Book: Смертельный пикник



Смертельный пикник

Джулия Уолш

Смертельный пикник

… или когда зло изменяет жизнь

Острая деревянная стрела, со свистом рассекая воздух, устремилась к цели… Как в замедленной съемке Лука видел, что она летит прямо в сердце его недавней возлюбленной.

– Осторожно! – завопил он в последнюю секунду. – В сторону, Франческа!

Окликнутая девушка испугалась, вскинула голову, повернулась, чтобы посмотреть, кто ее зовет. И в ту же секунду почувствовала острую боль в руке. Что-то ударило ее, опрокинуло навзничь. Девушка упала на землю и потеряла сознание.

Маттео, стоявший в двух метрах от Франчески, бросился к ней, упал рядом на колени и погладил ее лицо.

Только тут он увидел большую деревянную стрелу, торчавшую из руки девушки на уровне сердца. Из раны текла кровь…

Рваные тяжелые серые облака неслись по темному, низко висящему небу. Ледяной ветер хлестал бурлящую черную воду Тирро, озера в итальянской провинции Умбрия, лежащего на полпути между Флоренцией и Римом.

Белая пена клубилась на гребнях огромных волн, ее обрывки стремительно кружились в воздухе. На озере, где еще полчаса назад беззаботные курортники в лучах щедрого солнца покачивались на каноэ и надувных матрасах, сейчас бушевала неуемная стихия.

Две старые деревянные лодки, взятые напрокат веселой компанией студентов в прибрежном городке Казанелле, болтались среди кипящих вод. Они угрожающе кренились из стороны в сторону и не поддавались усилиям гребцов, которые пытались направить их к берегу.

Молодые люди – студенты разных итальянских университетов – приехали в Казанелле пару дней назад, поставили палатки в местном кемпинге и, накупив напитков и еды, решили в этот день покататься на лодках и по пути где-нибудь отпраздновать окончание сессии.

Волны то и дело захлестывали лодки, девушки в панике визжали и, ища защиты от дождя и ветра, жались друг к другу.

Юноши, сидящие на веслах, гребли изо всех сил, стараясь направить легкие, как скорлупки, лодки к берегу, но ничего не получалось. Мало того, ветер и сильное течение гнали утлые суденышки на середину озера, все дальше от спасительной суши.

– Фу-у-у! – закричала Кьяра, белокурая красотка с длинными волосами, когда очередная волна швырнула на ее босые ступни трепещущую серебристую рыбку.

– Сиди спокойно! – заорал Николо, широкоплечий, атлетически сложенный парень, видя, как Кьяра вскочила, брезгливо подняла бьющуюся рыбу и с размаху швырнула ее назад в воду. – Не хватало еще, чтобы мы перевернулись!

Маттео не такой мускулистый, как Николо, а скорее, наоборот, щуплый и невысокий молодой человек с приятными и правильными чертами лица. Он никогда не принимал скоропалительных решений, был сдержан, спокойно обдумывал свои действия, за что его уважали не только девушки. Друзья знали, что на него всегда можно положиться.

– Ой-ой! – причитала Алессия, полноватая девушка с черными волосами, подстриженными «под мальчика». Мысль о том, что лодка может перевернуться, вселяла в нее ужас.

Четверо молодых людей, сидящих в большой лодке, знали друг друга по университету, где посещали одни и те же лекции и семинары. Поэтому они и решили отправиться в это путешествие вместе. Уже тут, в Казанелле, к их компании присоединились еще двое студентов их университета – Франческа и ее парень Лука, которые сидели теперь во второй, меньшей по размеру лодке и также тщетно боролись с ветром и волнами.

– Ничего не получается! – прокричал Маттео Луке. – Нам не справиться с течением, нас несет к острову. Поплывем туда, а то еще чего доброго потонем!

– Только не это! – взмолилась Алессия и, сидя на корточках, еще сильнее прижалась к Кьяре. – Я плавать не умею!

– Не умеешь плавать? – удивилась блондинка и презрительно скривила губы.

– Да не утонем мы, не волнуйся! – произнес Николо сквозь зубы и еще яростнее налег на весла.

Лодка понеслась по течению навстречу острову, призрачные очертания которого были видны сквозь пелену дождя. Лука последовал на своей лодке за ними, его рыжеволосая подружка с веселыми веснушками на лице беспрерывно вычерпывала размокшим картонным стаканчиком заливающуюся в суденышко воду.

Молодым людям казалось, что разверзлись врата ада и туда вот-вот провалится весь земной шар. Вокруг царила непроглядная тьма, хотя на самом деле была только вторая половина дня. Нигде не было видно ни одного просвета, лишь при вспышках молний можно было различить неясный силуэт острова и скорректировать движение лодок.

Тем не менее благодаря течению они на удивление быстро приближались к острову. Когда в очередной раз небо осветилось молнией, молодые люди увидели на суше смутные очертания каких-то развалин и высокой башни. Пустые оконные проемы подобно мертвым глазам смотрели на бушующее озеро.

Все это выглядело жутко, и объятое страхом сердце Алессии бешено билось.

– Слышите? – вскрикнула вдруг Франческа. – Колокол! Кто-то звонит в колокол! На острове есть люди, они нам помогут!

Все стали прислушиваться. И правда! Откуда-то доносился колокольный звон. Мало того, сквозь шум бури доносились обрывки мрачных хоралов, мистических песнопений многоголосого монашеского хора. Пение казалось гимном, глухо доносящимся откуда-то из-под земли.

– Действительно, – подтвердила Кьяра, – давай, Николо, поднажми! Уже совсем близко. Там, где звонят в колокол и поют, наверняка есть люди!

Обрадованная девушка вдруг сделала неловкое движение, и ее подруга, Алессия, с громким криком упала за борт и скрылась в бушующих водах.

– Боже мой! – закричала Франческа и в страхе закрыла лицо ладонями.

В пене волн то и дело показывалась голова Алессии, ее лицо было перекошено от ужаса. В отчаянии девушка тянула руку, ища, за что зацепиться, чтобы выбраться из заглатывающей ее пучины…

– Не могу подобраться ближе! – прокричал Николо.

Даже такой физически крепкий парень начал уставать и чувствовал, как силы покидают его. Но все равно он как одержимый, работал веслами, пытаясь подвести лодку к Алессии как можно ближе.

К несчастью, сильное прибрежное течение оттаскивало девушку все дальше от лодок. Захлебываясь, она продолжала звать на помощь, но ветер уносил ее крики, и от этого ее товарищи еще сильнее ощущали свое бессилие перед разыгравшейся стихией.

– Ты что, спятил? – закричала Кьяра и схватила за джинсы Маттео, когда тот вдруг решил прыгнуть в воду, чтобы помочь Алессии. – У тебя ничего не получится, только сам погибнешь!

Кьяра толкнула парня назад на лавку:

– Нам самим спасаться надо, не то все пойдем на дно!

Второй лодкой правил Лука, стройный романтический юноша с густыми черными локонами. Сейчас они мокрыми прядями облепили его голову. Крупные капли дождя смешались на его нежном лице с ручьями пота – с таким напряжением он работал веслами, стараясь спастись от бушующих волн.

Франческа пыталась убрать волосы молодого человека со лба, молилась, чтобы Бог дал Луке сил и спас Алессию от гибели.

Сантиметр за сантиметром лодка Луки продвигалась к тому месту, где над водой все реже и реже показывалась голова тонущей девушки. Уже в который раз она тщетно вытягивала руки в пустоту, надеясь схватиться за что-нибудь, ее сдавленные крики становились все слабее и скорее уже напоминали беспомощные стоны.

Лука не смотрел в ее сторону, а только греб и греб, как одержимый, он должен был спасти девушку во что бы то ни стало. Еще четыре метра, еще три… два… вот уже Франческа приготовилась схватить подругу и втянуть ее на борт. Она видела глаза Алессии, в которых вдруг опять вспыхнула надежда. Улыбка пробежала по лицу тонувшей, из последних сил она протянула руку, старясь дотянуться до руки Франчески, схватить ее… еще чуть-чуть… вот уже они коснулись друг друга пальцами…

Но вдруг резкий удар весла Николо разбил их соприкосновение!

Франческа закричала от боли, на раненой кисти выступила кровь, инстинктивно она отдернула руку и увидела странную картину: Николо с перекошенным лицом и красавица Кьяра – тоже вне себя от возбуждения – пытались вырвать друг у друга весло…

Лодка опасно шаталась, Маттео с трудом удерживал ее на плаву.

И тут весло, со свистом разрезая воздух, с огромной силой ударило Алессию по голове! На долю секунды всем показалось, что все вокруг – непогода, бушующая вода, молнии – замерло, и воцарилась мертвая тишина.

Тяжелое, как молот, весло опустилось на голову несчастной девушки и с отвратительным хрустом разбило череп Алессии. Девушка выпучила глаза, в последний раз сдавленно захрипела и окончательно погрузилась в черную воду, которая немедленно сомкнулась над ней. Лишь темно-красное пятно обозначило место, где Алессия только что боролась за свою молодую жизнь.

Франческа окаменела от ужаса.

* * *

Падре Рикко, священник, служивший когда-то в здешнем приходе, а затем переведенный в управление делами церкви в близлежащую Перуджу, находился в это время в своем дачном трейлере на берегу озера и заваривал кофе. Ему было приятно осознавать, что буря снаружи, а он в тепле надежно защищен от ветра и дождя.

Его племянник Кармело, парнишка четырнадцати лет, развалился на диване. Он жевал белый шоколад и смотрел по телевизору мультфильм. Мальчик был единственным сыном младшей сестры священника. Она с мужем пару лет назад погибла в автокатастрофе, и Рикко, хотя и не без колебаний, согласился взять сироту к себе и заботиться о его воспитании.

Когда в очередной раз на фоне тяжелых черных облаков вспыхнула молния, падре выглянул в окно и посмотрел на озеро. Вдруг священник заметил что-то странное. Точно он рассмотреть не мог, но ему показалось, что по озеру движутся лодки…

Рикко взял в руки бинокль и стал ждать следующую вспышку молнии. Как только небо вновь озарилось, в ярком свете он увидел нескольких молодых людей, которые сидели в двух лодках и полностью находились во власти свирепой стихии. Судя по всему, они гребли к материку, но течение упорно несло их к острову Манья. Священник озадаченно почесал подбородок.

Много веков на острове действовал монастырь, однако люди давно его покинули, и теперь он пришел в запустение. Когда-то на Манье жили монахини ордена святого Рудольфа и одинокий крестьянин, державший скотину. Между Казанелле и Маньей раньше регулярно курсировал пароходик. В период отпусков монастырь даже принимал постояльцев.

Но с тех пор прошло почти сто лет, давно ни в монастыре, ни в крестьянской хижине никто не жил. А остров приобрел дурную славу. В прибрежных тавернах люди рассказывали друг другу всякие истории о приведениях, которые якобы там водились.

Одни рассказывали, например, о детях, которые необъяснимым образом исчезали с пляжей и которых, по слухам, загадочная секта держала взаперти в заброшенном монастыре.

Другие утверждали, что там живут загадочные существа. Они якобы похищают людей, устраивают шабаши, на которых вырывают у жертв сердца и съедают их, запивая кровью из чаш, сделанных из человеческих черепов. Но видеть никто ничего не видел, если не считать время от времени появляющегося над озером вечернего сияния, которое, правда, менее склонные к фантазиям жители считали последними лучами заходящего солнца.

Пару лет назад один старый рыбак набрался смелости, высадился на острове, а затем с ужасом рассказывал, что видел на песке следы человеческих ног, а в лесу – остатки кострища, вокруг которого валялись обглоданные кости. Войти в заброшенный монастырь он не решился, видел лишь издалека, что входная дверь стояла настежь открытая, а крыша кое-где обвалилась…

– Хочу какао! – прокричал Кармело с дивана и сунул очередной кусок шоколада в рот.

– Сейчас! – ответил падре и опять почесал подбородок.

Что если молодые люди действительно решили переждать непогоду на острове? Священник от души желал им найти укрытие от дождя и ветра, который как раз вновь ударил по трейлеру, от чего тот жалобно заскрипел, но его совершенно не устраивало, что непрошеные гости нарушат покой острова. Погруженный в невеселые мысли, падре отхлебнул горячего кофе, а затем поставил на огонь кастрюльку с молоком и принялся за какао для племянника.



* * *

– Зачем ты это сделал? – закричала Кьяра и в бешенстве посмотрела на Николо.

В этот момент она и Маттео с трудом вытягивали тяжелую лодку на песчаный берег острова Манья.

– Почему ты ударил Алессию веслом? Франческа ведь уже почти схватила ее за руку, – продолжала она.

– Я сделал??? – спросил Николо недоуменно. – Это же ты сделала! Да что тут говорить, чего доброго она утянула бы еще и Франческу с Лукой, ведь их лодка могла запросто перевернуться, – он со злостью швырнул весло в лодку и тяжело опустился на мокрый песок.

– Было бы неплохо переодеться во что-нибудь сухое, – сказал он с вызовом, как бы давая понять, что больше не намерен говорить об ужасном событии.

– Ты так спокойно говоришь, – напала на него Франческа, вытаскивая вместе с Лукой вторую лодку на сушу. – Ты только что убил человека!

– Хватит! – закричал Лука. – Нам бы хотя бы крышу над головой найти!

Франческа громко зарыдала.

– Не ори на меня! – прокричала она парню. – Почему ты не помешал Николо? Этому гнусному убийце!

Николо вскинул голову, но ничего не сказал.

Лука в испуге замолчал, поняв, что он, наверное, действительно был слишком резок с Франческой. Но все они были еще в шоке от произошедшего на их глазах всего несколько минут назад, когда спасительный берег был уже так близко.

– Чего сейчас ругаться? – вступил в разговор спокойный и рассудительный Маттео. – Все равно мы ничего не можем изменить. А что именно произошло, мы сейчас не выясним.

Он снял с себя насквозь промокшую рубашку и выжал ее.

– Одно ясно, – невозмутимо продолжил он, – это сделал один из нас. Возможно, ты, – и молодой человек посмотрел на Николо, который вдруг побледнел. – А может быть, и ты, – Маттео указал на Кьяру, которая при этих словах отвела взгляд в сторону и в смущении опустила голову.

У остальных молодых людей пробежали мурашки по телу. Один из них – убийца… Но кто, и почему?

– Но все равно, – продолжил Маттео, – сейчас нам нужно найти место, где бы мы могли пересидеть ночь. Раньше завтрашнего утра нам, как видно, отсюда не выбраться.

– Верно, – согласился Лука. – Нужно где-то спрятаться от дождя. Давайте возьмем чего-нибудь поесть из лодки и пойдем к руинам наверху. Там, наверное, можно будет укрыться.

Остальные путешественники согласно кивнули головами. Кьяра и Франческа сунули в сумку кое-что из еды, приготовленной для пикника, и спрятали оставшиеся продукты в ящике на носу большой лодки.

Николо прихватил маленькую черную сумку со своими вещами и первым двинулся в путь…

Студенты молча поплелись в глубь острова. Кроны высоких деревьев шумели и ходили ходуном от ветра, но все же немного защищали от дождя.

– Замок должен быть где-то там, – произнес Лука, который сориентировался еще на берегу, и рукой указал направление. – Думаю, идти совсем недалеко.

– Надеюсь, – пробурчал Николо. – Кстати, это не замок, а бывший монастырь.

Немного позже, в свете молний, которые время от времени освещали небо, молодые люди увидели силуэт старого здания.

Широкая входная лестница заросла, двери, сделанные, вероятно, из массива дуба и когда-то богато украшенные резьбой, прогнили и разваливались. Левая створка висела на одной петле и, скрипя, моталась из стороны в сторону на ветру.

В большинстве окон не было рам, лишь в нескольких сохранились запыленные стекла. Судя по всему, в правой части здания находились жилые помещения, а в левой – величественная церковь. Через открытую дверь можно было различить и заросший, окруженный галереей монастырский сад.

Немного в стороне, ближе к озеру, стояла еще и массивная башня, сложенная из необработанных камней, высотой метров двадцать. Наверху ее опоясывала галерея. «Наверное, в средние века дозорные следили оттуда, не намереваются ли напасть на остров разбойники, – подумал Лука. – Надеюсь, сейчас их на острове нет…»

– Давайте за мной, – Николо поднялся по лестнице к входу в здание и решительно отодвинул в сторону ветки кустарников.

– Можно подумать, ты здесь не в первый раз, – удивилась Франческа, когда Николо без колебаний вошел внутрь здания.

Он посветил зажигалкой и, быстро сориентировавшись, направился в сторону по длинному коридору.

Он смело толкнул скрипучую дверь, ведущую в какое-то помещение. Потом опять посветил зажигалкой, взял с полки одну из лежащих там толстых алтарных свечей и зажег ее.

Высохший старый фитиль загорелся не сразу, но, наконец, свеча осветила небольшой зал, который, несмотря на долгое отсутствие людей, оказался на удивление чистым и прибранным.

Вероятно, раньше это было что-то вроде помещения для собраний, везде стояли столы и стулья, в углу был открытый стеллаж, на котором лежали стопки пожелтевших скатертей. Даже окно в этом зале было не только целым, но даже почти прозрачным.

Франческа, как и остальные, была немало удивлена увиденным, но после пережитых испытаний думала она совсем о другом. Ей хотелось как можно скорее снять с себя насквозь промокшую одежду и залезть в сухую, теплую постель. А еще сильнее хотелось проснуться дома, в своей кровати, и с облегчением обнаружить, что все происшедшее было лишь дурным сном.

Но это было не так…

– Это, конечно, не пятизвездочный отель, но в данный момент ничего лучшего у нас нет, – произнесла Кьяра и огляделась.

Практичный Маттео тут же подошел к полке в углу и взял несколько скатертей.

– Здесь их штук сто, – констатировал он. – Есть чем вытереться и укрыться.

– Мы, что, будем спать в одной комнате? – спросила Франческа.

Девушка была смущена, представив, что придется раздеваться при всех и, вероятно, спать без одежды, накрывшись лишь парой скатертей.

– Да ладно тебе! – цыкнул на нее Лука. – Радуйся, что ты не в лодке посередине озера.

Его раздражала стеснительность Франчески.

– Не груби мне! – Франческа попыталась обнять юношу. – Я ведь люблю тебя.

– И я тебя, – пробурчал Лука не очень убедительно и поцеловал девушку в лоб. – Мы все немножко распсиховались.

Спустя некоторое время молодые люди соорудили себе из перевернутых столов и бесчисленных скатертей вполне приемлемые постели, причем Франческа постаралась все устроить так, чтобы «двуспальная постель» ее и Луки оказалась чуть в стороне от других, в углу. Николо, Маттео и Кьяра устроились на ночлег вдоль стены, у двери.

Наконец, Николо задул свечу.

Снаружи опять оглушительно прогремел гром.

* * *

Падре Рикко никак не мог заснуть. То, что он увидел в бинокль, не давало ему покоя. Наверняка молодые люди доплыли на своих лодках до острова и обнаружили там то, что ни их, ни кого-либо другого совершенно не касалось!

Это означало только одно: никто из них не покинет остров живым…

Только как это устроить? У него даже нет лодки. Да и вообще, человеку в его возрасте некоторые вещи просто не по плечу.

Падре ворочался в постели, понимая, что бездействовать нельзя. Ведь речь шла о самом главном в его жизни, и сейчас оно было под угрозой.

Наконец, он принял решение, поднялся с постели, оделся, ласково потрепал по голове спящего племянника и тихо открыл дверь трейлера. Священник вышел, осторожно захлопнул за собой дверь и, подняв воротник куртки, зашагал прочь.

Вскоре из порта послышался шум мотора, и, рассекая волны и оставляя пенный след на воде, отшвартовалась яхта с погашенными огнями.

* * *

Ночью Франческа проснулась, потому что ей захотелось в туалет. Сначала она не поняла, где находится, и только через пару минут вспомнила, что произошло накануне и как она оказалась здесь.

Буря несколько стихла, время от времени между летящими по небу облаками проглядывал месяц, и поэтому девушка могла кое-как ориентироваться. Куда же ей пойти, чтобы решить свою маленькую естественную проблему? Лучше всего во двор, подумала она, надеясь, что найдет туда дорогу без труда.

Она осторожно выбралась из постели, стараясь не разбудить Луку, который похрапывал рядом. При этом она обратила внимание, что Николо в комнате нет. Может быть, и ему понадобилось выйти?.. А где Маттео? Его тоже нет! Странно все это…

На цыпочках Франческа пробралась мимо спящей Кьяры в коридор. Она была совершенно голая, поэтому надеялась незаметно выскользнуть наружу, сделать свое дело и так же быстро вернуться назад.

В коридоре было темно, девушка осторожно продвигалась шаг за шагом к выходу, касаясь рукой стены. Вдруг до нее донеслись странные звуки. Звуки оказались обрывками речи… Кто-то шепотом ругался.

У Франчески мурашки побежали по телу. Что здесь происходит? Она выскользнула за дверь и присела в кустах. В этот момент мимо нее прошел мужчина.

В темноте девушка не сумела разобрать, кто это был. Кроме того, ей совсем не хотелось появиться перед Николо или Маттео в чем мать родила. Поэтому она быстро зашла в здание.

Прибежав в спальню, она натянула на голову покрывало и нежно прижалась к Луке, который как ни в чем не бывало продолжал тихо похрапывать.

* * *

На следующее утро всю компанию почти одновременно разбудил аромат свежего кофе. Маттео обнаружил среди продуктов, захваченных ими с лодки, не только несколько бутылок питьевой воды, но и банку растворимого порошка. На двух церковных свечах он сумел вскипятить воду и, таким образом, приготовил для компании завтрак.

Франческа обвела еще заспанными глазами комнату и с облегчением обнаружила, что все четверо – живые и здоровые – были на месте.

– Лучше всего нам прямо сейчас отправиться обратно на материк, – произнес Маттео, выглянув в окно.

Хотя небо все еще было затянуто серыми облаками, а от ветра громко шелестела листва высоких деревьев, окружавших монастырь, буря улеглась.

– И потом нам нужно заявить об Алессии, – добавил он. – Не может же она просто так остаться в озере.

– Верно, – согласился Николо и покопался в своей маленькой кожаной сумке.

На какое-то мгновенье все смущенно замолчали, вспомнив об ужасном вчерашнем происшествии. Одна лишь Кьяра сделала вид, что ее это совершенно не касается.

– Я пока соберу вещи, – Франческа взяла себя наконец в руки и поднялась с постели.

До сих пор все происходящее казалось ей кошмарным сном, от которого она мечтала очнуться… Ей так хотелось как можно быстрее вернуться к нормальной жизни. Но в тот момент она не могла знать, что судьба распорядится с ними совсем по-другому…

* * *

– Ничего себе! – Лука с ужасом смотрел на разбросанные по берегу разбитые доски, которые еще вчера были лодкой.

Она была расколота на мелкие части. Поломаны были и весла, пользоваться ими было нельзя. Вчера вечером он вместе с Франческой вытащил лодку на берег и поднял ее как можно выше, чтобы волны и ветер не смогли утащить их не самое надежное на свете средство передвижения обратно в воды озера.

Неужели они недостаточно высоко подняли лодку?

– Думаю, что буря тут ни при чем, – помотал головой Николо, как будто прочитав мысли однокурсника.

Он повертел в руках обломок весла и продолжил:

– Это сделали люди. Кто-то просто разломал лодку.

– А где большая лодка? – в панике закричала Франческа. – Ее вообще нет!

– Они, наверное, ее забрали, – предположила Кьяра, – и утопили.

Что тут происходит? Похоже, что некто заметил их во время шторма и проследил за ними. Этого некто совсем не устраивало, что они выбрали острова Манья, чтобы укрыться от непогоды. И теперь этот некто не хочет, чтобы они покинули остров.

Молодые люди думали об одном и том же: может быть, этот некто был сейчас на острове? Где-то совсем рядом. Франческа испуганно оглянулась.

Николо на всякий случай вооружился одной из досок. Кьяра украдкой посмотрела на Луку, как бы оценивая, сможет ли он ее защитить.

Маттео тем временем решил войти в воду, чтобы проверить, нет ли какого-нибудь природного объяснения происшедшему. Вдруг все-таки ветер и волны согнали лодку с берега и утопили ее в озере? Но юноша ничего не обнаружил. Пропала и провизия, которую девушки вечером спрятали в ящике на носу судна.

Как же им теперь перебраться с острова на материк? И как им жить на острове? Немного печенья и несколько шоколадок у них еще было, возможно, им удастся найти ягоды…

Но обязательно нужна питьевая вода! Вода – вот что самое главное! Из озера вода для питья не годилась.

– А мобильного ни у кого нет? – спросила Кьяра.

– Нет, – пробурчал Николо. – Ни у кого.

– Ну и что нам теперь делать? – Франческа была вне себя, она совершенно не понимала, что происходит.

Еще вчера был чудесный день, они шутили, смеялись, поддразнивали друг друга, а сегодня мир стал абсолютно иным.

– Давайте действовать и думать, как Робинзон, – предложил Маттео. – Для начала обследуем остров.

– Хорошая идея, – согласилась с ним Кьяра. – Может быть, здесь есть люди? Помните, вчера мы слышали колокольный звон? Я точно помню, это было незадолго до того, как… – девушка замолкла, ее душили слезы.

– … незадолго до того, как ты толкнула Алессию в воду, – закончил Николо фразу. – Когда зазвенели колокола, ты вытолкнула Алессию из лодки.

– Но… – Кьяра не могла справиться с рыданиями. – Я же нечаянно! Я просто вскочила от радости, что мы не одни в этом аду – там, где звонят колокола, живут люди!

– Нечаянно? – не унимался Николо. – Думаю, причина была в другом.

– Что это значит? – Лука в недоумении тряхнул своими черными локонами.

– Спроси лучше у нее! – кивнул в сторону Кьяры Николо. – Спроси у нее, например, кто такой синьор Рикко.

– Не знаю я никакого синьора Рикко! – Кьяра вытерла слезы тыльной стороной руки. – Кто это такой?

Франческа заметила, что Кьяра покраснела…

Николо не ответил, он отошел в сторону и сделал вид, что не услышал вопроса Кьяры.

– Думаю, предложение Маттео правильное! – решил разрядить атмосферу Лука. – Нам нужно обследовать остров. Возможно, здесь живут люди, которые нам помогут. Но нужно быть осторожными, – с этим словами он поднял с земли сломанное весло, чтобы в случае нападения оказать хоть какое-то сопротивление.

– В любом случае нам нужна вода, – согласился Маттео, – возможно, мы действительно тут не одни. А ты что думаешь, Николо? Николо?..

Молодой человек оглянулся, ища своего товарища, но тот куда-то исчез.

– Он ведет себя странно, – произнес Маттео. – Мы познакомились больше трех лет назад, когда поступали в университет. Но теперь мне кажется, что я его совсем не знаю.

– У меня такое же чувство, – согласилась Кьяра. – В университете он всегда такой открытый, общительный. Что на него нашло?

* * *

– Это еще что? – Франческа указала рукой на круглую кучу камней. – Похоже на обвалившуюся башню.

– Или на странную могилу… – Лука обвел подозрительным взглядом нагромождение валунов.

Остров Манья высился над гладью озера Тирро, как каравай хлеба на противне. Только у воды была узкая береговая линия, за ней сразу начинался холм. Студенты пробирались через огромное поле, заросшее качающимися на ветру зелеными растениями высотой в человеческий рост, издававшими странный запах.

– Кьяра, ты же изучаешь биологию, – крикнул Маттео через плечо, – что это за трава тут растет?

– Э-э-э… не знаю, – пожала плечами девушка.

Однако у Маттео возникло смутное подозрение, что она просто не захотела ему отвечать.

Ему вообще стало казаться, что его сокурсница ведет себя странно с тех пор, как они попали в шторм и оказались на этом проклятом острове. У него было такое чувство, что Кьяра играет во всем происходящем какую-то таинственную роль, суть которой он не мог понять…

Симпатичная блондинка на самом деле мгновенно поняла, какое сокровище растет как сорняк на острове Манья – конопля!

Но товарищам она, конечно, об этом говорить не собиралась! Если они были настолько глупы, что не заметили, какое богатство плывет им в руки, то так тому и быть. Она же, Кьяра, как только выберется с острова, мигом вернется сюда одна или с парой надежных людей, к которым она своих наивных друзей по университету не причисляла, и соберет урожай. В мечтах она уже видела кучу денег, которую выручит от продажи травки.

Молодые люди продолжали подъем на холм. Каждый был погружен в собственные мысли. Незаметно они достигли самой высокой точки острова и огляделись.

– Отсюда далеко видно. Смотрите! К острову приближается яхта, – Лука показал рукой на озеро.

– И правда, – удивилась Франческа, – кажется, собирается причалить.

Изящное судно быстро продвигалось по еще неспокойному озеру и вскоре скрылось из виду за скалами.

– Мне страшно, – Франческа прижалась к любимому, – кто знает, что у них на уме.

– Может, они просто прошли мимо и направляются к материку, – попытался успокоить девушку Лука, – а если они нас встретят, то мы с ними вернемся домой.

– Похоже, монастырь единственное более или менее целое здание на острове, – поделился своими наблюдениями Маттео. – Там внизу, на другой стороне острова, есть еще какой-то домик, но он выглядит совсем заброшенным.

– То есть, кроме нас, людей на острове нет, – подвела итог Кьяра.

– Вообще никаких людей, – закончила Франческа ее мысль с некоторым облегчением. – Во всяком случае, никто не причинит нам зла. Но кто тогда звонил вчера вечером в колокола?



– Странно, – Лука внимательно посмотрел на монастырь, – смотрите, вон там колокольня. Но с нее невозможно звонить!

– Как это? – его подружка сразу не поняла, что он имеет в виду.

– Там вообще нет колоколов, – удивился молодой человек. – Но ты ведь слышала вчера колокольный звон!

– Я тоже слышала, – кивнула головой Кьяра, – и звуки шли с острова.

– Тогда звонили из того домика, – Маттео стал спускаться с холма, – пойдем посмотрим.

С трудом они пробирались через кусты и высокую траву. По пути им попадались вырванные бурей из земли деревья, на их месте зияли глубокие ямы. Опять начались поля со странными высокими растениями, крапива жгла их голые ноги, приходилось время от времени останавливаться, чтобы сориентироваться на местности.

Наконец, студенты услышали плеск воды. Они пошли на звук и вскоре обнаружили бьющий из-под земли источник.

Маттео нагнулся, набрал пригоршню и попробовал.

– Совершенно чистая вода, – констатировал он, – мы можем наполнить бутылки.

– Ты, правда, думаешь, что мы застряли тут надолго? – спросила Франческа. – Мне так хочется домой!

Хрупкая рыжеволосая девушка была самой младшей среди них. Она просто не знала, как себя вести.

Маттео уже давно это заметил и чувствовал определенную ответственность за девушку. Как-никак они вместе учились, и именно он ввел ее в круг своих друзей. Кроме того, он видел, что ее дружок Лука относится к Франческе несерьезно и не ценит ее искренние чувства.

Немного позже они подошли к заброшенному дому. Он был практически полностью разрушен.

– И тут нет никаких колоколов, – заметил Лука. – Наверное, здесь когда-то жили крестьяне.

– Но люди здесь были не так уж и давно, – Кьяра указала на черное пятно на земле.

Похоже, совсем недавно кто-то разжигал здесь костер и жарил на углях мясо. Вокруг кострища валялись обглоданные кости. В окружавших двор кустах застряли обрывки обгоревшей газетной бумаги. Франческа взяла один из них.

– Смотрите, тут дата! 13 мая 20… года… Не могу прочитать дальше! Но это наше тысячелетие, – помахала она обрывком. – То есть мы не первые из современных людей, которые оказались на острове.

– Ну, если не считать тех, которые уничтожили наши лодки, – уточнила Кьяра.

– Может, эти обрывки оставили какие-нибудь туристы, которые жарили тут шашлыки, – предположил Маттео.

– Тогда они были людоедами… – с отвращением заметила Кьяра. – Я думаю, что это человеческие кости.

Все содрогнулись. Кьяра уже два года изучала биологию и должна была разбираться в таких вещах. Но как могли человеческие кости оказаться здесь, на острове?

– Итак, никаких колоколов тут нет! – подытожил поиски Лука. – И вы не могли их слышать в тот вечер!

Сказав это, он бросил на Кьяру вопрошающий взгляд. Как и Николо, он сомневался, что Алессия отправилась на тот свет случайно.

На обратном пути к монастырю Лука и Кьяра оживленно болтали друг с другом, и Франческа почувствовала уколы ревности. Уж не связывает ли ее возлюбленного и блондинку тайна, о которой ей не было ничего известно?

* * *

Николо медленно брел назад к монастырю. Он наслаждался одиночеством – шумная компания приятелей начала действовать ему на нервы.

Кто же мог украсть большую лодку и разбить маленькую? И почему?

Да, среди его знакомых были люди, которые его недолюбливали. Но они понятия не имели о том, что судьба забросила его на этот забытый богом остров… Это была чистая случайность. Буря началась совершено неожиданно, да и идея нанять лодки и покататься по озеру возникла спонтанно.

Тем не менее кто-то желал ему зла. Или кому-то из них. А может быть, всем вместе. Без лодок дороги назад не было. С прогулочных корабликов, которые бороздили воды Тирро в хорошую погоду, их вряд ли заметят. Хорошо, что в его маленькой кожаной сумке был мобильный телефон. Но другим он решил об этом до поры до времени не рассказывать. Интуиция подсказывала ему быть предельно осторожным.

Вчера во время бури Кьяра неожиданно вырвала у него из рук весло и ударила им сначала Франческу по руке, а затем Алессию по голове. Этого никто не заметил: Маттео греб, Франческа и Лука спасали собственную лодку.

Поэтому он решил, пусть пока все, кроме Кьяры, думают, что во всем виноват он. Любая попытка назвать действительного виновника была бы воспринята остальными как отговорка и только еще больше восстановила бы всех против него.

Николо уже много раз бывал на острове Манья.

Собирая материал для курсовой работы по истории церкви, он обследовал монастырь и церковь с ее ценнейшими фресками. Заинтересовали его и рассказы о здешних призраках. Поэтому ему не составило труда вчера вечером сориентироваться в полуразрушенном здании.

Той же ночью, когда все заснули, он выбрался из спальни, отошел подальше, позвонил своему приятелю с богословского факультета университета Перуджи и попросил того добыть кое-какие сведения в библиотеке и у знакомых в церковном управлении.

Николо всегда особенно интересовали многовековые связи клерикалов с различными тайными сообществами и сектами. Во время своих изысканий он наткнулся на сведения о том, что некоторые священники вынуждены были покинуть свои приходы, потому что воспылали любовью к женщинам и, нарушив обет безбрачия, зачали с ними детей.

Встречались также священнослужители, которые вели настолько активную сексуальную жизнь, что поддерживали интимные связи с несколькими дамами – одновременно или поочередно.

Если же известия о подобном поведении доходили до ушей высшего церковного начальства, то всю историю старались замять. Проштрафившегося священника, правда, отзывали из прихода под благовидным предлогом и переводили в другие церковные службы. Однако денежные средства позволяли ему содержать не только себя, но и женщину с ребенком. Так что все было шито-крыто.

И хотя в университетских архивах можно было получить информацию только об умерших людях, Николо чисто случайно удалось узнать, что Алессия, студентка отделения истории искусств, с которой он познакомился на одном из семинаров, была, возможно, плодом подобной тайной страсти. И так как в архивах ничего о ее отце не было, Николо догадался, что тот, скорее всего, еще жив и здоров.

Ничего конкретного ему найти не удалось, но кое-что указывало на то, что некий падре Рикко, служащий в церковном управлении в Перуджи, мог быть отцом Алессии.

Поговаривали, что святой отец в открытую никогда не признавал своего отцовства, но тем не менее всегда поддерживал девочку. Однако никто не мог сказать, откуда у священника средства, чтобы содержать дочь, делать ей роскошные подарки и, прежде всего, оплачивать обучение в дорогой частной школе. Все эти расходы значительно превосходили его церковное жалование.

Работая над курсовой, Николо с удовольствием поговорил бы и с дочерью, и с ее предполагаемым отцом, чтобы дополнить свои исторические изыскания обращением к современности. Но теперь это невозможно. Алессия погибла от руки Кьяры, а без Алессии нельзя выяснить, действительно ли падре Рикко ее отец…

Но оставался главный вопрос: что заставило Кьяру так безжалостно расправиться со своей однокурсницей?

Насколько Николо было известно, девушки едва знали друг друга и совершенно случайно оказались вместе на этом злополучном пикнике. Скорее всего, Кьяра просто воспользовалась случаем. Но что их связывало? Что могло вызвать в Кьяре такую ненависть, что она хладнокровно убила человека?

Поэтому, когда на берегу зашла речь о смерти Алессии, Николо неспроста посоветовал Луке спросить у Кьяры, кто такой падре Рикко. Это был пробный шар, но теперь, обдумав, парень не был уверен, что поступил правильно.

Если Кьяра действительно состояла в какой-то связи с возможным отцом Алессии, то она ни за что бы в этом не призналась. Если же нет, то замечание Николо вообще не имело никакого смысла.

В первом случае его фраза послужила ей своего рода предупреждением, она поняла, что Николо что-то знает… И уж если она так спокойно отправила на тот свет свою сокурсницу, то без колебаний избавится от любого, который покажется ей опасным.

Подойдя к монастырю, молодой человек на всякий случай обошел его, скрываясь за кустами. Ничего необычного он не заметил. Правда, входные двери были закрыты. Он не мог вспомнить, закрывали ли они их перед уходом. А может быть, остальные уже вернулись?

Николо дошел до стоящей в стороне башне, поднялся наверх и вышел на балюстраду. Оттуда он увидел, как современная моторная яхта быстро удалялась от острова.

Теперь у него не было никаких сомнений: кто-то узнал, что они находятся на острове, приплыл сюда, утопил большую лодку и разбил маленькую. То есть устроил все так, чтобы они никогда не вернулись назад.

Вывод был один: они в опасности и должны быть начеку.

* * *

– Что с тобой? – заботливо спросил Маттео Франческу, когда их маленькая группа вышла из зарослей и направилась к монастырю.

Конечно, он заметил, что девушка сникла, после того как они обнаружили якобы человеческие кости рядом с хижиной.

– Ах, – махнула она рукой, – сама не знаю. Для меня все это слишком…

– Может, тебя злит, что Лука всю дорогу болтает с Кьярой? – предположил Маттео.

– Нет! – поспешила возразить Франческа, чем только подтвердила правоту его слов.

– Но это абсолютно ничего не значит! – парень попытался успокоить ее. – Они знают друг друга по университету, вместе готовились к экзаменам. Нет повода для ревности.

– Может, ты и прав. Хотя раньше мне Лука никогда не рассказывал, что хорошо знаком с Кьярой.

– Дорогая, все в порядке? – тот, о ком они говорили, вдруг обернулся.

– Если отвлечься от общей ситуации, то можно и так сказать… – ответила девушка и взяла Луку за руку, заявляя тем самым на него свои права.

И вот уже парочка побрела по тропинке дальше, в то время как Маттео принялся обсуждать с Кьярой странное кострище, обнаруженное ими около хижины.

* * *

Изящная яхта «Рома стар» покачивалась на волнах рядом с берегом. Но с суши ее нельзя было заметить. С маленькой надувной лодки, надежно спрятанной в прибрежных кустах, на берег сошли двое мужчин.

Накануне ночью экипаж яхты получил приказ, несмотря на шторм, срочно покинуть гавань в Казанелле и отправиться к острову. На берегу Маньи люди с яхты обнаружили две лодки. Большую лодку оттащили подальше от берега и потопили, маленькую изрубили в щепки.

Сегодня же перед ними стояла задача разведать ситуацию и выяснить, какая опасность может исходить от туристов. Но при этом нельзя было ни в коем случае позволить себя обнаружить…

Мужчины тихо поднимались на холм, прячась в тени деревьев и кустов. Вскоре они увидели четырех студентов на верхнем поле с коноплей. Судя по всему, молодежь понятия не имела о том, что растет на поле. Люди с яхты услышали, как невысокий стройный парнишка с черными кудрявыми волосами спросил хорошенькую длинноволосую блондинку, не знает ли она, что это за трава, и получил отрицательный ответ…

Тем не менее нельзя было допустить, чтобы кто-то из них живым покинул остров. Слишком велик был риск, что журналисты заинтересуются их «робинзонадой» и сами отправятся на остров, где, конечно, обнаружат странные посадки.

А журналисты не так наивны, как эти юные идиоты… И тогда прощай выгодное дело! Этого нельзя допустить! Что конкретно нужно предпринять, должен решить босс. «Разведчики» же увидели достаточно. Они незаметно сели в надувную лодку и вернулись на яхту.

Вскоре «Рома стар» покинула акваторию острова.

* * *

Николо с трудом отворил тяжелую деревянную дверь, отделявшую вестибюль монастыря от церковного нефа. Он и раньше любил посидеть тут на лавках для прихожан, наслаждаясь покоем. Ценнейшие фрески на потолке и стенах церкви обвалились вместе со штукатуркой и лежали теперь на полу в виде маленьких кучек мусора.

Через давно прохудившуюся крышу капала вода, на улице опять пошел дождь. Большие нахохлившиеся вороны прятались тут от непогоды, сидя на тяжелых деревянных балках, проложенных над алтарем.

Неф сохранился практически полностью, целы были и ряды скамей, и три покрытые искусной резьбой исповедальни из черного дерева, на их окошках еще висели рваные занавески из тяжелого красного бархата.

Николо опустился на колени и стал молиться за упокой души Алессии и о снисхождении к ее убийце.

* * *

– А теперь мне хочется есть! – заявила Франческа, когда они наконец приблизились в монастырю. – Скорее под крышу!

Хотя дождь и был несильным, но молодые люди все-таки промокли до нитки.

– Только есть у нас почти нечего, – заметил Маттео. – Осталось немного печенья и несколько шоколадок. Все остальное было в большой лодке и исчезло вместе с ней.

– Совсем ничего? – расстроилась Франческа.

– Ничего, – покачала головой Кьяра, – мы все оставили вчера вечером в лодке. Кто же мог знать, что мы здесь застрянем и что кто-то помешает нам вернуться?

– М-да… но почему, интересно? – вступил в разговор Лука. – Мы же никому ничего плохого не сделали. Как вообще кто-то узнал, что мы здесь?

– Понятия не имею, – ответила Кьяра.

Маттео и Франческа стали подниматься по лестнице. Кьяра же схватила Луку за рукав и оттащила в сторону:

– Пошли на берег, поищем, вдруг мы обронили вчера что-нибудь из еды? Или соберем ягод.

– Отличная идея! – обрадовался Лука и поцеловал девушку в губы. – Как знать, может, по пути еще что-нибудь придумаем, – парень не смог скрыть двусмысленной улыбки.

– Франческа, дорогуша! – прокричал он затем в коридор. – Кьяра и я сходим на берег. Может быть, найдем там что-нибудь съедобное или наберем ягод.

– Хорошо, – крикнула в ответ его наивная подружка, – но только не пропадайте слишком надолго. Николо до сих пор нет, не пришлось бы нам его искать. Надеюсь, что с ним ничего не случилось.

Франческа даже себе самой не хотела признаваться в том, что она сходит с ума от ревности… Что происходит между ее парнем и блондинкой?

– Смотри! – Маттео прервал ее невеселые мысли. – Я нашел пакет с яблоками! – и он торжествующе поднял вверх пластиковый мешок.

Франческа, у которой от голода уже урчало в животе, бросилась к нему:

– Как здорово! Хоть что-то!

Она выбрала самое большое яблоко и с жадностью вонзила в него зубы.

* * *

– Нигде ничего… – разочарованно покачал головой Лука, – абсолютно ничего не осталось от нашей провизии. Что мы теперь будем есть? Ведь кто знает, сколько мы проторчим на этом чертовом острове!

– Да… – согласилась Кьяра и нежно погладила его по черным кудрям. – Но хорошо, что мы вместе.

– Кто спорит? – кивнул польщенный Лука.

Он послушно последовал за девушкой, которая кивком головы указала ему на уютную нишу в скале, защищенную от ветра и посторонних глаз.

Молодые люди медленно опустились на песок. Лука положил голову на плечо Кьяры и с наслаждением вдохнул запах ее белокурых волос

– Когда-нибудь придется все сказать Франческе, – вдохнул юноша, – как-то неловко сидеть на двух стульях.

– Да не думай ты об этом хотя бы сейчас, – махнула рукой Кьяра и начала ласкать молодого человека, – лови момент. Как знать, что готовит нам судьба…

– Слушай… – Лука вдруг повернулся к своей подружке, – скажи честно… ты, правда, убила Алессию? Франческа говорит, что это сделал Николо. Но судя по тому, как он реагировал на твои слова… Это ты… ты ударила ее веслом по голове?

– Чушь какая! – возмутилась девушка. – С чего бы мне ее убивать? Я и знать-то ее толком не знала!

– Странно это все… – произнес Лука, решив, что в этот момент ему лучше наслаждаться близостью очаровательной блондинки.

Он влюбился в нее по уши на университетской вечеринке по случаю сдачи экзаменов. Это было незадолго до того, как их компания отправилась к озеру.

Кое-кто из сокурсников предостерегал его. Говорили, что красотка меняет парней как перчатки. «Думает только о своей выгоде, – предупреждали его, – как только получит то, что хочет, оставит тебя с носом».

Но Лука был слишком влюблен, чтобы всерьез воспринимать такие советы. Кроме того, он не исключал, что на нее наговаривают уязвленные парни, которым она дала от ворот поворот. Его зародившаяся любовь была глубокой и настоящей, в этом он был уверен, как и в том, что Кьяра искренне отвечает на его чувства.

– Сначала буря и шторм, – произошедшее вчера никак не выходило из головы Луки. – Ладно, такого никто предвидеть не мог. Но затем эта странная смерть Алессии… Потом украли большую лодку со всеми припасами, разбили маленькую… Ничего не понимаю…

Вместо ответа Кьяра стала расстегивать его рубашку.

– Не надо, – начал было он, – другие могут сюда прийти. Вдруг Франческа увидит? Я хочу все честно ей рассказать.

Но Кьяра его не слушала.

Лука чувствовал себя неловко, но не мог, да и не хотел противиться ласкам обворожительной блондинки. Тем временем опытная соблазнительница заводила его все больше и больше, так что постепенно он перестал замечать что-либо вокруг. Страстное желание охватило его без остатка.

Объятые вожделением, молодые люди сорвали с себя мешавшую одежду и слились в неистовом поцелуе. Дрожа от нетерпения, Лука бросился на Кьяру и, задыхаясь от наслаждения, взял ее. Та застонала от сладострастия и обвила его бедра ногами. Бешено двигаясь навстречу друг другу, юные любовники жаждали только одного – как можно быстрее достичь экстаза, который нарастал в их телах.

Наконец, издав громкие крики, они испытали его почти одновременно, прижались друг к другу влажными от пота телами и замерли, слыша лишь, как гулко бьются их сердца и стучит в висках кровь.

Потом они еще несколько минут лежали молча в своем убежище, защищавшем их от непогоды и любопытных глаз. Каждый думал о своем.

– Я думаю… – наконец, неуверенно произнесла Кьяра.

– Что думаешь? Мне ты можешь доверять.

– Я думаю, – продолжила девушка, – что знаю, кто нас преследует. Это падре Рикко.

– Тот самый, о котором говорил Николо сегодня утром? – удивился Лука. – Которого ты, по его мнению, знаешь? Так ты его знаешь?

– Да, – кивнула Кьяра, – Рикко – священник, у которого когда-то был свой приход. В том городке жила красивая молодая женщина… Однажды она помогла прибраться в доме священника после церковного праздника, потому что его старая экономка была больна. Они разговорились, ну и, короче, он совратил ее… У них начался роман, о котором никто не должен был знать. И плод их любовной связи – я.

– Ты-ы-ы? Дочь священника? – Лука не мог в это поверить. – Ты уверена?

– Абсолютно, – заявила Кьяра, откинув свои длинные белокурые волосы назад.

– И когда ты об этом узнала?

– Мама молчала об этом до самой смерти и всю жизнь мне рассказывала, что мой отец – искатель приключений, пропавший без вести во время одного из своих заграничных вояжей.

Девушка вдруг погрустнела. Теперь она не была похожа на уверенную в себе покорительницу мужских сердец. Очевидно было, что эта история ее очень печалит.

– Мама всегда работала, с трудом зарабатывая нам на жизнь, – печально продолжила она. – Жениться на ней падре не хотел, а милостыни от него она не принимала, – в голосе Кьяры звучала обида. – А ведь основания рассчитывать на его помощь у нее были.

– Ну и как же ты наконец узнала, что твой отец совсем не пропал без вести? – спросил Лука.

– Чисто случайно пару месяцев назад мне попалась на глаза статья в журнале вот о таких тайных детях священников, почему-то я сразу поняла, что это касается и меня. Я решила все разузнать, послушала кое-кого, покопалась в архивах. И вот пару недель назад я получила неопровержимые доказательства: падре Рикко – мой отец.

– Ты встретилась с ним, напомнила ему о прошлом? – допытывался Лука. – Ему, что, вообще не интересно, как живет его дочь?

– Я не знаю, где он сейчас живет, – печально покачала головой Кьяра, – в церковном управлении разузнать ничего не удалось.

– Но с чего бы вдруг ему преследовать нас? Если ты не знаешь, где он сейчас, то, наверное, ему и подавно о тебе ничего не известно.

– Нет, известно, – возразила Кьяра, – о моем существовании он знал с самого начала. Но никогда не заботился обо мне. Теперь же, когда я выяснила тайну своего рождения, он, наверное, хочет не допустить, чтобы его связь с моей матерью стала всем известна.

– А ты? Ты чего хочешь? – спросил Лука. – Ты хочешь, чтобы об этом узнали другие?

– Нет, не хочу, – покачала головой девушка. – Я только хотела все выяснить для самой себя. Пусть мои друзья и родственники и дальше верят в сказку о пропавшем папаше. Кому теперь нужна правда?

– Хорошо, – кивнул Лука, – насчет меня можешь не беспокоиться, я никому не скажу.

Он заботливо обнял свою казавшуюся такой несчастной подружку.

Было ясно, что он должен вместе с Кьярой пережить это трудное время, помочь ей опять почувствовать твердую почву под ногами. Да, он будет ей опорой во всем! Сейчас, когда его любимая так в нем нуждалась, юноша ощутил связь с ней особенно сильно.

Ну разве могла с ней сравниться Франческа, эта наивная, нерешительная курица, которая все время чего-то боялась? Держаться за ручки, как два подростка? Нет, теперь это было не для него! Кьяра видела в нем настоящего мужчину, и это вселяло в него силу!

Но тут он вспомнил об ужасном вчерашнем происшествии и о сегодняшнем намеке Николо:

– А каким боком этот падре Рикко относится к Алессии? Ведь Николо заговорил о нем в связи с гибелью Алессии?

– Сама не пойму, – сказала Кьяра и принялась приводить в порядок свою одежду. – Думаю, Николо знает, что падре Рикко – мой отец. Ведь он изучает историю церкви и у него есть доступ ко многим документам. А какое отношение падре Рикко имеет к Алессии, я понятия не имею.

Лука решил ей поверить и последовал за девушкой.

Незадолго до того, как монастырь появился в поле их зрения, Лука задержал Кьяру и прижал ее к себе. Он чувствовал, как его тянет к этой красивой, недоступной девушке, чье прошлое окутано такой романтической тайной. Кьяра тоже поддалась порыву, и губы молодых людей сомкнулись в долгом, страстном поцелуе.

* * *

– Привет! – Николо поприветствовал тайных любовников у входа в монастырь.

– Что это вы принесли? – спросил он, кивнув на размокший бумажный кулек в руке Луки.

– Собрали немного ягод, – холодно ответила Кьяра.

– А, это вы… – из монастыря на голоса вышли Маттео и Франческа.

– А ты где был, Николо? – удивился Маттео. – Мы все думали, куда ты подевался?

– Захотелось побыть одному, – уклончиво ответил Николо. – Я посидел в церкви. Вот там… Вам тоже советую. В тишине хорошо приводить мысли в порядок.

– Не люблю церкви, – перебила его Кьяра, – там только внешне красиво, а за золоченым фасадом все прогнило.

– А-а-а, понятно… Ты говоришь о падре Рикко? – усмехнулся Николо.

Он не смог удержаться от этой колкости, хотя и понимал, что было бы умнее промолчать.

Он понимал, что нужно было во что бы то ни стало найти способ вернуться на материк и как можно скорее. С остатками печенья, шоколадками и собранными в лесу ягодами им удастся продержаться максимум неделю. Это их главная проблема, а не ссора из-за какого-то священника.

– Тебе до падре Рикко не должно быть никакого дела! – вдруг задиристо вклинился в разговор Лука и тут же об этом пожалел – теперь стало ясно, что Кьяра действительно имеет к этому священнику какое-то отношение и что он, Лука, об этом знает.

Франческа удивленно посмотрела на возлюбленного.

– Что происходит? – спросила она недоуменно. – Думаю, тебе нужно мне кое-что объяснить, Лука.

Она видела, что между ее парнем и Кьярой что-то происходит.

Сначала она не хотела вести себя как ревнивая истеричка, но сейчас Лука перешел грань. Почему он ей не доверился, ничего не рассказал о таинственном падре Рикко, о котором ему и Кьяре было, судя по всему, больше известно, чем ей… Если они оба хранят какую-то тайну, то это означает, что Лука ей, Франческе, доверяет меньше и что он испытывает какие-то чувства к блондинке.

И девушка еще раз уже срывающимся голосом повторила свое требование:

– Что все это значит, Лука?!

Но тот пробурчал что-то невразумительное и потихоньку удалился.

– Пойдем отсюда, – Маттео нежно взял за руку Франческу, дрожавшую от ярости, – не расстраивайся. Не стоит он того.

– Я хочу знать, что между Лукой и Кьярой, – Франческа, рыдая, бросилась на шею Маттео.

– Ах-ах-ах, – усмехнулась Кьяра и принялась кипятить на двух свечах воду для кофе.

Эта красотка вела себя так, как будто она не имеет к происходящему никакого отношения и свысока поглядывала на Франческу.

– Я доберусь до истины, – прошипела Франческа и бросилась на наглую соперницу с кулаками.

Лишь в последнюю секунду Маттео удалось схватить разгневанную девушку.

– Я тебе глаза выцарапаю, так и знай! – прошептала она вне себя от злости, в то время как Кьяра спокойно сыпала кофе в воду.

– Спроси лучше Луку, – проговорила она, наконец, издевательским тоном, – что он о тебе думает. Ты для него – пройденный этап.

Маттео пришлось приложить усилия, чтобы удержать Франческу от новых попыток поколотить Кьяру.

– Ах ты свинья! – Франческа попыталась влепить разлучнице оплеуху. – Жалкая крыса, стерва!

– Пойдем-ка на свежий воздух, – сказал Маттео и потащил девушку к выходу, – это тебе сейчас не помешает.

* * *

На улице вечерело. Дождь прекратился, хотя свежий бриз все еще гнал серые облака по небу. Маттео и Франческа молча брели по заросшей травой тропинке к башне.

– Как только Лука мог так поступить со мной! – воскликнула девушка.

Успокоившись, она поняла, что интрижка Луки и Кьяры длится уже некоторое время. Она чувствовала себя отвратительно. Испачканной. Брошенной.

Маттео осторожно взял ее за руку.

– Этот дурак недостоин твоих слез, – он слегка пожал пальцы девушки.

Франческа почувствовала, какая теплота и сила исходят от молодого человека, и это сразу успокоило ее. На Маттео, как на хорошего друга, она может положиться полностью.

– Но сначала нам нужно вернуться на материк, – молодой человек стал размышлять вслух. – Поэтому сейчас нужно оставить все споры. Мы должны держаться друг друга, иначе пропадем, и когда-нибудь в далеком будущем наши скелеты будут изучать палеонтологи, – пошутил он.

– Кстати, о скелетах. Ты, правда, думаешь, что это человеческие останки?

– Я в этом не разбираюсь, – уклончиво ответил Маттео, – но когда я вспоминаю ту кучу камней, то думаю, что это вполне может быть захоронение…

– Ты, правда, так думаешь? – девушка была не уверена, серьезно говорит ее спутник или шутит.

– Возможно, когда-нибудь мы это выясним, – пожал тот плечами.

Студенты стали подниматься вверх по истертым ступеням башни.

– При других обстоятельствах мы, наверное, любовались бы этим видом, – задумчиво произнесла Франческа, глядя на гладь озера.

Как хорошо, что Маттео был рядом. Пусть он не сложен, как атлет, и не выглядит, как киноартист, но зато он честный и открытый парень – а это, как она сумела только что убедиться, намного важнее пустой внешней привлекательности.

* * *

Николо и Кьяра уже спали, когда Франческа и Маттео вернулись в монастырь. Только Лука, вероятно, все еще был в церкви, во всяком случае в общей «спальне» его не было.

Франческа отодвинула «постель» изменщика как можно дальше от своей, чтобы ни он, ни она не смогли поддаться искушению.

Как раз в этот момент в комнату вошел Лука. Он казался озабоченным и сильно удивился, увидев перестановки.

– Я думал, что нам нужно еще раз обо всем поговорить, – начал было он.

– Не сейчас, – буркнула Франческа и юркнула под скатерти. – На сегодня с меня хватит. Ты очень меня обидел. Мы оба знаем, что произошло. Спокойной ночи.

Сказав это, девушка перевернулась на другой бок и постаралась заснуть. Но мысли не давали ей покоя…

Кто же на самом деле убил Алессию? Кьяра? Но почему она это сделала? С одной стороны, Франческа считала эту белокурую бестию способной на все, но, с другой стороны, она понимала, что у Кьяры не было никакой причины совершить такой ужасный поступок… У Николо тоже. Ведь он все время пытался подгрести поближе к тонувшей. И точно не Маттео: он был слишком занят управлением лодкой…

А что если между Николо и Алессией существовала тайная связь, о которой никто не знал и которая закончилась ужасной смертью девушки? Или что-то было между Кьярой и Алессией, что их связывало и одновременно разделяло, да так, что одна из них должна была умереть?

Мысли путались в ее голове. Она начала засыпать. Но в этот момент она услышала тихий шорох – как будто кто-то встал с постели. Потом раздалось шлепанье босых ног по каменному полу, еле слышно заскрипели ржавые петли двери. После минуты тишины послышался голос – кто-то разговаривал в коридоре.

У Франчески мурашки побежали по телу. Она напряженно вслушалась в темноту. Опять раздался шорох. Опять кто-то встал… Лука? Или Кьяра? А может, Маттео?

Вновь раздались шаги босых ног, вновь скрипнула дверь. Потом тишина.

Франческа прислушивалась еще пару мгновений, затем глаза ее стали слипаться, и, наконец, Морфей окончательно принял ее в свои объятья.

* * *

На следующее утро Маттео опять разбудил компанию запахом кофе. Франческа, несмотря ни на что хорошо выспалась и чувствовала себя отдохнувшей. Лука и Кьяра уже больше не делали тайны из своей связи и поприветствовали друг друга поцелуем. Только Николо опять не было на месте, что, впрочем, никого не удивило.

Они позавтракали вчетвером.

– Нам нужно подумать о том, как перебраться на материк, – Маттео опять заговорил о главной проблеме. – Погода наладилась, если нам удастся построить плот, то все может получиться.

– Как же мы его построим? – засомневался Лука. – У нас же нет инструментов.

– Нам не нужен полноценный плот, – возразил Маттео, – можно просто связать пару бревен, которые выдержат наш вес. Сделаем что-то вроде весел из кривых веток. Ведь до Казанелле всего три-четыре километра.

– Но тогда мы можем просто переплыть озеро, – неуверенно вставила Франческа.

Маттео засмеялся:

– Ну, если ты олимпийская чемпионка по плаванию, то конечно! Но мы, пляжные купальщики, просто потонем по дороге!

Он вдруг замолчал. Шутка оказалась неудачной – ведь кое-кто из их компании действительно утонул.

– Странно, что Николо до сих пор нет, – удивилась Кьяра.

– Интересно, что именно ты его хватилась, – язвительно заметила Франческа, – ведь он, кажется, знает о тебе кое-что, и тебе это не нравится.

– Нечего ему тут разнюхивать, – сказал Лука презрительно. – Некоторые знают слишком много. Это может им дорого стоить.

– Ты говоришь, как мафиози, – усмехнулась Франческа. – Ты что, хочешь прикончить Николо?

– Ему лучше держать пасть закрытой, – угрожающе произнес Лука. – Не то кто-нибудь ему ее заткнет.

– Прекрати разыгрывать из себя гангстера! Тебе это совсем не идет, – махнул на него рукой Маттео и вышел в коридор. – Пошли поищем Николо. Где-то же он должен быть.

– Возможно, опять в церкви, – предположила Франческа.

Все четверо пошли по коридору в сторону церкви. Вокруг царила тишина.

Маттео не без труда отворил тяжелую дверь в церковь, внутри было пусто. Студенты хотели уже было повернуть назад, но тут Франческа заметила красную лужу на каменном полу рядом с одной из исповедален.

– Смотрите, – с испугом показала она рукой, – что это?

Все посмотрели, куда показывала Франческа, и… замерли.

Маттео первым взял себя в руки и медленно пошел вперед, остальные последовали за ним. Шаг за шагом они приближались к кабине из украшенного резьбой черного дерева. Окошко в дверце было завешено куском рваного бархата. Тут порыв ветра приподнял занавеску.

Франческа издала душераздирающий крик.

– Н-и-ккк-о-ллл-о! – заикаясь, выдавила она из себя и кивнула головой в сторону кабины.

Лука отдернул занавеску. С глухим стуком тело Николо выпало из исповедальни. Его широко раскрытые мертвые глаза глядели в пустоту, в груди торчала большая острая щепа от разбитой лодки. Кровь засохла на рубашке и джинсах.

– Как он сюда попал? – испугался Маттео.

– В последнее время он вел себя странно, – сказал Лука. – Может быть, у него была какая-то тайна, нам неизвестная, и он в исповедальне хотел облегчить свою душу, покаяться?

– Мертвецы не молятся в исповедальнях, – сухо возразила Кьяра.

Франческа не могла оторвать глаз от ужасной картины. Она тщетно пыталась унять дрожь. Девушка почувствовала тошноту, не помня себя, выбежала во двор, где ее вырвало.

– Да упокоится он с миром, – Маттео закрыл товарищу глаза.

Затем сильным рывком он оторвал бархатную занавеску, накрыл ею тело и перекрестился.

– Пошли отсюда, – и он подтолкнул Кьяру и Луку к выходу.

* * *

Той ночью, когда над озером Тирро разразилась буря и падре Рикко увидел, как течение несет две лодки к острову, он отправился к Серджио Деларе. Мужчины знали друг друга давно. Деларе был владельцем одного из самых больших овощеводческих и цветочных хозяйств в Умбрии.

Двадцать лет тому назад, во время какого-то церковного праздника, Серджио увидел, как падре удалился в одну из его теплиц с молодой садовницей…

Когда девять месяцев спустя та произвела на свет девочку, названную Алессией, Серджио, как и другие прихожане, сердечно поздравил мамашу с радостным событием. Затем отвел падре в сторонку, напомнил тому о романтическом свидании в теплице и спросил священника, не хочет ли тот заключить с ним долговременный договор на украшение цветами церкви и пасторского дома. Если падре не против, то Серджио готов забыть об увиденном на прошлогоднем церковном празднике.

Рикко пригласил Деларе на следующий день зайти к нему домой. Серджио появился у священника точно в назначенный час в радостном предвкушении того, что заключит очень выгодный договор. Он даже заранее подготовил все необходимые документы, юридически скрепляющие эту сделку.

Каково же было его удивление, когда ушлый святой отец достал из письменного стола приготовленную заранее грамоту и предложил Серджио расписаться в том, что тот обязуется регулярно и на безвозмездной основе поставлять цветы для украшения церкви и пасторского дома, а также для конфирмаций и свадеб. В противном случае падре будет вынужден проинформировать местных карабинеров, что в упомянутую Серджио ночь он обнаружил в теплице несколько растений, которые подозрительно походили на коноплю.

Учитывая, что недавно во время вечеринки полиция застукала сынка Серджио и его дружков за курением марихуаны, причем происхождение зелья ей так выяснить и не удалось, оба проходимца, распив бутылку красного вина, ударили по рукам и в наилучшем расположении духа разошлись приятелями.

Серджио с тех пор не проронил ни слова о ночи, проведенной священником в теплице, а тот в свою очередь отблагодарил его тем, что стал распространять по округе небылицы о призраках, якобы обитающих в развалинах монастыря, и горячо советовал людям не совать туда нос.

Дело в том, что однажды, случайно попав на остров, Серджио обнаружил, что почва как нельзя лучше подходит для выращивания конопли. Недолго думая, он приобрел у коммуны Казанелле половину острова «для занятия овощеводством». Все над ним смеялись – ну как можно выращивать овощи на острове, куда нужно добираться пароходом!

Но падре Рикко с удовольствием получал с тех пор регулярные и щедрые пожертвования от славного овощевода, на которые частично и содержал свою тайную и любимую дочь Алессию. Она не нуждалась ни в чем. Хорошее месячное пособие, комфортабельный дом, время от времени дорогие подарки и, конечно, обучение в престижной частной школе – на своего ребенка синьор Рикко денег не жалел.

Даже, когда епископ лишил падре прихода, у него остались возможности для оплаты учебы Алессии теперь уже в университете. Ну и кроме того, на пожертвования богатого овощевода он помог отреставрировать склеп в своем прежнем приходе и даже отлить для колокольни новый колокол, который вот уже два года во славу Господа каждое воскресенье собирал прихожан на молитву.

И вот теперь падре Рикко опасался, что молодые люди, которых непогода заставила высадиться на острове Манья, могут разрушить всю эту отлично отлаженную систему. Какая-то глупая случайность ставила под угрозу все!

Если эти юнцы узнают, что на острове в промышленных масштабах выращивают коноплю, и проинформируют об этом карабинеров, то плакали денежки и для Алессии, и для его приходской церкви.

А уж коли это случится, то у Серджио Деларе больше не будет резона и дальше молчать о церковном празднике, с момента которого минуло уже двадцать лет. А бульварная пресса отвалит ему за подобную историю кругленькую сумму. Священнику было ясно, что Деларе не упустит возможности хорошо подзаработать. А значит, не станет молчать.

Этого священник допустить не мог.

Ведь тогда прощай безупречная репутация, а может быть, и пенсия, до которой падре оставалось совсем немного. В конце концов, высшее церковное руководство не может бесконечно закрывать глаза на все темные делишки священника. Нет, риск слишком велик! Нужно что-то делать!

А вот если бы лодки молодых людей, например, перевернулись во время бури или они пропали без вести на острове, то все сочли бы это хотя и трагическим, но довольно типичным несчастным случаем. Все скоро забудется, и ни у кого никаких вопросов не возникнет.

Поэтому-то падре Рикко и направился той ночью к Серджио Деларе и серьезно с ним поговорил. Они быстро поняли друг друга, и овощевод тут же, несмотря на непогоду, приказал своим парням завести яхту и отправиться на остров.

* * *

– Как это объяснить? – спросил Маттео товарищей по несчастью, когда все они вышли из церкви. – Кому понадобилось убивать Николо?

Никто не ответил.

– Это сделал кто-то из нас, других людей на острове нет. Значит, мы больше не можем доверять друг другу, – продолжал Маттео. – И пока мы не узнаем, почему были убиты Алессия и Николо, каждый из нас находится в смертельной опасности.

Все молча кивнули.

– Поодиночке ни у одного из нас нет шанса выжить, – произнес Маттео. – Поэтому предлагаю разбиться на пары.

– Я ни за что не пойду с Лукой, – тут же заявила Франческа.

– Еще чего! Нужна ты мне, дуреха! – огрызнулся Лука. – Моя пара – Кьяра, – с этими словами парень положил руку на плечо новой подруги.

– На этом и порешим, – Маттео притянул Франческу к себе.

– Ну и что дальше? – язвительно спросила Кьяра. – Будем друг против друга в шахматы играть?

– Не говори ерунды, – отмахнулся Маттео, – мы должны выбраться отсюда. Я с Франческой пойду искать поваленные деревья для плота, а вы отправляйтесь на поиски ивовых веток, которыми можно будет их связать.

– Вы, что, собрались деревья рубить? – спросил Лука.

– Нет, конечно! Надеюсь, что мы найдем пару уже поваленных бурей старых деревьев, – объяснил Маттео. – И нам надо торопиться, пока не кончились продукты.

Молодые люди разошлись в разные стороны.

* * *

– Мы вдвоем могли бы обойтись без Маттео и Франчески, – вдруг сказал Лука.

Они с Кьярой бродили среди кустарников в поисках подходящих ивовых веток.

– Думаю, вдвоем нам было бы даже лучше, – продолжил он свою мысль.

– Я тоже об этом думала, – согласилась Кьяра. – Что ты предлагаешь?

– Маттео – честный парень с аналитическим складом ума, – пояснил Лука. – Он не успокоится, пока не выяснит, что тут произошло. А кому это нужно?

– Вот именно, – кивнула Кьяра, – пусть не лезет не в свое дело. Кто знает, сколько людей из нашей компании погибло во время бури… Это могли быть все мы!

– Думаешь, нам нужно избавиться от Маттео и Франчески и под чужими именами начать новую жизнь в каком-нибудь месте, где нас никто не знает? – Луке эта мысль показалась очень привлекательной.

О-о-о, тогда его любимая Кьяра будет связана с ним навеки, ведь выжить они смогут только вместе. И если кто-то когда-нибудь захочет дать показания на другого, то под подозрение в убийстве попадут оба. А значит, она никогда от него не уйдет! Это и есть настоящее счастье!

– Можно и так, – усмехнулась Кьяра.

Однако Лука усмешки не заметил.

– Наломать ивняка – неплохая идея… – задумчиво произнесла блондинка, было видно, что в ее голове рождается дьявольский план. – Но им можно не только связывать бревна для плотов…

– А что еще? – не понял Лука.

– Не прикидывайся идиотом! – разозлилась коварная красотка. – Из ивовых веток можно, например, сделать лук, из куска каната – тетиву, а из острых обломков досок – стрелы.

– Ты намекаешь на…? – Лука запнулся.

Как-никак Маттео был его хорошим товарищем, да и с Франческой еще вчера они были любовной парочкой. И хотя он считал ее никчемной и глуповатой, совсем равнодушен он к ней не был. Франческа была слишком наивной, чтобы понять, какая ужасная игра тут ведется. Выиграть в ней она не могла. Но такого конца Лука ей, конечно, не желал.

– Я не смогу это сделать, – покачал он головой.

– Не будь тряпкой! – оборвала его Кьяра. – Слабак мне не нужен! – и после драматической пауза добавила, – мы оба знаем, на чьей совести смерть Николо. Я во всяком случае всю ночь спала.

Лука покраснел, на его лбу выступил холодный пот.

– Но это мог сделать и Маттео, – неуверенно возразил он. – Откуда ты знаешь, что это не Маттео?

– Что-то я не помню, чтобы он повздорил с Николо, – торжествующе прошипела Кьяра, – и он не знает, кто такой синьор Рикко.

– Да! – вскричал Лука. – Он этого не знает! И я не знал до вчерашнего дня. Зато я знаю, что есть еще что-то, что было известно только Николо. Именно этим он и пригрозил тебе вчера на берегу.

Молодой человек в волнении схватил блондинку за руку и заглянул ей в глаза:

– Я ведь сказал, что ты можешь на меня положиться! Поэтому и заставил его навек умолкнуть. Я сделал это ради тебя, – тут юноша разрыдался.

Белокурая красавица презрительно оттолкнула его от себя:

– Идиот! Маттео и Франческа обо всем догадаются, если хоть чуть-чуть пошевелят мозгами!

Лука был в ужасе. Что же он наделал! Он хотел защитить женщину, которую любил всем сердцем! А та холодно отвергла его, вместо того, чтобы утешить. Как только она могла?

– Я же люблю тебя, – слезы градом катились по щекам юноши. – Кьяра, ангел мой!

– Тогда веди себя как мужчина! – девушка оставалась непреклонной. – Из-за тебя мы вляпались в эту историю, ты же должен теперь все уладить. Маттео и Франческа не должны живыми покинуть остров.

– Хорошо, – шмыгнул носом Лука, – если ты так хочешь.

Вскоре парочка нашла несколько подходящих ивовых веток, среди обломков лодки валялся подходящий кусок тонкого каната. От досок удалось отколоть несколько острых длинных щеп, из которых получились отличные стрелы. Через некоторое время Лука сделал несколько пробных выстрелов из самодельного лука.

Вначале стрелы летели мимо цели, но потом молодой человек приноровился к оружию. Ему даже удалось сбить с дерева гнездо.

– Убойная сила приличная, – заметил он, рассматривая одно из простреленных яиц.

– Ну, наконец-то! – Кьяра стала терять терпение. – Я уж стала думать, что ты никогда не справишься с этим. Пошли поищем этих двоих, пока они нас сами не увидели.

Лука был как в трансе. Он уже не принадлежал самому себе и делал только то, что требовала от него белокурая злодейка.

Юноша стал ее покорным слугой, послушным орудием в ее руках. Было ли то, что она задумала, хорошо или дурно – не имело значения. Он слушался Кьяру, потому что надеялся на ее любовь. Ему нужно доказать девушке, что он готов сделать все, что та от него потребует…

Парочка тихо кралась сквозь густые, почти тропические заросли острова Манья в то место, где лежали поваленные деревья. Они следили за тем, чтобы не наступать на сухие ветки, скрывались в тени деревьев, прятались за высокими кустами и большими камнями.

Наконец, они услышали голоса Маттео и Франчески. Те играли в салочки и, как видно, наслаждались обществом друг друга. Оба были беззаботны, веселы и ни о чем не подозревали…

Лука стоял за Кьярой. Она подала ему знак сделать то, что они задумали.

У него задрожали руки и перехватило дыхание, когда он поднял лук и прицелился. Непросто было держать на прицеле своих друзей, следить за их движениями. Сначала он прицелился в Маттео, затем во Франческу, потом опять в Маттео и, наконец, безвольно опустил лук.

– Ну что ты там копаешься?! – зло прошипела Кьяра. – Давай скорей!

Как робот, Лука опять поднял лук и заставил себя успокоиться. Он прицелился во Франческу и выстрелил.

Острая деревянная стрела, со свистом рассекая воздух, устремилась к цели… Как в замедленной съемке Лука видел, что стрела летит прямо в сердце его недавней возлюбленной. Она должна была попасть прямо в него.

– Осторожно! – завопил Лука в последнюю секунду. – В сторону, Франческа!

Окликнутая девушка испугалась, вскинула голову, повернулась, чтобы посмотреть, кто ее зовет. И в ту же секунду почувствовала острую боль в руке, что-то ударило ее, опрокинуло навзничь. Девушка упала на землю и потеряла сознание.

Маттео, стоявший в двух метрах от Франчески, бросился к ней, упал рядом на колени и погладил ее лицо. Только тут он увидел большую деревянную стрелу, торчавшую в ее руке на уровне сердца. Из раны текла кровь.

Парень осторожно поднял руку и внимательно осмотрел рану.

– Спокойно, все будет хорошо, – ободрил он девушку, поддерживая ее за голову. – Но рану нужно обработать, иначе может начаться заражение.

Маттео заботливо помог Франческе встать, следя за тем, чтобы стрела оставалась на своем месте и не раздражала рану. Юноша положил левую, неповрежденную руку девушки на свое плечо и медленно стал двигаться к источнику.

– Мы промоем рану ключевой водой, – объяснил он, – потом порвем одну из скатертей на полоски и как следует перевяжем рану. Она неглубокая и, думаю, быстро затянется.

– Кто это сделал? – Франческа никак не могла понять, что произошло минуту назад.

Она была бледна как смерть, пульс бешено бился. Без поддержки Маттео она опять бы упала на землю.

Маттео посмотрел в ту сторону, откуда вылетела стрела.

Ничего и никого. Никаких звуков.

– Это могли быть только Лука и Кьяра, кроме них на острове никого нет.

– Но зачем они это делают? – Франческа ничего не понимала. – Почему стреляют в нас?

– Думаю, тебя хотели убить, – Маттео был также взволнован случившимся, за прошедшие дни он почти влюбился в эту наивную и милую девушку. – Думаю, стрелял Лука. У Кьяры нет столько силы. Но в последнюю секунду он, видимо, понял, что натворил, и крикнул, чтобы предупредил тебя, стрела попала бы прямо в сердце.

– Убить меня? Но за что?

– Мы им мешаем, – предположил Маттео, – только я не знаю, в чем. Но решает все Кьяра. Лука делает то, что она прикажет. Хотя он тебя спас в последнее мгновенье. Возможно, все последние события как-то связаны друг с другом, – продолжил он. – Эти смерти, которые мы до сих пор не можем объяснить. Алессия. Николо. Теперь попытка убить тебя.

При словах «попытка убить» у Франчески опять сжалось сердце:

– Я не вижу никакой связи.

– Я тоже, – согласился Маттео, – во всяком случае, пока не вижу. Ну а теперь давай обработаем твою рану.

Он посадил девушку на большой камень, лежащий рядом с водой. Франческа чувствовала себя ужасно, и причиной тому было не ранение, к счастью, не слишком серьезное, а осознание того, что за последние дни ее жизнь кардинально изменилась.

Беззаботная прогулка на лодках окончилась ужасной катастрофой на озере и борьбой за выживание. Двое ее друзей были мертвы, а на ее жизнь покушались…

Маттео начал осторожно вынимать стрелу из ее руки, девушка застонала от боли.

* * *

Кармело, смышленый племянник падре Рикко, ученик седьмого класса, удивился, что дядя в штормовую ночь ушел из дома.

И хотя парнишка не знал, куда тот отправился, он догадался, что за этим кроется какая-то тайна. Как и у остальных мальчишек его возраста, все таинственное вызывало у него жгучий интерес, поэтому на следующий день он решил проследить за падре, когда тот как бы случайно прогуливался в гавани.

«Рома стар» была изящной белоснежной яхтой.

Она относилась к тем шикарным судам, у причала которых всегда толпились стайки загорелых красавиц с бокалами шампанского в руках, мило кокетничая с их владельцами. Яхта была довольно большой, могла взять на борт много гостей и принадлежала Серджио Деларе, самому крупному торговцу овощами и цветами в округе.

Синьор Рикко по-дружески пожал ему руку.

– Ну, дружище, – подмигнул он Серджио, – удалось что-нибудь сделать ночью?

– А то! – самодовольно расхохотался тот в ответ. – Теперь они не скоро выберутся с острова.

– И как вы это устроили? – поинтересовался падре.

– Очень просто, – Серджио подозвал коренастого матроса. – Подойди-ка сюда, Джакомо, расскажи сеньору, что вы там сделали с лодками.

– Хо-хо-хо, – рассмеялся крепыш, – разделались мы с ними, хо-хо-хо.

– С обеими?

– Ясное дело! – ответил матрос. – Большую мы спустили на воду, отогнали подальше и потопили вместе с провиантом. А маленькую изрубили на дрова.

– А зачем вы изрубили лодку на дрова? – вдруг встрял в разговор Кармело, который вообще не понимал, о чем говорят взрослые. Ведь его всегда учили, что портить вещи нельзя, особенно когда они принадлежат другим людям.

– А ты что тут делаешь? – падре Рикко легонько шлепнул мальчика по затылку. – Смотри-ка, вон там – чайки. Сбегай, покорми их! – священник отломал кусок от багета, купленного им по дороге, и протянул мальчику.

Кармело взял хлеб, послушно отошел в сторонку и стал бросать хлеб чайкам. Но в то же время навострил уши, чтобы ни слова не пропустить из странного разговора дяди и Серджио.

– Ну, вот видишь, – начал опять седовласый владелец яхты, когда посчитал, что Кармело их больше не слышит, – все в полном ажуре! Мои люди даже были на острове и незаметно подслушали этих юнцов…

– И что? – полюбопытствовал Рикко, – они раскрыли наш маленький секрет?

– Не похоже. Кажется, студенты не догадываются, что там у нас растет.

– Ну, тогда все шито-крыто, – довольный падре похлопал своего дружка по плечу. – И тем не менее нам нельзя допустить, чтобы эта компания живой покинула остров. Слишком велик риск, что журналисты пронюхают про их робинзонаду, решат съездить на остров и там, конечно, обнаружат посадки.

– Ты прав, такая история для газетных писак на вес золота… Так и вижу заголовок – «Пленники озера Тирро» или что-то в этом роде…

– Ты должен решить эту проблему. Раз и навсегда.

– Сделаем, – кивнул овощевод, – завтра сплаваем туда еще раз. Устраним опасность.

– Я с вами, – решительно сказал священник.

– Как знаешь, – буркнул Деларе, посчитав, что в таком деле падре будет только помехой.

Но не имело смысла затевать спор. Хочет Рикко ехать с ними, пусть едет.

«Раз и навсегда… Что задумали дядя и этот незнакомый мужчина?» – Кармело не понимал абсолютно ничего из подслушанного разговора. Он считал дядю добрым человеком. Но сегодня падре произвел на него странное впечатление – он был каким-то жестким и мрачным. Таким его мальчик еще не знал, и он решил выяснить причину этой перемены.

Кажется, речь шла об озере и молодых людях, оказавшихся на запретном острове…

С самого детства он слышал рассказы о том, что там происходят ужасные вещи, часто пропадают маленькие дети, что там живут злые духи и даже призраки. И поэтому никогда нельзя плавать на остров.

«Там пропало много людей, и больше о них никто ничего не слышал», – рассказывал ему дядя гробовым голосом, и Кармело хорошо запомнил эти рассказы. Все в них верили, никому из знакомых ему взрослых в голову не приходила мысль отправиться на остров. Все знали, что там водятся призраки, и лучше держаться от жуткого места подальше.

И вдруг он слышит, что завтра утром эта великолепная яхта отправится на таинственный остров. И на ней будет полно сильных мужчин, которые в случае чего защитят его.

Кармело твердо решил попросить дядю взять его с собой, если у того зайдет речь о планах на завтра. Но тот не проронил о предстоящей поездке ни слова ни вечером, ни за завтраком на следующий день. Падре делал вид, что никуда ехать не собирается.

Это только укрепило предположение Кармело, что тут происходит нечто таинственное и очень интересное. Когда дядя после завтрака вдруг объявил, что ему нужно сходить в церковь, мальчик, недолго думая, незаметно последовал за ним и вскоре оказался в гавани.

«Рома стар» еще была пришвартована у пристани, но матросы уже грузили на борт разные коробки, ящики и инструменты. Вскоре на большом лимузине подъехал и седовласый мужчина, с которым падре так долго разговаривал накануне. Он коротко поздоровался с дядей, и они вместе поднялись на яхту.

Кармело спрятался за грудой деревянных поддонов, лежавших на пристани.

Пару минут спустя он услышал, как на яхте заработал мотор. Что же делать? С одной стороны, ему не терпелось узнать, что происходит на острове, с другой стороны, его троюродная бабка, отправляя его к дяде, наказывала слушаться того во всем и не доставлять ему хлопот. Мальчишка разрывался между страстью к приключениям и желанием быть послушным мальчиком.

В этот момент коренастый матрос, с которым дядя вчера разговаривал о лодках, отдал швартовы. Кармело колебался еще несколько мгновений, но страсть к приключениям победила!

Мальчик разбежался, прыгнул, пролетел пару метров по воздуху, схватился за край кормы, подтянулся, влез на борт и быстро спрятался в ящике для канатов. Только он успел лечь на дно и свернуться калачиком, как кто-то открыл крышку и, не глядя внутрь, швырнул в ящик свернутый канат.

Кармело прикусил губу, чтобы не вскрикнуть – конец каната больно ударил его по лицу, вдобавок толстая веревка отвратительно воняла водорослями и птичьим пометом.

– Хозяин, нам давно пора поменять снасти, – сказал грубый мужской голос.

– Да-да, – ответил седовласый.

Крышка ящика захлопнулась. Никто не обнаружил мальчика.

* * *

– Неудачник! – рявкнула Кьяра на своего дружка. – Даже на это ты не годен!

– Извини, – заскулили Лука, – я не смог этого сделать. Но обещаю: в следующий раз получится. Точно!

– Надеюсь, – Кьяра легла на некотором отдалении от него в траву, – иначе между нами все кончено.

В этот момент зазвонил мобильный телефон.

Кьяра вздрогнула и удивленно посмотрела на Луку.

Тот пошарил в кармане, вынул оттуда телефон и нажал кнопку:

– Алло?

– Это я, Вальдо, – раздался в аппарате голос молодого мужчины.

Кьяра могла слышать их разговор, потому что Лука случайно нажал кнопку громкой связи.

– Ну что у тебя? – спросил он.

– Я кое-что разузнал в Перудже, – молодой человек на том конце провода был явно возбужден. – Как мы и договорились прошлой ночью. Действительно, связь существует.

– Какая связь? – допытывался Лука. – Говори, не мучай меня!

– Ты рассказывал об этом падре Рикко, который много лет назад провел ночь с работницей теплицы и зачал дочь, которую потом он официально не признал, но поддерживал деньгами. Ее имя – Алессия.

– Верно, – подтвердил Лука, – Алессия.

– Но ты хотел узнать, не замешан ли падре в других пикантных историях.

– Точно, – опять согласился Лука.

– Представь себе! – голос в трубке торжествовал. – Были такие истории! Насколько я смог выяснить, вскоре после первой он завязал новую интрижку с молодой женщиной из своего прихода и тоже сделал ей ребенка.

– Интересно, – глаза Луки загорелись, – и где эта женщина из прихода живет сейчас?

– Она недавно умерла, – ответил незнакомец. – Церковь в свое время предложила ей финансовую поддержку, но та отказалась. Заявила, что хочет выйти замуж за священника, а подачки ей не нужны.

– А ребенок? – полюбопытствовал Лука. – Что с ребенком стало?

– Говорят, что это девочка, – объяснил собеседник. – Ее зовут Кьяра. Но никто не знает, где она живет и что делает.

– Спасибо, – только и успел произнести Лука, как вдруг Кьяра как вихрь бросилась к нему, вырвала телефон из рук и закричала в трубку:

– Кто это? Кто вы? Грязная свинья!

– Николо? – спросил голос. – Что происходит? Ты где?

Но Кьяра уже отключила телефон.

– Никто не должен был этого узнать! – Кьяра бросилась на Луку, как помешанная, и схватила его за горло. – Никогда! Откуда у тебя вообще мобильник? Вчера утром на берегу Николо сказал, что ни у кого нет телефонов!

– Получается, что у него был мобильный, – пролепетал Лука. – Я нашел в его кармане. Наверное, он догадывался о чем-то… Насчет тебя и… э-э-э, – Кьяра сдавила его горло так, что ему стало трудно дышать, – … и Алессии…

– Да, – девица ослабила хватку, и Лука смог глубоко вздохнуть, – мы были сводными сестрами, Алессия и я. Я выяснила это, когда решила разузнать правду о своем рождении.

– А зачем тебе понадобилось ее убивать? – недоуменно спросил Лука. – Если вы были сводными сестрами?

– Она родилась первой, и жизнь ее была несравненно лучше моей, – слезы покатились по щекам Кьяры, – сеньор Рикко всегда поддерживал ее материально. Помогал ее матери, делал дорогие подарки, Алессия ходила в хорошую школу. Мне же пришлось всю жизнь бороться, моя мать работала за гроши, я после школы разносила газеты, чтобы хоть чуть-чуть ей помочь.

Кьяра рыдала все сильнее:

– Я хотела подружиться с Алессией, пошла к ней, когда все узнала, и поговорила. Думала, что она поймет меня, ведь мы обе находились в одинаковых ситуациях. Просила ее немножко поделиться тем, что она имеет, что дает ей наш отец. Совсем немножко. Пусть подарит мне какое-нибудь украшение. Или время от времени будет давать немного денег. Но она подняла меня на смех. Сказала, что моя мать просто принесла меня в подоле и что она всем об этом расскажет.

– Это тебя, наверное, очень оскорбило? – спросил парень. – Ты ведь хотела сохранить тайну своего рождения…

– Вот именно! – прокричала Кьяра. – И когда Алессия в лодке сказала, что не умеет плавать, на меня что-то нашло. Я не знаю, как описать словами мои чувства! Во мне как будто что-то взорвалось. Я решила ей отомстить за все унижения, которые мне пришлось претерпеть в юности.

– Бедная Кьяра! – Лука, все еще лежа под девушкой, попытался погладить ее по лицу. – Но Алессия-то в этом не виновата. В том, что тебе пришлось пережить в детстве. В том, что Рикко тебе не помогал. Ведь она раньше ничего о тебе не знала.

– Верно! – голос Кьяры вдруг опять зазвучал жестко, а взгляд стал острым, как нож. – Она была не виновата. Она слишком мало знала. В отличие от тебя. Ты знаешь слишком много.

С этими словами она вцепилась ногтями в горло Луки.

Глаза Кьяры горели ненавистью, губы дрожали, дыхание стало порывистым. Как безумная фурия, она ударила его головой о камень, чтобы тот потерял концентрацию, и изо всех сил вонзила острые когти в горло молодого человека. Тот извивался и пытался освободиться, но ничего не получалось. Постепенно его хрип становился все слабее и слабее, перешел в легкий свист и, наконец, дыхание прекратилось вообще.

Еще несколько минут Кьяра сидела без движения на своем мертвом любовнике. Лишь только затем ее сведенные судорогой руки разомкнулись. На горле юноши образовались красные пятна и порезы в тех местах, где сомкнулись ее безжалостные пальцы.

Она не смотрела в мертвые глаза Луки.

Девушка казалась совершенно безучастной, как будто произошедшее не имело к ней никакого отношения. Она воспринимала все как фильм, который она смотрит и в котором не играет даже второстепенной роли. Кьяра встала с земли и отошла от мертвеца.

Она взяла валявшийся рядом мобильный телефон и пошла прочь.

* * *

– Спасибо тебе! – Франческа ласково погладила Маттео по коротким волосам, после того как тот промыл ее рану чистой ключевой водой. – Ты настоящий друг!

– Я только сделал самое необходимое, – скромно ответил молодой человек. – Пошли, нам нужно быстрей возвратиться в монастырь, чтобы как следует тебя перевязать.

– Надеюсь, что там нам ничего не угрожает, – несчастная девушка опять содрогнулась, вспомнив, что произошло недавно.

Франческа опиралась на Маттео, пока они медленно пробирались к монастырю. Быстро идти она не могла, и прошло немало времени, прежде чем руина показалась между деревьями. Издалека послышался звон – это часы на колокольне в Казанелле пробили полдень.

Из осторожности они задержались на подступах к монастырю и посмотрели, не пришел ли туда кто-то раньше них, не поджидают ли их там, не попадут ли они в ловушку.

Но все было спокойно. Казалось, в монастыре никого нет.

Молодые люди подошли к зданию и медленно вошли внутрь. Маттео ногой приоткрыл дверь, ведущую в церковь, где все еще лежало тело Николо, накрытое куском красного бархата. Маттео не хотел, чтобы его спутница увидела его еще раз.

– Так, – пару минут спустя, разорвав на полоски одну из скатертей, он крепко перевязал руку Франчески, – на первое время хватит. Вот увидишь, через пару дней все заживет.

– Спасибо, – девушка была ему безмерно признательна.

Маттео был такой спокойный и рассудительный, находил выход даже в таких страшных ситуациях и знал, что делать. Рядом с ним она чувствовала себя защищенной, а именно об этом она всегда мечтала. Девушка не удержалась и поцеловала его в лоб.

Счастливый юноша улыбнулся.

– Думаю, нам лучше всего прилечь и отдохнуть, – сказав это, он забаррикадировал дверь в помещение парой столов и стульев, вставил отломанную ножку стола в ручку двери, чтобы снаружи ее невозможно было открыть.

– Нам скоро понадобятся силы, – объяснил он свои действия. – Ночью нужно быть настороже. Кто знает, что еще задумали Кьяра и Лука?

– Ты прав, – здоровой рукой Франческа принялась готовить себе постель.

– Не уходи так далеко, – со страхом произнесла она некоторое время спустя, когда увидела, как Маттео направился к своему месту в другой конец зала, – ложись рядом.

Маттео придвинул свою постель к постели девушки.

Минуту спустя, когда они забрались под покрывала, девушка, как бы ища защиты, положила руку на грудь своему спасителю.

– Без тебя я бы пропала, – она нежно прижалась к юноше.

Маттео наслаждался их близостью.

Ему давно понравилась его тихая и скромная сокурсница, но он не решался установить с ней более тесные отношения. Он был сдержанным и уравновешенным, держался скромно, а девушкам, как он думал, больше нравятся более бойкие ребята.

Ну и, кроме того, он не хотел вставать между ней и Лукой. Но теперь, в новой ситуации, он был вне себя от счастья.

Он повернулся к ней, осторожно убрал с ее лица растрепанные волосы, впервые почувствовал, как нежна ее кожа.

Франческа отдалась его ласкам. Маттео она могла доверять. Он был не таким, как Лука, который все время думал только о своей внешности. Если Луку можно было сравнить с воздушным шариком, то Маттео – с крепким, надежным домом. На него можно было положиться, он придет на помощь, если понадобится. И его она совсем не стеснялась.

Девушка нежно поцеловала его. Маттео ответил на ее чувства…

Их истосковавшиеся по любви и ласке души устремились навстречу друг другу. Поцелуй зажег в душах и телах влюбленных огонь, который заставил их сердца биться от счастья. Франческа сладко застонала, когда юноша осторожно снял с нее майку, а затем быстро разделся сам.

Обнаженные, они лежали, тесно прижавшись друг к друг, забыв о мире вокруг, о грозящих им опасностях. Маттео хотел, чтобы их ласки длились как можно дольше. Кончиками пальцев он нежно водил по плечам, спине, бедрам девушки, едва слышно та стонала от удовольствия.

Маттео страстно поцеловал ее в шею, и тут девушка, положив руку на его бедро, легонько потянула его на себя. Полностью войдя в нее, юноша замер на мгновенье, чувствуя, как волна наслаждения прокатилась по всему его телу. Затем он начал двигаться все быстрее и быстрее, Франческа с закрытыми глазами и чуть приоткрытым ртом лежала под ним, как бы прислушиваясь к тому, что происходило внутри нее.

Наконец, наслаждение парня достигло своего апогея, он застонал и, крепко стиснув в объятьях свою возлюбленную, прижался головой к ее щеке. Франческа счастливо вздохнула и ласково стала гладить его по волосам.

* * *

– Встать на якорь! – скомандовал Серджио Деларе одному из своих матросов, когда «Рома стар» заглушила мотор в одной из потайных бухт на острове Манья.

– Так, посмотрим теперь, где тут наши молодые люди, – падре Рикко поднялся с кресла.

Он решил быть здесь – слишком многое было поставлено на карту. Всю жизнь он берег репутацию благонравного пастыря и вот-вот должен был получить заслуженную пенсию. И ни что не должно было этому помешать.

Он последовал за Серджио в надувную лодку, матрос передал им винтовку и пистолет.

– На всякий случай, – ухмыльнулся он и вручил им еще и коробку с патронами.

– Да, – согласился Серджио, – рисковать нам нельзя. Теперь или никогда. Если сегодня дадим маху, нам конец.

Рикко угрюмо кивнул головой.

Тем временем Кармело выбрался из своего укрытия. Ни в коем случае нельзя, чтобы его тут застукали, иначе дядя ему уши надерет. Лучше будет, если падре вообще не узнает, что он был здесь.

Мальчик огляделся. Берег был метрах в двадцати от яхты, до него можно было спокойно добраться вплавь. Недолго думая, Кармело разулся и так же бесшумно, как на пристани в Казанелле, перелез через борт. Тихо соскользнул в воду и поплыл как можно ближе к борту яхты, чтобы сверху его не заметили, затем нырнул, проплыл довольно долго под водой и вынырнул уже рядом с берегом. Схватившись за висевшую над водой ветку ивы, мальчик выбрался на сушу в нескольких метрах от того места, где покачивалась на волнах привязанная оранжевая надувная лодка.

Кармело увидел, как падре и его седовласый спутник стали подниматься в гору. Мальчик последовал за ним, на некотором расстоянии, прячась в прибрежных кустах, чтобы мужчины его не заметили.

Вдруг седой схватил падре за руку, оба замерли на месте, чем-то шокированные, священник перекрестился. Явно они наткнулись на нечто ужасное. Мужчины удивленно посмотрели друг на друга, перебросились парой слов и недоуменно покачали головами. Затем они нагнулись и взялись за что-то руками.

Кармело от изумления раскрыл рот.

Его дядя и седой подняли с травы тело молодого человека с пышными черными кудрями и спрятали его в кустах – так, как будто никто не должен был его найти. Затем отломанной веткой замели следы на песке, чтобы берег выглядел совершенно естественно.

Когда они ушли, мальчик подошел к молодому человеку.

Кудрявый парень был мертв.

Кармело еще никогда не видел мертвецов так близко и таких молодых. Широко раскрытые глаза парня глядели в никуда, рот был полуоткрыт, на горле и шее были видны темные пятна…

Такое Кармело видел только по телевизору. Мать всегда его успокаивала тем, что, мол, артисты просто притворяются мертвыми, а после съемок встают, как ни в чем не бывало.

Но это, черноволосый парень уже не встанет – это было Кармело понятно. Его одновременно обуревали любопытство, ужас и отвращение. Мальчик осторожно потрогал руку мертвеца, она была холодна. В испуге он ее отпустил, и она как камень упала в траву. Кармело быстро отвернулся, и его вырвало.

Однако он быстро взял себя в руки, ему нельзя было потерять дядю и синьора Деларе из виду. То, что они делали что-то незаконное, было мальчику уже ясно. Но ему не терпелось выяснить, что именно.

* * *

Во второй половине дня Маттео и Франческа проснулись.

Парень первым открыл глаза, ему показалось, что перед зданием кто-то тихо переговаривается… Он осторожно встал, чтобы не разбудить свою сладко спящую возлюбленную, и на цыпочках подошел к окну и выглянул во двор.

Действительно, в тени большого дерева стояли двое немолодых мужчин – на одном была сутана, на другом, седовласом, – джинсы и пестрая рубашка. Оба смотрели на монастырь и о чем-то говорили.

Как минимум один – тот, что в пестрой рубашке – был вооружен, на его плече висела винтовка, падре держал руку в кармане сутаны, где у него, вероятно, был пистолет…

Тут священник показал рукой на их окно и что-то сказал другому, Маттео не расслышал, что именно. Седой кивнул головой, и оба направились к зданию.

Маттео повернулся к Франческе, которая уже сидела на постели.

– Быстро одевайся! – прошептал молодой человек. – Нам нужно немедленно уходить, сюда кто-то идет!

– Кто? – спросила заспанная девушка.

Но Маттео не стал ей ничего объяснять. Стараясь шуметь как можно меньше, молодые люди отодвинули столы и стулья от двери, вынули палку из дверной ручки. Но в тот момент, когда они уже собрались выйти в коридор, там раздались шаги и голоса.

– Они могут быть только здесь, – говорил мужчина в джинсах, – это единственное пригодное для жилья здание на острове. Хижина совсем развалилась.

– Да, верно, – согласился с ним падре, – они где-то здесь.

С этими словами он повернулся налево и открыл дверь в церковь. Первое, что он увидел, было нечто, накрытое бархатной занавеской. Священник сдернул занавеску с тела Николо и вновь перекрестился.

– Похоже, молодые люди сами выполнили нашу работу, – произнес почти облегченно.

– И правда! – усмехнулся Деларе, – если и дальше так пойдет, мы можем спокойно отправляться восвояси. Сдается мне, что наши туристы не очень-то жаловали друг друга, – и он противно рассмеялся.

Маттео тихонько отворил дверь «спальни» и, держа Франческу за руку, хотел было прошмыгнуть к выходу. Но в этот момент падре обернулся к Серджио и заметил парочку.

– Стоять, ни с места! – Рикко выхватил пистолет из складок сутаны.

Франческа в ужасе замерла, Маттео поколебался какое-то мгновенье и затем рванул вперед.

Падре выстрелил в потолок. Штукатурка дождем посыпалась со старых стен. Серджио тоже передернул затвор и прицелился в молодых людей.

– Не стреляйте! – Маттео остановился и поднял руку. – Пожалуйста!

Мужчины опустили оружие.

– Сколько вас тут? – спросил Деларе. – Где остальные?

– Какие остальные? – Маттео решил тянуть время. – Мы тут одни. Хотели пару деньков провести только вдвоем. Ну, вы понимаете… – юноша подмигнул незнакомцам.

– Только врать не надо, – овощевод опять передернул затвор и направил ствол в голову Франчески. – Двоих мы уже нашли. Одного в церкви, а другого – на берегу.

– На берегу? – переспросила Франческа. – Как он выглядел? На каком берегу? – она ничего не понимала.

– Такой кудрявый, – цинично усмехнулся синьор Рикко, – которого вы придушили. Для разнообразия! – священник рассмеялся. – Одного в церкви закололи деревяшкой, а парню на берегу перекрыли кислород.

Маттео и Франческа недоуменно посмотрели друг на друга.

– Кьяра убила Луку, – догадалась девушка. – Боже мой!

– За Бога тут я отвечаю! – падре помахал пистолетом. – Где эта Кьяра?

– Понятия не имеем! – честно ответил Маттео. – Она до этого пыталась убить мою подругу, – он указал на руку Франчески. – Когда это не получилось, Лука – ну, кудрявый – и она убежали. С тех пор мы их не видели.

– И не увидите, – издевательски произнес Деларе. – Теперь мы здесь. Мы сделаем то, что не получилось увашей Кьяры.

– Но почему? – спросил Маттео на удивление деловым тоном. – Ведь уже столько из наших погибли. Мы-то зачем должны умирать? Мы же вам ничего плохого не сделали!

– Вот именно! – кивнул Рикко. – Так должно быть и дальше. И поэтому вы умрете!

– Столько ваших погибли? – переспросил седой. – Это что значит? На острове есть еще трупы, кроме этих двух парней?

– На острове нет, – отрицательно покачал головой Маттео, – но в озере… Когда три дня назад во время бури мы решили спастись на острове, Кьяра убила нашу сокурсницу Алессию веслом. Мы не знаем, почему.

– Ничего себе студенты! – Деларе стал дулом винтовки теснить молодых людей подальше от выхода. – Убивают друг друга почем зря! Ну, ладно, хватит языком чесать!

– Алессия! – падре Рикко схватился за сердце и пошатнулся. Чтобы не упасть, он ухватил Серджио за рукав. – Вы сказали, что эта Кьяра убила в лодке Алессию, так?

Священник выглядел так, точно его током ударило. Ведь и его горячо любимую дочь тоже зовут Алессия… Дочь, которую он не мог открыто признать своей. В жизни которой он мог участвовать только издалека, посылая ей деньги и подарки, дав ей возможность учиться в хорошей частной школе… В том числе и из-за нее он тогда заключил преступную сделку с Серджио Деларе!

Падре любил свою дочь больше всех на свете. Но обстоятельства не позволили ему жениться на ее матери. Иначе ему пришлось бы, как это требуют церковные правила, сложить с себя сан, потерять репутацию уважаемого пастыря божьего, а заодно и место в городском совете, где к его мнению всегда прислушивались… Он должен был бы уехать в другое место и зарабатывать на жизнь чем придется…

Нет! Как бы он тогда ни любил юную и прекрасную садовницу и свою маленькую Алессию, на такие жертвы он пойти не мог.

Неужели девушка, убитая в день бури, была его дочерью? Рикко не мог и не хотел в это верить…

Но ему пришлось.

Чем подробнее Маттео описывал внешность Алессии, тем яснее священнику становилось, что именно его дочь, его дорогая дочь, погибла в тот день в водах озера Тирро. Маттео рассказывал о несколько полноватой девушке со стрижкой «под мальчика». И о том, что она не умела плавать…

– Да, – кивнул синьор Рикко, и его лицо стало белым, как крашеные известью церковные стены, – это моя Алессия, – его глаза наполнились слезами.

– Да, Алессия, – холодно заметил Деларе. – Теперь она на том свете. Ничего не поделаешь.

– Это верно… но… где эта Кьяра? – вдруг закричал падре и бросился к выходу. – Она ответит мне за убийство дочери!

– Подожди! – крикнул ему вслед Серджио. – Сначала мы должны разделаться с этими двумя!

Но падре был неудержим.

* * *

Кармело следил за происходящим с безопасного расстояния. Хотя он точно не видел, что его дядя и седой мужчина нашли в церкви, и не слышал, что затем обсуждали, но от него не скрылось, что молодая парочка пыталась убежать от обоих, но дядя ей в этом помешал.

Чуть позже падре, как сумасшедший, выскочил из монастыря, размахивая пистолетом и крича «Я прикончу эту сволочь!».

Тем временем седовласый карабином гнал обоих молодых людей в жилые покои монастыря.

Племянник падре не знал, за кем ему последовать – за дядей, который бросился вверх по склону холма и исчез в кустах, или же за его приятелем, который держал на прицеле парочку. Пока он раздумывал, дядюшка исчез из поля зрения. Мальчику ничего не оставалось, как затаиться у монастыря.

При этом он смекнул, что в руки к мужчине с винтовкой ему лучше не попадаться. Этот церемониться не станет.

Кармело заглянул во входную дверь, посмотрел направо и налево и увидел, как седой гнал молодого человека и его девушку в глубь здания.

Мальчик быстро прошмыгнул через вестибюль во внутренний двор с заросшим бурьяном садом. Под одним из деревьев он увидел свежие следы ног – наверное, дядя и его спутник побывали тут недавно.

Окна комнат, выходившие во двор, если они вообще имелись, были или заколочены, или совершенно непрозрачными из-за вековой пыли. Однако одно окно было на удивление чистым и находилось как раз в той комнате, в которую Серджио Деларе привел пленников.

Мальчик затаился и стал наблюдать, что будет дальше.

* * *

– Ступайте к задней стене! – взмахом винтовки Серджио приказал студентам подойти к стене рядом с окном. – Встать на колени, лицом к стене, руки за голову!

Его совсем не устраивало, что падре вдруг так неожиданно исчез, чтобы отплатить за убийство дочери – если убитая девушка действительно была его дочерью.

Вдвоем они бы могли надежнее контролировать молодых людей, а вот один он…

Парень показался Серджио очень смышленым, он мог быть опасным. Но если пристрелить его первым, то у рыжей девчонки будет достаточно времени, чтобы удрать. А ему вовсе не хотелось потом рыскать по всему острову, чтобы ловить ее.

Если же он первой убьет рыжую, то ее дружок может вырвать у него винтовку. И уж тогда – в этом овощевод не сомневался – тот не замедлит пустить ее в ход, чтобы защитить себя.

Оставалось только одно: стеречь студентов, пока рано или поздно не появится священник. А уж потом они решат эту проблему…

Он взял стул, поставил его в дверном проеме, чтобы видеть как коридор, так и комнату, в которой стояли у стены Маттео и Франческа.

* * *

Падре Рикко пробирался сквозь чащу. Он должен был найти эту женщину! Она умрет от его руки, решил он. Тот, кто посмел лишить жизни его любимую Алессию, другого не заслуживает!

Он застанет ее врасплох, призовет к ответу и затем казнит. Да, именно казнит – иначе боль и гнев не дадут ему покоя до конца дней.

Далеко злодейка уйти не могла, ведь весь остров был не очень большим. Судя по всему, молодые люди не только повздорили, но решили поубивать друг друга. Поэтому вряд ли она отважится появиться в одиночку рядом с монастырем, где бы она встретилась с двумя оставшимися студентами.

Но если учесть, что погода до сих пор не располагала к долгому пребыванию на свежем воздухе, то помимо монастыря она могла укрыться только в старой крестьянской хижине. Там же недалеко был и единственный источник на острове. А без питьевой воды долго не протянешь.

Падре направился к руинам бывшего крестьянского дома. Он приближался к дому осторожно, все время подбирая сутану, чтобы не шуметь и не привлекать к себе внимания.

Наконец, сквозь листву деревьев он увидел очертания полуразвалившихся стен хижины. Рикко остановился, чтобы собраться силами.

И в этот момент он получил мощный удар в спину, пистолет выскочил из его рук, а сам он оказался на мокрой земле.

Сверху на нем сидела белокурая красавица с его пистолетом в руках.

– Кто это к нам пришел? – девушка щелкнула затвором пистолета.

– Ты… ты убила мою дочь, – прохрипел священник. – Ты убила Алессию.

– Вашу дочь Алессию? Так вы падре Рикко? – блондинка опустила оружие и побледнела.

– Да, – простонал священник, – я падре Рикко. Откуда ты меня знаешь?

– А вы уверены, что у вас только одна дочь? – Кьяра ответила вопросом на вопрос.

Падре не понял.

– С чего это вдруг у меня будет много дочерей? – прокряхтел он и попытался вывернуться.

– А вы помните, как двадцать лет назад вы совратили молодую служанку? – прошипела Кьяра. – Потом у вас началась с ней интрижка, о которой никто не должен был узнать. Так вот! В результате этой связи родилась я!

– Ты-ы-ы??? – Рикко никак не удавалось сбросить с себя спортивную молодую женщину. – Ты утверждаешь, что ты – моя дочь?

– Моя мать долго молчала, не желая ставить вас в затруднительное положение, падре… – девушка опять помахала пистолетом. – Лишь пару лет спустя она решилась обратиться к вам, хотела, чтобы вы женились на ней.

– Никто ко мне не обращался, – настаивал священник, хотя постепенно он стал вспоминать эту старую историю.

Да, действительно, когда красавица-садовница уехала с маленькой Алессией, возникла та миловидная женщина, которая после страстной ночи в погребе некоторое время досаждала ему. Она утверждала, что родила от него ребенка, и требовала, чтобы он женился на ней…

Он ей не поверил и выгнал прочь. Она была для него лишь одной из многочисленных мимолетных связей, которым он не придавал никакого значения. Так он изложил эту историю и своему церковному начальству.

А вот мать Алессии он действительно любил, а еще больше – свою маленькую дочку. Он ужасно переживал, когда им обеим пришлось покинуть их маленький городок. И вот теперь эта тварь убила его дорогую Алессию!

Рикко собрался силами, дождался удобного момента и резко перевернулся. Блондинка этого не ожидала. Он выхватил оружие из ее рук, вскочил на ноги и отступил на пару шагов.

– У меня нет второй дочери! – прорычал он. – И никогда не было! У меня была одна дочь. Моя любимая Алессия.

Слезы катились по его щекам.

Рука священника дрожала, Кьяра бросилась на него в надежде вновь изменить ситуацию в свою пользу, но было поздно…

Теперь священник был начеку и уже не стал медлить. Как только Кьяра сорвалась с места, он нажал на курок, затем еще, еще и еще…

Блондинка рухнула навзничь на землю.

– Отец… – прохрипела она и умоляюще протянула руку к падре, – отец мой…

Голова ее откинулась в сторону, сердце остановилось.

* * *

Серджио Деларе не мог понять, где носят черти Рикко?

Его не было уже больше часа. Овощеводу надоело смотреть то в коридор, то на молодых людей. Ему не терпелось поскорее закончить всю эту канитель. Если бы святой отец не удрал так неожиданно, они бы давно уже все обстряпали, и студенты отправились бы на тот свет. И чего это падре так возбудился из-за своей дочурки, которую он и видел-то всего пару раз в жизни?

Сидеть и ждать было скучно, Деларе уже пару раз чуть было не задремал.

Кармело подкрался под окно комнаты, в которой находились седой и студенты. Нужно как-то помочь им. Но как? Должно произойти что-то неожиданное, что отвлечет дядиного приятеля и позволит парочке убежать.

Кармело оглянулся. Его взгляд упал на камень величиной с кулак. Мальчик подкрался поближе, покачал камень на ладони, пару раз замахнулся, прицелился и бросил камень в окно.

Стекло с шумом разбилось на мелкие кусочки, осколки полетели в разные стороны.

Деларе вздрогнул всем телом от неожиданности и стал вертеть головой, стараясь понять, что произошло.

Маттео не замедлил воспользовался этим. Со скоростью стрелы он бросился на седого, обхватил его обеим руками и с грохотом повалился с ним на пол, опрокинув стул.

Винтовка выпала из рук Серджио и выстрелила, пуля отрикошетила от стены, просвистела по коридору и застряла в двери церкви.

Франческа увидела, как Маттео борется с незнакомцем. Винтовка валялась в двух метрах от них.

Девушка подбежала, наступила седому что есть сил на руку, схватила винтовку и взяла мужчину на мушку.

– Сейчас же отпусти его! – закричала она.

Удивленный незнакомец нехотя разжал объятья, ему не верилось, что худенькая студентка правда в него выстрелит, однако риск все-таки был.

Маттео вскочил на ноги, тяжело дыша, сердце бешено колотилось.

– Нам нужно этого связать! – крикнул он Франческе и стал рвать скатерти на подходящие полоски.

* * *

Падре услышал выстрел, донесшийся из монастыря. Он решил, что Серджио прикончил одного из двух студентов. Ну, а коли так, то и со вторым он справится в одиночку…

Подумав об этом, падре решил, что возвращаться в монастырь смысла нет, и что он может прямо сейчас отправляться на яхту.

Священник бросил последний взгляд на Кьяру.

– У меня нет второй дочери, – произнес он еще раз, перекрестился и спрятал дымящийся пистолет в карман сутаны.

Отсюда до места, где была привязана надувная лодка, было совсем недалеко. Еще не дойдя до берега, падре услышал, как на яхте завели мотор. Он удивился: не могут же они отчалить без него? Он ускорил шаг. Выйдя на берег, он увидел, как матрос поднимает якорь.

Рикко не понимал, что происходит. Он бросился к надувной лодке, завел мотор и рванул за яхтой. И тут он увидел, что к острову на полной скорости несется катер береговой охраны. Вероятно, люди на яхте хотели избежать встречи с полицией и решили дать деру.

Падре переключил рычаг мотора на «полный вперед», и лодка понеслась, подпрыгивая на волнах. Сутана служителя церкви развевалась на ветру. Постепенно, как в замедленной съемке, оранжевая лодка приближалась к плывущей все быстрее яхте. Наконец, лодка коснулась ее кормы. Падре, качаясь, встал во весь рост, потянулся и схватился руками за борт.

Лодка под ним развернулась сама собой и уже пустой устремилась назад к острову. Через некоторое время она выскочила на песчаный берег, с шумом врезалась в толстую старую иву, нависшую над водой, взорвалась и загорелась.

Падре с трудом стал подтягиваться наверх, в его годы это было нелегко…

Под ним кипела вода, бились волны, выход был только один – наверх. Он собрал все свои силы, и уже почти лег грудью на бортик, как вдруг карабинер за рулем летящего навстречу яхте полицейского катера через мегафон приказал «Роме стар»:

– Поворачивайте и следуйте за нами! Иначе мы будем стрелять!

Рулевой на яхте резко сбросил ход, остановил судно и дал «полный назад».

Этого падре не ожидал. Из-за внезапной остановки он не удержался и упал в воду. Его тут же затянуло под крутящиеся с бешеной скоростью винты яхты.

Не было ни криков, ни стонов. Только большое кровавое пятно, которое возникло на поверхности воды, указывало на место, где синьор Рикко последовал за своей любимой Алессией…

* * *

Некоторое время спустя катер и яхта причалили к острову Манья.

Маттео и Франческа через разбитое окно тоже услышали шум моторов. Они напряженно посмотрели друг на друга – пришла помощь или новая беда?

Прячась за кустами, они осторожно отправились на берег, чтобы посмотреть, что там происходит. Но когда они увидели полицейский катер, то поняли – теперь они спасены!

Вне себя от счастья они побежали по тропинке вниз к причалу и радостно приветствовали стражей закона. Они подробно рассказали полицейским, что произошло на озере и потом на острове.

Сначала карабинеры не хотели верить в невероятные приключения молодых людей, но матрос с «Рома стар» подтвердил, что падре Рикко и Серджио Деларе действительно вышли на берег с оружием.

– Ну, хорошо, давайте посмотрим, – полицейские вместе со студентами отправились вглубь острова.

Деларе нашли, как и рассказывали молодые люди, в монастыре. Полицейские развязали его, затем отправились к телу Николо в церковь и вызвали по рации подкрепление. Серджио показал карабинерам место, где было спрятано тело Луки.

Во время тщетных поисков священника карабинеры наткнулись на тело Кьяры, а потом и на плантации конопли.

– Так вот, значит, для чего вам понадобилась земля, которую вы в свое время купили у коммуны Казанелле, – обратился один из карабинеров к торговцу овощами. – Плохи ваши дела.

Деларе в отчаянии опустил голову.

* * *

– А почему вы вообще стали нас искать? – спросил Маттео одного из полицейских.

– Вчера к пляжу Казанелле прибило тело девушки, – объяснил тот, – молоденькой такой, полноватой, с черными волосами, стриженными «под мальчика». Кроме того, хозяин проката лодок сообщил нам, что после бури не вернулись две арендованные у него лодки. Поразмыслив, мы поняли, что одно связано с другим и что нужно искать остальных. Если кто и уцелел, то мог быть только на Манье.

– То есть вы хотели нас спасти? – догадалась Франческа.

– Точно! – подтвердил карабинер. – Обо всех этих ужасах мы понятия не имели, а прибыли сюда для того, чтобы снять новых робинзонов с острова. На такую богатую добычу мы не рассчитывали, – продолжал он и кивнул на Серджио Деларе, которому в этот момент надевали наручники.

– Может быть, вы знаете, что это за круглая куча камней вон там, наверху, – спросила Франческа у полицейских, – и почему там лежат кости у кострища?

– Говорят, что куча камней – это могила первой аббатисы, умершей много веков назад, – объяснил один из патрульных – Кости, наверное, тоже ее. Возможно, звери разрыли в свое время могилу и достали их оттуда. Один рыбак давным-давно сообщил об этом в полицию, приезжал следователь из Перуджи, все внимательно изучил, но ничего криминального не обнаружил. Как бы там ни было, в этой куче камней нет мертвых детей, да и взрослых тоже нет, как утверждал падре Рикко, чтобы напугать людей.

– А где мой дядя? – вдруг раздался детский голос из кустов. – Я уже несколько часов его не видел.

Кармело нерешительно вышел к взрослым, с опаской поглядывая на карабинеров.

– Ты кто такой? – удивились карабинеры. – Ты тоже был со студентами в лодках?

– Нет, – бойко ответил мальчик, – я так же, как и мой дядя падре Рикко, и этот, – он кивнул головой в сторону Деларе, – приплыл сюда на «Рома стар». Никто не знал, что я здесь. Иначе я не смог бы помочь этим двоим, – и Кармело гордо показал на Франческу и Маттео.

– Да, интересного тут было хоть отбавляй! – один из полицейских ласково потрепал парнишку по волосам. – Но и опасностей хватало!

– Так вот кто бросил камень в окно! – Франческа обняла своего спасителя. – Какой же ты смелый! А вдруг бы промазал?

– Ну не промазал же! – радостно ответил мальчик. – Но все-таки где мой дядя?

– Думаю, мы вряд ли его когда-нибудь увидим, – и матрос с яхты рассказал о кровавом пятне на озере.

Кармело горько заплакал:

– Дядя был таким добрым! Он взял меня к себе, когда мои родители разбились на машине. Мама была его сестрой.

«Бедный мальчик, – подумала Франческа. – Сначала потерял родителей, а теперь и дядю, да еще выяснилось, что тот был преступником».

– Знаешь что, – она по-матерински обняла мальчика, – сейчас мы вернемся на материк, и первое время ты будешь жить со мной.

– Правда? – шмыгнул носом мальчик и доверчиво прижался к доброй девушке. – Я не против.

– Почему «первое время» и почему «с тобой»? – Маттео нежно положил руку на плечи возлюбленной и крепко прижал ее к себе.

Другой рукой он по-отечески обнял Кармело:

– Наш храбрый спаситель мог бы… остаться с нами. Навсегда!

– Ура-а-а! – завопил Кармело, который уже успел проникнуться симпатией к молодым людям.

Когда полицейский катер отчалил от острова и взял курс на Казанелле, уже смеркалось.

Члены только что возникшей маленькой семьи стояли на палубе и глядели вперед. Франческа и Маттео обнялись и страстно поцеловались, Кармело посмотрел на них, понимающе улыбнулся и тактично отвернулся.

* * *

Когда катер проплывал мимо того места, где три дня назад утонула Алессия, они услышали… да, действительно, услышали тихий колокольный звон! Мало того – сквозь вечернюю дымку до них донеслись обрывки хоралов, мистические церковные песнопения далекого многоголосого хора. Они казались таинственным гимном, доносящимся из глубокой могилы.

И тут над островом Манья возникло огненное вечернее сияние…

Читайте в следующую среду, 31 июля:

Смертельный пикник

Орландина Колман Ведьма Кто победит в схватке Добра со Злом?

От внезапного испуга Магдалена не могла вдохнуть – будто кто-то крепко держал ее за горло и не позволял сделать даже самый маленький глоток воздуха. Мужчина напротив нее был ужасен. Впрочем, сложно назвать «мужчиной» это огромное существо под два метра ростом – грубое, мычащее, похожее на неандертальца! Его страшную морду пересекал отвратительный шрам. Магдалена поспешила перевести взор со шрама и посмотрела прямо в его глаза, темные, словно маленькие угольки. Его взгляд был каким-то тусклым, неживым, но вместе с тем он проникал так глубоко и был таким сильным, что девушка почувствовала себя полностью обнаженной перед этим первобытным дикарем.

www.miniroman.ru

...

Издание выходит еженедельно

Главный редактор: Максим Попов

Адрес редакции: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Сервисный телефон: +7 (920) 335-23-03

Для писем: 241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44

E – mail: [email protected]

© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»

Адрес издателя: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77 – 53235 от 14.03.2013 г.

Отпечатанный в этом журнале текст является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналоги с действительными персонажами или событиями случайны. Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных материалов. Все права принадлежат издателю и учредителю. Перепечатка и любое использование материалов возможны только с письменного разрешения издателя.

Типография ООО «Брянский печатный двор», 241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44, Россия.


home | my bookshelf | | Смертельный пикник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу