Book: Тонкости бытия незамужней колдуньи



Тонкости бытия незамужней колдуньи

АРИНА РАХМАНИНА

ГЛАВА 1 

 Самые страшные демоны спрятаны внутри нас самих


  Довольно сложно в нашей стране быть незамужней дамой старше 25 лет. Количество желающих рассказать тебе о твоей неполноценности просто зашкаливает. До определённого момента это подлежит игнору. После определённого момента раздражает, а потом ты снова начинаешь всё игнорировать.

  А ещё позже приходит понимание, что мужчина таки нужен.

  В особенности он нужен такой папенькиной доченьке, как я. После того, как о тебе столько лет самоотверженно заботятся, это становится патологической потребностью.

  Проблема в том, что окружающие меня мужчины на заботу не способны, и это точно такая же патология.

  Отсутствие в Украине хороших отцов - это настоящее стихийное бедствие. Чтобы быть в нашей стране мужчиной вполне достаточно валяться на диване, пить пиво и смотреть футбольные матчи. И сколько бы женщины по этому поводу не скандалили, на деле они не ожидают другого поведения. Попробуйте вести себя иначе - тотчас же попадёте в категорию мужчин-подкаблучников. Так мы и живём. Отцы не учат сыновей быть мужчинами, потому что их никто не научил, а женщины считают, что замужество с такими тряпками - это то ещё достижение.

  Словом, меня всё достало. И можно было бы биться головой об стенку, если б я не была викканкой. Это такая экзотическая на территории нашей страны религия, которая подразумевает поклонение природы и умение колдовать.

  Колдую я совсем неплохо, хотя это совершенно непохоже на то, что вы себе представляете. Диснеевские мультики создали о ведьмах вполне стереотипное представление. Это старая тётка в остроконечной шляпе, которая помешивает в котле странное пузырящееся варево, летает на метле и способна на мелкие пакости в форме внезапно материализующейся у вас под ногами банановой кожуры. Есть ещё фильмы, где ведьмы - это сексуально озабоченные тётки в красном латексе. Я не подхожу ни под одно из этих описаний. Я совершенно обычная женщина. Просто, когда мне очень хочется какую-то вещь, я знаю, как сделать так, чтобы получить её. Пусть и из совершенно неожиданного источника.

  Допустим, мне очень хочется новый ноутбук, а свободных денег нет. Я колдую, и вдруг из неоткуда появляется работодатель, который предлагает мне вполне приличные деньги за несложную работу. В результате - ноутбук у меня, а со стороны кажется, будто никакой магии тут не замешано. Просто повезло. И это правильно. Окружающим лучше именно так и думать. Иначе могут начаться проблемы с соседями и налоговой инспекцией. На самом деле, моё незамужество много лет очень работало мне на руку. Меня все настолько жалели, что не замечали, насколько мало у меня финансовых проблем.

  Но мужчины таки стало не хватать. Как ни крути, а мужское начало - вещь необходимая любой женщине. И, поскольку мне не везло встретить его идеальное воплощение в окружающем меня мире, я решилась сделать то, чего никогда не делала - совершить магический ритуал и вызвать из своего глубокого подсознания материальное воплощение моего идеального партнёра.

  Подготовка заняла довольно много времени. К тому же, я понятия не имела, какой получу результат. Столкнусь со странным незнакомцем на улице? Кто-то из давних знакомых, не пробуждавших во мне отвращения, вдруг поймёт, что жить без меня не может и примчится признаваться в любви?

  Сидя в тёмной комнате в магическом кругу и читая нараспев сочиненное накануне заклинание, я терялась в догадках, что же меня ждёт.

  Исполнение желания оказалось более, чем неожиданным. Я завершила ритуал, потушила свечи и разомкнула круг. И в следующий же момент наткнулась в темноте на что-то тёплое, подозрительно напоминающее голое человеческое тело. Закричать не получилось, потому что в следующий же момент на мои губы легла крепкая мужская ладонь, а низкий голос прошептал мне прямо в ухо:

  - Не бойся, крошка! Я всего лишь тот, кого ты просила прийти.

  Я обомлела, не веря своим ушам. Нет, мне и нужен был мужчина. Но я никак не подозревала, что этот мужчина появится буквально из пустоты в тот же час, как я пошлю свой зов.

  - Я не сделаю тебе ничего плохого, - подолжал он. - Не будешь кричать? Можно отпускать?

  Я на всякий случай отрицательно покачала головой. Во-первых, не было никакой уверенности в том, что я не начну орать. Во-вторых, на ощупь мужчина был очень приятным и совершенно голым. Хотелось побыть в его объятиях подольше. Мало ли, что будет потом. Вдруг он скажет мне спасибо, что я вызвала его из неведомых измерений, и умчится неведомо куда.

  Он засмеялся и всё-таки убрал ладонь с моих губ.

  - Есть маленький нюанс, Ева, - он говорил всё так же тихо и всё тем же чарующим низким тембром. - Ты не сможешь меня обмануть. Я ведь воплощение тебя самой, только в мужском обличье. Потому прекрасно знаю, что сейчас ты просто хочешь, чтобы я тебя пообнимал. Тебя ведь уже очень давно никто не обнимал по-настоящему?

  К счастью, он не отпускал меня, продлевая столь приятные объятия. Мир вокруг поплыл. Наверное, это правда тот мужчина, о котором я столько мечтала.

  - Так ты и мысли мои можешь читать?

  - В этом состоянии - нет. Я, хоть и твоя часть, но сейчас отдельно от тебя. Но обмануть меня тебе всё равно невозможно, уж прости.

  - А можно на тебя хотя бы посмотреть?

  - Может дашь мне что-нибудь одеться перед тем, как включать свет? Нам надо поговорить, а елси я буду раздет, то ты половину пропустишь мимо ушей.

  Он был прав. Пришлось в темноте нашарить на постели свой халат и подать ему.

  Послышался шелест ткани, и затем мой странный собеседник включил свет.

  У меня перехватило дыхание. Он был... не то чтобы он был очень красивым. Он был просто таким, каким мне всегда хотелось.

  - А ты выглядишь таким, потому что я тебе придумала эту внешность?

  - Нет. Так выглядела бы ты сама, если б родилась мужчиной.

  Невероятно! Я стояла, словно громом поражённая. Как-то слишком невероятно.

  - Ладно, малышка, - он взял меня за руку и усадил на кровать, а сам сел рядом. - Давай я объясню тебе правила игры. Ты вызвала меня в этот мир, чтобы иметь рядом мужчину, который бы любил и принимал тебя такой, какая ты есть, и выполнял бы все твои капризы. Могу поздравить - это главное условие, на котором я буду здесь существовать.

  Звучало заманчиво, хотя голос моего мужского "я" и намекал, что где-то должен быть подвох.

  - Грубо говоря, у нас с тобой контракт. Я делаю то, ради чего ты наделила меня материальным телом, а ты взамен подпитываешь мою энергию в достаточной степени, чтобы я смог выглядеть обычным человеком. Если энергии мне будет недостаточно, температура моего тела начнёт падать, а выглядеть я буду... ну, прозрачным.

  В сказанное им не очень верилось, потому что выглядел он отлично.

  - А как именно ты собрался от меня подпитываться? - спросила я на всякий случай.

  - Увидишь. Это не больно, поверь. И ты ничего не почувствуешь. Не в моих интересах, чтобы ты плохо себя чувствовала. Мы - одно целое, хоть и существуем временно в разных оболочках. Я не смогу чувствовать себя хорошо за твой счёт.

  Звучало несколько успокаивающе. На таких условиях я с удовольствием позволю существовать такому роскошному мужчине.

  Он был примерно на полголовы выше меня. Его тело было телом атлета - все мускулы в идеальном тонусе, но даже без намёка на тренажёры. Именно так и должен выглядеть человек, для которого физическая активность - это образ жизни, а не повод сходить в спортзал. Мне стало неловко за своё тело, которое я несколько запустила в последние годы. Тёмно-каштановые волосы средней длины очень поэтично падали ему на лоб, а сзади прикрывали шею и частично плечи. Тонкие черты лица классического европейца вполне могли бы принадлежать и аристократу. А губы так и напрашивались на поцелуй.

  Он говорил, что станет любить меня...

  - Ева, ты вообще меня слышишь? - усмехнулся он.

  - Не уверена, - сказала я честно. - Ты просто слишком красивый...

  Мне очень хотелось, чтобы он меня поцеловал. Но он не поцеловал. Он даже меня не обнял.

  - Красивых много. Ты ведь не этого хочешь. Ты хочешь заботу, ласку и защиту. Хочешь чувствовать себя, как за каменной стеной. А я лишь недавно появился в этом мире. Потому мне придётся много поработать, прежде чем я стану тем, кого ты хочешь видеть рядом с собой. Ты же не хочешь, чтобы о тебе заботился мужик, у которого нет ничего, кроме твоего халата.

  Я хихикнула. Да уж, не совсем мечта моей жизни.

  - Сейчас я уйду, - сказало моё второе "я". - Давай договоримся так. Ты же каждое утро выходишь на работу ровно в восемь?

  Я кивнула.

  - Я буду приходить встречать тебя, и ты будешь говорить, какая помощь тебе нужна в этот день. Пока я смогу немногое. Например, провожать тебя вечером с работы, чтобы ты не ездила на общественном транспорте, когда тебя не возит Олег.

  Мне нравилось ходить на работу пешком. И с работы тоже. Проблемой было то, что дорога шла через подлесок, и зимой к моменту конца моей смены там было очень темно. Не рискуя стать жертвой какого-нибудь лесного маньяка, я ехала с работы на автобусе. Или меня подвозил коллега. Но, на самом деле, ни тот, ни другой вариант меня не радовал. Мне нравилось ходить пешком, и я с нетерпением ждала весны, когда световой день увеличится, и можно будет снова ходить через лес.

  - Ты считаешь, что с тобой меня никто не тронет? - спросила я неуверенно.

  - Я пришёл из другого мира, - снова усмехнулся он. - И уложить в аккуратный штабель человек двадцать мне ничего не стоит. Прости, не буду сейчас доказывать, не на тебе же демонстрировать такие свои способности! Так что я буду приходить, и если Олег тебя не повезёт, тебе не обязательно будет ездить в автобусе. Если тебе ещё что-то будет нужно - сделать срочные платежи, что-то купить, донести тяжёлую сумку - ты тоже можешь на меня рассчитывать. Но есть один нюанс.

  Он сделал глубокий вдох и продолжил.

  - Я всё же отличаюсь от остальных людей. Я не отбрасываю тени, Ева. Потому не смогу всё время быть рядом, как телохранитель. Слишком легко будет заметить, что со мной что-то не так. Потому там, где это будет видно, я стану появляться только тогда, когда тебе будет угрожать непосредственная опасность. Тебе нужно будет просто позвать меня по имени.

  - По имени? В смысле, позвать Женю? Если ты - это я, ты носишь моё имя.

  Ева - это сокращение от Евгения. Мне не нравилось, когда меня звали Женей.

  - Нет, я тебя не услышу, - поморщился он. - Ты получила своё имя за то, что вошла в этот мир определённым путём. Так сказать, легально. Я же - нелегальный иммигрант. И помочь мне можешь только ты. Дашь мне имя, я начну существовать полноправно, и тогда ты сможешь звать на помощь стороннюю силу, а не себя саму.

  Я вспомнила всё, что знала о процедуре получения кем-либо имени. В частности, дать кому-то или чему-то имя - значит дать ему право на его собственную жизнь. А я совершенно не была уверена, что хочу, чтобы у моего второго "я" была собственная жизнь. И Женя это знал.

  По его лицу мелькнула лишь тень недовольства, но я успела это заметить. Ему было сложно меня обмануть. Не проще, чем мне ему. Всё равно, что обмануть самого себя.

  - Ты не дашь мне имя? - скорее признал, чем спросил он.

  - Из-за этого ты откажешься любить меня и заботиться обо мне? - поинтересовалась я, не глядя в его глаза.

  - Я не могу отказаться. Это моя часть контракта. Если я не выполню её, просто отправлюсь назад в нематериальное измерение. Ведь ты тогда не должна будешь давать мне свою энергию.

  - А если я откажусь давать её? - спросила я, не глядя ему в глаза.

  - Я не смогу взять её силой. Я - часть тебя, и я должен заботиться о тебе, а не насиловать. Однако, в этом случае ты словно предашь саму себя. Поверь, ни тебе, ни мне от того добра не будет. Потому давай выполнять свой контракт. Я буду рядом, чтобы ты чувствовала себя счастливой. И не переживай. Если уж ты и сможешь кому верить, то только себе. И тот факт, что ты не хочешь давать мне имени... Я не смогу любить тебя меньше по этой причине, крошка. Мы слишком близки для этого.

  Его черты смягчились. Он приблизился и аккуратно поцеловал меня в лоб. Как бы кто не относился к этой ласке, но мне она всегда казалась одной из самых волнующих. Нужно по-настоящему доверять, чтобы такой поцелуй доставил удовольствие.

  - Сейчас я ухожу, - произнёс он. - Увидимся утром.

  Женя поднялся, подошёл к окну, уверенным жестом открыл его и лёгким прыжком очутился на подоконнике.

  - И Ева, - обернулся он ко мне, очаровательно улыбаясь. - Ты же понимаешь, что у нас с тобой будет секс. Во многом из-за этого ты меня и позвала.

  - Ну да, - призналась я, покраснев.

  - Он случится попозже. Но до того, как случится, не изменяй мне, хорошо? - его улыбка стала просто демонически красивой. - Уж самой себе ты ведь способна не изменить, правда?

  И он исчез во мраке улицы. И утащил мой халат.

  Так и началась моя новая странная жизнь.



 ГЛАВА 2  


  Утром я решила, что накануне сожгла слишком много ароматизированных свечей, и их пары дали эффект полного помутнения рассудка. О том, куда делся в таком случае мой халат, лучше было не думать. Радоваться уже тому, что голова не болит, а другие ценные вещи не пропали.

  Однако, мой вчерашний глюк ожидал меня за первым же поворотом моей улицы, когда я шла на работу. Его появление заставило протяжный стон вырваться из моей груди.

  - Так ты был настоящим?

  Я уже совсем не была уверена, что материализовала в этом мире мужчину своей мечты, который теперь будет пить мою энергию. К счастью, пока он прозрачным не выглядел. Небо было затянуто тучами, потому увидеть, отбрасывал ли он тень, возможным не представлялось.

  - Я и есть настоящий, Ева, - усмехнулся он. - Настолько же, насколько и ты.

  Он зашагал рядом со мной. На нём были одеты старые потёртые джинсы, какая-то футболка и лёгкая куртка. В целом, совершенно не по погоде. Был конец ноября, и по ночам лужи уже давно покрывались коркой льда, который таял только к полудню.

  - Тебе не холодно?

  - Нет. Я могу снижать физическую чувствительность. Вернее, так даже лучше, расходуется меньше энергии. Не придётся брать её из тебя.

  Мне стало как-то совсем неуютно.

  - А ты часто будешь это делать?

  - Вряд ли чаще, чем раз в неделю. Не волнуйся. Я уже говорил, что это не причинит тебе вреда. Поверь, удовольствия от моей деятельности будет столько, что ты не станешь жалеть о своей маленькой жертве.

  Он был всё так же красив, но сегодня не вызывал у меня того слепого физического влечения, которое буквально швыряло в его объятия вчера.

  - Скажи лучше, какая помощь тебе сегодня от меня потребуется? Кроме того, чтобы провести тебя домой, конечно.

  - Никакой, - пожала я плечами, не прекращая ходьбы. - У меня не было никаких планов.

  - Насколько я знаю, тебе нужно в банк, чтобы закрыть счёт. И в налоговую. Но ты никак не можешь уйти с работы, потому что тебя там загрузили.

  Я не любила признаваться в своих трудностях даже самой себе. Но это странное мужское "я" откололось от меня цельной слишком недавно, потому знало всё о моих мелких, но таких выматывающих проблемах.

  - Туда нужно идти самой, - хмуро сказала я. - Ты же в курсе.

  - Поверь, я могу справиться и без тебя. Есть только одна проблема.

  - Какая?

  - Для этого нужны твои паспортные данные, а я их не знаю. Ты же сама их не помнишь. Продиктуй мне, чтобы я смог потом повторить их клерку в банке. У тебя же паспорт лежит в сумке.

  С трудом подавив недоверие, я достала документ из сумки и быстренько пробубнела все данные. Женя кивнул.

  - Я запомню и всё сделаю. Провести тебя до работы?

  - Нет, я лучше послушаю музыку.

  - Тогда до вечера. Я приду отдать все нужные тебе документы.

  Он отсалютовал мне и пошёл прочь. Хотелось бы верить, что мои проблемы решатся, но мне в это как-то не верилось. Наши бюрократы в жизни не отдадут мои документы, если я сама за ними не явлюсь.

  Вечером я вышла с работы. Машины Олега на стоянке не оказалось, пришлось идти на автобусную остановку. Близ поворота на подлесок меня ждал Женя. Всё в той же лёгкой куртке и с огромным пакетом в руке. Появился ещё рюкзак на спине.

  - Идём пешком? - спросил он.

  Я колебалась. Несмотря ни на что, идея идти со столь странным персонажем по тёмному осеннему лесу не казалась мне особо хорошей.

  - Эй, крошка! - окликнул он меня. - Ты же не испугалась? Ты помнишь, откуда я взялся?

  - Это и кажется мне подозрительным, - призналась я. - Неужели со стороны я тоже выгляжу такой странной?

  - Ещё какой странной! - рассмеялся он. - Ты не представляешь, как необычно выглядят твои искренность и способность заботиться об окружающих. Всё время кажется, будто тебе что-то нужно. Никто не верит, что ты просто делаешь так, как подсказывает тебе твоё сердце. Мало кто слушает своё сердце в наше время, детка. Мало у кого оно вообще есть. Обычно его функцию выполняет кошелёк.

  Это было настолько созвучно моим мыслям, что я не смогла не проникнуться доверием, опёрлась на предложенную им руку, и мы пошли по тропинке. В свете первого же фонаря я смогла убедиться, что у моего спутника действительно нет тени.

  - Почему её нет?

  - Потому что я не реален, Ева. Реальна ты, а меня этот мир даже не замечает.

  Я посмотрела на свою собственную тень. Мне показалось, или она стала какая-то прозрачная??

  - А если ты получишь имя?

  - Тогда тень появится.

  Я вздохнула.

  - Только я могу сделать это для тебя?

  - Конечно. Я же - часть тебя. И только тебе решать, согласна ли ты лишиться этой части. Но давай не будем об этом сейчас. Не чувствуй себя виноватой, что не хочешь давать мне имя. Это твоё полное право.

  Его голос звучал так уверенно! Он успокаивал и завораживал. Я расслабилась.

  Мы вошли под сень первых деревьев. Ночь была тихой и спокойной, ни одна веточка не шевелилась.

  - Как тут хорошо! - вырвалось у меня.

  - Да уж, - согласился Женя, с интересом оглядываясь вокруг. - Ночной лес - это настоящая сказка. Мы здесь не были с тех пор, как тебе исполнилось шестнадцать, да?

  Когда мне было шестнадцать, я в последний раз ездила в поход на несколько дней. И с тех пор не видела ночного леса. Подозревала, что здесь диво как хорошо, но не решалась пойти одна, а все мои друзья тоже боялись.

  - Давай побудем тут подольше, - предложил Женя, направляясь к близлежащему пню.

  Я молчала, но ему явно не нужно было слышать моё согласие. Он поставил на пень свой рюкзак и вынул оттуда термос с чаем и мандарины.

  Неважно, что вокруг было темно, мой мир пылал красками. Ночной лес, красивый мужчина рядом, аромат крепкого чёрного чая с маракуйей. Это правда было похоже на сказку.

  - Довольна? - спросил Женя ласково, потягивая чай из своей чашки.

  - Это восхитительно! А ты сводишь меня в поход весной?

  - Конечно, свожу.

  - И плавать меня научишь?

  - Научу!

  - И на велосипеде кататься?

  - И на велосипеде кататься.

  Он поставил чашку на пень и подошёл сзади, заключая меня в объятия. Я заметила, что чашка ещё почти полная. Мы оба пили чай медленно, мелкими глотками и растягивая удовольствие.

  - И более того, - прошептал он мне на ухо. - Я действительно всё это сделаю. Потому ты не сможешь использовать против меня мои невыполненные обещания.

  Я улыбнулась. Мужчины любят обещать и не выполнять. Многие женщины расстраиваются, но только не викканки. Каждый раз, когда даётся и не выполняется обещание, словно открывается канал, по которому можно воровать у человека удачу. Нужно просто знать как. Потому я частенько провоцировала героев-любовников наобещать мне с три короба. Естественно, "обманув" меня, они даже предположить не могли, почему их вдруг заносило попутным ветром в обширную чёрную полосу. И, конечно же, они не знали, что у меня в это время постоянно подворачиваются то возможность заработать, то возможность очень дёшево отдохнуть и повеселиться. Что ж, я радовалась жизни за нас обоих и была искренне благодарна этим любителям раздавать обещания направо и налево. Одного моего везения могло и не хватить на тот образ жизни, который я вела.

  Но Женя знал, чем это чревато. Значит, я всё-таки научусь плавать!

  Чай был невероятно вкусным. Как будто я сама его заваривала.

  - Остановись мгновенье, ты прекрасно, - сорвалось с моих губ.

  - А ещё идти не хотела, - поддразнил он меня. - Привыкай, крошка. Теперь тебе точно никогда не придётся быть одной. И даже если ты будешь одна, я всё равно буду достаточно близко, чтобы одиночество не успело стать тягостным.

  И, конечно же, за этим последовал поцелуй. Меня целовал самый красивый мужчина из всех, которых только я встречала в своей жизни! И он обещал, что мне больше никогда не придётся быть одной. И он знал, что не может не выполнить своё обещание.

  Кажется, я впервые в жизни была по-настоящему и безгранично счастлива. Даже не верилось, что всё это время счастье было так близко. Что мне мешало чуть раньше сделать этот ритуал? Лет на десять раньше.

  Поцелуй был нежным и ласковым, хоть и лишённым настоящего огня. Казалось, я просто наконец-то оказалась дома. Женя на две секунды отстранился, а затем улыбнулся и снова поцеловал меня, на сей раз в щёку.

  - Ты же понимаешь, что это мой первый поцелуй? - спросил он. - И ты - моя первая женщина.

  Я рассмеялась.

  - У тебя ещё не было женщины, девственник.

  - И пока, пожалуй, не будет. Я понимаю, что ты у нас давно не невинна и любишь экстремальный секс, но, пожалуй, не позволю нашему первому случаю произойти ночью в лесу, куда местные жители не гнушаются выносить мусор, потому что до контейнеров идти далеко.

  Возразить было нечего. Конечно, он бы легко уговорил меня отдаться, если бы хотел. Но в глубине души я действительно считала, что секс в лесу - это от того, что хочется разнообразия, а не от безысходности, потому что больше негде.

  Пришлось допивать чай и идти домой. Тем более, что небо затянуло тучами, и в воздухе стояла противная осенняя морось. У ворот Женя вручил мне пакет.

  - Что это?

  - Это твой халат. Я унёс его, помнишь?

  Мне не хотелось напоминать ему об этом. Халат был старый и доброго слова не стоил. Просто в нём было тепло, и я любила его, как любят старые вещи, с которыми многое связано. Но то, что Женя не забыл про такую мелочь, было по-настоящему приятно.

  Он слегка коснулся моих губ и зашагал прочь в ночную темноту. Интересно, где он живёт? Надо будет завтра спросить.

  Я тихонько пробралась в дом, чтобы родители не спрашивали, как старый халат оказался в большом красивом пакете. Открыла его уже только когда вышла из ванной, и ахнула.

  Это был совершенно другой халат. Невероятно мягкий и приятный на ощупь. Чёрный с белыми разводами, которые словно переходили один в другой. Он наверняка стоил маленькое состояние. Он даже пахнул не так, как халаты в магазинах, где мне доводилось бывать. Я никогда бы себе такой не позволила. А стоило его развернуть, как на пол упала записка. Моим почерком в ней было сказано: "Это больше тебе подойдёт"

  Да уж, никто лучше меня самой мои вкусы не знает.

  Помимо халата, в пакете оказались тёплые домашние тапочки и трикотажная пижама. Я всегда была равнодушна ко всяким там ВикториямСикрет, предпочитая более практичные вещи.

  А ещё там были все необходимые документы! Не знаю как, но он сумел всё сделать, как нужно.

  Так сладко спать, как в ту ночь, мне ещё никогда не доводилось.

  - Женя, признавайся, где ты живёшь! - потребовала я утром, после того, как мой кавалер буквально силой заставил меня надеть шапку.

  Было ветрено, потому его забота оказалась невероятно уместной. В конце концов, я даже поверила, что в этом убогом колпаке, но румяная и согретая, выгляжу лучше, чем без него, но синяя и замёрзшая.

  - Мне не обязательно где-то жить, - сказал он. - Я не такой, как ты. Я не отбрасываю тени, мне не нужно есть, спать, мне не холодно. Потому можно бродить по ночным улицам и искать возможность заработать. Должен же я делать тебе подарки! А ещё нужна квартира, куда можно будет тебя привести.

  - Но ты же пил вчера чай со мной!

  - Я не сказал, что не могу пить и есть. Я сказал, что мне это не нужно.

  - Так может зайдёшь завтра утром попить чай? Родители уходят примерно...

  - Примерно в семь, я в курсе. Могу и заскочить, если тебе будет приятно.

  - Мне будет очень приятно!

 ГЛАВА 3  


  Следующие несколько недель я жила словно в сказке. Утром Женя появлялся, чтобы помочь мне собраться на работу. Причём, он действительно помогал. Выяснилось, что он умеет делать прекрасные причёски, маникюр и педикюр. Потому мои волосы и ногти теперь всегда выглядели мега-ухоженными. Он сказал, что мог бы делать мне и макияж, но я в принципе предпочитала минимум косметики, так что это не понадобилось.

  Узнав, какие проблемы мне нужно решить, Женя исчезал. Затем он встречал меня вечером, чтобы провести домой. Проблемы оказывались решёнными, а в его рюкзаке всегда были какие-нибудь фрукты и термос с горячим чаем и бутылка свежевыжатого сока, на мой выбор. У моего дома мы несколько минут целовались. Поцелуи с каждым разом становились всё жарче, и я понимала, что скоро мы перейдём к чему-то посерьёзнее.

  Я стала выходить с работы через другую дверь, чтобы не наткнуться на Олега, который мог предложить мне сесть в его машину. Мне не хотелось никаких поездок. Мне хотелось только быть рядом с Женей.

  Примерно раз в неделю я позволяла ему кормиться своей энергией. Для этого он приходил уже тогда, когда я возвращалась из ванной, стучал в окно и лёгким прыжком оказывался в моей спальне.

  Кормление было удивительно похоже на то, что происходит в фильмах о вампирах. Он осторожно приподнимал мои волосы и припадал губами к моей шее. Никаких укусов, никаких ранок, но он действительно что-то выпивал из меня. Я физически чувствовала движение некой субстанции от меня к нему.

  После таких кормлений у меня кружилась голова, и Женя требовал, чтобы я сразу же ложилась отдыхать. Обычно я спала, как убитая, но к утру недомогание проходило.

  Губы Жени перед кормлением всегда были прохладными, а сам он - бледным. Но после его тело теплело, а глаза начинали блестеть особым блеском. Он целовал меня в висок, и я засыпала в его объятиях. Не знаю, как он в такие дни уходил.

  Я чувствовала себя совершенно счастливой и постепенно вообще выпала из реальности. Для меня жизнью были только те часы, которые мы проводили рядом. Он баловал меня так, словно я была его куклой, носил меня на руках, делал мне массаж. И всё это - в тайне, что придавало отношениям особой пикантности.

  Люди, окружавшие меня каждый день, жили в своём скучном сером мире, где никогда не происходило ничего прекрасного, зато всё было просто и надёжно. Каждое утро они выходили из дома, где бардак соперничал с относительным порядком, а для настоящих чувств просто не было места. Туда же они возвращались каждый вечер всё с той же скучной работы. А по пути делали всё, чтобы не замечать малейших возможностей внести в эту унылость хотя бы какое-то оживление. Любое отклонение от нормы означало бы необходимость перестраивать давно устоявшийся уклад жизни, а что-то менять им давно было лень. Они ненавидели меня только за то, что я была не замужем, а значит свободна, как птица, в любой момент способная сорваться и улететь в дальние страны. Это было ненормально, это была аномалия. Девушка не должна так себя вести. Она должна всеми силами стараться осесть на одном месте и загнать себя в рамки такого же унылого существования, как и их собственное. То, что я жила другой жизнью и чувствовала себя при этом счастливой и довольной, выбивало окружающих из колеи. Меня просто травили. Если бы рядом появилось странное существо, не отбрасывающее тени, они бы взялись за вилы и рогатины. Такое проще убить, чем попытаться приспособиться. Потому я точно знала - Женю им показывать нельзя.

  Тётки на работе, с которыми я сидела в одном офисе, не заметили, что со мной что-то происходит. Единственной существенной переменой во мне, по их мнению, могла стать только печать в паспорте. Потому всё то время, что Женя водил меня домой, баловал и дарил подарки, они продолжали рассказывать о всех тяготах семейной жизни и жалеть меня за то, что мне эти тяготы не достались.

  - Жень, я могла бы и сама готовить себе завтраки, - сказала я как-то утром, уплетая приготовленные моим вторым "Я" гренки с яичницей, пока он сооружал из моих волос что-то потрясающе-красивое и сложное в исполнении. - Ты ведь даже это не ешь.

  Родители в тот день ушли совершенно рано, и Женя тоже появился раньше. Порой мне казалось, что все его так называемые дела были не более чем отговоркой, а на самом деле он всё время караулил под моим домом, чтобы появиться так быстро, как только возможно. Каким-то образом его появления проходили совершенно незаметно для всех соседей, потому родители понятия не имели, что ко мне кто-то ходит. Может он умалчивал о своей способности становиться невидимкой? Чем дальше, тем меньше меня беспокоили такие мелочи. Когда мужчина делает тебя счастливой, очень многие вещи становятся совершенно безразличными.

  - В прошлый раз ты порезала себе палец и даже толком не могла помыть волосы, - сказал он. - Я могу завтракать вместе с тобой, если хочешь.

  - Не собираюсь тебя заставлять, - я демонстративно надула губки.

  - Благодарю, - улыбнулся он. - Но вот с массажем, кажется, сегодня не успеем.

  - Я не обижусь.

  - Сделаю вечером.

  - Я же сказала, что не обижусь.

  - Я знаю. Но тебе без этого нельзя, крошка. Сидячая работа никому на пользу не идёт. И просто ходить пешком несколько километров в день - не совсем адекватная замена. Когда куплю машину, смогу возить тебя на танцы пару раз в неделю. Как тебе такой вариант развития событий?

  Я едва не поперхнулась.



  - Что ты сказал? Машину??

  - Вообще-то я зарабатываю, помнишь? Или ты считаешь, что я ворую те вещи, которые дарю тебе?

  Он несколько раз упоминал, что работает, но я как-то не воспринимала эти всерьёз. Учитывая, сколько времени он проводил со мной и тратил на мои капризы, просто не верилось, что у него остаётся достаточно часов в сутки на то, чтобы что-то заработать.

  Но тут я вспомнила, сколько всего он мне подарил всего за несколько недель. Две пары зимней обуви, и обе весьма высокого качества, тот халат, пижаму, соляную лампу, кучу заколочек для волос. Много такого, чего я сама себе не купила бы. Просто потому, что у меня не оставалось на это времени из-за работы.

  Я вдруг подумала, что не так уж много и зарабатываю, зато торчу в офисе столько, что нет времени даже лишний раз сделать эпиляцию или сходить в магазин за мелочью, купить которую было бы просто приятно, а не жизненно необходимо. А в качестве награды за всё это получаю только вечные упрёки коллег, что до сих пор не сподобилась найти себе мужика, который отнимал бы у меня ещё больше времени.

  Я почувствовала себя обворованной. У меня планомерно и уверенно воровали мою собственную жизнь, много лет не слыша и слова протеста.

  - Причёска готова, - заявил Женя.

  Я положила вилку и подошла к зеркалу. Он принёс второе, чтобы я смогла в полной мере оценить результат его стараний.

  - Это великолепно, - вырвалось у меня.

  Такие причёски мне доводилось видеть только в журналах. Я стала похожа на греческую богиню.

  - Какая-то ты грустная, - заметил мой парикмахер.

  В следующую минуту я уже была в его объятиях.

  - Что случилось?

  - Ничего особенного. Просто думаю, кем бы я на самом деле хотела быть?

  - Ну, тебе действительно есть о чём подумать, учитывая, сколько у тебя способностей. Ты неплохой дизайнер, ты печёшь просто шикарные торты, из тебя мог бы получиться замечательный преподаватель. Или думаешь о том, что всегда хотела стать банкиршей и выдавать ипотечные кредиты под пять процентов, раздавив тем самым своих конкурентов в пух и прах? Ну, и заодно стать магнатом на рынке недвижимости?

  Мне стало неловко. Я даже самой себе боялась признаться в своих самых смелых мечтах.

  - Я думаю о том, что вместо всего этого копаюсь в бумажках за копеечную зарплату. И ещё мне очень стыдно, что даже не пытаюсь что-то с этим сделать.

  - Не пытаешься? Ты вообще помнишь, что если б не ты, вы с родителями до сих пор жили бы в той собачьей конуре, которая почему-то называется квартирой? А сейчас вы даже можете целый день заниматься своими делами и ни разу не споткнуться друг о друга! Ты помнишь, сколько всего здесь отремонтировано за твой счёт? А твой блог в интернете об уличной моде? Его же читает несколько сотен человек в день.

  - Есть такие, которые читают тысячи...

  - А есть такие, которые вообще никому не интересны. Знаешь, единственный твой недостаток, что ты слишком веришь людям. Они вбили тебе в голову, что ты - маленькая серая мышь, которая даже замуж выйти вовремя не смогла. И сколько бы жизнь тебе не дарила, ты отталкиваешь её подарки. Разве маленькая серая неудачница, у которой никто по дому не разбрасывает носки, имеет на это право?

  Я попыталась высвободиться из его объятий, но он меня не отпустил.

  - Ты помнишь, когда твоя киевская подруга предложила тебе стажировку в Чехии? Ты же отказалась под смехотворным предлогом!

  - Мы тогда только-только купили дом. Здесь всё было в полном беспорядке, ты же знаешь. Куда бы я поехала?

  - Я тебя умоляю! Ты же из-за работы даже собственную спальню отремонтировать не смогла. Всё делали родители.

  - Но за мои деньги!

  - Эти же деньги ты могла бы присылать из Чехии. Тебе предлагали стажировку в хорошем ресторане. Ты знаешь, что очень быстро из стажёра превратилась бы в полноценного повара, и тебе платили бы нормальную зарплату. Слала бы оттуда. Если тебе вообще нужно было бы ремонтировать дом в Украине!

  Я молчала.

  - А помнишь, как тебе предложили работать для киевского модного портала? Ты могла бы быть известной фэшн-журналисткой!

  - Мне это было не интересно на тот момент.

  - Ты просто струсила. Потому что тогда пришлось бы искать заказчиков, и без всяких гарантий получать большие деньги. А ты сидишь на одном месте и гарантированно получаешь маленькие.

  Каждое его слово отдавалось в моей голове почти физической болью. На глазах выступили слёзы. Хорошо, что я ещё не успела накраситься.

  - Отпусти! - взмолилась я.

  - Только при условии, что ты сейчас пойдёшь в ванную и там очень внимательно посмотришь на себя в зеркало. Ты потрясающе красивая и невероятно талантливая. Осознай это наконец! И позволь мне тебе помочь.

  - Как помочь?

  - Я сделаю всё, о чём ты попросишь. Только реши, чего хочешь просить. Кафе? Мы сможем это устроить. Модный сайт из твоего блога? И это можно! Собственная школа? Можно! Я пришёл сюда прямо из твоего подсознания. Там, где я был заперт, охания и ахания твоих тёток с работы слышны совсем по-другому. Они уже умерли, эти кумушки. Их жизнь закончилась, в ней больше ничего никогда не произойдёт, а из того, что уже произошло, не было ровным счётом ничего ценного. И ненавидят они тебя за то, что ты живая. Я всё это знаю, и я их не боюсь. Я никого не боюсь, а потому смогу дать тебе всё, о чём ты попросишь. И чем меньше ты будешь бояться, тем больше возможностей ты мне дашь. Мы - одно целое, и меня связывает твой страх. Пока я способен только на мелочи. Пожалуйста, Ева, если ты не даёшь мне полную свободу действий, дай мне хотя бы больше шансов осчастливить тебя! Перестань бояться тех, кто говорит, что ты - неполноценная.

  Он перестал держать меня, и я воспользовалась этим, чтобы сбежать в ванную.

  Женя прав. Конечно же, он во всём прав. И я, такая отчаянная трусиха, не могу посмотреть ему в глаза. Я боюсь самой себя. Боюсь, что не даю самой себе возможности чего-то добиться. Добиться того, что раз и навсегда заткнёт рот этим курицам из офиса.

  - Женя, очень тебя прошу, уходи, - попросила я из-за двери.

  - До вечера?

  - Да, до вечера. И не неси мне сегодня ничего.

  - Не могу. Я уже кое-что принёс. Оставлю на стуле на веранде.

  Явно не желая слушать возражения, он быстро хлопнул дверью. Только после этого я рискнула выглянуть из ванной.

  На веранде стоял большой пакет, в котором оказалась дублёнка. Невероятно тонкая, но при этом очень тёплая. Я выглянула в окно. На улице с неба стал прорываться первый снег. Мне на глаза снова навернулись слёзы. Женя, конечно же, каким-то образом узнал прогноз погоды и подумал, что мне будет холодно идти в моей короткой курточке, подбитой овчиной.

  Я обула подаренные им сапоги, одела подаренную им дублёнку, подумала и натянула шапку. Ненавижу шапки, но он всегда заставлял меня её одевать. Моя сумка выглядела довольно старой и поношенной на фоне всех этих недавних обновок. Наверное, скоро я получу очередной подарок. И снова в глубине души решу, что не заслуживаю всего этого.

  Понурив голову, я поплелась на работу.

  - Ева! - раздались возгласы коллег, едва я вошла. - Новая дублёнка?

  - Да, - пожала я плечами. - Холодно уже, а моя куртка коротковата. Я решила немного обновить гардероб...

  - Я такую недавно видела в "Сити", - заявила одна из тёток. - Она больше тысячи долларов стоила.

  Я только снова пожала плечами, решив не объяснять, откуда у меня тысяча долларов при зарплате в триста долларов.

  На тёток слово "доллары", особенно в сочетании с числительными больше ста, производило магическое действие. Они вдруг забыли начисто о правилах благопристойности.

  - Ты же и сапоги недавно купила! - выпалила самая толстая из них. - Похожи на кожаные.

  Оказывается, сапоги тоже не прошли незамеченными. Кумушки ни слова не сказали, лишь бы лишний раз не обратить на меня внимание.

  - Не знаю, - буркнула я. - Я не отличаю кожу от кожзама, говорила же уже.

  И в этот момент я сняла шапку.

  - Ты что перед работой в парикмахерской была? - вырвалось у ещё одной кумушки.

  Она была самая молодая из них, но уже абсолютная кумушка, почему-то повёрнутая на уходе за волосами. Она всегда покупала только профессиональную краску (при этом не разбираясь в окислителях), только профессиональный шампунь (лично я была уверена, что в этом шампуне из профессионального - только надпись professional) и какую-то особую маску для волос. Ещё она делала одну и ту же стрижку столько, сколько я её знала, выравнивала волосы и выглядела настолько прилизанной офисной работницей, насколько только можно ей быть. Показательно она презирала меня за мою вечно растрёпанную шевелюру, втайне завидовала, потому что волос на моей голове было раза в два больше, чем у неё, я их не красила, потому что мне не нужно было прятать седину, а ещё они росли просто с феноменальной скоростью.

  - Это мама утром решила поэкспериментировать, - соврала я.

  Они все уставились на меня с выражением полнейшего отвращения на лице. Незамужняя, хорошо одетая и ещё лучше причёсанная. На какие только ухищрения не иду, лишь бы захомутать хоть какого-то недоумка и успеть впрыгнуть в уходящий с платформы поезд.

  Я прошла к своему столу на негнущихся ногах, чувствуя, как в моей душе поднимается волна бешеной ненависти.

  Когда я училась в средней школе, то попала в класс, где всем заправляла одна отличница, доченька богатого папеньки. Она привыкла во всём и всегда быть лучшей. И тут выяснилось, что я - супергуманитарий. Я отлично знала историю и литературу, а сочинения писала так, что учители даже заговаривались от похвал. Отличница меня, мягко говоря, не взлюбила, и сделала всё, чтобы настроить против меня весь класс. Вскоре я уже сидела на задней парте с прочно закрепившейся за мной репутацией неудачницы и постоянно высмеиваемая за то, как я одевалась, причёсывалась и разговаривала.

  Сейчас я чувствовала себя точно так же. Но если тогда мне было стыдно за свою бедность, то сейчас я мне должно было быть стыдно за прямо противоположное.

  Будь я замужем, мне бы тоже завидовали, но по-свойски, по-хорошему. Но я не была замужем. На меня никто не польстился, я была всё равно что прокажённая. У меня не было никаких прав выглядеть хорошо или быть счастливой. Такие, как я, должны быть тихими и несчастными, и даже дорогая шуба должна сидеть на них подобно мешку. А я явилась красивая и цветущая. Как будто полчаса назад меня обнимал любимый мужчина. Любимый мужчина, которого у меня быть не могло. У меня мог быть только муж, на которого я должна была жаловаться. За то, что пришлось ему в девять часов вечера картошку жарить, вместо того, чтобы лечь спать.

  Я молчала. Они тоже сделали вид, что меня не существует.

  - Вчера как прихватило мне спину, - начала рассказывать самая толстая. - Хорошо, что есть муж! Намазал меня фастум-гелем. Не представляю, как можно без мужика обходиться.

  У меня по телу побежали мурашки, когда я вспомнила, что вечером меня ожидает массаж от Жени.

  Я никогда не смогу показать его этим курицам. И хорошо. Противно даже думать, что они посмотрят на него этим своим оценивающим взглядом. Они даже приблизительно не смогут понять, насколько он на самом деле красив. Для них существует только один тип мужской красоты - деньги, которые мужчина разрешит им потратить. На "профессиональные шампуни" и наращивание ногтей.

  Я тоскливо посмотрела на пустое место Лены. Единственная, кроме меня, незамужняя в коллективе. Правда, она была не столь грешна. Она жила с парнем, то есть была не совсем холостая. Сегодня она работала с обеда, потому мне было совсем одиноко. Я решила пройтись до соседнего отдела по появившимся неожиданно срочным делам. Хоть как-то развеюсь и смогу дожить до вечера.

  День явно не задался, потому что, проходя через центральную приёмную, где вечно толпились всевозможные посетители, я буквально наткнулась на Олега. Не того, который подвозил меня с работы. Того, с которым мы когда-то отчаянно флиртовали, и дело дошло почти до большой любви. А потом появилась его нервная жена, и всё закончилось большим пшиком.

  - Ах, вот ты где! - произнёс он с таким довольным лицом, как будто именно меня и искал.

  Мне захотелось провалиться сквозь землю.

  - Что ты здесь делаешь? - я изо всех сил старалась сделать невинное лицо, хотя чувствовала, что кровь предательски приливает к щекам.

  - Тебя искал. Твои подружки сказали, где ты работаешь.

  - А просто мой номер телефона они дать не могли?

  Моё внимание невольно привлекли наши тени на полу. Тёмная и чёткая тень Олега, и гораздо более светлая моя. Как будто я - желеобразная, и свет каким-то образом частично проникает сквозь моё тело. Мама дорогая, как же это заметно! Надо срочно сдвинуться в место, где разница не будет столь очевидной. Я оглянулась по сторонам и увидела съезжавших по эскалатору кумушек. Ту самую толстую и ту, что помешана на волосах. Обе сверлили меня и Олега прямо-таки рентгеновскими взглядами.

  Вот ещё этого не хватало! Снова туалет на нашем этаже закрыт!

  - Если я тебе позвоню, тебе потом может позвонить моя жена. Потому я решил сам зайти, - как ни в чём не бывало, заявил мой собеседник.

  Его жене надо было бы работать в ЦРУ. Бедняга уже многократно пытался пуститься во все тяжкие, но она каким-то образом умудряется узнавать, кому и когда он звонил или писал, да к тому же ещё и узнавать явочные места. Лично я уверена, что у неё самой любовник в высших эшелонах руководства МТС, и он передаёт ей записи всех звонков и сообщений, которые отправлялись с телефона её мужа. Неважно, насколько скурпулёзно тот их удалял. Она всё равно умудрялась узнать об очередной попытке измены и пресечь её. Почта Олега взламывалась, переписка Вконтакте проверялась в открытую. Понятия не имею, как он это терпел. Но как только поняла, что намерен терпеть всю жизнь, тут же потеряла к нему интерес. Он же, очевидно, что-то понял неправильно и решил, что проще всего будет повидать меня вживую. В этом случае хакер его жены оказался бы бессильным. Если она не встроила ему чип под кожу во время сна, конечно. В любом случае, мне не хотелось это проверять. Если пару месяцев назад мне повезло, и эта страшная женщина взяла в оборот только мужа, то в этот раз она могла добраться и до меня.

  - Давай ты мне быстро скажешь, чего хочешь, и я пойду. Мне надо работать.

  - Я понимаю, что ты обиделась, - заявил Олег. - Я просто исчез...

  - О да, - закивала я. - После того, как пообещал быть моим ангелом-хранителем. Было такое.

  Он слегка смешался. Мои кумушки уже спустились до самого низа и решили подойти к центральному ресепшену, якобы за почтой. А на самом деле пялились на нас во все глаза. Ещё чего доброго высмотрят, что не так с нашими тенями.

  - Пошли со мной, - шикнула я, кивая в сторону искусственных зарослей, которые должны были создавать в приёмной атмосферу уюта.

  Там было потемнее, и тени так чётко не просматривались.

  Олег последовал за мной, как верный пёс.

  - Я понимаю, что ты обижена. Но я правда очень скучаю. Мы же собирались встретиться один-на-один, помнишь?

  - Ты всерьёз считаешь, что это ещё имеет значение?

  Он смотрел на меня самым виноватым взглядом из всех, какие только можно было представить. Я давно его не видела, потому успела забыть, насколько он красив. Светлые волосы, тёмные глаза и просто невероятная улыбка.

  - Если и не имеет, я всё равно должен был извиниться, - сказал он.

  - На твоём месте, я бы извинилась перед самим собой. Твоя жена сделала из тебя тряпку. Думаю, твоё второе "Я" очень громко протестовало бы, если б ты дал ему право голоса.

  Олег как-то быстро заморгал, явно не очень понимая, что я хотела сказать. Я сама прикусила губу. Не всем дано общаться напрямую со своим вторым "Я".

  - Олег, иди к жене, - разговор надо было заканчивать. - Я не в обиде, но, правда, иди к жене. Я не хочу, чтобы она явилась рвать на мне волосы просто потому, что мы поговорили.

  Я прошла мимо него, надеясь, что это была наша последняя встреча. Но не тут-то было. Он схватил меня за локоть, наклонился к уху и зашептал, обжигая мою кожу своим дыханием:

  - Ева, я всё понимаю. Мне самому это до смерти надоело. Но я не могу вот так просто взять и уйти от неё. Не знаю, почему. Я чувствую только, что ты - единственный человек, который мог бы меня освободить.

  - У меня есть парень, - ответила я тихо. - Я не стану ему изменять.

  - Парень?? - обескуражено переспросил Олег.

  - А что тебя удивляет? Если я была свободна два месяца назад, это не значит, что всю жизнь буду никому не нужна. И какой мне смысл ходить в запасных вариантах?

  Он ничего не ответил. Просто отпустил мою руку.

  - Ева, это был твой парень? - раздался вопрос, стоило мне вернуться в офис.

  - Нет, это был чужой муж, - ответила я.

  На секунду в офисе повисло молчание.

  - А ты не хочешь сделать так, чтобы он стал твоим мужем? - спросила толстая. - Жена ведь не стенка.

  Она считала, что ради семьи можно даже разрушить семью. Правильно, та тётка уже побыла замужем. Теперь моя очередь. Всем надо побывать замужем, и неважно, на каких условиях.

  - Нет, я не хочу, чтобы он вообще мне кем-то был, - сказала я, буквально падая в своё офисное кресло. - Я отправила его назад к жене. Она столько лет с ним мучилась, пусть и на старости лет помучается.

  Тётки переглянулись между собой, потом все посмотрели на меня и снова подняли тему своих семейных проблем. Я снова была списана в окончательно безнадёжные особи.

  Мне было всё равно. У меня был тот, кто никогда не сможет стать настоящим мужем. Но он любил меня так, как не полюбит ни один муж на свете.


ГЛАВА 4  


  Мы с Женей украшали новогоднюю ёлку. Конечно же, он её и купил, как и все украшения.

  - Жень, ты как-то говорил, что можешь помочь мне открыть своё дело, если я попрошу...

  Он поднял голову и посмотрел на меня со смесью удивления и радости.

  - Конечно. Я сделаю всё, чего ты захочешь.

  - Я понятия не имею, чего мне на самом деле хочется. Но надо начать хотя бы с попыток...

  - С успешных, - поправил меня Женя.

  Вскоре мы уже сидели с листом бумаги и писали бизнес-план. Решено было начать с фаст-фудовой кафешки. Женя был уверен, что мои торты будут расходиться миллионными тиражами.

  - Главное, что нам нужно - это правильное место, - говорил он. - С хорошей проходимостью. И чтобы рядом было много офисов. Студенты тоже подойдут. Особенно, девочки. Девочки особенно любят сладкое. Но это я возьму на себя. Ещё возьму на себя аренду помещения, где мы будем печь.

  - Мы будем арендовать? - удивилась я. - Я думала печь всё или дома, или на месте...

  - На месте можно выпекать что-нибудь простенькое, для показухи. Мол, всё свежее. Но основную массу надо делать ещё до начала смены. Давай пока решим, что ты можешь печь идеально. Дрезденский торт в массовое производство пока точно пускать нельзя. Он у тебя фигово получается.

  - Не могу не согласиться. Брауни точно надо ставить в меню.

  - И вот тот твой йогуртовый кекс. Он тоже отличный. И самый главный нюанс, Ева...

  - Какой?

  - Тебе надо уволиться.

  Я вздохнула.

  - Ева, ты же понимаешь, что не сможешь совмещать своё собственное кафе и эту твою работу?

  - Я вчера написала заявление на увольнение.

  На секунду зрачки Жени расширились в подлинном изумлении. Но и этого мне было достаточно, чтобы понять - он всё-таки не может просчитать все мои действия.

  - Ты же поможешь мне деньгами, если всё будет совсем плохо? - пискнула я, делая вид, что не заметила его реакцию.

  - Ну и вопросы! Конечно, помогу.

  - А машину ты ещё не надумал покупать? Я бы хотела записаться на танцы.

  - Куплю. И буду возить тебя на танцы. Но только при условии, что ты сначала отоспишься.

  - Я сплю по восемь часов в сутки! Ты сам за этим следишь!

  - Это было бы нормально, если б ты не торчала каждый день по десять часов на работе. Потому дорабатывай, отсыпайся и разрабатывай меню в кафе. А я займусь вопросами аренды и поиска поставщиков.

  Каждый раз, когда Женя делал мою жизнь чуточку легче и приятнее, я удивлялась и думала, что лучше уже не будет. Но он каждый раз делал всё ещё лучше.

  - И скажи, ты же встретишь со мной новый год?

  - У меня не было других планов.

  Наши губы встретились. Поцелуи стали уже привычным делом, хотя дальше мы всё ещё не шли. Иногда Женя оставался со мной, и я засыпала в его объятиях. Сегодня был не такой день. Он помог мне доукрашать ёлку и ушёл через окно, как всегда.

  На следующий день был сильный снегопад. Я смотрела в окно, думая о том, сколько сугробов придётся преодолеть, чтобы добраться на работу. Но, наверное, это было единственное верное решение, потому что автобусы в такую погоду ходят из рук вон плохо.

  Женя, как всегда, приготовил мне завтрак, заплёл волосы и проверил, чтобы ногти на руках были в порядке.

  - Давай выйдем пораньше, - предложила я. - Дорога займёт больше времени.

  - Не займёт, не волнуйся.

  В результате, я вышла на улицу недовольная, хоть и шикарная. Женя успел одеть меня так, что не завидовать можно было только дочерям олигархов. Кумушки на работе успели истечь слюнями так, что впору было вёдрами собирать. Они всё чаще говорили, что я незамужем, чтобы мне хотя бы из-за чего-то было плохо. Ещё много говорили о шубах. Дело в том, что шубы я не любила, а кумушки считали, что это в любом случае круче дублёнки. Словом, меня решили сжить со свету, не замечая, что мне становится всё более и более всё равно.

  Сам Женя тоже выглядел с каждым днём всё лучше. О работе своей он не говорил, но платили за неё явно большие деньги.

  Я подумала, что мы впервые вместе выходим из моего дома. Обычно он выскакивал раньше и ждал меня на соседней улице.

  Сегодня на соседней улице ждал джип. Такой огромный и шикарный, что я даже не знала, какая это марка.

  - Вот это кому-то не проблема добираться даже в снегопад, - заметила я восхищённо.

  - Я даже знаю, как её зовут, - усмехнулся Женя. - Её зовут Ева.

  Он щёлкнул замком и открыл передо мной дверцу переднего сидения.

  - Это твоя? - не поверила я своим глазам.

  - Я же говорил тебе, что куплю! Садись. Тут все колёса ходовые, я довезу тебя быстро. Мягко говоря, быстро.

  Машина шла так ровно, что снегопад казался просто досадной неприятностью. Я всё ещё не верила своим глазам и только оглядывалась на шикарный салон.

  - Хочешь получить права? - спросил Женя, подмигнув. - Могу купить тебе такую же.

  - Я разнесу её в первую же неделю.

  - Перестань прибедняться. Я отлично вожу. Это значит, что ты водишь не хуже.

  Мы долетели до места моей работы за считанные минуты. Я буквально цвела и пахла. Не представляла, как это может быть замечательно - ездить с любимым мужчиной на дорогой хорошей машине.

  - Хорошеешь на глазах, - сказал Женя, наклонившись для поцелуя.

  На работу я буквально влетела. Как же мне было хорошо! Поднимаясь в лифте, выслушала массу комплиментов от парней из соседних отделов и даже один был от девушки. Выйдя на своём этаже, я лёгкой походкой направилась к офису, и тут...

  Подвесной потолок просто рухнул вниз. Я даже вскрикнуть не успела, и пришла в себя уже тогда, когда прямо передо мной на полу лежала довольно таки мощная конструкция, а также спрятанные под ней связки проводов, некоторые из которых отчаянно искрили. Каким-то чудом именно надо мной конструкция уцелела, и я совершенно не пострадала. Однако, осознание того, что со мной могло бы быть, окажись я не столь удачливой, медленно просачивалось в сознание.

  Двери в соседние офисы начали открываться.

  - Ева, что случилось? - сыпались на меня вопросы.

  - Не знаю, - отвечала я автоматически, чувствуя, как перед глазами у меня всё плывёт.

  Нащупав рукой стенку, я облокотилась об неё, чтобы не упасть.

  Курицы из моего отдела тоже выскочили в коридор. Естественно, ни одной не пришло в голову подойти, чтобы просто проверить, способна ли я вообще двигаться. Незамужние создания не стоят такой заботы.

  Один из сотрудников соседнего офиса догадался это сделать, осторожно пробираясь между торчащими везде проводами.

  - Позвоните в хозотдел, - приказал он. - Пусть, в первую очередь, придёт электрик. Ева, ты как? Жива?

  - Я, вроде, даже цела.

  - Хорошо, не шевелись. Я сейчас тебя отсюда выведу.

  Он подвёл меня к двери на лестничную площадку и вытолкнул туда. Я села прямо на пол, всё ещё не в силах прийти в себя. А утро ведь так хорошо начиналось!

  В другой организации меня бы просто отправили домой. Но у нас этот номер не прошёл. Остаток дня я просидела в архиве, где мне поручили разобрать кое-какие бумаги. Остальные были фактически заперты в офисах, пока из коридора всё не убрали.

  Ещё никогда мне не было так плохо от того, что у Жени не было мобильного. По крайней мере, при мне он никогда его не доставал. Я отдала бы многое за возможность попросить его приехать, хотя бы на десять минут, чтобы просто меня успокоить. Оставалось только убедить себя в том, что сейчас у него полно дел, и к лучшему его не отвлекать.

  Вечером, не обращая ни на кого внимания, я выбежала на улицу, осматриваясь вокруг в надежде его увидеть.

  - Ева! - позвал он меня из джипа.

  - О, мы и назад поедем? - удивилась я.

  - А смысл ходить по таким сугробам? Ты устанешь, замёрзнешь и промокнешь.

  Я забралась в машину и, закрывая двери, увидела, как у входа стоят мои кумушки, почти в полном составе, и совершенно остолбеневшие. Дорогую одежду и красивые причёски они ещё могли пережить. Более того, это даже был повод меня пожалеть. Бедная несчастная Ева, так старается обратить на себя внимание, что всеми правдами и неправдами достаёт деньги, лишь бы не остаться незамеченной. Но красивый мужчина на дорогой машине - это было против всяких правил. Такое не могло достаться МНЕ. Я была для этого слишком ничтожна. И неважно, что они понятия не имели о наших настоящих отношениях. Они могли быть уверены, что он бросит меня на следующий день. Но фактом было то, что любая из них отдала бы жизнь за право просто посидеть в таком джипе.

  - Это твои кумушки? - хмыкнул Женя, заметив, куда я смотрю.

  - Ну да.

  - Тогда нам нужно небольшое шоу.

  Прежде чем я успела отреагировать, он включил свет в салоне, чтобы с улицы было хорошо видно происходящее, и впился в мои губы таким страстным поцелуем, что у зрителей просто не могло остаться сомнений - он набросится на меня сразу же, как только мы доберёмся до его роскошного пентхауса, и будет любить меня со страстью изголодавшегося по ласкам льва.

  - Завтра они меня сожгут на костре, - прошептала я.

  - Помаши им ручкой, - посоветовал Женя и включил зажигание.

  Махать я не стала, предпочтя просто с видом хозяйки развалиться в кресле.

  - Что случилось? - спросил он, когда мы отъехали на какое-то расстояние. - Утром ты сияла, как звёздочка, а сейчас мрачнее тучи. Тебя эти тётки снова достали? Или просто проблемы?

  - Нет. На меня просто сегодня чуть ли не свалился потолок и незаизолированная проводка. Сама не понимаю, почему мне повезло выжить. А как это вообще могло случиться до сих пор никто понять не может.

  - Как это? - удивился Женя.

  - Не знаю. Я просто шла по коридору, и на меня чуть не рухнул потолок.

  Женя свернул на обочину и заглушил мотор. Затем заставил меня повернуться к себе. Впервые за весь этот ужасный день на моих глазах выступили слёзы.

  - Я в порядке, - пробормотала я. - Просто очень испугалась. Ведь там действительно можно было умереть. Ну, или сломать себе шею, как минимум.

  - И ты торчала там до самого вечера? Никому не пришло в голову, что после такого человеку сложно нормально работать? Тем более, что ты увольняешься!

  - О чём ты говоришь? Мне слова доброго никто не сказал. Только убедились, что я цела и невредима, чтобы не пришлось платить никаких компенсаций.

  - Вот уроды, - выдохнул Женя, обнимая меня так крепко, словно собирался никогда не отпускать. - Я хорошо знаю этих людей, но не устаю удивляться.

  - Как будто я устаю!

  Я расплакалась. Если б слёзы полились раньше, это были бы просто слёзы. Сейчас же меня в буквальном смысле трусило от всех тех эмоций, которые наконец-то нашли выход.

  Женя не пытался сдержать мою реакцию, просто прижимая меня к своей груди и гладя по голове.

  - Осталось совсем немного, крошка. Вскоре после нового года ты будешь свободной птичкой. И я позабочусь, чтобы тебя никто пальцем не тронул. А эти курицы... Тебе достаточно просто попросить, чтобы их жизнь превратилась в ад.

  Я не сразу поняла, о чём он. Но, когда поняла, слёзы моментально высохли.

  - Что ты имеешь в виду? - спросила я, поднимая лицо и отстраняясь от него.

  - Что земля может начать гореть у них под ногами. Весь этот затхлый и уютный мирок, который они себе построили, легко разрушит хорошая шлюха, если ей заплатить.

  Он был прав. Моим мучительницам хорошо жилось в отсутствие конкуренции. Нельзя же считать реальной альтернативой жене соседку в халате и папильотках или незамужних подруг с нарощенными ногтями и голодными от отсутствия секса взглядами. Достаточно же предложить им действительно красивую и сексуальную женщину, и у бедняг, которые вряд ли имели понятие, что такое хороший минет, просто головы посносит.

  - Не вздумай это делать! - уверенно произнесла я.

  - Снова жалеешь их по доброте душевной?

  - Я никаких лишних эмоций на них тратить не хочу, хоть положительных, хоть отрицательных. Они и так себя достаточно наказывают. И неважно, что они не понимают, что на самом деле самих себя заперли в камерах-одиночках. Они всё равно задыхаются. Думают, что это от нехватки денег, и сами себе не позволяют заработать эти деньги, чтобы - не дай Бог - не понять, что на самом деле им не хватает обычных человеческих чувств.

  Женя посмотрел на меня с ласковой снисходительностью.

  - Ты таки слишком добра!

  - Играешь в мою тёмную сторону?

  Он ничего не ответил. Просто достал из кармана платок и начал вытирать мои слёзы. Этого было достаточно. Ужасный день заканчивался так, как и должен был закончиться - в объятиях любимого человека.

ГЛАВА 5  


  - Ева, это был твой парень? - накинулись на меня с расспросами, едва я на следующее утро вошла в офис.

  В коридоре уже всё убрали. Просто теперь там не было электричества. Я с некоторыми опасениями прошла сквозь темноту и открыла давно знакомую дверь.

  - Если б я хотела рассказать вам про своего парня, вы были бы уже в курсе.

  Мне совершенно не хотелось обсуждать с ними Женю. До сих пор наши отношения были делом только нас двоих, а тут вдруг за них взялись кумушки, которые много знали про семейную жизнь, но ничего не понимали в том, что такое настоящая любовь.

  Конечно же, они тут же стали всё поганить.

  - Имя твоего парня слишком знаменито, чтобы ты его называла?

  - Не обсуждается. Говорите, что хотите, но я в вашем разговоре не участвую.

  - Правильно-правильно! - заявила толстуха. - Пока вы не женаты, он-то может уйти к другой в любой момент. Зачем хвастаться раньше времени?

  - Вот купит тебе такую же машину, на какой сам ездит, тогда и похвастаешься!

  - Да пусть хотя бы какую-то купит!

  Уколы сыпались один за другим. Кумушки явно не замечали, что все они пролетают мимо цели. Правила, которые работают в мире, где главная цель - выскочить замуж, не работают с мужчиной, который не отбрасывает тени, и существует только благодаря тому, что ты даёшь ему свою энергию.

  Но тут в разговор вмешалась моя незамужняя коллега, которая обычно сидела молча.

  - А дублёнку за тысячу долларов он тебе подарил?

  Кумушки тут же замолкли. Толстуха стала зелёного цвета, а фанатка ухода за волосами - серо-буро-малинового.

  - Да, он, - не выдержала я.

  Мои замужние коллеги явно не приняли такой факт во внимание. Они давно решили, что мои обновки выцыганены у родителей, либо же я ради них экономлю на самом необходимом. На том порешили и забыли. Теперь же вдруг оказалось, что машины у меня ещё нет, но деньги на меня парень тратит давно и охотно.

  Это был удар ниже пояса.

  Они просто перестали со мной разговаривать. Вообще. Даже по рабочим вопросам ограничивались самыми лаконичными фразами.

  Шлюхи не потребовались. Я и так рушила весь их мир. Старая дева, на которой они заочно поставили крест, вдруг оказалась кому-то нужна. И не просто кому-то, а мужчине, на которого они сами и посмотреть-то побоялись. Они могли сколько угодно мечтать о богатом любовнике, но мужчины с толстыми кошельками их пугали, и от того было никуда не деться.

  Женя словно знал о сложившейся ситуации, потому что решил раздраконить их ещё больше.

  - Ева, спустись, пожалуйста, к ресепшену. Тебя там ждёт курьер, - сообщил мне голос ресепшионистки по телефону.

  Я спустилась, будучи уверена, что там меня ждёт пакет документов. Каково же было моё удивление, когда внизу оказалась корзина с дорогущими шоколадными конфетами и огромная роза, ножка которой была чуть ли не с меня ростом. И записка с впечатанными словами: "Приятного чаепития". Пришлось подняться с ней наверх и таки попить чаю, вместе с незамужней коллегой. Остальные со мной не разговаривали, потому я решила их не угощать. Одно дело - не держать зла, и совсем другое - из милосердия кормить злое начало. Для того, чтобы кушать шоколад ручной работы, сначала нужно хотя бы усвоить хорошие манеры.

  Вечером Женя снова приехал за мной на машине. Кажется, он больше не собирался водить меня пешком через лес, и я была этому рада. Днём снег подтаивал, а к вечеру превращался в ледяную корку. Меньше всего мне хотелось идти домой по такой гололедице.

  - Ты когда-то хотела научиться кататься на коньках, - заметил Женя. - Сейчас для этого будут все возможности. Не хочешь попробовать?

  - А ты меня научишь?

  - С расчётом на это и предлагаю, - улыбнулся он.

  - Жень, ты знаешь, я уже давно хочу задать тебе один вопрос...

  Он внимательно посмотрел на меня, как будто от моих слов зависела вся его судьба.

  - Ты умеешь делать то, что не умею я. Как это возможно, если ты - часть меня самой?

  Женя усмехнулся.

  - Девочка моя, ты всё умеешь, просто это всегда было спрятано очень глубоко в твоей памяти. Даже глубже тех закоулков, в которые ты меня загоняла, пока не вызвала в этот мир. Если тебя поставить в по-настоящему безвыходное положение, ты всё вспомнишь и сможешь использовать. Ну а я, ввиду специфики моего существования, просто получил доступ к этим ресурсам в обход твоего сознания.

  - Постой, - прервала его я. - Получается, что в моей голове творится много такого, о чём я и понятия не имею? А ты - единственное моё альтернативное "Я"?

  - Нет, - ответил он, с некоторым усилием, - там есть и другие личности. Очень похожие на тебя, но также и кардинально отличные. Я знаю, что ты - очень упрямая, но всё же очень попрошу тебя не пробовать сделать с ними то, что ты сделала со мной. Ничего хорошего из этого не выйдет.

  - Почему?

  - Потому что они... Как бы это объяснить... Они очень фрагментарные. Это не даже отдельные личности, это просто те кусочки тебя, которые ты решила не развивать. То, какой бы ты могла стать - по уши замужняя дама и многодетная мать, например. Или алкоголичка.

  Я невольно вздрогнула.

  - Алкоголичка?

  - Ты же помнишь, что твой... Вернее, наш дедушка, умер от цирроза печени?

  - Конечно, помню.

  - И у тебя, и у меня в генах есть склонность к зависимости от алкоголя. Просто ты не дала этой части себя развиться. Она спрятана глубоко в тебе и могла бы выбраться на поверхность. Но ты даже не слишком ей сопротивлялась. Ты просто пошла по альтернативному пути, и у неё не было возможности окончательно сформироваться. Это что-то вроде призрака твоего прошлого. И выпустить его в этот мир будет означать выпустить полубезумного призрака, который также станет пить тебя, но вряд ли поймёт, что надо держать себя в руках. Это может тебя уничтожить, Ева.

  Он говорил очень спокойно. В свете мелькавших по обочинам уличных фонарей я видела его лицо, лишённое признаков какого-либо напряжения. Никому бы не пришло в голову, что он врёт. И, тем не менее, я с трудом верила услышанному. Неужели внутри меня всё действительно так сложно?

  - А почему тогда ты такой адекватный?

  - Благодаря тому, с какой активностью ты боролась со своим мужским началом. Помнишь, как в возрасте пятнадцати лет ты решила, что ты - больше не Женя, потому что это имя мальчиковое?

  Конечно же, я помнила. Моим воспитанием занимался папа, в гораздо большей степени, чем мама, потому подростком я была эдакой пацанкой без намёка на макияж, с невыщипаными бровями и стрижеными волосами. Одноклассницы уже бегали на свидания и целовались, а меня вообще никто не воспринимал как девочку, несмотря на второй размер груди. Потому я решила резко сменить имидж - купила тушь для ресниц, перестал стричь волосы, выпросила у родителей короткую юбку и туфли на каблуках. И самовольно перешла в другую школу.

  Было довольно сложно убедить двух директоров, что из-за переезда родителям некогда заниматься моими документами, но всё же я смогла договориться. И в новой школе сказала, что сокращением от имени Евгения была Ева, а не Женя. Все удивлялись, но на Женю я категорически отказывалась отзываться.

  - Ты настолько планомерно разобралась, что в тебе есть мужского, а что женского, что этого хватило на две личности, - подмигнул мне мой водитель. - Потому я и получился вполне адекватным.

  - И теперь во мне нет ничего мальчишеского? - вырвалось у меня.

  Что же я натворила? Лишила себя кусочка собственной личности?

  - Не совсем так. Это как в присказке. Если у тебя есть песенка, и у меня есть песенка, и мы поделимся - будет две песенки. Ты ни в чём себя не обделила, не волнуйся.

  Всё это было так сложно.

  - Кстати, - я решила перевести разговор в более нейтральное русло, - кажется, внутри я всё-таки мстительная. Ты решил не рушить семей моих кумушек, так хоть конфетами их подразнить.

  - Какими конфетами? - удивлённо посмотрел на меня Женя.

  Я осеклась.

  - А ну-ка рассказывай! - потребовал он. - О каких конфетах речь?

  - Ну... - неловко протянула я. - Сегодня курьер принёс мне корзинку шоколадных конфет. Без малейших указаний на то, от кого они. Я была уверена, что это от тебя. Думала, ты хотел раздраконить этих куриц ещё больше.

  - Хорошая идея. Но ты просила их не трогать, я и не стал их трогать, - заверил меня Женя. - Конфетами ты, вроде, не обделена.

  Он отлично знал, что я предпочитаю есть фрукты и сухофрукты, потому что они полезнее, но в глубине души всё равно с ума схожу по шоколаду. Потому, время от времени, Женя кормил меня этим лакомством. Понемногу, но что это было за лакомство!!! Подозреваю, что эти конфеты стоили целое состояние.

  - Так у тебя есть какие-нибудь мысли по поводу того, кто мог прислать посылку? - спросил он.

  - Понятия не имею, - заверила его я.

  Кажется, я оправдываюсь. Интересно, в чём? С тех пор, как я впервые его увидела, у меня не возникает даже мыслей о других мужчинах.

  - В любом случае, в этом я виноват сам, - вздохнул он. - Кажется, мы слишком долго торчим в конфетно-букетном периоде.

  - Ты же в курсе, что я спокойно обхожусь без секса, - не очень умело соврала я.

  - Конечно! Когда рядом нет достойного. А если достойный есть, но секса нет, ты начинаешь психовать и делать глупости.

  Я вспыхнула. Сказанное им было правдой, но только не в данном случае. Признаю, я немного злилась, что до сих пор дальше поцелуев и объятий дело не пошло, но уж глупостей точно не делала.

  - Хочешь верь, хочешь нет, но я правда никому не давала повода! - процедила я сквозь зубы.

  - Эй! - его рука дружески коснулась моего плеча. - Я, кажется, уже сказал, что сам виноват, что настолько всё затянул. Что может быть ненормального в том, что девушка хочет секса?

  - Ничего. Только, в моём случае, я хочу секса лишь с одним человеком, и этот человек - ты!

  Мы подъехали к тому месту, где он обычно меня высаживал, чтобы потом через окно проникнуть в мою спальню. Женя заглушил двигатель и с улыбкой притянул меня к себе.

  - Не хватало ещё поругаться из-за того, что мы оба хотим заняться любовью. Давай просто расслабимся и позволим этому случиться в новогоднюю ночь. Моя квартира ещё не совсем готова, а почему я не хочу взять тебя прямо здесь и сейчас, мы уже обсуждали.

  Конечно, обсуждали. Первый раз должен быть безупречным и бла-бла-бла. Этот план уже не казался мне таким уж идеальным. Я совершенно не возражала бы, если б мы прямо сейчас перебрались на заднее сидение. Да и в постели моей Жене уже тоже доводилось бывать. Просто он не делал там ничего неприличного.

  Оставалось только смотреть на него голодными глазами и терпеть.

  Покупка машины изменила его довольно сильно. Если раньше он предпочитал спортивный стиль в одежде, то теперь начал носить костюм и строгое пальто. Выглядел потрясающе. Если раньше у меня получалось сдерживать свои желания, то сейчас они рвались наружу, стоило только на него посмотреть.

  Поток моих мыслей прервал звонок мобильного. Звонила моя подруга Ксюша.

  - Ответь, - сказал Женя. Почти попросил.

  Я нажала кнопку, принимая вызов.

  - Привет, зая! - раздался радостный вопль. - Как ты там, жива ещё?

  - А с какой стати мне нужно умирать? - удивилась я.

  - Ты вообще помнишь, когда в последний раз выходила на связь?

  Я задумалась, и вдруг поняла, что с появлением Жени вся моя жизнь действительно сосредоточилась вокруг него. На подруг времени как-то не осталось.

  - Мы тут пообщались с девочками, и решили, что с этим надо срочно что-то делать! Не знаем, чем таким ты там занята, но мы категорически требуем, чтобы ты выбралась с нами хотя бы кофе попить!

  Я улыбнулась. Мои хорошие! Разве такое может не умилять? Пока Жени не было, только они и помогали мне не терять веру в себя.

  - Хорошо. Я действительно разбаловалась. Давайте на выходных что ли...

  - Смотри, мы все ждём! И не вздумай отмазываться! А то мы с Лялей, Масяней, Катюхой, Иркой и Светой тебя найдём и заставим веселиться с нами!

  - Ладно, обещаюсь быть, - засмеялась я. И тут мне пришёл в голову вопрос: - Ксень, скажи, а это, случайно, не ваша была идея с конфетами?

  - С какими конфетами? - абсолютно искренне удивилась подруга.

  - Мне сегодня на работу прислали конфеты в корзинке с пожеланиями приятного чаепития.

  - Оооо, тайный поклонник! - восхищённо протянула Ксеня.

  Она была в курсе, что мне не слишком-то везёт с мужчинами. Потому тот факт, что кто-то оказался в достаточной степени романтичен, чтобы осуществить такой романтический поступок, её сильно порадовал.

  О Жене ни она, ни кто-либо ещё из моих друзей не знал.

  - Понятия не имею, кто это, - нахмурилась я, видя, что Женю совершенно не радует тот факт, что у меня где-то имеется тайный поклонник.

  - Зай, так радуйся! Может, ты наконец-то дождалась своего принца.

  Женя отвернулся, чтобы я не видела выражения его лица. В стекле он отражался, но было слишком темно, и мне был виден лишь его силуэт.

  - Или своего маньяка, - сказала я, раз и навсегда решив больше не поднимать подобных тем в присутствии Жени.

  Ему явно не нравилось слушать о том, что кто-то за мной ухаживает.

  - Ничего себе, - сказала я, отключаясь. - Вот это солидарность. Они ещё никогда не собирались вместе, чтобы заявить, как им меня не хватает.

  - Они тебя любят, ты же в курсе, - улыбнулся Женя, хоть и явно сквозь силу.

  Мне захотелось предложить ему познакомиться с моими подругами. Но он точно не согласился бы. Он категорически отказывался появляться в людных местах, ссылаясь на то, что там слишком легко будет заметить его небольшое отличие от всех остальных.

  Конечно, были места и дни, где мы могли бы появляться вместе без риска раскрыть его истинную природу. Но таких возможностей было не слишком много.

  - Ты всё время проводишь со мной, - проговорил он, глядя куда-то в сторону. - И рано или поздно решишь, что из-за меня жизнь проходит мимо. К тому же, неважно, что между нами происходит. Для всего мира ты всё равно одинока, и к тебе постоянно пристают с идиотскими вопросами, почему у тебя даже парня нет.

  - В принципе, есть одно решение, - сказала я. - Не знаю, как ты его воспримешь...

  - Ты считаешь, таки можно познакомить меня с твоими друзьями и не объяснять им потом, почему я держусь подальше от хорошо освещённых мест?

  - Можно, - кивнула я. - Если я скажу им, что ты женат.

  Женя на секунду задумался.

  - Тогда тебя начнут доставать глупыми вопросами, почему я не развожусь ради тебя.

  - Ну, у тебя может быть масса причин, чтобы не разводиться, - хихикнула я. - Самое главное, что у тебя будет полное право появляться со мной рядом тогда, когда тебе удобно. И никто больше не станет приставать ко мне с вопросами про тайных поклонников, потому что я больше не буду одиночкой.

  - Забавно, - усмехнулся Женя. - И весьма иронично. Я не могу жениться на тебе, поэтому мы всем скажем, что я женат на другой.

  - Зато ты сможешь быть частью моей жизни!

  - В смысле, я не буду настолько тайной частью твоей жизни? - вздохнул он. - Ну, что ж. Может это и решение. По крайней мере, я смогу дать между глаз любому, кто будет желать тебе приятных чаепитий.

  - Я сама дам ему между глаз, когда узнаю, кто он, - сказала я, кладя руку на его запястье. - Жень, мне никто, кроме тебя не нужен. И никогда не будет нужен, поверь. Мне плевать, что официально мы не можем быть вместе.

  Он снова вздохнул, но привлёк меня к себе и позволил моим губам найти его губы. Поцелуй был долгим и глубоким, выдержанным, как старое хорошее вино. Так и должны целоваться люди, абсолютно уверенные в своих чувствах друг к другу.

  - Позволь мне организовать твою встречу с подругами, - попросил он. - Я хочу хотя бы так помочь тебе жить нормальной жизнью.

  - Ладно, - кивнула я. - Только нужно выбрать не самое дорогое заведение в городе. Они не совсем дочери олигархов.

  - Им не придётся ничего тратить, - заверил меня Женя. - Всё, что вы должны будете делать - это развлекаться.


ГЛАВА 6  


  Мы сидели в кофейне, куда я собрала всех своих подруг. Женя сказал, что на самом деле мы не ограничимся распитием капучино с пироженками, но для всех остальных это был секрет.

  - Куда это ты пропала? - допытывалась Ляля. - Тебя же вообще нигде не видно! Даже в интернете не появляешься. В жизни не поверю, что ты с головой ушла в работу.

  - Почему же, - улыбнулась я, собирая ложечкой сливки со своего извращенски сваренного с вишнёвым сиропом кофе. - Я как раз ушла с головой в работу. Просто это немного не та работа.

  - А какая?

  - Я ж таки открываю свой бизнес.

  - Серьёзно??? - вспыхнула Катя. - Ты таки решилась? Какой?

  - Открываю фастфуд-кафе. Будем варить кофе, заваривать чай, и ко всему этому - несколько видов пирогов на выбор. Или горячие панкейки.

  Я не была уверена, что смогу научить кого-то жарить панкейки так, как умела это делать я. Тем не менее, Женя категорически запретил мне самой стоять у прилавка, так что в ближайшее время придётся кого-то учить этой премудрости.

  - А как же твоя нынешняя работа? - удивилась Ксеня.

  - Уже написала заявление на увольнение.

  - Ну ты, мать, даёшь, - удивлённо протянула Масяня. - А где ты возьмёшь деньги на всю эту затею.

  - А деньги мне даст не совсем тайный поклонник, - с таинственной усмешкой объявила я.

  За столом воцарилось молчание. Подруги всегда желали мне только добра, но втайне все считали, что я таки перебешусь и выйду замуж за вполне среднестатистического парня. Поклонник, достаточно богатый для того, чтобы открыть мне кафе, в число прогнозов на моё будущее никогда не входил.

  - Какой ещё поклонник? - очнулась Ляля.

  Но ответить я не успела. К столу подошёл мужчина в чёрной форме и фуражке.

  - Дамы, - обратился он к нам, - я уполномочен доставить вас к месту отдыха.

  - Вы кто такой? - всполошились было подруги.

  Но я встала, сняла с вешалки пальто и спокойно заявила:

  - А это наш верный кучер. Проедемте туда, где сможем по-настоящему расслабиться, девочки.

  Я понятия не имела, что нам предстоит, но всеми силами делала вид, что состою в курсе событий.

  Шофёр подскочил ко мне и помог надеть пальто. Затем помог одеться моим подругам и вывел нас во двор, где стоял огромный чёрный лимузин.

  - Прошу, - открыл он перед нами дверь.

  - Ого! - вырвалось у Ляли. - А за это тоже заплатит твой не очень тайный поклонник?

  - Именно он, - ответила я, забираясь внутрь.

  В лимузине было настолько шикарно, что я даже растерялась. Девочки, оказавшись на диванчиках рядом, тоже чувствовали себя несколько не в своей тарелке. Пока Ира не предложила открыть бутылку шампанского, лежавшего в ведёрке со льдом.

  Всем было не по себе, потому все сразу же согласились, надеясь, что алкоголь снимет напряжение.

  Вскоре мы уже веселились от души, разгорячённые шампанским и отсутствием каких-либо забот. За дорогой никто не следил. Мы даже не сразу заметили, что лимузин остановился.

  - Дамы, вам пора на выход, - провозгласил шофёр.

  Оказалось, что нас привезли в шикарную сауну. Мне доводилось бывать в таких местах, но никогда - в таких шикарных. Всё было выложено мрамором, который на ощупь оказался тёплым. А помочь нам провести время с максимальным удовольствием должны были два симпатичных массажиста, одетых только в белые хлопковые штанишки до колен. От вида их тел у девчонок сразу же загорелись глаза. Мне же, напротив, стало неловко. Конечно, Женя обещал сделать всё по первому разряду, но зачем ещё и это? Вполне можно было пригласить и девушек-массажисток.

  Неужели он настолько не хочет мешать моей социальной жизни?

  - Всё нормально? - спросил меня один из массажистов.

  Они явно получили инструкции, на кого обращать внимания чуть больше, чем на всех остальных.

  - Абсолютно.

  - Может массаж? Столы готовы, вам нужно только раздеться.

  - Спасибо, мне не нужно, - вымученно улыбнулась я. - Сконцентрируйтесь на девочках. Кажется, им гораздо больше нужно.

  - Вообще-то, вы выглядите самой напряжённой, - подмигнул он мне. - Ничего неприличного. Так что, если надумаете.

  Я кивнула, и он вернулся к моим подружкам.

  Вскоре оба парня были уже заняты распластавшимися на массажных столах девушками. Те только постанывали от удовольствия.

  Я же с остальными отправилась в парилку, затем окунулась в бассейн с тёплой ароматной водой. Веселье бурлило так, что грозило сорвать покрытый мраморными плитами потолок. Девчонки носились друг за другом и за массажистами, пили шампанское, кушали мороженое и прочие сладости, которых на двух столиках было навалено столько, что хватило бы на целый батальон новобранцев. Я никогда не видела их такими довольными жизнью.

  - Я понятия не имею, что там за парень у тебя, - заявила Ксеня, сквозь смех, - но я его уже люблю. Передай ему, что он замечательный.

  - Обязательно, - заверила её я.

  Я сидела на диванчике, игнорируя взгляды наших красавцев, которым явно было неловко от того, что хозяйка вечера единственная отказалась от их услуг.

  - Какая-то ты невесёлая, - заметила Ляля, опускаясь на диван рядом со мной. - Что случилось?

  Кажется, во всей этой бесшабашно весёлой толпе она единственная сохранила способность мыслить здраво.

  - Ничего, - ответила я. - Просто мне немного неловко. Я ещё могу поверить, что всё это происходит со мной. Но вот в то, что ради меня, не верится. Неужели меня правда кто-то так любит?

  - Тебя это удивляет?

  - Более чем. Уже скоро тридцать лет, как никто так не любил, и вдруг всё это свалилось на меня - постоянное внимание, цветы, ухаживания. Я понимаю, что от добра добра не ищут, но я действительно очень растеряна...

  Навеселившись от души, мы начали собираться домой. Массажисты заявили, что всех нас посадят в такси, но только после того, как мы высохнем и остынем. Сборы растянулись почти на час. За это время некоторые девочки, разморенные шампанским, попросту заснули. Их пришлось одевать и буквально заносить в такси. Благо, нас заверили в добропорядочности всех таксистов, а адреса всех гостий я знала.

  Ляля уезжала последней.

  - Ты тоже на такси? - спросила она.

  - Нет, - я уже увидела в окно джип Жени. - Меня заберёт парень.

  - Посмотреть бы на него.

  - В другой раз, - улыбнулась я. - Думаю, сегодня всем уже нужно просто отдыхать.

  Мы вместе вышли на крыльцо, где поцеловали друг друга в щёку, и Ляля не очень грациозно забралась в ожидавшую её машину.

  Я же направилась к джипу.

  Женя не включал в салоне свет. Он не слишком громко включил Nightwish и сидел с закрытыми глазами, слушая ту музыку, которую мы оба считали божественной.

  - Понравилось? - спросил он меня, не открывая глаза.

  - Было весело, - ответила я. - Могло бы быть ещё веселее, если б массаж делали девушки.

  - Тогда это был бы не идеальный девичник.

  - Жень, что ты делаешь?

  Он наконец-то соизволил посмотреть на меня.

  - Я думал, ты понимаешь. Стараюсь сделать так, чтобы ты не чувствовала себя обделенной из-за того, что мы не можем быть полноценной парой.

  - Ты же понимаешь, что городишь глупости?

  Женя, двигаясь очень медленно, нажал на газ, и машина двинулась к воротам.

  - Мне всё равно, насколько это глупо выглядит. Единственное, чего мне хочется, это чтобы ты была счастлива, Ева.

  - Тогда ты немного не угадал! Потому что я ни минуты не была счастлива с того момента, как увидела там этих добрых молодцев. Это правда было лишним.

  Женя молчал. Просто рулил, даже не смотря в мою сторону.

  Спустя десять минут я потребовала:

  - Останови машину!

  Он послушно свернул на обочину. И, едва его руки скользнули с руля, я метнулась к нему и нашла своими губами его губы.

  - Ты пьяна, Ева, - пробормотал он между поцелуями.

  - Я не пьяна, я в исступлении. И это нужно прекратить, потому что мы оба уже начали делать глупости.

  Как не старался он изображать холодность, у него ещё никогда это не получалось так плохо, как сейчас. Женя отвечал на мои поцелуи так, словно утолял многодневную жажду, а руки его непроизвольно скользнули мне под пальто.

  Я же вся дрожала от охватившего меня желания. Не в силах сдерживать лёгкие стоны, я ласкала его, совершенно забыв, что мы на обочине дороги, по которой мчатся машины. А его поцелуи пьянили гораздо сильнее шампанского.

  - Давай на заднее сидение, - признал он своё поражение.

  Я с радостью выполнила указание. Благо, сидение было не намного меньше, чем среднестатистический диван. Ни он, ни я даже не успели подумать, как лучше там разместиться. Окончательно потерявший над собой контроль Женя стащил с меня всю лишнюю одежду, и уже в следующее мгновение я ощутила его внутри себя.

  - Как же ты хороша! - пробормотал он мне на ухо, каждым движением вжимая меня в кожаное сидение. - Если когда-нибудь изменишь мне, я его убью, а тебя посажу под замок. Я хочу, чтобы это всё было только моим!

  - Это и есть только твоё, - ответила я, задыхаясь от наслаждения. - И не смей никогда думать, что это не так.

  Дальше слова оказались слишком бесполезными. Мы были такими близкими, какими не получалось стать даже тогда, когда Женя ещё был частью моего взбунтовавшегося подсознания. Не помня себя от наслаждения, я обвила его ногами и каждым своим движением требовала больше и больше удовольствия. Мы оба были ненасытными. Нам пришлось остановиться не потому, что схлынула волна страсти. Просто у нас уже не было сил продолжать.

  - Не знаю, насколько это идеально, но я бы ни на что это не променял, - произнёс Женя, падая рядом так, чтобы не давить на меня, но не выпуская меня из кольца своих рук.

  - У нас будет ещё много идеальных раз, - тихо ответила я, не в силах оторвать от него влюблённого взгляда.

  Недомолвок больше не было. Нам обоим было ясно, что мы просто хотим быть друг с другом. Всё остальное - условности и мелочи.

  - Тебе нужно домой, - сказал Женя, убирая с моего лица прядки непослушных волос. - Ты замёрзнешь и простудишься.

  - Побудешь со мной этой ночью?

  Он кивнул.

  Я быстро оделась, и вскоре мы уже ехали по направлению к моему дому. Ворвавшись в спальню, я осторожно приоткрыла окно, оставив небольшую щель, и отправилась в ванную. Женя легко пробрался внутрь и ждал моего возвращения.

  Из ванной я вышла в одной пижаме. Он просто смерил меня хищным взглядом, одним прыжком оказался рядом, обнял меня и покрыл всё моё лицо поцелуями. Вскоре мы уже продолжали начатое ранее в машине на моей постели.

  - Родители могут проснуться, - пробормотала я, пытаясь сдержать стоны.

  - Не проснутся! - заверил он меня. - Я начеку, не бойся.

  Моя мама вскакивала от малейшего шороха, но почему-то в этот раз мне хотелось верить, что она таки не проснётся и не явится мешать. И она таки не явилась.

  Такой ночи у меня не было ещё никогда. Женя точно знал, чего я хотела, и чего до него не делал никто. В жизнь воплотились самые бурные и неприличные фантазии. В конце концов, я лежала совершенно обессиленная, неспособная даже просто пошевелиться, и просто постанывала от удовольствия. Мой мужчина лежал рядом, сохранив не намного больше сил, чем я. Их осталось только на то, чтобы укутать меня в одеяло.

  - Ты потрясающая, - прошептал он.

  - Это ты невероятный!

  Мы не обнимались, потому что даже этого делать не хотелось. Невозможно было стать ещё ближе, чем мы стали. Я заснула счастливая, и сам сон в ту ночь казался священнодействием. Всё приобретало совершенно иной смысл, когда Женя был рядом.

  А утром, когда я открыла глаза, он был уже одет и причёсан.

  - Не могу сделать тебе чай, - прошептал он, опускаясь рядом и целуя меня в висок. - Твои родители на кухне.

  - Ты же знаешь, что это не проблема, - ответила я хриплым спросонья голосом. - Уже собираешься уходить?

  - Да, - кивнул он с виноватым выражением лица. - Собирался ещё вчера сказать тебе, но ты меня немного отвлекла...

  Мне совершенно не понравилось то, как он это сказал. Сон словно рукой сняло. Я рывком села на постели.

  - Что сказать, Жень?

  - Мне нужно ненадолго уехать, - ответил он, проводя ладонью по затылку.

  Я знала этот жест. Сама всегда начинала теребить волосы, когда чувствовала себя неуверенно. Не факт, что Женя врёт, но ему явно не по себе.

  - Примерно на неделю. И я правда не могу отложить это. Это связано с работой. Мне придётся сильно напрячься, чтобы решить проблему с квартирой...

  Я вдруг поняла, что до сих пор понятия не имею, где и как он живёт. Он постоянно менял одежду, всегда выглядел так, словно сошёл с обложки модного журнала - значит, где-то укладывал волосы. А я всё это время не знала не только, откуда всё это. Я не знала даже номера его мобильного телефона!

  - Ева, ты выглядишь так, будто я сказал, что бросаю тебя, - улыбнулся он, проведя рукой по моей щеке. - Мне просто неловко из-за того, что приходится оставить тебя сразу после нашей первой ночи. Я вернусь, и мы продолжим там, где и остановились. Ты же не против?

  - Нет, - тихо ответила я.

  - Тогда просто жди. Тебе ведь осталось совсем немного отработать. Я вернусь сразу после Нового года.

  Значит, новогоднюю ночь мне тоже придётся провести в одиночестве?

  Волна горечи нахлынула на меня. Где-то в горле собрался скользкий горячий комок, который мешал даже дышать, не то что говорить. На глаза навернулись предательские слёзы.

  - Эй, крошка, - Женя выглядел невероятно заботливым и ласковым, - что такое? И не говори, что всё в порядке. Ты так сильно обижена?

  - Не сильно, - выдавила я из себя.

  Он просто привлёк меня к себе. По-дружески и нежно, так осторожно, словно я была сделана из самого драгоценного и очень хрупкого хрусталя.

  - Поверь, я никогда не оставил бы тебя на праздники, - произнёс он доверительно. - Но сейчас это правда необходимо. В первую очередь, ради нашего будущего. Веришь мне?

  Я кивнула, хоть и неуверенно.

  Он гладил меня по плечам, по волосам. Его прикосновения были такими успокаивающими, что плакать действительно перехотелось.

  - Нам нужно просто ещё немного потерпеть, - продолжал Женя своим чарующим низким голосом. - Ещё совсем немного, и я смогу подарить тебе весь мир. И я не преувеличиваю.

  - Я подожду. Делай, что должен, - мой голос почти не дрожал от обиды.

  Обида - это не страшно. Важно, что мой мужчина делал всё, чтобы уберечь меня от разочарований.

  - Мы несколько дней не увидимся. Мне понадобится...

  Он не закончил фразу, но это и не было нужно. Я отбросила волосы на левое плечо и наклонилась, максимально облегчая доступ к моей шее. Спустя долю секунды его дыхание коснулось моей кожи, а затем уже успевшее стать привычным ощущение оттока энергии наполнило моё тело лёгкой эйфорией. Это было сродни действию наркотиков. Мне нравилось, когда Женя забирал у меня частичку моего желания жить. В какой-то степени, это даже приносило пользу. Раньше избыток энергии бурлил во мне, заставляя делать неразумные и непредсказуемые поступки. После встречи с ним я стала спокойнее реагировать абсолютно на всё.

  - Я оставлю тебе немного денег, - сказал Женя, оторвавшись от меня и откидывая упавшие на глаза волосы. - Вряд ли ты захочешь ездить на работу на автобусе, вызывай такси.

  - Я разберусь, - кивнула я вяло.

  Меня слегка клонило в сон. Хорошо, что это был выходной день.

  Женя достал из кармана пиджака немаленькую стопу денег.

  - Ты называешь это "немного"?

  - Не вздумай ни в чём себе отказывать, - ответил он, наклоняясь, чтобы поцеловать меня в губы. - Я вернусь и прослежу.

  Выходной казался мне бесконечным. Я легла было спать, но ближе к обеду начали звонить подруги, чтобы ещё раз прокричать в трубку о том, как вчера всё было здорово. Это умиляло, хотя и успело надоесть примерно после третьего звонка. Тем не менее. Я продолжала брать трубку. Это девочки, которые всегда меня любили и поддерживали. Они имеют полное право чуть-чуть меня пораздражать.

 ГЛАВА 7 


  В самый канун Нового года я спешила на работу. Такси я вызывала только по вечерам, утром предпочитая добираться на работу пешком.

  На входе у ресепшена меня окликнули. Я обернулась и увидела Олега с огромным букетом алых роз.

  Потрясающе! Вот только об этом и мечтала. Только этого мне и не хватало для полного счастья.

  Все проходившие мимо пялились на нас так, словно мужчина пришёл ко мне не с цветами, а, как минимум, с огромной резиновой куклой из секс-шопа. Как хорошо, что скоро я выберусь из этого офисного рабства. В принципе, понятно, откуда столько нездорового интереса. Когда несколько сот человек большую часть своей жизни заперты в не таком уж и большом здании, им просто приходится следить друг за другом. Чтобы было хоть какое-то разнообразие. Иначе можно просто сойти с ума.

  - Что ты тут делаешь? - спросила я.

  - Хотел узнать, понравились ли тебе конфетки, - ответил он, лучезарно улыбаясь.

  Так вот чьих рук это было дело!

  Судя по выражению лица, наличие у меня парня волновало Олега примерно в той же степени, что и наличие жены. Он явно не считал, что это серьёзное препятствие на пути в мою постель. А парень он был настырный. Кажется, придётся всерьёз поработать над тем, чтобы его отвадить.

  - Это тебе! - заявил он, тыча мне цветы.

  Я никогда не была поклонницей букетов из живых цветов. Женя знал это и не делал мне таких подарков. Но от Олега, конечно же, не приходилось ждать такого же понимания.

  - Послушай, солнце, - заговорила я, нехотя принимая цветы. - Мне очень льстит, что ты ко мне ходишь. И конфеты были очень вкусные. Но я тебе уже говорила, что у меня есть парень, и он меня вполне устраивает.

  - А я и не собираюсь мешать твоим с ним отношениям.

  Ох уж эти мне хитросделанные современные мужчины! Действительно, с чего бы ему хотеть мешать мне и моему парню. Одинокая я могу начать требовать, чтобы он развёлся. А это ж сколько лишних хлопот, не говоря о том, что придётся платить алименты. Если же я буду с парнем, то заботиться обо мне будет парень. Именно парень станет водить меня на свидания, представлять своим родителям, возить отдыхать. Олегу в этом случае достанется только секс. И никаких довесков, которые будут подразумевать хоть малейшую ответственность. На официального парня можно будет списать даже ребёнка, если я забеременею. Ради таких удобств, Олег был готов даже слегка потратиться. Если ещё поломаться, то он может и в сауну меня сводить за свой счёт, лишь бы только был повод для меня наконец-то раздеться.

  Да уж, на его месте я бы тоже не хотела вмешиваться в чужие отношения. Одинокие девушки - сплошные проблемы, девушки с парнями - сплошные плюсы.

  - Проблема в том, что я - очень консервативна. Потому в следующий раз мы станем разговаривать только после того, как ты покажешь мне свидетельство о разводе.

  Это требование было для Олега как гром среди ясного неба.

  - Раньше ты ничего такого не требовала, - сказал он первое, что взбрело в голову.

  - А раньше я была одинокая и никому не нужная. Потому согласная на всякие условия. Нынче пользуюсь спросом, потому и цена выросла. Так что сначала разводись, потом будем разговаривать про встречи наедине.

  Я осторожно, чтобы не пораниться шипами, собрала розы в один пучок и цветками вниз впихнула их в корзину для мусора.

  Окружающие на секунду замерли. Олег выглядел так, словно стал жертвой внезапного приступа столбняка. Я сама немного испугалась того, какое шоу устроила. Тем не менее, добавила:

  - Кстати, если разведёшься, ещё не факт, что я буду с тобой. Просто тогда мы хотя бы на равных поговорим.

  Развернувшись на каблуках, я направилась к лифту.

  Хорошо ушла, Ева. Эффектно.

  И не менее хорошо, что Жени нету в городе. Я успею прийти в себя до его возвращения. Теперь главное, чтобы он никогда не узнал об этом разговоре. С него станется думать, что я действительно хочу, чтобы Олег развёлся.

  На самом деле, Олег был типичным подкаблучником, которому не хватало разнообразия. Такие не разводятся. Они от природы ленивы, а развод - это всегда хлопоты. Ещё полбеды уйти от одной женщины. Но ведь надо прийти к другой, у которой свои привычки, свой уклад жизни и своё прошлое. И не факт, что она будет терпеть всё то, что терпела жена. По крайней мере, я никогда не стала бы терпеть то, что спускала Олегу его благоверная. По моему глубокому внутреннему убеждению, большей дуры ещё свет белый не видывал.

  Ладно, какая уже разница? Я ушла уверенная, что больше Олег ко мне не сунется. А если сунется, можно будет снова потребовать выполнения невыполнимого для него условия.

  Дни в декабре - самые короткие в году. Но мне они казались невероятно длинными. Я привыкла к Жене, я отчаянно скучала, лишённая его присутствия.

  Подружки радовались моему внезапному возвращению в социальные сети, где мы подолгу болтали каждый вечер. Все они спрашивали, кто же мой таинственный поклонник.

  Я решила ничего не рассказывать, пока не выпытаю, кто же сдал меня и место моей работы Олегу. Девочки дружно утверждали, что вообще понятия не имеют, кто это. Оставалось только забыть об этом досадном случае. Но вот один факт не принять во внимание было нельзя. Все они хором называли Олега козлом. Как посмел женатый мужчина не давать прохода незамужней барышне? Все они такие!

  Я почитала их гневные отзывы, а потом осторожно сказала, что мой любимый, благодаря которому мы недавно так хорошо отдохнули, тоже женат. Более того, он не сможет развестись, потому наша любовь может существовать только под покровом тайны.

  Подруги с не меньшим единодушием признали, что если мой мужчина делает меня счастливой, то он - ангел во плоти. Если же не разводится по объективным причинам, то ещё и страстотерпец, которого нужно доставить в рай по радуге на белом лимузине. А Олег? Олег - козёл, и никаких вариантов.

  Ситуация меня изрядно позабавила. А ещё наполнила чувством полного умиротворения. Невозможно не чувствовать себя счастливой, когда есть люди, которые так тебя любят.

  Проблемы с коллегами, которые замучили меня претензиями по поводу отсутствия мужа, исчезали, словно призрачный корабль за горизонтом. Теперь это было так неважно. Почему мне вообще когда-то казалось это важным?

  В новогоднюю ночь я сидела с родителями за праздничным столом и думала о том, сколько в моей жизни любви. Как мне вообще могло прийти в голову, что без мужчины я неполноценна? Но если бы в один прекрасный момент меня не довели бы до ручки, не было бы того ритуала, не было бы и Жени. Он остался бы странным порождением на дне моего подсознания. Я никогда не узнала бы, что он вообще существует, не называла бы его по имени.

  Стоп! У него же нет имени! У нас - одно имя на двоих, и одна судьба на двоих. Он не может делать ничего отдельно от меня. И если он перестанет меня любить, я смогу не давать ему свою энергию. И он исчезнет. Так можно ли вообще считать это любовью? Он явно чувствует её, но чувствует потому, что иначе умрёт.

  - Всё нормально? - спросила мама, глядя в моё растерянное лицо.

  - Да. Я просто уже устала. Пойду спать, пожалуй.

  Зайдя в спальню, я поспешно заперла дверь и рухнула на кровать.

  Последние месяцы любовь Жени стала мне необходима. Я не могу потерять её. Но ведь это не будет до конца любовью, если он не сможет сам выбрать, дарить ли мне её, или же выбрать себе другую женщину. Он больше не просил дать ему имя. Но, не делая этого, я каждый день насиловала его чувства. Я фактически вынуждала его делать то, чего он, может быть, на самом деле не хотел. А, учитывая то, что он был частью меня, я насиловала саму себя...

  Размышления оказались слишком сложными, у меня даже начало ломить виски. И в этот момент в окно знакомо неслышно постучали.

  Забыв обо всём на свете, я бросилась туда и открыла, впуская внутрь того, в искренности чувств которого только что сомневалась.

  - Я очень много работал и смог вернуться раньше, - успел прошептать Женя до того, как впился поцелуем в мои губы.

  Любые сомнения относительно того, любит ли он меня, канули в небытие. Такая страсть в поцелуях не бывает притворной. Я растворилась в его настойчивости, забыв обо всех опасениях. Он был рядом, и он не хотел быть где-то ещё. Чего ещё может хотеть женщина?

  Это был лучший Новый год в моей жизни.

  - Ничего не случилось, пока меня не было? - спросил Женя.

  Мы лежали в моей постели, крепко обнявшись.

  - Ничего особенного, - ответила я. - Всё в рамках нормы. Разве что мои мысли...

  - А что с твоими мыслями?

  Я закуталась в одеяло и уткнулась носом в его плечо.

  - Ты уже давно не просил дать тебе имя...

  Под одеялом Женя ласково поглаживал мою кожу. Я думала, мои слова заставят его руку замереть, хотя бы на мгновение. Но ничего подобного не произошло. Казалось, упоминание о возможной свободе не произвело на него вообще никакого впечатления.

  - Ты из-за этого переживаешь? - в его голосе не слышалось и тени волнения.

  - Да, - не очень охотно призналась я. - Я боюсь, что ты рядом со мной только потому, что у тебя нет выбора.

  Женя негромко засмеялся.

  - Понимаю! Я сам тебя навёл на такие мысли, когда начал чуть ли не требовать, чтобы ты дала мне имя. Но тогда я только-только появился в этом мире, и меня пугало, что мы настолько тесно связаны. Я ведь в буквальном смысле не могу просуществовать без тебя. Ты же сама немного помешана на гарантиях и обеспечении безопасных отходных путей.

  - Согласна, - усмехнулась я. - Так ты просто боялся, что однажды не сможешь подпитаться вовремя, и исчезнешь?

  Женя кивнул.

  - Согласись, сложно этого не бояться.

  - А что случится? - нерешительно спросила я. - Что случится, если однажды ты не сможешь вовремя от меня подпитаться?

  На сей раз рука Жени всё-таки замерла.

  - Вернусь туда, откуда пришёл, - произнёс он. - И на сей раз меня будет не так-то просто оттуда вызвать. Но на самом деле меня волновало другое.

  - Что?

  - Связь между нами в любом случае разорвать невозможно. Но если ты дашь мне имя, появится возможность использовать её ещё одним способом. Ты сможешь звать меня по имени тогда, когда я буду больше всего тебе нужен. Я услышу и смогу прийти в ту же секунду.

  Конечно, Женя не был обычным молодым человеком. Но всё равно эти его слова звучали странно. Не проще ли позвонить по мобильному?

  Кстати, я до сих пор не знаю номера его мобильного.

  Кстати, бывают моменты, когда ты не успеваешь позвонить. Или просто не имеешь такой возможности!

  Я вдруг вспомнила недавний случай, когда на меня чуть не рухнул потолок. Разве не чудо, что тогда я выжила? И разве мало бывает в жизни ситуаций, когда тебе действительно мог бы помочь друг со сверхъестественными способностями?

  - Ладно, давай не будем об этом, - прервал Женя мои размышления. - Есть другой вид связи, которым мы до сих пор не пользовались, и который вполне может заменить необходимость звать меня необычным способом.

  Он выбрался из постели и взял свой рюкзак. Несмотря на то, что он теперь выглядел более чем респектабельно, эта сумка, почему-то успевшая уже стать потрёпанной, почти всегда была при нём. По крайней мере, рюкзак всегда валялся на заднем сидении его джипа.

  Женя достал из него две коробки. Поскольку комната освещалась только ночником, я не сразу поняла, что это.

  - С Новым годом, крошка, - произнёс он, вручая мне одну из коробок.

  Это был мобильный телефон. Нет, не совсем телефон. Это был Vertu.

  - Он что настоящий? - ошалело спросила я, разглядывая упаковку.

  - Ты же не думаешь, что я подарил бы любимой девушке имитацию? - удивился Женя. - Конечно, настоящий. Иначе я купил бы тебе хорошую нокию.

  Мне никогда не приходило в голову, что я даже смогу подержать в руках настоящий Vertu. А тут ещё оказалось, что он мой собственный! Я буквально с благоговением открыла упаковку и достала оттуда красивый чёрный телефон с серебристым отливом.

  - Ты любишь всё чёрное и лаконичное, - улыбнулся Женя. - Только не смотри на него так, словно это величайшая святыня. Это просто кусочки железа и пластика, которые помогут нам стать ближе. Ну, и напоминание о том, что я люблю тебя. Ты всегда сможешь подержать его в руках.

  Мысли о том, сколько стоит мой новый телефон, вылетели у меня из головы.

  - Жень! - вырвалось у меня.

  - Да, - он смотрел на меня так, словно кроме меня в мире вообще ничего не существовало.

  - Ты только что сказал, что любишь меня!

  - Люблю, - подтвердил он.

  Я сидела ошарашенная и счастливая. Наверное потому, что впервые в жизни знала - это не враньё. И дело не в дорогих подарках или его зависимости от меня. Дело только в том, что он знает меня, как никто другой. Он знает мою душу и мои самые сокровенные мысли. И это ему нравится! Я нравлюсь ему такая, какая есть. И он сделает всё, чтобы в этом не было никаких сомнений. Затем и нужны подарки и прочие знаки внимания. Просто чтобы не дать мне забыть - для него я особенная. Все остальные будут просто "одной из", а я буду той единственной и неповторимой, ради которой стоит бороться.

  Он и боролся. Вырвался в этот мир из глубин моего подсознания, существовал тут на птичьих правах, и всё ради того, чтобы быть со мной рядом. Ведь здесь он мог не просто восхищаться мной. А заботиться обо мне и делать мою жизнь легче. Вернее, он делал её беззаботной.

  Я улыбнулась. Так, как не улыбалась ещё никогда.

  - Ты такая красивая, - прошептал Женя. - Не представляешь, как я счастлив, что могу прикоснуться к тебе.

  - А я счастлива, что в один прекрасный день меня привели в отчаяние. И я провела тот ритуал.

  Меня бросало в холодный пот от одной мысли, что я могла кого-то встретить, выйти замуж, родить ребёнка и вести благополучную семейную жизнь. Наверное, мне бы даже казалось, что в этом и есть счастье. И я бы никогда не узнала, что на самом деле счастье - совсем другое. Это не возможность щегольнуть перед подругами преданностью своего мужчины, это не возможность взвалить на него все свои проблемы, это даже не секс со всеми теми глубинами и вершинами наслаждения, в которые он способен швырнуть и до которых может поднять. Счастье - это тёплая волна света, которая захлёстывает всё твоё существо, лишая дара речи и способности думать. Это ощущение того, что ты - это весь мир. И без тебя мир никогда не будет полным. Хочется отдавать, хочется делать всех вокруг довольными и радостными. Из затравленной и сосредоточенной на мелких каждодневных проблемах девчонки ты превращаешься в настоящую женщину. Ту, какой и должна быть женщина.

  - Ты - самое прекрасное, что только есть на земле, - снова прошептал Женя. - И куда бы не забросило меня, я обещаю, что вернусь. Я никогда не устану делать тебя счастливой, и никогда не устану уничтожать любое препятствие, которое может мне помешать.

  Я смогла ответить только одной фразой. Я говорила ему это впервые, но точно знала, что больше никому никогда этого не скажу.

  - Женя, я люблю тебя!

 ГЛАВА 8 


  Оставалось отработать всего два дня. И только сейчас я начинала чувствовать, что всё же буду скучать по своей тюрьме. Как ни крути, а если бы не безысходность и отчаяние, сейчас со мной рядом не было бы Жени. У меня просто не было бы в нём необходимости.

  - Ты же помнишь, что сегодня вечером я тебя похищаю? - спросил он, целуя меня в щёку.

  - Помню. Романтическое свидание, овеянное ореолом тайны.

  - И твоя компенсация за новогоднюю ночь.

  Конечно же, Женю было невозможно убедить в том, что этот Новый год и так был лучшим в моей жизни. Он считал, что был обязан обеспечить мне праздник, оставалось только с ним согласиться. Тем более, что ему явно доставляло удовольствие меня баловать.

  Я выпрыгнула из джипа и направилась в офис.

  Моё появление никто даже особо не заметил. Все обсуждали смерть начальника налоговой службы региона в новогоднюю ночь. Я читала об этом в новостях, но была слишком влюблена, чтобы обращать особое внимание. Но кумушки обсуждали происшествие так оживлённо, что я невольно почувствовала себя заинтересованной.

  - Короче, они ищут убийцу.

  - Я не пойму, какого убийцу можно искать? Человек умер от инфаркта в одиночестве.

  - Окно в комнату было разбито, причём снаружи! Кто-то побывал в той комнате, а потом сбежал.

  - Может украли что-то? А этот чинуша пьяный был, увидел вора и помер с перепугу?

  - Вроде как, ничего не украли. В новостях сказали, что вряд ли убийство было преднамеренным, но виновного всё равно нужно наказать, вот и ищут. Обещают дать пять тысяч любому, кто даст хоть какую-то информацию о посторонних на территории отеля.

  Я села и открыла интернет. Работать категорически не хотелось, ведь всё равно за эти два дня ничего существенно не изменится. Все мои мысли были уже не о документах компании, а о нюансах в рецептах тортов, которые я собиралась выпекать для своего кафе.

  В новостях действительно много писали о странной смерти начальника налоговой службы. Все дискутировали, умер ли он сам, либо же ему помогли.

  - Ева, - вдруг окликнула меня одна из кумушек. - А ты ведь так нам и не сказала, что будешь делать после увольнения.

  - Наверное потому, что вы не спрашивали, - пожала я плечами.

  - Мы все думали, что ты собираешься выйти замуж.

  Меня это даже больше не раздражало. В этом были все они - мои кумушки. Всё в их уютном маленьком мире сводилось исключительно к "замуж". Не было ничего, что могло бы сравниться с замужеством по важности.

  - Пока не собираюсь.

  - Тогда зачем увольняешься?

  Я решила не говорить им о своём кафе. Кто знает, как пойдут дела? Если всё окажется пустой затеей, не хотелось бы, чтобы они потом похихикивали.

  Кумушки были из тех людей, которые считали, что в бизнесе могут быть какие-то гарантии. Как будто можно предугадать заранее, найдёшь ты или потеряешь. Я точно знала, что никаких гарантий нет, и мне было очень страшно. И ещё мне было жаль тех денег, которые вложил в это кафе Женя. Я из кожи вон вылезу, но не позволю ему потерять на этом вложении хотя бы копейку!

  - Девочки, я просто хочу уволиться, - таинственно сказала я. - Всё.

  Они обиженно замолчали. Когда я выйду из комнаты, они точно начнут судачить о том, что я придаю себе излишней важности, а на самом деле... Ох, как же всё это знакомо.

  Как всегда, ситуацию разрулила молчаливая незамужняя коллега.

  - У тебя новый телефон? - спросила она.

  Я кивнула.

  Любительница ухода за волосами тут же оказалась у моего стола.

  - Покажи! - потребовала она.

  - Уууу, интересненький. Вер.. Верти...

  - Верту, - подсказала я.

  - А что это за марка такая?

  Если кумушки ещё знали, что такое айфон, то уж Vertu и BlackBerry оказались вне зоны их компетенции.

  - Не знаю, что тебе сказать, - скованно улыбнулась я. - Просто такая марка.

  - Дорогой, небось, - предположила толстушка.

  - Это подарок, - ответила я. - Не знаю, сколько стоит.

  Кумушка с волосами а-ля профешинал положила мою трубку назад на стол, вернулась на своё место и начала что-то активно выстукивать на сенсорном экране своего мобильного. Наверняка полезла в интернет проверять, что за птица такая мой новый телефон.

  Я принялась разбирать свои бумаги. Спустя два часа, вернувшись в офис из соседнего отдела, я услышала громкое утверждение:

  - Да это копия, по-любому! Настоящий Vertu стоит дофигища!

  - А ты видела джип её хахаля? - спросила толстуха. - У него явно денег как раз дофигища.

  - Стал бы он тратить их столько на Евку! Небось, купил копию, чтобы она порадовалась.

  Только тут они заметили, что я вернулась. И, конечно же, сразу замолчали.

  Я прошла к своему месту со снисходительной улыбкой. Ух и барышни! Им даже в голову не приходит, что девушки, которым дарят такие подарки, работают с ними под одной крышей. Да ещё и бывают незамужем.

  Пожалуй, я таки не стану по ним скучать.

  Целый день они усиленно делали вид, что ничего не случилось. Пока вечером я не стала одевать свою дублёнку.

  Одна из кумушек, та самая, которая сказала, сколько стоит мой наряд, посмотрела на меня. Я действительно стала похожей на принцессу за последние недели. Волосы убраны в сложную причёску, ногти идеально ухожены, в руках - дорогая сумка, на лице - дорогая косметика. И кумушка сдалась. Она наконец-то позволила появиться на своём лице выражению зависти.

  Наконец-то это случилось! В итоге, я всё-таки оказалась в победительницах. Я получила всё то, что казалось им таким ценным, ведя абсолютно неправильный образ жизни. И ещё массу ценных призов, об истинной стоимости которых они не имели представления. Разве кто-то когда-то любил их и понимал так, как любил и понимал меня Женя?

  Но дублёнки и парня на джипе хватило. Они всё-таки поняли, что счастье не всегда в том, чтобы быть замужем. И это их бесило, а для меня было просто лекарством после всех тех лет, что они меня донимали.

  - Ты выглядишь очень довольной, - заметил Женя, когда я села в машину. - Радуешься, что уходишь отсюда?

  - Моя главная радость - это ты, - сказала я.

  - Ну, солнышко, - усмехнулся он. - Меня бы без тебя не было. Потому ты - всё-таки главная ценность в радиусе ближайшей тысячи километров. И я намерен доказывать тебе это сегодня всю ночь.

  Я засмеялась от счастья, совершенно довольная жизнью.

  Машина рванула с места. Женя щёлкнул кнопкой, и салон заполнили звуки моей любимой музыки.

  - А ты тоже любишь готик-рок? - спросила я, откидываясь в кресле.

  - Конечно! Как же ж иначе?

  Дорога заняла довольно много времени. В результате, машина остановилась около коттеджей, построенных по европейскому образцу. Как будто несколько домов слиты в один.

  - Ты тут живёшь? - удивилась я.

  - Именно! В квартиру я бы не переехал ни за что в жизни, а заниматься отдельным домом всё-таки не успею. Потому решил найти компромиссный вариант. Здесь есть кому заниматься канализацией и крышей, но никаких соседей сверху или снизу.

  Дома были выкрашены в разные цвета. Коттедж Женьки в свете фонарей оказался зелёным. Я с любопытством осмотрелась вокруг. Почти Европа. Вот только окна на первом этаже закрыты решётками, и плотно занавешены, чтобы никто не смог заглянуть внутрь.

  Женя подвёл меня к крыльцу и извлёк из кармана комплект ключей.

  - Это твои, - сказал он и подмигнул.

  - Думаешь, я часто буду приходить сюда одна?

  - Надеюсь.

  Он щёлкнул своими ключами и посторонился, давая мне возможность пройти в дом первой.

  Едва он включил свет, я ахнула.

  Конечно, следовало этого ожидать. Дом был воплощением моих желаний. Именно так и должен был выглядеть дом моей мечты.

  Тот, в котором я сейчас жила, тоже был ничего. Но он обставлялся с оглядкой на мою маму, потому многое там мне не нравилось. Здесь же Женя учёл исключительно мои пожелания. И мне на глаза навернулись слёзы.

  - Так нравится? - спросил он, наклоняясь и приподнимая рукой мой подбородок.

  - Очень нравится, - прошептала я. - Невероятно нравится.

  Он коснулся моих губ поцелуем.

  - Тогда просто осмотри весь дом. И имей в виду - здесь всё твоё.

  На обувной полочке стояла пара домашней обуви в виде валенок, как я и любила. По всему дому были расставлены живые растения в горшках, как я и любила. Казалось, что это не дом, а сад. А учитывая, что на улице был январь, холодный и слякотный, в этом доме дышалось полной грудью.

  Дом был небольшой, но, благодаря планировке, здесь действительно помещалось всё. Думаю, семья из четырёх человек смогла бы существовать здесь без малейшего повода для конфликтов. Для нас двоих тут была вообще полная благодать: просторная кухня, ванная, в которую легко поместилось бы пять человек, две большие спальни, и одна маленькая, запасная, с кроватью-чердаком.

  - А это зачем? - рассмеялась я, забираясь наверх.

  - Просто потому, что тебе всегда такое нравилось, - пояснил Женя. - Комната была свободная. Я и подумал, что нам может быть интересно иногда заниматься здесь любовью.

  - Как в студенческом общежитии!

  Я легла на спину, вспоминая, как когда-то приезжала в гости к друзьям в общежитие. Чего мы там только не вытворяли!

  Женя, не долго думая, забрался ко мне и лёг рядом.

  - Ну, тебе нравилось быть студенткой. Нет повода об этом не вспомнить.

  Моя жизнь изменилась как-то кардинально и сразу. Настолько, что мне потребовалось какое-то время, чтобы осознать: теперь всё иначе.

  Раньше я шесть дней в неделю торчала на работе. Приходила домой уставшая, не имея сил заняться чем-то серьёзным. Оставалось желание только попить чаю и что-то почитать.

  Сейчас работы не было. Было нечто вроде хобби. Утром я просыпалась примерно в шесть утра, приводила себя в порядок, прыгала в машину, и мы с Женькой отправлялись в наш цех, чтобы забрать оттуда торты и прочие вкусняшки для кафе. Вкусняшек было много. Перевозить их на джипе не получилось бы, потому мой мужчина где-то взял в аренду специально оборудованный грузовичок.

  Дорогие дублёнки и косметика в это время были забыты. Я одевала обычные джинсы, тёплую куртку на овчине и зимние кроссовки. Работать грузчицей так было проще всего, и мне это безумно нравилось. Мы с Женей брали свои кондитерские изделия и распихивали их по полкам, чтобы везти в кафе.

  Женя каким-то образом умудрился арендовать помещение в самом центре города. Оно было не слишком большим, но большое для наших целей и не требовалось. Здесь запросто помещался прилавок, небольшая печка, на которой наши сотрудницы жарили блинчики, панкейки и пончики, и оставалось место, чтобы люди, стоящие в очереди, не мёрзли на улице. Хотя, мёрзнуть всё равно приходилось, потому что вскоре под кафе стали собираться очереди. И мороз, холодный ветер и слякоть не слишком их пугали.

  У нас варили хороший кофе, торты были вкусные и ароматные, а горячие блинчики на настоящем молоке и пончики прямо со сковороды пахли настолько аппетитно, что от покупателей действительно не было отбою.

  Мы помогали продавщицам выставлять в витрину торты, пирожные и печенье. Женя забивал холодильник продуктами для готовки. Кафе ещё не успевало открыться, а у дверей уже собирались желающие.

  То, что они не съедали за небольшой стойкой у стены, им упаковывали в специальные коробочки с нашим логотипом. Коробки приходилось заказывать каждую неделю, потому что местные студенты и офисные работники растаскивали наши произведения в огромном количестве.

  Убедившись, что всё идёт хорошо, мы с Женей отправлялись по своим делам. Иногда я ходила по магазинам, иногда спала, а иногда просто бездельничала. Мне даже пришло в голову снова заняться диссертацией, которую я забросила несколько лет тому назад.

  Женя в это время обычно куда-то исчезал. Не знаю, чем он занимался, но мне и не хотелось это выяснить. Неважно, что он был моим мужчиной и частью меня самой, не обладавшей даже собственным именем. Важно было только то, что ему нужно было иногда жить своей жизнью. Это было небольшой платой за всё, что он для меня делал. Он появлялся после обеда с продуктами, которые закупал у поставщиков. Мы везли их в наш цех и давали поварам задание - сколько чего приготовить. Потом Женя отвозил меня либо на занятие танцами, либо в автошколу. Да-да, я училась водить машину!

  Жила я теперь на два дома. Родители привыкли к мысли, что у меня есть парень, хотя я никогда им его особо не показывала. Мы до сих пор маскировали отсутствие у Жени тени. Зимой это было не слишком сложно на улице, а в кафе мы подобрали такое освещение, чтобы тени вообще не слишком бросались в глаза.

  Правда, появляться вместе на людях было сложно. Обычно роль моего спутника ограничивалась тем, что он куда-то меня привозил, а потом забирал, даже не выходя из машины.

  Дни сменялись днями. Я была настолько счастлива, что редко заглядывала в календарь. Но вот однажды взяла у своих работниц крепкий чай в бумажном стаканчике, отправилась за журналом в киоск напротив и... замерла, почувствовав на своём лице дыхание тёплого ветра. Такой воздух бывает только в преддверии весны, тех самых дней, когда начинает таять снег и сквозь зимнее оцепенение начинают пробиваться к солнцу ростки новой жизни.

  - Женя, - закричала я в мобильник, едва услышав знакомый голос. - Начинается весна!

  - Так и знал, что ты заметишь, - засмеялся он. Ты можешь пропустить что угодно, но только не её первые признаки.

  - Это надо отметить!

  - Согласен. Давай встретимся через час. Сможешь за это время купить нам что-нибудь на бутерброды?

  - Сомневаешься?

  Мы условились о месте встречи, и я рванула в ближайший супермаркет, чтобы обеспечить нам соответствующий банкет. Задачу сильно облегчало то, что в еде Женя предпочитал то же, что и я. Всё-таки удобно быть двумя частичками одного целого, разлитого в разные флаконы.

  Мой любимый был пунктуален, потому ждать его пришлось недолго, и вскоре мы уже мчались по пригородному шоссе.

  - Ты выглядишь такой довольной!

  - Ещё бы! Мне в организме категорически не хватает витамина D! Я несколько лет была заперта в офисе. А сейчас у меня даже права будут...

  - И машина, - подсказал Женя.

  - И машина! Я намерена кучу времени провести на свежем воздухе, греясь в солнечных лучах.

  - Надо будет заказать тебе навороченный солнцезащитный крем, - пошутил он.

  Хотя, зная его, можно было не сомневаться - пошутит, пошутит, а потом правда откуда-то привезёт. Тем более, что он точно знал о моих предпочтениях. Я всегда использовала самый сильный крем, который только могла найти. Загар мне нравился гораздо меньше, чем возможность понежиться в солнечных лучах.

  Но пока об этом было ещё рано думать. Я обернулась, чтобы убедиться, что тёплый плед всё ещё лежит на заднем сидении. Женя вообще никак не реагировал на низкие температуры. Строение его тела до сих пор оставалось для меня загадкой. После кормления он всегда был тёплым, как обычный человек. Спустя несколько дней его температура несколько понижалась. Внешние же условия, казалось, вообще на него не влияли. Даже самый сильный ветер не заставлял его озябнуть, когда на нём была самая лёгкая курточка. Хотя, мне казалось, ничего не изменилось бы, будь он без курточки, без пиджака и без рубашки. Мне же приходилось одеваться потеплее.

  - У меня есть к тебе разговор, - произнёс он.

  - Серьёзный?

  - Очень.

  Наши отношения давно дошли до того этапа, когда серьёзные разговоры не пугали. Они в любом случае касались чего-то внешнего, а не того, что будет с нами. Мы всегда будем вместе - это даже не обсуждалось.

  - Я тебя слушаю, - сказала я, откидываясь в кресле и разворачивая шоколадку.

  - Это касается нашего кафе. Ты же в курсе, что у нас с ним всё хорошо.

  - Ну да.

  Ещё бы мне быть не в курсе! Я сама сводила баланс наших трат и доходов, потому точно знала, что мы неплохо на этом зарабатываем. Конечно, придётся определённое время поработать на то, чтобы вернуть вложенные деньги. Откуда эти самые деньги изначально взялись, Женя мне не сказал, а я не слишком допытывалась. Ясно было одно - нужно их вернуть. Только тогда это кафе станет по-настоящему нашим.

  Так о чём тогда может быть серьёзный разговор?

  Я вдруг испугалась, что деньги были взяты в кредит, а теперь их срочно потребовали вернуть.

  - Дело в том, что есть люди, которые заметили, насколько хорошо у нас идут дела, и их это заинтересовало.

  Мои нервы натянулись, как струна.

  - Только не говори, что кто-то пытается нас подсидеть и отнять наш бизнес...

  - О, нет, - повернулся ко мне Женя. - Нет, крошка, не бойся! Ничего подобного не происходит. Я никогда бы такого не допустил. Дело в другом.

  - В чём же?

  - Дело в том, что нам предлагают за этот бизнес серьёзные деньги. Настолько серьёзные, что их хватит, чтобы вернуть все уже вложенные средства, и ещё сверху мы получим хорошую прибыль.

  Женя назвал цену, которую нам предлагали.

  Я никогда не умела свистеть, иначе присвистнула бы. Деньги действительно были немалые.

  - А зачем им предлагать нам такую сумму за маленькое фастфудовое заведение?

  - Они собираются платить не за заведение, а за ту репутацию, которую мы уже сумели заработать. И за сам алгоритм. У нас уже есть отлаженный механизм, с которого можно получать неплохие барыши. А если их правильно реинвестировать, то можно открыть ещё несколько таких точек. И все они будут приносить прибыль. Но мы приехали, выбирайся.

  Мы остановились близ довольно большого озера, пока ещё покрытого льдом. Однако, лёд был уже ноздреватый и серый, совсем готовый к тому, чтобы начать таять.

  Женя помог мне спуститься к воде, где какое-то время мы стояли, обнявшись и просто слушали окружавший нас мир.

  В лесу неподалеку уже начинали несмело петь птицы, с неба, сквозь облака, пробивались солнечные лучи. Весна постепенно пропитывала воздух, и моё существо оживало вместе с природой. Я готовилась начать жить новый цикл, более счастливый и совершенный, чем предыдущий.

  - Так что мы ответим на это предложение? - спросил Женя. - Решать тебе. Это твоё кафе.

  На самом деле, я никогда не решилась бы на подобное, если б не он. Но говорить об этом было бы бесполезно. Женя сказал бы только, что он - это я, так что гордиться надо только собой.

  Чем больше я думала, тем более заманчивым казалось мне предложение. Мне нравилось создавать свой бизнес, но он как-то быстро встал на ноги и наращивал обороты, потому уже сейчас я начинала скучать. Дальше была бы только рутина - продолжать следить за процессом, расширяться, обучать персонал, нанимать новый, работать с поставщиками. Сейчас же за эту рутину предложили очень хорошие деньги. Я смогу найти для себя другую игрушку. Которая, возможно, тоже станет приносить неплохую прибыль.

  - Дело в том, что я понятия не имею, куда девать эти деньги. Их нужно вложить во что-то. Но во что?

  - Это ты не имеешь понятия? - усмехнулся Женя. - Брось, Ева! Если у тебя сейчас нет никаких идей, то к вечеру всё равно появится дюжина.

  Он был прав. У меня уже сейчас в голове крутилось несколько проектов. Просто не хотелось их озвучивать до того, как я посижу с листом бумаги и калькулятором, не прикину, насколько у всех этих проектов есть будущее.

  - А у тебя самого какие-нибудь идеи есть?

  Женя только печально улыбнулся.

  - Мне немного стыдно признаться в этом, Ева, но способность креативить ко мне от тебя не перешла. Есть вещи, которые я вижу лучше тебя, на многое быстрее реагирую. Сообразительности и смекалистости у тебя не меньше, просто они более зажаты условностями, которые тебе навязало твоё окружение. Ты сейчас постепенно освобождаешься, но на это потребуется время. А вот умение творить и мечтать... Ты стыдилась всего, чего угодно, но только не его. Потому в меня ты это не влила. Я знаю, о чём ты мечтала, пока мы были едины. Но я состою из того, что ты в себе отрицала. Потому просто знаю, но не умею мечтать сам.

  Он выпустил меня из объятий, взял в руки пакет со снедью и стал изучать содержимое, чтобы приготовить нам поесть. Я действительно проголодалась, он же всегда ел со мной за компанию.

  - А если ты получишь имя, это изменится? Ты сможешь мечтать сам?

  Он отрицательно покачал головой.

  - Прости, но тебе придётся делать это за нас обоих. Я же буду рядом только для того, чтобы помочь тебе признаться себе в своих мечтах и набраться смелости реализовать их.

  Я молчала, потому что даже не представляла, что можно сказать в такой ситуации. Раньше меня терзали угрызения совести за то, что держу Женю в зависимости, не давая ему имя. Однако, выяснилось, что эта форма зависимости была для него далеко не единственной. Есть вещи, помимо свободы, которыми я никогда не смогу его наделить.

  Он протянул мне бутерброд с сыром и красной рыбой. Аппетит у меня успел пропасть, но я всё равно начала есть. Жене нравилось заботиться обо мне, потом не стоило лишать его удовольствия. Он и так был многого лишён.

  - Скажи, когда решишь, что делать с кафе, - попросил он. - Это твоё детище, и если ты не хочешь менять его ни на что другое...

  - Нет, я думаю, что продать его за ту цену, которую ты назвал, хорошая идея, - поспешно ответила я. - Только потом поможешь мне выбрать, во что вложить эти деньги? Мечтаний у меня достаточно, а вот расчётливости правда может не хватить.

  - Не бойся этого, - улыбнулся Женя. - Моих умений достаточно, чтобы достать нам с тобой денег на новый старт, даже если мы в чём-то прогорим.

  - Ты же знаешь, что я буду думать не об этом, а о том, чтобы всё-таки не потерять то, что уже есть. Мы должны не играть в авантюры, а преумножать.

  - Не могу не согласиться.

ГЛАВА 9  


  До сделки по продаже кафе оставалось ещё какое-то время. И за это время я успела получить права на вождение автомобиля.

  Женя посмеивался с моей манеры водить, хотя сказал, что в целом для новичка я очень хороша. По крайней мере, думаю о дороге, а не о том, что за рулём соседнего автомобиля может оказаться наркоман.

  - Женщины за рулём обычно по этой причине хуже чумы, - говорил он. - Вместо того, чтобы думать, как правильно перестроиться в другой ряд, они думают, что сейчас их кто-то кинется подрезать.

  Как ни странно, но вскоре выяснилось, что не только Женя считает меня неплохим водителем. Для новичка.

  Я каталась на самой обычной "Шкоде", которую не жалко было бы потом обменять на дорогой автомобиль. Учитывая, что я уже пару раз припарковалась прямо в бордюр, это было разумное решение.

  Тем не менее, чтобы научиться, нужно было ездить много. Так что я наматывала за день не меньше двадцати километров. В частности, решила ездить по поставщикам продуктов. Женя сначала возражал, но потом всё-таки согласился, что это хорошая школа вождения, да и просто нужно уметь делать всё, коли уж я собралась стать бизнес-вумен. Даже общаться с поставщиками, которые зачастую умом и сообразительностью не отличались. Да ещё и деньги считать не умели.

  В один из таких дней мне пришлось совсем худо. Несколько таких граждан здорово потрепали мне нервы, прежде чем я забрала свои шоколадки и кокосовую стружку.

  Обрадованная, что наконец-то можно отвезти всё это в цех и расслабиться, я села за руль. В этот момент зазвонил мобильный.

  - Ева, я немного забегался, - извиняющимся тоном заговорил Женя. - Ты не могла бы заехать к нашей тётечке заплатить за аренду помещения? Сроки немного поджимают.

  - Конечно, - согласилась я, прикидывая, сколько мне потребуется денег. - Сейчас отвезу продукты в цех, потом сгребу у девочек в кафе выручку и заеду заплачу ей.

  - Буду безмерно благодарен, - с облегчением вздохнул Женя. - А то мне сегодня правда не до этого.

  Я до сих пор не знала, какие там у него были дела. Но мне почему-то казалось, что лучше не вникать в это лишний раз. Любопытство убило кошку, а опыт общения с самой собой подсказывал мне, что Женя никогда не стал бы скрывать от меня то, что было бы для меня полезно или даже просто нейтрально. Скорее всего, мне правда лучше быть подальше от этих его дел. Он намекнул только, что благодаря именно этим отлучкам у нас есть дом и деньги, на которые мы открыли кафе. Я понимала, что вообще-то возможность открыть свой бизнес, и на этом заработать - это целиком его заслуга. Потому помогала, как могла. Хотя, обычно, мне приходилось настаивать на том, чтобы он позволил мне помочь. Сегодня же он в первый раз сам попросил о помощи.

  Подмигнув самой себе в зеркало, я завела свою "Шкоду" и рванула к кафе.

  Девочки пока ещё не слишком много наторговали, но на оплату аренды хватило бы.

  Я посидела с ними минут пятнадцать, попила чаю и послушала сетования по поводу того, что теперь у них будут новые хозяева. Затем снова села в машину и отправилась платить аренду.

  Владелица помещения, которое мы брали в аренду, занималась недвижимостью. Её агентство располагалось в так называемом бизнес-центре. На самом деле его построили ещё в советские времена, а несколько лет назад просто заново отштукатурили да заменили окна на пластиковые.

  Агентство находилось на первом этаже, как и множество контор, куда постоянно кто-то входил, а кто-то выходил. Но владелица обычно сидела в кабинете на третьем этаже, где почти всегда было пусто. Я поднялась по узкой лестнице и постучалась в её кабинет. Никто не открыл. Пришлось набирать дамочку на мобильный.

  - Владислава Сергеевна? - уточнила я. - Это Ева. Вы меня несколько раз видели, я от Жени. Он просил передать вам деньги за аренду.

  - Конечно-конечно! - обрадовалась она. - Можешь подождать меня несколько минут? Я в здании через дорогу. Очень скоро вернусь.

  - Не проблема. Я подожду.

  В обшитом пластиковыми панелями коридоре было тихо и совершенно неуютно. Осмотревшись, я дала себе слово, что никогда не стану работать в таком офисе. Ряд запертых дверей нагонял скуку и ощущение, что здесь придётся стоять в очереди очень-очень долго. И неважно, что в коридоре больше никого нет.

  Мрачнее тучи, я подошла к окно и посмотрела на улицу, освещённую весёлым мартовским солнцем. Скорее бы разделаться со всеми делами и сбежать из этого затхлого сухого воздуха... Стоп! Он был не просто затхлым и сухим. Тут ещё и чем-то воняло.

  Воняло горелым пластиком!! А ещё в другом конце коридора, прямо на пути к лестнице, поднимались клубы дыма.

  Я ещё не успела испугаться, но мне это совершенно не понравилось. Воняло всё сильнее. Я приподняла воротник водолазки, чтобы он прикрывал мне нижнюю часть лица и нос, а затем направилась к источнику дыма.

  Горели пластиковые панели и дешёвенький ковролин, которым был застелен пол коридора. А под ним тлел деревянный пол. Хуже всего было то, что всё это нестерпимо воняло. Из моих глаз уже начали катиться слёзы.

  Чтобы добраться до лестницы, мне пришлось бы пройти по горящему коридору, заполненному едким дымом, и пол в буквальном смысле горел бы у меня под ногами. Более того, пламя приближалось ко мне.

  И вот тут я испугалась.

  Когда несколько недель назад на меня чуть не рухнул потолок и оголённая электропроводка, это было слишком внезапно. Когда я осознала, что могла бы умереть, опасность уже не грозила. Здесь же опасность была прямо передо мной, и сбежать от неё было некуда. Вокруг меня были только запертые двери и задымленный пылающий ад.

  Мои пальцы сами нашарили в кармане мобильный и нажали кнопку быстрого вызова. Ну же, Женя, никто, кроме тебя, не вытащит меня отсюда.

  "Абонент не может принять ваш звонок"! Чёрт!!! Тысяча чертей!!!

  Я резко развернулась и бросилась к окну. К счастью, оно было пластиковым, и его удалось быстро открыть. Свежий воздух наполнил мои лёгкие, возвращая способность более-менее здраво рассуждать. Только о чём можно было рассуждать? Бежать было некуда, огонь подбирался ко мне с угрожающей быстротой. От хлынувшего в коридор потока воздуха он только сильнее разгорелся. Единственное, что можно было сделать - это вылететь в окно.

  Перепуганная насмерть, я выглянула наружу. Там не было даже никаких деревьев, только основательно подтаявшие сугробы под окном. Вполне возможно, что они несколько смягчат моё падение, если я выпрыгну. А возможно, что и нет. Вот только выбора не было. Дым уже вовсю валил из окна, я снова почувствовала, что задыхаюсь. Огонь был уже совсем близко.

  Выбора у меня не было. В конце концов, третий этаж - это не так высоко. Вероятно, я что-нибудь себе сломаю. Но это ведь не так страшно, как сгореть или задохнуться в токсичном дыму, правда?

  Я взобралась на подоконник, на ходу соображая, как лучше попытаться приземлиться - на ноги, плашмя, на четвереньки. И тут, взявшись буквально ниоткуда, две сильные руки стащили меня с подоконника вниз.

  - Сумасшедшая, - скорее почувствовала, чем услышала я голос Жени.

  По-хорошему, мне надо было лишиться чувств. Но сказалось то, что до нашей первой встречи я много лет жила одна. А в таких обстоятельствах приходится думать, что с тобой случится во время обморока. Ну, и понимаешь, что в обмороки таки лучше не падать.

  - Как ты тут оказался? - выкрикнула я, думая, что сейчас мы оба сгорим.

  - Очень актуальный вопрос, - ответил Женя злобно, подхватывая меня на руки. - Слушай внимательно! Сейчас ты закроешь глаза и не откроешь, пока я не скажу. Поняла?

  Я слабо кивнула и послушно зажмурилась.

  Ветер засвистел у меня в ушах.

  - Открывай! - тоном, не терпящим возражений, приказал Женя.

  Мы были на земле прямо под открытым окном, из которого я планировала выпрыгнуть. Каким-то непонятным образом мой мужчина сумел приземлиться на землю со мной на руках так, словно спустился по ступенькам. Это напугало меня ещё больше, и с моих губ стали срываться сдавленные всхлипы. Хотя, убегать от Жени я не стала.

  Тот поначалу вообще не смотрел на моё лицо. Он ощупывал моё тело, чтобы убедиться, что я цела и невредима.

  - Не обожглась? - спросил он, наконец.

  Я отрицательно помахала головой, всё ещё не в силах выдавить из себя хотя бы слово.

  - Пошли отсюда, - пробормотал Женя, схватив меня за руку.

  Спотыкаясь, как могла быстро, я почти побежала за ним. Он довёл меня до моей Шкоды и фактически втолкнул на переднее сидение, а сам сел за руль. Буквально напротив нас собралась толпа, глазеющая на валивший из окон третьего этажа дым. К счастью, Женя совершил свой кульбит со мной на руках с другой стороны здания. Казалось, никто этого не видел. По крайней мере, никто не обращал на нас внимание. Мотор завёлся как-то неслышно, и Женя аккуратно вырулил на проезжую часть.

  Как только горящее здание осталось позади, я зарыдала в голос.

  Женя молчал и рулил. Он знал, что это не истерика. Просто мои эмоции, связанные в тугой узел, чтобы не мешать мне думать, как выбраться из этой передряги, теперь получили выход. Я знала, что сейчас мне ничего не угрожает, и потому рыдала так, будто меня подвергали пыткам.

  Женя явно вёз меня в наш с ним дом.

  - Всё уже закончилось, - сказал он, когда мы затормозили у светофора, и наклонился, чтобы прижаться губами к моему плечу.

  Всё ещё продолжая плакать, я открыла бардачок, достала оттуда пачку салфеток и начала громко сморкаться.

  Женя водил аккуратно, но умело. Автомобиль не превышал положенную скорость, но лавировал по улицам с такой лёгкостью, словно окружающих машин вообще не существовало. Каким-то образом этому мужчине всё давалось с потрясающей лёгкостью, и он распространял вокруг себя ощущение тихой и спокойной уверенности в себе. Постепенно до меня доходило, что рядом с ним со мной действительно никогда не случится ничего плохого, и нервы начали успокаиваться.

  Едва машина остановилась у дома, Женя выскочил из неё и буквально вытащил меня, потому что суставы у меня вдруг оказались совершенно негнущимися.

  - Бедная моя девочка, - прошептал он, неся меня в дом на руках.

  Я чувствовала себя куклой. Женя внёс меня в ванную, открыл краны на всю мощность. Пока вода текла, он осторожно меня раздел и опустил в тёплую жидкость. Только после этого я ощутила, наконец, как расслабляются мои мышцы.

  - Лучше? - спросил он тихо.

  Я кивнула, будучи ещё не в силах выдавить из себя хотя бы слово.

  Женя шумно вздохнул, затем быстро освободился от одежды и опустился в ванну рядом со мной. Я думала, он прижмёт меня к себе, но вместо этого он начал делать мне лёгкий массаж. Моё тело всё больше и больше приходило в себя, а разум прояснялся.

  - Это было по-настоящему страшно, - признался Женя, массируя мою ступню. - Я считал, что не способен чувствовать страх. Но когда думаю о том, что могло бы случиться, если б я появился в том доме на пять минут позже... Я действительно чувствую самый, что ни на есть, страх.

  Я медленным движением отодвинула прилипшие к моему мокрому лбу пряди волос.

  - У тебя не работал телефон...

  - Знаю, - Женя виновато опустил голову. - Аккумулятор сел. Но я освободился раньше и решил, что неплохо было бы проехаться до офиса Владиславы. Ты могла быть ещё там. Хорошо, что я решил так сделать, а не поехал в кафе или домой...

  Я молчала, и это молчание было знаком наибольшего согласия. Учитывая, что он полностью зависел от меня, моя смерть, скорее всего, означала бы смерть нас обоих. А если б я освободила его, тогда могла бы позвать его по имени, без всякого телефона. И заодно не боялась бы, что он умрёт вместе со мной...

  Я внимательно посмотрела на Женю, но наши взгляды не встретились. Кажется, он был целиком и полностью занят тем, что помогал моему телу оправиться от потрясения, и у него это неплохо получалось. Он нагнулся к моей ноге и осторожно прикоснулся к ней губами, словно боялся, что поцелуй причинит мне боль.

  - Ты самое драгоценное, что у меня есть, - произнёс он. - Я не могу позволить, чтобы с тобой случилось хотя бы что-то...

  - Обычно я не пытаюсь умереть, - произнесла я. - Думаю, тебе не стоит волноваться.

  Женя поднял на меня совершенно влюблённые глаза.

  - Иди ко мне!

  Не в силах отказаться, я придвинулась к нему и положила голову ему на плечо. Отдаваясь его умелым ласкам, я, тем не менее, не могла совсем отключиться от реальности.

  Любой человек, хоть сколь-нибудь знакомый с настоящей магией, знает, что жизнь каждого существа подчинена определённым ритмам, изменить которые могут только по-настоящему великие души. Есть субъекты, которые постоянно попадают в неприятности. Они ходят постоянно в синяках, умудряются порезаться самыми неприспособленными для этого предметами, на них роняют подносы с посудой, обливают горячим чаем, а ещё в их присутствии почему-то взрываются баллоны. При этом, они каким-то образом умудряются остаться живыми и даже относительно невредимыми. Бывает.

  Но вот я к таким людям не относилась. Да, мне случалось попадать в неприятности, но никогда в глобальные. Я могла обжечь палец или расцарапать обе коленки, упасть на асфальт и счесать кожу на подбородке. Но это не было игрой со смертью. На меня не падали потолки с обнажённой проводкой, а ещё я не попадала в закрытые помещения, когда там начинался пожар. Это не было тем ритмом, по которому я жила.

  Пока не появился Женя!

  Всё изменилось после того ритуала. И мне действительно было жутковато думать о том, насколько близко опасность окажется в следующий раз.

  Женя, между тем, помог мне выбраться из ванной и уже примостил подо мной огромное пушистое полотенце.

  - Не возражаешь? - прошептал он, чувствуя, что частичка меня витает где-то далеко.

  - Я этого хочу, - ответила я, покрепче к нему прижимаясь и, вслед за этим, чувствуя, как он проникает в моё тело, легко и умело, как всегда, подчиняя себе все мои мысли и чувства.

  Менее, чем через минуту, весь окружающий мир растворился, оставив меня наедине с моим любимым. Пока что важно было только то, что он рядом.

ГЛАВА 10  


  - Я знал, что где-то среди твоих проектов есть и такой. Но никогда бы не подумал, что это следующее, за что ты решишь взяться после кафе, - сказал Женя, просматривая бизнес-план, набросанный мною на листе формата А4.

  После пожара прошло уже несколько дней. Женя фактически не выпускал меня из дома одну, сам занимаясь всеми делами. Мне оставалось только готовиться морально к сделке по продаже. А чтобы не сильно скучать, я набросала бизнес-план нашего возможного следующего предприятия.

  Весна с каждым днём заявляла о своих правах всё убедительней, и выходить на улицу с Женей становилось всё сложнее. Если зимой небо затянуто облаками, и мало что вообще отбрасывает заметную тень, то в конце марта солнце сделало отличие моего мужчины от окружающих действительно заметным. Раньше мне казалось, что он преувеличивает, но теперь сама стала замечать, насколько странным мне кажется этот нюанс в его внешности. Это не сразу бросалось в глаза, но вопрос, что с Женей не так, сам собой всплывал в голове.

  Потому большую часть времени, которую мы проводили на улице днём, он не выходил из машины. Гулять же мы выбирались уже в сумерки и избегали освещённых мест. Получалось сидеть только там, где ламп было много, и светили они со всех сторон, так что для теней просто не оставалось места. Но таких мест в городе было немного.

  В результате, мы с Женей большей частью вынуждены были делать вид, что окружающего мира не существует. И, на самом деле, это доставляло мне удовольствие. Я была рада, что ни с кем не нужно делиться своим любимым мужчиной. Не нужно знакомить его с друзьями и подругами, переживая из-за того, как они друг друга воспримут. Не нужно заботиться о том, что кто-то начнёт высказывать своё неуместное мнение о наших отношениях. Не нужно приглашать к себе гостей, самим к кому-то ходить. У нас не было никого, кроме нас самих. Никто не высказывал своё мнение о наших отношениях и не учил нас, как правильно жить. Мы всё решали сами.

  Кто-то решил бы, что мы очень быстро должны были наскучить друг другу. Но ничего подобного не произошло. Мы просто занимались каждый своими делами на одной жилплощади, не мешая друг другу, иногда даже часами не разговаривая. Женя был настолько родным и близким, что я могла позволить себе не обращать на него внимания. Больше всего внимания привлекает то, что раздражает, а он существовал со мной рядом так, что его присутствие нисколько не мешало и не выводило из себя. Женя точно знал, что могло бы причинить мне беспокойство, и не делал этого. Мои желания он знал не хуже, и исполнял их до того, как я успевала сама их осмыслить.

  Часто, когда мне хотелось чаю, выяснялось, что кружка с ароматным напитком уже стоит рядом. В холодильнике не заканчивалась любимая мною и довольно редкая тахинная халва, рыба, приготовленная так, как я любила,и фрукты. Чай всегда подавался не с сахаром, а с мёдом. Самого мёда в шкафу было минимум три вида. Причём, один раз Женя совершил невозможное, где-то достав горный мёд, равный которому я пробовала только в Карпатах. На вопросы, как и где он его раздобыл, мой мужчина только таинственно улыбался.

  Моя жизнь была лёгкой и беззаботной. Сделав все важные дела, я могла заниматься, чем хотелось. А потом наступал момент, когда внутри что-то словно взрывалось от нежелания быть одной. Достаточно было просто повернуться к Жене и по-особенному посмотреть на него. Он закрывал крышку своего ноут-бука, быстро заканчивал разговор по мобильному, откладывал книгу, выключал телевизор и направлялся ко мне. Его прикосновения буквально зажигали пожар в моём теле, который только ему же и было под силу погасить.

  Мы занимались любовью много и часто, но к этому невозможно было привыкнуть. Люди говорят, что каждый раз может быть как первый. У нас с Женей это было не так. Мы не открывали друг друга заново, но каждое движение обнажало в нас обоих грани, о которых мы сами не подозревали. Ощущение единства было таким всепоглощающим и пьянящим, что его просто невозможно было осознать. Поначалу меня пугало, насколько сильно я растворяюсь в объятиях Жени. Я знала многих мужчин, но никто из них не заставлял моё тело так громко заявлять о своих потребностях. Во время секса мой разум вообще словно исчезал. Исчезало всё - друзья, работа, семья, даже вспомнить имена было неразрешимой задачей.

  Но затем стало понятно, что Женя чувствует то же.

  - Ты меня просто с ума сводишь, - шептал он в любовном бреду. - Ты вообще женщина? Или среди твоих предков есть демон-суккуб?

  - Наших предков, - пробормотала я, обессиленная настолько, что не могла даже натянуть на себя простынь.

  Женя, будучи не совсем человеком, восстанавливал силы быстрее. Он поднял с пола плед и укутал меня. Затем решил выполнить моё очередное невысказанное желание.

  - Я открою окно, тут стало слишком душно.

  Я кивнула, натягивая плед до самого подбородка.

  Вот тогда-то листки с напечатанным бизнес-планом и упали на пол. Женя начал поднимать их, просмотрел и, конечно же, понял, что это такое.

  В бизнес-плане была описана организация работы элитного детского сада.

  - Ты правда думаешь, что стоит заняться детским воспитанием?

  - Я подумала, что сейчас самое время. Государство платит детские тысячи, карапузов много, а детские сады позакрывали ещё в девяностые, когда урезали содержание на всё. Сейчас беременные занимают очередь в детский сад для ещё нерождённых детей. А чтобы отправить ребёнка в конкретный детский сад, который получше, приходится платить целое состояние. Было бы грешно не воспользоваться таким случаем. Откроем учреждение, заработаем хорошую репутацию, поставим в очередь ещё не рождённых младенцев и продадим это заведение за ещё большие деньги, чем мы собираемся получить за кафе.

  Женя внимательно просматривал мои подсчёты.

  - Ты собираешься взять из вырученных денег только на оформление помещения, рекламу...

  - И первые две недели работы. Затем расходы будут покрываться из оплаты родителей за услуги. Так у нас останется часть денег.

  - И куда ты собираешься их вложить? - удивлённо посмотрел на меня Женя.

  Я удивилась не меньше.

  - Вообще-то, я не собиралась их никуда вкладывать. Я собиралась перестать брать деньги у тебя. Мне не очень нравится, что ты сейчас покупаешь мне бельё и платишь за бензин. Молчу уже о том, что не плачу ни копейки за жильё и еду.

  - Ева, ты просто прелесть, - засмеялся он. - Ты всерьёз считаешь, что я позволю тебе это сделать?

  Безапелляционность его тона поставила меня в тупик.

  - А почему ты можешь быть против?

  - Потому что я вообще-то твой мужчина. И... - он изобразил на лице напряжённую работу мысли, - Дай-ка подумать! Я - ещё и мужчина твоей мечты. А теперь давай решим, что это значит. Это значит, что я вполне могу позволить тебе зарабатывать. Если тебе это нравится, и если всё получается, то почему бы и нет? Но если ты считаешь, что я позволю тебе тратить заработанные деньги на лифчики и запчасти, то ты очень глубоко ошибаешься!

  Я не нашлась, что ответить. Вся моя жизнь была стремлением к самостоятельности. Обо мне так редко по-настоящему заботились, что в моей голове не зародилась даже тень сомнений, что должно быть по-другому. Пока Женька не вынырнул из глубин моего подсознания и не заявил, что на самом деле решать все проблемы должен мужчина. А женщина может, но исключительно по своему на то изволению.

  Эта мысль пускала коту под хвост любое равноправие полов. И, тем не менее, она была такой правильной, что любые возражения в моей голове улеглись, не успев подняться.

  - А что тогда делать с заработанными деньгами? - только и спросила я. - Не класть же их на счёт в банке...

  - Этих денег запросто хватит на ещё одно простое предприятие. Там, где не нужно будет твоё постоянное участие, как с детским садом.

  - Лучше всего, конечно, было бы купить квартиру. Квартиру можно сдавать. Но ведь нам пока не хватит...

  - Хватит на другое. Взять помещение в аренду и открыть там спортзал, например.

  Идея была такой внезапной, что я снова не нашлась, что ответить. Мне самой это никогда не пришло бы в голову.

  - А говорил, что не способен генерировать идеи, - невольно сорвалось с моих губ.

  - Это не моя идея, - пожал плечами Женя. - Это посоветовал один из моих нанимателей. Я подумал, что вариант действительно неплохой. Одним спортзалом заниматься скучно. Но открыть его и купить тренажёры не так дорого. Потом тебе придётся платить только за аренду и электричество. Ну, и зарплату администратору.

  Вариант действительно был хорош. Он обеспечивал небольшой, но стабильный доход при минимальных усилиях с моей или Жениной стороны. Конечно, это было скучно. Но если не скучать в спортзале, а создавать репутацию элитному детскому саду, то...

  - И правда неплохой вариант, - согласилась я.

  - К тому же, мы можем немного подсобирать и взять ипотечный кредит. Купим квартиру, пустим туда арендаторов. Возможно, погасим кредит досрочно и возьмём следующий. И ты постепенно станешь королевой недвижимости, как и мечтала.

  Мне оставалось только рассмеяться.

  - А потом явятся рейдеры и заявят, что я ошиблась, и на самом деле - это их квартиры, а не мои.

  Глаза Жени сузились, а выражение лица стало очень серьёзным и каким-то хищным.

  - Никто не посмеет к тебе с таким явиться, - заявил он. - А если и посмеет, то очень сильно пожалеет.

  Я хотела сказать, что он никогда не встречал рейдеров. Но затем вдруг вспомнила, с какой лёгкостью он спас меня из горящего здания. Кто знает, может любые недоброжелатели и правда пожалеют?

  - Давай пока поработаем, а потом решим, какие нам нужны мечты.

  - Сгодятся любые, - всё с тем же хищным взглядом произнёс Женя. - Мы сможем осуществить любые из них. Было бы твоё желание, пусть даже и не очень сильное.

  Он закрыл окно, подошёл ко мне и опустился на постель рядом.

  Я думала, мы просто полежим, обнявшись, и доверчиво прильнула к нему. Но губы Жени не были нежными. Каждый его поцелуй выражал требовательное желание. А его пальцы, забравшись под плед, ласкали моё тело, чтобы пробудить ответное пламя.

  - Может, мы немного поспим? - спросила я, потягиваясь.

  Не то чтобы мне вообще не хотелось секса. Просто не было уверенности, что хочу его прямо сейчас.

  Но Женя не остановился. Он знал все мои слабости и ласкал меня так умело, что я возбуждалась помимо своей воли.

  - Ну же, Ева, - прошептал он, обжигая своим дыханием мою кожу, - я так хочу тебя! Мне правда это нужно.

  Он впервые что-то потребовал от меня! Я удивилась, хотя не могу сказать, что это было неприятно. В конце концов, кому нужен мужчина, который не может настоять на своём?

  Я повернулась, открываясь Жене и подчиняясь его порыву. Та самая хищная улыбка снова мелькнула на его лице, а затем...

  Затем меня охватила такая волна наслаждения, какой я не испытывала никогда в жизни. Мой разум снова юркнул в какой-то закоулок сознания, напрочь отказываясь участвовать в происходящем. Ещё бы! Мне вообще никогда не приходило в голову, что бывает такая степень наслаждения.

  Я выгнула спину, закрыла глаза и отдалась накатывающимся на меня волнам тепла настолько самозабвенно, что не узнала даже звуков собственного голоса. Никто и никогда не срывал с моих губ таких стонов. Слишком глубоко, слишком проникновенно. С людьми так не бывает, человечество давным-давно разучилось получать такое удовольствие.

  - Евочка моя, - шептал мне на ухо мой мужчина, - вся моя, целиком и полностью, никому не отдам...

  - Ни на кого другого меня просто не хватит, - хрипло пробормотала я, откатываясь в сторону.

  Мне было хорошо. Но если он ещё раз в ближайшие сутки сделает мне настолько же хорошо, можно будет просто организовывать похороны. То, что я пережила такой оргазм, уже само по себе равняется подвигу.

  Женя тихонько засмеялся, поправил на мне одеяло и больше не стал меня трогать.

  На следующее утро я проснулась поздно. Солнце не светило в окно, потому что небо затянули тяжёлые свинцовые тучи. Часы показывали одиннадцать.

  Обычно в такое время проходил сбор товаров по поставщикам, чтобы перевезти их в кондитерский цех.

  Я испуганно села на постели. На тумбочке рядом стоял стакан апельсинового фрэша и лежала записка: "Не хотел тебя будить. Сегодня сделаю всё сам, погода позволяет. Отдыхай"

  За окном вдруг снова загремело. Я поняла, что проснулась не потому, что выспалась, а от звуков грома. Послышались звуки капель, тяжело застучавших по подоконнику. На улице впервые в этом году шёл дождь. Он смоет остатки грязного талого снега с газонов, и природа наконец-то окончательно начнёт новый цикл. Но прямо сейчас на улице холодно, мерзко и сыро. Женя явно пожалел меня, и потому не стал будить. Я взяла в руки стакан сока и сделала глоток. На кухне однозначно есть нарезанный итальянский сыр, овощи, сваренные яйца или каша. Мне нельзя было начинать утро, нормально не позавтракав. И я уже примерно знала меню, которое мне предлагалось, если Женя не мог остаться и приготовить горячий омлет или блинчики.

  Какой же он всё-таки родной! Ни у кого такого больше нет. Что же со мной такое? Почему я не могу найти себе места после того пожара?

  Я взяла трубку и набрала его номер.

  - Проснулась, соня? - ласково спросил он.

  - Да. Могу быстро собраться, сесть в машину и помочь тебе.

  - Нет необходимости, крошка, - уверенно сказал он. - Я скоро всё закончу. Если хочешь, сможешь подъехать попозже в цех проверить качество.

  - Хорошо, - согласилась я, нажимая клавишу окончания вызова.

  А затем осторожно положила телефон на стол, допила сок и бросилась в душ.

  Женя слишком занят, потому не сможет проследить, куда я поеду. И, если "забыть" телефон дома, то не найдёт меня. По крайней мере, очень хочется верить, что не найдёт. Одно то, что он не умеет читать мои мысли, уже радует.

  Я собралась быстро, как в армии. Без макияжа, в мятом платье и грязных ботинках, выскочила из дома и завела машину. Впервые за последние дни за мной никто не следил. Есть возможность разрешить терзавшее меня противоречие.

  Нужный мне человек арендовал офис примерно в таком же офисном улье как тот, где я едва ли не сгорела. Но времени задумываться об этом не было. Я постучала в двери с надписью "Кипельников С.С. Психоаналитик"

  - Да-да, входите, - услышала я довольно приятный мужской голос.

  Самый приятный тембр был, конечно же, у Жени. Но от одного звука голоса Кипельникова у его пациенток, скорее всего, кровь начинала быстрее бежать по артериям. Мне это не слишком понравилось. Может психоаналитика перехвалили? Может причина не в его профессионализме, а в обаянии?

  - Вы записаны? - спросил он, внимательно глядя на меня.

  - Нет. Но я и не смогла бы прийти по записи. Мне не так легко выбраться, на самом деле. Не могли бы вы принять меня? Я заплачу, сколько скажете. Мне просто по-настоящему нужна помощь.

  Несколько секунд он помолчал, изучая меня. Кажется, мой растрёпанный вид был достаточно убедителен.

  - Садитесь, - он указал рукой на вполне классическую для такого места кушетку. - Я только допишу письмо, и мы сможем поговорить. Давайие вы пока представитесь.

  - Меня зовут Ева.

  Ложиться я не захотела, зато села так, чтобы максимально расслабиться.

  - Итак, - Кипельников достучал предложение на своей клавиатуре, затем поднялся, подошёл и сел в кресло напротив дивана, - у вас какая-то конкретная проблема?

  - У меня очень конкретная проблема. И я вам буду очень благодарна, если вы не отправите меня прямиком в психушку после того, как я эту проблему озвучу.

  Психоаналитик улыбнулся.

  - Люди, которым нужно в лечебницу, в нашей стране редко приходят к консультанту. Можете не беспокоиться и начинать рассказывать.

  Я отнюдь не собиралась рассказывать ему всю правду. Он наверняка слышал за свою жизнь много бреда, но уж точно не поверил бы, что в моей жизни есть любовник, вызванный из недр моего же подсознания. В какой-то степени, я сама долго сомневалась в реальности Жени. Но его видели окружающие, а с этим сложно было поспорить. Потому, чтобы получить от доктора необходимую мне помощь, пришлось придумать целую историю.

  - Я думаю, что у меня раздвоение личности.

  Кипельников поднял брови.

  - Вот как? И что заставило вас прийти к такому выводу, Ева?

  - У меня бывают пробелы в памяти. Недолгие, я даже не всегда их замечаю. Но в это время что-то происходит, и когда я... как бы сказать... когда я возвращаюсь в своё тело, оказывается, что мне приходится иметь дело с последствиями. Очень неприятными последствиями.

  Во взгляде психоаналитика сквозило недоверие.

  - Можете привести пример?

  - Конечно. Однажды я очнулась, и выяснилось, что меня едва не придавило рухнувшим подвесным потолком. Не помню, как он падал. А относительно недавно я попала в помещение, где был пожар. Причём, не знаю, как попала туда.

  - Вы считаете, что во время этих провалов в вас просыпается ваше второе "Я"?

  - И оно хочет моей смерти, - выдохнула я.

  - Интересная мысль, - вполне искренне признал Кипельников. - И если это правда, вам действительно нужна помощь. Вы считаете, что есть те грани вашей личности, которые хотят вашей смерти?

  - И я думала, что есть возможность пообщаться с ними. Может гипноз? Мне говорили, что вы - мастер.

  - Да, я использую эту технику лечения. И, думаю, сейчас она была бы вполне оправданной. Если ваши догадки верны, то наверняка есть причины, по которым вы желаете самой себе смерти. И их можно выяснить.

  Этим мы и занялись. Правда, в ходе сеанса выяснилось, что я - одна из самых невосприимчивых к внушению пациенток Кипельникова. У него даже испарина на лбу выступила, так он старался ввести меня в транс.

  В конце концов, ему это удалось, хотя, как мне показалось, и не до конца. Не было ощущения отстранённости от реальности. Даже под гипнозом я осталась сама собой и чётко понимала, что происходит. Может, причиной было то, что воплощение моего подсознания существовало где-то отдельно от меня? Просто с меня словно слетели все ограничения. Язык развязался, и я поняла, что сейчас смогу вспомнить и рассказать абсолютно всё о своей жизни. Может даже о моменте зачатия.

  - Ева, - голос психоаналитика звучал невероятно убедительно и сильно, - скажите, в комнате есть ещё кто-то кроме нас с вами?

  - Нет, - мой голос звучал очень знакомо. Просто слова срывались с языка сами по себе.

  Я понимала, что именно сейчас скажу как-то непроизвольно, даже не догадываясь, откуда приходят эти слова.

  - Подумайте хорошо. Внутри вас существует кто-то ещё? Возможно, его прямо сейчас здесь нет.

  - Вы о том, что я сказала, когда пришла? - спросил мой голос. - Полноте! У меня нет раздвоения личности. Есть личность, которая очень хочет, чтобы я так думала.

  Кипельников даже смешался, явно не ожидая услышать то, что услышал.

  - Вы в этом уверены?

  - Абсолютно! И я точно знаю, о ком идёт речь. Он очень хитрый манипулятор, потому, чтобы подобраться ближе, он и изобрёл эту историю с альтер эго. Девушка, которая считает себя немножко психопаткой, будет держаться того, кто в курсе её недостатка, и принимает её с этим недостатком вместе. Если б в обычной жизни я считала бы себя совершенно нормальной, мне не обязательно было бы держаться за него, как за последнюю радость в жизни.

  - А что этому манипулятору нужно от вас?

  - Не знаю. Честно говоря, иногда я думаю, что таки я сама. И вся эта игра нужна, чтобы привязать меня к нему покрепче. Так крепко, чтобы я не сбежала.

  - Вы говорили, что он пытался вас убить...

  - Какой там убить! - засмеялась я. - Напугать! Просто чтобы мне страшно было жить без него. Немного перегнул палку. Но это просто от большого чувства. Он никогда не позволил бы, чтобы с его Евой что-то случилось. И, думаю, мне пора проснуться. Вы не услышите больше ничего полезного. Если б я ещё что-то знала, то сказала бы.

  Только когда Кипельников вывел меня из транса, я смогла оценить выражение его лица. Оно было и удивлённым, и обеспокоенным одновременно.

  - Вы были правы! - заявил он. - Вам нужна помощь. Вы даже под гипнозом не осознаёте, что стали жертвой весьма искусного манипулянта.

  - Почему же? - пожала я плечами. - Уже осознаю. Но пока радуюсь, что с моей головой всё относительно в порядке.

  - Я настоятельно рекомендую вам записаться ко мне на следующий приём. Как минимум, мы должны обсудить вашу зависимость от этого странного человека.

  - Я знаю, где находится ваша консультация.

  Кипельников ещё несколько минут уверял меня, что мне нужно обязательно прийти, потому что отношения с человеком, который мог заставить меня поверить в своё собственное сумасшествие - это очень деструктивно. Я только кивала и очень обрадовалась, когда, наконец, вырвалась из кабинета. Сейчас, в первую очередь, мне нужно было не освобождаться от влияния Жени, а просто переварить услышанное.

  Моя внутренняя личность, обычно спрятанная под покровом условностей, воспитания и стереотипов, была уверена, что Женя - это не часть меня. Я вызвала в наш мир какое-то странное существо, которое жило здесь благодаря моей энергии. Фактически, я заключила контракт с дьяволом. Он получил более-менее пригодное к существованию тело, за что исполнял мои желания. Вопрос здесь был только один: кто он такой??? И что он здесь делает?

  Мне совершенно не было страшно. За те месяцы, что мы провели вместе, я поняла, что дорога своему любовнику. Даже сверхъестественное существо не сможет так долго и в совершенстве имитировать искреннюю привязанность. Может Женя и пользуется моей энергией, но личность донора ему явно была не безразлична. Ему нравилось, что эта роль отведена мне. И он не хотел меня ни на кого менять. Скорее всего, когда он признавался в любви, он не врал.

  Я села в машину и посмотрела на себя в зеркало. Волосы, заплетённые в искусные комы ещё вчера вечером, хоть и растрепались, но всё же лежали так, чтобы их обладательница выглядела принцессой. Мои ногти были ухоженными, кожа просто лучилась сиянием, а под глазами, впервые за много лет, исчезли тёмные круги. Женя заставлял меня высыпаться, гулять на свежем воздухе и хорошо кушать. Более важных дел у него не было, ради этого он всё мог отложить.

  Зачем же тогда эти фарсы с возможной смертью? Уж не затем ли, чтобы таки получить от меня имя? И не затем ли оно ему нужно, чтобы я не смогла избавиться от него?

  Неужели в меня влюбился демон? И неужели всё это было нужно исключительно потому, что демон боялся быть брошенным? Он хотел иметь возможность быть рядом, даже если я решу, что ему пора убираться в своё измерение.

  Я осторожно включила зажигание и вырулила на дорогу, ведущую к нашему с ним дому. В этой истории осталось ещё очень много недоговорок. Но в одном я была уверена - Женя никогда не позволит, чтобы со мной случилось что-то плохое. Единственное, что он хочет, так это иметь возможность заботиться обо мне даже тогда, когда я решу, что мне эта забота не нужна.

ГЛАВА 11  


  Я стояла у витрины закрытого магазина игрушек, осматривая выставленный там ассортимент. Женя, на руку которого я опиралась, застыл рядом молчаливой статуей.

  - Нет, не поеду сюда завтра, - изрекла я свой вердикт. - Такого добра у нас и так полно. Мне нужны не мягкие игрушки, а побольше развивающих игр, если мы планируем называть свой детский сад элитным.

  Весна окончательно вступила в свои права. Вечер был тёплым и ласковым, гулять было одно удовольствие. Я и Женя неспешно шли по улице, взявшись за руки и говорили обо всём на свете - о наших чувствах, о мелких бытовых заботах, о бизнесе.

  Я почти самостоятельно занималась созданием детского сада. Женя решал только те проблемы с чиновниками, которые были мне не очень по силам. Он не рассказывал мне, каким именно образом решает эти проблемы, но разрешения давались, а подписи на нужных документах ставились незамедлительно. Всё остальное время Женя был занят или мной, или спортзалом. В это я тоже была не слишком посвящена и не стремилась узнать, как именно там всё будет происходить. Достаточно было того, что мне сообщили адрес.

  Жене явно не очень нравилась такая ситуация. Он предпочёл бы делать всё вместе, чтобы не выпускать меня из поля зрения, но понимал, что я не стану терпеть такую гиперопеку.

  Вернувшись от психоаналитика, я ждала нравоучений и возмущения. Но ничего подобного не произошло. Женя вёл себя, как ни в чём не бывало, и лишь вечером, когда я проходила мимо, схватил меня за руку, усадил к себе на колени и крепко-крепко обнял, зарывшись лицом в мои волосы. Мне сразу же стало невероятно стыдно. Он наверняка страшно перепугался, когда понял, что я снова где-то в городе одна, и с собой у меня нет даже мобильного. Однако, на этом контроль закончился. Отныне мне можно было снова свободно передвигаться, не отчитываясь о том, куда и зачем мне нужно идти. Правда, я не особо пользовалась этой свободой. Достаточно было и того, что меня не пытались открыто контролировать.

  Доверять Жене стало более чем сложно. Я постоянно была настороже, ожидая, что он выкинет ещё какой-нибудь фортель, чтобы крепче привязать меня к себе. Но пока ничего такого не происходило, и я снова расслабилась. Да и как можно жить в напряжении, когда тебя постоянно окружают любовью и заботой? Потому, растворяясь в его объятиях, я гнала прочь любые опасения и наслаждалась своим настоящим. У меня была самая красивая история любви из всех возможных. Мой возлюбленный буквально вломился в наше измерение, чтобы быть со мной. Чего оставалось ещё хотеть?

  - Ты действительно увлечена этой затеей, - улыбнулся он, на секунду чуть крепче сжимая мои пальцы в своих. - Даже я не ожидал, что ты начнёшь когда-нибудь так самозабвенно заботиться о подрастающем поколении.

  - Я просто хочу всё сделать хорошо!

  Желание сделать всё хорошо настолько овладело мной, что за пару недель я прочитала больше тысячи страниц о разных методиках воспитания, провела собеседования с двадцатью вероятными воспитательницами и всё же была недовольна. Мой детский сад должен стать лучшим в городе! Родители должны быть готовы платить любые деньги, лишь бы устроить туда своё чадо.

  - Ты действительно любишь делать всё хорошо, - согласился Женя. - Но, честно говоря, мне кажется, что дело не только в этом.

  - А в чём ещё? - удивлённо спросила я, пытаясь в вечернем сумраке разглядеть его глаза.

  - В пробуждающемся материнском инстинкте.

  У меня даже перехватило дыхание от этих слов.

  Прожив на белом свете почти тридцать лет, я, конечно же, задумывалась о детях, но всё время гнала от себя эти мысли, уверяя себя, что впереди ещё полно времени. О каких детях может идти речь, если я даже не нашла для них достойного папочку?

  - Ева, - Женя остановил меня и взял обе мои руки в свои, - скажи честно, ты хочешь остаться со мной до конца своих дней?

  - Да, - ответила я, не раздумывая, хотя и чувствуя, как в темноте мои щёки начали пылать.

  Мне и раньше делали предложения руки и сердца, но тогда это было... Тогда я не была уверена даже в том, что хочу быть с предлагавшими вместе хотя бы год. А сейчас любовь оказалась настолько всепоглощающей, и совместное проживание таким простым. Как можно было хотеть, чтобы это когда-то закончилось?

  Женя осторожно поцеловал меня. Не страстно, просто нежно и бережно. Наверное, так он целовал бы свою сестру.

  - Но ты же понимаешь, что у нас не может быть общих детей.

  Он сообщил мне об этом ещё в самом начале, когда я волновалась, что мы не предохраняемся. Как существо из иного мира, в нашем он был бесплоден.

  - Даже если я дам тебе имя?

  - Скажу честно, я не знаю. Но вполне может быть так, что и тогда моё тело не будет способно к зачатию. А ты рано или поздно должна была захотеть ребёнка. И я вижу, что ты хочешь его сейчас. Даже если не признаёшься в этом самой себе.

  - Ты же знаешь, что мы всегда сможем усыновить малыша. И я стану любить его так же, как своего собственного.

  - А теперь признайся честно, ты любила бы его, как своего собственного. Но это не отменяет тот факт, что ты хочешь и своего собственного. Рыжую кучерявую девчонку с хулиганской улыбкой.

  Мне пришлось напомнить себе, что Женя - не моё второе "Я". Но откуда-то же он знал мои самые сокровенные желания!

  - Я не стану изменять тебе, чтобы родить рыжую кудряшку! - буквально отрезала я.

  - А я убью любого, кто посмеет к тебе прикоснуться, - произнёс он, как нечто самой собой разумеющееся.

  Не оставалось сомнений, что именно это он и сделает.

  - Но есть альтернативное решение проблемы. У тебя будет ребёнок, ты мне не изменишь, и тебе даже не придётся быть беременной. Ты же ведь очень боишься токсикоза. В твоей семье он буквально убивал всех женщин во время вынашивания плода.

  - Ты это о чём? - удивилась я. - О суррогатном материнстве что ли?

  - А почему нет?

  Возражения действительно было сложно найти.

  Я с удовольствием почувствовала бы себя матерью. Но меня с детства уверяли, что беременность - это та ещё проблема. С ней связаны тошнота, головокружение, и просто это неприятно. Плюс ещё тот факт, что я была папенькиной доченькой, и сама мысль о том, чтобы добровольно ввязать себя в девятимесячную авантюру со здоровьем, угнетала мою изнеженную натуру. Наверное, потому до сих пор я всеми силами избегала беременности, каждый раз уверяя себя, что время ещё не пришло.

  Но суррогатное материнство...

  Это действительно всё решало. Мне не пришлось бы мучиться от токсикоза, страдать от отёков и рожать. К тому же, я смогла бы заранее определить, какого пола будет мой малыш. И тот факт, что девять месяцев он пробудет в животе у другой женщины, точно не станет поводом любить его меньше, чем положено.

  - А кто будет отцом?

  - Для тебя это существенно? - удивился Женя. - Какая разница? Главное, чтобы он был здоров. И чтобы был рыжим. Тогда велика вероятность, что твой малыш тоже будет рыженьким.

  Я молчала, переваривая услышанное. В том числе, услышанное и от себя.

  - Подумай об этом, и скажи мне, если захочешь, - он обнял меня. - Я знаю клинику, где всё сделают очень быстро.

  Я кивнула, обещая поразмыслить на досуге. Женя поцеловал меня в висок и повёл к машине, обнимая за талию. Прогулка прогулкой, но вообще-то мы планировали попасть в сауну. Там в бассейне Женя учил меня плавать.

  После первых двух занятий я стала уверять, что на самом деле спокойно проживу и без этого. Но мой мужчина был неумолим.

  - Я тебе это пообещал, значит выполню. Причём, в тебе живёт великий пловец. Иначе я тонул бы, едва войдя в воду.

  Он плавал, как рыба в воде. Причём, как хищная рыба. У меня же ничегошеньки не получалось. Женя не обращал внимания на мои неудачи. Он говорил, что я просто мало практиковалась.

  - Сколько раз в год ты выбираешься поплавать? - спросил он.

  - Ну... Раз пять. Я ж не очень люблю пляж, предпочитаю горы.

  - В этом и причина. Ты боишься воды и неуютно себя в ней чувствуешь. Потому не можешь расслабиться. Тебе надо чаще ходить в бассейн.

  Поскольку в бассейн он ходить со мной не мог, мы ходили в сауну с бассейном. Не в ту, где когда-то отдыхали с подругами, но всё же во вполне приличную. Женя загонял меня в воду и позволял пытаться лежать на ней столько, сколько хватит сил. До сих пор ещё ничего не получилось.

  Предвидя очередную неудачу, я понуро уставилась на асфальт под ногами.

  В этот вечер мы почему-то решили ехать на моей "Шкоде", а не на женином джипе. Наверное, в том и была причина, что водитель "Тойоты" не посчитал зазорным припарковаться в совершенно неположенном месте, намертво загородив мне выезд.

  - Ой, - вырвалось у меня.

  Я впервые оказалась в подобной ситуации и абсолютно не знала, что делать.

  - Действительно, - произнёс Женя, - зачем считаться с тем, что хозяин недорогой машины не сможет выехать? Я тебе говорил, давай что-нибудь поприличнее купим! Всякие уроды больше бы думали перед тем, как загораживать проезд.

  - Жень, мне только недавно две грандиозные вмятины зарихтовали! Смысл был покупать дорогую машину? Мне нужно научиться водить.

  Он не стал меня переубеждать. Просто подошёл к "Тойоте" и с такой силой двинул по капоту, что авто едва не сдвинулось с места.

  Я вздрогнула. Телосложение Жени было далеко от спортивного, в целом его можно было назвать только худощавым. Никто бы не заподозрил в нём такую силищу.

  Сигнализация отчаянно завопила. А спустя тридцать секунд из близлежащего кафе выскочило трое не слишком трезвых качков.

  - Парень, ты рехнулся? - рявкнул один из них.

  - Ева, садись в машину, - тихо сказал мне Женя.

  Я испуганно выполнила его указание, хотя понимала, что если дойдёт до драки, и эти трое негодяев окажутся не слишком щепетильными, никакая "Шкода" меня не спасёт.

  Мой мужчина, между тем, подошёл к ним очень близко и что-то начал говорить. Естественно, я не могла расслышать ни слова. Но буквально через минуту один из качков поспешно нырнул в "Тойоту" и не слишком аккуратно отогнал её, освобождая мне проезд. Двое других тоже предусмотрительно посторонились.

  Женя повернулся к ним спиной, абсолютно не опасаясь нападения, и сел в "Шкоду".

  - Поехали, - не приказал, а как бы разрешил он.

  Я послушно включила зажигание.

  Но буквально через две улицы остановила авто у одного из магазинов.

  Женя ничего не говорил, просто смотрел на меня. Но в тот момент из меня не вырвали бы и слова. Я просто сидела, положив руки на руль и тяжело дышала.

  Он впервые продемонстрировал свою внутреннюю сущность, и я точно знала, что это не имеет никакого отношения к моим даже самым затаённым порывам. Это не был мой способ бороться.

  Одновременно с этим я вдруг поняла, что на самом деле никогда не была слабачкой. Вся моя жизнь была борьбой с условностями и чужим мнением. Любая другая на моём месте давно бы сдалась и начала бы жить так, как хотели окружающие. А я жила так, как нравится. Плакала, скандалила, позволяла себя оскорблять, игнорировать, но всё равно жила, как нравится. И, кажется, впервые в жизни мне стало казаться, что это было неправильно. Если б я просто вышла замуж за парня, который худо-бедно подошёл бы мне, а не искала бы свою вторую половинку, сейчас всё было бы обыденно и предсказуемо. Не приходилось бы сидеть в машине и думать о том, что же из себя представляет мужчина, которому я так самозабвенно отдавалась уже почти полгода.

  Я вообще вряд ли водила бы машину. Звонила бы по мобильному и клянчила, чтобы муженёк бросил все свои важные дела и приехал бы забрать меня, потому что погода плохая. И своего бизнеса у меня не было бы. В крайнем случае, была бы паршивая работа, вроде той, которую недавно Женя заставил меня бросить. Я жила бы, не догадываясь, что добиться успеха так просто. Ведь наше кафе, которое мы так удачно продали, разве сложно было сделать из него заведение, куда целенаправленно бегал по утрам за пирожными весь центр?

  Всё было бы стабильно и обыкновенно.

  Я повернулась к Жене, и только этого было достаточно, чтобы он привлёк меня к себе. Желание сопротивляться его обаянию испарилось, даже не возникнув. Он был лучший, и он пробуждал самое лучшее во мне.

  - Я не хочу казаться слабее, чем есть на самом деле, - прошептал он, касаясь губами моих волос. - Если придётся разрушить весь мир для того, чтобы он начал тебя уважать, я это сделаю. Потому что целый мир не стоит того, чтобы твои брови сходились на переносице так, как это случилось там на стоянке. И тебе не нужно бояться. Каким бы я ни был для окружающих, я всегда буду самым осторожным и заботливым для тебя.

  Мне не хотелось верить ни во что другое.

  - Давай просто поедем в сауну, - сказала я. - Хочу поплавать.

  Мы поменялись местами, потому что пускать меня за руль было не лучшим решением. По-настоящему я успокоилась только тогда, когда окунулась в тёплую воду.

  - Подержать тебя? - спросил Женя.

  Я отрицательно покачала головой и вдруг легла на воду.

  Раньше у меня это никогда не получалось. Мышцы судоржно сжимались, и я начинала тонуть. Затем выныривала, злилась на себя и напрягалась ещё больше.

  - Ух ты! - тихо, словно боясь спугнуть редкую птицу, произнёс Женя и подошёл ближе. - У тебя получилось.

  - Я просто впервые расслабилась, - даже необходимость разговаривать не помешала мне всё так же беззаботно покачиваться на воде. - Я точно знаю, что рядом тот, кто не даст случиться чему-то плохому.

  Женя ничего не сказал. Но на его лице была такая неподдельная радость за мой очередной успех, что не улыбнуться ему в ответ было просто невозможно.

  - Когда займёмся суррогатным материнством? - спросила я. - Можно прямо завтра?

  Он просто кивнул. И других слов нам было не нужно.

 ГЛАВА 12 


  Вообще-то на танцы я уже давно ходила с подругой Ирой. Она узнала, что два раза в неделю мне предоставляется возможность почувствовать себя Бритни Спирс или Дженнифер Лопес, и загорелась идеей добавить и себе в жизнь немного здоровых физнагрузок. В итоге, поход на танцы превратился в целый ритуал.

  Женя всегда только поощрял моё общение с подругами. Он не один раз говорил, что вся моя жизнь не должна сосредотачиваться только на нём. Потому он очень терпимо относился к тому, что я и Ира частенько задерживались после занятий. Мы танцевали, потом отправлялись куда-нибудь пить кофе, иногда даже попадали в кинотеатр. Нужно было просто позвонить Жене и сказать, куда и во сколько ему приехать, чтобы нас забрать.

  Поскольку для всех подруг Женя был моим женатым любовником, пришлось немного поработать над его имиджем. В частности, купить ему обручальное кольцо. Я очень хотела пойти с ним выбирать эту побрякушку, но Женя настоял на том, что лучше не нужно. Наверное, он был прав. В какой-то момент, зная, что сейчас мой любимый выбирает кольцо, которое словно женит его на другой женщине, я заволновалась. А когда он вернулся домой, сидела на диване мрачнее тучи.

  - Эй, я всё так же холост! - заявил он, опускаясь на колени передо мной. - И у меня есть единственная женщина, которая мне нужна. Для неё просто нельзя было сегодня не купить небольшой сувенир...

  Он вынул из кармана красивую коробочку вишнёвого цвета и протянул мне. Не в силах сдержать улыбку, я открыла её и увидела... невероятно красивое кольцо с изумрудом.

  - Я был уверен, что изумруд ты оценишь гораздо больше, чем бриллиант. Это самый лучший из всех, которые можно было достать в нашей провинции... Когда-нибудь я подарю тебе настоящий...

  Он не договорил, потому что я зажала ему рот поцелуем. У меня просто не было слов, чтобы выразить свои чувства.

  - Ты же понимаешь, что это не просто так? - спросил Женя. - Это символ нашего союза. Не знаю, сможем ли мы когда-нибудь официально пожениться, но это кольцо - знак того, что я не хочу быть ни с кем, кроме тебя одной.

  Я растаяла, как мороженое, забытое на солнце. Конечно, слова "Мне нужна только ты" на нашей планете произносили миллиарды раз миллиарды мужчин до него. И очень часто лгали. Умом я это понимала, а внутри всё сжималось от восторга. Мне впервые предложил выйти замуж тот, за кого я действительно вышла бы с радостью!

  Ночь прошла всё на том же диване, и спать почти не довелось.

  А утром я одела кольцо на безымянный палец правой руки. И вечером на танцах его увидела Ира.

  - Женя подарил тебе кольцо? - спросила она, с любопытством его разглядывая.

  - Да, - коротко ответила я, стягивая с себя футболку.

  - Серебряное? На таком джипе ездит, мог бы раскошелиться и на золото!

  - Это и есть золото, - улыбнулась я. - Только белое.

  - Да? - вырвалось у Иры, и она схватила мою руку, чтобы рассмотреть кольцо получше. - А камень?

  - Изумруд.

  Глаза подруги сузились. Конечно, она очень меня любила и желала мне добра, но сложно не начать завидовать, когда парень на джипе дарит твоей закадычной приятельнице кольцо, которое стоит целое состояние.

  - Он и правда тебя любит, - протянула Ира.

  - Ириша! - с упрёком в голосе воскликнула я. - Ты же знаешь, что чувства деньгами не измеряются. Женя просто знает мои вкусы, и я люблю его за это, а не за то, что у него много денег. Если б денег было меньше, он всё равно нашёл бы, чем меня порадовать. И я радовалась бы не меньше.

  Я натянула свежую футболку, а сверху накинула спортивную кофту.

  - Идём в кинотеатр?

  Ира кивнула.

  Там как раз показывали фильм по роману Толкиена, который я обожала в детстве. Женя, по своему обыкновению, не стал спрашивать, надо ли покупать билеты. Он просто их принёс и вручил мне, между делом, говоря о каких-то посторонних вещах. Я тоже не стала отвлекаться на благодарности. Он приучил меня к мысли, что баловать любимое существо - это абсолютно нормально, и нечего делать из этого выдающееся достижение, за которое стоило бы благодарить. Вместо показной радости достаточно было относиться к любимому мужчине с не меньшей заботой.

  Мы с Иришкой вышли из клуба, о чём-то радостно щебеча. Весна уже полностью вступила в свои права, и гулять по вечерним улицам стало сплошным удовольствием. Тем более, что на сеанс мы успевали, а потому можно было обсуждать сугубо женские темы, громко смеяться и по несколько минут торчать у каждой витрины.

  И тут Ира внезапно завела разговор на ту тему, которая вообще-то была табу.

  - А Женя приедет после фильма? - начала она издалека.

  Я кивнула.

  Женя почти всегда привозил и забирал меня с танцев, очень редко приходилось садиться за руль самой. Более того, мы подвозили и Иру. Она жила не слишком далеко, но всё же приходилось ехать в сторону, противоположную той, которая была нам нужна. Женя обычно здоровался с ней, но фактически не открывал рот, пока моя подруга была в машине.

  Я очень любила своих девочек, но истинную природу моих отношений с этим мужчиной так никому и не открыла. Он остался для них моим женатым любовником, который часто приезжал забрать меня с наших совместных посиделок и отвезти домой. Более того, часто он был достаточно вежлив, чтобы подвезти домой и моих подружек тоже. В машине отсутствие у Жени тени в глаза не бросалось, тем более, что свет в салоне он включал редко.

  Девочки понятия не имели, что мы с ним живём вместе. Они считали, что любовник развлекается со мной, а потом снова сдаёт на руки родителям. На самом деле моя спальня у папы с мамой всё так же была моей. Но я давно ночевала там от силы пару раз в неделю, иногда даже реже, и исключительно для того, чтобы им самим не пришло в голову, что их дочь с ними больше не живёт.

  - Женя очень заботливый, - продолжала, между тем, Иришка. - Он постоянно рядом с тобой.

  - Ну да. Мы много времени проводим вместе.

  - Я вот только одного не могу понять: как его жена отпускает?

  Я поморщилась. Подруги знали, что об этом не стоит разговаривать, но почему-то Ира решила, что пришло время этот запрет преступить.

  - Ты же в курсе, что мы это не обсуждаем.

  - Да, но я - твоя подруга, и я о тебе забочусь. Потому мне придётся говорить тебе некоторые вещи, даже если тебе они не нравятся.

  Я молча шагала по направлению к кинотеатру.

  - Ева, ты же действительно очень умная. Скажи, неужели тебе самой не приходило в голову, что Женя ведёт себя, мягко говоря, странно?

  Я всё ещё не нарушала молчание. Не объяснять же Ире, что для Жени именно обычное человеческое поведение было бы чем-то из ряда вон выходящим! О чём обычном может идти речь, если он - даже не человек? Он может быть вообще кем угодно: инкубом, ангелом смерти, призраком, эгрегором. И, кем бы он ни был, он точно не настроен на эту тему распространяться. А я не хочу даже думать о том, что Женя от меня скрывает. Мы вместе, и это делает меня счастливой. Что ещё мне нужно от жизни? Вытребовать у него правду, разрыдаться и, жертвуя самой собой, отправить его в то измерение, из которого он явился, чтобы заботиться обо мне и пить мою жизненную силу?

  Вполне возможно, что если я узнаю, кто же он на самом деле, у меня просто не останется выбора. Учение викки, давшее мне силу, на сей счёт было безапелляционно. Есть вселенская справедливость и вселенский ритм, которому должны следовать все разумные существа. В случае, когда ты подчиняешься этому закону, всё мироздание раскрывается тебе навстречу, и предоставляет тебе все возможности достичь успеха и гармонично развиваться. Я всю свою жизнь пыталась выстроить по тем же ритмам, в которых дышит Вселенная. Наверное, мне это удалось, потому что высшие силы послали мне Женю. А Женя сумел спасти меня от офисного рабства и научить, как быть самой хозяйкой своей судьбы. Но теперь я стала гораздо сильнее. Я научилась ставить цели, достигать их, бороться за то, чтобы воплотить свою мечту в реальность. Не факт, что Женя мне ещё нужен. Вполне вероятно, что он - воплощение деструктивных сил, которые на время были использованы как инструмент, чтобы помочь мне. Но теперь его время могло быть на исходе, и я, как призвавшая его, должна была бы отправить его обратно.

  Стоит узнать, что он - разрушитель по своей природе, и мне придётся это сделать. Иначе я разрушу свою собственную судьбу. А теперь это было не то чтобы даже некстати. Теперь на мне лежала ответственность за маленькое существо, о котором не знал ещё никто из моих родственников или друзей. Затея с суррогатным материнством очень быстро увенчалась успехом. В доме, который мы с Женей сняли в соседнем городке, далёком от городской суеты и выхлопных газов, жила будущая мама моей дочки. У неё уже был сын от неизвестного отца. Эта женщина решилась родить, не имея ничего, кроме комнаты в общежитии, где даже центральное отопление давно отключили. Она два года боролась за то, чтобы поднять на ноги своего ребёнка, а потом устала и решила выносить чужого малыша, чтобы купить себе хотя бы какое-то жильё, где ребёнка вообще реально было бы воспитывать.

  Мы с Женей долго с ней беседовали, потом были консультации с юристами, подписание договора и переезд суррогатной мамы, уже вынашивающей плод, за город, где с ней жила нанятая нами же медсестра. В декабре или начале января на свет должна была появиться моя девочка. Я не вынашивала её, но это было не суть важно. Где-то там уже существовал маленький человечек, частичка меня самой. Я уже её любила и понимала, что только от меня зависит, какой она вырастет и научится ли быть счастливой. Мне нужно было заботиться о своём благополучии, чтобы позже суметь позаботиться и о её благополучии.

  Но, с другой стороны, если мне придётся избавиться от Жени, я останусь одна-одинёшенька. И не факт, что меня вообще ещё кто-то когда-то полюбит.

  Внутри меня вдруг ожил тот кошмар, который постоянно выбивал меня из колеи на последней работе. Мне снова будут твердить "Тебе пора замуж" все, кому ни попадя, а я не смогу ничего сказать. Потому что внутри мне действительно будет горько и больно из-за собственного одиночества. Одиночество - это яд, который медленно разъедает душу и делает существование невыносимым.

  Вполне вероятно, что Женя может представлять опасность для окружающих. Я видела, как он, несмотря на своё худощавое телосложение и отсутствие оружия, умудрился напугать целую компанию полупьяных качков. Он постоянно пропадал, неведомо где, а возвращался с такими суммами денег, о размерах которых не хотелось даже думать.

  Но отсутствие Жени представляло опасность для меня самой. А потому... Потому я предпочитала просто отмахиваться от любой возможности выбора между ним и всем остальным миром. В конце концов, сам Женя не заставлял меня выбирать. Он наполнял мою жизнь смыслом, но, вместе с этим, не требовал, чтобы смысл жизни сходился на нём одном. В своё время именно он настоял, чтобы я не отдалялась от подруг и не проводила всё своё время только с ним. Он частенько напоминал, что нужно съездить повидать родителей, и даже сам покупал огромные баулы продуктов, которыми я забивала родительский холодильник.

  Так почему мир собирается потребовать от меня сделать выбор? Не хочу выбирать. Не хочу!!

  - Женя всё время рядом с тобой, и его жена это допускает, - между тем, продолжала Ира. - Если у них всё настолько просто решается, то почему он не может развестись? Зачем он туманит тебе мозги, делая такие подарки?

  И она указала на кольцо на моём пальце.

  - Ты же в курсе, что я знаю о Жене больше, чем рассказываю. Я в курсе, почему он ведёт себя именно так, а не иначе. И это не обсуждается. Мы с ним будем вместе, и давай закончим этот разговор.

  Ира тяжело дышала, явно недовольная моим ответом. Конечно же, она считала, что наступит время, и мне будет очень больно от того, что Женя не уходит от "жены". Можно было бы сказать, что это не её дело, но мы с подругами никогда так не говорили. Мы слишком любили друг дружку и заботились одна о другой. И что бы там не орали современные горе-философы и горе-писхологи на тему "Моя жизнь - мои правила", я считала, что люди, которые столько лет были рядом, имели полное право на то, чтобы, как минимум, высказать своё мнение о том, по каким правилам мне живётся.

  Тем не менее, разговор закончился. Мы с Ирой дошли до кинотеатра, обе немного раскрасневшиеся от лёгкой перепалки.

  - Я схожу за кофе.

  Подруга кивнула. Нам надо было несколько минут побыть отдельно друг от друга, чтобы успокоиться. Времени, что я стояла в очереди в местном кафетерии, а Ира ждала около кинозала, было вполне достаточно.

  Я взяла два больших бумажных стакана с ванилачино, которое в меню обозвали каким-то страшно аппетитным словом, и направилась к входу в зал. Ира стояла там, и я так торопилась к ней, что не заметила ребёнка, который бежал мимо, и едва не сбил меня с ног.

  К счастью, сработали рефлексы, иначе я могла бы благополучно оказаться на полу, а горячий напиток - на голове карапуза.

  - Игорёк! - раздался голос взволнованной мамаши.

  Я подняла на неё глаза и обомлела. Мамашей оказалась никто иная, как жена Олега, а он сам переминался с ноги на ногу рядом.

  Жену звали Лена. Мы никогда с ней не разговаривали, но несколько раз она меня видела, потому сразу узнала. Её лицо залила краска. Ещё бы! То я пыталась отнять у неё мужчину, то покалечить её ребёнка. Она открыла было рот, чтобы что-то сказать, но тут её взгляд застыл на моём безымянном пальце. Всё с тем же кольцом. И, судя по этому взгляду, Лена точно умела отличить серебро от белого золота.

  Но самой потрясающей оказалась реакция Олега. Сам он не догадался бы посмотреть на кольцо. Однако, его жена так уставилась на украшение, что и ему пришлось.

  - Ты вышла замуж? - выпалил он так злобно, как будто его предал лучший друг.

  - И тебе привет, - улыбнулась я. - Пока нет. А ты хочешь быть приглашённым на свадьбу?

  - Посмотреть на того дурака, который решил таки на тебе жениться? - процедила Лена.

  - У него достаточно ума и для того, чтобы заработать деньги на дорогое кольцо, и чтобы выбрать женщину, которая не станет выносить мозг. Да и в постели она получше, - произнесла я, всё с той же невозмутимой улыбкой.

  Прозвучало жестоко. Но хотя бы кто-то должен был сказать этой женщине правду. Да и Олегу тоже.

  В следующую секунду Лена едва не вцепилась мне в волосы. Но её сын истошно завопил:

  - Мама!! Ну, пойдём уже!

  Ей пришлось отвлечься на ребёнка.

  Олег стоял, словно молнией поражённый. Кажется, я была первой, кто настолько честно и лаконично описал ему его собственную жизнь. Он женился на женщине, которая мешала ему нормально жить, контролировала каждый его шаг, да и в постели, судя по всему, была не лучше многих. А та, которая была лучше, стояла прямо перед ним, окольцованная так, как он не смог бы окольцевать никого, потому что это стоило пять его месячных зарплат.

  Вообще-то история наших отношений началась несколько лет назад. Олег тогда уже жил с Леной, но женаты они не были. Я точно знала, что понравилась ему буквально с первой нашей встречи, но сработала всё та же мужская логика. Лена была рядом - близкая, родная и знакомая. Обо мне же можно было сказать только, что я хорошо выгляжу и не слабоумная. Олег решил, что лучше не рисковать узнать меня поближе и уж точно не стоит экспериментировать с новыми отношениями. Какие-никакие, но одни уже налажены. Спустя какое-то время я поздравляла его с женитьбой и рождением сына. Думаю, никто так и не догадался, что на самом деле мне было больно. Я предпочла сделать вид, что не догадалась, как он ко мне на самом деле относился.

  И лишь несколько месяцев назад Олег появился для того, чтобы сказать, что на самом деле всегда обо мне мечтал. Ну, остальную историю вы уже знаете. Его мечты были близки к осуществлению, пока не примчалась Лена с криками и истериками. Олег благополучно слился, мне осталось только плакать и тяжело переживать свою ущербность. Тётки на работе продолжали трепать мне на нервы рассказами о том, что я умру в одиночестве. Вот тогда-то апогеем моего отчаяния и стал ритуал, вызвавший Женю.

  И всё резко изменилось.

  Больше не было тёток, не было одиночества. Остался только Олег, и теперь была его очередь чувствовать себя ущербным. Для него и его жёнушки. Ведь одно дело знать, что мужчину из семьи пыталась увести одичавшая старая дева, и совсем другое - знать, что это сделала женщина, на которой женится очень богатый человек.

  Я посмотрела на Олега ещё раз и поняла, что выбор сделан. Какие бы попытки избежать его не предпринимались, он всё равно должен был быть сделан.

  Я сама весь мир переверну, чтобы не терять Женю.

  Олег молчал. Лена взяла ребёнка на руки и смотрела на меня ненавидящим взглядом. А я просто развернулась и пошла к Ире.

  - Кто это был? - спросила она.

  - Да так, - пожала я плечами. - Чокнутые знакомые.

  Решение было принято. И, казалось бы, тема должна была закрыться. Я не хотела знать, кто такой Женя. Мне было достаточно просто быть с ним. Однако, мой диалог с мирозданием на эту тему продолжился буквально через несколько дней.

  Вскоре должен был открыться детский сад. Я моталась, словно мышь в колесе. Нужно было давать рекламу, встречаться с родителями, формировать группы. Родители, конечно, сомневались, стоит ли им доверять мне своих чад. Но, в принципе, проблем с наполняемостью не было. Детские сады были настолько переполнены, что родители были рады возможности устроить ребёнка в дошкольное учреждение, да ещё и с особой развивающей программой.

  После открытия дел должно было ещё прибавиться. Потому Женя настоял, чтобы я выделила пару дней просто на отдых и решение вопросов семейных. Мы съездили к нашей суррогатной маме, убедились, что она чувствует себя хорошо, а развитие плода проходит в нормальном режиме. А затем я отправилась к родителям с очередной ночёвкой.

  - Женя, - обратилась ко мне мама (она была одной из немногих, кто так и не научился называть меня Евой), - а ты ведь так и не сказала, где сейчас живёшь.

  Я вздрогнула. Мама впервые заговорила о том, что на самом-то деле дочка давно переехала из родительского гнезда.

  Отказаться от разговора, как с подругами, не получилось бы, а врать собственной матери - вообще последнее дело.

  - Я живу с мужчиной. Но познакомить вас пока не могу.

  Мама не стала настаивать, хотя было видно, что сложившаяся ситуация ей не слишком-то по душе.

  - Он хотя бы тебя не обижает? - только и спросила она.

  - Нет, что ты! Наоборот. Он заботится обо мне так, как никто никогда не заботился.

  К счастью, разговоров о том, когда свадьба, не последовало. Моя мама была неглупая женщина. Но одно меня угнетало - на самом деле, я не могла с ней поговорить. Она понятия не имела о том, что её дочь - колдунья и играется с силами, которых нормальные люди всеми силами пытаются избежать.

  Я отправилась к себе в спальню, зажгла аромалампу и встала напротив окна, глядя на блики догорающего солнца в небе. За окном слышались голоса соседей, пение птиц, а ещё там пахло приближающимся летом - самой беззаботной порой года. Я буду ездить с подругами на море и на озёра. Наверное, каждые выходные. Теперь, когда Женя научил меня плавать, эти поездки начнут доставлять такое удовольствие, о котором я раньше и думать не могла. Потом родится мой ребёнок. Сколько всего хорошего впереди, и сколько вопросов в голове сейчас.

  - Что мне делать? - прошептала я, сжимая кулаки и глядя на появившийся в небе месяц. - Что?

  Ответ оказался более чем неожиданным и более чем пугающим.

  Аромалампа внезапно издала странный пшик. Вся вода в ней испарилась, поднявшись вверх клубами странно плотного дыма, из которого вырисовалась фигура женщины. Очень знакомой женщины. Моей бабушки, умершей пятнадцать лет назад, на самом деле.

  - Ну вот, - недовольно пробубнила она. - Никто даже не взял на себя труд меня предупредить! Просто швырнули сюда, и всё!

  Я отшатнулась от странной фигуры, едва сдержав вскрик.

  - Чего орать? - спросила та. - Ты же не думаешь, что я причиню вред собственной внучке?

  - А ты правда моя бабушка?

  - Правда-правда! Да, кстати, не бери в голову запрет на вызов мёртвых. Ты меня не вызывала. Меня отправили другие товарищи. Мы по ту сторону давненько обсуждаем тот факт, что надо бы вправить тебе мозги.

  Звучало не слишком обнадёживающе.

  - Я выгляжу настолько дурой?

  То, что выглядело как моя бабушка, отделилось от аромалампы, проплыло в воздухе и остановилось примерно в полуметре от меня.

  - Нет. Вот дурочкой ты никогда не выглядишь. Проблема только в том, что глупые люди совершают маленькие промахи и часто. Умные же делают это на порядок реже, зато уж от души.

  Я приготовилась выслушивать нотации по поводу того, что умудрилась связаться с Женей. Однако, как ни странно, бабушка заговорила совершенно о другом.

  - Взять хотя бы этот твой визит к психологу! Внучка, ну честно и откровенно, чем ты думала? Стать викканкой и пойти решать проблемы с психологом! Да они же все извращенцы, которым место только на адской сковородке, за то, сколько народу они сбивают с толку своими байками про бессознательное!

  Если бы бабушка была из плоти и крови, она наверняка сейчас бы брызгала слюной от злости.

  - А к кому мне следовало пойти? - удивилась я.

  - К тому, с кем ты могла бы говорить от-к-ро-вен-но! - рявкнула бабуля. - К раввину, к католическому священнику, к буддийскому монаху. Они все могли бы смотреть на тебя, как на ненормальную. Но по той причине, что ты странно себя ведёшь, а не потому, что не поверили бы в то, что ты занимаешься сексом с парнем, который имеет материальное тело только потому, что ты кормишь его своей жизненной энергией.

  - Разве викканка может ходить к католическому священнику?

  - Внучка, ты как маленькая! Ты же в курсе, что есть только священное и несвященное. Не бывает католическое священное, мусульманское священное или индуистское священное. Потому любой человек, который в принципе имеет контакт со священным, дал бы тебе совет лучший, чем психолог, который посчитал бы, что у тебя разыгралось воображение. Да и обошлось бы тебе это гораздо дешевле. Более того, эти деньги не пошли бы на красную рыбу и коньяк, как у Кипельникова. Они могли бы достаться детям-сиротам, или католики купили бы на них уголь для обогрева храма.

  Я стояла совершенно растерянная. От призрака своей бабушки я могла бы ожидать всего, чего угодно, но только не выволочки за то, что психоаналитика предпочли священнослужителю.

  - Ну, ладно, - смягчилась бабуля. - Накуролесила и накуролесила. Давай-ка мы перейдём к следующей части, она же станет основной. Ты не чувствуешь себя виноватой?

  Краска прилила к моим щекам. Врать и отмалчиваться казалось приемлемой стратегией с живыми людьми, но уж точно не с мёртвыми. Скорее всего, с той стороны им было замечательно видно, что я мучаюсь неопределённостью, чтобы спасти свои отношения с Женей. Ну, и спасти его самого от изгнания из материального мира.

  - Ты понимаешь, что делаешь с этим несчастным мальчиком? - настаивала на ответе бабушка.

  Вопрос оказался неожиданным.

  - А что я с ним делаю?

  Наверное, я выглядела по-настоящему обескураженной. Поначалу от призрака веяло недоверчивостью, но затем бабуля смягчилась.

  - Ты действительно не понимаешь?

  Я отрицательно покачала головой. Что такого странного в том, что я любила существо, которое призвала, истосковавшись по любви?

  - Ну, давай-ка мы подумаем, - бабушка говорила так, словно ей приходилось в пятый раз объяснять прописную истину первокласснице. - Ты отправилась к этому шарлатану Кипельникову потому, что боялась, что Женя хочет тебя убить. Так?

  - А разве не пытался? - вспыхнула я. - Разве те оба раза, когда я оказывалась на волосок от смерти, это не он всё подстраивал?

  - Внучка, ты же умная девочка! Разве Женя не прибегает к тебе, как верный пёсик каждую неделю, чтобы ты дала ему свою жизненную силу? Разве он может существовать без этого?

  Я запнулась. Что тут можно было возразить? Оставалось только признать:

  - Не может.

  - Так что для него будет означать твоя смерть?

  Ответ можно было даже не озвучивать, он и так огорошивал своей простотой и очевидностью. Я - единственное звено, привязывающее Женю к миру материального. Если это звено исчезнет, исчезнет и сам Женя. А потому он не мог допустить, чтобы со мной что-то случилось.

  - Но эти два случая... - пробормотала я, пряча глаза. - Он что не имел к ним отношения?

  - А тут давай-ка мы ещё пораскинем мозгами, внученька! Вспомни, когда он начал окружать тебя чрезмерной заботой, что ты сделала? Уж не ты ли сорвалась с места, оставила дома телефон и помчалась к Кипельникову за консультацией? Не ты ли до сих пор даже не намекнула своему мужчине, где тогда была?

  - Вообще-то, в том-то и причина, что я не хотела, чтобы он знал, где была. Я выясняла, хочет ли он меня убить, вообще-то.

  - Глупости! - призрак махнул рукой. - Если б ты настолько ему не доверяла, ты бы с ним не общалась. Попытка убийства - достаточный повод, чтобы расторгнуть ваш контракт. Но в глубине души ты отлично знаешь, что он никогда не позволил бы тебе ни умереть, ни покалечиться, ни даже слишком сильно испугаться! А потому продолжаешь выполнять свои обязательства, словно ничего не случилось.

  Я отвернулась и даже слегка топнула ногой. Да уж, это был не Кипельников. Соврать не получится не то что бабуле, даже самой себе.

  - Единственное, к чему ты стремилась, - продолжала она, - это доказать свою независимость. Что он не будет манипулировать тобой, что ты будешь жить так, как захочешь. Эта дикая и непреодолимая любовь к свободе - именно та причина, по которой ты до сих пор не замужем, моя дорогая. И ты не просто не замужем. Ты ещё и делаешь всё, чтобы таковой и остаться.

  Я посмотрела на кольцо на пальце. Символ нашей любви с Женей. Довольно бессмысленный символ, на самом деле. Пока он не получит своего собственного имени, ни о какой свадьбе даже речь идти не может. А я в последнее время даже думать забыла о том, чтобы дать ему имя. Мне и так было комфортно.

  - Ты привязала его к себе намертво. Причём, в буквальном смысле этого слова намертво. Если он не будет любить тебя, то просто исчезнет, потому что не выполнил контракт. А ты при этом остаёшься в шоколаде. Тебя любят, тебя окружают заботой, но ты сама можешь только брать, ничего не давая взамен. И, как бы Женя не любил тебя, он загнан в рамки, которые не может не ненавидеть. Что удивляться, если он заманил тебя в место, где начался пожар?

  Неожиданно для себя самой, я сорвала кольцо с пальца и швырнула его в дальний угол комнаты.

  Бабушка была права. Она во всём была права. Я не боялась, что Женя - воплощение зла. Единственное, чего я боялась на самом деле - это его свобода, потому что тогда наши отношения перестанут зависеть от меня одной. Он сможет уйти, бросить меня одну, может потребовать, чтобы прекратилось это идиотское балансирование между правдой и ложью, когда он не мог быть настоящей частью моей жизни, а просто прятался по её задворкам. Я могу, в конце концов, оказаться замужем!

  - Подумай об этом всём, внучка, - произнёс призрак, тая в воздухе. - И перестань искать причину своих проблем вовне. Все они находятся исключительно в твоей голове, и только там их нужно начинать решать.


 ГЛАВА 13  


  Прошло буквально несколько минут, и я бросилась искать кольцо. Найдя, с облегчением села в углу, глядя на блики света угасающего дня в драгоценном камне.

  Да, кольцо было дорогим. Но тот, кто его подарил, был дороже любых богатств на земле. Я бы согласилась до конца дней своих есть только перловку, ходить в потёртом трикотаже и пешком, если б это гарантировало, что Женя будет со мной рядом.

  Но никаких гарантий быть не могло.

  Бабушка открыла мне глаза на ту правду, которую я маскировала от себя ложью с таким завидным упорством, которое точно следовало бы направить на более достойные цели. Я так боялась потерять своего мужчину, что причиняла ему боль.

  - Тук-тук, - послышался знакомый голос.

  Женя сидел на подоконнике. Увидев моё растерянное лицо и застывшие на глазах слёзы, он одним лёгким движением оказался в комнате.

  - Что случилось? - спросил он с неподдельным беспокойством.

  Кольцо я всё ещё вертела в руках.

  - Тебя кто-то обидел? - голос Жени зазвучал жёстче.

  - Только я сама. Но меня ты за это не накажешь.

  Дрожащей рукой я натянула кольцо на безымянный палец.

  - Женя, ты можешь очень честно ответить на мой вопрос?

  - Конечно! - не задумываясь, ответил он.

  - Если я дам тебе имя, и ты больше не будешь привязан ко мне контрактом, что изменится между нами?

  - Я же тебе уже говорил, что ничего, - он снова не раздумывал ни секунды. - Ты из-за этого плачешь? Из-за того, что боишься, что я уйду, как только получу свободу?

  Мне очень не хотелось признаваться. Но для одного дня лжи и так было слишком много. Потому я кивнула.

  - Ева, я ничего не собираюсь тебе доказывать. Это невозможно, пока у меня нет своего имени. Только когда ты увидишь, что я люблю тебя так же, эти сомнения развеются. Но сейчас... Сейчас не время для серьёзных перемен. Неважно, что ты не беременна, ты готовишься стать мамой, а это делает тебя очень уязвимой. Так что давай мы с тобой договоримся - собственное имя у меня появится только после того, как своё имя получит наша дочь.

  Он впервые назвал этого ребёнка "нашим". До этого девочка была просто будущим ребёнком. Не его и не моим, просто отдельным маленьким человечком, которого нужно было воспитать.

  Женя не мог стать биологическим отцом, потому мы просто описали доктору, как хотим, чтобы выглядела девочка. Он подобрал нам подходящего донора, но мы точно решили, что не хотим знать, кто он такой. Так или иначе, а тот факт, что в ребёнке от Жени не должно было быть ничего. Теперь, когда не было никаких сомнений, что он - вовсе не отпочковавшаяся часть моей личности, я знала также, что фактически буду матерью-одиночкой.

  И тут Женя очень ясно дал понять, что собирается стать отцом.

  Я буквально расцвела.

  - Кстати, ты уже подумала над именем для малышки? Мне кажется, что именно ты должна его выбрать.

  - Я много думала. Но пока ни на одном варианте не остановилась. Мне нравится Неми, но в нашем же окружении не поймут.

  - Неми Монтоя? - рассмеялся Женя. - Да, пожалуй, лучше выбрать другой вариант.

  Дальше жизнь продолжалась в уже успевшем стать привычным русле. Мой мужчина занимался какими-то своими делами и обустраивал спортзал. Как-то он отвёз меня туда, чтобы я увидела своё имущество.

  Тренажёрка была расположена в спальном районе, довольно далеко от центра. Спортинвентаря здесь оказалось много, и он был настолько разнообразен, что на такую приманку сбежались все спортсмены района. Столько накачанных потных мужских тел в одном месте мне раньше видеть не доводилось.

  - Запах оставляет желать лучшего, - поморщила я нос.

  - Не могу не признать, - засмеялся Женя и поспешил увести меня оттуда.

  Сам он выглядел скорее жилистым, чем мускулистым, и, как по мне, это выглядело гораздо привлекательнее, чем гора мышц, за которой сложно было разглядеть и обаяние, и интеллект. К тому же, от Жени никогда не пахло потом. Кажется, той жизненной силы, которой я его снабжала, для этого не хватало.

  Мой детский сад тоже начал действовать, и дела там шли отлично. Я лично вникала в процесс и, кажется, у меня это неплохо получалось. Конечно, некоторые родители всё равно были недовольны, но уж такова она, специфика украинского воспитания - педагог зачастую оказывается источником всех бед, которые происходят с психикой ребёнка. Родители же обычно не при чём. Хотя, как они могут быть при чём-то, если часто видят собственных чад пару часов в сутки?

  Так или иначе, а детей из моего сада никто не забирал. И примерно половина родителей говорили, что всем довольны. Малышей хорошо кормили, многому учили и обеспечивали им минимальный уровень физической активности. Постепенно даже те некоторые карапузы, которые попали ко мне этакими колобками, которым явно не разрешали сделать даже лишнюю дюжину шагов самостоятельно, превратились в этаких живчиков, с радостью мотавшихся по детской площадке.

  Всё наладилось, и я даже стала подумывать о расширении.

  Ну, и о своём ребёнке думала тоже.

  Главной проблемой было объяснить окружающим, откуда у меня вообще взялся ребёнок. Ладно б ещё у меня не было мужа, но я же ещё даже беременной не была. Сказать о суррогатном материнстве тоже не представлялось возможным. По крайней мере, этим мне точно делиться не хотелось. Что ж, придётся сказать, что моя девочка - приёмная. В документы к ней точно никто не полезет, а со временем всё это станет ещё и неинтересно, когда все привыкнут видеть меня с ней. Ну, а рассказывать не всю правду друзьям и родителям уже вошло у меня в привычку.

  В демона легко влюбиться, не так уж сложно бороться за право его любить и быть с ним вместе. Чему-то подобному посвящено большинство сказок. Принцесса влюбляется не в того мужчину, воюет со всем светом за право быть с ним, а потом вся их жизнь описывается в двух словах, и умирают они в один день. Моя сказка оказалась совершенно другой. Я со своим тёмным принцем жила и была счастлива.

  Лето всё больше вступало в свои права. И Женя взялся за выполнение тех своих обещаний, которые дал мне когда-то в зимнем лесу. В первую очередь, он купил мне горный велосипед, и заставил научиться на нём ездить.

  Вот тут-то я и узнала о некоторых его способностях, которые до сих пор не то чтобы были загадкой. Просто он их открыто не демонстрировал.

  Падать с велосипеда мне не довелось. Когда я впервые попыталась это сделать, Женя, стоявший в тридцати метрах от меня, рванул с места с молниеносной скоростью и подхватил меня до того, как моё тело коснулось земли. Велосипед он придержал рукой, чтобы тот не упал на меня сверху.

  - Как ты это сделал? - только и вырвалось у меня.

  Конечно, я сразу же поняла, что сморозила глупость. Женя умел абсолютно бесшумно передвигаться, так что даже собаки на него не реагировали, он слышал, когда в соседней спальне вставали с кровати мои родители. Что удивительного, если он умеет двигаться так быстро?

  - Ты что, вампир? - последовал вопрос.

  Женя рассмеялся.

  - Дорогая, ты перечитала "Сумерек" и "Вампирских хроник". Прости, но твоя кровь меня совершенно не интересует. Я лишь настолько принадлежу материальному миру, насколько ты мне позволяешь. А потому не все его закону на меня распространяются.

  Говорить о том, что он - моё второе "Я" Женя не стал. Очевидно, начал догадываться, что это не так.

  Затем стало очевидным, что он не видит разницы между днём и ночью. В буквальном смысле. Учитывая тот факт, что тени у него не было, мы выбирались на велопрогулки только в пасмурные дни или ночью. Женя неоднократно успевал перегородить мне дорогу там, куда ехать было опасно, хотя мне опасность была совершенно не видна.

  Постепенно велопрогулки стали такими длительными, что мы даже начали мотаться в соседний город на ночные купания - там было потрясающее по своей чистоте озеро. Его давно огородили забором, но Женя неизменно договаривался со сторожами. Мы приезжали туда поближе к полуночи, резвились в ещё тёплой воде, затем мой мужчина заворачивал меня в плед, надувал матрас, и я пару часов спала, пока он продолжал плавать. Ему нравился сам процесс, а уставать он, очевидно, был не способен. Когда я просыпалась, мы пили чай из термоса и ехали домой.

  - Так ты выполняешь своё обещание сводить меня в поход? - спросила я.

  - Ни в коем случае! Поход - он и есть поход. Мы выберемся туда на будущей неделе. После того, как ты смотаешься со своими неугомонными на море.

  Мы с подругами действительно собирались провести выходные на пляже. Они ещё не знали, что я научилась плавать, так что их по этой части ожидал настоящий сюрприз.

  Женя с нами не ехал, поскольку погоду обещали солнечную и жаркую.

  Рано утром, поговорив по телефону с медсестрой суррогатной матери, я поехала, чтобы забрать Ксеню. Лялю мы должны были забрать по дороге, а Масяня и Ира собирались ехать на своих машинах, вместе с мужьями. Мы решили снять три отдельных номера, чтобы семейные могли отдохнуть от холостых и наоборот.

  - Ты меня уже ждёшь? - спросила я по телефону у Ксени.

  - Ээээ... Да! Только у меня есть для тебя небольшой сюрприз. Не злись, хорошо?

  - А я должна злиться?

  Подруга так и не объяснила мне, в чём дело. Я уже окончательно поверила, что она решила потащить на море свою толстую и горячо мной нелюбимую сестру, которая отличалась полным отсутствием воображения и любовью к шансону. Однако, всё оказалось несколько иначе. Ксеня ждала меня у своего дома вместе с каким-то длинноволосым князем тьмы в футболке с изображением группы Korn. Благо, футболка была хорошего качества. Я ненавидела металлистов в дешёвом тряпье даже больше, чем Ксюшкину сестру.

  - Познакомься, - нервно представила она мне своего кавалера. - Это Егор.

  - Очень приятно, - пробормотала я, выглядывая из окна машины.

  Благо, на мне были тёмные очки, хоть как-то скрывавшие эмоции.

  - Ты же не будешь возражать, если он поедет с нами?

  - Нееееееет, - почти пропела я.

  В результате, Егор и Ксеня оказались на заднем сидении в обнимку. Как выяснилось, они тоже собирались снять отдельный номер, подобно нашим женатым компаньонам.

  Первые минут пятнадцать мне хотелось рвать и метать. С Ксеней почему-то всё всегда шло по одному и тому же сценарию. Она знакомилась с парнями-музыкантами, быстро с ними сходилась, уверяла всех нас, что это любовь до гроба. Потом случался секс, и парень исчезал в туманной дали, оставляя Ксеню биться в истерике, мучиться от комплекса неполноценности, а потом проходить кучу тренингов по методике Ошо и им подобных, чтобы хоть как-то восстановить самооценку.

  Я уже собралась было по-дружески брутально вставить Ксене мозги сразу же, как только Егор не сможет нас слышать, но уже через несколько минут стало очевидно, что в этом нет смысла. Если раньше все её зазнобы вели себя как аристократы, позволявшие себя ублажать, то этому парню она, кажется, действительно нравилась. Он держал её за руку и так искренне заглядывал Ксене в глаза, что не оставалось сомнений - на этот раз ей может повезти. Что ж, буду спать в одном номере с Лялей.

  Но если Ксеня меня удивила, то вот Ляля вообще привела в состояние шока. Она ждала нас, но садиться в машину отказалась, потому что с ней тоже был кавалер на собственном авто. Кавалером оказался парень лет на восемь младше её, которым моя подруга бредила уже примерно год. Она уверяла всех, что это не взаимно, и все привыкли, что Ляля сама морочит себе голову. Однако, доказательство того, что взаимность всё же была, стояло прямо перед нами.

  - Это Дима, - представила его нам Ляля.

  В результате, оказалось, что мне нужен отдельный номер.

  До побережья мы добрались уже ближе к вечеру, побросали все вещи в номера и рванули на пляж. Тут-то и оказалось, что мне предстоит проводить свои выходные больше в компании женатиков, чем незамужних подруг. Ира и Масяня, по крайней мере, уже давно успели привыкнуть к тому, что их мужчины рядом, и сейчас вели себя гораздо спокойнее закоренелых холостячек. Лялю и Ксеню от их парней было просто невозможно оторвать. Они то целовались, то валялись в песке, то отправлялись в воду, чтобы там самозабвенно забрызгивать друг друга водой.

  - Как дети малые, - только и сказала я, легла на волны и поплыла.

  Прошло, наверное, минуты две, прежде чем я услышала изумлённый Ксенин возглас.

  - Ева! Ты плаваешь??

  - Меня Женя научил, - заявила я, не останавливаясь.

  Все знали, что последние года четыре я безуспешно каждое лето училась плавать. И у меня это не получалось с той же систематичностью, что у Ксеньки не ладилось с мужчинами.

  На какое-то время я оказалась в центре внимания, потому что никто уже давно не верил в то, что Ева может держаться на воде. Но очень быстро всё вернулось на круги своя.

  Вечером мы сидели на террасе отеля и пили... ну, кто что. Я - зелёный чай, новоиспечённые парочки - шампанское, а женатики - пиво. Мы снова чётко разделились на две группки.

  - Вот это они меня удивили, - призналась я по секрету Масяне. - Понимаю, что девчонки должны были всё-таки встретить свою судьбу. Но никогда не думала, что у них это получится практически одновременно.

  - Бывает, - улыбнулась подруга. - Со всеми бывает. И с тобой тоже обязательно случится.

  - Да как бы и уже случилось, - подмигнула я Масяне, выразительно поднимая руку, на которой было одето кольцо с изумрудом.

  - Я тебя умоляю, - хмыкнула та. - Ева. Ты же не думаешь всерьёз, что Женя - это твоя судьба!

  - А кто он? - стакан с чаем едва не выпал у меня из рук.

  - Он - женатый мужчина. И неважно, что он рассказывает тебе про жену и про их проблемы. Неважно, что вы проводите вместе много времени, и он дарит тебе обручальные кольца. Он никогда не уйдёт из семьи. Ты же умная, ты это прекрасно понимаешь. Потому, не забивай себе голову иллюзиями и сосредоточься на поиске мужчины, который сделает тебя по-настоящему счастливой.

  Сказать, что я удивилась - это ничего не сказать. Конечно, Масяня, вернее Маша, давно была замужем. Они с мужем успели обзавестись наследницей и сейчас всерьёз думали о втором ребёнке. Моя подруга умудрялась быть хорошей женой и матерью, но при этом умела не смотреть свысока на тех, кто до сих пор не оказался замужем. Мне казалось, она отлично понимает: есть женщины, котором на роду написано не выходить замуж. Мало ли, у кого какая любовь предусмотрена по сценарию. Потому слова Масяни несколько выбили меня из колеи.

  - Женя и делает меня по-настоящему счастливой, - сказала я.

  - Наверное, ты просто ещё не встретила свою судьбу, - улыбнулась подруга. - Когда встретишь, то поймёшь: счастье - это не только хороший секс и подарки. Человек - существо социальное, и если ты не можешь быть со своим мужчиной на людях, ваше счастье никогда не будет полным.

  Я просто встала и ушла к себе в номер. Там, не включая свет, повалилась на постель. Была мысль позвонить Жене, но я быстро её отогнала. Он и так носится со мной, как с писаной торбой. Нужно давать ему возможность хотя бы иногда пожить для себя. Неважно, что там кто говорит, мы любим друг друга, а потому я должна о нём заботиться не меньше, чем он обо мне.

  Должно быть, меня сморила дремота, потому что появление в номере Ляли меня напугало.

  - Ева, ты тут? - окликнула она меня.

  - Да-да, - я вскочила, потирая глаза. - Включи свет.

  - Ты так неожиданно исчезла. Что-то случилось? Хотела спать?

  - Не то чтобы, - призналась я. - У меня просто состоялся не очень приятный разговор с Масяней.

  - В смысле? - удивилась Ляля, не без труда находя выключатель.

  Мы обе поморщились от яркого света.

  - Она начала рассказывать, что если Женя пока не может развестись и поехать со мной на море, это значит, что мне надо резко его бросить и начать искать другого мужчину.

  - Нууууу, - как-то странно протянула Ляля, усаживаясь на кровать рядом со мной. - Ева, я не очень хочу лезть в твои дела, но тебе не кажется, что Масяня может быть абсолютно права?

  Если бы у меня в руках что-то было, на сей раз я бы точно это уронила.

  - Ляль, прости за грубость, но ты сама только недавно стала, вроде как, "не одна". Ты-то где таких глупостей нахваталась?

  - Та я знаю, что не мне об этом говорить... Но, по крайней мере, мы с Димой раз уж сошлись, так сошлись. Мы - нормальная пара. А твой Женя ведёт себя как-то странно. Я согласна, он тебя очень любит. Если б не любил, то не ездил бы за тобой по два раза в неделю на танцы. Но, если у него всё так серьёзно, то почему он не уходит от жены к тебе? Когда мужчина действительно любит женщину, он сделает всё, что угодно, чтобы быть с ней.

  Это звучало очень правильно, трезво и нормально. А потому совершенно не подходило к истории моей абсолютно ненормальной и во многом абсурдной любви.

  Если мирозданию так нужно было, чтобы у меня всё было по-старомодному и правильно, почему было не послать мне любимого мужчину до того, как я почти сойду с ума от отчаяния?

  - Девочки, мне очень жаль, но я не собираюсь бросать Женю, - сказала я.

  - Да никто тебя и не заставляет! - заверила Ляля. - Просто... Просто очень не хотелось бы, чтобы ты вечно была в роли любовницы. За то время, что вы с ним вместе, он уже десять раз мог бы решиться уйти от жены. А теперь он, кажется, привык, ему удобно...

  - Я хочу спать, - перебила её я.

  Ляля была очень умной. Она кивнула, пожелала мне спокойной ночи и ушла. Я же снова выключила свет и подошла к окну.

  Луна освещала ночное море. Летний воздух был полон истомы и ощущения того, что жизнь прекрасна. Года через три мы с Женей будем смотреть на такое же ночное море, а в кроватке рядом будет спать наша девочка. Мы будем настоящей семьёй. И неважно, что мы не сможем никому рассказать правду. Мы будем настоящей семьёй! Любовь и преданность не меняются от того, сколько людей о них знают. И неважно, что там кто-то говорит. Даже если эти кто-то - твои лучшие подруги.

ГЛАВА 14  


  Как бы там ни было, а это лето стало лучшим в моей жизни.

  Женя какое-то время настаивал, что мне нужно проводить больше времени с подругами, а я отнекивалась, не желая проводить время с кем-то ещё, кроме него и моих родителей. Последняя поездка на море не заставила меня иначе относиться к моим девочкам. Нет, я всё так же любила и ценила их. Если бы любой из них потребовалась помощь, не было бы на свете ничего, что заставило бы меня хоть секунду помедлить и не оказать её. Но у них всё складывалось идеально, а потому ни одна из них не заметила особо, насколько мы отдалились.

  - Жень, у них у всех теперь есть пары. Ксюшка и Ляля вообще в конфетно-букетном периоде. Им не до меня.

  Женя не слишком поверил, но сдался. Тем более, что альтернатива вдруг нашлась сама собой.

  Мой детский сад существовал всего несколько месяцев, но я очень строго следила за всем, что в нём происходило. Так что учреждение очень быстро получило репутацию одного из лучших в городе. Если и раньше у меня не было проблем с желающими отдать сюда своего ребёнка, то сейчас для них просто не осталось места. Детишек и так возили даже из отдалённых районов.

  Группы у нас были всего по десять человек, чтобы воспитатели могли уделить как можно больше внимания каждому воспитаннику. Очень быстро все они оказались заполненными, но желающие буквально выстраивались в очередь, уверяя меня, что разницы между десятью и одиннадцатью детьми нет. Я отремонтировала ещё две комнаты, стоявшие до этого запертыми, набрала ещё две группы, а остальным приходилось объяснять, что наша концепция позволяет в одной группе находиться максимум десяти малышам.

  Тогда меня начали умолять расшириться, и я стала искать здание для второго детского сада. Родители, услышав об этом, оказались готовы и ремонтировать новое здание за свой счёт, и давать мне подарки, чтобы туда-то их отпрысков точно взяли. А ещё мамаши пытались со мной дружить. Многие - исключительно из корыстных целей, но встречались и такие, которым я действительно была симпатична. С ними-то я и начала ходить по кофейням и магазинам. Так что проблема с общением решилась сама собой. Это не были близкие подруги, зато мне не было скучно, а им было в общем-то всё равно, есть ли у меня муж или нет. Их единственный интерес заключался в одном.

  - Ева, дорогая, - спрашивали они. - А у вас есть дети?

  - Да, - соглашалась я. - Но у меня совсем маленькая девочка. Ей ещё рано ходить в детский сад.

  Моя дочь должна была родиться всего через несколько месяцев. Чтобы не объяснять, почему у меня нет живота, я решила сказать, что она уже есть.

  - А как её зовут? - спрашивали мамаши.

  Вот тут-то мне и пришлось впервые всерьёз задуматься об имени для своей крошки. Вернее, несколько вариантов у меня было припасено, но все они казались несколько экзотическими. Хотя, в итоге, я решила остановиться на одном из них. Не называть же дочку Таней или Машей - банально до зубной боли.

  - Её зовут Гизела.

  - Гизела?? Это такой вариант имени Жизель?

  - Это имя давали в семьях германских и австро-венгерских императоров, - пояснила я любительницам оперы. - Мне понравилось, как оно звучит.

  Женя, услышав, что нашу малышку будут звать Гизелой, немного удивился, но не возражал.

  - Это означает "способная к познанию", - сказал он. - Думаю, для нашего ребёнка - самое оно.

  Я никогда не знала, что означает это имя. Для Жени же это проблему явно не представило, и к нашей общей памяти это отношения не имело. Значит, он неплохо знаком с европейскими традициями и историей. Что ж, запомним. Может быть, когда-то я смогу вычислить, что он за существо.

  Пока сущность любимого мужчины оставалась загадкой, я продолжала просто наслаждаться жизнью с ним рядом. Он исполнял своё обещание за обещанием. Мы сходили в поход, и не в какой-нибудь, а по Карпатам. Затем Женя на несколько дней свозил меня в Прибалтику. Вернее, я полетела в Вильнюс на самолёте, а он встретил меня там, каким-то образом сумев избежать таможни. Паспорта у него, ясное дело, не было.

  Чем дальше, тем ближе мы становились. Если раньше его присутствие в моей жизни казалось чудом, то теперь казалось, будто Женя был рядом всегда. Мне было с ним всё так же легко и беззаботно. В нём постепенно проявлялись те черты, которых во мне самой никогда не было. Выяснилось, что он любит травяные отвары. Мне доставляло удовольствие находить нужные ингредиенты и готовить их для него. А ещё он проговорился, что любит черёмуховый хлеб. Потом очень быстро поправился, что никогда такое не пробовал, но ему кажется, что это может быть вкусно. Я поначалу вообще растерялась, потому что понятия не имела, что на свете вообще есть черёмуховая мука. Пришлось немало времени потратить на то, чтобы выяснить, где её можно заказать. Тем не менее, мне это удалось, и однажды, войдя в дом, Женя уловил аромат, который точно был ему знаком.

  - Чем это пахнет? - сделал он вид, что удивился.

  - Это черёмуховый пирог, - ответила я, едва не подпрыгивая от радости.

  Женя умудрился обрадоваться ещё больше меня.

  Не стоит тратить время на дальнейшие описания. Достаточно будет сказать, что мы просто были счастливы вместе, несмотря ни на что. Хотя днём Женя не мог быть рядом, а вечерами мы избегали освещённых мест, он окружал меня такой заботой и любовью в те часы, когда мы оставались наедине, что весь земной шар терял какую-либо ценность.

  Так продолжалось неделю за неделей, месяц за месяцем, пока однажды я не проснулась от стука капель осеннего дождя по стеклу. Уже почти год Женя был со мной. И это был полный счастья и радости безмятежный год. Я засыпала с улыбкой, а просыпалась от поцелуев.

  Но то утро стало исключением.

  Сквозь сон я услышала, как вибрирует мобильный Жени. Он осторожно выпустил меня из объятий, взял телефон и вышел из спальни, чтобы не будить меня разговором.

  - Ева!

  Я не без труда открыла глаза.

  Женя склонился надо мной. В темноте не было видно его лица, но он буквально излучал волны беспокойства.

  - Что случилось?

  - Вставай! Нужно срочно ехать к суррогатной матери.

  - Зачем? - я резко села на постели. - Сколько времени?

  - Примерно четыре часа утра. У неё начались преждевременные роды.

  - Как?! - вырвалось у меня.

  До срока, установленного врачами было чуть меньше чем полтора месяца. Мы уже договорились о палате в лучшем роддоме города.

  - Понятия не имею, что там случилось, - Женя включил настольную лампу. - Медсестра уже вызвала машину из ближайшей больницы. Её сейчас доставят к доктору, но там нужно срочно что-то решать. Если пойдут какие-то осложнения, в районной больнице вряд ли найдутся и оборудование, и препараты, а привезти её сюда мы просто не успеем.

  Я буквально вылетела из-под одеяла, открыла дверь в шкаф с таким треском, что чуть не разлетелось стекло, и начала вытаскивать оттуда мягкие фланелевые штаны и свитер.

  - Жень, не жди меня, - пробормотала я, натягивая бюстгальтер. - Я знаю, что ты можешь двигаться гораздо быстрее машины, если захочешь. Пожалуйста, беги туда и спаси нашу девочку!

  Женя вдруг схватил меня за плечи и резко развернул к себе.

  - Ты на всё готова, чтобы спасти её?

  - Спрашиваешь?? Если нужно, я всю свою кровь отдам!

  - Тогда мы оба должны быть там. Один я могу и не справиться, - произнёс он решительно. - Так что одевайся, и готовься к очень быстрой езде.

  Через десять минут мы уже сидели в джипе. К счастью, он мог развивать действительно внушительную скорость, несмотря на дождь и мокрые дороги. А лучшего водителя чем Женя ещё стоило поискать.

  - Пристегнись! - коротко бросил он мне.

  Джип нёсся, как сумасшедший. Несмотря на то, что я сходила с ума от беспокойства, иногда мне становилось страшно, так что в конце концов я закрыла лицо ладонями и просто молила высшие силы о том, чтобы было не слишком поздно.

  - Хорошо, что я всегда заливаю на ночь полный бак, - сказал Женя, когда на горизонте стал вырисовываться тот городок, куда повезли нашу суррогатную мать.

  Я тоже неимоверно обрадовалась. Иногда ему звонили по ночам, и он исчезал на час или два. На случай таких вызовов Женя всегда и заливал побольше бензина в бак. Сейчас это было более чем кстати.

  В местном роддоме нас тоже знали. Мы с Женей бывали здесь раньше, общались с заведующим и кое с кем из персонала. Прямо сейчас на смене оказалась незнакомая тётка, но как только мы объяснили, к кому приехали, она сразу поняла, о чём речь.

  - А! Вы - настоящие родители! - и она с любопытством уставилась на нас.

  - Да. Что сейчас происходит? - выдохнула я.

  - Мамочка ваша рожает. Медсестра, которая была с ней, в родовом отделении. Все, кто были на смене - тоже.

  Женя озвучил тот вопрос, который я боялась задавать:

  - Ребёнок жив?

  - Вроде, был, - пожала плечами медсестра. - А там не знаю, она ведь недоношенная, и роды очень тяжелые.

  Я услышала какой-то странный звук, и с удивлением осознала, что это мой собственный крик. Сдавленный и какой-то первобытный. Цивилизованные женщины так не кричат. Так кричали в каменном веке, когда материнский инстинкт был едва ли не единственным человеческим чувством, присущим женскому полу.

  Женя моментально схватил меня, прижал к себе и прошептал на ухо:

  - Не теряй голову! Что бы там ни было, мы её спасём.

  Я кивнула, хотя из глаз струились потоки слёз.

  Женя усадил меня на жёсткий больничный стул и принёс отвратительного кофе из кофемата. Я взяла стакан дрожащими руками и сделала обжигающий глоток.

  - Что сейчас происходит?

  - Насколько я понял, они все в родовом отделении. Делать кесарево было уже поздно, и сейчас нужно помочь девочке выбраться наружу живой.

  Секунды шли так медленно, что я буквально чувствовала каждую из них. Женя сидел рядом, прижимая меня к себе, и только осознание его близости не давало мне сойти с ума. В конце концов, доведённая до изнеможения переживаниями и бессилием, я задремала. Не знаю, сколько времени прошло, но очнулась я от того, что Женя легонько трусил моё плечо.

  - Ева, просыпайся! Пора идти!

  Не понимая, что происходит вокруг, я, тем не менее, вскочила.

  Дверь в отделение была заперта, а вокруг царила полная тишина. Женя подошёл к двери и вынул что-то из кармана. Что-то оказалось набором отмычек, которыми он орудовал с завидным мастерством. Я оторопело наблюдала за ним, а потом таки решилась спросить:

  - Зачем ты это делаешь??

  - Нам нужно к Гизеле, - ответил он без малейших колебаний. - А просто так нас туда не пустят.

  Дверь со скрипом открылась, и мы скользнули в тёмный и не очень чистый коридор. Женя вёл меня за собой, взяв за руку. Его молчание было таким напряжённым, что я совершенно забыла о том, что мы, в общем-то, нарушаем закон. Единственное, чего сейчас нужно было бояться, так это смерти нашего ребёнка.

  Уверенным шагом Женя подошёл к какой-то двери и распахнул её. Это оказалась ординаторская, где на диване развалилась в грязном от крови халате женщина. Судя по всему, врач.

  - Вы кто такие? - вскочила она. - И как сюда попали?

  - Мы родители девочки, которой вы только что помогли родиться, - ответил Женя, нахмурившись. - И нам нужно к ней.

  - Нельзя! - начала было докторша.

  Но Женя посмотрел на неё примерно так, как однажды смотрел на тех недотёп, что загородили выезд моей машине. Только на сей раз мне было всё отлично слышно. Впрочем, слышать было нечего. Женя просто смотрел на неё, как кролик на удава. Докторша так и застыла с открытым ртом, а в глазах нарисовалась слепая покорность.

  - Ведите нас к девочке, - тихо сказал мой мужчина.

  Та кивнула и неуверенным шагом направилась к выходу из ординаторской. Мы последовали за ней всё по тому же коридору к какой-то комнате, отдалённо напоминающей больничную палату. В маленькой кроватке лежал голенький младенец, больше напоминающий сломанную куклу. Он не шевелился и не издавал ни звука, хотя слабое дыхание наблюдалось.

  Из моей груди снова вырвался всхлип, и я ринулась к своему ребёнку, в ужасе от того, что его никто не потрудился даже накрыть, несмотря на то, что в комнате было совсем не тепло.

  - Кажется, вы не считаете, что девочка выживет, - обратился Женя к докторше.

  Та выглядела абсолютно равнодушной, и дело явно было не трансе, в который её ввели.

  - У нас её не спасёшь. А до хорошей больницы её бы не довезли, - отчеканила она. - Не успели бы.

  - И вы даже не вызвали машину?

  - А зачем? Всё равно ведь умрёт.

  Я больше не кричала. Но по моим щекам лились целые потоки слёз. Я протянула руки и взяла малышку на руки, все оставшиеся силы вкладывая в немую мольбу "Не умирай!"

  Женя кинул мне небольшую сумку, которая всё это время была у него в руках.

  - Там детские вещи, - сказал он. - Я собрал, пока ты одевалась. Заверни Гизелу в одеяло и пошли отсюда. Мы успеем довезти её до хорошей клиники, где ей помогут.

  - Не успеете, - равнодушно заверила докторша.

  - Убейся об стенку, - процедил Женя.

  Не выпуская девочку из рук, я нагнулась и одной рукой начала шарить в сумке, но странный звук отвлёк меня от этого занятия. Оказалось, что докторша поняла указание самым, что ни на есть, буквальным образом, и теперь со всего размаху бьётся об стену головой.

  - Скажи, чтобы прекратила, - выкрикнула я. - Пожалуйста, не хочу на это смотреть.

  - Хватит, - только и сказал Женя.

  Докторша остановилась.

  - Лучше помоги мне! - потребовала я, сквозь слёзы, абсолютно неспособная развернуть одеяльце дрожащими пальцами.

  Женя помог мне, и вскоре я уже прижимала свою умирающую дочь к себе, пытаясь согреть своим дыханием её слишком спокойное для младенца личико.

  - Идём! - скомандовал мой мужчина, беря сумку. - Надо торопиться.

  Мы вышли из роддома так же, как и пришли. Женя помог мне забраться на переднее сидение и пристегнуть ремень, а сам сел за руль. Я думала, мы помчимся назад, как сумасшедшие, но, вместо этого, джип проехал всего несколько улиц и остановился в какой-то подворотне.

  - Что случилось? - спросила я, испуганно вглядываясь в личико ребёнка, абсолютно неподвижное.

  - Дай мне девочку! - потребовал Женя.

  Хоть и с недоверием, но я позволила ему взять младенца.

  Он склонился над Гизелой так, что упавшие на его лицо волосы мешали мне понять, что именно происходит. Но в момент, когда я уже открыла рот для протеста, девочка захныкала! Это был первый звук, который я от неё услышала.

  - Держи, - Женя снова протянул мне ребёнка. - Думаю, теперь мы точно успеем.

  Едва сохраняя способность трезво рассуждать, я буквально схватила оживший свёрток. Девочка плакала! Моя девочка плакала! Она всё-таки выживет!

  Женя вставил ключ в зажигание и тут...

  - У тебя рука прозрачная! - вырвалось у меня.

  - Конечно! Я же отдал малышке жизненную энергию. Снаружи этого почти не видно, не бери в голову.

  И машина рванула с места. Мы на всей скорости мчались к спасению.

  Только сейчас, когда Гизела была в относительной безопасности, я смогла по-настоящему взглянуть на Женю. Его губы были плотно сжаты, черты лица неподвижны, а глаза неотрывно смотрели вперёд. Руль он сжимал с такой силой, что костяшки его пальцев побелели бы, если б принадлежали обычному человеку.

  Это не было притворством. Он искренне волновался за Гизелу и был готов горы свернуть, чтобы девочка выжила.

  Я прижала ребёнка покрепче к себе и прикрыла её расстёгнутой курткой.

  - Её нужно покормить.

  Малышка хныкала и вертела головкой, явно в поисках источника пищи.

  - В больнице этим займутся сразу же, - ответил Женя. - Только нужно довезти её туда, как можно быстрее. Того, что я ей дал, надолго не хватит. Ей нужны хорошие доктора.

  - Потерпи, маленькая, - прошептала я дочке. - Совсем немножечко.

  И малышка терпела. На большее ей не хватало сил. Несмотря на все старания Жени, она не могла даже достаточно громко заплакать. А спустя какое-то время стало очевидно, что борьба даётся ей слишком тяжело. Гизела снова затихла, несмотря даже на явный голод.

  - Женя! - вскрикнула я. - Женя, ей совсем плохо!

  Женя только слегка повернул голову, а затем с глубоким вздохом нажал на тормоз.

  - Тебе придётся вести самой, - сказал он.

  Я откинула волосы с шеи.

  - Возьми часть моей!

  - Я делал это позавчера, и ты сейчас явно не в том состоянии, когда можешь разбрасываться своей энергией направо и налево, - покачал он головой.

  Я бросила мимолётный взгляд на себя в зеркало. Под глазами залегли глубокие тени, а в уголках губ наметились складки, совершенно меня не украшавшие. Но сейчас это было совершенно неважно.

  - Я не в том состоянии, чтобы вести машину! Мы впишемся в столб на первом же повороте

  Женя не мог не согласиться. Потому вздохнул и наклонился ко мне. Энергия побежала от меня к нему благодатным потоком. Когда мой мужчина поднял голову, его черты лица стали совершенно человеческими, без намёка на прозрачность. Он осторожно взял у меня из рук Гизелу и повторил с ней свои манипуляции. Та снова начала плакать. Этот жалобный звук показался мне самым сладким из всего слышанного когда-либо.

  - Теперь точно успеем, - отметил Женя, включая зажигание.

  Машина рванулась с места.

  - Когда приедем в больницу, я выбью тебе отдельную палату, - сказал он. - Пожалуйста, выспись обязательно. Я не знаю, но возможно, что мне снова потребуется твоя энергия для Гизелы. И ты должна будешь хорошо отдохнуть. Ты и так отдала слишком много для одного раза.

  Я не была уверена, что смогу даже просто закрыть глаза, пока не буду уверена, что с моей девочкой всё в порядке, но спорить не стала. К счастью, мы уже въезжали в наш город. Конечно же, здесь не удалось избежать утренних пробок, но плач Гизелы действовал на меня успокаивающее. Ей было плохо, но она была жива, и у неё находились силы на протест. Пока это было самое главное.

  Наконец, мы оказались около родильного отделения той самой больницы, где изначально должны были проходить роды. Женя ещё в той самой пробке успел позвонить доктору, потому нас без промедления пустили внутрь.

  Доктор появился буквально через минуту. Он был полной противоположностью той ужасной тётке, которая не посчитала нужным даже укрыть мою девочку.

  - Срочно в интенсивную терапию, - только и сказал он, принимая от меня ребёнка, а на меня указал медсестре. - Девушку в ту палату, о которой я вам говорил.

  И умчался по коридору с Гизелой на руках.

  - Она в безопасности, - заверил меня Женя. - Этот врач небо с землёй на уши поставит, но отвоюет её жизнь, не волнуйся. Теперь самое главное, чтобы ты отдохнула.

  - Да, это самое главное, - вмешалась в разговор приятного вида медсестричка. - Я отведу вас в палату.

  Оказалось, что у Жени в сумке были не только детские вещи, но и моя пижама, и упаковка "Персена". Он почти сразу выставил медсестру за двери и начал раздевать меня, словно я была маленьким ребёнком.

  - Есть хотя бы что-то, что ты не предусмотрел? - вяло спросила я.

  - Увы, - кивнул он. - Я не предусмотрел эту проблему в преждевременными родами. Вроде, ничего их не предвещало... А в итоге, я чуть не угробил нашего ребёнка и выпил слишком много энергии из тебя. Никчёмный из меня папаша...

  Это звучало совершенно искренне. Я не могла удержаться от того, чтобы прижаться к его губам поцелуем.

  - Что ты говоришь? Ты - лучший отец на свете. Если б у Гизелы был какой-то другой, она бы уже умерла.

  Женя обнял меня одной рукой, а другой подал мне таблетки успокоительного.

  - Пей! Сейчас это самое меньшее, что мы можем сделать, чтобы разобраться с последствиями.

  Я выпила таблетки и опустила голову на подушку. Женя стянул с ног ботинки и лёг на узкую больничную койку, рядом со мной.

  - Не возражаешь?

  - Я никогда не возражаю, лишь бы ты был рядом. Но вот Гизела?

  - Я буду отлучаться, чтобы проверить, как у неё дела. Но ты спи. Если нашей девочке снова потребуется помощь, то усталая ты не сможешь в достаточной степени её оказать.

  Я послушно закрыла глаза и вскоре провалилась в глубокий исцеляющий сон. Мой ребёнок был спасён, мой мужчина был рядом, теперь оставалось только привести себя в то состояние, когда моё измученное тело окажется способно понять, насколько оно счастливо.

  Когда я проснулась, на улице было уже темно, а Женя сидел в кресле, почти неразличимый в неосвещённой палате. Я не сразу его заметила, потому вздрогнула, когда он заговорил.

  - Ты так сладко спала, что не хотелось тебе мешать. Я решил посидеть здесь.

  - Как Гизела?

  Он не ответил, просто подал руку, помогая мне встать. Затем накинул на мои плечи халат и поманил за собой. Мы вышли в коридор, где сновали медсёстры и прохаживались недавно родившие женщины.

  Женя привёл меня в помещение, очень похожее на те, которые мне доводилось видеть по телевизору. За стеклом в специальных кроватках лежали новорожденные.

  Наверное, я действительно была хорошей матерью, потому что узнала Гизелу с первого взгляда. Моя девочка лежала в кроватке и спокойно спала. На её личике была написана сытая безмятежность и довольство жизнью.

  - Она уже даже начала кричать, - прошептал Женя, прильнувший к стеклу рядом со мной. - Просто обычная маленькая девочка, немного недоношенная, но совершенно не собирающаяся умирать. Доктор сказал, что за ней нужно понаблюдать неделю-полторы, и, если Гизела будет нормлаьно набирать вес, мы сможем забрать её домой.

  - Ей больше не нужно наше особенное лекарство?

  - Нет. Того, что уже было, оказалось достаточно. Ты можешь гордиться собой, Ева. Сегодня ты совершила настоящий подвиг.

  Только сейчас я заметила в стекле своё собственное отражение. Я выглядела похудевшей и какой-то постаревшей. Заметив, куда устремлён мой взгляд, Женя ободряюще погладил меня по спине.

  - Ты просто переутомилась. Хорошее питание, здоровый сон и свежий воздух - и скоро ты будешь выглядеть такой же девчонкой, как и всегда.

  - Я рада. Хотя, если бы пришлось стать древней старухой, лишь бы мой ребёнок был жив, я бы ни секунды не сомневалась, какой выбор сделать.

  - Настоящий мужчина не позволит своей женщине сделать такой выбор, - очень серьёзно сказал Женя. - Но сегодня ты меня по-настоящему удивила. Если честно, я никогда не думал, что в тебе дремлет такой сильный материнский инстинкт. Ты казалась мне более избалованной и эгоистичной.

  Возможно, в другое время эти слова показались бы мне обидными. Но сейчас я не могла бы обижаться на Женю даже по самой серьёзной причине. Что бы не происходило между нами, и каковы бы ни были его причины присутствия рядом, самым важным было то, что Гизела выжила. Все остальные мои сомнения и жертвы того стоили.

  - Думаю, я и была инфантильной и эгоистичной, Женя. Но ты любил меня так сильно, что я научилась от тебя этому чувству. И поняла, что всё остальное не имеет значения, если рядом нет людей, ради которых ты готов умереть. Если внутри тебя нет таких чувств, ты вообще не человек. И я могу с уверенностью сказать, что человека из меня сделал именно ты.

  Он улыбнулся и привлёк меня ближе к себе.

  - А я могу с уверенностью сказать, что ты преподнесла мне лучший сюрприз из всех, которые только могла. Раньше моё чувство было просто любовью. Но вот теперь оно переросло в восхищение. Ты действительно та женщина, ради которой можно отказаться от всего остального мира.

  Я прижалась к нему поближе. Так мы и стояли, обнявшись и глядя в одну сторону - на нашу дочку. Пока ещё мы не могли прикоснуться к ней, но это вопрос всего нескольких дней. Нужно подождать ещё совсем чуть-чуть, и наша семья воссоединится.

ГЛАВА 15  


  В спальне пахло розами. И аромат был слишком явным, чтобы быть частью сна. Я нехотя открыла глаза. Розы стояли в вазе на прикроватной тумбочке, а рядом стояла красная бархатная коробочка.

  В последние дни Женя вообще редко появлялся дома, потому дорогой подарок не стал особым сюрпризом. Он в принципе любил меня радовать, а длительные отсутствия обычно означали, что мой мужчина получит много денег. Ну, или очень много денег.

  Я лениво высунула руку из-под одеяла и взяла коробочку. В ней оказался давно знакомый мне предмет - ключи от жениного джипа. Я удивлённо уставилась на них, совершенно не понимая, в чём дело.

  Он что-то перепутал? Такого раньше не случалось.

  Выбираться из-под одеяла ужасно не хотелось, но пришлось таки совершить этот подвиг. Радионяня молчала, но я всегда боялась, что этот странный аппарат не сработает, и Гизела будет кричать от голода, а никого не окажется рядом. Как всегда, опасения оказались напрасными. Женя с закрытыми глазами сидел в кресле у кроватки, а малышка тихо спала, довольная жизнью и окружающим миром.

  - Проснулась? - спросил Женя тихо, открыл глаза и одним движением вскочил с кресла.

  Мы вышли из детской комнаты, чтобы ненароком не разбудить Гизелу.

  - А что ты хотел этим сказать? - спросила я, показывая ключи. - Это же от твоей машины!

  - Насколько я знаю, ты именно такую всю жизнь и хотела, - усмехнулся Женя. - Но на новую не согласилась бы и правильно сделала бы.

  Я застыла с открытым ртом. Конечно же, он был прав. На самом деле, мне всегда хотелось ездить на джипе. Те случаи, когда Женя заставлял меня садиться за руль его машины, доставляли просто неимоверное удовольствие.

  - Но я только недавно перестала бить "Шкоду". Джип намного больше, я снова отдам целое состояние рихтовщику!

  - Тебе всё равно рано или поздно пришлось бы пересесть на более габаритную машину, и ты всё равно не сразу бы к ней привыкла. Не выдумывай отговорок. Ты хорошо водишь, и тебе нужно авто побольше. К тому же, в багажник "Шкоды" не помещается коляска.

  Это оказалось основным аргументом. Меня действительно угнетало, что я могу гулять с Гизелой только недалеко от дома. Мне казалось, что тем самым я уже ограничиваю её мир. И неважно, что она - совсем крошка. Важно, чтобы она слышала не только голоса соседей и звуки проезжающих мимо машин, но и шелест листьев в безмолвии леса, журчание воды в роднике, пение птиц.

  - А на чём ты сам будешь ездить? - вдруг пришёл мне в голову вопрос.

  - А пошли покажу, - просиял Женя.

  Он явно был горд собой. Так вот в чём дело. Улыбаясь, я последовала за ним.

  Мы подошли к окну, и у меня буквально дыхание перехватило. Перед домом стояло три машины - "Шкода", джип и "Ягуар". Самый, что ни на есть, настоящий "Ягуар". Когда-то я мечтала и о такой машине. А сейчас невольно поймала себя на мысли, что не могу дождаться, пока она тоже достанется мне. Хотя, вот так сразу начать на ней ездить не согласилась бы ни за какие блага. Это была слишком хорошая машина.

  - Хочешь покататься? - обнял меня Женя.

  - Когда к Гизеле придёт няня, - сказала я, не в силах отвести восхищённого взгляда от "Ягуара".

  - А "Шкоду" можно будет отдать твоим родителям. Заставим твоего папеньку научиться водить, и тебе станет жить полегче. Молодой маме нужно тратить время на ребёнка, а в супермаркет её родители могут съездить и сами.

  Он был прав, как всегда. Мои родители были уже старенькими, потому я всё чаще помогала им делать покупки. Носить сумки из близлежащего супермаркета становилось всё сложнее, потому что на самом деле он просто был ближе всех остальных, а находился далеко. С тех пор, как родилась Гизела, мне приходилось буквально разрываться между ней и родителями. Если папа научится водить - это всё решит.

  Спустя несколько часов я уже сидела в джипе. Гизела мирно агукала на заднем сидении в колыбельке, а в багажнике лежала сложенная коляска. Мне хотелось испытать свои новые возможности в городском парке. Для декабря погода была просто отличная, пусть моя девочка привыкает к солнечным лучам.

  Я осторожно вынула Гизелу из машины. Довольная оказаться у матери на руках, она радостно закряхтела. Однако, холодный воздух и незнакомая обстановка тут же заставили её сменить настроение и беспокойно засопеть.

  - Всё в порядке, моя девочка, - успокоила её я. - Мама рядом и не даст тебя в обиду. Давай немножко погуляем.

  Оказавшись в коляске, Гизела немного успокоилась, хотя всё ещё продолжала недовольно вертеться. Ну, ничего страшного. Она - желанный гость в этом мире, потому должна с младенчества привыкать к мысли, что этот мир принадлежит ей, в любом её проявлении.

  Я заперла джип и покатила коляску по дорожке, напевая какую-то песенку. Зная, что я рядом, Гизела не спешила истерить, хотя ей явно было неуютно, а лёгкий морозец был более чем непривычен.

  - Ева?? - вдруг послышался голос.

  Я повернулась и увидела... своих бывших коллег по офису. Тех самых, которые вечно доставали меня своими измышлениями по поводу того, что мне нужно замуж.

  - Оооо, - протянула я. - Добрый день!

  - Ничего себе! - вспыхнула та самая, которая была помешана на уходе за волосами. - Ты - и с коляской. Это твой ребёнок?

  - Да, - просто кивнула я.

  - А как это?? Ты не выкладывала фото на фейсбуке.

  - Ты вышла замуж? - спросила тут вторая бывшая коллега, уставившись на мою руку.

  Я носила тончайшие перчатки, которые сидели на руках, как влитые. Кольцо с изумрудом одевалось поверх них.

  - Фото свадьбы тоже не было на фейсбуке, - только и усмехнулась я. - Не считаю, что выйти замуж и родить ребёнка - такое уж достижение.

  Однако, мои собеседницы явно были со мной не согласны.

  - Ты не изменилась, - ехидно хмыкнула одна из них. - Всё так же делаешь вид, что на мужчин тебе наплевать.

  Мне совсем не нравилось, что Гизела это слышит. Какой бы крохотной она ещё не была, ей нужно слышать слова, полные любви, а не зависти.

  - У вас всё хорошо? - спросила я.

  - Да. Собираемся вот на корпоратив. Ходили заказывать ресторан. Не хочешь к нам присоединиться в субботу вечером?

  - Мы с мужем собирались выбраться в город, - соврала я. - У нас сейчас не очень часто получается побыть вдвоём. Так что, пожалуй, в другой раз.

  Гизела захныкала. Кажется, новых впечатлений для неё было слишком много.

  - Поеду домой, - и я направилась к джипу, надеясь, что избавлюсь от не очень приятной компании.

  - А ты теперь на этой машине ездишь? - даже не подумали отстать они.

  - Да, - я открыла заднюю дверцу, чтобы устроить дочку в колыбельке.

  Бывшие коллеги стояли рядом с лицами, на которых была написана такая неприкрытая зависть, что мне стало ещё неприятнее находиться с ним рядом. Странно, казалось, что неприятнее быть не может. Только на сей раз всё было по-другому. Раньше они меня жалели, считая, что я никогда не смогу добиться того, чего добились они. И тут выяснилось, что все их достижения на самом деле не стоят выеденного яйца. Я сделала то же самое с неимоверной лёгкостью, всего за год. Странно, всего год назад я уволилась и распрощалась с ними. За это время у меня появился успешный бизнес, любимый мужчина, в котором я была на все сто процентов уверена, и дочка, ради которой мне не пришлось даже терпеть токсикоз. И ради этого мне не пришлось ничем жертвовать. Вообще ничем! Я оставалась собой и получила всё. Они же пожертвовали почти всем - своими мечтами, своей независимостью - и не получили почти ничего. Вернее, их достижения совершенно меркли на фоне одного только моего джипа. Я сама не считала себя менее успешной или несчастной, когда ездила на "Шкоде" или даже в общественном автобусе. Но для них это было просто вершиной всех мечтаний.

  - Знаете, мне так вас жаль, - вдруг выпалила я, совершенно искренне.

  - В смысле? - спросили они одновременно.

  - У меня такое ощущение, что я вас никогда даже не знала. Вы - это не живые люди. Это какой-то паззл из чужих желаний, принципов и достижений. Вы живёте так, как научили. У вас самих не хватает смелости даже для того, чтобы чего-то захотеть. И ума, чтобы понять, о чём я говорю.

  - Да уж куда нам! - одна из них отреагировала молниеносно. - Мы не умеем так раздвигать ноги, чтобы за это дарили машины.

  - На твоём месте я бы этим не хвасталась, - хихикнула я, водружая сложенную коляску в багажник. - Пока, барышни. И в следующий раз, если увидите меня, пожалуйста, сделайте вид, что мы незнакомы. Мне противно.

  - Как пожелаешь, - они изобразили оскорблённое достоинство и отправились восвояси, делая вид, что не хотели бы оказаться на моём месте.

  Я же только облегчённо вздохнула, радуясь, что этот эпизод моей жизни точно закончен. Ни за что не вернусь в офис, хоть в этот, хоть в любой другой. Даже если альтернативой будет поездка в Польшу на клубничные плантации.

  Женя ждал нас дома с обедом. Как всегда, он приготовил обед для меня, а сам занялся Гизелой. Человеческая пища, как и раньше, была ему не нужна. Просто он иногда ел за компанию.

  - А когда ты получишь имя, тебе нужно будет питаться?

  - В смысле, макаронами и салом? - усмехнулся Женя.

  - Да, не мной, - я провела рукой по шее. По тому самому месту, где он целовал меня, когда кормился.

  - Да. Когда у меня будет имя и совершенно нормальное материальное тело, мне нужно будет питаться не тобой. Это будет не настолько вкусно, и кое-какие из моих способностей станут иными...

  Тут он внезапно осёкся. А я не успела сдержать вопрос.

  - В каком смысле иными?

  - Сейчас мой главный козырь - незаметность, - признался Женя. - Когда нужно, я делаю так, чтобы меня никто не видел. Но, получив имя, я стану гораздо сильнее.

  Мы впервые так откровенно обсуждали следствия того, что он не был человеком. Раньше я просто смотрела на его сверхъестественные возможности, но не говорила о них.

  Жене разговор явно не нравился, и он предпочёл побыстрее сменить тему.

  - Кстати, есть один момент, который нам с тобой нужно обсудить...

  - Какой ещё момент? - я застыла с ложкой у рта.

  Он улыбнулся, осторожно протянул руку, заставив меня положить ложку в тарелку, а затем погладил безымянный палец, на котором всё так же красовалось кольцо с изумрудом.

  - Тот, что мы собирались пожениться.

  Это был явный намёк. Для того, чтобы пожениться, Жене нужен был паспорт, в который ставилась бы заветная печать. А о паспорте речь могла бы зайти только тогда, когда он станет человеком.

  Современная жизнь подразумевает множество формальностей - медосмотры, обыски, проверки в аэропортах и уж точно присутствие в местах, где положено отбрасывать тень. А всего этого Женя делать не мог, потому избегал любых формальностей - благо, те самые способности позволяли.

  Я много думала о том, что будет, когда он таки получит имя. Меня мучили мысли о том, что Женя станет самым обычным обаятельным красавцем. Сейчас он говорил, что его магия останется с ним, но кто знает, правда ли это? Ему не впервой мне лгать. Кажется, в его системе ценностей любовь и честность друг друга не подразумевают.

  На самом деле, я любила бы его всяким. Даже если он был бы самым обычным и ездил на троллейбусе. Но сейчас кое-что изменилось, и даже любовь стала несколько обусловленной. Сейчас у меня была Гизела, и я успела почти её потерять. Я с ужасом думала о том, что могло бы произойти, если б в тот кошмарный день рядом не было бы Жени. Дочка просто умерла бы у меня на руках, и мне оставалось бы только плакать на детской могилке. Кто знает, какие испытания ещё ждут меня и её? Сможем ли мы пройти их точно так же без потерь, если Женя потеряет, хотя бы частично. Свои способности?

  - Жень, - пробормотала я, - прости, ради Бога... Но я не очень уверена, что готова выйти замуж прямо сейчас. Ещё столько проблем нужно решить. Мои родственники понятия не имеют, что у меня есть ребёнок, и они не поймут, откуда он взялся, если я даже не была беременна. А все друзья думают, что ты женат...

  Это были самые безумные отговорки, которые только можно было изобрести. Я понимала, что несу чушь.

  Женя улыбнулся, поднёс мою руку к губам и прикоснулся к ней долгим нежным поцелуем.

  - Единственное, что я теперь хочу сказать - это что моё предложение всё ещё в силе. И ты можешь принять или не принять его в любое время, когда тебе будет угодно. Не нужно ждать очередного серьёзного разговора. Просто подойди и скажи: "Жень, тебе пора готовить свадебный костюм".

  - Ладно, - кивнула я, опуская голову.

  Всё было правильно, кроме одного нюанса. На тот момент он совсем не будет Женей.

  - Ты знаешь, у меня есть к тебе один вопрос, - призналась я. - Только пообещай, что ответишь честно. Если честно не сможешь, то просто не отвечай вообще, ладно?

  Мне тоже очень хотелось сменить тему.

  Женя выглядел несколько удивлённым.

  - Хорошо, - сказал он. - Что за вопрос?

  - Подожди минуту!

  Я вскочила из-за стола, едва в спешке не уронив ложку на пол. Спустя несколько минут я вернулась, держа в руке пачку распечаток новостей из интернета. Все они касались нашего региона.

  "Уже третий начальник налоговой службы за последние полгода умирает от инфаркта"

  "Полковник милиции, подозреваемый в жестоком изнасиловании, повесился прямо в своём кабинете"

  "Депутат областного совета во время заседания выбросился из окна туалета на девятом этаже"

  Распечаток было много. Целая стопка. И все примерно одного содержания. Какой-нибудь чиновник умирал либо от инфаркта, либо от собственных рук. В государственных ведомствах уже начиналась паника. Если раньше за прибыльные должности дрались, то теперь таких назначений стали бояться. В налоговой, например, обязанности начальника последние пару месяцев выполнял зам, который, судя по слухам, наотрез отказывался от взяток в любом виде. Он был уверен, что именно за это и умерли его предшественники.

  - Интересная подборочка, - поднял брови Женя, просматривая распечатки. - А какой, собственно, вопрос?

  - Ты имеешь ко всему этому отношение? - спросила я, пристально вглядываясь ему в лицо.

  Мой мужчина очень лукаво улыбнулся.

  - Признаюсь, удивила. Все эти месяцы ты была занята собственным бизнесом, была окружена моей любовью, и всё равно находила время смотреть по сторонам. Не думал, что ты соотнесёшь всё это со мной.

  - Так это твоих рук дело?

  - Ну, назвать это делом рук - несколько неправильно. Но в остальном, отвечу честно, как ты и просила. Да, это сделал я.

  Я сидела, перебирая пальцами прядь собственных волос.

  - Забавное хобби.

  - Но ты же не скажешь, что это незаслуженно, Ева? Эти мерзавцы грабят некогда великий народ. Хотя, пусть бы они его просто грабили. Это ещё можно было бы хоть как-то оправдать. Но они его просто убивают. Минимум два поколения уже успели превратиться в толпы безумных зомби, которым в жизни не нужно ничего, кроме пожрать и потрахаться! Ты помнишь ту врачиху, которая принимала роды у суррогатной матери? Считаешь, что у неё было хоть что-то святое? И ведь это не она виновата! Виноваты те, кто учит людей думать, что человеческая жизнь - это не свято. Что младенцев, которые вполне могут выжить и стать великими людьми, не стоит даже пытаться спасать! Зато всяким дармоедам, у которых на лице написано отсутствие целей и амбиций, даже самых мелких, дают дотации, субсидии и пособия. Люди, которые доводят людей до такого, не просто можно, их нужно истреблять!

  - Ты передо мной оправдываешься? - удивилась я.

  Я вдруг вспомнила, как он предложил мне разобраться с моими коллегами, которые буквально травили меня за то, что я отказывалась жить согласно их системе ценностей. Как перепугал до полусмерти отморозков, которые посчитали меня ниже себя только потому, что у меня была недостаточно дорогая машина. Инцидент с докторшей, которую он заставил биться головой о стену, должен был бы меня всерьёз напугать. Но я совершенно не боялась. Мне и Гизеле точно ничего не грозило. Даже если бы Женя был ангелом смерти, он не причинил бы нам зла.

  - Мне просто кажется, что уже пришло время, когда пора прекратить недомолвки, - произнёс он, глядя на меня как-то странно. - Так что я раскрываю свои секреты.

  - А кто платит за всё это? - спросила я. - Не называй имён. Просто объясни, кому выгодно, чтобы все эти чинуши умирали в таких количествах.

  Женя усмехнулся и откинулся на спинку стула в весьма самодовольной позе.

  - Никому не выгодно. Это ломает всю систему. До этих оборотней впервые стало доходить, что если они будут продолжать использовать своё положение исключительно в целях личного обогащения, они будут умирать.

  - Тогда... - я несколько смешалась. - Тогда кто тебе платит такие деньги за их убийство?

  - Никто не платит, Ева. Более того, я в жизни бы не согласился брать за это деньги. Предвосхищая твой вопрос: моё вознаграждение - это их собственные средства. Я забираю всё перед тем, как отправляю их к их никчемным праотцам. Ты в курсе, что навык убеждения у меня более чем просто прокачан.

  Это признание оказалось для меня новостью. Я до последнего была уверена, что Женя - киллер. И уж никак не думала, что он работает в одиночку.

  - Не скрою, кое-что я оставляю себе, - продолжал он. - Но на самом деле денег гораздо больше, чем ты можешь себе представить. И все они ждут своего часа.

  - Своего часа? - удивилась я.

  - Конечно! Когда вся эта прогнившая система наконец-то рухнет, придётся делать генеральную уборку, а затем строить новое здание. И будет вполне справедливо, если оно окажется построено на те средства, которые были украдены у этого народа.

  Услышанное несколько не укладывалось у меня в голове. Я никогда не могла представить, что где-то в глубине души Женя - вот такой.

  - Хорошо, что ты сама начала этот разговор, Ева. Потому что тебе ещё предстоит решить, какую роль ты сыграешь в этом процессе обновления.

  - Да уж, хорошо, что я вообще об этом узнала до того, как мы всё-таки поженились, - не сдержалась я от саркастического замечания. - Оказывается, мне ещё нужно играть какую-то роль в каком-то процессе!

  - Процесс строительства мира, где твоя дочь будет счастливой, и где не будет страшно, что однажды по пути из школы её собьёт на шикарном авто пьяный сын местного судьи.

  Аргумент был очень сильным. Будучи пешеходом, я относилась к манере вождения мажоров на иномарках как к страшным фильмам. Читала о постоянных ДТП в газетах и сразу же забывала о них. Но, начав водить, я поняла, что наши дороги - это действительно путь в преисподнюю. То, что до сих пор мне не довелось попасть ни в одну аварию, было исключительным везением. А мысли о том, что когда-нибудь моей девочке тоже придётся переходить проезжую часть...

  - Ты действительно хочешь остаться в стороне от этого всего? - спросил Женя. - Ева, не ври себе. Тебе никогда не было всё равно! Ты не из тех, кто считает, что после нас хоть потоп.

  - И чего ты хочешь от меня? - спросила я нервно.

  - Чтобы ты просто не прятала это в себе. На самом деле, ты сделала уже многое. Один твой детский сад чего стоит! Ты действительно учишь детей думать, а не вырастать тупыми потребителями, для которых единственная ценность - это та, которая указана на ценнике. Ты сумела за короткий срок достучаться даже до их тупых родителей. Они не понимают, сколько добра ты делаешь их детям, но ты сумела обставить всё так, чтобы они не мешали тебе делать это добро. Я очень горжусь тобой, и очень горжусь, что такая женщина станет матерью моих детей.

  Детей? Я судоржно сглотнула. Одна Гизела далась мне ценой трех десятков метров нервов. О других детях мне пока думать совершенно не хотелось.

  - Женя, можно мы пока не будем всё это обсуждать? Сказать, что сегодня ты меня удивил, это ничего не сказать. Мне нужно всё это переварить, прежде чем принимать какие-то решения.

  Так, кажется, теперь у меня есть замечательное оправдание, чтобы оттянуть свадьбу. Он же не может от меня требовать, чтобы я прыгала от радости при мысли, что стану женой человека, который успел убить... Интересно, счёт его жертвам идёт ещё на десятки или всё-таки уже на сотни?

  Я подошла к колыбельке Гизелы, взяла дочку на руки и понесла её в спальню наверху. Даже подъём по лестнице всегда немного меня пугал. Вдруг я оступлюсь и... Страшно подумать, что может быть. И неимоверно страшно подумать, что рядом не будет Жени, который сможет помочь ей дожить до того времени, как мы доберёмся до больницы. Спаситель нации - это очень круто, и в глубине души я считала, что такому человеку давно пора прийти. Как всегда, мой мужчина был прав. Многое в окружающем мире меня не устраивало, и это давно пора было изменить. Но что значит весь мир по сравнению со счастливой улыбкой твоего ребёнка? А потому я не могу сейчас дать Жене свободу. Его зависимость от меня слишком важна для меня и Гизелы.

 ГЛАВА 16 


  Впервые за всё время нашего знакомства отношения с Женей стали натянутыми. Наверное, начался пресловутый кризис второго года. Или же мы просто лучше друг друга узнали.

  Женя не стал меньше обо мне заботиться. Как и раньше, он дарил мне подарки, устраивал романтические вечера, не уставал говорить комплименты и помогал управляться с Гизелой, чтобы материнство не ложилось исключительно на мои плечи. В свою очередь, я так и не научилась принимать всё это как должное. Мне всё так же казалось, что мой мужчина и вся моя новая жизнь - это подарок небес, за который я не могу не быть благодарна. Но одну вещь изменить было невозможно - мы становились самими собой.

  Раньше мы не ограничивали друг друга, но каждый здорово ограничивал сам себя, чтобы сохранить лицо, так сказать. Но, привыкнув жить друг с другом под одной крышей, мы постепенно стали сами собой. И это не было плохо. Просто внезапно оказалось, что мы живём не с теми людьми, которыми друг друга представляли. Надо ли говорить, что во мне это вызывало особую настороженность. Особенно после всего, что Женя рассказал о себе. Признаюсь, было ещё и обидно. Я-то весь этот год прожила в уверенности, что всё его существование подчинено цели сделать меня счастливой и довольной. А тут оказалось, что у него есть цель осчастливить ещё пару-тройку десятков миллионов человек.

  Я отстранилась от Жени. Не было ни ругани, ни отказов с ним разговаривать, ни, тем более, отказов его кормить. Я просто не начинала разговаривать первая. А если начинала, то исключительно на какие-нибудь темы вроде как давно он кормил Гизелу. Всё остальное время сидела погружённая в свои дела и мысли.

  Несколько дней Женя меня не трогал. А затем однажды подкрался сзади, когда я отвечала на электронные письма своих клиентов, и поцеловал в шею.

  Я прямо-таки подпрыгнула от испуга.

  - Ты что? - в моём голосе прозвучали копившиеся все эти дни злость и раздражение.

  - Я - не что, я - кто, - усмехнулся он. - Я - мужчина, который изголодался по любимой женщине. Ты сама помнишь, когда у нас в последний раз был секс?

  - Пару недель назад точно был.

  - Ева, - его пальцы умело опустили с моих плеч бретельки майки, - это был риторический вопрос. Я тебя хочу и не делай вид, что это не взаимно. Ты в постели - настоящая пантера даже после трёх дней воздержания. А сейчас у тебя все мышцы напряжены от того, что их давно не ласкали.

  Мне захотелось рявкнуть что-то вроде "Уйди, нет настроения!" Но вместо этого я пискнула:

  - Только на пару писем отвечу.

  Женя явно решил, что со мной нет смысла разговаривать. Его губы снова коснулись моей шеи, а руки опустились на мою талию, умело лаская все неприкрытые участки кожи и постепенно делая так, чтобы прикрытых оставалось поменьше. Я закрыла глаза и откинула голову назад, наслаждаясь его прикосновениями.

  - Ева, пообещай мне одну вещь, - прошептал Женя.

  - Всё, что попросишь, - пробормотала я, чувствуя, как остатки самообладания тают в сумерках, вместе с последними бликами лучей холодного зимнего солнца.

  - Даже если мы начнём ругаться, и не будем разговаривать, всё равно будем заниматься сексом.

  Я моментально пришла в себя.

  - Это как? Какой-то новый контракт?

  - Нет, - рассмеялся Женя. - Просто договор двух влюблённых. Мало ли, какие непонимания могут приключиться. А если тебя оставить без секса, ты наломаешь дров. Да и я не хочу без тебя обходиться. Так что давай на том и порешим - молча всё сделали и ругаемся дальше.

  Я тоже засмеялась.

  Женя с лёгкостью поднял меня на руки и посадил на ближайшую столешницу, подальше от ноутбука. Остатки одежды полетели на пол, и вскоре я уже стонала от удовольствия в его объятиях.

  Он гладил мои волосы и плечи, не прекращая шептать о своей любви.

  - Моя девочка, - срывалось с его губ, - только моя, моя единственная. Единственная в целом мире...

  Уткнувшись подбородком в его плечо, я вдруг в первый раз отчётливо поняла, что это навсегда. Мне никогда не будет так хорошо ни с одним мужчиной. А даже если такое и возможно, я всё равно не захочу, потому что этот - единственный для меня. Все остальные всегда будут второстепенными.

  Женя на руках отнёс меня в ванную, и мы целый вечер провели, наслаждаясь друг другом. Один раз проснулась Гизела. Мы покормили её и какое-то время просто сидели у колыбельки, обсуждая всякую всячину. А когда девочка заснула, снова накинулись друг на друга, как будто в последний раз занимались любовью года три назад.

  - На письма я так и не ответила, - пробормотала я, уже засыпая. - Завтра придётся много-много работать. Надо вызывать няню, с Гизелой я погулять не успею.

  - Я завтра никуда не иду, - сказал Женя. - Делай всё, что нужно.

  Плотские утехи продолжились с самого раннего утра. В итоге, зажав подмышкой ноутбук и две папки с документами, я выскочила на улицу уже в десять часов, едва успев скрутить волосы в узел и поцеловав Гизелу.

  Целый день пришлось бегать, решая вопросы детского сада. Несмотря на то, что умение Жени "договариваться" даже с самыми неуправляемыми чиновниками в значительно степени упрощало мне жизнь, всё равно приходилось много бегать - платить за коммунальные услуги, за аренду, решать вопросы с ремонтом нового помещения. Можно было свалить эти вопросы на бухгалтера, но я категорически отказывалась брать бухгалтера на полный рабочий день, пока не стану получать определённую прибыль. Потому многое приходилось делать самой.

  Я освободилась ближе к вечеру, когда на улице уже смеркалось. Мне ужасно хотелось в тёплую ванную и спать. Потому загородившая мне проезд не очень дорогая иномарка оказалась очень некстати. К счастью, двигатель работал, а за рулём сидел водитель. Я подошла и постучала в окно. Стекло опустилось, и на меня воззрился бритоголовый браток с лицом, помеченным интеллектом. В смысле, если интеллект тут и бывал, то только с целью поднять заднюю лапу и пометить территорию.

  - Что такое, красавица? - спросил он.

  Оставалось надеяться, что дорогая шуба и машина произведут на него должное впечатление.

  - Вы загородили мне проезд. Можете отогнать машину на три метра? Я выеду.

  - Если начальник скажет, - ответил тот равнодушно.

  - А где начальник?

  - Я - начальник!

  Задняя дверца открылась, и наружу выбрался молодчик, внушающий не больше доверия, чем его водитель.

  - Я вас слушаю, милочка.

  - Я просто прошу отогнать вашу машину. Она загородила мне проезд.

  - Вот этой? - он повернулся и кивнул на мой джип.

  - Именно, - ответила я.

  - Конечно, сейчас отгоним.

  И в следующую секунду он обхватил меня своими ручищами, прикрыл рот, чтобы я не могла кричать, и впихнул на заднее сидение своей иномарки.

  - Поехали, - рявкнул он водителю.

  Машина рванулась с места.

  - Это точно та девчонка? - спросил ещё один похититель, сидевший на заднем сидении.

  Если б я могла издать хоть звук, то точно взвигнула бы. Этого человека я знала. Мы когда-то вместе учились. Он ушёл из университета на третьем курсе, потому что начал работать на наркомафию. Ситуация, в которой я оказалась, была сама по себе отвратительная. Но присутствие Дамира говорило о том, что она гораздо хуже отвратительной. То, что о нём говорили, отнюдь внушало веры в счастливый исход.

  Пока он меня не узнавал, поскольку половина моего лица была закрыта огромной лапищей так, что даже дышать было тяжело.

  - Так, где ты прячешь мобильный? - спросил он, открывая мою сумку. - Ух ты, Vertu! Интересно, настоящий, или ты для понтов купила дешёвую копию?

  Я почувствовала, как из моих глаз льются слёзы. Мне было очень страшно. Теперь телефона не было, а везли меня неизвестно куда. Женя меня там не найдёт. Он находил, когда знал, хотя бы примерно, где я нахожусь. В остальных случаях нас выручал мобильный. Или можно было бы позвать его по имени. Если б у него было его собственное имя!

  Воздуха в мои лёгкие поступало всё меньше. Мысли в голове стали какими-то беспорядочными.

  - Ты совсем её зажал, - произнёс Дамир, глянув на моё лицо. - Она красная, как помидор, сейчас задохнётся.

  Я услышала голос верзилы, державшего меня.

  - Так, девочка, давай договоримся. Если начинаешь орать, придётся тебя отключить, а это больно. Будешь хорошо себя вести?

  Я сделала слабую попытку кивнуть и в следующую секунду уже судоржно хватала ртом воздух, радуясь, что обморок от удушья откладывается.

  - Ух ты! - вырвалось у Дамира.

  Он взял рукой мой подбородок и заставил посмотреть на него.

  - Хорошенькая? - спросил верзила.

  - Вполне, - как-то нехорошо улыбнулся тот. - В моём вкусе. Вернёмся - сразу в мою комнату.

  Я похолодела. Перспектива быть изнасилованной бывшим сокурсником отнюдь не привлекала. В то же время, было совершенно непонятно, узнал ли он меня. Так или иначе, хорошо, что мы останемся наедине. Можно будет хотя бы попробовать уговорить его меня не трогать.

  Естественно, я понятия не имела, куда меня привезли. Это был какой-то склад за чертой города. Дамир крепко взял меня за локоть и потащил внутрь.

  - Тут можешь и покричать, - хмыкнул он. - Всё равно никто не услышит.

  Я понуро пошла за ним, проклиная всё на свете, потому что не дала имени Жене. Если бы дала, сейчас было бы так легко его позвать, и он бы объяснил всем этим подонкам, что нельзя так обращаться с женщиной...

  Стоп!

  А разве он уже не делал это раньше? Сначала рухнул потолок, потом я оказалась заперта в огненной ловушке. Тогда всё было рассчитано на то, что его можно будет только позвать по имени, а дозвониться не получится. И сейчас ситуация аналогичная.

  Вот сволочь! Всё продумал. Даже сексом меня заставил заняться, чтобы не так сильно чувствовать его отсутствие несколько дней, что меня здесь продержат. До того, как он явится и таки меня спасёт.

  Дамир протащил меня по узкой железной лестнице в какую-то коморку без окон. В принципе, это был её единственный недостаток. В остальном комната выглядела чистой и даже вполне жилой. Очевидно, здесь он или его молодчики жили, когда нужно было на какое-то время исчезнуть.

  - Ну, садись, Ева.

  Он довольно резко усадил меня на кровать.

  - Всё-таки узнал? - спросила я, сбрасывая шубу.

  В помещении было тепло, потому я решила не париться.

  - Узнал, конечно, - усмехнулся он своей фирменной хищной улыбкой. - Университетская любовь как-никак. Не сказать, что первая, но тоже довольно романтично.

  В своё время по нему сохла добрая половина факультета. Выглядел он отлично и как-то отстранённо. Та самая холодная неприступная прекрасная скала, которую так любят штурмовать красотки всех мастей. Хотя, совсем уж неприступным Дамир не был. Ходили слухи, что в постели он хорош до неприличия. Правда, мало кому удавалось проверить это больше одного раза. Он не считал нужным давать девушкам повод, что привязан хотя бы к одной из них.

  В студенческие годы я не была роковой красавицей, но желание таки заставить этого мистера совершенство пасть к моим ногам покорным штабелем в моей душе присутствовало. Тем более, что я была одной из немногих девушек, которых Дамир не игнорировал, когда был трезвый. Он всегда отвечал на мои вопросы, даже идиотские, хотя редко заговаривал первый. А пару раз он даже вступался за меня. Однако, ни в какую романтическую привязанность это не переросло.

  - Университетская любовь? Ты шутишь??

  - Почему тебя это так удивляет? Мне казалось, ты догадываешься.

  Он сел на табуретку напротив и достал сигареты.

  - До сих пор не куришь? - уточнил он.

  Я поморщилась и отрицательно покачала головой. Дамир с недовольным лицом положил пачку на стол рядом.

  - Ты никогда не делал попыток со мной сблизиться, - напомнила ему я.

  - Я и до сих пор считаю, что любой нормальной девушке нужно держаться от меня подальше, - пожал он плечами. - Так что поверь, оно к лучшему, что я не пытался сблизиться.

  Эх, Дамирчик, знал бы ты, с кем я в итоге сблизилась! Ты и твои связи просто детский лепет на фоне моего мужчины.

  - Вообще-то, если б я знал, что мне придётся похитить тебя, я бы за это не взялся, - продолжил он, глядя на меня пристально-оценивающе. - Но я понятия не имел. Мне сказали номер машины и примерно описали, кто в ней будет. А в сумерках я тебя просто не рассмотрел. Как ты умудрилась во всё это влипнуть, Ева? У тебя проблемы с конкурентами по бизнесу?

  - Не думаю, - усмехнулась я. - А какое тебе дали задание? Убить меня?

  - Пока ещё нет, - очень честно сказал Дамир. - Заплатили за то, что я продержу тебя здесь дней пять. Потом дадут указания. Но есть нюанс.

  - Какой нюанс?

  Он ещё раз посмотрел на меня, потом на пачку сигарет на столе. В итоге, всё-таки взял их и закурил.

  - Я в таких случаях всегда уточняю, нужно ли завязывать объекту глаза. Если кого-то собираются отпускать, обычно приходится это делать. Ну, чтобы потом персонаж не мог узнать тех, кто его похитил. Насчёт тебя таких указаний не давали. Напротив, сказали, что претензий у тебя не будет.

  Я нервно дёрнулась.

  - Знаешь, мне было бы очень неприятно делать с тобой такое, - продолжал Дамир. - Потому есть вариант договориться. Твой заказчик вполне может не дожить до того момента, когда будет давать мне указания тебя убить. Это будет дорого стоить, но есть даже вариант с рассрочкой. Мне действительно не хочется, чтобы ты умирала.

  И он посмотрел на меня именно так, как мне хотелось, чтобы он смотрел лет десять назад.

  - А ты видел самого заказчика, Дамир? - спросила я.

  В горле отчаянно першило, и мой голос был хриплым. Он это понял, поднялся и достал из ящика бутылку минеральной воды. Я с благодарностью приняла её и сделала несколько больших глотков.

  - Так видел?

  - Видел, конечно. Вообще-то, с ним разговаривал другой парень, но я сидел неподалёку. Страховал.

  Так, кажется, Женя не понял, что сделал моим похитителем человека, которого я знаю со времён университета.

  - И как он выглядит? Молодой человек с тонкими чертами лица? Волосы - чуть темнее моих, а на чёлке светлая прядь, как будто он их красит?

  - Тебе повезло, ты очень хорошо знаешь, кто твой враг. Далеко не все мои клиенты могут таким похватстать, - и он выпустил изо рта плотное облако табачного дыма.

  Ещё бы мне не знать! Я знаю каждую складочку на тебе этого "врага". И знаю, какую именно его часть надо погладить, а какую поцеловать, чтобы "враг" застонал от удовольствия.

  - Дамир, прости, но дело точно не в этом, - сказала я.

  - Не очень понимаю, о чём ты.

  - Он никогда не допустит, чтобы со мной случилось что-то плохое. Я больше, чем уверена. У этого парня не так много причин, чтобы не убивать меня, но они более, чем веские.

  - Блажен, кто верует, - хмыкнул Дамир. - Но на твоём месте я бы свои взгляды пересмотрел.

  - А на каких условиях он сказал вам меня похитить? Он говорил, чтобы вы, например, не били меня?

  - Говорил, - не очень охотно признался мой похититель. - Если честно, у меня вообще сложилось впечатление, что он собирается изнасиловать тебя перед смертью. Потому что он сказал, что если к тебе хотя бы пальцем прикоснутся, по наши души явится тот мститель, который в последнее время убивает всех наших больших авторитетов из чиновников.

  - Думаете, их кто-то убивает? Они же то от инфаркта, то от самоубийств, - выпалила я.

  - В таких количествах? Не смеши меня, детка! К тому же, у всех них точно было много денег, которые после смерти вдруг куда-то бесследно пропали. Так не бывает.

  Я поморщилась. А что, если Женя таки нашёл способ просуществовать без моей энергии, и теперь ему действительно зачем-то нужно моё убийство?

  Даже если и нужно, он всё равно не убьёт. Запрёт где-то - это да, это на него похоже. Но не убьёт. Я точно знаю!

  - Дамир, давай вернёмся к нашей теме. Я хорошо знаю этого парня. Он не хочет моей смерти. И единственная причина, по которой он решил, что вам не нужно прятать свои лица - это то, что вас самих убьют.

  Дамир на мгновение изменился в лице, но очень быстро взял себя в руки. Если б я хуже его знала, то даже не поняла бы даже, что он воспринял мои слова всерьёз.

  - Хотелось бы посмотреть на тех, кто так просто решится нас убить, - произнёс он. - Кстати, у тебя в животе урчит.

  Он был прав. Я действительно утром даже толком не позавтракала, а потом было не до того. Кажется, съела только шоколадку и запила её плохим кофе из автомата.

  Дамир встал.

  - Собирались тебя держать на хлебе и воде. Но, раз такое дело, надо отметить встречу. Пойду поищу каких-нибудь деликатесов.

  Он вышел, не забыв запереть дверь. Я вскочила с постели и бросилась осматривать комнату. Никаких выходов, кроме огромной тяжёлой двери в ней не оказалось. Вентиляционные отверстия имелись, но в них мог пролезть только младенец.

  - Ева, ты - колдунья, - пробормотала я. - Ты уже находила выходы из безвыходных ситуаций. Ищи и сейчас!

  Радовало хотя бы то, что дверь была металлическая, а стены - выкрашены водоэмульсионной краской. Здесь было нечему гореть.

  Дамир вернулся довольно скоро с тарелкой, где лежали бутерброды с сыром и колбасой и бутылкой шампанского. Поставив всё это на стол, он извлёк из кармана два яблока.

  - К сожалению, ничего приличнее у нас тут нет, - извинился он.

  - И на том спасибо, - пробормотала я, набрасываясь на бутерброды.

  Колбаса была отвратительной. Но меня так мучил голод, что я была благодарна и за это. Увидев, что Дамир наливает в кружки шампанское, я хотела было возразить, но потом решила, что это единственный способ ненадолго отключиться - забыть, что меня снова подставил любимый мужчина, что я заперта чёрт знает где, вдали от своего ребёнка, что вокруг меня убийцы, а еда настолько отвратительна, что есть её можно лишь от безысходности.

  Шампанское тоже было не ахти. Но оно обожгло мне горло и почти сразу же ударило в голову, заставив весь мир вокруг стать не таким унылым.

  - Ты даже без тоста? - хмыкнул Дамир.

  - Да какие уж тут тосты... Напиться бы!

  - Перестань! Давай, за встречу!

  Мы чокнулись кружками, и я опрокинула остаток шампанского внутрь себя.

  - Интересно, а если б ты тогда в универе признался, что любишь меня, что было бы иначе? - спросила я, откусывая очередной кусок бутерброда.

  Вкус стал не таким отвратительным. Слава алкоголю!

  - Жаркий интернациональный секс, - улыбнулся Дамир, приканчивая свою порцию шампанского одним залпом. - Если так пойдёт, придётся посылать парней за другой бутылкой. Здесь больше нет. И эта чудом завалялась.

  Он разлил по кружкам оставшийся напиток.

  - За что пьём?

  - За жаркий секс, - предложила я, неожиданно для себя самой.

  В голове у меня окончательно всё расцвело весенними красками. А грань между прошлым и настоящим вдруг стёрлась. Казалось, что это не двое по-своему нашедших себя в жизни и довольно состоятельных человека сидят в жалкой коморке и обсуждают убийства. Казалось, что это двое студентов решили напиться в общежитии на последние деньги. Только на сей раз мы оба знали, что больше может не быть никаких шансов. Потому либо брать от жизни всё и прямо сейчас, либо не делать вид, что у нс есть что-то общее.

  Я не поняла, как и когда губы Дамира нашли мои губы, а осознание происходящего пришло уже тогда, когда он целовал меня нежно, но настойчиво и со знанием дела. Его руки забрались под мой свитер, а алкоголь и нервное возбуждение доделали всё остальное. Я застонала и подалась ему навстречу.

  - Как же я себя ругал, что не сделал этого раньше, - прошептал он, поднимая меня на руки и неся к кровати.

  - Ну, мы оба напортачили с этим, - едва сумела выговорить я.

  Он уложил меня на постель и склонился надо мной, не прекращая поцелуев ни на минуту. Реальность стёрлась, оставляя мне только ощущение близости его тела, такого желанного и долгожданного. Ничего остального в мире больше не существовало. Я только глубоко вздохнула и окончательно покорилась его объятиям.


 ГЛАВА 17  


  Говорят, что к женщине мужчины относятся по-разному, а вот в штанах у них всё одинаковое. Потому выбирать надо не по тому, что в штанах, а по тому, как он к тебе относится.

  Полный бред. В сексе мужчины такие же разные, как и манере общаться. Потому, как только Дамир начал стаскивать с меня джинсы, всё внутри меня вдруг стало протестовать.

  Женя любил меня по-другому. Я узнала бы прикосновение его рук из миллиарда других прикосновений. И всё внутри меня вдруг взбунтовалось против того, что кто-то чужой пытается вторгнуться в принадлежащее ему тело.

  - Дамир, Дамир, остановись! - вскрикнула я, начав вырываться.

  Тот поначалу словно не слышал меня.

  Но я извивалась всё энергичнее.

  - Отпусти меня! Я просто пьяна, я этого не хочу. Не хочу тебя, не трогай меня!

  Он застыл и посмотрел на меня так, что я невольно сжалась, ожидая удара. Сама не знаю, почему он всё-таки это не сделал, просто тяжело скатился с меня, а затем и с постели. Просто сел на бетонном полу, тупо уставившись в одну точку. Инстинкт подсказал мне, что не стоит пытаться его успокоить. Я просто привела в порядок бюстгальтер и потянулась за свитером. Нужно как можно скорее скрыть свою наготу. Одежда - это всегда своего рода знак "Стоп".

  - Ты всегда была сукой, - пробормотал он. - Такой и осталась. С удовольствием оторву тебе голову, когда скажут.

  И он буквально вылетел из комнаты, с грохотом захлопнув за собой дверь.

  Я села на постели, прижав пальцы к вискам.

  Это ж надо было такое вымочить! Чуть не переспала со своей любовью студенческих лет.

  Наверное, если бы в своё время у нас с Дамиром дошло бы до секса, сейчас не было бы проблем подобного рода. На самом деле, мы друг другу не подходили, и это было очевидно для всех. Для нас с ним в том числе. Наверное, поэтому мы старательно и избегали друг друга. И я, и Дамир были слишком требовательными и не склонными к уступкам.

  С Женей таких проблем не возникало. До недавних пор, пока я не поняла, что он готов на всё, лишь бы добиться от меня своего собственного имени. В остальном он позволял мне быть какой угодно.

  Но сейчас уж точно есть более важные вопросы, чем те, по каким причинам Женя или Дамир мне подходят или не подходят. Надо выбираться отсюда, да побыстрее. Сейчас есть человек, для которого я уж точно незаменима - моя дочь. А Дамир... Чем быстрее я выберусь отсюда, тем больше у него шансов выжить. Авось, Женя будет занят мной, и у него на моего бывшего сокурсника просто не хватит времени.

  Я стала перебирать в памяти всё, что знала о магии, и что могло мне помочь прямо сейчас. Совершить какой-либо ритуал, ясное дело, не получилось бы. У меня не было ничего, чтобы очертить круг, не было ассама, котла, свечей. Единственным магическим инвентарём, который у меня имелся, оказался пентакль с пентаграммой. При большом желании сойдёт за магический круг. Вот только чтобы получить помощь, нужно что-то отдать. Бывают заклинания, в которых сама по себе сосредоточена сила. Но ни одного такого, подходящего под мою ситуацию, я не помнила. Нужна была жертва, которая убедит духов влить силу даже в мною на месте сочинённое заклятие. А отдавать мне совершенно нечего. Никто из потустороннего мира не отнесётся всерьёз к жертве из недоеденного Дамиром бутерброда.

  Я начала ходить по коморке из угла в угол, в надежде найти хотя бы что-то, что могло бы сойти за жертву потусторонним силам. Здесь не было ничего. Можно дать какой-нибудь обет, но я не была уверена, что сработает. У меня контракт со странным существом не из нашего мира. Кто знает, какие силы захотят потом разбираться, кому из них я в большей степени должна. И тут меня пронзила догадка.

  Кровь!

  Почти все духи принимают в виде дара человеческую кровь. И этот вариант мне точно доступен. Оставалось только её добыть.

  Чтобы саму себя поцарапать до крови, пришлось приложить немало усилий. К счастью, я носила длинные ногти, иначе пришлось бы пускать в дело зубы, а это ещё противнее. Когда несколько капель крови упали на знак пентаграммы, я пробормотала тихо, но настойчиво:

  - Откликнись, дух, достаточно сильный, чтобы вывести меня в безопасности из этого места! Я подарю тебе свою кровь в обмен на твою помощь!

  Едва я договорила, кровь закипела, словно поверхность пентакля была раскалённой. Но пар никуда не делся, он поднимался вверх алыми волнами, принимая уже знакомые мне очертания.

  - Хорошо, что у тебя не хватило ума открытым текстом позвать меня, внучка, - раздался ворчливый голос моей бабушки. - Вызывать мёртвых колдуньям запрещено!

  - Замечательно, - вспыхнула я. - Ты пришла помочь мне?

  - Но ты же просила. Хотя, совершенно не понимаю, к чему тебе это. У тебя самой достаточно силы, чтобы уйти отсюда.

  - Я похожа на человека, который может выломать эту дверь? - нервно спросила я.

  - Ты - колдунья, внучка. Более того, ты очень сильная колдунья. Слабая просто не смогла бы вызвать в этот мир того, кого вызвала ты, да ещё продержать его здесь больше года в почти материальном состоянии. Конечно, он забирает у тебя много энергии, чтобы не превращаться в явного призрака. Но ты колдуешь редко, а ещё носишь этот медальон. Используй его! В нём скопилось очень много силы, поверь.

  Я с опаской взглянула на пентакль. Он выглядел раскалённым. Идея брать его в руки совсем не казалась удачной.

  - Спустись по лестнице и поверни налево, - сказала бабушка. - Там пройди до конца коридора и открой ещё одну дверь. Окно в ней откроешь даже ты. По забору сможешь дойти до границы этого склада. Только не вздумай идти по земле - можешь столкнуться с собаками. Спрыгнешь в конце и будешь свободна. Иди на запад, там будет шоссе, и до города уже недалеко.

  Очертания её стали таять, и всего через три секунды я снова была в коморке совершенно одна.

  Моя шуба валялась на полу. Я быстро её накинула и осторожно взялась за пентакль. Тот не стал ни на градус горячее, чем был. Бабушка сказала, что я - сильная колдунья. Это вряд ли...

  Совершенно не представляя, что делать, я просто размахнулась и ударила пентаклем по замку с требованием:

  - Открывайся!

  Внутри замка что-то щёлкнуло, и в следующее мгновение дверь с лёгким скрипом поддалась.

  Всё ещё не веря самой себе, я выскользнула в коридор. Здесь горела тусклая лампочка и не было ни души. Кажется, никто не считал нужным меня сторожить. В принципе, разумно. Ни одна нормальная девушка не смогла бы выбраться наружу.

  Я с максимальной осторожностью прикрыла дверь, стараясь не скрипеть петлями. Пусть думают, что она закрыта, как можно дольше. К счастью, мне никогда не нравились сапоги на каблуках. В такой обуви неудобно ходить по льду, да и жать на педали в авто не очень. Потому сейчас я почти бесшумно двигалась по бетонному полу на плоской резиновой подошве.

  Коридор привёл меня к развилке. Справа слышались приглушённые голоса. В одном из них я узнала Дамира. Хорошо, что нужно налево. Там, вроде, тихо.

  Пройдя мимо нескольких дверей, я обнаружила ещё одну железную, запертую на навесной замок.

  - Открывайся!

  Пентакль с лёгким свечением ударился по замку. Тот щёлкнул, и я попыталась его снять. Не получилось.

  - Открывайся!

  Свечение стало гораздо слабее. Тем не менее, в замке послышлася скрип. Не без труда я таки сумела открыть его и скользнуть в открывшуюся дверь. Должно быть, сила, накопившаяся в пентакле, заканчивалась. Хорошо, что больше не придётся открывать замки.

  Тёмное помещение оказалось старым туалетом. Судя по всему, им уже давно не пользовались. Свет внутрь попадал только сквозь закопчённое окошко. К нему-то я и направилась. Открыть рассохшиеся рамы оказалось не слишком сложно. Гораздо сложнее оказалось добраться до забора, о котором говорила бабушка.

  Дело в том, что прямо под окном стояли мусорные контейнеры. Однако, их явно не вывозили вовремя, потому что мусора внизу оказалось столько, что сами контейнеры даже в ярком лунном свете едва угадывались, а зловоние стояло такое, что я всерьёз побоялась потерять сознание. Забор виднелся справа. Чтобы попасть к нему, нужно было пройти пару метров по довольно широкому парапету. Проклиная про себя Женю последними словами, я выбралась на парапет. Дул довольно ощутимый ветер, так что пришлось прижаться к грязной кирпичной стене и двигаться с максимальной осторожностью. Благо, что я уже год хожу на танцы. Потребовались недюжинная гибкость и умение держать равновесие, прежде чем ноги донесли меня до забора. Там оказалось ещё более весело. Ширина забора - сантиметров десять. Если меня не сдует отсюда ветром, это будет чудом. Мне было неимоверно страшно, но даже закрыть глаза было нельзя. Всего одно неверное движение, и я рухну вниз.

  Когда я добралась до конца забора, у меня от напряжения сводило даже те мышцы, существование которых раньше не проявлялось никак. Уши буквально отваливались. Шапку я не носила, капюшон не одела, чтобы не ограничивать себе обзор, а ветер становился пронзительнее с каждым моим шагом. Ухватившись руками за край забора, я повисла. Перчатки несколько спасали, но пальцы всё равно сводило от напряжения и от холода. Я разжала их не столько по необходимости, сколько от боли, и тяжёлым кулём грохнулась на мёрзлый снег.

  - Женя, ну ты и ублюдок, - пробормотала я, испытывая к нему такую ненависть, какую ещё никогда в жизни не испытывала.

  Где-то вдали виднелось что-то похожее на лесополосу. Надеясь, что моя шуба не слишком выделяется на фоне снега, и радуясь, что луну затянуло тучами, я двинулась к деревьям. Если повезёт, там разберусь, где запад, и не замёрзну до тех пор до смерти.

  Капюшон не слишком-то помогал от холода. В результате, добравшись до лесополосы, я не чувствовала пальцев ни на руках, ни на ногах. Злость закипала во мне всё неистовее.

  - Женька! - закричала я вдруг. - Даже не пытайся сделать вид, что тебя здесь нет! Выходи сейчас же!

  Слова "подлый трус" едва не сорвались с моего языка, и я почувствовала, что начинаю труситься с приступе истерического смеха.

  - Я действительно заслуживаю наказания за то, что недооценил тебя, - послышался голос Жени, и он появился из-за близстоящего дерева. - Не думал, что ты так быстро уговоришь Дамира тебя выпустить. Вот даже очень интересно, как именно ты его уговаривала?

  Поняв, что он ещё и ревнует, я окончательно взорвалась.

  - У тебя ещё язык поворачивается о таком спрашивать? Совсем совести лишился? Ты сам меня туда отправил!

  Даже не понимаю, что делаю, я шагнула к нему и залепила Жене такую затрещину, что у обычного человека искры бы из глаз посыпались. Он же остался стоять в той же позе, что и раньше.

  - Решил, что на сей раз я уж точно настолько испугаюсь, что дам тебе это чёртово имя? С чего только ты решил, что я не догадаюсь? Ты ведь уже пробовал такую тактику! Контракт расторгнут, козёл! Только попробуй явиться ещё раз! Я забираю дочку, и не смей даже приближаться к нам!

  Я развернулась и зашагала куда-то, не имея ни малейшего представления о направлении.

  - Далеко собралась? - спросил Женя, догоняя меня в мгновение ока. - Город в другой стороне вообще-то. И до него километров пятнадцать. А до нашего дома - все двадцать. Ты подхватишь пневмонию, пока доберёшься пешком.

  - Отойди от меня!

  - Ева, не выдумывай. Я отвезу тебя. Потом делай, что хочешь. Но только после того, как примешь горячую ванну и переоденешься.

  - Ты гляди, какой заботливый! - приступы смеха всё ещё душили меня. - Прямо как будто я по своей глупости сюда попала, а не по твоей милости.

  - Ева!

  Он буквально вырос передо мной, схватил меня за плечи и резко встряхнул. Это было более, чем неприятно, мне звхотелось ударить его ещё раз, но смех прекратился. Я жадно втянула в лёгкие морозный воздух.

  - Ева, если я тебя не отвезу, ты не доберёшься до города. Как вообще этот Дамир отпустил тебя одну? - и тут в его глазах мелькнула догадка. - Или он не отпускал??

  - Не твоё дело! - буркнула я.

  Женя обхватил меня за талию. Ветер засвистел у меня в ушах, а придя в себя, я уже оказалась на переднем сидении джипа. Женя притащил меня сюда, используя свою суперскорость, и впихнул внутрь. Затем быстро скользнул на место водителя и включил обогрев. Несмотря на всю свою злость, я почувствовала, как начинаю расслабляться. Снаружи было слишком холодно, ветрено и пустынно, чтобы куда-то бежать.

  - Только попробуй не отвезти меня в город!

  Женя включил зажигание.

  - Не волнуйся. На сей раз, у меня нет этого в планах.

  Джип рванул с места.

  - Ты же понимаешь, что это - нарушение нашего контракта? - спросила я. - Ты обещал любить меня и заботиться, а вместо этого постоянно занимался тем, что пугал, чтобы я дала тебе имя. У меня больше нет никаких обязательств по отношению к тебе. Возвращайся туда, откуда пришёл.

  - Ева, есть вещи, о которых ты не знаешь, - очень спокойно заговорил Женя. - И если бы я тебе сейчас их рассказал, ты бы не поверила.

  - Может стоило хотя бы попробовать объяснить мне, зачем тебе так резко потребовалось стать независимым? По-моему, я уже достаточно видела, чтобы поверить даже в самое невероятное!

  - Мне не потребовалось резко стать независимым. Мне нужно было это с самого начала, - произнёс он, не отводя взгляда от дороги. - Но я надеялся, что ты сделаешь это сама, потому что любишь меня.

  - Вот только не надо о любви! - буквально взвилась я. - И этих россказней о том, что я сама виновата. У того, что ты сделал, оправдания быть не может! Никакого!

  - Ева, я понимаю, что ты в бешенстве. И у тебя есть полное право злиться. Признаю, что я точно нарушил некоторые условия нашего контракта. Но раз уж ты просишь меня сказать тебе правду...

  - Не уверена, что мне это всё ещё интересно!

  Я обхватила себя руками и уставилась в окно.

  - Даже если ты не веришь, но всё, что я делал, я действительно делал ради тебя и Гизелы. Я хочу, чтобы у вас было будущее. И так уж сложилось, что только я смогу вам его наверняка обеспечить. Но для этого мне нужно быть реальным, Ева. И если ты не согласишься дать мне имя, может случиться всё, что угодно.

  - Ты же сам понимаешь, насколько это абсурдно звучит! - я так и не повернула к нему головы.

  - Если б я рассказал, что именно вам угрожает, ты поняла бы, что абсурд - это не совсем то слово. Это абсурд в квадрате, в кубе, если хочешь. Есть вещи, которым нет места в вашей реальности. Но точно также в ней не было места таким, как я. И если я сюда попал, то и то, что может стать причиной гибели миллионов людей, вполне может.

  Я хмыкнула.

  - Ты прав, больший абсурд представить сложно! Хочешь сказать, что явился сюда спасти человечество? Насколько я помню, ты уже несколько десятков представителей этого человечества убил, и не испытываешь по этому поводу угрызений совести. О том, что со мной могли сделать на этом складе, ты тоже не особо думал, кажется.

  - Не передёргивай, - слишком спокойно ответил Женя. - Дамир точно не сделал бы тебе ничего плохого. Кто угодно, но не он.

  Я вдруг вспомнила нашу внезапно вспыхнувшую страсть и покраснела. Та сцена случилась не более двух часов назад, а казалось, что когда-то в прошлой жизни.

  - Если ты был так уверен, то зачем отправил меня к нему? Знал же, что всё может случиться! А теперь ещё и изображаешь оскорблённое достоинство.

  - Я хотел, чтобы ты поняла, насколько хрупка связь между нами, пока я в таком состоянии. Он должен был продержать тебя взаперти примерно полторы недели. Ты увидела бы, что со мной происходит без подкормки, и поняла бы, что если когда-нибудь мы будем вынуждены расстаться на более длительный срок, я просто исчезну.

  Я хотела было отпустить очередное язвительное замечание, но осеклась. В принципе, всё сходилось. Дамир действительно был одним из немногих, кто не только не стал бы делать мне больно, хоть физически, хоть морально. Мало того, он ещё был и одним из немногих, кто пальцем бы меня не тронул, если б не был уверен, что я хочу его не меньше, чем он меня. Не думаю, что он убил бы меня, даже если б ему дали за это очень много денег.

  Женя заглушил двигатель, припарковавшись у обочины. Я инстинктивно сжалась, ожидая прикосновения. Но он не стал меня трогать, а просто сказал.

  - Ева, я никогда ничего не просил у тебя и не попрошу в будущем. Для меня действительно важнее дать тебе, чем получить что-то взамен. Но сейчас это по-настоящему важно! Мне нужно, чтобы ты дала мне имя.

  - Отвези меня к Гизеле, - сказала я. - Это единственное, что ты сейчас можешь для меня сделать.

  Женя вздохнул и снова включил зажигание.

  Оставшуюся часть пути мы молчали. Я сидела, едва сдерживая слёзы, не в силах справиться с чувством захлестнувшей меня обиды. Моё доверие к этому подонку было воистину безграничным. А он... он...

  А он действительно весь этот год заботился обо мне, как мог. Вернее, совершая невозможное за невозможным. И дело было не в дорогих подарках и постоянных знаках внимания. Дело было в том, как он заставил меня изменить свою жизнь. Если б не Женя, я бы до сих пор... Чтобы перечислить всё то, чего не было бы в моей жизни, не хватило бы часа.

  Джип остановился около нашего дома. Я выскочила из него и ринулась внутрь, в спальню дочери.

  Гизела спокойно спала в своей кроватке. Рядом сидела няня, которую я давно знала и которой полностью доверяла.

  - Что-то случилось? - вскочила она с кресла, где сидела в полудрёме.

  Должно быть, я представляла удручающее и даже пугающее зрелище. Заплаканное лицо, грязная шуба, сапоги, настоящий цвет которых определить было невозможно.

  - Просто хотела убедиться, что с дочкой всё в порядке, - пробормотала я, инстинктивно приглаживая совершенно спутавшиеся волосы.

  - Всё хорошо, - ответила няня, испуганно хлопая глазами. - Она уже давно спит. Я побуду до утра. Прослежу, чтобы всё было в порядке.

  Я только кивнула и вышла из детской. Разговорами можно разбудить Гизелу. Да и себя нужно привести в порядок.

  Я вернулась к входной двери, чтобы оставить в шкафу шубу. Завтра нужно будет проверить, можно ли её ещё спасти. Хотя, скорее всего, стоит просто выбросить. Мне точно не хотелось вспоминать всё то, что было в ней пережито.

  Женя сидел на тумбочке в прихожей, неподвижный, как статуя.

  - Ты ещё здесь? - зло бросила ему я. - Или это мне нужно уйти?

  - Конечно, нет. Я просто хотел убедиться, что ты в порядке. И принести свои извинения.

  - Надо же!

  Не глядя на него, я буквально швырнула шубу в шкаф, абсолютно не заботясь о том, упала она прямо на пол или нет.

  - Мне следовало сразу сказать, что мне нужно, а не пытаться манипулировать тобой.

  - Ничего, - я наконец-то повернулась к нему, резким движением отбрасывая спутанные волосы с лица. - Я тоже хороша! Знала, что это ты загнал меня в тот пожар, и ты позаботился, чтобы на меня рухнул тот потолок. Но всё равно жила с тобой. Надо было ожидать, что рано или поздно, ты выкинешь очередной фортель.

  Он поднялся на ноги.

  - До свидания, Ева. Ты знаешь мой номер. Если потребуется моя помощь, нужно будет только позвонить.

  - Если только ты не успеешь уползти назад в ту нору, откуда я вытащила тебя своим заклинанием!

  Женя посмотрел на меня угрюмо, но без злости.

  - Это уже как ты решишь.

  И он направился к двери.

  Моё следующее движение было следствием чистого инстинкта. Потому что мой разум, чувства и эмоции сразу же восстали против него. Ощущая самую настоящую физическую боль в запястьях, я всё-таки схватила его за руку. Женя застыл на месте.

  Я не знаю, сколько времени мы так и простояли, не шелохнувшись. Рука Жени так и лежала на дверной ручке, а всё моё тело было напряжено от желания вытолкать его наружу как можно скорее. Я проклинала себя за то, что моё тело так предательски восстало против здравого смысла и отказалось отпустить Женю. Непозволительная слабость.

  Приложив невероятные усилия, я всё-таки разжала пальцы, надеясь, что сейчас Женя всё-таки повернёт ручку, откроет двери и уйдёт.

  Но, вместо этого, он с молниеносной скоростью развернулся, схватил меня в объятия и спрятал лицо в моих растрёпанных волосах.

  - Я тебя ненавижу, - вырвалось у меня.

  - Прости, но этого по отношению к тебе я никогда испытывать не буду, - ответил Женя, поднимая меня на руки и неся наверх.

  Я уткнулась лицом ему в грудь, крепко зажмурив глаза. Мне было стыдно смотреть вокруг. Неважно, что няня и Гизела находились в спальне и не видели происходящего. Мне было стыдно перед всем миром за свою слабость.

  Женя занёс меня в ванную, одним резким движением повернул кран и начал стаскивать с меня одежду.

  - Пальцы у тебя ледяные, - произнёс он. - Будет чудом, если температура не подскочит.

  - Мне плевать, - обронила я безвольно, позволяя ему раздевать себя.

  Какая разница, что сейчас случится? Мне нужно было прогнать его сразу же. Нужно было вообще не пускать его за руль! Оставить там, около тех складов. Если уж я снова позволила ему до меня добраться, то можно прекратить сопротивление. Всё равно этим уже ничего никому не докажешь.

  Женя осторожно усади меня в ванную, налил туда пены с запахом моего любимого миндаля и начал усиленно её взбивать.

  - Ева, мы пройдём и через это, - сказал он. - Ты же понимаешь, что не хочешь жить без меня. Да и смысл? Я люблю тебя так же сильно, как ты любишь меня. Зачем нам проверять, сможем ли мы найти счастье отдельно друг от друга?

  - Счастье? - я подняла голову, хотя на более-менее приличную вспышку гнева была уже не способна. - О каком счастье ты говоришь? Если от тебя чего и можно ждать, так это очередного предательства. Ты вообще понимаешь, что однажды может наступить момент, когда ты не успеешь появиться? И я умру!

  Женя вздохнул.

  - Не будет больше никаких таких моментов, я клянусь.

  Он очень нежно погладил меня по щеке.

  - Ева, ты - самое дорогое, что у меня есть. Потому больше никакого риска потерять тебя.

  - Простить тебя - это самое унизительное из всего, что я делала в своей жизни...

  Моё тело безвольно обмякло. Если б сейчас я опустилась под воду, думаю, не предприняла бы никакой попытки вынырнуть и не задохнуться. Женя просто погладил меня ещё раз, а затем стал раздеваться. Несколько секунд, и он опустился в ванную напротив меня. Я думала, что последуют ласки и поцелуи, чтобы окончательно заставить меня сдаться. Противиться его умелым рукам и языку было просто невозможно. Однако, вместо этого, Женя взял мои руки в свои.

  - Девочка моя, я знаю тебя так, как никто не знает. Я был с тобой с самого твоего рождения, учился всему, чему ты училась, любил тех, кого ты любила, и ненавидел тех, кто делал тебе больно. Я знаю, как ты стала тем, кем стала. В тебе всегда было больше, чем в окружающих. Столько силы, что она пугала мужчин вокруг тебя. Они понимали: чтобы быть рядом с такой женщиной, придётся и самому стать сильнее. Но сейчас, когда я рядом, тебе пора перейти к следующему этапу...

  Он придвинулся ближе.

  - Тебе больше не нужно искать оправданий своему одиночеству и помнить о том, что маленькие девочки не должны бояться, что их никто не любит. Я с тобой, и я действительно тот, кто тебе нужен. Ты можешь стать моей. Моей во всех отношениях. Я сделаю так, что тебе больше никогда ничего в этом мире не придётся бояться, и никто больше не посмеет посмотреть на тебя свысока. Но для этого всё должно встать на свои места. Я - мужчина, и я должен быть ведущим. В этом нет ничего унизительного для тебя. Женщина выполняет своё предназначение только тогда, когда позволяет мужчине быть мужчиной. Позволь мне им стать. Позволь стать тем, кто ради тебя перевернёт весь мир, а затем бросит его к твоим ногам. Это не ограничит тебя, это даст тебе свободу. Ты станешь собой, а я смету с дороги любого, кто попытается тебе помешать.

  Его голос звучал мягко и монотонно, он буквально гипнотизировал меня. Его руки так нежно сжимали мои, его взгляд был полон такой любви и преданности.

  - Мне страшно давать тебе столько силы, - прошептала я в ответ. - Ты слишком хорошо знаешь, чего хочешь, и возможностей добиться этого у тебя не счесть.

  - Какая разница, если всё это будет в итоге твоим?

  Он поднялся и выбрался из ванны. Взял огромное полотенце, вытащил меня из воды и начал вытирать.

  - В этом мире всё перевёрнуто с ног на голову, Ева. Женщины всё больше привыкают брать инициативу в свои руки, мужчины становятся всё более инертными. Вместо того, чтобы украшать и вдохновлять, женщины занимаются тем, что горбатятся ради куска хлеба. То, что должно просто доставлять им удовольствие и зажигать огонь в глазах, становится необходимостью. Мир не может так существовать, и если мы хотим, чтобы люди в этом мире выжили, мы должны поменяться. И началом всему этому станешь ты, моя дорогая. Ты наконец-то избавишься от того груза, который называют свободой и независимостью. Ты не будешь свободна от меня, зато будешь свободна от забот о том, что завтра придётся есть тебе и твоим детям. Поверь, это того стоит. Тем более, что единственное, чего я потребую взамен - это твоя верность. Мне нужно будет просто знать, что ты не позволишь ни одному мужчине прикоснуться к тебе. А в остальном - будь какой хочешь.

  Казалось, он не ждал от меня ответа. Мне поначалу снова захотелось послать его подальше, но затем я вдруг подумала: а зачем?

  Разве верность одному мужчине - это ограничение свободы? И разве его желание избавить любимую от всех забот - это неправильно?

  Может моя проблема в том, что я действительно настолько привыкла решать всё сама, что теперь мне просто страшно позволить делать это кому-то, кроме меня? Может потому я и была столько времени незамужем? Просто отказывалась подчиняться кому-либо, даже если руководство было мне полезно. Чёртово упрямство, впитанное буквально с молоком матери. То, чему учат всех маленьких девочек.

  Никто не решит за тебя все твои проблемы. Мужчины - они как дети, они слабые, ими нужно руководить с помощью хитрости. Это то, что вбивали в головы всем нам. В результате, мужчины действительно стали слабыми и изнеженными, а женщинам пришлось стать теми парнями, за которыми они в юности хотели выйти замуж. А хуже всего было то, что все мы поверили в то, что так и должно быть. И за весь этот тарарам любая из нас готова сложить голову на полях сражений, ведущихся за равноправие полов. И все эти жертвы вместо того, чтобы позволить мужчине быть тем, кем он и должен быть - завоевателем, добытчиком и защитником.

  - Знаешь, - произнесла я, наслаждаясь тем, как он снимает лишнюю влагу с моего тела, - а ведь многие современные мужчины назвали бы тебя подкаблучником. Ты тратишь столько сил и времени, чтобы мне было хорошо и спокойно...

  - Те, кто так считают - не герои, а неумёхи, - ответил он, ничтоже сумняшеся. - Я вообще-то собираюсь сделать лучше эту реальность. Кем бы я был, если бы не смог сначала сделать её немного лучше хотя бы для тебя и нашей дочери? Ну, всё. Теперь тебя нужно укрыть потеплее и проследить, чтоб ты выспалась. Тогда не заболеешь.

  Я окончательно отдалась во власть его умелых и сильных рук. Он точно знал, как сделать мне хорошо. Потому вскоре уже я действительно лежала под тёплым одеялом в его объятиях и решение позволить ему делать меня счастливой созрело в моей голове окончательно.

  Можно бороться за своё счастье очень долго. Можно разбивать лбом бетонные стены, брать вершины и выигрывать сражения. Но всё это не имеет значения, потому что судьба давным-давно создала место, где каждый из нас может быть счастлив, и людей, с которыми мы можем быть счастливыми. И только дух противоречия, свойственный эпохе, заставляет нас сопротивляться очевидному. Счастье кажется нам слишком простым. Мы гоним его от себя и пытаемся слепить его из более сложных компонентов. А в итоге оказывается, что всё равно это хуже изначально данного. Нужно просто осмотреться вокруг и взять то, что уже давно ждёт нас.

ГЛАВА 18  


  В последующие дни мы с Женей говорили мало. Мне всё-таки нужно было время, чтобы снова начать ему доверять. Он не пытался разговорить меня и не был излишне предупредителен, чтобы не раздражать меня лишний раз. Еды дома было в достаточном количестве, но чтобы поесть, нужно было самой её греть. По вечерам Женя ложился спать раньше меня, и когда я добиралась до кровати, он уже делал вид, что сон ему действительно нужен. Утром же, когда я открывала глаза, его уже не было рядом. В остальном, всё шло, как и раньше. Время от времени мы обменивались ничего не значащими замечаниями, но в основном каждый занимался своими делами.

  Только однажды ночью, когда мне вдруг приснился кошмар, и я вскочила, испуганная страшными образами, он меня обнял и крепко прижал к себе.

  - Тише, тише, тебе нечего бояться. Я рядом, - услышала я шёпот и почувствовала лёгкий поцелуй на своём плече.

  Слегка всхлипывая, я так и заснула в его объятиях. И спалось мне действительно гораздо лучше, чем раньше. А утром, спустившись на кухню, я обнаружила, что Женя жарит мне блинчики с бананами.

  - Спасибо, - опустив глаза, буркнула я и с удовольствием села завтракать.

  Он ничего не сказал, просто ласково погладил меня по спине.

  Становилось понятно, что обиды обидами, но скоро мы снова будем влюблённой счастливой парочкой. Сначала я думала об этом с какой-то обречённостью, а потом поняла, что меня радует эта мысль. И жизнь стала как-то налаживаться.

  В воздухе носилось дыхание весны. Однажды, выйдя из машины, я почувствовала веяние тёплого ветерка. Такой приносит с собой запах пробуждающейся от зимнего сна природы. Скоро вокруг всё зацветёт и зазеленеет, заставляя сердца сильнее биться и надеяться на то, что всё будет хорошо.

  Обычно весной я надеялась, что встречу свою настоящую любовь. В этот же раз я точно знала, что уже её встретила. И теперь нам остаётся только... Собственно, у нас уже всё есть. Нужно просто быть счастливыми. И губ моих коснулась лёгкая улыбка. Я снова начинала чувствовать, что каждая клетка моего тела радуется жизни, радуется, что можно вдыхать чистый воздух новой весны.

  - Ева! - послышался вдруг знакомый голос.

  Я слегка вздрогнула и обернулась. Ко мне спешил Дамир. На сей раз он был в полном одиночестве, но его появление всё равно пугало.

  - Не смотри так мрачно, - попытался улыбнуться он. - Я не собираюсь тебя похищать или убивать.

  - Это радует, - выдохнула я.

  О том, что его появление тоже радует, говорить не стоило. Женя вполне мог его убить, но по какой-то причине не стал этого делать, и это уже было хорошо. Но Дамир был слишком самоуверенным, чтобы поверить, будто ему угрожала хоть какая-то опасность в лице моего бой-френда.

  Он подошёл ко мне и остановился на расстоянии примерно метра. Очевидно, чтобы не пугать. Несмотря на попытки выглядеть весёлым, он явно был немного растерян.

  - Ты что-то хотел? - спросила я. - Или просто проходил мимо?

  - Нет, не проходил, - произнёс он, опустив глаза. - Я нашёл тебя по номерам машины. В прошлый раз мне ведь именно их дали, не сказав, кто хозяйка. Хотел извиниться за всё...

  Если б у него был носовой платок, он точно вытащил бы его из кармана и начал нервно мять. Злиться или обижаться на него было невозможно. У меня вырвался негромкий смешок.

  - Скажи честно, если бы тебе приказали меня убить, ты бы убил? - спросила я.

  - Нет, - он очень уверенно покачал головой. - Я бы тебя запер, а потом сделал бы другие документы и увёз бы подальше, чтобы тебя никто не нашёл. Но убить...

  Он вдруг сделал шаг в мою сторону и поднял глаза, в которых загорелся тот самый огонёк, из-за которого мы в прошлый раз чуть не оказались в постели. Я невольно почувствовала, как по моей коже побежали мурашки. Как ни крути, а химия между нами всегда была, и её невозможно было отрицать.

  - Я не знаю, что в тебе такого есть, - с какой-то хрипотцой заговорил Дамир, - но я никогда не мог относиться к тебе спокойно, Ева. Почему-то ты всегда выбивала меня из колеи, я понимал, что теряю контроль. Наверное, поэтому никогда и не пытался что-то начать с тобой. С обычными девушками всё всегда было просто - встретил, закадрил, потом секс, а потом она делает всё, что я говорю, пока мне это не надоест. А вот с тобой бы так точно не получилось. Всё было слишком непредсказуемо, потому я старался, чтобы ты была подальше от меня. И когда мы были на том складе, и всё уже почти произошло...

  Он остановился, чтобы откашляться. Исповедь явно давалась ему непросто, но останавливать его я не стала. Кажется, ему давно нужно было выговориться.

  - И ты вдруг стала просить, чтобы я остановился, - продолжил он уже с явным усилием над собой. - Знаешь, я был очень зол, что ты наконец-то попала мне в руки, а теперь пытаешься выскользнуть. Но это была злость не на тебя. Это была злость на себя. Окажись на твоём месте любая другая, я взял бы её силой, не сомневаясь ни мгновенья. А потом не испытывал бы угрызений совести, ведь это она меня спровоцировала, нельзя так играть с мужчинами.

  У меня перехватило дыхание от мысли, что той ночью всё-таки всё могло случиться. Мы были бы вместе, и кто знает, захотелось бы мне после этого прощать Женю. В конце концов, этот мужчина никогда не оставлял меня равнодушной.

  - Но это была ты. И я бы скорее самого себя кастрировал, чем сделал бы то, чего ты не хочешь...

  Он замолчал от избытка эмоций. Просто стоял и смотрел на меня так, как никто никогда не смотрел.

  Я замерла, совершенно не зная, что же мне делать.

  - Дамир... Дамир, прости меня. Я действительно была той ещё сукой. Нельзя было делать этого с тобой...

  - Ты сделала гораздо больше, - натянуто усмехнулся он. - Ты таки поймала меня, маленькая колдунья. Я много лет бегал от твоих чар, но сегодня вынужден признать, что мне уже в университете нужно было хватать тебя и никогда никуда не отпускать. А вместо этого я семь лет пытался врать себе, что не думаю о тебе каждый час своей жизни.

  Его рука поднялась, словно призывая меня броситься в его объятия. И, должна признать, противостоять искушению сделать это было невозможно. Для того, чтобы не сделать шаг ему навстречу, мне пришлось приложить, в самом буквальном смысле, сверхъестественное усилие.

  - Дамир, - прошептала я, сквозь душившие меня слёзы, - Дамир, прости... Но я не могу. Если б ты хотя бы немного поторопился... Честно, если бы ты пришёл ко мне хотя бы два года назад, я бы даже думала. Я не успела бы подумать. Но сейчас... Сейчас уже есть мужчина, и даже если я сама захочу перестать любить его, то не смогу. Он забрал меня всю, ни для кого больше ничего не оставил.

  На самом деле, я соврала. Дамиру нужно было появиться не два года назад. Чтобы получить меня в своё полное и безраздельное владение, ему было достаточно всё-таки заставить меня в ту ночь заняться с ним любовью. Но он этого не сделал. Он предпочёл дать мне свободу, а желание свободы во мне было настолько извращённым, что заставляло в угоду себе вредить даже себе самой. Женя понял это сразу, потому всегда делал так, чтобы не оставлять мне выбора, быть или не быть с ним. Я могла быть какой угодно, но лишь с условием, что буду такой с ним рядом. Он делал это каждый раз, пока не заставил меня поверить, что жизнь вдали от него равна саморазрушению. И теперь, чтобы сломать эту веру, потребуется чья-то воля, гораздо более сильная. А Дамир уже доказал, что пасовал перед моими желаниями. Если б мы были вместе, я всегда была бы главной, и это угнетало бы меня.

  Он снова опустил голову. Так мы и стояли друг напротив друга, боясь глянуть друг другу в глаза.

  - Ну, мы хотя бы друзьями можем быть? - спросил он глухо. - Я не хочу снова терять тебя по глупости. И ты нужна мне не только потому, что я тебя хочу. Ты нужна мне потому, что рядом с тобой я чувствую себя кем-то другим... Ты как-будто даёшь силу и вдохновляешь стать чем-то большим, чем я был до сих пор.

  Это прозвучало так искренне, что на сей раз противиться не получилось бы никак. Я улыбнулась, подошла к нему и взяла за руку.

  - Нет смысла и дальше жить друг без друга. Когда бы ты не попросил, я буду рядом.

  И мы обнялись. Как давние друзья.

  - Если ты хотя бы кому-то перескажешь всё то, что я тебе наговорил, найду тебя и отшлёпаю, - прошептал мне на ухо Дамир.

  Он повеселел и начал снова входить в образ уверенного в себе человека, готового поставить на колени весь мир, если того потребуют его личные интересы.

  - Хорошо. Это останется между нами, - кивнула я.

  Мы выпустили друг друга из объятий.

  - Может попьём кофе? - предложил он. - Заодно расскажешь мне, как ты сбежала. Я с ног сбился, перерыл весь склад и все окрестности, пытаясь тебя найти. Успокоился только тогда, когда сказали, что ты жива-здорова и снова разъезжаешь на своём джипе. К слову, откуда джип? Насколько я вижу, не всем хватит жизни, чтобы на такой заработать.

  - Я тебе всё расскажу, - пообещала я. - Только не сегодня. На самом деле, у меня назначена встреча... была... пятнадцать минут назад.

  - Прости, - пробормотал Дамир и посторонился, пропуская меня.

  Я помахала ему рукой на ходу и бросилась туда, где сегодня должна была ещё раз измениться вся моя жизнь. Надеюсь, что на сей раз навсегда.

  Открыв дверь, я вошла в паспортный стол.

  С их начальницей всё было оговорено, потому меня очень быстро пустили в нужный кабинет.

  - Уже всё привезли? - спросила я, чувствуя, как моё сердце норовит буквально выскочить из груди.

  - Да, - кивнула тётенька с начёсом и достала из ящика мой новый паспорт.

  С жадностью и любопытством, я его открыла. Фотография девушки с напряжённым лицом и усталыми глазами, а внизу - имя. Много лет я старалась лишний раз не заглядывать в свой паспорт. Там значилось "Евгения". Приходилось каждый раз объяснять, что меня все называют Евой, и если пытаться звать меня Женей, я просто не стану отзываться, потому что никогда не считала это своим именем. Теперь всё это в прошлом. Теперь никому ничего не придётся объяснять, потому что я и так стала Евой. Вполне официально, со всеми вытекающими последствиями.

  - Здесь свидетельство о смене имени, - показала мне чиновница. - На его основании действительны все остальные документы - аттестат, диплом...

  - Хорошо, - кивнула я, хотя, на самом деле, планировала заново поступить в университет на стационар и получить новый диплом, уже по другой специальности. - Спасибо вам за всё. Я пойду.

  Сказать, что я испытывала противоречивые чувства - это ничего не сказать. Столько лет мне приходилось жить фактически с поддельным "Я". Как ни крути, а ощущение, что я пытаюсь кого-то обмануть, всегда присутствовало. Имя определяет судьбу человека. Родители хотели, чтобы их дочь была Женей. Но их дочь довольно скоро поняла, что хочет выбирать свою собственную судьбу и попыталась сменить себе имя. С тех пор для всех друзей и случайных знакомых я была Евой, той девушкой, которая создала себя сама. Но для всего мира Евы не существовало. Существовала Евгения, судьба которой была предопределена.

  И кто знает, что было в той моей судьбе? Возможно, Евгению должен был любить Дамир. Он гораздо раньше понял бы свои истинные чувства, и у нас могло быть уже пятеро детей. Возможно, на самом деле мужчиной всей моей жизни был Олег. И он должен был жениться на Жене, а не на Лене, которая мешала ему жить нормальной жизнью и дышать полной грудью. А может для Жени был предназначен ещё кто-то, кто не сумел узнать её под другим именем, а потому обманул и бросил, ушёл искать то, что на самом деле давно нашёл. Теперь я уже никогда этого не узнаю. Теперь я - Ева, девушка, которая сама создала своё "Я", сама дала себе имя и тем самым получила право давать имена другим существам, которых она точно так же вызвала в наш мир из неведомых измерений. Теперь я буду жить так, как решила сама, с мужчиной, который никогда не был для меня предназначен. Просто потому, что я сама так решила, и это выбор определил мою судьбу. Совершенно не ту судьбу, которая была получена при рождении.

  Я даже не удивилась, когда, сжимая папку с документами, вышла из паспортного стола и столкнулась с Женей.

  Что-то в нём бесповоротно изменилось. Хотя, чтобы понять, что именно, нужно было знать его так, как я знала. Он вдруг перестал быть таким идеальным, каким был. На его лице не было ни малейшего изъяна - ни одной расширенной порочки, ни намёка на морщинку, даже когда он улыбался. Ни одна волосинка не торчала. Теперь всё вдруг изменилось. Он стал... живым.

  - Что ты сделала? - произнёс он так, как никогда не говорил раньше.

  Я молча протянула ему свой новый паспорт. Он открыл его и застыл в изумлении.

  - Так вот, как ты решила это сделать...

  - Теперь у нас не одно имя на двоих, -сказала я, дрожа от возбуждения. - Теперь имя Евгений осталось за тобой. Это мой подарок. Это имя и весь мир, за который ты так долго боролся. Теперь ты можешь брать его, и моя жизненная энергия тебе для этого не нужна.

  Женя ничего не ответил. Просто схватил меня и прижал к себе. К своему телу, от которого впервые веяло настоящим человеческим теплом. А ещё я вдруг осознала, что он пахнет. Не туалетной водой или наглаженной рубашкой. Это был запах настоящего мужского пота. Резковато-солоноватый запах, от которого у меня внутри всё сжалось.

  - Я тебя хочу, - прошептала я, опасаясь, что проходящие мимо люди услышат. - Я тебя хочу прямо сейчас...

  Женя улыбнулся, убрал упавшую мне на лоб прядку волос, а затем повёл меня к машине. Там мы забрались на заднее сидение, радуясь, что окна затонированы.

  Мне казалось, что получив самое, что ни есть, настоящее материальное тело, он изменится. Он и правда изменился. Стал более властным и эгоистичным, его ласки теперь были требовательными, хотя раньше каждый секс был словно поклонением мне, как богине. Однако, не изменилось одно - он хотел меня так же, как раньше, и даже сильнее, чем раньше.

  - Ты восхитительна, - сказал он, доставая плед, чтобы укрыть нас обоих. - Даже не представляешь насколько. И даже не представляешь, как замечательно тебя по-настоящему чувствовать. Раньше это было не так... Не так ярко.

  Я со смехом смотрела на запотевшие стёкла.

  - Люди снаружи точно поняли, чем мы тут занимаемся!

  - Какая разница? - хмыкнул Женя. - У них есть гораздо более серьёзные проблемы. Просто пока они об этом не знают. У тебя случайно нет здесь шампанского или вермута? Хотелось бы выпить. Момент-то какой!

  - Если потом нас остановит дорожная инспекция, ты не отмажешься, - напомнила я. - Теперь-то ты пьянеешь от алкоголя так же, как и все остальные.

  - Не настолько, чтобы не суметь доехать до собственного дома, - с уверенностью возразил он. - К тому же, свою особенную харизму я не утратил, поверь. Потому никто из дорожной инспекции не станет выписывать нам штраф. Пожелают приятной дороги и отпустят, даже если мой перегар свалит кого-нибудь из них с ног. Так есть бутылочка?

  Я кивнула и выудила из потаённого места бутылку мартини.

  Кружка в машине была только одна. Женя вручил её мне, а сам предпочёл пить прямо из горлышка.

  - Ну, за вечность вместе, - предложил он тост, сделал большой глоток и откинулся на спинку сидения. - Ух, Ева, ты не представляешь, как здорово снова быть живым!

  - Снова? - осторожно осведомилась я.

  Он посмотрел на меня долгим влюблённым взглядом.

  - Кажется, ты считаешь, что я должен тебе всё рассказать. И ты права. Учитывая всё, что ты для меня сделала, действительно пора разобраться с недомолвками.

  Неужели сейчас его тайны раскроются? Я даже приподнялась на локте, жадно ловя каждый звук, слетающий с его губ.

  - Ты уже в курсе, что вообще-то я - не твоё альтер эго. Не был уверен, что ты догадаешься. Но ты догадалась, и довольно быстро.

  - Уж прости.

  - Это только говорит в твою пользу. Но вот одно мне интересно: а кем ты меня считала?

  - Не знаю, - я сделала глоток мартини. - У меня было много версий.

  - И всё же? Кем?

  - Я думала, что ты - либо демон, либо призрак, - призналась я, покраснев.

  Женя улыбнулся так широко, как никогда прежде.

  - И снова угадала. Конечно, не без нюансов. Но вообще-то я и есть призрак. Дух человека, который когда-то давно уже жил на этой земле, а затем долго наблюдал за ней с другой стороны.

  Наверное, на сей раз я побледнела. Одно дело догадываться, и совсем другое знать, что только что занималась сексом с тем, кто вообще-то давно умер. И ладно бы сейчас, но ведь это было и тогда, когда у него ещё не было полноценного материального тела.

  - И... кем ты был?

  - Ты - девушка начитанная. Потому знаешь о двух моих ипостасях. Обычно нас воспринимают, как двух разных исторических персонажей. И не так много людей знает, что вообще-то под двумя именами скрывается один и тот же человек.

  - Так кто?

  - Вспомни, когда ты читала Библию, в книге Бытия упоминается потомок Хама Нимрод. "Сильный зверолов". Помнишь такого?

  Я слегка поморщилась.

  - Помню. Но там не так уж много написано...

  - Это да. Авторы Берейшит не сочли нужным уделять мне слишком много внимания. Должно быть потому, что не хотели слишком хвалить. Учитывая то, что было между мной и Аврамом, они были правы. На моём фоне он всегда смотрелся блекло. Это потом из него соорудили великого патриарха. А на деле он был обычным выскочкой. И что было толку в его богатстве, если он всю свою жизнь прожил в шатрах? Там даже хорошую ванну не примешь!

  Я пыталась высчитать, сколько ему должно быть лет. Даже при скромном подсчёте выходило что-то около пяти тысяч. Мамочка! Да он должен помнить те времена, когда в Египте строили пирамиды!!

  - А каким было твоё второе имя?

  - Хаммурапи. Хотя, по-русски звучит отвратительно. Тогда меня все звали Амрапель.

  - Что??

  Будь я одета, наверено, выскочила бы из машины и бросилась наутёк. Кто угодно, но Хаммурапи?

  - Тот самый? - не верила я. - И законы - твои?

  - Мои, конечно, - он с довольным видом выпил ещё мартини. - Отличные законы, кстати. Это в ваш век они кажутся бесчеловечными. А мы тогда жили иначе. Люди не были помешаны на потреблении и постоянной смене модных игрушек. Само понятие "мода" у нас было бы невозможно. Мы наслаждались тем миром, в котором жили. Мы открывали для себя его новые грани, о которых человечество сейчас давным-давно забыло. Сейчас вам скучно, и вы пытаетесь разнообразить свои ощущения, чтобы не маяться от вечной скуки. А тогда жизнь была огромной привилегией. Невозможно было не наслаждаться тем, что ты просто живёшь, дышишь воздухом, смотришь на окружающий мир и радуешься тому, как он открывается тебе навстречу.

  Хотелось мне или нет, но его слова заворожили меня.

  - Этого было достаточно для счастья. Никто не искал того, что вы называете своим путём. У нас всех путь был один - внести свой вклад в то, чтобы мир вокруг нас стал лучше. Не более удобным для каждого из нас лично. Чтобы было больше гармонии, которая принесла бы каждому человеческому существу чувство удовлетворения. Так что мы не самоутверждались за чужой счёт. Мы все вместе работали над тем, чтобы прекрасное становилось величественным.

  - И затем строили Вавилонскую башню?

  - Да, именно за этим. Правда, с неё всё и началось. Тот распад, который сейчас привёл человечество к фактической гибели, и изуродовал планету.

  Я непонимающе уставилась на Женю... или на Нимрода.. или на Хаммурапи... или на Амрапеля. Интересно, у него самого раздвоение личности ещё не приключилось?

  - Самое главное заблуждение человечества в том, что оно считает себя единственной разумной расой на планете, - пояснил он мне. - К слову, не такое давнее заблуждение. Ему всего несколько сотен лет. Раньше люди не были столь глупы и беспечны.

  - А какая ещё раса живёт на нашей планете? - удивилась я.

  - Раса? - Женя откинул голову и рассмеялся. - Девочка моя, да на земле, как минмум, ещё дюжина разумных рас. И представитель каждой отдельно взятой стоит человеческой армии. Единственный козырь людей - это способность и желание быстро размножаться. Остальные не настолько подчинены этому инстинкту. На наше счастье. А некоторые попросту его лишены. Эльфы, например, способны производить потомство, но не размножаться.

  - Эльфы?? - это слово прозвучало, словно гром среди ясного неба.

  Что за несуразица? Единственное, что заставляло меня хоть сколь-нибудь сомневаться в полном сумасшествии Жени, так это тот факт, что сам он не был человеком. Ну, до недавних пор.

  - Эльфы, Ева. Да. Есть такая раса. И, поверь мне, они всё ещё достаточно многочисленны. В основном, благодаря тому, что заставили считать себя сказочными персонажами. Теперь мало кто считает необходимым охотиться на них и убивать. Потому они мало умирают и рожают так много, как могут. Даже я не знаю, сколько их сейчас. Но то, что больше, чем в мои дни - это факт. Хотя, эльфы - это меньшее из зол. Они всегда были заняты исключительно собой и к завоеваниям не склонны. Кицунэ опасны, но малочисленны. Ведьмы - сами люди, потому не заинтересованы в том, чтобы что-то менять в существующем порядке вещей. Они - его часть, причём, лучшая часть. А вот вампиры - это настоящая проблема. Была, и всегда будет.

  - Ты хочешь сказать, что вампиры действительно пьют человеческую кровь? И по ночам ходить одной опасно? - мне не хотелось, но в моём голосе всё равно звучал скептицизм.

  - Вампиры опасны в любое время. И дневной свет их не пугает, поверь. Ни одного из них. Но хуже всего то, что они не просто пьют кровь. Их хищная натура заставляет их хотеть власти. И этой власти им всегда мало. Именно они в своё время стали причиной того, что называется "вавилонским смешением языков". Люди стали слишком сплочёнными и слишком опасными. Вампирам не было нужно, чтобы мы стали сильны. Они пили нашу кровь и не хотели, чтобы им хоть что-то мешало. Потому однажды я обнаружил, что среди моих приближённых довольно много их упырей. И все делали то, что приказывали им хозяева. А хозяева убедили их, что интерес отдельной личности выше интересов всей расы. И они растлили остальных. Так выяснилось, что большинство из них предпочитает уйти из Вавилона на поиски собственной судьбы, как они это назвали. И они разошлись, кто куда. Туда, где ими правили кровопийцы, которые утоляли свой голод, как им было угодно.

  Я пытался бороться с этим. К счастью, мои способности к магии были почти безграничны. Потому мне удалось найти и уничтожить нескольких очень сильных вампиров, которые пользовались ослеплением людей. Поначалу мне казалось, что я смогу вообще уничтожить их. Тогда мы считали, что вампиры - это плод какой-то извращённой человеческой магии, которую вызвали безумцы, желающие возвыситься, и человеческой же магией они могут быть уничтожены. Но чем больше я боролся с ними, тем больше убеждался, что всё не так просто, как казалось. Среди них были особи настолько сильные, что могли в открытом бою противостоять даже мне. А некоторые случаи наели меня на мысль, что обращения из людей - явление относительно недавнее. Древние представители этой расы людьми не были никогда, и к человечеству они относились более чем снисходительно. К тому же, другие расы оборонялись от них гораздо более эффективно, что говорило о родственности их магических способностей.

  - И что случилось потом?

  - Мне многое удалось, но истребить их до конца я так и не смог. Я прожил очень долгую жизнь. Но я был обычным человеком, Ева. И мне пришлось умирать. На смертном одре я утешал себя тем, что благодаря моим стараниям людям остаётся мир, где они смогут дышать полной грудью и быть свободными. Несмотря на то, что хищники всё так же существовали среди них.

  Тысячелетиями на земле существовал относительный баланс. И там, где я находился, это казалось правильным. Но чем дальше, тем больше сил оказывалось на стороне существ, которым надоело быть в меньшинстве. Людей становилось всё больше, они теснили другие расы. Но на стороне этих других было бессмертие. С каждым годом они набирались сил, становясь такими могущественными, что никто не мог их остановить.

  Когда я был жив, фактически не было равных совету ведьм. Объединив свои силы, они могли противостоять, кому угодно. Спустя тысячелетия, они не стали слабее. Но срок действия их магии ограничен сроком человеческой жизни. А вампир или эльф не умирает. И со временем становится настолько сильным, что даже целый клан ведьм бессилен перед ними.

  - И что это значит?

  - Это значит, что на Земле скоро будет война. Такая, равной которой никто из нас не помнит. И её не нужно избегать. В настоящее время баланс нарушен. Людей много, и они губят планету, их действительно нужно остановить. Проблема в том, что их могут не захотеть останавливать. Их могут попросту истребить. И я здесь затем, чтобы не допустить этого. Сил у меня нынче побольше, чем было пять тысяч лет назад. Потому я точно смогу сделать так, чтобы выжили все те, кто достоин выжить. И вы с Гизелой - первые в списке.

  Он наклонился и поцеловал меня. Его губы пахли мартини.

  - Ты пойдёшь со мной на эту войну, любимая?

  Я кивнула, думая о том, что пойду за ним даже в сумасшедший дом, если он ещё кому-то расскажет про ведем, вампиров и эльфов, и его там запрут.

  Главное в жизни - это любовь и человек, который делает тебя счастливой. А что такое здравый смысл, можно решить немного позже.


КОНЕЦ



home | my bookshelf | | Тонкости бытия незамужней колдуньи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 17
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу