Book: Хронопилот




  Владимир БЛАГОВ



  ХРОНОПИЛОТ


  Фантастический роман






  ПРОЛОГ.

  НАЧАЛО ОТСЧЕТА

  Он возник ниоткуда - Корабль, сжатый до размеров микросхемы, в которой заключалась память о самом Корабле и о телах внутри него. За миллионную долю секунды Корабль покрыл расстояние в тридцать парсеков и материализовался в нужной точке пространства. Кибермозг не заметил никаких отклонений от нормы в работе электронных цепей за то короткое мгновение, пока его самого практически не существовало. Убедившись в своей готовности к работе, Кибермозг приступил к проверке силовой установки, систем ориентации и жизнеобеспечения.

  Под его опекой на борту Корабля находились два разумных существа: человек и биоробот. Они лежали в анабиозных кабинах, похожие на древние мумии. В их телах едва теплилась жизнь. Но Кибермозг знал, что стоит ему дать команду, как его подопечные, пройдя муки регенерации, через семьдесят часов вернутся к жизни бодрыми, сильными и такими же молодыми, как прежде. Первым приказано было разбудить человека - командира Корабля. Приказ предусматривал ознакомление пилота с некими инструкциями и предписаниями, разбудить человека полагалось после прохождения орбиты Плутона, не раньше.

  А пока Корабль шел на малой тяге навстречу Солнцу, видимому отсюда как звезда пятой величины.

  ...На подходе к Юпитеру положенные семьдесят часов регенерации истекли. Поступившие к этому часу визуальная информация и показания медицинских датчиков подтвердили полное восстановление всех тканей человеческого организма. Кибермозг дал сигнал на пробуждение. Прозрачная крышка анабиозной кабины отошла в сторону, и обнаженный человек, до этого неподвижно лежавший под ней, пошевелился и открыл глаза.

  Это был голубоглазый светловолосый мужчина лет тридцати. Мощная грудная клетка и бицепсы делали его похожим на античного героя.

  - Рад сообщить вам, сэр, что эксперимент завершился удачно. Все системы функционируют нормально. Корабль на пути к Земле, - отрапортовал Кибермозг. - Как вы себя чувствуете, сэр?

  - Сносно... Ужасно хочется есть.

  - Выпейте воды, сэр, и примите ионный душ, затем я приготовлю вам сок. Попробуйте встать, сэр! Ваша одежда в соседней каюте.

  - Спасибо, что разбудил, ОТТО!

  - Сэр, вы помните мое имя?! - разволновался Кибермозг. - Поверьте, мне очень приятно, что для вас я не обезличенная машина, а нечто большее!

  - Ну что ты, ОТТО, ведь мы же друзья, - серьезно произнес мужчина, садясь на краю своего импровизированного ложа и разминая закаменевшее тело. - Мы с тобой одно целое - экипаж!

  - Да, сэр, спасибо, сэр, я тронут, сэр...

  - Сказать по правде, влезая в этот гроб, я боялся, что ни один будильник не заставит меня проснуться, - улыбнулся человек, вставая. - О, как кружится голова!

  - Это пройдет, сэр.

  - Да, главное, что душа вернулась в тело!

  - Прошу прощения, сэр, но по инструкции я все же должен предложить вам тест Мнемозины. Назовите ваше имя, пожалуйста!

  - Капитан Алекс Химмель, пилот-испытатель Хроноразведки.

  - Где и когда вы родились?

  - В России, в 2111 году.

  - Ваши родители?

  - Мартин и Анна Химмель, они погибли в тридцать пятом...

  - Ваши близкие родственники?

  - Сестра Герда, ей было восемнадцать, когда мы улетели.

  - Ей и теперь столько же, сэр. Она и соскучиться не успеет, как вы вернетесь... Ну что же, сэр... пожалуй, на этом можно закончить. Я удовлетворен вашими ответами. Теперь вам необходим отдых и крепкий сон.

  - А не скажешь ли ты мне, ОТТО...

  - Да, сэр, спрашивайте.

  - Где мы все-таки находимся, в каком времени?

  - Сэр, вы знаете, что это пробный полет. Расчетная точка выхода - середина двадцатого века, но нас могло снести по вектору времени немного дальше. Если на Земле еще нет техногенной цивилизации, то установление времени прибытия будет затруднено.

  - Ну, а если мы прибудем по расписанию?

  - Сэр, вы же сами все представляете не хуже меня. Я начинаю сомневаться в совершенстве человеческой психоорганизации. И все же отвечаю на вопрос. Позвольте напомнить вам, сэр, что к середине двадцатого века человечество уже испытало атомную бомбу и давно пользовалось радиосвязью. Из первой же программы радионовостей мы получим исчерпывающую информацию о местном времени.

  - Ну что же, ОТТО, я тоже удовлетворен твоими ответами! - неожиданно рассмеялся хронопилот. - Не обижайся, это тоже своего рода тест. Меня проинструктировали в том же духе, что и тебя, приятель.

  - Если это необходимо для пользы дела, возражений не имею.

  - Скажи мне лучше, как там Хельга?

  - Жива. Спит. И по-прежнему, безумно в вас влюблена.

  - Хорошо. Подготовь ее к регенерации.

  - Сегодня же займусь этим, сэр!

  - Как только услышишь Землю, сразу дай знать.

  - Будет исполнено, сэр!

  Алекс Химмель не терял времени даром. Сразу после ионного душа он облачился в легкий костюм из синтехлопка и выпил бокал персиколы. Первые сутки капитан отдыхал. Загорал под искусственным солнцем, ел овощные пюре, беседовал с ОТТО, словом, набирался сил.

  А ОТТО не забыл к назначенному времени подготовить к регенерации подругу своего шефа - биоробота Хельгу. Кибермозг недоумевал, почему его командир, известный теперь всему миру капитан Хроноразведки и просто красивый здоровый мужчина без комплексов, может скучать по роботу. Причем Алекс не просто скучал, он всерьез был влюблен в Хельгу. Это шокировало ОТТО и угнетало его электронную душу. Ведь на Земле, рассуждал Кибер, такого мужчину, как Химмель, ждут тысячи восторженных поклонниц - выбирай любую. Но Алекс за время полета почему-то привязался к "ласковой машине" Хельге. Хельга приворожила его, как средневековая колдунья. Может, потому, что она воплощала в себе его идеал женщины и была изготовлена по спецзаказу Хроноразведки для совмещения функций телохранителя пилота и его любовницы. На четвертые сутки после своего пробуждения Алекс Химмель проснулся в объятиях возлюбленной.

  У Хельги была внешность кинозвезды, а тело - богини. В голубом, облегающем фигуру костюме она была похожа на цветок незабудки. Ее движения отличались плавностью, а прикосновения - нежностью, столь несвойственной биомашине. Но вместе с тем Хельга могла двигаться резко и жестко. Ее нежные пальцы одинаково хорошо были приспособлены и для ласки, и для смертельного удара. А в хрупком на вид кулачке порой концентрировалась потрясающая энергия. Пластиковые мышцы не знали усталости, а прекрасное тело было нечувствительно к боли. Вдобавок Хельга прекрасно разбиралась в технике и оружии, в совершенстве владела всеми видами рукопашного боя. Заметим, что и "Кама-сутру" она знала наизусть. Все это делало Хельгу незаменимой подругой-помощницей человека, находящегося в экстремальной ситуации. Когда Алекс перечислял все достоинства своей биомашины, он неизменно проводил аналогию с древнегреческими гетерами, лучшие из которых подчас были умнее мудрецов, вернее жен и надежней друзей.

  Мало сказать, что Алекс Химмель был доволен своей электронной игрушкой. Он тонул в ее роскошных, цвета платины, волосах и целиком растворялся в любимой.

  Одна из таких минут блаженства была нарушена вежливым покашливанием, донесшимся из динамика внутренней связи.

   - Извините, сэр, что нарушаю вашу идиллию, - виновато произнес ОТТО. - Но именно сейчас я должен предложить вашему вниманию вот эту видеозапись.

  Включился монитор, и на экране появилось взволнованное лицо восемнадцатилетней симпатичной девушки. Ее глаза сияли, словно звезды, на губах застыла обворожительная улыбка. Хельга мгновенно и умело разыграла ревность.

  - Кто эта юная обольстительница? - вспыхнула она.

  - Это же Герда, моя сестра, - вздохнув, отмахнулся хронопилот.

  - Алекс, ты совершил невозможное! - затараторила Герда. - Мы все гордимся тобой и с нетерпением ждем твоего возвращения... Нам сказали, что ты вернешься очень скоро, через полмесяца. Твое имя вошло в историю! Капитан Химмель - первый землянин, обогнавший время. Все газеты мира кричат о тебе. Ты стал примером для молодежи. Алекс, милый, я тебя очень люблю и скучаю, скорей возвращайся! Алекс, мне никак не верится, что ты сейчас в прошлом, что нас разделяют два столетия. Это фантастика!

  Герда целых три минуты весело щебетала об одном и том же, восклицания сыпались одно за другим. Наконец она угомонилась, пожелала счастливого возвращения и послала с экрана воздушный поцелуй.

  - Красивая у тебя сестра, - резюмировала Хельга. - Очень похожа на тебя.

  Тем временем на экране возник седой грузный мужчина в генеральском мундире. По катящимся градинкам пота было видно, что он страдает от жары.

  - Капитан Химмель, приветствую вас! Рад, что первая фаза эксперимента прошла успешно.

  - А это еще кто? - повела бровью Хельга. - Мне он не нравится.

  - Генерал Бартон, шеф Хроноразведки, - ответил Алекс.

  - Напомню вам, - продолжил генерал, - что ваша задача предельно проста и сводится к следующему. Во-первых, необходимо установить точное время прибытия. Во-вторых, обеспечить чистоту эксперимента, гарантировать строгую секретность и невмешательство сторонних сил. И, наконец, в-третьих, обозначить место посадки с помощью хрономаяков. Мы должны проконтролировать точность наведения Корабля на год прибытия. И еще. Опасайтесь средств ПВО и спецслужб типа советского НКВД или немецкого гестапо. Желаю удачного возвращения! Передаю слово доку Хорну, руководителю эксперимента.

  Генерала сменил худой лысеющий очкарик в дорогом строгом костюме.

  - Алекс, дружище, поздравляю от всей души! Ты просто молодчина! Я тебе даже по-хорошему завидую. У тебя получилось, но главное - впереди. Главное - это проблема возвращения. Не спеши нажимать кнопку, я на твоем месте не очень торопился бы это сделать. Ты там на всем готовом, лучше не придумаешь. О тебе заботится ОТТО. И, конечно, Хельга... Хельга! Ты меня слышишь? - он помахал ей рукой.

  - Пошляк, - хмыкнула Хельга. - Отключи его, Алекс, ничего дельного он не скажет.

  - Наверное, один я догадываюсь о месте твоего приземления, - как ни в чем не бывало, продолжал доктор Хорн. - Мы с тобой говорили о Брянске, где ты родился. Ты ведь не упустишь случая побывать на родине, или я ошибаюсь? Ладно, как бы то ни было, желаю тебе приятного путешествия! Вернешься, поделишься впечатлениями. Не забудь только про маяки, всего их у тебя четыре. Если что-то не заладится, то вся надежда на них. Они способны подавать четкие сигналы в течение пятисот лет и, несомненно, дойдут до наших потомков, которые изъездят время вдоль и поперек. Сразу по завершении эксперимента ты возвращаешься, а вся техника, включая Корабль, подлежит уничтожению.

  - Бедный ОТТО, мне жаль тебя, - притворно скривила губки Хельга. - Тебя собираются сбросить на Солнце!

  - Что поделаешь, фрейлейн, - глубокомысленно изрек Кибермозг. - Такова участь всех, кто служит живым. Меня утешает лишь то, что мое сознание переписано на мнемокристалл и везде последует за пилотом. Нельзя бросаться дорогими игрушками, а мое сознание стоит миллиарды...

  После пересечения орбиты Марса Корабль начал торможение. Туманной вишенкой впереди висела Земля.

  Алекс Химмель часто уединялся в мнемотеке, копаясь в истории прошедших веков, записанной на компактных кристаллах. Его очень занимала первая половина двадцатого века, эта удивительная, богатая катастрофическими событиями, эпоха революций и мировых войн. Его волновала тяжкая судьба России, где он родился; ее столкновение с нацистской Германией. Он жаждал окунуться в атмосферу обреченного мира, чтобы, вернувшись, понять разницу между отчаянием и надеждой.

  Алекс ориентировался на приземление в послевоенном 1947-м году. Он знал, что многие немцы, попавшие в плен, долгое время жили и работали в России, для некоторых она стала второй родиной, прочие - по освобождении - рады были вернуться в фатерлянд.

  Может быть, и его неведомый предок остался в России, обзавелся семьей, оброс русскими привычками, по-настоящему полюбил эту радушную непобежденную страну, а свою любовь к ней сумел передать по наследству. Так или иначе, но, несмотря на немецкие фамилию и образ мысли, воспитание и привычки, Алекс чувствовал себя более россиянином, нежели немцем. Германию он не любил (там погибли его родители) и приезжал туда редко, жил в основном в России и Америке. Судьба Америки тоже интересовала Алекса.

  Сорок седьмой год... В то жестокое время голод и разруха были повсеместным и закономерным явлением в послевоенной Европе. Только Америка по-прежнему веселилась и карабкалась в небо этажами своих небоскребов.

  Но время было совсем непростое - время ядерной конфронтации и безудержной гонки вооружений. И позже еще немало лет мировые весы качались в состоянии неустойчивого равновесия, разновес инициатив сыпался то на чашу жизни, то на чашу смерти, прежде чем наступило время мира, покоя и вселенской гармонии.

  ОТТО вел корабль к Земле, которая приближалась с каждым часом. Вот уже она стала похожа на пыльный неспелый каштан. Подсвеченная Солнцем атмосфера пылала рубиновым огнем.

  Эфир молчал, и Кибермозг, имитируя сокрушенный вздох, в очередной раз пожаловался на несовершенство земной техники двухсотлетней давности. Алекс по-прежнему был погружен в изучение документов. Хельга скучала и злилась. Свою досаду она вымещала на снарядах в спортзале. О силе ее ударов красноречиво говорили выгнутая дугой перекладина и обломки шведской стенки. Зато, умерив свой пыл, Хельга вновь становилась такой ласковой, что хронопилот вынужден был отрываться от официальных занятий.

  В подобные минуты ОТТО чувствовал, как его сознание захлестывает волна непонятной ревности. Он стыдился подобных проявлений, но, тем не менее, каждый раз искал подходящий предлог для того, чтобы нарушить, как он выражался, идиллию. Вот и теперь он поспешил переключить внимание хронопилота на сообщение, с которым можно было и подождать.

  - Сэр, срочное сообщение!

  - Ну что там у тебя, ОТТО? - отозвался недовольный Алекс. - Опять какая-нибудь видеозапись?

  - Только что я перехватил радио Земли! Собственно, это лишь короткий фрагмент выступления одного ответственного лица.

  - Алекс, прикажи ему замолчать! - Хельга капризно надула губы.

  - Неплохо, ОТТО, но с этим ты ведь мог и повременить. Часом позже, допустим, было бы вполне приемлемо.

  - Но, сэр, о радиоперехвате вы приказали докладывать немедленно...

  - Да, ты прав, ОТТО. Ну ладно... Выкладывай, что там у тебя.

  После этих слов Хельга удивленно взглянула на Алекса, насупилась и, не говоря ни слова, горделиво удалилась.

  - Мне эта запись кажется удивительной, сэр, - невозмутимо доложил ОТТО, в душе которого вновь пели птицы и цвели цветы.

  Сквозь визг, треск и шипение эфира послышались отрывистые непонятные слова.

  - Позволь, ведь это немецкий? - спросил хронопилот.

  - Да, сэр, архаичный немецкий. К тому же уровень помех очень высок.

  - Только ради этого ты и побеспокоил меня?! - сдвинул брови капитан.

  - Нет, что вы, сэр! Вот сейчас будет очень четкий фрагмент. Простите мне мою самонадеянность, сэр, но я спешил порадовать вас. Ведь это Берлинское радио.

  - Ценю твое усердие, ОТТО.

  Польщенный, Кибермозг сыграл что-то бравурное и включил запись. Из динамиков послышался призывный, временами исступленный, переходящий в крик голос.

  "Целенаправленное и последовательное подавление всех психофизических сил противника делает его неспособным ни к сопротивлению, ни даже к объективной оценке реальных потерь. В настоящее время Великая Германия располагает оружием потрясающей силы. Это новая победа немецкой технологии и немецкого гения, решающее значение которого в этой войне предрекал еще сам фюрер. Победоносные немецкие войска скоро сломят прогнившую оборону недобитых частей Красной Армии, и я уверен, что уже через полгода вся территория бывшего Советского Союза будет полностью..."

   На этом запись обрывалась.

  - И это все? - помолчав, спросил хронопилот.

  - Да, сэр, пока все.

  - Да-а-а... - протянул Алекс. - Сколько было этих голословных заверений в скорой победе... Мерзкий голос, не правда ли? Какой-то фанатик от нацизма на грани истерики. Скажи, ОТТО, можем ли мы по голосу установить его личность?

  - Я уже это сделал. Знал, что вы спросите. Перед вами выступал небезызвестный доктор Геббельс, шеф Имперского бюро пропаганды.

  - Неужели? - удивленно сказал хронопилот. - Но если этот шакал еще жив, то...

  - То мы немного проскочили расчетную точку прибытия. Вот почему я назвал запись удивительной.

  - Вместо сорок седьмого года попали в сорок третий?

  - Скорее, даже в сорок второй... Хотя, позволю себе заметить, погрешность относительно невелика - каких-то полтора процента.

  - Не думал я, что все будет так просто... Знаешь ли, ОТТО, я до последнего времени боялся верить в успех эксперимента. Даже готовился к худшему.



  - Что вы имеете в виду, сэр?

  - Ну, что нас, допустим, забросит к динозаврам или вообще размажет по времени.

  - Сэр, если вы сомневались в благополучном исходе эксперимента, так почему все же согласились принять в нем участие?

  Хронопилот поморщился и, выдержав паузу, пробормотал:

  - Позволь твой вопрос оставить без ответа. Скажи лучше, как дела на борту, как чувствует себя наш Корабль?

  - Все под контролем, сэр, вы можете быть совершенно спокойны, если за дело берется ОТТО! Теперь остается определиться во времени с точностью до суток и заложить эту информацию в хрономаяки.

  - А что у нас было в сорок втором?

  - На Восточном фронте оборона Москвы, а затем контрнаступление Красной Армии. В сорок втором руководство вермахта еще не оставляло надежд на блицкриг. Да и вундерваффе, о котором только что вещал главный пропагандист рейха, тоже имелось в наличии уже в сорок втором.

  - О каком оружии идет речь?

  - Могу только предполагать. В Германии на разных стадиях разработки имелись проекты реактивного истребителя, суперпушки, управляемых ракет и даже атомной бомбы. Я уже не говорю о такой чепухе, как боевые газы, психотропное оружие и многочисленное семейство "Тигров". Но успех или неуспех очередной разработки всегда зависели от финансирования. А Гитлер был скуп и политически близорук. Вдобавок он был неважным стратегом. Иначе он завоевал бы весь мир! Идею атомной бомбы ему поднесли на блюдечке еще до начала второй мировой. Не воспользоваться этим мог только кретин.

  - ОТТО, ты коричневеешь на глазах. Боюсь, ты заразился великодержавным шовинизмом.

  Кибермозг изобразил смешок, переходящий в кашель, но не принял шутки.

  - Я запрограммирован и не могу произвольно менять свою политическую окраску. В отличие от вас, живых!

  Испещренная кратерами изжелта-серая Луна закрывала половину бронепанорамы пилотской каюты. Впереди, в бездонной пустоте, парил гигантский голубой, в белоснежных разводах облачности, шар. Земля, какой она была двести лет назад.

  Алекс Химмель полулежал в кресле, любуясь родной планетой и изредка лениво считывая показания приборов - мерцающие рубиновые знаки в информационном поле бронепанорамы. Скоро Корабль ляжет в орбитальный дрейф, экипаж перейдет в спускаемый аппарат и навсегда распрощается со своим космическим ковчегом. А пока можно расслабиться и подремать.

  - Алекс, ты не спишь? - бесшумно вырастая у входа в каюту, спросила Хельга. Упругой походкой она прошла к соседнему креслу и взгромоздилась на него, по-турецки поджав под себя ноги.

  - Не сплю, - хрипло ответил Алекс, даже не потрудившись открыть глаза.

  - Даже не знаю, за что я так люблю тебя, соня ты этакий! - притворно вспылила Хельга и позвала: - ОТТО, ты меня слышишь? Налей патрону чего-нибудь тонизирующего.

  - Стакан колы для джентльмена и масленку для леди, - попытался сострить ОТТО, вдруг заговорив пропитым голосом пожилого ковбоя.

  - Брось свои глупые шутки и делай, что приказано! - осадила его Хельга, но в это время молчаливый робот-стюард вкатил столик на колесах. Аппетитно запахло тостами и кофе.

  - Поди сюда, коротышка! - поторопила стюарда Хельга.

  - Сегодня знаменательный день, сэр! - обратился предупредительный ОТТО к пилоту. - Сегодня я имею честь в последний раз приветствовать вас на борту Корабля. Приятного аппетита!

  - Спасибо, ОТТО, - ответила за Алекса Хельга. - А теперь, будь добр, оставь нас.

  - Слушаю и повинуюсь, - обиженно изрек ОТТО голосом джинна из арабских сказок.

  - Что-то Кибер сегодня в ударе, - сонно пробормотал Химмель. - Старается угодить?

  - А мы оба, и ОТТО, и я, наперебой стараемся угодить тебе. Только ты, Алекс, этого не замечаешь или принимаешь как должное. Выпей кофе.

  - Спасибо, - Алекс привстал в кресле и потер ладонью лоб. - Я просто устал. Я не машина, иногда мне нужен покой.

  - А мне жаль, что я - только машина. Я пытаюсь имитировать эмоции, хочется знать, что чувствует человек, что и как чувствует живая женщина.

  - Ты максимально человекоподобна.

  - Только подобна.

  - Ты - самообучающаяся модель.

  - Модель.

  - Кроме того, ты - мой идеал, самая совершенная женщина. Господь Бог сотворил для Адама Еву, а Хроноразведка подарила мне тебя.

  - Ты доволен мной?

  - Абсолютно!

  - И ты не променял бы меня на любую живую?

  - Ни за что!

  - Приятно слышать. Но я сама нахожу в себе массу недостатков. У меня ужасно неживые глаза, нет имитатора сердечных сокращений и несовершенна система теплообмена. Мне не нужен воздух для дыхания. А самое главное - у меня нет души!

  - Хельга, не делай из мухи слона. Главный твой недостаток в том, что ты ищешь у себя недостатки. Брось задумываться о всяких пустяках!

  - Я устроена достаточно совершенно для того, чтобы задумываться о смысле существования.

  - У тебя сегодня плохое настроение.

  - Извини. Исправлюсь.

  - Я, наверное, опять не вовремя, - в воцарившуюся в каюте тишину ворвался извиняющийся голос ОТТО. - Но на этот раз действительно ценная информация. Передача качественная, без помех. Включать?

  - Давай, - отозвался Алекс Химмель.

  - Включаю. У микрофона все тот же доктор Геббельс.

  "Немцы! - голос Геббельса звучал торжественно и печально. - Сегодня исполняется третья годовщина трагической гибели нашего незабвенного вождя, величайшего гражданина Германии Адольфа Гитлера... Уже три года его нет с нами, но до сих пор вся страна скорбит о невосполнимой утрате. Адольфа Гитлера не заменит никто. Даже рейхсфюрер Гиммлер, взяв всю полноту власти в свои руки, так и остался вторым человеком в Империи, заявив, что фюрер и после смерти остается вождем нации".

  ОТТО остановил запись и спросил:

  - Каково?

  - Ничего не понимаю, - Химмель пожал плечами. - Ведь Гитлер покончил с собой в сорок пятом. Какой же теперь год?

  - Но ведь на него было организовано покушение, - подсказала Хельга.

  - Правильно, детка, ты ближе к истине. Это было летом сорок четвертого, - отозвался ОТТО. - Но слушайте дальше.

  "Двадцатого июля сорок четвертого года презренный изменник посягнул на жизнь величайшего из немцев. В картографическом зале в ставке фюрера под Растенбургом было установлено взрывное устройство замедленного действия. Все вы знаете имя коварного убийцы - это полковник Штауффенберг. Подлый предатель был застрелен на месте. Соучастников покушения - заговорщиков, добивавшихся государственной власти, настигло суровое и беспощадное возмездие. Все те, чье участие в заговоре не вызывало сомнений и чья вина была абсолютно доказана, были казнены".

  - ОТТО, я не понимаю, я требую объяснений! Сделай паузу! - крикнул Алекс.

  - Охотно, - отозвался Кибермозг и спросил: - Как вы думаете, можем ли мы верить трескотне доктора Геббельса?

  - Попробуй поймать Московское радио. Сводку Совинформбюро, наконец!

  - Пробовал. Москва говорит по-немецки, а Совинформбюро сообщает о тяжелых боях в районе Челябинска и Свердловска. Сводка, кстати, дана за девятнадцатое июля сорок седьмого года.

  - Но ведь война закончилась в сорок пятом!

  - Война продолжается, сэр, и события складываются вовсе не в пользу СССР, если фронт шагнул за Урал.

  - Куда же мы попали, ОТТО? Ты можешь объяснить?

  - Сэр, вы не хуже меня разбираетесь в теории многомерных пространств. О теории многомерности временного континуума мировой науке известно пока до ничтожного мало. Но все же, отталкиваясь от этой теории, я могу напомнить вам, что в едином хронополе довольно часты узлы флюктуации. Это нервы времени. В пространстве такие флюктуары проецируются на великих людей, творящих историю. Это могут быть как пророки, так и извращенцы. И одной из таких фигур, по-видимому, являлся Адольф Гитлер. Флюктуация, уровень которой был и без того очень высок, двадцатого июля сорок четвертого года, в день заговора, достигла своего апогея, что могло привести к разрыву хронополя и разделению его на энное количество параллельных рукавов. В каждом рукаве исторические события, как известно, развиваются по своему сценарию. В нашем случае получаются два антагонистических временных коридора, в одном из которых Гитлер убит, а в другом - избежал смерти. Какова будет дальнейшая эволюция этих двух хронокоридоров и к каким последствиям это может привести, можно только догадываться.

  - Ты хочешь сказать, что мы попали не в свое хронополе?! Как это могло произойти?

  - Позвольте, сэр, этот ваш вопрос оставить без ответа. К тому же вы не дослушали доктора Геббельса.

  " Фюрер погиб на боевом посту, но дело его продолжает жить. И в том, что после поражения в Белоруссии и высадки экспедиционных войск во Франции мы нашли в себе силы подняться с колен и вновь твердой поступью пойти по земле России, я вижу великую заслугу Адольфа Гитлера.

  Теперь, когда деморализованный враг отброшен за Уральский хребет, когда у наших ног Москва и половина России, когда богатый нефтью Кавказ стал нашим сырьевым придатком, мы всерьез говорим о скором мировом господстве Великой Германии. Жаль, что Адольф Гитлер не дожил до этого дня. Кому как не ему надлежало повторить и приумножить завоевания Александра Македонского! Наши танки дойдут до Ганга и Янцзы! Загадочная Сибирь откроет перед нами свои неисчерпаемые недра. С именем фюрера на устах мы начнем новую эру - эру тысячелетнего рейха..."

  Алекс Химмель вновь и вновь гонял запись речи Геббельса, выстраивая для себя на бумаге развитие событий в новом хронокоридоре. Изредка - репликами - ему помогали ОТТО и Хельга, старавшиеся без необходимости не мешать хронопилоту. Ситуация вырисовывалась неутешительная. Бразды правления в Германии летом 1944-го взял в свои руки рейхсфюрер Генрих Гиммлер. Первым его шагом стали переговоры с главами двух великих держав, в результате чего Англия и Америка воздержались от решительных военных действий на Западном фронте. Больше того, Германия пошла на некоторые уступки. И в начале сорок пятого был подписан Портсмутский мир. Немцы получили возможность стянуть в один разящий кулак все мыслимые и немыслимые резервы для того, чтобы разгромить Красную Армию. Были запущены в серийное производство новый "Тигр" и сверхбыстрые реактивные истребители. Но наибольших успехов Германия добилась в ракетостроении. Были созданы младшие сестры "Фау-2" - управляемая ракета "Фау-3" и межконтинентальная "Фау-4". Параллельно шли секретные испытания новейшего оружия колоссальной силы (скорее всего, атомной бомбы). К весне сорок пятого года немцы были готовы к летнему контрнаступлению в Белоруссии, которое успешно начали 9 мая.

  Но изменение хронополя началось, видимо, еще в сорок третьем. Это стало ясно Алексу тогда, когда он услышал слова о гибели в Тегеране Сталина и Рузвельта.

  "В России к власти пришел Лаврентий Берия. Тирана сменил палач. При Берии Страна Советов все более становилась похожей на огромный концентрационный лагерь. В военно-политическом отношении Берия оказался бездарен. Его тактика и стратегия повлекли за собой на фронте массовые потери в живой силе и технике и отступление Красной Армии за Уральские горы".

  Рассматривая свои записи, хронопилот угрюмо молчал, а Хельга вдруг спросила:

  - ОТТО, что ты можешь сказать относительно ракет "Фау"?

  - Могу дать историческую справку. Первые эксперименты были начаты в двадцатые годы на острове Грайфсвальдер Ойе в Балтийском море у берегов Германии. Позже был создан секретный ракетный центр. Располагался он в Пенемюнде, а курировал его Вернер фон Браун. Я располагаю достоверной информацией только о "Фау-2". О других ракетах этой серии мне ничего не известно.

  - И понятно почему. В нашем прошлом нацисты просто не успели создать этих монстров, - добавила Хельга.

  - " Фау-4" они назвали межконтинентальной ракетой, - подал голос Алекс. - Вот вам и вундерваффе - чудо-оружие. Средство доставки ядерного заряда.

  - Похоже, именно на это они и делают ставку, - согласился ОТТО.

  - Насколько я знаю, - сказала Хельга, - в нашем прошлом ни одна ракета не упала на территории Соединенных Штатов. Дальность полета "Фау-2" была невелика.

  - Да, порядка восьмисот километров, - ответил Алекс. - Но мы сейчас не в нашем прошлом, и "Фау-4", если они построены, угрожают всему миру.

  - Вот именно, - ОТТО даже заговорил громче. - Послушайте еще раз, что твердит Геббельс:

  " Мы не делаем из этого секрета теперь, когда благодаря новой ракете стало возможным диктовать всему миру нашу волю. Германия должна быть и будет единственным мировым государством. Немцы - только эта нация имеет право на существование. Под знаменем Адольфа Гитлера - к новым победам и завоеваниям!"

  В затянувшемся молчании Алекс Химмель еще долго что-то беспорядочно чертил на бумаге. Потом он вздохнул, потянулся и отложил ручку.

  - Налицо неожиданности, но я не вижу оснований для беспокойства, - нарочито бодро заявил хронопилот. - Действовать будем по первоначальной схеме.



  ХРОНОРАЗВЕДКА

  19 сентября 2141 года_____________________________________________________

  Сразу после старта Корабля руководитель эксперимента доктор Макс Хорн провел пресс-конференцию для журналистов, аккредитованных в Нью-Йорке. Небольшой аэро-портовский конференц-зал был забит до отказа. Вопросы сыпались один за другим.

  - Доктор Хорн, расскажите подробнее о принципе действия вашей машины времени.

  Сорокалетний лысеющий мужчина, тощий как жердь, блестя стеклами старомодных очков, рассеянно улыбнулся.

  - Запущенный вчера Корабль вряд ли можно сравнивать с машиной, которая впервые была описана в известном романе Уэллса. Корабль необходим только для разгона в прошлое. Он несет в себе возвращаемый модуль, принцип действия которого я сравнил бы с заведенной пружиной. Пружина скручивается в те миллионные доли секунды, пока Корабль странствует в надпространстве, и остается в таком положении определенное время. Достаточно нажать лишь на одну кнопку, чтобы привести в действие механизм возвращения. Но сделать это возможно только на Земле. Поэтому Корабль оснащен спускаемым аппаратом - гравилетом, закамуфлированным под древний летательный аппарат. Модуль возвращается практически в точку старта.

  - А если эта пружина не выдержит... и лопнет? - раздался вдруг чей-то скрипучий голос. По залу прокатился смешок.

  - Я вас не понимаю. Аналогия с пружиной чисто внешняя. Электронная система возвращения прошла стендовые испытания и считается абсолютно надежной. Иначе мы не посмели бы рисковать жизнью хронопилота.

  - Где и в каком времени намечена посадка гравилета?

  - В одном из районов Европы по выбору пилота и бортового компьютера, возможно, неподалеку от населенного пункта. Тщательная маскировка будет строго соблюдена. Касаясь второй части вопроса, скажу, что мы отправили пилота на 194 года назад. И цифра эта не случайна (предвосхищаю ваш вопрос). Это оптимальная цифра, выданная компьютером.

  - Какова программа визита в прошлое?

  - Вспомните начальный этап освоения космоса. Сколько времени провел на орбите Земли первый космонавт? Вот и у нас основной целью эксперимента пока является доказательство самой возможности безопасного перемещения туда и обратно. Капитан Химмель обязан лишь определиться во времени и выставить хрономаяки, чтобы мы могли проконтролировать результат эксперимента. В прошлом пилот может оставаться не более семи суток. Если же ему там почему-либо не понравится, - улыбнулся Хорн, бросив взгляд на часы, - он волен вернуться немедленно.

  - Когда вы ждете возвращения хронопилота?

  - На будущей неделе.

  Зал восторженно загудел.

  - Возможно, чуть позже, - поправился Хорн.

  Внезапно среди многих сидящих в зале внимание дока привлекло удивительно знакомое лицо. В восьмом ряду сидел черноволосый молодой человек приятной наружности. Он вряд ли являлся репортером. Он не задавал вопросы, ничего не записывал и, казалось, даже не слушал Хорна. Только поразительно живые черные глаза гипнотизера неотрывно следили за руководителем эксперимента, будто изучали его. Это было странно и довольно неприятно.

  - Доктор Хорн! В последнее время стали много говорить о проникновении в наше время людей и предметов из будущего. Участились случаи прямых контактов с визитерами. Верите ли вы в подобные сообщения?

  - Однозначно, наши далекие потомки уже практикуют путешествия во времени. Делают они это легко и непринужденно. И, в чем я уверен, на качественно ином уровне... Но в контакты с нашими потомками я принципиально не верю. Странники во времени должны быть достаточно мудры и тактичны, обладать новой этикой светлого мира, чтобы не нарушать гармонию прошедших времен.

  - Док Хорн, сейчас вы летите в Каир. Что вы намерены там делать?

  - Шеф Хроноразведки генерал Бартон принял решение увековечить память о сегодняшнем, поистине эпохальном, событии. Мы думаем, что лучшим памятником будет само напоминание нашим потомкам о первопроходцах времени. Взгляните на этот предмет, - в правой руке Хорна блеснул металлом желтый цилиндр. - Это капсула, в ней - письмо, адресованное грядущим поколениям землян. На тончайшем листе золотой фольги мы символически передали суть нашего проекта. В этой же капсуле - мнемокристалл с подробной записью первого эксперимента во времени. Капсулу я отвезу в Египет, в Гизу, там ее упакуют в полый стальной шар, а шар в свою очередь вмонтируют в специально подготовленный гранитный блок, который позже поместят в основание пирамиды Хеопса. Там же будет установлена мемориальная стела с указанием даты выемки капсулы. Мы хотели бы, чтобы наше послание было прочитано не раньше, чем через сто лет.



  Хорн нетерпеливо посмотрел на часы. До посадки в гравилет оставались считанные минуты.

  - Скажите, правда ли, что разработан запасной вариант возвращения?

  - Я не хотел бы заострять ваше внимание на этом вопросе. Это на самом деле запасной вариант. Лишь на тот случай, если не сработает аппаратура возвращаемого модуля. А ей доверять можно.

  - И все же, что грозит пилоту в случае отказа вашей электроники? Может ли он навсегда остаться в прошлом?

  Доктор Хорн всплеснул руками и поморщился. На этот вопрос он предпочел бы не отвечать. Спасла его диспетчер аэровокзала, приятным голосом объявившая посадку в гравилет, следующий рейсом Нью-Йорк - Каир. Хорн заторопился, в зале началось движение, спикер объявил об окончании пресс-конференции.

  - Вы не ответили на последний вопрос! - кричал дотошный репортер. - Что, если Алекс Химмель не вернется? Может ли он остаться в Прошлом навсегда?

  - Однозначно: нет! - Хорн пробирался по узкому коридору в толпе провожающих и репортеров, прижимая к груди полупустой кейс. Со всех сторон к нему тянулись микрофоны, сыпались обрывки слов. - У нас все продумано! - крикнул он напоследок в многоголосую толпу и, шагнув за турникет, вздохнул свободнее и уверенной походкой направился к стеклянным дверям аэровокзала.

  Этим рейсом в Каир летела правительственная делегация, салон гравилета был наполовину пуст, и Хорн очень удивился, столкнувшись лицом к лицу с черноволосым гипнотизером, которого он приметил в конференц-зале.

  - Вы тоже в Каир? - спросил он надтреснутым голосом.

  Не отвечая на вопрос, молодой человек жестом предложил Хорну сесть и вдруг мрачно сказал:

  - Будет лучше, доктор, если вы вернете Корабль. Пока еще это возможно. Пилоту угрожает опасность.


  ЭКСПЕРИМЕНТ

  21 июля 1947 года, понедельник____________________________________________

  В темно-синем бархате неба над Брянском планировал транспортный самолет довоенной постройки с красными звездами на крыльях. Капитан Карл Литке, один из лучших летчиков расквартированного в Брянске авиаполка люфтваффе, с недоумением вглядывался в очертания советского самолета. Судя по обводам фюзеляжа, это был грузопассажирский "Ли-2", но как-то объяснить его непомерно высокую скорость, сравнимую со скоростью истребителя, было невозможно.

  "Ну и наглец! - с восхищением думал Литке о русском пилоте. - И откуда он взялся? Почему так спокойно - днем - летит над оккупированной территорией? И сколько же у него горючего на борту, если он задумал долететь до своих? До Урала далеко... Впрочем, ему осталось жить всего несколько минут!"

  Литке положил самолет на крыло и резко потянул на себя штурвал. "Мессершмитт" задрал нос и начал быстро набирать высоту, одновременно нагоняя жертву. Советский самолет, будто не замечая преследователя, не пытался ни изменить курса, ни хотя бы спикировать. Такая азиатская покорность судьбе шокировала Литке. Но, повинуясь законам воздушного боя, Карл догнал "Ли-2", поймал в перекрестье прицела его хвостовое оперение и качнул крыльями вправо-влево. Вот, мол, я, у тебя на хвосте, - защищайся, если можешь. Тем не менее, торчащий из заднего блистера "Ли-2" ствол пулемета по-прежнему тупо смотрел в облака. Стрелка на месте не было.

  "Боезапас истрачен. Совсем легкая добыча, - с пренебрежением подумал Литке и вдруг заметил у противника на крыльях, там, где должны были находиться элероны, нелепые, ни на что не годные наросты. - Странный самолет! Летает вопреки всем законам аэродинамики", - пожал плечами капитан и нажал на гашетку.

  Скорострельная пушка "Ме-109" обрушила шквал огня на хвост "Ли-2", но снаряды почему-то рвались в воздухе, не долетая до советского самолета. Абсолютно невредимый "Ли-2" продолжал свой путь на восток, ни разу не огрызнувшись в ответ. Ничего не понимающий и крайне раздраженный, Литке поднял "мессершмитт" чуть выше, затем обрушил его в пике и, падая на беззащитный "Ли-2", дал очередь по пилотской кабине. Свалившись на крыло и стремительно отходя в сторону, капитан успел взглянуть на свою жертву и тут же выругался сквозь зубы. Насмешливо качая крыльями, неуязвимый "Ли-2" продолжал двигаться на восток.

  Холодок пробежал по спине Литке. Но не зря Карл славился в полку твердостью характера. Снова разогнав истребитель на пикировании, он решил пройти над самой кабиной "заговоренного" транспортника и разглядеть пилота. "Мессершмитт", уже не стреляя, как коршун падал на "Ли-2". Казалось, самолеты вот-вот столкнутся, как вдруг мощный удар потряс корпус истребителя. Лязг отрываемых крыльев, хруст лопающегося металла, визг вырванных "с мясом" заклепок - все звуки слились в единый протяжный рев умирающего чудовища.

  За мгновение до смерти Карлу Литке показалось, что его машина врезалась в скалу. Но на самом деле истребитель лишь соприкоснулся с гравиполем, окружавшем спускаемый аппарат, замаскированный под "Ли-2". Литке ничего не успел понять и теперь, уткнувшись разбитым лицом в плексиглас фонаря пилотской кабины, безразлично смотрел остекленевшими глазами на быстро приближающуюся землю. Он умер раньше, чем осознал свою смерть.


  ХРОНОРАЗВЕДКА

  19 сентября 2141 года_____________________________________________________

  - Кто вы такой? И что за странное требование - вернуть Корабль? - раздраженно спросил доктор Хорн, не решаясь сесть рядом с незнакомцем.

  - Скорее не требование, а совет. Дружеский.

  - Кто вы такой, чтобы давать мне советы?

  - Спокойнее, док! Где ваше самообладание?

  - Вы не ответили на вопрос.

  - Сядьте, прошу вас. Безусловно, я назову себя, но мое имя ровно ничего обо мне вам не скажет... Майкл Лозовски, если хотите.

  - Очень рад, - сердито буркнул Хорн. - Надеюсь, вы не террорист?!

  - Нет, и даже не психопат, вы же чувствуете это. Я - эксперт правительственной Службы Спасения.

  - Это название мне ни о чем не говорит. Службы Спасения чего?

  - Службы Спасения во Времени, сокращенно - ССВ.

  Хорн смотрел на собеседника, не мигая.

  - Что это за мифическая служба? Хроноразведка - единственная в мире организация, занимающаяся проблемой перемещения во Времени.

  - Единственная в мире... но не во Времени.

  - Позвольте, вы намекаете...

  - Я внимательно слушал ваши ответы журналистам. Жаль, что вы не верите в контакты с потомками.

  - А вы, стало быть, мой далекий потомок...

  - Да. Причем по прямой. Вы - мой прапрапрадед по материнской линии. Моя мать - урожденная Джулия Хорн.

  - В самом деле? - заинтересовался доктор. - Надеюсь, вы не будете голословны? У вас есть, чем подкрепить ваши слова?

  - Разумеется. Взгляните на это фото.

  Хорн повертел в руках яркую пластиковую карточку. Со снимка, беззубо улыбаясь, смотрел крепкий на вид старик, лысый, но с аккуратной профессорской бородкой.

  - Не узнаете? - спросил Лозовски.

  - Как будто нет. Кто это?

  - Вы, Макс, собственной персоной.

  - Неужели? - брови Хорна поползли вверх. - Сколько же лет я проживу?.. Скажете?

  - Только намекну: на этом снимке вам девяносто два.

  - Серьезно?! - Хорн повеселел. - Приятно слышать.

  - Значит, мы можем перейти к делу? Поговорим о Корабле.

  - Не торопите события, Майкл.

  - Я не убедил вас?

  - Честно говоря, нет. Я не так легковерен, как вам бы хотелось.

  - Жаль. Поймите, что мы обладаем бесценным опытом четырех поколений, живших после вас. Мы хотим уберечь вас от ошибок, вам же во благо... К сожалению, ваши исследования преждевременны, они могут быть использованы отнюдь не в научных целях. И я уполномочен вести с вами переговоры не только о прекращении эксперимента и возвращении хронопилота, но и о полном свертывании программы Хроноразведки.

  - Даже если бы вы убедили меня, то я не стал бы торопиться свертывать исследования. У нас широкомасштабная программа, в эксперименте участвует множество

  людей. Примите во внимание колоссальные затраты. Кроме того, Хроноразведка - мое детище, дело всей жизни. Это не громкие слова. Я вложил в это дело все - и разум, и душу. А вы так просто хотите, чтобы я от всего отказался. К тому же я - не главное лицо в администрации, вы можете обратиться непосредственно к генералу Бартону. Он сейчас в Египте.

  - Мы это сделаем, - Лозовски помолчал, тяжело вздохнул. - Я хотел узнать ваше мнение, Макс. Очень жаль, что вы не с нами.

  - Ничем не могу помочь, - Хорн развел руками.

  - Жаль, что вы мне не поверили, но ничего. Главный аргумент я приберег на завтра.

  - Что за аргумент?

  - Завтра узнаете.

  - Вы меня интригуете. Это связано с церемонией захоронения капсулы?

  - Угадали. И все равно мой аргумент станет для вас сюрпризом. А теперь извините меня, мне пора. До завтра.

  - До завтра, - машинально ответил Хорн. Он проводил странного собеседника взглядом и долго сидел, задумчиво глядя в иллюминатор.

  Доктор Макс Хорн был человеком науки. Визит потомка из будущего не потряс его, как потряс бы он обычного обывателя. Хорн верил в прогресс, был убежден, что потомки гоняют по Времени так же свободно, как мотоциклисты по гаревой дорожке. Но поверить в личный, только что свершившийся, контакт с прапраправнуком ему было непросто.

  И еще отчего-то ему было очень грустно, будто он узнал день и час своей смерти. Почему-то врезалось в память имя его праправнучки - Джулия Хорн. И еще стояло перед глазами живое и мудрое лицо седобородого старика со снимка - его постаревшее лицо. Макс тяжело вздохнул, чувствуя нарастающую головную боль, и спрятал лицо в ладонях.

  - Фотомонтаж!

  Распластавшись в воздухе над сонной Атлантикой, гравилет пожирал ночное пространство. Лозовски вышел в курительный салон, где услужливый робостюард ловко щелкнул перед ним зажигалкой. Майкл жестом приказал роботу удалиться и вытащил из кармана "бломп" - блок мгновенных перемещений.



  ЭКСПЕРИМЕНТ

  21 июля 1947 года, понедельник____________________________________________

  На залитой полуденным солнцем лесной прогалине, поросшей папоротниками и земляникой, чуть покосившись набок, стоял "Ли-2". Под крылом, прямо на земле лежал Алекс Химмель, вдыхая ароматы хвои и трав и слушая пересвисты и трели невидимых птиц. От солнечного света и свежести соснового бора приятно кружилась голова. Так вот каким воздухом дышали предки двести лет назад!

  ОТТО, мнемокристалл с памятью которого Алекс поместил в Кибермозг гравилета, металлическим шепотом проповедовал недопустимость временных парадоксов и ратовал за скорейшее возвращение в будущее.

  - Не понимаю, что вас удерживает здесь, сэр? - вежливо вопрошал он.

  Алекс не отвечал, он думал о своем. Было бы неплохо наведаться в город. Но это крайне рискованно. Оккупационные власти, вероятно, контролируют окрестности и держат мирное население в постоянном страхе за свое будущее. Возможно, проводятся карательные операции против партизан и сил городского подполья - если существуют те и другие. Нельзя исключать вероятность облав. И если все это принять во внимание, то трижды прав ОТТО: надо поскорее уносить ноги, пока они еще целы. Тем более что программа полета почти выполнена.

  Хельга, легко порхая среди зелени и цветов, собирала редкие последние ягоды этого лета. Окружающий мир не восхищал ее. Она лишь определяла процентное содержание канцерогенных веществ в почве и воздухе и сопоставляла эти данные с исходной информацией из третьего тысячелетия. Вывод напрашивался сам собой: в будущем было куда опаснее дышать свежим воздухом и лежать на земле. Хельга была прекрасным наблюдателем и аналитиком, оценивала действительность по степени безопасности для человека.

  ОТТО выгрузил из контейнера, замаскированного под бомболюк, четыре почти одинаковых пятидесятикилограммовых валуна. Это и были начиненные биокомпьютерами хрономаяки, которые должны были поведать руководству Хроноразведки о том, что беспримерный эксперимент оправдал их надежды.

  Неслышной поступью Хельга подошла к Алексу, опустилась возле него на колени и протянула сложенную лодочкой ладонь, полную земляники:

  - Попробуй, любимый!

  ОТТО опять не упустил случая напомнить о своем существовании:

  - Сэр, я рекомендовал бы вам поторопиться. Нас обнаружили. Вы знаете, что собой представляет немецкая служба безопасности? Они поднимут на ноги гарнизон, дислоцированный в Брянске, и прочешут лес. Что тогда прикажете делать, открывать беглый огонь, или удирать сломя голову?

  - Не обязательно сразу бежать в будущее. В любое время можно сменить место стоянки. К тому же я подумываю о вылазке в город.

  - Это безрассудство, сэр! Я категорически против! - твердо заявил ОТТО. - Я не поручусь за вашу безопасность. К тому же в этом случае велика вероятность временных парадоксов.

  Алекс попробовал убедить биотронного друга в обратном.

  - Пойми же, ОТТО, мы попали в тупиковое ответвление хронополя, где законы причинности не действуют, и твои парадоксы - теоретический абсурд.

  - Это не доказано! - ответил ОТТО.

  - Да здесь, если хочешь знать, можно делать все что угодно, и это никак не отразится на нашем будущем, поскольку у этого мира будущего может не быть вовсе.

  - Однако эта реальность существует как минимум четыре года, - парировал ОТТО. - То есть этот мир проявил себя как достаточно стабильный.

  - Но не станешь же ты утверждать, что эта реальность - единственно верная, та, что нас породила?!

  - Не стану. Это иная реальность, но она также имеет право на эволюцию. Если уж на то пошло, то еще неизвестно, какая из реальностей является истинной.

  - Ну, ты даешь! - не выдержал Алекс. - Твои рассуждения - сущий бред!

  ОТТО обиделся и замолчал.

  - Ладно, старина, не дуйся! - понял свой промах Химмель. Нельзя было забывать, что Кибермозг обладает весьма болезненным самолюбием, а потому очень раним. - Я не хотел тебя обидеть!

  Пока ОТТО и пилот спорили, Хельга определилась на местности и обозначила хрономаяками вершины идеального квадрата со стороной длиною в сто метров. В центре квадрата стоял гравилет. Чуть позже Алекс включил все четыре маяка, а ОТТО выстрелил в воздух фоторакетой, с которой через полминуты был получен качественный снимок лесной вырубки, сделанный в инфракрасных лучах. В центре снимка симметричной кляксой чернело пятно гравилета, и изумрудной зеленью невидимых глазом лучей горел периметр хроноквадрата. Аппаратура функционировала нормально.

  - Генерал Бартон будет доволен, - насмешливо сказала Хельга и позвала: - Алекс, пора загружать информацию.

  - Сейчас, - кивнул хронопилот, возясь в гравилете с выносной клавиатурой первого маяка. - ОТТО, я буду лаконичен. Напишу одно слово - "ТУПИК" и поставлю дату. Хорн умный, он поймет.

  - Сэр, я сейчас вот о чем подумал. Если параллельная реальность в скором будущем не сливается с истинной реальностью, то куда, собственно, мы будем возвращаться?

  Хронопилот остановился как вкопанный. Слова Кибермозга явно ему не понравились. Подошедшая Хельга тронула его за рукав комбинезона:

  - Алекс, мне показалось, что вон из той чащобы кто-то следит за нами!


  2


  Шеф Брянского гестапо оберштурмбаннфюрер СС Ренке мерил шагами диагональ своего кабинета. За окном ярко светило солнце, неумолчно ворковали голуби. " Голуби везде голуби. И в Берлине, и в Риме, и в Брянске", - отвлеченно думал Ренке, и его интеллигентное ухоженное лицо посещала редкая теплая улыбка.

  Ренке был плотен, широк в плечах, коренаст. Лицо широкое, властное; лоб изрезан морщинами. Глаза - под нависшими бровями - выцветшие, неопределенного цвета.

  Два года провел Ренке в русской провинции и давно привык к тому, что сидит в глубоком тылу. Он вел размеренную жизнь холостяка, насколько это было возможно в военное время. Но к службе своей относился с особым рвением, требуя того же и от других. По вечерам Ренке посещал офицерское казино, но никогда не играл. Пил мало, женщинами почти не интересовался.

  Начальство его не жаловало. Он был упрям, заносчив и дерзок. Зато быстро навел порядок на Брянщине. Не так давно лес кишел партизанами, теперь же о них осталась только жалкая память. Один Бог знает, сколько декалитров "Циклона Б" пошло на очистку леса от "красной заразы". Зато теперь беспокоиться не о чем. В дальних лесах уничтожено все живое: люди, звери, птицы, а в ближних прятаться негде.

  Год назад вдруг появились новые заботы. В Брянск прибыла группа военных инженеров. Шли разговоры о строительстве какого-то сверхсекретного объекта. Инженеры колесили по лесу, и Ренке с ног сбился, обеспечивая их безопасность. Наконец оптимальное место для объекта было найдено, все документы оформлены. В лесу поставили бараки концлагеря для будущих строителей. Привезли и разместили свыше десяти тысяч трудоспособных мужчин. Именно эти заключенные проложили дороги и линии связи, провели железнодорожную ветку, построили аэродром, многочисленные подземные коммуникации и главное - секретный объект, который в официальных документах называли лаконично: "ПОЛИГОН". Когда основные сооружения были построены, заключенные отрыли могилы для себя. Они слишком много знали.

  Бараки опустели. Лагерь, лагерное начальство и обслуга стали ненужными в Брянске. Им на смену для обеспечения охраны объекта прибыло спецподразделение СД под командованием штандартенфюрера Моллера. Включало оно и роту саперов СС оберштурмфюрера Ринка. Саперы протянули по периметру ПОЛИГОНА колючую проволоку и пустили по ней ток, а подступы к ПОЛИГОНУ и пространство вдоль железнодорожной ветки заминировали.

  Чуть позже в двух километрах северо-восточнее объекта был развернут авиаполк люфтваффе, по периметру встали зенитные батареи. Внутреннюю охрану через цепь дотов осуществляли эсэсовцы. В распоряжении Моллера имелась даже танковая рота дивизии СС "Мертвая голова".

  Теперь ПОЛИГОН представлял собою неприступную цитадель, о назначении которой в Брянске знал разве что сам Моллер. Секретные работы внутри объекта продолжались. Из Германии стали приходить эшелоны с оборудованием и комплектующими. Монтажом занялись высококвалифицированные рабочие и инженеры, все поголовно члены нацистской партии.

  Ренке не стремился узнать о ПОЛИГОНЕ больше, чем полагалось знать шефу гестапо. Он мог только догадываться о его назначении, и его самые скромные предположения заставляли Ренке неустанно заботиться о своевременном пресечении вражеской агентурной деятельности.

  Поэтому когда шеф гестапо узнал, что на вверенной ему территории начал работать русский радист, он лично возглавил операцию "Пеленг". В распоряжении оберштурмбаннфюрера было две машины - пеленгатора и группа дешифровки.

  Но радист был неуловим. Он произвольно менял время выхода в эфир, пользовался каждый раз новым шифром, был мобилен и хорошо знал окрестные леса. Его отчеты были предельно лаконичны. Ответов он не получал, а может быть, и не ждал их.

  - Самым талантливым и преданным, как правило, не доверяют, - говорил по этому поводу штурмфюрер Фогель, подавая Ренке расшифровку очередной радиограммы. - Сегодня русский продублировал сообщение от семнадцатого числа.

  - В Омске, видимо, не спешат верить своему шпиону, - сказал Ренке, просматривая колонки цифр и короткий текст под ними.

  "Апокалипсис назначен на двадцать пятое. Жду в пункте Д. Курт".

  - Этот "Курт" очень торопится: открыто сообщает дату, - комментировал Фогель, пока Ренке, подперев рукой щеку, дотошно всматривался в текст. - Как вы думаете, герр оберштурмбаннфюрер, что именно произойдет двадцать пятого?

  - Противник неплохо информирован, вот что я думаю, - ответил Ренке. - Готовится диверсия. На днях надо ждать парашютистов.

  - Но поверит ли "Курту" Омск? Берия повсюду видит провокаторов и предателей.

  - Берия не жалеет агентов. Десятком больше, десятком меньше, для него это роли не играет. А у большинства его агентов выбор небольшой: либо лагерь, либо могила.

  С этими словами Ренке потянулся к телефону, резкими движениями крючковатого пальца набрал номер телефона Моллера и замер в ожидании. На том конце провода долго не снимали трубку. Наконец надменный голос прошелестел тусклое "Слушаю".

  - Штандартенфюрер, - Ренке напрягся, говорил явно через силу. Моллер был выскочкой, быстро карабкавшимся по служебной лестнице. И хотя к нему благоволил сам Гиммлер, таких Ренке терпеть не мог. - Говорит Ренке из гестапо, у меня для вас важное сообщение.

  - Говорите, я слушаю.

  - Штандартенфюрер, я уже докладывал вам о русском радисте...

  - Вы его до сих пор не поймали?!

  Ренке проигнорировал вопрос.

  - Мои люди перехватили и расшифровали его донесение, - сказал он. - Радист сообщает своему руководству дату.... Двадцать пятое. Вам это ни о чем не говорит?

  Моллер долго молчал, недоумевая, как могла эта сверхсекретная информация дойти до советского агента.

  - Нет, это мне ни о чем не говорит! - солгал он.

  - Может быть, на двадцать пятое намечены какие-то работы, опыты? - стал допытываться Ренке.

  - Во всяком случае, вас, Ренке, это не касается, - довольно резко ответил Моллер и уже мягче добавил. - Если вас не затруднит, прочтите текст радиограммы целиком.

  Ренке прочел. Опять наступило тягостное молчание. Моллер обдумывал свой ответ.

  - Благодарю вас, оберштурмбаннфюрер, я приму к сведению вашу информацию, - сказал Моллер и повесил трубку. Ему необходимо было срочно переговорить с Берлином.

  Ренке хладнокровно бросил трубку на рычаг телефона и нравоучительно произнес:

  - Вот так, Фогель. Пусть теперь Моллер сам позаботится о своей безопасности.


  3


  Закинув винтовку за спину, сквозь чащу пробирался мужчина в ватнике и кирзовых сапогах. Под ногами трещал валежник. С волос и бороды человека клочьями свисала паутина. Звали этого человека Сил Силыч, хотя по паспорту был он вовсе Кузьма Фомич. Еще с молодости приклеилось к нему такое уважительное прозвище, как бы указывающее на его силу-силушку. И неспроста, ибо силы он был недюжинной: двумя пальцами подковы ломал. Ходил на медведя с ножом. И шла о нем молва, что душегуб он: человека ему убить, что плюнуть.

  Прежде он был лесником, имел пасеку, плотничал, но по глупости угодил в тюрьму и отсидел там восемь лет. Вышел перед войной, скрывался от мобилизации, попал в штрафбат, дезертировал и, наконец, оказавшись на родной Брянщине, добровольно пошел в полицию. Трубил усердно, продвинулся по службе. Однако больше всего хотелось Сил Силычу влезть в эсэсовский мундир, чтобы не бояться за свое будущее. Он всячески старался выказать свою преданность, проявлял особую жестокость по отношению к землякам, дважды участвовал в массовых расстрелах.

  Ренке, искавший таких людей, пригрел и обласкал Сил Силыча, сделав его своим тайным осведомителем. Фамилия у Сил Силыча была смешная - Барсук, и Ренке решил не ломать голову, подыскивая кличку новому агенту, а сделать ею саму фамилию.

  - Барсук С. С., - острил он. - Где тебе, скотина, служить, как не в СС.

  Прошлой ночью ездил Барсук в родную деревню к бывшей жене. Заночевал, изрядно накачался самогоном, а утром с больной головой, вздыхая и охая, побрел через лес в город, да заплутал. Дивился, что сыграл лукавый с ним такую шутку, ведь вырос почти что в лесу, знал здесь каждое дерево. Ан нет, угораздило. Вот теперь и лез через бурелом, сам не зная куда.

  Когда впереди послышались голоса, Барсук остановился и прислушался. "Не дай Бог, на секретный объект вышел, - тоскливо подумал он. - Тут либо на минах подорвешься, либо собаками затравят, но живым уйти не дадут".

  Говорили совсем близко, вроде, по-немецки, но Сил Силыч почел за благо не высовываться, а понаблюдать из кустов. А то ведь немцы сначала стреляют, а уж потом разбираются, кто да что. Недавно сослуживцу его - Грищенко - ни за что влепили пулю между глаз: покуражились. А труп для обозрения на столбе повесили. Да еще - смеха ради - табличку на грудь нацепили. Якобы партизан.

  Партизан-то почти всех в лесу повывели - газом травили. Те, кто выжил, по болотам сидят да осоку едят. "Большой земли" теперь нет: из Омска сюда не очень-то налетаешься. Ни жратвы, ни медикаментов. Вот и сидят народные мстители по норам голодные да больные. А пуще того, злые, как собаки бешеные. Боятся их немцы, потому как смертники они, на все готовые.

  Барсук пошел осторожнее, ступал мягко, пружинисто, каждой ветке кланялся. Подошел к знакомой вырубке и обомлел. Стоял посреди прогалины краснозвездный самолет, а около него туда-сюда сновала девушка. Странная какая-то. Вся в черном обтягивающем трико, как акробаты в цирке. А до чего смазливая, таких в жизни и не бывает! С кем-то по-немецки разговаривает, с каким-то мужиком, но того не видать. Стало быть, в самолете сидит. Сколько же их всего тут? Не может быть, чтобы двое.

  Вдруг Сил Силыч увидел, как девица рванула с земли трехпудовый камень, взвалила его себе на плечо и с такой ношей спокойно пошла к краю вырубки.

  - Ни хрена себе! - подивился Барсук. - Ай да дивчина! Пожалуй, не слабее меня будет. Однако, не немка она.

  Он перевел взгляд на самолет, и тут до него дошло, что самолет - не птица, не мог он зависнуть над вырубкой и опуститься на траву, даже не примяв ее колесами. Все было так, будто некий великан пронес "Ли-2" над соснами, держа двумя пальцами за фюзеляж, и нежно, не задев и травинки, опустил его в узкое окошко прогалины.

  Барсук попятился. Шкурой он дорожил, лезть не в свое дело не собирался. Однако доложить - надо. А в гестапо, разберутся, что к чему. От знакомой вырубки Сил Силыч двинулся на восток, отыскал тропу и уже уверенно зашагал в сторону города.


  4


  В ставке Берии в Омске царила нервозная обстановка. Истинного положения дел до главнокомандующего старались не доводить. Лучшие военачальники либо погибли, либо были репрессированы. Шесть фронтов - Северо-Западный, Уральский, Центральный, Южный, Забайкальский и Амурский - трещали по всем швам. На востоке едва сдерживали Квантунскую армию. На западе немцы явно готовились к новому наступлению. СССР практически больше не существовал, его впору было называть ССР - Сибирской Советской Республикой.

  Берия метался по ставке, как загнанный волк. Всем было ясно, что он не способен контролировать ситуацию. В некоторых горячих молодых головах рождалась мысль о смене лидера.

  Воскресное выступление Геббельса по радио произвело в ставке эффект разорвавшейся бомбы. Берия запаниковал, потом разъярился и срочно потребовал к себе Королева и Курчатова, с некоторых пор работавших в одном КБ.

  - Вы знаете, что Геббельс откровенно угрожает нам атомной ракетой?! Я вас спрашиваю, почему СССР до сих пор не располагает таким оружием, как "Фау-4"?

  - Товарищ Берия, - ответил Курчатов, - в нашем КБ год назад создана атомная бомба. В качестве средства доставки мы могли бы использовать новейшие бомбардировщики. Сейчас ведутся работы по созданию более мощной, водородной бомбы.

  - Все это я знаю, - отмахнулся главком. - Но армии необходима современная баллистическая ракета, а товарищ Королев искусственно затягивает испытания!

  - Товарищ Берия, - как можно тверже проговорил Королев. - Определенно могу сказать одно: межконтинентальная ракета будет готова не раньше, чем через полгода.

  - А вы подумали, кому ваши ракеты будут нужны через полгода?! Я требую форсировать испытания и в двухнедельный срок доложить о готовности первой партии ракет с атомными зарядами! Где они будут развернуты, под Салехардом?

  - Да, товарищ Берия.

  - Не слишком близко от линии фронта?

  - Зато ближе к Берлину, - сказал Курчатов.

  - Северо-Западный фронт достаточно крепок, - добавил Королев.

  - Выполняйте, - нервно махнув рукой, Берия вышел из кабинета. Королев с Курчатовым недоуменно переглянулись и пошли к дверям.

  В соседнем кабинете Берия метался из угла в угол. Давая волю своему гневу, опрокидывал стулья, столкнул со стола чернильный прибор и батарею телефонов, бросил в воздух стопку писчей бумаги. Затем мгновенно притих, съежился в кожаном кресле и беззвучно затрясся, не то плача, не то смеясь.

  - Коба, Коба! - еле слышно прошептал он и рукой отер жирно блестевший лоб.

  Через минуту Берия был снова самим собой - безжалостным, коварным и неумолимым. Выпив рюмку коньяку, Главком вызвал к себе недавнего выдвиженца, генерала Дягилева. Скоро в кабинет вошел коренастый, подвижный мужчина, являвший полную противоположность своему покровителю. Начальник разведуправления Дягилев был, наверное, первым умным и честным фаворитом, с которым Главком всегда разговаривал как равный с равным.

  - Здравия желаю, Лаврентий Палыч. Вы звали - я пришел.

  - Здравствуй, Николай, - заулыбался Главком. Он был откровенно рад приходу своего любимца, которому ни в чем не отказывал и многое прощал. - Коньяку хочешь?

  Дягилев покусал губы и вежливо отказался.

  - Николай, я тебя хотел спросить относительно нашей Брянской агентуры. Как обстоят дела? Доложи.

  - Агентурная сеть в Брянске уничтожена год назад, - спокойно сказал Дягилев. Он привык, что его по нескольку раз на дню спрашивают об одном и том же. - Уцелел только "Курт", но мы считали его раскрытым и работающим под контролем, потому и перестали ему отвечать.

  - Как я помню, это было еще до тебя, Николай. Так считал твой предшественник, оказавшийся врагом народа.

  - Совершенно верно, Лаврентий Палыч. А я так не считаю. "Курт" до сих пор информирует нас о строительстве в районе Брянска подземного сборочного цеха "Фау-4". Весной он доложил, что сданы четыре пусковые шахты и две ракеты в любую секунду готовы подняться в воздух. Продолжается монтаж двух других ракет.

  - Какова их дальность?

  - Порядка одиннадцати-двенадцати тысяч километров. Свободно долетают до Америки.

  Берия сглотнул слюну. Он еще раз подумал о том, что нечего надеяться на личную безопасность, отсиживаясь в прифронтовом Омске.

  - Какова точность попадания?

  - Системы ориентации пока несовершенны, как, впрочем, и у наших ракет. Траектория полета вследствие атмосферных возмущений может значительно отличаться от расчетной.

  - Значит, ты считаешь, что "Курту" можно верить?

  - Да, Лаврентий Палыч, считаю, верить надо. Особенно в свете последних сообщений. К тому же... - Дягилев замялся.

  - Что "к тому же"? - сразу оживился Берия.

  - " Курт" - мой бывший школьный товарищ.

  - В самом деле? - Берия неподдельно удивился. - Почему же бывший товарищ?

  - Мы не виделись с двадцать шестого года. А теперь не знаю, придется ли когда-нибудь встретиться... Так вот, в свете его последних сообщений становится ясно, что он не только не раскрыт, но продолжает активно работать. Уже в одиночку.

  - Что же он сообщает?

  - Товарищ Берия, - Дягилев почему-то перешел на полуофициальный тон. - Я очень хорошо знаю этого человека и верю ему... Он сообщает о проведении двадцать пятого июля демонстрационного пуска "Фау-4". Фашисты хотят всему миру доказать свои приоритеты в ракетостроении.

  - Когда получена шифровка?

  - Только сегодня утром, товарищ Берия.

  - Ракета оснащена атомным зарядом?

  - "Курт" этого не знает.

  - Цель, или цели находятся на территории СССР?

  - По-видимому, да, товарищ Берия.

  - И что вы намерены предпринять?

  - Я думаю, следует послать диверсионную группу. Я набросал список оперативников - выпускников разведшколы, хорошо знающих немецкий. У них уже есть боевой опыт. Старшим группы я наметил майора Грома. Задача группы - не допустить пуска ракет и уничтожить коммуникации пусковой площадки.

  - Почему же мне не доложили о столь важных событиях? - Берия, медленно наливаясь кровью, поднялся из кресла. - Почему Главком обо всем узнает последним?

  - Я шел к вам для доклада, товарищ Берия. Эти полтора часа потребовались для оценки ситуации.

  Главком, медленно остывая, опустился в кресло и уже спокойнее заявил:

  - Я хочу знать детали операции.

  - "Курт" будет ждать группу в районе заброшенного концлагеря. Зная "Курта" как энергичного и инициативного разведчика, я могу поручиться, что у него имеется детально разработанный план операции. Интуитивно чувствую, что у него все продумано.

  - Опять придется положиться на вашу интуицию, если больше не на что, - буркнул Главком. - Количественный состав группы?

  - Вместе с майором одиннадцать человек.

  Берия кивнул уже одобрительно, затем предложил:

  - Возможно, десантникам понадобится помощь ученого-ракетчика. Возьмите у Курчатова, у него в КБ много талантливых физиков.

  - Так точно, товарищ Берия.

  - Но этого мало, Николай. Подготовь к двадцать пятому три новых дальних бомбардировщика, чтобы прямо с заводских испытаний - на аэродром. Договорись с Курчатовым об одновременной доставке трех бомб.... Ты понимаешь, о чем я говорю?

  - Товарищ Берия! Вы хотите...

  - Если твоя группа не справится с поставленной задачей до двадцати трех тридцати среды, то в ноль часов четверга я отдам приказ нанести упреждающий удар по Брянску.

  - Но ведь там наши, советские люди! Каковы будут последствия бомбардировки?

  Берия прищурился и, не сдерживаясь, все сильнее раздражаясь с каждым словом, выкрикнул:

  - И здесь советские люди. Каких вам больше жалко, Дягилев?



  СЛУЖБА СПАСЕНИЯ ВО ВРЕМЕНИ (ССВ)

  1 октября 2262 года_______________________________________________________

  Майкл Лозовски медленно нажал подряд четыре кнопки на "бломпе" - блоке мгновенных перемещений - и шагнул в возникшее перед ним "серое окно". В одну секунду он перенесся на шесть тысяч километров и на сто двадцать лет вперед. В салоне гравилета, где он только что находился, никто и не заметил, как и куда он исчез.

  В Римской штаб-квартире ССВ - Службы Спасения во Времени - Майкла ждала его помощница, Линда Пинелли. "Серое окно" в лаборатории на семнадцатом этаже ожило, по нему сверху вниз побежали радужные волны, и вдруг из "окна" вывалился Майкл.

  - Долго меня не было? - первым делом спросил он.

  - Только двадцать секунд, - ответила Линда. - Но я уже успела соскучиться, - она обняла своего друга и кончиком языка ловко коснулась его щеки и мочки правого уха. Такое проявление нежности стало нормой общения в двадцать третьем веке. Влюбленные потерлись носами, как полинезийцы, а потом Майкл опустился в старомодное уютное кресло. Линда, хрупкая и миниатюрная, удобно устроилась у него на коленях.

  - Рассказывай!

  - Умные, но ужасно самоуверенные люди. Я так и не убедил моего предка. Значит, завтра тебе контактировать с Бартоном... Кто бы мог подумать! Между нами интервал всего в сто двадцать лет, а их психология так безнадежно отстала от нашей!

  - Не забывай, что они только встали на ноги после Великой войны, уничтожившей полмира. Дети деструктивной эпохи...

  - Можно подумать, мы лучше.

  - А может, мы все-таки проигнорируем генерала и займемся сразу пилотом?

  - Я же тебе объяснял. Пилот пока никак не проявил себя в прошлом. Искать его сейчас рано. Все равно, что иголку в стоге сена. Поэтому сначала разберемся с Хроноразведкой, а уж затем примемся за пилота. За двумя зайцами сразу гоняться не стоит.

  - Мне кажется, пытаться что-то втолковать генералу - пустое занятие. Настолько он прямолинеен и упрям. Примитивно мыслящий человек.

  - Все равно ты должна встретиться с Бартоном, прежде чем я нокаутирую Хорна.

  - А что будем делать, если у нас ничего не получится?

  - Поищем хрономаяки Химмеля, проследим, чтобы он не наломал дров и не попал в беду.

  Их беседу прервали. Посреди лаборатории возникло мерцающее изображение сидящего в кресле пожилого мужчины. Он был невысок ростом, суховат, совершенно лыс, но зато носил пышные рыжие усы. Глубоко запавшие глаза и крючковатый нос придавали ему сходство с хищной птицей. Это был шеф ССВ профессор Этьен Лекок.

  - Эксперт Лозовски, вы у себя? - вопросил он пустое пространство, пока Майкл не включил обратную связь.- Нам с вами надо срочно переговорить. Вы сможете появиться у меня минут через пять?

  - Хоть сейчас!

  - Превосходно. Жду, - Лекок отключился.

  - Не хочу, чтобы ты шел к Старику! - с неожиданной тревогой сказала Линда. - Чувствую, он что-то затевает.

  - Я тоже не хочу, но... Гоним злокозненной судьбою! - шутливо пропел Майкл. - Терпеть его не могу! А не идти тоже не могу. Ну ладно, не грусти! Вернусь - отправлю тебя к Бартону...

  Рыжеусый коротышка, так Майкл иногда про себя называл Лекока, даже не предложил Лозовски сесть.

  - Чего вы добились? - риторически вопросил он, словно уже знал ответ.

  - Пока ничего, профессор.

  - Так я и думал! Вы игнорируете мои задания! Сколько раз я говорил, что надо действовать энергичнее, быстрее. Дик Секонд на вашем месте давно бы уже докладывал о завершении операции.

  - Профессор, я не использую запрещенные приемы. Я действую убеждением, а Секонд просто убирает неугодных. Он заурядный убийца.

  - Он действует грубо, но эффективно! Бывают минуты, когда любые средства хороши.

  - Я знаю, что ему многое сходит с рук, но ведь существуют моральные границы нашей экспансии во времени, стирать которые даже вы не имеете права.

  - Вам не хватает уверенности Дика, мой друг, иначе вы смогли бы убедить Хорна.

  - У меня есть еще один, последний аргумент в пользу возвращения Корабля.

  - Довольно! Я должен вмешаться, пока вы окончательно все не испортили. Я больше не нуждаюсь в ваших услугах, Лозовски. Я вызвал другого эксперта. Освободите "окно"!

  Это было равнозначно пощечине или древнему "вон отсюда". Майкл промолчал, выразительно глядя на ненавистного босса, затем повернулся и перед тем, как исчезнуть в "окне", все же сказал:

  - Профессор, начатое я всегда довожу до конца!

  В тот же миг он вернулся в свою лабораторию в Риме.

  - Линда! Собирайся, отправлю тебя к Бартону, - Майкл был спокоен как никогда. По своему обыкновению, он умело подавил в себе гнев.

  - Прямо сейчас? - удивилась Линда. - Скажи, зачем тебя вызывал Старик.

  - Выразил недовольство нашей работой, сказал, что нашел другого эксперта. Отстранил меня от участия в акции. Что может быть хуже?!

  Линда вскинула руки к груди, внимательно посмотрела на друга:

  - Но ты не сдашься? Ведь так?

  - А ты как думаешь?

  - Ну и правильно. Только знаешь, чем это пахнет?

  - Отвечать буду я один, - Майкл уже совсем успокоился.

  - Неплохо бы еще знать планы Старика.

  - Он вызвал Секонда, этого террориста во времени.

  - Старик не гнушается услугами хронокиллера? - ахнула Линда. - Да если об этом узнает СБ?!

  - Но ведь мы не пойдем в СБ, верно? Рано или поздно, Лекок и Секонд получат свое: со Службой Безопасности шутки плохи. Но у нас с тобой совесть должна быть чиста! А теперь собирайся, пора тебе отправляться в Гизу.



  ХРОНОРАЗВЕДКА

  20 сентября 2141 года_____________________________________________________

  Нестерпимо жгло солнце и постоянно хотелось пить. Голова от непривычного зноя кружилась как волчок, сердце учащенно стучало. Унылый пейзаж пустыни, лишь изредка расцвеченный витринами голографической рекламы, навевал тоску. Далекая линия горизонта причудливо ломалась в знойном мареве. Магнитомобиль мчал Макса Хорна по рассекавшему пустыню надвое трансконтинентальному хайвэю в Гизу, где его с нетерпением ожидал генерал Бартон.

  Хорн никогда раньше не бывал в Египте. Вековечное величие пирамид ошеломило его. По соседству со Сфинксом доктор чувствовал себя пигмеем, даже находясь на пятнадцатом этаже отеля "Фараон".

  Генерал Бартон был в приподнятом настроении, дымил сигарой и потягивал холодное пиво. Его одутловатое лицо раскраснелось, а редкие волосы были влажны, видно, он только что принял душ.

  - Как долетели, Макс? - первым делом спросил он Хорна.

  - Ужасно! Каир почему-то не принимал, и гравилет сделал вынужденную в Дакаре. Ждать я не стал, и так опаздывал. Остаток ночи мчался через Сахару как пуля. И вот я здесь. Успел. Хотя чувствую себя скверно.

  - Вам следовало бы немного отдохнуть с дороги, но скоро начало церемонии. Капсулу изготовили?

  - Да. Из-за нее-то я и задержался в Нью-Йорке. Зато сделали на совесть, настоящее произведение искусства.

  - Отлично... Ну что же, примите ванну, переоденьтесь. У вас еще два часа в запасе. Хотите пива?

  - Нет, спасибо.

  - Вам нездоровится? Что-то вы побледнели, Макс!

  Хорну, в самом деле, на минуту сделалось худо. Он присел на диван, полез в карман за таблетками, потом сильно прижал руку к груди, пытаясь унять сердцебиение. Бартон застыл в молчаливом ожидании, не выказывая, однако, ни малейшего участия.

  - Нет-нет, уже лучше, - Хорн вздохнул свободнее. - Что-то сердце расходилось.

  - Может, вам лучше прилечь, Макс?

  - Пустое.... Уже прошло... Знаете, генерал, мне надо о многом вам рассказать. Обещайте выслушать меня до конца!

  Бартон недовольно повел бровями.

  - Я охотно выслушаю вас после церемонии.... Все же вы очень плохо выглядите.

  - Нет, я хочу рассказать вам сейчас. Это важно. Дело в том, что вчера я встретил своего прапраправнука! Еще на пресс-конференции я заметил его в зале. Подумал: до чего же знакомое лицо. А ведь он очень похож на меня, только лет на двадцать моложе.

  - Вы знаете, Макс, что я всегда скептически относился к подобным сообщениям. Одно дело, если такие истории начинает рассказывать скучающая домохозяйка или прыщавый юнец. Им простительно. Но вы, Макс, мой непосредственный заместитель, не должны поддаваться на разного рода провокации и распускать слухи. Где подтверждение того, что он из будущего?

  - Не-ет! - покачал головой Хорн. - Этому парню я поверил сразу и безоговорочно. У него на лице написано, что он лет на сто меня умнее. И разговаривал он со мной как старший с младшим.

  - Что же он вам такого сказал? Попросил денег взаймы? - усмехнулся Бартон.

  Хорн досадливо мотнул головой и сжал губы.

  - Ладно, Макс, давайте покороче, я тороплюсь!

  - Он сделал мне предложение, смысл которого сводится к одному: программа Хроноразведки должна быть, как можно быстрее, свернута.

  - Вы серьезно?! С какой стати его интересует Хроноразведка?

  - Он сказал, что Алекс в опасности.

  - А вы не думаете, что вас дурачат? У нас столько недоброжелателей. Лично я не торопился бы верить первому встречному.

  - И я не сразу поверил. И вообще, посоветовал ему обратиться лично к вам.

  - Ко мне? - рявкнул Бартон. - Этого еще не хватало! Он что, прилетел вместе с вами?

  - Летел, но в Дакаре и здесь я его не видел. Мне кажется, ему не было смысла лететь со мной в одном гравилете - только время терять. Я думаю, он объявится здесь сегодня...

  - Чего конкретно он добивается?

  - Досрочного возвращения Алекса.

  - А вы знаете, чем это пахнет? Это же дискредитирует меня как руководителя проекта и в первую очередь как политика, ведь до выборов считанные недели. К тому же мы похороним идею Хроноразведки на многие десятилетия! И чем он мотивирует свое требование?

  - Ну, якобы нам еще рано соваться в прошлое, неандертальцы мы неотесанные, не за свое дело взялись, а последствия могут быть непредсказуемые.

  - Он не шантажировал вас, не выдвигал ультимативных требований?

  - Не-ет, он старался лишь убедить меня, а когда ничего не вышло, кажется, расстроился.

  - Расстроился?.. А кто он вообще такой - ученый, политик, военный?

  - Он представился экспертом Службы Хроноспасения. Зовут его Майкл... фамилию сейчас не вспомню.

  - Что он вам еще говорил?

  - Сожалел, что я не на его стороне. Надеялся назавтра все же меня убедить, представив веское доказательство своей правоты. Сказал, что это связано с церемонией захоронения капсулы и явится для нас неожиданностью.

  - Вот как! Надеюсь, он не подложит нам свинью. Что вы ему ответили?

  - Ничего. А что вы ответили бы на моем месте? Да будь он трижды прав, разве вы добровольно зарубили бы проект?!

  Генерал насупился.

  - Ладно. Подождем, что будет дальше. Если нам ничем не угрожают, с какой стати мы будем слушать этих умников из будущего?! Черт вас дернул, Макс, давать интервью в аэропорту. Да еще эта капсула, из-за которой вы задержались.

  - Я думаю, им не составляет труда обнаружить любого из нас в любой точке хронополя, так что зря вы ворчите, генерал, насчет капсулы. Ладно, давайте пока будем считать, что ничего не случилось.

  - В таком случае я поехал в банк за письмом для этих умников.

  - Вы думаете, письмо до сих пор в сейфе?

  - Какой смысл потомкам красть у нас золотую фольгу и мнемокристалл, которые и так предназначаются им? Это не логично.

  Доктор Хорн пожал плечами. Генерал распахнул дверь и, коротко кивнув, вышел из номера.

  Генерал спускался по лестнице, когда его жестом остановила хрупкая светловолосая девушка. Он хотел пройти мимо, но она преградила дорогу и тихо сказала:

  - Вы - генерал Бартон. Меня зовут Линда Пинелли. Я хочу вас предупредить: ваша жизнь под угрозой!

  Генерал враждебно посмотрел на девушку из-под козырька раззолоченной позументами фуражки, грубо отстранил ее своей мощной волосатой рукой и, бормоча на ходу ругательства, поспешил к ожидавшему его лимузину.



  ССВ

  1 октября 2262 года_______________________________________________________

  Этьен Лекок возглавлял Службу Спасения не один десяток лет. На ниве бескорыстной помощи терпящим бедствие во Времени Лекок благополучно состарился, приобрел вес в обществе, стяжал славу и лавры героя. Правительственные эксперты, а значит, и сами лидеры, всегда были довольны его работой. Имя Лекока стало синонимом поборника прав человека во Времени. Официальная пропаганда превозносила куратора ССВ как героя Объединенных Материков. Мало кто догадывался о его грязных аферах во Времени, которые он ловко провертывал, хотя находился под контролем Службы Безопасности. Больше того, о самых догадливых, о тех, кто мог и хотел навредить Лекоку, обычно как раз и успевали позаботиться его покровители - функционеры СБ.

  Службой Безопасности руководил Ион Петреску, жестокий и опасный человек, об истинном влиянии которого на жизнь правящей верхушки мало кто знал. Долгое время он играл роль "серого кардинала", для которого не существовало ни законов, ни нравственных норм, и которого, конечно же, не интересовало мнение рядовых служащих. Петреску контролировал ССВ и ряд других правительственных служб, делая их инструментом своих политических амбиций. Этьен Лекок был, по сути, правой рукой Петреску и выполнял самые щекотливые и ответственные из его поручений.

  Вот и сегодня Петреску прислал Лекоку свой "имидж" - голографическое изображение в натуральную величину - с приглашением посетить его виллу на берегу Мраморного моря. Этьен Лекок знал, что Ион ждет его немедленно, поэтому живо нырнул в "серое окно", оставив вместо себя на время своего клона. Из своего кабинета Лекок шагнул прямо на садовую дорожку между двух розовых кустов. Он огляделся вокруг. Роботы-садовники с наклеенными улыбками весело сновали по саду, превращая его в рай на земле. У овального бассейна с подкрашенной водой под лучами искусственного солнца нежилась в шезлонге обнаженная восточная гурия - новое увлечение Петреску. Правда, Лекок не был вполне уверен, что это не биоробот.

  В отдаленной беседке, почти скрытой порослью олеандров, гостя ждал Петреску. Пристальный взгляд его колючих немигающих глаз заставлял невольно ежиться всех, кто имел несчастье попасться ему на пути. Высокий, худой и длинношеий, Петреску напоминал питона, гипнотизирующего свою жертву. Брезгливая складка рта, выдвинутая вперед нижняя челюсть и вечно оттопыренные ноздри красноречиво говорили о его отношении к окружающим.

  - Присядьте, Этьен, - лениво предложил он, указывая на садовую скамью, и начал, как обычно, издалека. - Не правда ли, приятно вот так вырваться из душного кабинета на часок-другой? Здесь всегда солнце, всегда лето. Искусственный климат - весьма полезная штука, хотя и чертовски дорогая. Отдохните и вы, Этьен, хоть часок, вид у вас какой-то нездоровый. Сейчас Зубейда принесет напитки, а мы попросим ее что-нибудь спеть нам, или станцевать.

  Лекоку не понравилось подобное вступление. Он сидел как пришибленный, не решаясь взглянуть на патрона.

  - Этьен, мы работаем с вами почти двадцать лет. За это время я не раз ставил перед вами задачи, прямо противоположные тем, которыми ваша служба призвана заниматься. Вы успешно справлялись, и я всегда был доволен вашей работой. Я знал, что на вас можно положиться, - Петреску сделал паузу. - Теперь я в этом не уверен.

  - Ион! Согласен, я допустил ряд досадных ошибок. Но разве...

  - Зачем ты привлек к работе этого Лозовски? - вдруг взорвался Петреску, сразу переходя на "ты". - Ты что, не знал, что Лозовски - потомок Хорна? Ты проморгал старт Корабля! Ты упустил возможность его вернуть! Что ты теперь думаешь делать?

  - Я уже прогнал Майкла, - немного заикаясь, стал оправдываться Лекок. Он начинал заикаться всякий раз, когда нервничал. - Я думаю поручить это дело Дику.

  - Ладно. Пусть так. Дик Секонд - твоя последняя ставка в этой игре... Хочу довести до тебя мнение Хозяина. Вот что он подумал позавчера, - с этими словами Петреску взял со скамьи миниатюрный мнемофон и включил синтезатор речи. Прибор послушно воспроизвел мысли Владыки:

  "Если мы не сумели сорвать старт Корабля, если не сможем добиться его возвращения, значит, остается активно управлять действиями пилота. Мы обеспокоены не столько судьбой Алекса Химмеля, сколько самим фактом преждевременного проникновения в прошлое наших предков. Надо найти средство дискредитировать руководство пресловутой Хроноразведки. Нам будет на руку, если пилот не вернется".

  - Вот как представляется Хозяину заключительная фаза операции, - сказал Петреску. - Когда не помогают терапевтические меры, прибегают к оперативному вмешательству... Пусть ваш Дик Секонд немедленно приступает к ликвидации Бартона. Хорна не трогайте. О выполнении доложите лично. После этого будем решать судьбу пилота. Все ясно?

  Лекок молчаливо кивнул.

  - Жаль, что тебе нужно так спешно возвращаться, - уже с улыбкой хлопнул его по плечу директор СБ. - Но я понимаю, работа есть работа.

  ...Через час, сидя перед пустым экраном, Петреску отчитывался перед Хозяином:

  - Из-за преступной халатности нашего горе-спасателя мы опоздали развернуть Корабль и теперь вынуждены прибегнуть к крайним мерам в отношении генерала.

  - Правильно! - басом сказал невидимый Владыка. - Остальное устроить будет намного легче. Для убеждения Хорна можно использовать того же Лозовски. Хроноразведку необходимо уничтожить в зародыше. Что вы предприняли в отношении Химмеля?

  - Пока ничего, патрон,- ответил Петреску. - Мы еще не имеем его координат ни во времени, ни в пространстве. Поэтому...

  - Ошибаетесь, Ион, всего полчаса назад Мировая Сеть зарегистрировала два слабых сигнала в окрестностях Брянска. Это маяки Химмеля. Поздравляю вас. Теперь вы сможете установить контакт с хронопилотом.

  - Разрешите начать немедленно?

  - Да, начинайте. И я хочу, чтобы Химмелем занялся ваш лучший хронохирург, - рассмеялся Владыка. - Пусть это будет лично ваш киллер. Вы держите при себе такого?

  - Да. Я пошлю Джо Файфа. Это обычный бироб второго поколения, но с его опытом, подвижностью и способностью к самовосстановлению он может составить конкуренцию даже мнеморгу.

  - Одобряю. Пусть это будет Джо-5.

  Сеанс связи с Хозяином был закончен. Петреску затребовал информацию о хрономаяках. Виртуальный дисплей высветил колонки цифр и нарисовал карту Брянской области. Недалеко от города - в лесу - сияли две изумрудные звезды, тонкими нитями зеленых лучей вычертив две стороны хроноквадрата.

  "Почему же только две? - недоуменно подумал Петреску. - Что могло случиться с остальными двумя маяками? Впрочем, имеющихся вполне достаточно, чтобы определиться во времени".

  Шеф СБ нажал пару кнопок на виртуальном экране, и электроника вывела на дисплей лаконичную дату: 21.08.1947 и одно слово "ТУПИК".

  - Странно, - буркнул он. - Память у этих устройств довольно емкая, хоть любовное письмо пиши, почему же Химмель так краток? Спешил, или ему помешали?

  На дисплее появилось новое сообщение: "У нас проблемы. ОТТО". Петреску растянул губы в улыбке и, нежась, закрыл глаза. Сытый питон хотел спать.


  2


  В это же время, но совсем в другом месте Этьен Лекок строго взирал на Дика Секонда. Временами господин начинал бояться своего раба и, чтобы скрыть страх перед ним, напускал на себя высокомерную строгость.

  Неповоротливый, точно шкаф, с тупым выражением лица и рачьими глазами, Дик больше походил на гориллу, нежели на человека. Была в нем и дикая нечеловеческая сила, ибо Дик Секонд, он же Ричард-2, представлял собою специальную модель боевого робота, построенную не человеком, а сообществом запрограммированных нанороботов. Подобные машины появились сравнительно недавно и в небольшом количестве. Люди назвали их мнеморгами. Роботы-мнеморги были наделены колоссальной физической силой в ущерб умственным способностям и не могли самообучаться как обычные биробы, зато были практически неразрушимы.

  Полусонный, не полностью активизированный Ричард-2 тупо смотрел на своего господина. Лекок, в сравнении с мнеморгом казавшийся чуть ли не карликом, придирчиво осматривал робота, описывая вокруг него круг за кругом. Наконец он заговорил:

  - Дик! Ты - мой лучший исполнитель. Тебе все удается просто и легко... Знаешь, для тебя снова есть работа. - Лекок включил голографический проектор, и перед роботом прямо из воздуха возникло лицо генерала Бартона. - Запомни этого человека. Подлежит ликвидации. - Щелчок, и на секунду изображение стало размытым, затем лицо Бартона трансформировалось в лицо Хорна. - Этого запугать, подготовить к психологической обработке. Физическое давление не оказывать. Операцию провести в сжатые сроки, без шума, с условием стопроцентного поражения объекта и стопроцентной гарантии безопасности окружающих.

  - Я не варвар, - рявкнул Дик Секонд. - Я все же хронохирург!

  - Выбор оружия оставляю на твое усмотрение.

  - Задание понял! - мрачно ответил мнеморг.



  ЭКСПЕРИМЕНТ

  21 июля 1947 года, понедельник____________________________________________

  Штандартенфюрер Моллер, сорокапятилетний педантичный сангвиник, еще раз мысленно повторил текст радиограммы, продиктованный ему Ренке. Некий "Курт" в некоем пункте "Д" ждет гостей в связи с пуском "Фау-4". Только так можно было понять недвусмысленный намек русского радиста. Интересно, откуда у него эти сведения?

  Надо же! Сообщает почти открытым текстом, как в свое время горе-патриоты информировали Сталина о начале войны. Они были настоящими героями, однако, Сталин им не поверил. Этот русский тоже своего рода герой. И он весьма опасен. Если ему известны сверхсекретные данные о времени пробного пуска "Фау", не значит ли это, что русский агент находится здесь, в бункере управления, в одном из соседних кабинетов?

  Моллер думал. Его выцветшие глаза пристально изучали ноль на диске номеронабирателя, брови сошлись на переносице, зубы покусывали верхнюю губу. Только что штандартенфюрер был спокоен и даже погружен в сладкую меланхолию, как вдруг звонок Ренке разом лишил его покоя. Моллер не знал, что предпринять. Позвонить в Берлин?! Или для начала все как следует обдумать самому?

  "Будем рассуждать логично, - думал Моллер. - Сегодня - двадцать первое. Пуск ракет назначен на двадцать пятое. Что могут успеть сделать русские за эти четверо суток, и что могу успеть я? Омск забросит диверсантов, это логично. Может принять контрмеры, в том числе упреждающие, это тоже логично. Что я смогу противопоставить инициативе Берии? Во-первых, было бы логично перенести дату пуска на двадцать третье июля. Во-вторых, необходимо усилить охрану ПОЛИГОНА, в-третьих, силами Брянского гарнизона обеспечить ликвидацию диверсионной группы и, в-четвертых, во что бы то ни стало выявить русского агента... Необходимо поставить в известность лично Гиммлера!"

  В это время в кабинет заглянула шарфюрер Эльза Штедке, личная секретарша Моллера. Эта обаятельная стройная блондинка была, пожалуй, единственной женщиной подземной цитадели. На ПОЛИГОН она попала по личной рекомендации своего шефа, главной слабостью которого всегда были ее голубые лукавые глазки. Сейчас милое овальное личико Эльзы в обрамлении соломенных кудряшек было серьезно и сосредоточенно.

  - Герр штандартенфюрер! - сказала она. - На проводе Берлин!

  Моллер резко поднялся, будто только и ждал этих слов. Неприятная обязанность докладывать о своих просчетах как будто отпала. Моллер аккуратно снял трубку и приложил ее к уху. Он сразу узнал властный отрывистый голос Гиммлера.

  - Моллер! Здравствуйте! Что у вас там творится? Мне доложили, что сегодня утром у вас появился русский самолет. Якобы, он сбил "Ме-109" и ушел безнаказанным. Это достоверная информация?

  - Да, рейхсфюрер. К стыду своему, должен подтвердить: все было именно так, как вам доложили. Только это был не совсем обычный самолет.

  - Что значит "не совсем обычный"? Мне сказали, что это был заурядный транспортный "Ли-2". И наши истребители не справились с "русской фанерой"?

  - Позвольте заметить, рейхсфюрер, что эта "русская фанера" летает быстрее "Мессершмитта". И практически неуязвима.

  - В это трудно поверить.

  - Уверяю вас, у этого самолета скорость "Мессершмитта" и броня "Тигра"!

  - Допустим. Почему же молчала ваша зенитная артиллерия?

  - Полковник Штольц доложил, что с земли русский самолет не просматривался. Был слышен только гул моторов...

  - Моллер, я вас не понял. Как это самолет с земли "не просматривался"? Он что, шел в облаках?

  - Нет, рейхсфюрер... Я не берусь объяснить это с научной точки зрения, только практически никто с земли его не наблюдал. По этой же причине не были своевременно подняты в воздух другие истребители.

  - Почему же мне доложили, что это был именно "Ли-2"?! Кто-то же его видел и опознал! И откуда сведения о его непомерной скорости и неуязвимости, если его никто не видел?!

  - У нас есть радиодоклад пилота сбитого "Ме-109". Возможно, это секретное оружие русских.

  - Невидимый самолет?! - усмехнулся Гиммлер и вдруг, сам себя прервав, предложил. - Ладно, оставим это. Есть дела поважней... Наша агентура в России сообщает, что в Салехарде идет строительство пусковых шахт для русских ракет "Заря". Королев напрягает все силы для того, чтобы уже в августе у России были свои межконтинентальные ракеты. Надо этому помешать. Я пересмотрел план операции "Лотос". Двадцать четвертого ждите моего личного курьера с пакетом. Вместе с ним прилетит человек фон Брауна. Он перенацелит ракеты. Обеспечьте охрану. Все поняли?

  - Так точно, рейхсфюрер. Но у меня неприятная новость.

  - Еще одна?!

  - Есть основания предполагать, что на ПОЛИГОНЕ работает вражеская агентура.

  - Что-о?! - спокойно-зловещий тон Гиммлера мог напугать кого угодно, но Моллер не дал шефу опомниться.

  - Оберштурмбаннфюрер Ренке сообщил мне о перехваченной радиограмме. В ней русский агент почти прямым текстом указывает дату пуска.

  - Что вы предлагаете, Моллер?

  - Рейхсфюрер, - Моллер приготовился к этому вопросу. - Выход один - перенести показательный пуск на двадцать третье.

  После минутной паузы Гиммлер спросил:

  - Вы уложитесь по времени, Моллер?

  - Да, рейхсфюрер. Две "Фау" подготовлены к старту. Осталось только заправить их окислителем и установить боеголовки. Ракеты уже нацелены.

  - Я же сказал вам, что пересмотрел планы операции, - раздраженно сказал Гиммлер. - Ждите курьера двадцать третьего, а этому Ренке сейчас же передайте мой приказ: найти радиста! Срочно! В течение суток! Все.

  Загудели гудки: Гиммлер дал отбой. Моллер расслабился, опустился в кресло, бросил трубку на рычаг и хотел было набрать номер Ренке, но передумал, зевнул и, сомкнув веки, двумя пальцами помассировал переносицу.

  Очаровательно улыбаясь, в кабинет вошла Эльза Штедке с подносом в руках.

  - Кофе господину штандартенфюреру, - нежно пропела она.

  Сидя в кресле, Моллер поманил ее пальцем. Лицо его посетила довольная ухмылка, в глазах запрыгали веселые огоньки. Штандартенфюрер ласково сжал в руках узкую ладонь подошедшей блондинки и искательно заглянул в её голубые манящие глаза.


  2


  Над входом в белое двухэтажное здание реял алый флаг со свастикой в белом круге. Улица была пустынна, а у входа в комендатуру стоял запыленный новенький "опель-капитан".

  Сил Силыч Барсук долго не мог войти в комендатуру - не пускал надменный рыжий солдат с повадками тюремного надзирателя. Изгалялся, корчил из себя Бог знает какого героя, Зигфрид несчастный! "Шмайссером" пугал, делал губы трубкой, издавая непристойные звуки. В другое время да в другом месте Барсук с таким бы цацкаться не стал - живо к ногтю. А теперь приходилось терпеть и жалко улыбаться в ответ господину немецкому солдату, мать его так, уповая на его мягкосердечие.

  По счастью, когда Сил Силыч был уже на нервах, как из-под земли вырос на крыльце штурмфюрер Фогель. Он узнал Барсука и остановил распоясавшегося часового.

  - Вы к господину оберштурмбаннфюреру? - спросил Фогель. Он хорошо знал русский язык и был неизменно вежлив с предателями, в душе их презирая.

  - Так точно, герр штурмфюрер, - хмуро рапортовал Сил Силыч. - У меня важная информация, а этот дармоед изгаляется - не пускает.

  - Идите за мной. Оберштурмбаннфюрер у себя в кабинете.

  Они пошли наверх по лестнице, потом по узкому полутемному коридору.

  - У вас очень усталый вид, господин Барсук, - вежливо сказал Фогель. - Я подозреваю у вас состояние, которое по-русски называется по-кмелье. Не желаете ли стаканчик шнапса, опо-кмелиться?

  - Буду премного вам благодарен, господин Фогель, - подобрел Барсук. С этими словами он переступил порог кабинета.

  Ренке застыл за столом в неудобной позе и читал материалы допросов. Перед ним на столешнице стоял недопитый стакан чаю, в пепельнице дымилась сигарета. Мельком взглянув на вошедших, оберштурмбаннфюрер указал на стулья.

  - Что ему нужно? - по-немецки спросил он Фогеля.

  - Говорит, у него ценная информация, - пожал плечами штурмфюрер.

  - Пусть изложит, но кратко.

  - Герр оберштурмбаннфюрер! Я пообещал русскому стакан шнапса. У него похмельный синдром.

  - В чем же дело, Фогель, налейте. И пусть говорит, поторопите его.

  Фогель наполнил стакан до краев, поставил его на край стола и облокотился о стену, наблюдая за Барсуком. Сил Силыч встал, буркнул: "Благодарствуйте", примерился, чтоб взять и не пролить, а потом резко поднял стакан и выпил залпом. Утираясь рукавом ватника, крякнул и поцокал языком. Только после этого он начал свой рассказ.

  - Видел я сегодня в лесу самолет. Наш самолет, то есть не то чтобы наш... а... советский самолет.

  - Там что, посадочная полоса? - быстро спросил Ренке, когда Фогель перевел ему слова Барсука.

  - Нет. Нету там никакой полосы. То-то и удивительно. Самолет будто на ниточке с неба опустили, но еще не то мне странным показалось... Сидит около самолета девка, ужас, до чего красивая. И с каким-то хахалем лясы точит. А говорит по-немецки. Я ж по-вашему кой-чего кумекаю. И видел я у этой дивчины в руках как будто аппарат какой-то, антенну она из него вытягивала.

  - Антенну? - подпрыгнул на месте Ренке. Фогель тоже напружинился. - Где это, где они, по карте показать можешь?

  Барсук подошел к столу, на котором была разложена подробная карта окрестностей Брянска, и неуверенно ткнул пальцем.

  - Кажись, здесь... Да что по карте, лучше я вам на месте покажу.

  - Поехали! - Ренке решительно поднялся и вышел из-за стола, но его остановил телефонный звонок.

  - Ренке? Это Моллер. Слушайте внимательно. Вам надлежит найти русского радиста в течение суток. Это личный приказ рейхсфюрера.

  - Как раз этим я сейчас и занимаюсь! - раздраженно крикнул в трубку Ренке.


  3


  Алекс скучал, тяготился вынужденным бездельем. Возвращаемый модуль уже был подготовлен к старту, маяки расставлены. Хоть сейчас - обратно в будущее. Но какие-то неясные ностальгические воспоминания удерживали его в этом Времени, которого, по сути, никогда не было и быть не могло. Хронопилот часто пускался в умозрительные рассуждения о возможности или невозможности проникновения реальных объектов из одного хронокоридора в другой. Его теоретические построения сводились к главному: допущению возможности соприкосновения и взаимопроникновения параллельных хронополей в какой-то определенной точке пространства-времени. Оставался открытым вопрос о количестве таких точек в обозримом будущем. Если точка входа в параллельное время была единственной, то впереди - тупик, выхода из которого в реальное время нет.

  - Это все теория, - успокаивал Алекса ОТТО. - Не стоит ломать голову. Мне вот вспомнилась восточная притча. Один купец собрался в путь: ему надо было отвезти товар в соседний город. Но прежде решил он измерить ширину проезжей дороги. Купец хотел узнать, достаточна она или узка для его арбы. Дорога была местами узка, местами широка. Торговец ничего не решил, а только зря потратил драгоценное время. Он отправился в путь и поехал именно этой дорогой, потому что другой в тот город не было.

  Алекс внимательно выслушал и ответил:

  - Твой купец не боялся быть размазанным по времени.

  - Но, сэр, - оживился ОТТО. - Кто вообще знает о свойствах времени больше, чем мы с вами?! Все эти размазки по времени - голая теория, абстракция чистой воды.

  - Да, этим пугают малышей, - в тон Кибермозгу ответил Алекс. - Но все равно быть размазанным неприятно. Даже теоретически.

  - Если я правильно вас понял, сэр, вы не собираетесь возвращаться?! Лично я всегда считал вас героем. У вас что, проблемы психодискомфорта?

  - Нет, - вздохнул Алекс. - Нечто вроде ностальгии по невозвратимой первозданной чистоте. Ты много знаешь, ОТТО, у тебя обширная память, она вмещает бесконечное множество понятий и образов, в том числе всю красоту, дикую красоту былой природы. Но ты никогда не видел живой красоты и даже не можешь себе ее представить.

  - Почему же, сэр, вы умаляете возможности моих пси-рецепторов?!

  - Вовсе нет. Просто мои и твои чувства никак нельзя сравнивать. Я вырос на руинах разбитого счастья, я на себе испытал, что такое противогаз для новорожденного. Но я видел и уголки нетронутой природы, там было дивно. И все же здесь несравнимо лучше, хоть мир и катится к ядерной катастрофе...

  В полдень, повинуясь какому-то неясному желанию, Алекс вышел за периметр хроноквадрата. Он шел в густой влажной тени могучих деревьев, слушая пересвисты птиц, следил за смешной возней бельчат в молодом ельнике. Алекс не мог даже предположить, что все это богатство - запахи, звуки, движения - сохранилось здесь в мизерном количестве на узком участке леса вблизи города. Все остальное было безжалостно уничтожено - отравлено "Циклоном Б".

  Внезапно на пути хронопилота выросла Хельга. Она подошла к нему вплотную, полуобняла его за плечи.

  - Не уходи далеко, Алекс, тебе нельзя покидать нас с ОТТО. Ты знаешь, как мы тебя любим, как я тебя люблю. Я, наверно, умру, если с тобой случится беда. Вернись!

  Странное чувство шевельнулось в душе Алекса. Он взглянул на Хельгу другими глазами. Почему-то припомнились все ее недостатки, которые она перечисляла с полудетской непосредственностью. Алекс посмотрел в ее неживые влажные глаза и внезапно ощутил леденящее сердце безразличие.

  Молниеносной подсечкой Алекс бросил Хельгу на землю, а сам быстро зашагал прочь. В голове не было мыслей, в сердце холодным клинком проникло ожесточение. Хельга живо вскочила на ноги и бросилась вдогонку. Это было так непохоже на Алекса - он не любил применять грубую силу. А сейчас в его глазах Хельга прочла безжалостную ярость. Она догнала хронопилота, схватила его за руку, развернула к себе и, сбив с ног, взгромоздилась на него сверху. Алекс не мог пошевелиться, его тренированное тело было плотно прижато к земле.

  - Ты никуда не пойдешь! - жестко сказала Хельга.

  Хронопилот попробовал освободиться, но почувствовал, что Хельга прижала его еще сильнее. Тогда он боднул подругу головой в левую скулу, где под искусственной кожей находился реасенсор - подавитель активности. На несколько секунд силы оставили Хельгу, и Алекс легко стряхнул ее с себя. Поднявшись, он помог встать и ей.

  - Воспользовался моей слабостью, - проворчала недовольная Хельга. - Скажи, какая муха тебя укусила?

  Алекс пожал плечами. Он и себе не мог объяснить свое странное поведение. Пришла мысль, что минуту назад он действовал как бы против своей воли.

  - Идем? - спросила его Хельга, и Алекс с легким сердцем согласился. Они направились к гравилету: впереди хронопилот, чуть сзади его биомашина.

  - Не обижайся, сам не знаю, что это было, - со вздохом сказал Алекс.

  - На вас, людей, нельзя обижаться, себе дороже, - Хельга уже улыбалась.

  Неожиданно в воздухе перед ними возник плоский прямоугольник серого цвета, из которого на тропу шагнул рослый и плотный, до пояса обнаженный мужчина. Это был Джо-5, целая гора пластиковых мышц. В правой руке он держал "бломп", в левой - плазменный деструктор. Секундный шок, испытываемый каждым роботом вследствие хронопомех в процессоре, не позволил Джо выстрелить сразу. Он ясно видел цель, успел ее идентифицировать, только целую секунду не мог пошевелиться.

  Холодный блеск глаз, хищный оскал зубов и угроза, таящаяся во всем облике незнакомца, сказали Алексу больше самых красноречивых слов. Он сразу понял, с кем имеет дело, и среагировал молниеносно. Ребрами ладоней Алекс ударил по запястьям бироба. Джо-5 выпустил из рук деструктор и блок перемещений. Следующий удар Алекс хотел нанести в левую скулу и солнечное сплетение, где должны были находиться реасенсор и агрессоподавитель. Но в это мгновение бироб ожил и легко ушел от удара.

  Джо оценил ситуацию: с потерей деструктора его шансы на победу уменьшились, но оставались еще втрое больше, чем у человека. Бироб пошел в атаку, но тут на его пути встала Хельга. Ее глаза горели бешеным огнем, брови были сдвинуты к переносице, зубы оскалены. В это мгновение она больше походила на разъяренную кошку, нежели на человека. Сжав кулаки, Хельга надавила на сенсоры-мобилизаторы, которые включили резервные мышцы и ускоритель реакций. Бироб сделал то же самое, увидев перед собой равного по силе противника.

  Алекс понял, что настало время единоборства роботов, и ему пока лучше не вмешиваться. Он замер в напряженном ожидании, готовый в любую минуту прийти Хельге на помощь.

  Роботы сошлись. Они вцепились друг в друга, выпустив на концах пальцев стальные когти. Они рвали друг на друге одежду и кожу, одновременно пытаясь сбить соперника с ног. Хельга хотела добраться до глаз бироба, и Алекс, глядя на нее, подумал, что все женщины, и живые, и искусственные, одинаковы.

  Хельга разозлилась не на шутку. Она сновала вокруг бироба и наносила ему быстрые и точные удары, сочетая элементы различных боевых единоборств. Джо-5 лениво парировал ее выпады, но это скоро ему надоело. Он оценил возможности Хельги, степень ее защищенности, изучил стереотипы ее поведенческой программы. Он признал эти параметры заниженными и перешел в контрнаступление. Ловкой подсечкой он свалил Хельгу наземь и, пока она поднималась, нанес ей серию ударов по корпусу. Алекс попробовал вмешаться, но был отброшен в сторону.

  - Не лезь! - остановила его Хельга.

  Она быстро пришла в себя и заняла оборонительную позицию. Бироб надвигался на нее, и она отступала в тень разлапистой ели. Трещал под ногами валежник, падала вниз рыжая прошлогодняя хвоя. Яростные удары сыпались на голову и грудь Хельги, биробу удалось поразить ее в реасенсор. Сила ушла, но вновь и вновь Хельга сжимала кулаки и ставила блоки. Сила бироба не убывала, и Алекс забеспокоился об исходе схватки. Хельге требовалась помощь, а помочь ей мог только сверхчеловек.

  Вот здесь Алекс и вспомнил о капсуле "Мобифорта", которую всегда носил с собой. "Мобифорт" был известен как сильнейший галлюциноген. Употребление этого наркотического вещества в больших дозах для одних кончалось летальным исходом, а для других - необъяснимым пока включением подсознания и созданием вокруг всего тела энергетической бронеауры. Алекс не относился к группе риска и однажды уже употреблял этот препарат. Он помнил ту необычайную, нечеловеческую силу, пробудившуюся в нем под действием "Мобифорта" всего на десять минут. Правда, помнил он и состояние полной отрешенности от мира, прострацию, в которой пребывал несколько часов, когда действие препарата закончилось.

  Джо-5 методично наносил Хельге удары, он хотел уничтожить сначала более сильного противника, а уж потом заняться человеком. Хельга уже почти не защищалась, она плохо различала противника и потеряла ориентацию в пространстве. Бироб тряс ее за плечи и с силой бил головой о ствол дерева.

  Алекс торопливо раскусил капсулу "Мобифорта" и почти сразу ощутил жжение в груди и сильную головную боль. Одновременно онемело все тело. Хронопилот почувствовал вибрацию и нестерпимый кожный зуд. Это вокруг тела нарастала новая кожа - энергетическая бронеаура. Включилось подсознание, и Алекс перестал быть только самим собой, в его душе ожили сейчас все семнадцать прежних его воплощений. Ощутив невероятный прилив сил, Алекс набросился на бироба.

  Первым же ударом Джо Файф был оглушен и ослеплен. Он отлетел на пять метров, нелепо размахивая руками, и врезался спиной в молодую сосну. Когда он поднялся, Алекс был уже рядом и начал обрабатывать корпус бироба. Руки человека даже не касались тела робота - всю силу удара принимала на себя защитная аура. Бироб упал на колени, кожа на его груди лопнула, и из-под нее показались титановые ребра.

  Хельга медленно приходила в себя. В голове была каша - фрагменты боевых программ перемежались фрагментами из "Кама-сутры" и "Дао". Наконец она поднялась, произвела контроль основных систем и по внешним раздражителям оценила ситуацию. Хельга сразу поняла, что Алекс принял "Мобифорт". Она знала, к каким последствиям приводит употребление препарата, и потому поторопилась вмешаться.

  - Отходи, Алекс! Прикрою! - крикнула она, спеша сменить его на поле боя.

  Хронопилот послушался. Он чувствовал, что сверхсила постепенно убывает. Алекс оставил оглушенного робота Хельге, а сам рванулся к прогалине, крича на ходу:

  - ОТТО! Команда на взлет!

  Хельга добивала бироба и оглядывалась на Алекса. До окончания действия "Мобифорта" оставалось чуть больше пяти минут.

  Джо-5 был сильно поврежден. Он не ожидал такой прыти от человека. Кожа на теле робота висела клочьями, из груди нелепо выпирали титановые ребра, процессор выдавал ложные команды и потерял контроль над телом. Хельга оставила бироба и поспешила в гравилет. Джо Файф не преминул воспользоваться передышкой и включил программу самовосстановления.

  Хельга запрыгнула в открытый люк и сразу заметила, как бледен Алекс. Еще минута-другая, и ему станет совсем худо.

  - Взлет, ОТТО! - закричала Хельга.

  Кибермозг включил гравигенный модулятор. Но за секунду до этого Джо-5 в прыжке догнал взлетающий гравилет и повис на правом крыле. Вокруг "Ли-2" возник силовой кокон, который оторвал машину от земли и вертикально вознес ее на высоту пятидесятиэтажного дома.

  Алекс тяжело дышал, ему было очень плохо. Разгоряченная Хельга делилась впечатлениями о схватке.

  - Это какая-то модификация, с подобными я дела не имела. Я не знала, куда бить. Похоже, у него нет ни одного реасенсора. Почему он набросился на тебя? И откуда он взялся, ведь здесь не может быть роботов, даже простейших.

  - Его прислали из будущего, это очевидно, - ответил Алекс. - Видимо, мы суемся, куда нас не звали, поэтому нас и захотели устранить.

  - Сэр, это не шутки, - отозвался ОТТО. - Я настаиваю на немедленном возвращении.

  - Согласен, - ответил Алекс и сжал ладонью глаза: закружилась голова. - Надо найти новое место для стоянки и там включить механизм возвращения.

  - Минуту, сэр, я все же оставлю короткое сообщение о хрономаяках.

  - Кому это надо? - буркнула Хельга.

  Алекс не ответил. Он с тревогой ожидал наступления реакции на "Мобифорт".

  В это время с правого борта раздались глухие удары по корпусу гравилета. Алюминиевая обшивка лопнула, и в салон проник окровавленный стальной кулак бироба.

  - Он здесь! - вскрикнула Хельга и ринулась на противника, который уже успел проделать дыру в средней части фюзеляжа. Джо-5 стал протискиваться в салон, но Хельга точным ударом вытолкнула его обратно на плоскость крыла. Не останавливаясь, она сама ринулась следом за ним, боясь, что не сможет справиться с биробом внутри гравилета. Алекс молча наблюдал за ее действиями. Хельга обхватила Джо Файфа за могучие плечи и стала теснить его к краю крыла.

  - Не смей, Хельга! - закричал хронопилот, разгадав замысел своей возлюбленной. - Вниз, ОТТО, вниз!

  Но было поздно. Джо-5 оступился, Хельга попыталась стряхнуть его руки со своих плеч, но бироб крепко держал соперницу, и они вместе сорвались вниз, на острые вершины елей. Высота была порядочная. Пока Хельга и бироб падали, Алекс успел сосчитать до пяти. До самой земли роботы продолжали единоборство в воздухе.

  Хельга упала на пышные лапы елей, но это ненамного смягчило удар. Металлические ребра пробили искусственную плоть и вылезли наружу, пластиковые мышцы лопнули, и теперь Хельга не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Ее биотронное сознание медленно угасало.

  Рядом с Хельгой лежал Джо-5. Ему тоже крепко досталось. Левая рука при падении по локоть вонзилась в землю и, по-видимому, была сломана. Киллер получил серьезные повреждения и не пытался уже продолжать борьбу. Он вытащил из земли изуродованную руку, поднялся и, хромая, отправился на поиски "бломпа". Инстинкт самосохранения заставил бироба бежать в будущее, не выполнив задания.

  По команде Алекса ОТТО плавно опустил гравилет на прежнее место. Люк открылся, из него, шатаясь, вылез хронопилот. Он нетвердой походкой направился к тому месту, куда предположительно упала Хельга. Подойдя, он нашел ее в самом плачевном состоянии. Хельга была неподвижна, только ее глаза, прежде такие безжизненные, теперь излучали тепло и тоску.

  - Оставь меня, - шепнула она. - У тебя будет новая кукла, еще красивее. Ты устал, Алекс, торопись, тебе скоро станет совсем плохо, а надо успеть вернуться! Оставаться опасно, бироб где-то близко.

  Но Алекс решил иначе. Он подхватил тело подруги, ставшее на удивление легким, и, качаясь от слабости, понес ее к гравилету.

  - Я не брошу тебя здесь! - твердо сказал он.

  Для возвращения в будущее требовалось, как и говорил доктор Хорн, нажать только одну кнопку. Но сначала нужно было ее разблокировать. Алекс бережно усадил Хельгу в мягкое кресло в кабине возвращаемого модуля, а сам кинулся к пульту блокировки. Он набрал буквенно-цифровой код и в это время услышал печальный голос:

  - Вы не берете меня с собой, сэр?! - спросил ОТТО.

  Алекс подскочил к панели бортового Кибермозга, нажатием клавиши извлек кассету с мнемокристаллом и вновь вернулся к пульту модуля.

  - Извини, старина, чуть не забыл про тебя! - сказал Алекс, хотя ОТТО сейчас ничего не видел и не слышал.

  Сдвигая панель, скрывавшую кнопку, Алекс вспоминал наставления доктора Хорна. На основе своей теории Макс доказывал, что путешествие во времени абсолютно безопасно для человека и происходит почти мгновенно. С этой мыслью Алекс и надавил кнопку.

  Но... ничего не произошло, ничего не изменилось ни внутри, ни снаружи. Если Хорн прав, в будущее переносится только модуль, а макет самолета остается навсегда в прошлом. Алекс завертел головой: набитый биотроникой модуль по-прежнему находился внутри "Ли-2". Хронопилот вновь нажал кнопку, но это не помогло. Неужели вся теория доктора Хорна - бред сумасшедшего?! Или хронотупик закрыл дорогу в будущее?!

  Алекс вскочил и, чувствуя приближение обморока, утопил кассету с памятью ОТТО в нишу мнемооператора. Кибермозг ожил.

  - Сэр, мы уже на месте? У нас получилось? - вежливо спросил он.

  - Я не знаю, не понял. Я посмотрю снаружи, - отозвался Алекс. - Позаботься о Хельге и будь начеку.

  С этими словами Алекс спрыгнул на землю. Он чуть не упал, но удержался, выпрямился и медленно пошел вдоль фюзеляжа, держась рукой за обшивку. Он прошел с десяток метров, прежде чем убедился, что находится на прежнем месте и в прежнем времени. Невдалеке неуклюже передвигался Джо-5. Алекс увидел врага и понял, что теперь ему вряд ли спастись. Навалилась смертельная усталость. Алекс почувствовал, что проваливается в небытие, тонет в липкой пучине обморока. Взгляд его погас, пот лил в три ручья, тело сковала свинцовая тяжесть. Это была реакция организма на сверхчеловеческую нагрузку. Алекс потерял контроль над собой и тяжело рухнул в траву.


  4


  С высоты птичьего полета эта поляна была похожа на десятки других: круглое невзрачное окно посреди буйства зеленого океана. Однако именно она два года назад стала отправной точкой для создания ПОЛИГОНА. Землю здесь как следует проутюжили бульдозерами - получился квадратный котлован. Землекопы-заключенные прорыли и забетонировали тридцатиметровый наклонный тоннель. Под землей на глубине десяти и пятнадцати метров размещались два уровня бункера управления. Сюда, под землю, как нервы, тянулись многочисленные телефонные провода и кабели систем управления ракетами. Поляну накрывала маскировочная сетка.

  Пусковые шахты были удалены от бункера на тысячу двести метров и находились в центре огромного минного поля, обнесенного колючей проволокой. Одним из главных элементов ПОЛИГОНА была, без сомнения, железнодорожная ветка. По ней с узловой станции приходили эшелоны с оборудованием для сборочного цеха, с комплектующими ракет и ракетным топливом. Недавно по железной дороге под охраной эсэсовцев были доставлены два небольших контейнера. В них находились ядерные заряды для "Фау-4".

  Все эти грузы частью оседали на подземных складах, частью проходили через подземный сборочный цех и по туннелю попадали на нижние уровни пусковых шахт. Ракеты собирались на месте вручную. Это была кропотливая работа, но другого способа монтажа ракетчики пока предложить не могли. Каждая шахта скрывала в себе двенадцатиметровую восьмидесятитонную ракету "Фау-4".

  В полутора километрах северо-восточнее ПОЛИГОНА находился заброшенный концлагерь - десять барачных коробок за колючей проволокой. Рядом с "колючкой" - огромная братская могила, где покоились останки строителей секретного объекта. Южнее лагеря в подземных бетонных боксах прятались танки. Правда, из всех машин на ходу были только два "Тигра Т-VI" и командирская "Пантера". Тут же была расквартирована рота СД, находились небольшое автохозяйство и электростанция. В трех километрах к востоку разместился аэродром. Внешнее кольцо прикрытия объекта осуществляли эсэсовские части и зенитчики.

  Создатель "Фау" Вернер фон Браун из Пенемюнде руководил секретными работами на Брянском ПОЛИГОНЕ, одновременно координируя усилия по возведению подобных сооружений в оккупированной Франции и на Кавказе...

  ...После разговора с Гиммлером Моллер вызвал к себе всех старших офицеров ПОЛИГОНА. Совещание назначил на 18.00. За небольшим исключением все офицеры были, как всегда, пунктуальны. Присутствовали командиры: ракетного взвода - гауптштурмфюрер СД Клюге, роты боевого охранения - гауптштурмфюрер СД Клох, саперного взвода - оберштурмфюрер СС Ринк, зенитного полка - полковник Штольц, авиаполка - подполковник Лутце, взвода связи - оберлейтенант Дитрих и железнодорожного отряда - капитан-инженер Краузе.

  Моллер обвел собравшихся сердитым взглядом.

  - Нет гауптштурмфюрера Штурма! - пояснил Клюге, правая рука шефа.

  - Вижу, - буркнул Моллер. - Он вечно опаздывает, этот франт!

  ...В это время, разбрасывая гусеницами комья красноватой глины, на поляну выбрался танк. В открытом люке "Пантеры" сидел щеголеватый офицер в черном комбинезоне и пилотке с черепом. Он легко спрыгнул на землю, махнул рукой, приказывая механику отогнать "Пантеру" в укрытие, а сам, что-то пряча за спиной, неторопливо пошел к входу в бункер, который охраняли четверо эсэсовцев. Часовой предупредительно открыл бронированную дверь и вытянулся перед офицером. Гауптштурмфюрер Штурм, а это был именно он, ступил в холодный полумрак подземелья и быстро побежал вниз по широким бетонным ступеням. Кабинет Моллера и пост управления находились на нижнем уровне, на отметке 15 метров. Штурм прошел знакомым извилистым коридором и открыл дверь приемной, где в молчаливом одиночестве скучала Эльза Штедке.

  Штурм по-приятельски подмигнул Эльзе, подошел к ее рабочему столу и вручил букетик лесных фиалок, который до этого держал в правой руке за спиной. Секретарь Моллера улыбнулась в ответ, приняла цветы, одновременно двигая левой рукой по столешнице четвертушку писчей бумаги. Штурм взял листок и, не глядя, положил в карман. После этого коротко кивнул и вошел в кабинет штандартенфюрера, где его дожидались уже десять минут.

  Плотно закрыв за собой дверь, Штурм вскинул правую руку в приветствии. Его манера держаться независимо и гордо не позволяла ему извиняться перед начальством из-за каждого опоздания. Моллер смерил Штурма недовольным взглядом и демонстративно посмотрел на часы. Сначала он хотел выразить неудовольствие поведением гауптштурмфюрера, но внезапно передумал, прокашлялся и обратился к собравшимся:

  - Господа офицеры! Я вызвал вас, чтобы сообщить довольно неприятную новость, - Моллер замолчал. Обводя пытливым взглядом знакомые лица, он следил, какое действие произвели его слова на сослуживцев.

  - Штандартенфюрер, вы начинаете как городничий в гоголевском "Ревизоре", - хмуро заметил подполковник Лутце.

  - Тем не менее, господа, я вынужден заявить, что среди нас находится русский шпион. Но не делайте такие лица, я не подозреваю никого из вас лично, нет... Это, скорее всего, один из ваших подчиненных, какой-нибудь оберлейтенант с обостренным слухом. Ему вовсе не обязательно забираться в мой сейф за секретными документами, достаточно подслушать разговоры в офицерской столовой; болтунов у нас всегда хватало. Нет, я не подозреваю кого-то из присутствующих, - повторил Моллер. - И меньше всех гауптштурмфюрера Штурма! Я не могу предположить, чтобы вражеский агент был настолько недисциплинированным! - Моллер не удержался и все же попытался уколоть болезненное самолюбие Штурма, но красавец-танкист никак не отреагировал ни на иронию начальства, ни на кислые улыбки сослуживцев.

  - Вражеский агент знает достаточно много о наших планах и о расположении нашего объекта, естественно. Поэтому я призываю вас, господа, соблюдать строжайшую дисциплину, быть предельно бдительными! Как вы оцениваете, Лутце, возможности русских бомбардировщиков. Могут ли они добраться до нас?

  - Нет, штандартенфюрер, это практически невозможно. Разве что они не полетят обратно.

  - Не слишком ли опрометчивое заявление? А как сегодняшний инцидент с "Ли-2"?

  - Я считаю это досадным исключением.

  - А мне, представьте, пришлось выслушать от рейхсфюрера весьма нелестное суждение о ваших исключениях... Сколько у вас самолетов в наличии?

  - Около двадцати.

  - Из них девять истребителей?

  - Нет, уже только восемь. Но все в идеальном порядке.

  - Так. Ладно. А вы, Штурм, что скажете о своих "хищниках"?

  - У меня на ходу только одна машина, об этом я уже докладывал вчера, - ответил Штурм. - Запчасти ждем со дня на день. Самостоятельно можем восстановить только один "тигр".

  - В таком случае позаботьтесь о том, чтобы к утру все неисправности были устранены! - жестко сказал Моллер. - Мне нужны все три танка.

  - Будет исполнено!

  - А еще, господа, очень вероятна выброска десанта. Так что приказываю вам, Клох, удвоить караулы по периметру ПОЛИГОНА и периодически прочесывать лес. Вам, Краузе, также необходимо усилить охрану складов и емкостей для окислителя. Позаботьтесь и об охране железнодорожного полотна. Вы, Штурм, будете патрулировать дорогу к аэродрому. А от вас, Лутце, и от вас, Штольц, я жду безукоризненно чистого неба... Вот вроде и все на сегодня. Ринк, Клюге и Дитрих, задержитесь, остальные свободны...

  ... Когда в кабинете осталась названная троица, Моллер заявил:

  - Вам, господа, поручения особой секретности. Дитрих! Я знаю, кабели управления пуском ракет у нас продублированы. Но не подключены?

  - Так точно, не подключены.

  - Завтра же займитесь подключением, Ринк! Начните минирование главной штольни и радиальных коридоров, ведущих к ракетам.

  - Слушаюсь!

  - А вы, Клюге, завтра в 10.00 приступите к заправке двух ракет окислителем. По выполнении явитесь ко мне за дальнейшими инструкциями.

  - Слушаюсь!

  Выйдя из кабинета коменданта, гауптштурмфюрер Штурм вновь подошел к столу фрейлейн Эльзы и в присутствии других офицеров сделал ей комплимент. Она благосклонно улыбнулась, но промолчала.

  Только сидя в люке верной "Пантеры", Штурм вынул из кармана записку Эльзы и прочел:

  "Переносится на 23-е. Ждут курьера из Берлина".


  5


  "Опель-капитан" съехал с шоссе на грунтовку, уходящую в глубь леса. Следом за ним сползли две крытые машины, в которых разместился взвод автоматчиков.

  - Отсюда километров пять, - объяснял недовольному Ренке Сил Силыч. - Подъедем к оврагу - надо будет остановиться и дальше идти пешком. Еще километра два по тропе. А уж там и вырубка эта откроется.

  Ренке молчал. Втягивая носом свежий воздух, оглядывался на приотставшие грузовики. Фогель чувствовал настроение патрона и тоже нервничал.

  Наконец подъехали к оврагу. Командир взвода построил солдат, поставил задачу. Барсук пошел впереди, показывая дорогу, потому что, в сущности, никакой тропы здесь и не было, а ориентировался Сил Силыч по одному ему знакомым приметам. Шли след в след. Молча. Замыкали шествие Ренке и Фогель.

  Барсук остановился, жестом показывая командиру взвода, чтобы его солдаты охватили прогалину полукольцом. Затем Барсук поманил Ренке, раздвинул перед ним лапы густого ельника и показал, куда смотреть.

  И Ренке увидел. В самом деле, стоял посреди вырубки советский самолет, а местность вокруг выглядела пустынной - не было даже намека на присутствие людей. Оберштурмбаннфюрер приказал послать двух солдат, чтобы они приблизились к самолету с флангов, а сам стал рассматривать "Ли-2" в бинокль. Разведчики сначала пригибались к земле, двигаясь короткими перебежками, потом осмелели и пошли в полный рост. Вскоре один из них помахал Ренке рукой.

  Ренке, Фогель, Барсук и еще шестеро солдат вышли на вырубку и приблизились к самолету. Разведчики указали им на лежащее в траве тело мужчины. Мужчина лежал ничком и немного сгорбившись, подобрав под себя руки. Всех поразило его великолепное телосложение.

  - Высокая трава здесь, герр оберштурмбаннфюрер, - сказал Барсук. - Немудрено, что его издали не видно.

  - Вы видели его прежде? - спросил Ренке, носком сапога переворачивая лежащего на спину.

  - Нет, только девку, а ее уже и след простыл, - ответил Барсук.

  - Что будем делать с самолетом? - спросил Фогель.

  - Посмотрите, нет ли там кого, - приказал Ренке, и Фогель быстро передал его распоряжение солдатам.

  - А ведь он вроде живой, только дюже помятый, - сказал Сил Силыч и, опустившись на колени, приложил ухо к груди Алекса. - Сердце бьется. Жив.

  - Скандинавские черты лица, - тихо сообщил Фогель свое мнение. - Кто же его так отделал?

  В это время от самолета с воплем отпрянули солдаты, посланные на разведку. "Ли-2" медленно отделился от земли и стал вертикально подниматься над головами изумленных солдат. Ренке первым выхватил из кобуры "вальтер" и расстрелял всю обойму в парящий самолет. Его примеру последовали автоматчики, но ни одна пуля так и не попала в цель.

  - Как бы он нас сверху не накрыл, - сквозь зубы пробормотал Фогель.

  - Берите скандинава, уходим! - крикнул Ренке. - Несите его к машине!

  Фогель и четверо солдат поспешили исполнить приказание шефа. Ренке уходил последним, недоуменно оглядываясь на висящий над землей самолет. "Ли-2" долго еще парил над вырубкой, потом вдруг стал бледнеть и исчез, будто растворился в синем безоблачном небе.

  В это время справа послышался шум шагов и треск ломаемых веток. Кто-то большой и сильный продирался сквозь заросли. Ренке и его люди насторожились. Защелкали затворы автоматов. Из ельника вышел двухметровый окровавленный великан с развороченной грудной клеткой, из которой во все стороны уродливо торчали металлические ребра. Кожа на лице и груди местами была содрана, из-под нее выпирали бугры разорванных мышц. Двигался монстр довольно-таки легко и даже грациозно, несмотря на то, что его левая рука была неестественно вывернута назад. Он был спокоен, как мумия, и не обращал внимания на свои ужасные раны, как будто вовсе не испытывал боли.

  Буквально все - и солдаты, и офицер - оказались в шоке от увиденного. Это было дикое, отталкивающее зрелище. Даже Ренке, немало повидавшему на своем веку, на минуту сделалось дурно.

  Джо-5 долго искал свой "бломп". Напрасно, тот словно сквозь землю провалился. Вернуться в будущее робот не мог, и теперь задача уничтожения хронопилота вновь стала приоритетной. Бироб увидел людей в форме, уносящих Алекса, и решил довести начатое до конца. Не обращая внимания на беспорядочную стрельбу и пули, пронзавшие его плоть, он быстро приближался к осатаневшим от ужаса солдатам. Некоторые из них с воплями разбегались по лесу, но большинство поспешно отходили, прикрывая своего командира и пленника.

  Шедший под пулями робот догнал молодого незадачливого солдата, схватил его здоровой рукой за шею и сжал на мгновение пальцами. Хрустнули позвонки, труп отлетел в сторону, а Джо воспользовался автоматом жертвы и расстрелял два магазина, целясь в Алекса, но ранил только солдата, одного из тех, что несли хронопилота.

  Солдаты больше не чувствовали той уверенности и силы, какую дает всем оружие. "Шмайссеры" были бессильны против монстра, поэтому приходилось уповать только на свои ноги.

  В поле зрения робота оказался Барсук. Он один не испугался и не побежал. Это удивило и взбесило Джо-5, избравшего его очередной жертвой. Сил Силыч приготовился к схватке. Сверхчутьем он определил, что перед ним не исчадие ада, а непонятная механическая имитация человека. Уверенный в своей необычайной силе, Барсук перекрестился и шагнул навстречу роботу. Ему помог случай. Бироб споткнулся, и Сил Силыч словно подсел под него, правой рукой вцепившись в до блеска отполированные ребра. Джо-5 не успел ничего предпринять, он даже не мог подозревать в этом человеке такой грубой животной силы. Барсук потянул потерявшего ориентацию робота на себя, резко толкнув, поднял его в воздух и с силой ударил спиной о ствол замшелой сосны. Он проделал это еще раз и с удивлением увидел, что непонятная смертоносная машина снова оживает. Тогда не мешкая, Барсук отстегнул от пояса гранату, вырвал чеку, вложил "подарок" в разверстую грудь бироба, а сам метнулся за ближайшую сосну.

  Взрыв "лимонки" разорвал монстра надвое. Сил Силыч вернулся посмотреть на останки и подивился потрясающей жизнеспособности машины. Часть торса с головой и правой рукой делала непроизвольные движения и издавала невнятные звуки. Похоже, это была агония. Барсук заорал на весь лес:

  - Эй, господа немцы, вот она, мужицкая-то сила!

  Пока солдаты сдирали с робота остатки искусственной плоти и рассматривали диковинные металлические кости скелета, штурмфюрер Фогель с помощниками благополучно донес Алекса до машины.

  - Как вы думаете, Фогель, где мог быть изготовлен этот механический человек? - спросил Ренке.

  - Я думаю, его могли сделать только американцы.

  - Возможно, - задумчиво покачал головой Ренке. - Распорядитесь подобрать тела убитых солдат, Фогель. Позаботьтесь о раненых.

  - А как быть с этим? - спросил Фогель, кивнув на Барсука.

  - Кстати, свидетели нам не нужны, - с этими словами Ренке дважды выстрелил в полицая. - Кроме мужицкой силы существует еще сила немецкого оружия!

  Когда все формальности были закончены, Ренке и Фогель сели в машину, и колонна двинулась обратно в город. Фогель был чем-то обеспокоен. Он то и дело оглядывался назад, всматривался в голубое небо. Наконец, когда "опель-капитан" выехал на шоссе, Фогель полез правой рукой во внутренний карман кителя.

  - Что там у вас, Фогель? - с улыбкой спросил Ренке. - Окопные вши заели?

  - Оберштурмбаннфюрер, рядовой Грубер нашел в лесу вот эту странную вещь, - Фогель вытащил из кармана какой-то предмет и протянул его Ренке.

  - Что это? - спросил Ренке, разглядывая отполированный до зеркального блеска пластмассовый параллелепипед.

  - Не могу знать, оберштурмбаннфюрер.

  - А Грубер? Где он его нашел?

  - В лесу, в траве. Так он сказал.

  - Далеко ли от нашего "скандинава"?

  - Совсем в другом месте, - ответил Фогель.

  - Ну-ка, дайте взглянуть, - сказал Ренке.

  Он взял в руки черный блестящий, похожий на футляр, предмет и принялся рассматривать его со всех сторон. Потом он попытался его открыть, но предмет был монолитен, нигде не было и намека на швы или детали крепления. Сверху в пластмассу была вплавлена золотая змейка, кусающая свой хвост. С торца имелся круглый блестящий глазок.

  - Да это шкатулка какая-то, - предположил Ренке. - Настоящее произведение искусства. Никогда не видел ничего подобного.

  Предмет открылся, как пудреница. Открылся так неожиданно, что Ренке чуть не выронил его из рук.

  - Как вам это удалось, оберштурмбаннфюрер? - удивился Фогель.

  - Сам не знаю. По-моему, я нажал на змейку.

  "Пудреница" оказалась напичкана таким количеством маленьких кнопок, что у Ренке глаза разбежались. "Зачем столько?" - подумал он в первую секунду. Кнопки были снабжены значками и надписями, сделанными на английском языке. Выше кнопок размещался крохотный цветной экран. На нем мерцал вращающийся глобус и время от времени вспыхивала надпись "НАЗАД?".

  - Фогель, как вы думаете, что это? Телевизионный приемник?

  - Теряюсь в догадках, оберштурмбаннфюрер. По-видимому, какой-то прибор.

  - Интересно, кто бросил в лесу эту штуковину, - пробормотал Ренке, - "скандинав", или тот... железный человек?

  - Может быть, надписи что-то объяснят нам? - пожал плечами Фогель.

  - Тут куча цифр и целый алфавит. Головоломка какая-то, - Ренке внимательно посмотрел на Фогеля и вдруг захлопнул странный футляр у него перед носом. - Ладно, разберусь на досуге, - сказал он с усмешкой.


  6


  Дягилев лгал Берии, когда утверждал, что безоговорочно верит "Курту". Да, они с "Куртом" были знакомы с детства, сидели когда-то за одной партой, ну и что? С тех пор сколько лет-то прошло. Все меняется...

  Поэтому, когда ему принесли первую радиограмму от "Курта", датированную семнадцатым июля, Дягилев не стал докладывать Берии, но и не проигнорировал сообщение. Он отдал команду собрать людей - недавних выпускников Новосибирской разведшколы, предупредил, что в ближайшее время их, возможно, ожидает срочное и опасное дело. Разведчики с восемнадцатого июля считали себя на задании и все время находились на основной базе Разведуправления.

  Дягилев готовил диверсионную группу загодя, особенно тщательно. Материально-техническое оснащение десантников поручил своему первому заму. По нескольку раз все перепроверил и остался доволен сделанным. Будущее подтвердило, что генерал-лейтенант не ошибся в своих расчетах. Когда от "Курта" пришло подтверждение ранее переданной информации, и Берия дал согласие на операцию под кодовым названием "ГРАД", Дягилеву оставалось только дать команду людям майора Грома писать письма родным и сдать личные вещи на хранение лично ему. Он понимал, что посылает разведчиков на верную смерть. И они это тоже понимали.

  В 18.00 Дягилев приехал на базу и собрал группу в своем кабинете. Он кратко сформулировал задачу, показал на карте место десантирования и в заключение нарисовал им словесный портрет "Курта", с которым парашютисты должны были встретиться в районе заброшенного концлагеря.

  - Вылет сегодня в 23.00, вы должны десантироваться до рассвета. Прыгаете без ориентиров.

  - А если "Курт" не появится в точке встречи? - без обиняков спросил Гром.

  В первый момент Дягилев не нашелся, что сказать, но потом уверенно произнес:

  - Будете действовать по второму варианту, о котором поговорим позже. Без помощи "Курта" проникнуть внутрь ПОЛИГОНА вам будет практически невозможно.

  - Насколько я понимаю, вся соль в том, чтобы отыскать и вывести из строя линию дистанционного управления пуском ракет? - снова спросил Гром. - Ну, а если найти пусковые шахты и слить из ракет топливо?

  - На это вам лучше ответит специалист, - веско сказал Дягилев. - Я вам такого привезу - возьмете с собой. Только он ученый, человек гражданский. С парашютом прыгал всего три раза, да и то до войны в аэроклубе. Хорошо знает свою специальность, - он физик-ядерщик, - неплохо говорит по-немецки, а вот стрелять не умеет, вы уж его хотя бы проинструктируйте.

  - С одной стороны - ученый, а с другой, как ни крути, - лишняя обуза! - довольно грубо резюмировал Гром.

  - Не будем так говорить. Человек толковый, на лету все схватывает. К тому же, рекомендован товарищем Берия. Вопросы есть?

  Вопросов не было.

  - Цель операции предельно проста - не дать ракетам подняться в воздух. А уж как вы это сделаете - вам решать, - посуровел Дягилев. - Времени на все про все - до двадцати трех тридцати среды, чуть больше двух суток. Если уложитесь в срок - радируйте, если нет - Бог вам судья. Готовность к выезду на аэродром - через час.

  Дягилев вышел, а разведчики приступили к сборам. Они молча переодевались в подогнанную под каждого форму войск СС. Каждому полагались "шмайссер" и пять магазинов к нему, пистолет "парабеллум", "лимонки". Сухой паек на двое суток: консервы, шоколад, сигареты - все американское, из прежних запасов. И по нескольку килограммов взрывчатки.

  Дягилев переговорил с командиром разведгруппы. Было видно, что майор немного нервничает. Но держался Гром уверенно, соображения по ходу операции изложил толковые.

  - Теперь о возвращении, - вздохнув, сказал в заключение Дягилев. - Сами понимаете, забрать вас оттуда мы не сможем. Вывод: будете пробиваться к линии фронта, если не придумаете ничего более оригинального. У вас в группе есть летчик. Кажется, Дегтев?

  - Так точно, товарищ генерал, - отозвался Гром. - Он раньше летал.

  - Значит, при необходимости опять полетит. Если сумеете позаимствовать у немцев бомбардировщик, у них там недалеко полк люфтваффе расквартирован...

  ...Через час десантники были готовы к отъезду на аэродром. В полевой форме СС, с армейскими вещмешками и ранцами они ничем не отличались от настоящих эсэсовцев. Гром приказал полчаса разговаривать между собой только по-немецки, для практики. Но мало кому хотелось говорить в этот вечер, тем более на чужом языке. Один только Лугин - зубоскал и балагур - продолжал забавлять товарищей анекдотами, которых знал множество. Импровизируя, он легко переводил их на немецкий, благо владел языком получше иного немца.

  Текли минуты. Ждали возвращения Дягилева. Он пришел, и не один, а с высоким худым очкариком, тоже одетым в эсэсовскую форму. Но сразу было видно, что человек он гражданский. Никакой выправки, рассеян, сутул, комбинезон висит мешком. Очкарик рассеянно улыбался, было видно, что ему не по себе в компании мускулистых, подтянутых парней. То и дело поправлял пенсне. Одним словом, клоун, да и только. Гром скорчил кислую мину.

  - Товарищи! - не обращая на это внимания, громко сказал Дягилев. - Я обещал вам специалиста по ракетам. Знакомьтесь: Гордеев Олег Осипович.

  Разведчики задвигались, загудели. Ученый попробовал улыбнуться, скользя взглядом по хмурым лицам десантников. Сначала Гордееву показалось, что вокруг только каменные лица и серо-стальные безжалостные глаза, но, присмотревшись, он увидел во взглядах десантников интерес, участие и доброту.

  - А что, никого помоложе не нашлось? - насмешливо спросил Лугин, обращаясь к новичку по-немецки.

  - Знаете, - тоже по-немецки ответил Гордеев. - Мне сорок четыре года. В ракетной технике разбираюсь неплохо. Я несемейный и вообще одинок. К немцам в тыл лететь я не боюсь. Поэтому я сам предложил свою кандидатуру.

  Лугин посерьезнел, закусил губу. Вот тебе и клоун! Не каждый военный на месте Гордеева смог бы похвастать подобной смелостью, граничащей с фатализмом.

  - Время не ждет! - напомнил Дягилев. - Выходим по одному через запасный выход - во дворе крытая машина. Я сопровождаю вас до аэродрома.

  В это время в кабинет, коротко постучавшись, вошел ординарец Дягилева.

  - Товарищ генерал! Приехал! Сам приехал!

  - Главком? - вскинул брови Дягилев, но тут же скомандовал. - Группа! В шеренгу по одному становись! Направо! Смирно!

  Раздались гулкие шаги по коридору. В сопровождении четырех полковников НКВД в кабинет вошел Берия. На вожде было длинное пальто, на лоб надвинута широкополая шляпа, из-под которой сверкали стекла пенсне.

  "Ну, все, Коля, - подумал о себе Дягилев. - Кончилась твоя карьера, да и жизнь, наверное, тоже. Утешься, что удостоился высшей милости - сам приехал за тобой товарищ Берия".

  Тем временем Берии помогли снять пальто. Шляпу он снял сам и бросил на стол. Самый мрачный полковник из свиты с широким, изрытым оспой лицом пробасил:

  - Товарищ Берия приехал лично напутствовать группу и пожелать ей успешно выполнить поставленную задачу.

  Достав из кармана кителя сложенный вчетверо лист бумаги, полковник стал по списку выкрикивать фамилии десантников.

   - Майор Гром! Лейтенант Маркин! Лейтенант Кислов!

  А Берия подходил к каждому, неуклюже совал в ладонь свою узкую руку и говорил:

  - Желаю удачи! Возлагаю на вас большие надежды!

  Мрачный полковник продолжал:

  - Сержант Рябых! Сержант Полонский! Сержант Дегтев!

  - Верю в вас, товарищи!

  - Сержант Лугин! Рядовой Зуев! Рядовой Пономарь!

  - Желаю успеха!

  - Сержант Арбатов! Рядовой Коробко! Инженер Гордеев!

  - Родина надеется на вас, товарищи!

  Берия говорил медленно, как будто его язык стал непомерно большим и не помещался во рту. Дягилев хорошо знал это его состояние: вождь изрядно принял на грудь. Другой на его месте давно бы уже отключился, а у Берии наоборот мышление только обострялось. Пожав руку Гордееву, Главком подошел к Дягилеву, пытливо посмотрел ему прямо в глаза. Это были томительные секунды. У Дягилева горький комок застрял в горле. Однако Берия ничего не сказал, кивнул головой и, не надев пальто, вышел из кабинета.

  Дягилев ожил, отдышался, как после подъема по крутой бесконечной лестнице. Полковники переглянулись, подхватили вещи патрона и без слов удалились. Стало тихо. Тогда Дягилев скомандовал:

  - Пора, товарищи!

  Молча, отягощенные снаряжением, десантники прошли по узкому коридору, вышли во двор, один за другим запрыгнули в крытую брезентом "полуторку". Заурчал мотор дягилевской "эмки". Генерал проследил за посадкой десанта и уж было хотел садиться в машину, как вдруг заметил давешнего мрачного полковника, вышедшего из здания вслед за группой. Тот махнул рукой, чтоб подождали. У Дягилева опять екнуло сердце.

  Полковник подошел, лениво отдал честь и доложил:

  - Товарищ генерал, мне приказано сопроводить группу вместо вас. Вас ожидает Главком.

  - Кому сдать оружие? - бесцветным голосом спросил Дягилев.

  - Вы меня не так поняли, товарищ генерал, - улыбнулся полковник.

  Но Дягилев понимал все достаточно четко. Теперь его судьба зависела от судьбы разведгруппы. Сколько процентов он отвел на успех? Возможно, его падение - дело нескольких дней или даже часов.


  7


  Самолет шел высоко в облаках. Болтало. Над Волгой попали в грозу. Гордеев глубоко дышал, сдерживая позывы тошноты, оглядывался на невозмутимых десантников, ощупывал тяжелое снаряжение, то и дело поправлял ремень "шмайссера", врезавшийся в шею. Хотелось спать, и вместе с тем невероятной силы психическое напряжение не отпускало уставший организм. Светящийся циферблат часов показывал два часа ночи. На рассвете самолет будет над Брянском.

  Большинство привычных ко всему десантников дремало, кто-то переговаривался между собой, стараясь перекричать рев моторов. Сидящий рядом с Гордеевым сержант Дегтев разъяснял ученому азы: как скрытно и быстро добираться до места сбора, как вести себя в случае обнаружения противником, как обращаться с автоматом и пистолетом и экономно расходовать боеприпасы. Гордеев кивал головой, его память фиксировала любую мелочь, самую незначительную деталь. Так губка впитывает воду.

  - Ну а с парашютом ты справишься? - наконец спросил Дегтев.

  - Три раза до войны прыгал, и все неудачно. Первый раз думал, убьюсь - в стропах запутался. Уцелел чудом. А два раза ноги ломал. Приземлиться правильно не мог: плоскостопие у меня. Но это еще полбеды. Я вообще - неудачник по жизни. Как что плохое скажу - обязательно сбудется. Теперь стараюсь не каркать. Научен горьким опытом. А раньше.... Как ляпну что-нибудь, допустим, "не попасть бы под машину!", на тебе - сбили меня. Вечером скажу: "Как бы не простыть!", а наутро готово - температура! Однажды подумал: "Наверно, жена от меня уйдет!", и что ты думаешь?.. Ушла!

  - Ну, ты даешь! - усмехнулся Дегтев.

  - Спасибо ей, что хоть два года меня терпела. А мы с ней не сошлись... ну, физиологически. Женщина была знойная, нашла себе командарма, а я возьми да и ляпни: "Лагеря по нему плачут!" Ну и забрали обоих: и командарма, и жену мою бывшую. Больше я их не видел и не слышал... А потом мне одна цыганка попалась, сказала: "Наладится у тебя жизнь, если языку воли давать не будешь. А еще оттого она у тебя наперекос, что ты жизни боишься". Послушал я ее, последние годы живу по-новому. Пытаюсь свой страх подавить, первый это враг человеку. И за языком слежу, чтоб, не дай Бог, опять чего не ляпнуть.

  - Так ты все-таки боишься?

  - А ты думал, нет. Боюсь, но лечу. Если судьба мне завтра умереть, так и дома в постели умру, а если не судьба - так и пуля мимо пролетит.

  - Дай Бог! Однако, странная у тебя философия. Я вот раньше летчиком был. Согласись, профессия рисковая. А я опасность за версту чуял, из любых передряг выбирался. Пару раз в полете мотор глох! Летишь, а он чихать начинает. Почихает и глохнет. Тогда тишина сразу, только ветер свистит. И ничего - садимся.

  - В тебе страха нет, смерти не боишься. Есть же такая поговорка: смелого пуля боится.

  За разговором прошли еще три часа. Светало, когда бомбардировщик пошел на снижение. Летчик дал предупредительный сигнал.

  - Вставай! - сказал Дегтев Гордееву. - Прыгать будем в бомболюк.

  Ученый поднялся и сразу почувствовал, как былой страх когтистыми лапами вновь вцепился в его внутренности. "Наверно, это мой последний прыжок! - подумал Гордеев и запоздало спохватился. - Ох, язык мой!"

  Загремели открываемые створки, внутрь самолета ворвался холодный ветер. Замигал сигнальный огонь, и десантники по одному стали нырять в люк. Гордеев прыгал предпоследним. Впереди - Дегтев, позади - Гром. И вот забытое ощущение свободного полета. Гордеев глянул вниз: там на фоне черного негостеприимного леса уже распустились пятнистые шелковые зонты парашютов.

  Земля приближалась. Гордееву показалось, что ветром его относит в сторону от других парашютов. Но тут же все его внимание сконцентрировалось на том, как правильно держать ноги, чтобы в очередной раз их не сломать.



  ХРОНОРАЗВЕДКА

  20 сентября 2141 года_____________________________________________________

  Раскаленное добела солнце только что миновало зенит. Ужасный зной, казалось, был разлит по земле. Толпы зевак, телерепортеры, сотрудники полиции и Хроноразведки, военизированное оцепление и личная охрана генерала Бартона - все страдали от жары и считали минуты до окончания церемонии захоронения капсулы. Вернувшийся из банка Бартон больше не расставался с мнемокристаллом и листом золотой фольги. Он собственноручно упаковал носители информации в платиновый футляр и носил его в своем кейсе.

  Из основания пирамиды заранее вынули древний камень. Его место скоро должен был занять базальтовый параллелепипед с углублением для заделки стального полого шара. Пока этот каменный блок лежал на деревянном помосте, удобный для осмотра и видеосъемки.

  Появился Бартон. Он подошел к импровизированной трибуне, произнес короткую речь и направился к базальтовому блоку, возле которого томились четверо рабочих в ярких спецовках. В последний раз телерепортеры дали крупный план: генерал держит в вытянутой руке желтый цилиндрик. Затем Бартон опустил капсулу в узкое отверстие отполированного до зеркального блеска шара, а рабочие в одно мгновение обтянули шар прозрачной вакуумной оболочкой. Дальнейшее, было делом десяти минут. Послание потомкам опустили в углубление блока и залили пластмассой. Вскоре оно уже покоилось в основании пирамиды.

  Доктора Хорна облепила многоязыкая пестрая толпа журналистов, четко знающих свое дело. Отвечать на их назойливое жужжание вовсе не было настроения. Хорн отделался общими фразами об успехах современной науки, сослался на недомогание и направился к "джипу". На полпути его окликнули. Оглянувшись, Макс увидел молодого гипнотизера, с которым разговаривал прошлой ночью в уютном салоне трансатлантического гравилета.

  - А, это вы, - сказал Хорн скучным голосом. - Помнится, вы грозились предъявить свой последний и главный аргумент.

  - К сожалению, само время изменило мои планы.

  - Значит, вы больше не будете агитировать меня за возврат Корабля?

  - Не буду. Уже поздно. Но, несмотря на это, мне необходимо переговорить с вами и генералом. Мое начальство осталось недовольно результатами моей работы в вашем времени и решило применить к вам крайние меры убеждения. Я, естественно, был против, но мое мнение никому не интересно. Уже отдан приказ о применении в отношении вас с генералом мер физического воздействия. Поверьте, это очень серьезно и может кончиться для вас весьма плачевно. Я пришел только предупредить. Помочь вам я не смогу.

  - А что, если мы встретимся в номере Бартона?

  - Я предпочел бы говорить в людном месте - в ресторане или кафе: там безопаснее. И чем скорее, тем лучше.

  - Неужели все так серьезно?

  - Вам надо позаботиться о своей безопасности, насколько это в ваших силах.

  - Разве обычной охраны недостаточно?

  - Нет, Макс, - мягко сказал гость. - Насколько я знаю, по ваши души придет робот-мнеморг - практически неуничтожимый симбиотический робот, построенный разумными наноорганизмами. Он легко справляется с десятком простых биробов. А о людях я уж и не говорю.

  - Вы хотите меня запугать? И вообще, разве допустимы подобные действия в прошлом? Вы же измените ход истории!

  - К сожалению, у нас у власти такие люди, которые сознательно изменяют ход мировой истории.... Найдите генерала, Макс, я жду вас в кафе.

  Хорн пожал плечами и оглянулся на толпу, окружавшую пирамиду Хеопса. Люди постепенно расходились, ажиотаж вокруг церемонии спал. Издалека Макс увидел генеральскую фуражку с высокой тульей и помахал рукой Бартону. Тот продвигался через толпу в окружении репортеров и охранников. Хорн двинулся ему навстречу. Бартон был весел, возбужден, много смеялся. Казалось, жара вовсе не действует на него.

  - Что вы приуныли, Макс? - спросил генерал. - Идемте, выпьем по кружке пива.

  - Спасибо. У меня встречное предложение. На чашку кофе нас приглашает мой дальний родственник.

  - Он уже здесь?! Оперативно! Какой же сюрприз он нам приготовил?.. Ну ладно, идемте, Макс, послушаем потомка. Кстати, сегодня ко мне подходила некая агентесса, тоже якобы из будущего. Угрожала.

  - Чем угрожала?

  - Туманно. Предупредила, что с этого дня моя жизнь в опасности. Каково, а?

  Хорн и Бартон вошли в фойе отеля и заглянули в кафе.

  - Вон он, сидит за столиком у окна, - одними глазами показал на Майкла Хорн. - Правда, похож на меня?

  Генерал скривил губы.

  - Сходство-то, вроде, есть. Но где его аргументы? Лично я не стал бы его слушать до тех пор, пока он не представил бы мне веские доказательства.

  Увидев вошедших, Майкл поднялся из-за стола и стоял до тех пор, пока недовольный генерал и смущенный профессор не подошли к его столику.

  - Майкл Лозовски, государственный эксперт ССВ, - представился он генералу.

  - Где ваши полномочия? И вообще, где гарантии того, что я говорю с человеком из будущего, а не с обычным авантюристом?

  - Если вы, генерал, считаете, что нападение - лучший способ защиты, то позвольте представить вам яркое, хотя и запоздалое, свидетельство в мою пользу, - с этими словами Лозовски вытащил из внутреннего кармана платиновую капсулу, точь в точь такую же, как только что замурованная в каменной глыбе. - Если вам и этого мало, придется мне пару раз исчезнуть и появиться в вашем присутствии.

  Хорн бережно взял капсулу двумя пальцами и передал генералу, но тот отказался брать, грубо заявив:

  - Подделка, имитация! Выньте сейчас камень из пирамиды - настоящая капсула там, и нигде больше!

  - Странный случай, генерал, - улыбнулся Лозовски. - Но эта капсула сейчас одновременно находится и там, и здесь. Ту капсулу, которую вы только что замуровали в базальте, я привез с собой из будущего. Это реально, но достаточно опасно. Я должен поторопиться вернуть ее в мое время. В вашем времени нет места двум воплощениям одного и того же предмета... Да вы откройте, посмотрите! Внутри и кристалл, и золотая фольга. Эта капсула покоилась в основании пирамиды без малого сто двадцать лет. Обнаружили ее в прошлом году.

  - Чего вы добиваетесь? - оборвал его Бартон.

  - Теперь почти ничего. До последнего времени была возможность повернуть Корабль к Земле, но теперь и она упущена. Ваш Алекс Химмель уже успел проявить себя в Прошлом. Мы нашли два его хрономаяка.

  - Простите, - вмешался Хорн. - Не могли бы вы указать его координаты?

  - Россия. Район Брянских солончаковых пустынь. 1947 год.

  - Вы говорите, Алекс сделал посадку под Брянском? - переспросил Хорн.

  - Разве вы удивлены, Макс? Вы ведь знаете, что он оттуда родом.

  - Что вы сказали о солончаках? - подался вперед Бартон.

  - Я не оговорился. В недалеком будущем вас ждет еще одна Великая война, отголоски которой докатились до нас. После нее половина земного шара стала непригодной для обитания. В наше время вся Азия, часть Европы и Центральная Америка представляют собой радиоактивные пустыни. Ну а в 1947-м под Брянском, естественно, еще шумели леса.

  - Позвольте, как же это получается, - подал голос Бартон. - Корабль с Химмелем все еще находится в зоне слежения, мы можем даже послать сообщение Кибермозгу. А вы заявляете, что Химмель уже находится в прошлом. Почему же он до сих пор не вернулся?

  - А почему вы до сих пор не нашли его маяки? - вопросом на вопрос ответил Майкл. - Он не может дублировать сам себя в одном и том же времени, точно так же как эта капсула. Давайте, Макс, я заберу ее, кстати... Вы узнаете новости о Химмеле только после того, как Корабль уйдет в надпространство, не раньше. И дай Бог, чтобы ваш пилот смог вернуться живым и невредимым. Ведь о нем тоже могло позаботиться мое начальство.

  - Значит, вы уже отказались от идеи вернуть Корабль? - спросил генерал.

  - Да, но продолжаю настаивать на немедленном свертывании всех исследований во времени. Хроноразведка умрет, и вас оставят в покое.

  - А кому мы, собственно, мешаем?

  Лозовски тяжело вздохнул, потер переносицу.

  - Я не имею права разглашать... но... не вижу другого выхода. К тому же не я первым нарушу правила. Дело в том, что Группа Контроля, являющаяся в наше время воплощением верховной власти, сделала вывод о необходимости микрокоррекции линии исторического развития, показала теоретически, какие позитивные сдвиги сулит это вмешательство в мировую историю. Служба Времени приступила к практической реализации проекта. Отправной точкой избрали 1943 год. Мы начали творить новую историю с убийства Сталина и Рузвельта. Мы не вмешивались сами, мы только создали предпосылки для покушений и увеличили шансы убийц добиться желаемого. Это гнусно, я знаю. Но официальная пропаганда считает, что все средства хороши, если речь идет о благоденствии цивилизации. Мы создали мировое государство - мечту утопистов древности. Но система держится на страхе и может рухнуть, как карточный домик.

  После минутной паузы Майкл продолжал:

  - Собственно, генерал, я хочу добиться одного, - чтобы вы и Макс остались в живых. Я уже говорил моему досточтимому предку, что Лекок - шеф ССВ - хотел бы расправиться с вами и с Химмелем. У нас любят действовать, а потом уже думают о последствиях. Повторяю еще раз: вы мешаете! Если хотите остаться в живых - объявите банкротство идей Хроноразведки и во всеоружии ждите появления мнеморга. Я опишу его внешность...

  - Довольно! Я не верю ни одному вашему слову! - генерал поднялся. Надменно взглянув на Лозовски, он вышел из кафе.

  - Зря он так, - покачал головой Майкл. - Даже обидно... Ну, хоть вы, Макс, позаботьтесь о себе и о вашем шефе. Вам как минимум понадобится пять специально обученных робосолдат. Запрограммированные нанороботы, из которых состоит тело мнеморга, способны выдерживать температуры от нуля до тысячи градусов по Кельвину. Без видимых нарушений мнемопространственной структуры. Эффективным оружием против мнеморгов является только плазменный излучатель, до которого вы еще не додумались. Он появится лет через десять, перед самой войной.

  - Значит, до войны всего десять лет? - помрачнел Хорн.

  - Не расстраивайтесь, Макс, помните, я показывал вам фотографию. Вы проживете долгую жизнь, полную опасностей и разочарований, но до конца дней своих сохраните здоровое сердце и ясный разум! Моя мать, урожденная Джулия Хорн, много рассказывала мне о вас, когда я был еще малышом. Мнеморг не причинит вреда вам лично, но вот за жизнь генерала я бы не поручился.

  - А почему ты сказал, что безопаснее находиться в людном месте?

  - Хирург вырезает только опухоль. Так и наши киллеры, которых прозвали хронохирургами, стараются обезвредить заранее определенного человека и не причинить вреда окружающим. Поэтому мнеморг выбирает время и место так, чтобы действовать наверняка. Мнеморг может медлить, выжидать, таиться, но раз уж он вышел на охоту, без добычи он не вернется.

  - Что можно противопоставить этому неуязвимому убийце, какое оружие против него использовать?

  - Не знаю... Плазменных деструкторов у вас нет... Попробуйте его сжечь! Или заманите в ловушку и подорвите. Мне трудно советовать, я впрямую с ними не сталкивался...

  Генерал Бартон, в разговоре с Лозовски казавшийся грубым и недалеким солдафоном, на деле таким не был. Он не пропустил мимо ушей ни одного слова Майкла и, не раздумывая, заказал билет до Парижа и выписал для себя десять биробов из спецназа с командиром-человеком, на которого мог положиться.

  Бывший агент Интерпола Фил Карпентер был давним другом и должником генерала. Поэтому он брался за любую работу, которую поручал ему Бартон. Необычайно собранный, волевой, подвижный для своих пятидесяти лет человек, Карпентер подрабатывал как телохранитель и частный детектив. Он содержал отряд биороботов, прошедших спецподготовку. Все десять его биробов были на одно лицо - они имитировали популярного в прошлом киноартиста.

  План Бартона был прост. Он хотел раздвоиться: сначала послать в Париж своего двойника, а затем прилететь туда самому. Подходящего робота он приобрел в Каире, куда приехал поздним вечером того же дня. Всю ночь опытный мастер трудился над имиджем будущего двойника. К утру Бартон-2 был изготовлен. Он пришел в гостиницу приветствовать своего господина. Генерал остался доволен работой фэйсмейкера (тому удалось добиться потрясающего сходства робота с оригиналом) и приказал своему двойнику одиннадцатичасовым рейсом лететь в Париж в сопровождении пятерых биробов-телохранителей.

  Сам же генерал сменил свой мундир на костюм темно-вишневого цвета и спрятал глаза за солнцезащитными очками. В штатском он выглядел моложе своих лет и всегда имел успех у женщин. На транспортном гравилете ВВС Франции Бартон добрался до аэродрома в предместье Парижа на три часа позже прибытия двойника. Бартона сопровождал Карпентер и вторая пятерка его "близнецов". На военном аэродроме их ожидал шикарный восьмиместный лимузин. Номер в "Ритце" был заказан заранее. Все складывалось достаточно хорошо, и генерал перестал беспокоиться. Сожалел он только об одном: его политическая карьера летела ко всем чертям.

  Покинув Египет инкогнито и даже не простившись с Хорном, Бартон рассчитывал обезопасить себя хотя бы на некоторое время. Но он учитывал и возможность того, что мнеморг будет преследовать его всюду.



  ХРОНОРАЗВЕДКА

  21 сентября 2141 года_____________________________________________________

  Изящный робот-портье "Ритца" был до крайности любезен с клиентом.

  - Мистер Морган, сэр? Вы забронировали президентские апартаменты?! Прошу вас, сэр, я лично провожу вас и покажу комнаты. Чуть позже пришлю прислугу. Вы останетесь довольны!

  - Не стоит, приятель, - сказал Бартон. - Я не в первый раз у вас и сам найду дорогу.

  - Как вам будет угодно, сэр!

  - Со мной шестеро моих сотрудников, но им не нужны отдельные номера, - сказал Бартон и, получив ключи, направился к лифту. Следом за ним прошел мрачный седой мужчина со шрамом на щеке и пять роботов-близнецов в одинаковых серых костюмах.

  "Мастерски сделаны, как живые", - отметил для себя робопортье, провожая их скучающим взглядом.

  Лифт доставил Бартона и его охрану на девятый этаж. Биробы исправно несли службу: двое остались у лифта, двое быстро очутились у номера и просканировали пространство за дверью. Впереди генерала шел Карпентер, позади - пятый "близнец".

  - Фил, пошлите ваших ребят осмотреть комнаты! - приказал Бартон.

  - Они отлично знают свое дело, сэр, в этом вы скоро убедитесь, - флегматично ответил Карпентер, жуя резинку.

  Биробы в мгновение ока обшарили пятикомнатные апартаменты. После этого в номер вошли люди.

  - Думаю, нас тут никто не достанет, - негромко сказал Карпентер. - Однако надо опустить жалюзи: из соседнего дома мы как на ладони.

  - Фил, я устал... Распорядитесь насчет пива, - Бартон будто не слышал мрачного пророчества телохранителя.

  - Хорошо, но я не прочь и перекусить.

  - Закажите что-нибудь по своему усмотрению, у меня нет аппетита.

  - Если позволите, я спущусь в ресторан.

  Генерал ничего не ответил, жестом отпустил начальника охраны и грузно опустился в кресло. На душе было пусто и холодно, ни о чем не хотелось думать, нахлынули тоскливые мысли о смысле существования. Так прошло минут десять. В дверь постучали. Бироб, до этого стоявший как изваяние, ожил, выхватил пистолет и аккуратно приоткрыл дверь.

  Смерив его презрительным взглядом, в комнату вошла знойная мулатка - биотронная прислуга.

  - Сэр! - обратилась она к Бартону. - Я принесла охлажденное пиво. Вы заказывали сорт "Браун Херцог", не так ли?

  Пока мулатка любезничала с генералом, бироб сканировал ее фигуру, проверяя на предмет ношения оружия. Заметив его цепкий взгляд, мулатка неожиданно щелкнула бироба по носу.

  - Побереги свои бесстыжие глаза, манекен!

  Эта реплика развеселила генерала. Странные все же создания эти роботы! С людьми всегда внимательны, вежливы, корректны, а с подобными себе вспыльчивы, грубы и надменны.

  - Сэр, если я вам понадоблюсь, нажмите кнопку на стенном пульте, - вновь мило улыбнувшись, пропела биотронная служанка.

  День прошел совершенно спокойно. Бартон трижды обыграл Карпентера в шахматы, пролистал свежие парижские газеты, плотно поужинал, а на ночь выпил бокал хорошего красного вина и уснул в "комнате ощущений". Всю ночь его преследовали пышнотелые красотки, во сне генерал видел себя молодым и счастливым.

  Каким разочарованием стало для него пасмурное утро следующего дня!



  ХРОНОРАЗВЕДКА

  22 сентября 2141 года_____________________________________________________

  Генерал открыл глаза. У роскошной кровати из натурального дуба, покачиваясь на носках, стоял Карпентер. В его руках была зажата мятая, свернутая в трубку газета.

  - Полюбуйтесь! - коротко предложил он проснувшемуся патрону. - Свежий номер "Франс Матэн". Сообщение о дерзком покушении в Гизе.

  - Что? - рявкнул генерал и сел в кровати. - Дайте!

  На первой странице газеты была помещена фотография доктора Хорна и сообщалось о том, что ранним утром 21 сентября неизвестный преступник, вооруженный двумя автоматами "Кербер", ворвался в отель "Фараон" в Гизе. Ему удалось вывести из строя охрану отеля и личных телохранителей доктора Хорна - всего девять биробов. Затем преступник расстрелял весь боезапас в безоружного ученого, но, по счастливой случайности, ни одна пуля профессора не задела. Сам ученый считает, что его просто хотели запугать, и что покушение скорее связано с большой политикой, нежели с его научными исследованиями. Доктор Хорн сообщил для прессы приметы преступника. На вид 25-30 лет, высок ростом, силен, грузен, но двигается легко. Лицо круглое, неподвижное. Глаза большие, навыкате. Короткая стрижка. Одет неряшливо.

  Доктор Хорн, переживший сильнейший психологический шок, сейчас чувствует себя нормально. Он считает, что нападавший был роботом.

  - Ну вот, Фил, - сказал Бартон. - Теперь ты знаешь, от кого я просил у тебя защиты. Это на самом деле робот, какая-то новая модель.

  - Меня мало интересует робот. Я бы очень хотел знать, генерал, кто за этим стоит? Неплохо бы знать наши шансы на победу.

  - Боишься зубы сломать?

  - Знаете, генерал, когда я прочитал эту статью, я подумал, что продешевил. Если вы в дальнейшем будете нуждаться в моей помощи, то мои услуги обойдутся вам втрое дороже. Я должен был с самого начала знать, насколько это серьезно.

  - Хорошо, Фил, я заплачу, сколько вы скажете, только остановите этого негодяя.

  - Другой разговор. Я, по-прежнему, ваш - и душой, и телом. А теперь, раз уж я при вас вроде камердинера, позвольте узнать, что вы намерены съесть за завтраком?

  - Сначала портите настроение, а потом хотите, чтобы у меня был аппетит! - проворчал Бартон. - Пусть принесут каких-нибудь фруктов.

  - Что будете пить?

  - Только кофе. Очень крепкий... А вы опять идете в ресторан?

  - Да, аппетит у меня всегда отменный, - рассмеялся Карпентер и вышел.

  Бартон встал, размялся, стал неторопливо одеваться, как вдруг в дверь тихо постучали. Робот-привратник взглянул на Бартона, ожидая указаний. Генерал знаком приказал открыть. Он думал, что это служанка с фруктами, но оказалось, что за дверью стоит миловидная смуглая итальянка, которая стращала генерала еще в Гизе.

  - Вот это сюрприз, - промямлил Бартон. Сейчас он был настроен по отношению к девушке более дружелюбно, чем при первой встрече. - Проходите. У меня к вам масса вопросов.

  - Генерал, прогоните ваших истуканов! - недовольно сказала Линда, видя направленный на нее пистолет бироба. - Они несносны и к тому же бесполезны, просто груда металлолома. Я принесла вам оружие будущего! Вы сами сможете постоять за себя, - Линда показала генералу странно вытянутый пистолет с утолщенным стволом. - Это гравиружье, оно создает направленное гравитационное поле, в фокусе которого все предметы перетираются в порошок. Настройка фокусного расстояния автоматическая. Одной плутониевой батарейки хватает на двадцать пять выстрелов. Корпус экранированный, неразборный. Пусковая кнопка вот здесь. Но это не радикальное средство против мнеморгов.

  Бартон долго молчал, вглядываясь в добрые черные глаза Линды, потом запоздало скомандовал биробу:

  - Поди прочь, Пятый, нам с девушкой нужно переговорить.

  - Извините, сэр, но программа запрещает мне повиноваться кому бы то ни было, кроме своего командира, - отчеканил бироб.

  - Ладно, - махнула рукой Линда. - Оставим его, он все равно не тронется с места.

  - Я хотел вас спросить: почему, собственно, вы помогаете мне? - спросил Бартон и пояснил. - Ведь я был груб, непростительно груб с вами!

  - Ерунда! Я никогда не обижаюсь. Понятно, что вам сразу трудно переварить происходящее. Вы читали газеты?

  - Да, только что. Моего заместителя здорово напугали, и это странно, ведь он ничего не решает.

  - Запугивая доктора Хорна, Лекок рассчитывал, что это подействует, в первую очередь, на вас, генерал. Ведь от вас зависит, быть или не быть Хроноразведке. Лекок хотел произвести на вас впечатление.

  - Это ему почти удалось. Но почему мнеморг пощадил Хорна?

  - Элементарно... Кто в случае вашей смерти станет вашим преемником?

  - Хорн... Так значит, меня уберут, а его принудят стать марионеткой?

  - Именно это и случится, если вы будете по-прежнему упрямы. Сегодня Лекок планирует повторить вчерашнюю акцию уже в отношении вас. Биробы не защитят вас, как не смогли защитить Хорна. И запутать след вам не удалось. Вас обнаружили практически сразу по прибытии в Париж. Мне точно известно, что через полчаса, максимум через час, мнемоорганический робот будет здесь, в вашем номере. Но есть еще шанс спастись. Я предлагаю исчезнуть, на время затеряться среди людей, успеть выступить в печати и по ТВ. Это должен быть разгромный репортаж, интервью или просто короткое заявление. Я прошу вас публично отказаться от дальнейших исследований Хроноразведки. Со своей стороны обещаю, что мы с Майклом позаботимся о вашей безопасности, сделаем все, что в наших силах. Вспомните Галилея. В свое время он отрекся от учения о гелиоцентризме и только потому не был казнен как еретик. Неужели в ваше время ради идеи нужно идти на костер?

  Генерал помолчал, раздумывая, что сказать в ответ на этот взволнованный монолог. Потом тяжело вздохнул:

  - Мне кажется, я готов переменить свою позицию. Меня убедили не вы и не Майкл. Ваш мнеморг. Вы правы, я не готов пойти на костер, я охотно пожил бы еще лет тридцать в свое удовольствие. Поэтому я готов покаяться и даже уйти в отставку. Сенатора из меня все равно не получится.

  - Вот и хорошо. В таком случае немедленно едем на телестудию, а потом вы исчезаете столь надолго и надежно, что даже Лекоку придется попотеть, чтобы найти вас. Мы с Майклом попробуем организовать вашу переброску в прошлое. Представьте, Канарские острова, 1975-й год. Или Тибет, 1590-й. Даже Служба Безопасности собьется с ног, разыскивая вас.

  - Звучит убедительно. И долго мне так скрываться?

  - До тех пор, пока не будет аннулирована программа вашего уничтожения. Пока мнеморг не вернется в будущее.

  В это время в углу, у портьеры, возник прямоугольник "серого окна". Линда ахнула:

  - А вот и он! Легок на помине!

  Бартон ничего не успел понять, но бироб, только что неподвижно стоявший у двери, прыгнул вперед и своей широкой грудью заслонил генерала. Из "серого окна" в комнату проник грузный, почти квадратный мужчина с двумя "керберами" в руках. Голова его нелепо дернулась, но в следующую секунду уверенно повернулась в сторону генерала. Мнеморг открыл огонь. Задребезжали стекла, комната наполнилась пороховой гарью, все звуки потонули в грохоте двух "керберов". Бироб Пятый, заслонявший генерала, принимал пули на себя и отвечал одиночными выстрелами из мощного "монарха". Из соседних комнат появились другие телохранители и открыли беспорядочную стрельбу по мнеморгу. Но тому все было нипочем. Пули, не задерживаясь в теле мнеморга, проходили насквозь и ударялись о стены. Биробы же долго выдержать огонь "керберов" не могли. И тут Линда решилась. Она вскинула гравиружье на уровень груди мнеморга и нажала пусковую кнопку.

  Впечатление было такое, будто в номер отеля сошла снежная лавина. Стены подались в стороны, наружная - с балконом и оконным блоком - хрустнула посредине, выстрелив в небо бетонной крошкой, и повисла на ребрах арматуры. Осколки оконного стекла с потоком воздуха брызнули наружу, увлекая за собой облако угольно-черной пыли. Этой пылью стал мнеморг, находившийся в фокусе гравиружья. На полу остались только два "кербера" да черная коробка "бломпа".

  - Ловко вы его распылили! - заулыбался Бартон, когда пришел в себя.

  - Теперь он безоружен и не сможет вернуться в будущее без этого блока, - Линда подняла с пола "бломп" и сунула его в карман куртки. - Но не обольщайтесь, генерал, он скоро соберет себя и с новыми силами продолжит охоту. У нас всего пять-десять минут.

  - Как это он "соберет себя"?

  - Потом объясню, идемте отсюда!

  В дверях они столкнулись с Карпентером.

  - Вы живы, генерал, слава Богу! - у телохранителя вырвался вздох облегчения. - Что произошло? Я снизу услышал взрыв. О, да у вас тут все разворочено! Кто это? - спросил Карпентер, заметив Линду.

  - Эта девушка выполнила за вас вашу работу! - огрызнулся Бартон.

  - Вы избавились от него? - удивился Карпентер.

  - Только на время, - ответила Линда. - Уничтожить мнеморга можно только с помощью плазменного деструктора.

  - Что же вы не принесли его с собой? - спросил Бартон.

  - У меня и без этого проблем хватает! - бросила Линда.

  - Где машина, Фил? - спросил генерал.

  - Конечно, в гараже, сэр!

  - Срочно подгоните ее к выходу, у нас всего пять минут. Роботов брать не будем!

  Карпентер кивнул и побежал к лифту подземного гаража.

  - А мы не могли бы попасть на телевидение с помощью вашего блока? - спросил Бартон Линду, когда они направились по коридору к следующему лифту.

  - Предварительный расчет координат отнимет уйму времени. На машине домчим быстрее.

  - А может, сразу на Канары или в Тибет?

  - Только без паники! Скрыться мы успеем. Важно сделать заявление.

  Линда с тревогой всматривалась в лицо генерала. Как не был он теперь похож на того высокомерного администратора, каким она увидела его впервые. За несколько дней Бартон осунулся и стал похож на старого бульдога.

  На улице около отеля собралась толпа. Люди показывали пальцами на развороченные стены и провисший на девятом этаже балкон. Никто не обращал внимания на облачко черной пыли, парившее в воздухе, в стороне от здания, и напрасно. Облачко концентрировалось, собирая мельчайшие пылинки вещества воедино, росло и обретало форму.

  В это время над крышей отеля завис полицейский дисколет. Жестикулируя, полицейский высунулся из кабины дисколета, требуя освободить посадочную площадку. Он не заметил, как черное облако подобралось к дисколету и, вдруг став жидким, потекло на заднее сиденье. Через несколько секунд черная жидкость сгустилась, посветлела и стала затвердевать, одновременно принимая форму мнеморга. Каждая молекула помнила свои координаты в пространстве. Наноробоконструктор слой за слоем выстраивал себя сам. Какое-то время плоть робота оставалась рыхлой, податливой, но вот она затвердела, и мнеморг сделал осмысленное движение. Первым его побуждением было завладеть оружием полицейского и продолжать охоту на человека. Рядом на сиденье лежал газовый пистолет, чуть подальше - полицейский пулемет "Кольт-Снайпер". Мнеморг схватил то и другое. Офицер повернулся, но было поздно - в лицо ему ударила струя нервно-паралитического газа. Робот не стал убивать этого человека, он локтем потеснил обмякшего полицейского и взялся за рычаги управления. Дисколет плавно скользнул вниз, обогнул здание отеля и замер в пяти метрах от земли - над газоном посреди площади. Отсюда хорошо просматривался парадный подъезд отеля.

  Ждать пришлось совсем недолго. В дверях появилась Линда, позади нее маячил генерал. Мнеморг включил программу горизонтального полета, и дисколет понесся навстречу целям. Линда заметила опасность слишком поздно. По мраморной облицовке портала дробно застучали пули, вдребезги разлетелось рекламное панно.

  В это время подоспели четверо биробов-телохранителей. Они заслонили генерала и открыли огонь по движущейся цели. Дик Секонд пытался вывести дисколет из-под обстрела, но по-прежнему мчался, не сбавляя скорости, прямо на генерала. Пули, как горох, стучали по обшивке дисколета, свистели над головой мнеморга, прошивали его насквозь, но Дик не замечал их. Он представлял, как через секунду протаранит биробов, а днищем дисколета раздавит человека.

  Линда угадала намерения мнеморга, схватила окаменевшего генерала за рукав пиджака, кивнув в сторону:

  - Скорей в машину!

  Карпентер подогнал бордовый флаер-кабриолет очень кстати. Линда бесцеремонно толкнула генерала на заднее сидение, сама прыгнула следом и скомандовала:

  - Взлет!

  Карпентер потянул штурвал на себя. Флаер легко поднялся в воздух, накренился на правый борт и бесшумно скользнул за угол. Все произошло настолько быстро, что мнеморг не успел отреагировать на этот маневр. Изрешеченный пулями дисколет сделался неуправляем, и развернуть его в сторону не удалось.

  Удар был ужасен. Дисколет разметал в стороны четверых биробов и в брызгах оконного стекла влетел в холл отеля, сметая все на пути. Через секунду грохнул взрыв, адское пламя рванулось по коридорам, выплеснулось на улицу. Второй этаж здания просел и рухнул в холл.

  Биробы все уже были на ногах, никто из них серьезно не пострадал. Они оцепили место катастрофы, изучая ситуацию. К отелю прибывали полицейские дисколеты, кружилась в воздухе "скорая", сновали вокруг пожарные роботы. Биробы совещались, оценивая шансы противника остаться в живых. Опыт подсказывал, что в подобной ситуации шансы не только человека, но и робота практически равны нулю. Биробы расслабились. И в это время навстречу им - из дыма и огня - шагнула угольно-черная фигура с "Кольтом-Снайпером" в руке. Непродолжительная перестрелка закончилась победой мнеморга. Дик Секонд в упор расстрелял биробов, бросил за ненадобностью пулемет с опустевшим диском, затем бросился к стоявшему неподалеку гравициклу, легко оседлал его и взлетел.

  В воздухе над городом носились тысячи машин, но отыскать флаер Бартона Секонду было не трудно: перепрограммированный робот-портье ночью установил на машину Карпентера радиомаяк. Мнеморг поднял гравицикл намного выше оживленных воздушных трасс и, дав газ, понесся на перехват цели.

  Тем временем Карпентер гнал кабриолет в сторону бывшего Венсенского леса, где теперь возвышались три небоскреба Центра телекоммуникаций "Франслероп". Генерал Бартон, злой на себя и на весь мир, понял, что опасность миновала - плотно уселся в кресле и потребовал у бортового компьютера связи с телестудией. Линда устало сидела, наблюдая за цветной индикацией на приборной панели гравиружья. Карпентер вызывал по микротелефону телохранителей:

  - Костоломы! Кто меня слышит, прием!

  - Говорит Третий! - донеслось в ответ. - Уцелел я один. Жду приказаний.

  Карпентер не поверил своим ушам.

  - Ты уверен, что остался один?

  - Да, сэр, остальных можно списать в металлолом. Враг оказался слишком живуч, но я преследую его на гравицикле.

  - Почему ты не уничтожишь его?

  - Я безоружен. Хочу догнать его, но не уверен, будет ли моя атака эффективной. Повторяю, враг очень живуч.

  - Куда он направляется?

  - Пока держит курс на "Франслероп".

  - Проклятье! Он наступает нам на пятки! - крикнул Карпентер, поворачиваясь к Бартону. - Наша машина засвечена!

  - Так поменяйте ее! - огрызнулся генерал.

  - Третий! - прорычал Карпентер в телефон. - Приказываю задержать противника! Если не можешь уничтожить, так хоть задержи его! Любой ценой! Понял?

  - Я понял, сэр, но, кажется, я вижу вашу машину. Так и есть: мы догоняем вас. Внимание! Он атакует!

  Линда в который уже раз оглянулась и вдруг встретилась взглядом с мнеморгом. Его гравицикл неожиданно вынырнул снизу. У Дика Секонда было лицо неандертальца, полные злорадства глаза, звериный оскал безупречных зубов. Линда впервые видела так близко беспощадную машину убийства. Ее охватил ужас, и она закричала. Тут же повернулся назад Бартон, вращая глазами, зарычал на Линду:

  - Стреляй!

  В следующую секунду мнеморг поравнялся с кабриолетом. Он оттолкнулся от гравицикла, прыгнул вперед и мощными руками вцепился в плечи Бартона. Генерал вскрикнул от боли и неожиданности, попробовал повернуться к врагу лицом, но сразу понял, что его сейчас вытащат из кабриолета и сбросят вниз с двухсотметровой высоты. Бартон судорожно ухватился за переднее кресло и закричал Карпентеру в ухо:

  - Фил, снижайся!

  Карпентер сел вполоборота, выкинул в сторону руку с "кольтом" и выпустил всю обойму в лицо мнеморга. Это только позабавило робота. Но в это время кабриолет догнал Третий. Передним колесом своего гравицикла он протаранил мнеморга, надеясь, что ему удастся сбросить врага вниз. Но Дик оставил в покое генерала и все внимание переключил на бироба. Он повис на колесе его гравицикла, подтянулся на руках и вдруг резко выбросил вверх правую ногу. Мощный удар пришелся по голове Третьего. Бироб выпустил из рук руль и, как тряпичная кукла, полетел с огромной высоты вниз.

  Флаер резко пошел на снижение. Дик Секонд оседлал гравицикл бироба и ринулся вслед за кабриолетом. Догнал он его у самой земли.

  Карпентер остановил машину, выскочил из нее и приготовился стрелять, но мнеморг сбил его с ног гравициклом, завладел его "кольтом" и повернулся к сидящим в машине людям.

  До последней секунды Линда думала, что робот не посмеет тронуть ее. Но неумолимый убийца выстрелил пять раз сначала в нее, потом пять раз в генерала. Прижав левую руку к простреленной груди, Линда еще пыталась поднять гравиружье, но силы покинули ее. Она еще видела вблизи перекошенное лицо Бартона, его слезящиеся глаза, полные укоризны. Он хрипел и ловил ртом воздух. Но вот глаза Линды застил туман, и наступило небытие.

  Подошел мнеморг, ловко обыскал обоих, забрал у Линды гравиружье и два "бломпа", затем произвел контрольный выстрел в голову Бартона. Тело Линды робот легко перебросил через плечо и с этой ношей через "серое окно" шагнул в будущее.

  Полицейский патруль обнаружил на месте происшествия труп генерала Бартона. Рядом лежал раненый телохранитель. Фил Карпентер считал, что больше всего пострадала его профессиональная репутация.



  ССВ

  2 октября 2262 года_______________________________________________________

  Перепачканный кровью, с бездыханной девушкой на плече мнеморг предстал перед шефом ССВ.

  - Кого ты мне приволок? - скривившись, спросил Лекок.

  - Задание выполнено. Генерала Бартона больше нет. Эту пришлось тоже убрать.

  Нажатием клавиши на терминале рабочего стола Лекок вызвал заместителя - своего близнеца-клона.

  - Надо определить личность девицы, - сказал Лекок, едва клон вошел в кабинет.

  - Ее индивидуальная карта - в моей мнемотеке, сэр! - ни секунды не раздумывая ответил двойник. - Это Линда Пинелли - ассистент эксперта Лозовски. Девочка из пробирки. Маленький бунтарь. В прошлом проявила себя нелояльной, состояла в организации крайне правого толка.

  - Она оказала сопротивление, - вмешался мнеморг. - Я не мог допустить срыва задания. Ее устранение не противоречило вводной.

  - Она давно под подозрением, как, впрочем, и ее шеф-правдоискатель, - подтвердил клон. - Кстати, Лозовски жив?

  - Жив. Я убрал только этих двоих. А Хорна, как следует, напугал.

  - Довольно! - повысил голос Лекок. - Я доволен результатами твоей работы, Дик Секонд. Ты свободен, отдыхай.

  - Мне не нужен отдых, господин! Всегда готов служить справедливости!

  - Хорошо. А теперь позаботься о трупе, надо доставить его в морг. Этьен! - обратился Лекок к своему клону. - Соединись с моргом, зарезервируй холодильную камеру для малышки, пусть не торопятся ее кремировать. Кому-то, я уверен, захочется на нее посмотреть, пусть придадут ей более привлекательный вид.

  - Сэр, что мне отвечать, если будут спрашивать о причинах ее гибели? - поинтересовался двойник.

  - Через СБ задним числом оформим ей приговор, спишем как идеологического врага. Так что вопросов не возникнет. Если все ясно, оба свободны!

  Проводив взглядом исполнителей, Лекок вызвал робота-уборщика: в кабинете на ковре остались следы крови. Потом, подумав, послал свой "имидж" в Рим, в лабораторию Лозовски. Майкл тотчас откликнулся и вошел в визуальный контакт с шефом.

  - Эксперт Лозовски, не могли бы вы срочно явиться ко мне?

  - Извините, профессор, я сейчас занят во Времени.

  - Кого-нибудь потеряли? Ищете?

  - Да, поэтому вынужден вам отказать.

  - Я догадываюсь, кого вы ищете. Боюсь, ваши поиски будут безрезультатными. А я мог бы навести вас на след. Вам нужна Линда, не так ли?

  - Да... - Майкл даже приподнялся в кресле. - Она что?.. Здорово наследила во Времени?

  - Об этом я хотел бы переговорить с вами лично.

  - Хорошо, сейчас буду у вас.

  - Жду.

  Долго ждать не пришлось. Уже через минуту в кабинете Лекока возникло "серое окно", из которого вышел Майкл. Он был хмур и суров, небрит и небрежно одет. В запавших глазах светился немой вопрос.

  - Что с ней? - наконец вымолвил он.

  - Сядьте, - с улыбкой предложил Лекок. - Я хочу знать, насколько серьезно вы к ней относитесь? Кто для вас Линда - рядовой сотрудник или нечто большее?

  - Вам обязательно нужно это знать?

  - Пожалуйста, будьте со мной откровенны.

  - Она дорога мне.

  - Понятно... А вы знаете, что ее нашли в Париже, в том времени, где вы недавно работали.

  - Она занималась генералом Бартоном. Я лично контролировал ее передвижения во Времени.

  - Почему в таком случае вы не можете ее найти?

  - Возможно, что-то случилось, но, слава Богу, вы нашли ее?!

  - Скажите, она брала с собой в Прошлое какое-нибудь оборудование, спецтехнологии, оружие?

  - Профессор, ни она, ни я никогда бы не решились преступить закон.

  - Странно, но при ней было гравиружье... Она могла отправиться в прошлое без вашего ведома, по личной инициативе?

  - Нет. Все подконтрольно, и она достаточно дисциплинированна.

  - Что же получается?! Либо ее вооружили вы, чтобы помешать Секонду, либо она ушла в прошлое без вашего ведома. Так или иначе, вы лжете мне, Лозовски! Зачем?

  - Она ни в чем не виновата!

  - Поздно отводить удар от Пинелли. После ваших неудавшихся туров в 2141 год, после вашего фактического провала и закономерного отстранения вас от работы вы не имели права контактировать с Хорном и Бартоном ни лично, ни через посредников.

  Взволнованный до предела Майкл перегнулся через стол к Лекоку:

  - Это я послал ее, она здесь ни при чем! Расценивайте мои действия, как неисполнение приказа.

  - Напрасно вы ее выгораживаете.

  - Что с ней, профессор, объясните, что с ней!

  - Знаете, Лозовски, для меня это было полной неожиданностью, но оказалось, что ваша Линда давно под колпаком у СБ. Ей заочно был вынесен смертный приговор.

  - Этого не может быть! Это ужасно!

  - Напомню вам, Лозовски, СБ никогда не ошибается.

  - Что я могу для нее сделать?

  - Для нее - уже ничего. Спасать вам надо себя, Лозовски! А увидеть Линду можно, и прямо сейчас. Вы знаете код морга?

  Майкл опешил.

  - Побывайте там! Проститесь с вашей девушкой, я приношу вам самые искренние соболезнования. Обещаю по возможности помочь вам и защитить вас!

  - Мне ничего от вас не нужно. Неужели она, в самом деле, погибла?

  - Согласен, в это трудно поверить, но, увы... Плохо другое: она брала с собой в Прошлое современное оружие. Против кого она собиралась его использовать? Вам придется ответить и на этот вопрос. Попозже. А пока вот вам мой совет: попрощайтесь с покойной и возвращайтесь к работе. Вы все же эксперт Службы Спасения, не позволяйте себе раскисать!


  2


  ...Майкл впервые очутился в морге. Это было элитное заведение, больше похожее на больницу. Белизной стен и потолков, чистотой морозного воздуха морг мог поспорить даже с внутренним убранством жилых отсеков межпланетного корабля.

  Безликая роботесса проводила Лозовски до холодильной камеры, без труда отыскала ячейку, в которой покоилось тело Линды, и извлекла из ниши овальный герметичный саркофаг из прозрачного пластика. Майкл сразу узнал Линду. Она лежала внутри саркофага на бархатной подложке, одетая в золотистый одноразовый костюм. Лицо ее было свежо и спокойно, яркие губы улыбались, чуть потускневшие глаза смотрели в потолок. Роботы-бальзаматоры и освежители потрудились на славу.

  - Труп тщательно вымыт, произведена укладка волос, легкий макияж, маникюр, электростимуляция лицевых мышц. После вскрытия тело обезвожено и охлаждено до ста десяти градусов Кельвина. Это оптимальная температура для долгосрочного хранения. Все процедуры оплачены Службой Безопасности. Кремирование может быть осуществлено только по распоряжению плательщика... Если я вам больше не нужна...

  - Да, оставь меня, - Майкл отпустил роботессу.

  Молча постояв у саркофага, он нажал кнопку вывода информации на пульте мини-компьютера. На дисплее появились фотографии Линды анфас и профиль, потом побежали ряды сменяющих друг друга строк.

  ЛИНДА ПИНЕЛЛИ.

  30.05.2242 - 02.10.2262.

  Данные о родственниках отсутствуют. Рост 170. Вес 55... Пять огнестрельных ранений в области груди и брюшной полости. Посмертный перелом голеностопа... Смерть наступила в результате механического повреждения аорты...

  Майкл заглянул в потускневшие, но все еще улыбающиеся глаза возлюбленной и вдруг представил ее живой, веселой, счастливой. Всего несколько дней назад они были вместе, и он тогда даже не мог представить, что Линда решится на безумный подвиг ради него. Но ради него ли? Нет, Линда погибла во имя справедливости. Не той справедливости, которая является прерогативой СБ и являет собой справедливость возмездия, а во имя чистой справедливости, неуловимой субстанции, право на которую имеет каждый человек.

  Майкл мог бы проникнуть в прошлое в тот день и час, когда погибла Линда. Но он не стал этого делать. Он мог увидеть убийцу, но изменить уже ничего не мог. Что случилось, то случилось. Коррекция свершившейся реальности требовала огромных мощностей и влекла за собой слишком большую ответственность. Вряд ли бы ему позволили что-то сделать. А имя убийцы Майклу было хорошо известно. Сам Старик и убил Линду. Конечно, не лично, а руками мнеморга, но это вовсе не умаляет его вины. Придет время, и Майкл отомстит.


  3



  Лекок явился на виллу Петреску для доклада о проделанной работе и застал патрона в дурном расположении духа. Петреску нервничал, не обращая внимания на приставания "заводной куклы" Зубейды, отказывался от предлагаемых ею деликатесов и без конца запрашивал мнемозаписи последних умонастроений Хозяина. Тому могло прийти в голову все что угодно, а функционеров, желающих занять столь важный пост всегда было в избытке. Лекок тоже боялся за кресло и голову, но не так сильно, как начальник СБ.

  - С хорошими новостями! - натянуто улыбаясь, предупредил он вопрос шефа. - У меня все схвачено!

  - Не могу похвастаться тем же... - хмуро ответил Ион. - Что Бартон?

  - Он больше никому не сможет помешать.

  - Отрадно слышать. Хорна обработали?

  - Да, теперь он пойдет на уступки.

  - Откуда такая уверенность? Вы по-прежнему делаете ставку на вашего эксперта? Как там его?..

  - Вы о Майкле Лозовски? С ним небольшая проблема...

  - Надеюсь, преодолимая?

  - Мнеморг заодно с Бартоном убрал и его подружку, некую Линду Пинелли.

  - Скверно! Я бы не рискнул теперь положиться на этого парня.

  - Обещаю основательно все обдумать. Возможно, помощь Лозовски не потребуется.

  - Мы очень долго возимся. Мы в цейтноте. В худшем случае наши головы слетят в одночасье. В лучшем - ваша полетит первой.

  - Все так серьезно?

  Молчание Петреску было красноречивей всяких слов.

  - Ион, а что с хронопилотом?

  - Не знаю, я потерял робота.

  - Он до сих пор не вернулся?

  - Теперь я понимаю: было ошибкой посылать туда простого бироба!

  - Тогда Дик Секонд к вашим услугам! Я готов сегодня же отправить его в 1947-й год. Мнеморг не может не победить!

  - Вы предлагаете мне своего истукана, будто я сам не в силах найти ничего лучше! Чего-чего, а этого барахла у меня хватает. Я мог бы послать десяток мнеморгов на миллионы лет назад!

  - И разорились бы! - ухмыльнулся Лекок.

  - Сдается мне, этот Химмель - большой хитрец, фаворит Фортуны. Или ему помогает сама Судьба. Хотел бы я знать, что он сотворил с Джо Файфом!

  - Только не делайте из него античного героя, Ион! Скольких уже любимцев Фортуны отправил мой Дикки в лучший из миров!

  - Ладно, займитесь этим сами. Надо продублировать устранение хронопилота.

  - Что делать с трупом Линды Пинелли? Я отправил его в элитный морг.

  - Правильно сделали. Как я понимаю, оформление обычное: по статье "идеологическая диверсия"?

  - Именно.

  - Пусть подружка Лозовски пока полежит в морге. Я подумаю и решу, что с ней делать.



  ХРОНОРАЗВЕДКА.

  22 сентября 2141 года_____________________________________________________

  Когда Максу Хорну сообщили о гибели Бартона, он срочно вылетел в Париж. Сидя в уютном кресле в салоне гравилета, Макс поглядывал в иллюминатор на снежно-белую облачную пелену, укрывшую пол-Европы, и думал о том, что же он будет говорить на последней пресс-конференции, посвященной проблемам Хроноразведки. Хорн твердо решил отречься от своего детища. Теперь уже все равно. Очень жаль генерала, еще больше Алекса. Скорее всего, ему не дадут вернуться обратно в будущее. Но надо подумать и о себе. Они не отстанут, эти потомки. Кто бы мог подумать, что у нашей цивилизации окажется такое мрачное будущее!

  Макс перелистал свежие газеты. В них еще ничего не сообщалось о гибели Бартона, но прошла информация о находке двух хрономаяков в окрестностях Брянска. Краткое сообщение Химмеля породило массу противоречивых мнений о судьбе экспедиции. Большинство репортеров рисовали мрачную картину: в прошлом случилась трагедия, и Химмель навсегда остался пленником времени.

  Хорн со злостью скомкал газеты и бросил их в соседнее кресло. Внизу, за стеклом иллюминатора, показались парижские предместья. Сена была серо-фиолетовой от скопившихся в ней канцерогенов...

  Первым, кого увидел доктор, сойдя по трапу на землю, был вездесущий эксперт ССВ. Макс сразу заметил перемену, происшедшую с Лозовски: на висках заблестела внезапная седина, брови угрюмо сдвинуты, губы поджаты.

  - Что-то случилось? - участливо спросил Хорн.

  Майкл кивнул, пожевал губами.

  - Линда погибла. Ей было только двадцать, и я любил ее!

  - Сочувствую...

  - Она хотела перехитрить Службу Безопасности. У нее почти получилось.

  - Я сейчас в "Ритц". Вы со мной?

  - Нет. У меня еще дела.

  - Вернетесь к себе - непременно передайте своему шефу, что Хорн подавлен и готов исполнить любое предписание свыше. Сегодня буду рушить то, что так долго строил и так ревностно защищал. Я не хочу новых жертв, тем более, сам не хочу становиться жертвой. Я побежден и сдаюсь на милость победителя. Так и передайте.... Но все-таки она вертится!

  - Вашей иронии можно позавидовать!

  - Честно говоря, не знаю, под каким соусом подать решение о завершении программы Хроноразведки, какие найти аргументы.

  - Придется опираться на косвенные данные, апеллировать не к здравому смыслу, а к фантазийной области подсознания. Нарисуйте мрачную картину всепожирающего средневековья, заострите внимание на нелепой гибели Бартона. Подайте это как факт неизбежной инерции времени, мести самой природы за поспешное и необдуманное решение. Больше кайтесь, ругайте только себя, и тогда вас оставят в покое. Если вы все сделаете правильно, возможно, мне не придется больше посещать ваше смутное время.

  - Нормальное время, не хуже вашего, - вдруг обиделся Хорн.

  - Ладно, пусть будет нормальное, - чуть улыбнулся Лозовски. - Поезжайте в "Ритц", желаю удачи!

  - А вы, Майкл?

  - Я намерен найти вашего хронопилота. Может, удастся спасти его. Во всяком случае, я должен сделать для него то же, что сделала Линда для Бартона.... Или немного больше.




  ЭКСПЕРИМЕНТ

  22 июля 1947 года, вторник________________________________________________

  В лесу было сыро и прохладно. Невидимое за деревьями солнце рассыпало розово-золотые блики по изрытой траншеями поляне. Возможно, совсем недавно здесь был последний форпост брянских партизан.

  Гордеев лежал на боку на росистой траве и на все лады проклинал судьбу и злой свой язык. Резкая боль в правой ноге не позволяла подняться. Единственное, что он успел сделать с тех пор, как неловко упал и повредил ногу, так это только погасить парашют и обрезать стропы. Собирать пятнистый шелк и как-то маскировать его не было ни сил, ни желания. Парашют стелился по траве, висел на кустах, полоскался на ветру. Когда Гордеев начинал думать о дальнейшей своей судьбе, к горлу нежданно подкатывал горький комок, а глаза начинало щипать. До ужаса ему было жаль нелепого злоязыкого клоуна, возомнившего себя диверсантом. Ну, какой теперь из него вояка?!

  Гордеев сознавал, что, потеряв возможность быстро передвигаться, он стал похож на живую мишень. Противная жалость к самому себе и сознание безысходности давили все попытки смятенного разума найти единственно верное решение.

  Гордеев вспоминал свои слова, сказанные перед самым отлетом: "Лететь к немцам в тыл я не боюсь!" Оказывается, это была бессмысленная бравада. На деле все оказалось намного сложней и мрачней. Если его возьмут в плен, то ни форма, ни хорошее знание немецкого не спасут. Выдать себя за эсэсовца не удастся: его обязательно спросят, в какой части служит, как здесь оказался, какое задание выполнял. А на эти вопросы Гордеев отвечать был не готов. Никакой легенды у него не было.

  Морщась от боли, ученый освободился от ранца, снял автомат, вынул из кобуры "парабеллум" и некоторое время занимался осмотром оружия. Разрядив пистолет, несколько раз оттянул затвор и спустил курок. Потом стал заниматься со "шмайссером", попробовал, насколько быстро сможет менять магазины. Работа с оружием немного успокоила и отвлекла от мрачных мыслей. Внезапно Гордеев понял, что подсознательно готовит себя к предстоящему бою. Если здесь появятся немцы, он станет отстреливаться до последнего патрона, но живым в руки врага не дастся. Наступил такой момент в его жизни, что героизм требуется уже от него, Гордеева Олега Осиповича, инженера-неудачника.

  Справа захрустел валежник, послышались тяжелые шаги и натужный кашель. Гордеев схватился за автомат, полуобернулся, готовый открыть огонь, и тут увидел вышедшего на поляну сержанта Дегтева.

  - Вот уж кого не чаял встретить, - проворчал сержант. - Жив, значит, ракетчик, елки-палки? Что с тобой?

  - Накаркал - ногу сломал. Идти не могу. Хреново.

  - Эк, угораздило тебя! Да и мне не повезло: на сук напоролся.

  Только сейчас Гордеев заметил, что комбинезон на боку сержанта набух от крови.

  - Да ты ранен! - догадался он. - Тебе перевязка нужна!

  Дегтев тяжело вздохнул.

  - Ну, положим, не ранен, а так.... Царапнуло. А ты, физик, глазастый.... Однако долго рассиживаться нам тут не след. Сейчас тебе шинку наложим и поковыляем, - Дегтев стал озираться по сторонам, выискивая подходящую ветку.

  - Брось, не стоит! - остановил его ученый. - Я и так для группы - ноль, обуза, а теперь втройне. Обойдется майор и без меня. Я решил остаться здесь.

  - Нельзя оставаться! В километре немцы - лес прочесывают. Собаки у них!

  - Вот и двигай, а я фрицев сколько смогу, задержу. Один ты еще оторвешься, а если меня потащишь - погибнем оба! Так что уходи.

  - Черта с два ты их задержишь! Стрелять-то, как следует, не умеешь.

  В это время оба услышали приглушенный отдаленный лай собак.

  - Слыхал?! Такое впечатление, что ждали нас, елки-палки, - Дегтев плюнул с досады. - Четыре псины у них, здоровые, злые, должно быть! Как ни крути, а придется мне с тобой оставаться!

  - Оставайся, - кивнул головой Гордеев. - Авось, вместе отобьемся?! Сколько там фашистов-то?

  - Да ерунда, - улыбнулся Дегтев. - До взвода, не больше.

  - До взвода? - присвистнул Гордеев. - Хреново.

  - Не дрейфь! Мы их пополам поделим: половина - тебе, половина - мне. Они вон оттуда пойдут, - сержант показал направо. - Вон в том ельнике мы и схоронимся, там позиция удобная. Надо нам с тобой туда переползти. Сможешь? Или помочь?

  - Смогу.

  В ельнике оказалась неглубокая траншея, удобная для двоих. Дегтев еще немного подправил ее саперной лопатой и стал выкладывать содержимое своего ранца на рыхлую влажную землю. Справа от себя положил "шмайссер" и две "лимонки", слева - "парабеллум" и запасные обоймы к пистолету и автомату. Потом достал плитку шоколада и объяснил, оборачиваясь к физику:

  - Консервов не люблю, а шоколад уважаю. Съем сейчас. Потом, может, и не захочется. Да ты устраивайся поудобнее, как дома. А под ногу давай я тебе лапника подложу, помягче будет.

  - Слышишь, совсем близко лают! - заметил Гордеев, мысли которого уже были в предстоящем бою. - Сейчас появятся!

  - Патроны экономь, стреляй только наверняка, подпускай гадов ближе!

  Из чащи на прогалину выскочили четыре огромные черные овчарки. Следом показались их проводники и два офицера в черных мундирах. Собаки почуяли людей и рванулись к ельнику, отпущенные проводниками. Они помчались громадными прыжками, в глазах их горело бешенство.

  - Псин бей из "парабелла"! - крикнул Дегтев. - Близко не подпускай: вцепятся - хана.

  Гордеев кивнул и стал медленно прицеливаться, щуря левый глаз. Наконец он выстрелил, но промахнулся. Дегтев, отличный стрелок, двумя выстрелами положил двух овчарок, третью убил почти не целясь, когда та была готова наброситься на ученого. Четвертая овчарка все же успела вскочить сержанту на спину, стараясь добраться до шеи, но Дегтев умело сбросил собаку, придавил ее тяжестью своего тела и несколько раз ткнул ей под ребра ножом, вытащенным из-за голенища сапога. Гордеев, молча наблюдавший эту сцену, отвернулся и стал целиться в приблизившихся эсэсовцев, поливавших ельник свинцом.

  - Теперь брось пистолет, бей с автомата! - прикрикнул на него сержант. - Да очереди покороче! Делай, как я!

  С этими словами Дегтев выпустил три коротких очереди в набегавших немцев. Один солдат сразу покатился по земле, офицер в темной шинели схватился рукой за шею и поспешил укрыться за деревом. Но подходили свежие силы. Дегтев насчитал больше двадцати эсэсовцев. Они растягивались в линию, окружая то место, где залегли парашютисты. Прячась за деревьями, обменивались мнениями, как лучше и быстрее расправиться с русскими.

  - Похоже, нас сейчас гранатами закидают, - предположил Дегтев. - Отползу я немного в сторону, чтобы нас разом не накрыло. Не бойся, как увидишь, что гранату кидают, сразу вжимайся в землю насколько возможно. Земля спасет.

  С этими словами сержант отполз метров на десять с прежней позиции. Гордеев остался опять наедине со своими страхами, со своей проклятой неподвижностью. Он тихо лежал, вцепившись в теплый ствол автомата, и наблюдал за действиями немцев. Дегтев смел и опытен, думал ученый, если бы не он, я один не справился бы даже с овчарками. От этих размышлений его оторвал резкий стук автоматной очереди где-то слева. Пули взрыли землю совсем близко, и Гордеев похолодел от сознания смертельной близости окруживших его фашистов. "Шмайссер" сам ожил в его руках, посылая порции свинца в осмелевших врагов. Заговорил и автомат Дегтева. Упали еще два немца. Одного из них - во время перебежки - срезал Гордеев. Убить человека оказалось делом совсем несложным. Гораздо сложнее было ожидание собственной гибели.

  Автомат замолчал, и Гордеев не сразу понял, что в магазине кончились патроны. Он полез в подсумок за свежей обоймой, и тут вдруг близко так рвануло, что Гордееву показалось, будто само небо рушится на землю. Все звуки разом потонули в непрерывной звенящей тишине. Ученый понял, что его контузило. Краем глаза он увидел подползавшего к нему Дегтева. Тот что-то кричал, но Гордеев не слышал его голоса и не понимал его знаков. Рядом вырос еще один черный куст взрыва, и обоих парашютистов забросало комьями чернозема. Дегтев был грязен, лицо в крови, но полон оптимизма. Внезапно Гордеев вновь услышал все звуки боя и крик сержанта:

  - Ничего, товарищ ученый, сейчас мы их совместными усилиями...

  Он не успел договорить, застонал от боли: пуля раздробила ключицу. Дегтев зарылся головой в траву и в бессильной ярости вцепился ногтями землю. Гордеев наконец справился с непослушным автоматом, и как раз вовремя. Трое гитлеровцев были совсем рядом, на их лицах уже читалась радость легкой победы. Гордеев срезал всех троих в одну секунду и сам поразился, как просто у него это получилось. Он покосился на неподвижные тела врагов, перевел взгляд на тех, кто еще не получил свою порцию свинца, и громко окликнул Дегтева. Тот немедленно ответил:

  - Да жив я, жив, только влепили мне крепко, рукой не пошевелить! Придется одной левой... Вон смотри, опять обходят!

  - Вижу. Ты стрелять-то сможешь одной левой?

  - А как же! Я левой, можно сказать, даже лучше могу.

  - Так уж и лучше, - не поверил Гордеев.

  В следующие три минуты им пришлось здорово попотеть. Гитлеровцы бросили еще несколько гранат, а потом ринулись все вместе вперед, решив подавить врага мгновенным натиском, в надежде на численное преимущество. Гордеев и Дегтев стреляли почти без перерыва. Когда атака захлебнулась и эсэсовцы отошли, оставив на земле еще четверых солдат, Дегтев мрачно сказал:

  - Однако, товарищ Гордеев, у меня последняя обойма осталась. А у тебя?

  - У меня еще две.

  - Неужто?! Молодец! Выходит, недооценил я тебя, товарищ Гордеев. Экономный ты человек!

  - Возьми у меня один магазин, - предложил Гордеев. - Все равно я больше мажу.

  - А вот так думать нельзя! Ты целься, а сам Бога проси, чтобы попасть. Бог поможет.

  - Что ж получается, сержант, и земля у тебя помогает, и Бог?!

  - А это не у меня получается, товарищ физик, а бывает на самом деле. Закон природы: ты ее уважаешь, и она тебя никогда не обидит и защитит.

  - Народная мудрость?

  - Понимай, как хочешь, а только так оно и есть! Скажи, почему мы с тобой до сих пор живы, а этих гадов уже с десяток положили? Молчишь? А я тебе отвечу: потому они тут лежат, что пошли против нашего Бога да против нашей Земли. Вот Отец наш да Мать наша их и покарали... нашими руками.

  - Что это ты, религиозную пропаганду разводишь? - удивился Гордеев. - Или ты не партийный? Как тебя с такими взглядами в чекистах держат?

  - Никто моих взглядов не знал и теперь уже не узнает. А в целом я - преданный делу партии человек... Да что они там, заснули что ли?

  Будто в ответ на его слова совсем близко разорвались сразу четыре гранаты, вслед за грохотом взрывов послышался сухой треск автоматов и крики офицеров. Пули засвистели над головой. Гордеев приложился щекой к мокрой от росы траве и, скосив глаза, посмотрел на сержанта. Дегтев лежал суровый и умиротворенный. Из громадной раны на виске, пульсируя, обильно текла кровь. Неподвижные глаза, казалось, внимательно рассматривают травинки, а губы так плотно были прижаты к земле, словно целовали ее.

  Гордеев оцепенел, им овладело такое сильное чувство обреченности, что он ощутил себя наполовину мертвым. Трудно было подавить смертельный ужас, захлестнувший сознание. К действительности ученого вернула рваная, короткая команда немецкого офицера. Гордеев подгреб к себе все четыре "лимонки" и стал по одной бросать их как можно дальше.

  Поднявшиеся было немцы снова залегли. Гордеев получил несколько секунд отдыха. Он смежил веки и засопел носом. Вспомнилось деревенское детство, тощая соседская корова Пеструха да покосившаяся хата на краю села. Еще немного потерпеть, подумал Гордеев, и меня не станет. И тогда мир может заново придумать сам себя, чтобы через миллионы лет возродить меня из пепла уже в новом обличье.

  Страх прошел. Сжав зубы, Гордеев методично и щедро начал выплескивать через ствол автомата всю накопившуюся в нем ярость и боль. Он вошел в состояние, близкое к трансу, и не заметил ни одной из трех пуль, рвущих на части его плоть. Но вот автомат замолчал. Патроны оставались только в обойме "парабеллума". Но использовать их ученому уже не пришлось. Жизнь угасала в нем. Предметы и люди раздваивались перед глазами, приобретая странные очертания. И вдруг лавина удивительной тьмы обрушилась на сознание, гася все видения зримого мира.



  2



  Процессор Хельги работал без остановки, гоняя по кругу программу самовосстановления. Слух и зрение временно были отключены, глазами и ушами для нее на время стал ОТТО. Правая рука Хельги с вмонтированной видеокамерой производила осмотр тела, делала фототесты поврежденных поверхностей в разных областях спектра. ОТТО подключил к работе киберхирурга, снабженного десятью видами скальпелей от сканирующего до заживляющего. Ловкие манипуляторы ставили на место ребра, вправляли суставы, производили микросварку сосудов, сращивали поврежденные нейроволокна, меняли разорванные мышцы из биопластмассы. Процессор в это время проводил коррекцию органов чувств.

  - ОТТО, - попросила вдруг Хельга. - Отключи мне, пожалуйста, все реасенсоры, оставь один, о котором знает только Алекс. И еще... Надо удалить блок самосохранения. Я не хочу испытывать страха смерти.

  - Это разумное решение, - отозвался ОТТО. - Я займусь этим немедленно.

  Как только все системы биотронного организма пришли в норму, Хельга соскочила с импровизированного операционного стола и занялась поисками оружия.

  - Леди, - менторским тоном произнес ОТТО. - Мы еще не закончили. Вы забыли о косметическом ремонте и полировке лица.

  - О чем ты говоришь?! Надо спасать Алекса! Куда он исчез?

  - Сюда примчались люди в форме СС, они добили бироба и забрали с собой командира.

  - И ты позволил им это сделать?

  - Вмешавшись, я мог только навредить Алексу. Поэтому я почел за лучшее подняться в воздух, сделать спускаемый аппарат невидимым и проследить, куда доставят командира. Теперь вместе мы сможем его освободить. Я без труда найду в городе здание, где он находится, а остальное - твоя забота.

  - Есть у нас хоть какое-нибудь оружие?

  - Алекс не брал с собой ничего, кроме "Кербера-119".

  - Подойдет. А много к нему боеприпасов?

  - Три магазина по семьдесят два патрона. Думаю, хватит с избытком. А если что - позаимствуешь у противника.

  - Значит, его забрали эсэсовцы. Как ты думаешь, это опасно?

  - Ну, в какой-то мере, да. Но до определенного времени.

  - А если его начнут допрашивать?

  - Алекс что-нибудь придумает. Уверен, выкрутится.

  - Я должна найти и освободить его.

  - Разве я против?! Команда на взлет?

  - Постой, мне кажется, у нас гости снаружи.

  Хельга подошла к люку и распахнула его настежь. Недалеко от "Ли-2" стоял молодой красивый мужчина, руки его были заняты электронными приборами. Он был безоружен, поэтому Хельга спрыгнула на землю и без боязни подошла к незнакомцу.

  - Кто вы?

  - Майкл Лозовски, эксперт Службы Спасения во Времени. Я из далекого Будущего.

  - Из какого Будущего? - спросила Хельга.

  Майкл проигнорировал ее вопрос.

  - Ты, если не ошибаюсь, Хельга?

  Она недоверчиво кивнула.

  - Могу я видеть пилота Химмеля?

  - Алекса?.. Нет, его сейчас здесь нет. А откуда вы знаете о нем и обо мне?

  - Наслышан. Кстати, вам привет от доктора Хорна.

  - Ввиду отсутствия командира, возможно, вы введете в курс дела Кибермозг спускаемого аппарата? - подал голос немного обиженный ОТТО.

  - Скажите лучше, каким способом доктор Хорн смог перебросить вас сюда? - по-прежнему недоверчиво сдвинула брови Хельга.

  - А я не из вашего будущего. Я живу в 2262 году, через 120 лет после вас. Доктор Хорн пока не придумал ничего лучше, чем доставка людей в прошлое через надпространство. Это крайне неудобно и довольно рискованно. Я же попал сюда с помощью "бломпа" - вот этого маленького прибора. Он использует энергию Единого Генератора для одномоментного краткосрочного пробоя пространства-времени...

  - Теперь поняла, - перебила его Хельга. - Не ваш ли это бироб заглядывал к нам вчера на огонек? Грубиян и невежа. Мы с трудом от него избавились. Как вы объясните его странное поведение?

  - Так вас уже атаковали? Это был обычный бироб, вы уверены?

  - Обычный, если не считать того, что у него не было реасенсоров. Он чуть не убил Алекса.

  - Служба Безопасности не дремлет, - покачал головой Майкл. - Видите ли, в далеком Будущем есть люди, которые заинтересованы в том, чтобы вы не вернулись. Я к этому не причастен, поверьте... Мне было бы намного удобнее разговаривать с человеком, но раз уж так вышло... Выслушайте меня. Через двадцать лет после вашего старта на Земле образовалось Единое Мировое государство с жесткой тоталитарной системой. Вся власть в нем сосредоточена в руках одного человека, который правит нами уже больше ста лет. Самое скверное то, что мы практически ничего не знаем о нашем правителе, кроме его титула - Хозяин. Никто даже не знает, как он выглядит, и где находится.

  - Он что, не показывается на публике? Не контактирует с представителями власти? - заинтересовалась Хельга.

  - Лично я никогда не видел Хозяина. Избранные, конечно, видят, но чаще - только слышат его. Хозяин ежедневно рассылает всем записи своих бесценных мыслей. И все воспринимают эти мысли как руководство к действию. Подчиняются ему безоговорочно.

  - У вашего владыки есть враги?

  - Нет, и уже давно, - улыбнулся Майкл.

  - Как он один контролирует хотя бы своих многочисленных функционеров?

  - С помощью Группы Контроля он контролирует не только функционеров, но и все человечество. Эта Группа осуществляет также разведывательные и карательные функции.

  - Кто входит в эту Группу?

  - Его клоны, а, может быть, биороботы-копии. Не знаю.

  - Может, ваш Хозяин - машина, сетевой мозг?

  Майкл усмехнулся.

  - Говорят разное, но я думаю все же, что он человек.

  - И правит вами целых сто лет? - усомнилась Хельга.

  - В наше время это неудивительно. Удивительно другое: говорят, что он не стареет...

  - Вот как? Да ваш Хозяин - просто бог какой-то! - Хельга на секунду задумалась, а потом спросила. - Что же собой представляет ваше Единое Мировое государство?

  - Наше государство - это держава тотальной слежки, машина для постепенного истребления "лишнего" человечества, аппарат разрушения самого Времени. Главная ячейка общества - семья - осмеяна, дискредитирована, запрещена. Брак объявлен пережитком прошлого. Рождение детей перешло в ведение государства, воспитание - прерогатива Группы Контроля. Уже создано два поколения людей, не имеющих своего мнения, не способных мыслить логически. Два поколения марионеток!

  Наше общество поражено асоциальным раком. Последние семьи, как здоровые клетки больного организма, пожираются раковой опухолью Группы Контроля. В центре опухоли - Хозяин, как хищный спрут, запускает свои щупальца уже в глубины Времени.

  - Что же такое задумал ваш Хозяин?

  - Он доказал необходимость проведения коррекции исторического развития. Несмотря на протесты здравомыслящих ученых и политиков, эта многоплановая операция во Времени все же началась. И тогда выяснилось, что пробная экспедиция Хроноразведки в 2141 году станет тормозом или даже непреодолимым препятствием на пути коррекции. Решено было любой ценой воспрепятствовать вашему эксперименту и не допустить старта Корабля. Но сила инерции мировой истории такова, что мы не успели помешать вашему старту. Тогда Группа Контроля прибегла к недозволенным приемам. Сначала запугали Хорна, затем убили Бартона, теперь добрались и до вашего командира. Я хочу помочь ему, если смогу это сделать... Вы записываете мою информацию?

  - Конечно, - ответил ОТТО.

  - Хорошо. Так вот. Я не мог предположить, что против вас послали бироба. Если вы его уничтожили, это лишь временная отсрочка приговора, вынесенного Группой Контроля. Против вас могут выставить мнеморга - наноорганического робота, который является практически неуничтожимым. У вас нет оружия против такого врага. А мнеморг беспощаден и скор на расправу... И мы, и доктор Хорн обнаружили ваши хрономаяки с коротким сообщением, из которого вовсе не следует, что вы благополучно можете вернуться в будущее. Кстати, вы пробовали это сделать?

  - Алекс включал автоматику возвращения, но из этого ничего не вышло, - ответил ОТТО. - Похоже, выход из этого времени заблокирован, впереди - тупик.

  - Я подозреваю, что тупик, о котором вы говорите, искусственного происхождения. Только вот кто до этого додумался?

  - Ну что же, в целом, проанализировав вашу информацию, я признаю ее достоверной, - сказал ОТТО. - Я склонен верить вам, и обещаю довести полученные сведения до своего командира, как только он вернется.

  - Вы до сих пор не сказали толком, что с ним. Возможно, потребуется моя помощь? Он не ранен?

  - По всей видимости, сейчас он в гестапо, - вздохнула Хельга. - И я собиралась немедленно в этом убедиться. Вы задержали меня.

  - Если он в гестапо, то тем более потребуется моя помощь! К тому же я хотел предложить ему безопасный способ возвращения в будущее.

  - Мы благодарны вам, - сказала Хельга. - Но я возьму на себя смелость отказаться от помощи. Ради Алекса я способна на все. Я сама его спасу. И после этого он попробует еще раз вернуться домой. А запугивать нас вашими мнеморгами совсем не стоило. Мне пора.

  - Подождите! Очень жаль, что вы не хотите мне верить. Я на самом деле ваш друг.

  - Может, и так, но я привыкла надеяться на себя! - Хельга была непреклонна. - А теперь прощайте.

  - Подождите! Что стало со вчерашним биробом? Он вернулся в Будущее?

  - Нет. Его останки гниют километрах в двух отсюда.

  - Вы убили его?

  - Я - нет. Постарался кто-то из местных.

  - А его "бломп"? Вы не знаете, что стало с его прибором перемещений?

  - Вот с такой же штуковиной? - спросила Хельга, кивнув на коробочку в руках Майкла. - Не знаю.

  - Дай Бог, чтобы никто не нашел его "бломп". И дай Бог, чтобы у вас все получилось, - устало вздохнул Лозовски и шагнул в распахнувшееся перед ним "серое окно".

  - Что ты наделала?! - обрушился на Хельгу ОТТО. - Почему ты отвергла его предложение? Этот человек физиологически не может лгать!

  - Я уже сказала, что сама найду Алекса!

  - Если в будущем созданы неразрушимые роботы, то мне придется без конца штопать тебя. Нет, ты зря отказалась, хотя... может, ты и права по-своему...

  - Команда на взлет, ОТТО, - сказала Хельга. - Я чувствую в себе достаточно сил, чтобы спасти дорогого мне человека.

  Невидимый аппарат поднялся над злополучной прогалиной, развернулся над деревьями и взял курс на далекий город. Небо было прозрачно, и солнце двигалось к зениту, обещая хороший день.


  3


  Оберштурмбаннфюрер Ренке сидел за столом в своем кабинете и внимательно изучал начинку странной шкатулки, найденной недавно в лесу. Больше всего шефа гестапо интересовал цветной светящийся экран. Это было настоящее чудо инженерной мысли. Об успехах американского телевидения Ренке знал лишь понаслышке. Поэтому он всерьез рассматривал версию американского происхождения прибора.

  "Если "пудреница" представляет собой телевизионный приемник, - думал Ренке, - то какого же размера должны быть электронные лампы и конденсаторы! Свечение экрана можно объяснить наличием в приборе источника питания - батарейки. Но где же тогда батарейный отсек? Почему прибор сделан монолитным? Неужели его создатели исключили возможность ремонта?"

  "НАЗАД?" - в который уже раз вопрошал маленький экран непонятного устройства, предлагая нажать на одну из кнопок - "ДА" или "НЕТ". Ренке долго не решался это сделать, но, в конце концов, нажал "НЕТ". После этого на экране возникли надписи "ТЕКУЩЕЕ ВРЕМЯ" и "ТЕКУЩИЕ КООРДИНАТЫ", а на фоне вращающегося земного шара появилась надпись "НЕТ СЕРВИСА".

  Ренке долго ломал голову над смыслом этих сообщений, а потом нажал на кнопку "ОТКРЫТЬ ОКНО". Он думал, что "окно" откроется в самом приборе, но вместо этого в трех шагах от Ренке - из ничего - образовался серый прямоугольник, будто экран. Он был гладкий и имел фактуру стального листа. По его поверхности пробегали разноцветные сполохи. "Неужели это и есть "окно"? - недоумевал Ренке. - Если так, почему оно закрыто? Я же, кажется, его открыл.... К тому же, окно должно быть прозрачным".

  Ренке вышел из-за стола, подошел к серому экрану и заглянул за него. Странно. Экран исчез, как будто его и не было. Ренке снова взглянул на экран со "своей стороны". Экран был на месте. Ренке провел рукой в нескольких сантиметрах от экрана и вдруг почувствовал, что руку притягивает, будто магнитом. И еще от экрана веяло холодом, как из могилы. Ренке передернул плечами, вернулся к столу и захлопнул "шкатулку".

  Что это за штуковина? Кому принадлежала? Как действует?

  Ответы на эти вопросы Ренке надеялся узнать от "скандинава".

  Перед тем как отправиться к арестованному, Ренке на минуту в задумчивости остановился у телефона.

  Накануне вечером комендант ПОЛИГОНА позвонил шефу гестапо и язвительно поинтересовался, каких успехов тот добился. Вопреки ожиданию Моллера, Ренке бодро рапортовал о подозрительном скандинаве.

  - Штандартенфюрер, в лесу мы обнаружили тот самый "Ли-2", который наделал столько шума вчера днем. Около него нашли человека в бессознательном состоянии. Он не реагировал на болевые раздражители. Дыхание и пульс были настолько замедлены, что мы едва не посчитали его мертвым. Одет он в комбинезон странного покроя и выглядит довольно непривычно.

  - А что вы скажете относительно самого самолета? - требовательным тоном оборвал его Моллер.

  - К сожалению, штандартенфюрер, его нам захватить не удалось. Впрочем, этот аппарат только с большой натяжкой можно назвать самолетом. Я своими глазами видел, как он вертикально взлетает, а затем постепенно становится невидимым.

  Моллер усмехнулся.

  - Итак, я должен доложить рейхсфюреру о самолете-невидимке?

  - Сожалею, что у меня нет прямого провода с Берлином. Я хотел бы информировать рейхсфюрера обо всем лично!

  - Перестаньте, Ренке. От того, насколько оперативно вы справитесь с возникшими проблемами, сейчас зависит ваша судьба. Что собой представляет ваш пленный?

  - Мужчина лет тридцати, физически очень развит. Лицо скандинавского типа... До сих пор без сознания. Возможно, находится под действием какого-то сильного наркотика. А у меня нет достаточно эрудированного врача, который смог бы вывести его из этого состояния. Остается ждать.

  - Хорошо, Ренке, отложим все до утра. Если что прояснится, - немедленно звоните!

  И вот теперь Ренке смотрел на телефонный аппарат и думал, хорошо это или плохо, что буфером между ним и Берлином стал Моллер...

  Ренке подошел к камере "скандинава". Там с вечера дежурил штурмфюрер Фогель и два рослых солдата.

  - Кажется, русский приходит в себя! - подскочил к шефу Фогель.

  - Почему русский? - спросил Ренке. - Он что, заговорил?

  - Нет, он не сказал ни слова. Но что-то мне подсказывает, что он не немец.

  - Внутренний голос? - усмехнулся Ренке.

  - Оберштурмбаннфюрер, в таких вопросах я редко ошибаюсь.

  - Не пробовали его спрашивать о чем-нибудь?

  - Нет, но, пожалуй, можно это сделать сейчас.

  - Фогель, спросите его сначала по-русски, - предложил Ренке. - А потом я попробую заговорить с ним по-английски или по-французски... Вот если он швед или норвежец, договориться будет намного труднее.

  ...Находясь в полузабытьи, и, как сквозь сон, слыша голоса гестаповцев, Алекс постепенно понимал, где находится и какой стиль поведения предпочтительнее сразу после пробуждения. Приходили смутные воспоминания о схватке с биробом, о беспомощной Хельге, о неудачной попытке вернуться назад в будущее. Сколько же времени прошло? Успела ли Хельга самовосстановиться? Знает ли ОТТО, где я?

  Эти вопросы неотвязно крутились в голове, не давая на время забыться. Назойливо гудели мужские голоса. Какой-то смешной выговор был у этих истинных арийцев. И интонации непривычные. Мысленно Алекс попробовал подстроиться под их речевую систему. Получилось не сразу. Помогло знание устаревших слов, древних фразеологизмов и военно-исторических терминов. Наконец хронопилот решился, открыл глаза и попробовал привстать с дощатого настила на бетонном полу, на котором лежал все это время. Подняв голову, он посмотрел на незнакомцев. Взгляд его был туманным, лицо со сна опухшее, небритое, но мозг был свеж и деятелен.

  Фогель осклабился, хотел что-то спросить, но "скандинав" опередил его.

  - Господа, разрешите представиться: капитан люфтваффе Алекс Химмель, - отрекомендовался Алекс на хорошем немецком. - С кем имею честь говорить?

  Фогель приподнял брови от удивления, а Ренке, усмехнувшись, пропустил вопрос мимо ушей.

  - Позвольте спросить вас, господин капитан, что вы делали около самолета со звездами на крыльях? - спросил он. - А еще неплохо было бы взглянуть на ваши документы. При обыске мы не нашли даже намека на них.

  - Хорошо. Я постараюсь ответить на оба вопроса одновременно, господин... оберштурмбаннфюрер, - сказал Алекс, разглядывая петлицы Ренке. - Но мой ответ будет ограничен рамками строгой секретности порученного мне задания.

  Алексу вдруг безудержно захотелось фантазировать. Он вообразил, что с высоты своего знания сможет без труда перехитрить этих суровых с виду людей. Он ни на минуту не забывал, что перед ним его далекие предки. Люди, жившие всего двести лет назад, в представлении Химмеля и его современников были неотесанными, ограниченными служителями золотого тельца. Поэтому Алекс решился на довольно грубый, корявый экспромт.

  - Отсутствие документов - не причина для столь грубого обращения с немецким офицером. И я прошу вас, господин оберштурмбаннфюрер, назвать вашу фамилию.

  Ренке, скрепя сердце, отрекомендовался.

  - Я требую немедленно обеспечить мне нормальные бытовые условия, - продолжал Алекс атаку. - Принесите поесть, в конце концов. Наверно, я уже сутки ничего не ел.

  - Хорошо, господин капитан, - дипломатично ответил Ренке. - До выяснения вашей личности вы будете переведены этажом выше, где условия вполне приемлемые. Там, я надеюсь, мы вскоре продолжим разговор, и вы сообщите мне все, что сочтете возможным. А пока я распоряжусь, чтобы вам принесли завтрак... Фогель! Проводите господина капитана.

  Фогель прищелкнул каблуками, вытягиваясь в струнку, и кивком головы приказал солдатам конвоировать Алекса.

  Наверху, в небольшой уютной комнате было свежо. Сквозь закрытое окно слышалось чириканье воробьев на улице, далекое урчанье грузовика. Взошедшее солнце рисовало на полу искаженные очертания оконного переплета. Меблировка была проста: пара стульев и больничная кушетка.

  Алекс хмыкнул, но все же присел на краешек стула и закинул ногу на ногу. В ожидании завтрака он решил перейти в контратаку.

  - Господин оберштурмбаннфюрер! Я требую, чтобы вы немедленно навели обо мне справки либо в Пенемюнде, где расквартирована моя часть, либо в Берлине, в рейхсканцелярии!

  "Кажется, меня понесло, - подумал Алекс, - ну, лишь бы у них не оказалось прямой связи с центром!"

  - Позвольте полюбопытствовать, господин капитан, в какой именно части в Пенемюнде вы служите?

  - Я служу в Особом авиаотряде при КБ фон Брауна. Мой непосредственный начальник - генерал Вальтер Дорнбергер! - эту информацию Алекс выдал на ходу, но, к своему удивлению, заметил, что его экспромт произвел на гестаповца именно то впечатление, на которое он и рассчитывал. В глазах Ренке появилось заинтересованное внимание. Он достал из кармана золотой портсигар и предложил Алексу закурить. Хронопилот, который вырос в мире без сигарет, поспешно отказался. Если бы Алекс мог знать, что за внешней любезностью Ренке кроется затаенная ненависть ко всякого рода выскочкам и фаворитам!

  "Вряд ли эти гестаповцы слышали фамилии фон Брауна и Дорнбергера, - думал тем временем Алекс. - Наверняка, это секретные сведения, и Берлин еще поинтересуется, откуда шеф Брянского гестапо узнал то, что ему знать не положено. Будет ли это хорошо для меня, в свое время узнаем".

  - Связи с Пенемюнде я вам не обещаю, но с Берлином распоряжусь связаться немедленно, - заверил Ренке. - А пока я все же хотел бы услышать от вас объяснение некоторых вещей, на мой взгляд, не являющихся государственной тайной и, тем не менее, необъяснимых с моей точки зрения!

  - Извольте, я отвечу... в рамках...

  - Объясните хотя бы сложные эволюции вашего самолета, его внезапные превращения и несвойственную ему скорость. Почему вы прилетели на советском самолете? Неужели в рейхе не нашлось ничего лучше "русской фанеры"? Почему ваши друзья скрылись и бросили вас в бессознательном состоянии?

  - Ну, во-первых, это не самолет, а летательный аппарат принципиально нового типа, использующий даровую энергию гравитации. Идея проста до ужаса. Я даже мог бы вкратце объяснить вам устройство этого аппарата.

  - Ну что же, я охотно послушаю.

  - Внутри аппарата установлен громадный соленоид, который питается либо от генератора, либо от батареи аккумуляторов. Вокруг этого соленоида создается силовой кокон, который и держит аппарат в подвешенном состоянии. Магнитное поле как бы лишает аппарат веса. Придание аппарату продольного ускорения - дело довольно заурядное.

  Алекс донельзя упростил устройство гравилета и по недоверчивому взгляду Ренке понял, что, скорее всего, переборщил с этим упрощением.

  - Также на борту установлены два импульсных генератора, вырабатывающих высокочастотные радиоволны различной амплитуды, которые, гася друг друга, делают силовой кокон и сам аппарат невидимыми.

  - Я никогда не сомневался в могуществе немецкой науки! - с пафосом произнес Ренке. - А что вы скажете о механической копии человека?

  - Читали "Р.У.Р." Чапека?

  - Извините, я далек от литературы! Как вы сказали - Чапек? Это немецкий писатель?

  - Хм... Неважно, - Алекс вспомнил, что Адольф Гитлер в свое время назвал Карела Чапека своим личным врагом. За роман "Война с саламандрами". - Главное, в этой книге впервые описаны подобные механические копии человека и впервые они названы роботами. Все это - и невесомый аппарат, и механический человек - секретное оружие рейха! Сожалею, но мне придется информировать мое командование о том, что меня вынудили разгласить государственную тайну, - как бы между прочим, заметил Алекс. - Мои же проблемы заключаются в следующем. Робот, то есть человекомеханизм, внезапно вышел из-под контроля. Я пытался его отключить, но произошло недоразумение, и мне здорово досталось от этого монстра. Что было дальше, я не помню. Возможно, мои подчиненные подняли аппарат в воздух во исполнение приказа о соблюдении строжайшей секретности, не знаю... Во всяком случае, я верю, что они вскоре вернутся за мной. А пока извольте, все же, навести обо мне справки.

  - Хорошо, господин капитан. Я лично займусь этим. Повторите еще раз, как вас зовут.

  - Капитан Алекс Химмель, - это была единственная правда, сказанная Алексом. - Пилот Особого авиаотряда при КБ фон Брауна под командованием генерала Дорнбергера.

  - Отлично. И последний вопрос. Какова численность экипажа вашего аппарата? Вы говорили о своих подчиненных во множественном числе.

  - Извините, оберштурмбаннфюрер, но вы сами так построили формулу вопроса, что ответить иначе я не счел нужным. На самом же деле у меня один подчиненный - радист, и это двадцатилетняя девушка, хотя и с погонами лейтенанта. Теперь, надеюсь, вам понятна ее реакция на все происшедшее? Она могла счесть меня убитым, она могла испугаться, что аппарат будет захвачен партизанами, поэтому я ни в чем не виню эту юную, преданную делу фюрера фрейлейн. Надеюсь, она сумела связаться по рации с Пенемюнде...

  - У вас на борту есть рация?

  - Мы обязаны поддерживать регулярную связь с базой.

  - Понятно.... А теперь ответьте мне на последний вопрос, - Ренке выждал зловещую паузу и достал из кармана "бломп". - Что это такое, господин капитан?

  Алекс увидел продолговатый пластмассовый пенал с золотой змейкой на верхней панели. Точно такую коробку он видел вчера в руках бироба-убийцы. Алекс предположил, что это прибор перемещения в пространстве. Но как объяснить это неандертальцу-Ренке? Да и нужно ли это делать?

  - Извините, но я не знаю, что это такое, - ответил Алекс. - И не понимаю, почему вы задаете этот вопрос мне.

  - Эту штуковину нашли неподалеку от вашего самолета, - объяснил Ренке. - Я думаю, что это вы ее потеряли. Но варианты возможны.

  Алекс промолчал в ответ.

  - Ну, что ж... Завтракайте, отдыхайте, - сказал Ренке. - Сказать по чести, ваш рассказ выглядит не совсем правдоподобно, но не будем делать поспешных выводов. Подождем официального ответа из Берлина. Надеюсь, через час-полтора все разъяснится. А пока, извините, вы под арестом...

  - Я вас пониманию - служба... - почти искренне улыбнулся Алекс.



  4



  Клаус Брох, голубоглазый механик-водитель командирской "Пантеры", лежал на броне танка, подставив грудь июльскому солнцу. Он курил, размышляя о смысле жизни вообще и в частности. Больше всего Клаусу хотелось, чтобы война закончилась, чтобы он вернулся домой, чтобы осталась в живых вся семья, в том числе и брат, попавший еще до войны в концлагерь. Старший брат был коммунистом, и Клаус еще удивлялся: как ему - брату коммуниста - удалось попасть не просто в тыловую, но в засекреченную часть, и это с его-то биографией! Парни, подобные Броху, обычно прямиком направлялись на восточный фронт и там, в первые же месяцы службы, глотали свою порцию свинца. Не избежал бы и Клаус такой участи, но судьба распорядилась иначе. Конечно, сыграла свою роль протекция гауптштурмфюрера Штурма, которого Клаус боготворил. Но главной силой, хранившей Клауса на протяжении всей жизни, оставался, конечно, Христос, его великая любовь ко всем гонимым и страждущим. Так или иначе, но Клаус получил теплое местечко.

  Надо признать, что гауптштурмфюрер был странным человеком. Клаус не скрывал перед ним своей неприязни к наци, к войне. Он вырос в семье коммунистов, он ненавидел Гитлера и сменившего его Гиммлера за те страдания, которым они подвергли немецкий народ. С гауптштурмфюрером Клаус часто заговаривал о справедливом мире, таком, каким он его себе представлял. Штурм слушал молча, не высказывая ни одобрения, ни порицания, иногда давал советы, объяснял непонятное. Видимо, он лояльно относился к коммунистическим и социал-демократическим идеям, иначе за свои разговоры Клаус давно поплатился бы головой. Сегодня была трудная ночь. Вместе с другими танкистами Брох занимался ремонтом двух "Тигров Т-VI". На одной машине заменили главный фрикцион и топливный насос, у другой ставили на место сорванный взрывом трак. Теперь, после работы, можно было расслабиться. Гауптштурмфюрер дал три часа на отдых, правда они уже были на исходе, и через десять минут предстояло снова трястись в тесной машине и дышать раскаленным воздухом и дорожной пылью. Что поделаешь, гауптштурмфюрер обязан доложить о произведенном ремонте и начале патрулирования дороги, ведущей к аэродрому.

  Клаус докурил сигарету, нехотя влез в черный промасленный комбинезон, и вовремя: к самоходке подошел гауптштурмфюрер Штурм. Командир как всегда был подтянут, гладко выбрит и свеж.

  - Заводи, Клаус, поехали! - привычно приказал Штурм. Механик-водитель юркнул в люк, завел двигатель и, дождавшись, пока командир займет свое место, легко повел машину по узкой лесной просеке.

  Всю дорогу ехали молча: Штурму не хотелось ни о чем говорить. Ночью во сне он опять был дома, видел мать живой и говорил с ней, а, проснувшись среди ночи в холодном поту, испугался, что говорил вслух по-русски. Уснул вновь и увидел на этот раз Кольку Дягилева, школьного друга. Приснилось, что стал Колька важным генералом, толстым и ленивым, что совсем зазнался и даже здороваться не хочет. Приснится же такое - Колька и вдруг генерал! Нет, был он до войны старлеем, если и поднялся, то только до полковника... Впрочем, все это бред! Нет на свете никакого Кольки Дягилева. Есть только гауптштурмфюрер Штурм, и есть ПОЛИГОН, который необходимо уничтожить!

  Штурм часто мысленно сравнивал ПОЛИГОН с мифическим Лабиринтом, в глубине которого прячется Минотавр - Моллер, жаждущий пожрать все человечество. Сам себе Штурм представлялся в образе отважного Тесея, а Эльзу Штедке (Марину Иванцову) неизменно видел прекрасной Ариадной. Если бы еще было возможно поразить Минотавра и уплыть с дорогой Ариадной к берегам далекой Родины! Но вряд ли Лабиринт их отпустит...

  Вчерашняя записка Эльзы насторожила и взволновала Штурма. Если старт ракет переносится на завтра, то любая помощь с Большой земли может опоздать. Неужели придется начинать все одному?! Самодеятельность заранее обречена на провал. Что может сделать один человек? На Клауса положиться нельзя: парень хотя и явный антифашист, но все же немец. А Эльзу надо сберечь: она самый ценный здесь человек! Значит, завтра старт... В принципе у него есть план, как действовать диверсионной группе. Хороший, проработанный план. Но если он рушится, надо придумывать новый, исходя из новых обстоятельств. Если пуск ракет и приезд курьера из Берлина взаимосвязаны, если одно цепляется за другое, то, перехватив курьера, он сможет хотя бы выиграть время. Курьер - фигура серьезная, и без него пуск вряд ли состоится. Пожалуй, это логично. А патрулировать дорогу от аэродрома до ПОЛИГОНА приказано именно Штурму. Расстрелять штабную машину, сидя в брюхе "Пантеры", - пара пустяков. Пожалуй, это беспроигрышный вариант.

  Гауптштурмфюрер повеселел и замурлыкал замысловатую бравурную мелодию. В это время танк выехал на знакомую поляну, крутнулся на месте и застыл под сенью высоких сосен. Штурм спрыгнул на землю и неторопливо пошел к входу в подземный лабиринт. Охранник без слов открыл дверь, и гауптштурмфюрер привычно сбежал по ступенькам вниз, туда, где ждала его прекрасная Ариадна.

  В приемной, против ожиданий Штурма, кроме Эльзы был еще Клюге - командир ракетчиков, неприятный угрюмый субъект с лицом, испещренным оспой. Он сидел на стуле, положив ногу на ногу, и нервно дергал ногой. Время от времени он делал слабые попытки заговорить с Эльзой, но та всякий раз ссылалась на занятость. Увидев Штурма, она глубоко вздохнула и послала ему ласковый взгляд. Штурм с неизменной улыбкой приветствовал сначала фрейлейн, а затем Клюге.

  - Штандартенфюрер занят, - объяснил свое присутствие в приемной Клюге. - Вот сижу здесь уже двадцать минут, и только милая Эльза скрашивает мое ожидание.

  - Это надолго? - вежливо спросил Штурм.

  - Не знаю, Пауль, надолго ли, но уверен, что после разговора с Берлином настроение патрона резко ухудшится.

  - Возможно. Тем более, что он разговаривает так долго. Ничего не поделаешь, подождем...

  - Вы уже отремонтировали ваши танки, гауптштурмфюрер? - вдруг с милой улыбкой спросила Эльза Штедке.

  - Да, об этом я и хотел проинформировать штандартенфюрера.

  - Так вы явились только за этим?

  - Нет, конечно, не только! Это, пожалуй, второстепенная причина, побудившая меня так рано примчаться сюда.

  - А какова первопричина вашей спешки?

  - Вы, фрейлейн! Лицезреть вашу улыбку - значит быть посвященным в некую тайну неземного блаженства.

  - Неужели во мне столько таинственности?

  - Вы буквально излучаете ее! Этот свет незрим, но приятен и животворящ!

  - Вы просто поэт, гауптштурмфюрер!

  - В таком случае вы - моя муза!

  Клюге сидел недвижим, хмуря брови, слушая, как умело расточает Штурм свои комплименты. Рукой он пощипывал подбородок, и сознание его захлестывала волна жгучей зависти. Штурм был красив и умен. Его язык был подвешен нужной стороной. Ему во всем везло, многое сходило с рук, он был заводилой в любой компании и всегда вызывал симпатии начальства и приковывал к себе внимание женщин. Всех этих полезных качеств Клюге был лишен начисто. На плаву его держала только эрудированность, строжайшая самодисциплина, компетентность в рабочих вопросах и слепая покорность патрону.

  "А какова Эльза! - продолжал размышлять Клюге. - Всем известно, что она фаворитка Моллера, а она так благосклонна к этому щеголю. Глядя на этих голубков, можно подумать, что они знают друг друга, по меньшей мере, лет десять!"

  Что удивительно, Клюге был более чем прав в своих предположениях: Павел Шакуров и Марина Иванцова впервые повстречались в августе тридцать второго, а в тридцать пятом - он и в тридцать седьмом - она были заброшены в Германию для ведения агентурной работы. Десять лет они ничего не знали друг о друге. И вот Его Величество Случай свел их вместе на ПОЛИГОНЕ. Ни одна спецслужба не смогла бы сработать лучше и четче. И Павел был бесконечно благодарен этому случаю.

  - Господин Клюге, - Эльза вдруг переключила свое внимание на ракетчика.- А что за канонада была слышна этой ночью? Это был налет? Бомбили аэродром?

  - Нет, случайно залетел русский бомбардировщик, и его благополучно сбили.

  - Странно, что делал здесь одиночный самолет? - подключился к разговору Штурм. - Может быть, его основной целью была выброска десанта?

  - Конечно, и тут отличился шеф гестапо Ренке. Вот вам пример, достойный подражания. За что ни берется, все делает быстро и четко, со знанием дела. Сейчас в гестапо сидит один из диверсантов. Пока молчит, но долго молчать он не сможет, Ренке вытянет из него все!

  Незаметным кивком головы Штурм поблагодарил Эльзу за ловкую импровизацию. Теперь он знал о выброске десанта, знал, что Омск верит ему, и мог еще раз детально проработать операцию. Оставалось только обдумать контакт с диверсионной группой. Требовался убедительный предлог для посещения развалин концлагеря, где было условлено встретиться.

  В это время из своего кабинета вышел Моллер. Он был до предела деловит, сосредоточен, взглянул исподлобья на Клюге и жестом пригласил его в кабинет. Потом повернулся к Штурму.

  - Ну, что у вас, Пауль?

  - Я готов приступить к выполнению любой задачи немедленно и в полном составе.

  - Отлично... Обеспечьте патрулирование в светлое время суток силами трех экипажей - посменно. Большего от вас не потребуется. Вы свободны.

  Моллер захлопнул за собой дверь кабинета. Штурм подмигнул Эльзе и вышел, она кивнула ему вслед и осеклась. В приемную вошел командир роты боевого охранения гауптштурмфюрер Клох. Мундир его был измят, перепачкан кровью, землей и зеленью, шея забинтована, а рука висела на перевязи. Разминувшись с Паулем, Клох оглянулся и смерил презрительным взглядом фигуру танкиста.

  - Что с вами, гауптштурмфюрер? - с неподдельным участием воскликнула Эльза.

  На скуластом бледном лице Клоха появилась блуждающая улыбка голодного волка. Он направился к двери в кабинет Моллера.

  - Фрейлейн, разрешите мне войти без доклада, - он помялся у двери. - Мы обнаружили двух диверсантов, так эти русские дрались как черти! Представьте: двенадцать убитых и раненых! Это выше моего понимания, - с этими словами Клох открыл дверь в кабинет Моллера. Эльза проводила его ненавидящим взглядом.

  Моллер встал из-за стола навстречу Клоху, в глазах его светилось внимание и молчаливый вопрос.

  - Только что уничтожили двух диверсантов. Одеты в полевую форму СС, хорошо вооружены, имеют запас продовольствия на двое суток. Несмотря на то, что один при приземлении сломал ногу, а другой был ранен, они дрались, как львы, и мы потратили на них более получаса. С нашей стороны потери: семь человек убитых и пять раненых.

  - Невероятно! - взорвался Моллер. - А если диверсантов было в десять раз больше?! Если эти двое только отвлекали ваше внимание от основной группы?! - Моллер немного успокоился. - Клох, покажите на карте, где вы обнаружили парашютистов.

  - Вот здесь, штандартенфюрер, в этом квадрате.

  - Вы серьезно ранены?

  - Нет, после перевязки я мог бы возобновить поиски.

  - Хорошо, в таком случае не мешкайте. Возьмите два свежих взвода и прочешите вот эти два квадрата.

  - Это район концлагеря?

  - Да, но вы начнете чуть южнее, от хозяйства Штурма. Там электростанция, автотранспорт, танки наконец. Очень лакомый кусок, с моей точки зрения.



  5


  Этот лес пугал своей безжизненностью. Не слышно было птиц, не видно животных, даже трава росла не везде. Под деревьями торчали гнойно-желтые грибы, листья сплошь были покрыты белым налетом или поражены грибком кроваво-красного цвета. Даже рассветное солнце красило мир в мертвенно-розовый цвет.

  - Эх, и потравили же здесь нашего брата! - вздохнул сержант Рябых. - Сколько времени прошло, а до сих пор в воздухе что-то такое... ядовитое.

  - Только комарам хоть бы хны, - отозвался рядовой Зуев, хлопая себя ладонью по шее.

  - Ты комарам не завидуй, - сказал рядовой Коробко. - У них и без того век короткий.

  - Отставить разговоры: бегом, вперед! - раздался голос майора Грома.

  Шестеро парашютистов бежали по мертвому лесу, растянувшись в цепочку. Вели группу майор Гром и лейтенант Кислов. На полкилометра вперед послали разведчика - сержанта Полонского.

  - Не подумал я, - на бегу сказал Гром Кислову. - Приказал Полонскому в случае чего кукушкой кричать. А какие здесь к черту кукушки! Неестественно выйдет!

  - Лучше бы кричать не пришлось.

  Через полчаса сделали минутную передышку.

  - Мало нас, - продолжил разговор с Кисловым Гром. - Только семеро. Где остальные?

  - Ветер был сильный, наверно, снесло южнее.

  - Ученого жаль. Неприспособленный человек и вдруг в такие условия. Поручил Арбатову присмотреть за ним, а Арбатова самого искать приходится. А это еще что? - прислушался Гром.

  - Товарищ майор, там стреляют, - показал рукой назад подошедший Коробко. - Вроде наши дерутся.

  Майор по-дружески ткнул рядового в плечо.

  - Тебе показалось, Коробко.

  - Да нет, товарищ майор, наши это!

  - Если наши - догонят... Приказываю продолжать движение, - скомандовал Гром. Майор и сам слышал звуки далекой перестрелки, но ввязываться сейчас в бой, не зная сил и маневра противника, было смерти подобно. Он не имел права рисковать всей группой. И потому решил поскорее добраться до развалин концлагеря.

  - Рано начали людей терять, - буркнул Гром, догоняя Кислова. - Если так дальше пойдет, глядишь, и до нас доберутся.

  - Как думаешь действовать, командир? - спросил Кислов.

  - До вечера будем ждать "Курта", а не придет - устроим фрицам Варфоломеевскую ночь... Как думаешь, "Курт" знает, что мы уже здесь?

  - Конечно, знает. Мы же так нашумели!

  - А если он штабист и сидит под землей? Дягилев ничего о нем не сказал.

  - Нет, не под землей, иначе он не смог бы передвигаться внутри ПОЛИГОНА.

  - Верно... Что же мы, Кислов, и без рации остались?

  - Рация у Лугина.

  - У Лугина! - передразнил Кислова Гром. - А где его черти носят?

  Вдруг впереди закуковала кукушка. Лес поредел, посветлел, показалась свежая зелень. У опушки стоял сержант Полонский, поджидая товарищей. Первым подбежал Гром, переводя дух, спросил:

  - Где ж ты, Полонский, слышал, чтобы кукушка так орала, истеричка какая-то.

   Полонский кивнул головой в сторону полуразрушенных бараков:

   - Кажется, пришли.

  - Вижу, - покачал головой Гром. Он смотрел на развалины, представляя себе тех людей, что мучились и нашли свою смерть в этом мрачном месте. - Займем пока вон тот угловой барак, - приказал майор подчиненным. - Он меньше разрушен и удобен для обороны... Зуев! Осмотреть!

  Зуев помчался, как ветер, недаром до войны был непревзойденным бегуном. За пять секунд добежал до зияющего проема в стене, осмотрелся и юркнул внутрь. Минуты две его не было видно, Гром начал беспокоиться, но вот он показался с другой стороны барака, да не один, а с высоким черноволосым парнем. Гром присмотрелся: Арбатов! Зуев махнул рукой, и Гром скомандовал:

  - По одному вперед! Марш!

  Когда вся группа собралась внутри барака, оказалось, что, кроме Арбатова, группу Грома опередили лейтенант Маркин и сержант Лугин. Правда, он был без рации, разбившейся при приземлении. Недосчитались только Дегтева и Гордеева.

  - Давно вы здесь? - после некоторой паузы, вызванной известием о потере рации, спросил Маркина Гром.

  - Только перед вами подошли, еще и поесть не успели.

  - Это бы кстати. Надо выставить посты и быстро перекусить. Арбатов и Лугин - один тут, другой там - в оба глаза смотреть! Сменю через двадцать минут. Остальным завтракать.


  6


  - Клюге, я продолжаю вычислять русского шпиона. Путем логических рассуждений я пришел к выводу, что его надо искать у вас во взводе управления. Именно у вас наиболее образованные, наиболее близкие к ракетной технике люди.

  - Я могу возразить. Русский радист мобилен, мои же люди постоянно под землей.

  - Я допускаю возможность одновременной работы двух вражеских агентов - информатора и связного. Подумайте и скажите, кто из ваших сотрудников более всего подходит на роль информатора. Радиста будем искать в другом месте.

  - Раз уж вы меня об этом спросили, штандартенфюрер, позвольте мне высказать откровенные подозрения в отношении небезызвестного вам лица. Обещайте, что выслушаете меня без предубеждения.

  - Вы меня интригуете... Кто же под подозрением?

  Клюге взял чистый лист бумаги, мелко написал в центре фамилию Эльзы и передал лист Моллеру. Мельком взглянув на написанное, тот мгновенно переменился в лице и гневно сверкнул глазами.

  - Вы отдаете себе отчет?

  - Вы хотели знать мое мнение. Я не решился бы высказать это открыто, но с глазу на глаз, только для вашего сведения скажу больше. Если у меня есть основания подозревать этого человека в сборе и систематизации секретной информации, то нижеследующего человека, Клюге нацарапал еще одну фамилию, - я подозреваю в хранении и передаче этой информации.

  - Штурм?! - не поверил Моллер и рассмеялся. - Да это же самый недисциплинированный офицер: то опаздывает, то напивается по-свински, то организует мордобой среди офицеров.

  - Это внешнее, камуфляж, умелая маскировка. Это никак его не характеризует.

  - Ладно, Клюге, оставьте это все пока при себе. Вы склонны искать врага чуть ли не в моем кабинете. Может быть, вы и меня подозреваете? Нет? Ну и напрасно! А я вас - да! Все! Довольно! Можете идти!

  Клюге взял со стола листок со своими каракулями, вышел и подумал, что еще легко отделался. Черт его дернул написать эти фамилии! А может быть, не черт, а просто зависть вкупе с ревностью.

  ...Оставшись в одиночестве, Моллер сел и придвинул к себе телефон. Пока набирал номер гестапо, заново прокрутил в уме разговор с Клюге. Клюге, конечно, порол чушь собачью, но за Эльзой проследить не мешает. Женщина - всегда загадка для мужчин, тем более такая умная и красивая. Да и гауптштурмфюрер тоже не плох в роли советского разведчика. Обязательно надо проработать этот вариант!

  - Алло, Ренке? Это Моллер. Должен вас разочаровать. Ваш капитан Химмель - химера. Парень просто надул вас.

  - Это официальный ответ?

  - Какой же еще?! Я звонил в Берлин лично, наводил справки о вашем пациенте. Меня назвали легковерным, а вас, Ренке, я думаю, вам это небезынтересно будет знать, просто олухом. Вы слушаете?

  - А в Пенемюнде вы не звонили? Кстати, что это за объект?

  - Что это такое, вам знать не положено. Тем более что вас и там считают олухом.

  - Послушайте, Моллер...

  - Не перебивайте меня, Ренке, не стоит портить отношения из-за этого диверсанта... Так вот. Через секретаря рейхсфюрера я связался с генералом Дорнбергером. Он ответил однозначно: такого офицера и даже такого Особого авиаотряда нет, и не было.

  - Благодарю вас, штандартенфюрер, за исчерпывающую информацию. Это сильный удар по моему самолюбию. Я отучу этого артиста лгать!

  - А что, если вы пришлете его мне? Хотелось бы посмотреть на вашего фантазера. Он должен знать очень многое.

  - Сначала я сам его допрошу! - отрезал Ренке и повесил трубку.

  - Наглец! - процедил сквозь зубы Моллер. Он встал и нервно заходил вокруг стола. В таком состоянии и застала его Эльза, вошедшая, чтобы доложить о приходе оберлейтенанта Дитриха. Моллер пристально посмотрел ей в глаза и спросил:

  - Как вы думаете, милая Эльза, может ли быть гауптштурмфюрер Клюге русским шпионом, или ему для этого чего-то не хватает?

  - Я думаю, любой шпион, не обязательно русский, должен быть обаятельным и легко входить в доверие. Коммуникабельность - вот чего не хватает господину Клюге. На него можно положиться.

  - А на вас? - Моллер подошел ближе и погладил Эльзу по щеке. - Как вы думаете, Эльза, вам... я доверяю?


  7


  Клаус Брох гнал " Пантеру" по грунтовке в направлении аэродрома, когда услышал в шлемофоне приказ командира:

  - Клаус, через пятьсот метров повернешь налево. Поедем в сторону старого лагеря.

  Привыкший исполнять приказы беспрекословно, Брох как всегда промолчал. "Пантера" крутнулась у поворота и съехала в кювет. Еще минут пять ехали по узкой, заросшей бурьяном колее посреди мертвого леса, пока впереди не показались облезлые стены бараков без крыш.

  - Останови здесь, - приказал Штурм. Подтянувшись в люке, он вылез на броню и спрыгнул в густую изжелта-серую траву. - Меня не будет с полчаса. Подождешь здесь, Клаус, из танка не выходи.

  Механик недоуменно смотрел, как командир, вынув из кобуры "вальтер", пошел в сторону бараков.

  На опушке леса Пауль осмотрелся и, не заметив ничего подозрительного, медленно пошел к ближнему бараку. Вдруг сзади раздался чей-то приглушенный бас:

  - Хенде хох!

  Штурм замер, медленно повернулся и встретился взглядом с рослым блондином в полевой форме СС. Ствол "шмайссера" был направлен в живот Паулю. Долгую секунду длилось молчаливое ожидание выстрела, но его не последовало. Из барака вышел коренастый мужчина в камуфляже и громко крикнул:

  - Нихт шиссен, Збышек! Это Курт!

  По описанию Дягилева, майор Гром сразу узнал Штурма. Высокий, русоволосый, кареглазый, на щеке - родинка, нос с горбинкой. Приметное лицо.

  - Так вот ты какой, капитан! Танкист? Давай знакомиться. Майор Гром, командир группы.

  - Представляться не буду, - ответил Штурм. - После операции планирую остаться здесь, так что для вас я - просто Курт. Кто я и что я должно остаться в секрете.

  - Понял... Мне Дягилев тебя довольно подробно описал, капитан.

  - Дягилев? Николай?

  - Николай Егорыч, а что?

  - Просто давно его знаю. Где он сейчас?

  - Как где? Генерал, начальник разведуправления, правая рука товарища Берии.

  - Не ожидал! Дягилев - генерал?!

  - А как же, это сейчас быстро. Взлететь просто, сложнее удержаться. Давай, капитан, по существу дела поговорим. Идем в барак, не стоять же нам здесь, на виду.

  - Каков твой план? - уже в бараке спросил Гром.

  - Сколько у тебя людей, майор? - вопросом на вопрос ответил Штурм.

  - Десять. Двоих еще ждем, хотя надежды мало.

  - Значит, десять? Не густо.

  - Но и не жидко, - парировал Гром. - Парни что надо, тертые.

  - Тертые, а один, я слышал, уже в гестапо!

  - Кого же это угораздило? Неужто Гордеева?

  - Дегтев ни за что не сдастся, - сказал сержант Рябых. - Биться будет до последнего!

  - Дал нам товарищ Берия специалиста по ракетам, ну прямо профессор, а делать на войне ничего не умеет! - объяснил Гром. - Наверно, его и взяли.

  - Давно вы здесь сидите?

  - Около часа. Выставили посты и ждем. Есть у тебя, капитан, конкретные предложения?

  - Я считаю, вам необходимо сначала ознакомиться со схемами и картами ПОЛИГОНА.

  - Давай, знакомь. Где они у тебя?

  - У меня тут тайник, в соседнем бараке, - с этими словами Штурм вышел и вернулся спустя три минуты. - Здесь копии секретных документов. Смотри, вникай.

  Пауль подал Грому пыльную черную папку с серебряным орлом, вцепившимся когтями в земной шар. Майор открыл папку и, держа ее на весу, стал неторопливо переворачивать серые влажные листы схем, планов и приложений к ним. В глаза бросалась вездесущая надпись "Строго секретно".

  - Ни хрена себе! - восхитился Гром. - Это ж титаническая работа! Ну, у тебя и агентура!

  - Здесь восемь основных схем, остальные нам не потребуются, - как бы не слыша похвалы, сказал Штурм и начал перечислять названия схем в порядке их важности и следования в папке. - План укрепрайона. Бункер управления. Железнодорожный узел и подземные коммуникации и склады. Главный рельсовый тоннель. Сборочный цех. Ствол пусковой шахты. Линии связи и управления. Схема минирования и заграждений.

  - Откуда же думаешь начать? - спросил Гром.

  - Оптимальный вариант - найти и уничтожить линии управления. Тогда ни одна ракета не поднимется в воздух. Еще было бы неплохо организовать диверсии на железнодорожной ветке и подземных складах горючего, нарушить телефонную связь с Берлином. Правда, там вокруг все заминировано. В идеале я хотел бы захватить ядерные заряды.

  - Что ты с ними делать-то будешь? В карман сунешь?

  - Спрятали бы здесь в лесу... до победы.

  - До победы еще дожить надо!

  - Надеюсь, доживу... А ты что предлагаешь?

  - Я думаю, надо найти самое уязвимое место, там и ударить, чтоб и дело сделать, и людей сберечь. А распыляться на мелочи не годится! Вообще, мы с тобой, капитан, не ракетчики, нам бы сначала спеца послушать, а он сейчас в гестапо.

  После недолгого молчания Штурм сказал:

  - Все из-за того, что они перехватили мою шифровку. Фрицы были готовы к вашему появлению. А Моллер, начальник ПОЛИГОНА, решил вас предупредить - перенес пуск на двадцать третье.

  - Это же завтра!

  - Да, времени в обрез, но...

  - А ты знаешь, что у меня приказ товарища Берии: информировать Омск о выполнении задания завтра до полуночи!

  - Даст Бог, за сутки управимся. Кстати, завтра из Берлина прибывает личный курьер Гиммлера, а это значит, что могут быть внесены дополнительные коррективы.

  - Какие именно?

  - Я полагаю, коррективы целенаведения.

  Гром помолчал, раздумывая.

  - А куда ракеты нацелены сейчас?

  - К этой информации у меня доступа не было.

  - Значит, время старта и цели нам неизвестны...

  - Прояснить ситуацию может только портфель берлинского курьера.

  - Неужели ждать у моря погоды?! Действовать надо, а не курьеров дожидаться, иначе нас тут всех перещелкают, и крышка.

  - До курьера мы еще доберемся, а пока - Штурм стоял на своем, - важно успеть совершить кучу мелких пакостей. Вот я и предлагаю: разделиться на две-три группы и начать действовать одновременно в разных местах. Начать с малого: лишить Моллера связи и управления. Взорвать железнодорожное полотно и емкости с горючим. На панику рассчитывать нечего, но неразбериха получится, что надо.

  - Постой, но, по схеме, кабель управления находится в штольне на отметке 15 метров. Как до него добраться?

  - Придется рискнуть мне. Только я смогу проникнуть туда без шума. У меня спецпропуск.

  - Пойдешь один?

  - Ну, я же не могу всех твоих орлов по своему пропуску провести! А твои люди займутся остальным. Связисты и саперы есть?

  - В избытке. Лишь бы только фрицы раньше времени не запустили ракеты!

  - Нет, немцы - народ дисциплинированный. Будут ждать приказа до последней возможности. Ну, а уж если сильно их прижать, конечно, кнопку нажмут. Наша задача на ближайшие сутки - пакостить, но в меру, палку не перегибать. Ты согласен, майор?

  Гром, вздохнув, кивнул головой.

  - Согласен.

  - Значит, надо разбить людей на тройки. Ты своих людей знаешь, тебе и карты в руки. Прикинь, кто где будет полезней. Одна группа займется подрывом емкостей с горючим, а две другие нашумят на железной дороге. Все три акции необходимо начать в одно время. Сверим часы. На моих восемь ноль семь.

  - На "железку" пойдут Маркин, Арбатов, Коробко. Это первая группа, а вторая - Кислов, Полонский, Лугин. Горючее сожгу сам. Беру с собой Зуева, Рябых и Пономаря.

  - Начнем в 10.00, раньше вам никак не успеть. Встречаемся здесь же через сутки или на дороге к аэродрому вот в этом квадрате. Мои танки будут сопровождать машину курьера. Думаю, возьмем его без осложнений. А теперь зови своих старших, надо показать на схеме безопасные пути подхода к железной дороге, где остались коридоры в минных полях и где слабее охрана.

  Гром позвал Кислова и Маркина.

  - Ударить можно вот здесь и здесь, - сказал Штурм, водя карандашом по схеме минирования железнодорожной ветки. - Тут безопасные подходы к полотну со стороны леса. Они оставлены специально для патрулей и на местности обозначены вешками.

  - Кстати, о патрулях, - сказал Гром. - Где и сколько?

  - По три парных патруля на каждый километр, - ответил Штурм. - Могут быть с собаками. Во время смены патрулей от переезда до подземных складов ходит бронедрезина. В местах ограниченной видимости поставлены вышки с пулеметными гнездами. Подойти к насыпи будет сложно.

  - Понятно, что сложно, - недовольно хмыкнул Гром. - Какое расстояние от леса до насыпи?

  - Двести метров. Местами чуть больше.

  Кислов насупился и спросил:

  - Что же получается: двести метров по минному полю под кинжальным огнем?

  - Двое прорываются, третий их прикрывает, - пояснил Штурм.

  - Под огнем противника начнут рваться мины, - покачал головой Маркин. - Считаю, что у минеров нет шансов добежать до "железки".

  Штурм вздохнул и исподлобья взглянул на Грома, как бы говоря: "Твое слово, командир".

  - Значит, так, - обратился Гром к Кислову и Маркину. - Я начинаю первым, - по обстановке, - а вы подхватываете. Такой немцам фейерверк закачу, что на ваше появление они и внимания не обратят. Только раньше меня не начинать.

  - От складов до переезда километров пять, не меньше. А нам с Кисловым нужно не только добежать, но и осмотреться! - сказал Маркин.

  - Я дам вам фору для выхода на огневой рубеж, - сказал Гром. - Двадцати минут хватит?

  - Вполне, - ответил Маркин.

  - Курт, а почему вы предлагаете начать ровно в десять часов? - спросил Кислов.

  - Сегодня в десять прибывает состав с комплектующими для ракет. Момент для проникновения на склад самый удачный. Грех было бы его упустить, - ответил Штурм.

  В это время в проеме входа возникла фигура сержанта Полонского.

  - Командир, надо уходить! Немцы!

  Майор и капитан переглянулись.

  - Действуем, как решили, - сказал Штурм. - Забирай все схемы, оторвемся от фрицев, - они тебе пригодятся.

  - Где немцы, сколько? - одновременно с Паулем крикнул Гром.

  ...Два взвода под командой гауптштурмфюрера Клоха полукольцом окружали территорию заброшенного лагеря. Шедший в авангарде Клох сразу заметил людей в камуфляже, выбегающих из углового барака, и приказал открыть по ним огонь. Вот упал первый сраженный диверсант, остальные залегли, но это не беда: долго эта горстка русских продержаться не сможет. Их шансы на победу так малы, что ими можно пренебречь.


  8


   Около двух часов провел Алекс в напряженном ожидании. В голове роились нехорошие мысли. Успеет ли Хельга освободить его раньше, чем гестаповец узнает, что его обвели вокруг пальца? Может быть, с Хельгой что-то случилось? Неужели ОТТО не смог защитить ее и уберечь возвращаемый модуль? Неужели надежды на спасение нет?

  С легким щелчком отворилась дверь, и в комнату, где уже сидели два дюжих солдата, вошел Ренке в сопровождении неприятного неряшливо одетого субъекта, сломанный нос которого украшало золотое пенсне.

  - Знакомьтесь, Химмель, это доктор Эйхман, он пришел вправить вам мозги!

  - Как вы смеете так разговаривать! - Алекс умело разыграл гнев.

  - Играете роль до конца? - усмехнулся Ренке. - Похвально. Однако мне кажется, вы перестарались. Переиграли себя самого. Хотели потянуть время? Вы были так убедительны, когда требовали немедленно навести о вас справки! Вы талантливы, как актер, посмотрим, насколько вы серьезны, как разведчик.

  - Вы заблуждаетесь, считая меня шпионом! - немного успокоившись, сказал Алекс.

  - Ага, значит, вы больше не будете меня убеждать, что вы - Алекс Химмель, пилот Дорнбергера?

  - Я не имею ни малейшего отношения ни к вермахту - в целом, ни к люфтваффе - в частности. Но меня действительно зовут Алекс Химмель, и это все, что я намерен вам сообщить.

  - Посмотрим, - усмехнулся Ренке. - Доктор Эйхман думает иначе.... А вы хорошо говорите по-немецки!

  - Я - немец!

  - А воспитывались в России?

  - Да.

  - Фольксдойче... Убежденный марксист?

  Алекс улыбнулся.

  - Нет. Стоик!

  - Вот даже как! Забавно! Что же вы искали здесь, под Брянском?

  - Я затрудняюсь с ответом.

  - А откуда вам известны фамилии ведущих специалистов из Пенемюнде?

  - У меня всегда было "отлично" по истории.

  - Не хотите отвечать.... Жаль. Придется передать вас доктору Эйхману... Но вы как будто не боитесь... Ах, да, вы же стоик! А может, вы ждете свою радистку, рассчитываете на ее помощь? Она тоже просоветская фольксдойче?

  - Нет, это электронно-механическая копия человека, робот, подобие робота-убийцы, найденного вами в лесу.

  - А что, таких делают в Советской России? Или в Соединенных Штатах?

  - Нет, таких пока нигде не делают, - уклончиво ответил Алекс.

  - А где сделан ваш шпионский прибор?

  - Какой прибор? - не понял Алекс.

  - Вот этот, Химмель, вот этот! - крикнул Ренке, потрясая в воздухе "бломпом".

  - Ну, во-первых, это не мой прибор, а во-вторых, по-видимому, это пульт для перемещения во времени и пространстве.

  - Вы все время мне лжете, Химмель, или, как вас там зовут!

  - Я солгал лишь однажды, когда назвался пилотом Особого авиаотряда люфтваффе. В остальном я старался придерживаться фактов, преподнося их вам в общедоступной интерпретации. Дело в том, что я не могу сказать слишком много, могу только дать вам пищу для размышления. Скажите, где и когда вам приходилось слышать о роботах и аппаратах вертикального взлета? Вы согласитесь, что все это создано по технологиям иного времени? Или вы думаете, что немецкий гений настолько велик, что обогнал конкурентов на две сотни лет?

  - Я понимаю только одно. Вы продолжаете тянуть время и задерживаете нашего доктора, у которого много других пациентов. Взять его! - без всякого перехода приказал он двум верзилам, стоявшим позади Алекса.

  Алекс почувствовал опасность, резко повернулся и ударом правой в челюсть сбил с ног неуклюжего охранника, который взмахнул руками и спиной высадил окно. Большего хронопилот сделать не успел. Второй охранник обрушил ему на голову свой автомат. Алекс шагнул было в сторону, но сознание уже потонуло во мраке небытия.

  Очнулся он в другой комнате, больше похожей на каземат. Здесь было сыро и холодно, под потолком висела одинокая лампа в металлическом абажуре. Алекс пошевелился и понял, что привязан к похожему на зубоврачебное креслу. Избитое тело ныло, в затылке таилась тупая боль, готовая каждую секунду снова проснуться.

  Первым, кто попал в поле зрения, был Эйхман. Сейчас он был одет в белый застиранный халат, на котором сохранились следы крови. На губах застыла мерзкая улыбка, поросячьи глазки щурились за стеклами пенсне. Эйхман копался в черном кожаном саквояже, где, видимо, находились его инструменты. Алекс представил на миг, что попал в глубокое средневековье, в лапы инквизиции; что его ждут клещи, дыба, испанские сапоги. И тут же, словно спеша на выручку, перед ним возникло лицо Хельги. Ее губы что-то шептали.

  - Начинайте, Эйхман, - послышался голос Ренке. - Вы же видите, он вполне пришел в себя.

  - Да, это необычайно выносливый молодой человек, - кивнул головой доктор.

  Эйхман приблизился. Алекс не мог видеть, что у него в руках, но по мгновенной пронзительной боли догадался, что это были иглы, которые Эйхман со змеиной ухмылкой загонял ему под ногти.

  - Не знал, что вы практикуете акупунктуру, Эйхман! - как можно спокойнее сказал Алекс. - Только у вас очень грубая, примитивная методика.

  - Я тебе отрежу уши и заставлю их съесть сырыми! - вдруг вышел из себя Эйхман. Он никогда не видел, чтобы под пыткой люди вели себя так спокойно.

  - Спасибо, Эйхман, но я на диете, ничего мясного, - скривившись от боли, пошутил Алекс.

  - Оберштурмбаннфюрер, ему все-таки больно! - обрадованно сообщил палач. - Это видно по реакции зрачка. Он расширен.

  - Мне надо, чтобы он заговорил! - рявкнул Ренке.

  - А я что делаю? - попробовал улыбнуться Алекс. - Только смотрите, чтобы это не кончилось для вас слишком плохо!

  - Подумать только! - ухмыльнулся Ренке. - Мы еще и угрожаем! Возьмитесь за него всерьез, Эйхман!

  - Позвольте вам напомнить, - продолжал Алекс, которого доктор на время оставил в покое, готовя новый способ пытки, - в Древнем Риме был такой герой, Муций Сцевола, что значит Левша. В юности он был захвачен этрусками в плен и на допросе, желая доказать свое бесстрашие, сжег правую руку на огне очага. Этруски отпустили его.... Я мог бы продемонстрировать нечто подобное, но сомневаюсь, имеются ли у вас хотя бы начальные понятия о благородстве.

  - Знаем, читали. Царь этрусков Порсенна был безмозглый филантроп, - ответил Ренке. - Скоро Эйхман расшевелит вас, и вы будете нести такой вздор, что сами удивитесь. Признаетесь в том, чего не совершали, и будете просить скорее прикончить вас, чтобы избавиться от пытки.

  - Надо зафиксировать ему голову, - сказал палач. - Я, пожалуй, займусь его зубами, он, видно, очень ценит их. Такие ровные белые зубы!

  Зубы Алекса были действительно предметом его гордости. Поэтому едва над его головой нависла истекавшая злобой фигура Эйхмана, Алекс не выдержал и громко закричал:

  - Посмотри мне в глаза, мерзкая тварь!

  Поигрывавший клещами Эйхман оторопел, его внимание приковали черные немигающие глаза, излучавшие нечеловеческую энергию воли и ярости. Алекс приводил себя в состояние, близкое к исступлению: мускулы лица вибрировали, по телу пробегали волны горячей энергии, аккумулируя ментальную силу организма для мгновенного смертельного удара. Как зачарованный, следил Эйхман за изменениями, происходившими с хронопилотом. Вдруг он заметил в его глазах разгорающиеся изумрудные звезды, которые, вспыхнув, пронзили мозг палача неведомой болью. Эйхман покатился по полу, схватившись руками за горло. Он задыхался и хрипел. Ему было невыносимо больно и страшно умирать вот так, внезапно. Выпучив глаза, за агонией палача наблюдал ошалевший Ренке.

  Алекс уронил голову на грудь. Его лоб был покрыт испариной. Сил больше не оставалось. Сознание таяло, лелея сладкую мысль, что возмездие нашло негодяя. Алекс не считал эту акцию убийством, это была, скорее, кара во имя справедливости.

  Ренке вышел из каземата, поднялся на второй этаж и заперся у себя в кабинете. Снова объектом его пристального внимания стал непонятный прибор.

  "Если рассудить здраво, - думал Ренке, - в наше время не может быть невидимых самолетов, механических копий человека и людей, убивающих взглядом. Если их не может быть, но они есть, тогда напрашивается вопрос: откуда они взялись? Неужели из будущего? Поверить в это трудно, но можно. Неужели и эта вещь - "пудреница" с телеэкраном - тоже оттуда? Неужели это и вправду прибор для перемещения во Времени? Тогда, если правильно им воспользоваться, можно самому проникнуть в Будущее. А это было бы интересно и полезно. Слетать на часок в двадцать пятый век, посмотреть, воплотились ли в жизнь идеи фюрера, а потом вернуться и обо всем доложить командованию. Если у потомков что-то не так, можно было бы отправить в будущее диверсионную группу. И, естественно, самому ее возглавить!"

  Ренке снова открыл "шкатулку", нажал на кнопку "ОТКРЫТЬ ОКНО" и подошел к невесомому экрану серо-стального цвета.

  "Если это дверь в будущее, если за ней неведомый мир, то моя прямая обязанность - побывать там. Будь что будет, но я воспользуюсь этой возможностью! Даже если это будет стоить мне жизни".

  Ренке чуть было не шагнул в "серое окно". Его остановил стук в дверь и вежливое покашливание.

  - Оберштурмбаннфюрер, что нам делать с этим "скандинавом"?

  - Сейчас! - отозвался Ренке, захлопывая "шкатулку". - Сейчас буду звонить Моллеру!


  9


  Когда Клаус Брох услышал первые выстрелы и крики эсэсовцев, он понял, что его командир попал в переплет, и надо его спасать. Скрытая мощь конского табуна проснулась в моторе. "Пантера" ожила, дернулась и, развернувшись на месте, полезла напролом через молодой ельник, туда, где кипел бой.

  Клаус догадывался, кто такой гауптштурмфюрер Пауль Штурм. Не раз он слышал, как сонный командир бормотал что-то по-русски. Однажды Клаус нашел в самоходке копию схемы укрепрайона, но смолчал и не тронул копию секретного документа. Ненависть к "наци в черном" давно клокотала в душе механика-водителя, хотя и сам он был облачен в подобную форму. Но заставить его поднять оружие против своих соотечественников смог только страх. Страх за жизнь человека, которому он был предан.

  Гауптштурмфюрер Клох не поверил своим глазам. Внезапно из ельника с ревом выползла "Пантера" и, вместо того чтобы раздавить проклятых диверсантов, наоборот, стала для них надежной защитой.

  Парашютисты тоже были шокированы появлением "Пантеры". Майор Гром хотел было приказать отползти обратно в барак, но инициативу вовремя перехватил Штурм.

  - Слушай мою команду! - закричал он вдруг по-русски. - Все на броню! Будем отходить лесом!

  Десантники стали поспешно выполнять его приказание, а сам Штурм изловчился и через нижний люк забрался в "Пантеру". Улыбка Клауса и его короткий девиз "Рот фронт!" сказали Паулю очень многое. Крепкое рукопожатие довершило боевое крещение.

  - Будем отходить лесом, - объяснил Штурм. - Десант - у нас на броне. Если я немного постреляю, ты против не будешь?

  - Есть хорошие немцы, и есть плохие немцы, - ответил Клаус.

  Пока танк отползал к опушке, Пауль поливал из пулемета залегших гитлеровцев. Высовываясь из-за башни, отстреливались парашютисты.

  Как только "Пантера" скрылась за деревьями, парашютисты спрыгнули на землю и побежали вглубь леса. Гром на ходу пересчитал людей. Не было рядового Пономаря. Кислов сказал, что видел, как тот погиб. Отходили организованно. Гром попутно отдавал приказания, разъяснял, кто какую задачу будет выполнять, справлялся насчет наличия патронов.

  В это время эсэсовцы, поднятые с земли по команде Клоха, ринулись по следам десантников, но на их пути вновь выросла непонятно кем управляемая "Пантера". Ее пулемет изрыгал огонь, ее гусеницы готовы были давить человеческую плоть. После нескольких безуспешных попыток подорвать стальное чудовище, Клох приказал отступить. "Пантера" преследовала эсэсовцев с полкилометра, потом отстала и вернулась на прежнее место, к баракам.

  Клаус выключил двигатель и услышал, как смеется его командир. Механик оглянулся. Пауль пояснил:

  - Я уж думал, нам крышка, а тут - ты! Здорово мы им всыпали. Клох бежал, поджав хвост! Однако раскрыл ты меня, Клаус. Теперь на ПОЛИГОНЕ мне появляться нельзя, я - карта битая! И скажи мне, - вдруг посерьезнел Пауль. - Клаус, что ты теперь намерен делать? По сути, ты уже изменник. Ты - враг рейха, такой же, как я. Но все еще можно исправить. Ты можешь уйти, ты не обязан помогать мне.

  - Нет, камрад, я не сегодня родился и знал, на что иду. Можете меня не отговаривать.

  - Ну, тогда вот тебе моя рука, Клаус, можешь звать меня по имени - Пауль. Хочу тебя спросить вот о чем. Знаешь ли ты, куда попал и что здесь готовится?

  - Знаю, конечно. Любой солдат знает, что мы на стартовой площадке "Фау". Только никто в этом не признается. Все хотят жить.

  - А ты представляешь, какова убойная сила атома?

  - Знаю, что очень большая, иначе невыгодно было бы все это строить.

  - У нас в России тоже строят подобных монстров, и работы близятся к завершению. Что будет, если Германия в одностороннем порядке применит это оружие?! А что будет, если Россия ответит? Как, по-твоему, не станет ли это концом света?

  - Я знаю, что это очень опасно, но пока все под контролем, и опасаться нечего. Здесь нет ядерных зарядов.

  - Есть. Я знаю точно. И пробные стрельбы назначены на завтра.

  - Завтра? Но не могут же они...

  - Есть приказ рейхсфюрера оснастить ракеты ядерными зарядами. Я не знаю только времени старта и объектов поражения. Но если нам не удастся помешать пуску ракет, то завтра произойдет величайшая трагедия в истории нашей планеты.

  Клаус молчал, переваривая услышанное. Потом вздохнул и тихо произнес:

  - Я готов на все! Что требуется от меня лично?

  - Пока ничего серьезного. Но все мы, и ты в том числе, можем погибнуть, даже не успев выполнить задания.

  - Я же сказал: я готов ко всему.

  - Тогда, я думаю, неплохо было бы позаботиться об одном человеке. Заводи мотор, едем.


  10


  Алекс был без сознания. Он лежал на бетонном полу в луже воды, которой его облили, чтобы привести в чувство. Около Алекса стояли Фогель и пятеро солдат с автоматами наготове. После ужасной смерти Эйхмана все смотрели на неподвижное тело с некоторым страхом. Лицо Алекса было в кровоподтеках, обнаженный торс - в колотых ранах и синяках, но все равно в этом теле чувствовалась скрытая сила.

  Фогель курил. Ему было зябко и тревожно. Только что вынесли труп Эйхмана. Ренке уже минут десять разговаривал с Моллером. Теперь он хотел как можно скорее избавиться от "скандинава".

  "Ну и правильно! - рассудил Фогель. - Пусть забавляется с ним штандартенфюрер, если у него есть желание. А нам такие беспокойные диверсанты не нужны".

  Алекс медленно приходил в себя. Он чувствовал присутствие посторонних, неприятных ему людей и прислушивался к их репликам. Похоже, ему удалось-таки умертвить этого изувера-доктора. Теперь Алекса снова тревожила мысль о собственной судьбе, хотелось поскорее вернуться в привычный мир без войны и насилия. Но счастливый исход всех злоключений зависел сейчас целиком от Хельги.

  - Не понимаю, почему бы нам просто не прикончить его? - спросил грубый огненно-рыжий солдат с повадками обезьяны.

  - Дурак, - вяло огрызнулся Фогель. - Это не простой диверсант, и допрашивать его теперь надо с подходом: он многое знает. Так что, сегодня прикончишь его, а завтра за это прикончат тебя.

  Алекс почувствовал внезапный прилив сил и, глубоко вздохнув, сел на полу. От резкого перепада внутричерепного давления в глазах заплясали цветные искры, голова еще была тяжелой.

  - У вас максимум полчаса времени, - вдруг сказал он Фогелю, который смотрел на него со смешанным чувством уважения и боязни. - Через полчаса здесь будет такой погром, какой вам и не снился.

  - Что он говорит? - это вернулся Ренке.

  - Оберштурмбаннфюрер, - ответил Фогель. - Это оракул и сомнамбула в одном лице. Он опять нам угрожает.

  - Бедные дикие люди, - с горечью в голосе сказал Алекс. - Вы даже не знаете, в каком времени живете! Ваш мир сиюминутен и нестоек, как мыльный пузырь. А вам кажется, что все в порядке, все на своих местах, что никак иначе и быть не может. Я даже не знаю, существуете ли вы на самом деле, или только кажетесь мне. Во всяком случае, вы - тлен, то, чего быть не может.

  - Заговаривается, - шепнул Фогель.

  - Ничего, - ответил Ренке. - Главное - он продемонстрировал нам возможности психики человека, находящегося в экстремальной ситуации. Наш подопечный может быть интересен специалистам в области психологического оружия. Это только что сказал мне Моллер. Он изъявил желание допросить диверсанта лично. Сейчас за ним приедет некто Клюге.

  - Вы должны отпустить меня, иначе наказание будет суровым, - сказал Алекс.

  - Опять пугает! - возмутился Фогель.

  - Кто же устроит здесь погром, не та ли радистка, о которой был разговор?

  - Она и под землей меня найдет, - ответил хронопилот. - Я чувствую, она уже близко. Через полчаса будет здесь.

  Ренке и Фогель переглянулись. Оба заметно нервничали.

  - Идемте, Фогель, покурим, - предложил Ренке. - За этим смотреть в оба! - приказал он рыжеволосому детине.

  - Как вы думаете, Фогель, он блефует, или на самом деле нам что-то грозит? - спросил Ренке, когда они вышли на свежий воздух и достали сигареты.

  - Он просто псих, несет какой-то бред! - расхрабрился Фогель. - Я не верю ни одному его слову.

  Ренке поджал губы и решил переменить тему.

  - Мы до сих пор не нашли радиста. Моллер не упустит случая доложить рейхсфюреру о нашей неповоротливости... Радист выходил на связь в последнее время?

  - Нет, за последние сутки он так и не дал о себе знать. Да это ему и ни к чему. По-видимому, вчера русские десантировались в лесу.

  - Да, Моллер подтвердил это. Закончим со "скандинавом", - он кивнул на дверь, - закончим, и сразу - в лес: там уже шарят ищейки Клоха. Есть потери.

  Когда они вернулись в полутемный подвал, Алекс уже сидел на колченогом табурете - по-прежнему связанный - и продолжал говорить на прежнюю тему. Солдаты слушали его, попеременно то смеясь, то раздражаясь.

  - Принесите воды! - потребовал хронопилот, завидев Ренке и Фогеля. В глазах его читалась немая угроза. - Что вы хотите со мной сделать?

  - Воду сейчас принесут, - Ренке отдал распоряжение и сказал: - а относительно второго вопроса... Помнится, вы назвались пилотом Особого авиаотряда ведомства фон Брауна, не так ли? - Алекс кивнул. - В таком случае вами в дальнейшем будет заниматься именно это ведомство. Вы довольны? - в голосе Ренке сквозил сарказм.

  - Вы хотите передать меня... фон Брауну... Что ж, это самое логичное из всего, что тут происходило. Как скоро меня заберут?

  - Сейчас подъедет офицер, он передаст вас с рук на руки представителю фон Брауна на Брянщине. Вы удовлетворены?

  - Вполне, - ответил Алекс и надолго замолчал. Он подсознательно чувствовал приближение Хельги и поэтому перестал волноваться. Кто-кто, а уж Хельга сумеет позаботиться о безопасности своего господина и любимого. И совсем неважно, что думают о нем эти люди, лишенные благородства. Пусть даже они замыслили сыграть с ним какую-то мерзкую шутку, теперь у них не останется на нее времени... "Но что будет потом, когда Хельга спасет меня? - вдруг подумал Алекс. - Ведь мы по-прежнему находимся в прошлом, в тупиковом ответвлении времени, и первая попытка выбраться отсюда закончилась неудачей. Как быть и что делать, если выход в будущее закрыт навсегда? Неужели придется приспосабливаться к жизни в этом сумасшедшем мире?"

  Сейчас Алекс сравнивал себя с одиноким шахтером, которого засыпало в штольне. Шахтер знает, что бессилен против тысячетонного монолита, знает, что обречен вести унылое существование в тесной выработке до тех пор, пока хватит воды и воздуха, и что рассчитывать на чью-то помощь уже не приходится. Но он продолжает надеяться до тех пор, пока не различит в угольной темноте ненавистное лицо смерти. Такова уж человеческая природа. Пока жив - надейся!

  ...Клюге вылез из машины, надменный и суровый. Из-под козырька фуражки с черепом на околыше на всех с одинаковым презрением смотрели неживые холодные глаза мертвеца. На Ренке, раньше не знакомого с ним, гауптштурмфюрер произвел гнетущее впечатление. Увидев хронопилота, Клюге ухмыльнулся и сказал:

  - Мне приказано забрать с собой протоколы допросов, чтобы не начинать с нуля... А он у вас выглядит ничего, свеж и красив, как Аполлон... Хорошо ли он связан? Проверьте и давайте его ко мне в машину. Двоих конвойных на мотоциклах выделите? Прекрасно... Так, где протоколы? Я жду.

  Ренке лично подал три листа, отпечатанных на машинке.

  - Это все? - недоверчиво спросил Клюге. Ренке кивнул. Клюге надул губы и отвернулся. - Ладно. Надеюсь, нам он скажет больше.

  - Не надейтесь, вам я совсем ничего не скажу! - рассмеялся Алекс.

  - Да он у вас еще не обработан, я вижу. Совсем сырой материал!

  - Гауптштурмфюрер, - криво улыбнулся Фогель. - Два часа назад он убил доктора Эйхмана. Убил, не прикасаясь к нему.

  - Как это, не прикасаясь? - вспылил Клюге.

  - Он убил его взглядом, - дополнил Фогель. - Это опасный человек, уверяю вас!

  Клюге насупился и ничего не сказал. Подойдя к Алексу, он коротко ударил его рукояткой пистолета в висок, так спокойно и методично, будто всю жизнь был палачом, а не военным инженером. Хронопилот без звука упал к ногам своего сопровождающего.

  - Так лучше, - резюмировал Клюге. - По крайней мере, в пути будет вести себя тихо. Отнесите его в машину, и не забудьте надеть наручники.

  Двое солдат взяли Алекса за руки и поволокли по коридору на крыльцо, где стояла машина с откидным верхом. Мотор работал на холостых оборотах, шофер ждал только приказа ехать. Двое автоматчиков по сигналу Ренке оседлали мотоциклы. Клюге вышел на крыльцо, поправляя ворот мундира, и распорядился:

  - Бросьте его под заднее сиденье... Совсем не умеете работать с людьми!

  - Посмотрим, на что вы способны, - сквозь зубы процедил Ренке.

  Мотор ровно заурчал, и машина тронулась. Следом двинулись мотоциклисты. Ренке заулыбался:

  - Все, Фогель, мы от него избавились! Как сказал Понтий Пилат, я умываю руки!


  11


  ...Машина Клюге выбралась за город, где дорога начала петлять, огибая холмы и овраги. Позади клубилось облако серой пыли, которая лезла в глаза и рот, заставляя Клюге то и дело кашлять и прищуриваться. Из-под сиденья донесся приглушенный стон.

  - Что-то быстро он приходит в себя, - сказал сидящий рядом с Клюге шарфюрер с вечно бегающими испуганными глазами.

  - Это все ерунда, - бросил Клюге. - Но вот проклятая пыль!

  В это время впереди показался мчащийся навстречу мотоцикл с коляской. На нем различались две фигуры в черном. Приглядевшись, Клюге сказал:

  - Кажется, танкисты... Как ты думаешь, Бруно, кто это?

  - По-моему, Штурм и один из его солдат. Как вы думаете, куда это они направляются? Может, стоит остановить и спросить?

  - Я тоже об этом подумал. Их мог послать штандартенфюрер.

  Мотоцикл и машина остановились одновременно. Их разделяли каких-то десять шагов. Гауптштурмфюрер Штурм соскочил с мотоцикла и направился к машине. Он шел, небрежно размахивая руками и улыбаясь. Клюге, пристально следивший за его движениями, зачем-то расстегнул кобуру и вылез из машины.

  - В чем дело, Пауль? - спросил он.- Куда ты так мчишься?

  - Не на свидание, к сожалению, - ухмыльнулся Штурм. - В гестапо... Мне срочно понадобился бензонасос на "опель", а у Ренке в хозяйстве, я слышал, есть запасной.

  - Ренке жмот, он тебе не даст.

  - Просто так не даст, а в обмен на дефицит может... Да, я еще хотел заодно посмотреть, какого он там диверсанта отловил.

  Почему-то Клюге забыл об осторожности. Забыл даже, что только сегодня утром предупреждал Моллера о неблагонадежности Штурма. Клюге небрежно указал рукой на заднее сиденье.

  - Не нужно ехать к Ренке, чтобы посмотреть на русского. Вон он, под сиденьем, полюбопытствуй.

  - В самом деле? - удивленно приподнял брови Пауль.

  Вытянув шею, он заглянул внутрь машины. - Каков громила! Да он, кажется, без сознания?!

  - Так надежней, - сказал Клюге.

  - Это ему только на пользу, - заулыбался шарфюрер.

  - Оказался очень опасен, - доверительно сообщил Клюге. - Представь, он убил Эйхмана!

  - Этого садиста в белом халате?

  - Да... А в протоколе допроса пишут, что он сначала назвался пилотом Особого отряда при службе Дорнбергера. Вот силен врать! Ну, ладно. Надо ехать. Моллер очень ждет этого русского. Так ты сейчас к Ренке, Пауль?

  - Да, все же к нему. Без насоса никак нельзя, - и с этими словами Штурм резко и сильно ударил Клюге ребром ладони по шее. Тот мешком вывалился из машины, не издав и звука. Шарфюрер выпучил глаза и съежился в углу на заднем сиденье, шофер крутил головой, не понимая, что происходит. Пауль тем временем выхватил из кобуры свой "вальтер" и одного за другим снял обоих конвоиров на мотоциклах.

  - Не убивайте, гауптштурмфюрер! - взмолился шарфюрер с испуганными глазами. Теперь он казался особенно жалким и беззащитным, и Пауль решил пощадить его и шофера.

  Все равно он раскрыт, какая же разница, кто первым донесет о его измене: гауптштурмфюрер Клох или эти двое?

  Еще не верящие в спасение и ожидающие пули в спину шофер и шарфюрер медленно отступали к лесу. Они то и дело оглядывались и были больше похожи на двух затравленных зайцев, нежели на людей. Наконец они скрылись в лесу. В это время застонал Клюге. Придя в себя, он с ненавистью посмотрел на Штурма и его ординарца, подошедшего, чтобы сесть за руль штабной машины вместо бежавшего шофера.

  - Так это ты, сукин сын, советский агент! - прохрипел Клюге. - Моллер мне не верил, говорил, что в тебе бурлит горячая баварская кровь пополам со шнапсом. Как ты дурачил всех нас! Я был прав, а Моллер глух и слеп! Пригреть у себя на груди русского шпиона, обласкать змею в женском обличье!

  - О чем это вы, Клюге? - насторожился Пауль.

  - Думаешь, я не знаю, что ты работаешь в паре с Эльзой? Я не дурак, я давно обо всем догадался!

  - Вы чересчур догадливы, Клюге!

  Гулко прозвучали два выстрела. Клюге затих.

  Пауль сел рядом с Клаусом, и машина тронулась с места. Проехав около двух километров, они свернули с шоссе на грунтовку и еще минут пять тряслись на ухабах, пока не выехали на поляну, где их ждала замаскированная зеленью "Пантера". Пауль первым вылез из машины и стал приподнимать лежащего под задним сиденьем незнакомца.

  Вместе с Клаусом они усадили Алекса на травянистый пригорок и развязали его.

  Хронопилот сразу пришел в себя и недоверчиво посмотрел на незнакомцев. Пауль обратился к нему по-русски:

  - Все в порядке, вы свободны. Я - Курт. Я отвезу вас к майору Грому.

  - Не понимаю вас, к какому Грому? - по-русски Алекс разговаривал с заметным акцентом. - Кто вы такой? Как я здесь оказался?

  - Вы совсем ничего не помните? - удивился Штурм. - Вы только что из гестапо. Вас допрашивал Ренке, а потом вас забрал Клюге и повез к своему шефу - коменданту ПОЛИГОНА. Почему на допросе вы назвались человеком Дорнбергера?

  - Я все прекрасно помню, - нахмурив брови, ответил Алекс. - Но сначала скажите мне, кто вы такой, почему одеты в форму вермахта, а говорите по-русски?

  Пауль стал сомневаться, спас ли он того, кого следовало.

  - Я - Курт! Я должен был сегодня встретиться с вами в районе заброшенного лагеря. Вместо двенадцати человек на встречу явилось лишь десять. Я знал, что одного из двоих пропавших схватили ищейки Ренке, поэтому решил лично заняться вашим освобождением. Что вам еще непонятно?

  - Просто я не знаю никакого майора, и ни в каком лагере ни с каким Куртом встречаться я и не думал. Мое имя Алекс Химмель. Да, я назвался человеком Дорнбергера, но лишь для того, чтобы от меня на время отстали. Судя по вашим словам, вы меня просто с кем-то перепутали.

  - Перепутал?! Разве в гестапо был еще один диверсант?

  - Этого я не знаю. Но думаю, что не вы один ошиблись. Гестаповцы тоже считали меня русским диверсантом. Но я немец, хотя и вырос в России.

  - Объясните толком, кто вы! Как получилось, что вас приняли за шпиона?

  Алекс вздохнул. Освободившие его люди подсознательно были ему симпатичны, но как им все объяснить?

  - Если я скажу вам правду, вы сочтете меня ненормальным или, в лучшем случае, неисправимым лгуном. Я боялся полностью открыться шефу гестапо и поэтому выдумал историю, в которой представил себя пилотом-испытателем Дорнбергера.

  - Зачем же именно пилотом?

  - А вы в курсе, что гестапо интересуется вчерашним самолетом-невидимкой?

  - Который сбил "мессер" и исчез?

  - Так это мой аппарат, и я пытался связать одно с другим, чтобы не выглядеть совершенно нелепо. В некотором роде, я исследователь. Но не перенести ли нам этот разговор на более позднее время? Я вижу, вы спешите, вы ошиблись и спасли не того человека, который был вам нужен. Но я сомневаюсь, был ли у Ренке другой диверсант.

  - Идемте в машину, я все же хочу показать вас Грому.

  - Хорошо, я поеду с вами. Но это бесполезно. Я не тот, кого вы искали.

  Они сели в машину, а Клаус залез в "Пантеру". Пауль повел машину в объезд ПОЛИГОНА, чтобы добраться до железной дороги, где должен был сейчас орудовать майор Гром.

  - Значит, вы исследователь. И что же вы исследуете?

  - Сначала должен спросить вас, читали ли вы Уэллса?

  - Странно. Ну, читал. "Война миров", "Машина времени", еще кое-что...

  - Значит, вы можете представить, что такое путешествие во Времени?

  - Не понимаю, к чему вы клоните.

  - Значит, вы тоже мне не поверите.

  - Да вы объясните толком... Как я могу представить себе путешествие во Времени? Я же не Уэллс, у меня фантазии не хватит.

  - Тем не менее, вы интеллигентный, образованный человек, к тому же разведчик. Я вот в какой-то степени тоже разведчик.

  - Говорите прямо, а то все вокруг да около! Разведчик, исследователь...

  - Боюсь вас потрясти. Дело в том, что все описанное Уэллсом уже сбылось.... через двести лет после вас. И я - посланец ваших далеких потомков!

  Штурм мотнул головой раз, другой. Воцарилось молчание.

  - Докажите! Может, и поверю! - вдруг просто сказал Пауль.

  Алексу даже смешно стало.

  - Ренке тоже не верил. А ведь косвенных доказательств того, что я пришел из Будущего, было сколько угодно. Ренке закоснел в материализме, он не желал видеть очевидного. Запугать его оказалось намного легче, чем что-то ему доказать. Чем же вас удивить, чтобы вы мне поверили?

  - Если вы из будущего, так, наверное, знаете, когда и в чью пользу закончилась эта война?

  - Вообще-то, вопрос достаточно сложен, - поморщился Алекс. - Чтобы ответить на него, надо сначала объяснить вам, как я здесь оказался и почему не могу отсюда выбраться.

  - Так у вас проблемы? И вы, на двести лет обогнавшие нас в развитии, не можете ничего сделать?! Может быть, мы, ваши предки, сможем вам помочь?

  - Не смейтесь! Я постараюсь все объяснить вам.

  - Валяйте, я слушаю.

  - В 2137 году была образована Интернациональная служба Хроноразведки. Долгих четыре года проводились исследования свойств времени и способов доставки через надпространство в прошлое и будущее людей и предметов. Мой полет должен был ответить на вопрос, реально ли путешествовать во Времени, или это недостижимо. Выяснилось, что полеты в прошлое возможны, а вот будущее, к сожалению, закрыто для нас.

  - Странная у вас Машина времени - транспортный самолет времен троглодитов. Уэллс в этом отношении был изобретательнее.

  - Мой самолет - муляж. В действительности же это гравилет - спускаемый аппарат, использующий для передвижения силу земного тяготения. Сама машина огромна и больше похожа на звездолет. Пробивая надпространство, Корабль делает мгновенный скачок в прошлое на заранее определенное количество лет.

  - Значит, вас забросили, а возвращаться надо своим ходом?

  - Какие же вы все маловеры! - воскликнул Алекс.

  - Ладно, больше не стану перебивать, врите дальше!

  - Я все же докажу вам! Итак, я оказался в Прошлом, в 1947 году, если не ошибаюсь... Первое, что меня удивило в вашем времени, так это убийство Гитлера в сорок четвертом. Дальше - больше. Оказалось, что в сорок третьем убиты Сталин и Рузвельт, что война продолжается до сих пор, что в Германии созданы атомная бомба и межконтинентальная ракета. Поверьте, всего этого не было на самом деле! Вы живете в параллельном мире, где все события смещены и размыты! У этого мира нет будущего, и вернуться отсюда я при всем желании вряд ли смогу!

  - Все, что вы сказали, наверное, бред... Трудно в это поверить... Когда же, по-вашему, закончилась война?

  - На самом деле Гитлер покончил с собой в сорок пятом. Тогда же, в мае, закончилась война. Победил, конечно, Советский Союз. Сталин умер только в пятьдесят третьем... Что вы еще хотите узнать?

  - Я не могу в это поверить! Вы понимаете, что я услышал? Для чего же все наши лишения, все страдания, если мы живем не в своем времени?! Да при всем желании не стану вам верить! Вот расстреляю, как провокатора!

  - Не горячитесь так. Я понимаю, что наговорил вам лишнего. Я считаю, что можно еще поправить дела, заставить историю вернуться в нужное русло. Где-то в недалеком будущем два параллельных мира должны пересекаться для сближения и слияния. Для этого сначала необходимо, чтобы СССР выиграл войну. На данный момент необходимо не допустить ядерной бомбардировки Японии.

  - Какой Японии! Она же союзник Германии! - раздраженно ответил Штурм. - В первую очередь бомбардировка грозит Омску, там правительство и главком Берия.

  - Вы правы, я несколько увлекся, забыл о сдвигах пространства-времени. В нашем будущем Японию бомбили американцы в сорок пятом году. Значит, это уже пройденный этап, за Хиросиму и Нагасаки можно не опасаться. Остается опасность того, что Берия нанесет упреждающий удар по Брянску. А мне этот город дорог: я здесь вырос.

  - Все настолько нереально, что не хочется верить. И все же я допускаю возможность путешествий во Времени. Допускаю, что вы - пришелец из двадцать второго века. Но безоговорочно принять положение о параллельных мирах я не готов!

  - Все-таки не веришь?! - Алекс вдруг с легкостью перешел на "ты". - Показать бы тебе какую-нибудь штуковину, которой у вас еще не изобрели. Но сейчас у меня ничего нет, кроме этого костюма на голое тело. Если бы ты увидел мой гравилет, моего Кибера, а главное - Хельгу!

  - Кто это?

  - Кибер - это супермозг, думающая машина. Это не обычный биомозг, а саморегулирующаяся, самообучающаяся, чувствующая система.

  - Он за тебя думает?

  - Смейся, смейся! На твоем месте я, наверное, вел бы себя так же... А кроме Кибермозга у меня еще есть Хельга - мой телохранитель, не отличимая от живой женщины биомашина. Она соединяет в себе все лучшие качества женщин и лишена присущих живым людям предрассудков и комплексов. Это идеальная спутница мужчины. Серийный выпуск еще не налажен. Я воспользовался привилегией испытать в работе экспериментальную модель.

  - Значит, мы живем в ирреальном мире?! И все еще можно, по-твоему, закрутить?!

  - Пусть не сразу, пусть через несколько лет, но параллельные миры должны либо слиться, либо самоликвидироваться. Раз я остался в этом мире, я должен сделать все, от меня зависящее, чтобы слияние миров произошло. Как это сделать, пока не знаю.

  - Зато я знаю. Дело в том, что ты попал на ПОЛИГОН. Здесь уже размещены две ракеты "Фау-4", старт которых назначен на завтра. Группа майора Грома и я хотим этому помешать. Но задача эта почти невыполнима. Слишком мало людей и времени. Время старта и объекты поражения нам неизвестны. Ракеты находятся в шахтах в центре огромного минного поля. Ядерные заряды могут быть доставлены по главной штольне и радиальным коридорам к каждой из ракет. Управление пуском и слежение осуществляются из подземного бункера. Все подходы к ПОЛИГОНУ минированы и тщательно охраняются... Вот если бы ты помог нам со своей биотехникой. Ведь ты заинтересован в том, чтобы СССР выиграл войну?! Ты хочешь вернуться к себе в будущее?!

  - Смею ли я вмешиваться в ваши дела? - Алекс на минуту задумался. - В принципе, я уже стал частью вашего мира, на меня начали действовать его законы... Все-таки надо все взвесить, обдумать...

  Штабная машина двигалась по узкой дороге под сенью высоких сосен, следом пылил танк. Люди внизу не заметили, как над ними в голубом полдневном небе беззвучно проплыл краснозвездный транспортный самолет...





  12


  "Ли-2" завис над зданием Брянского гестапо. ОТТО давал последние наставления Хельге, она нетерпеливо отмахивалась, зажав в правой руке мощный "Кербер-119".

  - Ну, ОТТО, быстрей, мы и так возимся, как черепахи! Алекс в беде, а ты со своими предосторожностями!

  На Хельге был надет бронекостюм, на лицо опущена защитная маска. Ей вовсе не улыбалось в перестрелке потерять свою привлекательность. Правда, она отказалась от косметического ремонта, который предлагал ей ОТТО, но только до тех пор, пока Алексу требуется помощь, пока он в беде, и надо действовать молниеносно. Хельга смотрела вниз, на крыши домов, на узкую пыльную улицу, на редких прохожих и мечтала о встрече с любимым. Наконец ОТТО скомандовал:

  - Вперед, Хельга!

  Она скользнула вниз по буксировочному тросу и оказалась во дворе двухэтажного здания. Здесь стояли мотоциклы, две машины-пеленгатора и гусеничный бронетранспортер. Вокруг машин суетились эсэсовцы. Увидев сошедшее как бы с небес привидение, солдаты схватились за оружие. Хельга открыла огонь первой и стреляла на поражение. Через полминуты пятеро ее противников были убиты, остальные отступили внутрь здания. На помощь им спешили автоматчики-конвоиры. Хельга неумолимо двигалась вперед, сея вокруг смерть и разрушения. Она не кланялась пулям, ей даже не было страшно, потому что ОТТО отключил все реасенсоры и центры самосохранения. Впрочем, бронескафандр был настолько прочен, что пули отскакивали от него, как семечки.

  Ренке и Фогель в это время находились на втором этаже, в кабинете. Услышав стрельбу, они бросились к окнам, и то, что они увидели, потрясло их до глубины души. Странная девушка в маске шла по трупам, стреляла из автомата, а сама при этом оставалась неуязвимой.

  - Это - девушка-робот. Она идет сюда, - сказал Фогель, дрожащими пальцами расстегивая кобуру.

  - Естественно. Она ищет своего хозяина, - ответил Ренке, внешне оставаясь спокойным.

  - Солдаты не смогут остановить ее! - воскликнул Фогель. - Она убьет нас!

  Ренке смерил Фогеля насмешливым взглядом.

  - Вполне возможно. Но, надеюсь, не сегодня.

  С этими словами Ренке шагнул к столу, открыл "бломп" и нажал на кнопку возвращения. В то же мгновение возле стола возникло "серое окно".

  Фогель непонимающе смотрел то на шефа, то на странный экран.

  - Что это, оберштурмбаннфюрер? - спросил он.

  - Дверь в Будущее! - ответил Ренке, доставая из кобуры парабеллум. - А эта "пудреница" - ключ ко Времени! Идемте со мной в Будущее, Фогель. По крайней мере, останетесь в живых.

  - Что за шутки, оберштурмбаннфюрер? Я вас не понимаю!

  - Ну же, Фогель, не трусьте! Эта фурия убьет вас, если вы не уйдете со мной. Решайтесь! Она уже в коридоре.

  Ренке открыл ящик стола, достал оттуда еще один парабеллум и спрятал его в карман галифе.

  Когда Хельга вошла в вестибюль, у нее кончились патроны. Она отшвырнула ставший ненужным "Кербер" и подняла с пола два "шмайссера". Защитники здания дрогнули и стали отходить.

  Хельга поднялась на второй этаж и принялась одну за другой распахивать двери всех кабинетов. В одном из кабинетов она попала под перекрестный огонь. Два офицера СС - начальник гестапо и его помощник - расстреляли в нее по обойме. Начальник первым бросил на пол парабеллум. Справа от гестаповца в воздухе висел какой-то серый прямоугольник. Хельга не обратила на него внимания, и напрасно. Гестаповец схватил со стола какой-то предмет, шагнул к серому прямоугольнику и вдруг исчез, будто его и не было.

  Помощник тоже бросил оружие и поднял руки.

  Хельга не стала убивать Фогеля, она просто прыгнула к нему и стиснула так, что захрустели кости. Фогель завопил, а Хельга спросила ледяным голосом:

  - Мне нужен Алекс, где он?

  - Его здесь нет, - закричал Фогель. - Его увезли.

  Хельга сильнее сдавила его:

  - Лжешь.

  - Это правда! Его увезли полчаса тому назад. Черный "опель-адмирал" с откидным верхом. Два мотоциклиста охраны.

  - Ладно, поверю, - сказала Хельга и отпустила Фогеля. - Живи дальше!

  С этими словами она вышла из кабинета и уже без оружия вышла на залитую солнцем улицу. Ошеломленные гестаповцы видели, как над домом проплыл краснозвездный самолет, который завис над улицей вопреки всем законам воздухоплавания, и опустил блестящий тонкий трос со сложным захватом на конце. Хельга уцепилась за удобную рукоятку, и трос стал быстро поднимать ее вверх. Помятый Фогель тоже смотрел, как удалялась неистребимая девушка, и благодарил Бога за то, что относительно легко отделался.

  Когда Хельга скрылась внутри гравилета, он повернулся в воздухе и вдруг - без разгона - мгновенно набрал скорость реактивного самолета и скрылся с глаз недоуменных наблюдателей.

  В кабинет Ренке вбежал раненый унтер-офицер. Его лицо было белым, как мел, правое веко у него конвульсивно дергалось, вдобавок он начал заикаться.

  - Штурмфюрер, вы-вы-вы видели? - задал он идиотский вопрос, на который Фогель ответил отборной бранью. - Это же тот самый самолет из леса! А девушка! От нее же пули отскакивают! А помните, этот Химмель предупреждал, что через полчаса у нас будут неприятности. Он уже тогда все знал наперед!

  - Я понял вас, Ленер! - рявкнул Фогель. - Я вас понял. Но идите и расскажите об этом хотя бы гауляйтеру! Что вы замолчали?! А мне придется отчитываться перед Берлином. Что я должен сказать?!

  В это время Фогель понял, что ему вскоре придется как-то объяснить и загадочное исчезновение своего начальника.

  - А где оберштурмбаннфюрер? - унтер-офицер стал оглядываться по сторонам. - Ранен? Убит?

  Фогель обошел вокруг стола и нравоучительно произнес:

  - Если потребуется, вы, Ленер, должны будете подтвердить мою версию случившегося, а она предельно проста: нападение диверсантов! Я сообщу количество героически погибших, а вы, лично вы, Ленер, поговорите с личным составом. Солдат можно убедить в чем угодно. Даже в том, чего не было. Надо еще подготовить отчет о том, что со стороны противника потери составили... ну, скажем, пять человек. Выловите в городе пятерых мужчин поздоровее, переоденьте их в камуфляж и расстреляйте. Это будут наши доказательства.

  Закончив свою тираду, Фогель поднял трубку телефона и набрал номер Моллера.

  - Штандартенфюрер, это Фогель, временно исполняю обязанности начальника гестапо. Где оберштурмбаннфюрер Ренке? - Фогель закашлялся. - Пропал без вести.... Докладываю. Только что мы отразили дерзкое нападение русских диверсантов. Они хотели выручить своего, но опоздали. Клюге уже увез Химмеля. Но я опасаюсь, что русские могут отбить Химмеля по дороге к вам.


  13


  ОТТО выговаривал Хельге:

  - Что ты наделала! Где было твое благоразумие! Я-то рассчитывал, что ты взяла оружие только для защиты Алекса, а ты стреляешь направо и налево, бьешь всех без разбора. Сколько ты уничтожила этих солдат?

  - Двадцать семь человек, - со скрупулезной точностью ответила Хельга. - Но могла бы уничтожить их всех, и ничего не случилось бы с этим миром. Ты же сам понимаешь, он обречен, это нереальный мир, готовый к самоуничтожению. Мы можем творить здесь, что сочтем нужным, и не рассуждать понапрасну.

  - Хельга! Мы, машины, призваны помогать людям, а ты...

  - Я создана, чтобы помогать одному Алексу! И я помогу ему выжить, во что бы то ни стало! Он для меня - бог! А что касается помощи людям, то... До тех пор, пока люди враждуют между собой, мы, машины, будем помогать одним убивать других. Это древний закон выживания.

  - ...Скажи, Хельга, Алекс любит тебя?

  - Конечно, мы любим друг друга!

  - А, как ты думаешь, за что он любит тебя?

  - Я - женщина!

  - Ты только имитация, Хельга! И ты не столько женщина, сколько машина убийства. В тебе живут звериные инстинкты, и я только что в этом убедился.

  - Смотри, старый ворчун, я запомню твои слова! Берешься судить обо мне, а у самого нет даже тела, одни вареные мозги!

  - А ты злая, Хельга!

  - Не злая - совершенная!

  - Думаешь, я не люблю хозяина?! Ладно, не будем спорить.

  - Да. Займись лучше поисками, напряги зрение... Мы оба любим Алекса, только для тебя он - хозяин, а для меня - друг. И даже больше, чем друг.

  Гравилет поднялся высоко в небо и стал похож с земли на маленькую темную точку. С такой высоты обзор был идеальным. Был виден и город, и огромный лесной массив, и множество больших и малых дорог, петлявших среди зелени, и небольшие поселки, и отдельные дома на краю леса. Очень скоро ОТТО различил на узкой лесной дороге, полускрытой кронами сосен, облако пыли. В инфракрасных лучах стали видны два движущихся объекта неравной величины.

  - Идентифицирую как танк и легковую машину, - доложил ОТТО. - Это не Алекс.

  - Давай спустимся пониже и посмотрим, как следует, - предложила Хельга.

  - Как будет угодно леди, - бесцветным голосом ответил кибер. - Только у меня есть информация о двух мотоциклистах, сопровождавших "опель-адмирал", и ничего нет относительно танка.

  - Неважно, давай снижайся! - повысила голос Хельга. - Мы с Алексом чувствуем друг друга на расстоянии.

  - Очень сомневаюсь в этом.

  - Материалист несчастный!

  Пока они спорили, гравилет снизился настолько, что стали видны два человека, сидящие в "опеле". Хельга вскрикнула от радости, узнав хронопилота. Он!

  - Скорей, опусти меня на броню танка! - стала она торопить ОТТО.

  - Что ты собираешься делать?

  - Еще не знаю, я хочу, чтобы Алекс услышал меня. Я крикну ему.

  - Ты не боишься испортить все дело?

  - Ну, опусти меня прямо в машину, я придушу того, что за рулем, и сама сяду за руль.

  - Какие женщины все глупые! - поразился ОТТО. - Сейчас я обгоню "опель", Алекс увидит нас, и по его реакции мы будем судить о его положении: пленник он или нет.

  - Признаю, ты в чем-то мудрее меня, - улыбнулась Хельга. - Но это единственное, в чем ты преуспел.

  ОТТО развернул гравилет, и "Ли-2" полетел хвостом вперед. Он быстро обогнал "опель", и Хельга увидела, как Алекс приподнялся в машине и приветственно замахал рукой. Потом он что-то сказал человеку, сидевшему рядом, и "опель" остановился, съехал на обочину. Танк пропылил немного дальше и тоже стал.

  - Вот видишь, я был прав! - Кибермозг был доволен собой как никогда. - Еще немного, и ты сможешь обнять своего друга. Обещаю не отвлекать его в это время своей болтовней!

  - А ты неплохой парень, ОТТО, - улыбнулась Хельга.

  - Странно, что ты раньше этого не замечала.

  Гравилет плавно опустился на грунтовку, нетерпеливая Хельга спрыгнула на землю еще раньше и бросилась навстречу Алексу, спеша заключить его в объятия. Хронопилот тоже вылез из машины и шел навстречу, но очень медленно. Хельга приписала это внезапному охлаждению чувств, которому она уже не раз была свидетельницей. Но оказалось, что она неправа. Еще издали Хельга заметила, что с Алексом не все в порядке: он был бледен и избит. К тому же так изможден, что подбежавшая Хельга побоялась к нему притронуться.

  - Алекс, милый, что это? - чуть не плача спросила она. - Тебя допрашивали?

  - Это ничего. Как у нас, у людей, говорится, до свадьбы заживет. Никакого ремонта не требуется, - Алекс оглянулся на вышедших из своих машин Пауля и Клауса, которые стояли и курили в отдалении. - Это друзья. Они спасли меня. А теперь им самим требуется наша помощь. И я пообещал... Постой, я позову их.

  Алекс махнул рукой. Подошедший первым, Пауль галантно раскланялся с Хельгой и незаметно подмигнул хронопилоту. Клаус, который ничего не слышал о Хельге, поздоровался с ней как с живой женщиной.

  - Никогда не видел самолетов, которые летают задом наперед, - улыбнулся он. - Это что, новое изобретение? - Вопрос адресовался Хельге, но она не ответила.

  - Теперь я готов поверить! - опять заулыбался Штурм. - Как живая! Она очень сильная? - вдруг спросил он.

  - Хельга! - сказал Алекс. - Покажи нашему другу Паулю свою силу!

  - Нет-нет, спасибо, не надо! - запротестовал тот, услышав вдруг, как еле слышно запели сервомоторы суставных приводов Хельги, когда она чуть повернулась к нему. - Я уже верю. Один самолет чего стоит!

  Они еще немного помолчали, рассматривая друг друга, потом Пауль спросил:

  - А нельзя ли мне на вашем самолете прокатиться? С высоты птичьего полета осмотреть ПОЛИГОН было бы очень полезно!

  - Что за вопрос, полезай!

  - Тогда вот что... Клаус! Поезжай по этой дороге в объезд ПОЛИГОНА, мы с тобой встретимся в районе складов. Только не высовывайся, иначе тебе несдобровать: и наши, и ваши могут запросто ухлопать.

  Клаус, выслушав ненужные наставления, вернулся к "Пантере", а Пауль перешагнул порог "небесного дома", как в шутку назвал его ОТТО. Разведчика поразила идеальная чистота в салоне, отсутствие пилотской кабины и наличие отсека непонятного назначения посреди аппарата.

  - Это возвращаемый модуль, - пояснил гостеприимный хозяин. - Именно эта часть спускаемого аппарата должна была достичь будущего... Но пока не достигла! - со вздохом добавил он.

  - А где же твой хваленый Кибермозг? - спросил Пауль.

  - Отзовись, ОТТО! - позвала Хельга.

  - Добро пожаловать в апартаменты нашего "небесного дома", - тут же отозвался Кибер. - Я - мозг этого гравилета, и зовут меня ОТТО. Будем знакомы!

  - Очень приятно, - заулыбался Пауль. - Невероятно, но факт! Какие у тебя вежливые слуги, Алекс!

  - Мы не слуги, а друзья! - поправил разведчика ОТТО.

  - Извини, дружище, не хотел тебя обидеть! - забеспокоился Пауль. - Ты от этого не сломаешься?

  - Нет, я вовсе не обиделся, - сказал ОТТО. - И сломать меня довольно трудно! Сэр! - обратился он к Алексу. - Куда прикажете направиться?

  Алекс выжидательно посмотрел на Пауля.

  - Задавай направление. Сейчас ты хозяин обстановки.

  - Пока прямо на северо-запад, а там вдоль полотна железной дороги, пока не встретим своих.

  Гравилет набрал высоту и легко полетел над цепью облаков один в бездонном июльском небе.

  - Алекс, можно поинтересоваться, что это за люди, которым ты столь обязан, что обещал свою помощь? - недовольно спросила Хельга.

  - Не ворчи, это может быть первые хорошие люди в этом времени.

  - Чем же они так хороши?

  - Тем, что занимаются спасением своего мира. И если у них получится, то это даст нам шанс вернуться домой. Я много об этом думал и пришел к выводу, что историческая линия достаточно инерционна, чтобы ее можно было вернуть в истинное русло. Если не допустить пробного пуска "Фау-4", чего, собственно, и добиваются эти люди, то можно создать предпосылки для победы СССР в войне. А это уже немаловажно для нас.

  - А если не вмешиваться? Неужели эти люди сами не смогут сделать то, что уже предопределено?

  - Ты предлагаешь мне сидеть, сложа руки, и ждать, пока самое опасное свершат другие? Я так не могу! Я уже обещал помочь и помогу, даже если вы с ОТТО меня не поддержите!

  - Что вы, сэр! - сказал ОТТО. - Как можно вас ослушаться?! Тем более, мне кажется, что вы на правильном пути. Хельга, надеюсь, ты не останешься в позорном меньшинстве?!

  - Ради Алекса я готова на все, независимо от того, прав он или нет! - гордо подняв голову, ответила Хельга. Она взглянула на советского разведчика. - Говорите, что нужно сделать.

  - Это очень опасно, - вздохнул Пауль. - Ни один человек не сможет выполнить это задание и при этом остаться в живых. Надо попасть в главную штольню и уничтожить линии связи и управления. Тогда ракеты не поднимутся в воздух.

  Хельга вдруг загрустила и виновато посмотрела на Алекса. Штурм почувствовал к ней жалость, он все еще был под впечатлением, что перед ним живая женщина. Как ни старался, он не мог представить себе, на что способна эта красивая биомашина, и заранее сомневался в успехе операции.

  - Алекс, не успела тебе рассказать... Обстановка осложняется. Помнишь невесть откуда взявшегося бироба? Так вот. Мы не одни в этом времени... ОТТО, включи запись!

  - Пока вас не было, сэр, в контакт с нами пытался вступить некто Майкл Лозовски, назвавшийся экспертом Службы Спасения во Времени. Он якобы попал сюда из 2262 года.

  - Он сказал, что его правительство проводит эксперимент по расщеплению временного континуума, и все эти сдвиги, что мы здесь наблюдаем, - дело их нечистых рук. Мало того, что они вмешались в историю в 1943 году, так теперь оказывается, что и мы, и вся Хроноразведка им поперек горла! Алекс, ты не поверишь, но они ликвидировали генерала Бартона, а Хорна заставили отказаться от дальнейших испытаний. Они и нас не пощадят. У них есть практически неуничтожимые роботы наноорганические мнеморги, которые намного сильнее и опасней биробов. И надо ждать, что вскоре нами займутся всерьез.

  Выслушав запись разговора, Пауль насторожился и спросил дипломатично:

  - Что-нибудь серьезное?

  - Куда уж серьезней! - ответил хронопилот. - Все ваши временные парадоксы теперь легко объяснимы, но нам от этого не легче. Оказывается, ваше время избрано стартовой площадкой для создания новой реальности. Наши далекие потомки задумали монополизировать путешествия во Времени. Они пошли на грубое оперативное вмешательство в ход исторического развития. Фактически они объявили нам войну, исход которой предрешен.

  - У них какие-то преимущества?

  - По сравнению с нами они, видимо, далеко шагнули вперед в области угнетения человека человеком. Вряд ли они достигли прогресса в области социоустройства, построив Мировое государство по типу огромной империи... Как жаль, что мы не можем рассчитывать на победу в борьбе с ними.

  - Так ли уж страшен черт, как его малюют?

  Алекс пожал плечами:

  - Знаю не больше вашего!

  - Друзья! - нарушил долгое молчание Пауль. - Я считал, что сражаюсь с фашизмом, как проявлением своего времени. Но оказалось, что наши потомки, фашисты из необозримого будущего, стали на сторону наших врагов и готовы расколоть мир на куски ради достижения своекорыстных целей. Знать об этом и ничего не делать - преступление! Нам надо бороться с врагом, соединив наши усилия. Тогда наши шансы удвоятся.

  - А ведь он прав! - сказал ОТТО. - Даже я не сказал бы лучше.


  14


  Берия неторопливо спустился в полутемный каземат.

  Глаза не сразу различили фигуру Дягилева, сидевшего на топчане возле стены. Опальный генерал был по-прежнему статен, подтянут и горд. Это не понравилось Главкому.

  Сопровождавший его полковник с глазами убийцы и луженым горлом заорал на Дягилева:

  - Встать, скотина! Или не видишь, кто перед тобой?!

  - Вижу, - спокойно ответил Дягилев, продолжая сидеть. - Вижу господина и его холуя, потому и не встаю. А ты, Лаврентий Палыч, присаживайся, не стесняйся!

  Берия промолчал и, к удивлению полковника, сел на стул, стоявший у входа.

  - Ай-ай, Николай! Как же тебя угораздило! Я ли тебя не ценил, я ли тебя не любил! А ты продался! Или ты с самого начала был врагом народа?

  Дягилев слушал с напряженным вниманием, не перебивая.

  - Ты даже не спрашиваешь меня, что мне известно?!

  - Зачем спрашивать? Вам известно все!

  - Значит, ты признаешь, что являлся организатором и координатором противоправительственной группы военных-пораженцев, сепаратистов, продавшихся Гиммлеру?

  - Да, признаю!

  - Почему? - оторопел Берия.

  - Лаврентий Палыч, вы все равно заставите меня в этом признаться, не сегодня, так завтра. Не удастся очернить живого, очерните мертвого. Мне ли не знать этой процедуры?! А так, глядишь, до расстрела шкуру не попортят, без синяков похожу.

  - Хитрый ты, Николай, ой, хитрый! Но меня не проведешь. Ты обязан страдать и поэтому полковник Гаврилюк ребра твои сосчитает.

  - А чего их считать? Комплект! - усмехнулся Дягилев.

  - Будет некомплект! - мрачно пошутил Гаврилюк.

  - Перед расстрелом ты должен будешь подписать одну бумагу... - Берия снял очки и начал неторопливо протирать их.

  - Подписывать ничего не буду!

  - Не будь столь категоричен, Николай... Я же тебе еще не сказал...

  - Я знаю содержание этой бумажки. Приказ о бомбардировке Брянска?

  - Какой ты стал проницательный перед смертью!

  - Можете обвинять меня в чем угодно: в заговоре, покушении на убийство, в организации переворота, но не шейте мне геноцид! Я не предатель своего народа и не массовый убийца! Я не отдавал и по должности не могу отдать приказа бомбить Брянск.

  - И я еще не отдавал... Но думаю, без этого не обойдется.

  - Дождитесь хотя бы двадцати трех тридцати среды! Мои люди уже десантировались, они должны начать действовать.

  - Самолет не вернулся. Радист молчит. Где гарантия, что твои люди живы?

  - Самолет могли сбить на обратном пути. А люди живы и скоро выйдут на связь!

  - Твоими бы устами... Ты в этом убежден, или это говорит твоя хваленая интуиция?

  - Не будем об этом, Лаврентий Палыч. Лучше послушайся доброго совета: подожди отдавать такой приказ, тогда и меня не придется ликвидировать!

  - Как говоришь, негодяй! - крикнул Гаврилюк.

  - А ты-то что из кожи вон лезешь, гнида глупая? - в тон ему ответил Дягилев. - Ведь тебе моя смерть боком выйдет. Не понимаешь, куда клоню? Знаешь ты теперь много. Много лишнего. А таких знатоков у нас не любят, к ногтю таких прибирают.

  - Ладно, Николай, - поднялся со стула Берия. - Не уговаривать я тебя пришел и не прощать. Не подпишешь бумагу - не надо. Все равно в ответе будешь ты. Это я тебе обещаю. Умрешь, как и подобает изменнику Родины.

  - Лаврентий Палыч, постой!

  - Что, последнее желание есть, или все-таки подпишешься?

  - Последнее желание.... Выслушай.

  - О семье не беспокойся! Обещаю твоих не трогать! Сейчас не тридцать седьмой год.

  - Спасибо, Лаврентий Палыч, но я не о семье. Хотя о ней тоже... Меня ты можешь в порошок стереть, но прошу тебя, не начинай ничего до завтра, до полуночи! Даже если вся группа погибнет, Пашка один возьмется за это дело.

  - Он что, сверхчеловек, твой Пашка? - И не дождавшись ответа, Берия добавил. - До него тоже в свое время доберемся, пусть только вернется!



  15


  Моллер был шокирован известием об измене гауптштурмфюрера Штурма. Клох доложил патрону о том, что почти блокировал группу советских парашютистов в районе старого лагеря, когда ему помешал невесть откуда взявшийся танк. Это была командирская "Пантера", Клох не мог ошибиться, он даже видел самого Штурма, который был заодно с русскими. Моллер небольшими глотками пил кофе и двумя пальцами массировал переносицу. Сообщение претило здравому смыслу. Моллер привык доверять Штурму и делать ему поблажки. А оказывается, все это время он потворствовал проискам искусного шпиона.

  "Вот, на самом деле, артист! - кусая губы, думал Моллер. - А ведь Клюге был прав. Он заранее вычислил Штурма. И, вполне возможно, милая Эльза тоже шпионка. За ней надо установить наблюдение и при малейшем подозрении ликвидировать, - здесь штандартенфюрер тяжело вздохнул. - А еще надо снова искать парашютистов, пока они не перевернули ПОЛИГОН вверх дном. Пока еще не поздно. Надо просчитать варианты их возможного поведения. Степень опасности зависит от степени их подготовки и информированности. Надо усилить охрану и ускорить работы по подключению запасной линии управления пуском. Дел по горло. Успеть бы все сделать! Тут еще этот Ренке со своим "скандинавом" выходит из повиновения! Какова сволочь! "Я хотел бы лично информировать рейхсфюрера!" - мысленно передразнил гестаповца Моллер. - Ничего, Клюге напустит на него страху!"

  - Сколько вы потеряли людей, Клох?

  - Не так много, штандартенфюрер. Но солдаты подавлены, им кажется, что русские всюду, что они наводнили леса, что они неистребимы...

  - Все это эмоции! Солдатам можно внушить что угодно, придумайте же что-нибудь! Переубедите их!

  - Только успех, только победа, пусть и незначительная, воодушевит их.

  - Но вы бездействуете! Что, как вы думаете, будут делать русские в ближайшее время?

  - Диверсанты, я думаю, разделятся на группы и нанесут серию ударов по наиболее уязвимым участкам ПОЛИГОНА.

  - Логично. Вы можете показать мне эти участки на карте?

  - Во-первых... - Клох закашлялся, и в это время раздалась трель звонка. Штандартенфюрер поднял трубку.

  - Моллер слушает. Что у вас, Ренке? Фогель? Какой Фогель?

  По мгновенно вытянувшемуся лицу начальника Клох понял, что произошло нечто экстраординарное. Он ловил чутким ухом обрывки фраз, доносящихся из телефонной трубки, но понять, о чем идет речь, не мог.

  - Какой-то Фогель сообщает, что на здание гестапо напали русские. Ренке пропал без вести. Это же черт знает что такое!

  - Фогель врет, - убежденно изрек Клох.

  - Как он смеет мне врать?

  - Значит, в районе ПОЛИГОНА уже две диверсионные группы?!

  - Фогель говорит, что Клюге уже забрал "скандинава" и едет к нам, но у него слабая охрана, русские в два счета смогут отбить своего.

  - Под "скандинавом" вы подразумеваете русского диверсанта? - спросил Клох.

  - Какая к черту разница, кого я подразумеваю. Главное - не дать русским ни одного шанса на успех. Кто у вас еще не задействован? Два взвода - на железную дорогу, взвод - на помощь Клюге. Сейчас я соединюсь с танкистами.

  Моллер набрал номер, долго ждал, пока кто-то не снял трубку, потом заорал:

  - Что вы там, уснули? Кто остался вместо Штурма? Кто? Позовите его!

  Штандартенфюрер оторвался от телефона, злобно сверкнул глазами в сторону Клоха.

  - Что вы стоите, Клох? Ведите людей на станцию, сделайте рейд вдоль полотна. Ваш заместитель пусть движется навстречу Клюге. Дайте ему свежий взвод. Поняли - выполняйте!

  - Алло! - закричал он сейчас же в трубку. - Вы не поняли, с кем говорите? Значит, мечтаете о восточном фронте! Как вас там? Ланге? Слушайте меня. Моллер говорит. Я смещаю Штурма. Приказываю вам, Ланге, принять командование. Сколько у вас танков на ходу? Только один? Скверно! Приказываю немедленно прибыть в мое распоряжение! Выполняйте!

  Бросив трубку на рычаг, Моллер открыл дверь, покосился на пустующее кресло Эльзы Штедке и пошел по длинному коридору в бункер управления.

  Обстановка там была словно в гудящем улье. Первым, кого увидел Моллер, был оберлейтенант Дитрих. Он резко поднялся со своего места и, подойдя к шефу, прищелкнул каблуками и выбросил вперед руку в нацистском приветствии.

  - Готова ли дублирующая система управления?

  - Так точно, уже подключена и проверена.

  - Отлично.

  - Неужели вы опасаетесь, что кто-то рискнет проникнуть в главную штольню?

  - Русские способны на все, и среди них хватает фанатиков-самоубийц. Я хочу обеспечить надежную страховку на случай появления русского самурая. Как далеко от основной проложена дублирующая линия?

  - Это не обозначено на схеме, но, как я помню, кабель проложен параллельно главной штольне в траншее на глубине пяти метров. Траншея находится в десяти метрах западнее штольни и тщательно замаскирована.

  - Вы проверили, действуют ли пусковые кнопки в моем кабинете?

  - Жду вашего приказа.

  - Считайте, что получили его.


  16


  Маневровый паровоз спускался по наклонному участку полотна, по бетонному желобу, переходящему в арку тоннеля. Тоннель вел под землю, на глубину до десяти, местами до двадцати метров. Паровоз тащил за собой открытую платформу, на которой покоилось зачехленное оборудование и несколько ящиков с черными орлами на крышках. Груз охраняли шестеро автоматчиков в форме СС. По мере того, как небольшой состав опускался все ниже, пологие склоны путевого профиля становились отвеснее, плавно переходя в черный полукруг тоннеля. Это заметно сужало поле зрения охранников на платформе и всегда тревожило их.

  Обычно над черной пастью тоннеля стоял часовой, а то и двое. Сегодня же, как назло, наверху никого не было, и это еще больше насторожило паровозную команду и охранников. Состав остановился у входа в тоннель, один из солдат спрыгнул с платформы и живо взбежал на крутую насыпь. Там он постоял с минуту, наскоро осмотрелся вокруг и за глаза выругал нерадивого часового. Убедившись в том, что все спокойно, солдат махнул рукой машинисту. Паровоз дал два коротких гудка - условный сигнал - и лениво начал вдвигаться в тоннель.

  По сигналу огромные ворота подземного склада-завода в глубине тоннеля разъехались в стороны, пропуская гостей, и темноту разрезали мощные прожекторы, освещая состав. И вот, когда паровоз был уже в створе ворот, а платформа полностью скрылась в тоннеле, началась непонятная пальба. Три человека, одетые в камуфляж, появившиеся неизвестно откуда, поливали свинцом платформу, на которой в первые же секунды остались в живых только двое солдат. Они отчаянно отстреливались, но умело брошенная граната оборвала их попытки спасти груз и самих себя. Паровоз остановился, потом стал пятиться, но в это время позади него гулко рвануло, и рельсы лопнули, как гитарные струны.

  Воспользовавшись внезапностью нападения, трое парашютистов, как тени, проскользнули внутрь склада-завода, на ходу расстреливая паровозную команду и часовых. Майор Гром, бежавший первым, озирался по сторонам, сравнивая то, что видел, с планом, который держал в голове.

  Внутри подъездной путь представлял собой эстакаду, у подножия которой по обе ее стороны были установлены четыре резервуара. Два под бензин и керосин для общих нужд и два под этиловый спирт для ракет. От резервуаров внутрь склада тянулись переплетения трубопроводов и две узкоколейки. Над эстакадой висели крановые механизмы и тали. Подземное помещение по высоте потолков и ширине галерей могло соперничать с московским метро. Только в метро красиво, отметил про себя Гром, а здесь тоска: серые бетонные стены да серые сводчатые потолки. Впереди эстакада заканчивалась тупиком, где по обе стороны рельсов чернели отвалы угля, доставляемого сюда для нужд электрохозяйства.

  В это время гитлеровцы пришли в себя после минутного замешательства, и справа вдруг застучал станковый пулемет. Гром прижался к телу паровоза, сержант Рябых втиснулся в кабину, а рядовой Зуев, бывший как раз справа, замертво свалился возле колес.

  - Давай на паровоз, майор! - закричал Рябых.

  - Ты и на паровозе можешь? - удивился Гром.

  - Кочегарил до войны. Ну, с Богом!

  Состав медленно тронулся вперед, майор бросил две гранаты и густо полил свинцом то место, где таился пулеметчик. Но пулемет не умолкал. Пули стучали по корпусу паровоза, залетали в кабину, повизгивая, рикошетируя, и сержант вдруг схватился за плечо.

  - Задело!

  В это время кабина паровоза поравнялась с блиндажом пулеметчика, и Рябых здоровой рукой кинул "лимонку" чуть ли не в руки побелевшему вмиг солдату.

  - Держи свою смерть, фриц! - крикнул сержант, сплюнув чеку гранаты, которую выдернул зубами. Раздался взрыв, гулко отдавшийся в лабиринте подземных галерей.

  Вслед за взрывом майор Гром, подхватив два "шмайссера", спрыгнул с подножки и приземлился на крышу первого резервуара, в котором должен был находиться этиловый спирт. Рябых из кабины прикрывал командира. Под огнем противника Гром прикрутил проволокой пироксилиновую шашку к дренажной системе резервуара и от трофейной зажигалки поджег бикфордов шнур. Через десять секунд прогремел еще более мощный взрыв, дно резервуара дало трещину, через которую наружу хлынул поток спирта.

  - Отходим! - крикнул Гром сержанту, карабкаясь наверх по растяжкам стальной арматуры. Оглянувшись назад, он увидел, что творится внизу. Фашисты отступали перед лицом грозящей опасности. Все понимали, что русские вот-вот подожгут спирт, и тогда подземные галереи затопит море огня.

  В это время Рябых остановил паровоз в угольном тупике и спрыгнул с подножки, напоследок бросив в топку гранату. Грянул взрыв, кабина паровоза раздалась в стороны, давая выход огню и пару. Воспламенилась угольная пыль в отвалах, уже пропитавшаяся спиртом, следом вспыхнуло и загудело могучее пламя, сразу сделавшееся непреодолимой преградой между людьми.

  Рябых бежал медленно, припадая на левую ногу. Лицо и грудь его были в крови. Гром прикрывал его отход, сам медленно отступая к выходу. Но почти никто уже не стрелял в них. Немцы бросились тушить пожар. Была опасность, что сдетонируют три другие резервуара.

  Когда Гром наконец увидел вблизи лицо своего товарища, он понял, что сержанту совсем худо. Рябых был бледен и не мог больше идти. Ранен он был, по меньшей мере, раз пять. Гром поддерживал сержанта, но тому трудно было даже дышать. Выйдя на свежий воздух, Рябых остановился и прохрипел:

  - Как хочешь, Гром, не могу! Отдохну.... Сяду.

  Тут он и умер, так и не отдышавшись. Майор еще метнулся к Зуеву, лежавшему совсем близко. Хотел проверить, может жив. Но Зуев смотрел под потолок невидящим взглядом. Гром подобрал свой автомат, снял с убитого немца подсумок с магазинами для "шмайссера" и легко взбежал на пригорок. Отсюда - всего пять минут назад - они трое начали эту сумасшедшую операцию. Вон там, в кустах виднеются сапоги умело снятых часовых. За пять минут Гром потерял ещё двух человек. Сколько еще людей потеряет он на этой войне, сколько осталось жить самому?! Если бы знать.


  ***** ***** *****


  После трехкилометрового марш-броска отряд разделился на две группы. Маркин повел своих людей дальше, к переезду, а Кислов свернул в балку, откуда был выход прямо на вышку с пулеметным гнездом. Лугин и Полонский сбросили вещмешки, достали из них брикеты тротила, бухту огнепроводного шнура, коробку с детонаторами и занялись снаряжением зарядов.

  Кислов - со снайперской винтовкой в руках - прополз немного вперед, устроился поудобнее и осмотрелся на местности. В бинокль хорошо были видны и пулеметное гнездо на вышке, и двое часовых, стоящих на рельсах прямо под нею, и еще двое, метрах в пятистах справа. Вдоль полотна стояли телеграфные столбы. Как минимум, два из них необходимо было взорвать.

  Кислов перевел взгляд ниже, на минное поле. Земля здесь была перепахана и нашпигована минами. Вешки, обозначающие коридор в минном поле, были на месте.

  Бесшумно подползли Полонский и Лугин.

  - Готовы? - вполголоса спросил их Кислов.

  - Так точно, товарищ лейтенант, - за двоих ответил Полонский.

  - Вешки видите?

  - Видим, - кивнул Лугин.

  - Объясняю боевую задачу, - сказал Кислов. - Нужно взорвать полотно и два телеграфных столба слева и справа от вешек. К полотну бежать строго по этому коридору. А я вас прикрою.

  В это время вдали, за переездом, послышался паровозный гудок. Кислов взглянул на часы. Было ровно десять.

  - Пунктуальные, гады! - процедил сквозь зубы Полонский.

  Кислов молча передернул затвор винтовки.

  Паровоз с платформой прошел мимо балки и скрылся за стеной леса. Через минуту со стороны подземных складов раздались звуки боя: сухо затрещали автоматные очереди, а затем ахнул взрыв. Это группа Грома начала операцию.

  - Ну, Лугин, Полонский, рысью, вперед! - скомандовал Кислов.

  Подхватив автоматы и вещмешки, сержанты рванулись вперед. Кислов взял на прицел пулеметчика на вышке и первой же пулей сразил его наповал. Немудрено: еще до войны получил значок "ворошиловского стрелка".

  Два часовых заметили бегущих десантников и открыли по ним огонь из автоматов. Кислов одного за другим уложил эсэсовцев, а сам - с винтовкой и автоматом - побежал вслед за сержантами.

  Лугин и Полонский добежали до насыпи и упали на землю. С расстояния в полкилометра по ним вели огонь двое других патрульных. Огонь был неприцельный, но плотный: головы поднять было нельзя. Лугин оглянулся назад и увидел бегущего к ним лейтенанта. Кислов перемахнул через канаву, взбежал по насыпи, лег между рельсов и сразу открыл огонь по фашистам. Эсэсовцы залегли.

  Лугин понял, что настала пора им с Полянским поддержать лейтенанта огнем. Он жестом сообщил товарищу о своих намерениях и пополз вверх по насыпи. Полонский кивнул и, пригнувшись, побежал вперед, пользуясь тем, что лежащий противник его не видит.

  Лугин взобрался наверх, привалился боком к рельсу и, дав очередь из автомата, бросил взгляд на Кислова. Лейтенант был ранен и держался из последних сил. Перестрелка затянулась. Сцепив зубы, Лугин встал в полный рост и расстрелял весь магазин до последнего патрона. Враг затих. Довершила дело граната Полонского. Взрыв разметал тела немецких солдат в разные стороны.

  Лугин бросил к ногам ненужный теперь автомат и огляделся по сторонам. Вдали, у переезда, тоже кипел бой. Лугин только раз посмотрел в ту сторону, тяжело вздохнул и мысленно пожелал успеха товарищам.

  Кислов истекал кровью. Он был ранен в голову, в плечо и в живот. Лугин хотел сразу его перевязать, но Кислов сверкнул глазами и сказал:

  - Сначала взорвать! Перевяжешь потом...

  - Бикфордов шнур коротковат, - заметил Полонский, устанавливая под рельс тротиловую шашку.

  - Некогда переделывать, - ответил Лугин.

  - Можем не успеть вынести лейтенанта, - продолжал свое Полонский.

  - Успеем!

  Они заложили тротиловые шашки под рельсы и опоры телеграфных столбов, подожгли огнепроводные шнуры и на плащ-палатке понесли раненого через минное поле. Первый взрыв застал их на середине пути.

  - Быстрей! - скомандовал Лугин, и они едва не бегом ринулись к лесу.

  Еще три взрыва заставили их пригнуть головы, а следом стали рваться мины, на которые падали комья земли и осколки.

  С грехом пополам добрались до лесной балки, положили Кислова на землю. Лугин разорвал индпакет, хотел уже перевязывать, но Полонский остановил его жестом.

  - Уже не надо. Он умер.

  Лугин припал ухом к груди Кислова, несколько секунд прислушивался к пульсу, но его не было. Тогда он выпрямился и снял с головы пилотку.

  - Хоронить некогда. Завернем в плащ-палатку и закидаем валежником, - сказал он будто бы самому себе. - Прости нас, лейтенант Кислов. И спасибо за наши жизни...


  ***** ***** *****


  Когда группа Маркина добежала до переезда, далеко позади уже началась перестрелка. Группа с ходу вступила в бой, и сразу был ранен Маркин.

  Автоматчики засели в железнодорожной будке и оттуда вели по десантникам прицельный огонь. Сержант Арбатов одну за другой бросил в окно будки две "лимонки", но сам получил пулю в живот.

  Стрельба прекратилась. Припадая на раненую ногу, Маркин подошел к Арбатову, вынул из вещмешка индивидуальный пакет. Рядовой Коробко снарядил два детонатора и вопросительно посмотрел на командира.

  - Хватит и двух, - сказал Маркин. - Действуй!

  Коробко добежал до шлагбаума, заложил тротиловые шашки, установил на место детонаторы и вдруг замер на месте. Невдалеке послышалось натужное урчание мотора, и из леса к переезду выехал грузовик, битком набитый эсэсовцами.

  Коробко не успел поджечь огнепроводные шнуры. Первая же очередь сразила его наповал. Он обнял руками телеграфный столб и медленно опустился на землю.

   Маркин и Арбатов открыли огонь по грузовику. Обоим было понятно, что этот бой будет последним в их жизни. Оба знали, что враг должен как можно дороже заплатить за свою победу.

  - Прикрой! - крикнул Маркин Арбатову, а сам, хромая, побежал к шлагбауму. Пули свистели рядом, но ни одна его не задела. С трофейной зажигалкой в руке он грузно упал возле убитого Коробко и только и успел сделать, что поджег шнур. Сразу несколько пуль пробили его грудь, он откатился в сторону и затих.

  Глаза его были открыты, но он уже не видел, как рядом грохнул взрыв, и адская сила бросила телеграфный столб на кабину грузовика.

  Арбатов отстреливался до последнего патрона, а, когда надменные эсэсовцы обступили его со всех сторон, выдернул зубами чеку из гранаты и рассмеялся.


  17


  Гравилет висел высоко в небе. ОТТО сканировал отдельные участки лесного массива, выявляя подземные пустоты и скрытые массы. Вся информация выводилась на удобный дисплей возвращаемого модуля, в котором сейчас сидел Пауль Штурм.

  - Ну, как наша техника? - с улыбкой спросил его Алекс.

  - Ничего подобного я и вообразить себе не мог! - Пауль был восхищен увиденным. - Все так подробно, в цвете... Вот если бы еще под землю заглянуть!

  - За этим дело не станет, - пообещал ОТТО. - Сейчас я покажу вам картинку, на которой можно проследить все подземные горизонты вашего ЛАБИРИНТА.

  На экране появилась четкая схема с сетью радиальных коридоров, ведущих к шахтам. Это было похоже на зеленую паутинку по красному полю лесов.

  - Смотрите, я обнаружил четыре массивных объекта. Это, несомненно, ракеты. Две из них полностью укомплектованы и заправлены горючим, а две другие в стадии сборки.

  - Какие именно? - спросил Пауль.

  - Те, что на экране ниже, - подсказал ОТТО.

  - Невероятно! - восхитился Пауль. - Да если бы нам сейчас такую технику в руки, сколько людей можно было бы сберечь! Да разве мы отступали бы сейчас?!

  - Ах, как хорошо было бы дать воинам Александра Великого хотя бы по винтовке, - сказал Алекс. - Тогда, несомненно, весь мир оказался бы у ног данайцев.

  - Значит, вы проповедуете полное невмешательство в дела давно минувших дней?

  - Как первый в мире хронопилот официально это подтверждаю! Чего не могу сказать о наших безнравственных потомках. Тоже мне, творцы истории!

  - Меня все же волнует вопрос: как вы намереваетесь проникнуть внутрь главной штольни? - продолжал допытываться Пауль.

  - Я нашел слабое место этого Лабиринта, - подключился к разговору ОТТО. - Вот здесь, - смотрите на экран, - находится неприметный вентиляционный люк. Увидели? Через него я и намерен опустить Хельгу на нужный уровень.

  - Мы можем проделать это прямо сейчас? - спросил Пауль.

  - Да. И без лишнего шума, - ответил ОТТО. - Ты готова, милая подруга?

  Хельга пронзительно взглянула на своего господина и послушно встала со своего места. Она подошла к люку и проверила крепость троса, на котором совсем недавно спускалась во двор здания гестапо. Пауль напряженно следил за действиями биомашины. Его поразила нервозность искусственной женщины. Штурм не мог поверить, что роботы столь эмоциональны и ранимы. Почти как люди. Наконец он сказал:

  - Наверно, я не должен был просить вас о помощи. В конце концов, это наше время и наше дело. Нам его делать... Если бы я мог сам добраться до этого люка, я не стал бы и разговор заводить о таких пустяках. Тем более что дама ваша не готова прыгать. Да и грех это, заставлять женщину делать мужскую работу. Я лучше справлюсь! Опускайте меня!

  - Пойду я! - спокойно парировала Хельга. - Объясните четче, что надо сделать.

  - Здесь кругом мины, - пробовал сопротивляться Штурм. - В штольне совершенно темно. К тому же у вас нет опыта проведения подобных операций. Практики нет.

  - Хельга сделает все быстро и аккуратно, - вмешался Алекс. - К тому же ей не страшны пули, а в темноте она видит лучше кошки. Она справится лучше вас.

  - Ну, хорошо, - сдался Пауль. - Слушайте меня, Хельга! Штольня на пятнадцатиметровой глубине. Это бетонный коридор. По стене проложены кабели связи. Силовые кабели - в трубе на полу. Их можно не трогать.

  - Задача проще простого! - прервала его Хельга. Она достала трофейный "шмайссер", сунула в карман два запасных рожка и приказала. - Двигай вниз, ОТТО, и приготовься опустить меня!

  Гравилет стал быстро снижаться, у Пауля даже дух захватило, земля сразу придвинулась. Алекс смотрел в иллюминатор и не замечал, как напряжена Хельга. А та сейчас готова была растерзать кого угодно, так ей было тоскливо. Она проклинала своих создателей за то, что они вложили в нее так много чувств. Она питала нежную любовь к единственному в мире человеку - ее Алексу, но жизнь диктовала свои условия, и Хельге всегда приходилось считаться с мнением других людей, выполнять чужую волю и безропотно переносить присутствие посторонних. Как бы ей хотелось остаться навсегда наедине с любимым. Нет, слишком много любви вложила в нее щедрая рука творца!..

  Гравилет завис в двадцати метрах от земли над вершинами елей. Хельга скользнула вниз по буксировочному тросу и в мгновение ока очутилась на земле. Она стояла на бетонном кольце, забранном маскировочной решеткой. Снять решетку и спрыгнуть в люк оказалось делом нескольких секунд. Вентиляционный ход вел наклонно вниз, затем изгибался, превращаясь в колодец. Наконец ноги коснулись бетонного пола. Включилось инфракрасное зрение. Хельга огляделась и поняла, что находится в узком и прямом, как стрела, коридоре, слабо освещенном редкими лампами. Здесь вполне можно было обойтись обычным зрением.

  Хельга отпустила трос и, пригнувшись, пошла направо. Она отсчитала пятьдесят шагов, остановилась и сняла с плеча "шмайссер". Длинной очередью она перебила провода, уложенные рядами почти под потолком, и резко сорвала со стены весь их шлейф. Потом она вернулась в исходную точку и, стоя прямо под вентиляционным колодцем, повторила прежнюю процедуру, действуя автоматом, как скальпелем. Смотав паутину кабелей в удобную бухту и закинув ее себе на плечо, Хельга дала сигнал ОТТО, чтобы он вытаскивал ее.

  Трос тотчас натянулся и увлек Хельгу в вентиляционный колодец. Уже на выходе из колодца она вдруг почувствовала внезапную тяжесть, как будто кто-то держал ее за ноги. Наконец вентиляционный колодец остался позади, Хельга повисла в воздухе и с ужасом увидела, что внизу, схватив ее за ноги, повис огромный детина с выпученными глазами. Глаза его были, действительно, как у рака, да и руки больше напоминали клешни. В это время трос прекратил втягиваться в люк гравилета, на борту обнаружили присутствие врага. Хельга и ракообразный верзила повисли в воздухе совсем близко от земли. Хельга попыталась стряхнуть непрошенного гостя, но он держался очень крепко. Тогда она свободной рукой нащупала рукоятку автомата, изловчилась сдернуть его с плеча и в упор влепила наглецу очередь прямо в лоб. С удивлением она увидела, что это не произвело особенного впечатления на странного субъекта. И тут Хельга поняла, кто перед ней.

  Она поняла, и ей стало страшно. Она испугалась в первую очередь только за Алекса, который был не готов к встрече с мнеморгом. Она испугалась, что не выстоит против непобедимого врага, будет убита, а тогда погибнет и ее друг.

  Неизвестно, какой скрытый инстинкт руководил Хельгой в эту ужасную минуту, только она стала раскачиваться на тросе, стараясь дотянуться до стволов ближайших елей. Мнеморг по-прежнему висел, держась за ее щиколотки, и ничего не предпринимал, его мыслительный процесс, как всегда, невероятно затянулся. Об этом же говорила его нелепая самодовольная ухмылка.

  Хельга отбросила ставший ненужным автомат и из бухты рваного кабеля соорудила импровизированное лассо. Достаточно раскачавшись, она накинула петлю на шею мнеморга, а остаток кабеля зацепила за крепкий еловый сук. Хельга своими глазами видела, что пули, выпущенные из "шмайссера", прошли сквозь голову монстра, как сквозь кусок масла, не оставив даже следа на противном лице. Если так же пройдет и веревка, подумала она, то...

  Петля натянулась и сдавила горло мнеморга. Движение троса замедлилось, но в это время голова монстра отделилась от туловища и полетела вниз, прямо на мины. Правда, взрыва не прозвучало, но и без того Хельга вздохнула свободнее. Обезглавленный мнеморг ослабил хватку, и она без труда освободила свои ноги. Тело врага отлетело на несколько метров, на этот раз прогремел мощный взрыв. Хельга почувствовала, как ее тело пронзили два горячих осколка. Она скривилась. "Это будет очень некрасиво, подумала она, - на теле женщины не должно быть никаких шрамов".

  Буксировочный трос опять пришел в движение. Скоро Хельга была уже в гравилете и, устало улыбаясь, рассказывала о своих злоключениях.

  - Ты видел его, Алекс? - спросила она.

  - Да. Очень неприятный тип. Почему он так долго держался?

  - Это мнеморг, Алекс, и я думала, что не справлюсь с ним. Он едва не оторвал мне ноги. Сила потрясающая, но в ущерб разуму. Лучшее оружие против них - хитрость.

  - Позволь, но откуда он взялся? - не унимался хронопилот.

  - Ну не все ли равно? Видимо, вышел из своего "окна" прямо под землей.

  - Этак, он может оказаться и у нас на борту! - ахнул ОТТО.

  - Типун тебе на язык, ОТТО! - огрызнулась Хельга. - Я не хочу больше встречаться с этим типом.

  - Ты думаешь, что убила его? - размышляя о чем-то, спросил Алекс.

  - Нет, не уверена. Майкл Лозовски предупредил, что эти роботы неуничтожимы обычным видом оружия. Против них надо использовать либо гравиружье, либо плазменный излучатель.

  - Значит, против этого гада мы безоружны? - поинтересовался Пауль.

  - Значит, так.

  - ОТТО, давай ходу отсюда! - распорядился Алекс.

  - И все же хорошо, что я с ним встретилась, - подумав, сказала Хельга. - Чтобы победить врага, его следует сначала хорошенько изучить. Будем считать, что знакомство состоялось. - Она помолчала, а потом спросила Пауля. - Как вы считаете, я неплохо справилась с этим заданием?

  - Отлично! Такую бухту кабеля я бы, наверное, и не поднял, да и с мнеморгом,.. - он помялся. - От меня бы, наверно, мокрое место осталось.

  - Я сняла пятьдесят метров кабеля. Этого достаточно?

  - Вполне. Огромное вам спасибо, вы настоящий друг!

  - К сожалению, я только робот, хоть и максимально человекоподобный. Я выполняю приказы своего господина и получаю от этого удовольствие. Для меня это творческий процесс. - Она обратилась к Алексу: - Милый, надеюсь, что мы помогли твоим друзьям и теперь можем заняться своими делами? Не пора ли возвращаться домой?

  - Я думал об этом, Хельга, - ответил Алекс. - Пожалуй, пора попробовать еще раз запустить программу возвращения. Возможно, за истекшие сутки изменились параметры хронополя.

  - Если вас не затруднит, высадите меня как можно ближе к железной дороге, - попросил Пауль.


  18


  - Ну, что там у вас, Краузе? - недовольно кричал в трубку Моллер.

  - Штандартенфюрер! Группа диверсантов сожгла резервуар с горючим. Пожар удалось ликвидировать прежде, чем огонь добрался до сборочных цехов. Потери минимальны.

  - Сколько убитых? - кусая губы, поинтересовался Моллер.

  - С нашей стороны двенадцать.

  - А у русских?

  - Двое. Одному удалось бежать.

  - Так их было всего трое?!

  - Да, штандартенфюрер, но это еще не все. Одновременно другие две группы диверсантов нарушили линию связи с Центром.

  - Это я знаю и без вас: мой телефон молчит. Скажите лучше, когда вы все исправите?

  - Не позднее завтрашнего вечера.

  - Связисты и железнодорожники на месте?

  - Так точно. Уже приступили к работе.

  - Постарайтесь дать связь поскорее, передайте это Ринку... Так сколько всего уничтожено русских?

  - Шесть человек. Их осталось немного.

  - Сколько?

  - Человек пять, не больше.

  - Увы, пять человек русских - это реальная сила в условиях лесов. Им есть, где скрыться... Ладно, информируйте меня, если что-то еще случится.

  Когда Моллер повесил трубку, в его кабинет вошел гауптштурмфюрер Клох. Он выглядел плохо. Мундир, изрядно пропыленный в дороге, был помят и испачкан. Клох доложил:

  - Штандартенфюрер! Клюге убит. Пленному Химмелю удалось скрыться. Видимо, его отбили русские, как это и предполагал Ренке.

  - Да ну и черт с ним, с этим Химмелем! Кто он такой, собственно, чтобы из-за него ломать голову! Разве только Ренке плетет какую-то интригу?! - Моллер вспомнил, что совсем недавно ему доложили о странном исчезновении Ренке, и потер переносицу. - Чушь собачья! Ладно, Клох, отдыхайте пока.

  Не успел еще Моллер переварить новость о гибели Клюге, как в кабинет ввалился оберлейтенант Дитрих. Он был так чем-то напуган, что забыл о служебной субординации.

  - Только что доложили: обрыв линии управления!

  - Где? Каким образом? - нервозность подчиненного мгновенно передалась и Моллеру.

  - На центральном участке. Диверсант проник через вентиляционный люк и вырезал пятьдесят метров кабелей.

  - Как ему это удалось? Там же кругом мины!

  - Не могу знать, но факт остается фактом.

  - Вы приняли какие-то меры?

  - Ремонтом электропроводки уже занимаются. Но работы слишком много. Боюсь, что мы...

  - В каком состоянии резервная линия?

  - Она в порядке. Видимо, о ее существовании врагу ничего не известно.

  - Поразительно, что столько неприятностей нам доставила горстка русских шпионов! Идите, Дитрих, если у вас все, - Моллер проводил оберлейтенанта до двери и вышел с ним в приемную.

  Эльза, находившаяся на своем месте, поймала его быстрый оценивающий взгляд. Ей показалось, что Моллер смотрит с подозрением.

  - Эльза, - начал Моллер, когда дверь за Дитрихом закрылась, и шаги его стихли вдали. - Эльза! Скажите прямо, давно вы работаете на русских?

  - Что за шутки? - непонимающе улыбнулась Эльза. - Я знаю, вы склонны подозревать всех и каждого, но не думала, что это относится и ко мне.

  - Знаете, Эльза, в связи с некоторыми событиями...

  - Знаю. Этот предатель Штурм оказывал мне знаки внимания, и потому вы решили, что я его сообщница. Прекрасно, прикажите меня расстрелять или повесить, что вам больше по вкусу. Не тяните время, если не доверяете мне.

  - Видите ли, Эльза... Если бы я не любил вас достаточно сильно, наверное, я именно так бы и поступил... Но я глупо влюблен в вас, а между тем события принимают угрожающий характер... Если что-то случится с ПОЛИГОНОМ, мне придется пустить себе пулю в лоб.

  Эльза вышла из-за стола и подошла к Моллеру. Наступила минута, когда она, как женщина, должна была успокоить и приласкать этого инфантильного субъекта, еще раз доказать ему свою привязанность и любовь. Эту комедию Эльза-Марина с успехом разыгрывала долгих пять лет.

  - Успокойтесь, штандартенфюрер! - пропела она. - Все образуется. Русские будут схвачены, или убиты, а этого Штурма вы лично привяжете к "Фау" и выстрелите, пусть летит хоть на Луну!

  Моллер криво улыбнулся и сказал:

  - Знаете, Эльза... Клюге, мир праху его, наговорил мне о вас таких гадостей, что я имел глупость ему поверить. Теперь же я вижу, что вы - мой единственный друг! Вы не сердитесь на меня?

  - Я думаю, вы постараетесь скоро загладить свою вину, - проворковала Эльза. - Лишь бы поскорее разделаться с русскими!

  В это время в приемную вошел высокий нескладный танкист, и Эльза отстранилась от Моллера.

  - Разрешите доложить, штурмфюрер Ланге по вашему приказанию прибыл!

  - Где вы застряли, Ланге? - раздраженно спросил Моллер.

  - По пути был обстрелян командирской "Пантерой". Я не могу поверить, что мой командир, гауптштурмфюрер Штурм - изменник.

  - Он не изменник, Ланге. Он русский агент.


  19


  Медленно приближалась ночь. А пока в сумерках усталые проголодавшиеся парашютисты собирали дрова для костра. Вокруг круглой полянки шумели корабельные сосны, шуршал подлесок. К ночи посвежело, поднялся ветер. Захотелось погреться у костра, вскипятить чайку.

  - А это не опасно? - спросил Алекс. - Нас могут обнаружить.

  - Глушь, - одним словом объяснил майор Гром. - Да и немцы тоже люди, спать им не меньше нашего хочется. Не волнуйтесь, товарищ из будущего!

  - Завтра день будет ненастный, - вздохнув, сказал Лугин. - До чего неохота в пасмурный день умирать! Да и в солнечный тоже как-то не хочется.

  - С чего это ты решил, что день ненастный? - спросил Полонский.

  - Примета такая: если солнце на закате красное, то день, стало быть, будет какой? Правильно... Вот нам с тобой, можно сказать, повезло, Збышек! Мы с тобой до сих пор среди живых, а товарищ Кислов в той балке остался!

  Запылал костер. В котелке, подвешенном над огнем, забулькала вода. В кронах сосен зажигались огоньки звезд. Полонский поднял голову к небу и кивком указал товарищам на яркую голубую звезду почти в зените.

  - То Вега, моя кохана, - объяснил он. - Я ведь до войны был астрономом, следил за метеорными потоками, искал новые звезды...

  - Что-то вы приуныли, друзья! - недовольно пробасил Гром. - Какое впечатление о нас сложится у гостя из будущего?

  - Об этом не беспокойтесь, - сказал Алекс. - Я видел вас в бою, я знаю, во имя чего вы идете на лишения и смерть. И я восхищаюсь вашим мужеством!

  - Восхищаться потом будем, когда задание выполним, - проворчал Штурм, обращаясь к майору. - Давай, Гром, лучше о завтрашней операции поговорим. Я имею в виду, что не помешало бы захватить столичного курьера.

  - Так ли это важно сейчас? - усомнился Гром.

  - В пакете может быть письмо, подписанное Гиммлером. Представь, какой важности это документ!

  - Представляю. Ты уже сейчас хочешь привлечь рейхсфюрера к уголовной ответственности. Хотя бы заочно!

  - Чего смеешься?! Да, я верю, что мы победим, и рано или поздно все фашистские преступники предстанут перед судом истории. Разве не так было на самом деле, скажи, Алекс!

  - Да. В 1945 году был Нюрнбергский процесс, - подтвердил хронопилот. - На нем, действительно, судили всех нацистских преступников. Ну, или почти всех.

  - Ну и что с того, что был? - не унимался Гром. - Как ты передашь этот пакет в надежные руки? Кто из нас дойдет живым хотя бы до передовой?

  - Все равно, добыть такой документ дорогого стоит, - стоял на своем Пауль. - Правда, если бы у меня сейчас танк был...

  - Твой антифашист где-то заплутал, - рассмеялся Гром. - Или передумал и вернулся к своим.

  - Даже если так, все равно он много для нас сделал.

  - А я ничего не говорю, спасибо парню, вовремя нас вытащил, - майор задумался и со вздохом произнес. - А по сути дела мы ровно ничего не добились. Ну, нашумели, ну, рванули там и тут. Это же слезы. Завтра отремонтируют, и можно все заново начинать.... А людей почти всех положили. Что мы теперь можем, разве что пакет у курьера отнять?!

  - Ладно, не юродствуй! - огрызнулся Штурм.

  В это время в кустах что-то зашуршало, десантники схватились за автоматы. На поляну вышел молодой мужчина, одетый весьма странно. На нем были только красно-коричневые плавки. Вдобавок он был весь мокрый с головы до пят, будто только что вынырнул из воды. В руке гостя поблескивал небольшой параллелепипед с множеством разноцветных кнопок. И больше ничего. Даже ноги его были босы. Десантники успокоились, но продолжали удивленно таращиться на странного субъекта. Один только Алекс не удивился появлению вновь прибывшего. В черных глазах гипнотизера он прочел живейшее участие близкого друга. К тому же парень чем-то был похож на доктора Хорна.

  - Я - Майкл Лозовски, здравствуйте! - представился незнакомец. - Извините, что я в таком виде, но я всего на минуту, мне необходимо переговорить с вами, Алекс, за мной слежка, и поэтому я тороплюсь. Вы пробовали еще раз вернуться с помощью вашей машины?

  - Пробовал. Не получается. Какая-то аномалия времени. Тупик.

  - Может быть, и тупик, но только не для меня. Я свободно перемещаюсь в обоих направлениях: и вперед по вектору времени, и назад. Думаю, что мог бы переправить и вас. Только одного... Я говорил с Хельгой и ОТТО. Теперь говорю лично с вами. Вам угрожает серьезная опасность! Вы еще не видели мнеморга?

  - Видел. Да вы присаживайтесь к огню, а то совсем замерзнете.

  - Спасибо, у вас тут, правда, очень холодно. А я прямо из моря. Из Карибского.

  - Как там у вас, в будущем, хорошо, должно быть, а? - спросил вдруг Лугин.

  - Неплохо, - холодно ответил Майкл. - Зато у вас все намного проще... Алекс, так что вы решили?

  - Вы очень хотите мне помочь?

  - Если честно, то я поклялся, что вытащу вас отсюда и сумею защитить в Будущем. Поклялся памятью близкого мне человека, а это, поверьте, для меня многое значит!

  - Все же дайте мне время подумать.

  - Странный вы человек! Ну, ладно, думайте. Попробую навестить вас завтра. А где, кстати, ваш гравилет?

  - Здесь недалеко, на соседней поляне. Хельга не захотела идти со мной сюда. Почти как живая - ревнует!

  - Неужели вас только она удерживает? Это же машина. Закажете себе копию, когда вернетесь домой.

  - Нет, вам не понять... Она единственная в своем роде. Может, это и глупо, но я действительно ее люблю...

  - Возьмите с собой ее ментакарту, а подобного робота я вам подберу.

  - Я могу взять мнемокристалл с памятью ОТТО, и этого будет довольно. Но ментакарта Хельги не содержит главного, что есть в ней. Ее души!

  Майкл пожал плечами и отодвинулся от хронопилота.

  - Что?! Подумали, я не в своем уме? - заулыбался Алекс. - В своем! Только мы с вами очень несхожие люди. И воспитаны мы по-разному. У меня, видимо, устаревшая система ценностей... А вы, кстати, очень похожи на доктора Хорна.

  - Я его дальний, очень дальний родственник: пра-пра-пра и пра... Ну, ладно, не удалось сегодня мне вас уговорить, попытаюсь еще завтра.

  С этими словами Майкл нажал кнопку на своем приборе перемещений, вскочил и, шагнув в костер, растворился в пламени.

  - Однако, ловок! - похвалил Полонский.

  - Но уж больно высокомерный! - рассудил Лугин.

  - Ну, вы, кумушки! - недовольно сказал Гром. - Ишь, раскудахтались!

  - Как хочешь, Збышек, а не верится мне, что он из будущего! - не унимался Лугин. - Умом понять могу, а сердцем - ну никак! Обычный с виду человек...

  - А тебе надо, чтоб на монстра был похож, на упыря какого-нибудь?! - прицепился Полонский. - Я думаю, и через тысячу лет будут люди как люди. Как мы с тобой.

  - И что это он так открыто нам показался? А если я после войны начну всем рассказывать, что встречался с человеком из будущего?!

  - В лучшем случае не поверят, в худшем - в дурдом упекут.

  - А может, потому он показался, что завтра из нас никого уже не будет в живых. И не придется никому ничего рассказывать.

  - Вроде, веселый ты человек, Лугин, а сегодня твою шарманку слушать противно, - сказал Гром. - Поменяй пластинку.



  ХРОНОРАЗВЕДКА.

   25 сентября 2141 года_____________________________________________________

  - Друзья! Сограждане и сподвижники! Открывая эту пресс-конференцию, я в первую очередь хочу почтить память вдохновителя и организатора Хроноразведки генерала Бартона, злодейски убитого три дня назад. Убийца до сих пор неизвестен, полиция его ищет, но мы, я думаю, не будем вдаваться в тонкости детективного толка... К средствам массовой информации меня заставило обратиться, если хотите, предвидение необратимых процессов как в руководстве Хроноразведки, так и в самой науке о передвижениях во Времени. Со дня основания нашей службы Хроноразведкой руководил генерал Бартон. Я был и остаюсь его заместителем и главным научным консультантом. После смерти генерала я автоматически продолжаю выполнять функции администратора - его функции. Но вместе с тем, пользуясь моим нынешним положением, я хочу во всеуслышание заявить о том, что не все и не всегда было гладко в Хроноразведке. И я впервые хочу заявить, что мы решились на пробный запуск Хронолета с человеком на борту, еще не имея достаточного теоретического обоснования возможности и безопасности полетов в прошлое. Это было рискованно - посылать в прошлое человека. Но мы решились... А теперь я решусь сказать то, ради чего, собственно, и собрал вас здесь... Я не уверен, что Алексу Химмелю, нашему пилоту, удастся вернуться обратно...

  В зале поднялся шум. Хорн поднятием правой руки попросил тишины.

  - Я же только начал объяснение. Прошу вас не так явно выказывать свое недовольство. Поменьше нервов и побольше здравого смысла! Я продолжу с вашего позволения.

  - Разрешите вопрос?! Почему именно сейчас вы рассказали нам обо всем? Или во всем виноват генерал Бартон?

  - Нет, Боже упаси меня валить всю вину на покойного! В первую очередь и главным образом виноват я. Только я! Оправдания себе не ищу, единственно хочу сказать, что мною всегда двигала неистребимая жажда познания... Мой друг Алекс Химмель поверил мне и не побоялся лететь. Он знал, что рискует. Он был романтиком и неисправимым идеалистом.

  - Вы говорите о Химмеле в прошедшем времени. Что побудило вас сомневаться в благополучном завершении эксперимента, если два хрономаяка найдены?

  - Да, маяки найдены, но это говорит только о том, что Алекс благополучно попал в прошлое, вернуться из которого ему не дадут... очень веские обстоятельства... Видите ли, сейчас некоторые теоретические положения хронофизики предстают перед нами в новом свете. Я не буду вдаваться в подробности. Скажу только, что малейшие возмущения хронополя приводят к созданию тупиковых ответвлений пространства-времени. В один из таких тупиков, по-видимому, и попал Химмель. Выбраться оттуда с помощью нашей примитивной техники не представляется возможным.

  - Совсем недавно мы слышали от вас противоположное суждение. Вы так расхваливали ваш Хронолет, ваш возвращаемый модуль...

  - Что поделаешь, наш Корабль, в который мы вложили столько сил, столько души...

  - Столько денег! - прозвучал голос с места.

  - Да, и столько денег, - согласился Хорн. - Наш Корабль безнадежно устарел и технически, и морально. Устарел преждевременно.

  - А нельзя ли вернуть Корабль, пока не поздно? Послать радиоимпульс Киберу?!

  - Увы, вчера Корабль исчез в надпространстве. Связи с ним больше нет. Остается надежда на то, что Химмель сам найдет способ вернуться, если не помешают... силы самой природы.

  - Значит, запасного варианта возвращения не существовало изначально?

  - Вы правы, так оно и было.

  И опять в зале поднялась буря негодования. Кое-как удалось восстановить тишину. Со своего места поднялся грузный седой репортер.

  - Какое же вы имеете право исполнять обязанности генерала Бартона?

  - Я подскажу вам еще пару вопросов. Какое вообще имеет право на существование сама Хроноразведка? Не пора ли пересмотреть ее тактику и стратегию? Но всего лучше, я думаю, ее распустить. И я с высоты своего сегодняшнего положения хочу объявить полное банкротство идей Хроноразведки, полный провал нашей экспансии в прошлое... Вдобавок хочу предостеречь от повторения в будущем безответственных экспериментов со Временем.

  Ведь, в принципе, мы до сих пор не знаем, что такое Время. И, слава Богу, что оно оказалось столь гибким и щедрым, что не стерло нашу с вами реальность, не загнало в тупик, не скрутило в силовой кокон...

  - Вы объявили и о поражении новой науки - хронофизики?

  - Нет, позвольте! Я объявил о провале только практической хронофизики, конкретно о провале нашего Проекта, а это только видимая часть айсберга. К тому же я не считаю поражение окончательным. Придут новые люди, новые идеи... Наш Проект, баснословно дорогой, оказался пустышкой, но я верю, что настанет эра свободных перемещений человека в Прошлое и Будущее без каких-либо ограничений. Лишь бы создать для этого необходимые, в том числе и общественно-политические, предпосылки.

  - Касаясь политики, хочу вас спросить, господин Хорн, почему вы замалчиваете обстоятельства гибели генерала и покушения на вас лично?

  - Я уже выступал по этому поводу и не хотел бы повторяться. Но раз вы настаиваете, скажу только, что мое сегодняшнее заявление никак не связано с покушением и убийством. Это политические дрязги, а я далек от политики. Объяснять же мотивы, двигавшие преступником, я не берусь. Тем более, тема эта мне неприятна.

  - Чем теперь будете заниматься лично вы?

  - Как говорится, король умер - да здравствует король! Хроноразведка умерла, но я надеюсь продолжить теоретические исследования в частном порядке насколько позволит здоровье и... само Время. Я верю в плодотворность подобных исследований! Пока же практическое воплощение моих идей считаю преждевременным и очень опасным для нашей действительности. Еще раз во всеуслышание заявляю, что распускаю службу Хроноразведки и ухожу в отставку. Трагедия Алекса Химмеля не должна повториться!



  ССВ

  3 октября 2262 года_______________________________________________________

  - Присаживайтесь, Этьен! - любезно пригласил Лекока Петреску. Сегодня шеф Службы Безопасности выглядел намного увереннее, чем вчера. Лицо Иона вновь было ухоженным, лакированные волосы блестели, губы то и дело раздвигались в плотоядной усмешке. Для выступления по "имвижн" он оделся в белоснежную тогу Слуг Справедливости. - Сегодня новости иные! Умонастроения Хозяина благоприятствуют нам! К тому же отрадная весть от Хорна: он пошел на уступки и произнес обличительную речь. Можно оставить его в покое. Хотя бы пока. Ну, а ты чем порадуешь, Этьен?

  Лекок не разделял радости патрона. Дик Секонд задержался в прошлом, а это означало, что он либо не нашел Химмеля, либо оказался неспособен его уничтожить. Лекок приказал своим людям тщательно следить за Майклом Лозовски, куда бы тот ни отправился. Его агенты гонялись за экспертом по всему свету, нигде не выпуская его из вида, а Лекок начал нервничать, силясь понять, какую игру ведет против него Майкл. Сидя в уютном кресле напротив Петреску, профессор подумал, что было бы намного разумнее просто убрать Лозовски, чтобы хотя бы не беспокоиться за свои тылы.

  - Порадовать тебя пока нечем, - сухо ответил Лекок. - Дикки работает, ищет Химмеля, но пока...

  - Слушай, Этьен! - перебил его Петреску. - А не бросить ли нам всю эту грязную возню? Не отозвать ли нам твоего Дика?

  - То есть как?! - изумился Лекок.

  - Понимаешь, это все несерьезно: погони, убийства... Ведь, по сути, мы сами творим историю, заново переписывая неугодный нам сценарий. Мы вольны как угодно трактовать творческую концепцию автора... Послушай, что по этому поводу думает Хозяин.

  "Борьба за изменение исторической реальности есть борьба политическая. Мы должны стремиться к концентрации власти, сращиванию ее с технократическим капиталом и сосредоточению ее в руках чрезвычайно волевого человека. Это подразумевает полное подчинение слабого сильному вплоть до подчинения общечеловеческого творческого потенциала воле Властелина Миров. На данном этапе нам на руку усиление и возвышение Германии середины двадцатого века, превращение ее в мирового гегемона. Этого можно добиться, только форсируя проект "Фау". Несколько ядерных взрывов покажут всему миру превосходство германской военной индустрии".

  - Ты что-то хочешь сказать? - спросил Петреску, заметив смятение Лекока.

  - Ну, разве что шепотом, - ответил Этьен.

  - Не бойся, здесь нет аппаратуры, говори смело. Ну!

  - Ион, только между нами! У меня такое впечатление, что умонастроения Хозяина исходят не от одного и того же человека.

  - Да, Этьен, этого можно было и не говорить.

  Молчание затянулось на минуту. Лекок прятал глаза. Петреску сверлил взглядом подчиненного.

  - Не совсем понимаю, Ион, что ты имел в виду, когда советовал мне отозвать Дика? - наконец спросил Лекок.

  - Просто события в прошлом складываются таким образом, что к исходу следующих суток город Брянск, а точнее Брянский ПОЛИГОН, будет подвергнут ядерной бомбардировке. Ваш Химмель обратится в пар. Так ради чего жертвовать мнеморгом?

  - Откуда это стало известно?

  - О, Этьен, ты меня удивляешь! Это же тщательно спланированная акция. Нас с тобой просто информировали с запозданием.

  - Понял, это упрощает. Но у меня сейчас нет связи с мнеморгом, отозвать я его не могу при всем желании.

  - Ну и черт с ним, пусть пропадает, раз такой нерасторопный! - рассмеялся Петреску. - Давай лучше выпьем чего-нибудь тонизирующего, а, Этьен?.. Зубейда! Принеси две висколы!

  После бокала освежающего напитка Лекок решился заговорить о наболевшем.

  - Видишь ли, Ион... Мне стал слишком мешать один человек, ты знаешь, кто... Надоело жить в постоянном ожидании какой-нибудь пакости от него. Короче, я хотел бы провести его через твое ведомство как идеологического врага.

  - Лозовски? - сразу посерьезнев, спросил Петреску. Лекок кивнул. - Извини, дружище, но Лозовски мы пока трогать не будем. И это, кстати, не мое мнение.

  - Ну, что поделаешь, - с глупой улыбкой произнес Лекок. Это был первый случай, когда ему отказали напрямую, без отговорок. - У Хозяина есть какие-то виды на него?

  Вместо ответа Петреску выразительно повел бровями.


  ***** ***** *****


  Агенты Лекока были повсюду. Майкл нервничал, пытаясь претворить в жизнь свое клятвенное обещание спасти Алекса. Он колесил по всей планете, пытаясь оторваться от вездесущего "хвоста", но все было тщетно. Тогда Лозовски просто сбежал в прошлое, думая сбить агентов со следа, но и у берегов Нила в Нижнем царстве, и у подножия Фудзи в самурайской Японии его поджидали люди ССВ и СБ. Только в Древнем Риме во времена Тарквиния Гордого Майклу удалось пустить ищеек Лекока по ложному следу, а самому благополучно вернуться в Рим 2262 года.

  Свобода передвижения была сейчас особенно необходима. Майкл все еще лелеял мечту о мести, но мстить лично он не имел возможности. Нанять наемника не позволяли скудные средства. Майкл помнил, что Линда пришла к нему почти что с улицы. Долгое время она состояла в крайне правой террористической организации, а после ее разгрома чудом избежала казни и существовала подобно уличной бродяжке до тех пор, пока ее случайно не увидел Майкл. Он позаботился о ней, нашел жилье, а позже предложил работать в лаборатории ССВ. Она часто и помногу рассказывала ему, как ей было хорошо в "Банде Джетса", где все ее уважали и никто не приставал, где ее опекал сам старина Джетс - могучий сорокалетний кикбоксер с философским взглядом на жизнь. Она говорила, что Сэм Джетс - борец за свободу и счастье - был ей вместо отца. Она очень хорошо отзывалась о нем и радовалась, когда узнала, что он жив и продолжает борьбу.

  "Вот кто поможет мне отомстить за Линду, - подумал Майкл. - Если только он еще помнит смешную малышку с умными глазами".

  Думая о том, как найти Джетса, Майкл вдруг вспомнил о Мэттью, бородатом прыщавом юнце, о котором слышал от Линды только хорошее. Мэттью, рассудил Майкл, наверняка тоже в банде и, пользуясь правом легального проживания, скорее всего, играет роль связующего звена между подпольем и внешним миром. К нему Майкл и направился сразу, как только убедился в отсутствии слежки.

  Мэттью жил в трущобах, в многоквартирном высотном доме довоенной постройки. Дом находился в аварийном состоянии, но таким, как Мэттью, на это было наплевать. Майкл не знал квартирного кода для "бломпа", поэтому ему пришлось подниматься на двадцатый этаж пешком. Лифт в доме был обесточен лет тридцать назад. На лестнице мерзко воняло, в грудах мусора копошились крысы-мутанты, с потолков капала какая-то гадость. Но вот, наконец, и дверь, из-за которой доносились звуки музыки ретро. Майкл постучал. Никакого ответа. Тогда он повернулся и начал бить в дверь каблуком. Дверь неожиданно открылась.

  - Что вам угодно? - вежливо, но холодно спросил высокий длинноволосый парень в черных очках. Щеки его были покрыты язвочками, и, видимо, из-за этого парень отрастил жидкую бородку.

  - Вы Мэттью? - спросил Майкл. - Мне надо с вами поговорить. Я друг Линды.

  - Проходите! - голос парня сразу потеплел.

  Дверь закрылась, и Мэттью повел Майкла в свои апартаменты. В комнате было сумрачно: разбитое окно занавешено простыней, о которую, видно, не раз вытирали ноги. На полу валялась грязная циновка, в углу стоял таз с водой, и лежала груда дурно пахнущего белья. Единственной ценностью в этой комнате был мнемокристаллический проигрыватель, который Мэттью сразу же выключил.

  - Извините, что вы только что слушали? - спросил Майкл, не зная, с чего начать разговор.

  - Это Бах. Запрещенная музыка. Говорите, зачем пришли. У Линды неприятности? Она была у меня вчера, просила гравиружье... Ведь вы Майкл, ее друг?! - вдруг засомневался Мэттью.

  - Да, я Майкл Лозовски. Так это вы дали ей гравиружье?

  - Она сказала, что у нее проблемы. Я предложил свою помощь, но она отказалась. Какие у нее проблемы, вы в курсе? Может, ее надо выручать?

  - Нет, уже поздно. Она погибла вчера. Ее убрали по указке СБ.

  - Убрали? - переспросил парень и медленно опустился на пол.

  - Я пришел, - заторопился вдруг Майкл. - Я хотел, чтобы вы свели меня с Джетсом, я знаю, что он хорошо относился к Линде, был ей вроде опекуна...

  - Извини, я не понимаю, о чем речь, - парень нахохлился, поглядел исподлобья, будто только сейчас заметил Майкла. - Я не знаю никакого Джетса, и никакого опекуна у Линды никогда не было!

  - Ты что, боишься меня? - впервые за все время улыбнулся Майкл. - Ты думаешь, я шпион?

  - Ничего такого я не думаю, просто я не знаком с этим Джетсом, и ничем помочь тебе не могу! - отрезал Мэттью.

  Майкл пожал плечами и повернулся к выходу. - Постой! - остановил его Мэттью. - Скажи, ты не врешь? Линда убита?

  - Ты можешь проститься с ней. Она в элитном морге. Дать тебе его код?

  - Да, напиши вот здесь! - Мэттью протянул Лозовски электронную книжку.

  - Если увидишь Джетса, - Майкл пристально посмотрел на Мэттью, - передай ему, что Линда убита по приказу Лекока, шефа ССВ. Меня в ближайшее время тоже могут убрать, но это уже не столь важно. Прощай!

  - Постой! - послышался властный голос из соседней комнаты, и из нее навстречу Майклу вышел плотный коренастый мужчина с наголо обритой головой.

  - Зачем ты вышел, Сэм?! - крикнул Мэттью. - Ведь он уже почти ушел.

  - Ничего, парень, все равно тебе здесь оставаться дольше нельзя, сегодня исчезнем вместе, - сказал крепыш и, повернувшись к Майклу, представился. - Я Сэм Джетс. Я слышал ваш разговор. Как случилось, что Линда погибла?

  Когда Майкл закончил рассказ, Джетс покачал головой и вздохнул.

  - Глупая милая девочка! Я знал ее целых пять лет, называл своей дочерью. Я не хотел, чтобы она была в организации, я не хотел, чтобы она участвовала в политической борьбе. Я дал ей образование, легализовал, но после очередного разгрома организации потерял ее из виду. Почти два года я не видел ее... Зачем ты дал ей гравиружье? - это относилось уже к Мэттью.

  - Она очень просила, я думал, что все обойдется...

  - Ты говоришь, она в элитном морге? - переспросил Сэм Майкла. Тот кивнул. - Вот что! Надо забрать ее оттуда! Мы похороним ее по нашим законам!

  - Да, так будет лучше! - воодушевился Мэттью.

  Лозовски пожал плечами. Но его никто и не спрашивал.

  - Наша организация в глубоком подполье, - сказал Сэм Майклу. - До нас непросто добраться. Мы скрываемся в глубинах времен. И тебе лучше не знать туда дороги. Но ты должен участвовать в церемонии погребения. Мэттью, возьми этого парня с собой, а я вернусь чуть позже. У меня еще здесь дела...



  ОБИТЕЛЬ ИЗГОЕВ

  5215 год до н.э.____________________________________________________________

  Мэттью и Майкл унеслись в необозримо далекое прошлое. Когда Майкл огляделся по сторонам, у него захватило дух. Они стояли у подножия древнего индийского храма. Судя по разрушениям, он был давно уже в запустении. Вокруг шумели джунгли, наступая на поляну, на которой гордо возвышался храм. Приглядевшись, Майкл понял, что он обитаем. Здесь жили люди, которым по той или иной причине пришлось покинуть свое время. Это была обитель изгоев. Неподалеку плескала вода, и Майкл предположил, что храм расположен на берегу Ганга. Так оно и оказалось на самом деле.

  - В мир еще не пришел Будда. Нас тут никто не найдет! - расхвастался Мэттью. - Да и тебе без нашего ведома ни за что не вернуться обратно!

  - Ты видишь во мне врага. Как доказать тебе обратное?

  - Не надо ничего доказывать. Джетс сам решит, отпустить тебя отсюда или нет.

  - От Линды я слышал о тебе только хорошее. Неужели она заблуждалась?

  - Нет, я, и в самом деле, неплохой парень. Правда, очень осторожный. Наверное, потому и живой до сих пор. Будь я на месте Джетса, ни за что бы не показался тебе.

  - Неужели ты от каждого ждешь подвоха?

  - Не от каждого. Есть люди, которым я верю без оглядки. Это хотя бы Сэм. Но и обжигался я в жизни - будь здоров... Идем, покажу тебе место, где можно отдохнуть и немного поесть.

  По ступеням древнего храма они вошли в полутемный зал, где находилось много разноязыких людей, где горели свечи, и звучала забытая музыка. Какая-то девушка поманила Мэттью пальцем, и он, расплывшись в улыбке, повел Майкла к ней. Усадив гостя на рваный ковер, расстеленный на полу, Мэттью протянул ему гроздь спелых бананов.

  - Попробуй. Уверен, тебе понравится, - Мэттью показал, что нужно делать со спелым бананом.

  - О-о-о! - только и сказал Майкл. - Это похоже на банановый шоколад.

  - Это настоящие бананы. Нас с рожденья приучили к синтетической пище, а здесь все - настоящее. И этого настоящего здесь столько, что хватило бы всему Риму на годы. Это тебе не мультивитамины...

  - Мы обосновались тут совсем недавно, еще не обжились, - как бы извиняясь, сказал Мэттью минуту спустя. - Но нам здесь нравится! Со временем можно начать обрабатывать землю, завести скот. Но главная наша цель - все же борьба. Во имя всеобщей справедливости!

  Майкл смотрел в глаза, горевшие фанатичным блеском, и мысленно желал удачи и Мэттью, и всем этим людям, живущим надеждой.

  - Вы новенький? - спросила Майкла смуглая хорошенькая индианка. - Я Бханти, а вас как зовут? Что вас привело сюда?

  Мэттью приник губами к ее уху и быстро что-то прошептал. Лицо девушки осунулось, уголки губ опустились.

  - Я знала Линду, - грустно сказала она. - Я вам сочувствую. У меня тоже был парень, он пропал полгода назад...

  В это время они услышали восторженные и приветственные крики. Майкл поднял голову и увидел, как по ступеням храма поднимаются одетые в бронескафандры мужчины. Впереди шел Сэм Джетс, неся на руках тело Линды. Позади двое боевиков тащили упирающегося карлика. Приглядевшись, Майкл узнал в нем Лекока. Невольно он вскочил на ноги и шагнул навстречу, но Мэттью удержал его.

  - Постой, парень, тебя позовут!

  Сэм Джетс бережно опустил свою ношу на покрытую каменными узорами плиту и отошел, склонив голову. Потом он огляделся, увидел Майкла и подозвал его движением руки.

  - Ты любил ее?

  - Я и сейчас ее люблю!

  - Тогда, парень, тебе готовить погребальный костер. Мэттью поможет.

  - А что делать с этим, Джетс? - спросил Сэма об участи Лекока один из боевиков.

  - Отдайте крокодилам! - распорядился Джетс.

  Лекока поволокли через джунгли к реке, откуда долго еще были слышны его истошные крики и мольбы о пощаде.

  - Разве здесь водятся крокодилы? - только и спросил Майкл. Почему-то судьба бывшего шефа его вовсе не интересовала.

  - Ого! И еще какие! - сделала большие глаза Бханти. - Лично я видела здесь даже ископаемых динозавров. Представляете, они сохранились до наших дней. Но их очень мало, а вот крокодилов сколько угодно...

  Майкл не знал, что такое погребальный костер. В двадцать третьем веке, в условиях перенаселения, кремирование трупов велось в невероятных размерах, и было поставлено на промышленную основу. Каждый большой город имел несколько крематориев, больше похожих на поточную линию. Плазменные печи жгли мгновенно, то и дело выбрасывая и фасуя в яркие урны порции человеческого пепла.

  Средний человек в двадцать третьем веке за всю свою жизнь мог ни разу не держать в руках предмет, сделанный из дерева. А здесь были джунгли - девственное море зелени, море запахов, море голосов. Волшебная сказка. Как жаль, что Линда не видит всего этого великолепия, думал Майкл, укладывая тонкие ровные жерди одну за другой, воздвигая пьедестал для любимой.

  Наконец в сумерки все было готово. Смуглолицая Бханти умастила тело Линды благовониями, надела ей на голову пышный венок, сплела из лиан погребальное ложе и усыпала его лепестками лотоса. Погребальный костер сложили недалеко от входа в храм. Ложе с телом Линды вынесли четверо юношей и возложили его на костер. В наступившей темноте зажглись факелы. Сэм Джетс подошел к Майклу, вручил ему пылающий факел и сказал:

  - Ты был ей ближе всех нас вместе взятых, Майкл. Жаль, что ты не уберег ее. Не забывай эту славную девочку, а теперь отпусти ее душу на небо - зажги костер!

  - Постой, Майкл! - остановила его Бханти. В ее руках Майкл заметил деревянную плошку с карминно-красной жидкостью. - Я сама приготовила эту краску. По древнему закону ты можешь помазать ей волосы этой краской, и тогда Линда покинет нас твоей женой...

  Наступила мертвая тишина. Все ждали, что скажет Майкл. А он, ничего не говоря, принял из рук девушки сосуд с краской, подошел к любимой и совершил таинство старинного обряда. Потом он поцеловал Линду и невольно отшатнулся: такие холодные были у нее губы... Костер запылал. Сухое дерево горело живо, сочно. Пламя поднялось до крыши древнего храма. Искры костра стремились вверх и таяли в звездном небе, унося с собой душу маленькой итальянки, девочки из пробирки.

  Майкл был опустошен и сидел на земле, спрятав голову в сведенные вместе руки.





  ЭКСПЕРИМЕНТ

  23 июля 1947 года, среда___________________________________________________

  Весь день небо было затянуто низкими серыми тучами, но дождь так и не собрался. Лес погрузился в сонное оцепенение, ветер стих. Природа замерла, как перед бурей.

  Гауптштурмфюрер Клох сидел в кабине грузовика, битком набитого солдатами охраны. Машина двигалась в хвосте колонны, и, сидя в уютной чистой кабине, Клох наблюдал, как два "столичных пижона" в открытом "опеле" глотают пыль и выхлопные газы "Тигра", идущего впереди. С трудом удалось уговорить этих зазнаек в отутюженных мундирах двигаться в середине колонны. Для их же безопасности. Клох то и дело ожидал нападения русских и не чаял уже живым добраться до ПОЛИГОНА. Он внимательно посматривал по сторонам, но вокруг сплошь стоял сухостой. Спрятаться тут практически было негде. Появления русских надо ждать в зеленой зоне, ближе к ПОЛИГОНУ, решил он.

  Однообразие унылого пейзажа утомляло. Хотелось спать. Вчерашний день вспоминался как страшный сон. Молодой водитель насвистывал популярный мотив, столичные курьеры жестикулировали в машине, выказывая свое недовольство, вдалеке маячила спина штурмфюрера Ланге, высунувшегося из башенного люка "Тигра". Ничто не предвещало грозы.

  В это время далеко впереди путь колонне преградила "Пантера", внезапно появившаяся неизвестно откуда. Клох сразу почуял опасность. Он видел, как нырнула в люк нескладная фигура Ланге, и как вслед за этим пушка "Пантеры" изрыгнула сноп огня. Не успевший ответить "Тигр" закрутился на одной гусенице. "Опель" съехал в кювет, и "столичные пижоны" схватились за оружие. Грузовик остановился, Клох выпрыгнул из кабины и заорал на солдат, будто это они были виноваты во внезапном нападении. Солдаты, подобные механическим игрушкам, начали выскакивать из фургона. Пушка "Пантеры" еще раз выстрелила, "Тигр" замер на месте, изо всех его щелей пополз едкий сизый дым. Танкисты, словно тараканы, полезли из люков.

  Клох метался среди солдат, не зная, как организовать оборону. Да и что его эсэсовцы могли противопоставить броне "Пантеры"? Гауптштурмфюрер прикинул, куда лучше отходить, чтобы вывести из-под огня берлинских гостей, но тут сзади ударили автоматные очереди. Клох побелел, приказал солдатам залечь в кювет и отстреливаться, сам упал у корневища высохшей ели.

  Засада была организована мастерски, и после гибели "Тигра" шансов у гитлеровцев не осталось. Расстреляв танкистов, "Пантера" подошла ближе к "опелю", за которым прятались курьеры и трое солдат. Пауль Штурм из пулемета, изрешетил и машину, и людей, потом приказал Клаусу двигаться на залегших в кювете солдат. Эсэсовцы дрогнули, самые догадливые бросились в лес. Уйти удалось немногим.

  Скоро на лесной дороге стало вновь тихо. Взревел и заглох двигатель "Пантеры". Откинулась крышка люка, и на броню вылез чумазый механик, за ним показалась голова Пауля. К танку подошли Лугин и Алекс, который попросил испытать его в бою. Хельга, потупясь, стояла в стороне. Полонский присел около раненого Грома, помогая ему лечь поудобнее. Гром получил в грудь три пули, кровь мгновенно пропитала приложенные к ране индивидуальные пакеты. Побледневший майор хрипел и ловил ртом воздух. Он уже чувствовал приближение смерти.

  Лугин озирался по сторонам, выискивая недобитых фашистов. Штурм подошел к изрешеченному "опелю" и всмотрелся в лица убитых. У одного на лице читалось недоумение и страх, у другого злобное негодование. С каким-то равнодушным выражением, нелепо подвернув ногу, лежал курьер, совсем молодой офицер, но уже с Рыцарским крестом. У него был тощий портфель желтой кожи, прикованный на цепочке к запястью. Пауль присел и с помощью ножа выпотрошил содержимое портфеля. Внутри лежал пакет из белой плотной бумаги. Вскрыв его, Штурм нетерпеливо пробежал глазами короткий приказ Гиммлера.

  Совершенно секретно. Лично.

  Директива 004-бис.

  Содержание: коррективы к плану "Лотос".

  Час "Ч". Минус двое суток.

  Цели: Е-2, Е-4.

  Мысленно Пауль обозвал себя последним идиотом. На что он рассчитывал и чего, собственно, ждал от этого документа? Что ему поднесут на блюдечке сверхсекретную информацию?!

  Перечень городов-целей заранее закодирован, а время старта заранее оговорено, и переносится только дата. И этого следовало ожидать.

  - Ну что там у тебя? - услышал он вдруг слабый голос майора.

  Около тяжелораненого Грома собрались все, только Хельга по-прежнему держалась особняком. Пауль подошел последним и смущенно пробормотал:

  - Здесь не совсем то, на что я рассчитывал.

  - Ты прочти, - попросил Гром. - Хоть буду знать, за что кровь проливал.

  Пауль повторил текст. Губы Грома разъехались в улыбке, и он сказал сквозь кашель:

  - Перед смертью хоть посмеяться от души! Это ж надо: Е-2, Е-4! Ну, просто шахматный дебют!

  Пауль виновато опустил голову.

  - Ты вот что, Курт, принимай команду, - добавил майор. - Уж больно мне хреново... Прими еще совет: пока не поздно, ударь по центру, авось у тебя и получится. Свою агентуру думаешь выручать? Да не забудь, слышишь, выйти на связь с Омском сегодня до полуночи, если, конечно, дело сладится, и сам уцелеешь...

  Грому стало трудно дышать. Он обвел торопливым взглядом лица всех присутствующих, задержался на Алексе и сказал:

  - С боевым крещением тебя, товарищ из будущего! Я грешным делом думал, что все вы там, в будущем, неженки и эгоисты. А ты парень что надо! - Майор перевел взгляд на Клауса и сказал: - И ты молодчина, парень, а я сомневался в тебе, ты уж прости!

  Гром неожиданно резко дернулся и захрипел:

  - О-ох, до чего неохота!

  Это были его последние слова. Тело выгнулось дугой и обмякло. Десантники обнажили головы.

  "Если б знать заранее, что обозначает этот самый дебют, - думал Пауль, - может, и не стоило заваривать кашу? А теперь, хочешь-не хочешь, а расхлебывай!"

  - Товарищ Курт! - позвал Штурма Лугин. - Здесь один еще живой! Притаился, гад, думал, я не замечу!

  Штурм подошел к "опелю". Рядом с мертвым курьером полулежал тяжелораненый немец в черном костюме со значком НСДАП на лацкане. Его трясло от страха и потери крови. Одной рукой он зажимал рану на животе, другой опирался на сидение.

  - Не стреляйте! Я не солдат, я ученый! Я могу быть вам полезен! Перевяжите меня!

  - Что за ученый?! - прикрикнул на немца Лугин.

  - Я из КБ фон Брауна. Мне известны новые координаты целей.

  - Перевяжите его, Лугин! - приказал Штурм. - Говорите, какие цели скрываются за кодировкой Е-2, Е-4!

  - Это Омск и Салехард.

  - Понятно. А куда были нацелены ракеты раньше?

  - Этого я не знаю.

  - А Моллер?

  - Он тем более не знает.

  - Но они были куда-то нацелены?

  - Разумеется.

  - Скажите, может ли Моллер по своей инициативе перенацелить ракеты?

  - Это исключено. Только я имею доступ к аппаратуре наведения.


  ***** ***** *****


  С самого утра Моллер чувствовал себя неуютно. Он не выспался, и его мучила мигрень. Вдобавок возникло в нем предчувствие чего-то до ужаса неизбежного, грызла сердце внезапная тоска.

  Еще утром доложили, что заряды доставлены в шахты и установлены на ракеты. Моллер приказал Клоху и Ланге отбыть на аэродром для встречи и сопровождения курьера и специалиста. Штандартенфюрер терзался догадками, что именно хотел рейхсфюрер изменить в первоначальном плане? Пока обе ракеты нацелены на поражение двух городов в юго-восточной Азии. Моллер не знал, что это за города. Установку на цель производил личный представитель фон Брауна. Другой представитель должен сегодня переориентировать ракеты. Если ничего не случится...

  Тревожил начальника ПОЛИГОНА и тот факт, что о русских диверсантах ничего не было слышно со вчерашнего дня, будто они испарились этой ночью или затаились в непролазной глуши. А может быть, они сочли свое задание выполненным или плюнули на все, лишившись руководства? Вряд ли, не таковы русские. К тому же с ними этот негодяй Штурм. Среди убитых он не обнаружен, значит, жив, каналья, и "Пантера" у него есть. Хотя она в данной ситуации скорее вредная игрушка: шума много, а толку нет. А если объявится, встретится с "фаустниками". В лесу поисками диверсантов занимаются почти полторы тысячи солдат и офицеров!

  Чуя опасность, еще с вечера штандартенфюрер приказал возобновить поиски парашютистов, подключил к этому гестапо и обратился за помощью к командиру Брянского гарнизона генералу Шульцу. Моллер наводнил округу солдатами, которые сбились с ног, разыскивая тех, кто спокойно выжидал в трех десятках километров от ПОЛИГОНА. Откуда было знать Моллеру, что в распоряжении диверсантов оказался превосходный наблюдательный пункт, зависший под облаками?! А гравилет парил над лесом на недосягаемой высоте, и ОТТО зорким биотронным оком обозревал одновременно и аэродром, и город, и обширное пространство лесов.

  Наконец в полдень Моллеру позвонил полковник Лутце. Он сообщил, что самолет с курьером совершил посадку, и что Клох и Ланге сопровождают важную персону. На время Моллер успокоился. Но спустя час все его худшие подозрения подтвердились, когда, пропыленный и растрепанный, в кабинет ввалился Клох и доложил о захвате курьеров и гибели почти двух десятков эсэсовцев.

  - Мне плевать, сколько у вас людей погибло! - разъярился Моллер. - Вы не выполнили приказ! Боюсь, вы потеряете не только погоны. Где директива рейхсфюрера?

  - Штандартенфюрер! - подал голос Клох, когда гнев начальника пошел на убыль. - За последние два дня я трижды был на волосок от гибели!

  - Вот это и удивительно! Лучше бы вы погибли, выполняя задание, как Клюге, как Ланге, наконец! Что теперь прикажете с вами делать?!

  Клох молчал и нервно поигрывал желваками на скулах.

  - Идите, я не желаю вас видеть!

  Оставшись один, Моллер погрузился в безрадостные размышления. До сих пор не было связи с Берлином. Курьер убит, и секретная информация стала достоянием врага. Надо поторопить связистов и сообщить обстановку рейхсфюреру. Только такой вариант можно признать наиболее логичным.

  В это время откуда-то сверху, с поверхности земли, донесся глухой удар, будто вздох. За ним через равные промежутки времени другой, третий, четвертый. Это было настолько неожиданно, что Моллер запаниковал. Он выскочил из-за стола, бросился к двери кабинета и вылетел в приемную, где застал смятенную Эльзу. Секретарша бросила на патрона недоуменный взгляд и дерзко спросила:

  - Как вы думаете, что это может быть?

  Вместо ответа Моллер двинулся по боковому ходу, ведущему в бункер управления. Навстречу ему уже бежали дежурные офицеры.

  - Штандартенфюрер! Русские атакуют центральный вход! Бьют из танка!

  - Неужели мы не в силах отбить атаку горстки парашютистов? Почему молчат ваши огневые точки?

  - Подавлены.

  - Тогда организуйте оборону силами взвода управления, сейчас я вызову резерв, возьмем парашютистов в кольцо и расстреляем поодиночке! Поднимите всех, кто способен держать оружие, не все же вам кнопки нажимать!

  Отослав офицеров, Моллер немного пришел в себя и вернулся в приемную, где Эльза ждала его стоя, не двигаясь с места.

  - Это русские, - штандартенфюрер постарался придать своему голосу окраску беззаботности и увидел, как ожило и переменилось лицо Эльзы. - Вашему спокойствию, моя милая, можно позавидовать! Вы на самом деле такая бесстрашная или только стараетесь произвести на меня впечатление?

  - Чего их бояться? - небрежно произнесла Эльза. - Звоните Клоху, пусть наведет порядок.

  - Это я и собирался сделать! - Моллер прошел к себе в кабинет и позвонил, но оказалось, что Клох оперативен и уже вступил в бой с противником. Клох сообщил, что, по самым свежим данным, русских в лучшем случае пятеро и с ними очень скоро будет покончено. Моллер слушал его с недоверием. Уж очень легко все получается на словах, подумал он.

  Тем временем стрельба слышалась все отчетливее, казалось, кто-то, сеющий вокруг себя смерть, приближается, и нет силы его остановить. Моллер не на шутку взволновался, и в это время в кабинет вбежал раненый офицер связи.

  - Штандартенфюрер. Парашютисты в бункере! Впереди у них - девушка, от которой пули отскакивают; сама же она стреляет на поражение без передышки! Что делать?

  Это уже был крик о помощи. Моллер отослал лейтенанта суровым кивком, крикнув:

  - Держаться! Во что бы то ни стало, держаться! Без приказа не отступать!

  Мысли штандартенфюрера спутались, но чувства его до предела обострились. Моллер уже не был самим собой, он превратился в запрограммированного "зомби", твердо знающего, что делать в случае опасности. Ничего не было известно наверняка. Только неумолимо приближающаяся трескотня "шмайссера" являлась лучшим доказательством таинственного превосходства диверсантов.

  Моллер чувствовал опасность всем своим существом. Это была опасность последней степени. Моллер не имел права медлить. Это было бы просто преступно - сейчас медлить.

  На подобный случай за Моллера давно приняли решение другие. Он должен был только выполнить инструкции. Всего-то - не допустить срыва плана "Лотос" и нажать эти проклятые кнопки, которые сделают его как палачом сотен тысяч людей, так и героем Рейха.

  Штандартенфюрер нажал потайную кнопку под столом, панель стены плавно съехала в сторону, открывая аккуратную нишу с металлическим ящиком, больше похожим на банковский сейф. Моллер набрал цифро-буквенный код сложного замка и приоткрыл массивную дверцу. За дверцей мигали сигнальные лампы, блестели рукоятки и кнопки. Одновременное нажатие двух кнопок - и первая ракета уйдет в грозовое небо России. Потом еще две кнопки, и уйдет вторая. Через десяток-другой минут ракеты рухнут где-то в Азии и вспухнут грибовидным нарывом на теле Земли, чтобы мир ужаснулся и встал на колени, преклоняясь перед могуществом германского оружия.

  Моллер приготовился нажать первые две кнопки, но вдруг услышал резкий властный голос, так не похожий на обычное воркование Эльзы:

  - Стоять! Руки за голову! Повернись ко мне, два шага вперед!

  Моллер молча подчинился, потом бросил ледяным голосом:

  - Эльза, у тебя ничего не выйдет, опусти пистолет, все равно сейчас сюда кто-нибудь войдет.

  - Это будут наши, - с улыбкой заявила Эльза. - Сейчас сюда войдет Пауль, ваш любимчик, штандартенфюрер.

  - Я должен был давно понять, что ты работаешь на русских! - горько и злобно произнес Моллер. - Жалею, что был слишком доверчив и сентиментален и не убрал тебя. Лучше брось пистолет, сюда идут!

  - Нет, не сюда... Но если войдут, ты умрешь первым! Отойди от ниши! Как она закрывается?

  В это время бесшумно отворилась дверь, и за спиной Эльзы вырос сухой, как жердь, оберштурмфюрер Ринк. Он все понял без слов. Дважды прогремел "парабеллум", Эльза ощутила мощный удар в левую лопатку, еще удар в плечо. Падая, она успела повернуться и выстрелить в Ринка. Пуля вошла тому прямо между глаз. Оберштурмфюрер рухнул, как сноп. Но смертельная усталость сковала уже и тело опустившейся на пол Эльзы, у нее горлом пошла кровь. Она успела прохрипеть Моллеру:

  - Не смей, убью!

  Штандартенфюрер порывался что-то сделать, но, не сводя глаз с умирающей, ни на что не мог решиться. Вдруг пистолет в руке Эльзы дрогнул, и она потеряла сознание. Моллер облегченно вздохнул и повернулся к пульту управления. Теперь он уже ни о чем не задумывался. Резко вдавил две первые кнопки и почувствовал, как земля под ногами загудела. Это пошла первая "Фау". Торопливо Моллер нажал две другие, земля вновь задрожала и ушла из-под ног... В этот же миг Моллер получил пулю в затылок и повис, ухватившись за ручку рубильника...

  Эльза прикрыла глаза. Она лежала неподвижно и ждала Пауля. Ей хотелось еще раз увидеть его перед тем, как... Сознание уплывало, и на миг Эльзе показалось, что Пауль уже здесь. Вот он склонился над ней, вот приник к ее груди, слушает пульс, вот смотрит на нее с тоской и нежностью. Но это был всего лишь сон, на смену которому явилась смерть...


  ***** ***** *****


  - Хельга, как сильно ты любишь меня?

  Хельга гордо, почти как живая, вскинула голову.

  - Что значат слова?! Я просто готова ради тебя на все.

  - Ты знаешь, что задумали эти люди. Им нужна твоя помощь. Если я попрошу...

  - Я поняла тебя... Конечно, я только машина... Тебе нисколько меня не жаль. Может быть, так и должно быть... Может быть, у людей так и бывает...

  - Нет, ты не поняла Хельга! Я люблю тебя, очень люблю, но... Возникла проблема, разрешить которую способны только мы с тобой. Если ты не согласишься помочь Паулю и его людям, это придется сделать мне. У меня, правда, все получится куда хуже...

  - Тогда у меня к тебе только одна просьба: пообещай, что сам останешься вне боя. Я хочу, чтобы ты все это время был с ОТТО.

  - Ладно, - нехотя согласился Алекс, и Хельга слабо улыбнулась.

  - Хорошо. Объясни мне, что я должна сделать...


  ***** ***** *****


  ... Седой унтерштурмфюрер первым услышал натужный рев "Пантеры". Скоро показался и сам танк, выполз из чащи, ломая ели, и застыл на краю поляны, нащупывая хоботом орудия вход в бункер.

  Охрана забила тревогу, седой унтерштурмфюрер попытался использовать фаустпатрон, но "Пантера" стояла слишком далеко. В свою очередь она открыла огонь. Раз, другой, третий прямой наводкой ахнула пушка. Доты у входа, из которых огрызались пулеметы, смолкли. Бетон не выдержал натиска стали и взрывчатки.

  Дверь бункера почти снесло, к ней подскочила Хельга и со всей силой кибермашины налегла на теплую еще броню.

  В это время с правой стороны поляны показалась первая цепь автоматчиков под командой молодого оберлейтенанта. Огонь автоматов обрушился на Хельгу, которая еще возилась с бронированной дверью. Хельга не отвечала, несмотря на то, что легкий бронежилет, который она надела на этот раз, сдался под ударами десятков пуль, и они теперь прошивали ее плоть, плющились о титановый скелет, застревали меж ребер.

  Пауль Штурм, сидя в "Пантере", расчетливо вел огонь из пулемета, пытаясь хоть немного прикрыть Хельгу, но патроны были на исходе.

  Подоспели Лугин и Полонский. Прячась за стволами елей, они обстреляли фашистов с фланга и сразу вызвали на себя кинжальный огонь с двух сторон: это к автоматчикам присоединился взвод под командой Клоха. Полонский упал с пулей в бедре, рядом грохнулся оземь Лугин. На его губах застыла ехидная улыбка.

  - Не успели, гады. Наша Хельга уже в бункере!

  Посмотрев на Полонского, Лугин с удивлением увидел гримасу боли на побледневшем лице товарища, капли холодного пота на лбу.

  - Отвоевался Збышек, - превозмогая боль, пошутил Полонский. - Кажется, кость задело.

  - Сейчас нас в клещи зажмут, гляди! Стрелять можешь?

  - Да тут и не высунешься.

  - Патронов, жаль, мало!

  Фашисты, двигаясь с двух сторон, густо поливали свинцом пригорок, где залегли Полонский и Лугин. Друзья вяло отстреливались. Лугину тоже досталось: пуля угодила в мышцу плеча, скользнув по ключице. Он выругался, зажал рану ладонью. И в это время перед ним земля встала дыбом, рассыпая комья дерна; ахнуло так, что Лугин ощутил на минуту звенящую тишину. Когда он обернулся к товарищу, то увидел, что Збышек лежит на спине, высоко задрав голову, зубы оскалены, пятнистая форма на груди пропиталась кровью...

  Хельга проникла в подземный коридор. Она побежала по бетонным ступеням вниз и сразу же вступила в бой. На мгновение ей захотелось, чтобы ее сейчас увидел Алекс. Может быть, он посмотрел бы на свою игрушку другими глазами, может быть, в нем внезапно проснулась хотя бы жалость, если не любовь... Процессор тем временем суммировал степень поражения отдельных узлов и систем, выдавал оптимальные варианты поведения, анализировал психофизиологические особенности противника.

  Хельга шла в полный рост, стреляя из двух автоматов сразу, на ходу меняя магазины. Она направилась в ту сторону, откуда встретила большее сопротивление. Охранники и офицеры поста управления дрогнули. Хельга настигала их, шагая по трупам. Вскоре она ворвалась в обширный ярко освещенный зал с множеством пультов и кресел. Со всех сторон стреляли, но Хельга сначала внимательно все осмотрела, не обращая внимания на многочисленные ранения, хотя процессор предупреждал о пятидесятипроцентной потере физиологической жидкости и о серьезных повреждениях искусственных тканей и мышц. Двигаясь по главному проходу, Хельга продолжала с методичной жестокостью уничтожать людей в серых и черных мундирах.

  Офицеры отступали ко входу в главный тоннель, когда земля вдруг дрогнула, и по подземелью прокатился грозный гул стартующей ракеты. Двигаться сейчас по тоннелю было чрезвычайно опасно, но страх смерти, страх перед неистребимым противником гнал эсэсовцев к шахтам, где сейчас бушевало море огня. И вот еще раз по лабиринтам прокатился отдаленный гром...

  Последней в тоннель протиснулась Хельга. Она слышала топот ног, видела спины объятых паникой людей, процессор зафиксировал заметное повышение уровня радиации. Хельга не стала догонять убегающих, повернулась и пошла к выходу.

  В кабинете Моллера Хельга обнаружила два трупа и умирающую женщину в форме. Процессор идентифицировал женщину как Эльзу, о которой так много рассказывал Пауль. Хельга склонилась над умирающей и погладила ее по голове. Слабая улыбка тронула губы разведчицы. Перед смертью она успела прошептать дорогое ей имя:

  - Павел!

  ... Когда Лугин совсем было распрощался с жизнью, земля затряслась, где-то глухо рвануло и, распарывая небо, вверх ушла огненная стрела, будто молния. Ничего подобного Лугин не мог себе и представить. Следом, через пару секунд, ухнуло вновь, и вторая стрела ушла в облака. На короткое время шум боя утих. Не все сразу поняли, что произошло. Лугин воспользовался секундным замешательством противника. Он увидел совсем близко вырывавшуюся из боя "Пантеру", рванулся и в одну секунду очутился на броне...

  ... "Израсходован весь боезапас. Горючее на нуле. Это уже не танк, а мясные консервы". Об этом думал Пауль, торопясь вывести машину из боя. Лугина он подобрал. Полонского убили, видел. О Хельге должен был позаботиться Алекс.

  Еще сидя внутри машины, Пауль смутно догадывался, что там, по ту сторону брони, что-то произошло. Но он ни на секунду не допускал мысли, что Моллеру удалось восстановить линию управления стартом. О существовании дублирующего кабеля не знал никто, кроме штандартенфюрера и Ринка.

  Эльза узнала об этом, но слишком поздно...

  Все время, пока на земле и под землей кипел бой, Алекс сидел в уютном кресле в чреве гравилета, и ОТТО развлекал его своими версиями дальнейшего развития событий. Но хронопилоту было не по себе. Он сжимал виски ладонями и лишь изредка взглядывал в иллюминатор.

  Ради чего он ввязался в эту кровавую авантюру, ради чего послал едва ли не на верную смерть Хельгу, свою единственную и неповторимую женщину? Ради своего возвращения? Но есть ли хоть малейшая взаимосвязь между людьми и событиями? Остался ли хоть какой-то шанс на самостоятельное возвращение, или надо послушаться этого эксперта с внешностью доктора Хорна?

  А еще грызло душу сознание полного своего бездействия. Люди прошлой эпохи гибли внизу. Они сражались за лучшее будущее, за то будущее, которого хотели и заслуживали. Они имели на это право. Он же, Алекс Химмель, был здесь лишним, чужим. "Товарищем из будущего", как назвал его покойный майор Гром. Несколько раз Алекс порывался включиться в схватку, приказывал ОТТО срочно снижаться, грозил ему, что сотрет его ЭГО. Но ОТТО был непреклонен, как спутники Одиссея, не позволившие тому высадиться на остров сирен. И только после рапорта Хельги о завершении операции ОТТО счел нужным снизиться и выбросить буксировочный фал.

  - Хельга сделала все от нее зависящее! - доложил он Алексу минуту спустя. - Но гитлеровцам все же удалось произвести стрельбы. Две ракеты ушли на юго-восток. Проанализировав их траекторию, я пришел к выводу, что цели находятся где-то в Индокитае.

  - Вот это для меня новость! Немцы уже завладели половиной Индии, неужели они обрушили ядерный удар на головы своих же солдат? Может быть, цели расположены немного дальше, например, в Малайском архипелаге?

  - Не исключено.

  - А могут они скорректировать траекторию ракет при подлете?

  - Я думаю, до этого они еще не дошли.

  - А хоть бы и так! - сказала Хельга, вырастая в проеме люка. - Вся аппаратура пуска и слежения уничтожена. Личный состав выведен из строя на семьдесят пять процентов.

  - Боже мой! - ахнул Алекс. - Хельга, что с тобой?! На тебе живого места нет!

  - Небольшой косметический ремонт, - криво, с обидой в душе, улыбнулась Хельга, - и буду как новая.

  - Почему ты не воспользовалась бронескафандром?

  - Он неудобен и тяжел. И вообще, оставь свои расспросы, дай мне заняться собой. Я ведь сделала то, о чем ты просил!

  - Так ты все же обиделась?! ОТТО, кто-нибудь еще остался в живых? Мы совсем потеряли ребят из вида!

  - Это не так, сэр! В настоящее время танк стоит в полукилометре отсюда. Людям необходима первая помощь. И еще их окружают.

  - Так чего же ты ждешь?! Вперед!

  Хельга молчаливо уселась в кресло киберхирурга и отгородилась от внешних раздражителей звуконепроницаемой ширмой. Но отгородиться от самой себя не удалось. Она снова и снова переживала перипетии боя в Лабиринте.


  ***** ***** *****


  ...Танк въехал правой гусеницей на взгорок и замер.

  - Что, дальше своим ходом? - закричал Лугин, загремев автоматом по башне. Из люка высунулась голова Штурма.

  - А ты как думал, до дома тебя довезут? Давай живей вниз!

  Клаус тоже откинул крышку люка и полез наружу, когда из кустов внезапно выскочил эсэсовец с фаустпатроном на плече.

  - "Фаустник"! - заорал Лугин не своим голосом, скатываясь с танка, но было поздно. Ракета угодила в борт и пробила в броне дыру размером с голову. "Пантера" вспыхнула, Пауль едва успел унести ноги. Клаус был убит на месте. Он лежал на броне, обняв руками машину, и языки пламени лизали его комбинезон.

  Короткой очередью Лугин срезал "фаустника", но неподалеку уже загрохотали автоматные очереди. Эсэсовцы приближались со всех сторон.

  - Каюк нам что ли? - будто сам себя спросил Лугин и вдруг увидел крылатую тень на траве. Он задрал голову кверху, приветственно махнул зависшему над ними гравилету.

  - Хватайся, капитан! - крикнул Лугин Паулю, кивая на буксир-фал. - Даст Бог, сейчас вознесемся!

  Они ухватились оба одновременно и сразу почувствовали, как фал потянул их вверх.

  - Ух, ты! - восхитился Лугин. - Аж, дух захватывает! Эй, вы! - крикнул он уменьшающимся в размерах фашистам. - Что, не вышло?! Хрен возьмете!

  Держаться одной рукой за жесткий захват фала было неудобно и непривычно. Лугин смешно дергал ногами в воздухе, но поменять руку не мог: раненное плечо жгло как огнем.

  - Слушай, капитан! Не думают же они, что мы с тобой будем болтаться до самого Омска! Мы ж не роботы! И у меня высотная болезнь с детства.

  - Держись! - только и ответил Штурм. Сам он держался из последних сил.


  ***** ***** *****


  Главком нервничал, и для этого были веские причины. Группа, посланная Дягилевым, даже не радировала о прибытии на место. Скорее всего, десантники погибли, ведь и самолет не вернулся. Стало быть, ждать нечего, надо действовать. Выбора нет. Или Брянск, или Ставка. Точнее, или он сам. А если выбирать между собственной жизнью и ответственностью за развязывание атомной войны, выходом Лаврентию Павловичу казался только первый вариант. О том, что он собирается уничтожить не Берлин, а Брянск, Главком уже не думал. На войне без жертв не бывает.

  Время текло, и с каждым часом усиливался страх перед возможной ядерной атакой Гиммлера. Берия кусал губы и ходил вокруг письменного стола. Угнетала сонная тягучая тишина, будто во всем здании нет ни души. Время было обеденное, но есть совсем не хотелось. Берия то и дело взглядывал на часы. До двадцати трех тридцати времени еще оставалось - вагон.

  После ареста Дягилева Берия пересмотрел планы бомбардировки Брянска и поручил вести дела генералу Мясникову из Генштаба. Он порекомендовал тому подготовить высотный самолет и найти безупречного человека. Потом лично созвонился с Курчатовым, еще раз договорился о поставке "изделия" в количестве двух единиц специальным рейсом из Салехарда в Омск до 18.00 по местному времени.

  "А собственно, зачем ждать двадцати трех тридцати?!"

  К этой мысли Главком возвращался вновь и вновь, и она становилась ему все более близкой и приятной. Зачем ждать, если группа погибла?! Какая разница, когда он отдаст приказ?! Главное - не опоздать!

  Берия распахнул двери, вышел в приемную и, не глядя на секретаря, бессменного секретаря Главкома, произнес:

  - Товарищ Поскребышев. Мясникова ко мне. Срочно!

  Вскоре явился дебелый румяный генерал, вытянулся и доложил:

  - Товарищ Главком! Самолет и летчик готовы.

  - Почему не доложили раньше? Что с "изделием"?

  - Еще не доставлено.

  - Курчатов?

  - Он ни при чем. Самолет застрял под Курганом.

  - Что?! Вы понимаете, что говорите?! Самолет с атомной бомбой на борту застрял под Курганом?! Как вообще могло случиться, что он попал чуть ли не на передовую?

  - Погода, товарищ Главком, вынуждены были посадить его там.

  - Чтобы через три часа максимум самолет был здесь! Пилот надежный? Кого подобрали?

  - Вы его знаете, товарищ Главком! - Мясников явно обрадовался перемене темы. - Гвардии капитан Голубев, летчик-испытатель при КБ Лавочкина.

  - Знаю, ладно. Какой самолет?

  - Реактивный Ла-17, опытная модель. Скорость под восемьсот. Потолок пятнадцать тысяч. Ничего лучше у нас просто нет.

  - Достаточно ли он испытан?

  - Хотят запускать в серию.

  - А летчик... знаком с машиной?

  - Знает в совершенстве. Он и испытывал. Машина - зверь!

  - Ладно, хорошо... Суть поставленной задачи ему ясна?

  - Так точно, проинструктировал лично.

  - Ладно... Помните - готовность номер один! По прибытии "изделия" доложить немедленно!

  Берия отпустил Мясникова. После разговора с ним почувствовал облегчение, будто камень с души свалился. Выпил коньяку. Отобедал. Прочел газету и оперативные сводки с фронтов. Остался доволен.

  Через два с половиной часа позвонил Мясников. Доложил о готовности. Берия взглянул на часы и ответил в трубку:

  - Сейчас 17.55. Не подвел Курчатов... Сколько вам потребуется времени, чтобы подготовить самолет к вылету?

  - Четверть часа, товарищ Главком.

  - Хорошо. В 18.10 самолет должен быть в воздухе!

  - Будет исполнено, товарищ Главком!

  - Постойте! Мясников, отставить! - вдруг передумал Берия. - Отставить... Вот что... - Перед глазами Главкома вдруг встал Дягилев с его последней просьбой. - Мясников, приказываю поднять самолет в воздух в двадцать три тридцать, и не раньше! Понял меня? А теперь дай Голубеву отдохнуть, пусть выспится человек перед дорогой как следует.

  - Будет исполнено, товарищ Главком! - повторился Мясников.

  - Ну, вот и развязал атомную войну! - с улыбкой прошептал Берия самому себе, вешая трубку на рычаг.

  Весь вечер был раздражен, не находил себе места. Не мог дождаться конца совещания с начальником Генштаба. Крепко выпил. Ждал, чего - сам не ведал. Наконец минутная стрелка переползла долгожданную черту, и сразу запел телефон. Донесся хриплый бас.

  - Товарищ Главком! Докладывает Мясников... Он в воздухе.

  - Вас понял. О результатах доложите немедленно. Все.

  Спать не лег. Прикрыл набрякшие веки. Вспоминал. Размышлял. Мечтал.

  Во втором часу ночи все же задремал, сам не заметил как. А в пять утра его разбудило вежливое покашливание секретаря. Очнулся, вскочил на ноги, увидев выражение лица Поскребышева.

  -Что?

  - Товарищ Берия. Только что сообщили... Два города в Индии подверглись атомной бомбардировке.

  - Что? Когда?

  - Вчера, в семнадцать ноль две.

  - Почему только сейчас?..

  - Так ведь... - начал Поскребышев и не нашелся, что ответить.

  - Ладно, - Берия постепенно остывал. - Какие именно города?

  - Мадрас и Бангалор. Это на юге... Ужасные разрушения, свыше миллиона погибших.

  Берия на секунду задумался и прошептал:

  - Почему в Индии?.. Нет, это не брянские ракеты.

  - Что вы сказали, товарищ Берия?

  Берия очнулся.

  - Сооруди-ка чайку, что ли... И давай мне срочно Гаврилюка сюда.

  Через пять минут появился полковник Гаврилюк.

  - Что у вас с Дягилевым?

  - Все руки отбил, товарищ Главком, ночь не спал, и все зря, - виновато ухмыльнулся особист. - Молчит сволочь...

  - Так... Значит, держится...

  - Прикажете продолжать?

  - К чему?.. Довольно с него, расстреляйте!

  Когда Гаврилюк вышел, Берия еще раз прошептал:

  - Нет, это не брянские ракеты. Немцам нужен Омск, нужен я. Но я опережу их!


  СБ

  4 октября 2262 года_______________________________________________________

  Когда Петреску доложили о похищении Лекока, он не поверил своим ушам. Кто посмел? Как это вообще стало возможным? Ведь Лекока день и ночь охраняли люди и роботы.

  Оказалось, шефа ССВ выкрали прямо из дома. Перебили охрану, отключили биотронных сторожей и вытащили перепуганного профессора из кровати, не дав досмотреть видеосон.

  Петреску сам прибыл на место происшествия. Бегло осмотрев развороченное здание - современный дворец, возведенный по программе биоинжениринга, выслушав доклады, поморщившись при виде разбросанных по округе кусков мяса и витапластмассы (больше от охранников ничего не осталось), Петреску пришел к выводу, что здесь поработали не новички. По почерку эксперты с большой вероятностью предположили, что действовал Сэм Джетс. Что ж, Джетс давно точил зуб на Этьена, вот, видимо, и свел старые счеты. Ищи их теперь! Правда, СБ не раз выходила на их след, но тем, обычно, дело и кончалось. Концы обрубаются, бунтари скрываются в новом слое Времени. Одному Богу известно, где скрываются эти отщепенцы. Пропал бедняга Этьен, канул в Лету... Да может, так оно и лучше: стар стал, примелькался. Что ж... Если не объявится в течение суток, можно будет о нем забыть. Найдем другого. Помоложе. Поумнее.

  Еще Петреску взволновало вчерашнее происшествие в элитном морге. Исчез саркофаг с телом Линды Пинелли. То есть не исчез, конечно. Как это саркофаг может исчезнуть сам собою?! Похищен.... Но кому это понадобилось? Возможно, близкому человеку. А Лозовски в одиночку не смог бы этого сделать. Либо он сблизился с отщепенцами из банды Джетса, либо вообще не имеет к этому отношения. Но в последнее что-то плохо верится. Чтобы этот правдоискатель успокоился?

  И вдруг Иона осенило: если Майкл действительно вошел в контакт с оппозицией, нельзя ли через него проникнуть в организацию? Это было бы шикарно, ликвидировать такой гнойник на теле общества.

  - Найдите мне Лозовски Майкла, эксперта ССВ, адрес С-30, Рим, ВКТ-283305, срочно, пожалуйста! - обратился Ион к робосекретарю по видеофону.

  Коротко постучав в дверь, вошла Инга, очаровательная сотрудница СБ, милашка, умница, к тому же племянница Петреску.

  - Дядя, я провела сканирование пси-матрицы роботессы, уцелевшей после налета на морг. Результаты впечатляют! - она веером разложила на столе ментаграммы. - Знакомые все лица: Сэм Джетс, Тим Райли, Смит-Акула, другие...

  - Ха-а-а! - протянул Петреску, удовлетворенно покачав головой, и вновь стал похож на сытого питона. - Неплохая работа, детка, спасибо!

  - По указанному адресу абонент отсутствует, - ожил робосекретарь.

  - Жаль, - скривил губы Петреску и, лениво махнув рукой, улыбнулся Инге. - Ну и ладно, пусть отсутствует.

  - О ком речь? - поинтересовалась Инга.

  - Майкл Лозовски, толковый парень. Хотел тебя с ним познакомить, но его не оказалось дома. Не к спеху... Значит, морг - работа Джетса! - вернулся он к прежней теме.

  - И не только морг, - веско добавила Инга. - Лекок тоже похищен не без его участия... Неужели с этими бандитами нельзя покончить раз и навсегда?!

  - На каждого из этих молодцов, - Петреску выразительно постучал пальцем по стопке ментаграмм, - на каждого у меня имеется предписание о казни без суда и следствия, но найти этих прохвостов весьма трудно. Они изъездили Время вдоль и поперек, они обосновались в прошлом, само Время стало их союзником. А ты, детка, хотела бы помочь своему дяде в поимке этих негодяев?

  - Ну... хотела бы... но как?

  - О, это очень просто! Есть у меня одна задумка. Если я на правильном пути, это должно сработать. Ты у нас девушка красивая, эффектная. Умеешь подать себя, произвести впечатление.

  - О чем ты, дядюшка?!

  - Пока не буду говорить о деталях, но кратко скажу: хочу тебя познакомить с одним из этих...

   - С одним из этих мерзавцев? Для чего?

  - Ну, если тебе неприятно...

  - Отчего же... Начало интригует. Продолжай, дядя.

  - Ты могла бы войти в доверие, узнать все входы и выходы, а потом...

  - О, да! - просияла Инга. - Я буду, как же ее звали... Мата Хари. Я согласна. Но я хотела бы знать детали! И это должно быть не слишком опасно для девушки!

  - Ну что ты, родная, разве твой дядя похож...

  - Нет-нет, не похож, конечно, не похож... А сейчас, извини, дядя, мне надо еще заскочить домой. Мама ждет меня, - она коротко чмокнула Петреску в подставленную щеку и упорхнула.

  Ион снова вернулся к ментаграммам. Он вглядывался в лица людей, которых перед гибелью роботессы запечатлела ее сохранившаяся пси-матрица. Взгляд Иона остановился на ментаграмме Сэма Джетса.

  В юности они были друзьями, вместе учились, вместе мечтали о карьере. Кстати, Сэм подавал большие надежды, но он всегда был противником режима, и это однажды и навсегда развело бывших друзей по разные стороны баррикад.

  - Если я не доберусь до тебя, Сэм, - проворчал вдруг Петреску, - то никто не даст мне гарантии, что однажды со мной не случится то же, что с Этьеном... А я бы этого не хотел...

  - Извините, сэр! - послышался голос робосекретаря. - Вы запрашивали Рим ВКТ-283305. Абонент вышел на связь.

  - Дай мне его "имидж"! - Петреску крутнулся в кресле и помахал рукой объемной картинке, зависшей в воздухе. - Здравствуйте, Майкл! Я - Ион Петреску. Наверняка вы меня знаете. Мне необходимо переговорить с вами по одному щекотливому вопросу... Не могли бы вы появиться у меня по адресу С-26, Мадрид, ВКТ-000019 и желательно прямо сейчас? Я оплачу ваш визит.

  - Вы меня в чем-то подозреваете?

  - Боже сохрани! Просто хочу задать вам пару вопросов в частном порядке.

  - Хорошо. У меня есть около получаса времени.

  - Этого хватит, - дружески улыбнулся Ион, отключился и проворчал. - Каков наглец, у него, видите ли, только полчаса! Ничего, я запишу твою наглость в твой пассив...

  Неожиданно пришли свежие умонастроения Хозяина.

  "Ион, знаете ли вы некоего Лозовски? Не засиделся ли он в экспертах? Не продвинуть ли его по службе?"

  Ион нахмурился. "Вот это номер! Сам Хозяин печется об этом эксперте! Ну, что ж, возможно, это и кстати"...

  Майкл не заставил себя долго ждать. Появился в приемной, и робосекретарь открыл перед ним дверь в кабинет Петреску.

  - А-а-а! - вновь заулыбался Ион. - Заходите, мой друг! Присаживайтесь. Хотите чего-нибудь выпить?

  - Нет, благодарю, давайте сразу к делу.

  - Вот как! - приподнял брови Ион. - Ладно. Я, собственно, хотел вас спросить, зачем вам понадобился труп Линды?

  - То есть? Я вас не понимаю, - Майкл сдвинул брови. Вместе с Сэмом Джетсом он тщательно отрепетировал свое поведение на возможном допросе.

  - Значит, вы не знаете, что этой ночью из морга было похищено тело вашей... бывшей сотрудницы?

  - Линды? - в глазах Майкла читалось неподдельное недоумение. - Не знаю. Кто это сделал? Зачем? И как же теперь обряд кремации?

  Петреску внимательно посмотрел на Майкла, закусил губу.

  - Это сделали боевики из отрядов сопротивления. Слышали о банде Джетса?

  - Слышал, конечно. Но зачем это им?

  - Видимо, пути изгоев и вашей сотрудницы когда-то пересекались. Но речь сейчас не об этом... Насколько я знаю, Линда была вам близка...

  - Да, - сказал Майкл.

  - Наверно, вас переполняет гнев? Вы горите желанием отомстить похитителям?

  - Нет, - ответил Майкл. - Но мне очень неприятно все это.

  - Понял... К этому вопросу, я думаю, мы больше не вернемся... Скажите, когда вы в последний раз видели своего шефа?

  - Профессора Лекока? Э-э-э... - Майкл чуть не сказал, что в последний раз видел старика в мангровых зарослях, когда его тащили на съедение крокодилам. - Кажется, позавчера... Да, именно так. С ним все в порядке?

  - Не-ет, - Ион выразительно пожевал губами. - Боюсь, мы больше не увидим этого выдающегося человека.

  - И его похитили? - спросил Майкл и по выражению лица собеседника понял, что поторопился с вопросом.

  - Вы проницательны, это похвально. Но у меня, к сожалению, сложилось предубеждение против вас. Чтобы его развеять, я хотел бы снять показания с вашего "бломпа". Вы не против?

  - Отнюдь. Если это необходимо, пожалуйста! - Майкл протянул Иону блок перемещений, который тот тут же подсоединил к считывающему прибору. На экране контроллера вспыхнули расположенные в две колонки разноцветные знаки. Первая колонка информировала о перемещениях владельца "бломпа" в настоящем, вторая извещала о перемещениях в прошлое.

  - Вы много путешествуете, - заметил Ион. - Это стоит денег, а между тем у вас большинство перемещений баснословно дорогие и, что главное, несанкционированные. Если вы будете продолжать в том же духе, однажды наше ведомство заинтересуется вами всерьез. В лучшем же случае вы только обанкротитесь. Взгляните на правую колонку! Здесь только первое путешествие оплачено ССВ. 19.09.2141. С-05, Нью-Йорк, ВКТ-271435. 20.09.2141. С-37, Гиза, ВКТ-003277. 22.09.2141. С-37, Гиза, ВКТ-003277. 22.07.1947. С-54, Брянск, ВКТ-000007. 23.07.1947. С-54, Брянск, ВКТ-000007. А дальше идут дорогие круизы. Скажите, что вам понадобилось в самурайской Японии или в Риме эпохи царей? Но главное, зачем вы полезли в 1947-ой год? Вы же знаете, что это запрещенное время, доступ в которое имеют лишь избранные... У меня есть данные о перемещениях вашей бывшей сотрудницы Пинелли. Она тоже не однажды нарушила Закон о перемещениях, и вы знаете, чем для нее закончилась эта опасная игра. Не повторите ее ошибки...

  Майкл сидел, тупо кивая головой, и думал, что ему в принципе все равно, отпустят ли его домой, или прямо из этого кабинета препроводят в камеру пыток. Еще он думал, можно ли настолько сильно любить человека, чтобы после его смерти потерять вкус к жизни? Мелькнула и другая мысль: почему с ним цацкаются, беседуют донельзя корректно? Другого на его месте давно бы уже уничтожили. Что бы это могло означать?

  - До сих пор я слышал о вас только лестные отзывы, - продолжал свою линию Петреску. - Я надеюсь, что вы только оступились и дальше пойдете правильной дорогой. Более того, я хотел бы оказать вам моральную поддержку и предложить занять ответственный пост.

  - Вы продвигаете меня по службе? - очнулся Майкл.

  - Да. Я предлагаю вам место куратора ССВ.

  - Место Лекока?

  - Это втрое увеличит вашу платежеспособность и даст вам право бесплатных путешествий во Времени. Если мы сработаемся, вас ожидают и иные привилегии. Так как вам мое предложение?

  - Я... не знаю, - забормотал Майкл. В его душе столкнулись честолюбие и гордость. - Я, право, не готов дать ответ прямо сейчас. Я подумаю, если позволите.

  - Это ваше право, но решайте поскорее. И учтите, желающих занять этот пост более чем достаточно...

  - Я понимаю, вы делаете мне честь, выделяя среди многих. Завтра утром я отвечу вам.

  - Прекрасно. Не смею вас более задерживать.

  Когда Майкл удалился, Ион снова улыбнулся свойственной только ему улыбкой. Наживка заброшена!


  ***** ***** *****


  Майкл ушел от Петреску ошеломленным. Как бы ему сейчас хотелось посоветоваться с кем-нибудь из бывшего окружения Линды! Ему предложили ответственный пост, деньги, а в будущем и иные привилегии. Но что они потребуют взамен? Вероятно, предательства. Его могут использовать в грязной игре, а потом убрать, как отработанную деталь. Но и отказаться он не имеет права. На этом посту он хоть немного и недолго может быть полезен Сопротивлению. Отказаться было бы просто глупо. Это означало бы уже завтра быть уничтоженным беспощадной машиной СБ. Да, надо соглашаться. Тем более что кредит исчерпан, и выручать Алекса практически не на что. Надо еще позаботиться об оружии. Ведь Лекок не успел отозвать мнеморга, а это значит, что жизнь хронопилота висит на волоске, и этот волосок может оборваться в любую секунду. Надо вооружиться. Но где взять излучатель? К кому обратиться за помощью? Кто бы мог подумать, что события начнут разворачиваться так стремительно?!

  Мрачные мысли в одночасье были развеяны вечерним визитом связного. У Мэттью загорелись глаза, когда Майкл рассказал ему о предложении Петреску.

  - О чем тут думать?! Соглашайся! - горячо воскликнул Мэттью, а потом добавил. - Если, конечно, ты хочешь помочь Сопротивлению.

  - Мне необходимо увидеть Джетса, - сказал Майкл. - Но мой "бломп" засвечен, и я боюсь привести за собой "хвост".

  - Понятно. Петреску использует тебя, как приманку. Но ничего. Я отведу тебя к Джетсу. Мой "бломп" пока в порядке.




  ОБИТЕЛЬ ИЗГОЕВ

  5215 год до н.э.____________________________________________________________

  Как объяснить непосвященному, что такое тропический ливень в джунглях? Как описать, какой свирепой может быть равнинная река во время половодья? Это не объяснишь. Это надо испытать самому, думал Сэм Джетс, сидя на ступенях древнего храма, ставшего временным пристанищем кучке обездоленных людей из 23 века. Здесь, в Прошлом, начался сезон дождей, и вместе с ним пришли новые заботы и тревоги. Ганга - Небесная река - разлилась, и теперь ее мутные воды подступали к подножию храма.

  Проблем накопилось достаточно. В Обители находилось семьдесят человек, треть из них - женщины и дети. Семь человек слегли с высокой температурой. Сэм подозревал тропическую лихорадку, но лечить людей было некому и нечем. Всем, а больным - в особенности, требовалось полноценное питание. Но добывать пищу с каждым днем становилось все труднее.

  "Нам кажется, что здесь, в Прошлом, мы в безопасности. Но на самом деле мы в осаде, - поглаживая рукой вороненый ствол гравиружья, думал Джетс. - Большинство из нас не приспособлено к жизни в таких условиях. От натуральной пищи у нас аллергии и отравления, любая царапина мгновенно превращается в язву. Теперь эти бесконечные дожди, и с ними лихорадка.... Я в ответе за своих людей. Но что я могу для них сделать? Вместе с ними умереть за идею?

  Идея.... Сколько людей уже отдали жизни за эту идею, а она все живет, она нетленна, идея освобождения человечества.

  Хозяин, однажды узурпировавший власть, правит Землей уже второе столетие. Давно отменены и забыты обычаи предков, приличия, целомудренность. Культурные ценности выброшены на свалку истории. Сама история человечества извращена и осмеяна. Обучение признано вредным. Добро объявлено пережитком прошлого. Институт семьи упразднен раз и навсегда, как главный пережиток первобытно-общинного строя. Люди перестали рождаться естественным путем. Люди лишились не только семьи, но и близких родственников. Само понятие родства давно и прочно забыто. В новом жестоком мире человек стал совершенно одинок среди таких же одиноких людей. Воспитанием подрастающего поколения занялась Группа Контроля.

  Старшее поколение, недовольное политикой Хозяина, предпринимало вялые попытки воскресить римскую демократию и установить власть, подобную консульской. Выступления мятежников были легко и жестоко подавлены. А потом выросло поколение, для которого Хозяин стал кумиром. Его ежедневные мысли транслировались по всему миру и обсуждались молодежью с нездоровым энтузиазмом.

  С особенным восхищением была встречена идея переустройства Прошлого. Восторженная молодежь, засучив рукава, спешила перейти от теории к практике. Она не понимала, что, изменяя историю, рубит сук, на котором сидит"...

  Группа Джетса стала последним оплотом мятежников. Только эти семьдесят человек продолжали бороться за восстановление прежних общественных отношений, за брак и семью, против опасных экспериментов со Временем. Судьба человечества не интересовала больше никого...

  - Сэм! - позвал вдруг кто-то, и Джетс обернулся на голос.

  Из "серого окна" навстречу ему вышли Мэттью и Майкл.

  - Здравствуй, Сэм, - сказал Мэттью. - У нас для тебя новость.

  - Слушаю, - Джетс поднялся и положил ствол гравиружья на плечо.

  - Представь! Нашему другу Майклу предложили место Лекока. Он пришел с тобой посоветоваться.

  - Ты хочешь отказаться? - спросил Джетс.

  - Наоборот, я хочу согласиться, - ответил Майкл. - Тем более что у меня нет другого выхода. Я понимаю, что мое назначение - всего лишь уловка Петреску. Он надеется, что я выведу его на вас. Только поэтому я до сих пор жив и свободен. Я не знаю, как долго просижу в этом кресле, поэтому хочу прямо сейчас предложить вам свою посильную помощь.

  Джетс выслушал Майкла и вопросительно посмотрел на Мэттью.

  - Вы мне не верите? - спросил Майкл.

  - Нет, почему? Верю, - ответил Джетс. - Не пойму только, какую игру начал с нами Петреску. А вообще, твое предложение весьма кстати. Я бы хотел переправить своих людей обратно - в Наше время. Это возможно?

  - Всех?

  - Не всех - человек двадцать. Женщины, дети, больные не могут и не должны жить в таких условиях. Я давно мечтаю о том, чтобы наши жены и дети какое-то время пожили в относительной безопасности, пусть и под другими фамилиями. Перемена климата, более-менее спокойное существование пойдет им на пользу. К тому же боевитость и мобильность группы сразу повысятся.

  - Как вы себе это представляете?

  - Все знают, что время от времени кто-нибудь терпит бедствие в Прошлом. Службе Спасения во Времени приходится вытаскивать этих бедолаг. Стандартная процедура.... Как, возьмешься за это дело?

  - Хорошо. Попробую это устроить, - пообещал Майкл.

  - Что попросишь взамен? - спросил Джетс и объяснил, усмехнувшись. - Бескорыстных людей не бывает.

  - Ничего, - пожал плечами Майкл. - Впрочем.... Я буду признателен, если вы дадите мне гравиружье и чистый "бломп".

  - Тебе нужно оружие? Могу я узнать, зачем?

  - Я должен спасти одного человека.

  - Во Времени?

  - Да.

  - Алекса Химмеля, хронопилота?

  - Откуда вы знаете? - вопросом на вопрос ответил Майкл.

  - Разведка работает, - усмехнулся Джетс. - Знаю, что приказали его убрать. Знаю, что он помешал Группе Контроля. Не знаю только, чем.... Вообще, Группа Контроля ведет себя во Времени, как слон в посудной лавке. Немудрено, что люди то и дело пропадают во Времени. А так как Группа Контроля состоит из множества копий Хозяина, мы будем говорить, что именно Хозяин проводит эти мерзкие эксперименты со Временем. Именно с Хозяином мы и ведем борьбу.

  - Как победить того, о ком ничего не знаешь? - пожал плечами Майкл.

  - А можем ли мы хотя бы предположить, кто такой Хозяин и откуда он взялся? - вопросом на вопрос ответил Джетс и улыбнулся. - Как ты считаешь?

  - Взялся? - не понял Майкл.

  - Именно, ВЗЯЛСЯ.... Пойми, Хозяин не мог быть рожден в Наше время. Он - явный анахронизм, пришелец из Прошлого. И если мыслить логически, можно найти ответы на некоторые вопросы, касающиеся происхождения нашего досточтимого Владыки.

  - Например?

  - Можно предположить, что по национальности он - немец и, скорее всего, нацист, так как хочет победы фашистского рейха хотя бы в 1947 году. Можно предположить, что сам он как раз из сорок седьмого года, а родился в начале двадцатого века: люди, видевшие Хозяина, утверждают, что на вид ему сорок с небольшим лет.

  - А как вы объясните то, что он практически не стареет и ежедневно плодит свои клоны?

  - Это не клоны. Это его хронокопии. Они ежедневно появляются сами по себе. И это значит, что наш драгоценный Хозяин... размазан по Времени. Потому-то он и не старится, и не умирает.

  - Размазан по Времени? - ошеломленно повторил Майкл.

  - Мой дед мне рассказывал, что когда Хозяин только вошел во власть и показал свое истинное лицо, патриоты неоднократно пытались его устранить физически. И это неоднократно им удавалось. Но в каждый день, следующий за днем гибели, Хозяин воскресал, как феникс из пепла. Это было необъяснимо. И каждая новая копия Хозяина учитывала ошибки предшественника. С патриотами было вскоре покончено, и тогда уже ничто не мешало Владыке править миром так, как ему вздумается. А то, что он человек весьма ограниченный, было понятно сразу и всем. Никто, кроме него, не стал бы рубить сук, на котором сидит.

  - Но как вы объясните то, что его размазало по Времени?

  - Трудно сказать. Но я думаю, в Прошлом что-то случилось. Чье-то "серое окно" в сороковых годах двадцатого века до сих пор может оставаться открытым. Найти его во времени и пространстве практически невозможно.

  - "Окно" открыто целых сто лет? - не поверил Майкл. - Да зарядки "бломпа" хватает на сутки, не больше.

  - У нас прошло сто лет, а там - может, час, кто его знает...

  - Почему же вы, зная все это, бездействуете?

  - Кто тебе сказал, что мы бездействуем? Просто, мы очень многого еще не знаем, а методы Группы Контроля для нас неприемлемы. Надо основательно все продумать, прежде чем изменять Прошлое.

  - Пока вы думаете, СБ уничтожит Хроноразведку! - воскликнул Майкл.

  - СБ может уничтожить и нас, а нам бы этого очень не хотелось.

  После минутной паузы Джетс спросил:

  - Представь! Что, если некая могущественная организация из Сверхбудущего, о существовании которой мы можем только предполагать, хочет сделать то же самое и с СБ, и с Хозяином? Ты не думал об этом? - Джетс улыбнулся и, не дожидаясь ответа, продолжил. - Алекс Химмель сообщил, что попал в "тупик". Не в таком же ли "тупике" живем и мы с тобой?

  - Мы - в "тупике"? - нахмурился Майкл.

  - Да. Где-то, совсем рядом, существует другой мир - радостный, правильный, светлый. И мы с тобой живем в этом мире - счастливые и свободные. Там нет Хозяина, мнеморгов и Петреску. Но там есть Линда, я в этом уверен.

  Майкл посмотрел на Джетса и улыбнулся. Такая уверенность горела во взгляде изгоя, что не поверить в его слова было нельзя.

  - Так ты говоришь, тебе нужно оружие? - сказал Джетс. - Ступай в храм, найди Смита-Акулу и скажи, что я приказал дать тебе гравиружье. А детали операции по возвращению людей в Наше время обсудим потом.

  Майкл кивнул и легко взбежал по ступеням древнего храма. Оставшись наедине, Джетс и Мэттью многозначительно переглянулись.

  - Не доверяешь ему? - спросил Мэттью.

  - Верю, но все-таки.... Высокий пост, большие деньги. Это быстро портит людей. А если он нам поможет, это вряд ли сойдет ему с рук.

  - Да, парень рискует головой. Но ведь он любил Линду, - пожал плечами Мэттью.

  - Погоди! - насторожился Джетс. - Ты что-нибудь слышишь?

  - Обезьяны кричат, - прислушался Мэттью. - Что они, сбесились?

  - Их кто-то напугал, и здорово, - ответил Джетс.

  В это время к обезьяньему крику прибавились треск ломаемых деревьев, плеск воды под тяжестью огромных ног, и громовой утробный рев невидимого чудовища. Кто-то могучий и страшный, сея смерть, шел напролом через джунгли.

  - Бог мой! Кто это? - воскликнул Джетс. - Мэт, зови мужчин!

  - Опасность! - закричал Мэттью под сводами храма. - К оружию!

  Тем временем из джунглей вышел тираннозавр. Джетс не удивился. Он сразу узнал доисторического хищника. Это было необъяснимо, но ископаемых животных в этом слое Времени было довольно много.

  Охота на обезьян не удалась, и теперь голодный ти-рекс хотел взять реванш, избрав менее подвижную жертву. Завидев Джетса, монстр направился прямо к нему.

  "Реликтовая особь или жертва экспериментов со Временем? - недоумевал Джетс, приводя гравиружье в боевую готовность. - Откуда он взялся в Древней Индии? Неужели забрел к нам из мезозоя? Жаль убивать такого красавца. Может, попробовать только напугать его? - Джетс наспех убавил мощность разряда. - Кто знает, может, это последний тираннозавр на Земле?"

  Ти-рекс приблизился, наклонил голову. Его маленькие бессмысленные глазки с любопытством смотрели на человека. Полная зубов пасть готова была сомкнуться, когда Джетс все же выстрелил. Впечатление было такое, будто в ящера на ходу врезался магнитомобиль. Ослабленная гравиволна опрокинула великана и веером вывалила деревья в ближней банановой роще. Ти-рекс поднялся, опираясь на хвост, и, шлепая лапами по воде, в одно мгновение оказался рядом с Джетсом. Вопреки ожиданиям Сэма, тираннозавр не был напуган. Наоборот, он был разъярен и хотел расправиться с презренным обидчиком.

  Мощный удар хвоста по фасаду храма вызвал обвал кровли. Поднялось облако пыли. Проснувшиеся люди в панике бежали кто куда. Некоторые искали спасения в воде, где среди поваленных деревьев, как бревна, лежали крокодилы. Никто не понимал, что происходит. Даже опытные бойцы пришли на выручку Джетсу с досадным опозданием.

  Ударом хвоста ти-рекс разметал в стороны сразу трех человек. Джетс едва успел избежать удара. Он лег на ступени, и огромный хвост пронесся над его головой.

  Крутя головой вправо и влево, ти-рекс выбирал жертву. Вдруг короткой передней лапой он схватил бледного длинноволосого юношу, что стоял ближе других. Парень закричал, размахивая руками, но вырваться было невозможно.

  Джетс выстрелил, почти не целясь. В то же время грянуло ружье Тима Райли. Две гравиволны не убили монстра. В гравитационном фокусе, где убойная сила была максимальной, оказался длинноволосый юнец, стиснутый могучей лапой. Тело юноши лопнуло, выстрелив кровью, и клочья мяса разлетелись в стороны, приглашая к трапезе крокодилов. Передние конечности тираннозавра срезало, будто бритвой.

  Ти-рекс пошатнулся, но устоял на ногах. С оглушительным ревом полез он по ступеням, давя людей. Казалось, никто и ничто не сможет его остановить. Сэм Джетс опять оказался на пути исполина. Вот уже огромная трехпалая нога нависла над его головой. Джетс нажал на пусковую кнопку, но ружье не сработало. Оставалась секунда до гибели, когда свершилось чудо.

  Кто-то, на удивление ловкий и бесстрашный, выбежал навстречу ти-рексу и удачным выстрелом снес ему череп. Обезглавленное тело повалилось на спину, подняв фонтаны брызг, и вдруг ожило, поднялось на ноги и побежало в сторону Ганга, ломая деревья на своем пути.

  Люди не сразу осознали свою победу. Слишком велик был страх перед монстром, которого многие видели впервые в жизни. Первым пришел в себя Джетс. Он развернул импровизированный госпиталь, приказал пересчитать людей, организовал похоронную команду. Он руководил людьми со свойственным ему спокойствием, но в мыслях все еще лежал на ступенях под нависшей пятой динозавра. Невероятно, как ему удалось остаться в живых! Проходя мимо Мэттью, Джетс задал вопрос, который больше всего волновал его в эти минуты.

  - Мэт, ты видел, кто убил рекса?

  Лицо связного озарилось улыбкой:

  - Сэм, ты не поверишь, но его убил Майкл! Здорово, да?! Смит-Акула дал ему ружье буквально за минуту до атаки ти-рекса! Сэм, тебе здорово повезло сегодня! Можно сказать, заново родился.

  - Неужели Майкл? - не поверил Джетс. - Вот это боец! Где он? Я хочу его видеть!

  - Вон он, - показал Мэттью. - Разбирает завалы.

  Джетс подошел к Майклу и крепко пожал ему руку.

  - Ну, спасибо тебе, дружище! У тебя верная рука и крепкие нервы! После такой репетиции ты любого мнеморга завалишь не глядя. А кто учил тебя стрелять?

  - Смит-Акула.

  - Как? - Джетс растерянно оглянулся на Смита. - Только сейчас?

  - Способный ученик, - рассмеялся в ответ Акула.

  - Идем, - жестом Джетс показал Майклу следовать за ним. - Я дам тебе "бломп", и Мэт отправит тебя обратно...

  - Что это было: случайное происшествие или спланированная акция СБ? - пробормотал Майкл.

  - Гадай теперь, - усмехнулся Джетс. - Атака отбита, и ладно. Теперь главное - как можно быстрее переправить женщин и детей в Наше время.

  - Одного я не могу понять, - пожал плечами Майкл. - Почему Хозяин охотится за Химмелем? Может, их судьбы в прошлом как-то пересеклись?

  - Парень! А это зацепка! - похвалил Джетс. - Давай попробуем распутать клубок с самого начала. Мы предположили, что Хозяин - нацист, и прибыл к нам из сорок седьмого года. Перед прибытием он встретился с хронопилотом, и эта встреча очень сильно на него повлияла. Насколько я знаю, Химмель находился в Прошлом всего несколько дней. Какому же это нацисту за это время он успел перейти дорогу?

  - Он был в гестапо, - подсказал Майкл.

  - Вот! - Джетс многозначительно поднял указательный палец. - Стало быть, один из гестаповцев может оказаться нашим Хозяином. Но как этот гестаповец попал в Будущее?

  - Кто-то из Нашего времени послал в сорок седьмой год бироба с целью устранить Химмеля. С задания бироб не вернулся: был уничтожен. Это я знаю точно. Видимо, наш нацист нашел "бломп" бироба, разобрался в его предназначении и воспользовался "окном". Ничего другого на ум не приходит.

  - Но "бломп" должен был перенести гестаповца в Наше время! А Хозяин впервые появился у нас на сто лет раньше. Парадокс?

  - Никакого парадокса. Но чтобы ответить на этот вопрос, надо на время влезть в шкуру этого "неандертальца". Как бы он повел себя, попав в Будущее? Как бы он себя чувствовал? Скорее всего, его удивила бы новая реальность. Первые минуты пребывания в Будущем испугали бы его. Первые же впечатления заставили бы его срочно искать дорогу назад, в Свое время. Будем считать, что наш скиталец испугался Будущего и, чтобы вернуться домой, нажал на первую попавшуюся кнопку. Его унесло на сто лет назад, "бломп" был им потерян и остался включенным, а будущего Хозяина размазало по Времени. Объяснение проще некуда.

  - Ну что ж, в целом убедительно. Будем считать, что так оно и было на самом деле. А кто мог послать бироба в 47 год? Лекок? Петреску?

  - Кто угодно. Вы думаете, что "бломп" потерян в том же месте, откуда был послан бироб?

  - Возможно. Жаль только, мы не сможем в этом убедиться.

  - Вы думаете, что найти его нереально?

  - Иголку в стоге сена найти было бы легче.

  Какое-то время оба молчали, думая каждый о своем.

  - Не понимаю, - тяжело вздохнув, сказал Майкл. - Какой смысл в действиях Хозяина, направленных на уничтожение хронопилота? Чего хотел он добиться, пытаясь вернуть Корабль, а потом обезглавить и дискредитировать Хроноразведку? Зачем он влез в 43 год? Или уж так плохо было ему в непонятном Будущем, что любым путем хотелось вернуться в привычное Прошлое?

  - На эти вопросы я тебе, пожалуй, не отвечу, - хмыкнул Джетс. - Да и сможем ли мы когда-нибудь понять, что происходит с памятью и психикой человека, размазанного по времени? А возможен и такой вариант: с появлением в Нашем времени Хозяина образовалась хронопетля, события в которой уже не следуют одно за другим, не являются одно следствием другого, а так перепутаны, что уже непонятно, где конец, а где начало. Я не удивлюсь, если выяснится, что наш нацист уже прожил больше ста лет в Будущем, но до сих пор еще не переместился из 1947 года в 2262!

  - Вы меня окончательно запутали, - развел руками Майкл.

  - Я не утверждаю, что это так на самом деле, но теория допускает такую возможность, - закончил Джетс.

  - Интересно, видел ли кто-нибудь Хозяина? Когда-нибудь? - пробормотал Майкл.

  - Конечно. Мой дед не только видел, но и оставил зарисовки, - ответил Джетс. - А ты думаешь, они нам чем-то помогут?

  - А как же! - воскликнул Майкл. - Я мог бы показать эти рисунки Химмелю! Уж он-то назвал бы имя гестаповца, ставшего нашим Хозяином.

  - Что это нам даст?

  - Ну, хоть что-то.

  - Ты лучше узнай, чей бироб не вернулся из 47 года.

  - А вы мне все-таки дайте рисунки вашего деда.

  - Дам, но не сейчас. Я пришлю тебе их позже, с оказией.




  СБ

  5 октября 2262 года_______________________________________________________

  Петреску встретил Майкла дружеской улыбкой.

  - Ну, как, надумали?

  - Да, я согласен, - ответил Майкл. - Надеюсь быть полезным обществу на этом посту.

  - Иного решения я и не ждал. Вы будете достойным преемником Этьена. В сущности, ваша работа сводится к наблюдению за безопасностью перемещений во Времени и к организации спасательных работ... Думаю, вы в курсе всего, что происходит сейчас в подконтрольном прошлом?

  Майкл сразу же вспомнил о хронопилоте.

  - Может быть, вам потребуется известное время, чтобы войти в курс дела, - продолжал Петреску. - Никаких сверхсложных и секретных проектов пока не планируется. Частный туризм достаточно хорошо организован, к тому же туризмом занимается негосударственная структура, это не входит в вашу компетенцию...

  - Организационный вопрос, - сказал Петреску минуту спустя. - Подчиняться будете непосредственно мне. Будете еженедельно представлять доклад о проделанной работе. За советом - ко мне в любое время... Теперь о жаловании... Определим вам жалованье, ну, скажем, в сто миллионов в неделю, - Петреску с удовлетворением заметил, как у Майкла подпрыгнули брови. - Сегодня получите аванс и подъемные. В вашем распоряжении будут пять охранников и на первое время небольшой коттедж на берегу моря... Я дам вам имиджмейкера, он потрудится над вашей внешностью. Чувствую, мы с вами сработаемся!

  - Благодарю вас! Ни о чем подобном я не мог и мечтать, - пробормотал Майкл.

  - Не стоит благодарности. Моя обязанность - позаботиться о вас.

  В это время бесшумно открылась дверь, и в кабинет заглянула Инга. Она действовала по сценарию, разработанному Петреску.

  - К тебе можно, дядя? Извини, кажется, ты занят...

  - Нет-нет, Инга, заходи, ты пришла кстати!

  Инга приблизилась, вежливо наклонила голову, приветствуя Майкла, тот в ответ приподнялся в кресле и кивнул.

  - Хочу вас познакомить, молодые люди, - сказал Петреску. - Это Инга, моя племянница, а это новый шеф ССВ Лозовски.

  Последовал обмен любезностями.

  - Майкл, вам, вероятно, потребуется секретарь, - с улыбкой сказал Петреску. - Так лучшей кандидатуры, чем Инга, я не вижу.

  Инга изобразила удивление.

  - Дядя! А вдруг я не подхожу? И потом, мне совсем неплохо у тебя.

  - Майкл, - продолжал Петреску. - Рекомендую! Инга - превосходный работник!

  - Ваше слово для меня закон! - торжественно произнес Майкл. Он отлично понимал, для чего был разыгран этот спектакль. - Инга, мне будет очень приятно видеть вас в роли моего секретаря! - галантно добавил он.

  - В таком случае, мне будет приятно работать у вас! - расцвела Инга.

  - Ну, вот и договорились, - заулыбался Ион и сразу стал похож на сытого питона...

  - Как вам мой дядя? - спросила Инга, когда они примчались смотреть новую резиденцию Майкла. Они неторопливо шли по тенистой аллее, Майкл видел рядом красивую женщину, но не чувствовал к Инге ничего, кроме снисходительной вежливости.

  - Ваш дядя - железный человек! - не покривив душой, ответил он.

  - Он вовсе не такой страшный, каким кажется. Я знаю его с детства. И уже тогда он был шефом СБ. Он всю жизнь посвятил борьбе за справедливость!

  Майкл с любопытством покосился на Ингу, но промолчал. Зачем заводить разговор о справедливости с той, чье понятие о справедливости извращено?!

  - Значит, вы служили экспертом у Лекока? - продолжала Инга.

  - Не совсем так. Я лишь выполнял разовые поручения.

  - Вы много путешествовали по Времени, забирались в дикие времена...

  - Это не так романтично, как вам кажется. И частенько сопряжено с риском для жизни.

  - Я слышала, у вас недавно погибла... сотрудница?

  - Да, - не вдаваясь в подробности, ответил Майкл.

  - Она была... вашей невестой?

  - Теперь это не имеет значения.

  - И даже ее труп был похищен боевиками Джетса.

  - Послушайте, Инга, да ведь вы знаете больше меня самого!

  - Напротив. Есть вещи, о которых я совсем ничего не знаю.

  - Какие, например?

  Инга долго молчала, собираясь с мыслями.

  - Допустим, я ничего не знаю о Группе Контроля, о нашем Хозяине.

  Майкл порывался что-то сказать, но Инга его перебила:

  - Сказка о добром и мудром Правителе, совмещающем функции царя и Бога, давно себя изжила. Я в нее не верю.

  - О Хозяине никто ничего толком не знает, - холодно ответил Майкл. Тема была скользкая, и ему не хотелось ее развивать.

  - Дядя знает. Хотите, я спрошу его об этом, а потом вам расскажу, а?

  - Нет, не хочу.

  - Почему? - искренне удивилась Инга.

  - Позвольте напомнить вам древний трюизм: чем меньше человек знает, тем дольше он живет.

  - А-а-а! Вы боитесь! - рассмеялась Инга. - А вот я не боюсь!

  - Ну, с некоторых пор я тоже ничего не боюсь, - проворчал Майкл.

  - Да! Вы теперь - величина! Правая рука моего дяди. Вам нечего и некого бояться. Пусть лучше все боятся вас.

  Майкл ничего не сказал.

  - А вы не хотите отомстить за свою невесту?

  - Кому? - напрягся Майкл.

  - Повстанцам. Ведь это они похитили ее труп.

  - Месть в мои планы не входит, - сухо ответил Майкл.

  - А-а-а! Значит, вы не любили по-настоящему, - улыбнулась Инга. - Любовь - это страсть, огонь, злость! Настоящая любовь стоит жизни. Вот если бы я была на вашем месте.... Майкл! А что вы делали в 47 году, в Брянске?

  - Встречался с хронопилотом, - Майкл пристально посмотрел на Ингу. "Неужели ты думаешь, что я опущусь до лжи?" - говорили его глаза.

  - Зачем? Хотели ему помочь вернуться в Свое время?

  - Скажите, Инга, зачем ваш дядя посылал в 47 год мнеморга? - неожиданно спросил Майкл.

  - Он не посылал мнеморга, - ответила Инга и запоздало поняла, что проговорилась.

  - А кого он посылал?

  - Никого. Дядя никого не посылал в 47 год.

  - Позвольте вам не поверить, - сказал Майкл, насмешливо глядя в испуганные глаза Инги.


  ***** ***** *****



  С тяжелым сердцем покидал Майкл уютный кабинет в здании Римского филиала ССВ. За долгие пять лет работы эти стены стали родными, к тому же все здесь напоминало о Линде. Впереди были Париж, мрачная неизвестность, невидимая война и неизбежное фиаско в финале.

  "Отставка и возможная смерть - это всего лишь вопрос времени. А пока плыви по течению и держи палец на спусковом крючке, - думал Майкл. - Если все решится не в твою пользу, Обитель Изгоев примет тебя".

  Париж встретил Майкла мокрым снегом. Над городом висело плотное облако смога, в котором тонули вершины небоскребов. Из-за смога снег был на удивление грязен. Майклу захотелось пройтись по Елисейским полям, полюбоваться бессмертным творением Эйфеля. В центре Парижа все сохранилось в первозданном виде - и Триумфальная арка, и площадь Звезды, и Нотр-дам де Пари. Но не было уже прежнего великолепия, пышности и романтизма. Город влюбленных больше походил на выгребную яму, которую надвое рассекала зловонная клоака - Сена.

  Майклу расхотелось бродить по городу. К тому же невдалеке - на перекрестке - началась перестрелка. Два полицейских робота, зависнув над толпой в летающем блюдце, в упор расстреливали грузовую машину, набитую людьми в униформе.

  "К сожалению, такие разборки перестали быть редкостью, - подумал Майкл, доставая "бломп" из кармана. - Благоразумнее будет убраться отсюда".

  Майкл набрал на "бломпе" нужную буквенно-цифровую комбинацию и шагнул в "серое окно". В ту же секунду он перенесся в приемную штаб-квартиры ССВ в бывшем Венсенском лесу. Именно здесь предстояло ему отныне работать.

  Встретил его рыжеусый коротышка Этьен - клон профессора Лекока. Прежде надменный, под стать своему патрону, теперь Этьен был жалок. У него подергивалось левое веко, большие узловатые руки не находили покоя.

  - Добро пожаловать! Поздравляю вас с назначением, патрон! - приветствовал он Майкла.

  - Чем занимаешься? - сухо спросил Майкл.

  - Готовлюсь сдать дела вашему секретарю.

  - Значит, ты уже знаешь о новом секретаре? Ну, ладно, не падай духом, Этьен. Ты еще послужишь в этом заведении. Может, и я еще воспользуюсь твоими услугами.

  - Рад это слышать, сэр! - моментально отреагировал Этьен. - Я в курсе всех дел. Покойный профессор так доверял мне, что порой взваливал на меня всю работу.... Правда, в прошлом я не всегда был корректен с вами. К тому же моя внешность...

  - Да, от твоей внешности я не в восторге, - признался Майкл. - Если просижу в этом кабинете хотя бы неделю, закажу взамен тебя робота. А пока веди меня в кабинет. Хочу сразу окунуться в работу.

  - Прошу! - Этьен распахнул дверь кабинета перед новым хозяином. - Если пожелаете, могу заменить всю обстановку.

  - Это было бы неплохо, - рассеянно ответил Майкл. - А сколько на это уйдет времени?

  - У меня все схвачено. Я заранее подумал об этом. Рискну предложить вам кабинет из орехового дерева. Для вас - бесплатно. Роботы-сборщики наготове.

  - А вот такая угодливость, Этьен, у меня не в почете, - заметил Майкл.

  - Так вы согласны? - заулыбался клон. - Вот увидите, вам понравится.... Так я распоряжусь?

  - Ты же заранее все продумал. Действуй!

  - В таком случае позвольте предложить вам - на ближайшие полчаса - мой скромный кабинет. Там у меня хороший Архивный Мозг, можете беседовать с ним на любую тему. Посмотрите последние дела, узнайте ваши возможности. Он, вернее Она, все вам расскажет.

  Майкл прошел в кабинет Этьена, сел за стол и включил Мозг. Тотчас перед ним вспыхнул туманный шар, который на глазах уплотнился, изменил форму и порозовел. На Майкла внимательно посмотрели проницательные глаза голографической копии Моны Лизы. Сходство с картиной Леонардо было поразительное. Невольно Майкл залюбовался загадочно улыбающейся итальянкой.

  - Приятно иметь дело с новым человеком, - пропела Джоконда, не переставая улыбаться. - Рыжие коротышки, и оригинал, и копия, порядком мне надоели. Идентифицируйте себя, и тогда я скажу вам, сможете ли вы воспользоваться моей памятью.

  - Тебе нужна моя ментаграмма? Секунду, - сказал Майкл, доставая из кармана карту, заменявшую все документы. - Вот, полюбуйся.

  Майкл вставил ментаграмму в щель идентификатора и увидел, как поползли вверх брови Джоконды.

  - Вы - новый куратор ССВ? Очень приятно. Я отвечу на все ваши вопросы.

  - Хорошо. Скажи мне, сколько сотрудников ССВ откомандировано в Прошлое на данный момент?

  - Три эксперта и один хронохирург.

  - Мнеморг? И его зовут?

  - Дик Секонд, сэр.

  - Так он до сих пор не вернулся?

  Мона Лиза покачала головой.

  - Его координаты?

  - Последняя: 23. 07. 1947. С-54, Брянск, ВКТ- 000007.

  - Отлично. А с какой целью был послан хронохирург в подконтрольное СБ время?

  - Спасательные работы, - бесстрастно ответила Джоконда. - Дику приказано было позаботиться о некоем Алексе Химмеле. Помочь ему вернуться в свое время. Случай, я бы сказала, уникальный, ведь поименованный Химмель первым из людей совершил внепространственное перемещение. Его подвела техника. Он не смог вернуться самостоятельно. Командировка согласована с СБ.

  - Как это гуманно! - с горькой иронией произнес Майкл. - Узнаю стиль работы моего шефа. Он всегда спешил прийти на помощь. Надеюсь, мнеморг спас нашего подопечного?

  - Сожалею, но об этом мне ничего не известно.

  - Ладно. А теперь, Мона, покажи мне список людей, случайно пропавших во Времени.

  - Весь список? - удивилась Джоконда. - Это займет много времени. В списке более полутора тысяч фамилий.

  - Сейчас мне нужны сведения только о женщинах с детьми. Думаю, таких наберется немного.

  - Сто десять человек, сэр, - ответила Джоконда.

  - Отлично. Позже я запрошу у тебя личные дела этих людей. А пока у меня все. Ты свободна.

  - Спасибо, - дежурно улыбнулась Мона и исчезла.

  "Ну, слава Богу, из ста десяти человек, уже можно выбрать два десятка более-менее подходящих по полу и возрасту, - с облегчением подумал Майкл. - Обещание, данное Джетсу, будет выполнено. Жены и дети изгоев вернутся в Свое время".

  В это время в кабинет заглянул Этьен.

  - Все готово, сэр. Кабинет в вашем распоряжении. С Джоки вы сможете поговорить прямо оттуда.

  Лозовски молча поднялся и прошел к себе в кабинет.

  - Сэр, к вам первая посетительница. Некая госпожа Габар ждет аудиенции с вами, - сказал Этьен.

  - Посетительница? Госпожа Габар? - переспросил Майкл, недоумевая. - Этьен, не мог бы ты сам уделить ей пару минут?

  - Я предложил даме свои услуги, но она желает говорить только с вами, - пожал плечами Этьен.

  - Странно. Ее имя мне ни о чем не говорит. Дай мне хоть взглянуть на нее.

  - Пожалуйста, - Этьен провел рукой по стене, и стена, смежная с приемной, стала прозрачной. Резная дубовая дверь, оставшаяся непрозрачной, казалась нелепой посредине увеличившегося вдвое помещения.

  Майкл взглянул на незнакомку и остолбенел. Усталая и задумчивая, в приемной сидела Бханти.

  - Не правда ли, красивая девушка? - слащаво улыбнулся Этьен.

  - Пусть войдет, я выслушаю ее, - с деланным равнодушием сказал Майкл.

  - Понял, - усмехнулся Этьен, снова делая стену непрозрачной. Затем он открыл дверь и сделал посетительнице приглашающий жест. - Прошу вас, госпожа. Мой шеф примет вас.

  Бханти встрепенулась, неторопливо поднялась и шагнула навстречу. На ней было длинное пурпурное платье, украшенное движущейся линией золотых завитков, плащ-невидимка и светящиеся сапожки.

  "Как все же одежда меняет человека", - подумал Майкл, разглядывая эту богатую посетительницу. Он любезно пропустил даму вперед, предложил ей кресло и представился так, будто они незнакомы:

  - Моя фамилия Лозовски. С сегодняшнего дня я - шеф ССВ. Чем могу быть вам полезен, госпожа Габар?

  Бханти знала свою роль назубок. Ей предстояло разыграть сцену отчаяния.

  - Господин Лозовски, к вам меня привело горе, - начала она. В это время полагалось немного всплакнуть, и Бханти достала из сумочки носовой платок. - Случилось несчастье. Во времени бесследно пропала туристическая группа - двадцать три человека. Это женщины и дети. Я - единственный свидетель их исчезновения.

  "Так, - подумал Майкл, - пока все правильно. Заявка на спасательные работы мною получена. Теперь я обязан приступить к поискам во времени. Я пошлю в Прошлое своих спасателей, и они найдут именно эту группу людей. Остальное - дело техники".

  - Вы принесли с собой ментакарты этих людей? - спросил Майкл, когда Бханти закончила свой рассказ.

  - Нет, только фотографии. Других данных на этих людей у меня нет.

  Бханти достала из сумочки мнемокристалл и подала его Майклу.

  - Ну что ж, не беда, - сказал Майкл. - Архивный Мозг сравнит изображения этих людей с теми, что находятся в розыске. Я думаю, проблем с их поиском и возвращением не будет. Если ментакарты стерты и не читаются, мы сделаем их дубликаты.

  - Благодарю вас, - Бханти поклонилась Майклу и пошла к выходу. - Мой адрес вы найдете на кристалле. Когда все будут найдены, вы известите меня?

  - Разумеется.

  - До свидания.

  - Всего доброго.

  Майкл проводил Бханти до двери, потом вернулся к столу и прочел записку, которая была приклеена к мнемокристаллу.

  "Здесь рисунок моего деда. Можешь показать его Алексу. Сэм".



  ЭКСПЕРИМЕНТ

  23 июля 1947 года, среда___________________________________________________

  Сиреневые сумерки разлились над сонной землей. Ветер нес прохладу после жаркого боя, люди заснули у догоревшего костра. Не спала Хельга. Она сидела возле Алекса на земле, зачарованно смотрела на гаснущие угли и палочкой чертила на земле одной ей понятные знаки. Хельга заживила раны, восстановила все основные функции биотронного организма, но то была уже не та Хельга. Прежняя погибла там, в Лабиринте, погибла вместе с Эльзой. Новая Хельга поняла главную разницу между живой женщиной и биомашиной. Женщина вольна разлюбить!

  Хельге казалось, что она после сегодняшнего дня как-то охладела к Алексу. Да, она по-прежнему будет заботиться о нем. Это никуда не выкинешь, это изначально в программе. Но любит ли она теперь Алекса так, как раньше? Он забыл, что любые его поступки могут отозваться, что она самообучающаяся модель...

  Нет, надо отбросить эти мысли! Они - самообман. Нет любви, есть программа, биороботы не сходят с ума и не распоряжаются своими чувствами...

  Взгляд Хельги остановился на Пауле. Человек из прошлого... Кажется, умирающая Эльза вдохнула в нее интерес к своему любимому. Вот он спит рядом. На нем черный промасленный комбинезон, на щеках трехдневная щетина, рука легла на ствол автомата. Он очень устал и, наверное, голоден. Он вдали от Родины, в стане врагов, и уже завтра его могут убить. Но до конца с ним будет она - Эльза. Теперь она живет в его памяти. Он не забудет ее.

  Пауль заворочался во сне, будто почувствовал пристальный взгляд. Приподнял голову, зевнул и спросил:

  - А ты чего не спишь?

  - Мне это не нужно, - слабо улыбнулась Хельга.

  - Скучаешь, значит... А можно я с тобой поговорю?

  - Отчего же нет? Мне это лестно.

  - Красивая ты ужасно! И ни за что от живой не отличить! Удивительно!

  - Расскажите мне лучше об Эльзе! - попросила Хельга, чувствуя, что эта тема сейчас особенно важна для Пауля.

  - Да ведь она совсем и не Эльза. Давным-давно у нее было другое имя - Марина, - печально улыбнулся Пауль. - Повстречались мы в тридцать втором, познакомились случайно, в театре. Полюбили друг друга с первого взгляда.... А потом оказалось, что оба готовимся по одной программе. Друг от друга таились, нельзя было ничего говорить, так нас служба свела. Она же и разбросала... Не виделись десять лет, и вдруг здесь, опять случайно. Приятно было ее вновь встретить, только по-человечески общаться было невозможно. Между нами все время стояла какая-то преграда. Может быть, мы сами ее и воздвигли... Одно только для меня было ясно: вместе нам не быть уже никогда. Так и вышло. Разведчик не имеет права на личную жизнь.

  - Но ведь это бесчеловечно.

  - В такое время живем, - Пауль развел руками. - О себе привыкли не думать... Личная жизнь будет у счастливых потомков, и то... если мы победим... Вот у вас в будущем уж наверно с личной жизнью все в порядке?

  Хельга грустно покачала головой.

  - И у нас не все в порядке. Счастье - проблема вечная.

  - Чего вы разгалделись? Спать мешаете! - сквозь сон проворчал Лугин. Он еще поворочался с минуту, потом поднялся и потянулся за флягой, в которой булькала вода.

  - Ну вот! Не могу больше спать!

  Пауль внезапно сменил тему.

  - Так ты говоришь, у Моллера в кабинете был смонтирован аварийный пульт?

  - Да, видимо, вся линия была продублирована, - сказала Хельга. - По вполне понятным причинам эту информацию держали в строжайшем секрете.

  - Значит, нам не удалось... Где-то в мире сейчас горе и смерть.

  - ОТТО определил район поражения: юго-восточная Азия, вероятно Индия, там чрезвычайно высокая плотность населения, а нацистам важно было продемонстрировать миру, что у них в руках оружие массового поражения.

  - Все так... Если б заранее знать.

  - Командир, - позвал Лугин. - Что теперь делать-то будем? До линии фронта пешим ходом или попросим товарищей подбросить до Омска?

  Штурм помолчал, потом сказал:

  - Слушай, сержант, меня внимательно. Мы с тобой считаем, что свой долг выполнили до конца, что совесть наша чиста. Так оно и есть. Но другие могут считать по-иному. Нам с тобой обратной дороги нет, парень. Мы не выполнили задание, и никому ничего не докажешь. Боюсь, с нами разговор будет коротким...

  - Неужели нет выхода? - спросила Хельга.

  - Есть, и довольно простой, - ответил Пауль. - Я останусь здесь. Пока жив, не дам покоя гадам! А ты, Лугин, что думаешь?

  Сержант вздохнул, потом как-то зло хохотнул:

  - Эх, жизнь... Я с тобой, командир. Вместе надежней.

  - К ПОЛИГОНУ соваться не будем. Хотя бы пока. А как наберем силу, ударим крепко, чтоб у них под ногами земля горела, а там, глядишь, и наши придут.

  Помолчали.

  - А вы с Алексом что делать будете? - спросил Пауль.

  Вместо ответа Хельга совсем по-женски пожала плечами и улыбнулась.

  - Побывать бы у вас! - растянул губы в улыбке Лугин. - В светлом будущем!

  - Размечтался! - хмыкнул Пауль. - Ты давай руку скорее залечивай, за светлое будущее еще подраться придется.

  - А я уже начал. Мне Хельга такую мазь дала, что любая болячка в три дня заживает. Пулю аккуратно достали, без боли. Что и говорить, техника!

  - Но ведь у вас ничего нет, - сказала вдруг Хельга. - Ни продуктов, ни одежды, ни оружия. Как же вы будете в лесу?

  - Это вам странно, - засмеялся Лугин. - А наши деды и прадеды в лесах жили и горя не знали. И мы выдюжим!

  - Удивительные вы все же люди! - тихо проговорила Хельга.

  - Совсем наоборот, обычные, - запротестовал Лугин. - Это вы необыкновенные! Если судьба мне выжить, после войны буду детям рассказывать, что довелось воевать вместе с пришельцами из будущего!

  - Не поверят! - остудил его пыл Пауль. - А то и в "желтый дом" загремишь за такие разговоры. Лично я, уж если доживу, буду помалкивать.

  После паузы Лугин пробормотал:

  - Командир, я вот что сейчас подумал... Мы же на связь так и не вышли. А сегодня за полчаса до полуночи должны были радировать о выполнении задания... Последний срок.

  - За нас, наверное, уже доложили. Из Индии.

  - Это понятно. Но я так рассудил: если мы на связь не вышли, значит, нас считают погибшими и на нас не рассчитывают, верно?

  - Ну, верно.

  - И если нам поставили жесткие условия по времени, значит, после полуночи командованию уже все равно, выполнили мы задание, или нет.

  - Ты хочешь сказать, что в Омске примут контрмеры?

  - Думаю, уже приняли. Вот будет жарко, если нам в костерок сверху товарищ Берия подарочек сбросит!

  - Ерунду ты мелешь, Лугин. Брянск - город советский, и, несмотря на то, что временно оккупирован, ядерной мишенью быть не может!

  - Может, и ерунду, только ничего другого в голову не приходит.

  - А мне кажется, Лугин прав! - забеспокоилась Хельга. - Ваши командиры постараются обезопасить себя...

  - Да что вы, в самом деле! - обиделся Пауль. - Говорю вам, этого не может быть! У нас не та страна...

  Лугин хотел что-то возразить, но в это время на краю поляны возник большой темный силуэт. Хельга, видевшая в темноте, как кошка, сразу поняла, кто это, и закричала:

  - Алекс, опасность! Мнеморг!

  Хронопилот проснулся мгновенно, будто и не спал. Пауль и Лугин тоже вскочили на ноги, тишину вспорола автоматная очередь.

  Темный силуэт надвигался. Мнеморг был безоружен. На его вечно бесстрастном лице появилась зловещая улыбка. Пули не могли причинить ему вреда, а иного оружия, кроме допотопных автоматов, он здесь не видел. Эти люди были неопасны, но Дик Секонд хотел расправиться со всеми разом и обязательно голыми руками, чтобы заглушить досаду от первой неудачной попытки.

  - Алекс, живо в гравилет, я прикрою! - крикнула Хельга, и хронопилот без возражений повиновался. Слишком явной и предсказуемой была опасность.

  Расстреляв каждый по обойме и поняв бесплодность своих попыток, Пауль и Лугин смело бросились навстречу мнеморгу, но он одним движением сбил с ног обоих и нанес первый удар Хельге. Мощный кулак просвистел над самой головой. Хельга вовремя уклонилась. Но в следующую секунду она в полной мере смогла оценить силу робота-убийцы. Это был не кулак, а кувалда, обладающая инерцией локомотива. Хельга упала навзничь и, уходя от следующего удара, который мог стать роковым, откатилась в сторону, тут же вскочила на ноги.

  Хельга уже имела опыт борьбы с мнеморгом. Она знала, что тело этого монстра может быть податливым, как студень, упругим, как резина, и твердым, как сталь. Важно только поймать момент, когда робот пребывает в полужидком состоянии - тогда он наиболее уязвим. Его можно расчленить, деформировать, и это даст шанс уйти от преследования хотя бы на время.

  Хельга была необыкновенно подвижна, она включила одновременно программы танца и борьбы, умело сочетала вальс и кун-фу. Такая тактика была ее главным преимуществом в рукопашной схватке. Быстро перейдя в контратаку, Хельга провела серию ударов, которые хоть и не устрашили монстра, но все же заставили его вернуться в состояние студня. Хельга почувствовала, как плоть мнеморга внезапно стала податливой, как масло. Следующим ударом она пронзила грудь мнеморга насквозь и тут же поняла, какой промах совершила. Плоть робота в мгновение ока загустела и чуть было не заклинила руку. Хельге с трудом удалось освободиться и отступить.

  Она мельком посмотрела назад. Алекс, подавшись вперед, стоял в проеме кабины гравилета и, затаив дыхание, следил за ходом поединка. Он верил в свою защитницу, и это прибавило Хельге сил. Она вновь перешла в наступление, но Дик Секонд решил больше не рисковать. Мнеморг поднял с земли увесистую дубину, приготовленную Лугиным для костра, сделал обманное движение и обрушил ее на голову потерявшей осторожность Хельги.

  Все зазвенело вокруг, темнота вдруг расцвела диковинными цветами. Хельга поняла, что ей на этот раз досталось очень сильно. Какое-то время она ничего не видела, кроме этих цветов, двигалась наугад, споткнулась и упала.

  И тогда Алекс не выдержал. Молча, с затаенной злобой в душе, он рванулся на помощь. Подхватил с земли смолистый ствол молодой ели, сделал замах и нанес боковой удар. Мнеморг парировал, но его дубина расщепилась, и он бросил ее. Чуть отпрянув в сторону, он приготовился к новой атаке.

  Только сейчас Алекс осознал, с каким сильным противником вступил в схватку. Капсулы "Мобифорта" под рукой не было, а надежда на свои силы таяла с каждой секундой. Он еще раз успел ударить мнеморга. Ствол ели задел голову монстра, и тот качнулся в сторону. Но у Алекса было впечатление, что он ударил бронзовую статую. Ладони сразу заныли.

  Некоторое время Дик Секонд стоял как вкопанный, потом повернул голову и с интересом посмотрел на хронопилота.

  - Мне приказано тебя убить, - медленно, будто что-то припоминая, сказал он. - И я сделаю это! Я... сделаю...

  - Ты в этом уверен? - переведя дух, с иронией спросил Алекс.

  Он понял, что своим метким ударом на время нарушил работу биопроцессора. Значит, и у мнеморгов есть уязвимые места. Хотя странно: первый киллер - бироб - был вооружен до зубов, а этот явно бравирует, дерется в рукопашную. Но до каких пор ему будет доставлять удовольствие такая игра?

  Мнеморг вновь атаковал человека, но уже пришла в себя Хельга, справа подоспел Пауль. Все свершилось в одну секунду. Слаженные действия людей, которыми руководила биомашина, превзошли все ожидания Дика Секонда. По команде Хельги Пауль выпустил длинную очередь из "шмайссера". Мнеморг, сделавшись опять полужидким, пропустил пули сквозь себя. И в этот момент Алекс по команде Хельги вложил последние силы в сокрушительный удар. Еловый ствол обрушился на голову мнеморга и рассек его тело надвое.

  Не веря в свою удачу, люди поспешили к гравилету: монстр на глазах стал восстанавливаться. Хельга уходила последней.

  "Смерть опять отступила, - мелькнула у нее мысль. - Но до каких пор она будет играть с нами в прятки? Когда придет неумолимая, жестокая и коварная?"

  Хельга захлопнула люк, скользнула в кабине к свободному месту и только тогда поняла, что в гравилете стало на одного человека больше. Из дальнего угла кабины ей виновато улыбался эксперт Лозовски.

  - А вы откуда взялись? - спросила Хельга, гневно сверля глазами пришельца из Будущего.

  - Как всегда, оттуда, - ответил Майкл, показав на "серое окно" в хвосте гравиплана. - Я ненадолго.

  - Что плохого на этот раз?

  - Хельга, дай человеку высказаться, - остудил ее пыл Алекс.

  - Молчу! - ответила Хельга и обиженно отвернулась.

  Гравилет взлетел под облака и медленно поплыл на север. Внизу были сплошные болота, и ОТТО никак не мог найти подходящее место для новой стоянки.

  - Хотите знать, кто приказал вас убить? - без обиняков спросил Майкл.

  Алекс не спешил с ответом.

  - Ну, допустим.

  Майкл вытащил из кармана репродукцию старинного рисунка и показал ее Алексу.

  - Узнали?

  - Ренке? - удивился Алекс. - Что за бред?!

  - Это точно Ренке? Вы уверены? - спросил Майкл.

  - На сто процентов. Оберштурмбаннфюрер Ренке, начальник Брянского гестапо, собственной персоной. Он что, ваш агент в Этом времени?

  - Наоборот. Он из Вашего времени переместился к нам. Но ему крайне не повезло: он попал в петлю времени и стал бессмертным.

  - Его размазало? - воскликнул Алекс и усмехнулся. - Вот это интересно! Ну, и как он там, у вас в Будущем.

  - С одной стороны - неплохо. Он стал повелителем всей планеты. Так что, думаю, он достиг своей цели. Но вот каково ему жить, не старея, сто лет, и каково видеть вокруг бесчисленные копии себя любимого, этого я не знаю.

  - Вы думаете, ему плохо? Он хочет вернуться? - спросил Алекс.

  - Возможно. Но - в силу инерции Времени - сделать этого пока он не может. Вот, собственно, и все, что я хотел вам сказать.

  - И чего вы добились? - спросила вдруг Хельга.

  - Я убедился, что наш Хозяин - именно из вашего времени. Именно Ренке. А это уже немало.



  ССВ

  5 октября 2262 года_______________________________________________________

  Майкл вернулся в Свое время, и кстати. Этьен искал его уже с полчаса.

  - Сэр! Вас вызывают наверх! Сам!

  - Кто? Петреску?

  - Са-ам! - значительнее произнес Этьен и пояснил. - Хозяин!

  - Не может быть! Хозяин? Меня? - опешил Майкл. - Зачем?

  - Вот уж этого, увольте, не знаю. Но желаю вам... всего хорошего.

  "Ну, вот и финал, - подумал Майкл. - Недолго же мне дали пощеголять в шкуре куратора ССВ. Вряд ли я вернусь в этот уютный офис".

  - Куда я должен переместиться? - спросил он секретаря.

  - Вот адрес, - Этьен протянул Майклу код-карту для "бломпа".

  Введя в "бломп" сложную буквенно-цифровую комбинацию, Майкл переместился в один из дворцов Владыки. Сюда были вхожи лишь избранные, да и то не всегда. Огромный зал вместил бы и тысячу человек, но был предназначен для аудиенций. Длинный стол с рядами кресел, наверно, никогда не использовался по назначению. Широкие окна были задрапированы светонепроницаемой тканью, а свет лился с противоположной стены. Далеко впереди, над столом нависал черный бархатный занавес, совсем как в театрах двухсотлетней давности.

  - Сядьте! - раздался вдруг властный голос, и Майкл повиновался. Он выбрал крайнее кресло, отодвинул его от стола и присел на краешек.

  Минуты две ничего не происходило, затем занавес колыхнулся, и в зал один за другим стали входить близнецы. Они рассаживались вокруг стола, где кому было удобно, а тот, что вошел последним, занял почетное место во главе стола. Всего Майкл насчитал восемнадцать двойников Владыки.

  - Здравствуйте, эксперт Лозовски, - мрачно, не глядя на Майкла, сказал тот, что занял почетное место. - Знаете ли вы, кто я?

  - Догадываюсь, - ответил Майкл. Он взглянул на двойника, сидевшего к нему ближе всех. Сходство с портретом Ренке было поразительное. - Ваша фамилия Ренке? Вы офицер гестапо? Из 47-ого года?

  - Верно, - ответил Хозяин-2, двойник, на которого Майкл смотрел в это время. - А кто вам об этом сказал?

  - Алекс Химмель.

  - Так вы знаете мою историю? - спросил Хозяин-3, сидевший чуть дальше.

  - Ну, в общих чертах.

  - Хотите знать больше?

  Майкл задумался.

  - Вы боитесь меня? - мрачно улыбнулся Хозяин-4.

  - Я знаю, что вы можете сделать со мной все, что вам заблагорассудится.

  - Исчерпывающий ответ.... Но не бойтесь. Я не причиню вам зла, - взял слово Хозяин-1. - По-честному, за сто с небольшим лет я и забыл, что когда-то служил в гестапо. Порой мне кажется, что все это случилось не со мной, а с другим человеком.... Итак, представьте! Я попал в 2159 год. Один, без оружия, без "бломпа", без надежды вернуться в свое время. Человек в форме всегда заметнее гражданского. Поэтому я первым делом избавился от мундира. Надо было привыкать к чужому миру, впитывать новое, приспосабливаться. Я уже понимал, что остаток своих дней мне суждено прожить жизнью "одинокого маленького" человека. Я уже смирился с этой мыслью. В первую ночь своего пребывания в чужом мире я уснул прямо на улице, где-то на окраине большого города. А на следующий день я проснулся и увидел рядом своего двойника. Хотел бы я видеть выражение вашего лица, попади вы в такую передрягу! Конечно, я испугался, я ничего не мог понять, я поспешил уйти, пока мой двойник не проснулся. Но уже вечером я стал разыскивать его, чтобы во всем разобраться. Помню все так ясно, будто только вчера все это случилось. Конечно, не сразу, но однажды я, слава Богу, понял, в чем дело. Понял, откуда и как появляются мои двойники. И понял, как эту чудовищную ситуацию обратить во благо себе. Один человек мало, на что способен. Двое, трое, четверо - это уже сила. А когда у тебя десять, сто, тысяча двойников, твои возможности возрастают прямо пропорционально их количеству. И я подумал: а что, если пойти во власть? С армией двойников-единомышленников не так уж и сложно стать кем-то вроде нашего фюрера. Конечно, надо учесть веяния времени. Никакой идеологии, никаких митингов, никаких войн. Просто стать богом.... Бессмертным и всемогущим.

  - Лозовски, вам никогда не хотелось стать богом? - с улыбкой спросил Хозяин-2.

  - Представьте, нет, - ответил Майкл.

  - А я захотел, и у меня получилось, - сказал Хозяин-3.

  - Итак, спустя несколько лет я стал Владыкой, - продолжал Хозяин-1. - А чуть позже начались и первые эксперименты по мгновенному перемещению во времени и пространстве. Ученые создали "бломп", и я тут же воспользовался этим изобретением. Знаете, чему я посвятил свое первое путешествие в Прошлое? Я решил навести справки о себе самом.

  - И что же вы узнали? - спросил Майкл.

  - Ничего, - пожал плечами Хозяин-2. - Разве только то, что 47 год закончился Тупиком. Коротко и ясно, без претензий на надежду. Еще и еще раз я посылал в Прошлое своих двойников. Но тщетно. Некоторые не вернулись. Тем временем армия моих двойников выросла настолько, что я уже не мог контролировать поступки каждой моей копии. Кто-то из них влез в 1943 год и создал предпосылки физического устранения Сталина и Рузвельта. Узнав об этом, я предположил, что творцом Тупика могу быть я сам, и с тревогой стал ждать реакции Времени. Ведь Время, если его разозлить, может стереть в порошок.... Однако со мной ничего страшного не произошло. А вскоре ученые заговорили о микрокоррекции исторических событий, о ее пользе и безопасности. Я ухватился за эту идею и пошел им навстречу. И вот совсем недавно моим ученым стал поперек горла первый проект древней Хроноразведки. Я решил поиграть сам с собой. Я подумал: что, если Алекс Химмель не полетит в Прошлое? Что, если он оттуда не вернется? Что, если я не найду "бломп" и не перемещусь в 2159 год?

  - Сегодня эти игры мне надоели, - сказал Хозяин-1. - Мне вообще все надоело. Влезьте в мою шкуру, чтобы узнать, насколько я устал от всего этого! За свою долгую ужасную жизнь я совершил много необдуманных и противоречивых поступков. Но отныне все будет иначе. Знаете, с чего я начал сегодня? - Хозяин выждал положенную в таких случаях паузу и улыбнулся. - Я уничтожил Группу Контроля. Она мне мешала. Все эти мои копии были плохими советчиками. Только представьте: тридцать пять тысяч плохих советчиков! Именно столько было у меня копий.... Кто бы мог подумать, что во время перемещения я попаду во Временную петлю, и после этого стану регулярно, словно по почте, получать своих двойников?

  - Давно вы узнали мою историю? - неожиданно спросил Хозяин-4.

  - Недавно, - односложно ответил Майкл.

  - Я уж не спрашиваю, откуда вам это стало известно. Думаю, что от Джетса.... Не пугайтесь! Вы его не подставили. Да и вообще, отныне ни он, ни его боевая группа меня уже не интересуют. Если хотят, пусть возвращаются в свое время. Все равно этого времени осталось немного: не сегодня-завтра, наш мир лопнет, как мыльный пузырь. И все мы исчезнем...

  - Почему?

  - Своим перемещением в 2159 год я создал Временную петлю, в которой до сегодняшнего дня все мы благополучно и жили. Но сегодня.... Сегодня как раз тот день, когда я впервые попал в этот мир. День начала и конца Петли моего имени. Воспользовавшись "бломпом" бироба, я переместился в 2262 год и попал на виллу Петреску. Да-да! Туда, откуда отправился в Прошлое Джо Файф. Для меня это - пройденный этап. Для вас - еще не свершившаяся реальность.

  - Так вы попадете на виллу Петреску? И это случится сегодня? - воскликнул Майкл.

  - Случится, или уже случилось, какая разница! Не перебивайте! Попав в Будущее, я испытал настоящий шок. Не мудрено, что в таком состоянии я, не раздумывая, застрелил трех человек, вставших у меня на пути. Даже не знаю, кого именно. Расстреляв обойму моего парабеллума, я решил вернуться обратно в 47-ой, но вместо этого переместился на сто лет назад. И, как назло, потерял "бломп".

  - Он остался включенным, и вас размазало по времени?! - скороговоркой выпалил Майкл. - Так все это случится сегодня?

  - Случилось, - мрачно проговорил один из двойников. - Это уже случилось. Я вызвал вас, чтобы дать вам поручение особой важности. Надеюсь, вы мне не откажете.... Нужно отправиться на виллу Петреску, найти "бломп" и отключить его. Тогда наша Петля исчезнет.

  - Скажите, почему вы уничтожили Группу Контроля?

  - Почему это вас интересует? - усмехнулся Хозяин-1. Подумав, он все же решил ответить на вопрос. - Вы когда-нибудь спорили сам с собой? Представьте: тридцать пять тысяч ваших двойников толкаются, орут, каждый кричит свое, каждый считает, что прав только он. Меня, самого старшего, никто не хотел слушать. Мне пришлось применить силу. Зато за этим столом собрались одни единомышленники. Мы приняли решение сообща. Так вы отключите "бломп"?

  - Но ведь после этого все исчезнет! - нахмурился Майкл.

  - Теоретически - да. Но это не должно вас смущать. Исчезнет мир, но не люди. Исчезну я, но вам это только на руку. Я устал так жить, я хочу воспользоваться возможностью хотя бы исчезнуть.... Ну, так что? Обещаете отключить "бломп"?

  - Попробую, - ответил Майкл. - А как мне найти виллу Петреску?

  - Я дам вам ее адрес. И предупрежу хозяина, чтобы ваш визит не был для него неожиданностью.



  У НАЧАЛА ПЕТЛИ

  28 ноября 1943 года_______________________________________________________

  Сэм Джетс просматривал подшивки древних газет. Их заголовки кричали о дерзком теракте в отношении Сталина и Рузвельта. Советский и американский президенты, прилетевшие в Тегеран на конференцию, были убиты по дороге в посольство, в пяти километрах от аэродрома.

  Многочисленные фотографии изрешеченных пулями автомашин красноречиво говорили о внезапности нападения, о чудовищной плотности огня и о невозможности отражения атаки диверсантов.

  Машины президентов были взорваны снарядами фаустпатронов. Не устоял даже бронированный автомобиль Сталина. Немногочисленная охрана была быстро перебита в перестрелке. Диверсанты, практически без потерь, исчезли в предгорьях Эльбруса.

  - Вот с чего началась Наша Петля, Мэт, - сказал Джетс, тыча пальцем в газету. - Здесь мы и должны ударить с тем, чтобы Петля затянулась в Удавку.

  - Как ты это себе представляешь? - спросил Мэттью.

  - Очень просто. Нам надо поработать хронохирургами...

  Приготовления к контрдиверсионной операции были недолги. Место и время выхода в 1943 год были определены заранее. Четверо добровольцев - Джетс, Мэттью, Тим Райли и Смит-Акула - были экипированы с таким расчетом, чтобы при любом раскладе остаться в живых. Бронированные скафандры делали их похожими на пришельцев из космоса. Оружие того времени найти не смогли. Пришлось воспользоваться автоматами Калашникова, изъятыми из 1993 года...

  В скафандрах на иранском солнце было очень жарко. Джетс и его спутники не знали, куда деваться от зноя. Пот заливал глаза. Вездесущая иранская пыль хотя и не лезла в глаза, но на зубах скрипела, что надо...

  Группа вышла на шоссе за полчаса до теракта. Джетс сориентировался на местности и понял, что диверсанты могли прятаться в балке у поворота дороги.

  - Если укрытие там, то нас уже заметили, - сказал Тим Райли.

  - И за кого они нас приняли? - попробовал пошутить Мэттью. - За инопланетян?

  - Какая разница, - пожал плечами Джетс. - Лишь бы не ушли, а дали нам бой.

  В ответ на его слова из-за огромного камня-валуна раздалась пулеметная очередь. Джетс и Смит-Акула были сбиты с ног. Мэттью и Тим Райли бросились вперед.

  В балке было больше десятка вооруженных диверсантов. Все они были в одежде феллахов, с фальшивыми, крашеными хной бородами, но Мэттью ни на миг не усомнился в том, что перед ним диверсанты-эсэсовцы. Они были явно обескуражены тем, что их укрытие обнаружено, они были удивлены, повстречав людей в бронескафандрах. Они начали стрелять в Мэттью из автоматов, и Мэттью начал отстреливаться. Он шатался под градом сыпавшихся на него пуль, но количество стрелявших в него людей с каждой секундой сокращалось. Рядом грохнул взрыв, и Тим Райли упал, как подкошенный. Вслед за этим Джетс бросил в балку пару гранат, и оставшихся эсэсовцев разбросало взрывом в разные стороны.

  - Чисто, - открыв забрало шлема, сказал Джетс. - Мэт, посмотри, что с Тимом.

  - Его контузило, - ответил Мэттью, помогая Тиму подняться с колен.

  - Здесь надо немного прибраться, - Смит-Акула огляделся по сторонам. - Нехорошо будет, если президентский кортеж что-то заподозрит. Сколько у нас времени?

  - Минут двадцать, двадцать пять, а может, и того меньше, - сказал Джетс. - Давайте забросаем трупы ветками, с дороги будет не так заметно.

  Он первым спустился в балку и первым почуял опасность.

  Трое "убитых" внезапно вскочили на ноги, сбили с ног Джетса и, прижав его к земле, открыли огонь по Мэттью и Райли.

  - Смит, это биробы! - успел крикнуть Джетс. - Бей по ним из гравиружья! Меня не жалей! Иначе все погибнем!

  Смит-Акула стоял под градом пуль, держа гравиружье наготове, но выстрелить в товарища не мог. Это было выше его сил. Вот застонал раненый Мэттью, вот повалился замертво Тим Райли. А Смит стоял и смотрел вниз, на своего командира.

  - Стреляй, или все пропало! - крикнул Джетс.

  И тогда Смит выстрелил.

  Склоны оврага подались в стороны, земля мгновенно покрылась сетью трещин, пополз вниз кустарник, а тела Джетса и трех биробов на полметра вдавило в землю. Смит-Акула поспешил вниз - надо было добить роботов и помочь Сэму.

  Раненый Мэттью стоял у валуна при дороге и всматривался вдаль.

  - На горизонте пыль! - через секунду крикнул он Смиту. - Целое облако пыли!

  - Неужели президентский кортеж? - отозвался Смит-Акула. - Так рано! Посмотри, что с Тимом? Убит?

  - Убит, - мрачно ответил Мэттью.

  - Тащи его вниз и руби ветки, накрывай трупы. Да посмотри, нет ли на дороге крови.

  - Здесь чисто, - ответил Мэттью, задыхаясь под тяжестью тела Райли.

  - Ты ранен? Тяжело? - спросил Смит, добивая последнего робота.

  - Трудно дышать, - сплевывая кровавую пену, сказал Мэттью. - Пуля, кажется, пробила легкое.

  - Давай, я тебя перевяжу, - предложил Смит.

  - Потом. Что с Джетсом?

  - Он еще жив, - ответил Смит, пропуская Мэттью к тому месту, где лежал командир.

  Тело Сэма было вдавлено в землю. Только глаза двигались на его разбитом лице.

  Скафандр Джетса был смят и разорван, пропитан кровью.

  - Сэм, я сейчас тебя вытащу! - воскликнул Мэттью.

  - Не трогай! - Джетс пошевелил губами. - Мне уже не поможешь: мешок с костями.... Они едут?

  Мэттью молча кивнул.

  - Помоги Смиту. А меня присыпь землей, чтоб не видно было.

  - Как можно, Сэм?! - Мэттью потянулся за веткой. - Я тебя прикрою зеленью. Так нормально?

  - Нормально, - через силу улыбнулся Джетс. - Знаешь, лет сорок тому назад, в детстве, я раздавил ногой муравья. Теперь я понимаю, как ему было больно. Только одно удобство: могилу копать не надо.

  Смит и Мэттью спрятали трупы диверсантов, засыпали землей останки биробов, и сами едва успели залечь за валун при дороге.

  Кортеж американского президента пропылил по дороге. Улыбающийся Рузвельт сидел в "виллисе", одной рукой придерживая шляпу. Два вооруженных телохранителя стояли на подножках, и еще два лежали на передних крыльях машины. Никто из них и подумать не мог, какую ужасную смерть отвели от них четыре человека из Будущего.

  Через минуту мимо Смита и Мэттью прошла машина Сталина. Генералиссимус ехал в Тегеран договариваться об открытии второго фронта и послевоенном разделе Европы.

  - Дело сделано, - сказал Смит-Акула, когда машины президентов скрылись вдали. - История вернулась в свое русло. Вот только нам вернуться уже некуда.

  Мэттью спустился в балку и подошел к тому месту, где лежал Джетс.

  - Сэм! - позвал он, но ему никто не ответил.

  Джетс уже не дышал, и его открытые глаза стали неподвижны.

  - Все правильно, Мэт! - крикнул Смит-Акула. - История вошла в колею. Останки биробов исчезли!

  - То есть? - не понял Мэттью.

  - История вошла в колею. Нашей Петли больше нет. Больше того, ее никогда и не существовало. Биробов тоже никогда не было. Потому-то они и исчезли.

  - Ничего себе! - усмехнулся Мэттью. - Значит, мы тоже сейчас исчезнем?

  - Надеюсь, что нет, - хмуро ответил Смит. - Но и вернуться у нас не получится. Придется обживать это время.

  - Почему не получится? - возразил Мэттью. - Надо попробовать. Сейчас достану "бломп", - он пошарил рукой в кармане. "Бломпа" в кармане не было.

  Смит улыбнулся, кивнул и сказал:

  - Обживать это время нам уже не придется. Посмотри, как быстро исчезает мой скафандр!



  СБ

  5 октября 2262 года_______________________________________________________

  Майкл очутился на узкой садовой дорожке между двух ухоженных цветников. Великолепие живой природы - под колпаком с искусственным климатом - восхитили его. Сад благоухал, расцвеченный палитрой диковинных цветов. В воздухе сновали стрекозы, деловито гудели шмели и пчелы, порхали мириады бабочек, собранных, казалось, со всего света. Тут были даже птицы - редкие гостьи современных городов.

  Вот здесь, в этом раю, совсем недавно случилось ЧП. Именно сюда переместился из Прошлого гестаповец Ренке. Перед тем, как отправиться на сто лет назад, он застрелил трех человек. Кто эти люди и где их трупы? Почему нет суеты, паники? Или все случилось несколько часов назад? Майкл терялся в догадках.

  Как из-под земли появился учтивый молодой человек в строгом костюме и очках. На лацкане пиджака красовался официальный значок.

  - Господин Лозовски? Прошу следовать за мной. Босс ожидает вас.

  То и дело оглядываясь по сторонам, Майкл поспешил за телохранителем Петреску. По пути он обратил внимание и на автоматических садовников с наклеенными улыбками, и на стайку молодых девушек в прозрачном бассейне, и на биробов-охранников, занявших круговую оборону по периметру райского сада. И люди, и роботы вели себя так, будто ничего не случилось.

  Петреску сидел в шезлонге на живописной лужайке и слушал доклад своего заместителя, парящего в трех метрах от него, в растре голографического экрана. Заметив приближающегося Майкла, Петреску жестом приказал заместителю отключиться. Потом поднялся и встретил Майкла дежурной улыбкой и легким поклоном.

  - Здравствуйте, Майкл! О вашем визите меня только что известил Владыка. Признаюсь, я удивлен! Наверно, еще никто не делал карьеры так стремительно, как вы. Вы видели его и разговаривали с ним? Присаживайтесь и рассказывайте, какую миссию поручил вам наш Господин.

  - Что у вас тут случилось? - спросил Майкл.

  - У меня?! Ничего. А что должно было случиться? - Петреску был удивлен и заинтригован.

  - Вы посылали в Прошлое бироба?

  - Да. В 47-ой год.

  - Он не вернулся?

  - Насколько я знаю, нет. А что? Нужно срочно его вернуть? Отменить задание?

  - Нет. Ваш бироб не вернется: он уничтожен. Воспользовавшись его "бломпом", сюда переместился некий человек из Прошлого.

  - Быть такого не может! Мне ничего не докладывали. Охрана у меня работает четко. Если бы здесь появился чужак, его сразу бы обнаружили. Вы уверены, что человек из Прошлого уже здесь?

  Майкл ответил не сразу. Кто знает, не ловушка ли - это странное поручение Владыки? Не против Петреску ли ведется сейчас игра?

  - Хозяин сказал, что чужак уже здесь, - ответил Майкл.

  - А-а! Это другое дело! Не верить Хозяину я не могу! В таком случае идемте, осмотрим сад. Опросим охрану.

  Майкл пожал плечами. Он вынужден был согласиться.

  Петреску сделал знак двум телохранителям, чтобы те сопровождали его.

  - Идемте, Майкл, - сказал Петреску. - Я покажу вам мой сад. Если ваши дела и дальше пойдут так же успешно, вы сможете обзавестись таким же райским уголком.

  - Ваш сад огромен, - ответил Майкл. - На осмотр всей территории уйдет уйма времени. Не лучше ли нам пройти туда, откуда в Прошлое был заброшен бироб?

  - Резонно. Так мы и сделаем, - улыбнулся Петреску. Он безукоризненно играл роль радушного хозяина, а мозг его тем временем просчитывал все возможные варианты развития странной игры, которую затеял Хозяин.

  - Кто он, этот чужак? И почему его возможное появление в моем саду так волнует Владыку? - спросил Петреску, и вдруг внезапная догадка исказила черты его лица. - Уж не сам ли хронопилот пожалует к нам в гости? Майкл, вы не в курсе?

  Майкл раздумывал, рассказывать ли Петреску историю Хозяина или лучше пока промолчать. Сделав неопределенный жест, он промолчал...

  - Ну, вот мы и пришли, - сказал Петреску, остановившись на садовой дорожке у двух огромных розовых кустов. - Вот отсюда я и отправил бироба в 47 год. Как видите, все чисто. Даже трава не примята. Никто из Прошлого сюда не...

  Петреску не договорил. В это мгновение розовый куст качнулся в сторону, справа от него возникло "серое окно", и из него на садовую дорожку вышел человек в черном мундире со старинным пистолетом в правой руке. Телохранители Петреску выхватили автоматы, но Ион остановил их, разведя в стороны руки с растопыренными пальцами.

  - Не стрелять! - приказал он и улыбнулся. - Этого человека я узнаю из тысячи, в каком бы виде он не предстал передо мной! Здравствуйте, Хозяин! Так вы лично совершаете путешествия во Времени?

  Майкл во все глаза смотрел на пришельца из Прошлого. Только он один знал, что на самом деле Хозяин - это эсэсовец Ренке.

  Пока Петреску говорил, Ренке озирался по сторонам, держа палец на спусковом крючке "парабеллума". Но вот Петреску шагнул вперед, и Ренке выстрелил. Сначала в Петреску, потом в каждого из телохранителей. Он расстрелял всю обойму и бросил пистолет на землю.

  Майкл был напуган и стоял, инстинктивно заслоняясь ладонями. Ренке не стрелял в Майкла только потому, что тот был безоружен.

  На выстрелы стали сбегаться роботы: садовники и охранники. Ренке не мог больше оставаться в этом месте. Он нажал какие-то кнопки на "бломпе" и поспешил к "серому окну", но подбежавший охранник сбил его с ног. "Бломп" выскользнул из руки Ренке, описал в воздухе дугу и упал под ноги Майклу. Ренке оттолкнул робота и буквально нырнул в проем "серого окна". "Окно" исчезло.

  Майкл был словно загипнотизирован всем произошедшим. Он переводил взгляд с мертвого лица Петреску на "бломп", и обратно. Подбежавшая Инга вывела его из состояния ступора.

  - Что это было? Что с дядей? Он убит?! Майкл!

  - Да! - опомнился Майкл. Он наклонился и поднял потерянный Ренке блок мгновенных перемещений. На экране прибора светилась дата "2159".

  "Все верно! - подумал Майкл. - Ренке переместился на сто три года назад, и его размазало по времени. Эти несколько минут, что прошли с момента его исчезновения, уже превратились в сто три года правления Хозяина. Петля длиною в сто три года должна сегодня замкнуться. И замкнуть ее предстоит мне. Что будет потом, после того, как я нажму кнопку? Об этом я могу только догадываться. Но мне нельзя здесь оставаться ни на секунду! Я должен отправиться в Прошлое, чтобы спасти Алекса...

  Вокруг сновали люди и роботы. Размазывая по щекам слезы, что-то кричала Инга. А Майкл сжал в руке "бломп" и надавил на кнопку.

  Что-то изменилось вокруг. Поблекли цветы, насекомые замерли в воздухе. Робот-садовник уронил лейку. А потом мир, как акварельный рисунок под дождем, стал размытым. Поплыли краски, начали исчезать деревья и люди. Майкл наблюдал за всем этим, поспешно набирая на своем "бломпе" координаты хронопилота. Инга сделала шаг навстречу Майклу, и вдруг исчезла.

  Мира, как такового, уже не было. Краски смешались, как у художника на палитре. И на фоне этой палитры одиноко висело в воздухе "серое окно" выхода в 47 год. Майкл шагнул в него, и навсегда ушел из гибнущего мира.



  ЭКСПЕРИМЕНТ

  24 июля 1947 года, четверг_________________________________________________

  Гравилет переместился на пять километров восточнее. Пауль и Лугин попросили высадить их недалеко от деревни на краю леса. На прощанье оба пожали Алексу руку.

  - Каждому своя дорога, - сказал Пауль. - Желаю удачи! И непременно вернуться к себе в будущее!

  - А мы с Хельгой желаем вам победить!

  На этом и расстались.

  ...Промчалась ночь, погасла последняя звезда. Небо заалело на востоке. Проснулись птицы.

  Гравилет висел в воздухе, но со стороны казалось, будто он распластался на вершинах сосен. Алекс завтракал, Хельга сидела, задумавшись. ОТТО по своему обыкновению брюзжал:

  - Как ловко нас провели! Ай да доктор Хорн! Сколько биотроники! Бесполезный хлам! Возвращаемый модуль! Невозвращаемый пилот!

  - Что тебя так допекло?! - улыбнулась в ответ Хельга. - Ведь твоя память на кристалле. Главное, чтобы вернулся Алекс, тогда и ты не пропадешь.

  - Сэр, а что вам мешает переписать и память Хельги на кристалл? - спросил ОТТО. - Это элементарно.

  - Это ни к чему! - за Алекса ответила Хельга. - Моя душа - ментакарта - у меня под мышкой. Если что, надави и получай. Зачем переписывать? Но Алекс говорит, что другой такой, как я, нет на всем белом свете. Он никак не может свыкнуться с мыслью, что меня все равно однажды не станет.

  - Я привык относиться к тебе, как к человеку, - почему-то раздраженно сказал Алекс.

  - Но ведь и люди смертны. Ничто не вечно под луной. И я не понимаю, почему ты отказываешься от помощи Майкла?! Он имеет реальную возможность отправить тебя в будущее. Правильно, он может взять с собой одного тебя. Чего ты упрямишься? Чего ты добьешься своим упрямством?

  Дик Секонд потерял целый час, разыскивая в лесу тайник с оружием. Мнеморга вело вперед не только желание выполнить приказ, но и гнев на людей, осмелившихся дважды вырваться из его рук. "Но теперь они от меня не уйдут", - лениво размышлял Дик, разглядывая гравилет в прицел излучателя.

  Короткоствольный экранированный излучатель генерировал сгустки плазмы, похожие на шаровые молнии размером с апельсин. Скорострельность невелика, зато точность и кучность попадания выше всяких похвал.

  Мнеморг прицелился и нажал спусковой крючок. Из раструба излучателя вырвалась ослепительно-желтая молния и пронзила кроны сосен.

  Силовой кокон гравилета загудел, стал похож на хрустальный подсвеченный изнутри шар, по поверхности которого забегали радужные сполохи.

  Второй выстрел пробил защитное поле. Гравигенный модулятор начал работать с перебоями, и гравилет неуклюже повалился вниз, на землю. Удар оказался довольно силен. Если бы не Хельга, успевшая подхватить Алекса, тому пришлось бы совсем плохо.

  - Опять он! - воскликнула Хельга. - И, похоже, ему надоело с нами возиться.

  Ни слова не говоря, Алекс приготовил капсулу "Мобифорта". Он даже не подумал, к каким последствиям это может привести.

  В грохоте и реве третьего выстрела Алекс и Хельга выбрались из поврежденного гравилета.

  - Буду признателен, если вы останетесь в живых, - крикнул им вслед ОТТО. - Прощайте!

  Кибермозг пытался включить аварийные системы и поднять гравилет в воздух.

  Мнеморг перенес огонь на хронопилота и его подругу. Те метались между стволами сосен, с разбега бросались в траву. Но исход поединка уже не вызывал сомнений.

  ОТТО все же удалось поднять искрящую машину в воздух. Он не думал сейчас о себе, хотя по-прежнему страшился смерти и забвения.

  Мнеморг заметил приближающуюся опасность и торопливо начал стрелять по гравилету, который пикировал на него. Но даже в эту секунду Дик Секонд не верил, что Кибермозг способен пожертвовать собой.

  Мысленно попрощавшись с командиром, которого всегда ревновал к Хельге, ОТТО, так надеявшийся, что его память останется на кристалле и переживет его, направил гравилет на мнеморга. Серия попаданий не остановила его. Гравилет взорвался в воздухе, обратившись в яркий огненный шар, краем своим захвативший и монстра.

  ...Бушевало пламя, пожирая останки славного ОТТО. Алекс и Хельга приблизились к огню.

  - Куда он делся? - недоуменно спросил хронопилот, отыскивая глазами мнеморга.

  - А ведь ОТТО любил тебя больше, чем я, - словно не слыша его, печально сказала Хельга. - Он так переживал за свою память, а вот сейчас забыл о себе... Милый ОТТО!

  - Ну что, отдышались? - вдруг раздался за спиной насмешливый голос восстановившего себя мнеморга.

  Дик Секонд хрипло засмеялся, резко раздвинул в стороны мышцы грудной клетки и вытащил из разверстой груди миниатюрное гравиружье. Мышцы встали на прежнее место. Мнеморг изготовился для стрельбы, но в этот момент Хельга резко прыгнула на него. Прыгучести биомашины наверняка позавидовал бы и кенгуру, если бы умел завидовать.

  В секунду Хельга пролетела с десяток метров и сбила мнеморга с ног. Но силы были неравны. Дик Секонд поднялся, морщась от досады, стряхнул с себя Хельгу и, высоко подбросив ее над землей, выстрелил вслед.

  Гравиружье гулко ахнуло. Сломались, как спички попавшие в фокус сосны. Взметнулось над землей серое облако пыли.

  С глухим стоном Хельга ударилась оземь. Она еще жила, но сознание угасало. Ее тело было обезображено, плоть висела клочьями, металлический остов распался на части, процессор работал в аварийном режиме. Хельга лежала на траве, подвернув под себя руки, и, не в силах пошевелиться, смотрела в утреннее безоблачное небо. Только разбитые губы беззвучно шевелились, повторяя любимое имя.

  В те секунды, которые подарила ему Хельга, Алекс приготовился к последней схватке. Раскусив зубами капсулу "Мобифорта", он почувствовал, как нечеловеческая сила вновь пробуждается в нем, чтобы превратить в сверхчеловека.

  Человек и робот сошлись.

  А в это время в небе над Брянском плыл самолет со звездами на крыльях, и бравый летчик с мирной фамилией Голубев готовился к бомбометанию. Курносая старуха с косой притаилась за пилотским креслом, скаля зубы и предвкушая скорую поживу.

  Первый же выпад Алекса озадачил мнеморга. Не мог человек обладать силой бироба, не мог без вреда для себя наносить такие удары. И все же он делал это.

  Тело мнеморга сделалось вязким, как тесто, рука Алекса насквозь пробила грудную клетку робота, и он потерял равновесие. В следующую секунду Дик Секонд захватил руки хронопилота, в мгновение ока взметнул тяжелое тело над головой и, раскрутив его, отпустил.

  Пролетев по воздуху несколько метров, Алекс ударился о ствол сосны. Правый бок пронзила резкая боль. Он понял, что проиграл. Рядом неподвижно лежала Хельга. Между пальцев ее руки был зажат крохотный диск, который она успела извлечь до наступления смерти. Это была ее ментальная матрица - карта души, кодекс индивидуальности.

  Алекс принял из негнущихся пальцев Хельги ее последний подарок и почувствовал, что сверхсила покидает его. Надвигались смертельная усталость и отупляющее разум равнодушие.

  Мнеморг подошел ближе. Алекс слышал, как его враг мурлычет от удовольствия.

  - Это была битва титанов! - вдруг с пафосом выкрикнул мнеморг. - Никто еще не уходил от меня живым! Я всегда довожу дело до конца.

  Расстояние между роботом и человеком неумолимо сокращалось, тяжелая поступь мнеморга отдавалась в ушах, но Алексу было теперь уже все равно.

  И вдруг случилось то, чего никто не мог ожидать. Рядом с хронопилотом размытым пятном возник прямоугольник "серого окна", из которого вышел человек в черном. Дик Секонд не успел даже удивиться, как гравиружье в руках черного человека заговорило, и ударная волна обратила мнеморга в пыль.

  - Это за Линду, - сказал Майкл Лозовски, поворачиваясь к поверженному Алексу. Майкл с трудом взвалил на плечо тяжелое тело хронопилота и вместе с ним шагнул в "серое окно".

  ...Мнеморг на удивление быстро воссоздал себя. Встав в полный рост и злобно оскалив зубы, он стал осматриваться в поисках людей, но никого рядом не было. Догорал гравилет, ставший могилой для ОТТО, рядом недвижимо лежала Хельга. Недоумевая, куда именно отправились люди, в каком месте и в каком Времени теперь их искать, мнеморг сделал шаг по направлению к тому месту, где оставил свой "бломп".

  И тогда он увидел свет, который шел отовсюду. Полнеба вспыхнуло малиновым пожаром, который разлился по земле, сжигая все на пути. Дик Секонд успел сообразить, что попал в эпицентр ядерного взрыва и что сейчас его не станет. Он даже почувствовал, как начинает испаряться его плоть, но сделать ничего не успел. Это было последнее ощущение в его жизни...



  ТВОРЦЫ ПАРАДОКСОВ

  125-й год новой эры_______________________________________________________

  Оптимист: Неплохую партию мы разыграли с вами, коллега!

  Скептик: Вы склонны преувеличивать наши успехи. А между тем мы допустили массу просчетов. Ну, разве можно так некорректно распоряжаться судьбами людей?!

  Оптимист: Нас извиняет то, что мы заботились о главном - спасали основную линию исторического развития от посягательств преступной клики. Не забывайте, что мы начали действовать с большим запозданием, когда секретные службы наших предков уже внедрились в 1943 год с целью изменить ход мировых событий того времени в свою пользу.

  Скептик: То, что это им удалось - я считаю нашим главным просчетом. Мы не должны позволять варварам так обращаться со Временем. Мы попустительствовали преступникам.

  Оптимист: Добавьте: вынужденно. Но вместе с тем мы ничем не рисковали. Создание мнимой реальности потребовало огромных затрат энергии и обошлось нам недешево, но зато мы были застрахованы от случайных полевых флюктуаций. Мы сохранили основную линию чистой, направив энергию переустроителей истории в русло мнимой реальности. Мы вольны были оборвать этот спектакль в любое время, и лишь дополнительное включение в игру древней Хроноразведки потребовало сохранить параллельную реальность до двадцать четвертого июля сорок седьмого года.

  Скептик: И надо же было этой Хроноразведке послать своего пилота именно в тупиковый 47-ой год! Дальше - больше. Все шло бы по нашему сценарию, не попади "бломп" в руки этого гестаповца Ренке. Он и себе устроил "веселую" жизнь, и нам таких узлов накрутил, что мы не смогли их вовремя развязать.

  Оптимист: Кто же мог предположить, что нацист из созданного нами "тупика" заберется в Будущее, да еще будет "размазан" по Времени?! Да еще умудрится наследить в 43 году, там, где мы осуществили только точечное вмешательство. Хорошо бы исследовать так называемую Петлю Ренке. Но теперь, когда она замкнулась, никто нам не скажет, какое именно событие было первым, какое последующим, и где было начало этой петли.

  Скептик: Когда я думаю о причинно-следственных связях в Петле Ренке, мне вспоминается детский спор о том, что появилось раньше: курица или яйцо.

  Оптимист: Да.... Вот так - спонтанно - создаются мнимые миры. А мы целых сто лет не знали, что делать с этим хроноаппендиксом! Но, слава Богу, Сэм Джетс решил этот вопрос оперативно.

  Скептик: А вам не кажется, что в какой-то мере мы ответственны за конфликт между Хроноразведкой 2141 года и Службой Безопасности во Времени 2262 года? По нашей вине последовала серия смертей, которых можно и нужно было избежать.

  Оптимист: Возражу вам, коллега, что хотя эти смерти и не являлись исторически необходимыми, все же были изначально запрограммированы в судьбах этих людей. Мы же правильно расставили фигуры, избрали верную стратегию с тем, чтобы сохранить центр всей композиции - хронопилота. Есть достоверная информация о том, что Алекс Химмель вернулся в свое время живым.

  Скептик: Но ведь самим созданием мнимой реальности, которая заканчивается тупиком в четверг двадцать четвертого, мы сожгли мосты, лишили Алекса возможности вернуться в будущее естественным путем.

  Оптимист: Но разве не мы, когда древняя аппаратура возвращаемого модуля не сработала, прокрутили вариант с Майклом Лозовски. Он оказался беспроигрышным.

  Скептик: Кхе-кхе, и до последней минуты не были уверены, что вытащим Алекса из тупика.

  Оптимист: На то были чисто субъективные причины: особенности характера и мировоззрения хронопилота. Да еще эта его привязанность к биотронной подруге...

  Скептик: Нет, наши акции впредь должны иметь логически завершенную форму, являть собой пример гармонии между прошлым и будущим. Пока же они попросту корявы - это я о хрономаяках.

  Оптимист: Да, нам пришлось выполнять черновую работу: вытаскивать маяки из тупика и подбрасывать два Хроноразведке и два Службе Безопасности. Но что поделаешь. Иначе послание Алекса не дошло бы до Хорна и Лозовски.

  Скептик: Все же я вынужден констатировать, что работа выполнена довольно грубо, и не хочу слышать ни о какой аналогии с изящной шахматной партией. У нас в руках не пешки, а живые люди с их правом свободного выбора.

  Оптимист: Дорогой друг, учтите, что это первая крупномасштабная операция Лиги Парадоксов по хроноэкологии. У нас практически нет опыта ведения подобных экспериментов, а объем работ впереди еще очень велик. Нас можно сравнить с саперами, которые обезвредили первую мину на обширном пространстве хронополя мировой истории... Несмотря на ваш скепсис, коллега, скажу, что это все же успех!

  Скептик: Ну, ладно, от нашего спора не будет толку. Я остаюсь при своем мнении!

  Оптимист: А я - при своем. Не пойму только, как мы с вами, коллега, уживаемся в теле одного человека!



  ЭПИЛОГ

  1 октября 2141 года_______________________________________________________

  Алекс очнулся, и первой, кого он увидел, была сестра Герда. Она улыбнулась ему в ответ, заботливо поправив одеяло. Алекс огляделся и привстал на кровати, но Герда удержала его, тонкие холодные пальчики коснулись могучего плеча брата.

  - Нельзя так резко двигаться, мой хороший! Почти сутки без сознания! Ты очень плохо перенес действие "Мобифорта"... Кто тебя так отделал - все тело сплошной синяк?

  Алекс не понимал, где находится, и почему рядом Герда. Уж не сон ли все это, не галлюцинация ли?

  - Герда! Как ты здесь оказалась? Как попала в прошлое? - спросил он.

  - Какое прошлое, что ты?! Ты, слава Богу, вернулся!

  - Вернулся? Но ведь ОТТО и Хельга погибли! Где я?

  Герда улыбнулась и погладила брата по голове.

  - Мы с тобой на вилле доктора Хорна. Он позвонил мне вчера и сказал, чтобы я срочно приехала. О тебе не сказал ни слова. Но я будто чувствовала, что ты здесь! Правда, целые сутки нервничала, переживала, но теперь все позади, и я рада!

  - Какой сегодня день?

  - Первое октября. Тебя не было почти две недели.

  Лицо Алекса потеплело, глаза ожили.

  - Сестренка, так я дома?!

  - Нет, мы у доктора...

  - Герда, ты не понимаешь. Я дома!

  Она заулыбалась вместе с ним.

  - Скучала? - спросил Алекс, заглядывая в полудетские васильковые глаза.

  - Соскучилась, - кивнула Герда. - Когда убили генерала, испугалась. Боялась, что не вернешься. И теперь тоже страшно: доктор Хорн приказал молчать о твоем возвращении. Он заботится о твоей безопасности. Сказал, что те, кто убил Бартона, могут быть очень опасны.

  - А где он сам?

  - Уехал. Сказал, что у него важное дело, и уехал... Вчера был врач. У тебя, слава Богу, ничего серьезного. Все кости целы, только на правом боку большая рана.

  - Да. Чувствую... Ну, не беда, заживет.

  - Поесть хочешь чего-нибудь?

  Он глазами сказал, что "да".

  - Воды. Двести лет ничего не пил!

  - Может, лучше сока?

  - Нет. Только воды. Чистой и холодной.

  Когда Герда вернулась со стаканом минеральной воды, Алекс сказал:

  - Очень жаль ОТТО, отличный был парень! А Хельгу, пока живу, буду помнить...

  И тут он вспомнил о биотронной душе подруги.

  - Постой, Герда, ты не знаешь, у меня в руке была ментальная карта?

  - Не знаю. Когда я примчалась сюда, ты уже лежал в постели, и около тебя хлопотал врач. Надо спросить Хорна.

  - А где он? Ах, да... Долго его не будет?

  - Сказал, что часа два-три.

  - Чем он сейчас занимается?

  - Не знаю: не спрашивала... Ну, ушел от дел, распустил Хроноразведку и теперь пытается что-то выращивать в своем саду. Кажется, ему обещали рассаду марсианских магнолий.

  Герда весело щебетала, рассказывая последние новости, а Алекс мучил себя воспоминаниями. Вновь и вновь вставало перед его мысленным взором милое лицо Хельги, приходила неотвязная мысль о ментакарте.

  "Неужели выронил? - думал Алекс, и от этой мысли ему делалось тоскливо на душе. - Неужели потерял? Может, она здесь, в доме? Но нет... Скорее всего, она там, в сорок седьмом".

  В комнате появился доктор Хорн. Он просиял, найдя Алекса в сознании. Подошел и сел в кресло возле кровати.

  - Прекрасно, дружище! Скоро будешь как новенький.

  - Здравствуй, Макс! - Алекс искренне обрадовался приходу друга. - Как я рад вновь тебя видеть!.. А ты поседел...

  - Нервы... Но я-то жив, а вот генерал...

  - Кто меня вытащил? Не ты?

  - Не-ет! Не я.... Лозовски. Слышал про такого?

  - Видел и говорил с ним. Хороший парень. Спасибо ему: вовремя успел.

  - Если б ты не упрямился, не пришлось бы ему вытаскивать тебя за минуту до взрыва! А раньше он не успевал по времени.

  - О каком взрыве ты говоришь?

  - После пуска двух "Фау", Омск ответил бомбардировкой Брянска. На город сбросили ядерную бомбу.

  - Все же сбросили... А Пауль уверял, что не посмеют. Наверняка он и Лугин погибли.

  - Ну, как ты? - вкрадчиво спросил Хорн. - В психологическом плане все о'кей?

  Алекс пожал плечами.

  - Вообще-то я чрезвычайно стрессоустойчив, иначе бы меня не послали...

  - Я тут подумал о тебе... Не знаю, может, сую нос не в свое дело. Короче, я хотел, чтобы ты чувствовал себя более уверенно, комфортно что ли...

  - Ну? Не тяни, о чем речь?

  - Мы с Майклом нашли у тебя ментакарту с памятью Хельги.

  - Так она у тебя?!

  - Я знал, что это неспроста! - заулыбался Хорн. - Значит, я на правильном пути! Она была дорога тебе, не так ли?

  - Больше чем дорога...

  - Ну, так я тебе ее возвращаю!

  - Она же...

  - Да, она погибла и ее тело осталось в Прошлом. Но в свое время, по заказу Хроноразведки были изготовлены две идентичные модели: Хельга-1 и Хельга-2. Сейчас я съездил и забрал со склада копию.

  - Ко-пи-ю?

  - Мне не нужно было этого делать?

  Алекс приподнялся на локте, сморщился от боли, глаза его были печальны.

  - Макс, спасибо тебе, но... - Он помолчал и, покачав головой, грустно добавил. - Нет, я не хочу.

  - Почему? - удивился Хорн. - Ну, впрочем, как знаешь. Извини, если...

  В это время дверь приоткрылась, и в комнату вошла удивительно красивая женщина. Впервые хронопилот увидел Хельгу не в комбинезоне, а в обычном платье, которое подчеркивало ее женственность. Плавный изгиб шеи, полные губы, глаза... Глаза были родными до безумия, глазами ЕГО Хельги.

  Сходство с первой моделью потрясало. Но вместе с тем Алекс заметил в Хельге что-то новое, необычное, неизведанное. И именно это новое потянуло его к ней с неодолимой силой. Хельга подошла к кровати, присела на краешек и погладила Алекса по щеке.

  - Милый, я вернулась!





  КОНЕЦ



home | my bookshelf | | Хронопилот |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу