидишь его там — позвони мне.

В глазах Линка промелькнул явный интерес, но он не привык обсуждать приказы начальства — поэтому кивнул и вышел.


Агенты Кросс и Паркер прибыли в тот же день и принялись за работу — болтались по заводу и вокруг него с какими-то приборами. Толку от этого было ровно столько же, сколько от всех остальных действий — то есть никакого.

Они привезли с собой большую подборку материалов по терактам, произведенным этой исламской организацией — как по тем, за которые она взяла ответственность, так и по тем, которые ей только приписывались. Сухие строчки протоколов, копии и переводы газетных статей, донесения агентов, результаты прослушиваний и фотографии. Смерть, кровь, разрушение — десятки жертв. Им было все равно, кого убивать, главное — уничтожать «неверных». В списках пострадавших попадались и дети, совсем маленькие...

Пожалуй, именно в тот день Делу впервые ста-то по-настоящему страшно. Значит, все-таки он был прав, и их мишень — люди... И вдруг представилось: поселок, ровненький ряд аккуратных коттеджей, цветы в палисадниках, прохожие... те самые люди, с которыми он работал, ходил на вечеринки, встречался в спортзале — и взрыв, который может оставить от всего этого тихого и мирного места руины и кровавые ошметки человеческих тел...

Линк позвонил только через несколько дней. Узнав, что Рики в спортзале и опять «принимает участие» в занятиях, Дел быстро собрался и вышел в приемную. Было уже почти шесть часов, но Кэти не преминула поджать губы — как же так, в последние дни они засиживались до семи, а то и больше.

На мгновение он почувствовал себя школьником, сбегающим с уроков, и, пытаясь подавить злорадные нотки в голосе, разрешил:

— А вы, мисс Виллифранко, можете поработать еще, только не забудьте запереть помещение — что-то у вас с памятью в последнее время... проблемы.

В спортзал он прибыл вовремя, Рики как раз расправлялся с очередной жертвой. Исход был предрешен: кроме всего прочего, его соперник — один из охранников — был ниже итальянца почти на голову и легче фунтов на тридцать. Примерно как и сам Дел.

Закончив избиение, Рики подошел к нему и, поигрывая мышцами, спросил:

— Ну, может, попробуем? — обернулся к Линку. — Или, может, ты хочешь?

Линк шевельнулся — и тут же, поймав предостерегающий взгляд своего начальника, замер на месте.

— Я даже и не знаю... — начал Дел неуверенным тоном, — ну, давай — на время или кто первый сдастся?

— Кто первый сдастся! — презрительно бросил Рики.

Ну что ж... Теперь его надо было немного подогреть. Направляясь к мату, Дел как бы невзначай спросил:

— Ты как, в порядке? Нога не беспокоит? — и выразительно покосился на засохшую царапину на тыльной стороне кисти итальянца. Рики зло зыркнул глазами, но сделал вид, что не понимает, о чем идет речь.

Все это несколько напоминало сцену, как-то виденную Делом по телевизору — кольцо, образованное стаей волков с оскаленными пастями и горящими глазами. И двое, сцепившиеся в центре кольца — два зверя, дерущиеся из-за самки.

Только Линк, пожалуй, понимал, что тут происходит, да и то не до конца. Другие видели лишь приемы — им трудно было с первого взгляда оценить потенциал противника.

Рики был силен — и быстр, очень быстр. Чувствовалось, что он много и давно тренировался, возможно, даже участвовал в каких-то спортивных соревнованиях. Прекрасная техника, желание победить — и злость, абсолютно лишняя и неуместная.

Когда-то, много лет назад, Дела обучали не для побед в спортзалах. Машина для убийства — отлаженная, действующая на уровне рефлексов. Не думать — поражать цель, не побеждать — убивать. Он почти никогда не тренировался теперь — равных противников было не найти, а с более слабыми приходилось постоянно думать о том, чтобы их не покалечить. Подобные тренировки привели бы к обратному результату — он мог привыкнуть сдерживаться и утратить умение действовать инстинктивно. Но сейчас Дел именно сдерживался, ловя нужный момент.

Со стороны все выглядело очень эффектно — только сам Рики постепенно начал понимать, что резкие короткие удары по нервным окончаниям, пронизывающие все тело как ударами тока — это отнюдь не случайность. Они явно были рассчитаны на то, чтобы причинить боль, хотя любой из таких ударов, будь он хоть чуточку сильнее, мог парализовать конечность на несколько часов. В то же время его противник не пропустил ни одного сколько-нибудь стоящего удара и с легкостью вывертывался из захватов, не давая провести болевой прием — то есть применить излюбленный метод итальянца.

Наконец осознав, что с ним просто играют, что этот тощий мозгляк не первой молодости может разделаться с ним в любой момент, но по непонятной причине не делает этого, Рики занервничал — и, занервничав, допустил промах. В попытке захватить предплечье противника его рука прошла вперед на какой-то дюйм дальше, чем следовало — и через секунду он оказался на мате в на редкость неприятном положении.

Он лежал лицом вниз с рукой, завернутой за спину и выкрученной так, что любое, самое слабое движение причиняло невыносимую боль — Рики прекрасно знал этот прием и сам нередко применял его. Его противник — тот самый тощий мозгляк! — лежал на нем сверху, прихватив его за шею жесткими, как стальные прутья, пальцами. Встать из этого положения было невозможно, тем более что вторая рука внезапно отказалась подчиняться. Попытка лягнуть соперника ногой не увенчалась успехом, но руке сразу стало так больно, что Рики со свистом втянул в себя воздух.

Теперь Дел мог начинать разговор, будучи уверенным, что его собеседник внимательно все выслушает и прочувствует каждое слово — даже если эти слова сказаны ему на ухо шепотом. Беседа была короткой, но содержательной:

— К моей жене больше близко не подходить, ясно? Итальянец молчал, не шевелясь — лишь лицо его медленно багровело. Промедление стоило ему еще одного приступа боли в руке. Одновременно Дел слегка, но чувствительно ткнул его носом в мат, как провинившегося щенка.

— Ясно?

Рики по-прежнему молчал и Дел еще чуть-чуть усилил нажим — он знал, что итальянцу сейчас кажется, будто у него медленно выламывают локтевой сустав.

— А... — это было сказано сипло, еле слышно, сквозь зубы. — Ясно...

— Хорошо, — похвалил Дел и, чтобы поощрить, немножко ослабил нажим. — Бабьи сплетни по поселку не разносить, ясно?

— Ясно, — на этот раз Рики не стал ждать стимуляции и отозвался сразу.

— Все понял?

— Все.

— Сдаешься? — громче, чтобы могли слышать и окружающие.

Опять молчание — очевидно, именно это слово Рики было труднее всего произнести. Медленный и неумолимый нажим на руку — и сказать все-таки пришлось:

— Сдаюсь...

— Громче!

— Сдаюсь!

Вот и все — одним движением Дел оказался на ногах, футах в пяти от лежавшего ничком итальянца. Тот медленно пошевелился и встал.

Взгляд, полный ненависти, был настолько коротким, что Дел едва заметил его — в следующий миг на лице Рики появилось обычное дружелюбно-снисходительное выражение. Подойдя к Делу, он почти весело усмехнулся.

— Здорово ты... Вот уж не ожидал... Ну, ничего, как-нибудь еще попробуем.

— Захочешь — можно будет и повторить, — пообещал Дел.

Он перечитывал досье каждый день, снова и снова, в надежде найти хоть какие-то крохи информации, которые могли бы ему помочь. Оказывается, и раньше бывали случаи, когда о терактах знали заранее. Иногда это оказывалось пустышкой. Иногда — наводкой на ложную цель, и взрыв гремел совсем в другом месте. Иногда, и это было хуже всего, несмотря на все попытки предотвратить теракт, он все-таки происходил — именно там, где был намечен...

Почему-то Делу казалось, что пока он сидит на работе, пока беспокоится и пытается хоть что-то сделать, ничего страшного случиться не может. Он и сам понимал, что это чепуха, что его присутствие ничего не дает — и все-таки сидел допоздна, снова и снова просматривая документы.

Кое-какие выводы все-таки удалось сделать, и они были весьма неутешительны. Все теракты были очень тщательно спланированы. Заряды размещались на нужных точках загодя — за несколько часов, а то и дней до взрыва. Поэтому некоторые из них удавалось обнаружить, но обезвредить было исключительно сложно. Как правило, в заряде предусматривалось двойное, а то и тройное шунтирование. Никаких таймеров — взрыв всегда производился пультом с радиусом действия свыше мили. Боевики в момент ареста обычно кончали с собой — или пытались сделать это. Те, кого удавалось все-таки взять живыми, не отвечали на вопросы, что бы им ни сулили.

Нанятые местные подручные обычно раскалывались легче — но они ничего не знали.

Дел стал суше, резче и молчаливее, чем обычно. Часто ему казалось, что он бездействует — а время утекает, как песок сквозь пальцы.

Даже дома, с Карен, он не был в состоянии полностью избавиться от тревожных и невеселых мыслей. В другое время он рассказал бы ей в подробностях историю с Рики, посмеялся бы вместе с ней, почувствовал бы себя суперменом под ее восхищенным взглядом — а тут, придя домой, сказал только:

— Думаю, Рики больше не станет беспокоить тебя. И, пожалуйста, если он выкинет еще что-нибудь — сразу же скажи мне... — Ему не то чтобы не хотелось разговаривать с ней — просто не было настроения веселиться.

Внешне все выглядело почти по-прежнему. Он по-прежнему обнимал и целовал Карен, приходя с работы, ел, разговаривал — иногда теряя нить разговора и ловя на себе ее недоуменный взгляд; смотрел телевизор, пристроив ее у себя на груди, засыпал рядом с ней — но все время не мог избавиться от ощущения собственного бессилия перед лицом надвигающейся беды. Даже любовью Дел занимался с какой-то отчаянной поспешностью, стремясь хоть ненадолго расслабиться и забыть обо всем.

Карен ни о чем не спрашивала, и он хорошо знал, что не спросит — но знал и еще одно: от нее не ускользнуло ничего из того, что с ним творилось. В глазах ее он часто мог прочесть один и тот же вопрос: «Что с тобой?» — и в такие моменты мысленно уговаривал ее: «Потерпи, маленькая, скоро все должно кончиться!» — но сказать этого вслух не мог.

По ночам ему начали сниться взрывы — дома, люди, все, на что он бросал взгляд, внезапно разлеталось на части на фоне неба, постепенно становившегося кроваво-красным. Вздрагивая и просыпаясь, он зарывался лицом в мягкие душистые волосы и теснее прижимал к себе теплое расслабившееся тело, пытаясь то ли прикрыть его собой, то ли спрятаться, забыться, не думать...

Карен хорошо видела, что с ее мужем что-то происходит. И дело было не в том, что он стал позже приходить или задумываться о чем-то, связанном с работой — это бывало и раньше. Но теперь она чувствовала, что он все время напряжен, резко поворачивает голову на каждый телефонный звонок, да и глаза его все чаще становились темными и тревожными — как в те дни, когда они только познакомились.

И кошмары... Их не было так давно — года полтора — а теперь Дел снова начал стонать во сне и просыпаться в холодном поту, дрожа и судорожно прижимая ее к себе.

Она все время ждала, что Дел расскажет ей, что его тревожит, но он молчал. И по-прежнему, когда он приходил с работы, Карен чувствовала запах духов — резких и неприятных. Даже после того как он принимал душ, ей продолжало казаться, что от его волос едва заметно продолжает пахнуть все теми же духами.

Для нее не были секретом ходившие в поселке слухи об отношениях Дела с его временной секретаршей. Но он сказал: «Это только работа — пожалуйста, поверь мне» — и она продолжала верить. Продолжала — потому что очень хотела верить. Продолжала — потому что перестать верить означало разрушить тот маленький уголок покоя и безопасности, который был вокруг нее. Продолжала — потому что ей было страшно даже на секунду представить себе, что может быть иначе. Потому что пока он целовал ее, приходя с работы, и изредка улыбался ей, и обнимал ее большими теплыми руками, и ночью, в темноте, она чувствовала рядом его дыхание, его запах, его сильное горячее тело — все еще можно было говорить самой себе, что все хорошо...


В начале августа к Паркеру приехала жена — хорошенькая блондинка лет тридцати, худенькая и спортивная, с очаровательным черно-белым кокер-спаниелем. Она быстро перезнакомилась со многими жительницами поселка, и все узнали, что она работает менеджером в туристической фирме в Лос-Анжелесе, а сюда приехала в отпуск, чтобы провести эти три недели вместе с мужем, которого уже несколько месяцев не видела. Днем же, когда он работает, она собирается заняться бегом трусцой — вместе с собакой, которая располнела и нуждается в движении.

Целыми днями Хетти Паркер, в кроссовках, высоких носках и шортах, с неизменным спаниелем, бегала или ходила быстрым шагом по поселку и вокруг него. Немногие знали, что она уже десять лет работает на ЦРУ и что эта смешная черно-белая собачонка может на расстоянии нескольких ярдов учуять любой вид взрывчатых веществ, даже в герметичной упаковке.


В субботу вечером Карен нерешительным тоном предложила поехать купаться — как обычно, на всю ночь. Дел согласился, не задумываясь — ему хотелось хоть как-то порадовать и ободрить ее. В последнее время она выглядела притихшей и озабоченной, и он знал, кто тому причиной.

Они решили подождать, чтобы хоть немного спала жара, и выехать после полуночи, когда прохладный ветерок с моря унесет накопившуюся за день духоту.

Карен, предвкушая поездку, повеселела — смеялась, напевала что-то. Дел тоже невольно начат улыбаться, поднял ее вверх, немножко потискал и покрутил. Ее глаза вспыхнули такой радостью, что ему стало стыдно — она заслуживала большего, чем мрачный тип, увязший в собственных мыслях и переживаниях и уделяющий ей так мало внимания! Звонок раздался неожиданно. Паркер, тщетно пытаясь скрыть звучавшую в голосе панику, сообщил, что его жена до сих пор не вернулась с очередной пробежки...


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ


Поиски продолжались всю ночь. Вызванные из дома и снятые с постов охранники и добровольцы из числа жителей поселка прочесывали с фонариками окрестности, кричали, звали. Сообщили в полицию, но двое приехавших полицейских мало чем помогли — они лишь высказали предположение, что женщина заблудилась где-то в лесу и утром, сориентировавшись по солнцу, придет сама.

Весь поселок не спал, с тревогой ожидая известий — такого в этих краях еще не бывало. Люди надеялись, что Хэтти просто подвернула ногу... или, может быть, потеряла сознание из-за теплового удара — или действительно заблудилась в лесу и вот-вот найдется...


Ее тело было найдено к полудню — почти в миле поселка, в лесу, недалеко от шоссе, ведущего в Нуэв Вальядолид. Его случайно нашли местные подростки.

Она пролежала на жаре со вчерашнего вечера — не менее восемнадцати часов. Собаки — ни живой, ни мертвой — обнаружить поблизости не удалось.

К вечеру приехали двое сотрудников посольства (точнее, ЦРУ) из Каракаса и с ними — офицер службы безопасности Венесуэлы. Хватило одного звонка из столицы, чтобы местная полиция с радостью уступила им право вести следствие. В понедельник с утра прибыли эксперты, осмотрели место преступления и забрали тело в столицу для вскрытия. Вместе с ними уехал и Паркер.

Весь понедельник приезжие следователи опрашивали жителей поселка, не заметил ли кто-нибудь из них что-либо подозрительное. Никто ничего не видел. Были допрошены некоторые жители Нуэво-Вальядолида, имевшие раньше неприятности с полицией — подозрений никто из них не вызвал.

Вечером в понедельник были получены первые результаты экспертизы. На это место в лесу Хэтти принесли — еще живую, но оглушенную ударом по голове. Она пришла в сознание и попыталась сопротивляться — на месте были обнаружены следы борьбы, под ногтями у нее — частицы кожи и кровь. Ее избили, изнасиловали и задушили. Преступников было не менее трех — при вскрытии было обнаружено ДНК двоих и следы латекса — значит, по крайней мере, еще один использовал презерватив.

Офицер службы безопасности высказал предположение, что виновниками происшедшего являются местные парни, напившиеся в честь выходного дня. В частной беседе он добавил, что любая молодая женщина, да еще блондинка, болтающаяся в одиночку по джунглям в шортиках и маечке, напрашивается на неприятности.

Формально Дел не имел ни малейшего отношения к следствию, но фактически получил доступ ко всем материалам. Ничто в них, казалось бы, не опровергало гипотезу о местных парнях. И все-таки одна мысль все время мучила его: а что если изнасилование — не главная цель преступников? Что если Хэтти во время пробежки обнаружила что-то, чего не должна была увидеть — и поплатилась за это?

В связи с печальным происшествием он смог, не боясь вопросов, ужесточить меры безопасности на заводе и в поселке. Уже с утра понедельника к его сотрудникам добавился десяток профессиональных охранников из охранного агентства в Барселоне, имевших право на ношение оружия.

Периметр поселка и завода патрулировался каждые несколько часов, по улицам и дороге, соединявшей поселок с заводом, примерно раз в полчаса проезжал джип с охранниками.

Каждый посторонний человек, желающий въехать или войти в поселок, должен был получить специальный пропуск — а для этого предъявить документы и объяснить, куда, к кому и зачем он идет. Родственные связи больше не помогали — на воротах стояли приезжие из Барселоны, которые в этих краях были чужими и без бумажки никого не пропускали. Все транспортные средства, въезжавшие на территорию завода или поселка, проверялись на предмет посторонних лиц, которые могли незаметно спрятаться в багажнике или кузове.

Обитатели поселка, напуганные происшедшим, не возражали против подобных мер. В первые два дня после убийства улицы поселка опустели — женщины без крайней необходимости предпочитали не выходить за пределы своих участков, а многие и вообще не высовывали носа за дверь.

Под шумок прошел слух, что начальник одного из цехов, не вовремя вернувшись домой, застал свою жену с Рики — при весьма компрометирующих обстоятельствах. Слух был непроверенный, но бедная женщина на следующий день была замечена с подбитым глазом и распухшей губой. На вопрос ужаснувшейся подруги она объяснила, что поскользнулась на лестнице.

Впрочем, Делу были не слишком интересны новые похождения итальянского бабника — слава богу, его семейных дел это больше не касалось.


Во вторник следственная бригада уехала — в поселке и на заводе им делать больше было нечего. Версия о перепившихся местных парнях была принята как основная, и дело перешло в ведение региональной полиции.

Жизнь понемножку начала возвращаться в прежнее русло. Женщины еще побаивались выходить из дома поодиночке, хотя после всех принятых мер это было, по мнению Дела, абсолютно безопасно — по крайней мере, на территории поселка. Но, так или иначе, группками по три-четыре человека они снова начали ходить в магазин и бассейн — правда, все еще рисковали ездить на рынок.

В эти дни Дел работал по шестнадцать-восемнадцать часов. Все меры по ужесточению режима безопасности были продуманы уже давно, и гибель несчастной Хэтти, как ни цинично это звучало, дала ему прекрасную возможность быстро реализовать их, не боясь вопросов. Он приезжал домой только поесть и на несколько часов забыться в тяжелом и беспокойном сне. Разговаривать сил не было — казалось, челюсти сведены так, что их уже не разжать. Даже ночью он по несколько раз вскидывался — ему чудилось, что звонит телефон. Но вокруг было тихо, и только теплая маленькая рука тут же оказывалась рядом, гладила по ноющей голове и помогала ненадолго забыться.

И все время — одна и та же мысль, которая, возвращаясь снова и снова, не давала ему расслабиться ни на мгновение: в среду уже двенадцатое... Первый день...

Телефон зазвонил в среду днем. Смутно знакомый мужской голос в трубке произнес:

— Дел? Это Макдермот говорит — помнишь еще?

Он тут же все понял и спросил, закрыв глаза:

— Томми?

— Да. Утром нашли. В кабинете. — Мак говорил короткими фразами, и чувствовалось, что выговаривать эти страшные слова ему бесконечно трудно. — Он так и хотел — не в больнице.

— Да, он мне говорил...

— Девочке... скажи сам. И передай, чтобы она не вздумала приезжать — это его просьба.

— Да, я знаю.

— И еще одно... Он мне недавно рассказал... о ней. Так что если что-нибудь потребуется — помощь или еще что-то — я сделаю все, что смогу.

— Спасибо. Мак...

— Да?

— Когда похороны?

— Послезавтра.

— Цветы купи... положи. От нее... и от меня тоже.

— Хорошо. Извини, я... не могу сейчас говорить. Пока.

Дел и сам не мог сейчас говорить. Нажал кнопку, и когда Кэти отозвалась, произнес всего одну фразу, еле сумев разжать чужие, не слушающиеся, сцепленные челюсти:

— Не соединяй меня ни с кем — только если Линк... или ЧП. И всем говори, что я вышел.


Вот и все... Он не плакал уже много лет, но сейчас положил голову на руки и почувствовал, что в глазах все расплывается от выступивших слез. Комок, стоявший в горле, никак не удавалось проглотить.

Дел не знал, сколько времени он просидел так — но, тут же, вскинул голову, услышав посторонний звук. Линк стоял у двери и смотрел на него. Очевидно, во взгляде Дела он заметил нечто, заставившее его спросить:

— Случилось что-то?

— У тебя выпить есть?

Подобного вопроса от собственного начальника Линк никак не ожидал — в глазах его явно выразилось удивление; вместо ответа он молча кивнул.

— Запри дверь, чтобы эта... надушенная не сунулась. — Дел встал, прошел в крошечную комнатку, скорее напоминавшую стенной шкаф — там еле помещались раковина, кофеварка и полка с чашками — выбрал пару стаканов, принес, поставил на стол. — Наливай! — И зажмурился, словно в приступе острой боли — это прозвучало так похоже на то, что он слышал десятки раз!..

Линк достал из кармана небольшую стальную фляжку — Дел помнил такие со времен Вьетнама — и налил в оба стакана на два пальца. Бурбон... не виски, которое следовало бы сейчас пить.

— Что случилось? — спросил Линк еще более настороженно, чем в первый раз, но сел и взял стакан.

— Это... — начал Дет. Он хотел сказать, что это неважно и не связано с работой, но потом ответил правду: — Человек один умер. Мне только что позвонили.

— Друг?

— Друг... Он Карен был... вроде приемного отца. Мне сегодня ей сказать придется. — Отхлебнул бурбон и добавил — сам не зная, зачем: — Полицейский, из Нью-Йорка.

Они сидели и молчали. Дел был рад, что Линк больше ничего не спрашивает и не выражает сочувствия — это было сейчас ни к чему.

Томми... Невозможно представить себе, что его уже нет, что никто и никогда больше не назовет Дела дурацкой кличкой «парень», не съехидничает в его адрес, заставив сначала на секунду обозлиться — а потом усмехнуться.

Интересно, что бы сказал Томми сейчас?.. Наверное, что-нибудь вроде: «Ладно, парень, с кислой рожей чужое пойло жрать — это каждый умеет. Только ни тебе, ни тому, что от меня осталось, это сейчас ни к чему. Так что встряхнись-ка, да делом займись!»

Да, пожалуй, Томас сказал бы нечто в этом роде сентиментальностью он никогда не страдал. Дел неожиданно для себя слегка усмехнулся, подумав, как ехидно бы прозвучала подобная фраза. Вздохнул и сказал:

— Ладно, давай работать. Ну, что там у тебя?

— Да нет, так... чепуха. Я, пока сидел, сам сообразил, что к чему.

Дел молча пожал плечами — вникать в подробности ему сейчас не хотелось. Встал, сполоснул стаканы, поставил на полку.


Они обсудили несколько мелких текущих проблем, и минут через пять Линк ушел. Тут же, стоило отпереть дверь, появилась Кэти и подозрительно осмотрелась, явно не понимая, зачем они запирались. Она принесла почту и перечень тех, кто звонил за последний час.

Дел снова погрузился в работу. Точнее — попытался. Никак не удавалось сосредоточиться — мысли все время возвращались к одному и тому же. Карен... Как найти силы сказать ей?

Теперь у нее не осталось никого, кроме него. И если, не дай бог, с ним что-то случится — что тогда будет с этой девочкой, которая только-только научилась не бояться и чувствовать себя счастливой? Конечно, денег ей хватит до конца жизни — но разве дело в них?!

Он просидел довольно долго, вглядываясь в какой-то документ, читая его и не понимая смысла. Оперся на руки лбом и закрыл глаза — может быть, если дать им отдохнуть, станет легче?


Дел не сразу даже понял, что задремал. Разбудили его легкие теплые прикосновения на шее, за ухом. Еще не отойдя от сна, он улыбнулся — но в следующую секунду полностью пришел в себя и резко обернулся.

Кэти стояла рядом с виноватой полуулыбкой на лице, кажется, слегка испуганная тем, как резко он дернулся — но не слишком. Сказала, словно извиняясь — или спрашивая:

— От тебя пахнет по-прежнему...

Что он мог ответить, кроме нелепого:

— Кэти, ну зачем ты?..

— Нам было так хорошо вместе... Я до сих пор все помню.

На глазах — жалобных, умоляющих — выступили слезы. Дел выпрямился и взял ее за плечи, но вместо того чтобы притянуть к себе — как она, очевидно, рассчитывала — слегка встряхнул.

— Кэти, не порть ничего. Нам было очень хорошо... когда-то — и давай сохраним друг о друге добрую память...

Это прозвучало, как фраза из какого-то сериала — глупая заезженная фраза. Он очень надеялся, что она сейчас уйдет и не надо будет продолжать объясняться с ней. Не дай бог — еще расплачется!

— Я так радовалась, когда узнала, что мы снова сможем быть вместе...

— Ну... извини.

За что он извинялся? За то, что женат, что любит свою жену и не собирается изменять ей с женщиной, которая не вызывает у него сейчас ничего, кроме раздражения?

Кэти вырвалась из его рук и отступила на шаг, голос ее стал резче, но в нем по-прежнему слышались слезы.

— Извини? Это все, что ты можешь мне сказать?!

— А что ты хочешь услышать? Ты же знала, что у меня семья!

— Ты всегда был женат — и это никогда не мешало тебе... не мешало нам!

Он снова сел за стол, потер рукой ноющий лоб и сказал — спокойно, как бы подводя итог всему разговору.

— Извини. Ничего другого я тебе сказать не могу — и ты сама должна это понимать. Так что... давай займемся работой. У тебя, кажется, скоро сеанс связи?

Кэти вскинула голову, поджала губы; сердито процокали каблучки. Дел даже не смотрел на нее, сделав вид, что уже углубился в какой-то документ. Внутри у него все дрожало, мелко и противно, как дрожит натянутая струна.

Надо же ей было устроить эту идиотскую сцену — именно сегодня, когда каждую минуту может случиться что-то ужасное. Именно сегодня, когда он узнал о смерти Томми. Именно сегодня, когда ему скоро нужно будет пойти домой и рассказать об этом Карен...



ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ


Домой Дел пришел раньше, чем в последние несколько дней. Карен сидела в кресле, смотрела телевизор и даже не сразу заметила его появление. Так же она не замечала и того, что Томми-маленький вместе с Мании наполовину заползли под диван, и два вихляющихся зада свидетельствовали о том, что они заняты там чем-то очень важным и интересным.

— Привет, — улыбнулся он, входя в гостиную. Карен подняла голову и тоже слегка улыбнулась.

Он подошел, обнял ее и поцеловал — она как-то странно напряглась на мгновение, но тут же ответила на его поцелуй. Ему показалось, что выглядит она побледневшей и усталой.

— Ты себя плохо чувствуешь?

— Да, голова немного побаливает. Ничего, пройдет, — все с той же легкой улыбкой отозвалась она. — Сейчас пойду ужин делать.

И в этот миг Дел решил не говорить ей ничего о Томми, подождать один день, всего один день — до завтра. Может, она будет себя лучше чувствовать — да и ему самому нужно собраться с силами и подумать, как ей это лучше сказать.

Завтра... Ему сразу стало чуть полегче, и он нагнулся, вытаскивая ребенка из-под дивана. Томми, поднятый вверх, заулыбался во все имеющиеся молочные зубы и щедро предложил Делу то, что было зажато у него в кулачке — не слишком аппетитно выглядевший замусоленный кусок какой-то коричневой гадости.

Дел отверг подарок и сел в кресло перед телевизором. Ничуть не обидевшись, ребенок сунул это подозрительное нечто обратно себе в рот. Манци вспрыгнула на подлокотник, удобно устроилась на нем, сложив лапки муфточкой, и уставилась в телевизор.

— Карен! — позвал он, сидя спиной к кухне. — А что это у него?

Она подошла сзади и дотронулась до его плеча. Дел привычным жестом наклонил голову, чтобы прижаться щекой к ее руке, но неожиданно почувствовал, как рука вздрогнула и конвульсивно сжалась. Он резко обернулся.

— Что с тобой?

— Так... Кольнуло что-то, — ответила Карен с бледной спокойной полуулыбкой. — Знаешь, как говорят — кто-то прошел по моей могиле...

— Да брось, — усмехнулся он, — тебе о могиле думать еще рано. Что это Томми у нас жует... непонятное?

— А-а, это? — Она отступила на шаг и объяснила, уже возвращаясь на кухню: — Это свиное ухо, копченое. У него зубки режутся, и ему хочется все время что-то грызть. В одной из книг рекомендованы крекеры из муки грубого помола — а потом я прочитала, что ребенок может подавиться крошками. И вот... сначала я попробовала сухую колбасу — но она очень соленая, а потом придумала это. Я у Лори спросила — она посмеялась, но сказала, что это не вредно и если нравится — пусть грызет.


Собственный голос казался Карен неестественно высоким. Она говорила быстро и весело, почти не вдумываясь в то, что произносит, и одновременно лихорадочно резала овощи для салата — все быстрее и быстрее, а перед глазами было только одно: следы красной помады... точнее, ясно различимые отпечатки губ у него на шее...

— А чего смешного? — не поняв, спросил Дел.

— Это из зоомагазина... Там их для щенят продают.

 Она услышала, как сквозь пелену, знакомый смех. Собралась, постаравшись сказать спокойно:

— Ну, иди мыться. Ужин минут через пятнадцать.

Почему-то ей было трудно мысленно, для самой себя, произнести его имя — Дел. Дел — это было совсем другое, это было ее — самое лучшее, самое светлое воспоминание, не имеющее ничего общего с этим человеком, пахнущим чужими духами, с отпечатками чужих губ на шее...

Он ушел ненадолго, и можно было перестать играть, можно было прислониться лбом к холодному кафелю и тихонько повыть от невыносимой боли.

Весь день Карен запрещала себе думать о том, что произошло, повторяя, как молитву, одно и то же: «Вот придет Дел — и все станет хорошо... он уже скоро придет...». А теперь ждать больше было некого...

Но нужно продолжать притворяться, что все хорошо — до тех пор, пока не станет ясно, что делать. Позвонить завтра Томми, посоветоваться, объяснить ситуацию и попросить помощи. Он поймет, он поможет...


Они поужинали. Карен убрала со стола, запихнула Томми в креслице и принялась кормить. Ребенок попытался объяснить, что есть не хочет, но быстро успокоился и съел все, что положено.

Усевшись перед телевизором, Дел молча уставился в него. Он почти не видел того, что происходило на экране, но когда присмотрелся, ему показалось, что это — продолжение его кошмаров. Очередной теракт где-то в Израиле. Сгоревший автобус, суетящиеся пожарники — крики, слезы. И тут же — человек в клетчатой куфие, торжествующий, объясняющий, что это новый шаг в борьбе. В борьбе с кем?! С этим ребенком — девочкой чуть старше Томми, фотография которой промелькнула в кадре?! С людьми, которые умирали сейчас в больнице?!

Резко выключив телевизор, Дел встал и прислушался. Шум, плеск, песенка, которую обычно пела Карен, когда купала Томми...

То же, что он видел в кадре, может произойти и здесь, в любую минуту — сейчас, через час, завтра... И он сам, своими руками, самонадеянно отказался отправить их куда-нибудь в безопасное место! Да, но она бы не поехала. Уперлась бы руками и ногами — но не поехала, не оставила бы его одного. Даже ради ребенка...

Спать Дел пошел рано, часов в десять, в надежде, что Карен вот-вот освободится и присоединится к нему. Ему хотелось как можно скорее оказаться с ней в постели, почувствовать ее медовый дурманящий запах, нежную кожу под пальцами, вонзиться в теплое податливое тело... Хоть несколько мгновений даже не наслаждения — облегчения, возможности ненадолго ослабить тугой узел, скрутивший все внутри, возможности проглотить комок, застрявший в горле и не дающий дышать.

Но она все не шла — вместо этого убаюкивала Томми, который никак не мог заснуть, ходила по коридору, шуршала чем-то в ванной... потом спустилась на первый этаж... вернулась... Закрыв глаза, Дел прислушивался к легким шагам, пытаясь представить себе, что Карен сейчас делает — но потом наступила тишина, и лишь монотонный шум воды по-прежнему доносился из ванной.

Хоть бы она скорей пришла... Это должно помочь — это всегда помогало!


Карен сидела на полу в ванной, скорчившись в углу и зажав в оцепеневших руках рубашку, которую Дел... которую этот человек, переодеваясь, кинул в корзину для грязного белья. Сидела и смотрела на красное пятнышко, совсем небольшое, на воротнике. Помада — ярко-красная... Пятно расплывалось перед глазами и то становилось огромным, то исчезало.

Кажется, она даже слегка поскуливала — единственное, что можно было себе позволить, чтобы этот человек не услышал ничего сквозь шум воды и не пришел сам выяснять, почему она так долго не идет.

Когда-то, давным-давно, Карен шла по Центральному парку. Был февраль, и погода менялась на глазах: вечером шел сильный ливень с жутким воющим ветром, потом, ночью, внезапно ударил мороз, а наутро вышло солнце — яркое и теплое. Деревья покрылись толстой коркой прозрачного льда и ослепительно сверкали в лучах этого солнца, словно были сделаны из хрусталя. Но то и дело с разных сторон слышались странные звуки — лед постепенно подтаивал, и то тут то там все это хрустальное великолепие с жалобным звоном внезапно обрушивалось вниз, рассыпаясь в осколки. Оставались только темные стволы деревьев — голые и безжизненные.

Сейчас Карен казалось, что прямо перед ней что-то радостное, сверкающее и прекрасное разрушается, разваливается на тысячи осколков — остается лишь чернота. И было немножко странно, что не слышно хрустального звона...


И когда она встала с пола и пошла в темную спальню, для нее это было работой. Не муж, не любимый — просто мужчина, еще один чужой мужчина, которого нужно обслужить.

Все они принадлежали другим женщинам, но по дороге к ним все-таки пользовались ею — очевидно, она лучше знала, что требуется мужчине. Годами натренированное тело само чувствовало, когда зазывно засмеяться, когда податься навстречу, как подтолкнуть мужчину, чтобы быстрее кончил и отвязался. Все движения были отработаны и не требовали особого внимания.

Пока очередной клиент сопел и возился на ней, она старалась думать о чем-нибудь хорошем — это тоже было отработано. О хорошем... о белках в парке, которые доверчиво подбегают и просят орешков, вставая на задние лапки... Карен улыбнулась, представив, как белка изо всех сил пытается разжать кулак, чтобы добраться до спрятанного ореха.

Этот почему-то возился слишком долго. В чем там пело? Он что, хочет, чтобы она кончила? Пожалуйста, отыграем!

Тело само сделало все, что нужно — подергалось, вскрикнуло... Кажется, помогло — мужчина захрипел и обмяк. Ну, вот и все, а то этот запах духов... господи, как от него тошнит...

Отвалился... слава богу, теперь можно встать и отмыться, чтобы не чувствовать этот запах. Отмыться и пойти домой...

И пришла страшная мысль: а дома-то — нет! Нет места, куда можно забиться, спрятаться — и почувствовать себя в безопасности, и знать, что никто не обидит... Где-то в глубине еще чуть-чуть пробивалось воспоминание, что когда-то было иначе... — или это было только во сне?

Утром уже можно будет позвонить Томми. Только бы дозвониться — он поможет, он что-нибудь придумает...

Чувство блаженной расслабленности, охватившее все тело, не оставило Делу сил даже удивиться, когда Карен молча встала и выскользнула из комнаты. Впрочем, сегодня она вообще вела себя немного странно — он не мог точно сказать, в чем дело, но что-то... Он заснул, не успев додумать эту мысль до конца, уверенный, что вот-вот Карен придет и снова ляжет рядом.

Лишь утром, подскочив от звонка будильника, он понял, что всю ночь проспал один. Встал и по дороге в ванную заглянул в соседнюю дверь — в детскую. Карен действительно была там — спала, свернувшись в клубочек, закутавшись в плед. Тихо, чтобы не разбудить Томми, он подошел, присел на корточки и погладил ее по голове. Она сонно потянулась к нему, улыбаясь — но в следующий момент вздрогнула и резко села. В глазах ее мелькнуло что-то похожее на испуг.

— Разбудил?

Карен едва заметно поморщилась, словно от боли, но бросив короткий взгляд на залитое солнцем окно, ответила со спокойной улыбкой:

— Нет, уже пора вставать.

— А чего ты тут спала?

— Мне показалось, что Томми хныкает. Я зашла к нему на несколько минут — и задремала.

Ему показалось, что она выглядит по-прежнему усталой, да и глаза были какими-то невеселыми.

— Ты себя нормально чувствуешь?

— Голова очень болит... Ничего, я сейчас сделаю завтрак.

Вздохнула, встала и пошла вниз. Зная, что Карен все равно поступит по-своему, Дел не стал говорить ей, что не нужно вставать, и он прекрасно может обойтись и без завтрака. Подумал, что стоит, наверное, попросить Лори заехать к ней в обед и посмотреть, все ли в порядке.



ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ


Проезжая мимо общественного центра, Дел увидел знакомую фигурку, которая внезапно выступила на шоссе и помахала ему рукой. Притормозив, он мысленно чертыхнулся — могла бы и пешком дойти, а теперь в машине будет пахнуть, как в парикмахерской!

— Привет! — как ни в чем не бывало улыбнулась Кэти, проскальзывая на переднее сидение. Никаких следов обиды по поводу вчерашнего инцидента на ее лице видно не было.

Дел еле буркнул что-то в ответ и прибавил скорость. Четверг, тринадцатое — еще дней десять, и она уедет... слава богу!

С выходом из машины Кэти задержалась, словно ожидая, что он откроет перед ней дверь и подаст руку — и, кажется, была разочарована, когда ожидаемого действия не последовало.

Лори он заметил издалека, вспомнил, что хотел попросить ее заехать к Карен, и ускорил шаг. Удивленно обернулся на Кэти, явно заторопившуюся, чтобы не отстать от него, бросил через плечо:

— У меня дела. Я скоро приду, — догнал Лори и позвал, подойдя почти вплотную: — Мисс Дензел, подождите минутку!

Она резко обернулась и встала как вкопанная, глядя на него в упор.

— Мисс Дензел, у меня к вам есть просьба. У Карен со вчерашнего дня болит голова — не могли бы вы зайти к ней в перерыве?

В этой просьбе не было ничего необычного — перерыв у Лори длился часа четыре, и она часто заходила в это время к прихворнувшим соседям. Необычной была реакция: Лори посерела — так выглядела бледность на ее темном лице. Глаза сощурились, руки сжались в кулаки. На секунду Делу показалось, что сейчас она ударит его; голос прозвучал почти, как шипение:

— Голова, говоришь, болит? Со вчера? — и словно выплюнула прямо ему в лицо одно короткое слово. — Подонок!

Дел прекрасно знал, что она недолюбливает его — впрочем, как и всех остальных мужчин — но этот откровенный враждебный выпад выглядел настолько странно, что на несколько секунд он опешил. Воспользовавшись этим, Лори бросила короткий взгляд на что-то, находящееся за его спиной, развернулась и пошла по дорожке.

Она успела пройти всего пару шагов, когда он опомнился и, не двигаясь с места, позвал — резко, четко и спокойно:

— Мисс Дензел!

Не сами слова — тон, которым это было сказано, остановили Лори. Она снова обернулась и молча уставилась на него.

— Мисс Дензел, что случилось?

Ее ответ прозвучал откровенным вызовом:

— Мистер Бринк, я не обсуждаю дела своих пациентов на улице... тем более в присутствии посторонних лиц. — Последние слова она сказала громче, одновременно снова взглянув на что-то за спиной Дела. — Так что если вы хотите со мной поговорить, извольте пройти в мой кабинет.

На этот раз она не ушла — стояла и смотрела, словно ожидая ответа. Он обернулся, прекрасно зная, кого увидит на дорожке в нескольких футах от себя.

— Мисс Виллифранко, если кто-то будет звонить, передайте, пожалуйста, что я подойду несколько позже. — Увидев, что Кэти молча смотрит на него, спросил: — Что вы стоите? У вас нет ключа от приемной?

Резкий, почти оскорбительный вопрос наконец заставил ее сдвинуться с места. Вздохнув и чертыхнувшись про себя — уже в который раз за этот день — Дел снова повернулся к Лори, по-прежнему смотревшей на него неподвижным взглядом прищуренных глаз. — Итак?

Лори развернулась и пошла по дорожке. Он последовал за ней, понимая, что на улице больше не услышит ни слова.


В кабинете ему еще пришлось ждать — она разговаривала с дежурившей ночью медсестрой, потом — с пришедшей сменить ее. Наконец зашла в кабинет, села напротив и уставилась на него все теми же немигающими прищуренными глазами.

— Что случилось, мисс Дензел? — повторил он. Все ее спокойствие как ветром сдуло.

— Что случилось? А ты не догадываешься, выходит? — Лори чуть не плакала. Слова потекли сами собой — бессвязные, непонятные, оборванные фразы. — Такая чудная светлая девочка... Ну неужели нельзя было не так в открытую, по-сволочному... Именно с ней... Да на ней же живого места нет, ей по-хорошему и рожать нельзя было! Голова болит... Я всегда знала, что это добром не кончится! Мужику доверять... Я ей говорила... Можно же было как-то... не так жестоко... Ну неужели в тебе вообще ничего человеческого нет?! — почти выкрикнула она со слезами в голосе.

Делу захотелось встряхнуть ее, чтобы заставить изъясняться более внятно и без истерики. Но вместо этого он встал, налил из стоявшего в углу охладителя стакан воды и поставил перед ней.

— Лори, я до сих пор не понимаю, о чем идет речь. Пожалуйста, выпей, успокойся и объясни, наконец, что случилось.

Она послушно глотнула воды, закрыла на несколько секунд глаза и заговорила с вызовом, глядя прямо ему в глаза:

— Случилось то, что в субботу ваша секретарша была приглашена в гости к миссис Меррик и там, за чаем, рассказала ей о ваших отношениях, со всеми подробностями. Вчера, в бассейне, эти подробности были поведаны вашей жене — с выражением соболезнования по поводу измены мужа. Я не сомневаюсь, что миссис Меррик сделала бы это раньше, но из-за гибели Хэтти Паркер она до вчерашнего дня не выходила из дома, очевидно, боясь, что ее тоже изнасилуют. В бассейне было полно народу, и я думаю, что теперь весь поселок в курсе дела.

По мере того, как она говорила, Дел все сильнее и сильнее сжимал кулаки. Ему хотелось грохнуть этим кулаком по столу — а еще лучше по Кэти, по ее лживой гримасе маленькой девочки, по поджатым злобным губам. Зачем, ну зачем она это сделала? Но спросил он совершенно спокойным тоном:

— И каковы подробности?

— Вы с ней состоите в близких отношениях вот уже лет пятнадцать. Большая и пылкая любовь, почти как в сериале, но вы были женаты, и она никогда бы не пошла на то, чтобы разрушить чужую семью. В последнее время вы с ней почти не виделись и очень страдали друг без друга. И сейчас вы пригласили ее провести вместе этот месяц, пользуясь тем, что ваша секретарша в отъезде. Кстати, она с гордостью демонстрировала миссис Меррик вашу совместную фотографию, где вы стоите с ней в обнимку.

Вот оно что... Теперь многое прояснялось, в том числе и во вчерашнем поведении Кэти. Она явно хотела сделать так, чтобы это вранье стало правдой — тогда он не смог бы даже обвинить ее во лжи. И сегодня так настойчиво терлась вокруг него по той же причине...

И фотография... Да, лет семь назад было такое — они поехали на пляж большой компанией, и кто-то щелкнул их с Кэти «Полароидом».

— Как отреагировала Карен?

— Улыбалась. Ответила что-то вроде того, что все это чепуха. Видно было, что ей не по себе — но все равно улыбалась. Там еще этот козел итальянский присутствовал — сидел в сторонке, слушал и ухмылялся. А потом подошел и брякнул, что, мол, он ей об этом еще давно говорил. Вот тут она уже не выдержала — встала и пошла. Я к ней потом, вечером, заходила, пыталась спросить — она сказала, что не хочет об этом говорить.

— Ясно... Спасибо. И... почему вы сказали, что ей нельзя было рожать? Что с ней? Она... чем-то больна?

Лори несколько секунд помолчала и неожиданно спросила:

— То, что сказала ваша секретарша — это правда?

Дел понял, что от его ответа на этот вопрос зависит то, получит ли он ответ на свой.

— Нет... то есть... Мы с мисс Виллифранко действительно встречались когда-то, и довольно долго. Эти отношения прекратились четыре года назад, по независящим от нас обоих обстоятельствам, без всяких взаимных обид — с тех пор мы не виделись. Когда мне, месяц назад, предложили ее в качестве временной секретарши, то я счел непорядочным отказать на том основании, что когда-то состоял с ней в близких отношениях — тем более что секретарша она действительно неплохая. Я никак не ждал, что она так себя поведет.

— И что вы собираетесь делать?

— Поеду сейчас домой. Поговорю с Карен, попытаюсь ей все это объяснить. А... мисс Виллифранко в любом случае через десять дней уедет.

Он ответил — честно, насколько мог. Теперь была очередь Лори. Она вздохнула и спросила:

— Вы знаете, что Карен три года назад попала в аварию?

— Какую аварию? — Дел не сразу понял, о чем идет речь.

Лори посмотрела на него несколько удивленно.

— Ну... перелом руки... и...

— А, ну да, конечно!

Правильно, не могла же она сказать Лори, что ее избил свихнувшийся клиент!

— У нее была еще травма головы.

— Да, она говорила о сотрясении мозга...

— Сотрясение мозга... Это весьма вежливый эвфемизм — у нее была травма черепа, отягощенная еще и сотрясением мозга. После таких травм очень не рекомендуется беременеть — по меньшей мере, два-три года.

— Почему?

— На последних месяцах беременности у женщин часто повышается кровяное давление, и в результате может быть кровоизлияние в мозг. Я очень боялась за нее весь период беременности.

— Карен знала об этом?

— Да. Она сказала мне, что все будет хорошо, и попросила вам не говорить, чтобы вы зря не переживали. Слава богу, все действительно обошлось — но вам лучше еще года два не думать о втором ребенке.

Дел молча кивнул.

Значит, несколько месяцев Карен знала, что может умереть — и молчала. Точнее, не молчала — смеялась, радовалась, ездила купаться, обустраивала новый дом, покупала вещи для ребенка — и все это время, каждую минуту — знала. И скрывала от него...

— Только... мистер Бринк, пожалуйста, не говорите ей, что я вам сказала. Она мне не простит.

— Да, конечно. Спасибо, что сказали. — Вспомнил и попросил: — Я сейчас домой поеду. Так что дайте мне что-нибудь... от головной боли — для нее.

Лори ушла и вернулась с упаковкой таблеток.

— Одну, а если не поможет, то через сорок минут еще одну. Больше двух нельзя. И... я в обед зайду.

— Можно, я от вас позвоню?

Она указала на телефон. Дел набрал номер, но услышал лишь короткие гудки. Может, Карен как раз сейчас звонит ему? Подумав об этом, он заторопился к выходу.

В приемной его, слава богу, никто не ждал. Для того, что он сейчас собирался сказать Кэти, свидетели были ни к чему. Очевидно, она поняла все еще с порога, потому что сразу нацепила на себя знакомое выражение: «я маленькая девочка, ничего плохого не делала, и на меня нельзя всерьез сердиться».

— Моя жена не звонила? — спросил Дел, входя.

Это было не то, чего Кэти ожидала, и она несколько удивленным тоном ответила:

— Нет. Линк заходил — сказал, что позвонит потом.

По мере того как Дел подходил к ней, голос ее делался все тише, как у приемника, у которого садятся батарейки. Он стиснул зубы, глубоко вздохнул и спросил тихим глухим голосом, опершись обоими кулаками на ее стол:

— Зачем ты это сделала?

Она не стала делать вид, что не понимает, о чем речь, и ответила:

— Сейчас наступают... критические дни. И нам наверняка придется засиживаться допоздна. А люди уже начали спрашивать, в чем дело. Я же не знала, что так выйдет с Хэтти, и мне нужно было как-то объяснить...

— При чем тут Хэтти? — Дел, и правда, сначала не понял.

— После этого... инцидента никому не придет в голову спрашивать — все понимают, что из-за него работы у тебя прибавилось. Но, я же не знала в субботу, что это случится...

— Так кстати, да?

Кэти замялась, не зная, что ответить, и тут он нагнулся еще ближе и сказал по-прежнему тихо, но уже с прорвавшейся яростью:

— Критические дни, говоришь? Сука...

Она вскинула голову и поджала губы — очевидно, подобное обращение было ей в новинку. Но увидев его глаза, в которых кипело бешенство, предпочла промолчать.

Остановиться Дел уже не мог. Он знал, что говорить не о чем, что сейчас надо ехать домой, к Карен — но продолжал, все так же тихо и яростно:

— Ты хоть подумала, что нам в этом поселке жить?

— Я могу сказать... твоей жене, что это неправда.

— Со своей женой я поговорю сам. А вот для всех остальных это будет представлено как подлая выходка злобной бабы, которая, не получив мужика, решила ему напакостить за это. — Он с удовольствием наблюдал, как от этих слов постепенно вытягивается и каменеет ее лицо, и с него наконец сползает идиотское невинное выражение. — Или ты предпочитаешь, чтобы я всем сказал, что ты придумала это вранье, как прикрытие операции ЦРУ?

— Ты не имеешь права разглашать... — она замолчала, поняв, что здесь он хозяин положения.

Именно это Дел незамедлительно подтвердил:

— Я имею право делать то, что считаю нужным. Я не работаю в ЦРУ и не давал никаких подписок. Я сотрудничаю с вами в той степени, которую считаю полезной для безопасности завода. Я могу вышвырнуть тебя с завода в любую секунду, никому ничего не объясняя. Ясно? — Не слушая ответа — впрочем, его и не предполагалось — он прошел в кабинет и набрал номер.

На этот раз занято не было, но к телефону никто не подходил. Он уже собирался бросить трубку и ехать домой, когда, после пятнадцатого гудка, неожиданно откликнулась Мануэла и на просьбу позвать Карен ответила:

— А она уехала... на машине.

— Куда?

Прерывать многословное объяснение было нельзя — в такой ситуации Мануэла обычно теряла нить рассуждений и начинала все сначала.

— Я когда только пришла, она едва поздоровалась и пошла наверх, и там звонила по телефону. Долго звонила, часто номер набирала — внизу брямкало. Потом говорила, кричала там с кем-то — но недолго. Потом спустилась вниз и пошла к машине, и я ей сказала, что опасно одной ездить, пока где-то здесь бродит этот негодяй, который бедную женщину убил, спаси Господи ее душу, — короткая пауза, чтобы благочестиво перекреститься. — Она сказала: «Ты права, Мануэла» — сама сказала! Пошла наверх, принесла пистолет и с ним в машину села. Я спросила, когда она приедет — а она не ответила, поехала и все, а куда — не знаю.

— Давно?

— Я только машину стиральную зарядила, а сейчас уже почти достиралось, так что минут двадцать или полчаса...

Дел бросил трубку и выскочил в приемную. Револьвер... Не пистолет — револьвер, тот самый, из которого он учил ее стрелять. И она взяла его с собой...

Он притормозил лишь один раз, на выезде. Спросил у охранников, проезжала ли его жена, получил тот ответ, которого и ожидал: «Да, минут двадцать назад», и снова прибавил скорость. Его гнала вперед зыбкая надежда — может быть, она поехала в бухту? Может быть, он найдет ее там?..


ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ


Дел даже не стал объезжать через соседнюю бухту — бросил джип на шоссе и быстро пошел, почти побежал по неприметной тропке между валунами, обросшими колючим кустарником. Сердце лихорадочно билось, и он, сам того не осознавая, шепотом повторял, как молитву, одно и то же: «Только бы она была там... Только бы она была там... Только бы...»

Первое, что он заметил, был маленький джип, криво стоявший у скалы. От него тянулась цепочка следов — небольших вмятинок в рассыпавшемся горячем песке.

Карен сидела у самой воды, прислонившись боком к камню — сидела и смотрела на море. Неподвижная, с прямой спиной, она казалась частью пейзажа — такой же, как валуны вокруг.

Осторожно, чтобы не спугнуть, Дел пошел к ней, стараясь ступать совершенно бесшумно. Обошел слева — тогда можно будет подойти почти вплотную, не боясь, что она заметит его тень.

Револьвер лежал у нее на коленях, она даже не вынула его из кобуры. Совершенно спокойное отрешенное лицо, широко открытые глаза...

Волны набегали и уходили... набегали и уходили... Она сидела так уже давно — может быть, даже всегда. Мыслей не было, только пустота. Впрочем, она вся быта сейчас пустотой — куском пустоты, по ошибке окруженным оболочкой.

Просто сидеть так — минуту, еще минуту и еще — прислушиваясь к ударам собственного сердца. Пока можно не шевелиться, не думать — нет и боли... разве пустота может болеть?

Шаги... Она и так знала, кто это — оборачиваться было не обязательно. Потом все-таки обернулась...

Он стоял и смотрел на нее, словно боясь подойти вплотную. Странное выражение лица... Отвернувшись, Карен постаралась хоть на несколько мгновений забыть о том, что тут кто-то есть, и вернуть себе прежний покой пустоты.

— Карен, дай мне револьвер... пожалуйста.

Она молча протянула ему кобуру. Может, возьмет и уйдет?

— Зачем ты его взяла?

Какой резкий неприятный голос... Подумав: а в самом деле, зачем? — Карен ответила:

— Опасно... одной? — это был скорее вопрос, чем ответ.

— Пойдем в тень, ты перегреешься.

Она почувствовала на плечах руки, пытающиеся приподнять ее, и обернулась — они мешали, заставляли думать, и пустота начала стремительно заполняться болью. Только сейчас Карен поняла, что вокруг невыносимо жарко. Сказала с трудом — язык почему-то не слушался, словно заржавел:

— Зачем ты приехал?

— Я думал... ты взяла револьвер... я...

— Ты что, думал, я хочу застрелиться?

Он не отвечал... похоже, она была права. Внезапно он поднял ее, развернул к себе. Зачем, ну зачем — ведь было так хорошо... покойно...

— Я не застрелюсь, — сказала она, — так что тебе придется решать проблему иначе.

— Ну что ты несешь? Какую проблему? Да ты что? — Дел схватил ее за плечи и встряхнул. Голова Карен беспомощно мотнулась, но сопротивляться она не пыталась.

— Ты прав... никакой проблемы нет... — голос ее падал тяжело и глухо, как влажные комья песка.

— Поехали домой, а? — сказал он почти жалобно. — Там поговорим обо всем.

Домой? В Нью-Йорк? Она нахмурилась, попытавшись сосредоточиться — поехать домой... Центральный парк... белочки... И внезапно — резкая волна боли, которая заставила Карен придти в себя и вспомнить то, от чего она тщетно пыталась скрыться в пустоте.

Она резким движением высвободилась из его рук и отступила на шаг.

— Оставь меня. Я хочу побыть одна.

Глубоко вздохнув, он повторил:

— Поехали домой, там поговорим.

Очевидно, такого разговора все равно не избежать... Лучше покончить со всем этим побыстрее.

— Хорошо, поехали.

Карен развернулась, направляясь к машине, и внезапно почувствовала, что ноги подкашиваются. Оперлась о валун, постояла минутку. Наверное, Дел заметил ее состояние, потому что спросил:

— Ты в состоянии вести машину?

Она глубоко вздохнула, пытаясь унять головокружение, и молча протянула ему ключи. Дел взял ее за руку привычным жестом, как делал сотни раз — он никак не ожидал резкого, почти судорожного рывка в сторону.

— Не надо меня трогать! — и, уже спокойнее, добавила: — Я могу идти сама.

Сев за руль, он включил кондиционер, решив выехать на шоссе, добраться до своего джипа, а там посмотреть на состояние Карен. И если она не сможет вести машину, то просто отвезти ее домой, а потом прислать сюда кого-нибудь из охранников. Пока она явно была не в себе.

Через пару минут в машине стаю попрохладнее. Карен сидела, закрыв глаза, и молчала. Притормозив около своего джипа, он нерешительно дотронулся до ее руки, лежавшей на колене.

— Ну, как ты себя чувствуешь?

Она пожала плечами и убрала руку.

— Нормально. — Открыла дверь, вылезла из машины, обошла ее и остановилась, ожидая, пока он освободит сидение водителя. Смотрела она не на него, а куда-то перед собой, устало и терпеливо. Дел хотел просто уступить ей место, но не выдержал — схватил ее и прижал к себе: хоть как-то достучаться, хоть как-то разрушить это безучастное спокойствие!..

Сначала ему показалось, что она не сопротивляется, что тело в его руках стало податливым, откликнувшись на его мольбу. Но неожиданно оно дернулось, напряглось — и Карен сказала, все так же безразлично:

— Не надо, Дел. Не трать на меня время — тебя же ждут. — Высвободилась и шагнула в сторону. В ее ровном голосе прорезалась нотка боли и презрения — впервые с начала разговора. — Не надо было тебе везти ее... именно в эту бухту. Не по-людски это как-то...

Он резко обернулся — Кэти Виллифранко приближалась к ним, увязая каблучками в горячем асфальте. Ее машина стояла футах в ста. Шла она, явно торопясь, с деловым и решительным видом, выставив вперед подбородок.

Черт подери, как она нашла его?! Развернувшись, Дел пошел ей навстречу.

— Что тебе здесь нужно?

— Я хочу поговорить с твоей женой!

— Ты уже сделала все, что могла, хватит! — Он с трудом сдерживался, чтобы не ударить ее. — Убирайся отсюда!

— Но я хочу объяснить ей... — Не договорив, она резко нырнула ему под руку и устремилась к Карен, неподвижно стоявшей футах в десяти и смотревшей на них. Подошла вплотную и быстро сказала:

— У меня с ним ничего не было.

Карен молчала, пристально глядя на нее. Девчонка в затертых джинсах и пропотевшей футболке — и элегантная женщина в модном костюме. И все-таки... Эта девчонка, казалось, смотрела свысока — и женщина вдруг почувствовала себя неуютно под ее спокойным взглядом...

Кэт повторила снова — уже менее самоуверенно:

— У меня с ним ничего не было...

— А почему вы считаете, что у меня есть основания думать иначе?

Таким холодным тоном графиня могла бы ставить на место обнаглевшую горничную.

— Но вы же... — смешалась Кэт — она не ожидала, что ей могут ответить так, — вы же уехали сюда.

— Я сегодня получила известие о смерти... близкого мне человека — хотя это, в общем-то, вас не касается. И хотела побыть здесь одна. Но, если вы наметили с моим мужем... производственное совещание, то место уже свободно.

На него она даже не взглянула. Дел стоял, не зная, что сделать, что сказать — только теперь он понял. Томми... Карен все-таки узнала — сама.

Шагнув вперед, он схватил Кэт за плечо и резко развернул к себе.

— Ты сейчас уедешь отсюда... немедленно. Иди, сиди в приемной — там твое место, в конце-то концов! — Она смотрела на него расширившимися глазами — очевидно, он был страшен. Дел и сам чувствовал, что оскалился, как зверь. — И если ты немедленно отсюда не уберешься, то я сегодня же позвоню Крейгу и попрошу отозвать тебя с завода, потому что ты смешиваешь личные отношения с делом и ставишь под угрозу всю операцию. Пусть пришлют кого-нибудь другого, кто не будет соваться в мою семейную жизнь!

— Но... — она бросила взгляд на Карен. — Вон!

Кэт испуганно взглянула на него, отступила на шаг — еще раз взглянула на Карен и, не оборачиваясь, быстро пошла к своей машине.

Подождав, пока она отойдет на десяток футов, Дел обернулся — чтобы увидеть, как маленький домашний джип резко трогается с места, и броситься вслед за ним.

Он догнал ее через полмили — Карен к этому времени разогналась до семидесяти. Правда, слава богу, по направлению к дому.

Притормозила она лишь на въезде в поселок. Дала, как положено, проверить багажник и дальше поехала уже медленно; припарковалась на площадке, вышла из машины и, хлопнув дверью, не оборачиваясь, пошла в дом.


ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ


Дел думай, что найдет ее в спальне или детской — но Карен прошла в третью, последнюю по коридору комнату на верхнем этаже. Там стоял письменный стол с креслом, стеллаж с книгами и диван — первоначально эта комната предполагалась как кабинет, но фактически почти не использовалась.

Она стояла у окна и смотрела на улицу, но, когда он вошел, обернулась. Внизу шумел пылесос, и сквозь него прорывались подвывания как всегда включенного сериала — Мануэла не теряла времени даром.

Подойдя к Карен, он протянул руку и погладил ее по виску, убрал захлестнувшую щеку прядку. Она не стала отстраняться — лишь поморщилась.

— Карен, девочка моя...

Эти слова, казалось, спустили какую-то пружину — глаза ее вспыхнули, как у разъяренной кошки. Она вывернулась из-под его руки и отскочила на пару шагов.

— Не называй меня так!

Дел остановился, удивленно глядя на нее — он называл ее так сотни раз. Карен стояла перед ним, выпрямившись, сверкая глазами и тяжело дыша. Голос ее стал хриплым и яростным, словно она едва сдерживалась, чтобы не закричать.

— Не называй меня так — я давно уже не девочка. Хватит! Ах, какая умилительная картинка — молоденькая влюбленная дурочка, которую можно трахать, когда захочется, плести ей любой вздор — и она будет верить и радоваться, что на нее внимание обратили, чуть ли не хвостиком, как сучка, вилять!

— Карен, ну дай мне объяснить!

Она глубоко вдохнула воздух, закрыла глаза, медленно выдохнула, прошла к дивану и села.

— Пожалуйста, можешь объяснять — мне будет интересно послушать.

Дел секунду помедлил, прежде чем спросить:

— Ты звонила в Штаты?

— Да.

— Извини. Я узнал еще вчера.

— Да. Мак был очень удивлен, что ты мне не сказал.

— У меня не было сил сказать тебе об этом.

— Трахнуть меня у тебя силы нашлись, — это прозвучало грубо, цинично и жестко — никогда еще Карен не разговаривала с ним так. — Ты же знал, что Томми для меня значит. Мне сейчас плевать на твои шашни с... мисс Виллифранко, — это имя было выплюнуто, как ругательство, — но тут ты... — она не договорила — голос застрял в горле.

— Да не было у меня с ней ничего, черт возьми. Не было!

— Я же сказала — мне это уже все равно. Еще вчера было не все равно, а теперь все равно.

— Я не смог тебе вчера сказать. Пришел вечером — самому выть хотелось... просто не знал, как это сказать тебе.

— Да... и надо было тратить на меня свое драгоценное время — да еще, не дай бог, утешать придется. Так, что ли?

— Я сам знаю, что виноват перед тобой... Но это единственное, в чем я перед тобой виноват — понимаешь, единственное!

— Да?!

В ее голосе было столько сарказма, что Дел тоже начал злиться.

— Да, черт возьми! Дай ты мне объяснить!

 Она пожала плечами.

— Пожалуйста!

— Я обещал, что расскажу тебе все двадцать пятого — помнишь?

Лицо Карен исказила болезненная гримаса, она коротко бросила:

— Помню. Тогда она уедет, и у тебя освободится немного времени и для меня, не такли?

— Да при чем тут она, черт бы ее побрал?! Дело вовсе не в ней, а в заводе!

— А при чем тут завод?

— Ну, хорошо. — Он вздохнул, не зная, как лучше начатъ, и решил — с самого начала. — За два дня до моего отъезда из Штатов мне сообщили, что в августе некто террористическая организация запланировала крупный теракт на одном из американских объектов Венесуэле. В числе предполагаемых мишеней — наш завод... или поселок. Эта информация исходила из ЦРУ, которое направило на все объекты своих людей. Об этом на заводе знаем только Мэрфи, я и Линк. Никто больше знать не должен, чтобы не началась паника тем более что предупреждение неточное...

Обычно, когда он рассказывал что-то Карен, ее глаза загорались интересом, но сейчас Дел не знал, воспринимает ли она вообще его слова или позволила своим мыслям ускользнуть куда-то вдаль. Ни одного движения, ни одной реплики — широко открытые глаза смотрели куда-то мимо него. И все-таки он попытался пробиться через это безразличие, объяснить ей самое главное:

— Карен, я никогда не изменял тебе — никогда и ни с кем. И уж тем более с этой женщиной. Когда-то я действительно... имел с ней дело... — Заметив явную иронию на ее лице, вспылил: — Ну да, черт возьми, я и не говорю, что до встречи с тобой был евнухом! У меня и кроме нее хватало... — осекся, поняв, что сейчас не время об этом говорить. — Мы с ней тогда оба работали в ЦРУ. Четыре года назад все это закончилось — с тех пор я ее не видел и не вспоминал. — Ему казалось, что его слова падают и проваливаются в какое-то вязкое болото, не доходя до ее сознания — и все же он продолжал, пытаясь уловить в неподвижных голубых глазах хоть искру понимания. — Ее прислали сюда из ЦРУ — для связи и координации действий. Она запирает дверь потому, что проводит сеансы компьютерной связи с резидентурой в Каракасе и иногда получает какие-то нужные мне данные. Больше ничего между нами нет, понимаешь, ничего.

Он замолчал, не зная, что еще сказать, и услышал голос Карен холодный, язвительный, почти незнакомый:

— Ясно... А помада — это новый вид взрывчатки, который вы испытываете... за закрытыми дверями.

— Какая помада? — не понял Дел.

 И похолодел, услышав ответ:

— Та, которая была у тебя вчера на шее... и на воротнике. Только не надо мне вкручивать, что ты использовал ее вместо фломастера и случайно испачкался — там был отпечаток губ!

Дурацкая выходка Кэти... вот оно что, вот почему все его объяснения натыкаются на глухую стену! Но надо было отвечать, и отвечать правду — как бы ни неубедительно она звучала.

— Она... вчера... — он закрыл глаза и выпалил: — Она подошла незаметно сзади и поцеловала меня. Я не хотел...

Это прозвучало глупо и по-детски, и заслуживало того убийственно-беспощадного ответа, который он тут же получил:

— Ах ты бедненький! Хорошо, что тебя хоть не изнасиловали!

Делу казалось, что происходит какая-то фантасмагория, что он находится в кошмаре, который когда-нибудь должен развеяться, что вместо Карен тут находится какая-то другая женщина — чужая, с холодными глазами и язвительным хриплым голосом. Задыхаясь, словно слова душили его, он заговорил громче и быстрее:

— Я же правду говорю! Ну почему ты мне не веришь?! Тебе что — надо, чтобы я встал перед тобой на колени и начал каяться в грехах, которые не совершал? Чтобы я сказал, что изменял тебе? Не было этого, понимаешь, не было! Чего ты от меня хочешь?

— Ничего, — в ее голосе больше не было холода — наоборот, в нем послышались слезы. — Я хочу вернуться в тот день, когда ты приехал из Штатов — когда я стояла... в этом платье и ждала тебя — так ждала! — всхлипнула она.

Этот момент слабости продолжался лишь несколько секунд, потом Карен сумела взять себя в руки и сказала совсем другое:

— Я хочу уехать... вместе с Томми.

У него внутри все оборвалось от этих простых слов. Конечно, он ведь сам хотел отправить Карен в безопасное место. Ладно, не в Штаты — туда нельзя; в Каракас, в гостиницу, пока все не кончится. И она сама этого хочет... И сейчас меньше будет хлопот. Только... вернется ли она потом?!

Увидев, что он замолчал и смотрит на нее, Карен добавила:

— Дай мне пару тысяч долларов — и я уеду.

— Да о чем ты говоришь? Куда ты поедешь одна?

— Домой, в Штаты. Ничего со мной не будет, справлюсь, — в ее тоне послышалось раздражение. — И не считай меня такой уж... беспомощной. Две тысячи — это все, что мне надо — на билет и на первое время, я уже посчитала. Дашь три — еще лучше.

— Карен, да опомнись ты, наконец! Ты что? Вы с Томми — это все, что у меня есть... — он почти кричал от захлестнувшего его чувства беспомощности.

Она вскинула на него глаза — огромные, кажущиеся еще больше от застывших в них, но так и не пролившихся, слез.

— То-то ты с ним общаешься едва ли минут пять в день! А он маленький... и смешной... и у него твои глаза, и он уже вставать пытается. — Карен неожиданно на мгновение улыбнулась прежней светлой улыбкой, но тут же на лице ее снова не осталось ничего, кроме горечи. — Тебе до него и дела нет и до меня тоже. Я на прошлой неделе права получила — так радовалась, шампанское купила, чтобы отметить. А ты даже не вспомнил, даже не спросил... — вздохнула и добавила: — Я почти уверена, что ты и про смерть Томми мне тоже просто... забыл сказать.

Это было настолько жестоко и несправедливо, что он подскочил, схватил ее за плечи и встряхнул несколько раз, повторяя:

— Неправда! Не смей так говорить! Неправда!

Карен не отвечала, не отбивалась — безвольно висела в его руках, словно большая кукла. Когда Дел на секунду притормозил, она глухо произнесла только одну фразу, остудившую его лучше ведра холодной воды:

— Я не буду отбиваться — все равно ты сильнее.

Руки его сами разжались, и она рухнула обратно на диван. Стоя посреди комнаты, Дел несколько мгновений молчал, прежде чем заговорить, глядя на нее сверху вниз:

— Я не могу... не хочу просить тебя поверить мне. Человеку либо верят, либо нет, и просьбы тут бесполезны. Я не могу просить тебя не уезжать — если ты не хочешь больше... быть со мной — я не имею права тебя удерживать. Но я прошу... очень прошу — Карен, пожалуйста, подожди до двадцать третьего, еще десять дней. Когда все закончится, и не будет больше надо мной... над нами висеть эта угроза — мы снова поговорим. После этого, если ты не изменишь своего решения, то сможешь уехать.

Он лгал — и знал, что лжет. Ни через десять дней, ни через год — никогда он не смог бы ее отпустить. Она была его — его женщиной, его женой, его жизнью. Но эти десять дней давали ему шанс, что она придет в себя, поймет, поверит — или, что он за это время, сумеет найти какие-то нужные слова, которые заставят ее поверить.

Казалось, прошла вечность, прежде чем губы Карен шевельнулись, и она медленно сказала:

— Хорошо, я подожду десять дней.

Что убедило ее? Может быть, его глаза — потемневшие, дикие, так контрастирующие с внешне спокойным голосом? А может, нотка отчаяния, все-таки промелькнувшая в этом голосе? В следующую секунду Карен уже пожалела о том, что согласилась — и потому добавила:

— Я буду спать в детской.

Лицо Дела исказилось в болезненной гримасе.

— Да спи ты где хочешь, хоть на чердаке! Поговорим через десять дней — а пока, ты права, мне нет ни до чего дела, кроме одного — этого проклятого взрыва. И сейчас я, наконец, пойду на работу и буду общаться с этой сукой, и сидеть, и думать, что еще можно сделать, и трястись от страха, что что-то упустил. Потому что здесь двести человек в поселке, и еще сотни — на заводе, и если предупреждение ЦРУ хоть на один процент верно, то я обязан, понимаешь, обязан сделать все, чтобы уберечь их. И я страшно боюсь, что Хэтти Паркер, которая, кстати, тоже была из ЦРУ, убили именно потому, что она что-то обнаружила — а вовсе не хулиганы... — Внезапно он замолчал на несколько секунд, сжав челюсти так, что на щеках заиграли желваки, и закончил: — Ладно, ни к чему это все — ты же все равно мне не веришь. В общем, мы договорились... — и вышел из комнаты.

Карен все еще стояла, глядя ему вслед, в каком-то оцепенении, когда он вернулся и протянул ей конверт.

— Возьми. Это Томми просил тебе передать. — И, встретив взгляд вопросительно вскинутых глаз, подтвердил: — Да, я знал заранее. Но он просил меня не говорить тебе, пока... пока это не случится.

Лишь когда его шаги затихли вдали, ноги Карен подогнулись, и она, сидя на полу и уткнувшись лицом в диван, заплакала навзрыд, сжимая в руке конверт.

Дел знал, что говорил не так и не то. Всю дорогу до работы он думал, что и как надо было сказать, чтобы она поверила — и сейчас, в мыслях, был куда красноречивее и убедительнее, чем в разговоре.

К прибытию на работу его настроение упало еще на несколько градусов. В приемной торчал Линк — это было единственным, что заставило Дела отложить на потом нелицеприятную беседу с Кэти. Даже не взглянув на нее, он махнул Линку:

— Заходи! — и прошел в кабинет.

— Ну, что у тебя?

— Обычная текучка. Я с утра приходил — заперто было. Случилось что-то?

Дел вздохнул.

— А ты что, не в курсе? По-моему, все уже знают — кроме грудных младенцев.

Линк кивнул в сторону двери.

— Про эту, что ли? — и бесхитростно признался: — Я еще со вчера знаю.

— Вот-вот. А я только сегодня узнал — наверное, самым последним.

Ему не хотелось говорить об этом, в том числе и с Линком, но он прекрасно понимал, что говорить придется, и не раз. Карен предстояло жить в этом поселке, ходить по улицам, общаться с людьми — и он не мог допустить, чтобы за ней закрепилась репутация несчастной обманутой жены. Поэтому как можно больше людей должны были знать правду — как ни противно впускать кого-то в подробности своей личной жизни.

— Кофе хочешь? — спросил он, вставая и направляясь к кофеварке. Просить кофе у Кэти ему не хотелось, чтобы лишний раз не видеть ее.

Линк, кажется, несколько удивился — начальник обычно не баловал его собственноручно приготовленным кофе — но кивнул.

Поставив перед Линком чашку, Дел вздохнул и сказал:

— Ну что, хочешь спрашивать — так спрашивай.

— Правду болтают? — не моргнув глазом, спросил Линк.

— Было когда-то... давно. А сейчас — нет, конечно. Но она, когда сюда ехала, похоже, на что-то рассчитывала — вот и решила мне в отместку устроить... веселую жизнь.

— И как? — это прозвучало с оттенком сочувствия.

— С утра веселюсь. Как пришел — так и началось. Работать некогда.

Линк неожиданно ухмыльнулся.

— А меня еще спрашивают — чего я не женюсь!

Когда Линк ушел, Дел не стал выходить в приемную — просто нажал кнопку.

— Мисс Виллифранко, зайдите, пожалуйста. Через секунду Кэти уже была в кабинете -

первоклассница-паинька, да и только. Он набрал воздуха и начал беседу — точнее, монолог:

— Я не буду больше говорить об этой подлой выходке — нет смысла, дело уже сделано, теперь мне придется самому как-то исправлять положение. Но в дальнейшем у нас будут установлены другие правила игры, и вам придется их соблюдать, если вы хотите остаться на заводе. Во-первых, никаких действий за моей спиной, вообще никаких — без согласования со мной. Во-вторых — никакого вмешательства в мою личную жизнь, и потрудитесь убрать из моей машины «жучок» — вы присланы искать террористов, а не следить за мной. Надеюсь, меня никто не подозревает в принадлежности к исламской террористической организации?

Она попыталась перебить:

— Дел, но я...

— И не смей больше называть меня по имени! Я сам понимаю, что зря согласился на вашу кандидатуру в качестве связной, но это и сейчас не поздно исправить. Ясно?

— Ясно. — Она зло поджала губы.

— Я уже говорил, какая контрверсия будет выдвинута в ответ на вашу ложь — и при необходимости вам придется ее подтвердить.

— Но, я же сказала твоей жене, что это неправда! Разве этого мало?

— В поселке еще человек двести, а людям свойственно верить в худшее. Впрочем, если вас не устраивают мои условия — вы можете уехать хоть сегодня, хоть сейчас. Это все.

Кэти молча развернулась, чтобы выйти, и была уже у двери, когда Дел бросил ей вслед:

— Да, и потрудитесь, пожалуйста, сделать что-нибудь со своими духами, чтобы у меня в приемной не воняло, как в дешевом борделе.

Резко обернувшись, она сверкнула глазами.

— Не сомневаюсь, что ты у нас большой специалист по борделям!

— Что-о?! — он аж подскочил.

Сделав пару шагов назад и сжав кулаки, Кэти выпалила:

— Ты что думаешь, я не знаю, кем была твоя жена? К ее удивлению, на лице Дела она не увидела ни замешательства, ни стыда, ни испуга перед возможной оглаской. Наоборот, он лениво откинулся в кресле и прищурил глаза. Кэти знала его слишком много лет, чтобы не понимать, что сейчас он взбешен — и смертельно опасен, как раненый ягуар. Таким она видела Дела лишь несколько раз в жизни, и никогда еще его злость не была направлена на нее.

— Та-ак. В файлы управления кадрами влезла? Или тебе дали этот... материал, чтобы попытаться как-то держать меня в узде?

— Я... Нет, я сама узнала. Еще давно, когда в штаб-квартире на стажировке по компьютерам была.

— И что, ты собираешься об этом тоже сообщить всему поселку? Или уже успела?

— Я не собиралась никому говорить. Просто...

— Что — просто? — голос Дела был по-прежнему обманчиво спокоен, с вкрадчивыми интонациями, но глаза из-под прищуренных век светились яростным желтым огнем.

— Просто я подумала, что твоя жена не будет... такой уж щепетильной — после того, из какого дерьма ты ее вытащил. Я и не предполагала, что она так отреагирует на все, что я рассказала.

— На все, что ты наврала, ты хочешь сказать?

Она не отвечала — и так было ясно. Кивнув ей на стул, он сказал:

— Сядь! — и дождавшись, когда она, после недолгого колебания, послушно села, заговорил — с каждым словом все более жестко и презрительно: — Ну что ж... Чтобы закончить эту тему, хочу предупредить тебя — если в твоей головке когда-нибудь возникнет бредовая идея рассказать об этом кому-нибудь... все равно кому — или еще как-то использовать эту информацию, то помни: если я об этом узнаю, то погублю тебя.

— То есть? — вскинула голову Кэти. — Ты что — угрожаешь убить меня?

— Нет, зачем? Я просто обращусь к адвокату, а у меня сейчас есть возможность нанять хорошего адвоката — с нашей последней встречи мои финансовые возможности значительно улучшились. И если речь пойдет об использовании в личных целях конфиденциальной информации — то тебя сдадут. Просто сдадут — и все. Каждый начальник постарается прикрыть свою задницу, и никто не будет прикрывать тебя. Так что в лучшем случае ты навечно засядешь где-нибудь... на Огненной Земле, а в худшем — просто вылетишь из конторы с треском. И еще выложишь изрядную сумму...

Кэти молчала — она прекрасно знала, что Дел прав, и уже давно была не рада, что затеяла этот разговор. Теперь она понимала, что с самого начала совершила ошибку — ей не стоило приезжать сюда. И уж тем более ошибкой было наступать на мозоль этому человеку, которого она так хорошо знала. Он всегда казался сдержанным и спокойным, его бешеный темперамент проявлялся только в постели — но Кэти давно поняла, что он может быть очень опасным и совершенно беспощадным. Правда, она не предполагала, что это может настолько взбесить его. Она думала, что он рассердится на нее, накричит, может быть даже ударит... не слишком сильно — но потом, когда она заплачет, почувствует себя виноватым, попытается утешить, обнимет... А в такой ситуации она уже хорошо знала, как себя с ним вести — возможно, потом они еще вместе посмеялись бы над тем, что ей пришлось сделать, чтобы расшевелить его. И кроме того, очень уж захотелось уязвить эту девчонку, эту дешевую шлюшку, с которой он так носился.

Но сейчас нужно было постараться как-то тихо вылезти из этой ситуации, и Кэти не знала, что сказать. К счастью, Дел сам помог ей — оперся локтями на стол, усмехнулся и сказал любезно-официальным тоном:

— Что ж, мисс Виллифранко, мне кажется, вы уже все поняли. Так что можете идти работать.

Ни слова не говоря, она встала и пошла к двери. Услышала за спиной:

— И не забудьте, пожалуйста, то, что я сказал вам насчет духов — я не шутил!

На этот раз она не обернулась.


ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ


В доме поселилось тягостное недоумение. Все, на что падал взгляд, казалось каким-то неправильным, чужим, ненастоящим.

Придя домой, Дел с порога услышал истошный рев Томми, испугался — но, как выяснилось, не произошло ничего страшного, просто Манци отказалась с ним играть. Обычно она не отходила от малыша: спала в кроватке, мурлыкала, теребила лапками погремушки, прыгала по полу, делая вид, что убегает — и он радостно ползал за ней, пытаясь схватить и потискать. А сейчас кошка по пятам ходила за Карен, и стоило той присесть, тут же лезла на руки, терлась и бодалась ушастой головкой, заглядывала в глаза — словом, всеми силами пыталась оказать моральную поддержку. Ее не смущали даже ревнивые вопли покинутого ребенка.

Карен выглядела совершенно спокойной — и абсолютно чужой. Бледное усталое застывшее лицо — ни улыбки, ни глаз, вспыхнувших радостью при его появлении — ничего. Казалось, она напряженно вглядывается во что-то, невидимое никому, кроме нее. Дел не решился подойти поцеловать ее, как обычно — реакция, скорее всего, была бы негативной. Разговаривала она с ним только по делу, сухо и бесстрастно.

На вопрос, что происходит с Томми, спокойно объяснила:

— Он просто не привык быть один. А я не могу заставить Манци делать то, что она не хочет.

Ужин был подан без обычной улыбки и ласковых слов и показался Делу каким-то пресным. Он даже хотел отказаться от еды, но потом не стал — все-таки хотя бы в эти минуты Карен сидела напротив него, подходила совсем близко, накладывая ему добавку, и на миг, чувствуя ее тепло и нежный запах волос, можно было представить себе, что все в порядке...

Весь вечер он играл с Томми. Стоило ему обратить на мальчика внимание, как тот сразу же успокоился, перестал плакать и заулыбался. Похоже, что Карен была права — ребенок действительно не хотел быть один.

Кошка по-прежнему крутилась вокруг Карен, даже когда та мыла посуду, сидела рядом на столе и только морщилась, когда на нее попадали брызги.

Слова Карен: «Ты с ним общаешься едва ли пять минут в день!» были обидны и несправедливы. Только в последнее время, замороченный своими хлопотами, Дел действительно мало играл с сынишкой — правда, это «последнее время» длилось уже почти месяц.

Но сейчас, обласканный отцовским вниманием, ребенок расцвел: хохотал, визжал, предлагал Делу очередное свиное ухо, кусался — довольно сильно — и говорил что-то невнятное, но явно дружелюбное. А глаза у него были действительно темно-карие — как ни смешно, Дел никогда раньше не обращал на это внимания.

Они долго возились на ковре, пока Томми не устал и не уснул почти внезапно, как умеют только маленькие щенята и младенцы, удобно пристроившись на животе у отца и вцепившись ему в футболку обеими руками. Дел не стал вставать — лежал, продолжая поглаживать его, и думал о том, что же будет дальше.

Утром, в пылу разговора, он сказал Карен, что виноват только в одном — в том, что не сказал ей про смерть Томми. В этом он был, действительно, виноват — но, как сам понимал теперь, не только в этом.

Само собой, он не должен был так поступать! Нужно было сразу же поехать домой, рассказать, провести с Карен хотя бы несколько часов — и черт с ней, с работой! Он получил известие в обед — как раз тогда, когда Карен вернулась из бассейна, когда узнала про его якобы измену. Если бы в ту минуту он пришел домой! Да и идиотской истории с помадой тогда бы не было...

А он не сумел даже выполнить последнюю просьбу Томми — не смог оказаться рядом, когда Карен это было так нужно! И не смог защитить ее от этой сплетни...

Чем дальше, тем больше Дел понимал, что виноват, и очень во многом. Он привез в эту глушь девочку, для которой он был дороже всего на свете, привез — и, фактически, бросил здесь, заставив часами ждать его возвращения с работы. Когда бы он ни пришел домой, Карен всегда радовалась, бросалась навстречу — но не было ли ей тоскливо и одиноко весь день? И он еще часто засиживался на работе и так часто работал в субботу, хотя это было совсем не обязательно. А она терпеливо ждала дома...

И почему-то считалось, что это само собой разумеется! Уж не потому ли, что, по словам этой сучки Кэти, он «вытащил ее из дерьма»?

Он вспомнил тот день, когда Карен ждала его в аэропорту — ее испуганные и радостные глаза. Она еще боялась, что он рассердится! А ему самому, естественно, не пришло в голову пригласить ее и провести с ней хотя бы пару дней в столице — как-то развлечь, хоть... в зоопарк сводить, что ли.

За этот год он всего два раза свозил ее в Барселону — всего два раза! А ведь они могли бы ездить туда чуть ли не каждое воскресенье, и ходить в кино... или в какой-нибудь ресторанчик, где подают ее любимые креветки... Чтобы Карен могла болтаться по универмагу, глазеть на витрины и покупать что-нибудь совершенно ненужное, вроде дурацкого дешевенького ночничка из ракушек, который она приобрела в какой-то лавочке и страшно тряслась над ним, чтобы его, не дай бог, не сбросили и не разбили!

Да, он устает, да, у него работа, да, ему часто не хочется никого видеть — но, черт возьми, ей же всего двадцать два года!

Она даже не показала своей обиды в этой хамской, непростительной истории с правами! Ведь он же знал, он же все знал — теперь-то ясно вспомнилось, как Карен предупредила его за день до экзамена...

И что он мог сказать ей сейчас, когда она уже ничему не верит? Что? Что он любит ее? Что не может без нее жить, дышать, двигаться? Что виноват перед ней? Что он идиот, который не понимал, какое счастье ему досталось, и считал это само собой разумеющимся?!


Когда Карен пришла, чтобы забрать спящего ребенка, и Дел снова увидел ее застывшее лицо, у него в душе все перевернулось. Встав, он протянул ей Томми и дотронулся до ее плеча, легонько и ласково. Она вздрогнула, замерла на мгновение; по лицу ее пробежала судорога боли — но потом плавно развернулась и пошла наверх по лестнице, словно не заметив этого умоляющего прикосновения.

Больше вниз она не спускалась. Дел слышал, как в ванной зашумела вода... из детской послышалась песенка... через некоторое время снова зашумела вода... легкие шаги — и дверь детской закрылась.

Он пошел спать поздно — сидел внизу, думал, вздыхал... В какой-то момент даже невесело рассмеялся — вот уж воистину «клин клином вышибают»! С прихода домой он ни разу не вспомнил о работе! Даже на этот проклятый теракт ему было сейчас почти наплевать. Видит бог, он уделил ему достаточно внимания и сил, сделал все, что мог, и ему не в чем упрекнуть себя. Зато с Карен...

Заснуть никак не удавалось — впрочем, как всегда без нее. Дел ворочался, в полудреме протягивая руку и натыкаясь на пустую подушку, от которой еще еле заметно пахло знакомым запахом. Просыпался, снова пытался заснуть. То злился — ну почему она не верит ему?! — то готов был пойти и прямо сейчас, стоя на коленях, просить прощения.

Утром, стоило ему спуститься вниз, на столе тут же появился завтрак. Карен хлопотала на кухне, все такая же бледная и усталая — он подозревал, что ее сон тоже был не слишком сладким. Сердце разрывалось от жалости, хотелось согреть ее, успокоить, прижать к себе, шептать на ухо какие-то глупости — но его утешение сейчас могло сделать только хуже. Он прекрасно помнил судорогу, исказившую ее лицо даже при легком прикосновении.

На работе все было тихо и спокойно. Кэти вела себя вполне корректно, правда, сидела надутая, злобно поджав губы, но ему на это было ровным счетом наплевать. Даже с духами не пришлось воевать — на сей раз запах был вполне терпимым. Дел снова убедился, что вел себя, как последний идиот и сволочь — не мог, видите ли, задеть нежные чувства бывшей любовницы, намекнув ей, что от этого запаха его уже тошнит, и приходил домой, пропахший духами...

Проходя по заводу, он несколько раз ловил на себе любопытные взгляды. Дел и не предполагал, что они были связаны не столько со всем уже известной сплетней, сколько с тем, что за одну ночь его лицо осунулось и потемнело, как у смертельно усталого человека.


В субботу он ушел с работы пораньше, в обед. Дома была только Мануэла. На вопрос, где же Карен, она ответила, что у доктора Лори, и махнула рукой в сторону заднего крыльца. Сочувственно добавила:

— Мне кажется, миссис заболела — совсем из дома не выходит! — Любопытный блеск в ее глазах показывал, что ей есть дело до всего, что происходит в хозяйской семье.

Дел поднялся в детскую — Томми не было. Значит, Карен взяла его с собой... Только Манци лежала на кушетке и, увидев его, встала, потянулась и замурлыкала. В комнате пахло Карен; несколько секунд он постоял, закрыв глаза и поглаживая мягкие ушки, потом взял кошку на руки и унес в спальню. Она не стала возражать — наверное, ей тоже было одиноко -расположилась у него на животе, сделала лапки муфточкой и зажмурилась.

Пришла Карен только часов в пять — Дел услышал шаги на лестнице даже раньше, чем Манци. Шаги прошелестели мимо, в детскую. Вслед за этим кошка незамедлительно выразила желание покинуть его, он годился только как временная замена отсутствующей хозяйке.

Спустившись вниз, Дел обнаружил, что Мануэла уже собирается уходить, и вздохнул с облегчением. Не то чтобы ее общество тяготило его, но общаться сейчас с Карен под прицелом пары внимательных глаз было невыносимо. Тем более, что то, что он хотел сказать и показать жене, не предназначалось для посторонних ушей.

Она не удивилась, увидев его внизу — просто поздоровалась и пошла на кухню, но обернулась, когда он негромко сказал ей вслед:

— Карен, подожди минутку! — и, протянув ей папку, объяснил: — Это материал, который мне две недели назад прислали из ЦРУ — описания терактов, похожих на тот, что может произойти у нас — по крайней мере, совершенных той же организацией. — Не хотел, но все-таки не удержался и добавил: — Я понимаю, ты мне не веришь — но, может быть, это сумеет убедить тебя. И... если будут вопросы — любые — я отвечу.

Возможно, это была не слишком удачная попытка пробить брешь в той стене равнодушия и замкнутости, которой Карен себя окружила. Возможно... Но ничего другого придумать не удавалось.

Никогда в жизни Дел не чувствовал себя таким одиноким. Конечно, он много лет жил один, но тогда это было привычное ощущение и привычное времяпрепровождение. Если вечером была работа — никто не спрашивал его, когда он придет, и не беспокоился, если он задерживался. А если работы не было — что ж, тихие одинокие вечера... бары, рекомендованные для работников посольства, иной раз — какая-нибудь случайная женщина, или не очень случайная, вроде Кэти.

Но теперь одиночество казалось невыносимым, потому что он знал, что может быть иначе — и что еще несколько дней назад все было иначе. Он не сомневался, что и Карен плохо и одиноко, но подобная мысль его совсем не радовала.

После ужина Дел продолжал сидеть в гостиной, прислушиваясь к тому, что творилось наверху: шаги, плеск воды, песенка — и, наконец, тишина. Он надеялся, что Карен начнет читать папку и, возможно, захочет о чем-то спросить... И, возможно, в глазах ее будет хоть что-то, кроме отчуждения...

То, что она спросила, спустившись, несколько удивило его:

— Они там все мусульмане, да?

— Да... мусульмане, фанатики.

Несколько секунд Карен простояла, задумчиво глядя на папку. Вопрос, который она задала следом, оказался еще более неожиданным:

— Дел, а что ты знаешь о Рики?

— Он инженер из исследовательского центра в Италии. Скоро уедет.

— Он раньше бывал в Штатах... жил там?

— Нет... насколько я знаю — нет, — недоуменно ответил Дел.

Она помолчала немного и тихо сказала:

— Он обрезан. Для католика, тем более итальянца, это... очень странно.

Несколько секунд Дел сидел, пока до него медленно доходил смысл этих слов. Точнее, того, что подразумевалось под этими словами. Потом медленно встал.

— Ты... с Рики?... — он попытался сглотнуть, чтобы сделать голос более похожим на человеческий. — Ты — и Рики?... Ты что... решила мне отомстить... таким образом?

Шагнул к ней, сам не зная, зачем. В глазах Карен не было ни испуга, ни раскаяния — она поморщилась и ответила:

— Нет, конечно! — и, явно считая разговор законченным, направилась к лестнице.

Она уже поднялась на пару ступенек, когда услышала вслед:

— Подожди... пожалуйста.

Обернулась. По лицу Дела трудно было разглядеть, что он сейчас чувствует, но голос звучал ровно — может быть, чуть резче обычного:

— Пожалуйста, объясни мне, что произошло... откуда ты знаешь... про Рики.

— Он пытался меня изнасиловать. В среду, в раздевалке бассейна, — ответила Карен сухо и бесстрастно, словно говорила о погоде на завтра.

Дел превратился в кусок льда — весь. Лишь в ушах шумело, повторяя, как эхом, сказанные ею слова. Услышал собственный голос и удивился, как спокойно он звучит:

— Как это случилось?

Карен снова поморщилась, села на ступеньку и прислонилась к стене.

— Ну... когда миссис Меррик мне рассказала... про тебя и... — ее спокойный голос внезапно дрогнул; она закрыла глаза и сглотнула. — Он смеялся... мне было... — Почувствовав теплую руку у себя на плече, резко вскинула голову. — Дел, не надо. Я не для того это говорю, чтобы ты меня утешал. Ты спрашиваешь — я рассказываю, а... не надо...

Голос ее больше не был ровным и бесстрастным — в нем звучали нотки отчаяния. Отойдя на пару шагов, Дел оперся на перила и кивнул:

— Хорошо. Рассказывай.

— Я пошла... мне надо было побыть одной...

Ей хотелось плакать. Скорчиться, спрятать лицо, чтобы никто не видел. Она почти вбежала в раздевалку, забилась в кабинку, заперла дверь и расплакалась, уткнувшись лицом в холодный кафель.

— ...Когда я собралась выходить, он ждал меня снаружи. Втолкнул снова внутрь и запер дверь...

Она даже не сразу сообразила, что происходит, так мгновенно это случилось. Он толкнул ее к стене и навалился всем весом — в одних плавках, сильный, холеный, весь покрытый густыми черными волосами. Руки больно вцепились в плечи, не давая сдвинуться с места.

— ...Говорил... всякое. Что все равно мне никто не поверит, и если я скажу кому-то, то все решат, что я сама согласилась... в отместку. И что тебе не до меня...

«...Твой старикашка-муж оказался прытким не по годам. Вот уж не думал! Но сейчас, сама видишь — ему не до тебя. Так что спасать он тебя не прибежит — и давай по-хорошему...»

— ...Он просто не знал, что связался со шлюхой. Чего я хорошо знаю, так это как осадить чересчур напористого мужика, который хочет... получить товар бесплатно...

Она сделала вид, что испугалась... очень испугалась. На самом деле ей было совсем не страшно — противно. Ничего нового он с ней сделать не сможет...

Идиотские плавки — как у стриптизера, на пуговках по бокам — были расстегнуты сразу. Очевидно, предполагалось, что увиденное потрясет ее до глубины души, она потеряет дар речи и, втайне сгорая от вожделения, тут же сдастся.

— ...Я сделала вид, что до смерти напугана и не стану сопротивляться, а когда он... немного расслабился, врезала ему по яйцам...


Она медленно, глядя на него, как кролик на удава, встала на колени и дотронулась до мошонки, заросшей густой черной шерстью, как и все остальное. Погладила, провела пальцами по члену — Рики аж затрясся. Еще несколько раз... Он нетерпеливо вцепился ей в затылок и толкнул лицом к паху.

Совершенно очевидно, он предполагал получить нечто другое, а не то, что маленькая ручка, так умело ласкавшая его яйца, внезапно вцепится в них, как клещами. Всего один миг беспомощного оцепенения — но этого было достаточно.

Карен взвилась, словно ею выстрелили. Ее рука метнулась вверх, целясь растопыренными когтями в глаза. Рики инстинктивно попытался перехватить ее — и тут же согнулся от резкого удара коленом в пах. Уже сгибаясь, получил ладонями по ушам, со всего размаха, с двух сторон.

— ...Он упал на пол, а я ушла, — подытожила Карен и добавила, мрачно усмехнувшись: — Такие мудаки обычно очень трясутся за свои причиндалы. Так что в четверг он вместо работы пришел к Лори и сказал, что упал в душе и ушибся... только не сказал, почему. Можешь у нее спросить.

— Зачем? Я тебе и так верю.

Это были первые слова, произнесенные Делом с начала ее рассказа. Он говорил спокойно, но Карен показалось, что его слова звучат как вызов: «Я тебе верю, а ты?! А ты...» Но вслух он произнес совсем другое:

— Почему же ты мне сразу не рассказала?

— Я что, должна была идти к тебе в... приемную? — Слово «приемная» из ее уст прозвучало так, словно говорилось о чем-то непотребном. — Мне и без того... — Карен всхлипнула и махнула рукой.

— Да не было у меня с ней ничего! — почти выкрикнул он.

Карен вздохнула и встала.

— Дел, я не для того тебе все это рассказала. Просто... обрезание — это чаще всего либо еврей, либо мусульманин, у нас тоже одно время делали — вроде как мода была (Дел поморщился, представив себе подобную операцию), но сейчас уже почти перестали. А он ты говоришь, в Штатах впервые, — она пожала плечами. — Ладно, пойду я... — и медленно пошла вверх по лестнице.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ


Он все еще стоял, прислонившись к перилам, когда наверху зашумела вода. Потом вода перестала шуметь, раздались еле слышные шаги и закрылась дверь детской. Дел не прислушивался — сознание фиксировало знакомые звуки автоматически.

Кусок льда, застывший внутри, никак не желал таять. Он медленно отошел к столу, постоял там — и неожиданно со всего размаха грохнул обоими кулаками по столу...

Ему хотелось вцепиться Рики в горло и бить, бить, бить — так, чтобы чувствовать на руках его кровь, слышать его крик и видеть ужас в его глазах. Время детских забав в спортзале кончилось — теперь игра пойдет всерьез! Он не смог уберечь Карен от оскорбления, но сможет разобраться с тем, кто оскорбил ее.

Полиция? А при чем тут полиция, что она сможет сделать? Даже если бы были доказательства... слава богу, что их нет! — проводить Карен через унизительную процедуру допроса, чтобы она рассказывала постороннему человеку подробности?! А потом Рики скажет, что она солгала... ведь доказательств, кроме его распухших яиц, действительно, нет...

Он справится сам. Это может быть чревато потерей работы — ну и пусть! — но человек, обидевший Карен, будет наказан. Только сначала нужно разобраться с тем, кто этот человек...


Дел прошел на кухню, снял футболку, открыл холодную воду и постоял, сунув голову под кран. Сейчас нужно было действовать, а не строить планы мести.

Основание для подозрения было очень слабым — мало ли почему человек обрезан. Возможно, он в детстве был усыновлен или родился в еврейской семье и крестился... или еще что-нибудь... Но пока что это их единственная зацепка — может быть... — а значит, выводить Рики из строя пока нельзя.

Минут двадцать Дел обдумывал дальнейшие шаги. Потом решительно подошел к телефону и набрал номер.

— Мисс Дензел? Вы еще не спите?.. Нет, с Карен все в порядке. Можно я к вам сейчас зайду, мне нужно кое-что спросить... Спасибо.

Еще один звонок — Линку.

— Привет. Разговор есть, подъезжай к дому Лори и подожди там в машине. И... этой позвони — скажи, что я просил через полчаса придти на работу.

Разговор занял всего пару минут. Ему нужно было от Лори только одно: чтобы она при необходимости подтвердила, что Карен узнала о том, что Рики обрезан, именно от нее — якобы случайная обмолвка в женской болтовне. И чтобы Лори не говорила об этой его просьбе никому, даже самой Карен.

Лори была, похоже, несколько ошарашена подобной просьбой — во всяком случае, посмотрела весьма удивленно — но согласилась.

Вот так... Теперь, если у кого-то возникнут вопросы, на них будет легче ответить. Ведь если рассказать правду, то, может статься, в чьей-нибудь голове — да и проскользнет грязная, подленькая мыслишка: «А может, все было не так? Может, она сама?...» Он не мог допустить, чтобы кто-нибудь посмел так подумать о Карен!


Линк уже ждал в машине. Объяснять ему долго не пришлось — достаточно было всего нескольких фраз. Так же быстро они договорились о том, что можно пока предпринять.

С завтрашнего дня охранники, заметившие Рики, будут докладывать об его перемещениях Линку или, в его отсутствие, начальнику смены. Официальный предлог — проклятый итальянец начал чересчур досаждать своим вниманием жене «эль кефе». Она, как положено, пожаловалась мужу — и тот собирается в ближайшее время «поучить» негодяя и выкинуть с завода взашей, а пока что за этим типом надо присмотреть. Если кто-то из охранников проболтается, то подобная история никаких подозрений не вызовет, тем более что это вполне в духе латиноамериканских нравов и весьма похоже на правду.

После этого Дел подъехал на работу, дождался Кэти и сообщил, что у него возникли определенные подозрения в адрес Рики. Попросил срочно проверить его личность и связи и кроме того, по возможности, узнать, в каком возрасте и по какому поводу Рики подвергся обрезанию.

Когда она выразила удивление осведомленностью Дела в столь интимных деталях, тот выдал подготовленную версию с Лори. Остальное — обыскать машину и комнату подозреваемого, установить «жучки» и прослушивать телефонные разговоры — было стандартной процедурой.

И последнее... Оставив Кэти наедине с компьютером, Дел прошел в кабинет Меррика и открыл его запасным ключом, взятым в караулке — он не был уверен, что Кэти не оборудовала «жучком» и его собственный телефон. Позвонил в Штаты, Питерсу и попросил, чтобы тот как можно быстрее сообщил ему все данные на Рики, имеющиеся у службы безопасности фирмы. Сказал:

— Это нужно передать только лично мне или начальнику охраны. Моя секретарша работает на ЦРУ — а у них своя игра в этом деле.

Он боялся, что если подозрения относительно Рики оправдаются, ЦРУ просто не сообщит ему об этом — захочет проследить, выявить связи, установить наблюдение и так далее. Поэтому в данном случае желательно было получить информацию из независимого источника.

Вернулся домой Дел уже заполночь и обнаружил, что входная дверь заперта изнутри. В гостиной горел свет, и Карен открыла почти сразу.

— Что случилось?

— Ничего.

— Почему ты заперлась? И не спишь?..

Карен уже направлялась в сторону лестницы, но при этом вопросе остановилась.

— Я... б-боюсъ одна. Эту дверь можно... чем угодно открыть. Я услышала, что ты ушел, и... — она говорила запинаясь, словно через силу. — Последние дни я все время запираю двери, когда тебя нет... и на ночь.

— Это что, из-за Рики?

Она вздохнула, пожала плечами и кивнула.

— Ты думаешь, он может... снова попробовать тебе что-нибудь сделать? Прямо здесь? — Дел был не удивлен — ошарашен. Карен никогда ничего не боялась, и подобные страхи были абсолютно не в ее духе. Неужели она думает, что Рики осмелится явиться к ним в дом?

Карен медленно покачала головой.

— Он... очень нехороший человек... и очень опасный. У него глаза... ты не видел, как у наркомана были. — Она заговорила быстрее, с отчаянием в голосе: — Ты не понимаешь... он ненормальный, он на все, что угодно, способен. Я не за себя боюсь — за Томми. Он же маленький совсем. Этот... он может... обидеть его, понимаешь? — На глазах у нее выступили слезы; она сердито мотнула головой, смахивая их, и добавила — как-то очень безнадежно: — Не надо было мне его так злить... Теперь вот... — махнула рукой и пошла к лестнице.

Одним прыжком Дел догнал ее и резко развернул к себе.

— Ты что? Ты что, хочешь сказать, что тебе лучше было... согласиться? Ты...

Она дернулась, высвобождаясь, и вскинула голову.

— Да, я! Я сидела сейчас два часа с вот этим на коленях — ты даже револьвер куда-то задевал. Ты считаешь, что так лучше? — отступила на шаг, шевельнула рукой — сверкнуло, выбрасываясь, лезвие выкидного ножа.

Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Потом Карен щелкнула пружиной, убирая лезвие, сунула нож в карман своих джинсовых шортиков — в них она выглядела совсем как школьница — и, уже не оборачиваясь, пошла наверх.

Томми не спал — наверное, чувствовал, что в последнее время в доме что-то неладно. Он морщился и похныкивал, пока Карен не дала ему немного воды с медом — попил и уставился на нее серьезными темно-карими глазами.

Она взяла его на руки — малыш тут же заулыбался и ухватился обеими руками за ее футболку, на всякий случай, чтобы не запихнули обратно в кроватку. Но она не собиралась класть его обратно — погасила свет и легла, не раздеваясь, на кушетку, обняв его обеими руками, прижав к себе и поглаживая. Почувствовала, как Манци пристраивается на подушке, прижимаясь теплым брюшком к волосам. Вот так... Позже, когда Томми заснет, можно будет переложить его в кроватку... а можно и не перекладывать.

На улице было тихо-тихо, только стрекотали какие-то насекомые, а может, и птицы — она никогда их не видела, только слышала иногда. По ночам здесь всегда было тихо, не то, что дома.

Она не спала — или спала? Странное состояние, когда связно мыслить уже невозможно, но что-то не позволяет провалиться в сон. Какая-то мысль, непонятно откуда взявшаяся, какие-то случайно услышанные слова, которые крутятся в голове — и пока не поймешь, откуда они взялись, заснуть невозможно...

 «Потерпи, скоро все это кончится — ты просто потерпи, ладно?» Откуда взялись эти слова и что они значили? Что-то, наверное, значили...

Голова была пустая, если не считать этих слов, которые крутились в ней, как заевшая пластинка. Карен встала, переложила в кроватку Томми, туда же — недовольно загундосившую кошку — и вышла из детской.

В гостиной было почти темно, горел только небольшой ночник из ракушек на низком столике для телефона. Она услышала легкий шорох и остановилась, потом медленно села на ступеньку и замерла, глядя вниз.

Дел сидел неподвижно и лишь слегка повернул голову, услышав ее шаги. Не было видно ни липа, ни выражения глаз — только этот упрямый и гордый поворот головы и руку, свешивающуюся со стула. Рука находилась почти у самого ночника и была видна четче всего — большая, жилистая, с длинными пальцами и резко выступающими венами.

Оба они не шевелились, оба не проронили ни звука — он смотрел на нее, а она — на его руку, расслабленно свисающую вниз.

Время текло незаметно. Сколько прошло — минуты, часы? — Карен не знала. В голове крутились какие-то обрывки мыслей... И опять эти слова: «Потерпи, скоро все это кончится — ты просто потерпи, ладно?» Ей вдруг показалось, что если вспомнить, откуда они и почему, то все сразу встанет на место. И эта рука, все время эта рука, от которой невозможно было отвести глаз — мешала она вспомнить или помогала?

Ее не надо было бояться — никогда. Наоборот, рядом с этой рукой можно было заснуть... хорошо заснуть, подложив ее под щеку. Она никогда не обманывала, не пыталась незаметно подкрасться и сделать больно — большая и теплая, такая большая, что хватало ее одной, чтобы зарыться в нее всем лицом...

Тогда было темно...

Почему вдруг возникла эта мысль? Промелькнула и ушла, не в силах заглушить слова, продолжавшие звучать снова и снова... Тогда было так же темно... Нет, наоборот, яркий свет резал глаза, и протянутая к ней рука в этом свете должна была казаться огромной и страшной — но страха не было, только безмерное удивление: почему незнакомый человек протягивает ей руку?..

Нет, тогда было темно... А яркий свет, ослепительно отражавшийся от белого кафеля — это другое, это в ту ночь, когда они познакомились.

Было темно, потому что от света болели глаза — внезапно вспомнилось очень четко. А потом и все остальное... Тогда она так же балансировала на границе сна и яви — или забытья и боли? — но снаружи звучали эти слова и давали какую-то надежду, и теплая большая рука была рядом, и от ее прикосновений становилось легче...

Она вспомнила — вспомнила! Дел повторял ей это, когда она болела, когда не было сил шевельнуться, все тело горело — и он держал ее за руку всю ночь напролет и утешал, уговаривая еще немножко потерпеть...

И все вдруг действительно встало на место, стало понятно и просто. Карен встала и пошла вниз, не пытаясь даже обдумать и осознать того, что делает. Подошла вплотную, опустилась на пол и молча прижалась лицом к этой руке, бессильно свешивающейся со спинки стула...

Почувствовала, как вторая рука легла ей на затылок. Дел сказал только одно:

— Я не сумел защитить тебя...

Что было в этих словах? Боль или удивление, вызов или безнадежность? Они звучали, как приговор — приговор самому себе.

Больше никто из них не произнес ни звука. Вставая, он потянул ее за собой и, обхватив обеими руками, не то повел, не то понес к дивану — всего пару шагов.

Рухнул на него, притягивая ее к себе, перекатился и навалился сверху, вжимая Карен в угол между спинкой и сидением, так, чтобы прикрыть ее своим телом.

Не секс, не страсть — об этом сейчас и мысли не было. Им обоим нужна была только близость: знакомое тепло, знакомый запах, звуки знакомого дыхания — чтобы все тело могло прикоснуться, почувствовать это тепло — и наконец, согреться...

Дыхание вырывалось с трудом, все его тело содрогалось, будто в беззвучных приступах рыдания. Может быть, если бы удалось, действительно, заплакать, стало бы легче? Он терся лицом о плечо Карен, шею, волосы, пытаясь справиться с этой странной... неправильной дрожью; обхватил ногами ее ноги, словно в попытке вобрать ее целиком в себя.

Ему показалось, что у нее на лице слезы, и он попытался стереть их щекой, почувствовал, как на бок ему легла маленькая рука с заледеневшими пальцами, и закивал: «Да, да, именно так!» Да... и теперь можно согреться... и, может быть, перестать дрожать...


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ


По случаю воскресного дня Мануэла пришла только в девять — Бог не простил бы ей неявки на воскресную мессу. Дом был подозрительно тих и заперт. Воспользовавшись своим ключом от задней двери, она вошла в гостиную с твердым намерением первым делом включить телевизор — и замерла в дверях.

Сначала ей показалось, что перед ней случай двойного самоубийства — недаром хозяева уже несколько дней были явно не в себе! И в сериале недавно про такое показывали! Но в следующую секунду Мануэла услышала чуть слышное дыхание, заставившее ее немедленно отвергнуть первоначальную версию. Зато четыре босые пятки, торчащие с дивана, настроили ее мысли совсем на другой лад.

«Эль кесре» был еще мужчина хоть куда, это чувствовалось во всем — и в том, как порой смотрела на него молоденькая жена, и в наличии сына-первенца. Да и сама Мануэла иной раз не без удовольствия поглядывала на его обтянутые футболкой налитые плечи и мускулистые руки — к сожалению, только поглядывала. Так что нет ничего удивительного в том, что супруги, между которыми в последние дни пробежала черная кошка, все-таки помирились.

Удивительным было только одно: отсутствие беспорядка в одежде, по крайней мере, в тех областях, которые были видны. Очень необычно — ведь, насколько она знала, даже американцы, несмотря на все их странности, предпочитали заниматься этим без одежды — и уж, во всяком случае, не в застегнутых джинсах!

Да, теперь будет чем во время воскресного ужина развлечь жильцов и родственников — это куда интереснее, чем пересказывать им очередной сериал!

Шаги Мануэлы Дел узнал еще издалека — он мгновенно проснулся, услышав, как поворачивается ключ в замке. Очень осторожно повернул голову — естественно, она стояла в дверях кухни и таращилась во все глаза, стараясь не упустить ни одной подробности, но, встретившись с ним взглядом, сделала скромное и понимающее лицо.

Приподнявшись, он приложил палец к губам, а потом махнул рукой в сторону лестницы. Мануэла, слава богу, поняла указание и молча поспешила в детскую.

Наверное, Карен проснулась, когда он шевельнулся — взглянув вниз, Дел обнаружил, что ее глаза широко открыты и она непонимающе, почти испуганно уставилась на него.

— Все хорошо, маленькая. Это Мануэла пришла. — Карен дернулась, и он поспешно добавил: — Я ее наверх отправил, к Томми.

Провел губами по скуле, сожалея, что надо вставать. Она по-прежнему не улыбалась, серьезные голубые глаза словно спрашивали о чем-то, и он повторил:

— Все хорошо.

Глаза стали мягче, и она слегка кивнула — все так же серьезно, без улыбки. Потянулась к нему лицом, потерлась и легонько поцеловала в щеку.

Он всю ночь спал так близко к Карен — фактически, на ней! — что изголодавшееся тело еще во сне начало реагировать на ее близость. Если бы не Мануэла... Дел вздохнул, сделал извиняющуюся гримасу, приподнялся и сел на край дивана.


Когда через пару минут Мануэла принесла Томми, Карен была уже на кухне. Сунула в духовку заготовленный с вечера пирог, поставила вариться кашу для Томми и покормила Манци — это пришлось сделать прежде всего, кошка уже изнемогала и чуть ли не приплясывала на задних лапах, требовательно подергивая ее за край шортов. Вот, кажется, и все...

Попросив Мануэлу последить за кашей и никому не открывать входную дверь — та энергично закивала, вспомнив о маньяке-насильнике, который бродит где-то поблизости — Карен поднялась наверх.

Она знала, что Дел ждет ее, и знала, зачем — и от этого ей было очень не по себе. Казалось, внутри все застыло, и не было той теплой легкой волны, которая всегда поднималась из глубины ее тела в ответ на его прикосновение. И не было радости от того, что она идет сейчас к нему...

Он действительно ждал в спальне, сидя на подоконнике, и для развлечения водил электробритвой по уже выбритой щеке. Карен молча подошла вплотную — он обхватил ее руками и ногами и притянул к себе. Его губы были такими же, как всегда, нежными и требовательными, и ждали от нее ответа — и она постаралась ответить, как могла.

Дел сполз с подоконника и выпрямился. Теперь все его напряженное тело прижималось к ней, и Карен чувствовала жесткую выпуклость под джинсами. Обычно к этому моменту она уже тоже изнемогала и сейчас понимала, что он ждет ее, ждет, что она выгнется в его руках, потянется к нему всем телом, запрокинет голову, подставляя его губам шею... Она понимала, что это надо сделать, но что-то заставляло ее медлить — может быть то, что сейчас ей приходилось вспоминать, как это происходило обычно?

Он чувствовал ее, всегда чувствовал — без слов, как зверь — поэтому внезапно замер. Не отпуская, не размыкая объятий, все еще с шальными, затуманенными желанием глазами спросил тихо и быстро:

— Что с тобой, детка?

Теперь притвориться и сделать вид, что все в порядке, уже не получится... Карен не отстранилась — наоборот, положила голову ему на плечо и честно ответила:

— Не знаю...


Наверное, Дел уловил испуг и беспомощность в ее голосе, потому что погладил по голове. Подтолкнул к кровати — она поняла, забралась на нее с ногами, дождалась, пока он ляжет, и пристроилась у него на плече.

— Ну, рассказывай, что с тобой.

— Не знаю... внутри... ну, не знаю, как будто онемело все!

— Тебе неприятно, когда я к тебе прикасаюсь? — На всякий случай он убрал руку, обнимающую ее за плечи.

— Нет-нет! — она нашарила руку и вернула на место.

— Ты просто... не хочешь сейчас?

Карен медленно кивнула. Дел спросил, стараясь, чтобы его вопрос прозвучал спокойно и легко:

— Это... из-за того, что с тобой сделал Рики? Наверное, она все-таки почувствовала что-то не то в его интонации, потому что резко вскинулась, села и посмотрела на него сверху вниз.

— Я же тебе сказала, ему не удалось ничего сделать! Несколько синяков — и все, ему куда хуже пришлось! — Ему показалось, что в ее голосе звучит даже некая гордость содеянным.

Дел понимал, что ступает сейчас на очень зыбкую почву и должен действовать крайне осторожно. В общем-то, ему было уже ясно, что с ней — яснее, чем ей самой. За последние несколько дней она пережила сильнейший стресс, и не один. Известие об его измене... Рики... смерть Томми... их ссора... — и наконец, постоянный страх за себя и за ребенка. Едва ли можно ждать от нее в подобном состоянии, чтобы она вела себя, как страстная любовница... — и вообще, последовательно...

Увидев, что он неожиданно ухмыльнулся, Карен слегка нахмурилась.

— Ты чего?

— Ничего... представляю, что сейчас воображает себе Мануэла! — и наконец-то, впервые за много дней, увидел улыбку на ее губах.

— Ты не сердишься?

Он молча покачал головой, взял ее за руку и поцеловал в ладошку. Сказал:

— Не волнуйся. Это скоро пройдет, — и было непонятно, что он имеет в виду — то ли то, что творится с ней, то ли то, что творится вокруг.


Это был странный день — очень тихий, словно притаившийся в ожидании чего-то. Они почти не разговаривали, но все время старались оказаться поближе друг к другу. Дел даже предложил, пока Карен кормит ребенка, сделать кофе. Это было отличным предлогом для того, чтобы крутиться на кухне и то и дело задевать ее бедром, поглаживать по плечу или просто прикасаться, как бы невзначай.

Покормив Томми, она спустила его на пол, и малыш незамедлительно пополз ловить Манци, вальяжно раскинувшуюся посреди ковра — больше за эту парочку можно было некоторое время не беспокоиться.

Завтрак показался Делу самым вкусным из того, что он ел за последнее время — может быть, потому, что накладывая ему яичницу, Карен потерлась щекой об его волосы и даже, кажется, поцеловала.

Уже в конце завтрака он нерешительно сказал:

— Слушай, а может, тебе стоит уехать куда-нибудь вместе с Томми... на недельку?

— Зачем? — вскинулась она. — Из-за Рики? Или... — глаза ее внезапно застыли, как две ледышки.

Дел сделал вид, что не заметил, хотя прекрасно понял невысказанный вопрос: «Из-за этой женщины?»

— Я вчера ночью послал запрос относительно Рики. Думаю, завтра придет ответ. Если нет ни малейшего основания заподозрить его в связях с террористами, то я просто выкину его с завода — и он уедет в свою Италию. Надеюсь, что подвернется возможность еще и морду ему начистить как следует, — это было сказано с мечтательной интонацией. — А вот если подозрения будут...

Ее глаза, кажется, немного оттаяли — он и начал рассказывать, не зная, как еще отвлечь ее от ревнивых мыслей. Она нетерпеливо спросила:

— Что тогда?

— Тогда за ним будут следить и арестуют в подходящий момент. Дело не в Рики — а в этом предупреждении. Не дай бог, действительно... Я просто хочу, чтобы вы были в безопасности.

В общем-то, подобный разговор не стоило и начинать — можно было заранее предположить, что Карен ответит:

— А как же ты?

— А я... должен быть тут, — он постарался улыбнуться. — Это моя работа.

— А я — твоя жена.

Замкнутое, сердитое лицо, вызов в глазах, снова ставших колючими, как льдинки... Очевидно, Карен сочла беседу законченной, потому что встала и начала убирать со стола.

Дел понимал, что давить на нее сейчас нельзя — тем более что сам не был уверен в правильности своего предложения. Пережитое за последние дни все еще было с ней, это чувствовалось в ее поведении, в голосе, особенно в глазах. В них мелькало все, что угодно: обида, настороженность, тревога, вопрос, испуг — не было только обычной доверчивой радости.

Отчего она пришла вчера — пришла сама, без всяких объяснений и примирений? Поверила ему наконец? Решила простить? И не жалеет ли она о том, что пришла? На все эти вопросы ответов не было — только уверенность, что оставить Карен сейчас одну, даже для ее же безопасности, значило просто оттолкнуть ее в тот момент, когда он был ей нужнее всего.

На кухне было тихо — подозрительно тихо — вот уже несколько минут. Он заглянул и увидел, что Карен стоит, опустив голову, опершись на край раковины. Подошел, прижался со спины, зарылся лицом в светлые, пахнущие медом волосы и накрыл ее руки своими. Она не шевельнулась, лишь слегка вздрогнула и сильнее вцепилась в край раковины. Сказала, все так же упрямо и с вызовом:

— Я твоя жена...

Дел повернул ее к себе, так что опущенное лицо оказалось совсем близко и сердито отвернулось, и начал целовать что попало — глаза, щеку, ухо, почему-то все время, подворачивающееся под губы. Она перестала уворачиваться и замерла, прислушиваясь к его словам — чуть слышным, словно он шептал не ей, а самому себе:

— Ты моя жена... ты моя любимая... мне без тебя жизни нет... Ты и Томми — это все, что у меня есть... понимаешь?

— Ты хочешь меня отослать...

— Нет... Я только хочу, чтобы вы были в безопасности.

— Я там свихнусь... Каждую минуту буду думать, где ты, не случилось ли с тобой что-нибудь... Пожалуйста...

Они стояли обнявшись, и Карен уже не пыталась увернуться или отодвинуться. Услышала над самым ухом, как вздох:

— Хорошо...

Ее голова мгновенно вскинулась — взглянуть, убедиться, что не ослышалась. Дел кивнул и повторил:

— Хорошо. Как-нибудь справимся.

В гостиной между тем происходило форменное безобразие. Манци решила, что ребенка кормят неправильно и мало, и, воспользовавшись отсутствием людей, оккупировала забытый на столе пирог с грибами. Слава богу, он был уже нарезан, так что оставалось только брать лапой куски и кидать вниз. После каждого броска кошка свешивалась со стола и заботливо проверяла — взял ли Томми подачку. И лишь убедившись, что он сунул еду в рот, начинала есть сама, прямо с блюда.

Выйдя в гостиную, Дел застал самый разгар пиршества и незамедлительно пресек его. Правда, попытка отобрать у Томми замусоленный огрызок пирога не увенчалась успехом, то есть отобрать-то он отобрал, но тут же вернул — на лице ребенка появилось на редкость знакомое упрямое выражение, ротик широко раскрылся, на глазах выступили слезы, и Делу ничего не оставалось, как капитулировать.

Он всю жизнь считал себя крутым мужиком, упрямым и неподатливым, но эти двое — точнее, трое, если включить и Манци — делали с ним все, что хотели. Вот и сейчас попытка отругать кошку за учиненное безобразие закончилась гордо поднятым хвостом и презрительным мяуканьем через плечо: «И это вместо благодарности?!» После этого парочка удалилась на ковер играть с великолепной игрушкой — веревкой полудюймовой толщины с узлами на концах, купленной Карен в зоомагазине (там, правда, предполагали, что с этим будут играть щенки!)

Карен закончила дела на кухне и пришла в гостиную. Села на диван, собираясь включить телевизор -Дел тут же улегся, воспользовавшись ее коленями в качестве подушки. Возражений не последовало, наоборот, уютная маленькая рука взъерошила волосы, погладила — так ласково, что он зажмурился. Не открывая глаз, спросил:

— А когда я дома, ты тоже боишься, что... Рики придет?

— Нет, конечно! — ответила она таким тоном, словно он спрашивал заведомую глупость.

— Я не хочу, чтобы ты оставалась дома одна... пару дней, пока Рики еще здесь. Так что я с этим что-нибудь придумаю, ладно?

— Ладно.

Вопрос был скорее риторический — Дел не сомневался, что она сделает все, что он скажет. Карен почти всегда слушалась его без споров, правда, если уж упиралась, то пытаться переупрямить ее было бесполезно.



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ


Томми начал клевать носом прямо в гостиной, и все в том же сонном состоянии был переодет и уложен спать — по меньшей мере, часа на три. Вскоре ушла Мануэла.

Спустившись вниз, Дел обнаружил жену занятой делом, которое, по его мнению, вполне могло подождать — резкой каких-то там овощей или фруктов, он не присматривался. Подошел, как давеча, обнял сзади и прижался к ней, вдыхая теплый медовый запах.

Карен прекрасно понимала, что он ждал ее наверху — и не дождался, и пришел сам, и знает, что ей до сих пор не по себе из-за того, как неладно все получилось утром. Она могла тогда притвориться, и любому другому мужчине этого бы хватило, любому — но не Делу. Их желание всегда было взаимным, он никогда не согласился бы на меньшее — и отступил, поняв, что в тот миг ей было нужно только тепло и утешение.

Но сейчас он был рядом и обнимал ее, и хотелось довериться ему — и не думать ни о чем плохом.

— Ну чего ты? Пойдем, не бойся! — шепнул он ей на ухо.

Уж ей ли бояться! Ирония всего происходящего заставила Карен усмехнуться.

Дел не стал ждать, пока она ответит — подхватил на руки и понес наверх. Так было лучше всего — не думать, не говорить, просто положиться на него. И она не стала думать — обняла за шею, положив голову ему на плечо, и закрыла глаза.

Дел чувствовал, что с ней происходит; она могла врать самой себе, что ей не страшно, и усмехаться — но его-то обмануть невозможно! Он знал, что Карен сейчас очень не по себе, потому что утром что-то пошло не так, и с тех пор она все время пытается прислушаться к своим ощущениям, осмыслить их — а от этого становится только хуже. И еще — что она не хочет притворяться, но готова притвориться — лишь бы ему было хорошо, и прикидывает, стоит ли это делать, и жутко боится, что он распознает притворство и рассердится...

Поставив Карен на пол, он немного постоял, обнимая ее и поглаживая по спине, потом — по спине под футболкой, потом — стащил эту футболку. Отступил на пару дюймов, повернул ее к себе спиной и начал поглаживать по животу. Почувствовал, как она поерзала, плотнее прижимаясь к нему, закинула голову назад и потрогала губами мочку уха.

Это напоминало танец, хорошо знакомый им обоим, танец, движения которого подчинялись неслышному ритму, зарождавшемуся где-то внутри — каждый раз одинаковому и каждый раз новому.

Он снова развернул Карен лицом к себе и поцеловал долгим и жадным поцелуем, пробуя ее рот на вкус, врываясь в него языком — и отступая, чтобы через секунду вернуться вновь. Все в том же ритме поцелуя потерся об нее бедрами, заставляя почувствовать, как он хочет ее, и застонал — так остро отозвалось на это прикосновение его собственное тело. Улыбнулся и шепнул:

— Раздевайся и... иди ко мне...

Карен всегда знала, когда он хочет ее — глаза его светлели и становились шальными, почти сумасшедшими. Вот и сейчас они светились знакомым янтарным блеском. Он разделся быстрее и уже ждал ее, когда она скользнула под одеяло и прильнула к нему, обхватив ногами его жесткое мускулистое бедро.

Она чувствовала, как сильно и часто бьется его сердце — казалось, оно вот-вот выскочит и ляжет ей на ладонь — но целовал он ее неторопливо и ласково, пробегая губами по шее, прихватывая ухо и легонько лаская его языком. Большая твердая рука сжала ее грудь, так нежно, что Карен сначала едва ощутила это прикосновение. Кончики пальцев обвели сосок, потеребили его — потом туда же скользнули губы.

Его взлохмаченные волосы оказались прямо перед ее лицом, и она прижалась к ним, чувствуя, как от их знакомого горьковатого полынного запаха начинает кружиться голова. Страха больше не осталось, потому что это был Дел, ее любимый, тот самый человек, который когда-то сумел разбудить ее тело, научил ее хотеть и радоваться этому, человек, который никогда в жизни, ни разу не обманул ее...

Он сразу заметил вспыхнувшую в ней искорку желания, поднял голову и улыбнулся мгновенной веселой мальчишеской улыбкой. Глаза его засияли, как два золотистых солнышка, и спрашивать себя, так ли все, Карен было уже не надо — потому что все постепенно становилось «так». Он снова зарылся лицом в ложбинку между грудями, его губы целовали, терлись о нежную кожу, пощипывали, дышали горячим дыханием — и в ответ на их ласки внутри что-то знакомо толкнулось, заставив Карен вздрогнуть.

Зажмурившись, как от боли, она выгнулась и запрокинула голову — почувствовала, как Дел приподнялся и снова рухнул на нее, уткнувшись губами ей в шею. Поцеловал — сильно, слегка прикусывая кожу и лаская языком, его горячая и чуткая рука скользнула вниз, дотронувшись до островка курчавых золотистых волос, и зарылась в них.

На миг открыв глаза, она встретила его взгляд, ошалевший, полусумасшедший — и поняла, что он изголодался по ней и еле сдерживается, но все-таки упрямо пытается дать ей время догнать его, хотя сам уже перешел ту грань, где наслаждение сменяется пыткой. И даже не думая, что делает, почти инстинктивно, Карен потянулась к нему — не надо этого сейчас, скорее, пусть ему будет хорошо! Повернувшись на бок и найдя его губы, она припала к ним, легкими быстрыми поцелуями, лишая его последних остатков воли.

Дотронулась до члена, сжала, провела по всей длине — он горячо запульсировал в руке. Дел болезненно охнул, даже, кажется, хотел отстраниться, боясь сорваться — но она одним движением оказалась под ним, сама направив его в горячую и влажную глубину, обхватывая и принимая.

И вонзившись в нее до предела, он взорвался. Карен ощутила это физически, как настоящий взрыв — руки, конвульсивно вцепившиеся ей в плечи, запрокинутую голову, все его тело, замершее, как в судороге, и хриплый гортанный крик, вырвавшийся из его горла.

Его бедра дернулись... еще один стон... и он медленно опустился на нее, тяжело дыша. Взглянул ей в глаза — все еще ошалело, растерянно — попытался спросить:

— Зачем?.. — почувствовал, как она сильно сжала его глубоко внутри, потом еще раз — и вместо вопроса из груди вырвалось, как крик боли: — Да... да-а...

Карен выдохнула всего одно слово:

— Милый! — обняла его, погладила по спине и шепнула снова, в самое ухо: — Милый мой...

Ему было чертовски хорошо — и ужасно стыдно. Все-таки он не сумел дождаться ее... Хотя в такой ситуации сохранить контроль над собой мог бы лишь какой-нибудь девяностолетний импотент, не иначе.

Дел медленно поднял голову — в ее глазах больше не было ни тревоги, ни сомнений, они светились радостной доверчивой нежностью. И улыбка — легкая и веселая, какой он уже давно не видел.

Их тела все еще были соединены, и Карен широко раскрыла глаза, ощутив, как в самой ее глубине он твердеет и опять наливается мощью. Она затаила дыхание, прислушиваясь, внутри снова стало горячо...

Дел не отрывал взгляда от ее глаз, словно именно там находился тот источник, из которого он черпал силы. Почувствовав, как она нетерпеливо дернулась — ну давай же, давай! — рассмеялся тем самым низким урчащим смехом, который всегда сводил ее с ума, и задвигался в ровном неторопливом ритме, порой поводя бедрами из стороны в сторону и на миг останавливаясь перед тем, как отступить назад — в эти моменты Карен вздрагивала, постанывая и комкая судорожно сжимающимися пальцами простыню.

Все быстрее и быстрее... — Карен уже казалось, что он пронзает ее насквозь, достает до сердца, что она вот-вот умрет, задохнувшись, потому что воздуха тоже не хватало, но все равно — лишь бы он не останавливался! — ведь внутри уже рождалась горячая волна, готовая захлестнуть ее, и не хватало лишь легкого толчка, чтобы она сама тоже стала частью этой волны.

Наверное, он понял это, потому что внезапно, не меняя ритма движений, прильнул к ее полуоткрытому рту, жадно целуя его и ловя тот первый тонкий крик, который вырвался ему навстречу. И, сквозь пронзившую ее тело сладкую судорогу, всхлипывая и почти теряя сознание, она все-таки почувствовала, что Дел внезапно замер, содрогнувшись и вцепившись жесткими пальцами ей в бедра, и поняла, что и он снова достиг своей вершины, в этот раз именно так, как хотел — вместе с ней.


Ей казалось, что в комнате невыносимо жарко. Наверное, нужно было найти пульт от кондиционера и сделать похолоднее, но шевелиться не хотелось. Единственное, что Карен в конце концов сделала — это, не открывая глаз, избавилась от одеяла, спихнув его в сторону. Пошарила рукой, обнаружила рядом прохладное гладкое плечо и немного сместилась, чтобы прижаться к нему лицом. Почувствовала, как ее гладят по голове — легонько, почти неощутимо — глубоко вздохнула и открыла глаза.

Дел был совсем рядом — лежал и смотрел вверх, закинув руку за голову. Почувствовав ее взгляд, повернул голову и улыбнулся.

— Ну, как ты?

— Хорошо...

Он кивнул, словно подтверждая, что так и должно быть, и подтянул ее поближе. Карен поерзала, устраиваясь поудобнее в привычной позе на его плече. Подняла i-олову, вглядываясь — слишком уж он был какой-то серьезный и снова, нахмурившись, смотрел вверх. Она погладила его по щеке, пробежала кончиками пальцев по бровям, разглаживая их — он перехватил ее руку и поцеловал, прижал к лицу. Повернулся к ней и сказал все так же серьезно, без улыбки:

— Я люблю тебя. Я редко это говорю, сам не знаю, почему — но люблю всегда... — Положил эту руку, такую странно маленькую и светлую по сравнению с его рукой, себе на грудь, туда, где билось сердце. — Хочешь поспать? Я тебя совсем заездил...

Карен рассмеялась.

— Еще неизвестно, кто кого заездил. Ты чего-то невеселый?..

— Да нет. Все в порядке — просто задумался. — Дел улыбнулся, поворачиваясь на бок, чтобы обнять как следует. — Значит, ты спать совсем-совсем не хочешь?

Она помотала головой — и через минуту уже спала, согретая и убаюканная, уткнувшись лбом ему в грудь.


Проснулась Карен от легкого звука. Приподняла голову — на нее тут же успокаивающе легла знакомая рука.

— Это Томми просыпается. Но ему еще рановато, думаю, сейчас снова задремлет.

Томи и правда задремал — по крайней мере, звуков больше не было слышно. Она подтянулась повыше, отершись на локоть — теперь Делу приходилось смотреть на нее снизу вверх. Теплые пальчики лениво теребили ему волосы, поглаживали... От этого его самого потянуло в сон, но времени уже почти не оставалось, Томми действительно должен был вот-вот проснуться — поэтому он встряхнул головой, чтобы отогнать сон, и спросил:

— Пойдем вечером погуляем? Когда жара немножко спадет...

— Зачем? — Ему показалось, что Карен вздрогнула. — Не надо... — отвернулась и легла к нему спиной.

— Ну... Томми же все равно надо гулять. — Он слегка потряс ее за плечо. — Эй, в чем дело? Ты что, боишься из-за Рики?

Затылок отрицательно помотался из стороны в сторону.

— Воскресенье, вечер — полно людей на улице. Все вылезли и на меня смотреть будут... и на тебя.

— Ну и что? Пусть смотрят — это даже хорошо. — Дел силком повернул ее к себе и вгляделся в погрустневшее лицо. — Нам здесь жить, и я хочу, чтобы эта дурацкая сплетня как можно быстрее была забыта. А если ты будешь прятаться дома, то все решат, что тебе есть из-за чего переживать, понимаешь? Или, не дай бог, подумают, что я тебя побил... — Он так и знал, что эта мысль покажется Карен смешной — на лице ее все-таки мелькнула улыбка. — Так, следующий вопрос — ничего, если я приглашу к нам сегодня Линка? Мне надо с ним кое-что обсудить по работе и не хочется уходить и оставлять тебя одну.

Это предложение возражений не вызвало — наоборот, по такому случаю на ужин было обещано много-много жареного мяса.

Во время прогулки Дел боялся только одного — встретить случайно Рики. Он не хотел общаться с ним до выяснения всех подозрительных обстоятельств, да и потом общение должно было свестись лишь к одному разговору, весьма резкому и скорее всего включающему в себя рукоприкладство.

Многие встречные окидывали их любопытными взглядами — ну что ж, он являлся героем, если так можно выразиться, «сплетни месяца». Неприятно было только то, что Карен тоже приходилось терпеть эти взгляды. Она делала вид, что все в порядке, улыбалась и болтала о каких-то пустяках, но Дел прекрасно понимал, как ей хочется побыстрее оказаться дома.

Некоторое время он шел, держа Томми на руках, потом посадил его в коляску и взял Карен за руку. Так можно было незаметно поглаживать ее ладошку пальцем. Шепнул ей на ухо:

— Плюнь ты на всех. Еще пара недель — никто об этом и не вспомнит, а мы с тобой поедем в Париж. Вот закончится вся эта история — и сразу поедем.

Начал рассказывать ей забавные истории, которые где-то когда-то вычитал, делая вид, что это происходило с ним самим. Это подействовало — постепенно она начала хихикать и к концу прогулки выглядела уже почти нормально.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


Линк пришел вовремя, как всегда. Вручил Карен белую орхидею, всего одну, и был удостоен поцелуя в щеку.

Дел не ожидал от собственного подчиненного подобных романтических жестов и был уверен, что орхидея украдена в соседском палисаднике, но в глубине души пожалел, что сам не додумался до такого.

Они расположились на заднем крыльце, около двери на кухню. Карен вынесла Томми и велела присмотреть, чтобы он ничего не набезобразил, а сама занялась ужином.

Набезобразить ребенок в одиночку мало что мог. Манци — инициатор и организатор всех преступных деяний — была заперта в детской. Карен всегда запирала ее, открывая надолго заднюю дверь — стоило кошке выскочить наружу, как она тут же пугалась, теряла голову и в панике карабкалась на ближайшее дерево. После этого ее приходилось снимать, используя приставную лестницу.

Томми был страшно рад гостю — он вообще любил гостей. Тут же предложил Линку угощение, на которое тот воззрился с некоторым недоумением.

— Это копченое свиное ухо, — небрежно пояснил Дел с видом знатока, — чтобы зубы лучше резались. — Он не стал объяснять, где куплено столь изысканное лакомство.

Карен хлопотала на кухне, бегая туда-сюда — принесла пару стаканов, тазик со льдом, несколько банок пива — и снова убежала доделывать салат.

— Как там Рики поживает? — спросил Дел. — Новое что-нибудь есть?

Линк покосился на Карен, мелькавшую за открытым окном.

— Да знает она, можешь не секретничать.

— Ничего нового. С утра уехал куда-то из поселка и до сих пор не вернулся.

— Ну ладно... С ребенком справишься... минут на десять?

Согласие было высказано несколько нерешительно, но Дел счел его достаточным. Он сделал вид, что не заметил промелькнувшей в глазах у Линка паники, сунул ему на руки Томми и вышел через заднюю калитку.

Лори встретила его не слишком любезно.

— Надеюсь, ваши внезапные вечерние визиты не станут хорошей традицией?

Разумеется, Дел мог просто позвонить ей и приказать сделать все, что нужно — его должность давала на это право, не говоря уж о чрезвычайной ситуации. Но в данном случае дипломатия казалась предпочтительней, поэтому он извинился за непрошеное вторжение и был с кислым видом препровожден в гостиную. Ему даже предложили выпить! — правда, лимонаду, но довольно вкусного.

— Мисс Дензел, как сейчас обстоит дело в больнице? У вас есть свободные палаты?

— Да, — медленно кивнула Лори, не совсем понимая смысл вопроса.

В заводской больнице было всего четыре палаты, один врач — то есть сама Лори — и три медсестры, дежурящие посменно. Медсестры были местные, жившие в общежитии при католической больнице, находящейся милях в тридцати от завода.

Пожилых или хронически больных людей в поселке не было, а если требовалось серьезное хирургическое вмешательство — например, операция аппендицита — пациенты отправлялись все в ту же католическую больницу, где имелся свой штат хирургов и необходимая аппаратура.

Таким образом, для Лори оставались только отравления, тепловые удары, мелкие несчастные случаи и прочие болезни, не требующие длительной госпитализации — да и в этих случаях пациенты предпочитали отлеживаться дома, так что в больнице редко было занято больше одной-двух палат.

— Мне нужно завтра, а может быть, и еще на пару дней, занять две палаты.

Лори явно удивилась, но не сказала ни слова — очевидно, ожидала, что он сам все объяснит.

— Я хочу, чтобы Карен днем побыла в больнице вместе с Томми. А вечером я заберу ее домой. Это продлится день-два... может, три — не больше. Только нужно придумать какой-то благовидный предлог для нее... и для охранника.

— Охранника? Вы считаете, что Карен... угрожает опасность?

— Надеюсь, что нет. Но мне бы не хотелось, чтобы эти дни она находилась одна дома. И... пожалуйста, не говорите о моей просьбе никому — даже медсестрам. Кроме меня, об этом будут знать только Линк Дарин, сам охранник — и Карен.

— Хорошо, — решительно согласилась Лори.

Дел уже попрощался и направился к выходу — вопрос остановил его в дверях:

— Это из-за Рики?

 Он резко обернулся.

— Карен вам рассказала?

— Нет. Просто такие повреждения при случайном падении едва ли получишь. Он хотел ее...?

— Вот именно.

Лори смотрела на него с недоумением: как он может так спокойно об этом говорить и ничего не предпринимать? Дел вздохнул — к сожалению, пока что он не мог ей ничего объяснить.

— Мисс Дензел, еще пара дней — и его не будет на заводе. А пока что, пожалуйста, не говорите никому и не спрашивайте меня больше ни о чем. И если встретите Рики, постарайтесь ничем не показать, что вы знаете... как он заработал эти ушибы.


Возвращаясь, еще с тропинки он услышал смех и учуял запах жареного мяса. Карен уже успела вытащить на крыльцо электрогриль, перекинув провод в окно, и сейчас раскладывала на решетке куски говядины. На столе стояла большая миска салата — очевидно, того самого, который он помешал ей делать днем, и не меньшая миска гуакамоле с чесноком и лимонным соком — дань местным традициям. Линк, пользуясь отсутствием начальства, распустил перья, рассказывая про то, как он героически сражался во Вьетнаме.

Дел отлично знал, как они там героически сражались против несчастных отпускников, которым хотелось просто как следует повеселиться. Ему и самому как-то пришлось удирать от военной полиции, выпрыгнув из окна одного сайгонского борделя, где его с приятелями чуть не замели за драку с морскими пехотинцами. Но портить чужую байку не хотелось, поэтому он дослушал все до конца, внутренне посмеиваясь.

Карен ушла за хлебом и еще какими-то приправами — воспользовавшись паузой, он негромко сказал Линку:

— Завтра с утра нужен один охранник — не из болтливых, лучше не местный и с оружием. В больницу, на весь день — якобы у него, скажем, солнечный удар. На самом деле там Карен будет, вместе с ребенком. — Покосился на Томми, спящего в коляске, и объяснил: — У Рики на нее зуб имеется, и я не хочу, чтобы она дома одна оставалась, пока он тут.

У Линка явно чесался язык поинтересоваться, что же произошло, но привычка к дисциплине взяла верх и он коротко ответил:

— Найдем, — но потом бросил на Дела вопросительный взгляд, все же, не удержался и недоверчиво спросил: — Это что, она его... к Лори отправила?

— Она. Руки распустил — ну и получил. — Дел поморщился — каждый раз при одном воспоминании об этом ему хотелось избить Рики, избить так, чтобы чувствовать его кровь на руках, а приходилось спокойно рассказывать да еще объяснять, почему он этого не делает. — Понимаешь — пока я не знаю, кто он, я его даже тронуть не могу, не то, что с завода выкинуть.

— Понимаю, — кивнул Линк.

Больше сказать он ничего не успел — Карен принесла тарелки, хлеб и стопку тонких лепешек и объявила, что можно начинать.


Они просидели до самой ночи — было весело и уютно, и не хотелось, чтобы этот вечер кончался. Съели все мясо, потом Карен принесла еще ломти овечьего сыра — оказалось, что их очень вкусно поджаривать, завернув в лепешку, а потом запивать пивом.

Уже за полночь отдаленные пронзительные вопли сверху заставили Карен встать — исскучавшаяся Манци напоминала, что ребенок должен спать в кроватке, а не неизвестно где! Линк тоже вспомнил о времена, и когда Карен через четверть часа вернулась, его уж; не было.

Она подошла, обняла Дела сзади и уткнулась носом в затылок. Он закрыл глаза, улыбнулся и вдруг вспомнил их первое утро вместе — давным-давно, уж; почти два года назад — когда Карен вот так же подошла и обняла его, и теплое дыхание щекотало ее ухо, и он сидел, зажмурившись и боясь шевельнуться, чтобы она не испугалась и не отодвинулась...

Постояв так пару минут, она выпрямилась и хотела, кажется, начать убирать со стола, но Дел перехватил ее и потянул к себе на колени.

— Посиди со мной немножко...

Ночь была тихая и очень темная. С улицы не доносилось ни звука — в поселке ложились спать рано. Карен сидела, глядя на звезды, и удивленно обернулась, когда он сказал:

— Завтра ты поедешь со мной на работу, вместе с Томми.

— Зачем?

— Я не хочу, чтобы ты была одна дома, пока Рики где-то поблизости. Я уже договорился с Лори, что ты побудешь в больнице — а вечером я заберу вас домой. Только не спорь, ладно?

Карен не стала спорить, только спросила:

— А что ты сказал Лори?

— Да, в общем-то, правду: что Рики к тебе приставал, поплатился за это и имеет на тебя зуб — и пока я с ним не разобрался, я хочу, чтобы ты днем не была одна дома. Про террористов она не знает, и ты ей не говори.

— Хорошо.

Как бы невзначай, он провел рукой по ее бедру — нож был на прежнем месте, в кармане. Вытащил, щелкнул лезвием — Карен тут же вскинулась.

— Отдай!

— Да я только посмотреть!

Покрутил в руках, попробовал спрятать лезвие и снова щелкнул. Нож был отличный, в этом Дел разбирался. Лезвие всего дюймов пять, с черненым рисунком в виде волчьей морды у основания — превосходной стали и остро заточенное. Медная кромка на тыльной стороне лезвия, медные головки. Рукоять — темно-зеленый нефрит с узором из медной проволоки. Вещица явно ручной работы и, судя по всему, сделана довольно давно.

Карен зорко следила за движениями его рук и, получив нож обратно, быстро сунула его на место, в карман.

— Давно он у тебя?

— Мак подарил перед объездом. Они с Томми любят такие... — и вдруг напряглась и умолкла. Встала, оперлась на край стола и, не оборачиваясь, спросила: — Кофе будешь?

— Давай.

Он не знал, что еще сказать — да и нужно ли что-то говорить?.. Прошел следом за Карен на кухню — она стояла, прижавшись лбом к стене. Обнял, попытался повернуть к себе — она замотала головой и заговорила, быстро и все так же глухо:

— Я все время забываю, а потом снова вспоминаю... Я писала ему все время обо всем интересном... и всегда знала, что могу позвонить, что он есть... где-то. И теперь, по привычке, смотрю на что-то и думаю: вот про это тоже надо написать— и про это — а писать уже некому... и всегда будет некому... всегда,— А я все равно с ним разговариваю... как будто...

«Как будто он живой» — понял Дел, хотя она больше не произнесла ни слова. Все-таки повернул, прижал к себе, надеясь, что его объятия принесут ей хоть какое-то облегчение. Kaрен не пыталась освободиться, лишь иногда слегка вздрагивала, как от холода.

Не отпуская ее, он сделал пару шагов, нашарил в шкафчике бутылку, плеснул в стакан и поднес к ее губам:

— Ну-ка, глотни.

Глотнула, чуть не поперхнулась — бренди с непривычки обожгло ей горло и немного постояла, уткнувшись лбом ему в плечо, вздохнула и выпрямилась.

— Ладно... Сделай кофе. У тебя хорошо получается.

В эту ночь они заснут только перед самым рассветом — пили кофе, разговаривали, потом поднялись наверх и продолжали разговаривать уже в спальне, в темноте.

Карен рассказывала Томми — и он как живой, вставал перед Делом, всеми его подковырками и шуточками, с неистощимым чувством юмора и жизнелюбием, добротой или жесткостью, идиотизмом и внешним отсутствием всякой сентиментальности. Сначала ей было тяжело говорить, но постепенно она увлеклась, вспомнила несколько мелки смешных эпизодов — и первая же засмеялась. Впрочем, наверное, и сам Томми не обиделся бы на это смех. Если бы он присутствовал на собственных поминках, то непременно сказанул бы что-нибудь такое, что все скорбные «перевернутые рожи», как он это называл, начали бы ухмыляться.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ


С утра выяснилось, что для полноценной жизни Томми в течение дня необходима масса вещей: смена одежды, памперсы, еда, питье, игрушки, тарелочка, любимая голубая пластмассовая ложка, бутылочки для питья — словом, целая сумка барахла. В результате, пока Карен собиралась и кормила ребенка, Дел сам готовил яичницу на завтрак и, разумеется, пережарил. Правда, она съела и даже похвалила, но он все равно знал, что получилось жестко и недосолено.

Как бы то ни было, сумка была собрана, Томми покормлен — и даже выехали они вовремя. Дел дотащил сумку до больницы, забросил в палату, позвал Лори и попросил, чтобы к Карен никого не пропускали без предварительного согласования с ним. То же самое он повторил охраннику, его поместили в соседнюю палату. Карен была проинструктирована заранее: из больницы никуда не выходить, даже в кафетерий. Впрочем, Дел подозревал, что она не собирается никуда выходить и при первой возможности, как только разгулявшийся по случаю визита в такое интересное место ребенок устанет и угомонится, просто ляжет спать.

Перед уходом он снова зашел в палату и быстро, косясь на дверь — не дай бог, кто войдет! — поцеловал Карен на прощание. Даже если бы кто-то и увидел, в этом не было ничего страшного, но он все равно стеснялся.

На работе не было ничего нового. Ответы на запросы до сих пор не поступили, но Дел надеялся, что хотя бы к полудню что-то прояснится. Кэти сообщила, что обыск, произведенный в номере Рики, равно как и в его машине, ничего не дал. Линк зашел, доложил о перемещениях Рики: вчера тот приехал поздно вечером и пошел сразу к себе в гостиницу, а с утра отправился в четвертый цех, там сейчас и находится.

Больше никаких новостей не было, кроме того, что выяснился «автор» редких краж, уже несколько месяцев досаждавших жителям поселка — пропадало все, что плохо лежало, в основном белье, забытое на ночь на заднем дворе. Пытаясь перелезть через забор, вор привлек внимание охранников и был схвачен с целым узлом простыней. Пока что его заперли в караулке, но скоро из полиции должны были приехать и забрать его. Это оказался местный пьяница, который, очевидно, спускал краденое за пару бутылок. В этот раз добычу у него отобрали — но станет ли кто-то по такому пустяку обращаться в суд? Так что пару дней он побудет в участке, а потом его просто выгонят взашей, накостыляв как следует — и, как Дел подозревал, через неделю все начнется сначала.

Ну что ж, хоть какая-то минимальная польза от всех этих дополнительных охранных мер — вот уж воистину «из пушки по воробьям»!

Часов до одиннадцати все было тихо. Дел уже притерпелся к ощущению, что в любую минуту может что-то произойти — очевидно, так же привыкают люди жить на склоне вулкана — и спокойно работал, зная, что больше ничего нельзя сделать, только ждать.

Кэти зашла в кабинет без приглашения, со странной улыбкой на лице — подошла к столу, села напротив и тихо сказала:

— Вот и все...

В последние дни их отношения были весьма натянутыми, поэтому Дел был несколько удивлен ее непонятным визитом и еще более непонятными словами. Он поднял голову и молча посмотрел на нее, ожидая объяснений.

— На одном из нефтехранилищ предотвращена попытка теракта, — объяснила она. — Ночью сработал сигнализация, и были обнаружены три человека, закладывавшие взрывчатку. Двое были убиты при аресте, а одного удалось взять живым. И, судя по всему, его удастся разговорить — по крайней мере, он уже вовсю распинается об исторической миссии воинов ислама и борьбе против западной скверны. — Кэти и не пыталась скрыть зависти в голосе — ведь столь успешная операция, несомненно, явится поводом для многочисленных поощрений, повышений и перемещений — а она окажется тут совершенно ни при чем. Вздохнув, она добавила: — Я в субботу, когда давала запрос насчет Рики, вызвала, на всякий случай, подкрепление — они со вчерашнего дня в Нуэво-Валъядолиде в гостинице сидят. А теперь все это оказывается пустышкой, и нам дают отбой, приказано всем возвращаться в Каракас...

— А что насчет моего запроса? Насчет Рики.

— Господи, ну какое это имеет значение? Все уже кончено, теракт предотвращен — кому теперь интересно, почему человек обрезан? — Она поджала губы и не удержалась от едкого замечания: — Если он ухлестывает за твоей драгоценной женой, это еще не делает его террористом! — встала, пошла в приемную и уже у двери бросила через плечо: — Я доработаю до конца дня и вечером уеду — думаю, ты не будешь особо расстроен. Так что на завтра ищи себе другую секретаршу.


Некоторое время Дел сидел, глядя на дверь. Как ни странно, он не испытывал сейчас облегчения. Дело было не в Кэти — вот уж из-за кого меньше всего стоило переживать! Посадит в приемную на несколько дней девочку из отдела кадров — по крайней мере, та не будет лезть в его личные дела. Просто как-то трудно было сразу избавиться от привычного ощущения нависшей угрозы, слишком уж долго он жил с ним.

Вызвав Линка, он пересказал ему все, что сообщила Кэти.

— Ну что, значит, у нас тоже отбой? — спросил Линк.

Дел на несколько секунд задумался, потом покачал головой.

— Знаешь... давай-ка оставим все как есть, еще на пару дней.

— Думаешь, все еще могут?...

— Не думаю... я проверил все данные по этой группе — они никогда еще не делали два теракта одновременно. Так что эти, из ЦРУ, пожалуй, правы... только давай все-таки подождем пару дней.

Он понимал, что еще несколько дней дополнительной охраны — это деньги, и не такие уж маленькие, но хотел для очистки совести дождаться, чтобы арестованный террорист дал показания и подтвердил, что все позади, что у них нет в резерве еще людей, которые, раз теракт на нефтехранилище не удался, готовы переключиться на новую мишень. В том, что показания будут, и довольно скоро, он ничуть не сомневался, прекрасно зная, что как у ЦРУ, так и у местной службы безопасности есть много способов развязывать языки.

Вскоре после ухода Линка Дел не выдержал — проходя через приемную, коротко бросил Кэти:

— Я в кафетерии, приду минут через сорок, — и отправился в больницу.

Больных в кабинете у Лори не было, только сама она обсуждала что-то с медсестрой.

— Ну, как там Карен? — спросил он.

— Все в порядке, у ребенка легкая аллергия, но ничего страшного, думаю, к вечеру сможете забрать их домой.

На секунду Дел перепугался — какая еще, к черту, аллергия? — но тут же понял, что это легенда для окружающих, которую он должен всячески поддерживать. Поэтому он сделал понимающий вид и сообщил, что забирает Карен минут на сорок — перекусить. Никаких возражений со стороны Лори это, естественно, не вызвало, но декорум был соблюден.

Дверь в палату охранника была открыта. Дел заглянул туда — парень бдил, сидя на подоконнике. При виде начальства он попытался встать во фрунт — Дел благосклонно кивнул и прошел мимо.

Как он и предполагал, вся его семья сладко спала — Карен на кровати, свернувшись клубочком поверх одеяла, а Томми — в коляске, за которую она крепко держалась рукой, так что если бы ребенок проснулся и зашевелился, то тут же разбудил бы ее.

Он присел на край кровати. Карен тут же встрепенулась, открыла глаза и, увидев, что это он, улыбнулась. Покосившись на закрытую дверь, Дел нагнулся, поцеловал ее в теплую, порозовевшую со сна щеку и шепнул:

— Просыпайся!

Она потянулась и села, поджав под себя ноги.

— Томми еще долго спать будет? — спросил он, все так же шепотом — чтобы вопрос не перешел в разряд риторических из-за разбуженного шумом ребенка.

— Он только недавно заснул, — шепотом хихикнула Карен, — все Манци требовал.

— В кафетерий не хочешь со мной сходить? А то завтрак получился не слишком удачный...

— Неправда — я с удовольствием ела твою яичницу! — взяла его руку, потыкалась в нее носом, потерлась щекой. — Вот! Ты у меня самый-самый!

Дел не сомневался, что в кафетерий Карен все-таки пойдет — она почему-то обожала есть во всяких забегаловках. И действительно, она слезла с кровати и начала причесываться, косясь на него в зеркало. Причесалась, хихикнула и сунула ему щетку:

— Ты тоже причешись!

— Зачем? — не понял он.

— А вот затем! — она неожиданно потянулась к нему и двумя-тремя быстрыми движениями привела его прическу в полный беспорядок. Отодвинулась, заулыбалась, сморщила нос и пояснила: — Ужасно захотелось — а то ты такой серьезный, солидный!

Пока Дел причесывался, Карен продолжала хулиганить — заглядывала в зеркало ему через плечо и корчила рожи. В конце концов, он не выдержал, рассмеялся, тут же зажал себе рот кулаком, чтобы не разбудить ребенка, но отдельные хрюкающие звуки все-таки прорывались. Ему было страшно неудобно — не дай бог, кто войдет! — но остановиться он уже не мог.

Дел сам не понимал, почему ему стало так весело — скорее всего, это была просто реакция на внезапно нахлынувшее на него чувство облегчения. Только теперь, при виде беззаботно улыбающейся Карен, он до конца осознал, в каком напряжении жил все это время — и как же ей, наверное, тяжело было с ним. Да еще дурацкая история с Кэти... Слава богу, это тоже позади — сегодня она уже уедет.

Отсмеявшись и вытерев слезы, он постарался принять серьезный вид, вызвав очередное хихиканье, и взмолился:

— Ну, перестань, а? Я же все-таки на работе...

Карен фыркнула, но хулиганить перестала. Посмотрелась в зеркало, еще раз провела щеткой по волосам и сказала:

— Ну, пошли?

Выглядела она абсолютно спокойной, лишь глаза по-прежнему весело блестели.

Поставив охранника в известность, что под его надзором минут на сорок остается только ребенок, Дел наконец вывел Карен на улицу и там, остановившись на дорожке недалеко от входа в больницу, рассказал ей о попытке теракта на нефтехранилище и об отзыве в связи с этим всех сотрудников ЦРУ — в том числе и Кэти. Говорить об этом в больнице он не рискнул — слишком много ушей могло быть вокруг.

— Так что — значит, вся эта история закончилась? — с легким удивлением спросила Карен.

— Похоже на то.

Она улыбнулась с видимым облегчением. Дел не знал, к чему это относится: то ли к тому, что им больше не грозит опасность, то ли к тому, что он перестанет ходить мрачный и озабоченный — то ли к тому, что Кэти уедет и больше не вернется. У него создалось впечатление, что вся эта история с самого начала казалась Карен какой-то нереальной — так что, скорее всего, радовалась она просто тому, что все снова станет на свои места.


На Рики они наткнулись чуть ли не в буквальном смысле этого слова совершенно случайно. Направляясь к кафетерию по дорожке между корпусами, повернули за угол и столкнулись с ним носом к носу.

Дел как раз повернул голову, чтобы спросить что-то — и вдруг заметил, что Карен напряглась, глядя мимо него. Ему хватило короткого взгляда, чтобы увидеть плохо скрытую ненависть в глазах Рики и короткую издевательскую усмешку, промелькнувшую на его красивом смуглом лице.

Наверное, Рики не ожидал мгновенного нападения — без разговоров, без объяснений — и не успел среагировать. От удара в подбородок итальянец отлетел назад и рухнул на спину, в клумбу, разбитую вдоль дорожки. Несколько секунд он лежал, не шевелясь, потом попытался встать — но ноги не очень послушались, он поскользнулся на обильно политой рыхлой земле и плюхнулся обратно. Перевернулся на живот и так, прямо на четвереньках, выкарабкался на дорожку футах в восьми от Дела.

Дел понимал, что цивилизованные люди так себя не ведут, но при виде этой заляпанной грязью скорченной фигуры он испытал острое чувство злобного удовлетворения. Все с тем же злорадным чувством он наблюдал, как Рики, сидя на корточках и опустив голову, тщательно отряхивал и очищал перепачканные брюки. Только после этого он поднял голову и посмотрел на Дела в упор.

Ненависть так исказила черты ранее привлекательного лица, что оно стало страшным. Ни испуга, ни растерянности — только жгучая ненависть, которую итальянец уже не пытался скрыть.

— Я не хочу больше видеть тебя на заводе, — сказал Дел. — Чтобы через час духа твоего здесь не было — ясно?

— Я-асно, — медленно протянул Рики. — Не беспокойся, не увидишь. Ты вообще больше ничего не увидишь! — на лице его явственно проступило выражение злобного триумфа, и внезапно он резко выпрямился.

Сзади раздался короткий вскрик Карен, но Дел не обернулся. Все его внимание было приковано к тому, что Рики держал в руке. Это был пятизарядный кольт — маленький, похожий на игрушку, со стволом длиной всего два дюйма — такие обычно носят в кобуре, прикрепленной к щиколотке.



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ


Рики держал револьвер твердо и уверенно, в голосе его было слышно презрение:

— Ну, что ты теперь скажешь?

Дел молчал — ему сейчас было не до разговоров. Карен... она была где-то сзади и слева. И если немного сместиться влево, то можно прикрыть ее. Он переступил с ноги на ногу.

— Стоять! И ты, сука, стой, не рыпайся!

За спиной Рики, вдалеке, показались люди. Если они подойдут поближе, и тот на секунду отвлечется, то можно попытаться прыгнуть и выбить у него револьвер... Дел уже прикидывал, как это лучше сделать, и тут увидел охранника, который вывернулся из боковой дорожки футах в сорока от них. Заметив его, парень просиял и быстро пошел, почти побежал к ним, выкрикивая на ходу:

— Шеф! Начальник охраны... велел найти... передать — очень срочно, очень...

Охранник, молодой местный парнишка, всего месяц, назад взятый на работу, был страшно рад, что сумел быстро выполнить поручение начальства. Чтобы увидеть, что происходит что-то кем то, ему потребовалось подойти почти вплотную — но внезапно он застыл, глаза его испуганно расширились и рука метнулась к поясу.

Выстрел прозвучал не громче хлопка в ладоши. Парень приоткрыл рот, наклонил голову — колени его подогнулись, и он упал лицом вниз. До рации, прикрепленной на поясе, бедняга так и не успел дотянуться. «У него даже не было оружия...» — подумал Дел.

Люди, приближавшиеся по дорожке — судя по одежде, цеховые рабочие — резко затормозили и рванули куда-то в сторону, прямо сквозь кусты.

— Ну вот, — кивнул Рики, — а сейчас... — он не договорил — не спуская глаз с Дела, нагнулся и пошарил рукой по левой щиколотке.

Внезапно лицо итальянца страшно исказилось, на нем мелькнуло что-то похожее на панику. Он выпрямился, бросил растерянный взгляд в направлении истоптанной клумбы — направил револьвер за плечо Дела и гаркнул:

— Ну, ты, сука белобрысая! Поищи-ка в цветочках, — кивнул в сторону клумбы, — там одна штучка должна быть, черненькая такая. И без резких движений — а то я муженька твоего... — не договорил, только повел стволом в сторону Дела.

Любая попытка сопротивления сейчас могла привести к новому выстрелу. Дел надеялся, что убежавшие рабочие уже подняли тревогу, и стоял, не шевелясь. Карен спокойно, без видимых признаков страха, прошла к клумбе, нагнулась и стала шарить пальцами в смятых цветах.

— Да, задница у твоей суки — что надо, — ухмыльнулся Рики. — Пожалуй, я ее с собой возьму — попользуюсь по дороге. Да и ей хорошо, мужика хоть попробует, ну и проживет чуть подольше. Тебе-то уже больше ничего не понадобится! — все это он бубнил, медленно продвигаясь в направлении Карен и поводя револьвером из стороны в сторону. Он был от нее всего футах в шести, когда она выпрямилась, зажав в руке какой-то предмет.

Пульт — небольшой, черный, похожий на пульт от телевизора — наверное, он был прикреплен к ноге Рики и выпал, пока тот барахтался в клумбе. Итальянец... впрочем, Дел уже понимал, что едва ли этот человек был уроженцем Италии — нетерпеливо протянул руку:

— Давай сюда!

Но вместо того чтобы протянуть ему пульт, Карен сделала короткий шажок назад и спрятала руки за спину, как маленькая девочка, которая не хочет отдавать понравившуюся ей чужую куклу. Сказала — не так звонко, как обычно, ниже и глуше — но четко и даже, кажется, с легким презрением:

— Скажи-ка, Рики — или как там тебя...

— Меджнун... — Дел не узнал собственного охрипшего голоса, — кажется, иногда его называют так!

Рики резко дернулся.

— Так ты знал? Знал?!!

Дел сам не понял, что заставило его догадаться — возможно, странное безумное выражение, мелькавшее в глазах Рики, мысленно он по-прежнему называл его так. Меджнун... для арабского мира имя, ставшее таким же нарицательным, как Ромео для европейцев. Но дословный перевод — одержимый, сумасшедший. Глядя сейчас в искаженное лицо Рики, в это нетрудно было поверить.

— Так ты... — Полубезумные глаза сощурились, и Дел понял, что лишь секунды отделяют его от смерти.

— Ладно, неважно, пусть будет Рики, — это прозвучало спокойно и снисходительно. Карен стояла, по-прежнему заложив руки с пультом за спину. — Так вот, Рики, я спросить хочу — это ведь ты Хэтти убил, правда?

— А тебе какое дело? — Рики немного повернул голову.

— Да так, интересно, — голос ее стал почти капризным, — ну что тебе, ответить трудно?

— Эту суку я своими руками придушил — и ты тоже... свое получишь!..

— Я так и поняла, что это ты! — презрительно рассмеялась она.

Рики уже не обращал ни на что внимания — смотрел только на нее. Если бы глаза могли убивать, Карен давно бы уже лежала бездыханная, но пока что она продолжала смеяться, словно не замечая направленного на нее револьвера.

— Когда это ты поняла?!

— А когда узнала, что там вас несколько было. Тебе же в одиночку с бабой в жизни не справиться!

Рики страшно побагровел, дуло револьвера заплясало в трясущихся руках, но Карен все смеялась:

— Надо было с собой подельников позвать — подержали бы, объяснили, как это делается — а то яйца до сих пор болят, небось?

— Дай сюда пульт, шлюха! — этот рев не был похож на голос нормального человека.

— Бери! — рука ее неожиданно метнулась из-за спины, и пульт полетел прямо в итальянца. Тот попытался перехватить его в воздухе, промахнулся — пульт ударил его в плечо и упал на дорожку.

Карен еще не успела опустить руку, когда раздался выстрел — и в этот момент Дел прыгнул.

Он летел вперед, физически чувствуя почти остановившееся время, разбитое на короткие отрезки, каждый из которых он успевал уловить и осознать, удивляясь лишь, почему все, в том числе и он сам, движется так медленно. Он не летел — еле полз, зависнув в воздухе, словно в какой-то вязкой жидкости, и смотрел на револьвер в руке Рики, надеясь, что тот не успеет, никак не сможет успеть еще раз нажать на курок.

Но палец на курке дернулся, и еще одна вспышка огня — тоже невыносимо медленная — ударила в сторону. Делу даже показалось, что он успеет настигнуть ее и остановить, не дать вонзиться в беззащитное падающее тело. Дуло медленно разворачивалось к нему — еще одна вспышка, что-то обожгло бок — но это было уже неважно, потому что он достиг цели.

Их схватка длилась всего несколько секунд, но для Дела, находившегося все в том же медленном и тягучем времени — бесконечно долго. Кажется, Рики попытался сопротивляться — он и не заметил этого. Удар правым коленом снизу по локтю руки, все еще сжимавшей револьвер, и одновременно, левой рукой, вывернуть и придержать запястье. Хруст, словно наступили на хворост, револьвер падает вниз, медленно, как пушинка. Теперь об оружии можно не думать, да и об этой руке с нелепо вывернутым локтевым суставом. Локтем правой руки сбоку по челюсти — и одновременно самый страшный удар: правой ногой вниз, в пах, разбивая и расплющивая то, чем Рики всегда так гордился.

Со стороны это, наверное, выглядело совсем иначе. Три выстрела, очень быстро, один за другим — и одновременно с первым прыжок. Два слившихся тела покатились по земле; звук, похожий на рычание; несколько молниеносных движений рук и ног, хруст, внезапный страшный крик — и на земле остается только одно тело, изломанное, окровавленное, воющее перекошенным и нелепо распяленным ртом.

Карен была в сознании — ее глаза удивленно блуждали вокруг, словно спрашивая: «Что же такое со мной и почему никак не встать?» Увидев его, она попыталась сказать что-то, даже виновато улыбнулась.

— Молчи, — он слегка прикоснулся пальцами к ее губам, — сейчас все будет в порядке...

На черной футболке кровь была плохо заметна, но Дел уже видел, что ее много, слишком много. Но сейчас он не имел права ни на боль, ни на ужас, важно было только одно — как можно быстрее помочь Карен.

— Он стрелял в тебя. Ты ранена. Сейчас я постараюсь помочь тебе. Может быть, будет немножко больно. Постарайся потерпеть, ладно? — быстро сказал он, одновременно нашаривая у нее в кармане нож.

Лезвие негромко щелкнуло — она чуть нахмурилась, снова попыталась что-то сказать и потянулась к нему окровавленной рукой, сжатой в кулачок. Ей это было важно, почему-то очень важно, но, прежде всего, требовалось остановить кровь, и Дел повторил еще раз:

— Сейчас, сейчас...

Карен нетерпеливо повела головой, кулачок скользнул ему в руку и там разжался. Что-то оказалось в его ладони — что-то маленькое, липкое и тяжелое. Батарейки, две батарейки от пульта, залитые кровью...

Больше она не хмурилась — смотрела на Дела спокойно и доверчиво, словно ожидая, что он сейчас сделает что-нибудь — и все снова станет хорошо.

Одним движением ножа он распорол ее футболку снизу доверху и распахнул. Ран было две, Рики не промахнулся ни разу. Одна — слева, на боку, ниже ребер; кровавая борозда, входное отверстие — и, в четырех дюймах от него — выходное. Все залито кровью, но даже сквозь эту кровь было видно, что рана чистая и, слава богу, неопасная.

Дырочка над правой грудью выглядела куда менее страшно: небольшое отверстие с чуть посиневшими краями, из которого ровной тоненькой струйкой текла кровь — жидкая, ярко-алая. Время от времени в ране показывались пузырьки воздуха. Карен лежала на спине, и кровь стекала назад по ее плечу, пачкая голубое пятнышко — маленькую бабочку, полустертую, но все еще отчетливо заметную на светлой коже.

Это нежное голубое крылышко, перечеркнутое алой полоской, показалось Делу самым страшным из того, что он когда-либо видел в жизни. Ему хотелось смахнуть, стереть с него кровь, чтобы это не выглядело так жутко, но вместо этого он нашел в себе силы улыбнуться и сказать:

— Сейчас я перевяжу тебя. Не говори ничего и постарайся не кашлять. Не бойся, я постараюсь не делать больно.

Сняв с себя рубашку, он распорол ее на несколько широких полос. При таких ранениях, когда задето легкое, счет иногда идет на минуты, но повязка должна быть сделана правильно. Взглянул на Карен — она по-прежнему была в сознании и смотрела на него. Извиняющимся тоном объяснил:

— Сейчас потерпеть придется...

Движения его рук были спокойными и уверенными, без малейшей дрожи. Маленький кусочек носового платка, жгутом, в рану, чтобы заткнуть ее, как пробкой. Сверху — остатки платка... свернутый рукав от рубашки... и все вместе плотно прибинтовать к ране полосами от рубашки.

Все это заняло не более минуты, в течение которой он заставлял себя не смотреть в лицо Карен, а только бормотал:

— Потерпи, маленькая... пожалуйста, потерпи. Сейчас, сейчас... Вот так... Сейчас... я уже заканчиваю...

Лишь закончив перевязку, Дел взглянул — бледная, с прикушенной губой; зажмуренные, мокрые от слез глаза...

— Все, все уже, — дотронулся до щеки. — Подожди, я сейчас!

Он обернулся — людей вокруг по-прежнему не было. Черт возьми, неужели эти идиоты так и не догадались поднять тревогу?! Бросил короткий взгляд на Рики — тот по-прежнему лежал, прерывисто подвывая — и метнулся к охраннику. Одного прикосновения к шее хватило, чтобы понять — тут уже ничем помочь нельзя. Перевернул его, сорвал с пояса рацию и заорал:

— Все резервные охранники — ко мне. Западная сторона, между администрацией и вторым цехом. Линк, быстрей сюда! И врача!

Бросил рацию рядом с собой и склонился к Карен.

— Ну, как ты? Только говори шепотом и старайся ни в коем случае не кашлять.

— Больно... — шепот был еле слышный, и все-таки она закашлялась.

Он приподнял ее голову.

— Спокойно, спокойно!

Сморщившись, Карен попыталась сдержать кашель, на глазах снова выступили слезы. Кашлянула еще два раза, на губах показалась кровь.

Дел услышал топот, но не стал оборачиваться — сейчас это было не главное.

— Молчи! Дыши ровно, думай только о том, чтобы ровно дышать и не кашлять. Я с тобой, не бойся.

Кажется, она поняла — кашель прекратился, и дыхание постепенно выровнялось. Только тут Дел позволил себе осмотреться.

Рядом были Линк и трое охранников. Издалека слышались еще голоса и топот.

— Лори? — спросил он.

Ответа не потребовалось — она внезапно вылетела из боковой дорожки и застыла на мгновение, переводя взгляд с одного лежащего тела на другое. Дел вскочил и шагнул ей навстречу. То, что он должен был сказать, не предназначалось для ушей Карен.

— У нее пуля в легком. Я наложил повязку на рану, но там внутреннее кровотечение и... ей очень больно. — Взял ее за плечо и подтолкнул к Карен. — Все остальное — потом. — Обернулся к Линку, который молча стоял рядом, ожидая указаний. — Выставь охранников, чтобы лишних здесь не было. С... Рики — глаз не спускать!

— Питерс из центрального офиса звонил — это не настоящий Рики, другой человек. Я искал тебя...

Лори вскочила и бросилась к лежащему охраннику. Дел перехватил ее и развернул к себе. Кажется, он слишком сильно сжал ей руку, потому что она поморщилась и попыталась вырваться.

— Что с Карен?

— Нужно вызвать машину и везти в больницу — как можно быстрее.

— Иди звони! Остальное потом!

— Но тут...

— Охранник убит, а этот... там ничего опасного. Ну, иди же! — закричал он и отпустил ее руку.

Лори сделала пару шагов, пятясь от него, развернулась и побежала в сторону больницы. Он снова склонился над Карен.

Ее лицо было покрыто бисеринками пота — бледное, с широко открытыми глазами и кровью, запекшейся на губах.

— Ну, как ты, маленькая?

Дел никогда раньше не называл ее так при людях — не умел, вообще не умел быть ласковым при ком-то...или просто боялся выглядеть смешным?... Но в эту минуту ему было все равно — лишь бы она не смотрела на него с таким страхом.

Карен прошептала — тихо, но вполне разборчиво:

— Я... умру?

— Да ты что? — улыбнулся он. — Ты что, с ума сошла?! Что за глупости? Сейчас мы поедем в больницу — и через две недели ты уже будешь на ногах! Не бойся, тебя там просто зашьют под наркозом, это совсем не больно будет.

Она пристально смотрела ему в глаза и, казалось, успокаивалась по мере того, как он говорил. Возможно, ее убеждали не слова, а уверенный, спокойный, почти веселый голос и улыбка.

— Не надо ничего говорить — начнешь кашлять, будет больно. Сейчас я сделаю, чтобы тебе было удобно, — приподнял ее, подсунув руку под спину, и прислонил к себе, надеясь, что в полусидящем положении ей будет легче дышать. — Вот так... — Кажется, ей действительно стало удобнее — во всяком случае, задышала она чуть ровнее. — Ну вот... — кивнул Дел, — теперь мне тут надо поговорить — а ты полежи спокойно.

Обернувшись, он махнул Линку — тот немедленно подошел и присел рядом на корточки.

— Слушай внимательно. Я сейчас поеду в больницу, и ты останешься за меня. Где-то на заводе заложено взрывное устройство — нужны саперы. Позвони в службу безопасности, — достал записную книжку, вырвал листок, — вот телефон и имя, он в курсе. Скажи... этой — у нее есть люди поблизости. К нему, — кивнул в сторону Рики, — никого пока не подпускай. Если Лори его захочет осмотреть, пусть охранники рядом, наготове будут. Он опасен — даже такой. Запомни и передай — это Меджнун. Действуй!

Линк вскочил, словно подброшенный, на ходу крикнул что-то охранникам и побежал прямо по траве.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ


Лори вернулась вместе с медсестрой, сделала Карен два укола (Потерпи, детка, потерпи...) и наложила новую повязку. Заставила Дела на минуту встать и прилепила ему на бок кусок пластыря — до сих пор он и не чувствовал, что пуля все-таки полоснула его в момент прыжка. Сказала — правда, не очень решительно:

— Этого, — кивнула в сторону Рики, — тоже надо бы перенести куда-то, осмотреть...

— Не надо, — прервал он, — его скоро заберут.

— Но он за это время может кровью истечь, или еще что-нибудь... — казалось, она спорила по обязанности, не слишком уверенная, что права.

— Нет. — Видя, что Лори не уходит и по-прежнему вопросительно смотрит на него, Дел пояснил: — У него сломана правая рука, сломана и вывихнута челюсть и сильно повреждены... гениталии — это все. Если ты считаешь это необходимым — окажи ему первую помощь, но никуда переносить не надо. — Больше не обращая на нее внимания, склонился к Карен.

Через несколько минут после укола Карен явно почувствовала себя получше. Правда, глаза чуть затуманились, но лицо разгладилось и исчезла страдальческая складка между бровями. Спросила шепотом:

— Он?... — И слегка повернула голову.

— Он больше не опасен. Сейчас приедут из полиции и заберут его. Как ты себя чувствуешь? Тебе больно?

— Нет... странно... в глазах мельтешит... — и поморщилась.

— Не надо говорить! Пить хочешь?

Губы ее неожиданно искривились в легком подобии улыбки. Через секунду Дел и сам понял, что затыкать человеку рот и одновременно задавать вопрос — выглядит несколько смешно.

— Да...

Он дал попить воды со льдом, которую кто-то — кажется, медсестра — поставил рядом с ее головой. Сделав пару глотков, она снова заговорила:

— Я боялась...

— Я тоже... ужасно...

Ее рука приподнялась на несколько дюймов и снова бессильно упала. Дел догадался, взял маленькую ладошку — такую непривычно холодную — и приложил к своей щеке.

— Так?

Она кивнула и успокоенно закрыла глаза.

Линк успел вернуться до приезда санитарной машины. Очевидно, сочтя, что шефу неудобно ехать в больницу полуголым, принес форменную рубашку, судя по размеру, свою, и присел рядом.

Переодеваясь, Дел, наконец, вспомнил и отдал ему кольт Рики с одним оставшимся патроном и батарейки от пульта. Быстро, не вдаваясь в подробности, рассказал, как все произошло.

— Выходит, мы все тут на волоске висели? — то ли спросил, то ли заключил Линк. — И если бы не она... — бросил взгляд на Карен.

— Похоже на то.

Санитарная машина подъехала почти вплотную, выскочившие из нее парамедики коротко переговорили с Лори, потом оттеснили всех от Карен, переложили ее на носилки и погрузили в машину. Туда же полезла и Лори. Дел едва успел втиснуться следом, как машина рванулась с места.

Медики, включая Лори, тут же захлопотали вокруг Карен. Надели ей на лицо полупрозрачный намордничек кислородной маски, измеряли давление — и начали делать уколы и ставить капельницы, переговариваясь между собой короткими непонятными фразами.

Делу было страшно смотреть на иголки, вонзающиеся в тонкую беззащитную руку, на то, как ее бесцеремонно трогают и дергают, и хотелось крикнуть: «Что вы делаете! Прекратите, ей же больно, она же живая!» Он понимал, что все, наверное, делается правильно, что так надо — но видеть это все равно было мучением.

Через некоторое время активность медиков снизилась — они налепили на Карен какие-то датчики и начали разговаривать между собой. Лори обернулась и кивнула:

— Можешь подойти к ней. Только ничего не трогай. Через секунду он оказался рядом с изголовьем.

Кислородная маска закрывала почти все лицо Карен, и были видны лишь глаза, при виде него сразу ожившие и вспыхнувшие облегчением — по крайней мере, так ему показалось. Дел улыбнулся.

— Привет! Ну, как ты тут? — нашарил руку, легонько пожал и ощутил слабое ответное пожатие. — Видишь, уже едем. Скоро приедем, и тебе помогут. Ты... не бойся там ничего и все время помни, что я рядом.

Он видел, что ей не слишком хорошо — дышала она часто и неровно, видимая часть лица была покрыта испариной. Когда машину встряхивало, она сдвигала брови и щурилась — очевидно, обезболивающее все-таки не слишком помогало, убрав волосы, прилипшие к ее потному лбу, Дел вытер его рукавом — ему под руку тут же кто-то подсунул ватный тампон.

Ему хотелось, чтобы они скорее доехали, чтобы ей помогли, чтобы ей не было так больно и плохо — и было страшно, что они уже вот-вот доедут. Пока он мог смотреть ей в глаза, держать ее за руку, чувствовать ее легкое пожатие — они были вместе, хотя бы так. А в больнице, он прекрасно понимал это — Карен заберут от него, увезут куда-то. Увезут, и... но все должно быть в порядке — ведь она такая молодая... и сильная... и здоровенькая... и он видел, как люди вставали после куда более серьезных ранений (и умирали от куда более легких! — подсказала ему услужливая память).

Но он продолжал улыбаться и говорить какую-то чепуху, надеясь, что этими словами сумеет избавить ее если не от боли и опасности, то хотя бы от страха — продолжал, пока его не тряхнули за плечо.

— Отодвинься. Приехали.


Карен сразу же повезли куда-то. Дел пытался следовать за каталкой, но в одном из коридоров его оттеснили, сказав, что дальше нельзя. В последний раз он увидел, как между белыми и зелеными халатами, обступившими каталку, мелькнули голубые испуганные глаза — дверь закрылась, и он остался стоять один посреди коридора.

Проходившая мимо женщина в халате сказала, что родственникам положено ждать в холле, и кивнула в сторону. Дел нашел холл — дюжина кресел, диван, столик с журналами, телефон на стене и автомат по продаже напитков в углу — и уселся там, вытянув ноги, откинувшись на спинку дивана и глядя в никуда.

Ему казалось, что он слышит и видит то, что происходит где-то за стеной, в нескольких десятках метров от него: лязг инструментов, негромкие голоса, странная блестящая аппаратура — и посреди всего этого — Карен. И скальпель, вонзающийся в светлую нежную кожу...

Появление Лори прервало этот кошмар наяву.

— Готовят к операции, — доложила она. — Сделали рентген — пуля застряла в лопатке. Большая потеря крови, внутреннее кровотечение, шок... Операция будет непростая и займет пару часов... если все будет в порядке.

— Спасибо. Не знаешь, может им кровь нужна?

— Какая у тебя группа?

— Кажется, «А». — Дел расстегнул рубашку, вывернул руку и посмотрел татуировку под мышкой. — Да, точно «А».

— Морская пехота? — спросила Лори, кивая на татуировку.

— Сухопутный спецназ. — Говорить ей ставшее притчей во языцех название «зеленые береты» не стоило, это могло быть воспринято примерно так, как если бы он признался в совершении серийных убийств.

— Нет, у нее другая группа. — Лори собралась сесть рядом и вдруг вскочила. — Ну-ка, пошли!

Он покорно последовал за ней в процедурную, где медсестра чем-то похожим на стиплер скрепила скобками по-прежнему сочащуюся кровью царапину у него на боку и снова залепила ее пластырем, потом заставила Дела спустить штаны и сделала укол. Боли он почти не почувствовал, продолжая прислушиваться — может, кто-то придет, скажет что-нибудь...

Вернувшись в холл, он не обнаружил там ни одной живой души, но стоило сесть, как тут же прибежала девица в белом халате и стала заполнять чуть ли не целое досье на Карен, задавая ему массу вопросов, не на все из которых Дел мог ответить — например, болела ли она в детстве свинкой.

Пришла Лори, сказала, что операция уже началась, теперь остается только ждать — и пристроилась рядом на диване. Нерешительно спросила:

— Слушай, ты можешь, наконец, рассказать мне, что там случилось?

Дел не сразу понял, о чем, собственно, она спрашивает, и только потом сообразил, что все происшедшее до сих пор остается для нее полной загадкой. Смотрела Лори на него непривычно мягко, даже сочувственно, без ее обычного выражения «видала я вас всех, козлов, в гробу!»

— Чуть позже, ладно? Я хочу позвонить на завод, там Томми один остался.

— Я уже звонила. Медсестра его покормит. Охранник сидит прямо в его палате. На ночь, если понадобится, я могу забрать его домой.

— Спасибо, — он закрыл глаза и глубоко вздохнул, — Лори, я не знаю, что будут знать в поселке о происшедшем, поэтому, пожалуйста, не говори никому о том, что я сейчас расскажу. Рики... он был связан с террористами.

— И ты знал об этом?

Дел покачал головой.

—Никто не знал. ЦРУ еще пару месяцев назад получило предупреждение, весьма неопределенное, что в Венесуэле на каком-то американском объекте может быть теракт...

Он рассказывал минут двадцать — рассказывал не столько Лори, сколько себе самому, мучительно пытаясь понять: где же, в какой момент он ошибся, что мог сделать иначе, и почему все получилось именно так. Рассказывал — и понимал, что все происшедшее — цепочка трагических совпадений, и тем не менее именно благодаря ей, чудом, удалось предотвратить теракт. Чудом... и у этого чуда было имя — Карен...

Если бы... В этом деле было много «если бы»...

Если бы он не набросился на Рики с кулаками, или вообще не встретил бы его на дорожке, а дождался звонка Питерса — кто знает, когда бы прозвучал этот звонок, до или после взрыва, ведь пульт был уже наготове. Да и при попытке ареста Рики мог задействовать его...

Если бы Кэти не выступила со своей дурацкой сплетней — возможно, именно это спровоцировало Рики на попытку изнасилования. А ведь иначе ни у кого, ни на секунду не возникло бы подозрения против веселого и улыбчивого итальянца...

Если бы, когда Карен сказала, что хочет уехать, он согласился... И что тогда? Взрыв? Да, но она осталась бы целой и невредимой...

Но обо всем этом он не стал говорить Лори — изложил только факты. Те самые факты, которые, как Дел понимал, ему еще не раз предстоит рассказывать.

Он не сомневался, что через пару часов его найдут и здесь — либо служба безопасности, либо ЦРУ, либо все вместе — и заставят давать показания.

— Карен знала об этом? — спросила Лори, когда он закончил.

— Да. В тот день, когда я узнал про эту дурацкую историю с секретаршей, я ей все рассказал.

— И она поверила?

Дел молча кивнул. На самом деле в глубине души он до сих пор не был уверен, что Карен поверила ему — возможно, просто решила простить... Но какое это сейчас имело значение — сейчас, когда она лежала там?

Словно подслушав его мысли, Лори встала.

— Я схожу поспрашиваю, что там нового, — и скрылась в коридоре, ведущем к операционной.


Вернулась она не скоро. При каждом звуке Дел вздрагивал и оборачивался, но ее все не было — проходили какие-то другие люди, бросали на него короткие безразличные взгляды и шли дальше. В конце концов он пересел так, чтобы видеть коридор, но появилась Лори совсем с другой стороны.

Что-то в выражении ее лица заставило Дела вскочить и схватить ее за плечи:

— Что? Что с ней?

— Там... кровотечение — и они никак не могут с ним справиться. Вроде сначала все шло хорошо, пулю вынули — и тут пошла кровь. Давление падает, и... — она всхлипнула.

— Она умирает? — спросил Дел — ему казалось, что сам он молчит и этот спокойный хриплый голос звучит откуда-то со стороны.

Лори отчаянно замотала головой.

— Нет, нет... не надо так говорить. Сердце пока работает, и они пытаются что-то сделать, только... плохо все очень... плохо...

Она повторила это еще раз, жалобно, словно ища у него утешения — но Дел отпустил ее и на негнущихся ногах, почти механически, пошел по коридору. Добрался до туалета, пустил воду на полную мощность и внезапно, с неподвижным лицом, словно выполняя какую-то скучную работу, ударился головой о кафельную стенку — раз, другой, третий. Потом, так же спокойно, сунул голову под воду, постоял пару минут и, не вытираясь, вышел обратно в холл.

Лори сидела на диване. Увидев его, попыталась что-то сказать — он махнул рукой.

— П-пожалуйста... я сейчас не могу... — прошел в угол, сел и закрыл глаза.

Он сидел неподвижно, лишь губы беззвучно шевелились — со стороны казалось, что он спит или молится. Может, Дел и молился бы, если бы верил в Бога...

«Ну что ты, девочка, не смей! Соберись — и постарайся, ради меня, ну пожалуйста! Ты же у меня сильная, только я знаю, какая ты сильная и храбрая. Не дай им победить себя, соберись и дыши, пожалуйста. Ты сможешь, я знаю, что ты сможешь. Ты не смеешь умирать, тебе еще рано, мы с тобой еще только-только начали жить...»

Перед его закрытыми глазами, как живое, вставало лицо Карен — непривычно серьезное, без обычной улыбки. И еще лица — толстого старика с пронзительными черными глазами, которого похоронили три дня назад, и маленького мальчика с такими же, как у Карен, льняными волосами, и, почему-то, его матери, которая умерла, пока Дел был в плену, и так и не успела узнать, что он жив — и еще многие другие, живые и ушедшие.

«...Томми, ну скажи ей, хоть ты скажи ей, что она не имеет права умирать, скажи ей — она тебя слушается! Ты же знаешь, как я люблю ее... Ты единственный, кто про нас все знает, ну скажи ей... Карен, детка, пожалуйста, живи, я не могу без тебя — мы все не можем

Услышав легкий шум, Дел открыл глаза — Лори встала с места и, поймав его напряженный немигающий взгляд, сказала:

— Уже час прошел. — Увидев, что он не понимает, объяснила: — Если бы там... что-то случилось, нам бы сообщили... почти сразу. А уже целый час прошел...

Он снова закрыл глаза и стал ждать, прислушиваясь к частым ударам собственного сердца, как к тиканью часов. Сто ударов — минута, еще сто — еще минута...

На этот раз вернулась Лори почти сразу — на пятой минуте. Дел услышал шаги в коридоре, хотел вскочить с места — и не смог, только вцепился сильнее в подлокотники. Она выскочила из-за угла и крикнула через весь холл:

— Дел! — Закивала головой, не в силах больше произнести ни слова. Лишь подбежав вплотную, сумела сказать: — Им удалось остановить кровотечение! — и снова закивала, улыбаясь.

Он схватил ее за руку, вгляделся ей в лицо, словно ища подтверждение этим словам, и медленно опустил голову. Облегчение оказалось острым — сродни боли — и его тоже надо было пережить сейчас, слушая голос, доносящийся откуда-то издалека и не способный заглушить барабанный бой крови в ушах.

— ...Пока говорить, что все позади, рано, но давление стабилизируется, и если снова не откроется кровотечение, то где-то через полчаса они закончат, а потом перевезут ее в реанимацию. Эй, что с тобой, ты меня слышишь?

— Слышу... — выдохнул Дел и выпрямился, — все слышу! — На самом деле ему хотелось сейчас заорать, расколотить что-нибудь — но он только усмехнулся и сказал: — Я же говорил, что все будет хорошо...


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ


По прогнозам Лори, ждать до конца операции нужно было еще не меньше получаса, поэтому внезапное появление девицы в белом халате — той самой, которая заполняла анкету — заставило Дела вздрогнуть и напрячься. Подойдя вплотную, девица сообщила:

— Вас просили позвонить на работу. Очень срочно, — окинула его удивленным взглядом и удалилась, цокая каблучками.

Он только сейчас понял, насколько странно выглядит: в мокрой, заляпанной сбоку кровью, слишком большой для него рубашке и с влажными, торчащими в разные стороны волосами.

Линк, до которого удалось дозвониться сразу, доложил, что на заводе все в порядке, и звонит он, собственно, чтобы узнать, что с Карен, и предупредить, что в больницу сейчас приедут чины из безопасности — снимать показания.

На вопрос, что именно в порядке на заводе, объяснил, что Рики уже, слава богу, забрали и увезли. Саперы приехали, нашли что-то в машине Рики — той самой красной «Альфа-Ромео» — и теперь ищут взрывные устройства — говорят, что их несколько. На заводе полно чужих — и из посольства, и из ЦРУ, и из местной службы безопасности и полиции. В конце он с усмешкой добавил:

— Эта твоя... ходит, задрав нос, как будто это все ее заслуга, и накляузничала на меня начальству, что я ее на место происшествия, видите ли, не пускал.

— А ты что — не пускал? — не понял Дел.

— Я приказал охранникам ее не пропускать, пока санитарная машина не уедет — не стоило ей там перед глазами у Карен маячить, — несколько смущенно пояснил Линк.

— Спасибо... — больше сказать на это было нечего.

«Чины из безопасности» — на самом деле, всего один, но в сопровождении Крейга — подъехали минут через двадцать. За это время Лори успела еще раз сбегать на разведку и узнать, что операция фактически уже закончилась — осталось только наложить швы. После этого, очевидно, будет возможность поговорить с врачом и узнать у него более подробно о состоянии Карен и о прогнозах на ближайшие несколько дней.

Но вместо хирурга в холле появился Крейг, державшийся так, словно Дел был по меньшей мере его любимым племянником — пожал руку, похлопал по спине, сделал сочувствующий вид, пробормотав:

— Я понимаю, что тебе сейчас не до нас, — еще раз похлопал по спине, — но, ты понимаешь, служба...

Пригласил — «на минутку, простая формальность» — пройти за ним, в чей-то кабинет на втором этаже, где уже сидел «чин из безопасности», представившийся как капитан Чезаре Вальеха. Он и спрашивал — Крейг сидел рядом, делая вид, что он всего лишь наблюдатель, но Дел не сомневался, что список основных вопросов был заранее ими согласован.

Дел терпеливо и подробно рассказал им и диктофону, лежавшему на столе, обо всем, что произошло сегодня утром, ответил на несколько уточняющих вопросов. Он позволил себе только одну неточность: не упомянул о попытке изнасилования, а сказал лишь, что в субботу жена пожаловалась ему, что Рики пристает к ней и «не дает ей проходу». Рассказ он продумал заранее, за то время, что ждал их, и теперь говорил коротко и четко, не упуская ни малейшей важной, по его мнению, подробности. После этого разговор свернул в другую сторону — Дел предполагал подобный поворот и был готов к нему.

— Когда вы впервые заподозрили, что Энрико Эта связан с террористами? — спросил Вальеха.

— Позавчера вечером. Я сразу же попросил проверить его, но сегодня ваша сотрудница, — Дел обернулся к Крейгу, — сообщила мне, что мои подозрения уже неактуальны в связи с попыткой теракта на другом объекте и что ответа на мой запрос не будет.

Крейг промолчал, будто это не имело к нему ни малейшего отношения.

— А почему именно у вас возникли подозрения в отношении Энрико Эта?

— Я совершенно случайно узнал, что он обрезан, — объяснил Дел, — вы сами должны понимать, что для католика это... нехарактерно.

Капитан Вальеха машинальным жестом дотронулся до своей «фамильной драгоценности», словно проверяя, все ли на месте. Похоже, одна мысль о том, что туда — о ужас! — можно по доброй воле подпустить кого-то с ножом, заставила его вздрогнуть.

— Каким образом вы узнали, что он, — Вальеха сглотнул, — обрезан?

— Об этом случайно упомянула в разговоре моя жена, — сказал Дел без малейшей запинки.

— А... она...

— А она узнала об этом от своей подруги, мисс Лори Дензел. Это наш заводской врач. Она сейчас находится здесь.

Он надеялся, что Лори вспомнит об их договоренности.

Крейг с Вальеха переглянулись, Крейг молча встал и вышел из комнаты.


Стоило Лори войти, как Дел мгновенно понял, что она находится в самом, что ни на есть воинственно-феминистском настроении. Возмущенные взгляды, которые она бросала на Крейга, свидетельствовали о том, что он только что смертельно оскорбил ее — возможно, по своему обыкновению, назвал «милочкой» или что-нибудь в этом роде. Тем не менее, на вопросы она отвечала спокойно и сухо — лишь хорошо знакомый с ней человек мог заметить в ее тоне легкую язвительность.

— Мисс Дензел, при каких обстоятельствах вы узнали, что Энрико Эта... обрезан? — Вальехе все еще трудно было выговорить это кощунственное слово.

— В четверг он пришел ко мне на прием с распухшими и синими, как баклажаны, яйцами и попросил обезболивающее.

Очевидно, живое воображение Вальехи заставило его представить себя самого в подобной ситуации — он побледнел, но мужественно продолжал спрашивать:

— Он как-нибудь объяснил вам причины своего... бедственного положения?

— Да, он соврал, что ушибся об кран в душевой.

— Почему вы считаете, что он сказал неправду?

— У нас на заводе все душевые сделаны одинаково, и кран находится на высоте пять футов от пола. Что, по-вашему, должен был делать человек, чтобы рассадить себе об него яйца? — ехидно поинтересовалась Лори и, заметив, что упоминание о поврежденных гениталиях вызывает у Вальехи приступы болезненной бледности, садистски уточнила: — Такие ушибы обычно бывают, если кто-то как следует влепит по ним... коленом.

— Вы рассказывали кому-нибудь об этом?

— Да, жене мистера Бринка, — кивнула она в сторону Дела, который незаметно вздохнул с облегчением.

— Когда, при каких обстоятельствах?

— Не помню, кажется, в субботу... или в пятницу. Она моя подруга, и мы часто забегаем друг к другу поболтать.

— А почему вдруг возникла... подобная тема? — кажется, Вальеха был слегка шокирован.

— А вы, когда болтаете с приятелями, разве не обсуждаете с ними подробности женских фигур? — осведомилась Лори и, не дождавшись очевидного ответа, — спросила: — Или, может, вы считаете, что женщины, когда остаются одни, разговаривают только о сковородках?

На этом Вальеха, очевидно, счел, что получил от Лори всю необходимую ему информацию, потому что торопливо пробормотал:

— Спасибо, мисс Дензел, вы можете идти.

Уже в дверях Лори внезапно обернулась.

— Кстати, мистер Бринк, вас там дожидается хирург.

Дел вскочил.

— Я тоже могу идти?

— Сейчас, через минуту. — Крейг выключил диктофон. — Если у нас возникнут еще какие-то вопросы, мы снова с вами свяжемся. И, очевидно, нам придется побеседовать и с вашей женой... когда это станет возможно. Это простая формальность, но, сами понимаете... возможно, ей удастся уточнить некоторые детали.

Дел глубоко вдохнул, выдохнул и сказал — тихо и жестко:

— Моя жена только что перенесла тяжелейшую операцию. Я еще не говорил с врачом, но сомневаюсь, что в ближайшие дни она будет в состоянии отвечать на вопросы. В любом случае, эта беседа будет происходить только с разрешения врача и только в моем присутствии...

— Но... — попытался перебить Крейг.

— ...или в присутствии ее адвоката и семейного врача. Кстати, ее семейный врач — мисс Дензел.

— Хорошо, через несколько дней мы с вами созвонимся и решим, когда это можно будет сделать, — кивнул Вальеха. — И еще один, последний вопрос — не для протокола. Я так и не понял, когда этот... так называемый Энрико Эта успел получить столько травм?

— В тот момент, когда я его обезвреживал, — объяснил Дел. — Он был вооружен, и мне пришлось действовать быстро и... наверняка.

Вальеха смерил его недоверчивым взглядом, но больше ни о чем спрашивать не стал.

Выходя, Дел встретился глазами с Крейгом и чуть повел головой в сторону двери — тот вышел вслед за ним.

— Я думаю, что в присутствии мисс Виллифранко на заводе больше необходимости нет? — это было скорее утверждение, чем вопрос.

Крейг по-своему понял причину этих слов и торопливо сказал:

— Она не виновата... Нам только пару часов назад удалось расколоть того террориста с нефтехранилища. Это с самого начала была подставка, отвлекающий маневр — и мы на него клюнули. А запрос она послала, только ответ пришел уже после всего, что случилось. Энрико Эта абсолютно чист... только это не Энрико Эта — на фотографии лицо другое, и отпечатки пальцев не совпадают. Где настоящий, пока неизвестно.

— Я понимаю, что она не виновата, но на заводе ей, по-моему, больше делать нечего — ведь на этот раз все действительно кончено.

Лори в холле не обнаружилось. Дел сунулся в первую попавшуюся незапертую дверь, и ему объяснили, что хирург отдыхает после операции — «по коридору до конца, повернуть направо, вторая дверь налево, постучать».

Легко найдя искомую дверь, он даже не удивился, что Лори уже там. Удивление вызвало другое — личность самого хирурга. Почему-то Дел считал, что увидит мужчину, а перед ним предстала женщина, сравнительно молодая, кругленькая, улыбчивая — и при этом в монашеской одежде. Впрочем, он тут же вспомнил, что это католическая больница, построенная при монастыре, и часть персонала, естественно, составляют монахини.


Несмотря на явно усталый вид, разговаривала она приветливо — даже предложила кофе. Не вдаваясь в технические детали, которых он бы, по ее мнению, все равно не понял, сообщила, что в целом операция прошла успешно и последствий, по идее, быть не должно, но сейчас об этом говорить рано.

— К сожалению, в ходе операции возникли некоторые проблемы, — добавила она. — Ваша жена потеряла очень много крови, и у нее прямо на операционном столе дважды останавливалось сердце. Я надеюсь, что это останется без последствий — но пока она не пришла в себя, нельзя сказать наверняка.

— Каких... последствий? — осторожно спросил Дел.

— Она может долго не приходить в себя, могут быть явления дезориентации, временной локальной амнезии — или, скажем, сильные головокружения. Кроме того, до сих пор существует опасность вторичного кровотечения. Примерно дней через восемь, если не возникнет осложнений, ее можно будет перевести из реанимации в нормальную палату. Лори предлагает, если все будет в порядке, перевезти ее в вашу заводскую больницу — но об этом пока рано говорить.

— Когда я смогу ее увидеть?

— Она еще не пришла в себя.

— Все равно...

— Хоть сейчас. И... когда ваша жена очнется, желательно, чтобы рядом находился кто-то, кого она знает. Она может не понять, что происходит, и испугаться, а ей сейчас нельзя нервничать и двигаться. Ее мать... или, скажем, сестра?... Нельзя ли кого-то из них вызвать?

— У нее нет никого, кроме меня.

— Я не знаю, когда она придет в себя, это может произойти и через сутки. Вы сами собираетесь находиться с ней все время?

— Да, разумеется. — Встретив несколько удивленный взгляд, пояснил: — Не беспокойтесь, мне уже приходилось ухаживать за ней, когда она болела.

Ему хотелось как можно быстрее увидеть Карен — даже без сознания, все равно — увидеть, дотронуться до руки, погладить по лицу, убедиться, что дышит, что живая. Словно подслушав его мысли, врач встала.

— Ну хорошо, пойдемте.

Коридор... лестница... ну скорее, скорее... Голову сжимало словно железным обручем, кровь билась в висках... Стеклянная дверь с надписью «Отделение реанимации»... стол дежурной сестры — и сама сестра, тоже в монашеской одежде. Остановка — зачем, почему? Ну скорее же... Переговорив с сестрой, врач прошла по коридору, остановилась у двери с номером «4» и пропустила его вперед.

Лицо — бледное, неподвижное, с закрытыми глазами — это было первым и единственным, что Дел сразу увидел. Прежде, чем кто-нибудь успел опомниться и помешать, он шагнул к Карен, наклонился и прикоснулся губами к щеке; сказал — тихо, чтобы могла услышать только она:

— Я с тобой, — на мгновение сжал в руке маленькую вялую ладошку, выпрямился и отступил на шаг.

Умом он прекрасно понимал, что Карен без сознания, что сейчас она ничего не слышит и не воспринимает — и все же какое-то мгновение вглядывался в неподвижное лицо, вопреки здравому смыслу надеясь, что оно сейчас оживет, что глаза внезапно откроются — как они всегда открывались ему навстречу.

Но чуда не произошло, вместо этого сзади раздался голос врача:

— Она все еще под действием наркоза. Когда она очнется... или вы заметите какие-то изменения в ее состоянии — тут же вызовите дежурную сестру. Ни в коем случае не давайте ей шевелиться и не пытайтесь сами двигать ее. — На его удивленный взгляд пояснила: — А то некоторые родственники пытаются устроить больного поудобнее и все только портят.

Он слушал и кивал — все это было понятно и так. Наконец, очевидно, вспомнив, что имеет дело не с местным крестьянином, врач устало вздохнула.

— Дежурная сестра в любом случае будет заходить к вам каждый час и проверять, все ли в порядке. И если возникнут еще какие-то вопросы, обращайтесь к ней.

Дел понимал, что эта женщина совершила почти невозможное, что только благодаря ей Карен сейчас лежит здесь, живая и теплая — и дышит, и когда-нибудь откроет глаза. Но прежде чем он сумел найти подходящие слова благодарности, она улыбнулась, быстрым привычным движением перекрестила Карен и выскользнула из палаты.



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ


Наконец-то они снова были вместе... вдвоем...

Лицо — такое бледное, что веснушки, обычно веселые и золотистые, резко выделялись на нем и казались коричневыми. Правая рука — иголки, трубки, капельницы. Еще одна трубка, к носу — очевидно, кислород. Правое плечо — белая марля, закрывает то место, где была рана и уходит вниз, под одеяло. Провода датчиков и прибор на тумбочке — бесконечная кривая: вверх-вниз-ровно, верх-вниз-ровно... Ее сердце...

Продвинув стул, Дел сел и взял Карен за левую руку — единственное, что можно было трогать, не боясь сдвинуть приборы, капельницы и повязки — закрыл глаза, нагнулся и со звуком, похожим на рыдание, прижался лицом к ладони. Чуть покачиваясь, он терся об нее лбом, щеками, приоткрытым ртом, понимая, что это странно и стыдно, и, не дай бог, кто-нибудь войдет и увидит — но не в силах остановиться.

Она жива — и это главное, и никто никогда не узнает, что он пережил за те часы, когда она истекала кровью на операционном столе. Никто не узнает, как он разговаривал с обступившими его призраками и чувствовал, что сходит с ума, и призраки были реальнее, чем все окружающее, и отвечали ему.

Семь вечера... всего семь... Сейчас они должны были быть уже дома... или ехать домой — и Карен бы сидела на заднем сидении и заглядывала в зеркальце, чтобы рассмешить его, как сегодня в полдень — так бесконечно давно, целую жизнь назад...

Маленькая ладошка согрелась в его руке, но была все такой же безвольной и безжизненной. От нее даже пахло неправильно — каким-то противным резким медицинским запахом — но отпустить ее было выше его сил.

Через несколько минут, когда появилась Лори, Дел уже выглядел как всегда, спокойным и сдержанным, даже слегка улыбнулся ей, лишь рука его по-прежнему судорожно сжимала тонкие пальцы.

Войдя, она бросила быстрый взгляд на Карен, на приборы, потрогала ей лоб и кивнула.

— Рита... врач говорит, что она хорошо держится... и сердце здоровое. Не переживай, все будет в порядке.

Дел усмехнулся, вспомнив, сколько раз сегодня он сам повторял эти слова.

— Ну ладно, я, наверное, домой поеду? — сказала Лори, словно спрашивая его разрешения, — там Томми...

— Посиди, я тебе сейчас машину вызову и позвоню Мануэле, чтобы завтра пришла пораньше.

Возражать она не стала — присела с другой стороны кровати. Правда, тут же не удержалась от добавки к инструктажу:

— Постарайся, чтобы она не шевелила правой рукой. И ни в коем случае не кури тут.

Проглотив готовое вырваться: «Ты что, меня совсем идиотом считаешь?!», Дел молча кивнул и пошел звонить. Объяснять Лори, что среди представителей мужского пола встречаются и более-менее сносные экземпляры, разум которых немного превосходит умственные способности макаки, было бесполезно.


На просьбу прислать кого-нибудь забрать Лори Линк пообещал, что приедет сам, все равно собирался, и заодно доложит обстановку.

Мануэла оказалась куда более многословной. Естественно, она уже все знала и, едва заслышав голос Дела, разразилась рыданиями.

— Ох, бедная миссис Карен! Я так и знала, так и знала, недаром мне с утра воск со свечки на руку капнул!

И кошечка сегодня была сама не своя — как чуяла, бедненькая! Все смотрела на меня своими глазками голубенькими — ну точь-в-точь, как у миссис Карен, — новая серия всхлипываний, — словно сказать что-то хотела!

Гул голосов, являвшийся фоном для их разговора, свидетельствовал, что столпившиеся вокруг жильцы и домочадцы пытаются утешить ее, но безуспешно. Так и не поняв, какова связь между капнувшей на руку свечкой и тем, что случилось сегодня, Дел терпеливо выслушал все завывания и причитания, не менее терпеливо ответил на вопросы о состоянии Карен и лишь после этого сумел довести до сведения Мануэлы распоряжения на ближайшие дни: приходить пораньше, сидеть с Томми, слушаться указаний доктора Лори, кормить кошку и вести хозяйство. Быть готовой работать допоздна и, при необходимости, оставаться ночевать.

Ответный монолог — с призванием в свидетели всех присутствующих и Мадонны на небесах — длился минуты три. Смысл его сводился к тому, что он может ни о чем не беспокоиться — несчастный ребенок будет сыт и обихожен! В ту секунду, когда Мануэла сделала короткую паузу — очевидно, чтобы набрать воздуха — Дел быстро поблагодарил и попрощался.

Вернувшись в палату, он сообщил Лори, что машина скоро приедет, сел и снова пристроил руку Карен у себя на колене, прижав ее ладонью.

Ему показалось, что Лори хочет что-то спросить — и правда, бросив на него пару косых нерешительных взглядов, она поерзала на стуле и неожиданно выпалила:

— А ты на самом деле в ЦРУ работаешь?

— Нет, — вопросу Дел не удивился — все, что произошло сегодня, могло натолкнуть ее на такую мысль, — раньше работал.

— Интересно... Карен никогда про тебя ничего не рассказывает. За сегодня я о тебе больше узнала, чем за весь прошлый год.

Он молча пожал плечами, зная, что так оно и есть. Ни свое, ни чужое прошлое для Карен не являлось предметом обсуждения. Если бы он сам задал ей напрямую какой-то вопрос — например, о жизни той же Лори — ему она, может, и ответила бы, но постаралась поскорее свернуть этот разговор.


Через полчаса в палату зашла дежурная сестра и сообщила, что к мистеру Бринку пришел посетитель и сейчас ждет в холле — в реанимацию разрешается заходить только близким родственникам.

Спустившись в холл, Дел обнаружил там Липка, который сразу же сунул ему ключи от джипа и сверток и объяснил:

— Машина на стоянке у больницы стоит. А это рубашка форменная, по размеру.

— Спасибо. — Рубашка и правда была кстати — предыдущая, размеров на пять больше, чем надо, промокшая и заляпанная кровью, выглядела совершенно непотребно.

— Ну, как она?

— Без сознания. Очень тяжелая операция была. — Дел встряхнул головой. — Ладно, Лори тебе все расскажет по дороге. Что там у нас творится?

Линк доложил, как всегда, подробно и четко, что саперы распотрошили машину Рики и обнаружили там не только заряд взрывчатки, но и «хитрую штуковину», которая и запускалась этим самым проклятым пультом — она была вмонтирована в корпус автомобильного приемника. Штуковина должна была, как объяснили саперы, взорвать последовательно, с интервалом в три минуты, шесть взрывных устройств — в том числе, последнее, в самой машине. После этого саперы начали искать сами устройства и на данный момент нашли еще три.



Во-первых — мотоцикл, буквально нашпигованный взрывчаткой, он лежал возле одного из домов в центре поселка. Откуда он там взялся и кто его привел — до сих пор выясняют. Во-вторых — в пустой комнате, рядом с комнатой Рики, в общественном центре. И в-третьих — на заводском нефтехранилище, какой-то сложный заряд, который должен был вызвать сильный пожар.

На сегодня саперы работу закончили, но завтра снова собираются приехать с рассветом и продолжить поиски.

Кэти уехала, то есть улетела на вертолете вместе с главным цэрэушником, кругломордым, в галстуке с полосками — Дел сразу узнал по этому описанию Крейга. Еще один — помоложе, белесый — остался и поселился в заводской гостинице. Вот, вроде, и все.

— Похоже, все под контролем, — кивнул Дел. — Тебе придется еще пару дней без меня справляться — я здесь буду. И, пожалуй, охранники из Барселоны больше не нужны.

— Думаю, справлюсь. Мэрфи просил позвонить, он до сих пор на работе.

Дозвонившись до Мэрфи, Дел объяснил, что в ближайшие пару дней на работу выйти он не сможет. Никаких возражений не последовало — в такой ситуации это было всем понятно. Единственная просьба директора состояла в следующем:

— По заводу всякие слухи ходят — самые нелепые. Я послезавтра на пять часов назначил собрание... вроде пресс-конференции для жителей поселка и инженерного состава. Мне бы хотелось, чтобы ты подъехал и тоже там выступил... и нужно согласовать предварительно, что стоит говорить — а что нет.

— Я постараюсь. Завтра все будет ясно, когда Карен придет в себя. Я тогда позвоню, и договоримся окончательно.

— Хорошо. Мистер Меллер звонил и просил передать, что ты прекрасно справился с ситуацией. И пожелание, чтобы твоя жена поскорей выздоравливала, и что он надеется еще познакомиться с ней лично, потому что ваш разговор перед отъездом будет иметь продолжение — вот так дословно просил передать.

Ну что ж... Вернуться домой — это было бы неплохо. И Карен сможет пойти учиться... Почему-то Делу внезапно показалось, что, пока он тут разговаривает, она там, в палате, пришла в себя. Побыстрее распрощавшись с Мэрфи, он еще раз на минутку заскочил в холл, сказал Линку, что сейчас пришлет Лори, и быстро пошел, почти побежал на второй этаж.

В палате все было по-прежнему. Узнав, что машина ждет, Лори заторопилась к выходу. Уже в дверях спросила:

— У меня медсестра сюда скоро поедет. Хочешь, я тебе передам что-нибудь с ней?

— Сумку Карен, — вспомнил Дел. — В палате должна лежать — джинсовая, на молнии.

Лори кивнула, повторила:

— О Томми не беспокойся, ближайшие дни я за ним присмотрю, — и вышла — в своей обычной манере, не попрощавшись.


Вот они и остались одни... Теперь можно было дотронуться до нее, погладить по виску, по щеке, привыкая руками и глазами к тому, что он видел перед собой. Белая марля, белые простыни, лицо, мало чем отличающееся от них по цвету, и запах — резковатый, медицинский, заглушающий все остальные запахи.

Дел поправил сбившиеся волосы, положил ее руку себе на колено и заговорил, словно Карен могла сейчас услышать его:

— Видишь, как все получилось... В последнее время я куда-то все торопился... наверное, тебе со мной тяжело было? А теперь торопиться некуда...

Поздно ночью дежурная сестра принесла сумку Карен. Пошарив в ней, Дел нашел крем для лица и осторожно, кончиками пальцев, намазал пересохшие потрескавшиеся губы. Потом достал щетку, приподняв Карен голову, вытащил из-под нее спутавшиеся волосы — кое-где они оказались испачканы кровью. Начал расчесывать их, пропуская между пальцами светлые длинные пряди и стараясь не дернуть — спешить и, правда, было некуда.

— Сейчас я тебя причешу, и ты у меня будешь самая красивая. Мне очень нравятся твои волосы... и стричься я тебе все равно не дам. — Волосы были теплые и шелковистые, они легко скользили по пальцам — так же легко, как слова, которые сами приходили на ум. -Я помню, как ты мне сказала один раз, что не слишком любишь ходить в платьях... тебе это напоминает время, когда такую одежду приходилось снимать. Жалко... тебе очень идет... Когда ты меня встречала в аэропорту, в этом платье и с бантом — ты была такая красивая! И смотрела на меня, словно боялась, что я рассержусь. Да когда это я на тебя сердился?!

Из расчесанных волос он сделал два аккуратных хвостика по обе стороны головы и связал их цветными резинками, найденными все в той же сумке. Заодно нашел шоколадку, честно съел половину, потом, подумав, доел остатки, пообещав:

— Я тебе завтра еще куплю.

Каждые час-полтора приходила дежурная сестра. Смотрела, все ли в порядке, добавляла что-то в капельницы. Пару раз просила Дела выйти, очевидно, считая невозможным осматривать женщину в присутствии мужчины — даже если это ее муж.

Стоило ей уйти, он возвращался на свое место, брал Карен за руку и снова начинал говорить — иногда с того же места, на котором его прервали, иногда — о чем-то совсем другом.

—...Видишь, как получилось — я обещал тебе, что мы поедем в сентябре в Париж, а теперь, похоже, не выйдет. Ну, ничего, надеюсь, что сможем поехать в октябре — к тому времени ты уже точно выздоровеешь. И отпразднуем там твой день рождения... и два года со дня нашей встречи. Два года... иногда мне кажется, что я всю жизнь знал тебя — точнее, что я начал по-настоящему жить, только когда встретил тебя...

— ...Ты, наверное, сотни раз видела картинки с Эйфелевой башней? Так вот, там, на самом верху, есть ресторан, и мы обязательно сходим в него. И ты будешь есть свои любимые креветки и смотреть сверху на Париж. И шампанское будет, и музыка будет играть...

—...Я до сих пор не знаю и так, наверное, и не узнаю, поверила ли ты мне в этой истории с Кэти — или просто решила махнуть рукой и простить. Не ревнуй меня больше, детка, не надо. Я слишком люблю тебя, чтобы когда-нибудь тебе изменить. Если бы ты действительно меня слышала, я никогда бы этого не сказал — а сейчас скажу. Если я потеряю тебя... мне тогда просто незачем будет жить...


Время текло незаметно. Дел даже не сразу понял, что уже наступило утро, и заметил это только с появлением врача. На ее вопросительный взгляд он слегка покачал головой.

— Все по-прежнему.

Подойдя к кровати, она посмотрела на приборы, кивнула и сказала:

— Мы ее сейчас увезем, на час примерно. Можете пока сходить позавтракать — на первом этаже есть кафетерий.

Позавтракал он быстро — тремя чашками кофе с одной булочкой. Есть не хотелось, да и выбор был не слишком богатый. Купил пару шоколадок взамен съеденной ночью и вернулся в пустую палату — больше идти было все равно некуда.

Карен привезли только минут через сорок. Открылась дверь, и в палату вошла целая процессия: врач, два санитара, везущие кровать с Карен, и в конце — медсестра. Дела тут же выставили в коридор. Через минуту из палаты вышли санитары, а еще через пару минут — врач. Найдя его глазами, она подошла и сообщила:

— Пока что все идет хорошо. Швы чистые, кровотечений нет. Давление в норме. У нее крепкий организм и сердце хорошо работает, — помедлила и добавила: — Думаю, что скоро она уже очнется. Только... я вам уже говорила — у нее может быть частичная амнезия. Она может вас не сразу узнать, забыть события последних месяцев — или последних дней. Это потом обычно восстанавливается, не переживайте. Во время операции она была инкубирована — ну, то есть в горле трубка стояла. После этого горло очень отекает, как при ангине. Так что если она придет в себя — не давайте ей разговаривать и сразу же вызывайте сестру.

Дел молча слушал, кивал, думая только об одном — скорее вернуться в палату, к Карен. Смешно — он уже соскучился по ней, по этому безмолвному и бледному созданию, пахнущему карболкой. По крайней мере, ее можно было взять за руку, потрогать хрупкие тоненькие косточки на запястье, погладить по лицу. И с ней можно было разговаривать...

— Знаешь, мне сказали, что ты меня можешь не узнать. Смешно — ты меня не узнаешь! Мне даже представить себе такое трудно, да и не верю я в это. Не верю — и все! Может быть, потому, что я сам помню все — с самой первой нашей встречи... скоро уже два года будет. Я тогда совсем никакой был, пустой, как зомби, мне ни до чего дела не было — а тебя все-таки заметил и сам удивился, что заметил... и удивился, что удивился...

— ...Я так мало дарил тебе подарков — не знаю, почему так вышло, наверное, я просто не привык этого делать... И никогда почему-то не дарил тебе цветов... даже не знаю, какие цветы ты любишь...

Показалось — или в палате действительно раздался какой-то посторонний звук? Всего одно слово, легкое, как шелест — но губы, бледные и почти не отличающиеся по цвету от лица, еле заметно шевельнулись, чтобы произнести его.

— Карен?!

— Ирисы... я люблю ирисы... — она сказала это словно во сне, все еще не открывая глаз.

— Карен!

И глаза открылись.

Они были чуть затуманены после сна — светлые, прозрачные... Карен слегка повернула голову, встретила его напряженный взгляд и застыла, словно прикованная к нему. Тоненькие пальчики, судорожно зажатые в его ладони, дрогнули.

— Карен... — повторил Дал шепотом — и увидел, что глаза внезапно ожили, узнавая его!

Губы шевельнулись в попытке еще что-то сказать, и она поморщилась.

— Пожалуйста, не говори, тебе нельзя говорить... тебе больно будет говорить. Ты только смотри на меня — я все пойму и так, все, что хочешь, пойму!

Ее рука снова вздрогнула, приподнялась на пару дюймов — Дел понял, куда она тянется, подхватил ее и прижал к своей небритой щеке.

— Так, да?

Ресницы на мгновение опустились, подтверждая «Да, так».

— Вот видишь, я понял, видишь? Теперь все будет хорошо...

Он улыбался и боялся, что по лицу потекут слезы, и Карен заметит это и испугается, что что-то не так. Давно полагалось нажать кнопку и вызвать сестру, но тогда набежали бы люди, а с этим можно было и подождать...

Потому что теперь все должно быть хорошо — ведь она дышит и смотрит, и, кажется, даже пытается улыбнуться! И завтра же — нет, сегодня! — он купит ей эти ирисы, которые ей так нравятся, и завалит ими всю палату, надо только спросить у кого-нибудь, как они выглядят. И в Париж они поедут, и когда-нибудь она выучится на ветеринара — все это непременно будет!

Но сейчас ему было нужно только одно — хотя бы несколько минут посидеть, глядя ей в глаза и чувствуя тепло ее руки у себя на щеке...








home | my bookshelf | | Край земли у моря |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу