Книга: Остров без сокровищ



Остров без сокровищ

Виктор Точинов

Остров без сокровищ (роман-расследование)

Предисловие

Код Стивенсона

Читать в зрелом возрасте книги, любимые в детстве и юности, – занятие неблагодарное. Можно весьма и весьма разочароваться: тот же текст, те же иллюстрации и обложка та же, разве что бумага чуть-чуть пожелтела… И всё не так. Исчезло чудо, превращавшее бумагу и типографскую краску в манящий увлекательный мир, заставлявшее торопливо перелистывать страницу за страницей…

Оно, чудо, еще здесь. Но уже не для нас. Древний грек по имени Гераклит изрек: в одну реку дважды не войти, – и в течение тысячелетий фразу толкуют в том смысле, что меняются реки… А реки те же – те же берега, та же вода (Гераклиту простительно, он ничего не знал о круговороте воды в природе).

Реки те же. Меняются люди. И книги те же – все перемены произошли с читателем. А если он, бедолага, в ходе перемен умудрился и сам стать писателем, – вообще беда. Наметанным писательским взглядом еще легче увидеть в любимой книжке, представлявшейся в детстве шедевром, много нового и неприятного: стиль тяжеловесный; сюжет толком не проработан и зияют в нем логические провалы с каньон Рио-Гранде размером; экспозиция безбожно затянута, а финал небрежно скомкан; персонажи постоянно выпадают из образов – произносят слова и совершают поступки, которые ну никак не могут произнести и совершить; и рояли, рояли, рояли по кустам – больше, чем на рояльной фабрике.

И разочарованный писатель, повертев книгу в руках, возвращает ее на полку. Незачем, дескать, приобщать сына к чтению при помощи столь дурно написанного опуса. Зря… Когда возникает чудо, мелкие недостатки (и даже не совсем мелкие) не заметны абсолютно.

Но есть книги другие, их значительно меньше.

Они увлекали в детстве – лихим сюжетом, захватывающими приключениями, мужеством и благородством героев. Задумываться при чтении не приходилось – быстрей, быстрей, страница за страницей… Кто победит? Чем все закончится?

А в зрелом возрасте при внимательном чтении те же книги вызывают массу вопросов. Что хотел сказать автор этим эпизодом, вроде бы совсем не нужным в повествовании? А вот этот намек зачем торчит из текста, ни на что по видимости не указывая? А вот эта логическая нестыковка, явно неслучайная, – какой смысл вкладывал в нее автор? Ружье зачем висит на стене, в конце концов, – автор о нем помнит, несколько раз поминает о нем словно бы невзначай, – так отчего оно так и не выстрелило?

Вопросов много и если заняться тщательным и вдумчивым поиском ответов – они, ответы, постепенно складываются в законченную картину, логичную и непротиворечивую. Вскрывается второй слой романа, предназначенный для немногочисленной категории читателей, привыкших не просто следить за перипетиями сюжета, но и глубоко задумываться над прочитанным…

Одна из таких книг – «Остров Сокровищ» Роберта Льюиса Стивенсона. Незамысловатая приключенческая история для юношества, за которой скрыт второй смысловой слой. Стивенсон даже не зарывает его чересчур глубоко, использовав излюбленную классиками приключенческого жанра форму подачи материала под условным названием «Рукопись, найденная в бутылке». Историю нам рассказывает не Стивенсон – сын трактирщика Джим Хокинс, ставший юнгой на корабле, а затем весьма удачливым кладоискателем.

Автор, естественно, знает всё, изнанку любого события, на то он и творец своего мира, своей вселенной. Но авторская речь не звучит – рассказ ведет другой человек, способный ошибиться в оценке событий, не понять происходящее, позабыть какой-то факт или разговор… Умолчать о чем-либо в своих интересах, а то и попросту соврать, – тот, кто никогда и ни по какому поводу не врал, пусть первым бросит в Джима Хокинса камень.

Однако в воле автора указать нам, внимательным и вдумчивым читателям, где Джим Хокинс отступает от истины в своем мемуаре, преднамеренно либо нет. Такие указания рассыпаны по тексту романа очень щедро, равно как и недвусмысленные намеки на действительно происходившие события. Истинную картину событий восстановить вполне возможно.

Но второй, глубинный слой имеет не только сюжетная канва романа, не только приключения героев. Сами герои – и антигерои – тоже ох как не просты… Хотя и здесь на первый взгляд всё ясно и понятно: вот благородные джентльмены, вот противостоящие им гнусные злодеи, и чье здесь дело правое, ясно любому пятикласснику, торопливо перелистывающему страницы «Острова Сокровищ», торопливо глотающему главы, нашпигованные приключениями…

Но если перечитать книгу неторопливо и вдумчиво, становится ясно: каждый персонаж здесь не так уж прост и почти у каждого имеется двойное дно.

* * *

Тема двойной сущности любого человека – одна из центральных в произведениях Стивенсона. Раскрывается она в каждой книге по-разному.

Квинтэссенция рассуждений мэтра на эту тему – «Необычайная история доктора Джекила и мистера Хайда» – там рассматривается не только психологический дуализм личности, но и полное физическое раздвоение.

В историческом романе «Черная стрела» тоже почти все персонажи совсем не те, кем представляются с первого взгляда. Прокаженный нищий оборачивается дворянином и рыцарем, а чуть позже – убийцей и изменником; мальчик, скитающийся с главным героем по лесам – на деле очаровательная девушка; сам главный герой изображает монаха и так далее…

Но «Черная стрела» прямолинейна, написана в расчете на аудиторию весьма юного возраста, на читателей, абсолютно не склонных домысливать недосказанное автором. Маски держатся на героях едва-едва и автор сам срывает их при первом удобном случае.

«Остров сокровищ» значительно сложнее для понимания. Здесь тоже почти у каждого персонажа есть своя изнанка, свое двойное дно, – но срывать маски и выкладывать подноготную своих героев Стивенсон не спешит. Предоставляет читателю выбор: либо следить, особо не задумываясь, за лихими приключениями, либо читать вдумчиво, пытаясь понять, что на самом деле представляет из себя тот или иной персонаж, каковы истинные мотивы его слов и поступков.

Ключ к пониманию замысла Стивенсона – образ Джона Сильвера. Он, без сомнения, центральный и самый яркий персонаж книги, доктор Ливси и сквайр Трелони выглядят на его фоне бесплотными тенями. Не случайно первый вариант романа публиковался в журнале «Янг Фолкс» под названием «Судовой повар».

Две ипостаси Сильвера – вожак пиратов и добродушный судовой повар – переплетены настолько органично, в каждой роли Долговязый Джон настолько естественен, что под конец, в предшествующих развязке главах, голова у юного Хокинса идет кругом: он прекрасно знает о двойной игре Сильвера и все равно не понимает, когда тот говорит правду, – когда обещает пиратам перерезать всех положительных героев, или когда обещает положительным помочь расправиться с пиратами…

Фокус в том, что Сильвер говорит правду в обоих случаях. Мгновенно и без всяких химических снадобий переходит из ипостаси Хайда в ипостась Джекила и обратно.

Дуализм, двойственную природу Сильвера подчеркивает даже его прозвище. Нет, не Окорок. Окорок целиком и полностью лежит на совести переводчика, а в оригинале прозвище у Сильвера – Барбекю, Barbecue. (Конечно же, о пикнике с жареным мясом речь не шла, пикники-барбекю – американизм нового времени.) Одно значение этого прозвища – целиком зажаренная или закопченная туша. Туша – нечто массивное, а Сильвер мужчина крупный. К тому же прокопчен и прожарен в тропических и экваториальных широтах.

Но вместе с тем барбекю – приспособление для жарки, то есть Сильвер не только прожарен – он и сам может поджарить любого так, что мало не покажется. Куда более емкое прозвище, чем навевающий лишь мысли о еде Окорок.

Столь подробно раскрыв одного персонажа, Стивенсон словно предлагает нам, читателям: а попробуйте-ка сами сделать то же самое с остальными героями книги. И с антигероями. А потом сравним героев и антигероев и поглядим, кто из них чего на самом деле стоит…

Хорошо, мэтр. Мы попробуем.

Реставрацией мы и займемся на последующих страницах со всей осторожностью – снимая слой за слоем, восстанавливая замысел мастера. Инструменты, как и полагается при реставрационных работах, самые разные – и беспристрастный анализ первоисточника, и реконструкции некоторых узловых моментов сюжета, изложенные в художественной форме…

Жанровую принадлежность нашего исследования определить трудно. Наверное, это все-таки детектив – а как еще можно назвать восстановление по намекам, по малозаметным уликам истинной картины кровавых событий?

Весьма своеобразный детектив, литературно-исторический.

Но увлекательный – законы жанра обязывают.

Часть первая

ТЕАТР МАСОК В «АДМИРАЛЕ БЕНБОУ»

Все лица знакомы, но каждый

Играет чужую роль…

Для того, чтоб хоть что-то в этом понять,

Нужно знать тайный пароль.

М. Науменко, «Уездный город N»

Глава первая

Литератор Джим Хокинс

В классической авантюрно-приключенческой литературе девятнадцатого века существовали правила хорошего тона, нигде не записанные, но всеми соблюдаемые. Одно из них предписывало: необходимо сразу же, с первых строк, дать понять читателю, где и когда происходит действие. Не «давным-давно в некотором царстве», как принято в сказках, а вполне конкретно – год, место…

«Три мушкетера» Дюма-отца начинаются так: «В первый понедельник апреля 1625 года все население городка Менга…». А вот еще один образец первой фразы: «26 июля 1864 года при сильном северо-восточном ветре мчалась на всех парах вдоль Английского канала великолепная яхта…» – так начинаются жюль-верновские «Дети капитана Гранта», всей классике классика.

В других романах корифеев жанра та же картина, любой читатель может при желании подойти к своей книжной полке, вытащить оттуда томик приключенческой классики и убедиться… Исключения есть, но крайне редки и лишь подтверждают правило.

Упомянутое правило не просто нарушено в первом же абзаце «Острова Сокровищ» – но нарушено весьма демонстративно. Так и прямым текстом написано: место действия названо не будет. Необходимость хранить в тайне координаты места грядущих событий автор мемуара Джим Хокинс мотивирует (по первому читательскому впечатлению) достаточно правдоподобно: на том острове, дескать, до сих пор имеются не откопанные богатства.

Но позже, после прочтения описания карты острова, впечатление правдоподобия напрочь исчезает. Остров Сокровищ – не крохотный клочок земли в океане, его наибольшая длина девять миль, наибольшая ширина – пять. Не зная точного места, где зарыт клад (и не имея металлоискателя), можно всю жизнь потратить на поиски и ничего не найти.

Бывает магия больших цифр, но встречается и магия малых. Пять и девять – числа небольшие, однозначные, и при чтении кажется, что остров невелик. Но так только кажется.

Для наглядности сравним с другим островом, неплохо россиянам известным, – с Васильевским островом в Санкт-Петербурге. Питерцы могут вполне наглядно представить его размеры, равно как и многие гости города на Неве. Так вот, Васильевский остров значительно уступает Острову Сокровищ по размерам. Его максимальная длина – чуть больше четырех миль (4,101 для поклонников скрупулезной точности), максимальная ширина – 2,6 мили. Это если считать в сухопутных милях, а в морских цифры получатся еще меньше.

Но если сейчас широко оповестить население северной столицы, что в каком-то неизвестном месте Васильевского острова зарыт клад, состоящий из серебряных монет и слитков, а в другом схоронено старинное оружие, едва ли толпы петербуржцев устремятся к метро, дабы отправиться на станцию «Василеостровская». Даже если имеют в хозяйстве металлоискатели. Потому что понимают: Васильевский остров велик, хоть и составляет по площади всего лишь около четверти Острова Сокровищ, и без знания точного места поиски бессмысленны. Вложения в экспедицию – пусть это всего лишь два жетона на метро и несколько часов времени – не окупятся. А уж с другого края глобуса точно никто не поедет искать клад, закопанный в неизвестном месте Васильевского острова.

А в нашем случае еще интереснее: Хокинс молчит о местонахождении острова и при этом рассказывает, где именно на нем зарыты оставшиеся части клада! Дословно цитирует запись на карте:

«Слитки серебра в северной яме. Отыщешь ее на склоне восточной горки, в десяти саженях к югу от черной скалы, если стать к ней лицом.

Оружие найти легко в песчаном холме на С. оконечности Северного мыса, держать на В. и на четверть румба к С.».

Никчемная информация, если не знать, где расположен остров? Нет, не такая уж она никчемная… Дело в том, что шестеро удачливых кладоискателей (сквайр, Ливси, Хокинс, Грей, капитан и Бен Ганн) обладают отнюдь не монопольным знанием координат острова. Кроме них, этой информацией владеют:

– Джон Сильвер;

– мистер Блендли (тот самый, что должен был снарядить на остров спасательную экспедицию, если «Испаньола» не вернется к назначенному сроку);

– люди, никак не связанные с сокровищем Флинта, но бывавшие на острове и способные опознать его по подробному описанию Хокинса;

– капитан и экипаж судна, оставившего на острове Бена Ганна;

– пираты из шайки Флинта, по тем или иным причинам не попавшие на борт «Испаньолы».

Это самый минимальный список. Учитывая легендарную болтливость сквайра Трелони, круг посвященных может быть гораздо шире.

Вывод прост: Джиму Хокинсу не стоило опасаться наплыва кладоискателей в результате разглашения координат Острова Сокровищ. А вот про места, где схоронены остальные части богатства, лучше бы промолчать.

Однако Хокинс поступил ровно наоборот: координаты не разгласил, а места, где зарыты ценности, разболтал.

Почему?

* * *

С датой дело обстоит еще интереснее. Дата в первых же строках указана, но… Но с точностью до века: 17.. год. Причем лишь на первый взгляд с точностью до века. Если немного задуматься, то получается – с точностью до двух веков. Потому что датированы не сами приключения, а тот момент, когда мемуарист Джим Хокинс решил поведать о них миру… Может быть, он взялся за чернильницу и гусиное перо по горячим следам событий, а может быть – глубоким старцем, спустя многие десятилетия. Во втором случае события, ставшие основой сюжета, вполне могли происходить в предыдущем веке. Да и в первом случае тоже, если дата 17.. на деле означала 1700 год.

Но нет, во второй части мемуара появляется наконец и датировка описываемых событий – первым марта 17.. года датировано письмо Трелони из Бристоля. Ну что же, по крайней мере со столетием мы определились.

Продолжив чтение, в тексте можно найти достаточно намеков, позволяющих датировать происходящие события. Но поначалу возникает вполне закономерный вопрос: а почему Хокинс-мемуарист столь старательно скрывает даже дату создания мемуара? Добраться до остающихся на острове сокровищ эта дата никоим образом не поможет, и даже датировать приключения героев не позволит – для того достаточно всего лишь не указывать, сколько времени прошло между событиями и их описанием… Однако новоявленный литератор Джим Хокинс не написал две последние цифры в дате…

Или все же написал, а затем зачеркнул? Возможен и такой вариант, но куда более вероятным представляется третий: написать-то пресловутые две цифры Хокинс написал, но зачеркнул их кто-то другой…

Кто?

* * *

Ответ лежит в том же самом абзаце, в самой первой фразе романа: «Сквайр Трелони, доктор Ливси и другие джентльмены попросили меня написать все, что я знаю об Острове Сокровищ».

Попросили… Понятно. Но почему именно его? Возможно, у Джима и в самом деле незаурядный талант рассказчика, но излагать свои мысли и воспоминания на бумаге он явно не приучен. Неоткуда взяться у Джима Хокинса таким навыкам…

Что мы знаем об образовании юного Хокинса? На первый взгляд, нигде в тексте романа эта тема не поднимается, а на второй – в тексте достаточно намеков на то, что образование у Хокинса самое начальное: обучен читать-писать да азам арифметики…

Юный Джим не обучался ни на богослова, ни на юриста, ни на морехода, ни на медика… Он обучался доходному ремеслу трактирщика. Причем самым простым способом – помогая отцу и матери управляться с трактиром «Адмирал Бенбоу». Ремесло, без сомнения, почтенное, но навыков в латыни или риторике не требует. Равно как и умения излагать свои мысли на бумаге.

Да и где бы Джим Хокинс мог получить образование? Он сам откровенно пишет, что всю жизнь (до экспедиции за сокровищами) провел в отчем доме, никуда не выезжая, и даже поездка в близлежащий Бристоль – первое его путешествие: «Я простился с матерью, с бухтой, возле которой я жил с самого рождения…».

А рядом с бухтой и с домом Хокинса университетов нет. Рядом с его домом, в полумиле, – небольшая деревушка. Какие учебные заведения могли в ней располагаться? Лишь самая начальная школа.



Однако Джим Хокинс за мемуар взялся. И написал его отнюдь не косноязычно.

Любопытно, что в воспоминаниях Хокинса несколько глав принадлежат перу доктора Ливси, человека без сомнения образованного. Казалось бы, стиль этих глав должен разительно отличаться от писаний Хокинса. Но не отличается. Настолько не отличается, что когда роль повествователя возвращается к Джиму, он вынужден оговориться: дорогие читатели, речь снова держу я…

Такое единство стиля заставляет предположить, что именно доктор Ливси был не только автором нескольких глав, но и по меньшей мере первым редактором всего остального текста. Именно он привел нескладный рассказ ученика трактирщика в соответствие с нормами литературного языка. И именно он зачеркнул две цифры в дате написания. Самому Хокинсу, если уж он имел основания скрывать дату написания мемуаров, проще всего было никак ее не упоминать.

Однако встает вопрос: почему сквайр Трелони, доктор Ливси и другие джентльмены (неизвестные читателю) попросили именно Хокинса заняться сочинением мемуара? Коли уж имеется в наличии доктор Ливси, с событиями знакомый не хуже Джима, и притом способный изложить их в гораздо более читабельном виде?

Не исключено, что Хокинс тоже озадачился этим вопросом. Что задал его заказчикам рукописи. Они ответили, и обрадованный Джим торопится донести его до читателей своего мемуара уже во второй фразе: «Им хочется, чтобы я рассказал всю историю, с самого начала до конца, не скрывая никаких подробностей, кроме географического положения острова».

Ответ странный, но странность его всплывает далеко не сразу, лишь по мере дальнейшего чтения. Дело в том, что Джим Хокинс НЕ СПОСОБЕН рассказать историю, не скрывая никаких подробностей. Он со всеми подробностями попросту не знаком…

Да, завязка истории происходит у него на глазах – от появления в трактире «Адмирал Бенбоу» старого пирата Билли Бонса до изучения сквайром и доктором пиратской карты.

Но затем Джим попадает под арест и на два месяца отрезан от какой-либо информации. Он в прямом смысле сидит под домашним арестом в усадьбе сквайра Трелони – ни разу не выходит, даже чтобы повидаться с матерью: «Я жил в усадьбе под присмотром старого егеря Редрута почти как пленник…»

Оговорка «почти», судя по всему, означает, что решеток на окнах все же не было. Но свободы передвижения Хокинс лишен, равно как и контактов с внешним миром.

Только в самом конце заключения Хокинсу дозволяют увидеться с матерью – но опять же под присмотром Редрута, причем под плотным присмотром – старый егерь не оставляет Джима ни на минуту, даже ночует с ним в «Адмирале Бенбоу».

Переводчик, надо отметить, весьма смягчил жесткую инструкцию сквайра, переведя: «Редрут может сопровождать его». В оригинале иначе: Redruth for a guard, – т. е. сквайр распорядился отправить Джим на свидании с матерью не в сопровождении, а под стражей Редрута.

За месяцы, что Хокинс провел в изоляции, без его участия и наблюдения произошла вся подготовка экспедиции и формирование экипажа «Испаньолы». Образно говоря, на доске были расставлены фигуры и пешки, расставлены в достаточно интересной позиции, – но кто и зачем их так расставил, для Джима загадка. Вся информация – со слов сквайра Трелони, а этому человеку, как мы впоследствии увидим, безоговорочно доверять не следует.

Дальше – хуже. Многие события, разворачивающиеся во время путешествия и на острове, Хокинс не видит, а когда видит, то смысл их не понимает, – иногда в силу возраста, но порой старшие товарищи демонстративно держат юнгу в неведении.

Пример: первый день на острове, положительные герои обживаются в блокгаузе. «Поужинав копченой свининой и выпив по стаканчику горячего грога, капитан, сквайр и доктор удалились в уголок на совещание». Джим Хокинс чести участвовать в совещании не удостоен, может лишь догадываться, о чем идет речь: «Но, по видимому, ничего хорошего не приходило им в голову».

День второй, картина та же: «После обеда сквайр и доктор уселись возле капитана и стали совещаться. 〈…〉 Мы с Греем сидели в дальнем углу сруба, чтобы не слышать, о чем говорят наши старшие».

То есть по уровню информированности Джим Хокинс не превосходит раскаявшегося мятежника Абрахама Грея. На самом же деле Грей знает и может поведать о происходившем на Острове Сокровищ гораздо больше – надо учесть милую манеру Джима сбегать и исчезать в интересные моменты. Пока он, например, дремал в челноке Бена Ганна, носящемся по воле волн и ветра, Грей находился в эпицентре событий.

Вывод: из уцелевших искателей сокровищ Флинта именно Джим Хокинс наименее осведомлен о самых драматичных событиях и знает о них в основном с чужих слов. Даже смысл того, что он видел своими глазами, Джим не всегда понимает, – отчасти из-за своей неискушенности, отчасти потому, что отсутствует при ряде ключевых эпизодов.

Но именно ему остальные участники событий доверяют роль летописца. И получают после легкой редакторской правки письменное свидетельство, весьма искаженно и однобоко излагающее события, а уж трактующее их и вовсе превратно. Но Хокинс готов в любом суде поклясться на библии: да, именно так все и происходило!

При чем здесь суд?

Может и ни при чем, но зададимся на минутку вопросом: а зачем сквайр и доктор захотели получить развернутое письменное свидетельство Хокинса?

Решили разбогатеть на его издании? Ерунда, они и без того поделили колоссальное сокровище Флинта, а если полученного мало, то можно добавить второй транш – недолго снарядить новую экспедицию на остров и откопать оставшиеся там части клада: серебро и драгоценное оружие.

Можно полагать, что рукопись предназначалась не для публикации, а для личного употребления. И едва ли томимые старческим склерозом участники событий хотели всего лишь освежить их в памяти. Рукопись потребовалась им для чего-то другого…

А суд, между прочим, над положительными героями «Острова Сокровища» вполне вероятен. За что же их судить? Ведь они действовали сугубо в рамках самообороны? Если кого-то и убивали, то исключительно защищаясь от взбунтовавшегося экипажа?

Судить есть за что. Даже если целиком и полностью принять на веру сочинение Джима Хокинса, отредактированное скорее всего доктором Ливси, – есть за что.

Этот факт становится очевидным, стоит лишь разобраться с юридическим статусом сокровищ капитана Флинта.

* * *

Мы привыкли для простоты называть сокровища Флинта кладом, но на самом деле не все так просто.

Английское законодательство в области кладов старинное, основанное еще на древнеримских юридических нормах (кодекс Юстиниана), и отчасти на имевших место прецедентах. И по этому законодательству отнюдь не любые золотые монеты, спрятанные в сундук или горшок и зарытые в землю, считаются кладом. Кладом откопанное золото становится в двух случаях: если законный владелец его неизвестен и установить его невозможно, или если со времени сокрытия клада прошло более трехсот лет.

Под второй признак сокровища Флинта никак не попадают, даже к нашему времени не пошло трех веков с тех пор, как пиратский капитан зарыл золото под большим деревом, смастерив указательную стрелку из человеческого скелета.

А можно ли было установить законных владельцев спрятанных Флинтом ценностей?

Очевидно, что для части ценностей поиск хозяев труда бы не составил. Например, описывая сокровище, Джим Хокинс упоминает, что значительную часть его составляли золотые слитки.

А слитки не столь безлики, как монеты, бродящие по рукам без учета и контроля. По надписям на слитках вполне можно понять, где и когда они отлиты, у кого и при каких обстоятельствах захвачены. Да и на монеты вполне могли отыскаться законные претенденты – хозяева тех судов и грузов, про которые было точно известно: захвачены капитаном Флинтом и его экипажем.

Еще меньше затруднений вызвала бы идентификация другой части клада, так и оставшейся на острове – драгоценного оружия. Но коли уж его так и не выкопали, оставим эту часть сокровища без рассмотрения.

Но в любом случае какая-то доля награбленных Флинтом богатств наверняка осталась бы неопознанной и попадала под определение клада.

Права на найденный клад согласно английскому законодательству тех времен делились пополам. Половина тому, кто клад отыскал (а это, кстати, отнюдь не сквайр Трелони, – откопал золото экс-пират Бен Ганн). Вторая половина – владельцу земли, где хранился клад, или владельцу здания, если клад был замурован в стене или укрыт схожим способом.

Но так делились лишь те клады, поиски которых велись с ведома и согласия собственника земли или здания. Если же разрешение не было получено, рекомый собственник получал права на клад целиком и полностью.

Кому же мог принадлежать остров в Атлантическом океане? Вариантов ровно три: либо остров принадлежал британской короне, либо иному государству, либо был бесхозным, ничейным.

Какой из вариантов отражает истинное положение дел, долго раздумывать не приходится. Первый, разумеется. Иначе нет никакого смысла засекречивать координаты острова. Резон держать их в тайне есть лишь один – земля и сокрытый в ней клад принадлежали британской короне, королю Георгу. И сквайр Трелони, забрав золото без каких-либо согласований с властями, совершил хищение королевской собственности. Причем в особо крупных размерах.

Все основания для суда над компанией кладоискателей имелись. И для сурового приговора.

Интересно, кто были те «другие джентльмены», совместно с доктором Ливси и сквайром Трелони попросившие Джима Хокинса составить письменный отчет о событиях? Уж не коллегия ли присяжных?

Как бы то ни было, мутная история с координатами острова несколько прояснилась. Заодно появилась одна из возможных причин утаивания даты экспедиции за сокровищами. Почему бы не допустить, что остров был объявлен британским владением не в семнадцатом веке, и не в шестнадцатом, – а незадолго до того, как у его берегов появилась «Испаньола»? (В рукописи Хокинса есть указания на то, что именно так дело и обстояло, но о них чуть позже.)

Тогда для сквайра сотоварищи очень даже имело смысл сдвинуть время событий на несколько лет назад. Королевская собственность, говорите? Ах, оставьте, сокровище мы откопали, когда остров никому не принадлежал, а законы обратной силы не имеют…

* * *

Но остальная часть сокровищ Флинта, не попадавшая под определение клада? Богатства, законных собственников которых можно было без труда отыскать?

На это золото прав у сквайра Трелони ничуть не больше. Даже на то, хозяева которого по ряду причин не могли предъявить свои претензии (например, собственники из стран, воюющих в тот момент с Англией).

В таком случае в действие вступал старый, но действующий Вестминстерский статут, принятый еще в четырнадцатом веке королем Эдуардом Первым: права на невостребованные грузы погибших кораблей принадлежат британской короне, причем неважно, где груз находится – на морском дне или на берегу.

Опять государственное преступление, хищение королевской собственности…

В общем, предприятие затеял сквайр Трелони не просто рискованное – противозаконное со всех точек зрения.

В связи с этим крайне любопытно звучат слова Хокинса о том, что сквайр собирался оделить каждого из матросов «Испаньолы» частью сокровищ, пусть и небольшой (собирался, разумеется, еще до того, как матросы обернулись пиратами и затеяли мятеж).

Ничем хорошим для сквайра такая затея не закончилась бы. Куда отправились бы морячки первым делом, получив по возвращении в Бристоль свою пригоршню золота сверх обещанного жалованья? В портовые кабаки, надо думать, обмывать нежданное богатство… И через день каждая портовая собака знала бы о найденных сокровищах, а вскоре и до королевских чиновников доползли бы слухи…

А если бы сквайр не поделился с экипажем (по-прежнему допуская, что матросы все честные и законопослушные)? Тогда до королевских чиновников доползли бы не смутные слухи – а вполне конкретные доносы моряков, озлобленных жадностью сквайра.

Но, как мы знаем, ничего подобного не произошло. Экипаж и пассажиры «Испаньолы» занялись взаимным истреблением с таким успехом, что вернулись в Бристоль в весьма урезанном составе – пять человек плюс примкнувший островитянин Бен Ганн.

Этим болтать резона не было, все получили достаточно денег, чтобы хранить мертвое молчание. К тому же народ уцелел в основном малопьющий, к пьяной болтовне в кабаках не склонный. Единственное исключение – Бен Ганн, умудрившийся промотать тысячу гиней за неполные три недели. Но и он в своем загуле сумел удержать язык за зубами. Имел для того все основания – пиратское прошлое однозначно обеспечило бы Бену в случае болтливости короткий суд и длинную веревку…

* * *

Если вдуматься – до чего же удачно и вовремя произошел пиратский мятеж на «Испаньоле»! В противном случае перед сквайром Трелони встали бы очень большие проблемы… Поднять несколько тонн золота на борт невозможно так, чтобы экипаж ничего не заметил. И невозможно заставить два десятка человек промолчать об увиденном. А мятеж и последовавшее истребление мятежников весьма кстати избавили кладоискателей от всех нежелательных свидетелей.

А если бы мятеж не случился? Что тогда?

Если бы мятеж не случился, то его следовало бы придумать… Но об этом чуть позже.

Глава вторая

Двойная жизнь м-ра Хокинса-старшего

С местом и временем действия мы разобрались. Вернее, с причинами их замалчивания автором мемуара. Перейдем к персонажам. В первых главах рукописи Джима Хокинса их не так много: сам Джим, его родители, доктор Ливси и трое бывших пиратов – Билли Бонс, Черный Пес и слепой Пью.

О своем отце Хокинс пишет очень мало, мы узнаем лишь, что он владел трактиром «Адмирал Бенбоу», заболел и умер. Однако даже эта скудная информация вызывает множество вопросов.

Надо отметить, что бизнес старшего Хокинса особой выгоды не приносит. Он либо убыточен, либо едва позволяет сводить концы с концами. Билли Бонс, едва появившись в «Адмирале Бенбоу», первым делом интересуется у Хокинса-отца: много ли посетителей?

«Отец ответил, что нет, к сожалению, очень немного», – сообщает нам Хокинс-сын. Насчет «очень немного» отец не соврал, а вот его сожалениям по этому поводу позвольте не поверить… О причинах недоверия чуть позже.

Билли Бонса такая ситуация с посетителями вполне устраивает по личным причинам, и он поселяется в «Адмирале». Но почему продолжает заниматься бесперспективным делом Хокинс-старший? Какой у него бизнес-план?

Трактир «Адмирал Бенбоу» стоит на морском берегу в гордом одиночестве, но неподалеку, всего лишь в полумиле, расположена небольшая деревушка. Казалось бы – вот они, потенциальные клиенты. Но там имеется аналогичное заведение, о чем Хокинс-младший упоминает. Есть ли смысл тащиться из деревни в «Бенбоу», а затем обратно, – и все лишь для того, чтобы опрокинуть стаканчик горячительного? Если можно сделать то же самое без лишней ходьбы?

Смысла нет, и вскоре после 1736 года владелец «Адмирала Бенбоу» должен был разориться (в дальнейшем мы разберемся с точной датировкой событий и увидим, что происходили они в последовавшее за 1736 годом десятилетие). Именно в том году английский парламент принял знаменитый Джин-акт (Gin-Act), крайне чувствительно ударивший по карману продавцов спиртного. Налог с продаж в пересчете на галлон чистого спирта вырос с четырех пенсов до двадцати шиллингов – т. е. в шестьдесят раз! И значительно увеличилась стоимость лицензии на продажу спиртного. Хокинса-старшего с его вялотекущей коммерцией такие нововведения должны были пустить ко дну. Но он каким-то загадочным образом остался на плаву…

Однако «Адмирал Бенбоу» – это не только распивочная. Это еще и гостиничный бизнес. В трактире имеются комнаты для приезжих, приносящие, по идее, какой-то дополнительный доход. Но доход они не приносят – жилец упомянут лишь один, Билли Бонс. А старый пират платить за проживание категорически не настроен.

В таком случае комнаты приносят прямой убыток, причем не только в виде недополученной выгоды. Проблема опять состоит в особенностях английского налогового законодательства тех лет – в 1699 году был принят закон, облагавший недвижимость налогом в зависимости от количества окон. В каждой гостевой комнате, надо полагать, хотя бы одно окно имелось – какой же приезжий согласится жить в темной конуре? И Хокинс-старший за эти окна регулярно платил, ничего не получая взамен. Странный бизнес…

Поставим вопрос шире: а для кого вообще были предназначены эти комнаты? На первый взгляд ответ очевиден: рядом с «Бенбоу» проходит дорога, проезжающие по ней люди, застигнутые в пути ночью или непогодой, и есть потенциальная клиентура…

Но все не так просто. Во-первых, упомянутая дорога отнюдь не центральный тракт и явно имеет лишь местное значение – ни разу юный Хокинс не упоминает о проезжавших по ней путешественниках. Во-вторых, путешественникам – странствуют ли они верхом, или же в карете – останавливаться в «Адмирале Бенбоу» крайне неудобно.



«Лошадь осталась в деревушке, так как в старом „Бенбоу“ не было конюшни», – сообщает нам Хокинс-младший. Если проезжающие вынуждены держать лошадей в деревне, то и самим им логичнее всего остановиться там же, в упомянутой в тексте «Гостинице короля Георга».

Получается, что комнаты для приезжих «Адмирала Бенбоу» рассчитаны на пешеходов, лошадьми не обремененных? Получается именно так. Пешеходов Хокинс младший упоминает – матросов, изредка шагавших по дороге в Бристольский порт. И о том, что они заглядывали в «Бенбоу», упоминает. Но пешеходы – клиентура с весьма сомнительной платежеспособностью, им бы на стаканчик дешевой выпивки наскрести да подремать затем в общем зале на дармовщинку…

И тут судьба посылает Хокинсу-отцу неожиданное ноу-хау, неожиданный козырь в конкурентной борьбе. Козырь выглядит необычно – как старый пират, каждый вечер напивающийся рому и травящий морские байки. Однако действует очень эффективно, посетители идут и идут в «Бенбоу», чтобы послушать захватывающие рассказы.

Но старший Хокинс отчего-то недоволен наплывом посетителей… После вселения Билли Бонса «отец постоянно твердил, что нам придется закрыть наш трактир», – пишет в своей рукописи Джим.

Любопытно, правда? Нет посетителей – хозяин упорно продолжает свой убыточный бизнес, а едва наметился наплыв клиентуры – собирается прикрывать дело. Причем под надуманным предлогом: Бонс, дескать, отвадит всех посетителей. В то время как мы видим совершенно обратную картину: присутствие старого пирата лишь привлекает клиентов в «Бенбоу».

Объяснить странное поведение хозяина можно лишь одним: продажа выпивки и сдача комнат отнюдь не главный источник доходов Хокинса-старшего, они лишь ширма, прикрывающая главное дело его жизни. Причем лишние посетители этому делу помеха, из чего следует, что настоящий бизнес носит не совсем законный характер. А то и совсем незаконный.

Чем же именно занимался Хокинс-старший? Скупал добычу у романтиков большой дороги? Содержал подпольный винокуренный заводик? Чеканил в подвале фальшивые шиллинги?

Вариантов много, но наиболее логичный из них – контрабанда. Все минусы «Адмирала Бенбоу», проистекающие из его неудобного расположения, вредят заведению лишь в его ипостаси распивочной и гостиницы. Стоит предположить, что трактир заодно является тайной перевалочной базой контрабандистов – и все минусы мгновенно оборачиваются плюсами.

Отдельного описания местоположения «Адмирала Бенбоу» юный Хокинс не дает, но если свести воедино обрывочные упоминания, там и тут разбросанные по тексту, общую картину представить можно.

Итак, трактир расположен на мысе – не на самой его оконечности, а на той части, что примыкает к берегу. Место возвышенное, судя по всему, раз уж называется у местных жителей Черным холмом. Мимо проходит дорога, достаточно безлюдная, как мы помним. По обеим сторонам от мыса – две бухты. Одна из них называется бухтой Черного холма, или попросту Черной бухтой, и на ее другой стороне расположена та самая деревушка. Другая именуется Киттовой Дырой. Причем если Черная бухта отлично просматривается из деревушки, то Киттова Дыра оттуда не видна, холм закрывает обзор. Что происходит в водах Киттовой Дыры, видно лишь из окон «Адмирала Бенбоу». Есть у Киттовой Дыры еще одна интересная особенность – судно с небольшой осадкой может там подойти практически вплотную к берегу. Эта особенность хорошо проявляется в тот момент, когда остатки шайки слепого Пью спасаются бегством на люггере от преследования таможенников (а люггер, между прочим, излюбленный тип судов контрабандистов того времени) – никаких указаний на то, что бандиты воспользовались шлюпкой, нет, и можно предположить, что они попросту поднялись на борт по сходням, опущенным на береговые скалы.

Короче говоря, Киттова Дыра – идеальное место для выгрузки контрабандных грузов: уединенное место с удобным причалом, рядом дорога… Но все преимущества можно реализовать только в том случае, если в «Адмирале Бенбоу» у контрабандистов есть свой человек. Который, например, может предупредить о засаде или об иной опасности, – самым простым способом, просигналив фонарем из окна. В противном случае трактир превращается для контрабандистов в угрозу: оттуда очень удобно наблюдать за всем происходящим в бухте, да и таможенники могут разместиться там в засаде со всеми удобствами, а не мерзнуть на берегу.

И кто же из постоянных жильцов «Адмирала Бенбоу» более всего подходит на роль пособника контрабандистов? Мистер Хокинс-старший, сомнений нет. Выбор не особенно велик – бизнес семейный, посторонние в нем не задействованы, и предполагать, что такими делами занималась в одиночку миссис Хокинс, а ее муж оставался в блаженном неведении, достаточно нелепо.

Стоит предположить, что Хокинс-отец активно участвовал в делишках контрабандистов – и все странности, происходящие в «Адмирале Бенбоу», получают вполне разумное объяснение. Комнаты для приезжих отнюдь не всегда пустовали – но их жильцы, достаточно платежеспособные, пользовались водным транспортом и конюшня им не требовалась. Опасения хозяина, что Бонс «отвадит всех посетителей», приобретают совсем иной смысл – речь идет не о деревенских пьянчугах, которых рассказы старого пирата лишь привлекают в трактир. Речь о посетителях особых, приносящих главный доход заведению и не нуждающихся в лишних свидетелях.

Знал ли юный Хокинс о противозаконных занятиях своего отца? Вполне вероятно. Юноша он был не глухой, не слепой, не слабоумный, к тому же весьма любопытный… Но в рукописи, сочиненной Джимом, это знание никак не отразилось. Не враг же он себе, в самом деле… Едва ли побережье изобиловало такими удобными для контрабандистов местами, как Киттова Дыра. И прекращать весьма успешную и доходную деятельность только лишь из-за смерти хозяина трактира им резона не было. Гораздо более разумным представляется другой вариант – увлечь на ту же стезю наследников усопшего.

А кто у нас наследники? Джим Хокинс и его мать. Могли женщина и юноша-подросток стать пособниками контрабандистов? Могли. Таскать тяжелые тюки с товаром им не надо – дать приют людям и предоставить место для хранения груза, просигнализировать об опасности, не задавать лишних вопросов и держать язык за зубами, – всё вполне по силам и женщине, и подростку.

К теме контрабандистов Киттовой Дыры мы еще вернемся, а сейчас познакомимся поближе с мистером Билли Бонсом, бывшим пиратским штурманом.

* * *

С Билли Бонсом та же история, что и Хокинсом-старшим, – на первый взгляд старый пират прям, как перпендикуляр, и никаких двойных толкований этого образа нет и быть не может.

Но при внимательном чтении возникает множество вопросов…

Первый из них такой: а Билли Бонс и в самом деле был штурманом на корабле Флинта?

Казалось бы, никаких оснований сомневаться в том нет. Билли не сам себе присваивает должность штурмана (ему-то соврать, что рому выпить) – об этом не раз упоминают другие уцелевшие члены команды, и им нет никакого смысла лгать.

Но штурман – по определению человек, имеющий познания в самых разных науках. В астрономии, в геометрии, в картографии… А знакомство с этими науками предполагает некое базисное образование. Неграмотному матросу книга по навигации освоить штурманскую науку не поможет. Матросик эту книгу сможет употребить лишь для раскуривания трубки. Или для похода в корабельный гальюн, да и то если бумага не слишком жесткая.

Есть ли хоть что-то в речи и манерах Билли Бонса, что позволяет заподозрить в нем образованного человека?

Ничего. Грубая речь моряка и манеры соответствующие.

Штурман – не просто самый образованный человек на пиратском корабле. Он еще и самый ценный. Если погибнет даже сам капитан, нового выбрать недолго. А вот штурманские познания в результате свободного волеизъявления экипажа едва ли у кого-то появятся. Демократия, конечно, на всякие чудеса способна, – но умения управлять что кораблем, что государством она никому не дает.

Вывод прост: штурмана надо беречь, особенно в бою. Никакого участия в абордажах, никаких прогулок под обстрелом по палубе или шканцам… Откуда в таком случае у Билли Бонса сабельный шрам во всю щеку?! Брился боевым клинком и рука дрогнула?!

Хорошо, допустим, что Джим Хокинс ничего не понимал в шрамах, – и на щеке Бонса оставила свой след не сабля. Допустим, старый пират носил метку от ножа, полученную в кабацкой драке.

Но вот как описывает Джим другую деталь внешности постояльца трактира: «Руки у него были шершавые, в каких-то рубцах, ногти черные…» В оригинале сказано еще сильнее: with black, broken nails, – ногти не просто черные, но еще и обломанные.

Это, пардон, чьи руки? Человека, работающего циркулем, секстантом и хронометром? Или землекопа, позабывшего дома лопату и вынужденного копать ладонями?

В этот момент у внимательного читателя поневоле возникает вопрос к переводчику: какое слово использовано в исходном тексте для обозначения морской специальности Билли Бонса?

Дело в том, что термин «штурман» – не английский, голландский, завезен к нам Петром Первым (поначалу произносился и писался русскими как «штюрман»). Англичане таким словом не пользовались. У них в королевском военном флоте штурмана принято называть навигатором или офицером-навигатором. А в английском торговом флоте этой должности и термина для ее обозначения не было. Навыками навигации и прокладывания курса владел или сам шкипер, или его помощник, или оба вместе.

Открываем оригинал и видим: должность Билли Бонса именуется там mate, иногда first mate. Помощник капитана, говоря по-русски, либо первый помощник. Причем mate на пиратском корабле мог владеть навыками навигации, а мог и не владеть, – например, прокладывать курс мог сам Флинт, а Бонс при нужде замещал его в деле командования матросами.

Но два момента заставляют думать, что все-таки Билли Бонс со штурманским делом знаком. Во-первых, если он всего лишь помощник, замещающий в определенных случаях капитана, то чем тогда занимался на судне Флинта квотермастер Джон Сильвер? На коммерческих судах должность квотермастера означает совсем другое, там он старшина команды рулевых, а у пиратов именно квотермастер – и заместитель капитана по абордажной части, и его помощник в делах хозяйственных.

Второй намек на то, что Билли Бонс был настоящим штурманом – квадрант (разновидность секстанта), хранящийся в его сундуке совместно с часами (надо полагать, выполнявшими роль штурманского хронометра) и двумя компасами.

Но умел ли пользоваться секстантом владелец? Не прихватил ли на память об умершем Флинте? Едва ли… Он на память забрал нечто куда более ценное – карту, и абсолютно незачем таскать с собой прибор, которым не умеешь пользоваться.

Ладно. Сделаем еще пару допущений, хотя их количество начинает зашкаливать. Допустим, Билли Бонс талантливый самородок. В навигаторской школе не обучался, начал карьеру простым матросом, а затем сумел перенять чисто прикладные навыки у какого-то образованного штурмана (у плененного пиратами офицера-навигатора?), не забивая голову науками. Выучил лишь пару формул, позволяющих вычислить координаты, исходя из показаний секстанта. Версия довольно натянутая, но странности Билли Бонса с грехом пополам объясняет.

Беда в том, что Бонс не единственный штурман-mate на страницах «Острова Сокровищ». На «Испаньоле» роль mate исполняет некий мистер Эрроу. «На борту нас приветствовал штурман мистер Эрроу, старый моряк, косой и загорелый, с серьгами в ушах», – пишет Хокинс. Вновь внешность более подходит для необразованного матроса, а не для человека, знакомого с астрономией и геометрией… Манеры под стать внешности – Эрроу пьет без просыпа и панибратствует с матросами. Однако после знакомства с Билли Бонсом это нас не удивляет.

Но самое необъяснимое случается позже. Эрроу допился до того, что свалился за борт – не то сам, не то с чьей-то помощью. Но его место в штатном расписании «Испаньолы» недолго оставалось вакантным.

«Таким образом, мы остались без штурмана. Нужно было выдвинуть на эту должность кого-нибудь из команды. Выбор пал на боцмана Джоба Эндерсона. Его по-прежнему называли боцманом, но исполнял он обязанности штурмана».

Сильное кадровое решение, что ни говори… «Кого-нибудь из команды…», «выбор пал…» Надо понимать, что пал бы выбор на другого – и он начал бы прокладывать курс с тем же успехом, что и Джоб Эндерсон. Прямиком к Острову Сокровищ.

Если mate в тексте – просто помощник капитана, без штурманских навыков, не ясен образ Билли Бонса. Если mate должен уметь прокладывать курс – назначение на эту должность Джоба Эндерсона выглядит абсурдом.

Что Эндерсон в навигации полный ноль, нам подтверждает сам Сильвер, когда говорит, что в шайке нет никого, способного проложить курс. И пиратский главарь очень опасается заблудиться в океане: «Мы умеем ворочать рулем. Но кто вычислит курс? На это никто из вас не способен, джентльмены. Была бы моя воля, я позволил бы капитану Смоллетту довести нас на обратном пути хотя бы до пассата. Тогда знал бы по крайней мере, что идешь правильно и что не придется выдавать пресную воду по ложечке в день. Но я знаю, что вы за народ. Придется расправиться с ними на острове, чуть только они перетащат сокровище сюда, на корабль. А очень жаль!»

Вопрос о штурманских навыках Эндерсона снят. Но возникает другой вопрос: а чем думал Сильвер на берегу, в своей таверне «Подзорная труба», когда планировал операцию? У него ведь нога ампутирована, а не головной мозг.

Сильвер далеко не дурак, что единодушно признают и его сообщники, и недруги. Значит, на что-то надеялся. Вернее, на кого-то. На мистера Эрроу, надо полагать. Иных кандидатов на роль судоводителя в шайке нет, а то, что штурман к ней принадлежит, несомненно – именно Сильвер привел его к сквайру Трелони.

Но Эрроу переборщил со спиртным и отправился за борт, нарушив планы Сильвера.

Круг замкнулся. Мы вновь пришли к тому, с чего начали: на «Испаньоле» должность mate все-таки означает помощника-навигатора, сиречь штурмана. А в центре круга – ни с чем не сообразный пассаж Хокинса о назначении штурманом Джоба Эндерсона.

Юнга Хокинс в море недавно, и девичья его специальность – ученик трактирщика. Джим может и не знать, чем занимается mate и что должен уметь (хотя в таком случае не совсем непонятно, отчего сухопутный «ботаник» столь лихо оперирует морскими терминами).

Но представлял ли доктор Ливси хотя бы приблизительно круг обязанностей штурмана, навигатора, mate? А сквайр Трелони? Капитан Смоллетт, наконец?

Даже вышеупомянутые джентльмены значения слова «штурман» не знали, могли бы заглянуть в словарь или энциклопедию и пополнить эрудицию. Но представляется, что они в том не нуждались и прекрасно все понимали. Весь несуразная история с Эндерсоном-штурманом служит лишь одной цели – дать понять читателям: Хокинсу, что бы он нам ни сообщал, нельзя верить без критического анализа. Толстый-толстый намек для самых недогадливых и невнимательных читателей, кто до сих пор не обратил внимание на множество мелких нестыковок и несуразностей, бойко излагаемых Джимом.

Почему столь очевидный намек дан именно здесь, не раньше и не позже?

Потому, что уже буквально на следующих страницах Хокинсу предстоит вбросить неимоверно важную информацию – вбросить и сквайру с капитаном и доктором, и нам, читателям. Информацию о готовящемся мятеже. И неплохо бы понять, насколько юный Хокинс заслуживает доверия…

Сквайр, доктор и капитан поверили ему безоговорочно (о чем мы знаем опять-таки со слов Хокинса). Поверили и первыми начали стрелять в экипаж «Испаньолы».

А мы, читатели… А мы не будем забегать вперед. И вернемся к Билли Бонсу, обосновавшемуся в трактире «Адмирал Бенбоу».

* * *

Логику поведения Билли Бонса понять очень трудно. Вернее, в мелочах он поступает вполне здраво, но окончательная цель его действий в густом-густом тумане.

Краткая предыстория пиратского штурмана такова: он плавал в экипаже Флинта, был там не на последних ролях, затем стал владельцем карты с указанием места, где Флинт спрятал свои несметные сокровища.

(Вопросы о том, зачем Флинт спрятал большую часть награбленного и для кого начертил карту, временно оставим вне рассмотрения и вернемся к ним позже.)

Как именно Бонс завладел картой, не ясно. Получил ее от умирающего капитана, как сам утверждал? Или похитил? Или занялся мародерством, забрав документ у мертвого Флинта?

Не понятно, да и не столь важно. Главное, что остальные члены шайки таким раскладом недовольны и считают, что сокровища должны быть найдены и поделены поровну. И пытаются экспроприировать карту у экс-штурмана, чему он сопротивляется пассивным способом: убегает и прячется.

В разгар этой увлекательной игры в догонялки-прятки Билли Бонс появляется в «Адмирале Бенбоу». Преследователи сбились со следа, Бонс получает несколько месяцев передышки. Как же он их использует? Весьма своеобразно. Пьет ром, дебоширит, поет пиратские песни, рассказывает деревенщине морские байки… Немало времени тратит на одинокие пешие прогулки по морскому берегу.

И всё. Никаких попыток монетизировать факт обладания картой. Как собака на сене – и сам не пользуется, и другим не дает.

Можно предположить, что Билли Бонс решил плюнуть на зарытые в другом полушарии богатства. Фантазия у бывшего пирата небогатая, запросы невелики. Он того и не скрывает: «Я человек простой. Ром, свиная грудинка, яичница, – вот и все, что мне нужно».

Кое-какие накопления есть – весьма увесистый мешок с золотом – на грудинку и яичницу, пожалуй, до конца жизни хватит.

Не совсем понятно, зачем тогда Бонс зажал карту, но подходящее объяснение придумать несложно. Например, такое: Билли Бонс – человек честный и порядочный (на свой пиратский манер, разумеется). Он что-то пообещал умирающему Флинту и держит обещание. Допустим, выступает хранителем сокровища. Мы ничего не знаем о семейном положении Флинта и не можем с порога отвергнуть предположение, что после него могли остаться малолетние дети. Предположим, Бонс связан клятвой вручить карту сыну капитана в день его совершеннолетия… В противном случае, если он просто хотел закончить дни в покое, не связываясь с рискованным поиском сокровищ, – отдал бы карту Черному Псу и Пью по первому требованию, да и дело с концом. Пусть, дескать, другие ломают шею в погоне за богатством.

Но Билли Бонс карту отдать не желает. Он готов вновь пуститься в бега, но сохранить ее для себя или кого-то иного.

Однако если Бонс лишь хранитель, какого черта он торчит на морском берегу? И не просто на берегу, а неподалеку от Бристоля? Ведь Бристоль – морские ворота Англии в Новый Свет, и светиться здесь рискованно, недолго встретить какого-либо знакомого из прежней жизни… Не обязательно даже бывшего коллегу по экипажу Флинта, – власти, получив от любого моряка донос на окопавшегося в «Адмирале Бенбоу» пирата, не стали бы церемониться, уговаривать и присылать черные метки… Вздернули бы, и конец истории.

Если Билли Бонс хранил карту для кого-то или собирался прятаться до конца жизни, плюнув на сокровища, место для жительства он выбрал самое неудачное из всех возможных. Нет чтобы переехать в одно из внутренних графств Англии, где моряки редкие гости, – не переехал, сидит у самой дороги, ведущей к порту, и прячется от проходящих по ней моряков. Не может жить без вида моря за окном и прогулок по морскому берегу? Так долго ли перебраться на другой конец страны, на побережье Ла-Манша или Северного моря, поселиться невдалеке от порта, специализирующегося на торговле с Европой? Там другой контингент матросов, и опасаться неприятных встреч гораздо меньше оснований.

Пожалуй, тот факт, что Билли Бонс упорно околачивался именно неподалеку от Бристоля, свидетельствует об одном: с надеждой самому воспользоваться картой экс-штурман не распростился. Что-то он здесь выжидал… Возможно даже попытался предпринять что-то в этом направлении – а юный Хокинс попыток не заметил или не понял…

А может быть, и заметил, и понял, – но не пожелал поведать читателям своего мемуара. К этому вопросу мы еще вернемся, а пока займемся третьим весьма значимым персонажем, впервые появляющимся именно в стенах «Адмирала Бенбоу», – доктором Ливси.

Многозначительных умолчаний при описании этого персонажа столько, что придется посвятить доктору целую главу.

Глава третья

Многоликий доктор Ливси

О докторе нам известно и очень много, и очень мало.

С одной стороны, он по многим признакам принадлежит к сословию «джентри» – то есть нетитулованного мелкопоместного дворянства: имеет аристократичные манеры, занимает должность судьи, на короткой ноге с богатым землевладельцем Трелони… Наконец, своих больных доктор объезжает верхом – простолюдинам такое не полагалось по статусу, врач-плебей в лучшем случае разъезжал бы на двуколке.

Но Ливси работает врачом, работает за деньги. Для джентри это неприемлемо. Английские дворяне восемнадцатого века выбирали военную стезю, судейскую, духовную… А профессия медика у них уважением не пользовалась.

Позже, в викторианские времена, ситуация изменится: профессия врача начнет пользоваться почетом и уважением, да и вообще людей с ученой степенью начнут причислять к сословию джентри; персонаж другого произведения Стивенсона – доктор Джекил – обладает высоким социальным статусом; но при правлении первых трех Георгов врач это «клистирная трубка», нечто среднее между цирюльником и коновалом.

Так дворянин ли доктор Ливси? Однозначного ответа нет. В любых правилах случаются исключения, доктор, например, мог получить дворянство за какие-то личные заслуги на континенте (именно там, не в Англии, иначе именовался бы «сэр»). Но пока что отметим лишь факт не совсем ясного социального статуса доктора.

Аристократичные же манеры доктора Ливси ни о чем нам не говорят. Например, жил в Англии чуть позже описанного времени врач по фамилии Полидори, знаменитый главным образом знакомством с лордом Байроном. Тоже отличался вполне аристократичными замашками, но происхождение имел отнюдь не дворянское: отец – эмигрант-итальянец, мать – английская гувернантка.

Но Ливси не только врач, он еще и судья. Он сам говорит о том Билли Бонсу – причем при свидетелях, что практически исключает возможность лжи в целях запугивания. К тому же впоследствии мистер Данс, королевский таможенник, подтверждает наличие у доктора статуса судьи.

Судьи в Англии восемнадцатого века встречались разные, и Хокинс не конкретизирует, как в точности именовалась судейская должность доктора и каков был круг его полномочий. Но в этом случае (только лишь в этом) умалчивание не несет какого-то тайного смысла, соотечественникам и современникам Джима без всяких пояснений было понятно, что Ливси мог быть судьей мировым и никаким иным.

Королевские судьи и члены магистратского суда – по определению профессиональные юристы и никоим образом не могли совмещать служение Фемиде с врачебной практикой. А мировые судьи могли и не иметь диплом юриста и трудились на общественных началах, без жалованья (причем эта стезя для английского джентри гораздо более естественна, чем медицинская карьера).

У мирового судьи хватало власти, чтобы основательно испортить жизнь отставному пирату. Мировые судьи не просто занимались разбором дел в судах. Они выполняли функции дознания, и руководили полицией, и имели еще массу административных полномочий, с судопроизводством не связанных. Ливси мог, например, запросто выслать Билли Бонса за пределы графства. Мог запрятать его в кутузку на срок до трех месяцев. Просто так, для профилактики, – без судебного слушания, без предъявления формального обвинения, единоличным решением.

Неудивительно, что Билли Бонс притих после стычки с доктором…

* * *

Доктор Ливси многогранная личность. Он не только врач и судья – он еще и военный!

«Не впервые я сталкивался с насильственной смертью – я служил в войсках герцога Кемберлендского и сам получил рану под Фонтенуа».

Может быть, доктор Ливси побывал на войне в должности полкового врача, например? Едва ли… Ключевые слова здесь «служил в войсках» – врачи испокон веку считались некомбатантами, и в конце концов их статус не воюющей и нейтральной стороны был закреплен в девятнадцатом веке Женевской конвенцией.

Отметим, что доктор на войне был ранен, а врачи тех времен гораздо чаще лечили раны, чем получали их сами. До появления понятия «тотальной войны» еще предстоит пройти паре веков, воевали европейцы по-джентльменски (между собой, войны с туземцами в колониях и подавление мятежей не в счет), и обращать оружие против раненых противников и тех, кто их лечит, считали совершенно недопустимым. К тому же в восемнадцатом веке артиллерия была сравнительно недальнобойная, вела огонь прямой наводкой по боевым порядкам врага, и случайно обстрелять находящийся даже в ближайшем тылу госпиталь не могла, ядра попросту туда не долетали.

Наконец, капитан Смоллетт говорит открытым текстом: «Доктор, ведь вы носили военный мундир!» – а институт военврачей к тем временам еще не сложился, и носить, к примеру, мундир с эполетами лейтенанта военно-медицинской службы доктор Ливси никак не мог. Не было таких чинов и званий в то время.

Очевидно, доктор принимал участие в битве в качестве комбатанта и воинские навыки имеет очень даже неплохие. Это сполна проявляется на острове, в бою за блокгауз, – доктору доверяют самый опасный пост, у двери, где вполне вероятно участие не только в перестрелке, но и в рукопашной схватке. Такая схватка и в самом деле состоялась, доктор в ней блестяще доказал свое умение владеть холодным оружием – одолел противника, не получив ни царапины.

В том, что доктор Ливси был военным, причем скорее всего офицером, сомнения не возникают.

Сомнения вызывает другой факт его биографии…

Попробуем ответить на крамольный вопрос: а Ливси действительно был врачом?

* * *

Казалось бы, вопрос глупый. Не только Хокинс постоянно твердит нам в своей рукописи: доктор, доктор, доктор, – но и сам Ливси при любом удобном случае подтверждает врачебный статус.

Любопытный штрих имеется в описании первого знакомства с картой Флинта: доктор в гостях в усадьбе сквайра, Хокинс и таможенник приносят пакет с документами. Вскрывает пакет доктор Ливси: «Пакет был крепко зашит нитками. Доктор достал свой чемоданчик с инструментами и разрезал нитки хирургическими ножницами».

На первый взгляд все правильно: врач использовал привычный ему медицинский инструмент, оказавшийся под рукой. Вскрывал бы пакет цирюльник, сделал бы это бритвой. Всё так.

Но почему у Ливси под рукой хирургические ножницы? Он ведь пришел к сквайру в гости, а не прооперировать хозяина. И лечения терапевтическими методами визит тоже не предусматривал. Заявился к Трелони доктор не после обхода больных, а из своего дома, причем пошел не лечить: «ушел в усадьбу пообедать и провести вечер со сквайром», – говорит Хокинсу и таможеннику служанка Ливси.

Зачем доктор взял с собой медицинский инструментарий, понять можно – чтобы не делать крюк, не заезжать домой в случае неожиданного и срочного вызова. Но почему он ни на миг не расстается с любимыми инструментами? Даже когда сидит в гостиной у камина и курит трубку, расслабляясь на пару со сквайром после обеда? Почему не отдал, едва войдя, чемоданчик с инструментами прислуге вместе с верхней одеждой, шляпой и тростью?

Создается впечатление, что доктор Ливси вообще не расставался с предметом, символизирующим его принадлежность к врачебной профессии. Словно бы навязчиво демонстрировал всем окружающим: да врач я, настоящий врач, не сомневайтесь, вот и чемоданчик с инструментарием всегда при себе…

Момент любопытный, но делать на его основании какие-либо выводы преждевременно. В конце концов врач не тот, кто ходит в белом халате и с полным чемоданом скальпелей, пинцетов и шприцов.

Врач – тот, кто лечит больных. И при этом иногда вылечивает…

Лечил больных и доктор Ливси. Да только вылечить у него отчего-то не получалось.

Судите сами: на суше, до отплытия «Испаньолы», доктор Ливси лечит двух пациентов (Хокинс вскользь поминает и третьего, но чем закончилось то лечение, нам неизвестно).

Итак, больной номер один – мистер Хокинс-старший. Лечащий врач – доктор Ливси. Итог его стараний – смерть пациента.

Больной номер два – Билли Бонс. Лечащий врач тот же, и результат его трудов опять плачевен…

Если в первом случае процесс лечения юный Хокинс не описывает, то о том, как доктор лечил старого пирата, мы узнаем достаточно подробно. Для начала Ливси ставит диагноз: удар. Ставит с лету, не осмотрев больного, даже пульс не пощупав. Затем устраивает Билли Бонсу кровопускание, весьма обильное. Процедура варварская, но у врачевателей тех лет весьма популярная. Причем не только у медиков с дипломом – беднякам, не имевшим денег на услуги врача, за скромную сумму мог «отворить кровь» и коновал, и цирюльник. И факт наличия у доктора Ливси медицинского диплома кровопускание никак не подтверждает.

Дальше еще интереснее. Процесс лечения описан подробно, но состоит он лишь в том, что доктор осчастливил больного советом: бросай пить, не то скоро загнешься. Любопытно, что Ливси всячески подчеркивает свой статус врача, повсюду таская с собой чемоданчик с инструментами, а пустить пыль в глаза, употребив пару-тройку витиеватых медицинских терминов, даже не пытается. И диагноз, и совет сформулированы так, как их произнес бы любой обыватель, нет даже намека на медицинское образование. Между прочим, врачи и юристы тех времен (и не только тех) по поводу и без повода вставляли в речь латынь, подчеркивая свою образованность. Ливси ни разу – ни на суше, ни на море – ни единого латинского словечка не употребляет. Да знает ли он латынь вообще?

Хуже того – он даже не пытается выписать больному какой-либо рецепт! Однако вскоре, на следующий день, Джим, по его словам, «вошел к капитану с прохладительным питьем и лекарством» (мы помним, что Билли Бонс велел именовать себя «капитаном», что наводит на определенные мысли о комплексах старого пирата).

Откуда взялось лекарство? Ливси ничего не прописывал, никакого рецепта не оставлял! Миссис Хокинс начала лечить пирата на свой страх и риск, из доброты душевной? Но зачем? Бонс надоел хозяевам «Адмирала Бенбоу» хуже горькой редьки, от него не знают, как избавиться… А сейчас он лежит тихий и смирный, не дебоширит, песни пьяные не горланит. Ну и пусть себе лежит.

Если отбросить мысль о самодеятельности Хокинсов, то остается один вариант появления загадочного лекарства – доктор позже занес или прислал рецепт в «Адмирал Бенбоу». Пришел домой и переписал из медицинской книжки. Книги по медицине у Ливси имелись, он даже захватил их на борт «Испаньолы» – Джим упоминает одну из них, употребленную пиратами для раскуривания трубок. Книги есть, а вот умение самостоятельно, без книг, выписать рецепт на латыни… похоже, такого умения нет. Странный, очень странный доктор.

Лекарство Билли Бонс пьет исправно, Хокинс отмечает это особо. Но лекарство не помогает:

«…Он не только не поправлялся, но как будто становился все слабее. Через силу всходил он на лестницу; шатаясь, ковылял из зала к нашей стойке».

Слабел, слабел и умер…

Итак, статистика до начала путешествия удручает: два больных – два покойника, результат стопроцентно отрицательный. Может быть, Ливси не имеет опыта в лечении болезней, так сказать, мирного времени? Может, он военный хирург, и в лечении раненых его умения проявляются совсем по-иному?

Давайте посмотрим, кого и как лечил доктор Ливси в боевой обстановке. Повреждения, полученные на Острове Сокровищ Греем и Джимом Хокинсом, ранами считать нельзя – у первого была порезана щека, у второго пальцы, и никакого лечения по сути не требовалось. Но какие получались результаты, когда доктору Ливси приходилось заниматься серьезными ранами? Вот список его пациентов на острове:

Том Редрут, егерь. Диагноз: огнестрельное ранение. Результат лечения: смерть пациента.

Джойс, слуга сквайра. Диагноз: огнестрельное ранение. Результат лечения: не проводилось, смерть пациента.

Хантер, слуга сквайра. Диагноз: перелом ребер, травма черепа. Результат лечения: смерть пациента.

Пират, имя не известно. Диагноз: огнестрельное ранение. Результат лечения: смерть пациента во время операции.

Пират, имя не известно. Диагноз: ранение в голову. Результат лечения: не завершено, пациент застрелен доктором (хотя возможно, что Беном Ганном или Греем).

Джордж Мерри, пират. Диагноз: не ясен, доктор лишь предполагает малярию. Результат лечения: не завершено, пациент застрелен Сильвером.

Смоллетт, капитан. Диагноз: два огнестрельных ранения. Результат лечения: пациент выжил и пошел на поправку.

Ура! Наконец-то хоть один из пациентов доктора остался в живых!

Вопрос лишь в том, благодаря лечению доктора Ливси поправился капитан, – или вопреки ему? Есть кое-какие основания считать, что именно второй вариант соответствует истине.

Судите сами: третий день высадки на остров (Хокинс называет его вторым, но позже мы выясним, что это не так), накануне отбита атака пиратов на блокгауз. Доктор Ливси перелезает через частокол и уходит; как предполагает Джим Хокинс, на встречу с Беном Ганном. А вскоре и сам Джим, никого не предупредив, покидает укрепление, воспользовавшись тем, что сквайр и Абрахам Грей отвлеклись. А что их отвлекло? Вот как отвечает на этот вопрос Хокинс:

«Скоро для бегства представился удобный случай. Сквайр и Грей делали перевязку капитану. Путь был свободен. Я перелез через частокол и нырнул в чащу».

Почему перевязывают капитана люди, не сведущие в медицине? Ливси – единственный врач в компании кладоискателей, и раненый, естественно, находится под его присмотром. Получается, что доктор Ливси позабыл, что бинты время от времени надо менять? И перевязку в тот день, до своего ухода, не сделал? И не посмотрел, в каком состоянии раны? Какого дьявола за бинты взялись сквайр с Греем?

У медиков с давних времен есть традиция – обход и осмотр больных делать по утрам. С ранеными та же история, за ночь в ране может развиться воспалительный процесс, не замеченный накануне. Доктор Ливси не знал эти азы медицинской науки?

Альтернатива одна – Ливси все-таки осмотрел утром того дня раны капитана и перевязал их. Но перевязал так неудачно, что вскоре повязки сбились и раны закровоточили. Тогда понятно, отчего сквайр и Грей занялись не своим делом. Не понятно лишь, на какой толкучке доктор Ливси купил диплом врача.

Нам могут возразить: доктор должен ставить диагнозы и назначать лечение, проводить сложные операции, а простые процедуры – перевязывать раны, делать инъекции и ставить клизмы – входят в обязанности младшего медицинского персонала: санитаров, фельдшеров, медбратьев…

Но «должен» и «умеет» – немного разные понятия. Врач, допустим, в обычных условиях перевязками и уколами не занимается. Но обязан уметь делать их не хуже, чем подчиненные медики низшего звена. Как иначе проконтролировать работу фельдшера? Попадется неумеха и начнут больные помирать от воздушной эмболии…

Диагност, кстати, доктор Ливси тоже весьма своеобразный. О том, как он лихо диагностировал удар у Билли Бонса: мгновенно, на глазок, даже не пощупав пульс у больного, – мы уже вспоминали. На острове чудеса диагностики продолжаются.

Ливси сам рассказывает нам о том, как осматривал Тома Редрута и ставил ему диагноз:

«Вдруг в кустах щелкнул пистолет. 〈…〉 Просвистела пуля и бедняга Том Редрут пошатнулся и во весь рост грохнулся на землю. 〈…〉 Перезарядив ружья, мы кинулись к бедному Тому. Капитан и Грей уже осматривали его. Я глянул только краем глаза и сразу понял, что дело безнадежно».

Больше ничего конкретного о ране Редрута доктор нам не сообщает… Однако вот что любопытно: пистолет в кустах «щелкнул». Не грохнул, не бабахнул, – глагол соответствует негромкому звуку. Можно сделать вывод: пистолет небольшого калибра, карманный. Это вполне стыкуется с тем, что матросы отправились на берег по видимости безоружными, – здоровенный армейский или флотский пистоль восемнадцатого века незаметно в карман не спрятать.

Разумеется, и маленькая пулька может натворить больших дел, если попадет в сердце или голову. И все-таки чем меньше калибр пули, тем больше шансов выжить у раненого.

К тому же старый егерь не убит наповал: его перетаскивают в сруб, при этом он остается в сознании, он говорит длинными связными фразами. То есть мозг скорее всего не задет, сердце не прострелено. И легкие не прострелены – такая рана говорить долгими фразами не позволяет, тут же начинается кашель, на губах пузырится кровь. Так куда же ранили Тома Редрута, что доктор Ливси выдал свой мрачный вердикт, едва лишь взглянув краем глаза? Смертельным могло бы оказаться ранение в живот. Но тогда Редрут умирал бы значительно дольше и мучительнее.

Вероятно, пуля угодила в конечность или в шею. Доктор намекает нам, что задета артерия: «нам удалось без всякой помехи перетащить несчастного егеря через частокол и внести его, истекающего кровью, под крышу блокгауза».

Артериальное кровотечение можно попытаться остановить, наложив жгут. Это азы медицины. Но доктор Ливси не упоминает о том, что он или кто-то иной пытался перевязать раненого. Он сообщает другое: «Мы положили его в сруб умирать». Бедолага Редрут попросту истек кровью. Без медицинской помощи.

«Глянул краем глаза» – вот и весь осмотр.

«Дело безнадежно» – вот и весь диагноз.

«Положили умирать» – вот и все лечение.

Нет, не хотелось бы лечиться у такого доктора…

Рискнем заявить, что никакой доктор Ливси не врач. Он военный, он офицер, – и, как любой военный тех времен, кое-что понимает в военной медицине. Но не врач.

Вернемся еще раз к тому моменту, когда подстрелили Редрута. Доктор, напомним, первым делом перезаряжает оружие, и лишь потом соизволяет обратить внимание на раненого. А его оружие – кремневый мушкет восемнадцатого века, заряжавшийся с дула. Зарядить его целая история, это не обойму вставить в современную винтовку.

Доктор заряжал, а под ногами у него лежал истекающий кровью человек. Не исключено, что спасти его можно было только немедленной помощью… И первыми попытались ему помочь капитан и Грей, отнюдь не медики, а люди, клятву Гиппократа не приносившие. Интересно, доктор Ливси слышал хоть краем уха о такой клятве?

Причем вопрос не стоял ребром: жизнь Тома Редрута или жизни остальных. Пираты один раз выстрелили из пистолета (судя по всему, единственного на тот момент у них) – и поспешили унести ноги, на их стороне численное преимущество, но товарищи доктора вооружены до зубов, атаковать их со складными ножами – самоубийство. Если бы один мушкет из нескольких – принадлежавший доктору Ливси – остался не перезаряженным, никакого изменения в раскладе сил не произошло бы. Но доктор возится с оружием…

Что характерно, все эти резоны доктор Ливси прекрасно понимал. Он несколько ранее сам утверждает: «Много значит быть старым солдатом, но быть доктором значит больше. В нашем деле нельзя терять ни минуты».

«В нашем» – в смысле, во врачебном? Но на практике-то доктор демонстрирует нам реакцию не медика, а опытного солдата.

Первая же боевая стычка – и маска врача слетает с доктора. Мы видим, что перед нами военный. Его главная задача – уничтожение врагов, а не спасение раненых. И руководствуется он в случае с Редрутом не врачебной этикой, а логикой военного, чуть позже цинично сформулированной капитаном: «Пожалуй, не приходится жалеть, что мы избавились от лишнего рта».

Потом доктор свою маску подберет, отряхнет от песочка, снова начнет изображать медика… Но веры ему уже никакой.

* * *

Вспомнилось по аналогии…

В Морском уставе Российского флота, утвержденном в 1720 году Петром Первым, говорилось однозначно: корабельный лекарь в бою никоим образом участвовать не должен. Ему, лекарю, во время морского боя вообще строжайше запрещалось выходить на палубу – должен был находиться неотлучно в лазарете, принимая раненых и оказывая им помощь. А если устанавливалось, что больной или раненый умер от небрежения лекаря, то последнего судили корабельным судом за убийство. И приговаривали к казни. И корабельный профос приводил приговор в исполнение.

Можно держать пари на что угодно: процент выживших раненых в петровском флоте был в разы выше, чем аналогичный показатель у бедолаг с «Испаньолы», угодивших на попечение доктора Ливси.

* * *

Еще один интересный вопрос – а кто Ливси по национальности?

Фамилия у него звучит по-шотландски… Хотя явно выдумана, в шотландской истории персонажи с такими фамилиями не светились. В английской, впрочем, тоже.

Но имелись в Шотландии (и сейчас имеются) два клана с похожими родовыми фамилиями: Лесли и Ливингстоны, и фамилия доктора звучит так, словно образована от слияния этих двух.

Оба клана так называемые равнинные – и в самом деле, доктор Ливси абсолютно не похож на сурового шотландского горца, носящего килт, играющего на волынке и рубящего врагов в капусту дедовским палашом. Но равнинные шотландцы хорошего происхождения к описанному времени мало отличались от английских джентри.

Возможно, впрочем, что Ливингстоны здесь ни при чем: Александр Лесли, один из виднейших представителей своего клана, во время гражданской войны в Англии был пожалован титулом графа Ливен… Фамилия доктора может быть образована слиянием этого титула с клановой фамилией Лесли – так, чтобы звучала по-шотландски.

Совпадение? Случайное созвучие? Едва ли… Во-первых, Стивенсон сам был шотландцем и неплохо разбирался в генеалогии кланов. Во-вторых, имена своим героям мэтр придумывал не абы как, а весьма тщательно.

Пример: Бен Ганн, бывший пират, три года робинзонивший на острове. Тоже шотландская клановая фамилия, только из горной Шотландии. А у клана Ганнов имелись септы – то есть семейства, связанные с кланом тесным родством, но носящие другую фамилию. Среди прочих ганновских септов – Робинсоны. Сейчас мало кто вспоминает, что мать знаменитого Робинзона Крузо была шотландкой и носила девичью фамилию Робинсон – то есть происходила именно из этого септа.

И имечко у Бена Ганна под стать фамилии. Бенджамин (иначе Вениамин), если кто забыл, – библейский персонаж, сын Иосифа и Рахили, и имя его переводится с древнееврейского как счастливчик, везунчик (дословно – сын правой руки). Кому ж найти без всякой карты зарытое на острове сокровище, как не счастливчику и везунчику?

Поэтому пока допустим, что доктор Ливси – шотландец. Чуть позже мы увидим, что Джим Хокинс сообщает нам много фактов, на первый взгляд незаметных, но постепенно превращающих это допущение в уверенность.

Глава четвертая

К вопросу о точной дате

Пожалуй, пришла пора как можно более точно датировать описанные в мемуаре Джима Хокинса события. Без этого двигаться дальше сложно… Не установив точную дату, например, трудно понять, зачем в окрестностях Бристоля поселился шотландец, выдающий себя за врача…

Косвенных датировок в истории, излагаемой нам Джимом Хокинсом и отчасти (по меньшей мере в трех главах) доктором Ливси, множество.

А точная дата названа лишь одна, да и то имеющая весьма опосредованное отношения к событиям. Но она сразу бросается в глаза, она занозой торчит из текста, и логично бы именно ее взять за точку отсчета, но не будем спешить.

Зададимся вопросом: а почему, собственно, все прочие даты или не названы, или вымараны из текста? А эта красуется, как баобаб в саванне, за много миль привлекая внимание? Не ложная ли она, случайно?

Именно так.

Дата ложная, и лживость мемуариста, сочинившего ее, мы докажем уже в этой главе. Но сначала займемся датировкой, пользуясь упоминаниями в тексте известных людей и событий.

Самый известная историческая личность из упоминаемых в тексте – английский король Георг. Хокинс и не скрывает особо, что дело происходит при правлении этого монарха… Беда в том, что имя царствующего короля мы знаем, а его порядковый номер среди прочих Георгов остается неизвестным. Маленькая хитрость не то Хокинса-мемуариста, не то Ливси-редактора – датировать события таким образом все равно что не датировать их вообще. Георги Ганноверские в количестве трех персон и с номерами с Первого по Третий правили Великобританией в течение века с лишним, причем без перерывов – один наследовал другому. Придумывая имена первенцам, монархи ганноверской династии особо фантазию не напрягали: а назовем-ка Георгом, в честь папы или дедушки… И называли.

Однако первые полтора десятилетия восемнадцатого века – правление королевы Анны – можно смело отсечь. Еще три десятка лет, вплоть до 1746 года, отсекает упоминание доктора Ливси о том, что он участвовал в сражении при Фонтенуа. Битва состоялась в мае 1745 года, значит, визиты Черного Пса и слепого Пью в «Адмирал Бенбоу» никак не могли состояться раньше 1746 года, поскольку происходили в январе.

Проблема в том, что Ливси – человек без возраста, как и прочие персонажи этой истории. Его действия на острове позволяют заподозрить, что он далеко не стар, но не более того. Доктор вполне мог биться при Фонтенуа в молодости, затем изучить медицину, стать мировым судьей, и где-нибудь в 1770 году отправиться за сокровищами вполне бодрым сорокапятилетним человеком… И с той же вероятностью рейд за сокровищами Флинта мог произойти спустя несколько месяцев после Фонтенуа.

Умалчивания Хокинса о возрасте своих сотоварищей вообще-то весьма настораживающий момент… Что может быть естественнее, чем написать примерно так о персонаже, впервые появившемся на страницах мемуара: это был мужчина лет сорока, ну и пара слов по внешность… Но естественные ходы не для Хокинса. Он описывает цвет глаз и волос доктора, дородность сквайра, страшный шрам Билли Бонса и даже останавливается на такой мелочи, как обломанные и черные ногти старого пирата. Но ни разу ни слова о возрасте, хотя бы приблизительном, того или иного действующего лица…

Хорошо. Пусть Хокинс был юн, неискушен, близорук и ни разу не физиономист. Короче, не умел определять возраст по виду человека. Но хотя бы свой-то возраст он знал?

На страницах оригинала Хокинс сам себя часто называет boy, бой, т. е. мальчик. И другие его так называют. Но это слово может означать и младшего слугу в каком-то заведении, и ученика мастера… Боем можно быть и десять лет, и почти в двадцать. Равно как и юнгой, это слово тоже часто употребляется в отношении Джима.

Ничего конкретного Хокинс о своем возрасте нам не сообщает. Хотя довольно естественно помянуть в начале: в ту зиму мне исполнилось четырнадцать… Или семнадцать… Или одиннадцать…

Но нет. Не поминает. Мы можем лишь по смутным намекам догадываться, что совсем уж ребенком Хокинс быть не мог. Например, в соседней деревушке ему выдают пистолет для защиты от бандитов Пью. Ребенку едва ли доверили бы такую опасную игрушку. Пареньку лет четырнадцати – может быть…

Эпизод при защите блокгауза от пиратов позволяет предположить, что Хокинс еще старше. Дело доходит до рукопашной, и Джим наравне с остальными хватает холодное оружие и бежит рубиться с пиратами. Такие поступки, пожалуй, не для четырнадцатилетнего, тут поневоле представляется юноша как минимум лет шестнадцати-семнадцати…

Но Хокинс упорно твердит про себя: мальчик, мальчик, мальчик… Почему? Неужели сотворил на острове нечто, за что наказание полагается лишь с определенного возраста?

Вполне возможно… Но не будем сбиваться с главной темы этой главы, с вычисления точной даты событий.

* * *

Интересную подсказку дает нам сквайр Трелони в своем письме, отправленном из Бристоля в поместье. Вот что он пишет про вербовку экипажа шхуны: «Я хотел нанять человек двадцать на случай встречи с дикарями, пиратами или проклятым французом».

Причем переводчик немного не точен, в оригинале сквайр опасается не какого-то одного конкретного проклятого француза, но «the odious French», то есть Франции, причем гнусной, отвратительной Франции.

Можно сделать вывод – между Францией и Британией в тот момент идет война.

В восемнадцатом веке эти две державы воевали часто, но все же с перерывами. Упоминавшаяся битва при Фонтенуа состоялась во время Войны за австрийское наследство, завершившейся в 1748 году. Затем несколько лет хрупкого мира, в 1756 году Англия вновь объявляет войну Франции, позже к схватке присоединяться другие державы, а еще позже война получит название Семилетней (1756-63 г.г.).

Получается, что между 1748 и 1756 годом у сквайра Трелони нет оснований опасаться встречи с французскими каперами или военными кораблями. Даже, пожалуй, между 1748 и 1755 годом – кладоискатели отправляются в Новый Свет, а там военные действия между французами и англичанами (и на суше, и на море), велись еще до официального объявления войны, с лета 1755 года.

Итак, временной промежуток с помощью сквайра и его письма сузился еще сильнее, к тому же распочковался на два временных интервала: между 1746 и 1763 годом, но с перерывом на восемь лет мира в 1748-55 годах. Почти все возможное время действия приходится на царствование Георга Второго, и лишь последние три года Англией правил Георг Третий.

Но во время какой именно войны сквайр решил отправиться за сокровищами Флинта? Семилетней? Или Войны за австрийское наследство?

Единственная дата, не вымаранная в тексте, указывает четко и однозначно: дело происходит в Семилетнюю войну.

Но дата лжива.

Дата введена в текст лишь для того, чтобы обмануть тех, кто решит-таки докопаться до ответа на вопрос: в каком году «Испаньола» отплыла из Бристоля?

Впрочем, обо всем по порядку.

* * *

Итак, сквайр Трелони и доктор Ливси изучают бумаги, найденные в сундуке покойного Билли Бонса. До карты дело пока не дошло, перед ними тетрадь Бонса, его приходная книга.

«Десять или двенадцать следующих страниц были полны странных бухгалтерских записей. На одном конце строки стояла дата, а на другом – денежный итог, как и обычно в бухгалтерских книгах. Но вместо всяких объяснений в промежутке стояло только различное число крестиков. Двенадцатым июня 1745 года, например, была помечена сумма в семьдесят фунтов стерлингов, но все объяснения, откуда она взялась, заменяли собой шесть крестиков. Изредка, впрочем, добавлялось название местности, например: „Против Каракаса“, или просто помечались широта и долгота, например: 62°17′20′′, 19°2′40′′.

Записи велись в течение почти двадцати лет. Заприходованные суммы становились все крупнее. И в самом конце, после пяти или шести ошибочных, зачеркнутых подсчетов, был подведен итог, и внизу подписано: „Доля Бонса“.

– Я ничего не могу понять, – сказал доктор Ливси.

– Все ясно, как день! – воскликнул сквайр. – Перед нами приходная книга этого гнусного пса. Крестиками заменяются названия потопленных кораблей и ограбленных городов. Цифры обозначают долю этого душегуба в общей добыче. Там, где он боялся неточности, он вставлял некоторые пояснения. „Против Каракаса“, например. Это значит, что против Каракаса было ограблено какое-то несчастное судно. Бедные моряки, плывшие на нем, давно уже гниют среди кораллов».

Простите за большую цитату, но момент крайне интересный, разобраться в нем стоит очень основательно. Разобраться не с приходной книгой старого пирата, как раз она лишних вопросов не вызывает. Интересно другое: почему Хокинс, как огня боящийся любой географической и хронологической определенности, вдруг выдает нам точную дату и точные координаты некоей географической точки? Что на него нашло?

Дата, между прочим, дает нам вполне достаточную уверенность – описанные события произошли в 1755 году, или позже. Но никак не раньше.

И в самом деле: двенадцатого дня июня месяца 1745 года судно капитана Флинта совершило акт морского разбоя, сиречь пиратства. Даже если оно стало одним из последних дел шайки, и в том же году Флинт скончался от неумеренного потребления рома, – «Испаньола» никак не могла оказаться у Острова Сокровищ в 1748 году, т. е. до завершения Войны за австрийское наследство. Почему?

Ответ лежит на острове. Вернее, ответ бродит по острову и зовут его Бен Ганн.

Бен прожил на острове в одиночестве три года, а попал туда после смерти Флинта (он настолько хорошо знает обстоятельства смерти пиратского капитана, что понятно: либо сам присутствовал, когда умирал Флинт, либо слышал подробный рассказ кого-то из присутствовавших).

Вернее, в три года уложиться можно, но тогда придется действовать с неимоверной стремительностью. Примерно так: 12 июня 1745 года Флинт топит некий корабль, забирает добычу (Бонс получает свою долю в семьдесят фунтов). Причем сокровища уже спрятаны на острове, иначе никак не успеть. Но Флинту тех колоссальных богатств мало, – увидел некое судно на пути в Саванну, да и взял на абордаж по привычке. Машинально, так сказать. Совсем как Шура Балаганов, получивший свою долю от миллиона Корейко и тут же своровавший в трамвае кошелек с семью рублями. Привычка, как известно, вторая натура.

Едва отгремели пушки, закончился абордаж и моряки с потопленного судна отправились гнить среди кораллов, Флинт мчится в Саванну. Примчавшись, поднимается вверх по реке (порт Саванны, в те времена столицы английской колонии Джорджия, расположен не на океанском берегу). Швартуется и немедленно начинает умирать, через несколько дней с успехом завершив означенное мероприятие.

Далее эстафетную палочку подхватывает Бен Ганн. И тоже демонстрирует нам чудеса спринта. Едва услышав знаменитую предсмертную фразу Флинта «Дарби Макгроу, дай мне рому!», Бен Ганн стрелой несется наниматься на какой-то из кораблей, оказавшихся в порту Саванны. Удачно нанимается, и корабль тут же на всех парусах плывет к Острову Сокровищ – чтобы там Бен Ганн подбил команду на поиск сокровищ, ничего не нашел и остался на три года поджидать «Испаньолу».

Не бывает. Дело даже не в сверхъестественной быстроте действующих лиц. При таком раскладе матросы из нового экипажа Ганна отыскали бы клад легко и быстро. Свежая яма и хорошо натоптанная тропа, ведущая к ней от того места на берегу, где были выгружены сокровища, а что это за место, Бен Ганн знал.

Должно было пройти несколько месяцев и хотя бы один сезон дождей, чтобы позарастали стежки-дорожки. Чтобы исчезли следы трудов Флинта по сокрытию сокровищ. А еще лучше – пара-тройка лет.

Короче говоря, из даты 12 июня 1745 года автоматически следует 1755 год – как самая ранняя возможная дата прибытия «Испаньолы» к Острову Сокровищ. Война между Англией и Францией в Новом свете уже идет, через год она превратится в общеевропейскую Семилетнюю войну, и сквайр Трелони, соответственно, опасается встретить французский военный или каперский корабль.

Картину Хокинс (или его редактор Ливси) нарисовал на загляденье, не подкопаешься. Но дело портит одна-единственная лишняя деталь, призванная, по задумке, сыграть обратную роль – вызвать у всех читающих мемуар Хокинса еще большее доверие к автору.

Деталь эта – географические координаты из тетради Бонса.

Кого они интересуют? Никого. Судно давно потоплено, экипаж его давно сгнил среди кораллов. Но координаты очень точные – не просто градусы и минуты, но даже секунды указаны. Не сказано, правда, какая широта имеется в виду – южная или северная, и какая долгота, восточная или западная. Будь координаты из тетради Бонса записаны в наше время, можно было бы трактовать их однозначно: широта северная, долгота восточная – для южной широты и западной долготы перед числовыми значениями ставят минус (для удобства компьютерной обработки данных) и всем всё понятно. Но в восемнадцатом веке такой формы записи не существовало.

Да и неважно, Бонс прекрасно знал, в каких местах плавал «Морж», а всем остальным эти координаты совершенно безразличны.

Джим Хокинс, до того бегающий от любой конкретики, как черт от ладана, называет нам точные координаты с единственной целью – вызвать больше доверия к точной дате, названной рядом с ними. Чтобы создать впечатление у читающих: либо тетрадь Бонса лежит перед Хокинсом в процессе сочинения мемуара, либо у мемуариста идеальная память на цифры – один раз увидел и на всю жизнь запомнил.

Но Хокинс допустил фатальную ошибку, погубившую весь замысел. Или Ливси допустил, или они оба допустили. Не посмотрели на глобусе, где расположена указанная точка. Вернее, четыре точки – поставляя в координаты последовательно восточную и западную долготу, а затем и южную и северную широту, можно получить именно четыре комбинации. Ливси и Хокинс такой ерундой не занимались. Может, сразу глобуса под рукой не оказалось, а потом позабыли проверить. Может, не ожидали от читателей такой скрупулезной дотошности.

А мы читатели дотошные. Возьмем глобус, или найдем интерактивную карту в Интернете, – и проверим.

Результат проверки немного шокирует. Если Билли Бонс считал широту по умолчанию северной, то искомые точки угодят в Северную Атлантику. Причем одна окажется на суше, в Исландии. Кого мог ограбить Флинт на северном острове, никакими богатствами не славном? Никого. Вычеркиваем эту точку. Вторая – в Ботническом заливе, между берегами Швеции и Финляндии. Что позабыли джентльмены удачи, промышлявшие на колониальных торговых путях, в заливе внутреннего европейского моря? Нечего им там делать, вычеркиваем.

Если принять широту за южную, картина вырисовывается чуть более приглядная, – обе точки лежат на океанских просторах.

Правда, название океана сразу определить затруднительно… Дело в том, что географы сами толком не знают, сколько океанов на планете Земля. Изначально, по завершении эпохи Великих географических открытий, океанов насчитывалось четыре. Тогда точки с координатами из тетради Билли Бонса попадают в Южную Атлантику. Но в 1937 году Международная гидрографическая организация официально ввела понятие Южного Ледовитого Океана – водного пространства вокруг Антарктиды, ограниченного шестидесятым градусом южной широты. В 1953 году новый океан отменили и упоминать перестали, а в 2000 году восстановили под именем Южного или Антарктического, но вроде бы не все страны, входящие в МГО, это решение признали…

В восемнадцатом веке такая же смутная ситуация: одни географы Южный океан признавали и на картах его рисовали, другие нет.

Но как океан ни называй, ясно: Хокинс опрометчиво отправил капитана Флинта и его судно «Морж» в приполярные широты, в места холодные и безлюдные даже в двадцать первом веке. А уж в восемнадцатом… Кого там Флинт умудрился взять на абордаж? Айсберг с пингвинами?

Вывод прост: назвав точные координаты, Хокинс либо положился на свою память и все на свете перепутал, либо преднамеренно нам соврал. Преднамеренно, но неумело, не потрудившись придать лжи хоть видимость правдоподобия.

Следует ли из этого, что дата, указанная рядом с координатами, настолько же «правдива»? Взята с потолка, высосана из пальца, – но только не переписана из тетради Билли Бонса?

Положительный ответ напрашивается. Но не будем спешить. Да, Хокинс о многом умалчивает в своем мемуаре. Да, порой он беспардонно лжет. Но если отбросить эмоциональные оценки личности мемуариста и рассуждать с позиций холодной логики, становится ясно: из ложных координат никак не следует, что дата тоже ложная. Не будем уподобляться Хокинсу с Ливси и заниматься передергиваниями. Продолжим наше беспристрастное исследование.

* * *

Хотя обидно… Единственная полноценная и точная дата в тексте, а мы не знаем, можно от нее отталкиваться или нет… Впрочем, такое сомнение уже само по себе ответ. Воспользуемся принципом старых опытных грибников: не уверен, не бери. И тогда не отравишься сомнительными грибами…

В общем, вынимаем сомнительную дату 12 июня 1745 года из нашего лукошка и вручаем Джиму Хокинсу – сам кушай свои грибы, сказочник.

А мы тем временем обратимся к другому свидетелю. К Джону Сильверу. Он грибы не употребляет, да и ром пьет в меру. И заслуживает доверия больше, чем Джим Хокинс.

* * *

Как уже сказано, именно образ Джона Сильвера – ключ к пониманию остальных персонажей, к правильной интерпретации происходящих событий. Ключ к коду Стивенсона.

Сильверу пятьдесят лет, он сам называет свой возраст. И сообщает свою трудовую биографию:

«Капитаном был Флинт. А я был квартирмейстером, потому что у меня нога деревянная. Я потерял ногу в том же деле, в котором старый Пью потерял свои иллюминаторы. Мне ампутировал ее ученый хирург – он учился в колледже и знал всю латынь наизусть. А все же не отвертелся от виселицы – его вздернули в Корсо-Касле, как собаку, сушиться на солнышке… рядом с другими. Да! То были люди Робертса, и погибли они потому, что меняли названия своих кораблей. Сегодня корабль называется „Королевское счастье“, а завтра как-нибудь иначе. А по-нашему – как окрестили судно, так оно всегда и должно называться. Мы не меняли названия „Кассандры“, и она благополучно доставила нас домой с Малабара, после того как Ингленд захватил вице-короля Индии. Не менял своего прозвища и „Морж“, старый корабль Флинта, который до бортов был полон кровью, а золота на нем было столько, что он чуть не пошел ко дну.

– Эх, – услышал я восхищенный голос самого молчаливого из наших матросов, – что за молодец этот Флинт!

– Дэвис, говорят, был не хуже, – сказал Сильвер. – Но я никогда с ним не плавал. Я плавал сначала с Инглендом, потом с Флинтом. А теперь вышел в море сам».

Сильвер точен в именах и событиях. Бартоломью Робертс и Эдвард Ингленд – реально существовавшие пиратские капитаны, летопись их свершений хорошо известна и позволяет датировать с точностью до года тот морской бой, в результате которого Джон Сильвер лишился ноги.

1719 год – вот когда Долговязому Джону ампутировал ногу ученый хирург из экипажа Робертса. Лишь в 1719 году оба пиратских капитана действовали в одном районе, у западного побережья Африки. Позже пути их разошлись: Робертс подался на запад, к берегам Вест-Индии, а Ингленд отплыл в Индийский океан, где и в самом деле захватил вице-короля Конде де Эрисейру (вице-короля Португальской Индии со столицей в Гоа, англичане учредили индийское вице-королевство значительно позже).

Теоретически, ампутация могла случиться и позже, когда Сильвер уже плавал в команде Флинта. Но не позже февраля 1722 года, когда Робертс погиб в морском бою, а оставшиеся в живых члены его экипажа были доставлены в Корсо-Касл на Золотом берегу (территория современного Габона в Африке) и после суда повешены.

Ингленд к тому времени был низложен своим экипажем (вернее, экипажами, под его началом собралась небольшая пиратская эскадра). После чего его люди разделились. Кто-то решил, что награблено достаточно и пора воспользоваться плодами трудов. Другие продолжили пиратствовать. Скорее всего, какая-то часть пиратов Ингленда (и Джон Сильвер среди них) избрала капитаном Флинта.

Где пиратствовал Флинт, в точности неизвестно – он вполне мог оказаться у африканских берегов, куда к тому времени вернулся Бартоломью Робертс. Но если даже пути Сильвера и Робертса (вернее, ученого хирурга с судна Робертса) еще раз ненадолго пересеклись в самом начале 1722 года, ампутация в это время представляется сомнительной.

Вот почему. Даниэль Дефо в своей документальной книге «Всеобщая история пиратов» приводит крайне любопытный факт: осенью 1720 года в экипаже Ингленда плавал одноногий моряк!

Свидетельствовал о том капитан английской Ост-Индской компании Макрэ (правильнее, очевидно Макрей или Мак-Рей, но английского оригинала под рукой нет, так что остановимся на варианте, предложенном переводчиком). Макрэ угодил на борт корабля Ингленда и остался в живых. Ингленд никогда особой кровожадностью не отличался и хотел капитана Макрэ отпустить (забрав судно и груз, разумеется). Неожиданно против такого решения восстал Тейлор, командовавший одним из кораблей в эскадре Ингленда. Может, встал Тейлор в тот день не с той ноги, может по иной причине, но он настаивал: Макрэ надо убить!

Короче, пиратские вожаки поругались, их подчиненные тоже разошлись во мнениях… Точку в спорах поставил одноногий моряк. Вот как описывает этот момент Дефо:

«Случилось событие, обернувшееся к пользе бедного капитана: детина с устрашающими бакенбардами и деревянной ногою, обвешанный пистолями, как туземец дротиками, перемежая пустословие божбою, заявляется на ют и спрашивает, чертыхаясь, кто здесь будет капитан Макрэ. Капитан ожидал, по меньшей мере, что сей детина станет его палачом».

Но одноногий сказал: «Покажите мне того, кто осмелится задеть капитана Макрэ, ибо он будет иметь дело со мною!» – и Макрэ никто не тронул. Высокий рост, деревянная нога, большой авторитет у пиратов… Надо думать, звали детину Джон Сильвер и никак иначе. Одноногие пираты изредка встречались, и даже одноногие пиратские капитаны (француз Леклерк, например, или голландец Джолл), но все же это исключение из правила. Нелепо предполагать, что пиратские корабли были богадельней для инвалидов, лишившихся конечностей. Два одноногих пирата в команде – явный перебор.

То есть Сильвер ноги лишился в 1719 году.

* * *

А теперь вернемся к нашей датировке плавания «Испаньолы». Если дело происходило в 1755 году или позже (к такому выводу нас усердно подталкивает Джим Хокинс), то пятидесятилетний Сильвер родился самое раннее в 1705 году.

То есть к 1719 году, к моменту ампутации, ему никак не больше четырнадцати лет!

Понятно, что в таком возрасте на пиратском корабле он мог быть только юнгой. Пушечное ядро не разбирает, кому раздробить конечность, и юнга Сильвер вполне мог потерять ногу. Но тогда каким чудом он превратился в рослого и авторитетного детину, встреченного год спустя капитаном Макрэ? Надо было уже обладать немалым авторитетом, что сохранить место в экипаже (и свою долю в добыче), потеряв ногу, а вместе с ней способность драться в абордажных схватках, работать с парусами и т. д.

Мог быть такой авторитет у четырнадцатилетнего Сильвера? Откуда? Охромевшего подростка немедленно списали бы на берег, побираться у портовых кабаков… Хотя надо отметить, что во многих пиратских «кодексах» и «уставах» прописывались солидные компенсации за увечья. Но получил бы эти денежки Сильвер, или нет, – в любом случае оказался бы на берегу.

Поневоле приходится опускать искомую дату к самому нижнему пределу, к 1746 году. Тогда Сильвер родился в 1696 году, и стал одноногим инвалидом в возрасте двадцати трех лет.

Эту цифры куда более правдоподобны. Ингленд начал пиратствовать в 1717 году, Сильверу двадцать один год, он взрослый мужчина, вполне способный отличиться при абордажах и заработать за два года немалый авторитет.


Остров без сокровищ

Рис. 1. Единственный прижизненный портрет Джона Сильвера, да и то сделанный не с натуры, а по описанию капитана Макрэ.


Надо еще учесть, что Сильвер мог слегка округлить свой возраст. Если ему чуть больше заявленного полтинника, пятьдесят два, например, – то в момент потери ноги было двадцать пять. Более чем зрелый возраст для восемнадцатого века. Герцог Кумберлендский, например, о котором поминает доктор Ливси, командовал войсками под Фонтенуа в двадцать четыре и никто его юнцом не считал.

Итак, потратив много времени и сил, мы установили: Черный Пес и Пью приходили за картой в «Адмирал Бенбоу» в январе 1746 года. «Испаньола», соответственно, отплыла из Бристоля не позже марта того же года.

А единственная полная дата в мемуаре Хокинса ничего общего с действительностью не имеет.

Глава пятая

Как фехтуют на кортиках, или Где алмазы Черного Пса?

Почти все, кто читал «Остров Сокровищ» и хоть немного задумывался над прочитанным, недоумевали: а почему в качестве главного холодного оружия описаны кортики?

Кортиками персонажи лихо фехтуют, причем постоянно наносят размашистые рубящие удары, кортиками пользуются и пираты, и сухопутные джентльмены вроде доктора Ливси, лишние кортики раскладывают на поленницах защитники блокгауза на случай рукопашной схватки…

Ну ладно, в фехтование с рубящими ударами с трудом, но поверить можно. Кортик ведь кортику рознь. Охотничьим кортиком, т. н. хиршфангером (от нем. hirschfanger – «олений нож») при нужде и голову с плеч снести можно, по своим размерам и ТТХ некоторые экземпляры этого оружия ничем не уступали мечам.

Флотские кортики размером скромнее, но и среди них встречались модели, приспособленные для рубящих ударов. Как раз такие кортики – с изогнутым широким клинком, ведущие происхождение не от шпаги, а явно от сабли – были распространены в британском флоте в восемнадцатом и в начале девятнадцатого века.

Пару таких кортиков сабельного типа, причем именно британских, можно увидеть в Центральном военно-морском музее Санкт-Петербурга. И историю о том, как один этих кортиков попал в музей, мы вспомним позже – благо весьма занимательна и имеет непосредственное отношение к теме нашего исследования.


Остров без сокровищ

Рис. 2. Английские флотские кортики конца XVIII века. Происхождение от сабли, а не от шпаги очевидно, но рубиться таким оружием все-таки затруднительно, длина клинка без рукояти около 30 см.


Однако флотский кортик – неважно, пригоден он для рубящих ударов или нет – оружие офицеров и мичманов. Личное оружие. Личное в самом прямом смысле слова: изготавливались кортики в мастерских только под заказ, никакого массового производства, никакой анонимной продажи. Кортики в тех семействах, где морская служба была фамильной традицией, передавались от дедов внукам, и зачастую в музеях встречаются кортики сборные, составные – клинок начала восемнадцатого века, а ножны и рукоять сделаны веком позже, взамен изношенных, пришедших в негодность…

Утратить кортик для офицера – все равно что полку утратить боевое знамя – позорно и постыдно. Тем более постыдно отдать кортик в руки врага. За борт швыряли, но не отдавали. Откуда такое изобилие «лишних» кортиков на страницах мемуара Хокинса?

Ладно пираты, у них, допустим, трофейные с давних времен… Но откуда столько кортиков среди оружия, закупленного сквайром Трелони для «Испаньолы»? Ни одного кортика штатскому и сухопутному сквайру не продали бы без предъявления патента морского офицера.

А ему их и не продали. Потому что сквайр кортики и не закупал. Сверхизобилие кортиков появилось исключительно стараниями переводчика.

Вот как в оригинале первый раз упомянут «кортик» (Билли Бонс отправляется с ним на прогулку по морскому берегу): his cutlass swinging under the broad skirts of the old blue coat.

Не кортик. Катласс (cutlass). И далее то же самое – везде, где в переводе упомянуты кортики, в оригинале вместо них стоят катлассы.

В русском языке термин cutlass широкого распространения не получил, в отличие от английского. Переводят его как абордажная сабля, и как абордажная полусабля, и даже как абордажный меч. Но наиболее точно отражает суть дела другой термин – абордажный тесак.


Остров без сокровищ

Рис. 3. Абордажный тесак, он же катласс.


По форме катлассы напоминали саблю, но были короче ее (клинок без рукояти обычно около 50 см) и в тоже время гораздо массивнее, что позволяло и рубиться в тесных корабельных помещениях, и с успехом применять оружие на манер топора – против абордажных крючьев, или против оснастки вражеского корабля.

* * *

Первая схватка с применением холодного оружия произошла в «Адмирале Бенбоу» между Билли Бонсом и Черным Псом. А схватке предшествовал разговор, настолько любопытный, что заслуживает отдельного и очень внимательного разбора.

Юный Джим Хокинс излагает дело следующим образом: Черный Пес неожиданно заявился в трактир, дождался Билли Бонса, начал с ним разговор за стаканчиком рома. О чем конкретно шла речь, Хокинс не слышал, до него доносились лишь отдельные громко произнесенные слова и фразы: ругательства, угроза Билли Бонса: «Если дело дойдет до виселицы, пусть на ней болтаются все!»

Завершилась беседа дракой, вернее, схваткой на тесаках, в которой Черный Пес получил рану и бежал с поля боя. Бонс преследовал его, и мог бы прикончить в дверях последним ударом, но… «…Кортик зацепился за большую вывеску нашего „Адмирала Бенбоу“. На вывеске снизу, на самой раме, до сих пор можно видеть след от него».

В этом столкновении много странного… Но чтобы лучше понять странности, надо разобраться с личностью Черного Пса.

* * *

Считается, что Черный Пес – пират из экипажа капитана Флинта, не попавший (к счастью для себя) на борт «Испаньолы» только потому, что Джим Хокинс хорошо знал его в лицо.

И в самом деле, Пес называет себя старым корабельным товарищем Билли Бонса, а последний никак это не оспаривает. Но вот вопрос: а в самом ли деле Черный Пес плавал на корабле Флинта до самого конца, до смерти пиратского капитана в Саванне?

Есть очень много оснований утверждать, что все происходило с точностью до наоборот – Черный Пес покинул экипаж Флинта задолго до того. Есть вероятность, что он даже вообще не плавал с Флинтом, что его знакомство с Бонсом произошло на корабле другого пиратского капитана, Ингленда.

Дело в том, что на пиратских кораблях происходила постоянная «ротация кадров». Потери при морских артдуэлях и абордажах были велики (если противники, конечно, не приходили в шок и трепет при виде «Веселого Роджера», а решали всерьез драться).

Например, схватка с кораблем Ост-Индской компании под командованием упоминавшегося выше капитана Макрэ уменьшила экипаж Ингленда почти на сто человек: после яростного боя насчитали девяносто девять убитых и тяжелораненых!

Их выжившие коллеги не сильно печалились по павшим – по пиратским кодексам доля погибших делилась между уцелевшими. Но для успешных действий при абордажах требовалось численное преимущество над командами купеческих судов и пиратские экипажи нуждались в постоянном пополнении. Новобранцев частично вербовали из побежденных, на добровольно-принудительной основе. Частично набирали в разных местах, пользующихся дурной славой, куда стекались авантюристы, изгои, беглые преступники (например, Черепаховый берег в Вест-Индии, «пиратская республика» на Мадагаскаре, некоторые голландские колонии, охотно привечавшие пиратов).

В результате такой практики в каждом пиратском экипаже личный состав неизбежно расслаивался. Если воспользоваться терминологией, изобретенной столетия спустя в советской армии, были там «салаги» – необстрелянные пираты, ничего не успевшие заработать; были «духи» – уже с кое-каким боевым опытом и кое-какой долей в общей добыче, но не особо большой; были «дедушки» – весьма авторитетные и опытные пираты, с солидными паями в «общаке», но пока что не считающие, что пора подводить итог и делить заработанное.

Наконец, были «дембеля» – наплававшиеся, разбогатевшие и не видящие стимулов для нового риска.

Джон Сильвер в своем рассказе упоминает индийского вице-короля, захваченного пиратами Ингленда. Случай вполне реальный, описанный в исследовании Дефо. Вместе с вице-королем джентльменам удачи досталась и неплохая добыча – только лишь драгоценных камней, в основном алмазов, почти на четыре миллиона пиастров.

И вот тут пиратские «дембеля» (да и «дедушки», наверное) собрали сходку и провели решение: хватит, пора подбивать итоги.

Алмазы поделили. На одну долю пришлось по 42 некрупных камня. Более крупные камни при дележе зачитывали за несколько мелких. Как анекдот Дефо приводит историю о пирате, получившем один, зато самый большой алмаз. Посчитав себя обделенным и мало разбираясь в конъюнктуре рынка, пират немедленно раздробил свой камешек (алмазы очень тверды, но ударные нагрузки держат плохо). Получилось 43 осколка – больше чем у других, однако!

После той исторической дележки часть команды Ингленда покончила с пиратством, остальные решили еще немного пособирать в житницы…

Так вот, скорее всего среди «завязавших» были и Пью, и Черный Пес (Пью даже наверняка).

Доказательства?

Сейчас изложим.

* * *

Первое, о чем упоминает Джим Хокинс, описывая Черного Пса, – цвет лица. Лицо у Пса бледное и землистое.

Но ведь отличительная черта моряков, долго плававших в тропических и экваториальных широтах, – въевшийся загар, по нескольку лет не сходящий! Билли Бонс уже давненько не у дел, а лицо у него до сих пор коричневое! И другие старые пираты отличаются тем же: штурман Эрроу, Том Морган, Израэль Хендс (последнего доктор Ливси называет «краснорожим негодяем» – возможно, дело в особенностях реакции кожи на ультрафиолет; в любом случае ничего общего с «бледностью» и «землистостью»).

Из пиратских «авторитетов» лишь у Джона Сильвера лицо бледное. Хокинс это подчеркивает, обращает на это внимание, – надо полагать, по контрасту с лицами других моряков. Однако с Сильвером все понятно – он с парусами не работал под тропическим солнышком, да и вообще по причине своей одноногости проводил на палубе гораздо меньше времени, чем остальные.

Почему же Черный Пес столь разительно отличается от Билли Бонса цветом лица? Потому что он значительно раньше вернулся из тропических широт и много лет живет в туманном Альбионе.

Еще один момент: Черный Пес в разговоре с Хокинсом упоминает о том, что у него есть сын примерно одного возраста с Джимом. Если это правда (а резонов для вранья как-то не просматривается), то Пес вернулся на Британские острова не менее полутора десятков лет назад. Иначе возникает образ семейного пирата, приезжающего в отпуск, дабы зачать сына, затем возвращающегося пиратствовать в южные моря, а потом снова воссоединяющегося с давно покинутым семейством… – как-то не вызывает доверия такой пират-семьянин.

Представляется, нет нужды доказывать, что слепой Пью тоже долго жил в Англии к тому моменту, когда появился на дороге возле трактира «Адмирал Бенбоу». Слепой – не однорукий, не одноногий, и не трехпалый; на пиратском корабле для слепца нет посильного занятия. Значит, нет и доли в общей добыче. Пью не мог плавать по морям просто так, рискуя жизнью забесплатно. А его коллеги не могли впустую расходовать на слепца провиант, пресную воду и койко-место. В 1719 году или чуть позже Пью отправился на берег, получив свою долю, заработанную к тому времени, плюс весьма солидную компенсацию за потерянное зрение.

Но вернемся к Черному Псу. Из рассказа Хокинса создается впечатление, что трехпалый пират далеко не богат. Куда же подевались 42 небольших алмаза или меньшее число крупных камней? Да и за предыдущие дела какая-то добыча Черному Псу причиталась, едва ли нападение на вице-короля Индии стало его первым и последним делом…

Неужели все растранжирил?

И Билли Бонс, и Сильвер прямом текстом утверждают именно это. Но Сильвер-то, например, не транжира! Где его алмазы? Они явно никак не учитываются при перечислении Джоном Сильвером его пиратских заработков: «девятьсот фунтов стерлингов у Ингленда да тысячи две у Флинта».

Почему же бережливый Сильвер не вспоминает про свои алмазы? Почему владеет дешевой распивочной для моряков «Подзорная труба», а не более солидным и доходным заведением?

В поисках ответа надо принять во внимание один момент: моряк с тропическим загаром и серьгой в ухе едва ли мог запросто ввалиться к первому попавшемуся ювелиру и выложить на прилавок алмаз, стоимостью равный его, моряка, жалованью за несколько лет службы. Потому что в торговом флоте жалованье морякам алмазами не выплачивают. В военном тоже. Неизбежно последовал бы вопрос: откуда дровишки? Причем спрашивающей стороной могли бы оказаться королевские судебные чиновники, а на другом конце цепочки вопросов и ответов высилась бы виселица.

Обращаться пришлось бы к торговцам не самым честным… К барыгам, выражаясь сегодняшним языком.

Дефо в «Истории пиратов» упоминает, что после знаменитой дележки алмазов вице-короля многие пираты из экипажа Ингленда пытались реализовать свою долю в Кочине, голландской колонии на Малабарском побережье Ост-Индии. Кочинские голландцы весьма лояльно относились к пиратам: снабжали припасами, скупали добычу, даже продавали за бесценок каперские лицензии (правда, не признаваемые другими странами). «История пиратов» опубликована в 1724 году, по горячим следам событий, – чем завершилась эпопея с алмазами вице-короля, Дефо не знал и своим читателям не сообщил…

Но один крайне любопытный момент в речах Джона Сильвера дает нам понять, как обернулось дело.

В оригинале Сильвер (только он) ругается словами «голландец» и «голландские отродья» – в значении мошенники, негодяи, нехорошие люди… Редиски, в общем. В изначальном переводе Н. Чуковского эта речевая особенность начисто утеряна, в некоторых других присутствует.

С чего бы такое отношение к родственной нации? К единоверцам, можно сказать? В семнадцатом веке, во время ожесточенных англо-голландских войн, в Англии и в самом деле появились жаргонизмы, связанные с голландцами. Но те войны давно отгремели, а в конце семнадцатого столетия на британском престоле так и вовсе оказался голландец – Вильгельм Оранский, и использовать «голландское отродье» в качестве синонима «подонка» стало, как ныне принято говорить, неполиткорректно. А то и небезопасно.

Во времена Сильвера, в войнах восемнадцатого века голландцы чаще выступали союзниками Британии. С чего бы Долговязый Джон вспомнил старомодные, давно вышедшие из употребления идиомы? Почему для Сильвера слово «голландец» – грязное ругательство?

Все очень просто: хитрые кочинские голландцы безбожно обманули при покупке алмазов и транжиру-Пса, и бережливого Сильвера, и остальных пиратов… Либо не заплатили, либо заплатили сущие гроши. И на много-много лет стали для злопамятного Долговязого Джона синонимом воров и прохиндеев.

А Черный Пес вернулся на родину вовсе не таким богатым человеком, как надеялся.

Зато в другом ему повезло. Десятилетие, последовавшее после окончания Войны за испанское наследство (завершившейся Уртрехтским миром в 1714 году) – на редкость удачное время для завершения пиратской карьеры и легализации.

Дело в том, что долгие десятилетия, даже века, британцы всячески потакали пиратам, как орудию борьбы с военно-морским могуществом Испании. В 1714 году ситуация изменилась, Испания была вынуждена открыть свои порты для английских торговцев, контроль за морскими путями между Новым и Старым светом перешел к Англии. Приоритеты сменились: надо было охранять свою морскую торговлю, а не разрушать чужую. Пираты из невольных союзников превратились во врагов, и борьба с ними активизировалась необычайно. Боролись методом кнута и пряника: объявляли широчайшие амнистии и параллельно организовывали военные экспедиции против тех, кто не желал амнистией воспользоваться.

В 1720 году практически любой пират мог явиться к ближайшему губернатору, и заявить, что сдается на милость короля согласно акта амнистии… Джентльменам удачи выписывалось «свидетельство» – индульгенция за прошлые грехи, и даже главные орудия производства, то есть пиратские корабли, у них не изымались: плавайте, торгуйте, доставляйте негров из Африки… Короче, занимайтесь чем-то полезным.

Но к рецидивистам, повторно поднявшим Веселый Роджер, закон был безжалостен. Никаких вторичных амнистий: попался – на виселицу.

Черный Пес рецидивистом не стал. Иначе с чего бы ему грозить Билли Бонсу виселицей? Оба повисли бы на ней… Но правовой статус у двух бывших пиратов разный: Пес «завязал» очень вовремя, и наверняка имеет бумагу, отпускающую ему прежние грехи. Билли Бонс завершил карьеру гораздо позже, когда получить прощение от властей стало значительно сложнее.

Сложно – не значит нельзя. За хорошую мзду колониальные чиновники были готовы добела отмывать самых черных кобелей. Выписывая, например, задним числом каперские свидетельства… Но так легко (и бесплатно), как в конце 10-х – начале 20-х годов, амнистию получить было уже невозможно.

* * *

А чем занимался Черный Пес последние двадцать лет своей жизни в Англии?

Работа его была связана с морем, Хокинс свидетельствует: «На моряка он был мало похож, но я все же почувствовал, что он моряк».

Как же он это почувствовал? Экстрасенсорно? В переводе ответа нет, а в оригинале он появляется: smack of the sea – вот что, оказывается, почувствовал юный Хокинс. Запах моря. Никакой экстрасенсорики, банальное обоняние.

Но что в данном случае надо понимать под ароматом моря? Иногда мы называем так легкий запах соли и гниющих водорослей, но здесь не тот случай, – Джим всю жизнь прожил на побережье, к запаху этому привык и замечать его не должен.

Скорее, с морем – с моряками, с кораблями – у Хокинса ассоциировался запах смолы. Других антисептиков для дерева в те времена практически не существовало, и просмаливали на кораблях все, что можно.

Получается, что Пес в море выходил, но плавал не в далекие страны – где-то здесь, неподалеку, под хмурым английским небом и скупым солнышком. Может быть, мирно трудился матросом на каботажном судне, совершавшем рейсы вдоль британских берегов?

Однако все последовавшие события приводят нас к другому выводу: Черный Пес трудился, и на судне, но не совсем мирно… Занимался контрабандой. Не в одиночестве, а в составе небольшой шайки, возглавляемой слепым Пью. Нет сомнений, что люггер, куда отступила часть шайки после налета на «Адмирал Бенбоу», принадлежал ей (возможно, принадлежал единолично Пью, что объясняет авторитет беспомощного слепца у подчиненных – старые, времен пиратства, заслуги давно уже потускнели).

Конечно, люггер шайка Пью могла нанять, но зачем? К чему абсолютно бессмысленные расходы, если до «Адмирала Бенбоу» можно прекрасно добраться по суше? Использовать этот вид транспорта имелся резон только в одном случае – если суденышко принадлежало Пью и его присным.

Очень важный момент: мы привыкли считать, что в качестве антагонистов выступает одна шайка, состоящая из бывших пиратов. На деле же шаек две – одну возглавляет Сильвер, другую слепой Пью. И отношения между ними не самые дружеские, скорее напоминающие вооруженный нейтралитет. Не случайно Долговязый Джон не взял никого из людей Пью на борт «Испаньолы». Почему туда не попал Черный Пес, понятно, – был бы немедленно опознан и разоблачен Хокинсом. Но остальные? Хокинс знал имена по меньшей мере двоих из них (Дэрк и Джонни), хорошо слышал разговоры, и, возможно, мог опознать голоса… Но откуда про это знают экс-пираты? И откуда они могут знать, что Хокинс отплывет вместе с ними в качестве юнги? Ведь Джим объявился в Бристоле лишь накануне отплытия…

Знать они не могли. Но на борт «Испаньолы» не попали. Сильвер не взял. Почему? Ведь людей ему не хватало, пришлось даже пригласить нескольких матросов, никогда прежде пиратством не промышлявших, и вербовать их уже в ходе плавания… Отчего же эти вакансии не были заполнены людьми Пью?

Очевидно, потому, что на золото Флинта они никаких прав не имели. Они плавали с Инглендом, долю свою получили полностью, – и нечего примазываться к чужой добыче.

Но завербованные неофиты? Они ведь тоже не добывали в жестоких абордажных схватках зарытые на острове сокровища?

Не добывали. Но кто сказал, что они бы их получили? Подробно описан лишь один из обращенных в пиратскую веру – некий Дик Джонсон. Пират из него, как молоток из бутылки, – при опасности хватается не за мушкет, а за библию, которую постоянно носит с собой… Неужели он получил бы ту же долю сокровищ, что и остальные? Нож под ребро он бы получил от матерых головорезов Флинта, когда дело дошло бы до дележки. Два других «честных» матроса – Том и Алан – тоже не бойцы и позволяют себя зарезать без сопротивления.

Черный Пес и его коллеги по шайке Пью люди другого замеса. Они в королевских таможенников стреляют, не задумываясь. Они спиной к Сильверу, как Том, поворачиваться не стали бы. Они при благоприятной оказии (например, если бы составили большинство среди уцелевших) сами бы переделили добычу в свою пользу, пистолетами и тесаками.

Так что «теневой» капитан Сильвер действовал вполне логично, формируя экипаж «Испаньолы»: лучше взять нейтральных людей, чем бандитов покойного Пью.

* * *

Но позвольте, может спросить внимательный читатель, а как тогда получилось, что Черный Пес явился к Билли Бонсу за картой? Откуда он вообще знал об этой карте, если «завязал» как минимум за полтора десятка лет до того, как были зарыты сокровища?

Здесь можно задать встречный вопрос: а где и когда сказано, что он приходил за картой? Разговор Хокинс не слышит, лишь отдельные громко произнесенные слова и фразы, но про карту в них ничего не сказано… Потом, уже после знакомства с ланцетом доктора Ливси, обескровленный Бонс говорит в полубреду: бандиты, дескать, охотятся за сундуком и картой… Но он в тот момент много что говорит. Например, что поделится с Хокинсом, отдаст ему половину сокровищ. Сберечь карту, не отдать ее, – идея-фикс у Билли Бонса, и неудивительно, что в болезненном бреду эта тема всплывает. Но отсюда никак не следует, что именно карта стала темой разговора экс-штурмана и Черного Пса.

Наш тезис о том, что карта Черного Пса никак не интересовала, попробуем доказать от противного. Итак, допустим, что все наши построения в корне не верны. Допустим, никакого разделения бандитов на две шайки нет, все они – и Пью, и Сильвер, и Билли Бонс, и Черный Пес – плавали с Флинтом до самого конца, до его смерти в Саванне. Затем Бонс умыкнул карту и сбежал с ней в Старый Свет, в Англию. Шайка устремилась за ним в погоню, причем в полном составе (это логичнее, чем посылать в Англию часть пиратов, – захватившие карту могли бы в свою очередь не пожелать делиться).

Итак, пираты Сильвера-Пью ищут Билли Бонса по всем Британским островам. Возможно, один раз находят, но Билли успевает скрыться.

И вот ситуация: напасть на след вторично посчастливилось именно Черному Псу. Он появляется в деревушке, начинает расспросы и выясняет, что неподалеку, в стоящем на отшибе трактире, не так давно поселился отставной моряк, по всем приметам – вылитый Билли Бонс.

Именно так все происходило, в «Бенбоу» Пес заявился, где-то разжившись предварительной информацией. А где, кроме деревушки, он ее мог получить?

До сих пор картинка складная. Но дальше начинается свистопляска несуразностей и нелепостей.

Что должен был сделать Черный Пес, получив информацию о скрывающемся Билли Бонсе?

Вариантов несколько. Если после рассказов селян оставались какие-то сомнения, надо было проверить – точно ли старый кореш Билли поселился в «Адмирале»? Привычки бывшего штурмана хорошо известны жителям деревни, в частности, привычка подолгу гулять на морском берегу. Можно понаблюдать за ним издалека, из укрытия, не приближаясь. Убедиться своими глазами.

Затем надо отправиться с докладом к начальству, к Пью и Сильверу. Либо, если есть опасение, что Билли Бонс может проведать о расспросах в деревушке и дать деру, – остаться наблюдать за «Бенбоу» и послать кого-то из местных с весточкой к Сильверу, благо Бристоль не дальний свет. И спокойно дожидаться подкрепления.

А что же делает вместо этого Черный Пес?

Нечто очень странное, совершенно неуместное для человека, и в самом деле охотящегося за картой.

Он идет в «Адмирал Бенбоу» и действительно убеждается, что ошибки нет, – но тут же вступает в разговор с бывшим штурманом. Никакой попытки, убедившись, известить Сильвера или Пью, не предпринимает, – увидел, подошел, заговорил.

Зачем?

Ясно, что карту Бонс не отдаст. Не для того он бегал и прятался, чтобы вот так взять и отдать Черному Псу. Более того, Пес опасается, что дело может завершиться поножовщиной (и правильно опасается). И как это понимать? Зарежет Бонс Пса и снова смоется. Зарежет Пес Бонса – а где гарантия, что карту Билли держал при себе, а не припрятал где-нибудь?

Между тем схватки с применением холодного оружия избежать очень легко – достаточно явиться к Бонсу не в одиночку, а впятером и вшестером. Старый штурман отморозок, но все же не самоубийца, затевать драку при таком соотношении сил не станет…

Но допустим даже, до тесаков дело бы не дошло. Допустим, Бонс попросту послал бы Черного Пса в пешее эротическое путешествие, или куда там еще было принято посылать в Англии восемнадцатого века… И что? Возвращаемся к исходной ситуации: надо лично или с гонцом известить Сильвера и Пью. Лишь одна вводная меняется: Бонс теперь в курсе, что вычислен и в бега ударится без всяких сомнений.

Вывод: если бы Пес действительно стремился добыть карту, он никогда не стал бы делать это так глупо, как описывает Хокинс…

Но если Пес приходил не за картой, то эпизод вообще лишается смысла. Зачем он заявился? Выпить стаканчик рома, пригрозить Билли Бонсу виселицей, получить рану в плечо и довести противника до сердечного приступа?

Чтобы вернуть смысл и логику в визит Черного Пса, надо еще раз вернуться к тому, чем разговор завершился. Итак:

«Потом внезапно раздался страшный взрыв ругательств, стол и скамьи с грохотом опрокинулись на пол, звякнула сталь клинков, кто-то вскрикнул от боли, и через минуту я увидел Черного Пса, со всех ног бегущего к двери. Капитан гнался за ним. Их кортики были обнажены. У Черного Пса из левого плеча текла кровь. Возле самой двери капитан замахнулся кортиком и хотел нанести убегающему еще один, самый страшный, удар и несомненно разрубил бы ему голову пополам, но кортик зацепился за большую вывеску нашего „Адмирала Бенбоу“. На вывеске, внизу, на самой раме, до сих пор можно видеть след от него».

Кортики, как мы помним, на самом деле зовутся катлассами, но даже если заменить коротенькие кортики в руках пиратов на длинные тесаки, представить эту сцену зримо не получается… Вывеска мешает.

Ведь где обычно висит трактирная вывеска? Снаружи, над дверью. Если вывеска широкая, нижний край ее может оказаться вплотную к краю дверного проема, но уж никак не ниже его…

Клинок Билли Бонса, пытающегося зарубить выскакивающего из дома человека, мог оставить след на вывеске в одном лишь случае – вывеска висела над дверью внутри трактира. Иначе никак. Иначе клинок зацепился бы за стену над дверью, или за дверной наличник, но никак не за вывеску.

Но зачем вывеска внутри? Ахинея какая-то…

Именно так. Полная ахинея весь рассказ Джима Хокинса о приходе и уходе Черного Пса. Но один значимый и бесспорный момент во всей этой ахинее есть – зарубка на вывеске, которую «до сих пор можно видеть». Наглядное, так сказать, свидетельство…

Есть подозрение, что не останься этого свидетельства – сцена с визитом Черного Пса в мемуаре Хокинса бы не появилась. Лишний эпизод. Историю о том, как карта перекочевала от Билли Бонса к Джиму Хокинсу, вполне можно начать с визита слепого Пью и с вручения черной метки.

Но зарубка оставалась видна до времен сочинения мемуара – и вызывала вопросы посетителей… И то, как беспомощно и неумело Хокинс пытается объяснить ее наличие, свидетельствует: истинная история появления этого следа на вывеске Джиму весьма неприятна… Чем-то его компрометирует… Нельзя ее излагать, короче говоря.

Мы попробуем эту историю восстановить, исходных данных достаточно.

Но прежде задумаемся над одним странным совпадением: в трактире «Адмирал Бенбоу» постоянно живут четыре человека – трио Хокинсов и Билли Бонс. И двое из четверых – Бонс и мистер Хокинс-старший – заболевают и умирают, хотя в самом начале истории оба вполне дееспособны. Практически одновременно оба слегают и умирают с разницей в пару дней…

С чего бы такая синхронность? Только ли оттого, что обоих лечил странный доктор Ливси? Но заболели-то они сами… Почему одновременно?

Причем удивительно вот что: Хокинс практически ни слова не говорит нам о том, от чего умер его отец. А ведь родной человек как-никак… Болезни Бонса в мемуаре посвящено гораздо больше строк.

А то, о чем Джим столь старательно умалчивает, достойно самого пристального внимания. В отличие от настойчиво повторяемого, от навязываемого читателю…

Допустим, Черный Пес действительно приходил в «Бенбоу», действительно поговорил с Джимом Хокинсом – тот отметил цвет лица Пса, услышал историю о его сыне и т. д. Но интересовался Черный Пес отнюдь не Билли Бонсом – мистером Хокинсом-старшим. Трактир как место для разговора не устраивал по ряду причин бывшего пирата, а ныне контрабандиста. Он велел Джиму передать, что будет ждать его отца на улице и покинул «Адмирал Бенбоу».

А затем произошло вот что…

Реконструкция № 1: Визит Черного Пса

В один из январских дней 1746 года мистер Хокинс-старший вышел из «Адмирала Бенбоу» на деловую встречу. Встреча происходила неподалеку, на открытом воздухе и напрямую касалась теневой стороны бизнеса м-ра Хокинса.

Деловой партнер м-ра Хокинса, мистер Черный Пес, уже поджидал в условленном месте, и после обмена приветствиями задал главные вопросы, послужившие причиной и поводом для данной встречи. Если более-менее вежливо изложить суть вопросов, то состояла она в следующем: не случались ли в последнее время с уважаемым м-ром Хокинсом тяжелые травмы черепа, вызванными падениями с лестницы или иными внешними воздействиями? Не пил ли уважаемый м-р Хокинс в последнее время некачественные спиртные напитки, способные нарушить мозговую деятельность? Проще говоря, с какого бодуна уважаемый м-р Хокинс объявил о повышении ровно в три раза тарифов на пакет услуг, предоставляемых м-ром Хокинсом своим деловым партнерам, интересы которых он, м-р Пес, в настоящий момент представляет?!

В качестве дополнительной информации м-р Пес сообщил, что человек он семейный, и семья его имеет обыкновение кушать три раза в день, равно как имеет ряд других потребностей, удовлетворение каковых он, м-р Пес, считает своим супружеским и родительским долгом, исполнению какового объявленные м-ром Хокинсом новации однозначно препятствуют.

В ответ м-р Хокинс сообщил, что сам отягощен семейными узами и проистекающими из них обязанностями, вследствие чего вполне понимает резоны м-ра Пса. И рассчитывает на ответное понимание м-ром Псом того факта, что длительное и беспрепятственное осуществление м-ром Хокинсом бизнеса, связанного с услугами деловым партнерам, интересы которых м-р Пес в настоящий момент представляет, было бы невозможно без определенной (и не совсем безвозмездной) поддержки со стороны лиц, как облеченных официальными полномочиями, так и просто пользующихся большим авторитетом в округе. И повышение тарифов, о котором м-р Хокинс искренне сожалеет, отражает ни в коем случае не его, м-ра Хокинса, желание увеличить личные доходы, но единственно основано на новых условиях сотрудничества, ультимативно выдвинутых рекомыми лицами.

В ответ м-р Пес предложил консенсусный вариант: он, м-р Пес, займется с рекомыми лицами плотской любовью в извращенной форме, а тарифы пусть останутся прежними.

М-р Хокинс предложенный вариант отверг, как контрпродуктивный.

Дальнейшие переговоры свелись к изложению сторонами аргументов, подтверждающих их первоначальные позиции, причем форма изложения становилось все более эмоциональной в ущерб логике.

Закончился обмен мнениями тем, что м-р Пес вынул из ножен тесак и попытался использовать его в качестве последнего, самого убедительного аргумента.

М-р Хокинс счел подобный формат дискуссии для себя неприемлемым и покинул место встречи, направляясь в сторону «Адмирала Бенбоу» с максимально возможной скоростью.

М-р Пес последовал за ним, догнал и применил-таки тесак. М-р Хокинс пошатнулся, но остался на ногах и продолжил движение в сторону трактира. В дверях упомянутого заведения м-р Пес попытался еще раз, более эффективно, применить свой аргумент, но зацепился им за край вывески, оставив глубокую зарубку, доступную для обозрения даже спустя многие годы после происшествия…

Комментарий к реконструкции № 1

Не слишком ли смелые выводы на основе одного-единственного повреждения вывески?

Не слишком. Если не вводить новые сущности, никак иначе это повреждение не объяснить. А если вводить, то любые рассуждения теряют смысл: рассечь вывеску мог кто угодно, хоть Годзилла, поднявшийся из вод Бристольского залива.

Вывеска явно разрублена ударом снаружи – значит тот, кто спасался от удара, искал спасения в доме. И это был не Черный Пес – если даже предположить, что его разговор с Бонсом состоялся на улице и закончился схваткой на тесаках. С чего бы Псу пытаться укрыться в логове своего врага, в его, так сказать, штаб-квартире? Еще меньше оснований предполагать, что убегавшим был Бонс – тот мастер рукопашного боя, что продемонстрировал, быстро разобравшись с Черным Псом (как именно произошла разборка, чуть позже).

Хокинс-старший – идеальный кандидат на роль человека, спасавшегося в «Адмирале». Становятся понятны причины его болезни, так странно совпавшей по времени с болезнью Бонса. Становятся понятным причины гробового молчания Хокинса-младшего об этой болезни…

Надо полагать, дальше события развивались так: спасения Хокинс-старший в трактире не нашел, попросту не успел запереть за собой дверь. Пес ворвался следом за ним, возможно, успел нанести еще одну рану.

Но тут на сцене появился – спустился по лестнице в общий зал трактира – Билли Бонс, направляющийся на свою ежедневную прогулку: подзорная труба под мышкой, тесак в ножнах у пояса.

Неожиданная встреча стала шоком для обоих пиратов. Если Пес просто безмерно удивился, обнаружив в «Бенбоу» своего былого начальника, то у Билли немного съехала крыша: Пес с окровавленным тесаком в руках наверняка охотится за Бонсом и заветной картой! Бонс выхватывает свое оружие и мчится рубить врага в капусту.

В изложении дальнейшего можно поверить Хокинсу: схватка, лязг стали, опрокинутая мебель, бесславная ретирада Черного Пса и обморок Билли Бонса… Пожалуй, выдуман лишь момент с ранением Пса – Хокинс должен был как-то объяснить цепочку кровавых пятен у двери «Адмирала Бенбоу», наверняка многие видели их на снегу в тот день. Или на земле, зимы в Южной Англии малоснежные.

Так что болезни Бонса и Хокинса-старшего совсем не случайно начались одновременно… И завершились одновременно не случайно – обоих лечил доктор Ливси, а у этого своеобразного медика пациенты долго не болели.

Глава шестая

Крестный отец Трелони

Но кто же, выражаясь современным языком, «крышевал» бизнес мистера Хокинса-старшего? Кто прикрывал его шашни с контрабандистами?

Крышевали и прикрывали два человека. Сквайр Трелони и доктор Ливси. Последний, разумеется, в ипостаси не доктора, а мирового судьи.

В доле был еще один человек, таможенный надзиратель мистер Данс, но его роль в сугубо подчиненная. Однако именно нюансы в поведении мистера Данса, неосмотрительно сообщенные нам Джимом Хокинсом, позволяют выстроить цепочку доказательств преступного сговора.

Итак, рассмотрим поведение таможенного надзирателя мистера Данса в исторический вечер налета шайки слепого Пью на трактир «Адмирал Бенбоу».

Мистер Данс получает известие, что в бухте Киттова Дыра маячит какой-то неопознанный люггер. Люггер, напомним, излюбленный контрабандистами тех времен тип судна – скоростной, маневренный, с малой осадкой, позволяющей подходить близко к берегу… Но в данном случае появление люггера никак с контрабандой не связано, на нем прибыла шайка слепого Пью. Мистер Данс, впрочем, этого не знает. И реагирует так, как и положено честному таможеннику: отправляется к Киттовой Дыре во главе отряда своих подчиненных.

А вот дальше начинается странное… Пью погибает, шайка его разбегается в разные стороны, некоторые разбойники отступают к берегу, к своему люггеру. Мистер Данс их преследует… но очень странно преследует, словно боится догнать. Вот как это происходит: «Но стражники спешились и осторожно спускались по склону, ведя лошадей под уздцы, а то и поддерживая их, и постоянно опасаясь засады. И, естественно, к тому времени, когда они добрались наконец до бухты, судно уже успело поднять якорь, хотя и находилось еще неподалеку от берега».

Вопрос: а зачем таможенники потащили с собой лошадей, замедлявших спуск к бухте? Почему не оставили одного человека наверху в качестве коновода и не двинулись быстро, налегке? Зачем им лошади на берегу, у самого моря? Куда мистер Данс собрался скакать по волнам?

Ответа нет. И не может быть. Совершенно не нужно спускать лошадей в темноте с берегового склона, с риском поломать им ноги, – если и вправду желаешь поймать контрабандистов. А вот если задача стоит обратная – дать контрабандистам время погрузиться на люггер и отчалить, то все сделано правильно.

Из чего следует вывод: подчиненные мистера Данса не в курсе его тайных делишек. Иначе не стоит затевать возню с лошадьми, можно приказать: перекурим, ребята, спешить не в наших интересах. Но зачем посвящать мелких сошек в тайные дела? Чтобы делиться с ними левыми доходами? Ни к чему, достаточно, чтобы в доле был начальник – он, получив предупреждение, всегда может сделать так, чтобы в нужный день и час таможенники ловили контрабандистов не в Киттовой Дыре, а на другом конце графства.

Но никаких предупреждений касательно того вечера мистер Данс не получал. Он явно в растерянности и не понимает, что происходит. Пожаловали чужаки, какие-то непонятные сторонние контрабандисты? Или же предупреждение не дошло до него по каким-либо причинам?

Поэтому мистер Данс спешит очень медленно. Неторопливо. Но когда добирается до моря, люггер еще рядом с берегом. И вот что происходит:

«Данс окликнул его. В ответ раздался голос, советовавший ему избегать освещенных луной мест, если он не хочет получить хорошую порцию свинца. И тотчас же возле его плеча просвистела пуля.

Вскоре судно обогнуло мыс и скрылось. Мистер Данс, по его собственным словам, чувствовал себя, стоя на берегу, точно „рыба, выброшенная из воды“. Он сразу послал человека в Б… чтобы выслали в море куттер».

Любопытно, как именно мистер Данс окликнул люггер? Эй вы, на судне, не вы ли тут, часом, разгромили трактир «Адмирал Бенбоу»? И какого ответа ждал?

Как бы то ни было, ответ не задержался, – пуля, посланная с борта судна. Однозначный ответ и суровый.

Что должен был сделать мистер Данс в таком случае? Совсем рядом с ним люггер, на котором предположительно укрылись люди, подозреваемые в разбойном нападении. К тому же, уже без всяких предположений, только что начавшие стрельбу по королевскому чиновнику при исполнении – дело не просто подсудное, но ведущее прямиком на виселицу.

Самое малое, что должен был сделать мистер Данс, – открыть ответный огонь. У него отряд в шесть человек – шестью мушкетами на малой дистанции можно легко и просто превратить работу с парусами и снастями люггера в самоубийственное занятие. И никуда злодеи не уплывут, а для перестрелки у них положение самое невыгодное – люггер освещен яркой луной, любой человек на палубе – мишень. А таможенники укрыты береговой тенью…

И что? А ничего. Мистер Данс в бой не вступает, торчит на берегу, как рыба, выброшенная из воды.

Может быть, у таможенников не было мушкетов? А чем они тогда боролись с контрабандистами? Увещеваниями? Хотя бы пистолеты непременно должны были состоять на вооружении у таможни. И шесть пистолетов, наведенные на ярко освещенный луной люггер, тоже никуда бы ему уплыть не позволили.

Но люггер уплыл. А мистер Данс отправил человека в Б….. (в Бристоль?), чтобы выслали куттер.

Куттер – еще более скоростное суденышко, чем люггер. Многие типы современных гоночных яхт несут парусное вооружение, в общем-то скопированное у куттеров. Но пока человек мистера Данса вскарабкается на берег, опять-таки ведя лошадь в поводу, – осторожно, неторопливо, чтобы та не сломала ногу в какой-нибудь расселине. Пока доберется до Б…. (если это Бристоль, то Хокинс ехал туда целую ночь в почтовом дилижансе). Шансов на успешную погоню у куттера никаких. Мистер Данс и сам это прекрасно понимает, говоря: «Но все это зря, они удрали и их не догонишь…»

Понимает, но гонца за куттером все же шлет. Зачем? Лишнее оправдание перед своим таможенным начальством?

Если бы мистер Данс всерьез собирался задержать контрабандистов в Киттовой Дыре, таможенный куттер надо было подтянуть к месту операции заранее: тот перекрыл бы выход из бухты, а отряд мистера Данса сухопутные пути отступления, – и все, контрабандисты в ловушке.

Вывод: мистер Данс прибыл к Киттовой Дыре отнюдь не охотиться за контрабандистами. Лишь изображать такую охоту.

Еще один любопытный момент: люггер уплыл, а мистер Данс возвращается к «Адмиралу Бенбоу». Но внутрь трактира заходит без подчиненных, лишь в сопровождении Джима Хокинса. Рядовые таможенники отправлены в деревушку…

А почему, собственно? Ведь шайка Пью при тревоге бросилась врассыпную, кто-то к морю, а кто-то от него… Трое, а то и четверо бандитов на люггере не уплыли, и всё еще бродят где-то неподалеку (мистер Данс это знает от Хокинса). Есть ли гарантия, что они не решат все же закончить дело и не вернутся в трактир? Нет такой гарантии.

Но мистер Данс неоправданно рискует и отпускает подчиненных. Хотя парочка вооруженных парней в подобной ситуации явно не помешает. Очевидно, мистер Данс не знает, что сейчас увидит в трактире, и спешит избавиться от лишних глаз. Вдруг разбойники распотрошили в «Бенбоу» какую-нибудь комнату, какую-нибудь неприметную кладовочку, потайной складик, – и разбросали повсюду, например, пачки виргинского табака, отнюдь не украшенные таможенными марками? Или еще какую-нибудь явную контрабанду?

Оправдались опасения мистера Данса или нет – Хокинс о том, естественно, нам не сообщает. Зато подкидывает еще одну весьма красноречивую деталь – мистер Данс, выслушав подробный рассказ Джима о происшествии, решает, что столкнулся с делом, явно превышающим его разумение. И говорит очень примечательные слова: «Доктор Ливси – джентльмен и судья. Пожалуй, и мне самому следовало бы съездить к нему или к сквайру и доложить о происшедшем».

Как это понимать? Доклад доктору Ливси в его ипостаси судьи еще можно как-то понять, но при чем тут сквайр? Он никаких официальных постов не занимает. С какой радости должен ему о чем-то докладывать государственный чиновник?

Да и доктор Ливси для Данса никоим образом не начальник. В обязанности мировых судей входило много что, они имели право:

– налагать штрафы, принуждать «праздных людей» к работе по найму или к занятию ремеслами;

– регулировать условия найма батраков, разрешать конфликты между хозяевами и рабочими;

– решать вопросы о праве на жительство в данной местности и о признании бродягами лиц, не работающих по найму;

– подвергать взысканию лиц, уклонявшихся от посещения англиканской церкви;

– задерживать застигнутых при совершении преступления;

– разгонять незаконные сборища;

– руководить местной полицией;

– ведать земскими тюрьмами…

Список длинный, но в нем ни слова о таможне и контрабандистах. Таможня – служба королевская, местной власти никак не подчиняющаяся. Полная название должности мистера Данса – королевский таможенный надзиратель, и судья Ливси ему ни с какой стороны не начальник. Не говоря уж о сквайре Трелони. Начальство Данса сидит в Лондоне, в фискальном ведомстве.

Однако мистер Данс собирается ехать на доклад именно к этим двум людям, к доктору и сквайру. Хотя по закону никак, никоим образом им не подчиняется. Значит, отношения «начальник-подчиненный» существуют между ними незаконно? Значит, да. В Лондон уйдет совсем другой доклад – о старательной, но безуспешной попытке изловить контрабандистов.

А Ливси и сквайру предстояло услышать иное: непонятные люди разгромили «Адмирал Бенбоу» (перевалочный пункт «своих» контрабандистов), непонятный люггер шатался в давно приватизированной Киттовой Дыре… Как все это понимать, мистеру Дансу не ясно. И что делать, непонятно. И хотелось бы получить разъяснения и указания.

Спустя какое-то время мистер Данс оказывается в усадьбе Трелони перед обоими джентльменами, перед доктором и сквайром. Сцена доклада, кстати, описана Хокинсом крайне любопытно:

«Таможенный надзиратель выпрямился, руки по швам, и рассказал все наши приключения, как заученный урок. Посмотрели бы вы, как многозначительно переглядывались эти два джентльмена во время его рассказа!»

Красота… Королевский чиновник навытяжку стоит перед двумя развалившимися в креслах людьми, – и рапортует, словно школьник учителям. Нет, кто бы ни считался официальным начальником мистера Данса, но в жизни он подчиняется сквайру Трелони. И наверняка получает за это деньги. Потому что никакого дополнительного вознаграждения за свой старательный рапорт Данс не обрел – его поблагодарили, ему налили кружку пива, – и довольно бесцеремонно выставили.

Причем выставили тоже примечательно. Доктор говорит не самому Дансу, а сквайру следующие слова: «Когда Данс выпьет пива, ему, разумеется, надлежит вернуться к своим служебным обязанностям». Иди, дескать, работай, – будешь нужен, позовем.

Но реплика доктора обращена к Трелони и выглядит как совет, с которым сквайр соглашается. И нам становится ясно, кто самый главный в этой небольшой и неформальной организации, к королевской таможне имеющей весьма косвенное отношение.

Данс уходит. Хокинс остается. Как ни странно, его статус в организации выше, чем у Данса. Что не совсем понятно – опасно и глупо вовлекать в незаконные дела мальчишку, пусть даже унаследовавшего «Адмирал Бенбоу» со всей его тайной изнанкой…

Ничего странного. Хокинс не мальчишка, хоть и именует себя именно так на протяжении всего мемуара. Но иногда проговаривается… Про эпизод со схваткой на тесаках во время штурма блокгауза мы уже вспоминали – жестокий рукопашный бой занятие явно не мальчишечье.

Забежим вперед и рассмотрим еще один эпизод, произошедший много позже: Хокинс захватывает «Испаньолу», убивает Хендса, после чего избавляется от второго тела, от мертвого ирландца О′Брайена: «Я поднял его за пояс, как мешок с отрубями, и одним взмахом швырнул за борт».

Одним взмахом… Через фальшборт… Как мешок с отрубями… Мальчишка – тело взрослого мужика. Сколько лет мальчонке-то?

Хокинс – никакой не мальчик. Хокинс – молодой человек, причем физически весьма развитый. Не швыряют мальчишки взрослых мужиков за борт одним взмахом. Такое и мужчине не каждому под силу.

* * *

А зачем сквайр Трелони прикормил таможенного надзирателя Данса настолько, что стал для него прямым и главным начальником?

Надо полагать, именно для того, чтобы тот не обращал внимания на контрабандные товары, проходящие через «Адмирал Бенбоу». Чем еще может быть полезен таможенный чиновник? Пожалуй, ничем…

История мистера Данса стара, как мир, – маленькое жалованье, большие полномочия, люди, готовые платить за приватные услуги… «Аристарх, договорись с таможней!» – «Таможня дает добро, сэр!»

Мистера Данса понять можно. Но как понять сквайра Трелони? Ему-то зачем связываться с контрабандой? По всем ведь признакам он очень состоятельный человек…

Признаки обманчивы. В деньгах зимой 1746 года сквайр Трелони нуждался отчаянно. Отчего так получилось, мы разберемся чуть позже. А пока лишь констатируем факт: среди прочих источников дохода сквайра есть и доля от потока контрабандных грузов, проходящих через трактир Хокинсов. Со всякой шушерой, вроде Черного Пса, сквайр не общался. С получателями товаров тоже. Он общался с посредником, с мистером Хокинсом-старшим, получая из его рук свою долю. Общался с Дансом. Общался с доктором Ливси – дабы подчиненная мировому судье местная полиция сквозь пальцы смотрела на перевозчиков, развозивших по суше товары от места выгрузки.

Предположив ранее, что юный Хокинс об отцовском бизнесе знал или догадывался, но активно в нем не участвовал, мы поспешили. Не так уж Хокинс юн, коли одним взмахом швыряет взрослых мужиков за борт. И отец вполне мог заранее привлечь отпрыска к семейному делу. Косвенно об этом свидетельствует описание того, как Хокинс и его мать добрались до денежного мешка Билли Бонса: «Тут были собраны и перемешаны монеты самых разнообразных чеканок и стран: и дублоны, и луидоры, и гинеи, и пиастры, и еще какие-то неизвестные мне. Гиней было меньше всего, а мать моя умела считать только гинеи».

Как интересно… Юному Джиму, кроме родной валюты, известны французские луидоры… И испанские дублоны… И колониальные пиастры (они же мексиканские доллары)… Откуда? По дальним странам он не путешествовал, впервые покинул Англию лишь позже, на борту «Испаньолы». На британских островах дублоны хождения не имели… Может быть, такими монетами изредка расплачивались моряки, забредавшие в «Адмирал Бенбоу»? Может быть. Но тогда мать Хокинса тоже должна быть знакома с этими монетами и представлять их обменный курс – как иначе отсчитывать сдачу? Но она с ними не знакома. Она знает лишь родные английские гинеи.

Откуда у Хокинса-младшего нумизматические познания? Надо полагать, что значительную часть контрабандного потока составляли колониальные товары и товары с континента. Их поставщики вполне могли расплачиваться за услуги Хокинсов и колониальной валютой, и французской, и испанской… Если эти деньги так или иначе бывали в руках Хокинса-младшего, можно предположить, что он тоже был в деле. Помогал отцу и готовился стать его преемником.

Тогда понятно, почему Данса отослали, а Хокинса оставили. Данс – пешка, продавшийся незадорого чиновник. Джим Хокинс – партнер в бизнесе, хоть и младший.

* * *

Однако встает вопрос: мог ли английский джентльмен, более того, крупный землевладелец, зарабатывать деньги, активно потворствуя контрабандистам? Насколько это было «по понятиям»?

Понятия того времени о том, что допустимо для джентльмена, а что нет, весьма отличаются от «морального кодекса» нашего времени. Английский джентльмен мог снарядить за свой счет корабль, получить приватирский патент и разбойничать на морских путях, – и остался бы джентльменом, принятым в высшем обществе и пользующимся всеобщим уважением.

Но если тот же джентльмен, оказавшись в трудных жизненных обстоятельствах, открыл бы галантерейную лавку и встал бы за ее прилавок, – подвергся бы всеобщему осуждению, даже бойкоту. Никто из джентльменов руки ему бы не подал, в гости бы не приехал и сам на порог отщепенца не пустил бы…

Насколько участие в делах контрабандистов приемлемо для английского джентльмена того времени?

Вполне приемлемо. Землевладелец мог обложить контрабандистов, действующих на его землях, налогом в свою пользу. Заодно следить, чтобы никто не обижал людей, приносящих ему доход.

И простые жители не побежали бы с доносами – народное мнение в те годы считало контрабандистов отнюдь не разбойниками и негодяями. Наоборот, героями и народными заступниками. Дело в том, что первые короли ганноверской династии сидели на троне непрочно, сами это понимали и спешили урвать побольше. Давили налогами англичан не по-детски… Про драконовский Джин-акт мы уже поминали, а были еще разорительные налоги на соль, на солод, на многое другое… Дешевые контрабандные продукты и товары помогали очень многим сводить концы с концами. Что порождало сочувственное отношение масс к контрабандистам.

За доказательствами далеко ходить не надо. Откроем другой роман Стивенсона, «Владетель Баллантре». Там есть примечательная сцена: сын крупного землевладельца лорда Деррисдира в компании управляющего сидит у окна, любуется закатом. А неподалеку трудятся контрабандисты.

«Из окон открывался вид на залив, на небольшой лесистый мыс и длинную полосу песчаных отмелей. И там, на фоне закатного солнца, чернели и копошились фигуры контрабандистов, грузивших товар на лошадей».

То есть контрабандисты даже дожидаться полной темноты не стали, действуют дерзко, с полной уверенностью в своей безнаказанности.

И что? Сын и управляющий поднимают тревогу? Нет. Шлют гонца властям: караул, на нашей земле нарушают законы королевства? Нет. Пытаются своими силами покончить с беззаконием? Нет.

Сидят и смотрят как на рутинное зрелище… Сын лорда даже вздыхает мечтательно: дескать, он «был бы много счастливее, если мог бы делить опасность и риск с этими нарушителями закона».

Неужели контрабандисты открыто и нагло нарушали закон во владениях лорда, ничего не отстегивая землевладельцу? Конечно нет. Да и таможня наверняка в доле, иначе стоило хотя бы дождаться темноты для выгрузки нелегальных товаров…

Примерно та же идиллическая картина наблюдается и во владениях сквайра Трелони… Дело налажено, все хорошо, все довольны, все при своем интересе. И вдруг ситуация взрывается! Посланец контрабандистов гоняется с тесаком за Хокинсом-старшим, затем вся шайка громит трактир «Адмирал Бенбоу» – собственную перевалочную базу… Как с цепи сорвались.

Может быть, карта и сокровища капитана Флинта так ослепили экс-пиратов, что они решили плюнуть на свой налаженный бизнес? В общем-то куш достаточный, чтобы навсегда позабыть о контрабанде…

Но откуда давно забросившие пиратство контрабандисты узнали о карте Флинта? От другой шайки, от Сильвера и его людей?

Едва ли. Когда Сильвер и остатки экипажа Флинта оказались в Англии, какие-то контакты с Пью и его сообщниками они наладили, сомнений нет. Сильвер, например, неплохо информирован о том, как Пью жил в минувшие годы… Но зачем делиться секретной информацией о карте? Достаточно сказать примерно так: встретите где-нибудь известного вам У. Бонса, – пришлите весточку, отблагодарим.

А то ведь Пью и сам мог позариться на сокровища Флинта, оставив Сильвера за кормой. У Пью есть судно, люггер, а у Сильвера нет. Вообще-то люггеры для походов через океаны никак не предназначались, – для каботажек, для плаваний по внутренним морям. Но по беде, если подопрет, и на люггере через Атлантику махнуть можно. У каравелл Колумба и у драккаров викингов мореходные качества были не лучше, и ничего, плавали через океан и обратно… Или можно вспомнить юность золотую и взять с люггера на абордаж торговый шлюп, небольшой, но приспособленный для океанских плаваний…

Короче говоря, у Пью с его люггером гораздо больше возможностей превратить карту Флинта в груду золота, чем у Сильвера с его таверной «Подзорная труба». Сильвер это хорошо понимал и никогда не поделился бы с Пью информацией о карте.

* * *

Откуда, от кого в таком случае шайка Пью узнала о карте? Ведь бандиты заявились в «Адмирал Бенбоу» именно за ней?

А кто сказал, что они пришли за картой? Джим Хокинс? Правдивость Джима нам уже известна. Кто и что может подтвердить его слова?

Могла бы подтвердить мать, миссис Хокинс. Но миссис лежала в глубоком обмороке, когда контрабандисты громили трактир, и слова Пью, принуждавшего их искать карту, слышал лишь Джим. Вернее, сообщил нам, что слышал.

В качестве доказательства Хокинс предъявляет разгромленный «Адмирал Бенбоу», – вот, мол, посмотрите, что натворили проклятые разбойники в поисках карты!

Ну а как еще мог объяснить Хокинс разгром? У нас, дескать, с отцом был насквозь криминальный бизнес, вышли терки и недоразумения с партнерами, – и вот что они учудили нам для острастки? Такое объяснение не годится, и Хокинс-младший спешно выдумывает новое. Даже не выдумывает, а берет первое попавшееся, выдвинутое в полубреду Билли Бонсом, только что лишившимся целого тазика крови…

Шайка Пью не искала карту в «Адмирале Бенбоу». Пью о ней просто-напросто не знал.

Попробуем доказать этот тезис, как и в случае с Черным Псом, «от противного». Допустим, Пью действительно охотится за картой. Как в таком случае понимать эпизод с черной меткой?

В четыре часа пополудни Пью приходит в трактир, вручает метку Билли Бонсу и тут же уходит. На метке написано: «Даем тебе срок до десяти вечера».

А зачем Бонсу дают такой большой срок – шесть часов? Чтобы он успел собраться и сбежать? Происходи дело летом, такой вопрос не стоял бы, – достаточно установить наблюдение за трактиром и Бонс не скроется.

Но на дворе январь, «Адмирал Бенбоу» расположен на отшибе, следить за ним можно, только находясь под открытым небом. Шесть часов на холоде ни один наблюдатель не выдержит – надо организовывать их смену, и горячую пищу для сменившихся, и место, где люди будут дожидаться заступления на пост… Короче говоря, надо организовать караульную службу в полном объеме.

Зачем такие хлопоты? Пусть, дескать, Бонс помучается, целых шесть часов ломая голову: отдать карту или нет?

Чтобы взвесить все «за» и «против», часа вполне хватит.

Хуже того, Бонс мог ведь и не покидать трактир. Он мог позвать кого-то на помощь и за шесть часов дождаться ее. Следить за каждым, покидавшим в эти шесть часов трактир, – не побежит ли тот к таможенникам или к судье Ливси? Нереально.

Но допустим, что шесть часов – срок, отражающий какие-то неведомые нам пиратские обычаи. Никак нельзя было давать меньше… Так ведь бандиты сами тот срок не выдержали, явились, когда не было еще и семи. Причем сначала пришел слепой Пью в одиночестве, как бы на разведку. Никудышный из слепого разведчик, но Пью потащился-таки. И, понятное дело, много не разведал. Что дверь заперта, убедился, но не более того.

Вскоре слепой возвращается во главе всей шайки. Бандиты обнаруживают: дверь не заперта, Билли Бонс мертв, сундук его вскрыт, карта исчезла. И что же они делают? Они громят «Адмирал Бенбоу» – под предлогом поиска хозяев дома, умыкнувших карту. Хотя дверь, совсем недавно запертая, а теперь открытая, могла бы навести на кое-какие мысли… Но не навела.

Искали бандиты старательно. Даже часы со стены сорвали. Не иначе как подозревали, что Хокинс и его мать засели в часах на манер кукушки. Но никого не нашли, потому что Хокинсы прятались не в трактире, – неподалеку, под мостиком.

Этот мостик – крайне загадочная конструкция. Через что он перекинут? Через ручей, речушку, канаву? Через арык? Через противотанковый ров? Ни до, ни после Хокинс никаких ручьев и канав вблизи дома не упоминает.

Допустим, ручей был настолько примелькавшейся деталью пейзажа, что Хокинс его уже не замечает и упоминать не считает нужным. Но тогда и мостик рядом с трактиром ему прекрасно известен. Но Джим словно бы видит его впервые: «По счастью, мы проходили мимо какого-то мостика…»

Что значит «какого-то»? Там что, вся дорога – сплошные мостики, и Джим их вечно путает?

Под мостиком Хокинс не сидел. Придумал этот эпизод, чтобы объяснить, каким образом он умудрился подслушать разговоры бандитов Пью. Чтобы приписать им поиски карты в качестве главной цели визита…

А они карту не искали. Они просто громили трактир. Это и была главная цель.

Чуть позже Хокинс сам признает: «мне сразу стало ясно, что мы разорены». А почему ему стало ясно? Он упоминает про часы, сорванные со стены, возможно, механизм их поврежден, – не на часах же основывалось благосостояние Хокинсов. Да и профессию часовщика никто не отменял. Какие еще убытки могут проистекать из поиска карты? Все перевернуто вверх дном? Прибраться, и дело с концом. Разбита посуда? Убыток, конечно, но не разорение… Иначе первая же пьяная драка с битьем посуды пустила бы на дно семейный бизнес Хокинсов.

Чтобы весьма серьезно ударить по карману Хокинсов, достаточно было спустится в винный погреб и пробить днища у бочек со спиртным. А заодно перебить бутылки. Но зачем тратить на это время, если ищешь карту и только ее? Никто ведь не будет прятать ценные бумаги в бочонок с пивом. Или в бутыль с ромом.

Вариант номер два: пришельцы уничтожили товар, Хокинсу не принадлежавший, но за который он нес полную ответственность. Контрабанду, проще говоря. Свои товары, конечно же, шайка Пью уничтожать не стала бы, но наверняка не только их люггер пользовался услугами Киттовой Дыры и «Адмирала Бенбоу».

Однако целенаправленно уничтожать товар (рубить, например, тесаками рулоны контрабандной материи) и искать карту, – несколько разные занятия. Совместить их трудно, надо выбирать главное…

Если бы бандиты искали карту, Хокинс и его мать понесли бы убытки, но не были бы разорены. Значит, карта тут не при чем, поиски карты Хокинс выдумал…

А шайка Пью просто громила трактир. Сводила счеты. Продолжала начатое Черным Псом – учила недобросовестных партнеров, как надо вести дела, а как не надо.

Билли Бонс, уверенный, что весь мир мечтает добраться до его ненаглядной карты, абсолютно неверно истолковал значение черной метки. На самом деле черная метка, присланная ему, означала одно: убирайся отсюда до десяти вечера! Ведь в предыдущем эпизоде с участием Черного Пса экс-штурман выступил (в результате собственной ошибки) в качестве защитника Хокинсов. Мог и в тот вечер испортить все веселье – тесаком владел виртуозно, да и две пары пистолетов из сундука Бонса нельзя сбрасывать со счетов – четыре выстрела, неожиданно сделанные из укрытия, могли серьезно изменить расклад сил.

Можно предположить, что Хокинс кое о чем умолчал, описывая второй приход Пью. Слепец не просто подергал запертую дверь и ушел. Какой смысл? Проверить, заперта ли дверь (коли уж этот вопрос так волновал бандитов), можно было послать любого из подчиненных Пью, более молодого и к тому же зрячего.

Но Пью поковылял сам. И что-то он говорил под запертой дверью, с чем-то громко обращался к Бонсу – с чем-то таким, что Билли никак не смог бы оставить без ответа. Но Бонс не ответил по уважительной причине недавней смерти.

Пью, вернувшись, дает команду своим головорезам: приступаем, Бонса там уже нет, ни к чему выжидать до десяти вечера…

И начинается погром.

* * *

Но зачем Трелони взорвал стабильную ситуацию и нарушил сложившуюся систему, всех устраивавшую? Зачем стал требовать резкого увеличения своей доли? Что за странный приступ жадности? Какая муха укусила сквайра?

Ответы на эти вопросы – в следующей главе.

Глава седьмая

Тайная жизнь доктора Ливси

Дальнейшее исследование невозможно, если не упомянуть коротко об историческом фоне событий, описанных в мемуаре Хокинса.

Зима 1746 года – крайне напряженный момент в истории Великобритании.

Идет война, жестокая война сразу на нескольких фронтах, раскиданных по всему миру.

Английская армия воюет в Европе – и неудачно. В мае 1745 года в битве при Фонтенуа, упомянутой доктором Ливси, французы разбили англо-ганноверско-голландскую армию герцога Кумберлендского.

Война идет в Индии – и там дела тоже оборачиваются плохо. Французы подступают к Мадрасу, к тогдашней столице британских владений в Индии, город откупается от нашествия за огромную сумму в два миллиона. Затем французы нарушают соглашение и все-таки захватывают Мадрас.

Война идет на Северо-Американском континенте, воюют не только англичане с французами, но и племена индейцев, поддерживающие тех и других. На этом театре военных действий победа в общем и целом клонится на сторону англичан, но он далеко не главный…

Война идет на всех морях и океанах, с переменным успехом, – и с регулярными флотами Франции и Испании, и с многочисленными приватирами, они же каперы.

Хуже того, война пришла и на Британские острова. Внутренняя война, гражданская. В августе 1745 года в Шотландии высадился с несколькими сподвижниками принц Карл Эдуард Стюарт, он же Молодой Претендент, он же Красавчик Чарли, – молодой и харизматичный лидер якобитов. Немедленно вспыхнуло восстание – местное население издавна поддерживало свергнутую династию Стюартов, по крови шотландцев.

Отряды горцев стекались к принцу со всех сторон и вскоре он стоял во главе настоящей армии – в сентябре занял Эдинбург, столицу Шотландии, затем разбил в сражении при Престонпэнс (Prestonpans) правительственную армию.


Остров без сокровищ

Других войск у короля Георга в метрополии не было, все оказались разбросаны по дальним фронтам, по разным странам и даже континентам. В конце осени принц Чарли пересек англо-шотландскую границу и двинулся в сторону Лондона.

Марш получился беспрепятственный, но отнюдь не триумфальный. Повсеместные восстания населения, на которые так рассчитывали якобиты, не вспыхивали. За тридцать лет народ притерпелся к иноземной ганноверской династии.

Сторонников у Стюартов было много, особенно на национальных окраинах, в Ирландии, Шотландии и Уэльсе. Но только Шотландия восстала открыто. Среди влиятельных английских землевладельцев-тори тоже хватало противников короля Георга, симпатизирующих Стюартам. Но и они заняли выжидательную позицию…

Армия принца Чарли дошла до Дерби, до Лондона оставалось чуть больше сотни миль… В столице царила паника, Георг II обдумывал варианты бегства в родной Ганновер.

Но якобиты приостановили наступление. Не рискнули идти на Лондон без ярко выраженной народной поддержки. К тому же из Европы спешно перебрасывались войска герцога Кумберлендского…

Армия принца Чарли вернулась обратно, в Шотландию, и встала на зимние квартиры, планируя весной повторить поход. После более тщательной подготовки, разумеется. Ситуация застыла в неустойчивом равновесии: военные действия зимой не велись, но война агитационная, пропагандистская вспыхнула с небывалой силой.

Эмиссары принца так и сновали между Шотландией, Ирландией, Уэльсом и районами Англии, традиционно поддерживавшими Стюартов. Уговаривали, убеждали, подкупали…

Естественно, золото для такой деятельности требовалось в больших количествах.

* * *

В наших построениях, касающихся слепого Пью и Черного Пса, до сих пор зиял провал немалых размеров. Вот какой: если Пью занимается контрабандным бизнесом, если он владелец или совладелец люггера, – то почему нищенствует на дорогах? Просит милостыню почему?

А если Пью действительно нищий, если люггер ему не принадлежит, а нанят лишь для акции в «Бенбоу», – то откуда у нищего побирушки деньги на аренду судна?

Ладно бы о нищете Пью говорил лишь Хокинс, склонный искажать истину, – но ведь о ней вспоминает Сильвер в ситуации, когда лгать смысла нет. Внешность бывает обманчива, и встречаются очень богатые нищие, но Сильвер говорил не просто о сборе милостыни как о способе заработать, – он прямо утверждал: Пью бедствовал, Пью не мог прокормиться.

Якобитский мятеж 1745-46 годов позволяет легко и просто объяснить это противоречие.

Дело в том, что после принятия Джин-акта одним из главных объектов контрабанды стал джин, нелегально производимый в Шотландии. В густонаселенной Англии заниматься подпольным винокурением значительно труднее, а в горной Шотландии глухих укромных уголков хватало. И стояли там неприметные сараюшки, и побулькивали в них перегонные кубы, а конечный продукт вывозился морем в Англию. Многие прославленные ныне сорта шотландского джина зародились там, на подпольных заводиках.

Если допустить, что Пью и Черный Пес занимались ввозом спиртного из Шотландии, якобитский мятеж мог очень сильно подорвать им коммерцию. Например, партия уже оплаченного Пью и подготовленного к отправке джина была конфискована якобитами и выпита за здоровье Карла Эдуарда Стюарта.

Пью потерял оборотный капитал, возможно даже не свой, заемный… Дела у шайки резко пошли под гору, торговый оборот упал, приходилось искать подработку на стороне, – а чем еще мог подработать слепой, кроме как сбором милостыни?

Неудивительно, что Черный Пес взбеленился и схватился за тесак, узнав о новом ударе, нанесенном их бизнесу сквайром Трелони и мистером Хокинсом-старшим. Дела и без того хуже некуда, а тут такая подстава со стороны старых партнеров…

Неудивительно, что взбеленился Пью и принял решение разгромить «Адмирал Бенбоу» – едва ли слепцу, привыкшему командовать контрабандистами, доставляло удовольствие просить гнусавым голосом милостыню во славу Господа и короля Георга…

* * *

Кстати, в связи с восстанием якобитов можно вспомнить еще один эпизод, подтверждающий правильность нашей датировки событий.

Один из матросов «Испаньолы» насвистывает песенку «Лиллибуллеро». С таким вот припевом:

Lero Lero Lillibullero

Lillibullero bullen a la

Lero Lero Lero Lero

Lillibullero bullen a la

А это не простая песня… «Лиллибуллеро» – оружие в политической борьбе. Сатирическая и политическая песенка, высмеивающая католическую династию Стюартов. Сочинили ее в 1686 году, а пик популярности пришелся на 1688 год, на так называемую «Славную революцию», свергнувшую короля Иакова II Стюарта с британского престола.

Затем песенка потеряла актуальность, стала забываться… В 1745-46 годах тема борьбы со Стюартами вновь стала необычайно злободневной. Подзабытую песенку вытащили на свет божий, стряхнули пыль, подновили текст, – и пустили в дело.

В те времена не существовало радио, ТВ, Интернета, газетная публицистика находилась в зачаточном состоянии. И тем не менее информационные войны велись очень активно. Для читающей публики сочинялись и издавались отдельными брошюрами политические памфлеты, крайне популярные в восемнадцатом веке. Для граждан неграмотных выпускался пропагандистский продукт попроще, – сатирические песенки вроде «Лиллибуллеро».

Неграмотный матрос, насвистывающий «Лиллибуллеро», – отличная примета времени, еще раз убеждающая: дело происходит в 1746 году.

Но на самом деле не все так просто… Вполне может быть, матрос насвистывал вовсе не ее. Дело в том, что об этом факте сообщает нам доктор Ливси – и сам, пардон за каламбур, занимается художественным свистом.

Проблема вот в чем: матрос свистит на берегу, вернее, в вытащенной на берег шлюпке, а доктор слышит свист с палубы «Испаньолы». До берега недалеко, треть мили по перпендикуляру, но шлюпки находятся не напротив корабля – в стороне, в устье речушки, там, где удобно причалить и высадиться.

Допустим, до шлюпок половина морской мили – т. е. чуть больше девятисот метров, почти километр. Трудновато услышать, что насвистывает матрос… Тихой ночью и над спокойной водой еще можно. Но стоит день, рокочет прибой, чайки с громкими криками ловят рыбу (о чем упоминал Хокинс), в лесу на острове тоже наверняка кричат птицы, потревоженные матросами… Или у Ливси феноменальные уши-локаторы, как у летучей мыши, или доктор нам банально соврал.

Матрос-свистун, кстати, не слышит с берега, что происходит на борту «Испаньолы». А там происходят события, сопровождаемые не то что насвистыванием – громкими криками. «Вниз, собака!» – кричит капитан Смоллетт на одного из матросов. Но на берегу никто не обращает на крик внимания…

Так что Ливси скорее всего не мог расслышать, что именно исполняет матрос: мелодию «Лиллибуллеро», или «Лили Марлен», или что-то еще… Да и не важно. Интересно другое: доктор приписывает антиякобитскую песенку человеку нехорошему – пирату, мятежнику, убийце… Не «Интернационал» приписывает, не «Сундук мертвеца», не «Взвейтесь кострами, синие ночи», – именно «Лиллибуллеро».

Почему?

Все очень просто. Доктор Ливси – сам якобит.

* * *

Эмиссары принца Чарли, конечно же, не могли оставить без внимания Бристоль и его окрестности. Пункт стратегический… С севера над Бристольским заливом нависает Уэльс, давний оплот Стюартов, еще севернее – Манчестер, где якобитские традиции тоже были сильны.

На северо-западе, за нешироким Ирландским морем, – Ирландия, католическое население которой всегда принимало сторону претендентов-католиков. Да и Славная революция окончательно победила на Зеленом острове на два года позже, чем в Лондоне – лишь в 1690 году, когда ирландская армия во главе с Иаковым Стюартом была разбита при Бойне…

И сам город Бристоль традиционно поддерживал Стюартов. Во время гражданской войны в Англии город до конца оставался на стороне короля Карла I Стюарта. Большинство окрестных землевладельцев принадлежало к партии тори. А приверженцы этой партии давно уже раскаялись, что некогда объединились с вигами и устроили Славную революцию – при ганноверской династии виги постоянно находились у власти, тори – постоянно в оппозиции, и нетрудно догадаться, члены какой партии получали чины, награды, высшие государственные должности… Да и госаппарат на местах формировался не из оппозиции. Короче говоря, землевладельцы-тори весьма сочувствовали делу Молодого Претендента и восставших якобитов.

Возможно, если бы доктор Ливси был бристольским джентри, он и сам бы принадлежал к партии тори и симпатизировал бы якобитам…

Да только он не местный. Он приехал в те края совсем недавно. Скорее всего, через месяц или два после битвы при Фонтенуа… Незадолго до высадки принца Чарли.

Вот как доктор Ливси впервые появляется на страницах мемуара Хокинса: «…В общую комнату проводил его я и помню, как этот изящный, щегольски одетый доктор в белоснежном парике, черноглазый, учтивый, поразил меня своим несходством с деревенскими увальнями, посещавшими наш трактир».

Удивление Хокинса понятно: человек с манерами и внешностью дворянина – и вдруг исполняет малопочетную среди дворянства должность «клистирной трубки».

А мы удивимся другому – удивлению Хокинса. Почему доктор поразил Хокинса при этой встрече? Если бы Ливси хотя бы несколько лет трудился медиком в тех местах, Джим уже привык бы к его внешности и манерам, а заодно и к белоснежному парику… Хокинс впервые видит Ливси, вот и поражается.

Джим, несмотря на его юный возраст, можно сказать старожил – лет пятнадцать, как минимум, безвыездно прожил в тех местах. Даже если в «Адмирале Бенбоу» никто никогда ничем не болел, в деревушке юный Хокинс наверняка имел бы оказию повстречаться с Ливси – если бы доктор прожил в тех местах более-менее длительный срок.

Но доктор поселился там совсем недавно… Хокинс видит его впервые, оттого и поражается парику и т. д.

Однако мог ли чужак и приезжий стать мировым судьей?

Мог. Если прибыл на постоянное жительство – вполне мог. Для мировых судей существовало три ценза. Во-первых, возрастной – претендовать на должность могли люди старше двадцати одного года. Ливси, надо полагать, этому критерию соответствовал. Во-вторых, имущественный, – претендент должен был владеть недвижимостью, приносящей доход не менее ста фунтов в год (время приобретения недвижимости и срок владения ею не регламентировались). Раз Ливси судья, такая недвижимость у него имелась. В-третьих, территориальный ценз, – претендент должен был жить в той местности, где намеревался осуществлять судейские функции, либо на расстоянии не более пятнадцати миль от нее.

Любой желающий, удовлетворяющий требованиям цензов, мог явиться к лорд-лейтенанту графства и записаться мировым судьей.

Но эта запись давала только пожизненное почетное звание, способное лишь украсить визитную карточку, – никак не оплачиваемое и никакой реальной власти не предоставляющее. Таких судей в каждом графстве насчитывались сотни.

Чтобы командовать полицейскими, выселять бродяг и т. д. – необходимо было получить особую королевскую грамоту, имеющую силу в течение года, и принести присягу.

Получал ли Ливси такую грамоту? Приносил ли присягу?

Неизвестно. Мы не видим, чтобы он кого-то судил или командовал полицейскими (таможенный надзиратель Данс – случай особый, лежащий вне плоскости закона). Билли Бонса доктор лишь пугает своими властными полномочиями, но на деле никак их не реализует…

Но не столь важно, мог доктор кого-то судить или нет. Гораздо важнее врачебная практика, позволяющая доктору разъезжать по обширной округе, встречаться с самыми разными людьми и не вызывать при этом ни малейшего подозрения. Идеальное прикрытие для шпиона или заговорщика.

Из чего, естественно, никак не следует, что всякий практикующий в сельской местности врач – шпион или заговорщик-якобит.

Но в том-то и дело, что Ливси – врач далеко не всякий, а весьма-таки особенный. Врач, очень мало сведущий в медицине (см. выше), но при том отлично разбирающийся в военном деле. Врач, сумевший приобрести недвижимость, приносящую солидный доход, – но при том довольствующийся самой захудалой, дающей грошовый заработок практикой; «жалкой», как нелицеприятно характеризует ее сквайр Трелони.

Практика, надо заметить, и впрямь жалкая и захудалая – пациенты неплатежеспособные и живут далеко друг от друга (Хокинс упоминает о больном, живущем за много миль от «Бенбоу»). Приносящая стабильный доход врачебная практика – товар, который всегда можно без хлопот и выгодно продать другому врачу. А Ливси, уезжая за сокровищами, даже бесплатно всучить свою практику поначалу никому не может, и вынужден прилагать большие усилия в поисках человека, способного его заместить.

Странно… Человек относительно состоятельный, с видом и манерами джентри, – и врачует почти забесплатно деревенщину. Но при том, что вовсе удивительно, Ливси на короткой ноге со сквайром Трелони, самым богатым человеком тех мест! Ведь этот единственный пациент способен заплатить за лечение больше, чем все остальные нищеброды, живущие на дальних выселках! Однако Ливси упорно колесит по графству… Его не интересует спокойная и доходная работа в качестве домашнего врача Трелони.

Но стоит нам принять версию, что должность врача для Ливси лишь маска, прикрывающая истинную сущность заговорщика-якобита, – и все странности в поведении доктора мгновенно исчезают. Он действует именно так, как и должен действовать живущий под прикрытием эмиссар принца Чарли.

Американцы в таких случаях говорят: если кто-то выглядит как утка, летает как утка и крякает как утка, – то скорее всего это утка.

А доктор Ливси скорее всего – якобит, заговорщик и посланец Молодого Претендента.

* * *

Мы уже не раз вспоминали образ Джона Сильвера – своеобразный ключ к остальным персонажам «Острова Сокровищ». Срабатывает этот волшебный ключик и в случае с доктором Ливси.

Сильвер говорит сквайру Трелони, что участвовал в морских сражениях под командой «бессмертного Хока» и был ранен, потерял ногу. Чуть позже Ливси сообщает, что участвовал в сражении при Фонтенуа под командой герцога Кумберлендского и был ранен, но конечности сберег.

Параллель между этими двумя заявлениями очевидна. Мы знаем, что Сильвер лжет, но лишь частично: он и в самом деле участвовал в морских сражениях, в самом деле лишился в бою ноги. Да только воевал он не под тем флагом. И не под началом Хока.

Если применить этот ключ к словам Ливси, то получается, что касательно своего участия в битве при Фонтенуа Ливси не врал… Свежая, не до конца зажившая рана служила дополнительным подтверждением его легенде: ранен на войне, решил покончить с карьерой офицера и попробовать прокормиться дивидендами с полученного в юности медицинского образования…

Так или примерно так говорил о себе доктор Ливси. Но лгал в том, на чьей стороне он сражался при Фонтенуа. А сражался он скорее всего под знаменами не герцога Кумберлендского, а его оппонента, Морица Саксонского, начальствовавшего над французской армией.

Во Франции жили в большом числе эмигрировавшие дворяне-якобиты, в основном католики, шотландцы и ирландцы. В свободное от заговоров время служили во французской армии (некоторые натурализовались, известные в истории маршалы Франции Макдональд и Мак-Магон – прямые потомки эмигрантов-якобитов). Воевать против ганноверской династии под французскими знаменами эмигранты считали для себя делом чести, в том числе и под Фонтенуа…

Победа в том сражении создала у якобитов впечатление, лишь отчасти обоснованное, что ганноверская династия пошатнулась, что дни ее сочтены… Окончательное решение о высадке Претендента принято именно по горячим следам битвы, непосредственная подготовка восстания заняла три месяца (пропаганду и агитацию на территории Британских островов якобиты вели постоянно, с большей или меньшей интенсивностью).

В один из этих трех месяцев в окрестностях Бристоля появился Ливси – шотландец, дворянин, офицер-якобит…

И по совместительству немного доктор.

Совсем немного. Чуть-чуть.

* * *

Вернемся к сквайру Трелони… Его образ прорисован куда более скупыми штрихами, чем образ Ливси, что затрудняет анализ – бесспорных выводов можно сделать меньше, и основания для догадок более шаткие.

Что мы знаем о сквайре? Он богат, далеко не молод, но еще не стар, не воздержан на язык, вспыльчив. Убежденный холостяк, много путешествовал, причем по морю (способен отстоять вахту на корабле в тихую погоду). По мнению многих Трелони отличный стрелок. Возможно, увлечен охотой (держит в усадьбе штат егерей), – но может и не увлечен, лишь делает то, что положено по статусу.

Вот, собственно и все, что Хокинс посчитал нужным сообщить о Трелони открытым текстом. Между строк скрываются еще кое-какие намеки, поддающиеся расшифровке.

О политических пристрастиях сквайра Джим не стал упоминать, но в том, что сквайр тори, сомнений нет. Богатый землевладелец, не занимающий никакой государственной должности, не имеющий воинского чина, – тори, однозначно. Мы помним, что в описываемый период виги загнали своих оппонентов в глухую беспросветную оппозицию, полностью оттерев от рычагов власти, от чинов, должностей и наград.

Естественно, верноподданнических восторгов к ганноверской династии Трелони не питает и в душе сочувствует якобитам. Но сочувствие может принимать самые разные формы – и активные, и пассивные, ни к чему не обязывающие…

Как бы то ни было, в середине лета 1745 года к сквайру Трелони пришел доктор Ливси. И потребовал денег – не для себя, для святого дела восстановления законной династии…

Сквайр Трелони был шокирован.

Реконструкция № 2. Сквайр Трелони: чужие деньги тратить легко…

Он был шокирован…

За четверть века Трелони привык распоряжаться и поместьем, и приносимым им доходом, как своими собственными. Нет, умом он понимал, что во Франции живет законный владелец, способный предъявить права после смены власти или после амнистии якобитам… Но годы шли, власть не менялась. Никто не предъявлял права.

Счет в банке рос – откладываемый доход поместья за вычетом десятой части Трелони. Эти деньги, лежащие мертвым грузом, раздражали… Банковский процент казался мизерным по сравнению с тем, что зарабатывали люди на торговых операциях с Африкой, с Ост-Индией и с Вест-Индией. Один удачный рейс к Невольничьему берегу мог округлить капитал больше, чем десять лет хранения на банковском депозите.

Но деньги были чужие… Их могли потребовать в любой момент. А невольничий корабль мог угодить в шторм и отправиться на дно, мог попасться французскому или испанскому каперу.

Прошло пять лет. Деньги никто не потребовал. А рядом – совсем рядом, не надо даже плыть на Невольничий берег или в Ост-Индию – творилось безумие под названием «Компания южных морей». Люди продавали и закладывали последнее, покупали акции, – и через пару месяцев удваивали капитал.

Рискнул и он. Рискнул чужими деньгами. Не очень большими – затянув потуже пояс, за два-три года смог бы возместить ущерб из своей доли дохода.

Возмещать не пришлось. Акции, купленные по сто семьдесят пять, месяц спустя шли по триста тридцать… Он поспешил продать свой пакет, такое безумие не могло длиться вечно. Доход от проданных акций составил семь тысяч фунтов. Семь. Тысяч. Фунтов. Просто так. Почти не сходя с места… Прошло еще три недели, и он горько жалел, что поспешил с продажей – цена перевалила за пятьсот. Еще неделя – пятьсот пятьдесят.

Он не выдержал. Он вложил всё – всё своё и всё чужое. Он чутко выжидал момент, когда надо будет выскочить из несущегося к пропасти дилижанса.

Не успел… Едва цена достигла тысячи, решил – пора, грех испытывать судьбу дальше. На беду, так решили очень многие и почти одновременно. Магическая цифра с тремя нулями подействовала на толпу странным образом – как удар колокола, предупреждающий: торги заканчиваются. Все бросились продавать и цена акций падала так же стремительно, как до того росла…

Кое-что потом удалось спасти – тридцать фунтов за акцию стофунтового номинала, но покупал-то он уже далеко не по номиналу… Спасал не он, поверенные, Трелони покинул Англию с жалкими остатками капитала, не дожидаясь, когда его фамилия появится в газетах – очередной строчкой в бесконечных списках банкротов.

Антилы… Барбадос… Полвека назад туда ссылали «белых рабов», мятежников Монмута. Он сослал себя сам. Надо было как-то жить, чем-то заняться… Он стал арматором, вложил на паях остаток денег в снаряжение приватира, крейсировавшего вдоль Мейна. Дело оказалось не слишком прибыльным, но позволило сводить концы с концами. Несколько раз выходил в море сам, где-то в глубине души еще жила юношеская тяга к приключениям… Приключения оказались скучноватыми. Капитан приватира, м-р Стейн, излишний риск не жаловал. Никаких жарких канонад, никаких абордажей… Призами становились суда, не способные сопротивляться.

Последние три года в море не выходил. Пристрастился к рому. Письмо из Англии пришло неожиданно – как-то нашло его, пространствовав чуть ли не год по Новому Свету. Вскрыл – и изумился. Управляющий докладывал, что дела идут хорошо, интересовался планами хозяина насчет возвращения…

Он вернулся. С опаской, подозревая какую-то ловушку… Ловушки не оказалось. Никто за все годы не явился за деньгами, поместье приносило доход, счет в банке исправно пополнялся… О нем словно забыли.

Он не верил в забывчивость и попытался, как мог, залатать прореху, пробитую в чужом капитале проклятыми «Южными морями». Вкладывал деньги в предприятия, не сулящие баснословных прибылей, но безусловно надежные. Отчасти преуспел, но дефицит был еще очень велик, когда в Сомерсетшире объявился Ливси…

Деньги надо было отдавать. Денег не было. Вернее, были, но значительно меньше, чем требовалось отослать Претенденту.

Он сделал, что мог. Взял несколько займов – аккуратно, не слишком больших, не давая поводов к пересудам. Повысил расценки для арендаторов, до сих пор пользовавшихся большими льготами. Мобилизовал деньги еще из нескольких источников.

Все равно не хватало. Ливси, согласившийся подождать разумный срок, начал терять терпение, когда старый моряк с сабельным шрамом на щеке предложил сквайру поучаствовать в совершенно безумной, на первый взгляд, затее: в поиске сокровищ, зарытых на острове в далеких морях…

Комментарий к реконструкции № 2

С самого начала любого вдумчивого читателя смущает титул Трелони – сквайр (эсквайр). На самом деле это фактически отсутствие титула. Эсквайр в Англии – как частица «де» перед фамилией у французских дворян, или «фон» у немецких, или «из» у чешских… То есть сквайр – дворянин, имеющий герб, но не имеющий никакого титула. Не граф, не виконт, не барон… Не лорд, пользуясь собирательным английским термином. Низшая ступень английского дворянства, мелкопоместный джентри.

А ведь Трелони богат… Он покупает и снаряжает «Испаньолу» – сам, за свой счет, без поиска спонсоров, готовых финансировать рискованное предприятие. И не считает расходы большими, пишет в письме: «она досталась нам буквально за гроши». Слово «нам» заставляет предположить, что в случае успеха поисков другие участники – Хокинс и доктор – должны были возместить из своих долей часть расходов; но до тех пор сквайр все оплачивает единолично.

Интересно знать, сколько эти «гроши» составляют в денежном эквиваленте? Очень приблизительно оценить затраты сквайра можно следующим образом: во время Войны за независимость (т. е. спустя примерно тридцать лет) снарядить в Новом Свете приватир сравнимого с «Испаньолой» тоннажа стоило около 50 000 пиастров, или мексиканских долларов.

Сравнение не совсем корректное – на приватире такого класса экипаж составлял не менее сотни человек, на случай абордажных схваток, выделения призовых команд и т. д. «Испаньола» же отплыла из Бристоля, имея на борту двадцать семь человек (то есть пришлось закупать меньше провианта и прочих припасов, меньше выплачивать подъемных матросам) К тому же, хоть темпы инфляции в восемнадцатом веке были значительно ниже, чем в двадцатом, цены за тридцать лет наверняка несколько повысились.

Но надо учитывать и факторы, способные увеличить затраты сквайра: в Новом Свете цены были ниже, к тому же на «Испаньоле» имелись кое-какие излишества, обычным приватирам не свойственные, – дорогие испанские вина для пассажиров, например.

Примем за основу цифру в 50 000 пиастров, если реальная стоимость снаряженной «Испаньолы» от нее отличалась, то по крайней мере не в разы. В английской валюте, по курсу, это приблизительно 10 000 фунтов стерлингов. Очень большие по тем временам деньги, недаром даже богатые люди снаряжали приватиры в складчину, разделив расходы на нескольких арматоров.

В Англии не всякий лорд запросто мог вынуть такую сумму из кармана. А Трелони – всего лишь сквайр – вынул.

Причем сквайр Трелони не просто очень богатый человек. Он богатый помещик, землевладелец. О размерах его поместья Хокинс ничего не сообщает, но одна деталь позволяет сделать кое-какие выводы. Вот какая: сквайр держит охоту, штат егерей, – старшего егеря Тома Редрута и несколько младших.

Чтобы оценить значение этого факта, необходимо сказать несколько слов о том, что представляла из себя охота в Англии восемнадцатого века.

В России в свое время была поговорка: «У царей охота соколиная, у бояр – псовая, у мужиков – ружейная». То есть люди занимались разными видами охоты в зависимости от их социального статуса.

Примерно так же обстояли дела в Англии описываемых времен. Знать с ружьем и подружейными собаками не охотилась, оставляя эту забаву простонародью. Хотя позже, в девятнадцатом веке, вкусы изменились, и баронеты с лордами тоже активно занялись ружейной охотой.

Но в восемнадцатом веке достойным занятиям для дворян была лишь порфорсная охота – т. е. псовая, с гончими собаками. Конечно, леса в Англии весьма поредели со времен Робина Гуда и его веселых парней из Шервудского леса – и охота на оленей и кабанов стала исключительно королевской забавой, проходившей в тщательно охраняемых заповедниках. А волков и медведей в Англии к тому времени не осталось. Вообще. Ни одного.

Поэтому дворянство охотилось на пустошах и полях на лисиц, на зайцев, на кроликов и тому подобную мелочь. Удовольствие это было крайне дорогое. Мало содержать несколько свор собак, и специально обученных лошадей, и штат егерей, выжлятников, доезжачих и прочего охотничьего люда… Надо еще иметь и земельные владения соответствующего размера – чтобы можно было проскакать десяток, а то и полтора десятка миль, не заработав при этом несколько судебных исков о потраве чужих полей и лугов.

Содержать псовые охоты было под силу лишь лордам, крупным землевладельцам. Мелкопоместные джентри держали лишь охотничьих лошадей (одну-две) и охотились в компании и на землях богатых соседей. Если те их приглашали на охоту, разумеется.

И вдруг – штат егерей у сквайра… Даже не у баронета – хотя за век с небольшим до описываемых событий этот титул мог купить и передать по наследству любой джентри, у кого завалялась лишняя тысяча гиней. А Трелони даже не сэр, даже не имеет рыцарского звания… Никак не вяжется с титулом сквайра огромное поместье, необходимое для псовой охоты. Не бывало такого в Англии.

Вариант, объясняющий эту странность, возможен один: поместье принадлежит не Трелони. Вернее, он лишь номинальный владелец. Управляющий и местоблюститель.

Дело в следующем: семнадцатый и восемнадцатый века в Англии богаты внутренними смутами, революциями, восстаниями, мятежами и заговорами. Республика покончила с монархией, потом произошел обратный процесс, на престол претендовали различные претенденты (не только якобиты), королевские династии смещали друг друга с престола отнюдь не мирным путем…

Естественно, дворянство – и мелкое, и титулованное – принимало во всех этих игрищах самое активное участие. Проигравшие, поставившие не на того кандидата, лишались голов. Или отправлялись в эмиграцию, а владения их конфисковались победителями.

Последней напасти предусмотрительные люди старались всячески избежать. Простой и надежный способ сохранить имущество описан в упоминавшемся романе «Владетель Баллантре»: один из сыновей лорда отправляется воевать на стороне принца Чарльза, другой – под знаменами короля Георга. Как бы ни обернулось дело, кто бы ни победил, – тот из сыновей, кто сражался на стороне победителя, сможет унаследовать титул и землю.

Существовали и другие схемы. Например, фиктивная продажа. У мятежного лорда оставался лишь замок да пара клочков земли, а остальные владения как бы продавались доверенному человеку, или нескольким доверенным людям.

А чтобы не искушать доверенных, сделка обставлялась условиями, позволявшими ее в любой момент расторгнуть по воле продавца. При этом псевдопокупатель выплачивал стоимость фиктивной покупки равными долями в течении многих лет – то есть доход с поместья шел прежнему владельцу. Естественно, и зиц-помещику за труды доставалось немало…

Представляется, что именно таким номинальным владельцем земельной собственности и был сквайр Трелони. А настоящий хозяин – один из лордов, держащих сторону Стюартов – жил в эмиграции, во Франции.

А еще представляется, что за долгие годы Трелони привык считать своим доверенное на время… И не удержался. Запустил руку в чужие закрома.


Остров без сокровищ

Рис. 4. Вот на такие ценные бумаги «Компании Южных морей» мог обменять чужое золото сквайр Трелони. Ценными они оставались недолго…


Все остальное в реконструкции – «Компания южных морей» (одна из первых в истории финансовых пирамид), приватирство, жизнь на Антилах – авторские догадки, мало чем подтвержденные. Могло быть так. Могло иначе. Но несомненно одно – когда эмиссар Стюартов, доктор Ливси, потребовал вернуть авуары, Трелони сделать это в полном объеме не смог.

А якобиты, надо заметить, голубиной кротостью и всепрощением не отличались. Могли обойтись с растратчиком весьма сурово.

Неудивительно, что сквайр Трелони так обхаживает Ливси, принимает «клистирную трубку» словно самого знатного лорда. Неудивительно, что он стал завинчивать гайки арендаторам (а заодно и контрабандистам). Неудивительно, что он заинтересовался предложением Билли Бонса, которое в иное время отверг бы со смехом…

Тут самое время изумиться: как? Разве Билли Бонс что-то предлагал сквайру?

Предлагал, конечно.

В отличие от истории с «Компанией южных морей» этот факт следует из текста и доказывается элементарно.

Но доказательства – в следующей главе.

Глава восьмая

Роковая страсть сквайра Трелони

Кстати, а все ли заметили, что сквайр Трелони алкоголик? Причем находящийся даже не в одной из ранних стадий, а далеко продвинувшийся по гибельному пути?

Пьет он постоянно. Трезвым мы сквайра не видим практически ни разу.

Первая наша встреча со сквайром происходит у него дома – Трелони и доктор вкусили обильный поздний обед и курят у камина. Обед, естественно, сопровождался распитием спиртного, иначе и быть в те времена не могло, вопрос в другом: сколько выпил сквайр? Насколько остался адекватным?

Выпил немало. Явно больше, чем доктор. Говорит Трелони на повышенных тонах, вчитайтесь в атрибуцию диалога: «воскликнул», «вскричал», «закричал», снова «воскликнул»… Доктор держится гораздо спокойнее. А сквайр с трудом контролирует не только речь, но и движения, – по ходу рассказа мистера Данса заехал трубкой по каминной решетке, разнеся ее (трубку) вдребезги.

Можно бы списать все на повышенную экспрессивность джентльмена, слегка шаржировано описанную Хокинсом. Но все дальнейшие действия сквайра подтверждают версию о его алкоголизме.

Вторая наша встреча со сквайром – виртуальная, Хокинс читает присланное Трелони письмо, автор же послания остается за кадром. Но и там, за кадром, он изрядно пьян.

Письмо написано «под мухой», сомнений нет, – сбивчивое, путаное. Сквайр постоянно сбивается с мысли, забывает, что хотел написать, и вынужден делать к письму приписки. Во втором абзаце письма сквайр сообщает: «Корабль куплен и снаряжен. Он стоит на якоре, готовый выйти в море». Но чуть ниже возникает совсем иная тема: «Корабль я достал без труда. Правда, рабочие – такелажники и прочая братия – снаряжают его очень медленно, но со временем все будет готово».

Так готова к плаванию «Испаньола» или ее все еще снаряжают? Проспиртованный мозг сквайра явно не в состоянии отличить желаемое от действительного…

Если поменять эти два пассажа местами, то можно было бы допустить, что письмо писалось в два присеста: начал, отложил, через неделю закончил, – а за эту неделю работы на «Испаньоле» завершились. Но противоречащие друг другу утверждения расположены в тексте именно так: сначала корабль к плаванию готов, потом – вдруг снова не готов.

Получив письмо, Хокинс и Редрут приезжают в Бристоль. Сквайр обитает там в несколько странном для состоятельного джентльмена жилье – «в трактире возле самых доков». Якобы для того, чтобы неотрывно наблюдать за работами на «Испаньоле». Прямо из трактирного окна наблюдал, не иначе. Не отходя от барной стойки.

Сквайр встречает приехавших: «Он выходил из дверей, широко улыбаясь. Шел он вразвалку, старательно подражая качающейся походке моряков».

Хокинс в этой сцене на редкость тактичен. Мы же отметим, что качающаяся походка свойственна не только морякам… Причем дело происходит утром. Если наши догадки о происхождении качающейся походки сквайра верны, то у него сейчас, как говорят в народе, «трубы горят».

Проходит некоторое время, Хокинс сходил с запиской в таверну Сильвера, вернулся, – и что же увидел? Вот что: «Сквайр и доктор Ливси пили пиво, закусывая поджаренными ломтиками хлеба». Поправиться с утреца пивком – это правильно, это по-нашему. Но в Англии восемнадцатого века пиво – напиток не для джентльменов. Для простолюдинов, измученных Джин-актом. В своем стремлении сблизиться с моряками сквайр зашел очень далеко. Вернее, опустился очень низко. Доктор Ливси, скорее всего, пиво в том эпизоде не пил, лишь сидел рядом со сквайром.

В море пьянка продолжилась. Даже когда на горизонте показался Остров Сокровищ, и, казалось бы, пора завязывать с выпивкой, – сквайр остановиться не в силах. Остров все ближе, Джим Хокинс приходит в каюту сквайра со сногсшибательным известием о готовящемся пиратском мятеже, – Трелони встречает его со стаканом в руке. Они там с доктором испанским вином баловались…

Странно, что сквайр Трелони, с такими-то привычками, считался лучшим стрелком на «Испаньоле»… Именно считался – когда пришло время подтвердить свою славу искусного стрелка, сквайр опозорился: целился в Израэля Хендса, а угодил в другого человека. Надо полагать, руки с похмелья дрожали.

Как и многие алкоголики, сквайр старательно вовлекает в пьянку окружающих.

Матросов, например: «Пользовались любым предлогом, чтобы выдать морякам двойную порцию грога». Юного Хокинса: «Они усадили меня за стол, дали мне стакан вина, насыпали в ладонь изюму…», «Какой вкусной показалась мне козлятина, которую мы запивали старинным вином, захваченным с „Испаньолы“!»

Про Ливси и говорить нечего – давний и проверенный собутыльник.

Кстати, Хокинс пьет не только вино. Он и более крепкие напитки потребляет за милую душу: «Выпив рому, мы улеглись спать». Кто-нибудь еще настаивает на том, что Хокинс был мальчишкой?

Крайне любопытно выглядит в этом ракурсе сцена эвакуации с «Испаньолы». Предстоит вооруженное противостояние с пиратами, вполне возможно затяжное. Не исключено, что на борт шхуны больше не попасть и придется дожидаться спасательной экспедиции. Что надо первым делом вывозить с корабля в такой ситуации? Оружие, боеприпасы, продовольствие. Их и вывозят. А еще – бочку с коньяком (в других переводах – бочку с бренди).

Не флягу, не пару бутылей, потребных в медицинских целях. Бочку!

Тут есть одна тонкость. В Англии восемнадцатого века (да и в России тоже) бочка – не просто емкость из досок, стянутых обручами. Это еще и фиксированная мера объема, баррель, в Англии равный для жидкостей примерно 160 литрам (баррель для сыпучих тел свой, большего объема). Если бочка не соответствовала стандартному баррелю, ее объем всегда указывался особо.

Здесь объем бочки с коньяком не указан – можно предположить, что с борта «Испаньолы» в ялик загрузили стандартную емкость. То есть 160 литров коньяка… В ущерб пороху и провианту.

Кто принял такое решение? Не доктор Ливси, тот был опытный солдат и хорошо понимал, чем заканчивается пьянка на войне. И не капитан Смоллетт, фанатичный поборник дисциплины. Алкоголь приказал грузить в лодку Трелони. Результат известен: в конце того же дня у шестерых защитников блокгауза оставалось еды ровно на десять суток. Зато выпивки – хоть залейся, могли каждый день употреблять по два с половиной литра коньяка на человека, и все равно закуска закончилась бы раньше.

Сквайр Трелони, наверное, был счастлив.

* * *

Однако вернемся к покойному Билли Бонсу и его карте.

Чуть раньше мы отметили странность в поведении старого пирата: картой он ни с кем и ни под каким видом делиться не желает, но и сам ее не использует. Сидит на бумагах Флинта, как собака на сене.

Но так ли это?

Источник информации у нас один – Джим Хокинс, а рассказы этого молодого человека нуждаются в тщательной проверке. Когда правда может ему чем-то повредить, лжет юноша без зазрения совести. Но на свою беду, врать толком Хокинс не умеет, и едва он начинает это делать, логические нестыковки и противоречия идут таким косяком, что не заметить их трудно.

В описании того, как Билли Бонс проводил свои дни в «Адмирале Бенбоу», никаких противоречий вроде бы нет… Экс-штурман и в самом деле не имеет контактов на стороне – ни с кем не встречается, писем не пишет и не получает, весь круг общения – Хокинсы да деревенские забулдыги, приходящие вечерами послушать пиратские байки в исполнении разомлевшего от рома Бонса. Никаких попыток превратить карту Флинта в реальные деньги…

Однако есть одно темное пятно в казалось бы насквозь прозрачной жизни отставного пирата – его длительные, многочасовые прогулки по морскому берегу. Что происходит во время этих прогулок, Хокинс не знает. У него нет времени следить за Бонсом, он занят в трактире, помогает родителям.

То есть в течение нескольких месяцев Билли Бонс каждый день исчезает из видимости на несколько часов. Якобы бродит по береговым скалам и по окрестным холмам, да любуется в подзорную трубу на проплывающие мимо корабли…

Позвольте не поверить. Билли Бонс за свою жизнь столько парусников навидался, что его от них уже тошнить должно. Пусть сухопутные крысы любуются на проплывающие мимо бригантины и мечтают о дальних странах, Бонсу это ни к чему. Он романтики дальних стран накушался.

Надо полагать, во время долгих прогулок старый пират обдумывал свое дальнейшее житье-бытье. И вправду, самое время определяться: лет уже немало, в сундуке лежит карта, позволяющая добыть сокровища баснословной ценности, и пора решать: стоит ли попытаться как-то использовать карту самому, – или отдать ее все-таки людям Сильвера, дабы дожить остаток дней спокойно, не бегая, как заяц от гончих.

Поскольку за карту Бонс цепляется до последнего – что именно он решил, в общем понятно.

Использовать же карту в своих интересах Бонс мог двумя путями. Либо продать ее за хорошие деньги, либо найти богатого компаньона, способного профинансировать экспедицию, и совершить вместе с ним путешествие за сокровищами.

Первый вариант неплох (минимум хлопот и тревог), но трудно исполним. Продавать карту за полсотни гиней смешно и глупо, а убедить кого-либо выложить за нее адекватную цену практически невозможно. Билли-то знает, что сокровища есть и весьма велики, – но как убедить в том потенциального покупателя?

Ремесло, состоящее в изготовлении и сбыте фальшивых карт с фальшивыми кладами, существовало к тому времени века два, не меньше, – со времен первых галеонов с золотом, потянувшихся из Нового Света в Испанию. Доверчивые простаки, конечно, еще попадались (совсем они не переведутся никогда), но количество их за два века все же изрядно уменьшилось.

Вариант номер два – войти с кем-то в долю и самому отправиться в экспедицию – гораздо хлопотнее и несет гораздо больше рисков (при дележе найденных сокровищ каких только эксцессов не случается). Но ничего иного в одиночку Билли Бонс предпринять не мог.

Итак, допустим, Билли Бонс начал искать компаньона… И почти сразу нашел. Богача, способного оплатить все расходы. Джентльмена, на слово которого можно положиться (с осторожностью, естественно, и с подстраховкой). Свободного как ветер – ни семьи, ни службы. Проще говоря, сквайра Трелони. Если вдуматься – сквайр идеальный кандидат для задуманного.

Значит, сквайр Трелони уже знал о существовании карты, когда вскрывал вместе с Ливси пакет? Значит, знал. Возможно, он даже карту уже видел – мельком, в руках Билли Бонса, не имея возможности прочитать надписи и разглядеть координаты.

В любом случае – видел сквайр карту или лишь слышал о ней от Бонса – какие-то меры для проверки рассказа старого пирата он успел предпринять.

Иначе совершенно не понять, отчего сквайр так легко и просто принял решение плыть за сокровищами. Не задумываясь, экспромтом. Раз – и поехали! А ведь на карте нет ни слова о том, на какую сумму зарыты богатства на острове. Окупятся ли вложения? Трелони уверен, что окупятся, но по версии Хокинса единственное основание для уверенности – широкая известность пиратского капитана Флинта: известен всем – значит богат.

Странная логика… Капитан Кидд был еще более известен, а когда его повесили, конфискованное богатство капитана составило семь тысяч фунтов. В общем, неплохой такой сундучок с золотом более чем в полцентнера весом, вполне можно зарыть в виде клада… Да только стоит клад меньше, чем снаряженная в дальнее плавание «Испаньола».

Однако сквайр ни секунды не сомневается – надо ехать, все затраты отобьются. Так что если карту до того исторического вечера сквайр и не видел, то рассказ о том, что именно спрятал Флинт на острове, наверняка слышал.

От Билли Бонса слышал, разумеется.

* * *

Едва ли Билли Бонс так вот запросто явился к сквайру в поместье: добрый день, я Уильям Бонс, пират в отставке, я знаю, где зарыты сокровища огромной ценности и предлагаю вам стать моим компаньоном в деле их отыскания.

Сквайр такому заявлению не поверил бы. Посчитал бы за банальную попытку выманить деньги. А поверил бы – еще хуже, мог отдать старого пирата (не имевшего свидетельства об амнистии) в руки правосудия, а на карту наложить руку.

Бонс должен был действовать тоньше, не раскрывая сразу всех карт, и в переносном, и в самом прямом смысле. Он, конечно, не был гениальным интриганом и мастером многоходовых комбинаций. Но не был и дураком, неспособным предвидеть и предотвратить опасность, иначе не дожил бы до почтенных лет на такой опасной работе.

Возможно, Бонс подстраховался, сообщив сквайру, что знает кое-что о его тайных делишках. Недаром же он постоянно таскал с собой подзорную трубу в прогулках по берегу. Версию о том, что Билли рассматривал в мелких деталях проплывавшие мимо корабли, мы уже отвергли. Так зачем ему сильная оптика? Думается, рассматривал и изучал он корабли другие. Не плывущие мимо, а тайком швартующиеся в Киттовой Дыре. Заодно мог проследить и регулярные визиты Хокинса-отца в усадьбу сквайра, по странному совпадению случающиеся после получения больших партий товара. Мог вычислить роль Трелони в деле крышевания контрабандистов и использовать это знание как козырь на переговорах.

Прямых доказательств тому нет, но факт, что Билли Бонс следил за контрабандистами, – не подлежит сомнению. Потому что поначалу юный Хокинс упоминает лишь подзорную трубу в качестве аксессуара прогулок Бонса по морскому берегу. А позже старый пират стал брать на эти прогулки еще и катласс. Зачем Бонсу таскать с собой в тихом мирном месте тяжелый и громоздкий тесак? Очевидно, на случай стычки с контрабандистами, которые могли обнаружить слежку и попытаться прикончить следящего (вероятность такая была, но прямая опасность Бонсу не грозила, иначе достал бы из сундука пистолеты, зарядил и носил бы с собой).

Переговоры между бывшим штурманом и сквайром шли в несколько этапов, и скорее всего, лишь первая встреча состоялась в усадьбе, остальные проходили на нейтральной территории, на вольном воздухе. К моменту смерти Бонса к окончательному согласию стороны не пришли. Наверняка после первого разговора сквайр взял под тем или иным предлогом тайм-аут и попытался разузнать, с кем имеет дело.

А еще сквайр наверняка сразу ознакомил Ливси с предложением старого пирата. Иначе быть не могло. Денег на экспедицию у сквайра по сути нет – почти все свои немалые доходы он вынужден отдавать доктору, покрывая старые долги. И Трелони озвучил такой вариант: если Бонс не дурит мне голову, давайте я временно придержу десять тысяч фунтов, снаряжу на них корабль, добуду гораздо большую сумму, – и разом покрою все свои долги перед делом восстановления законной династии. Даже с избытком, с набежавшими процентами.

Вариант интересный, доктор должен был это признать. Но ключевые слова тут «если Бонс не дурит голову». Чтобы познакомиться поближе с личностью старого пирата, Ливси самолично отправился в «Адмирал Бенбоу». Его первый визит в трактир был вызван именно этим обстоятельством, а не болезнью Хокинса-отца, как пытается нас уверить Джим. Хокинс-отец в тот момент еще жив и здоров, и лишь позже, во время визита Черного Пса, получит рану, оказавшуюся в результате смертельной.

Доктор приходит в «Бенбоу», сидит там тихонько, слушает рассказы Билли Бонса и пиратские песни в его сольном исполнении. Мотает на ус. Затем следует спровоцированный доктором конфликт – «проверка на вшивость», после которой становится ясно: властей Бонс весьма опасается, и свидетельства об амнистии скорее всего не имеет.

Что мог рассказать Ливси сквайру по возвращении? Что пират, по крайней мере, настоящий, не самозванец. Это не проясняет до конца вопрос, подлинная карта или нет, но все-таки снижает вероятность попытки всучить фальшивку.

Как бы то ни было, переговоры продолжились. Очевидно, теперь в них участвовал и Ливси. По крайней мере, прежнее неприязненное отношение Бонса к доктору меняется: в минуту опасности он готов именно Ливси призвать на помощь.

А затем ситуация взорвалась. Взорвали ее по большому счету двое: чересчур вспыльчивый Черный Пес и жадный Трелони (жадный, надо признать, исключительно поневоле, в силу обстоятельств).

Хокинс-отец тяжело ранен, Билли Бонс схлопотал сердечный приступ, на горизонте маячит шайка разозленных контрабандистов…

Доктор Ливси, срочно прибывший в трактир, растерян. Беда в том, что ему надо уехать на несколько дней. Хокинс пишет, что к больному, живущему где-то далеко, но скорее причина в ином, в тайных якобитских делишках доктора. Допустим, ему предстояло встретиться с посланцем принца Чарли, дабы передать очередной денежный транш, – и отложить эту встречу никак невозможно.

Что делать? На сквайра надежды мало, напьется и позабудет все, что ему поручили… А Бонс в панике, он готов немедленно бежать от своих бывших сообщников… Сбежит – и где его искать вместе с картой?

Проще всего забрать карту, пока Бонс не в состоянии помешать. Будь Ливси уверен, что карта в сундуке, так бы и поступил. Но уверенности нет… Зато есть ненужные свидетели – Хокинс, его мать, посетители трактира…

И доктор, не задумываясь, делает единственно возможное: приводит штурмана в состояние, исключающее бегство. Обильное кровопускание – и старый пират стал слаб, как младенец.

Уезжал Ливси с тяжелой душой. Чувствовал, что вышедшая из-под контроля ситуация может обернуться самыми непредвиденными эксцессами.

Как в воду глядел доктор. В игру вступили новые игроки и спутали все карты. Но перевернула ситуацию с ног на голову не шайка слепого Пью…

Сделал это Джим Хокинс.

Причем совсем не так, как описывает в своем мемуаре.

Глава девятая

Рискованная игра молодого Хокинса

Почти вся история о том, что делал молодой Хокинс перед визитом шайки Пью, во время его и после, – ложь, лишь кое-где разбавленная правдивыми эпизодами. Нестыковки и несоответствия торчат из нее, как иголки из ежика.

Мы уже разбирали «правдивый» эпизод с прятками под загадочным мостиком, с якобы подслушанными разговорами бандитов, якобы искавших карту, – и убедились, что истине он соответствует мало.

Вот еще один любопытный момент: Хокинс и его мать спешат в деревню за помощью, но помощь получают весьма малую и косвенную: Джиму вручают заряженный пистолет и отправляют гонца за доктором.

Пистолет – важная деталь. И крайне загадочная. Потому что он неведомым образом исчезает из дальнейшего повествования. Дематериализуется. Нигде, ни словом Джим не напоминает нам, что он вооружен. Это, конечно же, неспроста, и к пистолету мы еще вернемся. А сейчас обратим внимание на речь миссис Хокинс, обращенную к жителям деревни. Вот как ее передает Джим:

«Мало чести вам, дюжим и широкоплечим мужчинам с такими цыплячьими душами! Мы откроем сундук, хотя бы пришлось из-за него умереть… Я буду очень благодарна, миссис Кроссли, если вы разрешите мне взять вашу сумку, чтобы положить в нее деньги, принадлежащие нам по закону».

Стоп! Кто такая миссис Кроссли? Откуда она взялась? Ни разу, нигде Хокинс не упоминает никого из жителей деревни по имени. Среди посетителей «Бенбоу» один раз назван некий «садовник Тейлор», но вполне вероятно, что это садовник из усадьбы сквайра.

Таинственная миссис Кроссли появляется на страницах мемуара лишь для того, чтобы вручить свою сумку миссис Хокинс, и вновь удаляется в неведомую даль.

Что это? А это нам подсовывают свидетеля. Вот, мол, миссис Кроссли может подтвердить, что в такой-то час мы были в деревне и даже сумку у нее взяли. А для тех, кто не понял или не запомнил имя свидетельницы, Джим повторяет его еще раз, цитируя речь матери над раскрытым сундуком Бонса: «Я возьму только то, что он мне был должен, и ни фартинга больше. Держи сумку миссис Кроссли!»

Достаточно, мы запомнили это имя. И не сомневаемся, что миссис Кроссли подтвердит: да, Хокинсы у нее были и взяли сумку, собираясь вскрывать сундук умершего постояльца.

Сомнение вызывает другое: а зачем Хокинсы брали эту треклятую сумку?! У них что, во всем трактире не было мешка, сумки, другой тары для денег?!

Станиславский бы закричал: не верю!!!

Ну хорошо… Допустим невероятное. Не было в трактире ни мешка, ни сумки. Ни кошеля, ни горшочка, ни миски, ничего… Никакой емкости, куда можно отсчитать деньги. Ну, такой уж трактир… Захудалый.

Но вопрос о сумке миссис Кроссли это допущение не снимает.

Дело в том, что цены в середине восемнадцатого века были в нашем понимании смешные. За два пенса можно было мертвецки напиться, за три – сытно поужинать; проживание в меблированных комнатах тоже не обходилось в заоблачные суммы…

Сколько мог задолжать Билли Бонс в «Адмирале Бенбоу»?

Не будем заниматься арифметикой, досужие люди уже подсчитали: полный пансион старого пирата, включая ежедневную выпивку, стоил никак не более четырех фунтов стерлингов в месяц.

Прожил Бонс в трактире примерно полгода, значит долг составлял двадцать четыре фунта. Это около двадцати трех золотых гиней (именно гинеи отсчитывала мать Хокинса) – гинея равнялась одному фунту плюс один шиллинг. Три или четыре гинеи Билли Бонс швырнул на пол по прибытии, в качестве аванса. Пусть три – если их вычесть, остается двадцать золотых гиней, монет размером примерно с российский пятирублевик современной чеканки.

Можно унести в кармане. Или в носовом платке. Или просто в кулаке.

КАКОГО ДЬЯВОЛА ОНИ ВЗЯЛИ В ДЕРЕВНЕ СУМКУ???

Сумка, разумеется, Хокинсам не нужна. Вернее, нужна, но отнюдь не для складирования монет. Просьба о сумке навязчиво демонстрирует: смотрите, мы еще не вскрывали сундук постояльца, мы еще только собираемся это делать!

А когда Джим Хокинс что-то нам столь навязчиво демонстрирует, можно с уверенностью утверждать: все обстояло с точностью до наоборот.

* * *

Еще один характерный момент проявляется в ходе разговора в деревне.

Миссис Хокинс говорит: «Разрешите мне взять вашу сумку, чтобы положить в нее деньги, принадлежащие нам по закону».

Мы сфокусировали свое внимание на словах о сумке из-за их дикой нелепости. Но вторая часть фразы не менее любопытна.

«Принадлежащее нам по закону…» Странные понятия о законе у миссис Хокинс. Словно не в цивилизованной Англии росла, не на родине европейского парламентаризма, а в каком-то племени мумбо-юмбо… Может, она иммигрантка в первом поколении?

По закону вещи умершего Билли Бонса должны были опечатать и взять на хранение представители власти. Если объявились бы наследники, предъявили бы и доказали свои права, – сундук штурмана отошел бы им, после уплаты соответствующих налогов на наследство. Если в установленный законом срок наследники не объявились бы, сундук со всем содержимым отошел бы к казне.

Соответственно кредиторы Бонса (в данном случае Хокинсы) могли обратиться с иском о взыскании долга, предоставив документы и свидетелей, подтверждающих: да, жил, да, пил-ел, да, не платил… И государство или наследники возместили бы долг покойного штурмана.

Вот как оно бывает по закону.

А Хокинсы, вскрывшие сундук без единого свидетеля, действовали отнюдь не по закону. Джим и сам понимает, что занимается не совсем законным делом, и выставляет в качестве оправдания следующее соображение: по справедливости часть денег принадлежала им с матерью, а сундук вот-вот могли захватить бандиты Пью, которым на чужие долги наплевать. Неубедительно. Закон и справедливость все-таки разные понятия. Если бандиты собираются нечто украсть, это не повод, чтобы опередить их и украсть первому.

Именно украсть – действия Хокинсов можно трактовать либо как кражу, либо как мародерство. Если все кредиторы начнут вламываться в дома, сейфы, сундуки своих должников, – это не жизнь по закону. Это, извините, бандитский беспредел.

А если бы спустя пару недель и вправду появился бы наследник? Дочь Бонса, например? И сказала бы, что получила весточку от отца – плох, мол, помираю, приезжай и забери всё, нажитое непосильным трудом: мешочек золота и пяток бриллиантов? И пара свидетелей бы подтвердила: да, было и золото, и бриллианты. Нажил. Непосильным трудом. Где бриллианты? Исчезли. Кто вскрывал сундук? Хокинсы.

Ну и чем бы закончилась такая гипотетическая ситуация для Джима и его матери?

Миссис Хокинс, как женщина слабая здоровьем и склонная к обморокам, скончалась бы в тюрьме, не дождавшись судебных слушаний. А молодой и здоровый Джим отправился бы в далекие экзотические края, как и мечтал. Но не на Остров Сокровищ – на австралийскую каторгу.

Билли Бонс семьей не обзавелся. Сундук его можно было вскрывать, не опасаясь иска наследников. Но, согласитесь, с законом такие действия ничего общего не имеют.

Становится все яснее и яснее, отчего Джим Хокинс столь склонен к умалчиваниям и к прямой лжи. И почему делает такой упор на свое якобы малолетство. Букет уголовных статей у парня уже подбирается внушительный: кража, мародерство, пособничество в контрабанде, хищение королевской собственности в особо крупных размерах… А ведь мы еще не добрались до самого интересного.

Кстати, о бриллиантах… В сундуке Билли Бонса и в самом деле могли отыскаться алмазы! Если Бонс участвовал в знаменитой дележке алмазов вице-короля Индии, – вполне могли! Пусть не все сорок два камня, но несколько самых крупных штурман мог сберечь.

Но Хокинс ничего о драгоценных камнях не сообщает. Возможно, принял за стекляшки и не счел достойными упоминания. Сунул машинально в карман, да и позабыл… Бывает.

* * *

Джим Хокинс, как часто с ним случается, перегибает палку. Он слишком навязчиво вбивает всем в голову (и жителям деревни, и читателям своего мемуара): мы с матерью не открывали сундук Бонса, не открывали, не открывали, мы только еще собираемся это сделать! Поневоле возникает подозрение, что с содержимым сундука Хокинсы уже ознакомились.

Когда?

Сразу после смерти Билли Бонса, перед визитом в деревню.

Времени у них хватало, даже с избытком. Билли Бонс получил черную метку, констатировал: «Осталось шесть часов», и тут же умер. На метке указан срок до десяти вечера, значит смерть произошла в четыре.

Если верить Хокинсу, он немедленно отправился вместе с матерью в деревню за помощью: «Медлить было нельзя ни минуты. Надо было что-то предпринять. И мы решили отправиться вместе в ближнюю деревушку за помощью. Сказано – сделано. С непокрытыми головами бросились мы бежать сквозь морозный туман».

До деревни несколько сот ярдов, максимум пять минут ходьбы. Но Хокинс и его мать «бросились бежать» – значит, добрались еще быстрее. Но пусть будет пять минут, Джим сообщает нам, что пару раз они останавливались и прислушивались.

Пять минут. Туда и обратно – десять. За какой срок можно переговорить с местными жителями? Если обходить все дома один за другим, можно и в несколько часов не уложиться. Но едва ли Хокинсы так поступили. Миссис явно обращается с обвинениями в трусости ко многим мужчинам деревни одновременно. Где их можно было застать всех разом под вечер? Правильно, в трактире. Там и происходил разговор. А миссис Кроссли в таком случае – содержательница трактира или жена трактирщика.

Сколько надо времени, чтобы обратиться за помощью, получить отказ, заряженный пистолет и сумку миссис Кроссли? Полчаса, наверное, хватит. Но не будем мелочиться. Допустим, что миссис Хокинс была на удивление красноречива. Что обратилась к собравшимся с длинной речью. Накинем на речь еще десять минут. Даже двадцать, не жалко.

Получается ровно час. Десять минут на дорогу туда и обратно, пятьдесят минут на пребывание в трактире.

Вернуться в «Адмирал» Хокинсы должны были около пяти. Они вернулись, и тут часы пробили шесть раз! Шесть вечера! Куда делся час? Что за провалы во времени?

Час никуда не девался, просто Хокинсы отправились в деревню не в четыре, а в пять. А до того посвятили час исследованию сундука Билли Бонса.

Но в чем тогда смысл разыгранного в деревне представления? Если Хокинсы понимают, что лезть в сундук незаконно, то какая разница, когда они это сделают? Так или иначе закон будет нарушен…

Если не понимают, тем более нет разницы. Зачем акцентировать внимание на том, что сундук до сих пор не тронут, если в ближайшем будущем его все равно предстоит вскрыть?

Смысл в разыгранной в деревне сцене появляется, если предположить, что завершилась она иначе, чем планировали Хокинсы.

Дело обстояло так: они вскрыли сундук, забрали из него нечто ценное. Карту и что-то еще. Что именно? Неизвестно… Может, и в самом деле мешочек с драгоценными камнями. Может, второй мешок с золотыми монетами, побольше размером.

И тут появились опасения: а вдруг у Бонса и впрямь есть наследник, или просто кто-то, хорошо знающий о содержимом сундука? Маловероятно, но вдруг… Нехорошо может получиться. Доказать хищение трудно, но слухи в любом случае поползут…

В общем, мать и сын привели сундук в порядок, аккуратно уложив все обратно. Точнее, почти все. Заперли, вернули ключ на шею мертвому Билли Бонсу. Затем отправились в деревню, и в самом деле рассчитывая, что кто-то из жителей согласится пойти с ними в трактир. Тогда можно будет вторично вскрыть сундук при нескольких свидетелях и избавиться от любых потенциальных обвинений.

Но план не сработал. Жители деревни оказались слишком трусливы. Миссис Хокинс вполне искренна, когда негодует и обзывает их цыплячьими душами…

Она не совсем права. Дело не в испуге. Джим уверяет нас, что одно лишь имя Флинта нагнало страху на деревенских. Позвольте усомниться… Реально напугать прибрежных жителей это имя могло в колониях, где разбойничал знаменитый пират. Для обывателей Южной Англии, даже если они слышали о Флинте, – он опасность далекая и крайне абстрактная. Флинт их пугал не более, чем современного жителя Бобруйска пугают современные сомалийские пираты.

Нежелание вмешиваться вызвано другими причинами. Местные обыватели уже сообразили, что конфликт связан с контрабандистами. Кто им покровительствует, они наверняка знали (в их глазах это не порок, мы уже разбирались с отношением простых англичан к контрабандистам и дешевым контрабандным товарам). А Трелони – не Флинт, жизнь в этих краях может испортить любому, и становиться у него на пути себе дороже.

Как бы то ни было, расчеты Хокинсов не оправдались. Пришлось импровизировать, и не совсем удачно.

К тому же бандиты слепого Пью внести дополнительную сумятицу в планы Джима и его матери: заявились в трактир на три часа раньше, чем грозились.

* * *

Итак, миссис Хокинс и Джим вернулись в трактир. И чем же они занялись?

Джим уверяет, что практически все время до появления бандитов его мать занималась тем, что считала гинеи…

Трудно поверить. Даже если учесть, что гинеи встречались в мешке Бонса реже других монет, отсчитать надо было не более двадцати штук. Возможно даже меньше, поскольку кроме обычных гиней в то время имели хождение монеты номиналом в две и в пять гиней.

Мать Хокинса успела отсчитать половину. Целых десять штук. Или меньше, если попадались монеты в две и пять гиней. Вопрос: какие транквилизаторы, тормозящие реакцию и туманящие сознание, употребляла миссис Хокинс? И в каких дозах?

Если доктор Ливси и в самом деле выписал миссис Хокинс после смерти мужа что-нибудь этакое, успокаивающее, то с дозировкой он явно переборщил…


Остров без сокровищ

Рис. 5. Золотая гинея Георга II. Именно такие монеты отсчитывала миссис Хокинс. Но медленно-медленно…


Ну а Джим Хокинс чем занят? Стоит рядом, держит свечку, наблюдая, как мать по несколько минут заторможено роется в мешке в поисках очередной гинеи? Мог бы и помочь.

Любой желающий может поставить небольшой следственный эксперимент: собрать в большую кучу все монетки, что найдутся в доме – из копилок, кошельков, карманов. Если кучка покажется слишком маленькой, можно занять мелочь у соседей. Хорошенько перемешать кучу, затем засечь время и отобрать монеты одного номинала, – например, рублевые. Двадцать штук.

Автор этих строк подобный эксперимент ставил. Результат – около минуты. Если усложнить условия: оставить в кучке ровно двадцать рублевиков, не больше и не меньше, и отыскивать их при свете далеко стоящей свечи, так, что монеты надо подносить чуть ли не к носу для опознания, – время увеличится. До трех с небольшим минут.

То есть миссис Хокинс хватило бы с избытком двух минут, чтобы отсчитать свои десять монеток.

Что-то Хокинс нам недоговаривает, растягивая на несуразный срок сцену счета денег. О чем-то умалчивает.

Чтобы лучше понять, чем занимался Хокинс в тот вечер, надо вернуться назад. Вспомнить разговор Джима с Билли Бонсом, состоявшийся, когда штурман только-только пришел в себя после кровопускания, устроенного доктором Ливси.

* * *

Больной и ослабевший Билли Бонс, находясь фактически в полубреду, чуть ли не открытым текстом сообщает Джиму о своем пиратском прошлом и о сокровищах. Но Джим (по крайней мере в своем мемуаре) вновь изображает инфантильного подростка: ничего я, дескать, не понял, я маленький глупый мальчик…

А чтобы не казаться полным кретином, Джим очень урезал изложение своего разговора с Бонсом. И все-таки чуть недоглядел. Прокололся в одной детали. Вот что дословно говорит Билли:

«Я был первым штурманом… да, первым штурманом старого Флинта, и я один знаю, где находится то место. Он сам все мне передал в Саванне, когда лежал при смерти, вот как я теперь лежу. Видишь? Но ты ничего не делай, пока они не пришлют мне черную метку или пока ты снова не увидишь Черного Пса или моряка на одной ноге. Этого одноногого, Джим, остерегайся больше всего».

Смущает «видишь?», в оригинале «you see?» К чему это вопрос? Видит ли Хокинс, что Билли Бонс лежит в постели? Спрашивать про такое глупо, Джим дефектами зрения не страдает. Вопрос «видишь?» относится к первой части фразы: «Он сам всё мне передал в Саванне…»

Причем переведена фраза не совсем корректно. Бонс не говорит всё, он говорит «it» – передал это, или передал ее

Что – ее? Карту. Он передал мне ее, видишь? – говорит Бонс и показывает Хокинсу карту.

Зачем? А зачем Бонс говорит чуть позже: «Я разделю с тобой все пополам, даю тебе честное слово…»?

Бредит человек после сердечного приступа и кровопотери. И в бреду (вернее, в полубреду) показывает Джиму карту.

А юный Хокинс, святая простота, карту игнорирует. Это Джим-то, крайне любопытный молодой человек, обожающий подглядывать, подслушивать и разнюхивать, всюду совать свой нос…

Но карта отчего-то его не заинтересовала. Абсолютно. Его гораздо сильнее заинтересовала черная метка, о ней он и спрашивает. Билли Бонс объясняет, что это повестка, и впадает в забытье…

То есть слова штурмана про Флинта, про сокровища Хокинса не заинтересовали. И предложение поделить все пополам он проигнорировал, даже не спросил интереса ради: а что поделить-то? А уж карта и вовсе Джиму по барабану – эка невидаль, какой-то клочок бумажки с каким-то чертежиком… Вот черная метка – это да! Это круто!

Хорошо. Допустим, Джим туп как пробка и ничего не понял. Разузнал про свою ненаглядную метку и успокоился. Пусть так.

Но чем тогда объяснить такие его мысли: «Я смертельно боялся, чтобы капитан не пожалел о своей откровенности и не прикончил меня».

О какой откровенности? О том, что черная метка – это повестка? Смертельно опасная информация, что и говорить. Кто ее случайно узнает, трех дней не проживет…

Нет, складно врать Хокинс не умеет.

Хокинс боится не зря – всё он прекрасно понял в словах больного пирата. А что не понял, о том спросил. И карту рассмотрел весьма внимательно. Но рассказывать о том читателям своего мемуара не стал. Однако чуть позже не удержался, дал нам намек на то, что пакет с картой вскрывали совсем недавно.

Тетрадь Бонса и конверт с картой лежат в пакете, зашитом нитками. Конверт, кроме того, запечатан сургучом, причем в качестве печати использован наперсток. Когда Джим обыскивает тело мертвого Бонса, он находит в кармане и нитку, и иголку, и наперсток. То есть ровно те предметы, что были использованы для запечатывания и пакета, и конверта с картой.

Бандиты Пью, между прочим, ничего в карманах мертвого Бонса не находят. Совсем ничего. Игла, нитки и наперсток лежат в тот момент в кармане у Хокинса.

Интересен вот еще какой момент: Бонс, по нашей реконструкции, вел переговоры с Трелони. Но продолжить их не может по объективной причине, просто не способен выбраться на очередную встречу… Представляется, что штурман должен был послать весточку сквайру: так, мол и так, попал в сложную ситуацию, да тут еще всякая уголовная шпана за картой охотится… Выручай, дескать.

Кого он мог послать с просьбой о помощи? Только Джима, больше некого.

Но Джим нам ничего подобного не сообщает… Зато долго и подробно распинается о том, как Бонс умолял его о стаканчике рома, сулил золотую гинею… А он, Джим, ром принес, и даже от гинеи отказался, плевать, что старый пират изрядно задолжал заведению. Такой вот Джим Хокинс бессребреник.

А если все было чуть-чуть иначе? Если Джим золото взял, а просьбу – передать записку сквайру – не выполнил?

Тогда у него еще больше оснований бояться Бонса. Но боится-то Хокинс боится, да голову от страха не теряет. Внимательно наблюдает за штурманом и видит, что на поправку тот не идет, все больше слабеет. Джим играет в игру, которая кажется ему беспроигрышной: доктор надолго в отъезде, Бонс недееспособен, сквайр никогда сам в «Адмирал Бенбоу» не заявится, не по чину ему, богатому землевладельцу, шляться по дешевым кабакам (это он в Бристоле отрывается, пьянствуя с матросней, а здесь, в своей вотчине, надо держать марку).

И Джим Хокинс спокойно дожидается.

Чего?

Смерти Билли Бонса, надо полагать. И возможности без помех и риска завладеть картой.

Но судьба-злодейка спутала все карты Джиму: первым умер не Бонс, а Хокинс-старший. Да еще свалилась, как снег на голову, шайка разъяренных контрабандистов.

* * *

Итак, к сундуку покойного Бонса сын и мать пришли (еще до визита в деревню) с разными намерениями.

Миссис Хокинс интересовали деньги и только деньги, Джим хотел заполучить карту.

Что хотели, то и поимели, и тот, и другая. Миссис по меньшей мере ополовинила денежные активы старого пирата, Джим забрал пакет. Очевидно, сразу вскрыл, проверил содержимое, а потом снова запечатал, благо весь инструмент для этого оказался под рукой. Где Хокинс (а до того Бонс) взял сургуч, понятно, – на почту бежать не надо, дело происходит в трактире, и запечатанных сургучом бутылок здесь хватает.

Затем последовал поход в деревню, с которым мы уже разобрались, и возвращение в «Адмирал Бенбоу».

И тут возникает вопрос: а зачем миссис Хокинс потащилась обратно, если свои деньги она уже получила? Дожидаться бандитов? Охранять трактир в надежде, что помощь подоспеет раньше? Глупо… Если бандиты пожалуют первыми, свое имущество от них миссис Хокинс никак не защитит. Если раньше до «Бенбоу» доберется подмога, то угроза автоматически аннулируется. Лучше остаться в безопасной деревне – если прибудет помощь, вернуться можно за пять минут.

Есть подозрение, что именно так миссис Хокинс и поступила. Осталась, но не в деревенском трактире, а дома у кого-то из своих знакомых.

А Джим бессовестно врет, рассказывая обо всех действиях миссис Хокинс после ухода из трактира.

С тем, как миссис считала деньги, мы уже разобрались, – в этой сцене фальшиво все, начиная с сумки миссис Кроссли. Чем же миссис Хокинс, по версии Джима, занимается дальше? Она дожидается прихода слепого Пью, а после его ухода спорит с сыном. Вот как Хокинс передает этот спор:

«Но мать, несмотря на весь свой страх, не соглашалась взять ни одной монетой больше того, что ей следовало, и в то же время упрямо не желала взять меньше. Она говорила, что еще нет семи часов, что у нас уйма времени. Она знает свои права и никому не уступит их. Упорно спорила она со мной до тех пор, пока мы вдруг не услыхали протяжный тихий свист, раздавшийся где-то вдалеке, на холме.

Мы сразу перестали препираться.

– Я возьму то, что успела отсчитать, – сказала она, вскакивая на ноги.

– А я прихвачу и это для ровного счета, – сказал я, беря пачку завернутых в клеенку бумаг.

Через минуту мы уже ощупью спускались вниз. Свеча осталась у пустого сундука».

Нет, Хокинс врать решительно не умеет…

Половину своих денег – десять монет – миссис Хокинс уже отсчитала. Осталось еще десять. Как мы выяснили, отсчитать их можно за две минуты. Ладно, пусть за пять минут (не будем забывать про транквилизаторы). Сколько миссис Хокинс потратила на препирательство с сыном? Пять минут? Больше? Лучше бы деньги в это время считала…

Кроме того, и Хокинс, и его мать не глухонемые. Не языком жестов общаются. Что мешает спорить и одновременно доставать из мешка гинеи?

Дальше хуже.

Что за свист раздался за окном? Чуть позже мы видим, что слепой Пью поступил разумно и грамотно (единственный, пожалуй, раз за весь вечер) – выставил караульных, и те предупреждают свистом об опасности. Но сейчас-то никакой опасности нет… Непонятно.

Кстати, а почему этот свист вообще услышали в доме, если он раздался вдалеке, на холме, и был тихим? На дворе январь, окна все плотно зарыты, возможно заклеены на зиму, форточки тоже притворены, шторы опущены…

Зачем они оставили свечу у сундука и спускались ощупью? Чтобы споткнуться на неосвещенной лестнице и рассыпать монеты, с такими великими трудами отсчитанные? Чтобы подвернуть ногу и угодить в лапы бандитов?

Зачем Хокинс и его мать вышли через главный вход на освещенную луной дорогу? Наверняка в «Адмирале» имелся черный ход, выводящий в сторону берега… Ночью спрятаться в тени береговых скал легче легкого.

Вопросов много. Ответов нет. Вернее, ответ один – Хокинс этот эпизод почти полностью выдумал, и мать его в «Бенбоу» не возвращалась. Осталась в доме у своих деревенских знакомых.

Вернулся он один, скорее всего сказав матери, что идет в другое место. В деревенский трактир, например, дожидаться известий от доктора.

Зачем Хокинс вернулся в «Адмирал Бенбоу»? Были причины.

Главная причина – карта. Джим хорошо понимал, что очень скоро сквайр Трелони и доктор Ливси крайне озадачатся вопросом: а куда делся этот документ? И подозрения в первую очередь падут на Хокинсов.

Сам Хокинс, очевидно, вором себя не считал. Кое-какие права на карту у него имелись, хоть и весьма шаткие: Билли Бонс пообещал отдать половину сокровищ! Врал, понятное дело, но кого это сейчас волнует…

Однако сквайр и Ливси такие резоны даже слушать бы не стали. А уж у них возможностей испортить жизнь Хокинсу хватало с избытком… Отобрали бы карту и в придачу обеспечили мешок неприятностей.

Выход Хокинс придумал простой и изящный: перевести стрелки на контрабандистов. Билли Бонс был уверен, что Черный Пес и Пью добираются до его заветной карты – что мешает внушить ту же уверенность сквайру? Тут и записочка Бонса, адресованная сквайру и до сих пор лежащая у Джима, могла бы пригодиться, – ведь в ней сказано о прохиндеях, зарящихся на бумаги Флинта.

Что делать с картой дальше, Джим явно не знал. Не задумывался, не имел времени задуматься… Возможно, по зрелому размышлению отдал бы сквайру. Нашли, дескать, при уборке в трактире. Не вознаградите ли чем-нибудь?

Но тем вечером Джим действовал импульсивно. Без особых размышлений. В состоянии постоянного стресса. И зачастую совершал глупости…

* * *

Свалить пропажу карты на бандитов Пью – идея хорошая. Но имелся у нее один большой изъян. Пью дал Бонсу срок до десяти часов вечера, а за это время вполне могла прибыть помощь, вызванная жителями деревни, – и спугнуть всю шайку.

Тогда вновь возник бы закономерный вопрос: где бумаги Флинта? И кандидатов на роль похитителей означенных бумаг нашлось бы совсем немного: Джим Хокинс и его мать.

Поход в деревню, задуманный с целью получить алиби, теперь работал против матери и сына, – та же миссис Кроссли первой подтвердит: да, собирались пойти и вскрыть сундук, даже сумку у меня взяли!

Пакет с бумагами Флинта, надо полагать, к тому времени и так лежал в кармане у Джима. Достаточно сквайру сложить два и два, приказать слугам обыскать Хокинса… Припрятать пакет в каком-то укромном месте, – или в деревне, или даже на улице между деревней и трактиром? Искать надежный тайник нет времени, а положить под первый попавшийся камень – неоправданный риск.

Бандиты обязательно должны были заявиться в трактир до прихода подмоги. А если бы не заявились, надо было имитировать их визит.

Этим Хокинс и занялся. Вновь отпер сундук, вынул вещи из него, разбросал вокруг…

Затем услышал, как к трактиру подошел слепой Пью, и притих. Слепец подергал дверь, скорее всего что-то крикнул, адресованное Билли Бонсу. Ответа не дождался и ушел.

Хокинс торопливо завершил инсценировку. Изобразил еще кое-какой беспорядок – аккуратно, не нанося сам себе лишнего ущерба. Пару тарелок может и разбил, но часы наверняка трогать не стал, – вещь старинная, антикварная.

И вышел на дорогу, довольный собой и содеянным.

Загадочный эпизод с свечой, непонятно зачем оставленной наверху, сразу проясняется. Джим, незнакомый с тонкостями отношений Бонса, Пью и Черного Пса, поверил старому штурману: злодеи добираются до карты. Единственная освещенная комната наверху – знак, сразу же привлекающий внимание. Сюда, здесь сундук Бонса! Искать, мол, надо здесь, а не устраивать разгром и раздрай во всем доме.

Возможно, покинув «Бенбоу», Хокинс собирался вернуться к матери, предварительно в самом деле заглянув в деревенский трактир и поинтересовавшись новостями. Но тут он услышал тот самый тихий свист, раздавшийся вдалеке, на холме. Услышал именно потому, что был на улице, а не в доме. И Джим решил задержаться…

Дальнейшее в его мемуаре описано относительно правдиво – бандиты с большим энтузиазмом громили трактир. Вся разница с реальными событиями в том, что Пью не принуждал сообщников искать карту, а миссис Хокинс не лежала в канаве под мостиком.

Но зачем Джим Хокинс вообще на страницах своего мемуара заставил мать вернуться в «Адмирал Бенбоу», сочинив для этого эпизод, потрясающий нас количеством нелепостей и нестыковок на единицу текста?

Дело в том, что Хокинсу позарез нужен был свидетель. В своем одиноком визите в «Бенбоу» он совершил кое-что посерьезнее, чем хищение бумаг Флинта… И кто-то должен был подтвердить, что он этого не совершал. Хоть кто-нибудь, хотя бы родная мать.

Что же именно он сотворил?

Ответ будет дан в очередной реконструкции.

Реконструкция № 3. Смерть слепого Пью

Слезы туманили мой взор, потому что старый добрый «Бенбоу» погибал у меня на глазах…

– Бейте! Крушите! Разнесите к дьяволу весь дом! – кричал Пью, изо всех сил стуча палкой по дороге.

Казалось, он очень жалел, что сам не может принять участие в разрушении. Но разбойники и без него старались, как могли. Тяжелые удары гремели повсюду, и на первом этаже, и на втором. Со звоном вылетали наружу стекла, и осколки их блестели в лунном свете.

Потом из окон, уже выбитых, посыпались обломки разбитой мебели, внутри что-то упало со страшным грохотом, так что даже окрестные скалы откликнулись громким эхом. Я подумал, что злодеи обрушили барную стойку, и, как выяснился потом, не ошибся.

– Крушите, олухи, крушите! – бесновался на дороге слепой. – Что вы стесняетесь, как школяр в борделе?! Сравняйте с землей эту дыру!

Вновь послышался звон бьющегося стекла, но теперь звук был иной. Бандиты добрались до погреба, до вин, которые мой отец собирал много лет в надежде, что когда-нибудь в «Бенбоу» будут останавливаться настоящие джентльмены… Я прикусил губу, не чувствуя, что по подбородку сбегает струйка крови.

Из окна второго этажа высунулся человек. Голова его и плечи были хорошо видны при свете месяца. Он крикнул слепому нищему, стоявшему внизу на дороге:

– Эй, Пью, ломать больше нечего! Пора уходить!

– Как нечего? – проревел Пью и яростно замахнулся палкой. – Ломайте стены, дьявол вас раздери! Ломайте лестницы!

Именно в тот момент безотчетный ужас, который внушал мне страшный слепец с самого своего появления на дороге перед «Адмиралом Бенбоу», рассеялся без следа. Страха не осталось, лишь ненависть к человеку, разрушившему дом, где я родился и вырос.

Я достал из кармана пистолет, полученный в деревне, взвел курок и навел оружие на слепого. Ствол подрагивал, повторяя дрожь моей руки, но причиной тому стал не страх, а волнение. Все-таки я был юнцом и никогда не поднимал оружие на человека… Я укрепил ствол пистолета в развилке ракитового куста, за которым таился, и теперь ничто не могло помешать удачному выстрелу.

Уродливую фигуру нищего отлично освещал лунный свет, и промахнуться на таком расстоянии было невозможно.

И все-таки я не смог выстрелить… Сейчас, долгое время спустя, трудно судить о том, что стало тому истинной причиной. Возможно, я не рискнул избавить мир от одного из самых гнусных злодеев лишь потому, что боялся не успеть скрыться в темноте от его сообщников.

Вдали снова раздался тот самый свист, который я слышал, выйдя из трактира на дорогу. На этот раз он прозвучал дважды. Прежде я думал, что этим свистом слепой сзывает своих товарищей на штурм. Но теперь я заметил, что свист раздается со стороны холма, обращенного к деревушке, и догадался, что это сигнал, предупреждающий бандитов об опасности.

– Это Дэрк, – сказал один. – Слышите: он свистит два раза. Надо уходить, ребята.

– Уходить?! – крикнул Пью. – Закончите дело, олухи! Дэрк всегда был дурак и трус. Нечего слушать Дэрка. Поджигайте трактир! Где факелы, дьявол вас раздери?!

Но бандиты уже не слушали своего главаря… С холмов, со стороны деревушки, донесся топот скачущих лошадей. И это, похоже, стало полной неожиданностью для разбойников, они никак не ждали, что опасность приблизится столь быстро.

– Там конные, бежим! – крикнул кто-то.

Злодеи кинулись в разные стороны – одни к морю, по берегу бухты, другие вверх, по откосу холма. Через полминуты на дороге остался один Пью, сообщники позабыли о нем в паническом страхе, озабоченные лишь спасением своей шкуры.

Оставшись один, слепец в бешенстве стучал палкой и, протягивая руки, звал товарищей… Он метался по дороге в нескольких шагах от меня, приговаривая плачущим голосом:

– Джонни, Черный Пес, Дэрк… – Он называл и другие имена. – Ведь вы не кинете старого Пью, дорогие товарищи, ведь вы не оставите старого Пью!

Топот коней между тем приближался. Уже можно было различить пять или шесть всадников, озаренных луной. Они неслись во весь опор вниз по склону холма.

Тут слепой сообразил, что никто ему уже не поможет, а спастись самому нет ни времени, ни возможности.

– Будьте вы прокляты, зловонные псы! – вскричал Пью истошным голосом, который мне едва ли удастся позабыть.

Обезумев от ярости, он изо всех сил швырнул свою палку. На его и мою беду, она полетела прямо в ракитовый куст, служивший мне укрытием, сильно ударив меня по плечу. От неожиданности и боли палец мой дернулся, пистолет выстрелил с грохотом, ошеломившим и напугавшим меня.

Не знаю, попал ли я в старого Пью, скорее всего пуля пролетела мимо, – а содрогнулся слепец лишь от неожиданного выстрела, раздавшегося буквально над ухом. В следующий миг это потеряло всякое значение, потому что грудь коня, скакавшему впереди всех, опрокинула Пью на дорогу.

Верховой хотел спасти его, но было поздно. Отчаянный крик слепого, казалось, разорвал ночную тьму. Четыре копыта лошади смяли и раздавили его. Он упал на бок, медленно перевернулся навзничь и больше не двигался.

Я отшвырнул пистолет, выскочил из-за куста и окликнул верховых.

Комментарий к реконструкции № 3

В том варианте смерти Пью, что Джим Хокинс решился вынести на публику, вот что вызывает большие сомнения: зачем слепой полез под копыта?

У него ведь тонкий, изощренный слух: по его собственным словам, Пью слышит, «как муха пролетит». Слова слепой подтверждает делом – на слух определяет, где сидит Билли Бонс, и даже слышит, как тот пытается встать и как дрожат его пальцы, – а эти движения сопровождаются далеко не самыми громкими звуками…

Факт в общем-то хорошо известный – при потере зрения другие чувства у человека обостряются, чтобы как-то компенсировать утрату. Отчего же Пью не услышал, как лошадь грохочет копытами по дороге? А если услышал, зачем под нее полез?

Нет, понятно, ситуация для Пью стрессовая, но все же… Слух у него главный орган чувств, как зрение у остальных. Зрячий человек в стрессовой ситуации, как бы ни паниковал, лошадь все-таки заметит и под копыта не полезет. А Пью, способный услышать полет мухи, стук копыт не услышал и прямиком под них угодил. Странно…

Вторая странность в этом эпизоде – пистолетный выстрел как сигнал опасности. Как последний предупреждающий сигнал. Но зачем стрелять? Ведь те, кого стрелявший бандит предупреждал, прекрасно услышали до того свист. Более того, он стреляет в тот момент, когда уже всем слышен топот приближающихся лошадей!

Вокруг ночь, темнота… Кто едет, не понять. Может, полиция или таможенники, а может и нет, какие-то случайные всадники. А если даже приближаются стражи порядка, далеко не факт, что они спешат именно в «Адмирал Бенбоу». Может, проедут мимо… Так зачем стрелять, заведомо привлекая внимание? Не лучше ли рассредоточиться, залечь, пользуясь темнотой, – и посмотреть, не проедет ли полиция (если это полиция) мимо? А выстрел почти стопроцентная гарантия, что не проедет. Поинтересуется, кто стрелял и зачем.

Бандитам стрелять было абсолютно незачем, однако же многие слышали в ту ночь пистолетный выстрел, прогремевший у «Адмирала Бенбоу». Хокинс не может промолчать о нем и сообщает нам версию о сигнале тревоги, явно шитую белую нитками…

Третья неясность: куда делся заряженный пистолет, полученный Хокинсом в деревне? Он его взял – и тут же пистолет загадочным образом испарился. Нигде в тексте больше не упоминается. Куда он исчез? Оставить его в трактире или в другом месте Хокинс не мог – опасность столкнуться с бандитами лицом к лицу остается до самого конца, до появления таможенников. Глупо расставаться в такой ситуации с мощным средством самообороны.

Выронил? Так из окон Джим не выпрыгивал, через заборы не лазал… Сами по себе пистолеты из карманов не выпадают. Позже, при захвате «Испаньолы», Хокинс исполнял довольно-таки акробатические трюки, но два пистолета в его карманах остались целы и невредимы.

Про пистолет Джим молчит преднамеренно… Про то, как получил его, написал, – слишком много тому было свидетелей. А потом перестал упоминать оружие, лежавшее в его кармане, – в надежде, что читатели, отвлеченные каскадом приключений, напрочь позабудут про пистолет. Но мы ничего не забыли…

И если свести эти странности вместе, вот что получается:

– в ночи звучит выстрел, сделанный якобы бандитом, который, однако, не имел даже малейших резонов для стрельбы;

– в кармане у Хокинса лежит пистолет, про который он упорно не желает вспоминать в свое мемуаре;

– на дороге лежит труп Пью, якобы попавшего под лошадь, – хотя слепой не мог не слышать своим изощренным слухом грохот копыт.

Самое смешное, что приведенной выше реконструкции нельзя верить… Она реконструирует не события – лишь то, как врал бы о них Хокинс, если бы его прихватили с дымящимся пистолетом в руках не таможенники, а люди, никак не связанные со сквайром Трелони.

А дело было так: слепого Пью застрелил Хокинс, не случайно, вполне осознанно и преднамеренно. Отчасти из мести за разгром «Адмирала Бенбоу», но лишь отчасти. Когда всадники приближались, а Пью беспомощно метался по дороге совсем рядом с Хокинсом, тот вдруг понял: сейчас этого слепого придурка поймают, убежать он не сумеет. И все старания тут же станут напрасными. Пью, взятый в оборот, признает организацию погрома в «Адмирале Бенбоу», благо виселица за это не грозит, но будет всячески отрицать свой интерес к карте и в конце концов убедит сквайра и доктора. И снова на повестке дня возникнет вопрос: так кто же крысятничал в сундуке Билли Бонса?

Хокинс выстрелил – импульсивно, практически не раздумывая. И попал. Убил ли он Пью наповал, или окончательную точку в карьере слепого поставили конские копыта, не столь важно.

Главное, что Хокинс попал. И в прямом смысле, и в переносном…

Сообразил это Джим очень быстро.

Глава десятая

Рискованная игра молодого Хокинса (окончание)

Джим очень быстро понял, в какой ловушке он оказался – загнанный в нее отчасти силой обстоятельств, отчасти собственными непродуманными действиями.

От «Адмирала Бенбоу» остались по большому счету лишь стены, а иных источников дохода Хокинсы не имели. Деньги, взятые из сундука Бонса, понесенный ущерб компенсировать никоим образом не могли.

А еще на дороге лежал труп человека, застреленного из пистолета, который Хокинсу одолжили при свидетелях. Не вернуть пистолет – возникнет масса вопросов. Вернуть разряженный, с нагаром в стволе, – вопросов возникнет еще больше. Вновь зарядить пистолет, а роковой выстрел приписать бандитам? Но где раздобыть среди ночи порох и пули? Нет ни времени, ни возможности, таможенники вот-вот вернутся с берега…

Хуже того, убитый Пью никак внешним обликом не напоминал главаря бандитов. Слепой нищий, бродящий по дорогам и живущий подаянием. Не самая достойная профессия, надо признать, но тем не менее охоту на нищих из огнестрельного оружия английские законы не приветствовали.

Даже байку о самообороне не сочинить, какая еще оборона от беспомощного слепца…

Единственный козырь, оставшийся на руках, – бумаги Флинта.

Но правильно распорядиться этим козырем неимоверно трудно… Доктор Ливси и сквайр едва ли окажутся склонны признать Хокинса за наследника Бонса. Скорее посчитают такими наследниками себя, именно они вели дела со старым штурманом, затевая далеко не законный бизнес по изъятию награбленных сокровищ. А в бизнесе такого сорта выжившие компаньоны наследуют все дело.

На какие-то существенные бонусы от сквайра и доктора за возвращение карты Хокинс при таком раскладе не мог рассчитывать. Возможно, его шалости с пистолетом на ночной дороге спустили бы на тормозах. Возможно, выплатили бы какое-то вознаграждение, небольшое, в качестве платы за молчание.

Потребовал бы большего – тут же очутился бы за решеткой. Даже будь Джим чист и невинен, как младенец, сквайр сумел бы отыскать в своих владениях кучу свидетелей его преступлений. А судья Ливси обеспечил бы приговор. К тому же, надо признать, чистотой и невинностью Хокинс-младший далеко уступал младенцам.

Короче говоря, рассчитывать на статус компаньона и на долю в сокровищах было глупо. С какой стати? Кто такой этот Хокинс?

…Джим прошел в разгромленный «Бенбоу», стараясь не смотреть по сторонам. Вновь вскрыл пакет, долго разглядывал карту, запоминая, заучивая наизусть все записи. Неожиданно в голову пришла идея – рискованная, дерзкая, но способная спасти проигранную партию…

Когда на дороге зазвучали голоса таможенников, пакет с бумагами Флинта уже принял первоначальный вид.

* * *

Надо отдать должное Джиму Хокинсу – игру он затеял отчаянно рискованную, по самым высоким ставкам. И сумел-таки придумать неожиданный ход и выиграть.

Игра проходила в усадьбе сквайра, за закрытыми дверями. Ход ее восстановить весьма трудно: все, что написал Джим Хокинс о своем ночном разговоре со сквайром и доктором, представляет из себя адскую смесь из правды и лжи, в которой очень трудно отличить одно от другого…

Несомненно одно: Джим действительно сразу объявил, что бумаги Флинта у него. Иначе с ним попросту не стали бы разговаривать. Поблагодарили бы за рассказ, да и выпроводили бы вместе с таможенником Дансом. Ну, может кружку пива бы еще накатили и тарелку паштета на закуску, заслужил. Но Хокинс остается в качестве полноправного участника переговоров.

Несомненно и другое: рассказ о том, как было принято решение отправиться за сокровищами, лжив чуть менее чем полностью. Детский сад какой-то, право слово. Вы слышали о Флинте? О да, кто же о нем не слышал! Он был богат? О да, богат, очень богат! А вот тут у нас карта, инициалами Флинта подписанная, и на ней про зарытое золото написано, – может съездим, отроем? О да, бегу снаряжать корабль!

Хокинс в своем мемуаре заставляет сквайра вести этот диалог на повышенных тонах, почти каждую свою реплику Трелони выкрикивает. Лишние эмоции отчасти объясняются употребленным в тот вечер спиртным, но в основном призваны замаскировать нелепость его слов…

Ничего не сказано о самом главном – как будут разделены сокровища. Ни слова о том, на каких правах участвует в деле Ливси. Взнос сквайра – снаряженный корабль, взнос Хокинса – карта. А доктор, получается, при таком раскладе не партнер, а халявщик. С какой радости делиться с ним сокровищами?

Весь разговор – большая куча лжи, в которой поблескивают крупицы правды.

Чтобы попытаться реконструировать истинный ход переговоров, зайдем с конца и взглянем на их результаты.

А они следующие: Ливси, Хокинс и Трелони – главные акционеры предприятия. Первоначальные расходы оплачивает сквайр, но в нашей версии деньги не совсем его, деньгами он пользуется с разрешения Ливси, представляющего интересы настоящего владельца. То есть первоначальное финансирование осуществляет не только сквайр, а сквайр и Ливси. Взнос Хокинса – карта, фактическим владельцем которой он стал.

В какой пропорции предполагалось поделить клад, уже не установить. (Да и не столь это важно, как мы увидим позже, на острове все прежние договоренности рухнут и будут заключены новые.) Но можно допустить, что старые долги перед якобитами сквайр должен был покрыть из своей доли. Растрачивал-то сам, без участия Ливси и Хокинса…

Гарантии для договаривающихся сторон проработаны очень грамотно. Хокинс, дабы не проболтался и не затеял новый тур собственной игры, сидит фактически под арестом в усадьбе сквайра. Том Редрут, выполняющий роль тюремщика, ведет себя с подопечным крайне жестко (к этой теме мы еще вернемся).

Но и у Джима есть гарантия, что сквайр не уплывет на «Испаньоле», оставив его куковать в усадьбе. Пока сквайр снаряжает корабль и готовится к отплытию, Джим занимается вот чем:

«А я жил в усадьбе под присмотром старого егеря Редрута, почти как пленник, мечтая о неведомых островах и морских приключениях. Много часов провел я над картой и выучил ее наизусть. Сидя у огня в комнате домоправителя, я в мечтах своих подплывал к острову с различных сторон. Я исследовал каждый его вершок, тысячи раз взбирался на высокий холм, названный Подзорной Трубой, и любовался оттуда удивительным, постоянно меняющимся видом».

То есть карта не у сквайра в Бристоле, и не у доктора Ливси, – карта осталась у Хокинса. Он живет в усадьбе как пленник, но карту из рук не выпускает. У Трелони вот-вот будет готов корабль, но без Хокинса – без карты – отплывать не имеет смысла.

Если это не система продуманных взаимных гарантий, то что же?

(Попутно обратим внимание на крайне важный момент: «провел много часов над картой и выучил ее наизусть». Это ведь не просто лишняя гарантия для Хокинса. Знание карты наизусть, способность набросать по памяти пусть не карту, но хотя бы приблизительную схему, способную привести к сокровищам, – фактор, многое меняющий в понимании противостояния, развернувшегося позже на острове.)

И еще один дополнительный бонус выторговал Хокинс: сквайр Трелони за свой счет полностью восстановил «Адмирал Бенбоу». То есть даже при неудаче экспедиции голодная смерть Хокинсам не грозит.

Но был ли восстановлен «Бенбоу» во второй своей ипостаси? Заработал ли снова как перевалочная база контрабандистов? Есть основания полагать, что заработал. Сквайр посадил в трактир своего человека, Хокинс называет его мальчиком, своим ровесником. Учитывая, как вольно Джим трактует слово «мальчик», логично предположить, что на деле это скорее молодой человек… Не будем вдаваться в анализ того, чем этот молодой человек занимался в трактире, просто отметим еще раз: устроил его на эту должность именно сквайр. Хотя логичнее было бы предоставить миссис Хокинс право самой подобрать помощника в деревне.

Шайка слепого Пью после гибели главаря едва ли продолжила прежнюю деятельность, – никто там на роль организатора не годился, даже Черный Пес, чересчур вспыльчивый и хватающийся за оружие по любому поводу. Однако другие контрабандисты вполне могли использовать налаженный канал и удобную стоянку в Киттовой Дыре.

Но вернемся к достигнутым договоренностям.

А что же доктор Ливси? Какие он получил гарантии?

Ему дополнительные гарантии не нужны. Он сам себе гарантия. Ливси ведь выступает не самостоятельно, а представляет очень грозную силу – якобитов. Те контролируют северную часть страны, имеют там многочисленную армию, а в районах, подконтрольных королю Георгу, активно действуют якобитские шпионы и эмиссары. При этом якобиты законами не связаны, терять им нечего, – они и без того все потенциальные висельники, объявленные вне закона.

Это не шайка бедолаги Пью, ссориться с такими людьми и пытаться их обмануть мог лишь человек, осознанно стремящийся к суициду.

Вот такой получился итоговый расклад в результате ночного разговора в усадьбе сквайра…

Теперь попробуем понять, как стороны к нему пришли.

* * *

Сочиняя свой мемуар, Хокинс и сам иногда чувствует фальшь. По крайней мере он попытался хотя бы намеками объяснить нам участие в поисках сокровищ доктора Ливси, ничего не внесшего в предприятие.

Если верить Хокинсу, он первым делом вручил бумаги Флинта доктору: «Доктор осмотрел пакет со всех сторон. По-видимому, ему не терпелось вскрыть его. Но он пересилил себя и спокойно положил пакет в карман».

А затем доктор начинает разговор со сквайром, упирая на то, что документы сейчас находятся именно у него, у Ливси:

«– Мы скоро узнаем, ради чего они рисковали шкурой, – ответил доктор. – Вы так горячитесь, что не даете мне слова сказать. Вот что я хотел бы выяснить: предположим, здесь, у меня в кармане, находится ключ, с помощью которого можно узнать, где Флинт спрятал свои сокровища. Велики ли эти сокровища?

– Велики ли, сэр! – закричал сквайр. – Так слушайте! Если только действительно в наших руках находится ключ, о котором вы говорите, я немедленно в бристольских доках снаряжаю подходящее судно, беру с собой вас и Хокинса и еду добывать это сокровище, хотя бы нам пришлось искать его целый год!

– Отлично, – сказал доктор. – В таком случае, если Джим согласен, давайте вскроем пакет».

Тонко играют джентльмены со словами и смыслами… Местоимениями жонглируют – залюбуешься. Доктор: у меня в кармане! Сквайр: не-е-ет, батенька, в наших руках!

Смысл последних слов сквайра: «хотя бы нам пришлось искать его целый год», – портит дурной перевод, на самом деле Трелони сказал: and I′ll have the treasure if I search a year, – я получу сокровище, если даже я буду искать год.

Я, я, я… Я снаряжу, я буду искать, я получу сокровище… Доктор тут же мягко напоминает о Джиме: мол, если тот согласен, давайте вскроем пакет.

А что же Джим? Молчит. Свое согласие на вскрытие пакета никак не демонстрирует. Но доктор пакет тут же вскрывает.

Красивая сцена, полная тонких смыслов… Возможно, истине она соответствует лишь отчасти, но Хокинс передает нам главное: как проходили переговоры на их начальном этапе. По-джентльменски, без прямых угроз и хватания друг друга за грудки. Все завуалировано, на полутонах и намеках…

Вопрос: мог ли Джим Хокинс поддерживать беседу на таком уровне? Может быть, не доктор Ливси, а сам Джим вел эту изящную словесную игру? Может, это он намекал сквайру на свой карман и ничего не передавал Ливси в начале разговора? Доктору, если он и в самом деле держал сквайра за горло (вернее, за кошелек) такая эквилибристика вроде бы ни к чему…

Вопрос сложный. Мы ничего не знаем толком о происхождении Хокинса – может быть, его родители были достаточно образованные люди, принужденные жизненными обстоятельствами заняться трактирным промыслом. Гораздо позже о том же говорит Джон Сильвер: «Хокинс, можешь ты мне дать честное слово юного джентльмена, – потому что ты джентльмен, хотя родители твои люди бедные…»

Но по зрелому размышлению стоит отказаться от образа Хокинса, плетущего изящные словесные кружева. И Сильвер тут не свидетель – откуда он мог знать Хокинсов-старших? Джим рос при трактире, толкового образования не получил, и вести наполненный тонкими намеками разговор не мог, не умел.

Хокинс скромно сидел за столиком и поедал выданный от щедрот сквайра голубиный паштет. Подкреплялся и терпеливо ждал, когда придет время сделать единственный ход, ведущий к выигрышу всей партии.

А потом сделал его.

Вот тут-то сквайр и заорал во весь голос… Вот тут-то он и шандарахнул трубкой по каминной решетке…

Хокинс явно лукавит, когда утверждает, что момент с криком и разбитой трубкой имел место чуть раньше, – во время рассказа о том, как он с матерью возвращался в «Адмирал Бенбоу». Нет в том рассказе особых причин для того, чтобы сквайр испытал сильное нервное потрясение. А сквайр потрясен, сомнений нет.

Возможно, дикий крик Трелони слышали не только слуги в доме – неизвестно, на каком расстоянии от прочих жилых домов находилась усадьба. Но слуги слышали точно… Они же, слуги, наверняка собирали осколки трубки с пола и выметали из камина – откуда богатому джентльмену знать, где хранится в его доме совок с веником?

Повод для пересудов появился, умолчать об инциденте нельзя. И Хокинс достаточно небрежно мотивирует взрыв эмоций сквайра.

Отчего же Трелони вышел из себя?

Думается, дело происходило так.

Джентльмены с любопытством изучают тетрадь Билли Бонса, еще раз убеждаясь: пиратом тот был самым настоящим, вот и длинный список потопленных кораблей, – дело пахнет вполне реальным золотом. Хокинс скромно сидит в уголке, давится паштетом.

Джентльмены добираются до карты – они ее в нашей версии, возможно, уже видели, но мельком, в руках Бонса. А сейчас изучают внимательно, жадно читают надписи о зарытом золоте, серебре, оружии… Запах сокровищ кружит джентльменам головы. Хокинс ест свой паштет.

Про Джима джентльмены уже позабыли… Нет, они его не обидят, они ж джентльмены… На остров с собой не возьмут, но тысчонку гиней отстегнут по возвращении, не меньше, – огромные деньги для деревенщины, для парня из трактира. Как сказал О. Бендер в аналогичной ситуации: зачем вам столько денег, Киса? У вас же совсем нет фантазии!

И тут джентльмены замечают катастрофичную для себя вещь: на карте острова нет его координат! Вертят бумагу так и сяк – нет! Какой облом… Можно полжизни плавать по морям-океанам, разыскивая остров, похожий на изображенный, – и не найти.

Что могли сделать джентльмены в такой ситуации? Сквайр наверняка накатил стаканчик чего-то крепкого, это вполне в его характере. А Ливси еще раз осмотрел карту, крайне внимательно. И обнаружил интересную деталь: все края бумаги слегка обтрепаны (Бонс не раз доставал карту из конверта и запечатывал обратно), кроме одного, верхнего, – тот ровненький, словно сегодня обрезан.

И вот тут в игру вступил позабытый джентльменами Хокинс. Он отставил тарелку. Отложил вилку. Выплюнул недожеванный паштет. После чего заявил попросту, без намеков-экивоков: обрезание карте учинил он, Джим. Сегодня. Ножом Билли Бонса. Полоску бумаги с координатами спалил на свечке, предварительно заучив цифры наизусть.

Шах и мат одним ходом.

Было отчего сквайру заорать и раскокать любимую трубку…

Пираты, надо думать, в такой ситуации не растерялись бы. Быстренько вытянули бы из Джима координаты – вместе с кровью, жилами, кишками…

Но Ливси и сквайр – джентльмены. Им воспитание не позволяет заниматься пытками. Да и умения нужны в этом деле, недаром заплечных дел мастера долго в подмастерьях ходили, навыки допросов третьей степени перенимая. Если не сходя с места запихать ноги Хокинса в камин – он, возможно, выложит заветные цифры. Но может раньше умереть от болевого шока, разбудив всю округу предсмертным воплем.

В общем, джентльмены до силовых методов получения информации не опустились. Начались переговоры, деловые и серьезные. Хокинс о них полностью умолчал, но достигнутые результаты говорят сами за себя…

Мы уже упоминали о том, что имена персонажи нашей истории носят далеко не случайные, и подтвердили этот тезис именем Бена Ганна. С Хокинсом та же история. Джим – уменьшительная форма имени Джеймс, Иаков. Библейский Иаков славился своей хитростью и склонностью к жульническим трюкам, и однажды обхитрил слепого отца и простоватого брата, выманив за чечевичную похлебку право на наследство. Аллюзия с наследством Флинта очевидна, но наш Джим даже хитрее библейского тезки: он не только прочно прописался среди концессионеров-кладоискателей, но и чечевичную похлебку (голубиный паштет) сам стрескал!

Ах да, мы ведь совсем забыли о еще одном бонусе, полученном Джимом в придачу к прочим: застреленный слепец Пью был объявлен погибшим в ДТП. Погибшим по собственной вине, в результате несоблюдения правил дорожного движения.

Глава одиннадцатая

Чужой среди своих или Дело о пропавшем слуге

Подготовка к экспедиции, как известно, продлилась дольше, чем планировал сквайр Трелони, – растянулась на два месяца. Последствий у задержки оказалось несколько.

Во-первых, Джим Хокинс осатанел от заточения в усадьбе сквайра и возненавидел своего тюремщика, старого егеря Тома Редрута. Егерь платил Джиму полной взаимностью.

Подробности их взаимоотношений Хокинс не раскрывает, и причины того станут ясны в последующих главах. Но проскальзывающие в тексте намеки однозначно указывают: Джим и Редрут были на ножах.

«Всем сердцем презирал я старого Тома Редрута», – сообщает нам Джим. Презирал, но не только… Когда эта парочка ехала в Бристоль, Хокинс уснул в дилижансе. Вот как произошло пробуждение:

«Меня разбудил удар в бок. Я открыл глаза. Мы стояли перед большим зданием на городской улице. Уже давно рассвело.

– Где мы? – спросил я.

– В Бристоле, – ответил Том. – Вылезай».

Добрейшей души человек этот Редрут! Будит Джима не словами, не похлопыванием по плечу, не толчком даже, – ударом! И, как вертухай заключенному: вылезай!

Пожалуй, Том Редрут мог заслужить не только презрение Джима. Но и куда более сильные чувства…

Второе следствие задержки с отплытием – между сквайром и доктором Ливси пробежала черная кошка.

Создается впечатление, что сквайр, имей он такую возможность, вообще уплыл бы лишь с Хокинсом, оставив Ливси на берегу!

Судите сами: доктор, по версии Хокинса, провел эти два месяца в Лондоне. Искал, дескать, все это время человека, способного заменить его на врачебном поприще. Но почему в Лондоне? Ливси – единственный врач в округе? Поблизости нет ни одного практикующего медика, желающего увеличить число пациентов и свои доходы? Допустим, так и есть: округа малонаселенная, медики в дефиците.

Но как, интересно, Ливси занимался в Лондоне поисками целых два месяца? Бродил по улицам с плакатом на груди: «Продам (сдам в аренду) врачебную практику»? Газеты в те времена уже выходили регулярно, объявления в них публиковались. Напечатай свое предложение – и жди дома писем с ответами, лечи людей…

Продажа практики – предлог, и уезжал Ливси скорее всего по своим тайным якобитским делам. Может действительно прожил два месяца в Лондоне, может успел съездить в Шотландию, к принцу Чарли.

Как бы то ни было, эти два месяца Ливси отсутствовал и своем доме, и в Бристоле, где сквайр снаряжал «Испаньолу».

И вот подготовка закончена, сквайр одновременно пишет два письма своим компаньонам, в Лондон – Ливси, в усадьбу – Хокинсу и Ливси (на случай, если последний успел вернуться). Содержание писем одинаково: все готово, дескать, пора отплывать. Хокинс, получив письмо, выезжает через сутки, – провел день у матери, там же, в «Бенбоу», заночевал (все под присмотром Редрута).

Но вот что любопытно – прибыв в Бристоль, Хокинс немедленно слышит от сквайра, что Ливси уже здесь. Приехал накануне. И тут же, буквально назавтра, вся компания отплывает.

На первый взгляд все кажется правильным и логичным – Ливси в «Бенбоу» не ходил, с матерью не прощался, оттого и прибыл на день раньше. Но так кажется, только если не учитывать фактор расстояний. И скоростей, с которыми эти расстояния преодолевались в восемнадцатом веке. А люди (и письма) путешествовали в те времена очень неторопливо.

Какое расстояние отделяет «Адмирал Бенбоу» от Бристоля? В точности неизвестно, но Хокинс упоминает моряков с котомками, бредущих по дороге в Бристоль. Значит, не так уж далеко. Допустим, километров сорок – как раз моряку с котомкой на день ходьбы с отдыхом. Но почтовый дилижанс тащится в Бристоль целую ночь – заезжает во все городки и деревушки, лежащие на пути, выгружает почту, загружает почту, высаживает и забирает пассажиров… Надо понимать, письмо сквайра добралось до усадьбы с той же скоростью. За ночь. Или за день.

Но Лондон-то значительно дальше от Бристоля! До Лондона двести верст по тракту! Туда почта с такой скоростью двое суток добиралась бы, не меньше. Но и это не конец истории. В деревушке адресатов немного, письмо попало в усадьбу сквайра практически сразу по прибытии. А Лондон город большой, поток корреспонденции огромный, пока еще почту рассортировали, пока еще письмо доставили с почтамта в почтовый ящик Ливси… Прошел еще день, а то и сутки.

Как Ливси при таких вводных умудрился опередить Хокинса на день?

Вариант номер один: доктор, получив письмо, тут же выехал не дилижансом, а более скоростным транспортом. Поскакал во весь опор, как мушкетеры Дюма за подвесками королевы. Загоняя лошадей и не жалея собственный зад. В чем причина такой спешки? Не доверял сквайру? Опасался, что тот уплывет без него?

Вариант номер два: ехал Ливси с нормальной скоростью, но выехал до получения письма. Имел, допустим, надежного информатора в Бристольском порту, получил от того весточку: подготовка «Испаньолы» завершается, – и выехал. Вопросы этот вариант вызывает точно те же: Ливси не доверял сквайру? Опасался, что тот уплывет без него?

Похоже, не доверял. Похоже, опасался.

О причинах размолвки между двумя уважаемыми джентльменами чуть позже, а сейчас займемся занимательной арифметикой. Попробуем сосчитать слуг сквайра Трелони, отправившихся с ним на «Испаньоле».

* * *

Недаром говорится, что капитан на корабле – первый после Бога. А поскольку Бог далеко, высоко и едва ли снизойдет на шканцы, то капитан первый и главный без всяких оговорок. Власть у капитана единоличная, приказы его не обсуждаются. Но и ответственность за все капитан несет сам – за судно, за его груз и пассажиров. И естественно, капитан лучше чем кто-либо знает, что и кто имеется у него на борту…

А теперь вопрос: знал ли Александр Смоллетт, капитан «Испаньолы», скольких пассажиров принял он на борт в порту Бристоля?

Вот что он говорит за день до отплытия сквайру:

«…Вы взяли с собой четверых слуг. Кого-то из них, как мне сказали, тоже хотят поместить в носовой части. Почему не устроить им койки возле вашей каюты?»

Четверых слуг взял с собой Трелони… Запомним эту цифру. Но вот на горизонте показался Остров Сокровищ, получено известие о готовящемся мятеже, и капитан заявляет по этому поводу совсем другое:

«– Мне кажется, мы можем положиться на ваших слуг, мистер Трелони?

– Как на меня самого, – заявил сквайр.

– Их трое, – сказал капитан. – Да мы трое, да Хокинс – вот уже семь человек».

Оп… Слуг уже всего трое. Куда делся четвертый слуга? – ломают голову читатели. Умер в пути? Купался и был съеден акулой? Или капитан слаб в арифметике и не смог сосчитать слуг хотя бы по головам?

Заглянем в английский оригинал – вдруг переводчик напутал с числительными?

В оригинальном тексте капитан использует разные термины: в первом случае own people – можно перевести как «слуги», а можно как «свои люди». Во втором пассаже капитана звучит другое выражение: home servants, – однозначно переводимое как «слуги», даже «домашние слуги».

Ура, пропавший слуга нашелся… Но тут же встает другой вопрос: а кто в таком случае у сквайра считается «своими людьми»? Трелони берет с собой на борт еще пятерых пассажиров – это трое слуг, Ливси и Хокинс. «Своих людей» среди них четверо. Кто лишний? Кто чужой?

Капитан говорит о четверых спутниках Трелони до того, как все пассажиры поднялись на борт. Его информация основывается на каких-то словах сквайра, сказанных ранее. Значит, сквайр планировал взять с собой не пятерых, а четверых людей, помимо себя и экипажа? Значит, да. И кто же должен был остаться на берегу?

Кто-то из троицы слуг? Нет. Сквайр для них высшее начальство, решил бы кого-то оставить на берегу, – так и поступил бы, не слушая возражений.

Хокинс? Нет. У Хокинса карта и лишь он знает точные координаты острова, без него не уплыть. (На самом деле координаты – секрет, известный даже попугаю Сильвера, но сквайр-то услышит о том лишь за день до отплытия.)

Методом исключения получается, что на берегу должен был остаться доктор Ливси. И не остался лишь потому, что подстраховался, прибыл значительно раньше, чем рассчитывал Трелони.

Самое смешное, что капитан, не подозревая о подоплеке событий, говорит о четверых спутниках сквайра в присутствии доктора.

Ливси считать до пяти умел и наверняка сделал соответствующие выводы.

* * *

В чем же причина столь резкого разлада между компаньонами? Почему сквайр за каких-то два месяца кардинально изменил свое отношение к Ливси? Возможно, он и раньше недолюбливал доктора, но проявлять чувства себе не позволял.

Причина внешняя, политическая.

Если в январе ситуация на Британских островах застыла в неустойчивом равновесии, то в марте чаша весов неудержимо клонилась в сторону победы ганноверской династии.

Принц Чарли, грубо говоря, бездарно профукал последний в истории шанс Стюартов. Зимнюю передышку в боевых действиях якобиты использовать к собственной выгоде не сумели: ни Ирландия, ни Уэльс восстаниями так и не полыхнули, колебавшиеся английские тори не взялись за оружие.

Ганноверцы, напротив, грамотно воспользовались тайм-аутом. Армия герцога Кумберлендского, тоже стоявшая на зимних квартирах, постоянно пополнялась подкреплениями, прибывавшими с дальних фронтов. Якобитских агентов в тылу активно ловили и вешали, колеблющихся убеждали и подкупали.

К весне стало ясно – принц Чарли свои силы сколько-либо заметно увеличить не сумел, королевские же возросли многократно. Новый поход на Лондон якобиты затеять уже не рискнули бы, могли лишь обороняться в своей Шотландии. А оборона, как известно, – смерть любого вооруженного восстания.

Разгром мятежников стал исключительно вопросом времени… К марту колебавшиеся английские тори осознали это окончательно – и дружно, толпами, бросились демонстрировать преданность королю Георгу.

Соответственно, для Трелони финансовая поддержка мятежников перестала быть выгодной инвестицией, способной принести огромные дивиденды при смене династии. Помощь якобитам превратилась в дорожку, ведущую к помосту виселицы…

Открыто восстать против Ливси сквайр в такой ситуации не рискнул. Дело якобитов в перспективе проиграно, но факт окончательного разгрома еще не свершился. А раненый зверь вдвойне опаснее.

Но можно было сыграть с доктором злую шутку и оставить его на берегу, написав в качестве оправдания письмо, заведомо опаздывающее к адресату… Дескать, я тебе писал, но ты так и не появился, пришлось нам с Хокинсом плыть вдвоем. Не исключено, что оправдываться по возвращению не пришлось бы. Ливси к тому времени вполне мог сидеть за решеткой, дожидаясь суда и казни. Мог сбежать, вновь эмигрировать во Францию.

Но Ливси перехитрил сквайра и оказался на борту «Испаньолы». Доктор ведь тоже не вчера родился и понимал, чем оборачивается дело восстановления династии Стюартов. Оказаться в момент окончательного краха подальше от Англии, в южных морях, представлялось ему разумным вариантом. Не говоря уж о сокровищах, способных весьма скрасить унылую эмигрантскую жизнь.

На беду доктора, сквайр Трелони уже мысленно вычеркнул его из числа пайщиков концессии. И поездка на остров стала для Ливси крайне рискованным предприятием, даже если не учитывать опасность, исходящую от шайки Сильвера.

Кстати, о шайке… О грозных пиратах Флинта…

Так ли они грозны?

И существовала ли вообще эта шайка?

* * *

Хокинс убеждает нас старательно: уцелевшие пираты из команды Флинта объединились, организовались в некую криминальную структуру под началом бывшего квотермастера Сильвера – именно эта шайка головорезов несет ответственность за все убийства и бесчинства, происходившие во время рейса «Испаньолы».

Но попробуем взглянуть на ситуацию с другой стороны, глазами Сильвера…

Итак, капитан Флинт умирает в Саванне. Билли Бонс захватывает карту и ударяется в бега. Причем сбегает за океан, в Англию.

Почему бывший штурман решил покинуть Новый Свет, в принципе ясно. Если Флинт много лет разбойничал на морских путях, хоть кто-то из свидетелей его разбоев наверняка уцелел. И розыскные листы с описаниями примет капитана и наиболее одиозных членов шайки могли широко разойтись по колониям. Билли Бонс, с его приметным шрамом во всю щеку, рисковать не хотел и уехал в Англию, благо деньги на переезд имелись.

У остальных пиратов произошел раскол. Кто-то настаивал на немедленной погоне, едва стало известно, что штурман взошел на борт корабля, отплывшего из Саваннского порта в Англию.

Другие, как Бен Ганн, считали погоню за Бонсом и картой пустой тратой времени. Едва ли Бен в одиночку откололся от коллектива и завербовался на другой корабль. Такой индивидуализм немедленно вызвал бы подозрения: всем нужны сокровища, а тебе нет?! Ну-ка колись, что затеял, сука!

Допустим, что отколовшихся было несколько. Все ли они рассчитывали добраться до острова самостоятельно и найти сокровища без карты? Неизвестно. Бен Ганн по крайней мере рассчитывал – с трудом верится, что его новый корабль оказался у Острова Сокровищ так уж случайно. Ганн мог вбросить информацию о золоте Флинта значительно раньше, заинтересовав новых своих сотоварищей, а уж те надавили на капитана, чтобы изменил курс.

Между прочим, правильным оказался расчет простодушного Бена Ганна, а не умного и хитрого Сильвера. Бен первым очутился на острове и сумел-таки отыскать золото без карты. Правда, заплатил за то тремя годами одиночества и особой выгоды из находки не извлек, но это вопрос отдельный.

А что остальные? Они пустились в погоню за Бонсом. Едва ли на старом «Морже» – чересчур уж известное судно. Да и курс прокладывать некому, капитан умер, штурман в бегах.

Возможно, пираты переправлялись через океан партиями, нанимаясь на суда, идущие в Англию. Возможно, поехали пассажирами, скинувшись и зафрахтовав какое-то суденышко, – на тот момент все они еще были при деньгах.

Как бы то ни было, шайка Флинта за вычетом Ганна и прочих отщепенцев оказалась в Англии. След Бонса они там потеряли. Сошел с корабля и пропал. Билли в разговоре с Хокинсом мельком упоминает, что уже один раз надул пиратов, смылся от них. Но не ясно, где это произошло – в Саванне или уже в Англии? Более вероятен первый вариант.

И вот ситуация – шайка в Англии, Бонс по горячим следам не найден. И что, они стали искать его методично и упорно, обыскивая прибрежные городки и деревушки?

Нет, конечно же. Пираты на это попросту не способны. Вспомним, как их уничижительно характеризует Джим: «Никогда в своей жизни не видел я людей, до такой степени беззаботно относящихся к завтрашнему дню. Все делали они спустя рукава, истребляли без всякого толка провизию, засыпали, стоя на часах, и так далее. Вообще они были способны лишь на короткую вспышку, но на длительные военные действия их не хватало».

Какие уж тут методичные и вдумчивые поиски… Короткая вспышка – погоня через океан – давно угасла, первоначальный энтузиазм иссяк. В карманах звенит золото и надо его пропить, а там видно будет. И началось веселье.

Сильвер единственный был способен на тщательные поиски. Но что он мог сделать в одиночку и на одной ноге? Кое-что мог и сделал. Вложил деньги в покупку или аренду таверны рядом с Бристольским портом, остатки положил в банк под проценты.

Мышеловка за мышью не бегает… Сильвер занял стратегически правильную позицию: Бристоль – морские ворота Англии в Новый Свет, суда в американские колонии отправляются именно оттуда. Клиентура в таверне – сплошь моряки, поток информации проходит огромный, достаточно держать ушки на макушке и внимательно прислушиваться к пьяной болтовне. Если Бонс собрался бы за сокровищами, отыскав компаньонов или спонсоров, – очень велика вероятность, что слух о том дошел бы до Долговязого Джона.

Как мы знаем, план Сильвера в конце концов сработал, хоть и несколько иначе, чем предполагал одноногий.

А что остальные? Пропили деньги, протрезвели и начали активно искать Билли Бонса, как уверяет нас Хокинс?

Что карманы и кошельки у пиратов опустели быстро, сомнений нет. Бен Ганн продемонстрировал нам, как это делается, – спустил тысячу гиней за неполных три недели. А вот поиски Бонса… Они бы начали искать, но на что при этом жить, если все пропито?

Стал бы Сильвер из своих доходов финансировать бывших подчиненных, пока те гоняются за беглым штурманом? Нет. Поиск человека в большой стране сродни поискам иголки в стоге сена. А на что способны его сотоварищи, Джон Сильвер представлял хорошо. Получат на руки пару монет – и поиски карты начнутся и закончатся в ближайшей распивочной.

И команда Флинта распалась. Матросы поневоле начали трудиться по специальности, дабы не умереть с голоду. Не пиратами, разумеется, – в пиратские команды по объявлениям не вербовали. Нанимались на торговые суда, возможно на приватиры. Кто-то мог загреметь в королевский военный флот, постоянно испытывавший дикий кадровый голод. В Англии восемнадцатого века с этим было просто: угостишься кружечкой эля из рук незнакомого человека – глядь, а на дне «королевский шиллинг», и ты уже матрос Его Величества…

То есть шайка Флинта перестала быть единым целым, люди разошлись кто куда. А шайки Сильвера не существовало в природе до того дня, когда сквайр Трелони познакомился с одноногим содержателем таверны «Подзорная труба».

Сколько пиратов прибыло в Англию следом за Бонсом? Попробуем вычислить. Экипаж Флинта насчитывал сотни полторы или две человек. Даже захудалые приватиры старались иметь на борту не меньше сотни моряков, – иначе не провести успешный абордаж и не оставить на захваченном судне призовую команду. А Флинта захудалым назвать нельзя…

Посчитаем по минимуму – штатная команда «Моржа» сто пятьдесят матросов. Надо учесть потери последних боев (сомнительно, что Флинт пополнял экипаж, планируя закончить карьеру). Еще надо учесть шестерых, убитых капитаном на острове. Допустим, личный состав в результате ополовинился, в Саванну прибыло семьдесят пять головорезов.

Минус Бонс, минус отщепенцы вроде Бена Ганна – едва ли они составляли большинство или даже половину команды. Если даже треть уцелевших не пустилась в погоню за Бонсом – все равно как минимум полсотни пиратов добрались до Англии.

И где они все? Кто где…

Когда у Сильвера возникает нужда сформировать экипаж «Испаньолы» – всего-то двадцать человек – проверенных людей, старых бойцов под рукой почти не осталось. Их с Сильвером отправляется человек пять или шесть – Том Морган, Джордж Мерри, Израэль Хендс, Джоб Эндерсон. И еще один или два пирата, имена их нам не известны.

Сильвер лукавит, говоря что люди Флинта в большинстве своем собрались на «Испаньоле». Если эти шесть-семь человек – большинство, то Флинт никак не мог пиратствовать, захватывать корабли с таким мизерным экипажем.

Остальные матросы «Испаньолы» – набожный Дик Джонсон, плешивый ирландец О′Брайен и прочие – случайные люди. Кое-кто из них не то что пиратством, но и захватом сокровищ заниматься не намерен, даже под угрозой смерти. Другие золотом Флинта поживиться не прочь, но воевать не желают, да и не умеют абсолютно. Засыпают на часах, не исполняют приказания, круглосуточно трескают ром и поют песни. А старые кадры, вместо того чтобы воспитывать коллектив личным примером, сами полностью разложились под дурным влиянием молодежи. Джордж Мерри бессовестно дрыхнет на посту – хотя ему только что пригрозили смертью за такой проступок. Хендс пьет без просыпу и ввязывается в поножовщину с напарником, хотя ему только что внушали стеречь корабль как зеницу ока. И так далее и тому подобное…

И вот этот-то детский сад Хокинс именует грозной пиратской шайкой Сильвера… С такой шайкой хорошо белье с веревок воровать, а прохожих грабить уже затруднительно – попадется кто-нибудь вооруженный и решительный, да и разгонит всю шайку. А нас старательно убеждают, что с этими людьми Долговязый Джон затевал мятеж – преступление серьезное, при неудаче ведущее прямиком на виселицу. До золота Сильвер хотел добраться, спору нет. Но мятеж? С таким контингентом? И без оружия, с карманными складными ножами? Даже не смешно… Сильвер терпелив, он как может умеряет пыл своих давних соратников. Одноногий хорошо знает жизнь, знает, как сводит людей с ума золото в больших количествах, как превращает вчерашних друзей в смертельных врагов. Надо лишь дождаться, когда золотая лихорадка сразит компанию сквайра Трелони. И уж тогда использовать свой шанс…

Шайка Сильвера не существовала в природе, когда Трелони познакомился с одноногим Джоном. И в момент отплытия «Испаньолы» не существовала. Хуже того – даже когда шхуна отшвартовалась у острова, никакой шайки на борту еще не имелось.

А что имелось?

Во-первых, компания кладоискателей, расколотая внутренними противоречиями. Во-вторых, Сильвер и еще шестеро или пятеро пиратов Флинта. И в-третьих – аморфное большинство матросов, способных при определенных условиях примкнуть либо к тем, либо к другим.

Сплотиться и организоваться – хоть как-то, хоть в слабо управляемый и почти небоеспособный коллектив – почти всех матросов «Испаньолы» заставило исключительно внешнее воздействие. Боевые действия, начатые против них сквайром Трелони и его компаньонами.

* * *

Довольно! Хватит заниматься скучноватым анализом заурядных береговых неурядиц! Отдаем якоря и держим курс в открытое море! К острову и к зарытым на нем сокровищам!

Хотя нет, нет, к черту сокровища! Море, а не сокровища, кружило голову сквайру Трелони после очередной бутылочки бренди. Последуем за сквайром и мы – но не к бару за спиртным, а туда, к далеким берегам, где звенят катлассы и грохочут мушкеты, где даже попугаи умеют считать пиастры, где кровь льется ручьями, а ром – реками, где страшное оружие возмездия – девятифунтовая вертлюжная пушка – бомбардирует неприступную крепость Флинта, где полуобнаженные островитянки… пардон, это из другой оперы…

Короче, переходим ко второй части нашего объективного исследования. Объект изучения – приключения в море и на острове.

Часть вторая

ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ

Поиск сокровищ – дело щекотливое.

Александр Смоллетт, капитан

Надо быть полным идиотом, чтобы верить тому, что происходит…

А. Ф. Бышовец, тренер и мыслитель

Глава двенадцатая

Бочка яблок и семь бочек арестантов

Итак, «Испаньола» на всех парусах плывет к Острову Сокровищ – команда исправно исполняет свои обязанности, капитан командует и прокладывает курс, сквайр Трелони в каюте истребляет запасы вина и бренди, Джон Сильвер на камбузе готовит вкусную и здоровую пищу. Матросам по любому поводу выдают двойную порцию спиртного и пудинг на закуску.

Всем хорошо, все довольны. Идиллия…

Джим Хокинс сам о том свидетельствует: «Все шло прекрасно. Все находились в отличном состоянии духа, все радовались окончанию первой половины нашего плавания».

Но вот на горизонте показался искомый остров, и идиллия очень быстро превращается в трагедию. Прибывшие на остров разделяются на две группы и начинают жестокую войну на уничтожение.

Весьма преуспевают в своем занятии – из двадцати семи человек, покинувших на борту шхуны Бристольский порт, назад вернулись лишь пятеро. Еще четверо (если верить Хокинсу) в Бристоль не вернулись, но все же остались живы.

Девять уцелевших. Ровно треть от исходного количества.

Для сравнения: Бородинская битва считается самым кровопролитным однодневным сражением нового времени. Оценки потерь в ней разнятся, но если их усреднить, то получается, что французы потеряли 21 процент своей армии. Потери русских выше – 34 процента. Но все-таки не две трети.

Самая настоящая война шла на Острове Сокровищ… А когда люди воюют, у них нет времени размышлять. Вот твой мушкет, вот твоя бойница, вон там бегут враги – целься, стреляй, заряжай, снова целься…

Особого выбора нет – убивай или убьют тебя. Остановиться и задуматься нельзя, задумавшийся тут же схлопочет пулю в голову или тесак под ребра.

Поэтому так важно понять – как началась эта война. Кто именно сделал первые выстрелы, кто принял решение, когда еще был выбор: стрелять или нет, начинать кровавую бойню или попробовать решить дело миром.

Сомнительная честь первого выстрела принадлежит сквайру Трелони.

Прицелился, выстрелил, попал в человека… Смертельно ранил.

И почти сразу же – новые выстрелы. Дружный залп, сделанный сторонниками сквайра. Опять удачно, матрос убит наповал. И лишь после этого – первый ответный выстрел. Одиночный, из пистолета.

Позвольте, могут воскликнуть сторонники канонической трактовки «Острова Сокровищ», ведь матросы «Испаньолы» подняли мятеж! Захватили судно, что является актом пиратства и автоматически делает их пиратами! А застрелить пирата – дело справедливое и богоугодное!

Ну что же, согласимся, что пиратство – то есть захват, ограбление или потопление торговых или гражданских судов – тяжкое уголовное преступление. И застрелить пирата не грех, препятствуя означенному преступлению.

Согласимся и с тем, что мятеж – групповое (массовое) вооружённое выступление против действующей власти – преступление не менее тяжкое. Самим фактом мятежа его участники ставят себя вне закона, и застрелить любого из них – долг и право каждого законопослушного гражданина.

Но согласившись с этими азбучными истинами, скромно поинтересуемся: а в чем, собственно, состоял поднятый матросами «Испаньолы» мятеж? Как и с чего начался? И акт пиратства, совершенный теми же лицами, неплохо бы осветить в подробностях.

И вот тут выясняется странное и удивительное.

Факт мятежа состоял в разговоре, подслушанном Хокинсом, сидящим в бочке из-под яблок.

Только в этом. Больше ничего, попадающего под определение мятеж, матросы «Испаньолы» не совершили до того момента, как по ним стали палить из мушкетов, – сначала одиночными выстрелами, а потом и залпами.

Правда, Хокинс утверждает, что был свидетелем преступления, совершенного еще до начала стрельбы: судовой кок Сильвер зарезал другого члена команды, матроса по имени Том. Свидетелей, кроме Джима, нет, но пока не будем придираться: да, допустим, произошло убийство. Один матрос зарезал другого. Но разве это мятеж? Разве повод открывать огонь по остальному экипажу, причем безоружному? Арестовать подозреваемого и доставить в суд, пусть тот доказывает вину Сильвера, – вот законные действия в такой ситуации.

Обвинение в пиратстве еще более шаткое. Конечно, можно захватить чужое судно, а можно и свое, – убить или изгнать с судна капитана, офицеров и всех, кто мешает захвату. После чего распоряжаться захваченным судном, не имея на него никаких прав. Вот так примерно выглядит захват, который можно назвать пиратством.

Однако капитана, судовладельца и тех, кто их поддерживал, – разве убили? Нет. Или изгнали? Снова нет, «Испаньолу» они покинули вполне добровольно. Экипаж остался на брошенном начальством судне, – но разве это захват? Разве матросы как-то используют «Испаньолу», не имея на нее никаких прав? Нет. Шхуна как стояла на якоре, так и стоит. Там же, в проливе.

Впрочем, если подойти к делу формально, пиратство все-таки имело место… Джим Хокинс подплывает к кораблю на челноке, перерезает якорный канат, захватывает и угоняет «Испаньолу», попутно убив судового боцмана Израэля Хендса. Он действовал по заданию капитана судна? Нет. С разрешения судовладельца, сквайра Трелони? Нет. Тогда, извините, самочинный захват шхуны Хокинсом – самое натуральное пиратство.

Но ведь матросы все-таки замышляли мятеж? – могут возразить сторонники канонического прочтения. – Готовили? И удар по ним нанесли превентивный? Во избежание, так сказать?

Согласимся еще раз: подготовку к мятежу тоже можно счесть за преступление, хоть и менее тяжкое.

А кто сказал, что подготовка действительно велась? Хокинс. Только он. Никаких других подтверждений нет. Но Хокинсу поверили, сразу и безоговорочно… Хотя нет, не все и не сразу. Один человек весьма-таки усомнился в рассказе Джима. Причем человек, больше других понимающий в морских мятежах, – капитан Смоллетт. Он недоумевает после рассказа Хокинса:

«В первый раз я вижу команду, которая собирается бунтовать, а ведет себя послушно и примерно».

В недоумении капитана явственно сквозит недоверие к рассказу Джима… Но капитан со своими сомнениями в меньшинстве, на него давят со всех сторон, и убеждают-таки: примерное поведение команды – гнусное притворство, инспирированное супермегазлодеем Джоном Сильвером.

Вот и всё… Свершилось. Мятеж произошел. Лишь в умах собравшихся, но произошел. Мирных матросов на борту «Испаньолы» больше нет – вместо них отныне пираты, мятежники, злодеи, разбойники… Убивать их отныне – дело праведное и справедливое.

Сквозь призму этой убежденности сторонники сквайра смотрят на матросов, и видят лишь то, что хотят видеть.

Матросы ворчат от изнурительной работы под палящим солнцем? – сейчас набросятся и всех перережут, понятное дело. Матросы рвутся на берег после долгого плавания в открытом море? – ну всё, что-то вообще затеяли невообразимо гнусное и смертельно опасное.

Борцы с виртуальным мятежом напуганы. Они вооружаются, распихивают по карманам заряженные пистолеты, и все равно смертельно боятся безоружных матросов, никаких враждебных действий не предпринимающих… Они с облегчением вздыхают, когда две шлюпки с матросами отплывают к берегу. Но даже оставшихся на борту шестерых – все равно боятся.

А что делает Джим Хокинс, непосредственный виновник всей этой паники?

Он делает удивительную вещь. Он единственный не боится кровожадных мятежников. Он мужественно плюет на их зловещие планы. Он отважно садится в шлюпку к злодеям и плывет с ними на берег.

Вот это мужество! Вот это героизм! Запугал своих друзей до мокрых подштанников, а сам – орел и герой!

Но отдав должное отваге юного Хокинса, зададимся вопросом: а с чего его так на смерть-то героическую потянуло? Что за самопожертвование?

В своем мемуаре Хокинс пытается объяснить мотивы отплытия на берег. Но блеет нечто столь невразумительное, что сразу ясно: косит под дурачка…

«Я рассуждал так: мы не можем захватить корабль, раз Сильвер оставил на борту шестерых своих разбойников. С другой стороны, раз их осталось всего шестеро, значит, на корабле я сейчас не нужен. И я решил отправиться на берег».

Изумительное рассуждение! На борту осталось шестеро безоружных матросов – чем и как они могут помешать семерым вооруженным до зубов противникам? И почему Джим не нужен на борту, раз матросов осталось шестеро? А если бы их осталось пятеро? Или семеро? Стал бы нужен Хокинс на борту в таком случае? А если бы остался лишь попугай Сильвера? И самое главное – как из ненужности Хокинса на борту проистекает его уверенность в своей безопасности на берегу? Среди матерых головорезов? Среди злодеев, якобы готовых вот-вот взбунтоваться и начать резать всем глотки?

Несомненно в этой мутной истории одно: Хокинс сел в шлюпку и отправился с матросами на берег. Отправился добровольно и не спрашивая разрешения своих старших товарищей, даже не поставив их в известность. Этот факт надо как-то объяснить, и он объясняет – несет абсолютно нелогичную ахинею.

Самое простое и логичное объяснение Хокинс озвучить не может.

Озвучим мы: спускаясь в шлюпку, Джим ничуть не боялся пиратов и их назревающего мятежа. Потому что лучше чем кто-либо знал: бояться некого и нечего.

* * *

На всем протяжении своего мемуара Хокинс твердит нам, что Джон Сильвер – человек очень умный. Джим озвучивает эту мысль сам, он вкладывает ее в уста доктора, капитана, сквайра Трелони и матросов «Испаньолы». Да и Долговязый Джон заявляет подчиненным без ложной скромности: «Я ваш капитан, потому что я на целую морскую милю умнее вас всех».

А теперь зададимся вопросом: мог ли умный и дальновидный человек затевать мятеж при том раскладе сил, что сложился на борту «Испаньолы»?

На стороне Сильвера – шесть бывалых пиратов Флинта. Четверых мы знаем по именам: это Джордж Мерри, Израэль Хендс, Джоб Эндерсон и Том Морган. Еще двое остаются безымянными, но их реплики в разговоре не позволяют усомниться: оба присутствовали в Саванне при смерти Флинта.

Их противников тоже семеро: Хокинс, сквайр, капитан, Трелони и трое слуг сквайра.

Семеро против семерых. Численность сторон равна, из чего отнюдь не следует, что равны их силы… Но об этом чуть позже, а пока разберемся с оставшимися членами экипажа «Испаньолы».

Их тринадцать человек. Про четверых мы знаем точно – никогда пиратством они не занимались, с Флинтом на «Морже» не плавали. Это Абрахам Грей, Дик Джонсон, а также Том и Алан, фамилии которых нам неведомы.

Мог ли Сильвер попробовать перетянуть их на свою сторону?

Мог. И даже попробовал. Без особого успеха – лишь Дик из этой четверки оказался на стороне Долговязого Джона. Но такой путь увеличения численности шайки чреват многими проблемами.

Во-первых, резко падает общая боеспособность, вояки из вновь завербованных никудышные. Хуже того, проверенные кадры под их влиянием быстро забывают о дисциплине.

Во-вторых, по пиратским понятиям эта публика никакого права на сокровища Флинта не имеет. Добыв золото, при дележке их можно вывести из игры, – но лишь в том случае, если новобранцы в меньшинстве.

Сильвер хорошо понимает вторую проблему. Когда начинаются военные действия, он шлет неофитов в самые опасные места, использует их как пушечное мясо. Результат известен: в живых в конце осталось шестеро, и из них только Дик Джонсон не плавал с Флинтом, и при дележе сокровищ его можно не брать в расчет.

Тринадцать минус четыре – остается еще девять человек, о прошлом которых – пиратствовали они на «Морже» или нет – мы ничего не знаем.

Мистер Эрроу, скорее всего, пиратом никогда не был, хотя на борт «Испаньолы» его привел Сильвер. Эрроу – штурман, которого так не хватает Долговязому Джону. Слабовольный человек, к тому же алкоголик, спаиваемый Сильвером, – заставить его проложить нужный курс не проблема.

Нелепая гибель Эрроу уже должна была весьма поколебать Сильвера в намерении начать мятеж, если такое намерение существовало. Хотя мимо Американского континента проплыть трудно, даже без штурмана, – огромная преграда вытянулась с севера на юг поперек океана, можно плыть по компасу, не промахнешься. Но попасть к какой-то неведомой точке континента – не решение задачи. Дальше-то что? Плыть вдоль берега, пока не натолкнешься на какой-то порт? А если он принадлежит враждебной державе? Даже если союзной – идет война, и подозрительную шхуну с одними лишь матросами на борту по меньшей мере досмотрели бы. А обнаружили бы полный трюм золота… Нет, без штурмана никак.

Плешивый ирландец О′Брайен тоже не из команды Флинта. Израэль Хендс называет его «старым товарищем», но вся фраза звучит с черной иронией, поскольку чуть раньше Хендс именовал убитого ирландца «крысой» и «плохим моряком». Хендс – старик, а О′Брайен – молодой человек, хоть и лысый, никак они старыми товарищами быть не могли. К тому же плешивый ирландец затеял с драку с Хендсом, завершившуюся поножовщиной. Пиратские кодексы и уставы поднимать руку на сотоварищей категорически запрещали. Вот цитата из пиратского документа тех времен:

«На спине того, кто поднимет руку на другого, пока этот устав действует, да будут высечены Скрижали Моисеевы».

Скрижали Моисеевы – тридцать девять ударов линьком по голой спине. Ветераны Флинта не позабыли давнюю науку: даже когда дело оборачивается совсем плохо, они грызутся, собачатся, но взаимным мордобоем заняться не пытаются. О′Брайен – занялся, из чего делаем вывод, что ирландец впервые выступает в роли пирата. К Сильверу он примкнул недавно, в силу обстоятельств.

Осталось еще семь человек. О них мы не знаем ничего. Ни их имен, ни прошлого.

Но предположим интереса ради, что все семеро – пираты Флинта. Скорее всего, все было ровно наоборот – поскольку пираты со стажем вели себя более активно и так или иначе засветились на страницах мемуара Хокинса. Но сделаем Сильверу поблажку, округлим его силы до максимально возможного числа.

Четырнадцать против семерых при пятерых колеблющихся (Эрроу, свалившегося за борт, не учитываем). Были у Долговязого Джона шансы на победу в открытом столкновении при таком соотношении сил?

Ни единого. Даже завербовав колеблющихся – ни единого.

Вербовка, кстати, дело чреватое. Из четверых вербуемых Сильвер сумел перетянуть на свою сторону лишь одного. Еще двое пошли под нож, не пожелав стать пиратами. А если бы у этих двоих инстинкт самосохранения был развит чуть больше? Если бы они на словах согласились – и тут же настучали бы на Сильвера капитану?

Хокинс уверяет нас, что подслушал слова Израэля Хендса, обращенные к Сильверу: «Никто из остальных не соглашается». Почему никто из «остальных» не сдал заговорщиков? Не подтвердил слова Хокинса? Почему они тупо дожидались, когда начнется мятеж, и их, отказавшихся в нем участвовать, – зарежут?

Но даже завербовав матросов, неплохо бы их чем-то вооружить. А оружия у Сильвера нет. Без него начинать мятеж – самоубийство. Все, что есть у матросов – складные карманные ножи. Семеро дадут залп из мушкетов по взбунтовавшейся толпе, потом по паре раз выстрелят из пистолетов, – и добьют уцелевших тесаками. Всё, на том мятеж и закончится.

Единственный шанс на успех – неожиданное нападение. Перерезать ночью глотки, и дело в шляпе.

Но и этого шанса у Сильвера нет. Противники настороже, они устроили на корме настоящую крепость, перенесли туда все оружие, все боеприпасы, – так неужели эта крепость осталась без часовых? Несомненно, что караульная служба тоже налажена. Трое слуг сквайра никаких особых обязанностей на корабле не имеют, кроме как охранять жизнь своего хозяина. Ну еще завтрак-обед-ужин подать, платье почистить… Невелик труд для троих человек, вполне можно по очереди заступать в караулы.

Зачем отправился в море Сильвер? Разве не за сокровищами? За ними, разумеется. Есть ли возможность получить их, кроме как захватить с оружием в руках? Едва ли… Разве что сквайр отвалит от щедрот горсть золота – гуляй, дескать, матросня, трескай свой ром.

Несомненно, что мысль о мятеже Сильвер до отплытия вынашивал. Альтернатива – безучастно наблюдать, как сквайр заполучит золото – едва ли устраивала Долговязого Джона. Но два неожиданных для него события должны были заставить судового кока изменить свои планы.

Во-первых, оружие и порох – их демонстративно, на глазах у Сильвера, переносят на корму, в оборудованную там крепость. Переносят из помещения, непосредственно примыкающего к матросскому кубрику.

Во-вторых, неожиданное исчезновение штурмана Эрроу. Ведь как мог Сильвер использовать сокровища, удачно захватив их? Даже если не учитывать серебро в слитках и оружие, золото на сумму семьсот тысяч футов стерлингов весит несколько тонн. Вернувшись с острова, на берег в карманах не унести, в матросских сундучках – тоже. Соваться в какой-либо порт, в лапы таможенных чиновников, надеясь умаслить их взяткой, – чрезвычайно опасно. А ну как не умаслятся, решат загрести все?

Самый разумный выход – привести «Испаньолу» к какому-то удобному для выгрузки месту, безлюдному и находящемуся вне портов. У Сильвера такое местечко обязательно должно было иметься на примете.

Но как попасть туда без штурмана? Единственный способ – захватить капитана Смоллетта живым и заставить прокладывать курс под дулом пистолета.

Учитывая все, что мы знаем о капитане, – такой вариант мог и не сработать. Капитан мог предпочесть смерть сотрудничеству с пиратами. Или для вида согласиться и направить «Испаньолу» в сторону ближайшей базы королевского флота.

Вывод: у Джона Сильвера нет людей для вооруженного захвата золота. Нет оружия. Если каким-то чудом захват все же пройдет успешно, – нет возможности вывезти богатство. Победившие пираты могли только лишь поделить сокровища, снова зарыть свои доли на острове, теперь в виде нескольких кладов, и уплыть на «Испаньоле» наобум, вслепую, – в надежде добраться до обитаемых земель и вернуться с грамотным штурманом.

Любопытно, что капитан Смоллетт, организуя крепость на корме «Испаньолы», о заговоре не имеет понятия. И даже четких подозрений у него нет. Он заявляет прямо: «нельзя оправдать капитана, решившего выйти в море, если у него есть основания опасаться бунта».

Но Смоллетт человек опытный. Он знает: «искать сокровища – дело щекотливое». Колоссальное богатство может сбить с пути истинного кого угодно. Хоть самого честного матроса, в жизни не промышлявшего пиратством. Хоть лорда или епископа.

Ливси тоже не вчера родился. Он тоже знает, как люди склонны поддаваться искушениям… И вторит капитану: «Мы сильно рискуем. Но вы ошибаетесь, полагая, что мы не отдаем себе отчета в опасностях, которые нам предстоят». Опасности, отметим, лишь «предстоят», а не грозят в настоящий момент.

То есть оба уверены в экипаже – сейчас. Но понятия не имеют, что взбредет в голову матросам, когда в трюм лягут тонны золота… И страхуются от любого развития событий.

Хокинс слушает этот разговор и мотает на ус. И делает вывод: его старшие товарищи не удивятся, узнав о зреющем мятеже, – ведь слух о сокровищах просочился, бродит среди команды… Вывод правильный. Они не удивились.

А что же Джон Сильвер? Он тоже человек опытный. Он знает: одно дело травить Дику Джонсону и Абрахаму Грею байки о зарытых на далеком острове монетах и слитках, и совсем другое – дать им своими глазами увидеть груду золота.

Но ведь золотая лихорадка разит всех без разбора. Почему бы Сильверу не предположить, что противники – сквайр Трелони с компаньонами – тоже подцепят вирус?

Тем более что поводы для такого предположения есть. Долговязый Джон до отплытия много общался со сквайром, в ходе плавания – с Джимом. Вполне мог понять, что между пайщиками концессии имеются глубокие противоречия, способные после находки сокровищ обернуться самыми разными эксцессами… Тот же Трелони – болтливый и склонный к пьянству – мог выдать свое истинное отношение к Ливси и Хокинсу.

Главный союзник Сильвера – ожидаемая эпидемия золотой лихорадки. До того, как на сцене появится вполне реальное, осязаемое золото, поднимать мятеж смысла нет. Даже готовить его опасно – если хоть один честный матрос исполнит свой долг и доложит капитану о заговоре, тут же исчезнут последние мизерные шансы на успех задуманного.

* * *

С легкой руки писателя Сабатини и некоторых других авторов распространилось убеждение о выдающихся боевых качествах пиратов. Один морской волк из команды капитана Блада, дескать, стоит при абордаже пятерых испанских матросов, а в бою на берегу – десятерых испанских солдат.

Ошибочное убеждение. Непобедимыми в бою суперменами пираты не были, по крайней мере во времена Флинта и Билли Бонса. Возникали пиратские команды случайно: взбунтовались матросики по причине плохой пищи, тяжелой работы и сурового нрава капитана, – вот вам и пиратский экипаж. И пополнялись случайными людьми, пленными с захваченных кораблей.

Несколько лучше обстояло дело с воинскими умениями личного состава на каперских и приватирских судах, чьи капитаны вставали на путь пиратства (такое случалось нередко). Все-таки экипажи приватирских судов изначально формировались для абордажей, для боевых действий. Но и они не могли соперничать в уровне боевой подготовки с матросами и морскими пехотинцами, плававшими на военных кораблях.

Приведем один маленький пример, хорошо иллюстрирующий, что захватами торговых судов промышляли далеко не супермены.

В сентябре 1810 года российское судно «Евплус» с грузом пшеницы следовало в Норвегию (по другим источникам – с грузом муки). Но что бы ни лежало в трюмах, зерно или мука, – для войны мирный купец никоим образом не предназначался: на борту девять человек и ни единой пушки.

У мыса Нордкап английский капер захватил беззащитный «Евплус». Войны между двумя державами в те годы не было. Но Россия после Тильзитского мира присоединилась к объявленной Наполеоном континентальной морской блокаде, призванной удушить Англию экономическим путем. И английские каперы рассматривали наши суда как свою законную добычу.

Каперы высадили на «Евплус» призовую команду, тоже девять человек во главе с офицером. Те повели судно в Англию. На одиннадцатый день пути наши морячки взбунтовались, причем даже не все – шкипер, боцман и три матроса. Отобрали у захватчиков оружие, поучили по-русски уму-разуму, заперли в трюме… Развернули судно и доставили груз в Норвегию.

Мы вспоминали английские кортики с широкими и изогнутыми клинками, хранящиеся в Центральном военно-морском музее Питера – так вот, один из них некогда принадлежал офицеру, плененному на борту «Евплуса», и, судя по надписи, изготовлен в Плимуте в конце восемнадцатого века.

А пленивший его русский шкипер стал первым в истории гражданским лицом, получившим Георгиевский крест, – награду, коей отмечали исключительно за военные подвиги. Страна должна знать своего героя: подвиг совершил Матвей Андреевич Герасимов, архангелогородский мещанин. Честь и слава!

Каперы, корсары, пираты, флибустьеры и прочие примкнувшие буканиры – никакие не супермены, люди как люди, кто-то лучше владел тесаком и мушкетом, кто-то хуже, но пуль зубами на лету никто не ловил и в одиночку с дюжиной врагов справиться не мог.

Вывод прост: тем, кто считает, что семеро (или даже четырнадцать) пиратов с ножами могли без труда одолеть семерых вооруженных до зубов кладоискателей за счет своих отменных боевых качеств, – самое время перестать так считать.

Не могли и не одолели бы.

Окажись вдруг на борту «Испаньолы» шкипер Герасимов с парой своих бравых ребят – авантюра пиратов вообще завершилась бы задолго до штурма блокгауза.

* * *

А теперь вернемся назад, к знаменитой бочке с яблоками. В ней лежит не только последнее яблоко, прельстившее Джима Хокинса. Там лежит ключ к пониманию того, как и отчего завертелась кровавая карусель на «Испаньоле» и на острове.

Ведь не будь этой бочки, Джим Хокинс не смог бы подслушать разговор, открывший ему тайну пиратского заговора, и не поделился бы своим знанием со старшими товарищами, и те бы не начали расстреливать мятежников, еще не начавших мятеж, а вместо того мирно бы отправились на берег, искать сокровище, а затем…

Впрочем, достаточно сослагательного наклонения. Случилось то, что случилось. Но поскольку эпизод с бочкой яблок играет роль спускового крючка в случившемся, разберем его с особой тщательностью.

Итак, Джиму захотелось погрызть яблочко, вполне законное желание молодого растущего организма. И что растущий организм делает? Заглядывает в бочку. А там…

«Оказалось, что в бочке всего одно яблоко. Чтобы достать его, мне пришлось влезть в бочку. Сидя там в темноте, убаюканный плеском воды и мерным покачиванием судна, я чуть было не заснул. Вдруг кто-то грузно опустился рядом с бочкой на палубу. Бочка чуть-чуть качнулась: он оперся о нее спиной».

Что-то молодой организм крайне неубедительно излагает нам ключевой момент всего плавания «Испаньолы». Почему он залез в бочку, вопросов не возникает. За яблоком. Но какого черта Хокинс там сидит, заполучив желанный фрукт?! Сидит себе и сидит… И даже заснуть прилаживается. Ему спать негде? Совсем? Койко-место не выделили? Так все плавание и ночует, – то в бочке, то в ящике?

Кто-нибудь пробовал заснуть в бочке? Хотя бы задремать? По легенде, в бочке обитал философ Диоген, в ней и спал. Но та бочка хотя бы лежала на земле, горизонтально… А дремать в стоящей вертикально ну совсем неудобно.

Однако Хокинс дремлет. Лишь в своем рассказе дремлет, разумеется. Иначе история никак у него не срастется. Ясно ведь, что перед важным и секретным разговором пираты непременно оглядятся по сторонам – не услышит ли их кто? И если увидят Хокинса, залезающего в бочку или вылезающего из нее с яблоком, – разговор отложат, дождутся, пока юнга уйдет.

Пока нельзя сказать, что мы поймали Хокинса на прямой лжи. Но странности в его рассказе о бочке уже появились. Учитывая исключительную важность эпизода – недопустимые странности.

* * *

Никто случайно не задумывался, как вообще эта злосчастная бочка оказалась на палубе «Испаньолы»?

Теоретически ее путь представить не сложно: бочка вместе с содержимым была закуплена на Бристольском рынке, доставлена в порт и погружена совместно с другими припасами на борт шхуны. Затем по приказу щедрого сквайра ее выставили на палубу – угощайтесь, дескать, все желающие.

В теории все гладко. А на практике…

На практике «Испаньола» отправилась в плавание в начале марта. Продовольствие на нее грузили наверняка в последнюю очередь, перед отплытием, чтобы продукты подольше оставались свежими.

И где же сквайр прикупил в начале марта свежих яблок? Даже в середине марта, если считать по григорианскому календарю (Англия в 1746 году жила еще по старому юлианскому, в отличие от католических стран). Прошлогодний урожай давно съеден, новый не поспел, самый не яблочный сезон.

В наше время достать яблоки в марте не проблема, напичканные консервантами плоды хоть год пролежат, не сгниют. Но без консервантов до марта не дотянут, не говоря уж о том, чтобы остаться свежими до конца плавания к острову.

Возможно, в Англию завозили яблоки и зимой, и весной из более теплых мест. Так ведь стоили они наверняка не дешево, и попадали на стол лордов и баронетов, никак не простых матросов.

На Бристольском рынке в марте куда проще было прикупить бочку моченых яблок. Или засахаренных. Но Хокинс вроде не в сиропе сидел? Или в сиропе?

Есть еще один вариант – «Испаньола» незадолго до того заглянула в какой-то тропический порт. Туда, где вечное лето. Нигде в мемуаре Хокинса ни слова о заходе в порты на пути к острову не сказано. Но с другой стороны, не сказано и обратного.

Одна беда – яблоки в тропиках не культивируют. Там все больше бананы да ананасы. Вот если бы Хокинс задремал в бочке с бананами… Нет, все равно не сходится. Ни бананы, ни яблоки, все же как-то выросшие в тропиках и недавно закупленные, не годятся. Не успела бы бочка опустеть так, чтобы на дне остался последний фрукт.

И вообще, что эта бочка делает посреди палубы? Почему не стоит в камбузе у Сильвера или в ином помещении? На палубе бочку надо как-то укрепить, по-морскому говоря, – принайтовать. Иначе начнет при качке кататься от борта до борта. Да и яблоки по палубе раскатятся. Крепят груз к палубе несколькими растяжками из тросов, натянутых в разные стороны. Причем такой способ применяют в самом крайнем случае, если в трюм груз уже никак не запихать. Потому как веревки, натянутые под ногами снующих по палубе матросов, – дело весьма травмоопасное. Ногу при каком-нибудь аврале сломать недолго. Но «Испаньола» – не торговое судно с набитыми под завязку трюмами. Весь груз у нее – оружие да припасы. Короче говоря, абсолютно незачем найтовать яблочную бочку на палубе.

Так она и не принайтована! Она там просто так стоит, никак не закрепленная! Сел рядом Сильвер, оперся о бочку спиной, – она покачнулась. И что в таком случае произойдет с той бочкой даже не в шторм, но при более-менее сильной качке?

Ладно, хватит мучить безвинную бочкотару… Уже и так ясно, что в этом эпизоде концы с концами у Хокинса не сходятся, и весьма сильно.

Но на самом деле главные сомнения в истории с якобы подслушанным разговором порождает не бочка, – поведение Хокинса в день прибытия к острову. Его поездка на шлюпке, наполненной якобы кровожадными заговорщиками. Столь безалаберно отправиться с ними на берег Джим мог в единственном случае: он прекрасно знал, что заговора нет и в помине. Что он сам его сочинил.

Но зачем Хокинсу устраивать столь масштабную провокацию?

Он разве не понимал, что дело может закончиться большой кровью? Что он сам может пострадать в грядущих событиях?

Понимал. Но выбрал меньшее из двух зол.

* * *

Но позвольте, воскликнет внимательный читатель нашего объективного исследования, ведь Джим Хокинс подслушал, сидя в бочке, пиратскую биографию Джона Сильвера! А эта биография подтверждается другими, независимыми источниками!

Да, биография Сильвера правдива. Более того, мы сделали, отталкиваясь от этой биографии, ряд важных выводов. Например, она помогла нам точно датировать происходящие события.

Всё так. Но надо четко понимать: история о подслушанном разговоре, изложенная задним числом в мемуаре Хокинса, и та же история, рассказанная им в каюте сквайру, капитану и доктору, – это две совершенно разные истории.

Читателям мемуара Хокинс мог что угодно заливать про мифическую бочку из-под яблок – они, читатели, на палубе «Испаньолы» не бывали и на лжи не поймают. Но капитан-то Смоллетт хорошо знает, что у него на палубе есть, а чего нет! (Даже если предположить, что сквайр и доктор погрязли в пьянстве и полностью утеряли связь с действительностью.) С капитаном рассказ о яблочной бочке не прокатит.

Значит, по меньшей мере антуражем эти две истории отличались, и сильно. Отличались и содержанием подслушанного разговора. В первом варианте, изложенном в каюте, Хокинс пиратскую биографию Сильвера не пересказывает. Он ее еще не знает. Джим узнал ее лишь позже – и вставил в свой мемуар для пущего правдоподобия.

Где и как узнал? Во время обратного плавания «Испаньолы», разумеется. Сильвер перешел на сторону победителей, условно ими амнистирован за все прежние грехи, скрывать прошлое у него теперь причин нет. Человек он говорливый, любит поболтать. Но никто с ним на борту теперь не общается, все относятся с нему с демонстративным презрением. Все за исключением Джима и Бена Ганна. Хокинс сам подтверждает:

«Но обращались все с ним, как с собакой. Только я и Бен Ганн относились к нему несколько лучше. Бен Ганн все еще несколько побаивался прежнего своего квартирмейстера, а я был ему благодарен за свое спасение от смерти…».

Вот тогда-то, на обратном пути, Джим и узнал подробности биографии пиратского ветерана. Рассказ Сильвера о былых делах процитирован дословно – но обращен он был к Джиму, а не к Дику Джонсону. И прозвучал значительно позже.

* * *

Историю о заговоре Хокинс сочинил не на пустом месте. Он больше других кладоискателей общался с экипажем и наверняка мог услышать какие-то обрывки важных разговоров.

Еще плотнее он общался с Джоном Сильвером. А ведь Билли Бонс предупреждал Хокинса об одноногом пирате… И Джим, едва лишь прочитав в письме сквайра об одноногом моряке, сразу заподозрил: не тот ли самый? После личной встречи с Сильвером подозрения рассеялись: нет, не похож опрятный и вежливый хозяин таверны на морского разбойника, совпадение.

Однако Хокинс в ходе долгих бесед с Сильвером мог бы и задуматься: отчего судовой повар так осведомлен о пиратских делах? Отчего даже попугай его назван Флинтом? Как вообще Сильвер стал владельцем этой птицы? Ведь кок задолго до эпизода с яблочной бочкой сообщает Джиму, что попугай «плавал с Инглендом, с прославленным капитаном Инглендом, пиратом».

В эпизоде с подслушанным разговором вымысел густо замешан на правде, потому-то капитан, сквайр и Ливси сразу поверили Хокинсу.

Но разговор пиратов Хокинс не подслушивал. Он подслушал совсем иной разговор… Разговор, выявивший опасность, грозившую лично Хокинсу.

Эта опасность вынудила Джима к масштабной лжи. И именно от этой опасности он спасался среди матросов в шлюпке, плывущей к острову…

Попробуем восстановить события, понять, что же так напугало юного Хокинса.

Реконструкция № 4. Подслушанный разговор

Как я уже упоминал, по настоянию капитана Смоллетта всю корму «Испаньолы» переоборудовали – начав работы накануне отплытия шхуны, а завершив их уже в открытом море. Большая каюта, где разместились доктор и сквайр Трелони, осталась нетронутой, и она же служила нам кают-компанией. Заднюю же часть среднего трюма отгородили и разделили дощатой переборкой пополам. В правом помещении теперь была каюта капитана Смоллетта, а левую в свою очередь разделили на четыре каюты, более заслуживающие названия клетушек или конурок – в них едва помещалась подвесная койка; две из них отдали Редруту и мне, в двух других разместились Джойс и Хантер.

Теснота обиталища не помешала моей радости – все-таки я жил теперь в своей отдельной каюте, а не в матросском кубрике, как предполагалось изначально; ключ от каюты я, подражая бывалым морякам, повесил на просмоленном шнурке на шею и носил не снимая.

К сожалению, работа по переоборудованию была выполнена небрежно – возможно оттого, что судовой плотник и помогавшие ему матросы более привыкли чинить рангоут и латать обшивку. В наскоро возведенных перегородках остались щели изрядных размеров, при сильном ветре порождавшие сквозняки.

Однако это неудобство, как вы увидите, сослужило мне огромную службу. Только благодаря ему я был вовремя предупрежден об опасности и не погиб от руки человека, которого я хоть никогда и не считал за друга, но все же в самую последнюю очередь заподозрил бы в преступных намерениях.

Вот как это произошло.

В тот вечер исполнение обычных моих обязанностей юнги отняло сил и времени больше обычного, – капитан Смоллетт пообещал, что на судне не будет любимчиков, и сдержал обещание. К тому же подошел мой черед помогать судовому повару, и я с грустью понимал, что на сон останется совсем мало времени, если, конечно, я не задремлю, надраивая медный котел или просеивая крупу для завтрашнего обеда.

Но Сильвер, видя как я утомлен, отпустил меня с камбуза, сказав, что сам справится; наш славный кок всегда испытывал ко мне немалую слабость.

Я был уверен, что засну, едва оказавшись на койке, но на деле все получилось по-другому: согласно вычислениям, нам оставалось плыть менее суток, и меня будоражила и не позволяла заснуть мысль о том, либо сегодня ночью, либо самое позднее завтра перед полуднем мы увидим Остров Сокровищ.

Но мало-помалу усталость брала свое, веки мои сомкнулись, однако спустя недолгое время я понял, что все-таки не могу уснуть, на сей раз по иной причине. Мой сосед Редрут с кем-то разговаривал за тонкой перегородкой, слов разобрать я не мог, да и не прислушивался, но в тот момент казалось, что именно этот негромкий звук двух голосов не дает мне уснуть – так же, как порой не дает уснуть надоедливое жужжание мухи, тоже негромкое. Звук доносился откуда-то снизу, и я знал, в чем причина – там имелась большая щель, вызванная кривизной одной из досок переборки.

Раздосадованный, я поднялся с койки, взял первую подвернувшуюся под руку тряпку (кажется, это был шейный платок, дожидавшийся стирки) и опустился на колени, чтобы заткнуть щель.

И в этот момент звучавший за стенкой голос послышался так ясно и чисто, словно я незримым слушателем находился в соседней каюте. Говорил сквайр Трелони и первая же сказанная им фраза заставила меня замереть в неудобной позе – стоя на четвереньках под койкой и с наклоненной головой, находящейся в полуфуте от пола. А после ответа собеседника сквайра я понял, что жизнь моя под страшной угрозой и лишь счастливое стечение обстоятельств дает шанс избежать смерти; шанс, использовать который будет не так просто.

– …должно выглядеть естественно, – говорил сквайр (первые слова его фразы я пропустил). – Ливси паршивый доктор, но след от пули или ножа даже он разглядеть сумеет.

– Не извольте беспокоиться, сэр, – отвечал Редрут угрюмым и мрачным голосом, то есть таким, как обычно. – У меня давно руки чешутся добраться до этого щенка, и все будет исполнено лучшим образом. Будь моя воля, я бы разобрался с ним еще в усадьбе, когда этот нищеброд спал на ваших перинах, пил ваше вино, ел ваши разносолы и пытался командовать слугами, воображая себя джентльменом. Как же я ненавижу это отродье потаскушки Дженни Милз, окрутившей простака Хокинса!

– Я слышал, ты и сам в былые времена имел на нее виды… – невинным тоном произнес Трелони.

В ответ Редрут издал странный звук – нечто среднее между рычанием пса и лошадиным фырканьем. Чувствовалось, что старика переполняют эмоции, и лишь почтение к хозяину не позволяет им излиться наружу в виде мерзкой ругани.

Я стоял на четвереньках не жив и не мертв. Несколько слов Редрута полностью объяснили непонятное поведение старого егеря, заставлявшее меня долгие часы бесплодно ломать голову в поисках причины его ненависти ко мне… Вот почему он норовил оскорбить меня по любому поводу, и даже когда повода не находилось, держался со мной как полицейский с Боу-стрит с преступником… Вот почему распускал при малейшей оказии руки… Вот почему во время нашего с ним визита в «Бенбоу» не произнес ни единого слова, обращенного к моей бедной матери, и даже не взглянул на нее, демонстративно отводя взгляд в сторону…

Ясное понимание того, как дела былых дней породили ненависть старика ко мне, на миг затмили мысли о дне сегодняшнем, о той судьбе, что готовили мне два злодея, до сей поры почитаемых мною за порядочных, хоть и не самых приятных в общении людей.

Но они не позволили мне забыться, заговорив снова.

– Ладно, не будем ворошить минувшее, – сказал сквайр. – Но ради всего святого, Том, не откладывай то, что я тебе поручил.

– Все будет исполнено, сэр, – произнес Редрут хорошо знакомым мне тоном и я зримо представил, как кривится его рот и хмурятся седые брови. – Возможно, щенок получит свое уже сегодня ночью. Я недавно видел, как он шел на камбуз помогать Сильверу, уже пошатываясь от усталости. Кто удивится, если обессилевший юнга задремлет у фальшборта и свалится вниз?

– Ну если так… Тогда тебе надо подкрепить силы, старый товарищ.

Последовала небольшая пауза, я услышал, как скрипнула крышка сундука.

– Достань и мне чарку, – приказал сквайр. – Выпью за твое здоровье и за успех нашего дела.

До моего слуха донеслось негромкое побулькивание. Я знал, что объемистые карманы камзола сквайра Трелони всегда скрывают две плоские фляги, вместимостью не менее пинты каждая; сейчас содержимое одной из них пили за успех дела, результатом которого должна была стать моя смерть.

Как я ненавидел этих людей! Сильнее, чем Пью, Черного Пса и других злодеев, уничтоживших мой родной дом… Сквайр Трелони внушал мне особое отвращение своей жестокостью и двуличностью. Как замечательно он прикинулся, что считает мой трюк с координатами острова ловкой, но по сути безобидной проделкой… А сам ничего не забыл и не простил.

Они осушили свои чарки и сквайр сказал:

– Если не получится сегодня, я постараюсь обеспечить тебе удобный случай сразу по прибытии на остров. Судя по карте, там много высоких скал. Не сомневаюсь, что Хокинс решит по ним полазать, у этого юноши прямо-таки страсть лезть туда, куда не следует. Ты понимаешь, Том?

– Понимаю, сэр… Тогда можно будет пустить в ход нож, никто не будет искать его след на теле, измочаленном о камни.

Негодяй Редрут говорил спокойно и рассудительно, словно размышлял, как ему удобнее зарезать овцу или свинью.

– Лучше не рисковать, – возразил сквайр. – У Ливси острый глаз, хоть он и полный профан в медицине.

– Когда же, сэр, вы отдадите мне приказ насчет этого тонконогого стрекулиста? Я хочу своими руками сорвать с его головы парик и запихать ему в глотку до самого желудка! Нет сил видеть, как он изображает из себя ровню вам и прикидывается джентльменом!

– Всему свой срок, Том.

– Надеюсь, когда срок придет, вы не забудете про старого Редрута?

– Когда придет черед Ливси – он твой. Однако мне пора… Не пропусти возвращение Хокинса.

– Старый Редрут умеет ждать лису у норы по многу часов, и глупому лисенку обхитрить его не по уму.

– Если он пойдет палубой, а не переходом, не рискуй, могут увидеть вахтенные.

– Все будет сделано аккуратно и чисто, сэр.

– Я очень надеюсь на тебя, Том.

Дверь скрипнула дважды, отворившись и снова закрывшись. Убийца остался один, отделенный от меня двумя футами расстояния и тонкой перегородкой.

Медленно, осторожно я вылез из-под койки, стараясь ни единым звуком не выдать своего присутствия в каюте. Столь же осторожно присел на койку и задумался…

Что делать? Как спастись от гибели, спланированной с такой хладнокровной расчетливостью?

Открыто обратиться к доктору и капитану? Но если мое слово будет против слова сквайра – кому они поверят? Скорее всего не мне… В таком случае острова я не увижу и весь обратный путь проведу в трюме, закованный в кандалы. Или не весь – если Редрут решит, что никого не удивит смерть арестанта, решившего свести счеты с жизнью тем или иным способом.

Поговорить один на один с доктором, рассказать ему, что именно он избран в качестве следующей жертвы? Такой разговор сулил больше надежд на то, что меня выслушают до конца и мне поверят. Но как улучить момент для беседы наедине? Сквайр и доктор живут в одной каюте и почти не расстаются, а до острова меньше дня пути. К тому же остается возможность, что доктор сочтет мои слова клеветой и выдумкой – и тогда всё опять-таки закончится трюмом и кандалами. Я бы и сам, наверное, не поверил, если бы кто-то другой рассказал мне такие дикие вещи о сквайре.

С капитаном поговорить без свидетелей проще, после исчезновения мистера Эрроу он в одиночестве занимает свою каюту. Но… но жалованье капитану Смоллетту выплачивает сквайр Трелони – и этим все сказано. Про Джойса и Хантера говорить не приходится, даже если они не посвящены в зловещие планы своего хозяина, то ни словом, ни делом против него не выступят.

Последняя возможность – искать защиты у команды. Самовольно переселиться в кубрик, постоянно держаться рядом с матросами… Возможно, рассказать все Сильверу… Если кое-какие мои подозрения верны, то…

Тут мысли мои свернули на иной путь. Кажется, я понял, как можно заставить сквайра если не изменить, то хотя бы отложить преступные замыслы, направленные на меня и на доктора Ливси.

Моим обвинениям, выдвинутым против сквайра, никто не поверит, ни капитан, ни доктор? Хорошо. Я расскажу им такое, во что они поверят обязательно. И капитан, и доктор. И даже сквайр Трелони. А Редрут узнает, что маленький глупый лисенок умеет больно кусаться!

Едва в мыслях моих обозначилась узенькая и запутанная тропинка, ведущая к спасению, с палубы послышался громкий крик вахтенного:

– Земля-а-а!!!

Комментарий к реконструкции № 4

Внимательные читатели наверняка заметили, что в нашей реконструкции корма «Испаньолы» перепланирована несколько по-иному, чем описывает в своем мемуаре Хокинс.

Джим утверждает: «Мистер Эрроу и капитан устроились на палубе, в сходном тамбуре, который был так расширен с обеих сторон, что мог сойти за кормовую рубку. Он, конечно, был тесноват, но все же в нем поместилось два гамака».

Поверить в такое невозможно. Юнга Хокинс живет в отдельной каюте, а капитан судна ютится в тамбуре, то есть в проходном помещении, через которое шляются все, кому не лень? Да еще делит этот закуток с другим человеком? Первый после Бога – в тамбуре?!

Не бывает. Характер капитана Смоллетта обрисован неплохо и чувство собственного достоинства этому джентльмену очень даже присуще. Если бы Смоллетту стали навязывать такое унизительное обиталище – взял бы расчет и покинул «Испаньолу». Ищите, дескать, другого капитана, согласного ночевать хоть в бочке из-под яблок.

Но как бы ни была заново разделена на каюты кормовая часть «Испаньолы», суть нашей реконструкции это не меняет: перегородки временные, состряпаны на скорую руку, и при определенных условиях вполне можно подслушать разговор, происходящий в соседнем помещении. Такой вариант выглядит более логичным, чем мифическая бочка с мифическими яблоками.

И Хокинс в самом деле с трудом засыпал, даже находясь в состоянии крайнего утомления. Его, например, крайне раздражал чужой храп. Он и сам признается: «Я терпеть не могу храпа; меня мучат люди, которые храпят во сне». Оказавшись в блокгаузе после тяжелого, наполненного событиями дня, он ложится, но засыпает далеко не сразу: «Я смертельно устал. Долго ворочался я, перед тем как заснуть, но потом спал как убитый».

Что же касается содержания подслушанного разговора, то мало чем подтвержденная догадка всего одна и касается давних отношений, существовавших между матерью Хокинса и Томом Редрутом. На самом деле у старого Редрута могли быть и другие причины для неприязни к Джиму, переходящей в самую натуральную ненависть. Может, егерь подслушал у дверей, как ловко Хокинс обдурил Трелони с координатами острова, – и возненавидел Джима именно вследствие этого.

Но все-таки кажется, что его ненависть замешана на каких-то личных мотивах, не только на преданности сквайру. Не случайно же во время прощального визита в «Бенбоу» Редрут попросту выпадает из повествования – он там, он сопровождает Джима, но ни слова не произносит и вообще никак себя не проявляет.

Остальное в нашей реконструкции полностью подтверждается событиями, последовавшими после восстановленного разговора, – при ином раскладе попросту необъяснимыми. Некоторые из этих событий мы уже разобрали, другие, дабы не забегать вперед, пока оставили вне рассмотрения. Но когда до них дойдет черед, мы еще не раз отметим те или иные факты, подтверждающие реконструкцию подслушанного разговора…

Сейчас отметим лишь один любопытный момент: когда Хокинс запугивает своих старших товарищей, соловьем заливаясь о страшном пиратском заговоре, активнее всего он пугает именно сквайра Трелони. Отдайте мне сквайра, якобы требовал Сильвер, я своими руками отчикаю его баранью голову!

Воля ваша, но судовой повар тут явно выпадает из образа. Он, конечно, не белый и не пушистый. Но кровожадность никогда на словах не проявляет, наоборот, всегда демонстративно добродушен. И почему голова именно сквайра так заинтересовала Долговязого Джона в видах собственноручной расправы? Со сквайром он всегда был в теплых отношениях. Ладно бы потребовал голову капитана – тот Сильверу не потакал и даже сурово одергивал: иди, мол, на камбуз, там твое место. Готовь ужин команде и не суй нос в начальственные дела.

Адресованный сквайру намек Хокинса понятен: дорогой Трелони, на кону стоит твоя баранья голова. Каждый верный человек на счету и совсем не время что-то замышлять против своих. Джим, вполне возможно, и Редрута бы целенаправленно припугнул, но тот при разговоре в каюте не присутствовал…

А теперь вернемся на остров, где вот-вот начнутся самые загадочные и самые кровавые события эпопеи поисков сокровищ Флинта.

Но прежде чем начнут стрелять мушкеты и загрохочет пушка, необходимо прояснить один насущный вопрос.

Глава тринадцатая

Чем они воевали?

Мы уже отмечали, что холодное оружие, используемое персонажами «Острова сокровищ», часто вызывает читательское недоумение, вполне объяснимое: кортик до сих пор является атрибутом парадной формы офицеров ВМФ, почти все представляют его вид и размеры, – и не понимают, как таким оружием можно фехтовать, да еще наносить размашистые рубящие удары.

С описанным огнестрельным оружием ситуация иная. Почти никто задумывается, из чего именно стреляют отрицательные персонажи в положительных, а положительные отстреливаются. Сказано же ясно: из мушкетов стреляют, а мушкет и есть мушкет: приклад-ствол, зарядил-выстрелил, хороший стрелок – попал, плохой – промазал. Любой, кто видел хотя бы пару исторических фильмов о мушкетерах-гардемаринах, представляет, как выглядит мушкет. Хотя едва ли отличит его от фузеи, но представляет.

На самом деле все не так просто. Если не представлять тактико-технические характеристики мушкетов, многие эпизоды понять трудно, даже невозможно.

Например, неясно, отчего Джон Сильвер гонит своих людей на штурм блокгауза, неизбежно чреватый большими потерями. Нет чтобы поступить проще: разместить пару-тройку лучших стрелков в окружающем частокол лесу, да и подстреливать защитников, едва те высунутся из своего сруба. А они ведь высовывались постоянно: и пищу готовили снаружи, и даже в лес за дровами ходили… Можно на сосны пиратов посадить, матросы привыкли лазать на мачты, справятся. Снизу не разглядеть засевшего в густой кроне стрелка, а для него вся крепость как на ладони. Отчего же умный Сильвер так сглупил? Не додумался до очевидного?

Сильвер в данном случае не сглупил. Он действовал, исходя из технических характеристик оружия, имеющегося в его распоряжении.

Но что это было за оружие? Хокинс нигде и никак название или марку мушкетов не конкретизирует.

А ему нет нужды конкретизировать. И без того ясно – и пираты, и кладоискатели вооружены мушкетами образца 1703 года, более известными под народным названием «Смуглая Бесс». Другие попросту не могли загрузить на борт «Испаньолы» в Бристольском порту. Не производились в Англии мушкеты иных марок… Вариант, что сквайр Трелони зачем-то закупил для экспедиции партию импортных мушкетов, рассматривать не будем, как маловероятный. К тому же подобное допущение мало что меняет, по своим характеристикам мушкеты разных европейских стран отличались мало.

Итак, «Смуглая Бесс»…

В 1703 году этот мушкет был принят на вооружение английской пехоты, а разработан несколько ранее, в конце семнадцатого века. И более ста лет, до самых наполеоновских войн, исправно служил главным стрелковым оружием. За этот срок произошла пара незначительных модернизаций, основные свойства «Смуглой Бесс» не изменивших.

Выпускали «Смуглую Бесс» огромными партиями не только для армии и флота – ею вооружались всевозможные иррегулярные формирования: экипажи приватиров, войска частной Ост-Индской компании и т. д. В больших количествах «Смуглую Бесс» завозили в североамериканские колонии – и для торговли с индейцами, и для вооружения колонистов.

«Смуглая Бесс» грохотала на полях сражений Войны за испанское наследство, и за австрийское наследство, и в Семилетней войне поучаствовала, и в Войне за независимость американских колоний… И в Войне за наследство Флинта.


Остров без сокровищ

Рис. 6. Мушкет «Смуглая Бесс».


Армейский вариант отличался от прочих наличием штыка, остальные же характеристики мушкета совпадали: замок кремневый, вес оружия около 14 фунтов, ствол длиной 46 дюймов со сверловкой 11 калибра (то есть из английского фунта свинца можно было отлить 11 круглых пуль точно по размеру ствола). В метрической системе 11 калибр составляет чуть больше 19 миллиметров.

Но пули в «Смуглянку» заряжали калибром 0,71 дюйма, т. е. 18 мм. Мушкет стрелял фактически подкалиберными пулями, свободно закатывавшимися в ствол. Это рассогласование калибров пули и ствола имело два следствия: во-первых, мушкет можно было относительно быстро зарядить, не тратя время на длительное проталкивание пули шомполом через ствол; во-вторых, меткость стрельбы из «Смуглой Бесс» была чудовищно низкой.

Термин «чудовищно» в данном случае употреблен не для красного словца. Достаточно сказать, что прицельных приспособлений «Смуглая Бесс» не имела. Вообще! Никаких! Ни мушки, ни целика, ничего… И команды «целься!» в английской армии не существовало. Вместо нее командовали «наводи!» – то есть поворачивай ствол в ту сторону, где стоит плотный строй противников, авось, выпалив, кого-то да зацепишь…

Дистанция уверенного поражения из «Смуглой Бесс» – 100 ярдов, то есть примерно 91 метр. Пуля сохраняла убойную силу и при дальнейшем полете, но все же чаще ранила, чем убивала. На двухстах ярдах энергия пули падала настолько, что возможность сколько-то серьезного ранения, выводящего противника из строя, практически исключалась.

Беда в том, что и на 100 ярдах попасть из «Смуглой Бесс» в одиноко стоящего человека можно было лишь случайно, при огромном везении. Пули на этом расстоянии отклонялись и рассеивались в круге радиусом 6 футов (округленно 180 см). Хороший стрелок, плохой – без разницы, все равно рассеивались случайным образом, такая уж у «Смуглой Бесс» была внешняя и внутренняя баллистика. Естественно, что солдат на стрельбищах обучали не меткой стрельбе, а исключительно быстрому заряжанию мушкета.

Как сказано выше, мушкеты других европейских армий ничем не превосходили «Смуглую Бесс». Историк оружия Джек Келли свидетельствует:

«В XVIII веке считалось, что в цель попадает меньше чем полпроцента мушкетных пуль, и солдату, чтобы убить врага, приходится расстрелять свинца в семь раз больше, чем этот враг весит. Это, возможно, преувеличение, однако есть и точные цифры. В одном сражении австрийцев с пруссаками в 1742 году на каждого убитого австрийского солдата пришлось 260 прусских выстрелов».

Причем в сражении стрельба ведется по плотному строю, промахнуться труднее… И все равно промахивались. Чтобы не тратить зря порох и свинец, пехотные строи сходились почти вплотную, и расстреливали друг друга практически в упор.

Как мы помним, доктор Ливси участвовал в битве при Фонтенуа (не совсем ясно, на чьей стороне). Англичане в этом сражении, естественно, стреляли из «Смуглых Бесс».

Вот как, по словам того же Дж. Келли, проходил начальный этап баталии:

«К оборонительной позиции Морица Саксонского подошел строем дисциплинированный отряд английских пехотинцев, вооруженных мушкетами, которые сами по себе уже были символом крайне медленного прогресса пороховых технологий. Мушкет „Смуглая Бесс“, принятый на вооружение английской пехоты в 1703 году, представлял собой гладкоствольное оружие несколько меньшего размера, чем старый испанский мушкет.

〈…〉

Взяв свои мушкеты на плечо, англичане завершили переход через лощину и, словно на параде, под барабанный бой и пение флейт, с развевающимися полковыми знаменами поднялись на равнину, на которой и должна была разыграться битва. Им противостояли шесть батальонов французской и швейцарской пехоты. Всего шестьдесят футов разделяли французов в светло-голубых мундирах и англичан – в красных. Английские офицеры отдали врагу честь и раскланялись. Французы ответили тем же. От английских рядов отделился капитан, навстречу ему вышел французский лейтенант. Угостив врага из карманной фляжки, англичанин самым вежливым образом предложил ему стрелять первым. Француз со всей возможной учтивостью отклонил лестное предложение. Наблюдая за этими галантностями, более уместными не в битве, а на дуэли, вельможные зрители на холме достигли, должно быть, высшей степени волнения.

Промедление в подобных обстоятельствах – ужасная вещь. Французские солдаты, потеряв терпение, сделали несколько выстрелов по соблазнительной цели. Однако разрозненные выстрелы не поколебали английские порядки. Англичане двинулись навстречу французам и, подойдя на тридцать футов, вскинули мушкеты и дали смертоносный залп. Французский офицер, минуту назад обменивавшийся любезностями с противником, был убит наповал.

Залп скосил еще 50 офицеров и 760 рядовых. Французы дрогнули, запаниковали и обратились в бегство».

Позже французский командующий Мориц Саксонский удачно ввел в дело кавалерию и переломил ход битвы, но нас интересуют не эти подробности, а дистанция эффективного мушкетного огня. Она названа точно: тридцать футов! Меньше десяти метров! Дистанция вдвое большая – шестьдесят футов – показалась английским офицерам слишком далекой, и они подвели своих подчиненных на тридцать, рискуя первыми нарваться на смертоносный залп…

Причем стрельба шла по плотному строю, когда горизонтальное рассеяние пуль роли не играет, влияет на попадания лишь вертикальное.

Мог ли Джон Сильвер с таким оружием сажать в засаду стрелков, надеясь подстрелить издалека защитников блокгауза? Сажать-то мог, а вот подстрелить – едва ли…

Козы, за которыми охотился с мушкетом на Острове Сокровищ бедолага Бен Ганн, не иначе как паслись густыми стадами. В противном случае жареная козлятина крайне редко доставалась бы робинзонящему экс-пирату на обед и ужин… Хотя, конечно, нельзя исключать вариант применения петель, ловчих ям и прочих ловушек.

* * *

Позвольте, могут воскликнуть знатоки приключенческой классики, а как же умудрялись попадать в цель знаменитые своей меткостью стрелки восемнадцатого века?! Тот же Натти Бампо, он же Зверобой, он же Следопыт, он же Соколиный Глаз, он же Кожаный Чулок? Всё наврал нам про него американский писатель Фенимор Купер?

Купер, конечно, врал в своих романах много и охотно. Но не данном случае… Все описания оружия Натти Бампо свидетельствуют: его «оленебой» не что иное, как знаменитая «кентуккийская винтовка» – нарезное длинноствольное оружие, в разы превосходящее меткостью и дальнобойностью армейский мушкет. С «кентуккийкой» и в самом деле можно было блистать снайперской стрельбой.

Проблема в том, что для армии и регулярных военных действий эта винтовка никак не годилась.

Во-первых, изготовить нарезной ствол значительно дороже и труднее, чем гладкий, и при производстве и закупке винтовок тысячами и десятками тысяч штук военное ведомство разорилось бы. Во времена господства черного пороха и дульнозарядных мушкетов лишь отдельные элитные части получали нарезное оружие: французские карабинеры и егеря некоторых полков, итальянские берсальеры и т. д.

Во-вторых, винтовка Соколиного Глаза никак не могла потягаться со «Смуглой Бесс» в скорострельности, – ее пулю очень долго приходилось вколачивать в ствол, преодолевая сопротивление нарезок.

Значит, знаменитая меткость сквайра Трелони – фикция, выдумка Хокинса? Ведь сквайр, находясь в ялике, стреляет из обычного мушкета по пиратам, стоящим на палубе «Испаньолы» отнюдь не в плотном строю, их там всего пять человек, какой из них строй… Сквайр выстелил с большой дистанции, уж всяко не менее сотни ярдов. И попал. Не было такого?

Нет, с меткостью сквайра все в порядке… Из мушкета он стреляет лишь в каноническом переводе Н. Чуковского, даже в более поздних редакциях того же перевода мушкет чудесным образом превращается в ружье… А это несколько иное оружие.

Для проверки можно заглянуть в оригинал. И впрямь, почти везде герои (и антигерои) палят из мушкетов (musket), а сквайр для выстрела из ялика использует ружье (gun). Вообще-то gun в английском языке имеет много значений, в зависимости от контекста это и ружье, и пушка, и пистолет, и даже револьвер… В данном случае ружье.

В чем разница между ружьем и мушкетом?

Принципиальной разницы нет. И то, и другое – оружие длинноствольное и гладкоствольное, дульнозарядное, с кремневым замком.

Разница в качестве изготовления. Мушкеты – массовое оружие, их клепали огромными партиями для вооружения армий, главными достоинствами считались дешевизна и скорость изготовления. Соответственно стволы рассверливались без излишней точности и не полировались. Произведенные мушкеты даже не пристреливались, да и как их пристрелять без мушки и целика? Проверялось лишь одно: способен или нет ствол выдержать давление пороховых газов. Не взорвался при выстреле? – годен к употреблению.

Ружья, напротив, оружие штучной работы. С каждым мастер-оружейник возился, доводя до ума, добиваясь идеальной центровки и гладкости стенок канала ствола. Каждое тщательнейшим образом пристреливал. И, естественно, никаких подкалиберных боеприпасов – пули отливались для каждого ружья в индивидуальной формочке, размером идеально соответствуя дулу. По точности стрельбы ружья уступали нарезным винтовкам, но значительно превосходили армейские мушкеты. Со скорострельностью та же картина – промежуточное положение между винтовкой и мушкетом.

В романе «Три мушкетера» замечательно продемонстрирована разница между ружьями и мушкетами. Осада Ла-Рошели, д′Артаньян гуляет в одиночестве по тропинке вдали от траншей и бастионов, радуется, как обхитрил его высокопреосвященство кардинала Ришелье в деле с подвесками; вдруг – ба-бах! – выстрел издалека, за ним второй, – и пуля сбивает с д′Артаньяна шляпу. Гасконец залег и сразу заподозрил, что стреляли не из армейского мушкета, больно уж выстрел меткий… Неопытные читатели удивлены: как так, отчего же меткий, если попали в шляпу, а не в голову? А мы теперь читатели опытные и понимаем: д′Артаньян оценил ситуацию абсолютно верно, мушкетная пуля отклонилась бы на пару метров при стрельбе с дальнего расстояния. Так и оказалось – на мушкетера охотились киллеры, нанятые злокозненной миледи. С ружьями охотились, разумеется.

Естественно, сквайр Трелони, богатый землевладелец, имел в усадьбе коллекцию ружей, статус обязывал. Естественно, он взял хотя бы одно ружье на борт «Испаньолы», а то и два-три.

Но был ли сквайр и в самом деле отличным стрелком, непонятно. Заработать такую репутацию может любой, если оружие его на порядок лучше, чем у остальных.

* * *

Кроме мушкетов и ружей, персонажи активно палят из пистолетов.

С пистолетами ясности никакой нет, в отличие от «Смуглой Бесс». В массовом порядке для рядового состава пехоты они не производились, а офицеры (и солдаты элитных частей: гвардии, кавалерии) заказывали пистолеты у оружейников индивидуально.

Пистолет – мощное оружие, которое можно незаметно носить под одеждой – вскоре после появления приобрел популярность у криминальных элементов, у всевозможных романтиков больших дорог и темных переулков. Первый запрет на короткоствол с колесцовым замком датирован 1523 годом – власти Феррары (Италия) посчитали, что новый вид оружия стали чересчур активно использовать наемные убийцы (в Италии эпохи Возрождения профессия киллера, иначе говоря bravi, была весьма распространена и востребована).

Активно пользовались пистолетами и пираты. Не из-за преимуществ скрытого ношения, разумеется. Но идти на абордаж с громоздким мушкетом неудобно, а пара-другая пистолетов не сильно помешает прыжку на борт вражеского судна и в рукопашной схватке даст изрядное преимущество над противником, вооруженным лишь холодным оружием.

Их каких именно пистолетов стреляли на Острове Сокровищ – выяснить нет возможности. Из достаточно портативных, надо полагать, коли уж персонажи носят их в карманах. В дальности уверенного поражения такие системы не могли тягаться с мушкетами – и калибр меньше, и ствол значительно короче. Но меткостью на близких дистанциях не уступали «Смуглой Бесс» (уступить ей по этому параметру трудно, к тому же пистолеты по тщательности изготовления скорее приближались к ружьям, чем к мушкетам). Можно считать, что максимум шагах на десяти-пятнадцати эти пистолеты попадание в человека могли обеспечить, на более дальних дистанциях – как повезет.

* * *

Со стрелковым оружием с грехом пополам разобрались… Но ведь на борту «Испаньолы» стояла еще и пушка! Весьма загадочная артсистема, судя по описанию…

Но с пушкой опять-таки не разобраться без экскурса в историю артиллерии восемнадцатого века…

Отложим. Надоело описывать ТТХ мертвого железа.

Поговорим лучше о людях, это значительно интереснее. И о пиратском мятеже, который случился не на борту «Испаньолы», а в головах сквайра, капитана и доктора.

Глава четырнадцатая

История с пистолетами или День больших глупостей

Итак, Джим Хокинс улизнул на берег в компании якобы мятежников, здраво рассудив: на борту назревает заваруха, в которой легко и просто можно получить пулю в затылок от своих… От Тома Редрута, если говорить прямо.

Рассудительного юношу такая перспектива не устраивала и он предпочел общество матросов и Джона Сильвера. Роль летописца событий временно перешла к доктору Ливси. Но у доктора проблема: описывать нечего. События упорно не хотят происходить.

Одни матросы гуляют и расслабляются на берегу, другие, числом шесть человек, остались на «Испаньоле». Ливси пишет о них: «Шестеро негодяев угрюмо сидели под парусом на баке».

Поскольку иных признаков негодяйства не просматривается, надо полагать, что нелестный эпитет доктора вызван исключительно угрюмым видом матросов. Угрюмо же сидят, что не ясно? Значит, замышляют недоброе! Вот-вот нападут и всех перережут!

Но с другой стороны, с чего бы этим шестерым радоваться жизни? Позади долгое плавание, все истосковались по твердой земле, и прочие сейчас отдыхают на острове, а этих шестерых не взяли, оставили на вахте… С чего им веселиться? С какой радости шутить и улыбаться?

Эта шестерка осталась на борту не для того, чтобы надзирать за сквайром и его компаньонами. Они на вахте. Поясним для тех, кто плохо разбирается в корабельных порядках: сутки на флоте делятся на шесть вахт, по четыре часа в каждой. Соответственно, экипаж делится как минимум на три равных части, именуемых вахтенными отделениями: одна треть матросов дежурит по кораблю, другая отдыхает, сменившись с дежурства, третья, т. н. подвахтенные, – готовится заступить на дежурство. Есть еще кое-какие тонкости (например, подвахты, длительностью вдвое меньше обычных вахт, вводимые для того, чтобы одни и те же люди не дежурили в одно и тоже время, ночью, например), но вдаваться в них не будем, общий принцип понятен.

Так вот, шесть человек – ровно треть матросов «Испаньолы», вахтенное отделение. Сильвер не в счет, он кок и вахту не стоит. Они, эти шестеро, и несут дежурство по кораблю, а два других вахтенных отделения, двенадцать человек, гуляют по острову. Все по уставу, все как положено, никаких признаков неповиновения, не говоря уж о мятеже.

И угрюмый вид объясняется просто: вот-вот пробьют четыре склянки, половина вахты позади, но подвахтенные-то отпущены на берег до темноты! Никто не сменит в срок! Мало того, что лишились увольнительной на берег, так еще и дежурить за других часть их вахты…

Чуть раньше Хокинс свидетельствует: «После долгих споров команда разделилась так: шестеро остались на корабле, а остальные тринадцать, в том числе и Сильвер, начали рассаживаться в шлюпках».

У юнги Джима морской стаж с гулькин нос, и он попросту не понял, о чем шел спор. Матросы не выясняли, кому плыть на остров, а кому остаться. Предметом диспута стал другой вопрос: вернутся ли подвахтенные, чтобы сменить оставшуюся на шхуне шестерку?

Кладоискатели устраивают совещание. Вот что рассказывает о нем доктор:

«Капитан, сквайр и я сидели в каюте и совещались о том, что делать. Если бы дул хоть самый легкий ветер, мы напали бы врасплох на шестерых мятежников, оставшихся на корабле, снялись бы с якоря и ушли в море. Но ветра не было. А тут еще явился Хантер и сообщил, что Джим Хокинс проскользнул в шлюпку и уехал вместе с пиратами на берег».

Оставим на совести доктора Ливси термины «мятежники» и «пираты». О том, произошел мятеж или нет, случились ли акты пиратства, мы уже рассуждали достаточно. Любопытство в данном случае вызывают планы Ливси и его соратников. Арестовать и посадить под замок шестерых угрюмых негодяев они не решаются – нет ветра, шхуну со стоянки не увести.

Допустим, ветра нет. Но зачем обязательно уводить «Испаньолу»? Не проще ли взять корабль под контроль и держать на нем оборону? На берегу тринадцать человек матросов (в терминах доктора и его товарищей – пиратов и мятежников), у них две шлюпки, но оружия нет. У шестерых кладоискателей на шхуне оружия навалом, вплоть до пушки.

Ну подгребут матросы к борту «Испаньолы» и что дальше? Не спускать им трап, да и всё.

Позже Джим Хокинс поведает нам, как он умудрился запрыгнуть на шхуну прямо с челнока, уцепившись за бушприт, но там ситуация была иная: «Испаньола» шла по высоким волнам, и бушприт за счет килевой качки то задирался к небесам, то опускался к поверхности моря. В проливе, на спокойной воде, такой акробатический трюк невозможен.

Абордажных крюков с веревками у матросов нет, они могут лишь карабкаться наверх по якорному канату – безоружные и по одному. Ну так и принимайте их – и тут же конвоируйте под дулом пистолета в надежно запираемое помещение. Рискованно? Не принимайте. Подпустите поближе и дайте в упор несколько залпов из мушкетов, благо оружия много и зарядить его можно заранее. С нескольких метров даже «Смуглая Бесс» вполне способна послать пулю в выбранную цель.

Все эти простые резоны не приходят в голову Ливси. И капитану, и сквайру Трелони не приходят.

Какой конкретно план на совещании они выработали, мы не знаем. Но события развивались так: доктор на ялике отправился на берег, на разведку. Обнаружил бревенчатую крепость – блокгауз и частокол, убедился, что укрепление в исправном состоянии, оборону держать можно. После чего кладоискатели и примкнувший к ним матрос Грей эвакуировались с корабля в крепость, где и засели.

Зачем они все это проделали, причем с немалым трудом и риском? Зачем???

Ведь что изменилось от этой рокировки:

Во-первых, возможности для обороны резко ухудшились. К «Испаньоле» надо плыть на шлюпках по открытой воде, под прицелом мушкетов и даже пушки. К частоколу крепости можно незаметно подобраться вплотную, под прикрытием леса.

Во-вторых, на «Испаньоле» было в разы больше продовольствия и боеприпасов, чем удалось доставить в крепость. Груз ялика при последнем рейсе отправился на дно, и в результате продуктов у защитников сруба на десять дней. Сколько осталось зарядов, в точности неизвестно, но в любом случае значительно меньше, чем Ливси и его товарищи имели в распоряжении на борту шхуны.

В-третьих, потеряна мобильность. Безветрие не может быть вечным, – и вечером в самом деле задул свежий бриз, о чем упоминает Хокинс. Плыви на «Испаньоле» прочь от острова, в ближайший дружественный порт (временно амнистировав пару раскаявшихся негодяев из тех, что заперты в трюме, чтобы было кому работать с парусами), набирай там новую команду. Как этому могли помешать с острова безоружные матросы? Никак. Если вернуться этак через месяц – оставленные без крошки хлеба пираты (кто выживет, разумеется) сами на коленках на берег выползут с поднятыми руками: сдаемся, сдаемся, только покушать дайте!

В-четвертых, всё, что потеряли кладоискатели, – тут же приобрели их противники. Продовольствие, оружие, боеприпасы… И корабль с пушкой.

В-пятых, разделенные на две части матросы вновь объединились. Одолеть их по частям гораздо легче, можно даже не убивать – арестовать и посадить под замок. С вооружившимися и объединившимися врагами такой фокус не пройдет, тут уж надо сражаться не на жизнь, а на смерть.

Короче говоря, обороняться сквайру и его компаньонам все равно пришлось – но они сами загнали себя в условия, когда делать это стало значительно труднее.

Ладно бы они затаились где-то на острове, спрятались. Прочесать остров шириной пять миль силами двух десятков человек нереально, и прятаться можно долго, целых десять дней. Пока продукты не кончатся. И потом можно прятаться, хоть и без прежнего комфорта, – Бен Ганн три года на подножном корме просуществовал, не умер. Доктору, сквайру и остальным продержаться предстояло всего-то несколько месяцев – затем, по договоренности с мистером Блендли, за ними должна была прибыть спасательная экспедиция. Ну так и спрячьтесь, сторожите зарытые сокровища, дожидайтесь подмоги, а если пираты не уплывут, затеют поиски сбежавших (или поиски клада вслепую, без карты) – можно организовать пару партизанских нападений. Пальнуть из кустов и тут же отступить в чащу, чего уж проще… Нанести из «Смуглой Бесс» урон таким способом затруднительно, но деморализовать противника, отбить охоту шляться по острову – вполне возможно.

Но наши герои не ищут легких путей. Они, едва обосновавшись в блокгаузе, тут же поднимают над ним британский флаг. Флаг на высоком шесте, виден издалека. Вот они мы, тут сидим! Подходи, кому жизнь не дорога!

Как хотите, но все поступки доктора и его товарищей в тот день можно охарактеризовать двумя словами: беспросветная глупость.

Но и у глупостей есть свои причины… Будем разбираться.

* * *

А ведь доктор Ливси далеко не глуп… Позже, взявшись написать от своего лица вставные главы для мемуара Хокинса, он явно понимает: у читателей возникнет масса вопросов по поводу странных поступков персонажей.

И Ливси пытается как-то замотивировать странности.

Он выдвигает решающее и неоценимое преимущество крепости как места обороны: в блокгаузе была вода! Источник, ключ, родник…

«Прозрачный ключ бил из земли почти на самой вершине небольшого холма. Тут же, вокруг ключа, был построен высокий бревенчатый сруб», – сообщает нам Ливси. И лжет.

Не совсем ясно, как обстояли у доктора дела с медицинскими познаниями, но в геологии он полный профан. Холм песчаный, об этом не раз упомянуто. Не бьют прозрачные ключи из почти вершин песчаных холмов. Нигде. Никогда. Наука геология такого не допускает.

Чтобы из земли ударил родник, водоносный слой должен быть стиснут, сжат между двумя водонепроницаемыми пластами. Песок к таким породам – к водонепроницаемым – естественно, никак не относится.

Теоретически прозрачный ключ все-таки мог оказаться на вершине… Вот каким образом: Флинт по ходу строительства блокгауза где-то раздобыл и притащил на остров буровую установку и забабахал на вершине артезианскую скважину в пару сотен метров глубиной, угодив в водоносный слой с хорошим напором. Естественно, в скважину Флинт опустил обсадные трубы, герметично их соединяя, иначе вода наверх бы не дошла. Труды немалые, зато всегда со своей водичкой: чайку вскипятить, то, сё, – не надо тащиться с ведром на дальний родник или ручей.

Но если отвергнуть версию с Флинтом-бурильщиком, то родник в реальности мог бить из земли далеко от сруба, где-то внизу, у подошвы холма, возможно с наружной стороны частокола. За водой приходилось ходить так же, как и за дровами, покидая укрытие. Поздравляем соврамши, доктор…

Однако допустим, что произошло чудо. Обыкновенное геологическое чудо. Случился природный феномен, уникальный и неповторимый. Бьет ключ из вершины песчаного холма, бьет и все тут…

Тогда Ливси прав, сообщая нам: «Правда, в каюте „Испаньолы“ тоже неплохо: много оружия, много боевых припасов, много провизии, много превосходных вин, но об одном мы не позаботились – в ней не было воды». И в самом деле, держать оборону, употребляя вместо воды вина, пусть и превосходные, – добром такая затея не завершилась бы. Хотя сквайр Трелони наверняка бы обрадовался.

Но доктор лукавит.

При чем тут каюта, если есть возможность легко и просто захватить весь корабль, изолировав шестерых «угрюмых негодяев»? Его и захватывают накануне эвакуации, загоняя матросов в трюм под дулами пистолетов. И довод Ливси тут же теряет всякую убедительность: на «Испаньоле» в любом случае имелся запас пресной воды. Запри трюм с негодяями, заколоти его досками, – и обороняйся сколько душе угодно. Хотя какая еще оборона против безоружных, никто бы не полез под пули со складными ножами…

Однако Ливси очень старательно пытается преувеличить силы противников. Он не просто приписывает им замыслы, никакими поступками не подтверждаемые. Он утверждает: сошедшие на берег пираты были вооружены пистолетами.

Вернее, не совсем так… Прямо доктор этого не утверждает. Но делает все, чтобы у читателей создалось впечатление: пистолеты у пиратов имеются.

«Ни у кого из уехавших на берег не было мушкета, и, прежде чем они подошли бы к нам на расстояние пистолетного выстрела, мы успели бы застрелить по крайней мере шестерых».

Мы уже замечали, что доктор Ливси – мастер жонглировать словесами. У матросов, сошедших на берег, нет мушкетов? – святая правда. Можно расстреливать их, пока подойдут на расстояние пистолетного выстрела? – почему бы и нет…

Фокус в том, что подойти на расстояние пистолетного выстрела, – и иметь пистолет, чтобы произвести этот выстрел, – абсолютно разные вещи. Пираты могли подойти на пушечный выстрел – разве следует из этого, что они катили пушку?

Ни слова неправды не написал доктор, и тем не менее беззастенчиво обманул читателей. Вот ведь стрекулист тонконогий…

* * *

Но может быть, матросы все-таки имели пистолеты?

А зачем они бы потащили их на берег? Хищные звери на острове не встречаются, враждебно настроенные аборигены не обитают. А встречались бы и обитали бы, – логичнее отстреливаться от них из мушкетов. Еще логичнее вообще воздержаться от экскурсии на берег.

Но допустим, что пистолеты захвачены на всякий случай… Мало ли что. Вдруг каким-то ветром занесло пирогу с дикарями-людоедами (прямиком из романа о Робинзоне Крузо). Береженого, как известно, бог бережет.

Пусть так. Но где в таком случае матросы взяли эти пистолеты?

Все легальные запасы оружия на «Испаньоле» капитан забрал и держит под замком. В сложившейся ситуации – ожидая с минуты на минуту мятеж – выдал бы он хоть один пистолет матросам?

Да ни за что. Пусть по берегу хоть стаи тигров-людоедов шляются, завывая дурными голосами, и дикари-людоеды густыми толпами выстроились, с ножами и вилками наготове, – не выдал бы. Ну тигры, ну людоеды, ну сожрут пяток матросиков… И пускай сожрут, легче подавить мятеж будет.

Получается, что пистолеты нелегальные, тайком пронесенные в Бристоле на борт «Испаньолы»? Иных вариантов нет.

Несколько часов спустя, на исходе вечера, доктор видит: враги теперь тоже при оружии. И комментирует: «Они все до одного были вооружены мушкетами, добытыми, вероятно, из какого-то их тайного склада».

Что за тайный склад? Где находится?

На борту «Испаньолы», очевидно. На острове тоже имеется какое-то оружие, спрятанное Флинтом. Но место тайника ни матросы, ни Сильвер не знают, оно указано лишь на карте. Случайную находку оружия Флинта именно в нужный момент отметем, как невероятное совпадение. К тому же разве стал бы Флинт зарывать мушкеты «Смуглая Бесс»? А зачем? Они дешевый металлолом, по большому счету, никакое не сокровище.

Значит, склад на «Испаньоле». У Сильвера был на борту тайник со спиртным – отчего бы не оборудовать заодно складик с оружием? Запас карман не трет… Тогда пиратские пистолеты, захваченные на берег, тоже оттуда, из тайного склада.

Логика в таком построении есть. Но она напрочь исчезает, стоит лишь задаться вопросом: а зачем Сильверу такой склад?

Ведь закупленное сквайром оружие изначально сложено на носу шхуны. В трюме, рядом с матросским кубриком. Проломить незаметно в переборке доску – и вот тебе мушкеты, пистолеты, катлассы… Бери и пользуйся.

Зачем создавать резервный запас?

И ведь создавать его Сильверу пришлось бы за свой счет, на свои кровные денежки. Причем покупка Долговязым Джоном одного мушкета подозрений бы не вызвала – для личного пользования, для обороны дома и семьи от грабителей. Но целая партия мушкетов, достаточная для вооружения армейского подразделения? Да еще пистолеты с катлассами? Подозрительно… А в Англии, если кто забыл, – вооруженный мятеж якобитов. Закупка партии мушкетов владельцем таверны сразу нехорошие мысли вызовет… Надо покупать тайно, из-под полы, втридорога. Лишние расходы, и все равно остается вероятность погореть, угодить за решетку с подозрением в пособничестве принцу Чарли, в снабжении армии якобитов.

Ну и зачем Джону Сильверу всем этим заниматься?

Потом капитан забрал арсенал и переместил на корму. Но когда? Перед самым отплытием. Сильвер узнал о том, лишь поднявшись на борт, когда что-либо предпринять было поздно. Сцена очень характерная, приведем ее изложение Хокинсом полностью:

«Мы усердно работали, перетаскивая порох и устраивая наши каюты, когда наконец с берега явились в шлюпке последние матросы и вместе с ними Долговязый Джон.

Повар взобрался на судно с ловкостью обезьяны и, как только заметил, чем мы заняты, крикнул:

– Эй, приятели, что же вы делаете?

– Переносим бочки с порохом, Джон, – ответил один из матросов.

– Зачем, черт вас побери? – закричал Долговязый. – Ведь этак мы прозеваем утренний отлив!

– Они исполняют мое приказание! – оборвал его капитан. – А вы, милейший, ступайте на кухню, чтобы матросы могли поужинать вовремя.

– Слушаю, сэр, – ответил повар.

И, прикоснувшись рукой к пряди волос на лбу, нырнул в кухонную дверь».

Сильвер не может сдержаться, он даже кричит от волнения (редкий для него случай). Он понимает: шансы на успешный мятеж исчезают на глазах.

Предположение Ливси о тайном складе никак не стыкуется с этим эпизодом. При наличии склада волнение Сильвера ничем не объяснимо. Таскаете мушкеты и порох? Ну и таскайте на здоровье, у меня заначен свой запасец…

Доктор Ливси выдвигает нелепую версию о тайном складе по единственной причине: ему надо замазать собственную огромную ошибку. Ведь это он, Ливси, собственноручно вооружил матросов! Да, так все и было. Очередная глупость, совершенная в богатый на глупости день.

Вот как это произошло при эвакуации с «Испаньолы»:

«Остальное оружие и порох мы выбросили за борт. В проливе было две с половиной сажени глубины, и мы видели, как блестит озаренная солнцем сталь на чистом песчаном дне. Начался отлив, и шхуна повернулась вокруг якоря».

Вот он, пресловутый тайный склад, – на дне пролива. Оружие замечательно видно сквозь слой прозрачной воды. Глубина – две с половиной морских сажени (в оригинале сажень называется fathom и равняется 182 см). Итого четыре с небольшим метра. Причем отлив только начался и к вечеру глубина стала еще меньше. А в команде практически любого судна того времени имелся водолаз. Не в современном понимании этого термина, без скафандра или акваланга, – умеющий нырять с открытыми глазами на несколько метров и задерживать дыхание на пару минут. Умение очень полезное, когда надо осмотреть снаружи корпус в поисках повреждений и т. д. А за порохом даже нырять не пришлось. Бочонки с порохом легче воды и плавали на поверхности.

Но в чем же глупость доктора и его товарищей? Вывозить оружие на глубокое место и затапливать там у них не оставалось времени…

Бочонки с порохом можно было пробить. Один удар топором или тесаком – порох подмокает и для стрельбы не годится. А с мушкетов и пистолетов недолго снять замки – все они поместились бы в один карман доктора Ливси. Тогда даже за борт мушкеты отправлять не надо, использовать их можно лишь в качестве дубин.

И на этом мятеж бы завершился, толком не начавшись. С одними тесаками много не навоюешь…

Но матросы, немного поныряв, раздобыли себе и пистолеты, и мушкеты.

А что им еще оставалось делать, если начальство сбежало с корабля и стреляет в безоружных подчиненных при любой оказии?

Только вооружаться и обороняться.

* * *

Тут надо отметить одну тонкость, касающуюся пороха.

Порох в те времена делился по своему назначению на следующие виды:

– ружейный;

– мушкетный;

– винтовочный;

– пистолетный (используемый также в качестве затравочного для некоторых видов оружия);

– пушечный.

Разные виды пороха различались своей зернистостью (т. е. размером пороховых гранул) и скоростью горения. Первые четыре вида пороха были в принципе взаимозаменяемые, при условии изменения навески заряда. Боевые качества оружия несколько снижались, по сравнению с применением «родного» пороха, но стрелять все-таки было можно.

Например, наставление тех лет по охотничьему делу рекомендует: по беде, если нет ружейного пороха, можно заряжать ружье мушкетным, но засыпать его на две щепоти больше.

Пушечный порох стоял особняком. Его ничем не заменить. Если зарядить пушку мушкетным или пистолетным порохом, она взорвется, убив и покалечив орудийный расчет. Скорость горения слишком быстрая. А пушечный порох, заряженный в ружье или мушкет, жизни стрелка не грозит, но и его противникам опасаться нечего: скорее всего, пуля останется в стволе, а все пороховые газы уйдут через запальное отверстие. В лучшем случае пуля из ствола вылетит, но тут же упадет в нескольких шагах от дульного среза. Слишком медленно горит пушечный порох для стрельбы из мушкета.

Так вот, в воду доктор Ливси и его соратники побросали бочонки с порохом, предназначенным для легкого стрелкового оружия, для мушкетов и пистолетов.

А пушечный порох остался, где и был. В пороховом погребе «Испаньолы». В крюйт-камере, как называли ее в голландском флоте (и в российском, позаимствовавшем почти все морские термины у голландцев).

Теперь, разобравшись с боеприпасами, вернемся к оружию.

* * *

История с «тайным складом» прояснилась и стало ясно – пистолеты с него никак не могли оказаться в карманах или за поясами отплывших на шлюпках матросов.

Последний возможный вариант: какое-то весьма ограниченное количество пистолетов хранилось в матросских сундучках у «старой гвардии», у ветеранов Флинта.

У покойного Билли Бонса в его сундуке лежали пистолеты в количестве аж четырех штук. Но Бонс был человеком рачительным и бережливым. Кто в экипаже «Испаньолы» отличается такими же качествами? Лишь Джон Сильвер.

А прочие ветераны? О которых Сильвер отзывается крайне презрительно: «Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу», – где их пистолеты? Давно пропиты, вот где…

Итак, пистолеты мы с огромным трудом, но отыскали: они лежат в сундучке одноногого Джона, – пара, а может и две.

Но взял бы их Сильвер на берег? А зачем? Если Сильвер готовится поднять мятеж с минуты на минуту, – логичнее отдать последнее огнестрельное оружие тем своим людям, что остались на борту и противостоят хорошо вооруженным противникам. (И, кстати, логичнее не оставлять там колеблющегося Абрахама Грея.) А на острове в кого стрелять? В честных матросов – в Тома и Алана? Но выстрел тут же всполошит сквайра и его товарищей, оставшихся на борту. А у них, между прочим, целый арсенал против пары пистолетов, максимум двух пар. Тома и Алана, если уж подопрет, можно прикончить без шума, ножами.

Если же мятеж в ближайших планах Сильвера отсутствует – тем более, зачем ему на берегу пистолеты? В кого стрелять? Судовой повар прекрасно знаком с островом и знает: нет тут ни дикарей, ни тигров-людоедов. Разве что коза забодать может… Так от нее и костылем отбиться недолго.

Пистолетов у матросов на берегу не было. И у матросов на шхуне не было. Пистолеты, если и существовали в природе, мирно ждали своего часа в сундучке Джона Сильвера.

А теперь самое время задать вопрос: кто в таком случае произвел пистолетный выстрел, сразивший Тома Редрута?

Ответ уже очевиден, да?

Для выстрела по старому егерю надо было иметь: во-первых, мотив; во-вторых, – оружие.

Мотив имелся у Джима Хокинса, и очень веский: опасение за собственную жизнь.

И пистолет на берег он привез, единственный из всех, приплывших на двух шлюпках.

История со смертью слепого Пью повторяется один к одному – пистолет мельком упомянут в эпизоде встречи с Беном Ганном:

«Я остановился, размышляя, как бы ускользнуть от врага. Потом вспомнил, что у меня есть пистолет. Как только я убедился, что я не беззащитен, ко мне вернулось мужество, и я решительно двинулся навстречу островитянину».

Затем пистолет испаряется. Исчезает со страниц мемуара. Дематериализуется. Не разу о нем Хокинс больше не вспоминает. Дежавю какое-то, один раз мы уже наблюдали такую патологическую забывчивость Джима…

А с другой стороны, все логично. Один раз пистолетный выстрел с близкой дистанции уже помог разобраться с проблемой. Отчего бы не повторить удачно найденное решение?

* * *

Кому-то может показаться, что мы демонизируем Джима Хокинса, наивного розовощекого мальчика. Превращаем его в какого-то монстра, в серийного убийцу… Нет, мы просто устанавливаем истину. А чтобы полнее раскрыть внутренний мир нашего героя, приведем несколько цитат без комментариев. Итак, избранные мысли и слова мистера Джеймса Хокинса, для друзей Джима:

«Мне было весело думать, что теперь в живых осталось только четырнадцать наших врагов».

«Оставалось одно: убить как можно больше пиратов, убивать их до тех пор, пока они не спустят свой черный флаг или пока не уйдут на „Испаньоле“ в открытое море».

«Еще один шаг, мистер Хендс, – и я вышибу ваши мозги! Мертвые, как вам известно, не кусаются».

«Каждый раз, когда нам представится возможность выстрелить в них, мы должны стрелять».

«Это я перерезал у шхуны якорный канат, это я убил людей, которых вы оставили на борту, это я отвел шхуну в такое потайное место, где вы никогда не найдете ее».

Глава пятнадцатая

Кто за главного?

Но кто же несет ответственность за все глупости, совершенные в день прибытия на остров?

Мятежниками – втянутыми в мятеж против воли, мушкетными выстрелами на поражение – командует Джон Сильвер. Единоначалие, хоть и не абсолютное, – матросы в любой момент могут собраться и вынести вотум недоверия, прислать черную метку. К тому же в пиратских командах было принято выбирать имеющего немалые полномочия квотермастера, именно как противовес капитану, чтобы тот не прибирал к рукам диктаторскую власть. (О том, кто стал квотермастером в команде Сильвера, чуть позже.)

А кто командует оппонентами мятежников? Кто главный в команде кладоискателей?

Вопрос не так прост, как кажется. На корабле номинально главный – капитан Смоллетт и никто иной. На практике капитана в его решениях весьма сковывает присутствие рядом сквайра Трелони, работодателя и владельца шхуны. К тому же, едва начались военные действия, корабль был покинут, герои засели в крепости, – и даже номинальная единоличная власть капитана закончилась.

Сквайр Трелони – глава экспедиции и главный пайщик акционерного общества «Сокровища капитана Флинта». Ему и полагается командовать после высадки на остров. Он бы и командовал – в нормальных условиях, при мирном поиске золота. Но началась резня и пальба, и тут же выяснилось, что командир из сквайра никакой. Он глуп, несдержан, страдает алкоголизмом, не разбирается ни в людях, ни в военном деле. Одно достоинство – хороший стрелок, да и то скорее всего за счет обладания высококлассным оружием.

А вот Ливси – прирожденный командир. Имеет боевой опыт, способен быстро оценивать обстановку, принимать решения и добиваться их выполнения. Одна беда – прав на командование у доктора нет. Люди сквайра Трелони – а их большинство – просто не будут слушаться доктора Ливси, если сквайр выступит против его решений.

В результате на свет появляется коллегиальный триединый руководящий орган в составе сквайра, капитана и доктора Ливси. Особое, так сказать, совещание, тройка.

И они совещаются, совещаются, совещаются… На корабле совещаются, а затем неоднократно в блокгаузе. В бою командовать сразу втроем невозможно, и эту функцию отдают капитану – но только на время боя, лишь выстрелы смолкают, власть возвращается к трехглавому военному совету.

Так что же, ответственность за все глупости (и за прямые преступления), совершенные в день высадки на остров, надо равномерно распределить между тремя джентльменами?

Не совсем так. В подобном совете у кого-то должно быть право решающего голоса и право на вето. Иначе может сложиться патовая ситуация: доктор решит, что надо эвакуироваться с корабля в блокгауз, капитан – что надо отбиваться на «Испаньоле», а сквайр хлебнет хорошенько бренди и потребует немедленного десанта и поголовного истребления мятежников.

Спорить в подобной ситуации можно до бесконечности. Но мы такого не видим… Кто-то ставил окончательную точку в обсуждениях и брал ответственность на себя. Кто?

И Хокинс, и Ливси дать ответ на этот вопрос не желают. Но по их обмолвкам и намекам общая картина складывается…

В день прибытия первую скрипку в совете играл никак не сквайр Трелони. Злая шутка Джима достигла цели: сквайр деморализован и раздавлен известием о назревшем мятеже. Он даже (небывалое дело!) полностью признает правоту капитана, называет себя ослом и говорит открытым текстом: командуйте, а на меня внимания не обращайте. Дословно: «Вы здесь капитан, сэр, распоряжайтесь!»

Дальше – хуже. Приходит пора действовать, Ливси отправляется на разведку, обследует крепость, возвращается… А сквайр? Сквайр полностью недееспособен.

«Сквайр сидел белый, как бумага, и – добрый человек! – раздумывал о том, каким опасностям мы подвергаемся из-за него», – слова Ливси полны иронии и презрения, но поделом: занятие себе в критический момент Трелони выбрал никак не соответствующее рангу руководителя.

И доктор перестает обращать внимание на погруженного в прострацию сквайра: «Я рассказал капитану свой план, и мы вместе обсудили его», – а сквайр все размышляет, белый как бумага. Тройка на время превратилась в двойку.

Чуть позже, после второго рейса ялика к крепости, поведение сквайра несколько меняется. Ливси свидетельствует: «Сквайр поджидал меня у кормового окна. Он сильно приободрился и повеселел. Схватив брошенный мною конец, он подтянул ялик, и мы снова стали его нагружать свининой, порохом, сухарями».

Но не будем обманываться… Повеселел сквайр по одной-единственной причине – хорошенько приложился к фляге с бренди. Приободрился и зарумянился, понятное дело.

Командовать, принимать решения Трелони по-прежнему не способен. Они плывут на ялике, высаживаются на берег, вступают в стычку с матросами… Все решения по ходу дела принимают капитан и доктор. Сквайр как манекен – где поставят, там и стоит. Что скажут, то и делает. Сказали выстрелить в матросов – выстрелил. Сказали следить за пушкой – следит.

Единственная инициатива сквайра – загрузить в ялик бочку с коньяком. Ну, это святое… За этим Трелони в любом состоянии бы проследил. Не дал бы себе засохнуть.

Дальше – еще хуже. Кладоискатели добрались до блокгауза, и там сквайр устроил натуральную истерику над телом подстреленного Редрута.

«Сквайр бросился перед ним на колени, целовал ему руки и плакал, как малый ребенок», – издевается Ливси. Как малый ребенок… Это бренди. Новая стадия опьянения, слезливая, пришедшая на смену фазе алкогольной активности.

Но как ни был Трелони пьян, кое-что он сообразил… Понял, чей выстрел из кустов смертельно ранил старого Редрута. Сквайру понять это легче остальных, он знает тайную подоплеку событий и догадывается: глупый лисенок перехитрил-таки охотника…

Оттого-то сквайр и рыдает, и целует руки, и просит у Редрута прощения: «Том, – сказал сквайр, – скажи мне, что ты прощаешь меня».

За что прощать? При каноническом прочтении текста это не понять… Стычка, бой, в любого пуля могла угодить…

В нашей версии – не в любого. Пуля была направлена именно в старого егеря. И сквайр, и Редрут это понимают. Слезливая сцена в блокгаузе полностью подтверждает нашу реконструкцию разговора Трелони с Редрутом.

Но одно несомненно: ответственности за все совершенное в день высадки сквайр нести не может. Не принимал он решений и не руководил их претворением в жизнь. Вердикт: в глупостях и преступлениях того дня сквайр Трелони не повинен.

Разве что за появление в блокгаузе бочки с коньяком отвечает лично сквайр…

Но простим человеку маленькую слабость.

* * *

А насколько капитан Смоллетт отвечает за произошедшее? За пальбу по безоружным матросам, за бессмысленную эвакуацию в крепость, за оружие, корабль и припасы, буквально подаренные Сильверу?

Вопрос интересный. Капитан – человек с железным стержнем, его не согнуть и не сломать. Но гибкости никакой… Не дипломат, короче говоря.

К тому же Смоллетт чересчур уж соблюдал субординацию в отношении сквайра, по крайней мере в начале событий. Например, когда Джим Хокинс ошарашил всех известием о заговоре, Трелони кается и посыпает голову пеплом: «Да, капитан, вы были правы, а я был не прав. Признаю себя ослом и жду ваших распоряжений».

Но Смоллетт распоряжаться не спешит, высказывается осторожно, по-прежнему с оглядкой на осла-сквайра: «Из всего сказанного я сделал кое-какие заключения и, если мистер Трелони позволит, изложу их вам».

Еще позже капитан предлагает вполне разумный план действий:

«Отпустим матросов на берег погулять. Если они поедут все вместе, что же… мы захватим корабль. Если никто из них не поедет, мы запремся в каюте и будем защищаться. Если же поедут лишь некоторые, то, поверьте мне, Сильвер доставит их обратно на корабль послушными, как овечки».

Никто не возражает. Ни сквайр (он в шоке и самоустранился от командования), ни Ливси. Заметим, что ни о какой эвакуации с корабля речь не идет. Ни при каких условиях. Капитан мыслит логично: на шхуне у них все козыри на руках и нет смысла бежать с нее, обрекая себя на оборону в заведомо менее выгодных условиях.

Матросы съезжают на берег, причем оставляют на борту шестерых. Справиться с ними можно, и появляется выбор: либо захватить корабль, либо дождаться, когда Сильвер успокоит горячие головы. Во втором случае опасность немедленного бунта отпадет и можно спокойно выждать удобный момент и расправиться с главарями заговора. Чего уж проще: арестовать ночью вахтенных, затем блокировать спящих и безоружных матросов в кубрике. Выпускать по одному, допрашивать, отделяя честных моряков от пиратов…

Немедленный захват судна – тоже вполне реальный вариант. Слова Ливси о безветрии предназначены для сухопутных читателей. Но Смоллетт-то моряк! Он что, не знал, что вечером непременно задует бриз? Тот и задул, причем до заката. А команда отпущена на берег до темноты. Вернее, до сигнала, до пушечного выстрела. Если вместо выстрела поднять якорь, кто и что помешает «Испаньоле» уплыть?

Более того – уйти хотя бы от стоянки, унести ноги подальше от высадившихся матросов можно и без ветра! Каким образом, спросите? А отлив на что? В отлив, и мы хорошо это знаем, узкий пролив превращается фактически в реку с быстрым течением. Ну и поднимай якорь, и рули, пока течение несет… Когда до берега будет не треть мили, а две-три, шансы пиратов упадут еще больше: пока они на веслах до «Испаньолы» доплюхают, можно чайку попить, в картишки перекинуться, а уж затем приступать к обороне…

Отлива долго ждать не надо. Отлив, между прочим, начался как раз тогда, когда доктор и его товарищи покидали «Испаньолу».

Но случается странное… Разумный и вполне выполнимый план капитана отчего-то позабыт. Ливси отправляется на разведку и возвращается с бредовой идеей: а оставим-ка мы корабль Сильверу и отправимся-ка сидеть в блокгауз. Там родник есть, прихватим сухарей и свинины дней на десять, перебедуем! Здорово я придумал, правда, друзья?

Трелони не в счет, но что должен был ответить капитан? Наверное, должен был посоветовать Ливси лучше беречь голову от солнца. Перегрелся доктор, солнечный удар схлопотал и неплохо бы ему полежать, отдохнуть… Пилюлю от мигрени скушать.

Но Ливси умудряется как-то продавить свою нелепую идею! Как он сумел?

При помощи сквайра, иначе никак. Смоллетт, на свою беду, слишком привержен соблюдению субординации… А Трелони в таком состоянии, что способен поддержать любую идею. Доктор на него надавил, он и поддержал. Капитан Смоллетт остался в меньшинстве и был вынужден уступить.

Но доктор не перегибает палку. В ялике он вновь уступает командование капитану – лодка перегружена, ей трудно бороться с течением, и моряк Смоллетт лучше понимает, куда рулить в такой ситуации.

Но капитан уже сообразил, кто здесь в настоящий момент главный. Никак не сквайр, полностью отключившийся от происходящего. И Смоллетт отдает приказы сидящему за рулем доктору весьма своеобразно: «Постарайтесь, пожалуйста, и держите прямо против течения. Постарайтесь, сэр, прошу вас…»

Забавно, да? Вот с такими политесами морской волк отдает приказания сухопутной крысе Ливси.

Едва вся компания оказалась на суше, доктор моментально возвращает себе функции командира: «Капитан, – сказал я, – Трелони бьет без промаха, но ружье его хлебнуло воды. Уступите ему свое».

Совсем иной тон, чем у капитана, не правда ли? Никаких «постарайтесь, сэр», «пожалуйста» и «прошу вас». Четкий и недвусмысленный приказ начальника подчиненному.

Пожалуй, хватит примеров и цитат. Уже ясно, кто рулил в тот день не только яликом, но и всей компанией кладоискателей. Кто стал командиром и чей голос был решающим на совете.

Доктор Ливси и никто иной.

Но какая муха укусила доктора на берегу, во время разведки? Отчего он отринул разумный план Смоллетта и буквально продавил свое авантюрное и самоубийственное решение?

Ливси – человек военный. Он прекрасно должен был понимать все невыгодные стороны затеянной рокировки. Должен был – и понимал, коли уж поначалу поддержал капитана.

А затем вдруг резкая смена курса… Должно было произойти нечто неимоверно важное во время разведки доктора, чтобы он так неожиданно перекроил все планы.

Попробуем реконструировать, что же именно стряслось…

Реконструкция № 5. Трудный выбор доктора Ливси

К счастью, Хантер оказался превосходным гребцом и лодка быстро двинулась по проливу в сторону «Испаньолы». Увы, ничем кроме нашего удачного возвращения порадовать своих друзей я не мог.

Надежда, что Хокинс будет ожидать нас в заброшенной крепости, не оправдалась. Планируя поиски клада, мы изначально предполагали использовать под жилье старый блокгауз, обозначенный на карте, и Джим знал это.

Но сейчас, очевидно, не догадался, где мы будем его искать. Или не смог попасть туда, что представлялось более вероятным, учитывая ужасающий предсмертный вопль, заставивший меня содрогнуться.

Ну что же, придется отплывать без Джима. Нельзя подвергать опасности жизни всех ради призрачной надежды спасти одного человека… Капитан уверял, что через два часа поднимется ветер, – и шхуна направится в океан лишь с теми, кто окажется в тот момент на борту. Мы сделали все, что в человеческих силах. И теперь Джиму, если он еще жив, остается лишь уповать на Бога.

С такими невеселыми мыслями я достал трубку, развязал кисет… Табака в нем оставалось совсем мало, и вдруг на ладонь мою вместе с табачными крошками выпал посторонний предмет – клочок бумаги, скатанный в плотную трубочку.

Заинтригованный, я развернул бумажку, покрытую неровными строками, торопливо начертанными свинцовым карандашом.

«Доктор, вы мне не поверите, но то, что я собираюсь сделать, послужит лучшим доказательством моих слов…» – прочитал я с удивлением; опустил взгляд и увидел подпись: «Ваш Джим Хокинс». Действительно, я ведь просил сегодня Джима принести кисет, позабытый в каюте…

Записку я прочел быстро, но очень внимательно. И, вопреки опасениям Хокинса, поверил всему и сразу. Словно передо мной лежала груда разноцветных кусочков смальты, и вдруг неведомым волшебным образом они сложились в мозаичную картину. В крайне неприглядную картину, надо заметить.

Многое стало понятным. И письмо, отправленное в Лондон по неправильному адресу (Трелони сумел тогда объяснить свою ошибку довольно убедительно), и странная уступчивость сквайра во время дележки ненайденного сокровища, и его расспросы о моих делах, не имевших к Трелони никакого отношения, и мрачные, неприязненные взгляды негодяя Редрута, порою перехватываемые мной.

Не знаю, сумел бы я сам свести воедино все эти мелкие детали, если бы не юный Хокинс. Ай да Джим… Когда он выкинул ловкий трюк с координатами острова, я подумал, что этот молодой человек далеко пойдет. Но насколько далеко он зайдет, не мог даже представить.

Но теперь Джим сбежал, выбрав меньшее из зол, и, возможно, уже мертв, если ошибся в своем выборе. Я лишился единственного возможного союзника… Джойс, Хантер, Редрут, даже капитан Смоллетт, – люди сквайра, и перетянуть кого-то из них на свою сторону я не мог рассчитывать.

Мятеж, столь удачно преувеличенный Хокинсом и выданный им за реальную опасность, очень скоро будет подавлен, по крайней мере на борту шхуны. Невелик труд привести к смирению шестерых безоружных людей, отделив главарей и заковав их в кандалы. А потом, в открытом море, придет мой черед. Упаду ли я случайно за борт, как штурман Эрроу? Или кто-то из мятежников якобы вырвется из заточения и будет застрелен (разумеется, Редрутом) над моим окровавленным телом с ножом в руке?

Думать об этом не хотелось…

Наш ялик тем временем обогнул мыс и вновь проплывал мимо устья речушки и стоявших там шлюпок.

Матросы посмотрели на нас с Хантером внимательно, но предпринять что-либо не спешили. Я понял, глядя на них, что сейчас единственный мой союзник – Джон Сильвер, как ни странно. Даже не союзник, а враг моих врагов. Если его дело будет проиграно слишком быстро, судовому коку грозит петля или голодная смерть на острове. Но и меня тогда ждет не более завидная судьба.

Однако если противостояние затянется, если Сильвер сумеет… Нет, без оружия, без корабля и припасов ничего он не сумеет… Если только…

У меня появилась идея – рискованная, но способная при удаче изменить расклад сил в мою пользу. Чтобы мои враги убивали друг друга как можно дольше, сейчас надо помочь одной из сторон… Я перегнулся через борт ялика, попытался разглядеть дно. Удалось это без труда, сквозь прозрачную воду видны были скальные обломки, торчавшие из песка. Отлично, это облегчит мою задачу и позволит избежать ненужных вопросов.

Лодка причалила к борту, и я взобрался на корабль. Спутники мои (друзьями я не мог назвать их теперь даже в мыслях) были потрясены не меньше моего истошным воплем, донесшимся недавно с берега. Трелони сидел в одиночестве, белый, как бумага, и – добрый человек! – раздумывал о том, каким опасностям мы подвергаемся из-за его глупости и пьяной болтовни. Капитан стоял в стороне и негромко втолковывал что-то Джойсу и Редруту, лица у всех троих отражали крайнюю степень тревоги.

– Дела оборачиваются скверно, – сказал я сквайру, понизив голос. – Пираты где-то раздобыли оружие и могут в любую минуту вернуться; оставаться на судне – значит подвергать себя смертельной опасности. Я осмотрел крепость, она в полном порядке и идеально подходит для обороны. Надо перебираться туда.

Трелони ответил не сразу, он побледнел еще больше, хотя это казалось невозможным. Глаза его широко раскрылись, губы подрагивали… Убедить сквайра сейчас можно было в чем угодно, никаких нелепостей и несообразностей в моем предложении он заметить не сумел бы. И о том, где и как разбойники смогли вооружиться, даже не задумался.

– Да, Ливси, конечно же… – наконец выдавил он. – Надо бежать, бежать немедленно…

Обсуждать с капитаном Смоллеттом план бегства в блокгауз я не стал. Просто сообщил ему о решении, принятом владельцем судна.

Комментарий к реконструкции № 5

Долго комментировать этот восстановленный эпизод нужды нет, все подтверждающие его факты были очень подробно изложены заранее.

Как ни ломай голову, ничем иным не объяснить резкий поворот Ливси: от разумного и выполнимого плана капитана Смоллетта по подавлению мятежа – к нелепому бегству с корабля и к косвенной, но вполне действенной помощи мятежникам.

Не совсем ясно лишь, как именно получил доктор Ливси важнейшую информацию, вызвавшую столь резкий поворот в его намерениях. Может быть, Хокинс заметил с острова плывущий по проливу ялик и поджидал доктора на берегу, неподалеку от частокола? И все рассказал в личной беседе?

Едва ли, Хокинс занимался в тот момент совсем иными делами. Скорее всего, вариант с подброшенной запиской очень близок к истине.

А чем, кстати, занимался Джим? В описании его блужданий по Острову Сокровищ в день высадки зияет немало лакун, и убедиться в том очень просто – достаточно прохронометрировать действия Хокинса, благо время его отбытия на остров названо точно.

Глава шестнадцатая

Блуждания юного Хокинса

На самом деле прохронометрировать происходившие на Острове Сокровищ события не так-то легко, многие из них привязаны не ко времени суток, а к природным явлениям: к рассвету и закату, к приливу и отливу. Оно и понятно, рассказчик, Джим Хокинс, часов не имел. На корабле слышал, как отбивают склянки, а на берегу определял время на глазок, по солнышку.

Приливы и отливы пока оставим в покое, а вот время закатов и рассветов не мешает уточнить. Сделать это невозможно, не зная координат Острова Сокровищ, а их Джим Хокинс держит в глубокой тайне. Правда, тайну эту знают очень многие, даже попугай Сильвера. Но и попугай заветные цифры озвучить не желает, орет в основном «Пиастры! Пиастры!»

А теперь следите за руками, трюк в стиле Гудини и Копперфильда. Оп! – и из вроде бы пустого цилиндра появляется бумажка с цифрами: 32º ю. ш., 50º з. д. Координаты Острова Сокровищ. Приблизительные, с точностью до пары-тройки градусов, но все же лучше, чем ничего.

Банальная логика и никакого мошенничества.

Вот из каких рассуждений получаются эти цифры.

Всевозможные исследования, утверждающие, что Остров Сокровищ – это остров Пинос в семидесяти милях от побережья Кубы, или остров Кокос в Тихом океане, или другие реально существующие острова, мы во внимание принимать не будем. Авторы этих исследований основываются на «пиратском прошлом» выбранных ими островов и на сходстве рельефа, не занимаясь глубоким анализом первоисточника. А мы займемся.

Остров расположен в Атлантике, сомнений в том нет – если уж ближайший к нему порт в Испанской Америке. Теоретически возможен вариант с Тихим океаном, но на практике путешествие «Испаньолы» никак бы не уложилось в заявленный срок: Панамский канал еще не построен, надо дважды огибать мыс Горн или проходить Магеллановым проливом. К тому же на тихоокеанском побережье Южной Америки в 1746 году все порты враждебные, все под контролем испанцев, – а с борта пришедшей в порт «Испаньолы» первым делом видят английский военный корабль, мирно стоящий на якоре. Чтобы узреть такую картину, пришлось бы совершать долгий и трудный переход с Тихого океана в Атлантику, имея на борту всего двух дееспособных моряков, Грея и Бена Ганна.

Остров расположен в Южном полушарии. Данное утверждение можно при желании оспорить, сославшись на слова Сильвера, произнесенные при виде найденного скелета: «Это указательная стрелка. Значит, там Полярная звезда, а вон там веселые доллары».

Какая еще Полярная звезда в Южном полушарии? Там совсем иные созвездия. Но Сильвер вводит нас в заблуждение, впрочем, непреднамеренно. Поиск клада происходит днем и никакие звезды, разумеется, не видны. Долговязый Джон пользуется привычной для жителя Северного полушария идиомой, обозначающей направление, только и всего. Он в той же фразе упоминает и «веселые доллары» – в данном контексте это еще одна идиома, на сей раз означающая просто деньги: доллары в те времена чеканили исключительно из серебра, а Сильвер прекрасно знает, что серебра в тайнике нет, только золото.

Указаний на то, что дело происходит южнее экватора, значительно больше. Например, фауна острова, а именно морские львы, с которыми встречается Хокинс во время плавания на челноке.


Остров без сокровищ

Рис. 7. Южные морские львы, напугавшие Джима Хокинса. Но он им отомстил, обозвав в своей рукописи «гигантскими слизнями».


Дело в том, что в Северной Атлантике морские львы не обитают. И в восемнадцатом веке не обитали. Они живут южнее экватора, атлантический подвид этого животного так и называется: южный морской лев (лат. Otaria flavescens).

Еще точнее определить положение острова позволяет его флора. А именно сосны, неоднократно упоминаемые мемуаристом.

Правда, есть маленькая загвоздка: сосны в Южном полушарии не растут. Вообще. Ни один вид из многочисленного семейства.

Но сделаем Хокинсу скидку, он в конце концов не дипломированный ботаник и мог назвать сосной любое похожее на нее дерево. В Южном полушарии широко распространены виды хвойных растений, относящихся к другому семейству, к араукариевым. Хотя спутать с соснами их трудновато – одни похожи на пальмы с иголками, другие на мутировавшие елки, третьи вообще трудно сравнить с привычными для северян деревьями.

Но есть единственное исключение, бразильская араукария. Она на вид – вылитая сосна. Высокий прямой ствол, лишенный в нижней части сучьев, в вышине крона точь-в-точь как у сосны, шишки опять же…

Сходство так велико, что европейские поселенцы в Бразилии называли эту араукарию попросту, «паранской сосной», не оглядываясь на мнение ботаников.


Остров без сокровищ

Рис. 8. Бразильская араукария, она же паранская сосна. В благоприятных условиях эти сосны вырастают до пятидесятиметровой высоты и толщины в несколько обхватов – именно под таким приметным деревом зарыл свое золото Флинт.


И надо же так случиться, что ареал бразильской араукарии очень слабо пересекается с ареалом обитания южного морского льва. Координаты центра этой небольшой зоны пересечения мы и выбрали в качестве приблизительной широты острова.

Все просто, если знать секрет фокуса.

А долготу мы несколько сдвинули к востоку – и неспроста. Дело в том, что ареал морских львов вытянут узкой полосой вдоль атлантического побережья Южной Америки, захватывая прилегающие острова. Слишком далеко от своих лежбищ эти зверюги е удаляются, миль на двести, на триста, не более, – посреди океана их не встретить, тем более еще восточнее, у африканских берегов.

И все-таки слишком близко от южноамериканского побережья Остров Сокровищ находиться не мог. Дело вот в чем: никто – ни Сильвер, ни его оппоненты – не рассматривал две шлюпки «Испаньолы» в качестве средства, способного помочь унести ноги с острова.

А ведь спасательные шлюпки – достаточно мореходные суденышки, корабль где угодно затонуть может, хоть в открытом океане. Пиратский капитан Ингленд, у которого начинал карьеру Джон Сильвер, был низложен и высажен с тремя товарищами на пустынном берегу острова Маврикий. Изгнанникам оставили шлюпку (наверняка не самую лучшую) и минимум припасов. И эти четверо бедолаг сумели доплыть на своей шлюпке до Мадагаскара – почти полтысячи морских миль по океану, путь неблизкий. Не обошлось, конечно же, без большого везения, и все равно: потеряв корабль, Сильвер обязательно задумался бы о возможности уплыть с острова на шлюпках, если бы до континента была какая-то сотня миль.

Когда именно «Испаньола» прибыла к острову? Зная расстояние и скорость хода парусников тех времен, можно допустить, что плавание заняло около полутора месяцев и вахтенный увидел горы Острова Сокровищ в последнюю декаду апреля месяца 1746 года.

Теперь нетрудно вычислить время восхода и заката. Опустим астрономические формулы и перейдем сразу к полученным результатам (честно говоря, вычислениями занимался не автор, а найденная в Интернете программа).

Итак, 20 апреля рассветало на острове в 9:44, смеркалось в 20:53, общая длительность светового дня чуть больше одиннадцати часов. Неудивительно, в южном полушарии конец апреля – глубокая осень, зима приближается, дни все короче, ночи все длиннее.

Расчеты точные, но исходные данные приблизительные. Ошибки неизбежны, однако в любом случае они составляют минуты, а не часы. А нам точнее и не надо…

Еще одна тонкость – результаты приведены по Гринвичу, но любой корабль в восемнадцатом веке жил по местному времени.

Ведь как отбивали склянки? Капитан или штурман каждый день (если позволяла облачность) определял при помощи навигационных приборов полдень – т. е. момент наивысшего положения солнца над горизонтом. Взяв этот момент за точку отсчета, вахтенный начинал следить за песочными часами, в просторечии склянками. Прошло полчаса, перевернул часы – ударил в рынду, в судовой колокол. Еще через полчаса перевернул второй раз – ударил два раза.


Остров без сокровищ

Рис. 9. Английские корабельные склянки (песочные часы) XVIII века. Похожими склянками измеряли время на «Испаньоле».


Короче говоря, «Испаньола» жила по местному времени и часовой пояс (минус три часа от Гринвича) необходимо учитывать.

Тогда цифры получаются иные: рассвет в 6:44, закат в 17:53.

Работа проделана немалая, но результат того стоит: теперь мы можем гораздо точнее, без умозрительных догадок, представить хронологию передвижений Хокинса по Острову Сокровищ.

* * *

Итак, Джим сошел на берег Острова Сокровищ, едва лишь пробили три склянки. В половине второго, выражаясь сухопутным языком.

А в блокгаузе он объявился после окончания артобстрела, но не сразу, спустя некоторое время: сначала он вышел на берег, понаблюдал за матросами, уничтожавшими ялик, за костром, горевшим в лагере Сильвера и т. д. И лишь потом отправился к частоколу.

Как мы знаем, Израэль Хендс палил из пушки по блокгаузу до темноты; пока мог разглядеть флаг на шесте – до тех пор и продолжал обстрел. Сильно осерчал на сквайра и его товарищей.

Солнце закатилось около шести вечера, и Хендс поневоле должен был остановиться, как бы ни пылал жаждой мести. Значит, Хокинс появился в блокгаузе около половины седьмого, проведя вне поля зрения своих товарищей пять часов.

Как же он расходовал этот немалый срок, начиная с момента высадки из шлюпки?

Предоставим слово самому Джиму:

«Сначала я попал в болото, заросшее ивами, тростником и какими-то деревьями неизвестной мне породы. Затем вышел на опушку открытой песчаной равнины, около мили длиной, где росли редкие сосны и какие-то скрюченные, кривые деревья, похожие на дубы, но со светлой листвой, как у ивы. Вдали была видна двуглавая гора; обе странные скалистые вершины ярко сияли на солнце».

Потом Джим пробирался среди деревьев, разглядывал змей, любовался неведомыми растениями и цветами, а также, по его словам, испытывал радость исследователя неведомых стран.

Затем он угодил в заросли низкорослых вечнозеленых дубов, растущих на песчаной почве, затем вновь уткнулся в то же самое болото. Описал круг и уткнулся. Проще говоря, Джим заблудился на острове. Заплутал, заблукал, потерял ориентировку на местности, сбился с пути. И снова оказался в болоте.

В этот момент Джим теряет не только ориентировку, но и читательское доверие ко всему описанному эпизоду. Потому что кто-кто, а уж он-то заблудиться здесь в трех соснах никак не может.

Ведь чем занимался Хокинс во время двухмесячного заточения в усадьбе сквайра?

Изучал карту острова. Рассматривал чуть не с лупой, запоминал, заучивал. «Много часов провел я над картой и выучил ее наизусть».

Местность Хокинс знает прекрасно, хоть карты сейчас перед глазами не имеет. Место высадки – устье речушки – соотнести с картой может. Ориентир – двухглавая гора – ему виден. Так какого черта он блуждает? Ходит кругами и возвращается на болото?

Более того, есть все основания утверждать, что Джим имел с собой компас.

Вспомним, что в трактире «Адмирал Бенбоу» Джим обобрал тело только что умершего Бонса. Находки юного Хокинса перечислены подробно: помимо ключа от сундука это складной нож, мелкие монеты, жевательный табак, огниво, наперсток, игла и нитки… И карманный компас.

Чуть позже бандиты Пью обнаруживают: карманы Билли Бонса пусты. Все забрал Хокинс. Как он использовал наперсток, иглу и нитки, мы уже выяснили. Табак, допустим, выбросил, мелочь растратил…

А компас? Стал бы избавляться от компаса Джим, собираясь в морское плавание к далекому острову? Намереваясь искать закопанные на острове сокровища?

Не стал бы.

И в каюте «Испаньолы» не оставил бы, когда спускался в шлюпку. Какого дьявола! Сбылись мечты, вот он, заветный остров – и не прикинуть с компасом на местности, где же зарыты богатства?!

Компас лежал в кармане у Джима, посчитаем это за доказанный факт. В таком случае причин плутать и кружить у Хокинса еще меньше. Но он плутает и кружит (лишь в своем мемуаре).

Ну и к чему эта симуляция острого приступа топографического кретинизма?

* * *

У якобы блужданий Хокинса есть по меньшей мере две веских причины.

Во-первых, ему надо было чем-то заполнить эти пять часов в своем рассказе. Во-вторых, ему непременно надо было вернуться (опять-таки лишь в рассказе) к месту высадки, чтобы увидеть из кустов сцену убийства честного матроса Тома главарем мятежников Сильвером.

Эта сцена очень важна и заслуживает отдельного разговора. А пока отметим лишь один момент – если Хокинс заблудиться не мог (а он не мог), то и наблюдать за убийством тоже не имел физической возможности.

Он к тому времени был далеко. И куда же шагал по Острову Сокровищ Джим?

Ответ очевиден. Шагал он к самому интересному месту на острове. Туда, где зарыты сокровища Флинта. Вернее, главная их часть, золотые монеты и слитки.

Все, что мы знаем о Хокинсе – личности непоседливой, импульсивной и любопытной – заставляет предположить: именно самостоятельным розыском сокровищ он и занялся. Не рассчитывая, естественно, единолично прибрать к рукам золотишко (у него даже лопаты не было), просто вследствие перечисленных выше черт характера. Дурная голова ногам покоя не дает – формулировка, удивительно точно описывающая побудительные мотивы Джима.

От Сильвера, как мы помним, Джим ускользнул сразу после высадки – юркнул в кусты и сделав вид, что не слышит окликающего его Долговязого Джона. Сбежал он не из страха – назревший мятеж Хокинс выдумал сам, а судовой повар его добрый приятель – но оттого лишь, что спутники в задуманной прогулке не нужны абсолютно. И расспросы лишние не нужны.

А в одиночестве почему бы и не сходить к заветному месту? До сигнала о возвращении еще несколько часов, страшный Редрут далеко, на борту шхуны, компас есть, карта выучена назубок…

Джим рассказывал нам, как долгими зимними вечерами он медитировал над картой, представлял самые разные приключения на острове: то он в мыслях от дикарей отбивался, то от хищных зверей спасался… Наверняка и сокровище мысленно выкапывал, куда ж без этого. Продумывал оптимальные маршруты, над направлениями и ориентирами размышлял… И оказавшись наконец на берегу Острова Сокровищ, двинулся прямиком к месту, помеченному крестиком на карте. Не блуждая.

Успел бы Джим добраться до ямы с золотом и вернуться? У нас, к сожалению, подлинной карты острова перед глазами нет (сочиненные художниками различных издательств апокрифы не в счет). Но по логике вещей клад не должен был находиться слишком далеко от удобной корабельной стоянки. Иначе переноска нескольких тонн золота превратилась бы в чересчур обременительную задачу для Флинта и шестерых его подручных. Позже, когда кладоискатели перетаскивали золото из другого места, из пещеры Бена Ганна, до берега была всего миля, – и то работа растянулась на несколько дней. А Флинт имел в распоряжении неделю на все: и на золото, и на серебряные слитки в неизвестном нам количестве, и на оружие.

А сколько, кстати, весило золото Флинта? Оценочный подсчет сделать нетрудно, Сильвер называет точную стоимость клада: семьсот тысяч фунтов. А он знал, что говорил – как-никак был квотермастером у Флинта, а в обязанности пиратского квотермастера среди прочего входят и оценка захваченного груза, и вычисление доли каждого члена экипажа в общей добыче, и другая пиратская бухгалтерия.

Алмазов и иных драгоценных камней, способных в разы уменьшить весогабаритные характеристики клада, в тайнике нет, лишь золотые монеты и золото в слитках. Возьмем за основу расчета золотую английскую гинею. Ее вес колебался в зависимости от года чеканки в пределах от 8,3 гр. до 8,5 гр. Примем среднее значение за 8,4 гр.

700 000 фунтов составляют ровно 666 666 гиней и 14 шиллингов (апокалипсическое какое-то число получилось, ну да ладно). И весит вся эта радость 5560 кг, даже скорее 5500, с учетом неизбежной истертости монет.

Пять с половиной тонн – самая нижняя граничная оценка. Клад состоит не из одних гиней, в нем лежат монеты разных стран (а обменный курс всегда благосклонен к родной валюте). И лежат золотые слитки, а рыночная стоимость золота, ушедшего на изготовление монеты, всегда чуть меньше ее номинала. Золото Флинта весило никак не менее шести тонн, вероятно даже больше.

Весьма солидный вес…

Раз уж пошли такие расчеты, неплохо бы оценить стоимость зарытого на острове серебра. Совокупный вес серебряных слитков мы не знаем, но едва ли он был больше, чем вес золота, в противном случае семеро пиратов не справились бы с перетаскиванием. Килограмм серебра в то время стоил около десяти фунтов стерлингов, или меньше, в зависимости от пробы. Если вес серебра равен весу золота, то есть составляет тоже шесть тонн, стоит эта часть клада не более чем шестьдесят тысяч фунтов. Неудивительно, что кладоискатели вторым тайником пренебрегли. Удваивать объем крайне изнурительной работы, чтобы увеличить стоимость добычи всего на восемь процентов, – дураков не нашлось.

Однако вернемся к золоту.

Если не рассматривать всерьез мысль о том, что Флинт доставил на остров пару-тройку верблюдов или ослов для перевозки ценностей, то яма с золотом находилась в миле или полутора от стоянки капитана Кидда. В самом крайнем случае – в двух милях. Иначе на плечах шесть тонн таскать очень уж тяжко.

Ходьбы примерно на сорок минут для молодых ног Хокинса, даже с учетом разглядывания змей и незнакомых растений.

Но ведь позже, когда за кладом двинулись пираты Сильвера, они дольше добирались до опустевшего тайника? Дольше. Но они тащили на себе лопаты и груду оружия и боеприпасов, их отвлекал и пугал своими криками Бен Ганн, задерживали собственные споры, да и Сильвер на костыле никак не мог потягаться с Хокинсом в скорости, к тому же на сильно пересеченной местности. Опять же пираты не прорабатывали заранее оптимальный маршрут. Они вообще двинулись к цели кружным путем, преодолев часть расстояния по морю, чтобы не оставлять без присмотра шлюпки в известном врагам месте.

Можно допустить, что Хокинс потратил не более сорока минут, чтобы добраться до искомой точки.

И там его поджидало жесточайшее разочарование.

* * *

Естественно, Джим Хокинс испытал изрядный шок, оказавшись на краю раскопанной ямы.

Громадное богатство оказалось миражом, карта Бонса – никчемной бумажкой… Остров Сокровищ на деле обернулся Островом без Сокровищ…

Сколько он просидел там в оцепенении, переживая грандиозную утрату и крушение надежд?

Сколько-нибудь да просидел… Но любой шок проходит. К тому же оставался шанс, что серебро не тронуто – хоть какое-то утешение, все же не впустую прокатились на другой край глобуса.

А когда Джим Хокинс, немного оправившись от потрясения, поднялся на ноги и бросил взгляд вокруг, он заметил кое-что весьма любопытное…

Это «кое-что» наверняка разглядели бы позже и пираты Сильвера – но не успели, едва вылезли из опустевшей ямы и тут же угодили под залп из мушкетов.

Что же увидел Хокинс?

А увидел он тропу. Хорошо натоптанную тропу, ведущую к пещере Бена Ганна.

Без тропы никак. Бен переносил золото много недель на своих плечах, одним и тем же маршрутом. Закончил он свои рейсы совсем недавно, за два месяца до прибытия «Испаньолы». То есть как минимум в конце февраля, а то и в начале марта, если кладоискатели добирались до острова дольше полутора месяцев.

В Южном полушарии это самый конец лета или начало осени, период бурного роста трав давно позади, и неизбежно вытоптанная Ганном растительность никак не могла восстановиться.

Ведь Остров Сокровищ расположен не на экваторе и не в тропиках, где зелень лезет из земли круглый год со страшной быстротой. Остров находится в более умеренных широтах, и Хокинс сообщает нам, что вокруг блокгауза уничтоженный при строительстве подлесок вообще не восстановился: «Судя по пням, здесь погибла превосходная роща. Верхний слой почвы после уничтожения деревьев был смыт и снесен дождями, обнажившими чистый песок». Короче говоря, не тропики, где палку в землю воткнешь – она зазеленеет. Не исключено, что тропа Бена Ганна – полоса такого же чистого песка, что и вокруг блокгауза.

Но в таком случае на острове осталась и вторая тропа (хронологически первая), – тропа Флинта? Могла она сохраниться, если появилась не позже, чем был уничтожен подлесок на холме у блокгауза? Тот ведь восстановится не успел?

Не совсем так… Бен Ганн не имел выбора. Ему надо было доставить золото из жестко заданной точки А в жестко заданную точку Б, от ямы в пещеру. У Флинта же была задана лишь исходная точка маршрута – место выгрузки сокровищ на берег. Точку Б пиратский капитан мог выбирать произвольно, равно как и свой путь к ней. Он и выбрал – так, чтобы не петлять, идти по прямой, и в тоже время чтобы путь тяжело нагруженных людей пролегал по местам, неспособным долго сохранить следы.

Доказать это просто. Достаточно еще раз внимательно прочитать рассказ Хокинса о том, как он шел по острову (к яме шел, маршрутом Флинта). Джим не врет нам о том, что видел на пути, – до тех пор не врет, пока не начинается художественный свист о возвращении на болото.

Итак, читаем вдумчиво, но обращаем внимание лишь на одно: что у Джима под ногами. Что за почва, что за растительность… Покинув низменное, болотистое место высадки, Хокинс «вышел на опушку открытой песчаной равнины, около мили длиной, где росли редкие сосны». Песок… Затем, очевидно, он идет по каменистому участку, хотя до горы еще далеко, – но Джим видит греющуюся на камнях змею. Камень… Затем он попадает в чащу вечнозеленых дубов: «они росли на песке, очень низкие, словно кусты терновника». Снова песок… Затем упоминается песчаный откос, но как раз в этом моменте рассказ начинает вызывать сомнения, потому что за откосом Хокинс снова уткнулся в болото, где делать ему было нечего и куда он попасть не мог.

Описание почв на маршруте Джима идеально укладывается в нашу логическую схему! Он шагает по песку, по камням, снова по песку… И при том ни слова о траве под ногами, о мхе, о папоротнике, о низкорослом кустарнике, – о чем-то, что можно вытоптать.

На песке следы останутся, но быстро исчезнут от дождя и ветра. Если срубить большую густую ветку и проволочить по следу после финальной ходки – исчезнут еще быстрее.

Сделаем контрольный выстрел. Посмотрим, что под ногами у Джима и пиратов Сильвера, когда они подходят к яме совсем с другого направления.

А под ногами у них неназванные вьющиеся травы (Хокинс не ботаник и название трав не знает). Еще под ногами у них заросли дрока. А еще – «просторные, выжженные солнечным зноем поляны»; песок и камень солнце выжечь не может, какая-то растительность на полянах была, хоть и пожухла от солнца.

Сомнений не осталось. Флинт зарыл денежки не под первым попавшимся приметным деревом, а под тщательно выбранным – от места выгрузки к нему можно было ходить напрямую (с тяжкой ношей не попетляешь), и при этом не оставив натоптанной тропы. Предусмотрительный человек… А Бен Ганн – не очень. Поэтому первый был капитаном, а второй – пиратом-неудачником.

В защиту простоватого Бена можно привести лишь один довод: башмаки его быстро развалились, а босиком по каменистым осыпям, по острым осколкам камня много не проходить. Да еще с тяжелым грузом и извилистым маршрутом. Поневоле приходилось ходить напрямик по траве и мягкому мху, вытаптывая их.

Доказывает существование тропы и небывалая щедрость Бена. Единолично владея сокровищем в 700 000 фунтов стерлингов, он оставил себе всего тысячу, а остальное отдал сквайру Трелони. За проезд в Европу. Бен Ганн, конечно, мастер покутить и промотать денежки, но тут он побил не только собственные, но и все мировые рекорды: 699 000 за билет в один конец… Ах да, еще за знаменитый кусочек пармезана. Даже с пармезаном – многовато.

Если бы сокровище исчезло из ямы бесследно, так, что не найти, – стал бы Ганн с ним столь легко расставаться? Нет, конечно же. Пусть не половину, но хотя бы процентов десять выторговал бы. А вот если кладоискатели, разрешив свои проблемы с пиратами, придут к яме, обнаружат отсутствие клада, – и по тропе, как по проспекту, заявятся в гости к Бену? В пещеру с золотом? Совсем иной расклад, и тут уж не до жиру, урвать бы хоть что-то, начнешь требовать большего – можно лишиться всего и вновь остаться на острове. И ничего не исправить, не перепрятать богатство, – в одиночку это опять месяцы тяжкой работы. Хотя нельзя исключать, что пару мешков с монетами и десяток слитков Бен после появления «Испаньолы» заначить успел, закопав в укромном местечке.

Что же сделал Джим, обнаружив тропу Бена Ганна?

Он пошагал по тропе. Проверил пистолет и пошагал. Боялся, наверное, но удержаться не мог. Слишком сильный перепад эмоций: великие надежды – колоссальное разочарование – и вновь призрак надежды. Не мог уйти Хокинс с тропы, не проверив, в чем дело. Спать и есть бы не смог, если бы ушел.

Вот тогда-то, на подходе к пещере, ему и преградил путь островитянин Бен Ганн.

Не раньше и не позже.

Глава семнадцатая

Знаменитая вертлюжная пушка или Песня о бедном Томе

Пока Джим Хокинс и Бен Ганн приглядываются друг к другу, готовясь вступить в разговор, вернемся к остальным кладоискателям. К их отплытию на ялике с «Испаньолы» и к первому выстрелу, положившему начало кровавой бойне.

Сочиняя вставные главы для мемуара Хокинса, доктор Ливси наверняка сообразил, что изложение событий получается не совсем красивое: он и его товарищи постоянно именуют матросов пиратами, разбойниками, мятежниками, – но это всего лишь эмоциональные оценки.

А если рассматривать исключительно факты, то выясняется: первый выстрел в развязанной войне сделал сквайр Трелони. И первый убитый на его совести. До того никаких реальных проявлений пиратства, разбоя и мятежа не наблюдалось.

Неприглядная картина явно нуждалась в ретуши… Ливси, как опытный военный, решил ударить сразу с двух флангов, для большей надежности.

Он весьма настойчиво попросил Хокинса изложить, вернее сказать сочинить, эпизод с убийством честного матроса Тома (мы еще вернемся к тому, как бездарно справился Джим с поставленной задачей).

Сам Ливси слегка подкорректировал последний рейс ялика: пираты, оказывается, уже навели пушку «Испаньолы» на ялик! Готовились разнести ядром лодочку в щепки, а ее пассажиров – в клочки!

В таком случае, конечно же, выстрел сквайра Трелони – законная самооборона и ничто иное. Если тебе к горлу приставляют нож, не грех выстрелить первому.

Проблема в том, что правды в истории с пушкой очень мало. Несомненно там лишь одно: пушка на борту «Испаньолы» действительно имелась.

Но какая?

Джим Хокинс впервые присмотрелся к ней еще в Бристольском порту и вот что нам сообщает: «Вдруг он (капитан Смоллетт – В.Т.) заметил, что я стою и смотрю на вертлюжную пушку, которая была установлена в средней части корабля, – медную девятифунтовку».

Не бывает. Не бывает девятифунтовых вертлюжный пушек. И никогда не было.

Что такое девять фунтов в данном контексте? Это калибр орудия, определяемый через вес его круглого чугунного ядра. Ядро в девять фунтов – пушка девятифунтовая, при этом вес самого орудия исчисляется центнерами.

Что такое вертлюг? Это вертикально установленный металлический штырь, утопленный нижним концом в планширь, реже в палубу. На конце штырь раздвоен на манер двузубой вилки, в развилке крепится пушка, никакого другого лафета не имеющая. И на нем, на вертлюге вращается пушечный ствол, укрепленный фактически за одну точку. Достоинство такой системы понятно – навести орудие на цель можно практически мгновенно. Главный недостаток тоже лежит на поверхности – сколько-нибудь серьезной отдачи вертлюг не выдержит. Сломается или согнется. А если сделать особо толстый и прочный вертлюг, то разрушится то, к чему он крепится.

Поэтому калибр у вертлюжных пушек был мизерным в сравнении с другими корабельными орудиями – один-два фунта. Изредка встречаются упоминания о четырехфунтовых вертлюжных пушках, но, кажется, устанавливались они лишь на крепостных бастионах, – их мощный вертлюг логичнее замуровать в камень.

Корабельные вертлюжные пушки предназначались не для ведения огня по корпусу или рангоуту вражеского корабля, особого вреда они бы при такой стрельбе не принесли… Лакомая цель для вертлюжных пушек – вражеский экипаж и абордажная команда непосредственно перед абордажем. И собственный экипаж – в случае бунта. На галерах – на больших гребных судах с многочисленными гребцами-невольниками – всегда стояла пара вертлюжных пушек для «внутреннего употребления».

Ввиду вышеизложенного стреляли вертлюжные пушки исключительно картечью.

В общем, наличие подобного орудия на «Испаньоле» понятно: с одной пушкой в морское артиллеристское сражение все равно не ввязаться, но остудить картечью пыл пиратов, затеявших абордаж, вполне возможно.

Но девять фунтов?! Урежьте осетра, мистер Хокинс!

Девятифунтовая вертлюжная пушка может выстрелить один-единственный раз: ядро или заряд картечи полетит в одну сторону, а пушечный ствол, сорванный с вертлюга, – в противоположную.

Кто-то ничего не смыслил в пушках: либо сам Джим Хокинс, либо переводчик его мемуара.

Открываем оригинал и видим: and then suddenly observing me examining the swivel we carried amidships, a long brass nine.

М-да… Ясности не прибавилось. Такое впечатление, что Хокинс видит не вертлюжную пушку (swivel gun), но лишь вертлюг от нее (swivel), а сама пушка хранится в другом месте; очень часто легкие вертлюжные пушки приносили и устанавливали на вертлюги непосредственно перед боем. Однако нельзя исключать, что в данном контексте вертлюг означает именно вертлюжную пушку. (Например, в описании вооружения боевых кораблей двадцатого века часто употребляется слово «автомат», и оно по умолчанию означает скорострельную автоматическую пушку.)

Аналогичная ситуация с long brass nine, с «длинной медной (скорее даже латунной) девяткой». Единица измерения не указана… Если речь о пушке, то о девятифунтовой. Если лишь о вертлюге от нее, то о девятидюймовом, – в таком случае Хокинс не соврал, но пушка все же имела более вменяемый калибр.

Больше из этого эпизода ничего не выжать, а посему переходим непосредственно к отплытию ялика и первому применению пушки.

Итак, ялик отчалил от «Испаньолы». Матросы вскоре выбрались из своего трюма, собрались у орудия. Готовятся выпалить – доктор не только видит, но и слышит, как Хендс с грохотом катит по палубе ядро. Затем все видят, как злодеи заряжают пушку.

Причем Ливси вновь именует пушку «девяткой» – the long nine. О пустом вертлюге речь идти уже не может. Значит, и впрямь девятифунтовка. Но не вертлюжная, на обычном лафете. Девятифунтовка, между прочим, свыше тонны весит, вертлюг даже без выстрела от ее тяжести согнется. Бывали облегченные модели (полукулеврины с пятифутовым стволом), недальнобойные, рассчитанные на ослабленный заряд пороха, но и они весили несколько центнеров. Остается лишь предположить, что на «Испаньоле» пушек минимум две: вертлюжная и девятифунтовая. Иначе никак, не сочетаются эти две характеристики в одном орудии.

Чтобы добавить драматизма, Ливси вкладывает в уста раскаявшегося мятежника Грея дурную весть: «Израэль был у Флинта канониром!»

Плохи дела, уж канонир-то, артиллерист-профи, явно не промахнется… Естественно, сквайр в такой ситуации должен был стрелять. Естественно, его выстрел – чистой воды самооборона.

Да только вот все описание ситуации доктором Ливси – ложь. От начала до конца.

Зачем Хендс катил ядро по палубе? Чтобы зарядить пушку?

Ха-ха. Она, пушка, и без того заряжена. Корабельные пушки в восемнадцатом веке заряжали не перед выстрелом, а после выстрела. То есть пушка всегда, постоянно была заряжена и готова к бою. Всегда и везде – и на военных кораблях, и на пиратских, и на торговых. Канонир Флинта мог бы и знать эту тонкость…

Помимо старых документов и флотских уставов, сей факт подтверждают подводные археологи, подводные кладоискатели и прочая водоплавающая публика, имеющая обыкновение нырять к затонувшим кораблям. Лежит на дне старый фрегат, затонувший в результате не боя, а кораблекрушения, – а все его пушки заряжены, в стволах ядра и то, что осталось от пороховых зарядов и пыжей.

Пушку зарядить дольше и труднее, чем мушкет «Смуглая Бесс». Пороховые заряды – всегда, без исключений – лежат не рядом с пушкой, а в пороховом погребе. У дверей погреба вооруженный часовой, если дело происходит на военном корабле. На торговом судне часового может не быть, но двери заперты на два замка, а ключи у двух разных людей – у капитана и главного канонира.

Потому-то, если из-за мыса выскочит бригантина с Веселым Роджером на флагштоке и начнет сближение, нет времени возиться с отпиранием погреба, переноской пороха и непосредственно с зарядкой пушек.

Пушки были всегда заряжены. Чтобы заряд не отсырел, в дуло забивалась большая деревянная пробка. Либо жерло прикрывалось «фартуком» из листового свинца, его плотно обжимали по краю, добиваясь герметичности.

Так что Хендс при желании мог выстрелить очень быстро…

Но сделаем доктору скидку. Допустим, пушка разряжена. Забыли зарядить. Склероз повальный приключился… Или капитан Смоллетт при угрозе мятежа разрядил от греха подальше. А ну как пираты пушку откатят, развернут, – да и долбанут из нее по крепости, устроенной на корме?

Хорошо. Пушка разряжена, надо заряжать.

Тогда чуть переформулируем вопрос: почему Хендс катит ядро?

Девять английских фунтов – примерно четыре килограмма. Ядро такого веса даже подросток на руках донесет, не надорвется. А Хендс катит… У него давняя грыжа обострилась? Или острый приступ мышечной дистрофии случился? Спину прострелило, не разогнуться? Так послал бы за ядром молодого и здорового…

Катить ядро по палубе имеет смысл только в одном случае – калибр пушки значительно больше заявленных девяти фунтов. Например, ядро весит 32 фунта – основной калибр английского военного флота. Пушечка, соответственно, тоже не слабая – длина три с лишним метра, вес почти три тонны. Приватиры и купцы такими монстрами не вооружались, но вдруг Трелони перестраховался?

Пушки на борту «Испаньолы» размножаются делением, как амебы. Их уже три: вертлюжная, девятифунтовка и 32-фунтовый монстр.

И этого-то монстра Хендс наводит на ялик! Конечно же именно его наводит, глупо катить ядро от громадной пушки, если собрался палить из небольшой. Стрелять, немедленно стрелять надо сквайру Трелони перед лицом такой страшной угрозы!

А пока он не выстрелил, мы быстренько поинтересуемся – а как именно Хендс наводил свое чудище? Даже уточним вопрос: как он наводил пушку в горизонтальной плоскости?

Угол возвышения ствола на флотских пушках регулировался при помощи деревянных клиньев, тем самым корректировалась дальность стрельбы. Способ медленный, для стрельбы по движущемуся ялику не пригодный.

Но в горизонтальной плоскости прицел вообще никак не скорректировать! В горизонтальной плоскости орудие нацеливал не канонир, а капитан, маневрируя кораблем! Корабли вставали практически борт о борт и в упор колошматили друг друга из пушек. С расстояния в половину пистолетного выстрела. Никакая горизонтальная наводка в таком бою от канониров не требовалась!

Ладно бы ялик двигался по прямой линии, совпадающей с осью орудия. Тогда можно надеяться на попадание. Но ялик маневрирует, капитан отдает приказы, Ливси ворочает рулем… Будь Хендс бывшим канониром хоть Флинта, хоть Нельсона, хоть самого дьявола, – никак не смог бы прицелиться в такой ситуации. Хоть из 9-фунтовой, хоть из 32-фунтовой, – не смог бы. Лишь из слабенькой вертлюжной, стреляющей не ядрами, а картечью.

Но Хендс – лишь в повествовании Ливси – целится! Он водит туда-сюда стволом своего трехтонного монстра легко, как игрушечным пистолетом!

Как, каким образом?! Ливси, не смущаясь, разъясняет: «Пираты тем временем повернули пушку на вертлюге».

Приплыли, финиш… Вертлюжная пушка весом в три тонны, стреляющая тяжеленными – катить приходится – ядрами?!

Да, так и есть.

Ливси утверждает про ядро: «Я полагаю, что оно просвистело над нашими головами и что ветер, поднятый им, был причиной нашего несчастья». Несчастье – это потопление ялика. Если бы даже у Хендса отыскалось крохотное ядро для вертлюжной пушки, – какой к чертям ветер от чугунного шарика чуть крупнее грецкого ореха размером?! Ветер, способный потопить лодку?!

Нет, судя по воздушной волне, ядро как минимум 32-фунтовое, а пушка весит три тонны. Но все-таки вертлюжная.

Легче поверить, что на палубе «Испаньолы» стояло звено боевых самолетов – палубных истребителей или штурмовиков.

Самое время набраться смелости и заявить: вы лжец, доктор Ливси! Пусть что хочет делает, пусть на дуэль вызывает, – все равно лжец!

Вся эта дикая свистопляска с орудийным парком «Испаньолы» происходит в рассказе доктора оттого, что он пытается приписать псевдопиратам действия, в принципе не сочетаемые.

Они, дескать, наводили пушку на маневрирующий ялик, – и выстрел сквайра стал законной самообороной от явного нападения. Так пушка стала вертлюжной.

Они, с другой стороны, долго медлили с выстрелом, потому что заряжали уже заряженное орудие, катили по палубе тяжеленное ядро и т. д., – и сквайр успел выстрелить первым, до того как факт нападения свершился. Так пушка стала трехтонным монстром.

Голову доктор вытащил – хвост увяз. Действия сквайра оправдал и замотивировал, но с пушками учудил нечто фантастичное…


Остров без сокровищ

Рис. 10. Вертлюжная пушка. Обратите внимание, как крепится вертлюг в фальшборту: четырьмя не то винтами, не то гвоздями. Доктор Ливси уверяет нас, что такое крепление выдержит отдачу пушки весом в три тонны…


На самом деле все было проще. Ялик отплыл. Матросы выскочили на палубу. Очевидно, сломав дверь или люк, и сделав это быстрее, чем рассчитывали капитан и доктор. Сквайр пока не получил приказ стрелять – выстрел всполошит тех матросов, что на берегу.

Но Хендс бросается к пушке. К девятифунтовке, не вертлюжной, и к заряженной, как и полагается. Не палить по ялику, разумеется, – невозможность прицелиться бывший канонир Флинта прекрасно понимает. Его намерение – пушечным выстрелом известить своих товарищей на берегу. На «Испаньоле» случилась нештатная ситуация, можно сказать небывалая: начальство обратило оружие против матросов, загнало их трюм, а теперь сбегает.

Израэль Хендс – старший по вахте, и поднять тревогу в такой ситуации его прямая обязанность.

А раз тревога и так вот-вот поднимется, сквайру приказывают стрелять. И он стреляет.

Первый выстрел, первая кровь… Война началась.

* * *

А теперь давно проанонсированная история бедного Тома. Честного матроса, зарезанного пиратским главарем Джоном Сильвером.

Читая эту трагичную историю, мы убеждаемся: где-то в глубинах богатого внутреннего мира Джима Хокинса дремал-таки талант драматурга… Но доктор Ливси разбудить талант не сумел, и тот продолжил бессовестно дрыхнуть. История сочинилась абсолютно неубедительная.

Краткая фабула версии Хокинса такова: Джон Сильвер отвел бедного Тома в сторонку, подальше от высадившихся на берег матросов и начал разговор тет-а-тет, убеждая присоединиться к пиратскому мятежу и получить свою долю сокровищ. Честный Том изменять своему долгу не пожелал, к тому же в конце разговора услышал дикий предсмертный вопль другого честного матроса, Алана. Окончательно отказавшись, Том попытался уйти, но Сильвер метнул ему в спину свой костыль, повредив позвоночник, а затем добил ножом упавшего Тома. За всеми этими событиями наблюдал Хокинс, заплутавший и вновь приблизившийся к месту высадки.

Интерес Хокинса-драматурга и доктора Ливси, попросившего расписать в красках этот эпизод, понятен: надо доказать, что ответственность за первую кровь лежит на противостоящей стороне, а не сквайре Трелони.

Но попробуем понять, в чем интерес убийцы, Джона Сильвера? Он, спору нет, при нужде по глотке резанет, не задумываясь. Но без необходимости собаку не пнет и муху не прихлопнет, такой уж человек.

В чем необходимость? Зачем убивать бедного Тома?

Чтобы понять мотив Сильвера, зададимся более глобальным вопросом: зачем он вообще отправился на берег в сопровождении дюжины матросов?

Хокинс отвечает на этот вопрос незамысловато: «Вероятно, эти дураки вообразили, что найдут сокровища, как только высадятся на берег». И дурак Сильвер вообразил? Любопытно…

Но допустим. Имея дело с Хокинсом, нам приходится делать самые невероятные допущения, и еще одно картину не испортит: допустим, среди матросов был человек, способный находить при помощи гибкого прутика скрытые в земле водяные жилы и залежи металлов. Лозоходец, проще говоря. Экстрасенс. Живой металлодетектор. Наука существование таких людей не отрицает.

Но как выкопать найденное матросом-лозоходцем сокровище? Ладошками?

Матросы из нового экипажа Бена Ганна тоже вообразили, что смогут найти клад без карты. У них лозоходца не было, но в роли наводчика выступал Ганн – он знал, пусть и приблизительно, в каком районе острова спрятал капитан свое золото. И эти моряки приступают к делу, вооружившись ломами, заступами и прочим землеройным инструментом.

А у матросов Сильвера нет с собой даже захудалой саперной лопатки. Поэтому признаем: дураки в данном случае не Сильвер и его товарищи, дурака свалял Хокинс со своим объяснением причин высадки. И не будем больше возвращаться к этому дурацкому объяснению.

Капитан Смоллетт рассуждает куда более здраво: «Он (Сильвер – В. Т.) не меньше нас с вами хочет уладить дело. Это у них каприз, и, если ему дать возможность, он уговорит их не бунтовать раньше времени… Я предлагаю дать ему возможность уговорить их как следует. Отпустим матросов на берег погулять».

Эта версия весьма похожа на истину. Но позвольте, если Сильвер отправился на берег, чтобы вдали от начальственных глаз остудить горячие головы, – как этому поможет убийство честного Тома? И честного Алана?

Задача в том, чтобы утихомирить торопыг, настаивающих на немедленном выступлении, безоружном и обреченном на разгром, – Эндерсона, Джорджа Мерри и примкнувших к ним волюнтаристов. Том и Алан, не желающие бунтовать, – союзники Сильвера в данном мероприятии, интересы их на этом этапе полностью совпадают. Зачем их убивать? Чтобы чуть позже столкнуться с необходимостью как-то объяснить отсутствие двух матросов? Поехали тринадцать, вернулись одиннадцать, – где еще двое? Со скалы сорвались, расшиблись насмерть? Так доставьте на борт тела, похороним по морскому обычаю. А у тел глотки от уха до уха располосованы, за острый камень зацепились, со скалы падая… Оба за один и тот же.

Нет, если прав капитан Смоллетт – не стал бы Долговязый Джон убивать Тома. И Алана убить бы не позволил.

Еще одна возможная версия: Сильвер все-таки решил в самое ближайшее время начать мятеж, имеющий самые минимальные шансы на успех. Непонятно, отчего и зачем, но решил. Тогда смысл поездки на берег понятен: там происходит последнее совещание, проработка конкретных деталей выступления, распределение ролей. Дело рискованное, спланировать все надо филигранно. А заодно – очистка и сплочение собственных рядов. Всем колеблющимся ультиматум: или ты с нами, или отправляешься под нож. Не совсем понятно, почему в таком случае на борту остался Абрахам Грей. Но предположим, что он из тех людей, что сначала делают и лишь потом думают: согласился на участие в мятеже быстро, а потом призадумался: боязно, как бы дело виселицей не закончилось…

При таком развитии событий честные Том и Алан, ценящие свои принципы дороже жизни, обречены. Но крайне трудно объяснить, отчего Сильвер вдруг решился немедленно бунтовать… Поэтому версию отвергать не будем, но временно отложим про запас. Поскольку возможна и четвертая интерпретация поездки на берег и убийства честного Тома.

Вот какая: матросов потянуло на сушу без какой-либо связи с мятежом. Истосковались по матушке-земле за долгие недели плавания. На травке поваляться хочется, пение птичек послушать… Вполне логичный вариант.

Но тогда и убийство бедного Тома никак с мятежом не связано? Проснулся, допустим, Сильвер утром и подумал: что-то я давненько никого не убивал, авторитет теряю… Кого бы мне зарезать сегодня? И вспомнил, что еще на берегу, в Бристоле, отчего-то зачастил матрос Том в таверну «Подзорная Труба», причем постоянно в отсутствие хозяина заглянуть норовил – когда на хозяйстве жена-мулатка оставалась, а она на четверть века Сильвера младше, и женщина южная, пылкая…

Вот так и погиб бедный честный Том, ходок по чужим женам. Догадка смелая, неожиданная. Оригинальная. И романтическая: любоффь, кроффь, полногрудая мулатка, одноногий Отелло с окровавленным кинжалом в руке…

Но никак это объяснение событий не стыкуется с тем, что якобы услышал из кустов Джим Хокинс. Он услышал про мятеж и отказ участвовать в нем, а про ревность и мулаток – ни слова.

Значит, если Хокинс и вправду стал свидетелем убийства, нам остается только третья версия: зачистка рядов накануне выступления. Шаткая версия, но уж какая есть. Остальные вообще не проходят.

Тогда встает вопрос: почему Сильвер пытался завербовать Тома вдалеке от остальных матросов?

Не лучше ли делать это в коллективе? Психологи хорошо знают «эффект толпы» – когда людей, в общем-то никак не расположенных к мятежу, к погрому, к смуте, заражает общий настрой окружающих… А ведь Сильвер был недурной психолог, умел находить подходы к людям.

С другой стороны, если агитация не увенчается успехом, если «эффект толпы» не сработает – кому проще зарезать Тома? Одному инвалиду или десятку головорезов с полным комплектом конечностей?

Да, мы знаем, что Сильвер физически очень силен. Если Том, оскорбленный в лучших чувствах, на него нападет, Долговязый Джон имеет хорошие шансы победить в схватке. Но если не нападет? Если попросту убежит? Как его догнать одноногому?

В сущности, почти так всё и происходит в версии Хокинса. Том даже не побежал – пошагал прочь. И затея Сильвера тут же повисла на волоске. Идущего, допустим, он догнать может, но тот ведь перейдет на бег, едва увидит, что следом скачет судовой повар на своей деревяшке…

Сильверу невероятно повезло. Он с силой метнул костыль и умудрился угодить ровнехонько в позвоночник Тома. А если бы промахнулся? Чуть-чуть, на пару дюймов отклонился бы костыль в сторону?

Что тогда?

Тогда синяк или даже треснувшее ребро убежать Тому не помешали бы. Пока бы Сильвер докричался до своих орлов, пока бы те подбежали, вникли бы в ситуацию, пока в погоню бы потопали…

Выскочили бы на берег – а Том уже саженками к «Испаньоле» подплывает. Чего ж ему не доплыть, вода теплая, треть мили не расстояние… И на борт. И тут же к капитану. А уж тот бы выслушал песни бедного Тома с преогромным вниманием.

И куда, кстати, отправился Том от Сильвера, завершив разговор? Не к матросам, те зарежут, как Алана. Хокинс говорит прямо: «зашагал к берегу». Значит, решил добираться сам на «Испаньолу».

Ну, или решил поселиться на берегу. Податься в отшельники, разочаровавшись в мире и людях. Построить хижину и жить в ней, как американский чернокожий тезка. Питаясь устрицами.

Но если не рассматривать всерьез вариант с хижиной честного дядюшки Тома, то направился он на шхуну, к капитану. Больше некуда и не к кому.

Сильвер, между прочим, в версии Хокинса не знает, что замысел его раскрыт. Как он мог ставить успех всего дела в зависимость от такого ненадежного фактора – от броска костыля?

Хорошо. Допустим следующее: Долговязый Джон был абсолютно уверен в своем таланте переговорщика. Не сомневался, что сумеет убедить Тома. Неудачу никак в расчет не принимал.

Совершенно не в духе предусмотрительного Сильвера.

Но сделаем Хокинсу еще одну поблажку, последнюю. Будем считать, что умный и расчетливый пиратский главарь именно в этот момент резко поглупел, неоправданно переоценил свои силы, и брошенный им костыль – экспромт, реакция на совершенно неожиданное развитие событий.

Тогда и в самом деле лучше беседовать наедине… А то влезет в разговор какой-нибудь Джоб Эндерсон с какими-нибудь неуместными угрозами – и все испортит.

Но как в таком случае понять историю другого честного матроса, Алана? Его, похоже, обрабатывали параллельно с Томом – как раз Джоб Эндерсон и другие мордовороты. Хотя логичнее, чтобы с обоими по очереди поговорил дипломатичный и обаятельный Сильвер. Людей мало, и разбрасываться ими грех, – предстоит схватка безоружных с вооруженными, каждый человек на счету.

Но логикой тут и не пахнет. Эндерсон или кто-то другой уговаривает Алана без политесов. Без дипломатии. Так, что тот истошно вопит на всю округу. Пальцы, что ли, по одному отрезали? Или половые органы в расколотом пеньке защемили?

Всё, лимит поблажек и допущений Хокинс исчерпал. Признаем очевидное: историю с убиением Тома и Алана он полностью сочинил, причем сочинил бездарно, с логикой и фактами никак свои фантазии не соотнося.

И это мы еще не рассмотрели подробно реплики персонажей в выдуманной сцене. А Том и Сильвер говорят друг другу вещи, ни с чем не сообразные.

Том: «Мы долго были с тобой товарищами, но теперь уж этому не быть!» Это как? Где и когда они долго товариществовали? С Флинтом вместе плавали? Или с Инглендом? Так отчего же Том лучше руки лишится, чем в пираты подастся? Или они на берегу подружились, в таверне «Подзорная труба»? Но Сильвер владеет ей не так уж и долго, а Том моряк, он плавает, на берегу бывает редко, наездами… Нелепость какая-то.

Сильвер: «Если бы наши матросы узнали, о чем я с тобой говорю, Том, подумай, что бы они со мной сделали!» Подумаем мы вместо Тома: а что бы матросы с Сильвером сделали? И, главное, – за что бы сделали? Он что, со сквайром тут сговаривается? Капитану на товарищей стучит? Нет, он тут в поте лица на шайку работает, нового бойца вербует… Кто его хоть словом попрекнет?

Драматург из Хокинса никудышный. Он и сюжет завалил, и диалоги толком не проработал. И пьесу мы заслуженно освистали.

Но крик Алана? Его ведь слышал не только Джим, но и более заслуживающие доверия люди. Не служит ли крик хотя бы косвенным подтверждением рассказа Хокинса?

Да, кто-то на берегу надрывался так, что вопль его был слышен не только на обширном пространстве острова, – он и пассажиров «Испаньолы» напугал преизрядно. Предсмертный крик, решил доктор Ливси. Предсмертный крик Алана, уточнил Хокинс.

Но почему Алан? Кто видел его кричащим? Ах, Сильвер сказал, причем предположительно, а Хокинс нам передал его мнение… Джону Сильверу мы бы еще поверили, а вот Джим пусть на кошках потренируется, умение складно врать отработает… А пока что веры ему никакой.

Но пусть будет Алан, надо же как-то называть кричавшего.

Отчего мог погибнуть Алан? Его могли убить ножом. Его могли задушить голыми руками. Поразмыслив, можно предложить еще тысячу разных способов, но зачем матросам, затеявшим убийство, усложнять себе жизнь? Они не персонажи Агаты Кристи, в конце концов…

Если Алана душили, орать он не мог, со стиснутым горлом не пошумишь особо. С перерезанной глоткой тоже. И после удара ножом в сердце вопить затруднительно. А если рана не смертельная, то и крик не предсмертный. Нет никаких доказательств, что Алан крикнул – и умер. Он заорал, ему в тот момент было очень больно. Всё остальное – домыслы.

Несомненно одно: матросы с именами Том и Алан в составе экипажа «Испаньолы» числились. На берег в первый день сошли. И больше никак себя не проявляли. Очевидно, погибли, но как и когда – тайна, покрытая мраком.

Рассеивать этот мрак особой нужды нет, на общий ход событий загадка никак не влияет. Не стоит терять время на скрупулезное расследование.

Поэтому лишь озвучим достаточно логичную догадку о смерти Алана, не утруждаясь доскональным сбором доказательств.

Алан умер от укуса змеи. Змей на острове множество, причем ядовитых. Хокинс мимоходом сообщает нам (не имея причин для лжи): «То тут, то там я натыкался на змей. Одна из них сидела в расщелине камня. Она подняла голову и зашипела на меня, зашипела, как вертящаяся юла. А я и представления не имел, что это знаменитая гремучая змея, укус которой смертелен».

Не имел представления… Но затем каким-то образом представление поимел: не ужик безвредный какой-нибудь, ядовитая змеюка, причем смертельно ядовитая. Когда и как поимел? Описал по возвращении внешний вид змеи знакомому зоологу, специалисту по заморским рептилиям? А откуда у сына трактирщика такие знакомства в академических кругах? Или все-таки на острове случился инцидент со змеей, по каким-то причинам не упомянутый в мемуаре?

Джима мог позже просветить Бен Ганн, лучше знакомый с фауной острова. Но ведь и Бен не ученый-герпетолог… И не коренной житель этих мест. Узнать о том, что укус здешних змей смертелен для человека, Ганн мог исключительно на личном опыте. Но тогда поделиться опытом он уже не сумел бы.

Зачем вообще в рассказе Хокинса появляется эта змея? Словно ружье на стене в пьесе забывчивого драматурга – висит, но почему-то не стреляет, ни в первом акте, ни в третьем. На деле змея «выстрелила», но Хокинсу нужна была жертва свирепых пиратов, и он быстренько переквалифицировал несчастный случай в убийство. Заодно и бедного Тома приплел, двойное убийство еще больше очерняет матросов, а их оппоненты – все в белом. Что за важность, дескать, что мы первыми в матросов стрелять начали, они и без того друг друга резали, как скотину…

На самом деле истосковавшийся по суше матрос Алан прилег на травку, развалился, раскинул руки… И не заметил, что рядом гремучая змея тоже прилегла, отдохнуть наладилась. Ну и цапнула его за руку. Не повезло, так уж не повезло, кому Остров Сокровищ, а кому и Невезения…

Тут-то Алан и заорал – во всю глотку, во всю мощь легких, даже на корабле услышали.

Среди матросов нашлись люди бывалые – кровь отсосали, ранку прижгли, жгут на руку наложили. Алан на ногах остался, побледнел немного, но от эвакуации на борт «Испаньолы» отказался: пустяк, дескать, его уже пару раз гадюки кусали, не смертельно…

Но укусила его не заурядная гадюка, а куда более ядовитая змея, яд попал в кровь и действие его продолжалось, пока без явных симптомов. А вечером, после заката, Алана прихватило всерьез. Начались крайне болезненные судороги.

Гарнизон блокгауза хорошо слышал в темноте крики, доносившиеся из лагеря пиратов. Их списали на ром, а это в муках умирал Алан… После полуночи отмучался.

Честным матросом Алан не был и к мятежу примкнул без колебаний, но напоследок невольно навредил Сильверу: его крики не давали спать одноногому Джону, не выпившему ни капли. Прочие пираты, сраженные ромом и усталостью, давно задрыхли, они захрапели бы хоть под пушечную канонаду. Спали крепко, здоровым алкогольным сном, – и проспали партизанскую вылазку Бена Ганна перед рассветом. Проспал и Сильвер, не сразу услышал тревожные крики своего попугая (тот, как мы помним, самый надежный караульщик), но проспал по другой причине, из-за долгих и шумных мучений Алана.

Как и когда погиб Том, мы никогда не узнаем. Если он и вправду был честным матросом, не желавшим участвовать в мятеже, – его, разумеется, убили. Не так, как измыслил Хокинс, и значительно позже, – под вечер, когда матросы разжились оружием и мятеж стал реальностью, когда Сильвер фактически потерял свободу выбора: получил черную метку и волей-неволей стал капитаном пиратов. Тогда несогласный бунтовать Том и в самом деле пошел под нож.

Но вполне может быть, что Том с большим энтузиазмом присоединился к мятежу, участвовал в атаке блокгауза и подвернулся под шальную пулю. Или переборщил с ромом и умер в пьяном сне, захлебнувшись собственными рвотными массами. Или угодил в ловчую яму, настороженную на коз Беном Ганном, и в испустил дух, пронзенный заостренными кольями… Как спел нам зарубежный вокально-инструментальный ансамбль «Свинцовый дирижабль» по совершенно иному поводу:

Poor Tom, Seventh Son,

Gotta die for what you′ve done…[1]

Аминь. Еще для одного Остров Сокровищ стал Островом без Сокровищ и Островом Невезения.

Пора бы, кстати, поговорить о Бене Ганне. Он уже здесь, он активно действует – убивает спящих пиратов, ловчие ямы копает – а мы еще не разобрались с подноготной этого персонажа.

Непорядок. Сейчас исправим упущение.

Глава восемнадцатая

Нетипичный Робинзон

Как бы поступил нормальный человек, три года робинзонящий на необитаемом острове, заметив паруса приближающегося корабля?

Он бы заорал, он бы запрыгал на месте от дикой радости. А едва схлынул бы первый шквал эмоций, островитянин подбежал бы к куче сухого хвороста, давно и заботливо сложенной на высоком месте острова. Сдернул бы с кучи дерюгу, или старый парус, или покрывало из козьих шкур, или чем там еще он прикрывал кучу от дождя. Затем стал бы высекать огонь подрагивающими от радостного возбуждения руками… А когда куча полыхнула бы как следует, одинокий абориген навалил бы сверху влажной травы и сочных свежесорванных веток – чтобы дым повалил погуще.

Однако вахтенные на подплывающей к Острову Сокровищ «Испаньоле» никаких сигнальных дымов не заметили.

И позже, когда шхуна медленно верповалась проливом, совсем рядом с берегом, – никто не бегал по песку вдоль уреза воды. Не орал, не махал руками или привязанной к палке тряпкой, не привлекал внимание иными способами.

Робинзон на острове обитал нетипичный, надо признать. Бен Ганн затаился, сидел тихо, как мышь под веником. Ничем не выдавал своего присутствия и на первый взгляд не собирался покидать свой остров… По крайней мере никаких шагов к тому не предпринимал.

Причина странного поведения Бена Ганна очевидна: нетипичный островитянин ОЧЕНЬ БОГАТ.

Давно замечено, что огромные деньги меняют психику своих владельцев. А уж если владелец оказался наедине с деньгами на необитаемом острове – тут вообще можно ожидать любых психических сдвигов.

Проще говоря, Бен Ганн – человек с большим стадом тараканов в голове. И анализируя его слова и поступки, это надо учитывать.

Итак, наш островитянин увидел «Испаньолу». Три года ждал, когда же на горизонте покажется парус, – и дождался. Но вместо радости, скаканья по берегу и размахивания руками – опасение: не отобрали бы сокровище…

Мог ли Бен Ганн сообразить, что к острову подплывает не пиратский корабль? Мог: на флагштоке – британский флаг, Юнион Джек, и пушек маловато, и команда малочисленная, на абордаж с такой не пойти…

Хотя нет, число пушек Бен оценить не мог… Если пушечные порты закрыты, скрываются или нет за ними орудия, не понять.

Остается флаг и численность экипажа. Но стопроцентной уверенности эти внешние признаки не дают.

Юнион Джек? Так пираты не плавали днем и ночью под Веселым Роджером. Черный пиратский флаг поднимался непосредственно перед атакой, как средство психологического давления на врага. Как говаривал незабвенный Глеб Жеглов: «Черная кошка» – значит, лапки вверх и не чирикай!

Но подобраться поближе к потенциальной добыче лучше под чужим флагом… Зачем пугать заранее, издалека? Чтобы жертва ударилась в бегство или хорошенько изготовилась к бою? Пиратские хроники пестрят такими эпизодами: корабли встречаются в море, обмениваются приветственными сигналами, и вдруг союзный или нейтральный флаг спускается, вместо него – Веселый Роджер, и начинается потеха.

Но какие основания имел Джон Сильвер поднять Веселый Роджер на «Испаньоле» сразу после бегства начальства? Да никаких. Он и не поднимал. Весь эпизод с флагом сочинил Хокинс, и мотивы его поняты: смотрите, не только мы называем матросов пиратами, они и сами черный флаг вывесили!

Так что ни в чем Юнион Джек не мог убедить Бена Ганна. Малочисленный (в сравнении с пиратами и приватирами) экипаж? Тоже не доказательство. Потери в бою, эпидемия… Мало ли причин, способных проредить команду.

Скорее Бена могло насторожить обратное: почему матросов так много?

Дело в том, что «Испаньола» не бриг и не барк, она шхуна. Как следует из обрывочных описаний Хокинса, «Испаньола» – трехмачтовая марсельная шхуна, и косые паруса у нее не бермудские, а гафельные.

Кто желает разобраться в сакральном смысле этих слов, может воспользоваться словарем морских терминов или поисковыми системами Интернета, а всем прочим поясним по-простому, на пальцах, чем отличалась шхуна «Испаньола» от, например, брига того же водоизмещения.

Разница в парусном вооружении: у брига паруса прямые, крепящиеся к реям. У шхуны паруса косые («Испаньола», как марсельная шхуна, имела к тому же пару вспомогательных прямых парусов) и крепятся к самим мачтам и к гикам.

В открытом море, поймав попутный ветер, бриг или иное судно с прямым парусным вооружением на большой дистанции обгонит шхуну. Иное дело у берегов, где надо быстро маневрировать, ловить ветер и круто идти к нему, – здесь полное преимущество имеет шхуна. Она маневреннее, имеет меньшую осадку, с ее парусами легче и быстрее работать. Нетрудно понять, какие суда предпочитали пираты и приватиры, промышлявшие отнюдь не на бескрайних океанских просторах, а на подходах к гаваням. Шхуны, конечно. Хотя и бригантины, сочетшие оснастку шхуны и брига, пользовались популярностью у романтиков морских путей.

Еще одно преимущество шхуны – обслуживание ее парусов требует в разы меньше матросов. Любой корабль с прямым вооружением был вынужден содержать марсовые команды – морячков, большая часть вахты которых проходила наверху, на реях (если приходилось маневрировать и работать с парусами). У шхуны паруса крепятся не к реям, которые высоко над головой, а к гикам – они тут же, рядышком, над самой палубой, и чтобы выполнить приказ, касающийся парусов, не надо карабкаться на верхотуру.

Да простят нас знатоки парусно-морских дел за это дилетантское изложение, до крайности упрощенное в целях большей доходчивости.

Итак, минимальное число матросов, необходимых для работы с косыми парусами «Испаньолы» – два человека. Умножить на три вахты – шестеро. Плюс шкипер, помощник, кок… в общем и целом на борту «Испаньолы», будь она мирным торговым судном, могло находится человек десять, или чуть больше. Лишних людей возить с собой затратно.

А Бен с берега мог насчитать два с половиной десятка: сквайр Трелони навербовал людей с большим избытком. Едва ли на случай столкновения с пиратами или французами, как он сам утверждал, – в абордажной схватке лишний десяток матросов не спасет, и два десятка не спасут, при встрече с пиратами помочь «Испаньоле» могли лишь хорошие ходовые качества.

Причина вербовки лишних людей более прозаична: нужны грузчики, нужны рабочие руки для перетаскивания сокровищ. Не джентльменам же, в самом деле, надрываться как неграм на плантации.

Резонов сквайра Бен Ганн знать не мог. И скорее всего численность прибывших его обеспокоила…

Собственно, пиратов как таковых Ганн бояться не должен был. Пираты тоже люди, всегда договориться можно, он и сам бывший пират… Если узнают про золото, то наверняка ограбят, – но Бен Ганн парень не промах, зачем ему раскрывать карты. Ему бы с острова выбраться, прихватив мешочек гиней умеренных размеров. А на Большой Земле можно найти компаньонов для вывоза золота, не торопясь, хорошенько присмотревшись к людям.

Тот же вариант возможен, если к острову приближается мирный торговец. Тут даже можно при определенных раскладах и сразу открыться, рассказать про сокровище, – если прибывшие сумеют внушить доверие к себе. Ежику понятно, что делиться придется, и делиться неслабо. Если на руках останется половина золота Флинта, можно сказать повезло, не жадные моряки попались. Но другого выхода все равно нет.

Так почему же Ганн прячется от прибывших на «Испаньоле»? Чего опасается?

Он опасается, что на борту те единственные люди, бояться которых он имеет все основания: пираты из команды Флинта. Бен Ганн скорее всего знал про карту. Если даже не знал, то в любом случае понимал, что никто не зарывает клады для того, чтобы их откопали пару веков спустя совершенно чужие люди. Пираты, своей кровью заработавшие золото в абордажных схватках, при первой же возможности за ним вернутся.

Придут к яме, а золота нет. Золотишко прибрал к рукам Бен Ганн. За это по пиратским кодексам полагалось сурово наказывать. Вот что было записано, например, в уставе пиратского судна «Ривендж», как раз в те времена пиратствовавшего в Атлантике:

«Если кто украдет или утаит от Компании вещь, стоимостью превышающую пиастр, да будет высажен на пустынном берегу или застрелен».

Нет сомнений, что и на «Морже» имелся документ с похожим параграфом… Бен Ганн украл и утаил чуть больше пиастра, согласитесь. Скрысятничал по-крупному, на весь общак лапу наложил. К тому же злостный рецидивист, на берег его уже высаживали, не помогло. Пуля в голову – самая подходящая воспитательная мера для Бена. Исправится с гарантией. Ни пиастра больше не присвоит, не говоря уж про орлянку и выпивку.

От пиратов Флинта он мог спрятаться, остров большой. Пули бы избежал. Но проклятая тропа, ведущая к золоту! Вероятность, что на нее натолкнутся случайные моряки, причалившие к острову, минимальна. А бывшие коллеги всенепременно по тропке прогуляются, обнаружив опустевшую яму. И Бен Ганн останется робинзонить на острове. Но уже без золота.

Неудивительно, что позже, узнав от Джима расклад сил, Ганн решительно и бесповоротно встал на сторону сквайра и доктора. Он даже не пытался договориться с Сильвером. Очень уж боялся пули в голову… Именно от Сильвера – обязанность квотермастера беречь общак и расправляться с крысятниками.

Но пока что Бен Ганн никаких раскладов не знает. И с большим подозрением издалека наблюдает за прибывшими.

Две шлюпки… В устье речушки… За пресной водой? Нет, воду не набирают, никаких емкостей не видно…

Сильвера издалека Бен Ганн не опознал. Вообще не разглядел, что среди прибывших есть одноногий. И слегка успокоился… Похоже, мирные моряки с мирного судна – расслабляются, на травке валяются. Можно и объявиться в качестве здешнего робинзона…

Но едва Бен Ганн начал выдвигаться в сторону пришельцев с целью свести близкое знакомство – обнаружил крайне неприятную вещь: один из прибывших отделился от товарищей и чапает прямиком к горе Подзорная Труба, к опустевшему тайнику Флинта. Да еще с компасом время от времени сверяется!

Бедный Бен Ганн… Тараканы в его голове наверняка устроили бунт, мятеж, ад и голодомор.

Хокинс, оказавшийся на краю пустой ямы, был в шоке. Не меньше был шокирован и Бен Ганн, наблюдавший за ним. Шок островитянина усугублялся непониманием: что происходит? Кто этот юноша, дьявол его раздери? На пирата ничем не похож, но тогда кто же?! Как он здесь, у ямы, очутился? И почему притащился сюда в одиночестве? Остальные что, полные бессребреники, и на сокровища им наплевать?

Джим, оклемавшись от потрясения, заметил тропу и пошагал по ней. Прямиком через долину, разделявшую Подзорную Трубу и двухглавую гору. Пошагал к пещере и золоту. Тут уж контакт стал неизбежен… Но Бен оттягивал его, сколько мог. Отступал к пещере, перебегая за деревьями, уговаривая себя: вдруг все-таки случайность, совпадение…

У подножия двухглавой горы отступать стало некуда. Бен приблизился и назревавший контакт состоялся-таки.

Последовавший разговор Хокинс передает правдиво… Но только в том, что касается реплик. Повторяется история с больным Билли Бонсом и последней беседой с ним: Джим вновь изображает из себя полного недоумка, абсолютно не понимающего, что ему говорят…

Но в разговоре, даже отредактированном, содержится крайне любопытный подтекст. Попробуем его вычленить.

Первым делом с Беном Ганном приключился натуральный словесный понос… Он говорит, говорит, говорит, мысли его скачут с предмета на предмет с легкостью необычайной.

Быстренько представившись и сообщив, что высажен на острове три года назад, Бен тут же поведал, что:

– он отчаянно тоскует по сыру, – так, что даже видит его во сне;

– мать его была благочестивой женщиной;

– и сам он был благовоспитанным мальчиком, знающим наизусть катехизис;

– игра в орлянку до добра не доводит.

А так же сообщил о своем раскаянии и духовном перерождении.

Отчасти Бена Ганна можно понять – после трех лет вынужденного молчания наконец-то можно с кем-то поговорить! Но все же едва ли Бен, выдавая на-гора эту словесную шелуху, забыл два главных, два архиважнейших для него вопроса.

Что за корабль прибыл к острову?

Зачем Джим явился к тайнику Флинта?

Бен Ганн пока не спрашивает, он заливает Джима потоками слов, а сам внимательно за ним наблюдает и пытается понять: кто же, черт возьми, этот юноша?

Затем Бен пускает пробный шар: «Ведь я сделался теперь богачом!»

Джим делает вид, что ничего не понял. И в мемуаре своем пишет: «Тут я окончательно убедился, что несчастный сошел с ума в одиночестве». Да еще и Бену Ганну мимикой продемонстрировал то же самое: ну да, ну да, рассказывай…

Бен бросает еще один намек: парень, держись меня, не пожалеешь… Понимать это надо так: если что – поделимся.

Джим упорно не желает понимать намеков. И в самом деле, ну чем на этом острове поделиться-то можно? И разбогатеть тут как?

Бен слегка озадачен. Может и вправду парень случайно к яме попал? А потом увидел тропу и пошел по ней из бескорыстного любопытства? Разведать, кто на необитаемом острове этакий проспект натоптал?

Но мы в наивность Хокинса не поверим. Мы-то знаем, что он прибыл на остров за сокровищами. И прекрасно понимает, каким единственным образом здесь можно разбогатеть.

Бен, видя, что намеки не действует, спрашивает в лоб: «Не Флинта ли это корабль?»

Возможно, это случайная обмолвка. Ведь Бен Ганн прекрасно знает «Морж», корабль Флинта, и никогда не спутает его с другим. Знает и то, что Флинт умер, и новым, незнакомым отшельнику-островитянину судном разжиться никак не мог, – Ганн присутствовал при его смерти в Саванне и слышал предсмертные слова капитана. Правильнее спросить: не людей ли Флинта это корабль? – но Бен разговаривать отвык и мог невнятно сформулировать мысль.

Но может быть и такое: Бен сказал именно то, что хотел сказать. Вдруг Хокинс юнга-новобранец команды Флинта? Маловероятно, но вдруг? Тогда полезно замутить воду: «Моржа», дескать, я в глаза не видел, о смерти Флинта слыхом не слыхивал… Между прочим, этот вариант предусматривает, что Хокинс в случае положительного ответа вполне мог стать самым ближайшим кандидатом в покойники.

Как мы знаем, раскаяние и душевное перерождение Бена относилось лишь к игре в орлянку, но никак не к смертоубийствам. Свое имя, хорошо известное в экипаже Флинта, он Джиму уже назвал. И утечку этой информации к Сильверу пресек бы безжалостно.

Но Джим Хокинс тоже парень не промах. Он сразу, едва лишь Бен упомянул о том, что был высажен на остров, мысленно отметил: наказание это пиратское, применяемое к проштрафившимся членам пиратских команд. Бен Ганн – пират, к тому же как-то связанный с Флинтом, коли уж первым назвал это имя. Но как именно связан, пока не ясно…

Джим настороже, и пистолет свой держит скорее всего в руке, а не в кармане. И произносит такую фразу: «Нет, не Флинта. Флинт умер. Но раз вы хотите знать правду, вот вам правда: на корабле есть несколько старых товарищей Флинта, и для нас это большое несчастье».

Между «несколько старых товарищей Флинта» и «для нас это большое несчастье» правильнее ставить не запятую, а многоточие.

Потому что Хокинс непременно выдержал паузу. Не мог он не замолчать на пару секунд и не посмотреть на реакцию Ганна. Не мог! Нельзя открывать заведомому пирату, про которого толком ничего не известно, все карты разом.

Джим выдержал паузу. Бен Ганн за реакцией не уследил, выдал свой испуг. Да и не мог уследить, отвык следить за внешним проявлением эмоций за три-то года… Хокинс испуг отметил и прибавил: «для нас это большое несчастье».

А если бы Бен Ганн расцвел в радостной улыбке: ура, мол, кореша вернулись! – Джим бы этих слов не сказал.

Бен спрашивает: а нет ли там одноногого?

Любопытный вопрос… Не по сути, а по форме. Бен Ганн его выкрикивает, задыхаясь, квотермастер пугает его больше всей остальной шайки. Но фамилию Ганн не упомянул, а мы помним, что Билли Бонс тоже не называл Сильвера по фамилии, когда просил Джима следить, не появится ли одноногий моряк…

Можно предположить, что в экипаже Флинта к квартирмейстеру чаще обращались по прозвищам: Долговязый Джон и Барбекю (Окорок, как мы выяснили, плод фантазии переводчика). Дело обычное, имя и фамилию Черного Пса мы так и не узнали…

Догадка наша тут же подтверждается, Хокинс уточнят: «Сильвера?» – и Бен Ганн подтверждает после легкой заминки: «Да, его звали Сильвером». С трудом, но вспомнил фамилию. И продемонстрировал еще больший испуг.

Хокинс переворачивает еще одну карту: «Он у нас повар. И верховодит всей шайкой».

Отношение Бена к Сильверу уже вполне понятно, и нет нужды рассказывать, что Джим, дескать, добрый приятель судового кока (а при нужде бы рассказал, особо даже и не соврав).

И вот тут Бен Ганн изрекает слова, убивающие нас наповал своей нелепостью:

«Если ты подослан Долговязым Джоном – я пропал. Но знаешь ли ты, где ты находишься?»

Что за ахинея? Джим ясным английским языком отмежевался от шайки, сказал, что ее присутствие на борту – большое несчастье, и только что добавил, что Сильвер в той шайке главарь. Для Бена Ганна эта информация – вопрос жизни, смерти и огромных денег. Он в слова Хокинса вслушивается внимательно, ни одного мимо ушей не пропускает. Так отчего же тупит: если ты подослан…

Вторая фраза еще глупее. Что значит – знаешь, где находишься? У подножия двухглавой горы, где же еще… А еще на острове Джим находится, даже координаты его знает. В Атлантике находится. В Южном полушарии. На планете Земля, в Солнечной системе, в галактике Млечный Путь! Что за идиотский вопрос?

Но виновник изреченной глупости не Бен Ганн, а переводчик. Если заглянуть в оригинал, все становится на свои места… Про Сильвера Бен Ганн пошутил. Понял, что Хокинс с одноногим враги, – и скаламбурил. Он не говорил «я пропал», он сравнил себя со свининой: I′m as good as pork.

Если бы тебя послал Барбекю, я был бы поджарен, как свинина, – так примерно надо понимать Бена Ганна.

Со второй фразой переводчик тоже намудрил. Бен не спрашивает Джима, где тот находится сейчас. Он интересуется другим: знает ли Джим, где он был, побывал? But where was you? Хокинс только что побывал у опустевшего тайника Флинта… И Бена Ганна, после того как вопрос с пиратами несколько прояснился, крайне интересует: знает ли Джим, что это за яма такая? Или все же случайно забрел?

И Джим окончательно раскрывает карты. Рассказывает по карту Бонса и про экспедицию за сокровищами. Терять нечего, золото все равно уже из ямы исчезло. Кто в этом виноват, Джим едва ли сомневается. Но в том, что золото лежит в пещере, в сотне-другой шагов, уверен быть не может. И выкладывает информацию, потерявшую цену, в надежде услышать в ответ что-то более интересное…

Бен Ганн не стал спешить с ответной откровенностью. Он пытался осмыслить услышанное, найти самый для себя безболезненный выход… Идеальный для Бена Ганна исход противостояния на острове такой: пираты убьют сквайра и всех его сторонников, но карта в заварухе как-то пропадет – сгорит, потеряется… А заодно погибнет Сильвер. Тогда, без страшного квотермастера, можно попробовать столковаться с уцелевшими мятежниками…

Но всерьез надеяться на такое небывало удачное стечение обстоятельств не мог даже простодушный Бен Ганн.

И он без колебаний выбирает сторону, к которой нужно примкнуть. Но все же предварительно интересуется у Хокинса: есть ли шанс получить хоть долю малую от сокровища?

Джим успокаивает: сквайр человек щедрый, не обидит.

Смущает мизерность запрошенной Беном суммы. Тысяча фунтов – это 0,14 процента от стоимости клада! Что же так мало-то? О половине, о трети, о четверти разговор заводить глупо, коли уж хорошо заметная тропа ведет прямо к пещере и золоту. Но хотя бы с трех процентов начать торг со сквайром Бен Ганн должен был. Даже сошлись бы в итоге на одном-единственном проценте – все-таки семь тысяч, не одна…

Похоже, концессионеры жестоко обманули Бена по возвращении в Англию. А Хокинс врет и вкладывает в уста Бену ровно ту сумму, что тот в итоге получил: никого мы, дескать, не кидали, Ганн запросил именно столько…

Но Хокинс сам проболтался, написав в конце своего мемуара: «На острове все еще находились трое – Сильвер, старый Морган и Бен, – которые некогда принимали участие во всех этих ужасных злодействах и теперь тщетно надеялись получить свою долю богатства».

Ладно Сильвер и Морган, но почему тщетно надеялся на долю Бен Ганн, получивший гарантии сквайра? А вот так. Тщетно. Джим еще на острове знал, что Бена Ганна ожидает большой облом: вместо оговоренной доли – жалкая тысяча фунтов. И попробуй кому-то пожалуйся, живо окажешься на нарах с обвинением в пиратстве… Предпочтя джентльменам удачи прирожденных джентльменов, Бен Ганн не сильно выгадал. Не застрелили, правда, и не зарезали, всего лишь обобрали… И на том спасибо.

Получив гарантии, хоть и весьма хлипкие, наивный Бен выкладывает Джиму всю подноготную: про пиратское прошлое, про то, как был зарыт клад, про поиски…

Разбирать этот рассказ нужды нет, все в нем понятно. Но изумляет реакция Хокинса. Он, если бы имел ай-кью хоть чуть-чуть отличный от нуля в большую сторону, уж теперь-то обязан был понять, что сокровища у Бена.

Даже чуть раньше, когда Ганн спросил: выделит ли сквайр «хотя бы одну тысячу фунтов (на деле была озвучена иная сумма – В. Т.) из тех денег, которые и без того мои»? Что тут неясного? Все открытым текстом! А уж после рассказа Бена о поиске сокровищ даже клинический идиот поймет, как умудрился разбогатеть житель необитаемого острова…

Но Хокинс юноша несгибаемый. Не понял, мол, ничего. Все мысли Хокинса, весь его поток сознания из мемуара исчезли. Говорил что-то, отвечал, спрашивал… и ничего не думал при этом. Внезапный мозговой паралич приключился.

Ну спросил Бен про какую-то тысячу фунтов… Отвлеченный ведь вопрос, риторический, что ж не ответить столь же отвлеченно: да, сквайр у нас щедрый, незнакомому островитянину тысчонку отстегнет, не пожадничает…

Извини, приятель, сказал Джим, но ты зря тут так долго распинался, я совсем забыл предупредить: в детстве из колыбельки меня уронили, головкой об пол стукнули, и с тех пор длинные фразы я понимаю плохо…

Дословно это прозвучало так: «Из того, что вы мне тут толкуете, я не понял почти ничего».

И тут задушевный разговор прервал донесшийся издалека громкий звук, настороживший обоих собеседников.

* * *

Джим Хокинс убеждает нас, что его беседу с Беном Ганном прервал звук пушечного выстрела. Пушка на борту «Испаньолы» выстрелила за два часа до заката, то есть около 16:00.

По времени приблизительно все сходится, но только если принять на веру рассказ Хокинса о том, что он заблудился, кружил по острову, снова вышел к болоту и стал свидетелем убийства честного Тома…

Но мы недаром потратили почти две главы, доказывая: блуждать Хокинс не мог и никакого убийства не видел.

Тогда в событиях появляется разрыв, непонятная лакуна длительностью около часа, или даже около полутора часов. Можно предположить, что Джим значительно урезал описание своего разговора с Беном Ганном, что на самом деле они общались гораздо дольше… Но тогда придется ломать голову: а о чем они говорили? У Хокинса есть привычка умалчивать о самых важных событиях. Однако вроде бы все самое важное сказано…

Предположим иное: беседу прервал не пушечный выстрел, а истошный вопль Алана, по версии Хокинса зарезанного матросами, а по нашей – укушенного змеей.

Провал во времени исчезает, а заодно проясняется один смутный момент в рассказе Хокинса. Вот как он описывает тот самый вопль: «Далеко за болотом раздался гневный, пронзительный крик, потом второй и затем душераздирающий вопль. Эхо в скалах Подзорной Трубы повторило его несколько раз».

Чем крик отличается от вопля, знает лишь Хокинс. Не исключено, что крики он выдумал – доктор Ливси тоже в тот момент был на берегу, неподалеку, но услышал лишь вопль, без криков. Но пусть они между собой разбираются, кто что слышал, а мы обратим внимание на эхо. Если Хокинс не пошел в гористую часть острова, к Подзорной Трубе, к тайнику Флинта, если он заблудился, вернулся на болото и там услышал крик, – мог ли он расслышать еще и эхо? До источника крика далеко, до горы – вдвое дальше, как минимум. Эхо значительно слабее звука, его породившего. Похоже, голосовые связки Алана мощью не уступали пароходной сирене…

А вот если Хокинс слышал эхо вблизи, находясь недалеко от скал, всё сходится, и тогда голосовой аппарат Алана более приличествует человеку, чем пароходу. Только звук отражали скалы другой горы – не Подзорной Трубы, а двухглавой. Как раз там и как раз в это время Джим разговаривал с Беном Ганном.

Глава девятнадцатая

Блуждания юного Хокинса, часть вторая

Услышав крик бедного Алана, Хокинс поспешил к месту событий.

Причем один, без Бена Ганна, хотя в мемуаре своем утверждает обратное.

Но задумаемся: зачем Ганну бежать к берегу? Там пираты, там страшный Барбекю, который поджарит несчастного Бена как свинину. Прирожденные джентльмены на борту «Испаньолы», к ним не попасть, шлюпки у матросов. Что Бену Ганну делать на берегу? Он и в рассказе Джима ничего там не делает – пробежался с Хокинсом по острову, полюбовался на Юнион Джек над срубом, сказал несколько прощальных фраз – и трусцой обратно, к двухглавой горе.

Поскольку Бен Ганн едва ли страдал от ожирения на своей устрично-ягодно-козлиной диете, пробежки туда-обратно для моциона ему ни к чему. Он, разумеется, остался у двухглавой горы, у пещеры. На прощание сказав Хокинсу, что очень хотел бы пообщаться с кем-то из его старших товарищей, и назначив место и приблизительное время встречи.

Но Хокинс зачем-то потащил Бена Ганна (лишь в своем рассказе) с собой…

Ничего не напоминает? Чувство дежавю не возникает? Ведь было, было уже такое… Возвращение миссис Хокинс в «Адмирал Бенбоу» – ничем не обоснованное, совершенно нелепое. И вновь в кармане у Джима заряженный пистолет, о котором рассказчик словно бы напрочь позабыл… И финал будет тот же: застреленный из кустов человек.

Но пока что Хокинс устремился не к кустам, примыкавшим к частоколу… Побежал туда, откуда донесся крик, где расслаблялись на травке матросы. Туда, где они оказывали первую помощь Алану, пострадавшему от укуса змеи.

Едва ли Джим открыто подошел к ним. Пока не разобрался, кто кричал и почему, не стал бы появляться на глаза. Ну как его выдумка нежданно угодила в десятку и в самом деле началась резня?

Подобрался скрытно, под прикрытием чащи вечнозеленых дубов (карликовых дубов, больше похожих, как мы помним, на густой кустарник). Посмотрел, послушал, убедился: ничего страшного, змея матроса укусила, пострадавший жив-здоров, даже на ногах остался…

Тут Хокинс заметил любопытную вещь: вокруг укушенного собрались лишь восемь матросов. Остальных поблизости нет, причем нет главарей: Джона Сильвера и Джоба Эндерсона.

А куда, кстати, они подевались?

* * *

Сочинитель из Джима Хокинса никудышный, а вот описатель очень даже неплохой. Наблюдательный юноша, и способный хорошо передать то, что видел… Подмечает мелкие детали, подробности, на вид незначительные, но наполненные смыслом. Описания Хокинса подкупают своей достоверностью.

Но едва лишь Джим начинает что-то выдумывать, сочинять отсебятину, – беда, какое-либо доверие к его выдумкам тут же исчезает.

Сцена разговора Сильвера с Томом, завершившаяся убийством последнего, вызывает в свете вышеизложенного двойственные чувства. Мотивы персонажей неубедительны абсолютно. Реплики их насквозь фальшивы. А вот антураж изображен хорошо… Мелкие детальки тщательно прописаны и кажутся достоверными.

Пар, поднимающийся над болотом… Капли пота на лице Сильвера… Вспугнутые собеседниками птицы, кружащие над их головами…

Декорации натуральные, а пьеса фальшивая. Поневоле закрадывается подозрение: Джим действительно подслушал разговор на болоте. Но совсем не тот, что описал по просьбе Ливси в своем мемуаре.

Беседовали два вожака сошедших на берег матросов – Сильвер и Джоб Эндерсон. Чтобы доказать, что они вдвоем ушли далеко от остальных, проследим за двумя матросами, оставленными Сильвером при шлюпках.

Первый, разведывательный рейс ялика с доктором Ливси и Хантером на борту – оба матроса сидят в шлюпках, один насвистывает «Лиллибуллеро». Посмотрели на ялик подозрительно, но предпринимать ничего не стали.

Ялик плывет обратно, реакция та же.

Ялик снова к берегу, и в нем уже не двое, а трое… Да еще изрядный груз. Тут уж терпение караульщиков лопнуло и один поспешил доложить начальству о внештатной ситуации. Задумали, дескать, что-то стрекулисты тонконогие, надо разобраться и пресечь. Спустя какое-то время матросы возвращаются к берегу. Разобраться.

Но очень уж долгий срок проходит между исчезновением часового и появлением основной группы. Ведь он, часовой, не поплелся нога за ногу, он, как сообщает нам Ливси, «оставил свою шлюпку и побежал в глубь острова». Побежал!

И вот что произошло, пока он бегал:

– ялик доплыл до берега, причалил в отдалении от шлюпок, скрытый мысом;

– пассажиры его выгрузились, выгрузили припасы;

– сделали несколько ходок к блокгаузу с грузом и обратно порожняком, ходить им было недалеко, всего сотню ярдов, но одна лишь знаменитая бочка с коньяком чего стоит – ее надо катить, и катить вдвоем по пересеченной местности, а через частокол перетаскивать вообще втроем;

– ялик вернулся на «Испаньолу» (быстро, налегке);

– ялик загрузили снова;

– в ялик спустились четверо пассажиров, капитан Смоллетт предложил Абрахаму Грею присоединиться к ним, дав минимальный срок на раздумья;

– Грей принял решение, с дракой пробился в ялик;

– ялик наконец отчалил и отплыл на приличное расстояние, когда сквайр Трелони сделал первый выстрел.

И лишь тогда послышались голоса подбегающих к берегу матросов! Опять-таки подбегающих, а не плетущихся, как черепахи!

Одно из двух: или они забрались очень далеко в глубь острова, – так, что часовой их не сразу отыскал и докричался, да и бег к устью речушки занял достаточно времени; или матросы, получив весть о странных рейсах ялика, далеко не сразу отправились к берегу.

Первый вариант выглядит неубедительно. Зачем матросам далеко забредать? Никакой конкретной цели (как у Хокинса) у них нет, им бы на травке поваляться… Рому глотнуть, если Сильвер из своего запаса расщедрится… Костер развести, закусь испечь-поджарить, если что-то захватили с собой… Отдохнуть и расслабиться, короче говоря. Пикничок-шашлычок организовать. Длительные пешие экскурсии с таким планом действий не вяжутся.

Гонец нашел своих сотоварищей легко и быстро. Но отчего же они так долго мешкали? Почему не отправились сразу к берегу?

Некому было принять решение. Главари – Сильвер и Эндерсон – отсутствовали. Задержка была связана именно с тем, что их пришлось сначала отыскать и лишь потом докладывать об изменении ситуации.

Позже, когда мятежников (уже и в самом деле мятежников) осталось шестеро и Хокинс угодил к ним в блокгауз, Сильвер вспоминает о недавних событиях:

«Если бы вы послушались меня, мы все теперь находились бы на „Испаньоле“, целые и невредимые, и золото лежало бы в трюме, клянусь громом! А кто мне помешал? Кто меня торопил и подталкивал – меня, вашего законного капитана? Кто прислал мне черную метку в первый же день нашего прибытия на остров и начал всю эту дьявольскую пляску? Прекрасная пляска – я пляшу вместе с вами, – в ней такие же коленца, какие выкидывают те плясуны, что болтаются в лондонской петле. А кто все начал? Эндерсон, Хендс и ты, Джордж Мерри. Из этих смутьянов ты один остался в живых».

Джоб Эндерсон назван первым среди смутьянов и неспроста. Хендс остался на «Испаньоле» командовать вахтенными, и Эндерсон среди сошедших на берег второй после Сильвера по авторитету и влиянию (Джордж Мерри значительно моложе этой троицы и выдвинулся на первые роли лишь когда погибли Эндерсон и Хендс).

Разговор, в котором нетерпеливый Джоб требовал немедленного выступления, состоялся вдали от ушей остальных матросов. К чему выносить на публику разлад между начальством?

Они отошли подальше, к краю болота, где берег понижался и кусты сменялись зарослями камыша. Болотистая низменность – неподходящее место для матросского пикника, и можно было не опасаться, что туда забредет кто-то из расслабляющихся подчиненных.

Те и не забрели – забрел Джим Хокинс. Неподалеку от матросов, хлопочущих над укушенным Аланом, он не задержался. Ничего любопытного там не происходило, а у него вообще-то появилась важнейшая информация, способная изменить расклад сил в альянсе кладоискателей… Стоило подумать о возвращении на корабль, и Хокинс двинулся в сторону устья речушки и шлюпок, напрямик, через болотистую низменность.

И напоролся на беседующих Сильвера и Эндерсона – тех выдали встревоженные птицы, кружащие над болотом.

В юном Хокинсе взыграл инстинкт разведчика:

«Я должен, по крайней мере, подслушать, о чем они совещаются. Мой долг велит мне подкрасться к ним как можно ближе и спрятаться в густой листве кривого, узловатого кустарника.

Я мог с точностью определить то место, где сидят оба моряка, и по голосам и по волнению нескольких птиц, все еще круживших над их головами.

Медленно, но упорно полз я на четвереньках вперед. Наконец, подняв голову и глянув в просвет между листьями, я увидел на зеленой лужайке возле болота, под деревьями, Джона Сильвера и еще одного моряка. Они стояли друг против друга и разговаривали».

Хокинс относит эти свои мысли и действия к более раннему времени… Но тогда, как мы выяснили, ему было не до кружащих над болотом птиц, он спешил к тайнику Флинта. А сейчас заинтересовался…

Моряком, разговаривавшим с Долговязым Джоном, был не честный Том, а Джоб Эндерсон. Деталей разговора не восстановить, да и ни к чему, главная тема и так ясна: Джоб требовал выступить, Сильвер уговаривал подождать. Сумел ли он убедить нетерпеливого боцмана? Вполне возможно. Или хотя бы немного остудил его нетерпение: позиция Сильвера – нельзя сейчас безоружным нападать на вооруженных, к тому же держащихся настороже – логична и убедительна.

Вполне вероятно, что часть аргументов Сильвера юный Хокинс процитировал позже, когда излагал на бумаге вторую версию подслушанного в бочке разговора – звучат слова Сильвера разумно и здраво, в них нет нелепостей, регулярно появляющихся, когда Джим вкладывает в чужие уста самолично сочиненную отсебятину.

Но в любом случае, даже если одноногий главарь в пух и прах разбил доводы оппонента, если даже полностью переубедил Эндерсона, – очень скоро его победа в диспуте потеряла всякое значение.

Потому что послышались голоса матросов, разыскивающих и зовущих своих главарей…

Доктор Ливси начал собственную игру, события понеслись вскачь и вышли из-под контроля Сильвера. Он за ними просто-напросто не поспевал.

Не поспевал в самом прямом смысле, по причине инвалидности. Матросы подбежали к берегу, услышали выстрел Трелони, увидели, куда плывет нагруженный ялик, поспешили туда…

А Сильвер? А Сильвер в тот момент ковылял далеко позади, все решения в эти минуты принимал Джоб Эндерсон.

Все-таки свой непререкаемый авторитет Долговязый Джон заработал на корабле. На узком, ограниченном пространстве, где отсутствие ноги не так уж мешало командовать. Но едва обозначилась необходимость действовать на суше – и физический недостаток Сильвера стал значительно заметнее. Что ж это за командир, если он не ведет подчиненных за собой, а ковыляет сзади, далеко отстав? На суше авторитет Эндерсона начал быстро расти, авторитет Сильвера столь же быстро падать…

Умный Сильвер, конечно же, оценил опасность. Мы уже отмечали, что в последовавших стычках он берег старую гвардию Флинта, без колебаний посылая на убой новичков. Но при атаке на блокгауз Сильвер отправил под пули и тесаки именно Эндерсона в роли командира штурмовой группы. И конкурента не стало…

А что же Хокинс? Он, как представляется, тоже не остался на месте, но и не побежал следом за матросами. Не имело смысла: позади всех, далеко отстав, ковылял Сильвер. Возможно не один, с Аланом, – тот после укуса змеи был далек от лучшей своей физической формы. Держаться у них за спиной – значит, пропустить развитие событий. А попадаться на глаза одноногому Хокинс уже не рискнул бы… Ситуация менялась стремительно, и о былом приятельстве юнги Джима с судовым поваром лучше было позабыть.

Но он чуть раньше матросов понял, куда мог плавать ялик с «Испаньолы» – знал о существовании блокгауза, знал, что его собирались использовать в качестве сухопутной базы при поисках клада…

И Джим двинулся туда, к частоколу. Напрямик, опередив и матросов Эндерсона, и Ливси с остальными пассажирами утонувшего ялика.

Эндерсон несколько позже сообразил, куда направляются кладоискатели. Про блокгауз он тоже знал, как и прочие ветераны Флинта. И семеро матросов с боцманом во главе поспешили к бревенчатой крепости.

О том, что произошло дальше, достаточно точно поведал нам доктор Ливси. Надо лишь немного, совсем чуть-чуть задуматься над его рассказом. Слово доктору:

«Пробежав еще шагов сорок, мы выбрались на опушку леса и оказались перед частоколом. Мы подошли как раз к середине его южной стороны. А в это самое время семеро разбойников с боцманом Джобом Эндерсоном во главе, громко крича, выскочили из лесу у юго-западного угла частокола».

Крайне любопытно было бы уточнить, что именно громко кричали матросы?

Не верится, что они орали что-то вроде: «Ну держитесь, стрекулисты тонконогие, сейчас вас на шашлык резать будем!»

Скорее крики были недоуменные: «Что за стрельба? Что происходит?!»

Допустим, не расслышал доктор содержание криков. Не будем придираться и позволим ему продолжать свой рассказ:

«Они остановились в замешательстве. Мы со сквайром выстрелили, не дав им опомниться. Хантер и Джойс, сидевшие в укреплении, выстрелили тоже. Четыре выстрела грянули разом и не пропали даром: один из врагов упал, остальные поспешно скрылись за деревьями».

Черт возьми… Даже обидно за доктора. Что ж он не написал хотя бы, будто у пиратов в руках были ножи, а лица злобные-злобные? Что смертью грозили, на куски грозились порезать? Про пистолеты присочинил бы, в конце концов… Но он выдал нам дикую историю про многоликую пушку «Испаньолы» и посчитал, что дело сделано: ни у кого теперь сомнений в агрессивности матросов не осталось.

Доктор не прав, картина совсем неприглядная получается: выбегают из леса безоружные матросы, что-то кричат. Увидев начальство, остановились. Ничего враждебного не сделали… И тут по ним залп. Из четырех мушкетов. С двух сторон.

За что?

Давайте на секунду представим, что доктор прав. Эндерсон и матросы бегут из леса с мыслью кого-то зарезать. Они камикадзе. Их семеро, у них ножи. Против них пятеро с четырьмя мушкетами и расстояние не очень велико.

Два мушкета подмокли и выстрелить не могут, но матросы этого не знают. Но не знают и о двоих, засевших в крепости, так на так и получается…. То есть люди Эндерсона могут ожидать четырех выстрелов в свою сторону. Если даже каждая мушкетная пуля попадет в свою цель (с десятка метров и «Смуглая Бесс» не подведет), хотя бы трое до врагов добегут. Ранят кого-то ножом, или даже двух. При большой удаче даже насмерть кого-то одного пырнут, прежде чем добежавших забьют прикладами, изрубят катлассами, застрелят в упор из пистолетов.

Пусть так. Пусть осерчали именно до такой степени матросы на свое начальство – готовы заплатить семью своими жизнями за пару ранений, нанесенных врагам. Злы неимоверно… И в самом деле, что за дела – всего лишь двойная порция грога по любому поводу? Почему, перо им в бок, не тройная?!

Осерчали. На смерть идут бестрепетно, на стволы грудью, лишь бы кровушку пустить хоть кому-то из постылых начальников.

Но что же кровожадные злодеи остановились тогда? Замешательство у них отчего произошло? Может, думали, что эти пятеро, как в лес вошли, мушкеты все свои выкинули? И тесаки заодно? И руки друг другу связали?

И тут такой афронт – не связаны руки… Поневоле остановишься в замешательстве.

Ну ладно, остановились и остановились. Попали под залп. Одного потеряли. Шестеро на ногах, у врагов разряжены мушкеты. Лучшего шанса уже не будет – подбегай, кромсай стрекулистов! Но отчаянные смертники, героические камикадзе отчего-то потеряли весь запал: драпают без оглядки и скрываются за деревьями.

Вновь предоставим слово Ливси:

«Снова зарядив ружья, мы прокрались вдоль частокола посмотреть на упавшего врага. Он был убит наповал, пуля попала прямо в сердце».

Ружья в отрывке целиком и полностью на совести переводчика, и это не единственный случай, когда он путает их с мушкетами. В руках у доктора и сквайра были именно мушкеты, ружье Трелони подмокло и находилось в руках капитана, к стрельбе в тот момент не пригодное. В оригинале сказано не «зарядив ружья», а after reloading, – т. е. «после перезарядки», без указания типа оружия.

Но вернемся к повествованию доктора:

«Успех обрадовал нас. Но вдруг в кустах щелкнул пистолет, у меня над ухом просвистела пуля, и бедняга Том Редрут пошатнулся и во весь рост грохнулся на землю. Мы со сквайром выстрелили в кусты. Но стрелять пришлось наудачу, и, вероятно, заряды наши пропали даром».

Разнобой какой-то… Нестыковка. Пираты скрылись за деревьями. Пуля прилетела из кустов. Кусты растут под теми самыми деревьями? Допустим. Но это густые кусты. Выстрел произведен с близкого расстояния, а стрелявшего доктор не видит, палит со сквайром наугад, наудачу.

Можно утверждать, что дистанция прозвучавшего выстрела – меньше десяти метров.

Такое уж оружие пистолеты тех времен – дуэль из них на тридцати шагах крайне редко заканчивалась ранением, противники обменивались безвредными выстрелами и считали долги чести оплаченными. Если дуэлянты всерьез намеревались друг друга прикончить, стрелялись с десяти шагов, с восьми, с шести. А то и вообще через платок.

Кусты, сквозь которые в нескольких метрах не разглядеть человека, не просто густые, а очень густые. Матросы после залпа убегали в панике. Неудивительно… Удивительно другое – с чего они, стараясь побыстрее унести ноги, полезли в самую чащу, в самую гущу ветвей? Зачем с трудом продирались сквозь густой кустарник? Чтобы потерять время и подставить спину под новые выстрелы?

Матросы, кстати, перед залпом остановились возле угла частокола. Возле юго-западного, как уточняет доктор. А он сам со спутниками – примерно посередине южной стороны частокола. Зачем матросам ломиться сквозь густые кусты, если они торопятся побыстрее покинуть зону обстрела? Не проще ли отбежать за угол? Два шага – и от пуль прикрывают толстые колья. Держаться к ним вплотную, чтоб не попасть под выстрелы из сруба, и отступать вдоль частокола на север…

Нет, чтобы сохранить остатки логики в рассказе доктора, надо разнести кусты и деревья в пространстве. Признать: матросы Эндерсона убежали в одну сторону, а пуля прилетела с другой.

Более того – оружие в рабочем состоянии лишь у сквайра и доктора. Еще у двоих из их пятерки в руках мушкет и ружье, стрелять не способные, подмокли при затоплении ялика (два других выстрела сделаны из крепости Джойсом и Хантером). У Грея мушкета нет, лишь тесак, полученный от щедрот доктора.

Подмокший мушкет зарядить куда сложнее, чем разряженный. Надо сначала выковырять из ствола пулю, пыж, слипшийся мокрый порох, прочистить затравочное отверстие… Необходимо длительное время, спокойная обстановка и желательны специальные инструменты, обычным шомполом обойтись трудно.

То есть стрелять могут двое – доктор и Трелони. Они вновь заряжают оружие. После чего все пятеро движутся к подстреленному матросу.

Вопрос: кто двинется впереди? Вооруженные или безоружные?

Надо полагать, именно те, кто готов немедленно выстрелить. Ливси и сквайр. Если люди Эндерсона вновь выскочат, впереди не должна маячить спина Редрута или Грея, закрывая сектор обстрела.

Доктор и сквайр идут впереди, они фактически прикрывают остальных троих от выстрелов с самого опасного направления (в теории прикрывают, естественно, пистолетов у матросов все равно нет). И в них двоих, опять-таки в теории, логичнее всего стрелять, – сквайр с доктором вооружены, они самые опасные.

Но пуля прилетела в Редрута, вооруженного лишь тесаком и бесполезным подмокшим мушкетом. И прилетела не с фронта, не оттуда, куда убежали матросы. С фланга…

Кто стрелял, мы в принципе уже выяснили в предыдущих главах. Теперь лишь разобрали, как именно произошел выстрел.

Отметим лишь еще одно соображение, до сих пор не упомянутое: Хокинс боялся Тома Редрута больше, чем кого-либо. Боялся настолько, что при первой оказии предпочел общество матросов и Сильвера, лишь бы не оставаться рядом со старым егерем.

Мог ли он в таком случае вернуться к своим компаньонам, присоединиться к ним в блокгаузе? Зная, что вполне вероятны стычки и перестрелки? Зная, что у Редрута (в отличие от других слуг сквайра, Джойса и Хантера) есть причины для личной ненависти к Джиму? Джойс и Хантер по крайней мере не пальнут в затылок без приказа Трелони, а сквайр такой приказ не отдаст, каждый человек теперь на счету…

А Редрут выстрелить в спину и по собственной инициативе способен… И война всё спишет.

Получается, что в блокгауз Джим мог вернуться лишь в одном случае: если знал наверняка, что Редрут убит или по крайней мере тяжело ранен.

Так что блуждания Хокинса не могли в тот момент завести его далеко от укрепления Флинта. Он рядом, он видит, как пуля попадает в Тома Редрута – в нашей версии видит поверх ствола своего пистолета.

Впрочем, сторонники чистоты и невинности юного Хокинса могут предложить иные объяснения, их право… В конце концов, заряженные пистолеты выдали утром того дня всем надежным людям, не только Джиму. Мог, например, Джойс или Хантер незаметно выбраться из крепости, сделать круг по лесу и пальнуть в старого егеря, времени бы на такие действия хватило… С мотивами, правда, плоховато у Джойса с Хантером… Но мало ли. Может, в карты им сильно проигрался Редрут. Может, кто-то из них метил занять должность старшего егеря…

Или виноват Бен Ганн, тоже крайне подозрительный тип. В его биографии, изложенной Хокинсу, зияет лакуна: между мальчиком, пристрастившемся к игре в орлянку, и морским разбойником должны быть какие-то переходные этапы жизненного пути… Может, Бен Ганн был в свое время уголовником? Карманными кражами промышлял? Ну и потырил по старой памяти пистолет из кармана у Хокинса. А потом застрелил Редрута. Что, мол, вы тут по моему лесу шляетесь? Коз моих распугиваете? К золоту моему подбираетесь?! А вот свинца вам, а не золота!

Но не будем зря занимать бумагу бездоказательными домыслами…

Собранные нами прямые и косвенные улики однозначно и четко указывают на одного человека.

На Джима Хокинса.

Глава двадцатая

Вечер больших раздумий

Итак, первый день высадки на остров, наполненный схватками, приключениями и безудержным враньем Ливси и Хокинса, близится к концу…

Условно-положительные персонажи обосновались в блокгаузе, условно-отрицательные – на «Испаньоле» и в полевом лагере, обустроенном предусмотрительным и умным Сильвером у болота, в самом влажном и гиблом месте. Прекратился обстрел, учиненный мстительным Израэлем Хендсом, краснорожим негодяем…

Тишина, спокойствие, затишье перед завтрашней бурей.

Самое время задуматься: а что, собственно, произошло? И чем все это может обернуться?

Доктор Ливси задумался… До сих пор он действовал импульсивно, под влиянием бурных чувств, вспыхнувших после прочтения записки Хокинса. А теперь неторопливо и вдумчиво проанализировал ситуацию.

Ближайшей цели он добился. «Испаньола» не ушла в океан и угроза расправы, организованной сквайром, по меньшей мере отодвинулась в туманную даль… Не станет Трелони в данный момент собственными стараниями уменьшать число своих сторонников, и без того невеликое.

Подлец Редрут, пожалуй, мог бы при случае пальнуть в затылок и без команды сквайра. В том, как относится к нему старый егерь, Ливси не сомневался, и послание Джима никаких америк в этом аспекте не открыло.

Однако Редруту пришлось умереть. Рана не показалась Ливси смертельной, но, в конце концов, кто здесь доктор?! Сказано в морг – значит, в морг. Кому он обязан столь удачно прилетевшей из кустов пистолетной пулей, Ливси догадывался. Сообразил не сразу, в кусты стрелял рефлекторно, привыкнув отвечать на выстрел выстрелом; однако позже поразмыслил и понял, что к чему. Но надеялся, что остальные не задумаются, откуда взялся пистолет у разбойников, отправившихся на берег безоружными.

Угроза смерти от доктора отступила. Но в перспективе все казалось совсем не радужным… Проблема не в пиратах, в победе над этим сбродом доктор не сомневался ни секунды. Судя по доносящимся звукам, в лагере Сильвера началась большая пьянка, и завершить игру можно было уже сегодня ночью. Подкрасться в темноте к упившимся и спящим, дать в упор залп из мушкетов, пистолетами и тесаками добить уцелевших…

Но зачем?

Трелони рано или поздно оправится от шока. А у него по-прежнему в компании кладоискателей подавляющее преимущество… Сам сквайр, плюс Джойс и Хантер, на все готовые по его приказу, – вот уже половина гарнизона блокгауза. Капитан Смоллетт тоже подчиняется сквайру, по меньшей мере номинально, и – опосредованно – подчиняется Грей, для которого капитан прямое и непосредственное начальство. Едва ли Грей с капитаном пойдут на прямое душегубство, но и помощи от них не дождаться.

Ливси один… Хокинс жив, судя по всему, но где бродит и чем занимается, – неизвестно.

Единственный выход – затянуть войну. Никаких ночных вылазок, никаких решительных побед. Пусть сначала пираты Сильвера отработают аванс, щедро выданный им доктором.

* * *

Пока доктор Ливси ломал голову над своими перспективами и планами, произошло внешне не эффектное, но достаточно важное событие. Служащее нам очень веским доказательством, что Ливси и Хокинс не только и не просто искажают подоплеку начавшейся на острове резни, – но и напрямую лгут, умалчивают об одних фактах и сочиняют другие.

Событие вот какое: капитан Смоллетт делает запись в судовом журнале «Испаньолы». Излагает, что произошло за день. Он, оказывается, прихватил журнал с собой, покидая судно, равно как и перья с чернилами.

Раз уж Смоллетт такой педантичный человек, наверняка в журнале появились записи за все последовавшие дни. Капитан позже был ранен, но в беспамятстве он не лежал. Оставался в здравом уме и твердой памяти. Пуля попала в лопатку, двигать рукой капитан не мог – правой или левой, мы не знаем, но если даже правой – люди вокруг грамотные, есть кому внести под диктовку капитана очередную запись в журнал.

А теперь задумаемся: Хокинс сочиняет свой мемуар, несколько глав для рукописи пишет Ливси. Когда это происходит – несколько месяцев спустя, или несколько лет, – не столь важно. Главное, что не сразу, не по горячим следам событий.

Человеческая память несовершенна, приключений на острове произошло множество и все они туго спрессованы, втиснуты в небольшой временной промежуток. Немудрено что-то забыть или перепутать…

Но есть же судовой журнал, бесценный документ! Отличное подспорье в работе!

Если бы Ливси и Хокинс в самом деле собирались поведать нам истинную картину, порожденный их совместными трудами текст пестрел бы цитатами из судового журнала, обширными выписками. По меньшей мере ссылки на судовой журнал имелись бы…

Но их нет. На следующий день капитан пообещал, что упомянет в судовом журнале образцовое исполнение Греем обязанностей. И все, журнал больше нигде и никак не упоминается. Исчез. Испарился… Может, он и в самом деле был как-то утрачен в ходе бурных событий? А как именно? Захват блокгауза пиратами не состоялся. И пожара не было. Эвакуация из крепости в пещеру Бена Ганна прошла без спешки, в плановом порядке, – если уж капитан не позабыл журнал при экстренном бегстве с «Испаньолы», то теперь и подавно не мог оставить его пиратам…

Так почему же Ливси и Хокинс никак не ссылаются на судовой журнал?!

Ответ очевиден. Потому что их изложение событий весьма разнится с беспристрастными записями…

Но одна запись все же частично процитирована. Самая первая из сделанных на берегу. Почему именно она? Да потому, что в ней-то как раз есть подтверждение версии Хокинса-Ливси. Судовой журнал вел не Господь Бог, а Александр Смоллетт, который всеведением не отличался и мог ошибаться. Он написал: «Том Редрут, слуга и земляк владельца шхуны, убит разбойниками», написал, искренне заблуждаясь. Это заблуждение в мемуаре процитировано – версия с пиратским выстрелом шаткая и любое подтверждение сгодится.

Еще один любопытный момент, хоть и не столь важный, связан с журналом… Из единственной приведенной цитаты мы узнаем имя доктора Ливси. Зовут его, оказывается, Дэвид. Ну да, конечно, библейский Давид… Самый известный эпизод в биографии этого персонажа – противостояние с Голиафом, с неизмеримо более сильным противником.

Доктору противостоят в данный момент сразу два Голиафа: Сильвер с пиратами и сквайр Трелони с подручными. И именно сейчас, не раньше и не позже, он получает в рукописи имя Давид.

Всё логично.

* * *

Но едва Ливси оценил свои шансы как весьма незавидные – они немедленно начали расти, словно акции «Компании южных морей».

Для начала против Трелони восстал капитан Смоллетт – демонстративно и в настолько грубой форме, насколько капитану позволяли его понятия о дисциплине и полученное воспитание.

Смоллетт и до того, командуя бегством со шхуны, распоряжался единолично, на сквайра не оглядываясь и мнение его не спрашивая. Но там иное – ялик все-таки часть «Испаньолы», где Смоллетт первый после бога. Да и сам Трелони не рвался к рулю, своего мнения даже не высказывал и уж тем более не пытался его навязать.

Но вот шхуна покинута, ялик утонул, все на суше. Трелони и Смоллетта связывают уже не отношения «капитан – пассажир», а скорее «наемный работник – работодатель».

К тому же у Трелони наконец-то прорезался голос. Он пытается отдать распоряжение своему наемному работнику…

Напомним ситуацию: капитан поднял над блокгаузом британский флаг, пираты вскоре начали бомбардировку. После второго пушечного выстрела Трелони обращается к капитану: «Сруб с корабля не виден. Они, должно быть, целятся в наш флаг. Не лучше ли спустить его?»

Звучит как просьба, но если учесть, кто тут кому платит жалованье, можно считать слова сквайра распоряжением.

Реакция Смоллетта очень жесткая: «Спустить флаг? – возмутился капитан. – Нет, сэр. Пусть его спускает кто угодно, но только не я».

Ливси, пытаясь сгладить неловкость, тут же вспоминает про гордый морской обычай не спускать флаг корабля в сражении. Спустил – значит, сдаешься.

Неубедительно. Они не на море. Они на суше и бревенчатый сруб никакой не корабль. Доктор первым не позволил бы капитану рисковать жизнями всех ради глупого морского форса. Но он не возражает – флаг так флаг, пускай стреляют. И пишет нечто фанфаронское: «Это была хорошая политика – мы хотели доказать врагам, что нам вовсе не страшна их пальба».

А капитан должен был по идее не возмущаться, а спокойно объяснить Трелони несколько вещей (Ливси он их очевидно объяснил, отведя доктора в сторонку). Вот каких:

Что пушка на «Испаньоле» дострелить до блокгауза может, но рассеяние у ее ядер на таком расстояние чудовищное, они случайным образом отклоняются на двести-триста ярдов в любую сторону и попасть в сруб можно лишь при большой удаче; что Израэль Хендс уже взял верный прицел, и спускай флаг, не спускай, – блокгауз останется на том же месте и Хендс так и будет стрелять, прицела не меняя; что в экипаже были честные матросы, в мятеже участвовать не желавшие, и Грей лишь один из них, к тому же где-то на берегу остается юнга Хокинс, – высоко поднятый флаг показывает, где должны собраться все люди, оставшиеся верными своему долгу.

Так должен был ответить капитан Смоллетт своему работодателю. Но не ответил. Попросту послал сквайра. Не на три буквы, но приблизительно в тот район.

Что случилось? Что за взрыв возмущения? Ведь совсем недавно капитан вполне тактично утешал Трелони, когда тот распустил сопли на весь блокгауз, рыдая над подстреленным Редрутом…

А случилось вот что: непосредственно перед своей направленной на сквайра вспышкой Смоллетт подсчитывал запасы. Инвентаризацию проводил. «Он спустился и начал перебирать и пересчитывать запасы, словно ничего другого не было на свете», – иронично сообщает нам Ливси.

Ирония доктора неуместна. На свете много чего было в тот момент, но не было ничего важнее для осажденных в блокгаузе. Сколько у них пороха, пуль и провианта – вопрос их жизни и смерти.

Закончив ревизию, Смоллетт испытал потрясение. Понял, в какой ловушке оказался, покинув «Испаньолу». Еды на десять дней. И что потом? Охотиться? С мушкетами «Смуглая Бесс» они бы наохотились… Шишками бы питались и устрицами. Если бы Сильвер, конечно, позволил за устрицами нырять и спокойно собирать шишки под соснами…

Пиратам не нужно идти на штурм, понял Смоллетт. Даже осаждать крепость не нужно. Они могут спокойно провести пару недель на «Испаньоле», подняв на борт шлюпки и дождавшись, когда защитники сруба подметут все припасы… А потом – позорная капитуляция. Или самоубийственная атака шхуны на каком-нибудь самодельном плотике. Или шишки с устрицами…

Вопрос: а раньше капитан Смоллетт не знал всего этого? До скрупулезных подсчетов? Представлял ли он хотя бы порядок цифр – еды у них на дни, не на недели, а на десять дней или на двенадцать, не так уж важно.

В том-то и дело, что не знал… Если вернуться назад и еще раз внимательно изучить сцену эвакуации с «Испаньолы», можно понять: ни в первой, ни во второй погрузке припасов в ялик капитан никак не участвовал. Даже рядом не находился. В первом случае он с двумя пистолетами следил, чтобы загнанные в трюм или кубрик матросы не высовывались. При второй погрузке, очевидно, собирал свое имущество: два британских флага, судовой журнал, перо, чернильницу и т. д.

Чуть позже, когда ялик с пятью пассажирами и грузом плыл к берегу, Смоллетт мог оценить, что они везут. И видел: припасов мало. К тому же вся поклажа ушла на дно… Но капитан сильно рассчитывал на груз, доставленный предыдущим рейсом. Тогда на ялике плыли не пятеро, а трое, – вместо двоих взрослых мужчин можно было перевезти на берег центнера полтора продуктов. Полтора лишних центнера свинины и сухарей – это немало на шестерых. Можно продержаться значительно дольше, выжидая, когда ром и климат начнут косить врагов…

И что же обнаружил капитан во время инвентаризации?

Бочку. Баррелевую бочку с коньяком. 160 литров. И с гулькин нос продуктов.

Было от чего озвереть…

Кто автор этого непотребства, Смоллетт понял сразу. Алкоголик Трелони, кто же еще…

Надо отдать должное Смоллетту: отведя душу со сквайром, он при первой возможности сделал самый логичный и разумный шаг, оправил двух человек на вооруженную рекогносцировку – еще во время обстрела, под падающими ядрами. Вдруг враги все еще безоружны? Вдруг пушка и складные ножи до сих пор составляют весь их арсенал? Тогда надо будет атаковать немедленно… Задача-минимум – спасти припасы из затонувшего ялика.

Но Сильвер сыграл на опережение. Он долго медлил и осторожничал, но когда его буквально заставили начать мятеж, не терял ни секунды. Результаты вылазки удручили капитана: противники успели вооружиться и наложить руку на груз ялика.

От повиновения сквайру Смоллетт отказался демонстративно. Сиди и пей свой коньяк, кретин! По всем вопросам капитан теперь совещался исключительно с Ливси. Ему сообщил, на сколько дней осталось припасов, его расспрашивал о сроках прибытия спасательной экспедиции.

Ливси сразу оценил изменение в раскладе сил… Едва ли Смоллетт и его подчиненный матрос Грей при конфликте со сквайром прямо перейдут на сторону Ливси. Но по крайней мере будут держать благожелательный к доктору нейтралитет…

А тут судьба подкинула еще один подарок: в блокгауз вернулся Джим Хокинс.

Правда, с ним не всё было понятно… С Хокинсом предстоял серьезный разговор.

* * *

Джон Сильвер, без сомнения, в тот вечер тоже подводил итоги и оценивал перспективы.

На первый взгляд, одноногому сопутствовала небывалая, баснословная удача: мятеж, начатый поневоле и по всем раскладам обреченный на быстрый разгром, завершился относительным успехом – захвачен корабль, оружие и припасы, враги сами себя загнали в ловушку, своими руками отдали все козыри Сильверу…

Но Долговязый Джон хорошо понимал: радоваться нечему. Подаренных козырей не хватит, чтобы выиграть партию.

Самый главный козырь, карта Бонса, по-прежнему на руках у противников. Они вооружены, они готовы не просто защищаться, – нападают при любой возможности, ведут себя крайне агрессивно.

Взять штурмом блокгауз можно… Не без труда, с большими потерями, но можно. Потери Сильвера не смущали – чем меньше уцелевших, тем выше доля каждого. Смущало другое: удачный штурм не гарантировал, что карта Бонса сменит владельцев. Увидев, что дело оборачивается совсем плохо, защитники сруба швырнут ее в жаровню или поднесут к пылающему факелу, – и всё, можно провести остаток жизни на острове, вслепую копая ямы. В шахматном порядке, через каждые три фута. И все равно ничего не найти.

Вступить в переговоры? Потребовать у осажденных карту в обмен на их жизни? Но они пока не приперты к стене, имеют возможность защищаться в укреплении, что по меньшей мере уравнивает силы…

Первоначальный план Сильвера: позволить сквайру откопать сокровища, а самому далее действовать по обстановке, – был куда разумнее. Но о нем можно забыть… Проклятые стрекулисты словно сговорились с Эндерсоном и другими торопыгами и сделали всё, чтобы те пустили ко дну разумные намерения Долговязого Джона.

Он стал капитаном, да, – когда получил черную метку и объявил: выступаем немедленно. Он и без метки объявил бы то же самое, не стоило портить медицинскую книжку доктора Ливси, выдирая страницу, – если в тебя стреляют из мушкетов, медлить глупо. Но это было не его решение – навязанное врагами.

Он стал капитаном, но без единоличной власти, на той же сходке квотермастером выбрали Эндерсона… Первый же приказ новоявленного квотермастера поднял его авторитет на небывалую высоту. И погубил, по мнению Сильвера, все дело.

Приказ касался свободной выдачи рома… И ничего не сделать, никак не возразить: снабжение команды, выдача припасов для пользования, – прерогатива исключительно квотермастера, капитан единолично командует в бою, но не имеет ни малейшего права вмешиваться в чужую сферу ответственности.

Ром стал самым страшным врагом, не позволяющим выбирать ни стратегию, ни тактику. Самый разумный в новых условиях план – выждать, пока осажденные подъедят свои запасы и лишь затем начать диалог с позиции силы – не осуществить именно из-за рома… Дисциплина уже летела ко всем чертям, а что будет твориться через неделю-другую, трудно даже представить.

Перед Сильвером стояли две задачи, противоречащие друг другу. Надо было вступать в переговоры, добиваясь выдачи карты. Надо было как можно быстрее начинать боевые действия, – в бою первую скрипку играет капитан, а квотермастер отходит на второй план. Хотя… Еще одна обязанность квотермастера – руководить абордажной командой… Штурм сруба можно приравнять к абордажу…

Вечер давно перешел в ночь, но Сильвер никак не мог уснуть. И не только крики умиравшего матроса Алана были тому причиной.

* * *

А что Трелони? Какие планы строил он в тот вечер? Как оценивал перспективы?

Сквайр ничего не строил. И ничего не оценивал.

Он пил коньяк за упокой души Тома Редрута.

* * *

Информацию о Бене Ганне и об исчезнувшем из ямы сокровище Джим не стал выкладывать всем и сразу. Ни к чему…

Он вообще ничего не сказал о встрече с островитянином. Джим многое пропустил за время отсутствия, и для начала надо было разобраться в новых отношениях, сложившихся между концессионерами. Хокинс понимал, что его записка не могла не подействовать на Ливси, но в полной мере результаты своего экспромта он просчитать не мог… Необходимо было серьезно поговорить с доктором наедине.

И Хокинс очень о многом умолчал, повествуя о своих приключениях на острове.

Зато не преминул с удовлетворением отметить: «Старый Том Редрут, все еще не похороненный, окоченевший, лежал у стены, покрытый британским флагом».

Момент любопытный. Чуть позже Хокинс упомянет о том, как его товарищи копали могилу. А еще позже – о похоронах старого егеря: «Перед ужином мы зарыли старого Тома в песок, потом постояли немного с непокрытыми головами на ветру».

Кстати, об ужине… Появление Хокинса автоматически превратило десятидневный запас продовольствия в восьмидневный: было шесть едоков, стало семь. Надо полагать, теплые чувства капитана к сквайру Трелони увеличились пропорционально…

Но вернемся к мертвому Редруту.

Слишком много внимания уделено Хокинсом именно этому трупу. А ведь мертвецов в блокгаузе и вокруг него скопилось изрядное количество к тому моменту, когда Джим покинул крепость, отправляясь на самочинный захват «Испаньолы».

Когда хоронили Редрута, совсем рядом, у частокола, лежал мертвый матрос, убитый в стычке с людьми Эндерсона. На следующий день к нему добавилась внушительная коллекция трупов:

– двое пиратов, застреленных у частокола;

– пират, зарубленный доктором Ливси на склоне холма;

– Джоб Эндерсон и еще один безымянный пират, убитые возле самого сруба;

– Джойс и Хантер, погибшие внутри блокгауза.

Прямо не Остров Сокровищ, а Остров Мертвых какой-то…

Трупный смрад, наверное, стоял невыносимый, поскольку ни единого слова о похоронах всей этой компании Хокинс не написал, а дни на острове жаркие.

Либо убитых все-таки похоронили, хотя бы в общей могиле, – но Джиму на это наплевать. Не интересуют его абсолютно левые, посторонние мертвецы. Иное дело Редрут, к мертвому телу которого Джим трижды возвращается в своем мемуаре.

Обратим внимание всех защитников белого и пушистого Хокинса: этим настойчивым интересом он сам себя выдает… Поневоле возникает вопрос: что за странное внимание к одному трупу из многих?

Тем временем капитан поделил гарнизон блокгауза на две вахты, по три человека в каждой. Поделил Смоллетт, но мнение доктора и Джима он явно учитывал… Потому что разделение любопытное: «В одну вошли доктор, Грей и я, в другую – сквайр, Хантер и Джойс», – сообщает нам Хокинс.

Джиму, можно предположить, совсем не улыбалась перспектива отправиться, к примеру, за дровами в обществе Джойса или Хантера. Уйдут двое, а вернется один: беда, мол, с пиратами столкнулись, погиб Джим Хокинс, пал смертью храбрых, вечная память герою… Грей в этом смысле гораздо надежнее. Рыльце у парня в пушку, он из кожи лезет, чтобы реабилитироваться в глазах капитана, и о любых сомнительных предложениях доложит незамедлительно.

Налицо уже не прежний, вычисляемый по косвенным признакам раскол между кладоискателями. Все вполне наглядно, и даже организационно оформлено…

Вечер продолжается. На острове вообще долгие вечера, очень уж рано темнеет. Хокинс стоит у двери, несет вахту в качестве часового. Ливси, ввиду отсутствия Джона Сильвера, выполняет обязанности повара.

Не будем придираться и спрашивать, откуда у английского джентльмена взялось умение кашеварить: состряпать ужин из копченой свинины и сухарей даже Ливси по силам, не бином Ньютона. Эти продукты по беде и в сыром виде потребить можно.

«Время от времени доктор подходил к двери подышать воздухом и дать отдохнуть покрасневшим от дыма глазам и перекидывался со мной двумя-тремя словами», – правдиво указывает в своем мемуаре Хокинс (но реплики цитирует далекие от действительности).

Да, поговорить им надо было… Но не здесь и не сейчас, когда вокруг столько чужих ушей…

Долгий и серьезный разговор состоялся глубокой ночью. И, очевидно, вне стен блокгауза – вдруг кто-то проснется и подслушает? Ливси, стоявший на часах, тихонько разбудил Джима и они вместе покинули сруб.

Именно так все и было, не наоборот. Потому что утром выясняется, что Джим проспал. Его соратники давно на ногах, а он все дрыхнет: «Все уже давно встали, позавтракали и натаскали дров, когда я проснулся, разбуженный шумом и криками».

С чего бы такая сонливость? Устал накануне больше других? Нет. Джим гулял днем по острову, причем налегке, пока остальные работали грузчиками, носильщиками и гребцами ялика. Вечером аналогичная картина: он стоит у двери на часах, а прочие бойцы гарнизона занимаются физической работой: носят дрова, копают могилу для Редрута и т. д.

Утомился Джим меньше других. Раз уж Смоллетт установил в блокгаузе флотские порядки, срок дежурства вахтенных тоже должен был исчисляться на корабельный манер, четырехчасовыми вахтами и двухчасовыми полувахтами. Значит, Джим нес вахту с восьми до полуночи (на шестичасовую полувахту он не успевал, его еще не было в срубе). С полуночи до четырех дежурил кто-то из второго вахтенного отделения: либо Трелони, либо один из его слуг. В четыре на пост заступил доктор, дождался, когда смененный им захрапит, – и осторожно разбудил Джима для серьезного разговора.

В результате Джим поспал совсем мало, даже меньше, чем Ливси, – тот, зная о предстоящем дежурстве, отсыпался в конце предполуночной вахты. И утром молодой организм Хокинса взял свое… Но как же капитан Смоллетт, фанатичный поборник дисциплины, позволил юнге сладко спать, пока остальные работают? Капитан мог дать Хокинсу поблажку лишь по просьбе Ливси, сквайр Трелони для Смоллетта уже не авторитет…

Факт ночного разговора Ливси и Хокинса мы доказали с полной определенностью. Восстановить его содержание гораздо труднее. Но мы можем догадываться по дальнейшим поступкам беседовавших, что было сказано ими той ночью.

Несомненно, что Джим и доктор обменялись мнениями обо всем произошедшем и их мнения оказались очень близки. Они наверняка заключили некий пакт о взаимопомощи. В знак доверия Джим рассказал доктору все начистоту – и о Бене Ганне, и об опустевшем тайнике Флинта.

А еще они пришли к заключению, что Трелони и его слуги – самая организованная и сплоченная сила в коллективе, и если противостояние с пиратами завершится успешно, жизни их обоих вновь окажутся под угрозой…

Опасность, исходящая со стороны мятежников Сильвера, значительно меньше тревожила Ливси и Джима. Они ее не сбрасывали со счетов, но хорошо понимали: легче защититься от выстрела в грудь, чем в спину.

И насчет сквайра и его присных было принято некое решение…

Какое именно?

Не будем забегать вперед. Скоро узнаем.

Глава двадцать первая

К вопросу о джентльменах

Итак, предстоит кульминация Войны за наследство Флинта – историческая битва при блокгаузе.

После нее еще будут кое-какие стычки, но не сравнимые ни по масштабу, ни по потерям сторон. Все последующие боевые действия уложились всего-навсего в восемь выстрелов: два прогремели на борту «Испаньолы», еще пять (три мушкетных и два пистолетных) – у тайника, у опустевшей ямы… И еще кто-то из пиратов пальнул по отплывающей шхуне.

Все решилось у блокгауза, и решилось за какой-то час.

Штурм блокгауза – событие архиважное и требует пристального внимания и тщательного исследования.

Но мы повременим.

Остановимся. Переведем дух. Отдохнем от грохота мушкетов, пистолетов и пушки, от калейдоскопа приключений, стремительно сменяющих друг друга.

Поговорим о несколько отвлеченных вещах… Об английских джентльменах и их отображении в творчестве Роберта Льюиса Стивенсона.

* * *

Пока мы дотошно и скрупулезно ищем ответы на многочисленные вопросы, возникающие при чтении «Острова Сокровищ» – наше объективное исследование, в свою очередь, способно вызвать ряд вопросов.

Например, такой: действительно ли все наши логические построения так объективны? Какие-то уж очень неприглядные образы выступают под снимаемыми слоями краски… Совсем не похожие на истинных героев Стивенсона, исправно служивших многим поколениям юных читателей образцами мужества, чести и благородства.

Нет ли в наших выкладках преднамеренного очернения? Ради дешевой сенсационности, ради желания привлечь к себе внимание подобно андерсеновскому глупому мальчишке, крикнув: «А король-то голый!» В смысле: «А джентльмены-то прохиндеи и убийцы!»

Может быть, никакого второго (и третьего, и четвертого) смыслового слоя Стивенсон в свой роман не закладывал? Написал незамысловатую историю для юношества, а мы занимается тем, что выдергиваем из контекста случайные обмолвки, непреднамеренные ошибки мэтра, – и выстраиваем на их основе свои злонамеренные спекуляции?

Обвинения серьезные, и кто-нибудь их непременно озвучит, раньше или позже.

Поэтому лучше ответить заранее.

* * *

Для начала контрвопрос: а почему, собственно, якобы случайные обмолвки и ошибки Стивенсона складываются так идеально, дополняя друг друга, словно элементы мозаики-пазла? И почему картина в результате получается столь логичная и законченная?

Всё познается в сравнении.

Давайте для сравнения бросим беглый взгляд на творчество другого классика жанра, Рафаэля Сабатини.

Сравнение более чем корректное. Сабатини – младший современник Стивенсона (мэтр умер, когда юному Рафаэлю было девятнадцать). Оба творили поначалу в Англии и на английском языке, но оба не англичане – один шотландец, другой натурализованный итальянец. Оба, получив известность, жили и работали за границей, там же и скончались. Оба, наконец, писали про пиратов.

Итак, Сабатини… Герои у него – тоже лучший пример для молодежи. Вспомним самого известного, капитана Блада: красив, элегантен, отважен, честен, умен, образован, хорошо воспитан, верен в любви, благородство – зашкаливает… Короче говоря, Питер Блад – ум, честь и совесть эпохи колониального раздела мира.

Непонятностей и нестыковок в книгах Сабатини о капитане Бладе очень много. Недопустимо много. Торчат из текста они гораздо сильнее, чем в романе Стивенсона – там надо внимательно вчитываться, а тут странности сами бросаются в глаза.

Например, «Арабелла», корабль Блада, дает залп всем бортом, двадцать пушек выпалили разом по вражескому судну… Фокус в том, что на борту в тот момент всего десять человек. Можно еще представить десять канониров, этак раскорячившихся, широко раскинувших руки – дабы бабахнуть из двух пушек одновременно. Но кто тогда работал с парусами? Кто следил за противником и отдал команду на залп? У штурвала стоял кто? Да-да, не изумляйтесь, именно у штурвала, хотя Блад плавал по морям в семнадцатом веке. Но его подчиненные регулярно стоят у штурвала, изобретенного в следующем столетии. (На «Испаньоле», кстати, штурвала не было, кораблем управляли посредством румпеля, что вполне логично и достоверно).

Еще пример: Блад волею судьбы оказывается на корабле своих заклятых врагов, испанцев. Выдает себя за голландца, благо язык знает, – и в результате путешествует не в кандалах и не в трюме, куда попал бы любой англичанин. Живет как белый человек, в каюте, столовается с испанскими офицерами… И как-то после ужина офицеры и Питер Блад вместе с ними, что называется, злоупотребили. Вернее, только начали злоупотреблять, когда Блад вдруг заявил: он, дескать, ирландец, происходит из нации великих выпивох, и перепьет здесь любого! Забыл капитан, что по легенде он из Голландии. И Сабатини забыл, поскольку не отметил для читателей ошибку персонажа. А испанцы? Им и вовсе наплевать: голландец, ирландец, какая нахрен разница, был бы человек хороший, давайте лучше выпьем! За ирландца с приметами Блада, к слову, испанским адмиралом неплохая награда была назначена, восемьдесят тысяч золотом…

Такие ошибки и неточности идут у Сабатини густым потоком, особенно в книгах-сиквелах про Блада. Там вообще творятся вещи чудесные: давно потопленная «Арабелла» вновь плавает по морям, и Блад вновь ей командует (бросив, очевидно, и возлюбленную, и пост губернатора Ямайки), его соратник, гугенот Ибервиль, оборачивается каким-то чудом истово верующим католиком и т. д. и т. п.

Но вот в чем проблема: как над этими странностями ни размышляй, никакой связи между ними не просматривается. Один странный момент можно объяснить так, другой этак, – но общая картина не появляется. Нельзя сделать вывод о какой-то тайной стороне жизни капитана Блада, которую автор прямо упоминать не желает, но дает достаточно намеков вдумчивому читателю.

Вывод возникает другой: плохим писателем был Рафаэль Сабатини, уж извините. Гнал свои тексты, не задумываясь о смысле и достоверности. Совсем как какой-нибудь наш автор фэнтези, молодой и талантливый.

У Стивенсона таких проколов нет, румпель штурвалом он никогда не назовет. Мы уже не раз отмечали, что практически все ляпы – результат небрежности переводчиков, незнания ими материальной части.

А если уж в тексте Стивенсона что-то настораживает своей нелогичностью – объяснение всегда находится и идеально стыкуется со вторым смысловым слоем. Это у Сабатини глупые ошибки, а у Стивенсона – сигналы читателю: включи-ка мозг, задумайся, о чем тебе хотел сказать автор.

* * *

Наше исследование могут упрекнуть в излишней въедливости, во внимании к мелочам, которыми вполне можно пренебречь… Ну какая разница, в самом деле, когда восходит и заходит солнце на далеком острове в Атлантическом океане? Или сколько времени шло письмо в восемнадцатом веке от Бристоля до Лондона? Разве это главное в литературном произведении?

Действительно, мелкие детали и детальки – не самое главное в повести или романе. Но факт в том, что одни писатели обращают внимание на достоверность даже в мелочах, а другие относятся к достоверности наплевательски, как Рафаэль Сабатини.

Вот что думал по этому поводу сам Роберт Льюис Стивенсон:

«Писатель должен знать свою округу – будь она настоящей или вымышленной – как свои пять пальцев; расстояния, деления компаса, сторону, где восходит солнце, поведение луны – все должно быть безупречно. А сколько хлопот с одной луной! Я уж раз сел в лужу из-за луны в „Принце Отто“ и, после того как мне указали мою оплошность, в виде предосторожности взял себе за правило никогда не писать без лунного календаря, что и другим советую.

Имея календарь, карту местности и план каждого дома – на бумаге ли или четко и подробно удержанный в уме, – можно надеяться, что избежишь хотя бы самых грубых ошибок. С раскрытой картой перед глазами едва ли разрешишь солнцу сесть на востоке, как это происходит в „Антикварии“. Имея под рукой календарь, не позволишь двум всадникам, которые скачут с важным поручением, потратить шесть суток (с трех часов ночи в понедельник до поздней ночи в субботу) на путь длиною, скажем, в девяносто или сто миль, а потом еще до истечения недели и все на тех же скакунах проделать пятьдесят миль за день, как о том пространно повествуется в неподражаемом романе „Роб Рой“…»

Позиция мэтра абсолютна ясна и в комментариях не нуждается.

Приведенный выше отрывок взят из статьи Стивенсона «Моя первая книга: Остров Сокровищ». Название не должно вводить в заблуждение – дилетантом, впервые взявшимся за перо, Стивенсон не был. Вновь проблема в не совсем корректном переводе – «Остров Сокровищ» не первая книга писателя, а первый художественный роман.

Любой желающий может заглянуть в библиографию Стивенсона и убедиться: его первая книга, «Пентландское восстание», вышла из печати в 1866 году, за семнадцать лет до «Острова». И другие книги выходили в последующие годы, так что назвать автора начинающим язык не поворачивается…

Вполне зрелый писатель. И крайне внимательный к мелочам.

* * *

В морском деле Стивенсон, кстати, дилетантом тоже не был – чем отличается оснастка шхуны и брига, знал прекрасно. Много ходил по морю на шхунах, в том числе и до написания «Острова» – на шхуне «Цапля» в 1874 году.

Но вот иллюстраторы романа рисовали несчастную шхуну «Испаньолу» кто во что горазд. Например, на рисунках Генри Брока (воспроизведенных в нашем классическом детгизовском издании и во многих переизданиях) шхуна оснащена как шхуна, но мачт почему-то всего две… Но француз Жорж Руа, автор самых первых иллюстраций, далеко переплюнул английского коллегу, – на его гравюрах «Испаньола» не пойми с какого перепугу обернулась бригом с прямыми парусами. (Стивенсон был крайне недоволен, но сделать ничего не смог; решительно ничто не изменилось за век с лишним в отношении издателей к авторам, увы…) Однако всех перещеголял художник С. Рудаков – наш, лениздатовский. Изобразил «Испаньолу» в виде галеона – трехмачтового, с прямыми парусами.


Остров без сокровищ

Рис. 11. Метаморфозы «Испаньолы»: французский вариант – двухмачтовый бриг.


Запомним раз и навсегда: в тексты иллюстрируемых произведений художники не вчитываются.

На этот факт мы обратили внимание не просто так.

Дело в том, что многие издания «Острова Сокровищ» сопровождаются картой острова. И некоторые исследователи, пытавшиеся до нас реконструировать истинный смысл происходивших на Острове Сокровищ событий, этой картой по наивности своей пользовались… И для датировки событий, и для привязки к местности приключений героев.

Карта существует в двух канонических вариантах, и на одном из них имеется точная дата передачи карты капитаном Флинтом штурману Билли Бонсу: июль 1754 года.

Казалось бы, отличная зацепка, коренным образом опровергающая нашу датировку, – Стивенсон сам писал в воспоминаниях, что карта острова появилась на свет даже раньше, чем текст романа. Нарисовал писатель карту далекого острова, чтобы позабавить пасынка, потом стал сочинять приключенческие истории, происходившие на острове…

Но та ли это карта?

Судя по всему, нет. Первое издание (журнальное) «Острова Сокровищ» никаких карт в качестве приложения не имело. Второе издание (книжное) – аналогично. И карта, и дата появились в первом заграничном, переводном издании. В немецком, если быть точным.


Остров без сокровищ

Рис. 12. Метаморфозы «Испаньолы»: английский вариант – шхуна, но третья мачта загадочным образом утеряна…


Послужил ли основой для немецких иллюстраторов набросок Стивенсона? Вполне возможно, издание прижизненное… Но надпись с датой – явная самодеятельность художников. Дата слишком явно противоречит многим деталям текста, но дело даже не в том. Она противоречит самому духу мемуара Хокинса. Зачем старательно избегать любой временной конкретики, зачем вымарывать две последние цифры в дате 17..? Чтобы потом свести на нет все усилия и дать нам отличную точку отсчета, позволяющую восстановить всю хронологию?


Остров без сокровищ

Рис. 13. Метаморфозы «Испаньолы»: советский вариант – на заднем плане трехмачтовый галеон с прямыми парусами.


Второй вариант карты (отечественного происхождения, судя по надписям на русском) тоже украшен датой: октябрь 1750 года, – но к какому событию она относится, не указано, и оснований принимать ее во внимание еще меньше.

Естественно, что пытаться понять с помощью этих карт передвижения героев по острову – занятие абсолютно бессмысленное. С тем же успехом можно строить теории о том, каким образом шхуна «Испаньола» превращалась то в бриг, то в галеон.

Поэтому объявим все иллюстрации апокрифами и в нашем анализе будем основываться лишь на каноническом тексте. А в нем, кстати, карта описана весьма подробно – и о «передаточной» надписи с датой нет ни слова.

* * *

Что же касается английских джентльменов, призванных служить примером для молодежи…

Дело в том, что Стивенсон не англичанин. Он шотландец, и отношение к английским джентльменам у него специфичное.

Вспомним других персонажей мэтра, которых можно отнести к категории джентльменов.

Доктор Джекил – благопристойный викторианский врач-джентльмен, но под благородной внешность скрывается гнусный обезьяноподобный мистер Хайд.

В «Новых арабских сказках» (благодаря телеверсии более известных как «Приключения принца Флоризеля») главный герой исследует целую галерею джентльменов, препарирует их, словно острым скальпелем, – и везде под джентльменскими личинами одно и то же: гнусь и мерзость…

А ведь это все викторианские джентльмены, сущие вегетарианцы в сравнении с джентльменами восемнадцатого века, – создававшими громадную империю, сплачивавшими ее железом и кровью, не чистоплюйничая и в средствах не стесняясь. И занимаясь при том вещами, совершенно с нашей точки зрения аморальными.

Вспомним упоминавшегося на этих страницах капитана Макрэ, персонажа документальной книги Даниэля Дефо о пиратах. Макрэ попал в плен к пиратам Ингленда и спасся благодаря заступничеству одноногого здоровяка, обвешанного пистолетами (прообраза Джона Сильвера). В результате с Макрэ обошлись более чем мягко: вернули не только корабль, хоть и сильно потрепанный в бою, но даже большую часть груза. И отпустили. Он доброго отношения не оценил: едва вернувшись в порт, тут же организовал и возглавил хорошо вооруженную карательную экспедицию против пиратов.

Из-за Макрэ, собственно, Ингленд и был низложен, за то, что отпустил такого матерого врага. А карьера Макрэ пошла в гору, он был назначен губернатором Мадраса и за пять лет трудов в этой должности приобрел 800 000 фунтов стерлингов. При жаловании пятьсот фунтов в год… Такой вот капитан и джентльмен. Английский дворянин восемнадцатого века.

Стивенсон при написании «Острова Сокровищ» во многом опирался на «Историю пиратов» Дефо, это видно из простого сравнения фактологии. И джентльмены в романе вполне соответствуют реальным героям эпохи, тому же капитану Макрэ. Но…

Но времена пришли другие. Времена победившего лицемерия – британские джентльмены занимались в колониях тем же, что и век назад – но назвать кошку кошкой уже стеснялись. Книгу с реальными портретами джентльменов восемнадцатого века никто бы в викторианскую эпоху не опубликовал.

Так и появился на свет код Стивенсона, позволяющий вычленить из незамысловатой юношеской истории истинное отношение автора-шотландца к английским джентльменам.

Но ведь Ливси в нашей версии – шотландец? Его-то за что так?

А как именно? Доктору Ливси автор весьма симпатизирует… Мятежник-якобит? – так это в глазах шотландца Стивенсона недостатком не является. У него и в других романах появляются вполне симпатичные якобиты. А вот к сквайру Трелони безжалостны оба – и Стивенсон, и доктор Ливси.

Кстати, говоря о том, что он якобы служил в войсках герцога Кумберлендского, Ливси именует своего якобы начальника полным титулом Его Королевское Высочество принц Кумберлендский (в переводе титул утерян). Горькую иронию этих слов в устах шотландца не понять, не зная хотя бы в кратких чертах биографию принца и герцога…

Итак, господин Кумберлендский, он же Камберлендский и Кемберлендский в разных написаниях. Принц, сын Георга Второго. Полководец, причем крайне неудачливый. Принц был бит под Фонтенуа, проиграл другие битвы Войны за австрийское наследство. На полях сражений Семилетней войны тоже не победил ни разу.

Единственная баталия, в котором ему удалось отличиться – битва при Куллодене 16 апреля 1746 года. Битва с шотландскими якобитами Молодого Претендента, Карла Эдуарда Стюарта…

Герцог Кумберлендский победил в этой битве, воспользовавшись более чем двукратным превосходством в личном составе и подавляющим в количестве артиллерии. И на радостях приказал перебить пленных, в том числе раненых, – чем заслужил прозвища «мясник» и «палач Шотландии».

После того искореняли и усмиряли мятеж с размахом. Вешали ускользнувших с поля боя, сжигали селения, уничтожали скот, заподозренных в сочувствии сотнями ссылали за океан, на Барбадос… Шотландцам запретили носить палаши, и хранить запретили. Не разрешали надевать килты и вообще любую национальную одежду с цветами кланов. Даже волынки запретили…

Резня при Куллодене и всё, что за ней последовало, – страшная, долго кровоточившая рана в англо-шотландских отношениях. Она и сейчас не позабыта, а уж во времена Стивенсона тем более.

Так что доктор Ливси, боровшийся против мясника и палача Шотландии Кумберленда, никак не мог быть для Стивенсона изменником… А вот «канонический» Ливси, служивший под командой мясника… О таком факте в биографии симпатичного персонажа автор-шотландец просто не стал бы упоминать. Эпоха полна войн и сражений, недолго подобрать для биографии героя битву, никак не связанную с именем герцога Кумберлендского.

Хотя отрицательными чертами доктор и наделен, большая авторская симпатия к нему хорошо ощущается. Ну так и Джон Сильвер не ангел с белыми крыльями. Однако и ему автор симпатизирует… Любил Р. Л. Стивенсон своих персонажей, что уж скрывать.

А к персонажам-шотландцам испытывал особую слабость.

* * *

Мы уже не раз вспоминали «Владетеля Баллантре» – самый глубокий, самый трагичный и пронзительный роман Стивенсона.

Центральная аллегория там проста: два главных персонажа, два абсолютно непохожих друг на друга брата символизируют Англию и Шотландию.

«Правильный» брат, лорд Генри – символизирующий Англию – все делает как надо. Он и в гражданской войне выбрал правильную сторону ганноверской династии, и законопослушен, и семьянин отличный, и в делах честен, и вообще… Только навевает персонаж сначала уныние и скуку, а потом – из маленьких черточек, полутонов, намеков – вырастает просто-напросто читательское омерзение и ожидание, что сотворит-таки этот тип в конце концов нечто запредельно мерзкое. Лорд Генри ожидания оправдывает, совершает расчетливое и гнусное братоубийство руками нанятых бандитов.

«Неправильный» брат, Баллантре, – символ Шотландии – мятежник-якобит, авантюрист, играющий в орлянку со смертью, при оказии даже пират. Нарушает слово, и соблазняет чужих жен, и моральными препонами не стеснен… Но обаятельный, черт возьми, симпатичный. Дерется – не раз и не два – за обреченное дело и никогда не сдается, совсем как шотландские горцы под Куллоденом.

Вот, собственно, вся суть отношения Стивенсона к правильным английским джентльменам и к «своим» шотландцам – они, конечно, непутевые, заплутавшие в лабиринтах большой политики, и вляпавшиеся в грязь и кровь в этих блужданиях… Но все же свои.

А с кого брать пример юношам, обдумывающим житьё…

Пусть юноши сами решают.

Глава двадцать вторая

Утро перед битвой

Едва Джим Хокинс успел проснуться, как немедленно оказался в гуще событий: к блокгаузу явился Джон Сильвер под белым флагом. Не капитулировать, естественно, – на переговоры.

В результате Джим был вынужден делать два дела одновременно: участвовать в переговорах в качестве пассивной стороны (проще говоря, слушать беседу Сильвера и капитана) и одновременно страдать от голода, не позавтракав. По этой причине, или по иной, но очень многое Хокинс в переговорах пропустил. Или же не пропустил, но не пожелал сообщать нам по тем или иным причинам.

Лакуны в повествовании Хокинса о переговорах видны невооруженным глазом. Очень уж не состыкованы реплики в разговоре, очень резко и без причин меняется поведение собеседников…

Рассмотрим все по порядку.

«Сильверу было мучительно трудно взбираться по склону холма. На крутизне, среди сыпучего песка и широких пней, он со своим костылем был беспомощен, как корабль на мели. Но он мужественно и молчаливо преодолел весь путь, остановился перед капитаном и отдал ему честь с величайшим изяществом. На нем был его лучший наряд: длинный, до колен, синий кафтан со множеством медных пуговиц и сдвинутая на затылок шляпа, обшитая тонкими кружевами.

– Вот и вы, любезный, – сказал капитан, подняв голову. – Садитесь.

– Пустите меня в дом, капитан, – жалобно попросил Долговязый Джон. – В такое холодное утро, сэр, неохота сидеть на песке».

На первый взгляд странный скачок: Сильвер мужественно преодолевает трудный путь, чтобы тут же жалобно проситься в дом… Пришел к врагам на переговоры – так и общайся с ними достойно и твердо, нечего скулить под дверью, как замерзшая собачонка. Не Арктика, не покрылся бы сосульками Сильвер за недолгий разговор.

Но в этом моменте Хокинс ничего не упустил. Стоит немного поразмыслить, неясность исчезает. Сильвер не просто переговорщик, он еще и разведчик, попасть внутрь блокгауза ему жизненно важно.

Накануне, обстреливая крепость из пушки, Израэль Хендс сумел-таки однажды накрыть сруб прямым попаданием. «Одно ядро пробило у нас крышу и пол», – свидетельствует доктор.

Сильвер должен был оставить наблюдателя, следящего за обстрелом издалека, например с вершины сосны. Глупо тратить в больших количествах боеприпасы и совершенно не интересоваться результатами канонады. Про ядро, угодившее в блокгауз, Долговязый Джон знал.

Удачное попадание вполне могло уменьшить гарнизон на два-три человека. А это дает совсем другой баланс сил, осажденные после таких потерь обороняться толком не смогут и можно прессовать их на переговорах, как душе угодно.

И Сильвер, отложив в сторону гордость, жалобно просится внутрь. Вдруг там пара убитых и тяжелораненый?

Но капитан Долговязого Джона внутрь не пустил, да еще и уселся в дверях, перекрыв проем. Либо Смоллетт вспомнил про угодившее в сруб ядро, либо проявил осторожность на всякий случай.

Сильвер в блокгауз не попал и остался в неведении. На самом деле все целы и невредимы, но главарь мятежников мог о том лишь догадываться.

Одноногий продолжает свои попытки. Он видит Джима и доктора Ливси, тоже подошедших к двери и остановившихся за спиной у капитана. Теперь дверной проем полностью перекрыт, кто еще есть внутри, не разглядеть. Сильвер забрасывает удочку: «Да вы тут все в сборе, словно счастливое семейство, если разрешите так выразиться…»

Ливси и капитан – твердые орешки, но юный Хокинс мог бы и сорваться в ответ на такой пассаж, если бы в блокгаузе и в самом деле оказались убитые ядром.

Опять не выгорело. Хокинс не сорвался и ни в чем пиратов не обвинил.

И тогда Сильвер совершил ошибку… Невольную, вызванную недостатком информации. Поведал о партизанской вылазке Бена Ганна, об убитом в результате пирате. Сильвера можно понять: будь он хоть трижды предусмотрителен, но такое: наличие на острове робинзонящего экс-пирата, готового немедленно обратить оружие против былых коллег, – не предугадать никому. Разве что Ванга-провидица смогла бы предусмотреть подобный вариант.

Сильвер хотел лишь заявить: дисциплину мы подтянем, больше у вас такого не получится. Но попутно дал доктору и Джиму бесценную информацию: Бен Ганн и в самом деле готов им помогать, и уже помог самым реальным и действенным способом; а вечно пьяные мятежники по ночам беззащитны: караулы не помогут, если назначать в них натрескавшихся рому матросов. Все равно задрыхнут.

Капитан Смоллетт не понял ничего. «Все, что говорил Сильвер, было для капитана загадкой», – пишет Хокинс, тем самым подтверждая: мы правильно восстановили события, о Бене Ганне узнали далеко не все осажденные. Иначе капитан тут же сообразил бы, кто заявился под утро в лагерь пиратов.

Затем Сильвер был вынужден озвучить свой вариант: карта в обмен на жизнь, – вслепую, без необходимой предварительной информации. Потому что предлагать такое можно исключительно людям, которых держишь за горло. С чего бы осажденным соглашаться? Пираты не ворвались в блокгауз и не взяли их на прицел. Крепость по меньшей мере нивелирует преимущество врага в численности, припасы пока имеются, есть возможность и желание защищаться…

Нет никаких резонов соглашаться на предложение Сильвера.

Они, резоны, появились бы, если бы ядро Хендса и в самом деле ополовинило гарнизон. Но Сильверу и здесь не повезло. Подарок, полученный накануне от Ливси, исчерпал лимит везения пиратского капитана, Остров Сокровищ надолго стал для Сильвера Островом Невезения.

Далее следует крайне примечательный обмен репликами. Приведем его полностью, он того стоит.

«– Нам нужна ваша карта, вот и все, а лично вам я не желаю ни малейшего зла…

– Перестаньте, любезный, – перебил его капитан, – не на такого напали. Нам в точности известно, каковы были ваши намерения. Но это нас нисколько не тревожит, потому что руки у вас оказались коротки.

Капитан спокойно взглянул на него и стал набивать свою трубку.

– Если Эйб Грей… – начал Сильвер.

– Стоп! – закричал мистер Смоллетт. – Грей ничего мне не говорил, и я ни о чем его не спрашивал. Скажу больше: я с удовольствием взорвал бы на воздух и вас, и его, и весь этот дьявольский остров! Ясно, милейший?

Эта гневная вспышка, видимо, успокоила Сильвера. Он уже начал было сердиться, но теперь сдержался».

В диалоге зияет громадная лакуна. Ну никак не объясняют сказанные слова изменение настроения, причем у обоих собеседников.

С чего так взвился капитан Смоллетт? Только что держал себя с ледяным спокойствием, трубку набивал… И вдруг взвивается, словно осой укушенный, кричит, слюной брызжет, остров взорвать грозится… Что случилось? Что за всплеск беспричинной ярости?

Да и Сильвер демонстрирует нетипичную реакцию. Начал было сердиться, и вспышка капитана по идее должна бы еще больше разозлить пирата… Ан нет, она его успокаивает.

Надо признать, что многоточие после слов Сильвера «Если Эйб Грей…» скрывает нечто большее, чем одну недосказанную фразу. Долговязый Джон ее произнес-таки, и еще несколько фраз добавил.

Но в окончательный вариант мемуара слова Сильвера не попали, и есть основания предположить, что вымарал их Ливси-редактор.

Что же столь провокационное изрек одноногий?

Вызвать ярость капитана он мог самым простым способом: изложить свое видение вчерашних событий.

Если Эйб Грей, мог сказать Сильвер, наплел вам небылиц о том, как мы кровожадно собирались перерезать вам глотки, – то это всего лишь слова одного человека, сэр, никакими делами не подтвержденные. А у меня есть полтора десятка свидетелей, готовых рассказать любому суду, хоть под присягой, хоть под пытками, о ваших поступках, сэр. Что с ними ни делай, они будут твердить одно и тоже: вы покинули корабль, вы дезертировали, вы первыми начали стрелять в безоружных матросов и разбивать им головы во время сна. Если ваших людей допросить поодиночке – что расскажут они? Наверняка ведь, сэр, даже если сговорятся, будут противоречить друг другу в деталях и подробностях… Пушка Хендса? А при чем тут он? Старина Хендс истосковался по любимому делу, и не будем винить его за маленький салют, устроенный в честь прибытия на остров. Или он случайно зацепил кого-то из ваших? Не верю, сэр, чтобы такой опытный канонир… При всем моем уважении, капитан, – извольте предъявить трупы.

Вот что сказал Сильвер. Форма могла быть иной, но содержание сомнений не вызывает.

Удар пришелся не в бровь, а в глаз. Сильвер сказал правду, крайне неприятную для капитана: если дело угодит в суд, придется отвечать за неспровоцированное убийство матросов.

Капитан кричит и грозит взорвать остров лишь потому, что возразить ему нечего.

А Сильвер успокаивается. Собеседник проникся, теперь можно обсуждать новый вариант сделки: карта против жизни и свободы от уголовного преследования.

Дав время капитану выкурить трубку и успокоиться, Сильвер предлагает новые условия. Естественно, вымарав его предыдущие слова, полностью изложить предложенную сделку Ливси не может. В ход идут уже не только редакторские ножницы, приходится вносить отсебятину.

В результате предложение Сильвера приобретает странный и нелепый вид:

«Вы нам даете карту, чтобы мы могли найти сокровища, вы перестаете подстреливать несчастных моряков и разбивать им головы, когда они спят. Если вы согласны на это, мы предлагаем вам на выбор два выхода. Выход первый: погрузив сокровища, мы позволяем вам вернуться на корабль, и я даю вам честное слово, что высажу вас где-нибудь на берег в целости. Если первый выход вам не нравится, так как многие мои матросы издавна точат на вас зубы, вот вам второй: мы оставим вас здесь, на острове. Провизию мы поделим с вами поровну, и я обещаю послать за вами первый же встречный корабль».

Что за ерунда? Эту ахинею серьезный человек всерьез предлагал другим серьезным людям?

Где гарантии? Отсутствие гарантий для кладоискателей на корабле очевидно настолько, что даже виртуальный двойник Сильвера, сочиненный Ливси, это признаёт: не уследить мне за матросиками, прирежут они вас за трех товарищей своих загубленных, как пить дать прирежут…

Прислать первый встречный корабль? Еще смешнее… Допустим, Сильвер человек чести, на свой лад, разумеется. Пиратское слово тверже железа, пират сказал – пират сделал.

Но каким образом Долговязый Джон сдержит слово?

Ситуация: матросики одни, не имея на борту человека, которого можно с успехом выдать за законного капитана, плывут по океану. С полным трюмом золота, между прочим. Встречают корабль. Надо обменяться приветственными сигналами и быстро-быстро плыть свои курсом.

Какое-либо общение с капитаном встречного судна категорически не приветствуется. Не скажешь ведь ему: мы тут капитана своего и прочее начальство на необитаемый остров высадили, заберите их, будьте так любезны… С одной пушкой и с малочисленным экипажем такая просьба может обернуться скверно.

И соврать-то толком нельзя… Первый встречный вопрос: отчего сами-то людей с острова не забрали? – и ответить нечего.

Эти соображения ясны всем и сразу. Капитан всё понимает. Сильвер всё понимает. И глупое условие сделки придумал не он, – Ливси, с меньшей вероятностью Хокинс. Но никак не Сильвер.

С тем, что Сильвер не говорил и не мог сказать, всё понятно. Интересно другое: что он на самом деле сказал? Предложил сочинить в качестве гарантии некий документ, снимающий с кладоискателей ответственность за начатую бойню? Грамотные матросы, распишутся, неграмотные крестики поставят… Может быть… Хотя и без документа можно обойтись. Получив и поделив золото Флинта, пиратам в суд обращаться уже не с руки.

Но вот вопрос: не предложил ли одноногий кое-что еще? Он ведь пришел договариваться всерьез. И мог выложить на стол переговоров убойный козырь. Предложить поделить не только провизию, но и золото. Пополам.

Выход, всех устраивающий.

Сильверу не надо гнать людей под пули, исчезает риск уничтожения карты противниками в последний момент.

Кладоискателям тоже не надо вступать в схватку, чреватую неизбежными потерями, можно получить половину золота и продуктов, – и спокойно дожидаться спасательную экспедицию.

Конечно, и те, и другие получат вдвое меньше, чем рассчитывали. Но и половина сокровища Флинта – золото на огромную сумму. Не лучше ли взять половину, чем пытаться захватить все, рискуя свернуть себе шею?

Гарантии продумать не проблема – шесть тонн золота не схватишь и тут же с ними не убежишь (не уплывешь на «Испаньоле»).

Характерный момент – в конце своей тирады Сильвер повышает голос и говорит: «Надеюсь, все ваши люди тут в доме слышат мои слова, ибо сказанное одному – сказано для всех». Все логично, сквайр Трелони – главный пайщик концессии, и ему неплохо бы слышать такие предложения из первых уст.

Но в обратную сторону принцип почему-то не работает… Сильвер пришел на переговоры не один, в сопровождении пирата с белым флагом. Почему тот не стоит рядом в ходе переговоров? Почему вожак оставил его за частоколом?

Под конец уцелевшие пираты будут обвинять Сильвера в двойной игре, в переговорах, которые он вел за их спинами с врагами. Вполне обоснованное обвинение, и начались эти переговоры в утро битвы при блокгаузе.

Пожалуй, и двойная игра началась тогда же…

Иначе свидетель Сильверу не помешал бы: вот, ребята, Чарли подтвердит, о чем мы там толковали со стрекулистами тонконогими.

Но Чарли, или как там его еще звали, остался за частоколом. Между прочим, защитники крепости не требовали, чтобы Сильвер подошел к ним непременно один, поскольку двое безоружных опасности для семерых вооруженных не представляют. Чуть дернутся – и врагов станет на двое меньше, только и всего.

Однако Сильвер ковыляет наверх один. По рыхлому песку, с огромным трудом… Что бы Чарли ему не помочь, не подставить плечо?

Не помог. Не нужен Сильверу свидетель.

Можно предположить, что в пиратском коллективе единства мнений не наблюдалось: максималисты во главе с Джобом Эндерсоном желали получить всё до последнего пенса, а также всенепременно перерезать глотки стрекулистам.

И Сильвер делал смелые предложения на свой страх и риск.

Как бы он их тогда реализовал? Получил бы, допустим, немедленное согласие концессионеров, – и что?

Не срастается… Не вытанцовывается…

Должен был Долговязый Джон добавить что-то еще… Как-то дать понять, хотя бы намеком: есть тут у меня чугунные головы, которым очень хочется вашей крови. Но мы ведь, если договоримся, сумеем их вразумить? Они рвутся в драку, и я не буду им мешать, – но у вас ведь найдется, чем их встретить?

Предположение о подобном намеке Сильвера достаточно смелое. Доказать его сейчас затруднительно. Оставим нашу догадку пока в ранге гипотезы. Если последующие события можно объяснить без нее, гипотеза отправится в мусорную корзину. Ни к чему плодить лишние сущности.

Ответ на предложение Сильвера капитан дает немедленно. Не просто отказывается, но делает это в крайне грубой форме. Производит, как сам позже выразился, залп всем бортом:

«А теперь послушайте меня. Если вы все придете ко мне сюда безоружные поодиночке, я обязуюсь заковать вас в кандалы, отвезти в Англию и предать справедливому суду. Но если вы не явитесь, то помните, что зовут меня Александр Смоллетт, что я стою под этим флагом и что я всех отправлю к дьяволу. Сокровищ вам не найти. Уплыть на корабле вам не удастся: никто из вас не умеет управлять кораблем. Сражаться вы тоже не мастера: против одного Грея было пятеро ваших, и он ушел от всех. Вы крепко сели на мель, капитан Сильвер, и не скоро сойдете с нее. Это последнее доброе слово, которое вы слышите от меня. А при следующей встрече я всажу пулю вам в спину. Убирайтесь же, любезный! Поторапливайтесь!»

Насчет суда Смоллетт погорячился… В суд в его положении лучше не соваться. И пуля в спину – не в лоб, не в грудь – какая-то не очень джентльменская угроза. Это скорее намек: не рассчитывай на своих пьяных часовых – захотим, всех перестреляем спящими. Без всякого джентльменства.

Однако если Сильвер и в самом деле предложил поделить золото, почему Смоллетт выдал столь резкую отповедь? Почему не взял срок на раздумья? Предложение заслуживало по меньшей мере серьезного обсуждения.

Но задумаемся: а какое дело Смоллетту до зарытого на острове золота? И до карты Бонса?

Нет ему до них дела. Золото и карта – проблема в основном Трелони. А капитан наемный работник. За жалованье трудится. Деньги-то ему Трелони заплатит, если оба доживут до дня выдачи зарплаты. Но дело уже не только в деньгах… Сильвер сейчас нанес удар ниже пояса – пригрозил, что если дело дойдет до суда, мало капитану и остальным не покажется… И чем бы ни закончился суд, репутации Смоллетта придет пушистое арктическое животное по имени песец. И карьере тоже. Кто же доверит корабль человеку, имеющему обыкновение ни с того, ни с сего открывать пальбу по собственным матросам?

На золото Смоллетту в данной ситуации наплевать. Его цель – взбесить Сильвера, спровоцировать его на атаку, на немедленное нападение. Пусть наконец пираты сделают хоть что-то, подтверждающее их пиратский статус!

К тому же, как бы капитан ни был разозлен, о проблеме продовольствия забывать не следовало. День прибытия сменился следующим, – и восьмидневный запас превратился в семидневный. Лучше спровоцировать нападение сейчас, пока защитники крепости не начали голодать.

У Ливси наверняка имелось другое мнение о предложениях Сильвера… В тот момент он сильно пожалел, что доверил вести переговоры капитану. Но затевать склоку при пиратском главаре не рискнул. И, наверное, подумал: надо бы пересмотреть список участников концессии. Кооптировать в него капитана Смоллетта. Так для всех будет значительно лучше.

Залп всем бортом достиг цели: разозленный Сильвер удалился, напоследок пообещав организовать здесь кучу трупов и прочих неприятностей.

Но вот что интересно: капитан сидел в дверном проеме, Ливси и Хокинс стояли у него за спиной. Мог ли Ливси каким-то образом – жестом, мимикой – намекнуть Сильверу, что мнение капитана здесь не единственное? Намекнуть так, чтобы не заметил капитан и тем более Трелони?

Мог.

Мы не будем утверждать, что такой намек имел место. Просто отметим для себя, что возможность намекнуть у Ливси была.

После ухода Сильвера разыгрался скандал в благородном семействе. Хокинс передает его в крайне усеченном виде:

«Впервые увидели мы, как капитан сердится.

– По местам! – проревел он.

Мы кинулись к бойницам».

Рев Смоллетта Джим объясняет незамысловато: дескать, капитан обрушился на осажденных за то, что они побросали свои посты у бойниц.

Да, они побросали. Да, он обрушился. Но побросали не из любопытства, не из желания поглазеть на Сильвера. Что, сквайр своего судового повара не видел? А слушать речи одноногого можно было и не отходя от бойниц, не так уж велик сруб, чтобы не расслышать слова, произнесенные у входа.

Защитники блокгауза покинули свои посты, отвлекшись на скандал. Зачинщиком выступил сквайр Трелони. Пора бы ему как-то проявить себя – мужчина вспыльчивый, своевольный, надменный… Вчера был в шоке, но сколько же можно в нем оставаться? От командования оттерли, помыкают, жизненно важные переговоры ведут без участия главы экспедиции… К тому же в то утро сквайр наверняка страдал похмельным синдромом, что настроения ему не улучшало.

Короче говоря, Трелони начал высказывать свое возмущение. Весьма резко. Что, черт возьми, происходит? Кто тут главный? Кто дал право капитану, прогадившему свой корабль, командовать на суше? А ты кто такой? Доктор? Так лечи людей, трубка клистирная, не лезь в начальники!

Джойс и Хантер, видя такое дело, немедленно присоединились к сквайру. А поскольку с мушкетами в руках стояли у бойниц – с мушкетами и присоединились. Учитывая, что их оппоненты тоже все были при оружии, ситуация назревала тревожная. Когда в руках заряженные стволы и пальцы лежат неподалеку от спусковых крючков – лучше не повышать голос в спорах. Лучше их вообще не затевать.

Тут-то Смоллетт и взорвался, и выдал сестрам по серьгам. Он не стал втягиваться в споры, кто тут начальник, а кто не очень. Проревел: совсем сдурели? Пираты вот-вот нападут, а вы тут права качать вздумали? Старшинством меряться? После разберетесь, а сейчас живо на посты, с-суки!

Решительность и привычка командовать сделали свое дело. Да и логика в словах капитана была железная. Конфликт никуда не исчез, но разрешение его до поры отложилось.

Ливси встал на свой пост у двери. Время шло, ничего не происходило. Пираты не нападали. Мысли поневоле сворачивали на столкновение со сквайром… Дело даже не столько в Трелони – не понравились доктору Джойс и Хантер, без малейших колебаний направившие мушкеты на остальных кладоискателей.

Абсолютно не понравились…

Глава двадцать третья

Битва при блокгаузе

По правилам хорошего академического тона, описывая сражение, необходимо для начала осветить диспозицию и силы сторон.

Соотношение сил нам и без того известно: четырнадцать человек против семерых. Военная теория не рекомендует нападать при таком перевесе на засевшего в укреплении противника, тем более держащегося настороже и готового к обороне. Три к одному, как минимум, – тогда появляются шансы на викторию. Практика, как известно, не всегда подтверждает теорию, но в данном конкретном случае вполне подтвердила. Однако не будем опережать события.

Диспозиция тоже ясна – все осаждающие в лесу, снаружи частокола, все осажденные – внутри сруба.

На срубе остановимся чуть подробнее… Сказано о нем и Ливси, и Хокинсом достаточно много, надо лишь свести обрывочные упоминания воедино.

Сруб – прямоугольное здание размерами примерно шесть на три метра (точные размеры не указаны, а приблизительные можно вычислить, исходя из числа бойниц и оптимального расстояния между ними: пробить отверстия для стрельбы слишком часто – стрелки будут мешать друг другу; пробивать слишком редко нет резона, – зачем снижать огневую мощь укрепления, если недостатка в людях Флинт не испытывал?).

Длинные стены обращены к северу и к югу, короткие – к востоку и западу. В южной стене имеется дверной проем и две бойницы с двух сторон от него; самой двери нет, не иначе как снял с петель и утащил Бен Ганн – да и бог-то с ней, все равно бы петли намертво приржавели.

В остальных стенах – только бойницы: в северной пять, в восточной и западной по две. Плюс квадратное отверстие в крыше, для выхода дыма. Плюс два нештатных отверстия (одно в полу, другое в крыше), пробитых ядром Израэля Хендса.

Надо заметить, что даже несмотря на дополнительную вентиляцию, появившуюся трудами Хендса, дым уходил из блокгауза крайне медленно – первая попытка приготовить внутри ужин стала и последней, очаг вынесли на улицу.

Блокгауз приподнят над холмом – не понять, на сваях или на в