Book: Проект «Сколково. Хронотуризм». Книга 2



Проект «Сколково. Хронотуризм». Книга 2

Александр Логачев, Кирилл Кириллов, Татьяна Михайлова


Проект «Сколково. Хронотуризм». Книга вторая


ИСТОРИЯ 1.0


Очиненное гусиное перо застыло над узким горлышком медной чернильницы. Лишние капли, черные и густые, скатывались вниз и свергались с острия обратно в чернильное вместилище.

Владелец гусиного пера занес его над склеенными листами бумаги и уверенно вывел начало: «Государеву боярину большому, Ивану Петровичу, отписка холопа твоего, подьячего Тайного приказа Яшки Федорова, сына Михлютьева».

Подьячий положил перо на струганные доски стола, задумался. Потрескивали фитили двух сальных свечей, укрепленных в глиняных плошках по обе стороны от бумажного свитка. Масляно-желтый отсвет падал на узкое, в оспинах, сосредоточенное лицо. Человек тяжко вздохнул, огладил рукой короткую, клином, бородку.

О чем же писать далее? Ну как же! Сперва, понятно, надобно отчитаться. Приписал: «Жалованье от тебя и великого государя, посланное с человечком твоим, гончим татарином Ильдаркой, получил: шесть Рублев, пять алтын, три деньги». А и вправду, как вдруг татарин утаил деньгу? С их, басурман, станется. Тогда нехристю кнута не миновать, когда доставят эту грамоту в Москву и боярин Пушкин Иван Петрович, век ему блаженствовать, посчитает, не уворовал ли чего мухаммеданин Ильдарка себе в карман.

Ну, а дальше о чем отписывать? Поведать ли сразу о главном, чему свидетелем стал нынче в четыре пополудни, или подбираться постепенно?

Из-за дневного происшествия и сел он за грамоту сегодня, а не в иной день, как собирался. Потребно, чтоб до Москвы от него первого, от Якова Михлютьева, дошла весть о нынешнем громком деле. А никак не от других. За проворство, глядишь, и отметят.

Так и не решив, о чем зачнет рассказывать далее, пока вывел пустые в общем слова: «Как ты велел, боярин, кругом приглядываю, вслушиваюсь, сыскиваю и смекаю». За тем его и отрядили (да не только его, а и иных тайных людишек послал по городам боярин Пушкин) — чтоб скрытно выведывать. Иван Петрович Пушкин, ставший не так давно правой рукой царя, обещал пополнить скудную государеву казну. Но как пополнишь, когда воруют! Особо же не стесняются те, кто далече от Москвы сидят, дескать, не дотянутся до нас руки. А погодите ж — дотянутся, ухватят цепко да взыщут строго. Для того и охота боярину знать, кто, где и сколько уводит от государевой нужды. Ну а иначе как скрытным глазом про то не вызнать.

Правда, Иван Петрович намеком дал понять, что не все дело в казне. Еще о самом себе думать приходится. Скажем, сидит в Самаре воеводой боярин Хабаров, а он родня князю Одоевскому, тому, который нынче пыжится отодвинуть Пушкина от трона. Вот Иван Петрович шепнет как-нибудь государю то, что вычитал в грамотке Якова Михлютьева: «де воевода Хабаров деньги царевы себе прибирает, а убытки на разбойников списывает, еще вошел в сговор с целовальниками — водку в кабаках водой слабить и от того наживаться, к тому ж бражничает, с жонками блудными знается, и есть дума, что покрывает ему свойственник Одоевский и что делятся они меж собой ворованным». Шепнет такое Пушкин и глядь — Одоевский у царя уже не в милости.

А каждый воевода или голова, каждый боярин с кем-нибудь в родстве и нелишне будет про то знать, кто из них чем промышляет. Может, не завтра, так через годок-другой пригодится.

Отсюда вроде бы по уму о том сперва написать, что удалось разведать про местного воеводу Свиридова Демьяна Федотовича, про дела его, не всегда угодные царю Алексей Михалычу да и богу тож, однако… Однако думы-то жгло иное: увиденное на площади. Увиденное стояло перед глазами, застилая прочие мысли.

Ладно, надумал наконец подьячий, уберу из мыслей в грамоту тот рассказ, а потом спокойно изложу, где какие недоимки открыты за воеводой.

Перо заскрипело по бумаге, вывело «слушай, боярин-отец, что было сего дня в Яик-городке и сталось то на майдане» и… опять легло на стол.

Подьячий задумчиво посмотрел на слюдяное окно, отсвечивающие в полумраке комнаты серебром. Издалека долетали пьяные возгласы и песни. Кто-то рядом с домом шумно выплеснул на землю воду или помои. Простучали по деревянной мостовой копыта — не иначе отправился в вечерний объезд города верховой стрелец.

«Э, ты погодь строчить, не подумавши как след», — остудил себя от быстрого письма подьячий. Как бы, живописуя бывальщину, самого себя не осрамить. Если напишешь правду: что заприметил того человека, да потом отпустил от себя, то как бы потом не указали на халатный недогляд. А указывать будут батогом по спине или, что хуже, откажут в наградной деньге. Дескать, не отводишь все внимание службе, размяк на легких хлебах.

Ведь и вправду сплоховал Яков. Хорошо, что другой кто-то нашелся, а то бы… Нет, отписывать рассказ следует не с начала.

А начало было такое. Яков вышел из кабака. Просидел он там час или около того, выпив всего одну чарку меда. Подьячий не жаловал хмельного зелья, так как даже с малого хмеля лицо у него шло красными пятнами, а спустя недолгое время начинал болеть, словно стукнутый, затылок.

В кабаках Яков тянул питье неторопливо, прислушивался к разговорам, да и сам заводил беседы. Иногда случалось просидеть не без пользы — ведь кого только не заносит в питейные дома, у кого только не развязываются языки, кто на кого только не жалуется.

Но на этот раз ничего путного выведать не удалось. Да еще чуть было не влип в историю с детиной в потертом монашеском платье. Детина сидел на скамье за столом напротив, пил молча, оглядывался, сверкая глазами под густыми, сросшимися на переносице бровями. Потом впился взглядом в Якова, залпом влил себе в утробу остатки водки, которой, видать, вылакал уже немало, и вдруг, вытянув вперед волосатый палец, гаркнул:

— Бес, сорок хвостов тебя опутай! Бесяра! Приполз змеина народ православный смущать! Русь древнюю сатане с Никоном-патриашкой продали! Тремя пальцами, аки кукишем, рыла свиные крестите!

Детина поднялся, без труда дотянулся до Якова, сгреб его за кафтан и занес над головой правую руку с глиняной кружкой.

— В ад тебя, беса, загоню, откель ты явимши!

И худо пришлось бы Якову, не смог он бы даже до шапки дотянуться и водрузить ее на макушку, чтобы смягчить удар, но молодцом выказал себя целовальник. Подлетел, взмахнул плетью и огрел, гикнув, детину по руке. Кружка упала на земляной пол кабака. Целовальник с ярыжкой навалились на возмутителя, придавили его к столу. На помощь им пришли больше в поисках потехи кое-кто из кабацких людей. Отпихиваясь от наседающих, крутящих ему руки, детина в монашеском одеянии сотрясал кабак громовым голосом:

— Вариться в котлах адовых будете, никониане-блудодеи! Глотки поганые вам свинцом зальют!

Пока под визг и хохот гулящих жонок возились с захмелевшим старовером Яков поспешил выскользнуть наружу. После прокисшего воздуха кабака хорошо было вздохнуть полной грудью.

Улицу, по которой подьячий направился к площади, не покрывал деревянный настил и под подошвами хлюпала грязь, размоченная утренним дождем, перемешанная с конским навозом. Взгляд Якова привычно блуждал по сторонам. Еще далеко было до вечернего успокоения и встречные люди, за малым исключением, или находились при делах, или направлялись по делам, а не шатались праздно. Мимо проезжали, погромыхивая, груженые и порожние подводы. Со двора стрелецкого сотника, пересмеиваясь, вышло с дюжину стрельцов, вооруженных бердышами. Должно быть, получив наказ, отправились на одну из башен стоять дозор. На крыльце дома купца Ерошина схватились две жонки. Из-за чего они сцепились, понять было невозможно, бабы, не поминая уж причину, лишь самозабвенно бранились: «Тобой бы полы мести, грязнее не будешь, а пахнет от тебя, как от выгребной ямы», «Ах ты колода толстомясая, корова недоенная, кура рыжая, а рожа у тя — лошадиная краше». Мужики, глиномесы и каменщики, возводящие на купеческом дворе кирпичный сарай, побросали работу и наблюдали за сварой, похохатывая и подзуживая неполадивших баб вцепиться друг другу в волосы. «Если б не знать, что в Яике нахожусь, то принять можно за любой город», — пришло на ум Якову.

В назначенных ему боярином Пушкиным городах Яков Михлютьев проводил по месяцу, за месяц все вызнавал и ехал далее. Выдавал он себя за грамотея, который вдобавок умеет вести счет имуществу, прибыткам и убыткам и ищет к кому бы наняться. Всегда имелся повод заглянуть на любой двор, хоть на воеводин, завести беседу с любым человеком. А на крайний случай в кафтанную полу была зашита охранная грамота от боярина Пушкина.

Тот человек вышел из переулка… Да, кажется, из переулка. Или со двора кузни? Не углядел Яков точно. Может, происшествие с монахом, чуть не полученный по голове удар тяжелой кружкой лишили Якова внимательности. Или на глупых жонок отвлекся. Но не уследил, откуда вывернул тот человек. Увидел уже перед собой в пяти шагах.

Человек тоже двигался в сторону площади. Высокий. В посадской сермяге, рукава которой не доходили ему до запястий. На макушке болтается заячья шапка с подпалинами, норовя слететь от встрясок при ходьбе, так как мала. Затылок брит, волосу, похоже, и под шапкой совсем мало. То ладно, но порты… Переведя взгляд на штаны — сермяга прикрывала их до колен — Яков от удивления пробормотал под нос: «Эко диво!». Сначала подьячий подумал, что встреченный им мужик валялся на мокром лугу, где зазеленилась от травы ткань его портков и налипли листья. Потом, вглядевшись, понял, что это материя так разрисована: в зеленые пятна, в желтые разводы, в черные круги. «Откель такие?» — подумал Яков. Не меньше поразили его и невысокие сапоги, в которые были заправлены потешные штаны. Странной, незнакомой выделки кожа, и — усмотрел Яков, зайдя сбоку — сапоги те разрезаны спереди и стянуты черными же, узкими завязками. Отверстьица, в которые просовывались завязки, поблескивали, словно туда был вставлен металл. «Чья работа? — недоумевал Яков. — Турецка, что ли? А подошва-то какая толстая и не деревянная, ишь как гнется».

Подьячий разглядел так же, что человек тот безбород и безус, но лицо не чистое, как у немчин или ляхов, а с густой порослью щетины.

Человек крутил головой, как будто не узнавал мест. Раз-другой он обернулся, провел взглядом и по Якову, но подьячий привычно навел на лицо скуку и убрал глаза в сторону.

«Какого же он племени?» — стал гадать Яков. Не немчин, те в своих платьях ходят, русского ни в жисть не наденут. Калмык, башкир или иной степной человек? Нет, совсем не походит. И не жидовин, лицом не схож, да и ростом они завсегда помельче, кожей чернявее, пейсики торчат. И походка у тех хлибкая, семенящая, словно каждый миг по голове получить боятся, а этот вышагивает твердо, будто воеводов сын. Или как казак.

Эх, не зацепился тогда за последнюю догадку Яков. Решил, что казак в сермягу вырядится, ежели только пропьется до последнего, но уж саблю — саблю-то! — всяко не пропьет. Да и борода, усы где? К тому же лоб, щеки, нос у него белые, словно человек днями в стенах сидит и на солнце, на ветру не бывает, какой же тогда казак!

И Яков перескочил на другие мысли: «Может, скоморох? Или дурачок яицкий?».

Они вышли на площадь, людную в этот час. (А было четыре — как раз на Пушкарской башне часовой досмотрщик отбил в колокол согласно стрелкам четыре раза). Может, Яков и последовал бы за непонятным человеком, скользнул бы за ним вослед в толпу, но…

Вот про то отмечать в грамоте к боярину совсем немыслимо. Про то, что подьячий задумал иное, едва углядев среди прогуливающихся по торговым рядам жонку по имени Настасья, Стрельцову вдову. Про то, что вдова округла телом, лицом пригожа, хохотлива, живет одна на окраине Казачьей слободы и с хозяйством сама управляется. Про то, что подьячий Тайного приказа Михлютьев не токмо о служении боярину помышляет, а также о веселой жонке.

Вроде бы и Настасье он глянется. Вроде бы начинало у них складываться. Дважды они встречались, разговоры говорили и очень ладно так оба раза побеседовали. Корил себя за то Яков, что в последнюю их встречу на привозном дворе не набрался храбрости напроситься в гости. Не впрямую, конечно, а как-нибудь там околичностями: дескать, говорят, кулебяки твои на весь Яик славятся, вот бы испробовать, пока они еще горячи из печи… ну или что-нибудь такое… И вот, увидев ее на площади, Яков наказал себе в этот раз сдюжить и добиться-таки быть званым ею в дом.

А Настасья ему обрадовалась. Разулыбалась и сказала:

— А я как раз подумала, может, и ты, Яков Федорыч, где-то здесь?

Конечно, жонки к притворству склонны, вздохнул про себя Яков, но чего ж притворяться обрадованной, когда нужды никакой к тому нет. Он взял из рук Настасьи корзину, уже наполовину с товаром, пошел рядом, стал говорить всякие слова. Веселил шутками, и так осторожно, чтоб не испугать, вставлял лестные жонкам слова — про их слепительну красоту.

Настасья задержалась у завозных, московских товаров, принялась разглядывать, щупать, перебирать. Тут Яков вспомнил о полученном с гончим татарином Ильдаркой жалованье и о том, что тележную ось смазывают маслом — отсюда колесо быстрее катится. Вспомнив, он взял в руки приглянувшуюся ему вещь:

— Гляди, Настасья Ильинична, кика какая! Пойдет твоей красе. Вишь, бисером обсыпана, с узорами. Давай подарю тебе?

Ответить Настасья не успела.

Вот с этого и следует начать отписку. Нет, не с того, что Настасья прищурилась, уперла руку в бок и изготовилась, видать, к насмешливому ответу, а с переполоха, что вспыхнул порохом на другом конце площади возле хлебных амбаров.

Яков окунул перо в чернильницу и вывел на бумаге: «Враз загудел майдан, до того тихий, и я, холоп твой, бегом поспешил туда, отец-боярин, где самое пекло разгорелось». И написал он истинную правду.

— Погодь-ка! Не уходи, вернусь! — крикнул Яков, поставил корзину на землю и бросился туда, куда побежал не он один, туда, где над толпой засверкали бердыши стрельцов, откуда долетали громкие отрывистые приказы, где усиливались бабьи визги.

Как только услыхал подьячий шум, как только углядел стрельцов, то уже почему-то не сомневался, что причиной смуты стал его давешний знакомец в травяных штанах. Чутье, видать. Оно и нашептывало: «Он, он это, поганец». И при этом свербило на сердце — недоглядел ты, подьячий. А чего именно недоглядел, чего упустил он, Яков пока не понимал. Но понять дюже как хотелось.

— Окружай! Окружай! — донесся особо истошный вопль. — Смыкайся!

Подьячему теперь приходилось расталкивать людей, чтобы выбраться в первые ряды любопытных. Яков пихал в спины, толкал в бока, получал иногда сдачу, слышал про себя матерны слова, но не обращал внимания и протискивался.

— Убил! — заголосила впереди какая-то жонка, по голосу судить, полногрудая. — Ирод! Колдун!

«Почему колдун?» — успел удивиться подьячий.

— На смерть не рубить! — послышался властный голос, когда Яков уже выбирался в первый ряд.

Место от мнущихся передних людей до стены хлебного амбара синело кафтанами стрельцов, вверху колыхались их серые шапки, отсвечивал металл бердышей. У стены амбара, спиной к ней, рядом с поительным желобом для лошадей стоял тот, знакомый Якову, высокий человек в потешных штанах и в сапогах с завязками. Поперек желоба лежал бердыш, до которого безусый легко мог дотянуться в любой момент, а в соломе, что набросана перед амбаром, валялись два стрельца: один бездвижно, другой шевелился и стонал, держась за бок. Тем временем человек у амбара сбросил сермягу, вместе с ней и какую-то короткую желтую дерюжку и явил взглядам всего честного люда рубаху, доселе Яковом невиданную: в черные и белые ровные полоски. К тому же рубаха та была с отрезанными по плечо рукавами и не свободная, чтоб тело дышало, а плотно, как вторая кожа, прилегающая к нему. И не скрытно стало, что силой странный человек не обижен: в плечах широк, руки бугристы. Шапка с его головы слетела ранее, и явилось, что волосом молодец бел и короток.

Увидев такое скопление государевых стражников, Яков подумал: «Значит, кто-то упредил стрельцов о человеке. А раз их столько понабежало, то знали они, противу кого идут, и опасались его. Отчего? И кто же он?»

И отгадка той загадке сделалась близка, но не додумал Яков до конца. Потому как отвлекся — стоячая до того картина пришла в движение.

Стрелецкий голова, дождавшись, когда его люди равно распределятся полукругом и изготовятся, зычным, прокатившимся над всей площадью голосом скомандовал:

— Живым бери! Бей его обухами! Гей, соколы, смыкай круг!

«Видать, первый наскок парень тот отбил, и двух при этом покалечил, а прочих напугал, — пронеслось в голове Якова. — Ловок!»

— Ой, беда будет, польется кровушка, да полетят головушки на сыру землю, — запричитал кто-то сзади тонким голосом.



А Якову показалось, что прижатый к стене незнакомец криво усмехнулся, глядя на тронувшихся с места стрельцов. Но усмехнулся или нет, а бердыш с желоба взял в руку и…

— Батюшки святы! Висусе Христос! — пропищала какая-то старуха.

— Истинно глаголю, демон! — густым поповским голосом возвестил кто-то за спиной Якова.

— Казак, казак, не то умеют. С малых лет тому учатся.

— Не, чародей заморский, хвакирами зовутся. Они в глаза наводют того, чего нет.

А вокруг незнакомца в полосатой рубахе и травяных штанах, летал, словно оживший, бердыш. Топор оказывался то справа, то слева, то выскакивал из-под мышки, то из-за спины, древко перескакивало из одной в ладони в другую. Руками или колдовством орудовал чудный человек — сказать было нельзя. Яков видел лишь мельтешение дерева и металла, сливающееся в замысловатые фигуры.

Стрельцы, было уверенно шагнувшие вперед, остановились в остолбенении. А полосатый человек будто бы ждал той заминки. Отбросив бердыш, он в два скока одолел путь до желоба, запрыгнул на него, побежал, разбрасывая брызги, подскочил, пропуская под собой топор опомнившегося стрельца, понесся по поилке далее и спрыгнул за стрелецкими спинами. Якову сделался ясен замысел ловкача: добраться до лошадей, верхом убраться с площади, а дальше — с божьей помощью.

И добрался бы он до коней. Стрельцы, неожиданно оказавшиеся позади, в мешающих бегу кафтанах и с тяжелящими руки бердышами, отставали. Ни у кого из них не случилось пистоля — стрельнуть вслед. Беглец уходил.

Внезапно из площадной толпы вылетел змеей из засады длинный кнут, оплел ногу бегущего.

Яков несся, смешавшись со стрельцами и страшась получить древком в ребро — не путайся, дескать. Поспел подьячий к тому мигу, когда один из государевых стражников, презрев наказ старшего, с размаху опустил бердыш, метя лезвием в голову лежащему на земле беглецу.

«К богу душа полетела», — проговорил про себя запыхавшийся подьячий Яков Михлютьев, но вышло так — поторопился.

Чудной человек ужом крутанулся на земле и блестящий полумесяц топора, не задев человечьей плоти, рассек утрамбованную копытами и подошвами землю, уйдя в нее на два вершка. Почти слитно с чмоком разрезаемой тверди и громким выдохом стрельца незнакомец выбросил ладонь вверх, обхватил ею древко и рывком поднял себя на ноги. Мелькнула полосата ткань и, замысловато извернувшись туловом и даже малость присев, парень опустил локоть на древко бердыша. Хрустнуло дерево, переломилось. Видевшие это ахнули. А стрелец потерял опору, его повело вперед и пасть бы ему ниц, но удержала от того нога. Да, да, нога в черном сапоге с завязками, взлетевшая вверх и ударившая стрельца в адамово яблоко. Пышноусый стражник государев с открытым от удивления ртом и с обломком древка в руках медленно заваливался навзничь.

Это сейчас, сидя в покое, Яков сумел разобрать ту круговерть по косточкам. А тогда в глазах мельтешило, одно молнией сменяло другое и ум не поспевал за глазами. Ума тогда хватило разве, чтоб подивиться, как это рукой можно толстую палку перешибить? Или деревяха трухлява была по недосмотру стрельца?

А потом на миг зрелище от Якова заслонила синяя спина. Подьячий сумел выглянуть из-за нее, когда чудной человек уже дергал кнут, конец которого все еще оплетал его ногу. Из-за мешков с овсом вылетел на открытое место и растянулся на спине человек с вытаращенными от ужаса глазами. К своему удивлению Яков признал в кнутобойце гончего татарина Ильдарку.

И тут наконец подлетели подотставшие стрельцы. «Изрубят строптивого молодца, — подумалось Якову, — аки капусту». Так бы, небось, и было, да хорошо стрелецкий голова упредил своих соколов криком:

— Живым, черти! Самих сгною!

Лезвия бердышей застыли над белесой головой. А чудной человек почему-то не поднимался с земли, сидел, снимал путы кнута с ноги и говорил что-то себе под нос (Якову удалось разобрать «Достали…», «Дурак с плеткой на ваше счастье…»). Откуда и чего достали, Яков не уразумел, а насчет дурака-то верно сказано — не шустр умом Ильдарка, зато шустр гонцом скакать.

И вдруг Яков услышал имя. Произнесли его стрельцы, от стрельцов имя подхватили в толпе. И тогда подьячий понял, кого не смог опознать, а должен был узнать сразу, ибо обязывали его заучивать приметы. И ведь заучил он! И помнил ведь он главну опознавательну примету, да не пришло на ум ко времени, вылетело куда-то…

Огласив вздохом вечернюю тишь, Яков вывел на бумаге, по которой плясали тени от колыхающегося свечного пламени: «А признал я его, боярин-батюшка, едва завидевши»…

Но вот о чем ни то что не напишет, не скажет никому подьячий Яков Михлютьев, так это о находке своей. И тем паче не покажет ее никому. А ну как донесут, что он колдовские поделки сберегает! И взаправду может оказаться чернокнижья удумка, то Якову неведомо, не видал Яков прежде таких.

Приметил подьячий во время поединка чудного человека со стрельцами, что отлетела на сторону крохотная вещица, блеснув в лучах, и осталась на земле под желобом для поения лошадей. Когда плененного увели и праздные разошлись, Яков подобрал ту вещицу. Сейчас она лежала перед ним на столе развернутая и разглаженная.

В мизинец длиной. То ли бумажка, то ли ткань, гладкая и красочная. Блестела даже под свечным светом, словно серебро вживлено. Нарисована на ней картинка махонька: будто подушки стоят, прислонившись одна к другой. И запах от нее исходил приятственный, ласкающий ноздрю. Может, для нюханья и сотворено заморскими умельцами. А, может, для чего неправедного, нехристианского.

Да хоть и пугался Яков, касаясь той вещи, но влекла она его отчего-то.

А еще написано на вещице той что-то было буковками нерусскими, крупными и мелкими. Крупные Яков уже, не вытерпев, перерисовал на обрывок бумаги, чтоб в Москве-городе показать Федьке-толмачу из Посольского приказу. А срисовал он вот что: «ORBIT WINTERFRESH»…


ИСТОРИЯ 2.0


Золотой эшелон


Кислотные огоньки бегали по многочисленным гирляндам. Рвущиеся из динамиков супербасы качали полуголую, потную, пьяную, удолбанную толпу. Стробоскопы вырывали из хаотичной массы отдельные движения, превращая их в пляску святого Витта.

Андрей сквозь зубы втянул полбокала искристого «Донперегноя», чувствуя, как щекочут небо пузырьки. Поставил липкое донышко на мраморную стойку и стал водить по ней пальцем, размазывая брызги шампанского в сюрреалистический рисунок. Ему было невыносимо, до ломоты скучно на этом празднике жизни, повторяющемся из ночи в ночь с упорством, достойным лучшего применения.

Какая-то незнакомая брюнетка навалилась на его плечо рвущимся наружу бюстом, задышала в ухо сладким перегаром. Потерлась. Не видя искорки интереса в глазах хозяина вечеринки, отстала. Исчезла в веселящейся толпе, целеустремленная, как акула в поиске.

С другой стороны к стойке подкатила сильно датая компания. Два парня быковатого вида старались зажать между накачанных тел хихикающую рыжую девицу. Та, хоть и казалась неадекватной, ловко уворачивалась, заставляя друзей сталкиваться лбами или прижиматься друг к другу интимными частями организма. И, кажется, это начинало им нравиться.

Андрей попытался вспомнить, видел ли когда этих людей, столь беззаботно и отвязно гуляющих на его дне рождения, но вспомнить не смог. Как и добрую половину присутствующих. Все эти многочисленные «плюс один»: «А можно я с собой подругу возьму?», «Он хороший мальчик, приличный» и тому подобное. А в итоге заблеванный пол, разбитая посуда, астрономические счета в баре и никакого удовольствия.

Он вздохнул и залпом допил шампанское. Боком протиснулся мимо троицы и между остальными танцующими и направился к туалетам. Не к общим, которые уже были до краев наполнены характерными звуками и запахами, а к ВИП-сортирам, для почетных гостей.

Качок-охранник с прибитыми к голове боксерскими ушами и переломанным раз восемь носом посторонился, пропуская хозяина мегавечеринки. Андрей зашел внутрь, наслаждаясь прохладой мрамора и тонким запахом дезинфекции, мешающимся с ароматами дорогой туалетной — он невольно усмехнулся получившемуся каламбуру — воды. Названия он не помнил, но запах любил, потому сотрудники, знавшие вкусы всех випов наперечет, сбрызгивали им все возможные места. Не сильно, только чтоб едва чувствовалось — опять-таки как он любил.

Андрей порылся в кармане, извлек из него пакетик с белым порошком и пустой корпус от шариковой ручки. Никакого «Паркера» или, там, «Монблана», а обычной, школьной, за тридцать пять копеек. Ну, вернее, когда он себе такие покупал, они стоили тридцать пять копеек, а сейчас… Бог знает. Наверное, немало. Раритет. Мечта коллекционера. Таких уже не производят, и, чтоб найти, нужно заказать партию в Китае, в авторском дизайне. Ведь не какой-нибудь там бренд из бутика за углом.

Он усмехнулся и стянул пиджак. Бросил его на мраморный столик, закатал рукава, распечатал пакетик и насыпал на зеркальную полочку дорожку. Конечно, он мог нюхнуть прямо в зале, никто бы и не пикнул, наоборот, поддержали, даже попросили. Но ему хотелось… А черт его знает, что ему хотелось. Нет, не просто уединиться или погрузиться в мир грез. Ему хотелось чего-то другого, такого, чтобы удивило его, возможно, даже напугало. Погнало по телу горячую адреналиновую волну. Только где ж такое взять? Спуск с самых крутых гор, прыжки с парашютом, дайвинг по карстовым пещерам, охота в джунглях. Все это уже было и обрыдло. Даже секс в последнее время какой-то механический выходил, не ведущий к отношениям. Двадцатиминутное туда-сюда, сон по разные стороны огромной кровати, деньги на утреннее такси и номер, стертый из памяти мобильника. И арриведерчи!

— Да, совсем ты что-то приуныл, — раздался над ухом веселый голос.

Андрей вздрогнул, хотел прикрыть дорожку, но вспомнил, что он тут практически единоличный царь, бог и хозяин. Отдернул руку, выпрямился и обернулся на голос. Перед ним стоял Валентин, давнишний друг и участник многих авантюр, и лыбился во все тридцать два металлокерамических бундесовских зуба с далеко выдающимися клыками. Специально небось такие заказал, чтоб народ пугать.

— Спалил, спалил! — захохотал он.

Андрей кивнул, молча соглашаясь.

— Да не беспокойся, не госнаркоконтроль, — хохотнул Валентин, хлопая Андрея по плечу могучей рукой. — Тут впору нам, друзьям, о тебе беспокоиться.

— С чего бы? — Андрей наконец совладал с собой и, сколь мог крепко, пожал протянутую руку.

— Видел бы ты себя! Стоишь над дорожкой кокаина, в такой роскоши… — Он обвел рукой золоченые светильники, статуи «под античность» по углам, зеркала в резных рамах. — Нос уже в кокаине, считай. Бабу любую можешь получить, съесть все, что пожелаешь. А в глазах тоска.

— А чего радоваться-то?

— Как чего? День рождения у тебя. Гулянка в разгаре. Гостей полна коробочка. Сам весь в шоколаде и других извалять можешь. Круто же?

— Ну да, — вяло пожал плечами Андрей. — Круто.

— Брателло, — ехидно прищурился Валентин. — А не посещает ли тебя крамольная мысль: мол, завтра помру, а от меня ничего и не останется, кроме кратковременной памяти в головах пары десятков дебилов? Тридцать три — возраст Христа, а никаких материальных следов пребывания на земле нет и не предвидится. Ни детей, ни артефактов, ни другой срани?

— Ну, что-то вроде, — протянул Андрей, коря себя за то, что почти публично сознается в подобном соплежуйстве. Хорошо хоть Валентин человек проверенный, по-любому могила.

— И давно это у вас, больной? — спросил он, имитируя тон мультяшного доктора.

Андрей опять пожал плечами.

— Поздравляю. — Валентин снова хлопнул друга по плечу. — Диагноз ясен.

— И что у меня болит?

— Болеть ничего не болит, а вот кризис среднего возраста накрыл.

— Наверное, — безразлично ответил Андрей.

— Нужна срочная помощь.

— И как вы планируете мне помочь? — спросил Андрей, невольно перенимая его ернический тон.

— Детей я за тебя не сделаю, дом не построю, дерево не посажу, но вот адреналинчику в твою жизнь добавить…

Он заговорщицки подмигнул и залез в карман. Покопался там нарочито долго и внимательно и жестом циркового фокусника извлек конверт. Странный. Вроде и бумажный, а вроде и нет, словно весь он был покрыт голографией и переливался в отблесках светильников.

— Вот, подарочек тебе.

— Интересно, — ответил Андрей, осторожно принимая из рук друга конверт.

Вскрыл клапан, заглянул внутрь. Извлек оттуда карточку, чем-то похожую на банковскую, но без привычных номеров и логотипов платежных систем. Повертел в руках безразлично.

Валентин заметил его отношение:

— Чего ты скуксился? Считаешь, что тебя уже ничем удивить нельзя?

— Давно уже никому не удавалось, — не стал оправдываться Андрей. — Не то что раньше. — Он завел глаза под лоб в неожиданном приступе сентиментальности.

— Ну да, давай расскажи мне снова, что раньше на радиорынке купил компакт Жан-Мишеля Жара — и счастлив, а сейчас его самого можно на корпоратив заказать, а никакого удовольствия.

Андрей лишь вздохнул удрученно.

— А забыл, как от бандитов последнее прятал, или как через два дня после аппендицита в Китай за пуховиками на автобусе трясся, или…

— Ладно, хватит, — оборвал его Андрей. — Сколько раз уж спорили… В конверте-то что?

— Путевка в жизнь, — тут же смягчившись, улыбнулся Валентин.

— В смысле? На Багамы? Карибы? На Северный полюс? — от балды предположил он, разглядывая странные голограммы на карточке.

— Нет, такой ерунды я б тебе дарить не стал, тут круче. Это пропуск в другую жизнь, если хочешь.

— Как это?

— Да понимаешь, папаша мой в «Сколково-2» работает. В руководстве нового проекта. Хронотуризм. Сейчас только-только завершились испытания, только-только начали услуги оказывать официально, но еще мало кто обо всем этом знает. Вот, это он мне достал. Но тебе, смотрю, нужнее, да и мне с подарком для человека, у которого все есть, возни меньше, — усмехнулся он. — Тамошние яйцеголовые кристалл изобрели или микросхему…

— Кремниевую микросхему часто кристаллом называют, — поправил Андрей, вспоминая свое институтское прошлое.

— Короче, — отмахнулся Валентин от лишних знаний, — если его проглотить, отправляешься в прошлое на определенное время и, — он выдержал театральную паузу, — можешь делать там что хочешь.

— Вообще все?

— Вообще. Хоть с патрициями в термах мойся, хоть с древними индусами Камасутру изучай, хоть конницу Мамая из пулемета вали.

— Так это ж нельзя.

— Что нельзя? — не понял Валентин.

— Вмешиваться в ход истории, от этого настоящее измениться может.

— Это у Рэя Брэдбери может, если хоть одну бабочку задавишь, — наставительно поднял палец Валентин и икнул.

Андрей понял, что друг его тоже в изрядном подпитии, а может, и слегка под кайфом.

— А у нас не может. Все продумано и придумано. Я подробностей не знаю, но никаких изменений в нашем времени. Гарантировано.

— Это как же, создается иная реальность, новая ветвь истории что ли? Это уже не к Бреду Бери, а к Филипу Дику.

— Дикий там твой Филип или домашний — не суть. Главное, изменений в настоящем не происходит.

— Круто! — воскликнул Андрей, которому подогретое алкоголем и наркотиками воображение тут же нарисовало картины возможного блаженства.

— А я о чем? — поддержал Валентин покачнувшегося друга. — Бери, короче, пользуйся.

— Но ты-то как же?

— Ерунда, — отмахнулся Валентин. — Мне папаша еще достанет. Или сам себе куплю.

— Так я сам куплю, — выкатил грудь Андрей. — Думаешь, не могу?

— Да можешь, можешь, кто б сомневался! — улыбнулся Валентин. — Пойдем-ка еще тяпнем.

— А пойдем.

Опираясь друг на друга, они дошли до двери, проковыляли мимо прижавшегося к стене охранника. Толпа хищно поглотила их раскачивающиеся фигуры.

*

Раннее утро принесло звон в голове и сушняк. Андрей пошарил по прикроватной тумбочке, стараясь найти стакан воды и «алказельцер», который должна была оставить дрессированная прислуга. Вместо этого рука его наткнулась на что-то прохладное и скользкое, похожее на кожицу живого крокодиленка, заснувшего в холодной воде. Андрей отдернул руку и даже зачем-то обтер ее об одеяло. Осторожно подняв голову, чтоб не вызвать резким движением всплеск боли, посмотрел на странное. Это был сколковский конверт. В предрассветной темноте спальни он светился неярким голубоватым светом. Будто сам по себе. Андрей даже покрутил головой в поисках источника, который мог бы отражаться в конверте, но ожидаемого не нашел.

«Вот ведь нанотехнологи гребаные, — подумал он. — Страна в них миллионы вбухивает, а они светящиеся конверты изобретают. И хронопутешествия. Кстати!» Андрей схватил с тумбочки конверт, отстегнул клапан и запустил туда руку, достал карточку. Конверт потух, карточка же озарила комнату неярким голубым светом, в котором переплетались, словно живые, нити хитрого узора.



«О как!» — подивился он, разглядывая диковинку. Вот бы на стену такую, в размер картины. А лучше над бассейном. Надо будет узнать у Валентина, не сможет ли его папаша такое устроить. А это что? Он перевернул конверт и тряхнул. На одеяло выпал листок бумаги, вернее, не бумаги, а вроде как тонкого, гибкого пластика, на котором были напечатаны какие-то буквы. Переливающийся узор, как на карточке, только тусклее. Разобрать написанное можно, только немного в глазах рябит.

Андрей дотянулся до ночника и щелкнул выключателем, попутно чуть не опрокинув стакан с водой. Таки поставили. Не глядя схватил его и опустошил наполовину. А глаза уже бегали по явственно проступившему тексту.

Так, принцип действия, микросхема в токопроводящей биоактивной оболочке, растворяемой желудочным соком. Ага. Оболочка растворяется, и хронотурист перемещается… Время пребывания зависит от толщины оболочки… Интересно.

Андрей заметил, что текста на пластиковой бумажке гораздо больше, чем должно было помещаться, каким-то неведомым образом тот прокручивался сам.

Никакими суперспособностями хронотурист не наделяется. Остается, как говорят англичане, «эз из», то есть если уж воевать в фаланге Александра Македонского, то держать копье и биться на мечах нужно учиться заранее.

А тут что подчеркнуто? В случае гибели обратно возвращается только тело. Даже если по частям. Нестыковочка какая-то. Если руку оторвало, а чип в желудке, то как же… Хотя, может, он на электрическое поле индивидуума настраивается. Потому и бактерии прошлого проникнуть не могут, у них-то поле другое. Логично. А вообще, по факту-то что это значит? Что если там концы отдашь, то навсегда. Андрей задумчиво пожевал край пластобумаги. С удивлением отметил, что следов от зубов на нем не осталось. А с другой стороны, когда в Африке один на один против льва выходил с эсвэдэшкой, гарантий тоже никто не давал.

Хм, а все же хорошая вещь — фантастические романы. Готовят людей к изобретениям на сто лет вперед. Тема попадающих в иные миры и времена путешественников во времени уже так обсосана нашими и не нашими писателями, что кажется реальностью большей, чем достижения нашей промышленности. Да и трудно, конечно, сделать что-то менее видимое, чем те успехи промышленности, по правде сказать.

А это что? Тарифы. Наш — «Премиум». За миллион уёв? Как же иначе мог поступить Валентинов папа — понтораст, судя по рассказам отпрыска, полнейший?

И что нам в рамках тарифа предлагают? Точность по выбору от часа до суток. Хроноточность плюс-минус сутки. Максимальный доступный вес — пятнадцать килограммов. Попадание в любую точку истории земли в ближайший миллиард лет. А чего не больше? А, ну да, атмосфера, может, другая или вулканическая активность. Хотя если Помпеи посмотреть надумаешь в аккурат перед гибелью, то ведь можно и в жерле Везувия очутиться, плюс-минус километр. Вот блин. Или прямо в берлоге у голодного медведя. А потом чипец сработает, обратно выкинет в том виде, который топтыгин переварить не успел, и собирай парня лопатами.

Тьфу. Андрея передернуло, во рту образовался горький комок. Он поспешил запить его водой. А может, вернуть эту карточку на фиг? На, мол, дорогой Валентин, сам к своим медведям путешествуй.

Телефонный звонок ударил виброй по нервам. Андрей вздрогнул. Забытые за увлекательным чтивом похмельные чувства вновь кинулись терзать беззащитное тело. Он еще раз прополоскал рот тепловатой водой и нажал кнопку приема.

— Привет, — голосом Валентина сказала трубка. — Ты как?

— Здоров! — ответил Андрей сипло, попутно заметив, что голос друга был вполне проснувшимся, будто друг давно на ногах, а то и вообще не ложился. — В смысле привет, а здоровье — башка раскалывается.

— Немудрено, — не удивился Валентин. — Шампунь водярой лакировать… А все остальное как?

— В порядке. Охрана до дома довезла, умыла, раздела и спать уложила. Не впервой. А ты?

— Да тоже подвезли. Слушай… — Чувствовалось, что он хочет спросить о чем-то важном, но не находит слов.

Андрей не стал его подбадривать, тем более что смутно догадывался, о чем пойдет разговор. Наконец Валентин собрался с духом:

— Слушай, а та карточка, что я тебе вчера подарил…

— Ну?

— Ты ее не потерял?

— Нет, не потерял, — ответил Андрей, пожалуй даже слишком запальчиво. Он утвердился в своих подозрениях. Сейчас еще смелости наберется и станет просить обратно папин подарок. Ну уж вот фиг ему, сначала дарит, потом обратно просит. Сам поеду. — Сижу вот, изучаю. Выбираю место и время, — почти не соврал он.

— Понятно. — Голос Валентина потух. — Тогда удачно съездить.

— А это, кстати, куда ехать-то? — быстро спросил Андрей, пока друг не дал отбой.

— Это уж ты сам выбери. Вся известная история человечества в твоем распоряжении.

— Да не, я не про то, где площадка для запуска? В проспекте, — он повертел перед глазами пластиковую бумагу, — адрес не написан.

— Да, это место не афишируют пока по всем каналам. — В голосе Валентина жизни не прибавилось. — «Сколково-2», знаешь? Съезжаешь с МКАД на Сколковское шоссе, по нему до города Сколкова, а оттуда до Ваковского лесопарка. Вот на территории лесопарка все это дело и находится. В лесочке корпуса стоят, пока все это обходится без вывесок. Шлагбаум охраняемый. Охране достаточно карточку показать, она пропустит, отведет куда надо.

Это Валентиново «куда надо» прозвучало как-то нехорошо. Андрей поежился, но решимости не потерял. Даже наоборот. Она крепла в нем с каждым мгновением. Он нащупал таблетку от похмелья, закинул ее в рот, запил остатками теплой уже воды и скинул ноги с кровати. Организм на мгновение потерял баланс. Во рту снова образовался горький комок. Комната, едва подсвеченная первыми лучами из-за плотных штор, качнулась вбок, но устояла.

Он нашарил босыми ногами шлепанцы и поскользил на кухню по натертому до блеска антикварному паркету с вензелями неведомых графьев. Этот паркет достался ему вместе с домом и был предметом особой гордости прошлого хозяина. Андрею он не нравился совсем, но оторвать и вынести на помойку не позволяло заключение комиссии ЮНЕСКО. Культурное, блин, наследие.

На кухне уютно побулькивал кофейный аппарат, распространяя вокруг одуряющий запах арабики. Теплая чашка тонкого фарфора стояла на салфетке посреди большого стола с мраморной столешницей.

Андрей плеснул себе в чашку ароматной жидкости и взгромоздился коленями на сиденье стула, локтями на специальную подложку, тоже подогретую невидимой прислугой. Отхлебнул. В голове прояснилось. Он хлебнул еще раз, улыбнулся, почувствовав, как организм приходит в норму. Достал из кармана шелковой пижамы карточку и положил на стол.

Она продолжала светиться холодным внутренним светом. Андрей покрутил ее пальцем по столу и отпустил, голубоватый рисунок стал ярче и слился в розу из светящихся кругов. Карточка сделала пару оборотов и застыла.

Хронопутешествия? Все это напоминало бред. Или розыгрыш. А что, вполне в духе Валентина. Но если уж допустить… Если уж мечтать, то лучше ни в чем себе не отказывать.

Если бы Андрею «повезло» упустить «большой хапок», стыдливо называемый у нас эпохой первоначального накопления капитала, по возрасту или складу характера, он стал бы историком. Причем специализировался бы не на рыцарях, там, всяких или королях времен начала конца упадка реставрации, а на истории России, от зарождения до наших дней.

Посмотреть, как князь Владимир Русь крестил? Или как Иван Грозный сына убивал? Или как Петр I боярам бороды стриг? Нет, опасно это все. Язык русский до Пушкина совсем другой был. Всякие там «бяше», «понеже». А нравы простые. Что не так — ноздри вырвут и на каторгу как шпиона шведского или турецкого. Нет, явно надо что-то поближе, где можно за своего сойти, особо не напрягаясь.

Дуэль Пушкина? Или Лермонтова? Не дать поэту нахамить Мартынову. Спасти? Вдруг чего умного еще напишет, не здесь, так там. Ну да, а что потом делать там целые сутки, да еще среди офицеров или горцев кавказских? Ну их. А может, убийство Александра II Освободителя? Опять же, дел на пять минут. Да еще и под осколки бомбы Гриневицкого можно угодить или в охранку и провести там в кутузке отпущенный хронотуризмом срок. Или вот… Андрей аж вздрогнул от собственной смелости.

1920 год. Прибайкалье. Красные партизаны взрывают поезд, в котором люди, наложившие лапу на русское золото после ареста и расстрела адмирала Колчака, без ложной скромности именовавшего себя верховным правителем России, вывозят его за границу. Темная история. Почти 200 тонн золота исчезли бесследно. Уже почти сто лет его ищут. И любители, и профессиональные кладоискатели, и даже КГБ с ФСБ, говорят. Недавно экспедиция была, глубоководные батискафы привозили. «Миры». На них еще Джеймс Камерон подводные сцены «Титаника» снимал. Они дно Байкала обшаривали, сам тогдашний президент спускался посмотреть. Вроде ничего не нашли, а если б и нашли, кто б сказал?

Да и принести домой пару слитков золота с двуглавыми орлами или рублей золотых царских. Он защелкал в голове внутренним калькулятором, пересчитывая курсы. Получилось, что того золота, которого удастся принести с собой, только на полтора хороших джипа хватит. Не для наживы, какая там нажива, просто чтоб было. Друзьям показывать, пусть удивляются. Или в музей сдать, чтоб выставили с соответствующей табличкой. Мол, коллекция предоставлена бизнесменом таким-то. Чем он хуже Вексельберга с его «яйцами»?

К тому же один из прадедов его еще пацаном сопливым воевал на колчаковских фронтах. За красных. И отзывался об адмирале и его присных вовсе не так лестно, как показывают их в современных фильмах и сериалах. Да и образ из рассказов старика — комиссар в кожане, с шашкой наголо и маузером в деревянной кобуре на боку, скачущий по степи впереди отряда красноармейцев, с детства запал ему в душу. И вот он, отличный шанс.

Решено!

*

Через два часа лазурный «бентли» вез Андрея в «Сколково-2». Бортовой компьютер с упорством маньяка советовал заглушить двигатель и вызвать эвакуатор, так как машина, по его мнению, попала в сильно пересеченную местность. По большому экрану на передней панели бежали строчки информации. Андрей поглядывал на экран краем глаза, ухватывая только суть.

В августе 1918-го части народной армии полковника Каппеля при поддержке Чехословацкого корпуса взяли Казань. В телеграмме полковнику Чечеку: «Трофеи не поддаются подсчету, захвачен золотой запас России в 650 миллионов…»

Через две недели запас на двух пароходах отправили в Самару, потом перевезли в Уфу, а в конце ноября 1918 года он поступил в распоряжение правительства адмирала Колчака в Омске. 31 октября 1919-го золотой запас под усиленной охраной офицерского состава погрузили в вагоны. Золото и охрану разместили в 40 вагонах, еще в 12 находился сопровождающий персонал. Транссибирская магистраль на всем протяжении от Ново-Николаевска (Новосибирска по-нынешнему) до Иркутска контролировалась чехами, отношения с которыми у правительства Колчака были натянутыми. 27 декабря 1919 года штабной поезд и состав с золотом прибыли в Нижнеудинск. Там представители Антанты вынудили Колчака подписать приказ об отречении от прав верховного правителя России и передать эшелон с золотом Чехословацкому корпусу. 15 января 1920 года чешское командование выдало Колчака большевикам, которые его и расстреляли.

Андрей притормозил и всмотрелся в окрестный пейзаж. Заросшие бурьяном поля, темный лес в синей дымке, покосившиеся столбы с провисшими проводами. Вездесущие вороны. Что-то не похоже на гнездо модернизации и логово нанотехнологий. Сверился с навигатором. До намеченной цели еще километров тридцать. Он снова начал читать вполглаза.

7 февраля чехословаки возвратили советским властям 409 миллионов рублей золотом в обмен на гарантии беспрепятственной эвакуации корпуса из России. Народный комиссариат финансов РСФСР в июне 1921 года составил справку, из которой следует, что за период правления адмирала Колчака золотой запас России сократился на 235,6 миллиона рублей, или на 182 тонны. В некоторых ящиках, где некогда хранились золотые слитки, оказались кирпичи. Еще 35 миллионов рублей из золотого запаса пропали уже после передачи его большевикам, при перевозке из Иркутска в Казань.

Так, это все уже неинтересно. Эшелон. Андрей вернулся назад, нажал пару ссылок. А, вот. Белочехи снарядили эшелон для транспортировки почти двухсот тонн русского золота для отправки по Кругобайкальской железной дороге. Он вышел со станции Слюдянка в ночь с 10 на 11 февраля 1920 года. На станцию назначения, в Порт Байкал, состав не прибыл. По слухам, пути перед локомотивом взорвали красные партизаны. Точное место неизвестно, но говорят, либо 87-й, либо 121-й километр магистрали. Что произошло с золотом дальше, опять же неизвестно. По одной версии, состав слетел под откос, пробил лед и упал в озеро — дорога там проходит по самому берегу. По другой — его растащили партизаны, по третьей — окрестные мужики, по четвертой…

— Через пятьсот метров поворот направо, — с расстановкой произнес навигатор.

Андрей сбросил скорость и удивленно завертел головой. Никакого указателя не было. А вот и поворот. Он крутанул руль, и «бентли» послушно съехал с асфальта на бетонку. Бортовой компьютер пискнул и подавлено затих: может, вокруг стоят глушилки всякой электроники?

Бетонка в две полосы, без ухабов, чуть выпуклая, чтоб не застаивалась вода, прямая как стрела. Она пересекала поле, вошла в лес и через восемьсот тридцать два метра по спидометру уперлась в автоматический шлагбаум. Рядом стояла пластиковая будка с большим тонированным стеклом. Влево-вправо от будки отходил высоченный забор со спиралью Бруно поверху. Крыша будки была сплошь усеяна видеокамерами. Наверное, камеры стояли и в лесу, потому что охранник, не обычное пузатое быдло из «бывших», а стройный и подтянутый, ждал его около шлагбаума. Одежда его очень напоминала форму американского полисмена. Начищенные ботинки, отутюженные брюки, голубая рубашка с коротким рукавом. Нашивки с мелкими, нечитаемыми буквами. На голове кепка с длинным козырьком и непонятными же эмблемами.

Жестом он приказал остановиться. Андрей нажал на тормоз. Сыто урча многосильным мотором, «бентли» затормозил перед шлагбаумом. Охранник подошел к опускающемуся окну, чуть наклонился и молча прикоснулся двумя пальцами к козырьку.

Андрей сунул в окно пластиковую карточку. «Нанополисмен» бросил на нее быстрый взгляд, еще раз козырнул, выпрямился и отошел от машины. Шлагбаум сам собой поднялся. Андрей неторопливо повел машину к разноэтажным домикам, виднеющимся за образцово ровными деревьями.

Двух— и трехэтажные, с витринными окнами и большими лоджиями строения. Только обшитые сверху каким-то непонятным материалом. Бетон — не бетон, кирпич — не кирпич? И окна покрыты пленкой переменной прозрачности: о своем комфорте нанотехнологи позаботились. Перед жутко официального вида двухэтажным зданием наблюдался асфальт, расчерченный на парковочные места.

Андрей припарковался, вылез из машины. У него захватило дыхание. После города с его пыльной взвесью и машинного кондиционера местный воздух казался невесомым, пустым. Он совершенно не наполнял легких. Чуть попривыкнув, молодой человек взбежал по крыльцу, хотел взяться за массивную дверную ручку, но дверь плавно отъехала в сторону.

Он очутился в высоком просторном холле. К нему тут же подошел брат-близнец охранника у шлагбаума. Андрей показал ему светящуюся карточку. Охранник не остановил, не окликнул, а лишь кивнул. Ну и ладно, подумал он. Дошел до середины холла и остановился, разглядывая двери на первом этаже и лестницы, ведущие на второй. Куда теперь? Неужели придется возвращаться к охраннику и спрашивать у него?

— Здравствуйте, — прервал его размышления нейтрально обходительный голос.

— Добрый день, — ответил Андрей и показал карточку неброскому человеку лет пятидесяти в сером костюме и с кожаной папкой под мышкой.

Тот кивнул и улыбнулся приветливо, хотя и несколько натянуто.

— Следуйте за мной, — вежливо, но казенно произнес он и пошел, не оглядываясь, по коридору.

Андрей поспешил за ним.

Вместе они пришли в оборудованный в стиле хай-тек кабинет. Большой алюминиевый стол неправильной формы, ортопедические кресла на суставчатых ножках, подстраивающиеся под вес садящегося.

Неброский человек обогнул стол и уселся в солидное кожаное кресло. Положил перед собой папку и сложил на нее руки с дорогим маникюром. Андрей устроился бочком в кресле для посетителей.

— В какую эпоху собираетесь? — спросил мужчина.

«Приятно, — отметил про себя Андрей, — не задает дежурных вопросов вроде „По какому делу?“ или „Вы — хронотурист?“ Тем более что наверняка доложили с КПП». Вслух же ответил:

— Хотелось бы попасть в десятое февраля тысяча девятьсот двадцатого года, на южный берег Байкала, если конкретней, на восемьдесят седьмой километр КБЖД[1].

— Как точно, — улыбнулся мужчина. — И что там собираетесь делать, если не секрет?

— Узнать тайну пропавшего золота Колчака, — ответил Андрей. Скрывать свои истинные намерения смысла не было: даже если мужчина не знает, какие события разворачивались на Кругобайкалке в эти дни, — Интернет подскажет.

— Гражданская война? — покачал головой тот. — Довольно опасный период. И сибирская погода в феврале не очень.

— К сожалению, интересные события далеко не всегда случаются в комфортной обстановке, скорее наоборот, — усмехнулся он.

— Но Сибирь, холод, война…

— Хотите предложить что-то другое? — напрягся Андрей. Что-то в тоне визави ему не понравилось. К тому же он не представился и вообще вел себя как-то странно для простого служителя, призванного отвести клиента в камеру перемещения или куда там. Да и кабинетик явно не для простых сотрудников. Он осмотрел стеллажи с грамотами, дипломами и кубками. На одном была крупно написана фамилия. Дронов. Фамилия Валентина. Вспоминать, как Вальку по батюшке, даже не стоит. Вот он, батюшка-то, сидит: — Или отговорить?

— Э… Ну… Понимаете… Валентин не должен был передавать кому-то карточку. Это наше… Семейное дело.

— Понимаю. Но он мне ее подарил. — Андрей почувствовал, как поднимается в нем волна гнева. Он давно приучился никому не отдавать то, что попало ему в руки, неважно, свое это или чужое. Да и настроился уже на путешествие. Был готов. А в дальнейшем запал мог пройти. И вместо Сибири и гражданской войны…

Он резко поднялся из удобного кресла:

— Где у вас тут отправляют? Ведите.

Мужчина за столом щелкнул тумблером переговорного устройства. Склонился к нему.

— Сергей, в холле клиент. Встретьте, пожалуйста, — проговорил он, интонационно-оскорбительно выделив «клиент», и махнул рукой по коридору, мол, не задерживаю.

Андрей пожал плечами и вышел в коридор, снова оказался в холле, где его уже ждал улыбчивый парень в синем комбинезоне с эмблемой «Сколково» на груди и форменной кепке на вихрастой голове.

— Здравствуйте, я ваш проводник. Вергилий, — хохотнул он. — Пойдемте, пожалуйста, за мной.

Они двинулись по другому коридору, казавшемуся гораздо длиннее, чем все здание снаружи. Опять нанофокусы или просто так хитро перестроили?

— Сейчас заведу вас в отдел информации, там заполните анкету, — тараторил парень на ходу. — Там нужно указать период, желаемое время пребывания и другие параметры в зависимости от тарифа. Отметить на карте желаемую точку прибытия. Если точно не знаете, там есть компьютеры, подключенные не только к общедоступным ресурсам, но и к закрытым разделам разных библиотек. Можно уточнить, если что.

— А долго можно уточнять? — поинтересовался Андрей.

— Рабочий день до восемнадцати ноль-ноль, — ответил парень, глядя на часы. — А еще реквизит надо подобрать.

— Реквизит? — удивился Андрей.

— А как же? Или вы хотите на прием к Малюте Скуратову в костюме от Армани отправиться?

— От Бриони, — автоматически поправил Андрей. — Но нет, конечно. Я б хотел отправиться…

— Не надо мне говорить. В анкете все напишете, — улыбнулся парень. — Вот, кстати, и пришли. — Он распахнул дверь в небольшую светлую комнату, сплошь уставленную компьютерными терминалами — только мониторы и клавиатуры, системников видно не было, видимо, все подключается к одному мейнфрейму. — Садитесь и начинайте. Закончите — я к вам подойду. И браслет вот этот на запястье наденьте, он кое-какие медицинские показания снимет. А то, если давление высокое или с сердцем проблемы, в хронотур отправляться не рекомендуют.

Андрей поблагодарил кивком его удаляющуюся спину и уселся в ортопедическое кресло. Перед ним на экране сам собой всплыл бланк анкеты. Симпатично нарисованный, трехмерный. Заполнять его следовало с клавиатуры, а вот бегать по пунктам можно было просто взмахивая рукой. Водить вверх-вниз, вперед и назад, а сенсоры улавливали движение и двигали курсор. Прикольно.

Вопросов было много. Кроме стандартных — имя, фамилия, возраст, — касались они в основном цели пребывания и повторялись по нескольку раз в чуть измененных формулировках. Андрею даже показалось, что это тест на психологическую устойчивость. Пожелания к амуниции. Так? Комиссарский костюм той эпохи. Рост, вес, параметры, какие известны. Плюс декрет… Тьфу, мандат. За подписью самого В. И. Ульянова (Ленина). Текст? «Подателю сего оказывать всякую помощь и поддержку в любом деле, которое бы он ни делал». Отлично. Желаемое время пребывания. Сутки? Не, что там сутки-то делать, тем более папаша прав, не май. Двенадцати часов хватит за глаза. Еще тогда можно будет успеть на баскетбол вечером с пацанами сходить. Если наши двенадцать часов равняются их. Ладно, по возвращении определимся.

Наконец все пункты были заполнены, и перед ним на экране появился земной шар, прорисованный удивительно натуралистично. Андрей «повращал» его с помощью невидимой мышки, нашел знакомые очертания озера Байкал. Приблизил. Вгляделся повнимательнее, сверяясь с мерными шкалами по бокам экрана.

Вот южная часть Олхинского плато. Между высокими скалами и темной синевой байкальской воды — узкая ниточка железной дороги, прерываемая тоннелями. Станция Слюдянка, от нее километров девяносто, это примерно тут. Он с силой ткнул пальцем, ставя на карте жирную красную точку. Настучал на клавиатуре время желаемого прибытия в прошлое.

Сергей появился почти в то же мгновение. За дверью дежурил что ли? А ему кто-то сидящий за другим терминалом и следящий за процессом передал, что клиент — блин, папаша знал, чем задеть, — покончил с анкетой.

— Не, — начал Сергей с порога. — Так не пойдет.

— В смысле? — не понял его Андрей. Неужели папаша Валентина снова чинит препоны?

— Нельзя так точки перемещения ставить. Смотрите, тут вот скалы, обрыв, а тут сразу озеро начинается. Оно в феврале подо льдом, конечно. Но кто знает, какие там полыньи бывают. А если на склон приземлитесь? Там обрыв метров тридцать, так и скатитесь по камням. Куда-то сюда нужно. — Он ухватил красную точку и потащил в глубь плато. Метров на восемьсот. — Аппаратура у нас достаточно точная, а на ВИП-тарифе мы еще большую точность даем, но лучше подстраховаться.

— А тут что?

— Да ничего, просто ровное место и лес достаточно далеко, чтоб с размаху попой на елку не сесть, — хохотнул провожатый.

Неприятный у него был смешок, старческий, совсем не вязавшейся с мальчишеской внешностью.

— Нет, я про вот это. — Андрей ткнул пальцем в ровные квадраты в самом углу огромного экрана.

— Это? — Сергей сдвинул кепку и почесал вихрастый затылок. — На деревню похоже. Бывшую. Одни фундаменты вон остались. Но домов было много, судя по всему.

— А в двадцатом году она существовала?

— Кто ее знает… — Сергей снова почесал затылок. — Все может быть.

— А вы в место предполагаемой высадки не заглядываете?

— Нет, — сухо ответил Сергей.

«Ну что, теперь можно?» — Андрею не терпелось окунуться в новый загадочный мир.

— Техникам надо еще время, чтобы настроить аппаратуру. А мы как раз в бутафорскую успеем. Приоденем вас по моде того времени. Просперо, наверное, уже все подобрал.

— Просперо?

— Да, оружейник наш. Как в «Трех толстяках». И по униформе разных времен он спец. Если что, поможет одеться согласно эпохе.

— А почему он в первую очередь оружейник, а во вторую уж специалист по костюмам?

— Востребованнее. Без оружия в прошлое еще никто не уходил, а вот в тех же джинсах, что пришел, — бывало, — улыбнулся Сергей.

— Понятно. А несчастные случаи были?

— У возвращенцев? Нет, ничего серьезного, царапины только. По частям еще никто не вернулся, если вы про это, — ответил Сергей, хотя тон его был не очень уверенным.

М-да, этот не скажет, хоть режь. Небось тут у них специальные тренинги проводят и учат клиентам про возможные неприятности не рассказывать. Как в Гоа. Типа, у нас тут все хорошо, приезжайте, гости дорогие и не очень. А что водичка плохая или скат может метровым шипом брюхо пропороть во время купания, то вам знать не обязательно. Везде одно и то же.

Следом за провожатым он очутился в большой светлой комнате с прилавком по типу магазинного из старой советской эпохи. На нем лежали какие-то кутули и свертки. За ними виднелась объемистая лысина невысокого человека в роговых очках с толстыми линзами. Большими мягкими руками он ловко перебирал какие-то железки, щелкая и вгоняя одну в другую.

— Привет, Просперо. Я тебе тут привел вот. — Сергей посторонился, пропуская Андрея вперед.

Тот шагнул к прилавку. Просперо коротко кивнул и внимательно оглядел его фигуру. При этом руки его словно жили самостоятельной жизнью. Наконец раздался последний щелчок, и на прилавок лег маленький пистолет. Дамский. «Браунинг», — подумалось Андрею, хотя он вовсе не был уверен, что это браунинг, а тем более дамский.

— Это для меня? — улыбнулся Андрей.

— Это для двадцатого года, — ответил Просперо. Голос у него был низкий и бархатистый. — Вальтер модель пять, разработан в тысяча девятьсот пятнадцатом году, так что удивления ни у кого не вызовет. Автоматический пистолет с отдачей свободного затвора, под браунинговский патрон шесть — тридцать пять миллиметра «ауто». Магазин коробчатый, сменный, на семь патронов. Если у вас в руках такой увидят, никто ничего не заподозрит.

— Круто! А маузер есть?

— Маузер? — Глаза оружейника сузились за стеклами очков. — Комиссарский?

— Ага.

— Есть и комиссарский. Подождите.

— Вы тут разбирайтесь пока, а я к ребятам, — встрял Сергей. — Нужно посмотреть, как там что. — Не дожидаясь ответа, он исчез за дверью.

Просперо вернулся и положил на прилавок деревянную кобуру, из которой торчала округлая ручка с кольцом для крепления ремешка.

— Такой?

— Да, такой. — Андрей схватил кобуру, откинул крышку и вытащил на свет божий огромный пистолет с длинным стволом. Глаза его загорелись.

— Вообще-то его называют маузером ошибочно. — В уголках губ Просперо появилось что-то похожее на улыбку. — Его разработали без ведома Пауля Маузера, но на его заводе братья Федерле. В тысяча восемьсот девяносто шестом году было начато производство и продолжалось вплоть до тысяча девятьсот тридцать девятого. За это время выпустили более миллиона штук. Модификация К-девяносто восемь, знакомая всем по кино про революцию, — это так называемая модель «Боло» (большевистский) под патрон семь — шестьдесят три. По сути, у немецких мастеров получился легкий карабин…

— Круто, — не слушая его, повторил Андрей. Схватил с прилавка зарядную рамку и попытался загнать в магазин патроны.

— Вот этого тут не надо, — остановил его Просперо, придержав его руку. Пальцы оружейника были мягкими, но хватка железная. — Пуля три стены навылет пробьет. И тех, кто за ними.

— Сорри, — извинился пристыженный Андрей. — А шашка?

— Вот уж шашка вам совершенно ни к чему, — снова улыбнулся Просперо. — Только лишний вес. Я бы и маузер не брал, ограничился бы вальтером. Вы стреляли когда-нибудь?

Андрей только молча кивнул.

— Хорошо, тогда с этим разберетесь сами. Вот обмундирование. Теплое белье примерно того периода. Гимнастерка без петлиц, погон и орденов. Галифе кавалерийские, утепленные. Валенки…

— Валенки?

— Конечно, Сибирь же. Февраль.

— А можно что-нибудь другое, менее… — Андрей не нашелся, как обозвать, но Просперо его понял:

— Могу предложить унты. Правда, аутентичных у нас нет, только те, что перед Второй мировой летчикам выдавали. Но там, в Прибайкалье, такая катавасия в то время была, что они вполне могут сойти за поставки союзников.

— Годится. А это что?

— Тулуп укороченный. Я так понимаю, вам бы хотелось кожан, но не советую.

— Почему?

— Хорошие шансы вернуться обмороженным. Зачем вам это?

— Понятно, давайте ваш тулуп. И это… Треух что ль? — Андрей покрутил в руках то, что нынче называлось шапкой-ушанкой.

— Красную ленточку прикрепить? — спросил Просперо вежливо, но без услужливости.

— Спасибо, обойдусь. А это что? Бурнус? — Он развернул накидку с капюшоном.

— Башлык. Возьмите, пригодится.

— А не тяжело будет? — спросил Андрей.

— Лучше маузер оставьте, ограничьтесь вальтером, — вновь нахмурился Просперо.

— Ладно, беру. Ну что, вроде укомплектовались? Теперь что?

— Вот еще сумка. Тут всякие хозяйственные мелочи. Плюс мандат за подписью Ленина, как заказывали. Бумага примерно того периода, чернила тоже. Печать Реввоенсовета РСФСР, подпись — от настоящей графолог не отличит. Теперь запаситесь едой, и можно в дорогу. Только лучше перед перемещением не ешьте, вывернуть может. — Он обернулся к интеркому, щелкнул кнопкой, негромко проговорил в черную решеточку: — Сергей, забирайте.

Провожатый возник мгновенно, будто ждал за дверью, подхватил тюк с отобранной одеждой и повел Андрея дальше. Остановились они возле распашных стеклянных дверей, из-за которых тянуло вкусным.

— Тут у нас столовка, — пояснил Сергей. — Можете сейчас поесть, можете с собой чего взять. Идете? Тогда я пока это в переодевалку отнесу.

Андрей кивнул и потянул на себя дверь. «Столовка» носила на себе следы советского прошлого и высокотехнологичного… будущего? Кстати, а почему они в будущее не отправляют, только в прошлое? Или, может, отправляют, да никому особо не говорят? Да и ладно, нечего перед поездкой себе голову забивать.

Следуя совету оружейника, он не стал ничего есть, взял с полки лишь стакан пахнущего детством компота из сухофруктов. Отхлебнул немного и поставил на стол. Пошел в дальний конец. В специальный мешочек набрал энергетических батончиков, а в обнаружившийся в походной сумке термос, удачно замаскированный под походную офицерскую флягу, налил горячего чая. Вышел в коридор.

Сергей опять ждал его, привалившись к стене и что-то строча двумя пальцами на мобильнике. Не иначе, эсэмэску любимой.

— Кстати, а современные вещи с собой брать можно? — поинтересовался Андрей, проходя мимо него в переодевалку.

— Можно. Главное, чтоб не превышали установленного веса, — ответил провожатый.

Андрей зашел в гостевую комнату. Там имелся шкафчик, небольшой, но сделанный из очень толстой стали. Мало ли какие ценности ВИП-клиент захочет тут оставить? На привинченной к стене вешалке уже были развешены части его будущего обмундирования, рядом несколько пустых крючков. Хочешь — одежду так оставляй, хочешь — в шкафчик запри.

Андрей уселся на одну из скамеек и неторопливо, со вкусом переоделся, привыкая к каждой вещи. По молодости он немало ходил в разные походы и знал, сколько неприятностей могут доставить натирающий ногу носок или тесные трусы. Но, к его удивлению, все вещи словно на него и сшиты были. Неужели обмеряли на проходной хитрым объемным лазером? Или узнали его параметры через карточку, или у них тут запас хранится на все случаи жизни, как в павильоне киностудии?

Осознав, что тянет время, он надел гимнастерку, сунул ноги в унты, накинул на плечи полушубок, сверху башлык. Закрыл шкафчик и, комкая в руках шапку и походную сумку, вышел в коридор. При себе он оставил только часы и мобильник. По первым, понятно, время определять, а второй зачем — неясно. Умом он понимал, что сотовая связь вряд ли отыщется в 1920-м, но без него Андрей чувствовал себя как-то вовсе уж сиротливо.

Сергей вошел, оглядел его медведеподобную фигуру, цокнул языком.

— Что, хорошо? — поинтересовался Андрей.

— Увидел бы в лесу, обос… Испугался бы, — ответил проводник. — Прям вылитый…

Кто вылитый, он уточнять не стал, да и Андрею было неинтересно. Проводник вышел в коридор, Андрей за ним. Шли, пока не остановились перед дверью, толщиной с сейфовую, с окошком из высокопрочного толстенного стекла. Дверь вела в просторный зал, посредине которого находилась странная архитектурная конструкция: купол, а внутри него круглый подиум белого цвета.

— Ну, вроде все, — сказал Сергей, когда они подошли к куполу. — Кристалл запрограммирован. Глотаете капсулу, встаете на круг и через несколько мгновений как… — Последние его слова проглотил вздох сходящихся створок.

К ним подошел лаборант — или кто он тут такой? — с подносом в руках. На подносе — блюдце, на блюдце — гомеопатическая горошина синего цвета. Неужели это и есть та самая капсула, что забрасывает в другое время?

На Андрея накатила неожиданная робость. Вся эта затея показалась чистейшей воды авантюрой. Но, привыкший брать быка за рога и все остальные органы, он шагнул к лаборанту и сжал в пальцах капсулу. А затем решительно сунул ее в рот и глотнул. Запил водой из стакана, чувствуя, как пилюля прокладывает себе путь в желудок. Шагнул сквозь открытую дверцу в куполе внутрь, услышал, как с мягким чмоканьем эту дверь за ним закрыли, подошел к кругу, взошел на него, присел, сгруппировался, как было написано в инструкции, и закрыл глаза. Ничего не произошло.

Он приоткрыл один глаз, потом другой. Все было на месте — зал, люди по ту строну прозрачного купола. Никто никуда не переместился. Вдруг показалось, что что-то мелькнуло у стены зала.

«Подстава, — подумалось ему. — Решили разыграть? Валентин сочинил историю про хронотуризм, подговорил папу устроить пропуск в какую-то лабораторию. А может, и правда на киностудию, сляпали антураж по-быстрому. Сейчас он так орлом посидит еще пару минут, и ворвутся пьяные и веселые друзья, размахивая початыми бутылками шампанского и распевая: „Хеппи бездей тебя“. А может, еще все это и на видео снимают. Вот суки!»

Он начал распрямляться. В этот момент его качнуло, тряхнуло, вывернуло словно внутрь себя и понесло куда-то. Вокруг что-то замигало. Желудок сжался, вытолкнув в горло комок горькой слизи. Голова закружилась, разноцветные пятна перед глазами слились в безумную палитру, перетекая друг в друга. Раздалось тонкое, надрывное пение флейт, переходящее в ультразвук. И когда уже казалось, что голова Андрея взорвется, звук неожиданно поутих и стал напоминать скорее вой метели. Обжигающий холод схватил за щеки, вцепился в пальцы. Что-то холодное и твердое царапнуло лицо.

*

Андрей пошатнулся. Протер глаза, но их снова тут же залепило. Снег? Сухой и колючий, он летел прямо в лицо почти горизонтально. Отвернувшись от снежных зарядов, он снова протер глаза. Переместился?!

Он стоял посреди заснеженного поля, края которого скрывались за снежной пеленой. Только угадывались впереди темные очертания верхушек деревьев на фоне клубящегося тучами неба. Порывшись немеющими пальцами в сумке, он вытащил меховые рукавицы и натянул их, попутно глянув на часы. 14:22, но это московское. А тут-то сколько? Он, помнится, заказывал десять вечера. Перевести или так оставить и отнимать когда надо? Или прибавлять? Черт, потом соображу. Блин, а холодно-то как… Это в городе в феврале от офиса до машины можно в кашемировом пальто без шарфа добежать, а тут… Хорошо, Просперо предупредил. «Ладно, поздно уже об этом думать, — решил он, — вернусь — отогреюсь».

Он неуклюже расправил накинутый на плечи башлык, надел капюшон на шапку, обмотал шею и подбородок свободными концами и, приложив руку козырьком к глазам, попытался осмотреться — как по заказу, снег почти прекратился. Ага, огоньки, дымки над трубами. Недалеко совсем.

Значит, и до места диверсии недалеко. И локомотив уже, наверное, разводит пары в Слюдянке. А партизаны, намеревающиеся его взорвать? Уже на месте? Заложили заряд? Или в лесу прячутся, или, может, вообще в деревне сидят?

Это в фильмах они без мыла и горячей воды по землянкам в глухомани прятались, а по-настоящему жили по деревням и представлялись вполне лояльными нелюбимой власти гражданами. А по ночам доставали из-под матрацев обрезы и шли воевать против тех, кому прислуживали днем. Хотя тут уже и прятаться особо не надо, наверное. Колчаковцам и их союзникам вдарили крепко, а кто остался, те жмутся к путям железнодорожным да станциям. Боятся, что натерпевшиеся за годы войны мужики на вилы поднимут. Причем своих в первую голову.

Только чего-то освещения нет ни фига. А, ну да, двадцатый же год. Эдисон уже, конечно, изобрел «лампочку Ильича», но до глухой сибирской деревни электричество еще явно не дотянули. Свечки да лучины в ходу. Ну, керосинка. Хотя нет, вон яркое что-то светится. И собаки брешут, как умалишенные. И тени какие-то мечутся по стенам. Что-то там происходит. Партизаны, что ль, уже на акцию собрались?

«Однако ж намело, — думал Андрей, с трудом выдирая ноги из снега. — О, околица уже, видать, метров на двести ошиблось оборудование. Хорошо, что в сторону деревни, а не к лесу, а то долго так не прошагаешь». В изнеможении он повис на чахлом заборе с едва держащимися на одном гвозде досками. За время марш-броска по заснеженной целине он согрелся и даже немного вспотел.

Едва слышный за ревом ветра, над деревней грохнул выстрел. За ним еще один. А вот это не к добру. Вряд ли партизаны будут палить в воздух, собираясь на ответственное задание. Чай, не горцы какие — сибиряки, народ сдержанный, суровый. Надо посмотреть поближе. Достав маузер и щелкнув предохранителем, он пролез под выломанной доской. Утопая в снегу, дошел до крайнего дома. Никого внутри. И дорожки не протоптаны. И стекла выбиты. И собаки нет, будка пуста. Да, многие тогда в теплые края да глухие леса подались, подальше от фронта, в надежде пересидеть. Еще один дом. Тут окошко светится. Надо бы стороной обойти. «О, черт!» — ругнулся Андрей, чуть не воткнувшись в невидимый за заносами метели забор в полтора роста. За ним зазвенел цепью, забрехал волкодав.

Касаясь рукой шершавых досок, дошел до угла, повернул. Улица. Стиснутая с двух сторон высоченными заборами, она вела к большой площади, посреди которой горел костер. У костра суетились люди, что делали — непонятно. Надо подойти поближе.

Он двинулся по неосвещенной улице. Темнота и периодически вылетающие неизвестно откуда снежные заряды надежно укрывали его от любых глаз, но рисковать не хотелось. Тем более что деревня: все друг друга знают.

У последних перед площадью домов Андрей остановился. Дальше идти было опасно, яркие сполохи огромного костра давали достаточно света, чтоб любой, кто обернется, мог его заметить. А вот в одном заборе ворота выбиты. И сам забор завален. И света за ним нет. Может, туда? Он свернул во двор. Занесенная снегом дорога вела прямо к крыльцу, за которым виднелась распахнутая дверь. Нет никого, да и ушли не сами, иначе кто б ее открытой оставил? Отлично. Если на второй этаж залезть, можно разглядеть все, что делается на площади.

Оставив на дорожке цепочку слизываемых вновь разыгравшейся метелью следов, он поднялся по скрипучему крыльцу. Прошел через сени в горницу. Справа русская печь. У стен рундуки и лавки. Занавески из веселого ситчика на окнах. Потухшая лампадка в красном углу. Посреди большой стол, на котором виднелся опрокинутый чугунок и несколько мисок. Кухонная утварь была разбросана по полу, будто хозяев вытащили из-за стола прямо во время обеда. Алые отблески костра окрашивали эту картину в зловещие цвета, не оставляя сомнений, что обитателей дома постигла горькая участь. «Гражданская война, блин! — покачал головой Андрей. — Все против всех».

Он отыскал взглядом лестницу на второй этаж. Крутая. «И скрипит, зараза!» — думал он, поднимаясь. Уперся руками в сколоченную из досок крышку и надавил. Что-то помешало ей откинуться. Он надавил сильнее, наверху что-то качнулось и рухнуло с оглушительным в тишине пустого дома звуком.

Андрей скорчился, вжался в лестницу, не зная, что делать. Зачем-то достал из кобуры маузер. Однако вроде никто не расслышал. Сунув оружие обратно, он снова налег на крышку. На этот раз она подалась относительно легко.

Откинув крышку, Андрей влез на второй этаж. Он оказался нежилым. В углу свалены обломки старой мебели, какие-то доски. На полу сено, видать для лучшей теплоизоляции. Под крышей небольшое окошко, судя по сполохам, выходящее прямо на площадь.

Развязав башлык и расстегнув верхние пуговицы полушубка, он выглянул на площадь. Рядом с огромным костром, разложенным из крупных досок, — несколько саней, запряженных понурыми лохматыми лошадками. В санях и вокруг костра — люди в военной форме, явно легкой для этих суровых краев. Обдрипанные шинельки, кирзовые сапоги. На большинстве маленькие круглые папахи, на некоторых фуражки. Все повязаны женскими пуховыми платками и еще какими-то тряпками. В руках винтовки без штыков, направленные на плотную группу крестьян чуть в отдалении.

Видимо, у них шли переговоры. Офицер со стеком что-то кричал этим людям, грозя затянутым в черную кожаную перчатку кулаком. Переводчик переводил. Мужики отвечали нестройным хором. До Андрея долетали только отдельные слова.

— …Батюшка, все подчистую выгребли…

— …Знает, что должно быть…

— …Под самое Рождество. Трех коров увели. Хлеба пудов двадцать. Самим жрать…

— …Будет расстреливать каждого десятого, если не дадите…

«Чехословацкий корпус, видать, — подумалось Андрею. — Приехали с деревенских еды требовать». Ну да. Рассказывал дед, как это было. Красные придут — хлеба давай, белые придут — хлеба давай. Потом снова красные. А потом уж и мужики от отчаянья и голодухи за топоры и вилы берутся. Если, конечно, те или другие раньше в расход не пустят за поддержку противоборствующей стороны.

Какое-то движение привлекло к себе его внимание. Мышь? Да нет вроде, что-то крупное. Он обернулся, потянулся за маузером. Из дальнего конца чердака, куда не долетал свет от костра, метнулась юркая тень. Нацелилась на крышку люка. Андрей прыгнул ей наперерез, навалился, подмял. Вдавил дуло маузера в теплое и податливое.

Хрупкая фигурка под ним замерла, затихла.

— Ты кто? — вполголоса спросил он. — От кого прячешься?

— От того же, от кого и ты, — ответил пойманный человек тоненьким голоском. Совсем юношеским.

— Если отпущу, орать и бегать будешь?

— А сам как думаешь?

— Понятно. Ладно, отпускаю, но учти… — Он для острастки надавил стволом пойманному на ребра.

— Ладно, не пугай, без тебя страшно.

Андрей отстранился, повнимательней вгляделся в освещаемое багровыми отблесками лицо.

— Девушка?! — вырвалось у него помимо воли.

— Ну да, — ответила она, поправляя на голове сбившийся платок. — А что?

— Ничего, неожиданно просто немного, здесь, в такое время. От кого?.. А, ну да. А это кто такие? Чехословацкий корпус?

— Они, собаки, — ответила девушка. — За едой опять прикатили. Голодно им, вишь.

— Лютуют?

— Эти-то? Нет, эти ерунда. Добром просят. Не то что каппелевцы, — производное от фамилии генерал-майора она произнесла с какой-то особой ненавистью. — Те бы уже давно каждого десятого расстреляли, а остальных выпороли.

— Тогда чего прячешься?

— Мне с ними все равно лучше не встречаться. А сам-то кто? Все спрашиваешь да спрашиваешь, а о себе не рассказываешь.

Андрей задумался. Почему она прячется от белочехов? По житейской причине — изнасиловать могут или вовсе убить? Или по политической? Как относится к красным? Стоит ли ей показывать мандат за подписью Ленина или просто сказаться отставшим от эшелона раненым, беглым дезертиром? Не, наверное, она все-таки против Колчака. А, была не была, решил он.

— Я комиссар Красной армии. Направлен в ваши края с особым заданием. Даже мандат есть, от самого товарища Ленина. — Он достал из сумки бумагу и помахал ею перед девичьим носом.

— Из самой Москвы, — ахнула девица. — И что, товарища Ленина видели?

«Товарищ? Это хорошо, значит, за красных», — рассудил Андрей.

— Да, видел пару раз, но мельком, а лично только один раз встречал, когда он мне мандат подписывал. Занятый он очень. Из своего кабинета в Кремле, почитай, и не выходит. Но мне поручение оформили.

— А что ж за поручение такое? — Девица аж подалась вперед, слушая.

— Прознал товарищ Ленин, что местные партизаны хотят поезд колчаковский с золотыми запасом России остановить. Да и велел мне: езжай, мол, товарищ Тихонов, это я, значит, на Байкал, да помоги местным товарищам на месте. Вот и мандат выдал. — Андрей снова махнул бумагой перед девичьим носом. И поразился былинно-гротескным ноткам, появившимся в его речи. Бытие определяет сознание, надо б с этим поосторожнее.

— Так откуда ж он про это прознал? — Глаза девицы округлились.

Андрей хотел пошутить, что, мол, из Интернета, как все, но вовремя спохватился. К тому же девица не была деревенской простушкой. Просто удивляться, как и проявлять другие чувства, еще не разучилась, как и все тут, наверное.

— Товарищ Ленин — он такой, все знает. — А про себя добавил: «Так вот легенды и рождаются». — А ты, смотрю, про это тоже в курсе.

— В курсе? Ну да, — пробормотала она.

— А ну, рассказывай все, что знаешь, — Андрей подпустил в голос командирские нотки.

— Эшелон с золотом сегодня в полночь, скоро уже, должен выйти из Слюдянки. Мне нужно успеть предупредить наших.

— Так ты что, в партизанский отряд идешь? Связная?

— Связная? — переспросила девица.

Андрей только отмахнулся, не обращай, мол, внимания.

— Я при штабе работаю. Вернее, в ресторане при штабе… — Она почему-то замялась. — Официанткой. Вот услышала, что на сегодня намечена отправка. Поспешила дяде сообщить, а тут эти. Пришлось прятаться.

«Вот это удача, — подумал Андрей. — Раз в жизни такое выпадает. Обидно только, что в хронопутешествии, а не в реале, по бизнесу например. Но хоть так».

— Проведешь меня к нему?

— Конечно, если сам товарищ Ленин послал. Вон как раз и чехи восвояси убираются.

Андрей выглянул в окно. Действительно, чехи разворачивали сани в сторону едва расчищенной дороги. Практически несолоно хлебавши. Несколько мешков да бочка какая-то. Да еще к задку последних саней привязаны несколько собак. Они рвались с веревок, но пересилить лошадиную силу не могли. Куда их, на съедение что ль? Блин, жалко песиков.

— Ну что, можно выходить?

— Лучше уйти тихо. Деревенские сейчас злые из-за убытков, чужих могут нехорошо встретить.

— Так ты им вроде не чужая?

— Я-то не очень, а вот ты — не сильно свой. Они могут и на мандат не посмотреть.

— Хорошо, куда?

— Давай спустимся потихоньку — и к лесу. Там у околицы дома брошенные, за ними нас видно не будет.

— Да ты что, там снегу по колено, несколько часов идти будем, — вспомнил Андрей свой путь в деревню.

— Это если ногами, а у меня снегоступы есть. Свои и еще одни приметила там у сарая. Пойдем.

Она взяла Андрея за руку и потащила к люку. Он откинул крышку и пропустил девицу вперед. Спустился следом, заметив с лестницы, что та шарит вокруг стола. Неужели съестное ищет? Может, батончик ей дать? Додумать мысль он не успел — не найдя ничего подходящего, девица выскользнула в сени, а там и на улицу. Андрей вышел за ней, на ходу застегиваясь и накидывая капюшон.

Ветер немного утих, и снежинки теперь не летели пулями, а, медленно кружась, оседали на плечах. Горизонт прояснился, дышать стало легче. В разрывах туч появилась луна. Ее неяркого света хватало, чтобы идти уверенно, ни обо что не спотыкаясь.

Они довольно быстро добрались до околицы, как раз около того дома, к которому вышел Андрей. Девица забежала за сарай и вернулась с парой широких лыж. Не целиковых, а каркасных, гнутых из целых прутьев и обмотанных поверху лыком.

— Приматывай пока к ногам, сейчас я другие принесу, — бросила она и снова убежала.

Пока Андрей разбирался с веревочными креплениями, она снова вернулась, неся другую пару, поменьше.

— Да нет, тут вот так, а это сюда продевай и тяни, — объяснила она, на ходу приматывая свои. — Ну вот, теперь вставай. Нет, не так, не как на обычных скользи, а ноги поднимай и шагай. Ага. Вот, проваливаться не будешь. Совсем вы там у себя в Москве и Петрограде жизни не знаете, — засмеялась она, мило морща носик.

Не слушая его возражений, развернула тупые носы своих лыж к лесу и зашагала, высоко задирая колени. Смешно, но достаточно грациозно. Ему ничего не оставалось, как последовать за ней.

Минут десять они молча шли по снежной равнине. Андрей экономил дыхание и привыкал к такому способу ходьбы. Наконец он немного освоился и окликнул девушку:

— А чего тут чехи делают? Большие станции-то далековато.

— По всей дороге разъезды и гарнизоны на каждом полустанке, — ответила она, не оборачиваясь. — Чужих отгоняют, хотя и странно. Эшелон бы лучше незаметно прогнать, не привлекая внимания. Ну да кто их, европейцев, разберет? Ну и продовольствие запасают по возможности.

— Понятно, — ответил Андрей, а про себя добавил: «Там же золота больше чем на Клондайке». — А ты сюда как добралась?

— Сначала на паровозе, который путейцев возит, потом на снегоступах. Тут недалеко, версты четыре.

«Да уж», — подумал Андрей, у которого с непривычки начали болеть ноги. А прошли-то всего — он оглянулся на едва заметные огоньки деревни — метров восемьсот.

— А далеко в лесу отряд?

— Нет, не очень. Правда, наши давно в деревню не ходят. Больше охотой живут.

— Что ж так?

— Мужиков тоже понять можно: узнают колчаковцы, что деревенские партизан подкармливают, пожгут все. Да и еды на двадцать мужиков не вдруг напасешься.

— А на фига они в красные пошли? Сидели бы себе спокойно, землю обрабатывали, ни в какие авантюры не ввязываясь. Красная армия уж сама как-нибудь с белыми разберется.

— Как знать? Колчаку кто только не помогает. И англичане, и американцы, и японцы, и чехи вот, и поляки, румыны, китайцы. Половина географии. Оружием снабжают, провизией. Сами за него воюют.

— Так и что, думаешь, под красными лучше будет, чем под Колчаком?

— Красные пока только обещают, землю всем, да мир, да хлеб. А белых мы уже повидали. Они целые деревни пороли, мужиков, баб, детишек малых. Всех. Расстреливали деревнями же. Вешали. По домам запирали да жгли. Глаза вырывали, кишки. Тут такое творится… — Она замолчала на полуслове.

— Понятно, помогают, значит, мужики Красной армии по мере сил? А дядя у тебя партизанским отрядом командует?

Она кивнула, не оборачиваясь.

— А родители где?

— Каппель, — коротко ответила она, и от слов ее повеяло могильным холодом.

«М-да, впору таким упырем детей пугать», — подумал Андрей, удерживая себя от следующего вопроса. Не надо девчонке душу травить.

Наконец добрались до леса. Ветер окончательно утих, разогнав перед этим тучи. Воздух стал тих и прозрачен. Снег под ногами заискрился в свете полной луны. Тени от ветвей легли на него причудливым узором.

— Господи, красота-то какая! — невольно вырвалось у Андрея.

— Что? — Девица остановилась так резко, что он чуть не наступил на концы ее снегоступов.

— Красота, говорю, — повторил Андрей, чуть не закашлявшись от попавшего в легкие холода.

Она посмотрела на него странно, мол, не поймешь этих городских, и свернула в узкую расселину, поначалу неглубокую, но круто уходящую вниз. Изредка прорывающаяся сквозь тучи луна высветлила сглаженные временем стены с нависающими над дорогой каменными глыбами. Они-то и задерживали основную часть снега наверху, не давая занести дорогу. Девушка присела на камень, отцепила снегоступы, ловко связала их вместе и закинула за спину.

Андрей присел рядом, попытался развязать путаницу веревок, но замерзшие пальцы не слушались. Девушка нагнулась, в несколько движений распутала узлы. Улыбнулась открытой, почти детской улыбкой и пошагала вперед по уходящей вниз тропе.

Он поспешил за ней.

Лощина, извиваясь змеей, уходила все глубже. «Наверное, русло реки», — думал Андрей, разглядывая высокие обрывы. Текла она к Байкалу тысячи лет, прорезая и полируя скалу, да где-то пресеклась, нашла новое русло, а это теперь вот…

Неожиданно стены разошлись в стороны, и они очутились в глубокой каменной чаше, раньше, видимо, бывшей небольшим озерцом. В центре ее стояли несколько приземистых, срубленных из толстых бревен домов с курящимися сизым дымком трубами. Пара сараев. Поленницы, какие-то тряпки и чугунки на плетнях. На столбах масляные фонари со специальными абажурами, чтоб свет не рассеивался по сторонам. Небольшая деревенька или, скорее, хутор. Для партизанского логова очень даже неплохо.

— Пришли что ль? — спросил Андрей.

— Ага, пойдем, я тебя к дяде отведу.

— А что ж раньше-то караулов не выставили? Только тут.

— Был там караульный, только внимательностью городские не отличаются, — усмехнулась девица.

— А…

Они свернули на протоптанную тропку, ведущую к самой большой избе. Снега тут почти не было, и вообще в котловине было значительно теплее, чем наверху. «Может, термальные воды или вулканы близко?» — подумалось Андрею. Хотя какие тут вулканы, сама по себе речка, если не замерзает, имеет вполне приличную теплоемкость, чтоб обогреть этот уютный закуток. По-любому классное место для курорта. Железка недалеко, природа обалденная, Байкал рядом. От иностранцев, желающих причаститься русских красот, отбоя не будет. Если журналиста пригласить с телевидения какого-нибудь, чтоб сюжет сняли. Вон как про долину гейзеров. Недешево, конечно, выйдет, но и выхлоп…

— Эй, ты чего задумался? — Девица дернула его за рукав полушубка.

— Да так, — вернулся он в мир, ставший на ближайшие часы для него реальностью, и с удивлением созерцая стоящих перед ним бородачей с охотничьими двустволками наперевес.

— Ну, подтверди им. — Девица снова дернула его за рукав.

— Что? — хлопнул ресницами Андрей.

— Что ты из Москвы, самим товарищем Лениным сюда посланный. Бумагу покажи.

— Да, покажи бумагу, — протолкнул слова сквозь густую растительность на лице один из них.

— Вот. — Андрей порылся в сумке и извлек мандат. Протянул бородачу.

Тот благоговейно принял из его рук бумагу, отстранил, приблизил к самому носу, шевеля губами.

Если он и умел читать, то по слогам, с трудом подгоняя один к другому, а может, просто делал вид.

— Ну что, прочитал? Увидел подпись самого товарища Ленина? — спросил Андрей, припомнив, чему его учили на курсах управления людьми.

— Да, прочитал, — ответил мужик, которому неудобно было признаться, что не осилил, и отвел винтовку. — Проходите.

Второй молча отступил в сторону. Миновав пост, они прошли по широкой расчищенной дороге к самой большой избе. Поднялись на крыльцо. Зашли в сени без стука. Девушка привычно зачерпнула ковшом из стоящей тут кадушки ледяной воды и отпила. Не оборачиваясь, протянула Андрею. Тот принял, но пить побрезговал, вспомнив крошки, застрявшие в бороде караульного. Он ведь тоже наверняка прикладывался.

Девица открыла дверь, отстранилась от клубов пара и дыма, вырвавшегося из теплой горницы в холодные сени. Нырнула внутрь. Андрей шагнул следом.

В комнате было жарко натоплено. Ощущался крепкий мужской дух и какой-то кошмарный запах, отдаленно напоминающий выхлоп «Беломора». Махра, догадался Андрей, заметив в руках и ртах сидящих за столом мужчин самокрутки.

Мужчин было человек десять. Они низко склонились над листом бумаги, расчерченным какой-то схемой. Не меняя положения тел, разом обернулись на скрип открываемой двери. Сцену можно было бы счесть комичной, гоголевской, если б не их лица. Истинно русские, бородатые, с суровыми складками над переносицей и тяжелыми, давящими взглядами из-под кустистых бровей. И фигуры под стать. Массивные, литые, плечистые, кряжистые. Руки и ноги не мускулистые, но толстенные, как бревна, привычные к тяжелой работе. И кулачищи пудовые, иначе не скажешь. Такими в фильмах про революцию изображали обычно кулацких предводителей. М-да…

Девица метнулась к одному, самому грозному на вид, чмокнула в щеку и что-то быстро зашептала на ухо.

Тот встал, поправил веревочный пояс под выпирающим животом, — а не голодают тут партизаны, — и вразвалочку подошел к Андрею, смерил взглядом с ног до головы. Поскрипывая мягкими сапогами, покачался с пятки на носок.

— От самого товарища Ленина, значит? — медленно, с расстановкой проговорил он.

— Да от него, мандат вот. — Андрей зашарил в сумке, отыскивая бумагу.

В этот момент у него завибрировало под сердцем, заиграла «Макарена». Он сунул руку за пазуху и выудил мобильник, взглянул на экран. Напоминалка: «23:00. Эльвира. „Ашхабад“». «Какая Эльвира, какой „Ашхабад“, ресторан что ли? Не помню».

Нажав кнопку отбоя, он сунул телефон обратно за пазуху. Хлесткий удар в лицо опрокинул его навзничь.

*

Андрей пришел в себя. Почувствовал пульсирующую боль в скуле и привкус крови на губах. Попытался вытереть ее, но не смог шевельнуть рукой. И ногой не смог. Открыв глаза, он понял, что сидит на лавке в самом углу, упираясь одним плечом в одну стену, другим — в другую. Полушубка, шапки и унтов на нем не было. Руки связаны за спиной, не только в кистях, но и в локтях. Ноги — в щиколотках и коленях. Перед ним тяжелый стол, удачно расположенный так, чтоб из-за него быстро не выбраться.

На столе рядком: мобильник, энергетические батончики, часы и пара визиток с его фамилией и должностью. По одной стороне на русском, по другой — на английском. В углу каждой — голографический логотип его компании. Офсет, тиснение фольгой, эксклюзивный дизайн. Вальтер и пустая кобура от маузера на другом конце стола, на таком отдалении, что и в прыжке не дотянуться. Даже зубами. Маузер в руках у командира партизан. Рядом с ним девица, избавившаяся от платка и полушубка. Свежая, румяная, то ли от мороза, то ли от висящего в комнате напряжения. Хороша, чертовка.

— Очнулся, лазутчик, — скорее утвердительно, чем вопросительно проговорил командир.

— Да какой он лазутчик, у него ж мандат за подписью… — Девица повисла у него на руке.

— Цыц, — стряхнул он ее, как игривую собачонку. — Охолони. — И мрачно взглянув на Андрея, сказал: — Ну, рассказывай?

— Чего рассказывать-то? — пробормотал тот, кривясь от боли в разбитой губе. — Она уже вам все поведала наверняка. Из Москвы я. Со специальным поручением помочь вашему отряду остановить колчаковский поезд с золотом, который выходит сегодня со станции Слюдянка. Сам товарищ Ленин выдал мне на это мандат. Прочитайте сами.

— Прочитал уже. А что, так вот тебя прям одного послали?

— Не одного, нас целая спецгруппа была. Снайпер, подрывник, переводчик с английского и японского, несколько бойцов на подхвате, — начал сочинять Андрей. — Но не доехали еще до Екатеринбурга, холерой их скрутило или другой какой-то болезнью. Такой понос открылся, что пришлось там ссадить. А я дальше отправился. Сначала по Транссибу на паровозе. Ну, а уж потом через фронт на лошади да на своих двоих. Вот и добрался.

— И сколько ж ты ехал?

О, черт, сколько ж тут… В километрах?

— Ну… Больше месяца, почитай. Рождество и Новый год в вагоне встречал, — соврал Андрей наудачу. Кажется, прокатило.

— И откуда ж Ленин узнал про тот поезд еще в прошлом году?

— Ленин — он такой, он все про всех знает. А чего не знает, то верные люди ему доносят.

— Хм. — Мужик пожевал бороду. Было видно, что он мало верит рассказу Андрея. — А вот это все откуда? — Он указал толстым пальцем на предметы на столе.

— Так из разных мест. Что-то от англичан, что-то от французов. Америка иногда помогает. Сейчас молодую советскую республику — вот гребаный плакатный стиль! — многие страны признали и уважать начинают. И помощь шлют всякую.

— А это зачем? — Он поднял со стола мобильник, покрутил в руках.

— Это? Это прибор такой американский. Арифмометр называется. Можно на нем цифры разные складывать, быстрее, чем на счетах, в сто раз. Давай покажу. — Он дернулся в путах.

Мужик посмотрел на него внимательно, но развязать не предложил.

— Ладно, — махнул он рукой, — пусть ты хоть Ленина посланец, хоть колчаковский прихвостень, все равно. А у нас дело.

— На поезд, что ли, собрались? — спросил Андрей.

— Не твое дело, — отрезал командир и, открыв дверь в другую комнату, крикнул: — Амвросий, выводи его!

Оттуда появился высокий мужик. Коротким ножом взрезал путы на ногах Андрея и, подняв за шкирку, поволок вон из избы. Последнее, что он увидел, были широко распахнутые, полные слез девичьи глаза.

Амвросий вывел его в холодные сени. Андрей остановился, уперся ногами в пол.

— Ты чего ж делаешь, ирод?! — вскрикнул он. — Обуться хоть дай.

— Иди. — Могучий Амвросий толкнул его так, что Андрей, пробежав десяток шагов, впечатался во входную дверь. — Не успеешь замерзнуть.

— Куда меня?

— Известно куда.

Андрей не видел, но точно знал, что мужик за его спиной недоуменно пожал плечами. Какой, мол, непонятливый.

Амвросий вытолкал Андрея на крыльцо. Голые ноги его поехали на обледенелых досках, связанные за спиной руки не дали смягчить падение. Он скатился вниз и замер на холодной земле, прижимаясь к ней ушибленными ребрами, в надежде хоть немного смягчить боль.

Не обращая внимания на стоны, Амвросий вздернул его на ноги и погнал дальше, к стоящим на краю поселения сараям. Вот блин, сейчас запрут и просидит он тут до окончания отпущенного на этот мир срока. Потом сработает чип, и вернется он в овальную комнату ни с чем, как побитая собака. «А и впрямь побитая, — невесело усмехнулся он, прислушиваясь к боли в ребрах и шевеля пальцами, пытаясь понять, отморожены они или пока еще нет. — Вот страховая компания-то поплатится», — злобно подумал он.

Амвросий провел его мимо первого сарая, в котором, кажется, держали коров, мимо второго, от которого ощутимо тянуло свинарником, завернули за третий, пустой и покосившийся. «Куда это меня?» — подумал Андрей и тут же понял куда. Впереди он увидел остов еще одной постройки, когда-то бывшей крепким кирпичным домом на высоком обрыве. От него остались две стены. Та, что обращена к деревне, с пустыми проемами окон, и дальняя, без окон вовсе. Передней, где должна быть дверь, и боковой не было. Маленький клочок скалы за ней стремительно обрывался вниз, темнея в сумерках.

Так это они его расстрелять хотят? И с обрыва сбросить? В голове Андрея помутилось от попыток осознать происходящее. На дворе двадцать первый век… Стоп, никакой не двадцать первый, а самое начало двадцатого. Гражданская война, простые нравы. Прадед рассказывал, что тогда особо никто человеческой жизнью не дорожил. Враг — в расход, вражеский подпевала — в расход, подозрительный прохожий на улице — в расход. Перед его мысленным взором всплыла строчка контракта в голубоватом сиянии: «В случае гибели обратно возвращается только тело». Суки!

Расстрельная стена надвинулась, заслонила горизонт. Андрей услышал за собой щелчок взводимого затвора. Приемом, запомненным еще по институтским занятием тхэквондо, он подпрыгнул, что было силы отмахнул ногой назад, метя по уровню груди. Обрез вырвался из рук палача и отлетел за границу даваемого фонарями света. Прицелился ударить второй раз, но противник оказался быстрее. Толкнул его пудовым кулаком в грудь. Спина столкнулась с кирпичной кладкой. К счастью, дыхание не сбилось. Нырнув под способный свалить быка удар, Андрей со всей силы ударил головой в живот Амвросия.

Полушубок и тюлений слой жира смягчили удар. Палач крякнул, поймал Андрея поперек тела и снова отшвырнул. Опять удар о стену спиной и затылком. На этот раз свет в глазах померк. Он сжался в комок, ожидая смертельного удара, но его не последовало. Вместо этого на него сверху навалилась воняющая прелой овчиной и луком туша. Подмяла, но не схватила за горло, не стала бить или душить.

Андрей поморгал и чуть не вскрикнул, увидев прямо перед собой огромное лицо с закаченными под лоб глазами. Открытый рот не сдерживал обметанный белым налетом язык в клейких нитях слюны.

— Ты живой там? — раздался над ухом девичий шепот.

— Вроде, — ответил он, чувствуя, как с рук сползают перерезанные путы.

— Тогда вылезай и беги давай.

— Куда я побегу? — спросил Андрей, вылезая из-под обмякшего тела. — Ты его этим что ли? — Он кивнул на топор в руках девушки, хотя и так все было ясно.

— Вот не знаю, но подальше отседова. А то или Амвросий сейчас очухается, или другие прибегут, и тогда тебе точно не жить.

— Да как же я… — Он едва смог пошевелить окончательно задубевшими пальцами.

— На вот тебе портянки, сапоги твои хитрые и плащ. Полушубок и рукавицы Зосим Саввич унес куда-то с остальными твоими вещами вместе. А снегоступы я тебе захватила, там, наверху, снегу немного, но, может, и пригодятся. Да одевайся же скорее, не хлопай глазами.

Под суровым взглядом девицы он с трудом намотал портянки на опухшие ноги. Морщась от боли, натянул унты.

— Ничего, расходишься, — подбодрила его девушка.

— А зачем ты это делаешь? — спросил он, с кряхтением натягивая второй унт.

— Что?

— Ну, меня спасаешь. Вон человека по голове отоварила, хорошо не убила. Они-то тебе родственники да знакомые, а я так, первый встречный.

— Гады они, а не родственники. Похоже, только прикидываются, что за красных да против Колчака, а на самом деле просто царское золото хотят заграбастать, как разбойники какие.

— Зачем им в этой глухомани золото? — удивился Андрей. — В подпол спрятать? Хотя… — Он сам понял нелепость своего вопроса. Золото нужно было человеку всегда, и чем больше, тем лучше. С ним можно было хоть что. Хоть земли скупить, хоть скотины, хоть домик в Китае. Они ж еще не знали, какие порядки установят тут большевики к году эдак двадцать восьмому. Военный коммунизм, продразверстка, границы на замке…

Он справился с сапогами, накинул на голову капюшон, обмотал вокруг плеч полы башлыка. Сунул руки в карманы галифе.

— М-да, видок. На вот, возьми, пригодится. — Она сунула ему под мышку обрез. — Да беги давай, не стой. Краем обрыва сейчас до стены дойдешь, там присмотрись повнимательней, распадок есть. По нему наверх вылезешь. Прямо пойдешь, на берег выйдешь, к железке. Там, может, встретишь кого, чего придумаешь, а тут тебе точно не жить. Все, беги давай.

Он шагнул в указанную сторону, потом остановился, повернулся к девице:

— А тебе-то ничего за это не будет?

— Переживу как-нибудь, — отмахнулась она.

— Спасибо, — пробормотал замерзшими губами. — А как тебя зовут-то?

— Катериной кличут, — ответила она, потупив взор. — Все, ступай, видишь, задергался. — Она кивнула на Амвросия, который кряхтел и ворочался на стылой земле, как медведь в берлоге.

— Спасибо, Катя, — пробормотал Андрей. Чмокнул ойкнувшую девушку в лоб и быстро зашагал куда было указано.

*

Андрей подтянулся на руках и перекатился за край естественной стены, укрывавшей негостеприимную долину. Ветер с воем набросился на новую жертву. Подтолкнул в бок, пытаясь скинуть обратно. Превозмогая его порывы, парень поднялся на ноги и осмотрелся.

Он очутился на каменистом плато, полого сбегающим вниз, должно быть к Байкалу. Растительности было мало, в основном кустарник. Чахлые березки, почти не отличающиеся от него ростом, тоже стелились по земле, цепляясь скрюченными корнями за тонкий слой плодородной почвы. Снега действительно было — хомячку не зарыться. Ветер, свободно гуляющий по равнине, сдувал его вниз. «Самого бы не сдуло», — подумал Андрей, забрасывая за спину снегоступы — хоть какая-то защита — и глубже пряча руки в карманы.

До возвращения еще часов пять, может, шесть, точнее не определишь, часы потырили гадские партизаны. Вместе с зажигалкой. Даже костра не развести, чтоб слегка отогреться. Хорошо все-таки, что он не абориген и тут не навсегда.

Куда деваться? Добраться до леса, вырыть там берлогу в снегу и подождать, пока сработает чип, надеясь не застудить себе внутренности? А то неохота по возвращении кровью писать. Если будет оно, это самое возвращение. А то ведь начудил что-то Валентин с подарочной картой. Погорячился. Может, даже семейный бизнес под угрозу поставил. А если так, то папаша может что-то там сбить в настройках и, вместо того чтоб вернуть на исходную, отправит его чип куда-нибудь миллиарда на четыре лет назад, когда еще наша галактика из газопылевого облака только формировалась, а планеты Земля не существовало в природе. Нет, такие мысли надо гнать от себя каленой метлой и поганым железом, тем более что за такие «ошибки» наказание серьезней будет, чем просто за сам факт передачи или потери карточки. Все будет хорошо, чип сработает и вернет его обратно. Надо только пережить оставшееся до возвращения время.

Таки отрыть берлогу? Или все-таки спуститься к озеру и посмотреть, что ж все-таки с поездом станет? До события-то часа два-три, не больше. Второе — оно лучше, конечно, Только одеждой, хоть какой, надо разжиться. Или просто достаточно большим куском тряпки, в которой можно проковырять дыру для головы и накинуть на плечи, как пончо. Без нее протянуть будет весьма затруднительно. Он прижал к телу обрез. Хотел достать и проверить патроны и ход затвора, да плюнул, решил не морозить руки о железо.

А это что там такое? Ему показалось, что вдалеке, в паре километров, мелькнул огонек. Жилище?

— Ну, тогда извините, ребята. — Он снова прижал к телу обрез, чувствуя его весомую холодность. — Считайте, что на полушубок, одеяло или шкуру звериную вы попали. И еще на еду какую-нибудь. Раз уж тут такие правила. Как это у большевиков называлось? Экспроприация? А что, красивое слово. Честнее было б назвать грабеж или разбой, но если ради великого дела… А какое дело может быть более великим, чем спасение собственной шкуры? — Он поймал себя на том, что говорит вслух.

«Черт, да это истерика почти, — понял Андрей. — Отягощенная словесным поносом. А он-то думал, что „демотиватор“[2] с ветераном Великой Отечественной и подписью „Он выжил там, где ты не протянул бы и дня“ — это гипербола. И метафора заодно. Нет, вполне себе реальность. Слава богу, не захотел на блокаду Ленинграда взглянуть или на мясорубку под Прохоровкой[3]».

Огонек приближался. Он не был похож на гостеприимный свет, льющийся из окна деревенской избы. Скорее костер. Неужели такой же, как в деревне, недалеко от места его «высадки»? Разожженный белочехами, чтоб лучше видеть экспроприируемое добро? Тогда урвать себе что-то будет ой как сложно. Или наоборот. Под шумок? Ладно, и вторую серию словесно-мысленного поноса пора заканчивать. Брать себя в руки и действовать. Тем более огонек начал разрастаться и обретать формы. И формы эти Андрею совсем не понравились.

На плато рядом с нагромождением камней горело несколько очагов. Около них, не обращая внимания на пронизывающий ветер, суетились люди в широких длиннополых одеждах и высоких шапках с загнутыми полями. Шуровали в огне палками, подбрасывали пучки травы, сгорающие ярким пламенем. К некоторым очагам выстроились очереди из людей со свертками в руках. Дождавшись своей очереди, они складывали эти свертки у очага или кидали прямо в огонь. Некоторые поливали землю вокруг молоком или кумысом, или что у них там было. Неподалеку группа юношей водила хоровод вокруг покосившейся каменной бабы с грубо высеченным лицом.

Чуть в стороне горели еще несколько костров побольше, над которыми стояли медные казаны. Рядом тоже суетились люди, закидывая туда куски мяса, вываливая ведрами набранный неподалеку снег.

Женщин среди них, насколько он мог судить, не было. Зато было много детей обоего пола. Они чинно, наравне со взрослыми участвовали в обрядах. Подносили воду, дрова, помешивали еду, варящуюся в стоящих поодаль котлах.

«Вот ведь повезло, — подумал он, — еще и на обряд языческий посмотрю. А может, подойти к ним, подсесть? Может быть, накормят, напоят? Так время до утра и скоротаю. Хотя…» Он вгляделся в диковатые лица празднующих и подумал, что лучше с ними не встречаться, вдруг на этот обряд не принято не только женщин, но и чужих пускать? Или?

Он прислушался к телу. Больше всего замерзли колени и локти. До ломоты. И еще нижняя челюсть. На каждое движение она отзывалась мучительным, тягучим спазмом, отдающимся в зубах. Нет, так он до утра точно не дотянет.

Приметив пару навесов, он стал приближаться к ним, обходя место праздника большим кругом. Ветер дунул в его сторону, донеся тепло костров и вкус жарящегося мяса. В животе заурчало.

Согрев пальцы чуть теплым на морозе дыханием и намотав на руку край башлыка, он вытащил из подмышки обрез. Оттянул затвор. Латунная гильза весело подмигнула ему отражением лунного света. Щелчком дослал патрон в патронник и попробовал пальцем предохранитель. Несмотря на холод, смазка не потеряла вязкости. «Отлично, — думал он, прячась за редкими кустами, — нож бы еще не помешал, но при наличии обреза можно и ножом в стойбище разжиться». Конечно, переть на весь лагерь, как бык на ларечников в девяностые, он не собирался, но пугнуть кого, а то и стрельнуть для острастки — это запросто.

До юрт он добрался довольно быстро, присел за большим камнем, вглядываясь и вслушиваясь. Поблизости никого, все у жертвенных костров. Но вернуться могут в любой момент, не будут же они пировать на таком морозе, в помещение пойдут. Значит, действовать надо быстро.

Согнувшись в три погибели, сжимая во вспотевшей правой руке обрез и почти касаясь земли левой, он бросился к самой большой юрте, стараясь оставаться в ее тени. Присел у войлочной стены, отвратно пахнущей кислым молоком, видать, пропитывали, чтоб не промокало. Отгреб рукавом наметенный снег. Подергал. Войлочный край слегка приподнялся, выпустив наружу облако застарелых жилых запахов. Андрей дернул еще немного. Под стеной образовалась дыра, взрослому человеку вполне пролезть.

Ежась от попадающих в рукав снежинок, он просунул внутрь руку с взведенным обрезом. Следом голову. Остов юрты составляли раздвижные решетчатые стены из обработанных ивовых ветвей, соединенных кожаными ремешками. Крышу формировали жерди, одним концом упиравшиеся в круглый периметр стен, а другим — в круглый деревянный обод дымового проема. Под проемом горел очаг. В загончике слева от входа меланхолично жевали траву несколько ягнят. Справа стояли деревянные сундуки, лежали кожаные сумки и изделия из войлока.

Андрей бросился к ним, схватил похожую на доху куртку. Морщась от резкого запаха давно не мытого тела, натянул на себя, сунул в карман расшитые бисером варежки. Огляделся в поисках съестного и замер, встретившись взглядом с мальчонкой лет семи, одетым в халат и шапку, как взрослый. Он смотрел на Андрея темными, раскосыми, ничего не выражающими глазами. На его плоском лице тоже не было никаких эмоций.

Андрей показал ему обрез и одновременно приложил палец к губам:

— Тс-с-с. Я тут ничего, я тут немного вещей возьму и уйду сразу. Ага?

Мальчонка не отвечал и даже не шевелился.

— Я тут вот совсем чуть-чуть… — продолжал ворковать Андрей, отступая к дыре, через которую проник внутрь.

Тот не издавал ни звука.

— Все, ухожу, ухожу, — продолжал Андрей, просовывая под войлок ноги и зад.

Полог опустился, отсекая его от звуков и запахов юрты. В то же мгновение изнутри раздался крик. Надрывный, как вой сирены, он птицей вознесся в дымоход, разлетелся по округе. Вспугнул стайку детишек, скручивающих неподалеку в бухту кишки зарезанного барана. Заставил взрослых над котлами зависнуть с занесенными черпаками в руках. Остановил очередь к жертвенному костру.

С испугу Андрей нажал на курок. От грохота оскопленной трехлинейки заложило уши. Ноздри забило кислой вонью пороховой гари. На войлоке юрты появилось отверстие с тлеющими краями. Пуля, без труда прошив обе стены, щелкнула по голове каменного идола, вокруг которого местные водили хоровод, отбив от нее изрядный кусок.

Крик внутри оборвался. Зато раздались вопли снаружи. Что-то не видимое за юртой перевернулось с грохотом. Кто-то закричал. Заржали кони, заблеяли овцы. Видимо, в суматохе кто-то уронил факел или влетел в костер, раскидывая вокруг головни. Соседняя юрта занялась ревущим белым пламенем.

Отлично, встрял поперек какого-то языческого обряда, оскорбил святыню. Андрей бросился наутек, почти не разбирая дороги.

За спиной что-то грохнуло. Чуть в стороне поднялся фонтан снега, смешанного с каменной крошкой. Над головой просвистело несколько стрел. Одна скользнула по висящему за спиной снегоступу, запуталась в намотанном лыке. Наконечник царапнул спину между лопаток. Со стороны лагеря донеслись радостные крики. Снова грохнуло. Пуля какого-то неведомого калибра вдребезги разнесла верхушку камня в полуметре от его ног. Осколки царапнули щеку. Это из чего ж они такого палят? Противотанковое ружье, не меньше. Над ухом раздался противный свист, теплая волна обдала правую сторону лица. Через долгую секунду донесся грохот выстрела. Если так дальше пойдет, следующая угодит ему точно между лопаток.

Но выстрела не было. Зато за спиной он услышал нарастающий топот. Оглянувшись, увидел, что за ним, рассыпаясь на ходу веером, бегут десятка полтора низкорослых, крепких мужчин.

Они бежали, как табун лошадей, громко вбивая короткие кривые ноги в замерзшую землю. Приплюснутые носы с шумом выпускали согретый легкими воздух. Узкие глаза щурились еще сильнее, защищаясь от летящего снега и выцеливая добычу. В руках у них что-то поблескивало. Разглядеть, что, Андрей не успел, да в общем было и не надо — ничего полезного для здоровья у них быть не могло. С боков «веера» мчались две низкорослые, похожие на волков собаки, не быстро, но верно обходя его с флангов.

Андрей поднажал. Зацепился ногой за корень, едва удержался, размахивая руками. Обрез выпал, торчком зарылся в снег. Вытащил его, засунул под мышку. Оглянулся, теряя драгоценные секунды. Преследователи были уже метрах в трехстах, почти «съев» всю фору, которую он получил в начале забега.

Он скинул бьющие по заду снегоступы и припустил. Бежать стало чуть легче. Выбросить мешающий обрез? Там еще четыре патрона, на всех не хватит. Если что, жизнь можно продать подороже. Или пугнуть? Авось отступят? Не захочет никто первым на пулю лезть. А если нет, если для них та святыня дороже жизни? «Черт!» — думал Андрей, отчаянно молотя землю не приспособленными для бега унтами.

Преследователи настигали.

Морозный воздух сгустился, стал резать легкие на каждом вдохе. Бедра налились тяжестью, икры начало сводить. Андрей почувствовал: еще немного — и он остановится или просто упадет.

Земля неожиданно ушла из-под ног. Потеряв равновесие, Андрей рухнул, скатился по склону, приземлился головой в кучу снега. Замолотил руками, пытаясь выбраться. Что-то ухватило его за шкирку, вздернуло. Гимнастерка врезалась в подмышки. Он заорал, брыкнулся и получил увесистую оплеуху.

*

Открыв глаза, он понял, что смотрит в широкое неулыбчивое лицо Амвросия. Вот черт. Он снова дернулся бежать и опять получил оплеуху, которая привела его в чувство, прояснила рассудок. Одним взглядом окинул обстановку: небольшой вооруженный отряд, гуськом идущий по глубокому руслу реки, высохшей или замерзшей. Он поднял вверх палец и заорал:

— Враги! Буряты!

— Твою ж мать, — отозвался Амвросий и скинул с плеча берданку[4]. Щелкнул курком. За его спиной металлически отозвалось взводимое оружие.

Первый бурят показался над краем обрыва. Увидев направленные на него снизу стволы, заверещал пойманным зайцем. Навстречу ему распустились огненные цветы выстрелов. Эхо заметалось в узком пространстве, надрывая барабанные перепонки.

Тело бурята, переломившись в пояснице, сползло вниз, пятная снег красным. Другого преследователя, не успевшего притормозить, отбросило обратно винтовочной пулей. В ответ сверху, из-за края прилетел огромный камень, стукнул одного из партизан по плечу, обтянутому овечьим полушубком. Он вскрикнул, упал, но Андрею показалось — серьезных повреждений не получил.

Партизаны ответили взрывом мата и винтовочным залпом, который смел с косогора еще одного преследователя. В неожиданно наступившей тишине послышался топот удаляющихся ног и испуганное подвывание собак.

Один из партизан, закинув за плечо винтовку и вытащив из-за пояса устрашающих размеров револьвер, полез наверх, оскальзываясь валенками на замерзшем склоне. Голова его показалась над краем. Замер удивленно. Наверху грохнуло. Столб земли встал прямо перед ним, на головы стоящим внизу посыпались мелкие камешки.

Он постоял несколько секунд, словно бы размышляя, что делать дальше. Поднес руки к лицу и плавно, как в замедленном кино, завалился назад и съехал вниз, гоня перед собой барханчик снега. Ловушка. Выманили на стрелка с мушкетом, твари. А как близко-то?

Староста кинулся вверх по склону. Не показывая головы, прилег на него боком и свободной рукой что-то кинул за край по пологой дуге. Наверху бухнуло, землю тряхнуло под ногами. Уши заложило ватными пробками. Андрей опустился прямо на снег и затряс головой, пытаясь избавиться от мерзкого ощущения.

Еще один партизан бросился наверх, ящеркой приникая к крутой стене. За спиной его болталась какая-то трубка. Сначала Андрей принял ее за огнемет «Шмель», но заметил сошки и диск. Где ж он такое видел, а? В «Белом солнце пустыни», у товарища Сухова такой же был. Пулемет.

Это действительно был ручник. Перевалив за край кургузый ствол с болтающимися сошками, партизан поставил его, приложился к прикладу, дернул затвор и нажал на спуск. Страшный грохот понесся над плато. По лицу стрелка заметались демонически отблески вспышек на дульном срезе. Плечи заходили ходуном. Вцепившиеся в пистолетную рукоятку пальцы побелели.

— А-а-а-а-а! — закричал он, поливая свинцом невидимое за краем.

Остальные партизаны кинулись наверх, обгоняя и опираясь друг на друга. Андрей полез за ними. Когда голова его появилась над кромкой, врагов уже не было. Живых. В свете луны было видно десятка полтора невысоких, изломанных фигур, неподвижно лежащих на промерзлой земле. Рядом с одним из тел виднелось длинное ружье со странно загнутым прикладом и длиннющим стволом. Похоже, кремневое, турецкое.

А вдали разбегались в панике буряты, топча друг друга, роняя жаровни и опрокидывая котлы. Тут и там вспыхивали костры, жадно поглощая упавшие в них рукавицы и шапки. Пулеметчик с увлечением полосовал пулями войлочные стены юрт, по которым уже начали разбегаться озорные огоньки.

Неожиданно грохот кончился. Боек несколько раз стукнул в пустом патроннике и затих. Пулеметчик перевернулся на спину и раскинул руки в стороны, позволив ногам свободно свисать в лощину. Улыбнулся:

— Эх, хорошо-то как! Щас бы еще бабу…

— Хорошо-то хорошо, да только целый диск на этих грязнорылых рассадил, — недовольно буркнул кто-то. Андрей узнал густой бас командира Зосима Саввича. — А чего они на нас поперли-то? Мы вроде мимо шли, далеко, им шаманство свое творить не мешали.

— А это вот у него надо спросить, — подал голос Амвросий и вздернул Андрея за шкирку, как нашкодившего котенка.

— О, мил человек, опять ты? — Он покачал головой то ли удивленно, то ли раздраженно, не понять. — Ну-ка спускайся давай вниз. Побалакаем.

Андрей неохотно сполз на дно лощины. Следом ловко съехал на заду Зосим Саввич, за ним Амвросий и встал за спиной молодого человека, направив ему в спину ствол берданки. Последним спустился пулеметчик. Снежинки шипели и таяли, попадая на раскаленный кожух его ствола.

Вооруженные мужчины обступили Андрея, посматривая недобро. Староста так и просто сверлил тяжелым взглядом.

— Да пусти ж ты, — раздалось где-то сзади.

Раздался шум падения, гогот и вперед протолкалась невысокая фигура, до глаз замотанная в шкуры и тряпки. Откинула с лица шарф.

— Катя, — узнал Андрей. Бросился вперед, но стальная рука Амвросия, поймав его за воротник тулупа, удержала его на месте.

— Андрей, — метнулась она к нему.

— Стой, девка, — огромная лапа Зосима Саввича шлагбаумом перегородила узкий проход. — Отойди вообще.

— Но дядя!

— Отойди, говорю. И скажи спасибо, что не выпорол за то, что ты его в прошлый раз отпустила. И перед Амвросием не извинилась еще.

Катя отошла в сторонку, сняла с шеи длинный шарф и, подложив, уселась на камень. Подобрала подол длинной юбки, чтоб не пропитался подтаивающим снегом. Мелькнули расшитые бисером валеночки, размера тридцать пятого. И от их вида на душе Андрея стало томно.

— Не пялься! — рявкнул командир отряда. — Лучше сказывай… А… — махнул он рукой. — Нечего тут. Амвросий, иди дело до конца доведи, твоя недоработка.

Амвросий пожал плечами.

— Ну, пошли, что ль, дело закончим, — обратился он к Андрею.

— Дядя! — вскрикнула Катя. В голосе ее была тоска раненой чайки.

Зосим Саввич оглянулся на нее, покачал головой, ладонью опустил вниз ствол Амвросиевой берданки.

— Ладно, успеем еще, — пробормотал он. — А пока с собой его возьмем. Там разберемся, может сгодится на что.

— На что? — спросил Амвросий.

— Не знаю, провода, может, зубами держать или еще зачем. Веди. Головой отвечаешь.

Тот в ответ снова пожал плечами. На всякий случай быстро обыскал Андрея. Подтолкнул стволом — вставай, мол.

Девушка подбежала, накинула ему на шею длинный шарф, обернула, завязала узлом, заглянула в глаза. Сердце Андрея запнулось, пропустило полтакта. Он протянул руки обнять, но не успел. Зосим схватил ее за рукав, грубо оттащил, велел идти в хвост. Зло зыркнув на него, она ушла, все время оглядываясь.

Партизаны, растянувшись по распадку, двинулись дальше. Впереди шли несколько парней помоложе с винтовками наперевес — мало ли кого могли привлечь шум, пожар и звуки выстрелов. Следом Андрей со сторожем, за ними командир и остальные. Замыкали отряд четыре бородача, тащивших на плечах станковый пулемет Максим. Один нес станину, другой — ствол, третий сгибался под тяжестью коробок с патронными лентами. Четвертый нес не очень тяжелый, но очень неудобный щит. Страшная штука в сборе. Врагов косит почище бензопилы. Даже бронелисты от него не спасают, не говоря уж о стенах домов и бронежилетах. Именно про него говорил актер Сухоруков в «Брате-2»: «Чапаевский, вещь!»

Петляющее русло скоро вывело к обрыву. Партизаны спокойно свернули на едва заметную тропку — они-то наверняка видели это все не раз. Андрей же не удержался, заглянул вниз. И оторопел.

Прямо из-под его ног низвергался ледяной водопад. Замерзшие потоки причудливо сплетались между собой, образуя длинные гирлянды. Свет низкой луны, отражаясь и преломляясь, оживлял в них многорукие тени. Казалось, водопад жил своей жизнью. А за ним расстилался покрытый льдом Байкал. Скалисто-лесистые берега охватывали ближнюю его часть, остальное терялось в дальнем мраке. Очевидно, осень выдалась спокойная и лед застыл ровно, огромным темно-голубым зеркалом, лишь кое-где припорошенным снежными заносами. Под ним жило своей жизнью огромное озеро. Дух захватило от увиденной красоты.

— Ты видел? — Андрей обернулся к своему охраннику.

— Сто раз, — грубо ответил тот. — Иди давай. — Амвросий толкнул его в спину стволом. — А то сверзишься еще, с меня потом спросят.

— Так ты ж меня сам расстреливать собирался, — удивился Андрей его заботливости.

— То приказ. А сам-то я… — пробормотал Амвросий тихо. — Да иди уже! — неожиданно разозлился он и снова ткнул Андрея.

Они вышли на косогор и двинулись вдоль гребня, держа направление на запад, насколько мог определить Андрей. Он был так захвачен величественным видом огромного озера, что не сразу заметил поблескивающие внизу у самого берега рельсы. Кому ж в голову пришло их там проложить-то? У самой воды. Озеро-то чистое, а из окон кидают всякое. Бумажки, окурки, из сортиров все вниз выливается и по полотну течет.

А может, тогда не мусорили так и курили мало? «Ага, и не писали вовсе», — улыбнулся он сам себе. Железная дорога скрылась из виду, нырнув в тоннель. Отряд остановился возле небольшого углубления в скале, похожего на воронку от взрыва, глубиной примерно по пояс. Партизаны привычно спустились вниз, расселись по кругу. Похоже, у каждого тут было свое место. Пригретое. Не первый раз, что ль, поезда грабить ходят? А что, вполне может быть. «Прям настоящий истерн получается», — посмеялся про себя Андрей и поздравил с придуманным по аналогии словом «вестерн».

Андрей поискал глазами место, чтоб оказаться поближе к Кате, но его оттерли в сторону, поглядывая недобро. Как-то был он на одной деревенской дискотеке — так же вот… В общем, решил поостеречься.

Зосим Саввич пропустил всех вперед, сам сошел последним. Осмотрел суровые, заросшие лица.

— Ты и ты — в караул, — отдал распоряжение командир, ткнув пальцами в грудь молодых парней. — Ты вставай над тоннелем, сигнализируй, как поезд покажется. А мы уж тут…

С этими словам он стряхнул снег, обнажив кусок брезента, отбросил его в сторону. Собравшиеся вокруг ахнули. Не сдержался и Андрей. Под плотной тканью оказалось еще одно углубление, в котором покоилась адская машинка. Деревянный ящичек с ручкой сбоку и поршень с поперечной деревянной перекладиной.

Динамо-машина. Если покрутить ручку, то на катушке внутри коробки образуется постоянный электрический ток, а если вдавить внутрь поршень, ток пойдет по проводу, кстати, вот и он, тянется по обрыву вниз, и подорвет запал. Все готово уже, значит? Ну да, правильно. Перед таким важным поездом ведь по рельсам могут обходчики пройти. Свежие раскопки-прикопки наверняка заметят, тем более вон и солнце уже начинает золотить верхушки гор, а если все уже зарыто и снежком припорошено…

Выкурив в рукав по самокрутке, партизаны стали разбредаться по гребню, укладываясь в заранее присмотренные или выкопанные гнезда. Тем, кто догадался прикрыть их лапником, было проще — убрали ветки и все. Другим приходилось отгребать наметенный снег или ложиться прямо так. Для станкача заранее выкопали глубокую лежку на двух человек невдалеке от основной ямы и выложили каменный бруствер.

Расчет их был прост и понятен. Взорвать рельсы так, чтоб большая часть солдат охраны оказалась отрезанной в тоннеле, остальных и выбегающих перестрелять. Выгрузить золота, сколько унесут, и раствориться в окружающей натуре, пока оставшиеся в живых не обошли простреливаемый насквозь тоннель по льду. Пространство озера открыто на много километров, тут один пулеметчик вполне способен сдержать хоть роту, хоть две. Теоретически. На самом деле Андрей даже не смог бы сейчас с уверенностью сказать, сколько в роте солдат. Даже нынешней российской. А тем более — чехословацкой столетней давности.

До оставшихся в углублении партизан донесся крик. Зосим Саввич вздрогнул, близоруко щурясь, стал вглядываться в косогор. Остальные последовали его примеру.

Парень, отправленный наблюдать за поездом, орал что-то, с такого расстояния неразборчивое. Правой рукой он размахивал в воздухе, а левой указывал вниз. Куда-то за хребет, в котором был прорыт тоннель.

— Твою ж мать, — первым опомнился командир.

Расталкивая других партизан, он бросился к адской машинке и стал остервенело крутить динамо.

— Давай я, быстрей получится, — влез Амвросий.

— За пленным следи, — отмахнулся Зосим и сильней налег на ручку.

«Поезд идет, — сообразил Андрей, заметив поднимающиеся вверх клубы дыма. — Да близко совсем. Уже стук колес на рельсах слышен. Не рассчитали что-то братья-партизаны». Командир бросил ручку динамо и со всей силы вдавил в коробочку поршень.

Ничего не произошло — видимо, скопившегося заряда было недостаточно для запала. Он закрутил ручку снова. Андрей даже позлорадствовал немного. Если заряд не сработает, 200 тонн золота протекут мимо пальцев незадачливого грабителя.

Наконец командир решил, что хватит, и опять прицелился вдавить рычаг. Но замер, вглядываясь за край. Остальные последовали его примеру. Из тоннеля выехала небольшая дрезина[5]. Шла она ходко, давала километров сорок в час, а то и все пятьдесят. В задней части четыре человека в зимних шинелях путейцев энергично качали ручку, приводящую тележку в движение. Они старались, как черти, видимо, «золотой поезд» шел с немалой скоростью. На передней скамейке, обложенной мешками с песком, сидели трое солдат в чехословацкой форме, укутанных поверх шинелешек кто во что горазд, с винтовками на изготовку. Они напряжено вглядывались в косогор. Видимо, услышали крики дозорного, но не поняли, в чем дело. Вроде не заметили. Проехали мимо.

Паровозный гудок прорвался сквозь тоннель, клекотом птичьей стаи разлетелся по округе. Видимо, машинист дал его перед самым въездом. Пора?

Командир опять вдавил поршень. Ничего. Крутанул пару раз ручку и снова вдавил. Опять ничего. Он снова закрутил ручку, на лице его появилось странное выражение остервенелого отчаяния.

Паровоз снова дал еще один гудок, уже на выходе из тоннеля.

Командир вдавил поршень. Что-то щелкнуло в коробочке. На склоне, прямо посередине, вырос столб земли, чуть подкрашенный снизу алым пламенем. Земля под ногами вздрогнула. Огромная глыба с хрустом отломилась от склона и покатилась вниз, увлекая за собой потоки мелких камешков, вырывая деревья. Ударила показавшийся из тоннеля поезд под кабину машиниста. Опрокинула.

Многотонная железная махина, разогнанная паром километров до пятидесяти в час, ласточкой спорхнула с путей, с треском проломила метровый лед, как яичную скорлупу. Нырнула касаткой, таща за собой мотающиеся из стороны в сторону вагоны. Над поверхностью поднялся огромный столб воды вперемешку с ледяным крошевом — похоже, пробило котел. Над местом катастрофы атомным грибом поднялось облако пара, в котором один за другим исчезали глухие грузовые и добротные пассажирские вагоны. Лязг железа сливался с криками умирающих людей. Радужные пятна машинного масла на поверхности воды смешались с кровью. На путях осталось последних три или четыре вагона. Первый развернуло поперек рельсов, и он притерся торцами к каменным стенкам, перегородив тоннель. С лязгом оборвалась сцепка, отрезая возможность спастись тем, кто находился в последних вагонах.

«Господи, — подумал Андрей и понял, что больше в голове нет никаких мыслей. — Господи!» Партизаны тоже замерли, молча наблюдая страшную картину смерти и разрушения. Мертвая тишина повисла и над проделанной составом полыньей.

В уцелевшем вагоне открылась дверь. На полотно спрыгнул человек. Он был в офицерских сапогах и наброшенном на плечи кителе с золотыми погонами. Но в кальсонах. Шатаясь и мотая головой, словно пытаясь вытряхнуть из ушей вату, он уставился на темную воду, которая шутя поглотила целый поезд, и надгробиями сходящиеся над ним льдины. Перекрестился. Еще несколько человек вылезли следом, одеты они были кое-как и кто во что успел. Многие с трудом держались на ногах. Наверное, контузило, поскидывало с полок, когда вагон тащило по тоннелю, бросая от стены к стене.

Казалось, масштаб трагедии, осознание хрупкости человеческого тела перед силами природы и его же собственными изобретениями сплотил, уравнял и тех, кто стоял на полотне, и тех, кто смотрел на них в прорези прицелов.

Первым стряхнул с себя оцепенение пулеметчик. Длинная очередь перечеркнула полотно, опрокинула офицера, перерубила пополам стоящего рядом солдата и хищно рванулась за третьим, скорее всего бывалым фронтовиком, у которого ноги оказались сообразительней головы. Настигла. Повалила. Распластала.

Амвросий вскинул берданку и нажал на спуск. Другого офицера, замершего на ступеньках уцелевшего вагона, когда началась стрельба, отбросило в открытый тамбур, на белой рубахе под расстегнутым кителем стало расплываться алое пятно. Откинулся назад солдат, прижавшийся лбом к стеклу — посмотреть, что происходит. Осколки посыпались на голову пробегающего под окном, согнувшегося в три погибели чеха. Но порезы затылка и шеи недолго были его самой большой проблемой. Зацепившись ногой за ногу, он упал лицом в щебень, сраженный неизвестно чьей пулей.

Чехи, что вылезли посмотреть на катастрофу, заметались, бросились обратно в тоннель, как оказалось, навстречу своей смерти. Обошедшие скалу поверху партизаны с «ручником» встретили их там ураганным огнем. Редкие ответные выстрелы, большей частью револьверные, потонули в шуме и грохоте партизанских пулеметов.

Через десять минут все было кончено. У оставшихся вагонов больше не было заметно никакого движения.

Андрей взглянул на Катю, про которую позабыл в этой кутерьме. Она сидела, вжавшись в узкую щель между двумя камнями, обхватив руками колени и раскачиваясь вперед-назад. Губы ее тряслись, а может, шептали молитву. В глазах стояли слезы. Он покосился на спины замерших у края ямы партизан и подумал: «Подойти, погладить по голове, прижать к себе, успокоить как-то. А может, лучше деру дать, пока на него не смотрят?» Что с золотом случилось, он видел, до возвращения осталось едва ли больше часа, который вполне можно провести в рассветном лесу. Подальше от пуль и смерти, которая в любой момент могла коснуться и его. Или все-таки обнять?

— Ну что, пойдем глянем, чего там? — спросил кто-то хриплым, надтреснутым голосом.

— Да пожалуй, — раздумчиво ответил Зосим Саввич. — Только внимательно следите, не копошится ли кто. Да за путями приглядывайте, как бы дрезина не вернулась.

— Не, как стрельба началась, они такого деру дали… Даже не оглянулись, что тут деется, — пробормотал Амвросий.

— Все равно следи, — чересчур резко рявкнул командир.

Видно было, что ему, как и другим партизанам, не по себе. Они-то думали: останови поезд, перещелкай охрану и рассовывай слитки да рубли золотые по карманам. А что теперь, когда вагоны оказались в ледяной воде? Пусть и недалеко от берега, но их сразу скрыло. Андрей где-то читал, что в Байкале у самого берега обрывы бывают метров сто в глубину, а то и больше. «Ну, Зосим Саввич, как с людьми будешь объясняться, — злорадно подумал Андрей, — что обещать?»

По сигналу командира партизаны с разных сторон начали спускаться к месту крушения, держа под прицелом оставшиеся вагоны. Кто дошел первым, залезли внутрь. Оттуда донеслось несколько выстрелов, звуки разбитого стекла. Снова все стихло.

Андрей добрался до железнодорожного полотна, цепляясь рукой за осыпающийся склон. Выпрямился. Поймал в объятия идущую за ним Катю, прижал к себе как бы случайно, искоса посматривая на Зосима и Амвросия, не заметят ли. Но тем было явно не до того. Остановившись на берегу, они смотрели в подсиненные встающим солнцем воды Байкала и задумчиво почесывали бороды.

Наконец командир оторвался от созерцания глубин и повернулся к Андрею. Тот поспешил отпрянуть от Кати.

— Эй, городской, — обратился к нему командир. — Ты плавать умеешь?

*

— Да вы что, охренели?! — воскликнул Андрей, поняв, к чему клонит Зосим Саввич, и похолодев внутри. — Я в такой мороз в воду не полезу.

— Уверен? — почти ласково спросил командир и нехорошо прищурился.

Амвросий подошел и выразительно щелкнул затвором.

— Так минус тридцать же, — сокрушенно пробормотал Андрей.

— Двадцать от силы. — Командир сплюнул и посмотрел на медленно замерзающую на рельсе слюну. — И то на воздухе. А вода, как ты знать должен, учился небось в университете-то, если не замерзла, значит, градуса четыре, вполне можно нырнуть пару раз. Парни тебе помогут, а мы тут костерок на берегу разожжем да водочки нальем, как вынырнешь. Не тяни, раздевайся.

— Так, может, подождать, пусть хоть рассветет до конца, не видно ж ничего, — пробормотал Андрей, пытаясь потянуть время.

Зосим Саввич даже не счел нужным ему отвечать.

— Мешок вот, — протянул ему Амвросий холщовую торбу с лямками.

— Веревку привяжем. Как золота нагребешь, дерни два раза, ребята выволокут. Набивай мешок полностью, обратным ходом не сам выплывать будешь. Если что не так пойдет, тоже дергай. Поможем чем сможем тут. Да не тяни давай, раздевайся, — поторопил его Зосим.

Катя стояла в стороне, хлопая огромными глазами. По всему, идея дяди ей не нравилась, но не казалась такой уж сумасшедшей. У остальных искать сочувствия не имело смысла.

Трясущимися руками Андрей развязал Катин шарф, злобно поглядывая в ее сторону: ну скажи, мол, хоть что-нибудь! Но та безмолвствовала. Даже отвернулась слегка. Он скинул честно украденную у бурятов одежонку, расстегнул пуговицы на гимнастерке, стянул ее через голову. Выпростал одну ногу из унта, из штанины, вдел голую ногу обратно в унт.

Тем временем партизаны разожгли костер. Один достал из заплечного мешка бутыль мутного стекла, заткнутую выстроганной из дерева пробкой. Откупорил со смачным чпоком. Протянул Андрею. Тот принял, закрутил винтом, отхлебнул, закинув голову и дергая кадыком. В горло полилась обжигающая жидкость.

Из глаз брызнули слезы, дыхание перехватило. Он чуть не закашлялся, но сдержался. Партизаны посмотрели на него уважительно, покивали головами. Один, подойдя сзади, обвязал тело витой веревкой, затянул узлом. Другой накинул на плечи теплущую собачью шубу. Амвросий приобнял, повел к проруби, настойчиво пихая в руку холщовый мешок. Партизан с бухтой веревки в руках пошел следом.

Алкоголь сделал свое дело. В голове Андрея стало легко и пусто, в теле появилась расслабленность и даже некоторая бравада, вот, мол, смотрите, упыри, как надо. Но, дойдя до края, он остановился. Придавленный градусами инстинкт самосохранения заворочался в животе, пробежал по позвоночнику холодными лапками, забился в стенки черепа. А темная вода с плавающими льдинами, между которыми начала образовываться тоненькая пленочка льда, пугала и… вместе с тем манила покончить со всеми мучениями разом.

Амвросий одним движением снял с него шубу и толкнул в спину. Пролетев пару метров, Андрей с размаху ухнул в воду. Закричал, но скорее с испугу, пуская пузыри. Вода оказалась не такой уж холодной. А вот когда он всплыл, чтобы глотнуть воздуха, мороз отыгрался на нем по полной. Схватил за уши, вцепился в нос, заскреб по щекам.

Чтоб избавиться от мерзких ощущений, Андрей погрузился с головой. Толкнулся ногами от дна.

Первый вагон был совсем рядом. Пассажирский. Ближняя его часть лежала на глубине метров трех-четырех, дальняя терялась во тьме. Галечное дно круто уходило вниз. Чтоб не тратить силы на лишние гребки, Андрей уцепился за неровности его стены и, подтягивая тело, повлек себя глубже. Несколько раз ему почудилось за целыми окнами какое-то движение, но всматриваться не хотелось. Как-то видел он яхту с утопленниками, невдалеке от побережья Мозамбика. Бр-р-р!

А вот бы сейчас кристалл сработал и унесло бы его отсюда на фиг. Вот бы рожи у партизан вытянулись, когда они увидели бы пустую петлю на конце веревки. Но до того светлого момента еще час, может, полтора.

Еще один пассажирский. Да сколько их?! Воздух в легких уже скоро кончится. А вот и грузовой. Андрей подобрался поближе, приметил дверь, щелкнул ручкой, потянул. Не открывается. Конечно, кто ж оставит незапертой дверь в золотохранилище! Он пошарил руками вокруг ручки. Пальцы наткнулись на небольшой амбарный замок в хилых ушках, был бы ломик…

Не раздумывая, он дернул два раза. Веревка тут же натянулась, вагоны на дне дрогнули и поехали мимо, будто бы в сказочной подводной железной дороге. Растворилась толща воды. Секунд через пятнадцать, показавшихся ему вечностью, лицо его оказалась на поверхности. Мороз накинулся на мокрую голову с двойным ожесточением. Захотелось опять нырнуть.

— Ну, чего там? Достал?! — долетел до него голос Зосима Саввича сквозь потоки выливающейся из ушей воды.

— Нет. Заперты вагоны. Ключи нужны, так не открыть.

— Без ключей обойдешься. На вот, лови!

С берега в воду полетел короткий толстый ломик. Плюхнулся возле Андрея. Тот нашарил его на дне, несколько раз глубоко вздохнул, погрузился снова. Уже знакомой дорогой, не тратя времени на созерцание, добрался до грузового. Нашарил замок. Подсунул под него жало лома. Налег. Тот соскочил, больно стукнув его по замерзшей руке. Он подсунул снова, чуть по-другому. Опять никак. А может… Он почувствовал, что дыхание подходит к концу, дернул два раза. Веревка не натянулась. Угробить его решили, твари? Или случилось что. Он гребанул руками, заработал ногами, стараясь скорей вынырнуть к маячащему наверху свету. С размаху ударился головой о кристально-прозрачный лед. В панике забил руками и ногами, чувствуя, как разрываются оставленные без кислорода легкие. Вдруг его осенило. Перевернувшись на спину, он всплыл и, вмораживая пальцы в лед, прикоснулся к нему губами. Все точно, как и писали в книжках. Между поверхностью воды и слоем льда был зазор в пару миллиметров. На полноценный вдох не хватит, но продержаться вполне можно.

Он дернул за веревку. Снова никакого эффекта. Плюнув мысленно, он отлип от льда, перевернулся и снова поплыл к вагону. Подобрал брошенный ломик, засунул его в намеченное место. Надавил. Со слышным даже под водой скрипом шурупы вылезли из дерева. Ушко с замком повисло на последнем. Провернув ручку, Андрей толкнул дверь.

Навстречу ему вырвался огромный пузырь воздуха в сопровождении множества мелких. Инстинктивно он прикрыл рукой глаза. Проморгался. Присмотрелся внимательней. Моргнул еще раз и дернул два раза веревку. На этот раз партизаны исправно потащили его к свету. Отталкиваясь от стен вагона, чтоб не ободрать кожу, он стремительно вылетел на поверхность.

— Ну?! Что там?! Принес?! — засыпали его вопросами.

— Нет, — ответил он, с трудом переводя дыхание. — Нету там золота.

— Как?! — разом выдохнули партизаны.

— А так. Вагон камнями набит, — злорадно ответил Андрей и протянул к партизанам руки. — Вытаскивайте.

— Э нет, другие проверь, — пробормотал Зосим Саввич и занес ногу, если что, столкнуть обратно. Смотрел он при этом на Катю, и меж бровями его залегла суровая складка.

Понимая бесполезность спора, Андрей нырнул вновь. Солнце поднялось уже достаточно высоко. Проникая в глубину, лучи насквозь просвечивали пассажирский вагон. Роскошное купе, занавески с кистями на окнах. Белое постельное белье. Трогательные цветочки, прижатые водой к самому стеклу. Другое купе. Все забито плавающими исподними штанами и рубахами. Наверное, открылся чемодан с бельем. Третье… Из-за стекла на него смотрело посиневшее лицо с выкаченными глазами. Андрей зажмурился и толкнулся посильнее. Чтоб скорее его проплыть. Опять пассажирский. Солдатский плацкарт. Клетка с дохлыми курами, чем-то прижатая к стеклу с той стороны. А вот и грузовой вагон. Уклон дна стал круче, и теперь ломик скорее помогал, чем мешал плыть, таща Андрея на глубину.

Дверь, замок, два удара, рывок, поворот ручки. То же самое. Вагон доверху забит камнями. Чувствуя в себе силы, помноженные на остатки алкоголя, он толкнулся к следующему вагону. Тот лежал уже глубже. Вода тут была — как водка из морозилки. Ледяная и тягучая. Ежась и вздрагивая, он сбил замок еще с одной двери. Откатил в сторону. Опять камни. Чувствуя, как разрываются легкие, дернул два раза за веревку, бросил ломик и стал загребать кверху. Вынырнул, хватанул ртом ледяного воздуха, отвернулся от летящих в лицо брызг.

Партизаны подтащили его к берегу.

— Чего там, чего?! — спрашивал Зосим, пока стучащего зубами Андрея доставали из воды, засовывали ногами в унты, накидывали на плечи шубу и вели к костру.

Катя заботливо накинула ему на мокрую голову шарф, хранящий ее тепло.

— Да ничего, — со злорадством ответил Андрей. — Камни везде. Нае… Обманули вас. Да может, и не только вас. — Он присел на камень и протянул заледеневшие руки к пламени.

Партизаны взроптали вразнобой, но Амвросий рявкнул на них, так что все притихли, а некоторые даже присели.

— Кто-то вагоны камнями набил, чтоб пары вагонные просели, чтоб не заподозрили, что там пусто, — продолжал Андрей, стуча зубами по краю жестяной кружки с горячим чаем, крепко смешанным с давешним самогоном. — А сами золотишко того…

— И кто ж его того? — хмуро спросил Зосим, расчесывая пятерней бороду.

— Да откуда ж знать? — в то ему ответил Андрей, в котором проснулась веселая бесшабашность. — Может, колчаковцы, может, чехи, которые Колчака красным выдали, может, друзья-союзники, может, еще кто. Мало ли швали в Сибирь понаехало? Чехи, поляки, румыны, британцы, японцы, французы, штатники… Кто угодно мог золото стырить.

— Двести тонн?!

— Я не все вагоны посмотрел, остальные гораздо глубже ушли, туда без водолазного оборудования не попасть.

— Без чего?

— Ну… Жюля Верна читали? Нет? Ладно, короче, дыхалки не хватит. А золото тяжелое, — ответил Андрей, незаметно для себя копируя интонации, которыми Амвросий напутствовал его в ледяную купель. — На ваши двести тонн пять-десять вагонов нужно от силы. Перегрузить за ночь силами двух-трех рот солдат в другой эшелон и отправить на Кудыкину гору особого труда не составит. А можно и на подводах вывезти, было б желание.

— Ладно, — бросил Зосим, поднимаясь на ноги. Он как-то разом постарел и осунулся.

— А с этим-то чего делать? — Амвросий ткнул Андрея в бок стволом берданки.

— Отпусти, пускай к своим коммунякам валит, — отмахнулся Зосим. — И Катька пускай с ним уходит, к Ленину своему, видеть их больше не хочу.

Амвросий посмотрел в его сутулую спину, покачал головой. Склонился к уху Андрея:

— Давайте собирайтесь быстрее да валите, пока он не передумал.

Андрей натянул белье, гимнастерку, галифе, внаглую влез в шубу из собачьих шкур — хотя зачем она ему, через полчаса все равно возвращаться. С грустью посмотрел на Катю, которой предстояла в этом мире ой какая нелегкая судьба. Эх, такую бы в наше время встретить! Чистую, восторженную, но сообразительную, красивую не ботоксом и подтяжками, а простой, естественной красотой. Женился бы сразу. Тут же. На месте.

Перевел взгляд на Амвросия.

— А вещи-то мои вернете? Часы, оружие, мандат? — негромко спросил он.

— Да ты не обалдел ли? — вытаращился на него партизан. — Тебя тут в живых оставляют, а ты о часах каких-то заботишься? — слово «часах» он произнес с особым нажимом.

«Ах вот оно что! Понравился тебе, значит, „Патек Филипп“? Ну, носи на здоровье вместе с маузером», — улыбнулся Андрей, но вслух говорить ничего не стал. Дикие они тут, чуть что — за оружие хватаются. Повернулся к Кате.

— Вот, выгоняют нас, подруга, — деланно вздохнул он. — Куда пойдем?

— Не знаю, — пожала плечами та. Видно было, что слова дяди ее ошарашили. Не ожидала она такого. Конечно, изгнание из стаи всегда было одной из высших мер наказания — и среди людей, и даже среди животных.

— Может, в деревню пока, а там посмотрим? — Андрею хотелось увести ее подальше от пятен крови на снегу, трупов, злых вооруженных мужиков и всей этой катавасии.

— Давай, — безучастно проговорила она.

— Да не расстраивайся ты, может, дядя остынет немного, поймет, что погорячился, передумает.

Она уткнулась в его плечо и зарыдала. Не зная, что и сказать, он обнял ее, прижался щекой к выбившимся из-под пухового платка волосам. Вздохнул. За камни, что ль, отойти, а то так вот растворится в воздухе прямо из ее объятий. Шок для девицы будет, а ей и так сегодня досталось.

Тишь зимнего утра разорвала пулеметная очередь. Андрей оглянулся. Из-за поворота медленно выезжал паровоз с российским триколором на трубе. Впереди его была открытая платформа, обложенная мешками с песком. На ней-то и стоял пулемет, который поливал окрестности свинцовым дождем. За ним на платформе виднелись несколько солдат, судорожно досылающих патроны в патронники своих винтовок. За локомотивом тянулись несколько броневагонов с круглыми орудийными башнями.

Пулемет на открытой платформе с лязгом выплюнул еще одну очередь, тут же заговорили другие. Защелкали винтовочные выстрелы. Развернувшись, рявкнула орудийная башня. Над косогором встал черный столб разрыва.

Андрей упал на Катю, закрывая ее от осколков своим телом. По спине забарабанили мерзлые куски земли. Снова взорвалось, над самым ухом. Кто-то закричал пронзительно.

— Колчаковцы! Колчаковцы! — понеслось по гребню. — Отходим!

Катя выбралась из-под слегка оглушенного Андрея, но тут же спряталась обратно. По тому месту, где только что была ее голова, прошла пулеметная строчка, обрезая безлистные ветки чахлых кустов. Рядом встал столб разрыва, от многократно усиленного эхом грохота заложило уши. Взрывная волна прошла над ямой, скинув в нее Амвросия, сжимающего берданку в белых пальцах. Жизни в его глазах не было. Другой разряд лег еще ближе. Еще немного — и накроют.

Он повернулся к Кате:

— Беги отсюда!

— Куда?

— Подальше, в деревню, к дедушке, куда хочешь, только беги!

— Я без тебя не пойду.

— А, черт. — Он выпихнул девушку из ямы, подтолкнул под круглый зад и сам побежал следом. Больше почувствовав, чем услышав вой приближающегося снаряда, спрыгнул в ближайшую ямку, увлекая Катю за собой.

Они оказались в пулеметном гнезде. Оба партизана-пулеметчика были мертвы, их спины посекло осколками недалекого разрыва. Пулемет замер, сиротливо задрав к небу толстый ствол. Молодые люди прижались к противоположной стене, подальше от тел, скрючились, зажав ладонями уши. Но пушки больше не стреляли, почти прекратилась и винтовочная пальба.

Что за черт? Неужели ушли? Или поперли откос штурмовать? А с бронепоезда не стреляют, боясь попасть по своим? Андрей выпрямился и бочком, стараясь не коснуться трупов, подобрался к краю. Высунул голову. Несколько пуль взбили фонтанчики земли и битого камня совсем рядом. Он отпрянул, но до того успел заметить, что склон усеян фигурами в мышастых шинелях. Прижимаясь животами к скале, они медленно ползли вверх.

Если доползут, тогда точный, стопроцентный, гарантированный пи… «Хм, вот уже и ругаться стал матерно», — как-то отстраненно зафиксировал для себя Андрей. Раньше за ним такого не водилось, он даже гордился, что всегда мог выразить эмоции нормальными словами, но теперь… По-другому и не скажешь.

Пока эта мысль бродила по закоулкам его мозга, руки сами отваливали в сторону мертвые тела, поправляли ленту, взводили затвор.

— Иди сюда, — обернулся он к Кате, которая так и сидела у дальней стенки, зажав уши и зажмурив глаза.

Она молча подползла, нарочито отворачиваясь от сваленных друг на друга покойников.

— Берись за ленту и смотри, чтоб она в подающее отверстие ровно входила. А то брезентовая она, если патрон криво в прорезь войдет, его перекосит — и пиши пропало. Ясно?

Она молча кивнула.

— Не высовывайся только, ладно?

Снова безмолвный кивок.

— Ну, с Богом, — пробормотал неверующий Андрей и толкнул станину вперед. Надавил на спуск.

Пулемет в его руках затрясся, забился, выплевывая раскаленные кусочки свинца, которые крушили и рвали и живое, и мертвое. Ярость и энергия, зарождающаяся в покрытом ребристым кожухом стволе, передалась Андрею.

— Нате, сволочи! — заорал он. — Получайте! Жрите!

Вражеские пули застучали в бронещит, завизжали рикошеты.

— Вот вам, твари!

Рявкнула пушка с бронепоезда, но снаряд ушел выше. Все-таки боялись попасть по своим.

— Иду к Максиму я, там ждут меня друзья! — заорал он во все горло, поливая склон свинцом.

Катя, сузив глаза и сжав зубы так, что на щеках затвердели каменные желваки, подавала ленту. Последний патрон стукнул по краю цинки. Андрей выбросил пустую коробку за край, подтянул другую. Вставил ленту в приемник, подал рукоятку вперед, чувствуя, как железные зубцы внутри пулемета захватывают патрон.

— Ну, твари белоштанные, щас вы у меня…

Несколько выстрелов раздались совсем близко, пули просвистели у виска. Андрей развернул ствол в ту сторону и щедро оросил склон свинцом.

С другой стороны в пулеметное гнездо упала граната, шипя химическим запалом. Андрей бросился к Кате оттолкнуть — закрыть своим телом. Голова его закружилась, разноцветные пятна перед глазами слились в безумную палитру, перетекая друг в друга. Раздалось тонкое, надрывное пение флейт, переходящее в ультразвук.

*

…Зажглась голубая точка. Она стала разрастаться, наливаясь светом, и лопнула с яркой вспышкой, оставив на белоснежном пластике скрюченного человека в собачьей шубе с вырванным клочьями мехом, драных галифе и новеньких унтах. Царапая пол ногтями, он попытался подняться, но не смог — упал, сочно приложившись скулой к пластику.

Невидимая дверь отъехала в сторону, и в комнату вбежали два человека в белых халатах и респираторах, — а говорили, что микробы не проникают. Один, тот, что покрупнее, перевернул Андрея на спину, ловко закатал рукав. Другой достал из брезентового пенала полупрозрачный приборчик с мутной жидкостью в капсуле, поднес к предплечью.

Андрей разлепил глаза, ударил доктора по руке, вырвался из цепких объятий санитара. Вскочил, обшаривая комнату безумными глазами, будто видел в первый раз. Схватил поднявшегося санитара за ворот, тряхнул. Заорал ему прямо в лицо:

— Обратно меня отправьте!

— Тихо, тихо, успокойтесь, — стал увещевать его санитар глухим сквозь респиратор голосом.

— Обратно меня отправьте.

Доктор подкрался сзади, коснулся предплечья прибором, мутной жидкости в нем убавилось вполовину. Андрей толкнул санитара и с размаху врезал доктору по скуле. Тот отлетел в угол. Санитар кинулся на Андрея, хотел поймать в регбийный захват, но, получив локтем в солнечное сплетение, хрюкнул и опустился на пол, выкатив глаза.

Дверь отворилась, в комнату вбежал Валентин, повис у друга на плечах.

— Андрюха, стой! Прекрати. — Он увернулся от летящего в лицо кулака. — Это я. Посмотри на меня. Ну?

— Валька? — выдохнул Андрей вяло — успокоительное начало действовать, стремительно топя его в бездне апатии.

— Да, все нормально. Ты вернулся. Успокойся. Нормально все.

— Да ни хрена не нормально, мне обратно надо. Пусти.

Андрей вырвался, шагнул по направлению к двери. Ноги его запнулись одна за другую. Он бы упал, если бы не руки Валентина и подоспевшего санитара.

Вдвоем они вынесли тело в коридор, завернули за угол и занесли в небольшую гробообразную палату. Сдернули с кровати белье и положили прямо в одежде на панцирную сетку.

— Может, его привязать? — поинтересовался Валентин.

— Не надо, — ответил доктор, не поднимая маски. — Средство сильное, отходит долго. Когда он в себя придет, будет как младенец, потом разгуляется.

Дверь за ними захлопнулась.

*

Ему снилось, что он сидит в окопе. Рядом падает граната, он шарит по заваленному теплыми гильзами дну, чтоб найти ее и выкинуть обратно, и никак не может найти, а часы «Патек Филипп» с прозрачным циферблатом на полнеба отсчитывают бесконечно длинные секунды. Невыносимо чесалась грудь. Он поскреб пальцами и вздрогнул, ощутив под ними жесткие, густые волосы. И вспомнил.

Сон разом слетел с него. Андрей вскочил, бросился к двери, но ватные ноги подогнулись в коленях. Чтобы не упасть, ему пришлось снова опуститься на кровать. С трудом стащил воняющую паленой псиной шубу, в которой сильно вспотел. Расстегнул гимнастерку, стянул унты, сморщившись от тяжелого духа, идущего от портянок. Хотел надеть обратно, наклонился, но закружилась голова. Плюнул, запихал вонючие портянки в не менее вонючие голенища. Чутко прислушиваясь к ощущениям в ногах, поднялся, чувствуя, как линолеум приятно холодит пятки. Поковылял к двери, сам удивляясь своей немощности — тело двигалось медленно, будто в густом сиропе. А мозг его кипел, рвался наружу, требовал вернуться назад, попытаться спасти Катю.

Наконец он добрался до двери, взялся за ручку, но та провернулась в руке помимо его воли, выскользнула из потной ладони. Андрей качнулся и чуть не упал, но его опять подхватили, посадили на кровать без белья. Он поднял глаза и с натугой разглядел давешнего доктора с наливающимся синевой «фонарем» под глазом, санитара, старающегося держаться от него подальше, проводника Серегу, Валентинова папу со съехавшим набок галстуком и еще пару неизвестных человек. Валентин маячил в коридоре, не переступая порога, и глупо улыбался своей волчьей улыбкой. На его растерянном лице она выглядела как вставная челюсть вампира из кооперативного прошлого.

— Отправьте меня обратно, — Андрей с трудом разлепил непослушные губы.

— Мы не можем так сразу, нужно, чтобы… — начал было доктор сквозь респиратор.

— Отправьте, говорю. Я новый тур заказываю. У меня в шкафчике, в кармане пиджака, визитка нашего коммерческого директора. Позвоните. Валя, — он нашарил друга глазами, — ты ж знаешь Федоровича, пусть выставят счет на контору, чтоб быстро оплатил. Реквизиты даст.

— Не надо тебе новый. У тебя от старого еще двенадцать часов осталось, — пискнул от дверей Валентин.

Отец неодобрительно посмотрел на него и повернулся к Андрею:

— Да, осталось. В принципе вы можете отправиться хоть сейчас, только нужно заполнить анкету, чтобы мы могли подобрать реквизит и выбрать точку. Или по старым координатам?

— Нет, не по старым, можно высадить меня в точке, с которой я вернулся?

— Ну… С определенной погрешностью… — протянул папаша.

— На сколько?

— Не надо тебе в последнюю точку. Бесполезно это, — вновь подал голос Валентин. — Да и опасно к тому же.

— А ты откуда знаешь? Вы что, следили? А, ну да, конечно. Кто ж так отпустит? Куда «жучок» спрятали — в пуговицу от кальсон вмонтировали?

Доктор и санитар тихонько, по стеночке выскользнули из комнаты, Сергей тоже вышел. Валентин, наоборот, зашел, присел на единственный стул. Его отец остался стоять, нависая над Андреем.

— Все-таки отправляетесь? — спросил он.

— Да. И как можно быстрее.

— Быстрее не обязательно, все равно мы сможем высадить вас именно тогда, когда вы захотите. — В голосе его зазвучали нотки агента по продажам.

— Это да, а помыться у вас можно?

— Да. Даже ванну принять. Сергей вас проводит. Но я бы все же не рекомендовал…

Андрей только отмахнулся и снова поднялся на нетвердые ноги.

Дежуривший в коридоре проводник показался в дверном проеме, махнул рукой, пойдемте, мол. Андрей двинулся за ним, чувствуя, как отпускает лекарство.

Чуть позже, стоя под тугими горячими струями в душевой кабине, он размышлял над словами Валентина. Возвращаться в то же время и место — бессмысленно. Можно подорваться на той же самой гранате вместе с Катей или пулю схлопотать. Позже бессмысленно. Катя уже погибнет. Раньше… С момента его бегства из лагеря партизан не произошло ни одного события, на которое он мог бы повлиять. Его тащили, гнали, били, а сам он… Да и лезть в холодную воду подо льдом второй раз совсем не улыбалось.

А если гораздо раньше? Еще до того, как поезд отправится со станции или даже до того, как Катя выйдет из Слюдянки в отряд. И ветретиться с ней. «Да, так даже лучше», — думал он, водя по щекам электробритвой. Остановить ее, запереть в каком-нибудь чулане, не дать оказаться на Кругобайкалке в ту трагическую ночь. И пусть Зосим Саввич с Амвросием сами разбираются. Хотя, если они не узнают о том, во сколько отходит поезд, тоже живы будут. И золото, может, не пропадет, останется в России, хотя бы в том времени, Андрей уже начал думать о нем, как о какой-то альтернативной реальности — тогда и сталинские коллективизация и индустриализация могут не потребоваться, продажа икон за рубеж не состоится. Ведь не от хорошей же жизни это все творилось, а потому что экономика была в нулях, хлеба не было, а на 200 тонн золота сколько можно было всего накупить? Хлеба, станков. Кстати, и голода в Поволжье и голодомора украинского тоже можно было б избежать. Хотя нет, золото-то раньше пропало, в Байкал упали вагоны с песком и камнями, а слитки куда делись? Вот и выясню. Найти и запереть Катю в шкаф — дело одного-двух часов, и пока кристалл не сработает…

А кстати, чтобы запереть Катю перед выходом, нужно не раньше возвращаться, а в то же самое время, только в другое место. Она говорила, что в ресторане работает, значит, куда-то туда, в Слюдянку.

Только интересно, можно ли перемещаться в один и тот же временной отрезок двум людям одновременно и не вызовет ли это?.. Тьфу, это уж полные дебри. А не попробовав, все равно не узнаешь.

Он вытер щеки и потрогал оставленные под носом заросли щетины, почти превратившиеся в элегантные тонкие усики — за те сутки, что не брился, он оброс, как за неделю. А оставил растительность на лице неспроста — у него созрел план.

Посвежевший и причесанный, в выданных медиками штанах и куртке он пошел вслед за ожидающим его Сергеем, шлепая босыми ногами по стерильному полу. Они пришли в знакомую комнату с анкетным компьютером. Не дожидаясь приглашения, Андрей уселся в кресло и придвинул клавиатуру.

Стандартные пункты анкеты — имя, фамилия, возраст… Пожелания к амуниции. Так? Костюм офицера русской армии той эпохи. Например, офицера российского генерального штаба. Честь имею! Рост, вес, параметры. Бумага? Как же там было…

«Подателю сего оказывать всякую помощь и поддержку в любом деле, которое бы он ни делал». На соответствующем бланке. Отлично. Все.

Перед ним на экране появился земной шар, прорисованный удивительно натуралистично.

Андрей «повращал» его с помощью невидимой мышки, нашел знакомые очертания озера Байкал. Приблизил. Вгляделся повнимательнее, сверяясь с мерными шкалами по бокам экрана.

Вот южная часть Олхинского плато. Между высокими скалами и темной синевой байкальской воды узкая ниточка железной дороги, прерываемая тоннелями. Станция Слюдянка. Он приблизил карту, выбрал дорогу, метров через восемьсот переходящую в главную улицу поселка. Как раз невдалеке от вокзала. Заодно и на поезд глянуть.

Он ткнул пальцем, ставя на карте жирную красную точку. Настучал на клавиатуре время желаемого прибытия в прошлое. 10 февраля 1920 года, 22:00. Ввод.

Сергей появился из-за двери, как чертик из табакерки. Словно ждал за ней. На этот раз он ничего не стал поправлять и добавлять. Взмахом руки пригласил следовать за собой.

Андрей почувствовал себя бывалым хронопутешественником. Он выбрался из глубокого кресла и знакомой уже дорогой пошел в бутафорскую, к Просперо.

Оружейник стоял у прилавка, чем-то щелкая и вставляя одно в другое. Будто с момента их последнего расставания прошло не 12 часов плюс время, которое Андрей провел в медикаментозном беспамятстве, а всего минут пять. Да, собственно, шло ли время здесь, пока он находился там? Надо будет спросить у Валентина по возвращении.

Услышав шум входной двери, невысокий человек поднял большую голову. Глаза его за роговыми очками сначала раскрылись в стекла, затем сощурились:

— Снова вы? А я-то думаю, что зачастили люди в двадцатый год?

— Подобрали что надо?

— А маузер с вальтером с вами не вернулись, я так понимаю, — улыбнулся в ответ Просперо. — Хоть разок выстрелить-то из них успели?

— Давайте ближе к делу, — оборвал его Андрей.

— Как скажете, — не обиделся Просперо. — Вот форма зимнего образца. Теплое пальто, меховая шапка, зимний шарф. Деникинский вариант, с соответствующими нашивками и знаками различия. Все командующие белыми фронтами — и сам Антон Иванович, и Юденич, и Миллер — признали свое, пусть номинальное, но все же подчинение власти верховного правителя и верховного главнокомандующего Колчака, так что придраться будет не к чему. Даже наоборот, начнут задавать вопросы, как дела на юге, можете врать напропалую, со связью там не особо.

Оружие — револьвер системы Нагана, офицерский, самовзводный. Предохранитель, обратите внимание, отсутствует, но при ненажатом спусковом крючке специальная деталь не позволяет бойку соприкасаться с капсюлем, — он положил на прилавок тяжело брякнувший револьвер в кожаной кобуре, — и портупея к нему. Саблю не предлагаю. — Он улыбнулся, словно приглашая Андрея сделать то же самое.

Но ему было не до того. Мыслями он находился уже в Прибайкалье тысяча девятьсот двадцатого.

— Вот еще сумка, — продолжал оружейник. — Тут всякие хозяйственные мелочи. Там же ваш документ, все как в прошлый раз. Немного денег царским золотом, их везде принимают. Патроны…

Андрей молча кивнул в ответ.

— Про еду тоже вы сами в курсе. Ну, с богом. — Он обернулся к интеркому, щелкнул кнопкой, негромко проговорил в черную решеточку: — Сергей, забирайте.

Видя, что его подопечный прекрасно справляется сам, Сергей даже не стал заходить в оружейную, просто взмахнул рукой с порога и сам первый пошел к камере перемещения. Они свернули в знакомый коридор. С момента его последнего посещения ничего не изменилось. Да и с какой стати тут что-то может измениться?

И опять стакан воды, и снова капсула. На сей раз он закинул пилюлю в рот без колебаний и сомнений. Запил. Присел, сгруппировался, как учили в инструкции, и закрыл глаза.

Потянулись секунды ожидания. Сколько их было в прошлый раз? Двадцать, сорок, шестьдесят? Теперь уж и не вспомнишь. А вот, началось.

Его качнуло, тряхнуло, вывернуло словно внутрь себя и понесло куда-то. Голова закружилась, разноцветные пятна перед глазами слились в безумную палитру, перетекая друг в друга. Раздалось тонкое, надрывное пение флейт, переходящее в ультразвук. И когда уже казалось, что голова Андрея взорвется, он неожиданно поутих и стал напоминать вой метели. Он вернулся в Прибайкалье 1920 года.

*

Налетевший ветер не казался таким уж злым, холод тоже не был запредельным. «Однако быстро привыкаешь», — думал он, выискивая взглядом огоньки поселка. Ага, вот они. Сначала склады, сараи какие-то, дальше жилые дома. Правее станция. Забор высокий, какие-то грузы в навал, за которыми не видать ни черта. Старые шпалы свалены горой. Какие-то разрозненные вагоны. Маневровый локомотив под парами, расталкивая эти вагоны, формирует состав. Те же, что были… э… будут в том составе. Черт, не разобрать в темноте.

— Стой, куда прешь? — раздалось из темноты.

Андрей, прищурившись, разглядел невысокую деревянную будку, обложенную вокруг мешками с песком, порядком занесенными снегом. Блокпост?

— В город, с поручением! — крикнул он, приложив ладони рупором ко рту.

— С каким таким поручением? — подозрительно спросили из-за мешков. Над бруствером поднялся керосиновый фонарь с пляшущим на кончике фитиля огоньком. Две головы в фуражках, обмотанные поверх бабьими платками.

— Из штаба южного фронта. Бумага вот. — Он достал из-за пазухи состряпанный Просперо документ и, подойдя к часовым, показал.

Приняв лист задубевшими на морозе руками, они долго читали ее, светя высоко поднятой керосинкой.

— Так тут не написано, чего за поручение-то. Словеса одни, — пробормотал один из солдат, выглядящий худее и злее своего напарника.

— Да вам про то и знать не положено, — смело ответил Андрей, глядя в заросшие морщинистые лица с синими кругами под глазами.

— Но-но, ты это… — взъярился худой. Отойдя на два шага, он передернул затвор трехлинейки.

Прежде чем Андрей успел испугаться, другой положил руку на казенник его винтовки. Пригнул ствол к земле:

— Ты, ваше благородие, его извини, тяжело сейчас всем.

— Ничего, братцы, я понимаю, — кивнул Андрей. Ему стало жалко людей, попавших в жернова войны и чувствующих, как земля уходит из-под их ног. — А где тут штаб у вас?

— Да нету у нас толком штаба. Господа офицеры предпочитают в ресторане встречаться, там и решения принимают.

— Далеко ли до того ресторана?

— Да вот по улице идите, не ошибетесь, — ответил солдат, не отпуская винтовки напарника.

Андрей предпочел воздержаться от дальнейших расспросов. Миновал караулку и заспешил к городу, спиной чувствуя колючий взгляд солдата.

Город был построен вокруг станции, ею начинался, ею, по всей видимости, и заканчивался, пропуская через себя серую ленту «железки».

А вот и паровоз, заметил он черную, казавшуюся безжизненной махину на одном из запасных путей. Фонари там не горели, и только отблески на отполированных о рельсы колесах выдавали его присутствие да огоньки папиросок часовых. Еще какие-то люди топчутся, едва различимые за снежной вьюгой. Не секретный объект, а проходной двор. Если, конечно, часть будущего состава здесь, а не в каком-то другом месте.

Лабазы скрыли от него одноэтажное здание вокзала, виднелся только шпиль. Однако, сколько складов… До войны тут добывали слюду, отсюда и название. Потом мрамор, тут же перегружали в составы и гнали в Иркутск или в другую сторону, в Харбин. Понятно, что складских помещений множество. Однако должны ж старатели где-то жить и прогуливать свое жалованье! Ну, жили, понятно, тут — он оглядел вереницы домов с потухшими окнами и двухметровыми сосульками под крышами. А гуляли? Может, тут? Вдали, за чередой темных жилых домов в один-два этажа, он увидел ярко освещенную витрину. Пошел быстрее. Катя говорила, что работает в ресторане, там она и узнала про поезд, о нем же говорил солдат. Вряд ли в таком городишке несколько ресторанов, где собираются высшие офицерские чины.

Навстречу стали попадаться люди. Гражданских практически не было, зато военные — на любой вкус. От денщиков до высших офицеров. Разных возрастов и степени упитанности. На улице слышалась русская, британская, французская, польская, румынская, японская речь, но чаше всего попадался характерный чешский говорок. Виднелись погоны и знаки отличия самых разнообразных расцветок и конфигураций.

Несколько караулов при винтовках с белыми повязками на рукавах тоже состояли из чехов. Они подозрительно смотрели на офицерскую шинель с незнакомыми нашивками, но не останавливали, даже не подходили.

Мимо прокатили сани, запряженные понурой кобылкой, два русских офицера возлежали на них, как римские патриции, между ними сидела развязного вида девица в богатой шубе, но без головного убора. Она пронзительно смеялась. Андрей посторонился, пропуская экипаж, покачал головой. Почему-то всегда находятся люди, даже в самые трудные моменты только и думающие, где снять телок да нажраться, а там и трава не расти.

Наконец он добрался до цели своего путешествия. В окружающей темноте заведение являло собой праздник среди запустения, пир во время чумы. Над козырьком — светящаяся электричеством надпись «Империал». У дверей — выставленные в кадках туи, долженствующие обозначать кипарисы, и халдей в шубе и «боярской» шапке. С поклоном он распахнул перед посетителем дверь.

Андрей вошел, оглядываясь, обо что бы вытереть налипший на сапоги снег, но не нашел, постучал один об другой, оставляя на мраморном полу быстро таящие комья. Другой халдей во фраке и бабочке подскочил сзади, потянул с плеч пальто. Сунул в руку позолоченный номерок с обтертыми краями. Третий широко распахнул двери со вставками матового стекла. Волна теплого воздуха обдала Андрея. В ней причудливо мешался запах жареного мяса, дорогого одеколона, табака и давно не стиранных портянок.

Он прошел в зал, комкая в руках дорожный мешок и пригибаясь, чтоб не глотнуть густого папиросного дыма, как туман собиравшегося под высокими потолками.

Курили в зале почти все. Несколько затрапезных штатских в старомодных костюмах, несколько дам с нарочито яркой помадой и слишком оголенными плечами и, конечно, офицеры. Последних здесь было абсолютное большинство. В форме всех мастей и всех родов войск, они сидели за небольшими квадратными столиками иногда по четыре, иногда и по пять-шесть, притом что в зале оставались свободные места. Андрею показалось, что они собираются не просто так, а по определенному признаку. Скорее по национальному — русские с русскими, британцы с британцами, чехи с чехами… Мультикультурных — вот слово-то какое вспомнилось! — компаний не было вообще.

Не дожидаясь метрдотеля и стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, Андрей свернул к столику возле окна, стоящему за большим бронзовым светильником в виде держащего в руке фонарь Гермеса. Уселся, положил на свободный стул мешок. Взял меню, красиво написанное от руки. Делая вид, что листает, внимательно оглядел зал, отыскивая глазами Катю. Не нашел. Все носящиеся с подносами между столами официанты были мужчинами.

Понятно дело, их господа офицеры хлопать по попам и хватать за мягкое особенно не будут, не то что девчонок молодых. А может, она не в зале работает, а при кухне? А про официантку так соврала, солидности добирала? А что, по современным меркам вполне поступок, может, и по здешним. Надо что-то заказать, потом пойти в уборную и осмотреться. Сделать вид, что не туда попал, или еще что? Он снова полистал меню, на этот раз уже читая внимательно.

М-да, не богато. В основном свежая дичь, битая по окрестным лесам. Для рыбы не сезон. Хотя можно вот селяночки заказать. Как особо помечено напротив блюда, с японским рисом. Интересный рецепт. А вот винная карта впечатляла. Русская водка, английский ром, французский коньяк и мар, итальянская граппа и еще дюжина названий, которых Андрей и не слышал. Такое впечатление, что союзники решили залить Сибирь, сплавить туда все излишки крепкого алкоголя. Цены… Черт их знает, дорого или дешево, но выданных Просперо золотых рублей должно хватить.

Под меню лежала хитро свернутая газета. «Русское вече», ну а как иначе? Заголовки крикливые, с ятями. На передовице значилось: «Крах Великого, или Подлинная история смерти Колчака». Андрей развернул газету. Пробежал по диагонали.

«…В Нижнеудинске адмирал А. В. Колчак подписал Указ о намерении передать полномочия „верховной всероссийской власти“ А. И. Деникину. Впредь до получения указаний от А. И. Деникина „вся полнота военной и гражданской власти на всей территории Российской восточной окраины“ предоставлялась генерал-лейтенанту Г. М. Семенову». Тому самому? В школе на истории говорили, что он просто бандит с большой дороги, а оказывается — вполне легитимный правитель. Только не для всех.

«…Выехавший из Нижнеудинска в чехословацком эшелоне, в вагоне под флагами Великобритании, Франции, США, Японии и Чехословакии, прибыл к пригородам Иркутска». Однако, широкой поддержкой всякой нечисти пользовался адмирал. Не ее ли остатки тут русскую водочку под зайчатину кушают?

«В ночь с 6 на 7 февраля сего года адмирал Колчак и председатель Совета министров России Пепеляев были расстреляны на берегу реки Ушаковка без суда по постановлению Иркутского военно-революционного комитета. Расстрел был совершен из опасения, что прорывающиеся к Иркутску части генерала Каппеля имеют целью освободить Колчака.

Статс-дама Вохрякова, по ее словам, оказавшаяся невольной свидетельницей этого действа, рассказа нашему корреспонденту, что, сидя на льду в ожидании расстрела, адмирал пел романс „Гори, гори, моя звезда“. Отставной унтер-офицер Колодкин сообщил, что Александр Васильевич сам командовал своим расстрелом, так как из присутствующих он был старшим по званию. Есть и еще несколько версий, одна другой неправдоподобней, но все свидетели сходятся в одном — после расстрела тела были сброшены в прорубь». Да, там еще памятник на берегу поставили недавно. По телику сюжет был. Господи, хорошо, дед не дожил, а то б его святой Кондратий прихватил от такого.

К Андрею подскочил официант, бледный молодой человек с набриолиненными волосами, пустым взглядом безжизненных глаз в обрамлении черных кругов. Склонился услужливо, подождал пока «его высокоблагородие» отложит газету.

— Чего изволите кушать?

— А принеси-ка мне, братец, — ответил Андрей, неосознанно копируя барско-, даже не барско-, холопско-высокомерную манеру режиссера Михалкова, — жаркого из медведя.

— А что желаете из напитков? — записал он заказ в маленький блокнотик.

— М-м-м… Двести анисовой.

— Сию секунду, — ответил молодой человек и незаметно растворился в клубах табачного дыма.

Андрей расстегнул ворот гимнастерки и вытянул ноги, изображая равнодушие, как тогда, на переговорах с арабскими шейхами. Имиджмейкеры две недели учили его вести себя раскованно и с ленцой, несмотря на то что внутри все кипит и рвется наружу. Тогда сделку все равно просрали, а сейчас вот пригодилось.

Через зал прошел невысокий сутулый человек с огромными, висящими почти до колен руками. Офицеры встретили его появление аплодисментами. Нетвердой походкой он приблизился к роялю, стоящему в углу сцены, сел, откинув фалды, открыл крышку и пробежался пальцами по клавишам. Негромкие переливы потонули в буре оваций и свисте. Андрея передернуло, но, похоже, никто не считал неприличным выражать свои эмоции так.

Музыкант заиграл громче. Королевский инструмент заглушил крики. Музыка с намеком на классику перешла во что-то более ритмичное, фокстрот или польку. Из-за кулисы появился человек в красной рубахе навыпуск, с копной черных волос и с маленькой гитарой в руках. Покивав головой в такт музыке, он дернул струны, вплетая в почти академическое исполнение кабацкие мотивы. Но выступление его длилось недолго: потешив публику переборами, он незаметно исчез в кулисах.

Пианист ускорил темп игры, музыка стала бодрее, ритмичнее. Череда девиц в пышных юбках, корсетах и с донельзя разрисованными угольком и свеклой лицами вылетела на сцену, дурея от собственного визга. Построились в шеренгу а-ля «Лебединое озеро» и стали танцевать канкан, высоко выбрасывая ноги. Роста и комплекции они были разной, сплясаны не очень. Несмотря на улыбки до ушей, большей частью нарисованные свекольным соком, никакой особой радости на их лицах заметно не было.

Официант принес анисовую в запотевшем графинчике и блюдечко с солониной, видать, на закуску. Поймав взгляд, налил в стопочку тягучей белой жидкости. Пообещал скорое жаркое и растворился в прокуренном воздухе. Андрей решил, что самое время поискать Катю. Но сначала — выпить с мороза. Очень уж располагала окружающая обстановка.

Он принял пятьдесят грамм и поразился, как приятно и хорошо пьется местная водка. Наверное, на чистой байкальской воде, да сделанная правильно, не то что разведенный ректифицированный спирт его времени. Зажевал волокнистым мясом и с наслаждением почувствовал разливающееся по телу приятное тепло. Поднялся, одернув гимнастерку, и направился в сторону раскидистых туй в больших глиняных горшках, за которыми, похоже, располагались нужные ему двери.

Выйдя на середину зала, он оказался словно под перекрестным огнем. Офицеры из-за разных столов смотрели тяжело, будто сквозь прорезь прицела. Некоторые более-менее нейтрально, некоторые оценивающе, а некоторые, в основном иностранцы, как на врага. Ежась под их взглядами, он свернул в узкий проход. Теперь напускаем на себя нетрезвый вид и дышим на всех анисовой. Напускаем и дышим.

Туалеты налево, делаем вид, что не заметили. За распашную дверь, через которую ходят официанты. По узкому коридорчику. Слева дверь?

Это потом. В маленькое окошко для выдачи заказов, откуда доносится тяжелый дух пережаренного масла.

— Эй, братцы, где у вас тут отлить можно? — спросил Андрей, засовываясь головой внутрь.

— Так, ваше благородие, назад и направо, там на двери написано, — ответил один повар, дородный мужчина с распаренным красным лицом.

— А… Спасибо, братцы. — Андрей выпрямился, развернулся на каблуках. Пошатнулся для убедительности и, сделав вид, что пьяного офицера занесло на вираже, ввалился в маленькую дверь. Там был посудомоечный цех. Хрупкая девушка шарахнулась от жестяного бака, загрохотала по полу выроненная тарелка.

— Катя?

— Н-нет, Варя, — блеснули в темноте испуганные глаза.

— Извини, случайно занесло. — Андрей вывалился обратно в коридор. Поправил портупею, кобуру, расстегнул зачем-то клапан, проверяя, легко ли выходит револьвер.

В этот момент из зала через раздвижные двери влетел в коридор «его» официант. Вздрогнул, уставившись на ребристую рукоять нагана в открытой кобуре, вытянулся во фрунт. Лицо его побелело, нижняя губа затряслась.

— Не извольте беспокоиться, ваше благородие, — если б не боялся поднять руку, наверное, отдал бы честь. — Сейчас все принесу.

— Вольно, — улыбнулся Андрей его страхам. Застегнул клапан и вышел мимо трепещущего официанта в грохочущий музыкой зал. Свернул к туалетам. Распахнул дверь мужского, заглянул.

Один офицер, черноголовый, похожий на цыгана, склонился над раковиной. Хотел то ли испить воды из-под крана, то ли проблеваться. Другой через свернутую ассигнацию нюхал насыпанный на стеклянной полочке зеркальца кокаин. Еще несколько офицеров каких-то невнятных частей, возможно казачьих, смотрели на него с завистью. Все кабинки были заняты, но не все использовались по назначению. Падение нравов, падение нравов… «Наших бы моралистов сюда, посмотрели бы, как сто лет назад цвет русского офицерства себя вел», — думал, он подходя к одной из раковин.

Пустил воду и замер, глядя на себя в зеркало. Отлично пригнанная форма, золотые погоны, коричневые ремни портупеи, черные усики над верхней губой и что-то такое во взгляде. Уверенное. Спокойное. Совсем не похожее на крысиные повадки управленца из века двадцать первого.

Он тряхнул головой, отгоняя наваждение, плеснул в лицо холодной воды. Фыркнул, промокнул лицо полотенцем и направился обратно к своему столику под такими же оценивающими взглядами. Уселся. Налил еще, хотел выпить, но передумал.

Катя, Катя, где ж она может быть? А вдруг он что-то недопонял в прошлый раз? Или тут все-таки есть еще один ресторан? Или она оказалась не так уж безоговорочно предана делу революции, чтоб рассказывать о себе правду первому встречному, пусть и с ленинским мандатом? Или он что-то пропустил? Недосмотрел?

Официант принес жаркое. Куски темного мяса на огромной тарелке, слегка обложенные картофелем и посыпанные относительно свежим луком и кориандром. Рядом официант услужливо поставил стакан с брусничным компотом. Пахло все довольно аппетитно, но есть уже не хотелось. В голове бродили совсем другие мысли.

Так, еще раз. Если Катя все-таки здесь, где она может быть? На кухне не видно. Посудомойка тоже не она. Среди официантов женщин нет. Что остается? Неужели? Он внимательней пригляделся к танцовщицам на сцене, пытаясь распознать черты лиц под толстым слоем косметики. Колыхающиеся чепцы и букли, явно накладные.

Неужели одна из них? Почему б и нет, по этим, вернее, тем временам любая работа была за радость. Блин, какие ж они одинаковые все да как ярко накрашены… Так что, вторая справа? Может, четвертая? Или третья слева?

Неприятно, но, наверное, по тем временам канкан — то же самое, что у нас стриптизерши вокруг шеста. Но тут, похоже, другой работы и нет. Блин, какие ж они одинаковые все, да как ярко накрашены…

В этот момент музыка смолкла, девицы, выстроившись гуськом, убежали со сцены под небурные и непродолжительные аплодисменты. Сцена погрузилась в полумрак. Пианист встал, поклонился залу и исчез в кулисах. Зато вернулся гитарист, придвинул себе табурет, уселся и стал выводить перебором небыструю задумчивую мелодию, от которой в груди становилось тревожно, а на глаза наворачивались слезы.

Андрей оглядел зал и понял: если хочешь что-то узнать, нужно ломиться в гримерку. Поискал глазами проход за сцену, не нашел. Через улицу, что ль, попробовать? Он посмотрел на офицеров — они по-прежнему беззастенчиво его разглядывали. Пожалуй, не стоит давать лишнего повода. И так слишком суетно он себя ведет, а народ тут нервный и поголовно вооруженный. Сделать вид, что снова в туалет? Кокаин нюхать? Тут, похоже, это не только не запрещено, но и вроде как хорошим тоном считается.

Предаваясь невеселым размышлениям, он ковырнул вилкой жаркое. Поднес кусочек ко рту. Замер, не откусив, — заметил, как невысокий юркий человек с глазами хорька нырнул за портьеру. По разумению Андрея, там должно было быть окно, однако… Маленький человек растворился за ней, словно бы и не было. Может, там находится бухгалтерия, кабинет директора и все прочие вспомогательные помещения? Опять пойти в туалет и «промахнуться»?

Андрей стряхнул с вилки кусок остывшего уже медведя, замахнул еще пятьдесят грамм для запаха, вытер о форменные штаны вспотевшие ладони и поднялся на ноги. Притворно нетвердой походкой пересек зал и, не обращая ни на кого внимания, сунулся за портьеру. Тут же натолкнулся на огромного бородатого мужика, воняющего какой-то кислятиной.

— Куда? — перегородил он коридор огромной ручищей.

— К Катерине, дурак, — пробормотал Андрей, нетвердо выговаривая слова, рука же его непроизвольно потянулась к кобуре. — Нешто не узнаешь?

— Да много вас тут ходит, — пробормотал мужик, отстраняясь. — Всех разве упомнишь?

— Нечего мне… — Андрей, войдя в роль, потряс у него перед носом указательным пальцем. — Понял?

Мужик покорно склонил голову и типа подвинулся. Андрей протиснулся мимо его грузного тела и, качаясь от стены к стене, побрел по коридору на щебетание девичьих голосов.

Коридор был освещен очень слабо. Немного разгонял мрак только свечной фонарь за красным стеклом в дальнем его конце, как раз у выхода на сцену. Справа — тяжелые, похожие на сейфовые двери с неразличимыми в темноте табличками. Слева — фанерные, из-за которых доносились недвусмысленные скрипы и стоны. Ах, вот оно, значит, как? Не, ну а что? Надо же как-то жить? Но Катя? Ему стало не по себе.

В голове его зазвонили колокола, на разный манер повторяя «Много вас тут ходит». Вот, значит, оно как?

— Катю заказывать будете? На ночь или почасово?

Он вздрогнул, услышав мягкий, вкрадчивый голос. Человек-хорек? Нет, седенькая сгорбленная старушка с черными усами под носом. За столиком, установленным в нише, вместо бывшей кладовки. Ей бы еще табличку с надписью «Касса» и отрывные билеты.

Блин, а он на ней еще жениться собирался! Ну ладно еще стриптизерша, по военному времени простительно, но проститутка — это уже слишком. Такое делать никакая война не заставит. Только глубокая внутренняя склонность. Вон Варя работает посудомойкой, и ничего.

— Конечно, на… — начал он и остановился на полуслове. Что делать? Снять на ночь и не выпускать из комнаты до утра? А что, отличный вариант, только тогда он точно не узнает, что случилось с золотом. На пару часов, просто задержать, чтоб она не встретилась с ним в опустевшем доме в деревне и чтоб цепляющиеся одни за другие события не привели ее к трагическому финалу?

— Конечно, на… — снова начал он и деланно пошатнулся.

Мозг его в это время работал на предельных оборотах. А если она не встретится с ним на окраине деревни? Если не проводит его к партизанам и не спасет его в последний момент? Если не заляжет с ним в пулеметное гнездо подавать ленту, чем кончится его первое путешествие в прошлое?

Ведь тогда он чудом избежал смерти. Вернее, избежит. Да и не только когда граната упала. Не приведи господь нарваться на тех же партизан, когда он пойдет смотреть, что случилось с поездом? А ведь он пойдет, он же не знает еще, что все так сложится. И не понимает всей серьезности и суровости здешних нравов. Или с бурятами? Разница в пять-десять минут — и все, помер Андрюха, выноси вперед ногами.

Так и что теперь? Затаиться и лечь на дно? Всеми силами стараться не сдвинуть ни одной снежинки, чтоб не нарушить ход событий в параллельном посещении? Но Катя? Она ли это? Вдруг нет, вдруг ошибка? Надо пойти проверить. Но если он хотя бы заглянет в комнату ати, и она его увидит и запомнит. А потом увидит второй раз, уже в другом обличии? К чему это может привести? Черт-те к чему. Испугается и убежит в лучшем случае, а может, и засадит нож под ребра, как вражескому шпиону, с нее станется. Ну, а если даже не заметит, не запомнит, не узнает? Ему-то каково будет, после того как увидит ее на постели в ожидании клиента? Что вот он после этого всего должен будет делать? Достать наган и разрядить в нее обойму… блин, барабан? И как с этим со всем жить потом? Если будет конечно, потом, а то ведь этот медведь его тут и приломает. Не, пусть уж все остается как есть.

Андрей демонстративно пошарил по карманам.

— Деньги оставил в шинели, — сказал он нарочито громко и икнул. — Наверное, Бог сегодня не попускает, — грустно произнес он.

Хотел перекреститься, но не смог вспомнить, с какой на какую сторону. — Пойду…

Бабка за столом хмыкнула, но не удивилась, видать, насмотрелась от клиентов и не таких чудес.

Протиснувшись мимо вышибалы, он снова вернулся в зал. Прошел за свой столик, выпил еще пятьдесят анисовой, подцепил вилкой кусок окончательно остывшего жаркого, но до рта не донес. Бросил обратно в тарелку, обхватил руками гудящую голову.

*

Рядом скрипнул стул, на него пахнуло запахом застарелого мундира.

— Добрый вечер, господин штабс-капитан.

Штабс-капитан? Вот, значит, каким чином наградил его Просперо. Интересно.

Андрей оторвал ладонь от лица, посмотрел на офицера в потрепанной форме без погон, подсевшего за стол. Поморщился от идущего от нежданного визитера крепкого духа. Похоже, он полностью оправдывал собой старинную поговорку: у солдата все вычищено, но ничего не мыто.

Лицо офицера тревожило странным несоответствием его затасканной внешности. Сбоку это было обыкновенное русское, чуть-чуть калмыцкое лицо — маленький нос сливой, редкие жесткие черные волосы в усах и на бороденке, голова коротко остриженная, с сильной проседью, цвет лица темно-желтый от загара… Что-то знакомое было в этих узеньких, зорких, ярко-кофейных глазках с разрезом наискось, в тревожном изгибе черных бровей, идущих от переносья кверху, в энергичной сухости кожи, крепко обтягивавшей мощные скулы, а главное — в общем выражении этого лица.

— Здравствуйте, — ответил Андрей, мучительно соображая, в каком звании его новый собеседник.

— Да, поначалу многие так удивляются. Все наши знаки различия теперь здесь. — Он указал пальцем на шеврон, нашитый повыше локтя.

Андрей вопросительно поднял вверх брови.

— Да, собственно, такой же штабс-капитан, как и вы, — улыбнулся собеседник. — Василий Александрович.

— Андрей Владимирович. — Андрей пожал протянутую руку. — Очень приятно.

— Давно к нам с югов?

— Почитай, третий час. Только приехал.

— И как оно там?

— Несладко. Красные нас, признаться, бьют. Рейды банд Махно разрушили все тылы, что позволило большевикам воспрянуть и нанести ответный удар. Зимняя компания двадцатого года проиграна вчистую. Деникин собачится с Врангелем за место командующего, вместо того чтоб организовывать боевые операции, штаб занимается подковерными интригами и выжидает, кто возьмет верх в этой борьбе. Подметные письма летают из канцелярии в канцелярию. По Новороссийску, куда перенесена ставка, болтаются толпы оставшихся не у дел офицеров, только и ждут, чтобы свалить за границу или устроить какой-нибудь беспорядок. Дело пахнет керосином. — Андрей произнес эту тираду и выдохнул с облегчением. Удивительно, из какого учебника он почерпнул эти знания в сопливой юности? Или из фильма «Неуловимые мстители»? А хоть и так, главное, что штабс-капитан ему поверил.

— А к нам вы с поручением каким или так? — поинтересовался офицер.

— Конечно, так. Увеселительный вояж. — Андрей улыбнулся, давая понять, что правды не скажет все равно.

— Наверное, и зря. Небось слышали уже про дела наши сибирские?

— Вы имеете в виду гибель Александра Васильевича?

— Гибель… — хмыкнул штабс-капитан, — расстреляли, как собаку, и бросили в прорубь. Впрочем, скажу вам по секрету: туда ему и дорога, пренеприятнейший был человек.

— Так уж прямо?

— Истерик, кокаинист, самодур, деспот жесточайший. Что он тут творил под прикрытием союзнических штыков… Некоторые слабые на голову в обморок падали, глядя на это, а после убирались в свои Англии-Франции ближайшим эшелоном. Кстати, Александр Васильевич оказался еще и трус отменный. Чуть союзники надавили, отрекся от власти и постарался спихнуть ее на любезного Антона Ивановича, который, похоже, не лучше. Впрочем, тс-с-с. — Василий Александрович приложил палец к губам. — Это наши российские дела, союзникам о том знать не надо.

— Да им бы вообще по домам пора убираться, — подзадорил штабс-капитана Андрей.

— В том и дело, только есть им пока чем поживиться на русской земле.

— Никель и молибден? Пенька и воск?

— Берите выше, — невесело усмехнулся штабс-капитан.

— Хотят прихапать золотой эшелон? — осенило Андрея.

— А вы откуда знаете?

— Я все ж офицер Российского генерального штаба. — Андрей похлопал себя по соответствующей нашивке. — Честь имею.

— Да, эшелон, — не стал запираться Василий Александрович.

— А вы не хотите им его отдавать?

— Если золото и не останется в России, то пусть оно достанется хотя б русским офицерам, может, немного братьям-славянам, на худой конец. Отдавать его лягушатникам, бриттам или янки не хочется ну никак.

— Так не отдавайте. Союзников-то не так много, — пожал плечами Андрей.

— Относительно. Многие наши части ушли на поддержку генерала Каппеля, он прорывался к Иркутску на спасение Колчака. Но не успел. Теперь он поворачивает к нам, поскольку после Колчака золотой запас — его вторая idee fixe. После захвата золотого запаса в Казани генерал считает, что Богом на него возложена священная обязанность заботится о деньгах. А если Каппель чего решил, то его не остановить, только если убить.

— Так это ж хорошо, золотой запас попадет в надежные руки.

— Да, если он успеет добраться до Слюдянки, все решится наилучшим образом. По нашим расчетам, это произойдет завтра-послезавтра. Но рассчитываем не только мы. Союзнички, — штабс-капитан пренебрежительно махнул головой в зал, — тоже это понимают и, похоже, собираются наложить лапу на золото прежде, чем сюда явится генерал-майор.

— А как же оставшиеся здесь русские части? — спросил Андрей.

— Нас очень мало, на счету буквально каждый ствол. Собственно, потому я к вам и подсел, хочу завербовать в наши ряды. — Он невесело усмехнулся. — Но должен предупредить: любого, вставшего на защиту поезда, ждет нешуточная опасность. Возможно, даже ночной бой.

— Ну, к этому нам не привыкать, — усмехнулся Андрей, поправив кобуру на поясе.

— Значит, мы можем на вас рассчитывать? — воскликнул штабс-капитан.

«Дурацкая бравада, — подумал Андрей. — Да и отказываться как-то неудобно. И кто их знает, дедов-прадедов, порешат еще судом офицерской чести за такие отказы, и вообще, какого хрена…»

— А какого ответа вы от меня ждали? Отказа?

— Нет, конечно, честь для русского офицера превыше всего! — чуть пафосно, но совершенно искренне воскликнул Василий Александрович.

— Давайте за это выпьем, — произнес Андрей, разливая по стопкам. Своей и еще одной, неизвестно откуда взявшейся. С собой ее принес штабс-капитан что ли?

Эх, знали бы вы, ребята, что через сто лет стало с российским офицерством. Поборы с подчиненных, продажа имущества и пайков, вон, недавно выяснилось, что солдатиков в частях собачьим кормом кормили. Даже оружие врагу не стесняются продавать.

— За офицерскую честь и традиции, которые русские офицеры с честью проносят через все войны!

— За честь! — Василий Александрович выпил залпом. Закусил огурцом. — А теперь разрешите представить вам единственного нашего здесь друга. — Не дожидаясь согласия, он взмахнул рукой. — Господин поручик.

К ним подошел невысокий крепкий чех с ухоженными усами под носом. Бросил два пальца к козырьку фуражки.

— Поручик Франтишек Шип. Начальник финансового отдела легиона. Большой умница и деловой человек. Он понимает толк в хранении денег.

— Штабс-капитан Овечкин, — ляпнул Андрей даже как-то помимо воли. Вспомнил, что оставил шапку в гардеробе и протянул руку.

Мужчины поздоровались. Штабс-капитаны снова присели к столу, поручик же еще раз отдал честь и отбыл.

— Замечательный человек, как только узнал, что братьям-славянам требуется помощь в таком щекотливом деле, сразу прилетел, пригнал пару рот чешских легионеров, которые свое уже… Ну, даже не повоевали толком, но в наших делах тут особо не заинтересованы. Но пока не подойдут наши войска, чехословацкие караульные отвечают за сохранность пломб на вагонных запорах, а также за соответствие «мест» накладным.

— Мест?

— Ящиков, сумок, мешков.

— А… Понятно. Охраняют не то, что за забором, но сам забор. — Андрей потер переносицу.

— О чем вы так задумались, господин Овечкин?

— Имя вашего поручика показалось мне очень знакомым, где-то я его уже слышал.

— Не знаю, не знаю, может, в донесениях о пленении Колчака.

— Возможно. В Иркутске именно легионеры сдали большевикам один эшелон с 320 тоннами колчаковского золота, а в придачу и самого Верховного правителя России, ехавшего в последнем вагоне. Еще один состав они уступили казачьему атаману Григорию Семенову за беспрепятственный проход. Но это ничего, так как золото все равно осталось в России, — не удержался от шпильки Андрей.

— Именно. Хотя, думаю, они своего куска тоже мимо рта не пронесли, — пробормотал Василий Александрович. Рука его зашарила по поясу, но так и не смогла найти кобуры револьвера, передвинутой за спину.

«А штабс-капитан-то пьян в дюбель, — удивился про себя Андрей. — Но как держится!»

— Хорошо, так что же делать нам, кроме того, как дожидаться прибытия каппелевцев?

— Ничего, сидеть и ждать, смотреть, чтоб союзнички не выкинули какую-нибудь подлость.

— Все? Или только лягушатники с бриттами?

Андрей, кажется, начал припоминать, где слышал фамилию чешского поручика. Вернее, читал.

— Что вы имеете в виду?

— Можно ли доверять этим чехам полностью?

Андрей вспомнил. Эту фамилию он видел в списке основателей Легионбанка. Как раз в двадцатых годах он неожиданно открылся в Праге, на неизвестно какие деньги, в роскошном, вновь отстроенном особняке. Но до того его отделения полулегально работали в Сибири.

Уже в восемнадцатом-девятнадцатом годах у Легионбанка были филиалы во Владивостоке, Харбине, Токио, Шанхае, Маниле, Сингапуре, Триесте.

У созданной Легионбанком в России организации, Центрокомиссии, было еще больше филиалов за рубежом. Она скупала товары, производившиеся вдоль Транссибирской магистрали (в принципе за бесценок, потому что русские фирмы опасались реквизиций), и торговала ими по всему миру. Чехословацкому войску на Руси были подчинены и многие заводы и предприятия вдоль магистрали, включая рудники и шахты. Их продукцию банк и Комиссия далее перепродавали. Только во Владивостоке у Центрокомиссии было больше трехсот сотрудников. Товар вывозился оттуда зафрахтованными кораблями.

После войны Франтишек Шип утверждал, что Чехия получила четыре тонны серебра и восемь тонн золота, и считал это платой за перенесенные лишения, сколько же на самом деле «прилипло» к рукам легионеров?..

— Конечно… Хотя… Не знаю, — понурился штабс-капитан. — Но нам больше некому доверять, да и вооруженного сопротивления оказать мы им не сможем в случае чего. А у вас есть какие-то сведения?

— Именно с этим меня к вам и прислали, — Андрей снова стал сочинять, вплетая известные в двадцать первом веке факты в кружево местной специфики. — До нашего командования дошли сведенья, что чешское тыловое подразделение, называемое ТЕХОД, — коммерческая структура, владеет и управляет сибирскими рудниками и заводами, торгует сырьем, скупает драгоценные металлы и все прочее, что можно обратить в деньги за пределами России. Душа этого предприятия — шеф финансового отдела политического руководства легиона Франтишек Шип. Теперь же они настроились завладеть и нашим золотом.

— Ну это… Знаете… Такие обвинения нужно подкреплять доказательствами, — пробормотал штабс-капитан.

— Прямые доказательства мне поручили раздобыть на месте, а свои полномочия могу подтвердить вот этим. — Он протянул изготовленную Просперо бумагу. — Ну и, кроме того. — Он похлопал по нашивке офицера генерального штаба. — Вы ж понимаете? Просто так нас не посылают.

Офицер кивнул, взял из рук Андрея бумагу и внимательно прочитал, близоруко поднеся к глазам. Отстранил. Перевел на Андрея внимательный прищур взгляда.

— Вот, значит, как? — негромко, но с угрозой произнес он. — Братья-славяне?

— Погодите, штабс-капитан. — Андрей испугался лютого огонька, зажегшегося в глазах этого невысокого человека. — Надо ж разобраться, провести ревизию, проверить пломбы…

— Вот мы ее сейчас и проведем, — ответил тот.

Поднялся, опрокинув стул и, прежде чем Андрей успел сказать хоть слово, выхватил наган и два раза выстрелил в потолок. Сверху на его плечи перхотью посыпалась известка. Люстра закачалась, жалобно звеня подвесками.

— Господа! — вскликнул он. — Штабс-капитан Овечкин принес нам дурную весть. Наши чешские союзники, похоже, собираются присвоить золото Российской Империи, а может быть, уже делают это. Идемте к эшелону и разберемся.

— К эшелону! К эшелону! — покатилось по залу.

Загрохотали отодвигаемые стулья. Видимо, этот офицер был тут в большом авторитете. Поправляя на ходу ремни, они бросились к гардеробу.

А вот и момент истины, когда все точки расставляются над «i». Разноформенные союзники повскакали с мест, но кинуться наперерез русским офицерам никто не решился. Кроме одного человека. К дверям бросился рыжий вихрастый крепыш в форме английского не то чтоб офицера, но явно и не рядового. Унтер какой-то. Широко расставив ноги и поднеся к подбородку сжатые кулаки, он угрожающе замер в проходе. Набычился, поводя огромными красными кулаками, вызывая всех желающих сыграть с ним один на один в традиционную английскую игру — бокс. Смелый парень. Видать, считает, что Бог и король его уберегут в любом случае.

Ведущий людей штабс-капитан так не считал. Футбольным приемом он качнулся влево-вправо. Британец попался на его уловку, взмахнул рукой, открылся. Удар рукоятью нагана пониже уха отбросил его в сторону. Толпа вывалилась в гардероб. Пока разбирали шинели и полушубки, штабс-капитан поймал за пуговицу молоденького подпоручика с только начавшим пробиваться темным пушком над верхней губой:

— Коленька, бегите на телеграф. Скажите, чтоб отстучали в Порт Байкал. Как только туда прибудет «Сибиряк», пусть срочно посылают его на Кругобайкалку. По встречной, как угодно, но сегодняшней ночью ни один состав не должен дойти до станции. Ясно?

Офицерик козырнул, протолкался сквозь толпу и выскочил на улицу.

За дверьми раздался одиночный выстрел. Громкий и хлесткий, он пригасил голоса, пригвоздил офицеров к месту. Но лишь на мгновение. В следующее входная дверь заскрипела, задребезжала стеклами под их напором. Кто в чем был, они высыпали на улицу. Остановились.

Перед крыльцом, охватывая его подковой, стояла редкая цепочка британских солдат. Один, самый рослый, сжимал в руках черную трубу ручного пулемета, у остальных были винтовки. Все они были направлены на выбежавших. Перед англичанами лежал на снегу тот самый молодой офицерик. Руки его были раскинуты, одна нога подогнута под тело. На белом снегу расплывалась алая лужа крови. Снежинки тихо садились на широко распахнутые глаза и пока еще медленно таяли.

— Стоять! — с сильным акцентом проговорил один из британцев, по всей видимости офицер. — Марш обратно в стойло. Это наши вагоны.

— Да ну? — удивился штабс-капитан. — И по какому праву?

— По праву сильного, — ухмыльнулся англичанин. — Английская корона…

— Уйди с дороги, гусь лондонский, — угрожающе перебил его штабс-капитан.

— Я сказал…

Договорить он не успел. Пуля, выпущенная из офицерского нагана, с хрустом промяла ему переносицу. Вторая угодила под тяжелую челюсть пулеметчика. Куда попала третья, Андрей не видел. Английские винтовки выплюнули в русских офицеров пламя и свинец. Толстая балясина крыльца лопнула возле его головы, острые щепки поцарапали ухо. Он прыгнул через перила в снег, уходя с линии огня. Пригнулся за толстым столбиком, дергая клапан кобуры.

*

Наконец ему удалось вытащить револьвер, тот зацепился и никак не хотел покидать кобуру. Три раза глубоко вздохнув, он выскочил на освещенный пятачок перед рестораном. Там все уже было кончено. Большинство англичан лежало на земле в уродливых, изломанных позах. Большинство русских в серых шинелях стояли на ногах, утирая кровь, сочащуюся из порезов и разбитых носов. Редкие выстрелы милосердия подвели черту под короткой схваткой, которую он даже не успел разглядеть.

— Ну что, все целы? — спросил штабс-капитан.

— Да вроде… Как-то… Обошлось… — раздался нестройный хор голосов. — Коленьку жалко. Вольноопределяющийся, сам к нам в полк попросился, а теперь вот…

— Вот ведь как… — покачал головой штабс-капитан. Подойдя к лежащему на странным образом невытоптанном островке чистого снега офицерику, он сдернул с головы папаху и сдержанно перекрестился. — Унесите его.

Двое офицеров подхватили безжизненное тело под руки, потащили в гостиницу, чертя на белом две неровные линии каблуками его сапог.

— Остальные за мной.

Василий Александрович решительно нахлобучил на голову папаху и двинулся в сторону вокзала. Офицеры потянулись следом, на ходу подхватывая не нужное уже англичанам оружие.

С трудом разжав холодеющие пальцы, Андрей вырвал из руки одного британца «ли-энфилд»[6], передернул затвор. Зашагал следом за удаляющимися спинами, обтянутыми сукном шинелей.

Офицеров было человек двадцать, может, двадцать пять. Все они были обстрелянными ветеранами, прошедшими огонь и воду Первой мировой, — только они еще не знали, что она первая и горнило гражданской. Вооруженными, суровыми, готовыми на все, но… Их было слишком мало, чтобы атаковать эшелон, охраняемый несколькими ротами профессиональных солдат. Смертельно мало.

Все существо Андрея требовало вернуться в гостиницу. Снять номер, или проститутку, или и то и другое вместе. Заказать водки и дождаться безопасного возвращения в свое время. Но что-то внутри гнало вслед за людьми, идущими в последний и решительный бой за ценности, не особо ему и понятные в той реальности, которая для него и реальностью-то никогда не была.

Вскоре показались первые лабазы и пакгаузы. А за ними шпиль на здании вокзала, освещенный редким фонарем. Штабс-капитан повел колонну прямо на свет. Таиться смысла не было, перестрелку у ресторана все равно слышал весь город. Даже по характерным звукам выстрелов можно было догадаться, какие из групп решили утвердить свои права.

Здание вокзала было мертвым и безжизненным. Двери закрыты наглухо, лишенные стекол окна забиты досками. Сквозь щели иногда мигал неверный свет, просвечивающий с той стороны, где на путях шла непонятная работа. Такие же отблески были заметны и на куполе, под шпилем.

Андрей вздохнул. Поежился. Горячка недавнего боя стала отходить, и опять он начал мерзнуть. «А может, потихоньку назад да все-таки в гостиницу? Ведь он в колонне последний. Даже не заметит никто». — Так думал он, выдыхая облачка морозного пара. Но нет. Сколько раз в жизни он вел себя как последний трус и сволочь, по их меркам, конечно, так хоть теперь…

Они дошли почти до середины площади, когда на боковых торцах здания зажглись огромные морские прожекторы. Размазывая световые пятна по стенам безжизненных домов на той стороне площади, сошлись прицелом на группе офицеров. Поверх голов хлестнула пулеметная очередь. Уши заложило от грохота.

Офицеры замерли. Деваться на открытой площади было решительно некуда, задумай чехи их перестрелять, живым не ушел бы никто. Вторая очередь выбила фонтаны снега и мерзлой земли между ними и зданием вокзала. Третья легла чуть ближе к ногам. Бывшие союзники ясно давали понять, чего они хотят. И этих можно записывать в раздел «союзнички».

— Отходим! Не стрелять! — крикнул штабс-капитан, схватил Андрея за рукав и потянул назад. — Корнет, спрячьте револьвер! — командовал он. — Не стрелять, я сказал!

Они убрались с площади, сбились в кучу за углом большого приземистого дома. Зачиркали спички, разгорелись в ночи красные огоньки папирос.

— Вот так вот, на своей земле и как собак, — сплюнул кто-то сквозь зубы.

— Могло быть и хуже, — отозвался кто-то другой, невидимый в темноте.

— Да куда уж хуже? Пережить такое издевательство! Лучше уж самому пустить себе пулю в лоб.

— Отставить меланхолию, господа, — прервал их штабс-капитан. — Еще не все потеряно.

Длинный гудок пробующего мощь котла паровоза, донесшийся от вокзала, прервал его.

— А вот теперь уже все? — спросил Василия Александровича сварливый голос из темноты. — Если поезд тронется, нам его не остановить.

— Мы можем не дать ему уехать, — словно осенило штабс-капитана. — За мной!

*

Сапоги стучали по промерзшей земле. Винтовка била по спине. Пот стекал за шиворот. Пар валил от разгоряченных тел. Холодный воздух, не успевая согреваться в носоглотке, резал легкие. Печень кололо от избытка прогоняемой через нее крови, сердце рвалось на волю через горло.

Последний раз Андрей так бегал на физкультуре в одиннадцатом классе, когда садист-учитель заставил сдавать нормативы, без которых не хватало общего балла по ЕГЭ. Уж тогда-то он оторвался на них за все годы освобождений, прогулов и «забывания» формы.

За последними жилыми домами забрали чуть правее, и вскоре вся колонна втянулась в лабиринт улочек и проходов между глухими складскими стенами.

Отряд неожиданно остановился. Вымотанный бегом, Андрей чуть не уткнулся в спины шедших впереди. Выронил винтовку. Она чиркнула примкнутым штыком о стену лабаза. Андрей подсознательно напрягся, ожидая самопроизвольного выстрела, но его, по счастью, не случилось. Замерший впереди него офицер обернулся. Покачал головой укоризненно, приложил палец к губам. Андрей развел руками и ткнул пальцем в нашивку офицера генерального штаба. Тот только вздохнул — мол, тыловые вояки.

Быстро посовещавшись со штабс-капитаном, двое — один невысокий, медведеподобный, другой высокий и гибкий, в черкеске под шинелью и белой папахе, — исчезли в боковом проходе. Минуты через две донеслись приглушенные вскрики и чуть слышный шум падающих тел. Неизвестный Андрею чешский дозор перестал существовать.

Диверсанты вернулись. Стараясь не шуметь, офицеры двинулись дальше. Остановились у очередного поворота. Черкес скользнул за угол. Его не было мучительно долго, наконец он появился, придерживая болтающуюся левую руку. Весь обшлаг его шинели был черен от крови, непонятно, своей или чужой.

«Удивительно, — думал Андрей, переводя дыхание и вертя головой во все стороны. — Тележный сарай, склады, мастерские. Все пусто. Ни сторожей, ни собак. Даже следов на утоптанном снегу нет».

Видимо, чехи повыгоняли всех, чтоб никто не увидел? А что, собственно? Убудет от закрытого и опломбированного вагона, если кто-то на него посмотрит? Или прикрывают какие-то свои темные делишки? Выносят ночами ящики с золотом, грузя вместо них кирпичи? Андрей содрогнулся, вспомнив ледяную пучину Байкала, в которую ему совсем недавно пришлось… э… совсем скоро придется окунуться. Вернее, даже не ему, а двойнику, который сейчас лезет в бурятскую юрту, должно быть, а может, уже и мчится по продуваемому ветрами плато навстречу партизанам.

Они снова остановились, офицеры о чем-то зашушукались, передавая по цепочке невнятные команды. Кряжистый диверсант растворился в ночной мгле.

Поднялся ветер. Он раскачивал фонари, поднимал с земли буруны снега и с размаху швырял их в замерзшие лица. Закидывал пригоршнями за шиворот острые злые снежинки. Залеплял плафоны фонарей, погружая во мрак и так не особо освещенные окрестности.

Это ведь, наверное, как раз тот буран, в который он попал, только появившись в двадцатом году в первый раз. Снежные заряды, летящие почти горизонтально, как раз могли за то время, что он тут, пролететь разделяющие места высадки сто километров. Вдруг сейчас мимо его уха пролетают те самые снежинки, что уже пролетали мимо его уха. Сюрреализм какой-то.

— Что, заснули, штабс-капитан? — спросил Василий Александрович, чертиком из табакерки появляясь из снежного облака.

— О доме вспомнил, — соврал Андрей.

— Большая семья?

— Есть кое-кто, — неопределенно махнул рукой Андрей. Врать этому человеку было мучительно стыдно.

— Мы уже почти добрались. Тут узловая. Я отправил ребят занять позиции. Как только прикроем подступы, можно будет перевести стрелку. Загоним этот тарантас на запасной путь и будем дожидаться либо прихода войск Каппеля, либо «Сибиряка».

— «Сибиряка»? — Андрей вспомнил, что уже слышал это название. Или имя?

— Бронепоезд. Он должен был выйти на КБЖД через Порт Байкал и запереть дорогу, но задержался.

— Ничего, с поездом он встретится, — пробормотал Андрей, вспоминая покатые стенки орудийных башен.

— Откуда вы знаете?

Не вступая в разговоры, Андрей снова указал на нашивку. Штабс-капитан в ответ неопределенно покачал головой.

Они пролезли сквозь дыру в обмотанном колючей проволокой заборе. Ее концы висели, поблескивая свежими срезами. Затаились в тени забора.

— А кто стрелку пойдет переводить? Мы? — спросил Андрей.

— Нет, на это у нас есть специально обученные люди. Мы будем осуществлять общее руководство. — Штабс-капитан оскалил в улыбке мелкие желтые зубы. — Осторожней, порвете шинель.

— Ничего, казенная, — усмехнулся Андрей, рывком освобождаясь от вцепившейся в полу проволоки.

Пригибаясь, они пробежали вдоль стены. Остановились у железной пожарной лестницы, которую Андрей сроду не разглядел бы в темноте. Начали подниматься.

«Наверное, это все офицеры разведали заранее. Сделали то, чем как раз и должен был заниматься офицер генерального штаба. Искать, помнить, осуществлять общее руководство, — думал он, стараясь не соскользнуть с обледенелых ступенек и следя, чтоб сапог штабс-капитана не опустился ему на руку. — А самого водят, как на веревочке, и оберегают, чтоб не поскользнулся».

Они выбрались на крышу, с которой были отлично видны большая часть вокзала и почти все подъездные пути. Паровоз, вереницы вагонов. Дрезина, которую налаживал перед отправкой техник в шинели русского железнодорожника. Та самая.

— Сомнений нет, поезд пойдет отсюда, — глубокомысленно заметил Андрей.

— Это стало ясно, когда они нас чуть пулеметом не посекли, — ответил штабс-капитан. — Чехам в России и так не сладко, без особой причины с нами ссориться они б не стали.

Андрей пристыженно замолчал.

Здесь, на просторе, стиснутый внизу стенками ветер отрывался по полной. Он визжал на высокой ноте, опускался в басовые низы, выводил трели и рулады и кидался, кидался снегом. Потирая замерзшие руки, Андрей присел рядом со штабс-капитаном, выставив над невысоким ограждением только верхнюю часть лица. Прикрыл глаза ладонью от снежных зарядов. Разглядел паучье переплетение блестящих нитей «железки» с множеством стрелок и неясное копошение. То ли офицерские силуэты, то ли морок.

Сквозь рев ветра донесся басовитый гудок паровоза.

— Что ж они тянут? — Штабс-капитан ударил кулаком в открытую ладонь.

— Кто, чехи? — не понял Андрей.

— Нет, наши.

— А что, уже пора?

— Минуты две как пора, — вздохнул Василий Александрович.

В темноте хлопнул револьверный выстрел. В ответ ему затарахтели винтовки. Ночь расцвела ожерельем вспышек.

— Черт! — выругался штабс-капитан. — Нарвались.

Стрельба стихла, через мгновение возобновилась с новой силой. Застучал пулемет, заметалось между домами эхо выстрелов. Расшвыривая вокруг огненные ошметки, взорвалась граната. Все затихло. Перестрелка вспыхнула в другом месте. Андрей увидел бегущего вдоль железнодорожного полотна человека в шинели до пят и без шапки. Грохнуло несколько выстрелов. Человек вскинул руки, замер на секунду и падающим на воду листом опустился в снег. Штабс-капитан застонал, будто пуля попала в него.

Выстрелы загрохотали на соседней крыше. Высокий диверсант в папахе, поддерживая одну руку, в которой был зажат револьвер, другой, пробежал по скату. Заскочил за трубу, привалился к ней спиной. Несколько выпущенных из темноты пуль сбили с нее куски штукатурки. Высунув только руку, черкес несколько раз выстрелил в ответ. Перескочил за соседнюю трубу, пережидая новый залп. Вскочил и снова кинулся бежать. Перепрыгнул на соседнюю крышу. Метнулся за трубы. Поскользнулся, покатился по обледенелой кровельной жести. Жив? Мертв?!

Один из офицеров в русской шинели выскочил из снежного заряда прямо у стрелки. Паля наугад, попытался одной рукой перевести рычаг. Не смог. Сунув пистолет в карман, схватился двумя. Приподнял, потянул. Пуля впилась ему в бок. Развернула, бросила спиной на квадратную коробку фонаря. Несколько солдат в шинелях чешских легионеров подбежали, стали колоть штыками.

Вдали послышался звон колокола на отправление поезда. Рев паровозного гудка и нарастающий стук колесных пар по стыкам.

Штабс-капитан порывисто обнял Андрея, разбежался в три шага и прыгнул через ограждение. Приземлился в гору наметенного снега, перекувыркнулся через плечо, побежал к стрелке. Легионеры заметили его, стали оборачиваться, поднимать ружья с окровавленными штыками. Наган штабс-капитана рявкнул три раза. Три тела мешками осели у стрелки. Увязая в снегу по колено, он добежал до стрелки, схватился за рычаг. Прилетевшая с той стороны развязки пуля ударила его в плечо. Штабс-капитан покачнулся, но не выпустил рычага из рук. Еще одна пуля попала в ногу, он припал на колено. Третья угодила в шею. Штабс-капитан навалился грудью на рычаг. Повис, царапая носками сапог щебень насыпи.

Из пурги появилась дрезина с обложенными мешками с песком бортиками. Чехи, стоя и припав на колени, дергали затворы, посылая в штабс-капитана пулю за пулей, которые вырывали из его шинели огромные клочья, оставляя кровавые раны в белой окантовке исподнего белья. А он все тянул. Дергал. Пытался перевести стрелку. Андрей закрыл глаза, чтоб не видеть этой ужасной картины.

Наконец все прекратилось. Выстрелы затихли. Тело штабс-капитана осталось висеть на рычаге безжизненной тряпкой. Дрезина проехала. Из снежной пелены показался паровоз. Из трубы его валил густой дым, перемежаемый снопами искр из топки. Мощный прожектор посылал в ночь слепящий луч света, делая окружающую тьму еще непроглядней. Справа и слева из-под носа машины выбивались седые усы пара.

Паровоз проехал мимо, следом прошел тендер с углем. Потянулась череда одинаково черных вагонов с наглухо заколоченными дверями и окнами. Прошел один пассажирский, с керосиновыми лампами за тяжелыми, с кистями и бахромой, гардинами. Снова грузовые вагоны. Опять пассажирские.

Не очень понимая, что и зачем творит, Андрей вскочил. Отбросил подальше так и не пригодившуюся винтовку. Побежал вдоль крыши. Перескочил на соседний дом, выходящий боком к самым путям. Разбежался и взлетел в воздух. По широкой дуге преодолел расстояние между стеной и крышей вагона.

Подошвы сапог ударились в обледенелое железо. Поехали. Чтобы не упасть, Андрей вцепился в край вентиляционного отверстия. Плечевые суставы заныли, но выдержали. Подтянувшись, он вытащил себя на ровную поверхность. Перевел дух.

Внизу грохнула, открываясь, задняя дверь последнего вагона. В открытом тамбуре под ним послышались команды на чешском. Какое-то шуршание, едва слышное за шумом идущего поезда. Андрей обернулся, вытащил наган, с трудом удерживая рукоять промерзшими пальцами. Взвел курок. Лег на крышу, пошире расставив ноги.

Над краем крыши появилась голова в маленькой папахе-пирожке. Выбивающиеся из-под нее черные как смоль волосы. Черные глаза. Роскошные усы. Губы под ними распахнулись в беззвучном крике, завидев направленное в лоб дуло револьвера.

Андрей нажал спуск. Выстрела не последовало. Голова юркнула вниз. Андрей зачем-то еще раз нажал триггер, уже сильнее.

От грохота выстрела заложило уши. Во рту появился противный привкус пороховой гари. Снизу раздался ответный выстрел, железо перед лицом Андрея раскрылось розочкой с рваными краями. Щеку опалило горячим воздухом. Он дернулся в сторону, как раз вовремя, чтоб не получить пулю в горло. Третий выстрел проделал в крыше отверстие величиной с кулак ребенка где-то у его ног. Стихло. Изнутри, сквозь проделанные дырки, послышались крики. Кто-то не хотел, чтоб крышу вагона превращали в решето.

Внизу опять хлопнула дверь, над скатом появилась огромная рука, сжимающая маленький автоматический пистолет. Веером выпустила обойму. Пули прошли над вжавшимся в жесть Андреем. Он выстрелил в ответ, метя в пальцы, но рука уже успела исчезнуть. На краю, куда попала пуля из его нагана, образовалась дыра с острыми краями в ореоле высеченных латунной рубашкой пули искр.

Выходя со станции, поезд набирал ход, кренясь в повороте. Андрей поехал животом по скользкому металлу, ноги опасно свесились за край. Еще немного, и скорость станет такой, что с поезда уже не спрыгнуть. Где-то он читал, что максимально допустимый предел — сорок километров в час, потом лепешка или каша.

Рука с пистолетом высунулась снова, веером рассыпав свинцовый град. Под его прикрытием над краем появился человек с карабином. Почти не целясь он выстрелил в распластавшегося на крыше Андрея. Пуля снесла крышку вентиляционной трубы. Он несколько раз выстрелил в ответ. Наугад. Скорее всего, не попал. Велик был искус выпустить еще несколько зарядов, чтоб напугать и остановить преследователей, но у него в барабане их оставалось раз-два и обчелся, а они-то вполне могли себе позволить такой размен. Не зря все-таки только офицерские наганы стреляли самовзводом, в солдатских же каждый раз приходилось взводить курок. Не так удобно, зато экономно.

Мимо пролетел последний фонарь станции, поезд въехал в густой мрачный лес. Андрей развернулся на животе и пополз к началу вагона, стуча по крыше локтями и коленями. Вслед раздалось несколько выстрелов. Он добрался до края, глянул вниз. Зажмурился от вида грохочущей сцепки, под которой стремительно пролетали шпалы. Убедившись что в открытом тамбуре нет часового, цепляясь пальцами за край, спустился вниз, пробуя подошвой каждый шаг. Перелез, закинул ногу на бортик ограждения, вцепился в край, подтянулся, закинул ногу, перевалился, оказался на крыше другого вагона. Замер, выравнивая дыхание и прислушиваясь к боли в натруженных пальцах. Да, еще пару раз, и он выдохнется окончательно. А может, в следующий раз прыгнуть с разбега? В кино-то люди легко это делают, а тут? Почти два метра над грохочущей железом сцепкой. Против движения. Блин.

Под ним хлопнула дверь. Послышались голоса. Похоже, чехи сообразили, куда он делся. Сейчас, наверное, устроят ему полноценную облаву. Хорошо, что они думают, что он еще на том вагоне. Нет, не думают, наверх полезли. Андрей отпрянул от края, поднялся на ноги и побежал, складываясь почти пополам.

Зловредный ветер тут же уперся ему в грудь, кинул в лицо горсть снега, раздул полы шинели и захлопал ими за спиной. Отдельные порывы были такой силы, что ему приходилось прикладывать усилия только для того, чтоб оставаться на месте. Ноги скользили по промерзшему железу, какие-то выступы подворачивались под подошву, грозя скинуть за край или вывернуть лодыжку. Как же Джеки Чану это так легко удается?

Единственно, что хоть как-то могло успокоить, — преследователям, выбравшимся за ним на крышу, приходилось не легче. Край вагона. Если слезать да перелезать — нагонят, и внизу кто-то есть. Черт.

Он увеличил скорость, оттолкнулся. Замахал руками, чувствуя, как зависает над бездной. Вытянулся. Упал ребрами на край следующего вагона. Задохнулся от боли. Карабкаясь по-крабьи, вылез на крышу. Попытался встать, но ветер опрокинул его на спину.

Это спасло Андрею жизнь. В том месте, где только что была его голова, просвистела винтовочная пуля. Вторая высекла из крыши сноп искр, с визгом срикошетив в тайгу. Третья высадила стекло в чьем-то купе. Может, это их остудит? Не захотят в своих-то? Нет. Новая пуля вспорола обшивку вагона. Эдак еще немного, и попадут. Особенно если на ноги встать. Ползти? Он прислушался к лязгу вагонных дверей под собой. Поймают. Прыгать. Он взглянул на мелькающие рядом верхушки сосен и понял: не выход. В вагоне под ним зажегся свет, высветив насыпь и стволы вплотную приблизившихся к путям деревьев. Опасно.

Кто-то схватил его за ногу, потянул. Андрей пнул другой наугад в темноту. Не попал. За вторую ногу тоже схватили. Потащили вниз. Он лягался, цеплялся за крышу, все было бесполезно. Его сдернули вниз, повалили на пол открытого тамбура, стали топтать подошвами. Один удар пришелся под ребра, выбил дыхание. Он отбивался ногами, катался по полу, уходя от ударов. Прикрывая ребра и голову локтями, Андрей смог вытащить из кармана шинели наган. Выстрелил. Близкое пламя обожгло брови и щетину, почти превратившуюся в усы под его носом. Один из бивших его вниз солдат пробкой вылетел за низкое ограждение, исчез во тьме. До Андрея долетел влажный треск: то ли сломалось дерево, о которое ударилось тело, то ли позвоночник.

Другой отскочил. Выставил вперед руки с открытыми ладонями. Не отводя от него черного зрачка нагана, Андрей выпрямился и с размаху ударил его рукояткой в висок. Солдат без крика осел на ледяной пол.

Андрей рванул на себя дверь вагона. Сморщился от шибанувшей в ноздри вони немытых тел, прокисшей еды, грязных носков и махорки. А, ну да, у возвращающихся домой белочехов было около двухсот составов, в которых они жили, считай, с восемнадцатого года. Не так запаршивеешь.

Поискав глазами и не найдя рычага стоп-крана — еще не додумались, видать, он привернул фитилек горевшей в этом конце вагона керосиновой лампы, погружая коридор во тьму. Подумал, не бросить ли ее на пол, устроить пожар? А ну как сам не выберется, да и лишнего внимания привлекать не хочется. Поднял воротник, чтобы не видны были деникинские, обшитые золотом петлицы и зашагал по узкому коридору в другой конец, где горела такая же. Наган с оставшимися двумя патронами он сунул в карман, но руки с рукояти не убрал, чтоб в любой момент выхватить или стрелять прямо через сукно.

Вагон был купейный, офицерский. И жили в нем, судя по всему, не особо скученно, не то что в теплушках. Все, кроме тех двух караульных, что пытались стащить его с крыши, спали и теперь начали просыпаться от стрельбы. Загрохотали открываемые двери купе, узкий коридор стал наполняться людьми. Некоторые были в форменных брюках, сапогах и подтяжках поверх исподней рубахи, иные, наоборот, в гимнастерке и в кальсонах. Оружие в руках было у всех без исключения.

Набычившись и втянув голову в плечи, Андрей двинулся прямо сквозь толпу. Перед ним расступались, прижимались к стенам, не задавая вопросов. Даже не окликали и не ругались, если он наступал кому-то на ногу. Срабатывал старый как мир закон психологии — если человек прет напролом, значит, ему надо и мешать не стоит.

Отвернувшись от второй керосинки с опасно плещущимся внутри содержимым он толкнул дверь и вышел в тамбур. Часовой в овчинном тулупе, держа карабин на изготовку, метался от одного края до другого, вглядываясь в морозную ночь и пытаясь понять, что происходит. Часовой соседнего вагона, свесившись за край, внимательно вглядывался в вагоны, видные из-за плавного изгиба дороги, и недоуменно чесал затылок под папахой. Делая вид, что не обращает на них внимания, и молясь, чтоб они не обратили на него, Андрей перескочил через грохочущую сцепку и дернул на себя дверь, благодаря Бога, что добротное сукно, характерный для всех армий покрой офицерской шинели и золотой отблеск погон спасают от ненужных расспросов.

Изнутри хлынула волна вони, во много раз сильнее, чем в прошлом вагоне. Это оказался плацкарт. В свете керосинки было видно, что у каждого из солдат легиона есть свое место для жилья, хотя и убогое — обустроенное в лучшем случае небольшой занавеской и парой подушек.

Хозяйство же занимало совсем не отведенное для него пространство. Через проход были натянуты веревки с сушащимся на них бельем. На багажных полках стояли пустые котелки и жестяные миски. Некоторые, судя по запаху, с едой. Тихонько закудахтали невидимые куры, побеспокоенные его визитом.

Уткнув нос в поднятый воротник, он двинулся дальше. Ныряя под веревки и стараясь не топать, чтобы не разбудить спящих, он помчался мимо разноцветных занавесок в другой конец вагона. Открыл дверь, хотел выскочить в тамбур, но заслышав голоса, остановился. В тамбуре было как минимум двое часовых. И в тамбуре соседнего вагона еще двое. Причем следующий вагон был не пассажирским. Грузовым. С золотом. Наверняка и охраняли его усиленно, то есть на два тамбура…

Прежде чем его успели заметить, Андрей отпрянул, скользнул в клозет и, захлопнув за собой дверь, привалился к ней спиной.

*

«Вот и приехали», — думал он, морщась от застарелой вони вагонного клозета. Чехи наверняка уже обшаривают поезд, заглядывая во все щели. Значит, скоро доберутся и сюда. Вперед хода нет. С четырьмя караульными начеку, взбудораженными криками и стрельбой, с двумя пулями в барабане ему не справится, как ни крути. Отсидеться тут до перемещения, изображая перепой или понос, не удастся. Перед его мысленным взором предстал срывающийся со склона камень, бьющий в бок паровоза и сносящий его в ледяную бездну. Даже если эти вагоны останутся на путях, его не пощадят партизаны. «Что ж, опять на крышу», — подумал он, рассматривая небольшое оконце с мутно-желтым стеклом. А потом либо тормозить состав, либо прыгать в кучу снега. Он поежился, вспомнив глухой удар и треск ломаемого позвоночника, которым закончилось падение с поезда одного из караульных.

Дверная ручка под его рукой задергалась. Кому-то еще приспичило, черт. Он ухватился за нее, придержал, давая понять, что в туалете не пусто. С той стороны перестали дергать, рявкнув что-то в духе — пошевеливайся, мол. Да уж, совета вернее и не дашь.

Андрей уперся рукой в стекло, надавил. Оно не подалось. Сунув револьвер в карман, он навалился на него двумя руками. Дверная ручка снова задергалась. Послышались ругательства. Вот собирался же чешский выучить, а сейчас даже интуитивно непонятно. Окно не поддавалось.

Он снова вынул револьвер. Отвернув голову от возможных осколков, с размаху ударил рукоятью в стекло. С сухим треском оно вылетело наружу. Стволом он сбил острые края, торчащие из рамы. Встав ногами на скользкий ободок унитаза, сунулся в проем головой. Ветер, с которым он уже, кажется, сроднился, с радостью накинулся на незащищенную голову, захлестал по щекам, ввинтился в нос, вцепился зубами в уши.

Дверь затрещала под ударами.

Андрей влез обратно внутрь. Скользя пальцами по латунным пуговицам он расстегнул шинель, сбросил ее прямо на пол, взобрался на унитаз и снова полез на мороз. На этот раз рукой вперед. Щурясь от высекающего из глаз слезы ветра, просунул плечо, голову, другое, плечо. Ухватившись за какую-то железку, стал вытягивать тело.

За его спиной, вернее, уже задом с треском прогнулась внутрь открывающаяся наружу дверь. Он дернулся, застряв в узком окне. Дверь с треском сломалась, кто-то ухватил его за сапог. Андрей вырвал ногу и, вывалившись наружу, повис на руках. Качнулся в сторону от окна, из которого уже тянулись к нему покрытые густым черным волосом руки. Вжался в промерзший бок вагона, чувствуя спиной, как пролетает мимо придорожный столб. Подтянувшись на руках, выкатился на крышу.

Поезд, вернее, та его часть, которую он пробежал, проснулась. В окнах зажегся свет. Периодически вспыхивал он и в открытых тамбурах, когда кто-то открывал дверь вагона. На его фоне отчетливо виднелись очертания высыпавших в тамбур легионеров, ощетинившихся винтовочными стволами. И еще он заметил темные силуэты бегущих к нему по крыше людей. Ближайшие были уже за два вагона от него.

Взглянув на пролетающие мимо с дикой скоростью ветви деревьев, он снова вскочил. Разбежавшись по скользкой крыше, прыгнул. На длинную секунду завис в темной межвагонной пустоте. Вспышки выстрелов снизу и визг пуль вокруг словно дали мирозданию новый толчок. Оно рвануло вперед, услужливо подставив под гладкие подошвы его сапог промерзшее дерево грузового вагона, не такое скользкое, как жесть пассажирского. Он прибавил скорости. Впереди как минимум вагонов пять грузовых, значит, есть шанс оторваться, а дальше посмотрим.

Даже от малой тени призрачной надежды на спасение у него словно выросли крылья. Андрей несся по крышам, не чувствуя рывков вагонов и встречного ветра, позволив ногам самим выбирать дорогу в почти полной темноте. Провал, прыжок, следующий вагон. Звуки далеких выстрелов, сделанных не на точность, а для страху или от нервов. Снова провал, прыжок. Крыша под ногами и легкий бег. Он преодолел четыре или пять грузовых вагонов, перепрыгнул на пассажирский. Другой пассажирский. Снова на грузовой.

Преследователи, казалось, отстали. Снизу тоже никто не стрелял. Часовые не успевали сообразить, а может, и расслышать. А предупредить их никто не мог. Мобильников нет, рации тоже еще с полкомнаты размером, чтобы передать устно, надо преодолеть грузовые вагоны. А тут он первый. Андрей победно взмахнул сжатой в кулак рукой.

Впереди замаячили веселая мошкара искр, вылетающая из паровозной топки. Ветер стал доносить тяжелый дым грязного, с кучей примесей угля. Не сбавляя скорости, Андрей вытащил наган. Никто ведь не знает, что в нем осталось всего два патрона. Главное — внезапность. Ворваться в кабину, навести ствол на машиниста с кочегаром и, если окажутся, а они непременно там окажутся, охранников. Пообещать выпустить кишки и продырявить головы. Может, кому по морде рукояткой для острастки съездить и самому нажать на рычаг сброса пара, будя окрестности громким свистком, и, дождавшись, пока ход замедлится достаточно, сигануть вниз, под насыпь. Там сугробов должно быть изрядно, смягчит. Да, еще полушубок у кого-нибудь отобрать. И шапку. Даже снимать не надо, в кабине жарко небось, все снято и на крючки повешено.

А вот и кабина паровоза. Освещаемая сполохами огня из периодически открываемой топки, она была похожа на адскую кухню. Помощник машиниста, открывающий и закрывающий заслонку, — на черта-распорядителя. Кочегар в нагольной робе, кидающий лопатой уголь в ее разверстое жерло, походил на чертенка-подмастерья, а караульный, дремлющий в уголке, привалившись головой к винтовке, — на старого усталого демона. Машиниста видно не было. Может, дремал, пригревшись в уголке. Шум погони сюда еще не долетел, лучше получится. Неожиданнее.

Между первым вагоном и паровозом в состав была впряжена тележка с невысокими бортами — тендер. Не замедляя хода и помогая себе невидимыми крыльями, Андрей спрыгнул в нее, надеясь преодолеть в несколько шагов.

Увяз по колено. Дернулся, высвобождая одну ногу. Вторая ушла еще глубже. Нагнулся, потянул за сапог. Вагон сильно накренился в крутом повороте. Верхний слой угля посыпался к опустившемуся борту, сдавливая бедро. Андрей вскрикнул от неожиданной боли. В тот же момент пламя из открытой топки на мгновение осветило его фигуру.

Заметили? Нет? Он выхватил из кармана наган. Затрещала порванная острой мушкой ткань штанов. Направил ствол в сторону кабины. Вроде не заметили. Осторожно он стал выгребаться из кучи угля, как из зыбучего песка, крутя стопой и давая углю подсыпаться под нее. Дело пошло. Еще немного, и он будет свободен.

Топка открылась. В адском ее свете он увидел прямо перед собой престарелого демона — караульного из кабины, замахивающегося на него прикладом.

Вырвав ноги из держащего, как трясина, угля, он отвалился в сторону, выстрелил. Промазал. Пуля срикошетила о железную стойку кабины. Охранник тоже промахнулся, глубоко, как лопату, утопив приклад в поблескивающей антрацитовой россыпи. Не вставая, Андрей ударил его каблуком под колено. Нога чеха подломилась, он рухнул вперед и вбок, отвалился к стене. Кочегар выскочил на тендер, занося для удара широкую лопату. Андрей выстрелил опять. Пуля снесла совок, оставив в его руках размочаленный на конце кусок черенка. Следом метнул в кочегара бесполезный теперь наган. Попал. Тот, застонав, упал на уголь, свернувшись в позе эмбриона и прижав руки к пострадавшей голове. Андрей вскочил, бросился к кабине. Уж одного-то помощника он как-нибудь придушит.

Незаметно поднявшийся чех налетел сбоку, зажал в борцовский, поперек туловища, захват. Повалил. Андрей почувствовал под голенями твердый край тележки и с ужасом понял: они вываливаются за борт.

Страшный хруст ломающихся костей резанул по ушам. Сдавленные легкие задергались, пытаясь вздохнуть хоть немного воздуха. Голова закружилась от падения кувырком и тут же остановилась, когда в нее пришло понимание: трещали и ломались не его кости. Огромное тело караульного, оказавшись снизу, приняло на себя всю силу удара. А он-то даже и не ушибся.

Нервно хихикнув, Андрей с трудом разомкнул стремительно холодеющие объятия чеха, поднялся на трясущиеся ноги и показал оттопыренный средний палец огонькам удаляющегося поезда.

*

Опять стало невыносимо холодно. Снятый с караульного тулуп, его папаха-пирожок и оренбургский пуховый платок, прежде отобранный чехом у какой-то бабы, перестали согревать. Охотничий нож, также доставшийся в качестве трофея, мешался и бил по бедру, но Андрей почему-то не решался его выкинуть, хотя чем он мог тут помочь? Крепчающий под утро мороз забирался внутрь, холодя, казалось, само сердце.

Андрей брел по непролазной тайге, проваливаясь по колено и с трудом выдирая ноги из полуметровых снежных наносов. Без всякой цели. Просто чтобы не замерзнуть. Говорят, пока идешь — живешь, а смерть может подкараулить только того, кто перестанет бороться, остановится, решит передохнуть, привалится головой к древесному стволу и закроет глаза. «Тех бы умников да сейчас сюда», — думал он, проваливаясь по пояс в очередную занесенную снегом яму. Интересно, если здесь на склоне такая глубина, что ж делается в низине, к которой сбегает склон? А может, забрать правее и попытаться дойти до озера. Полюбоваться на рассветный Байкал? Может, даже удастся разглядеть, как поезд, проламывая лед, погружается в холодную пучину. Хотя нет, до того места по самым скромным подсчетам километров сорок — пятьдесят, не разглядеть. Только если услышать. Такой грохот был.

А все-таки хорошо, что он с поезда спрыгнул заранее. Если б он оказался недалеко от места крушения? Или встретил сам себя, что бы случилось? Произошел бы пространственно-временной катаклизм, все бы схлопнулось в какую-нибудь черную дыру? Или, наоборот, полыхнуло большим взрывом. Или ничего бы не произошло? Просто увидел бы себя лежащим на возвышенности за пулеметом и поливающим склон свинцовым дождем? А что было бы, если б он сам подкрался к пулеметчику и метнул гранату, не зная, что в гнезде он сам? А кристалл бы не сработал? Мог бы он убить сам себя в прошлом, а потом вернуться целым и невредимым в настоящее? С одной стороны, почему нет? А с другой — мало ли как оно на самом деле обстоит? С точки зрения современной науки, по крайней мере той, с которой он знаком, путешествия во времени невозможны в принципе. Так и аэродинамика не дает шмелю ни малейшей возможности подняться в воздух. Однако он вполне неплохо летает, наплевав на все ее законы.

И только где-то в глубине ворочалось понимание, что все эти мысли он нагоняет специально, чтобы не думать о той… Опять? Он прихлопнул эту мысль, как надоедливого комара, и попытался снова думать о шмеле, цветах и лете.

Эти мысли отвлекли его от всепроникающего холода и даже слегка развеселили. В конце концов, неплохое путешествие вышло, покруче, чем все сафари и спелеодайвинги, в которых он до этого участвовал. И даже без серьезных ран и увечий обошлось. А с какими людьми познакомился… Ну, за исключением… В своих чувствах к Кате он разобраться пока не мог. Жаль, конечно, что не удалось остановить поезд и бой на 181-м километре состоится с известными последствиями. Хотя почему известными? Он же их не видел. А может, та граната вообще не взорвалась и она осталась жива? И дожила лет до девяноста в какой-нибудь деревеньке на берегу прекрасного озера. Или уехала в Иркутск и на большевистской волне стала там большим человеком. Или в Питер? А может, и в Москву? Почему нет? Она ведь и его бабушкой может оказаться в принципе. Но не хотелось бы бабушку-проститутку, на самом деле.

Нога его поехала по склону, он взмахнул руками и провалился в глубокую зловонную яму. Ноги его ударились во что-то мягкое, податливое. Снизу послышалось тяжелое дыхание и утробный рев, сопровождающийся новой волной вони. Не помня себя от ужаса, Андрей ухватился за корни и полез по осыпающейся песчаной стене наверх. Пробив головой и обрушив вниз пласты уплотненного снега, вылез на поверхность. Втянул ноги. Встав на четвереньки, взглянул за край.

Снизу на него смотрел проснувшийся медведь. Худой, оборванный, со слежавшейся шерстью на впалых боках, воняющий псиной и дерьмом. Он зарычал, обнажив огромные клыки, и стал подниматься из берлоги, разворачиваясь, раскладываясь и становясь еще больше. Когтистыми передними лапами зацепился за край разрушенной берлоги и полез наверх, скребя задними по стенке.

Не помня себя, Андрей кинулся бежать, высоко задирая колени. Хищник за его спиной взревел утробно и бросился следом. Под огромным весом затрещали присыпанные снегом сухие ветки. В несколько прыжков зверь сократил разделяющее их расстояние. Это только кажется, что медведи неуклюжие, на коротких дистанциях они и лошадь догонят.

Андрей зайцем метнулся под поваленный ствол. Медведь рухнул сверху, в труху разломав сухое дерево. Андрей проскочил между двух стоящих рядом стволов. Медведь с разгона ударился в них плечом, на огромную его голову дождем просыпались прошлогодние листья. Андрей продрался через кусты, загребая руками, как пловец, пересек до краев засыпанный снегом распадок. Рванул быстрее, слыша приближающееся дыхание зверя. Оступился, качнулся, полетел вниз по склону, оставляя в огромных, с палец размером, когтях хищника вырванные куски полушубка.

*

Падение было долгим. Набрав за шиворот снега и отбив бока о выступающие камни, он съехал на дно узкой расселины. Приподнялся, отряхиваясь. Посмотрел наверх и удивился, как ничего не сломал. Стена была высотой метров сорок, почти отвесная, изобилующая торчащими острыми камнями, держащимися, казалось, на соплях. Стронь один — и накроет лавиной. Видел это и медведь. Он нерешительно переминался на краю, иногда привставая на задние лапы, мотал здоровенной мордой, на которой было написано почти человеческое разочарование.

— Ничего, брат, найдешь себе кого посъедобней, — сказал ему Андрей и погрозил пальцем: — Лучше обратно спать ложись.

А куда ж теперь идти-то? В принципе было все равно. Судя по розовеющему краю востока, догуливать ему по тысяча девятьсот двадцатому году было чуть больше часа. Партизаны уже, наверное, добрались до обрыва, и командир Зосим Саввич любовно поглаживает свою «адскую машинку». А может, уже и рванули это дело и заставляют его нырять.

Нет, все же надо пойти на озеро глянуть, решил он, а то все вокруг, да около, да в суматохе. Так ни разу и не увидел толком. Тем более, что лощина на русло небольшой речушки похожа, а она должна, просто обязана впадать куда надо. Да и карабкаться наверх уж больно неохота.

Какой-то странный шум привлек его внимание. Сверху? Нет, спереди, просто обманчивое эхо, отражаясь от стен, ввело в заблуждение поначалу. Вроде разговоры, всхрапывание лошадей. Стук, будто одним промерзшим куском дерева ударяют в другой. Народу много. То ли партизаны, то ли каппелевцы, то ли еще кто. В любом случае от людей, шныряющих вооруженными группами по лесам, хорошего ждать не приходится. Повернуть обратно от греха? Нет уж, дудки. Коль попал на этот спектакль, нужно досматривать его до конца. Прижавшись к склону, под которым густели утренние тени, он стал пробираться дальше, стараясь не скрипеть снегом. Дошел до поворота. Выглянул. И чуть не закричал, схватившись за рукоять ножа.

Прямо в стене, противоположной той, у которой он прятался, была пещера. Естественный, не знавший кирки вход располагался на высоте пары метров над дном лощины. К нему вела пологая каменная терраса, шириной — двум всадникам с трудом, но разойтись. На террасе, а также над и под ней суетились люди. Выстроившись в цепочку, они передавали друг другу какие-то ящики, которые подвезли десятка два саней, запряженных конфискованными у окрестных крестьян лошадками. На некоторых ящиках Андрей разглядел грубо намалеванных по трафарету двуглавых орлов и аббревиатуру М. Ф. Р. И. — Министерство финансов Российской Империи, надо полагать. А в ящиках, соответственно, золотой запас империи, если и не весь, то немалая его часть. Перегрузка золота уже заканчивалась. Одни чехи натягивали на вспотевшие гимнастерки полушубки, кидали лопаты и ломы на сани и уезжали по длинной, специально расчищенной дороге, полого уходящей наверх. Другие закладывали специально собранными камнями вход. Третьи перекуривали в сторонке. Их никто не журил, не звал помогать. И почему везде это занятие приравнивается к делу, а не к безделью?

Вот, значит, куда делось золото из эшелона! Как он и предполагал в прошлый раз, ушлые чехи на станции перегрузили его из вагонов на сани и свезли в лес, заменив камнями, чтоб снаружи видно было, что не пусто. Наверное, не все, на что-то же они банк свой открыли. Но тут, он попыталсся пересчитать сани и ящики на них, не меньше десятка тонн будет. А если еще ходка не первая? Состав на станции пару дней стоял.

А что, отличная идея. Украсть, переждать, а потом вернуться, когда поспокойнее станет. В Сибири и в двадцать первом-то веке можно город построить и прожить лет двадцать, прежде чем кто-то его заметит. И то из космоса. А уж в двадцатом-то и подавно. Не говоря уж о том, чтоб подогнать поезд и вывезти что-нибудь куда-нибудь.

«Только вот, собаки, не удастся вам просто так этим поживиться! И плевать, что на моем настоящем, по обещаниям высоколобых из Сколкова, эта акция никак не отразится. Здесь и сейчас вы его, суки, не получите!» — думал Андрей, перебегая лощину и начиная карабкаться на склон.

Созревший в его голове в одно мгновение план обретал все более явные черты. Забравшись на косогор, он отошел подальше в лес и выбрал деревце покрепче, с радостью прислушиваясь, как уезжают последние сани. В четыре удара срубил его трофейным ножом, заточил, очистил от веток и вернулся на склон. Заглянув вниз, убедился, что белочехи уехали, и поразился тому, как быстро поглощает природа следы человеческой деятельности. Заносит снегом лошадиные и человеческие следы, забивает неровности кладки.

Высмотрел большой валун, нависающий над самой пещерой. Прячась за ним от ветра и снега, выждал минут двадцать, чтоб уж точно никто ничего не услышал и не надумал вернуться. Подсунул под основание камня импровизированный рычаг. Налег.

Валун качнулся. Он налег еще. Огромный кусок скалы сдвинулся лениво. Нехотя перевалился за край. Покатился вниз, увлекая за собой целый поток камней помельче и перемешанной со снегом земли. Подождал, пока перестанет метаться меж стенами лощины эхо, и полюбовался делом рук своих.

Теперь без карьерного экскаватора эту пещеру Али-Бабы не раскопаешь. А летом ручеек оттает, вода прохода не найдет и вообще тут озером разольется. Золоту-то пофиг, оно не ржавеет, а вот тому, кто решит его достать, водолазное оборудование понадобится. Но это тут. В его-то реальности вполне может статься, что никто ее не заваливал и никто до нее не добрался, так что надо бы наведаться по возвращении в двадцать первый век. Пять, ну пусть не пять, но не меньше двух вагонов золота — это тебе не вшивых пятнадцать кило. А пока можно до возвращения и отдохнуть.

Он уселся на камень и подставил лицо первым лучам восходящего солнца.


ИСТОРИЯ 1.1


Воевода Яик-города Демьян Свиридов с самого утра недужил головой. Голова была будто бы чушкой, раскалываемой топором. Не помогали ни травы, коими потчевал воеводу лекарь-немчин, ни заговоры, кои все утро нашептывала над старостой старуха Лукерья, даже рассол — настоящий, пахучий, ядреный, на огурцах и капусте — не помогал; болела голова, и хоть ложись и помирай. Прохиндеи с кружечного двора, племя иродово, опять вина накурили из навоза, что ли, с приставом к ним бы надо, да с обыском: не утаивают ли явочные пошлины да на каком продукта зелье свое дьявольское курят…

Демьян Свиридов передернул плечами, повертел незнакомую вещицу и так и сяк, потряс, посмотрел сквозь него на свечу и вернул на стол, к остальным. Думать не моглось. И пальцы, сговор учинив с головой, тоже не повиновались, дрожали мерзостно и словно мураши внутри них бегали…

Штука и в самом деле презанятная, тут дьяк прав. Черным, нечеловечьим умыслом отдает та вещь — церковник так же прав. С палец длиной, плоская, точно из цельного кусочка янтаря выточенная, с металлической нашлепкой в навершьи, да еще колесико махонькое рядышком с нашлепкой, туго так — чирк! — проворачивается. А за колесиком — плошка, и если на плошку нажмешь, так шипение идет из трубочки под нашлепкой и запах раздается препротивный. А янтарь сам тоже не простой, изнутри выдолбленный, и видно за прозрачной желтой стенкой, что разделен он напополам перегородочкой и вода в нем бултыхается. Тонкая работа, заморская, не иначе…

— Колдовство, как есть оно — колдовство, — в который раз зашипел убежденно в ухо воеводе отец Герасий, протоиерей церкви апостолов Петра и Павла. Несло от шепота чесноком.

Демьян Свиридов поморщился. Не жаловал он отца Герасия. За то хотя бы не жаловал, что ходили слухи, будто церковник каждую седмицу грамоты в Москву строчит — о том, что, дескать, Демьяшка Свиридов казенные деньги на ветер пускает, на кружечном дворе денно просиживает, а ведь Степашка-разбойник рядом уже, скоро приступом на Яик-город пойдет, войско к отпору не готово…

— Если колдовство, так и поступай с ним, как с колдуном, я-то зачем понадобился? — хмуро бросил он. Больше ничего толковее в больную голову не пришло.

Беседовали они в комнатенке без окон, расположенной над пыточным подвалом и в предвечерний час скупо освещенной лишь шестью расставленными по углам свечами. Демьян Свиридов, отец Герасий, да Алексей Мелеков, дьяк Разбойного приказа, до сих пор помалкивающий. Все трое стояли, поскольку скамья, придвинутая сейчас к стене возле стола, в помещении была одна и к тому ж короткая. Своему подручному стрельцу Мелеков приказал вон выйти, потому как дело представилось ему весьма щекотливым.

И, наверное, неспроста, раз собрались в разбойном приказе трое самых влиятельных людей города.

Потому как в полдень на площади был узнан по приметам и с немалым трудом пойман сам Васька Ус, лиходей и убийца, первый сподвижник разбойника Степашки, что расположился лагерем в пяти верстах под Яик-городом. Приметы Васьки Уса, разосланные гонцами по разбойным приказам всех близких от Волги, Яика и Дона городов, совпали один в один: росту — сажень и семь вершков, волосом светел, особый знак — родимое пятно в форме четверьмесяца под левым ухом. И теперь бы разослать весть в ответ, что схвачен наконец главный товарищ Степашки Разина, брат его названый, да выведать у него под пыткой секреты разбойные — так нет. Засомневался что-то дьяк Алексей Мелеков. Воеводу на совет позвал, мало ему Герасия…

— Васька-то Ус, вроде, колдовством не балует, — вступил в разговор Мелеков. — Ему бы все больше сабелькой да нагаечкой…

— А ты почем знаешь, балует али нет?! — вскинулся отец Герасий, воинственно выпятив вперед лопату седой бороды и играя кустами бровей. — Он сам тебе говорил?! Колдовские рукоделия при нем нашли? Нашли. Значит, колдун!

Мелеков запустил руку под кафтан и рассеяно, даже непочтительно почесал плечо. Будто измывался над церковником. По правде, конечно, нет: он перед Герасием робел — как робел перед многими, кто власть и силу имеет. Хотя сам, казалось бы, властью не обделен, но таков уж был он, дьяк, заправляющий в Разбойном приказе: нерешителен и робок. Может, ему было бы в Земском приказе начальствовать — цифры грамотно составляет и отписки толково слагает — однако вот оказался не на своем месте…

— Так ведь Васька это или нет — кто ж разберет… — буркнул дьяк.

«Послал Бог пособничков», — не к месту вздохнулось Демьяну Свиридову. Очень хотелось медку. Или рассолу, пусть и не помогает. Или просто водицы.

— Ну а меня зачем звали? — напомнил о себе воевода. — Допросите по правилам да узнайте, кто таков и зачем от стрельцов убегал.

А еще хотелось прилечь и закрыть глаза.

— В том-то и неясность, Демьян Федотыч, — развел руками Мелеков. — С одной стороны — по приметам Васька Ус, а с другой вроде как и не он…

— Ты что мелешь, Мелеков? — сморщился воевода.

— К тому я клоню, а вдруг он просто похож на Ваську. — Дьяк Разбойного окончательно потерялся, елозя масляными глазками по углам комнатенки. — Рост, волосы, родимчик на шее, прочее — это да. А вот находки эти? — Он кивнул куцей бороденкой на стол, где разложены были вещи, снятые при обыске с огорошенного преступника, и для примера поднял с него одну из загадочных штуковинок. Штуковинка напоминала кусочек бумаги, невесть как очутившейся между двух сросшихся намертво пластинок слюды, невозможно прозрачных и неломких. В левом нижнем углу помещался крошечный портрет Васьки Уса, выполненный красками, да так тонко, что мазков не заметно, а справа от него шли циферки и буковки — одни на русские похожи отдаленно, только попроще будут, другие вовсе уж не нашенские… — Глядите, — у дьяка аж глаза разгорелись, — это «глаголь», эти — «фита», «зело», «ижица»… Или нет, скорее не «ижица», а «пси»…

— Колдовское письмо, диавольские знаки! — уверенно заявил отец Герасий. И сплюнул через левое плечо, отгоняя черта.

— А это вот, — староста, на церковника внимания не обратив, взял со стола другой предмет, бумажную коробочку размером в поперек ладони, понюхал. — Там трубочки такие из бумаги скатанные, с одной стороны вроде заглушка, а внутри табак, по запаху…

— Не в людских силах сделать трубочки из бумаги такой тоньшины! — гаркнул отец Герасий, взмахнув полами рясы, как ворон крыльями. Видно, они с дьяком Мелеховым спор начали задолго до прихода воеводы.

— Я слыхал, что в Москве и не такие чудеса научились делать! — раскраснелся в запале дьяк.

— А я говорю тебе, это диавольские забавы, для черных дел сотворенные! И Васька твой — колдун! — Золотой крест на груди протоиерея бросал зловещие блики по сторонам.

— А серебряный крестик у него на гайтане висит, видел?! Сам же говорил, что колдуны Божий крест на дух не переносят! — Уж так допек его церковник, что дьяк осмелел голос повысить.

— А вот допросить огнем, сам увидишь, что запоет!

— А как не колдун он окажется, а царский поверенный из столицы, а мы его — огнем?!

— А…

Воевода Демьян Свиридов открыл глаза, которые, как оказалось, сами собой закрылись неведомо когда, и гаркнул хрипло:

— А ну цыц!

Хоть и не полагается ему кричать на протоиерея (разве что на дьяка можно), но тут уж ничего не попишешь. Пустопорожняя ругань сотоварищей ввинчивала раскаленные пыточные щипцы ему в голову. Спорщики разом угомонились, лишь продолжали буравить взглядами друг друга из-под насупленных бровей.

— Говорите толком, зачем меня звали?! Алексей, ты-то, тихун, чего раздухарился? Да с самого начала давай. А ты, отче Герасий, не перебивай, после скажешь.

— Демьян Федотович, — шумно выдохнув, начал дьяк с расстановкой, — сам знаешь, сегодня на площади словили твои соколы-стрельцы Ваську Уса, дружка разбойника Степашки. Ну и потащили в разбойный приказ, чтобы по закону дознать. Ну, Фимка, наш заплечный, Ваську к костелому привязал, как водится, одежку с него сорвал и щипцы в огонь уже сунул, да вдруг дотумкал башкой своей лысой, что дело тут нечисто. И позвал этого, — кивок на сердито сопящего отца Герасия, — его преподобие. А я в это время мимо случился и тоже решил посмотреть, чего ж так Фимка испугался, раз за отцом Герасием кинулся. А увидев, с пыткой решил повременить, велел тебя кликнуть — чтоб сообща разобраться.

Дьяк сделал паузу, зыркнул на церковника и бросился головой в омут:

— Демьян Федотыч, во те крест, не Васька Ус это. Крути меня на дыбе, — не он.

Отец Герасий вознамерился было встрять, но воевода вялым жестом остановил его.

— Первое, одежка, — принялся загибать пальцы Мелеков. — Не нашенска она, сразу понятно. Штаны эти шутовские, сапоги на завязках, кафтанне кафтан… Вот, глянь-ка.

Он достал из-под стола кожаную сермягу пленника, протянул воеводе. Воевода молча одежку принял, помял в руках, осторожно, чтоб не замутило, понюхал. Пахло свиной кожей, табаком и мужским потом. А кожа-то отличной выделки, тут Лешка прав — в наших местах такую не мнут. А уж подкладка — загляденье…

— Ты, Демьян Федотыч, на застежку посмотри, — посоветовал дьяк.

Воевода посмотрел на то место, где должны располагаться пуговицы — и пуговиц не нашел. Вместо них по кромкам тянулись два металлических заборчика, в самом низу сцепляющихся друг с другом посредством железного язычка. Демьян Свиридов за него потянул и аж ахнул, даже недуг на мгновенье отступил.

Со звуком, какой получается, если неспешно рвать лист бумаги, язычок пополз вверх, будто бы склеивая заборчики воедино! Он потянул язычок вниз — и заборчики послушно разошлись. Потянул вверх…

— Говорю же — бесовская одежа, колдовская! — грянул над ним голос отца Герасия, который, оказывается, наблюдал за опытами воеводы через его плечо. — В огонь ее — и весь сказ, пока порча какая не завелась от нее!

Воевода отмахнулся от его преподобия и осторожно положил сермягу к остальным вещам пленника. Действительно, странно. А во рту было сухо, как июльским полднем на кряже. Эх, медку бы сейчас…

— Ну? Откуда, позволь узнать, у Васьки такая одежка? — продолжал пытать Мелеков.

— От дьявола! — споро ответил отец Герасий.

— Да замолчи ты! — Воевода повернулся к дьяку. — Ну и что? У иноземцев, говорят, и не такие диковинки в ходу. Может, Васька ограбил какого-нибудь басурманина или там еврейца и в его рухледь себя обрядил, коли впору пришлась.

Протопопскую[7] мысль о том, что в руки им попался колдун, Демьян Свиридов отстранил — едино только из-за того, чтоб с прохиндеем Герасием в согласии не оказаться.

— Нет, не Васька это, — убежденно замотал плешивой головой дьяк. — А чует мое сердце, что это государев человек — то ли гонец, то ли тайный дознаватель, к нам посланный.

— Почему так думаешь?

— Ты на тело его посмотри. Хоть и богатырское, но чистое, точно у девки, ни шрамика, ни язвочки, ни ранки. У Васьки Уса, думаешь, такое? Я слыхал, он по молодости и кандалы носил, и бит бывал батогами, — да и особенной силой не отличен… А у этого, помимо, зубы белые, ровные один к одному. Как у родовитых бояр, не у безродного казака. И, к слову, цепочка золотая у него на шее, не то, чтоб толстая, но сразу видно — богатая. Васька-то Ус — казак, ему золотье носить не с руки. А вот если решить, что это царев али боярский посланец из Москвы к нам по какой-то государевой надобности к нам пожаловал, то сразу все…

— Брешешь! — неожиданно вспомнил протоиерей. Почувствовал, хитрый поп, что не его выходит. — Есть шрам, я сам видел, и ты видел! Слева под лопаткой, будто тонким прутиком раскаленным вкручено!

— Это где ж так пытают-то — чтоб железной палочкой под лопатку потыкать, а больше ничего? — язвительно прищурился дьяк, но сбить протопопа с панталыку было не просто:

— А если и не пытали, то, стало быть, это Илья-пророк колдуна молниею поразил!

— Ах ты ж песья кровь, а крестик серебряный нательный, крестик-то с какой радости колдун носить будет?! Да ты ж сам его трижды перекрестил, и вербную свечку жег, и железный нож к его сердцу подносил, и иголки в родимчик втыкал, и молитвы читал — что он, в корчах стал биться? Исчез вдруг?

— А борода?

— Что борода?

— Нет у него бороды, волоски одни поганые из щек лезут! А ведь всем известно: колдуна силы волшебной лишить можно, ежели ему бороду срезать! Вот кто-то уже до нас и постарался!

— А я говорю — Васька Ус-колдун это!

— А крестик?

— А родимое пятно?..

Воевода обхватил руками стол с разложенными на нем бесовскими вещицами, приподнял над полом и шваркнул оземь так, что от грохота едва не рухнули стены Разбойного приказа. И только тогда вновь открыл глаза.

Заполошно взметнулись и затрепетали язычки пламени на верхушках свечей. Спорщики разом замолкли. Боль в организме воеводы Демьяна Свиридова испуганно сжалась в комок на темени и тихонько дрожала, как мышь.

— Ишь… чумовые. Самих бы на костелом, чтоб поумнели… Цыц, я сказал! Не посмотрю, Лексей, что ты дьяк Разбойного и дружок мой, размажу по стене, как клопа. И ты, батюшка, тоже охолонись.

Воевода призадумался похмельной головой. Теперь становилось ясно, чего так испугался Мелеков, — настолько, что даже осмелился ругаться со всесильным протоиереем.

Если окажется, что полоненный и впрямь не разбойник, а напротив, царев человек, хоть бы и не из первопрестольной, и по ошибке его пытали с попустительства воеводы, то… Последствия ясны как Божий день. А если выяснится, что он не один в город приехал…

Свиридов озадаченно почесал широкий лоб. Попу-то что, его Патриарший приказ прикроет, а вот воеводе со старостой может несладко прийтись…

— А что сам-то он говорит? — более миролюбиво спросил Демьян.

— Да ничего не говорит. Когда его вязали, по голове ошарашили слегка, так он в себя еще не пришел. Фимка собирался водой окатить, да передумал — побежал за его преподобием… Ну, как нам быть, а друг-воевода Демьян? Как рассудишь?

— Водой — это хорошо… — невпопад ответил воевода и с тоской посмотрел в приоткрытую дверь. Снаружи начинал разгораться закат, где-то вдалеке лаяли, изредка взвывая, собаки. Тянуло вечерней свежестью. Самое время осушить чару меда и положить тело в отдых на полати. — Вот как сделаем. На ночь дознания чинить не след, — наконец нашелся Демьян Свиридов. — До утра погодим, а утром погляжу, что за волка вы в заячий силок поймали.

— Ночь — не Божье время, — хмуро подал голос протопоп, словно бы ни к кому и не обращаясь. — В мгле налетят навьи да волкодлаки, освободят колдуна… А он потом месть замыслит, — добавил Герасий с недобрым значением. Вроде как намекал.

— Ну, ты придумай что-нибудь, — откликнулся Демьян, подобревший от собственной находчивости — пусть пока идет как идет, а там посмотрим. — Ухват вверх рожками поставь у двери, что ли, святой водой полей, молебен отслужи…

— Ухват вверх рожками — это суеверия мужицкие, тем колдуна в доме не запереть, — продолжал гундосить протоиерей, когда все трое уже вышли на воздух. Стрелец на страже, задремавший было на корточках в отдалении, споро вскочил на ноги. От стены избы Разбойного приказа отделились две крупные тени, холопы воеводы, которым надлежало оберегать хозяина по пути к дому. — Надо серебряными гвоздями его к рябиновой доске…

— Да чего уж, — махнул рукой воевода. В колдовство он не верил. — Сам же говорил — без бороды в нем никакой силы. А ты вот что, — он повернулся к дьяку, — ты этого Ваську-колдуна вели от костелома отвязать — пусть покамест в холодной отдохнет… — Косой взгляд на протоиерея. — И стражу усиль, мало ли…

Демьян кивнул своим благоприятелям и, загребая носками сапожек дорожную пыль, в сопутствии двух плечистых фигур двинулся к дому. Выпить чарочку меда.

Никто из всей троицы, даже протоиерей отец Герасий, не подозревал, что именно похмелье Демьяна Федотовича Свиридова, воеводы Яик-города, стало причиной того, что загадка так вовек и окажется неразгаданной.

Потому что на утро, несмотря на усиленную стражу, загадочного пленника в остроге, как протоиерей и предсказывал, действительно не оказалось.


ИСТОРИЯ 3.0


«Мария Селеста»


— Удовольствие не из дешевых, но оно того стоит. Следует учесть, что вы платите не только за перемещение вашего физического тела по времени и в пространстве, но и за саму возможность попасть на борт корабля-призрака! Редкую, заметьте, и не каждому доступную! Будь у меня хоть часть ваших э-э-э, ресурсов….

Дверь открылась, и в кабинет начальника клиентского отдела впорхнула изящная блондинка лет двадцати трех в черно-белой офисной униформе. Девушка процокала каблучками-копытцами к столу начальства, проговорила что-то вполголоса и покосилась на Павла. Тот перехватил взгляд хищницы и отвернулся к аквариуму — вмонтированная в стену емкость с морской водой литров на сто, не меньше, гипнотизировала. Созерцание размеренной, спокойной и яркой жизни рыб, моллюсков, водорослей и кораллов настраивало на медитативный лад, и Павлу в такие минуты не хотелось думать ни о чем. Тяжелые мысли и ненужные эмоции, словно устыдившись вида царственной красавицы-крылатки и вальяжного полосатого «ангела», сгорали где-то внутри, и после них на душе оставалась лишь пыльная горечь. Но Павел чувствовал: достаточно лишь одного хорошего порыва свежего ветра, как от осадка не останется и следа. И, по уверениям господина начальника КО, до этого момента оставалось совсем немного. Секретарь обиженно повела плечиком, скривила губки и не удостоила грубияна-клиента прощальным взглядом. Прошествовала мимо с оскорбленным видом и выразительно, с чувством, хлопнула дверью.

— Все в порядке, прошу вас.

На темную столешницу легла банковская карта. Павел накрыл ее ладонью, подтянул к себе и небрежно запихнул в карман пиджака. Косовский Сергей Рудольфович — это имя значилось на визитке под обозначением должности начальника клиентского отдела компании «Сколково. Хронотуризм» — проследил путь куска пластика, вздохнул негромко, но тут же перевел взгляд на клиента и радушно улыбнулся.

— Так о чем я… Ах, простите, меня сбили с мысли. Так вот, имей я, будь у меня… В общем… — господин Косовский вконец запутался и поэтому решительно обрубил фразу: — Я бы решил, что жизнь прожита не зря, а после такого путешествия можно и умереть.

— Так вы «там» не были? — Удивление Павла было искренним. Странно, уж этим-то, казалось бы, сам Бог велел. Шастай себе туда-обратно, сколько душа пожелает, пока не надоест.

— Нет, к сожалению, нет. Но, может быть, когда-нибудь… Тем более что проект засекретили и взяли под контроль власти предержащие самого высшего российского уровня! — Последние слова Сергей Рудольфович произнес верноподданическим шепотом.

«Влипли вы, друзья. Теперь мало того, что вы до конца жизни дальше Сочи не уедете, так еще и в сортир под конвоем ходить будете. Какие уж вам теперь турпоездки», — но слова сочувствия Павел решил оставить при себе. И направил беседу в иное русло:

— В моей платежеспособности вы убедились, договор подписан. Согласно выбранному тарифу я оплатил сутки пребывания на «Марии Селесте» и могу взять с собой пятнадцать килограммов груза. Единственное, с чем я еще не определился, — это срок исполнения. Миллион — это немаленькие деньги, и я должен быть уверен в том…

Павлу пришлось замолчать: Косовский замахал руками и одновременно закивал головой, выражая свое полное понимание.

— Вы можете быть абсолютно уверены в том, что окажетесь в нужном месте в нужное время. Погрешности бывают, не без этого, — система все еще проходит тестирование, и случаются досадные сбои… Но на более коротких временных промежутках, чем ваш, — торопливо поправил сам себя Сергей Рудольфович и вдохновенно продолжил: — Единственное, с чем мы можем промахнуться, — это расстояние, разброс составит километр-другой, не более того. Но там, где вам предстоит оказаться, это несущественно, мы снабдим вас всем необходимым, и вы проведете время с комфортом и в полной безопасности, а также не останетесь незамеченным. По отдельному прайсу, конечно. Но что такое оплата дополнительных услуг по сравнению с тем, что вы уже приобрели? Об этом смешно даже говорить. Нет, нет, не сейчас, — пресек начальник КО попытку Павла вновь извлечь кредитку, — в день перемещения, после того, как вам подберут экипировку и снаряжение. А этот день нам назовете вы. — Сергей Рудольфович лучезарно улыбнулся и закрыл крышку стоящего перед ним на столе ноутбука.

Павел поднялся с удобного кожаного кресла и в сопровождении хозяина кабинета вышел в приемную. Секретарь дежурно улыбнулась на прощание, пожелала всех благ и вновь прилипла к телефонной трубке. Указательным пальцем правой руки с острым, пестро раскрашенным ногтем она водила по строчкам прайса и чирикала в трубку:

— Нет, если вы выберете этот тариф, то мы ничего не сможем вам гарантировать. Точность программирования по месту и по времени нулевая, это типичная «русская рулетка» и забросить может куда угодно. Да, конечно, желающие есть, и их много. Нет, тариф «Эконом» в два раза дороже… — Последние слова донеслись до Павла уже из-за полузакрытой двери кабинета.

Косовский проводил клиента до конца коридора и сдал его молчаливому, но предупредительному и внимательному охраннику. Серьезный юноша открыл дверь с кодовым замком и теперь терпеливо ждал, когда закончится диалог начальника и клиента:

— В любое время на ваш выбор — днем или ночью, нам все равно. Как вам будет угодно. — В интонации Сергея Рудольфовича Павел расслышал те же нотки, что и в голосе оставшейся в приемной секретарши. На этом распрощались. Начальник КО резвой рысцой рванул назад, в кабинет, а Павел в сопровождении охранника направился к выходу.

«После такого путешествия можно и умереть. Что ты знаешь о смерти? О том, как она приближается, подходит издалека, останавливается напротив тебя и смотрит, но пока неуверенно, словно прикидывает, вернее, прицеливается. И долго так стоит, очень долго. Так долго, что от одной мысли о том, что это уже точно все, можно самому рвануть ей навстречу: „Давай уже, девушка с косой, не томи. Раз пришла, то чего ты там телишься? Подходи, не стесняйся. Пришла девчонка, стоит в сторонке… Хватит уже, соображай быстрей!“» — Павел чуть улыбнулся своим мыслям, снова повторяя давно отрепетированный и не раз произнесенный свой внутренний диалог. Ушла «девчонка», тоже обиделась, наверное. Не ждала, что ее встретят без должного трепета и почтения, что отнесутся к ее приходу легкомысленно и даже пренебрежительно. «Всех распугал».

Улыбка мигом исчезла. Когда он почувствовал, что поставленный ему диагноз ошибочен? В тот момент, когда результаты исследования сообщил ему порозовевший от радости и торжественности момента профессор в швейцарской клинике? Нет, раньше, гораздо раньше, за неделю или полторы до того разговора.

Павел отлично помнил этот день, вернее, его вторую половину. Как всегда, просматривал новости, и одно сообщение привлекло его внимание: «Двенадцатиметровый катамаран был обнаружен неподалеку от берега Квинсленда, Северо-Восточная Австралия. Яхта, которая покинула Эрли-Бич две недели назад, была обнаружена около Большого Барьерного рифа в прошлую среду. Когда на нее высадились, то обнаружилось, что двигатель работает, портативный компьютер и система GPS включены, даже стол сервирован, но команда, которая состояла из трех человек, на борту отсутствует. Все паруса яхты были на месте, но сильно повреждены. Три спасательных жилета и прочее спасательное оборудование было на месте. Поиск команды прекращен в прошлое воскресенье, поскольку выживших найти так и не удалось». Эту новость Павел перечитал несколько раз, потом выключил ноутбук, вышел на балкон. Состояние — словно вернулся на четверть века назад, да какие там четверть века, больше, гораздо больше.

«Нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: „Смотри, вот это новое“, но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем…» Есть, еще как есть, она здесь, она никуда не делась, она вновь переносит его обратно в детство, в тот день, когда Павел еще школьником впервые услышал невероятную историю «Марии Селесты». Тот рассказ, вычитанный в одном из журналов, — это была толстенная подшивка «Вокруг света» — Павел выучил наизусть. И скоро знал об этом корабле все, начиная с момента его постройки и до того дня, когда в начале января 1885 года красавица-бригантина была превращена океанским прибоем в груду плавающих щепок. Услышанная в детстве история не отпускала, и Павел в мыслях часто возвращался к событиям почти полуторавековой давности. Именно из-за них он даже выучил английский, чтобы самостоятельно проштудировать все доступные источники: газеты, журналы, воспоминания современников. Зарубежные, естественно, советская пресса сообщения о кораблях-призраках игнорировала. И в любое время дня и ночи с закрытыми глазами мог пересказать историю судна, покинутого экипажем по невыясненной причине и найденного четвертого декабря 1872 года в четырехстах милях от Гибралтара. Грустную историю, надо сказать, несчастливую, запутанную и с подобающим финалом. Построенная в доках Новой Шотландии — провинции на востоке Канады, бригантина в момент своего рождения получила название «Амазонка» и всю свою жизнь пользовалась дурной славой. Неудачи преследовали судно с первого же его выхода в море. Сначала погиб капитан, затем корабль несколько раз менял владельцев — до тех пор, пока бригантину не выкинуло на берег во время шторма у берегов той же Новой Шотландии. После ремонта корабль попал в руки к новому хозяину — американцу, он-то и переименовал бригантину в «Марию Селесту». Под этим именем она и прославилась как корабль-призрак. Свободно дрейфующее, покинутое экипажем судно между Азорскими островами и Португалией обнаружил идущий встречным курсом корабль. На «Марию Селесту» так же, как и на этот злосчастный австралийский катамаран, с брига «Деи Грация» высадились, тщательно обыскали и осмотрели покинутое экипажем судно. Но без толку — на корабле не оказалось ни живых, ни мертвых. Лючные крышки лежали на палубе, а окна кормовой надстройки, где находилась капитанская каюта, закрыты брезентом и заколочены досками. Промежуток между палубой и переборкой полностью заполнился водой, она залила трюм, заполнив его на три с половиной фута. Других повреждений у бригантины не было. Расположение вещей, предметов, обстановка — все говорило о том, что судно в шторм не попадало. В капитанской каюте и в кубриках был порядок, все ценные вещи, деньги и драгоценности, оказались нетронуты, так же как и груз — одна тысяча семьсот один баррель спирта. Также на месте оказался судовой журнал, полугодовой продовольственный запас и трубки матросов. Зато исчезли карты, документы на груз, а также секстант и хронометр.

Делалось немало попыток объяснить всю эту чертовщину. Учрежденная Британским адмиралтейством комиссия провела обстоятельное следствие с подробным обследованием судна (в том числе и ниже ватерлинии) водолазами и тщательным опросом очевидцев. Самой привлекательной была версия пиратского нападения на корабль — именно к ней склонялись и журналисты, и следствие, и простые обыватели. Но мешало одно маленькое «но»: похитив людей и навигационные приборы (даже если учесть, что в те времена они ценились очень высоко), пираты почему-то не тронули груз спирта-ректификата. Версии: мятеж на борту, воспламенение паров спирта — не подтвердились, гипотеза о сговоре капитанов «Марии Селесты» и «Деи Грации» также оказалась несостоятельной. Единственное, в чем все сторонники и противники различных вариантов развития событий в тот роковой день были единодушны, так это в том, что экипаж покинул бригантину самостоятельно. В пользу этой вероятности говорили сразу два факта — исчезновение единственной шлюпки и отсутствие на камбузе следов приготовленной пищи. Возможно, ее прихватил с собой кок для остальных членов экипажа и пассажиров. Всего на борту «Марии Селесты» по состоянию на двадцать четвертое ноября 1872 года, если верить записи в судовом журнале, находилось десять человек. Восемь членов команды — капитан Бенджамин Бриггс, Альберт Ричардсон, помощник капитана, а также второй помощник капитана, четверо матросов, стюард и кок в одном лице. И две пассажирки — жена капитана «Марии Селесты» Сара Элизабет Бриггс и их дочь София Матильда Бриггс, двух лет от роду. И они исчезли, все до единого. Павел был готов дорого заплатить за то, чтобы узнать, что же там произошло, в этот промежуток времени с двадцать четвертого ноября 1872 года — даты последней записи в журнале капитана — и до четвертого декабря, когда судно было найдено покинутым. И вот новая, почти в точности повторившаяся через сто сорок лет история с катамараном у Большого Барьерного рифа выдернула на поверхность подзабытый уже порыв, страстное, граничащее с манией желание узнать, что же на самом деле произошло на борту «Марии Селесты», а лучше увидеть это все собственными глазами. «Если обойдется, то никаких денег не пожалею», — подумал Павел тогда, разглядывая тучи над вершинами Швейцарских Альп с балкона своей одноместной палаты. И уже через несколько дней после этого сообщения во время очередной консультации радостный, круглый и розовый, как воздушный шарик, профессор сообщает, что господин Sergeeff может не волноваться. Он абсолютно здоров, вот подтверждение — все показатели в норме, некоторые даже превышают ее. Формула крови восстановлена, вот спектрограмма и расшифровка.

Два независимых специалиста подтвердили, что опасности для жизни нет, операция в обозримом будущем не понадобится и здоровью пациента ничего не угрожает. В общем, все в порядке, диагноз-приговор снят и о нем надо поскорее забыть. И лучшее лекарство, которое ему, профессору, известно, — это путешествие, желательно кругосветное. У Павла на этот счет были свои соображения, и делиться с врачом он ими не стал. Подписал счета, собрал вещи и в аэропорт, в Москву. И уже на следующий день оказался в кабинете начальник клиентского отдела компании «Сколково. Хронотуризм». Посмотрел их прайс, обсудил его — по пунктам — с предупредительным и разговорчивым господином Косовским и решился. Второй день рождения как-никак, чего мелочиться, давайте уж по максимуму. Вопрос решился легко и непринужденно, к удовольствию обеих заинтересованных сторон. Договор, в котором турагентство обязуется оказать клиенту за соответствующую плату туристическое обслуживание, Павел подмахнул не глядя. Чего читать, и так понятно, что эти очкастые умники снимают с себя любую ответственность и «в случае непредвиденных обстоятельств» в гибели туриста виновным окажется сам турист. Бодаться с этой лавочкой бесполезно, да и выйдет, в конце концов, себе дороже. Сергей Рудольфович как бы невзначай обмолвился, что бизнесу «Хронотуризм» придан статус госпроекта, курируют его на таких уровнях, что даже обеспеченным людям и не снились, а территория института и лаборатории охраняется покруче, чем атомные станции и президентские резиденции, вместе взятые. Да и не в этом дело: обычные осторожность, осмотрительность и практичность сразу остались за порогом кабинета, здесь их присутствие было неуместно. Гарантированная возможность вернуться почти на полтора века назад и оказаться на борту корабля-призрака затмила голос разума. Не отрезвила и значительная сумма, ушедшая с кредитки на счет турфирмы, — сейчас Павел думал только об одном. Он давно смирился с тем, что есть вещи, которые нельзя купить ни за какие деньги. Здоровье, например, или лишний год жизни. Но сейчас в его мировосприятии образовалась значительная брешь, в нее уже утекли полмиллиона долларов, и еще столько же были готовы отправиться следом. И черт с ними, значит, туда им и дорога… Деньгами Павел разбрасываться не привык, цену многим вещам отлично знал и переплачивать не собирался. Но то, что предлагали эти умники, было не просто невероятным или фантастическим — здесь, в этих окруженных кольцами охраны и минными полями стенах института и лаборатории, сказка действительно становилась былью. А за возможность реализовать мечту не то что часть состояния — последнее отдашь.

Павел и отдал — как под гипнозом, сам передал в когти больше похожей на чирлидершу (только без обязательных цветных помпонов в руках), чем на секретаря-референта, красотке свою кредитку. И после того, как внес предоплату, вдруг понял, что не готов пока назвать точную дату своей переброски. Почувствовал, что сейчас ему нужно взять паузу, нужно время. Не для раздумий, чего тут думать, когда денежки уже того?.. На осознание и осмысление всего, что вскоре должно случиться. Пришлось выкручиваться, отговариваться неотложными делами и вдруг возникшими проблемами. А их и впрямь было немало — бизнес не терпит чужих рук. За время, проведенное в Швейцарии, тоже нужно платить — Павлу пришлось на время отойти от дел, и теперь ускоренными темпами он наверстывал упущенное. Просмотр отчетов, звонки, переговоры и деловые встречи съедали дни, как ржавчина уничтожает старый металл. Но ежедневно, в любую свободную секунду, в любой образовавшийся временной просвет Павел думал только о предстоящем путешествии. Он даже извлек на свет Божий красную картонную папку с потрепанными тесемками-завязками. В ней лежали его старые, сохранившиеся еще со школьных времен записи, дневники и полученные несколько лет назад фотокопии протоколов допросов капитана и матросов с судна «Деи Грация», которые и привели покинутую людьми «Марию Селесту» в Гибралтар. Павел перечитывал строки, написанные его собственным аккуратным, ровным почерком, особенно те эпизоды, которые пытался комментировать и найти им объяснение самостоятельно. Вот его давняя попытка объяснить произошедшее: «Один из вопросов, на который не нашла ответа комиссия, созданная при Британском адмиралтействе для проведения расследования, — почему иллюминаторы кормовой надстройки были закрыты брезентом и заколочены досками? При плавании из Нью-Йорка к Гибралтарскому проливу каждый вечер солнце заходит по корме судна и при этом светит в иллюминаторы кормовой надстройки. А там, в каюте, жена капитана в это время укладывает спать свою дочь, и солнечный свет мог мешать ей. Я думаю, что именно поэтому и пришлось затемнить эти иллюминаторы с помощью старого паруса, закрепленного досками». Возможно, что так оно и было на самом деле, а возможно… Чего гадать, когда стоит лишь набрать номер и произнести кодовую фразу: «Я приеду завтра».

А когда взятое на раздумье время истекло, Павел снова понял, что не готов. Это стало понятно после нескольких несложных вопросов, заданных ему уже в лаборатории, а именно: как он планирует продержаться в ледяной воде Атлантики до подхода «Марии Селесты», что возьмет с собой из снаряжения и в каком виде он предстанет перед людьми из девятнадцатого века? Ответом было лишь беспомощное молчание: всю неделю Павел думал о чем угодно, только не о фасонах мужского костюма давно прошедшей эпохи и не о климатических условиях в точке «приводнения».

Но сколковские умники — люди опытные, расчетливые и практичные — деньги за свои услуги брали не зря. Они не только обещали гарантированно переместить тело клиента во времени и пространстве, но и думали за него. О снаряжении, например, об одежде, о защитных средствах. Да еще много о чем — получивший возможность реализовать заветную, казавшуюся несбыточной мечту платежеспособный заказчик после подписания договора напоминал токующего глухаря. То есть ничего вокруг себя не видел и не слышал, поглощенный лишь предвкушением предстоящего путешествия во времени.

— Итак, расчетное время вашего прибытия в точку с заданными географическими координатами тридцать шесть градусов пятьдесят минут северной широты и двадцать семь градусов двадцать минут западной долготы. Именно там находилась «Мария Селеста» в тот день, когда была сделана последняя запись в судовом журнале бригантины. Это двадцать четвертое ноября одна тысяча восемьсот семьдесят второго года. Когда вы окажетесь в океане, температура воды будет градусов десять-двенадцать. К тому же зимой в Северной Атлантике дует постоянный норд-вест. Я думаю, что вам понадобятся спецсредства.

На стол перед Павлом лег объемистый каталог с цветными иллюстрациями. «Индивидуальные спасательные средства» — значилось на его обложке. А острие карандаша, зажатого в пальцах сотрудника «вспомогательной службы», указывало на фотографию с изображением тряпичной куклы ярко-оранжевого цвета. Павел внимательно посмотрел на иллюстрацию, потом перевел взгляд на консультанта. Молодой человек лет двадцати пяти в строгом костюме, белоснежной рубашке и черных кроссовках легко и непринужденно выдержал паузу, затем снова заговорил:

— Низкая температура окружающей среды представляет собой угрозу жизни человека не меньшую, чем опасность утопления. Даже сравнительно кратковременное пребывание в холодной воде может привести к переохлаждению организма и смертельному исходу. Для уменьшения потерь тепла телом человека в холодной воде предназначен гидротермокостюм. Предлагаемый вам образец изготовлен из водонепроницаемого материала с теплоизоляцией. Этот гидротермокостюм обеспечивает комфортное пребывание человека в воде, температура которой колеблется от ноля до плюс двух градусов по Цельсию, в течение шести часов. При этом внутренняя температура тела человека снижается в час не более чем на градус. Кроме того, здесь имеется спасательный пояс с карабином, — острие карандаша переползло в центр фотографии, — а также штуцер, при помощи которого можно стравить лишний воздух.

Павел молча следил за перемещением карандаша по бесформенным ядовитого цвета контурам индивидуального спасательного средства, но вопросов пока не задавал. Он пытался представить себя в этаком чудовищном виде на борту бригантины. Если все будет происходить именно так, как предлагает этот юноша, то до разгадки тайны дело не дойдет. Экипаж «Марии Селесты» сам добровольно покинет корабль, узрев на палубе оранжевое нечто. Или проскочит в море мимо, совершенно справедливо приняв туриста за посланника ада. Но консультант невозмутимо поправил на остром носу очки в тонкой оправе и продолжил на удивление занудным и монотонным голосом:

— Этот гидротермокостюм хорош еще и тем, что поможет вам без проблем проплыть небольшое расстояние и забраться в спасательное средство. Еще он позволяет подниматься и опускаться по вертикальному трапу и прыгать в воду с высоты до четырех с половиной метров, но вам это не понадобится. Итак, оказавшись в воде, вы первым делом извлекаете следующий элемент снаряжения…

Страницы каталога перевернулись словно сами собой, и теперь Павел послушно рассматривал выделенный ярким цветом прямоугольник с указанием габаритных размеров.

— В комплект входит спасательный надувной плот, он легкий и компактный, наполняется воздухом за считанные секунды. Баллончик с сжатым газом уже будет вставлен в клапан, нажал, выждал несколько секунд — и готово. Плот весит всего четыре килограмма, так что перегруза можно не опасаться. Итак, оказавшись на плоту, вы расстаетесь с гидрокостюмом — я бы советовал вам утопить его во избежание ненужных расспросов. Затем вы вооружаетесь вот этим, — страницы каталога вновь пришли в движение, — фальшфейером белого огня для подачи сигнала, чтобы на вас обратили внимание. Или красного — на ваш выбор. Их лучше взять сразу несколько штук — весят они немного, а сгорают быстро. Впрочем, могу предложить еще такую штуку, как огонь спасательный самозажигающийся. Веса в нем побольше, но и время действия светового сигнала составляет не менее двух часов. Для страховки можно взять сразу две или три штуки. Есть еще звуковые сигнальные средства, но я не думаю, что они вам пригодятся.

Наконец юноша иссяк, угомонился и в ожидании вопросов воззрился на клиента. Павел еще с минуту листал толстенный каталог, потом оторвался от ярких страниц и спросил:

— А что, в Северной Атлантике акулы глухие? — Но шутка не удалась.

Юноша то ли не понял ее, то ли ко всем высказываниям клиентов привык относиться со всей серьезностью.

— К сожалению, в этом вопросе я некомпетентен и ничем помочь вам не могу. Вам лучше обратиться к специалисту, я сейчас приглашу его, — и потянулся к карману своего пиджака за мобильником.

— В этом нет необходимости, — остановил его Павел, — акулу я там вряд ли встречу. Дельфинов — может быть, и то сомнительно. Но я не об этом. Я, честно говоря, только сейчас сообразил — от меня же там шарахаться будут. В том смысле, что встречают по одежке…

Договорить Павлу снова не пришлось — у консультанта после паузы открылось второе дыхание. Он все же добрался до своего мобильника, прошелестел невнятно что-то в трубку и уже ясным и звонким голосом произнес:

— Вы абсолютно правы. Но все, что касается экипировки, — это рядом, в соседнем помещении. Я вас провожу. — И вскочил из-за стола.

Пришлось подниматься, выходить из кабинета и топать в следующий — через две двери по пустому коридору. Чтобы оказаться в самом настоящем ателье, среди окутанных зашпиленными отрезами ткани манекенов, рулонов разноцветного материала на столах, портновских ножниц и измерительных лент.

— Это будет девятнадцатый век, его вторая половина, если я все правильно поняла?

Павел обернулся на голос. Из глубины помещения выплыла высокая сутулая девица с гладко прилизанными, собранными в хвост бесцветными волосами в длиннющем пестром балахоне и сапогах на шпильке. По виду — настоящий богомол, только завернувшийся в лист лопуха. Такие же замедленные движения и остановившийся взгляд, да и пластика подходящая. Как и взгляд сощуренных глаз — неподвижный, изучающий. Ассоциация со снимающим мерку сотрудником фирмы по оказанию ритуальных услуг заставила Павла передернуться, тем более что в руках у девицы он рассмотрел деревянный портновский метр. Откуда только она выкопала этот раритет — не иначе, один из предыдущих «туристов» смотался лет на пятьдесят назад и в качестве презента привез ей эту деревяшку. Но светло-желтый кусок дерева с черными рисками упокоился в углу за манекеном, а девица неторопливо обошла Павла по кругу и остановилась в исходной точке:

— Рискну предположить, что к одежде той эпохи вы предъявляете два требования — удобство и достоверность, скажем так? Прекрасно, тогда советую вам обратить внимание вот на эту ткань. — Тощая, даже костлявая конечность, обмотанная узорчатой легкой материей, указала на плотный сверток темно-серого цвета. — Это шерсть, она изготовлена в точности по старинной технологии, но с некоторыми современными добавками. Она теплая и легкая, не мнется, в ней вы будете чувствовать себя комфортно. Мы оденем вас, — девица совершила вокруг безмолвного Павла еще один рейс, — по американской моде второй половины девятнадцатого века. Тогда идеальному американскому мужчине полагалось вести себя агрессивно и выражаться сдержанно, не иметь ни тени романтической эмоциональности. Прежний мир уходил в прошлое, его герои и образцы для подражания устаревали. До войны Севера и Юга идеальным мужчиной считался высокообразованный господин без определенных занятий, ведущий праздную светскую жизнь. В руководствах по этикету его часто именовали «безупречным джентльменом», — рассуждала «богомол» и одновременно копалась в обрезках ткани на столе. Потом замолкла ненадолго, вытащила из-под лоскутов что-то вроде альбома и принялась перелистывать тяжелые страницы.

— Вот, — ткнула она пальцем в одну из фотографий под блестящей пленкой, — мне кажется, это то, что вам нужно. Комфортно и практично одновременно — униформа мужчины будущего, каким он представлялся людям того времени. Кумиром из числа современников для мужчин того поколения был Теодор Рузвельт, а он думал больше о политике, чем о модных фасонах, и в повседневной жизни предпочитал деловой костюм, состоящий из пиджака и брюк. Обычно почти весь гардероб приобретался в магазине готового платья, а для вас мы все изготовим на заказ. Повернитесь, пожалуйста, мне нужно снять мерки. — И девица с сантиметровой лентой в руках шагнула к Павлу.

— Подождите, — шарахнулся он назад, — подождите немного. Почему именно по американской, а не по французской или итальянской? А что, если меня раскусят?

— Не раскусят. Этот фасон универсален, отличия могут быть лишь в деталях, а они несущественны. Вы считаете, что люди, проведшие черт знает сколько времени в океане, будут рассматривать ваш костюм и сравнивать его с иллюстрациями в модных журналах того времени? — Это уже встрял в дискуссию молчавший до сих пор юноша-консультант. — И кто это будет делать — матросы? Им будет глубоко безразлично то, что на вас надето, — хоть мешок из-под картошки, они и пиджак от сюртука не отличат. Капитан? Его жена? Хотя она — да, наверное, сможет. Но опять же вряд ли — не думаю, что, поглощенная заботами о двухлетнем ребенке, она станет пристально изучать внешний вид незнакомца. Ей просто будет не до того, она даже не покажется на палубе в то время, когда вас вытащат из воды. Вы хоть представляете, какая в Северной Атлантике в ноябре погода?

«А ты сам-то представляешь?» — свои мысли Павел озвучивать не стал, он подчинился требованиям девицы и позволил измерить себя. Она старательно записала все цифры, потом еще минут пятнадцать обсуждали фасон. В результате получилось что-то вроде охотничьего костюма — помесь пиджака и куртки, брюки, высокие кожаные ботинки на шнуровке, выбранные по подсунутому расторопной девицей каталогу, и головной убор — нечто среднее между шляпой и кепкой. Подготовка к броску во времени входила в завершающую стадию, на изготовление «спецодежды» консультанты взяли сутки. И после того, как все дополнительные услуги были, не сходя с места, оплачены, очкарик в кроссовках вытащил из папочки и подал Павлу небольшой радостно шуршащий пакетик:

— Это бонус к заказу — вещь компактная и нужная. Спасательное покрывало, оно поместится в любом кармане, а весит всего шестьдесят граммов. Покрывало высокой прочности, оно защищает человека как от переохлаждения, так и от перегревания в течение двадцати часов, а также предохраняет его от осадков. В необходимых случаях позволяет транспортировать пострадавшего попутным транспортом в лечебное учреждение. Ну, это вам тоже не понадобится.

— Благодарю вас. — Павел взял пакетик, повертел его в руках и снова вернул консультанту: — Положите сразу в карман, пожалуйста. А то сам я могу и забыть.

Консультант проявил отзывчивость и понимание, пакет со спецсредством взял и пообещал собственноручно сложить его в один из карманов «охотничьего» костюма. А на прощание преподнес задумавшемуся клиенту еще один бонус:

— Вы легенду себе уже подготовили? Как какую? А что вы скажете тем людям, которые вытащат вас на борт «Марии Селесты», каким именем назоветесь, свою биографию, наконец? Что касается вашего появления в открытом море — придумайте что-нибудь простенькое, незатейливое. Кораблекрушение отлично подойдет, на мой взгляд. Вы английский знаете? Вот и отлично, тогда рекомендую вам выдать себя за австралийца. Тем более что и внешность ваша к этому располагает.

— Внешность? При чем здесь внешность? — в который раз за последние несколько часов растерялся Павел.

— Видите ли, в чем дело? В Австралии индекс солнечной активности равен одиннадцати единицам, тогда как у нас, в средней полосе, — всего трем. И количество солнечных дней в году там значительно больше, чем в Подмосковье. А это означает, что жители Австралии очень загорелые люди. Любому другому я бы посоветовал воспользоваться гримом, тональным кремом например, но в вашем случае это будет лишним.

— Понятно, — оборвал консультанта Павел. Ему уже был ясен ход мыслей собеседника. Действительно, узкое смуглое лицо, черные глаза и черные же (правда, чуть седеющие) густые, коротко подстриженные волосы — во всем видна кровь казачьих предков. И она сейчас поможет ему выдать себя за жителя пустынного континента и сделать еще один шаг к осуществлению детской мечты. А юноша-консультант вещал дальше.

— Если что, вдруг прижмет, вы себя и за испанца выдать сможете, — бесцеремонно заявил он.

Павел даже не нашелся, что сказать в ответ на неожиданный комплимент. Но и тут консультант оказался прав: для завершения образа идальго Павлу не хватало только лихо закрученных усов и короткой острой бородки. А собеседник тем временем продолжал:

— Таким образом, вы разом убьете двух зайцев — объясните свой современный диалект и произношение, а заодно спишете все свои странности в поведении на особенности австралийской жизни. Про нее жители Старого Света тогда мало что знали, не говоря уж о Новом.

В лучшем случае на карте бы нашли. Да, и еще — продумайте версию о том, как вы оказались в открытом море, что-нибудь правдоподобное, — уже в дверях, передавая Павла охраннику, посоветовал юноша, улыбнулся мерзко и стремительно сгинул.

Полночи Павел не мог уснуть, назойливые мысли лезли в голову и не давали успокоиться. Вся затея оказалась под угрозой — он не мог придумать ничего. На ум приходила уже феерическая чушь от нападения на гипотетический корабль гигантского кальмара или спрута до столкновения с айсбергом. Впрочем, это событие действительно произошло, но значительно позже, через сорок лет после того, как в тех же водах бригантина «Мария Селеста» снискала себе славу корабля-призрака. Сон окончательно пропал, Павел поднялся с кровати и вышел из спальни. В огромной квартире тихо и пусто, кроме него и британской красавицы-кошки, здесь сейчас никого. Зверь мирно дрыхнет в кресле, дети давно пристроены, обе жены, получившие внушительные отступные, счастливы с новыми мужьями в собственных домах на берегах теплых морей. И совета спросить не у кого, и помощи. Зато и помешать никто не может, ни высмеять и ни отговорить. Они и в клинике-то его не навещали, только старшая дочь позвонила несколько раз. А сын словно и позабыл о существовании отца, он даже о поездке в Швейцарию на лечение ничего не знал. Поговорил только с секретарем несколько раз, денег просил, как обычно. И, как обычно, получил, но только треть от необходимой суммы. «Ничего, выкрутишься», — подумал Павел и посмотрел в окно на неспящий город. Что же придумать, что? Человек в открытом море — как он там оказался? Кораблекрушение, конечно, — что еще можно придумать? А что бы сказал человек из девятнадцатого века, окажись он в сегодняшней Москве? «Сами мы не местные», если только. Можно, конечно, прикинуться экзальтированным иностранцем, тем же австралийцем по совету очкастого консультанта, так ловко раскрутившего клиента на оплату дополнительных услуг. «Буду действовать по обстановке, в крайнем случае прикинусь глухим или немым. Или все сразу — за сутки они не разберутся, не успеют, а я увижу все, что мне нужно», — здравая мысль пришла после продолжительной прогулки по прохладным темным комнатам. И сразу потянуло в сон, уже в полудреме Павлу пришло странное, даже неуместное сейчас сравнение. А чувства-то похожи: «завтра ты умрешь» и «завтра исполнится твое заветное желание», оказывается, почти не отличаются между собой. Во всяком случае, по напряжению и остроте ожидания того и другого.

— Прекрасно, просто прекрасно выглядите. Вам очень идет, — сообщил Сергей Рудольфович готовому к броску туристу. — А это ваш багаж, здесь ровно одиннадцать килограммов. Небольшой недобор, но это ничего, главное, чтобы по возвращении вы не превысили лимит. Да, впрочем, вам это и не удастся сделать. Прошу вас.

Павел взял из рук Косовского толстенький саквояж, изготовленный из водонепроницаемой ткани «под кожу», осмотрел его блестящие тугие бока, повернул язычок замка. Оставшееся снаряжение аккуратно уложено внутри, в последовательности предполагаемого использования. Консультант свое обещание не забыл, пакет с водоотталкивающим покрывалом удобно устроился в боковом кармане «охотничьего» пиджака.

— Проверьте все еще раз, на всякий случай, — Косовский хлопотал возле клиента, как встревоженная наседка, — чтобы не было потом мучительно больно, так сказать. Ничего не забыли? Хорошо, сейчас на биометрию, а потом присядем на дорожку…

— Биометрия? — слово неприятно перекликалось с осточертевшим «биохимия» и заставило Павла насторожиться.

— А как же, непременно, в обязательном порядке, — застрекотал Сергей Рудольфович, — но это не страшно, не больно и не займет много времени. Прошу вас, в лаборатории нас уже ждут.

Он приглашающе распахнул дверь своего кабинета, пропустил Павла вперед, а сам засеменил сбоку и чуть позади.

— Мы же должны идентифицировать вас на входе, произвести верификацию по возвращении, а для этого нам необходимо иметь ваши статические и динамические биометрические параметры: отпечатки пальцев, геометрия руки, сетчатка глаза, динамика воспроизведения подписи или рукописного ключевого слова, голос. Но вы не беспокойтесь, дальше этих стен информация не уйдет, за этим мы следим строго.

Процедура действительно прошла быстро, измаявшиеся от безделья лаборанты Павла надолго не задержали. И отпустили на свободу, вновь передав в руки Косовского.

— Ну, вот видите, я же говорил. А теперь сюда, пожалуйста, в эту дверку. — Сергей Рудольфович предупредительно забежал вперед, толкнул тяжелую дверь с бронированным стеклом и пропустил Павла вперед.

Тот шагнул через порог и завертел головой по сторонам.

— Сюда, пока сюда, — осторожно тронул Павла за рукав «охотничьего» пиджака Косовского, — сначала надо надеть все остальное.

Гидротермокостюм на Павла надевали сразу трое — очкастый юноша-консультант, безмолвный лаборант и Косовский. Правда, последний ограничивался лишь советами и общими замечаниями, он держался поодаль, оказывая хронотуристу и сотрудникам лаборатории лишь моральную поддержку. Пока надевали негнущиеся штанины, продевали руки в рукава и фиксировали все уплотнительными захватами, пока натягивали капюшон, выгоняли вверх воздух из штанин, Павел успел взмокнуть. Но вот наконец застегнули последнюю молнию, на голову натянули капюшон и застегнули клапан, закрывающий нижнюю часть лица. Сергей Рудольфович придирчиво осмотрел «упакованного» туриста и, судя по маслянистому взгляду, результатами остался доволен. Саквояж пристегнули к карабину спасательного пояса, и руки Павла теперь были свободны.

— Напоминаю — сначала плот, затем сигнальный огонь. И сразу избавляйтесь от гидрокостюма, чтобы избежать лишних вопросов.

На вашем месте я бы и плот утопил, чтобы избежать ненужных расспросов про странную ткань и неизвестные технологии, — распинался порозовевший от физической нагрузки консультант.

Лаборант в белом стоял поодаль и в дискуссии участия не принимал.

— А вот теперь — пройдемте, — Косовский снова оказался рядом, взял Павла под руку.

С другой стороны клиента подхватил юноша в очках, и они вдвоем повели ставшего неповоротливым и неуклюжим туриста в соседнее помещение. На этот раз стеклянная дверь перед ними, мелодично тренькнув, открылась сама, и Павел оказался в самом сердце научно-исследовательского института — фирмы «Сколково. Хронотуризм». Странное местечко: ни устрашающего вида приборов и оборудования, ни дымящихся колб и реторт, ни пробирок с цветным содержимым. Просторный зал, посередине белый, напоминающий подиум из телепередачи «Музыкальный ринг» круг под прозрачным куполом. И три безмолвных «специалиста» в белых одеждах поблизости.

— Проверьте все еще раз, — заботливо напомнил Косовский.

Чего проверять, когда все давно сдано в «камеру хранения» под расписку ответственного сотрудника лаборатории. Выключенный мобильный телефон, бумажник с наличными и кредитками, дорогие наручные часы и еще кое-какая мелочь сложены в металлический ящик и убраны в индивидуальную банковскую ячейку. Разве что пистолет проверить, на месте ли. На месте. Компактная, весом всего четыреста десять граммов, предназначенная для скрытого ношения, «Беретта-3032 Tomcat» под патрон 7,65 мм, лежала в кобуре на левой голени, укрытой штаниной из темно-серой в клетку ткани.

Да еще пара упаковок с антибиотиками в ручной клади, замаскированной под саквояж. Хоть и продлится путешествие всего сутки, лучше быть готовым ко всему. Черт его знает, что у них там, на «Марии Селесте», произошло на самом деле — вдруг это действительно был бунт или чума? Это, кстати, одна из основных версий произошедшего, что неудивительно. Чума, холера, желтая лихорадка, дизентерия и цинга в течение целых столетий считались бичом мореплавателей всех стран и континентов. Низкий уровень санитарии, отсутствие нормальных условий для хранения воды и пищи на парусниках — все это приводило к вспышкам эпидемий, нередко становилось причиной гибели всей команды корабля. «Завтра ты будешь знать все». Павел осмотрелся еще раз:

— Я готов, давайте начинать.

— Прекрасно. — Сергей Рудольфович потер ладони. — Давайте.

Некто неопределенного пола и возраста в белом облачении приближался к центру ринга и нес в обтянутых перчатками руках круглый металлический поднос. На нем — стакан с водой и крохотное фарфоровое блюдце с лежащей на нем то ли капсулой, то ли гомеопатическим шариком голубого цвета. Лаборант остановился перед Павлом и замер, зато вновь активизировался Сергей Рудольфович:

— Вот, прошу вас — то, что вы заказывали. Нанокристалл нового принципа действия, микросхема в токопроводящей биоактивной оболочке, растворяемой желудочным соком. Именно она даст вам возможность переместиться в прошлое. Вы глотаете капсулу, и, как только биоактивное покрытие кристалла начинает растворяться, он вступает во взаимодействие с энергетическим полем человека, и хронотурист, то есть вы, исчезает из настоящего. И появляетесь на борту «Марии Селесты». Вернее, не совсем на борту… — Тут речь Косовского прервалась, он закашлялся и даже покраснел. От торжественности момента, надо полагать.

Павел недоверчиво изучал предложенную пилюлю: «И вот за это я отдал такую прорву денег… Впрочем, кто мне мешал заранее выяснить, каким образом осуществляется перенос?» А Косовский вновь заворковал — плавно, настойчиво и убедительно:

— Время пребывания человека в прошлом зависит от толщины оболочки. Как только оболочка растворится полностью и желудочный сок начнет разрушать микросхему, вы вернетесь сюда, в Сколково. Не надо сомневаться или опасаться чего-либо, все давно изучено, проверено, а по результатам испытаний в микросхему и состав оболочки были внесены соответствующие дополнения и улучшения. Биоактивная оболочка кристалла растворяется практически моментально и тут же вступает во взаимодействие с организмом. А организм, то есть вы, перемещается туда, куда вам надо. В Атлантику девятнадцатого века. Ну, смелее. — Косовский извлек поднос из рук лаборанта и самолично подал металлическую тарелку Павлу.

Отступать было некуда, хоть и выглядело все несерьезно, скорее даже глупо, а еще точнее — по-идиотски. «Не садись на пенек, не ешь пирожок», — мелькнула чертовски своевременная предостерегающая мыслишка. Пенька-то как раз и не предложили, а вот что касается пирожка… Павел подхватил кончиками пальцев чудодейственный нанокристалл, бросил его в рот и проглотил, не запив водой. К туристу кинулись сразу двое сотрудников, помогли натянуть ему на руки толстые резиновые перчатки, прикрепили их к рукавам гидротермокостюма и сразу отбежали назад.

— Теперь быстренько, быстренько вот сюда, саквояжик свой не потеряйте, так, так, все правильно, — комментировал процесс подготовки к старту Сергей Рудольфович, но уже со стороны.

Он метался по периметру площадки и не сводил с хронотуриста глаз.

— Сутки, — кричал он, — помните, у вас ровно сутки! Через несколько секунд вы окажетесь в точке вашего прибытия с рассчитанными координатами! Запомните, сейчас шесть часов пятнадцать минут утра! Завтра в это же время вы вернетесь назад! Я буду ждать вас! Желаю вам приятного путешествия!

Но к его крикам Павел не прислушивался. Он по совету лаборантов присел на корточки, поставил саквояж себе на колени и обнял их руками. И замер в этой нелепой позе, еле сдерживаясь, чтобы не прекратить эту комедию. «Какая чушь! — крутилось у него в голове. — Глупость и идиотизм! Разве так все это должно происходить…» Подумать о чем-то другом Павел не успел. Желудок сжался, виски сдавило, и перед глазами полыхнули один за другим, без паузы, два ослепляющих, искрящихся фонтана. И сразу все исчезло — не постепенно, как в тумане, а резко, словно выключили свет. Длилось все долго, так долго, что Павлу показалось: еще немного — и он заснет. А потом раздался увесистый шлепок о воду и пошел дождь.

Он все лил и лил, не переставая, холодные тяжелые капли падали на лицо, заливали глаза и попадали в рот. Вкус у них был соленый — к дождю прибавились брызги морской воды, и, пока Павел извлекал и надувал плот, пока карабкался на него, он успел вдоволь нахлебаться океанской водички. Полежал на животе, отдышался и посмотрел вокруг. Но ничего, кроме рябой от дождевых кругов, мутной, стального цвета воды вокруг себя не увидел. Пропало и небо, оно слилось с волнами, соленые ледяные брызги летели сверху и снизу одновременно. Павел приподнялся на качающейся платформе, со второй попытки уселся в ее центре и принялся избавляться от гидротермокостюма. Первым делом кое-как зубами отодрал застежки перчаток и сразу передумал торопиться. Холод и ветер заставили Павла хорошенько призадуматься: а надо ли «раздеваться»? А если все, что происходит вокруг, просто инсценировка? С этих умников станется — вырубили клиента несильным снотворным, перетащили в бассейн, включили «душ»… «Ага, и ветер тоже!» Павел принялся расстегивать многочисленные молнии и кнопки на прорезиненном ярко-оранжевого цвета «скафандре». Скоро комбинезон вместе с ботинками плавал рядом с плотом, отстегнутые перчатки улетели в воду еще раньше. Но индивидуальное спасательное средство тонуть не желало, оно болталось в волнах рядом с краем надувного плота и шевелило конечностями. Вода перехлестывала через него, увлекала за собой в сторону, пыталась утащить на глубину и тут же возвращала обратно.

Павел до самого носа закутался в спасательное покрывало и то наблюдал за ярко окрашенной «шкурой» в воде, то осматривался по сторонам. Но ничего, кроме серой пелены дождя, низких облаков и беспокойной толщи воды вокруг не видел. «Шесть часов утра», — вспомнились ему слова Косовского. Неудивительно, что сейчас так темно — это предрассветные сумерки, вот и все. Скоро взойдет солнце, разгонит облака, дождь прекратится, и бригантина будет видна издалека. Поэтому огонь спасательный самозажигающийся не понадобится… Огонь! Он лежал в водонепроницаемом саквояже! Павел обернулся рывком и едва удержался на своем хлипком плавсредстве. Шуршащее, как фольга, покрывало немедленно вырвалось из рук и едва не улетело в серую муть. Павел успел удержать кусок фольги за хвост, снова завернулся в действительно сохраняющую тепло ткань и снова оглянулся, но уже осторожнее. Так и есть — саквояж исчез. «Да он же пристегнут к гидрокостюму!» — мысль мелькнула, как молния. А самой «шкуры» уже почти не видно, ее относит ветром и течением, как и сам плот. Павел улегся на живот, подполз к краю плота, опустил руки в ледяную воду и скривился от холода. И вспомнил, что, по одной из версий следствия, причиной исчезновения экипажа «Марии Селесты» стали именно соревнования по плаванию. Якобы матросы на спор решили устроить заплыв вокруг судна, а за состязанием с корабля, вернее, с наблюдательной площадки следили все оставшиеся на борту члены экипажа. В какой-то момент площадка не выдержала, подломилась, и все оказались в море. Кто не умел плавать — утонули, остальных слопали подоспевшие акулы. Зато сейчас на собственной шкуре стало понятно, что эта версия летит к чертям: «Плавать в такой воде могут только моржи». Павел по локоть засучил рукава серого «охотничьего» пиджака и теплой водолазки и теперь «греб» вслед уплывавшему гидрокостюму. Саквояж вон он, там, где и должен быть, — на спасательном поясе, только костюм перевернулся в воде и накрыл «багаж» собой. С мокрой тяжелой тканью пришлось повозиться, но в конце концов мокрый и холодный, как собачий нос, саквояж оказался на плоту.

Павел подтащил багаж к себе поближе, уселся, снова закутался в покрывало и осмотрелся по сторонам еще раз. Ничего не изменилось, если не считать того, что к дождю и тучам прибавился туман. Легкая дымка стелилась над водой, как пар над чашкой с горячим чаем, скользила над дрожащей серой рябью и густела на глазах. И никакого намека на просвет — ни в море, ни в небе. Придется включать подсветку. Павел подышал на озябшие руки, несколько раз бодро хлопнул в ладоши и потянулся к саквояжу. Но замер на полпути и, вместо того чтобы взяться за замок, согнул левую ногу в колене и потянулся к кобуре с «Береттой». Слева в невысоких волнах показалось на миг нечто темное и быстрое, мелькнуло на фоне дождя и тумана и сразу исчезло. Павел выпрямился, попытался подняться на ноги, но тут же передумал: удержаться в вертикальном положении при усилившейся качке он не смог бы. Без опаски передвигаться по плоту можно было только ползком или на четвереньках. Павел одной рукой схватил саквояж, поставил рядом с собой и накрыл «полой» накидки. Нечто появилось снова, только уже ближе, и снова на поверхности воды не задержалось. Павел крутил головой во все стороны, вглядывался в дождь и густеющий на глазах туман, но зря — все тонуло в серо-молочном мороке. За спиной что-то негромко плеснуло по воде, Павел обернулся рывком, задрал штанину и вцепился в рукоять пистолета. Но на «Беретту» надежды мало, это понятно и так. Тому, что приближалось сейчас к плоту, эти пули не страшны, оно их просто не почувствует. Часть серой, с синим отливом спины монстра поднялась над волнами, черный плавник с тихим жутковатым свистом рассек воздух и снова ушел под воду. Павел не сводил взгляд с покрытой дождевыми кругами и рябью поверхности воды. А чудовище не показывалось, оно словно почуяло страх беспомощного человека и теперь дразнило его, играло с ним в свою игру, по своим правилам. Прошло минуты полторы, не больше, когда острый, треугольной формы плавник снова взметнулся над водой, но уже в пене, и поднял вокруг себя фонтан соленых брызг. Плот закачался на поднятых волнах, и его отнесло немного назад и в сторону. «Акула? Или все же дельфин? Нет, вряд ли, они держатся стаями, а эта… это… оно одно». Павел силился вспомнить хоть одно из известных ему названий населяющих воды Атлантики морских хищников, но на ум упорно приходило только одно: «Хорошо, что это не синий кит». Павел представил себе глыбу мышц весом под двести тонн и длиной больше тридцати метров, плавающую рядом с его плотом. И тут же успокоился, пришел в себя. Да, это не синий кит, но, если эта тварь еще раз подойдет близко или хлопнет хвостом по воде, плоту все равно придет конец. А также сидящему на нем человеку — в ледяной воде ему не продержаться и получаса. Что там говорил этот умник из лаборатории? «В случае гибели человека его энергетическое поле исчезает и труп возвращается в приемную камеру Сколкова…» — да, кажется, это звучало именно так.

— Давай вали отсюда! — прикрикнул на распоясавшуюся рыбину Павел.

Мысли заставили от намерений перейти к действиям — оплачены всего сутки, и из них прошло уже… Да, а сколько, интересно, прошло? Час, полтора, два? И платил-то он не за то, чтобы в компании этой холодной и мокрой твари по волнам болтаться. Павел поплотнее завернулся в блестящее и шуршащее покрывало, открыл наконец саквояж и вытащил оттуда целый набор сигнальных средств. На этот арсенал Павел не поскупился, приобрел все, что обнаружил в каталоге, в двойном количестве. И первым делом пустил в ход красный файер, а за ним — белую «дымовуху». То ли рыбине не понравился запах, то ли ей просто надоело и она соскучилась развлекать необщительного пассажира плотика, но она быстро нашла себе новое занятие. Павел отшвырнул использованный фальшфейер в воду и потянулся за следующим, когда акула исчезла. Но убралась она недалеко — ткнулась во все еще дрейфовавший неподалеку полузатопленный гидрокостюм, поддела его носом и утащила за собой под воду. Да так и исчезла вместе со «шкурой» неведомого зверя, а Павел снова остался один.

В который по счету раз он огляделся по сторонам, пытаясь высмотреть хоть что-то в мороси и тумане, и снова уселся, обняв колени, в центре своего крохотного плота. Вокруг не происходило ничего, время словно остановилось, слышался только плеск волн и шорох дождевых капель. «Вернусь — подам на них в суд. Всю сумму назад потребую и компенсацию. Сволочи, только бы денег содрать», — строил планы мести Павел. А что чему еще оставалось делать в свое оплаченное время? Да еще и находится он неизвестно где — кто поручится, что забросили его именно в расчетную географическую точку? И где гарантия, что над головой, там, где нет ни тумана, ни облаков, не летят самолеты, а мимо не идут огромные современные суда? Не попасть бы под винты — тогда ровно через сутки в Сколково вернется то, что осталось от…

Павел насторожился и снова закрутил головой. Где-то рядом что-то происходило, кто-то приближался из тумана, но пока прятался за пеленой дождя. И медленно, очень медленно, как во сне или после наркоза, на молочно-сером фоне проступил силуэт небольшого корабля. По его оснастке можно было определить, что это бригантина — двухмачтовое судно с прямыми парусами на передней мачте и с косыми, как у шхуны, — на задней. Павлу даже показалось, что он слышит плеск крутых волн, ударявшихся в борт корабля, и легкий свист ветра в его туго натянутых вантах. Но нет, бригантина была слишком далеко, а плеск — это шум от весел приближавшейся к «потерпевшему кораблекрушение» шлюпки.

«Я — глухонемой из Австралии!» — мигом вспомнил Павел заранее подготовленную легенду и замахал руками. От резкого движения плот под ним заходил ходуном, край его опасно накренился, и через его прорезиненную поверхность перехлестнула волна. Невесомое спасательное покрывало немедленно вырвалось из рук и улетело прочь. Но Павел потери не заметил, он даже не обратил на нее внимания, не в силах отвести взгляда от подходившей к нему шлюпки. В ней находились двое, один сидел на веслах, второй стоял на коленях на передней банке и, вытянув шею, смотрел прямо перед собой.

— Сюда! — в восторге и одновременно стуча зубами от холода, проорал Павел и тут же осекся, но поздно.

По воде дружно ударили весла, шлюпка повернула нос, обошла плот и остановилась, закрыв сидящего на нем человека от ветра. Оба матроса оказались у правого борта шлюпки, вытянули руки вперед и помогли Павлу влезть внутрь. Он плюхнулся на кормовую банку, прижал к себе саквояж и уставился на своих спасителей. Они сидели напротив — оба невысокого роста, в робах, штанах из грубой серой ткани и тяжелых ботинках. На голове у одного зюйдвестка с широкими полями, рыжую шевелюру второго свободно треплет усиливающийся ветер. Оба бородатые, лица обветренные, глаза чуть прищурены, у одного в левом ухе серьга, у второго, в шляпе, над верхней губой виден старый, давно заживший белый шрам. И оба молчат, глядят то на дрожащего от холода человека на корме шлюпки, то друг на друга.

— Добрый день, очень вам признателен, большое вам спасибо! — Павел повторил эти слова на всех известных ему языках, но ответа не дождался, матросы беседу не поддержали.

Тот, который с серьгой, уселся на весла, второй матрос, на вид постарше первого, остался напротив Павла и, не стесняясь, принялся изучать чужака. И смотрел он без угрозы, без чувства собственного превосходства и без насмешки — просто рассматривал Павла, как заморскую диковину или редкого зверя. А шлюпка уже быстро шла против ветра сквозь холодный, почти зимний туман к дрейфовавшей неподалеку бригантине. Она постепенно выступала из мороси и дымки, контуры корабля приобрели четкость и цвет. Черный, как уголь, борт без полутонов и оттенков, и такого же цвета были фигуры и лица людей, смотревших с борта вниз. Эти трое, чуть в стороне, наверняка матросы, они и выглядят почти так же, как и те, что сидят вместе с ним шлюпке. Рядом еще один, но он лишь глянул быстро вниз и тут же исчез. Зато остальных Павел узнал сразу, он уже видел их раньше на старых фотографиях. Вон тот, остановившийся неподалеку молодой человек со светлыми усами, ухватившийся левой рукой за канат, это наверняка Альберт Ричардсон, помощник капитана. Самого капитана не видно, зато показавшуюся на мгновение женщину Павел узнал сразу. Сара Элизабет Бриггс собственной персоной, жена капитана, сопровождавшая мужа в его последнем плавании. Значит, здесь должна быть и их дочь — двухлетняя София Матильда Бриггс.

Шлюпка шла рядом с бортом бригантины, а Павел все сидел, задрав голову вверх. Он никак не мог отделаться от ощущения, что смотрит на мир вокруг себя словно сквозь мокрое мутное стекло. И корабль — вот он, качается на волнах совсем рядом, только протяни руку и коснись пальцами холодного мокрого дерева. И люди, те, чья странная судьба и необъяснимая смерть волновали его столько лет, тоже близко, и все они здесь, все пока живы и здоровы. И все похоже на кадры при замедленной съемке, время движется медленно, растягивается и норовит вот-вот остановиться совсем. Да еще и лица людей вдруг помутнели, расплылись в сизой дымке, и Павел почувствовал, как страх становится сильнее холода. Павлу показалось, что с борта еще не успевшего стать призраком корабля смотрят души тех, кто сгинул тогда в океане. А отступать поздно — шлюпка уже подошла к забортному трапу. Павел поднялся на затекшие от долго сидения и от холода ноги и медленно, цепляясь за поручни, начал подниматься по деревянным ступенькам вверх. Саквояж вдруг стал неподъемным, тянул вниз, ноги отказывались подчиняться, отяжелели, Павел оступился несколько раз и оглянулся назад. Но, кроме покрытой серой рябью поверхности воды, не увидел ничего, исчез даже крохотный плот. Отступать было некуда, дорога вела только вперед. А на палубе его уже ждали — высокий подтянутый молодой человек в белой офицерской форме быстро двигался навстречу новому пассажиру. А следом за ним показался другой человек, и в нем Павел узнал капитана Бенджамина Бриггса. Трое матросов сделали несколько шагов вперед и остановились, пропуская начальство. Воздух и туман сгустились, стали липкими и тягучими, люди двигались в нем плавно и медленно. Павел, как сквозь вату, услышал за спиной шаги поднимавшихся по трапу следом за ним матросов, их голоса. Он сделал шаг в сторону и обеими руками вцепился в свой саквояж, огляделся затравленно. Ему почему-то пришло на ум дикое сравнение: этот корабль — плавучее кладбище, а те, кто на нем, — как восставшие из могил мертвецы. Или не восставшие, а, наоборот, жаждущие упокоения. «Их же никто не похоронил тогда… Ты бы еще на „Летучий Голландец“ тур купил…» — здравая мысль пришла, как всегда, вовремя. Впереди оставалось еще часов двадцать, не меньше, и как прожить, как продержаться эти неполные сутки до своего возвращения в Сколково…

Справа, со стороны носового трюма, раздался сильный хлопок, затем треск и грохот. Все шедшие навстречу Павлу люди остановились, замерли на мгновение, развернулись и дружно бросились назад. Матрос, тот, с серьгой, идущий следом за Павлом, непочтительно оттолкнул его и, тяжело топая по мокрой палубе подошвами башмаков, побежал следом за всеми. Второй не отставал, и через мгновение палуба опустела, Павел остался совершенно один. Он осмотрелся еще раз, но толком ничего не понял — увидел высокие тонкие мачты, мокрые паруса на них, доски палубы под ногами — все как присыпанное пеплом. Но в ту же секунду все изменилось — взрыв словно разогнал низкие тяжелые тучи. Дождь прекратился, и сквозь прорехи в облаках на мокрые доски палубы «Марии Селесты» упали первые солнечные лучи. И все преобразилось, вернулись краски, запахи и звуки, светло-серые паруса захлопали над головой, порыв ветра едва не сорвал с головы кепку. Павел успел подхватить ее и прислушался к крикам, смог даже разобрать несколько слов. Все верно, это и был тот самый взрыв, когда в носовом трюме бригантины рванули скопившиеся там пары спирта. И поэтому люковые крышки, отброшенные взрывной волной, оказались перевернутыми. А что делается на корме? Там лючные крышки должны быть аккуратно сложены — их наверняка сняли еще раньше по приказу капитана, чтобы проветрить трюм. Ведь был еще один взрыв, и именно на корме, но гораздо слабее этого…

— Прошу прощения, позвольте представиться. Я Клаус фон Штейнен, врач. Нашему капитану сейчас не до вас, он попросил меня проводить вас вниз и помочь, если потребуется. Я исполняю обязанности врача на «Марии Селесте»…

Павел обернулся рывком и от неожиданности попятился назад, споткнулся о бухту каната и едва не грохнулся на мокрые доски палубы. И было отчего — напротив стояла ожившая, говорившая человеческим языком мумия. Человек высох до такой степени, что походил скорее на деревянное, изъеденное древоточцами изваяние. Очень высокий, ссутулившийся, с темно-коричневой сморщенной кожей на лице и руках и светлыми, выгоревшими на солнце волосами, он стоял напротив Павла и ждал ответа. И одежда на нем странная — штанины и рукава пиджачной пары слишком короткие и сильно потрепанные, ботинки изношены, одно стеклышко в очках отсутствует. А через тонкое кольцо оправы на Павла пристально и недоверчиво смотрит светло-голубой с расширенным зрачком глаз. Второй прикрыт, вернее, прищурен — человек словно глядит в воображаемый прицел. И что-то бормочет себе под нос, быстро, несвязно и нечленораздельно. Он и приветствие-то еле смог выговорить отчетливо и без дрожи в голосе.

— Благодарю вас. Я Патрик Уайт, — назвал Павел имя своего заокеанского делового партнера. — Я живу в Австралии, в Сиднее, штат Новый Южный Уэльс… — И тут же умолк, старясь припомнить, а существовал ли в 1872 году названный им город или на его месте пока была покрытая кустарником пустыня.

Но врач с географией далекого континента был знаком так же хорошо, как и с географией Луны, он просто кивнул в ответ, чуть отступил вбок, приглашая Павла пройти вперед. А сам пошел чуть позади, продолжая что-то тихо напевать себе под нос.

— Сюда, вниз и сразу направо. Осторожно, пригните голову.

Но последнее предостережение запоздало: Павел едва не свалился в темное подпалубное помещение — от удара лбом о край обитого металлом люка перед глазами на миг расцвел ворох искр. А вслед за этим мрак сгустился еще больше, и поэтому большую часть пути врач вел Павла под руку. Только у дверей каюты тот немного пришел в себя и смог оторвать ладонь от назревавшей на лбу шишки.

— Позвольте я взгляну. Нужен лед, — неживым равнодушным голосом постановил врач. — Если вы подождете немного, то я….

— Ничего страшного, я потерплю, — перебил его Павел и осторожно уселся на узкий диван, стоящий у стены тесного, с низким потолком помещения. Каюту явно проектировали для карликов или пигмеев, перемещаться в ней можно было, только втянув голову в плечи.

Врач собрался возразить, но не успел — сверху раздался резкий громкий свист и топот множества ног над головой.

— Я посмотрю. — Фон Штейнен неторопливо вышел из каюты, дверь он за собой не закрыл.

Павел поставил свой саквояж на небольшой, размерами похожий на детский столик и попытался прилечь. Надо перевести дух и попытаться собраться с мыслями. Первым делом пересчитать всех, кто находится на корабле, он видел уже девятерых, где еще один? Согласно записи в судовом журнале, на борту «Марии Селесты» во время того рокового перехода через Атлантику находилось десять человек. Из них пятеро матросов — двое в шлюпке, трое на борту, плюс капитан и его жена, плюс их дочь, плюс помощник капитана, плюс врач. Пока все сходится, но все равно здесь что-то не то. О враче в документах не говорилось ни слова, зато были сведения о втором помощнике капитана — некоем Эндрю Джиллинге…

Из коридора послышались торопливые шаги — кто-то сбежал по трапу вниз и теперь быстро шел по коридору. Павел замер на диване, вжался в его обитую темной шерстяной тканью спинку. Дверь в каюту распахнулась, и на пороге показался один из матросов — тот, кто стоял на палубе, кода Павел поднимался по трапу на борт «Марии Селесты».

— Вам надо выйти сейчас наверх, — кое-как объяснил матрос и вылетел из каюты вон.

— А в чем дело?

Вопрос остался без ответа. Павел выглянул из дверей — в коридоре темно и пусто, пахнет мокрым деревом и табачным дымом. И ни души, даже матрос-посланец куда-то исчез. И врача не видно. Павел вышел из своей каюты и двинулся вдоль деревянной переборки из темных досок. Добрался до трапа, поднял голову, посмотрел вверх, на клочок ярко-голубого неба, частично закрытого белым парусом, и двинулся дальше. Одна дверь, вторая, третья, и все закрыты. А за четвертой явно кто-то есть, и этот кто-то болен. Он постоянно стонет — то тише, то громче и, кажется, бредит. Из обрывков слов, произнесенных хриплым, срывающимся голосом, Павел ничего не понял. Он сделал еще несколько шагов вперед и остановился перед последней дверью. Стоны и неразборчивая, спутанная речь доносились именно из-за нее. Павел прислушался, постоял так немного, взялся за ручку двери и потянул ее на себя.

— Вам нельзя туда входить, он очень болен, уходите. — Врач налетел из темноты, как разъяренный кот, грубо оттолкнул Павла к стене и ткнул его пальцем в грудь: — Вам нельзя, понятно? Убирайтесь, капитан приказал готовиться к эвакуации. — Глаза врача светились в темноте, голос дрожал от злости, руки тряслись.

Павел кивнул послушно и бочком-бочком, по стеночке, двинулся прочь. «Откуда ты взялся, фон Штейнен? О тебе история умалчивает, тебя здесь нет и не должно быть. А в каюте, похоже, находится Эндрю Джиллинг, и, по словам врача-самозванца, второй помощник капитана при смерти». Павел осторожно выбрался на палубу, прищурился от ярких солнечных лучей, бивших прямо в глаза.

— Вот вы где, я искал вас. Я Альберт Ричардсон, помощник капитана. Пройдите к левому борту, сейчас начнется эвакуация.

Павел не отвечал, он уставился на человека в светлой морской форме, и хоть понимал, что выглядит глупо и даже невежливо, но поделать с собой ничего не мог. Вот он, перед ним собственной персоной старший штурман Бриггса — Альберт Ричардсон, уроженец штата Мэн, отчаянный гонщик-парусник, совершивший несколько рекордно быстрых рейсов на бостонских клиперах. Он был мастером быстрых переходов и, как гласила молва, «знал секреты всех ветров». Излишнее лихачество Ричардсона не нравилось владельцам «Марии Селесты», и они назначили капитаном Бриггса. Но Ричардсон был так влюблен в красавицу-бригантину, что предпочел остаться на ней помощникам капитана, чем совсем расстаться с судном. Ему было всего двадцать восемь лет, когда он отправился в свое последнее плавание. И вот теперь господин старший штурман, он же помощник капитана, приглашает Павла проследовать к спасательной шлюпке. И начинает проявлять нетерпение. Надо что-то отвечать, говорить, действовать — словом, выкручиваться.

— А что происходит?

Ричардсон чуть наморщил лоб и сдвинул брови. Но тут же закивал головой и ответил:

— Взрыв может повториться. Первый был такой силы, что сорвал лючные крышки с носового трюма, мы опасаемся второго. Остальные крышки по приказу капитана открыты, и он считает, что бригантина в любой момент может взлететь на воздух. Мы отойдем в шлюпке на безопасное расстояние и переждем взрыв. Жена и дочь капитана уже спустились вниз, вам тоже нельзя здесь оставаться…

Вот в чем дело! Значит, сразу после второго взрыва они собрали все необходимое и погрузили в шлюпку. Но третьего взрыва не было, да его и не могло быть. Значит, бригантину покидать незачем, надо сказать им об этом.

— Подождите. — Павел чуть отступил назад. — Вы боитесь взрыва паров спирта, не так ли? Но они уже улетучились, ведь вы сами сказали, что люки открыты, значит, опасаться нечего…

Ричардсон соображал быстро, неожиданно он с силой хлопнул Павла по плечу и кинулся к носовой части корабля. Павел рванул за ним, но бежать по неустойчивой, качающейся под ногами поверхности было тяжело и даже опасно, поэтому пришлось перейти на быстрый шаг. Павел, чтобы не оступиться и не свалиться еще раз, внимательно смотрел себе под ноги и старательно перешагивал или обходил канаты и растянутые снасти. Поэтому до носового трюма он добрался значительно позже помощника капитана. А Ричардсон с довольной улыбкой на лице уже выбирался по трапу обратно на палубу. Он прыжком выскочил на подсохшие доски и крикнул подошедшему Павлу:

— Вы совершенно правы, как вас?..

— Патрик Уайт, — повторил легенду Павел, — я живу в Австралии, в Сиднее, это в штате Новый Южный Уэльс…

— О, я был там два года назад, после гонки. Мерзкий городишко — грязь, пыль и тощие собаки на улицах. Какого черта вы там делаете, Патрик? Северо-Американские Соединенные Штаты — вот страна, где надо жить! Давайте поговорим об этом немного позже, мне надо доложить капитану. — Ричардсон уже снова унесся прочь и бросил Павла в одиночестве.

Лючные крышки лежали на палубе, аккуратно сложенные внутренней стороной вниз, — Павел убедился в этом лично. Он даже потрогал чуть влажное дерево и заглянул в трюм. Там, в полумраке, виднелись ряды бочонков — драгоценный груз «Марии Селесты». Одна тысяча семьсот бочонков ректификованного спирта — это вам не керосин. Но закрыты они, похоже, не герметично, раз спирт начал улетучиваться, характерный запах, несмотря на проветривание, еще очень резок. И не просто улетучиваться, а взрываться. «Нет, это были не пираты. Кто угодно, только не они. Ни один здравомыслящий флибустьер не оставил бы дрейфовать посреди океана судно, груженное спиртом», — еще одну версию Британской адмиралтейской комиссии Павел с чистой совестью сбросил со счетов. Так, а что тогда остается…

Павел обернулся на шум — вдоль борта навстречу ему быстро шел помощник капитана. А следом шагал, глядя себе под ноги и одновременно в сторону, врач — господин фон Штейнен. И на вопросы Ричардсона он отвечал нехотя, после длинных пауз, так, словно делал над собой усилие и заставлял себя говорить. Да и сами слова он будто выплевывал, на собеседника не смотрел и все озирался по сторонам.

— Вы уверены? — резко остановившись, выкрикнул Ричардсон, и врач затряс сивой головой.

И попытался сбежать, но помощник капитана ловко схватил фон Штейнена за рукав сильно измятого коричневого пиджака в клетку.

— Да, да, я же говорил вам, от этой заразы нет лекарств. Я не знаю, где он мог подцепить ее, все признаки налицо. Повышение температуры после сильнейшего озноба, мышечные боли, резкая слабость, головная боль, головокружение, загруженность сознания, кровавый кашель… Надо избавиться от него, и немедленно. «Была рука Господа на городе — ужас весьма великий, и поразил Господь жителей города от малого до большого, и показались на них наросты», — с подвыванием, загробным голосом произнес врач.

Он стянул с носа очки, сложил блестящие погнутые дужки и с третьей попытки затолкал их в нагрудный карман своего пиджака. И дернулся слабо, пытаясь вырваться, но Ричардсон был начеку:

— Вы должны пойти со мной к капитану. Да, и не возражайте. Вы судовой врач, вас взяли на корабль на этих условиях, так что докладывать о смерти Эндрю Джиллинга будете именно вы. — Помощник капитана заставил врача развернуться и потащил за собой.

— Подождите, — сопротивлялся фон Штейнен, — дайте мне время, я доложу ему, обязательно, но немного позже. Поймите, мне нужно подготовить бумаги…

Слово «бумаги» оказалось решающим — Ричардсон ослабил хватку, и врач быстро воспользовался моментом. И, как краб, боком, не оглядываясь, побежал навстречу Павлу. Остановился, опустив на бегу голову, словно наткнувшийся на натянутые всадником поводья конь, потоптался на месте и начал отступать назад.

— Пауки, здесь не обошлось без моих паучков, очень похоже на их работу. Но они давно покинули меня, разбежались, а им нельзя уходить, здесь слишком холодно и сыро для них. — Фон Штейнен прекратил бредить, только врезавшись спиной в мачту.

Павел и Ричардсон — каждый со своей стороны — молча наблюдали за метаниями врача. Затем помощник капитана развернулся и быстро зашагал прочь, а фон Штейнен, дождавшись его ухода, ринулся к трапу, ведущему в трюм. Павел не отставал, он рванул следом, но тут же отстал — качка помешала ему хорошенько разогнаться. Да еще приходилось лавировать между снастями, поэтому в темном подпалубном помещении Павел оказался значительно позже врача. А тот уже успел исчезнуть, вокруг было тихо, слышался только приглушенный переборками и покрытым медью корпусом бригантины плеск волн и скрип досок обшивки. И тихий, еле слышный характерный звон — он раздался справа. Павел на цыпочках двинулся в ту сторону, миновал дверь своей каюты и подкрался к соседней. Ее не захлопнули, видимо второпях, между створкой и косяком осталась приличных размеров щель. Павел прижался спиной к стене, быстро, «маятником», качнулся вперед и вбок, и так же стремительно убрался назад. Этих мгновений ему хватило, чтобы увидеть, как врач, повернувшись спиной к двери, пьет что-то из горлышка бутылки темного стекла — быстро и жадно.

И явно это что-то — не вода и не молоко. И даже не кока-кола, ее еще не успели изобрести.

«Интересное кино. — Павел сделал несколько шагов назад, вошел в свою каюту и плотно закрыл за собой дверь. — Так, что у нас получается? Эта темная лошадка в соседней каюте выдает себя за врача. Он такой же врач, как я солист ансамбля народной песни и пляски, — в этом можно не сомневаться. Но не в этом дело. Эндрю Джиллинг, второй помощник капитана, что с ним? Он явно умер от болезни, а одна из версий тех лет гласила, что причиной всего произошедшего с „Марией Селестой“ стала страшная болезнь, а именно чума, но началась она якобы в матросском кубрике. Капитан Бриггс узнал о болезни и, стремясь уберечь свою дочь, жену, себя и офицеров, запер матросов в кубрике. Но им удалось вырваться из заключения, и тогда они в свою очередь закрыли капитана в кормовой надстройке, заколотив даже окна. В отчаянии больные матросы вскрыли носовой трюм и добрались до груза. Пытаясь найти забвение в спирте, моряки перепились и уснули. Бриггсу с офицерами удалось выбраться из кают через верхние световые люки. В спешке они спустили на воду единственную шлюпку, которая потом погибла во время шторма. Оставшиеся на бригантине матросы предпочли, чтобы не мучиться, покончить жизнь самоубийством и выбросились за борт. Другие сторонники этой версии писали, что, напившись, матросы убили капитана и офицеров и, выбросив их тела в море, пытались добраться на шлюпке до одного из Азорских островов. Но шлюпку опрокинул начавшийся шторм, и моряки погибли. Если все это окажется правдой, то самое интересное еще впереди. Продержаться бы до этого момента, чтобы увидеть все собственными глазами… А кстати, сколько еще осталось?»

Павел рефлекторно приподнял рукав пиджака и посмотрел на запястье левой руки. Ну да, швейцарские часы остались в камере хранения лаборатории Сколкова. Значит, будем ориентироваться по солнцу и по времени суток. Его забросили сюда утром, а сейчас уже почти полдень. Время идет очень быстро, жаль, что эти умники не придумали, как увеличить срок пребывания в прошлом, за двадцать четыре часа можно не успеть…

Мысль прервал шум, донесшийся из коридора, — звуки тяжелых шагов, тихие голоса и жутковатый негромкий шорох. Павел приоткрыл дверь и рассмотрел в полумраке «похоронную» процессию — два матроса несли тяжелый, завернутый в парусину сверток. Шедшего первым человека Павел уже знал — это был один из матросов в подобравшей его шлюпке, с серьгой в ухе. Лица второго Павел разглядеть не успел — в коридоре было темно, к тому же люди торопились поскорее избавиться от груза. Они быстро вытащили тело Эндрю Джиллинга по трапу на палубу и скрылись из виду. За спиной что-то негромко хлопнуло, и Павел рывком обернулся. Но это оказался врач — он вышел из своей каюты, захлопнул дверь и, гордо выпрямившись и задрав снова украшенный разбитыми очками нос, прошествовал мимо Павла. Тому пришлось вжаться спиной в шершавые сухие доски обшивки, чтобы пропустить фон Штейнена к выходу. И этих нескольких секунд хватило, чтобы рассмотреть, что волосы у врача не выгоревшие на солнце и не светлые от природы, а седые, как у древнего, прожившего долгую жизнь старика. Врач сноровисто взобрался по узкому трапу вверх на палубу вслед за матросами, тащившими покойника, и исчез из виду. И все снова стихло, только хлопали высоко над головой паруса, и в борта судна негромко и ритмично били волны.

Павел постоял немного в коридоре, прислушиваясь к разнообразным звукам, потом вернулся к себе в каюту. Надо подумать, что ему делать дальше, как вести себя и что говорить. Пока капитану было не до нового пассажира, но вскоре Бенджамин Бриггс пожелает лично пообщаться со спасенным в море человеком. И черт его знает, какое направление примет их беседа, надо придумать что-то такое, чтобы сразу перехватить инициативу. «Мария Селеста» идет в Геную, груз спирта предназначен для одного из итальянских винзаводов, можно попытаться развить эту тему…

Крики, раздавшиеся прямо над головой, заставили Павла вскочить на ноги. Кричала женщина, и фоном ей вторил ребенок, в его голосе без труда читались страх и боль одновременно. Павел выскочил из каюты и, снова едва не врезавшись в металлическую окантовку люка лбом, взлетел по трапу и оказался на палубе. И чуть не свалился обратно в трюм — женщина бежала прямо на него. Она словно не видела ничего перед собой: немигающий взгляд, глаза смотрят в одну точку, длинные темные волосы растрепались и плещутся на ветру, закрывают бледное лицо. Павел успел рассмотреть блестящие от слез карие глаза женщины, ее тонкие, изогнутые, сведенные к переносице брови и мокрые полоски на щеках. На руках у женщины, прижавшись к плечу матери, плачет и бьется, как в припадке, ребенок — девочка, двухлетняя София Матильда Бриггс, дочь капитана «Марии Селесты». А растрепанная женщина в светло-зеленом длинном платье и темно-коричневом плаще — это Сара Бриггс, жена капитана, и у нее, похоже, истерика. И есть отчего — на груди ее платье испачкано бурыми пятнами и на палубу уже успели упасть несколько маленьких алых капель. Сара Бриггс, прижимая дочь к себе, пронеслась мимо Павла и теперь бежала к кормовой надстройке. Наперерез ей бросился врач, Павел даже успел разобрать его слова, что-то вроде «Постойте, дайте мне посмотреть», но тут же шарахнулся назад.

— Отойдите от меня, отойдите все! — взвизгнула Сара и даже попыталась оттолкнуть врача свободной рукой.

Но фон Штейнен успел среагировать, он ловко увернулся и как-то незаметно для Павла оказался у женщины за спиной.

— Сара, в чем дело?

Этот крик заставил Павла обернуться. По палубе быстро шли двое — Альберт Ричардсон и сам капитан Бриггс.

— Что случилось? Я же говорил тебе, чтобы ты не выходила с ней на палубу! — выкрикнул он еще раз и остановился, словно не решаясь подойти к жене на глазах у всего сбежавшегося экипажа. Зато Сару такие мелочи не смущали.

— Ничего, — злобно, в слезах проорала она в ответ, — ничего страшного, не волнуйся, дорогой! Не произошло ничего такого, что стоило бы твоего внимания! Наша дочь всего-навсего лишилась руки, вот и все! Продолжай заниматься своими делами! — И скрылась за дверью кормовой надстройки.

«Ее каюта там, все правильно», — мелькнула у Павла неуместная сейчас мысль. Но поделать с собой ничего не мог — он лишь наблюдатель, вот и все. Как сказал ему один из умников в лаборатории, пребывание в прошлом и любое воздействие на это прошлое никак не влияет на настоящее. Эти люди на корабле обречены, они все равно погибнут, ему их не спасти. Он лишь стал участником драмы, разыгравшейся посреди океана почти полтора века назад, словно «шагнул» через экран и оказался в кадре фильма.

— Я говорил вам, Бенджамин, что ноябрь — не лучшее время для путешествия в Италию. Зимняя Атлантика не для женщин и детей.

Эти слова Ричардсона вновь заставили Павла отвлечься от своих мыслей. Теперь он разглядывал капитана «Марии Селесты» — этот человек словно сошел со старой, уже почти выцветшей фотографии. Сейчас он был молод, полон сил и уверенности в себе, в команде, в своем корабле и в завтрашнем дне. Но именно в эту минуту он оказался бессилен и не знал, чем помочь жене и дочери, как сделать так, чтобы кровь остановилась, а боль утихла.

— Я знаю, Альберт, — оборвал своего помощника капитан и пристально посмотрел на Павла.

Тот растерялся, не зная, что делать, глупо махнул рукой, изобразив приветствие, улыбнулся слабо и выдохнул с облегчением. Высокий человек с небольшой каштановой бородкой, гладко зачесанными назад волосами, в сером, похожем на матросский костюме отвернулся и вместе со своим помощником двинулся прочь. На капитана в этот злосчастный день свалилось слишком много забот, да тут еще и экзальтированный «найденыш»… Ну, хоть он не бесится, не мечется по кораблю в истерике и не умирает от чумы, и слава богу.

— Это явное нарушение адаптации в совокупности с депрессивным настроением плюс сезонное аффективное расстройство. А возможно, сюда добавился еще синдром навязчивых состояний и посттравматический стресс. И я бы не исключил развитие маниакально-депрессивного психоза в его ранней стадии.

Павел не заметил, как судовой врач оказался рядом. А тот смотрел на яркую, серебристую под солнечными лучами живую поверхность воды и снова что-то лопотал себе под нос.

— Простите? — Павлу не хватило его познаний в языке, и ему пришлось попросить врача повторить сказанное им ранее. Но снова ничего толком не понял, уяснил для себя одно: жена капитана — конченая истеричка, это уже пятый или шестой «концерт» за все время плавания. Но ребенка в свое представление она вовлекла впервые, и это говорит о том, что болезнь обостряется.

Дальше фон Штейнен заговорил почти исключительно на латыни, перебирая возможные диагнозы, как бухгалтер — костяшки на счетах. Павел уже успел забыть о только что состоявшемся «спектакле» и во все глаза смотрел на «неучтенного» пассажира. Да, этот человек не врет, он действительно врач. Уж с этой братией Павлу пришлось немало пообщаться за последние полгода, только выглядит странно.

— Но кровь! Я видел кровь на палубе! — возразил Павел, а врач лишь с досадой, словно отгоняя назойливое насекомое, махнул рукой.

— Ерунда, маленькая Софи просто порезала руку, вот и все. А Сара воспользовалась случаем и устроила мужу скандал. Даже, я бы сказал, семейную сцену, — охотно пояснил фон Штейнен.

Павел решил закрепить успех и перешел в наступление. Но далеко не продвинулся — выбранный путь привел в тупик.

— А где вы учились?

Этот невинный вопрос вверг врача в бешенство. Он вцепился тонкими костлявыми пальцами в поручень трапа и прошипел в лицо Павлу:

— На медицинском факультете университета города Бристоль! Какое вам дело, Патрик, до того, где я учился, — диплома у меня нет, я его давно… потерял! Оставил где-то, не помню, где… Но если понадобится, обращайтесь — я с превеликим удовольствием вырву вам парочку зубов или вырежу аппендицит! Или перережу горло! — Фон Штенейн оскалился во все тридцать два желтых идеально ровных зуба, ринулся к трапу и, громко топая, сбежал вниз.

«Где-то я слышал, что безумие заразно». — Павел подошел к борту и уставился на белые буруны, вскипавшие у корпуса шедшей на полном ходу бригантины. Одна из версий рассматривалась в статье, опубликованной после исчезновения экипажа «Марии Селесты» в нью-йоркской «Таймс». Статейка гласила, что капитан «Марии Селесты» был душевнобольным человеком, а о тяжелом расстройстве его психики знали только близкие родственники. Болезнь якобы выражалась в периодических приступах буйного помешательства, и в эти минуты Бриггс, не помня себя, был способен на все. Однажды во время злополучного плавания у капитана начался такой приступ, и он, вооружившись старинной саблей, зарубил всех, кто находился на судне, включая дочь и жену. Когда в сознании Бриггса наступило прояснение и он понял, что произошло, он выбросил трупы в океан, замел следы, уничтожил судовые документы, забыв при этом о вахтенном журнале, и попытался уйти на шлюпке. Скорее всего, Бриггс погиб от жажды, а шлюпка его была залита волнами и затонула. Пожалуй, этот вариант развития событий исключать нельзя, надо присмотреться к капитану. Но как это сделать — ходить за ним по пятам? Этак можно снова оказаться в море на единственной имеющейся в наличии шлюпке. Именно единственной, хоть на парусниках такого тоннажа и полагалось иметь две шлюпки. Но из Нью-Йорка «Мария Селеста» вышла в этот в рейс с одной шлюпкой, вторая была сдана в ремонт: при погрузке на нее упал сорвавшийся со стропа бочонок. Поэтому вряд ли капитан, как здравомыслящий и ответственный человек, пожертвует единственным спасательным средством — он просто прикажет вышвырнуть назойливого пассажира в море. Или сделает это собственноручно.

А солнце уже подошло к зениту и даже перевалило свою высшую точку. Поймавшая попутный ветер в паруса «Мария Селеста» неслась к Гибралтару. Павел, оставшись на палубе в полном одиночестве, устроился у привязанных к наружной носовой переборке бочек с питьевой водой и смотрел то на блестевшую под солнцем рябь Атлантики, то по сторонам. Ни души, только шумит ветер в натянутых вантах, над головой хлопают паруса, а в борта корабля бьются волны. Бегущая вода манила, притягивала взгляд, и от созерцания разлетающихся бурунов было невозможно оторваться. Но тут Павел почувствовал, как у него начинает кружиться голова, перед глазами на миг потемнело и от голодного спазма свело желудок. Надо сделать паузу, передохнуть, пока события позволяют. — самое интересное, похоже, впереди, и надо быть готовым к любым неожиданностям. А для начала хорошо бы немного подкрепиться, кажется, в саквояже его ожидает сухой паек, он же завтрак туриста, заботливо предложенный консультантами из Сколкова. Павел осмотрелся еще раз, направился к трапу, легко сбежал по нему вниз и остановился в полумраке, оглядываясь по сторонам. Рядом никого и ничего, только уже успевший стать привычным легкий треск и удары волн по обшивке корпуса бригантины да смесь запахов. И основной, перебивающий их запах табака — где-то поблизости курят трубку, значит, матросский кубрик вон там, за изгибом стены коридора. Дверь в каюту врача плотно закрыта, признаков жизни фон Штейнен не подает. «Напился и дрыхнет, наверное», — порадовал себя дедукцией Павел, направился в свою каюту и открыл саквояж.

— Так, что тут у нас вкусненького? — Павел надорвал край полиэтиленовой упаковки и извлек из нее коробку с сухим пайком. Открыл и уставился на содержимое картонной емкости — два шоколадных батончика (один из них диетический), небольшое красное яблоко, малюсенькая упаковка с соком и несколько сухих хлебцев.

— Гады, — бессильно выдохнул Павел, — сволочи очкастые. Я им что, фотомодель, чтобы сухой корм лопать?

Но голод снова напомнил о себе урчанием в желудке, да еще и разболелась шишка на лбу. Нет, так не пойдет, еще не хватало вырубиться в самый ответственный момент и все пропустить. Павел схватил со стола первый батончик, разорвал фольгу и вцепился зубами в клейкую смесь шоколада, нуги и изюма. Половина обеда исчезла мгновенно, за ней последовали хлебцы и второй батончик, следом отправились яблоко и сок. Как ни странно, этого почти хватило — настроение резко улучшилось, боль в ушибленной голове прошла, и она перестала кружиться.

— Вернусь — всех поубиваю, — пробормотал Павел с набитым ртом и запихивал обратно в саквояж перепачканные шоколадом обертки батончиков, — за такие деньги такое… Нет, на лобстеров, конечно, было глупо рассчитывать, но все же… — И прикинул в уме сумму иска, которую укажет в заявлении. Получилось немало, и это не могло не радовать.

Смятая коробка с остатками упаковки вернулась в саквояж (все это пригодится потом, в качестве вещдоков), и Павел растянулся на диванчике. Хотя растянулся — это громко сказано, устроился кое-как, полусидя, закинул руки за голову и закрыл глаза. Пока все тихо, можно и вздремнуть ненадолго — не орет вроде никто, в коридоре за тонкой переборкой все тихо, наверху, кажется, тоже. Образовавшуюся паузу надо использовать с толком и хорошенько обдумать все, что видел, слышал и о чем догадывался. Несколько версий уже отпали сами собой, осталось еще несколько. Одна из них самая неприятная, она же наиболее опасная — мятеж команды. Но пока причин для такого развития событий не видно и не слышно, капитан прекрасно владеет обстановкой на корабле, несмотря на недавнюю истерику своей жены. Возможно, для бунта есть и глубоко скрытые от глаз стороннего наблюдателя причины, и все станет окончательно понятно только после того, как они заявят о себе… Дальше мысли стали путаться, заплетаться друг о друга, как ноги пьяницы, и пропали в разверзшемся черном омуте сна.

— Он давно должен был вернуться! Что, черт возьми, происходит, где он? Кто видел его? Когда? Где? — рявкнул кто-то во всю глотку за переборкой.

Павел спросонья едва не свалился на пол. Но вскочил с дивана, помотал головой, чтобы проснуться, и почти сразу сообразил — это голос Альберта Ричардсона. И, судя по тону и интонациям, с какими были сказаны эти слова, помощник капитана взбешен не на шутку. Ему что-то отвечали — вразнобой и издалека, но Павел, как ни прислушивался, разобрать ничего не смог. Поэтому он осторожно приоткрыл дверь и нос к носу столкнулся с Ричардсоном.

— Простите, Патрик, я забыл, что вас разместили здесь. Эта чертовщина начинает надоедать мне, капитан требует ответа, а мне нечего сказать ему. Если это чьи-то шутки, то клянусь, я заставлю шутников пожалеть, что они появились на свет. — Ричардсон умолк и двинулся вперед, в полумрак коридора.

— А что произошло? — крикнул Павел в спину помощника капитана и одновременно глянул на дверь каюты врача.

— Пропал один мой матрос — Мартенс, его нет нигде. Он давно должен был вернуться и доложить о выполнении приказа, но я не видел его уже больше трех часов. Тот, кто ушел с ним, Гондешаль, клянется, что ничего не знает, — не оборачиваясь, раздраженно бросил в ответ Ричардсон и скрылся за изгибом стены коридора.

«Пропал. Что значит — пропал? Как можно пропасть на корабле?» Павел еще плохо соображал со сна, он сделал шаг вперед, чтобы догнать помощника капитана и расспросить его хорошенько, но далеко уйти не успел. По ступеням трапа кто-то быстро сбежал вниз и теперь торопливо шел по коридору.

— Разрешите пройти.

Павел обернулся на голос и остановился, глупо улыбаясь. Перед ним — мрачный, побледневший и взбешенный до крайности, стоял собственной персоной капитан Бенджамин Бриггс. И проявлял нетерпение: еще немного, и он просто отпихнет «найденыша» с дороги, чтобы тот не мешался под ногами.

— Прошу вас, господин капитан. — Павел снова влип спиной в обшитые досками стены коридора, пропуская капитана дальше. И поклялся себе, что не тронется с места, пока не выяснит все до мельчайших подробностей.

Капитан быстро исчез в полумраке, за дверью каюты фон Штейнена по-прежнему тишина и покой. Зато из дальнего конца коридора послышался все усиливающийся гул голосов и топот ботинок. Первым из-за поворота показался Ричардсон, за ним шагали два матроса, оба чем-то неуловимо похожие друг на друга — лицом, походкой и манерой откровенно пялиться на незнакомого человека. Взгляды наглецов Павел проигнорировал, он ждал появления капитана. Тот замыкал процессию, шел, задрав подбородок и глядя прямо перед собой. Павел пошел ва-банк. Он подскочил к Бриггсу, перегородил ему путь и заговорил быстро, взволнованно и не забывая при этом улыбаться по-идиотски:

— Господин капитан, я до сих пор не имел возможности выразить вам свою благодарность и признательность за то, что вы не оставили меня посреди океана, не бросили на корм рыбам. Там рядом была одна, она показалась мне огромной, как кит. Вы когда-нибудь видели кита? — протараторил эту ахинею Павел и взял паузу, чтобы набрать воздуха в грудь.

— Да, видел, — кратко ответил Бриггс и попытался обойти назойливого гостя, но тот не унимался:

— В самом деле? О, простите мою навязчивость, но мне так хочется быть вам полезным, помочь вам. Возможно, от меня будет толк, если вам нужна еще дополнительная пара рук. Мне не терпится отблагодарить вас…

По взгляду капитана Павел почувствовал, что пора заканчивать свою речь. Сейчас его либо запрут в каюте до конца турпоездки, либо…

— Хорошо. Вас ведь зовут Патрик, верно? Так вот, Патрик, возможно, вы сможете нам помочь. Дело в том, что пропал один матрос — Ариан Мартенс. Я знаю его не первый год, это серьезный, не склонный к шуткам и прочим вольностям человек. Я знаю его жену, его семью, родителей. У него сын на два года младше моего Артура… Надо найти Ариана, и для этого я приказал обыскать корабль. Вы пойдете в носовой трюм и осмотрите его вместе с ним. — Бриггс указал Павлу на спину поднимавшегося перед ними по трапу матроса. — Это Волкерт Лоренсон, он друг Мартенса, и очень переживает за судьбу своего приятеля. И немного говорит по-английски. Я думаю, что вы сможете договориться с ним. Приступайте!

Эта команда капитана относилась уже ко всем. Двоих на корму увел за собой Ричардсон, а невысокий бородатый коротышка в матросской робе, чересчур длинных штанах из серой ткани и стоптанных ботинках оглядел Павла с головы до ног и махнул рукой, призывая идти следом за собой. Разговора не получилось, но Павел особо и не старался. Лоренсон первым исчез в набитом бочками со спиртом трюме и, судя по звукам шагов, обшаривал правую сторону помещения. Павлу пришлось двигаться налево. Он пробирался между рядов с бочонками, осматривал пространство между ними и, насколько мог видеть в темноте, оглядывался по сторонам. Под ногами захлюпало, и Павел посмотрел вниз. Пол оказался залит водой, и, кажется, она продолжала прибывать. Пока спасали высокие ботинки, но это ненадолго. «Отлично, не хватало еще утонуть. Надеюсь, что за оставшееся мне время вода не успеет подняться». Дальше Павел двигался осторожнее. Но уровень воды не поднимался, он оставался равномерным — сантиметров пять или немного больше. Значит, новые медные листы обшивки корпуса «Марии Селесты» действительно разошлись, а течь прекратилась после того, как доски корпуса бригантины разбухли. Ну да, все так и есть — иначе откуда здесь взяться воде? Отлично, еще одна версия получила свое подтверждение на практике. Он добрался до глухой стены носового трюма и повернул назад, ориентируясь на светящееся квадратное пятно впереди и наверху — выход из трюма. Павел неторопливо шел по мокрым, покрытым водой доскам и осматривался по сторонам. Нет здесь никого, это и так понятно. Похоже, что и Лоренсон давно сбежал, бросив дурачка-иностранца бродить среди бочек в одиночку. Ну и ладно, зато прогуляться в грузовом трюме ему разрешил сам капитан. Павел остановился перед очередной шеренгой бочонков, присмотрелся к ним. И почувствовал еле уловимый характерный запах — пахло спиртом. Странно, ведь трюм до сих пор на проветривании, лючные крышки так и лежат на палубе. Почему же он не улетучился? Либо концентрация его была слишком велика и опасность взрыва не миновала, либо…

Павел вернулся немного назад, потом снова вперед, вытянув шею и втягивая в себя воздух, как почуявший дичь спаниель. И нашел то, что искал, — открытый, с выбитым донцем бочонок со спиртом, в нем не хватало почти трети содержимого.

— Так вот как они перевозят груз! — пробормотал Павел себе под нос, осматривая находку. — Вот и доверяй после этого логистическим компаниям.

Версия с бунтом снова вышла на первый план: матросы запросто могли перепиться и устроить на корабле побоище. А последний выживший избавился от тел, сел в единственную спасательную шлюпку и был таков. А заодно за каким-то чертом прихватил с собой провизию, секстан и хронометр, но не тронул деньги и драгоценности в каюте капитана. Что было в том перечне находок, обнаруженных на пустом корабле? Связка писем, старые газеты, Библия, готовальня и пустые конверты. Не удивительно, что на это барахло никто не позарился. Но инкрустированную перламутром шкатулку с золотыми кольцами, браслетами, медальонами и ожерельем, украшенным драгоценными камнями, тоже никто не тронул. Как и несколько пачек банкнот — английских фунтов стерлингов и американских долларов.

— Ничего не понимаю. Что это за мятеж, если все ценности в салоне остались на своих местах, а на судне нет никаких следов насилия и борьбы? Во всяком случае, пока нет. — Павлу надоело топтаться одному в темноте и сырости, он почти побежал по залитому водой полу трюма к трапу.

На палубе, несмотря на свежий резкий ветер, хорошо и почти тепло, корабль идет на приличной скорости, но снова вокруг ни души. Но сейчас этот феномен легко объяснить — часть команды под предводительством помощника капитана прочесывает второй трюм, жена Бриггса безвылазно сидит в своей каюте, а врач… А что здесь делает фон Штейнен, интересно знать?

Высокую согнутую фигуру полубезумного судового врача Павел заметил издалека. Тот крался, постоянно озираясь, вдоль борта, остановился у липовых, прикрученных к переборке канатами бочек с питьевой водой и упал рядом с одной из них на колени. И резво пополз по палубе, едва не уткнувшись носом в сухие светлые доски, как взявшая след такса. Уронил с носа очки, выругался негромко, подхватил их и со второй попытки затолкал в боковой карман потрепанного пиджака.

— Эй, Клаус, что вы там нашли? Или вы снова набрались так, что не можете передвигаться как человек? С меня довольно, я немедленно… — на этом голос Ричардсона умолк.

Павел ждать продолжения не стал, а рванул на голос, но по пути немного скорректировал курс, взял чуть правее. И рядом с усевшимся на палубу врачом оказался одновременно с помощником капитана. Но Ричардсону было не до почти потерявшего человеческий облик фон Штейнена. Тот, скорчившись в три погибели и уткнувшись лбом себе в колени, сидел рядом с телами двух матросов. То, что люди мертвы, Павел понял с первого взгляда. И смерть их была мучительной — об этом говорили перекошенные лица, жутко вытаращенные невидящие глаза и еще не успевшая засохнуть кровь на разбитом виске и волосах одного из них. Павел смотрел то на одного покойника, то на другого и никак не мог прийти в себя: оба убитых выглядели абсолютно одинаково. И один из них еще недавно, менее получаса назад, звал его, Павла, за собой, осматривать по приказу капитана Бриггса носовой трюм.

— Это братья, Волкерт и Бой Лоренсон, — Ричардсон первым пришел в себя, — что за?.. Мы же искали Мартенса, где он?.. Я… — Он посмотрел на Павла.

— Они умерли, раненные травой. Она вызывает у человека дрожь и сотрясение тела и потерю разума, — подал голос врач. Он отползал по доскам палубы подальше от мертвецов и постоянно оглядывался и вздрагивал.

— Клаус, прекратите этот ваш цирк, — но угроза в голосе помощника капитана прозвучала неубедительно. Еще бы — за какие-то три с небольшим часа он потерял почти половину экипажа бригантины. И если три смерти еще кое-как можно объяснить: два трупа — вот они, а один уже давно в море, то куда делся еще один?

Павел об этом не задумывался, он смотрел на зажатый в дрожащих пальцах врача предмет — тонкий, похожий на лучину или щепку. Или на заостренную с одного конца тонкую высохшую ветку толщиной со спичку, сантиметров тридцать длиной, не больше. Фон Штейнен кое-как, цепляясь за фальшборт, поднялся на ноги, перегнулся и свесился через борт так, что едва не улетел в воду. Павел успел в последний момент, схватил врача за край пиджака и потянул назад. Тот замотал головой, промычал что-то невнятно, разжал пальцы и снова грохнулся на палубу. Руки врача уже были пусты.

— Трава, их убила трава, — запинаясь, снова проговорил он.

— Какая трава? — негромко спросил Павел. — О какой траве вы говорите?

— Strychnos toxifera или Chondrodendron tomentosum. Они вызывают паралич двигательных мышц и смерть от остановки дыхания. — Если первую часть фразы фон Штейнен произнес без запинки, то вторую смог выговорить еле-еле.

— Вы уверены? Вы видели, кто это сделал? Когда? — не отставал Павел, но врач уже был почти невменяем. Он лишь мотал головой и все порывался встать.

Павел помог ему, подал руку и рывком поднял фон Штейнена на ноги. Тот постоял немного, нашарил в кармане очки, нацепил их на нос и побрел, нетвердо ступая, в сторону ведущего вниз трапа. Павел смотрел то вслед врачу, то на приближавшегося капитана. Тот шел в сопровождении Ричардсона, а следом за ними, держась в нескольких шагах позади мужа, шла Сара Бриггс. Павел заметил, что женщина успела привести себя в порядок и переодеться — на этот раз на ней было синее платье. Но бледность с ее лица никуда не исчезла, глаза горели по-прежнему, а нижнюю губу она прикусила белыми острыми зубками.

— Что случилось? — выкрикнула она, остановилась и вытянула шею, издалека рассматривая убитых.

— Сара, уйди отсюда, сейчас же! Я тебе приказываю! — резко обернувшись, рявкнул на жену капитан.

Она отступила назад, подхватила разлетевшиеся на ветру полы плаща, запахнула их, но с места не тронулась.

— Убирайся к себе в каюту и сиди там! Немедленно!

Павлу показалось, что еще немного, и здесь появится третий труп — настолько взбешен был Бриггс. Он уже с трудом контролировал себя и сдерживался из последних сил. Ричардсон аккуратно взял капитана за локоть и чуть подтолкнул вперед. А сам так, чтоб не заметил Бриггс, махнул Саре рукой — иди, мол, отсюда, и побыстрее, пока жива. И та неожиданно послушалась, двинулась назад, сначала медленно, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь. Но быстро развернулась и почти побежала прочь, к кормовой части корабля. Павел проводил женщину взглядом, подождал, пока она скроется из виду, и повернулся к капитану. Тот на «Патрика» внимания не обращал, он осматривал тела убитых:

— Кто? Кто нашел? Где он? Понятно. А Мартенс? Что, тоже? — Ответов не было почти ни на один его вопрос.

Павел на всякий случай отошел за крайнюю бочку с запасом питьевой воды, остановился у переборки и быстро подвел баланс первой половины дня двадцать четвертого ноября 1872 года. Второй помощник капитана умер от неизвестной болезни, один матрос просто исчез, а братья Лоренсоны убиты из неизвестного оружия зверской убойной силы. Кем, почему — тоже неизвестно, приблизительно можно определить лишь время смерти: сразу после того, как Волкерт выбрался из носового трюма и бросил Павла в одиночестве бродить между бочонков со спиртом. Видимо, его брат тоже быстро справился с заданием и они встретились здесь. И здесь же умерли.

— Патрик, вы же ушли вместе с Волкертом Лоренсоном, — вспомнил недавние события Ричардсон, — что там произошло?

— Ничего, он бросил меня одного и сбежал, — честно ответил Павел, — он осмотрел правую часть носового трюма, а я левую. И знаете, что я обнаружил?

Но помощник капитана уже не слушал путаную, почти непонятную ему речь иностранца. Павлу пришлось заставить Ричардсона обратить на себя внимание, а для этого перейти на многозначительный, правда не совсем уместный в данной обстановке шепот.

— Послушайте, Альберт, в носовом трюме вода, и ее довольно много. Я думаю, что медные листы наружной обшивки неплотно прилегают к доскам, — сообщил Павел, но к этой новости помощник капитана отнесся без должного внимания.

— Да, я знаю. Я уже нашел ящик с набором плотницкого инструмента и после ужина сам займусь этим. Мартенса нет, а именно он и был нашим плотником, — рассеянно ответил Ричардсон, не глядя на собеседника.

— Надо убрать их, и немедленно. Мы не знаем, от чего именно они умерли, — приказал Бриггс, — я не хочу, чтобы и остальных поразила неизвестная зараза. Объяснение с властями в Гибралтаре я беру на себя.

Последние слова капитан проговорил уже на ходу: он отвернулся от покойников и теперь быстро шел в строну кормовой надстройки.

Под руководством Ричардсона убитых убрали быстро — их завернули в толстую парусиновую ткань, швы зашили и унесли на корму. За всей церемонией Павел наблюдал издалека, он благоразумно решил не мешаться под ногами у матросов. Праздное любопытство постороннего человека, да еще и иностранца, может вызвать у них лишь вполне закономерную злость и желание послать наглеца куда подальше. Поэтому Павел ограничился лишь тем, что изредка посматривал в их сторону находясь на почтительном отдалении. И старательно прислушивался к доносившимся отголоскам разговора, вернее, словам, которыми изредка перебрасывались между собой матросы. Наконец все закончилось. Ричардсон быстро прошел мимо, даже не удостоив Павла взглядом, следом за помощником капитана брели двое оставшихся в живых членов экипажа. Они тоже с самым мрачным видом протопали мимо Павла и скрылись в трюме — на пассажира никто из них внимания не обратил. Вернее, покосился один, невысокий, ниже Павла на целую голову, краснолицый матрос с сильно выступающим брюшком. По выражению его лица Павлу показалось, что тот сейчас заплачет. Павел на всякий случай сочувственно кивнул ему — совсем еще молодому человеку лет двадцати с небольшим — и улыбнулся ободряюще. И снова отвернулся, уставился на блестевшую, словно начищенная медь под ярким солнцем, поверхность океана. Звуки шагов за спиной стихли, и снова вокруг не слышно ничего, кроме шума ветра, плеска волн и шороха парусов над головой.

«Их убила трава» — что хотел сказать этот безумец? А в том, что с головой у фон Штейнена явные проблемы, Павел уже не сомневался. Да еще вспомнилась сцена, произошедшая несколько часов назад: врач со сноровкой профессионального алкоголика опустошает бутылку со спиртным. И разговор о пауках незадолго до этого. Это много объясняет и ставит на свои места — похоже, у доктора развивается делирий, он же белая горячка. Странно, что фон Штейнен видит только пауков, обычно к людям в состоянии помраченного алкоголем сознания является целый зоопарк — мыши, тараканы, собаки. Иногда в гости приходят герои сказок — эльфы, гномы, но без чертей не обходится ни один приступ. Эта часть программы является обязательной, а также голоса — они обычно отдают приказы, и им необходимо подчиняться, иначе будет плохо. Может, врач еще только в самом начале своего пути к полному безумию и поэтому пока ограничивается только пауками? В любом случае в таком состоянии он долго не протянет, и болезнь обязательно проявит себя еще не раз. Так, может, это он, не учтенный в судовом журнале пассажир, а не капитан был душевнобольным человеком и во время одного из приступов буйного помешательства зарубил всех, кто находился на судне, включая дочь и жену капитана «Марии Селесты»?

«Чем зарубил и как? Да у него руки дрожат, он и стакан-то в руках не удержит, вот и пьет из горлышка бутылки», — отмел очередную версию Павел. Но окончательно с ней не расстался — слишком темная лошадка этот доктор, чтобы поверить, что он тут ни при чем. Надо просто подождать немного…

— Я давно говорил, что этот корабль несчастливый, он приносит только горе и беды своим владельцам и капитанам. А вы знаете почему? Это все она, Амазонка, она обиделась на то, что ее прогнали, и теперь мстит всем нам. И не остановится, пока не перебьет всех, я вам точно говорю, — последние слова были произнесены придушенным и полным зловещего предчувствия голосом.

Павел повернул голову влево — рядом с ним у борта на искрящуюся поверхность воды смотрел матрос. Тот самый, кто недавно, после «похорон» братьев Лоренсонов, прошел мимо Павла, еле сдерживая слезы. В руках матрос держал пустое ведро — он что-то выплеснул в море незадолго до того, как произнес свой монолог. Лицо его снова чуть перекосилось, и Павлу в очередной раз показалось, что матрос сейчас заплачет. Но нет — внимательно присмотревшись, Павел заметил, что левая щека матроса значительно больше правой. У бедолаги, похоже, зверски болит зуб и даже появился флюс.

— Я кок этого злосчастного корабля, а также выполняю обязанности стюарда, меня зовут Эдвард Хэд, — представился молодой человек, вытащил из бокового кармана робы сделанную из темно-коричневой древесины трубку, плотно набил ее табаком из кисета и закурил.

— Амазонка? Что еще за Амазонка? — нарочито безразличным голосом поинтересовался у собеседника Павел, а сам насторожил уши.

— Так эту бригантину назвали англичане, когда построили ее. И установили на ней носовую фигуру, изображавшую обнаженную по пояс женщину с луком и стрелой. Это и была Амазонка. Она успела повидать многое, пока не села на мель из-за навигационной ошибки предыдущего ее капитана. Правда, корабль отремонтировали в сухих доках — починили корпус, усилили форштевень, переделали кормовую надстройку, но капитан поплатился за свою ошибку. Это была первая жертва Амазонки! — обернувшись украдкой, прошептал молодой человек.

Ну да, так все и было, этот юноша абсолютно прав. Во время одного из выходов «Марии Селесты» (тогда еще «Амазонки») в море бесследно исчез ее капитан. Тогда так и не удалось выяснить, куда он делся.

И произошло это за десять лет до этого самого дня — конца ноября 1872 года.

— Вот, а потом, когда корабль продали американцам, ее новый хозяин, якобы очень набожный человек, приказал убрать с носа бригантины фигуру Амазонки и переименовать судно. И нарушил один из морских законов — нельзя менять имя корабля! С тех пор нам должна покровительствовать смиренная Богоматерь, но ей, похоже, не до нас, — тяжело вздохнул юноша. И после небольшой паузы, выпустив изо рта струю сизого дыма, продолжил: — И я готов поклясться на Библии, что у нас на борту призрак Амазонки. Старая хозяйка не покидает нас, и она очень зла. А мой отец всегда говорил мне, что от разъяренной женщины можно ждать чего угодно…

«Это твой папаша верно подметил», — но произносить это вслух Павел не стал. Он вообще почти перестал дышать, чтобы неуместным или глупым вопросом не прервать разговорчивого — от страха и неопределенности, не иначе — перепуганного юношу. А тот продолжал скорбным голосом, часто вздыхал и даже перекрестился несколько раз.

— Она чертовски коварна и изобретательна, скажу я вам. Сначала она убила Рыжего Хельмута, потом у миссис Бриггс начались припадки ярости, потом заболел второй помощник капитана. Он умер сегодня, — пояснил матрос, вытащил изо рта трубку и посмотрел на Павла светло-голубыми глазами с рыжими ресницами.

— Да, я видел, как его… — Павел продолжать не стал, все было понятно и без слов.

— Вот, — кивнул еще раз юноша, — потом исчез Ариан Мартенс, потом мы нашли братьев Лоренсонов. И она не успокоится, пока не перебьет всех матросов, а потом возьмется за остальных! Мне так страшно, что я даже боюсь возвращаться в кубрик, — обернувшись еще раз, прошептал юноша и снова перекрестился левой рукой — в правой он все еще держал дымящуюся трубку.

— Мне кажется, что ты преувеличиваешь, — начал разубеждать находящегося на грани паники матроса Павел, но напрасно.

Тот сразу перебил собеседника, не дав ему произнести больше ни слова:

— Нет, я сам видел ее, Амазонку, несколько раз. Она здесь, она караулит нас в темноте, у нее в руках лук и стрелы! Она убьет нас — если не сегодня, то завтра, обязательно! — Молодой человек даже прикрыл на мгновение глаза, словно вновь увидел перед собой призрак обиженной новым хозяином судна первой хозяйки бригантины.

Юноша умолк, молчал и Павел. Что тут скажешь — похоже, версия с массовым помешательством все же имеет право на существование. И несчастный, спивающийся в одиночку фон Штейнен — это невинная шалость по сравнению с тем, что здесь происходит на самом деле. На первый взгляд, все выглядит пристойно и, кроме судового врача, люди производят благоприятное впечатление. Они не ловят пауков, не разговаривают сами с собой и не предлагают перерезать горло своему собеседнику. Возможно, что это ненадолго, ведь сегодня произошло слишком много печальных, пугающих и необъяснимых событий и вечером те, кто пока жив, наверняка захотят помянуть умерших… А заодно и приложиться к содержимому открытого бочонка со спиртом. В который раз, интересно? Судя по тому, что этот молодой человек несколько раз встречался с призраком, далеко не в первый. Тогда версия с общим алкоголизмом, а также с массовым помешательством подтверждается. Начнут они, допустим, сегодня и уже не смогут остановиться. Допьются до зрительных галлюцинаций и иллюзий, потом кому-нибудь померещится, что на палубу проник гигантский осьминог или кальмар, все похватают топоры, багры, и понесется… «Из воды появилось ужасающего вида морское чудовище, которое поднималось над водой столь высоко, что его голова была над нашей грот-мачтой. Оно имело острую морду, ревело, как кит, его плавники были большие и широкие, а тело покрывала прочная на вид шкура. Была она очень морщинистой и шероховатой. Нижняя часть зверя выглядела как у змеи, и когда оно снова нырнуло в воду, то через мгновение опять вынырнуло и, продолжая делать так, поднимало свой хвост над водой, а длинен он был, как морской корабль», — вспомнились Павлу прочитанные им когда-то давно строки, написанные одним из путешественников. И произошла эта встреча, по его словам, всего за сто лет до того, как бригантина «Мария Селеста» превратилась в корабль-призрак. Еще очень популярной в те времена была легенда о гигантском кракене — чудовище, по некоторым описаниям, являло собой гибрид рыбы и краба, с легкостью утаскивало своими щупальцами на дно морское корабли. Хотя последняя легенда не так давно получила научное подтверждение: океанологам удалось поймать на живца дивную особь гигантского кальмара длиной почти в десять метров. Не последнее место в этом бестиарии занимают морские змеи, куда уж без них: «Норвежские моряки рассказывают о великом морском змее двести футов в длину и двадцать в ширину. Он живет в пещерах, похищает домашний скот либо прыгает в море и охотится на водных гадов. С его шеи свисают длинные волосы, чешуя черная, а глаза красные. Он нападает на корабли, вытягиваясь из воды во весь рост, и глотает людей целиком». Ну, после того как примешь на грудь трижды в день стакан-другой чистого ректификованного спирта, еще и не такое привидится.

«А вообще, все эти истории чертовски похожи на массовые галлюцинации, возможно, на „Марии Селесте“ происходит нечто похожее — чистый спирт может вызвать и массовый психоз, и массовый глюк. И уже после того, как все закончится, последний выживший в неравной схватке с морским дьяволом, проспавшись, сообразит, что надо уносить ноги. Он избавится от тел, возьмет единственную шлюпку, запас провианта и смоется с корабля», — рассуждал Павел, поглядывая на ярко-синие волны океана и на стоящего рядом человека. Нет, не похож он на запойного, а делирий развивается у лиц «со стажем» не менее пяти или семи лет. Руки у мальчишки не дрожат, речь не нарушена, и рассуждает он здраво. Ну, почти здраво, если не считать того, что парень боится разъяренной, обиженной призрачной женщины. Так, что он там говорил в самом начале, с кого она начала? Рыжий Хельмут, кажется? А это еще кто такой, откуда он взялся на «Марии Селесте»? О нем, как и о Клаусе фон Штейнене, в судовом журнале не было ни слова. «Не корабль, а Ноев ковчег какой-то. Где капитан только понабрал их, интересно? И как только сам не путался в своих пассажирах?» — Павел покосился на опечаленного юношу еще раз и нарочито небрежно спросил:

— А кто такой Рыжий Хельмут? И что с ним произошло?

— Это наш кот, он давно жил здесь. А две недели назад мы нашли его, как и Лоренсонов, на палубе — дохлым, перекошенным, с раскрытой пастью и высунутым языком. Амазонка начала с него…

«На кошках тренировалась», — Павел не смог сдержать так не вовремя появившейся улыбки и отвернулся, чтобы не смутить погрустневшего еще больше юношу, а тот договорил:

— Потом все было спокойно, потом умер Эндрю Джиллинг. Дальше вы все видели сами. Это мое мнение, но лучше бы вам было остаться посреди океана, — предостерегающе произнес молодой матрос.

«Ага, за миллион долларов провести сутки в открытом море. Это можно устроить в любой день, в более комфортной обстановке и в более приятной компании. И все обойдется гораздо дешевле», — последние, сказанные матросом слова заставили Павла ухмыльнуться. Он уже собрался возразить молодому человеку, как за их спинами раздался недовольный голос Ричардсона:

— Эдвард, иди сюда, и побыстрее, сколько можно тебя ждать?!

— О, это меня! Прошу прощенья. — Юноша быстро выколотил из трубки выгоревший табак, подхватил с палубы пустое ведро и бросился на зов помощника капитана.

«Отбивной адмирал, ветчинный принц, сальная тряпка, кастрюльный комендант», — Павел мигом припомнил весь набор пренебрежительных прозвищ, которыми матросы награждали своих «кормильцев». И не зря, надо сказать. По свидетельству очевидцев, большинство коков отличалось как физической, так и нравственной нечистоплотностью. Как правило, они ходили в засаленной одежде, нередко были капитанскими осведомителями, постоянно сидели в тепле, утаивали для себя и своих любимчиков лакомые кусочки, а пищу для экипажа готовили кое-как. Но этот мальчишка производит приятное впечатление — во всяком случае, одежда на нем чистая, а страх и растерянность в голосе и взгляде кажутся искренними.

«Амазонка, Амазонка, — повторял про себя Павел, после того как снова остался в одиночестве, — почему бы тебе не оставить этих людей в покое? Если это, конечно, твои проделки? Или не твои? А чьи тогда?» Павел поежился от холода. Солнце спряталось в темную тучку, и налетевший порыв ледяного, почти зимнего ветра заставил слишком легко одетого для ноябрьской Атлантики человека сбежать с палубы. Павел направился к лестнице в трюм, пригнул голову и осторожно двинулся по ступеням вниз. Качка усилилась, а поручни здесь отсутствовали. Тут же напомнила о себе немаленькая шишка на лбу — она заныла, словно предупреждая о том, что надо быть осторожнее. Поэтому Павел не торопился и по узким деревянным ступеням спускался аккуратно и не спеша. Шум ветра и моря остался позади и наверху, вокруг снова был привычный, душный от застоявшегося воздуха полумрак. Павел сделал несколько шагов к двери своей каюты и даже успел заметить чуть поблескивавшую металлическую ручку на ней, как все исчезло. Что-то с силой толкнуло его в грудь и едва не сшибло с ног. Павел врезался спиной и левым плечом в обшитую некрашеными досками стену коридора и вскрикнул от боли. А что-то уже рвалось к выходу — молча и яростно, как попавший в капкан зверь. Оно тяжело дышало и отталкивало вдруг возникшее на пути препятствие с таким остервенением, что еще немного — и просто размажет его по деревянной обшивке. Но Павел так просто сдаваться не собирался, он сам перешел в атаку — оторвался от стены, перегородив собой дорогу, и мощным, хорошо поставленным ударом врезал противнику под дых. Тот немедленно согнулся, негромко охнув при этом, получил еще один удар — коленом в грудь и от сильного толчка в плечи отлетел назад. Но не упал, удержался на ногах, только простонал-проблеял что-то невразумительное. И прилип спиной к стене.

— Клаус, какого черта вы тут… — Павлу пришлось замолчать. Его глаза уже привыкли к полумраку трюма. Он заметил, что на полу рядом с дверью каюты врача лежит что-то темное и бесформенное. И, кажется, еще живое — оно дергается, хрипит еле слышно и пытается приподняться над досками пола. А по ним уже расползается черная лужа.

Врач по стеночке, мелкими шажками побрел прочь, он старательно отворачивался от умирающего на его глазах человека и пытался удрать.

— Стоять! — Павлу пришлось схватить врача за грудки и хорошенько встряхнуть бледного, с трясущимися губами фон Штейнена.

Но это не помогло — врач совершенно обезумел, он трясся всем телом и пытался что-то сказать, но мешали стучащие друг о дружку зубы. Павел почувствовал сильный сивушный запах, исходивший от потерявшего человеческий облик врача, и брезгливо оттолкнул того к стене. Толку от этого эскулапа сейчас все равно никакого, надо попытаться помочь несчастному самостоятельно, пока не слишком поздно.

Павел подошел к скорчившемуся на полу матросу и осторожно, взявшись за его плечо, перевернул человека на спину. И сразу понял, что все — тот уже умер. От двух ножевых ранений, и оба пришлись в живот. Кто-то дважды ударил бедолагу ножом и бросил умирать в полутемном трюме. И этот кто-то здорово рисковал: эта часть коридора пока обитаема, не то что окончательно опустевший матросский кубрик дальше по проходу. Павел сразу узнал лежащего перед ним на полу человека: он видел его несколько часов назад, рано утром, сидящим на веслах спасательной шлюпки. Они вместе с Мартенсом и привезли «найденыша» на «Марию Селесту». И оба умерли — только одного прирезали, как барана, а второй сгинул где-то.

«И кто же остался?» — мелькнула у Павла мысль. Да, кто пока еще жив? Получается, что матрос на корабле теперь только один. А также капитан, его помощник, жена капитана и его дочь. И два пассажира — один окончательно тронулся рассудком и сидит, привалившись спиной к двери каюты второго помощника капитана, умершего сегодня утром от неизвестной болезни, тоненько подвывая, как побитый щенок.

— Кто здесь? Что случилось?

Павел даже вздрогнул от звуков этого голоса. Он не слышал, как по трапу спустилась Сара Бриггс, — она сделала несколько шагов вперед и остановилась, близоруко прищурившись. И смотрела то на застывшего Павла, то на покойника у его ног.

— Мне нужен врач, фон Штейнен, вы не знаете, где его найти? Я хочу, чтобы он посмотрел руку Софии, девочка постоянно плачет… Что это? Что с ним? Почему он не двигается? — На этом дар речи покинул жену капитана. Она замолкла, но только на секунду, не больше, и заорала так, что любая деревенская кликуша позавидовала бы силе ее голоса.

Павел мгновенно оглох, он не знал, что ему делать, — под ногами лежало мертвое тело убитого неизвестно кем матроса, позади стонал, причитал и, кажется, бился головой о стену безумец. А впереди, всего в двух шагах, высокая бледная женщина выкрикнула нечто несвязное в последний раз и резко, словно у нее из-под ног выдернули опору, рухнула на пол. Наступившую после этого тишину можно было сравнить лишь с молчанием космоса — ее не нарушали даже всхлипы фон Штейнена за спиной. Зато отчетливо и громко стал слышен топот ног и взволнованные крики на палубе, потом грохот подошв по ступеням трапа — к трюму бежали сразу двое.

Бриггс ворвался в темное помещение первым, быстро осмотрелся, кинулся сначала к врачу и попытался поднять его на ноги. Но тут же бросил, ринулся мимо Павла к лежащей на полу жене, и замер на бегу, ухватился рукой за стену.

— Это Готтлиб, Готтлиб Гондешаль. Боже милостивый, что с ним?! — Бриггс склонился над мертвым телом.

— Два ножевых ранения в брюшную полость, и оба несовместимы с жизнью, — не задумываясь, установил причину смерти Павел и тут же прикусил язык.

Но капитан даже не посмотрел на пассажира, он бросился к своей жене, уложил ее на спину и несколько раз несильно хлопнул Сару по щекам. Но старался напрасно — эти манипуляции ни к чему не привели. Женщина не подавала признаков жизни, а тот, кто мог оказать ей профессиональную помощь, продолжал стонать в дальнем конце коридора. Вернее, плакать — врач рыдал, уже не скрываясь.

— Кто это его, хотел бы я знать?

Ричардсон единственный из всех присутствующих сохранил способность рассуждать здраво и действовать по обстановке. Он бесцеремонно распахнул дверь каюты врача, вошел в нее и вернулся с горящим свечным огарком в подсвечнике. Потом поставил свечу на пол и встал на колени рядом с убитым:

— Чистая работа, скажу я вам, профессиональный удар. Его прирезали, как свинью на бойне, — поделился помощник капитана результатами своих наблюдений с Павлом, и тот незамедлительно согласился. — Кому он мог помешать, интересно? У него и врагов-то не было, насколько я знаю. Да что там врагов, он и поссориться ни с кем толком ни разу не успел, это его первое плавание. Да, другие матросы задирали его, но тому все как с гуся вода.

Ричардсон поднялся на ноги, перешагнул через убитого и подошел к Бриггсу.

— Обморок, обычный обморок, — констатировал помощник капитана через несколько секунд, — ее надо отнести в каюту. И прибраться тут. Патрик, — он обернулся через плечо и дернул усом, — нужна ваша помощь.

— Конечно. — Павел с готовностью ринулся вперед, но тут Сара пришла в себя.

Она проговорила что-то еле слышно и попыталась сесть. Муж помог ей, поддержал, она вжалась спиной в стену и подогнула колени.

— Бенджамин, что происходит? Почему? — пробормотала она, но Бриггс лишь отрицательно помотал головой:

— Я не знаю, клянусь. Тебе нельзя здесь оставаться, возвращайся к себе. Софи, наверное, страшно и она плачет. — Голос капитана звучал почти умоляюще.

— Да, конечно, как скажешь. — Саре удалось подняться на ноги, но идти самостоятельно она не могла.

— Патрик, проводите ее и возвращайтесь сюда, — распорядился Ричардсон, а капитан согласно кивнул. Он уже не смотрел на жену, его внимание занимало лежащее в луже крови тело убитого матроса. И забившийся в угол, заткнувшийся наконец Клаус фон Штейнен.

Павел осторожно перешагнул вытянутые через узкий проход ноги убитого и подошел к Саре Бриггс, взял ее под руку.

— Пойдемте, я провожу вас, — негромко проговорил он, и женщина послушно двинулась рядом с ним по коридору к трапу, ведущему вверх, на палубу.

А над Атлантикой уже царствовала ночь. Павел даже остановился на мгновение, не в силах отвести взгляда от россыпи ярких звезд над головой. Он узнавал знакомые с детства контуры созвездий, только выглядели они немного по-другому, непривычно повернутые и висящие словно вниз головой. С первого же взгляда Павел легко опознал в этом мерцающем скопище обеих Медведиц, нашел Полярную звезду и Млечный Путь, но дальнейшие упражнения в астрономии пришлось прекратить. Своими всхлипываниями и тихими причитаниями Сара Бриггс нарушила все благолепие и очарование встречи со звездным небом. Да и пронизывающий ветер не позволял долго задерживаться на одном месте, поэтому пришлось пошевеливаться.

— Не надо плакать, все будет хорошо, — как заклинание повторял Павел, пока вел дрожащую от холода и только что пережитого ужаса Сару к кормовой надстройке. В темноте и при усилившейся качке передвигаться по кораблю стало затруднительно, и Павел несколько раз споткнулся почти на ровном месте.

Но Сара не позволила ему упасть, и хоть ростом она была Павлу всего лишь до плеча, но держалась увереннее своего провожатого.

— Простите, — пробормотал тот и покраснел от стыда. Хорошо, что уже ночь и женщина не заметит его побагровевшего лица.

— Вы так странно говорите, — заявила вдруг Сара, — вроде бы все понятно, но как будто на другом языке. Ах да, Бенджамин сказал, что вы иностранец!

— Да, я живу в Австралии, в Сиднее, штат Новый Южный Уэльс, — скороговоркой произнес Павел свою легенду.

— О, Австралия — это же очень далеко, верно? Тогда я понимаю, почему вы так странно одеты. Этот рисунок ткани старый, а такой фасон носили несколько лет назад, тогда Артур только родился. — И Сара вновь умолкла.

Ну да, конечно, у них же двое детей, а старшему, Артуру Бриггсу, сейчас семь лет. Он вместе со своей бабушкой остался дома, в американском городе Брэдфорде, чтобы ходить в школу, а его мать, отец и младшая сестра отправились из Нью-Йорка в Геную. Кстати, появившиеся впоследствии самозванцы почему-то очень любили выдавать себя именно за «сына капитана Бриггса», а также за чудом спасшегося кока с «Марии Селесты». В разное время в разные редакции нью-йоркских газет явились, разумеется поодиночке, сразу пять «коков». Но они, как сговорившись, несли такую чушь, что все одновременно оказались в одном полицейском участке. Зато повезло их «коллеге» — первому аферисту, сообразившему, как погреть руки на трагической и жуткой истории покинутой людьми бригантины. Именно с его подачи по газетным полосам пошла гулять складно придуманная история о чуме, разразившейся на борту бригантины. В редакции «Гералд трибюн» самозванцу даже выплатили крупный гонорар за интервью и «правдивую» историю. А через несколько дней афериста разоблачили настоящие родственники того мальчишки, что хозяйничает сейчас на камбузе корабля, но было уже поздно: лжекок благополучно исчез из Нью-Йорка вместе с денежками.

— Благодарю вас, — негромко произнесла Сара. Они остановились у дверей кормовой надстройки, и даже в темноте Павел видел, что все ее окна закрыты брезентом и заколочены досками.

— Зачем? — вопрос вырвался сам собой, Павел не собирался задавать его вслух, но не сдержался. Эта странность была одной в ряду многих и, возможно, могла пролить свет хоть на часть необъяснимых событий.

— Здесь моя каюта, перед этим плаванием Бенджамин приказал отремонтировать ее и все сделать так, чтобы нам с Софи было в ней удобно. А иллюминаторы пришлось закрыть потому, что солнце каждый вечер светило в них и Софи не могла заснуть, капризничала, плакала. Вот и пришлось сделать ставни из старой парусины и досок, — охотно пояснила Сара.

«Точно, все верно, я был прав!» Только что получившее подтверждение давнее, уже полузабытое предположение-догадка было сродни сбывшейся мечте. Одной тайной «Марии Селесты» стало меньше, хоть всю ситуацию это и не прояснило.

— Прошу вас. — Сара распахнула дверь и первой вошла в теплый, даже душный сумрак.

Павел шагнул следом за женщиной. В полумраке он сумел рассмотреть немного — диванчик у переборки, тяжелый полированный стол рядом с ним, швейную машинку с неоконченным шитьем. И детскую кроватку, к которой и бросилась первым делом Сара.

— Заснула, — шепотом сообщила она, взяла с пустой полки подсвечник с оплывшей свечой и поставила его на стол рядом со швейной машинкой.

В слабом, дергающемся свете огарка Павел заметил несколько катушек со светлыми и темными нитками и масленку, лежащие рядом на столе. И брошенную там же маленькой хозяйкой игрушку — деревянную куклу в длинном то ли платье, то ли халате. Сара взяла игрушку в руки, уселась на диван, откинулась назад и прикрыла глаза.

— Голова очень болит, — негромко произнесла она, — я, наверное, ударилась, когда падала. Посмотрите, пожалуйста. — Она убрала со лба прядь волос и повернула к Павлу бледное, со следами слез на щеках лицо.

Тот наклонился, чуть прищурился, рассматривая бледную, почему-то покрытую испариной гладкую кожу на лбу женщины и тонкие, едва заметные морщинки. И небольшой вздувшийся бугорок у левого виска, на границе роста волос, да еще небольшую ссадину рядом.

— Да, в самом деле, это шишка, но она скоро пройдет. А сейчас нужно приложить что-нибудь холодное, например лед. Я могу принести его вам, если найду, — предложил Павел свою посильную помощь.

— Нет, не нужно. Как вы сказали — шишка? Никогда не слышала, чтобы так называли появившийся от ушиба отек. Так говорят у вас в Австралии, да? — Сара попыталась улыбнуться, и ей это удалось.

«Явное нарушение адаптации в совокупности с депрессивным настроением плюс сезонное аффективное расстройство», — кажется, именно такой диагноз поставил этой женщине судовой врач. Да у него у самого крышу унесло, причем давно и далеко, тут только слепой не увидит, что Сара не истеричка и не психопатка, а измученная, уставшая и напуганная женщина. Капитан, несомненно, любит свою жену, но в нем так же сильно и чувство долга, ответственность за корабль и экипаж — это тяжкий груз. И от этого страдают оба — и пустившаяся в опасное путешествие по зимней Атлантике эта хрупкая женщина, и сам капитан злосчастной во всех смыслах бригантины.

— Мне нужно идти, помочь капитану и его помощнику. Я их должник, и поэтому считаю…

Павлу пришлось замолчать — Сара осторожно тонкими холодными пальцами обхватила его запястье.

— Подождите, — попросила молодая женщина, — посидите со мной, пожалуйста. Понимаете, мне очень страшно оттого, что все это свалилось на нас, от этого ужаса и неопределенности. Никто не может толком сказать мне, что происходит, я боюсь за свою дочь, за своего мужа и за свою жизнь, в конце концов. Не уходите. Лучше расскажите о… Как называется место, где вы живете? — Сара открыла блестящие от вновь навернувшихся слез глаза, моргнула несколько раз длинными густыми ресницами. И улыбнулась еще раз, но уже просяще.

«Москва». — Павел успел прикусить язык и быстро воспроизвел заученную легенду:

— Я живу в Австралии, в Сиднее, штат Новый Южный Уэльс…

— Вот про него и расскажите. Я люблю слушать рассказы о дальних странах, люблю путешествовать сама. Правда, это удается мне очень редко. Я дважды была в Европе — в Мадриде и в Марселе, это мое третье плавание вместе с Бенджамином.

«И последнее», — но произнести это вслух Павел не решился, вместо этого он неуверенно заговорил:

— Сидней — это крупнейший город Австралии, он расположен на юго-восточном побережье континента, — и замолчал.

Что говорить — о той поездке он почти ничего не помнил. Перелет, хоть и бизнес-классом, вытянул все силы, впечатления смешались, наложившись одно на другое, и на выходе получилась полная каша. Отдельным «кадром» запечатлелось похожее на парусник здание Сиднейской оперы и роскошные пляжи у Большого Барьерного рифа. И адская жара, помноженная на влажность, так что выйти из-под кондиционера Павел мог только под дулом пистолета. Пляжи и океанский серфинг частично компенсировали многие неудобства, но ту поездку Павел вспоминать не любил. Есть места, куда хочется возвращаться снова и снова, но Австралия к числу таких географических достопримечательностей не относилась. Но как рассказать о своих впечатлениях человеку, который и слово-то «самолет», например, ни разу не слышал? Не говоря уж о том, что видел или летал на нем. Или тот же кондиционер, или… Да много чего еще не существовало в этот момент, когда Павел мучительно выуживал из своей памяти с трудом зацепившиеся в ней сведения о Зеленом континенте.

— Сидней — очень большой и красивый город, там много высоких домов, есть театр, порт и собор — очень красивый, он построен из золотистого песчаника. И еще там есть большой аквариум, в нем я видел настоящих акул.

Павел умолк, припомнив свою недавнюю встречу с морским чудовищем, кружившим около крохотного плота. Когда это было и сколько сейчас времени? Павел осмотрелся по сторонам, но часов нигде не обнаружил. Плохо дело, надо каким-то образом выяснить, который час, хотя что это ему даст? Ну, узнает он точное время, и что с того? Все равно он вернется в лабораторию Сколкова ровно через сутки после того, как оказался на плоту в океане, и дальнейшие события запросто могут пройти без участия «туриста». Да, это будет обидно, даже глупо — вот так, почти вплотную подобраться к развязке и исчезнуть накануне долгожданного финала.

В кроватке завозился ребенок, прошептал что-то во сне, и Сара легко вскочила на ноги. Она подбежала к дочери, замерла над ней, поправила сшитое из разноцветных лоскутов одеяльце, нагнулась и поцеловала девочку в щеку.

Павел, стараясь не шуметь, вышел из каюты и аккуратно закрыл за собой дверь. И, как только мог быстро, по раскачивающейся под ногами палубе зашагал в темноте к своей каюте, поеживаясь на ходу от холода — униформа мужчины будущего для погодных условий зимней Атлантики явно не лучший выбор. Павел резво сбежал по ступням трапа вниз и остановился в темноте. Снова пусто и темно, вокруг ничего и никого — только поскрипывает деревянная обшивка стен и слышно, как бьют волны в борта корабля. Павел ощупью побрел к своей каюте, внимательно смотря себе под ноги. Заметил издалека и старательно обошел темное бесформенное пятно на досках, снова остановился и прислушался. Из каюты врача не доносится ни звука, и непонятно, там фон Штейнен или сбежал и затаился в одном из судовых помещений. Лучше бы, конечно, последний вариант — перспектива остаться наедине с обезумевшим доктором Павла не привлекала. Пусть даже между ними коридор и две переборки, но это не преграда для почти потерявшего человеческий облик человека. Павел открыл дверь, вошел в свою каюту, ощупью добрался до дивана и плюхнулся на него. Свеча в подсвечнике где-то здесь, надо только найти ее и зажечь, если в кармане найдется заботливо положенная туда сотрудниками Сколкова зажигалка. Или лучше не надо, зачем привлекать к себе лишнее внимание? Неизвестно, на что способен этот врач в состоянии измененного сознания. «А не он ли ту бочку открыл? И квасит потихоньку, в одно лицо», — мелькнула очередная мысль-догадка. Тогда фон Штейнен наверняка и сейчас там, в носовом трюме, заливает свое горе отличным спиртом. Впрочем, почему именно горе? Может, наоборот, празднует победу, ведь уложить за один день сразу пятерых человек — это вам не курицу прирезать. Или не пять? Как считать того, первого, умершего от странной болезни, от которой, по словам того же врача, нет лекарств?

Размышления прервал звук шагов по коридору и решительный стук в дверь каюты. Павел замер и на всякий случай не стал отвечать. Но тут же вспомнил, что ключ в замке на двери он не повернул и ее стоит лишь хорошенько толкнуть. И потянулся к «Беретте», лежащей в кобуре на левой голени.

— Патрик, вы здесь? — рявкнул Ричардсон из темноты коридора. — Только не говорите, что вас нет. Я этого не переживу.

— Я здесь, войдите, — выдохнул Павел и убрал руку. Первый помощник капитана — не тот человек, которого можно опасаться. Во всяком случае, пока.

— Какого черта вы сидите тут как мышь в норе, зажгите свечу, — буркнул, входя, Ричардсон. — Это становится невыносимым. Если так пойдет и дальше, то нас будут сопровождать все акулы Атлантики. Хорошенький эскорт мы приведем за собой в Гибралтар.

Ричардсон остановился на пороге, и Павел видел только силуэт первого помощника Бриггса. Тот помолчал немного и проговорил, уже тише:

— Я вот что хотел сказать — капитан приглашает вас на ужин, приходите к нам в кают-компанию. Надо как-то отвлечься от этого кошмара. Еды у нас полно — несколько бочонков с солониной, копченые окорока, овощи, сыр. В общем, почти все, что душа пожелает. Всей этой снеди нам хватило бы на полгода, если не больше. Думаю, что Бенджамин достанет из своих запасов бутылочку виски или портвейна, а Сара сыграет что-нибудь душещипательное на своей фисгармонии… Приходите, Патрик, ей-богу, попробуете стряпню Эдварда, этот мальчишка неплохо готовит, — еще раз повторил приглашение Ричардсон и умолк.

— Обязательно приду, — заверил его Павел, и тут же спросил: — А врач, фон Штейнен, что с ним? И где он? — А черт его знает, — в голосе помощника капитана появились нотки раздражения и брезгливости одновременно, — понятия не имею. Здесь где-нибудь, если не утопился до сих пор. Так для него будет даже лучше — не придется объясняться с властями. Когда мы придем в Гибралтар, я лично позабочусь о том, чтобы этот проходимец оказался в руках полиции, — задиристо заявил Ричардсон.

— Проходимец? — Павел сделал вид, что удивлен и впервые слышит о темном прошлом врача. А сам насторожил уши, готовясь получить подтверждение или опровержение своей догадки.

— Еще какой, самый настоящий аферист и мошенник, но очень хорошо умеет маскироваться и входить к людям в доверие. Я не знаю, какая муха укусила Бриггса, когда он разрешил фон Штейнену подняться на борт «Марии Селесты». И запретил мне вносить запись о нем в судовой журнал, и даже приказал поставить врача на довольствие! Впрочем, потом Бенджамин рассказал мне, что встретил это несчастного в порту, перед плаванием. Он привез сюда Сару, чтобы показать ей каюту. Сара притащила с собой дочь, и на обратном пути они все вместе наткнулись на этого докторишку. У Сары, как всегда, была очередная истерика, Софи кашляла — она к тому времени уже успела простудиться, и фон Штейнен встретился им как нельзя кстати. Он предложил им помощь, если это можно так назвать, — дал девочке выпить несколько капель какой-то настойки. А Саре он прописал другое лекарство — вы не поверите, это была связка сухих листьев, их нужно было жевать, как матросы жуют табак. Бриггс почему-то не возражал, глядя, как портовый шарлатан пичкает его жену и дочь непонятно чем. Но, как ни странно, все это сработало: кашель у ребенка прошел на следующий же день, а Сара стала намного спокойнее и веселее. Взамен этот фон Штейнен попросил капитана помочь ему — отвезти в Европу, на что Бриггс незамедлительно согласился. И вот теперь мы пожинаем плоды его доброты. — Ричардсон закончил свою речь коротким, емким ругательством.

— Так вы считаете, что это он?.. — Дальше можно было не продолжать, помощник капитана понял Павла с полуслова:

— Конечно, кто ж еще? Не Амазонка же, которую видели все, кроме меня, — ухмыльнулся Ричардсон и заторопился: — Патрик, хватит болтовни, пойдемте, пока все не остыло. Я голоден, как дикий зверь, и так же зол. Если я сейчас не выпью успокоительного, то за борт полетит еще один труп. Правда, я пока не знаю, чей именно.

После такого заявления возразить помощнику капитана Павел не решился. Он нашел на столе ключ от замка и постоял немного у стола, раздумывая, не прихватить ли с собой саквояж. Но решил этого не делать: зачем привлекать к себе лишнее внимание, тем более что все самое необходимое лежит в карманах «охотничьей» куртки-пиджака? Павел вышел следом за Ричардсоном в темный коридор, закрыл дверь и дважды повернул ключ в замке. В это время помощник капитана уже успел отойти немного в сторону и дважды с силой грохнул кулаком в дверь каюты врача, потом дернул ручку.

— Надо же, закрыто. Похоже, он здесь. Эй, фон Штейнен, или как вас там на самом деле! Не вздумайте показываться мне на глаза, это может для вас плохо закончиться! Я все сделаю так, что капитан решит, что с вами произошел несчастный случай! — сложив ладони рупором и согнувшись, проорал Ричардсон в замочную скважину.

Но ответа не получил, из темноты не донеслось ни звука.

— Надеюсь, что он не подохнет там от голода или жажды. Надо будет попросить Эдварда отнести этому негодяю что-нибудь поесть. Я не хочу, чтобы каюта и трюм провоняли мертвечиной, — доверительно и искренне сообщил Павлу помощник капитана и затопал по коридору к трапу.

Павел постоял немного у дверей каюты врача, прислушиваясь к тишине, и направился следом за Ричардсоном.

В кают-компании «Марии Селесты» оказалось тепло, светло и очень тихо. Гостей здесь уже ждали — Сара и капитан Бриггс поприветствовали вошедших Павла и Ричардсона и снова уселись за накрытый стол. Павел устроился на отведенном ему месте, осмотрелся, и у него даже на миг захватило дух. Вот так, запросто, оказаться в самом сердце бригантины, в компании людей, чья судьба уже полторы сотни лет волнует многих — тех, кто связан с морем, и тех, кто видел корабли лишь на картинках. А рисунков на выкрашенных белой краской стенах оказалось немало, и были это в основном изображения парусных кораблей и портреты моряков в офицерской форме. У дальней стены кают-компании притулилось черное пианино, рядом находился бильярдный стол. Обеденный был почти вплотную придвинут к дивану, и, чтобы пролезть к деревянной, темно-коричневого цвета тумбочке со стоящим на ней граммофоном, Павлу пришлось основательно втянуть и без того запавший от голода живот. О «завтраке туриста» давно остались лишь воспоминания и вновь вернувшаяся жажда мести. «Я вам покажу, вам этот диетический батончик боком выйдет!» — мысленно поклялся Павел, пока разглядывал простое убранство кают-компании «Марии Селесты». На самом деле тесное и узкое, с низким, нависшим над головой потолком, оно казалось уютным за счет светлой окраски стен и пола. Из общей гаммы не выбивался даже ковер на полу — он был серым, с замысловатым узором в центре.

— Бенджамин, надеюсь, ты не будешь против? — Ричардсон потянулся к стоящей на углу стола бутылке из темного стекла, сгреб ее и ловко, как шулер, вытащил из кармана своего кителя штопор.

Капитан, даже если бы и захотел, возразить все равно не успел — густая, дивно пахнущая, янтарного цвета жидкость уже лилась в расставленные рядом с тарелками рюмки из тонкого стекла.

— Эдвард, где тебя носит? — проревел, осушив свою емкость, Ричардсон, — если ты немедленно не дашь мне поесть, я выброшу тебя за борт. Акулы ждут!

Павел взял свою рюмку, чуть взболтал жидкость и принюхался.

— Это ирландский виски, — пояснил Бриггс, — я купил целый ящик еще в прошлом году и благоразумно хранил его на корабле. Но сам не помню, как уничтожил почти половину. Не один, конечно! — И покосился на жену.

Но Сара сделала вид, что не слышит слов мужа. Она улыбнулась Павлу, немного пригубила из своей рюмки и тут же поставила ее на светлую льняную скатерть, покрывавшую обеденный стол. Новое, изумрудно-зеленого цвета платье очень шло жене капитана, уложенные волосы в свете ламп отливали медью, а на лице молодой женщины Павел не видел и следа от недавно пролитых слез. Он тоже улыбнулся в ответ и занялся содержимым своей рюмки. Виски действительно был великолепен, за всю свою жизнь подобного напитка Павлу пробовать еще не доводилось. Выращенный исключительно на натуральных удобрениях ячмень, чистая, не отравленная химикатами и не нуждающаяся в фильтрации вода — да о чем тут можно говорить! Это надо смаковать, пить малюсенькими глотками, запоминая вкус, запах и ощущения от настоящего виски. И вернуться к себе уж окончательно «отравленным», зная, что уже никогда в жизни не придется испытать что-либо подобное. «Хотя почему — никогда? Вот вернусь, проведу переговоры, проверю, что они там без меня наделали, и можно будет повторить. В ту же Ирландию, например, смотаться, лет на двести назад. Просто так, отдохнуть на пару часиков в каком-нибудь „заведении“. Почем у них там час? Надо будет уточнить по возвращении, а заодно и скидку потребовать». — Павел отпил почти половину и тоже поставил рюмку на стол.

Впрочем, ненадолго — бутылка с виски опустела, но ее быстро заменили на новую. Но, кроме Ричардсона, напиваться никто не спешил: капитан осушил свою рюмку и от добавки отказался, а Сара к своей почти не прикоснулась. Она все смотрела куда-то вверх, над головами присутствующих, словно сквозь тонкие деревянные переборки и палубу пыталась разглядеть ночное небо и яркие звезды на нем.

— Сколько можно ждать?! — рыкнул побагровевший от выпитого Ричардсон.

Сара вздрогнула от звуков голоса помощника капитана, а сам Бриггс чуть поморщился:

— Потрепи, Альберт, сейчас он придет…

— Я весь день только и делаю, что терплю эту чертовщину! С самого утра, заметь, с рассвета! — в запале возразил Ричардсон и уставился на стол перед собой: — Отлично, а есть я что — руками должен? Где вилки, ножи, ложки, наконец? Или их прихватил с собой Мартенс?

— Хорошо, хорошо, только не кричи так. Я сейчас пойду и сама все принесу. — Сара вскочила со своего места и, не слушая возражений мужа, почти выбежала из каюты.

Павел услышал только стук каблуков ее туфель по доскам палубы, но вскоре затихли и они.

— Мне надо кое-что проверить. Я скоро вернусь. — Капитан поднялся с дивана и быстро вышел вслед за женой.

Павел и Ричардсон остались вдвоем.

— Подкаблучник, — недовольно выдохнул тот, — как есть подкаблучник. Сколько раз я ему говорил, что… Ладно, это их дело. Да, Патрик, я целый день собирался вас спросить: как вы оказались в открытом море? Что произошло? Вас выкинули за борт? На ваш корабль напали пираты, перебили всю команду и пассажиров, а вы — единственный выживший?

«Я глухонемой из Австралии» — эта часть легенды не годилась, поэтому Павлу пришлось импровизировать на ходу. В ход пошел запасной — простенький и незатейливый, по словам консультанта, — вариант.

— Нет, это было кораблекрушение. Наш корабль попал в сильный шторм, я бы назвал это ураганом. Мне посчастливилось найти плот… — Павел умолк, видя, что Ричардсон его не слушает.

Помощник капитана повернулся вполоборота к небольшому деревянному шкафчику за спиной, загремел ящиками:

— Понятно. Я почему-то так и подумал. Ладно, взгляните-ка лучше сюда, Патрик. Видели ли вы что-нибудь подобное? — С этими словами Ричардсон с довольным, даже торжествующим видом поднял на вытянутой руке вверх старинную саблю с сильно изогнутым клинком. — Посмотрите сюда, на эфес. Видите эту эмблему? Это герб Мальтийского ордена, если верить словам Бенджамина. А верить ему можно, он просто помешан на оружии, особенно на старинном. Он коллекционирует его, да и не только оружие — Бриггс не способен пройти мимо ни одной древней вещички. Его дом напоминает музей — там полно всякого проржавевшего добра: бронза, мрамор, старинные часы и монеты. Ну, и оружие, конечно. У него даже в спальне по стенам развешаны латы средневековых рыцарей, представляете? — И Ричардсон захохотал во все горло.

Павел молча издалека рассматривал старинный клинок: «Да, похоже, что вещь действительно редкая и дорогая. Зачем Бриггс прихватил ее с собой? Хотя если учесть, что „Мария Селеста“ направляется в Италию, то капитан, возможно, рассчитывал у местных специалистов установить точную дату и место ее изготовления? Но где ножны, это же опасно…» Размышления прервал голос Ричардсона:

— Патрик, расскажите мне о Сиднее. Я, правда, был там, но толком ничего разглядеть не успел. Этот грязный городишко вызвал во мне лишь отвращение и желание поскорее сбежать обратно в море. Как вы там живете, как развлекаетесь? По-моему, там можно только пить, таскаться по девкам и охотиться на этих тварей, которые ловко скачут на задних лапах. А передними бьют так, что запросто валят с ног здорового сильного человека, — последние слова Ричардсон произнес вполголоса, не глядя на собеседника. Помощник капитана уставился на яркую эмаль на эфесе сабли так пристально, словно видел ее впервые в жизни.

— Эти твари называются кенгуру, — сообщил Павел, а сам все старался найти повод, чтобы увильнуть от неприятного, даже ненужного разговора. Сара недавно тоже интересовалась подробностями австралийской жизни, но тогда Павлу удалось отделаться общими фразами. А Ричардсон так просто не отстанет, он вцепится в собеседника, как клещ в собаку.

— Да, в самом деле, именно так их и называли, — буркнул помощник капитана, и тут же напомнил: — Ближе к делу, Патрик, расскажите мне о вашем городишке все. Кто знает, где я осяду на старости лет, мир велик, и мне хотелось бы заранее присмотреть себе уголок поуютнее. — Колючий и едкий косой взгляд Ричардсона подтвердил худшие опасения Павла. Отступать ему было некуда.

— Сидней — очень большой и красивый город, там много высоких домов, есть театр, порт и собор — очень красивый, он построен из золотистого песчаника, — произнес он заранее отрепетированную фразу. Только про аквариум решил умолчать, но это ситуацию не спасло.

— Собор? О каком соборе идет речь? О той помойке, которую святые отцы устроили на груде головешек после пожара? Вы врете, Патрик, я просто проверял вас — там нет никакого собора, он сгорел семь лет назад, и его только собирались восстанавливать! Вы никогда не были в Сиднее! — торжествующе проревел Ричардсон, сделал короткое движение правой рукой, и острие изогнутого клинка старинной сабли коснулось кожи на горле Павла.

Он отшатнулся назад и в сторону, но это не помогло: зажатый в угол между граммофоном и надвигающимся на него вооруженным помощником капитана Павел представлял собой отличную мишень.

«Что значит — нет собора? Я что, слепой?» Павел отлично помнил светлые изнутри и покрытые коричневым налетом, как загаром, снаружи стены огромного католического собора и две его башни со шпилями. «Это сто пятьдесят лет назад его не было, вернее, сто пятьдесят лет вперед… Да какая теперь разница… Черт, как глупо все получилось!» — Павел, не отрываясь, смотрел на острие клинка. Его матовая старинная сталь гипнотизировала, не позволяла отвести глаз.

— Кораблекрушение! Так я вам и поверил! А теперь давайте-ка, расскажите мне все и подробно — как вам удалось все это провернуть. И главное, зачем, — Ричардсон говорил очень тихо, но угроза и решимость читались во всем — в движениях, голосе и взгляде помощника капитана. И зажатая в его руке сабля лишь подтверждала серьезность намерений Ричардсона вытрясти из иностранца-«найденыша» максимум информации.

— Что — это? — Павел чуть поморщился от боли — ему в спину врезался острый угол тумбочки. Но деваться было некуда — тусклый блеск металла старинного клинка заставлял сохранять спокойствие и не делать резких движений.

— Кто подослал вас сюда? С кем вы в сговоре? Вы хотели провернуть аферу? На что вы рассчитывали — на страховую премию? На вознаграждение? — Ричардсон вел допрос мастерски, он не давал подозреваемому собраться с мыслями и сказать хоть слово в свое оправдание.

Но Павел и не собирался ничего говорить, он осторожно, сантиметр за сантиметром, сгибал в колене левую ногу с закрепленной на голени кобурой, где лежала «Беретта». Этого маневра Ричардсон не заметил или не придал ему значения — помощник капитана считал, что жертва полностью в его власти. Поэтому он лишь улыбнулся снисходительно, но саблю не опускал.

— Почему вы решили, что все это совершил именно я? — Павел уже нащупал через толстую ткань рукоять пистолета и немного успокоился. Легкий хмель от выпитого слетел уже давно, голова соображала быстро и четко — ситуацию можно изменить в любой момент. Только нужно немного времени, а для этого можно попытаться «включить дурака».

— Кто же еще? Вы вечно первым оказывались возле убитых — и Лоренсонов, и Гондешаля нашли именно вы, — не задумываясь, заявил Ричардсон.

— А врач, фон Штейнен? Он тоже всегда был поблизости. Или о его присутствии на корабле вы забыли? — попытался возразить Павел, но Ричардсон лишь поморщился и с видимой досадой дернул усом.

— Этот дохляк и курицу не прирежет, не говоря уже о человеке. Вы же видели Мартенса — он был здоровенный как мул. Именно он заметил вас среди волн и первым побежал к шлюпке. Знал бы — оставил вас на корм акулам, — отрезал помощник капитана.

Но Павел сдаваться не спешил:

— Но он же врач…

— Он такой же врач, как я — английская королева. Это проходимец и шарлатан, не более. А вот вы, Патрик, настоящая темная лошадка. — Голос Ричардсона стал еще тише, и от злости уже начал звенеть.

— А тот, кто умер первым, еще утром? Его, кажется, звали Джиллинг? В его смерти вы тоже обвините меня? А Мартенс — куда я, по-вашему, мог спрятать его труп? Ведь по вашему приказу обыскали весь корабль, — аргументировано возразил Павел, но не был услышан.

Ричардсону очень нравилась его версия, и отказываться от нее он не собирался.

— Об этом вы расскажете властям, когда мы придем в Гибралтар. Они умеют задавать вопросы лучше меня, — заявил помощник капитана и сделал выпад.

Павел успел увернуться в последний момент, врезался локтем в стол и на пол свалились сразу две тарелки и раскололись на части. Ричардсон проследил взглядом траекторию их полета и на миг упустил Павла из виду. Этих секунд ему хватило, чтобы приподнять штанину и схватить пальцами холодную рукоять пистолета. Но вытащить «Беретту» он не успел.

— Альберт, прекратите немедленно! Что вы делаете?! — завизжала за спиной помощника капитана Сара. Она подбежала к столу, швырнула на него завернутые в льняную салфетку столовые приборы, поставила тарелку с нарезанными ломтями копченого окорока и, как кошка, вцепилась в плечи помощника капитана.

Тот нападения не ожидал, отшатнулся назад и неловко взмахнул саблей. Павел успел пригнуться, пропустив удар над головой, схватил со стола первое, что попалось под руку, — стакан с недопитым виски и выплеснул его Ричардсону в лицо. «Душ» произвел потрясающий эффект: помощник капитана вздрогнул, зажмурился и выронил саблю из рук. И в тот же миг ее хорошим пинком загнал под диван вернувшийся Бриггс. Он же ловко заломил своему помощнику руки за спину и отшвырнул его на диван у противоположной стены кают-компании. Ричардсон врезался затылком в переборку, и от удара на голову помощника капитана свалилась одна из акварелей в деревянной рамочке под стеклом — изображение быстроходного клипера.

— «Флайинг Клауд» — последнее американское судно, доставившее чай в Лондон, — неожиданно спокойным и трезвым голосом прокомментировал Ричардсон картинку, полюбовался на нее еще несколько секунд и аккуратно положил на стол перед собой. — Я участвовал в одной из гонок, тогда мы шли из Фучжоу в Лондон. И подтвердили свое прозвище — гончие псы океана, — до финиша мы добрались всего за три месяца. А совсем недавно я слышал, что в море исчез «Ариэль» — победитель той гонки. Он пропал, и о его судьбе, как о и судьбе экипажа, ничего не известно. — Помощник капитана, как ни в чем не бывало, налил себе половину стакана виски, сделал хороший глоток и потянулся за ножом и вилкой.

Все присутствующие молча наблюдали за ним.

— Это во время той гонки вы научились бросаться со шпагой на безоружного человека? — ехидно поинтересовалась Сара. Она хотела сказать что-то еще, но капитан оборвал ее:

— Не надо, все закончилось, и слава богу. Сегодня был тяжелый день, и неизвестно, что ждет нас завтра. Патрик, — Бриггс повернулся к Павлу, — вы не пострадали? Это очень старая вещь, и я не думаю, что ею можно пораниться…

— Нет, все в порядке, — заверил капитана Павел, — на мне нет ни царапины.

Услышав это, Ричардсон ухмыльнулся, подцепил с блюда кусок копченого окорока, разрезал его, насадил на вилку и отправил в рот. И даже прикрыл глаза от наслаждения. У Павла аппетит пропал напрочь, он сейчас почти с нежностью вспоминал свой давно проглоченный «завтрак туриста». И понял, что за жалкий батончик и упаковку сока с трубочкой готов сейчас очень дорого заплатить. Но до изобретения герметичной упаковки было еще далеко — лет сто или больше, поэтому единственно верное решение пришло быстро. Павел решил, что оставшиеся до возвращения часы он воздержится от еды — небольшая голодовка еще никому не повредила. А здесь, скорее всего, все закончится так: сейчас они напьются, Ричардсон найдет врача, убьет его и выкинет за борт. А также тех, кто попытается вступиться за фон Штейнена. Наверняка это будет Сара, она умрет следующей, потом состоится финальный поединок с капитаном — и все, очередной корабль-призрак пустится бороздить волны Атлантики. Правда, остаются еще кок и маленькая Софи, но это уже детали. Скорее всего утром, обнаружив на палубе убитых, Эдвард Хэд быстро сообразит, что в случившемся обвинят его, как единственного оставшегося в живых. И поэтому он заберет девочку, сядет в спасательную шлюпку и благополучно отчалит, прихватив с собой запас еды и воды. Правда, остается открытым вопрос: куда денутся тела убитых? «Спишут на нападение гигантского кальмара», — ничего другого, более правдоподобного, в голову Павлу не пришло.

Бриггс уселся за стол рядом с Ричардсоном, заставив того вплотную придвинуться к переборке. Сара села на краешек дивана рядом с Павлом, но ни к еде, ни к выпивке она не притрагивалась. Капитан быстро глянул на них карими, с зелеными искрами глазами и тоже потянулся к блюду с окороком. Но отдернул руку, откинулся назад и выпрямился:

— Не знаю, что и подумать. Если мы когда-нибудь доберемся до Гибралтара, мне придется потратить полгода, чтобы написать подробный отчет о нашем плавании. Исчез хронометр и секстант, разбит компас. Он валяется разбитым на корме у штурвала, а нактоуз сдвинут с места, по-моему ломом. Во время предыдущей проверки все было в порядке. Я посмотрел твою запись на грифельной доске и вспомнил, что не перенес ее в судовой журнал, — сказал Бриггс, повернувшись к своему помощнику.

Тот кивнул утвердительно, потом вытаращил на капитана глаза и перестал жевать — суть сказанного Бриггсом дошла до пьяного помощника капитана только сейчас. Он, как побитый пес, уставился сначала на Павла, потом на Сару, покосился на сидящего рядом с ним капитана и опустил глаза.

— Кто бы это мог быть, интересно? — язвительно, с нескрываемым подвохом проговорил Павел. — Неужели тоже я? Силой мысли, не иначе. А еще мне доступен редкий дар — перемещение предметов на расстоянии. И не только предметов. Или это была Амазонка — рассерженная первая хозяйка корабля? — Павел с трудом заставил себя замолчать.

Бриггс пристально смотрел на обнаглевшего «найденыша», и во взгляде капитана Павел легко прочел одно короткое слово, просьбу, а точнее, приказ: «Заткнись. Или будет хуже».

«Будет, будет», — обмен мыслями на расстоянии, к сожалению, не состоялся. Похоже, что представление достигло кульминации и вот-вот наступит развязка. А у зрителя в первом ряду, вернее, туриста, появился отличный шанс увидеть все своими глазами. И даже поучаствовать в спектакле лично.

— Фон Штейнен, все же это он, скотина, — пробормотал себе под нос Ричардсон, — я же приказал ему сидеть в своей каюте и не высовывать оттуда носу! — Оттого, что его приказ проигнорирован, помощник капитана пришел в сильное расстройство, грозившее перейти в аффект.

Но Бриггс нрав своего помощника знал прекрасно:

— Утром, Альберт, все утром. Сейчас мы наконец-то поедим, потом надо попытаться отдохнуть. Я буду дежурить первым, потом ты сменишь меня, или мы попросим нашего гостя помочь нам. — Бриггс мельком глянул на Павла.

— Конечно, с радостью, — согласился он и едва сдержался, чтобы не вызваться на дежурство первым, но решил промолчать. Пусть решают сами, а поспать немного все же придется, чтобы подойти к финалу свежим и полным сил.

— Ага, он поможет! Он тебе так поможет! — вновь взвился со своего места Ричардсон. — Он уже четверых один уложил. Да он с врачом заодно, я это только сейчас понял!

В это мгновение Павел в полной мере оценил предосторожность, проявленную Бриггсом. Капитан повернулся вполоборота, толкнул Ричардсона в грудь, и тот снова врезался затылком в доски переборки. И вынужденно притих, потирая рукой дважды раненное место.

— Патрик, не слушайте его, он пьян. Завтра, когда проспится, он будет извиняться перед вами. Пойдемте поможем Эдварду. Я думаю, что жаркое уже готово. — Сара схватила Павла за руку и потянула его за собой.

— Желаю приятно провести время! — проорал им вслед Ричардсон, а капитан отвернулся к столу и занялся окороком. И, кажется, налил себе еще виски: Павел услышал за спиной тонкий короткий звон стекла о стекло.

Сара остановилась так резко, что Павел не успел затормозить, он едва не врезался женщине в спину. И, чтобы не упасть, расставил руки и уперся ими в стенки коридора. Сара задрала голову вверх, тряхнула волосами и сказала, не оборачиваясь, глухим, странно спокойным голосом:

— Не обращайте внимания, Патрик. У Ричардсона бывают подобные припадки, но редко, очень редко. На «Ариэле» штурманом служил его младший брат, он исчез вместе с клипером и командой прямо во время очередной гонки. Все, кроме Альберта, знают, что их забрало море, и только Ричардсон отказывается в это верить. Пойдемте, камбуз находится рядом с кубриком, это недалеко.

И, подобрав подол длинного платья, побежала вперед. Павел ринулся следом за ней. По пути он успел заглянуть в распахнутую настежь дверь матросского кубрика. Павел даже чуть сбавил ход, чтобы рассмотреть все хорошенько, но в полумраке разглядеть успел немного, заметил только, что в помещении порядок, все вещи лежат на своих местах, а пол чистый. Койки матросов аккуратно заправлены, рундуки задвинуты под них, на растянутых тонких канатах развешены для просушки матросские робы. А на круглом столике в центре кубрика в глубоком деревянном блюде лежат курительные трубки — предмет гордости и особой заботы каждого моряка. Пересчитать их Павел не успел: Сара уже убежала далеко вперед, и из полумрака слышался только стук ее каблуков. И усилился волнующий запах жареного мяса — камбуз был уже близко. По полутемному коридору Павел бежал почти ощупью, но цель перед собой видел хорошо — отлично различимый на чернильно-мутном фоне ярко освещенный прямоугольник дверного проема. И силуэт женщины, застывшей на его пороге, — она словно споткнулась и замерла в неудобной позе или просто не решается перешагнуть через комингс.

— Что с вами? — выдохнул на бегу Павел и остановился рядом с Сарой.

Она закрывала собой обзор и смотрела то в переборку прямо перед собой, то на Павла, то себе под ноги — куда угодно, только не в сторону камбуза.

— Патрик, что с ним? Посмотрите, пожалуйста, — попросила она и вжалась в обшитую светлыми досками стену коридора.

— С кем? — Павел не сразу понял сути вопроса, сделал несколько шагов вперед и осмотрелся.

Кирпичная плита, на ней медный котел с кипящей водой, рядом небольшая блестящая кастрюлька, накрытая крышкой, и чайник. На стене над плитой в ряд развешена чистая посуда — сковородки, ковшики разного размера и большие кружки. Вдоль стен полно мешков, ящиков и бочек — с провиантом, не иначе. Вон в том, дальнем открытом ящике явно лежит лук, а в соседнем, кажется, морковь. В бочках, скорее всего, солонина — в девятнадцатом веке единственным средством консервирования таких скоропортящихся продуктов, как мясо и сало, была соль. Впрочем, это ситуацию почти не спасало, особенно при дальних переходах. Пересоленное мясо было почти несъедобным, тем более что из-за ограниченного количества воды на корабле его не удавалось вымочить в достаточной степени. Солонина в бочках приобретала своеобразный цвет красного дерева с прожелтью, а при дальнейшем хранении — коричневато-зеленоватый, и мясо начинало источать натуральный трупный запах. Павел вспомнил некстати, что впоследствии, когда появились консервы, матросы называли волокнистую говядину из банок «каболка» или «дохлый француз». Павел чуть скривился от отвращения и посмотрел сначала на полки, уставленные горшками и мисками, на колоду для рубки мяса, на поленницу дров, на перевернутый котел у переборки. Помещение настолько тесное и неудобное, что тут с трудом поместится один человек, и передвигаться он сможет только боком. У противоположной от плиты стены расположен большой, грубо оструганный кухонный стол, на нем лежат засыпанные мукой доски. А рядом с перевернутым низким табуретом, уткнувшись макушкой в ножку стола, скорчившись в три погибели, лежит кок. И не двигается, не отвечает на зов — словом, никак не реагирует на вторжение. И давно забыл о том, что ужин готов, — судя по запаху, мясо давно успело пригореть.

— Он что, спит? — подала голос Сара.

— Не похоже.

Павел осторожно шагнул вперед и остановился, повернувшись спиной к плите. От огня и нагретых кирпичей исходил сильный жар, дрова потрескивали еле слышно, а в котле булькала кипящая вода. Декорации еще те: позади почти адское пламя и несколько десятков литров кипятка, впереди покойник. А в том, что кок «Марии Селесты» мертв, Павел уже не сомневался. Неестественная поза, вывернутая правая рука со скрюченными пальцами, поворот головы — все говорило об этом. Осталось лишь убедиться — Павел взял кока за плечи и приподнял над полом. Голова человека мотнулась, повернулась в сторону, и Павел увидел широко раскрытый рот Хэда, его выпученные, невидящие глаза и бледную, с синим отливом кожу на его перекошенном от конвульсий лице. А перед смертью бедолагу несколько раз основательно вывернуло. Павел попытался аккуратно уложить тело обратно, но не удержал, и покойник со стуком рухнул на пол. Правая рука Хэда выпала из-под тела, и Павлу показалось, что кок с досадой ударил кулаком по усыпанным песком доскам пола. Сара вскрикнула негромко, но тут же зажала себе рот обеими руками, втянула голову в плечи и зажмурилась. Женщина попыталась отступить назад, но споткнулась обо что-то в темноте и едва не упала. Павел кинулся ей на помощь, но тоже оступился и врезался плечом в переборку в сантиметре от котла с кипятком.

— Он тоже… — Последнее слово Сара произнести не смогла.

Павел молча кивнул в ответ.

— Надо сказать им, я позову Бенджамина. — Сара развернулась, рванулась бежать, но застыла на месте. — Патрик, Патрик там кто-то есть. — Она вытянула руку вперед, указывая в темноту коридора.

Павел ринулся к двери, напоминая сам себе слона в посудной лавке: задев плечом, уронил на пол медный ковш, падая, тот зазвенел, как гонг. А в затихающих переливах звона Павел услышал только звуки чьих-то шагов — по коридору прочь от камбуза бежал человек. Павел подхватил с пола злосчастную посудину, водрузил ее на полку, но было уже поздно — беглец исчез.

— Это врач, — шепотом заявила Сара, — это он, больше некому. Нас осталось только шестеро, Софи давно спит, а Бенджамин и Альберт не будут прятаться в темноте, как крысы. Это фон Штейнен, что ему нужно? — Она подняла на Павла глаза, они сверкнули в темноте по-кошачьи, но искры в них тут же погасли.

— Этот человек слишком опасен, вам нельзя идти одной, — начал Павел, но Сара лишь замотала головой.

Из ее прически выбились несколько длинных прядей и упали женщине на лицо, но Сара легко смахнула их назад. И, не говоря ни слова, развернулась, подхватила подол длинного платья и убежала в темноту.

Павел боком, еле-еле поворачиваясь в тесном помещении, вернулся на камбуз и остановился в дверях, стараясь держаться подальше от раскаленной плиты. Он снова осмотрел камбуз — полки с посудой, мешки и ящики, посыпанный песком пол, низкий закопченный потолок. Но раз за разом взгляд сам собой возвращался к фигуре убитого кока. Он явно умер не своей смертью и, скорее всего, знал своего убийцу и подпустил его к себе близко, на расстояние вытянутой руки. Эдварда Хэда не зарезали, не задушили, он не исчез бесследно, подобно Ариану Мартенсу. Кок «Марии Селесты» стал шестой по счету жертвой — его кто-то напичкал отравой. Кто? Безумный фон Штейнен, конечно. Не Амазонка же, о призраке которой Хэд сам рассказал «Патрику» несколько часов назад? Хотя если рассуждать таким образом, то можно предположить, что Мартенса подобрал проходивший мимо «Летучий Голландец». В таком случае все становится на свои места.

Павел посмотрел на тело кока еще раз и заметил лежащую на краю стола курительную трубку Эдварда — ту самую, что несколько часов назад Хэд курил на палубе. Павел зачем-то взял ее в руки, осмотрел — обычная глиняная поделка, закопченная, пахнущая табаком и дымом. Павел собрался вернуть трубку обратно, но передумал. По знакомому пути он быстро прошел по коридору, касаясь руками переборок, и быстро добрался до матросского кубрика. Постоял немного на пороге в нерешительности, но все же вошел внутрь. И осторожно, словно боясь потревожить кого-нибудь или разбудить, положил трубку Эдварда Хэда рядом с остальными. Вышел быстро, закрыл за собой дверь и направился к кают-компании. Теперь о происшедшем надо сообщить капитану. И не забыть рассказать Ричардсону о том, что фон Штейнен действительно наплевал на приказ помощника капитана. Обезумевший врач-убийца наверняка затаился в одном из судовых помещений, и найти его надо немедленно, пусть даже на это уйдет вся ночь.

«Но кто же тогда?» — Павел уже почти смирился с мыслью, что тайна «Марии Селесты» так и останется тайной. Ничего не поделаешь, можно, конечно, повторить «тур», но зачем? Уже все понятно и так — причиной всему именно неучтенный пассажир, Клаус фон Штейнен, или как его там на самом деле. Потерявший рассудок человек за свои действия и поступки не отвечает, он просто подловил поодиночке и перебил оставшихся в живых, не пощадил и двухлетнего ребенка. А сам сел в шлюпку и затерялся в океане. «Зимняя Атлантика — не лучшее место для прогулок». — Кто это сказал? Капитан? Его помощник? Кажется, да, это был он. Надо поторапливаться. Павел вышел из матросского кубрика, прикрыл за собой дверь и в полной темноте по качающемуся под ногами полу побрел вперед. Но уже через несколько секунд сорвался на бег, бросился вперед со всей скоростью, на которую только был способен, — его подстегнул пронзительный, полный ужаса и боли женский крик. Длился он секунду, не больше, и прекратился резко, так, словно Саре не хватило дыхания или кто-то заткнул ей рот. Не разбирая дороги, Павел рванул по темному коридору на едва заметный во мраке отблеск огня, падавший из распахнутой двери кают-компании. Сутки, проведенные на «Марии Селесте», даром не прошли, Павел успел изучить и запомнить все коварные и узкие места корабельных переходов и коридоров, поэтому до кают-компании добрался быстро и почти без потерь. Если не считать разбитого колена, на которое приземлился, но всего один раз: попал в резонанс с качкой и врезался в темноте во что-то острое и твердое. И успел — в последний момент, чтобы перехватить, заставить остановиться бегущую ему навстречу Сару. Разминуться им не удалось — Павел прижался спиной к переборке и обхватил женщину за талию, Сара вскрикнула, отпрянула назад и еле удержалась на ногах.

— Что? — выдохнул запыхавшийся от бега Павел. — Что, говорите? — пришлось даже хорошенько встряхнуть женщину за плечи, чтобы заставить ее прийти в себя.

— Он убил их — Бенджамина и Альберта! Что мне делать теперь, что? Софи! Пустите меня! — Сара с силой оттолкнула Павла к переборке, и тому пришлось разжать объятия. Женщина вырвалась и кинулась прочь по проходу, застучала каблуками по ступеням лестницы трапа, ведущего вверх, на палубу.

— Стойте! Стойте, подождите меня, он может быть где угодно!

Павел мог кричать так еще очень долго: Саре было плевать и на его предостережения, и на возможную опасность. Она была уже далеко, звуки ее шагов давно стихли, а Павел все еще подпирал стенку коридора. Он смотрел на распахнутую дверь кают-компании, на яркий теплый свет, на часть покрывавшего пол ковра и все не решался сделать шаг. Минуты текли неспешно, в борта «Марии Селесты» били волны, и поскрипывали доски переборок. Где-то далеко послышался глухой стук, и Павел встрепенулся. Он вытащил из кобуры «Беретту», снял пистолет с предохранителя и сразу успокоился: против огнестрельного оружия шансов нет ни у призрачной Амазонки, ни у морских чудовищ, ни у обезумевшего фон Штейнена.

— Кто не спрятался — я не виноват, — пробормотал Павел и шагнул вперед, вошел в распахнутую дверь.

Бриггс лежал на ковре лицом вниз, рядом с телом капитана валялась трехзубая серебряная вилка. По положению тела, по вытянутым рукам и скрюченным пальцам было видно, что Бриггс пытался ползти, после того как упал с дивана, но умер, не успев добраться до двери. Ричардсон полулежал на столе в той же позе, что и кок, рядом с головой помощника капитана по столу перекатывалась пустая рюмка, на льняной скатерти расплылось янтарного цвета пятно от пролитого виски. Полупустая бутылка лежала на боку, ее содержимое частично оказалось в желудках покойников, частично впиталось в ковер на полу, здесь же вперемешку лежали осколки от разбитых тарелок и рюмок. Павел наклонился над телом капитана «Марии Селесты», взял его за руку и перевернул человека на спину. Почти та же картина, что и с коком на камбузе: глаза вытаращены, рот открыт, да еще и одежда на груди разорвана, на коже видны глубокие царапины. Бриггс умер от удушья, это несомненно, но ни странгуляционной борозды, ни следов пальцев убийцы на шее капитана Павел не видел. Как и на шее Ричардсона — труп того Павел откинул к спинке дивана, осмотрел синюшное лицо, перекошенный в предсмертной гримасе рот и ворот сорочки с вырванными с корнем пуговицами. Людей отравили, опоили какой-то нервно-паралитической дрянью, вызывающей почти мгновенную смерть от удушья. Да, эта отрава была другой, следов рвоты не видно. Чего же они наглотались и во что могли добавить яд, интересно? В виски? Вряд ли — бутылки были закрыты фабричным способом, и Павел помнил, что Ричардсону пришлось повозиться, чтобы «скрутить» емкости с виски шею. Что остается? Еда? Тоже сомнительно — тот же Ричардсон не подпустил бы фон Штейнена и близко к столу, а давно выкинул бы врача за борт. Если бы смог догнать, конечно. Почему фон Штейнен? А кто еще? Кок, чтобы потом покончить жизнь самоубийством, наглотавшись другой отравы? Сара?

Павел уселся на уголок дивана, положил «Беретту» себе на колени. «Теперь ты знаешь, как они умерли. Доволен?» Вопрос остался без ответа. Сейчас, в это мгновение, на корабле оставались четверо, и одному предстоит скоро исчезнуть. «Время! Сколько сейчас времени?» — Павел заозирался по сторонам. Большие механически часы, настоящий деревянный Биг-Бен, стоящий в углу кают-компании, показывали половину третьего ночи. «Сейчас шесть часов пятнадцать минут утра! Завтра в это же время вы вернетесь назад!» — мгновенно всплыли в памяти напутственные слова Косовского. Значит, на разгадку тайны остается три часа с четвертью. Через это время оболочка растворится полностью, желудочный сок начнет разрушать микросхему и турист вернется из своего путешествия назад. Или ему осталось не три часа, а гораздо меньше — надо учитывать наличие часовых поясов. Кажется, в 1872 году на такие мелочи внимания не обращали. И все же…

Сара появилась стремительно, она словно прошла сквозь стену и остановилась в дверях кают-компании, не решаясь перешагнуть через комингс. Она спокойно, даже не изменившись в лице, разглядывала лежащий на полу труп своего мужа. Затем мельком глянула на тело Ричардсона и перевела взгляда на Павла, вернее, на зажатый в его руке пистолет.

— Сара, вам надо уйти и запереться в своей каюте. Фон Штейнен где-то здесь, он очень опасен, — проговорил Павел и осекся.

Сара решительно покачала головой и закуталась в накинутый на плечи темно-коричневый плащ:

— Нет, Патрик, нет. Я не смогу сидеть там, как крыса в норе, и ждать, когда он доберется до нас. Софи спит, она спокойная девочка, я закрыла ее. Вот. — Сара продемонстрировала Павлу небольшой ключ и спрятала его в карман пальто. И тут же спросила — требовательно и любопытством: — Что это у вас в руках? Похоже на пистолет. Вы позволите? — Она протянула руку, и Павел, как под гипнозом передал женщине «Беретту».

— Какой маленький! И очень удобный, совсем не тяжелый. Их делают в Австралии, да? В… Я забыла, как называется ваш город.

— Нет, это итальянский. Я купил его в прошлом году, — честно признался Павел и тут же добавил: — Оставьте его пока у себя, только поставьте на предохранитель. Смотрите, что нужно сделать. — И он показал Саре, как обращаться с пистолетом.

— Благодарю вас. — Сара убрала «Беретту» в карман своего пальто. — Современное оружие мне нравится значительно больше старинного. Оно ржавое и бесполезное, а от этого, мне кажется, будет толк, — заявила она и спокойно, словно речь шла о чем-то постороннем и неважном, предложила: — Надо убрать их, и поскорее. И Хэда тоже. Не думаю, что мы попадем в Гибралтар к назначенному сроку, а ледника на «Марии Селесте» нет.

— Вы хотите, чтобы я помог вам выкинуть их в море? — не веря своим ушам, уточнил Павел, и Сара тут же ответила:

— Если вам не трудно, Патрик. Или вы можете предложить другой выход? Вам не нужно беспокоиться, все объяснения с властями я возьму на себя. В шкиперской есть второй комплект парусины, он нам пригодится. Подождите меня здесь, я сейчас все принесу.

Ошеломленный Павел остался наедине с покойниками. Да, надо признать, что Сара права: бригантина — это торговое, грузовое судно, а не плавучий морг. Правда, по правилам полагается сделать запись в вахтенном журнале о смерти на «Марии Селесте», вернее, о смертях. И делается эта запись только после доклада врача или фельдшера. Сейчас явно не тот случай, поэтому на несоблюдение некоторых правил придется закрыть глаза и провести ритуал погребения тел в море с отступлениями от традиций. По обычаю же тело зашивается в парусину, к ногам прикрепляется тяжелый груз, все помещается на специальной, чисто оструганной доске, выносится на шканцы, ставится на небольшое возвышение и покрывается флагом. Два специально назначенных матроса встают в изголовье и берут края флага в руки. По сигналу горна — специального напутственного сигнала умершему — доска приподнимается и тело выскальзывает за борт из-под флага. На церемонии обязаны присутствовать все офицеры и матросы, не занятые работой. Такая почесть отдается всем служившим на корабле и погребаемым в море, без различия положения. О погребении в море, широте и долготе места погребения также делается запись в вахтенном журнале. Но сейчас все пройдет значительно проще и быстрее. Сара уже возвращается, в коридоре слышен звук ее шагов, но она идет медленно, не торопясь. Рулон парусины, наверное, слишком тяжел для нее, надо помочь.

Но Павел так и не смог стряхнуть с себя оцепенение, вернулось странное, словно пережитое уже когда-то чувство, что он «шагнул» через экран и оказался в кадре. Но лишь сторонним наблюдателем — картинка движется, декорации меняются, люди вокруг говорят и действуют. Но не видят чужака, вернее, не обращают на него внимания — он для них не существует. Как и они для «зрителя», их жизнь для него — лишь средство развлечься и нескучно провести немного времени, вот и все. Поэтому Павел не тронулся с места, он лишь поднял голову и посмотрел в темноту за дверным проемом. И даже не удивился, когда в кают-компанию вошел фон Штейнен. Вернее, вошел — это громко сказано, доктор появлялся из мрака по частям, как материализующийся на глазах призрак. Сначала на светлые доски переборки легла худая, покрытая желтоватым загаром кисть руки, потом через комингс переступила нога в короткой, обтрепанной внизу штанине и стоптанном ботинке, потом там, где у людей находится голова, блеснуло что-то. Неярко и коротко, но Павел все же зажмурился на мгновение, а когда открыл глаза, врач из разрозненных частей уже собрался в единое целое и теперь смотрел себе под ноги. Фон Штейнена Павел не видел всего несколько часов, но человек за это время изменился так, словно минул десяток лет. Неучтенный пассажир «Марии Селесты» и утром выглядел неважно, но сейчас внешне он походил на восставшего из могилы мертвеца. Или не погребенного, что почти одно и то же. Сходство доктора с зомби усиливала оборванная, окончательно превратившаяся в лохмотья одежда и землистого цвета кожа на лице. Бледность смешалась с загаром, и получилось нечто невнятное, словно кто-то пытался осветлить глиняное изваяние.

Доктор на Павла внимания не обратил, его заинтересовали покойники. Фон Штейнен присел на корточки рядом с трупом капитана, смотрел с минуту или чуть больше на его лицо, оттянул нижнее веко и надавил пальцами на глазное яблоко покойного:

— Он не дышит, а в его глазах я вижу «кошачий зрачок», этот мертв, живой человек смотрит по-другому. Его зрачок останется круглым, живым и круглым. Теперь посмотрим второго. — Врач подобрался к телу Ричардсона.

Павел отстраненно наблюдал за манипуляциями врача — тот вел себя так, словно все произошедшее было для него в порядке вещей.

— И этот, пульса нет, кровь больше не бежит по его венам. Она скапливается на спине, и скоро там появится синее пятно, — со знанием дела заявил фон Штейнен, и уселся на пол, рядом с телом Бриггса. — Они скоро окоченеют, и вам надо поторапливаться, — сообщил врач, стянул с носа погнутую блестящую оправу для очков без стекол и бережно убрал ее в нагрудный карман своего грязного, с оторванными пуговицами пиджака.

Павел механически кивнул в ответ: осознание происходящего, как защитная реакция психики, запаздывало, и он мог пока только «записывать» информацию на носитель, но не усваивать ее. А фон Штейнен явно был в своей тарелке — он поджал под себя ноги и раскачивался теперь вперед-назад, что-то невнятно бормоча себе под нос. И то улыбался, то лицо его искажала гримаса отчаяния, страха или боли — врач говорил сам с собой, только почему-то решил озвучить свой внутренний диалог.

— Их убили, их тоже убили, как и остальных, всех, всех, кто был на корабле, — выдал фон Штейнен и замолк, уставился на Павла мутными, прищуренными глазами. И не отводил требовательного взгляда, пока собеседник не вступил в диалог.

— Кто? — зачем-то спросил врача Павел. — Вам известно, кто это сделал?

— Да, да, — радостно заговорил тот, — да, я знаю. Этих, — он ткнул пальцем сначала в тело капитана, а потом указал на труп Ричардсона, — убила Phyllobates terribillis, ужасный листолаз. Яркий, как игрушка, — красный, желтый, полосатый. Эта мелкое земноводное помещается в чайную ложку, но его яда хватает, чтобы убить ягуара. А человеку надо еще меньше, достаточно капли из его желез.

— Кто? — переспросил Павел, но врач его уже не слышал, он снова говорил сам с собой, только «беседа» приняла уже иное направление:

— Мальчишку на кухне прикончила Bufo marinus, у кока остановилось сердце. Но он мучался недолго — конвульсии, аритмия и рвота быстро заканчиваются параличом, да. Я осмотрел его — глупец, он пытался таким образом вылечить больной зуб. Теперь ему не больно, совсем не больно. — Фон Штейнен захихикал, потирая руки.

— А Лоренсоны? Кто убил братьев? — В безумной речи доктора Павлу удалось уловить крохотные искры истины. В том, что говорил врач, явно скрывалась правда, но сквозь слои потока сознания безумца до нее надо было еще докопаться.

— А, эти… Strychnos toxifera, стрихнос ядоносный. Индейцы смазывают им концы стрел, а раненное этой стрелой животное погибает от остановки дыхания. Как и Лоренсоны — в них попали стрелы, и они умерли, один за другим, от удушья при ненарушенном сознании.

— А Мартенс?

Но здесь ответа Павел не получил, фон Штейнен нахмурил брови и принялся водить пальцем по ковру, повторяя линии его узора.

— Ты не знаешь или убил его не ты? — не отставал Павел. И в тот же момент понял, что «Беретту» Саре он отдал напрасно.

Врач взвился с пола, как укушенный осой, и заорал, вернее, попытался, но на выходе получился лишь тонкий, истерический визг:

— Я никого не тронул пальцем, но это все мои вещи, мои, мои! Они исчезли, покинули меня, как пауки, — я вез их в университет, чтобы доказать, чтобы мне поверили! Кто-то украл их и выпустил из банки! Я вез их тысячи километров, а они пропали! Мне не нужно никого убивать, мне надо лишь вернуться домой, домой… — Вспышка ярости прошла, и фон Штейнен без сил после припадка привалился спиной к переборке.

Тысячи километров? О чем он говорит, какие тысячи километров? Да кто он, в конце концов? Место и время для беседы сейчас явно неподходящее, но другого не будет, да и время поджимает. Надо использовать его с толком.

— Послушайте, фон Штейнен, Клаус, я не хотел вас обидеть, честное слово. Давайте поговорим о другом. Расскажите мне о себе. Я знаю, что вы учились в университете в Брисбене…

— В Бристоле, черт возьми, в Бристоле! Неужели так трудно было запомнить это с первого раза! Да, я учился там, и сразу на двух факультетах — на медицинском и биологическом. И после того, как их закончил, несколько лет назад, меня пригласили как специалиста по естественным наукам в экспедицию, на Амазонку. И я согласился, да, согласился и сразу поехал. Там было хорошо, очень хорошо, до тех пор, пока я не поссорился с Карлом. Он пригрозил выгнать меня и сказал, что не заплатит мне жалованье. Тогда я ушел сам — я знал джунгли лучше, чем эта кабинетная моль. — Фон Штейнен даже сплюнул от злости, а воспоминание о застарелой обиде вернуло краску на его лицо. Теперь перед Павлом бесновался чуть порозовевший, но с безумным взглядом и едва понятной речью зомби. Он прокричал несколько коротких, отрывистых фраз на свистящем, похожем на птичий, языке и заговорил уже по-человечески, только очень быстро: — Я ушел, но река разлилась, и мне пришлось возвращаться. Я шел назад к лагерю другой тропой, и это сохранило мне жизнь. Их убили — всех, кто был в лагере, и, наверное, ночью. Но не тронули ничего, все собранные нами материалы остались на месте, охотники забрали только их сердца и мозг. Экспедиция Карла не пропала, не было никакого несчастного случая на Мазаруни, я единственный, кто вернулся тогда из джунглей. А в тот день, утром, я ходил среди мертвых, живой и невредимый, я не знал, что мне делать. Оставаться — смерть, уходить — тоже, возвращаться домой — виселица. Чтобы на моем месте сделали вы, Патрик?

Этот вопрос застал Павла врасплох.

— Не знаю, — честно ответил он безумцу, — наверное, попытался бы вернуться домой.

— Вот я и попытался! — Фон Штейнен задрал голову вверх и захохотал, как филин в ночи.

От его смеха по спине Павла пробежала холодная струйка липкого пота. Все понятно, все просто, как грабли: этот тронувшийся умом несчастный действительно врач, он пережил такое, что простому смертному хватило бы на девять жизней. И вот теперь, когда он оказался в безопасности, все повторилось. Немудрено, что врач пытался залить воспоминания виски, да еще наверняка и припасенными впрок амазонскими корешками да травками не пренебрегал. И эффект себя ждать не заставил: от врача и ученого осталось полуживое нечто, лишь отдаленно напоминавшее человека. «Вот кто бочку открыл!» — мелькнула в голове шальная мысль-догадка. Хотя постойте — еще вчера утром Павел сам видел, как врач прикладывался к бутылке из темного стекла. Очень похожей на ту, что валяется сейчас на столе.

— Но они вернулись за мной, нашли, выследили. И даже пробрались на корабль! — доверительно сообщил Павлу фон Штейнен и сделал шаг по направлению к собеседнику.

Павел отшатнулся, предостерегающе выставил вперед правую руку, но врач на такие мелочи внимания не обращал.

— А я ждал их, ждал и знал, что они придут! И не позволил им захватить корабль — я выкинул хронометр и секстант за борт, чтобы их не успели захватить и использовать! Я знаю, что без этих приборов не найти дорогу в море! Теперь мои преследователи утонут, как едва не утонул я в притоке великой реки, когда искал дорогу через джунгли! — торжественно провозгласил фон Штейнен, но тут же загрустил, и на его лице появилась гримаса отчаяния. — А компас я не успел спрятать — капитан вернулся раньше, чем я смог закончить свою работу.

И замолчал со скорбным лицом, уставился невидящим взглядом в переборку над головой Павла, забормотал что-то быстро и невнятно себе под нос, продолжая вести диалог с невидимым собеседником. Но пауза могла прерваться в любой момент, глаза фон Штейнена то распахивались, едва не вылезали из орбит, то вновь превращались в узкие, окаймленные редкими ресницами щели. Здесь диагноз легко поставит и неспециалист — у врача явная мания преследования, помноженная на шизофрению, плюс злоупотребление крепкими напитками. Не будем также забывать о «волшебных» зельях. По Клаусу фон Штейнену горькими слезами плачет психиатрическая больница, а именно то ее отделение, где содержат буйнопомешанных, социально опасных, утративших человеческий облик больных. Надо как-то отвлечь этого несчастного, перевести разговор на другое и ни в коем случае не говорить шизофренику, что он шизофреник. Лучше всего поговорить о том, что беспокоит несчастного. И Павел решился — он выпрямил спину, уверенно уселся на узком диване, улыбнулся ободряюще и, глядя врачу в глаза, попросил его задушевным шепотом:

— Кто пришел за вами, Клаус? Расскажите мне, и я помогу вам расправиться с ними.

— О, это страшные существа, чудовищные и грязные. Я хотел бы назвать их людьми, но не могу, — живо откликнулся фон Штейнен, сделал шаг к Павлу и уселся рядом с ним на краешек дивана. Но тут же сполз на пол и быстро вернулся к собеседнику, только в желтых от загара и грязи пальцах врач сжимал подобранный с ковра столовый нож. — Карл называл их аураке, эти индейцы — жители долин — бежали от варварства испанских конкистадоров в джунгли, но так и не смогли приспособиться к новой жизни. Они крайне любопытны и любят рассматривать незнакомые им вещи. В их характере есть лживость, но эта лживость похожа на хитрость животного, которое притворяется мертвым, для того чтобы его не трогали. Эта хитрость вызывается чувством самосохранения и самозащиты. Их жилища похожи на ульи, и каждая семья имеет по два дома сразу. Я прожил у них почти полтора года, прежде чем мне удалось сбежать.

Серебряное острие ножа с силой врезалось в столешницу, но ткань скатерти выдержала удар. Павел следил за руками доктора и особенно за превратившимся в оружие столовым прибором очень внимательно, не двигаясь и не говоря ни слова. Он верно угадал настроение безумца — тот снова говорил сам с собой, но уже громко и отчетливо:

— Да, я тоже попал к ним в руки, когда выбрался из реки на другой берег. Они ждали меня, они знали дорогу, по которой я пойду, схватили, притащили в свое стойбище и заперли меня в одной из своих хижин. Я сразу понял, что они замышляют, и перестал есть — сказал, что у меня болит зуб. И они поверили, да, поверили и даже решили подождать, пока я поправлюсь и отъемся настолько, что мною можно будет пообедать. Они даже откармливали меня, как свинью. — Врач уже не смотрел по сторонам, он сосредоточился на остатках окорока. Руками он хватал с блюда ломти копченой свинины, кидал на скатерть, разрезал их ножом и отправлял в рот. Потом дотянулся до перевернутой бутылки с виски, схватил ее, вылил остатки в первую попавшуюся под руки рюмку и одним глотком выпил ее содержимое. Помолчал немного, пережевывая еду, и снова заговорил, уже спокойнее и тише:

— А через месяц или полтора один из их воинов подавился рыбьей костью, и так неудачно, что разодрал себе глотку в кровь и даже начал задыхаться. Видели бы вы его соплеменников — они собрались вокруг несчастного и громко обсуждали, когда он умрет, они уже делили между собой его части тела — кому что достанется в пищу. А знаете, Патрик, на что они вешали корзины в своих хижинах? — Фон Штейнен отвлекся от своей трапезы и неожиданно подмигнул Павлу.

— Нет, не знаю, — честно ответил он, — думаю, что на специальные приспособления, на какие-нибудь крючки…

— Вы чертовски сообразительны! Да, именно на крючки! Но из чего они их делали? Вам в жизни не догадаться, ваши австралийские аборигены на такое вряд ли способны. Аураке — практичные и невероятно мстительны люди, члены этого племени обязаны убить и съесть врага, тем самым отомстить за смерть сородича. Идея возмездия настолько овладела ими, что индейцы готовы грызть даже камни, если те причиняли им боль. Так вот, о крючках — их делали из частей рук жертв. Их высушивали, пригибая пальцы к ладони, и прибивали к стене. В моем жилище было две таких вешалки, — поделился воспоминаниями фон Штейнен и впился зубами в последний стянутый с блюда кусок окорока.

Павел смотрел в переборку прямо перед собой и сдерживался уже из последних сил: он боялся, что его вывернет прямо здесь и сейчас, на светлую когда-то скатерть. Поэтому внимательно, не упуская ни одной подробности, изучал лежащий на столе рисунок в рамке под стеклом — изображение чайного клипера. Акварель была выполнена мастерски, в правом нижнем углу из-под края деревянной багетной рамки виднелась подпись художника и дата создания рисунка. Павлу сейчас казалось очень важным рассмотреть именно эту часть картины, он щурил глаза и вытягивал шею. Словом, делал все возможное, лишь бы не смотреть на труп капитана «Марии Селесты», на мертвого Ричардсона и на безумца, сидящего рядом. А наевшийся фон Штейнен развалился на диване рядом с Павлом, посидел так с минуту, выпрямился рывком и снова заговорил:

— Так вот, Патрик, этот несчастный умирал в грязи рядом с порогом моей хижины, и я вдруг решил помочь ему. Но сначала объявил, что попрошу своих богов о помощи. Аураке согласились, но я думаю, не из-за своей любви к ближнему, нет — они тоже любят зрелища, Патрик. Они пришли все — мужчины, женщины, старики, дети, все, кто жил в селении. Пришел вождь со своими женами и детьми — меня окружила настоящая дикая, первобытная орда. Они оставили мне крохотный пятачок, а сами столпились вокруг и орали что-то, хлопали в ладоши, а кто-то из них даже кольнул меня острием копья пониже спины. Я прочел «Отче наш», перекрестился и достал из своего саквояжа свечу, зажег ее от поданной мне головешки. Когда воск достаточно расплавился, я сначала оглушил умиравшего булыжником по голове, раскрыл ему рот, задул свечу. И впечатал застрявшую в глотке индейца кость в теплый воск. Выждал немного и выдернул прилипший к свече обломок у него из горла. Патрик, вы знаете, я разочаровал зрителей, — в голосе фон Штейнена Павел услышал грустные и одновременно торжественные нотки, — они жаждали крови, а я не дал ее им. Этот здоровяк через четверть часа пришел в себя и даже сумел подняться на ноги. Клянусь, он провалялся, отплевываясь кровью, больше суток, я говорю это вам совершенно точно. Так вот, зрители разошлись, спасенный чужими богами несчастный уполз в свою хижину, а я вернулся в свою. И на следующий день к моему жилищу выстроилась очередь — слава о могуществе моего бога разошлась быстро. Зато аураке передумали и есть меня не стали, я был нужен им живым. Но с того дня я не знал покоя ни днем ни ночью — к счастью, индейцы не тронули мой инструмент, и я мог даже делать несложные операции. Но все куда-то подевалось здесь, на этом чертовом корабле, все исчезло — и мои прекрасные скальпели, пережившие со мной то время, и мои настойки, и пауки…

Врач с досадой ударил рукоятью ножа в центр тяжелого блюда, и оно разлетелось на пять крупных осколков.

— Мне пришлось стать одним из них, чтобы выжить, — выучить их язык, есть их пищу, научиться охотиться и даже участвовать в ритуалах. Мне даже полагалась жена, и не одна, — с достоинством сообщил еще одну подробность своей жизни в джунглях врач, — и мне пришлось согласиться. У них интересные обычаи: жена и дети живут отдельно от мужа. И жена никогда не осмелится войти в хижину своего супруга и лишь смиренно приносит ему пищу на порог его жилища. Так было и со мной, но моя жена боялась меня, она всячески давала мне это понять, а ее родители меня, кажется, ненавидели. Зато они все вздохнули свободно, когда я покинул их, а этого момента мне пришлось ждать почти два года. Я сбежал, заявив однажды, что мне необходимо совершить жертвоприношение своему богу. И отправился, словно на охоту, за мной никто ни шел, не следил, не сопровождал, как обычно. И у меня все получилось — я перебрался через реку и почти через месяц блужданий по джунглям добрался до небольшого поселка. К счастью, племя, обитавшее там, оказалось мирным — они выращивали кукурузу и овощи и помогли мне построить лодку. Река привела меня к другому поселению, и там я наконец впервые за долгое время встретил белого человека. Он не стал меня ни о чем расспрашивать, а просто дал одежду и назвал мне мое новое имя. Так из Пауля Фердинанда и превратился в Клауса фон Штейнена. Этот добрый человек подсказал мне, что делать дальше, и благодаря его помощи я добрался до Нью-Йорка, где и сел на эту чертову бригантину. Я думал, что все закончилось, что все позади, но я говорил вам, что аураке очень мстительны, они помнят любое, даже самое крохотное зло и готовы мстить за него до смерти — своей или обидчика, неважно. И они настигли меня, выследили даже здесь, здесь, среди воды. — Речь врача снова стала бессвязной, глаза его распахнулись, а губы задрожали, как у готового расплакаться ребенка. Но руки фон Штейнена не дрожали, пальцы его правой руки стиснули рукоять ножа, а левой врач старательно, как расческой, приглаживал вздыбленные седые волосы на голове.

— Подождите, Клаус, простите, Пауль, — встрепенулся Павел.

Врач снова был близок к аффекту, а нож, даже столовый, в умелых руках представлял собой грозное оружие. Надо отвлечь человека от рвущих душу воспоминаний, хоть уже поздно. Шизофрения, если переводить дословно, означает «расщепление души», разум врача почти мертв, вернее, навсегда остался там, в разгромленном индейцами племени аураке лагере пропавшей на Амазонке экспедиции. Увидевший изуродованные трупы товарищей человек по определению не может пережить это без последствий для своей психики, и случившееся несколько лет назад объясняет все. Не хватает только одной детали, и пока непонятно, является ли она частью общей картины или ею можно пренебречь.

— Подождите, — еще раз успокаивающим голосом повторил Павел, — подождите. Я вспомнил, что вы говорили о пауках, что вы везли их тысячи километров, а потом они исчезли. Что произошло? — И снова шарахнулся назад, влип спиной в переборку кают-компании.

— Если бы я знал! — проревел врач. — Если бы я знал! Исчезли не только Loxosceles, они опасны, очень опасны! Их яд вызывает некроз, но это не смертельно. Но если человека укусят несколько пауков, то на его теле образуется множество язв и гангренных струпов и ему придет конец! Понимаете, Патрик, почему я так берег их, но они покинули меня! Исчезло все, все. — Фон Штейнен даже зажмурился, задрал голову к потолку и не то простонал, не то провыл коротко от боли, бессилия и осознания своего безумия одновременно. И в тот же миг со скоростью выпущенного из пращи камня метнулся к Павлу и вдавил отнюдь не тупое, а прекрасно заточенное полукруглое острие столового ножа в переносицу собеседника: — Их украли у меня, украли, и украл тот, кто преследовал меня, кто устроил все это.

Врач был абсолютно трезв — он говорил спокойно, уверенно и рассудительно, таким тоном рассуждал профессор в швейцарской клинике, когда показывал Павлу спектрограмму его крови. Или когда подавал на подпись счет — объяснял подробно, обосновывая цифру в конце каждой строки.

— Аураке? — полуутвердительно прошептал Павел, не сводя глаз с расширенных зрачков врача, за которыми лишь угадывался ореховый цвет радужки. Что он употребляет, интересно? Листья коки? Гуараны? Или что-то покрепче: священные грибы южноамериканских индейцев, например? «Тело бога» — вызывающие яркие галлюцинации психогенные грибы, которые использовали в ритуалах только избранные и посвященные — жрецы и вожди племен. А скорее всего, и то, и другое, и третье. Да еще надо помнить про виски. И про спирт из открытого бочонка в носовом трюме.

— Нет, Патрик, нет, это слишком сложно для них, здесь поработал некто более изобретательный и хитрый, чем те недоразвитые существа. Знаете, почему они не сожрали меня в первые же часы, после того как я оказался в их селении? Я плакал, я ползал на коленях в грязи и умолял их о пощаде, чем вызвал лишь отвращение к себе. Предназначенный на съедение враг, по их мнению, не должен просить о снисхождении, если он ведет себя не так, значит, он трус. А трусость врага вместе с его мясом может перейти к тому, кто его съел. Вот вам и пример хода их мысли, Патрик.

Павел чувствовал, как из раны на переносице тонкой теплой струйкой течет кровь. Он свел глаза к носу, но толком разглядеть ничего не успел — матовый блеск серебряного лезвия притягивал взгляд к себе. Врач держал нож крепко, его пальцы с обломанными грязными ногтями Павел видел в нескольких сантиметрах от своего лица. «Сколько времени? Сколько сейчас времени?» — эта мысль билась в голове, как кровь в висках. Павел покосился влево, потом вправо — вот он, деревянный Биг-Бен, но циферблат часов отсюда не виден, слышно только негромкое ритмичное тиканье. И такой же ровный дробный стук в такт механизму доносится из коридора, только он учащается, приближается, замирает, и наступает тишина. И тут же, через мгновение, она исчезает — то ли в очередном взрыве паров спирта, то ли от звука выстрела. Острие ножа проползло по переносице вверх, до линии роста волос на лбу, и отъехало к левому виску. Последнее, что слышал Павел, был глухой стук упавшего на ковер тяжелого ножа и разом навалившуюся темноту и тяжесть. Она погребла его под собой, вдавила в диван, не позволяя сделать ни единого вдоха, перед глазами замерцали зелено-алые, с рваными краями пятна. И без того низкий потолок кают-компании пошел вниз, как гигантский пресс, светлые доски стен, наоборот, расползлись по сторонам, исчезли в искрящемся тумане. Остался только голос — знакомый, встревоженный и требовательный:

— Патрик, Патрик, вы меня слышите? Вы целы? О, Боже! — Звуки пропали, но ненадолго — они вернулись вместе с потоком ледяной соленой воды, обрушившейся на голову.

Павел закашлялся, приподнялся на локтях и открыл глаза. Врач исчез, вместо него рядом с диваном стояла Сара, и в руках у нее Павел увидел большой медный ковш с круглыми боками.

— Патрик, как вы меня напугали! Я думала, что он убил вас, у вас кровь на лице, — быстро-быстро, без запинки проговорила женщина и поставила ковш на стол, прямо на осколки блюда.

Под тяжестью медной, да еще и наполненной водой посудины они жалобно хрустнули, но Сара не обратила на это никакого внимания. Она протянула Павлу руку и помогла сесть. Тот поднес ладонь ко лбу, кончиками пальцев коснулся переносицы — действительно, кровь. Она еще сочилась, а рану немного пощипывало от соленого «душа».

— Где фон Штейнен? — спросил Павел и снова закашлялся, поэтому расслышал лишь часть ответа.

— Он здесь, и все наконец кончено. Надо торопиться, Патрик, вы обещали мне помочь, — проговорила Сара и вскочила на ноги.

— Да-да, конечно. — Павел тоже поднялся и осмотрелся.

Фон Штейнен лежал под столом лицом вниз, одна рука врача скрылась под его тощим телом, вторая вытянулась и оказалась на груди мертвого Бриггса. А рядом с напольными часами, на досках пола, не покрытых ковром, Павел увидел свою «Беретту».

— Мне пришлось выстрелить, я сделала все так, как вы сказали. Только отдача оказалась очень сильной, и я выронила пистолет. Сейчас, подождите, — перехватив взгляд Патрика, ответила Сара.

Она потянулась за пистолетом, но Павел опередил женщину, вскочил с дивана, подхватил с ковра «Беретту» и убрал во внутренний карман пиджака.

— Ничего страшного, вам он больше не понадобится. Фон Штейнен, вернее, Пауль Фердинанд мертв, и ваш муж, к сожалению, тоже. — Павел пытался найти приличествующие моменту слова, но Сара перебила его:

— Я знаю. — Она мельком глянула на тела убитых, потом подняла взгляд на Павла и повторила, уже тише, но требовательно, с напором: — Я знаю, Патрик. Помогите мне.

Павел кивнул, взял со стола льняную салфетку и прижал ее к переносице. Постоял так с минуту, потом отбросил покрытую бурыми пятнами тряпку на диван и принялся за работу.

Давно наступившая ночь принесла с собой ветер и дождь. Неуправляемую бригантину швыряло на волнах, качка усилилась, под ногами в трюме хлюпала вода. Похоже, что доски под разошедшимися медными листами наружной обшивки «Марии Селесты» еще не успели разбухнуть, а заделать щель между ними было уже некому. Свернутый рулон парусины так и остался лежать в проходе рядом с дверью кают-компании, там, где оставила его напуганная жестами и действиями фон Штейнена Сара. Они все-таки втащили сверток в кают-компанию и кинули у порога. Потом попытались разрезать толстую неподатливую ткань, но скоро бросили эту затею.

— Так мы провозимся до утра, — заявила раскрасневшаяся, с растрепанными волосами женщина. Она легко вскочила на ноги, попыталась пригладить выбившиеся из прически пряди, но тут же махнула на них рукой. — Беритесь, Патрик, мы вытащим их так. Надеюсь, они простят нас.

Сара застегнула свой плащ на все пуговицы, подняла высокий воротник и схватила фон Штейнена под мышки. Павлу ничего не оставалось, как взять того под колени и, с трудом балансируя от сильной качки, двинуться к трапу по темному проходу первым. Труп врача сгинул в волнах бесшумно, как призрак, — Павел не слышал даже плеска воды за бортом. Впрочем, он и не прислушивался — назад, в трюм, возвращались бегом. Сара маячила впереди черной тенью, она обернулась только один раз, убедилась, что «Патрик» не отстает, и больше назад не смотрела. Вторым вытащили Бриггса, за ним отправился Ричардсон. Сара не плакала, руки ее не дрожали, лицо не выражало ничего, в глазах женщины не было слез. Сейчас она напоминала Павлу хорошо отлаженный и запрограммированный на определенные действия механизм. И он с равным усердием будет выполнять любую задачу — убирать мусор, грузить ящики или выносить и топить в волнах Атлантики трупы экипажа бригантины. Сара командовала ровным голосом, рассуждала логично и здраво. Все переполнявшие ее эмоции либо исчезли, либо были загнаны глубоко внутрь, чтобы, после того как все закончится, поднять голову и напомнить о себе. Павел склонялся к последней версии, но пока в облике и поведении Сары ничего не менялось. Она лишь замерла у борта на несколько мгновений дольше, чем требовалось, свесилась вниз и что-то прошептала негромко. А может, Павлу это просто показалось: поднявшийся ветер и плеск волн не позволили ему хорошенько расслышать слова женщины.

— Патрик, не стойте здесь. Вы и так промокли, не хватало еще и простудиться. Остался Эдвард, он последний, идите за мной.

На камбузе за время их отсутствия ничего не изменилось, если не считать того, что дрова в плите давно прогорели, а вода в котле почти выкипела. Тесное помещение заполняли клубы пара, он вырывался в коридор и мгновенно исчезал, растворившись в холодном воздухе. С камбуза несло гнилью, запахами подгоревшей еды и испортившихся продуктов — переполненное ведро с отбросами сейчас можно было легко найти по мерзкому «аромату». С телом Хэда пришлось повозиться — уже наступило трупное окоченение. Павел кое-как вытащил труп кока в коридор и вместе с Сарой вынес его на палубу. На этом все было кончено, тело последнего члена экипажа бригантины «Марии Селесты» рухнуло в Атлантический океан, на борту корабля остались три человека. И одному из них вскоре тоже предстояло исчезнуть.

— Патрик, возвращайтесь в кают-компанию и ждите меня там, — непререкаемым тоном распорядилась Сара, — вы промокли насквозь и можете заболеть. Еще этого нам не хватало для полного счастья. Да идите же! — Она схватила Павла за руку и потянула за собой, к трапу.

Павел послушно следовал за ней, он двигался как в тумане, ничего не видел перед собой и отвечал невпопад. Эмоции, чувства, способность реагировать на происходящее — все исчезло, осталась лишь одна нудная, неотступная и назойливая мысль. Он, Павел Сергеев, только что стал соучастником преступления и собственноручно помог избавиться от всех улик, то есть от трупов убитых. Правда, вместе с жертвами был наказан и их убийца, но легче от этого не становилось. Последние полчаса Павел даже перестал чувствовать холод, страх и вполне нормальное для данной ситуации отвращение — он сам превратился в неодушевленное существо. Но ненадолго — тепло и яркий свет керосиновых ламп в кают-компании сделали свое дело, и Павел почувствовал, что пиджак стал тяжелым и холодным, волосы на голове мокрыми прядями прилипли ко лбу. Отличная, сшитая из шерсти и кожи кепка (идеальное дополнение к костюму мужчины будущего) осталась в каюте вместе с дивным непромокаемым саквояжем. Но о том, чтобы пойти туда и забрать свои вещи, Павел даже не думал — он сбросил мокрый пиджак, уселся на диван, привалился спиной к переборке и прикрыл глаза. Все, путешествие подошло к концу, можно расслабиться и успокоиться. Убийца членов экипажа «Марии Селесты» мертв, тайна раскрыта, и одной загадкой океана стало меньше. Все получило простое и вместе с тем жутковатое объяснение. Все восемь человек стали жертвой безумца, хорошо, что хоть двоим удалось уцелеть. Саре и ее дочери наверняка удалось тогда выжить — женщина не первый раз в море, она легко могла справиться со спасательной шлюпкой. Продовольствия на борту полно, времени на подготовку к эвакуации тоже. Скоро — Павел приоткрыл глаза и посмотрел на напольные часы, — часа через три она соберет все, что сочтет необходимым, и покинет «Марию Селесту». Этот участок океана довольно оживленный, здесь ежедневно проходит множество судов — как в Европу, так и в Новый Свет, спасательная шлюпка не останется незамеченной, и ее пассажиров подберет первое же проходящее мимо судно. О том, что произошло на «Марии Селесте», Сара будет молчать всю оставшуюся жизнь, а Софи еще слишком мала, чтобы вспомнить и рассказать впоследствии хоть что-то. Возможно, Саре удалось добраться и до одного из Азорских островов. Да, скорее всего, так оно и было — Павел вспомнил об одном из протоколов допроса капитана судна, обнаружившего покинутую людьми «Марию Селесту»: «Комиссии известно, что в последнюю неделю ноября в районе Азорских островов не отмечалось штормов. Мы это знаем на основании более пятнадцати выписок из вахтенных журналов судов, находившихся в вышеуказанном районе в указанное время». Значит, Саре повезло. Неудивительно, что корвет «Кондор», отправленный тогда комиссией Британского адмиралтейства на Азорские острова с заданием обследовать побережье острова Санта-Мария и выяснить у местных жителей, не появились ли там Бриггс и его команда, никого не обнаружил. Командир корвета «Кондор», вернувшись после обследования Азорских островов, доложил комиссии, что жители острова Санта-Мария не видели никаких чужаков и ничего не знали о случившемся. Вот и разгадка… Что ж, минувшие сутки оказались, как никогда в жизни, насыщены событиями — сначала взрыв, потом серия исчезновений и смертей матросов, выходки потерявшего разум в джунглях Амазонки врача. Кстати, он что-то говорил о пропавшей в тех краях экспедиции и о несчастном случае на Мазаруни, и те слова не были бредом душевнобольного человека. «Вернусь — выясню», — пообещал сам себе Павел и еще раз посмотрел на напольные часы в углу кают-компании. Сейчас почти пять часов утра, до назначенного времени остается час с небольшим, и надо чем-то заполнить образовавшееся «окно». Интересно, как пройдет возвращение…

— Патрик, просыпайтесь. Нам немедленно надо поесть, а сначала выпить. И поживее, не заставляйте женщину ждать.

Сара уже собрала со стола грязную посуду, подобрала с ковра осколки разбитых тарелок и валявшиеся вилку и нож. Исчезла и покрытая пятнами скатерть — прямоугольный низкий стол покрывал новый, светло-серый кусок льняного полотна с вышивкой по центру. И откуда-то появились новые рюмки и столовые приборы, и даже тарелки были другие — не строгие, белые, а с красивым цветочным узором по краям.

— Вот, это все, что мне удалось найти. Немного, но, думаю, что для завтрака подойдет. — Сара отошла к двери кают-компании и со стороны полюбовалась на дело своих рук.

Павел уселся на диване и тоже смотрел на сервировку, на расставленные блюда с нарезанным сыром и копченым мясом и, украдкой, на Сару. А та, казалось, не замечала взглядов «Патрика» — она вернулась к столу, поправила складку скатерти и поменяла местами несколько тарелок. Потом хлопнула себя по лбу, тряхнула мокрыми от дождя волосами и выбежала прочь. Павел посмотрел ей вслед, затем снова на стол. Есть хотелось зверски, и хоть выбор блюд и небогат, но, для того чтобы утолить голод, этого хватит.

— Открывайте. — Сара со стуком поставила на стол перед Павлом запечатанную бутылку с виски и уселась на диван у противоположной переборки.

Пробка не желала поддаваться, и с ней пришлось повозиться. Сара с нетерпеливой улыбкой наблюдала за действиями Павла и постукивала по столу черенком серебряной трехзубой вилки. Неожиданно пробка сдалась, Павел наполнил обе стоящие на столе рюмки и поднял свою.

— Подождите, Патрик, ну что вы в самом деле! — Сара схватила свою рюмку, вытянула руку с ней через стол и легонько коснулась стеклянным боком рюмки Павла.

«Мне казалось, что это должны быть поминки. Похоже, что я ошибся».

Но возражать или говорить что-либо Павел не стал. Раздался тихий звон, Сара улыбнулась, откинулась назад и одним глотком осушила почти половину своей рюмки. Но тут же сморщилась, скривилась, зажмурила глаза и встряхнула мокрыми, даже не напоминавшими теперь былую прическу волосами.

— Надо поесть, я сейчас умру от голода.

Сара перенесла на тарелку ломоть копченого мяса, ловко разрезала его и принялась быстро жевать. Следом за мясом отправились остатки виски. Сара поставила рюмку на стол и, чуть приподняв тонкие брови, посмотрела на Павла. Тот намек сразу понял и быстро наполнил опустевшую посуду.

— Ешьте, Патрик, ешьте и пейте и ни о чем не думайте. Мы столько пережили за последние сутки, что заслужили эту передышку.

Сара, разделавшись с первой порцией мяса, потянулась за следующей. Павел тоже не устоял, голод заставил забыть об осторожности и о данном ранее себе обещании не прикасаться к еде. К тому же виски был настолько восхитителен, что все подозрения, страхи и даже усталость улетучивались сами собой. Его рюмка тоже опустела, чтобы вновь наполниться. «А почему бы и нет? Все закончилось, можно отметить это событие». Павел поднял свою рюмку и протянул ее через стол. Сара улыбнулась и ответила на приглашение — две посудины «поцеловались» с торжественным звоном.

Перебродивший ячмень и солод делали свое дело — стало тепло и легко, лампа под низким потолком загорелась ярче, а в глазах сидящей напротив женщины появились зеленые с золотом искры. «А этот Бриггс был не дурак, у него хороший вкус». Павлу на мгновение стало неловко перед сгинувшим в волнах Атлантики капитаном «Марии Селесты», но только на мгновение. Вы только посмотрите на его жену, она нисколько не опечалена потерей, ей хорошо и весело, она охотно пьет крепкий алкоголь и так же охотно, с аппетитом закусывает. Сейчас Павел словно увидел себя со стороны: на пустом неуправляемом корабле остались только двое. Впрочем, здесь есть еще и третий — дочь Сары Бриггс, но ее присутствие ничего не меняет. А эти двое — что они делают в кают-компании, на полу которой еще полтора часа назад лежали три трупа? Эти двое пьют виски, едят мясо и сыр, бригантина несется по волнам, а вся ее команда либо давно лежит на дне океана, либо мирно покоится в желудках акул. Картинка получилась жутковатая, попахивающая сюрреализмом. Хорошо, что здесь нет айсбергов…

— Сара, что вы будете делать дальше? — спросил Павел порозовевшую от выпитого Сару, но попытка проверить еще одно, уже последнее, предположение провалилась.

— Я? Даже не знаю… Хотите, я сыграю вам что-нибудь?

Сара вскочила с дивана, не забыв прихватить с собой полупустую рюмку с виски, и подбежала к пианино. Она откинула его пыльную деревянную крышку черного цвета и вытащила из-под инструмента низенький вертящийся табурет. Сара уселась на него, допила все, что оставалось в рюмке, и отдала ее Павлу. Затем задумалась на мгновение и положила свои тонкие, украшенные кольцами пальцы на клавиши.

— Правда, у меня пока получается не очень хорошо, Альберт всегда говорил, что он бы предпочел послушать кошачий концерт, чем мою игру, — кокетливо сообщила женщина и заиграла простенькую, незатейливую пьеску.

Да, покойный ныне Альберт Ричардсон был прав: слушать такое исполнение было невыносимо, даже после хорошей дозы выпитого. «Ничего, пусть бренчит. Может, от этого ей станет легче». Павлу удалось сохранить серьезное выражение лица и даже придать ему некоторую, подходящую моменту одухотворенность. К счастью, пьеска оказалась недлинной и мучения скоро завершились. Сара поклонилась слушателю и вернулась за стол. Но от порции виски отказалась, покачала головой и улыбнулась «Патрику». Павел улыбнулся в ответ и бросил быстрый взгляд на часы — до возвращения оставалось чуть больше сорока минут. «Надо как-то сказать ей». Но в одурманенную голову ничего путного не приходило. «Простите, дорогая, но я вынужден вас покинуть, мне пора домой. Нет, не в Австралию, в Москву. Но сначала я должен заехать в Сколково. Что такое Сколково? Да какая вам разница, дорогуша? О, кажется, началось, прошу простить меня» — нет, так не пойдет. Саре сейчас и без того не сладко, как бы с ней не приключилось что-то вроде припадка, когда она увидит, как «Патрик» растает в воздухе. Надо действовать мягче, ведь она останется здесь совсем одна, и помочь ей будет некому. А Сара должна позаботиться и о своем ребенке. Странно, что она ни разу за все это время не вышла, чтобы проверить, как там девочка.

Хотя нет, вот молодая женщина поднимается с места, выходит из-за стола и, кажется, собирается выйти. Но нет — Сара осталась на месте, она схватила со стола акварель с изображением клипера «Флайинг Клауд», прижала картинку к груди и закружилась в обнимку с ней, как в вальсе. И что-то напевала при этом себе под нос, но каждый раз, поворачиваясь лицом к Павлу, женщина смотрела на него пристально, даже чуть настороженно. Она словно ждала чего-то или не решалась что-то сказать — просто тянула время. «Она не выглядит убитой горем вдовой, на глазах у которой умер муж. На самом деле она чему-то очень рада, даже счастлива… Какая чушь лезет в голову… Черт, не надо было столько пить». Здравая мысль пришла в голову слишком поздно: качался уже не только пол под ногами, а также и переборки, и тяжелый стол, и пианино с открытой крышкой и длинным рядом черно-белых клавиш. На столе слабо тренькнули столкнувшиеся боками тарелки, опрокинулась пустая рюмка, из которой пил Павел, а его нож свалился на ковер.

— Я подниму.

Сара аккуратно положила акварель на скатерть, нагнулась и подхватила с ковра нож. И уселась на диван рядом с Павлом, чуть прикусила нижнюю губу и улыбнулась несмело. «Черт, как не вовремя!» — Павел едва не произнес это вслух. Время вдруг словно сорвалось с цепи и рвануло вперед со скоростью хорошего чайного клипера. До возвращения оставалось всего полчаса, и продлить «тур» невозможно ни за какие деньги. «Чек-аут» наступит с минуты на минуту, надо что-то делать — объясняться, говорить, извиняться, наконец. «Надо будет все повторить, вернуться сюда в это же время». Павел снова глянул на часы. Сейчас почти половина шестого утра, надо запомнить. Можно на сутки, можно больше, ведь бригантину найдут только через неделю… Хотя нет, двадцать четыре часа — это сейчас максимальный срок, на большее сколковские умники пока не способны…

— А вы не из Австралии, Патрик. Откуда угодно, только не из Австралии. Но мне, честно говоря, глубоко наплевать на это, — очень тихо проговорила Сара и отвела назад упавшие ей на лоб пряди каштановых волос.

— Верно, не из Австралии, — признался Павел, — я приехал из России.

— Из России? — Сара чуть наморщила лоб и посмотрела в потолок. — Я слышала название этой страны от Бенджамина.

— Если вы посмотрите на карту Северного полушария, то обнаружите ее в самом верху, подо льдами Арктики, — сообщил Павел, — не в смысле подо льдом, а на рисунке, на плане земного шара, ну, вы понимаете…

Коварство крепкого напитка из ячменя и солода проявилось в полной мере. Мысли путались, в висках застучало, а горло перехватил спазм. Павел закашлялся и потер обтянутую высоким воротом водолазки шею. Сара молча и очень внимательно наблюдала за ним и все сжимала в правой руке подобранный с пола тяжелый серебряный нож.

— Вы мне очень помогли, Патрик, вы даже не представляете, что вы для меня сделали. Я очень благодарна вам и очень признательна… — с самым серьезным видом произнесла Сара, но Павел тут же перебил ее:

— О какой благодарности вы говорите! Это я должен благодарить вас, я! За то, что не оставили меня болтаться в море на плоту в окружении акул. Там подошла одна — огромная тварь с черной спиной. — Спазм повторился, и последние слова Павел произнес невнятно.

— Может быть, принести вам воды? — заботливо предложила Сара, но Павел отрицательно помотал головой:

— Нет, просто в горле першит. Я, наверное, действительно простудился от дождя и ветра. Мне редко приходится путешествовать вот так, на парусниках, почти под открытым небом, — Павел говорил первое, что приходило ему в голову. Мысли его сейчас были только об одном: надо вернуться сюда, на покинутую людьми «Марию Селесту», обязательно надо вернуться, и как можно скорее. Может, даже и через несколько дней. Хотя тот профессор в швейцарской клинике говорил что-то о повторном обследовании, но черт с ним — и с профессором, и с обследованием. Осталось — Павел глянул на Биг-Бен в углу кают-компании — всего двадцать пять минут. Надо запомнить это время и сказать им, в лаборатории. А как объяснить свое появление здесь, практически из воздуха? «Пусть сами что-нибудь за мои деньги придумают», — с неожиданной неприязнью и даже злостью подумал Павел. Но тут же отвлекся.

— Патрик, у вас здесь рана, вы помните об этом? — Сара наконец отложила нож и осторожно, кончиками пальцев дотронулась до переносицы Павла.

— Правда? Я уже забыл! — отозвался Павел, схватил Сару за руку и сжал ее тонкие пальцы. — Я обо всем забываю, когда вы рядом. Простите, я не должен вам этого говорить. — Но опомнился он поздно.

Однако Сара не нашла в его словах ничего неуместного или оскорбительного для себя, она продолжала улыбаться и не произнесла ни слова. А голова Павла закружилась еще сильнее, он почувствовал, что ему не хватает воздуха, а пальцы его рук разжимаются сами собой. И тонкая, с гладкой прохладной кожей кисть женской руки ускользает из них… Почувствовав, что капкан ослаб, Сара медленно поднялась на ноги, но никуда не ушла — остановилась перед Павлом и смотрела на него не мигая. Так, наверное, смотрит на свою жертву змея. Вспомнив изучающий взгляд профессора в швейцарской клинике, Павел подумал, что тот, когда был студентом и препарировал лягушек, именно так — пристально и сосредоточенно — наблюдал за мучениями земноводных. Но видеть такой взгляд у молодой и привлекательной женщины, которая еще несколько мгновений назад сидела рядом и смотрела совсем по-другому… Павел почувствовал, что на лбу у него выступила испарина, а по спине снова пробежал ручеек липкого ледяного пота. «Что происходит? Осталось немногим более пятнадцати минут, всего четверть часа». Павел казался сейчас сам себе тряпичной куклой, игрушкой, брошенной ребенком на диван. И от этих жутких ощущений, и от выражения лица стоящей перед ним Сары Павлу показалось, что время идет очень медленно, даже слишком. И вот-вот готово остановиться для него навсегда.

— Что ты чувствуешь? Боль, резь в желудке, у тебя отнялись руки и ноги? — быстро, один за другим задавала вопросы Сара и так же быстро кивала, услышав утвердительный ответ.

— Да-да, все так, откуда ты знаешь? — еле ворочая языком, проговорил Павел. Кожа на его лице онемела, как после анестезии, левую сторону рта перекосило, губы растянулись и застыли в этом положении.

Сара чуть нагнулась, вгляделась в лицо Павла и отошла назад, уселась на диван у противоположной стенки кают-компании.

— Надо же, он не наврал мне, — с удивлением, вернее, с недоумением протянула женщина и снова уставилась на Павла.

— Кто? — Это короткое слово ему пришлось повторить дважды, с первого раза ничего не вышло. Горло в очередной раз сжал спазм, и заканчиваться он не собирался. Для дыхания осталось лишь узкое, диаметром с нитку или волос, отверстие, и Павел чувствовал, как через него в легкие просачивается воздух.

— Клаус, конечно, — ответила Сара, не сводя с «Патрика» взгляда. — Если я все правильно запомнила, а он еще не полностью пропил свои мозги, то этот яд, которого ты наелся, парализует все мышцы организма, в том числе и дыхательные. В первую очередь яд поражает мышцы лица и шеи, затем мышцы конечностей, туловища и в последнюю очередь парализует дыхательную мускулатуру. После этого наступает смерть.

«Клаус? При чем здесь этот несчастный? Какой яд?» — мысли Павла путались, а Сара говорила так спокойно и уверенно, словно читала по книге или повторяла заранее отрепетированную речь. И не сводила с обездвиженной жертвы взгляда. Пока все шло именно так, как она и предсказывала, — говорить Павел уже не мог, из его глотки вырывалось лишь невнятное мычание, голова отказывалась поворачиваться, а руки тяжело повисли вдоль тела. Павел вспомнил рассказ фон Штейнена, особенно поразивший его фрагмент о том, как в племени индейцев аураке обходились с пленниками. Вернее, с частями их тела — с руками, например… Ослабевшее тело вновь покрылось липким потом, к горлу подкатил тяжелый скользкий комок, но сведенные спазмом мышцы глотки заставили его сползти обратно. Павел чувствовал себя наколотым на булавку жуком — лапки еще кое-как шевелятся, но это уже рефлексы, непроизвольные сокращения мышц. Борьбу за жизнь насекомое проиграло в тот момент, когда позволило заманить себя в ловушку, вернее, сломя голову ринулось туда само.

— Патрик, вы должны понять меня. Ваша смерть — это вынужденная мера, вы сами подписали себе приговор, когда Мартенс увидел вас с форштевня. И первым ринулся к шлюпке. Кстати, он доставил мне больше всего хлопот, с ним пришлось повозиться. Я столкнула его за борт после того, как они отправили туда тело Эндрю Джиллинга, Мартенс отправился следом. Мне пришлось взять с собой Софи и большой иглой уколоть ей палец, чтобы заставить девочку заплакать. Мы с ней составили неплохой дуэт и заглушили крики Мартенса, барахтавшегося в ледяной воде.

«Боже, да она действительно сумасшедшая! Несчастный фон Штейнен был прав, тысячу раз прав. Только это не сезонное аффективное расстройство и не какой-то там синдром, стресс или психоз, а кое-что похуже». — Не в силах повернуть голову, Павел уже из последних сил косился на напольные часы, а Сара продолжала:

— Пока все пытались помочь нам с Софи, бригантина успела уйти очень далеко, и Мартенс отправился следом за беднягой Эндрю. Вот с ним у меня все получилось легко и просто. Фон Штейнен за порцию виски был готов продать душу дьяволу. Впрочем, по его рассказам, он давно расстался с ней в джунглях Амазонки, а в Европу возвращалось настоящее чудовище в облике человека. Вы бы видели, Патрик, что он вез в своем багаже! — Сара брезгливо скривила губы и дернула плечом. — Какой только дряни там не было! — продолжала она, глядя в стену перед собой и иногда — на почти парализованную жертву. Она помолчала немного, накручивая на указательный палец правой руки длинную темную прядь волос, и заговорила снова: — Одни пауки чего стоили! Врач носился с ними, как с малыми детьми, и без конца был готов говорить о них. Loxosceles — так, кажется, он их называл. Единственное, что я поняла и запомнила, — их укус ядовит, но не смертелен для человека. Но только в том случае, если это был один паук. «А что будет, если жертву укусят сразу несколько?» — подумала я и решила проверить. Я принесла фон Штейнену очередную бутылку виски из запасов Бенджамина, дождалась, когда врач напьется и уснет, и выкрала у него банку с пауками. Потом зашла в каюту Джиллинга и выпустила там этих тварей. Их было штук пятнадцать, не меньше, и они разбежались по каюте Эндрю. И покусали его, а потом передохли от холода. Тот весь покрылся язвами, у него началась лихорадка, а Бриггс почему-то решил, что у Джиллинга чума, очень испугался и запретил всем приближаться к каюте своего второго помощника. На запрет наплевал только фон Штейнен — он несколько раз в день заходил к Эндрю и, кажется, что-то заподозрил. Поэтому мне пришлось поторапливаться. — Сара вслед за Павлом посмотрела на стрелки напольных часов.

«Десять минут, всего десять минут» — за это время можно умереть и вновь воскреснуть. Павел не мог уже двигать ни руками, ни ногами, он полулежал на диване и почти ничего не видел перед собой. Взгляд сфокусировался в одной точке — на часовой и минутной стрелках Биг-Бена, и даже спокойный и ровный голос женщины доносился издалека, напоминая собой шум ветра в парусах и плеск волн за бортами бригантины:

— Да, мне пришлось поторапливаться. Тем более что на мою голову свалились еще и вы, и весь мой план оказался под угрозой. После Мартенса я прикончила братьев Лоренсонов — это оказалось самым сложным. Постоянный ветер на палубе мог помешать мне, да еще и необходимость таскать с собой эту неудобную духовую трубку. Я тренировалась раньше, но по ночам, другого времени, как вы понимаете, у меня не было. Этот дурачок-кок однажды увидел меня, и на следующий день матросы только и говорили о том, что на «Марию Селесту» вернулась ее прежняя хозяйка. — Сара усмехнулась злорадно и одновременно торжествующе и продолжила: — Если вы захотите убить кого-нибудь, Патрик, никогда не используйте духовую трубку. Это чертовски громоздкое, тяжелое и неудобное оружие, хоть и бьет оно наверняка. Фон Штейнен, когда показывал мне, как ею пользоваться, говорил, что племена, которые используют духовое ружье, никогда не возьмут в руки лук, и наоборот. Впрочем, это сейчас уже не важно, главное, Патрик, что вы опять помешали мне, когда вылезли из трюма раньше времени и побежали к Клаусу. Он тоже оказался проворным и сообразительным — подобрал стрелы и даже успел выкинуть их за борт. А Лоренсоны умерли почти мгновенно и от той же отравы, от которой скоро умрете вы. Но не так быстро — на стрелах яда было значительно больше, чем здесь. — Сара перегнулась через стол, схватила лежащий на нем серебряный нож и бросила его Павлу на колени.

И никакие силы в мире не могли заставить его отбросить прочь одно из орудий убийства. «Это не женщина, это исчадие ада и отродье гремучей змеи одновременно. Семейка Борджиа по сравнению с ней просто стайка невинных овечек. Бедняга Бриггс — интересно, он хотя бы подозревал, с каким чудовищем он делит кров и постель?» Павел сделал еще одну попытку пошевелиться, но тут же едва не задохнулся. Сара чуть склонила голову к плечу, умолкла, наблюдая за дергающейся жертвой, как птичка следит за пытающимся уползти жуком, и снова заговорила:

— Эта дрянь, по словам фон Штейнена, изготовлена индейцами северной части бассейна Амазонки, живущими на реке Солемоэ, а само ее название и означает «яд». Мне пришлось попрактиковаться, чтобы точно рассчитать количество отравы. Я думала, что она действует, только попадая в кровь, но фон Штейнен сказал мне, что это не обязательное условие. Яд можно проглотить или втереть в кожу, но он все равно подействует. Наш кот, Хельмут, был первым — он наелся отравленной селедки и благополучно издох. И стрелы с наконечниками из рыбьих зубов, смазанные ядовитой смолой, тоже не подвели. Братья Лоренсоны умерли, их похоронили, а мне нужно было избавиться от улик. Я уже выходила из каюты фон Штейнена, когда наткнулась на этого любопытного немецкого осла. Я говорю о Гондешале, он выследил меня и даже не постеснялся спросить, а какого, собственно, черта я делаю в каюте врача. И скалился, как портовый сутенер, перебирая все причины, толкнувшие меня на это. Я попросила его подождать немного, вернулась в каюту врача, нашла его саквояж с инструментами и вытащила оттуда самый большой скальпель, или как он правильно называется. Потом вернулась в коридор, сказала все еще ждущему меня Гондешалю, что сейчас все ему объясню. Он поверил, вытаращил глаза, и я дважды воткнула скальпель ему в живот. Это было совсем не сложно, Патрик, — я провела свое детство в деревне и видела, как режут кроликов, свиней и коров, и сама неоднократно помогала родственникам. Потом мне пришлось долго мыть руки и переодеваться, а скальпель я бросила за дверь каюты врача. Если бы в тот момент вы попались мне на пути, Патрик, я убила бы и вас, — заявила Сара, — но вы вернулись чертовски вовремя. Я как раз возвращалась, чтобы проверить, действительно ли этот негодяй мертв, и вы стали моим алиби, а потом любезно проводили меня в каюту.

«Господи, где были мои глаза, о чем я думал в тот момент?» — Еще не угасшая память услужливо подбросила Павлу воспоминание о его собственных недавних поступках. Но попытка закричать, выругаться да и просто застонать не удалась — пересохшее горло и онемевшие губы отказывались подчиняться. Но кто? Кто мог предположить, допустить даже на мгновение, что Сара способна совершить хоть десятую часть того, в чем призналась только что? И, похоже, это еще не все.

Сара умолкла, чуть прикрыла глаза и запрокинула голову. В наступившей тишине Павел отчетливо слышал только тиканье напольных часов и доносившийся издалека грохот. Похоже, что это гремит в такт качке неплотно прикрытая дверь матросского кубрика, каюты или камбуза — не важно. А грудь уже сдавило с такой силой, словно Павел лежал под упавшей на него бетонной плитой. Он не мог ни пошевелиться, ни произнести ни слова и чувствовал, что ему не хватает воздуха. Вдохи становились короче, тонкий, с нитку, просвет в дыхательном горле сжимался еще сильнее, а сердце пульсировало все быстрее из-за недостатка кислорода.

— Сейчас вы умрете, Патрик, хоть и ни в чем не виноваты, — грустно, но одновременно обыденно, так, словно говорила о приговоренной к отрезанию головы курице, проговорила Сара. Она прикусила нижнюю губу и неожиданно вытерла заблестевшие от слез глаза. — Мне пришлось это сделать, пришлось. Мне не хотелось убивать того мальчишку, Хэда, — он был безобидный дурачок, но меня вынудили к этому обстоятельства. Он умирал долго, и его смерть не была легкой, зато мне почти не пришлось ничего делать. У кока болел зуб, болел долго, почти неделю, и Эдвард мучился молча. Фон Штейнена он боялся так же сильно, как и выдуманной им Амазонки, тогда на помощь Хэду пришла я. В тот день я решила, что хватит поить врача виски, для этого ненормального сойдет и спирт. Я открыла один из бочонков в трюме и начала потихоньку сливать из него ректификат. Фон Штейнену было все равно, чем надираться, он был рад и этому пойлу. А вчера, перед тем как меня засек Гондешаль, я побывала в каюте врача еще раз. И нашла еще одну склянку с отравой — это яд Bufo marinus, гигантской жабы. Она ядовита вся, полностью, — кожа, внутренности и кости, смертельно опасны даже ее икра и головастики. Фон Штейнен рассказывал мне, что в Аргентине ядом некоторых видов местных жаб лечат зубную боль. Кожная слизь животных действительно иногда дает отличный болеутоляющий эффект, если ее приложить к десне возле больного зуба. Я сказала об этом Хэду и отдала ему пузырек с ядом. Правда, мне пришлось наврать, что это «лекарство» прописал ему врач, а в пузырьке — жабья слизь. Он поверил мне и испытал на себе чудодейственное средство. Мне осталось только взять со стола в кухне пузырек и спрятать его в мешок с мукой. К этому времени Бенджамин и Ричардсон были уже мертвы. Я стащила у доктора склянку с ядовитой смолой — Strychnos toxifera или Chondrodendron tomentosum — кажется, я говорю правильно, и смазала ею зубцы вилок и ножи. Наконец-то мне удалось избавиться от него.

Сара хлопнула в ладоши, вскочила с дивана и снова закружилась по кают-компании. За этим каштаново-изумрудным вихрем исчез циферблат часов, и Павел уже не видел стрелок. Он даже не мог закрыть глаза — веки не слушались, не мог произнести ни слова — губы отказывались подчиняться. Рук и ног он не чувствовал уже давно, осталось только сознание и способность понимать происходящее, понимать и запоминать.

Сара снова уселась на диван, запрокинула голову, рассмеялась, как девчонка, и заговорила — уже просто так, в пространство, глядя в потолок:

— Эта грязная лживая скотина Бриггс сломал мне жизнь, и, если бы мне дали вторую попытку, я поступила бы с ним точно так же. С ним и с этой сволочью Ричардсоном — он покрывал все похождения моего муженька, знал наперечет всех его девок во всех портах и уже открыто посмеивался надо мной. И даже предлагал свои услуги: все равно супружеской верности пришел конец, так чего стесняться? И второй помощник — Эндрю Джиллинг, он тоже старался держать меня в курсе и только что не показывал на меня пальцем, когда я появлялась на борту «Марии Селесты». Это было ужасно, Патрик, ужасно и отвратительно одновременно. Сначала я не верила им, потом плакала и ревновала, потом от позора пыталась наложить на себя руки. А потом мне стало наплевать на Бриггса и на Ричардсона с Джиллингом, но ненадолго — мне захотелось убить их. И я сделала это, сделала, пусть даже для этого мне пришлось прикончить не только их. Ведь, убей я одного только мужа, подозрение пало бы на меня, а так кто подумает, что женщина способна на такое?

«Теперь уже никто. Даже комиссия Британского адмиралтейства признала свое бессилие и прекратила попытки объяснить произошедшее на „Марии Селесте“. Адмиралы, профессиональные военные, моряки и политики и все, кто пытался разгадать загадку бригантины за последние полтора столетия, сдались перед россыпью ничем не связанных между собой фактов, никто так и не смог свести их воедино. Впрочем, исследователи рассматривали наиболее правдоподобные, на их взгляд, гипотезы. Ведь даже в тифозном бреду они вряд ли могли представить себе жену капитана „Марии Селесты“ с духовой трубкой в руках. Или со скальпелем. Или со склянкой с ядом. Все верно, и женщине точно ничего грозит. Концы надежно спрятаны в воду, а Атлантика умеет хранить свои тайны». Пальцы правой руки Павла чуть шевельнулись. Но была ли это короткая судорога, или нервные окончания в мышцах еще не парализовала амазонская отрава — непонятно. Или это — начало агонии?

Звуки голоса женщины — то громкие, то приглушенные расстоянием — накатывали, как волны прибоя на каменистый берег, переворачивали пеструю гальку и с шипением отступали назад. И в этом шелесте и плеске Павел уже с трудом различал слова — признания или исповеди убийцы своему единственному слушателю и последней жертве:

— И знаете, Патрик, кого мне жалко больше всех? Нашего кота — это был прекрасный, воспитанный и очень чистоплотный зверь. Софи так любила играть с ним, и кот ни разу не оцарапал девочку. А сегодня, вернее, вчера вечером мне пришлось дать дочке снотворного, чтобы она не плакала и не звала меня. И не отвлекала Бриггса — он ненавидел детский плач и становился невменяемым, таким же, как фон Штейнен. А вы, Патрик, вы производите впечатление приличного человека, поэтому я не позволю вам долго мучиться. Я убью вас так же, как и безумного врача, — вы оба оказались здесь случайно, и оба очень помогли мне. Я оценила эту игрушку и намерена оставить ее себе.

Сквозь заполнивший каюту зеленоватый туман Павел смог рассмотреть в руках у Сары свою «Беретту».

— Я пристрелю вас, а ваше тело скину в океан. Рыбам все равно, от чего вы умерли — от болезни, яда или пули. Они охотно обглодают ваши кости, а я со своей девочкой буду дрейфовать на «Марии Селесте» до тех пор, пока не увижу землю. Я видела карту и знаю, что до Азорских островов недалеко — не больше десяти-пятнадцати миль. Затем я спущу на воду шлюпку, возьму с собой запас еды и воды и доберусь до берега. А там я что-нибудь придумаю, у Бриггса в каюте есть деньги — английские фунты стерлингов и доллары, у меня есть кое-какие драгоценности, хотя и без них я не пропаду. Никто и никогда не узнает правды о том, что здесь произошло, пусть люди думают все, что им угодно. Я затеряюсь в этом мире, как песчинка на морском берегу, и мне плевать, что я больше никогда не увижу своего сына. Он слишком похож на своего отца, а одно его имя вызывает во мне отвращение и ненависть. Прощайте, Патрик.

Сара приблизилась к Павлу, нагнулась и коснулась губами его лба. Павел скосил глаза в сторону и через силу, как во сне или в бреду, под наркозом, поднял правую руку и схватил Сару за запястье. Женщина вскрикнула, вырвалась и отшатнулась, рука Павла тяжело рухнула на обитое шерстяной тканью сиденье дивана, пальцы сжались, как крючки «вешалки». А в них появилось что-то длинное и блестящее, и Павлу сначала показалось, что это оправа очков с разбитыми стеклами, похожая на ту, что гордо таскал на носу несчастный фон Штейнен. Сара подняла пистолет и снова вскрикнула, опустила «Беретту», лицо женщины размыло туманом, контуры фигуры расплылись, а изумрудно-зеленый цвет ее платья слился с густевшим мраком. Сара прокричала что-то — коротко, отчаянно и жалобно, но было поздно. Последняя жертва ускользнула из ее рук, сбежала, чтобы поведать миру о женской любви и коварстве, древнем, как океан, как сама жизнь и смерть. А вот и она, «девушка с косой», снова здесь, только уже близко, но так близко, на расстояние вытянутой руки она приблизилась к Павлу впервые. Подошла легкой походкой, остановилась напротив и медленно, словно нехотя, подняла голову и стащила с нее капюшон черного плаща. И улыбнулась во всю свою мерзкую бездонную пасть. Но очень быстро, словно устыдившись, прекратила гримасничать и, как хамелеон, изменила цвет — ее одежды стали белыми. Это что у нее — новая униформа? И помощники появились, причем сразу несколько… А улыбка — это не улыбка вовсе, а медицинская маска на лице человека, и тот что-то бормочет из-под нее невнятно. Но по голосу понятно, что чего-то хочет, и это что-то нужно отдать ему немедленно, прямо сейчас. Не отходя от кассы, вернее, от больничной койки, на которой пришел в себя Павел.

— С возвращением, а мы уж волноваться начали, — промурлыкал начальник клиентского отдела Косовский из-под маски, — надеюсь, вам понравилось ваше путешествие. Правда, финал немного подкачал, но это ничего, мы, знаете ли, ко всему готовы, в каком только виде наши туристы не возвращались. И не всегда целиком, знаете ли. Вы еще легко отделались, диагностика и реанимация у нас на высшем уровне, вы сразу попали к лучшим специалистам, так что не переживайте — вашей жизни больше ничего не угрожает. Отдыхайте, а я к вам еще загляну.

Представитель «Сколкова» растворился в воздухе, как черт, а на том месте, где он только что маячил, Павел увидел стойку капельницы. И тянущуюся от нее вниз прозрачную пластиковую трубку с какой-то жидкостью внутри. Павел хотел рассмотреть еще что-нибудь, попытался приподняться на локтях, но сил не хватило. Да еще и голова закружилась и запульсировала болью, поэтому пришлось быстренько улечься обратно и прикрыть глаза.

Пребывание в медицинском центре «Сколкова» для Павла оказалось непродолжительным, врачи здесь отлично знали свое дело и по некоторым параметрам могли легко дать фору своим швейцарским коллегам. Господин Косовский навещал пациента ежедневно, интересовался здоровьем и самочувствием туриста и стремительно исчезал. В одну из таких встреч по требованию Павла он принес те вещи, которые оставались в банковской ячейке. При последнем свидании, уже в своем кабинете, Сергей Рудольфович был словоохотлив и многоречив — дело касалось оплаты не включенных в первоначальный счет услуг.

— Реанимационная терапия, дополненная после идентификации яда специфическими средствами, лабораторные исследования. Еще химические антидоты, симптоматическая терапия, искусственная вентиляция легких, — нудно перечислял оказанные туристу медицинские услуги господин Косовский, сверяясь со строчками на экране ноутбука. Потом умолк на секунду, порылся в бумагах в папке перед собой, нажал одним пальцем несколько клавиш и продолжил: — Плюс МРТ — у вас подозрение на черепно-мозговую травму, плюс обработка открытой раны на лобной части головы и противогематомные мероприятия.

«Это он про синяк на лбу и шишку», — сообразил Павел и подал Косовскому свою кредитку. Тот вцепился в банковскую карточку, как гиена в кусок падали, извинился и выбежал мелкой рысью из кабинета, но очень быстро вернулся обратно.

— Вот, прошу вас. — Сергей Рудольфович мило улыбнулся и вернул Павлу кредитку. — Очень приятно было с вами пообщаться.

— Мне тоже. — Павел оторвал взгляд от рыб и кораллов, населявших аквариум за спиной Косовского, убрал кредитку и поднялся с кресла.

Косовский вскочил со стула, оббежал стол и распахнул перед клиентом дверь своего кабинета. Секретарь в приемной приторно-вежливо улыбнулась Павлу и даже соизволила проводить его до дверей в конце коридора и передать его с рук на руки охране.

— Всего доброго, — проворковала она напоследок, — мы будем рады видеть вас в «Сколково» еще раз и даже готовы предоставить вам скидку на следующее путешествие.

Павел ничего не ответил, он уже шагал за юношей в сером костюме. Тот подвел туриста к массивной стальной двери «камеры хранения» в самом торце коридора первого этажа и нажал кнопку звонка. Выждал несколько секунд, толкнул металлическую махину и пропустил Павла вперед, сам шел в двух шагах позади «объекта».

— Прошу вас. — Высокая, очень худая женщина в черно-белой униформе подала Павлу опись. — Проверьте и распишитесь. — Перед Павлом на стойку лег пластиковый пакет.

— Это не мое. — Павел отложил предложенную женщиной авторучку и с изумлением уставился на упакованный в прозрачный пластик тяжелый серебряный столовый нож и изящный, свернувшийся, как змея кольцами, золотой браслет.

— Все это было найдено при вас в тот момент, когда вы вернулись, — пояснила сотрудник «камеры хранения» и аккуратно пододвинул «артефакты» на край стойки, к клиенту. — Перевеса не было, а хронотурист, как вам известно, может перемещать на себе вещи и оставлять их в прошлом, также он может перемещать на себе предметы из прошлого навсегда. Это все принадлежит вам, забирайте. — Тон, которым все это было произнесено, сделал дальнейшую дискуссию невозможной. Да, в самом деле — Косовский что-то говорил об этом, когда давал Павлу договор на подпись. А тот пропустил это предупреждение мимо ушей, ведь не за сувенирами же он на «Марию Селесту» отправлялся. Но все получилось так, как получилось.

— Давайте.

Павел расписался в реестре, нож, запакованный в пластик, он убрал во внутренний карман пиджака. А с выскользнувшим из пакета браслетом не знал, что и делать, — пристроил его сначала в один карман, потом в другой, потом вытащил и уставился на тонкую золотую цепочку, украшенную несколькими драгоценными камнями. Застежка у браслета отсутствовала — похоже, что она разорвалась, когда Сара пыталась освободить свою руку. Часть украшения осталась на «Марии Селесте», часть была здесь. На судне осталась «Беретта» с семью патронами, саквояж, набитый фантиками от шоколадок, пиджак от охотничьего костюма «мужчины будущего» и прекрасная кепка-шляпа, сшитая из кожи и шерсти. И стреляная гильза… «Интересно, нашли ее или нет? Попали ли эти предметы в отчеты Британской адмиралтейской комиссии? Придется возвращаться», — вспомнилась ему старая примета. Второй раз? Нет, этого не будет, это не его случай. Он и так увидел и узнал все, что хотел, и даже больше. Но вместо радости и ожидаемой эйфории Павел чувствовал лишь неловкость. Не отпускало ощущение, что все это он подсмотрел в замочную скважину и в финале получил дверью по лбу от главных действующих лиц трагедии, разыгравшейся в океане почти полтора века назад. И за дело получил, между прочим, — нечего совать свой нос в чужие тайны. Но кто ж знал, что все вот так обернется?

Да, все произошло совсем не так, как он себе представлял, легкой прогулки не получилось. Да еще и «сувениры» эти… Что теперь прикажете делать с ними? Еще и врачи ценных указаний на прощание надавали — что можно, чего нельзя, на что внимание обратить. Не хотел, а все-таки придется в Швейцарию лететь, чтобы с профессором проконсультироваться. Но первым делом — в офис, «отпуск» и так слишком затянулся. А «сувениры»… Потом, сейчас не до них.

И уже поздним вечером суматошного, шумного и бестолкового дня, добравшись наконец до дома, уже в кабинете, Павел достал «добычу», положил ее перед собой на стол. «У нее все получилось, это несомненно. Штормов в те дни не было, а в спокойном море, да еще и с „Береттой“ в кармане Сара легко осуществила финальную часть своего плана. Она затерялась среди людей, как песчинка на морском берегу, исчезла, сгинула во времени. А это…»

Павел откинулся на спинку кресла и долго не сводил взгляда с укрытого прозрачным пластиком столового серебряного ножа и тусклого, желтого, с разноцветными камнями-вставками браслета. Но распаковывать нож не стал, так и убрал «сувениры» в папку из красного картона с потрепанными завязками, положил ее на самое дно сейфа. Пусть лежат здесь как напоминание, как предостережение и память. Прав проповедник: нет ничего нового под солнцем, род проходит, и род приходит, ветер возвращается на круги своя, а женщина, как тысячу или сто лет назад, сегодня и через поколения, не остановится ни перед чем как в своей любви, так и в ненависти.


Примечания


1


Кругобайкальская железная дорога (сокращенно КБЖД) — историческая железная дорога в Иркутской области, в прошлом часть Транссибирской магистрали. Проложена прямо по берегу озера.

(обратно)


2


Демотиватор (демотивационный постер) — изображение, состоящее из картинки в рамке и комментирующей ее надписи-слогана обычно негативного содержания.

(обратно)


3


Сражение под Прохоровкой состоялось в 1943 г. между частями германской и Советской армий в ходе оборонительной фазы Курской битвы. Крупнейшее сражение в истории с применением бронетанковых сил.

(обратно)


4


Винтовка Бердана (разг. берданка) — общее название двух различных систем однозарядных винтовок под унитарный патрон центрального воспламенения с металлической гильзой и дымным порохом, состоявших на вооружении в Российской Империи во второй половине XIX в.

(обратно)


5


Дрезина — тележка, передвигаемая механически по рельсам и служащая для поездок работников железнодорожного транспорта.

(обратно)


6


«Ли-энфилд» — английская винтовка, основное оружие британской пехоты в Первой и Второй мировых войнах.

(обратно)


7


Протопоп — обиходное название протоиерея.

(обратно)

Оглавление


ИСТОРИЯ 1.0


ИСТОРИЯ 2.0

Золотой эшелон


ИСТОРИЯ 1.1


ИСТОРИЯ 3.0

«Мария Селеста»

Купить книгу "Проект «Сколково. Хронотуризм». Книга 2" Жеребьёв Владислав + Михайлова Татьяна + Логачев Александр

Купить книгу "Проект «Сколково. Хронотуризм». Книга 2" Жеребьёв Владислав + Михайлова Татьяна + Логачев Александр

home | my bookshelf | | Проект «Сколково. Хронотуризм». Книга 2 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.1 из 5



Оцените эту книгу